Book: Проснись для любви



Проснись для любви

Налини Сингх

Проснись для любви

Глава первая

Ливень яростно хлестал по лобовому стеклу автомобиля Джексона. Обычно в пятницу вечером на улицах бывает людно, но сейчас ярко освещенный центр Окленда[1] был почти пустынным.

После тяжелого трудового дня Джексон мечтал о рюмке коньяка и горячей ванне. Внезапно он увидел девушку, стоявшую в матовом свете фонаря под ледяными струями, видимо, в ожидании автобуса…

Тейлор?

Джексон ударил по тормозам и дал задний ход, благодаря Бога за отсутствие движения на дороге. Поравнявшись с девушкой, он остановил машину, потянулся и распахнул дверцу пассажирского сиденья.

— Давай залезай быстрее!

Погода требовала немедленно послушаться, но Тейлор этого не сделала.

Лицо вымокшей девушки приняло такое выражение, словно она взвешивала, стоит ли ей принимать приглашение или нет.

— Автобус с-скоро п-п-подойдет.

Джексон рассердился, услышав, как у Тейлор стучат зубы. Ему даже показалось, что он увидел в ее больших глазах страх, но, скорее всего, виной тому была игра света.

— Тейлор, садись!

Судя по ее лицу, она была намерена проявить упрямство, но тут природа сжалилась над Джексоном. Начался град. Негромко вскрикнув, Тейлор забралась в салон и захлопнула дверцу.

Джексон включил обогреватель и, отъехав от остановки, сделал правый поворот вместо того, чтобы повернуть налево. Тейлор жила на противоположном конце города.

— Я промочу… твою машину, — проговорила Тейлор посиневшими от холода губами.

Джексон окончательно разъярился.

— Пустяки, просохнет.

Брызги из-под колес встречной машины ударили в стекло. Джексон сбросил скорость, чтобы очистить стекло, и воспользовался случаем, чтобы бросить на Тейлор недовольный взгляд.

— Какого черта ты делаешь на улице в такое время?

Его голос хлестнул ее, словно кнут. Как он смеет так с ней разговаривать?

— Не твое д-д-дело.

Дробь зубов свела на нет ее попытку продемонстрировать высокомерное пренебрежение.

— Тейлор, не зли меня, — произнес Джексон тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

— Ты больше мне не босс, так что никаких тебе Тейлор.

Ну что за упрямство!

Джексон привык к подчинению окружающих, в первую очередь хорошеньких женщин. Кому может не нравиться человек, который в состоянии сделать из тебя кинозвезду? Однако он прекрасно помнил, что Тейлор не проявляла таких устремлений. Помнил он также о стальном стержне, что скрывался за ослепительной внешностью. Сознавая, что чем сильнее он будет давить, тем упорнее будет противостояние, он решил сбавить обороты.

— Я — добрый самаритянин. Побалуй меня смирением.

Некоторое время она молчала, но Джексон понял, что Тейлор начинает понемногу оттаивать. Когда же она наконец заговорила, то от ее слов у него вновь закипела кровь. Все намерения успокоиться полетели в тартарары.

— Поездка потребовала от меня невозможного. И я ушла.

Краем глаза Джексон увидел, как она вжалась в сиденье. И этот маленький знак беззащитности тронул его. В нем проснулся защитный инстинкт.

— Этот негодяй обидел тебя?

Долгое молчание.

— Нет.

— Тейлор!

— Никаких больше Тейлор! — снова выкрикнула она, но голос изменил ей. Еще один признак слабости. — Он оказался тем еще типом. — Она фыркнула. — Я думала, ему можно доверять. «Драсина медикл» устроила пикник на побережье. Мой контракт истек вчера, но меня все равно пригласили. Когда пикник закончился, один из организаторов проекта предложил отвезти кое-кого из нас домой. Когда я сообразила, что осталась в машине последней, было слишком поздно.

Ее скороговорка выдавала страх, несмотря на старание убедить Джексона в незначительности происшествия.

— Одна я бы ни за что с ним не поехала. И до конца продолжала надеяться, что все обойдется, пока он не заговорил о том, чтобы… п-провести со мной ночь.

— Этот негодяй обидел тебя? — повторил Джексон.

Он не сомневался, что она сказала ему правду о причинах, по которым согласилась на поездку. Он давно убедился, что Тейлор ведет себя осмотрительно в отношении большинства мужчин.

Она что-то беззвучно пробормотала.

— Этот негодяй… обидел… тебя?

Джексон был безжалостен, понимая, что эмоциональное состояние его попутчицы делает ее более податливой. Теперь он свободен от запретов, которые прежде побуждали его соблюдать дистанцию, и готов защищать ее до последнего вздоха.

— Отвечай мне.

— Он разорвал мне рукав, когда я вылезала из машины. И у него осталась моя сумочка. Ничего страшного, — с трудом выговорила она.

Красная пелена перед глазами.

— Имя?

Тейлор всегда затрагивала самую глубинную, стихийную часть его натуры. И сейчас в считанные мгновения пришел в ярость.

— Джексон, я…

Тейлор колебалась.

— Имя?

Ночная тьма за окнами была не так черна, как его мысли о человеке, который посмел тронуть Тейлор.

— Зачем тебе?

Этот вопрос прозвучал куда более уверенно. Упрямая, темпераментная Тейлор, похоже, оправлялась после столь прискорбного происшествия.

И поэтому он постарался дать ей абсолютно логичный ответ:

— А как еще ты получишь обратно свою сумку?

— Но ты же не… Ты же не собираешься пачкать об него руки?

— Неужели ты считаешь меня способным на рукоприкладство?

Он прекрасно понимал, что выглядит соответственно. Большой, темный, мускулистый, напоминающий мафиозо. Наполовину викинг, наполовину итальянец и должен выглядеть подобным образом!

— Возможно.

В ее голосе не чувствовалось ни капли страха.

— Я просто заберу твою сумку. И никаких проблем, — солгал он.

Этой скотине предстоит встретиться с большими проблемами.

— Обещай, что ты не тронешь его и пальцем.

— Почему?

Внезапно Джексона словно громом поразила мысль о том, что речь идет, возможно, всего лишь о размолвке любовников. У него заныло внутри, когда он представил Тейлор в объятиях другого мужчины.

— Потому что я не хочу, чтобы у тебя возникли неприятности.

Облегчение, которое он почувствовал при этом ответе, удивило Джексона.

— Назови мне его имя.

— Сначала пообещай не причинять ему вреда, иначе я ничего не скажу.

Джексон тихо выругался, понимая, что у нее достанет ослиного упрямства, чтобы повести себя именно так.

— Обещаю, что не трону его, — процедил он сквозь зубы.

Лишившись таким образом своего излюбленного метода мщения, он решил, что парню можно преподать урок и каким-нибудь другим способом. Он знает нескольких ребят, на которых можно положиться в таких делах, один из них служит в полиции, в отделе сексуальных преступлений.

Непокорная женщина на пассажирском сиденье минуту-другую молчала, по-видимому, размышляя, стоит ли верить обещанию Джексона. Наконец выдохнула:

— Доналд Карсон.

Джексон кивнул. Как это ни нелепо, но он был польщен тем, что Тейлор поверила его слову.

— Ты согрелась?

Ей, конечно, необходимо избавиться от мокрой одежды, но он не станет делать этого безумного предложения. Находиться наедине с обнаженной Тейлор — не лучший вариант. В нем и так уж проснулся дикарь.

— Мы подъезжаем.

Этот мягкий обволакивающий голос еще сильнее обострил желание, и, чтобы скрыть его, он с подчеркнутой небрежностью кинул:

— Сзади лежит одеяло.

Джексон чувствовал, что тембр его голоса менялся по мере того, как в нем пробуждались давно дремавшие инстинкты. Эта характерная особенность нередко выдавала его, и он всегда сознательно старался ее обуздывать.

Он услышал, как Тейлор подвинулась на сиденье.

— Оно в упаковке. Его мне подарили три месяца назад. И я его туда забросил. — Дождь с новой силой застучал в стекло. — Ты по-прежнему живешь в Нью-Линне?

— Угу.

Какой-то сдавленный голос.

Джексон бросив на Тейлор быстрый взгляд: длинные черные волосы начинали виться, высыхая в тепле, голубые глаза под густыми ресницами подернулись грустью. Она была похожа на мокрого и злобного котенка.

Джексону захотелось усадить ее к себе на бедро, целовать и ласкать до тех пор, пока она окончательно не оттает.

Его реакция на Тейлор оказалась серьезным вызовом всем клятвам, данным после смерти Бонни. Как страшно она отомстила ему! Стоя над могилой брошенной им жены, он поклялся, что никогда не подпустит к себе ни одну женщину настолько близко, чтобы она могла нанести ему столь же жестокую рану. Тогда, когда сердце его истекало кровью, такая клятва не стоила ему труда.

Но теперь, когда рядом находилась Тейлор, он понимал, что трудно бороться с собственными чувствами. Девушка произвела на него неизгладимое впечатление в ту самую минуту, когда переступила порог его офиса. В то время он был женат и убедил себя в том, что Тейлор нравится ему лишь потому, что она добросовестный работник. Но себя не обманешь. Разве можно было без волнения смотреть на сидевшую рядом с ним Тейлор в мокрой блузке, прилипшей к груди?

— Где твой брат?

Джексон постарался направить свои мысли в более спокойное русло.

— Ник уехал с классом за город, в Риверхедский лес.

Теперь понятно, почему Тейлор оказалась вне дома так поздно; ведь вся ее жизнь крутилась вокруг Ника. Сам Джексон видел ее брата всего дважды: в тот раз, когда сотрудники с семьями были приглашены на пикник, и в тот день, когда Тейлор неожиданно понадобилась ему в субботу и она не могла найти няню. Тем не менее, благодаря ежедневным рассказам Тейлор, отражавшим скорее заботу матери о первенце, чем старшей сестры о брате, Джексон мог полагать, что знает мальчика достаточно хорошо.

— Ты все в том же агентстве?

— Да.

— Я несколько раз пытался связаться с тобой.

И каждый раз злосчастной сменщице Тейлор приходилось сносить вспышки его необоснованного гнева за ее отсутствие.

— А-а. — Девушка слегка повернула голову. — Я не знала. — Пауза. — Я больше не работаю в кинобизнесе.

— А чем плохо кино?

Наверное, она избегала его, подумал Джексон, ощутив вспышку гнева, причиной которого, по всей видимости, был инстинкт собственника.

— Там не та атмосфера, в которой мне хотелось бы находиться.

Остановившись на красный свет, Джексон мрачно покосился на нее.

— Не та атмосфера, говоришь?

Тейлор пожала плечами. Ее щеки слегка порозовели.

— Излишества, блеск, деньги, деньги, деньги…

Джексон прекрасно понимал, что так просто она не сдастся.

— А искусство?

Тейлор усмехнулась.

— Что с ним такое?

Он улыбнулся. Когда красный сигнал светофора сменился зеленым, машина осторожно тронулась с места.

— Бедняжка Тейлор! Такая молодая и уже разочарованная.

— Оставь свой снисходительный тон.

Тейлор была единственной из его секретарей, кто позволял себе дерзить ему. Когда истек срок ее контракта, он предложил ей постоянную работу, но она, как кремень, упорствовала в своем желании уйти от него. И хотя он нуждался в ней как ни в ком другом, гордость заставила его отпустить ее. Воспоминание об этих днях кольнуло его, и он отрывисто бросил:

— Прости.

— Нет, ты себя виноватым не чувствуешь.

Джексон пожал плечами.

— Ну что я могу еще сказать? Ты весьма цинична для ребенка.

Тейлор начинала закипать. С какой стати Джексон все время обращается с ней как с ребенком? Ему ведь тридцать два, и он лишь на восемь лет старше ее!

— Я не ребенок!

И точно, ее чувства к нему были вполне взрослыми. Но при ее прошлом она никогда, никогда не позволит себе полюбить мужчину. И все-таки в ту минуту, когда она впервые увидела Джексона Санторини, она почувствовала, что не может противостоять влечению к нему.

Гортанный смех мужчины вызвал румянец на ее щеках.

— Рядом со мной ты — малыш.

— Чушь.

Тейлор была настолько разгневана, что едва смогла произнести слово.

— Чушь?

Он опять смеется над ней!

Ей необходимо заставить Джексона признать в ней женщину!

— У нас с тобой не такая уж большая разница в возрасте! Она не играет никакой роли в наших отношениях.

— Ну, это неправда. — Как он возмутительно спокоен! — Чем ты старше, тем больше у тебя жизненного опыта.

— Старость не всегда синоним опыта!

Насмешливый взгляд Джексона потребовал, чтобы она доказала свою правоту.

— Я воспитываю ребенка. Ты можешь сказать о себе то же самое?

— Нет.

Этот ответ прозвучал настолько холодно, что салон автомобиля превратился в морозильную камеру.

Было ясно, что брошенные сгоряча слова Тейлор глубоко оскорбили Джексона. В который раз она задалась вопросом: был ли бездетный брак Джексона его собственным выбором?

— Извини, — тихо произнесла она. — Я не должна была так говорить.

— Хорошо, что ты это понимаешь.

Никаких эмоций.

Тейлор закусила губу, не зная, следует ли ей продолжать.

— Да. После смерти Бонни прошло так мало времени… Я не должна была так говорить. Я не подумала.

Она целый день мучилась из-за того, что собиралась передать заботы о Нике его отчиму, Лэнсу. А отчаянная попытка забыть хоть на несколько часов о своих переживаниях обернулась кошмаром. И если бы не случайная встреча с Джексоном, день показался бы ей сущим адом.

— После смерти Бонни от передозировки прошел год. — Джексон говорил жестко, но разве это не естественно, когда приходится мысленно возвращаться к горестным событиям годовалой давности? — Ты ведь прекрасно знаешь, что наш брак рухнул задолго до трагического дня. Господи, да об этом знала каждая собака.

Они состояли в браке, но существовали отдельно. У Джексона была работа и краткие мгновения чистейшего счастья, когда его жизнь освещала улыбка Тейлор. У Бонни были ее наркотики. Больше двух лет они даже не спали вместе, за исключением единственной роковой ночи за четыре месяца до ее смерти.

Она была чудесна в тот день и напоминала ту девушку, на которой он когда-то женился. И он не смог оттолкнуть ее, когда она обратилась к нему в поисках утешения. В результате у них едва не появился ребенок.

Но Бонни умерла, а вместе с ней исчезла и теплившаяся под ее сердцем жизнь. Он все еще помнил свое горе, когда при вскрытии выяснилось, что Бонни была беременной. Анализы показали, что ребенок был его, Джексона.

Но даже это невообразимое горе не могло сравниться с гневом, который охватил его, когда он понял, что Бонни знала о том, что в ней зародилась маленькая жизнь. И тем не менее постоянно встречалась с мужчинами. И тем не менее приняла смертоносную смесь.

И когда пришло понимание, ненависть, словно вирус, поразила его и уничтожила в нем способность испытывать нежные чувства.



Глава вторая

— Она умела временами быть очень милой, — печально заметила Тейлор.

— Когда не была накачана наркотой.

Джексон слишком хорошо знал, сколько зла могла принести окружающим людям «милая» Бонни.

— Не понимаю, из-за чего она так поступила.

А что бы сказала Тейлор, если бы узнала, что знаменитый любовник Бонни был лишь последним в бесконечной череде мужчин?

Едва узнав об изменах, Джексон перестал прикасаться к Бонни. Любовь его умерла задолго до того. После тоскливого детства его увлекло веселое очарование Бонни, но только для того, чтобы принести ему еще более глубокое чувство одиночества. Они больше не делили ложе, кроме единственного случая за четыре месяца до ее смерти. Долгие часы Джексон проводил на работе бок о бок с Тейлор, мучительно желая того, на что не имел права, и его бастионы становились все слабее.

Однако видя улыбку Бонни после многонедельной депрессии, он отчаянно хотел верить, что их брак еще можно спасти.

Джексон, заброшенный сын двух импульсивных знаменитостей, в свое время дал себе обещание не пасть жертвой вируса быстрых разводов, который перекочевал от родителей к трем их младшим детям. Даже самая младшая сестра, Валетта, уже имела за плечами неудавшийся брак.

Верный своему обещанию, он изо всех сил старался укрепить рушившиеся отношения с Бонни. Он даже отпустил Тейлор с работы, так и не прикоснувшись к ней, подавил в себе желание, неизменно мучившее его в ее присутствии.

Но даже самым искренним клятвам в какой-то момент приходится изменять, и Джексон возненавидел Бонни за то, что она обучила его этой истине. Последняя капля упала в переполненную чашу терпения в тот день, когда Бонни выставила напоказ свою неверность, появившись с новым любовником в том месте, где рыскали папарацци. Это унизительное предательство уничтожило остатки верности, которую он хранил ради воспоминания о той девушке, что стала его женой. Тогда он немедленно подал на развод.

И до сих пор не забыл ее реакцию.

«Ну и пожалуйста, — кинула она, не выпуская из рук стакана с коктейлем, хотя было всего лишь десять часов утра. — Как будто ты хранил мне верность!»

Но единственная измена, в которой Джексона можно было упрекнуть, происходила в его голове. В самые мрачные минуты он не мог запретить себе думать о Тейлор, но ни разу даже не прикоснулся к ней.

Когда браку с Бонни пришел конец, в его сердце поселилась робкая надежда. Он намеревался разыскать Тейлор, но все мечты рассыпались в прах, когда он узнал об убийстве ребенка. Он был настолько потрясен случившимся, что не мог думать ни о чем другом и лишь механически выполнял привычные функции на работе — так велика была боль.

От горьких воспоминаний его отвлек голос Тейлор:

— Я хотела сказать, что у Бонни были красота, талант, богатство и ты. Чего ей не хватало в жизни?

— Возможно, я не такой уж подарок судьбы.

— Я видела, что ты был бесконечно великодушным и верным мужем. Твое покровительство могло раздражать жену, но она обязана была понять, что оно происходило от твоего желания помочь ей. А значит, с ним можно и нужно было смириться.

Эта наивная вера в его доброту растрогала Джексона.

— Тебе бы репортером работать, Тейлор.

Когда Бонни умерла от передозировки наркотиков, газетчики, злобствующие и бесчувственные, набросились на Джексона, подобно своре бродячих собак. Но у него не нашлось даже презрения для них, настолько его сразило известие о беременности его покойной жены.

— Ты самый великолепный мужчина из всех, кого я знаю.

Тейлор сама удивилась своим словам. Да, она сказала правду, но зачем? За легкомысленным тоном Джексона не скрывалось никаких обещаний чего-то большего. Она безмерно далека от мира Джексона. Его окружают знаменитые актрисы, чья ослепительная красота сверкает с киноэкрана и с рекламных щитов.

На прошлой неделе Тейлор прочитала интервью, в котором одна золотоволосая актриса заявила, что живущий отшельником глава корпорации Санторини является мужчиной ее мечты. Хотя суперзвезде не дано было понять, что заставляет столь значительного человека жить в маленькой стране, этот факт делал его еще интереснее в ее глазах. И желаннее.

— Не думаю, что кто-то может назвать меня великолепным, — сухо отозвался Джексон. — Но все равно спасибо.

Тейлор нахмурилась.

— Красавчиком тебя не назовешь. Ты не такой, как твои актеры. Мягкости в тебе нет и в помине. У тебя сильное, интересное… великолепное лицо.

Она не сдастся. Как и для мировой знаменитости, темноглазый и темноволосый Джексон для нее является мужчиной ее мечты.

Джексон был лучшим руководителем из всех, кого ей доводилось встречать. Он очень требователен, но вместе с тем прекрасно умеет оценить чужой труд. Работа принесла бы ей немало пользы и удовольствия, если бы она не имела глупости влюбиться в своего женатого шефа.

Но еще страшнее другие чувства, которые могут овладеть ею, если она не будет постоянно контролировать себя. Такие опасные чувства, как доверие и надежда.

Нет, она не дала волю эмоциям. Никаких мало-мальски интимных отношений с чужим мужем. Даже если бы ее не волновали моральные соображения, то остановил бы практический расчет. Она знает, что случается с любовницами. Но тем не менее не могла запретить себе предаваться грезам о мужественном итальянце.

Когда начался газетный шум по поводу любовника Бонни, Тейлор хотелось дать этой женщине пощечину за то, что она изменила мужчине, обладавшему столькими достоинствами. Ее неудержимо влекло к нему, она стремилась облегчить его страдания, хотя и не имела на это права. Как посмела эта женщина нанести Джексону самый болезненный удар — ранить его гордое сердце?

С тех пор она не видела Джексона больше года, но, увидев его, сразу поняла, что ее чувства нисколько не изменились. Она по-прежнему любила своего бывшего шефа.

Джексона поразил краткий монолог Тейлор. Никогда его еще не называли великолепным, даже подающие надежды молодые актрисы, считавшие, что на него можно воздействовать лестью. Даже для них такой комплимент показался бы явным преувеличением. Однако ему хорошо известно, что сидящая с ним рядом на месте пассажира женщина не станет кривить душой. Кто, кроме Тейлор, осмелился бы сказать ему, что он похож на наркомана, когда он как-то явился в офис в понедельник утром после двухдневного сражения с Бонни?

Внезапно впереди показался красный огонек.

— Похоже, на дороге авария.

— Хорошо бы никто не пострадал.

Тейлор подалась вперед, плотнее запахнув на груди одеяло. Бросив на нее взгляд, Джексон увидел, что на ее щеках выступил легкий румянец, одновременно очаровательный и невинный, но манящий.

— Сейчас увидим. — Поравнявшись со стоящим посреди улицы полицейским, закутанным в плащ с капюшоном, Джексон притормозил и опустил боковое стекло. Капли дождя хлестнули его по лицу. — Скажите, что здесь случилось?

Полицейский склонился к нему. Его глаза скользнули по лицу Тейлор, потом вновь обратились к Джексону.

— Столкнулись три машины. Так что вам придется ехать в объезд.

Он указал на уходящий вправо переулок, уже оборудованный оранжевыми конусами, указывающими безопасный маршрут. Джексон кивнул.

— Что-нибудь серьезное?

— К счастью, никто не погиб, — с явным облегчением сказал полицейский. — Счастливого пути!

Он сделал шаг в сторону, освобождая путь.

Выехав на объездную дорогу, Джексон снова заговорил:

— Тебе необходимо просохнуть, а с этим крюком мы еще дольше будем добираться до твоего дома. Может быть, переночуешь у меня? Отсюда ехать минут пятнадцать.

— Я не могу! — воскликнула Тейлор.

— Почему?

Он разозлился на то, что Тейлор не доверяет ему, тогда как он не давал ей никаких поводов для недоверия. Да, наверное, он раз или два прикрикнул на нее, когда она служила у него секретарем. Но и она тогда повысила на него голос, и конфликт был быстро улажен.

И опять она удивила его:

— Потому что тебя осаждают папарацци. Не исключено, что они караулят в кустах у подъезда. А я славы не ищу, — подчеркнула она решительно.

Джексон, удивленный, покачал головой.

— Piccola[2], если там и есть какой-то журналюга, то клянусь тебе, что разорву его в клочья. Впрочем, он наверняка уже захлебнулся.

У Тейлор вырвался смешок.

— Ну, если ты гарантируешь…

Поскольку автомобильного движения в этой части города почти не было, они добрались до выстроенного восемь месяцев назад дома Джексона на Мишнбей даже быстрее, чем он предполагал. При помощи электронного ключа он открыл ворота и въехал на территорию своих владений. Проехав еще метров пятьдесят, он нажал на другую кнопку, открыв дверь гаража. Наконец дверь за машиной опустилась, и Тейлор с Джексоном остались в сухом теплом помещении, освещенном мощной белой лампой. Шум дождя сделался приглушенным шелестом и внес в атмосферу нежданный оттенок интимности.

Тейлор протянула руку к ручке дверцы.

— Тебе не кажется, что для гаража больше подошел бы приглушенный желтый свет?

Джексон решил подыграть ей, разряжая обстановку. До поры до времени.

— Ну ты и привереда! Неужели тебе во мне что-нибудь не нравится?

Когда он выбрался из-за руля, она уже стояла возле машины, похожая на растрепанную фею, закутанную в шотландский плед.

— Все нравится, если мне больше не грозит опасность превратиться в сосульку.

Подавив улыбку, Джексон провел ее в дом. Они миновали цокольный этаж, оборудованный под спортивный зал, и поднялись по лестнице.

— Ванная наверху, направо. — Джексон кивком указал на лестницу, ведущую от гостиной вверх. — Там должны висеть чистые полотенца. Надеюсь, сегодня приезжали люди из службы бытового обслуживания. Я тебе заброшу какой-нибудь халат.

— Чур, не подглядывать.

Тейлор заковыляла по лестнице, не расставаясь с одеялом. Королева, отдавшая приказ покорному слуге.

Тряхнув головой при виде этой воплощенной невинности, Джексон бросил ключи на столик в прихожей и прошел в свой кабинет.

Мигающий сигнал телефонного аппарата сообщил ему, что на автоответчике имеется сообщение. Не позаботившись о том, чтобы включить автоответчик, Джексон набрал телефон полицейского управления Окленда. Ночную вахту нес, как обычно, Коул Маккенна. Джексон изложил суть интересовавшего его дела одному из немногих людей, кому доверял безоговорочно. Коул изобретательно выругался вполголоса.

— Ваша дама не хочет выдвигать обвинение?

Джексон вспомнил об усилиях Тейлор отмахнуться от инцидента вообще.

— Я бы хотел урегулировать этот вопрос, не вовлекая ее в скандал.

— Да, я так и предполагал. Итак, мы имеем: Доналд Карсон, директор проекта в «Драсина медикл». — Пальцы детектива прошлись по клавиатуре компьютера. — Есть такой. По-моему, три часа ночи — подходящее время для визита.

Джексон жаждал увидеть мерзавца лично, но обещание есть обещание: оказавшись с Карсоном лицом к лицу, он наверняка размажет его по стене.

— Спасибо.

— Я загляну к вам с сумочкой Тейлор, как только сдам дежурство, после шести.

— Не хочу, чтобы Тейлор подумала, будто полиция явилась меня арестовывать, так что лучше оставьте предмет в участке, — пошутил Джексон и с неудовольствием обнаружил, что его настроение отнюдь не соответствует его тону.

Разгадав его мысли, Коул рассмеялся.

— Должно быть, это какая-то особенная дама, раз вы стараетесь соблюдать политес.

После разговора у Джексона стало легче на душе: все-таки он принял некоторые меры против человека, который посмел обидеть Тейлор.

Он прослушал записи на автоответчике. Один из четырех звонков был от матери. Требовательные интонации в голосе матери не были чем-то необычным. Кинозвезда Лиз Карлайл зачала Джексона от Энтони Санторини, который в то время был ее мужем. У нее не было ни времени на воспитание сына, ни склонности к этому занятию. Все заботы о его воспитании выпали на долю единоутробного брата Джексона Карлтона, появившегося на свет почти десятью годами раньше.

Что касается родительских инстинктов Энтони, знаменитого режиссера, то они проявились лишь через девять лет, когда третья по счету жена родила ему сына Марио, а потом дочь Валетту.

Теперь же, когда Джексон достиг жизненного успеха, Лиз и Энтони предпочли забыть о том, что их близость с сыном сводилась к выписыванию чеков няням и директорам пансионов. Ни отец, ни мать не испытывали угрызений совести, когда прибегали к помощи Джексона, пользуясь родственными связями. Поморщившись, Джексон записал на листке содержание сообщений, после чего стер их. Этими просьбами он займется позднее.

После того как позаботится о Тейлор.

Поднявшись наверх и миновав дверь ванной комнаты, он прошел к себе в спальню, открыл шкаф и достал свой любимый халат.


Едва закрыв дверь ванной, Тейлор сбросила с себя одеяло и принялась стаскивать мокрую одежду, не забыв, впрочем, отложить в безопасное место сотовый телефон; она носила его на поясе, именно поэтому он не очутился у Доналда вместе с сумочкой. Когда брюки упали на пол, в кармане звякнула мелочь — сдача от последней покупки. Этих денег ей должно было хватить на автобус.

Слева она заметила встроенную полочку с напитками, но сразу встала под душ. Просторное душевое отделение было отделано сталью и стеклом. Чувствовалось, что оно предназначено для человека, который намного крупнее Тейлор.

Тейлор попыталась было уменьшить напор воды, но у нее ничего не вышло. Оставив попытки, она решила помыться под сильной струей, но тут раздался мощный стук в дверь. Тейлор приоткрыла ее и выглянула в коридор.

— Надеюсь, уже согрелась. Держи, я принес тебе халат.

Джексон хмурился и воплощал собой мужское нетерпение.

И все же Тейлор верит ему. В нем есть твердость и цельность, что мешает ей отнести его к той же неприятной категории, к которой относятся прочие представители его пола. У нее мелькнула мысль, которую она тут же отогнала. Попытка ее отчима отнять у нее Ника — это ее проблема. Джексон не захочет вмешиваться в это дело. В конце концов, Тейлор всего лишь бывшая секретарша.

Прячась за дверью, она взяла халат.

— Подожди. — Она влезла в халат, от которого исходил успокаивающий запах Джексона и в котором полностью утонуло ее тело, и открыла дверь настежь. — Попробуй уменьшить напор воды в душе. Я чувствовала себя под Ниагарским водопадом.

Тряхнув головой, Джексон вошел во влажное помещение.

— Здесь электронное управление. Видишь?

Он указал на расположенную снаружи душевого отделения панель.

Тейлор с усилием оторвала взгляд от его спины. Она не могла не подумать о том, какие ощущения испытала бы, если бы провела руками по этой красивой золотистой коже.

