Book: Артиллерия



Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Введение

"Артиллерия – бог войны", – так сказал И. В. Сталин, определяй значение артиллерии в современной войне и подчеркивая могущество артиллерийского огня.


Велика сила артиллерии Советской Армии и огромны ее заслуги перед нашей Родиной. Когда враги нападали на священные рубежи Советской страны, наша артиллерия вместе с другими родами войск Советской Армии беспощадно громила врагов; так было в годы гражданской войны, в районе озера Хасан в 1938 году, на реке Халхин–Гол летом 1939 года, на Карельском перешейке зимой 1939/40 года. Советская артиллерия, оснащенная первоклассной техникой, созданной трудом советских людей в годы социалистического строительства, стала грозной силой, стоящей на страже мира и государственных интересов нашей Родины.


Особенно ярко проявила советская артиллерия свое могущество в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов против немецко–фашистских захватчиков.


На поля сражений Великой Отечественной войны советская артиллерия вышла могучей и многочисленной. Она сразу же получила перевес над артиллерией гитлеровской армии и удерживала свое превосходство до конца войны.


Наша артиллерия преграждала путь врагу, когда советские войска оборонялись против гитлеровцев, вероломно и внезапно напавших на нашу страну. Артиллерия помогла Советской Армии остановить продвижение гитлеровских полчищ на подступах к Ленинграду и Москве.


Артиллерия прокладывала путь сквозь вражеские укрепления нашим танкам и пехоте в наступательных боях. Артиллерия обеспечила Советской Армии разгром фашистских войск в боях под Москвой и Ленинградом, под Сталинградом и Курском, под Харьковом и Киевом, под Витебском и Минском, под Варшавой и Сандомиром, в Восточной Пруссии и Силезии, в Будапеште и в Берлине и во многих других сражениях.


Учитывая большие заслуги советской артиллерии, Правительство Советского Союза установило праздник – "День артиллерии". Празднуют его каждый год 19 ноября.


В приказе Верховного Главнокомандующего, отданном в День артиллерии 19 ноября 1944 года, говорилось:


"Вся страна отмечает сегодня великое значение артиллерии, как главной ударной силы Красной Армии.


Всем известно, что советская артиллерия добилась полного господства на поле боя над артиллерией врага, что в многочисленных боях с врагом советские артиллеристы и миномётчики покрыли себя неувядаемой славой исключительного мужества и героизма, а командиры и начальники показали высокое искусство управления огнём.


Это такой успех, которым может по праву гордиться наша страна".


Почему советский народ празднует День артиллерии 19 ноября?


В 1942 году именно в этот день под Сталинградом началось наступление советских войск, длившееся семьдесят шесть дней. Важную роль в великом сталинградском сражении сыграла советская артиллерия: это она разгромила вражеские укрепления и тем проложила дорогу нашим танкам и пехоте, которые железным кольцом окружили гитлеровских захватчиков под Сталинградом; это она отразила своим огнем бесчисленные атаки вражеских танков, которые старались разорвать кольцо окружения, причем были истреблены главным образом огнем артиллерии тысячи вражеских танков и десятки тысяч гитлеровских солдат и офицеров.


Вот как это произошло.


Стояла поздняя осень 1942 года.


На улицах разрушенного Сталинграда шли ожесточенные бои, начавшиеся еще в сентябре. Гитлеровцы несли ежедневно огромные потери, но все еще продолжали попытки наступать и не теряли надежды на то, что в конце концов им удастся сбросить в Волгу стойких защитников города.


А на огромных просторах сталинградских степей к северо–западу и к югу от города, на фронте протяжением в несколько сотен километров, наступило относительное затишье: обе стороны вели беспокоящий огонь и предпринимали разведывательные поиски.


Утро 19 ноября 1942 года в сталинградской степи было хмурым и пасмурным. Накануне моросил дождь, перемежаясь с мокрым снегом.


Ночью подморозило.


Стояла предрассветная тишина.


Наблюдатели в траншеях гитлеровцев, зябко кутаясь в шинели и стараясь отогреть закоченевшие пальцы, тревожно вглядывались в серую мглу: в последние дни советские разведчики не раз, пользуясь темнотой, неслышно подползали к сонным гитлеровским наблюдателям, внезапно набрасывались на них и волокли в свои траншеи. На фронте это называлось: "добыть языка".


Но на этот раз в предутренние часы советские разведчики не появлялись. Лишь изредка слышались одиночные выстрелы или короткие автоматные очереди.


Вдруг наблюдатели услышали резкие звуки летящих артиллерийских снарядов. Эти звуки возникли где–то позади передовых советских окопов и, разрастаясь, ширясь и делаясь все более грозными, приближались к траншеям гитлеровцев. Сомнений быть не могло: это советская артиллерия открыла огонь сразу из многих орудий.


Недолго пришлось раздумывать вражеским наблюдателям над тем, куда стреляют советские артиллеристы; прошло несколько секунд, и свист летящих снарядов и мин уже сменился грозными ударами и оглушительным грохотом: в траншеях, перед траншеями и за ними, в ходах сообщения, соединявших траншеи с тылом, начали рваться советские снаряды.


Еще .через несколько секунд уже нельзя было различить ни звуков приближающихся снарядов, ни звуков разрывов: все слилось в сплошной оглушительный гул и грохот, из–за которого не было слышно человеческого голоса. Многие гитлеровцы были убиты и ранены в первые же секунды огневого налета советской артиллерии; уцелевшие лежали теперь на дне своих траншей, не смея поднять головы. А гул и грохот .не смолкали. По временам, когда снаряды советской артиллерии попадали в блиндажи и землянки, в воздух взлетали бревна, жерди, камни и комья земли. Бесчисленные осколки снарядов и мин с грозным воем беспрерывно проносились над траншеями.


Скоро все поле затянулось густым, едким дымом от разрывов десятков тысяч снарядов и мин.


Некоторые вражеские батареи попытались было отвечать на огонь советской артиллерии, но артиллерийские наблюдатели гитлеровцев не видели целей и стреляли наудачу, а возле "их орудий рвались снаряды советской артиллерии, поражая осколками солдат и офицеров и нанося повреждения орудиям. Сопротивляться этой неодолимой силе было бесполезно, и вражеские батареи вскоре замолкли.


Гитлеровские генералы, находившиеся в своих штабах, пытались узнать, что делается в их войсках, но связь была нарушена, потому что телефонные провода были перебиты, радиостанции повреждены. Командиры войсковых частей, находившиеся на командных пунктах, не имели возможности передать свои распоряжения и донесения. В штабах понимали, что положение войск очень тяжелое. Немецко–фашистское командование пыталось принять кое–какие меры и подвести резервы, но попытки эти не давали результатов: связь не работала, деятельность штабов была нарушена огнем советской артиллерии, а резервы были рассеяны бомбовыми ударами советской авиации.


От попаданий артиллерийских снарядов и авиационных бомб один за другим взлетали на воздух вражеские склады боеприпасов. Возобновить же запасы в войсках, подвозя им боеприпасы из тыла, тоже не удавалось, потому что огонь советской артиллерии перекрыл все дороги.


Но вот полоса дыма и грохота начала медленно сползать с первой, а затем и со второй траншеи, уходя вдаль, в глубину расположения немецко–фашистских войск, и из рассеивающегося дыма вдруг появились грозные очертания советских танков и силуэты советских стрелков с автоматами в руках.


Уцелевшие вражеские солдаты, оглушенные грохотом разрывов и охваченные ужасом, уже не думали сопротивляться; они поднимали руки вверх, умоляя об одном – сохранить им жизнь.


Советские танки и пехота быстро продвигались в глубину обороны противника, к огневым позициям его артиллерии, к его штабам и узлам связи. Вместе с ними двигались по полю легкие артиллерийские орудия.


А в глубину расположения вражеских войск уже неслись самолеты советской авиации, сея в стане врагов ужас и смерть.


Так началось великое наступление советских войск под Сталинградом.


На пятый день боев, 24 ноября, советские войска, наступавшие с северо–запада, из района города Серафимович и станицы Клегская, встретились в районе города Калач с войсками, наступавшими из района южнее Сталинграда, от Красноармейска. Кольцо окружения было замкнуто, и в этом кольце оказались двадцать две отборные дивизии и одна бригада немецко–фашистских войск – всего более трехсот тридцати тысяч гитлеровцев с огромным количеством боевой техники.


Потребовалось еще много упорных боев, чтобы сжать кольцо окружения и отразить атаки крупных немецко–фашистских сил, пытавшихся извне прийти на помощь окруженным войскам.


10 января 1943 года начался новый этап сражения: теперь усилия советских войск были направлены на то, чтобы разбить на части окруженную группировку гитлеровских войск и разгромить ее по частям.


Наконец 2 февраля остатки гитлеровцев во главе с генерал–фельдмаршалом фон–Паулюсом, убедившись в бесполезности дальнейшего сопротивления, сдались.


На всех этапах великой Сталинградской битвы советская артиллерия прокладывала путь своим танкам и пехоте, отражала контратаки вражеских танков и пехоты, громила укрепления врага, подавляла волю к сопротивлению его солдат и офицеров. Ее искусные боевые действия были залогом победы советских войск.


Сталинградское сражение подорвало силы гитлеровской армии. Она не сумела больше оправиться после такого поражения. В Великой Отечественной войне наступил перелом в нашу пользу. Сталинградская битва предвещала закат немецко–фашистской армии.


После Сталинградской битвы и до полного разгрома гитлеровской Германии Советская Армия провела ряд наступательных операций, которые по своим масштабам значительно превосходили все то, что знала мировая история. Вражеские войска терпели неслыханные поражения на земле и в воздухе. Советская авиация добилась господства в воздухе и оказывала наземным войскам большую поддержку. Наши бронетанковые и механизированные соединения совершали глубокие прорывы вражеского фронта и уничтожали живую силу и огневые средства противника.


Мощным тараном, прокладывавшим путь наземным войскам, являлась советская артиллерия. Увязывая свои боевые действия с действиями других родов войск, наша артиллерия сокрушала все препятствия на пути движения героической советской пехоты и стремительно атакующих советских танков. Под ударами советской артиллерии падали самые сильные вражеские укрепления.


Советские артиллеристы с честью и достоинством выполнили свой, долг перед Родиной. Они пронесли свою боевую славу по полям сражений и завершили войну участием в исторической битве за Берлин. Велико было значение нашей артиллерии и в разгроме японских милитаристов.


Своими успехами советская артиллерия обязана Коммунистической партии Советского Союза и Советскому Правительству, которые всегда уделяли исключительное внимание совершенствованию артиллерийского вооружения, обучению и воспитанию артиллерийских кадров, использованию новых форм боевого применения артиллерии.


Высоко оценило Советское Правительство мужество и мастерства наших артиллеристов в Великой Отечественной войне: более полутора тысяч артиллеристов получили самую высокую награду – звание Героя Советского Союза, сотни тысяч артиллеристов награждены за свои подвиги орденами и медалями.


Но советским артиллеристам не свойственно зазнаваться, переоценивать свои успехи и успокаиваться на достигнутом.


Наши артиллеристы руководствуются указаниями Коммунистической партии о том, что в военном деле нельзя стоять на месте, что надо настойчиво повышать качество боевой и политической подготовки, крепить мощь Вооруженных Сил Советского Союза.


Генералы, офицеры, сержанты й солдаты артиллерии Советской Армии в мирных условиях используют боевой опыт Великой Отечественной войны, добросовестно изучают послевоенные достижения советской военной науки, уставы и наставления Советской Армии и из года в год совершенствуют свои знания, умение и мастерство.


Личный состав артиллерии неуклонно повышает свои политические знания, воспитывает в себе твердую волю, мужество и беспредельную преданность Коммунистической партии и Советскому Правительству.


Так, благодаря исключительному вниманию и руководству Коммунистической партии и Советского Правительства артиллерия выросла в могучую силу, которая стала грозой для врагов Советского Союза.


Но не сразу достигла наша артиллерия такой невиданной мощи. Понадобились века упорной работы многих поколений артиллеристов, прежде чем советская артиллерия стала таким грозным оружием. Наибольших успехов в своем развитии наша отечественная артиллерия достигла за последние три десятка лет – в годы Советской власти.


В этой книге мы расскажем вам о славном историческом прошлом .нашей артиллерии, о ее вооружении и разнообразных приемах стрельбы, о доблести и геройстве советских артиллеристов в боях за свободу и независимость нашей Родины.

Артиллерия
Артиллерия


Глава 1. По страницам истории

Если мы с вами заглянем в историю, то увидим, какую важную роль во всех войнах играла артиллерия.

И. Сталин

"Артиллерия" древности

Уже более двух тысяч лет тому назад существовали метательные машины – предки современных орудий. Но они были так громоздки, что применяли их главным образом при осаде и обороне крепостей. А крепостями были в те времена города, окруженные высокими и толстыми каменными стенами и глубокими рвами.


Осажденные запирались в городе. Осаждающие, приблизившись к городу–крепости, пытались взять город приступом. Часто шли на приступ ночью, чтобы, пользуясь темнотой, незаметно взобраться на стены города и внезапно напасть на осажденных.


Воины, идя на приступ, несли с собою длинные лестницы, приставляли их к стенам и карабкались по ним вверх.


Если осажденные были бдительны, приступ чаще всего не удавался; осажденные обладали большим преимуществом: они могли поражать штурмующих, сами оставаясь за прикрытием – под защитой зубцов стены. Пока штурмующие взбирались по лестницам, осажденные, не теряя времени, забрасывали их камнями, засыпали стрелами и копьями, лили на них кипяток и расплавленную смолу. Кто все же достигал верха стены, тех встречали мечами, сталкивали вниз.


Иногда осаждающий повторял приступ. Но нередко потери бывали так велики, что полководец нападающей стороны не решался повторить приступ. И в самом деле, при тогдашних средствах нападения каменные стены делали город почти неуязвимым: пока они были целы, никакая, даже самая большая и храбрая армия не могла овладеть городом. Поэтому чаще всего нападающая сторона принимала решение перейти к осаде: проделать в стенах бреши и прорваться в город сквозь образовавшиеся проломы. Только в этом случае можно было овладеть городом.


Мечами и копьями стен не пробить. Для этого требовались специальные машины. В продолжение многих дней подтягивали нападающие к осажденному городу свой обоз – вереницу возов, нагруженных бревнами и другими строительными материалами или частями метательных машин, которые из–за их громоздкости приходилось перевозить в разобранном виде. Затем принимались за работу плотники. Немало дней уходило на постройку или сборку метательных машин.


Потом, когда машины были подготовлены, у каждой из них становилось по нескольку воинов. Они подготовляли машину к действию. После долгой утомительной работы машины, наконец, были готовы. Каждая машина бросала бревно или тяжелую каменную глыбу весом 40–50 килограммов. То камни, то бревна летели к осажденному городу. С силой ударялись они в городскую стену, отбивали от нее кусок за куском. Иные камни, просвистев над стеной, залетали в город. Там они пробивали крыши домов, убивали людей.


Что же это были за метательные машины? Как они были устроены?


Метательную машину древности можно сравнить с рогаткой – той самой рогаткой, с помощью которой дети бросают для забавы камешки. Но старинная "рогатка" была так велика, что бревна для постройки только одной машины подвозили на многих возах. Вместо раздвоенной палочки детской рогатки ставились крепкие, окованные железом, врытые в землю столбы. С помощью ворота воины оттягивали толстый канат, прикрепленный к тяжелой деревянной колодке. Колодка тянула за собой другой канат, крепко привязанный к двум кольям. А эти колья были продеты в пучки туго скрученных упругих воловьих кишок или жил.


Колодку "рогатки", оттянув, закрепляли крюком и затем "заряжали" тяжелым камнем или бревном (рис. 1); потом вытягивали задержку.

Артиллерия

Рис. 1. Осадная баллиста готовится к выстрелу


Туго закрученные упругие пучки воловьих кишок мгновенно раскручивались, поворачивая продетые в них колья. При этом канат тянул колодку вперед, а она с силой толкала камень или бревно, и этот "снаряд" летел метров на 200–300.


Такова была баллиста – осадная машина древности. Ее применяли еще ассирийцы, а за ними греки, римляне и другие народы древности.


Существовали осадные машины и другого типа – катапульты. Основанием этой машины служила рама из толстых окованных бревен. Две толстые стойки с перекладиной напоминали ворота. Нижний конец бревна, служившего рычагом для бросания тяжелых камней, был продет сквозь туго скрученные канаты из воловьих кишок.

Артиллерия

Рис. 2. Выстрел из катапульты


Верхний конец рычага был выдолблен наподобие ложки.


При помощи ворота рычаг пригибали к самой земле, "заряжали" камнем и потом отпускали; упругие канаты мгновенно раскручивались, поворачивая при этом рычаг. Верхний конец рычага быстро поднимался и ударялся с большой силой о крепкую перекладину, – из "ложки" вылетал каменный снаряд (рис. 2). Сила толчка была так велика, что камень пролетал несколько сот метров.


Пока шла "бомбардировка", осаждающие подвозили к городской стене кучи земли и засыпали ров перед городом. Осажденные сбрасывали со стены на головы работающих камни и лили на них сверху расплавленную смолу; но нападающие укрывались в специально сооруженных сараях на колесах и в длинных прикрытых бревнами канавах и не прерывали работы. Рано или поздно нападающим удавалось устроить насыпь метров сто в длину, метров двадцать в ширину. Долго, выбиваясь из сил, на катках тащили воины и рабы по насыпи громадные осадные башни. В каждой башне было от пяти до восьми этажей.


Едва башня подходила вплотную к городской стене, как воины, находившиеся в нижнем этаже башни, начинали раскачивать тяжелое бревно; висевшее на цепях, и, раскачав, с силой ударяли о стену тяжелым металлическим наконечником, .надетым на бревно.

Артиллерия

Рис. 3. Осадная башня подошла к стенам города. В нижнем этаже башни воины раскачивают таран и долбят им стену. Справа вверху показано, как на верхней площадке осадной башни работают легкие катапульты и баллисты, прогоняя со стен защитников осажденного города


Так начинал свою работу таран. Он должен был долбить стену до тех пор, пока не пробьет ее насквозь.


Осажденные пытались поджечь осадные башни, поливая их со стен города горящей смолой. Иногда им это удавалось. И тогда осаждающим приходилось строить новые осадные башни. Впрочем, в древние времена умели предохранять осадную башню от уничтожения ее огнем: башню обивали с трех сторон листами железа или меди, и тогда зажечь ее было очень трудно. Кроме того, на верхних площадках башен стоял" легкие баллисты и катапульты – маленькие копии своих тяжелых "сестер" (рис. 3). Эта "легкая артиллерия" обстреливала внутреннюю часть осажденного города.


Такая осада тянулась обычно неделями, а то и месяцами. Жизнь в городе становилась невыносимой: один за другим летели камни и разрушали дома; жители города испытывали лишения из–за недостатка продовольствия; нередко осаждающие строили плотины, чтобы отвести воду от осажденного города.


Тем временем городская стена постепенно поддавалась под ударами таранов.


Наконец, полководец нападающей стороны назначал решительный штурм. К этому времени подготовляли новый сюрприз: оставляя за собой дымный след, в город неслись выброшенные катапультами пылающие бочонки со смолой – "зажигательные снаряды" древности, – и в довершение всех бед в осажденном городе начинался пожар.


Следующие залпы осыпали город сотнями тяжелых камней. И в это время осаждающие с громкими криками бросались на штурм, лезли на стены города с осадных башен и по штурмовым лестницам.


И если осажденные не выдерживали, то нападающие овладевали городом. Впрочем, бой продолжался обычно еще и внутри города: его жители знали, что их ожидает рабство или смерть, и старались подороже продать свою свободу или жизнь.


Метательные машины применялись и в древней Руси. Известно, например, что киевский великий князь Олег применил метательные машины в 907 году при взятии Царьграда, а великий князь Святослав в 971 году отражал стрелами и камнями метательных машин неоднократные атаки греков, стремившихся приступом взять город Доростол (ныне болгарский город Силистра на Дунае).

"Гремящий самопал"

Прошло много столетий, прежде чем изменились приемы осады и обороны крепостей. XIV век принес новшества в этом деле. В этом веке впервые на стенах города появилась невиданная машина: не было у этой машины ни лебедки, ни тяжелых рычагов; не возились над ее постройкой десятки плотников. Длинная труба, подставка – вот и вся машина (рис. 4). В трубу что–то закладывали. Потом к трубе подходил человек–только один человек! Он не натягивал никаких канатов; он подносил к трубе раскаленный железный прут, – и вдруг раздавался гром, из трубы вылетали пламя и дым, а в наступающих летело железное ядро.


"Не иначе, как колдовство, – в смятении думали суеверные люди: – что же толкает ядро, если нет в машине никаких рычагов? Наверное, дьявол! Ну, а как же бороться с силой дьявола?!"

Артиллерия

Рис. 4. Арабская модфа – одно из первых огнестрельных орудий – готова к выстрелу; при помощи раскаленного прута мастер производит выстрел


И солдаты, впервые встречавшиеся с новым оружием, в ужасе спасались бегством. Бывали случаи, которые нам кажутся смешными. Например, при осаде испанцами города Альхезираса, которым в то время владели арабы, католические священники молитвой пытались прогнать "нечистую силу" со стен города, махали крестом на городские стены, кропили их "святой водой", и только после этого испанские солдаты решились вновь пойти на приступ. Но "нечистая сила" не побоялась молитвы и креста. Снова к машинам подошли "колдуны", каждый из них поднес к трубе раскаленный железный прут, опять из труб с громом вырвались дым и огонь, в нападающих полетели ядра и убили кое–кого из испанских солдат. Бороться с неведомой силой испанцы не решились: королевские солдаты отступили от города, и больше никакая сила не могла заставить их вновь идти на приступ.


После этого случая распространились по Европе тревожные вести о "неведомой силе, которая с шумом и громом, с дымом и огнем бросает ядра, не знает пощады и не боится даже креста". Католическая церковь поспешила публично проклясть это новое "дьявольское" оружие.


Но купцы – бывалые люди, объездившие много стран, – объясняли своим согражданам: нет здесь никакой дьявольщины; уже давно известно китайцам, что если смешать селитру с углем и к смеси поднести огонь, то смесь вспыхнет и быстро сгорит, дав много дыма; китайцы издавна изготовляют эту смесь и сжигают ее по праздникам для потехи, а воинственные арабы заперли взрывчатую смесь в трубу и заставили ее работать на войне – толкать ядро.


Мало–помалу начали осваивать новое оружие и европейские мастера.

Оружие, опасное для своих войск

Но еще долгое время новое оружие оставалось очень несовершенным. Когда приступали к осаде города, то наряду с огнестрельными орудиями подвозили к. стенам и старые, знакомые с древних времен

Артиллерия

Рис. 5. Фрондибола готовится перебросить в осажденный город свой "снаряд"


метательные машины. Например, в XV веке можно было наблюдать при осаде города такое зрелище.


Неподалеку от стены осажденного города стоит неуклюжая метательная машина "фрондибола" (рис. 5). Она похожа на журавль деревенского колодца. На коротком плече "журавля" – тяжелый груз. Долго трудятся несколько человек, чтобы поднять его как можно выше. А на длинном плече в петлю заложен камень. Потом "журавль" отпускают. Груз быстро тянет его короткий конец вниз. Длинное плечо, мгновенно поднявшись, бросает камень круто вверх. Фрондибола была еще более громоздкой и неуклюжей, чем древние катапульты и баллисты; притом она была слабее их и могла бросать камни килограммов в 20 всего–навсего метров на 150.


А неподалеку от фрондиболы стоит огнестрельное орудие – бомбарда (рис. 6). Это – толстая и тяжелая железная труба, сваренная из железных полос и скрепленная набитыми на нее железными обручами. Ствол бомбарды такими же железными полосами прикован к деревянной колоде. Приставное дно трубы имеет углубление. Это углубление заполняют липкой пороховой мякотью. Потом заряжают бомбарду каменным ядром и приставляют к ней дно. Щель между трубой и ее дном замазывают глиной. Затем скрепляют дно бомбарды с трубой при помощи задвижки, а сзади подпирают дно бревнами, чтобы его не вырвало при выстреле. Наконец, вставляют в отверстие дна длинный фитиль и поджигают его раскаленным железным прутом.

Артиллерия

Рис. 6. Заряжание бомбарды


С бомбардами то и дело случались разные "беды": их железные стенки были непрочны. То одна, то другая бомбарда разрывалась; при этом она обжигала, ранила и убивала окружающих.


Воины боялись, сторонились нового оружия. Говорили, что оно опаснее для своих войск, чем для неприятеля. То ли дело старые машины. Правда, нет от них дыма и грома, но к дыму и грому скоро все привыкли, и этим никого уже нельзя было напугать. А работа со старыми машинами была проще и безопаснее.


"Пусть мастера, которые изготовляют такие непрочные бомбарды, сами и стреляют из своих изделий", – говорили воины.


И мастерам приходилось самим возиться со своими детищами: часами наводили они бомбарды, то вынимая, то подкладывая деревянные клинья, чтобы опустить или приподнять ствол. Меркой, а нередко и просто на глаз, отмеривали они заряд пороха, то уменьшая его, то увеличивая.


Наконец, мастер поджигал фитиль, а сам прятался в яму в стороне от орудия.


Это служило сигналом и для осажденных: они тоже прятались за каменные зубцы стены, и ядро не причиняло им большого вреда. Иногда перед выстрелом молились о том, чтобы выстрел произошел благополучно и орудие не разорвалось.


В 1453 году, когда турки осаждали Византию, гордостью турецкого лагеря была большая мортира; она выбрасывала каменные ядра весом по 400 килограммов.


Падая с большой скоростью, это тяжелое ядро наполовину уходило в землю. Но стрелять часто такими ядрами было невозможно: возни с мортирой было так много, что она делала только семь выстрелов в сутки. Наконец, ее разорвало. Ко дню приступа турки остались при одних старых метательных машинах; почти все их огнестрельные орудия разорвались. Приступ велся по–старому: тысячи людей карабкались на стены. Но у турок было 50 воинов на одного византийца, и это решило исход дела. Византия была взята.


Не лучше, чем у турок, шло дело с новым оружием и у народов Западной Европы. Казалось, огнестрельные орудия, такие непрочные и капризные, не выдержат соперничества со старыми. Ведь безопасные в обращении машины с противовесом бросают камни ничуть не хуже, чем бомбарды.


Среди полководцев шли споры, какие орудия лучше: старые или новые. И большинство склонялось к тому, что лучше старые.


Но в 1494 году произошло событие, которое положило конец спорам. Молодой французский король Карл VIII готовился к походу в Италию, чтобы заявить свои наследственные права на Неаполь. Права надо было подкрепить силой. И Карл собрал при своем тридцатитысячном войске много орудий. Тут были фальконеты – легкие орудия, стрелявшие ядрами величиной с апельсин, и орудия "главного парка", стрелявшие ядрами с человеческую голову.


С этой артиллерией Карл VIII вступил в Италию. Навстречу ему вышли войска местных феодалов. Рыцари были закованы в железные латы. Но в первом же бою фальконеты забросали гордых рыцарей железными "апельсинами", которые легко пробивали рыцарские латы.


Рыцари укрылись за каменными стенами "неприступных" замков. Однако ядра орудий "главного парка" разрушали ворота и стены этих замков (рис. 7). Вскоре Флоренция, Рим и Неаполь оказались в руках завоевателя.

Артиллерия

Рис. 7. Тяжелые орудия "главного парка" стреляют ядрами "с голову человека"


По Западной Европе распространились вести о новом удивительном средстве, облегчающем победу. Прекратились прежние разговоры, будто огнестрельное оружие более опасно своим войскам, чем противнику. Теперь каждый город, каждый король старался завести побольше огнестрельных орудий, да таких, которые получше и посильнее. Но все же прошли еще многие десятки лет после этих событий, пока артиллерия стала полноправным родом войск.

Первые огнестрельные орудия на Руси

Так обстояло дело в Западной Европе. Но не такое отношение встретило новое оружие у наших предков – москвичей: они сразу поняли, как сильно может это оружие помочь в вековой борьбе русского народа с его многочисленными врагами, и принялись совершенствовать его.


О том, когда впервые появились огнестрельные орудия на Руси, не сохранилось достоверных сведений; в годы татарского ига погибли многие памятники русской письменности: множество рукописей сгорело в городах, сожженных татарами во время их бесчисленных набегов. Долгое время считалось, что русская артиллерия зародилась в 1389 году: к этому году относится запись в одной из сохранившихся летописей, так называемой "Голицынской", что на Русь привезли "арматы и огненную стрельбу" и от того, мол, часа уразумели, как из них стрелять. В 1889 году даже было торжественно отпраздновано пятисотлетие русской артиллерии. Но советские ученые, изучая древние рукописи, нашли в летописях и другие, более ранние записи об огнестрельных орудиях, которые, оказывается, существовали на Руси и раньше 1389 года. Например, в новгородской летописи за 1382 год упоминаются названия тогдашних огнестрельных орудий: "тюфяки", "пускачи" и "пушки". А в другой летописи – "Александровской" – в том же 1382 году описано, как москвичи обороняли свой родной город от набега татарского хана Тохтамыша, и при этом упоминаются те же огнестрельные орудия, что и в новгородской летописи.



Артиллерия

Рис. 8. Русские пушкари отстреливаются от татар


Московские граждане, говорит летопись, сопротивляясь татарам, одни стреляли стрелами, другие метали в татар камни, а иные "тюфяки пущаху на них, а иние самострелы... а иние великие пушки пущаху" (рис. 8). Прочитав эти слова, не подумайте, будто москвичи бросали в татар пушки; этот древний оборот речи надо перевести на современный русский язык так: "Из тюфяков пускали (стреляли) в них, другие из самострелов... а иные стреляли из самых больших пушек" (тюфяком называлось в те времена короткое огнестрельное орудие). Значит, в 1382 году пушки и другие огнестрельные орудия уже были известны и применялись (а не только что появились) и в Москве, и в Новгороде.


Все эти свидетельства летописцев говорят об одном: во второй половине XIV века на Руси уже применялись различные огнестрельные орудия, и притом они уже не были новинкой. Значит, несмотря на татарское иго, тяготевшее над нашей родиной, русские люди научились изготовлять и применять огнестрельные орудия не позднее западноевропейских народов, а возможно – и раньше их. Умели москвичи изготовлять и порох; из летописи известно, что в 1400 году произошел крупный пожар из–за неосторожного обращения с порохом: "От пороха погоре Москва", отмечает летописец.

Пушечный двор

Кратки записи в старинных русских летописях; но когда продумаешь их значение, поражаешься умом и проницательностью наших предков.


В летописях говорится, что в 1480 году в Москве, на берегу речки Неглинки, был построен Пушечный двор.


В чем значение этой записи?


В Западной Европе огнестрельное оружие стало общепризнанным только в самом конце XV века. Но еще долго – целых два с половиной века – кустарничество западноевропейских мастеров тормозило развитие артиллерийского дела. Каждый мастер изготовлял орудия, как хотел и как умел, держал в тайне секреты своего производства и только перед смертью передавал их по наследству сыновьям или ученикам–подмастерьям. Не было никаких расчетов, правил, норм прочности, все делалось на глаз. Поэтому орудия часто разрывались, убивали тех, кто возле них работал. Каждое орудие было единственным в своем роде: оно имело свою собственную длину, свой собственный калибр; снаряды одного орудия не подходили к другому.


Часто бывало так: снарядов много, а применить их нельзя, потому что орудие, для которого эти снаряды изготовлены, подбито или испортилось, а к другим орудиям эти снаряды не подходят..


Все это было очень неудобно.


Но в XV веке мысль о том, что снаряды одного орудия должны годиться для другого, не приходила в голову мастерам, которые привыкли работать на глаз, не признавали мерок и правил, даже калибр орудия определяли только приблизительно; например, говорили, что орудие стреляет снарядами "с яблоко", или снарядами "с голову ребенка", или снарядами "с голову взрослого человека".


Упорядочить работу мастеров, привести ее в определенную систему, заставить мастеров изготовлять не то, что вздумается каждому из них, а то, что нужно войскам, – такова была насущная задача того времени. Очень важно было накапливать и опыт изготовления орудий и на основе этого опыта совершенствовать производство. Все это легче и проще было делать на заводе, чем в кустарной мастерской.

Артиллерия

Рис. 9. Московский Пушечный двор в старину


Пушечный двор московского великого князя Ивана III оказался первым орудийным заводом в Европе и в мире: мастера изготовляли там орудия под наблюдением великокняжеских, а позднее царских дьяков (то есть чиновников). И основан был этот Пушечный двор, построенный на манер крепости на берегу речки Неглинки, в 1480 году (рис. 9), когда в Западной Европе еще шли горячие споры, какое оружие лучше: новое – огнестрельное, или старое – луки со стрелами, метательные машины. Это означает, что москвичи были намного дальновиднее французов, немцев, англичан и сумели лучше организовать производство орудий. Конечно, техника изготовления орудий на Пушечном дворе не могла сразу сильно опередить технику работы мастеров–кустарей, потому что опыт еще не был обобщен, артиллерийской науки еще не было. Создание Пушечного двора обеспечило накопление и обобщение опыта и относительно быстрое совершенствование производства орудий.


Поэтому русская артиллерия стала быстро развиваться собственным, самобытным путем; вскоре она стала самой передовой и наиболее сильной. Именно создание Пушечного двора положило начал<5 ее быстрому совершенствованию.


В войнах, которые вел Иван III с ливонскими рыцарями и с польскими панами–захватчиками за объединение национального русского государства, артиллерия содействовала победам русских войск. Особенно известны ее успешные действия в бою на реке Ведроше 14 июля 1500 года.


Быстрое развитие и усовершенствование артиллерии в Русском Государстве привело к тому, что на Руси раньше, чем в какой–либо другой стране, артиллерия стала самостоятельным родом войск: в 1547 году пушкари были выделены из состава стрельцов и был создан особый Пушкарский приказ (по–современному – министерство). Все это было сделано в то время, когда в Западной Европе артиллерия еще не была отдельным родом войск, артиллеристы считались не солдатами, а мастерами особого цеха и орудия обслуживались даже в бою вольнонаемными мастеровыми, которых нанимали только на время войны. Лишь через полстолетия в Западной Европе начали проводиться мероприятия" подобные тем, которые уже были проведены на Руси.

Артиллерия Ивана Грозного

В 1–480 году, при Иване III, Русь окончательно свергла монголотатарское иго.


Однако грабительские набеги крымских и казанских татар продолжались. Особенно частыми и ожесточенными были набеги казанских ханов.


Столицу Казанского царства – город Казань – татарские ханы превратили в мощную крепость, которая слыла в то время неприступной. Эта крепость и служила татарским ханам базой для их разбойничьих набегов на восточные и даже на центральные области московского государства.


Русские люди не могли спокойно заниматься мирным трудом, пока у самых границ Московского царства существовало ханское разбойничье гнездо: по прежнему лилась кровь мирных русских людей, по прежнему ханы угоняли в рабство женщин и мужчин.


Необходимо было уничтожить эту постоянную угрозу мирному существованию русского государства.


Это и решил сделать царь Иван Васильевич Грозный.


Уже при Иване Грозном русская артиллерия сделалась самой многочисленной в мире: в ее составе насчитывалось больше 2000 орудий, в том числе много тяжелых. Это было очень большое количество для того времени: даже 250 лет спустя в армии Наполеона в Бородинском бою было только 587 орудий.


Русская артиллерия показала свою грозную силу при взятии Казани. При войске Ивана Грозного, которое отправлялось под Казань,, было несколько сотен орудий разных калибров. Но старинные орудия, особенно орудия крупных калибров, были слишком тяжелы; для их перевозки требовалось много лошадей и волов, тем более, что хороших дорог в XVI веке не было.


Проделать длинный путь от Москвы до Казани с большим количеством тяжелых орудий было нелегко, поэтому наиболее тяжелую осадную артиллерию, так называемый "большой наряд", Иван Грозный отправил под Казань водным путем. Около 150 осадных орудий было погружено на баржи, и 21 мая 1552 года караван отплыл из Москвы.


Плыл он до Казани вниз по рекам Москве, Оке и Волге, частью на веслах, частью на парусах, около трех месяцев. Наконец, "большой наряд" приплыл к Казани. Пушкари перегрузили разобранные на части орудия с барж на подводы и, с трудом преодолевая бездорожье, подвезли их к стенам крепости.


К вечеру 23 августа 1552 года русские войска после ряда ожесточенных боев с татарами окружили город Казань. Татары упорно сопротивлялись. Однако, потерпев поражение во время нескольких вылазок, они прекратили свои нападения на русские войска и укрылись за прочными стенами города. Войска татарского полководца Япанчи, действовавшие вне крепости, также были разбиты и отброшены от Казани. После разгрома татарских полевых войск Иван Грозный приступил к осаде крепости.


К 29 августа, через неделю после начала осады, русские войска построили вокруг Казани многочисленные осадные сооружения. Некоторые из этих сооружений были расположены в 100 метрах от крепостного рва, а позже были придвинуты к нему вплотную. 150 тяжелых орудий, Ивана Грозного, приплывших из Москвы на баржах, теперь могли открыть сильный и меткий огонь по осажденной крепости (рис. 10).


Вскоре русские пушкари заставили замолчать почти всю татарскую крепостную артиллерию.


На главном направлении предстоявшего штурма Иван Грозный приказал выстроить прочную деревянную башню, которая была бы выше казанских городских стен. Вскоре была построена башня высотою 13 метров. На ней установили 50 легких артиллерийских орудий ("гаковниц") и 10 тяжелых; для обеспечения работы этой артиллерии на башне поставили еще и стрельцов. Сотни людей за длинные канаты потащили, башню при помощи блоков по настилу из бревен к стене крепости. Чтобы осажденные не могли помешать этому, русская артиллерия вела сильный огонь по всему участку главного направления штурма. Когда башня подошла почти вплотную к городской стене, русские пушкари открыли с нее огонь по городу и вдоль городских стен.

Артиллерия

Рис, 10. Тяжелые орудия ведут огонь по осажденной Казани


Пока .шла эта бомбардировка, царские "розмыслы" (инженеры) делали подкопы под стены крепости; в эти подкопы закладывали большие заряды пороха, чтобы взорвать стены и сделать в них проломы.


Во многих местах крепостные стены были разрушены огнем тяжелых орудий; кроме того, в результате взрывов в стенах образовались проломы. Только после этого стрелецкие полки пошли на приступ.


Когда две колонны русских войск, наносившие главный удар, ворвались в город через проломы в крепостной стене и на улицах началась рукопашная схватка, тяжелая артиллерия прекратила стрельбу, чтобы не поразить своих стрельцов. Теперь могли продолжать свою боевую работу только небольшие пушки, приданные стрелецким полкам; их передвигали на руках вслед за штурмовавшими крепость стрельцами. Эти легкие "полковые" пушки разбивали прочные ворота, за которыми укрывался враг, пробивали бреши в стенах домов, где он особенно упорно оборонялся.


В рукопашной схватке наряду с холодным оружием применялось ручное огнестрельное оружие, из которого стреляли почти в упор.


После длительного кровопролитного боя внутри города яростное сопротивление защитников крепости было сломлено. Казань была взята, разбойничье ханское гнездо уничтожено, мирный труд в восточных русских областях обеспечен.


Это был невиданный по тем временам успех; его подготовили удачные действия многочисленной русской тяжелой и легкой артиллерии, оказавшей большую помощь осаждающим русским войскам.


Русская артиллерия показала в боях под Казанью невиданную в те времена боевую мощь и высокое искусство стрельбы.


Успешно действовала артиллерия Ивана Грозного и при осаде русским войском города Дерпта в 1558 году, а также при взятии крепостей Мариенбург и Феллин в 1560 году, во время Ливонской войны.


Иван Грозный значительно улучшил также и организацию артиллерии. Перед походом на Казань он впервые в мире ввел полковую артиллерию: придал каждому стрелецкому полку по нескольку легких пушек, которые должны были повсюду сопровождать свой полк, постоянно действовать с ним.


Буржуазные историки утверждают, что полковую артиллерию якобы ввел впервые шведский король Густав–Адольф во время Тридцатилетней войны (1618–1648 годы); но это неверно, так как Иван Грозный ввел полковую артиллерию в стрелецкие полки на 70 лет раньше.

Русские мастера

В XV и XVI веках на Руси уже работали замечательные пушечных дел мастера. Многие из них остались безвестными; об их искусстве говорят только уцелевшие до наших дней старинные русские орудия. История сохранила, однако, память о выдающемся мастере Андрее Чохове. Он жил при Иване Грозном и его преемниках, работал в Москве на Пушечном дворе и отлил много замечательных орудий. Самое известное из них – "Царь–пушка", которая сохранилась до наших дней и сейчас стоит в Кремле. Она была отлита в 1586 году.

Артиллерия

Рис. 11. Осадная башня "Асцид–дракон"


Западноевропейские мастера придавали большое значение показной, внешней стороне дела; они старались сделать орудие пострашнее на вид. Для этого они, к примеру, оплетали ивовыми прутьями осадную башню, приделывали ей крылья, раскрашивали ее, чтобы она была похожа на сказочное чудовище, а на башне ставили маленькие, слабенькие орудия. Таков был "Аспид–дракон", изображенный на рис. 11.


Заграничные мастера, конечно, совершенствовали устройство орудий: они сделали бомбарду более легкой, положили ее на дубовый станок, приделали к нему колеса; наводить орудие стало удобнее. Вместо того, чтобы сваривать орудия из железных полос, их стали отливать из бронзы; прочность орудийных стволов от этого значительно повысилась.


Русские мастера не только не отставали от западноевропейских, но и опережали их. Мысль наших мастеров работала преимущественно над коренным усовершенствованием орудий: русские пушкари думали о том, как удобнее заряжать орудие, как заставить снаряд лететь дальше. Кроме того, отливая орудия из бронзы, они заботились не только о правильности формы орудия, но и о красоте его внешней отделки. Взгляните, как красиво сделан ствол русской "гафуницы" XVII века (рис. 12),

Артиллерия

Рис. 12. Русская бронзовая "гафуница" XVII века


Как же заряжалось орудие в те времена? Затвора у орудия не было. Пушкарь становился перед орудием спиной к неприятелю, закладывал в орудие сначала заряд пороха и забивал его войлочным пыжом, а потом вкладывал снаряд. После этого производилась наводка орудия в цель.

Артиллерия

Рис. 13. Русская нарезная пищаль начала XVII века с клиновым затвором


Затем на специальную площадку на стволе орудия, которая называлась полкой, насыпали небольшое количество пороха. К этому пороху подносили горящий фитиль, укрепленный на длинной рукоятке. Порох на полке загорался, и через запальное отверстие, просверленное в стенке ствола, огонь передавался боевому заряду. Происходил выстрел. Ядро летело вперед, а орудие в силу отдачи откатывалось на несколько шагов назад.


После выстрела пушкари вручную накатывали орудие на прежнее . место, промывали канал ствола орудия водой при помощи банника – большой круглой щетки, насаженной на длинное древко. Для этого снова приходилось становиться к неприятелю спиной. Только "пробанив" ствол, то есть очистив его от несгоревших частичек пороха, копоти и грязи, можно было снова зарядить орудие.

Артиллерия

Рис. 14. Русская пищаль начала XVII века с ввинчивающимся затвором


В начале XVII века русские мастера создали орудия с затворами: пищаль (пушку) с выдвижным затвором в виде клина и другую пищаль с ввинчивающимся затвором – прообразом современного поршневого затвора (рис. 13 и 14).


Орудия с затворами можно было заряжать и пробанивать, не становясь перед орудием спиной к неприятелю.


Пищаль с клиновым затвором замечательна и в другом отношении: она является первым в мире нарезным орудием, рассчитанным на стрельбу продолговатыми снарядами.


При слабой технике того времени нельзя было освоить этих замечательных изобретений и наладить массовое изготовление нарезных орудий с затворами. Смелые идеи русских мастеров нашли массовое практическое применение только два с половиной столетия спустя.

Русская артиллерия в XVII веке

В XVII веке русскому государству пришлось вести немало войн. И в этих войнах русская артиллерия проявляла свои высокие боевые качества.


В 1605 году впервые в военной истории исход боя под Добрыничами с интервентами – польской шляхтой – был решен в пользу русских исключительно огнем русской артиллерии из пушек и огнем стрельцов из самопалов, без обычной в те времена рукопашной схватки.


В 1608 году трехтысячный русский гарнизон Троице–Сергиевской лавры (ныне город Загорск Московской области), умело используя свою сильную артиллерию и самопалы, в течение 16 месяцев успешно отбивал атаки тридцатитысячного войска польских интервентов Сапеги и Лисовского.


Небольшой русский гарнизон, возглавляемый воеводой Шейным, героически защищал в 1610–1611 годах город Смоленск против войска польского короля Сигизмунда, искусно применяя свою артиллерию.


Артиллерия была с успехом применена в 1611 году в боях московских повстанцев, сражавшихся на улицах Москвы под руководством Дмитрия Пожарского против польских захватчиков.


Большую помощь оказала артиллерия русским войскам при взятии ими Смоленска, Орши и ряда других городов, временно захваченных польскими интервентами.


В начале своего царствования Петр I вел войну с Турцией и в 1696 году взял при существенной помощи своей артиллерии турецкую крепость Азов.


Все эти факты говорят о том, что и на протяжении всего XVII века русская артиллерия имела большие преимущества по сравнению с артиллерией других государств.


Но при помощи этой артиллерии, сохранявшей устаревшую организацию, уже нельзя было решать те огромные задачи, которые стояли перед русской армией в бурную петровскую эпоху. Новые задачи требовали новой организации и дальнейшего технического усовершенствования русской артиллерии. То и другое осуществил Петр I.

Петровская артиллерия

Нового расцвета русская артиллерия достигла в начале XVIII века при Петре I, который уделял много внимания вопросам совершенствования артиллерии. Еще в 1695 году он учредил при Преображенском полку бомбардирскую рогу в составе четырех пушек и шести мортир. Сам Петр I в течение десяти лет был капитаном этой роты и любил подписывать свои письма: "Бомбардир Петр".


В начале XVIII века (с 1700 по 1721 год) Россия вела войну со Швецией за возвращение издавна принадлежавших русскому государству земель по побережью Балтийского моря; эти земли были захвачены шведами во время польско–шведской интервенции в начале XVII века.


К началу этой войны, которая вошла в историю под названием Северной войны, заботы Петра I об усовершенствовании русской артиллерии еще не успели дать решающих результатов.


В самом начале войны, в 1700 году, сорокатысячное русское войско двинулось на Нарву, которой тогда владели шведы. При войске находилось 180 орудий, в большинстве старых, доставленных из ближайших русских крепостей – Пскова и Новгорода. Изготовленные в различные годы разными мастерами, эти орудия были разнокалиберными. Привезли под Нарву для русской артиллерии около 20 тысяч ядер и бомб, но на них оказались годными не больше одной трети; остальные или вовсе не входили в орудийные стволы или входили слишком свободно и не годились для стрельбы. Многим орудиям пришлось молчать во врем" осады, потому что из всех привезенных ядер и бомб для них не нашлось ни одного подходящего. Но и эта старая, разнокалиберная артиллерия все же сумела сделать проломы в нарвской крепостной стене.


Однако на этот раз русским войскам не удалось взять Нарву: Петр I уехал из–под Нарвы в Новгород, чтобы поторопить подвоз боеприпасов, а в это время на выручку осажденной Нарвы подоспел со своим войском, которое считалось в то время лучшим в Европе, швед–шведский король Карл XII.


Во время отсутствия Петра I русскими войсками командовал наемный иностранный генерал де–Кроа. Он оказался изменником: как только Карл XII напал на русские войска, де–Кроа и некоторые другие офицеры–иностранцы перешли на сторону шведов. Русские войска, никем не управляемые, не выдержали атаки шведов и стали отступать. Тяжелую осадную артиллерию не успели увезти, и она досталась шведам.


Только два новых полка, созданных Петром I, – Преображенский и Семёновский, – да петровская "бомбардирская рота" не дрогнули и не растерялись, отбили атаки шведов и лишь после этого отошли в полном порядке к расположению войскового обоза; там они огородились повозками. Бомбардиры перетащили туда же на себе свои орудия и расставили их между повозками. Шведы были остановлены.


Чтобы сломить сопротивление русских, к месту, где стойко оборонялись новые петровские полки, прискакал Карл. Он ободрил шведских солдат и сам повел их в новую атаку. Но преображенцы и семеновцы держались стойко, а петровские бомбардиры поражали врага в упор ядрами и картечью. Ядром была убита лошадь под Карлом; король свалился на землю...


Наступил вечер. Сражение прекратилось. Преображенцы, семеновцы и петровские бомбардиры до конца боя отстояли свою позицию и сохранили орудия.


Ночью они в полном порядке отступили в сторону Новгорода.


После неудачного сражения под Нарвой Петр I с большой энергией взялся за создание новой русской артиллерии. Для отливки новых орудийных стволов потребовалось много бронзы, а в короткий срок достать ее было негде. Петр I велел снять часть колоколов с церквей, чтобы перелить их в пушки и мортиры. Уже в 1701 году удалось собрать около 180 тонн бронзы.


Началась эпоха быстрого развития и усовершенствования артиллерии.


250 молодых людей Петр I заставил учиться грамоте и математике, чтобы они могли стать знающими артиллеристами.


Петр I приказал своим мастерам изготовить образцы орудий. Образцы приготовили. Но вышло так, что одни орудия оказались мощными, зато очень тяжелыми; другие радовали своим небольшим весом, до и мощность у них получилась небольшая.


Петру I очень хотелось иметь орудия, которые были бы сразу и мощными, и подвижными. Но тогда это было недостижимо.


Из этого затруднительного положения Петр I нашел выход: он разделил всю артиллерию на четыре вида. Он понимал, что для осады и для защиты крепостей надо иметь очень мощную артиллерию. Но этой артиллерии обычно приходится мало передвигаться; значит, ее орудия могут быть тяжелыми. Так была создана осадная и гарнизонная (крепостная) артиллерия.


Для боев же в открытом поле Петр I сформировал особую полевую и полковую артиллерию. От орудий этих видов он требовал в первую очередь легкости и удобства перевозки: полевая и тем более полковая артиллерия должна была всюду поспевать за пехотой (рис. 15).


Петр I создал еще более подвижную артиллерию – конную. В конной артиллерии все солдаты, которые обслуживали орудия, при передвижении не сидели на лафетах орудий и не шли пешком, как в пешей артиллерии, а были конными. Поэтому конная артиллерия передвигалась особенно быстро.


Такое деление артиллерии на виды было новшеством; ни в одной армии иностранных государств артиллерия не имела такой четкой организации. Через 50 лет прусский король Фридрих II позаимствовал у русских эту организацию, а еще позже она была введена и в других западноевропейских армиях.


Но Петр I не ограничился созданием различных видов артиллерии, нужно было еще избавиться от излишнего разнообразия, разнокалиберности орудий, принесшей такой большой вред в сражении под Нарвой. Отсутствие единого калибра орудий было их крупнейшим недостатком. Каждое орудие могло стрелять только такими снарядами, которые были изготовлены специально для него. Если этих снарядов не хватало, то орудие замолкало, прекращало огонь, если даже у соседнего орудия лежали горы снарядов. Из–за разницы калибров нельзя было передавать снаряды от одного орудия к другому, и это вносило путаницу и очень затрудняло снабжение артиллерии снарядами. Пока существовало только кустарное производство, бороться с разнокалиберностью было очень трудно, – "каждый молодец" готовил орудия "на свой образец". Кроме того, разнокалиберность в артиллерии увеличивалась в результате использования различных трофейных орудий.

Артиллерия

Рис. 15. Орудие Семеновского полка


Но во времена Петра I уже появились новые возможности в производстве. По распоряжению Петра I были созданы казенные пушечные заводы, где было введено разделение труда по специальностям. Одни мастера были специалистами по отливке стволов, другие занимались шлифовкой, третьи – отделкой. Это давало возможность выделывать более однообразные орудия, так как на заводе готовилось не одно, а сразу большое количество орудий.


Петр I ввел для каждого вида артиллерии определенные калибры, а также установленный вес орудий и снарядов.


Так Петр I создал новую артиллерию, организованную лучше, чем в какой–либо другой армии.


И русская артиллерия, вооруженная новыми орудиями и по–новому организованная, в первых же боях со шведами показала свое возросшее могущество и свое превосходство над шведской артиллерией, равной которой не было до тех пор в Западной Европе.


Из колокольной бронзы уже в 1701 году успели отлить 268 орудий. Новые пушки сразу показали себя на деле.


29 декабря 1701 года произошло сражение русских войск со шведским корпусом под Эрестфером. Главную роль сыграла в этом бою русская артиллерия. Когда шведы стали теснить русскую пехоту, бомбардир Василий Корчмин, командовавшей артиллерией русского отряда, посадил своих артиллеристов на лошадей, примчался с орудиями к месту боя и велел без промедления открыть огонь по шведам картечью. Этим он, как писал Петр I, "неприятеля в конфузию привел". "Конфузия" была изрядная: из семитысячного шведского корпуса было убито и ранено около 3 тысяч человек, 350 шведов сдались в плен, было захвачено 4 шведские пушки и 8 знамен.


В июне 1702 года в сражении при Гуммельсгофе новая русская артиллерия опять отличилась: быстро заняв позиции, она открыла меткий огонь по колоннам шведских войск, которые еще не успели развернуться в боевой порядок. Бой был коротким. Шведская пехота в количестве 2000 человек была уничтожена главным образом огнем артиллерии. Шведская конница панически бежала. 300 уцелевших шведов сдались в плен. В руки русских попали все знамена и вся артиллерия шведского отряда.


Эти первые победы показали, что русские войска научились бить шведов, которых до того времени вся Европа считала непобедимыми. После этих побед русские войска предприняли более серьезные действия.


Осенью 1702 года они осадили в верховьях реки Невы шведскую крепость Нотебург; в старину эта крепость принадлежала русским и называлась Орешек (позднее Шлиссельбург, а теперь Пегрокрепость). Нотебург был окружен высокими каменными стенами, на которых помещалось 145 орудий. .


1 октября русские осадные батареи открыли огонь по крепости. Шведы отвечали. Ожесточенный артиллерийский бой продолжался 11 дней. Петр I лично руководил бомбардировкой в качестве "капитана бомбардирской роты" (рис. 16). Русская артиллерия выпустила по крепости более 9 тысяч снарядов и сделала в нескольких местах проломы в стенах. 11 октября состоялся штурм крепости. Шведы отчаянно сопротивлялись, бой продолжался 13 часов. Но все же крепость была взята.


Петр I писал по этому случаю: "Зело (очень) жёсток сей орех был, однакож счастливо разгрызен. Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила".


У устья Невы, недалеко от места, где в 1240 году Александр Невский разбил шведских захватчиков, шведы построили крепость Ниеншанц.

Артиллерия

Рис. 16. Петр I управляет огнем русской артиллерии, стреляющей по шведской крепости Нотебург (с картины А. Коцебу)


Петр I решил взять ее весною 1703 года. 26 апреля к крепости подошла русская осадная артиллерия. К этому же времени приехал в армию и Петр I. К 30 апреля осадная артиллерия была установлена на позициях и открыла огонь по Ниеншанцу. Всю ночь продолжалась ожесточенная бомбардировка. Бомба, выпущенная из русской мортиры, попала в Шведский пороховой погреб. Раздался страшный взрыв. Шведы остались без пороха. Рано утром шведская крепость сдалась.


Неподалеку от этого места Петр I заложил 22 мая 1703 года на одном из невских островов Петропавловскую крепость, а 27 мая положил основание городу Петербургу (теперь Ленинград).


Со взятием Ниеншанца Нева была очищена от шведов. В 1704 году пришла очередь и Нарвы, которую Петру I не удалось взять в 1700 году.


Бомбардировка Нарвы продолжалась беспрерывно 10 суток. Было выпущено по крепости 12 358 ядер и 5 714 мортирных бомб; на бомбардировку израсходовали 10 тысяч пудов пороха. Стены крепости были разрушены во многих местах. 9 августа состоялся штурм; шведы отчаянно сопротивлялись, но все же крепость пала. В числе трофеев русским досталось 423 орудия.


Все эти победы русских войск явились в то же время и крупными успехами новой русской артиллерии.


Но во всех этих боях еще не участвовали главные силы шведов во главе с королем Карлом XII, который слыл выдающимся полководцем: после битвы под Нарвой в 1700 году |Сарл направился со своим войском в Польшу и там вел войну с польским королем Августом, союзником Петра I. Карл действовал в Польше успешно, и его полевая армия продолжала считаться непобедимой. Ее слава была похоронена позже – в боях под Лесной и Полтавой.


Знаменитая Полтавская битва началась в 2 часа ночи 27 июня 1709 года, когда колонны шведских войск двинулись из своего лагеря близ Полтавы. Они неожиданно наткнулись на передовые укрепления – редуты, воздвигнутые армией Петра I, которая подошла на выручку осажденной неприятелем Полтавы. Шведы с хода атаковали эти редуты; но перекрестным артиллерийским и ружейным огнем русских их атака была отбита. Тогда шведы бросились в промежутки между редутами и проскочили на поляну перед укрепленным русским лагерем. В результате этого их боевой порядок был разрезан на части. Кроме того, шведы, продвинувшись вперед, подставили свой правый фланг под огонь русской артиллерии. Картечь русских пушек начала косить ряды шведской пехоты. Одним из первых же залпов были убиты 2 шведских генерала. Шведы понесли тяжелые потери, не выдержали и в беспорядке бежали к дальнему лесу. Там. под прикрытием своей конницы Карл стал приводить в порядок пехоту.


Тем временем и Петр I вывел свои войска из лагеря. Он построил полки в боевой порядок. Впереди пехоты он поставил артиллерию.

Артиллерия

Рис. 17. Русская артиллерия открыла губительный огонь по наступающим шведам


В 9 часов утра обе армии, построенные одна против другой, перешли в наступление и вскоре сблизились на расстояние пушечного выстрела (600 метров). Тогда русские артиллеристы открыли сильный огонь ядрами из 70 орудий (рис. 17). Шведы отвечали, но у них могли стрелять только 4 пушки: остальные орудия не имели боеприпасов. Это произошло потому, что в сентябре 1708 года русские войска уничтожили в Белоруссии у деревни Лесной шведский вспомогательный корпус Левенгаупта, который вез снаряды и порох для шведской армии, находившейся на Украине. В бою у деревни Лесной вся артиллерия шведов и весь их обоз с боеприпасами попали в руки русских.


Русская артиллерия наносила шведам большие потери. Шведы ускорили шаг, чтобы скорее сойтись на расстояние ружейного огня. Русские двинулись навстречу. Вскоре закипел рукопашный бой; шведы перемешались с русскими, и русской артиллерии пришлось перенести огонь на вторую линию шведских войск, построенную позади первой линии. Ядрами русских пушек дважды были разбиты носилки, на которых находился раненый еще до "генеральной баталии" Карл. Шведские войска второй линии понесли тяжелые потери от огня русской артиллерии; это помешало им оказать помощь войскам своей первой линии.


Ожесточенный бой закончился после того, как конница Меншикова ударила по правому флангу шведов, смяла шведскую конницу, а затем и пехоту. В 11 часов утра началось беспорядочное отступление шведской армии, которое вскоре превратилось в бегство. Но и бегство не спасло остатков шведской армии; вскоре они вынуждены были сдаться в плен русским.


Успел ускакать только Карл с немногими приближенными.


Русские потеряли в этом бою убитыми 1345 и ранеными 3290 человек. Шведы потеряли только убитыми 9334 человека. Русским достались все шведские знамена и все орудия – 32 пушки. Русская артиллерия заслужила в Полтавской битве неувядаемую славу.


Полтавский бой обеспечил России успешное завершение войны; а былое могущество воинственной Швеции окончательно рушилось, и она превратилась во второстепенную державу.


После окончания Северной войны Петр I не переставал уделять артиллерии большое внимание, вводил в нее все новые усовершенствования.

"Единороги" под Куннерсдорфом

Уже четвертый год шла Семилетняя война.


Прусский король Фридрих II в союзе с англичанами вел ее против русских, французов и австрийцев.


Весною 1759 года русская армия двинулась в наступление на Пруссию. Командовал этой армией генерал фельдмаршал Салтыков.


Разгромив 12 июля прусский корпус генерала Веделя под Пальцигом, Салтыков в начале августа вышел к реке Одер неподалеку от города Франкфурта, расположенного в 80 километрах к востоку от Берлина. Тут Салтыков узнал о приближении главных сил прусской армии, возглавляемых самим Фридрихом.


Салтыков занял сильную оборонительную позицию у деревни Куннерсдорф. Позиция была вытянута в линию на трех соседних холмах, перед которыми расстилалось болото; позади позиции находился большой лес.


Салтыков знал, что Фридрих всегда применяет один и тот же шаблонный тактический прием: обходит противника, занявшего оборонительную позицию, и атакует его во фланг и тыл. Этот прием неизменно приносил Фридриху победу в сражениях с французскими и австрийскими войсками, также действовавшими всегда по одному и тому же шаблону и не проявлявшими в обороне никакой активности.


Но на этот раз Фридриху пришлось иметь дело с русской армией.


Фельдмаршал Салтыков при помощи своей кавалерийской разведки внимательно следил за движением войск Фридриха и, разгадав его замыслы, заблаговременно перестроил свою армию так, чтобы удар пруссаков пришелся не по тылу, а по фронту русских войск. Русские войска повернулись кругом и стали лицом к лесу. Теперь в тылу у них оказалось болото.


Между тем Фридрих, продолжая действовать по старому шаблону, развернул свои главные силы, как он полагал, против тыла и правого фланга русских войск. На деле перед пруссаками оказались фронт и левый фланг русских. В первую очередь Фридрих решил обрушиться на ту часть русских войск, которая занимала самый пологий и наименее укрепленный из трех холмов – Мюльберг.

Артиллерия

Рис. 18. Русская артиллерия открывает огонь по пруссакам


Выставив против русских позиций 60 орудий, Фридрих приказал открыть самый сильный огонь по пяти русским полкам, защищавшим Мюльберг. Вслед за ожесточенной бомбардировкой 8 прусских полков атаковали с трех сторон русскую пехоту и отбросили ее в болото. Расположенные на Мюльберге 42 русских орудия попали в руки пруссаков.


Прусский король, обрадованный успехом, послал курьера в Берлин с известием о большой победе над русскими, а сам стал готовить свое войско к захвату следующего холма – Шпицберга, где находился центр русской позиции и русский главнокомандующий.


Артиллерия Фридриха открыла огонь ядрами по Шпицбергу. Под прикрытием ее огня один за другим выходили полки Фридриха из Франкфуртского леса и строились в затылок друг другу на Мюльберге, чтобы вслед за этим огромной лавиной обрушиться на Шпицберг.


Но тут произошло то, чего Фридрих не ожидал и не предвидел.


Храбрый русский артиллерийский офицер Бороздин, видя с высоты Шпицберга, как строится на Мюльберге прусская пехота, и понимая, как будет опасна ее атака, лихо вывел часть орудий на скат холма Шпицберг, обращенный к противнику (рис. 18).


