Book: Если ты видишь привидение…



Если ты видишь привидение…

Annotation

– Мама? – пролепетала Памела. – Это ты?

Привидение подняло руки. Его кисти напоминали птичьи лапы с длинными когтями. Призрак осуждающее уставился на дрожащую девушку. Мертвенно бледные губы разомкнулись, и глухой, ужасный стон наполнил спальню.

Памела похолодела от страха.

– Памела! – завизжал призрак тонким, срывающимся голосом. – Видишь, что ты наделала! Твоя страсть к развлечениям стоила мне жизни! Мы проклинаем тебя, Памела! Мы погибли из-за тебя!

– Не надо! – в ужасе залепетала девушка. – Пожалуйста, мама. Прости меня!

– Мы только тогда обретем покой, когда ты умрешь! – раздалось в ответ.


Орландина Колман

Читайте в следующую среду, 2 ноября


Орландина Колман


Если ты видишь привидение…


… то оно убьет тебя

– Мама? – пролепетала Памела. – Это ты?

Привидение подняло руки. Его кисти напоминали птичьи лапы с длинными когтями. Призрак осуждающее уставился на дрожащую девушку. Мертвенно бледные губы разомкнулись, и глухой, ужасный стон наполнил спальню.

Памела похолодела от страха.

– Памела! – завизжал призрак тонким, срывающимся голосом. – Видишь, что ты наделала! Твоя страсть к развлечениям стоила мне жизни! Мы проклинаем тебя, Памела! Мы погибли из-за тебя!

– Не надо! – в ужасе залепетала девушка. – Пожалуйста, мама. Прости меня!

– Мы только тогда обретем покой, когда ты умрешь! – раздалось в ответ.

– Ты уверен, что мы правильно едем, Джефф? – Памела Родэйл с сомнением посмотрела на молодого мужчину, сидящего за рулем машины.

В свете огней панели управления его худощавое лицо по контрасту с иссиня-черными густыми волосами выглядело болезненно бледным. Джефф устал и явно злился. Его серые глаза неуверенно вглядывались в кромешную тьму, разрезаемую лишь светом фар.

– Это именно та дорога, которую нам описал тип в книжной лавке, – недовольно ответил молодой человек. – Мы вот-вот должны выехать на главное шоссе.

Памела опять стала смотреть в окно. Но, кроме силуэтов высоких деревьев, росших по обочинам узкой дороги, ничего не было видно. Ветки деревьев наверху смыкались и теперь подобно крыше защищали машину от дождя. Лишь иногда тяжелые капли с глухим стуком падали на ее автомобиль, заглушая даже урчание мотора.

Вдруг прямо перед ними на асфальте возникла большая выбоина. Джефф выругался и попытался объехать яму. При этом машина проехала так близко от деревьев, что их ветки с шумом проскребли по обшивке и стеклам.

– Что-то здесь не так, – сказала девушка. – Ты только посмотри на дорогу, она становится все ужаснее!

Она кивком указала на дорожное полотно, где возникали все новые и новые выбоины:

– Эта дорога не может вести к шоссе! Наверняка она кончается где-нибудь посередине леса.

– Если ты такая умная, – выпалил раздраженно Джефф, – то зачем было спрашивать, как проехать, у хозяина книжной лавки? Мистер Картер сказал, что мы должны ехать именно по этой дороге. Это якобы самый короткий путь в Лондон.

– Не исключено, что Картер нарочно послал нас черт знает куда, после того как ты ему нахамил!

– Картер мог бы выставить в своей лавке хотя бы один экземпляр моей книги! Битых два часа мы с ним проговорили, полчаса я объяснял ему, о чем идет речь в моем детективе. Думаю, после всего этого он попросту обязан был купить хоть что-то!

– Ну, во-первых, это не только твоя книга. Во-вторых, Картеру самому решать, что ему закупать для магазина, а что нет. Думаю, не стоило брать тебя с собой в поездку.

– Это почему? – опять возмутился Джефф. – Мы же продали десять экземпляров в здешние магазины.

– Этого количества недостаточно, чтобы удержать на плаву мое издательство, – ответила Памела, стараясь сохранять деловой тон.

– Ты что, больше не веришь в успех моей книги? – обиделся Джефф.

Он явно расстроился и, вероятно, поэтому не успел среагировать, когда перед капотом машины вдруг возникла еще одна очень глубокая выбоина.

Парень резко дернул руль в сторону, но левое колесо все равно провалилось в яму. Машину тряхануло, и одна из коробок с книгами, стоящих в багажнике, опрокинулась. Книги рассыпались по полу.

– Черт! – выругался Джефф, увидевший в зеркало заднего вида, что произошло. – Так все мои книги испортятся!

– Это мои книги! – поправила его Памела, уже раздражаясь. – Тебе причитается только десять процентов от прибыли. А если ты и дальше будешь ехать в том же духе, то испортишь все книги, прежде чем они окажутся на полках книжных магазинов, и я разорюсь!

Джефф так резко затормозил, что девушку бросило вперед.

– То есть и ты думаешь, что моя книга плохая? Так же, как и Картер?

– Ну почему ты так болезненно реагируешь? – произнесла она. – Конечно, мне нравится твой детектив. Иначе бы я не пошла на риск и не стала бы его издавать.

– Риск? – не унимался молодой человек. – Ты считаешь, что издавать мою книгу – это риск?

– Слушай, хватит! – не выдержала Памела. – С коммерческой точки зрения, издание первого произведения неизвестного автора – всегда риск! А для такого маленького издательства, как мое, особенно!

– Мой детектив – это первая книга, которую твое издательство вообще выпустило на рынок, – парировал писатель. – Ты должна радоваться, что я вообще согласился сотрудничать с тобой.

– Это ты должен быть рад, что нашел хоть какого-то издателя!

Джефф сделал обиженное лицо и с шумом вобрал в себя воздух.

– Давай не будем ругаться, Джефф! – сказала примирительно Памела. – Твой детектив отлично написан, и наверняка он будет хорошо продаваться, если мне удастся разрекламировать мое издательство и твою книгу. Но тем не менее я считаю, что не стоило брать тебя с собой в эту поездку по клиентам. Ты теряешь контроль над собой, как только тебе вдруг кажется, что кто-то не находит твою книгу настолько великолепной, как тебе хотелось бы. Так случилось и с этим мистером Картером.

– Этот тип вообще ни черта не смыслит в книгах! – закричал Джефф. – Он не видит хорошую книгу, даже когда суешь ее прямо ему под нос!

– В очередную поездку по клиентам я в любом случае поеду без тебя. Надеюсь, что во время встречи с читателями на следующей неделе ты будешь вести себя более цивилизованно, а не так, как сегодня в магазине Картера.

Парень недовольно пожал плечами:

– Скажи лучше, что нам сейчас делать? Теперь и я начинаю понимать, что, скорее всего, Картер нарочно послал нас не в ту сторону.

Тут Памела заметила между деревьями желтоватые огни.

– По-моему, вон там дом, – сказала она и показала рукой в сторону леса. – Там мы могли бы спросить дорогу.

Джефф пригнулся в рулю и посмотрел в указанном направлении. Заметив свет, он согласно кивнул головой:

– Скорее всего, эта дорога и ведет к тому дому и там же кончается.

Он завел мотор, и машина тронулась с места. Сосредоточив все внимание на дороге, Джефф старательно объезжал выбоины. Метров через сто они оказались на большой площадке перед старинным замком с ярко освещенными окнами.

– Думаю, что эта старая халупа и при свете солнца не выглядит приветливей, чем сейчас. Только посмотри на водостоки под крышей, – сказал парень.

Действительно, водостоки имели вид голов демонов с распахнутыми пастями. Вода, плотными струями лившаяся из их глоток, в свете фар была похожа на расплавленное серебро.

Здание было похоже на замок людоеда из детской сказки. Плющ и дикий виноград покрывали нижнюю часть стен. Местами растения закрывали даже окна, и призрачный желтый свет лишь с трудом пробивался сквозь ветви и листья.

Джефф остановил машину в нескольких метрах от замка и выключил мотор. Когда погасли фары, Памеле стало не по себе. Дождь барабанил по крыше машины, и девушка почувствовала себя слабой и беззащитной.

– Может, нам лучше уехать отсюда и просто вернуться по той же дороге назад? – предложила она.

– Ага! Чтобы этот книжный червь смог порадоваться, что запутал нас, двух дурачков из Лондона? – писатель решительно покачал головой. – Лучше уж я постучу в ворота этого кошмарного замка, чем доставлю мистеру Картеру такое удовольствие!

Он резко нажал на ручку и распахнул дверцу. Холодный влажный воздух тут же наполнил машину.

– Я скоро вернусь! – крикнул Джефф и вышел из машины.

Было видно, как парень, втянув голову в плечи, побежал под дождем к входу в замок. Джефф сначала поискал звонок. Но так как его не оказалось, молодой человек несколько раз кулаком постучал в дверь. Он подождал некоторое время, затем повернулся к машине и недоуменно пожал плечами – вероятно, в замке никого не было.

Расстроенный Джефф спрятал руки в карманы и хотел уже было повернуть назад к машине, как вдруг сзади него открылась дверь.

Памела замерла. В слабо освещенном дверном проеме возникла фигура худого пожилого мужчины в черном костюме. У него были редкие соломенного цвета волосы, длинными прядями спадавшие на костлявые плечи.

В тусклом свете девушка не могла как следует рассмотреть лицо мужчины. Хорошо видны были лишь его темные колючие глаза.

Джефф перебросился с мужчиной парой фраз и, активно жестикулируя, принялся объяснять, что они заблудились.

Мужчина в дверях сначала безмолвно слушал парня, но потом вдруг костлявыми пальцами схватил его за запястье и втащил ошарашенного писателя внутрь замка. Дверь за ними с грохотом захлопнулась.

Изумленная девушка уставилась на закрытую дверь, не зная, что и думать. Незнакомец не произвел на нее впечатления дружелюбного человека. Но считать, что только поэтому он способен причинить зло совершенно незнакомому человеку, постучавшему в дверь, она не могла.

Мотор в машине был выключен, печка не работала, и, одетая только в легкое платье, Памела начала мерзнуть.

Решив ждать, она стала неотрывно смотреть на замок. В принципе, Джефф мог в любой момент выйти. Минуты шли, девушка теряла терпение. Ну сколько времени нужно этому странному человеку, чтобы объяснить парню дорогу!

Волнуясь, Памела взглянула на часы и испугалась – стрелки приближались к полуночи! Если бы она знала, что уже так много времени, то отговорила бы Джеффа стучать в дверь замка. Но теперь уже ничего поделать было нельзя.

Вдали вспыхнула молния, осветив на мгновенье заросший плющом и виноградом фасад призрачным огнем. Беспрерывно изрыгающие воду демоны зло смотрели на девушку из-под крыши.

– Ну где там запропастился Джефф? – нетерпеливо прошептала Памела. Тут она невольно усмехнулась, представив себе, как Джефф вцепился незнакомцу в волосы, после того как заговорил о своем романе, а старик не похвалил книгу.

Вдруг она заметила в замке какое-то движение. С надеждой она посмотрела через залитое дождем лобовое стекло на входную дверь. В окне над ней свет стал странным образом мерцать, а затем и вовсе погас.

Тут девушка в испуге широко раскрыла глаза. В черном проеме окна вдруг возник странный серый силуэт, и, когда в следующий момент опять вспыхнула молния, Памела смогла его внимательно рассмотреть.

Невольно девушка зажала рукой рот, чтобы не закричать.Там наверху стояла тускло освещенная женская фигура, окруженная, как привидение, жутким светящимся ореолом. На ней было развивающееся белое одеяние, из рукавов которого торчали длинные худые руки с костлявыми пальцами.


* * *

В ужасе Памела распахнула дверцу и медленно вылезла из машины. Холодный дождь хлестал ее по лицу, но она этого не замечала.

Как завороженная, девушка смотрела на темное окно и стоящую в проеме фигуру. Призрак был виден сбоку. Это была женщина с длинными белокурыми волосами. Как бы взывая к чему-то, женщина подняла руки. Ее пальцы были неестественно длинными, с кривыми ногтями.

Объятая ужасом, Памела прижала руки к груди. От дождя ее платье промокло почти насквозь. Но ей было все равно – таинственное видение заворожило ее.

Девушка не могла себе представить, что однажды увидит настоящее привидение! Конечно, как и все, она слышала бесчисленные истории и легенды о замках с призраками, но никогда не воспринимала их всерьез. Впрочем, полностью отрицать существование духов она тоже не решалась. Памела была убеждена, что каждый человек имеет душу. И то, что заблудшая душа умершего может бродить там, где он умер, не казалось ей абсурдным.

И вот это ее предположение подтвердилось! Она стала свидетелем появления привидения! А в том, что таинственная фигура в окне – призрак, девушка не сомневалась ни секунды.

И тут ее как жаром обдало – Джефф был внутри замка с привидениями! Отсюда нужно уносить ноги! И как можно быстрее! Но как предупредить писателя? Подойти к зданию ближе Памела не решалась – призрак может ее заметить, и что тогда произойдет, трудно себе представить!

В этот момент привидение отошло от окна и исчезло из поля зрения девушки.

Памела медленно отошла от машины и неуверенно направилась к замку. Но в следующий момент она остановилась, как громом пораженная. В окне опять что-то зашевелилось!

Но на этот раз это было не привидение, а молоденькая девушка, лет пятнадцати, одетая в розовую ночную сорочку. Длинные белокурые волосы обрамляли ее лицо, искаженное от ужаса.

В этот момент и девушка заметила Памелу и стала стучать по стеклу ладонями, вероятно, взывая о помощи.

Стук в окно Памела слышала явственно. Но крик девушки был немым. Ни звука не вырывалось из ее распахнутого от страха рта.

Больше молодая хозяйка издательства не раздумывала. Привидение явно угрожало девушке, Памела была просто обязана помочь несчастной, хотя это и означало, что она столкнется лицом к лицу с ужасным призраком!

Без колебаний она бросилась к дому.


* * *

Памела не стала стучать в массивную дверь замка. Вместо этого она просто повернула железную ручку в виде львиной головы. К счастью, дверь оказалась незапертой! С трудом она отворила тяжелую дубовую дверь, ворвалась в вестибюль замка и неуверенно оглянулась по сторонам.

Помещение было обставлено на удивление стильной старинной мебелью, стоявшей вдоль стен между дверьми. Картины и гобелены придавали залу уютный вид. С потолка свешивалась искусно сделанная люстра с лампочками, имитирующими горящие свечи.

Снаружи замок казался заброшенным и пугающим, и Памела была уверена, что и внутри он будет выглядеть не лучше. Но было как раз наоборот. Обстановка холла свидетельствовала о том, что владельцы замка были людьми состоятельными.