— Откуда же мне было знать, что твой дом набит электроникой? — Она с облегчением убедилась, что ее голос звучит вполне нормально. — В общем, раз уж ты здесь, устрой все как следует.

Ответив ей одной из своих редких, но убийственных улыбок, Джексон выполнил просьбу.

— Так годится, малышка?

От тепла его улыбки в ней пробудилось странное чувство, не имевшее ничего общего с вожделением. Однако она привыкла оберегать себя от чувств, которые обещают радость, но могут обернуться неимоверными страданиями, и потому постаралась не обращать внимания на свои ощущения.

— Спасибо! — Ей давно не терпелось согреться. — Теперь я должна оттаять. Кыш.

Рассердившись на свою физическую и неожиданную эмоциональную реакцию на человека, который для нее совершенно недоступен, она сбросила халат и встала под душ.


Джексон стоял у двери ванной, стараясь восстановить дыхание. А это непросто, когда перед глазами у тебя проплывают эротические образы Тейлор в черном кружевном белье. Вот его очаровательная гостья раздевается, вот она встает под душ… Отбросить видения предметов женского туалета, включая черные кружевные трусики, — нелегкое упражнение в самообладании.

Джексон не думал, что Тейлор принадлежит к типу женщин, которые носят черное белье. Вот насколько он ее мало знает. Со стоном он уперся ладонями в белую стену и прижался к ней лбом. Изо всех сил старался он совладать с инстинктами.

— Я не буду соблазнять Тейлор, — несколько раз повторил он.

Он знал, что обманывает сам себя. Славная бедная Тейлор убежала бы от него за несколько миль, если бы узнала, о чем он сейчас думает. Закутанная в его белый халат, она казалась еще миниатюрней, чем обычно. Без сомнения, Тейлор разбудила спавшего в Джексоне дикого зверя. Вопрос в том, согласится ли она утолить его голод. Да, она назвала его великолепным. И он невольно улыбнулся, вспомнив, как впервые увидел ее.

В тот день, оторвавшись от внесения поправок в очередной договор, он поднял голову, ожидая увидеть на пороге зрелую женщину. Кадровое агентство было осведомлено о его требованиях. Ему не нужна была молоденькая начинающая звезда, которая будет силиться произвести на него впечатление своим «шармом». Ему нужно высококлассное владение машинописью, а не посредственные актерские данные.



У женщины, переступившей порог его кабинета, были черные волосы, собранные в тугой пучок, полные блестящие губы и красивые голубые глаза. Во взгляде он заметил искорку вызова, словно ее не пугала его репутация. На ней был темно-синий пиджак и соответствующая юбка длиной до колена.

Джексону захотелось застонать от разочарования. Только слепец не отметил бы, что она потрясающая женщина. Он по опыту знал, что, если поощрит ее хотя бы чуть-чуть, она распустит волосы (несомненно, очень красивые) и расстегнет пиджак.

Он протянул ей кассету и прорычал:

— Эта запись должна быть напечатана вчера.

Она взяла кассету и вышла, никак не отреагировав на его грубость. Выбросив ее из головы, Джексон вернулся к работе. Он знал, что без толкового секретаря его рабочий день, вероятно, закончится утром.

Меньше чем через полчаса она опять появилась в кабинете, протянула ему несколько отпечатанных листов, взяла документы с внесенными от руки поправками и вернулась на свое рабочее место. Удивившись ее расторопности, Джексон просмотрел напечатанное и был сражен.

Он вышел из кабинета и остановился у ее стола.

— Ваше имя?

Он услышал холодный ответ:

— Тейлор Рид.

— Вы хотите стать кинозвездой?

Голубые-голубые глаза расширились.

— Слава богу, нет.

Он улыбнулся этому недовольному ответу. Так Тейлор в первый раз заставила его улыбнуться.

— Хорошо. Вы отлично справились. Вы будете работать со мной ближайшие три месяца?

— Да.

В дальнейшем его мнение о том, что эта красивая женщина оказалась очень умелым секретарем, подтвердилось. К концу первой недели работы она навела порядок в кабинете, взвалила на себя львиную долю работы с документами и дала ему отпор, когда он как-то повысил на нее голос.

Однажды по дороге на работу Джексон поймал себя на том, что едет туда только затем, чтобы услышать ее едкие ответы на вопросы и погреться от ее солнечной улыбки. Они ни разу не перешли границу, даже не прикоснулись друг к другу, но сердце говорило Джексону, что он хотел бы назвать Тейлор своей женщиной. Только данное себе обещание хранить супружескую верность и не идти по стопам донжуана-отца и не пропускающих ни одной юбки братьев удерживало его. А может быть, дело заключалось в том, что Тейлор видела в нем достойного человека, и ему не хотелось обманывать ее ожиданий.

Сейчас же барьер между ним и очаровательной, сексуальной Тейлор исчез, а его тело требовало компенсации за почти три года полного, если не считать единственного сладкого и горького вечера с Бонни, воздержания. После смерти Бонни он получил немало предложений и с легкостью их отверг. Он полагал, что его способность что-то чувствовать умерла вместе с его нерожденным ребенком, равно как и потребность в нежной женской ласке. Но по своей реакции на Тейлор он понял, что тело его не умерло, оно только впало в оцепенение в ожидании прихода одной лишь женщины, которая пробудит его.

Тейлор.

Шум воды в душе прекратился. Джексон тряхнул головой, оттолкнулся от стены и направился вниз, на кухню. После сегодняшнего прискорбного приключения не годится, чтобы Тейлор увидела, что он, откровенно возбужденный, поджидает ее у двери ванной, готовый сорвать с нее единственный предмет одежды. Он не знал, сумеет ли устоять при виде обнаженного и доступного тела, прикрытого только халатом. Его халатом.

Через несколько минут Тейлор вошла на кухню, закутанная в этот самый проклятый халат.

— Кажется, пахнет кофе?

Джексон скинул туфли в комнате, а теперь заметил, что Тейлор тоже стоит босая.

— Простудишься, пол холодный. Сейчас дам тебе носки.

Он даже не стал бороться с желанием заботиться о ней.

Она подошла к нему и протянула руку.

— Сначала кофе.

— Это… мой, — с трудом выговорил он.

Но Тейлор взяла чашку и сделала большой глоток. Джексон наблюдал за ее движением. Она удовлетворенно вздохнула. Хмурясь, Джексон отошел на пару шагов.

— Как ты себя чувствуешь?

— Намного лучше. — Она повернулась, сжимая в ладонях чашку. — Доналд не испугал меня. Наверное, я просто ощутила предательство.

В ее словах слышалось разочарование.

Джексон понял.

— Здесь тебе ничто не угрожает.

На лице Тейлор засияла улыбка.

— Знаю. Я верю тебе.

Dio! — подумал Джексон. Ни за что на свете он не станет сейчас ее соблазнять.

— Сейчас я принесу носки.

— Не беспокойся. Пойдем лучше в гостиную. — Она поставила на стол уже пустую чашку. — Ты идешь?

Счастливый, Джексон проследовал за Тейлор в просторную комнату. Слева на стене висела небольшая музыкальная система, напротив стоял обтянутый синей тканью большой диван. Но самым замечательным в этой комнате было огромное, во всю стену окно. Выходило оно на море, на потухший вулкан на острове Рангитото.

— Здесь так хорошо…

Тейлор пересекла комнату по сизовато-серому ковру и приложила ладонь к стеклу. Джексон остановился рядом с ней.

— Здесь хорошо думается. И никто не заглянет внутрь, даже если и окажется под окном.

Лицо Тейлор было обрамлено вьющимися черными волосами, наверное, бесподобно влажными на ощупь. Желание поднять руку и проверить предположение было настолько велико, что Джексон засунул руки в карманы брюк и сжал кулаки.

— У тебя очень аккуратный дом.

Для Джексона этот дом был слишком пустым.

— Детей нет, вот и чисто.

Тейлор ласково улыбнулась.

— Ник умеет создавать хаос. Где маленькие мальчики, там обязательно на полу валяются грязные кроссовки.

— Удивляюсь, как ты отпустила его в лагерь.

Тейлор перевела взгляд с моря на лицо Джексона.

— Как это понимать?

Джексон вскинул бровь.

— Ты очень заботишься о брате.

— У него нет родных, кроме меня. — Она, без сомнения, оправдывается. — Я его единственная опора в жизни.

Лучше оставить на время эту тему, учитывая, насколько эмоционально реагирует Тейлор, когда речь заходит о ее брате. Джексон обращался к вопросу о Нике, когда Тейлор работала с ним, но она ответила ему ледяным упорством. Тогда Джексон испытал горькую досаду из-за того, что не имеет никаких прав на ее брата. И на нее.

Тогда.

Он не прикоснется к Тейлор в эту ночь, так как обещал ей безопасность и не изменит своему слову. Но после этого все клятвы останутся в прошлом. Ему нужны права на нее. Все и всяческие права.

Глава третья

— Я приготовил для тебя свободную комнату. Справа от верхней спальни. Если тебе что-нибудь понадобится, моя комната напротив, — произнес Джексон деловым тоном.

Тейлор умела расслышать, когда ей давали понять, что она свободна.

— Есть, шеф.

— Такого я ни разу не слышал, когда ты работала со мной.

Говорил Джексон непринужденно, но не таков был его взгляд, буравящий, горячий и властный. Тейлор знала, что означает такой взгляд, знала с ранних лет. И ей не хотелось противостоять такому взгляду. Сердцебиение в ее груди усилилось, и она поспешно вышла, бросив коротко:

— Спокойной ночи.

На двери спальни не оказалось замка, но это обстоятельство не смутило ее. Джексон не причинит ей зла. Это не означает, что он не хочет ее. Она давно поняла, что Джексона влечет к ней. Но чувствовала себя с ним в полной безопасности, зная, что никаких последствий не будет. Он — настоящий мужчина. Кодекс чести для него сильнее вожделения и страсти. Как бы ни вела себя Бонни, он не стал бы нарушать клятв, данных в день свадьбы. Но вот его жены не стало, и огонь уже вспыхнул, хотя бы только в его темных глазах.

Тейлор, бессильная совладать с борющимися в ней чувствами, стала готовиться ко сну и тут же обнаружила, что спать ей не в чем. Она хотела было обследовать содержимое платяного шкафа, но тут за дверью послышались тяжелые шаги. И отрывистый стук.

Открыв дверь, Тейлор увидела, что Джексон протягивает ей белую ночную рубашку.

— Мне пришло в голову, что тебе может понадобиться вот это.

Сердце Тейлор подпрыгнуло.

— Спасибо.

Едва она взяла рубашку, как зазвонил мобильный телефон, все еще остававшийся в кармане халата. Ее сразу же охватила тревога.

— Подожди. Может быть, это Ник.

Увы, звонил ее отчим, Лэнс Хигерти.

— Тейлор, ты где? Твой домашний телефон не отвечает. Где мой сын?

Тейлор знала, что последняя фраза была сказана сознательно: ей напоминают, что Ник лишь наполовину ей брат. Неважно, что она его воспитала. В глазах закона у нее на Ника меньше прав, чем у Лэнса, его формального отца.

— Зачем вы звоните? Уже поздно.

Почувствовав, что ее голос вот-вот дрогнет, она стиснула в кулаке рубашку.

— Ты мне еще не ответила.

Сознавая, что бледнеет, она повернулась к Джексону спиной и сказала:

— У меня есть еще две недели.

Каких-то четырнадцать дней до истечения срока представления юридических документов, призванных воспрепятствовать осуществлению претензий Лэнса на исключительное право опекунства.

В ответ раздался жестокий смешок.

— Мы можем говорить по-хорошему, можем по-плохому, но победа у меня все равно в кармане. Имей это в виду и не забывай свое место, пигалица. Мой сын заслуживает лучшей участи, чем жизнь с тобой.

Когда Тейлор выключила телефон, ее рука дрожала. Пусть Лэнс способен довести ее до слез двумя-тремя хорошо обдуманными издевательскими фразами, но он не заставит ее сорваться там, где сможет увидеть или услышать ее.

— Кто звонил? — решительно спросил Джексон.

Тейлор едва ли не чувствовала тепло его большого тела за своей спиной. Ее переполняло желание рассказать ему все, но пересилил страх, вызванный телефонным звонком. Ведь и Джексон — богатый и влиятельный человек. Он может встать на сторону Лэнса. Тейлор смутилась, даже, пожалуй, растерялась и уже не могла мыслить логически. Она твердо знала только одно: нельзя позволить этому чудовищу добраться до Ника. Ее охватила неожиданная паника. А если Лэнс силой заберет Ника? Нужно немедленно позвонить в лагерь, предупредить!

Тейлор повернулась к Джексону, и ощущение безопасности тут же вернулось.

— Человек, с которым мне неприятно разговаривать, — ответила она на заданный вопрос, стараясь скрыть тревогу.

— Хочешь, чтобы я этим занялся?

Тейлор покачала головой.

— Нет. Наверное, я лучше засну.

Она произнесла эти слова механически; ее внутренние ресурсы были на исходе, настолько волнующим оказалось осознание ситуации.

Темные глаза Джексона сузились, но он вышел из комнаты. Его широкие плечи на мгновение закрыли весь дверной проем. Несмотря на страх, заполонивший Тейлор, у нее пересохло во рту от желания прикоснуться к этим плечам. В ее жизни бушует шторм, и Джексон, большой, сильный, — самая надежная гавань.

Дрожащей рукой Тейлор прикрыла дверь комнаты и набрала номер начальницы лагеря Ника. Несчастная женщина, вырванная из глубокого сна, была вынуждена отправиться в палатку ребят, чтобы убедиться в том, что Ник никуда не пропал. Затем ей пришлось клятвенно пообещать, что только сама Тейлор получит разрешение забрать Ника из лагеря. Тейлор хотелось бы увезти его немедленно, но он так радовался этой поездке, что не стоило преждевременно портить ему настроение.

После того как Тейлор убедилась, что ее брат в безопасности, у нее отлегло от сердца. Она сбросила халат и надела рубашку. Та доходила ей почти до колена, а рукава пришлось подвернуть. И все-таки по какой-то причине, которую она не хотела признавать, ей было легче от сознания, что она в рубахе Джексона. Девушка забралась под одеяло, отчаянно желая немедленно заснуть.

Но страх стучал у нее в висках, не давая заснуть. Чуть не хныча от боли, она села на кровати. Конечно, она понимала, что ее страдания вызваны всеми треволнениями дня. Нужно облегчить душу, нужно, чтобы кто-то ей помог. Просить о помощи Джексона? Избавившись от безрассудного страха, охватившего ее после звонка, она убедилась, что ее опасения относительно возможной солидарности Джексона с Лэнсом беспочвенны. Несмотря на все диктаторские замашки Джексона Санторини, несмотря на всю властность его характера, все же у него есть честь. В отличие от ее мучителя.

Жизнь научила ее быть сильной, но сейчас на ее плечи лег такой тяжкий груз, что она вот-вот сломается. И все же сердце восставало против обращения к Джексону. Ей известно, что родные вспоминали о нем только тогда, когда нуждались в его помощи. Ей больно становиться для него дополнительным бременем. Но она обязана позаботиться о Нике. Даже если для этого потребуется обратиться к человеку, который невольно заставляет ее желать невозможного.

Решив, что промедление может лишить ее мужества, она отбросила одеяло. И только перед дверью спальни Джексона вспомнила о том, что на ней нет ничего, кроме его ночной рубашки. Но было поздно: костяшки ее пальцев уже стучали в дверь. Она не успела отступить, так как дверь почти сразу открылась. Джексон стоял перед ней, и на нем были только спортивные трусы.

Захваченная открывшимся ей зрелищем, она потеряла контроль над своими мыслями. Крепкая грудь, покрытая пушком черных волос. Но это только начало. Мускулистые плечи и руки. Плоский живот, свидетельствующий о том, что лишнего веса у него нет и в помине.

Джексон переступил с ноги на ногу, и она вскинула голову, сознавая, что рассматривает его. А какая женщина из плоти и крови сможет устоять перед таким первоклассным образчиком мужской силы? А тем более — женщина, которая очень много раз убеждалась в том, что эта мужская сила не имеет отношения к ней? Она ожидала увидеть самодовольство в этих темных глазах, однако ее ожидало нечто иное.

Желание.

Горячее, жгущее желание.

Тейлор знала, что такое желание. Облик Джексона не раз наводил ее на столь яркие эротические мысли, что она покрывалась холодным потом. Но еще лучше ей знакомо желание в глазах мужчины. После того, как ей исполнилось четырнадцать лет, приятели ее мамы смотрели на нее глазами, в которых читалось желание. Не нужно думать об этом. Если подумать, то она опять покажется самой себе грязной, выброшенной на помойку.

— Cara[3].

От сиплого шепота Джексона по спине Тейлор пробежала дрожь, но отступить она не могла.

Он же приподнял пальцем ее подбородок, а затем наклонился и припал губами к ее губам. У Тейлор тут же включился бессознательный защитный механизм. Она замерла, не сопротивляясь, но и не отвечая. Отчаяние пронзило ее насквозь, когда она поняла, что, несмотря на возраст и давнюю уверенность в Джексоне, детские страхи все еще парализуют ее.

Джексон прервал поцелуй.

— Прошу прощения. Я не сразу понял, что ты не принимаешь мой поцелуй.

Как это официально, подумала она, сколько льда в его голосе, тогда как его губы такие теплые и мягкие. Она внезапно почувствовала опустошение, но ведь виновата она сама. Следствие трусости.

— Я приняла.

Правой рукой Джексон оперся на дверной косяк. Тейлор ненавидела такие моменты, когда его лицо лишалось всякого выражения.

— Буду как статуя. Я больше не прикоснусь к тебе, если таково твое желание.

Ей не понравилась данная перспектива. Закусив нижнюю губу, она опустила глаза к толстому серому ковру, потом опять подняла их.

— Я плохо умею реагировать на мужское внимание. — Пусть она опасается желания Джексона, но верит в его ум. Он не станет осуждать ее страх хотя бы потому, что сам испытал немало страданий. — У меня… был когда-то печальный опыт.

Она не хотела в этом признаваться, но не могла заставить себя пожалеть об откровенности.

И снова в Джексоне проснулись инстинкты защитника.

— Кто? — прорычал он.

Его рука легла на ее талию. Он ожидал, что Тейлор отшатнется, но, к его удивлению и удовольствию, изящная женская рука прикоснулась к его обнаженной груди. Огонь вспыхнул в его теле, но он решительно потушил пожар, так как помнил, насколько непрочна вера Тейлор в чистоту его намерений.

— Я не хочу сейчас об этом говорить. — Такой ответ не удовлетворил Джексона, но Тейлор добавила: — Я хотела рассказать тебе о телефонном звонке.

Такое свидетельство доверия успокоило Джексона. Пока достаточно и этого.

— Кто тебе звонил?

— Почему ты раньше ни о чем не спросил?

— Я счел, что не имею права знать. Или имею?

Как серьезно и как красиво ее лицо, обрамленное волосами цвета полуночи! Джексону всегда нравилась эта грива вьющихся волос. Со дня их первой встречи его преследовал вид шелковых прядей, покоящихся на его руке в постели. Тейлор поняла смысл его вопроса.

— Не знаю, готова ли я впустить тебя в свой мир.

Джексон помолчал.

— Почему?

— Ты…

Как признаться в том, какие чувства он в ней пробуждает, как она отвечает на его призыв?

— Разве ты не доверяешь мне?

Ответ дался Тейлор без труда, поскольку Джексон всегда был для нее далеко не только шефом, как она ни старалась убедить себя в обратном.

— Я же здесь.

А она бы не была здесь, если бы доверие не укоренилось в ней глубоко, непоколебимо. А причина тому — убеждение, что Джексон не станет принуждать ее к поступкам, противоречащим ее воле. Джексон — защитник. А ей нужна защита от Лэнса. А еще важнее, что защита нужна Нику.

Наконец решившись, она прошептала:

— В моем мире самое дорогое — это Ник.

— Я знаю.

— Через пару дней он должен приехать из лагеря. Ты не встретишь его вместе со мной?

— Хорошо.

И в эту секунду Тейлор почувствовала сдвиг в ее отношениях с Джексоном. Поделившись с ним, она признала его права на нее и заявила о своих правах на него. Но есть ли у нее эти права, если все ее существо пронизано страхом перед угрозами Лэнса похитить ее брата?

— Ты всегда упоминала только Ника. — Большая ладонь погладила ее по волосам. Вместо страха перед столь интимным жестом Тейлор почувствовала смущение и удовольствие: рядом с ней находился ласковый и заботливый Джексон. — У тебя нет других родных?

— Настоящих — нет.

— Поясни-ка, piccola, что это значит.

Мужская требовательность, замаскированная под просьбу.

И Тейлор обнаружила, что хочет все рассказать Джексону. Перипетии его частной жизни всегда находились на виду, поэтому только справедливо, если он тоже узнает что-то о Тейлор. А кроме того, ей необходимо поделиться с кем-то, а кто у нее есть еще, если не Джексон?

Первые слова не давались, но Джексон не торопил ее. Нигде ей не было спокойнее, чем в этом коридоре, на этом ковре. Да, он хочет ее, но он никогда не станет ее принуждать, в этом она могла бы поклясться жизнью.

— Воспитывала нас мать. Меня, во всяком случае. Нику было шесть лет, когда она умерла. — Тейлор сделала над собой усилие, чтобы ее голос звучал ровно. — Мне было двадцать, и ее смерть не стала неожиданностью. Она была алкоголичкой.

И тут, к ее изумлению, Джексон подхватил ее на руки и пронес в свою комнату. Там было темно, и только за окном светила полная луна. Тейлор не произнесла ни звука, когда Джексон стянул с кровати одеяло, присел у окна, откинулся к стене, набросил одеяло на ее плечи и устроил у себя на коленях, как будто бы она принадлежала ему.

— Зачем я тебе все это говорю?

Тейлор не понимала, откуда исходит это ощущение надежности и почему ее должен пугать его источник.

— Я вижу, что тебе нужно поговорить. Этот звонок имел отношение к твоему брату?

Она удивленно взглянула на него.

— Как ты…

— Звонок тебя испугал. Ты реагируешь таким образом только тогда, когда речь идет об опасности для Ника.

Тейлор коротко кивнула.

— Звонил Лэнс, отец Ника.

— Твой отец?

Кровь в жилах Тейлор замерзла.

— Мне он не отец.

Услышав отрешенный голос Тейлор, Джексон нахмурился. Желание обнять ее и прижать к груди сделалось почти неодолимым. Но он сдержался: ему было необходимо видеть ее лицо.

— Моя мать, Хелена, была беременна от другого человека, когда выходила замуж за Лэнса. — Она не отрываясь смотрела в темный дверной проем. — Мой фактический отец был в то время женат. Когда его любовница забеременела и не захотела избавиться от меня, он отказался от нее. Она осталась без гроша.

— Здесь нет твоей вины.

Ее виноватый голос глубоко задел Джексона.

— Лэнс никогда не давал ей забыть, — продолжала Тейлор. — Почти каждую неделю он так или иначе напоминал ей, что я не его дочь, что он подобрал ее, когда ее «выбросили за порог». Он даже не дал мне свою фамилию.

Джексон отдавал себе отчет в том, что его руки сжимаются в кулаки, но заставлял себя молчать, потому что Тейлор нужно было выговориться. Ему было неловко оттого, что ей пришлось поделиться с ним столь болезненными обстоятельствами своей жизни. Когда его личные тайны были извлечены на свет и проданы газетчикам, у него не было выбора. А сколько же мужества требуется, чтобы доверить другому человеку свои частные проблемы?

— А она беспрестанно напоминала мне, что это из-за меня она оказалась во власти человека, который бил ее, если ему было скучно, и… использовал ее. — Тонкое плечо Тейлор дрогнуло, когда она глубоко вздохнула. — Когда я была подростком, Лэнс исчезал на целые недели без всяких объяснений, а потом возвращался как ни в чем не бывало. Мама ждала, что он вернется и вытащит нас из нищеты. А потом он не вернулся. Они разошлись, когда Нику только-только исполнилось два года.

Тейлор замолчала, прикрыв лицо руками. Когда она наконец посмотрела на него, он прочел смущение в ее глазах.

— Почему она так долго любила его? За что? И я, и она знали, что у него были другие женщины! Благодарность за то, что он принял ее, беременную?

Джексон понимал, какой обузой для матери Тейлор был ребенок, который не давал ей позабыть о печальной действительности, не позволял утонуть в бесплодном самообмане.

— Похоже, эта женщина сбилась с пути.

— Да.

Колющая грусть в этом ответе.

— Так какую роль сыграл отец Ника?

Взгляд Тейлор затуманился страхом.

— Лэнс не вернулся за ним после смерти нашей матери. Я занялась его воспитанием. А сейчас он объявился.

Воодушевившись тем, что Тейлор не стала противиться его ласке, Джексон свободной рукой откинул волосы с ее лица и в то же время придвинулся к ней ближе.

— Чего именно он добивается?

— Ника. — Голубизна ее глаз подернулась пеленой боли. — Я буду противиться ему до последнего. Но я боюсь. Он — отец Ника, а я — только его сестра по матери.

Тейлор наклонилась и встретила его ласковую руку. Он остался доволен тем, что она видит в нем источник силы.

— Ты вырастила его.

— Ты еще не понял. Лэнс — не оборванец. Он богат и всегда был богатым, хотя и не давал нам ни гроша. Он женился на моей матери, потому что она была очень красивой женщиной, а потом взял и вышвырнул ее. О Нике он тогда не думал.

Сколько отчаяния в ее скороговорке!

— Он заявляет теперь, что женился снова и теперь у него есть просторный дом для сына. Мне кажется, Ник понадобился ему только потому, что с новой женой он не может иметь детей. — Ее трясло. От ярости? — Я этого не позволю! Нику будет плохо с Лэнсом! Я видела, как он ударил Ника, когда тот был совсем еще маленьким! — Выпустив руку Джексона, Тейлор вцепилась в его предплечье. — Я видела!

Джексон осторожно разжал ее пальцы и воспользовался возможностью обнять ее за плечи. Она поколебалась — и расслабилась.

— Не надо так волноваться, piccola. Я здесь. Он очень богат?

— Партнер в компании «Хигерти Уильямс». — Тейлор назвала крупную юридическую фирму. — Его фамилия Хигерти. У него есть знакомые среди судей и психиатров. Он сказал, что, если я не отдам ему Ника, он объявит меня недееспособной. Он будто бы дружен с какими-то судьями, которых убедил, что я веду порочную жизнь. Я пыталась возражать, но в судах рассматривались только его заявления, а не мои. Я буду сражаться, но не знаю, насколько смогу противостоять ему. Мне очень страшно. Я не могу потерять Ника. Не могу.

Как можно допустить, чтобы этой женщине кто-то причинил вред? Джексон слегка отодвинулся и опять приподнял пальцем ее подбородок. И гнев его удесятерился, когда он увидел слезы ярости в ее глазах, слезы, которые она была не в состоянии скрыть.

— Тейлор, ты веришь мне?

А если нет, так он научит ее верить, даже если для этого ему придется потратить всю свою жизнь.

— Да. — Она кивнула и тут же помрачнела. — Наверное, мне не стоило признаваться.

Джексон был польщен, невзирая на мрачное выражение ее лица.

— Тогда поверь, что я помогу тебе.

— Прости, что я обращаюсь к тебе с просьбой. Я знаю, людям вечно что-нибудь от тебя нужно. Не хочу быть такой, как они!

Она досадливо поморщилась.

— Я знаю, ты не такая, как они. — Чтобы сладить с ней, ему всегда приходилось преодолевать ее гордость. Погладив ее по прохладной щеке, он добавил: — Давай же, piccola. Ну, и где же мой тигренок?

Полные губы Тейлор искривились в невеселой улыбке.

— Наверное, в спячке.

— Вот это уже похоже на Тейлор, которую я знаю. — Ни о чем не думая, он крепко поцеловал ее в губы и поспешно отстранился, сообразив, что погорячился. — Еще раз приношу извинения…

Ему стало нехорошо от сознания, что он, возможно, разрушил ее детскую веру в него.

Но она неожиданно поднесла палец к его губам.

— Я… Ты можешь трогать меня.

Глаза Тейлор расширились, словно она сама не ожидала от себя такой дерзости.

Джексона тронула ее уступчивость.

— Женщина должна радоваться поцелуям мужчины, а не просто дозволять их.

Она казалась удивительно ранимой, когда ее лицо заливал мягкий свет луны из окна.

— Пожалуй, я не умею радоваться. В ее словах чувствовалась предельная честность. — Ты м-можешь…

Он наклонился к ней.

— Чего ты хочешь, piccola?

— Чтобы ты поцеловал меня. Так, как должно быть, — прошептала Тейлор.

Слова выдали ее: никогда раньше поцелуи не приносили ей удовольствия. В скором времени Джексон узнает, кто нанес ей жестокое оскорбление, но сейчас он поцелует ее нежно-нежно, с легким намеком на страсть. Вполне достаточно для соблазна.

Сердце Тейлор билось так, что она горлом чувствовала каждый удар. Тем временем большая ладонь Джексона погладила ее по голове, а губы соединились с ее губами. Теперь она чувствовала только это легкое дразнящее прикосновение и не имела ни малейшего понятия, как себя вести.

— Ни о чем не думай. Только чувствуй. — Джексон опять припал к ее губам. — Тебе хорошо?