Не успели пруссаки толком сообразить, что происходит на Шпицберге, как снаряды русских орудий градом посыпались на них и стали разрываться среди густых рядов прусской пехоты.


Надо сказать, что разрывными снарядами стреляли в то время в Западной Европе только тяжелые крепостные орудия – мортиры, а легкие полевые орудия могли стрелять лишь чугунными ядрами или картечью – снарядами, которые представляли собой цилиндрической формы мешочки из легко воспламеняющейся ткани, наполненные пулями. При выстреле мешочек сгорал, а пули летели вперед. Пушечные ядра не приносили противнику большого вреда, потому что ядро убивало или ранило людей только при прямом попадании; да и дальнобойность полевых орудий была невелика, всего около километра. Дальнобойность картечи была еще меньше – около 500 метров; пули, разлетаясь снопом сразу же после вылета из. орудия, быстро теряли силу.


Вот почему прусская пехота спокойно строилась на виду у русских, всего в километре от них, уверенная в своей безопасности.


Оказалось, однако, что орудия Бороздина могли стрелять не только ядрами и картечью, но и разрывными снарядами. Полевое орудие, стреляющее разрывным снарядом, было тогда последним словом артиллерийской техники; его впервые создали талантливые русские артиллеристы Нартов, Данилов и Мартынов в середине XVIII века. Орудие это носило название – "единорог".


Так назывался мифический зверь, изображение которого выбивалось на каждом орудии новой системы, принятом на вооружение русской армии. От этого изображения единорога получили название орудия нового образца.


Фридрих II еще раньше слышал о том, что в русской армии появились новые орудия улучшенного образца, и пытался разузнать их секрет через своих шпионов. Но хотя он и потратил на шпионов много денег, однако ничего не добился. Теперь ему пришлось ознакомиться с новыми русскими орудиями на деле.


Снаряды русских единорогов разрывались на множество осколков; эти осколки разлетались во все стороны и наносили пруссакам огромные потери. Осыпаемые снарядами русской артиллерии, прусские полки начали пятиться. Атака Шпицберга грозила сорваться из–за смелых действий русских артиллеристов и отличного качества русских орудий и снарядов.


Фридрих послал отряд конницы и несколько батальонов пехоты атаковать с фланга выдвинутые вперед русские орудия.


Единороги Бороздина отбросили назад пехоту врага; но прусская конница успела зайти в тыл русской артиллерии. В эту трудную минуту на выручку артиллеристам бросился генерал Румянцев с конницей и двумя ближайшими пехотными полками. Орудия Бороздина были спасены и продолжали громить прусскую пехоту.


Наспех закончив построение своих войск, Фридрих повел их в атаку на Шпицберг. Однако ослабленная потерями прусская пехота уже не в силах была взять Шпицберг. Отбитая картечью русских орудий, а затем и штыками русской пехоты, она быстро откатилась от Шпицберга, бросая убитых и раненых.


Все–таки у Фридриха еще оставалась надежда на успех: к этому времени его конница успела обойти Шпицберг с другой стороны, от деревни Куннерсдорф, и понеслась в атаку. Это была конница генерала Зейдлица, которая слыла в Западной Европе непобедимой.


Самоуверенные Прусские кавалеристы неслись прямо на Шпицберг, где виднелись русские орудия. Пруссаки уже готовились рубить русских артиллеристов, как вдруг с холма Шпицберг грянул залп русских единорогов и картечные пули осыпали конницу Зейдлица. Раненые и убитые всадники и кони стали валиться на землю. Но уцелевшие так разгорячились, что не могли остановиться и продолжали безудержно нестись вперед.


Новый залп вырвал из рядов неприятельской конницы еще много лошадей и всадников. Упал в числе других и раненый генерал Зейдлиц. Началась паника. Кони становились на дыбы, неслись во все стороны, сбрасывая всадников, сбивая друг друга с ног. Трупы людей и лошадей усеяли поле.


"Непобедимая" конница Зейдлица бежала с поля сражения.


Тогда русские войска перешли в общее наступление, сбили остатки прусской пехоты с Мюльберга и завладели полем сражения. Они вернули все русские орудия, которыми пруссаки овладели в начале боя захватили 10 тысяч ружей, 28 прусских знамен и всю артиллерию Фридриха – 178 орудий.


Сам Фридрих поспешно бежал с ничтожными остатками своего войска, в котором еще утром насчитывалось 48 тысяч человек, а после боя осталось не больше трех тысяч.


За этот день под Фридрихом были убиты две лошади, мундир его был прострелен в нескольких местах. Спасаясь бегством, Фридрих потерял свою королевскую шляпу. Она до сих пор хранится в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде как безмолвный свидетель того, что "русские прусских всегда бивали", как впоследствии говорил Александр Васильевич Суворов.


После Семилетней войны Австрия и другие западноевропейские страны переняли у России конструкцию единорогов. В русской армии единороги служили около 100 лет.

Штурм измаила

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов с большим искусством применял артиллерию. Самый высокий образец применения артиллерии Суворов показал при штурме первоклассной турецкой крепости Измаил, расположенной на Дунае.


Над строительством и вооружением этой крепости работали лучшие французские и немецкие инженеры того времени. С трех сторон крепость была окружена земляным валом протяжением около 6 километров. Высота вала доходила до 8 метров. Перед валом был выкопан ров глубиной до 10 метров и шириной до 12 метров. Этот ров наполнялся водой и становился непроходимым для войск. На крепостных бастионах находились многочисленные орудия. С четвертой, южной стороны крепость примыкала к Дунаю. Здесь вала не было, но эта сторона крепости была защищена широкой рекой и сильной артиллерией: тут были расположены 10 батарей, вооруженных 85 пушками и 15 тяжелыми мортирами (рис. 19). Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч отборных турецких солдат.и офицеров.

Артиллерия

Рис. 19. Расположение русских войск перед штурмом крепости Измаил


С таким вооружением и гарнизоном Измаил считался неприступным. До прихода Суворова русские войска два раза штурмовали крепость, но оба штурма были неудачны.


13 декабря 1790 года под Измаил прибыл Суворов. У него было только 28 500 человек пехоты и 2 500 кавалеристов – значительно меньше, чем у противника; но Суворов, не колеблясь, решил во что бы то ни стало взять крепость штурмом.


Неделю потратил Суворов на подготовку и обучение войск тому, как надо вести штурм крепости, преодолевать ров, карабкаться на вал.


У турок было больше 200 орудий, у русских – втрое меньше. Суворову было ясно, что этого количества артиллерии слишком мало для штурма первоклассной крепости. Чтобы создать перевес в артиллерии, Суворов ввел в Дунай русский военной флот, на кораблях которого было 567 орудий; корабли выстроились против южной стороны крепости, то есть против 100 турецких орудий. По 20, орудий поставил Суворов протай восточной и западной сторон крепости, неподалеку от берега Дуная. Большая часть остальной артиллерии была поставлена на острове против южной стороны крепости; эти орудия должны были стрелять в промежутки между русскими кораблями. Войска, наступавшие на северную сторону крепости, получили лишь сравнительно небольшое количество артиллерии.


Таким образом, большая часть русской артиллерии (включая и корабельную) была сосредоточена против южной стороны крепости.


Западноевропейские историки в один голос утверждают, что сосредоточивать артиллерию на направлении главного удара впервые стал Наполеон. На деле это осуществил Суворов йри штурме Измаила в 1790 году, когда Наполеон Бонапарт был еще молодым, никому не известным лейтенантом.


Желая избежать . кровопролития, Суворов послал коменданту Измаила предложение о сдаче. Оно было по–суворовски кратким: "Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войском сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление для сдачи – и воля; первые мои выстрелы – уже неволя; штурм – смерть. Что оставляю вам на рассмотрение". Получив отказ, Суворов назначил на 22 декабря 1790 года штурм крепости.


Подготовку к штурму Суворов начал сильной бомбардировкой крепости. Рано утром 21 декабря более 600 орудий русской артиллерии, расположенной на кораблях и на суше, открыли сильный огонь. Турки энергично отвечали огнем. Но перевес русской артиллерии был очевиден: все реже и реже раздавались выстрелы турецких орудий; наконец, турецкая артиллерия была подавлена огнем русских орудий и совсем замолчала.


Около суток продолжалась бомбардировка крепости. Огонь русской артиллерии наносил туркам большой урон. К началу штурма на бастионах, на валу и в городе были видны многочисленные разрушения.


Рано утром 22 декабря, еще затемно, русские войска со всех сторон бросились на штурм крепости.


Турки сражались ожесточенно. Каждый метр крепостных укреплений приходилось брать после упорнейшего боя. Но натиск русских войск, вдохновляемых любимым полководцем, был неотразим. К 8 часам утра весь крепостной вал был уже захвачен русскими.


Однако и в городе пришлось брать с боя каждый дом.


Суворов приказал ввести в город часть полевой артиллерии, и она оказала большую помощь своей пехоте в уличных боях.'


Бой продолжался весь день. К вечеру почти весь турецкий гарнизон был истреблен.


Русские войска захватили в крепости 400 турецких знамен, 265 орудий, много ядер, пороха, продовольствия и снаряжения.


Успешный штурм Измаила, казавшегося неприступным, – одна из самых славных страниц русской военной истории. Сам Суворов говорил, что на такой штурм можно отважиться только один раз в жизни. Видную роль в этой блестящей победе сыграла русская артиллерия: сумев полностью подавить турецкую артиллерию, она спасла многие тысячи жизней русских солдат; урон, нанесенный противнику огнем русской артиллерии, в значительной степени способствовал успеху штурма.


После падения Измаила Турция запросила мира, и война вскоре была закончена,

Русская артиллерия в Бородинском бою

Рано утром раздался первый орудийный выстрел, Прозвучало в разных местах еще несколько ружейных и артиллерийских выстрелов, а вслед за тем поднялась такая канонада, что все звуки слились в один бесконечный грохот. Начался знаменитый Бородинский бой 7 сентября 1812 года.


Смешались в кучу кони, люди,


И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой.


Так описывает начало Бородинского боя старый русский солдат, от имени которого ведется рассказ в стихотворении Лермонтова "Бородино".


Он не преувеличивал, этот старый солдат: на самом деле в Бородинском бою участвовало 1227 орудий: 640 русских, 587 наполеоновских.


Накануне боя русским артиллеристам был прочитан приказ начальника артиллерии кутузовской армии – молодого и энергичного генерала Кутайсова.


"Подтвердите от меня во всех ротах, – говорилось в этом приказе, – чтобы с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки... Артиллерия должна жертвовать собою. Пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор. Если б за всем этим батарея и была взята, то она уже вполне искупила потерю орудий".


И русские артиллеристы свято выполнили этот приказ.


На левом фланге русской позиции, возле деревни Семеновское, находились наскоро построенные земляные укрепления – "семеновские флеши". Прямо против этих укреплений, в 1200 метрах от них, французы поставили более 100 орудий. Все эти орудия одновременно открыли огонь по укреплениям. Русская артиллерия отвечала. Но дальность 1200 метров была в то время предельной для артиллерии, и огонь не приносил существенного вреда ни той, ни другой стороне. Видя это, французы стали придвигать свои орудия ближе к русским укреплениям. На это потребовалось около часа.


С новых позиций – в 700 метрах от русских укреплений – французские орудия опять открыли сильный огонь по семеновским флешам. Под прикрытием этого огня французская пехота корпуса Даву начала выходить из леса и выстраиваться на его опушке.


Русские артиллеристы вовремя заметили, что французы готовятся к атаке. Выждав, когда французская пехота закончит построение, русские артиллеристы ударили по ней картечью. Ряды французов расстроились, и вся французская пехота в беспорядке бросилась обратно в лес. Атака не состоялась (рис. 20).

Артиллерия

Рис. 20. Русская артиллерия ударила по наступающим французам картечью


Тогда французы усилили артиллерийский огонь по русским укреплениям. Их ядра стали градом сыпаться на самые укрепления и на поле позади них. Русские войска, оборонявшие семеновские флеши, начали нести большие потери, а подкрепления не могли подойти из–за сильного обстрела. В 8 часов утра французская пехота во второй раз вышла из леса, поспешно построилась в боевой порядок и быстрым шагом двинулась в атаку.


Но русская артиллерия опять осыпала французов картечью, и они остановились. Тогда сам маршал Даву выехал вперед и лично повел в атаку свою пехоту. Русские усилили огонь. Ряды французов редели, но французские солдаты продолжали итти за своим маршалом и вскоре ворвались в "крайнее укрепление. Русские гренадеры тотчас же выбили их оттуда штыками и преследовали до самого леса.


Наполеон, видя неудачу Даву, направил к нему на поддержку еще один корпус – маршала Нея.


Передвижения французов были хорошо видны с холма, на котором находились семеновские флеши. Генерал Багратион приказал усилить этот участок пехотой и выдвинул на него всю артиллерию, которая еще оставалась у него в резерве. Кроме того, он попросил, поддержки у соседа – генерала Барклая де Толли. Тот отправил на помощь Багратиону 3 полка гвардейской пехоты и 3 артиллерийские роты по 12 орудий в каждой.


Но телефонов тогда не было; чтобы передать приказание, надо было посылать ординарцев. Пока ездили посланные и передвигались войска, прошла много времени; французы успели повторить атаку и, несмотря на отчаянное сопротивление русских гренадер, захватили все три укрепления.


Вслед за своей пехотой понеслись вперед французские кавалеристы. Они сумели проскочить между орудиями русских батарей, но тут их встретила русская конница и прогнала обратно. А за это время русские гренадеры успели привести себя в порядок и снова выбили французов из укреплений; русская артиллерия продолжала осыпать отступавших французов картечью, пока они опять не скрылись в лесу.


Наполеон был удивлен тем, что даже два маршала – Даву и Ней – не могут справиться с русскими, оборонявшими три небольших земляных укрепления, хотя у французов действуют на этом участке больше 100 орудий против 24 орудий русских. Он послал на подкрепление еще одну дивизию.


Около 11 часов французы начали новую атаку, а русская артиллерия опять отразила ее картечью. Но к французам подходили все новые подкрепления. Еще два раза укрепления переходили из рук в руки. Наконец, после отчаянной рукопашной схватки, в которой погибли остатки русской гренадерской дивизии, французы овладели семеновскими флешами. Однако выиграли они от этого мало: всего лишь покрытую трупами полоску земли шириной 200–300 мегров. Русская артиллерия оставалась за укреплениями на вершине холма и продолжала вести оттуда убийственный огонь; французы несли от него тяжелые потери и дальше продвинуться не могли. А тем временем русская пехота под прикрытием артиллерийского огня заняла позицию за оврагом, который проходил позади холма с флешами, и устроила там новую линию обороны.


Только после этого русская артиллерия получила приказ отойти за овраг. Но выполнить его под огнем врага было невозможно: стоило только сдвинуться с места, как французские ядра начинали попадать в людей, лошадей, орудия. Надо было отвлечь внимание неприятеля от русских батарей; это сделала конница – она атаковала французов.


Артиллеристы воспользовались удобной минутой, увезли свои орудия за овраг и там быстро установили их на новые позиции. Русская оборона осталась такой же несокрушимой, какой была в начале боя.


На этом участке бой начал затихать: французы выдохлись, они уже были не в силах атаковать русских, расположенных за оврагом. Зато бой стал разгораться на другом участке, где посреди расположения русских войск на кургане находилась Центральная батарея.


Первую атаку на Центральную батарею русские отбили картечью и ружейным огнем. Наполеон послал туда свежие войска. 18 орудий Центральной русской батареи наносили неприятелю тяжелые потери.

Артиллерия

Рис. 21. Русские артиллеристы отбивают атаку французов на Центральную батарею


Но стрельба вдруг прекратилась: у наших артиллеристов кончились боеприпасы, а подвезти их не удавалось, потому что французы непрерывно вели сильный обстрел подступов к Центральной батарее.


Французы воспользовались этим. Их пехота ворвалась внутрь земляного укрепления, в котором стояли орудия. Русские артиллеристы не сдались и не отступили: от штыков вражеской пехоты они стали отбиваться всем, что было под руками – тесаками, саблями, банниками (рис. 21).


Борьба была слишком неравной; русские артиллеристы, находившиеся на Центральной батарее, погибли все до одного, не желая уступить врагу ни шагу родной земли или оставить ему орудия*


Помощь пришла, когда уже никого из героев–артиллеристов Центральной батареи не осталось в живых: генерал Ермолов, увидев на кургане французов, собрал расположенные поблизости пехотные части :и сам повел их в контратаку; три русские артиллерийские роты быстро .заняли позицию неподалеку от кургана, на котором находилась Центральная батарея, и поддержали контратаку огнем.


Неприятель не выдержал и побежал. Начальник русской артиллерии генерал Кутайсов бросился преследовать его, встав во главе конных частей, которые находились поблизости. В этой схватке Кутайсов был убит.


Это произошло около полудня.


Чтобы получить передышку, Кутузов выслал часть русской конницы во главе с донским атаманом Платовым в тыл французам. Обеспокоенный этим Наполеон лично выехал в тыл выяснить обстановку.


Он убедился, что русской конницы немного, и она не может быть серьезной угрозой для его армии; но поездка заняла около двух часов. За это время французы не вели атак, а русские усилили свежими войсками район Центральной батареи, подвезли боеприпасы; солдаты пообедали и отдохнули.


Около 2 часов дня французы возобновили яростный обстрел кургана, где находилась Центральная батарея, и вслед за этим снова бросились в атаку. По атакующим открыла огонь русская артиллерия, которая успела занять позиции справа и слева от кургана и позади него. В течение получаса на этом небольшом участке вели ожесточенный огонь с обеих сторон больше семисот орудий. Потери и русских и французов были огромны.


"Ядрам пролетать мешала гора кровавых тел", – говорит лермонтовский старый солдат.


Орудия Центральной батареи были разбиты французскими ядрами. Русские ядра разбили много французских орудий.


К 3 часам дня французы вновь ворвались на Центральную батарею. Контратака русских войск оказалась неудачной. Но и этот успех не принес французам победы: ценою огромных потерь они овладели только небольшим холмом. А русские войска, построившись позади этого холма, продолжали стоять несокрушимой стеной.


Французы утомились. Потери их были огромны: около 60 тысяч человек из армии в 135 тысяч – двое из каждых пяти человек – были убиты или ранены: Новые вражеские атаки были вялыми, русские легко их отражали.


Больше нигде французы не продвинулись ни на шаг. Около 4 часов дня бой начал затихать; стрельба продолжалась до темноты, но атаки прекратились.


В Бородинском бою русские воины показали, как они умеют защищать свою родину. Русские артиллеристы проявили высокое мастерство в стрельбе, своим огнем они наносили неприятелю невосполнимые потери, а в рукопашных схватках с врагом, прорвавшимся в расположение батарей, проявляли невиданную стойкость; они предпочитали погибнуть, но не отдавали врагу своих орудий.


Бородинский бой навсегда останется свидетельством высокого героизма русских артиллеристов.

Русская артиллерия при обороне Севастополя

Севастополь, город русской военной славы, в первый раз увидел перед собой вражескую армию почти сто лет назад – в сентябре 1854 года.


Англо–французские захватчики не решились сразу, с подхода, итти на штурм, и это дало время защитникам Севастополя окружить город с суши кольцом земляных укреплений. Чтобы не дать противнику возможности приблизиться с моря, у входа на рейд были затоплены старые парусные корабли, а их орудия были поставлены на сухопутных укреплениях крепости.


Началась длительная осада, которая стоила англичанам и французам огромных потерь и материальных затрат.


Условия были очень неблагоприятны для защитников Севастополя: укрепления строились наспех, артиллерии было мало, всего лишь 145 крепостных орудий, разбросанных на протяжении семи километров; но и эти немногие орудия были очень плохо обеспечены снарядами и зарядами. Железных и даже шоссейных дорог из центра России на юг и в Крым в те времена не существовало. Проселочные дороги, проходившие по чернозему и глине юга России и Крыма, осенью, зимой и весной становились непроезжими. Только пара сильных волов могла тащить повозку по липкой грязи, двигаясь со скоростью 15–20 километров в сутки. Один снаряд к тяжелому крепостному орудию, весивший 400 килограммов, месяц и больше путешествовал на паре волов из Ростова–на–Дону, Измаила, Бендер или Луганска, откуда подвозили боеприпасы для защитников Севастополя. А в это время англичане, французы и турки, без хлопот подвозили все необходимое по морю; только один корабль доставлял им сразу 3000 тонн боеприпасов, столько, сколько могли поднять 6000 телег, запряженных двенадцатью тысячами волов.


Неудивительно, что во время бомбардировок русские батареи отвечали одним снарядом на два или три снаряда противника. Удивляться надо другому: что они могли отвечать хоть таким огнем.


Но нехватку снарядов русские артиллеристы возмещали исключительной точностью стрельбы и беззаветным мужеством. Меткая стрельба русских артиллеристов наносила противнику большой ущерб, заставляла англичан и французов каждый день восстанавливать свои разрушенные укрепления.

Артиллерия

Рис. 22. Русская батарея на одном из севастопольских бастионов


Напрасны были старания английской и французской артиллерии стереть с лица земли русские бастионы, уничтожить русскую артиллерию. Правда, при сильной бомбардировке от попадания многих ядер земляные насыпи за день расползались, а рвы оказывались наполовину завалены осыпавшейся в них землей; но за ночь тысячи русских артиллеристов и пехотинцев восстанавливали разрушенное, и на утро осаждающие снова видели перед собой грозные укрепления, обложенные мешками с землей амбразуры, а на месте подбитых орудий – новые, готовые дать отпор врагам (рис. 22).


Ожесточенную бомбардировку осажденного Севастополя предприняли англичане и французы с утра 5 (17) октября 1854 года.


В половине седьмого утра раздался грохот французских батарей. Вслед за ними заговорили и английские.


"Воздух сгустился, сквозь дым солнце казалось бледным месяцем. Севастополь был опоясан двумя огненными линиями: одну составляли наши укрепления, другая посылала нам смерть", – пишет участник этого сражения.


Французские и английские генералы были совершенно уверены, что Севастополь не выдержит этой страшной бомбардировки.


Но уже через 2–3 часа после начала боя они могли удостовериться, что просчитались очень серьезно: неожиданность за неожиданносгью подстерегала осаждающих.


За 3–4 недели вокруг города выросли грозные укрепления; русские дальнобойные орудия стреляли отлично, смелость гарнизона доходила до дерзости.


Русские батареи стреляли так метко, что уже вскоре после начала бомбардировки французские батареи на правом фланге союзников были подавлены огнем русской артиллерии.


В 8 часов 40 минут от удачного попадания русской бомбы взлетел на воздух французский пороховой склад. С русской батареи раздалось громовое "ура", и, по словам корреспондента английской газеты "Таймс", русские принялись стрелять с такой силой, что заставили почти совершенно замолчать французские батареи, которым удавалось делать выстрелы лишь через большие промежутки времени.


В 1 час 25 минут дня был взорван второй французский пороховой склад, в четвертом часу – английский.


На помощь французским и английским сухопутным батареям пришел морской флот, корабли которого начали бомбардировку Севастополя с моря. Но русские артиллеристы обрушили свои меткие снаряды и на вражеские корабли. От убийственного огня русских батарей в этот день сильно пострадало 5 французских линейных кораблей и фрегатов и 3 английских корабля; на английских и французских кораблях было убито и ранено несколько сот человек.


После этой бомбардировки французские офицеры писали: "Русские далеко превзошли то понятие, которое об них было составлено. Их огонь был убийственным и метким. Их пушки бьют на большое расстояние, и если русские принуждены были на минуту прекратить огонь под градом снарядов, осыпавших их амбразуры, то они тотчас же возвращались опять на свои места и возобновляли бой с удвоенным жаром. Неутомимость и упорное сопротивление русских доказали, что восторжествовать над ними не так легко, как предсказывали нам некоторые газетчики".


Французам и англичанам пришлось оставить мечты о том, чтобы закончить этот день штурмом: огонь русской артиллерии сорвал штурм" не допустил даже его начала.


Бомбардировки Севастополя повторялись’ еще много раз – и все с таким же результатом.


Неравная борьба затянулась; она длилась более одиннадцати месяцев – почти год.


Весь мир поражался героизму и стойкости русских войск.


6 июня 1855 года после исключительно сильной бомбардировки англичане, французы и турки пошли в атаку по всей линии обороны Севастополя. Шесть раз повторялись ожесточенные атаки, и все шесть раз они были отбиты главным образом огнем русской артиллерии. Надо отметить, что английские, французские и сардинские солдаты были вооружены заряжаемыми с дула нарезными ружьями – "штуцерами", которые могли наносить поражение на расстоянии до 800 метров, а русская пехота из–за промышленной отсталости царской России была вооружена главным образом гладкоствольными ружьями, заряжаемыми с дула и способными наносить поражение всего лишь на расстоянии до 200 метров. Условия борьбы были слишком неравными, и поэтому основную тяжесть обороны Севастополя вынуждена была принять на себя русская артиллерия.


Положение осажденных становилось все более тяжелым. Французы и англичане постепенно приближали свои траншеи к русским укреплениям. К концу осады они приблизились к севастопольским бастионам на 20–25 метров.


Тогда французы подвезли большое количество мортир, стрелявших навесным огнем. Эти мортиры засыпали русские укрепления снарядами, от которых нельзя было укрыться за земляными насыпями, потому что гранаты мортир падали почти отвесно сверху. У русских же почти не б$шо в Севастополе орудий навесного огня, и они не могли вести равную борьбу с противником. Но и в этом безвыходном положении природная смекалка русских артиллеристов выручила их: они сами стали делать мортиры кустарным способом. Для этого брали орудие, лафет которого был подбит, снимали ствол и закрепляли его в специально вырытой яме, под определенным углом возвышения. Затем подготовляли снаряды и заряды для такой самодельной мортиры и открывали из нее огонь.


Но защитники осажденного города испытывали большие затруднения из–за недостатка подкреплений и боеприпасов. 27 августа 1855 года после самой ожесточенной из всех бомбардировок и кровопролитного рукопашного боя французы овладели главным укреплением Севастополя – Малаховым курганом, и положение обороняющихся стало чрезвычайно тяжелым.


5 сентября русские войска получили приказ отойти на северную сторону Севастопольской бухты.


Поражение царской России в Крымской войне показало всю гнилость и бессилие русского самодержавия, виновного в отсталости России и бездарности верховного командования, но доблестная одиннадцатимесячная оборона Севастополя вписала страницы бессмертной славы в историю русской армии и русского народа, который показал всему миру, на какие неслыханные подвиги способны его сыны, когда они защищают от врагов родную землю.

Боевые ракеты

Ракеты появились в России давно. Еще в XVII веке в России было множество искусных мастеров – "фейерверкеров". Ни один праздник в столице не обходился без блестящих "фейерверочных представлений", на которых в большом количестве сжигались разнообразные "потешные огни": тут были и "огненные колеса", и "бураки", из которых во все стороны вылетали разноцветные звездки, и ракеты, взлетавшие на большую высоту и падавшие оттуда, рассыпаясь "огненным дождем", и прочие чудеса пиротехники.


Но ракеты применялись не только для увеселений. При Петре I ракеты использовались для сигнализации и освещения местности во время боя. В 1680 году в Москве была создана ракетная лаборатория, где изготовлялись ракеты и производились изыскания для улучшения их конструкции.

Артиллерия

Рис. 23. К. И. Константинов


Боевые (разрывные и зажигательные) ракеты появились в России в начале XIX века. Создателем русских боевых ракет был артиллерийский офицер и талантливый изобретатель Александр Дмитриевич Засядко. Работу над созданием отечественных боевых ракет А. Д. Засядко начал в 1815 году в полковой пиротехнической лаборатории.


В 20–х годах XIX века в Петербурге было налажено производство боевых ракет на специальном ракетном заводе.


Как боевое средство ракеты системы Засядко, изготовленные петербургским заводом, впервые были применены в России в 1828 году (во время войны с турками) при осаде крепостей Варна и Браилов.


В 1832 году в Петербурге была открыта пиротехническая артиллерийская школа, готовившая ракетчиков для армии. Эта школа широко развернула свою работу, когда ее начальником стал генерал Константин Иванович Константинов, неутомимый пропагандист ракетного дела и самый видный деятель в области усовершенствования и применения боевых ракет в XIX веке.


В 1850 году К. И. Константинов стал начальником ракетного завода; его усилиями производство ракет было поднято на небывалую для того времени высоту. Ракеты конструкции К. И. Константинова по своему боевому действию превосходили все заграничные образцы ракет и при одинаковом заряде летели гораздо дальше.


Ракеты К. И. Константинова успешно применялись в 1854 году (во время Крымской войны): на Дунае при осаде турецкой крепости Силистрия, на Кавказе и в Севастопольской обороне.


Боевая ракета была очень проста по своему устройству. Она состояла из гильзы, в которую был запрессован ракетный пороховой состав, разрывной гранаты, которая при разрыве наносила поражение неприятельской пехоте и кавалерии, и "хвоста" – длинного деревянного шеста, который был необходим для устойчивости ракеты при полете (рис. 24).

Артиллерия

Рис. 24. Ракетный станок с боевой ракетой


Для того чтобы ракета летела в нужном направлении, ее вкладывали в короткую железную трубу, установленную на станке–треноге, а затем через отверстия в поддоне гильзы поджигали пороховой состав.


По сравнению с артиллерийскими орудиями ракетные установки были очень легкими, поэтому с ними было удобно действовать конным отрядам; они очень помогали войскам, действовавшим в горах. С ракетами можно было пройти всюду, где мог пройти пехотинец. Ракетную установку можно было быстро подготовить к стрельбе; производство выстрела занимало также немного времени: с одного и того же станка можно было выпустить до 6 ракет в минуту.


Дальность стрельбы ракетами достигала 4 километров, то есть больше чем вдвое превосходила дальность стрельбы из гладкоствольных орудий.


Но ракетное оружие имело и свои недостатки; главный из них – большое рассеивание при стрельбе: ракеты, выпущенные с одного станка в одном и том же направлении, падали в разных местах? довольно далеко одна от другой.


К. И. Константинов изобрел для морских спасательных станций специальные ракеты, которые, пролетев большое расстояние, забрасывали тонкий линь (веревку) на гибнущий корабль. Спасательными ракетными установками К. И. Константинова были оборудованы многие порты в России и за границей.


Знаменитому ракетчику пришлось в конце своей жизни быть свидетелем того, как ракетное оружие стало постепенно выходить из ‘ употребления. Дело в том, что в 60–х годах XIX века на вооружение артиллерии стали поступать нарезные орудия, заряжающиеся с казенной части. Они имели значительные преимущества перед старыми гладкоствольными орудиями – большую скорострельность, дальность и кучность боя. При наличии таких орудий ракеты показались артиллеристам ненужным пережитком и были сняты с вооружения во всех армиях.


Однако идея ракетного оружия, получившая в России такое широкое распространение, не была забыта на нашей родине. В самом начале Великой Отечественной войны на полях сражений появилось новое грозное ракетное оружие, которое наносило гитлеровским захватчикам огромные потери и пользовалось любовью и уважением советских воинов: это были знаменитые советские "катюши", огонь которых много раз обращал в бегство даже самые отборные гитлеровские войска.

Русская артиллерия во второй половине XIX века

Артиллерийские орудия времен Севастопольской обороны были последним словом техники гладкоствольной артиллерии. В 60–х годах XIX столетия стали входить в употребление нарезные орудия, заряжавшиеся с казенной части. .


Мы уже рассказывали, что первое нарезное орудие с затвором появилось на Руси в XVII веке, но при низкой технике того времени нельзя было освоить массового производства таких орудий: поэтому продолжалось производство гладкоствольных орудий, заряжавшихся с дула.


Только в середине XIX века на заводах, оборудованных специальными станками и машинами, было налажено массовое изготовление нарезных орудий с затворами.


Но удалось это не сразу: сначала научились изготовлять нарезные ружья. Пули этих ружей летели дальше, чем пули картечи, которая была главным снарядом гладкоствольной артиллерии. Огонь пехоты стал выводить из строя значительно больше людей, чем огонь артиллерии; пехотинцы могли теперь .с безопасного расстояния спокойно расстреливать артиллеристов. Отчасти это происходило уже во время Крымской войны 1853–1856 годов.


Конструкторы стали усиленно работать над созданием нарезных орудий и снарядов к ним. Много было проделано опытов, пока удалось наладить массовое производство таких орудий и снарядов.


Особенно быстро стала развиваться металлургическая промышленность с середины XIX века. Ее развитию много способствовали труды "отца металлографии" Дмитрия Константиновича Чернова, русского ученого с мировой известностью. Он исследовал структурные изменения стали при ее нагреве и охлаждении и на основе этих исследований создал теорию термической обработки стали (ее закалки, отпуска и отжига). Только применение новых способов обработки стали на русских заводах помогло избавиться от частых разрывов орудийных стволов при стрельбе, причин которых никто до Чернова не умел правильно объяснить. Теорию Чернова позаимствовали металлургические заводы и всех других стран.

Артиллерия

Рие. 25. Д. К. Чернов


В результате работ Чернова появилась сталь особо прочных сортов: она шла на броню боевых кораблей, на оборонительные сухопутные сооружения. Пробить такую броню можно было только артиллерийскими снарядами большого веса при очень большой окончательной скорости.


Орудийные заводы сконструировали мощные дальнобойные орудия и приступили к их производству. Чтобы охарактеризовать прогресс орудийной техники за 50 лет, достаточно привести несколько цифр. В 1840 году самая большая пушка весила 5 тонн и стреляла снарядами в 28 килограммов весом при 8–килограммовом заряде пороха. А в 1890 году самое тяжелое орудие весило 110 тонн, стреляло снарядами в 720 килограммов весом при 340–килограммовом заряде пороха; начальная скорость снаряда достигла 600 метров в секунду.


Основанием для создания могущественной артиллерии в России и за границей послужила выдающаяся работа русского ученого А. В. Гадолина "Теория орудий, скрепленных обручами", написанная в 1861–1862 годах и заслужившая большую Михайловскую премию.


Большая и малая Михайловские премии присуждались ежегодно конференцией Михайловской артиллерийской академии за особо ценные работы русских ученых в области артиллерии и пороходелия. Михайловская артиллерийская академия была центром научной мысли в этих областях, и почти все выдающиеся русские артиллеристы и пороховщики вышли из ее стен.


Профессором Михайловской артиллерийской академии был и генерал А. В. Гадолин (1828–1890 годы), экстраординарный член Российской Академии наук и почетный член многих русских и заграничных научных обществ и учреждений.

Артиллерия

Рис. 26. А. В. Гадолин


Сделанные по способу


А. В. Гадолина стволы орудий выходили особенно прочными: на одну стальную трубу нагоняли в горячем виде другую стальную трубу – "кожух". Остывая, кожух сжимал внутреннюю трубу, и ствол получался исключительно выносливым.


Однако огромные пушки, созданные по теории А. В: Гадолина, еще не давали такого эффекта, какого от них ожидали; причиной была слабость черного пороха, который не мог сообщить достаточно большую начальную скорость тяжелым снарядам. Выход из положения нашел сам А. В. Гадолин в содружестве с другим выдающимся русским артиллеристом Николаем Владимировичем Маиевским.


Генерал от артиллерии Н. В. Маиевский (1823–1892 годы), профессор баллистики Михайловской артиллерийской академии, прославился своим трудом "Курс внешней баллистики", также отмеченным большой Михайловской премией. Работа Н. В. Маиевского далеко превосходила’ все аналогичные труды; ею воспользовались ученые зарубежных стран,, на ее основе создавались учебники для иностранных военных академий.


Научная мысль Н. В. Маиевского и А. В. Гадолина не ограничивалась областью артиллерии; оба они были выдающимися химиками–пороховщиками. А. В. Гадолин и Н. В. Маиевский изобрели новый вид пороха, обладавший большой силой действия, дававший меньше дыма при выстреле – это был так называемый бурый или шоколадный призматический порох. Зерна этого пороха изготовлялись в виде шестигранных призм. Каждая призма имела семь сквозных каналов. Значение такой формы зерен пороха вы поймете, прочитав главу четвертую.


В конце XIX века шоколадный призматический порох являлся последним словом науки пороходелия, и это слово было произнесено в России.


Зерна пороха с семью каналами находят самое широкое применение и в наши дни. Таким образом, изобретение Гадолина и Маиевского имеет большое значение и для нашего времени.


Вот что писал известный русский ученый Николай Александрович Забудский в "Артиллерийском журнале" в июле 1885 года:


"Иностранные специалисты считают, что России обязана Европа введением призматического пороха. У нас он был испытан много раньше, чем где–либо. Заслуга разработки этого вопроса принадлежит русским артиллеристам, в особенности генералам Гадолину и Маиевскому. В России стали впервые изготовлять порох для больших орудий в виде правильных призматических лепешек с семью отверстиями на прессе системы профессора Вышнеградского. Другие государства последовали нашему примеру. Пруссия обратилась к фабрикации такого же пороха, как наш. Бельгия в 1867 году и потом Англия приняли формованный цилиндрический порох с небольшим центральным несквозным углублением".

Артиллерия

Рис, 27. Н. В. Маиевский


Генерал Яфимович, крупный специалист порохового дела, ввел выработку бурого призматического пороха на Охтенском пороховом заводе. Охтенский пороховой завод (в Петербурге) первый в мире начал фабричное производство призматического пороха.


Благодаря, трудам Д. К. Чернова, Н. В. Маиевского и А. В. Гадолина русская артиллерия первая в мире получила скрепленные брудия, которые могли стрелять вдвое дальше, чем старые нескрепленные, и заслуженно были названы дальнобойными. В 1877 году началось перевооружение русской артиллерии скрепленными орудиями. Способ скрепления орудий очень быстро переняли у русских западноевропейские конструкторы.


Производство стальных орудий в России наладил талантливый инженер П. М. Обухов. Стальные орудия высокого качества изготовлялись в Петербурге – на Обуховском заводе, где впервые была применена теория Д. К. Чернова, – а также в Перми на Мотовилихинском заводе. Русские орудия отличались исключительной долговечностью; они служили в армии по 40–50 лет и к концу такого огромного срока все еще наделено действовали. Так, например, наряду с новыми орудиями во время первой мировой войны (1914–1918 годы) в русской армии с успехом были использованы пушки производства 1877 года!


В одно время с А. В. Гадолиным и Н. В. Маиевским работал над усовершенствованием артиллерийских .орудий талантливый изобретатель Владимир Степанович Барановский. На двадцать лет раньше, чем этого сумели добиться западноевропейские конструкторы, он создал такое орудие, лафет которого остается на месте после выстрела; у такого орудия отдача заставляет откатываться только ствол, который вслед за этим сам возвращается на свое место. Такое орудие не надо накатывать на место во время стрельбы; поэтому оно может стрелять значительно быстрее старых орудий, которые после каждого выстрела откатывались назад на 4–б метров. Такие орудия, у которых после выстрела лафет остается на месте, а откатывается назад только ствол (да и тот сам возвращается на место), называются скорострельными.


В наши дни в артиллерии все орудия скорострельные; а 75 лет тому назад такое орудие было невиданной новинкой, мечтой артиллеристов. И эту мечту осуществил В. С. Барановский, который в 1872 году создал первую в мире скорострельную полевую пушку, а через три года закончил конструирование скорострельной горной пушки. Горная пушка Барановского разбиралась на несколько частей для перевозки по горам на вьюках.

Артиллерия

Рис. 28. В. С. Барановский


Для своей скорострельной пушки В. С. Барановский создал также быстродействующий поршневой затвор. Сущность устройства затвора Барановского остается неизменной и в современных поршневых затворах.


В. С. Барановский первым предложил применять унитарный патрон для заряжания орудия. В таком патроне снаряд и заряд соединены в одно целое при помощи гильзы, поэтому заряжание орудия стало намного удобнее и быстрее. Сочетание противооткатных устройств, гильзового заряжания и быстродействующего орудийного затвора сделало пушку Барановского действительно скорострельной.


Труды В. С. Барановского много сулили русской артиллерии. Но талантливый изобретатель погиб в 1879 году от несчастного случая во время одного из опытов; его смерть приостановила работу над скорострельными орудиями, и их сумели ввести только через два десятка лет...


Когда скрепленное скорострельное орудие было принято на вооружение, могущество артиллерийского огня резко возросло. Этому способствовало также и то, что в 1886 году был изобретен бездымный поpox. Он втрое сильнее старого – дымного, которым артиллерия стреляла более 500 лет; но есть у бездымного пороха еще одно замечательное свойство: он избавил поля сражений от огромного количества дыма.


С введением бездымного пороха облако дыма перестало закрывать от стреляющего цель и мепгать ему правильно прицеливаться. Стреляющему не требовалось больше долго ожидать, пока рассеется дым, чтобы произвести следующий выстрел. А это в свою очередь способствовало увеличению скорострельности орудий и винтовок.


В конце XIX века произошло еще одно важное событие в истории развития артиллерии: вместо дымного пороха стали наполнять артиллерийские снаряды новыми сильно взрывчатыми веществами, – сначала пироксилином, потом мелинитом и, наконец, тротилом. От этого возросла в несколько раз сила артиллерийских снарядов, они стали причинять огромные разрушения.


В истории изобретения бездымных порохов и их введения в артиллерию русские ученые сыграли выдающуюся роль. Во многих вопросах им принадлежит первенство, которое долгие годы несправедливо приписывалось иностранным изобретателям.


Об исключительно важной роли русских ученых в развитии порохового дела мы расскажем во второй главе этой книги.

В бою под Ляояном

Уже почти семь месяцев в далекой Маньчжурии шла русско–японская война. В августе 1904 года русские войска вели ожесточенные бои с японцами у города Ляоян. В ночь на 17 августа неподалеку от города Ляоян командир артиллерийского дивизиона полковник Слюсаренко лолучил приказ занять к рассвету позиции, чтобы усилить артиллерию 3–го Сибирского стрелкового корпуса и бить японцев перед фронтом этого корпуса. Дивизион состоял из двух батарей по 8 орудий в каждой. А у японцев было на этом участке три восьмиорудийных батареи.


Командир дивизиона внимательно изучил местность по карте, а потом выехал на разведку. Он выбрал места для своих батарей не так, как обычно выбирали в то время: не на вершинах холмов, а за холмами. Эти позиции не были видны японским наблюдателям. Артиллерийский наблюдательный пункт был выбран и оборудован на гребне сопки, возле китайской могилы, которая укрывала его от глаз японцев. С этого наблюдательного пункта хорошо были видны позиции всех вражеских батарей.


Полковник Слюсаренко направил огонь двух своих батарей на первую японскую батарею, которую он обнаружил. От орудий его батарей, стоявших за холмами, не было видно цели (рис. 29): артиллеристы наводили орудия во вспомогательные точки наводки, а командир подавал команды, в которых указывал направление и дальность стрельбы.

Артиллерия

Рис. 29. Русская артиллерия ведет огонь с закрытой позиции по японскимбатареям


Через 20 минут разгромленная японская батарея прекратила огонь, хотя у неприятеля было на этом участке 24 орудия, а в русских батареях – всего только 16.


После разгрома первой японской батареи огонь был перенесен на другую вражескую батарею. Вскоре и она прекратила огонь. Затем наступила очередь и третьей японской батареи.


Таким образом были подавлены и прекратили огонь все японские батареи перед фронтом 3–го стрелкового корпуса.


Но вот полковник Слюсаренко увидел в бинокль, как японские солдаты, сначала поодиночке и низко пригибаясь, а затем все смелее стали перебегать из–за горы в гаолян, который рос на склоне, обращенном к русским войскам. Это неприятельская пехота накапливалась для перехода в атаку.


Командир дивизиона не торопился: почти целый час наблюдал он, как накапливается японская пехота. А когда перебежки через гору прекратились, по зарослям гаоляна был открыт огонь второй батареи. Поражаемые снарядами русской батареи, японцы двинулись вперед, чтобы поскорее выйти из–под артиллерийского огня, но тут их встретил убийственный огонь русских стрелков. Это заставило японцев броситься обратно в заросли гаоляна; там их добили орудия русских артиллеристов.


За этот день орудия двух русских батарей выпустили больше пяти тысяч снарядов. А японцы так и не сумели определить, откуда стреляют русские батареи. Артиллеристы полковника Слюсаренко не имели при этом .почти никаких потерь; только два солдата были легко ранены "шальными" пулями.


Чем объясняется этот замечательный успех русских артиллеристов?


Полковник В. А. Слюсаренко и другой участник русско–японской войны – полковник А. Г. Пащенко – впервые стали по–новому располагать орудия в бою. Они не ставили их открыто, на гребнях холмов, как это делалось в течение пятисот с лишним лет, – с тех самых пор, как появилась огнестрельная артиллерия; Слюсаренко и Пащенко применили "закрытые" позиции; такие позиции не были видны неприятелю, он не мог хорошо пристреляться по русским батареям, расположенным за холмами, за рощами.


Чтобы постоянно применять этот новый способ расположения орудий, понадобилось приспособить орудия к стрельбе с закрытых позиций, снабдить их приборами для измерения углов – "угломерами", необходимыми для наводки орудий в цель по вспомогательной точке наводки, и разработать новые правила стрельбы.


Такое расположение батарей в дальнейшем заимствовали от русской армии японская, немецкая, французская, а затем и другие армии.


С этого времени в способе действий артиллерии произошло коренное изменение: основная масса артиллерии перешла с открытых позиций на закрытые, стала мало уязвимой для врага. Артиллерия получила возможность занимать огневые позиции скрытно и открывать огонь внезапно для противника.

Под Гумбинненом

1 августа 1914 года началась первая мировая война. С первых же дней на русско–германском фронте завязались крупные бои. 20 августа 1914 года 8–я германская армия атаковала 1–ю русскую армию неподалеку от города Гумбиннен в Восточной Пруссии. 17–й немецкий армейский корпус генерала Макензена атаковал одну .русскую дивизию. У Макензена было вдвое больше артиллерии и втрое больше пехоты, чем у русских. Были у него и тяжелые орудия, которыми русские на этом участке фронта не располагали.


Бой начали немецкие батареи, которые выпустили большое количество снарядов по расположению русских войск. Но они стреляли наудачу, потому что русская пехота и артиллерия еще со времен русско–японской войны 1904–1905 годов научились хорошо маскироваться.


Вслед за этим двинулась в атаку вражеская пехота. Часть ее врезалась клином в промежуток между двумя русскими полками.


Наши артиллеристы немедленно воспользовались этим: они повернули свои орудия почти под прямым углом и начали бить неприятеля с флангов перекрестным огнем: две батареи вели огонь справа и две слева. Немецкая пехота понесла в короткий срок огромные потери и отхлынула назад, оставив на поле сражения много убитых и раненых.


Тогда немцы попытались обойти русскую дивизию с фланга. Неприятельская пехота шла густыми цепями, соблюдая равнение, как на параде. Наши артиллеристы подпустили немцев на небольшое расстояние; затем русские батареи обрушились на противника сильным огнем (рис. 30). Цепи немецкой пехоты стали быстро редеть; немцы разбились на небольшие группы и залегли. Напрасно вражеские батареи старались заставить замолчать нашу артиллерию: русские батареи, расположенные на закрытых позициях, не были видны неприятельским наблюдателям и оставались неуязвимыми для огня немецкой артиллерии.

Артиллерия

Рис. 30. Русская батарея ведет огонь по немецкой пехоте с закрытой позиции


Тогда, желая ободрить свою пехоту, немецкий конно–артиллерийский дивизион в составе 12 орудий выскочил в конном строю на гребень холма, где залегли немецкие батальоны, и начал готовиться к бою. Считанные секунды требовались на то, чтобы снять орудия с передков, навести их и открыть огонь. Но только одному из двенадцати немецких орудий удалось сделать всего лишь один выстрел: этих же секунд оказалось достаточно для того, чтобы русский артиллерийский дивизион в составе 24 орудий сосредоточил огонь по немецким батареям, занявшим открытую позицию. Еще через минуту немецкие батареи окутались густым облаком дыма и пыли от разрывов русских снарядов и потеряли возможность вести огонь. А когда дым рассеялся, оказалось, что ни один немецкий артиллерист не остался в живых. Русская пехота перешла в наступление и захватила все 12 немецких орудий.


Так русская артиллерия показала свое превосходство над немецкой артиллерией уже в первых боях первой мировой войны 1914–1918 годов. Опыт русско–японской войны не пропал даром: наша артиллерия лучше умела выбирать огневые позиции; русские офицеры–артиллеристы лучше управляли огнем своих орудий, чем немецкие.

На юго–западном фронте в 1916 году

Весной 1916 года положение на Западном фронте первой мировой войны было очень серьезным. Немцы вели ожесточенные атаки на главную опору французов – крепость Верден. В сражении под Верденом решалась участь Франции.


В то же время союзники немцев – австрийцы – наступали на своем Южном фронте, нанося итальянцам одно поражение за другим. Положение Франции и Италии могла спасти лишь их союзница Россия; для этого ей нужно было подготовить и начать крупное наступление своих войск, чтобы заставить немцев и австрийцев оттянуть их главные силы с Западного фронта. Решение этой нелегкой задачи было возложено на армии Юго–Западного фронта русских войск.


Вот как шла боевая подготовка русских артиллеристов. С начала мая 1916 года они повели упорную, кропотливую работу по выявлению сил противника. Все замеченное они наносили на карты: вражеские пулеметные гнезда, наблюдательные пункты, расположение батарей, мосты, дороги для подхода подкреплений. Над неприятельскими окопами летали русские самолеты; они вели разведку и фотографировали позиции противника.


На стороне русских войск строились сотни наблюдательных пунктов, строились по ночам, скрытно от противника. Если работу не успевали закончить до рассвета, ее тщательно маскировали и никто не показывался около места работы в течение дня.


Так же скрытно готовились огневые позиции для легких и тяжелых батарей. Солдаты рыли окопы по ночам, а чуть свет покидали их, замаскировав все следы работы.


Так подготовлены были места для орудий, а немцы и австрийцы ничего не подозревали, так как на фронте велась лишь обычная, редкая перестрелка.


Только за несколько дней до начала наступления по ночам стали прибывать русские орудия; они сразу укрывались в подготовленных для них окопах. До поры до времени они не стреляли, чтобы враг не знал об их прибытии.


Чтобы ошеломить врага, решено было нанести удар совершенно неожиданно. Этот удар должен был получиться коротким, но исключительно мощным.


Всё было подготовлено в обстановке строжайшей тайны. Пленные потом рассказывали, что немцы и австрийцы не ждали русского наступления.


Русские батареи заранее сделали все расчеты для стрельбы, определили расстояния до важнейших вражеских объектов, но пристрелку не производили до последнего дня.


И, наконец, пришел тот момент, который был подготовлен долгой и кропотливой работой русских артиллеристов.


Этот момент наступил на рассвете 4 июня 1916 года.


Русские орудия заговорили в 4 часа утра. Гулко грянули в утренней тишине первые выстрелы. Это тяжелые орудия начали пристрелку по заранее распределенным между ними целям. Каждое орудие сделало по 10 выстрелов.


В то же время вели стрельбу и легкие пушки по проволочным заграждениям противника, которые прикрывали его укрепления несколькими рядами колючей проволоки.


Артиллерия кончила пристрелку и перешла на поражение в 6 часов утра. Тяжелые орудия стреляли с правильными промежутками между выстрелами – сначала в б минут, потом в 2 и 3. Легкие орудия стреляли чаще.


Взлетали в воздух неприятельские наблюдательные пункты, опрокидывались исковерканные орудия, рушились перекрытия блиндажей, убитая и калеча укрывшихся в них неприятельских солдат и офицеров. Сила русского огня была потрясающей. На четырехкилометровом протяжении фронта , в расположении врага царили хаос и разрушение.


Вдруг русская артиллерия прекратила огонь. Уцелевшие неприятельские солдаты вздохнули с облегчением. Неизмеримо легче казалось им встретить живого атакующего врага и столкнуться с ним лицом к лицу, чем выносить огневой ураган, больше трех часов бушевавший над их головами.


Австрийцы и немцы, оглушенные грохотом разрывов, выползали из блиндажей и убежищ, готовясь отразить атаку. Но лишь 15 минут продолжалась передышка; а потом с новой, удвоенной силой забушевал артиллерийский огонь, сея повсюду смерть и разрушение.


В 10 часов утра огонь был перенесен на вторую линию неприятельских укреплений; оставшиеся в живых австрийские и немецкие солдаты и офицеры снова стали готовиться к отражению атаки. Но и на этот раз атака не началась, а после короткой передышки возобновился сильнейший огонь русской артиллерии по первой линии укреплений. Враг был окончательно сбит с толку, и когда в полдень началась настоящая атака, никто уже не пытался ее отражать.


Почти без всякого сопротивления русская пехота захватила первую и вторую линии неприятельских укреплений. В нескольких местах фронт был прорван, и русские войска ринулись в образовавшиеся прорывы.


За первые три дня наступления русские взяли 200.000 пленных. Разгромлены были 38 пехотных и 11 кавалерийских дивизий противника, оставивших на поле боя огромное количество боевой техники. Немцам пришлось срочно отозвать из–под Вердена около тридцати дивизий; австрийцы сняли большую часть своих войск с Итальянского театра военных действий. Все это было брошено в бой, чтобы закрыть прорыв и остановить успешно наступавшие русские войска. Наступление немцев под Верденом, а австрийцев в Италии прекратилось. Австро–венгерская империя оказалась на грани катастрофы. Но в этот решающий момент бездарное царское верховное командование не дало Юго–Западному фронту достаточных подкреплений, и войска фронта вынуждены были прекратить дальнейшее наступление.


Долгие годы летнее наступление русских войск Юго–Западного фронта в 1916 году оставалось непревзойденным образцом использования артиллерии при прорыве укрепленной полосы, и только в советско–финской войне 1939/40 года и в особенности в Великой Отечественной войне советские артиллеристы показали еще более блестящие примеры прорыва сильно укрепленных оборонительных полос.


Несколько кратких очерков, которые вы прочитали, ознакомили вас лишь с самыми основными событиями из многовековой истории артиллерии. Вы могли убедиться, какой длинный и сложный путь развития прошла артиллерия, прежде чем ей удалось достигнуть того могущества, которым она обладает в наше время.


Первая мировая война 1914–1918 годов вписала последнюю страницу в историю артиллерии досоветского периода. Великая Октябрьская социалистическая революция внесла коренные изменения в жизнь нашего народа. Для защиты завоеваний революции Коммунистическая партия Советского Союза и Советское Правительство создали Красную Армию – первую в истории человечества армию защиты мирного созидательного труда советского народа и интересов первого в мире социалистического государства.


Начался новый период и в истории развития артиллерии. За годы социалистического строительства в нашей стране советская артиллерия достигла подлинного расцвета, а в ожесточенных сражениях за свободу и независимость нашей Родины она покрыла свои знамена неувядаемой славой.


Об этом мы расскажем вам в последних главах книги. А сейчас познакомим вас с тем, как устроено артиллерийское орудие, как его готовят к бою, как оно ведет огонь и какие технические средства привлекаются для обеспечения мощного и меткого огня артиллерии.

Артиллерия

Глава 2. Могучий источник энергии

Артиллерия

Артиллерийское орудие

Что заставляет тяжелый артиллерийский снаряд вылетать с огромной скоростью из ствола и падать далеко от орудия, за десятки километров от него?


Какая сила выбрасывает снаряд из орудия?


В давно прошедшие времена для метания каменных снарядов из катапульты использовали упругость туго скрученных канатов из воловьих кишок или жил.


Для метания стрел из луков использовали упругость дерева или металла.


Принцип действия катапульты и лука вполне ясен.


А в чем заключается принцип устройства и действия огнестрельного артиллерийского орудия?


Современное огнестрельное артиллерийское орудие представляет собой сложную боевую машину, которая состоит из многих различных частей и механизмов. В зависимости от назначения артиллерийские орудия весьма разнообразны по своему внешнему виду. Однако основные части и механизмы всех орудий по принципу устройства и действия мало отличаются одни от других.


Познакомимся с общим устройством орудия (рис. 31).


Орудие состоит из ствола с затвором и лафета. Это главные части любого орудия.


Ствол служит для направления движения снаряда. Кроме того, в нарезном стволе снаряду сообщается вращательное движение.


Затвор закрывает канал ствола. Он легко и просто открывается для заряжания орудия и выбрасывает гильзу. При заряжании затвор также легко закрывается и прочно соединяется со стволом. После закрывания затвора производится выстрел при помощи ударного механизма.


Лафет назначается для крепления ствола, для придания ему необходимого при выстреле положения, а в полевых орудиях лафет, кроме того, служит повозкой орудия в походном движении.


Лафет состоит из многих частей и механизмов. Основанием лафета является нижний станок со станинами и ходовой частью (рис. 32).


Станины при стрельбе из орудия разводятся и закрепляются в разведенном положении, а для походного движения сдвигаются. Разведением станин при етрельбе орудию обеспечивается хорошая поперечная устойчивость и большой горизонтальный обстрел. На концах станин имеются сошники. Ими орудие закрепляется на грунте от продольного перемещения при выстреле.

Артиллерия

Рис. 31. Артиллерийское орудие (76–миллиметровая пушка образца 1942 года)

Артиллерия

Рис. 32. Основные части 76–миллиметровой пушки образца 1942 года


Ходовая часть состоит из колес и механизма подрессоривания, которое упруго соединяет колеса с нижним станком на походе (при сведенных станинах). Во время стрельбы подрессоривание должно быть выключено; это осуществляется автоматически при разведении станин.


На нижнем станке лафета помещается вращающаяся часть орудия, которая состоит из верхнего станка, механизмов наводки (поворотного и подъемного) , уравновешивающего механизма, прицельных приспособлений, люльки и противооткатных устройств.


Верхний станок (см. рис. 32) – это основание вращающейся части орудия. На нем при помощи цапф крепится люлька со стволом и противооткатными устройствами, или качающаяся часть орудия.


Вращение верхнего станка на нижнем осуществляется поворотным механизмом, чем обеспечивается большой горизонтальный обстрел орудия. Вращение люльки со стволом на верхнем станке выполняется при помощи подъемного механизма, которым придается стволу необходимый угол возвышения. Так производится наводка орудия в горизонтальном и вертикальном направлениях.


Уравновешивающий механизм назначается для уравновешивания качающейся части и для облегчения работы на подъемном механизме вручную.


При помощи прицельных приспособлений производят наводку орудия в цель. На прицельных приспособлениях устанавливаются нужные горизонтальные и вертикальный углы, которые затем придаются стволу при помощи механизмов наводки.


Противооткатные устройства уменьшают действие выстрела на орудие и обеспечивают неподвижность и устойчивость орудия во время стрельбы. Они состоят из тормоза отката и накатника. Тормоз отката поглощает энергию отдачи при выстреле, а накатник возвращает откатившийся ствол в первоначальное положение и удерживает его в этом положении при всех углах возвышения. Для уменьшения действия отдачи на орудие служит также дульный тормоз.


Щитовое прикрытие предохраняет орудийный расчет, то есть артиллеристов, которые выполняют боевую работу у орудия, от пуль и осколков вражеских снарядов.


Таково общее, очень краткое описание современного орудия. Более подробно устройство и действие отдельных частей и механизмов орудия будет рассмотрено в последующих главах.


В современном артиллерийском орудии для выбрасывания снарядов из ствола служат пороховые газы, энергия которых обладает особым свойством.


При работе катапульты обслуживающие ее люди туго закручивали канаты из воловьих кишок, чтобы они потом с большой силой бросали камень. На это надо было затрачивать очень много времени и энергии. При стрельбе из лука нужно было с силой натягивать тетиву.


Современное артиллерийское орудие требует от нас сравнительно небольшой затраты усилий перед выстрелом. Работа, совершаемая в орудии при выстреле, производится за счет энергии, скрытой в порохе.


Перед выстрелом в ствол орудия вкладывают снаряд и заряд пороха. При выстреле пороховой заряд сгорает и обращается в газы, которые в момент своего образования обладают очень большой упругостью. Эти газы с огромной силой начинают давить во все стороны (рис. 33), а следовательно, и на дно снаряда.


Пороховые газы могут выйти из замкнутого пространства только в сторону снаряда, так как под действием газов снаряд начинает быстро продвигаться по каналу ствола и вылетает из него с очень большой скоростью.

Артиллерия

Рис. 33. Пороховые газы давят во все стороны, они выталкивают снаряд из ствола


В этом заключается особенность энергии пороховых газов – она скрыта в порохе до тех пор, пока мы его не зажжем и пока он не обратится в газы; тогда энергия пороха освобождается и производит нужную нам работу.

Можно ли заменить порох бензином?

Скрытой энергией обладает не только порох; и дрова, и каменный уголь, и керосин, и бензин также обладают энергией, которая освобождается при их сгорании и может быть использована для производства работы.


Так почему бы не использовать для выстрела не порох, а другое горючее, например, бензин? При горении бензин тоже обращается в газы. Почему не поместить над орудием бак с бензином и не подводить его по трубке в ствол? Тогда при заряжании нужно будет вкладывать только снаряд, а "заряд" сам потечет в ствол – стоит только открыть кран!


Это было бы очень удобно. Да и качество бензина как топлива, пожалуй, выше качества пороха: если сжечь 1 килограмм бензина, выделится 10.000 больших калорий тепла, а 1 килограмм бездымного пороха дает при сгорании примерно 800 калорий, то есть раз в 12 меньше, чем бензин. Это значит, что килограмм бензина дает столько тепла, сколько его нужно для того, чтобы нагреть на один градус 10.000 литров воды, а килограмм пороха может нагреть на один градус всего лишь 800 литров воды.


Почему же не "стреляют" бензином?


Чтобы ответить на этот вопрос, надо выяснить, как горит бензин в как горит порох.


На открытом воздухе и бензин и бездымный порох горят не очень медленно, но и не очень быстро. Они горят, но не взрываются. Тут особой разницы между бензином и порохом нет.


Но совсем по–разному ведут себя бензин и порох, если их поместить в замкнутом, закрытом со всех сторон пространстве, лишенном притока воздуха, например за снарядом в стволе орудия, плотно закрытом затвором. Бензин в этом случае гореть не будет: для его горения нужен приток воздуха, приток кислорода.


Порох же в закрытом пространстве сгорит очень быстро: он взорвется и обратится в газы.


Горение пороха >в закрытом пространстве – явление очень сложное, своеобразное, совсем не похожее на обычное горение. Такое явление называют взрывчатым разложением, взрывчатым превращением или просто взрывом, лишь условно сохраняя за ним более привычное название "горение".


Почему же порох горит и даже взрывается без доступа воздуха?


Потому что в самом порохе содержится кислород, за счет которого и происходит горение.


В замкнутом пространстве порох сгорает чрезвычайно быстро, газов выделяется очень много, и температура их весьма высока. В этом сущность взрыва; в этом отличие взрыва от обыкновенного горения.


Итак, чтобы получить взрыв бездымного пороха, нужно его зажечь непременно в замкнутом пространстве. Пламя тогда очень быстро, почти мгновенно, распространится по всей поверхности пороха, – произойдет его воспламенение. Порох быстро сгорит и превратится в газы.


Так протекает взрыв. Он возможен только при наличии кислорода в самом взрывчатом веществе.


В этом именно и заключается особенность пороха и почти всех других взрывчатых веществ: в них самих имеется кислород, и при горении они не нуждаются в притоке кислорода извне.