В противоположном от двери конце помещения девушка увидела широкую лестницу с изящными коваными перилами. В холле никого не было, и Памела решила не тратить время на крики и поспешила прямо к лестнице. Перепрыгивая через ступеньки, она взбежала на второй этаж и оказалась в темном коридоре.

Быстро сориентировавшись, Памела сообразила, куда ей нужно повернуть и в какую дверь войти, чтобы попасть в комнату, в окне которой она увидела испуганную девушку. Оказавшись в нужном месте, она без предупреждения распахнула дверь и, закричав от ужаса, отпрянула назад.

Привидение держало девушку за горло, явно намереваясь задушить ее. Девушка без сил стояла на коленях и не сводила с призрака глаз. Слабыми беспорядочными движениями рук она пыталась разжать смертельную хватку.

Женщина-призрак медленно повернула голову в сторону двери и уставилась на Памелу неестественно широко раскрытыми глазами, глубоко сидящими в глазницах. Её лицо было белым, как мел, и искаженным от злобы.

Памела испугалась, что упадет в обморок, но, собрав все силы, она заставила себя не потерять сознание. Она не знала, как прогнать привидение. Применять к нему силу было бессмысленно, ведь оно бесплотно.

– Изыди! – крикнула она хриплым дрожащим голосом. Это первое, что пришло в голову. Памела понимала, что это звучит глупо, если не смешно. Но времени придумать иную фразу у нее не было.

Она сделала пару нерешительных шагов в сторону привидения. Как будто испугавшись Памелы, оно действительно отпустило девушку и попятилось назад. С оглушительным визгом привидение скользнуло в темный угол комнаты и в следующее мгновенье исчезло.

Памела бросилась к девушке, стонавшей на полу.

– Ты не ранена? – спросила она озабоченно и притронулась к ее плечу.

Сухой гортанный звук вырвался из горла несчастной. Она напряженно смотрела на Памелу. Через пелену слез на нее глядели глаза, полные благодарности. Девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, но, кроме сдавленного хрипа, не смогла издать ни звука.

– Для начала успокойся! – попыталась утешить ее Памела.

Ночная сорочка девушки была мокрой от холодного пота, который прошиб ее от ужаса. Тонкая розовая ткань прилипла к коже, подчеркивая все изгибы ее тела.



– Меня зовут Памела, Памела Родэйл, – представилась издатель, в надежде, что девушка успокоится и начнет говорить. Та, вероятно, была настолько напугана, что не могла произнести ни одного членораздельного звука.

Памела помогла ей встать на ноги. В этот момент в коридоре раздались шаги, кто-то быстро приближался к комнате.

– К нам идут гости, – попыталась пошутить Памела, предполагая, что ее появление в замке вызовет у его обитателей крайнее удивление. Теоретически ее вполне можно было даже принять за воровку. Но об этом она как-то не подумала.

Тут в дверях появился худой мужчина в черном костюме.

– Что вы здесь делаете? – возмущенно закричал он.

– Эта девушка… – пролепетала Памела, не зная, как ей объяснить происшедшее, – ей нужна была помощь…

Мужчина нащупал на стене выключатель, вспыхнул свет. Ослепленная Памела зажмурила глаза. Вновь открыв их, она увидела, что находится в помпезно обставленной спальне. В центре комнаты была красивая кровать с пологом, у стен стоял богато украшенный барочный шкаф, рядом – старинный туалетный столик с овальным зеркалом, с потолка свешивалась кованая люстра в виде переплетенных веток роз.

Памела покосилась на угол, куда юркнул призрак и где впоследствии растворился. Там стены были отделаны деревянными панелями.

– Зачем вы так напугали Августу? – мужчина угрожающе двинулся к Памеле.

Но тут дорогу ему преградила девушка. Она вытянула вперед руки, показывая, что мужчина должен оставить ее спасительницу в покое.

Нехотя старик отступил и недовольно уставился на блондинку, которая начала активно жестикулировать. Памела поняла, что это язык глухонемых. Судя по всему, мужчина его знал.

– Я должен представить вам Августу, – сказал он, после того как девушка прекратила жестикуляцию. – Она владелица Фулхэм-Кастла и рада вас здесь приветствовать.

Памела одарила девушку благодарной улыбкой:

– Я уже думала, что этот господин оторвет мне голову, – пошутила она. – Ты меня спасла, и теперь мы квиты.

Августа закивала головой так сильно, что ее белокурые волосы растрепались. Она опять обратилась к худому мужчине и начала интенсивно жестикулировать.

Он нахмурился, явно разозлившись.

– Августа говорит, что вы видели привидение в ее комнате, – сказал он. – Вы должны быть более осмотрительны в своих утверждениях.

– Что значит «в утверждениях»? – возмутилась Памела. – Я действительно видела это привидение!

Она показала рукой на окно, за ним царила кромешная тьма.

– Я увидела призрак в окне, – принялась объяснять Памела. – Затем там же появилась Августа, до смерти испуганная. Она стучала в окно. Увидев ее лицо, я не могла поступить иначе, как ворваться в замок и прибежать в ее комнату. Вы должны бы были поблагодарить меня, потому что, скорее всего, привидение собиралось задушить Августу. Неизвестно, чем бы все кончилось, не появись я здесь!

– Вы бы послушали себя со стороны! – холодно произнес мужчина. – Кажется, вы такая же сумасшедшая, как и Августа.

– Сумасшедшая? – в недоумении повторила Памела и посмотрела на Августу. Как бы извиняясь, та пожала плечами и беззвучно пошевелила губами, словно пыталась что-то объяснить, но не находила нужных слов.

– Вы… вы ошибаетесь, – обратилась она опять к мужчине. – Это привидение я действительно видела! Знаю, это кажется безумием. Но это правда!

В этот момент она увидела, что в коридоре стоит нахмуренный Джефф и смотрит на нее из-за спины мужчины в черном.

Джефф покачал головой.

– Что на тебя нашло, Памела? – с укоризной сказал он. – Тебя на пять минут нельзя оставить без присмотра! Ты ведешь себя, как ребенок.

– Черт возьми, Джефф! – закричала в отчаянии девушка. – Я правда видела это привидение! Ты должен мне верить!

Мужчина повернул голову в сторону писателя:

– Почему вы мне не сказали, что приехали не один? Вы должны были предупредить, что оставили в машине свою подружку.

– Во-первых, Памела не моя подружка, а издательница, – поправил его Джефф. – Во-вторых, мы так увлекательно разговорились с вами о криминалистике и моем новом романе, что я совершенно забыл о ней.

– Как это на тебя похоже! – съязвила Памела. – Не исключено, что я могла просидеть всю ночь в машине.

Джефф только снисходительно пожал плечами:

– Ну, прости меня. Мистер Хендрикс – здешний дворецкий и прекрасный собеседник. Он даже согласился купить экземпляр моей книги. Ты можешь мной гордиться!

Памела закатила глаза, она хотела сказать ему что-нибудь обидное, но удержалась.

Вдруг она почувствовала, что немая девушка прикоснулась к ее руке.

– Но одно все-таки ясно, – сказала Памела, задумчиво глядя на Августу. – В этом замке водятся привидения. И никто меня не убедит в обратном.

Держа Августу за руку, Памела подошла к дворецкому:

– Вам нужно лучше следить за своей юной подопечной, мистер Хендрикс. Она находится в опасности.

– Что за чушь! – возмутился Хендрикс. – Вы поступаете безответственно, поддерживая Августу в ее фантазиях. Я хочу, чтобы вы немедленно покинули замок. И заберите своего писателя с собой!

– Прекрасно! – издевательски произнес Джефф. – Ты спугнула потенциального покупателя моей книги. Если дело пойдет так и дальше, из твоего издательства ничего не получится!

– Да заткнись же ты наконец, Джефф! – закричала взбешенная Памела. – Я точно знаю, что видела. Никто не убедит меня в том, что никакого призрака не было.

– Что за адский шум? – послышался вдруг из коридора прокуренный женский голос.

Лицо Хендрикса приняло испуганное выражение, Августа еще крепче сжала руку Памелы.

– Мы разбудили леди Клэрдон, – прошипел дворецкий. – Сейчас вы получите!

В этот момент в дверях появилась стройная женщина лет пятидесяти. На ней был элегантный богато расшитый шелковый халат. От ее тонкого лица веяло холодом, когда она обводила взглядом присутствующих в комнате.

– Что означает это столпотворение, Хендрикс? – спросила она ледяным голосом. – Моей племяннице настоятельно требуются покой и нормальный сон. Следить за этим – ваша обязанность. Вместо этого вы устраиваете экскурсию по замку для совершенно незнакомых людей. Я жду объяснений!

– Я ни в чем не виноват, – пролепетал Хендрикс в свое оправдание. – Эти люди… заблудились и спросили у меня дорогу…

– И по этой причине вы решили заодно познакомить их с моей племянницей? – осведомилась леди Клэрдон все тем же ледяным тоном. – Или вы хотели показать им сумасшедшую, которая верит в духов и привидения?

У дворецкого от возмущения перехватило дыхание:

– Я бы никогда этого не сделал! – выпалил он негодующе. – Вы плохо меня знаете, если думает так, миссис Клэрдон.

– Это моя вина, – вступила в разговор Памела, ей стало жаль дворецкого.

Тот попытался жестами остановить ее, но она не обращала на него внимания и смело смотрела в холодные темные глаза леди Клэрдон:

– В этом замке водятся привидения, – уверенно сказала Памела. – И ваша племянница в опасности.

– Это кто так считает? – осведомилась хозяйка замка.

– Я, Памела Родэйл, – представилась девушка и протянула даме руку, на которую та намеренно не обратила внимания.

– А теперь послушайте меня внимательно, мисс Родэйл. Моя племянница больна. Даже очень больна. Мы делаем все возможное, чтобы она выздоровела. Мне совершенно все равно, как вы доберетесь домой. Единственное, что меня сейчас интересует, – дошло ли до вас, что ваше присутствие здесь совершенно нежелательно?

Слова женщины шокировали Памелу. Ее изумило, что миссис Клэрдон не нашла нужным хотя бы одним словом отреагировать на то, что девушка видела в ее доме привидение.

Вместо этого дама с пренебрежительным жестом обратилась к дворецкому:

– Хендрикс, проводите наших непрошеных гостей до двери. И передайте им, что я обращусь в полицию, если они немедленно не уедут.

Затем с улыбкой на тонких губах она повернулась к племяннице.

– Иди сюда, моя детка! – сказала уже совсем другим тоном и направилась к Августе. Та испуганно спряталась за спиной Памелы. – Я уложу тебя в постель. Эти люди напугали тебя.

– Мы не пугали Августу! – заметила Памела. – Это вина вашего привидения!

Джефф схватил ее за руку.

– Хватит! Ты еще больше все испортишь, – прошипел он. – Давай уносить отсюда ноги, а то у нас и правда будут неприятности с полицией.

Он схватил Памелу за руку и потянул от Августы. Та лишь жалобно посмотрела ей вслед и издала пару печальных хрипящих звуков.

Памела лишь с сожалением пожала плечами и беспомощно развела руками. Она с радостью помогла бы девушке, но не знала как. Утешало то, что в замке было два человека, которые заботились о несчастной больной, хотя и не верили в духов.

Августа обреченно вздохнула и позволила тетке отвести себя в постель.

Памела смогла лишь крикнуть ей «спокойной ночи», прежде чем Джефф вывел ее в коридор, а дворецкий тихонько затворил дверь спальни.

– Вы поставили меня в крайне неловкое положение! – сказал с укором Хендрикс. – Хорошо, если миссис Клэрдон после этого происшествия меня не уволит.

– Я не хотела причинить вам вреда, – ответила Памела. – Но поверьте, Августа правда нуждалась в помощи.

– Девушка получает отличный уход, – надменно возразил дворецкий. – Кроме того, первоклассный врач лечит ее от навязчивых видений.

– Навязчивых видений – переспросила Памела.

– Августа воображает, что видит привидения, – объяснил дворецкий. – Поэтому мы по ночам не гасим свет во всем доме. Но это не помогает – Августу все равно мучают галлюцинации.

В этот момент Памела вспомнила, что перед появлением призрака свет в спальне Августы замигал, а затем погас. Вероятно, привидение каким-то образом воздействовало и на электричество.

Хендрикс раскрыл перед ними тяжелую входную дверь. Внутрь ворвался холодный воздух, в своем тонком влажном платье девушка сразу замерзла.

– А вы не думали, что Августу мучают не навязчивые видения, а настоящее привидение, мистер Хендрикс?

Дворецкий закатил глаза:

– Пожалуйста! Не начинайте снова рассказывать о призраке, которого вы якобы видели. Я работаю в этом замке уже несколько десятилетий и еще ни разу не встречал привидений. Это и неудивительно. Ведь их не существует. Такая образованная женщина, как вы, должна бы это знать.

Широким жестом он указал Памеле и Джеффу на улицу.

– А теперь уходите, пожалуйста, – сказал он и, обратившись к писателю, добавил, – как добраться до Лондона, я вам рассказал.

– Очень вам благодарны, – ответил Джефф. – Если вы подождете секунду, я принесу вам экземпляр моего романа. Конечно, бесплатно. Считайте, что это небольшая компенсация за причиненные неудобства.

– Очень любезно с вашей стороны! – обрадовался дворецкий. – Я обожаю детективы.

Джефф взял Памелу за руку, и они поспешили к машине. Там писатель выудил из багажника книгу и побежал назад к замку, где его ждал Хендрикс.

Благодарно кивнув, дворецкий взял книгу у Джеффа. Тот приветственно поднял руку и, втянув голову в плечи, побежал назад к машине.

– Он наверняка оценит роман по достоинству, – довольно произнес парень, усевшись на пассажирское сиденье.

– Ну, хоть кого-то ты сегодня осчастливил своим романом, – саркастически заметила Памела и завела машину. – Ну, и куда нам ехать?

– Сначала возвращаемся в деревню, – принялся объяснять Джефф. – Книготорговец действительно послал нас не туда. Этот тип вообще недостоин того, чтобы в его лавке продавались мои книги.

– Это мои книги, – возразила Памела, теряя терпение, и развернула машину.

Последний раз она бросила взгляд на окно спальни Августы. В нем стояла миссис Клэрдон и неотрывно смотрела на улицу, как будто не могла дождаться, когда непрошенные гости наконец уедут.


* * *

На следующее утро Памела чувствовала себя совершенно разбитой. Когда в семь утра зазвонил будильник, она чуть не бросила его в стену. Оно и понятно – ночью ей удалось поспать лишь четыре часа. Но она собралась с духом, пощадила будильник и нехотя выбралась из постели. В издательстве накопилась масса работы.