Тейлор кивнула. В горле у нее пересохло. Ни досады, ни насилия, только мужской запах Джексона и жар его почти обнаженного тела. Ее руки уже лежат на его изумительной коже. Если бы Джексон намеревался причинить ей вред, он мог бы давно это сделать. Она часто задерживалась на работе по вечерам, оставалась с ним наедине — и всегда чувствовала себя в совершенной безопасности. Старомодная рыцарственность Джексона даже не позволяла ему заглянуть к ней на чашку кофе, когда он провожал ее домой.

— Тогда почувствуй. Сладкая, сладкая Тейлор.

Его рука откинула ее голову, и он поцеловал ее в шею. Она вздрогнула от неожиданности.

— Расслабься, bellissima[4]. — Губы Джексона, горячие, хотя и не требующие ничего, снова прикоснулись к ее губам. — Почувствуй.

Тейлор поддалась очарованию этого глубокого голоса и послушалась его. Почувствовала. Почувствовала губы Джексона (твердые или мягкие?), почувствовала, с какой нежностью он приоткрыл ее рот, почувствовала дрожь, пронизавшую его в это мгновение. Но он не стал проникать в ее рот. Он лишь дразнил ее, проводя языком по ее губам. Каждое медленное движение пробуждало в ней желание, а он тем временем по-итальянски шептал ей жаркие обещания. Его приглушенный голос манил ее, искушал.

И вот она крепче прижалась к Джексону, запустила пальцы в его волосы, удерживая его. Только тогда он прикоснулся языком к ее языку, но это легкое касание не напомнило ей о жадных поцелуях, которые так терзали ее в юности, потому что Джексон звал ее, а не овладевал. И она откликнулась, изумленная. Сердце ее усиленно билось. Его руки стиснули ее сильнее, его грудь напряглась, когда они припали друг к другу. Их разделяла теперь лишь тонкая ткань ночной рубашки. Животом Тейлор чувствовала возбуждение Джексона. Паника поднялась в ней, но тут же ушла; несмотря на очевидное волнение Джексона, его обращение оставалось таким нежным, что у нее перехватывало дыхание.

Губы их разъединились с легким влажным звуком, который прозвучал удивительно интимно в полутьме комнаты. Не отпуская Тейлора, мужчина закусил зубами ее полную нижнюю губу.

— Мне уже кажется, будто ты мне принадлежишь.

Почему-то его сила не внушала страха, а лишь горячила кровь.

— Мне очень нравится тебя трогать. Целовать тебя.

Она шептала, не отнимая губ, не выпуская его волос. Чистое чувственное наслаждение от прикосновения к нему околдовывало ее.

— Это хорошо.

В глазах Джексона мелькнул довольный блеск. Он по-хозяйски провел большим пальцем по губе, которую только что кусал. А когда он прижал Тейлор к груди, она вздохнула и подалась к нему.

— Ты не заснула, cara? — спросил он через некоторое время.

— Нет.

Пауза.

— Ты не хочешь мне рассказать, откуда у тебя такой страх перед мужскими желаниями?

— Я расскажу тебе, обещаю. Только не сегодня.

Немыслимо отравить сладость поцелуя, эту почти непереносимую нежность столь страшными воспоминаниями.

— Тогда поспи.

Он поднял ее на руки и опустил уже возле ее двери. Когда он повернулся, она взяла его за руку.

— Спасибо тебе за помощь.

Что-то темное появилось в его глазах.

— Мне не нужна твоя благодарность.

Каким-то образом она поняла, что это не отказ, а вопрос.

— Это не благодарность. Это доверие.

Ей потребовалось мужество, чтобы сделать это признание. До встречи с Джексоном Санторини она никогда не доверяла мужчинам в расцвете лет.

Он снова прикоснулся к ее волосам, и его неулыбающиеся губы смягчились.

— Спи, piccola. Я найду способ помочь тебе и твоему брату.

Тейлор проспала эту ночь без кошмарных снов. По правде говоря, ее слегка пугала ее вера в Джексона. Доверие может сбить женщину с пути, втянуть ее в любовь. А любовь — это сплошной обман. И ни одному мужчине, говорящему о своей любви, нельзя верить!

Даже Джексону.

Глава четвертая

Наутро Джексон отвез Тейлор домой.

Правда, прежде он удивил ее, вручив потерянную сумочку; Коул все-таки завез ее Джексону еще до рассвета. Он сообщил также: Доналд Карсон настолько напуган перспективой получить от полиции обвинение в сексуальном домогательстве, что можно не сомневаться — отныне он никогда не оскорбит ни одну женщину.

Поскольку бессонного детектива рядом уже не было, Джексон объяснил Тейлор, что в течение ночи не покидал дома и не ездил к Карсону. Он понимал, что его голос срывается от злости на невозможность самому разобраться с подонком. Он подозревал также, что Тейлор видит его насквозь, но она удовлетворилась только именем Коула Маккенна и не стала настаивать на дальнейших подробностях.

Пока Тейлор переодевалась, Джексон позвонил нескольким юристам. У него созревала одна идея, но ему хотелось удостовериться в том, что он прав. Как он сказал накануне, ему не нужна ее благодарность. Ни сердце его, ни гордость не согласятся с подобным унижением этой сильной женщины.

Он был рожден в браке, не имевшем будущего, прошел через опеку нянек и пережил союз без любви. Вполне достаточно одиночества для одной жизни. Сейчас ему нужна женщина, способная на безграничную преданность и полную самоотдачу. Тейлор — единственная женщина, которая ему нужна. Ему нужно все, чем она обладает. Он будет добиваться этого, но не станет похитителем. Ведь она подарила ему доверие.

* * *

Переодевшись во все чистое, Тейлор, по просьбе Джексона, упаковала вещи, которые могли понадобиться ей в течение суток, и уехала с ним в его дом. Недели мучительного противостояния с Лэнсом вымотали ее. Теперь ей остается лишь надеяться на помощь Джексона.

— Мне нужно кое с кем встретиться. Дождись меня. Когда я вернусь, мы поговорим, — сказал ей Джексон после позднего завтрака.

Тейлор подавила в себе естественное стремление добиться немедленных разъяснений, поскольку понимала, что и без того просит немалого.

— Когда ты приедешь?

— Как только смогу. — Легко и нежно Джексон поцеловал ее в губы. — Не спорь. Мне нужно поговорить с людьми с глазу на глаз.

Тейлор нахмурилась; он слишком хорошо разобрался в ее желаниях.

— Пожалуйста, не задерживайся.

— Не волнуйся. Может быть, ты подумаешь о том, чтобы опять сделаться моим секретарем?

Именно об этом Тейлор и задумалась, когда Джексон уехал, и решила принять предложение. В конце концов, у нее теперь нет нужды скрывать свое влечение к неотразимому итальянцу.


Возвратился Джексон только тогда, когда подошло время ужина.

— Выяснилось что-нибудь? — поинтересовалась Тейлор.

— Вникаю кое во что.

Увидев усталость в глазах Джексона, Тейлор решила не приставать к нему и дать спокойно поесть. Ужин несколько раз прерывался телефонными звонками, но к тому времени, как Тейлор сварила кофе и отнесла его в гостиную, наступила тишина.

Она поставила перед Джексоном чашку.

— Возьми.

— Спасибо.

Джексон, вдруг сделавшийся на удивление рассеянным, смотрел в темноту за окном.

Миновав диван, Тейлор присела на третью ступеньку лестницы, ведущей наверх, к спальням. Ее взгляд остановился на Джексоне. Какой сексуальный мужчина, думала она. У него широкие плечи и сильные, покрытые черными волосами руки.

В полумраке его кожа казалась темной, но Тейлор знала, что на самом деле она теплого золотистого оттенка — свидетельство его итальянских корней. Джексон заставляет ее трепетать, даже если он всего лишь неподвижно сидит.

— О чем ты думаешь? — прошептала она.

Он повернулся к ней, опираясь плечом на стекло.

— Что ты скажешь на то, чтобы выйти за меня замуж?

— Выйти замуж?

Тейлор невольно сжала кофейную чашку.

— Да.

Спокойный, холодный взгляд Джексона был непроницаем.

— Но почему ты…

Он — мужчина ее мечты, но в жизни мечты часто оборачиваются кошмаром.

— Я разговаривал с несколькими знакомыми юристами и с одним судьей. Поскольку Лэнс является родным отцом Ника, его права трудно подвергнуть сомнению.

Сердце Тейлор упало.

— Нет!

— Но, — продолжал Джексон, — для сохранения прав опеки тебе необходимо заявить о факте его ухода из семьи и доказать суду, что ты в состоянии обеспечить Нику хорошие домашние условия. При этом будет иметь значение твой семейный статус. Твои шансы возрастут, если у тебя будет муж, способный дать мальчику должное воспитание.

Тейлор почувствовала растерянность — вместе с надеждой.

— Да тебе-то это зачем?

С чего бы этот сильный, красивый мужчина захотел связывать свою жизнь с такой женщиной, как она?

— Мне нужна жена. Я всегда знал, что значит для человека семья, верность, и для тебя, я знаю, эти ценности тоже не пустой звук. В моем доме ты была бы образцовой хозяйкой, я в этом не сомневаюсь. А Ник… Если он в принципе остался таким, каким я его видел, мы найдем с ним общий язык. — Джексон помолчал, затем добавил: — Ты очень любишь Ника, поэтому, если нам придется расстаться, я не буду беспокоиться, что подробности попадут в бульварные листки.

А как же я? — захотела спросить Тейлор, вопреки явной эгоистичности такого вопроса. Предложение Джексона казалось холодным и расчетливым, несмотря на установившуюся между ним и Тейлор эмоциональную связь.

Тейлор не успела ответить, а Джексон уже вновь говорил:

— Ради Ника ты хочешь стабильности и безопасности; все это у тебя будет. Я обещаю тебе, что Лэнс не доберется до Ника, чего бы это ни стоило. Я обеспечу ему юридическую неприкосновенность на годы, если это то, что ты ищешь.

Жесткий тон Джексона придавал особый вес каждому его слову.

— Заставить Ника проходить через все это… Джексон отставил свою кофейную чашку.

— Это худший из всех сценариев. Внутренний голос говорит мне, что этого не случится. Репутация Лэнса строится на его профессионализме и благоразумии. Он не допустит, чтобы кто-то публично полоскал его грязное белье.

— Но он уже затеял суд против меня.

Тейлор еще крепче стиснула чашку, чтобы согреть внезапно похолодевшие руки.

— До сих пор он считал тебя беспомощной. Семейное законодательство у нас часто функционирует за закрытыми дверями; вероятно, он рассчитывал именно на это. Но если вмешаюсь я, он будет знать, что пресса будет держать в поле зрения все подробности, в том числе и обстоятельства, при которых он оставил Ника.

Джексон говорил настолько уверенно, что Тейлор захотелось ему поверить.

— Что же будет, если мы поженимся?

Стать женой Джексона Санторини — нечто, не укладывающееся в голове. Она едва смогла пережить поцелуй, а теперь…

— Ни один судья не возьмет сторону Хигерти против меня, будь у них хоть общий карман. — Какая-то нотка в его голосе напомнила ей о Джексоне-гангстере, великолепном и пугающем одновременно. — В худшем случае нас ждет беспристрастное слушание дела. Не хочу тебя обманывать: в таком случае очень вероятно, что Лэнс получит право на участие в опеке.

Тейлор в мыслях поблагодарила Джексона за то, что он не стал подслащивать пилюлю. Даже худший сценарий предпочтительнее полного поражения, которое светило ей до сих пор.

— А что в лучшем случае?

— А в лучшем случае Хигерти капитулирует. Честное слово, я бы сделал ставку на этот вариант. Он не производит впечатления человека, достаточно сильного, чтобы принимать бой.

Джексон презрительно скривился.

— Ради Ника я готова на все, — сумела выговорить Тейлор. — А ты уверен, что этот прием сработает?

— Да. Я забочусь о тех, кто мне не чужой. — Возражений это заявление не предполагало. — У Ника будут все преимущества.

— Пока мы будем вместе, — выпалила Тейлор. — У тебя не лучшая история семейной жизни. А если мы разойдемся до того, как ему исполнится восемнадцать? Лэнс получит возможность предпринять еще одну попытку?

Джексон кивнул. Его темные глаза сделались еще более непроницаемыми.

— Я намерен заключить соглашение на определенное количество лет. С Бонни я прожил шесть лет.

— Несчастливых.

— Да.

Необходимо признать правду.

— Тогда зачем еще раз испытывать судьбу?

Как бы Тейлор ни заботилась о Нике, она не забывала о глубокой печали, которая порой отражалась в глазах Джексона. А после их последней встречи эта скрытая боль казалась еще глубже.

— Я не думаю, что ты станешь принимать наркотики или впадешь в депрессию. Тебе слишком небезразличен Ник.

Он говорит о браке как о чисто деловом соглашении. Как будто не было нежных поцелуев прошедшей ночью. Наверное, эти мгновения завораживающего доверия ничего не значили для Джексона.

— Чтобы Ник ни в чем не был ущемлен, я создам для него опекунский фонд, который останется в его собственности вне зависимости от того, будем мы вместе или нет.

Джексон подошел к лестнице, остановился и посмотрел на Тейлор с высоты своего немалого роста. Она же прищурила глаза. Ей было трудно понять мотивы полученного предложения и разобраться в своих чувствах.

Впрочем, раздражение тут же взяло верх. Если ему вздумается предлагать деньги ей, она выцарапает ему глаза. Ей не до гордости в том, что касается Ника, но сама она обеспечена вполне достаточно.

— Я сделаю так, чтобы ты ни в чем не нуждалась… — начал Джексон, положив руку на перила.

— Помолчи. — Тейлор резко поднялась, и ее лицо оказалось на одном уровне с его лицом. — Я отнеслась серьезно к этой безумной идее только потому, что вижу здесь способ сохранить брата. А я в твоих деньгах не нуждаюсь!

Она разгневалась настолько, что даже не задумалась о том, с чего бы это Джексон заговорил о каких-то дополнительных условиях, если у нее в любом случае выбора нет.

— Если ты будешь моей женой, я бы попросил тебя не работать, хотя я при этом лишаюсь лучшего секретаря из всех, кто со мной работал.

— Почему так?

Тейлор прикрыла рот рукой. Этот рассудительный человек — вовсе не тот страстный, необузданный Джексон, к которому она привыкла. Куда подевался ее Джексон?

— Мой бизнес в основном держится на связях. Бонни отпугнула от меня людей, и нам придется многое восстанавливать. Работать ты будешь, но не как раньше. — Он говорил спокойно и размеренно, что только злило ее. — Если мы разойдемся, я как-то компенсирую тебе потери. Фондом опеки Ника ты воспользоваться не сможешь, а ему будет не по себе, если ты останешься без средств.

— Ты умеешь находить больные места, — резко бросила Тейлор.

— Полезный навык.

Джексон казался равнодушным, но Тейлор знала, что задела его.

Отчего она так поступила? Потому ли, что боялась чувств, которые он ей внушал? Она дала себе клятву никогда не любить мужчину так, как это было характерно для ее матери, потому что знала: в некоторых отношениях она совершенно такая же, как Хелена. Обе они любят со страстью, которая может быть гибельной, если окажется невзаимной.

Тейлор коснулась щеки Джексона, на которой уже проступила щетина.

— Извини меня.

— Тебе не за что извиняться.

Он не отстранился от нее, но и не выразил никакой реакции. Она взъерошила его волосы, а он стоял неподвижно, позволяя ей вести себя так, как ей заблагорассудится.

— Джексон, ты сердишься когда-нибудь? Выходишь из себя?

— Нет.

Очень холодно он посмотрел ей в глаза.

— Нет, ведь ты изо льда.

Бывало, на работе Джексон кричал на кого-нибудь, но по пустяковым поводам. В серьезных случаях он попросту замыкался в себе. Сердце Тейлор заныло от жалости к нему.

— Я скажу тебе одну вещь.

Джексон поднял бровь, удивленный решительным переходом.

— Что такое?

— У меня горячий темперамент. Учти это, если предлагаешь мне стать твоей женой.

— Ты хочешь выяснить, есть ли темперамент у меня?

Вопреки откровенному вызову со стороны Тейлор, голос Джексона оставался ровным. У Тейлор вырвался смешок.

— И как же ты думаешь управляться со мной, господин Продюсер-Большая-Шишка?

На мгновение Джексон задумался, затем ответил:

— Думаю, мне придется найти способы успокаивать твои нервы.

— Нервы! — воскликнула Тейлор и вдруг заметила веселую искорку в глазах Джексона. Наконец-то она сумела задеть его за живое. Ей захотелось прыгать от облегчения. — Ух, как ты меня злишь!

Руки мужчины крепко сжали ей талию. Без видимого усилия он приподнял ее и поставил прямо перед собой.

— И в какой степени?

— О-о-о-ох в какой!

Тейлор пришлось откинуть голову назад, чтобы видеть лицо Джексона. Она увидела в его темных итальянских глазах возникшее желание. Невольный страх заставил ее содрогнуться.

Он тотчас убрал руки, и его лицо сделалось жестче.

— Если мы поженимся, я ни к чему не буду тебя принуждать. — Он сделал паузу, словно обдумывая решение. — Но я очень многого хотел бы от нашего брака.

— Чего именно?

Это заявление доказывало, наконец, что за неожиданным предложением Джексона стоит что-то реальное.

— Ребенка. — В глазах Джексона открылись бездонные глубины. — Если мы сможем победить твой страх и заняться сексом, я не хочу, чтобы ты предохранялась.

Тейлор молчала, ошеломленная таким требованием. Несмотря на возникшее между ними желание, как он может говорить об этом с женщиной, которая едва решается на поцелуй? Наверное, он не понимает, насколько сильны ее страхи. Она согласна выйти за него замуж, чтобы защитить Ника, но она не станет его обманывать. Он обязан знать, насколько серьезны ее проблемы.

— Возможно, я никогда не смогу дать тебе то, чего ты хочешь. Ты хочешь стать отцом?

Он должен понять, что ее мучает такое, что не уходит легко. Возможно, не уйдет никогда. Даже если им удастся победить ее страх перед интимной близостью, мысль о том, чтобы иметь ребенка, приводит ее в ужас по очень простой причине. Зная страдания своей матери, она не уверена, что может в такой же степени отдать себя мужчине. Даже такому мужчине, как Джексон.

Джексон помрачнел. Тейлор предлагает ему выбор: она или ребенок. Этот выбор был сделан у могилы Бонни, но решение, принятое тогда, теперь казалось совершенно неправильным, когда он смотрел на эту честную голубоглазую женщину.

— Ты права. Нет. — Он вырвал из себя эти слова. — А может быть, мы дадим себе год? Если ребенка не будет, мы расстаемся.

Ему больно говорить так после всех клятв о том, что короткий брак — опыт всех его родных — ему заказан. Но он уже похоронил ребенка, которому не суждено было появиться на свет. Ему необходимо вылечиться от этого воспоминания, видя перед собой красивого bambino[5]. Но проблема в том, что у всех детей, являвшихся ему в воображении, голубые глаза Тейлор. Как сможет он оставить ее, если она не позволит ему прикоснуться к ней? А с другой стороны, как может он поступить иначе?

Следующий вопрос Тейлор прозвучал растерянно, словно она не предполагала временных ограничений:

— А Ник?

— Думаю, мы сможем устроить дело так, что Лэнс не получит шанса даже в том случае, если мы не будем вместе.

Джексон посмотрел на Тейлор и добавил глухим голосом:

— Расскажи мне, откуда происходит твой страх перед близостью.

Тейлор положила ладони на грудь Джексона. У нее закружилась голова от разочарования. Она не сможет радоваться мужу, которому от нее нужен только ребенок, а не любовь. Неужели она лелеяла надежду на то, что предложение окажется более романтическим? Если да, то это — лишь девичья фантазия. Сделка, такая, как предлагает Джексон, безопаснее для нее. Романтика и любовь умерли, но Джексон никогда не нарушит условий соглашения.

— Это не ты, успокойся.

Складка между бровями придавала Джексону еще большее сходство с гангстером, чем обычно.

— Твоя мать привела кого-нибудь в дом?

Голос Джексона приобрел угрожающий оттенок.

— Рабочий, он занимался текущим ремонтом в доме.

Голос Тейлор дрогнул; она только что открыла Джексону то, о чем не говорила ни с кем на свете. Но у нее не хватит духу раскрыть всю правду сразу.

— Что он сделал?

Голос Джексона тоже дрожал. Его руки притянули Тейлор, как будто он не мог подавить в себе желание защитить ее. Она послушно сделала шаг, радуясь близости его тепла.

— Мне… мне было тогда лет четырнадцать. Когда он стал смотреть на меня, я еще не знала, что означают такие взгляды. — Очень важно, чтобы Джексон правильно все понял, но его ледяные глаза не смотрели на нее. — Он последовал за мной в комнату для стирки. Я решила, что он собирается чинить сломанную машину. — Даже сейчас Тейлор чувствовала страх, что охватил ее, когда она поняла: он стоит в углу и смотрит на нее масляными глазами. — Загрузив машину, я попыталась уйти наверх. Он потянул меня вниз, и я в конце концов стала пятиться. Я уронила корзину и попыталась вырваться, но он… Он схватил меня и с силой прижал к стенке шкафа. — Слезы потекли по ее щекам. Она снова была той перепуганной девочкой. — Я так испугалась… Он сказал, что понимает, почему я боюсь. Но он научит меня не бояться. Он сделает так, что мне будет хорошо. И знаешь, что было еще хуже?

— Скажи мне, piccola.

Одна большая рука гладила ее по волосам, другая была плотно прижата к спине.

— Что я была раздавлена всем этим. Он был студентом университета, подрабатывал в свободное время. Видный собой. Умный. — Тейлор прижалась щекой к груди Джексона и обхватила его обеими руками. — Я не думала, что он поведет себя так, как Лэнс повел себя по отношению к маме. Господи, какой я была дурой. — Она с шумом вдохнула воздух, чтобы выговорить самое страшное: — Я поцеловалась в первый раз. Он просунул язык мне в рот. Кровоподтеки на руках и на спине не сходили несколько недель.

— Тейлор, — прохрипел Джексон, как бы побуждая ее закончить.

Но она уже не могла остановиться.

— Он прижимался ко мне, я чувствовала его… возбуждение. Я сопротивлялась, но он был чересчур силен. Я решила, что он будет продолжать, но тут услышала, что кто-то спускается по лестнице. Он забыл запереть дверь.

— И ты убежала?

— Да.

Она благодарила Бога снова и снова, когда ее рвало в ванной.

— Он трогал тебя еще?

Почему-то тихая ярость в голосе Джексона успокаивала Тейлор.

Она теснее прижалась к Джексону, желая слышать ровное биение его сердца.

— Он следил за мной, но я перестала одна ходить по дому. Я приглашала детей из других квартир, чтобы они постоянно торчали у нас. Гра… Этот рабочий не мог позволить себе напугать их родителей.

— Гра… Так начинается его фамилия? Грант? — решительно спросил Джексон.

— Я не допущу, чтобы у тебя были неприятности.

Тейлор стиснула зубы.

— Я тебе обещаю — никаких неприятностей. Ты не позволила мне добраться до Доналда. Должен же я хоть что-нибудь сделать!

Такая ярость прорвалась в требовании Джексона, что Тейлор испугалась за него. — Нет!

— Пожалуйста, cara mia.

Она закусила губу. Ласковое увещевание обезоружило ее. Порой она забывала об итальянском происхождении отца Джексона, но сейчас она ясно ощущала, что этот человек приехал из страны, где в ходу кровная месть и заповедь «око за око».

— Я не могу этого доказать.

— Мне достаточно твоих слов, а дело касается меня одного.

Джексон держал ее так крепко и она была настолько близко к нему, что ничего теперь не боялась.

— Грант Лейтон.

Невероятно трудно противостоять искушению рассказать все до конца мужчине, которому она небезразлична.

— Спасибо, piccola. Спасибо тебе.

Объятия его сделались крепче. Ладонь Джексона успокаивающе гладила ее по спине, и ей стало спокойно.

— Спасибо за то, что ты мне сказала.

— Ты должен был узнать, — прошептала она.

— Конечно. Я польщен. — Его сердце стучало у ее щеки. — Ты испытала психологическую травму. — Джексон продолжал гладить ее. — Но теперь все будет хорошо.

— И ты никогда не заставишь меня заниматься с тобой сексом?

— Насильно никогда.

— Сердцем я всегда это знала.

Джексона поразило, как спокойно Тейлор приняла его обещание, при том, что теперь он знал: от мужчин в жизни она видела только насилие и страх. Она ни словом не обмолвилась о дальнейших бедах. Но если молодой рабочий обратил внимание на ее красоту, что же замечали мужчины постарше? И как обращались они с его ласковой Тейлор? Он сдержался, не стал задавать эти вопросы, сознавая, насколько она вымотана эмоционально.

— Я всегда буду с тобой, но мне кажется, тебе следует поговорить с врачом. У меня есть один знакомый специалист по сексуальным травмам.

Тейлор насторожилась.

— Я не знаю…

— Может быть, попробуешь, cara? Эта женщина может помочь тебе. Она знает способы успокоить человека, о которых я не имею представления.

— Хорошо. Я попробую… Мы сможем учиться вместе.

Чему она думает учить его? Но ему все равно. Главное, чтобы они были вместе.

Глава пятая

В воскресенье утром Тейлор проснулась достаточно поздно. По крыше стучали капли дождя. Тейлор было тепло и уютно, вставать не хотелось.

Резкий стук в дверь заставил ее нахмуриться.

— Входите.

Джексон, весь одетый в черное, распахнул дверь и встал на пороге.

— Нам нужно поговорить.

Тейлор зевнула и приподнялась на локте.

— Садись.

В его ласкающих глазах вспыхнул огонь.

— Cara mia, я всего лишь мужчина.

Сердце Тейлор заколотилось.

— И что?

Зачем она провоцирует его? Неужели испытывает на прочность его обещание не принуждать ее к физической близости?

Джексон со вздохом подошел и присел рядом с ней.

— Ты рада меня видеть?

— Возможно, — насмешливо отозвалась она. — А где мое обручальное кольцо? А, Джексон Санторини?

К ее удивлению, он полез в карман и достал оттуда золотое кольцо тонкой работы, украшенное орнаментом из крошечных бриллиантов, и надел ей на палец.

— О боже, как же это красиво! — едва слышно прошептала Тейлор и села, не сводя взгляда со старинного золота.

На губах Джексона появилась улыбка.

— Это кольцо моей бабушки с отцовской стороны. Ее звали Джиа. Они прожили с Джозефом, моим дедом, больше пятидесяти лет.

В глазах Тейлор заблестели слезы. Никто не дарил ей подарков столь бесценных, столь личных.

— Что это ты плачешь?

— Я не плачу.

Другой рукой она вытерла глаза.

— Piccola, — он притянул девушку к себе, — почему ты плачешь?

Тейлор поразилась внезапной перемене интонации Джексона.

— Ты заговорил совсем как итальянец.

— Я и есть итальянец. — Он погладил Тейлор по голове. — Ну что, наплакалась?

— Да. — Она не подняла голову с его груди. — Спасибо тебе за подарок.

Ее беспокоило, носила ли это кольцо Бонни, но ей не хватило мужества задать вопрос.

— Это кольцо хранилось в шкатулке десять лет. И ты снова вынесешь его на свет Божий.

От этих слов сердце Тейлор растаяло. Может, она эгоистка, но приятно было сознавать, что Бонни не видела и не носила это кольцо.

Она отодвинулась и встала с постели.

— Спущусь-ка я вниз, приготовлю завтрак.

— Буду ждать.

Минут через двадцать они оба сидела в гостиной за столом. Джексон взял вилку и отломил кусочек приготовленного ею омлета.

— Вкусно, — прожевав несколько кусков, заявил ей Джексон будничным тоном, а потом добавил: — Мы поженимся до конца недели.

Во рту сразу было сухо. Но все-таки Тейлор сумела произнести:

— А такая поспешная свадьба не покажется странной?

Джексон вскинул бровь.

— Мы встречались несколько месяцев втайне от всех, не желая стать жертвами папарацци.

— Ловко придумано.

Невеселая улыбка Джексона послужила ответом на комплимент.

— Валетта поступила примерно так же, когда решила, что готова к свадьбе. Брак продолжался шесть месяцев. Даже для моего семейства это рекорд.

— Как сейчас дела у твоей сестры?

— Не знаю. Уже год ее не видел.

— И тебе все равно?

Тейлор не сумела скрыть неодобрения.

— Мы в семье не так близки, как вы с Ником. — Этот отрывистый ответ не приглашал к дальнейшему разговору на данную тему, а испытываемое Тейлор напряжение не способствовало тому, чтобы она проявляла настойчивость. — Думаю, мы можем пожениться во вторник.

— Во вторник. — Тейлор отложила вилку. — Регистрация?

Какой-то болезненный обруч стиснул ее сердце. В чем бы ни был смысл их сделки, ей не хотелось, чтобы ее осуществление началось в столь практическом духе, исключающем любую тень надежды.

— Здесь есть одна усадьба, час на вертолете отсюда. На ней часто проводят свадьбы. Я узнавал: при желании мы можем ее использовать.

— Но сегодня воскресенье! Мы не сможем за это время все организовать… Как ты думаешь?

На красивых губах Джексона появилась улыбка.

— А если сможем, ты согласишься на усадьбу?

— Конечно. Я бы хотела пригласить кое-кого из друзей.

В течение следующих нескольких часов Тейлор узнала, что значат деньги и известное имя. Магазины распахивали двери для нее и Джексона, поставщики провизии приступали к мобилизации наемного персонала, торговцы цветами оформляли заказы на букеты в особых воздушных упаковках, а некий кутюрье поспешно прилетел из краткосрочного отпуска, дабы продемонстрировать Тейлор свою коллекцию свадебных нарядов.