Возьмем, например, порох, который применяется в военном деле с давних времен: дымный, черный порох. В нем смешаны уголь, селитра и сера. Горючим здесь является уголь. В селитре содержится кислород. А сера введена для того, чтобы порох легче зажегся; кроме того, сера служит скрепляющим веществом, она соединяет уголь с селитрой. При взрыве этот порох далеко не весь обращается в газы. Значительная часть сгоревшего пороха в виде мельчайших твердых частиц осаждается на стенках канала ствола (нагар) и в виде дыма выбрасывается в воздух. Поэтому такой порох и называется дымным.


В современных орудиях применяют обычно бездымные, пироксилиновые или нитроглицериновые пороха.


В бездымном порохе, как и в дымном, содержится кислород. При взрыве этот кислород выделяется, и за ,его счет происходит сгорание пороха. Бездымный порох при сгорании весь превращается в газы и не дает дыма.


Итак, порох заменить бензином нельзя: в порохе есть все, что нужно для его горения, а в бензине нет кислорода. Поэтому, когда нужно добиться быстрого сгорания бензина в закрытом пространстве, например в цилиндре автомобильного мотора, приходится устраивать специальные сложные приспособления, чтобы предварительно смешать бензин с воздухом – приготовить горючую смесь.


Произведем несложный расчет.


Мы уже сказали, что 1 килограмм бензина при сгорании дает 10000 больших калорий тепла. Но, оказывается, для сгорания каждого килограмма бензина нужно к нему присоединить 15,5 килограмма воздуха. Значит, 10.000 калорий приходится не на 1 килограмм бензина, а на 16,5 килограмма горючей смеси. Один же ее килограмм выделяет при горении всего около 610 калорий. Это меньше, чем дает 1 килограмм пороха.


Как видим, смесь бензина с воздухом уступает пороху и в калорийности.


Однако главное все же не в этом. Главное в том, что при взрыве пороха образуется очень много газов. Объем газов, образующихся при сгорании одного литра смеси бензина с воздухом, а также одного литра дымного и одного литра бездымного пироксилинового пороха, показан на рис. 34.

Артиллерия

Рис. 34. При горении пороха образуется гораздо больше газов, чем при горении бензина


Такой объем газы заняли бы при охлаждении их до нуля градусов и при давлении в одну атмосферу, то есть при нормальном давлении. А объем пороховых газов при температуре взрыва (опять–таки при давлении в одну атмосферу) будет еще во много раз больше.


Из рис. 34 видно, что пироксилиновый порох выделяет газов в 4 с лишним раза больше, чем дымный порох при равных количествах по весу. Поэтому пироксилиновый порох сильнее дымного.


Но и этим еще не исчерпываются преимущества пороха перед обычным горючим, каким, например, является бензин. Громадное значение имеет скорость превращения пороха в газы.


Взрывчатое превращение порохового заряда при выстреле длится всего несколько тысячных долей секунды. Бензиновая смесь в цилиндре мотора горит раз в 10 медленнее.


Пороховой заряд 76–миллиметровой пушки целиком превращается в газы меньше чем за 6 тысячных (0,006) секунды.


Такой малый промежуток времени даже трудно себе представить. Ведь "миг" – мигание века человеческого глаза – длится около трети секунды. Пороховой заряд взрывается в 50 раз быстрее.


Взрыв заряда бездымного пороха создает в стволе орудия огромное давление: до 3000–3500 атмосфер, то есть 3000–3500 килограммов на каждый квадратный сантиметр.


При высоком давлении пороховых газов и очень малом времени взрывчатого превращения и создается огромная мощность, которой обладает стреляющее орудие. Такой мощности в тех же условиях не создает ни одно из других горючих.

Взрыв и детонация

На открытом воздухе бездымный порох горит спокойно, а не взрывается. Поэтому при горении трубки бездымного пороха (рис. 35) на открытом воздухе можно по часам проследить за временем ее горения: между тем даже самым точным секундомером нельзя измерить времени взрывчатого превращения того же пороха в орудии. Чем это объяснить?

Артиллерия

Рис. 35. На . открытом воздухе порох горит спокойно. В замкнутом пространствепорох взрывается


Оказывается, все дело в условиях, при которых происходит образование газов.


При горении пороха на открытом воздухе образующиеся газы быстро рассеиваются: их ничто не удерживает. Давление вокруг горящего пороха почти не повышается, и скорость горения сравнительно невелика.


В замкнутом пространстве образующиеся газы не имеют выхода. Они заполняют все пространство. Их давление быстро повышается. Под действием этого давления взрывчатое превращение идет весьма энергично, то есть весь порох с чрезвычайной быстротой превращается в газы. Получается уже не обыкновенное горение, а взрыв (см. рис. 35).


Чем больше давление вокруг горящего пороха, тем больше скорость взрыва. Увеличивая это давление, мы можем получить очень большую скорость взрыва. Такой взрыв, протекающий с огромной скоростью, в десятки и даже сотни раз большей, чем скорость обычного взрыва, называется детонацией. При таком взрыве воспламенение и взрывчатое превращение как бы сливаются, происходят почти одновременно, в течение нескольких стотысячных долей секунды.


Скорость взрыва зависит не только от давления. Можно иногда получить детонацию, не применяя большого давления.


Что лучше для стрельбы – обыкновенный взрыв или детонация?


Скорость’ детонации намного больше скорости обыкновенного взрыва. Может быть, и работа, совершаемая газами при детонации, будет больше?


Попробуем заменить взрыв детонацией: создадим для этого в стволе более высокое давление, чем то, которое получается обычно при воспламенении пороха.


Для этого все пространство в стволе позади снаряда заполним порохом до отказа. Воспламеним теперь порох.


Что получится?


Первые же порции газа, не имея выхода, создают в стволе очень большое давление. Под действием такого давления весь порох сразу превратится в газы, это еще во много раз увеличит давление. Все это произойдет в промежуток времени, неизмеримо меньший, чем при обыкновенном взрыве. Он будет измеряться уже не тысячными, а десятитысячными и даже стотысячными долями секунды!


Но что же случилось с орудием?


Посмотрите на рис. 36.


Ствол не выдержал!


Снаряд не успел еще тронуться с места, как огромным давлением газов уже разорвало ствол на куски.


Значит, чрезмерная скорость взрыва не годится для стрельбы. Нельзя заполнять порохом все пространство за снарядом и таким образом создавать чрезмерное давление. В этом случае орудие может разорваться.

Артиллерия

Рис. 37. Плотность заряжания этого 2,1 кгорудия равна – = 0,58 кг/ло,0 Л

Артиллерия

Рис. 36. Произошла детонация, ствол орудия разорвало


Поэтому при составлении заряда пороха никогда не забывают о пространстве, в котором порох будет взорван, то есть об объеме так называемой зарядной каморы орудия. Отношение веса заряда в килограммах к объему зарядной каморы в литрах называется плотностью заряжания (рис. 37). Если плотность заряжания превысит известный предел, появится опасность детонации. Обычно плотность заряжания в орудиях не превышает 0,5–0,7 килограмма пороха на 1 литр объема зарядной каморы.


Есть, однако, такие вещества, которые изготовляются специально для получения детонации. Это бризантные или дробящие взрывчатые вещества, например пироксилин, тротил. В отличие от них пороха называются метательными взрывчатыми веществами.


Бризантные взрывчатые вещества обладают интересными свойствами. Например, одно из разрушительных бризантных веществ – пироксилин–лет 100 тому назад применяли без всякого опасения для самых мирных целей: для зажигания свечей в люстрах. Пироксилиновый шнур поджигали, и он горел совершенно спокойно, чуть коптя, без взрыва, зажигая одну свечу за другой. От удара или от трения тот же пироксилин, если его высушить и заключить в оболочку, взрывается. А если поблизости происходит взрыв гремучей ртути, сухой пироксилин детонирует.


Влажный пироксилин от прикосновения пламени горит спокойно, но в отличие от сухого пироксилина при ударе не взрывается и при взрыве гремучей ртути, происходящем по соседству, не детонирует.


Почему же пироксилин ведет себя при различных обстоятельствах по–разному: иногда горит, иногда взрывается, а иногда детонирует?


Здесь играют роль прочность химического соединения молекул, химическая и физическая природа вещества и способность вещества к взрывчатому превращению.

Артиллерия

Рис. 38. Взрыв и детонация


Различно ведут себя и другие бризантные взрывчатые вещества.


Одним бризантным веществам для взрывчатого превращения достаточно прикосновения пламени, у других взрывчатое превращение происходит от удара, у третьих оно происходит лишь при сильном сотрясении молекул, вызванном взрывом другого взрывчатого вещества. Сотрясение от взрыва распространяется довольно далеко, на десятки метров. Поэтому многие бризантные вещества могут детонировать даже тогда, когда взрыв такого же или другого бризантного вещества произойдет довольно далеко от них.


При детонации все бризантное вещество почти мгновенно превращается в газы. В этом случае газы не успевают по мере образования распространяться в воздухе. Они с огромной скоростью .и силой стремятся расшириться и разрушают все на своем пути.


Чем ближе к взрывчатому веществу находится препятствие, мешающее распространению газов, тем сильнее удар газов по этому препятствию. Вот почему бризантное вещество, взрываясь в сосуде, закрытом крышкой, раздробляет сосуд на мелкие части, а крышка сосуда отлетает в сторону, но обычно остается целой (рис. 38).


Можно ли пользоваться бризантными взрывчатыми веществами для заряжания орудия?


Конечно, нет. Мы уже знаем, что при детонации пороха ствол орудия разрывается. То же самое произошло бы и в том случае, если бы мы вложили в орудие заряд из бризантного взрывчатого вещества.


Поэтому бризантные взрывчатые вещества служат главным образом для заполнения каморы артиллерийских снарядов. Мало чувствительные к удару бризантные вещества, например тротил, помещают внутри снарядов и заставляют детонировать при встрече снаряда с целью.


Некоторые взрывчатые вещества отличаются необычайной чувствительностью: гремучая ртуть, например, взрывается от легкого укола и даже от сотрясения.


Чувствительностью таких взрывчатых веществ пользуются для воспламенения заряда пороха и для детонации бризантных взрывчатых веществ. Эти вещества называются инициирующими. Кроме гремучей ртути, к инициирующим веществам относятся азид свинца, тринитрорезорцинат свинца (ТНРС) и другие.


Для воспламенения порохового заряда чаще всего применяют небольшие порции гремучей ртути.


Однако использовать гремучую ртуть в чистом виде нельзя – она слишком чувствительна; гремучая ртуть может взорваться и воспламенить заряд пороха, когда этого еще не нужно – при случайном легком ударе во время заряжания или даже от сотрясения при перевозке зарядов. Кроме того, пламя от чистой гремучей ртути плохо воспламеняет порох.


Чтобы пользоваться гремучей ртутью, надо понизить ее чувствительность и повысить воспламеняющую способность. Для этого гремучую ртуть смешивают с другими веществами: шеллаком, бертолетовой солью, антимонием. Получаемая смесь воспламеняется только при сильном ударе или уколе и называется ударным составом. Медная чашечка с помещенным в нее ударным составом называется капсюлем.


При ударе или уколе капсюль дает пламя с очень высокой температурой, которое воспламеняет пороховой заряд.


Как видим, в артиллерии применяются и инициирующие, и метательные, и бризантные взрывчатые вещества, но только для разных целей. Инициирующими взрывчатыми веществами пользуются для изготовления капсюлей, порохом – для выбрасывания снаряда из ствола, бризантными взрывчатыми веществами – для снаряжения большинства снарядов.

Какова же энергия пороха?

При выстреле часть энергии, заключенной в заряде пороха, переходит в энергию движения снаряда.


Пока заряд еще не зажжен, он обладает потенциальной или скрытой энергией. Ее можно сравнить с энергией воды, стоящей на высоком уровне у шлюзов мельницы, когда они закрыты. Вода спокойна, колеса неподвижны (рис. 39).


Но. вот мы воспламенили заряд. Происходит взрывчатое превращение – энергия освобождается. Порох превращается в сильно нагретые газы. Таким образом, химическая энергия пороха превращается в механическую, то есть в энергию движения газовых частиц. Это движение частиц создает давление пороховых газов, которое, в свою очередь, вызывает движение снаряда: энергия пороха превратилась в энергию движения снаряда.


Мы как бы открыли шлюзы. Бурный поток воды ринулся с высоты и быстро завертел лопасти водяного колеса (см. рис. 39).


Какое же количество энергии заключено в заряде пороха, например в полном заряде 76–миллиметровой пушки?

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 39. Потенциальная энергия превращается в энергию движения


Это легко подсчитать. Полный заряд пироксилинового пороха 76–миллиметровой пушки весит 1,08 килограмма. Каждый килограмм такого пороха выделяет при сгорании 765 больших калорий тепла. Каждая большая калория, как известно, соответствует 427 килограммометрам механической энергии.

Артиллерия

Рис. 40. Единица работы–килограммометр


Таким образом, энергия, заключенная в полном заряде 76–миллиметровой пушки, равна:


1,08·765·427 = 352.000 килограммометров.


А что такое килограммометр? Это работа, которую надо затратить для того, чтобы поднять один килограмм на высоту в один метр (рис. 40).


Однако далеко не вся энергия пороха уходит на выталкивание снаряда из орудия, то есть на полезную работу. Большая часть энергии пороха пропадает: около 40% энергии совершенно не используется, так как часть газов бесполезно выбрасывается из ствола вслед за вылетевшим снарядом, около 22% расходуется на нагревание ствола, около 5% уходит на отдачу и движение газов.


Если учесть все потери, окажется, что только одна треть, или 33%, энергии заряда идет на полезную работу.

Артиллерия

Рис. 41. Единица мощности – лошадиная сила


Это не так уж мало. Орудие как машина обладает довольно высоким коэфициентом полезного действия. В самых совершенных двигателях внутреннего сгорания на полезную работу затрачивается не более 40% всей тепловой энергии, а. в паровых машинах, например в паровозах, – не более 20%.


Итак, на полезную работу в 76–миллиметровой пушке тратится 33% от 352.000 килограммометров, то есть около 117.000 килограммометров.


И вся эта энергия выделяется всего лишь в 6 тысячных долей секунды!


Простой расчет показывает, что мощность орудия составляет более 260.000 лошадиных сил. А что такое "лошадиная сила", видно из рис. 41.


Если бы люди могли произвести такую работу в столь же короткий срок, потребовалось бы примерно полмиллиона человек.


Вот какова мощность выстрела даже небольшой пушки!

Нельзя ли все–таки чем–нибудь заменить порох?

Применение пороха как источника огромной энергии сопряжено со значительными неудобствами.


Например, вследствие очень высокого давления пороховых газов орудийные стволы приходится делать весьма прочными, тяжелыми, а из–за этого страдает подвижность орудия.


Кроме того, при взрыве пороха развивается чрезвычайно высокая температура (рис. 42) – до 3000 градусов. Это в 4 раза выше температуры пламени газовой горелки!


. Для плавления стали достаточно 1400 градусов тепла. Температура взрыва, таким образом, больше чем вдвое превышает температуру плавления стали.


Но все же ствол сильно нагревается, этому способствует также трение снаряда. При продолжительной ‘ стрельбе приходится увеличивать промежутки времени между выстрелами, чтобы ствол не перегревался. В некоторых же скорострельных малокалиберных орудиях устраивают специальные системы охлаждения.


Все это, конечно, создает неудобства при стрельбе. Кроме того, большое давление, высокая температура, а также химическое действие газов не остаются бесследными для ствола: металл его постепенно разрушается.


Орудийный ствол не плавится только потому, что высокая температура взрыва действует в продолжение ничтожно малого времени и ствол не успевает нагреться до температуры плавления стали.

Артиллерия

Рис. 42. Температура пламени газовой горелки, плавления стали, пороховых газов


Наконец, к числу неудобств, вызываемых применением пороха, следует отнести также и то, что выстрел сопровождается громким звуком. Звук зачастую обнаруживает скрытое орудие, демаскирует его.


Как видите, применение пороха сопряжено с большими неудобствами.


Вот почему уже давно пытаются заменить порох другим источником энергии.


Действительно, разве не странно, что порох и сейчас, как несколько веков назад, безраздельно господствует в артиллерии? Ведь за эти века техника далеко шагнула вперед: от мускульной силы перешли к силе ветра и воды; потом была изобретена паровая машина – настал век пара; затем стали применять жидкое топливо – нефть, бензин.


И, наконец, электричество проникло во все области жизни.


Сейчас нам доступны такие источники энергии, о которых шесть веков назад, в годы появления пороха, люди не имели даже понятия.


Ну, а порох? Неужели его нельзя заменить чем–нибудь более совершенным?


Не будем говорить о замене пороха другим горючим. Мы уже убедились в неудаче этой попытки на примере с бецзином. '


Но почему бы, например, не воспользоваться для стрельбы энергией сжатого воздуха?


Попытки ввести в употребление пневматические ружья и пушки делались уже давно. Но пневматическое оружие все же не получило распространения. И понятно, почему.


Ведь, чтобы получить необходимую для выстрела энергию, нужно предварительно затратить гораздо большую энергию для сжатия воздуха, так как при выстреле значительная часть энергии будет неизбежно потеряна. Если при заряжании пневматического ружья достаточно энергии одного человека, то для заряжания пневматического орудия необходимы усилия большого количества людей или специальный двигатель.


Можно, правда, создать пневматическое орудие с зарядами сжатого воздуха, заготовленными заблаговременно на заводах. Тогда при стрельбе достаточно было бы вложить такой заряд в ствол и открыть его "крышку" или "кран".


Попытки создать такое орудие были. Однако они тоже оказались неудачными: во–первых, возникали трудности хранения в сосуде сильно сжатого воздуха; во–вторых, как показали расчеты, такое пневматическое орудие могло выбрасывать снаряд с меньшей скоростью, чем огнестрельное орудие того же веса.


Пневматическое оружие не может соперничать с огнестрельным. Пневматические ружья, правда, существуют, но не как боевое оружие, а лишь для тренировочной стрельбы на десяток–другой метров.


Еще хуже обстоит дело с использованием пара. Слишком сложны и громоздки должны быть паровые установки для получения нужного давления.


Не раз делались попытки применять для бросания снарядов и центробежную метательную машину.


Почему бы не укрепить снаряд на быстро вращающемся диске? При вращении диска снаряд будет стремиться оторваться от него. Если в известный момент освободить снаряд, он полетит, и при этом скорость его будет тем больше, чем быстрее будет вращаться диск. Идея на первый взгляд очень заманчивая. Но только на первый взгляд.


Точные расчеты показывают, что такая метательная машина была бы очень большой и громоздкой. Для цее необходим был бы мощный двигатель. И, самое главное, такая центробежная машина не могла бы "стрелять" метко: малейшая ошибка в определении момента отрыва снаряда от диска, вызвала бы резкое изменение в направлении полета снаряда. А освободить снаряд точно в нужный момент при быстром вращении диска чрезвычайно трудно. Следовательно, центробежную метательную машину использовать невозможно.


Остается еще один вид энергии – электричество. Здесь уж, наверное, таятся огромные возможности!


И вот, еще два десятка лет тому назад было построено электрическое орудие. Правда, не боевой образец, а модель. Эта модель электрического орудия бросала снаряд весом 50 граммов со скоростью 200 метров в секунду. Никакого давления, обычная температура, почти никакого звука. Достоинств много. Почему же не построить по модели настоящее боевое орудие?


Оказывается, это не так просто.


Ствол электропушки должен состоять из обмоток проводника в виде катушек. Когда по обмоткам пойдет ток, стальной снаряд будет втягиваться последовательно в эти катушки магнитными силами, образующимися вокруг проводника. , Таким образом, снаряд получит нужный разгон и после выключения тока из обмоток вылетит по инерции из ствола.


Электропушка должна получать энергию для метания снаряда извне, от источника электрического тока, иначе говоря, от машины. Чему должна равняться мощность машины для стрельбы, например, из 76–миллиметровой электрической пушки?


Вспомним, что для метания снаряда из 76–миллиметровой пушки затрачивается в шесть тысячных долей секунды огромная энергия в 117000 килограммометров, что составляет мощность в 260.000 лошадиных сил. Такая же мощность, конечно, необходима для стрельбы из 76–миллиметровой электрической пушки, бросающей такой же снаряд на то же расстояние. >


Но в машине неизбежны потери энергии. Эти потери могут составить не менее 50% мощности машины. Значит, машина при нашей электрической пушке должна обладать мощностью не менее чем в 500.000 лошадиных сил. Это мощность огромной электростанции.


Вы видите, что даже небольшое электрическое орудие должна снабжать энергией огромная электрическая станция.


Но мало того, чтобы сообщить необходимую для движения снаряда энергию в ничтожный промежуток времени, нужен ток огромной силы; для этого на электростанции необходимо иметь специальное оборудование. Применяемое теперь оборудование не выдержит "удара", который последует при "коротком замыкании" очень сильного тока.


Если же увеличить время воздействия тока на снаряд, то есть уменьшить мощность выстрела, то потребуется удлинить ствол.


Совершенно необязательно, чтобы выстрел "длился", например, одну сотую секунды. Мы могли бы удлинить время выстрела до одной секунды, то есть увеличить его в 100 раз. Но тогда примерно во столько же раз нужно было бы удлинить и ствол. Иначе нельзя будет сообщить снаряду нужной скорости.


Чтобы бросить 76–миллиметровый снаряд на полтора десятка километров при длительности выстрела в целую секунду, ствол электропушки пришлось бы сделать длиной около 200 метров. При такой длине ствола мощность "метательной" электростанции можно уменьшить в 100 раз, то есть сделать равной 5000 лошадиных сил. Но и эта


Мощность достаточно велика, а пушка чрезвычайно длинна и громоздка.


На рис. 43 показан один из проектов электропушки. Из рисунка видно, что о движении такого орудия с войсками по полю боя и думать не приходится; оно сможет перемещаться лишь по железной дороге.


Однако достоинств у электропушки все же много. Прежде всего нет большого давления. Значит, снаряд можно сделать с тонкими стенками и поместить в нем гораздо больше взрывчатого вещества, чем в снаряде обычной пушки.


Кроме того, как показывают расчеты, из электропушки, при очень большой длине ее ствола, можно будет стрелять не на десятки, а на сотни километров. Это не под силу современным орудиям.

Артиллерия

Рис. 43. Вот как выглядела бы электропушка средней мощности


Поэтому использование электричества для сверхдальней стрельбы в будущем весьма вероятно.


Но это дело будущего. Сейчас же, в наше время, порох в артиллерии незаменим; нам, конечно, надо продолжать совершенствовать порох и учиться применять его наилучшим образом. Наши ученые занимались и занимаются этим.

Несколько страниц из истории русского пороха

В старину знали только один дымный порох. Таким порохом пользовались во всех армиях до второй половины XIX века, до введения бездымного пороха-


Способы изготовления дымного пороха в течение нескольких столетий изменялись весьма незначительно. Русские мастера–пороховщики уже в XV–XVI веках отлично знали свойства различных составных частей пороха, поэтому изготовляемые ими пороха обладали хорошими качествами.


До XVII века порох производился преимущественно частными лицами. Перед походами этим лицам объявлялось, сколько "зелья" должен поставить в казну боярский, купеческий или поповский двор. "А кто отговаривается, что зелья добыть не может, к тем посылать ямчужных (селитренных) мастеров".


Только в XVII веке производство пороха стало сосредоточиваться в руках так называемых пороховых уговорщиков, то есть предпринимателей, изготовлявших порох по договорам с государством.


Во втором десятилетии XVIII века русские мастера, и прежде всего выдающийся мастер Иван Леонтьев, горячо взялись за работу по усовершенствованию порохового производства в стране. Они установили, что порох становится рыхлым и, следовательно, утрачивает способность сообщать снаряду необходимую скорость в результате того, что пороховая смесь прессуется под сравнительно небольшим давлением; поэтому они решили уплотнять пороховую смесь мельничными жерновами, используя их как катки.


Эта мысль была не новой. Еще в середине XVII века в России на пороховых мельницах были в ходу каменные жернова. До сих пор сохранились расписки в уплате денег за жернова для выделки "зелья".


Однако впоследствии жернова перестали применять, вероятно, потому, что при ударах и толчках каменные жернова давали искру, воспламенявшую пороховую смесь.


Иван Леонтьев и его ученики восстановили старый русский способ фабрикации пороха при помощи жерновов и усовершенствовали его – жернова стали изготовляться из меди, форма жерновов была улучшена, было введено автоматическое смачивание смеси и т. д. Все эти усовершенствования в производстве пороха способствовали выдвижению русской артиллерии на одно из первых мест в Европе.


Порох для русской армии изготовлял Охтенский пороховой завод в Петербурге, основанный еще Петром I в 1715 году и существующий в настоящее время. В течение нескольких десятилетий в России изготовлялось около 30–35 тысяч пудов пороха в год. Но в конце XVIII века России пришлось почти одновременно вести две войны: с Турцией (в 1787–1791 годах) и со Швецией (в 1788–1790 годах). Для армии и флота потребовалось значительно больше пороха, и в 1789 году пороховым заводам был дан огромный по тому времени заказ: изготовить 150 тысяч пудов пороха. В связи с увеличением выработки пороха в 4–5 раз потребовалось расширить существовавшие заводы и построить новые; кроме того, в производство пороха были введены значительные усовершенствования*


Все же работа на пороховых заводах попрежнему оставалась весьма опасной и трудной. Постоянное вдыхание пороховой пыли вызывало легочные заболевания, чахотка сокращала жизнь рабочих–пороховщиков. В селитренных варницах, где работа была особенно трудна, рабочие бригады сменялись еженедельно.


Невыносимые условия труда заставляли рабочих убегать с пороховых заводов, хотя им и угрожало за это жестокое наказание.


Важным шагом вперед в фабрикации дымного пороха было появление бурого или шоколадного призматического пороха. О том, какую роль сыграл этот порох в военном деле, мы уже знаем из первой главы.


В XIX веке, в связи с большими достижениями в области химии, были открыты новые взрывчатые вещества, в том числе и новые, бездымные пороха. Большая заслуга в этом принадлежит русским ученым.


Бездымные пороха, как мы уже знаем, оказались значительно сильнее старого дымного пороха. Однако еще долго шел спор о том, какой из этих порохов лучше.


Между тем введение бездымного пороха во всех армиях шло своим чередом. Вопрос был решен в пользу бездымного пороха.


Бездымный порох приготовляется преимущественно из пироксилина или нитроглицерина.


Пироксилин, или нитроклетчатка, получается путем обработки клетчатки смесью азотной и серной кислот; такую обработку химики называют нитрацией. В качестве клетчатки применяют вату или отходы текстильного производства, льняную кудель, древесную целлюлозу.


Пироксилин по внешнему виду почти не отличается от исходного вещества (ваты, льняных отходов и пр.); он нерастворим в воде, но растворяется в смеси спирта с эфиром.


Честь открытия пироксилина принадлежит замечательному русскому пороховщику, питомцу Михайловской артиллерийской академии Александру Александровичу Фадееву.


До открытия пироксилина А. А. Фадеев нашел замечательный способ безопасного хранения дымного пороха на складах; он показал, что если перемешать дымный порох с углем и графитом, то при зажжении на воздухе порох не взрывается, а лишь медленно горит. Для доказательства справедливости своего утверждения А. А. Фадеев поджег бочку с таким порохом. Во время этого опыта он сам стоял всего в трех шагах от горящей бочки. Взрыва пороха так и не последовало.


Описание предложенного А. А. Фадеевым способа хранения пороха было издано французской Академией наук, так как этот способ превосходил все существовавшие заграничные способы.


По поводу применения пироксилина для изготовления бездымного пороха в немецкой газете "Алльгемейне Прейсише цейтунг" в 1846 году было напечатано, что в Петербурге полковник Фадеев уже приготовляет "ватный порох" и надеется заменить вату более дешевым материалом. (Биография А. А. Фадеева. Журнал "Разведчик" № 81, декабрь 1891 года.)


Однако царское правительство не придало должного значения изобретению пироксилина, и его производство в России было налажено значительно позже.


Знаменитый русский химик Дмитрий Иванович Менделеев (1834 – 1907 годы), занявшись пороховым делом, решил упростить и удешевить изготовление пироксилинового пороха. Решение этой задачи было облегчено после того, как Д. И. Менделеевым был изобретен пироколлодий, из которого порох можно было получать значительно проще.


Пироколлодиевый порох обладал прекрасными свойствами, но получил широкое распространение не в России, а в США. "Предприимчивые" предки современных американских империалистов украли у русских секрет изготовления пироколлодиевого пороха, наладили производство этого пороха и во время первой мировой войны снабжали им воюющие страны в огромных количествах, получая при этом большие прибыли.


При производстве пироксилинового пороха весьма важное значение имеет удаление из пироксилина воды. Д. И. Менделеев еще в 1890 году предложил применять для этого промывание пироксилиновой массы спиртом, но это предложение не было принято.


В 1892 году на одном из пороховых заводов произошел взрыв недостаточно обезвоженной пироксилиновой массы. Спустя некоторое время талантливый изобретатель самородок, обер–фейерверкер Захаров, ничего не знавший о предложении Д. И. Менделеева, выдвинул такой же проект обезвоживания пироксилина спиртом: На этот раз предложение было принято.


Не меньшую роль играет в изготовлении бездымных порохов нитроглицерин.


Нитроглицерин получают путем нитрации глицерина; в чистом виде нитроглицерин – бесцветная прозрачная жидкость, напоминающая глицерин. Чистый нитроглицерин может храниться очень долго, но если к нему примешаны вода или кислоты, то он начинает разлагаться, что в конечном счете приводит к взрыву.


Еще в 1852 году русский ученый Василий Фомич Петрушевский, при содействии знаменитого русского химика Н. Н. Зинина, занимался опытами по применению нитроглицерина как взрывчатого вещества.


В. Ф. Петрушевский первым разработал способ фабрикации нитроглицерина в значительных количествах (до него приготовлялись только лабораторные дозы).


Применение нитроглицерина в жидком виде связано со значительными опасностями,,да и при фабрикации этого вещества, чрезвычайно чувствительного к удару, трению и т. п., необходимо соблюдать большую предосторожность.


В. Ф. Петрушевский первым применил нитроглицерин для получения динамита и использовал это взрывчатое вещество в разрывных снарядах в подводных минах.


Динамит В. Ф. Петрушевского содержал 75% нитроглицерина и 25% жженой магнезии, которая пропитывалась нитроглицерином, то есть служила, как говорят, поглотителем.


В небольшой справке по истории развития русского пороха нет возможности даже упомянуть имена всех замечательных русских ученых–пороховщиков, трудами которых наше пороходелие выдвинулось на одно из первых мест в мире.

Реактивная сила

Порох можно использовать для метания снарядов и без применения прочных, тяжелых орудийных стволов.


Всем известна ракета. Для движения ракеты, как мы знаем, ствол не нужен. Оказывается, принцип движения ракеты можно с успехом использовать для метания артиллерийских снарядов.


В чем состоит этот принцип?


Он состоит в использовании так называемой реактивной силы, поэтому и снаряды, в которых используется эта сила, называются реактивными.

Артиллерия

Рис. 44. Ракета, двигающаяся под действием реактивной силы


На рис. 44 показана ракета, в хвостовой части которой имеется отверстие. После воспламенения пороха внутри ракеты образующиеся пороховые газы с большой скоростью будут "вытекать" через отверстие. При вытекании струи газов из камеры сгорания пороха возникает сила, направленная в сторону движения струи; величина этой силы зависит от массы вытекающих газов и от скорости их истечения.


Из физики известно, что всякому действию всегда отвечает равное ему противодействие. Короче мы иногда говорим так: "действие равно противодействию". Значит, и в рассматриваемом нами случае при возникновении силы, направленной в сторону движения газов, должна возникнуть равная ей по величине, но противоположно, направленная сила, под действием которой ракета начинает двигаться вперед.


Эта противоположно направленная сила является как бы реакцией на возникновение силы, направленной в сторону истечения газов; поэтому она называется реактивной силой, а движение ракеты, вызываемое реактивной силой, – реактивным движением.


Посмотрим, какие преимущества дает использование реактивной силы.


Пороховой заряд для метания /реактивного снаряда помещается в самом снаряде. Значит, орудийный ствол в данном случае не нужен, так как снаряд приобретает скорость не под действием пороховых газов, образующихся вне снаряда, а под действием реактивной силы, развивающейся в самом снаряде при выстреле.


Для направления движения реактивного снаряда достаточно легкой "направляющей", например рейки. Это очень выгодно, так как без ствола орудие значительно легче и подвижнее.


На орудии реактивной артиллерии (на боевой машине) легко укрепить несколько направляющих и вести стрельбу залпом, выпуская одновременно несколько реактивных снарядов. Могучее действие таких залпов проверено на опыте стрельбы советских "катюш" в Великую Отечественную войну.


Реактивный снаряд не испытывает высокого внешнего давления, как артиллерийский снаряд в канале ствола. Поэтому стенки его можно сделать тоньше и благодаря этому поместить в снаряд больше взрывчатого вещества.


Таковы основные преимущества реактивных снарядов,


Но есть и недостатки. Например, при стрельбе реактивной артиллерии получается значительно большее рассеивание снарядов, чем при стрельбе из ствольных артиллерийских орудий, значит, стрельба снарядами реактивной артиллерии менее точна.


Поэтому мы применяем и те и другие орудия, и те и другие снаряды и используем для метания снарядов давление пороховых газов в стволе и реактивную силу.

Артиллерия

Глава 3. Работа пороховых газов при выстреле

Артиллерия

Как "запереть" газы в стволе

Мы уже знаем, что на открытом воздухе порох не взрывается, a сравнительно медленно горит. Для выстрела же нужен взрыв, так как необходимо, чтобы порох быстро превратился в газы.


Чтобы получить взрыв, нужно увеличить давление в пространстве, где находится порох. Для этого надо поместить порох в замкнутое пространство, чтобы газы, образующиеся при взрыве, не могли из него выйти. Тогда давление газов сразу же начнет повышаться. Большое давление необходимо для того, чтобы выбросить снаряд из ствола.


Таким замкнутым пространством является та часть ствола, в которую вкладывается пороховой заряд. Спереди эта часть ствола как бы закупоривается вложенным в ствол снарядом. Сзади, или, как говорят артиллеристы, с казенной части, ствол также должен быть прочно и плотно закрыт. Сравнительно недавно, около сотни лет назад, ствол орудия отливали с одним только отверстием – дульным; в казенной части ствол отверстия не имел, и "дно" канала ствола не позволяло пороховым газам уходить назад при выстреле. В казенной части делалось только небольшое, так называемое запальное отверстие, которое служило для зажигания заряда. Через это отверстие могло прорваться лишь незначительное количество газов.


Много времени приходилось затрачивать для заряжания такого орудия. Вложив в дуло заряд, досылали его в глубь ствола длинным шестом с особым наконечником, а после досылки заряда тем же шестом забивали пыж.


Затем вкладывали в дуло ядро и опять–таки шестом толкали его в глубь ствола, пока оно не доходило до пыжа (рис. 45).


Эти неудобства были еще терпимы в те времена, когда орудия делались гладкоствольными. Но от гладкоствольных орудий отказались уже около 100 лет тому назад и перешли к нарезным.


Основной недостаток гладкоствольных орудий заключался в незначительной их дальнобойности и малой меткости. Шаровидные снаряды – ядра, вкладываемые с дула, должны были свободно входить в ствол. При этом между снарядом и стенками канала ствола всегда имелся зазор–щель; в этот зазор при выстреле прорывались пороховые газы. Другой недостаток заключался в том, что шаровидные снаряды быстро теряли скорость при полете в воздухе и дальность их полета была невелика. Поэтому, естественно, появилось стремление заменить круглое ядро продолговатым снарядом с заостренной головной частью.

Артиллерия

Рис. 45. Так заряжали .орудие в старину


Такие снаряды лучше продвигаются в воздухе, потеря скорости у них меньше.


Однако, если таким снарядом выстрелить из гладкостенного ствола, то снаряд не полетит головной частью вперед – он начнет кувыркаться в воздухе. А это сводит на нет почти все преимущества продолговатого снаряда.


Чтобы продолговатый снаряд летел в воздухе правильно, не кувыркаясь, нужно или снабдить его хвостовым оперением (как у мины) или заставить его быстро вращаться вокруг своей оси при полете.


Оперенные снаряды неприменимы в орудиях с большим давлением пороховых газов из–за неизбежного повреждения оперения при выстреле. Поэтому правильный полет продолговатых снарядов в большинстве орудий обеспечивается тем, что снаряду придается вращение еще во Бремя его движения в стволе.


Для этого на внутренней поверхности ствола нарезают желобки (нарезы), идущие по винтовой линии, а на снаряде делают медный ведущий поясок, врезающийся при выстреле в нарезы. При движении в таком стволе снаряд будет вращаться вокруг своей оси.


.В наше время только минометы имеют гладкие стволы, так как давление пороховых газов в них сравнительно невелико и стрельба из них ведется оперенными снарядами (минами); у всех прочих орудий стволы нарезные (рис. 46). Стволы нарезных орудий имеют сквозной канал, и заряжание их производят не с дула, а с казенной части.


Но отверстие со стороны казенной части необходимо открывать только при заряжании; при выстреле оно должно быть плотно закрыт

Артиллерия

Рис. 46. Дульная часть ствола современного нарезного орудия


Для этого служит затвор орудия. Если затвор орудия не будет прочно и плотно закрывать ствол, то между затвором и стволом образуются щели, через которые при выстреле могут прорваться пороховые газы. Но вместе с тем затвор должен легко и быстро открываться для заряжания. Как согласовать такие требования?


Добились этого не сразу: долго мешал низкий уровень техники обработки металлов. Мысль о необходимости заряжать орудия с казны и, следовательно, снабжать их затвором появилась еще в начале развития огнестрельного оружия. Заряжать орудие с дула было очень трудно, так как порох представлял собой густую массу, прилипавшую к стенкам ствола. Гораздо удобнее было вкладывать в орудие пороховой заряд с казенной части.


Первые затворы были очень несовершенны. Один из старинных затворов показан на рис. 47. Такой затвор запирал канал ствола довольно прочно. Но чтобы открыть такой затвор, нужно было много раз поворачивать его вокруг оси, так как для прочности соединения со стволом требовалось много витков винтовой нарезки. Открывать и закрывать такой затвор было неудобно, да и времени на это уходило много.


Пороховые газы при этом затворе прорывались наружу, в щели между витками нарезки, вследствие чего появлялся нагар, который еще больше затруднял открывание и закрывание затвора.


Современные орудия заряжаются с казенной части и имеют затворы, по идее очень похожие на своих "предков". Но они несравненно более совершенны и удобны.


В современных орудиях тоже применяют затвор в виде навинтованного поршня. Но нарезка на затворе и в затворном гнезде не сплошная: участки, имеющие нарезку, чередуются с гладкими. Как известно, впервые поршневой затвор с гладкими секторами был применен В. С. Барановским в его скорострельной пушке обр. 1872 года.

Артиллерия

Рис. 47. "Предок" поршневого затвора (XVII век)


Закрыть такой затвор легко: нужно только поставить затвор так, чтобы нарезные участки пришлись против гладких участков в затворном гнезде, и вдвинуть его в гнездо затвора. После этого достаточно повернуть затвор, и нарезные его участки войдут в нарезные участки гнезда. Затвор прочно закроет ствол. Такие затворы называются поршневыми (рис. 48).


Держать вынутый затвор в руках тяжело и неудобно, да и поставить его правильно при закрывании трудно: малейший перекос – и затвор не войдет.


Поэтому поршневые затворы всегда укрепляют на "раме", которая шарнирно связана со стволом.

Артиллерия
Артиллерия

рис. 43. Поршневой затвор


Затвор снабжен рукояткой. Ось рукоятки связывает затвор со стволом. Нажмем на ручку этой рукоятки и потянем ее назад – поршень повернется, и нарезные его участки встанут против гладких участков в гнезде. Ничто не мешает теперь поршню свободно выйти из гнезда ствола.


Ствол открыт. Можно заряжать орудие.


После заряжания опять беремся за рукоятку и поворачиваем раму к стволу. Поршень легко войдет в свое гнездо и повернется на четверть оборота (рис. 49). Затвор закрыт.


Не менее удобен клиновой затвор (рис. 50).


Клин помещается в затворном гнезде ствола и, в отличие от поршня,, не нуждается в специальной раме. При открывании затвора клин не полностью выходит из затворного гнезда; таким образом, он постоянно связан со стволом.

Артиллерия

Рис. 49. Поворот поршня при закрывании затвора


Для открывания и закрывания клинового затвора также имеется рукоятка. Если ее повернуть сначала назад, а затем вперед, то клин опустится вниз в затворном гнезде и затвор откроется.


На рис. 50 показано, как под влиянием поворота рукоятки клин опускается.


Однако во время стрельбы пользуются рукояткой для открывания затвора лишь один раз – только для первого заряжания. Затвор так устроен, что при заряжании орудия он автоматически закрывается, а после выстрела так же автоматически открывается. Но об этом будет сказано дальше.


Поршневой и клиновой затворы получили широкое распространение как наиболее простые и удобные.


Теперь, когда мы ознакомились с тем, как устроены затворы современных орудий, посмотрим, как заряжается орудие;


Прежде всего нужно открыть затвор, а затем вложить снаряд и заряд в ствол. Для помещения заряда внутри ствола со стороны казенной части его имеется зарядная камора. Если орудие заряжается патроном, в котором снаряд и заряд в гильзе соединены вместе еще до заряжания, камора называется патронником. Камора или патронник обычно не цилиндрические, а слегка конические. Диаметр каморы больше диаметра нарезной части и соединяется с ней коротким коническим скатом.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 50. Клиновой затвор

Артиллерия

Рис. 51. Орудие заряжено

Артиллерия

Рис. 52. Обтюратор для поршневых затворов


Вложим снаряд и заряд в камору (рис. 51) и закроем затвор.


Но один только затвор не предохраняет полностью от прорыва пороховых газов назад: очень трудно совершенно точно подогнать соприкасающиеся поверхности затвора и ствола. А если останется малейшая щелка, пороховые газы непременно устремятся в нее. Чтобы помешать этому, применяют специальные приспособления – обтюраторы. На рис. 52 показан один из таких обтюраторов.


Обтюраторами пользуются в том случае, когда в орудие помещают заряд пороха, находящийся в особом мешке – "картузе". Такое заряжание называется картузным. Картуз делается из нетлеющей ткани (например из шелковой). Тлеющие (после выстрела) остатки картуза могли бы преждевременно воспламенить очередной заряд.


В большинстве современных орудий заряд помещают в латунную гильзу. При гильзовом заряжании орудие не нуждается в специальных обтюраторах. При выстреле дно и стенки гильзы под давлением пороховых газов очень плотно прижимаются к затвору и стенкам каморы и не пропускают стремящихся прорваться газов. Значит, сама гильза является очень простым и удобным обтюратором (рис. 53).

Артиллерия

Рис. 53. Гильза в роли обтюратора (перед выстрелом и в момент выстрела)


Помимо этого, гильза очень часто соединяет капсюль, заряд и снаряд в одном патроне, благодаря чему упрощается заряжание орудия и повышается скорострельность.


Впервые патрон с металлической гильзой был применен в русской скорострельной пушке в 1872 году по предложению нашего соотечественника изобретателя В. С. Барановского (об этом уже было рассказано в главе пер<вой). Металлические гильзы в артиллерии зарубежных стран появились на 25 лет позже.


Почему не применяют гильзу во всех орудиях?


Оказывается, в орудиях большого калибра с применением гильзы усложняется заряжание. Гильза получается громоздкой и тяжелой. Соединение заряда со снарядом становится невыгодным из–за больших размеров и большого веса патрона. Поэтому в некоторых орудиях применяют короткую гильзу, служащую только обтюратором. В орудиях же очень крупного калибра от такой гильзы приходится отказаться ц заменить ее постоянным обтюратором (см. рис. 52).


Затвор закрыт, орудие заряжено, – можно стрелять. Нужно только зажечь заряд.


В орудиях с картузным заряжанием заряд воспламеняется при помощи вытяжной трубки (рис. 54) или электрозапала, вставляемых в запальный канал.

Артиллерия

Рис. 54. Вытяжная трубка


При гильзовом заряжании заряд обычно воспламеняют при помощи уже знакомого нам капсюля, который помещается в капсюльной втулке, ввинченной в дно гильзы. А механизм, разбивающий капсюль, помещается в затворе. Называется он ударным механизмом (рис. 55).


Главной частью этого механизма является ударник с надетыми на нем трубкой ударника, боевой пружиной и опорной втулкой. Ударник может двигаться в опорной втулке только вперед, назад же он двигается вместе с опорной втулкой.


Один конец пружины упирается в кольцевой уступ в трубке ударника, а другой конец нажимает на опорную втулку ударника и стремится продвинуть ее вместе с ударником вперед.


Если потянуть за курок, ударник пойдет назад, а трубка ударника – вперед; при этом боевая пружина сожмется. При сильном оттягивании курка боевой взвод ударника соскочит с зацепа курка, и сжатая боевая пружина пошлет ударник вперед.


Опорная втулка ударится в уступ затвора, а ударник по инерции продвинется вперед (напомним, что он может двигаться в опорной втулке вперед).


Боек ударника разобьет капсюль. Ударник, а затем и курок будут возвращены в исходное положение под действием той же боевой пружины. Механизм готов к очередному выстрелу.


Иногда для воспламенения заряда используют электричество и при гильзовом заряжании. В этом случае в гильзу ввинчивают специальную электрическую втулку (рис. 56).


При таком устройстве никакого ударного механизма не требуется. Достаточно пропустить электрический ток через электрозапал, который представляет собой тонкую проволоку. Проволока накаляется и воспламеняет окружающий ее порох. Такой способ воспламенения очень удобен, когда поблизости от орудия имеется источник электрического тока, например в танковых и авиационных пушках. Там электричество необходимо для воспламенения бензиновой смеси в двигателе.

Артиллерия

Рис. 55. Ударный механизм


Кроме того, электрический способ воспламенения применяется в метательных установках реактивной артиллерии. В других орудиях использование электричества для воспламенения заряда менее удобно: нужна специальная электрическая машинка. Поэтому в них применяются обычно ударные механизмы и гильзы с капсюльной втулкой.


Произведем выстрел. Заряд воспламенится и при сгорании превратится в газы.

Артиллерия

Рис. 56. Электрическая втулка


Затвор и гильза плотно запирают ствол. Прорыв пороховых газов назад невозможен. Но газы могут прорваться вперед, в зазоры между снарядом и стволом. При громадном давлении пороховых газов достаточно, как мы уже говорили, ничтожной щелки, чтобы газы прорвались сквозь нее.

Артиллерия

Рис. 57. В гладкоствольных орудиях часть газов прорывается вперед, обгоняя ядро в стволе


В гладкоствольных орудиях так обычно и происходило: часть газов прорывалась вперед и обгоняла снаряд, растрачивая при этом часть своей энергии впустую (рис. 57).


Но в современных орудиях возможность такой утечки почти устранена. Медный поясок снаряда, ведущий его по нарезам, в самом начале движения снаряда плотно вжимается в нарезы ствола и не дает газам обогнать снаряд (рис. 58).

Артиллерия

Рис. 58. В нарезных орулиях прорыв газов вперед почти устранен,


Казалось бы, теперь вся энергия порохового заряда направлена на выталкивание снаряда. Казалось бы, нет больше потерь!


Однако это не так. Потери все же имеются, хотя их уже гораздо меньше, чем в прежних орудиях.

Отдача

Орудие готово к стрельбе. Резко оттянут курок...


Сейчас произойдет выстрел!


Не бойтесь, не зажмуривайте глаза и посмотрите на орудие в момент выстрела. Резкий звук... Из дульной части вслед за снарядом вьь рывается длинный яркий язык пламени.


Это нагретые до очень высокой температуры пороховые газы. Они еще не успели остыть и потерять свою упругость. Давлением этих газов выброшен снаряд. После этого газы вылетают из ствола. Соединяясь с кислородом воздуха, они воспламеняются и мгновенно сгорают ярким белым пламенем.


Хотя пороховые газы некоторое время после вылета из дула и толкают снаряд, но действие их незначительно. При этом значительная часть энергии порохового заряда остается неиспользованной.


Растрата энергии происходит, однако, не только после вылета снаряда. Она происходит и тогда, когда снаряд еще движется в стволе. Пока снаряд не вылетел из ствола, газы находятся в закрытом со всех сторон пространстве. При этом они действуют на снаряд, на затвор и на стенки ствола. Действие газов на стенки ствола рассмотрим несколько позже. А сейчас займемся рассмотрением действия газов на затвор.


Газы стремятся вырвать затвор из его гнезда в стволе. Но затвор и ствол соединены прочно. Затвор, когда он закрыт, представляет собой как бы одно целое со стволом. Газы давят на затвор, а следовательно, и на ствол. Поэтому, когда снаряд под давлением газов двигается вперед, ствол двигается назад. Но скорость движения ствола назад меньше скорости движения снаряда вперед, так как ствол и другие откатывающиеся части значительно тяжелее снаряда. Резкий толчок, который испытывает ствол орудия при выстреле, и есть "отдача".


Чтобы понять, почему при выстреле ствол двигается назад, проделайте такой опыт. Положите на стол два шарика: большой и маленький (рис. 59). Поместите между ними пружину и шариками сожмите ее. Затем отпустите сразу оба шарика. Под действием пружины они разлетятся в разные стороны. Маленький шарик откатится значительно дальше большого. Так вот, маленький шарик – это снаряд, большой – это ствол, а пружина – давление пороховых газов. Толчок, получаемый большим шариком, – отдача. Ствол не может не двигаться, если в нем движется снаряд, так как и на ствол, и на снаряд действует одновременно одна и та же сила – давление пороховых газов. Следовательно, отдача при выстреле неизбежна.


Причиняет ли отдача неприятности?


Несомненно. Если ствол жестко закрепить на дафете, то при отдаче орудие будет испытывать резкие толчки. Это приведет к расстройству всех его механизмов. Так было в орудиях старинных образцов. Орудие на колесах откатывалось назад, а иногда и подпрыгивало. Из–за отдачи орудие нельзя было делать слишком легким: оно становилось менее устойчивым, сильнее подпрыгивало.

Артиллерия

Рис. 59. Представьте себе вместо пружины упругие пороховые газы, и вы поймете, почему при выстреле происходит отдача


После отката орудие приходилось накатывать – это отнимало время и уменьшало скорострельность.


Какие затруднения возникали вследствие отката всего орудия, показано на рис. 60. Перед нами одна из батарей, принимавших участие в героической обороне Севастополя в 1854–1855 годах. Перед выстрелом артиллеристам приходилось отбегать от орудия в стороны, а после отката орудия – снова подбегать к нему и, зарядив, с трудом накатывать на прежнее место. Между выстрелами проходило не менее одной–двух минут.

Артиллерия

Рис. 60. Так приходилось стрелять артиллеристам при обороне Севастополя в 1854–1855 годах


Совсем избавиться от отдачи мы не можем. Откат же всего орудия можно устранить. Достаточно для этого сделать прочный лафет и закрепить его, чтобы он не двигался. Так иногда и делали в небольших орудиях старых систем. Но в современных нарезных орудиях отдача получается такой сильной, что откат так просто устранить нельзя.


Однако бороться с неудобствами, связанными с откатом, нужно и можно. Современные орудия устроены так, что при выстреле откатывается не все орудие, а только его ствол. Лафет же упирается в грунт и при выстреле остается почти неподвижным (рис. 61). Откат ствола тормозится, а после отката ствол возвращается в первоначальное положение.

Артиллерия

Рис. 61. В момент выстрела ствол откатывается назад


Все это выполняется противооткатными устройствами. Как они устроены и как они действуют, вы сейчас узнаете.

Чем тормозится откат?

Откат ствола тормозится гидравлическим тормозом, а накат его на место выполняется гидропневматическим накатником. Самое название тормоза отката "гидравлический" и накатника "гидропневматический" указывает, что здесь для торможения отката, то есть для поглощения энергии отдачи, используется сопротивление жидкости, а для наката – сопротивление жидкости и воздуха.


У 76–миллиметровой пушки образца 1942 года тормоз отката помещается в специальном цилиндре под стволом в той части орудия, которая называется люлькой; накатник же помещается также в специальном цилиндре над стволом. Во время отката ствол двигается назад по направляющим (верхним краям) люльки и увлекает за собой скрепленные с ним цилиндры тормоза отката и накатника.


Принцип устройства современного гидравлического тормоза отката можно понять, если взглянуть на рис. 62. На этом рисунке вы видите цилиндр тормоза, который наполнен жидкостью; внутри цилиндра помещен шток с поршнем. В поршне имеются узкие отверстия. Когда ствол вместе с цилиндром тормоза откатывается назад, шток с поршнем остается неподвижным: шток своим передним концом прикреплен к люльке, которая в откате не участвует.

Артиллерия

Рис. 62. Схема действия гидравлического тормоза отката


В тот момент, когда цилиндр тормоза вместе с наполняющей его жидкостью движется назад, жидкость сопротивляется сжатию и тем самым тормозит откат ствола: правда, жидкость при этом переливается – вернее, с трудом пробрызгивается – через каналы в поршне из передней части цилиндра в заднюю, а также в полость штока. Но каналы эти такие узкие, что при быстром движении цилиндра пробрызгивание жидкости происходит с большим трением. На преодоление этого трения уходит большая часть энергии отдачи, поэтому ствол отходит назад недалеко, всего примерно на 1 метр. Но само собой разумеется, что в таком положении оставить ствол нельзя: нужно непременно, притом как можно скорее, вернуть ствол на прежнее место.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 63. Схема действия гидропневматического накатника


Эту работу выполняет накатник, который помещается, как уже говорилось, над стволом. Он, точно пружина, посылает ствол вперед на свое место. Пружиной тут является воздух: при откате ствола он сжимается, а затем, расширяясь, толкает ствол вперед.


Принцип устройства гидропневматического накатника ясен из рис. 63.


Накатник состоит из трех цилиндров и штока с поршнем. Наружный цилиндр заполнен жидкостью и воздухом, сжатым до 30 атмосфер. В наружном цилиндре помещается средний цилиндр, наполненный жидкостью. В среднем цилиндре находится рабочий цилиндр, в котором помещается шток с поршнем. Рабочий цилиндр также наполнен жидкостью. В стенках среднего и рабочего цилиндров имеются отверстия, через которые жидкость может переливаться из рабочего цилиндра в средний, из среднего цилиндра в наружный.


Шток накатника прикреплен к люльке в передней ее части, поэтому при откате ствола остается на месте.

Артиллерия

Рис. 64. Дульный тормоз заставляет вылетающие при выстреле пороховые газытормозить откат ствола


При откате, когда цилиндры вместе со стволом отходят назад, жидкость, находящаяся в рабочем цилиндре, окажется сжатой между передней стенкой рабочего цилиндра и неподвижным поршнем. В поршне нет отверстий, поэтому жидкость перегоняется из рабочего цилиндра только через его отверстия в средний цилиндр, а из среднего цилиндра в наружный. При этом воздух в наружном цилиндре еще более сжимается.


Но вот наступает момент, когда откат прекращается. Сжатый воздух в наружном цилиндре, стремясь расшириться, давит на жидкость и перегоняет ее обратно из одного цилиндра в другой. Жидкость в рабочем цилиндре в свою очередь надавливает на переднюю стенку этого цилиндра и на поршень штока. А так как поршень неподвижен, то под давлением жидкости на переднюю стенку рабочего цилиндра ствол вместе со всеми цилиндрами (накатника и тормоза) движется вперед и становится на прежнее место.


В тормозе отката имеются еще некоторые детали, регулирующие пробрызгивание жидкости через отверстия поршня из одной части цилиндра в другую. Благодаря этому ствол откатывается и накатывается плавно и останавливается без толчков.


В последних образцах современных орудий, помимо использования противооткатных устройств, скорость отката уменьшают еще другим способом: напору газов, давящих на затвор и, следовательно, толкающих ствол назад, противопоставляют силу, толкающую ствол вперед.


Что это за сила?


Оказывается, для борьбы с откатом можно использовать те самые газы, которые вылетают при выстреле из дула ствола вслед за снарядом (рис. 64).


На дульную часть навинчивают приспособление в виде небольшой трубы с окнами. Труба свободно пропускает снаряд. Вырывающиеся же за снарядом и расширяющиеся сразу по выходе из дула газы ударяют по пути в стенки окон трубы. Они толкают трубу, а вместе с ней и ствол, вперед. В результате этого энергия отката уменьшается. Такое приспособление называют дульным тормозом^


Так выбрасываемые из орудия пороховые газы используются для уменьшения энергии отката, что способствует сохранению устойчивости орудия при выстреле.

Как используется энергия отката

В некоторых современных орудиях энергия отката ствола используется для полезной работы: она производит открывание и закрывание затвора. Затвор после выстрела сам открывается и выбрасывает гильзу, а при заряжании сам закрывается. Рассмотрим, как происходит открывание и закрывание клинового затвора, о котором было рассказано на стр. 95.


Когда клин при движении рукоятки вперед опустится вниз, он будет удерживаться в этом положении при помощи механизма, который называется выбрасывателем (см. рис. 50 внизу справа); в то же время при опускании затвора произойдет сжатие так называемой закрывающей пружины.


Когда же при заряжании патрон будет вкладываться в патронник и при этом гильза своей закраиной ударит по ветвям выбрасывателя, то они освободят клин. Тогда под действием закрывающей пружины, которая будет иметь возможность разжиматься, клин начнет подниматься и закроет затвор.


При выстреле, в результате отдачи, ствол быстро отходит назад, а затем плавно двигается вперед и возвращается в прежнее положение. В тот момент, когда ствол двигается вперед, и происходит автоматическое открывание затвора. При этом, как видно из рис. 65, кулачок полуавтоматики набегает на так называемый копир и поворачивается, а вместе с ним поворачивается ось кривошипа; кривошип своим концом начинает давить на клин и опускает его вниз, – затвор открывается.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 65. Полуавтоматический затвор; действие полуавтоматики при откатеи накате


Когда же клин опускается вниз, он ударяет по нижним выступам выбрасывателя, в результате чего ветви выбрасывателя поворачиваются и выбрасывают стреляную гильзу из ствола.


Как видите, при таком устройстве затвора нужно только заряжать орудие, а когда затвор закроется, оттягивать спусковую пружину для производства выстрела. Все остальное делается автоматически, без участия человека. Такие затворы называются полуавтоматическими.


Есть оружие, в котором и заряжание производится без участия человека – путем использования энергии отдачи. Такое оружие называется автоматическим. К нему относятся все пулеметы и некоторые орудия небольшого калибра.

Отчего орудие выходит из строя?

Мы не рассмотрели еще одного действия газов – давления на стенки ствола. Газы, находящиеся под большим давлением, стремятся разорвать ствол.


Вспомним, что давление газов очень велико: оно доходит до 3500 килограммов на 1 квадратный сантиметр; очень велика и температура газов, достигающая иногда 3000 градусов.


Чтобы ствол не разорвался, его делают из хорошей, крепкой стали. Стенки его должны быть достаточной толщины.


Казалось бы, чем толще стенки, тем прочнее ствол. Как будто, неготовить прочный ствол не так уж трудно.


На самом деле это далеко не так. Одним утолщением стенок ствола прочности не достигнуть.


Это очень легко понять, если представить себе, что ствол сделан не из металла, а из резины.


Где больше всего растянется резина при выстреле из такого ствола?


Это можно проверить и без выстрела. Вырежем резиновое кольцо и вдвинем в него конический брусок.


Кольцо растянется, причем больше всего растянется внутренний слой кольца, а наружные слои растянутся очень мало или совсем не растянутся. Это показывает, что они или очень мало сопротивляются давлению изнутри или совсем не сопротивляются (рис. 66).


Точно так же обстоит дело и с металлом ствола.


Не весь металл ствола, сопротивляясь давлению, работает одинаково. Металл на внутренней поверхности ствола испытывает наибольшее растягивающее усилие.


Чем дальше от поверхности канала по направлению к наружной поверхности ствола, тем меньше растягивающее усилие. Поэтому нет смысла делать стенки стволов очень толстыми, дело не только в толщине. Надо облегчить, работу внутреннего слоя и заставить наружные слои металла принять большее участие в сопротивлении давлению.


Для этого ствол орудия стали делать не из одной трубы, а из двух – внутренней и наружной.


Вот как делают такой ствол. Берут две трубы, диаметр канала одной из них (наружной) немного меньше, чем наружный диаметр внутренней трубы; следовательно, обычным путем вставить внутреннюю трубу в наружную нельзя. Тогда наружную трубу нагревают. Когда она достаточно расширится, ее надвигают на внутреннюю трубу. Получается ствол, состоящий из двух труб.


Затем стволу дают остыть. Наружная труба, остывая, сжимается и стремится принять при этом прежние размеры; но сжатию ее мешает внутренняя труба. Наружная труба сильно сожмет внутреннюю трубу, но сама при этом останется несколько растянутой.


Что же произойдет при выстреле?

Артиллерия

Рис. 66. Внутренние слои ствола "работают" больше, чем наружные


При выстреле газы стремятся растянуть сначала внутреннюю трубу. Но она крепко сжата наружной трубой. Поэтому внутренняя труба не сопротивляется растяжению до тех пор, пока не будет растянута давлением до размеров, которые она имела перед сжатием наружной трубой. А наружная труба? Она и так уже растянута, а здесь ей еще приходится растягиваться. Ясно, что она сразу же начнет сопротивляться этому растяжению, и как мы видим, раньше, чем внутренняя труба. Так мы заставляем "работать" не только внутренние, но и наружные слои металла.


Ствол, состоящий из двух труб, из которых одна сжимает другую, оказывается гораздо прочнее простого, несоставного (нескрепленного) ствола той же толщины.


Мы уже рассказывали о том, что скрепленные стволы орудий изобрели русские ученые Н. В. Маиевский, А. В. Гадолин и другие.


Пробовали составлять скрепленные стволы не только из двух, но из трех и даже из четырех труб.


Чем больше слоев металла, из которых составляется ствол, тем сильнее он сопротивляется давлению, тем равномернее распределяется работа между слоями. Но надевание одной трубы на другую, да еще в горячем состоянии, очень усложняет производство стволов; на изготовление таких стволов требуется много времени и средств.


Оказывается, можно получить скрепленный ствол без надевания горячих труб одной на другую.


Применяют такой способ скрепления: ствол при изготовлении подвергают изнутри давлению порядка 6000–7000 атмосфер; это в два с лишним раза больше, чем давление пороховых газов при выстреле. В результате, конечно, ствол растягивается, причем больше всего растягиваются внутренние слои. Они остаются растянутыми и после того, как давление в стволе прекратится. А наружные слои, стремясь вернуться к первоначальному состоянию, стягивают внутренние, давят на них. Получается примерно то же, что при надевании горячих труб. Изготовленный таким способом ствол как бы состоит из большого числа очень тонких труб, надетых одна на другую с натяжением.


Способ скрепления с помощью давления изнутри называется самоскреплением.


Впервые этот способ применил в середине прошлого столетия русский изобретатель П. Л. Лавров. Он последовательно прогонял через канал бронзового ствола стальные конусы (пуансоны) все больших размеров и таким образом растягивал слои ствола изнутри.