После душа она почувствовала себя заново рожденной. Выпив крепкого черного кофе и съев порцию мюсли с молоком, она была готова свернуть горы.

Идти до офиса было недалеко. Памела арендовала половину этажа в старом кирпичном доме недалеко от Темзы. В этом же здании разместились маленький бар и фитнес-клуб.

Памела припарковала машину и поднялась в офис. «Издательство Родэйл» – значилось на белой табличке у входной двери. Под названием можно было прочитать и девиз маленького предприятия: «Захватывающие любовные детективы».

Памела открыла дверь и вошла в узкий коридор, в который выходили двери всех комнат офиса. Все помещения были пустыми – она была единственной сотрудницей издательства. Но если книга Джеффа Монкса будет хорошо продаваться (на что Памела очень рассчитывала), то она собиралась нанять секретаршу. Пока всю бумажную работу девушке приходилось выполнять самой.

Во время вчерашней поездки ей удалось продать в книжные магазины приблизительно тридцать экземпляров. Теперь нужно было выписать счета, и тогда в банк поступят хоть какие-то деньги от реализации ее первого проекта.

Книгу Джеффа закупили и два лондонских книжных магазина. Две небольшие ежедневные газеты опубликовали на нее рецензии. На следующей неделе должна состояться встреча Джеффа с читателями, на которой он прочтет отрывки из романа. Памела могла быть довольной тем, как идут дела.

Несмотря на работу, Памела не смогла забыть события прошлой ночи. Время от времени она прерывала свои занятия и начинала задумчиво смотреть в окно на покрытое облаками небо, которое в тот день подобно пуховому одеялу висело над крышами Лондона.

Когда вчера ночью они возвращались домой, Джефф саркастически заметил, что Памела – с ее любовью к привидениям – могла бы заняться изданием ужастиков и историй о духах и призраках.

Девушке это замечание не показалось ни остроумным, ни оригинальным. В принципе, до происшествия в Фулхэм-Кастле она особо не интересовалась страшными историями. Но теперь положение изменилось. Все говорило о том, что духи и привидения действительно существуют. И идея заняться подобными феноменами уже не казалась ей странной.

Звонок в дверь прервал ход ее мыслей.

«Джефф», – подумала она. Ну, кто еще мог прийти в ее еще совершенно неизвестное издательство?

Памела обреченно вздохнула и пошла открывать. У нее не было ни малейшего желания разговаривать со своим автором. Возможно, Монкс – талантливый писатель, но из-за своего характера и самомнения он был подчас просто невыносим.

– Ну, в чем дело? – недовольно спросила она, открывая дверь.

Но. к ее удивлению, перед дверью стоял симпатичный молодой мужчина и приветливо улыбался. У него были темно-русые волосы, костюм подчеркивал атлетическую фигуру.

– Я некстати? – спросил он.

– О, совсем нет, – пролепетала Памела. – Просто я думала, что пришел кое-кто другой.

– Которому вы, судя по реакции, не были рады, – заметил молодой человек и опять улыбнулся.

Девушка смущенно пожала плечами.

– У меня сегодня не самый удачный день, – проговорила она и почесала переносицу.

Затем она более внимательно рассмотрела обаятельного парня. Он понравился ей с первой же секунды, что немало ее удивило. Вероятно, молодой человек просто ошибся дверью, и ему нужно было в фитнес-клуб, находившийся на первом этаже.

– Чем могу помочь? – спросила она.

– Вы Памела Родэйл? – ответил мужчина вопросом на вопрос.

Его мягкий баритон показался девушке волнующим. Приятный холодок пробежал по ее спине.

– Да, это я, – ответила она. – Что вы хотели?

Мужчина протянул ей руку.

– Винсент Фитцджеральд, – представился он. – Доктор Винсент Фитцджеральд.

Памела пожала протянутую руку и опять вздрогнула, когда пальцы мужчины мягко, но решительно обхватили ее кисть.

– Я пришел к вам по поводу Августы Макпарсон, – сказал он, продолжая держать ее руку в своей. – Я лечу Августу от навязчивых видений.

Невольно Памела отдернула руку:

– Вы что, пришли отчитать меня за мой ночной поступок?

– А что, нужно было бы? – осведомился врач.

Девушка покачала головой и тут поняла, что слишком долго держит гостя в дверях.

– Простите мою невежливость, – проговорила она и, отступив в сторону, жестом пригласила мужчину войти. – Проходите, пожалуйста. Может, хотите кофе или чаю?

– Чаю, если можно, – ответил Винсент.

Он с интересом оглядывался, пока Памела вела его в маленькую офисную кухню, находящуюся в конце коридора.



– Вы сегодня одна в издательстве? – удивился мужчина.

– У меня пока нет других сотрудников, – смущенно объяснила девушка. – Но скоро они появятся.

Придя на кухню, она поставила чайник на огонь и повернулась к молодому человеку.

– А как вы меня вообще нашли, доктор? – спросила она.

– Называйте меня просто Винсентом, – не дожидаясь приглашения, он сел за стол и с улыбкой посмотрел на Памелу. – Джефф Монкс, ваш спутник, подарил мистеру Хендриксу детективный роман. Дворецкий рассказал мне, что Монкс – автор, а вы – издатель книги. Адрес издательства стоит в выходных данных романа. Так что не нужно обладать дедуктивными навыками, чтобы найти вас.

Доктор опять улыбнулся и развел руками:

– А так как мне все равно нужно было по делам в Лондон, я решил зайти и к вам, мисс Родейл.

– Можете называть меня Памелой, – сказала девушка и сдержанно улыбнулась.

Вода закипела. Памела была рада возможности отвернуться от молодого человека – так он не увидел, что ее лицо слегка порозовело. Почему-то присутствие этого обаятельного парня волновало ее.

– Вы наверняка тоже думаете, что я поступила безответственно, – проговорила она, наливая кипяток в заварочный чайник.

– Только если вы сделали это намеренно, – возразил Винсент. – Но я считаю это маловероятным.

– На что вы намекаете? – спросила она.

– Вы не были знакомы с Августой, и вам, конечно, ничего не было известно о ее навязчивых видениях. Вы утверждали, что видели привидение в ее комнате. Вы не могли знать, что тем самым внушаете Августе, что ее страхи не беспочвенны.

– А вы не верите, что это привидение действительно существует?

Доктор покачал головой:

– Я врач. Мое образование не позволяет мне верить в духов и прочие сверхъестественные явления.

– Тогда вы и меня посчитаете сумасшедшей? – вдруг стало ясно Памеле.

– Я не считаю ни Августу, ни вас сумасшедшей, – серьезно возразил Винсент.

– Ну, возможно, ваш диагноз будет «психически больная». Но сути дела это не меняет.

Она взяла чайник, поставила чашку перед доктором и молча налила ему чай.

– До вчерашней ночи ничего подобного в вашей жизни не случалось? – спросил он.

– Конечно, нет! – возмутилась Памела. – Вообще, что значит этот вопрос? Вы думаете, что и я ваша потенциальная пациентка? Так вот! Я совершенно здорова. Это вам может подтвердить мой врач. У меня все в порядке. В том числе и с психикой!

Парень примирительно улыбнулся:

– Я пришел сюда с одной единственной целью – помочь Августе. Я в затруднительном положении. Физически она в полном порядке. Но то, что она страдает от видений, вне всякого сомнения.

Девушка села напротив доктора.

– Я тоже хочу, чтобы Августе помогли, – задумчиво сказала она. – Мне кажется, что она в большой опасности.

– Что вы имеете в виду?

– Это привидение. Оно ее душило.

Фитцджеральд кивнул:

– Мистер Хендрикс рассказал мне, что вы утверждали нечто подобное. Но я не нашел характерных отметин на шее Августы.

– Я видела эту призрачную женщину собственными глазами. Я не могла ошибиться!

– Что касается привидений и призраков, то тут в отношении Августы у меня есть теория, – медленно проговорил Винсент.

– И в чем она заключается?

– Чуть больше года назад родители Августы трагически погибли в автомобильной катастрофе. Девочка была тоже в той машине и осталась в живых, но перестала говорить.

– Ужас! – вырвалось у Памелы. У нее перехватило горло, на глаза навернулись слезы.

Она быстро отвернулась, чтобы доктор не увидел, насколько потрясла ее судьба Августы.

– Бедняжка! Как ужасно, наверное, видеть, как погибают твои родители!

Винсент озабоченно посмотрел на нее:

– Вы принимаете всю эту историю очень близко к сердцу, Памела. Вы вдруг так побледнели. Вам плохо?

Памела положила руку на грудь, чтобы успокоить бешено бьющееся сердце.

– Я… я тоже потеряла родителей во время несчастного случая, – проговорила она с трудом. – Это произошло во время школьных каникул, мне было шестнадцать… Мы… мы были с родителями в аквапарке в Москве. Вдруг с грохотом обвалилась кровля. Как потом оказалось, она была сделана из некачественных материалов. Я одна из немногих, кто пережил катастрофу.

Доктор взял дрожащую руку девушки в свою и нежно ее пожал. Памела больше не могла сдерживать слез. Вся печаль, которую она прятала в своей душе, вдруг вырвалась наружу. Как девушка ни старалась, она не смогла перестать плакать.

Винсент встал, присел рядом с Памелой и нежно обнял ее.

Она прижалась к его груди и, всхлипывая, как ребенок, обняла мужчину за шею, прижалась лицом к его широкому плечу и безудержно зарыдала.


* * *

– Извините, я повела себя как дура, – Памела комкала в руке носовой платок, смущенно глядя на стоящего рядом Винсента. Левое плечо его пиджака было мокрым от ее слез.

– Вам нечего стыдиться, – пытался утешить ее доктор. – Это мне нужно было быть более осторожным со своими вопросами. Так мне и надо, что мой пиджак теперь весь в пятнах.

Памела увидела, что при этих словах молодой человек улыбнулся, и у нее отлегло от сердца.

– Я не знаю, что со мной произошло, Винсент, – сказала она и тоже слегка улыбнулась. – Эта трагедия случилась почти десять лет назад. Я прошла курс психологической поддержки и говорила об этом ужасном событии со многими специалистами. Но из знакомых, правда, только с Джеффом. Это автор книги. Но никогда я не реагировала так бурно, как сегодня с вами.

Теперь смутился и доктор:

– Я правда не знаю, что я такого сделал…

Какое-то время девушка молча смотрела на него. Почему этот мужчина показался ей вдруг таким близким человеком? У нее было ощущение, что она знает Фитцджеральда всю жизнь.

Памела смущенно кашлянула и стала смотреть в пол. Она боялась, что по ее заплаканным глазам можно без труда догадаться, о чем она думает.

– Вообще-то мы с вами говорили об Августе Макпарсон, – напомнила она.

– Верно, – Винсент опять сел на стул. – Но далеко от темы, как вам, возможно, показалось, мы не отошли.

– Что вы имеете в виду?

– У вас с Августой есть нечто общее. Вы обе потеряли родителей, будучи подростками.

Доктор серьезно посмотрел на девушку.

– Я убежден, что видения Августы связаны со смертью ее родителей, – продолжил он.

– Вы думаете, что из-за этого она разучилась говорить, но обрела возможность видеть призраки?

Винсент сдержанно рассмеялся:

– С некоторой натяжкой можно сказать и так. Но на самом деле Августа никаких призраков, конечно, не видит. Она только воображает, что видит их.

– Но то привидение видела и я! – вскричала Памела и тут же замолкла, понимая, какую реакцию ее утверждение вызовет у гостя. – Вы думаете, что и я страдаю от тех же видений, что и Августа?

– У меня создалось такое впечатление.

– Я не вижу никакой связи, – задумчиво сказала она. – Ведь до сих пор я не видела никаких призраков.

– Возможно, в вашем мозгу возникали другие образы, – стал размышлять вслух доктор. – Нечто, что вы и не осознавали. Какие-то странные вещи, которые не происходили в реальности, а только в вашей голове.

Помела поежилась:

– Вас послушать, так получается, что я все-таки сумасшедшая.

– Навязчивые видения – это своего рода клапан, который создал ваш мозг, чтобы избавиться от пережитого шока. У Августы это именно так и происходит. Другого медицинского объяснения тому, что она видит привидения, нет.

– А почему я видела то же привидение?

– Возможно, мрачный вид замка подействовал на вас, – стал объяснять доктор. – Ведь если есть замок, то должны быть и привидения! В таком большом городе, как Лондон, навязчивые видения Августы наверняка имели бы другие формы.

– Как вы думаете, Августа сумеет когда-нибудь избавиться от своих галлюцинаций?

– Надеюсь на это. Я уже давно ищу способ ей помочь. И хотя до сих пор все средства, применяемые в подобных случаях, не дали результата, я не прекращу искать возможность сделать из Августы нормального человека.

Винсент посмотрел на часы.

– Ну, мне пора, – сказал он с сожалением и поднялся с места. – Был очень рад с вами познакомиться, Памела. Может быть, вскоре мы увидимся вновь?

– С удовольствием, – выпалила она.

Ей было очень жаль, что молодой доктор уже уходит. Она тоже встала и проводила гостя до двери. Когда на прощанье они пожали друг другу руки, она вновь ощутила приятное волнение.

Прежде чем уйти, Винсент вручил Памеле свою визитную карточку. Затем он отвернулся и стал быстро спускаться вниз по лестнице.

Девушка печально вздохнула. Она не могла вспомнить, когда в последний раз мужчина казался ей таким симпатичным и привлекательным, как доктор Фитцджеральд.

Кажется, женат он не был. Во всяком случае, обручального кольца на его руке она не увидела.


* * *

Какое-то время после ухода доктора Памела пребывала в странной эйфории. Но ощущение счастья длилось недолго. Его вытеснили невеселые мысли о ее психическом здоровье. Каким бы обаятельным ни был Винсент, но его теория о галлюцинациях, которые могут мучить ее и Августу, очень расстроила девушку.

Хотя Памела сомневалась в правоте этой теории. Как она ни напрягала память, она не могла вспомнить ни одной ситуации, которую можно было бы связать с навязчивыми видениями.

Правда, у нее были проблемы со всем, что касалось отношений с противоположным полом. Кроме пары мимолетных романчиков, похвастаться ей тут было не чем.

Может быть, ее неспособность поддерживать долгие любовные отношения и была последствием пережитой в юности трагедии?

Вдруг какие-то звуки прервали ход ее мыслей. Дверь в издательство была не заперта, шаги раздавались уже в коридоре.

Только сейчас до Памелы дошло, что, погруженная в мысли, она уже пару часов сидит без дела за письменным столом. За окном тем временем стемнело.