— Заходите, заходите.

Кутюрье, человечек небольшого роста, но большой мастер своего дела, жестом пригласил Джексона и Тейлор в демонстрационный зал.

Тейлор в волнении посмотрела на своего спутника, смуглого красавца.

— Джексон! Что я должна делать? — шепотом спросила она.

— Ты — очень ценный покупатель. Бери только то, что тебе нравится.

— Но он проделал такой путь ради нас…

— Он знает, что я буду об этом помнить, когда нам понадобится свадебное платье для одного из новых фильмов, которые сейчас в производстве. Не волнуйся, cara, он получит компенсацию.

Уверенность Джексона передалась Тейлор, и она принялась рассматривать коллекцию великолепных платьев, представленную для ее обозрения. Джексон долго говорил по мобильному телефону, обсуждая условия организации охраны свадебной церемонии. Он все еще стоял у окна с телефоном, когда Тейлор увидела платье, которое ей захотелось надеть.

— Как это прекрасно!

Она взяла платье из гладкого атласа; создавалось впечатление, что оно украшено жемчужинами, отполированными как белые песчинки. У платья был высокий ворот. Ткань мягко закрывала грудь и изящно окутывала тело до самых щиколоток.

— Мне бы хотелось примерить вот это. — Тейлор оглянулась, чтобы убедиться, что Джексон не смотрит в ее сторону. — Только я не хочу, чтобы он его видел до свадьбы.

Маленький человечек охотно удовлетворил ее пожелание.

— Идите в заднюю примерочную. Если оно вам понравится, я его тайком упакую.

Платье идеально подошло по размеру, словно шилось именно на Тейлор. Кутюрье дал Тейлор блестящую, тонкую, как паутина, вуаль и подобрал туфли. Джексон удивленно поднял бровь при виде такой таинственности, но расплатился по кредитной карте.

В машине Тейлор сказала ему:

— Это тебе обойдется дорого.

— Тейлор, я так решил. Это же и моя свадьба.

От такого ответа Тейлор не стало легче. Богатство Джексона столь явно контрастировало с ее бедностью, что она выпалила:

— Не понимаю, для чего все это тебе? На свете есть тысячи женщин, которые с радостью родили бы тебе ребенка.

— Однако не много сыщется женщин, которым я верю.

Джексон понял, что не убедил Тейлор, но знал, что она не станет спорить. Не станет ставить на карту будущее Ника.


Эту ночь Тейлор провела у себя дома. Она поднялась в семь утра и через час была готова ехать за Ником, которого вместе с остальными детьми обещали привезти к школе. Едва пробило восемь, как Джексон уже стоял у ее порога.

— Не знаю, нужно ли тебе было приходить, — после паузы произнесла Тейлор. — Да, я тебя приглашала, но, может быть, пока не стоит ни о чем говорить Нику?

Ей нужно какое-то время побыть одной и разобраться в своих чувствах.

— Он должен знать. И нам нужно увидеть, как он отреагирует на мое появление.

Джексон взял сумку, которую упаковала Тейлор, и они вышли из дома.

— Я не хочу, чтобы он знал, по какой причине мы женимся.

Нельзя допустить, чтобы Ник подумал, будто она приносит что-то в жертву ради него, это не так.

— Договорились. Ты не беспокойся. Он меня уже видел, так что не будет чрезмерно удивлен.

Легким движением он коснулся щеки Тейлор, что было для нее неожиданно, но приятно.

В обществе добросовестного куратора Ник встретил их у дверей. Когда черный «мерседес» остановился, Тейлор увидела, что глаза Ника округлились. Она вышла из машины и почувствовала, что Джексон за ее спиной. Пока она благодарила куратора и обнимала Ника, Джексон взял его вещи и уложил их в багажник.

Судя по тому, как быстро Ник отступил назад, объятие сестры смутило его. Потом он взглянул на стоящего сзади нее мужчину.

— Здравствуйте, Джексон.

— Привет, Ник.

Ник был сообразительным парнем. Он перевел взгляд с Джексона на сестру, и в его небесно-голубых глазах отразилось размышление.

Тейлор не хотелось сообщать ему новость прямо сейчас, но она видела, что у нее нет выбора.

— Что ты скажешь, если… я и Джексон…

Ник заулыбался.

— Вы хотите жениться на моей сестре?

Тейлор помертвела.

— С чего ты взял?

Мальчик пожал плечами.

— Догадался. Это потому, что ты нравишься Джексону?

В волнении она посмотрела на Джексона, а тот сказал:

— Попал в точку. Залезай в машину. Поговорим по пути.

Не успев усесться, Ник уже задавал второй вопрос:

— Значит, мы будем жить с вами?

— Да, — ответил Джексон.

Короткая пауза.

— Я навсегда останусь с вами?

Тейлор нахмурилась, не понимая, к чему он клонит. Но Джексон, очевидно, понял. Он притормозил у обочины и обернулся через плечо.

— Да. Я вырос в пансионе и не пошлю туда моего ребенка.

— Но я не ваш.

При этих простых словах сердце Тейлор сжалось. Инстинкты велели ей успокоить Ника, но она молчала, понимая, что сейчас между серьезным десятилетним мальчиком и мужчиной за рулем происходит нечто важное.

— Теперь — мой.

С решительными утверждениями Джексона не поспоришь. Он снова включил мотор.

Долгое время Ник молчал. А затем спросил:

— У меня будет своя комната, как и сейчас?

— Конечно. Не можешь же ты спать вместе с нами. — Джексон улыбнулся в зеркало заднего вида. — Ты займешь одну из двух больших спален на первом этаже. А мы будем на втором.

Внутри у Тейлор разгорался пожар. Джексон сказал «мы». Он рассчитывает заниматься с ней любовью с самого начала, несмотря ни на что?

Дома Тейлор отослала Ника собирать вещи и попрощалась с ним до свадьбы.

Джексон стоял перед ней.

— Тебя что-то тревожит.

Его поза говорила о том, что он не предпримет ничего, пока она не вверится ему.

Она сглотнула, решившись оставаться невозмутимой.

— У нас будет общая спальня?

Губы Джексона растянулись.

— Тейлор, я не отступлю от своего слова. Может быть, ты не заметила, что моя спальня состоит из двух помещений. Одно из них поменьше. Ты можешь ночевать там. Ник ни о чем не узнает.

Ей было стыдно, поскольку она привыкла идти на все, лишь бы ее брат был счастлив.

Джексон взял ее за руку. Его черные глаза приковали к себе ее взгляд.

— Ты не можешь думать обо всем на свете. Привыкай немного зависеть от меня. Нам, мужчинам, приятно, когда мы нужны.

— Я уже и так нахожусь в полной зависимости от тебя.

Резкие черты лица Джексона неожиданно заострились.

— Я имею в виду зависимость женщины от мужчины. От мужа. Теперь ты — моя забота.

— Тейлор! У меня нет костюма для твоей свадьбы, — раздался голос из комнаты Ника.

Ее лицо немедленно приняло озабоченное выражение.

Джексон взъерошил свои черные волосы.

— Я уже заказал для тебя смокинг. Если ты собрался, поехали домой.

Улыбка Ника добавила Тейлор решимости. Для брата она сделает все. А еще она подумала — с легким удивлением, — что сделает все, лишь бы Джексон тоже улыбался. Она не станет вызывать у него досаду, не будет сдерживать себя. Он понял, где корни ее страха, но ведь этот страх есть в то же время отказ, признак недоверия. Если она не может довериться собственному телу, кому же она тогда доверится?

Ошеломляющее прозрение!


Этот день ознаменовался вихрем событий. Тейлор вместе с притихшим Ником отправилась к Джексону на работу и помогла ему устроить так, чтобы студия могла некоторое время функционировать без рулевого. После обеда она пошла на встречу с Мэгги, психотерапевтом; Тейлор уже согласилась принять ее помощь. К ее удивлению, она почувствовала себя легко и свободно в обществе немолодой женщины, пригласившей ее в свой кабинет.

Когда Тейлор вернулась в студию, Джексон задал ей лаконичный вопрос:

— Ну?

— Она мне понравилась. Может быть, и получится.

Улыбнувшись ей, Джексон вновь принялся за работу. Тейлор пришла ему на помощь, только прежде справилась, как дела у Ника. Они запланировали выехать на несколько дней за город — в качестве прелюдии к медовому месяцу, так что у Лэнса не будет возможности задавать нескромные вопросы насчет свадьбы. Поскольку у Ника продолжались каникулы, было решено, что он проведет эти дни на ферме у одного своего друга, чьи родители решили покинуть город.

— Мне бы хотелось взять его с собой, но я понимаю: нужно создать впечатление, что у нас медовый месяц, — говорила Тейлор поздним вечером, меряя шагами комнату. Джексон стоял спиной к окну, сжимая в руке сужающийся кверху бокал с коньяком. Янтарная жидкость поблескивала за хрустальными стенками бокала. — Мне так его не хватало. Не знаю, позаботятся ли о нем там, на ферме, как следует.

— Ты чересчур опекаешь его.

Тихо высказанное возражение Джексона заставило Тейлор замереть на месте. Она стиснула кулаки. Гнев сразу вспыхнул в ней.

— Что ты можешь знать о воспитании детей?

Кажется, боль тронула точеные черты красивого лица Джексона, но ответ прозвучал спокойно:

— Я сам был когда-то мальчиком.

— И ты считаешь, это дает тебе право указывать мне, как воспитывать Ника?

Пусть он помогает ей сохранить брата, это еще не значит, что он может диктовать ей, что делать.

— Нет. Право у меня есть, потому что я вижу: он несчастлив и ничего тебе не скажет, потому что слишком сильно любит тебя.

Если бы стрела пронзила сердце Тейлор, она не поразила бы ее страшнее.

— Несчастлив? — шепотом повторила она.

— Его дразнят, так как считают неженкой.

— Как ты мог узнать? Он только что приехал из лагеря!

— Он мне рассказал, когда ты принимала ванну. Скрывать было невозможно после того, как я увидел синяк у него на ноге.

— Что?! — закричала Тейлор, едва подавив в себе желание немедленно разбудить Ника и подвергнуть его допросу. — Кто это сделал? Я убью его!

— В том-то и проблема.

— Почему он ничего мне не сказал? Что еще за проблема?

Она не могла себе представить, что ее ласковый младший брат подвергся побоям. Отчего же он не доверился ей? И при этом все рассказал Джексону, которого едва знает?

— Ты все время присматриваешь за ним. Даже в школе.

— Ты ничего не понимаешь. Так поступают все старшие в семье. — Обида пробудила в ней жестокость. — Ты-то даже не знаешь, где сейчас твоя сестра!

Джексон и бровью не повел, но Тейлор знала его достаточно хорошо, чтобы понять: выстрел пришелся в цель. Он отвернулся от Тейлор и стал всматриваться в пейзаж за окном. Стоял тихий вечер, вода играла свою тихую симфонию, и все-таки Тейлор чувствовала, что внутри у нее что-то бурлит и горит. Ей больно оттого, что больно ему.

— Прости меня, — прошептала она.

— Ничего.

Он пожал плечами. А она вспомнила, что Джексон Санторини привык сносить удары. Его жена растоптала его гордость и сделала страдания мужа достоянием всего света. Ей, Тейлор, было известно и то, что члены его семьи звонили ему только для того, чтобы посетовать на что-то или о чем-то попросить. Не удивительно, что он не следит за их судьбой.

Ей стало стыдно.

— Нет, не «ничего». — Она приблизилась к Джексону и положила руку ему на спину. — Я обидела тебя. И презираю себя за то, что захотела справиться с собственной бедой за твой счет.

Джексон поставил бокал на подоконник и взял Тейлор под руку.

— Я скажу тебе кое-что.

Какое облегчение: он не затаил на нее злобу!

— Что такое?

— Мне кажется, ты — первая из всех, кого я встречал, кто просит у меня прощения.

Она поняла, что прощена.

— Не сердись на меня. Я просто потеряла голову, когда узнала, что Ника обижают.

— Я показал ему кое-какие приемы.

Брови Тейлор сдвинулись.

— Приемы?

— Самообороны.

Тейлор закусила губу. Ник еще что-то скрыл от нее. Было время, когда он делился с ней всем, что с ним случалось.

— И что?

— Он одарен от природы.

— Он не слишком-то развит физически.

— У него не было возможности развиваться. — Джексон сжал ее, словно желая сделать ей больно. — Поверь в него, Тейлор. Это неординарный парень.

В его голосе Тейлор услышала неподдельную заботу.

— Для меня невыносимо знать, что ему плохо. Невыносимо!

— Я знаю, cara mia. — Это выражение истинной привязанности породило в ней желание встать на цыпочки и поцеловать Джексона. — Позволь мне помочь вам.

Она привыкла заботиться о Нике исключительно по-своему. А за прошедший год (тяжело признать, но приходится) его запросы переменились так, что она более не в силах удовлетворять их. Ему требовался мужчина в качестве образца поведения. Тейлор даже думала записать его в какой-нибудь подростковый клуб. И вот появился сильный, независимый мужчина, готовый взять на себя заботы о ее брате.


Джексон знал, что просит многого. Сам-то он, в сущности, не подарок. Да и что он знает о детях, черт возьми? Острая боль пронзила его. Будь проклята Бонни, лишившая его возможности научиться быть отцом. Затянувшееся молчание Тейлор должно обозначать отказ. Гордость повелевала ему взять назад свое предложение, но он вспомнил, какой радостью озарилось лицо Ника, когда он, Джексон, уделил ему внимание; отцовские инстинкты взыграли в нем.

— Послушай… — начал он.

— Тсс. — Тейлор подняла руку. — Это слишком важно. Я должна подумать.

Джексон не знал, чувствовать ему себя польщенным или оскорбленным. Как правило, ему не возражали, тем паче не отвергали его помощь. Но сейчас речь шла о счастье десятилетнего мальчика.

— Да.

При этом решительном ответе сердце Джексона сжалось.

— Да?

— Ты именно тот, кто ему нужен. Я верю, что ты не причинишь ему вреда.

Обещать легко.

— Мне кажется, иногда я способен причинить вред ненамеренно.

— Ничего страшного. И у меня бывают промахи. — Кивок Тейлор подтвердил ее искренность. — Только не делай ему ничего плохого нарочно. — Последовала мучительная пауза. — Если мы расстанемся через год… Ты обещаешь поддерживать контакт с ним?

— Да.

Отныне этот мальчик стал одним из команды Джексона, как и Тейлор. И в первый раз к нему пришло поразительное открытие: даже если у них не будет своего ребенка, он не сможет отказаться от этой женщины.

Любимой женщины.

Глава шестая

— В таком случае у меня возражений нет, — заявила Тейлор.

Джексон перевел дыхание.

— Это большое доверие.

— Я понимаю.

Они долго стояли молча. Затем Джексон заговорил опять:

— Ну, а ты?

— Что — я? — осторожно спросила она.

— Насчет доверия ко мне.

Очень долго Тейлор молчала.

— Это трудно.

Джексон заставил себя спросить:

— Почему?

— Мне нелегко забыть.

— Про отца Ника?

— Моя мать любила двоих. И оба ее оставили. — Тяжкое объяснение. — Не знаю, смогу ли я когда-нибудь забыть этот урок.

Джексон заставил себя задать следующий вопрос:

— Ты хочешь сказать, что не сможешь полюбить мужчину?

Ответ был дан шепотом:

— Да. Прости меня.

— Тебе не за что извиняться, piccola. — В нем горел гнев за ее прошлые обиды, за обиды, с которыми он ничего не мог поделать. Но он не допустит, чтобы она это увидела. — Мы с тобой равны. О любви я знаю даже меньше твоего.

Тейлор криво усмехнулась.

— Мы равны? А ты будешь об этом помнить, когда мы поженимся?

— Если я забуду, ты мне напомнишь. Значит, ты не доверяешь мужчинам из-за того, что два представителя нашего пола сделали твоей матери?

— Да… И из-за того, что другие… сделали мне.

Сердце Джексона сжалось при звуках этого растерянного, разбитого голоса. Да, вероятно, источник страхов Тейлор кроется в том оскорблении, которое она испытала от Гранта Лейтона, но как же неприятно получить этому прямое подтверждение. Немедленно внутри у Джексона вспыхнула ярость. Никто не должен прикасаться к его женщине.

Он отставил позабытый стакан на ближний столик, присел на подоконник, взял Тейлор за замерзшие руки и привлек к себе. Глаза ее говорили о глубоком отчаянии, но она выдержала его взгляд.

— Расскажи мне о других.

Хриплый повелительный голос, требующий, чтобы она подчинилась его заботе. Он настолько рассержен на ее обидчиков, что не может оставаться тем цивилизованным человеком, который ей нужен.

Тейлор вскинула голову. И увидела на лице Джексона нечто, от чего ее глаза округлились.

— Нет. Нет. Ничего подобного, Джексон.

Чтобы не испугать ее, Джексон скрыл свое бешенство.

— Все-таки расскажи мне.

Тейлор сжала кулаки. И сделала едва заметное движение, которое показало Джексону, что ее нужно поддержать. Он протянул руки, и она присела на его бедро и прижалась к нему.

— Когда моя мать перестала дожидаться Лэнса, я поначалу радовалась. — Тейлор перевела дыхание. — А потом она стала приводить в дом мужчин.

Джексон почувствовал, что стиснул зубы.

— А где была ты?

— Она запирала нас в нашей комнате.

— Нас?

— Ник был совсем маленьким. Я заботилась о нем, потому что не доверяла ей. Боялась, что она сделает что-нибудь не так.

Джексон приложил ладонь к глазам, чтобы сдержать слезы. Теперь он понимал, почему она так решительно оберегала Ника.

— Бывало, что мать заставляла меня выходить и здороваться с ее мужчинами. Она была пьяна и в такие минуты была мне совсем чужой.

Джексон застыл.

— Ты говорила, что ничего не случилось.

— Я… Нет, ничего серьезного…

Тейлор глубоко вздохнула, словно воспоминания душили ее.

Джексон подавил в себе желание потребовать от нее полной откровенности.

— Так что же случилось?

— Их глаза обшаривали меня. — Она вздрогнула. — Меня даже тошнило. Но с этим я могла бы справиться. А потом мужчины, которых она приводила домой, стали унижать ее.

Джексон до боли стиснул челюсти.

— Они… унижали ее, — повторила Тейлор, словно была не в силах остановиться. — Я не могла их остановить. Я должна была позаботиться о Нике, потому что ее ничто не беспокоило. По-моему, она его ненавидела. — Голубые глаза сверкнули яростью, и Джексон отвел взгляд. — И он не виноват в том, что его отец — чудовище.

— Конечно, не виноват.

Как будто успокоившись, Тейлор прижала голову к его груди.

— А один раз я так испугалась, что позвонила в полицию. Полицейские приехали и задержали того человека.

Джексон ощутил холодок в затылке. Он знал, что у этой истории не могло быть счастливого конца.

— И что же дальше?

— Мать была благодарна. Сказала, что ей попался настоящий подонок. Его арестовали, как он и заслуживал.

— Но?..

— Но через пару месяцев он объявился снова. Я возвращалась домой из школы, а он преследовал меня. Я заметила его только в парке. Я спешила к Нику. Он выскочил из-за дерева и потащил меня в кусты. Зажал рукой рот. Я не могла ни вздохнуть, ни закричать. — Голос Тейлор сорвался. — Он прижал меня к дереву, так, чтобы с дорожки ничего не было видно. Одной рукой он зажимал мне рот, другой держал меня за руки. Потом он меня отпустил, но я не успела закричать, потому что он схватил меня за горло. Мне тогда показалось, что он задушит меня.

Джексон чувствовал, что она вот-вот зарыдает. А ему оставалось только обнимать ее, больше он ничем не мог ей помочь. Нет ничего удивительного, что она не переносит мужских прикосновений. Ей неоднократно пришлось пережить насилие, и именно в том возрасте, когда развивающаяся сексуальность особенно ранима.

— Он стал шептать, что хотел бы сделать с такой созревшей молодой штучкой, как я. Все, что он говорил, было отвратительно… и ненормально. — Ее пальцы вцепились в ворот рубашки Джексона. — Он схватил меня за грудь, когда я попробовала ослабить его хватку.

— Ты вырвалась?

Это необходимо знать: если Тейлор не повезло, то он ничего не сможет сделать с болью, испытанной ею. Он привык сохранять самообладание, но сейчас был не в состоянии справиться с собой. Его дорогая Тейлор стала жертвой насилия со стороны человека, который не имел морального права находиться рядом с таким чистым и невинным существом.

— Он начал расстегивать штаны. Он отпустил меня всего на секунду, но этого хватило. Я ударила его коленом в пах и убежала.

У нее бойцовский характер. Слава богу!

— Он преследовал тебя?

— Да, но я бросилась в ближайший дом, и миссис Уиллис впустила меня.

Тейлор улыбнулась при воспоминании о том моменте. Миссис Уиллис была единственной удачей того дня. Добрая вдова поила ее чаем до тех пор, пока девочка не перестала всхлипывать.

— Миссис Уиллис позвонила в полицию. Этот человек так и шатался поблизости; возможно, думал, что схватит меня, когда я буду уходить.

Тейлор до сих пор помнила испытанный ею тогда выматывающий страх, страх до боли в костях.

По-прежнему прижимая ее к себе, Джексон выпрямился.

— В тот раз его задержали?

Тейлор поняла, что должна успокоить его.

— На этот раз на куда более долгий срок. Думаю, он как-то пострадал в тюрьме. Больше он не приходил.

Джексон так и не расслабился, но его тон сделался более мягким:

— Это был единственный такой случай?

— Да. Но я постоянно думала, что когда-нибудь Ник попадется кому-нибудь под горячую руку. Поэтому, когда мать куда-нибудь уходила, я брала Ника и отправлялась ночевать к миссис Уиллис.

— Ты полюбила эту женщину.

Тейлор энергично кивнула.

— Она относится ко мне как к дочери.

— Ты все еще поддерживаешь с ней отношения?

— Да. Только сейчас ее здоровье уже не то.

Джексон восхищался девушкой. Она рассказала ему о попытке чудовищного насилия, повторения которой она наверняка продолжала страшиться, а между тем ее тревожит здоровье пожилой женщины. Он позаботится о том, чтобы спасительница Тейлор получила лучший уход; ведь он в долгу перед миссис Уиллис за то, что она оградила Тейлор от невыносимого горя.

— Тейлор…

Она вскинула голову. Ее голубые глаза были в слезах.

— Что?

— Спасибо за то, что рассказала мне.

За то, что доверилась мне, подумал он про себя с радостью, к которой примешивалась горечь.

Тейлор вымученно улыбнулась.

— Ты должен был знать.

Она нервно сглотнула, и Джексон понял, что она собирается с силами и хочет что-то добавить. Он ждал. Но когда она заговорила, он потерял дар речи от удивления.

— Ты просишь меня завести любовницу? — тупо переспросил он.

Она выпрямилась, все еще сидя у него на коленях, и скрестила руки на груди.

— А что в этом странного? Я не дам тебе… того, что тебе нужно, а ведь ты мужчина, — дерзко произнесла она.

Джексон напомнил себе, что она знала мужчин только одного сорта и в услышанном предложении нет обиды для него лично. Он не должен чувствовать себя оскорбленным тем, что она столь легко готова уступить его другой женщине.

— Я умею сдерживать себя. Я не намерен заниматься сексом с незнакомыми женщинами, а ты говоришь именно об этом.

Он постарался подавить грозное рычание.

— Я сказала что-то не то, да? Ты сердишься.

Ее откровенность заставила Джексона криво усмехнуться.

— Причем думаю, что не в последний раз. — Он приподнял ее подбородок. — Скажи-ка мне одну вещь. Я противен тебе?

Она немедленно замотала головой.

— Нет, конечно! Я же сказала тебе, что ты великолепен. И еще… Мне нравится, как ты меня целуешь.

— Тогда мы попытаемся, piccola.

Он провел ладонью по спине Тейлор, как бы осторожно призывая ее откликнуться на его призыв.

Она опустила голову.

— А если я не смогу?

— Тогда я стану монахом.

Он не стал напоминать ей о годичном соглашении.

Она осторожно приподняла голову, но выдержала его взгляд. Завтра она станет его женой. Завтра состоится тихая и прекрасная свадьба, такая же, как и сама Тейлор.


И вот пришла первая брачная ночь.

Место действия — фешенебельный курорт на побережье одного из островов Фиджи. Первая брачная ночь, и Джексон в одиночестве лежит в своей кровати, тогда как его привлекательная жена спит в комнате напротив. Вот уже час его мучают эротические фантазии, в которых нашлось место черным кружевам и нежной белой коже.

Не в силах больше выносить все это, он встал с кровати и принялся отжиматься. Из одежды на нем были только белые спортивные трусы. Возможно, физическая усталость позволит ему заснуть на несколько часов.

На пятидесятом отжимании послышался негромкий стук в дверь. Застонав из-за того, какой час избрала для визита его жена, Джексон произнес:

— Пожалуйста.

Дверь комнаты открылась, и манящий женский запах защекотал его ноздри. Dio! — мрачно подумал он и продолжил отжимания. Впрочем, краем глаза он видел хрупкую женскую фигуру. Ногти на ногах, покрытые ярко-розовым лаком, приблизились к нему.

— Что ты делаешь?

В ответ — хрипение:

— Тренируюсь.

— Уже почти двенадцать.

Но упрека в ее голосе не слышно. Он нахмурился. Кажется, она… взволнована. Но чем?

— Мне хорошо.

Он склонился еще ниже, чувствуя жжение в мускулах.

— Я знаю.

Джексон едва не вскочил на ноги, но что-то заставило его не менять положения. К своему удивлению, он увидел, что она присела на край его кровати. Ее маленькие изящные ножки оставались на полу, в нескольких дюймах от его лица.

— Можно мне остаться и поговорить?

Она хочет поговорить?

— Конечно.

Он ждал, что она что-нибудь скажет, но она все молчала. А ему не хотелось спугнуть ее. Тейлор в его спальне, и она верит ему. Значительный шаг вперед. Только бы знать, о чем она сейчас думает!..


Тейлор была заворожена ритмом сжатия и расслабления мускулов Джексона. Внезапно ей стало жарко в рубахе без рукавов, и она расстегнула две верхние пуговицы. Почему она оказалась наедине с Джексоном, почти голым? Таким большим и фантастическим Джексоном? Потому что ей одиноко.

И началась ее первая брачная ночь.

И он нужен ей.

Она приказала себе: найди мужество, чтобы бороться за него. Он тебя не обидит. Ни сейчас, ни потом…

Во рту у нее пересохло, сердце, казалось, застряло в горле. Одним пальцем она ощупала твердые мышцы его спины, когда он приподнялся на руках. Гладкая, горячая кожа, излучающая силу. Ее стала бить дрожь.

Джексон застыл и, наверное, перестал дышать.

— Что ты делаешь?

Молчание. Может быть, из-за его поступка все пошло прахом?

— Т-трогаю тебя.

— Я же вспотел.

Ну какого дьявола он это сказал? Таким образом женщину не соблазнить.

Но ответ последовал очень быстро:

— Я не против.

Джексон опустился на полированный паркет, не беспокоясь о пыли, которая должна была пристать к его разгоряченной коже. Опустив голову на руки, он предоставил Тейлор свободу действий.

После паузы, которая могла показаться вечной, Тейлор опустилась около Джексона на колени; тонкая ткань ее рубашки трепетала. Джексон чувствовал ее ласковое тепло, слышал участившееся дыхание, почти что мог ощутить запах ее желания.

Робкие, изучающие прикосновения Тейлор повергли его в состояние сладкого безумия. Он оставался неподвижным под ее руками, а она ласкала его все уверенней и уверенней. Капля пота выступила на его лбу, когда она оседлала его.

— Я очень тяжелая?

— Нет.

Ему не хватило голоса.

— Джексон! — Она перестала исследовать его. — Я делаю тебе больно. Лучше я уйду.

— Не надо! Это пытка, но такая, при которой не устоит ни один мужчина из плоти и крови. — Останься, piccola.

К его счастью, она опять уселась на нем, и ее руки продолжили гладить его спину.

— Ты такой сильный, — послышался теплый шепот над его рукой. — И удивительно сексуальный. Я только хочу…

Никто никогда не бывал с ним так нежен. Бонни предпочитала быстроту и горячность, а эротические игры такого рода ее не интересовали. А женщины, которые были до Бонни, искали жесткого, грубого секса, глядя на его сильное, физически развитое тело. Раньше он считал, что это в порядке вещей, а теперь открыл, что так быть не должно. Ему нравилось, как Тейлор исследует его. Как будто она наслаждается им, как будто приберегает для него все свои фантазии.

Прижавшись к нему, она стиснула зубами участок кожи в нижней части его спины. Все настоящее, подумал Джексон, когда Тейлор прошлась по его ягодицам и захватила его колени. Ее ногти оцарапали его бедра.

— Dio!

Он дернулся так, что едва не сбросил ее на пол. Ее пальцы замерли.

— Джексон, я сделала что-то не так?

Он перевел дыхание.

— Да. Когда остановилась.

И секунду спустя возобновились эти дьявольски нежные движения пальцев на его бедрах.

— Мне нравится чувствовать тебя. Ты такой твердый, не как я. Ты согреваешь. Я хочу… потереться о тебя. Если бы на тебе ничего не было…

Это маловразумительное признание уничтожило остатки рассудка Джексона.

Глава седьмая

Тейлор проснулась в замечательном настроении. Вспомнив, что стало тому причиной, она улыбнулась. Бедный Джексон. Необыкновенный, милый, ослепительный Джексон. Он еще лежал на полу, когда она его покинула. Наверное, он все еще там, ее потрясающий супруг.