Самоскрепление стальных стволов производили другим способом. Стволы подвергали изнутри давлению жидкости, создаваемому мощными гидравлическими установками. Для этого ствол, до его окончательной отделки, герметически закрывали спереди и сзади стальными пробками. Канал ствола наполняли жидкостью под очень большим давлением, которое и вызывало растяжение внутренних слоев ствола. Скрепленный таким способом ствол хорошо сопротивлялся разрыву.


Скрепленные стволы широко применялись в артиллерии до Великой Отечественной войны. Во время войны, однако, перешли к изготовлению для полевой артиллерии преимущественно нескрепленных стволов из одной поковки, так называемых моноблоков.


Дело в том, что Великая Отечественная война потребовала невиданного до этого времени количества орудий. Необходимо было упростить производство и ускорить выпуск орудий без ущерба для их качества. Зта задача была решена советскими конструкторами–артиллеристами. Руководствуясь указаниями товарища Сталина, советские конструкторы создали более совершенные и в то же время простые в производстве артиллерийские орудия. Улучшив качество стали и усовершенствовав ее обработку, они получили прочные нескрепленные стволы.


Большое давление и высокая температура пороховых газов приводят к постепенному износу ствола орудия. Внутренний слой металла в канале ствола подвергается наибольшему давлению и нагреву. Поэтому естественно, что именно здесь металл "устает" раньше, чем в других слоях: он начинает крошиться, делается хрупким.


Не нужно забывать, что внутри ствола имеются нарезы. Они отделены друг от друга узкими выступами металла – полями нарезов. Эти–то выступы и начинают разрушаться в первую очередь. Орудие изнашивается; оно уже не может выполнять свою работу так хорошо, как прежде.


Износ орудия имеет ряд стадий. Сначала происходит незначительное выкрашивание металла, не препятствующее стрельбе (рис. 67). Затем это выкрашивание увеличивается и начинает отзываться на скорости снаряда, на меткости стрельбы. С исчезновением нарезов увеличивается камора и изменяется плотность заряжания, а значит, и давление в канале. Наконец, в результате выкрашивания ствол оказывается настолько изъеденным внутри, что стрельбу вести уже нельзя. Это последняя стадия износа орудия. Орудие выходит из строя – становится негодным.

Артиллерия

Рис. 67. Постепенное разрушение нарезов орудия


Но приходит в негодность только тонкий слой металла на внутренней поверхности ствола. Весь остальной "организм" орудия вполне здоров и может еще работать.


Отчего выкрашивается металл?


Вызывается это несколькими причинами.


Горячие пороховые газы нагревают металл, затем он охлаждается. Это способствует увеличению хрупкости металла. Хрупкость еще более увеличивается от химического действия газов.


К тому же часть раскаленных газов в начале движения снаряда прорывается быстрыми струйками между снарядом и стенками ствола; медный поясок снаряда в первый момент выстрела еще не успевает плотно прижаться к стенкам ствола. Струйки раскаленного газа действуют на металл подобно тому, как действует сильная горячая струя воды на лед: они "размывают" металл. Поэтому разгар ствола начинается всегда в самом начале нарезов, у каморы.


Большое значение имеет также трение пояска о нарезы. Оно вначале очень велико. Ведь поясок должен врезаться в нарезы, принять новую форму.


Все это, вместе взятое, приводит к тому, что орудие, вернее era ствол, приходит в негодность. '

Сколько лет живет орудие?

Речь идет о рабочей "жизни" орудия.


Ведь для того чтобы определить, как долго служила, например, перегоревшая электрическая лампочка, надо учесть лишь то время, в течение которого она горела, положим, 5–б часов в день. Это время и надо помножить на число дней "жизни" лампочки, не принимая во внимание остального времени.


То же можно сказать и относительно орудия, если считать, что оно работает только во время выстрела.


Какова общая продолжительность рабочей жизни орудия? Чтобы определить ее, нужно знать продолжительность одного выстрела и число выстрелов, которое способен выдержать ствол до полного износа.


Длительность выстрела обычно измеряется сотыми и даже тысячными долями секунды. Будем считать ее равной 0>01 секунды для обычных орудий.


Число выстрелов до полного износа зависит от мощности орудия. Для более мощных орудий это число меньше, так как при выстреле в их стволах давление пороховых газов значительно больше. Для орудий средней мощности число выстрелов в среднем равно 10.000. Для очень мощных орудий оно уменьшается до 1000 и может быть еще меньше.


Значит, рабочая жизнь орудия средней мощности равна примерно 10.000 сотых секунды, или ста секундам, то есть одной минуте и сорока секундам. А жизнь сверхдальнобойных орудий длится всего несколько секунд!


Но за свой короткий "век" орудие может причинить противнику много неприятностей: разрушить самые прочные укрепления, вывести из строя тысячи его бойцов, нанести ему непоправимый урон...


До сих пор мы говорили только о долговечности ствола.


Долго ли живут остальные части орудия?


Они живут значительно дольше. Лафет и его механизмы расстраиваются и приходят в негодность не столько от стрельбы, сколько от перевозки. Особенно это стало заметно при переходе с конной тяги на механическую. Орудия, рассчитанные на малую скорость передвижения, приспособленные для перевозки лошадьми, скоро изнашивались и приходили в негодность от тряски и ударов, неизбежных при больших скоростях. Пришлось ввести специальные рессоры. Вместо железных шин стали применять резиновые. Эти меры повысили долговечность орудийных механизмов. Современное орудие может пройти несколько тысяч километров пути, и это не отразится на состоянии его механизмов. Так, например, в Великую Отечественную войну 76–миллиметровая пушка № 6513 сержанта И. Г. Ермака в трудных боевых условиях прошла путь от Кавказа до Будапешта, сделав 8983 километра без заметного расстройства механизма. 76–миллиметровая пушка № 11512 сержанта Н. А. Сазонова прошла боевой путь в 2200 километров без потери боевых качеств.


Таких примеров можно привести очень много.

Как продлить жизнь орудия

Орудие требует заботы о себе и тщательного ухода (рис. 68). Без тщательного ухода жизнь орудия сократится во много раз.

Артиллерия

Рис. 68. "Туалет" артиллерийского орудия: как и чем чистят и смазывают его


Пороховые газы, особенно газы бездымного пороха, портят сталь ствола при выстреле. Необходимо производить чистку и смазку канала ствола тотчас после окончания стрельбы, не давая продуктам горения пороха долго воздействовать на сталь ствола. Если не чистить и не смазывать ствол, появится ржавчина, ствол будет испорчен. Чем чаще чистят ствол, чем тщательнее его смазывают, тем дольше он сохраняется.


Это – главная мера, способствующая сохранению ствола. Это, так сказать, "гигиена" ствола.


Кроме этого профилактического средства, есть еще другое. Его применяют в том случае, когда одними "гигиеническими" мерами уже ничего нельзя сделать.


Его применяют тогда, когда ствол орудия приходит в негодность.


Вспомним, что орудие изнашивается, в сущности говоря, от разрушения тонкого слоя металла. Весь остальной металл ствола вполне исправен.


Поэтому возникла мысль о захмене не всего ствола, а лишь тонкого слоя металла внутри ствола.


Стали высверливать изношенный слой и вместо него вставлять в стволы тонкостенные трубы. Оказалось, что достаточно заменить легкую внутреннюю трубу, и орудие снова может стрелять.


Эта тонкостенная труба называется лёйнером; она изготовляется из высококачественной стали (рис. 69). В некоторых орудиях лейнер вставляют сразу при изготовлении ствола, не ожидая износа орудия.


Лейнер выгоден также и потому, что при наличии его можно повысить мощность орудия (например, путем увеличения его заряда). Пусть поверхность канала ствола придет в негодность раньше, чем при обычных условиях. Это не страшно: можно обновить ствол на позиции. Достаточно лишь заменить лейнер. И стоимость этой операции невелика. Зато, чем больше мощность орудия, тем больше скорость снаряда, тем дальше полетит снаряд.

Артиллерия

Рис. 69. Ствол с лейнером


Однако введение лейнеров усложняет производство орудий: надо тщательно и точно обработать большие цилиндрические поверхности, а для этого требуется много времени. Поэтому в настоящее время лейнеры применяются лишь в особо мощных корабельных и береговых орудиях. Впервые в мире лейнерование стволов было осуществлено в 1.874.. году нашим соотечественником капиталом 1 ранга А. А. Колокольцовым.


В мощных орудиях сухопутной артиллерии вместо лейнера употребляют иногда свободную трубу. Она отличается от лейнера большей толщиной и соприкасается с оболочкой ствола не по всей длине, а лишь в некоторых местах (рис. 70). Это упрощает производство.


Однако для подавляющего большинства нарезных орудий теперь не нужно ни лейнера, ни свободной трубы. Мы уже упоминали о простоте производства стволов, достигнутой в настоящее время. Оказывается, дешевле и проще заменить весь ствол среднекалиберного орудия, чем делать его с лейнером или со свободной трубой.


Поэтому современные орудия большей частью имеют стволы–моноблоки, которые после износа заменяются целиком.


Итак, мы видим, что нарезной ствол изнашивается сравнительно быстро. Значительно лучше обстоит дело со стволами минометов, которые делаются без нарезов.

Артиллерия

Рис. 70. Ствол со свободной трубой


Нарезы в стволе миномета не нужны, так как устойчивость мины на полете достигается устройством хвостового оперения, так называемого стабилизатора.


Мы видели, что износ стЕола начинается с выкрашивания промежутков между нарезами – полей нарезов. Нет нарезов – нет и сравнительно хрупких полей. Поэтому гладкостенный ствол значительно лучше сопротивляется износу, чем нарезной. Он "живучее" нарезного и может выдержать гораздо больше выстрелов. Этому способствует и значительно меньшее давление пороховых газов в миномете; трение мины о стенки гладкостенного ствола несравненно меньше, чем трение снаряда в нарезном стволе. Ведь мина не имеет ведущего пояска, который врезается в нарезы и создает большое трение.


Вот почему гладкостенный ствол "долговечнее" нарезного.


Почему бы не перейти к гладкостенным стволам и к стрельбе из всех орудий оперенными снарядами?


Оказывается, орудия с гладкими стволами непригодны, например, для стрельбы под малыми углами возвышения, то есть для настильной стрельбы. Как мы позднее увидим, минометы применяются для стрельбы при небольших, сравнительно, зарядах под углами возвышения больше 45°, то есть для так называемой мортирной стрельбы.


Поэтому в современной артиллерии имеются и нарезные, и гладкостенные стволы.


Если гладкостенный ствол миномета "долговечнее" нарезного, то еще "живучее" метательная установка боевой машины реактивной артиллерии, то есть орудие, которое не имеет ствола. Ведь при выстреле реактивным снарядом давление возникает внутри снаряда и пороховые газы почти не действуют на боевую машину.


Но и боевыми машинами реактивной артиллерии, как мы уже видели, нельзя во всех случаях заменить нарезных орудий.


Артиллерии для поражения врага нужны и нарезные орудия, й минометы, и реактивные установки.

Артиллерия

Глава 4. Можно ли управлять взрывом?

Артиллерия

Как воспламеняется пороховой заряд

Мы уже говорили, что для зажигания заряда чаще всего применяют капсюль. Взрыв капсюля дает вспышку, короткий луч огня. Заряды современных орудий составляются из довольно крупных зерен бездымного пороха – пороха плотного, с гладкой поверхностью. Если мы попробуем зажечь заряд такого пороха при помощи только одного капсюля, то выстрел вряд ли последует.


Почему?


Потому же, почему нельзя зажечь спичкой крупные дрова в печке, особенно если поверхность у них гладкая.


Недаром мы обычно разжигаем дрова лучинками. А если вместо дров взять полированные доски и бруски, то даже лучинками разжечь их будет трудно.


Пламя капсюля слишком слабо, чтобы зажечь крупные, гладкие зерна заряда; оно лишь скользнет по гладкой поверхности зерен, но не зажжет их.


А сделать капсюль сильнее, положить в него больше взрывчатого вещества нельзя. Ведь капсюль снаряжается ударным составом, в который входит гремучая ртуть. Взрыв большего количества гремучей ртути может повредить гильзу и вызвать другие разрушения.

Артиллерия

Рис. 71. Капсюльная втулка, ввинчиваемая в дно гильзы


Как же все–таки зажечь заряд?


Воспользуемся "лучинками", то есть возьмем небольшое количество мелкозернистого пороха. Такой порох легко зажжется от капсюля. Лучше взять дымный порох, так как поверхность его зерен более шероховатая, чем у зерен бездымного пороха, и такое зерно загорится скорее. Кроме того, дымный мелкозернистый порох даже при нормальном давлении горит очень быстро, гораздо быстрее бездымного.


Лепешки из прессованного мелкозернистого пороха помещают за капсюлем, в капсюльной втулке (рис. 71).

Артиллерия

Дымный порох располагают, как мы уже видели, и вокруг электрозапала в электрической втулке (см. рис. 56), и в вытяжной трубке (см. рис. 54).

Артиллерия

А иногда мелкозернистый порох, кроме того, помещают на дне гильзы, в особом мешочке, как это показано на рис. 72.


Порция такого мелкозернистого дымного пороха называется воспламенителем.


Образовавшиеся при сгорании воспламенителя газы быстро повышают давление в зарядной каморе. При повышенном давлении скорость воспламенения основного заряда увеличивается. Пламя почти мгновенно охватывает поверхность всех зерен основного заряда, и он быстро сгорает.

Артиллерия

Рис. 72. Как происходит выстрел из орудия


В этом основное назначение воспламенителя.


Итак, выстрел представляет собой ряд явлений (см. рис. 72),


Боек ударяет по капсюлю.


От удара бойка взрывается ударный состав, и пламя капсюля зажигает воспламенитель (мелкозернистый дымный порох).


Воспламенитель вспыхивает и превращается в газы.


Раскаленные газы проникают в промежутки между зернами основного порохового заряда и воспламеняют его.


Воспламенившиеся зерна порохового заряда начинают гореть и в свою очередь превращаются в сильно нагретые газы, которые с огромной силой толкают снаряд. Снаряд движется по каналу ствола и вылетает из него.


Вот сколько событий происходит меньше чем за сотую долю секунды!

Как горят зерна пороха в орудии

Почему нельзя сделать весь пороховой заряд из мелкого пороха?


Казалось бы, в этом случае не потребовалось бы никакого специального воспламенителя.

Артиллерия

Рис. 73. Слишком мелкий порох: заряд сгорел,, и приток газов, толкающих снаряд, прекратился задолго до вылета снаряда из дула


Почему же основной заряд всегда составляется из более крупных зерен?


Потому что мелкие зерна пороха, так же как и мелкие поленья, сгорают очень быстро.


Заряд мгновенно сгорит и превратится в газы. Сразу получится весьма большое количество газов, и в каморе создастся очень высокое давление, под действием которого снаряд начнет стремительно двигаться по каналу ствола.


Но чем дальше будет двигаться снаряд в стволе, тем больше места будет освобождаться для газов за снарядом, тем слабее станет их давление; порох весь сгорит, и притока новых газов не будет.


В начале движения получится очень высокое давление, а к концу оно резко упадет (рис. 73).


Очень резкое повышение давления газов, которое создастся в первый момент, причинит большой вред металлу ствола, сильно сократит "жизнь" орудия и может стать причиной его разрыва.


В то же время ускорение снаряда в конце движения его по стволу будет ничтожным.


Поэтому для заряда и не берут очень мелких зерен.


Но и слишком крупные зерна тоже не годятся для заряда: они не успеют сгореть за время выстрела. Снаряд вылетит из дула, а вслед за ним вылетят и несгоревшие зерна (рис. 74). Порох не будет использован полностью.


Размер зерен нужно подбирать так, чтобы пороховой заряд сгорел целиком незадолго до вылета снаряда из дула.


Тогда приток газов будет происходить почти в течение всего времени движения снаряда по стволу, и резкого скачка давления не произойдет.


Но орудия бывают разной длины. Чем длиннее ствол орудия, тем дольше движется снаряд по стволу и тем дольше должен гореть порох.

Артиллерия

Рис. 74. Слишком крупный порох: снаряд уже вылетел, а заряд еще не весь сгорел


Поэтому нельзя заряжать все орудия одинаковым порохом: для более длинных орудий заряд нужно составлять из зерен более крупных, с большей толщиной горящего слоя, так как продолжительность горения зерна зависит, как мы вскоре увидим, именно от толщины горящего слоя пороха.


Итак, оказывается горением пороха в стволе можно до некоторой степени управлять. Изменяя толщину зерен, мы меняем и продолжительность их горения. Мы можем добиться притока газов в течение почти всего времени движения снаряда в стволе.

Какая форма пороха лучше?

Недостаточно, чтобы при выстреле газы давили на снаряд в стволе все время; нужно еще, чтобы они давили, по возможности, с одинаковой силой.


Казалось бы, для этого необходимо только получить равномерный приток газов; тогда и давление будет держаться все время на одном уровне.


На самом деле это неверно.


Чтобы давление было более или менее постоянным, пока снаряд еще не вылетел из ствола, должны поступать не одинаковые, а все большие и большие порции пороховых газов.


Каждую следующую тысячную долю секунцы приток газов должен возрастать.


Ведь снаряд движется в стволе все быстрее и быстрее. И заснарядное пространство, где образуются газы, также увеличивается. Значит, чтобы заполнить это все увеличивающееся пространство, порох должен давать с каждой долей секунды все больше и больше газов.


Но получить непрерывно возрастающий приток газов совсем не легко. В чем тут трудность, вы поймете, взглянув на рис. 75.


Здесь изображено цилиндрическое зерно пороха: слева – в начале ускорения, в середине – спустя несколько тысячных секунды, справа – в конце горения.


Вы видите: горит только поверхностный слой зерна, и именно он превращается в газы.


Вначале зерно большое, поверхность его велика, и, значит, сразу выделяется много пороховых газов.


Но вот зерно наполовину сгорело: поверхность его уменьшилась, а значит, и газов выделяется теперь уже меньше.


В конце горения поверхность уменьшается до предела, и образование газов становится ничтожным.


То, что происходит с этим пороховым зерном, произойдет и со всемй остальными зернами заряда.


Выходит, что чем дольше горит пороховой заряд из таких зерен, тем меньше прибывает газов.


Давление на снаряд ослабевает.


Такое горение нас совсем не устраивает. Нужно, чтобы приток газов не убывал, а возрастал. Для этого поверхность горения зерен должна не уменьшаться, а увеличиваться. Л этого можно добиться только в том случае, если будет выбрана соответствующая форма пороховых зерен заряда.


На рис. 75, 76, 77 и 78 показаны различные зерна пороха, применяемые в артиллерии.


Все эти зерна состоят из однородного плотного бездымного пороха; разница только в размерах и форме зерен.


Какая форма самая лучшая? При какой форме зерна мы получим не убывающий, а, наоборот, возрастающий приток газов?


Цилиндрическое зерно, как мы видели, удовлетворить нас не может.


Не удовлетворяет нас и зерно ленточной формы: как видно из рис. 76, его поверхность тоже уменьшается при горении, хотя и не так быстро, как поверхность цилиндрического зерна.

Артиллерия

Рис. 75. Цилиндрическое зерно пороха; его поверхность горения резкоуменьшается

Артиллерия

Рис. 76. Лента пороха; ее поверхность горения уменьшается незначительно


Значительно лучше трубчатая форма (рис. 77).


При горении зерна такого пороха его общая поверхность почти не изменяется, так как трубка горит одновременно изнутри и снаружи. Насколько уменьшится поверхность трубки снаружи, настолько же за это время она увеличится изнутри.


Правда, трубка горит еще с концов, и длина ее уменьшается. Но этим уменьшением можно пренебречь, так–как длина пороховых "макарон" во много раз больше их толщины.


Значит, можно считать, что изменения величины горящей поверхности здесь почти не происходит. Горение трубчатого пороха дает почти равномерный приток газов. Но этого еще недостаточно: нужен возрастающий приток.


Возьмем цилиндрический порох с несколькими продольными каналами внутри каждого зерна (рис. 78).


Снаружи поверхность цилиндрика при горении уменьшается.


А так как каналов несколько, то увеличение внутренней поверхности происходит быстрее, чем уменьшение наружной.


Стало быть, общая поверхность горения возрастает. А это означает, что приток газов увеличивается. Давление как будто не должно падать.

Артиллерия

Рис. 77, Трубчатый порох; его поверхность горения почти не уменьшается

Артиллерия

Рис. 78. Зерно пороха с семью каналами; его поверхность горения увеличиваетсядо момента распада зерна


На самом деле это не так.


Посмотрим на рис. 78. Когда стенка зерна прогорит, оно распадется на несколько кусков. Поверхность этих кусков по мере горения неизбежно уменьшается, и давление резко падает.


Выходит, что и при этой форме зерна мы не получим постоянного увеличения притока газов по мере горения.


Приток газов будет увеличиваться только до распада зерен.


Вернемся к трубчатому, "макаронному" пороху. Покроем наружную поверхность зерна таким составом, который сделал бы ее негорючей (рис. 79).


Тогда зерна будут гореть только изнутри, по внутренней поверхности, которая при горении увеличивается. Значит, и приток газов будет увеличиваться с самого начала горения и до конца.


Здесь распада зерен не может быть.


Такой порох называется "бронированным". Его наружная поверхность как бы забронирована от воспламенения.

Артиллерия

Рис. 79. Трубчатый "бронированный" порох; его поверхность рорения непрерывно увеличивается до конца горения


До некоторой степени это можно осуществить, например, с помощью камфоры, понижающей горючесть пороха. Вообще же брск нирование пороха – дело нелегкое, и полного успеха здесь еще не достигнуто.


При горении бронированного пороха можно добиться постоянного давления в канале ствола орудия.


Горение, при котором приток газов увеличивается, называется прогрессивным, а горящие таким образом пороха – прогрессивными.


Из рассмотренных нами порохов действительно прогрессивным является только бронированный порох.


Однако это отнюдь не умаляет достоинств применяемых ныне цилиндрических порохов с несколькими каналами. Нужно лишь умело подбирать их состав и размеры зерен.


Можно добиться прогрессивного горения и другим путем, например путем постепенного увеличения скорости горения пороха.


Таким образом, имеет значение не только форма, но и состав и скорость горения зерен пороха.


Подбирая их, мы управляем процессом горения и распределением давления в канале ствола артиллерийского орудия.


При выборе зерен соответствующего размера, состава и формы можно избежать резкого скачка давления и более равномерно распределить давление в стволе; при этом снаряд будет вылетать из ствола с наибольшей скоростью и с наименьшим вредом для орудия.


Правильно подобрать состав, форму и размеры зерен нелегко. Эти вопросы рассматриваются в специальных разделах артиллерийской науки: в теории взрывчатых веществ и внутренней баллистике.


Исследованием горения порохов занимались великие сыны нашей Родины – ученые М. В. Ломоносов и Д. И. Менделеев.


Ценный вклад в это дело внесли наши соотечественники А. В. Гадолин, Н. В. Маиевский и др. (о чем уже говорилось в главе первой).


Советская артиллерия располагает первоклассными порохами, в разработке которых большие заслуга принадлежат Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского.

Как погасить пламя выстрела

Мы уже говорили, что наряду со многими достоинствами бездымный порох имеет и недостатки.


К таким недостаткам бездымного пороха относится образование пламени при выстреле. Пламя вырывается из ствола и ярким блеском демаскирует скрытое от врага орудие (рис. 80). При быстром открывании затвора после выстрела, особенно в скорострельных орудиях, пламя может вырваться и назад, что будет представлять опасность для орудийного расчета.


Поэтому нужно уметь погасить пламя выстрела, особенно во время стрельбы ночью.


Постараемся выяснить, почему образуется пламя при стрельбе бездымным порохом.


Когда кончает топиться печка и в ней остаются раскаленные угли, над ними некоторое время колеблется синеватое пламя. Это горит выделяемый углями угарный газ, или окись углерода. Печку закрывать еще рано – можно угореть. Хотя дров в печке уже и нет (они обратились в угли), но газ, выделяемый углями, еще горит. Нельзя забывать, что горение в печке продолжается до тех пор, пока в ней остается горючий газ.

Артиллерия

Рис. 80. Пламя демаскирует орудие


Примерно то же происходит и при горении бездымного пороха. Хотя он и сгорит полностью, но образовавшиеся газы еще сами могут гореть. И когда пороховые газы вырываются из ствола, они соединяются с кислородом воздуха, то есть загораются и дают яркое пламя.


Как погасить это пламя?


Существует несколько способов.


Можно предотвратить образование пламени, заставив пороховые газы сгореть еще в стволе, до того как они вырвутся на воздух. Для этого нужно ввести в порох вещества, богатые кислородом, так называемые окислители.


Можно понизить температуру вырывающихся из ствола газов так, чтобы она была ниже температуры их воспламенения; для этого нужно ввести в боевой заряд пламегасящие соли.


К сожалению, в результате введения подобных примесей получаются твердые остатки при выстреле, то есть дым. Правда, дым образуется в значительно меньшем количестве, чем при стрельбе дымным порохом. Однако и в этом случае стреляющее орудие может быть обнаружено по дыму, если стрельба ведется днем. Поэтому пламегасящие примеси можно применять только во время стрельбы ночью. При дневном свете они не нужны, так как днем пламени обычно почти не видно.

Артиллерия

Рис. 81. Гильза с боевым зарядом и пакетами пламегасителя, вкладываемыми при стрельбе ночью

Артиллерия

Рис. 82. Патрон для стрельбы ночью


В тех орудиях, где снаряд и заряд вкладываются в ствол отдельно, пламегасители в особых мешочках или картузах прибавляются к заряду при заряжании (рис. 81).


У орудий, заряжаемых патроном, для стрельбы днем применяются патроны без пламегасителя, а для стрельбы ночью – с пламегасителем (рис. 82).


Можно погасить пламя и без прибавления примесей.


Иногда на дульную часть надевают металлический раструб. Газы, вырывающиеся из ствола, соприкасаются с холодными стенками такого раструба, их температура опускается ниже точки воспламенения, и пламя не образуется. Такие раструбы тоже называются лламегасйтелями.


Сильно уменьшается пламя при стрельбе с дульным тормозом, так как газы, проходя через дульный тормоз, охлаждаются от соприкосновения с его стенками.

Можно ли управлять детонацией?

Подбирая размеры и форму пороховых зерен, можно, как мы видели, добиться нужной продолжительности и прогрессивности взрывчатого превращения пороха.


Превращение пороха в газы совершается очень быстро, но все же время горения измеряется тысячными и даже сотыми долями секунды. Детонация, как известно, протекает значительно быстрее – в стотысячные и даже миллионные доли секунды.


Детонируют бризантные взрывчатые вещества. Нам уже известно, что они применяются главным образом для наполнения, или, как говорят артиллеристы, – для снаряжения снарядов.


Нужно ли вообще управлять детонацией при взрыве снаряда?


Оказывается, иногда это бывает нужно.

Артиллерия

Рис. 83. Обыкновенная и направленная детонация


Когда разрывается снаряд, наполненный бризантным взрывчатым веществом, газы действуют во все стороны с одинаковой силой. Так же действует шашка бризантного вещества. Действие рассредоточивается во всех направлениях. Это не всегда выгодно. Иногда требуется, чтобы силы газов при детонации были сосредоточены в одном направлении. Ведь в этом случае действие их будет значительно сильнее.


Посмотрим, как действует детонация на броню. При обычном взрывчатом превращении бризантного взрывчатого вещества около брони лишь незначительная часть образующихся газов будет действовать на броню, остальные газы произведут удар по окружающему воздуху (рис. 83, слева). Броня не будет пробита взрывом.


Использовать детонацию для разрушения прочной преграды пытались уже давно. Еще в прошлом столетии иногда вместо обычных подрывных шашек применяли подрывные шашки особого устройства: в шашке бризантного взрывчатого вещества делали воронкообразную выемку. Если такую шашку положить выемкой на преграду и взорвать, действие детонации на преграду будет значительно сильнее, чем при взрыве той же шашки без выемки (без воронки).


На первый взгляд это кажется странным: шашка с выемкой весит меньше, чем шашка без выемки, а действует на преграду сильнее. Оказывается, выемка сосредоточивает силы детонации в одном направлении, подобно тому, как вогнутое зеркало прожектора направляет световые лучи. Получается сосредоточенное, направленное действие газов взрывчатого вещества (см. рис. 83, справа).


Значит, до некоторой степени можно управлять и детонацией. Эта возможность использована в артиллерии в так называемых кумулятивных снарядах. С устройством и действием кумулятивных и других снарядов мы подробно познакомимся в следующей главе.

Артиллерия

Глава 5. Артиллерийский снаряд

Артиллерия

Ядро и граната

"Мы пошли на вал – возвышение, образованное природой и укрепленное частоколом. Там уже толпились все жители крепости. Гарнизон стоял в ружье. Пушку туда перетащили накануне. Комендант расхаживал перед своим малочисленным строем. Близость опасности одушевляла старого воина бодростью необыкновенной. По степи, не в дальнем расстоянии от крепости, разъезжали человек двадцать верхами...


Люди, разъезжающие в степи, заметя движение в крепости, съехались в кучку и стали между собою толковать. Комендант велел Ивану Игнатьичу навести пушку на их толпу, и сам приставил фитиль. Ядро зажужжало и пролетело над ними, не сделав никакого вреда. Наездники, рассеясь, тотчас ускакали из виду, и степь опустела".


Так описывает Пушкин в повести "Капитанская дочка" стрельбу артиллерии Белогорской крепости. Ядро, выпущенное комендантом Белогорской крепости, перелетело. Но если бы даже Иван Игнатьич не промахнулся, все равно его ядро сделало бы немного. Мало чем отличалось оно от старинных каменных ядер. Это был просто–напросто чугунный шар чуть побольше крупного яблока. Конечно, такой снаряд мог вывести из строя неприятельского солдата лишь в том случае, если бы попал прямо в него. Но стоило ядру пролететь хотя бы в полуметре от человека, – и тот оставался жив и невредим. Только попадая в густую толпу, ядро могло вывести из строя несколько человек.


Надо, впрочем, сказать, что артиллерия Белогорской крепости не была последним словом техники даже для своего времени, В том же самом XVIII веке существовали уже разрывные снаряды. Такие снаряды – их называли гранатами и бомбами, – разрываясь, поражали живые цели осколками на площади радиусом в 10–15 шагов.


Чугунный шар отливали полым и наполняли порохом (рис. 84).


В оставленное отверстие – "очко" – гранаты вставляли деревянную трубку, наполненную медленно горящим пороховым составом, который загорался при выстреле и горел несколько секунд. Когда состав в трубке догорал до конца и огонь доходил до пороха, происходил взрыв. Граната разрывалась на части и осколками поражала людей, находившихся поблизости.


Нередко случалось так. Пролетев с пронзительным воем, граната глухо шлепалась на землю, а пороховой состав в трубке еще продолжал гореть; это нетрудно было определить по его сильному шипению. Находились смельчаки, которые, рискуя жизнью, вырывали горящую трубку из упавшей поблизости гранаты, – и граната не разрывалась, не причиняла вреда.

Артиллерия

Рис. 84. Разрывная граната начала XVIII века


Если хотели, чтобы граната разорвалась быстрее, перед заряжанием орудия попросту отрезали ножом часть деревянной трубки. Заметим кстати, что название "трубка" сохранилось и до наших дней, хотя сложный механизм, носящий это название, не имеет ничего общего со старинной деревянной трубкой, кроме назначения – разорвать снаряд. Как устроена современная трубка, вы узнаете, прочитав до конца эту главу.


Так же, как граната, действовала и бомба. Надо сказать, что раньше "гранатами" и "бомбами" назывались разрывные снаряды совершенно одинакового устройства; все различие между ними заключалось только в весе: если снаряд весил меньше пуда (1 пуд =16,4 килограмма), его называли гранатой, а если больше пуда, – то бомбой.

Артиллерия

Рис. 85. В продолговатом снаряде помещается больше взрывчатого вещества, чем в шарообразном снаряде того же калибра


В шаровую гранату и даже бомбу можно поместить сравнительно мало пороха. Такая граната слаба. Она и летит плохо, и осколки ее разлетаются недалеко. Продолговатый снаряд гораздо выгоднее (рис. 85).


Как только сумели сделать устойчивым в полете продолговатый снаряд, от шаровых гранат и бомб сразу отказались. Они стали достоянием музеев.


Но и дымный порох не так уж хорош для снаряжения гранаты: он обладает сравнительно небольшой силой, плохо разбрасывает осколки. В XIX и в начале XX века были изобретены гораздо более сильно действующие – бризантные (дробящие) взрывчатые вещества: пироксилин, мелинит, тротил, гексоген. Ими и стали вместо пороха наполнять снаряды. Такие снаряды значительно лучше разрушают постройки и окопы врага, а их осколки разлетаются с большой силой. Успехи техники – ив особенности химии – позволили выбрать взрывчатое вещество, которое почти безопасно при перевозке и в обращении, не боится толчков, ударов и уколов; оно взрывается только под действием особого "детонатора". Это вещество – тротил, которым теперь снаряжают почти все снаряды.

Как действует граната

"Был теплый августовский день 1944 года. Советские войска заканчивали освобождение Белоруссии от гитлеровских захватчиков. Остатки разгромленных немецко–фашистских войск, отступая, цеплялись за оборонительные рубежи, которые они заранее подготовили. В этот день шел бой за большое село, в котором гитлеровцы старались удержаться во что бы то ни стало. Перед селом была болотистая река, и наши танки задержались перед ней; из–за этого они не могли помочь пехоте, которая уже захватила участок противоположного берега.


Я сидел среди ветвей высокой сосны на опушке леса. Это был мой наблюдательный пункт. Отсюда мне хорошо было видно все поле боя.


Я видел, что наша пехота залегла перед селом. А со стороны села отчетливо доносился треск вражеского пулемета. Этот пулемет мешал нашей пехоте продвигаться, он не давал поднять головы ни одному стрелку. А переправа танков все еще задерживалась, и помочь пехоте могла только артиллерия.


Но определить, где скрывается пулемет, было невозможно, несмотря на то, что его надоедливый треск был отчетливо слышен где–то совсем неподалеку.


Наши батареи вели сильный огонь по околице села, но пулемет все–таки не замолкал.


Вдруг одна из наших 152–миллиметровых гранат, случайно не долетев до села, разорвалась у самого корня старого дуба, одиноко стоявшего на небольшом пригорке между селом и опушкой кустов, где залегла наша пехота. Могучее дерево вздрогнуло и, словно нехотя, поднялось на воздух. На мгновение над столбом дыма беспомощно повисли вырванные из земли корни, и вслед за этим дуб тяжело рухнул на землю.


И тут–то я заметил то, что так долго искал: вражеское пулеметное гнездо (рис. 86).


Отчетливо стало теперь видно в бинокль перекрытие блиндажа: оно состояло из четырех слоев бревен, положенных один на другой. Пониже чернела длинная щель – бойница для пулемета. Все это отлично маскировалось высокой травой и низко склоненными ветвями дерева, пока оно было цело.


Теперь, когда цель обнаружилась, уже нетрудно было перенести на нее огонь моих 152–миллиметровых гаубиц. Снаряды стали рваться один за другим около пулеметного гнезда. Через несколько минут один из разрывов окутал дымом всю цель – ив тот же миг, точно брызги воды, в которую с размаху бросили камень, во все стороны полетели бревна: снаряд попал прямо в цель.


Вражеский пулемет замолк.


– Спасибо артиллеристам, – передал по телефону командир стрелковой роты.

Артиллерия

Рис. 86. Разрывом 152–миллиметровой гранаты был вырван из земли старый дуб, низко склоненные ветви которого скрывали вражеское пулеметное гнездо, устроенное под деревом


Наша пехота стала быстро продвигаться вперед, и через несколько минут русское "ура" уже раздавалось на улицах села.


Вскоре бой затих. Улучив свободную минуту, я пошел взглянуть на "работу" моей любимой 152–миллиметровой гаубицы. Без труда я нашел знакомое место: вот вывороченный с корнями дуб; глубокими воронками, вырытыми нашими снарядами, усеяно вокруг все поле.


Я залез в одну из воронок. Она пришлась мне как раз по шею. Она была так велика, что по ее окружности могли бы разместиться 15 человек.


А где же пулеметное гнездо с четырехслойным перекрытием? Его нет: на его месте – большая яма. На самом дне ее виднеются поломанные, расщепленные столбы: здесь–то и было пулеметное гнездо.


Шагах в десяти от ямы удалось мне разыскать наполовину засыпанный землей ствол пулемета; в другом месте валялся помятый стальной шлем. Вот все, что осталось от гитлеровских пулеметчиков и от их пулемета" (рис. 87).


Так рассказал нам офицер–артиллерист об одном из боевых эпизодов, участником которого ему довелось быть.

Артиллерия

Рис. 87. Вот все, что осталось от пулеметного гнезда после того, как в него попала 152–миллиметровая граната


Вы видите, что современные гранаты действуют несравненно сильнее, чем ядра артиллерии Белогорской крепости.


Конечно, разрушительное действие гранаты зависит от ее калибра и веса и от того, как велик ее разрывной заряд. Например, в воронке от разрыва 76–миллиметровой гранаты в грунте средней плотности можно спрятаться всего лишь по колено, в воронке 122–миллиметровой гранаты – только по пояс, а в воронке 152–миллиметровой гранаты можно скрытно разместить несколько человек, стоящих в рост (рис. 88).


Зато разрыв 420–миллиметрового снаряда вырывает такую глубокую яму, что в ней поместился бы городской одноэтажный дом. Взрывом 420–миллиметрового снаряда выбрасывается больше 250 кубических метров земли; чтобы вынуть столько земли, 60 хорошим землекопам надо работать целый день, а чтобы ее увезти, необходимо 30 железнодорожных платформ! Даже гигантский советский шагающий экскаватор сумеет вынуть такое количество земли только за 18 приемов.


Разрушительное действие гранаты, производимое газами разрывного заряда, называют ее фугасным действием.

Артиллерия
Артиллерия

О величине фугасного действия, о силе гранаты можно судить по объему воронки: чем больше объем воронки, тем больше, следовательно, и фугасное действие гранаты.

Артиллерия

Рис. 88. Такие воронки получаются при разрыве гранат разных калибров, если взрыватель установлен на фугасное действие

Как много значат сотые доли секунды

Фугасное действие гранаты зависит не только от ее калибра, но еще и от того, в какой момент она разорвется. Та самая 420–миллиметровая граната, которая вырывает воронку величиной с дом, может совсем не вырыть воронки, если только она разорвется не вовремя.


Для получения наибольшего фугасного действия важно, чтобы граната разорвалась не в тот самый момент, когда она ударится о землю, а чуть позже, – уже углубившись в грунт. Небезразлично также, на какую именно глубину граната успеет уйти в землю: разрыв гранаты должен произойти не слишком рано и не слишком поздно.

Артиллерия

Рис. 89. Когда граната слишком глубоко уйдет в землю, получится подземный взрыв, или камуфлет


Если граната до разрыва проникнет слишком глубоко в почву, может случиться, что взрыв окажется не в силах выбросить всю лежащую над снарядом землю; взрыв только спрессует, уплотнит почву, образуя как бы пещеру в том месте, где произошел разрыв снаряда. Воронки при этом не получится вовсе.


Такой взрыв под землей называют камуфлетом (рис. 89). Чаще всего камуфлеты получаются в мягком грунте, например в болотистом.


Когда граната разорвется слишком рано, не успев углубиться в землю или другую преграду, – большая часть газов, образовавшихся при ее взрыве, уйдет вверх и в стороны; фугасное действие гранаты при этом будет невелико.


Высчитано, что фугасное действие будет наилучшим, если взрыв произойдет примерно через 3–5 сотых долей секунды после того, как граната коснулась земли.


В этом случае фугасное действие гранаты проявится в полной мере: упругие газы, образовавшиеся при взрыве, выбросят целый фонтан земли, выроют глубокую воронку, произведут большие разрушения.


Но возможно ли добиться, чтобы взрыв получился как раз вовремя?


Оказывается, возможно. Для этого гранату надо снабдить очень точно работающим механизмом, который управлял бы ее взрывом, вызывал бы его в нужный момент.


Старинная деревянная трубка тут уже не годится: ведь нельзя точно рассчитать, когда она догорит, точности в сотые доли секунды от нее не добьешься.


К тому же, старинные гранаты шаровой формы почти не углублялись в землю, и фугасное действие их было ничтожно; в лучшем случае они разрушали силой взрыва лишь легкие наземные постройки.

Как устроена граната

Современная граната устроена значительно сложнее старинной, но зато и действует несравненно сильнее и точнее.


Граната (рис. 90) или мина (рис. 91) наполнена очень сильным взрывчатым веществом – тротилом.


Чтобы вызвать взрыв тротила, наполняющего гранату, недостаточно толчка или укола; необходимо по соседству с тротилом взорвать другое вещество – тетрил. Взрыв тетрила вызывает взрыв и тротилового разрывного заряда в гранате или в мине.


Но и тетрил в свою очередь не взрывается от толчков и ударов; иначе гранаты и мины рвались бы в момент выстрела, еще не вылетев из канала ствола. Чтобы взорвать тетрил, надо произвести рядом с ним взрыв третьего вещества – гремучей ртути, которая как известно, применяется в капсюлях.


Взрыв капсюля гремучей ртути вызывают разными способами. Если вы познакомитесь с двумя наиболее распространенными, то будете ясно представлять себе суть этого дела.

Взрыватель

Граната, а также и мина, снабжена остроумным, сложным и точным механизмом – взрывателем. Сущность действия взрывателя можно понять, если представить себе схему его устройства (рис. 92).

Артиллерия

Рис. 90. Современный артиллерийский снаряд (граната)


В головную часть снаряда ввинчивается трубка – корпус взрывателя. В корпус вставлен металлический стержень – ударник, который может перемещаться вдоль корпуса. Острый, как иголка, конец ударника – жало, располагается над капсюлем–детонатором в небольшом от него удалении. Тупой конец ударника выступает наружу. Когда снаряд, летящий головной частью вперед, падает на землю или попадает в преграду – стену дома, блиндаж и т. п., – тупой конец ударника натыкается на эту преграду; ударник подается назад, прокалывая своим острым жалом капсюль–детонатор; происходит взрыв заключенной в нем гремучей ртути, которую пронзило своим острием проникшее в капсюль жало. Взрыв этот немедленно передается тетриловому детонатору, а от него – разрывному заряду гранаты или мины. Такова сущность действия взрывателя. На деле он устроен значительно сложнее, чтобы предохранить людей, работающих со снарядом, от несчастных случаев, если снаряд или мину нечаянно уронят на землю.

Артиллерия

Рис. 91. Мина 120–миллиметрового миномета

Артиллерия

Рис. 92. Так действует взрыватель, снабженный жалом (схема)


Взрыватели другой системы вовсе не имеют жала. Основная часть такого взрывателя напоминает трубку примусного насоса; в ней располагается поршенек с кожаным воротником. Под поршеньком, на небольшом расстоянии от него, находится капсюль–воспламенитель, а ниже – капсюль–детонатор. При встрече мины с преградой поршень резко вдавливается в трубку – гильзу. От этого воздух в гильзе быстро сжимается, а от сжатия нагревается так сильно, что этим нагреванием и своим давлением вызывает взрыв капсюля (рис. 93).

Артиллерия

Рис. 93. Так действует взрыватель, снабженный поршнем (схема)

Можно ли управлять разрывом гранаты?

Каждый, кто бывал на войне, знает такие случаи: неприятельский снаряд или мина разрывается в двух–трех шагах от солдата, сидящего в окопе; могучая волна горячего воздуха подхватывает его, бросает на дно окопа: он теряет сознание, но, очнувшись, убеждается, что даже не ранен, а только сильно ушиблен – "контужен" – и что его окоп целехонек.


В чем дело? Как могло случиться, что человек остался жив в двух шагах от разрыва снаряда и что окоп оказался неповрежденным?


Объяснение очень простое: граната или мина взорвалась, едва прикоснувшись к земле. Она дала много осколков, которые пролетели над окопом, даже не поранив сидящего в нем солдата. Так как снаряд взорвался, не углубившись в землю, его фугасное действие было ничтожно, он даже не разрушил земляного окопа. Зато у него было сильное осколочное действие. Но никто не находился вне окопа. Сидевший же в окопе солдат испытал на себе лишь действие взрывной волны.


Как мы говорили выше, для получения фугасного действия снаряда нужно заставить его углубиться в землю до того, как он разорвется.


Взрыватели, со схемой устройства которых вы только что познакомились, действуют мгновенно. Они обеспечивают снаряду хорошее осколочное действие, а фугасное действие в этом случае ничтожно. Это происходит потому, что взрыватель действует  лишком быстро. Нужно замедлить его действие, дать снаряду время углубиться в землю и тогда лишь разорвать его.


Возможно ли так управлять разрывом снаряда?


Оказывается, возможно. Надо только немного усложнить устройство взрывателя, чтобы он мог действовать по–разному в разных случаях.


Представьте себе, что основные механизмы взрывателя остались без изменения, но тетриловый детонатор отодвинут от того капсюля, который взрывается в момент удара снаряда о землю: они разделены некоторым пространством так, что взрыв капсюля не передается сразу же тетриловому детонатору. Тогда капсюль вызовет своим взрывом не детонацию – не разрыв снаряда, а только появление огня внутри взрывателя–воспламенение: из капсюля–детонатора он превратится в капсюль–воспламенитель. Пропустим огонь от этого взрыва по каналу к другому капсюлю, который будет расположен по соседству с тетриловым детонатором и вызовет в нужный момент его взрыв. Этот второй капсюль окажется, следовательно, капсюлем–детонатором. Но пока еще мы ничего не изменили по существу: луч огня от капсюля–воспламенителя почти мгновенно дойдет по каналу до капсюля–детонатора, взорвет его, а с ним – тетриловый детонатор и разрывной заряд. Действие взрывателя все еще будет почти мгновенным, у снаряда будет хорошее осколочное действие и слабое фугасное. Теперь закроем канал, соединяющий оба капсюля; это нетрудно сделать при помощи перекрывающего крана. Повернем кран так, чтобы между капсюлями не было прямого сообщения по каналу (рис. 94). Для луча огня оставим другой путь от капсюля–воспламенителя к капсюлю–детонатору – более длинный окольный путь по окружному каналу, а посередине этого окружного шала поставим "замедлитель" – столбик медленно горящего порохового состава. Тогда луч огня от капсюля–воспламенителя совсем не пройдет по закрытому прямому каналу, а в окружном канале дойдет лишь до замедлителя и зажжет его. Когда замедлитель сгорит, луч огня от него проникнет по окружному каналу к капсюлю–детонатору и вызовет его взрыв, а с ним и взрыв тетрила и разрывного заряда. Но за время, пока горит замедлитель, снаряд успеет углубиться в землю.

Артиллерия

Рис. 94. Такова идея устройства замедлителя у взрывателя, который можно установить на мгновенное и замедленное действие (другие детали взрывателяна рисунке не показаны)


Не подумайте, что замедлитель горит очень долго: чтобы сгореть, ему нужно всего лишь от трех до пяти сотых долей секунды. Это такой маленький промежуток времени, которого не улавливает человеческое сознание. Но этого времени вполне достаточно, чтобы снаряд успел углубиться в преграду и только после этого разорваться. В этом случае снаряд произведет разрушение силой газов, образовавшихся при взрыве разрывного заряда; вот теперь у снаряда окажется хорошее фугасное действие, но зато уменьшится осколочное действие, так как большая часть осколков останется внутри воронки.


Есть и другой способ управлять разрывом снаряда; с этим способом вы познакомитесь, когда прочитаете об устройстве взрывателя марки КТМ–1.

Как устроен взрыватель ктм–1

До сих пор мы рассказывали о действии взрывателя только в самых общих чертах, не вдаваясь в подробности; поэтому у вас может возникнуть законный вопрос: а как же обращаться с взрывателем при перевозке снарядов или мин? Ведь чуть толкнешь взрыватель, он сразу же подействует (или, как говорят артиллеристы, "сработает"); от этого произойдет разрыв гранаты и могут пострадать свои люди.


Но на деле это не так. Конструкторы сделали обращение с взрывателем вполне безопасным. Достигается это тем, что в нем помещены дополнительные детали, которые и обеспечивают его безопасность.

Артиллерия

Рис. 95. Так устроен взрыватель марки КТМ–1; на правом рисунке показано расположение деталей взрывателя до выстрела


Для примера познакомим вас более подробно с устройством очень распространенного взрывателя марки КТМ–1. Создал этот взрыватель советский конструктор М. Ф. Васильев. Основные части взрьгоателя КТМ–1 и их взаимное расположение показаны на рис. 95. Обратите внимание на то, что у этого взрывателя не один ударник, а два: один – головной, а другой – инерционного действия.


У взрывателя КТМ–1 два действия: мгновенное и замедленное; характер действия зависит от того, снят или не снят перед заряжанием колпачок взрывателя: если снят, – получается осколочное действие снаряда; если не снят, – фугасное.


Как действует взрыватель КТМ–1, проследите по рисункам (рис. 96). Представьте себе, что колпачок снят с взрывателя. В момент выстрела по инерции оседает вниз головной ударник; оседая, он сжимает пружину. В этот же момент массивный медный цилиндрик–разгибатель тоже опускается по инерции и садится на лапчатый предохранитель, который для наглядности показан отдельно на рис. 97. При этом отогнутые наружу концы лапок предохранителя заскакивают за кольцевой уступ, сделанный внутри разгибателя, и таким образом разгибатель прочно скрепляется с лапчатым предохранителем. Но лапчатый предохранитель в свою очередь надет на инерционный ударник. И получается, что все эти три детали – разгибатель, лапчатый предохранитель и инерционный ударник – теперь прочно скреплены друг с другом при помощи лапок предохранителя и начинают действовать сообща как одно целое.


Но вот снаряд вылетел из ствола, действие первого толчка прекратилось.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 96 Так действует взрыватель марки КТМ–1: положение деталей в момент выстрела, во время полета снаряда и в момент удара снаряда о преграду, если колпачок был снят перед выстрелом и если колпачок не был снят


Пружина, сжатая в момент выстрела головным ударником, разжимается и толкает вперед головной ударник, возвращая его в первоначальное положение. А другая пружина толкает вперед инерционный ударник, прочно скрепленный с разгибателем; при этом капсюль приближается к жалу головного ударника. Это положение сохраняется во все время полета снаряда. Едва лишь снаряд ударится о преграду, головной ударник быстро продвинется назад – навстречу капсюлю, расположенному на инерционном ударнике, и наколет его; последует взрыв капсюля–воспламенителя. Луч огня от этого взрыва мгновенно проникнет к капсюлю–детонатору; взрыв капсюля–детонатора передастся детонатору, а от него – разрывному заряду. Все это произойдет почти мгновенно, и поэтому получится осколочное действие гранаты.

Артиллерия

Рис. 97. Такой вид имеет лапчатый предохранитель (часть предохранителя срезана, чтобы было видно его внутреннее устройство)


Если перед заряжанием колпачок взрывателя не был снят, то в момент удара снаряда о преграду головной ударник останется на своем месте, а нижний – инерционный ударник – по инерции продвинется вперед, и капсюль наколется на жало (см. рис. 96, нижняя фигура). На это нужно больше времени, чем в том случае, когда колпачок снят; взрыватель будет действовать медленнее, снаряд глубже проникнет в преграду до того, как сработает взрыватель, и получится фугасное действие снаряда.


Существует еще много взрывателей разных типов; они различаются устройством деталей, но суть их действия одна и та же.

Осколочное действие гранаты

Что может сделать граната при взрывателе, установленном на осколочное действие?


Корпус 76–миллиметровой гранаты весит около 5 килограммов. Он разрывается примерно на 1000 осколков. Часть из них – очень мелкие осколки, весом менее 5 граммов, – не может принести большого вреда: они в состоянии ранить только человека, который окажется совсем близко от места, где разорвался снаряд. А остальные осколки – более крупные – являются "убойными". Разлетаясь в стороны, они способны вывести из строл человека, лошадь, повредить неприятельскую машину или орудие.


Осколки при этом разлетаются не одинаково во все стороны: главным образом вправо и влево, несколько меньше – вперед и еще меньше – назад (рис. 98).


Площадь, на которой осколки гранаты наносят противнику достаточно надежное поражение, с некоторым приближением можно принять за прямоугольник.


Мерой осколочного действия гранаты или мины считается площадь прямоугольника, в пределах которого при разрыве одной гранаты будет поражено не менее 50% находящихся на нем целей. Площадь такого прямоугольника принято называть площадью (или зоной) действительного поражения.

Артиллерия

Рис. 98. Так разлетаются осколки гранаты в момент ее разрыва на земле: большая часть осколков разлетается в стороны (вид в плане)


Отдельные осколки падают и далеко за пределами площади действительного поражения; нередко они летят на 100–200 метров от места разрыва гранаты. А отдельные осколки снарядов более крупных калибров – например, 152–миллиметровых – залетают иногда и еще дальше: за 300–400 метров от места разрыва снаряда. Но когда артиллеристы сравнивают осколочное действие гранат или мин различных калибров, они имеют в виду не такие отдельные осколки, а ту площадь, в пределах которой поражается не менее половины находящихся на ней целей, то есть площадь действительного поражения.


Осколки 76–миллиметровой гранаты наносят действительное поражение на площади 450 квадратных метров, то есть на таком участке, какой примерно занимает отдельный двор с надворными постройками и небольшим огородом (рис. 99); осколки 152–миллиметровой гранаты–на площади 1750 квадратных метров, то есть на одной шестой части гектара (рис. 100).

Артиллерия

Рис. 99. На такой площади наносят действительное поражение осколки 76–миллиметровой гранаты при установке взрывателя на осколочное действие

Артиллерия

Рис. 100. На такой площади наносят действительное поражение осколки 152–миллиметровой гранаты при установке взрывателя на осколочное действие

Чем больше угол, под которым снаряд встречает цель – угол встречи, – тем больше будет поражающих осколков. Наилучшее осколочное действие получается при углах встречи, близких к 90° (от 75° и больше).

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 101. При большом угле падения мины (или гранаты) получается почти равномерный круговой разлет ее осколков


Мина, выпущенная из миномета, летит по очень крутой траектории и падает на землю под углом, близким к 90°. Осколки ее корпуса разлетаются почти равномерно во все стороны (рис. 101); поэтому мина наносит действительное поражение на площади, которая по форме представляет собою круг. С размерами этого круга для мины каждого калибра вы познакомитесь, внимательно рассмотрев рис. 102. На нем же показаны для сравнения площади действительного поражения осколками гранат разных калибров. Этот рисунок наглядно показывает замечательное свойство мины: ее осколочное действие значительно сильнее, чем у гранаты такого же калибра. Это происходит потому, что граната падает менее круто (рис. 103), и большая часть ее осколков не наносит поражения: одни попадают в землю у самого места падения гранаты, другие улетают вверх и падают на землю, уже потеряв убойную силу.

Артиллерия

Рис. 102. Площадь действительного поражения осколками мин и гранат разных калибров при установке взрывателя на осколочное действие

Артиллерия

Рис. 103. Если граната падает на землю под небольшим углом, большая часть ее осколков не наносит поражения, так как часть осколков попадает в землю у самого места разрыва снаряда, а часть летит вверх


Таким образом, граната или мина, снабженная современным взрывателем, способна не только разрушать окопы, блиндажи и другие сооружения: своими осколками она хорошо поражает и живые цели.

Бронебойный снаряд

Бывают случаи, когда особенно важно, чтобы граната еще до разрыва пробила твердую преграду и только после этого разорвалась. Попасть, например, в танк – это только полдела; надо еще сделать так, чтобы граната пробила броню и разорвалась внутри танка: только тогда она сильно попортит танк, разрушит его двигатель, выведет из строя его экипаж, сделает танк небоеспособным.


Но обыкновенная граната, имеющая сравнительно слабую головную часть, сама разбивается о крепкую броню. Ее разрыв происходит снаружи танка и часто не причиняет ему большого вреда. Впрочем, разрыв гранаты крупного калибра может причинить танку серьезный ущерб, если даже броня и останется в целости: от сотрясения при взрыве большого разрывного заряда экипаж танка может быть контужен, а вооружение танка повреждено; взрывная волна иногда даже срывает с танка башню и совершенно выводит танк из строя.

Артиллерия

Ряс. 104. Так устроен бронебойный снаряд


Но для орудий средних и малых калибров необходимы специальные "бронебойные" снаряды, которые устроены иначе, чем обыкновенные. Такой снаряд должен быть очень прочным, особенно его головная часть; ее делают толстой и сплошной, а взрыватель ввинчивают в дно (рис. 104). Такой взрыватель называется донным.


Самый снаряд делают из лучшей закаленной стали, а для того чтобы не допустить разрушения всего снаряда в момент удара, на головной части его вытачивают подрезы треугольного сечения (см. рис. 114).


Способы изготовления такой особенно прочной стали разработал знаменитый русский ученый–металлург Д. К. Чернов; он описал их в своем труде "О приготовлении стальных бронебойных снарядов", законченном в 1885 году. Д. К. Чернов имел в виду изготовление снарядов, способных пробить броню кораблей; но его способ пригодился и в наши дни для выделки снарядов противотанковых орудий.


Прочный бронебойный снаряд пробивает броню танка. Взрыватель бронебойного снаряда рассчитывают на замедленное действие, чтобы дать снаряду время проникнуть сквозь броню внутрь машины и там уже разорваться.

Артиллерия

Рис. 105. Ударное действие снаряда по бетону


Проникание снаряда в твердую преграду и разрушение преграды силой удара называют его ударным действием (рис. 105). Поэтому и говорят о бронебойном снаряде, что он имеет хорошее ударное действие.


Но одной лишь массивности бронебойного снаряда недостаточно, чтобы обеспечить его надежное действие. Участники одного из боев рассказывают про такой случай.


Вражеское орудие внезапно открыло огонь по одному из наших танков. Страшной силы удары один за другим потрясли могучую боевую машину – это ударялись в танк снаряды противника. Но разрывы их происходили почему–то в стороне от танка, в нескольких метрах от него. Броня нигде не была пробита, танк оставался невредимым и продолжал двигаться. Тем временем экипаж танка обнаружил неприятельскую пушку и несколькими удачными выстрелами из своего орудия подбил ее. Пушка замолчала.


Что же спасло танк? Почему попадавшие в него снаряды не пробивали броню, не рвались внутри танка? Дело в том, что снаряд надежно пробивает броню, если попадает в нее под прямым углом, то есть когда угол встречи равен прямому или близок к нему (рис. 106). Когда же угол встречи невелик и снаряд ударяет наискось, тогда он может скользнуть по гладкой поверхности брони и отлететь в сторону. Как говорят артиллеристы, при малом угле встречи снаряд рикошетирует.

Артиллерия

Рис. 106. При малом угле встречи снаряд рикошетирует (верхняя траектория), при большом угле встречи – проникает в броню (нижняя траектория)


Очевидно, гитлеровские артиллеристы стреляли не слишком искусно, – все их снаряды попадали в скошенные плиты брони советского танка и рикошетировали. Это обстоятельство и помогло нашему танку остаться невредимым.


Чтобы уменьшить рикошетирование бронебойных снарядов крупного калибра, их специальные "бронебойные" наконечники делают тупыми (см. рис. 104). Тупой "бронебойный" наконечник изготовляется из сравнительно мягкого металла; это позволяет ему не скользнуть по броне, а как бы прилипнуть к ней; поэтому снаряд, снабженный таким наконечником, обычно не рикошетирует, если даже угол встречи невелик. Но это – не единственное назначение "бронебойного" наконечника; кроме того, он не позволяет корпусу снаряда расколоться от сильного удара о броню, потому что мягкий металл наконечника смягчает удар. Расплющиваясь при ударе о крепкую броню, сравнительно мягкий тупой наконечник сильно нагревается и становится из–за этого еще более мягким; таким образом, он служит как бы "смазкой" для корпуса снаряда, создавая ему лучшие условия для пробивания брони. Но тупой наконечник испытывал бы при полете снаряда громадное сопротивление воздуха. Поэтому сверху на него надевают еще один наконечник – слабый, но хорошо обтекаемый баллистический наконечник (см. рис. 104), который легко разрушается, едва снаряд коснется цели. Значение его вы поймете лучше, когда прочтете главу шестую. Такое устройство бронебойного снаряда создал и предложил герой русско–японской войны адмирал С. О. Макаров.


В дальнейшем бронебойные снаряды с наконечниками заимствовали у русских англичане, немцы, французы, американцы, которые многому учились у русской армии и флота.

Стрельба на рикошетах

Рикошет вреден, когда нужно стрелять по броне. Но артиллеристы умеют извлечь пользу и из рикошета.


Вы уже знаете, что при взрывателе замедленного действия на мягком грунте получаются глубокие воронки и даже камуфлеты. Но это бывает при больших углах встречи гранаты с землей. При малом же угле встречи–не более 18–22 градусов – граната с взрывателем замедленного действия скользнет по земле, оставив в ней борозду в 1–2 метра длиной, и полетит дальше. Точь в точь также летит, отскакивая от воды, камень, если он умело и сильно брошен под малым углом к ее поверхности (рис. 107).

Артиллерия

Рис. 107. Так рикошетируют от поверхности воды отлого брошенный камень и от поверхности земли – снаряд, если угол встречи невелик


Камень может подпрыгнуть в этом случае несколько раз. Граната же после рикошета пролетит недолго: после удара о землю она под действием взрывателя тотчас же взорвется.


Чаще всего разрыв происходит на высоте в 3–4 метра над землей, метрах в 10–15 от борозды, которую граната прочертила на земле. Осколки гранаты, разорвавшейся после рикошета, наносят действительное поражение солдатам противника примерно на той же площади, что и при стрельбе гранатой с установкой взрывателя на осколочное действие.


Но стрельба на рикошетах имеет и преимущества. Осколки гранаты, разорвавшейся на земле, могут поражать лишь открытые цели; солдат, укрывшихся в окопах, они поразят лишь в том случае, когда граната разорвется в самом окопе. Осколки же гранаты, рвущейся в воздухе, могут поразить и тех солдат, которые укрылись в окопах, ямах или оврагах с крутыми скатами (рис. 108).

Артиллерия

Рис. 108. Так разрывается граната после рикошета; она поражает осколками не только открытые, но и укрытые цели


Вот это преимущество рикошетирующей гранаты и используют артиллеристы для поражения окопавшейся пехоты противника в тех случаях, когда можно получить углы встречи снаряда с землей менее 18–22 градусов и когда в районе цели достаточно твердый грунт.

Подкалиберныи снаряд

Чтобы усилить действие бронебойного снаряда, надо постараться прежде всего увеличить скорость его полета. Вы знаете из физики, что энергия тела равна половине его массы, умноженной на квадрат скорости. Если массу снаряда увеличить вдвое, – его энергия возрастет вдвое, а если увеличить вдвое его скорость, – энергия снаряда возрастет вчетверо.


Вот почему конструкторы стремятся прежде всего увеличить скорость полета бронебойных снарядов.