В этот момент за матовым стеклом двери появился силуэт. У девушки перехватило дыхание, она испугалась.

В дверь постучали. Не дожидаясь разрешения, гость распахнул дверь. Это был Джефф. Его лицо сияло, в руках была газета, которой он победно размахивал.

– Еще одна положительная рецензия на мой детектив! – радостно заявил он. – Если так и дальше пойдет, он станет бестселлером!

Тут парень замолк и озабоченно посмотрел на Памелу.

– Ты жутко выглядишь, – заявил он без обиняков. – Что-то произошло? Меня ты не обманешь. Как писатель, я очень наблюдателен и вижу, что с тобой что-то стряслось.

Девушка нехотя улыбнулась:

– Ну, у меня из головы не идет эта история с девушкой и привидением. Час назад ко мне приходил некий доктор Винсент Фитцджеральд. Он лечит Августу.

– Его визит, видать, не пошел тебе на пользу, – мрачно заметил Джефф.

Он подвинул стул и сел рядом с письменным столом своего издателя. Памела слегка удивленно посмотрела на парня:

– А как ты вообще вошел в здание?

– Я несколько раз позвонил, потом постучал. Но никто не открыл, тогда я взял свою кредитную карточку и открыл ею замок, – объяснил Джефф. – Как автор криминальных романов, я знаком с таким приемом! Ну, давай, рассказывай! Чем тебя расстроил этот доктор?

Памела пожала плечами. Она должна была признать, что Джефф был недалек от истины. Винсент, хотя и очень понравился ей, но его теория о галлюцинациях растеребила ей душу.

– Этот врач в чем-то упрекал тебя? – продолжал расспросы писатель.

Девушка удивленно посмотрела на него:

– Ты, что, беспокоишься обо мне? Это на тебя не похоже.

– Ты мой издатель, – объяснил он коротко. – Я коммерчески заинтересован в том, чтобы тебе было хорошо.

– В данный момент мое настроение действительно не на высоте.

– Что случилось? – опять спросил парень и прикоснулся к руке девушки.

Ей было неприятно его прикосновение, она поспешно убрала руку, сделав вид, что хочет поправить волосы.

– Это связано с моим прошлым, – уклончиво ответила она, у нее не было ни малейшего желания откровенничать с Джеффом.

– Не волнуйся ты так из-за этой дурацкой истории с привидением! Это наверняка был обычный обман зрения. Ведь было поздно, мы вымотались, хотели спать.

– Все произошло точно в полночь. Время призраков! Это привидение было таким реальным! Оно не могло быть простым обманом зрения!

Писатель прыснул от смеха:

– Ты что, серьезно? Впрямь веришь, что видела привидение?

– А что это было по-твоему? – с вызовом ответила она. – Или ты считаешь, что я сошла с ума, как и Августа, которая тоже видела этого призрака?

– Но это же чушь какая-то! Никаких призраков не бывает! И никто не сомневается в твоем психическом здоровье. Я не знаю других женщин с такой же ясной головой, как у тебя.

Девушка искоса взглянула на Джеффа. Похоже, этот эгоистичный тип сделал ей комплимент.

– Возможно, мне просто нужно немного отдохнуть, – сказала она. – На сегодня с меня хватит. Я все равно не могу сосредоточиться на работе.

– Пойдем посидим где-нибудь! – предложил парень. – Это тебя отвлечет. Надо же отметить новую рецензию!

Памела устало улыбнулась:

– Давай как-нибудь в другой раз. У меня сейчас не то настроение, чтобы сидеть в переполненном ресторане.

Джефф задумался. Но прежде чем он успел предложить что-то другое, девушка встала.

– Не забудь подготовиться к предстоящей встрече с читателями, – сменила она тему.

Он кивнул:

– Конечно. Я уже выбрал пару отрывков, которые буду читать.

– Отлично! – Памела быстро убралась на столе. У нее было такое чувство, что Джефф вот-вот предложит ей поужинать вместе у нее дома.

Парень медленно поднялся со стула.

– Ну, хорошо, – произнес он сдержанно. – Тогда я пойду. Спокойной ночи!

– Спокойной ночи, Джефф! – она приветливо улыбнулась своему автору. Девушке стало его жаль, но у нее не было ни малейшего желания провести с ним вечер. Он, может быть, и талантливый писатель, но совершенно не в ее вкусе как мужчина. А вот она очень симпатична Джеффу, он показывал это всем своим видом и поведением.

После ухода писателя она подождала пару минут, а затем направилась домой.

Сегодня квартира показалась ей до ужаса необжитой. Она с болью осознала, насколько в ее нынешнем состоянии нуждается в спутнике жизни.

Как бы ей сейчас хотелось прижаться к любимому человеку, почувствовать его близость, его нежность! Присутствие человека, которого бы она любила и которому доверяла, утешило бы ее и вернуло веру в себя.

Но такого человека в ее жизни не было.

Позже, лежа в постели, она опять задумалась о том, что ее неспособность завязать прочные отношения с мужчиной, возможно, действительно связана с ужасным событием, которое случилось с ней в юности. Может быть, она избегала таких отношений, потому что, трагически потеряв родителей, стала подсознательно считать, что даже самая прочная эмоциональная связь двух любящих людей не способна уберечь их беды?

Глаза Памелы стали наполняться слезами. У нее было чувство, что она докопалась до истины. Но все равно то, что она увидела привидение, в эту схему не вписывалось. Не ошибался ли доктор Фитцджеральд? Были ли вызваны ее галлюцинации теми же причинами, что и у Августы?

Или все-таки врач заблуждался, и она и впрямь видела привидение?

В конце концов сон одолел ее, и она уснула, несмотря на невеселые мысли, не дававшие ей покоя.


* * *

Когда сонная Памела вновь открыла глаза, то заметила в спальне странное свечение.

В недоумении она посмотрела в сторону окна. Но призрачное свечение шло не с улицы. Через гардины в комнату проникал лишь матовый свет огней большого города.

Тут девушка заметила какое-то движение. В испуге она приподнялась на постели. И тут от ужаса из ее горла вырвался крик.

Перед постелью парил призрак. Это была женщина. Она была одета в светящийся саван, белые волосы прядями ниспадали на лицо.

Девушка почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Тонкий нос и мягко очерченный рот придавали призраку благородный вид. Женщина была ей хорошо знакома.

– Мама? – пролепетала Памела. – Это ты?

Привидение торжественно подняло руки. Его кисти напоминали птичьи лапы с длинными когтями.

Призрак осуждающее уставился на дрожащую девушку. Мертвенно бледные губы разомкнулись, и глухой, ужасный стон наполнил спальню.

Памела похолодела от страха.

– Памела! – завизжал призрак тонким срывающимся голосом. – Видишь, что ты наделала! Твоя страсть к развлечениям стоила мне жизни!

Призрак наклонился и схватился за одеяло. Резким движением он сдернул его с девушки и швырнул на пол.

Памела вскрикнула, соскользнула с кровати, юркнула в угол комнаты и свернулась там калачиком, как маленькая девочка. Обхватив колени руками, она жалобно всхлипывала и скулила.

– Мы проклинаем тебя, Памела! – завизжал призрак и угрожающе поднял костлявую руку. – Мы погибли из-за тебя!

– Не надо! – в ужасе залепетала девушка. – Пожалуйста, мама. Прости меня!

– Мы только тогда обретем покой, когда ты умрешь! – раздалось в ответ.

В ужасе Памела зажала уши руками.

В этот момент она увидела, что в спальне находится еще кто-то. В проеме двери был виден силуэт мужчины. По волнистым волосам и немного искривленному носу она узнала отца.

Этого девушка выдержать уже не могла. Все поплыло перед ее глазами. Она потеряла сознание и со стоном повалилась на пол.


* * *

Памела открыла глаза. Слабый свет начинающегося дня пробивался сквозь гардины в спальню. Она села и оглянулась по сторонам.

Призраки родителей исчезли.

Зубы Памелы стучали от холода. Вероятно, она довольно долго пролежала в тонкой ночной сорочке на холодном полу.

В изнеможении она поднялась на ноги. Нащупала выключатель ночника и зажгла свет.

Когда комната осветилась, девушка почувствовала себя уверенней. Взглянув на будильник, увидела, что было без малого четыре часа утра. Она провела без сознания часа четыре, подсчитала девушка. Но только если исходить из того, что призраки появились в полночь, в чем она ни секунды не сомневалась.

Всхлипывая, девушка взяла со стула халат и натянула его на себя. Не переставая плакать, она прошлась по всей квартире и везде зажгла свет.

Только после этого она почувствовала себя в безопасности. Она плюхнулась на диван в гостиной и уставилась в одну точку.

– Я схожу с ума, – прошептала она. – Неужели ко мне ночью явились призраки родителей?

Тыльной стороной ладони она вытерла слезы. Почему мать обвиняет ее в своей смерти? Она же не виновата, что кровля в аквапарке обвалилась!

– Страсть к развлечениям, – повторила она слова матери. – Мама обвинила меня в страсти к развлечениям.

Тут она вспомнила, как радовалась предстоящему походу в аквапарк. Ее отец был боксером. В то время у Памелы были каникулы, и он пригласил их с матерью в Москву, где участвовал в каком-то турнире. Вообще-то на тот день он запланировал тренировку перед боем, но затем ее отменил, чтобы провести день в аквапарке с женой и дочерью.

Памела вспомнила, как умоляла отца пойти вместе с ними. Она знала, что сумеет уговорить своего любимого папочку. Так оно и произошло.

– Получается, что я и правда виновата в смерти родителей, – сказала Памела. – Я хотела развлекаться, и они из-за этого погибли.

В ужасе она закрыла лицо руками. Слезы опять потоком полились из ее глаз.

Она больше не могла сидеть в гостиной. Плача, она бросилась в спальню, схватила с пола одеяло и упала на постель. Она плакала, потому что чувствовала себя виновной в смерти двух самых дорогих для нее людей.


* * *

Прошло немало времени, прежде чем девушка хоть чуть-чуть успокоилась. Она почувствовала себя совершенно разбитой, когда, наконец, выплакалась и смогла подняться с постели.

Холодный душ не принес ожидаемого облегчения. Обнаженная Памела встала перед зеркалом в ванной и стала рассматривать свое бледное лицо. Она подумала, что видит лицо убийцы.

В свое время ужасное несчастье и потеря родителей вызвали у нее такой шок, что она, вероятно, была не в состоянии понять, насколько виновата в смерти мамы и отца. Лишь появление призрака открыло ей глаза на ужасную правду.

– Ты эгоистичная маленькая тварь, – презрительно сказала она своему отражению. – Хорошо, что у тебя нет любимого человека. Он бы тоже погиб, как папа и мама!

Гнев и печаль совершенно овладели ею. С презрением она отвернулась от зеркала и оделась.

Едва она застегнула молнию платья, как раздался звонок в дверь. Памела вздрогнула и нехотя пошла открывать. В глазок она увидела, что это Джефф.

– Привет, Джефф! Что ты хотел? – крикнула она ему через дверь. – Сейчас не лучший момент для визитов.

– Я несколько раз пытался позвонить тебе, но ты не брала трубку, – прокричал он в ответ. – С тобой все в порядке?

– У меня была ужасная ночь, – ответила девушка. Она не хотела, чтобы Джефф видел ее в таком состоянии – лицо бледное и опухшее, глаза красные.

– Ты все еще переживаешь из-за того привидения?

– Прости, Джефф. – крикнула она в ответ. – Но мне сейчас, правда, лучше побыть одной. Пожалуйста, пойми меня правильно.

Писатель недоуменно покачал головой.

– Если тебя эта история действительно так беспокоит, то нужно что-то предпринять, – произнес он. – Разберись во всем до конца! Если нужно, то съезди к Августе и поговори с ней о том, что произошло! Толку не будет, если ты забьешься, как улитка, в раковину и будешь дальше сводить себя с ума.

– Я… подумаю об этом, – ответила она. Идея Джеффа была не так уж плоха. – Спасибо за то, что переживаешь за меня.

Парень развернулся и пошел прочь.

С чего это вдруг Джефф стал проявлять к ней такой интерес? До сих пор их отношения были, скорее, натянутыми. С прошлого же вечера все кардинально изменилось. Но в одном он был прав: не имеет смысла прятаться от проблем. Может быть, разговор с Августой ей поможет? Ведь должно же быть какое-то объяснение тому, что духи погибших родителей вдруг появились прошлой ночью и в ее спальне! Что мешало им появиться раньше? Что должно было произойти, что привидения наведались к ней именно теперь?

Чтобы выяснить это, Памела решила отправиться в Фулхэм-Кастл.


* * *

Когда Памела вышла из дома, на ней были темные очки, скрывавшие опухшие глаза. Кроме того, она покрыла лицо тональными кремом, чтобы придать болезненно бледной коже более здоровый вид. Как ей казалось, этим утром она сама выглядела, как привидение.

Девушка поспешила к машине. В багажном отсеке до сих пор лежали коробки со свежеотпечатанными экземплярами детектива Джеффа. В подавленном состоянии она села за руль, завела двигатель и тронулась в путь.

Глубоко погруженная в свои мысли, она машинально вела автомобиль по заполненным транспортом улицам Лондона и немало удивилась, вдруг обнаружив, что уже покинула пределы города и теперь едет по сельской дороге среди зеленых холмов. Она как будто проснулась от сна.

– Соберись, дорогая! – сказала она тихо самой себе и строго посмотрела на свое отражение в зеркале заднего вида. – А то, чего доброго, угодишь в кювет!

Без труда Памела нашла разбитую дорогу, по которой они ехали с Джеффом. Двадцать минут спустя между деревьями показались очертания замка.

Девушка заглушила мотор, вышла из машины и в нерешительности обвела взглядом эркеры и башенки замка. В этот момент она уже не была уверена, что поездка в замок была удачной идеей.

Но тут ее взгляд остановился на окне спальни Августы. Оно было зашторено и казалось безжизненным. Холодок пробежал по спине Памелы, когда она вспомнила, как две ночи назад увидела в этом окне ужасный призрак женщины.

Только сейчас ей прошло в голову, что призрак в замке и призрак ее матери носили похожие саваны. И костлявые руки с когтями были одинаковыми.

Она покачала головой, посчитав, что все равно не поймет, какие закономерности определяют внешний вид призраков. Было бы неплохо поговорить об этом с кем-нибудь, кто разбирается в оккультизме и паранормальных явлениях. В Лондоне наверняка найдется масса чудаков, занимающихся подобными вещами.