Резкий, мужской стук в дверь развеял нелепую иллюзию. Остатки страха снова наполнили ее сердце. Как она могла ожидать иного поведения от мужчины, чья жена накануне вечером обращалась с ним как со своей собственностью?

— Войди.

Тейлор села, закутавшись простыней до подбородка.

На Джексоне были синие джинсы и белая футболка. Волосы его были мокрыми; по-видимому, он только что принял душ. Футболка, сидевшая на нем чересчур свободно, тем не менее не скрывала очертаний его плеч, которым Тейлор уделила столько внимания сколько-то часов назад. Тейлор не сразу нашла в себе мужество, чтобы встретить его взгляд: она боялась увидеть в нем отблеск неукротимого желания. Но увидела только холод, какой редко появлялся в глазах Джексона, когда он говорил с ней.

— Нам нужно кое-что обсудить.

— Хорошо.

Тейлор не понравилось выражение его лица. Лучше уж опасная страсть, чем эта пустота.

— Ты сердишься на меня?

Джексон решительно мотнул головой.

— Когда будешь готова, спускайся.

— Скажи мне, что не так.

— Я не сержусь, — повторил он. — И ты всегда вольна повторить вчерашний опыт, если тебе захочется.

Сердце Тейлор забилось сильнее при воспоминании о чувственном удовольствии.

— Я действительно могу все это повторить?

Джексон застонал и оттолкнулся руками от кровати. Тейлор обвила его шею. Она оказалась в плену тех чувств, которые, как ей казалось, были для нее недоступны. Неожиданно лицо Джексона застыло.

— Идем, Тейлор. А то мое самообладание готово мне изменить.

* * *

Когда Тейлор уселась за стол на веранде, Джексон достал из пачки, лежавшей возле его локтя, какой-то документ.

— Что это? — поинтересовалась Тейлор.

— Юридические бумаги. — Он поднял голову. — Я хочу усыновить Ника.

Тейлор отложила в сторону только что взятый ломтик дыни.

— Почему?

— Я не сомневаюсь, что Хигерти отзовет свою претензию на опекунство. И, если эта операция нам удастся, у него практически не будет возможности впоследствии заявить свои права на Ника.

— Ты собрался усыновить Ника исключительно по этой причине?

— А этого недостаточно?

Ничто в звуках голоса Джексона не давало ни малейшего намека на его чувства.

Тейлор покачала головой.

— Для Ника это будет немало означать. У него никогда не было настоящего отца. Сомневаюсь, что ему будет легко вынести, если ты его усыновишь, а потом забудешь. Если ты усыновишь его, тебе придется остаться для него отцом. Навсегда.

— Да.

Ответ прозвучал столь веско, что большего Тейлор не требовалось. Сердце Ника успокоится, если рядом с ним будет Джексон. А о самой себе ей сейчас не хотелось даже думать.

— Я могу дать добро на усыновление?

Джексон кивнул.

— Вполне. Ты — его законный опекун.

Тейлор вновь взялась за дыню.

— Миссис Уиллис предложила моей матери передать мне право опеки по завещанию.

— По закону мы могли бы рассчитывать на согласие Хигерти, поскольку он оставил Ника.

Тейлор вскинула голову.

— Согласия он не даст.

— Думаю, я смогу его убедить.

Она поверила. Никто не встанет у Джексона на пути, если он решился идти к цели. Пока Тейлор завтракала, Джексон успел сделать телефонный звонок и обсудить некоторые юридические процедуры. А потом он уселся напротив. Не ел, только смотрел на синее-синее море, и казалось, что его взгляд терялся в воспоминаниях. Не удержавшись, Тейлор поднялась, обошла вокруг стола и обвила руками шею Джексона.

Он поднял голову и ухватил ее за руку. Удивление сквозило в его темных итальянских глазах.

— Где ты только что был?

— Это неподходящая тема для такого ясного утра.

Тейлор уверенно сжала подбородок Джексона.

— Самая подходящая.

На его жестком лице как будто отразилось удовольствие.

— Самоуверенная мадам.

— Твоя самоуверенная мадам.

Она выговорила это смело, желая испытать, как далеко позволит ей зайти ее весьма властный супруг. Ей нужно знать, какой силе ей придется противостоять, дабы Джексон не превратился в деспота.

А Джексон широко улыбнулся, наклонился и жадно поцеловал Тейлор в губы.

— Да. Моя. И никогда этого не забывай.

Ее удивило, какое удовольствие ей доставил эти слова.

От его внимания не укрылся румянец на ее щеках.

— Судя по твоему виду, ты хочешь меня.

— Это так, — признала Тейлор. — Ты поцелуешь меня еще раз?

Ее пальцы уже гладили его затылок.

Его ответный взгляд был исполнен мужской горячности.

— Я здесь для твоего удовольствия, дорогая.

Темные глаза Джексона вспыхнули. А потом, не успела она возразить, он овладел ее губами. Его поцелуй был бесконечно интимным, бесспорно властным и невероятно нежным. Он впитывал ее, исследовал — как мужчина, наверняка знающий каждое желание женщины. Быстрые движения его языка говорили ей: когда он захочет вызвать в ней страсть, то будет не прочь убедить ее. А она не прочь внять его убеждениям.

Волны жара окатывали Тейлор. Почти мучительное желание призывало ее прижиматься к мужскому торсу. Она молчаливо просила большего. Джексон ответил ей таким откровенно чувственным поцелуем, что если бы она в ту минуту стояла, то ее колени подогнулись бы.

Когда поцелуй закончился, Тейлор опустила голову на грудь Джексона. Она тяжело дышала, стараясь вновь обрести душевное равновесие. Сознание шепнуло ей: если сейчас было так хорошо, может быть, другое окажется еще лучше? Желая придать своим мыслям менее горячечное направление, она вспомнила о недавней отрешенности Джексона.

— Я не забыла кое-чего.

Она села.

— О чем ты?

— Скажи, где ты витал, когда только что смотрел на море?

Джексон посмотрел на нее долгим взглядом.

— Когда ты говорила о Нике, мне вспомнилось мое собственное детство.

— Что значит быть сыном режиссера и актрисы?

Оба родителя Джексона были лауреатами Каннского фестиваля и обладателями «Оскаров». Валетта, сестра Джексона, похоже, вступила на тот же звездный путь.

— Это значит — одиночество, — с редкой прямотой ответил Джексон. — Меня отправили в пансион в пятилетнем возрасте. В тот год я видел мать лишь два раза.

— А отца? — тут же спросила Тейлор.

Ей было больно сознавать, какое одиночество стояло за этими, казалось бы, спокойными словами. Она-то не была по-настоящему одинокой, несмотря ни на что. Хелена не была образцовой матерью, но она все-таки не оставила своих детей и даже помогала Тейлор в тех случаях, когда девочка нуждалась в помощи матери. Кроме того, у нее был Ник, которого она любила и который платил ей такой же любовью.

— В тот год — один раз. — Губы Джексона скривились. — Когда он представлял меня очередной большегрудой блондинке. Каждая его следующая жена была моложе предыдущей.

— Получается, они были кошмарными родителями, — выпалила Тейлор, даже не подумав, что такое заявление может показаться некорректным.

Джексон посмотрел на нее и вдруг хмыкнул.

— Наверное, да.

— Прости.

Она уже стыдилась своих грубых слов.

— Нет, ты права. — Он поцеловал ее затылок, словно пробуя на вкус. Мягкие губы, жаркое дыхание. — Я решил ни в чем не походить на них.

— Ты на них и не похож!

Чтобы вырваться из чувственной расслабленности, в которую Джексон так легко ее погружал, она села.

— Я — сын моего отца. — Джексон признавал неприятную правду. — Я мог унаследовать его пороки.

Тейлор округлила глаза.

— Не говори глупостей.

— Однажды я женился на молодой блондинке.

— Но ты и твоя блондинка были в одном возрасте. А твоего отца тянуло на молоденьких в зрелом возрасте, — быстро возразила Тейлор с кривой усмешкой.

— Я не могу обещать тебе верности.

Он не верит себе, боится, что ему передались непостоянные отцовские гены. Бонни он никогда не изменял, но как знать, когда может проснуться дурная сторона человеческой природы.

— Ты же не собака.

Джексон насупился.

— Прекрати дерзить.

Ему нельзя сердиться на Тейлор, ведь, в конце концов, он всего лишь заключил деловое соглашение: безопасность Ника в обмен на ребенка. А когда у Тейлор под сердцем будет его ребенок, он научит ее доверию и приобретет ее любовь, даже если на это уйдет вся его жизнь. Глаза Джексона сузилась. У них впереди год на то, чтобы зачать ребенка. Бедная Тейлор, она даже не подозревает, с кем вступила в сделку.

* * *

— Думаю, мы обязаны хотя бы появиться на ужине, ведь прием дают владельцы курорта, — сказал Джексон в тот же день.

Несколько часов они с Тейлор изучали юридические документы и лишь ненадолго отвлеклись на то, чтобы взглянуть на ближайший коралловый риф. Эта прогулка стоила потраченного на нее времени хотя бы из-за изумления, которое не сходило с лица Тейлор, когда они нырнули в масках, чтобы познакомиться с яркими и бесстрашными обитателями рифа.

Джексон знал, что по возвращении с прогулки Тейлор долго говорила с Мэгги, психотерапевтом, но не задавал ей вопросов. Достаточно того, что появился человек, способный помочь Тейлор.

— Нет, мы не пойдем, — ответила помрачневшая Тейлор.

Столь решительный отказ немало удивил Джексона.

— Почему?

Он услышал, как скрипнули ее зубы.

— Джексон, я всегда была бедной, я не буду знать, как себя вести.

Это объяснение ошеломило Джексона. Ведь Тейлор обычно была настолько уверенной в себе, что ему порой даже хотелось, чтобы она немного больше нуждалась в нем.

В растерянности он начал:

— Ты работала в киноиндустрии…

Но живший в нем дикарь возликовал: она забылась настолько, что поверила ему свои страхи!

— Да, секретаршей! — Глаза Тейлор сверкнули. — Они будут смотреть на меня как на низшее существо.

Джексон быстро пересек веранду.

— Cara mia, я никогда не позволю им оскорбить тебя.

Ему хотелось доказать ей свое ласковое отношение, но фраза вышла грубой, почти как приказ: верь мне!

К его удивлению, ее реакция была благоприятной. Она выпрямилась и бросила на него растерянный взгляд, словно упрекающий его за то, что он посмел командовать ею.

— Мне нечего надеть.

— Мы можем походить по бутикам. Да что бы ты ни надела, ты их все равно ослепишь своей красотой.

Улыбка Тейлор стала шире. Теперь к Джексону вернулась женщина, которую он привык видеть перед собой.

— Спасибо тебе. Ты добрый.


Тейлор остановила свой выбор на длинном платье цвета электрик. Оно было достаточно легким для тропического климата, но было сшито из блестящей ткани, а значит, могло сойти за вечерний туалет. У этого платья не было рукавов, а линия выреза у шеи подчеркивала форму груди. Тонкая ткань держалась на плечах исключительно благодаря застежкам, украшенным стразами. И только то обстоятельство, что платье оставляло спину практически обнаженной, заставило Тейлор замяться в нерешительности.

Оглянувшись через плечо на зеркало в примерочной комнате, она увидела изгиб своей спины в синем обрамлении. Итак, руки мужа будут подолгу прикасаться к ее ничем не прикрытой коже в течение всего вечера. Она содрогнулась, воочию представив себе эту картину. Ее не пугала мысль о лежащих на ее спине руках Джексона, но, чтобы осознать глубину своего доверия к нему, ей была нужна Мэгги.

— Что вас пугает? — спросила ее Мэгги во время телефонного разговора.

Она помнила тот парк, ладонь, зажимавшую ей рот…

— Мучение, унижение… Я боюсь, что мое доверие опять будет предано.

— Так Джексон оскорбляет вас? Унижает?

— Нет! Как вы могли такое предположить? — с жаром воскликнула Тейлор.

Мэгги помолчала.

— Но если я ошибаюсь, что же тогда пугает вас?

В течение нескольких минут Тейлор не находила ответа.

— Наверное, моя собственная трусость. Что будет, если я не смогу стать такой, как ему нужно?

— А если сможете? Сделайте шаг, и все выяснится.


Вечер прошел не так тягостно, как опасалась Тейлор. Джексон, верный своему слову, не отходил от нее весь вечер. Когда присутствующим стало ясно, в какой степени она принадлежит ему, они стали обращаться с ней предупредительно и любезно.

Тейлор приходилось прятать улыбку. Она никогда ни у кого не вызывала страха, а вот ее смуглый супруг, итальянец до мозга костей, — наоборот. И Тейлор была этим довольна. В этом мире он не упускал ни единого шанса. А его жене достаточно было знать, что он не тот мужчина, который дает в обиду тех, кого поклялся защищать. Никого не требуется убеждать в том, насколько он заботлив.

Единственный неприятный эпизод произошел к концу вечера. Какая-то пышногрудая блондинка тихой сапой подобралась к Джексону, словно Тейлор не было рядом.

— Джексон Санторини! Мне показалось, что это вы.

— Мы разве знакомы?

Джексон привлек к себе Тейлор, успокаивая ее этим красноречивым знаком обладания.

Глаза блондинки вспыхнули от раздражения.

— Белль Бувье. Мы познакомились в прошлом году, весной, на приеме у Вандербильтов.

— Примите мои извинения, Белль. Вы слегка изменились.

— Ну конечно! — На щеках пышки появились ямочки, свидетельствовавшие о том, что прощение даровано. — Я вспомнила! Я покрасила волосы в черный цвет! Можете себе представить?

— Ну, ваши волосы уже были черными, когда я видел вас.

Тейлор чувствовала, что Джексон готов расхохотаться.

— Здравствуйте, Белль. Меня зовут Тейлор.

— Рада с вами познакомиться. — Впрочем, ядовитый взгляд говорил об обратном. — Я только хотела поздравить Джексона.

— С чем это? — поинтересовался Джексон.

— По моим данным, журнал «Глиттер» избрал вас самым сексуальным холостяком года.

— Я больше не холостяк. — Джексон покосился на терявшую терпение Тейлор. — Спасибо, Белль, но вам придется меня извинить. Кажется, нас зовет хозяйка.

Когда они удалились, Тейлор пробормотала:

— «Бувье» значит «волопас» по-французски.

Джексон рассмеялся и прижал Тейлор к себе. И нельзя сказать, что ему было неприятно ее недовольство. Он заполучил темпераментную жену. Что ж, жизнь становилась интереснее.

Он провел рукой по спине Тейлор и вернул ей приподнятое настроение.

Глава восьмая

Джексон только что начал расстегивать черную рубашку, в которой был на приеме, когда Тейлор вошла в комнату. Лицо ее казалось сосредоточенным. Она старалась снять ожерелье.

— Дорогой, ты не мог бы…

Она повернулась к Джексону спиной и откинула волосы в сторону, обнажая затылок. Кремовую кожу оттеняло синее платье.

Джексон подошел к ней и молча расстегнул ожерелье, но Тейлор не ушла сразу, а осталась стоять на месте, слегка наклонив голову, и Джексон не смог сдержать себя. Он склонился и припал губами к затылку жены, слегка придержав ее за бедра.

Она удивленно ахнула.

— Джексон!

— Да.

Так как она не пошевелилась, он снова поцеловал ее и сжал чуть крепче. Боже, какая же она мягкая! Желание прижать ее к нижней части живота сделалось почти неодолимым.

— Что ты делаешь?

— Доставляю тебе удовольствие… И себе.

Новый поцелуй. Только сила воли заставила его оставаться неподвижным.

— Сексуальное удовольствие? — спросила Тейлор едва слышным шепотом.

Джексона охватило чувство вины. Он отступил.

— Прости, piccola. Я не должен был заходить далеко. Поцелуй еще не означает разрешения на большее.

Тейлор не взглянула на него, но покачала головой.

— Иди дальше.

Джексон застыл.

— Тейлор!

— Я устала бояться. Хочу узнать, как это бывает. — Это объяснение было настолько в духе Тейлор, что Джексон без труда ей поверил. — Ты никогда не обижал меня, поэтому у меня нет причины бояться. Покажи мне.

— Ты уверена?

Она оглянулась на него через плечо, сдвинув брови.

— Да. — Она бросила ожерелье на столик, стоявший в углу комнаты. — Джексон, а если я не смогу… дойти до конца?

— Маленькая моя, ты проведешь финишную черту там, где захочешь. Мы всегда сможем остановиться. Последнее слово за тобой.

— А мне можно до тебя дотрагиваться?

Неуверенные пальцы, легкие, словно крылья бабочки, прикоснулись к его руке.

— В каких угодно местах, — удалось выговорить Джексону, вспомнившему о прикосновениях Тейлор накануне.

— Ох, хорошо! — Вздох облегчения. — Ты, наверное, заметил, что я не могу владеть собой, когда прикасаюсь к тебе.

Смеясь, он обнял ее за талию и уткнулся лицом в теплую шею.

— Чему ты смеешься?

Вновь припав к нему, она стиснула маленькими руками руку, лежавшую на ее животе.

— Я подумал, что со мной происходит то же самое, когда дело касается тебя, piccola.

— Джексон, — прошептала она. — А ты знаешь, что у тебя рубашка наполовину расстегнута? Можно я расстегну ее совсем?

Прошло несколько секунд, прежде чем смысл вопроса дошел до затуманившегося сознания Джексона.

— Когда?

— Может быть, сейчас? — последовал не очень уверенный ответ.

Джексон знал, что сумеет разжечь Тейлор, но если она проснется завтра с чувством отвращения? Этого он не перенесет.

Он развернул ее к себе, готовый принять любую ее реакцию. Она же энергично принялась расстегивать его рубашку. С воодушевлением, какого Джексон от нее не ожидал, она стремилась утолить его нарастающий голод, а он целовал ее во всех доступных для него местах.

Пока она его не оттолкнет.

Роскошные черные ресницы взлетели вверх. Эти маленькие, теплые руки снова легли на его грудь. И еще один шаг назад. И вдруг он упал на кровать.

— Сядь.

Требование, принесшее радость, поскольку на лице Тейлор появилась предвкушающая улыбка, словно ей не терпелось прикоснуться к мужу.

Джексон сел и порадовался тому, что повиновался, так как Тейлор уселась между его раздвинутых ног. Не в силах противостоять искушению, он опустил руки на ее спину. Сексуальная улыбка играла на губах Тейлор. Ее пальцы исследовали его лицо, затем линию шеи. Она опустила взгляд, облизнула губы. Эрекция Джексона сделалась просто чудовищной. Последовал хриплый призыв:

— Делай что-нибудь. Ну, пожалуйста, Джексон. Я стараюсь быть храброй, так как знаю: если мне удастся побороть этот страх, то… Наверное, я все-таки не такая храбрая.

Он послушался. Помог Тейлор избавить его от рубашки. А когда его руки вернулись в прежнее положение, она покачала головой, отодвинулась и сняла с себя платье. Теперь на ней были лишь чулки с кружевным верхом, черные кружевные трусики и пояс. Тело Тейлор Сандорини ввергало ее мужа в бездну вожделения. А он не отрывал взгляда от ее лица, зная, что если он посмотрит на ее обнаженные груди, то потеряет последние остатки воли.

— Джексон…

Она уже заняла прежнее место — между его ног.

В ее глазах появилось очень серьезное выражение.

— Теперь командуй ты. Я не знаю, что нужно делать.

Джексон не ответил ей словами, предполагая, что заговорить не сможет. Вместо того он заглянул в глаза этой женщины — и в то же время девочки, наклонился и прижался к ней губами. Ее рот приоткрылся, словно приглашая его. Джексон уже знал, как нравятся Тейлор его поцелуи, и потому целовал ее нежно и жарко, дразня, маня, призывая.

А когда она застонала, мечтая о том, о чем еще не знала сама, Джексон склонился, стиснул губами один из набухших сосков и сделал сосущее движение. С силой. Тейлор содрогнулась. Не отрываясь от нее, Джексон удовлетворенно улыбнулся и перебрался к оставленным до сих пор без его внимания участкам кожи. По телу Тейлор опять прошла дрожь.

В ее глазах не было страха, а только изумление и зов. Адресованный ему. Уверенный в ее согласии, Джексон положил руку ей на живот. Синие глаза, почти слепые от желания, раскрылись.

— Джексон…

Тейлор окончательно потеряла голову. Она отвечала лаской на ласку, удовлетворяя его требования и заявляя свои. Ее груди прижимались к жестким волосам на его груди. А он тем временем нежно гладил ее сквозь трусики. Она принадлежит ему. Ни один мужчина не прикасался к ней так, как делает это он. И не прикоснется, поклялся он мысленно. Год? К черту! Будет ли ребенок, не будет ли, неважно, он никогда не расстанется с Тейлор Санторини!

— Пожалуйста, — наконец взмолилась она, — Джексон, ну пожалуйста…

Но жалость чужда ему.

— Я должен подготовить тебя, piccola.

— Нет, сейчас! — приказала она. — Прямо сейчас, Джексон Санторини!

Глаза Джексона вспыхнули, но губы искривились.

— Хорошо, миссис Санторини.

Два медленных, глубоких проникновения — и он остановился.

— Я не могу.

— Не можешь? — в отчаянии вскрикнула Тейлор. — Ты должен! Это же изумительно.

Ощущение того, как это большое тело движется внутри ее, — это лучшее из всего, что она испытывала в жизни.

Джексон смотрел на нее сверху вниз темным взглядом самца, взглядом, который всегда внушал ей страх. Но это он, ее любимый муж, и потому ей хочется приласкать его и утешить. И отдать ему все.

— Я. Не могу. Делать это. Медленно.

Он произносил каждое слово очень осторожно, словно позабыл английский язык. Теперь он был несомненным итальянцем, воплощением страсти и огня.

С силой обняв его, Тейлор прошептала:

— Тогда пусть будет быстро.

— Ох, тогда держись, Тейлор. — Глаза Джексона сделались темнее ночи, и она почти увидела, как он быстро теряет контроль над собой.

Крепко прижав ее к себе, он погрузился в нее, за чем последовала одна лишь яростная страсть. Ее муж входил в нее все глубже и глубже, и наконец она не выдержала и закричала, почувствовав непередаваемый словами восторг.

Глава девятая

На следующее утро Джексон проснулся в шесть и обнаружил под собой Тейлор. Он немедленно скатился с нее.

— Что это ты делаешь?

Заспанная Тейлор вытянула руки над головой, ловя что-то в воздухе.

Он положил руку ей на грудь, наслаждаясь ощущением ее теплой и нежной кожи.

— Тебе не было больно?

Тейлор приподнялась и чмокнула Джексона в подбородок.

— Джексон…

— Что, piccola?

Его вдруг охватила безграничная нежность.

— Спасибо тебе за эту ночь.

— Нет, Тейлор, это я должен благодарить тебя. Я могу описать свои ощущения только одним словом. Потрясающе!

— Правда? — Тейлор обхватила его обеими руками. — Это я потрясающая?

Ее дьявольски спутанные волосы прикасались к его коже, а ее улыбка освещала комнату словно солнце.

— Да. — Джексон усмехнулся при виде ее радости. — Вчера я забыл тебе кое-что отдать.

— Что это?

— Это там, в шкафу.

Ему не хотелось делать ей интимный подарок ранее, чем она примет его в качестве любовника, но от покупки удержаться не смог.

Тейлор соскользнула с него и направилась к шкафу, прикрываясь простыней спереди, тогда как ухмыляющийся Джексон наслаждался видом сзади.

— Вот эта большая коробка?

Пока она извлекала из шкафа плоскую коробку, волосы рассыпались по ее спине, оставив для обозрения Джексона идеальные линии ягодиц.

— Да-да.

Тейлор опустилась на колени возле кровати, и Джексон сел. Освободив коробку от обертки, она прочитала имя известного автора моделей белья. Она ахнула, отбросила крышку и увидела несколько комплектов кружевного нижнего белья.

— Это для меня подарок или для тебя?

Джексон поцеловал ее сосок, пряча улыбку.

— Для обоих.

Тейлор опустила шелковый шедевр обратно в коробку и запустила руки в волосы Джексона. Улыбка ее сияла.

— Джексон, мне кажется, теперь у меня все в порядке. Я больше не боюсь.


К своему несказанному изумлению, Тейлор действительно обнаружила, что секс с Джексоном принес ей радость. Теперь для нее нет проблемы в том, чтобы исполнить свои договорные обязательства… в физическом смысле. Но что сказать об эмоциональных травмах? Джексон не может знать, что перспектива иметь ребенка страшит ее еще сильнее, чем просто акт любви. Но возможно, время докажет необоснованность ее страхов. И все-таки время играет против нее. Если в течение двенадцати месяцев беременность не наступит, она потеряет мужа. Что ж, год — это не так уж долго, если учесть, что Тейлор двадцать четыре года вынашивала свои взгляды на брак.

Она сидела в кровати, когда Джексон вышел из душевой. И она тут же отбросила свои тревоги. В эту неделю, когда никаких действий все равно предпринять нельзя, она может позволить себе насладиться свободой. У нее будет более чем достаточно времени для встречи с реальностью по возвращении домой.

Стройная талия Джексона была обмотана полотенцем. Он провел ладонью по мокрым волосам. Но к платяному шкафу он не направился, а остановился посреди комнаты. Между его бровей пролегла складка.

Боже, до чего же он сексуален, подумала Тейлор, и ее щеки загорелись. Она закусила нижнюю губу, ощущая разливающийся по всему телу жар, ощущая языки пламени, которые распаляли ее.

— О чем ты думаешь? — осторожно спросила Тейлор.

Она привстала на колени. Белая ночная рубашка, подарок Джексона, вызывающе прикрывала только верхнюю часть бедра.

— Что? — Он подошел к кровати и остановился перед Тейлор. — Мне сегодня звонили по поводу нашего последнего фильма. Бритни Кейс требует увеличить гонорар на миллион.

Тейлор вскинула брови.

— Девочка этого не заслуживает.

Джексон кивнул.

— Да, но Дейвид согласен только на нее.

Хмыкнув, Тейлор провела пальцем по плоскому, как гладильная доска, животу Джексона, все еще влажному.

— Ты не можешь заменить кем-нибудь Дейвида?

Джексон провел ладонями по ее распущенным волосам.

Учитывая жару, она предпочла бы собрать их в пучок, но помнила, что мужу нравится играть с ними.

— Нет, это слишком ценный человек, — сказал Джексон. — Его последняя постановка имела большой успех на нескольких мировых фестивалях. — И добавил еще мрачнее: — А еще важнее то, что его фильмы приносят прибыль.

Что-то выплыло из подсознания Тейлор на поверхность.

— Дейвид дорожит своей репутацией. Намекни ему, что, если ты пойдешь навстречу запросам Бритни, это будет выглядеть так, как будто ты оказываешь услуги любовнице режиссера. И он или отговорит Бритни, или подыщет другую актрису.

— Любовнице?

Голос Джексона вдруг сорвался.

— Угу. Мне одна птичка на хвосте принесла.

— Тейлор, ты — чудесный источник информации, а ведь ты уже год у нас не работаешь.

— Я сохранила контакты с людьми, вместе с которыми работала на тебя. — Подлинной ее целью было не выпускать из поля зрения самого Джексона, но всякого рода слухи неизменно нагоняли ее. И она может оказаться ему полезной, если не станет прерывать этих контактов. — Или ты считаешь, что неэтично использовать такие сплетни?

— Может быть, но не тогда, когда она нас шантажирует за три дня до начала съемок на натуре.

— Гм-м…

Тейлор попробовала ухватить Джексона за складку на животе — исключительно ради того, чтобы посмотреть, возможно ли это. Но ей этого не удалось.

Он дернул ее за волосы. А когда она вскинула голову, сказал:

— Только если ты хочешь, piccola. Я никуда не спешу.

Тейлор поразило, с какой проницательностью Джексон прочитал ее опасения.

— Я хочу быть той женщиной, которая нужна тебе.

— Так оно и есть. Мне все нравится в тебе.

Это простое утверждение сразу вернуло ей уверенность, а выражение глаз Джексона заново разожгло в ней желание.

— Ты долго тренировался, чтобы стать таким?

Она провела губами по груди Джексона, испытывая радость от того, что ей позволено, когда угодно, прикасаться к его телу.

— Я всегда поддерживал форму, а когда Бонни стала меня обманывать, я начал заниматься физической подготовкой как фанатик. Это лучше, чем сделаться алкоголиком.

Джексон жестко усмехнулся.

Бонни следовало бы за многое ответить, подумала Тейлор. Ее охватила резкая вспышка гнева.

— А сейчас?

— Вошло в привычку. Зарядка раз в день, в крайнем случае через день. А что?

— Можно мне посмотреть?

Тейлор сама не ожидала этой своей просьбы, в которой скрывалась ее тайная фантазия, одновременно возбуждающая и шокирующая.

— Посмотреть?

Полотенце не могло скрыть того, что он разгорячен. Собственно говоря, Тейлор не понимала, каким образом легкая белая ткань еще держится.

— Ну да, как ты занимаешься. Ты это делаешь в майке?

Она видела, как Джексон сглотнул. И сердце ее усиленно забилось.

— Когда как. Хочешь, чтобы я надел майку?

Эта грубая, грозная интонация сообщила Тейлор, что ночью любовь она получит в полной мере.

Если она захочет этой любви.

Его голод по отношению к ней пьянит настолько, что заставляет ее преодолевать страх.

— Нет. Я хочу увидеть твой пот.

Джексон застонал.

— Тейлор, я надеюсь, что ты стараешься меня соблазнить. Если это не так, нас ждет беда.

Тейлор рассмеялась и встала на кровати, так что ее голова оказалась над Джексоном.

— Я на что-нибудь гожусь?

Улыбка медленно освещала темное лицо Джексона.

— Ты больше чем годишься. — Его руки легли на ее чуть прикрытую поясницу и принялись совершать медленные круговые движения. — Как смотришь на то, чтобы расплатиться?

А в глазах его можно было прочитать гораздо более серьезный вопрос.

— Сначала пообещай.

Она прижалась к нему, безмолвно отвечая на незаданный вопрос. Эта игра не просто хороша. Она восхитительна, заманчива и опасна.

— Что пообещать?

Кажется, ее груди завладели его вниманием.

— Что мне можно будет посмотреть.

Выражение чувственности на его отяжелевшем лице заставило Тейлор хотеть дать ему удовольствие, которое она уже получила от него в постели, заставило ее захотеть быть смелой, сексуальной, жаркой. Есть ли все это в ней? Она этого не узнает, если не попытается.

Джексон пожал плечами.

— Обещаю. А теперь лежать, женщина.

Тейлор выскользнула из его рук и опустилась, потеревшись о его тело, прежде чем он успел ее подхватить. Ее взгляд прожег его насквозь.

— Нет. — Она толкнула Джексона в живот, когда он хотел рухнуть в постель рядом с ней. — Я хочу…

Не договорив, она вновь встала на колени и провела ладонями по бедрам Джексона. Полотенце упало на пол.

Огромные голубые глаза снизу вверх смотрели на него.

— Cara, позволь…

Достаточно уже того, что она дошла до этого этапа. Более чем достаточно. Сейчас он будет восхищаться ее телом и без слов скажет ей о том, как много для него значит то, что она настолько свободно ощущает себя с ним.

А ласковая женщина, стоявшая перед ним, улыбалась, рассказывая ему, как счастлива она будет проделать весь путь… И он, ошеломленный, позволил ей все.

— Джексон…

— Что? — простонал он.

— Я сильно должна сжимать?

Эта забота, столь отчетливо проявившаяся в ее голосе, привела его на грань безумия. Не раз и не два они уже отдавались любви, но именно он всегда контролировал ситуацию. Сейчас ситуация переменилась.

Глядя ей в глаза, он положил руку на ее ладонь и стиснул.

— Сильнее. — Тут он убрал руку и предоставил Тейлор свободу действий. С каждым движением ее уверенность вроде бы росла. — Сильнее. Да, piccola. Да-да, вот так.

Периферийным зрением Джексон увидел, как Тейлор наклонила голову и приоткрыла рот; он закрыл глаза. Затем ее жаркие, влажные губы сомкнулись на нем. Его сознание выключилось на мгновение, после чего вернулось с небывалой ясностью, и он почувствовал, что тонет в потоке чистого наслаждения.

Каким-то образом он сумел позволить Тейлор целовать и ласкать себя в течение по крайней мере минуты, а потом отстранил ее голову.

— Достаточно.

Он уже хотел войти в нее, войти глубоко и мощно.

— Нет.

Она строго посмотрела на Джексона и вернулась к прежнему занятию, сжимая обеими руками его бедра. Его настолько поразила эта неожиданная женская уверенность, что он не оттолкнул Тейлор. А потом было уже поздно. Ошеломляющее удовольствие разлилось по его телу. Он зарыл ладони в ее волосах, закрыл глаза и спросил себя, ожидала ли его милая маленькая жена того, что получила.

Он лежал, отдаваясь наслаждению и радуясь, что его утрата самообладания не оживила страхов Тейлор. А когда он наконец пришел в себя, то повернул голову и прошептал:

— Прости.

Тейлор опустила голову и коснулась губами его губ.

— У меня есть голова на плечах, как тебе известно. Я знала… что произойдет.

— Ты… — прохрипел Джексон.

Она с усилием проглотила слюну.

— А ты как думаешь?

В ее глазах светилось озорство, и можно было заметить только легкий налет стыдливости. Но, без сомнения, его ребенок явится на свет из ее утробы.

Глаза Джексона расширились.

— Dio! Я породил чудовище. — Абсолютно довольный ею, он поглядел на едва существующую ночную рубашку. — Почему ты не разделась?

— Мне это снять?

На щеках Тейлор появился смущенный румянец.

При этом нелепом вопросе Джексон только поднял бровь.

Тейлор присела на коленях, ухватила трепещущую кайму и стянула с себя рубашку. Теперь на ней остались только маленькие кружевные трусики. Их Джексон узнал.

— На тебе мой подарок.

Он тронул Тейлор между ног. Материя была влажной. Изнутри ее шел слепящий жар. Тейлор по-прежнему сидела на коленях, раздвинув ноги, позволяя Джексону лениво исследовать ее.

— Когда ты сделаешь мне новый подарок?

Несмотря на румянец, она задала этот вопрос таким чувственным голосом, что Джексон не поверил своим ушам. Неужели перед ним та самая женщина, что боялась простого поцелуя?

— Чего бы ты хотела, bellissima?

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами и прерывисто дышала.

— Призови свое воображение. Ты это умеешь.

Довольно улыбаясь, Джексон ускорил движения ласкающих пальцев. Он видел, что Тейлор, несмотря на ее откровенное желание, все еще приходится подавлять какую-то часть своей натуры. Но с каждым разом напряжение, вызванное страхами, ослабевает. Скоро, уже скоро у него будет все.

— Ум… Ох… Еще, пожалуйста, пожалуйста, еще.

— Какая же ты сексуальная! Наклонись, чтобы я тебя поцеловал.

— Лень.

Тем не менее она стала склоняться. Тогда Джексон повернулся на спину, положил руки на ее изящные маленькие ягодицы и приказал:

— Сядь мне на грудь.

Сдвинув брови, она спросила:

— Зачем?

— Сядь, и увидишь.

Тейлор с любопытством исполнила приказание.

— И что теперь?

— Подвинься чуть-чуть.

Глаза Тейлор округлились, но она повиновалась. И замерла. Джексон велел ей продолжать двигаться. И вот, едва дыша, она одолела последний дюйм. Смеясь над изумленным выражением ее лица, Джексон сдвинул вниз ее трусики и медленно провел языком.

Она вздрогнула и вцепилась в спинку кровати.

— Влажно и горячо, — прошептал Джексон, довольный, что она позволила ему сделать это. — Вот так я люблю мою жену.

При первом поцелуе она захныкала, при втором всхлипнула. А когда начался третий поцелуй, ее тело стало погружаться в волны наслаждения.


В последний день своего пребывания на Фиджи они были на пляже. Тейлор воспользовалась кремом для загара и уговорила Джексона позволить ей натереть кремом и его. Под кремом его тело как будто наполнилось новой жизненной силой. Мускулы и мощь играли под пальцами Тейлор.

Он повернул голову, когда она опустилась возле него на колени.

— Не хочешь поплавать?

Она отложила баночку с кремом и воскресила в памяти недавнюю экскурсию.

— Нет. Куда мне после этой прогулки, в которую ты меня втравил. — Впрочем, жаловалась она не слишком пылко, так как знакомство с тропическим лесом стоило потраченных сил. — Я полежу на воде, а ты плавай.

Рассмеявшись, Джексон поднялся на ноги и помог подняться Тейлор.

— Сексуальная, — прошептал он и озорно взглянул на нее.

Тейлор прекрасно понимала, что ее купальные трусики скромного покроя — это почти что ничего. Она посмотрела на плавки Джексона.

Только его внезапная улыбка дала Тейлор понять, что он собирается сделать. Засмеявшись, она попыталась увернуться, но он подхватил ее на руки и побежал в воду, где и бросил ее. Она встала, все еще улыбаясь, отбросила мокрые волосы с лица, бросила быстрый взгляд на Джексона, который стоял рядом и смеялся над ней, и прищурилась. Обеими руками она с силой плеснула на него водой.

Он усмехнулся.

— Это объявление войны, а, piccola?

В ответ она еще раз обдала его водой. Зарычав, он набросился на нее. Последовавшая схватка подарила Тейлор самые замечательные минуты за много лет. Она хохотала до колик в желудке, когда Джексон провозгласил себя победителем. Она слишком устала, чтобы оспаривать данное утверждение.

Выбравшись наконец из воды, Тейлор растянулась на мягком белом песке, а ее неуемный супруг поплыл. Глядя на его крепкое тело в воде, Тейлор подумала о том, что никогда в жизни не была так счастлива. Простая радость наполнила ее тело, как будто солнечные лучи, золотившие ее кожу, несли частички счастья.

Это воспоминание навсегда останется дорогим, подумала она с сонной улыбкой и устроилась поудобнее под веселым солнцем, дожидаясь мужа.


Возвратившись к реальной жизни, Тейлор испытала шок. Прежде всего, когда увидела конверт, пришедший из фирмы Лэнса. Джексон заглянул ей через плечо, когда она извлекла его из пачки корреспонденции, собранной охраной. С комком в горле Тейлор подошла к большому окну.

Джексон встал рядом с ней и обнял за талию.

— Судя по штемпелю, оно пришло полторы недели назад.

— Его переслали с моей квартиры. — Тейлор разорвала конверт и вытащила письмо и приложенные к нему юридические документы. — Назначена дата слушаний по делу об опеке. О боже, он всерьез заявляет, что я неподходящий опекун. Ник в опасности!

Ее охватывала паника.

По-прежнему поддерживая ее за талию, Джексон взял у нее бумаги.

— Идиот.

Этот краткий и уничтожающий комментарий мгновенно успокоил Тейлор. Быстро просмотрев документы, Джексон передал их ей. Без дальнейших разговоров он взял телефонную трубку и набрал номер Лэнса.

— Мистер Хигерти, говорит Джексон Санторини. — Пауза. — У меня все в порядке. А вот у моей жены дела идут не так хорошо. Похоже, вы решили возбудить против нее дело об опеке над ее братом.

Долгая пауза.

Тейлор стояла, раскрыв глаза и силясь понять, что происходит. Джексон выглядит спокойным и собранным, но что-то в его голосе кажется опасным.

— Я понимаю, мистер Хигерти, но я очень серьезно отношусь к проблемам моей жены. Вы меня понимаете?

Теперь Тейлор сообразила, что именно в этом голосе встревожило ее. Джексон говорит в точности как гангстер, холодный, ловкий, опасный гангстер. Он сказал в трубку:

— Моя семья также не очень хорошо на это смотрит. В семье Санторини принято защищать своих близких.

Этот угрожающий тон едва не подкосил Тейлор.

— Да, обдумайте, пожалуйста. Перезвоните мне в течение трех дней. Иначе мы примем свои меры.

На этом он повесил трубку.

— Твоя семья? Я считала, что ты с ней не общаешься.

Ей нужно было какое-то время, чтобы обрести почву под ногами, прежде чем узнавать, как дела у Ника.

Прищурившись, Джексон посмотрел на нее.

— У итальянцев большие семьи. Когда мне исполнилось восемнадцать и я получил возможность действовать самостоятельно, я поселился в Италии с моими дядьями и родителями отца. Эти родственники всегда поддерживали со мной отношения. Они — моя настоящая famiglia[6]. Кстати, они уже упрашивают меня привезти тебя и Николаса к ним погостить.

Тейлор нервно сглотнула.

— А они не… Мм…

Как спросить, не принадлежат ли эти люди к криминальному миру, не обидев мужа?

Ей показалось, что Джексон едва заметно улыбнулся.

— Я, кажется, забыл упомянуть о том, что некоторые из них не могут считаться совершенно добропорядочными гражданами.

Тейлор присела на подоконник.

— Понятно… Что тебе сказал Лэнс?

Она не могла думать о двух проблемах одновременно. Преступным родичам ее мужа придется подождать.

— Он вскипел, но я уверен, что иска не будет. А потом он согласится на усыновление, если это понадобится.

— Ты очень уверенно говоришь.

— Вот именно. Мы уже запустили юридические процедуры, а он, вероятно, нет. В худшем случае мы свяжем его юридически не на один год. — Он погладил Тейлор по щеке. — Не волнуйся, Тейлор. Я выполню свои обязательства по договору. — Его глаза сделались почти черными. — Идем, ты опять мне нужна.

Такой старомодной манере выражаться, столь откровенно мужской, Тейлор не могла противостоять. Она почувствовала, как этот глубокий волнующий голос растапливает, размягчает ее. Что-то в его словах обеспокоило ее, но трудно задумываться, когда тебя поднимают на руки.


Следующее утро стало для Тейлор как бы началом ее новой жизни. Ник приехал домой через час после их возвращения и теперь должен был отправиться в школу. Тейлор закусила губу и позволила Джексону проводить Ника, потому что ей было ясно: брат нуждается в том, чтобы ее муж открыто признал его.

— Будь умницей, cara. Звони мне, если тебе что-нибудь понадобится.

Перед выходом Джексон поцеловал ее лениво и не спеша, куда более эротично, чем тогда, когда будил ее утром.

Джексон предложил ей организовать небольшую вечеринку. Хотя об их женитьбе уже было широко известно, учтивость требовала, чтобы они сообщили об этом в более интимной атмосфере.

Тейлор не составило труда составить список гостей. К одиннадцати часам дело было сделано, и она почувствовала себя спокойней. Это труд, поняла она. Весьма деликатный труд.

Джексону нужно, чтобы эти люди работали с ним. Бонни рассорилась со многими из них, и разрыв связей больно ударил по нему. Когда газеты вцепились в него, не многие из его знакомых за него вступились, затаив обиду на оскорбления со стороны жены Джексона.

К концу дня на губах Тейлор играла довольная улыбка; она непременно сможет быть Джексону партнером, в котором он нуждается. Радуясь своей вновь обретенной уверенности в себе, она вышла на улицу и теперь нетерпеливо поджидала возвращения своих мужчин; ее брат задерживался из-за занятий в футбольной секции.

— Ну как? — спросила она Ника, стоило тому выйти из машины.

Ник улыбнулся.

— Тренер хочет, чтобы я был вратарем. Говорит, у меня ловкие руки.

Обрадованная Тейлор обняла его.

— Отлично. А теперь марш в душ, хулиган ты мой чумазый.

Когда Ник убежал, она повернулась к Джексону.

— Я так рада, что ты уговорил меня дать ему возможность испытать себя.

— А я рад, что уговорил тебя выйти за меня замуж.

Этот неожиданный ответ вызвал у Тейлор прилив нежности к ее итальянцу. Она улыбнулась, встала на цыпочки и поцеловала его. Он заслужил это.

Неожиданно она увидела возле них постороннего мужчину.

Глава десятая

В удивлении Тейлор отшатнулась, и Джексон немедленно прикрыл ее собой. Но не успел он заговорить, как она овладела собой и шагнула вперед.

— Здравствуйте. — Она улыбнулась самоуверенному мужчине, стоявшему перед ними. Как только ему удалось миновать ограждения? — Вы намерены использовать эту фотографию с поцелуем?

— Да.

Этот человек держал перед собой фотоаппарат как орудие защиты, без сомнения сознавая, что вторгся в чужие владения.

— Я бы предпочла, чтобы вы этого не делали. — Помня, что папарацци отнюдь не отличаются мягкосердечностью, Тейлор тут же добавила: — А если мы предложим вам сделку?

Чувствуя, как нарастает гнев ее мужа, она исподтишка ударила локтем в его каменный живот.

— Что же вы предлагаете?

Выговор фотокорреспондента был определенно британским.

— Мы сотрудничаем с вами для ваших снимков и назначаем цену. Это будет эксклюзивное право на тему нашего брака.

Журналист взглянул на Джексона.

— Немало, если только вы сдержите слово.

— Вам же придется отдать всю эту пленку.

— Вы мне не доверяете?

— Нет, и учтите, я могу в два счета вышвырнуть вас отсюда, — непринужденно сказала Тейлор.

С подозрением глядя на нее, фотограф протянул ей пленку.

— Вы хотите, чтобы ваш муж на снимках был похож на убийцу?

— Дайте нам минуту.

Тейлор быстро отвела Джексона на такое расстояние, на котором визитер не мог их услышать.

Он был разъярен.

— Ради чего ты торгуешься с этой скотиной?

По его глазам она видела, как ему тяжело. Подобные типы, как этот, превратили его страдания в зрелище, и теперь в этом фарсе должна участвовать и она. Она тронула руку Джексона.

— Они будут снимать, согласимся мы или нет. А так мы сможем хоть как-то влиять на общественное мнение о нас.

— Управлять прессой? Это опасная игра.

Впрочем, в загадочных глазах Джексона мелькнула искра интереса.

— Факт тот, что твое положение ставит нас перед необходимостью время от времени оказываться в центре внимания. Мы можем бороться с прессой. Или мы проигрываем, или используем ее в своих интересах.

— Как ты предлагаешь мне действовать?

Она просияла оттого, что Джексон позволил ей взять инициативу на себя.

— Выглядишь ты потрясающе: высокий, темный, грозный. Только веди себя так, чтобы казалось, что ты не желаешь приготовить себе завтрак из фотографа.

Она ожидала, что он улыбнется.

— Верно.

— Пойдем.

Они позировали, причем Джексон обнимал Тейлор сзади обеими руками, а фотограф принялся щелкать. На десятом снимке Тейлор остановила его.

— Хватит.

— У вас есть фотографии Ника? — спросил Джексон.

Сердце Тейлор екнуло от ужаса. Об этом она даже не подумала.

Фотограф моргнул.

— Да.

— Если вы ими воспользуетесь, сделка не состоится.

— Люди хотят знать.

Сдавленная попытка оправдания.

— Тот, кто захочет использовать Ника, значительно осложнит себе жизнь. — Ледяное спокойствие Джексона подчеркивало серьезность угрозы. — Вам известно, как это происходит. Я не могу помешать вам вторгаться в мою жизнь, но его жизнь закрыта наглухо.

Фотограф вздохнул, но Тейлор про себя решила, что он доволен. Он протянул Джексону вторую пленку. Через десять минут он получил документ, подтверждающий его эксклюзивные права, и исчез. Джексон тут же позвонил в охранное агентство и потребовал проверить работу сигнализации немедленно. Затем он прижал удивленную Тейлор к себе и принялся целовать так, что она тут же забыла обо всем на свете.


Когда Ник ушел спать, Тейлор отправилась на поиски мужа. Он у себя в кабинете рассматривал первую страницу старой газеты. Тейлор мгновенно узнала эту газету.

В ярости она вырвала у него газету.

— Ради чего ты так себя мучаешь?

Этот образчик пакостной журналистики обвинял Джексона в смерти Бонни, утверждая, что домашнее насилие ввергло ее в суицидальную депрессию. Сощурившись, она осмотрела помещение и увидела на столе Джексона другие газетные вырезки.

— Иногда я спрашиваю себя, мог ли я ее остановить.

Тейлор схватила коробку с вырезками, подошла к стоящему в углу агрегату для резания бумаги и принялась запихивать туда вырезки.

— Вот что я думаю об этом дурацком предположении!

Она была так рассержена, что ее руки тряслись. Как же она ненавидит Бонни! Эта женщина причинила Джексону такую боль, что он, может быть, уже не научится доверять женщинам и не сможет полюбить ее, Тейлор. Не то чтобы она хочет осложнений, связанных с любовью… Или все-таки хочет? Хочет ли она, чтобы сердце Джексона Санторини вновь сделалось способным на чувство? Совладает ли она с такой страстью?

— Тейлор, ты не знаешь…

— Это ты таскал ей наркотики? Это ты подыскал ей любовника?

Она буквально рубила слова. А про себя она кляла фотографа, который одним своим присутствием воскресил прошлое.

Джексон поджал губы.

— Не касайся этого.

Тейлор закончила резать и повернулась к Джексону, отшвырнув пустую коробку.

— А почему? Давай выясним все, прямо здесь, прямо сейчас.

— Зачем?

Никогда его голос не звучал столь угрожающе.

— Ты видишь меня? Теперь я твоя жена, а не Бонни.

— Что же ты хочешь знать?

Она обошла вокруг стола и уселась к нему на колени, испытав облегчение, когда его рука обняла ее талию.

— Почему ты сердишься?

Ей было неприятно, потому что гнев делал Джексона холодным. До сих пор она не сознавала, насколько важным стало для нее внимание, которое он ей уделяет.

— Это тебе показалось.

Он все еще злился.

Джексон не понимал, с чего это он вдруг позволил ей увидеть свое настроение. Он не хотел выдавать недовольство тем, что разумный ответ Тейлор журналисту стал ударом по его чувствам. Наверное, дело в том, что ему нужно от жены больше, нежели практический разум и логика. Будь проклята эта внезапная ранимость!

— Ты мне расскажешь?

— Нет.

После мгновения полной тишины Тейлор подняла голову и толкнула Джексона в плечо. Он крепко сжал ее, изумленный сверкающим гневом в ее голубых глазах.

— Ну и носись со своими тайнами, мне все равно! — Слишком поздно Джексон вспомнил о том, что у его маленькой жены бурный темперамент. — Я только хотела защитить тебя, и вот что я за это получаю!

Защитить его?

— Большого, угрюмого мужчину, который меня не ценит. Которому наплевать, что я только хочу кинуть хищникам кусок, чтобы они не набросились на моего мужа. Который без всякой причины злится на меня!

Она хотела было продолжать, но Джексон закрыл ей рот поцелуем, не зная, как еще остановить эту тираду.

Тейлор не захотела пойти ему навстречу и отвернула голову.

— Нет, Джексон Санторини, не надо меня целовать, когда я вне себя! Ты не заставишь меня забыть, что я обиделась на тебя!

— Cara mia. — Его умиротворило ее признание. — Я не догадался, что ты хотела таким образом защитить меня.

— Я так переживала за тебя, что даже не думала про Ника.

— У тебя не было причин предполагать, что они пойдут на такую низость, как использование ребенка.

— Это слишком грязные твари. — Тейлор скрестила руки на груди. — Я не могла позволить им замарать нас. Наш поцелуй попал бы в желтые газеты.

— Ты права.

— Так что нечего злиться на меня за то, что я нас защитила.

— Я не буду.

Долгие мгновения Тейлор смотрела на него, потом крепко обняла.

— Я не Бонни, и не смей думать обо мне так, как о ней. Понял?

Джексон кивнул. Эта вспышка не имела ничего общего с выходками его первой жены.

— Мои извинения, mia moglie[7].

— Ты знаешь, как со мной управиться, когда вот так переходишь на итальянский, — проворчала Тейлор, но ее взгляд потеплел.

Он действительно знал.

— Что для тебя сделать, cara?

Он поцеловал пульсирующую жилку на ее шее.

Тейлор внезапно отстранилась.

— Что она тебе сделала?

Не могло быть сомнений в том, о ком она говорит.

— Ты знаешь. Весь свет знает.

Тейлор покачала головой.

— Было что-то еще, до чего не докопались газеты. Что-то ужасное. Расскажи мне.

Воспоминание придало хрипотцу голосу Джексона.

— А если я откажусь?

— Я не могу тебя заставить. — Она дотронулась до его щеки ладонью, такой теплой и мягкой, что у него заныло внутри. — Но я хочу, чтобы наш брак получился, а для этого я должна знать тебя. Мне нужно понимать тебя.

Джексон подумал: а чему это может повредить?

— Когда Бонни ввела себе чрезмерную дозу, она была беременна нашим ребенком и знала об этом.

Глаза Тейлор наполнились слезами.

— Не буду говорить банальностей; я могу представить твое горе. Но поверь, я сделаю все, чтобы ты забыл о своих душевных ранах.

Джексона не переставала удивлять ее нежная сила.

— Ox, piccola, когда я с тобой, я почти верю, что на свете существует настоящее добро.


Утром, как всегда, принесли газеты. Тейлор уже встала, Джексон находился в душе. Ник еще спал. Стремясь оградить мужа от ненужных страданий, Тейлор просмотрела пачку газет и отыскала газету с их фотографиями.

Она долго в удивлении смотрела на снимок. Ей казалось, что на лице у Джексона будет написано раздражение. В лучшем случае, нейтральное выражение. Но фотограф поймал его в тот момент, когда он смотрел на нее, и в его темных глазах было что-то такое, от чего у нее перехватило дыхание.

Ник, еще в пижаме, вышел из своей комнаты.

— Что это? Послушай, ты очень нравишься Джексону?

Он взглянул на нее, ища подтверждения. Она погладила его по голове.

— Я надеюсь, да.

Ей так хотелось в это верить!

— Что это вы рассматриваете?

Джексон, в белой рубашке с расстегнутым воротом и синевато-серых брюках, подошел к ним, шутливо взъерошив волосы Ника и чмокнув Тейлор в шею.

— Доброе утро, супруга.

Выбросив из головы тревожные мысли, Тейлор откликнулась:

— Доброе утро, супруг.

Он протянул руку и повернул газету так, чтобы можно было прочитать статью.

— Что ж, тут нет ничего оскорбительного.

Ник вышел, чтобы собираться в школу, и Тейлор позволила себе заметить:

— Ты обратил внимание, что обо мне говорится как о твоей очаровательной новой жене?

Она обернулась через плечо, стараясь держаться так же непринужденно, как и Джексон. Несомненно, он сказал бы что-нибудь, если бы на фотографии было то, что ей померещилось. Какое разочарование! Ее поразило, с какой силой она жаждет его любви.

Джексон повернул жену лицом к себе, и теплые темные глаза встретили его взгляд.

— Он не знает твоего темперамента.

Тейлор состроила ему гримасу и получила в ответ поцелуй. Руки Джексона скользнули под ее толстый махровый халат и прикоснулись к груди.

— У меня сегодня важная встреча, — прошептал он, не отнимая губ. А через минуту: — Может быть, удастся ее отложить.

Она с трудом отстранилась от него.

— Хочешь кофе?

Джексон улыбнулся.

— Я хочу тебя.

Тейлор поспешила вложить чашку ему в руки, чтобы он не придумал какую-нибудь шалость.


После завтрака Тейлор проводила своих мужчин и большую часть дня провела в последних приготовлениях к вечеринке. Покончив с этим, она принялась обзванивать своих друзей, чтобы созвать их на другое мероприятие.

— Вечер у Джексона Санторини? — переспросила одна из подруг. — Ты уверена, что он захочет видеть таких мелких сошек?

— Дурочка, он женился на одной из нас.

— Да, но ты всегда возвышалась над средним уровнем. Я примчусь к тебе на всех парах. Через неделю увидимся.

— Пока, Тина.

Когда Тейлор повесила трубку, она ощутила легкое беспокойство. Она думала, что дом Джексона в ее распоряжении, но, может быть, он все-таки будет возражать. В их сделке ничего не говорилось о том, что она получает все права балованной и любимой жены. Ей стало не по себе, и она набрала номер Джексона.

— Cara?

Его заметная теплота успокоила ее.

— Джексон, я задумала пригласить кое-кого из друзей, в том числе со студии, к нам домой. — Нет ответа. — Ты не против?

— Это твои друзья?

Тейлор удивила странная нотка в его голосе.

— Да.

— Тогда милости прошу в мой дом. — Он вздохнул. — Секретарши меня не линчуют?

Вот, значит, в чем дело, с облегчением подумала Тейлор.

— Нет, я тебя уберегу.

— И впредь делай так же, piccola.

Это было сказано тихо, но сердце Тейлор словно поразила молния. Или ей пригрезилась невообразимая нежность в этом глубоком голосе?

— Договорились, — пообещала она. — Ничего не слышно от Лэнса?

— Ничего определенного, но, похоже, он собирается отозвать иск. Если что-нибудь произойдет, я тебе сообщу.

Повесив трубку, Тейлор еще долго размышляла о разговоре с мужем.


Поздним вечером Тейлор сидела у туалетного столика, повернувшись спиной к Джексону. Тот лежал на кровати, заложив руки за голову, и наблюдал за тем, как она готовится к отходу ко сну. Хотя на Тейлор была шелковая ночная рубашка до щиколоток, его горячий взгляд заставлял ее чувствовать себя практически не одетой.

Поймав в зеркале его внимательный взгляд, она спросила:

— О чем ты так напряженно думаешь?

— Лэнс полностью отозвал иск. Подтверждение пришло в пять часов. Кроме того, мне удалось его убедить, что было бы мудро с его стороны дать согласие на усыновление. — Лицо Джексона приняло циничное выражение. — Лэнс Хигерти тонко различает звон монет.

От радости у Тейлор закружилась голова.

— Ой, Джексон! Спасибо тебе!

Она отложила кисточку и повернулась к нему, чтобы броситься в его объятия. Но, посмотрев на него, она увидела, что его лицо сделалось еще более серьезным.

— Что с тобой?

Чтобы чем-то себя занять, она принялась заплетать косу; она не знала, как себя вести, когда ее муж вдруг делался настолько неприступным.

— Скажи мне только одно: ты хочешь когда-нибудь родить мне ребенка?

— Я… У меня еще не было времени подумать об этом, — в ужасе солгала Тейлор.

Если у нее будет ребенок от Джексона, она попадет в абсолютную зависимость от него, их связь окажется столь неразрывной, что бегство будет невозможно. Ее сильный муж-собственник никогда не откажется от права день за днем наблюдать, как растет его ребенок. И она тоже не откажется. Хуже того: произведенная ею на свет новая жизнь свяжет все ее чувства в такой тугой узел, что она скорее всего не сможет не полюбить Джексона. А мысль о любви к мужчине до сих пор приводит ее в ужас.

— Когда ты хочешь иметь ребенка?

— Скоро. — Тейлор встретила взгляд темных глаз Джексона. — Для нашего ребенка тоже будет открыт опекунский фонд. Подумай и об этом.

— Я… Да.

Кошки скребли у нее на сердце, когда она прошла в смежную ванную комнату и умылась. Ей следовало проявить больше упорства, тогда бы она выиграла время на размышление.

Ребенок.

Это — условие сделки. Джексон имеет право рассчитывать на ребенка, коль скоро он выполнил свои обязательства. Его терпение не безгранично. Если он увидит, что она не старается забеременеть, не расторгнет ли он брак до истечения годового срока? Невыносимая мысль; изо всех сил она сжала края раковины.

Но — ребенок?

В прежние времена, когда она поняла, чем это может обернуться, она не позволяла себе даже задумываться о такой перспективе. Уверенность. Полная, безоговорочная вера в мужчину. Опустошение и муки в случае, если эта вера будет попрана. Когда Тейлор вытирала лицо полотенцем, ее руки тряслись. Никогда она не верила ни одному мужчине в такой степени, чтобы пойти на риск такой боли. Может ли она поверить в Джексона? Понимая потребность в надежности ее положения, он заговорил об опекунском фонде для ребенка.

Взятка!

При этой мысли Тейлор словно получила удар в грудь. Побелев, она присела на табуретку возле ванны. Ее муж пытается купить у нее ребенка. В первый раз размер взятки составляла безопасность Ника. На этот раз — гарантии благополучия их общего ребенка.

Джексон уже подкупил ее, чтобы она пошла на тот званый ужин на Фиджи. Пусть она получила в подарок соблазняющее белье после ночи любви, но это означает, что Джексон расплатился и за секс. Может быть, сознательно он о чем-то подобном и не думал, но смысл его поведения ясен. Сегодня она получила изысканное бриллиантовое ожерелье работы первоклассного ювелира — подарок за вечеринку.

Джексон не рассчитывает, что кто-нибудь позаботится о нем, если он не предложит этому человеку компенсацию, не заплатит соответствующую цену. Не ожидая от нее ничего другого, он потакал ее эгоизму. Детство его прошло в окружении людей, требовавших платы за малейшее проявление внимания, — сиделок, нянек, владельцев пансионов. Слезы щипали глаза Тейлор. Глупец, как же он мог отнестись так к ней?

Тяжело дыша, она продолжала думать, вспоминать свои прежние мысли о смелости и трусости. Да, она будет бесконечно уязвимой, если у нее появится ребенок от Джексона. А каковы альтернативы? Никогда даже не мечтать о том, чтобы носить под сердцем ребенка, чтобы взять на руки существо, которое было бы частью ее, обделить Ника счастьем стать старшим братом, а самое главное — лишить мужа возможности увидеть ребенка, который стер бы из его памяти бессовестный выбор Бонни.

Как бы он ни был погружен в свои переживания, ее он не обманет. Он был верен Бонни, хотя имел все основания обзавестись любовницей. Он ни за что не оскорбит ее, ведь он так прекрасно владеет собой. А если случится худшее и развод состоится, он не бросит ее на произвол судьбы; для этого у него слишком развито самоуважение.

Тейлор помрачнела. Если их брак рухнет, виноваты будут оба. Но она не желает терять надежду, обретенную в объятиях Джексона. Маленький огонек зажегся в ее сердце. Джексон тоже хочет обязательств на всю жизнь — в отличие от его родственников. Он прилепится к ней, если только она сама не даст ему повода для расставания. А такого повода она никогда ему не даст.

Джексон Санторини принадлежит ей!

Глава одиннадцатая

Джексон лежал в полумраке спальни; он приглушил свет, когда Тейлор выскользнула в ванную. Женщина, к которой он относится с такой нежностью и заботой, прячется от него… Как будто он — тот монстр, каким его провозгласила Бонни. Больно так, что сердце вот-вот разорвется.

Условия сделки ясны. Ребенок в течение года — или расставание. Но он ни за что не отпустит Тейлор. Даже если ему придется навсегда оставить мечты об отцовстве; ведь страшная правда состоит в том, что его жена не горит желанием сделать им подарок. У него нет права предъявлять к ней претензии, но ведь язык чешется, черт побери. Он обожает ее, он будет холить их ребенка так же, как он уже холит Ника, хотя и нет сомнений в том, что Тейлор, в отличие от него самого, не жаждет появления на свет плода их взаимных чувств.

Он сознавал, насколько цинична его улыбка, скрытая темнотой. Сделка, и ничего, кроме сделки, во всем, что касается Тейлор. К сожалению для нее, он слишком похож на своего деда Джозефа. Он сделал свой выбор, а его сердце слишком горячо, чтобы принять от нее меньше, чем все. Он будет бороться за Тейлор до той минуты, когда ей не останется ничего, кроме как ввериться ему. Санторини умеют стоять перед женщинами на коленях, но они умеют также без жалости охотиться.

Дверь ванной комнаты открылась. Джексон, моргнув, отбросил свои страдания и заставил себя вернуться на грешную землю. Не стоит выставлять напоказ свою слабость. Эту ошибку он в свое время совершил с Бонни, а она воспользовалась тем, что ей стало известно, и разорвала его на мелкие клочки, прежде чем он научился не воспринимать ее всерьез.

Тейлор присела на кровать рядом с ним и положила руку ему на грудь.

— Я должна кое-что тебе сказать.

— Я знаю, — отозвался Джексон, желая, чтобы страдание отступило как можно скорее.

— Выслушай меня, пожалуйста.

В приглушенном свете лицо Тейлор казалось таким юным, что у Джексона защемило сердце.

Он поднял руку и погладил ее по щеке — ничего не мог с собой поделать. Эта маленькая женщина может причинить ему страшную боль, куда там Бонни.

— Говори, piccola.

Его рука упала, но Тейлор подхватила ее обеими руками и сжала.

— Я боюсь иметь ребенка. Это не физический страх. Я боюсь, что из-за этого стану слабой.

Джексон сразу понял ее:

— Это из-за твоей матери.

Тейлор кивнула.

— Я так долго боялась. Я не могу забыть, к чему привела ее жизнь, и все только оттого, что она доверила мужчине свое сердце и тело. Я не могу забыть. Не могу, и страх меня душит.

Джексон на мгновение растерялся. Встать на защиту Тейлор или на защиту своих мечтаний? На самом деле выбор только один, и Джексон сделал с жестокой радостью.

— Ничего, cara. У нас будет Ник.

Тейлор уже подарила ему сына, которого он будет любить и обучать. Что ж, можно считать, что этого будет достаточно.

Тейлор покачала головой, и слезы блеснули в ее глазах.

— Нет, Джексон, я не хочу бояться. Мне надоело это ощущение скованности. Я не Хелена, а ты — не Лэнс. Мы сильнее, чем они.

— Да.

— Ты научил меня не бояться любви. Можешь меня научить иметь ребенка и не бояться?

От неожиданности Джексон долго не мог говорить.

— Как же я это сделаю, малыш?

— Поддерживай меня, будь со мной, когда ты мне нужен, не позволяй мне барахтаться в одиночку, будь рядом, просто будь рядом.

Тейлор стиснула его ладонь. Джексон распахнул руки, приглашая ее. А когда она откликнулась на призыв, он прижался к ней — лицом к лицу. Его сердце болезненно сжалось.

— Я всегда буду с тобой, cara. Всегда.

— Джексон, никогда не оставляй меня и наших детей.

Единственная слеза прокатилась по ее щеке.

В первый раз Джексон осознал, насколько глубоко она страдала от одиночества.

— От имени моей семьи я обещаю тебе, Тейлор Санторини, что я, пока дышу, не оставлю ни тебя, ни наших детей. Помни, piccola, кто я: невероятный тиран и собственник во всем, что касается тебя.

Тейлор ответила ему неуверенной улыбкой.

— Я верю.

Джексон вытер ее слезы, потрясенный этим свидетельством веры Тейлор в него. Когда он увидел, что его жена не желает рожать ему ребенка, он не понимал, сколько мужества ей требуется, чтобы сделать этот шаг и отринуть горькие уроки прошлого. А теперь она готова на этот шаг — ради него. Ради него.

— Держи меня, Джексон. Держи меня, — прошептала Тейлор, открывая перед ним свою потребность в нем; потребность, о силе которой он едва ли мог подозревать.

И всю ночь он держал ее, целовал, когда она к нему поворачивалась, согревал своим неизменным присутствием. Никогда он не позволит ей барахтаться или тонуть. Никогда.


Прошло три дня после того, как Тейлор согласилась зачать от мужа ребенка. В день вечеринки Джексон обнял ее.

— Вы выглядите восхитительно, миссис Санторини, — сказал он, покрывая поцелуями шею Тейлор. — Если мы запоздаем, гости заметят, как ты думаешь?

Его руки властно обследовали тело Тейлор.

Она рассмеялась.

— Ты и сам выглядишь шикарно. Позаботься, пожалуйста, о том, чтобы блондинки на тебя не вешались гроздями.

Она шутила лишь отчасти. Рядом с Джексоном она чувствовала, что готова вцепиться в глотку кому угодно.

Удовлетворение Джексона этой заявкой на право собственности было прикрыто разве что насмешливым выражением одобрения.

— Это мой настоящий крест.

В темных глазах зажегся озорной огонек.

— Что?

— Bellissima, я хочу поблагодарить тебя за прошедшую ночь. Твои губы…

Тейлор зажала рот Джексона ладонью.

— Не хулигань! — Попытка изобразить строгость безнадежно провалилась, поскольку голос ее дрогнул при воспоминании о ночи любви. Она еще не победила все свои страхи, но с каждой ночью делалась сильнее. — Ты опасен! — Джексон самодовольно улыбнулся и лизнул ее ладонь. Тейлор отпрянула, хихикнув. — Джексон!

— Ник сегодня был счастлив, когда я увозил его. Надо полагать, он считает, что провести выходные у товарища ему больше по вкусу, чем ошиваться около нас.

Она потерлась о него, намеренно провоцируя.

Джексон поцеловал ее в ответ, и блеск его глаз предупредил, что ей придется расплатиться за озорство.

— Идемте, миссис Санторини. Думаю, на нашей вечеринке мы должны все-таки показаться.


Желая создать интимную обстановку, Тейлор ограничила обслуживающий персонал двумя официантами. Аккуратно одетые мужчины прибыли за час до назначенного времени и теперь были готовы встречать гостей. Один из них должен был заведовать баром, оборудованным в углу зала, а второй — разносить закуски.

— Спасибо, все получилось красиво, — сказала им Тейлор, ознакомившись с плодами их труда. — Ваша компания превзошла мои ожидания.

Официанты просияли.

Раздался звонок у входной двери, и Тейлор услышала голос Джексона:

— Представление начинается.

Тейлор глубоко вздохнула, взяла Джексона под руку, и он повел ее к двери. Но не открыл ее сразу, а остановился и очень тихо сказал:

— Вместе.

В удивлении Тейлор забыла про свое волнение. Только сейчас она сообразила, что Джексону тоже должно быть нелегко. Некоторые из этих людей когда-то были его близкими друзьями. Легкая улыбка тронула сердце Тейлор, когда она поняла, что Джексон дает ей понять: ее сознательная, дружеская поддержка поможет ему успешно провести вечер, который может оказаться трудным. Он же, в свою очередь, поддержит ее.

Погладив Джексона по руке, Тейлор переплела пальцы с пальцами его левой руки.

— Вместе.

Поначалу гости держались настороженно, смотрели на Тейлор так, как будто ею овладел дух Бонни. Но через несколько минут она заметила, что они начинают вести себя непринужденно, согретые теплым вниманием ее мужа. Сегодня он — почти полубог, улыбка, играющая на его губах, лишает дыхания.

— Клянусь, я никогда не видела, чтобы он улыбался, — сказала Темпл Гивенс, автор «соленых» сценариев. — Признайтесь, вы дали ему таблетки счастья?

Она звонко рассмеялась и вознаградила себя глотком шардоне гисборнского[8] производства.

Тейлор понравилась эта стройная рыжеволосая женщина, и чувство это, несомненно, было взаимным, так как Темпл уже пригласила ее пообедать вместе на днях.

— Никакие таблетки ему не нужны. Ему хватает того, что он вечно дразнит меня.

Она помнила о том, что Джексон, стоящий в футе от нее, все слышит.

Джексон прервал свой разговор и послал ей воздушный поцелуй.

— Какое лекарство сравнится с вами, удивительная миссис Санторини?

Темпл поперхнулась, другие гости засмеялись, и этот смех, похоже, определил атмосферу вечера. Судя по всему, люди были восхищены отношениями хозяев. А Тейлор ни о чем не думала, она просто получала удовольствие. Это ее дом, какие бы большие шишки сюда ни пришли. Тот факт, что они с Джексоном получили несколько приглашений от расходящихся гостей, — свидетельство того, что она справилась со своей задачей.

— Оглушительный успех, моя ласковая маленькая жена, — прошептал Джексон, когда они остались вдвоем в спальне.

* * *

На следующий день Тейлор ответила на несколько звонков — вчерашние гости благодарили ее за праздничный вечер. Стали прибывать и подарки — запоздалые свадебные подарки.

— У нас появились новые друзья, — сказала она Джексону вечером.

На нем были только черные спортивные трусы с белыми полосками по бокам. Она сидела на кровати, а Джексон расхаживал по комнате. Нечего и говорить, что книга, которую она держала в руке, была вскоре позабыта, поскольку ее взор был прикован к телу мужа.

— Это твоя заслуга. — Он склонился перед ней с учтивостью старинного придворного. — Ты такая замечательная, mia moglie е bellissima, что никто не устоит перед твоим шармом.

Тейлор швырнула в него подушку.

— Ты, итальянский жеребец, я — уже твоя жена. Так что нет нужды меня соблазнять.

Обостренная реакция на Джексона должна была бы встревожить ее, но она упивалась пылом страсти, своей способностью приносить ему радость. Всякий раз в минуты любви он чуть больше терял контроль над собой, а она побеждала очередную частичку страха.

Смеясь, Джексон поймал подушку. Озорной блеск в его глазах подсказал Тейлор, что у него что-то припрятано в рукаве.

— В таком случае займусь гимнастикой.

Тейлор вскинула голову. Ее соски под короткой и едва ли пристойной белой ночной рубашкой затвердели.

Джексон швырнул подушку на кровать.

— Тебе разрешается смотреть, — сказал он и вышел из комнаты.

Тейлор сглотнула.


К удивлению Джексона, Тейлор не последовала за ним. Возможно, ей уже приедается удовольствие от вида его тела. Хмурясь, он приступил к упражнениям. Через некоторое время он услышал, как хлопнула дверь гимнастического зала. Обернувшись, он увидел, что Тейлор сидит на последней ступеньке лестницы, ведущей в цокольный этаж, рядом с ней стоит кувшин с ледяной водой, а в руке она держит полный стакан.

Все его тело напряглось.

— Это для меня? — спросил он, глядя, как Тейлор прижимает стакан к щеке.

— Нет. Это все для меня. А ты продолжай.

Ни для какой женщины он не занимался с такой интенсивностью. Впрочем, ни одна женщина не нуждалась в охлаждении в его присутствии. Черт возьми, да ему по душе такая ее реакция на него. Довольный своей маленькой женой, он из всех сил старался побаловать ее, поднимая гири, отчего наливались силой его мускулы.

Тейлор застонала.

— Хочешь присоединиться? — предложил Джексон.

Тейлор покачала головой и поднесла стакан к губам. Ее короткая рубашка задралась, когда она раздвинула бедра, сама того не замечая. Осушив стакан, она произнесла:

— Ты можешь отжаться несколько раз?

— Все, что угодно для тебя, bellissima.

Он поставил на пол гири, вытянулся перед ней и приступил к исполнению ее просьбы; его спина и ноги составляли идеально прямую линию. Он подумал, сумеет ли он убедить ее зацеловать его с головы до ног, как она сделала накануне ночью. Он не скажет этого вслух, но у него развилась слабость к нежным ласкам жены. Отжавшись пятьдесят раз, он встал.

— Достаточно?

— Вообще-то нет. — Она расстегнула три пуговицы на рубашке и положила руку на открытое место. — Мне кажется, у меня сейчас будет сердечный приступ.

Джексон подошел к ступеньке.

— Мы можем начать медленно. Аппетит придет постепенно, — поддразнил он.

Тейлор отставила стакан. Ее голубые глаза помутнели от страсти. Ее маленькие руки прошлись по его груди, и в этом жесте смешались властность и восхищение.

— Может быть, я могу… помочь тебе в занятиях.

Возникшие в воображении образы едва не заставили Джексона застонать.

— Ты не так одета. Дай-ка я тебе помогу. — Разведя руки Тейлор, он стянул с нее рубашку через голову и отшвырнул. — Вот теперь годится.

— Я совершенно голая, — прошептала она. В ее глазах вспыхнул сексуальный огонь. До этого вечера Джексон не замечал в ней ни малейшего намека на стыдливость или страх. — Может быть, мне нужна спортивная майка?

— Все в порядке. Иди сюда.

Он помог Тейлор подняться и подвел к тренажеру. Агрегат представлял собой черную, обтянутую кожей скамью. Сидя на ней, Джексон толкал ручку в форме буквы Т, соединенную с грузами. Сейчас он убрал все гири, оставив только одну. Затем он сел на скамью и… стянул с себя трусы.

— Садись верхом. И не смотри на меня.

Глаза Тейлор расширились, но она послушалась. Джексон придержал ее за талию, когда оказалось, что сиденье чересчур широко и ее ноги не достают до пола.

— По-моему, не получится, — проговорила она с откровенным разочарованием.

— Непременно получится.

Улыбаясь, Джексон опустил ее на себя.

— Ох, Джексон…

Ее слова утонули в стоне, когда он медленно, о, как медленно, опустил ее в третий раз. Она была так напряжена, что ему приходилось проявлять высочайшую осторожность, чтобы не причинить ей боль. Видя, как она побелела, Джексон стиснул зубы и указал на ручку над головой.

— Возьмись обеими руками.

— Что это? Зачем?

Она заерзала на нем. Он крепче стиснул ее и заставил замереть.

— Выполняй, — приказал он, не в силах сдержать властную сторону своей натуры. И опять его жена не выказала недовольства этим способом любви. В постели она могла быть безжалостным тираном или сладострастно покорной ведьмой, но, разгорячившись, оставалась с Джексоном до конца. — Мы же занимаемся гимнастикой, ты не забыла?

Слегка изогнув спину, Тейлор положила руки на обе стороны горизонтальной ручки.

Он подумал о том, догадывается ли Тейлор, что зеркало на стене слева открывает ему весьма интересную картину.

Она не сразу нашла в себе силы опустить ручку. Теперь ручка оказалась возле ее шеи.

— Что теперь?

— Отпусти гирю, но контролируй ее движение.

Как Джексон и предполагал, Тейлор недоставало силы, чтобы с легкостью выполнить указанный маневр. У нее не было опоры, поскольку ноги не упирались в пол. Она приподнялась так, что почти соскользнула с Джексона; мышцы внутри ее неохотно отпускали его.

— Ох…

Разгадав замысел Джексона, она снова потянула ручку и позволила ему снова легко скользнуть внутрь.

— Мне хорошо, — проговорила она, теряя дыхание. — Но зачем мы себя мучаем?

Джексон застонал.

— Потому что так хорошо! — (Она наполовину соскользнула с него.) — Останься, или я распластаю тебя и проткну за твои насмешки.

— Меня? — Тейлор отпустила тренажер и накрыла руками его руки на своей груди. — Я покажу тебе, как меня морочить!

Она сделала движение внутренними мышцами, отчего возбуждение Джексона приблизилось к высшей точке.

— Где ты этому научилась? — прохрипел Джексон.

— Секрет. — Тейлор самодовольно улыбнулась ему. — Думаю, я теперь справлюсь. Наверное, сейчас подходящее время, чтобы зачать ребенка.

Джексон не поверил, что она выговорила такое. Теперь он не сумел удержаться, взял Тейлор за бедра и закончил свое дело. Его желание переросло в безумие, и этого было мало. Он стащил ее с себя, и она запротестовала:

— Джексон, вернись!

В ней не было даже тени страха.

Он ущипнул ее за шею.

— Я хочу, чтобы ты легла на спину.

Опустившись перед Тейлор на колени, Джексон сдвинул ее ближе к краю скамьи. Продолжая поддерживать ее ноги высоко в воздухе, он раздвинул их еще шире. Запах разгоряченного женского тела подействовали на него как сильный наркотик.

— Нет! — Тейлор попыталась увернуться. — Я сейчас умру.

— Лежи тихо, жена. Я голоден и хочу утолить голод.

Когда он стал входить глубоко и медленно, она закричала:

— Я убью тебя! — При следующем движении Джексона она задрожала. — Ох, Джексон! Ох!

Недюжинная сила Джексона позволила ему приподнять ее, и он вошел в нее языком. Еще, еще, еще. Она билась, извивалась, но ее тело было для него как родник, оно утоляло его давнюю жажду.

— Еще! Ради меня. Иди сюда, cara. Ради твоего мужа.

Тейлор не разочаровала его, выгнула спину, вся трепеща. Вскоре их обоих захватила волна экстаза, и звук ее голоса, выкрикивавшего имя Джексона, лишил его последних остатков самообладания.


Через некоторое время Тейлор уперлась в грудь Джексона и сказала:

— У меня есть один вопрос.

Спортивный мат под ее спиной был прохладным. Джексон лениво ласкал ее снизу.

— Гм-м…

— Думаешь, это дело одного раза? Если так, то советую тебе потратиться на тяжелые замки, потому что я намерена смотреть на твои занятия спортом при каждой возможности.

Она произнесла это самым серьезным тоном.

Джексон задумался.

— Хорошо, договорились, ты можешь смотреть, но при том условии, если после гимнастики я буду получать секс.

Тейлор кивнула.

— Это справедливо.

— Много секса.

— Ты это получишь.

— Что ты имела в виду, когда сказала про ребенка?

Он не хотел пробуждать в себе надежду после того, как она так откровенно призналась" ему в своих страхах.

— Я выразилась вполне ясно, разве тебе не кажется?

Она со смехом принялась целовать его грудь.

— Тейлор! Остановись немедленно, кому я сказал! Спорт — хорошая штука, но надо же и отдыхать иногда!

Джексон сжал ее распущенные волосы в кулаке и приподнял ее голову.

— Я не бесплодна и не предохранялась, — просто сказала Тейлор. — Ты догадываешься, о чем я хочу тебе сказать?

На лице Джексона появился робкий вопрос. Он погладил ее по щеке.

— Ты согласно иметь ребенка?

— Ага. А ты, оказывается, необычайно догадлив.

— Ты уверена, что еще не слишком рано? Да, конечно, я очень настойчиво требовал, но могу немного и подождать.

Сердце Тейлор подпрыгнуло в груди.

— Ты единственный мужчина, с которым я могу пойти на такой риск. Сейчас у меня появились силы, чтобы бороться со страхом, а значит, пришло время рискнуть. — Она все еще была на седьмом небе от счастья из-за того, что победила в сражении с сексуальными демонами. — Кто знает, что может случиться в будущем? Я не хочу упускать этот шанс.

Джексон крепко обнял ее.

— Спасибо тебе, cara mia.

Он не сразу выпустил ее из своих почти удушающих объятий.

— Мы еще не зачали ребенка.

— Неправда. — Джексон погладил Тейлор по животу. — Сейчас наш ребенок уже растет в тебе.

— Что? Ты поддерживаешь связь со своим воинством? — Тейлор рассмеялась. — Неужели один из твоих солдат пробил крепостную стену?

— Подожди. — Он почесал за ухом. — Я только что получил рапорт. Стены крепости рухнули. Наша bambina уже на пути к нам.

Он улыбнулся, и в его улыбке было такое чистейшее счастье, что сердце Тейлор застыло в удивлении.

— Это может быть и bambino, — прошептала она, радуясь возможности родить ребенка от этого изумительного мужчины.

Джексон засмеялся.

— Ты изучаешь итальянский, mia moglie?

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду, mio marito.

Она вложила в слово «муж» такой же хозяйский тон, какой Джексон вкладывал в слово «жена».

Его счастливый смех дал ей надежду. Да, мысль о ребенке пугала ее, но так же ее пугала когда-то и мысль об акте любви. Теперь с Джексоном она способна на все!

Глава двенадцатая

Месяц спустя Тейлор сообщила Джексону, что он был прав. Она была шокирована, когда узнала, что они зачали ребенка с первой попытки. Она стояла перед креслом Джексона и не могла не заметить блеска радости в глубине его темных глаз.

— Ребенок, — прошептал он прерывающимся голосом. Заметно дрожа, он положил руки на талию Тейлор и посмотрел на нее снизу вверх. — Nostra bambina живет в тебе?

— Наш ребенок точно живет во мне. Я прошла шесть домашних тестов на беременность.

В самом тайном уголке своего сердца она была тронута тем, что Джексон доверился ей настолько, чтобы выдать перед ней свое волнение. Джексон Санторини не из тех, кто позволяет глазам лучиться восторгом при известии о том, что в скором времени ему предстоит стать отцом.

— Посиди со мной, piccola.

Женский инстинкт сказал Тейлор, что это самая интимная из просьб, на которые может пойти ее грозный муж. Она дала ему обнять себя и сама обнимала его, в то время как он переваривал новость. Ее сердце переполняла такая нежность, что она не знала, чтобы это значило, и потому немного робела.


Как и Джексон, Ник не мог скрыть восторга, когда ему сообщили новость.

— Правда, ребенок? Класс! Он скорчил гримасу. — Я ничего не пропущу, когда уеду на футбольные сборы?

— Нет, моя радость. Тебе придется ждать еще примерно восемь месяцев.

Ник перевел взгляд с Тейлор на Джексона.

— А вы… То есть…

Тейлор нахмурилась, но Джексон мгновенно отгадал, в чем причина беспокойства ее брата. Он взъерошил волосы Ника и сказал:

— Все документы по усыновлению оформлены. Ты — мой старший сын, Николас. Сделай так, чтобы я гордился тобой.

— Я обещаю.

Ник обнял удивленного, но счастливого Джексона.

У Тейлор защипало в глазах, когда она увидела, как ее муж принимает ее брата, столь обделенного мужским вниманием, но она позволила себе слегка всхлипнуть, только когда Ник вышел.

— Я буду скучать, когда он уедет на тренировки.

Ник навсегда останется ее любимым малышом.

Джексон отложил газету, подошел к Тейлор и обнял ее сзади.

— Это же всего несколько дней.

Она припала к его могучему торсу.

— Уже скоро он станет взрослым. Что я тогда буду делать?

Ее мужчина, рассмеявшись, поцеловал ее в затылок. От его смеха по ее спине прошел холодок.

— Будешь любить наших четверых детей.

— Четверых? Тейлор расхохоталась. — Давай сначала родим одного.

— Я люблю планировать заранее.

Тейлор закусила губу, пряча улыбку.

— Что до планов — ты не забыл, что мы завтра идем в театр на премьеру?

— А Ник?

— Он хочет сходить в гости к миссис Уиллис. Она его обожает. Так что мы завезем его к ней по пути в театр.

Джексон согласно кивнул.

— Через три месяца у нас премьера семейной драмы. Ник может сходить с нами.

Эмоции переполняли Тейлор: ее муж никогда не забывает ее брата, никогда не пытается отделаться от него.

— Он будет очень рад. — Она сжала плечи Джексона. — Эта премьера будет такой же, как и предыдущая?

Три недели назад она посетила вместе с Джексоном первую блестящую премьеру. Перед сеансом состоялся интересный прием. Тейлор чувствовала себя достаточно непринужденно, так как познакомилась кое с кем из гостей на праздничном ужине в доме Джексона. Эти люди познакомили ее с теми, кто еще не имел случая узнать ее. Ей понравилась наэлектризованная атмосфера общения взволнованных актеров и режиссеров с такими же взволнованными продюсерами. Впрочем, от самого фильма, точнее, от старания разобраться в сюжете у нее разболелась голова.

Джексон усмехнулся.

— Обещаю тебе, это не из тех произведений нового искусства, авторы которых чересчур серьезно относятся к себе. Для нас этот фильм будет хитом.

Улыбнувшись его покорности, его готовности высидеть вес сеанс, Тейлор прильнула к нему.

— У тебя хороший вкус, мой дорогой. Мне пришлось бы убить тебя, если бы тот, предыдущий фильм был произведен на «Санторини студиос».

— Доказательство моего хорошего вкуса — ты. — Он поцеловал ее в губы. — У Ника есть занятия. Поднимайся наверх, маленькая моя жена. У меня есть к тебе секретный разговор о наших планах на будущее.

Тейлор послала Джексону хитрый взгляд, но позволила увлечь себя в их общую спальню. Его инстинкты собственника требовали от нее преданности. Приняв его предложение, она стала принадлежать ему. Навеки.


Прошло почти две недели после того, как Тейлор призналась в своей беременности. В пятницу утром она поправила воротник Ника и поцеловала его в щеку.

— Не скучай на своих сборах.

Ник улыбнулся.

— Хорошо. Вы тоже не скучайте без меня. Пока!

Радостно помахав Тейлор, он запрыгнул в микроавтобус, и тот отъехал, сопровождаемый автомобилем, в котором сидел охранник, он же по совместительству и тренер. В силу необходимости Тейлор свела нежности при проводах к минимуму.

— С ним все будет в порядке. Если мы ему понадобимся, у него есть сотовый телефон. — Джексон посмотрел на часы. — Через сорок минут у меня назначена чрезвычайно важная встреча. — Он ласково поцеловал Тейлор на прощание. — Думай обо мне, piccola.

— Скоро я не буду такой уж маленькой.

Ей хотелось, чтобы эти слова прозвучали весело, но беспокойство пронизывало ее. Нет, не тело, а душу. Кусочек Джексона растет в ней, но еще опаснее и непонятнее то, что он пустил корни в ее сердце.

Джексон подошел к ней и легким движением погладил по щеке.

— Для меня ты навсегда останешься маленькой, mia moglie.

Непонятно по какой причине ей захотелось остановить его, отвлечь от работы, попросить его остаться с ней, крепко-крепко обнять ее. Но она все-таки сумела взять себя в руки и помахала ему на прощание. Только когда он уехал, она сбросила маску. Господи, что же это с ней происходит?

Что-то зашевелилось у нее внутри. Утренние недомогания пока не составляют проблемы, но, может быть, все дело в них. Трудный период беременности уже начался. В ванной она уже испытывала тошноту, но решила не выходить из игры.

Через два часа после пробуждения она опять забралась под простыню; на ней не было ничего, кроме старой ночной рубашки Джексона. Его мужской запах отзывался нытьем в ее ребрах, явственным и успокаивающим ощущением, но этого было недостаточно. Тошнота становится труднопереносимой. Что-то болит у нее внутри.

Оставив борьбу с собой, Тейлор набрала рабочий телефон Джексона.

— Он на видеоконференции с Нью-Йорком, — сообщила ей Наоми, его новый секретарь. — Я могу связаться с ним…

Спазмы сжали живот Тейлор.

— Не надо, — прошептала она, будучи почти не в состоянии говорить. — Только… только попросите его поскорее приехать домой, когда у него все закончится. Это можно?

— Конечно. Он освободится через пару часов.

— Отлично.

Должно быть, он не будет в восторге от того, когда его попросят мчаться домой, чтобы поддерживать плачущую жену.

Повесив трубку, Тейлор постаралась забыться во сне. Но через несколько минут она полностью проснулась, почувствовав горячую влагу между своих бедер. Боли не было; была только гнетущая пустота там, где в ласковом комфорте должна была покоиться новая жизнь. Не растерянность, а внезапная ясность не позволяла ей принять гнетущую правду.

— Нет, нет, нет, — хрипло шептала Тейлор. — Не надо, пожалуйста.

Она подавила в себе желание взглянуть вниз. Если она не посмотрит, происходящее не будет правдой. Бесполезное усилие: ее взгляд уже прикован к свершившемуся кошмару.

На синих простынях быстро расползалось пятно. Оно не было похоже на яркую, томатно-красную кровь из кино. Пятно было темным, почти черным. И Тейлор уже знала: ребенка больше нет. Как же быстро, как неожиданно, как безнадежно! До этой секунды она и не догадывалась, насколько успела полюбить их ребенка, их драгоценную bambina.

Сжавшись в комок, Тейлор зарыдала, невольно выдавая этим свое беспредельное отчаяние. Как могла она так обойтись с Джексоном? Как могло ее тело настолько чудовищно предать их обоих? Растерянность, страх и боль терзали ее душу словно десятки бритв. Ребенка больше нет. Она потеряла их ребенка, не сумела выполнить единственно важное для ее мужа обязательство их сделки. Джексон хотел произвести на свет жизнь, а она принесла ему только смерть… Он возненавидит ее, как возненавидел Бонни. Сердце Тейлор раскололось при этой мысли. Теперь она плакала молча, беззвучно.


Джексон рассердился, когда Наоми прервала видеоконференцию, хотя не прошло и часа после ее начала. Однако, выслушав ее сообщение, он решил, что Наоми заслуживает повышения; ведь она не испугалась сунуть голову в петлю ради Тейлор. А Тейлор — это его радость и смысл жизни.

Взволнованный рассказом Наоми о слабом голосе его жены, он немедленно перезвонил домой. Никто не ответил. В тревоге он отложил встречу и прыгнул в машину. Он звонил на подъезде к дому, но Тейлор не отвечала на его звонки. Он взбежал по лестнице к двери их спальни. Волнение камнем лежало на его сердце. Он не перенесет, если что-то случилось с его Тейлор. Постельное белье комом валялось на кровати. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: что-то с темно-синими простынями было не в порядке. Услышав шум в смежной ванной комнате, Джексон устремился туда.

Тейлор забилась в угол. Вокруг ее пояса было кое-как обмотано белое полотенце. Мокрые волосы прилипли к плечам. Тревога за ее здоровье полоснула Джексона словно нож.

Она вскинула голову.

— Нашего ребенка нет.

Опухшие веки, на лице ни кровинки.

— Нет?

Джексон не мог не вспомнить о Бонни. Молнией ударил его приступ злости при мысли о потере второго ребенка. Он пришел в неописуемую, неоправданную ярость, но уже через секунду осознал, что Тейлор не могла принять столь жестокое решение.

Она побелела еще больше, и Джексон понял, что она разглядела его гнев.

— Извини меня.

Ее голос так дрожал от отчаяния, что Джексон испугался. Этот голос пробился сквозь горе и ярость, вызвал к жизни ту нежность, которую он испытывал только к Тейлор. Он приблизился к ней и положил руки на ее плечи.

— Что произошло?

— Прости меня, — повторила она, глядя в никуда.

Отбросив все лишние мысли в сторону, Джексон обнял ее. Сейчас ничто не имеет значения. И никто. Только Тейлор.

Именно тогда Джексон понял, что откажется жить, если потеряет жену. Цепенящая правда, но он принял ее. Истинные Санторини, не испорченные суетой, не умеют любить иначе, чем всем сердцем и всей душой. Его дед Джозеф прожил всего несколько дней после смерти его бабушки Джиа.

— Тейлор. — Ласка не возымела действия. — Тейлор.

Она опять вскинула голову, напуганная его резким тоном. Было похоже, что она вот-вот упадет в обморок. Поняв, что не в силах докричаться до нее, Джексон подхватил ее на руки и понес в спальню, рассчитывая присесть на край кровати.

— Нет! Не надо. Отпусти меня. Я ничего не хочу!

Несмотря на свою слабость, Тейлор попыталась бороться. Она боялась и одновременно умоляла.

Нахмурившись, Джексон пронес ее мимо кровати и присел у окна, усадив ее себе на колено. Она любила сидеть здесь на солнце и читать, поэтому на стуле всегда лежало мягкое одеяло из ангорской шерсти. Он закутал ее этим одеялом, встревоженный тем, что она так холодна, а потом принялся растирать сквозь одеяло ее руки и оледеневшие ноги.

После долгого молчания Тейлор спросила почти шепотом:

— Почему ты такой добрый?

— А почему я не должен быть таким?

— Я же сказала, нашего ребенка нет.

Эта боль в ее голосе едва не разбила ему сердце. Наполовину потеряв рассудок от горя, Джексон все-таки ни на мгновение не мог предположить, что Тейлор намеренно причинила вред их ребенку. Его piccola не могла так поступить. Не могла так поступить женщина, сделавшая все, чтобы обеспечить своему брату любовь и заботу.

— Ты-то в порядке?

Она оттолкнула его, и темно-голубые глаза встретили его взгляд.

— Какая теперь разница? Ребенка нет!

Джексон слегка встряхнул ее.

— Послушай, дорогая, успокойся. Ты — вот что самое важное для нас всех. Для меня и для Ника. Что мы станем делать без тебя? Пойми это и поэтому постарайся сейчас взять себя в руки. Ты совсем слабая и вся дрожишь.

Она затрясла головой. Слезы уже наполнили ее глаза.

— Нет. Не жалей меня. Мне нужно умереть. Ведь я не уберегла нашего ребенка. Я не смогла! Не смогла! Не смогла!

Джексон подумал было, что у нее начинается истерика, но тут же увидел, что это всего лишь крик боли, питаемой гневом. Тейлор больше похожа на него, чем он сознавал раньше. Она ненавидит себя за то, что оказалась неспособной сохранить их ребенка. Он не возразил, когда она принялась бить его кулачками в грудь, захлебываться слезами и говорить. Он уже почти не сомневался, что именно случилось.

— Я не смогла уберечь нашего ребенка! Не смогла! — кричала Тейлор. — Там было… столько крови… Нашу b-bambina буквально вымыло из меня.

Горькие всхлипывания сотрясали ее с головы до пят, превращая ее из бойца в опустошенную горем мать.

Джексон подавил собственные слезы, прижал Тейлор к себе, несмотря на ее протесты, и стал ласково покачивать ее. Бедная его Тейлор. Она так привыкла защищать тех, кого считала своими близкими, так привыкла справляться с их горестями, а саму себя поддержать в трудную минуту оказалась не в состоянии. В мозгу Джексона встал образ Тейлор тех дней, когда она хлопотала за Ника, когда отважно вступалась за него самого, набрасывалась на тех, кто осмеливался его обидеть. Невозможно вынести ее боль. Плакала Тейлор долго, и каждая слезинка становилась каплей кислоты для сердца Джексона.

— Ты вызвала врача? — спросил он, когда всхлипывания стали переходить в беззвучный плач.

— Зачем? Я в полном порядке.

Теперь на нее нашло агрессивное настроение.

Джексон бросил взгляд на кровать и понял, почему ему не понравился ее вид: синие простыни не должны быть почти фиолетовыми. Его сердце замерло. Сколько же крови она потеряла? Трясущимися руками он достал из кармана сотовый телефон и набрал номер неотложной помощи. Тейлор ничего не говорила. Она сидела на кровати, уставившись в одну точку, и тихо шептала что-то себе под нос. Когда бригада приехала, она молча подчинилась, встала и дошла до машины. Всю дорогу Джексон не выпускал ее руку.

В больнице он расхаживал, словно тигр в клетке, пока ему не сказали, что с его женой все в порядке, но было бы желательно оставить ее на ночь, чтобы понаблюдать. Тейлор положили под капельницу, а он устроился на стуле рядом с ней. Когда она внезапно снова начала тихо плакать, он в нарушение всех больничных правил обнял ее, очень осторожно, чтобы игла не выскочила из вены. Сидя на стуле возле кровати, он гладил ее тонкое тело, ставшее таким слабым и хрупким по сравнению с его собственным крепким и мускулистым телом.

Впрочем, в этот вечер он вовсе не чувствовал себя сильным. Скорее наоборот, беспомощным. Ведь он не только не сумел уберечь ее от несчастья, но и сейчас оказался не в состоянии избавить ее от страданий.

— Я ломаю голову, размышляя над тем, как тебе помочь, cara mia, — честно признался он. — Скажи, что я могу для тебя сделать. Только скажи, и я все сделаю. В лепешку расшибусь.

Он привык действовать, а не быть бесполезным наблюдателем.

Тейлор с трудом приподняла голову.

— Как помочь? А разве ты сам не мучаешься, дорогой мой?

Джексон печально улыбнулся.

— Я не прошел через то, через что прошла ты. Со мной все будет хорошо.

Она покачала головой и упрямо поджала губы.

— Не затыкай мне рот, Джексон. Пожалуйста, не надо. — Под маской упрямства явственно проглядывала беззащитность. — Ты нужен мне, будь рядом. Никогда раньше ты не был мне нужен настолько.

Он смотрел на ее серьезное, заплаканное лицо и чувствовал, как что-то надламывается в нем.

— Я всегда думал, что у нашей bambina будут глаза ее матери.

— И сердце ее papa.

Тейлор стерла слезы с его щеки, и только тогда он понял, что плачет. Впервые с раннего детства Джексон Санторини позволил себе заплакать. Неподдельное горе Тейлор стоило этого. Этого требовала и память их несчастной умершей bambina.


На следующий день Джексон отвез жену домой. До этого он успел распорядиться, чтобы заменили кровать в их спальне, понимая, что оба они ни за что не захотят снова лечь на нее. Первым делом Джексон заставил Тейлор выпить немного вина, после чего они уселись на согретых солнцем ступеньках, ведущих вниз с задней веранды. Тейлор села на одну ступеньку ниже Джексона и принялась молча смотреть на цветы и на порхающих среди них бабочек. Над ее чашкой с чаем поднимался пар. Джексон ласково обнял жену и привлек к себе.

— Сестра сказала, что если мы дадим волю горю, то быстрее вылечимся, — робко проговорила Тейлор.

— Что ты хочешь делать, cara?

Джексон потерся щекой о ее шелковые волосы, будто напоминая ей, что он находится в ее полном распоряжении. Ему необходимо что-нибудь для нее сделать. Что угодно, лишь бы к вей вернулась любовь к жизни.

— Я подумала, что можно было бы дать нашему нерожденному ребенку имя. Мы не знаем, был ли это мальчик или девочка, но ведь мы всегда думали о нем…

— …как о нашей bambina, — закончил за нее Джексон.

— Может быть… Может быть, посадить в саду что-нибудь красивое? Это и Нику может помочь, когда он узнает.

Джексон с трудом проглотил тугой ком, застрявший у него в горле. Ник так похож на свою ранимую сестру. Джексон понимал, что нужно быть предельно внимательным к его юному сердцу.

— Это ты хорошо придумала. И как мы ее назовем?

— А ты как предлагаешь?

Тейлор поставила чашку на ступеньку, положила голову на грудь Джексона и, взглянув вверх, встретила его взгляд.

— Роза.

Он полностью отдался своим мыслям и воспоминаниям.

Тейлор кивнула.

— Хорошее имя. Роза Санторини. — Впервые с минуты утраты она слабо улыбнулась. Неужели его Тейлор возвращается к нему? — А ты знаешь, я рада, что мы это сделали. Я не хочу лгать самой себе, будто она никогда не существовала.

Хотя Тейлор и улыбалась, в ней было столько печали и боли, что Джексону от отчаяния захотелось разбить что-нибудь.

— Мы можем попробовать еще раз, — предложил он, не зная, верно ли поступает, но никакого другого способа попытаться утешить Тейлор ему придумать не удалось.

— Я была бы рада. — Тейлор медленно улыбнулась. — Врач говорит, что такое иногда случается с первыми детьми и нет причин не попытаться снова.

Джексон искренне обрадовался, что она перестала винить себя, как в те первые страшные минуты после случившегося.

— Однако прежде чем мы что-то предпримем, ты должна пройти тщательное медицинское обследование. Мы ничего не станем делать, если это может повредить тебе.

Он не может потерять жену!

Лицо Тейлор тут же погасло.

— Ты не хочешь, чтобы я стала матерью твоих детей? Помнишь, что ты сказал перед нашей свадьбой? Год…

Его крепкая маленькая Тейлор все-таки так беззащитна, и ему известен только один способ исправить положение. Что такое мужская гордость перед горем его жены? Крепко сжав ее в объятиях, он склонился к ее уху и прошептал:

— Если с тобой что-нибудь случится, я этого не переживу, mia amore. И не проси меня. Ты для меня важнее всего на свете. Умрешь ты, вместе с тобой умру и я.

При этом неожиданном заявлении, сделанном так тихо, сердце Тейлор остановилось.

— Джексон, но ребенок…

— Это было бы чудесно, но только если ты будешь его частью. — Колени Джексона плотно упирались в спину Тейлор, и было похоже, что он обнимает ее. — Ты мое сердце, Тейлор Санторини. Ты. Только ты.

Весь мир Тейлор перевернулся в это мгновение. Она всегда бежала от любви, потому что ее страшила перспектива попасть в эмоциональную зависимость от другого человека. Тейлор никогда не задумывалась о том, что будет, если она тоже будет любима, не предполагала, что человек со страстным сердцем Джексона, таким же израненным, как и ее собственное, подарит ей свою любовь. И никогда, никогда не думала, что ее гордый итальянец признает перед ней свою слабость после того, как Бонни тяжело ранила его.


Ник приехал домой три дня спустя. Тейлор и Джексон как могли поддерживали и утешали его, пока он плакал. Затем они все вместе посадили розовый куст, который выбрал Ник. «Розы для моей сестренки Розы», — прошептал он. Четыре дня Джексон не покидал Тейлор, и сейчас он держал ее за руку, пока они пели колыбельную ребенку, которого так неожиданно потеряли.

Прошла еще неделя, прежде чем Джексон убедился, что Тейлор сможет без него обойтись.

— С тобой все будет хорошо, если я покину тебя сегодня и съезжу по делам? — Его большие руки легли на ее плечи. — Cara, если я тебе нужен, только скажи, и я обязательно останусь.

Тейлор знала, что он говорит совершенно серьезно. Ее муж доказал ей, что она необходима ему, как никто другой на свете. Поднявшись на цыпочки, она поцеловала его в щеку.

— Все будет хорошо, дорогой мой. Я обещаю. И чувствую себя вполне нормально. Наверное, постараюсь даже испечь пирог в честь первой победы команды Ника.

Джексон согласно кивнул.

— Ник сильный парень. Он справится.

— Мы все справимся. Мы вместе прошли через горе и вместе встретим радость, которая еще непременно придет к нам.

Пришла пора снова жить и надеяться. Тейлор видела, что последние полторы недели ее муж и брат обращались с ней так, как будто она фарфоровая. Да что там говорить, ее муж — самый великолепный мужчина из всех, кого она когда-либо встречала. Настоящий мужской характер заставил Джексона и Ника поддержать ее в тяжелую пору, и это в свою очередь помогло им заглушить их собственную боль.

И Тейлор охотно позволяла им помогать ей, понимая, что они нуждаются в том, чтобы чувствовать себя нужными и любимыми. И Джексон и Ник в полной мере заслужили ее любовь, ведь каждый из них делал все, что было в его силах, чтобы помочь друг другу выстоять и не сломаться.

А сейчас для Тейлор настало время вернуть себе силы. Роза, ее драгоценный первый ребенок, навсегда поселилась в ее сердце, но она ведь заменяет мать Нику, и она нужна ему. Как и мужу.

— Я вернусь в пять или в шесть.

Джексон еще раз поцеловал ее и вышел.

Решив, что пора попытаться разогнать печаль и начать жить заново, Тейлор прошла по дому, раздвигая все шторы. Свет лился в комнаты через окна и застекленную крышу. Когда это было сделано, Тейлор принялась замешивать тесто для пирога, вспоминая при этом футбольный матч, состоявшийся всего два дня назад. Ник, конечно, понял бы, если бы она не пришла, но матч был чрезвычайно важным и ей очень хотелось подбодрить его в такую минуту. Джексон поддержал ее решение пойти на матч вместе с ним, хотя закутал ее так, что она стала похожа на игрушечную гусыню.

Эта игра помогла им немного развеяться, разогнала облако грусти, окутывавшее их всех. Наблюдая, как Джексон болеет за Ника, столь же яростно, как и другие отцы, Тейлор вдруг поняла, что они каким-то образом сумели стать настоящей семьей.

С улыбкой вспомнив изумленное и счастливое лицо брата, когда ему удалось парировать опаснейший удар, она поставила в духовку два противня. Когда дом наполнился вкусным запахом горячего пирога, она присела к столу с чашкой чая и задумалась. О начале своего брака, о договоре с Джексоном Санторини…

Совершенно очевидно, что стабильность и безопасность для Ника она получила сполна. А еще получила верность и любовь необыкновенного человека.

Этот человек назвал ее mia amore. Моя любовь.

А еще он говорил: ты мое сердце, Тейлор Санторини.

Таким словам трудно верить, но она нисколько не сомневалась: это правда. Джексон Санторини — человек чести. Он никогда не стал бы лгать своей жене. Слезы подступили к глазам. Он любит ее. Ее муж, человек, которым она так долго восхищалась издалека, любит ее. Очень многое принесла ей эта сделка.

А что выиграл ее муж?

Жену, которая изнемогает от счастья при его прикосновениях, и ребенка, который боготворит его. Похоже на честную сделку, но это не так. Нет, раз она заперла свои чувства за стеной практицизма и здравого смысла, боясь вверить другому человеку последний кусочек сердца.

Она стала женой Джексона, потому что он мог обеспечить безопасность Ника. Но что она чувствует к нему? Во рту у нее пересохло, когда она задала себе вопрос, которого избегала, боясь найти ответ: что будет с ней, если она потеряет Джексона? В глазах у нее помутилось, так как боль оказалась непереносимой.

Она знает.

Если она потеряет Джексона, часть ее души умрет, и даже Нику будет не под силу возвратить ее к жизни. Нежность и покровительственная властность ее мужа навсегда останутся частью ее. Остается только открыть ему эту истину. Ему будет нелегко поверить ее исповеди, ведь когда-то его предали и выставили к позорному столбу. Он может решить, что она сочла своим долгом ответить на его признание, отблагодарить его. Или даже что последние полторы недели расшатали ее нервы.

Да, нервы ее расшатаны, но в другом смысле. Забота Джексона о ней после потери ребенка открыла ей глаза на силу и преданность этого могучего итальянца. Он не перестанет любить ее, даже если она не сумеет выполнить свои обязательства по договору. Еще важнее, что он никогда не оставит ее в эмоциональной пустыне. И эта уверенность придаст ей силы, чтобы сказать мужу: он — самая драгоценная часть ее жизни.

Убедить Джексона в своей любви без скованности или страха — для этого требуется решительность. Но он поверит ей, потому что принадлежит ей на всю жизнь. В первый раз после перенесенного несчастья она испытала подлинную радость, потому что знала: их отношения принесут им новых детей.


Джексон подходил к дому в начале третьего. Хотя он планировал отсутствовать по крайней мере до пяти и дать Тейлор время, его инстинкты покровителя не позволили ему отказаться от желания взглянуть на нее. Он даже выдумал предлог для раннего появления дома — боль в пояснице, — хотя это заставило его почувствовать себя чуть ли не стариком.

Он еще не подошел к двери, а та уже открылась. Ласково улыбающаяся Тейлор стояла на пороге со скрещенными на груди руками.

— Ну, и как я узнала, что ты так рано вернешься?

Этот насмешливый вопрос снял тяжелый груз с плеч Джексона. Он боялся, что его излишнее покровительство вызовет у Тейлор раздражение; ничего подобного не было и в помине. Она так много для него значит, что ему будет невыносимо видеть ее недовольство.

— И ты не поцелуешь мужа, mia moglie?

Он наклонился к ней, и она что-то прошептала, припав к его губам. Чудесное возвращение домой, которое ему так было нужно.

— Привет, mio marito. Да-да, все хорошо.

Молча благодаря жену за понимание его потребности заботиться о ней, он обнял ее за талию и ткнулся лицом в шею.

— Обещаю не надоедать тебе остаток дня. Я приехал только за поцелуем.

Тейлор хихикнула. Когда он отпустил ее, то, к его удивлению, она взяла его за руку и потащила в дом. И он был более чем счастлив, потому что угодил ей. Она провела его на кухню, где остывали два пирога. Усадив Джексона, она разлила кофе и отрезала ему кусок пирога. Когда он потянулся за блюдечком, Тейлор погладила его по голове и села к столу напротив него. Затем подцепила кусочек пирога на вилку и потянулась к Джексону. Ее глаза смеялись. Улыбаясь, Джексон позволил ей покормить его. Сердце его растаяло при виде этого несомненного признака ее исцеления.

— Джексон!

— Ммм?

Он жевал второй кусок.

— Сегодня я кое о чем подумала.

Он взглянул на нее. Выражение ее лица заставило его отклонить следующий протянутый ему кусок. У него должен быть свободен рот на случай, если понадобится ей отвечать, потому что в глазах Тейлор он увидел такую решимость, что был потрясен.

— О чем же ты думала?

— О любви, — прошептала Тейлор и поставила на стол блюдце с вилкой. — О том, что это величайшее сокровище, которым женщина может поделиться с мужчиной.

Сердце Джексона екнуло.

— Почему это вдруг пришло тебе в голову?

Ее улыбка яркостью могла поспорить с солнечным лучом.

— Я подумала, что люблю тебя почти до боли, но ты мог не поверить мне, если бы я тебе так и сказала, поэтому решила начать с громкого заявления.

Радость, горячая, мощная, слепящая, пронизала все клеточки его тела. Встав, он поднял ее и прижал к себе.

— Я верю тебе.

— Точно? Мне не нужен сердитый муж и сомнения насчет того, почему я его жена и вечно торчу перед глазами.

Никто не посмел бы сомневаться в ее словах, такая убежденность в них сквозила.

— Я знаю, ты не из тех женщин, кто легко разбрасывается подобными заявлениями. Я тебя хорошо знаю.

Он пылко поцеловал ее в губы и понял, чего она жаждет в эту минуту.

Когда они наконец оторвались друг от друга, глаза Джексона встретили взгляд голубых-голубых глаз.

— Бывает, я смотрю на тебя и чувствую, что мое сердце готово взорваться, с такой силой ты на меня действуешь. — Голос Тейлор дрогнул. — Любовь к тебе должна бы меня пугать, но знаешь, что я тебе скажу…

Тронутый ее беспредельной честностью, снедаемый бурей эмоций, Джексон едва мог говорить.

— Скажи мне.

— Я непоколебимо уверена, что все правильно. Ты был предназначен мне.

Целая жизнь, прожитая в одиночестве, растворилась в блистательной правде ее слов.

— Ты моя. Я никогда тебя не отпущу, mia moglie е bellissima.

Его прекрасная жена. Его.

— Слава богу! — Нахмурившись, она добавила: — Не думай, Джексон Санторини, что далеко уйдешь, если попытаешься уйти от меня. Все мое я держу при себе.

Этот жесткий тон заставил Джексона улыбнуться.

— Ti voglio bene[9]. И всегда буду рядом с тобой.

— Ты меня никогда не обманешь, это я знаю. — В ее поцелуе слились огонь и нежность. — А еще — я тебя люблю.

Эпилог

Джексон представить не мог, что жизнь может быть лучше, но, к его восхищению, оказалось, что может. Милая, сексуальная Тейлор — не только его жена; теперь она еще и его любовница в самом полном смысле этого слова. Он ни секунды не сомневался в ее чувствах: его жена не способна на ложь. И если такая жена часто повторяет, что любит его, живущий в нем итальянец может воспринимать это как должное.

Однажды ночью, когда Тейлор лежала на спине мужа и терзала его губами и руками, она сказала:

— Любимый, по-моему, Ник хочет скорее иметь племянника или племянницу.

Джексон нахмурился.

— Я же сказал, нужно дождаться, когда ты полностью поправишься. — Он не сомневался, что Тейлор надула губы. Но она поцеловала его в плечо.

— Прошло десять месяцев.

— Еще три месяца. — Он закинул руку назад и погладил бедро Тейлор. Она шутя укусила его. — Злобная маленькая ведьма.

— Месяц.

Тейлор всем телом прижалась к нему, понимая, что сводит его этим с ума. Джексон ухмыльнулся в подушку.

— Два.

— Полтора. — Теперь она гладила его бока. — Пожалуйста. Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

Джексона рассмешила эта мольба, так как оба знали, что Тейлор добьется своего. Повернувшись, Джексон уложил ее под себя.

— Полтора, но… — Он сурово посмотрел на нее. — Если разрешит врач.

Тейлор сморщила нос.

— Хорошо. Сколько детей ты хочешь? Одного?

Ее ласковый смех стал действовать на Джексона еще сильнее после того, как она объявила о своей любви.

— Я всегда считал, что пять — подходящее число.

Он чувствовал, как нарастает жар между ее ног.

— Пять детей? Ты хочешь, чтобы я рожала пять раз?

Казалось, это ее не очень вдохновило.

— Нет. Только четыре. Один сын у меня уже есть.

Если бы Тейлор уже не любила Джексона до безумия, то это спокойное признание Ника сыном привело бы ее в это состояние.

— Дай мне подняться. Я еще не закончила с твоей спиной.

— Потом. Сейчас я хочу взять тебя.

— Не так все просто. Сейчас моя очередь! — возразила она.

Джексон становится невероятным деспотом, если за ним не приглядывать!

Дождь обрушился на стеклянную крышу, когда Джексон начал двигаться вверх-вниз. Тейлор улыбнулась и поблагодарила небеса за дождливые ночи, а потом все ее внимание уже было отдано только мужу.


Через одиннадцать месяцев желание Ника исполнилось. Джозеф Рид Санторини был еще слишком мал, чтобы играть в футбол, но Джексон уверил своего старшего сына, что ситуация быстро изменится. Когда Ник опасался взять Джозефа на руки, Джексон оказывался рядом и подбадривал его. Любовь Джексона к обоим мальчикам ярко светилась в его темных глазах.

— Кажется, я теперь понимаю, почему Тейлор так трясется надо мной. Как ты думаешь, я тоже был таким маленьким?

Ник улыбнулся младенцу. В его осторожном объятии уже проявлялась та же забота.

Джексон рассмеялся.

— Мы ее спросим. Не беспокойся, он тоже Санторини, как и мы с тобой. Мы неуязвимы.

С порога детской Тейлор смотрела, как смеются ее мужчины, и чувствовала себя на верху блаженства. Джексон повернулся к ней.

— Cara. — Она приблизилась к нему. — Теперь у мужчин подавляющее численное превосходство.

Тейлор прижалась лицом к его груди и улыбнулась.

— Ха! И все равно вам со мной не сладить. А следующие три будут девочки.

— Следующие три?

— Ты же всегда хотел пятерых.

Смех Джексона был наполнен удивлением и радостью. Но прежде всего он был наполнен любовью. Улыбаясь, Тейлор упала в объятия, которые, как она знала, никогда не ослабнут. Большой, грозный Джексон Санторини умеет заботиться о своей семье.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

1

Город и порт в Новой Зеландии, на Северном острове. — Здесь и далее прим. перев.

2

Зд.: малышка (ит.).

3

Дорогая (ит.).

4

Прекраснейшая (ит.).

5

Ребенок (ит.).

6

Семья (ит.).

7

Моя жена (ит.).

8

Гисборн — портовый город в Новой Зеландии, на острове Северный.

9

Я люблю тебя (ит.).


home | my bookshelf | | Проснись для любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.2 из 5



Оцените эту книгу