Но остроумно решить эту задачу удалось не профессиональному конструктору, а отставному русскому фельдфебелю (старшине) Назарову, который еще в 1912 году изобрел подкалиберный снаряд. Царские чиновники не оценили большого практического значения этого снаряда и отклонили изобретение Назарова, а через год изобретение подкалиберного снаряда запатентовал немецкий "пушечный король" Крупп: военные тайны плохо сохранялись в царском военном министерстве.


Что это за снаряд и как он действует?


Прежде всего надо отметить, что подкалиберный снаряд совсем не имеет разрывного заряда: он наносит поражение только своим прочным сердечником (рис. 109), калибр которого значительно меньше калибра орудия; отсюда и произошло название снаряда.


Сердечник изготовляют из очень твердого и тяжелого сплава, а корпус снаряда – из обычной стали. Баллистический наконечник делают из легкого металла или даже из пластмассы.


Уменьшению веса подкалиберного снаряда способствует и его своеобразная форма: если снять с него баллистический наконечник, то по своим очертаниям он напоминает катушку для ниток.


В результате вес подкалиберного снаряда получается раза в два меньше веса обычного бронебойного снаряда такого же калибра: например бронебойный снаряд 76–миллиметровой пушки весит 6,5 килограмма, а ее же подкалиберный снаряд – только 3,02 килограмма.


Но какое же значение имеет малый вес подкалиберного снаряда?


Боевой заряд орудия способен дать снаряду толчок определенной силы. Если один раз израсходовать эту силу, чтобы бросить более тяжелый снаряд, а в другой раз, – чтобы бросить более легкий снаряд, то окажется, что более легкий снаряд, как имеющий меньшую массу, при толчке той же силы получит большую скорость, чем тяжелый. И действительно: начальная скорость 76–миллиметровой осколочно–фугасной гранаты 680 метров в секунду, а подкалиберного снаряда к той же пушке – 950 метров в секунду. Еще больше эта разница для снарядов 57–миллиметровой противотанковой пушки.


А чем больше скорость снаряда, тем более толстую броню он в состоянии пробить. И в самом деле, подкалиберный снаряд пробивает броню почти вдвое толще той, которую пробивает обыкновенный бронебойный снаряд.

Артиллерия

Риг. 109 Так устроен подкалиберный снаряд; слева на рисунке изображен подкалиберный бронебойно–трассирующий снаряд; справа показано, как подкалиберный снаряд пробивает броню


При попадании в танк мягкий наконечник и корпус подкалиберного снаряда разрушаются, а твердый сердечник пробивает броню и проникает внутрь машины. При этом корпус подкалиберного снаряда становится (при попадании снаряда в цель) такой же "смазкой" для сердечника, как тупой наконечник бронебойного снаряда, изобретенный С. О. Макаровым, для корпуса этого снаряда.


Пока сердечник снаряда пробивает броню, он теряет большую часть своей скорости, но зато в это же время сильно нагревается от трения и приобретает температуру до 900 градусов. Нагреваются при этом и осколки пробиваемой брони.


Проникнув внутрь неприятельского танка, подкалиберный снаряд действует, словно большая пуля; осколки пробитой им брони тоже наносят поражение экипажу танка. От высокой температуры загораются пары бензина внутри танка, и в машине начинается пожар. Попав в баки с горючим или в боеприпасы, подкалиберный снаряд вызывает пожар или взрыв.


Но и у подкалиберного снаряда есть отрицательная сторона: из–за своей легкости и невыгодных очертаний он быстро теряет скорость на полете; поэтому он годится только для стрельбы на малых расстояниях – 300–500 метров. Почему это происходит, вы поймете, прочитав главу шестую.

Газовая струя, пробивающая броню

На выставке трофейного оружия в Центральном парке культуры и отдыха в Москве в свое время привлекали внимание посетителей доставленные в Москву с полей сражений подбитые советской артиллерией немецко–фашистские танки. Тут были и средние танки Т–3, и тяжелые танки Т–4 первых лет войны; были тут и танки "тигр", "пантера" и самоходно–артиллерийские установки "фердинанд" с лобовой броней в 200 миллиметров, впервые появившиеся на полях сражений летом 1943 года, и "королевские тигры" образца 1944 года, – словом, весь арсенал гитлеровской танковой техники. В каждом из этих танков зияли пробоины – следы работы советской артиллерии. Толста была броня вражеских танков, изготовленных в последние годы войны; но не было такой толстой брони, которую не пробил бы советский бронебойный снаряд.


С особенным интересом разглядывали посетители выставки своеобразные пробоины, которые можно было наблюдать на некоторых трофейных танках: края этих пробоин имели такой вид, словно броня была расплавлена.


– Чем же расплавили такую толстую броню? – недоумевая, задавали друг другу такой вопрос многие посетители выставки. И если в толпе посетителей находился в это время артиллерист, он говорил, гордясь советской техникой, сумевшей преодолеть силу фашистских бронированных чудовищ:


– Это работа нашего бронепрожигающего снаряда! Чистая работа, не правда ли?


Бронепрожигающий снаряд! Что же это такое, как же он прожигает броню? Ведь чтобы расплавить сталь, ее надо нагревать в мартеновской печи до очень высокой температуры – 1400–1500 градусов, и притом поддерживать такую температуру в течение долгого времени; а снаряд ведь разрывается мгновенно. Когда же он успевает расплавить сталь? И какая же должна развиваться температура при этом взрыве, чтобы за несколько тысячных долей секунды, в течение которых разрыв снаряда действует на броню танка, эта броня успела так нагреться, что расплавилась? Наверное, снаряд наполнен каким–то особенным веществом?


Вот те вопросы, которые невольно возникали у посетителей выставки при взгляде на своеобразные пробоины в броне фашистских танков.


Артиллеристы охотно удовлетворяли любознательность посетителей.

Артиллерия

Рис. 110. Внутреннее устройство кумулятивного (бронепрожигающего) снаряда; справа на рисунке показано действие снаряда при ударе о броню


Бронепрожигающий снаряд наполнен самым обычным взрывчатым веществом, которым снаряжаются и другие снаряды. Нет никакой хитрости и в его устройстве, за исключением всего лишь одной особенности: снаряд заполнен взрывчатым веществом не сплошь; в верхней части разрывного заряда оставлено углубление, похожее по форме на обыкновенную воронку (рис. 110). Вот это–то углубление в разрывном заряде и играет, оказывается, огромную роль; оно коренным образом изменяет действие снаряда.


Вы уже знаете, что при наличии во взрывчатом веществе воронкообразной выемки газы разрывного заряда не расходятся равномерно во все стороны, а, сталкиваясь, сливаются в одну мощную струю, направленную от выемки (рис. 111). Получается направленная газовая струя; она напоминает сильную струю воды из брандспойта, но только действует. разумеется, неизмеримо сильнее водяной струи. Именно эта мощная струя сильно нагретых газов вместе с мелкими частицами металлической воронки, ударяя по броне с огромной силой, проламывает ее (см. рис. 110). При этом она так нагревает броню в месте удара, что края пробоины оказываются подплавленными, как будто броня не пробита, а прожжена. Отсюда и произошло название снаряда – бронепрожигающий. Название это не совсем правильно: оно отражает внешний признак действия снаряда, а не его сущность. Сущность же действия снаряда заключается в сильном ударе газовой струи по броне, в его так называемом кумулятивном действии. Снаряды этого типа так и называют теперь – кумулятивными.


Замечательная особенность кумулятивного снаряда заключается в том, что он пробивает броню не корпусом или сердечником, а только силой удара газов и мелких частиц металлической воронки. Поэтому ни прочность корпуса снаряда, ни скорость его полета не имеют того значения, как для обычных бронебойных снарядов. Летит кумулятивный снаряд со сравнительно небольшой скоростью. Кумулятивному снаряду даже вредна большая скорость: при большой скорости снаряд мог бы разбиться о броню прежде, чем газы успели бы собраться в мощную струю.

Артиллерия

Рис. 111. Направленное действие струи газов при разрыве кумулятивногоснаряда


Есть у кумулятивного снаряда и еще одна особенность: детонатор помещается у него возле дна, а не в головной части: оказывается, что такое положение детонатора дополнительно усиливает направленное действие струи газов. Пока луч огня идет по сквозному каналу от взрывателя к детонатору, тонкая головная часть снаряда успевает разбиться о броню и снаряд подходит вплотную к броне своим воронкообразным углублением. Действие направленной струи газов получается при этом настолько сильным, что газовая струя пробивает толстую стальную броню.

Стрельба по бетону

В конце 1939 года финское правительство, подстрекаемое американоанглийскими и немецкими империалистами, начало военные действия против Советского Союза и создало угрозу Ленинграду. Чтобы обеспечить безопасность этого важного промышленного центра, советские войска, перейдя в наступление, в декабре подошли вплотную к укреплениям линии Маннергейма на Карельском перешейке. Железобетонные долговременные сооружения преградили путь нашим войскам: за толстой железобетонной стеной каждого такого сооружения стояли пулеметы и орудия; сквозь маленькие узенькие окошечки – амбразуры – они вели убийственный огонь. Только ценой огромных потерь можно было бы продолжать наступление, пока эти укрепления оставались целы.


Вот почему решено было сперва разрушить долговременные сооружения и лишь после этого наступать дальше; но разрушить их оказалось не так–то просто. Противник тщательно спрятал и прикрыл землей и камнями каждое железобетонное укрепление, построил он немало и ложных сооружений.


Поэтому, прежде чем разрушать бетон, надо было убедиться, что сооружение находится именно здесь, а затем снять с бетона покрывавшую его землю и камни. Вот почему сначала по всем подозрительным местам открыли огонь знакомыми уже нам обыкновенными фугасными гранатами.


Со скрежетом и треском рвались эти гранаты в тех случаях, когда они попадали в бетонные стены. Но укрепления продолжали стоять непоколебимо и сеять смерть. Больше того, солдаты пехоты видели своими глазами, как тяжелые гранаты вместо того, чтобы пробивать стены укреплений, рвались в воздухе, отскакивая, как мяч, от этих прочных стен.


Тут–то и родилась легенда о "резиновых огневых точках". Толстый слой резины, – уверяли некоторые словоохотливые "очевидцы", – покрывает каждое из укреплений, от этой резины снаряды отскакивают и рвутся в воздухе, не причиняя укреплениям никакого вреда.


Конечно, артиллеристы только посмеивались, слушая такие россказни. Они прекрасно знали, в чем тут дело: обыкновенная граната не в силах пробить толстый слой крепкого бетона; больше того, она обычно не в силах даже углубиться в бетонную стену: ее недостаточно прочный для этого корпус разрушается при ударе о бетон, и разрыв, действительно, происходит в воздухе, а если угол встречи недостаточно велик, то снаряд рикошетирует и опять–таки разрывается в воздухе; никакой резины, конечно, тут и в помине нет.


Предназначенная для разрушения земляных укреплений фугасная граната не годится для разрушения бетона. Для этого необходим специальный снаряд. И такой снаряд имеют артиллеристы.


Как только бетон "вскрыт", то есть стрельбой фугасными гранатами с него снята прикрывающая укрепление "подушка" из земли и камня, в ход идут бетонобойные снаряды.


Подобно бронебойному снаряду, бетонобойный снаряд делают из самой прочной стали, его головную часть закаляют. Взрыватель, рассчитанный на замедленное действие, помещают в донной части снаряда (рис. 112). Но все же бетон не так прочен, как броня, поэтому головная часть и стенки бетонобойного снаряда могут быть тоньше, чем бронебойного. Значит, взрывчатого вещества в такой снаряд можно поместить больше, и действие его при разрыве будет сильнее.


Однако, как и при стрельбе по броне, одна лишь прочность и могущество снаряда не обеспечивают успеха стрельбы; надо добиться еще и того, чтобы угол встречи снаряда с поверхностью бетона был не меньше 60 градусов, иначе снаряд не углубится в бетон, а отколет от него лишь незначительный слой или, еще хуже, рикошетирует и разорвется в воздухе, не причинив цели никакого вреда.

Артиллерия

Рис. 112. Так устроен бетонобойный снаряд


Зато, если бетонобойные снаряды крупного калибра попадают удачно, они в состоянии разрушить самое прочное сооружение. Бетонобойные снаряды артиллерии Советской Армии наглядно засвидетельствовали это при прорыве линии Маннергейма в войне с белофиннами зимой 1939/40 года, а затем и в многочисленных боях Великой Отечественной войны. При помощи этих снарядов Советская Армия брала даже самые сильные крепости, в том числе и Кенигсберг (ныне Калининград) ,–крепость, которую гитлеровцы считали совершенно неприступной.


Бетонные стены толщиной в 1,5 метра, скрепленные десятью слоями арматуры из трехсантиметрового круглого железа, оказывались ненадежной защитой от огня советской артиллерии. После обстрела эти стены имели неприглядный вид: повсюду бетон был изгрызан и обколот настолько, что спутанные и изогнутые силой разрывов снарядов железные стержни арматуры торчали в разные стороны, словно измятая ногами великана гигантская трава (рис. 113). А там, где в одно и то же место попадало два или три снаряда, в толще стены зияла сквозная брешь. Гарнизон укрепления либо не выдерживал непрерывных ударов огромной силы, постепенно разрушавших крышу и стены укрепления, и спасался бегством, либо погибал под обломками. В том и другом случае разбитое бетонобойными снарядами сооружение переставало служить препятствием для наступления нашей пехоты.

Артиллерия

Рис. 113. Вот какой вид имеет железобетонное укрепление после обстрела бетонобойными снарядами (рисунок сделан с фотографии)

Снаряд, оставляющий след при полете

Когда приходится стрелять по цели, которая быстро движется – по самолету или по танку, – полезно видеть весь путь снаряда, всю его траекторию: это облегчает пристрелку, так как стреляющему видно, пролетел ли снаряд выше или ниже цели, справа или слева от нее и в какую сторону надо повернуть орудие, чтобы попасть при следующем выстреле.


Но обычный снаряд не виден при полете.


Вот почему изобрели особые снаряды, оставляющие след в воздухе, – трассирующие снаряды (рис. 114).


Такой снаряд трассирует, то есть отмечает свой путь струйкой цветного дыма – красного, зеленого, желтого. Для этого запрессовывают особый состав в корпус донного взрывателя или в специальный трассер (см. рис. 114). Состав этот называется трассирующим.


При выстреле от пламени пороховых газов боевого заряда трассер воспламеняется и горит во время полета снаряда, оставляя за собой светящийся или дымовой след, который как бы прочерчивает в воздухе путь снаряда.


Трассирующие снаряды применяются чаще всего при стрельбе из малокалиберных орудий по самолетам и по танкам.


"С утра этого ясного весеннего дня было тепло, легкий юго–западный ветер чуть шевелил ветки деревьев.


Прикрытая спереди лесом, в мелкой поросли притаилась батарея. Замаскированные орудия сами казались кустами.

Артиллерия

Химический снаряд

Артиллерия

Рис. 114. Так устроен бронебойнотрассирующий снаряд: внизу показано устройство трассера


Ровно в 6 часов на батарее услышали знакомый свист; приближался неприятельский снаряд. Привычное ухо безошибочно определяло: будет недолет. Свист разрастался, как бы угрожая. Наконец, глухой звук: "плюх" – словно тяжелый камень упал в воду.


– Неразрыв, – решили артиллеристы.


Полминуты спустя – еще четыре звука выстрелов и снова какие–то необычно глухие звуки разрывов.


– Недолеты и неразрывы,–радовались артиллеристы.


В это мгновение ветерок донес приторный аромат: он напоминал сладковатый запах лежалых фруктов.


Еще 30 секунд. Еще такая же батарейная очередь. Сладковатый запах становится нестерпимо приторным. А со следующей очередью – уже становится трудно дышать, слезятся глаза, делается душно... Светлое облачко, словно туман, потянулось на батарею.


Теперь всем стало ясно.


– Газы! – раздается команда, и все хватаются за противогазы..." Так вспоминает участник первой мировой войны о первом обстреле его батареи химическими снарядами.


По устройству химический снаряд не отличался от гранаты (рис. 115). Но он был наполнен вместо взрывчатого – отравляющим веществом (сокращенно ОВ). Отравляющее вещество помещали обычно s снаряд в жидком виде; часть каморы снаряда оставляли незаполненной на случай расширения вещества при, повышении температуры. Снаряд делали герметическим. Его снабжали взрывателем мгновенного действия, чтобы он разорвался, не углубляясь в землю, и отравляющее вещество свободно распространялось в воздухе.


При падении химический снаряд не разлетался на осколки и не поражал ими, как обычная граната: силы взрывателя с детонатором хватало лишь на то, чтобы оторвать головную часть снаряда и разломать, развернуть его корпус.


Если отравляющее вещество было нестойкое, то оно при разрыве снаряда почти полностью примешивалось к воздуху, образуя облако, которое двигалось по ветру.


Если снаряд был снаряжен стойким отравляющим веществом, то оно чаще всего разбрызгивалось в виде капель. Эти капли испарялись постепенно – нередко в течение нескольких дней.


Один снаряд с нестойким отравляющим веществом создавал облако от 20 до 1000 кубических метров, в зависимости от калибра (от 75 до 155 миллиметров), а один снаряд со стойким отравляющим веществом заражал площадь от 20 до 200 квадратных метров.


Разрыв одного химического снаряда не мог принести большого вреда: отравленный участок был невелик; если снаряд содержал нестойкое ОВ, оно быстро рассеивалось. Обычно нужен был огонь нескольких батарей, чтобы создать и поддержать достаточно густое облако ОВ.


Изготовляли снаряды и смешанного действия: кроме взрывчатого зещества, добавляли в снаряд небольшое количество твердого отравляющего вещества – и получался осколочно–химический снаряд. Он поражал осколками почти так же, как и обыкновенная граната, но в то же время не позволял работать без противогазов.

Артиллерия

Рис. 115. Химический снаряд времен первой мировой войны (1914–1918 годы)


Действие химических снарядов было довольно разнообразное: в них применялись удушающие, слезоточивые, чихательные, ядовитые отравляющие вещества; применялись и вещества нарывного действия: попадет капелька такого вещества на кожу, и через несколько часов на ней образуется нарыв, а потом язва. Применяли и смесь этих веществ.

Артиллерия

Рис. 116. Разрыв дымового снаряда "ослепил" пулеметчиков противника: они не видят цели и не могут метко стрелять по ней


Применение на войне отравляющих веществ запрещено международными конвенциями; но Германия императора Вильгельма не больше считалась с международными договорами, чем гитлеровская Германия, и в 1915 году немцы первыми применили отравляющие вещества; а после этого начали применять их и другие воюющие страны.


В 1935 году фашистская Италия применила химические снаряды против абиссинцев. Гитлеровская армия готовилась применить отравляющие вещества во второй мировой войне, но этого не было сделано из опасения, что тогда ее противники применят отравляющие вещества против нее самой. Вновь применили химические снаряды в 1951 году войска американских империалистов против корейской Народной армии.


Если отравляющее вещество заменить в химическом снаряде дымообразующим веществом, например фосфором, то при разрыве снаряда образуется густой дым, который помешает наблюдать за действиями войск и метко стрелять. Наблюдательные пункты, пулеметы, орудия будут, как принято говорить, "ослеплены" этим густым, непроницаемым дымом.


Такие снаряды называют дымовыми (рис. 116). Их применяли " во второй мировой войне. Дымовые снаряды не являются отравляющими,

Шрапнель

Уже давно – еще в XVI веке – задумывались артиллеристы над таким вопросом:


– Какой смысл поражать неприятельского солдата большим, тяжелым ядром, когда довольно и маленькой пули, чтобы вывести человека из строя?


И вот в тех случаях, когда нужно было не разрушать стены, а наносить поражение неприятельской пехоте, артиллеристы стали заряжать орудия не ядрами, а большим количеством мелких камней.


Но заряжать орудие кучей камней неудобно: камни дробятся в стволе; в полете они быстро теряют скорость. Поэтому вскоре же – в начале XVII века – стали заменять камни шаровыми металлическими пулями.


Чтобы удобнее было заряжать орудие большим количеством пуль, их заранее укладывали в продолговатые мешочки, а впоследствии начали применять для этой цели ‘Круглые (цилиндрической формы) коробки.


Такой снаряд получил название картечи. Оболочка картечи разламывается в момент выстрела. Широким снопом вылетают из орудия пули. Они хорошо поражают живые цели – наступающую пехоту или конницу, буквально сметают ее с лица земли.


Картечь дожила до наших дней: она применяется при стрельбе из малокалиберных орудий для отражения атаки противника, для самообороны (рис. 117).


Но у картечи есть существенный недостаток: шаровые пули ее быстро теряют скорость, и поэтому картечь действует только на 150–500 метров от орудия (в зависимости от калибра пуль и силы заряда).


Поэтому с давних пор – уже в XVII веке – артиллеристы стали наполнять гранату пулями и порохом и таким способом посылать пули дальше 500 метров. Такой снаряд – картечная граната – описан впервые русским артиллеристом Онисимом Михайловым в его книге "Устав ратных, пушечных и других дел, касаюшихся до воинской науки", изданной в 1621 году. Это не помешало англичанам приписать изобретение картечной гранаты английскому капитану Шрапнелю, который якобы изобрел этот снаряд в 1803 году. От англичан это название перешло и в другие страны. И до сих пор снаряд, наполненный пулями, называют шрапнелью, хотя снаряд был изобретен в России за полтора века до появления на свет английского капитана Шрапнеля.


Картечная граната разрывалась, как всякая граната, и осыпала неприятеля, кроме осколков, еще и пулями.

Артиллерия

Рис. 117. Картечь надежно защищает пушку от атакующей пехоты противника


В очко этого снаряда, как и в гранату, вставляли деревянную трубку с пороховым составом.


Если при стрельбе оказывалось, что трубка горит слишком долго, для следующих выстрелов часть ее отрезали. И вскоре заметили, что лучше всего снаряд поражает, когда он разрывается еще в полете, в воздухе, и осыпает людей пулями сверху.


Но в шаровом снаряде помещалось мало пуль, всего штук 40–50. Да из них еще добрая половина пропадала зря, улетая вверх (рис. 118). Эти пули, потеряв скорость, падали затем на землю, не причиняя противнику вреда.

Артиллерия

Рис. 118. Так была устроена и так действовала картечная граната


"Вот если бы удалось направить все пули в цель, а не давать им разлетаться в стороны! Да еще заставить снаряд разрываться там, где нужно, а не там, где трубке вздумается его разорвать", – мечтали артиллеристы.


Но лишь в конце XIX столетия, с появлением нарезных орудий, которые стали стрелять продолговатыми снарядами, удалось добиться выполнения и того и другого пожелания. С тех пор шрапнель стала снарядом, послушным воле артиллериста: она несет в себе пули именно до того места, где ей "приказана" разорваться (рис. 119). Это как бы маленькое летящее орудие: оно производит выстрел тогда, когда это нужно стреляющему, и осыпает пулями цель.

Артиллерия

Рис. 119. Устройство и действие шрапнели; справа внизу показан разлет пуль 76–миллиметровой шрапнели


В продолговатой шрапнели помещается гораздо больше пуль, чем в шаровой, например в 76–миллиметровой, – около 260 шаровых пуль из сплава свинца и сурьмы.


Густой сноп этих пуль при удачном разрыве осыпает площадь около 150–200 метров в глубину и 20–30 метров в ширину – почти треть гектара.


Это значит, что пули одной удачно разорвавшейся шрапнели покроют в глубину участок большой дороги, по которой идет в колонне. целая рота–150–200 человек. В ширину же пули покроют всю дорогу с ее обочинами.


Механизм, позволяющий управлять шрапнелью,–это ее дистанционная трубка, которую изобрел русский конструктор инженер С. К. Комаров. Об устройстве и действии трубки вы прочтете . дальше.


Действие шрапнели подробно исследовал и описал известный русский ученый–артиллерист В. М. Трофимов.


Однако шрапнель – уже снаряд прошлого: во вторую мировую войну ее почти не применяли, и вот почему. Все офицеры и солдаты снабжены теперь стальными шлемами. Круглая пуля шрапнели обычно не пробивает этого шлема. В окопе или за деревом нетрудно укрыться от шрапнельных пуль (рис. 120). И получается, что сильные стороны шрапнели почти не используются в современном бою. А изготовление шрапнели сложно, стоимость ее велика, на нее идет большое количество дефицитных металлов – свинца, сурьмы. К тому же, моральное воздействие шрапнели на противника невелико, разрыв ее сравнительно негромкий; при падении на землю шрапнель почти не наносит противнику поражения.

Артиллерия

Рис. 120. От шрапнельных пуль нетрудно укрыться в окопе или за деревом; стального шлема шрапнельные пули не пробивают


В наше время применяются близкие "родственники" шрапнели: зажигательные и осветительные снаряды. Их роднит то, что они разрываются в воздухе через столько времени после выстрела, сколько нужно стреляющему, с точностью до десятой доли секунды, да и принцип устройства и действия всех этих снарядов, можно считать, один и тот же.

Артиллерия

Зажигательный снаряд

Артиллерия

Уже несколько часов тянулся ’ горячий бой. От частых разрывов наших снарядов густой черный дым стоял сплошной стеной над деревней, занятой гитлеровцами. И огороды, и улица покинутой населением деревни были изрыты воронками от разрывов гранат. Многие дома были разрушены. Но в оставшихся все еще упорно держался вражеский гарнизон. И как только наша артиллерия переносила свой огонь в глубину деревни, освобождая путь своей пехоте, тотчас снова начинали трещать уцелевшие вражеские пулеметы.


Но вот над деревней появились в воздухе плотные клубки красноватого дыма, и крыши деревенских домов начали вдруг дымиться. А еще через несколько минут ярко лылала почти вся деревня, словно огромный костер.

Артиллерия

Рис. 121. Как устроен зажигательг йЫЙ снаряд и как он действует


Согнутые фигуры гитлеровцев показались на деревенской улице и на огородах: они бежали, покидая деревню, чтобы не сгореть заживо в пылающих домах.


– Ура! – пронеслось по нашей пехотной цепи, и она пошла в атаку. Вражеские пулеметы молчали.

Артиллерия

Дело в том, что наша батарея стреляла не шрапнелью, а специальными зажигательными снарядами.

Артиллерия

Рис. 122. Как устроен осяотительный снаряд и как он дейчвует


По устройству зажигательный снаряд похож на шрапнель: у него такой же корпус, такая же дистанционная трубка, перегородка и вышибной заряд. Но вместо пуль в нем расположены зажигательные элементы – открытые сверху железные коробочки с термитным и воспламенительным составом (рис. 121).


Термит – это смесь порошкообразного алюминия и железной окалины. Загораясь, термит дает очень высокую температуру – около 3000 градусов.


Вот как действует зажигательный снаряд. Быстро горящий пороховой шнур – стопин – передает огонь от дистанционной трубки зажигательным элементам и вышибному заряду (дымный порох). Происходит взрыв. Зажигательные элементы вылетают из стакана подобно шрапнельным пулям. Попадая в деревянные стены или крыши зданий, элементы углубляются в них примерно на 10 сантиметров и вызывают пожар.

Осветительный снаряд

Устройство осветительного снаряда также напоминает устройство шрапнели (рис. 122).


В стакан, подобный шрапнельному, помещают вместо пуль цилиндр с осветительным составом – так называемую осветительную звездку, привязанную тонкими стальными тросиками к шелковому парашюту.


Стопин передает огонь от дистанционной трубки небольшому вышибному заряду, который выталкивает парашют с осветительной звездкой и зажигает ее Отличие от шрапнели или зажигательного снаряда заключается в том, что пули и зажигательные элементы вылетают из снаряда при его разрыве вперед, а парашют со звездкой вылетает назад. Это нужно для того, чтобы уменьшить скорость падения осветительной звездки до того, как раскроется парашют, и тем замедлить ее падение: ведь пули или зажигательные элементы летят вперед и вниз; звездка же вылетает через донную часть снаряда в направлении противоположном направлению полета снаряда, то есть назад и вверх. А это позволяет звездке светить дольше. Чтобы выбросить звездку не вперед, а назад, приходится помещать вышибной заряд дымного пороха не на дне снаряда, а в его головной части, а дно привинчивать к корпусу на очень тонкой так называемой газовой резьбе. Чтобы при разрыве снаряда не был поврежден парашют, стальная перегородка – диафрагма – опирается на два разрезных полуцилиндра, и уже эти полуцилиндры, упираясь в дно снаряда, выталкивают его, как только взорвется порох вышибного заряда (см. рис. 122).

Артиллерия

Риг. 123. Осколки гранаты, разорвавшейся на земле, часто не попадают в залегших пехотинцев и перелетают через них (верхний рисунок); осколки бризантной гранаты достают даже укрытых в окопе неприятельских солдат.(нижний рисунок)


Медленно опускаясь на парашюте, звездка хорошо освещает участок местности диаметром до километра примерно в течение целой минуты.

Бризантная граната

В наши дни для действия по пехоте, находящейся в окопах, применяют бризантную гранату. Так называют гранату, которая по желанию стреляющего может разорваться в воздухе. От обыкновенной гранаты она отличается юлько тем, что вместо взрывателя ударного действия в нее ввернут так называемый дистанционный взрыватель, который позволяет разорвать гранату, подобно шрапнели, в любой точке ее полета.

Артиллерия

Рис. 124. Действие бризантной гранаты; точками локазано, на какой площади ее осколки наносят действительное поражение


Осколки гранаты, разорвавшейся в воздухе, достанут даже и того неприятельского .солдата, который укрыт в окопе (рис. 123). В этом основное преимущество бризантной гранаты перед шрапнелью. Как она действует, вы поймете, взглянув на рис. 124.

Как снаряд отсчитывает секунды

Механизм, который позволяет так управлять снарядом, чтобы он разорвался в воздухе на таком расстоянии, как это нужно стреляющему, называется дистанционной трубкой (рис. 125) или дистанционным взрывателем (рис. 126). Дистанционную трубку применяют к шрапнели, осветительному и зажигательному снарядам, а дистанционный взрыватель – к бризантной гранате.


В дистанционной трубке есть приспособление, похожее на то, которое вы уже видели в ударном взрывателе, а именно, ударник с капсюлем и жало. Но тут они как бы поменялись местами: ударник находится не позади, а впереди жала; чтобы наткнуться на жало, капсюлю надо двинуться вместе с ударником уже не вперед, а назад. Такое движение ударника назад и происходит в момент выстрела. Ударник – тяжелый металлический стаканчик; при выстреле, когда снаряд резко сдвигается вперед, ударник по инерции стремится остаться на месте, оседает, а капсюль, прикрепленный к дну ударника, накалывается на жало.

Артиллерия

Рис. 125. Наружный вид (слева) и устройство (справа) дистанционной трубки


Воспламенение капсюля в дистанционной трубке происходит, следовательно, очень рано – еще до вылета снаряда из орудия.


Но луч огня не сразу передается вышибному заряду, он. только зажигает специальный пороховой состав, запрессованный в кольцевом желобке верхней дистанционной части трубки (то есть в ее верхнем кольце) (рис. 127).

Артиллерия

Рис. 127. Такой путь проходит луч огня внутри дистанционной трубки


Пробежав по этому желобку, пламя добирается до пороха в таком же желобке среднего, а потом и нижнего дистанционного кольца. Оттуда через запальное отверстие и передаточный канал пламя попадает в петарду (или пороховую камору). Взрыв в петарде вышибает латунный кружок, которым закрыто дно трубки, и огонь передается дальше, в центральную трубку снаряда, наполненную пороховыми цилиндриками. Быстро пробежав по ней, огонь поджигает вышибной заряд, а в результате взрыва вышибного заряда происходит разрыв снаряда.


Как видите, пламени приходится проделать достаточно длинный путь, прежде чем оно вызовет, наконец, разрыв снаряда. Но это сделано намеренно: пока пламя передвигается по каналам и желобкам колец, снаряд достигает заранее намеченного стреляющим места.


Стоит нам только чуть удлинить путь пламени, и снаряд разорвется позже. Наоборот, если мы сократим путь пламени, сократим время горения, снаряд разорвется раньше.


Все это достигается соответствующим устройством дистанционной трубки.


Дистанционные кольца трубки поворачиваются при помощи особого ключа и устанавливаются на любое деление.


Весь секрет заключается в том, что когда мы поворачиваем кольца, устанавливая их на то или другое деление, то этим самым мы передвигаем и сквозной канал нижнего кольца.


Для того чтобы понять, какое это имеет значение, нужно совершенно ясно представить себе путь пламени в дистанционной трубке (см. рис. 127).


Путь этот слагается из шести частей. Первая часть – пламя бежит по желобку верхнего кольца трубки. Вторая часть – пламя пробегает по короткому сквозному каналу из верхнего кольца в среднее. Третья часть – желобок среднего кольца; четвертая – сквозной канал из среднего кольца в нижнее; пятая – путь по желобку нижнего кольца и шестая–весь оставшийся путь до вышибного заряда.

Артиллерия

Рис. 128. Так действует шрапнель при установке трубки "На картечь"


Из всех этих отрезков пути самые длинные по времени – верхний, средний и нижний кольцевые желобки. При установке на полное время горения трубки пламени нужно пробежать верхний желобок до самого конца, только тогда оно может спуститься через канал в средний желобок. И снова нужно пробежать весь средний, а потом и нижний желобок от начала и до конца, чтобы потом пуститься в дальнейший путь.


Но вот мы поворачиваем кольцо так, что сквозной канал соединяет теперь середины желобков. Это сразу сильно сократит путь пламени, – теперь ему не нужно уже пробегать по каждому желобку с начала до конца: достаточно пробежать половину верхнего, затем половину среднего и половину нижнего. Путь пламени по времени сократится вдвое.


Передвигая кольца, можно, следовательно, изменять и время горения трубки.


Можно не только установить трубку на то или иное время горения, но и получить, при желании, почти мгновенный разрыв снаряда.

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 129. Так действует ударный механизм дистанционной трубки: в момент выстрела разгибатель по инерции опустился на ударник и при этом лапки предохранителя соединили разгибатель с ударником; в момент удара снаряда о преграду ударник, вместе с разгибателем по инерции продвинулся вперед и капсюль–воспламенительнакололся на жало


Если установить нижнее кольцо буквой "К" против риски на тарели, то сквозной канал соединит самое начало верхнего желобка с самым концом нижнего желобка, огонь быстро передастся из головки трубки, от капсюля, внутрь снаряда. Снаряд разорвется в 10–20 метрах от орудия и осыплет пулями площадь до 500 метров перед орудием (рис. 128).


Это так называемая установка "На картечь". Так устанавливают шрапнель, когда надо отразить атаку пехоты или кавалерии на орудия. Шрапнель действует при этом наподобие картечи.


Если же против риски поставить буквы "Уд" на нижнем кольце,, огонь из верхнего кольца не передастся вовсе в нижнее: ему помешает перемычка, против которой придется сквозной канал нижнего кольца.


Дистанционная часть трубки в этом случае не может вызвать разрыв снаряда. Но у трубки есть еще и ударный механизм, подобный механизму взрывателя (рис. 129).


Если разрыв снаряда не будет вызван дистанционным приспособлением, его вызовет другое приспособление – ударное: шрапнель разорвется, подобно гранате, при ударе о землю. Поэтому–то дистанционная трубка и называется трубкой двойного .действия.


Приблизительно так же устроен и действует и дистанционный взрыватель. Его отличие от дистанционной трубки заключается главным образом в том, что он снабжен детонатором, который вызывает детонацию разрывного заряда гранаты.


Однако у "послушной", вообще говоря, дистанционной трубки бывают все же свои "капризы": пороховой состав по–разному горит при разном атмосферном давлении, а на большой высоте, где давление совсем небольшое, он и вовсе не горит; кроме того, трубка очень чувствительна к сырости.


Для предохранения от сырости трубку покрывают колпаком, который снимают только перед самой стрельбой. Но не всегда это помогает: иной раз дистанционная трубка все же подводит.


Вот почему были созданы образцы дистанционной трубки, в которую &ля отсчета времени вставлен как бы часовой механизм, работающий с точностью до десятой доли секунды.


Стрельба снарядами с такими "секундомерами" выгодна тем, что работа часового механизма почти не зависит от атмосферных условий. Но зато такие трубки–секундомеры очень трудно изготовлять, и стоят они очень дорого.

Артиллерия

Глава 6. Полет снаряда

Артиллерия

Скорость полета снаряда

Во времена Петра I скорость полета ядра доходила до 200 метров в секунду.


Современные же артиллерийские снаряды летят значительно быстрее. Скорость полета современного снаряда в первую секунду равна обычно 600–800 метрам, а некоторые снаряды летят еще быстрее, – со скоростью 1000 и более метров в секунду. Эта скорость так велика, что снаряд, когда он летит, даже не виден: глаз не успевает его уловить.


Следовательно, современный снаряд летит со скоростью, в 40 раз превышающей скорость курьерского поезда и в 8 раз превышающей скорость самолета.


Впрочем, здесь речь идет об обыкновенных пассажирских самолетах и об артиллерийских снарядах, летящих со средней скоростью.


Если же взять для сравнения, с одной стороны, самый "медленный" снаряд, а с другой, – современный реактивный самолет, тогда разница будет уже не так велика, и притом – не в пользу снаряда: реактивные самолеты делают в наше время около 900 километров в час, то есть около 250 метров в секунду, а очень "медленный" снаряд, например снаряд 152–миллиметровой гаубицы, при наименьшем заряде пролетает в первую секунду всего лишь 238 метров.


Получается, что реактивный самолет не только не отстанет от такого снаряда, но и перегонит его. Летя на таком самолете, можно было бы ясно увидеть попутный снаряд.


А если взять для сравнения мину современного 120–миллиметрового миномета, то она пролетит при самом маленьком заряде всего лишь 119 метров в секунду. Реактивный самолет летит в два с лишним раза быстрее этой мины!

Что тянет снаряд вниз?

Пассажирский самолет пролетает за час около 500 километров. Сколько же пролетит за час снаряд, летящий в 8 раз быстрее самолета?


Казалось бы, снаряд должен пролететь за час около 4000 километров.


На самом деле, однако, весь полет артиллерийского снаряда продолжается обычно меньше минуты, снаряд пролетает 15–20 километров и лишь у некоторых орудий – больше.


В чем же тут дело? Что мешает снаряду лететь так же долго и так же далеко, как летит самолет?


Самолет летит долго потому, что воздушный винт тянет или реактивный двигатель толкает его все время вперед. Двигатель работает несколько часов подряд, – пока хватит горючего. Поэтому и самолет может лететь непрерывно несколько часов подряд.


Снаряд же получил толчок в канале орудия, а дальше летит уже сам по себе, никакая сила больше не толкает его вперед. С точки зрения механики, летящий снаряд будет телом, движущимся по инерции. Такое тело, – учит механика, – должно подчиняться очень простому закону: оно должно двигаться прямолинейно и равномерно, если только к нему не приложена больше никакая сила.


Подчиняется ли снаряд этому закону, движется ли он прямолинейно?


Представьте себе, что за километр от вас находится какая–либо цель, например неприятельский пулемет. Попробуйте навести орудие так, чтобы ствол его был направлен прямо в пулемет (рис. 130), потом произведите выстрел.

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 130. Как летел бы снаряд при выстреле из орудия, ствол которого направлен прямо в цель, и как надо направить ствол, чтобы снаряд попал в цель

Артиллерия

Рис. 131. Так представляли себе полет снаряда артиллеристы XVI века


Сколько бы раз вы так ни стреляли, в цель вы не попадете никогда: всякий раз снаряд будет падать на землю и разрываться, пролетев всего лишь метров 200–300. Если вы будете продолжать опыты, то скоро придете к такому выводу: чтобы попасть, надо направить ствол не в цель, а несколько выше ее (см. рис. 130).

Артиллерия

Рис. 132. Брошенный камень летит по кривой


Выходит, что снаряд летит вперед не по прямой линии: в полете он опускается. В чем дело? Почему снаряд летит не прямолинейно? Какая сила тянет снаряд вниз?


Ученые–артиллеристы конца XVI и начала XVII веков давали этому явлению такое объяснение: снаряд, летящий наклонно вверх, теряет силу, подобно человеку, взбирающемуся на крутую гору. И когда снаряд окончательно потеряет силу, он на миг остановится в воздухе, а затем "камнем" упадет вниз. Путь снаряда в воздухе казался артиллеристам XVI века таким, как изображено на рис. 131.


В наши дни каждый школьник, зная законы, открытые Галилеем и Ньютоном, даст более верный ответ: на летящий снаряд действует сила тяжести и заставляет его опускаться во время полета. Ведь всякий знает, что брошенный камень летит не прямо, а описывает кривую и, пролетев небольшое расстояние, падает на землю (рис. 132). При прочих равных условиях камень летит тем дальше, чем сильнее он брошен, чем большую скорюсть он получил в момент броска.


Поставьте на место человека, бросающего камень, орудие, а камень замените снарядом; как и всякое летящее тело, снаряд будет притянут при полете к земле и, следовательно, отойдет от той линии, по которой он был брошен; эта линия так и называется в артиллерии линией бросания, а угол между этой линией и горизонтом орудия – углом бросания (рис. 133).


Если предположить, что на снаряд при его полете действует только сила тяжести, то под действием этой силы в первую секунду полета снаряд опустится приблизительно на 5 метров (точнее – на 4,9 метра), во вторую – почти на 15 метров (точнее – на 14,7 метра) и в каждую следующую секунду скорость падения будет увеличиваться почти на 10 метров в секунду (точнее – на 9,8 метра в секунду). Таков закон свободного падения тел, открытый Галилеем.

Артиллерия

Рис. 133. Так понижался бы снаряд под линией бросания при стрельбе в безвоздушном пространстве


Поэтому–то линия полета снаряда – траектория – получается не прямой, а точно такой же, как и для брошенного камня, похожей на дугу.

Как далеко летит снаряд

Теперь попытайтесь ответить на такой вопрос: нет ли связи между углом бросания и расстоянием, которое пролетает снаряд?


Попробуйте выстрелить из орудия один раз при горизонтальном положении ствола, другой раз – придав стволу угол бросания 3 градуса, а в третий раз – при угле бросания 6 градусов.


В первую же секунду полета снаряд, как мы уже знаем, должен отойти вниз от линии бросания на 5 метров. И значит, если ствол орудия лежит на станке высотой 1 метр от земли и направлен горизонтально, то снаряду некуда будет опускаться, он ударится о землю раньше, чем истечет первая секунда полета. Расчет показывает, что уже через 6 десятых секунды произойдет удар снаряда о землю (рис. 134).

Артиллерия

Рис. 134. Так летел бы снаряд, если бы стволу орудия придали горизонтальноеположение


Снаряд, брошенный со скоростью 600–700 метров в секунду, при горизонтальном положении ствола пролетит до падения на землю всего лишь метров 300.


Теперь произведите выстрел под углом бросания в 3 градуса.


Линия бросания пойдет уже не горизонтально, а под углом в 3 градуса к горизонту (рис. 135).


По нашим расчетам, снаряд, вылетевший со скоростью 600 метров в секунду, должен был бы через секунду подняться  уже на высоту 30 метров, но сила тяжести отнимет у него 5 метров подъема, и на самом деле снаряд окажется на высоте 25 метров над землей. Через 2 секунды снаряд, не будь силы тяжести, поднялся бы уже на высоту 60 метров, на самом же деле сила тяжести отнимет на второй секунде полета еще 15 метров, а всего 20 метров. К концу второй секунды снаряд окажется на высоте 40 метров. Если продолжим расчеты, они покажут, что уже на четвертой секунде снаряд не только перестанет подниматься, но начнет опускаться все ниже и ниже. И к концу шестой секунды, пролетев 3600 метров, снаряд упадет на землю (см, рис. 135).


Расчеты для выстрела под углом бросания 6 градусов похожи на те, которые мы только что делали, но считать придется много дольше: снаряд будет лететь 12 секунд и пролетит 7200 метров.

Артиллерия

Рис. 135. Траектория снаряда в безвоздушном пространстве при угле бросания,равном 3 градусам


Вы нашли правило: чем больше угол бросания, тем дальше летит снаряд.


Но этому увеличению дальности есть предел: дальше всего снаряд летит, если его бросить под углом 45 градусов (рис. 136).


Если еще увеличивать угол бросания, снаряд будет забираться все выше, но зато падать он будет все ближе.


Само собою разумеется, что дальность полета будет зависеть не только от угла бросания, но и от скорости: чем больше начальная скорость снаряда, тем дальше он упадет при прочих равных условиях.

Артиллерия

Рис. 136. Угол наибольшей дальности и траектории при стрельбе под разнымиуглами бросания


Например, если бросить снаряд под углом 6 градусов со скоростью не 600, а 170 метров в секунду, то он пролетит не 7200 метров, а всего лишь 570.


Остается только проверить теперь эти вычисления на опыте.

Что тормозит полет снаряда?

Итак, проделаем опыт. Зарядим орудие таким зарядом, который выбрасывает 152–миллиметровый снаряд с начальной скоростью 170 метров в секунду. При угле бросания 20 градусов снаряд по расчетам должен пролететь 1900 метров. Приблизительно столько пролетит он и на самом деле, – расчеты подтвердились. '


Повторим теперь наш опыт с другим орудием. Зарядим 76–миллиметровую пушку, снаряд которой имеет скорость около &80 метров в секунду, и выстрелим так, чтобы угол бросания был равен тем же 20 градусам.


Мы ожидаем, что снаряд пролетит очень большое расстояние – 30 300 метро©. А на самом деле снаряд упадет на расстоянии всего лишь 10 015 метров от орудия (рис. 137).


Вы недоумеваете. В чем дело? Неужели на этот раз мы ошиблись в расчетах?


Нет, расчеты верны. Но они неполны: мы считали, что на летящий снаряд действует только сила тяжести. Это было бы верно, если бы мы стреляли в безвоздушном пространстве. А при полете снаряда в воздухе возникает еще одна сила, которую нельзя сбросить со счета: это – сила сопротивления воздуха (рис. 138).


Сопротивление воздуха резко возрастает, когда увеличивается скорость движущегося тела.


Когда вы идете пешком, вы вовсе не чувствуете сопротивления воздуха. Но попробуйте сесть в открытый автомобиль и развить скорость хотя бы 60 километров в час, то есть всего лишь около 17 метров в секунду, и вы почувствуете, как даже в самый тихий день сильный "ветер" начнет трепать ваши волосы, срывать фуражку с головы. А если вы высунетесь во время полета из кабины даже учебного самолета, летящего со скоростью всего лишь около 70 метров в секунду, то страшный "ураган" начнет так хлестать вам в лицо, что не даст и смотреть: придется надеть авиационные очки.

Артиллерия

Рис. 137. Как летел бы снаряд в безвоздушном пространстве и как он летитв воздухе


Так же обстоит дело и со снарядом. Если выстрелить из орудия, бросающего снаряд с небольшой скоростью, то сопротивление воздуха полету такого снаряда будет ничтожно, оно почти не отразится на его полете. Так и случилось со снарядом при первом опыте. Но положение резко изменится, если выстрелить снарядом, который летит со скоростью 680 метров в секунду – почти в 10 раз быстрее учебного самолета; представьте же себе, как сопротивляется воздух полету этого снаряда! Именно из–за сопротивления воздуха наш снаряд и пролетел не 30 300 метров, а всего лишь 10 015. Очевидно, в этом случае нельзя уже не считаться с огромной силой, которая втрое уменьшила дальность полета снаряда.

Артиллерия

Рис. 138. Силы, действующие на снаряд во время полета


Почему же воздух тормозит снаряд? Потому что воздух, как и всякое другое вещество, обладает определенной плотностью. Он состоит из бесчисленного количества частиц. Снаряд расходует часть своей энергии на то, чтобы растолкать частицы воздуха, мешающие его полету.


Посмотрите с высокого берега на быстро идущую яхту (рис. 139). Впереди яхты образуется волна, которая, огибая носовую часть яхты, расходится вправо и влево от нее и долго держится на поверхности воды. Она тем выше, чем больше скорость яхты.

Артиллерия

Рис. 139. Быстро идущая яхта создает две волны – носовую и кормовую


За кормой вытесненная яхтой вода стремится занять место, освободившееся после того, как яхта прошла.


И за кормой также тянутся длинные волны вправо и влево.


Нечто подобное происходит и в воздухе во время полета снаряда (рис. 140). Перед его головной частью образуется уплотнение воздуха. От этого уплотнения расходится во все стороны головная волна. Позади летящего снаряда образуется зона разреженного воздуха: пустота, которую оставил позади себя снаряд, вытолкнувший частицы воздуха, еще не успевает заполниться. Частицы воздуха несутся со всех сторон в эту пустоту, стремясь ее заполнить. Образуются завихрения. За дном снаряда тянется хвостовая волна.


Сгущение воздуха впереди головной части снаряда тормозит его полет. Разреженная зона позади снаряда засасывает снаряд и этим еще усиливает торможение. Кроме того, стенки снаряда испытывают трение о частицы воздуха.


Головная волна, резко увеличивающая торможение снаряда, возникает в том случае, когда скорость снаряда равна или больше скорости звука. Скорость звука, как известно, приблизительно равна 340 метрам в секунду, а снаряды многих орудий летят вдвое и даже втрое быстрее звука.

Артиллерия

Рис. 140. Сопротивление воздуха летящему снаряду при быстром полете снаряда создает в воздухе головную и хвостовую волны и завихрения


Если скорость снаряда равна скорости звука, то снаряд летит как бы на гребне звуковой волны (рис. 141).


Если же скорость снаряда больше скорости звука, то в этом случае снаряд обгоняет все звуковые волны, образующиеся . перед его головной частью (рис. 142). И в том и в другом случае движение снаряда сильно тормозится, он быстро теряет свою скорость.

Артиллерия

Рис. 141. Распространение звуковых волн, порождаемых в воздухе снарядом, двигающимся со скоростью звука


Опыты показывают, что даже при скоростях снаряда, меньших скорости звука, сопротивление воздуха растет не пропорционально скоро сти снаряда, а гораздо быстрее: если выбросить снаряд с удвоенной скоростью, то потеря им скорости из–за сопротивления воздуха возрастет примерно вчетверо. Утройте скорость снаряда, – замедление возрастет примерно в 9 раз.

Артиллерия

Рис. 142. Распространение звуковых волн, порожденных в воздухе снарядом, двигающимся быстрее звука


Словом, при скоростях до 300 метров в секунду замедление полета снаряда возрастает приблизительно пропорционально квадрату скорости его полета, а при больших скоростях полета снаряда – и еще больше.

Как уменьшить сопротивление воздуха

Воздух тормозит летящий снаряд, замедляет его полет.


Можно ли бороться с этим замедлением?


Один способ мы уже знаем – уменьшить скорость самого снаряда. Но ведь снаряд, летящий медленнее, упадет ближе. Этот способ применим только в том случае, когда нам нет надобности бросать снаряд далеко.


А на войне важно иметь возможность забросить снаряд как можно дальше. Поэтому уменьшать его скорость не всегда выгодно.


Поищем, нет ли других, более подходящих способов бороться с замедлением полета снаряда из–за сопротивления воздуха.


Такие способы существуют.


Представьте себе, что вы хотите выбраться из трамвая, битком набитого пассажирами. Попробуйте итти прямо – грудью вперед; пожалуй, вы не доберетесь до выхода. Но если вы начнете пробираться боком, вам уже не так трудно будет протолкнуться.


Нечто подобное испытывает и снаряд в полете: не безразлично, как он будет пробираться между частицами воздуха.


Был в старину – во время первой севастопольской обороны – такой снаряд: светящее ядро к полупудовой медной мортире. Это ядро имело форму цилиндра.


В полете оно подставляло воздуху плоскую поверхность – круг и поэтому испытывало большое сопротивление воздуха. А сзади этого цилиндрического ядра получалась зона разреженного воздуха, сильно засасывавшая это ядро, отнимавшая у него скорость.


Такое ядро летело всего лишь метров на 500.


Обыкновенное шаровое ядро той же мортиры, хотя и встречало также большое сопротивление воздуха, но все же по форме было выгоднее цилиндра, и оно могло пролететь метров 800–в полтора раза дальше светящего ядра.


Заострить головную часть снаряда еще выгоднее: как заостренный нос быстро идущей яхты легко рассекает воду, так и снаряд с заостренной головной частью продвигается в воздухе легче, чем цилиндрическое или шаровое ядро. .


Вот почему головную часть снаряда начали заострять, едва лишь научились делать устойчивым в полете продолговатый снаряд, – еще в середине XIX века.


Донная часть такого снаряда оставалась, однако, еще цилиндрической, и позади снаряда получалась большая зона разреженного воздуха, сильно засасывавшая снаряд, отнимавшая у него значительную часть скорости (см. рис. 140).


В XX веке резко возросли скорости транспорта всех видов, быстро развилась авиация. Ученые начали внимательно изучать действие сопротивления воздуха на быстро движущиеся предметы разной формы. Оказалось, что не только для самолета, но даже для быстроходного автомобиля или поезда важна такая форма, которая является удобообтекаемой. Если автомобилю придать такую форму, то при большой скорости движения он экономит 10–15 процентов горючего или при том же расходе горючего движется заметно быстрее.

Артиллерия

Рис. 143. Если бы снаряд с плоской поверхностью вылетел из ствола орудия со сверхзвуковой скоростью, он вызвал бы огромное сопротивление воздуха и через короткое время потерял бы свою скорость


Тем большее значение имеет форма снаряда: ведь снаряд движется во много раз быстрее автомобиля, он встречает огромное сопротивление воздуха.


Взгляните на рис. 140 и 143–145. Перед вами четыре снаряда развой формы. На рисунках изображены волны и завихрения воздуха, которые сопровождали бы полет каждого из этих снарядов, если бы скорость их всех была одна и та же, и притом больше, чем скорость звука. Давление на головную часть снаряда тем меньше, чем она острее. Разреженная зона за снарядам также тем меньше, чем больше скошена его донная часть; меньше в этом случае и завихрений позади летящего снаряда.


Очевидно, что наиболее выгодна форма снаряда, изображенная на рис. 145.

Артиллерия

Рис. 144. Велико было бы сопротивление воздуха шаровому ядру, летящему со сверхзвуковой скоростью

Артиллерия

Рис. 145. Наименьшее сопротивление воздуха вызывает современный дальнобойный снаряд обтекаемой формы


Более подробное изучение этого вопроса показало, что каждой скорости полета соответствует своя наиболее выгодная форма снаряда.


Чем больше скорость снаряда, тем острее должна быть его головная часть.


Допустим, что воздух давит на головную часть снаряда с силой 4 атмосферы, а в разреженной зоне позади снаряда давление составляет всего лишь четверть атмосферы.


Давление на дно снаряда уменьшилось против нормального на три четверти атмосферы: это составляет примерно пятую часть того давления, которое испытывает головная часть снаряда.

Артиллерия

Рис. 146. При улучшении формы снаряда значительно увеличивается дальностьего полета


А вот другой снаряд: скорость его значительно больше, чем у первого, а потому он испытывает и большее сопротивление воздуха, – предположим, равное давлению 100 атмосфер. Пусть он летит так быстро, что за ним позади образуется почти полная пустота: частицы воздуха не успевают ее заполнить. Разница с нормальным давлением составляет целую атмосферу.


Но это всего лишь 1 процент – всего сотая часть – того давления, которое испытывает головная часть такого снаряда!


Вот почему снарядам, летящим с очень большой скоростью, придают теперь такую форму, при которой головная часть их очень сильно заострена. А снарядам, летящим сравнительно медленно, можно и не очень заострять головную часть, но зато нужно обязательно удлинить и сильно скосить их донную часть.


30 лет тому назад граната 76–миллиметровой пушки могла пролететь около 8,5 километра.


Но стоило только заострить ее головную часть, удлинить и скосить донную часть, как граната такого же веса стала лететь больше чем на 11 километров; простое изменение формы снаряда увеличило почти на одну треть дальность его полета (рис. 146).

Какой снаряд летит дальше – легкий или тяжелый?

Секрет дальнобойности – не только в форме снаряда.


Выпустим снаряды одинаковой формы из трех разных орудий.


Орудия эти подобраны так, что начальная скорость их снарядов одна и та же – 442 метра в секунду. Снаряды почти совершенно одинаковы по форме. Пусть и угол бросания у всех трех орудий будет один и тот же – 20 градусов (рис. 147).


Снаряд 37–миллиметровой пушки при этих условиях пролетит 4100 метров.


Снаряд 76–миллиметровой пушки пролетит 5700 метров.


А снаряд 152–миллиметровой пушки залетит дальше всех – на 6300 метров.


В чем же дело? Ведь форма у всех трех снарядов одна и та же, и скорость одинакова, и угол бросания один и тот же.


Неодинаков только размер и вес этих снарядов: 37–миллиметровая граната весит 0,5 килограмма; 76–миллиметровая граната – побольше, она весит 6,5 килограмма, то есть она в 13 раз тяжелее 37–миллиметровой гранаты; 152–миллиметровая граната – самая тяжелая, она весит около 41 килограмма.


Выходит так: чем тяжелее снаряд, тем меньше влияет на него сила сопротивления воздуха.


Чем же объяснить такое влияние веса снаряда?


Попробуйте проделать такой простой опыт. Подберите одинаковой величины и формы пробку и камешек. Бросьте их с высоты нескольких десятков метров от земли, например, из окна верхнего этажа высокого дома. Вы увидите, что камешек долетит до земли раньше, чем пробка.


Закон свободного падения – один и тот же для всех тел. Форма и величина у камня и пробки одинаковы, – значит, в начале падения одинаково и сопротивление воздуха их движению.


Почему же его влияние на пробке сказалось сильнее, чем на камешке? Почему воздух больше затормозил полет пробки, чем полет камешка? Плотность пробки меньше плотности камешка. В пробке меньше вещества. Стало быть, меньше и инерция пробки, то есть ее способность сохранять состояние, в котором она находится. Пробку поэтому легко затормозить. Камень гораздо тяжелее пробки, вещества в нем во много раз больше. Значит, и инерция камня во столько же раз больше. Его движение затормозить гораздо труднее.

Артиллерия

Рис. 147. Вот как действует сопротивление воздуха на снаряды разного веса


Каждый железнодорожник знает, что груженый поезд труднее затормозить, чем порожний.


Тяжелый снаряд испытывает при своем полете точно такое же сопротивление воздуха, как и легкий, если их размеры, скорость и форма одинаковы.


Но на полет тяжелого снаряда это сопротивление оказывает меньшее влияние. Поэтому–то замедление его полета меньше, поэтому–то и летит он дальше.

Поперечная нагрузка

Однако в действительности дело обстоит еще сложнее.


Вес, масса, инерция у более крупного снаряда больше. Но зато и поверхность, на которую действует сопротивление воздуха, у него тоже больше. А чем эта поверхность больше, тем, разумеется, больше и сопротивление воздуха полету такого снаряда: в этом случае воздух давит на большую площадь (рис. 148).


Получается так: с одной стороны, большой снаряд тяжелее маленького, поэтому его инерция больше, он лучше сохраняет свою скорость; с другой же стороны, он подставляет действию воздуха большую поверхность и поэтому испытывает более сильное сопротивление воздуха.


Выходит, что способность снаряда сохранять свою скорость зависит не просто от его веса, а от отношения веса к площади, встречающей сопротивление воздуха, – иными словами, от той нагрузки, которая приходится на каждый квадратный сантиметр площади поперечного сечения снаряда.


Вес, приходящийся на квадратный сантиметр площади поперечного сечения снаряда, называют его "поперечной нагрузкой". При одинаковой форме, скорости и угле бросания дальше летит тот снаряд, у которого поперечная нагрузка больше: такой снаряд лучше сохраняет свою скорость во время полета, получает меньшее замедление.

Артиллерия

Рис. 148. Площадь поперечного сечения снаряда увеличивается пропорционально квадрату его диаметра


Сравним теперь наши три снаряда.


37–миллиметровый снаряд весит почти 0,5 килограмма! а площадь его поперечного сечения – около 11 квадратных сантиметров. Значит" его поперечная нагрузка – 500 граммов, деленные на 11 квадратных сантиметров, или около 45 граммов на 1 квадратный сантиметр.

Артиллерия

Рис. 126. Наружный вид дистанционного взрывателя


А поперечная нагрузка 76–миллиметрового снаряда – 142 грамма на 1 квадратный сантиметр, вчетверо больше.

Артиллерия

Рис. 149. Вот как "выросли" снаряды за последние 100 лет


152–миллиметровый снаряд имеет самую большую поперечную нагрузку – – около 226 граммов на 1 квадратный сантиметр.

Артиллерия

Риг. 150. Так сила сопротивления воздуха действует на снаряд в самом начале его полета


Вот почему он и летит дальше, чем остальные.


Выгоднее всего, значит, увеличить вес снаряда, не увеличивая в то же время площади его поперечного сечения, то есть площади, на которую давит воздух.


Для этого достаточно сделать снаряд длиннее.


Так на деле и поступают: на смену шаровым снарядам пришли продолговатые; и эти продолговатые снаряды делаются, по мере своего совершенствования, все длиннее и длиннее.

Артиллерия

Рис. 151. Так сила сопротивления воздуха действует на снаряд во время его полета


В артиллерии принято измерять длину снаряда не только в обычных линейных мерах, но и в калибрах; если длина снаряда вдвое больше его диаметра, то говорят: снаряд имеет длину 2 калибра.


Так вот, круглая граната, длина которой, разумеется, один калибр, сменилась продолговатой, в два калибра длиной. Это был снаряд начала шестидесятых годов XIX века. 10 лет спустя граната достигла длины 3 калибров. Ко времени первой мировой войны снаряд вытянулся еще больше и достиг 4 калибров в длину. А современная граната имеет в длину примерно уже 5 калибров (рис. 149).


Заметно "подросли" снаряды за последние 100 лет!

Артиллерия

Рис. 152. Действие силы сопротивления воздуха на летящий снаряд: пара сил, опрокидывающая снаряд


Однако, если это так выгодно, почему бы не сделать снаряд еще длиннее, например в 10 калибров длиной? Почему бы не создать очень длинный снаряд – снаряд–копье?


Оказывается, этому мешает все тот же воздух.


Вглядитесь в рис. 150, – снаряд выброшен из орудия головной, частью вперед: сила сопротивления воздуха только тормозит движение снаряда. Но под действием силы тяжести он стал опускаться все ниже под линией бросания (рис. 151). И чем больше он опускается, тем больше подставляет сопротивлению воздуха уже не только головную часть, но и бокозую поверхность корпуса. Площадь, на которую давит воздух, становится больше, и сила сопротивления воздуха стремится уже не только тормозить, но и опрокинуть снаряд головной частью назад (рис. 152), снаряд начнет кувыркаться (рис. 153).


Кувыркающийся снаряд подставляет воздуху то одну сторону, то другую, то дно; он быстро теряет скорость и падает на землю/

Артиллерия

Рис. 153. Так летел бы в воздухе невращающийся продолговатый снаряд


Мы старались сделать снаряд подлиннее для того, чтобы он лучше преодолевал сопротивление воздуха. А оказывается: чем длиннее снаряд, тем легче его опрокинуть. Кувыркаясь же, снаряд, конечно, будет испытывать большее сопротивление воздуха.


Неужели тут нет выхода?

Как добиться устойчивости снаряда на полете

Каждый видел детскую игрушку "волчок". Пока "волчок" быстро вертится, он стоит на своей острой ножке.