Памела саркастически усмехнулась, вдруг поняв, что теперь и она входит в число этих чудаков. «Ну а как еще назвать человека, который только и делает, что размышляет о привидениях и призраках?» – подумала она обреченно, но потом напомнила себе, что явилась сюда именно затем, чтобы побольше узнать о привидениях.

Девушка сделала над собой усилие, подошла к двери в замок и постучала.

Она тут же услышала за дверью шаги. Кто-то повернул ключ в замке, и когда дверь со скрипом распахнулась, Памела увидела перед собой мистера Хендрикса. На нем был все тот же черный костюм, на контрасте с которым его соломенно-белые длинные волосы и худое лицо выглядели особенно непривлекательно.

Дворецкий смерил девушку недовольным взглядом.

– Ну и нервы у вас, если вы решились заявиться сюда во второй раз, мисс Родэйл, – произнес он сухо.

– Я бы хотела поговорить с Августой, – объяснила Памела.

– Вряд ли это получится – Августа немая.

– Очень остроумно, – парировала девушка. – То, что Августа захочет мне сказать, она может и написать.

– Вам нужно было заранее договориться о визите по телефону, – сдержанно заявил Хендрикс и попытался закрыть дверь.

Августа подставила ногу, мешая дворецкому.

– Вот тогда вы бы уж точно меня отшили, мистер Хендрикс!

– А почему вы уверены, что я не сделаю этого сейчас? – дворецкий с нажимом снова попытался захлопнуть дверь перед носом Памелы.

– Вы ведь наверняка хотите, чтобы Августа выздоровела?

– Само собой разумеется. Но у нее прекрасный врач – мистер Фитцджеральд.

– Не сомневаюсь. Но и доктор Фитцджеральд топчется, так сказать, в случае с Августой на месте…

Мужчина удивленно поднял брови.

– Я имела удовольствие познакомиться с доктором Фитцджеральдом, – объяснила Памела. – Он приходил ко мне из-за Августы. Ему стало известно, что я тоже видела привидение.

– Никакого привидения нет! Оно существует лишь в воображении Августы. Вы уж точно ей не поможете, если будете и впредь укреплять ее в этом заблуждении. Пожалуйста, уходите! Я не намерен докладывать о вас молодой леди. Было бы лучше, если бы Августа никогда не познакомилась бы с вами, мисс Родэйл.

Дворецкий собрался было вытолкнуть девушку и захлопнуть дверь перед ее носом, но тут вдруг изящная женская рука легла на дверной косяк.

– Миссис Клэрдон! – вскричал удивленный Хендрикс и посмотрел на женщину, скрытую второй половиной двойной двери. – Я не слышал, как вы подошли!

Тетушка Августы появилась рядом с дворецким и одарила Памелу мягкой, ни о чем не говорящей улыбкой.

– То, что вы сказали о докторе Фитцджеральде, к сожалению, верно, – проговорила она. – До сих пор ему не удалось добиться хоть какого-нибудь прогресса в лечении девочки. И это несмотря на то, что он лечит ее уже несколько месяцев.

– Я ни в коем случае не хочу усомниться в компетенции доктора, – поспешила объяснить Памела, испугавшись, что ее появление может принести Винсенту неприятности.

– Охотно вам верю, дитя мое, – ответила миссис Клэрдон.

В черном платье она выглядела на редкость элегантной. Ее длинные волосы были собраны на затылке в большой пучок. Темные глаза смотрели на девушку внимательно, хоть и несколько холодно и отстраненно.

Памела удивилась, когда миссис Клэрдон вдруг протянула ей руку.

– Боюсь, позапрошлой ночью я показала себя не с лучшей стороны, мисс Родейл, – проговорила она, после того как девушка несмело пожала ее руку. – Но вы, правда, выбрали неподходящий момент для визита. Мне не нравится, когда кто-нибудь пугает бедняжку Августу. За свою короткую жизнь она всякого натерпелась.

– Я и не думала пугать девочку, – возразила Памела. – Поверьте, тот случай был и для меня потрясением.

Она почувствовала, как слезы опять подступили к глазам. В смущении она сжала губы и моргнула. Не хватало еще разреветься! Но воспоминания о духах родителей не давали ей покоя.

– Вы правильно сделали, что приехали, мисс Родэйл, – сказала хозяйка замка. – Кажется, вы произвели наАвгусту хорошее впечатление.

Ее слова успокоили Памелу. Незаметно она смахнула слезу:

– То есть вы… вы разрешите мне поговорить с вашей племянницей?

Дворецкий скривился:

– Вы ведь не сделаете этого, мисс Клэрдон?

– Почему нет? – спросила та, удивленно подняв брови. – У врача до сих пор ничего не получилось. Может, миссис Родэйл поможет Августе. Нам нельзя отчаиваться, Ник. Вдруг произойдет чудо, и Августа вновь обретет дар речи и избавится от своих галлюцинаций.

Дворецкий пренебрежительным жестом указал на Памелу.

– И именно эта дама сотворит такое чудо? – вырвалось у него.

– А что если миссис Родэйл, заблудившись тогда, не случайно попала именно к нам? – произнесла миссис Клэрдон. – Я не верю в случайности, Ник. Мы должны дать судьбе шанс.

Сделав широкий жест рукой, она произнесла:

– Заходите, мисс Родэйл. Я провожу вас к племяннице. Она наверняка будет рада вас видеть.


* * *

Августа сидела в своей комната за секретером и что-то писала. Услышав, что дверь открывается, она оглянулась. Ее лицо просияло, когда в комнату вместе с тетей вошла Памела. Девушка вскочила и с немой улыбкой поспешила навстречу женщинам.

Памела с удивлением осмотрелась. Августа жила в просторной комнате, которая со всеми своими витринами, шкафчиками, старинными креслами и диваном, стоящими перед богато украшенным камином, была обставлена, как великосветский салон.

Сияя от радости, Августа протянула Памеле руку. Одетая в джинсы и модный пуловер, девушка не очень-то вписывалась в окружающую старомодную обстановку. Ее белокурые волосы были заплетены во множество косичек, собранных вместе яркими лентами.

– Привет! – сказала Памела и неуверенно улыбнулась. До нее вдруг дошло, что, не имея опыта, совсем не просто общаться с человеком, не способным говорить.

Но сияющее лицо Августы и без слов сказало ей, что девушка очень рада ее приходу. Она взяла Памелу за руку и подвела к секретеру. Там она указала ей на стул.

– Ну, я оставлю вас пока одних, – произнесла миссис Клэрдон. – Если вам что-нибудь понадобится, позвоните Нику! Он мгновенно исполнит любое ваше желание.

Августа кивнула тете и тут же опять сосредоточила все свое внимание на гостье.

– У тебя очень милая тетя, – сказала Памела, когда за миссис Клэрдон закрылась дверь.

Августа не очень убедительно кивнула головой, потом достала блокнот из ящика секретера и написала пару слов.

«Я очень надеялась увидеть вас снова», – прочитала Памела вслух, когда девушка показала написанное ей.

Издатель приветливо улыбнулась.

– Ты можешь спокойно называть меня Памелой, – сказала она.

Тут она вспомнила, что принесла Августе маленький подарок. Она вынула из сумки экземпляр детективного романа Джеффа и протянула его девушке.

– Я издатель, – объяснила она. – Это первая книга, вышедшая в моем издательстве. Дарю ее тебе. Ты наверняка любишь читать, так ведь?

Августа благодарно кивнула и внимательно рассмотрела книгу.

«Вообще я предпочитаю любовные романы, – написала она в блокноте. – Детективы немного пугают меня».

– О! Мне очень жаль! – сочувственно произнесла Памела.

«Ничего страшного! – написала Августа. – Я обязательно прочитаю эту книгу. Возможно, я теперь не так сильно буду бояться, так как знаю, что есть еще один человек, который тоже видел призрак моей матери».

– Это привидение… было призраком твоей матери?

Августа обреченно кивнула головой. На ее глазах заблестели слезы.

«Иногда я жалею, что тоже не погибла в той автомобильной катастрофе», – написала она. Одна слеза упала на бумагу и размазала чернила.

Когда Памела это прочитала, у нее перехватило горло. Она сочувственно прикоснулась к плечу девушки.

– Ты обвиняешь себя в смерти родителей? – спросила она срывающимся голосом.

Августа кивнула. Слезы покатились по ее щекам.

– Ты что-то сделала, что привело к аварии? – спросила Памела.

Августа вновь печально кивнула и начала писать:

«Я заснула на заднем сиденье. Если бы я в тот момент не спала, то, возможно, заметила бы машину, которая вдруг выехала из леса, и сумела бы предупредить отца. Он попытался избежать столкновения, при этом машину занесло, и мы врезались в дерево. Мои родители погибли на месте».

– А с тобой что произошло?

Августа вырвала из блокнота лист и начала опять писать:

«Я помню только, как завизжали тормоза. Я тут же проснулась, открыла глаза и увидела, что мы летим навстречу дереву. Потом все погрузилось во тьму. Я пришла в себя только через три дня в отделении интенсивной терапии одной из лондонских больниц».

– Бедняжка! – прошептала Памела. Но потом нахмурила лоб. – А откуда ты узнала, что была другая машина, которая и спровоцировала аварию?

«Из полицейского протокола, – написала Августа. – Но ту машину так и не нашли, водитель скрылся с места аварии. Как все произошло, установили только по характеру тормозных следов. Тот человек не уступил отцу дорогу».

– И его так и не нашли? – Памела возмущенно покачала головой. – Это ужасно! У этого мерзавца две человеческие жизни на совести, а он живет себе преспокойно, как ни в чем не бывало!

Девочка только грустно улыбнулась.

«Теперь ты понимаешь, почему я не очень люблю детективные романы, – написала она. – В них преступления всегда раскрывают и преступники получают заслуженное наказание. Но в реальной жизни часто все по-другому».

Судьба Августы глубоко взволновала девушку. Как, вероятно, трудно жить с мыслью, что где-то на свободе разгуливает преступник, виновный в смерти ее родителей.

Теперь Памела поняла, почему девочка ушла в себя и даже перестала говорить. Она посмотрела в ее заплаканные глаза и сказала:

– Наверное, тебе уже многие люди говорили, что ты ни в коем случае не должна винить себя в смерти родителей. И люди совершенно правы. В том, что твои родители погибли, нет твоей вины!

Пальцы Августы дрожали, когда она опять начала что-то писать в блокноте.

«Что мне до мнения других людей, когда мои родители сами это утверждают?» – прочитала Памела.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила она, хотя уже с ужасом понимала, о чем сейчас пойдет речь.

«Призрак моей матери обвиняет меня в ее смерти… и в смерти отца», – написала Августа.

Потрясенная Памела смотрела на слова в блокноте с отсутствующим видом. Она опомнилась, лишь когда Августа притронулась к ее руке.

– Прости, – рассеянно сказала издатель. – Я подумала о чем-то другом.

«Наверное, тоже о невеселом», – написала девочка.

– Да, действительно, – Памела стала смотреть в сторону окна, чтобы Августа не увидела слез, которыми вдруг наполнились ее глаза.

Девочка опять прикоснулась к руке Памелы. И указала ей на блокнот. Там было написано: «Расскажи мне свою историю!»

Памела грустно вздохнула и внимательно посмотрела на Августу.

– Но ты же не любишь детективы, – сказала она с печальной улыбкой.

Августа сделала строгое лицо, как бы показывая, что не примет отговорки.

– Ну, хорошо, – согласилась Памела. – Но не жалуйся потом, если после моей истории тебя будут мучить кошмары!

«Не такая уж я чувствительная, как все думают», – похвалилась Августа. На секретере скопилась уже целая куча исписанных и вырванных из блокнота листков.

Памела задумалась на минуту. А затем стала рассказывать о трагедии в аквапарке, стоившей жизни ее родителям.

«Мы были почти одного возраста, когда потеряли родителей», – заметила Августа, после того как девушка закончила свой рассказ.

– Но это не единственное совпадение, – уточнила Памела и помрачнела.

«Ты имеешь в виду, что тоже видела призрак моей матери?» – написала девочка.

Памела покачала головой:

– Не только это. Мы обе видим призраки наших погибших родителей, Августа!

Девочка широко раскрыла глаза. Затем она опять взяла в руки блокнот.

«А как ты справляешься с тем, что эти духи являются к тебе по ночам? – спросила она. – Меня они скоро сведут с ума!»

– Не знаю, они явились ко мне сегодня ночью впервые.

Августа удивленно наморщила лоб.

«А до этого ты привидений ни разу не видела?» – был ее следующий вопрос.

Девушка отрицательно покачала головой:

– Нет, только тогда, в вашем замке.

«Странно», – написала Августа и затем поставила после слова три восклицательных знака.

– Может быть, доктор Фитцджеральд сможет объяснить этот феномен, – предположила Памела.

Лицо девочки просияло. «Ты его знаешь?» – быстро написала она.

Когда Памела кивнула, Августа добавила к написанному: «Он очень симпатичный, не находишь?»

Девушка почувствовала, что слегка покраснела.

Августа тихонько рассмеялась. В следующее мгновенье они испуганно посмотрели друг на друга.

– Ты… Ты только что смеялась! – констатировала Памела с удивлением.

На этот раз в глазах Августы опять появились слезы, но это были слезы радости. Она утвердительно кивнула.

«С того момента, как случилось несчастье, я еще ни разу не смеялась!» – быстро написала она.

Памела взволнованно вздохнула:

– Этот разговор, кажется, пошел тебе на пользу. Твоя тетушка правильно поступила, разрешив мне войти.

«Но, вообще-то, она довольно строга со мной, – написала она с обиженной миной. – Ей передали опеку надо мной, пока мое психическое состояние не улучшится».

– Все будет хорошо! – уверенно сказала девушка. – Теперь у тебя есть товарищ по несчастью, и дела пойдут в гору!

Августа серьезно посмотрела на девушку. Она опять вырвала листок из блокнота, что-то на нем написала и подвинула бумагу Памеле.

«Ты намекаешь на то, что и тебя призрак упрекает в смерти родителей?»

Та кивнула и опять стала бороться со слезами.

– Мне… очень жаль, – раздался вдруг хриплый голос Августы.

Испуганные и одновременно обрадованные, они посмотрели друг на друга. Затем, улыбаясь, обнялись и в следующий момент облегченно разрыдались.


* * *

Привлеченная необычными звуками в комнату Августы ворвалась миссис Клэрдон. Ничего не понимая, она уставилась на девушек, которые носовыми платками вытирали слезы.

– Что здесь происходит? – удивилась хозяйка замка.

Августа раскрыла рот:

– Я… я опять могу говорить, – медленно, старательно произнося каждый слог, сказала она.

От удивления миссис Клэрдон широко раскрыла глаза. На какое-то мгновенье Памеле показалось, что дама вовсе не обрадовалась такому счастливому развитию событий. Но затем тетушка Августы радостно хлопнула в ладоши, и счастливое выражение появилось на ее благородном лице.

– Деточка! – прокричала она вне себя от восторга. – Ты… ты опять можешь говорить! Какое чудо! Произошло чудо!

Она подбежала к племяннице, наклонилась к ней и крепко обняла.

– Нужно немедленно сообщить обо всем доктору Фитцджеральду, – сказала она, отпустив Августу. – Представляю себе, как он удивится такому неожиданному исцелению!

Со сдержанной улыбкой она обратилась к Памеле:

– Спасибо! – промолвила она с надрывом. – Вы очень помогли моей племяннице! Я уже и не надеялась, что она когда-нибудь вновь заговорит!

– Да, собственно, я ничего такого не сделала, – смутилась девушка.

– Нет, сделала, – проговорила Августа все еще хриплым голосом и схватила Памелу за руку. – Ты показала мне, что со своим несчастьем и своей болью я не одна на белом свете!

Миссис Клэрдон вышла из комнаты, чтобы позвонить доктору Фитцджеральду.

Через двадцать минут врач был уже в замке. Когда он с саквояжем в руках вошел в комнату Августы, первой, на кого он посмотрел, была Памела. Кажется, он обрадовался ей не меньше, чем она ему.

– Это правда, что ты снова можешь говорить? – Винсент с удивлением обратился к Августе.

Та кивнула, ее глаза горели от счастья:

– Теперь мне не нужен этот проклятый блокнот, чтобы разговаривать с вами, доктор!

Фитцджеральд был поражен.

– Вам нужно стать целительницей! – обратился он к Памеле. – Как вы это сделали? Я уже несколько месяцев бьюсь над тем, чтобы вернуть Августе способность говорить.

– Вы думаете, что Августа полностью излечилась? – спросила она.

– Время покажет. Но возвращение речи – это большой прогресс!

Он открыл саквояж и достал стетоскоп.

– А теперь оставьте, пожалуйста, нас с Августой одних. Я должен обследовать ее, – попросил он.

– Только, пожалуйста, не уезжай! – взмолилась девочка, протянув руки к Памеле.

Миссис Клэрдон сдержанно улыбнулась. Все это время она держалась в стороне, но теперь выступила вперед, взяла Памелу под руку и повела из комнаты.

– Через полчаса будет подан обед, – обратилась она к издателю. – Пожалуйста, составьте нам компанию!

– Спасибо! – поблагодарила Памела.

Она была не прочь перекусить. Из-за всех треволнений она утром не смогла проглотить ни крошки. Кроме того, она хотела перекинуться с Винсентом парой слов. Ведь неизвестно, когда ей представится новая возможность увидеться с обаятельным доктором.


* * *

Памела была очень рада, узнав, что и Винсент останется на обед. Все собрались в большой столовой.

На обед была приготовлена прекрасная хрустящая жареная утка в мандариновом соусе с жареным картофелем и брюссельской капустой. К еде подали легкое белое вино. Для Памелы и Винсента, которым еще предстояло садиться за руль, подали безалкогольные напитки.

Августа разрабатывала свои голосовые связки. Сначала говорила медленно, заикаясь. Но теперь она болтала без умолку о тех повседневных вещах, о которых любят поговорить шестнадцатилетние девочки. Она наверстывала упущенное и тараторила о моде, популярных группах и последних бестселлерах.

Когда Хендрикс в очередной раз подошел к Памеле, чтобы подлить ей минеральной воды, он наклонился и сказал доверительным тоном:

– Кстати, детектив Джеффа Монкса весьма хорош, миссис Родэйл. Вы не ошиблись, выбрав его в авторы. Пожалуйста, передайте ему от меня привет!

Памела довольно улыбнулась:

– Джефф будет рад это услышать. На следующей неделе у него состоится встреча с читателями. Пожалуйста, приходите!

Польщенный дворецкий улыбнулся в ответ.

– Я обязательно приеду, если смогу освободиться, – пообещал он. Затем отошел от девушки и опять занялся своими делами.


* * *

Уже начало смеркаться, когда Памела и Винсент попрощались с обитателями замка. Августа взяла с Памелы обещание, что та в ближайшее время опять к ней приедет. Девушка с удовольствием согласилась.

– Поразительно, что вам удалось сделать с Августой, – сказал доктор, когда они вышли из замка и направились к машинам.

Он взял Памелу за локоть и заставил посмотреть на себя:

– Августа рассказала мне, что и вам прошлой ночью явилось привидение.

– Не знаю, почему вдруг я стала видеть призраков, – заметила она.

– Не беспокойтесь об этом, – успокоил ее врач. – Наверняка это как-то связано с нашим разговором. Вы очень волновались, когда рассказывали о трагедии в аквапарке. Это пробудило в вас массу воспоминаний и страхов. Неудивительно, что вы стали видеть кошмары.

– Вы считаете, что я видела эти призраки только во сне?

Винсент удивленно посмотрел на нее:

– Конечно! Или вы до сих пор думаете, что привидения существуют?

Памела неуверенно пожала плечами.

– Кто знает, – проговорил он ободряюще, – может быть, разговор с Августой и на вас окажет положительное влияние. Так же, как Августа обрела дар речи, вы, может быть, избавитесь от своих кошмаров.

Девушка посмотрела на Винсента. Она удивилась, не найдя в его взгляде того внимательного, вселяющего надежду выражения, которое обычно используют врачи в разговоре с пациентами. У Памелы было чувство, что он смотрит прямо ей в душу, сердце ее забилось чаще, и она невольно приблизилась к молодому человеку.

Рука Винсента легла на ее плечо, затем он притянул девушку к себе, и их тела соприкоснулись.

Они оба были взволнованны, губы потянулись навстречу друг другу. Памела закрыла глаза, дрожь пробежала по всему ее телу, когда она ощутила, как губы Винсента осторожно прикоснулись к ней.

В порыве страсти Памела обняла молодого человека за шею и с наслаждением ответила на его поцелуй.


* * *

Когда полчаса спустя Памела ехала в машине по пустынному шоссе домой в Лондон, душа ее все еще пела. Она практически не замечала окружающего пейзажа, на который уже стала опускаться ночь. Деревья на обочинах были для нее не более чем пробегающими мимо тенями, а если ей навстречу ехал другой автомобиль, то она задумчиво смотрела на свет приближающихся фар и каждый раз вздрагивала, когда встречная машина, как молния, проносилась мимо и перед ней вновь открывалась пустая дорога.

«Я влюбилась! – радостно повторяла она самой себе. – Я влюбилась в этого симпатичного доктора!»

Она была абсолютно счастлива. Ведь мало того, что она любила Винсента, она была уверена, что и он испытывает к ней те же самые чувства.

По-другому она не могла интерпретировать его страстный поцелуй на площадке перед замком. Когда они разомкнули объятья, доктор смущенно улыбнулся и извинился якобы за то, что дал волю чувствам. Но девушка счастливо рассмеялась и уверила его, что извиняться ему не за что.

К сожалению, Винсенту в этот вечер еще предстоял визит к пациенту. Но он обещал Памеле завтра же зайти к ней, чтобы вместе где-нибудь поужинать.

Потом они еще раз поцеловались и простились друг с другом. С мечтательным выражением на лице Памела села за руль машины и посмотрела, как доктор, помахав ей рукой, уехал. Только затем в путь тронулась и она…

Девушка вздохнула. «Скорей бы прошла эта ночь», – подумала она. Ей не терпелось вновь увидеться с Винсентом. Она твердо решила, что когда он завтра придет, она признается, что влюблена в него по уши!

Вдруг прямо посередине дороги Памела увидела странную фигуру! Это была женщина в белом светящемся платье. Ее длинные белые волосы развевались, как у ведьмы. Женщина подняла руки, защищая глаза от яркого света фар, но одновременно как бы прося чего-то. «Мама!» – закричала в отчаянии Памела, узнав в призраке свою мать.

Инстинктивно она рванула руль в сторону, чтобы избежать столкновения, и нажала на тормоз. Но было поздно – тормоза завизжали, машину выбросило на обочину, она неслась навстречу деревьям!

В ужасе Памела вскинула руки, поняв, что столкновения не избежать. Машина со всего размаху врезалась в дерево, девушку с огромной силой швырнуло вперед. Капот как бы обнял ствол, осколками брызнуло лобовое стекло, выскочила подушка безопасности, и Памела уткнулась в нее головой. В следующий момент она почувствовала, как что-то сжимает грудь. Боль пронзила все ее тело. Памела стала терять сознание.

Подушка безопасности сдулась, и девушка через полуопущенные веки увидела, что всю машину перекорежило. Везде валялись книги – роман Джеффа. Краем глаза Памела заметила, что к машине кто-то приближается.

Если бы у нее были силы, она бы громко закричала или хотя бы простонала. Но она не смогла сделать ни того, ни другого. Она только с ужасом видела, как призрачная фигура женщины подошла к машине и стала злорадно смотреть через разбитое боковое стекло внутрь машины.

Лицо призрака матери было близко – на расстоянии вытянутой руки. Губы привидения двигались, презрительно кривясь. Памела не слышала слов, произносимых призраком ее матери. Но если бы даже это произошло, то их значение не смогло бы дойти до угасающего сознания девушки.

Вдруг призрак принялся смеяться. Это был страшный и злорадный смех. Памела услышала его, но в тот же момент ее сознание погрузилось во тьму.


* * *

Больше всего Памеле хотелось зажать уши ладонями. Ужасное бормотание и свистящий шепот наполняли окружавшую ее темноту. Она не могла понять ни слова, да и не хотела. От странного бормотания болели уши.

Тут девушка почувствовала, как кто-то прикоснулся к ней. Рука нежно держала ее обессиленную кисть, сочувственно пожимала и гладила ее.

«Винсент!» – пронеслось у нее в голове.

Это имя как будто вызвало цепную реакцию – она начала поочередно чувствовать руки, плечи, грудь, голову, все, что ниже пояса. Последними были ноги. Они очень болели, кровь в них пульсировала, вызывая противное покалывание.

Руку опять сжали. Хриплое бормотание становилось громче.

– Винсент! – Памела испугалась, поняв, что именно она сейчас издала эти хрипящие звуки.

С трудом она открыла глаза и тут же зажмурилась от яркого холодного света.

В тот же момент свет загородила тень, склонившаяся над ней.

– Памела! – бормотание неожиданно превратилось в мужской голос. – Памела! Господи, она приходит в себя!

– Винсент? – опять прошептала девушка. Она увидела над собой худощавое лицо, обрамленное короткими черными волосами. Глаза мужчины были серыми и озабоченно смотрели на нее.

«Это не Винсент», – разочарованно подумала она.

– Памела! – опять настойчиво произнес мужчина. – Сделай над собой усилие! Тебе нельзя вновь потерять сознание!

Тут девушка вспомнила, как зовут этого мужчину.

– Джефф? – спросила она и сама устыдилась, поняв, как разочарованно прозвучал ее голос.

Писатель криво улыбнулся:

– Привет, Памела! Приятно, что ты меня сразу узнала.

– Я… я думала, – начала было она, но писатель поднял руку, как бы останавливая ее, и приложил палец к губам.

– Тсс! – прошептал он. – Только не волнуйся! С тобой все в порядке. Главное, что ты пришла в себя.

Памела недоуменно нахмурила лоб и тут же ощутила пульсирующую боль в голове:

– Где… где я?

– В одной из лондонских больниц. В отделении травматологии, если точнее, – Джефф утешительно потрепал ее по руке. – Сейчас придет врач и осмотрит тебя. Я вызвал его звонком – вот кнопка, в изголовье твоей кровати, видишь? Нажимай, если нужно вызвать врача. Пожалуйста, потерпи и не потеряй опять сознание.

Она сделала слабое движение, чтобы вынуть руку из пальцев писателя.

– Врач? – спросила она и почувствовала, что при этом слове ей стало лучше. – Ты имеешь в виду, что сейчас придет Винсент?

Джефф закатил глаза.

– И что ты только нашла в этом типе? – недовольно проговорил он и покачал головой. – Нет, твой лечащий врач – доктор Хубертус. Он главный врач отделения травматологии.

Ничего не понимая, девушка подняла глаза на писателя:

– Отделения травматологии?

– Ты попала в аварию, Памела. Ты что, не помнишь?

В этот момент дверь в палату распахнулась, и в нее стремительно вошел мужчина в белом халате. У него были редкие волосы с проседью и морщинистое худое лицо. Он отодвинул Джеффа в сторону и внимательно посмотрел на Памелу.

– Как вы себя чувствуете, мисс Родэйл? – спросил он и приложил ладонь ко лбу девушки.

– Не знаю, – пролепетала она. – Я ощущаю боль в голове и в ногах.

– У вас травма головы, – объяснил врач, как будто это был какой-то пустяк. – И сломана левая нога.

– Что? – вырвалось у Памелы. Она попыталась поднять голову, но врач надавил ей на плечи и заставил опять лечь на подушку.

– Нет причины для беспокойства, – отеческим тоном произнес он. – Ваша нога прекрасно заживает. Через четыре недели мы снимем гипс.

Эти слова удивили девушку. Насколько она знала, сломанной кости требовалось по меньшей мере шесть недель, чтобы нормально срастись.

Испуганно она посмотрела на доктора Хубертуса.

– Сколько времени я была без сознания? – спросила она.

– Приблизительно две недели, – врач с интересом стал смотреть на нее, как будто ему не терпелось узнать, как она отреагирует на эту новость.

Памела попыталась скрыть свой испуг.

Доктор довольно кивнул и ободряюще улыбнулся, будто знал, что в этот момент происходит с его пациенткой.

Памела вспомнила ночное шоссе. Она невольно вздрогнула, когда в памяти ожили последние секунды перед потерей сознания.

– О господи! – пробормотала она. – Моя машина… книги!

– Успокойтесь! – тут же обнадежил ее врач. – Все это вещи, которые вам компенсирует страховка. Не стоит расстраиваться из-за них.

Памела понимающе кивнула. Но тут слезы затуманили ее взор.

– Там… там кто-то был на дороге, – услышала она собственный хриплый голос. – Привидение. Призрак моей погибшей матери!

Девушка увидела, что доктор Хубертус озабоченно стал смотреть куда-то мимо изголовья ее кровати. Она повернула голову в ту же сторону – там стояли медицинские приборы, записывающие ритм ее сердца.

– Сестра! – прокричал доктор молодой женщине, стоявшей поодаль. – Приготовьте шприц с успокоительным!

Памела сжала губы и решительно покачала головой. Ее опять приняли за сумасшедшую, едва она заговорила о призраке. Она дала себе зарок впредь следить за тем, что говорит.