Еще интереснее прибор, называемый гироскопом (рис. 154 и 155). Он знаком всем из физики.


Гироскоп состоит из маховика, который может вращаться вокруг трех осей: во–первых, вокруг своей основной оси, на которую он посажен; во–вторых, вместе с кольцом, поддерживающим основную ось, – вокруг горизонтальной оси, перпендикулярной к первой, и, в–третьих, вместе с внешним полукольцом – вокруг вертикальной оси.


У гироскопа есть замечательное свойство: когда "он быстро вращается, он не только сохраняет положение своей оси в пространстве, но и сопротивляется всяким попыткам изменить ее положение.


Этой замечательной способностью вращающегося тела сохранять свою устойчивость и воспользовались артиллеристы: они заставили снаряды быстро вращаться в полете. Достигается это, как мы уже знаем, благодаря нарезам в канале ствола.


Едва снаряд сдвинется с места, его медный поясок врезается в нарезы, а так как нарезы идут винтообразно, то снаряд, следуя по ходу нарезов, начинает быстро вращаться.


Вылетев из ствола, он сохраняет вращение и в воздухе. Вращается он в наших орудиях слева вверх направо, то есть, если смотреть сзади, по направлению движения часовой стрелки.

Артиллерия

Риг. 155. Как изменится положение оси вращения гироскопа, получившего толчокРис. 154. Гироскоп


Снаряды различных орудий делают от 200 до 500 оборотов в секунду.


Колесо автомобиля на полном ходу делает в секунду около 16 оборотов, винт самолета – от 35 до 75. Снаряд вращается в 30 раз быстрее автомобильного колеса и в 5–7 раз быстрее, чем воздушный винт самолета.


Эта огромная скорость достаточна, чтобы обеспечить устойчивость современного продолговатого снаряда во время полета.


Но вернемся к вопросу о вращении летящего снаряда.

Летящий гироскоп

Если бы снаряд был в полете вполне устойчив, он летел бы, как изображено на рис. 156, и падал бы на землю не головой, а дном.


На самом же деле снаряд летит не так.


Еще один опыт с гироскопом поможет нам лучше понять особенности полета снаряда.


Навесим груз на один из концов оси вращения маховика, как изображено на рис. 154.


Вы думаете, вращающийся гироскоп наклонится вниз, в сторону груза? Ничуть не бывало: гироскоп повернется вокруг своей вертикальной оси слева направо, как показывает стрелка на рис. 154.


Попробуйте теперь толкнуть гироскоп, ударить по одному из концов горизонтальной оси (см. рис. 155). Казалось бы, гироскоп должен от такого толчка повернуться на своей вертикальной оси.


Не тут–то было: на самом деле гироскоп начнет поворачиваться вокруг горизонтальной oqh так, как изображено на рис. 155.


В этом и заключается основное свойство гироскопа: он изменяет положение своей оси, двигаясь всегда под прямым углом к направлению действия внешней силы и в сторону своего вращения.


При этом он подчиняется такому правилу: если какая–то точка гироскопа получила пголчок, направленный перпендикулярно (по нормали) к его оси, то от толчка гироскоп отклонится в ту сторону, куда должна прийти через три четверти оборота точка, получившая толчок (рис. 157).

Артиллерия

Рис. 156. Так летел бы вращающийся снаряд в безвоздушном пространстве


Быстро вращающийся во время полета снаряд напоминает маховик гироскопа. Как и гироскоп, снаряд стремится сохранить положение своей оси в пространстве. Но при этом снаряд, конечно, опускается под линией бросания. Пока ось снаряда совпадала с касательной к траектории, сопротивление воздуха распределялось равномерно по всем точкам головной части снаряда и только замедляло его полет (см. рис. 150).

Артиллерия

Рис. 157. Как отражается на вращающемся снаряде полученный им толчок


Рис. 158. Действие сопротивления воздуха на вращающийся снаряд


Но едва лишь ось снаряда начала отходить от касательной к траектории (это произошло в самом начале движения), как снаряд подставил сопротивлению воздуха боковую поверхность корпуса (см. рис. 151).


Невращающийся снаряд опрокинулся бы при этом.


Но снаряд вращается. Как и маховик гироскопа, он стремится сохранить устойчивость; на действие внешней силы он отвечает поворотом в направлении, перпендикулярном к тому, по которому действует сила.


Сопротивление воздуха толкает головную часть снаряда снизу вверх; снаряд отвечает на это тем, что поворачивает головную часть


вправо, под прямым углом к направлению действия внешней силы и в сторону своего вращения (рис. 158).

Артиллерия

Рис. 159. Коническое вращение головной части снаряда


В этом новом положении воздух сильнее давит на снаряд слева, стремится отклонить его головную часть вправо.


Упрямый снаряд–гироскоп повернет ее вниз. Тогда воздух, действуя на снаряд сверху, начнет отклонять его головную часть вниз. А снаряд–гироскоп сделает опять по–своему – повернет ее влево. Как только воздух попробует отклонить головную часть снаряда влево, снаряд поднимет ее вверх. И такая борьба снаряда–гироскопа с силой сопротивления воздуха продолжается на протяжении всего полета. Головная часть снаряда перемещается то вправо, то вниз, то влево, то вверх, то есть описывает около траектории окружность, а ось снаряда образует коническую поверхность (рис. 159).

Артиллерия

Рис. 160. Так на самом деле летит в воздухе вращающийся снаряд


В результате вращающийся снаряд летит все время головной частью вперед и в таком же положении падает на землю (рис. 160).


И получается, что та же самая сила сопротивления воздуха, которая мешала, опрокидывала невращающийся снаряд, начинает помогать артиллеристам, как только снаряд приобретает вращательное движение: сила сопротивления воздуха теперь уже "привязывает" головную часть снаряда к траектории.

Артиллерия

Рис. 161. Элементы траектории


Теперь, когда мы узнали о всех силах, действующих на снаряд во время полета, мы должны понять разницу в очертаниях траекторий, показанных на рис. 137.


При полете в воздухе траектория снаряда всегда несимметрична: нисходящая ветвь у нее круче и короче восходящей, и угол падения снаряда всегда больше угла бросания. На рис. 161 показаны основные элементы траектории – линии и углы, связанные с нею.

Деривация

Уже в начале применения нарезных орудий артиллеристы столкнулись с непонятным на первых порах явлением: вращающийся снаряд падал не туда, куда наводили орудие, а в русской артиллерии – всегда правее цели, во французской – всегда левее цели.


У ненарезных орудий таких постоянных отклонений не наблюдалось, значит это явление связано с нарезами, – сделали вывод артиллеристы.


Но почему же при стрельбе из русских орудий снаряд отклоняется всегда вправо от того направления, по которому наведено орудие, а при стрельбе из французских орудий – влево? В чем тут дело? Отчего происходит такое различие в направлении отклонения снаряда?


Объяснить это явление удалось русскому ученому–артиллеристу Н. А. Забудскому. Он доказал, что постоянное отклонение снаряда в сторону от направления, по которому наведено орудие, зависит оттого, как идут нарезы в канале ствола орудия: когда нарезы идут, как в русских орудиях, слева вверх направо, так что снаряд, вылетев из орудия, вращается по направлению движения часовой стрелки, – он отклоняется всегда вправо; если же нарезы идут, как во французских орудиях, справа вверх налево, так что направление вращения снаряда противоположно направлению движения часовой стрелки, – снаряд отклоняется влево.


Деривация – так стали называть это постоянное боковое отклонение снаряда, выпущенного из нарезного орудия.


В чем же заключается причина деривации?


Задайте себе такой вопрос: одинаковое ли сопротивление воздуха испытывают все части боковой поверхности летящего снаряда, или это сопротивление сильнее с какой–либо одной стороны? На первый взгляд может показаться, что – одинаковое: ведь снаряд последовательно поворачивает на полете свою головную часть вправо, вниз, влево и вверх. Но такой ответ будет слишком поспешным. Давая такой ответ, мы допустили бы ошибку, так как не учли бы, что снаряд непрерывно понижается под линией бросания из–за действия силы тяжести.


Вот что надо вспомнить для правильного ответа на этот вопрос.


Снаряд испытывает более сильное сопротивление воздуха попеременно слева, справа и сверху исключительно оттого, что во время полета он поворачивает головную часть в ту или другую сторону; снизу же он испытывает более сильное сопротивление, чем с других сторон, еще я из–за того, что под действием силы тяжести он опускается под линией бросания по закону свободного падения тел. Вы уже знаете, что понижение снаряда под линией бросания происходит в течение всего времени его полета, и притом с нарастающей скоростью; 4,9 метра в первую секунду полета и еще на 9,8 метра больше в каждую последующую секунду (см. стр. 178). Вот это–то непрерывное понижение снаряда под линией бросания и приводит к тому, что снизу снаряд испытывает более сильное сопротивление воздуха, чем с любой другой стороны – слева, сверху или справа.


Теперь вам ясно, что действие силы сопротивления воздуха на боковую поверхность летящего снаряда значительно сильнее снизу, чем справа, слева или сверху.


Вспомните, что при "толчке" снизу гироскоп, вращающийся слева вверх направо (по ходу часовой стрелки), повернется вправо. Но ведь снаряд испытывает такие "толчки" непрерывно, один за другим в течение всего своего полета, так как понижение снаряда под линией бросания происходит непрерывно; значит так же непрерывно головная часть снаряда будет отклоняться вправо от первоначального направления – дополнительно к круговому коническому вращению. Следовательно, в течение всего времени полета снаряд будет забирать вправо и притом чем дальше, тем больше.


Таким образом, при более подробном изучении вопроса о полете снаряда, вращающегося слева вверх направо, мы должны будем сказать, что под действием силы сопротивления воздуха и силы тяжести такой снаряд описывает головной частью окружность вокруг траектории и непрерывно отклоняется вправо от направления, по которому был выпущен; поэтому он падает не в той точке, куда было наведено орудие, а правее.


В этом и заключается явление, называемое деривацией. Величина деривации тем больше, чем продолжительнее полет снаряда. Снаряд 76–миллиметровой пушки при стрельбе на 5 километров отклоняется вправо на 5 метров, а при стрельбе на 10 километров – уже на 50 метров. При стрельбе на 10 километров из 122–миллиметровой гаубицы деривация получается еще больше–110 или даже 310 метров – в зависимости от того, будем ли мы стрелять при углах возвышения меньше 45 или больше 45 градусов.


Таким образом, вследствие деривации траектория снаряда представляет собой кривую не только в вертикальной плоскости, но и в горизонтальной (рис. 162).


Если снаряд вращается справа вверх налево, как у французских орудий, по тем же причинам он отклоняется влево от первоначального направления.


Невращающиеся снаряды (например мины современных минометов), понятно, не имеют деривации, так как деривация связана именно с вращением снаряда.


Часто задают такой вопрос: ну, а будет ли деривация у снаряда, выпущенного вертикально вверх? На этот вопрос надо ответить так: при стрельбе строго вверх деривация отсутствует, так как действие силы тяжести на снаряд, выпущенный вертикально, выразится только в том, что его поступательная скорость будет постепенно уменьшаться, давление же воздуха на корпус такого снаряда будет оставаться равномерным со всех сторон.

Нарезной снаряд

Артиллерия

Рис. 162. Так выглядит траектория снаряда, летящего в воздухе, если на нее посмотреть сверху


Вернемся теперь к вопросу – почему же не сделать очень длинный снаряд, так сказать, снаряд–копье?


Оказывается, такой снаряд был бы все же недостаточно устойчив в полете.


Чтобы обеспечить ему устойчивость, надо было бы вращать его еще раза в 2–3 быстрее, чем вращается современный снаряд.


Для этого и нарезы в орудии надо было бы сделать раза в 2–3 круче, чем их делают теперь.


Но тогда мягкий медный ведущий поясок снаряда не выдержал бы громадного давления, какое пришлось бы на его долю при такой крутой нарезке и при большом весе длинного снаряда, – он был бы сорван нарезами в канале ствола.


Нужны, значит, какие–то новые технические приемы, чтобы обеспечить такому длинному и тяжелому снаряду достаточно быстрое вращение.


Что можно сделать в этом направлении?


Еще в шестидесятых годах XIX века испытывался многоугольный (или, как говорят, полигональный) снаряд (рис. 163). Разумеется, и канал орудия, предназначенного для стрельбы этим снарядом, представлял собой в сечении многоугольную призму, несколько скрученную, чтобы придать вращение этому снаряду.


В свое время это предложение не нашло широкого применения, а вскоре и вовсе было забыто.


Были и другие предложения. Уже после первой мировой войны были изготовлены опытные снаряды с готовыми выступами, или, иначе, нарезные снаряды в 10 калибров длиной (рис. 164). Снаряд этот, казалось, имел большие преимущества перед старыми: поперечная нагрузка у нарезного снаряда была вдвое больше, чем у обычного, а поэтому и летел он заметно дальше. Объем внутренней каморы нарезного снаряда был примерно вдвое больше, чем у старого снаряда, а потому в нем помещалось значительно больше взрывчатого вещества, чем в старом.

Артиллерия

Рис. 163, Полигональный (многоугольный) снаряд


Но изготовлять снаряды с готовыми нарезами трудно и дорого, а заряжать орудие таким снарядом долго и неудобно: уже во время заряжания снаряд должен двигаться своими выступами по нарезам орудия.


Поэтому нарезные снаряды не нашли широкого применения, и в течение всей второй мировой войны никто не стрелял такими снарядами. В современных сражениях снаряды расходуются миллионами, промышленность должна изготовлять их в огромных количествах; поэтому снаряды должны быть просты в изготовлении и возможно более дешевы; а дорогие и сложные в производстве нарезные снаряды не удовлетворяют этим требованиям: вот почему они относятся к тем многочисленным остроумным предложениям, которые, однако, не находят применения на практике.

Артиллерия

Рис. 164, Нарезной снаряд

Снаряд с оперением

Во второй мировой войне широкое применение получили снаряды с оперением – мины.


Вспомните древние стрелы, которыми в те времена, когда еще не было огнестрельного оружия, воины и охотники стреляли из лука; вы, несомненно, видели такую стрелу, если не в музее, то хотя бы на рисунке. Ее устойчивости на полете добивались тем, что снабжали ее оперением. Оперение оказывало во время полета стрелы такое же действие, как руль у лодки во время ее движения: если руль поставлен прямо, то и лодка идет прямо. Так же летела и стрела, – оперение играло роль руля, поставленного прямо.


Мысль изготовить снаряд с оперением появилась впервые у русских артиллеристов осажденной японцами крепости Порт–Артур в 1904 году. Изготовив мины, которые не помещались в ствол орудия, изобретатели С. Н. Власьев и Л. Н. Гобято должны были подумать и о том, как сделать эти мины устойчивыми на полете; они снабдили каждую мину стабилизатором из четырех железных перьев (рис. 165).

Артиллерия

Рис. 165. Первый артиллерийский снаряд с хвостовым оперением – шестовая мина к миномету С. Н. Власьева и Л. Н. Гобято


Эта идея русских артиллеристов была использована при создании минометов во время первой мировой войны (взгляните на рис. 180 на стр. 212), и с тех пор и до наших дней минометы стреляют оперенными снарядами–минами.


Но современная мина имеет уже не 2 пера, как древняя стрела, и не 4, как мина защитников Порт–Артура или времен первой мировой войны, а значительно больше: например, у мины 82–миллиметрового миномета 6 или чаще 10 перьев, а у мины 120–миллиметрового миномета – 12 перьев. Такое количество перьев хорошо обеспечивает устойчивость мины на полете: 12 перьев – это как бы 12 рулей, каждый из которых помогает мине быть устойчивой во время полета.


Оперенная мина так же "следит за траекторией", как и вращающийся снаряд: как только под действием силы тяжести мина начинает опускаться под линией бросания, давление воздуха на перья стабилизатора станет больше с одной стороны, чем с другой, а из–за этого хвост мины повернется, – ось мины снова совместится с касательной к траектории (рис. 166).

Артиллерия

Рис. 166. Действие силы сопротивления воздуха на летящую мину: хвостовое оперение выравнивает мину на полете, заставляет ее головную часть "следить" за траекторией и этим обеспечивает полет мины головой вперед


Таким образом, в наши дни наряду со снарядами, быстро вращающимися на полете, получили широкое распространение не вращающиеся во время полета оперенные снаряды – мины.

В стратосферу

Как видите, много хлопот причинило артиллеристам сопротивление воздуха. Кое с чем удалось справиться, и притом с успехом: заставив снаряд вращаться, добились того, что он стал устойчив на полете.


Но главное заключается в том, что сопротивление воздуха все же резко сокращает дальность полета снаряда.


Нельзя ли избавиться и от этого действия воздуха? Но для этого надо избавиться от сопротивления воздуха. А как же это сделать? Ведь воздух окружает Землю со всех сторон!


Да, вся Земля окружена воздухом. Но зато плотность его различна на разных высотах. На большой высоте, в стратосфере, воздух сильно разрежен, сопротивление его ничтожно. Пусть хотя бы часть пути снаряд пролетит без воздействия воздуха!


Незадолго до первой мировой империалистической войны известный русский артиллерист В. М. Трофимов пришел однажды в Главное артиллерийское управление царской армии со смелым проектом: построить такое орудие, которое забросит снаряд очень высоко – в стратосферу – и благодаря этому будет стрелять на сотню с лишним километров.


Это было в 1911 году.


А 7 лет спустя – в 1918 году – немцы начали обстрел столицы Франции – Парижа – с расстояния более 100 километров. Стал ли им известен проект В. М. Трофимова, как и многие другие тайны русского царского военного министерства, или они через несколько лет после В. М. Трофимова самостоятельно пришли к тем же выводам – этого мы не знаем.


Но в то время, как ученые–артиллеристы Франции, Англии и Америки были в полном недоумении и не могли объяснить, каким образом немцы сумели стрелять на такое расстояние, В. М. Трофимов пришел в Главное артиллерийское управление Красной Армии и сказал: "Я объясню, в чем дело. Не понимаю только, как они об этом узнали, но они осуществили мой проект 1911 года. Если хотите, я построю такое орудие для Красной Армии".

Артиллерия

Рис. 167. Траектория сверхдальнобойного снаряда

Артиллерия

Рис. 168. Сверхдальнобойная пушка, стрелявшая по Парижу в 1918 году


В чем же заключалась сущность "сверхдальней" стрельбы?

Артиллерия

Рис. 169. Снаряд и заряд сверхдальнобойной пушки по сравнению со снарядом и зарядом обыкновенной пушки того же калибра


Снаряд сверхдальнобойного орудия, выпущенный с большой скоростью – около 2000 метров в секунду – под углом около 52 градусов, быстро пробивал нижний плотный слой воздуха и вырывался на простор стратосферы, входя в нее под углом 45 градусов, то есть как раз под углом наибольшей дальности полета в безвоздушном пространстве (рис. 167). К этому времени снаряд сохранял еще скорость около 1000 метров в секунду. Такая скорость позволяла ему пролететь в стратосфере около 100 километров, после чего он опускался на землю с заоблачных высот, проделав в воздухе путь около 120 километров.


Немецкие сверхдальнобойные орудия имели огромную длину ствола, достигавшую 34 метров (рис. 168). Стволы были снабжены в середине стойками, связанными стальными тягами с дульной и казенной частями орудий. Иначе при такой длине ствол мог прогнуться под действием собственного веса. Да и так после каждого выстрела ствол колебался в течение двух–трех минут.


Снаряды с готовыми выступами, калибром от 210 до 232 миллиметров, весили от 104 до 126 килограммов каждый.


А заряд весил почти вдвое больше – около 215 килограммов (рис. 169). Это особенно резко отличает сверхдальнобойную пушку от обычных орудий, в которых вес заряда в несколько раз меньше веса снаряда.


Необычной длине ствола и огромному весу заряда соответствовал и огромный вес орудия. Орудие с установкой весило 750 тонн.


Для перевозки такой пушки в разобранном виде вместе с установкой понадобился бы товарный поезд из 50 вагонов. Вот какой огромный вес влечет за собой большое увеличение длины ствола и веса заряда! Конечно, о подвижности такого орудия не может быть и речи. Да и точность стрельбы его оказалась очень плохой. Из всех снарядов, выпущенных по огромной площади Парижа, в город попала всего лишь небольшая часть.


Понятно, что массового распространения сверхдальнобойная артиллерия не получила. Слишком ничтожны оказались результаты ее стрельбы. И, кроме того, чем могущественнее орудие, чем оно дальнобойнее, тем короче его "жизнь". Ствол сверхдальнобойной пушки приходил в негодность после 50–70 выстрелов. И уже после первых двух десятков выстрелов значительно уменьшалась точность стрельбы, возрастало рассеивание. Вообще говоря, можно построить пушку, которая стреляла бы не только на 100 километров, а и гораздо дальше. Но такая пушка будет очень невыгодна: изготовление ее будет стоить огромных денег, а выстрелит она всего лишь несколько раз.


В наши дни большая дальность полета снаряда достигается применением реактивного двигателя, находящегося в самом снаряде. Такие снаряды летят на расстояние более 300 километров.

Артиллерия

Глава 7. Пушка, гаубица, мортира

Артиллерия

Что такое пушка?

Идея увеличения дальности стрельбы всегда была в центре внимания наших ученых–артиллеристов, артиллерийских конструкторов и изобретателей.


Понятно, что для увеличения дальнобойности орудия необходимо увеличить начальную, скорость снаряда. Какими же способами можно этого достигнуть?


На этот вопрос теперь ответить нетрудно: нужны прежде всего большой заряд пороха и длинный ствол. Большой заряд создает высокое давление пороховых газов; длинный ствол позволяет газам дольше действовать на снаряд, сообщить ему большую начальную скорость.


Орудия, рассчитанные на большой заряд пороха и имеющие относительно длинный ствол, называются пушками. Начальная скорость пушечного снаряда велика – обычно не меньше 600 метров в секунду (рис. 170).


Длина современного пушечного ствола редко бывает меньше 40 калибров; это означает, что диаметр его канала уложится в длине ствола не менее 40 раз.


Вследствие большой скорости снаряда при стрельбе из пушки по не очень отдаленным целям нет надобности придавать стволу угол возвышения, близкий к 45 градусам. В этих условиях стрельбу обычно ведут, при углах возвышения до 20 градусов. При таких углах возвышения снаряд во время полета поднимается над поверхностью земли невысоко и траектория его – отлогая.


Но не при всякой стрельбе из пушек бывают такие траектории. Снаряд немецкой сверхдальнобойной пушки, стрелявшей по Парижу в 1918 году, поднимался на 40 километров при дальности полета 120 километров. Угол возвышения орудия был очень велик – 52 градуса. Подобные траектории характерны для пушек, рассчитанных на дальнюю и сверхдальнюю стрельбу.


Большая начальная скорость снаряда, дальнобойность и отлогая траектория – вот отличительные свойства пушки.


Однако обладающая этими свойствами пушка может быть незаменимой при стрельбе по одним целям и совсем не пригодной для стрельбы по другим целям.


Пушка широко применяется для поражения живых целей. Особенно хорошо она поражает живые цели при стрельбе на рикошетах.


Снаряд пушки обычно падает на землю под малым углом к ее поверхности. Если при этом снаряд не разрывается от удара сразу, то он отражается от земли, рикошетирует и разрывается в воздухе. Стрельба на рикошетах, как было уже сказано, очень выгодна для поражения не только открытых, но и укрытых живых целей – солдат противника в окопах и траншеях.


Удобна пушка и для стрельбы по прочным вертикальным сооружениям, например по стене или по вертикальной броне. При отлогой траектории снаряду легче пробить такую броню.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 170. Основные признаки пушки: длинный ствол, большая начальная скоростьснаряда, отлогая траектория


Следует применять пушку и для стрельбы по быстро движущимся целям – самолетам и танкам. Здесь очень важно, чтобы движущаяся цель за время полета снаряда не успела далеко уйти. Для этого нужен быстро летящий снаряд. Пушка как раз отвечает этому требованию: ее снаряды вылетают из ствола с большой начальной скоростью.


Наконец, пушка незаменима при обстреле дальних целей, например, удаленных батарей неприятеля, его штабов, тылов, колонн на дорогах. Ведь основное свойство пушки – ее дальнобойность; наша 122–миллиметровая пушка образца 1931/37 года бросает снаряды на 20 с лишним километров.


И это, как мы знаем, не предел дальнобойности пушек. Но не надо забывать, что при увеличении дальнобойности увеличивается вес орудия, а это неизбежно приводит к потере его подвижности. Вот почему нельзя все пушки делать слишком тяжелыми.

Невыгодная стрельба

Снаряды пушки летят быстро, далеко и по сравнительно отлогой траектории. Но во многих случаях не все эти свойства пушки можно использовать.

Артиллерия
Артиллерия

Посмотрите на рис. 171.


Можно ли из пушки поразить укрывшийся за холмом пулемет неприятеля?


Как видим, при обычной для пушки отлогой траектории – нельзя. Снаряд пролетит над головой пулеметчиков. Нельзя в этом случае использовать и стрельбу на рикошетах: снаряд рикошетирует слишком далеко от цели, и высота его разрыва будет очень большой. Осколки, падающие с такой высоты, не поразят пулемета.

Артиллерия

Рис. 171. При стрельбе по цели, укрывшейся за холмом, нужна не отлогая, а крутая траектория


Чтобы разрушить пулеметное гнездо, снаряд должен перелететь, через холм и упасть сверху. Нужна крутая траектория.


Возможна ли она при стрельбе из пушки?


Придадим пушке большой угол возвышения и выстрелим. Снаряд поднимется высоко, траектория его будет крутая. При удачно выбранном угле возвышения можно добиться того, что снаряд попадет в пулеметное гнездо (см. рис. 171).


Выгодна ли такая стрельба?


При стрельбе через небольшой холм мы забросили снаряд очень высоко, заставили его проделать слишком длинный путь.


Иначе поступить мы не могли: если послать снаряд по более отлогой траектории, он даст перелет.


Но такой полет снаряда очень невыгоден.


Прежде всего, многие современные пушки не могут стрелять под большими углами возвышения. Их устройство не позволяет этого. Кроме того, нам не нужно, чтобы снаряд залетал слишком высоко. Снаряд дольше, чем нужно, пробудет в воздухе, да и попасть в цель в этих условиях трудно, надо потратить на такую стрельбу много времени. А сколько бед за это время может наделать пулемет!


Выходит, что для обстрела укрытых целей пушка мало пригодна. Здесь нужны орудия непременно с крутой траекторией, но совсем не с такой высокой, какая получается при стрельбе из пушки.

Для стрельбы по укрытой цели нужна гаубица

Каким же способом, более простым и экономным, можно получить крутую траекторию?


Попробуем уменьшить заряд пушки. Что произойдет?


Снаряд получит меньшую начальную скорость. Значит, он полетит медленнее и упадет ближе (рис. 172).

Артиллерия

Рис. 172. При меньшей начальной скорости снаряда и большем угле возвышениятраектория получается круче


Взяв малый заряд, увеличим угол возвышения, не превышая, конечно, угла наибольшей дальности, равного 45 градусам.


При таком увеличении угла возвышения дальность полета снаряда увеличится. И если подобрать соответствующий малый заряд и значительный угол возвышения, то можно бросить снаряд на ту же дальность, что и при большом заряде. Траектория при этом, конечно, будет круче, но все же она будет ниже той траектории, которая показана на рис. 171.


Таким образом, получить крутую траекторию можно, если одновременно увеличить угол возвышения и уменьшить скорость снаряда.


Зачем тогда нужен длинный ствол? Ведь он необходим только для увеличения скорости. Обрежем его. Получим орудие, которое будет легче и подвижнее.


Для получения крутой траектории, как мы уже сказали, не нужно большой скорости снаряда. Но это не значит, что не нужен большой запас энергии у снаряда при вылете его из ствола. Чем , больше энергия снаряда, тем надежнее будет поражена цель.

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 173, Основные признаки гаубицы: сравнительно короткий ствол, относительно небольшая начальная скорость снаряда и переменный заряд


Как же сохранить энергию снаряда, если скорость его будет уменьшена?

Артиллерия

Рис. 174. При стрельбе по горизонтальному перекрытию крутая траектория выгоднее отлогой


Энергия движущегося снаряда зависит не только от скорости, но и от его веса.


Поэтому, если мы решили уменьшить скорость снаряда, то надо увеличить его вес.


Для этого можно взять снаряд большего калибра.


Итак, мы сначала укоротили ствол, теперь увеличим его калибр и стенки ствола сделаем тоньше. Ведь для уменьшения скорости снаряда мы взяли заряд меньше, а значит, и давление в стволе будет меньше. Поэтому можно сделать тоньше и стенки снаряда: ему не надо уже прежней прочности. А это позволит поместить в снаряд больше взрывчатого вещества.


В результате мы получим орудие с относительно коротким стволом, с крутой траекторией и мощным снарядом. Такое орудие называется гаубицей.


Конечно, никто не станет так переделывать пушку в гаубицу. Все эти рассуждения были нужны только для того, чтобы более ясно представить себе, в чем заключается различие между пушкой и гаубицей.


Длина ствола гаубиц, как правило, колеблется в пределах от 10 до 25 калибров. Гаубицы обычно стреляют под большими углами возвышения, чем пушки, и траектории гаубичных снарядов круче. Здесь и заряд меньше, и ствол короче, и нет такой скорости снаряда, как у пушки (рис. 173). Поэтому–то гаубицы и приспособлены для стрельбы по укрытым целям. ,


Но не только для поражения укрытых целей нужны гаубицы. Бывают такие цели, которые лучше поражать сверху. Это так называемые горизонтальные цели, например, убежища, наблюдательные пункты в блиндажах и т. п. (рис. 174). Здесь опять нужна гаубица. -


На вооружении артиллерии Советской Армии имеются и пушки, и гаубицы. Посмотрим, чем отличается, например, 76–миллиметровая пушка образца 1942 года от 122–миллиметровой гаубицы образца 1938 года.


76–миллиметровая пушка имеет ствол длиной 41,6 калибра, она стреляет гранатой весом 6,2 килограмма, причем начальная скорость снаряда равна 680 метрам в секунду.


122–миллиметровая гаубица со стволом длиной 22,7 калибра стреляет более тяжелой гранатой – весом 21,8 килограмма и имеет меньшую начальную скорость – не более 515 метров в секунду (рис. 175 и 176). Поэтому при стрельбе на одну и ту же дальность траектория гаубичного–снаряда значительно круче, чем пушечного.

Артиллерия

Рис. 175. 76–миллиметровая пушка образца 1942 года и ее снаряд


Рис. 176. 122–миллиметровая гаубица образца 1938 года и ее снаряд


Всякое орудие может дать траектории различной крутизны–достаточно лишь изменить угол возвышения. Но мы видели, что такой способ получения более крутой траектории не всегда выгоден: при больших углах возвышения траектория получится очень крутая, но зато снаряд уйдет слишком высоко вверх. А нам этого совсем не нужно.


Поэтому крутизну траектории гаубичного снаряда и дальность его полета изменяют еще и другим способом, а именно: стреляют зарядами различного веса.


Когда нужно поразить близкую цель, берут малый заряд; тогда угол возвышения берется больше и траектория получается круче.

Артиллерия

Рис. 177. Малый заряд выгоднее для поражения близкой цели, но не годится дляпоражения далекой цели


Далекую же цель при таком малом заряде поразить .не удается (рис. 177). Для поражения более удаленной цели применяют заряд  большего веса.


Заряд гаубицы изменяют, вынимая из гильзы перед заряжанием пучки пороха. Поэтому гаубицы никогда не заряжаются патроном. Они имеют, как говорят, раздельное заряжание: сперва вкладывается снаряд, а затем гильза с зарядом.


Итак, гаубица отличается от пушки (при том же калибре) меньшей длиной ствола, меньшим, и притом переменным, зарядом. Поэтому траектория у нее круче, чем у пушки. Гаубица же при одинаковом весе с пушкой имеет больший калибр и стреляет более мощными снарядами.


А нельзя ли сделать такое орудие, которое заменяло бы и пушку, и гаубицу?


Есть и такие орудия. Они называются гаубицами–пушками.


На вооружении нашей артиллерии имеется 152–миллиметровая гаубица–пушка (рис. 178). Вес ее заряда можно изменять в широких пределах – она имеет 13 различных зарядов; из нее можно вести стрельбу под углами возвышения до 65 градусов. Это свойства гаубицы. Однако при наибольшем заряде она бросает осколочно–фугасную гранату со скоростью 655 метров в секунду на дальность 17 230 метров. Это уже свойства пушки.

Артиллерия

Рис. 178. 152–миллиметровая гаубица–пушка, образца 1937 года


В Великую Отечественную войну много бед принесло это орудие фашистским захватчикам.

Мортиры и минометы

А можно ли создать такое орудие, которое, имея тот же вес, что и гаубица, стреляло бы еще более мощными снарядами и бросало бы их по еще более крутой траектории?


Для этого нужно еще больше укоротить ствол и увеличить калибр орудия. Тогда получится уже не гаубица, а мортира. Длина ее ствола обычно не больше десяти калибров. Такие орудия были на вооружении русской полевой артиллерии до конца XIX века. Один из последних образцов мортиры – 152–миллиметровая полевая мортира системы русского конструктора генерала Энгельгардта – показана на рис. 179. Это орудие с большим успехом применялось в русско–японской войне 1904–1905 годов.

Артиллерия

Рис. 179. 152–миллиметровая полевая Мортира образца 1885 года


Кстати сказать, лафет этой мортиры был сконструирован так, что станок соединялся с осью не непосредственно, а через упругие каучуковые буферы; кроме того, под лафетом помещались две прочные тумбы, опускавшиеся вниз и служившие во время стрельбы прочной опорой для боевой оси.


Интересно отметить, что германские заводы вскоре после первой мировой войны 1914–1918 годов сконструировали 150–миллиметровую мортиру, причем у лафета Энгельгардта были заимствованы опорные тумбы под боевую ось. Такие орудия – по два на полк – входили в состав полковой артиллерии немецко–фашистского пехотного полка во время второй мировой войны.


Скорость снаряда мортиры была еще меньше, чем скорость снаряда гаубицы – она не превышала 300 метров в секунду. Полет снаряда мортиры можно было проследить глазом. Снаряд летел с приглушенным шелестящим звуком и производил большие разрушения при взрыве. Основным назначением мортиры было разрушение мощных укреплений противника. Но дальнобойность мортиры была сравнительно невелика.

Артиллерия

Рис. 180. Русский миномет времен первой мировой войны


Рис. 181. 120–миллиметровый миномет


В первую мировую войну появилось много "орудий", рассчитанных на еще меньшую дальнобойность, чем у мортир.


Трудно было подумать, что гладкостенные огнестрельные трубы, из которых стреляли первые артиллеристы 600 лет назад, возродятся в наше время; но в действительности это так и случилось.


Во время первой мировой войны 1914–1918 годов на всех фронтах протянулись длинные полосы траншей. Местами линии траншей противников отстояли друг от друга на полкилометра, на километр. А местами они сходились так близко, что нельзя было громко разговаривать: мог услышать неприятель.


Казалось, если враг так близко, то подстрелить его легко. На самом деле это не так. Пули не попадают в глубь неприятельского окопа, а пролетают над ним; на малых дальностях пули летят почти по прямой линии. А стрелять из артиллерийских орудий было нельзя: окопы воюющих сторон так близко подходили друг к другу, что не только осколки, но и целые снаряды могли попасть в свои окопы.


Требовалось совсем маленькое орудие, которое можно было бы поставить в окоп и которое стреляло бы на 100–200 метров. Такими орудиями были минометы.


Минометы первых образцов, которые применялись в первую мировую войну, были очень несложны по своему устройству (рис. 180). Короткий гладкостенный ствол лежал своими цапфами на низких станинах небольшого лафета. При помощи винта ствол можно было поднимать или опускать для того, чтобы изменять дальность полета мины.


Мина была похожа на шестовую мину защитников Порт–Артура русских изобретателей С. Н. Власьева и JT. Н. Гобято (см. рис. 165). Такая мина летела недалеко – метров на 400–500.


Устройство современных минометов значительно сложнее, но все же они самые простые из всех современных артиллерийских орудий (рис. 181).


Ствол – гладкая внутри стальная труба – своей шаровой пятой упирается в опорную плиту. Опорой стволу служит также двунога, облегчающая наводку миномета в цель.


Калибр мины соответствует калибру миномета, так что теперь уже при заряжании вся мина целиком входит в канал ствола миномета.


Так как миномет стреляет на небольшие расстояния, то и заряд для него берется очень небольшой. Поэтому стволы минометов имеют весьма тонкие стенки. Тонкие стенки делаются и у мин, вмещающих благодаря этому много взрывчатого вещества.

Артиллерия

Рис. 182. "Царь–пушка"


Вот как стреляют из миномета. Мину опускают хвостом в дуло миномета. В трубке стабилизатора мины находится так называемый хвостовой патрон с основным зарядом пороха; в дне патрона имеется капсюль. Мина скользит по гладкой поверхности ствола вниз и капсюлем натыкается на боек, укрепленный в дне ствола; от этого и происходит выстрел.


Скорострельность миномета очень большая. Опытный минометчик за минуту может выстрелить из 82–миллиметрового миномета раз 15–20.


Современные минометы являются грозным оружием для уничтожения пулеметов, орудий, минометов и живой силы противника, расположенных главным образом в оврагах, в укрытиях, в окопах и траншеях; минометы применяются также для разрушения легких полевых сооружений, окопов, проволочных заграждений.


Определить тип того или иного орудия довольно легко. Надо только знать длину ствола в калибрах, то есть его относительную длину и начальную скорость снаряда.


Мы уже рассказывали о знаменитой кремлевской "Царь–пушке", отлитой в 1586 году Андреем Чоховым (рис. 182). Посмотрим, что представляет собой это орудие, к какому типу оно относится.


В XVI веке еще не было деления орудий на пушки, гаубицы и мортиры. Название "царь" было дано орудию за небывалые для того времени размеры.


Калибр этой пушки – 89 сантиметров. Вес всего орудия – примерно 39.000 килограммов. Даже для современной артиллерии это весьма значительные цифры. Какова же длина ствола "Царь–пушки"? Оказывается, 5 метров 41 сантиметр. Если эту длину разделить на калибр, то есть на 89 сантиметров, получим 6,1 калибра.


Меньше 10 калибров! Да ведь это не пушка и даже не гаубица, г мортира!


Какова же скорость снаряда этого орудия?


Ответить на это не так–то легко: из "Царь–пушки" ни разу не стреляли, в боях она не участвовала.


"Царь–пушка" – просто образчик древнего литейного дела, свидетельствующий о высоком уровне производства орудий того времени и о выдающемся мастерстве русских литейщиков.

Артиллерия

Глава 8. Где же цель?

Артиллерия

Глаза и уши артиллерии

Хороший артиллерист никогда не стреляет наугад. Он знает, что такая стрельба приводит только к ненужному расходу снарядов и безвредна для противника.


Хороший артиллерист, отыскав цель, прежде всего старается возможно точнее определить положение ее на местности; только тогда он открывает огонь.


Но как отыскать цель? Трудно ли это сделать? И что значит определить положение цели на местности?


Еще сотню лет назад воюющие стороны действовали открыто. Поле боя заполняли сплошные массы пехоты, конницы и артиллерии. Тогда и отыскивать было нечего: все цели были как на ладони.


В те не так уж далекие времена сражения происходили на небольших сравнительно пространствах, и полководцы сражавшихся армий находились на расстоянии двух–трех километров один от другого. С наблюдательных пунктов они обозревали почти все поле сражения; в подзорные трубы, а иногда и невооруженным глазом они могли видеть друг друга.


В современных условиях картина боя представляется совершенно иною. Несравнимо увеличилась численность воюющих армий, возросло количество различных видов вооружения, повысилась дальнобойность огнестрельного оружия, стали широко применяться такие рода войск, как авиация и танки, изменились приемы борьбы. Все это привело к тому, что сражения теперь развертываются на больших пространствах. К тому же применение механической тяги для передвижения войск и развитие железнодорожной сети сделало необычайно подвижными все наземные рода войск; в случае надобности они могут быстро перебрасываться с одного участка фронта на другой.


Отсюда понятно, почему теперь военные действия не замыкаются на небольших участках местности, а с начала войны быстро развиваются вдоль всей границы воюющих государств. Так, в Отечественную войну 1812 года знаменитое Бородинское сражение между русской и французской армиями происходило на фронте всего 6–8 километров, причем севернее1 и южнее этого участка все было спокойно, – там не было ни одного вражеского солдата. Во время же Великой Отечественной войны, когда немецкие фашисты подошли к Бородинскому полю, ожесточенные сражения происходили на всем протяжении от Белого до Черного моря, на фронте длиной около 2500 километров.


В настоящее время сильно возросло могущество всех видов огня и особенно артиллерийского. Губительный и меткий огонь заставляет войска рассредоточиваться, закапываться в землю, использовать для своего расположения окопы, траншеи, складки местности и другие укрытия. Воюющие стороны стараются действовать так, чтобы по возможности ничем себя не обнаружить. Для этого они тщательно маскируются и принимают все меры к тому, чтобы сделать незаметным свое расположение.


Укрыться от взоров воздушного и наземного противника очень важно. Если войска располагаются открыто или плохо маскируются, они легко могут быть обнаружены противником и уничтожены его огнем.


Правда, в решающие моменты боя, то есть при атаке или штурме, войска вынуждены действовать некоторое время открыто и, следовательно, обнаруживают себя, но до этого они тщательно скрывают свое расположение.


Искусство маскировки не только помогает укрываться от взоров противника, но и дает возможность обманывать его созданием специально для отвода глаз так называемых ложных окопов, ложных наблюдательных пунктов, ложных огневых позиций. Эти маскировочные сооружения по внешнему виду мало отличаются от настоящих.


Современное поле боя производит впечатление пустынного. Нужен опытный глаз наблюдателя, чтобы заметить среди этой "пустыни" то, что таится в ней на самом деле.


Трудно в таких условиях раскрыть секрет расположения противника, обнаружить его огневые средства и узнать, где находятся не ложные, а действительные наблюдательные пункты, блиндажи, окопы и другие сооружения. Но, как это ни трудно, а разыскивать цели необходимо, чтобы артиллерия могла стрелять не наугад, а точно по правильно выбранным целям.


Розыском целей занимаются органы разведки всех родов войск, и в первую очередь артиллерийской. Разыскивают цели с помощью разнообразных дополняющих друг друга средств разведки, из которых основным средством является наблюдение за противником с артиллерийских наблюдательных пунктов (сокращенно их называют НП).


Наблюдательные пункты – это глаза и уши артиллерии. Ведь основная масса артиллерии ведет огонь с закрытых огневых позиций, то есть находясь за разного рода укрытиями: за холмом, в лесу, за селением и т. п. Только меньшая часть артиллерии, тщательно маскируясь, располагается на открытых огневых позициях. Таким образом, орудия, стоящие на закрытой огневой позиции, скрыты от взоров противника. Но зато и люди, которые ведут огонь из этих орудий (орудийный расчет), сами не видят цели. Они посылают тысячи снарядов в невидимого врага.


Тот, кто производит выстрел из орудия, может не видеть цели, по которой ведет огонь. Но эту цель видит тот, кто управляет огнем артиллерии, кто направляет ее снаряды в цель. Он находится иногда довольно далеко от своих орудий. Расстояние не смущает его, так как ему не надо напрягать голос для подачи команд: его команды передаются по телефону или по радио. Он выбирает наблюдательный пункт в таком месте, откуда хорошо видна местность, занятая противником.

Артиллерия

Рис. 183. Наблюдение ведется совместно с двух наблюдательных пунктов: то, что не видно с командирского наблюдательного пункта, хорошо видно с передового


Обычно выбирают несколько наблюдательных пунктов. Один из них занимает командир, который управляет огнем. Такой пункт называется командирским (сокращенно КНП).


Другой наблюдательный пункт, расположенный впереди командирского, то есть ближе к противнику, называется передовым (ПНП). С этого пункта можно увидеть такие цели, которые не наблюдаются или плохо просматриваются с командирского пункта (рис. 183). Передовой наблюдательный пункт обычно выбирают в районе расположения передовых частей своей пехоты, что позволяет артиллерии поддерживать в бою непрерывную связь с пехотой и своевременно оказывать ей необходимую помощь.

Артиллерия

Рис. 184. Наблюдательный пункт на холме и на опушке леса


Для своевременного предупреждения о приближении танков противника к огневой позиции вблизи нее также выбирают наблюдательный пункт или пост, с которого должны хорошо просматриваться подступы к огневой позиции.

Артиллерия

Рис. 185. Наблюдательный пункт на дереве


В стороне от командирского наблюдательного пункта для лучшего просматривания впереди лежащей местности иногда устраивают еще боковой наблюдательный пункт.


Выбирать наблюдательные пункты надо умело. Нельзя забывать, что это самые заманчивые цели для противника. Лишить артиллерию глаз – значит обречь ее на молчание. Поэтому не следует выбирать для наблюдательных пунктов такие места, которые могут привлечь внимание противника.


Наблюдательные пункты устраивают на возвышенностях и опушках леса (рис. 184), на высоких деревьях в лесу (рис. 185), на крышах домов (рис.


186) и в других местах, откуда хорошо виден нужный участок местности.


Каждый артиллерийский командир должен быть опытным наблюдателем, хорошим разведчиком. Но у командира в бою очень много работы. Поэтому разведкой целей занимаются, кроме самого командира, еще и специальные разведчики–наблюдатели.


Представьте себе, что одним из таких разведчиков являетесь вы. Вот вы пришли на наблюдательный пункт. В чем же будет состоять ваша работа, с чего она начнется?

Артиллерия

Рис. 186. Наблюдательный пункт на крыше дома


Первое, что вы должны сделать, – это ориентироваться на местности. Вы должны определить направления на страны света – на север, юг, восток и запад; узнать, что вас окружает, какие местные предметы находятся в поле вашего зрения, насколько эти предметы удалены от вас, в каком направлении находится каждый из них, какие из них вам хорошо видны и какие плохо.


Здесь вам во многом поможет верный друг артиллериста – карта. Вы должны сначала ориентировать карту по странам света, то есть разложить ее перед собой так, чтобы верхним своим краем она была обращена строго на север. После этого, если вы найдете на карте несколько предметов, которые видны на местности, вам нетрудно отметить на карте и ту точку, где вы находитесь. Теперь, пользуясь масштабом карты, вы можете легко определить расстояние до многих предметов.


Но на карте, как бы ни была она подробна, даны не все местные предметы, да и те, которые на ней обозначены, далеко не всегда послужат для вас целями. Между тем, чтобы обнаружить противника, то есть чтобы найти цели, приходится обращать внимание и на незначительные предметы, которых нет на карте, на самые мелкие признаки, которые могут свидетельствовать о том, что здесь, именно в этом месте, находится цель. Например, вы заметили, что впереди, на опушке леса, появился куст, которого вчера не было, или там, где была засохшая, пожелтевшая растительность, появилась зелень. Такие подозрительные места нельзя оставлять без наблюдения, так как здесь может скрываться важная цель – наблюдательный пункт, замаскированная пушка или пулемет.


Некоторые цели приходится выслеживать часами и даже днями; это в особенности относится к таким целям, которые внезапно появляются и быстро исчезают.


Есть и такие цели, которые нельзя увидеть, но можно обнаружить только на слух. На поле боя много различных шумов и звуков. Отовсюду доносятся звуки орудийных и пулеметных выстрелов, разрывов снарядов, слышится шум моторов – все это сливается в один общий гул. Разобраться в таком хаосе звуков – нелегкое дело. Нужно обладать особыми навыками, чтобы, например, по звуку выстрелов определить, откуда ведет огонь неприятельская батарея, пушечная она, гаубичная или минометная.


Для наблюдателя недостаточно только обнаружить цель, надо еще запомнить, где эта цель находится. Ведь многие цели обнаруживают себя только в отдельные моменты, например хорошо замаскированный пулемет выдает себя только во время стрельбы, а когда он перестает стрелять, то его легко потерять из виду. Ясно, что надо заметить положение цели на местности, или, иными словами, определить ее положение относительно других хорошо видимых местных предметов. Как это делается, будет сказано дальше. Итак, вы видите, что отыскивать цели не очень просто; для этого нужна большая сноровка, неослабное внимание, нужен зоркий глаз и чуткий слух.

"Вооруженный" глаз

Вообще говоря, глаза позволяют человеку видеть на очень большие расстояния, иначе мы не видели бы звезд. Но одно дело – просто увидеть, а другое дело – различить, узнать. Пешехода, например, можно заметить с расстояния около 10 километров. Но на таком далеком расстоянии он будет казаться просто черной точкой. У вас не будет никакой уверенности, что эта точка именно человек, а не что–либо другое. Сказать, что это – именно пешеход, вы можете только тогда, когда он приблизится к вам на расстояние примерно 2 километров. Таким же образом всадника можно различить только с расстояния 3 километров.


Такова острота зрения человека. Может ли она удовлетворить нас? Конечно, нет. Ведь современное поле боя имеет в глубину не 2–3, а 10 и более километров. При наблюдении невооруженным глазом различить на таком расстоянии неприятельского солдата или офицера очень трудно. К тому же нельзя забывать, что противник тщательно маскирует свое расположение и свои огневые средства. Невооруженный человеческий глаз, таким образом, оказывается недостаточно совершенным "прибором"; при его помощи нельзя решить всех задач, стоящих перед разведчиком–наблюдателем. При наблюдении невооруженным глазом можно многое упустить, не заметить. Здесь на помощь наблюдателю приходят оптические приборы, которые повышают остроту зрения.


Вооружившись оптическим прибором, наблюдатель может тщательно изучить каждое подозрительное место в расположении противника, может отличить действительную цель от ложной, отыскать едва заметную цель.

Артиллерия

Рис. 187. Военный призменный бинокль


Таким простейшим оптическим прибором является военный бинокль (рис. 187). Но это не тот бинокль, каким обычно пользуются в театре. Военный бинокль – это бинокль призменный; в нем световые лучи отражаются в стеклянных призмах и проходят не по прямому пути. Это позволило сделать военный бинокль коротким и сравнительно легким. Но это еще не все. Оттого что призменный бинокль имеет небольшую длину, значительно увеличилось его поле зрения: наблюдая в такой бинокль, вы охватываете одним взглядом пространство гораздо большее, чем при помощи театрального бинокля. Какое это имеет значение, вы поймете, посмотрев на рис. 188.


При увеличенном поле зрения виден сразу больший участок местности и, следовательно, большее количество целей. У современного военного бинокля поле зрения составляет примерно 9 градусов, то есть под этим углом виден участок местности, попавший в поле зрения.


Бинокль, которым обычно пользуются на наблюдательном пункте, имеет шестикратное увеличение (на бинокле сделана метка 6х). Есть бинокли и с восьмикратным увеличением (8х), но у них поле зрения меньше.


Метка 6х означает, что видимые в бинокль предметы кажутся наблюдателю в 6 раз ближе, чем при наблюдении невооруженным глазом, другими словами, бинокль повышает остроту зрения в 6 раз.


Проверьте это на деле. Приложите бинокль к глазам и скажите, как вам в него видно. Если видно плохо, то не смущайтесь этим: вы еще не подогнали бинокль по глазам.


Обратите внимание на окулярные трубки (см. рис. 187). Подвижная их часть может поворачиваться; она имеет шкалу с делениями от 0 до плюс 5 в одну сторону и от 0 до минус 5 в другую сторону. Нужное вам деление вы должны установить против черточки, которая нанесена на неподвижной части окулярных трубок. Ноль соответствует нормальному зрению, цифры со знаком минус–близорукому, со знаком плюс–дальнозоркому.


Если вы близоруки, вам нужно Окуляр приблизить к объективу, а если дальнозорки, отодвинуть его. Для подгонки бинокля по глазам выберите на местности удаленный предмет с резкими очертаниями. Если вы носите очки, снимите их. Наведите бинокль в выбранный предмет; затем, наблюдая сначала одним, например, правым глазом, поворачивайте правую окулярную трубку до тех пор, пока не добьетесь наиболее четкого изображения предмета. То же самое проделайте и с другим окуляром – для другого глаза. Проделав это, запомните установки обеих окулярных трубок, чтобы потом при пользовании биноклем сразу устанавливать оба окуляра на деления, соответствующие вашим глазам.

Артиллерия

Рис. 188. У военного бинокля поле зрения больше,, чем у театрального бинокля


Обратите теперь внимание на шарнирную ось (см. рис. 187), около которой могут поворачиваться обе зрительные трубы бинокля. В верхней части шарнирной оси имеется шкала с делениями. Эти деления соответствуют различным расстояниям между зрачками глаз.


Чтобы установить бинокль в соответствии с расстоянием между зрачками ваших глаз, раздвиньте зрительные трубы бинокля до отказа. После этого, наведя бинокль на удаленный предмет, начинайте постепенно сводить зрительные трубы бинокля, пока вместо двойного поля зрения и неясного изображения вы не получите поле зрения в виде одного четкого круга и ясное изображение предметов (рис. 189). Полученное на шкале деление полезно также запомнить. В дальнейшем это поможет быстро устанавливать бинокль по глазам.


Итак, вы подогнали бинокль по глазам. Однако вас смущают еще черточки и крестики, которые вы видите в поле зрения бинокля. Пока не обращайте на них внимания – это угломерная сетка бинокля; вы познакомитесь с ней немного позже.

Артиллерия

Рис. 189, Зрительные трубы бинокля надо сводить до тех пор, пока в бинокль не будет видно одно четкое изображение


Что же даст вам бинокль, если вы им "вооружите" свои глаза? Бинокль даст возможность заметить противника издалека, он поможет вам вести разведку. В этом его основное достоинство.


Но у бинокля имеются и недостатки. Во–первых, он не закреплен ни на какой опоре, а поэтому длительное наблюдение в бинокль очень утомительно. В этом вы сами можете убедиться, если будете непрерывно наблюдать в бинокль хотя бы в течение получаса – у вас устанут и глаза и руки. Если же вы будете наблюдать с передышками, опуская и вновь поднимая бинокль, то вам придется каждый раз придавать биноклю прежнее направление и заново отыскивать нужный участок местности.


Во–вторых, бинокль дает не очень большое увеличение. Бывают случаи, когда нужно рассмотреть очень далекую цель, и увеличения бинокля для этого не хватает. И, наконец, в–третьих, чтобы наблюдать в бинокль, вы должны высунуться из–за укрытия. Но этим вы обнаруживаете себя, даете противнику возможность заметить вас. Между тем всякая разведка – и в том числе артиллерийская – должна производиться скрытно. Скрытно – это значит: "я противника вижу, а он меня не видит".


Как же вести наблюдение, не высовываясь из–за укрытия? А для этого нужно "видеть" не по прямой, а по ломаной линии. Глаз сам по себе на это не способен: луч зрения – прямая линия. И в этом случае на помощь глазу опять–таки приходит оптический прибор – перископ.


Простейший зеркальный перископ изображен на рис. 190. В нем имеются два параллельных зеркала, расположенных под некоторым углом к горизонту; вследствие этого в нижнем зеркале отражается то, что находится перед верхним. Это позволяет разведчику наблюдать за противником, не высовываясь из–за укрытия.


Но у зеркального перископа есть два крупных недостатка: очень небольшое поле зрения и отсутствие увеличения. Поэтому зеркальные перископы широкого распространения не получили.

Артиллерия

Рис. 190. Зеркальный перископ


Рис. 191. Призменный перископ


В настоящее время применяют оптический (призменный) перископ (рис. 191). Но и он не в состоянии полностью удовлетворить артиллеристов, так как наблюдать через него можно лишь одним глазом.


Вот почему, наряду с биноклями, на артиллерийском наблюдательном пункте вы найдете еще и другой, более совершенный оптический прибор – стереотрубу.


Стереотруба – это комбинация бинокля с перископом. Поэтому она имеет их достоинства и избавлена от их недостатков.


Как и у бинокля, в стереотрубе есть объективы, окуляры и призмы (рис. 192). Лучи света в стереотрубе проходят по ломаной линии, отражаясь в призмах дважды на 90 градусов, что дает возможность наблюдать из–за укрытия (рис. 192 и 193). Объективы стереотрубы находятся в середине зрительных труб (рис. 192), а на концах этих пгруб расположены отражательные призмы. Поле зрения у стереотрубы небольшое: всего 5,5 градуса. Зато увеличение стереотрубы десятикратное, то есть больше, чем у бинокля, которым обычно пользуются на наблюдательном пункте.

Артиллерия

Рис. 192, Наблюдение в стереотрубу из окопа (зрительные трубы сведены)


Рис. 193. Наблюдение в стереотрубу из–за ствола дерева (зрительные трубы разведены)


Таким образом, при помощи стереотрубы можно наблюдать из–за укрытия и лучше, чем при помощи бинокля, различать удаленные предметы.


Несколько меньшее, чем у бинокля, поле зрения стереотрубы нельзя считать большим ее недостатком и вот по какой причине. Стереотруба после наведения ее в цель может быть неподвижно закреплена на треноге. Следовательно, если наблюдение за целью временно будет прервано, а затем потребуется возобновить его, то уже не нужно снова разыскивать цель, то есть "ловить" ее в поле зрения прибора, как это приходится делать при наблюдении в бинокль. Кроме того, стереотрубу можно быстро поворачивать на любой угол вправо и влево и даже при малом поле зрения сразу охватывать наблюдением большой участок местности.


У стереотрубы, по сравнению с другими оптическими приборами, имеется еще одно преимущество: она обладает большей стереоскопичностью. Стереоскопичность оптического прибора выражается в том, что при наблюдении в прибор ощущается глубина пространства, то есть вы ясно различаете, какие предметы расположены дальше от вас и какие ближе к вам: вы видите не плоскую, а рельефную картину.


Вообще говоря, наши глаза устроены так, что мы обычно непосредственно ощущаем глубину пространства и определяем приблизительное расстояние до предметов, не производя никаких вычислений. Такая способность различать удаленность предметов зависит от многих причин и главным образом от того, что наши глаза расположены на некотором расстоянии один от другого (6–7 сантиметров). Вследствие этого на сетчатках правого и левого глаза получаются разные изображения одного и того же предмета, а именно, правый глаз видит несколько больше правую сторону предмета, а левый глаз – левую, в результате чего воспринимается объемность, или рельефность предмета. При рассматривании близкого предмета изображения его на сетчатках глаз отличаются одно от другого гораздо больше, чем при рассматривании далекого предмета. И чем дальше от нас предмет, тем меньше различаются между собой изображения на сетчатках обоих глаз. На этом основании мы и судим, сами того не сознавая, об удаленности предметов.


Но при рассматривании очень удаленных предметов различие между изображениями в правом и левом глазу настолько ничтожно, что учесть его уже нельзя. Поэтому за пределами полутора–двух километров человек обычно очень слабо ощущает глубину, он с трудом различает, что дальше от него и что ближе к нему: местность представляется ему в виде плоской картины.


По–другому получилось бы, если бы расстояние между глазами было не 6–7 сантиметров, как в действительности, а, скажем, 60 – 70 сантиметров: тогда, рассматривая даже сравнительно далекие предметы, мы все же видели бы их каждым глазом иначе, а следовательно, ощущали бы их удаленность и их рельефность.


Такое ощущение получится, если мы будем смотреть в стереотрубу. Объективы или концевые призмы всякого оптического прибора–это как бы глаза человека, пока он смотрит через этот прибор. Расставьте объективы или призмы шире, чем окуляры, и вы этим повысите дальность стереоскопического зрения.


В бинокле объективы расставлены в 2 раза шире, чем окуляры; это повышает дальность стереоскопического зрения в 2 раза. У стереотрубы же, когда ее зрительные трубы сведены (см. рис. 192), расстояние между концевыми призмами превышает расстояние между окулярами в 3 раза, а когда эти трубы разведены (см. рис. 193)–в 11 раз. Соответственно этому при наблюдении в стереотрубу во столько же раз повышается и дальность стереоскопического зрения.


Стереотруба обладает еще одним важным преимуществом перед биноклем: с ее помощью можно более точно измерять углы. Но об этом будет сказано дальше.

Как вести наблюдение за полем боя

Имея в своем распоряжении бинокль и стереотрубу, вы можете приступить к розыску целей.


На поле боя, как вы уже знаете, "пустынно". Противник "зарылся в землю", укрылся за местными предметами и складками местности, замаскировался. Вы должны "расшифровать" расположение противника, раскрыть группировку его огневых средств. Но как это сделать? С чего начать?


Очевидно, надо начинать с изучения местности. При помощи бинокля и стереотрубы вы можете тщательно изучить порученный вам для наблюдения участок. Как и во всяком деле, тут нужен определенный порядок: нельзя метаться взором от одного привлекшего ваше внимание предмета к другому.


На рис. 194 показано, в каком примерно порядке надо просматривать впереди лежащую местность, чтобы ничего не упустить.


При изучении местности особое внимание надо обратить на так называемые ориентиры – хорошо видимые с наблюдательного пункта точки местности. Само название этих точек показывает, что они должны помогать ориентироваться на местности.


Не всякий предмет пригоден в качестве ориентира. От ориентира требуется, чтобы он не привлекал к себе внимания противника, иначе противник постарается его уничтожить. Перекресток дорог, выделяющаяся на фоне леса верхушка дерева, груда камней, отдельно стоящий

Артиллерия

Рис. 194. Просматривайте местность в таком порядке, как указано стрелкамитогда вы ничего не упустите


пень, бугор, угол рощи, угол пашни – вот лучшие ориентиры.. Такие ориентиры выбирают заблаговременно. Потом нумеруют их, определяют до них расстояния и составляют так называемую схему ориентиров (рис. 195). На этой схеме против каждого ориентира проставляют его номер и, кроме того, отмечают, какое положение ориентир занимает на местности.


Положение ориентиров отмечают на схеме цифрами, обозначающими удаление этих ориентиров от наблюдательного пункта в метрах или делениях прицела. Но если известно только одно удаление, то этого недостаточно, чтобы сказать, где находится ориентир. Для этого надо еще знать, под каким углом каждый ориентир расположен относительно основного направления, указанного командиром. На схеме ориентиров, приведенной на рис. 195, такие углы отмечены цифрами 1–80, 5–10, 3–15, 4–60 и 6–50. Величины этих углов определены в артиллерийских угловых единицах, то есть в делениях угломера. Что это за мера угла – деление угломера, – вы вскоре узнаете.

Артиллерия

Рис. 195. Ориентиры на местности и схема ориентиров


Ваш командир покажет и объяснит вам все ориентиры, находящиеся на вашем участке,. а вы должны твердо запомнить их относительное положение на местности и в дальнейшем безошибочно и быстро наводить на любой из них бинокль или стереотрубу.


Изучая местность, вы должны, конечно, попутно разыскивать цели. На какие же цели нужно обратить внимание прежде всего?


Каждая из целей играет свою роль в бою; но не все они одинаково важны для артиллерии. Для артиллерии важнее всего те цели, которые наиболее опасны для нашей пехоты, кавалерии и для наших танков; поражение этих целей и составляет первейшую задачу нашей артиллерии. Познакомимся с этими целями поближе.

Признаки различных целей

На языке военных пулемет носит скромное название огневой точки. Но спросите любого бывавшего в боях пехотинца, и он расскажет вам, как зловредна эта "точка". Плохо пришлось бы пехоте, если бы в бою все пулеметы противника могли работать безнаказанно. Но пулеметы можно подавить; наиболее успешно борются с ними артиллерия и танки.


Где же искать неприятельский пулемет? По каким признакам можно его обнаружить?


Обнаружить открыто расположенный и стреляющий пулемет нетрудно. Такой пулемет, хотя он и маскируется обычно кустиками, кочками и травой, в момент стрельбы дает о себе знать либо пылью, либо чуть заметной пульсирующей струйкой белого дыма, быстро расплывающегося в воздухе. Ночью же хорошо заметны мигающие перед дулом пулемета "вспышки" выстрелов.


Однако открыто пулеметы располагаются лишь в виде исключения – обычно противник старается тщательно укрыть их в окопах (рис. 196), блиндажах, капонирах, то есть в оборонительных сооружениях, построенных из земли, дерева и бетона. Тут уже и в момент стрельбы обнаружить пулемет очень трудно. Поэтому чаще всего о наличии пулемета в том или ином месте вы сможете судить лишь по косвенным признакам.


Такими признаками могут быть: движение в сторону пулемета подносчика патронов, скопление в одном месте двух–трех человек, темное пятно, похожее на щит пулемета, темные щели с насыпанной вокруг них землей (щели пулеметного гнезда для самого пулемета и для наблюдателя, как на рис. 196, справа).


Обычно перед пулеметом или в стороне от него заметны расположенные несколько ниже искусственные заграждения (колючая проволока и т. п.), местность перед пулеметом часто очищена противником от кустов и деревьев, которые могли бы помешать обстрелу из пулемета.


Искать пулеметы надо, разобравшись предварительно в расположении пехоты противника. Обычно их огнем противник старается прикрыть все наиболее удобные пути (подступы) к своим позициям и защитить искусственные препятствия. Если пехота противника занимает опушку леса, то пулеметы наверное расположены в выступах этого леса. Если линия окопов противника изломана или имеет вынесенные вперед ответвления, то пулеметы надо искать в этих изломах и ответвлениях.

Артиллерия

Рис. 196. Вот как выглядят пулеметы противника в открытом окопе и в пулеметном гнезде


Учтя все эти признаки и соображения, вы, несомненно, разыщете не один пулемет противника.


Если пулемет можно назвать злейшим врагом пехоты, то противотанковое орудие – злейший враг танка. Поразить этого врага должна опять–таки артиллерия, иначе танкам очень трудно прорваться в расположение противника и выполнить свою боевую задачу.


Противотанковые орудия крупнее пулеметов, спрятать их труднее. Часть их находится в глубине расположения противника – за холмами, на опушке кустов и лесов, за селениями и в самих селениях. Обычно они укрыты в специальных окопах, тщательно замаскированных со всех сторон. Эти орудия открывают огонь только тогда, когда танки подходят к ним совсем близко, метров на 500–1000. Поэтому разыскать противотанковое орудие – дело весьма трудное. Найти его до начала боя можно только по косвенным признакам, тщательно наблюдая за всеми подозрительными местами, настойчиво накапливая даже самые незначительные, на первый взгляд совсем не важные, сведения.


Так же как и пулеметы, противотанковые орудия легче найти, если предварительно изучить расположение пехоты противника и всю местность перед ним.


Внимательно всмотритесь в лежащую перед вами местность и попробуйте сообразить, где удобнее всего могут двигаться наши танки, атакующие врага. На предполагаемых путях их движения и надо искать наиболее подозрительные места, где могут спрятаться противотанковые пушки противника (рис. 197).

Артиллерия

Рис. 197. По всем признакам в кустах стоит противотанковое орудие противника


Обратите внимание и на естественные препятствия (глубокие овраги, реки и пр.): противотанковые пушки, вероятно, расположатся за ними, в таких местах, откуда им удобнее всего будет стрелять по атакующим танкам.


Сопоставляя таким образом данные своих наблюдений и изучая расположение войск противника, вы сможете наметить такие места, в которых, вероятно, расположились его противотанковые пушки.


Зимой, когда снежный покров делает почти незаметными многие местные предметы и сглаживает их очертания, противник может использовать для укрытия своих, огневых средств снежные насыпи или заборы. Эти сооружения из снега сами по себе мало заметны.


Под Сталинградом в 1942 году с одного из артиллерийских наблюдательных пунктов были обнаружены два таких снежных забора. Долгое время никаких признаков жизни в районе этих заборов нельзя было заметить. Но наши разведчики продолжали вести за ними неослабное наблюдение. Наконец, за одним из заборов показался легкий дымок. Он стал появляться периодически. Можно было предположить, что здесь находится жилая землянка, в которой помещается орудийный или пулеметный расчет. Наше орудие, стоявшее на открытой позиции, произвело по одному снежному забору несколько выстрелов. Забор был уничтожен, а за ним стояло подбитое противотанковое орудие гитлеровцев. После нескольких выстрелов исчез и второй снежный забор. За ним скрывался вражеский миномет.


Минометы противника, так же как и его пулеметы, являются серьезным врагом для нашей пехоты. Отыскать их – одна из важнейших наших задач.

Артиллерия

Рис. 198. Так выглядит миномет в окопе


Минометы чаще всего располагаются в окопах пехоты или непосредственно за ними. Окоп для миномета устраивается с углубленной широкой площадкой и узкими прикрытыми сверху ровиками по бокам (рис. 198). Звук выстрела из миномета глухой, ночью иногда можно видеть слабую вспышку.


Следующая, очень важная задача – отыскать неприятельские батареи и поразить их, чтобы они не могли помешать продвижению нашей пехоты.


Нетрудно бить врага в открытом бою, когда видишь его. Но неприятельская артиллерия, как вы уже знаете, располагается за разного рода укрытиями и выполняет свою работу, оставаясь невидимой для нас. Однако, оставаясь сама невидимой, она все же время от времени обнаруживает себя блеском и звуком выстрелов, пылью и дымом. По этим признакам и нужно ее разыскивать на поле боя.


Гораздо легче обнаружить стреляющую артиллерийскую батарею ночью: вспышки (отблески) выстрелов тогда похожи на зарницу (рис. 199). Чтобы точнее определить направление на позицию стреляющей батареи, поставьте впереди, примерно в расстоянии одного метра от себя, тонкий белый колышек, а другой такой колышек имейте под рукой. Как только появится блеск или отблеск выстрела, воткните в землю второй колышек так, чтобы он был ближе к вам и казался на одной линии с блеском и с первым колышком (рис. 200). При последующих выстрелах проверьте, правильно ли стоит второй колышек, и, если нужно, поправьте его. По колышкам можно сохранить на местности найденное направление на огневую позицию батареи противника, а это даст возможность командиру надежно поразить ее. Отблески выстрелов лучше наблюдать невооруженным глазом.

Артиллерия

Рис. 199, Ночью вспышка орудийного выстрела похожа на зарницу


Днем блеск выстрелов заметить обычно не удается – ищите тогда батарею по другим признакам. Лучше всего, если вы обнаружите быстро появляющиеся и так же быстро исчезающие при каждом выстреле полупрозрачные дымовые кольца и струйки дыма.

Артиллерия

Рис. 200. При помощи колышков вы сможете заметить направление на стреляющую ночью батарею противника


Заметив точку, где появляется дым, тотчас наведите туда бинокль или стереотрубу и продолжайте наблюдать. Подтверждением того, что вы не ошиблись, будет появление пыли, конечно, если погода сухая. Пыль появляется через некоторый промежуток времени после выстрела и при боковом ветре может быть отнесена в сторону.


Стреляющую батарею выдает также звук выстрелов. Услышав звук выстрела, поверните сейчас же голову в ту сторону, откуда донесся выстрел, и заметьте в этом направлении какую–нибудь точку в расположении противника. Направьте теперь стереотрубу (бинокль) в эту точку и, не блуждая взором ни вправо, ни влево, ожидайте нового выстрела. Если при новом выстреле вам покажется, что звук донесся к вам не прямо, а чуть справа или слева, поверните опять трубу (бинокль) по звуку и снова ждите выстрела. Так, исправляя с каждым выстрелом положение трубы, вы, в конце концов, довольно точно определите направление, откуда приходит звук выстрела.


Теперь изучайте местность в этом направлении, обращая внимание в первую очередь на те места, где может быть расположена неприятельская батарея. Ищите ее за возвышенностями, за лесом, на больших полянах в лесу, за населенными пунктами (иногда и в населенных пунктах), в кустарнике.


Иногда снаряд, падая, оставляет на земле след (борозду). Воспользуйтесь и этим обстоятельством: борозда указывает, откуда прилетел снаряд, – примерное направление, в котором надо разыскивать неприятельское орудие.


Разорвавшаяся граната оставляет на месте разрыва воронку и осколки; исследуя их, вы можете определить тип и калибр орудия.


Кроме всего этого, выслеживание мест падения снарядов тотчас после наблюдения вспышки или отблеска выстрела подтвердит, что вы нашли действительную, а не ложную огневую позицию.


По звукам выстрелов, а также по дыму, пыли или вспышкам при выстрелах вы можете судить не только о том, в каком направлении нужно искать батарею противника, но еще и о том, на каком примерно расстоянии находится эта батарея. Дело в том, что свет и звук распространяются с различной скоростью. Свет пробегает в 1 секунду около 300.000 километров, то есть практически распространяется мгновенно, а звук успевает пройти за 1 секунду всего около 340 метров.


Поэтому, когда вы смотрите на стреляющую батарею, то сперва видите дым, пыль или язык пламени, а затем уже, спустя некоторое время, слышите звук выстрела.


Пустите секундомер в тот момент, когда вы заметите вспышку выстрела, и остановите его в тот момент, когда услышите звук выстрела. Вы определите таким образом, сколько секунд затратил звук на преодоление расстояния от батареи противника до вашего наблюдательного пункта. Помножьте теперь 340 метров на число секунд, указанное секундомером, и вы найдете приблизительное расстояние до стреляющей батареи.


Но все эти способы розыска батарей противника, конечно, весьма примитивны и не могут полностью удовлетворить современную артиллерию. Пользуются этими способами лишь в тех случаях, когда на данном участке невозможно применение авиации и звуковой разведки, с которыми вы скоро познакомитесь.


Однако никогда не пренебрегайте и всеми описанными здесь простейшими способами розыска батарей противника. Опыт Великой Отечественной войны показал, что наши артиллеристы часто безошибочно определяли позиции батарей противника именно этими способами и затем успешно вели с ними борьбу.

Артиллерия

Рис. 201. Наблюдательный пункт устроен на кладбище в искусственной могиле

Артиллерия

Рис. 202. Наблюдательный пункт устроен в искусственном пне


Для отыскания неприятельских наблюдательных пунктов существует только одно средство – тщательное наблюдение за всеми теми местами, где такие пункты могут находиться. А мы уже знаем, что находиться они могут в самых разнообразных местах.


Легче всего обнаружить наблюдательный пункт в тот момент, когда противник занимает или оборудует его. Но это удается не часто, так как противник старается все работы проделать ночью. О наличии же занятого наблюдательного пункта можно судить лишь по ряду косвенных признаков, например: по темному пятну – щели, по телефонным проводам, сходящимся к определенному месту, по повторному движению людей к одному и тому же месту, па появлению иногда на этом месте голов наблюдателей, по внезапному появлению утром новых кустов, пней, могил, по изменению формы и цвета кустов или деревьев, по блеску стекол приборов. К последнему признаку надо, впрочем, относиться с осторожностью: блеск могут дать и камешек, и банка из–под консервов, и кусок битого стекла. Только совокупность нескольких признаков поможет вам найти неприятельский наблюдательный пункт. Но надо предупредить, что это требует длительной работы. Инженерное искусство и маскировка позволяют теперь строить наблюдательные пункты в виде таких предметов, на которые в прежние времена можно было не обращать внимания. К таким предметам относятся: кресты, памятники, камни, пни, кочки, кусты, подбитые танки. Рис. 201, 202 и 203 дают наглядное представление об этом.

Артиллерия

Рис. 203. На сухом болоте наблюдательный пункт подделали под кочку


О значении находчивости и о возможности иногда обнаружить тщательно укрытый наблюдательный пункт по мелким и на первый взгляд ничтожным приметам свидетельствуют следующие примеры.


В дни борьбы за освобождение Западной Украины на одном из’ участков фронта огонь батареи противника сильно мешал продвижению нашей пехоты. Определить быстро, где стоит эта батарея противника, не было возможности. Стали искать ее наблюдательный пункт. Обшарили глазами всю местность впереди, но сначала никак не могли найти цель: не было замечено ни одного из обычных признаков пункта. Однако вскоре разведчик Семенов уверенно доложил:


– Ориентир 3–й, вправо 45, ниже 4 – наблюдательный пункт в кустах на опушке леса у кудрявого дерева.


Проверка подтвердила правильность доклада. Через несколько минут батарея противника замолчала, так как ее наблюдательный пункт был разгромлен.


Как же обнаружил Семенов эту цель? Вот что он рассказывает:


– Я решил во что бы то ни стало найти цель. По ее характеру я заключил, что скорее всего наблюдательный пункт должен находиться где–либо в конце кустов на опушке рощи, но где именно – установить не мог. Все же я продолжал внимательно разглядывать опушку. Ничто не выдавало присутствия противника. Вскоре я заметил птицу, спокойно летевшую вдоль опушки. Стал следить за ее полетом и увидел, как в одном месте она вдруг шарахнулась в сторону. Подумав над этим, я заключил, что птица испугалась. А раз так, то она что–то увидела внизу. Это могли быть люди. Я стал внимательно всматриваться именно в то место, над которым птица отпрянула в сторону. Довольно скоро мне удалось обнаружить в кустах вражеских солдат с приборами. Там находился наблюдательный пункт.


Таким образом, наблюдательность и находчивость разведчика Семенова помогли привести к молчанию вражескую батарею.


Было немало случаев, когда наблюдательные пункты–эти весьма важные для артиллерии цели – обнаруживались нашими разведчиками благодаря тому, что противник не соблюдал правила маскировки и выдавал свое присутствие неосторожными действиями.


Вот, например, изучая местность в расположении противника, разведчик заметил, что качнулись ветки дерева при полном отсутствии ветра.


"Здесь что–то есть. Надо следить внимательно. Быть может, это вражеский наблюдатель взбирается на дерево, чтобы оттуда вести разведку или корректировать огонь своей артиллерии", – подумал разведчик, продолжая наблюдать за деревом.


Качание ветвей прекратилось, и вскоре до слуха разведчика донеслись звуки орудийных выстрелов. Это открыла огонь батарея противника примерно из–за той рощи, на опушке которой находилось подозрительное дерево. Прекратились выстрелы, и снова разведчик заметил качание ветвей – очевидно, после стрельбы вражеский наблюдатель спускался на землю. Так появились еще признаки, которые подтверждали предположения разведчика. '


Когда же в другой раз было замечено качание ветвей и опять вслед за тем послышались выстрелы вражеской батареи, наша артиллерия открыла огонь по подозрительному дереву. Стрельба противника сразу прекратилась. Теперь уже сомнения не было – на дереве находился наблюдательный пункт противника.


Очень важной целью для артиллерии являются танки. Среди всех средств противотанковой обороны главная роль принадлежит артиллерии. Танки, идущие в атаку, – хорошо заметная цель. Гораздо труднее заметить неприятельские танки, когда они находятся еще на выжидательных или исходных для атаки позициях. В этом случае их следует искать в лесу, в лощинах, за возвышенностями, в населенных пунктах. О подготовке танков к атаке иногда можно судить по шуму моторов; по направлению звука можно попытаться определить место, где накапливаются танки.


Неприятельские пулеметы, противотанковые орудия, минометы, артиллерийские батареи и танки – вот главные враги нашей пехоты и наших танков и, следовательно, главные цели для нашей артиллерии.


Большую часть своих огневых средств и живую силу противник старается укрыть в специальных оборонительных сооружениях – траншеях, окопах, блиндажах, убежищах, и, кроме того, подступы к ним он прикрывает заграждениями (искусственными препятствиями). А если у противника достаточно времени, то огневые средства он располагает укрыто в дерево–земляных оборонительных сооружениях или в долговременных оборонительных сооружениях из железобетона и брони.


Тут уж для артиллерии важнейшими целями явятся все эти сооружения и препятствия, предварительное разрушение которых необходимо для успешных действий нашей пехоты и танков.


Как же найти и где искать все эти цели?


Ответ на этот вопрос вы получите, если не оставите без внимания ни один местный предмет, ня одну складку местности в расположении противника.

Артиллерия

Рис. 204. Бойницы в окопах


Присмотритесь же внимательно к расположению противника.


Ближе всего к вам расположена его пехота. Видимые вами узкие полоски земли – это окопы противника. Не все они замяты в действительности пехотой. Среди них имеются и ложные окопы. При установившемся фронте о присутствии пехоты в окопах можно судить по бойницам (рис. 204). Бойницы представляются наблюдателю в виде небольших темных впадин в насыпи (бруствере) окооа. Зимой перед бойницей снег расчищен. Ружейная стрельба, иногда блеск штыка, перебежки солдат – все эти признаки свидетельствуют о наличии в данном месте пехоты.


Перед окопами почти всегда находятся различные противопехотные, а очень часто и противотанковые заграждения: колючая проволока, надолбы, рвы и т. п. Главнейшие из этих заграждений показаны на рис. 205, 206, 207, 208.


Проволочные заграждения обнаруживаются обычно по кольям, расположенным в шахматном порядке или в виде забора. Зимой заметна на фоне снега также и проволока в виде темных линий. Надолбы обычно располагаются в шахматном порядке.

Артиллерия

Рис. 206. Так выглядит противотанковое заграждение – гранитные надолбы

Артиллерия

Рис. 205. Проволочное заграждение зимой. Перед проволокой–ряды гранитных надолб

Артиллерия

Рис. 208. Завал на просеке в лесу


Обнаружив любое заграждение, определите его длину и ширину. Теперь посмотрите дальше.

Артиллерия

Рис. 207, Надолбы из кусков рельсов


Немного позади окопов виднеется деревня (рис. 209). Ничто не говорит о том, что в ней имеются войска. Но вы можете не сомневаться, что в деревне расположены и пехота и ее огневые средства (пулеметы, артиллерия). Вблизи селения могут быть устроены заграждения. Тут же за передовыми окопами и между линиями окопов обычно располагаются убежища, блиндажи и дерево–земляные оборонительные сооружения.


Обнаружить убежища и блиндажи можно по неестественным выпуклостям на земле, иногда правильной четырехугольной формы, по ходам сообщения, ведущим к ним из окопов, или по тропинкам. Зимой, кроме того, их выдают темные пятна оттаявшего снега и дым.

Артиллерия

Рис. 209. Вот что вы видите с наблюдательного пункта


Дерево–земляное оборонительное сооружение можно обнаружить иногда по его амбразуре (рис. 210), по расположению на таком участке, который особенно важно прикрыть огнем из пулеметов или противотанковых пушек, и по ряду других признаков, подобных уже известным вам признакам пулеметного гнезда.


Долговременные оборонительные сооружения противник всегда маскирует очень тщательно, поэтому найти их до открытия огня весьма трудно. В этом важном деле вам поможет авиация главным образом фотографированием с воздуха. Поможет и фотографирование с наземных наблюдательных пунктов. Но во всех случаях необходимо непрерывное и тщательное наблюдение за всеми местами, в которых могут скрываться долговременные оборонительные сооружения. Это прежде всего те места, с которых можно вести продольный (фланкирующий) огонь по подступам к позициям противника и в глубину оборонительной полосы. Иногда долговременное оборонительное сооружение можно обнаружить по амбразуре. Так как амбразуры зачастую устраиваются в боковых стенках сооружения и поэтому видны сбоку, то отыскать их возможно лишь с немногих точек на местности, занятой нашими войсками. Важно найти эти точки, тщательно обследуя всю передовую полосу, иногда не останавливаясь даже перед тем, чтобы выдвинуться за расположение своей пехоты.

Артиллерия

Рис. 210. Здесь, вероятно, находится дерево–земляное оборонительное сооружение противника: ясно видна его амбразура


Характерным признаком долговременного оборонительного сооружения является иногда видимый над ним наблюдательный бронеколпак со щелями для наблюдения (рис. 211). Но обычно и он тщательно замаскирован сетью с вплетенной в нее травой или ветками.


Если из долговременного оборонительного сооружения ведется огонь, обнаружить его легче. Звук стреляющего из долговременного оборонительного сооружения пулемета или орудия покажется нам необычным, приглушенным. Подобно тому, как отыскивают стреляющую батарею, ищите по звуку место долговременного оборонительного сооружения и тщательно наблюдайте, не покажется ли струйка или кольцо дыма, не будет ли виден блеск выстрелов.

Артиллерия

Рис. 211. Долговременное оборонительное сооружение можно обнаружить иногда Но наблюдательному бронеколпакунад ним


Очень важно наблюдать падение каждого своего снаряда в том месте, где вы подозреваете наличие долговременного оборонительного сооружения. Характерным для всякого долговременного сооружения является покрытие его бетоном. При ударе снаряда в бетон иногда наблюдаются рикошеты; воронка в бетоне получается совсем не глубокая, дно ее отличается по цвету от дна воронки в земле.


Километрах в двух за окопами (см. рис. 209) находится лес – наиболее значительное препятствие для наблюдения. Разгадать, что творится в лесу, задача почти неразрешимая не только для наземной, но, если лес густой и к тому же лиственный, то и для воздушной разведки. Из этого, конечно, не следует, что за лесом вообще не стоит наблюдать. Тщательное наблюдение за лесными опушками, за дорогами и тропинками, ведущими в лес, поможет вам разгадать, что скрывается в этом лесу: резервы пехоты, танки, может быть, артиллерия.


Немного правее леса вы видите заросли кустарника. Хотя кустарник и не в такой мере, как лес, маскирует расположение противника, но и в нем могут быть скрыты важные для нас цели: пулеметы, противотанковые пушки, пехота. Изучать кустарник надо так же тщательно, как и лес.


Еще правее и дальше вы видите опять деревню. В деревне, расположенной в ближайшем тылу противника, могут находиться его резервы, склады, артиллерийские парки и тому подобное. Непосредственно за населенным пунктом можно иногда обнаружить артиллерийскую позицию, для которой дома и сады служат укрытием. Поэтому надо вести наблюдение не только за населенным пунктом, но и за прилегающей к нему местностью.


Но мало всего сказанного. Один раз изучив местность поля боя, невозможно раскрыть все ее тайны: противник хитер и старается тщательно скрыть от нашей разведки самые важные цели, он принимает меры к тому, чтобы обмануть вас. Поэтому громадное значение имеет систематическое и непрерывное наблюдение.


Искусным разведчиком–наблюдателем вы станете лишь после того, как научитесь замечать все, даже самые незначительные на первый взгляд изменения на местности, занятой противником. Вот здесь вчера было два куста, а сегодня их стало три. Если вы не заметили этого, – вы плохой наблюдатель, вы упустили, вероятно, важную цель, которую противник замаскировал этим третьим кустом. А вот этот бугорок вчера был покрыт пожелтевшей травой и редкими желтыми цветами. Сегодня же трава на нем заметно посвежела и цветов вовсе нет.


Что это может означать?


Вероятно, ночью противник вырыл здесь убежище или какое–либо другое оборонительное сооружение и прикрыл его искусственной маской с вплетенной в нее свежей травой или окрашенной мочалой.


Обнаружить подобные изменения в районе расположения противника, а следовательно, и отыскать новые цели помогает фотографирование впереди лежащей местности с наблюдательного пункта. Чтобы на снимке получились и удаленные предметы со всеми деталями, такое фотографирование производят не обычными приемами, а через оптический прибор большого увеличения.


Если в течение хотя бы недели ежедневно фотографировать один и тот же участок местности, а затем, внимательно изучив полученные снимки, сличить их между собой, то можно по ним заметить те изменения, которых не уловил глаз наблюдателя.


Чем больше даже самых мелких сведений, добытых разведкой, поступит к командиру, тем скорее он сможет убедиться в достоверности обнаруженных целей и в соответствии с этим сумеет сделать необходимые выводы.


На каждом наблюдательном пункте наблюдение ведется непрерывно: днем, ночью, в дождь, во время, снегопада. Все, что добывается в результате наблюдения, записывается в журнал разведки, с которым вы скоро познакомитесь.

Как измерить угол?

Пусть в результате тщательного и искусного наблюдения та или шгая цель вами найдена. Очевидно, этого еще мало: нужно определив местоположение цели, чтобы наша артиллерия знала, куда стрелять. Как это сделать?


Местоположение цели определяют обычно по отношению к ориентиру, – именно по отношению к тому ориентиру, который находится ближе всего к цели. Достаточно знать две координаты цели – ее дальность, то есть расстояние от наблюдателя или от орудия до цели, и угол, под которым цель видна нам правее или левее ориентира, – и тогда местоположение цели будет определено достаточно точно..


Предположим, ради простоты, что цель находится от нас на том же расстоянии, что и ориентир. Расстояние до этого ориентира нам известно заранее. Пусть оно равно 1000 метрам. Одна координата цели, следовательно, уже определена. Остается определить другую: угол между целью ж ориентиром. Чем же и как артиллеристы измеряют углы?


В обыденной жизни вам не раз приходилось измерять углы: вы измерили их в градусах и минутах. Артиллеристам же приходится не только измерять углы, но и быстро в уме по угловым величинам находить линейные величины и, наоборот, – по линейным величинам находить угловые. Пользоваться в таких случаях градусной системой измерения углов неудобно. Поэтому артиллеристы приняли совсем иную меру углов. Мера эта – "тысячная", или, как ее называют иначе, деление угломера.


Представим себе окружность, разделенную на 6000 равных частей.


Примем за основную меру для измерения углов одну шеститысячную долю этой окружности и попробуем определить ее величину в долях радиуса.


Известно, что радиус (R) любой окружности укладывается по ее длине приблизительно 6 раз, следовательно, можно считать, что длина окружности равна 6 R. Мы же разделили окружность на 6000 равных частей; отсюда 6 R = 6000 частей окружности. Теперь легко узнать, какую часть радиуса будет составлять одна шеститысячная часть окружности. Очевидно, что она будет в 6000 раз меньше величины 6R/6000, то есть будет равна или одной тысячной радиуса. Поэтому–то артиллерийская мера углов – деление угломера – и носит название "тысячной" (рис. 212). Такой мерой пользоваться для измерения углов очень удобно.


Вспомните, что в поле зрения бинокля вы видели сетку с делениями, то есть короткие и длинные черточки, которые расположены вправо, влево и вверх от перекрестия, находящегося в центре поля зрения бинокля (рис. 213). Эти деления и есть "тысячные". Маленькое деление сетки (между короткой и длинной черточками) равно 5 "тысячным", а большое деление (между длинными черточками) – 10 "тысячным".

Артиллерия

Рис. 212. В артиллерии углы измеряют в "тысячных"


На рис. 213 эти деления обозначены не просто числами 5 и 10, а с приставленными слева нолями – 0–05 и 0–10. Так пишут и произносят артиллеристы все угловые величины в "тысячных", чтобы избежать ошибок в командах. Например, если нужно передать в команде угол, равный 185 "тысячным" или 8 "тысячным", то произносят эти числа как номер телефона: "один восемьдесят пять" или "ноль ноль восемь", и соответственно пишут 1–85 или 0–08.


Зная теперь, как устроена сетка бинокля, вы можете измерить по ней угол между двумя предметами (точками местности), которые шдны с вашего наблюдательного пункта. Взгляните опять па рис. 213.

Артиллерия

Рис. 213. Сетка бинокля: маленькое деление равно 5 " тысячным большое – 10 "тысячным".


Вы видите, что между перекрестком дорог, куда на"пр а"влено п ер ек рести е, и отдельно стоящим деревом (вправо от перекрестка дорог) укладывается два больших деления и одно маленькое, то есть 25 "тысячных" или 0–25.


Это и есть угол между перекрестком дорог и деревом. Точно так же вы можете определить угол между перекрестком дорог и домиком (влево от лерекрестка дорог). Он равен 0–40.


Сетка с делениями, примерно такая же как в бинокле, имеется и в поле зрения стереотрубы. Но у стереотрубы для измерения углов есть еще угломерная шкала снаружи.


На рис. 214 показаны те части стереотрубы (лимб и барабан лимба), при помощи которых можно более точно, чем по сетке, измерять горизонтальные углы.

Артиллерия

Рис. 214. Такое приспособление имеется у стереотрубы, при его помощи измеряют углы с точностью до одной "тысячной".


Окружность лимба разделена на 60 частей, и поворот стереотрубы на одно деление лимба соответствует таким образом 100 "тысячным". Окружность же барабана лимба разделена на 100 частей, и при полном обороте барабана стереотруба поворачивается всего только на одно деление лимба (т. е. на 100 "тысячных"). Следовательно, деление барабана соответствует не 100 "тысячным", а всего лишь одной "тысячной". Это позволяет уточнять .показания лимба в 100 раз и дает возможность измерять углы с точностью до одной "тысячной".


Чтобы измерить угол между двумя точками, пользуясь лимбом и барабаном, совмещают перекрестие стереотрубы сначала с правой тачкой; для этого, подведя указатель лимба к делению 30 и деление барабана 0 к его указателю (рис. 215), поворачивают трубу в нужную сторону при помощи маховичка точной наводки (см. рис. 214). Затем вращая барабан лимба, совмещают перекрестие стереотрубы с левой точкой. При этом указатель лимба передвинется и покажет новый отсчет. Разность между полученным отсчетом и первоначальной установкой (30–00) и будет равна искомому углу (рис. 215).


Но не только при помощи этих сложных приборов можно измерять углы.


Ваша ладонь и ваши пальцы могут стать неплохим угломерным прибором, если только вы запомните, сколько в них заключается "тысячных" или, как говорят артиллеристы, какова "цена" ладони и пальцев. Хотя разные люди имеют разную ширину ладони и пальцев, но все же "цена" их не будет сильно отличаться от указанной на рис. 216. Вытянув перед собой руку на полную ее длину, вы можете быстро измерить угол между любыми точками местности (рис. 217). Чтобы не делать больших ошибок при измерении углов таким приемом, надо проверить "цену" своих пальцев. Для этого нужно вытянуть руку на уровне глаз и заметить, какую часть пространства закрыл собой палец (или ладонь руки), а затем измерить это пространство при помощи стереотрубы, поставленной на то же место.

Артиллерия

Рис. 215, Как измерить угол при помощи лимба стереотрубы (схема)

Артиллерия

Рис. 216. Ваши пальцы могут служить вам простейшим угломерным прибором


Понятно, что подобным же простейшим "угломером" может служить всякий предмет, "цену" которого вы заблаговременно определили. На рис. 218 показаны такие предметы и их примерная "цена" в "тысячных".

Артиллерия

Рис. 217. Как измерить угол ладонью своей руки


Ознакомившись с приемами измерения углов, вы можете теперь убедиться в том, что, пользуясь "тысячными", можно весьма просто по угловым величинам определять линейные величины, а по линейным величинам – угловые. Для этого рассмотрим два примера,


Первый пример (рис. 219). С наблюдательного пункта вы видите впереди проволочные заграждения противника; они протянулись полосой от мельницы влево до сухого дерева. Расстояние до мельницы, а следовательно, и до проволочных заграждений вы определили по карте; оно равно 1500 метрам.

Артиллерия

Рис. 218, Некоторые предметы тоже могут служить простейшими угломерными приборами


Вам поставлена задача – узнать длину наблюдаемой полосы проволочных заграждений. Как это сделать? Карта здесь вам не поможет, так как на ней нет сухого дерева, на ней есть только мельница.


Чтобы решить данную задачу, вы прежде всего определяете угол, под которым видна с наблюдательного пункта полоса проволочных заграждений, то есть угол между направлениями на мельницу и на сухое дерево. Вы измерили этот угол по сетке бинокля; он оказался равным 100 "тысячным", и ли 1–00.

Артиллерия

Рис. 219, Как по углу определить линейное расстояние


Дальше задача решается просто. Надо лишь представить себе, что ваш наблюдательный пункт – это центр той окружности, которая описана радиусом, равным расстоянию от вас до мельницы. Радиус этот равен 1500 метрам. Углу в одну "тысячную" соответствует, как вы знаете, расстояние, равное одной тысячной радиуса, то есть в данном случае 1,5 метра. А так как угол между мельницей и сухим деревом равен не одной, а 100 "тысячным", то значит расстояние между мельницей и сухим деревом равно не 1,5 метра, а 150 метрам. Это и будет длина полосы проволочных заграждений.


Второй пример (рис. 220). В канаве около шоссе вы обнаружили пулемет, по которому решили открыть огонь. Вам надо вычислить расстояние до пулемета или, что то же, – до шоссе.


Для решения этой задачи воспользуйтесь телеграфными столбами на шоссе; высота их известна – она равна 6 метрам. Измерьте теперь по вертикальной сетке бинокля угол, под которым вы видите телеграфный столб (угол между верхним концом столба и его основанием). Тогда вы будете иметь вое данные для определения расстояния.


Допустим, что этот угол оказался равен 3 "тысячным". Очевидно, что если углу 3 "тысячных" с этого расстояния соответствует 6 метров на местности, то одной "тысячной" будет соответствовать 2 метра, А всему радиусу, то есть расстоянию от вас до шоссе, будет соответствовать величина, в 1000 раз большая. Нетрудно сообразить, что расстояние от .вас до шоссе будет равно 2000 метрам.

Артиллерия

Рис. 220. Как "тысячные" помогают определить дальность до цели


На рассмотренных примерах вы убедились, что принятая в артиллерии мера для измерения углов позволяет без всякого труда находить одну "тысячную" от любой величины расстояния. Для этого только надо в числе, выражающем величину расстояния, отделить справа три знака. Все это проделывается очень быстро в уме.


А вот что получилось бы, если за меру углов принять не "тысячную", а обычную, применяемую в геометрии меру углов: один градус или одну минуту. Углу в один градус соответствовала бы линейная величина, равная 1/60 радиуса, а углу в одну минуту – 1/3600 радиуса; следовательно, при решении любой из приведенных задач пришлось бы делить числа, выражающие расстояния до целей, не на 1000, а на 60 или на 3600.


Попробуйте проделать это деление с любым выбранным наугад числом и вы сейчас же убедитесь, что без карандаша и бумаги вам здесь не обойтись. Вот почему артиллерийская мера углов практически является несравненно более удобной.

Как определить расстояние до цели на глаз и нанести цель на карту?

Проще всего определить расстояние до цели можно в том случае,, когда обнаруженная цель и ориентир находятся от нас на одном удалении. В действительности же цель бывает обычно расположена дальше или ближе ориентира. Насколько именно дальше или ближе, – приходится решать самому наблюдателю.


Какими же средствами и приемами измерения можно для этого воспользоваться?


В обыденной жизни мы чаще всего измеряем расстояния промером: шагами, рулеткой, мерной лентой. Здесь, очевидно, эти средства непригодны.


Часто в бою расстояния приходится измерять самым простым приемом – на глаз.


Для этого воспользуйтесь прежде всего известным уже вам свойством глаза различать предметы, только начиная с некоторой определенной дальности. Зная, с какого расстояния какой предмет становится различимым, вы сможете примерно судить о дальности. Так, наблюдатель с нормальным зрением при хорошей видимости начинает различать, отдельные деревенские дома приблизительно с 5 километров, трубы на крышах – с 3 километров, людей (как точки) – с 2 километров, стволы деревьев – с 1 километра, движение рук – с 400 метров, черты лица человека – со 150 метров.


Было время, когда дальность до цели измеряли только на глаз.


Однако и в наше время умение определять расстояние на глаз необходимо каждому военному. Но попробуйте без предварительной тренировки определять на глаз большие расстояния до предметов и затем сверять их, например, с картой. Вы тотчас убедитесь, что наделали крупных ошибок.


Не удивляйтесь, если на первых порах вы будете ошибаться даже на 100%. Это совершенно неизбежно: не все дается сразу, и выработать правильный глазомер в один день нельзя. Его можно выработать только постоянной тренировкой в различное время года, на различной местности и при самых разнообразных условиях.


И все же, даже после хорошей тренировки, большие расстояния определять глазомером можно лишь весьма приблизительно, весьма грубо.


Поэтому обычно и не измеряют сразу дальность от себя до цели, а пользуются известным уже расстоянием до ориентира и на глаз прикидывают лишь небольшое расстояние между ориентиром и целью.


В этом случае ошибка будет меньше.


Артиллеристам же важно знать дальность до цели возможно более точно, поэтому они не ограничиваются измерением дальности на глаз, а применяют для этого еще другие, более точные способы, о которых будет сказано дальше.


Теперь мы знаем, как определять углы и расстояния; попробуем использовать наши знания на деле.


Допустим, что вы обнаружили стреляющий пулемет (рис. .221). Ближайший к нему ориентир – указатель дорог (ориентир №3). Расстояние до этого ориентира вам известно – 1400 метров. Надо определить дальность до пулемета и сообщить командиру, находящемуся недалеко от вас, положение этого пулемета на местности.


Поступайте, как мы говорили. Измерьте прежде всего угол между целью и ориентиром №3. Допустим, что пулемет находится влево от ориентира на 120 делений угломера. Прикиньте на глаз, насколько пулемет находится дальше или ближе этого ориентира. Вы нашли, что пулемет дальше ориентира №3 на 300 метров. Тогда вам следует доложить так: "Ориентир третий, влево один двадцать, больше триста, стреляющий пулемет".


Обратите внимание на приведенную формулировку целеуказания, на порядок расположения в ней слов. Этот порядок установлен не спроста. Он облегчает розыск цели тому, кому вы указываете ее положение. Действительно, посмотрите, что будет делать командир, получив от вас это целеуказание. Он отыщет сперва на местности ориентир №3, отложит от него влево угол в 120 делений уш> мера и в этом направлении на указанной вами дальности (больше 300) станет разыскивать цель.

Артиллерия

Рис. 221. ""риентир 3–й, влево 1–20, больше 300, стреляющий пулемет"


Итак, цель обнаружена, положение ее на местности определено. Что делать дальше?


Вы уже знаете, что каждое наблюдение надо тотчас же занести в журнал разведки, имеющийся на любом наблюдательном пункте. В соответствующих графах журнала вы запишете номер ориентира, от которого отсчитывали угол и дальность до цели, положение цели относительно этого ориентира, наблюдение (зам ечеиные признаки цели), время обнаружения цели и .ваши выводы о том, насколько достоверно то, что вы обнаружили.

Артиллерия

Рис. 222, Артиллерийский целл}7лоидный круг с треугольником


Все эти сведения необходимы потому, что разведка целей ведется не одним человеком. Одновременно с вами ведут ее и другие наблюдатели, с других наблюдательных пунктов. То, что не подмечено вами может быть дополнено, уточнено, исправлено другими.


Все разведывательные сведения нужно систематизировать по месту и по времени; затем надо точно установить, что из добытого разведкой, в целом можно считать достоверным, а что – сомнительным.


Достоверные цели командир отделения разведки заносит в журнал целей. Этот журнал отличается от журнала разведки тем, что в него записывают уже не каждое наблюдение, а лишь определенные цели, обнаруженные обычно в результате нескольких наблюдений или на основании ряда признаков, иногда в разное время записанных в журнал разведки. В журнале разведки в этом случае в соответствующей графе делается отметка о времени внесения цели в журнал целей и под каким номером она там вписана.


Теперь нужно нанести обнаруженную цель на карту. Это поможет командиру батареи быстрее и точнее рассчитать по карте все данные для стрельбы по цели.


Измеренный вами на местности угол между ориентиром и целью вы отложите на карте при помощи прибора, без которого не может обойтись в бою ни один командир–артиллерист. Прибор этот – целлулоидный круг (рис. 222). Он служит для измерения и построения углов на карте. Изготовлен он из прозрачного целлулоида. Если такой круг наложить на карту, то сквозь него будут видны все отметки и топографические знаки, имеющиеся на карте, что очень важно.


Края круга с двух сторон срезаны. Это сделано для того, чтобы круг можно было свободно уложить в полевую сумку.


Окружность целлулоидного круга разделена на 600 равных частей (делений). Цена одного такого деления 0–10, или 10 "тысячных". Строить и измерять углы при помощи круга можно с точностью до 1/2 деления, то есть до 5 "тысячных".


Деления на окружности круга обозначены двумя рядами цифр через 1–00, при этом в одном ряду цифры идут по направлению движения часовой стрелки, а в другом ряду – в обратном направлении. Это облегчает отсчитывать и строить углы в обе стороны – влево и вправо.


На рис. 223 показано, как нужно при помощи целлулоидного круга наносить цель на карту, если известны две величины – угол от ориентира (1–20) и дальность (1700 метров). Прежде всего вы прочерчиваете на карте линию от точки своего стояния (НП) в направлении на ориентир. Затем вы накладываете целлулоидный круг на карту так, чтобы центр его совпал с точкой вашего стояния, а диаметр круга, обозначенный делениями 30 и 0, совпал с прочерченной линией. По шкале круга вы отсчитываете влево от ориентира угол 1–20. Это будет одно большое деление и два маленьких. Против деления, отвечающего отсчитанному углу, вы ставите на карте точку и, сняв с карты целлулоидный круг, проводите от точки стояния через наколотую точку прямую линию. На этой линии должна находиться цель. Отметить ее положение на карте уже нетрудно. Надо только в направлении прочерченной линии отложить от точки НП известное расстояние до дели 1700 метров (в масштабе карты) и наколоть соответственно этому расстоянию точку. Это можно сделать при помощи целлулоидного треугольника, на котором нанесена шкала дальности, "ли при помощи обыкновенной миллиметровой линейки.

Артиллерия

Рис. 223. Пользуясь целлулоидным кругом и треугольником или линейкой, вы можете нанести цель на карту


Понятно, что такой способ нанесения цели на карту дает достаточную точность только при условии, если дальность до цели определена точно и ориентир, относительно которого вы определяете положение цели, точно обозначен на карте.


Итак, цель на карту нанесена. Теперь остается лишь определить прямоугольные координаты цели, то есть положение ее в пределах квадрата карты. В нашем примере (см. рис. 223} цель находится в квадрате, который обозначен цифрами на полях карты – слева 16 и снизу 52.


Наложив на карту координатную мерку круга, как показано на рис. 224, вы определяете по ней расстояние до цели сначала от нижней стороны квадрата (вверх по оси X) и затем – от левой стороны квадрата (вправо по оси Y). Как видно из рис. 224, координаты цели будут: x=16 250 и у = 52 575. Первые две цифры в каждом из этих чисел относятся к номеру квадрата, а последние три цифры означают расстояния в, метрах от сторон квадрата.


Найденные координаты записываются в журнал целей. По этим координатам при помощи той же координатной мерки, если потребуется, можно нанести цель на другую такую же карту или огневой планшет, не производя уже никаких построений. Для этого нужно наложить координатную мерку на соответствующий квадрат карты (планшета) так, чтобы горизонтальная шкала мерки совпадала с нижней стороной квадрата и расстояние от угла мерки до левой стороны квадрата соответствовало 575 метрам, как это было показано на рис. 224. Очевидно, что цель будет находиться на срезе вертикальной шкалы координатной мерки против деления, соответствующего 250 метрам.

Артиллерия

Рис. 224. Пользуясь координатной меркой целлулоидного круга, можно определить координаты цели

Сопряженное наблюдение

При глазомерном способе определения дальности нельзя рассчитывать на то, что местоположение цели будет определено совершенно точно.


Углы, правда, удается измерить с очень большой точностью: тут помогает нам такой совершенный оптический прибор, как стереотруба. Зато определение дальности до цели на глаз неизбежно сопровождается ошибкой, которая в среднем равна 10% измеряемой дальности.


Очевидно, что глазомерный способ определения дальности до цели не может нас вполне удовлетворить. Поэтому нам надо познакомиться еще с одним более точным способом.


Известно, что мы обладаем способностью на небольших расстояниях чувствовать удаленность предметов от наших глаз по усилию мышц, поворачивающих глаза в стороны. Чем сильнее приходится нам сводить глаза, тем ближе к нам находится предмет.


Очевидно, такое определение дальности, основанное не на математическом вычислении, а на ощущении, не отличается особой точностью. Но если бы мы даже и могли при взгляде на предмет измерять углы поворота глаз с точностью до одной "тысячной", все равно при определении дальности у нас получались бы значительные ошибки; слишком уж мало расстояние между глазами, оно равно всего–навсего 6–7 сантиметрам.


Другое дело, если бы мы могли раздвинуть наши глаза на метры или даже на километры: тогда точность определения расстояний этим приемом повысилась бы во много раз.


Этого именно и достигают при сопряженном наблюдении. Роль пары глаз берут на себя два наблюдательных пункта. Они располагаются на точно отмеренном или определенном по карте расстоянии в 1–2 километра один от другого. Это расстояние называется базой сопряженного наблюдения.


Наблюдатели обоих пунктов наводят свои стереотрубы друг в друга,, точно по направлению базы, на которой они расположены. Затем оба "глаза", и правый и левый, то есть оба наблюдателя, направляют стереотрубы на цель. При этом каждый записывает, на какой угол пришлось ему повернуть трубу от базы, чтобы увидеть цель. Все эти данные изображают затем на чертеже (на планшете). Получается схема, показанная на рис. 225.


Ясно, что цель окажется в точке пересечения обеих линий, показывающих направление "взгляда" того и другого наблюдателя.


Таким образом, местоположение цели будет определено на планшете. Остается теперь по этим данным вычислить дальность от орудия до цели в метрах. Это сделать уже нетрудно, так как на планшет артиллеристы наносят не только базу сопряженного наблюдения и засеченную: ими цель, но и точку, где стоит орудие (батарея). Все вычерчиваете" в одном масштабе. Значит, достаточно приложить масштабную линейку к точкам цели и орудия, чтобы узнать дальность до цели.

Артиллерия

Рис. 225. Сопряженное наблюдение


Однако при графических работах на планшете, как бы тщательно они ни производились, всегда возможны некоторые ошибки. Поэтому для получения еще более точных результатов артиллеристы, если имеется время, определяют дальности до целей и направления на них не графическим, а расчетным (аналитическим) способом. Все эти расчеты производятся на основе точно измеренных на местности углов и расстояний и сводятся к решению треугольников по правилам тригонометрии.


При сопряженном наблюдении можно определить местоположение большого количества обнаруженных целей. Другое дело, если цель не видна с наземных наблюдательных пунктов, как, например, батарея противника, стоящая на закрытой позиции. Здесь уже сопряженное наблюдение не поможет. В этом случае для обнаружения цели и определения ее местоположения может быть применен другой способ разведки, именно звуковая разведка.

Звуковая разведка

Способ засечки батарей по звуку их выстрелов впервые был разработан русскими артиллеристами еще в 1909 году, а в 1910 году у нас уже производились испытания сложных звукометрических приборов. В первую мировую войну 1914–1918 годов разведка батарей по звуку применялась во многих армиях. Во время же второй мировой войны роль звуковой разведки значительно возросла, так как борьба с артиллерией противника в любых видах боя стала первостепенной задачей.


В Великую Отечественную войну было много примеров весьма удачного использования звуковой разведки. Так, в боях под Харьковом только в полосе одного войскового соединения было подавлено 150 целей, засеченных звукометристами капитана Иванова. Перед наступлением на фронте Ржищев – Канев звукометристами было разведано около 100 гитлеровских батарей и 50 отдельных орудий. В операциях по разгрому фашистских захватчиков под Ленинградом и Киевом значительная роль в выявлении вражеских батарей также принадлежала звуковой разведке.


В чем же состоит основной принцип работы звуковой разведки?


Всем вам, конечно, приходилось слышать выстрел из артиллерийского орудия, но немногие знают, что при этом возникает не одна, а три звуковые волны.


Самый выстрел порождает так называемую дульную волну.


Летящий снаряд, уплотняя перед собой частицы воздуха, создает, – в том случае, если скорость его полета больше скорости звука, – другую, известную уже нам волну баллистическую, или снарядную.


Наконец, при своем разрыве снаряд посылает еще одну звуковую волну – волну разрыва.

Артиллерия

Рис. 226. Звуковые волны, порождаемые орудием и снарядом, и их запись на ленте пишущего механизма звукометрической станции


На рис. 226 показан снаряд, только что вылетевший из орудия, а также дульная и снарядная  волны. Волны этого рода отличаются от обычных звуковых волн тем, что сопровождаются резкими изменениями давления воздуха – настолько резкими, что в окнах домов, расположенных невдалеке от стреляющего орудия, стекла начинают дрожать, а иногда даже вылетают из окон.


Вот эти–то резкие изменения давления, или, иначе говоря, колебания воздуха, порожденные дульной волной, и улавливают особым прибором – звукоприемником. Прибор этот устроен так, что воспринятые им колебания воздуха преобразуются в колебания электрического тока, которые по проводам поступают в так называемый регистрирующий прибор. Это название прибора показывает, что он регистрирует, то есть отмечает, поступающие сигналы (звуковые волны). Роль "регистратора" выполняет пишущий механизм: все поступающие сигналы он автоматически записывает чернилами на бумажной ленте.


На рис. 226 показана такая запись звуковых волн. Перо пишущего механизма отмечает звуковые волны в виде волнистых линий различных размеров в зависимости от природы источника звука.


Звукоприемники, регистрирующий прибор и прочие вспомогательные средства составляют звукометрическую станцию. Весьма сложный и точный механизм этой станции схематически показан на рис. 227.

Артиллерия

Рис. 227. Схема звукометрической станции


Рассмотрим подробнее устройство звукометрической станции и ее работу.


Звукоприемник представляет собой небольшой металлический бак, помещенный в фанерный ящик; в верхней части бака укреплены мембрана и угольный микрофон.


Мембрана сделана из тонкого алюминия в виде конуса. Когда звуковые волны подойдут к звукоприемнику, мембрана его начинает колебаться. Колебания мембраны передаются угольному микрофону, вследствие чего происходит увеличение или уменьшение давления на угольный порошок, находящийся в микрофоне. От этого изменяется сопротивление микрофона прохождению электрического тока в цепи, в которую включен микрофон (см. рис. 227); сила тока в цепи меняется–ток начинает пульсировать. Вот эту пульсацию тока, или, иначе говоря, сигналы, и надо по проводам передать регистрирующему прибору, который обычно находится за несколько километров от звукоприемника.


Важно, чтобы потеря электрической энергии в проводах была возможно меньше и сигналы были доставлены в пишущий механизм неослабленными. Для этого микрофон соединяют с регистрирующим прибором через трансформатор, который обладает способностью повышать напряжение электрического тока.


Пишущий механизм состоит из электромагнита, в кольцевом зазоре которого помещается катушка с несколькими сотнями витков очень тонкого провода. К катушке прикреплено стеклянное перо.


Через обмотку электромагнита проходит постоянный ток; он создает вокруг катушки сильное магнитное поле, и катушка, прикрепленная к гибкой пружине, находится в этом магнитном поле в уравновешенном положении. Сигналы, вызванные звуковыми волнами, поступают от звукоприемника по проводам непосредственно в катушку. Появившийся, таким образом, в катушке пульсирующий ток образует вокруг нее свое магнитное поле. Электромагнитные силы этого поля, непрерывно меняя направление, выводят катушку из равновесия и заставляют ее колебаться. Вследствие этого перо, прикрепленное к катушке, начинает вычерчивать волнистую линию на подвижной бумажной ленте; при спокойном же положении катушки это перо чертит прямую линию. Отсюда нетрудно понять, что началом волнистой линии отмечается момент подхода звуковой волны к звукоприемнику. Запомните это.


В регистрирующем приборе имеется несколько катушек с перьями, так как в системе звукометрической станции одновременно работают несколько звукоприемников. Сейчас вы узнаете, почему для определения точки нахождения стреляющей батареи противника нельзя обойтись одним звукоприемником.


Представьте себе, что орудие противника произвело выстрел, а у вас на поле боя выставлен всего один звукоприемник. По записи одного пера вы можете только сказать, что был выстрел, но не можете еще определить, откуда подошел звук, то есть в каком направлении находится его источник – батарея противника.

Артиллерия

Рис. 228. Звук выстрела дошел до обоих звукоприемников (А и Б) одновременно; значит стреляющая батарея противника находится на одинаковом расстоянии от обоих звукоприемников, то есть на перпендикуляре к середине звуковой базыРиг. 230. Звук выстрела достиг прежде правого звукоприемника; значит стреляющая батарея находится вправо от перпендикуляра к середине звуковой базы; разность времен больше, чем на рис. 229, больше и угол ОВГ


Рис. 229. Звук выстрела достиг прежде левого звукоприемника; значит стреляющая батарея ближе к этому звукоприемнику, то есть она находится влево от перпендикуляра к середине звуковой базы; величина угла ОВГ зависит от разности времен


Если же на некотором расстоянии от этого звукоприемника поставить еще второй, то к нему звуковая волна придет или одновременно, или раньше, или позже, чем к первому.


Предположим, что источник звука и наши звукоприемники расположены так, как показано на рис. 228. Расстояния от источника звука до обоих звукоприемников одинаковы. Очевидно, и звук до них дойдет одновременно. Но тогда, как видно из рисунка, источник звука должен находиться обязательно на перпендикуляре, восставленном в середине звуковой (акустической) базы АБ (где точками А и Б обозначены звукоприемники).


Во всех других случаях (рис. 229 и 230), когда расстояния от источника звука до звукоприемников неодинаковы, очевидно, и звук дойдет до них не одновременно, а следовательно, и источник звука уже не будет находиться на перпендикуляре к акустической базе. Чтобы определить в этих условиях верное направление на источник звука, надо знать разность времен между началами записей для первого и второго звукоприемников.


Посмотрите на рис. 231, где показана лента с записями сигналов, поступивших от двух звукоприемников Л и 5. По этой записи видно, что звукоприемник А находится ближе к источнику звука, а звукоприемник Б – дальше. В верхней части ленты вы видите волнистую линию – это масштаб времени; его вычерчивает специальное перо, которое колеблется в зависимости от колебаний ветвей камертона, находящегося в регистрирующем приборе. Расстояние между двумя соседними зубцами этой волнистой линии, равное 2 миллиметрам, точно соответствует 0,02 секунды. Пользуясь этим масштабом, уже нетрудно определить разность времен между началами двух записей. Для случая, показанного на рис. 231, эта разность времен, обозначенная греческой буквой т, равна 0,160 секунды. Зная разность времен, а также время, за которое звуковая волна проходит вдоль акустической базы, определяют по специальным таблицам угол, под которым надо прочертить направление на источник звука (см. рис. 229 и 230).


Итак, при помощи двух звукоприемников можно узнать направление на источник звука, но дальность до него еще определить нельзя.

Артиллерия

Рис. 231. Лента регистрирующего прибора с записями сигналов от двух звукоприемников А и Б; в верхней части ленты видна волнистая линия, записанная пером камертона


Подобно звукометрической станции с двумя звукоприемниками "работает" известный любителям природы жук–плавунец – обитатель наших прудов и озер. В тихую погоду, когда поверхность воды гладкая, жук этот держится неподвижно у самой поверхности воды, выжидая свою жертву. Если посмотреть сбоку, то под блестящей поверхностью воды жука совершенно не видно; можно только заметить два небольших отростка, которые он выставляет из воды. Эти отростки, находящиеся у жука позади на брюшке, и играют такую же роль, какую играют звукоприемники. Вот на поверхность воды падает насекомое. От него во все стороны начинают распространяться волны (рис. 232); они подходят к тому месту, где притаился жук, но тот пока еще не замечает своей жертвы. Волна касается сначала одного отростка, затем другого; только тогда жук делает быстрый поворот на необходимый угол (см. рис. 232) и устремляется к источнику, вызвавшему колебание частиц воды. Так инстинкт позволяет жуку "взять" верное направление на "цель" и "уничтожить" ее, не "определив" дальности.


Другое дело, если мы хотим поразить звучащую цель снарядом. Нам необходимо, кроме направления на цель, знать до нее дальность. Для этого надо взять еще одну пару звукоприемников и так же построить второе направление на звучащую цель. В точке пересечения обоих направлений и будет находиться неприятельская батарея,


Для контроля работы #берут еще и третью пару звукоприемников. Пересечение всех трех направлений в одной точке (рис. 233) будет служить гарантией точности.


Полученные на ленте записи звуковых волн обрабатывают на центральном посту, при этом все расчеты производят обычно по записям дульной волны, так как обработка записей баллистической волны значительно сложнее. Для определения направления на цель углы строят на планшете, на котором в соответствующем масштабе нанесены звуковые базы (см. рис. 233).

Артиллерия

Рис. 232. Два небольших отростка на брюшке жука–плавунца подобно звукоприемникам служат для улавливания волн


У звуковой разведки есть и помехи. Звукоприемники автоматически откликаются на все звуки выстрелов, разрывов снарядов и взрывов. И если не принять специальных мер, то на ленте звукометрической станции окажется столько записей, что разобраться в них будет очень трудно, а может быть и невозможно.


Чтобы этого не случилось, впереди звукоприемников, на расстоянии не менее одного километра от них, выставляют наблюдателя с особым прибором – предупредителем.


Прибор этот соединен с регистрирующим прибором при помощи проводной линии связи.


Находясь впереди, наблюдатель слышит звук выстрела батареи противника раньше, чем звуковая волна достигнет звукоприемников. При этом он сразу же, услышав звук выстрела, нажимает кнопку в своем приборе и тем самым пускает в ход механизмы регистрирующего прибора.


Наблюдатель должен очень внимательно относиться к своему делу и пускать в ход станцию только тогда, когда услышит звук выстрела именно той батареи противника, которая была указана ему командиром.


Существенной помехой в работе звукометрических станций может являться также неблагоприятная погода, например: сильный порывистый ветер любого направления, а также встречный ветер (от нас к противнику), более сильный в верхних слоях атмосферы, чем у земли, или температура воздуха, более низкая в верхних слоях атмосферы, чем в нижних, В таких случаях дальность действия звуковой разведки уменьшается.

Артиллерия

Рис. 233. Чтобы определить местоположение стреляющей батареи, нужно иметь две, а лучше три пары звукоприемников


Если при благоприятных атмосферных условиях звук выстрела 155–миллиметрового орудия удается засечь с расстояния 25 километров, то при иных, неблагоприятных, условиях засечка того же звука бываегг иногда невозможна даже с расстояния 5–6 километров.


На работу звукометрических станций, кроме того, оказывает влияние и местность. Так, например, неблагоприятно сказывается на распространении звука наличие больших водных пространств и лесных массивов между звучащей целью и звукоприемниками.


Но даже в самых йеблагоприятных условиях наши звукометристы всегда успешно работали и добивались хороших результатов. Точная работа советских звукометристов на фронтах Великой Отечественной войны в значительной степени способствовала успешным боевым действиям нашей артиллерии.

Воздушная разведка

Звукометрия является хорошим средством разведки, но область действия ее ограничена. Она не может находить те не наблюдаемые с земли цели, которые не выдают себя звуками выстрелов, например, батареи, не ведущие огня, штабы, колонны войск в тылу и многие другие глубоко расположенные цели.


Во всех этих случаях на помощь артиллерии приходят средства воздушной разведки – самолеты и привязные аэростаты наблюдения.


Рис. 234 дает наглядное представление о сравнительных возможностях наземного наблюдения, а также наблюдения с аэростата и с самолета. Что недоступно одному, – доступно другому, что недоступно другому, – доступно третьему.


Привязной аэростат – в сущности обычный наблюдательный пункт, но только поднятый на большую высоту. В корзине аэростата можно устроиться вполне удобно, взяв с собой все приборы, необходимые для стрельбы и наблюдения.

Артиллерия

Рис. 234. Чем выше наблюдатель, тем больше его кругозор и тем меньше мешают ему наблюдать складки местности и местные предметы


С аэростата удается увидеть многое из того, что для наземного наблюдателя скрыто в складках местности и за местными предметами. Перед наблюдателем, находящимся на аэростате, открывается очень большой кругозор. С аэростата можно определить не только направление на стреляющую батарею, но достаточно точно и место ее расположения.


Аэростатом удобно пользоваться в тихую погоду. При сильном ветре он раскачивается из стороны в сторону и это мешает наблюдению.


Чтобы обеспечить успешную работу аэростата в бою, необходимо охранять его от вражеских самолетов и от огня дальнобойной артиллерии, для которых он является заманчивой и сравнительно легко уничтожаемой целью.


Самолет – наиболее удобное и надежное воздушное средство разведки. С его помощью можно наблюдать с очень большой высоты, можно отправиться в глубокий тыл противника и проникнуть в тайны его расположения. У самолета для выполнения этой задачи есть два способа: разведка наблюдением и фотографирование. И первый, и второй способы решают в сущности одну и ту же задачу: обнаружить цель, не видимую с наземных наблюдательных пунктов, и определить ее положение на карте или планшете. Наиболее точное решение этой задачи дает

Артиллерия

Рис. 235, Аэрофотоснимок: в виде светлых извилистых линий протянулись окопы со стрелковыми ячейками и ходами сообщения


фоторазведка. Поэтому разведка наблюдением с самолета обычно сопровождается фотографированием района, где обнаружены цели.


Фотоснимок, сделанный с самолета (рис. 235), дает возможность разыскать даже те цели, которые при современном состоянии маскировки не могут быть обнаружены наблюдением. А главное, имея такой фотоснимок, можно определить положение цели относительно местных предметов, зафиксированных на фотоснимке, и точно нанести эту цель на карту, что при наблюдении можно сделать лишь приближенно.


Заснятые с самолета фотопленки сбрасываются на парашютах на установленные для этого приемные пункты артиллерии, оттуда они передаются в специальные фотолаборатории для немедленного проявления. После этого они подвергаются дешифрированию, то есть их тщательно изучают и выявляют на них все заснятые объекты – местные предметы и цели.


Нельзя, однако, думать, что полеты авиации над территорией, занят уой противником, совершать очень просто. Противник всегда применяет адогочисленные и сильные средства противовоздушной обороны (ПВО), чтобы воспрепятствовать наблюдению и фотографированию цели прямо сверху. Но с самолетов можно иногда с успехом наблюдать цели и летая над своим расположением под защитой своих средств ПВО.


В Великой Отечественной войне все рассмотренные нами способы разведки имели широкое применение.


В связи с развитием техники и позднейшими исследованиями в области физики в минувшую войну на полях сражений появились и другие йиды разведки, как, например, наблюдение и фотографирование в инфракрасных лучах, а также обнаружение целей при помощи радиолокационных средств.

Артиллерия

Рис. 236. Схема прибора для улавливания инфракрасных лучей, отраженныхот объекта


Использование инфракрасных лучей для наблюдения открывает большие возможности в этом деле: человек приобретает способность видеть сквозь облака, ночью, в туман. Таким образом, разведка наблюдением становится возможной даже при тех условиях, при которых обычные средства для этого применить нельзя.


Как известно из физики, инфракрасные лучи в спектре солнечного луча (разложенного на составные части) занимают определенное место – за пределами видимого спектра, рядом с красными лучами; они изображаются в виде темной полосы. Эти невидимые лучи обладают свойством проникать даже через насыщенную водяными парами атмосферу (сквозь туман). При помощи прожектора инфракрасные лучи, незаметные для глаза, могут быть направлены на какой либо объект, от которого эти лучи отражаются. Для улавливания невидимых отраженных лучей служит оптический прибор особого устройства. В этом приборе имеются объектив, окуляр и так называемый электронно–оптический преобразователь с экраном (рис. 236). Пройдя через объектив и преобразователь, лучи попадают на светящийся экран, на котором и получается четкое изображение объекта. Это изображение рассматривается через окуляр.


Использование радиолокационных средств дает возможность при помощи радиоволн обнаруживать ненаблюдаемые цели, находящиеся в воздухе, на воде и на земле, и определять их местоположение. О том, как производится такая разведка, вы узнаете при чтении главы тринадцатой.


Итак, вы ознакомились со многими способами разведки, которые применяются для отыскания целей.


Какой же из этих способов является самым лучшим?


Было бы ошибкой, если бы вы, отвечая на этот вопрос, выбрали какой–нибудь один способ разведки и сказали, что он самый лучший.


Надо заметить, что ни один из перечисленных способов разведки в отдельности не может обеспечить получение исчерпывающих сведений о противнике. В боевой обстановке должны использоваться все способы артиллерийской разведки, которые применимы в данных условиях, и, кроме того, должны всегда учитываться и те данные о противнике, которые добыты разведкой других родов войск. Только при этом условии можно рассчитывать на то, что наиболее важные цели для артиллерии будут разысканы.

Артиллерия

Глава 9. Трудно ли попасть в цель?

Артиллерия

Точность стрельбы

– Ориентир 3–й, вправо 10, больше 100, пулемет под желтым кустом ведет огонь по нашей пехоте, – так была указана цель командиру орудия.


Несколько секунд, – и командир орудия разыскал неприятельский пулемет. Правда, с огневой позиции он был еле виден даже в бинокль – до него было 2 километра, – но огонь этого пулемета мог нанести пехоте большие потери; надо было во что бы то ни стало и как можно скорее заставить его замолчать. Трудная, но почетная для артиллериста задача.


Уверенно подал командир орудия необходимые команды. Он знал свою пушку и свой орудийный расчет, состоявший из солдат–отличников. У него все было тщательно подготовлено и рассчитано. Он недаром основательно учил орудийный расчет работать быстро и точно.


Вот прозвучал первый выстрел. Разрыв не надо было искать – темный фонтан, земли и дыма взметнулся перед кустом. Казалось, что снаряд уничтожил и куст, и спрятавшийся за ним пулемет. Но пулемет продолжал стрелять. Второй снаряд разорвался позади куста. Третий выстрел, – и куст вместе с пулеметом исчезли с поля боя. На этот раз снаряд попал в цель. Наша пехота могла двигаться вперед. Задача была решена артиллеристами быстро и точно.


Все это происходило на учебной стрельбе. "Пулемет" и "пулеметчики" противника были сделаны из досок. Когда стрельба окончилась и солдаты осматривали мишени, они действительно убедились в уничтожении "пулемета". Снаряд в щепки разбил и разбросал щит, обозначавший пулемет, и две мишени – "пулеметчиков"; третья мишень, пробитая десятком осколков, была похожа на решето.


Итак, всего три снаряда потребовалось, чтобы выполнить боевуго задачу – разбить пулемет. Такая точная стрельба свидетельствовала об отличной боевой подготовке артиллеристов. Они стреляли из 76–миллиметровой пушки образца 1943 года.


Но почему мы назвали эту стрельбу точной? Разве не могли артиллеристы попасть в цель первые снарядом? Мы вскоре ответим на этот вопрос. Прежде же спросим себя: что значит слово "точно", какой смысл мы в него вкладываем?


Часто говорят, например: "Мои часы ходят точно". Что подразумевают в этом случае? Рассчитывают ли на абсолютно точное совпадение часов, положим, с астрономическим хронометром? Конечно, нет. Несколько десятых или сотых секунды – маленькая погрешность непременно имеется. Мы знаем, что такая погрешность в житейском обиходе значения не имеет, и мы с ней миримся. "Точно" в этом случае значит: с погрешностью, скажем, не более, чем одна секунда.


Проверяя купленную в магазине материю, мы, вероятно, запротестуем, если ошибка измеряется сантиметрами, но не заметим ошибки в несколько миллиметров.


Другое дело, если при изготовлении орудия будет допущена ошибка на те же несколько миллиметров в диаметре канала ствола. С такой ошибкой уже нельзя не считаться, и мы забракуем орудие как явно негодное. Ошибку же на сотые доли миллиметра мы и тут сочтем нормальной, а орудие с такой ошибкой – вполне точным.


Таких примеров можно привести сколько угодно. Всегда и всюду мы сталкиваемся с пределом точности и вынуждены допускать некоторую погрешность. Порой мы миримся и с малой точностью, когда большая точность не нужна.


Теперь, когда мы выяснили, что понятие "точно" является условным, вернемся к нашему примеру. Какая точность стрельбы требовалась от артиллеристов, чтобы уничтожить пулемет при прямом попадании в него снаряда?


Это рассчитать нетрудно. Щит, изображавший пулемет, занимал площадку размерами 1X1 метр. Снаряд мог попасть в середину площадки, в любой ее край, – все равно "пулемет" был бы уничтожен. Граната стрелявшей пушки дает воронку радиусом около 75 сантиметров, а следовательно, при падении снаряда не далее 75 сантиметров от площадки "пулемет", несомненно, будет поражен. Значит, погрешность в десяток сантиметров здесь, очевидно, не имеет значения. Но на метры уже нельзя ошибиться. В этом случае пулемет может не получить "смертельного поражения". Иными словами, чтобы надежно поразить цель, отклонения снарядов от края площадки при данных условиях стрельбы должны быть примерно  менее метра.


Какова должна быть при этом точность положения орудийного ствола при выстреле?


Оказывается при нормальных метеорологических условиях, то есть при температуре воздуха +15°, атмосферном давлении 750 миллиметров и при отсутствии ветра, снаряд стрелявшей пушки должен вылететь под углом 158 "тысячных", чтобы упасть в 2000 метров от орудия. Если же снаряд вылетит под углом 157 или 159 "тысячных", то .он не попадет в цель, а упадет на 11 метров ближе или дальше цели. Отсюда видно, что изменение угла прицеливания на 1/10 "тысячной" вызовет отклонение точки падения снаряда примерно на метр.


Необходима, следовательно, точность до 1/10 "тысячной". А что означает на деле такая точность? Это означает: если изменить угол прицеливания в большую или в меньшую сторону на 1/10 "тысячной", то дуло ствола сместится вверх или вниз от нужного положения примерно на 0,1 миллиметра, то есть на толщину лезвия безопасной бритвы, и снаряд полетит уже не по той траектории, которая нужна.


Отклонение снаряда в самом начале траектории (у дула) на толщину лезвия бритвы превратится в конце траектории (у цели) в отклонение на целые метры.


Конечно, наводчик, придавая орудию нужный угол возвышения, смотрит не на положение ствола, а на показания прицельных приспособлений орудия. Но эти приспособления имеют свой предел точности, и этот предел много больше, чем Vio "тысячной".


Таким образом, самый искусный наводчик, в лучшем случае, не может гарантировать такой точности наводки, при которой все снаряды попадали бы в площадку размерами 1X1 метр, удаленную на 2 километра.


Точность наводки зависит от опытности наводчика. Наводчик–новичок делает ошибки гораздо больше, чем в одну "тысячную", и ошибки эти допускает то в одну, то в другую сторону. При такой грубой работе в цель попасть, конечно, труднее: слишком велики пределы допускаемой погрешности.


Опытный, умелый наводчик тоже не всегда достигает однообразия в наводке при выстрелах и обычно допускает неточность, но самую маленькую, какую только позволяют прицельные приспособления. Такой наводчик гораздо скорее попадет в цель.


Очевидно, все сказанное об угле возвышения орудия касается и направления его в горизонтальной плоскости: если ствол направить чуть правее или левее цели, то снаряд также не попадет в цель.


Но все искусство любого наводчика пропадет даром, если механизмы наводки в плохом состоянии, если они расстроены. Механизмы наводки и прицельные приспособления надо всегда держать в чистоте. Загрязнение их способствует изнашиванию отдельных частей и образованию "мертвых ходов", влияющих на точность наводки. Мертвый ход – это ход впустую одной из частей механизма, которая должна передавать движение другой части этого же механизма.


Чтобы устранить вредное влияние мертвого хода какого–либо механизма, например подъемного механизма прицела, нужно назначенное деление прицела подводить к неподвижному указателю всегда снизу или всегда сверху. Сильно изношенные механизмы необходимо своевременно ремонтировать, чтобы мертвые хода не превзошли допустимых пределов.


При износе механизмов наводки орудие начинает "капризничать": оно посылает каждый снаряд по–иному. Тогда нечего и думать о том, чтобы попасть в цель с третьего выстрела: можно выпустить сотню снарядов и  все же не попасть в цель.


Очевидно, орудие в нашем примере было в хорошем состоянии: о нем тщательно заботились, часто чистили его. Благодаря этому оно не подвело наводчика, когда настал момент стрелять.


Все это касается наводки орудия, придачи орудийному стволу правильного вертикального и горизонтального углов.


Но дело не только в положении ствола, айв скорости полета снаряда. Снаряд, вылетевший из ствола 76–миллиметровой пушки образца 1943 года, должен иметь "нормальную" начальную скорость 262 метра в секунду, лишь в этом случае и при прочих "нормальных" условиях снаряд пролетит назначенное ему расстояние. Во всех остальных случаях он упадет дальше или ближе. Например, если при стрельбе на 2 километра начальная скорость снаряда увеличится всего на 1 метр в секунду, то снаряд упадет дальше на 13 метров.


Имеется много причин, которые могут уменьшить или увеличить начальную скорость на 1 метр в секунду и даже гораздо больше. Начнем хотя бы с того, что чем больше выстрелов будет сделано из орудия, чем чаще они будут следовать один за другим, тем сильнее нагреется, а вместе с тем и расширится ствол. Таким образом, условия горения пороха для каждого выстрела будут неодинаковы (изменяется объем зарядной каморы); изменится и сила трения снарядов о стенки ствола. В результате снаряды получат разные начальные скорости.


При раздельном заряжании, когда снаряд вкладывается в орудие раньше, чем заряд, много значит правильное заряжание орудия. Если снаряды при заряжании не досылаются, то есть вкладываются в ствол недостаточно глубоко, то при выстрелах создаются различные условия для сгорания пороха в зарядной каморе, а это вызывает разнообразие начальных скоростей снарядов. Заряжающий должен так вложить снаряд в орудие, чтобы почувствовать, что ведущий поясок снаряда прочно уперся в начало нарезов.


Очень большое значение имеет при стрельбе и состояние канала ствола орудия. Если на внутренней поверхности ствола есть хотя бы ничтожные царапины или какие–либо другие неровности (например, смяты или стерты поля нарезов), то при выстрелах происходит прорыв газов, и в каждом отдельном случае он может быть больше или меньше. При этом часть полезной энергии пороховых газов будет пропадать даром, и снаряды полетят с разными начальными скоростями. Чтобы орудие меньше изнашивалось, нужно всегда держать канал ствола в исправном состоянии. Надо всегда помнить, что орудие требует тщательного ухода и бережного к себе отношения.


Можно с уверенностью сказать, что артиллеристы, стрелявшие по пулемету, не получили бы таких хороших результатов, если бы они не смазывали своевременно канал ствола, не протирали его аккуратно и насухо перед стрельбой, не вытирали тщательно снаряды и гильзы при заряжании.


Все эти "мелочи" необычайно важны. Ствол орудия не терпит ни грязи, ни песка, ни воды. Достаточно попасть в ствол нескольким песчинкам, чтобы при выстреле на поверхности канала получились царапины. А каждая ничтожная царапина отзывается на скорости снаряда. Сырость в стволе вызывает появление ржавчины, вследствие чего поверхность канала ствола становится неровной. Точная стрельба при этом будет почти невозможной.


На скорость снаряда влияет также качество пороха в заряде. К сожалению, добиться полной однородности пороха невозможно. Заряды не бывают абсолютно одинаковыми, даже если они изготовлены в одно время и на одном заводе. Каждый заряд содержит порох несколько иного качества. Сгорание пороха происходит то чуть быстрее, то чуть медленнее, и это опять–таки приводит к тому, что снаряды вылетают с разными скоростями.


Кроме того, в состав пороха входят. летучие вещества – спирт и эфир. Они легко испаряются, и при неправильном хранении может получиться так, что в одном заряде они испарятся больше, а в другом меньше. В результате появятся большие отклонения от нормальной начальной скорости снарядов.


Особые предосторожности принимают артиллеристы при подготовке зарядов к стрельбе: они выкладывают заряды в тени, покрывают их ветками или брезентом, чтобы они не нагрелись и чтобы температура всех зарядов была одинакова. Иначе при разной температуре зарядов получатся разные начальные  скорости снарядов.


Разнобой в полете снарядов вызывается еще и тем, что самые снаряды не бывают в точности одинаковыми: снаряды хотя и очень незначительно, но отличаются один от другого весом. Трудно, даже невозможно, изготовить снаряды в точности одного веса: хоть на грамм, хоть на долю его, но непременно один снаряд окажется тяжелее или легче другого. А при одинаковой силе заряда снаряд меньшего веса вылетит из орудия с несколько большей скоростью, чем снаряд более тяжелый.


Эти даже незначительные различия в начальных скоростях уже сказываются на дальности полета снарядов. Если один снаряд 76–миллиметровой пушки образца 1943 года весит, например, 6200 граммов, а второй 6205, то при стрельбе на 2000 метров и при прочих равных условиях первый снаряд упадет на 1 метр дальше второго.


Уничтожить вполне эти различия практически невозможно. Но и здесь мы обязаны по возможности уменьшать эти различия.


Этого и добиваются артиллеристы для того, чтобы сделать стрельбу более точной. На  снарядах имеются отметки, указывающие на номер партии снарядов, на отклонение их веса от нормального. По этим отметкам артиллеристы сортируют снаряды и стреляют подряд только снарядами одной партии и одинакового веса.

Артиллерия

Рис. 237. Пучок траекторий снарядов


Кроме того, даже и по форме – хотя это незаметно на глаз – снаряды слегка отличаются один от другого. Более шероховатый снаряд быстрее теряет скорость и ближе падает. Снаряды с разными очертаниями испытывают различное сопротивление воздуха и падают в разных местах.


Наконец, на полете снарядов отзываются колебания температуры воздуха и ветер, его скорость и направление. Предположим, первый выстрел пришелся на тот момент, когда облако прикрыло солнце и поднялся ветер, дующий навстречу снаряду. А перед вторым выстрелом солнце выглянуло из–за облака и ветер стих. Из–за этого второй снаряд залетит на.несколько метров дальше, чем первый. Тут мы ничего не можем сделать: солнце и ветер не подчиняются нам.


Вывод из всего сказанного: абсолютного единообразия условий стрельбы достичь невозможно. Не существует и не может существовать такое орудие, которое бросало бы все свои снаряды в одну и ту же точку. Как бы тщательно мы ни вели стрельбу, наводя орудие в одну и ту же точку, все равно снаряды упадут в разные места. Один упадет немного дальше, другой ближе, один правее, другой левее. Значит стрельбу наших артиллеристов, уничтоживших пулемет с третьего снаряда, можно считать точной.


На рис. 237 показаны траектории летящих снарядов, выпущенных из одного орудия в возможно одинаковых условиях. Все эти траектории представляются в виде расходящегося пучка.Траектории можно увидеть, если стрелять трассирующими снарядами, оставляющими за собой дымный след.


Разбрасывания снарядов – их рассеивания – избежать невозможно. Но если рассеивание снарядов неизбежно, это еще не означает, что на него надо махнуть рукой. Отнюдь, нет.


Все, что в наших силах, мы должны сделать.


Мы должны, во–первых, до предела уменьшать рассеивание снарядов. Чем это достигается, вы знаете из только что рассказанного.


Мы должны, во–вторых, заранее учитывать рассеивание снарядов, чтобы оно не заставало нас врасплох, не путало наши расчеты, не причиняло нам непоправимого вреда.


Мы должны, в–третьих, выбирать на поле боя цель для стрельбы в соответствии с известным нам рассеиванием снарядов. Иначе, как мы скоро увидим, может получиться "стрельба из пушки по воробьям".


Для того чтобы справиться с этими задачами, надо изучить закон рассеивания снарядов.

Рассеивание снарядов подчиняется определенному закону

Невозможно предсказать точно, куда упадет выпущенный из орудия снаряд: тут в ваши расчеты вмешивается случайность. Зато, если вы выпустите из орудия, не изменяя наводки, много снарядов, произведете по цели, скажем, сотню выстрелов или больше, то уже можно предсказать, как упадут снаряды. Рассеивание снарядов только на первый взгляд происходит беспорядочно. На самом деле рассеивание подчиняется определенному закону.


Итак, вы произвели из орудия подряд 100 выстрелов. Ваши снаряды упали на расстоянии нескольких километров от орудия, разорвались и вырыли в земле 100 воронок. Как расположатся эти воронки?


Прежде всего, участок, на котором располагаются все воронки, имеет ограниченную площадь. Если очертить плавной кривой этот участок по крайним воронкам так, чтобы все воронки оказались внутри кривой, получится вытянутая в направлении стрельбы фигура, похожая на эллипс (рис. 238).

Артиллерия

Рис. 238. Рассеивание снарядов; справа вверху–примерное распределениесотни воронок


Но этого мало. Внутри эллипса воронки распределяются по очень простому правилу: чем ближе к центру эллипса, тем гуще, ближе одна к другой расположены воронки: чем дальше.от центра, тем они расположены реже, а у границ эллипса их совсем мало.


Таким образом, в пределах площади рассеивания всегда имеется точка, около которой оказывается наибольшее число попаданий; точка эта совпадает с центром эллипса. Эта точка называется средней точкой падения или центром рассеивания (см. рис. 238). Ей соответствует средняя траектория снарядов, проходящая в середине пучка всех траекторий. Если бы никакие случайности не вмешивались в стрельбу, то все снаряды полетели бы один за другИхМ по этой средней траектории и попали бы в центр эллипса.


Относительно средней точки падения все воронки группируются до известной степени симметрично. Если стать в средней течке падения, то можно заметить, что впереди этой точки упало снарядов примерно столько же, сколько и позади, а вправо примерно столько же, сколько и влево (см. рис. 238).


Таков закон рассеивания снарядов при стрельбе; не зная его, нельзя считать себя грамотным стрелком–артиллеристом. Зная этот закон, можно, например, рассчитать, сколько в среднем нужно выпустить снарядов по цели, чтобы иметь попадание.


Но чтобы извлечь из закона рассеивания всю пользу, которая в нем таится, нужно его сформулировать математически.

Артиллерия

Для этого прежде всего проведите через среднюю точку падения ось рассеивания по дальности (на рис. 238 – линия АБ). Перед этой осью и за ней число воронок будет одинаковым, то есть по 50. Теперь отсчитайте 25 воронок, расположенных ближе других к оси рассеивания по одну ее сторону, и отделите эти воронки линией, параллельной оси рассеивания (рис. 239). Ширина полученной полосы – очень важный показатель рассеивания; ее называют срединным отклонением по дальности. Если вы отложите такую же полосу по другую сторону оси рассеивания, то в ней также окажется 25 воронок. В этих двух смежных полосах заключена "лучшая" половина всех попаданий. Лучшая потому, что эти 50 попаданий легли наиболее густо около средней точки падения, считая по дальности.

Артиллерия

Рис. 239. Распределение сотни воронок в эллипсе рассеивания (в процентах)


Если и дальше откладывать вперед и назад полосы, равные срединному отклонению, то можно установить математическое выражение закона рассеивания по дальности. Полос получится всего 8, по 4 в каждую сторону от оси рассеивания (см. рис. 239). И в каждой полосе окажется определенное количество воронок, показанное на рисунке: оно выражено в процентах.


То же самое будет, если провести полосы не поперек, а вдоль эллипса. Только в этом случае получатся срединные отклонения по направлению, характеризующие боковое рассеивание (см. рис. 239).


25, 16, 7 и 2 процента – эти числа стоит запомнить, они пригодятся: это – численное выражение закона рассеивания. Из какого бы орудия вы ни стреляли, попадания снарядов распределятся по этому закону.


Конечно, если вы произведете немного выстрелов, то получите, быть может, не совсем такие числа. Но чем больше произведено выстрелов, тем яснее проявляется закон рассеивания.


Закон этот действителен во всех случаях: стрелять ли по малой цели или по большой, далеко или близко, из такого орудия, которое очень сильно рассеивает снаряды, или из такого, которое рассеивает снаряды мало, обладает, как говорят артиллеристы, большой "кучностью" боя. Вся разница будет в том, что в одном случае получится большой эллипс рассеивания, а в другом – маленький.


Чем больше эллипс, чем шире каждая из его .восьми полос, тем, значит, рассеивание больше. Наоборот, чем эллипс меньше, чем каждая из его восьми полос >>же, тем, значит, рассеивание меньше.


По величине срединного отклонения вы можете, таким образом, судить о величине рассеивания, о кучности боя орудия.


Из предыдущих рисунков ясно видно, что боковое срединное отклонение меньше, чем срединное отклонение по дальности. Это значит, что орудие больше рассеивает снаряды по дальности (вперед–назад), чем в стороны (вправо–влево).


Мы уже знаем, что траектории снарядов, если смотреть на них от орудия, имеют вид расходящегося пучка (см. рис. 237). Ясно, что траектории разойдутся тем сильнее, чем на большую дальность мы стреляем. Таким образом, при стрельбе на разные дальности получаются разные эллипсы рассеивания. Примерные размеры эллипсов рассеивания для двух орудий при стрельбе на разные дальности показаны на рис. 240.


В бою всегда приходится помнить о рассеивании и считаться с ним. Именно поэтому, прежде чем начать стрельбу по цели, артиллерист должен продумать, сколько приблизительно понадобится снарядов, чтобы эту цель поразить, есть ли смысл тратить на нее такое количество снарядов.

Артиллерия
Артиллерия

Рис. 240. Чем больше дальность стрельбы, тем больше рассеивание; у гаубицы рассеивание снарядов до дальности обычноменьше, чем у пушки


Если цель небольших размеров, то для попадания в нее нужно" истратить очень много снарядов. А если такая цель еще и маловажная, то вести огонь по ней вообще не имеет смысла: в бою дороги каждый снаряд и каждая минута.


Стрелять из артиллерийского орудия в боевой обстановке – это не то, что стрелять из ружья в тире, где много занимательных фигур – целей. В тире можно стрелять по любой цели, в бою же от артиллериста требуется не только умение стрелять, но и умение правильно выбирать цель.


Вот вражеский мотоциклист показался в 5 километрах от нашей огневой позиции. В бинокль его отлично видно на фоне неба. Вы видите, что мотоциклист остановился. Быть может, он выехал на разведку? Имеет ли, однако, смысл открыть по этой цели огонь из пушки? Посмотрите на рис. 240. При стрельбе из 76–миллиметровой пушки образца 1942 года на дальность 5 километров получается эллипс рассеивания длиной 224 метра и шириной 12,8 метра; площадь такого эллипса около 2,5 тысяч квадратных метров. Можно ли при этих условиях рассчитывать на попадание в отдельного мотоциклиста не только целым снарядом, но даже отдельным осколком? Очевидно, для этого надо потратить очень много снарядов без всякой уверенности в успехе стрельбы. А так как цель эта в данный момент ничем особо не вредит нашим войскам, стрельба по ней явно не имеет смысла – это была бы действительно "стрельба из пушки по воробьям".


Из–за рассеивания снарядов стрелять по мелким, неважным, удаленным целям – бессмысленно. Но бывают случаи, когда рассеивание причиняет крупные неприятности. Так, например, если наша артиллерия ведет стрельбу через нашу пехоту, примерно на 3–4 километра, то находиться ближе 200–250 метров от цели уже опасно. В этом случае из–за рассеивания по дальности наша пехота может быть поражена не только осколками, но и целыми снарядами. Поэтому, когда наша пехота подойдет к цели ближе чем на 250 метров, артиллерия, стреляющая через пехоту, сейчас же переносит огонь дальше и предоставляет пехоте бороться с ближними целями своими средствами.


Если же артиллерия ведет не фронтальный, а фланговый огонь, то есть с  позиции, находящейся сбоку (рис. 241), то своя пехота может подойти к цели значительно ближе: в этом случае опасно боковое рассеивание снарядов, а оно, как мы знаем, всегда значительно меньше, чем рассеивание по дальности.


По той же причине, как видно из рис. 241, фланговый огонь артиллерии наносит гораздо большее поражение вытянутым вдоль фронта окопам противника, чем огонь фронтальный.


Кроме рассеивания по дальности и рассеивания по направлению, имеется еще рассеивание по высоте. Иначе и не может быть: ведь снаряды летят не по одной и той же траектории, а расходящимся пучком. Если поставить на пути летящих снарядов большой деревянный щит так, чтобы каждый летящий снаряд пробил в нем отверстие, то можно увидеть рассеивание по высоте (рис. 242).

Артиллерия

Рис. 241. Фланговый огонь по окопам противника, расположенным вдоль фронта, выгоднее фронтального; пунктиром обведены площади рассеивания снарядов


Рассеивание по высоте обычно бывает меньше, чем рассеивание по дальности. На рис. 242 показаны вертикальный и горизонтальный эллипсы рассеивания при стрельбе уменьшенным зарядом из 76–миллиметровой пушки образца 1942 года на 1200 метров, – длина вертикального эллипса всего только 4 метра, а горизонтального – 112 метров. Лишь на предельных дальностях стрельбы из этой пушки рассеивание по высоте может превзойти рассеивание по дальности, что объясняется большой крутизной нисходящей ветви траектории. То же бывает при стрельбе из гаубиц, если угол возвышения превышает 45°.

Артиллерия

Рис. 242. Площадь рассеивания снарядов по высоте меньше площади рассеивания по дальности


При небольшом рассеивании по высоте и небольших дальностях стрельбы легко поражать такие цели, которые выдаются над поверхностью земли. В этих условиях, например, происходит стрельба прямой наводкой по танкам, по амбразурам оборонительных сооружений. Здесь меньше всего сказывается вредное влияние рассеивания.

Для чего надо знать закон рассеивания?

Понятие "рассеивание" и "кучность" противоположны одно другому. Чтобы быстрее поражать цели, нужно прежде всего добиться от орудия наибольшей возможной для него кучности боя, то есть наименьшего рассеивания снарядов. .


А для этого, как мы уже говорили, нужно очень бережно обращаться с орудием, тщательно и однообразно наводить его, подбирать снаряды одной партии и одного веса, тщательно заряжать и так далее. Только при этих условиях снаряды упадут кучно, близко один к другому.


Но всего этого мало для успешного поражения цели: орудие может посылать снаряды кучно, и все же ни один снаряд не попадет в цель. Так получится, если вы не метко стреляете, то есть если взят неправильный прицел или сделана ошибка в направлении. Иными словами, так получается, когда средняя точка падения не совпадает с целью (рис. 243).


Метким артиллеристом мы называем такого стрелка, который умеет свои снаряды направить так, чтобы средняя траектория проходила через цель (рис. 244). Только в этом случае можно ожидать быстрого поражения цели, так как цель окажется как раз в той части эллипса рассеивания, где снаряды падают наиболее густо.


Тут возникает вопрос: как во время стрельбы узнать, что средняя траектория прошла через цель или близко от нее?


Ведь это воображаемая траектория в середине пучка всех траекторий. По каким признакам можно догадаться, где прошла эта средняя траектория?


При отсутствии рассеивания вопрос решился бы просто. Если б вы получили при первом выстреле разрыв перед целью, то есть недолет, то знали бы наверное, что этот недолет не случаен, а вызван ошибкой в ваших расчетах. Вам было бы достаточно узнать расстояние от первого разрыва до цели и соответственно. изменить установку прицела. Тогда, наверное, траектория прошла бы близко от цели .и даже, может быть, через цель. Так просто поступили бы вы, если бы не существовало рассеивания.


Но рассеивание сильно осложняет дело.


Если первый разрыв оказался недолетом, эта еще не значит, что прицел взят неправильно " средняя траектория снарядов недолетная. Недолет мог быть случайным: недолеты можно получить и тогда, когда установка прицела взята правильно и средняя траектория проходит как раз через цель; недолет может случиться даже и при перелетной средней траектории.


На рис. 245 показан такой случайный недолет, когда средняя траекторий проходит за целью. В этом случае, даже при недолете, нужно не прибавлять, а, наоборот, убавлять прицел, чтобы подвести среднюю траекторию к цели.

Артиллерия

Рис. 243. Средняя траектория проходит перед целью

Артиллерия

Рис. 244. Средняя траектория проходит через цель

Артиллерия

Рис. 245. Средняя траектория проходит за целью, но снаряд в результате рассеивания все же не долетел до цели


Таким образом, получив один недолет или перелет, еще нельзя с уверенностью сказать, где именно проходит средняя траектория, какой прицел правилен. Это можно решить, только выпустив несколько снарядов.


Действительно, если при перелетной средней траектории сделать несколько выстрелов, то большая часть разрывов окажется за целью, а меньшая часть – перед целью. Это получится потому, что на основании закона рассеивания большая часть разрывов сгруппируется поблизости от средней точки падения, а она. в нашем примере находится за целью (см. рис. 245).


Отсюда можно вывести правило: если при определенной установке прицела перелетов получено больше, чем недолетов, то более вероятно, что средняя траектория проходит за целью. И, наоборот, если недолетов получается больше, чем перелетов, то более вероятно, что средняя траектория проходит перед целью (рис. 246).


Ну, а если средняя траектория проходит как раз через цель?

Артиллерия

Тогда разрывы распределяются численно симметрично относительно средней точки падения (цели), то есть получается приблизительно равное число недолетов и перелетов. Это признак того, что стрельба ведется правильно (рис. 247).

Артиллерия

Рис. 246. Распределение перелетов и недолетов относительно цели в процентах, когда средняя траектория проходит за целью в двух срединных отклонениях и когда средняя траектория проходит перед целью в одном срединном отклонении


Чтобы добиться этого, приходится обычно не раз изменять установки прицела и испытывать их несколькими выстрелами. Чтобы быстрее решить эту задачу, артиллеристы пользуются специально разработанными правилами.

Артиллерия

Рис. 247. Равенство недолетов и перелетов показывает, что средняя траектория проходит через цель


Итак, знание закона рассеивания помогает решать основной вопрос, как надо стрелять, чтобы поразить цель быстро, при наименьшем расходе снарядов.

С какой вероятностью можно ожидать попадания в цель?

Артиллериста всегда интересует еще и такой вопрос: какая часть выпущенных им снарядов может попасть в цель, а какая может пролететь мимо?


Иначе говоря: какова вероятность попадания в цель? Ответ на этот вопрос дает тот же закон рассеивания снарядов.


Вероятность попадания выражают обычно в процентах. Так, например, если говорят: вероятность .попадания © цель – 20 процентов, то это означает, что на каждые 100 выпущенных снарядов можно ожидать 20 попаданий, остальные же 80 снарядов, вероятно, дадут промах.


Для определения вероятности попадания приходится учитывать:

■ величину площади рассеивания (срединные отклонения);

■ размеры цели;

■ удаление средней точки падения (средней траектории) от цели;

■ направление стрельбы относительно расположения цели.

Артиллерия

Рис. 248. Площадь рассеивания меньше площади рощи: средняя траекторияпроходит через центр рощи–все снаряды попадут в цель


Допустим, что нужно вести огонь по роще, в которой укрываются танки и пехота противника. Роща занимает в глубину 300 метров и в ширину 100 метров (рис. 248). 76–миллиметровая пушка образца 1942 года стреляет гранатой. Дальность стрельбы – 3800 метров. При этой дальности площадь рассеивания имеет в глубину 136 метров, а в ширину – 13 метров. Таким образом, площадь рассеивания в несколько раз меньше площади цели. Значит, если прицел взят правильно, и средняя траектория пройдет через середину рощи, то сколько бы ни было выпущено снарядов, все они непременно попадут в рощу. В этом случае вероятность попадания в рощу равна 100 процентам.

Артиллерия

Рис. 249. Площадь рассеивания меньше .площади рощи; средняя траектория проходит через край рощи–в цель попадает 50% снарядов


Рассматривая рис. 248, можно заметить, что при обстреле большой площади рассеивание снарядов становится положительным явлением – оно помогает быстрее поразить цель. При тех размерах эллипса рассеивания, которые показаны на рис. 248, для обстрела всей рощи стреляющему потребуется перемещать эллипс вперед, назад и в стороны, то есть вести стрельбу не на одной, а на нескольких установках прицела и угломера. Очевидно, число этих установок будет тем меньше, чем больше рассеивание.


Нужно ли быть метким стрелком, чтобы попасть в такую большую цель? Конечно, нужно. Ведь если стреляющий назначит не совсем верный прицел и направит среднюю траекторию не в центр рощи, а, скажем, в ее передний край, то половина снарядов не попадет в цель, не долетит до рощи. Вероятность попадания будет всего 50 процентов (рис. 249).

Артиллерия

Рис. 250, Средняя траектория проходит через передний край проволочного заграждения; при стрельбе на первом заряде вероятность попадания 25%


Возьмем цель, размеры которой меньше площади рассеивания, и рассчитаем вероятность попадания. Мы увидим, что для поражения такой цели большое значение имеет не только совпадение средней траектории с серединой цели, но и кучность боя орудия.


Требуется, например, сделать проход в проволочном заграждении, причем глубина его 20 метров. Положим, что стрельба ведется из 122–миллиметровой гаубицы образца 1938 года на первом заряде. Дальность стрельбы – 1800 метров, при этом срединное отклонение по дальности равно 20 метрам. Спрашивается: какова вероятность попадания в проволочное заграждение, если средняя траектория проходит "через его передний край?

Артиллерия

Рис. 251. Средняя траектория проходит через передний край проволочного заграждения; при стрельбе на четвертом заряде вероятность попадания 41%


На рис. 250 показано положение площади рассеивания и цели. Площадь рассеивания разделена на полосы (срединные отклонения), в каждой полосе проставлена вероятность попадания в процентах.


Из рисунка видно, что цель накрывается одной полосой, содержащей 25 процентов попаданий. Таким образом, можно ожидать, что из 100 выпущенных снарядов в проволоку попадет 25, а остальные пролетят мимо, то есть вероятность попадания равна 25 процентам и вероятность промаха 75 процентам.


По той же цели из того же орудия выгоднее вести стрельбу не на первом, а на четвертом заряде. При стрельбе на четвертом заряде на 1800 метров срединное отклонение по дальности равно не 20, а 10 метрам, следовательно, рассеивание снарядов меньше, а вероятность попадания больше. Положение площади рассеивания и цели для этого случая показано на рис. 251. Проволочное заграждение глубиной 20 метров покрывается уже не одной, а двумя полосами–, с 25 и с 16 процентами попаданий. Вероятность попадания в этих условиях составляет 25–|–16= – 41 процент.


Таким образом, подбирая подходящий заряд, обеспечивающий большую кучность боя, можно добиться большей вероятности попадания. Вероятность попадания была 25 процентов, а стала 41 процент.


Попробуйте рассчитать вероятность попадания в такое же проволочное заграждение на дальности 1800 метров, но при более меткой стрельбе, когда средняя траектория проходит не через передний край заграждения, а через его середину. Вы увидите, что вероятность попадания еще возрастет. Она станет равна 50 процентам.


Сделать подсчет вероятности попадания всегда полезно, особенно при стрельбе на большие дальности и по небольшим целям; такая стрельба может быть сопряжена со значительным расходом снарядов.


Так, если бы мы стали стрелять из 122–миллиметровой гаубицы на 5 километров по блиндажу размером 20–25 квадратных метров, то вероятность попадания была бы примерно 2%. Это значит, что для получения одного попадания в цель пришлось бы израсходовать в среднем сотню снарядов. Ясно, что такую стрельбу вести невыгодно.


В подобных случаях для увеличения вероятности попадания стрельбу следует вести с небольшой дальности. Во время Великой Отечественной войны так обычно и поступали.


Увеличение вероятности попадания, а следовательно, и повышение точности стрельбы зависит не только от умения командира вести огонь, но и в большей степени от работы наводчика, выполняющего поданные ему команды. От наводчика требуется возможно точнее наводить орудие при каждом выстреле.

Артиллерия

Глава 10. Подготовка орудия к выстрелу

Артиллерия

Из походного положения в боевое

76–миллиметровая пушка образца 1942 года только что прибыла на огневую позицию. Она была прицеплена к тягачу, который шел по укрытому, заранее разведанному пути.


Как только тягач остановился, пушку отцепили от него и поставили на ровной горизонтальной площадке дулом в сторону противника. Тягач же отвели в укрытое место, неподалеку от огневой позиции.


Настал момент, когда пушка должна приступить к боевой работе.


Послышалась команда: "К бою!"


Солдаты, обслуживающие пушку, – номера орудийного расчета – сразу принялись выполнять эту команду, то есть переводить пушку из походного положения в боевое. Как это делается?


Прежде всего наводчик снимает чехол с прицела, достает из ящика (на щите) прибор для наводки, называемый панорамой, и устанавливает его на прицеле (рис. 252). Остальные номера орудийного расчета – замковый, заряжающий, установщик и снарядные – выполняют свои обязанности, помогая друг другу и в первую очередь наводчику. Они отвязывают принадлежности, которые были закреплены на лафете во время похода, снимают чехлы, откидывают правила станин, разводят станины в стороны, подготовляют боеприпасы к стрельбе.


Все выполняется строго по установленным правилам, быстро и сноровисто. Каждый номер орудийного расчета знает свое место у орудия и работает без суеты, без лишних движений. Хорошо обученному орудийному расчету, работающему при легкой пушке или гаубице, для приведения орудия в боевое положение требуется время, исчисляемое секундами. Существуют, правда, и такие орудия, для перевода которых из походного положения в боевое требуются не секунды, а минуты и даже часы. Но это – тяжелые орудия крупных калибров, их обычно

Артиллерия

Рис. 252. Что делает орудийный расчет по команде "К бою"


устанавливают на хорошо укрытых позициях и вступают они в бой не сразу после занятие позиции.


Итак, наше орудие готово к бою. Теперь надо навести его в цель,

Горизонтальная наводка

Надо прежде всего повернуть орудие вправо или влево так, чтобы его ствол "глядел" в том направлении, в котором находится цель. Называется эго горизонтальной наводкой.


Еще полсотни лет тому назад артиллерийские орудия наводили в цель очень просто: примерно так, как мы сейчас прицеливаемся из винтовки. К стволу орудия того времени была прикреплена мушка (рис. 253), а на казенной части находился выдвижной прицел с целиком, снабженным прорезью. Наводчик глядел через эту прорезь на мушку, а правильно по его указанию поворачивал орудие. Как только–взор наводчика упирался р цель, правильный останавливал орудие: ствол орудия был направлен в сторону цели.

Артиллерия

Рис. 253. Как изменилась легкая пушка за 65 лет


На стволе современного орудия вы не найдете ни целика, ни мушки. И, однако, горизонтальная наводка его производится очень быстро и точно. Достигается это при помощи специальных оптических прицельных приспособлений, которые установлены на орудии слева от ствола. Они связаны со стволом, и если ствол поворачивать, то и они поворачиваются вместе с ним.

Артиллерия

Рис. 254, Орудийная панорама


Основным прибором для прицеливания орудия является панорама (рис. 254). По своему устройству панорама похожа на перископ: окуляр ее расположен ниже, чем объектив. Окуляр находится за щитом орудия, а "головка" панорамы, направляющая лучи света в объектив, выдается над щитом, когда верхняя его часть опущена, или смотрит в специальное окно в щите. Благодаря этому наводчику не нужно высовываться из–за щитового прикрытия. Он видит цель, оставаясь защищенным от пуль и мелких осколков снарядов противника.


Загляните в окуляр панорамы. Вы увидите в ней изображение местности, которая покажется вам значительно ближе, чем вы видели ее невооруженным глазом: панорама дает четырехкратное увеличение. Это помогает артиллеристам точно наводить орудие в удаленные местные предметы или цели, которые простым глазом видны плохо или вовсе не видны.


Тут же на изображении местности в панораме вы увидите перекрестие (рис. 255), которое заменяет мушку и прорезь прицела старинных орудий. Как и в бинокле или в стереотрубе, это перекрестие нанесено на особом стекле, расположенном перед окуляром. Если панорама установлена в расчете на "прямую наводку", то есть на наводку непосредственно в цель, то перекрестие ее "смотрит" в ту же сторону, куда направлен и ствол орудия (рис. 256).

Артиллерия

Рис. 255, Что видит наводчик, наблюдая в орудийную панораму, и как видел бы он ту же местность невооруженным глазом


Значит, чтобы придать стволу направление в цель при установке панорамы для прямой наводки, достаточно направить в эту цель вертикальную черту перекрестия панорамы. Конечно, совмещать перекрестие панорамы с целью надо, отнюдь не трогая самую панораму, а поворачивая ее на месте ео стволом орудия. Этим и будет выполнена горизонтальная наводка орудия.

Артиллерия

Рис. 256. Панорама установлена для прямой наводки; оптическая ось панорамы и ось канала ствола направлены параллельно, в одну сторону

Кольцо угломера и кольцо барабана

Но так просто выполнять горизонтальную наводку орудия артиллеристам приходится не всегда. Гораздо чаще цель от орудия не видна, и в таких случаях орудие наводят в цель, пользуясь вспомогательной точкой наводки, которая может быть расположена с любой стороны от орудия – впереди, сзади, слева, справа. Поэтому панорама устроена так, что перекрестие ее можно направлять в любую сторону, сохраняя неподвижным ствол орудия и поворачивая лишь головку панорамы. А чтобы повернуть головку панорамы, нужно вращать соединенный с ней барабан угломера (рис. 257).

Артиллерия

Рис. 257. Вращая барабан угломера, можно повернуть головку панорамы на любой угол и направить перекрестие в любую сторону


Поворачивая головку панорамы, можно, таким образом, видеть местность справа, слева и сзади от орудия.


Наводчику при этом не нужно поворачиваться: он продолжает смотреть в окуляр, который неподвижен и направлен всегда параллельно стволу орудия.


Для того чтобы и при повернутой головке панорамы направить орудие ц цель, нужно, очевидно, знать каждый раз совершенно точно, на какой угол повернута головка. В этом отношении панорама устроена очень удобно. Она сама показывает, на какой угол повернулась ее головка.


На головке панорамы укреплено кольцо угломера, разделенное черточками на 60 равных делений (см. рис. 254). Каждое такое деление равно 1/60 части окружности, или, говоря артиллерийским языком, составляет 100 "тысячных".


Против кольца угломера на корпусе панорамы имеется неподвижный указатель. Когда поворачивают головку панорамы, вместе с ней поворачивается и кольцо угломера, а деления этого кольца проходят мимо указателя.


Деления на кольце угломера нанесены по направлению движения часовой стрелки. Стоит взглянуть на деление против указателя, как сразу поймешь, на какой угол повернулась головка панорамы. При повороте головки влево получится угол больше 30 делений, а при повороте вправо – меньше 30 делений.


Когда головка панорамы установлена в расчете на прямую наводку, тогда против указателя на кольце угломера должно стоять число 30. Такое положение головки панорамы называется основным. Это надо запомнить; ведь тогда, не задумываясь, мы сможем быстро возвращать головку панорамы в ее основное положение, то есть так, чтобы она "глядела" по стволу вперед. Нужно просто поворачивать барабан угломера, соединенный с головкой панорамы, до тех пор, пока против указателя не окажется деление кольца угломера, обозначенное числом 30.


Благодаря кольцу угломера можно измерять угол поворота головки с точностью до 100 "тысячных" – до одного деления кольца. Но такая точность нас не удовлетворяет: наводка получилась бы слишком грубой.


Для более точного измерения углов, а следовательно, и для более точной наводки у панорамы, кроме кольца угломера, имеется еще кольцо барабана.


Кольцо барабана разделено на 100 частей. Каждому делению кольца барабана соответствует поворот головки панорамы всего на одну "тысячную". Если же заставить барабан сделать полный оборот, на все 100 делений, то головка панорамы повернется на 100 "тысячных", то есть как раз на одно деление кольца угломера. Таким образом, кольцо барабана позволяет уточнять наводку до одной "тысячной". Такая точность в 100 раз больше по сравнению с точностью, которую дает кольцо угломера панорамы. Одна "тысячная" – это настолько незначительный угол, что соответствующий ему поворот головки панорамы нельзя Заметить на глаз.

Артиллерия
Артиллерия
Артиллерия

Рис. 258. Положение оптической оси панорамы по отношению оси канала ствола при различных установках угломера:А – основная установка угломера 30–00; Б – установка угломера 38–10, оптическая ось панорамы побернулась влево на угол 8–10; В – установка угломера 26–20, оптическая ось панорамы повернулась вправо на угол 3–80


Если головка панорамы находится в основном положении, при котором против указателя на кольце угломера стоит деление 30, надо еще повернуть кольцо барабана так, чтобы против его указателя стояло деление 0. Тогда панорама будет точно установлена для прямой наводки (установка 30–00, см. рис. 256, левая фигура).


Вспомним, что артиллёристы пишут и произносят "тысячные" наподобие номера телефона. Мы теперь видим, что первые две цифры относятся к делениям кольца угломера, а две последние–к делениям кольца барабана. Так, например, по команде 38–10 надо поставить на кольце угломера 38, а на кольце барабана 10; по команде же 26–20 на кольце угломера надо поставить 26, а на кольце барабана 20. На рис. 258 показано, на какой угол при этих установках повернется головка панорамы относительно своего основного положения. При установке 38–10 оптическая ось панорамы (линия 30–0) будет отклонена от оси канала ствола влево на угол 8–10, а при установке 26–20 – вправо на угол 3–80.

Как надо выполнять горизонтальную наводку

Вы – наводчик. Вам дана задача: навести орудие в цель – пока только по направлению. Если вы поняли устройство панорамы, то, конечно, справитесь с этой задачей.


Вот вы подходите к орудию и замечаете по положению ствола, что орудие направлено мимо цели, гораздо правее ее (рис. 259,Л). Вы заглядываете в окуляр панорамы и видите, что перекрестие смотрит еще правее: головка панорамы, очевидно, отклонена от основного положения.


Вы беретесь правой рукой за барабан угломера и, поворачивая его, устанавливаете сначала против указателя кольца угломера деление 30, а затем против указателя барабана деление 0. При этих установках – вы помните – перекрестие панорамы направлено строго в ту сторону, куда "глядит" ствол (рис. 259,5).


Теперь можно приниматься за наводку орудия. Что для этого нужно сделать?


Прежде всего вы поворачиваете орудие дулом влево, отнюдь не трогая панорамы. В этом деле, если нужно, вам помогают заряжающий и установщик. Они берутся за правйла и, пользуясь ими как рычагами (рис. 259,5), по вашему указанию придают орудию грубое направление на цель. В это время вы смотрите в окулярную трубку панорамы н, как только увидите, что цель оказалась вблизи перекрестия панорамы, даете заряжающему и установщику знак рукой, чтобы они оставили правила. Теперь вы сами производите наводку более точно (рис. 259, Г). Вы беретесь за маховик поворотного механизма и вращаете его до тех пор, пока вертикальная черта перекрестйя панорамы не совпадет ч? целью.


Так при помощи поворот: ного механизма выполняется горизонтальная наводка.


Как устроен поворотный механизм, показано на рис. 260. Действует он плавно, и для вращения маховика не требуется больших усилий.

Артиллерия

Рис. 259. Выполнение горизонтальной наводки орудия а видимую ох него цель

Цель не видна от орудия

Навести орудие в видимую от него цель, как вы могли убедиться сами,–дело нетрудное. Гораздо сложнее навести орудие в цель, которую вам не видно.


Сначала может показаться, что в таком случае вообще невозможно направить орудие в цель. Было время, когда артиллерия вела стрельбу только с открытых огневых позиций. Но русские артиллеристы еще в конце XIX века доказали, что можно вести стрельбу и с закрытых огневых позиций, когда цель не видна от орудия.


Посмотрим, как это делается.


Вы знаете, что в артиллерии, желая указать цель, называют угол между целью и ориентиром в "тысячных", причем пользуются для измерения угла биноклем и стереотрубой. Подобно этому для назодки орудия в невидимую цель нужно знать угол между целью и хорошо видимым от орудия удаленным местным предметом. Измеряют этот угол очень точно – в "Тысячных".

Артиллерия

Рис. 260. Так устроен поворотный механизм 76–миллиметровой пушки образца 1942 года (схема): вращение маховика передается валу с маткой, которая навинчивается на винт или свинчивается с него; при этом верхний станок вместе со стьо~ лом поворачивается в горизонтальной плоскости


Предположим, что ствол орудия смотрит в цель и панорама при этом находится в основном положении, то есть направление оптической Оси панорамы совпадает с направлением ствола. Тогда против указателя на кольце угломера, как вы уже знаете, стоит деление 30, а на кольце барабана – 0. Иными словами, на панораме установлен угломер 30–00.


Если теперь, стоя около орудия, вы найдете на местности хорошо видимый удаленный предмет и измерите угол между направлением ствола орудия и направлением на этот предмет, то вы уже тем самым как бы "привяжете" цель к этому предмету. Выбрать один или несколько таких предметов можно где угодно – впереди, сзади, слева или справа от орудия, Валено только, чтобы выбранные удаленные предметы, называемые в артиллерии точками наводки (Тн), отчетливо выделялись на местности и были видны в панораму.


Положим, вы выбрали две точки наводки – мачту антенны справа сзади от орудия и ствол дерева впереди и несколько левее орудия (рис. 261). Наблюдая в окуляр, вы поворачиваете головку панорамы и совмещаете ее перекрестие сначала с мачтой антенны, а потом с деревом. При повороте головки панорамы орудие остается неподвижным, поэтому между направлением оси канала ствола и оптической осью панорамы каждый раз образуется некоторый угол, который вы можете легко определить, если прочитаете отсчет против указателей панорамы.


На панораме уже не будет установки 30–00. Лишь только вы повернете головку панорамы, установка изменится. Когда вертикальная черта перекрестия панорамы совпадет с мачтой антенны, показание колец будет, скажем, 12–10, а когда эта черта совпадет со стволом дерева, показание колец будет 30–20.


Что это вам дает? Зная эти обе установки угломера, вы можете сказать, что цель находится на 17–90 влево от мачты антенны (соответственно установке 12–10) или на 0–20 вправо от дерева (соответственно установке 30–20).

Артиллерия

Рис. 261. Так "отмечают" по точке наводки наведенное в цель орудие

Артиллерия

Рис. 262. Так восстанавливают наводку, если она сбилась


Получаются эти углы очень просто. Нужно вычесть полученную установку угломера из 30–00, если она меньше 30–00, или вычесть 30–00 из полученной установки угломера, если она больше 30–00, и вы узнаете величину угла, на который повернулась головка панорамы. В нашем примере надо для первого случая из 3000 делений вычесть 1210 делений, а для второго случая из 3020 делений вычесть 3000 делений, в результате получим 1790 делений или 17–90 и 20 делений или 0–20.


Таким образом, направление на цель может быть точно определено, если известна установка угломера, полученная после совмещения вертикальной черты перекрестия с точкой наводки, или если известен угол, на который в этом случае повернулась головка панорамы.


На практике очень важно знать установку угломера по точке наводки. Ведь может случиться, что видимая вначале цель затем, в ходе боя, станет плохо видна от орудия: впереди, например, появится дым. Наводка же после одного или нескольких выстрелов собьется, потеряет точность. Чтобы суметь в таких условиях вновь навести орудие в цель, и нужно, заранее выбрав точку наводки, совместить с ней перекрестие панорамы, не трогая самого орудия, а лишь поворачивая головку панорамы. В этом случае говорят, что орудие "отмечается" по точке наводки (см. рис. 261).


Понятно, что если наводка "отмеченного" орудия (рис. 262, А) почему–либо собьется, то есть ствол орудия повернется вправо или влево от цели на какой–то угол, то на такой же угол отойдет и перекрестие панорамы от точки наводки (рис. 262, Б).

Артиллерия

Рис. 263. Основное направление стрельбы на огневой позиции обозначено двумя вехами


Но это вас не должно страшить: вы всегда сможете восстановить наводку, даже не видя цели. Для этого нужно, не трогая панорамы, повернуть при помощи поворотного механизма ствол орудия так, чтобы вертикальная черта перекрестия панорамы снова совместилась с точкой наводки. Понятно, что и ствол вернется при этом как раз в свое прежнее положение, будет снова "глядеть" туда, где находится невидимая цель (рис. 262, В). Итак, при отмечании орудия приходится поворачивать только головку панорамы, не трогая самого орудия, а при наводке – поворачивать все орудие, не трогая панорамы.


Все, о чем мы сейчас с вами говорили, относится к стрельбе с открытой огневой позиции, когда первоначальное направление орудию Придается прямой наводкой, то есть непосредственно в видимую цель.


Но представьте себе, что орудие заняло закрытую огневую позицию, с которой цели не видно. Как в таком случае навести орудие в цель?


Надо сказать, что на закрытой огневой позиции орудие находится значительно дольше, чем на открытой. Если время пребывания орудия на открытой огневой позиции исчисляется минутами, то на закрытой огневой позиции оно обычно исчисляется днями, неделями и даже большими сроками.


Стреляя с открытой огневой позиции, орудие сразу обнаруживает себя противнику, поэтому, поразив одну–две цели, оно должно немедленно оставить позицию и уйти в укрытие. Стрельба с закрытой огневой позиции ведется в более спокойной обстановке. Здесь орудие не обнаруживает себя противнику, поэтому оно может вести огонь в любое время по многим различным целям. В этих условиях орудие, только что занявшее огневую позицию, не направляют сразу в цель; ему придают так называемое основное направление стрельбы. Другими словами, орудие устанавливают так, чтобы было удобно его поворачивать вправо и влево при наводке в любую цель, которая может появиться по ту или другую сторону от основного направления:


Основное направление стрельбы на огневой позиции обозначают двумя вехами, установленными впереди орудия, при этом ближняя веха должна стоять в створе: орудие – дальняя веха. В таком случае наводчик устанавливает иа панораме угломер 30–00, как при прямой наводке, и при помощи поворотного механизма совмещает перекрестие панорамы с вехами (рис. 263). Тогда ствол орудия будет "смотреть" в основном направлении. После этого наводчик отмечается по точке наводки и прочитывает на панораме установку угломера основного направления.


Может случиться, однако, что орудие прибыло на позицию, а основное направление еще не обозначено вехами. Тогда командир орудия должен скомандовать наводчику заранее рассчитанный угломер основного направления и указать при этом точку наводки. Этому угломеру будет соответствовать некоторый определенный угол между основным направлением и направлением на точку наводки.


Допустим, подана команда: "Угломер 24–10, наводить в левый край трубы дома, что справа впереди орудия".


Что делает наводчик? Он ставит угломер 24–10, то есть подводит к указателю кольца угломера деление 24, а к указателю кольца барабана деление 10. После этого он смотрит в окуляр панорамы и видит, что вертикальная черта перекрестия не совпадает с точкой наводки; положим, что она отклонилась влево (рис. 264, А). Тогда, действуя только поворотным механизмом, наводчик поворачивает ствол орудия вправо до тех пор, пока вертикальная черта перекрестия не совместится с точкой наводки. При этом, если приводится поворачивать орудие на большой угол, передвигают станины. Таким образом, орудию будет придано основное направление (рис. 264, Б).

Артиллерия

Рис. 264. Можно придать орудию направление по скомандованному угломеру


Теперь можно быстро направить орудие в любую. цель, надо знать только угол между направлением на цель и основным направлением. Этот угол определяет командир батареи, который находится не на огневой Познани, а на своем наблюдательном пункте.


Вот появилась цель влево от основного направления. Надо повернуть орудие в сторону цели, предположим, левее на 1–10 (рис. 265, А). Как это делается?


Каждый наводчик знает правило: по команде "Левее" угломер надо уменьшить, а по команде "Правее" – увеличить. В данном случае наводчик должен уменьшить установку угломера на 1–10. На панораме стоял угломер 24–10. Теперь надо поставить 23–00. Как видно на рис. 265, на при уменьшении установки угломера на угол 1–10 оптическая ось панорамы (линия 30–0) повернется вправо на этот угол, и вертикальная черта перекрестия не будет совпадать с точкой наводки.

Артиллерия

Рис. 265. Как навести орудие в цель, если известен угол между основным направлением и направлением на цель


Если же теперь наводчик, действуя поворотным механизмом, снова совместит вертикальную черту перекрестия с точкой наводки, то орудие повернется влево на угол 1–10 и будет направлено в цель (рис. 265, Б).


Так, пользуясь вспомогательными точками наводки, можно наводить орудие, не видя цели.

Вертикальная наводка

Итак, вы ознакомились с приемами горизонтальной наводки и можете придать стволу орудия направление на цель.


Надо еще знать, как придать стволу требуемый угол возвышения, чтобы снаряд пролетел расстояние от орудия до цели. Ствол должен быть поставлен под некоторым определенным углом к горизонту. Называется это вертикальной наводкой. Достигается такая наводка изменением положения ствола в вертикальной плоскости. Для вертикальной наводки служит специальный прибор, имеющийся на орудии, – прицел.


Основные части прицела (рис. 266) – стебель, дистанционный барабан и боковой уровень.


Стебель прицела – это изогнутый по дуге брусок, на верхнем конце которого помещается в корзинке знакомая уже вам панорама. Стебель может выдвигаться вверх и опускаться вниз в дуговом пазе корпуса прицела. Чтобы выдвинуть или опустить стебель, нужно вращать маховик прицела. С этим же маховиком соединен дистанционный барабан, на наружной поверхности которого имеется несколько шкал с делениями. Шкалы эти предназначены для стрельбы различными снарядами. При вращении маховика прицела вращается и дистанционный барабан, а его деления, соответствующие различным дальностям стрельбы, проходят мимо неподвижного указателя. Слева к стеблю прицела прикреплен боковой уровень, который при вращении барабана уровня поворачивается в вертикальной плоскости. При этом угол наклона оси уровня в "тысячных" можно отсчитать по шкале на коробке уровня с точностью до 1–00 и по шкале на кольце барабана – с точностью до 0–01.

Артиллерия

Рис. 266. Прицел 76–миллиметровой пушки образца 1942 года

Артиллерия

Рис. 267. Вертикальная наводка орудия (придание орудию угла возвышения) по видимой от него цели:А – прицел 0, оптическая ось панорамы параллельна оси канала ствола; Б – прицел 30, соответствующий расстоянию до цели; оптическая ось панорамы направлена ниже цели (перекрестие сошло с цели); В – при прицеле 30 орудие наведено в цель, то есть ему придан нужный угол возвышения


Как же производится вертикальная наводка?


Положим, что вы уже произвели горизонтальную наводку в видимую цель, которая находится точно на горизонте орудия, при этом горизонтальную черту перекрестия панорамы вы также совместили с целью. Прицел же у вас по Дистанционному барабану поставлен на деление 0 (против неподвижного указателя), то есть стебель прицела до отказа опущен вниз.


При такой /установке прицела ствол направлен как раз в цель (рис. 267, Л). Но стрелять при таком положении ствола вы не можете: снаряд не долетит до цели. Вы уже знаете, что ствол должен "смотреть" выше цели.


Пусть дальность до цели, в которую вы наводите орудие, равна 1500 метрам. При какой установке прицела на эту дальность нужно стрелять?


Ваша цель – амбразура оборонительного сооружения. Так как амбразура закрыта броневой заслонкой, вы должны вести стрельбу бронебойным снарядом, предварительно установив прицел на той шкале дистанционного барабана, которая имеет надпись "Бронебойный". Изменение установки прицела на одно деление этой шкалы изменяет дальность падения енаряда на 50 метров, а следовательно, при расстоянии до цели 1500 метров прицел надо установить на 30 делений.


Вы начинаете вращать маховик прицела и выдвигаете стебель его до тех пор, пока к указателю не подойдет то деление дистанционного барабана, около которого стоит число 30. Прицел, таким образом, установлен правильно. Но сгвол вы еще не двигали, он сохраняет прежнее свое положение, стоит не под тем углом, который вам нужен (рис. 267, Б).


Как привести ствол в нужное положение?


Тут вам поможет опять–таки панорама. Ведь она прикреплена к стеблю прицела. Выдвинув прицел, вы тем самым изменили положение панорамы: панорама наклонилась вперед, и ее перекрестие теперь "смотрит" ниже цели. Чтобы вернуть перекрестие панорамы в прежнее положение, вы, не трогая прицела, поднимаете дульную часть ствола и этим самым ставите ствол как раз под тем углом, который нужен. Поднимая дульную часть ствола, вы смотрите в окуляр панорамы. Как только вы увидите, что горизонтальная черта перекрестия совместилась с целью, вы сразу же перестаете поднимать дульную часть ствола (рис. 267, В). Вы направили перекрестие панорамы снова в цель и вместе с тем придали стволу нужный угол возвышения.

Артиллерия

Рис. 268. Так устроен подъемный механизм 76–миллиметровой пушки образна 1942 года: вращение маховика передается (через коническую передачу) шарнирному приводу, # от него (через червячную передачу) валу с двумя шестернями, которые перекатываются по неподвижным зубчатым секторам; вал соединен с люлькой, поэтому при вращении вала люлька (со стволом) поворачивается в вертикальной плоскости

Артиллерия

Рис. 269. Для уравновешивания ствола орудия применяется специальный уравновешивающий механизм:А – казенная часть орудия поднята; сжатая пружина оттягивает казенную часть орудия вниз; & – казенная часть орудия опущена; оттягивающее усилие пружины ослаблено


Для опускания и поднимания дульной части ствола вы пользовались подъемным механизмом пушки. Устройство подъемного механизма можно видеть на рис. 268. Механизм этот имеет маховик, который и нужно поворачивать при помощи рукоятки.


Работа подъемным механизмом не требует больших усилий, не смотря на то, что ствол имеет большой вес и часть ствола, находящаяся впереди цапф орудия, значительно тяжелее той части, которая находится сзади. Такое неравномерное распределение веса создает неуравновешенность частей ствола, качающихся около оси цапф.


Казалось бы, неуравновешенность частей ствола должна затруднять работу подъемным механизмом. Однако в современных орудиях устроено специальное приспособление, которое служит для уравновешивания качающихся частей, ствола. Это так называемый уравновешивающий механизм. Действие его основано на том, что находящиеся в нем весьма упругие пружины или подпирают дульную часть ствола снизу вверх или же оттягивают казенную часть ствола вниз. У 76–миллиметровой пушки образца 1942 года пружины уравновешивающего механизма оттягивают заднюю часть люльки, а вместе с ней и казенную часть ствола, вйиз (рис. 269). Тем самым восстанавливается нарушенное равновесие частей ствола, и наводчик освобождается от лишних усилий при вращении рукоятки маховика подъемного механизма. Так производится вертикальная наводка по видимой от орудия цели.


До сих пор мы говорили все время, что при установке угломера на 30–00 перекрестие панорамы "смотрит" в том же направлении, в котором "смотрит" ствол. Однако это еще не означает, что направление оптической о