– Со мной все в порядке, доктор, – сказала она и постаралась дышать глубоко и спокойно. – Я… просто немного переволновалась.

Врач поглядел на нее с некоторым сомнением:

– Вам сейчас лучше всего поспать, мисс Родэйл.

Памела действительно чувствовала себя изможденной. Она кивнула головой и бросила извиняющийся взгляд на Джеффа.

Но тот только пожал плечами и ободряюще поднял вверх большой палец:

– Не беспокойся. У меня все схвачено. Отдыхай спокойно, а там видно будет!


* * *

Когда Памела вновь проснулась, то почувствовала себя значительно лучше – головная боль прошла, только ноги немного ныли.

Еще сонная, она огляделась. Она лежала в одноместной палате. Рядом с кроватью стоял огромный букет цветов. Красные розы издавали сладковатый, приятный аромат.

Девушка заметила карточку, торчавшую между стеблей. Кончиками пальцев она вынула ее, раскрыла и счастливо улыбнулась.

«Поправляйся быстрее! Я каждый день думаю о тебе», – прочитала она. Внизу стояла подпись Винсента Фитцджеральда.

Памела с сожалением вздохнула, представив себе, что доктор был здесь, когда она крепко спала.

Девушка закрыла глаза и подумала о страстном поцелуе на стоянке перед замком. Ну как она умудрилась попасть в аварию! Винсент ведь пригласил ее на свидание, но все пошло прахом!

Внезапно воспоминания о призраке вытеснили Винсента из ее мыслей, Памела мгновенно раскрыла глаза, в испуге скомкала карточку, но тут же стала ее разглаживать.

Тут дверь палаты медленно приоткрылась, и показалась голова Джеффа.

Писатель просиял, увидев, что Памела не спит. Он юркнул в палату, затворил за собой дверь и с улыбкой подошел к кровати.

– Отлично выглядишь! – ободряюще произнес он. – Представить себе не можешь, как я рад, что с тобой все в порядке.

В этот момент он заметил карточку в руке Памелы. Помрачнев, он перевел взгляд на букет роз:

– Их прислал этот докторишка, так ведь?

– Если ты имеешь в виду Винсента, то да, – резко ответила Памела.

– Тебе нельзя доверять этому человеку! – сказал он без всякого перехода.

– По-моему, моя личная жизнь тебя совершенно не касается!

Писатель схватил ее за руку:

– Слушай внимательно, Памела! Ты влипла в странную историю. И этот врач играет в ней не последнюю роль.

– Ты о чем это? – она попыталась убрать руку, но Джефф крепко ее держал.

– Твоя авария, – таинственно произнес он, понизив голос, – произошла наверняка не случайно!

Памела насторожилась и села на кровати:

– Что… что ты знаешь об аварии?

Писатель отпустил руку Памелы.

– Я часами сидел рядом с твоей постелью, – сказал он. – Каждую свободную минуту я проводил здесь, в больнице!

– Это почему?

Но Джефф только отмахнулся.

– Когда ты была без сознания, то часто говорила в бреду, – проигнорировал он ее вопрос.

– И что?

– Судя по всему, ты считаешь, что аварию спровоцировал призрак.

– Так оно и было! – вырвалось у нее.

Памела разволновалась и опять стала мять карточку в руке.

– Ты только не волнуйся! – стал увещевать ее Джефф.

– Постараюсь! – ответила она и взяла себя в руки.

– Прежде всего, тебе нужно перестать думать о всяких призраках и привидениях!

– Если бы ты видел то, что видела я, ты бы так не говорил.

– А если бы ты знала, что удалось узнать мне, то поняла бы… – Джефф осекся на полуслове и прикусил губу, как будто испугался говорить дальше, учитывая состояние здоровья Памелы.

– Ты это о чем? – нахмурилась она.

– Я автор детективных романов, – принялся объяснять писатель, – и кое-что смыслю в криминалистике. Например, как нужно трактовать улики.

– Не понимаю, куда ты клонишь!

– Я обнаружил следы проникновения на входной двери твоей квартиры, – заявил Джефф.

– Кто-то проникал в мою квартиру?

– Ничего не пропало, не волнуйся! – поспешил заверить ее Джефф. – У злоумышленников были другие цели.

– Какие?

– Напугать тебя! Проникновение произошло в ту ночь, когда к тебе якобы явились духи твоих родителей.

– Ты в этом уверен? – Памела не верила своим ушам.

– Кто-то хочет навредить тебе! И Винсент Фитцджеральд в этом замешан!

– С чего ты взял?

– Ну, сама подумай! – возбужденно продолжал он. – Если призраки, которые к тебе явились, фальшивые, то и дух, мучающий Августу, тоже ненастоящий! Как врач он давно должен был бы это понять. Вместо этого он уже несколько месяцев что-то лечит и пытается доказать, что она больна. Но на самом деле его задача – не допустить, чтобы Августа заподозрила, что ей просто морочат голову!

Памела была потрясена. С недоумением она посмотрела на скомканную карточку в руке.

– Не знаю, – произнесла она. – Какой смысл во всем этом? Зачем Винсенту морочить Августе голову? В чем корысть?

– Вот это пока неясно. Но я и до этого докопаюсь! – мрачно пообещал Джефф. – Как бы то ни было, не призрак спровоцировал твою аварию. Это было покушение на убийство!

– Ты спятил! – возмущенно закричала девушка. – Зачем Винсенту меня убивать?

– То, что это был Винсент, я не говорил. Но исключать это тоже нельзя!

– Не знаю, – ответила девушка, мысли ее путались. – Твои подозрения кажутся мне абсурдными.

– Они не менее абсурдны, чем твое утверждение, что тебе являлся дух умершей матери.

Памела хотела что-то возразить, но тут в палату постучали.

– Войдите! – крикнула она, обрадовавшись, что можно прекратить этот неприятный разговор.

Дверь отворилась, и в палату вошел Винсент Фитцджеральд.

Бурная радость охватила Памелу при появление молодого человека. Но в следующий момент она вспомнила, что ей говорил Джефф. Она сжала губы и вымученно улыбнулась.

– Здравствуй, Винсент! – выдавила она из себя, изо всех сил стараясь не заплакать.

Неужели она и вправду обманулась в этом симпатичном молодом человеке, как утверждал Джефф? Вдруг Винсент действительно пытался ее убить? И только притворялся, что полюбил ее, чтобы усыпить ее бдительность и заставить – как и Августу – поверить себе?

Она почувствовала, что силы покидают ее. Ей вдруг захотелось опять впасть в беспамятство, чтобы не думать обо всем этом.

Но ее тело не доставило ей такого удовольствия, и она осталась в сознании. Памела не могла оторвать глаз от обаятельного врача, он с улыбкой подошел к кровати, заставив ее сердце биться от счастья.


* * *

– Ну как ты, Памела? – Винсент бросил беглый взгляд на медицинские приборы, стоящие рядом с кроватью. – Как же ты нас всех напугала!

– Честно говоря, я и сама точно не знаю, как все произошло.

Доктор приветливо улыбнулся:

– Все уладится! Я говорил с Хубертусом. Он считает, что ты быстро идешь на поправку. Скоро тебя выпишут.

– Спасибо за цветы! – сказала Памела и незаметно спрятала руку с измятой карточкой под одеяло.

– Надеюсь, что ты любишь розы.

Девушка заметила, что Джефф демонстративно закатил глаза и предупреждающе посмотрел на нее.

– Я пока возьму дела в издательстве на себя, – сказал он и поднялся со стула.

Памела удивленно посмотрела на своего автора:

– Ты занимаешься делами издательства?

– Конечно, – бодро ответил он. – Кто-то же должен следить там за порядком. Треть тиража уже распродана. Встреча с читателями на прошлой неделе прошла прекрасно. Мою книгу заметили!

– Это… это чудесно! – обрадовалась девушка. – Честно говоря, я и не думала, что ты разбираешься во всем этом… А бухгалтерия, отчетность, счета?

Джефф снисходительно пожал плечами:

– Сначала было нелегко, но теперь все наладилось. Правда, вот писать мне некогда. Так что спокойно выздоравливай, Памела! За издательством я присмотрю. И подумай о том, что я тебе сказал!

Не удостоив Винсента даже взглядом, писатель вышел из палаты.

Доктор снисходительно покачал головой.

– По-моему, этот парень к тебе неравнодушен, – заметил он.

Памела задумчиво нахмурила лоб – Джефф не переставал ее удивлять.

– Думаю, он просто беспокоится обо мне, – сказала она и попыталась улыбнуться. – Кстати, я очень люблю розы.

– Рад это слышать, – Винсент сел на стул и тепло посмотрел на Памелу. – Я тоже очень беспокоился о тебе. Я был в шоке, когда узнал об аварии.

– К счастью, я осталась жива, – заметила она и испытующе посмотрела на доктора.

Тот счастливо улыбнулся, не заметив ничего особенного во взгляде Памелы.

– А как дела у Августы? – спросила она.

– Так себе, – ответил он уклончиво.

– Что случилось? – у Памелы перехватило дыхание. – Да говори же ты!

– Когда она узнала о твоей аварии, у нее случился рецидив, – пояснил он. – Она опять не может говорить и даже отказывается пользоваться блокнотом.

Доктор еще больше помрачнел:

– Кажется, она вновь стала внушать себе, что видит привидения.

Глаза Памелы наполнились слезами:

– Бедняжка! Наверняка она обвиняет себя в этой аварии.

– С чего бы это?

Девушка сделала нетерпеливый жест рукой:

– Только не говори, что ничего не знаешь о привидении, которое постоянно является Августе!

– Нет, не знаю, – недоуменно ответил он.

– Это дух ее матери, Винсент! Почему, как лечащий врач Августы, ты этого не знаешь?

– Я… я никогда не говорил с Августой о якобы являющихся ей привидениях, – попытался он оправдаться. – И по очень простой причине. Я не хотел укреплять Августу в ее заблуждениях.

– А надо бы, Винсент! Для тебя как врача было бы важно узнать, что Августа страдает от сильнейшего комплекса вины. Это привидение… оно постоянно твердит Августе, что она виновата в гибели родителей.

– Возможно, ты и права, – согласился он. – Наверное, я не придал этому феномену должного значения.

Памела кивнула. Она едва удержалась от того, чтобы не упрекнуть Винсента в том, что он нарочно игнорировал этот аспект, потому что не хотел помочь Августе.

– А что было бы, если бы Августа не потеряла дара речи? – вдруг спросила она.

Винсент непонимающе посмотрел на нее, затем, пожав плечами, произнес:

– Если бы ее галлюцинации исчезли, то я признал бы ее здоровым человеком. Но пока это невозможно.

– И в этом виновата только моя авария! Ведь я же отправилась в эту поездку только из-за нее, – стала объяснять Памела. – И по этой причине она будет обвинять себя в аварии. И то, что она вновь потеряла способность говорить, свидетельствует о том, что я права!

– Постепенно и я прихожу к выводу, что это не исключено, – согласился Винсент.

Девушка вдруг подумала о том, кто бы мог быть заинтересован в том, чтобы Августа никогда не выздоровела:

– Если бы ты вновь объявил Августу дееспособной, что бы это означало для миссис Клэрдон?

– Она бы наконец избавилась от обязанностей опекуна Августы, – объяснил Винсент.

Он наклонился к Памеле и взял ее за руку, прежде чем она успела ее убрать:

– Ты не должна столько думать обо всем этом, – сказал он с чувством. – Я сделаю для Августы все, что надо. Теперь, когда ты пошла на поправку, полегчает и ей, я в этом уверен. Я учту твою критику и попытаюсь поговорить с ней об этом привидении и ее комплексе вины. Но теперь давай поговорим о чем-нибудь другом. История с Августой слишком тебя волнует, а тебе это вредно.

Девушка печально посмотрела на Винсента. Как бы ей хотелось ему верить! Но его слова показались ей двусмысленными и не внушающими доверия.

– Кстати, и я видела привидение прямо перед тем, как произошла авария, – сказала она, собравшись духом. – Оно возникло прямо перед капотом на дороге. Я попыталась избежать столкновения, и тогда-то все и произошло. Я врезалась в дерево.

– Ты уверена, что это был призрак? Ведь вполне возможно, что после случившегося ты себе внушила, что видела кого-то, чтобы хоть как-то объяснить себе причины аварии.

– Я уверена, что там действительно был дух моей матери. При своем первом появлении – в моей спальне – он сказал, что я должна умереть, потому что виновна в ее смерти и в смерти отца. Пока я не потеряла сознание и еще сидела в машине, призрак приблизился к боковому стеклу и что-то мне сказал… К сожалению, я не помню, что именно…

– Памела, – сказал доктор, – будет лучше, если ты перестанешь сводить себя с ума. Тебе нужно как можно быстрее поправиться. Поэтому прекрати ломать голову! Рано или поздно ты сама поймешь, что никакого призрака не было, потому что никаких призраков не бывает в природе.

– Что же я тогда видела? – возмутилась Памела.

– Возможно, животное, которое выпрыгнуло на дорогу…

– Или человека, переодевшегося призраком, чтобы спровоцировать аварию со смертельным исходом! – обвиняющим тоном выпалила она и пронзительно посмотрела на Винсента.

– Мне лучше уйти, – удрученно произнес он. – Мое присутствие не идет тебе на пользу.

Он выпустил ее руку и поднялся со стула:

– Поспи теперь, Памела. То, что тебе сейчас нужно больше всего, это покой. Я попрошу доктора Хубертуса пока не пускать к тебе посетителей.

Почему Винсент не хочет сказать ей правду? Если бы он признал, что неправ, и попросил бы у нее прощения, она, не задумываясь ни на секунду, простила бы его. Но вместо этого он только произнес:

– Я скоро опять к тебе загляну. А пока займусь Августой. Мне не терпится рассказать ей о твоем выздоровлении. Возможно, она опять обретет способность говорить.

Не сказав больше ни слова, он повернулся и вышел из палаты. Но если бы он оглянулся, то увидел бы, что Памела вот-вот расплачется, что она разрывается между отчаянием и любовью к нему.


* * *

Никто не обратил внимания на женщину с ногой в гипсе, которая на костылях выбралась ночью из дверей клиники. Она сунула в рот сигарету и производила впечатление пациентки, вышедшей на улицу покурить. Сигареты она украла из комнаты медсестер. Там же она «позаимствовала» и зажигалку.

Памела проковыляла вдоль здания, как бы показывая, что хочет еще и размять ноги. Но, дойдя до угла, она метнулась в кусты, бросила сигарету на землю и раздавила ее здоровой ногой. Затем поискала взглядом Джеффа. В этот самый момент он подъехал на машине и помахал ей рукой.

Быстро – насколько позволяли костыли – Памела приковыляла к машине и залезла в нее.

– Теперь гони отсюда! – сдавленно прошептала она.

– Как тебе удалось незаметно удрать из отделения? – со смехом спросил писатель, и машина тронулась с места.

– Ой, не спрашивай! – ответила девушка. – Стыдно, конечно, обманывать доктора Хубертуса. Но другого выхода не было.

– Ты не передумала ехать в Фулхэм-Кастл?

– Иначе бы я тебе не позвонила и не попросила о помощи, Джефф, – ответила она. – Августа в большой опасности. Конечно, скоро и ей станет лучше, когда она узнает, что я пережила аварию без серьезных последствий. Но это не понравится миссис Клэрдон, и она придумает что-нибудь, чтобы девочке опять стало хуже.

– А почему миссис Клэрдон не хочет, чтобы племянница выздоровела? – удивился писатель.

– Ты же сам сказал, что во всей этой истории что-то не так.

– Но это были только мои подозрения, ничего конкретного. Кроме того, я бы скорее подумал на доктора Фитцджеральда.

– Если Августа опять будет объявлена дееспособной, тетка потеряет опеку над ней.

– Начинаю понимать, куда ты клонишь. Миссис Клэрдон не сможет больше распоряжаться счетами Августы, если та выздоровеет.

Памела кивнула:

– В интересах миссис Клэрдон, чтобы Августа до конца дней оставалась недееспособной. Тогда она будет всегда вести роскошную жизнь – на деньги, которые вообще-то принадлежат девочке.

– Наверняка она и доктор Фитцджеральд заодно. Ведь никто иной, как он, пишет заключения о том, что Августа недееспособна и нуждается в опеке.

– Похоже, что так, – грустно сказала Памела.

– Этот лживый докторишка запал тебе в душу, так ведь?

– Вероятно, я обманулась в этом человеке.

– Не переживай! – возразил Джефф и по-дружески потрепал ее по колену. – На свете есть и другие мужчины!

Сказав это, он улыбнулся во весь рот.

Памела задумчиво покосилась на Джеффа. Уж не влюбился ли в нее этот парень? Коли так, то это объясняет перемены, произошедшие с ним в последнее время.

– Как ты думаешь, что теперь этот доктор и миссис Клэрдон будут делать? – спросил писатель. – Если ты предполагаешь, что они собираются убить девочку, то не лучше ли сообщить обо всем в полицию?

– Смерть Августы ничего не даст миссис Клэрдон – она нужна ей живая. Иначе бы Августы уже давно не было в живых. Не исключено, что состояние семьи завещано какой-нибудь благотворительной организации, в случае если Августа умрет, не оставив потомства.

– Ты выдвигаешь очень серьезные обвинения, – задумчиво произнес Джефф.

– То, что миссис Клэрдон не остановится перед убийством, доказывает моя авария.

– Ты считаешь, что именно она стоит за всем этим? – парень вопросительно посмотрел на Памелу.

– Точно не знаю, – ответила она. – Я, кстати, вспомнила последние слова, которые сказал мне якобы призрак моей матери незадолго до того, как я потеряла сознание.

– И что он сказал?

– Призрак сказал: «Так будет с каждым, кто встанет на моем пути, паскуда!»

– «Паскуда»? – переспросил изумленный Джефф.

Памела кивнула:

– Моя мама никогда не использовала такие слова, поэтому этот призрак ну просто не может быть ее духом! Ты был прав, Джефф – никаких призраков не существует. Теперь это ясно и мне.


* * *

– Ну и что дальше? – спросил Джефф, выключив мотор и погасив фары. Освещенные окна Фулхэм-Кастла были видны между деревьями. Но вокруг царила кромешная тьма.

– Отсюда я пойду пешком, – сказала Памела.

– У тебя же нога в гипсе!

– Как-нибудь дохромаю да замка, – она благодарно улыбнулась парню. – Спасибо, Джефф! Здорово, что подвез меня.

Он только пожал плечами:

– Был рад помочь. Ты уверена, что справишься одна?

Памела кивнула и открыла дверцу машины:

– Ты не хочешь рассказать мне, что задумала? Я беспокоюсь о тебе.

– Будет лучше, если ты останешься в неведении. Я по уши влезла в эту историю. Это мое дело, и в нем могу разобраться только я. Если через час я не вернусь, звони в полицию. Не забудь!

Джефф кивнул. Он хотел что-то сказать, но девушка осторожно закрыла дверцу машины и послала ему воздушный поцелуй.

Стараясь держаться в тени деревьев, она медленно приближалась к ярко освещенному зданию.

Когда до замка оставалось каких-то метров сто, из-за дерева вышла стройная фигура.

Но Памела не испугалась, а улыбнулась и приветственно подняла костыль:

– Привет, Августа! Ты готова узнать правду?

Девушки медленно пошли по узкой тропе. Обойдя замок сзади, они подошли к обитой железом двери и осторожно открыли ее. Они вошли в темный коридор. По лестнице для прислуги поднялись на второй этаж. Августа сначала осмотрелась и подала знак Памеле. Обе поспешили в спальню Августы.

– Фу-у! – выдохнула уставшая Памела и прислонилась к двери. – Первая часть моего плана выполнена! Будем надеяться, что и остальное пройдет также гладко.

Августа подошла к постели и взволнованно указала рукой на будильник. Осталось всего несколько минут до полуночи. Вскоре должно было появиться привидение!

– У тебя телефон под рукой? – спросила шепотом Памела.

Августа кивнула и показала на мобильник, лежащий на туалетном столике.

Тут лампочки в люстре начали мигать. Девочка испуганно посмотрела на Памелу.

– Быстро в постель! – прошептала та и лихорадочно оглянулась, ища, где бы спрятаться. Лучше всего в шкафу! При мигающем свете люстры Памела забралась внутрь шкафа и прикрыла дверь, оставив щелку, чтобы наблюдать за происходящим в комнате.

Спальня погрузилась во тьму. Памела слышала, как испуганно дышит Августа. И тут появилось привидение.

У девушки перехватило дух, когда она опять увидела ужасную фигуру в светящемся саване. Она почувствовала, как мурашки побежали по телу. Это страшное существо действительно выглядело как настоящее привидение.


* * *

Тут раздались леденящие душу стенания и вой. Это было настолько страшно, что Памела забилась в угол шкафа.

– Августа, ничтожная дрянь! – начал изрыгать проклятья призрак и развел в стороны руки с длинными острыми когтями. – Твоя лень стоила мне и твоему отцу жизни. За это я не оставлю тебя в покое ни на день. Никогда ты не сможешь спать так же беззаботно, как тогда в машине. Вместо того, чтобы смотреть по сторонам и предупредить нас об опасности, ты дрыхла, как сурок, чертова тварь!

Услышав, как Августа начала всхлипывать, Памела толкнула костылем дверь шкафа. Выбравшись из него, она встала посередине комнаты, загородив призраку путь к углу, в котором он исчез в прошлый раз.

– Игра закончена, миссис Клэрдон! – прокричала Памела дрожащим голосом.

Вскрикнув от неожиданности, привидение обернулось. Ужасные выпученные глаза с ненавистью уставились на Памелу. Тусклое сияние савана наполняло комнату призрачным светом.

– Мы вас разоблачили! – угрожающе прохрипела Памела.

Тут призрак вдруг бросился на девушку. Такой быстроты и такого напора Памела от миссис Клэрдон не ожидала. Сильные руки безжалостно схватили ее и повалили на пол.

Теперь привидение лежало на ней. Пальцы с когтями схватили девушку за горло и стали ее душить.


* * *

Цветные круги поплыли у Памелы перед глазами, рот судорожно хватал воздух. Жуткие руки неумолимо сжимали ее горло так сильно, что она не могла издать ни малейшего звука.

Но тут за спиной привидения возникла тень. Это была Августа. Она держала в руках большую тяжелую вазу, которую в то же мгновение обрушила на голову призрака.

Ваза разбилась на тысячу осколков, руки привидения разжались, и Памела судорожно глотнула воздух. Она снова могла дышать! Что есть силы она оттолкнула от себя привидение и, схватив его за длинные волосы, рванула их на себя.

К ее удивлению, волосы вдруг отделились от головы и оказались у Памелы в руках. Это был парик, на котором еще болталась маска из латекса с выпученными глазами и оскаленным ртом!

А под маской было лицо Ника Хендрикса!

– Я… я ничего не понимаю! – произнесла Августа, от потрясения вновь обретя дар речи. – Мистер Хендрикс, что все это значит?

Обхватив руками раскалывающуюся от боли голову, дворецкий, шатаясь, встал на ноги. В длинном светящемся саване он выглядел крайне нелепо. Но то, что он был опасен, было понятно по его глазам.

– Твои родители собирались меня уволить, Августа, – произнес он, еле сдерживая злобу. – Они обнаружили, что я растратил их деньги. Поэтому они должны были умереть.

– Вы виновны в гибели родителей Августы? – в ужасе закричала Памела.

Августа судорожно посмотрела на туалетный столик. Но Хендрикс проследил за ее взглядом и, увидев мобильник, схватил его, бросил на пол и ударил по нему ботинком так, что телефон с треском разлетелся на мелкие куски.

– Вам не удастся скрыться, – сурово сказала Памела. – Сейчас сюда прибудет полиция. Советую вам оставить нас в покое, иначе вы только еще больше навредите себе.

Дворецкий издал короткий издевательский смешок:

– Если ты думаешь, что Джефф позвонит в полицию, то глубоко ошибаешься.

Как по сигналу, дверь в спальню вдруг отворилась, и вошел Джефф.

– Джефф! – в страхе закричала Памела. – Ты… ты же должен ждать меня в машине!

– Да, но сначала я хотел посмотреть, что ты здесь придумала, Памела! – холодно ответил Джефф.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что заодно с этим убийцей?! – девушка была потрясена.

– Ник и я еще при нашей первой встрече поняли, что мы родственные души. Разговорившись, мы быстро признались друг другу, что в наших жизнях есть люди, стоящие у нас на пути, и которых нужно с этого пути убрать.

Дворецкий нагло рассмеялся:

– У меня это была Августа. По нелепой случайности она выжила в аварии. Возможно, когда-нибудь она бы вспомнила, что за рулем автомобиля, подрезавшего машину ее отца, сидел я. Поэтому я и придумал эту штуку с привидением. А о том, что эта дура миссис Клэрдон заметит, что я стянул у родителей Августы деньги, можно было не беспокоиться. Поэтому мне было все равно, когда ее сделали опекуном. В настоящий момент миссис Клэрдон лежит в своей кровати и спит без задних ног, потому что я подмешал ей в чай снотворное.

– Ну а у тебя, Джефф? – спросила недоуменно Памела. – Кто тебе мешал? Уж не я ли?

– А кто же еще? Меня бесило, как ты относилась к моей книге. Останься ты и дальше во главе издательства, моей книге никогда не стать бестселлером. Поэтому я решил взять твое маленькое издательство себе. Чтобы свести тебя с ума, я проник в твою квартиру под видом духа твоей матери, а Ник изобразил твоего папашу. К сожалению, ты выжила в аварии, которую я подстроил, поэтому мне и Нику придется сейчас пойти на крайние меры, чтобы избавиться от вас обеих раз и навсегда!

В страхе девушки попятились от мужчин.

– Ну, что скажешь, Джефф? – игриво спросил дворецкий. – Может, выбросим их из окна? А потом скажем, что они чокнутые и покончили с собой?

– Если учесть, как вела себя в последнее время Памела, то в это поверят все, – холодно ответил писатель.

Пятясь, Памела и Августа уперлись спинами в стену. Теперь они были полностью во власти убийц.

Вдруг во дворе появилась полицейская машина.

– Полиция! – в ужасе прокричал Ник.

– Да-да! – ухмыльнулась Памела и вытащила из кармана куртки мобильный телефон. – Вы не единственные, кто умеет обманывать. Мой мобильный был все время включен, и Винсент слышал каждое ваше слово.

– Винсент? – Джефф не верил своим ушам. – Как ты могла довериться ему, после того как я убедил тебя, что он замешан во всей этой истории с привидениями?

– Я доверилась своему сердцу! – ответила Памела.

– Ты… обманула нас! – закричал взбешенный писатель и направился к Памеле.

В этот момент полицейские вбежали в замок.

Сломя голову Джефф и Ник бросились из комнаты, но пару минут спустя их схватили. Из окна спальни Памела и Августа увидели, как обоих преступников в наручниках сажают в полицейские машины.

В этот момент в комнату вошел Винсент. Он зажег свет. И когда увидел, что Памела и Август целы и невредимы, облегченно вздохнул.

– Как же я за вас волновался! – выдохнул он и бросился к девушкам. – Никогда в жизни больше не пойду на такое опасное дело! А если бы с вами что-нибудь случилось?

– Но другой возможности узнать правду не было, – возразила Памела.

Винсент обнял ее и вопросительно посмотрел в глаза:

– А что если бы злодеем все-таки оказался я?

– На этот случай у меня был Джефф – он бы вызвал полицию.

– А я-то думал, что ты и вправду доверилась своему сердцу!

– Так оно и было, – ответила она и легонько его поцеловала. – Я бы смертельно расстроилась, если бы ты оказался предателем.

Доктор притянул ее к себе и страстно поцеловал.

Августа тактично кашлянула.

– Вы не могли отложить это на потом? – спросила она нетерпеливо. – Нужно посмотреть, как там тетя.

– Действительно, Винс, ты же доктор. Мой любимый доктор, – улыбнулась Памела.

Читайте в следующую среду, 2 ноября


Если ты видишь привидение…

Патриция Деманж

История одного исчезновения

Не стоило тревожить духов старого замка

Матея не теряла времени и по-кошачьи ловко спустилась по дереву вниз. Руки и пальцы болели от ссадин и порезов, но девушка не обращала на это внимания. Теперь ей нужно было дождаться, пока те двое уйдут из замка. Оставалось только выяснить, каким выходом они воспользуются. «Определенно тем, где их никто не заметит», – промелькнуло в голове, когда она уже пробралась к башне и спряталась в листве старого платана. Минуты тянулись мучительно долго, становилось все темнее и холоднее, белесый туман постепенно расстилался по парку. И вдруг в нем возникли две темные фигуры – все-таки они вышли из здания через другой выход и все еще продолжали ее искать. Они подходили все ближе и, наконец, остановились перед дверью у розовых кустов.

www.miniroman.ru


...

№ 015, 25.09.2013

Издание выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 3352303

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E-mail: [email protected]

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г. Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.


home | my bookshelf | | Если ты видишь привидение… |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу