Book: Слишком молоды для смерти



Джон Кризи


Слишком молоды для смерти

Глава первая

ЮНЫЕ ЛЮБОВНИКИ

— Слышишь, Тони?

— Здесь никого нет.

— Слышишь?

— Говорю тебе…

— Пожалуйста, послушай, — умоляюще проговорила Хелина Янг. — Прошу тебя.

— Ладно, — расслабившись, Тони Уайнрайт опустился на девушку всей тяжестью тела. Распаленный, сгорающий от желания, нетерпеливый, он все же уступил, зная, как чувствительна, как обидчива она была.

Здесь, в предместье Лондона, в парке Уимблдон-Коммон, шорохи летней ночи наполняли воздух, крались среди кустов боярышника и ежевики, пробирались между мощных стволов дуба, берез и бука. Над головой простиралось бледное, усыпанное звездами небо с мерцающей половинкой луны на нем. Через маленькую прогалину в кустах светились далекие огни машин, проносящихся по дороге в направлении Патни и Рохамптона. Ближе стояли припаркованные автомобили, каждый наверняка со своей любовной тайной внутри. Невдалеке какой-то человек свистом подзывал собаку. И больше никаких посторонних звуков.

Хелина нервно передернулась:

— Могу поклясться, я что-то слышала.

— Тебе показалось.

— Было бы противно… — она замолкла.

— Что противно? — он приподнялся, опершись на локти, но их тела по-прежнему соприкасались.

— Противно, если б кто-то подглядывал.

— Я бы ему задал!

— Ты… ты не понимаешь, — сказала Хелина. — Как только представлю, что кто-то может увидеть нас… сама это возможность…

— Но ведь темно, любимая.

— Или даже просто услышать…

Тони опустил голову и закрыл ее рот поцелуем. Потом оторвался и тихо проговорил:

— Все нормально, сладенькая. Мы не станем сегодня. Ты… так нервничаешь.

— Прости, милый.

— Тебе не нужно просить прощения. Теперь нам уже не долго ждать. Скоро у нас будет собственная квартира. Представь только, задернул шторы — и закрылся от всего мира!

— Это будет здорово!

— Здорово, — отозвался Тони хриплым, но, как он надеялся, убежденным голосом.

Он знал, что следует встать и подавить свое желание. Если он не сделает этого, если уговорит и добьется ее — он знал, что сможет — то ничего не достигнет, а только потеряет часть ее доверия к себе. Но встать нелегко. Ведь она так… близко. И принадлежит ему. Их тела все еще тесно прижимались друг к другу. Вплоть до того момента, как ей послышался этот странный звук, он был уверен, что она разделяет с ним любовный порыв. Хорошо, если б он не позволил ей в такой миг отвлечься, если б не нужно было ее уговаривать… Почему она не может просто наслаждаться каждым мгновением любви?

Он передвинулся набок.

— Все. Подъем! Мы…

Как только он начал подниматься, вспыхнул яркий слепящий свет — раз, второй, третий, кто-то хихикнул, кто-то чертыхнулся, и, когда Тони вновь опустился, пытаясь прикрыть девушку, резкая боль внезапно обожгла его руки, ноги, затылок. Он вскрикнул, и вместе с ним от боли и страха закричала Хелина.

Две, три или четыре, а может, пять-шесть темных фигур бросились бежать.

Тони вскочил на ноги, поднял девушку и побежал, спотыкаясь, к ближайшему пруду. Он погрузился в воду вместе с Хелиной, она вскрикнула, но он опустил ее вниз лицом и плавал так, пока на берегу не собралась толпа людей, прибежавших выяснить, что случилось.


А не так далеко, в Челси, пустели бары и кинотеатры, гасли огни, запирались двери и ворота. Шумно расходились по домам семьи с детьми, степенно шли пожилые супруги, одинокие мужчины и женщины, слишком робкие, чтобы найти пару, тоже прокладывали свой путь, возвращаясь в мириады крошечных комнаток, квартирок, спален, маленьких отелей и меблирашек. За большинством уже закрылись двери парадных подъездов и черных лестниц. Тянулись только парочки, которые рука об руку или тесно прижавшись шли по тускло освещенным улицам и задерживались там, где сгущалась тень, чтобы поцеловаться со страстью, выдающей жажду обладать друг другом. В узкой улочке, недалеко от реки, тоже бродила такая пара. Влюбленные ступали нога в ногу, светловолосая девичья голова лежала на широком плече парня.

Они замедлили шаг перед одним из стоящих в ряд белых домиков.

— Мы пришли, дорогая.

— Давай еще прогуляемся до угла и обратно.

— Я бы хотел… — парень оборвал себя коротким смешком. — Ну, давай.

Они пошли, по-прежнему касаясь друг друга.

— Джил.

— Да, милый.

— Я ведь мужчина, ты понимаешь.

— Понимаю.

— И сейчас вторая половина двадцатого века.

— Я это тоже знаю!

— Почему ты тогда ведешь себя так, будто мы живем в девятнадцатом?

— Должно быть, я старомодная девушка, — сказала Джил очень тихо, но твердо.

— Опять ты за свое. Глупости. Ты же знаешь, что сегодня ночью ты будешь одна в квартире, ведь Дейзи уехала.

— Да, — ответила Джил. — Конечно, Клайв…

— Да?

— Клайв, я очень тебя люблю. Очень-очень.

— И я люблю тебя отчаянно, страстно…

— Ты уже говорил так прежде.

— Но сейчас иначе. Я клянусь тебе, иначе!

— Если бы я действительно могла тебе поверить, кто знает, какой современной я могла бы стать? — они дошли до угла и повернули обратно, слившись буквально в одно тело. — Но я не могу поверить, милый.

— Но как же мне убедить тебя?

— Сказать по правде, не знаю, — горько призналась Джил. — Сама не знаю. Но давай не будем больше спорить из-за этого, а то испортим сегодняшний вечер.

— А тебе не приходит в голову, что для меня он уже испорчен?

— Я надеюсь, что нет, — сказала Джил, когда они остановились возле ее дома. — Прости, милый. Я… — внезапно замолчав, она резко повернула голову. — Что это?

— Что? — с мрачным видом спросил Клайв.

— Что за шум?

— Я не слышал никакого шума.

— Там, у парадной.

— Должно быть, это стонет твоя пуританская совесть.

— Нет, серьезно, был какой-то звук.

— Но ведь Дейзи нет.

— Да… но это-то меня и пугает.

— Пугает тебя! — Клайв удовлетворенно засмеялся и направился к двери. — Придется стать рыцарем Галаадом[1] и…

Но не успел он подойти, как дверь настежь распахнулась и четверо парней вывалились наружу. Двое подскочили к Клайву и девушке и брызнули в них жидкостью. Она падала мягко, как дождь. Часть попала влюбленным в лицо, часть на одежду и руки; с бешеной яростью Клайв набросился на обидчиков, сбив двоих с ног, и закричал Джил: «Срывай одежду, быстрее срывай ее!» Парни кинулись врассыпную, а Клайв Дэвидсон потащил Джил в дом, как сумасшедший, стаскивая с нее все — джемпер, юбку, комбинацию…

— Если попало на лицо, сразу умойся! Смой хорошенько! — он подтолкнул ее к двери на кухню, а сам бросился к садовому шлангу, открыл кран на полную мощность и стал поливать себя водой с головы до ног.


Религиозное собрание в Шепердс-Буш затянулось намного дольше обычного, но и когда оно закончилось, просторный зал с когда-то желтыми стропилами, гравюрами на библейские темы, почетными грамотами «Отряда надежды»[2], объявлениями «Союза матерей» и бойскаутов, списками экзаменов воскресной школы и еще кучей всякой всячины, связанной с делами церкви, опустел не сразу. Собирались небольшие группы, велись отрывочные разговоры, добровольцы, оставшиеся мыть посуду, гремели чашками и блюдцами; никто в этот теплый вечер не спешил уходить.

В одном углу зала среди десятка людей разных возрастов стояла Бетти Смит. В другом, вместе с шестью подростками, задержался Джонатан Кобден. Весь вечер Джонатан привлекал внимание Бетти — высокий, темноволосый, красивый, он все время поглядывал на нее. Она была здесь гостьей и никого не знала, кроме тети, дяди и их детей, с которыми она пришла. Теперь Бетти видела, как группа парней направилась к двери, а тот, который завладел ее вниманием, повернул обратно и двинулся прямо к ней. Она покраснела, не замечая, что тетя с улыбкой наблюдает за ней.

— Слушай, — сказал Джонатан Кобден, — ты что, новенькая?

— Я просто пришла посмотреть, и все.

— А-а. Со Смитами?

— Да. Ты их знаешь?

— Ну да. Я… они живут по-соседству. Я… ты… ну, это… Может, вместе пойдем домой?

Бетти опустила глаза.

— Я с радостью, если только…

Они обернулись и посмотрели на тетю, которая не пропустила ни слова из их разговора и которая с симпатией относилась к молодому Джонатану Кобдену.

— Тетушка, можно мне…

— Миссис Смит, разрешите мне проводить Бетти домой?

— Разрешу при условии, что доставишь ее целой и невредимой, — в глазах миссис Смит затаилась лукавая усмешка.

— Да, конечно!

Старшие смотрели им вслед, и мужчина задумчиво произнес:

— Если б в наше время было побольше таких молодых людей.

А Бетти и Джонатан не замечали ни взрослых, ни сверстников, перешептывающихся и хихикающих над ними, они не видели ничего и никого, кроме друг друга. Минут пять они шли под яркими огнями Шепердс-Буш-Роуд, потом свернули в боковую, менее освещенную улицу. Здесь их руки постоянно натыкались друг на друга, сталкивались, касались. Для каждого из них это была первая любовь; оба впервые почувствовали, как сильно может биться сердце, ощутили ту электрическую дрожь, тот трепет, что пробегает от малейшего прикосновения к другому. Они молчали, да им и не требовались слова. И только в конце улицы Джонатан сказал:

— Мы уже почти пришли.

— Да, только через дорогу перейти.

— Может… может быть, нам еще немного пройтись?

— Я… я не против.

— Мне бы очень хотелось! — вырвалось у Джонатана, и с внезапной смелостью он добавил: — Мне кажется, ты просто чудо! Я никогда раньше не встречал такой девушки.

Язык Бетти, казалось, прилип к нёбу, когда она попыталась выговорить: «Правда?» Она не смогла произнести ни слова, а сама попытка ответить, казалось, притянула Джонатана к ней. Целуясь, они оказались в объятиях друг друга.

Так они стояли, утрачивая детскую невинность, а по улице к ним бежали трое, глухо и пугающе звучал топот их ног. Остановившись рядом с парочкой, они начали улюлюкать, прыгать и скакать вокруг, дико размахивая руками, дергая Бетти за длинные волосы, шлепая ее по заду, оттягивая галстук Джонатана, хлопая его по лицу, толкая и вертя их до тех пор, пока обессиленные, беспомощные, испуганные они не закачались, готовые упасть.

Но внезапно темная тень нависла над ними, и спокойный, низкий мужской голос произнес:

— Ну, хватит.

Это полицейский только что вывернул из-за угла.

Двое парней кинулись бежать, а третьего полисмен успел схватить. На долю секунды стало совершенно тихо, слышен был только удаляющийся топот да шумное дыхание Бетти и Джонатана. Но тут же пойманный молодец начал бешено брыкаться, стараясь вырваться. Он отчаянно лягнул полицейского в голеностопный сустав, тот вскрикнул и ослабил хватку. Парень бросился наутек, вслед своим приятелям.

В этот момент Джонатан Кобден выпрямился и увидел, как морщится от боли полицейский. Не раздумывая, он бросился за обидчиком.

— Нет! — закричала Бетти.

Но ей не стоило волноваться. Застигнутый Джонатаном врасплох, парень был сбит с ног силой его броска, пролетел несколько ярдов и упал. Затылком он стукнулся о бортик тротуара так, что послышался глухой удар. Когда полицейский пришел в себя от изумления, Джонатан стоял, обняв Бетти, и глядел на неподвижное тело. По улицам к ним бежали люди, среди них дядя Бетти.

— Бетти! Тебе плохо? Что случилось?

Звонким, взволнованным голосом Бетти воскликнула:

— Он замечательный, замечательный!

На миг все умолкли, казалось, даже перестали дышать, и посмотрели на нее. Затем полисмен, невысокий, как все лондонские полицейские, в этот момент понявший свою оплошность, с чувством произнес:

— Это действительно так. А теперь нам лучше бы вызвать «скорую». Этому малому, как видно, требуется помощь.


Примерно в то же время, когда совершалось нападение на Бетти и Джонатана, двое мальчишек повернули на Белл-Стрит в районе Челси. Один высокий, худощавый, говорил, а другой, пониже, но шире в плечах, шел по краю тротуара и слушал. Это были братья — Мартин и Ричард Уэст. И, как обычно, говорил больше Ричард:

— … все, что я могу сказать, так это то, что уж больно много нам твердят, в чем мы неправы, и совсем мало хвалят… Послушать этих стариков, так вообще ни один человек до двадцати одного года не имеет никакого представления об ответственности и не способен на себя ее взять. Но это чушь собачья. Просто чушь!

— А ты? — вставил Мартин, которого часто называли «Черпак».

— Что — я?

— Брал когда-нибудь на себя ответственность? — серьезно спросил Мартин.

— Ты прекрасно знаешь, что я… — у Ричарда перехватило дыхание, он вдруг понял, что попал в хорошо расставленный капкан, и его тон изменился. — Ты на моей ответственности, брат! Не знаю, что бы ты вообще делал без меня. Тебе уж лучше молчать!

Широкая обаятельная улыбка появилась на лице Мартина:

— И тебе тоже, если уж на то пошло. Я…

Они замолчали, потому что подошли к дому. В этот момент открылась парадная дверь, и на улицу торопливо вышел их отец, Роджер Уэст, главный следователь Скотленд-Ярда. Увидев их, он помахал рукой и сказал:

— Выведи машину из гаража, Головастик, я буду через минуту, — и он нырнул обратно в дом. Ричард по прозвищу «Головастик» отправился в гараж, а Мартин стал отпирать двойные ворота. И когда Роджер Уэст — крупный, всегда стремительный, будто никак не мог поспеть туда, куда ему было нужно, появился вновь, его черная машина уже стояла на обочине с работающим мотором.

— Серьезное дело, пап? — спросил Мартин.

— Еще не знаю, — ответил Роджер Уэст и, пока Ричард вылезал из машины, добавил: — Опять лондонская молодежь расшалилась. Надеюсь, вы у меня скоро повзрослеете.

— Ну вот! — возмущенно задохнулся Ричард, глядя, как отец садится за руль.




Глава вторая

ГЛАВНЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ РОДЖЕР УЭСТ

Роджер Уэст услышал произнесенное младшим из сыновей «ну вот» и, гадая, что бы это могло значить, улыбнулся ему, потом подмигнул Мартину и снялся с места. Он двинулся довольно быстро, но замедлил ход, приблизившись к углу своей любимой Челси-Стрит, которая с одной стороны выходила на Кингс-Роуд, а с другой, попетляв, на Эмбанкмент. Было почти одиннадцать часов вечера, и большая часть транспорта, обычно движущегося из лондонского Вест-Энда и театров, уже схлынула, но поток машин, направляющихся из города, все еще не иссяк. Роджер свернул к Вест-Энду, минуя магазинчики, в витринах которых красовались ярко освещенные картинки или надписи. То и дело ему попадались парочки — обнявшись, прижавшись друг к другу, влюбленные ничего не замечали вокруг. У входа в темный, неосвещенный магазин ссорились юноша и девушка, девичье лицо было просто перекошено от злости. Любовь! Роджер криво, неохотно усмехнулся. Сегодня вечером этой юной любви здорово досталось, судя по сообщению, заставившему его покинуть дом, многотерпеливую жену и телевизор, по которому он намеревался посмотреть документальный фильм о студенческих волнениях в разных странах мира.

Студенческие волнения, правонарушения среди подростков, молодежная преступность — как ни называй, проблема от этого не становилась менее реальной и опасной, она все больше тревожила власти и, так или иначе, полицию. Как и многие служащие Скотленд-Ярда, Роджер с беспокойством думал, что молодежь совсем отбивается от рук. Эта фраза частенько бродила в его голове, но, когда он объехал Слоун-сквер и направился к Букингемскому дворцу и Бердкейдж-Уолк, он пристыдил себя. «Молодежь отбивается от рук…» А что, собственно, значит «молодежь»? Несколько сотен, может быть, тысяч юнцов в социальном срезе общества, которые отвечают этому обществу насилием? У кое-кого из них врожденная склонность к преступлению, они сами устанавливают свои законы, присваивают себе право творить суд. Других увлекает острота ощущений, романтика мятежа против общественных и юридических норм. Для полицейского, привыкшего иметь дело с результатами, а не с причинами, мотивация юношеской преступности не имеет большого значения, но если удается установить мотив, то ты на полпути к предотвращению преступления, а значит — и к победе.

Он свернул на Бердкейдж-Уолк; и тут тоже по обе стороны то и дело попадались предпочитающие густую тень юные влюбленные — как во всех лондонских парках.

Роджер Уэст проехал вдоль северной стороны Парламент-сквер, промчался позади залитого светом прожекторов здания парламента и огромного лунолицего «Биг Бена», часы которого как раз начали отбивать четверть двенадцатого, когда главный следователь свернул с Эмбанкмент к Скотленд-Ярду. Он оставил машину возле самых ступеней и торопливо поднялся по ним. Его сразу узнали несколько дежурных полисменов и два следователя. Все были чем-то озабочены. По ночам в Скотленд-Ярде обычно никого нет, исключение составляет лишь отдел информации. Уэст повернул к своему кабинету, окна которого выходили на Эмбанкмент и в темноте видны были огни Вестминстерского моста, нового Шелл-Хауза и Фестивал-Холла. Их сиянье отражалось в черной, маслянисто мерцающей воде Темзы. Он включил свет, подошел к внутреннему телефону, набрал номер отдела информации и, услышав мужской голос, сказал:

— Это Уэст. Какие новости?

— О происшествии в Уимблдон-Коммон?

— Да.

— Парень в больнице, в плохом состоянии. Зовут Уайнрайт.

— А девушка?

— Я не… — наступила пауза, слышны были голоса вдали от телефона. — Вы у себя, сэр?

Где же он еще мог быть?

— Да.

— К вам сюда направляются, как вы просили, мистер Эбботсон из Челси, а также мистер Мориарти из Уимблдона. Они располагают самой последней информацией.

— А что случилось в Шепердс-Буш?

— Там никто не пострадал, сэр, а задержанного везут сейчас в Каннон-Роу. Должен прибыть примерно минут через десять.

— Кто его сопровождает?

— Не знаю точно, сэр.

— Ну так узнайте и позаботьтесь, чтобы мне сообщили. Я направляюсь в Каннон-Роу.

— Есть, сэр.

— И если мистер Эбботсон или мистер Мориарти прибудут раньше, чем я вернусь, попросите их пройти в мой кабинет и подождать.

— Хорошо, сэр.

Роджер повесил трубку, бросил сердитый взгляд в окно и, засмотревшись в ночь, подумал, что настроение у него все хуже и хуже. Угнетал, действовал на нервы размах преступлений, совершенных молодыми и против молодых. Он был очень велик, и трудно было разобраться, где тут серьезные преступные действия, а где всего лишь плохо закончившиеся проказы. Тревогу вызывало то, что шалости все чаще заканчивались трагически. Хочешь или нет, думал Уэст, приходится признать, что в Лондоне нарастает волна насилия и, если ее не взять под контроль, она легко может выйти из берегов. Его работа как раз и заключалась в том, чтобы держать ее пбд контролем.

Минут через десять Уэст вышел из кабинета, отдал дежурным распоряжение насчет двух полицейских из районных отделений, которые должны скоро прибыть, и, спустившись по лестнице, направился через дорогу ко входу в полицейский участок Каннон-Роу, который примыкал к Скотленд-Ярду, но не был его частью. В дверях Уэста встретил полисмен.

— Мистер Кинг — старший инспектор Кинг — уже здесь, вместе с задержанным из Шепердс-Роу-Буш.

— Благодарю вас.

Полученная информация позволила Роджеру за несколько секунд настроиться на характер офицера, с которым ему предстояло встретиться. Он знал Кинга, одного из самых старых, надежных, но малопредприимчивых и не склонных к риску работников столичной полиции, человека семейного, религиозного.

Высокий, слегка сутулый, с несколько комичным выражением лица, Кинг ждал его в дежурной комнате.

— Здравствуйте, Кинг. Простите, что отнимаю ваше время, — сказал Роджер.

— Я думал, это я отнимаю у вас время, — ответил Кинг. — Кажись, не только мы работаем нынче ночью.

— Да, на данный момент есть еще два сообщения, — подтвердил Роджер. — Парень, которого вы задержали, может дать нам зацепку, поможет напасть на след.

— Ой, не думаю, — покачал головой Кинг. — Сомневаюсь, чтоб он был из какой-то шайки. Просто это один из тех молодых чертенят, что отбились от рук. Если бы не обстановка в целом по городу, можно было бы рассмотреть дело в районе. Практически, мы чуть не упустили его, парнишка, на которого напали… — он вкратце рассказал всю историю, позволив Роджеру оценить честность констебля, который произвел арест, и смелость юноши. — По свидетельству родственников, эта парочка просто шла домой.

— Задержанный что-то говорил?

— Рта не раскрыл, сэр.

— Что о нем известно?

— Ничего. В картотеке полиции данных о нем нет.

— Откуда он?

— Из Камберуэлла.

— Хм-м, — задумчиво произнес Роджер. — Не местный, значит, — хмурясь, он расхаживал по комнате. — Я собирался поговорить с ним сам, но он, пожалуй, вообразит себя больно важной птицей. Думаю, — он на минуту заколебался, прежде чем продолжить, — думаю, может, лучше вернуть его в районный участок и утром предъявить обычное обвинение в нарушении общественного порядка. Это будет предупреждением для некоторых молодых шалопаев. Пресса не обратит тогда на это особого внимания, что неминуемо произойдет, если мы будем вести дело здесь, — он опять помолчал и спросил: — У вас какие соображения на этот счет?

— Думаю, вы правы, — ответил Кинг.

— Много у вас там хлопот с молодежью?

— Да не больше обычного, — пожал плечами Кинг. — У нас всегда забот с ними хватало. Понять не могу, чего им сегодня не хватает. Видимо, жизнь у них слишком легкая, беззаботная.

— Может быть, — сказал Роджер. Если Кинг так думает, вряд ли он изменит свое мнение; молодежь никуда не годится — приговор вынесен и обжалованию не подлежит. — Вы уже видели мой запрос?

— Да. — Кинг вытащил из кармана свернутый лист бумаги. — Я еще раз прочитал его по дороге сюда, сэр. Наконец-то действительно взялись за этих молодых скотов.

«Скотов», — повторил про себя Уэст, а вслух сказал:

— Да, взялись. И я доведу это дело до конца.

— Трудно представить, кто бы мог справиться с ним лучше вас.

— Благодарю, — сухо произнес Роджер. — Но я бы с гораздо большим удовольствием занялся другими делами. Как вам кажется, были у задержанного какие-то личные причины нападать на эту пару — как, кстати, их зовут?

— Джонатан Кобден и Бетти Смит. Нет, абсолютно никаких. Юноша из хорошей семьи, постоянно посещает церковь. Ему шестнадцать, и он довольно смел для своих лет. А девушка приехала в гости к родственникам — она из Ридинга. Никаких сомнений, это просто случайное нападение трех молодых хулиганов, трех садистов, я так полагаю. И знаете, что я еще думаю?

«Ты думаешь, что следовало бы вновь ввести порку розгами», — предположил про себя Роджер, но вслух проговорил:

— Что же вы думаете?

— Этим молодым скотам не помешала бы хорошая порка.

— Возможно, — уклончиво сказал Роджер. — Я пришлю кого-нибудь поговорить с задержанным минут десять, а потом забирайте его и утром предъявите ему обвинение в суде Вест-Лондона.

— Хорошо, — Кинг выпрямился. — А я прослежу, чтобы вам отправили все, что мы можем вам дать, — он помахал свернутой бумагой. — Есть уже что-то стоящее?

— Опрос разослали только два дня назад, — напомнил ему Роджер.

Через несколько минут он вышел из Каннон-Роу, недовольный собой, Кингом, ситуацией; и, шагая к Скотленд-Ярду, вдыхая чудесный ночной воздух, он попытался посмеяться над собой. Две патрульные машины, взвыв, помчались из гаража по какому-то срочному вызову, может, совершено еще одно нападение на влюбленных. Подходя к кабинету, Уэст в очередной раз обдумывал содержание того документа, который Кинг доставал из кармана. Спиной к двери стояли два человека и читали экземпляр того же самого опросного листа, прикрепленного кнопками к доске объявлений на стене.

Оба обернулись, когда он вошел.

Старший инспектор Мориарти из Уимблдонского отделения полиции был невысоким, плотно сбитым, хорошо одетым и красивым человеком с темными, причесанными на косой пробор волосами. Его подбородок и щеки отливали синевой из-за успевшей отрасти за день щетины. С первого же взгляда можно было определить в нем ирландца или американца, легкий след провинциального ирландского акцента чувствовался в приятном голосе, ирландская порода угадывалась в голубых, глубоко посаженных глазах.

— Добрый вечер, сэр.

— Здравствуйте, — сказал Роджер, пожимая руки.

Эбботсон из Челси был шире, выше, тяжелее, с бледным лицом и двойным подбородком. В нем безошибочно читалось ланкаширское происхождение.

— Рады видеть вас, мистер Уэст.

— И я тоже, — ответил Роджер. — Садитесь, — он прошел за свой стол, они подвинули стулья.

Самому Роджеру Уэсту было лет сорок пять, в светлых волосах уже пробивалась седина. Внешне он был достаточно привлекателен, чтобы оправдывать когда-то заработанное прозвище «Красавчик», которое за эти годы накрепко прилипло к нему. Он все еще оставался самым молодым начальником отдела в Скотленд-Ярде. Высокое положение и невероятно быстрое продвижение по служебной лестнице дали ему чувство стабильности, уверенности в себе, которые сразу в нем угадывались. Восседая за столом, он походил на председателя собрания какой-нибудь государственной комиссии.

— Мне хотелось бы знать, совершены эти нападения на молодые пары по единому образцу или нет. А также связаны ли между собой разные виды юношеской и подростковой преступности. Единственная возможность ответить на эти вопросы, насколько я могу судить, — это получить мнение низовых подразделений, то есть из первых рук. Потом попытаться проанализировать эти мнения или заключения. Хотя, как говорится в моем служебном письме, я не думаю, что это поможет нам враз раскрыть совершенные преступления. Мы должны действовать по-новому.

Мориарти слушал очень внимательно. Эбботсон поджимал свои толстые губы и кивал головой,

— Поэтому нам очень важны все мельчайшие детали ночных нападений, — продолжал Роджер. — Когда мы получим их, мы сможем сравнить один случай с другим поэтапно. Я просил все отделения передать такие дела в одни руки — вы это знаете.

— Сказать, что я думаю? — предложил Эбботсон.

— Буду рад услышать.

— Среди молодежи всегда были испорченные люди, и сегодня они не стали намного хуже, чем в годы моей юности. Не стоит поднимать вокруг того, что они делают, слишком много шума, это вызовет у них ложное ощущение собственной значимости. И, если хотите знать мое мнение, парочки на моем участке сами нарываются на неприятности. Боже мой, до чего докатились эти длинноволосые идиоты в Челси!

Роджер подумал: «Он не хочет, чтоб его тревожили».

— Возьмите этого парня с моего участка, — говорил Эбботсон. — Когда мои ребята прибыли туда, он уже смылся. Его подружку могли уже десять раз изнасиловать, а ему хоть бы хны. И вы ничего не сделаете с таким слюнтяем, разве что вмажете ему хорошенько, если представится возможность. Чем он лучше напавших?

— И как же эта парочка нарывалась на неприятность? — спросил Роджер.

— Да как, лобызались, если так можно сказать, прямо на улице.

— Когда девушку нашли, — сказал Роджер, — она была практически голой и в истерике, так ведь? Ее одежда была облита, как мы предполагаем, серной кислотой, ткань просто расползалась на куски.

— Да. Счастье, что не попало ей в лицо, — подтвердил Эбботсон.

— Счастье, что у ее парня хватило присутствия духа и сообразительности сорвать с нее одежду, иначе у нее были бы очень серьезные ожоги тела, — резко проговорил Роджер.

— Как бы то ни было, после этого самоотверженного поступка он ее бросил и ушел, — холодно возразил Эбботсон. — По-моему, если учесть, что никто серьезно не пострадал, чуток грубости не помешает, будут себя на улице вести поприличнее, — и торопливо добавил: — Предупреждаю, я это говорю не в качестве доклада, не для записи.

— Я так и понял, — буркнул Роджер. Он не мог вспомнить, чтобы когда-то испытывал такое же враждебное чувство к младшему по званию.

— Я, конечно, постараюсь поймать паршивцев, если сумею… — начал Эбботсон.

— А если нет, то местным девушкам, видимо, придется быть скромнее и осмотрительнее, да?

— Клянусь, придется! Эта-то девица сейчас спит, ей сделали успокаивающий укол. Я оставил там в комнате женщину-полицейского. Она возьмет показания, когда та проснется.

— Отданы ли в вашем отделении какие-то особые распоряжения в связи с ситуацией в целом? — спросил Роджер.

— А-а, вы и минуты не потеряете! — воскликнул Эбботсон. — Обо всех преступлениях, совершенных молодыми или против молодых, следует немедленно докладывать в отделение, а отделения должны сразу сообщать вам. И у каждого должна быть одна из ваших отчетных форм, мистер Уэст.

— Хорошо, спасибо, — сказал Роджер. Он чувствовал себя усталым и подавленным. Эбботсон явно думал, что вокруг этих событий поднято слишком много шума. Эбботсон тоже выглядел уставшим и постаревшим; и он не мог прыгнуть выше себя.

— Пришлите мне завтра письменный доклад, — Уэст поднялся, вслед за ним встал Эбботсон и направился к двери. — Спокойной ночи, — дверь отворилась и затворилась, несколько минут было слышно, как стучат по коридору тяжелые шаги полицейского, потом они затихли.

Роджер повернулся к Мориарти.

— А вашему парню, как я понимаю, удрать не удалось?

— У моего ожоги третьей степени от кислоты на спине, ногах, руках, на затылке, — ответил Мориарти. — А у девушки обожжен лоб и немного щека. Если бы он не закрыл ее своим телом и не окунул сразу же в пруд Лег-о-Маттон, было бы гораздо хуже. Я могу представить, что кто-то подглядывает, фотографирует, чтоб потом шантажировать, или просто забавляется ради пикантных снимков, но когда дело доходит до кислоты — это придумывается специально, целенаправленно. — Мориарти помолчал, будто раздумывая, не слишком ли много он сказал, но все же продолжил: — Таково мое мнение, сэр.


Глава третья

МОТИВЫ

Мориарти сидел прямо, напряженно, явно готовясь к возражению, даже порицанию. Его глаза скрывались в такой глубокой тени, что, казалось, окружены приклеенными, искусственными ресницами. Внутреннее напряжение выдавали сцепленные руки, одна поставлена на деревянный подлокотник кресла, другая упирается в колено.

— Предположение, что это сделано специально, мало что нам дает, — спокойно сказал Роджер. — Какова цель — вот что нужно знать.

— Если мы знаем, что есть какая-то цель, это должно направить нас по верному пути.

— Возможно, такой целью было получение удовольствия от причинения боли. Вы это имеете в виду?



— Нет, сэр, я думаю, дело не в этом. Садисту захотелось бы посмотреть, как его жертвы страдают, мучаются. Ему было бы неинтересно брызгнуть и убежать. К тому же мешала темнота — они не могли быть даже уверены, что причинили боль.

У этого человека был живой ум.

— Если не садизм, то что? — настаивал Роджер.

— Есть две версии, — ровным тоном проговорил Мориарти.

— Только две?

— Я нашел две.

— Тем лучше.

Мориарти нахмурился. Затем, расслабившись, на миг улыбнулся, и сразу стало видно, что он еще молод; ему было около тридцати пяти, но в напряженном состоянии можно было дать на десять лет больше.

— Во-первых, нападение по личным причинам именно на эту пару, на этого мужчину. Ревнивый любовник, муж или даже брат. — Роджер не перебивал. — Во-вторых, это могло быть своего рода предупреждение.

— Предупреждение для кого?

— Для всех молодых влюбленных в Уимблдон-Коммон, — спокойно ответил Мориарти. Он выговаривал слова очень осторожно, видимо, готовый к тому, что его сейчас засмеют. Роджер увидел, как побелели суставы его пальцев, как обозначились морщинки в углах глаз и губ. Затем они постепенно разгладились, смягчились и совершенно исчезли, когда Роджер произнес:

— Своего рода кампания по очищению нравов?

— Вам уже приходила такая мысль, сэр?

— Да, я тоже думал об этом. Но, на мой взгляд, существуют еще две возможных причины. Одну из них, правда, по-настоящему не назовешь мотивом. Это может быть, допустим, серия подражательных преступлений, смесь похоти, сексуальной неудовлетворенности и даже извращенности. И еще: так мог действовать человек, у которого, скажем так, с головой не все в порядке.

— Да, пожалуй… Но — «подражательные»?

— За последние четыре недели, — спокойно отреагировал Роджер, — у нас в Лондоне было пять случаев разбрызгивания серной кислоты в парках и других общественных местах.

— Я знаю, — кивнул Мориарти. — Эппинг-Форест, Хампстед-Хит, Риджентс-Парк, Гайд-Парк и вот теперь Уимблдон-Коммон. Вы серьезно считаете, что это подражательные преступления?

— Я думаю, это возможно.

— Я проработал версию, что все они совершены одной и той же группой, — сказал Мориарти. — В каждом случае использовалась одна и та же кислота — концентрированная серная.

— Откуда вы знаете? — быстро спросил Роджер.

— Я проверил эти данные в каждом отделении полиции, сэр.

— Значит, вы уже работали над этим делом, да?

— Да, это так.

— Зачем? — удивился Роджер. — Разве у вас мало текущей работы?

— Да больше, чем достаточно, — подтвердил Мориарти. — Трудно сказать, зачем я это делал, сэр. Может, потому, что, когда я поступил работать в полицию двенадцать лет назад, первое мое дело тоже было связано с кислотой. Молодая женщина оставила одного мужчину ради другого, и брошенный вылил на нее концентрированную серную кислоту. Это было…

— Дело Парадиза? — перебил Роджер.

— Да, сэр. Вы вели его, и тогда я в первый раз с вами встретился. Это я нашел женщину на заднем дворе. Она стонала, меня это просто потрясло — и, в общем-то, такое не забывается. На мой взгляд, это самое ужасное преступление из всех.

— Да, немного найдется хуже, — задумчиво подтвердил Роджер. — Итак, вы считаете, что в нынешних случаях кислоту разбрызгивали одни и те же люди. Что заставляет вас допускать такую возможность?

— Основные моменты во всех случаях совпадают, — ответил Мориарти. — Выбирается место, где парочки часто уединяются. Никакого предупреждения — в моем деле, например, девушке показалось, что кто-то чихнул, но она не была уверена. Вспышки света, предположительно фотосъемка…

— Только предположительно?

— Возможно, эти вспышки нужны для того, чтобы ослепить жертвы или посмотреть, что парочки делают. После вспышек света сразу в дело шла кислота. В моем случае впервые парень закрыл собой девушку. Обычно, когда вспыхивает свет, естественная реакция — вскочить на ноги, а это значит, что девушке, как правило, достается гораздо большая доза кислоты.

— Из чего? Из пульверизатора?

— Пульверизатора особого типа, — сказал Мориарти. — Э-э… сейчас покажу, что я имею в виду, сэр. — Он вытащил сложенный лист бумаги и, расправив, положил его перед Роджером. В центре были условно нарисованы две фигуры, расположенные близко друг к другу, а вокруг них шли круги, обозначенные разным цветом, — черный, зеленый, красный, синий и фиолетовый. Круги не совпадали в точности друг с другом. — Это схема распыления кислоты. В каждом случае экспертами тщательно исследовались трава и кусты, устанавливался радиус попадания кислоты. Я просмотрел их все и скопировал. Сегодняшний круг фиолетовый. Видите, что это значит? — нетерпеливо спросил Мориарти.

Роджер кивнул, не прерывая его рассуждений.

— Можно предположить, что использовался разбрызгиватель одного размера, примерно одного веса и одной мощности, а нападавший заранее рассчитывал, чтобы ветер дул сзади. Не свидетельство ли это того, что здесь действовал один человек?

— Можно предположить, — согласился Роджер.

— Так нам нужно найти его!

— Да, — Медленно произнес Роджер. — Хотя нам нужно и еще кое-что знать: откуда брали кислоту и какого типа пульверизатор применяли. А что-нибудь еще нашли? Следы, окурки, волосы?

— Ничего, что поддается опознанию, — вздохнул Мориарти. — Вплоть до сегодняшнего вечера.

— А что вы нашли сегодня?

— След там, где земля была сырой, — удовлетворенно ответил Мориарти. — Мы и слепок сняли, и фотографию сделали. Размер девять с половиной, каблук и носок слегка сношены, походка очень ровная. Хотел бы я… — он оборвал себя на полуслове.

— Чего бы вы хотели? — подбодрил его Роджер.

— Я забегаю вперед, — признался Мориарти и смущенно засмеялся. — Конечно, эти расследования во многом обрывочны и поверхностны. К первым двум случаям вообще не отнеслись достаточно серьезно — нет, я не критикую, но некоторые из нас довольно легкомысленно ведут себя, если речь идет о парне, который вскочил с девушки со спущенными штанами. Вслух никто не говорит: «Так ему и надо», но про себя думают.

Именно так, если вспомнить Эбботсона и — в меньшей степени — Кинга, отметил Уэст.

— Не составит никакого труда все это проверить, — сказал он. — Здесь у нас есть все материалы, все данные.

Глаза Мориарти засветились:

— Если бы я мог остаться и изучить их…

— Что, некуда спешить?

— Я не женат, — засмеялся Мориарти. — Полицейским быть легче, когда ты одинок.

— Ну, так оставайтесь и смотрите, — предложил Роджер.

— Спасибо! Э-э… Не будете возражать, если я задам вам один вопрос, сэр?

— Давайте.

— Зачем вы разослали свой меморандум?

Это была долгая история, не предназначенная пока для Мориарти. Прошло уже три года с тех пор, как Роджер, расследуя дело об убийстве старика группой молодых людей, практически занялся этой проблемой. По воле случая к нему попало полдесятка или чуть больше дел по преступлениям, касающимся молодежи. Он в некотором смысле стал специалистом, изучающим мотивы и образ мыслей юных преступников и вообще молодых людей, склонных к насилию, искушаемых или принуждаемых к преступлению плохой компанией. Он сам был отцом двух мальчишек из той возрастной группы, которой занимался, от этого его интерес приобретал более непосредственный, личный характер. Он провел немало времени, обдумывая и анализируя причины преступлений данной социальной группы, встречаясь и беседуя не только с сотнями молодых людей, но й со специалистами «Клуба молодежи», социологами, с должностными лицами, осуществляющими надзор за условно освобожденными, опекающими беспризорных и малоимущих. Многие годы это считалось чисто социальной проблемой, полиция имела дело только с ее результатами. Однако неделю тому назад Министерство внутренних дел запросило у комиссара, главы столичной полиции, официальный отчет, — как выглядит дело с точки зрения Скотленд-Ярда. Коппелл, начальник отдела уголовного розыска, послал за Роджером.

— Это явно ваша работа, Уэст.

— Она займет много времени, сэр.

— Знаю. Сосредоточьтесь на ней, поработайте две-три недели, потом сообщите мне, что там вырисовывается. — Коппелл, человек немногословный, поднялся с кресла, показывая, что Уэст свободен.

Теперь, отвечая Мориарти, Роджер просто сказал:

— Начальство забеспокоилось и интересуется всеми аспектами молодежной преступности.

— Здесь время важно, — сочувственно произнес Мориарти. — Пока мы сообразим, что происходит, подростки завладеют страной, — он выдавил отрывистый приглушенный смешок. — Некоторые из них действительно отбились от рук.

— Да. Ну, изучайте эти папки, — Роджер поднял четыре папки с документами со стола, — и потом скажете мне, если увидите, что в опросный лист нужно внести какие-то дополнения, — он указал на висящий прямо за его спиной лист. — Я иду домой. Позвоните мне утром, ладно?

Мориарти встал.

— Непременно, можете не сомневаться, сэр.

— Да, вот еще что, — сказал Роджер.

— Что?

— Эта молодая пара, которую обожгли кислотой в Уимблдон-Коммон… что известно об их родителях?

— Девушка — единственный ребенок в семье. Она была обеспокоена тем, что родители все узнают, не меньше чем своими ожогами. Отец — австралиец, живет в Лондоне вполне самостоятельно.

— Вы навестили родителей? — спросил Роджер.

Мориарти недоуменно посмотрел на него:

— Нет.

— Несколько невежливо по отношению к ним, не так ли?

— Мне не приходило в голову, — ответил Мориарти.

— Сложная ситуация, — согласился Роджер, — особенно для холостяка. Помните, где она живет?

— В Патни, Уилдернесс-Стрит, 17-а.

— От Темзы по Лоуэр-Ричмонд-Роуд, — припомнил Роджер. — Заеду по пути, навещу их, — и, поскольку Мориарти по-прежнему недоуменно глядел на него, продолжил несколько смущенно: — Всегда лучше, когда родственники на нашей стороне. А если мы поможем девушке уладить отношения с родителями, она с большим доверием отнесется к нам, больше расскажет, вспомнит то, что вначале забыла. Может, вспомнит, что есть какой-нибудь ревнивый отставной ухажер, который мог это сделать.

— Да, понимаю, что вы имеете в виду, — Мориарти выдавил еще один отрывистый смешок. — Семейный человек имеет определенные преимущества, не так ли?

— Ну да, — холодно произнес Роджер. — Преимуществом может быть и то, что человеку уже приходилось иметь дело с ожогами серной кислотой. Ведь эти двое парней — Уайнрайт и тот, который сбежал, поняли, что с ними произошло, прежде чем кислота начала действовать? Так?

— Так, сэр, — у Мориарти был слегка озадаченный вид.

— Сами додумайтесь, что это значит, — посоветовал Роджер.

Выходя из Скотленд-Ярда, он улыбался сам себе. Проезжая мимо Белл-Стрит, он с сожалением подумал о Дженет, своей жене, которая сейчас в постели и, несомненно, уже спит, вспомнил о возмущенном «ну вот» юного Ричарда. Он было рассмеялся, но тут же вернул себя к реальности. Его сыновья пока особенно не интересовались девочками, насколько ему было известно, но поспевают ли его знания за тем, как они растут? Что, например, знали родители Хелины Янг о своей дочери? И что знает Мориарти о действии концентрированной серной кислоты?

Роджер без труда нашел дом 17-а по Уилдернесс-Стрит, узкое трехэтажное здание с террасой. Хотя было уже половина первого ночи, в окне над входной дверью сиял свет, и, когда он подошел, стали слышны голоса. Роджер надавил кнопку звонка, и сразу наступила тишина. Вскоре послышались шаги, и дверь открыл человек небольшого роста, но очень полный. Он стоял против света, и невозможно было разглядеть ни черты лица, ни его выражения, но голос звучал резко, а манеры были довольно грубы и бесцеремонны:

— В чем дело?

— Я из… — начал Роджер.

— Если вы из газеты, то лучше не теряйте ни своего, ни моего времени.

У Роджера упало сердце.

— А что, пресса уже побывала?

— Им только подавай грязные сенсации, — бросил человек. — Кто вы?

— Я из Скотленд-Ярда, веду расследование этого дела. Не могли бы вы уделить мне несколько минут, мистер Янг? Вы ведь мистер Янг, не так ли?

— Да, я отец Хелины, — медленно проговорил человек. — Но на самом деле вы не только это хотели знать, верно? Еще вам хотелось бы знать, насколько привычно для моей дочери валяться с мужчинами в парках. Ну, на это я вам могу ответить — больше она никуда и никогда из моего дома не выйдет!… Боже мой, почему именно со мной случилось это!

Роджер почувствовал холодок неприязни.

— Мистер Янг, я думаю, нам лучше поговорить в доме…

— Я вам все сказал!

— Полагаю, это не так, — спокойно возразил Роджер. — Совершено ужасное преступление, и мы намерены найти того, кто его совершил.

— Но без меня, без меня, — ответил Янг. — Если вы их поймаете, будет суд, и тогда для газет начнутся римские каникулы! Все уже произошло, я опозорен, растоптан. Я не хочу знать никаких отвратительных подробностей и не хочу иметь ничего общего с моей дочерью. Если это в ваших силах, проследите, чтобы после больницы ее не возвращали сюда, в мой дом.

Очень медленно и осторожно Роджер сказал:

— Судя по вашему отношению, мистер Янг, она захочет сюда прийти только в самом крайнем случае, когда идти уже будет некуда. Не удивительно, что она пришла в такой ужас при мысли, что вы все узнаете.

— Нужно было раньше об этом подумать!

— Элберт, — раздался из коридора женский голос, потом появилась тень и следом фигура женщины — маленькой, хрупкой, изящной. На фоне света ее волосы казались кудрявой копной. — Сейчас же перестань так говорить. Ты сам прекрасно знаешь, что не меньше других встревожен и хочешь ей помочь.

По ее тону Роджер угадал, сколько усилий ей пришлось приложить, чтобы произнести все это. Голос ее дрожал, и между фразами она делала глубокие судорожные вздохи. Подойдя ближе, она подняла руки, будто защищаясь, будто ожидая, что муж вот-вот бросится на нее.

— Благодаря юноше она не очень сильно пострадала. Но он здорово обожжен, — сказал Роджер.

— Если он умрет, туда ему и дорога, — скрипуче произнес Янг. — Мне он никогда не нравился, и я ему никогда не верил, — он повернулся к жене. — Если б тебе удалось настоять на своем, они устроились бы у нас в передней.

— Тогда ничего бы этого не случилось! — крикнула миссис Янг.

Янг замахнулся на нее, но Роджер перехватил его руку. В этот момент яркая вспышка света озарила дверной проем и улицу вокруг. Раздался щелчок, будто сработала камера фотоаппарата, и застучали шаги. Судя по всему, человек побежал по улице в направлении реки.


Глава четвертая

ФОТОСЪЕМКА В ПАТНИ

Роджер слышал всхлипывания женщины, тяжелое дыхание мужчины, удаляющийся звук шагов. Он развернулся и бросился за фотографом. Ему был виден темный силуэт быстро бегущего человека среднего роста. Работая локтями, Роджер рванулся за ним с бешеной скоростью.

Но слишком поздно он заметил появившуюся в подворотне справа фигуру.

Слишком поздно увидел, как незнакомец вытянул ногу.

Он попытался перепрыгнуть, но не сумел и упал вперед. Ему все же удалось развернуться, подставив мостовой левое плечо, и он рухнул вниз. Удар сотряс все тело, лязгнули зубы. Роджер лежал беспомощный, с трудом дыша и превозмогая боль, с опаской ожидая пинков и ударов, которые должны были обрушиться на него.

Но их не было.

Он услышал, как зачихал заводимый мотоцикл, и, хотя ему удалось поднять голову, взгляд поймал лишь мелькнувший луч света. Уэст медленно поднялся на ноги. Звук мотоцикла растаял в ночи, слышно было только, как стучала кровь в висках, вторя глухим тяжелым ударам сердца. Он прислонился к столбу, облизал губы и вдруг услышал позади себя шаги.

— У вас все в порядке? — это был Элберт Янг.

— Я… сейчас.

— На вас напали?

— Да, подставили подножку.

— Вам следовало поймать их.

— Да.

— Теперь они сфотографировали меня, — горько произнес Янг. — Этот снимок появится во всех газетах, помяните мое слово.

«Была ли это пресса?» — спрашивал себя Роджер. Нет, решил он, ни один журналист не станет делать снимок на таком расстоянии. Ему не хотелось разуверять Янга; не было ни сил, ни желания спорить с ним. Но разговора, однако, не избежать.

— Я все же хочу задать вам несколько вопросов, мистер Янг.

— Я не стану отвечать ни на какие вопросы, — непреклонно заявил тот, — и можете передать моей дочери, чтобы она не возвращалась в мой дом никогда. Это мое окончательное решение.

Он повернулся на каблуках и гордо удалился.


Несколько минут Роджер просидел за рулем машины. Сильно болела голова, ныло левое плечо. Если рассуждать здраво, то надо ехать в Скотленд-Ярд, там ему окажут помощь; если же он сейчас отправится домой в постель, то утром состояние станет хуже, вряд ли он сможет действовать левой рукой. Настроение у него было мрачное, хуже некуда. Он ничего не добился, только еще больше разжег конфликт между Янгами и позволил к тому же сделать снимок. Приобрел еще немного знаний о самых худших сторонах человеческой натуры. Что движет людьми, подобными Янгу? Что делал бы он сам, если бы имел дочерей, а не сыновей? Что будет с его детьми, когда они подрастут?

— Не распускаться! — громко сказал он и потянулся вперед левой рукой, чтобы включить зажигание. Мгновенная боль разлилась по плечу.

— Интересно, кто сегодня дежурит в Ярде? — спросил он сам себя. Лучше заскочить туда и не беспокоить Дженет, а домой прийти к завтраку.

И опять, уже во второй раз, он с сожалением проехал мимо Белл-Стрит, а когда был уже на полпути к Скотленд-Ярду, его радиотелефон вдруг начал звонить. Он осторожно снял трубку.

— Уэст.

— Вызываю главного следователя Уэста.

— Уэст слушает.

— Это отдел информации, сэр. Поступило еще одно сообщение об инциденте в Эдмонтоне, в местном парке. Ожог кислотой, сэр.

Эдмонтон! В северной части Лондона.

— Есть сильно пострадавшие? — поинтересовался Роджер.

— Да, сэр. Девушка получила серьезные ожоги.

— Старший инспектор Мориарти все еще в Ярде?

— Он здесь, рядом со мной, сэр.

— Передайте ему трубку, — велел Роджер и минутой позже отдал распоряжение: — Мориарти, поезжайте прямо сейчас в Эдмонтон, слышите? Я договорюсь с вашим отделением. Позвоните мне в Ярд, когда выясните ситуацию.

— Есть сэр! Как думаете, могли они успеть за это время добраться из Уимблдона в Эдмонтон? — вопрос выдавал нетерпение, энтузиазм Мориарти и неожиданный недостаток опыта.

— Пожалуй, да, — сказал в ответ Роджер.

Повесив трубку, он ехал в машине и хмурился. Мориарти уверен, что здесь работает организованная группа. Если он отправится только за тем, чтобы найти подтверждение своей версии, на его суждения нельзя будет полагаться, он не сможет воспринимать факты беспристрастно. К нему нужно присмотреться повнимательней. Что бы, например, он сказал, узнав о фотосъемке в Патни? Постепенно на душе у Роджера становилось спокойнее: хочет он того или нет, но дорога в Скотленд-Ярд ему этой ночью все равно уготована.

Мысленно он представил себе лицо жены, когда он скажет ей, почему не пришел ночевать домой, — таким же недовольным, даже неприязненным, оно было сегодня утром.

— Лучше бы ты не брался за это дело, Роджер, — сказала она.

Он мог, конечно, возразить, но это ее больное место; ему не хотелось ее тревожить, поэтому он поцеловал ее в лоб и отделался шуткой:

— Плетью обуха не перешибешь.

Но шутка ее не развеселила. А сказанная им минутой позже загадочная фраза: «Надеюсь, вы, двое, скоро подрастете» была предназначена не только для мальчиков, но и для Дженет.

До Скотленд-Ярда он добрался чуть позднее двух часов ночи и тотчас же направился в пункт первой помощи. Сегодня там дежурил здоровенный верзила-сержант. Одна из кроватей была занята человеком с забинтованной головой.

— Утихомиривал пьяного, — пояснил дежурный. — Давайте-ка поглядим вашу руку, сэр… не можете поднять немного выше?… Попытайтесь… Так, давайте я помогу вам снять жилет… Лучше? — он мял и щупал плечо. — Больно?… А-а, вот оно где, да? Это ушиб, никаких признаков перелома, уверяю вас. Я вотру вам мазь, она должна помочь. Дайте этой руке покой на день-два, я бы на вашем месте взял шофера на это время… — у него были большие, сильные и ласковые руки. — Голова болит? Должна болеть, смею утверждать, шея несколько затвердела, потеряла подвижность, но это я скоро смогу поправить… Вот и все, сэр. Пара таблеток аспирина, глоток виски, и вы в норме, если побережете свое плечо… Еще кого-то облили кислотой, да? Их бы этой кислотой, голой бы задницей да в нее… Беда, ежели молодым приходится вот так в парке встречаться. Разве найдется дурак, который предпочтет парк постели? Понимаете, сэр, о чем я?

— И что вы думаете? — Роджер был очарован собеседником.

— Половина из нас, британцев, все еще считает королеву Викторию живой и здравствующей, вот что я думаю. Посмотрите, сколько лишней работы выпадает на вашу долю — мы должны стоять на страже морального кодекса, который кто-то ввел сотни лет назад. Надеюсь, я не очень сумбурно говорю, сэр?

Роджер вспомнил Элберта Янга и то острое чувство стыда, которое им владело.

— Нет, нормально, — сказал Роджер. — Любая точка зрения интересна. Все, можно одеваться?

Он осторожно, с опаской надел рубашку и жилет.

— Лучше, сэр?

— Немного легче.

— У меня тут малость похоже на мастерскую коновала, но вы скоро почувствуете себя лучше.

— Спасибо, — Роджер спустился вниз по лестнице и прошел в свой кабинет. Никаких сообщений и посланий не было, но на письменном столе, где недавно сидел Мориарти, лежал один из оставленных им опросных листов. На нем стояли карандашные пометки четким, аккуратным почерком, с наклоном влево — может, Мориарти левша?


Мчась на полной скорости в северную часть Лондона, Мориарти тем временем говорил самому себе со странной, еле сдерживаемой яростью:

— Теперь, раз уж я начал, я покажу им, как следует делать такую работу! Надо отдать должное Уэсту — ему не много потребовалось времени, чтобы понять, что я собой представляю. Я для них находка!

Роджер, все еще перебирая в голове свои сомнения насчет Мориарти, принялся просматривать лежащий на столе вопросник. Он был озаглавлен так: «ПРЕСТУПНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ». В одном месте карандаш Мориарти спрашивал: «Отчего такой интерес к жертвам?» В конце тем же почерком было добавлено: «Религия, если верующий? Британский подданный по рождению? Временный иммигрант? Страна, в которой родился? Расовая принадлежность? Оплачивала ли третья сторона совершение преступления?»

Роджер нахмурился в приливе самокритики. Он подумал обо всем, кроме этого, последнего, что было приписано рукой Мориарти. А ведь это фундаментальные вопросы, которые анкета должна была выяснить. Несомненно, у Мориарти светлая голова и живой ум.

Раздался телефонный звонок.

— Уэст.

— Это Мориарти, сэр! — в голосе молодого человека явственно звучало крайнее возбуждение. — Я звоню вам из Тоттенхэма. Нападение в Эдмонтоне такого же типа, площадь распыления кислоты примерно та же, кислота, можно не сомневаться, концентрированная серная!

— Поймали кого-нибудь? — требовательно спросил Роджер.

— Улетучились бесследно.

— Как девушка?

— Очень сильные ожоги.

— А парень?

— Он не смог удрать достаточно быстро, оставив девушку на произвол судьбы.

— Ему не пришло в голову обмыть водой ее и себя?

— Нет, сэр, — ответил Мориарти, — но теперь я понимаю, почему вы обратили внимание на то, что те двое парней знали, очевидно, какую штуку с ними проделали. Если смыть концентрированную серную кислоту достаточно быстро, то последствия не так опасны. Они знали — или догадались — сражу же, чем в них брызгали.

— Верно, — одобрил Роджер. — Полезно задуматься над этим, не так ли? Стоит там еще задерживаться?

— Не думаю, сэр.

— Ну, так считайте свой рабочий день законченным, — предложил Роджер. — Встретимся завтра.

— Хорошо, сэр! Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Про себя Мориарти подумал: «Он явно уверен, что много знает. Но он еще поймет!»

Роджер положил трубку, подавил зевок и поднялся, чтобы подойти к окну. Большая часть огней погасла, но некоторые еще горели, сияла реклама, ярко отражаясь в водах реки. Открывающаяся из окна картина дышала каким-то безмолвным очарованием. Несколько автомобилей двигалось по Вестминстерскому мосту, мерцал и туманился тусклый свет их фар; пара в вечерних нарядах шла, взявшись за руки, по дальней стороне набережной.

Опять зазвонил телефон.

«Дженет, — подумал Роджер, — она не может уснуть».

Он прошел через комнату к столу.

— Алло.

Голос Мориарти произнес:

— Простите, что вновь беспокою вас, сэр.

— Ничего страшного. Что случилось?

— Я… э… не оставил ли я на вашем столе бумаги с карандашными пометками?

— Да, — Роджер проглотил смешок.

— Я прошу прощения, сэр. Я… Я хотел забрать их с собой. У меня не было намерения вас обидеть, сэр.

— Но вы ведь не отказываетесь от того, что написали?

— Нет, но я бы, может, нашел какие-то другие слова, если бы… — Мориарти оборвал себя. — В общем, я прошу прощения, сэр.

— Я специально посылал людей в каждое подразделение, чтобы собрать предложения, — напомнил ему Роджер. — Дня через два обнаружится, что я еще что-нибудь пропустил.

Он закончил разговор, представляя, какое облегчение испытывает его собеседник. И все же было немного грустно от того, что Мориарти явно относился к нему как к очень большому начальнику, старейшине, патриарху. Он опять зевнул, было три часа ночи, не удивительно, что он устал. Можно занять раскладушку наверху…

Ерунда! Он поедет домой. Он не ссорился с Дженет, смешно быть таким обидчивым. Он улыбнулся, почувствовав перемену настроения. В конце концов, еще совсем недавно было время, когда…

По дороге в Челси он продолжал посмеиваться про себя. Плечо еще давало о себе знать, но голова и спина уже не болели.

Он понимал, что теперь, наконец, он всерьез взялся за решение проблемы.


Глава пятая

«МАЛЬЧИК» И «ДЕВОЧКА»

Дженет спала, когда Роджер, крадучись, вошел в спальню; она пошевелилась, но не проснулась. Он заснул почти мгновенно и крепко спал, пока его не разбудил какой-то звук или яркий солнечный свет. Постель Дженет была пуста и заправлена; должно быть, уже поздно. Он повернулся, чтоб взглянуть на часы. Без двадцати девять, не так уж и плохо, и слишком рано для Дженет, чтобы заправлять постель. В доме стояли тишина и покой. Мальчишки, конечно, должны были уже уйти, Ричард на телестудию, где он работал, Мартин в свою художественную школу или по картинным галереям и художественным мастерским. Он сам выбрал себе такую жизнь, но пока она мало что давала ему в материальном плане. И Роджер не был даже уверен, что время на его стороне.

Роджер поднялся с постели, подошел к лестнице на первый этаж и позвал:

— Кто-то есть дома?

Ответа не последовало. Набросив на себя что-то, он спустился вниз, в пустую кухню, и нашел на газовой плите возле чайника записку. Включив чайник, он развернул лист бумаги. Дженет писала: «Прости, милый, но меня не будет весь день — загородный выезд бридж-клуба, помнишь? Постарайся не задерживаться сегодня вечером. Там для тебя ветчина, холодное пиво. А кастрюльку нужно только подогреть».

Все было правильно, он просто забыл.

Он заварил чай, принял ванну, побрился, потом позавтракал — и все это в непривычной тишине. Никто не звонил из Ярда, это тоже было необычно. Никаких других дел, кроме этого, главного, что он не вел, и если бы что-то произошло, ему бы сообщили. Лужайку перед домом нужно было стричь, но косилка, вспомнил он, сломалась. Он надел брюки, рубашку с короткими рукавами и вышел в сад под навес, оставив открытыми двери так, чтобы услышать, если зазвонит телефон. Было влажно, и он весь вспотел, пока чинил и смазывал механизм. Через полчаса он смахнул траву с ножей, обтер их и убрал косилку на место.

«Снова нужно в ванну лезть», — подумал он. Вместо этого, несколько остыв, он стал собираться в Скотленд-Ярд, удивляясь, почему нет ни одного телефонного звонка. Он не привык к тому, чтобы его надолго оставляли в покое, и не был уверен, что ему это нравится. Гараж стоял, несколько выдаваясь вперед, сбоку от дома, вход был сзади через низкую дверь. Главные ворота остались настежь распахнутыми — кто-то из мальчиков постарался. Он сел за руль и включил зажигание.

Ничего не изменилось, машина, как и дом, казалась мертвой.

Он еще раз повернул ключ — никакого ответа: ни рокота, ни вибрации. Может, сел аккумулятор? Надо же этому случиться именно тогда, когда он и так довольно поздно вышел из дома! Он вылез из машины и поднял капот, стараясь беречь левую руку.

— Бог ты мой! — воскликнул он.

Внутри лежала фотография, но, не удостаивая ее взглядом, Роджер с неописуемым удивлением взирал на двигатель. Все контакты были оборваны. Распределитель зажигания кто-то выдрал напрочь. Провода, ведущие к аккумулятору, также были отсоединены. Удивление медленно сменялось гневом. Желваки заходили ходуном, когда он посмотрел, наконец, на фотографию.

Он был снят у дома Янга. Правая рука, непропорционально большая, поднята так, будто собирается обрушиться на мужчину, стоящего дальше от камеры и потому очень маленького.

Он потянулся было, чтобы достать фото, но остановился — отпечатки. Отдернув руку, Роджер с горечью подумал, что можно биться об заклад на большую сумму, — газеты уже получили копию. Он медленно направился в дом к телефону.


А еще раньше этим же утром Элберт Янг вышел достать газеты и почту. Он еще не был на заслуженном отдыхе, содержал небольшую судостроительную верфь, а при ней магазинчик, где продавал все необходимое для этого дела. За прошедшие годы к строительным деталям добавились комплекты для пикника, садовый инвентарь, домашняя утварь и некоторые механизмы. Когда-то у Янга был партнер, но уже давно их пути разошлись. Теперь он вел дело вместе с женой, да временами им помогала Хелина. Сам Янг работал ровно столько, сколько хотел и когда хотел, предпочитая лучше сидеть допоздна, чем вставать рано утром. Нынче он уснул тяжелым сном, как только лег, и проснулся минут десять назад.

Жена все еще была в постели.

Злой, мрачный, с тяжелым сердцем и горькими мыслями, Янг достал письма и газеты, зевнул и направился с ними на кухню. Он поставил чайник и принялся за почту. Сразу же бросилась в глаза глянцевая фотография на одной из газетных страниц. Он поднес ее ближе, чтобы разглядеть, все тело его выражало напряженное внимание.

Это была фотография мужчины, почти обнаженного, со спины. И лицо его дочери, с глазами, расширенными от ужаса, с искаженными чертами. Не могло быть никаких сомнений в том, что это Хелина.

Замедленно, мучительно двинулись губы Янга.

— Шлюха, — отчетливо произнес он. — Шлюха!

Взяв газету, он отправился в спальню и стал будить жену.


Роджер добрался до Ярда лишь без четверти двенадцать и почти сразу понял, что вокруг него возникла какая-то особая атмосфера. Он стал предметом повышенного внимания, все сворачивали со своего пути, чтобы подойти поближе и убедиться, что это действительно он. Роджер зашел в свой кабинет, нашел на столе несколько записок — обычный набор сообщений, и с десяток анкет, которые он посылал по подразделениям Скотленд-Ярда. Все записки были краткими. «Звонил начальник отдела Коппелл». «Звонил следователь Дейви из Центрального северного отделения». «Начальник отдела Коппелл просил позвонить ему». «Звонил старший инспектор Мориарти». «Звонил следователь Уиндлзам из Чарлтонского отделения». «Вас срочно хочет видеть начальник отдела Коппелл». Роджер опустился в кресло и набрал номер Коппелла. Ответила секретарша:

— Кто это?

— Главный следователь Уэст.

— О! Слава Богу, мистер Уэст!

— Я все еще нужен?

— Да, и немедленно!

— Сейчас буду, — ответил Роджер. — А почему вы не позвонили мне домой?

— Мы знали, что вы вчера пострадали, мистер Уэст, и не беспокоили вас.

— А-а, — протянул он и, повесив трубку, спустился вниз на один этаж. Он уже почти дошел до кабинета Коппелла, когда его остановил другой следователь, просматривавший утренний выпуск «Ивнинг Глоб».

— Видел это, Красавчик?

Он сунул газету Роджеру под нос. «Это» была фотография, та самая, которую он достал из машины сегодня утром. Заголовок гласил: «СЛЕДОВАТЕЛЬ УЭСТ У ДОМА ЖЕРТВЫ ПРЕСТУПЛЕНИЯ». Он поморщился.

— Ты собирался вмазать ему или защищался? — спросил хозяин газеты.

— Ни то, ни другое, — кисло ответил Роджер.

Он вошел к Коппеллу в тот момент, когда секретарша — высокая, чопорная, в очках со светлой оправой, — выходила из дверей, ведущих в святая святых — рабочий кабинет шефа.

— О, мистер Уэст, — она взглянула через плечо. — Здесь мистер Уэст, сэр.

— Пусть войдет.

Коппелл, тяжелый, с унылым лицом, сидел за большим квадратным столом. Как и его непосредственный предшественник, он вышел из рядовых и чувствовал себя несколько неловко в положении начальника отдела сыска в Ярде. Он всегда был слишком тщательно выбрит, слишком хорошо подстрижен, чересчур аккуратно одет.

— Садитесь, — пригласил он. — Думал, вы сильно пострадали.

— Это преувеличение, — отозвался Роджер.

Помолчав, Коппелл протянул через стол номер «Ивнинг Глоб».

— Видели?

— Да, только что, — осторожно сказал Роджер.

— Были основания так жестоко действовать с этим человеком, с Янгом?

— Я не действовал жестоко в отношении его.

— Фотографический трюк? — поинтересовался Коппелл.

Вопрос был задан в общем-то шутливо, но Роджер почувствовал прилив злости. Отчего это Коппелл пришел к такому заключению? Догадка озарила его почти мгновенно.

— Вместе с газетой пришло письмо? — спросил он.

— Да, — кивнул Коппелл. — Его принес курьер, сказав, что какой-то мужчина попросил передать и заплатил за это. Автор хочет знать, хорошо ли с нашей стороны так запугивать свидетелей.

— Письмо анонимное, я полагаю, — язвительно произнес Роджер.

Хмурый взгляд Коппелла стал сердитым; помолчав, он бросил через стол рукописные каракули. Роджер потянулся за ними левой рукой и поморщился. Он прочитал эту пачкотню и подпись внизу — Э. Янг, отдал обратно и сказал:

— Уверены, что это писал Янг?

— А разве нет? — рыкнул Коппелл.

— Сомневаюсь, — спокойно ответил Роджер. — Это довольно легко проверить.

Он замолк в ожидании, а Коппелл, видимо, стал еще мрачнее. Пауза оказалась странно напряженной, и за это время Роджер понял, что ситуация может быть серьезнее, чем он думал. Ведь Коппелл его начальник. Он подвинулся в кресле, стараясь расслабиться, спокойно объяснить все, что случилось. Он пересказал разговор с Мориарти и продолжил:

— Если здесь и правда действует банда, то она либо разбита на группы, либо вчера вечером разделилась. Один человек не мог одновременно делать этот снимок и обливать кислотой пару в Эдмонтоне.

Коппелл потер подбородок.

— Да, верно, — он помолчал. — Здорово вам досталось?

— Ударил плечо, вот и все. Я вчера поздно вернулся, и жена не стала будить меня утром.

— Мудрая женщина, — искренне проговорил Коппелл, явно поднимая оливковую ветвь. — А как вы представляете ситуацию в целом? Думаете, эти нападения связаны между собой?

— Сомневаюсь, — ответил Роджер, — хотя все возможно. Вероятнее всего, некоторые из этих молодых шалопаев хотели просто порезвиться, развлечься немного.

— Развлечься? — переспросил Коппелл. — Брызгать кислотой — это вы называете развлечением?

— Но некоторым балбесам, у которых извращенное чувство юмора, это может показаться забавным, — пояснил Роджер. — Мы могли бы получить ниточку от Уайнрайта, который в больнице, или от парня, пострадавшего в Челси, который сбежал. Оба явно знали, что использовалась концентрированная серная кислота, иначе не бросились бы сразу к воде. Возможно, существуют две враждующие банды или две фракции в одной банде, которые поссорились между собой, а жертвы, скажем, принадлежат той или другой из них. Я займусь Уайнрайтом, как только будет можно. Мы также попробуем что-нибудь узнать от парня, которого схватили в Шепердс-Буш, я сам съезжу, погляжу на него.

— Надо поторопиться, — сказал Коппелл. — Сегодня его дело будет рассматриваться, а суд очень занят. Вас просили приехать не позднее часа дня.

Было уже десять минут первого.

— Тогда я, пожалуй, пойду. У вас все, сэр?

— Пока да. Есть какие-то ответы на вашу анкету?

— Есть несколько. Правда, я еще не успел их посмотреть, — Роджер поднялся, направился к двери и вдруг воскликнул: — Боже мой! Я забыл рассказать вам о моей машине…

Коппелл выслушал, сердито хмуря брови, а когда Роджер закончил, сказал:

— Так они объявили нам войну?

— Или лично мне.

— Ну что ж, не позволяйте им выигрывать.

— Не позволю, если получится, — автоматически проговорил Роджер. Он подошел к двери. — Неплохо было бы, сэр, перевести молодого Мориарти сюда из его отделения. Если будет необходимо, я могу пообещать им замену?

— Да, — согласился Коппелл. — Сообщите мне о вашем решении, — он внезапно встал. — Бросьте все ради раскрытия этих преступлений с кислотой! Мы не можем стать предметом насмешек.

«Предметом насмешек!» — повторил про себя Роджер, когда залезал на заднее сиденье машины и шофер закрывал за ним дверцу. «Предметом насмешек!» Некоторым людям обливание серной кислотой, да при таких пикантных обстоятельствах, показалось бы чрезвычайно забавным. Особенно людям с садистскими наклонностями в характере… Некоторым идиотам смешными показались бы даже более мелкие инциденты. В общем, кому-то явно захотелось сделать из него дурака — и машина, и фотография, и письмо — все использовалось для этого, если только Элберт Янг действительно не написал сам в Ярд. Но чем больше Роджер думал об этом, тем менее вероятным ему это представлялось. «Предметом насмешек»… «Они объявили нам войну», — сказал Коппелл. Конечно, ничто не могло так раздразнить публику, как сообщение о неудаче полиции, весть о том, что ей не удалось быстро решить возникшую проблему. Некоторые будут шокированы и испуганы этим преступлением, другие разглядят в нем суровый знак ветхозаветного предзнаменования божьей кары. И те, и другие начнут писать, осыпая бранью неэффективные действия полиции. Роджер понимал, что если не будет внимательным, то легко может уйти от главного вопроса — активизации преступности среди молодежи.

Было ли данное дело — могло ли быть — замыслено и предпринято специально, чтобы ввести полицию в заблуждение, сбить ее со следа?

Он повторил вслух этот вопрос, но не смог ответить даже самому себе. Он лишь знал, что такое могло прийти кому-нибудь в голову.

Роджер открыл папку с анкетами и просмотрел то, что в ней лежало. Все, кроме одного из десятка отделений, приславших свои замечания и предложения по анкете, включили дополнительные вопросы о религиозной и расовой принадлежности; и больше ничего нового, что могло бы представлять интерес. Роджер закончил работу как раз тогда, когда машина повернула на узкую улочку, где располагалось здание полицейского управления Шепердс-Буш.

Начальник гарнизона Эллис, высокий, бледный, сухой и неприветливый в обращении, был несколько раздражен тем, что Роджер прибыл так поздно. Судья попался дотошный, норовистый, и Эллис не ожидал еще и дневного, повторного заседания. Между тем задержанный отказывался говорить, в установлении его личности они не продвинулись ни на шаг.

— А он сам как-то себя назвал? — спросил Роджер.

— Не настоящим именем… назвался Джоном Смитом.

— Думаю, он вполне может быть Джоном Смитом, — задумчиво пробормотал Роджер, усиленно сгоняя с лица выражение неприязни. — Можно мне поговорить с ним?

— Я отправлю кого-нибудь вас проводить.

Камеры были хорошо освещены, но, как ни странно, казались темными. Ключи слишком громко звякали в руках дежурного полисмена. Юноша с длинными светлыми волосами сидел на кровати. У Него было неожиданно тонкое, выразительное лицо с прекрасными карими глазами и загнутыми вверх ресницами. Он сидел неподвижно, пока дверь не открылась, потом вдруг вскочил и бросился через камеру в отчаянной, но тщетной попытке вырваться отсюда.


Глава шестая

СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Роджер и сопровождавший его инспектор уголовного розыска одновременно и почти инстинктивно преградили путь парню. Дежурный в коридоре захлопнул дверь, и, как только она клацнула, юноша бросился к инспектору и в бессмысленной ярости стал его бить и пинать. Роджер обхватил буяна сзади. Тяжело дыша, тот повалился назад, глаза дикие, губы скривились, обнажая зубы.

— Вызовите врача, — приказал Роджер дежурному.

— Есть, сэр!

— Врача, — проворчал инспектор, костлявый человек с гладко выбритыми щеками и широкими скулами. — Ему бы смирительную рубашку!

Теперь парень стоял возле кровати, дрожа всем телом. Пока дежурный торопливо шел по коридору, Роджер достал сигареты, предлагая закурить. Юноша взял одну трясущимися руками. Роджер протянул пачку инспектору, но тот буркнул:

— Не курю.

Щелкнув зажигалкой, Роджер дал прикурить задержанному — тот глубоко затянулся. Видно, что курит уже не первый раз. До сих пор никто не поинтересовался этим парнем, никто его не искал, не беспокоился. Он был худ, даже, пожалуй, истощен, но на вид вполне здоров. Роджер сел на кровать.

— Чем тебя обидел Кобден?

— Кто?

— Кобден.

— Кто такой Кобден?

— Приятель Бетти Смит.

— Бетти? Какой Бет… — начал парень и замолчал, кусая конец сигареты. — А, эти ребята.

— Да.

— Да это… это была просто шутка. Хохма, для понта.

— Для понта! — эхом откликнулся инспектор.

— Ты хочешь сказать, что не знаком с ними?

— Черт! Нет, конечно.

— Зачем было тогда на них нападать?

— Я же сказал — для понта.

— А другие кто?

— Какие другие?

— Двое, что были с тобой?

Парень перекатил сигарету из одного угла рта в другой.

— Просто ребята.

— Так значит, «для понта»?

— Да.

— И часто вы так забавляетесь?

— Когда бывает настроение, — неохотно выдавил парень. — Если вы думаете, что я выдам своих ребят, то вы глубоко ошибаетесь.

— Они будут следить за тобой, так ведь? Будут на суде, услышат, как адвокат выступит в твою защиту и объяснит, что все это было сделано в качестве хохмы, для понта.

— Но так оно и было.

— Как тебя зовут? — будто случайно спросил Роджер.

— Попробуйте сами узнать!

Роджер засмеялся.

— Это не составит большого труда. Одна фотография в газете или по телевидению, и множество людей опознает тебя. Зачем отнимать наше время и наживать себе неприятности?

— Меня зовут Джон Смит, — упрямо сказал парень.

— Где ты живешь?

— Сами найдите.

В установившейся тишине стали слышны шаги, появился дежурный, а вместе с ним врач, очень молодой человек среднего роста. Дежурный, уже не первой молодости, тяжело дышал. Врач с интересом взглянул на Роджера и спросил:

— Что случилось?

— Я хотел бы убедиться, что задержанный в состоянии присутствовать на заседании суда.

— Чтобы установить это, потребуется много времени.

— Я имею в виду, может ли он выдержать пять минут на скамье подсудимых.

— Да ведь очевидно же… — начал инспектор и замолк под взглядом Роджера.

Врач проверил пульс «Джона Смита», прослушал стетоскопом его грудную клетку, исследовал офтальмоскопом глазное дно и сложил свои инструменты.

— Ни пять, ни десять минут на скамье подсудимых не причинят ему никакого вреда, — произнес он с глуповатой уверенностью.

— Любой бы сказал, что он устроил тут спектакль, — одним махом выдохнул инспектор.

Роджер пристально посмотрел на парня, и тот ответил ему сердитым взглядом.

Через двадцать минут он поднялся по ступенькам на скамью подсудимых, позади — охранник, рядом — полисмен. Ложа для прессы была заполнена, в воздухе висело напряжение, хотя в зале для публики находилось не более десятка человек. Один из инспекторов полиции томился во время предварительного допроса, нетерпеливо ожидая процедуры принесения присяги. Пожилой судья с волосами песочного цвета казался странно съежившимся на фоне обшитой темными панелями стены.

— Его имя?

— Называет себя Джоном Смитом, — доложил собравшимся секретарь суда.

— Хм-м. Кажется, я где-то слышал это имя, — раздалось несколько приглушенных смешков. — Может ли Джон Смит что-то сказать по поводу обвинения в оскорблении действием?

— Нет, ваша честь.

Парень безучастно смотрел вниз на медную перекладину перед собой.

— Обстоятельства ареста, пожалуйста, — сказал судья.

Молодой констебль принес присягу и официальным языком изложил обстоятельства ареста по обвинению в нанесении телесных повреждений, и, когда он говорил, Роджер заметил, как задержанный осматривается вокруг из-под опушенных ресниц. Свидетель отступил назад, и его место занял инспектор.

— … и если ваша честь не будет возражать, мы бы хотели вернуть арестованного под стражу, чтобы закончить расследование. Мы надеемся…

— Хорошо, — судья сурово посмотрел на юношу. — Вы, Джон Смит, арестованы сроком на восемь дней, а по истечении этого времени, я советую вам…

— Держи его! — крикнул Роджер.

Схватившись за перекладину, парень внезапно перепрыгнул через загородку, отделяющую скамью подсудимых от зала. Легко увернувшись от охранника, пытавшегося его схватить, он со всего маху налетел на остолбеневшего полицейского и ринулся к судье.

Во время последовавшей за этим короткой, но жаркой потасовки судья с достойным уважения спокойствием сидел и ждал, пока арестованного не скрутили в двух-трех футах от него.

— Постановляю: за время задержания провести медицинское обследование обвиняемого, — произнес он. — Отпустите его, пожалуйста.


Циничный инспектор уголовного розыска промямлил неверным голосом:

— Вы ожидали чего-нибудь в этом роде, сэр, да?

— Почти ждал, — сказал Роджер. — Нам не следует рисковать. Если задержанный склонен к насилию — потому ли, что не может сдержаться, потому ли, что разыгрывает спектакль, — нужно немедленно звать врача.

— Вы думаете, сэр, он и правда больной?

— Если он не болен, то я хочу знать, почему он разыгрывает из себя помешанного, — ответил Роджер.

— Может, просто «для понта», — предположил инспектор с мрачным видом.

— Скорее всего, он страшно перепуган. Хотелось бы знать, почему, — сказал Роджер и подумал: «Для понта… понт?… понт?»


Роджер ехал в Уимблдон через Хэммерсмит, мимо грязных, закопченных магазинчиков и низких домов, стоящих вдоль Фулемского шоссе, по широченному мосту через Темзу, с обеих сторон которого видна была блестящая гладь реки; две четырехвесельные лодки стартовали в этот момент с того самого места, с которого ежегодно начинаются оксфордские и кембриджские лодочные гонки, и несколько десятков человек стояли под солнцем, растянувшись вдоль трассы. Где-то здесь, неподалеку, должен быть магазин Элберта Янга. Роджер не знал, где именно. Он сидел на заднем сиденье машины. Когда они въезжали на Патни-Хилл, вдруг заработал радиотелефон:

— Вызываю следователя Уэста.

Роджер поднял трубку.

— Уэст слушает.

— Вам сообщение от старшего инспектора Мориарти, сэр. Он сейчас в Уимблдоне и был бы очень признателен, если бы вы подъехали туда.

— Передайте, что я буду минут через десять.

— Хорошо, сэр.

— Узнайте, там ли следователь Слоун.

— Сейчас, сэр, — наступила короткая пауза, прежде чем другой голос ответил: — Слоун слушает.

— Разошлите запрос по всем подразделениям, не известен ли им человек по имени Понт, связанный с молодежными клубами или подобными им организациями. Передайте по телетайпу, ладно?

— Сделаю, сэр. Кажется, я слышал такое имя в этой связи.

— И я тоже, но не могу вспомнить, — сказал Роджер.

Он повесил трубку, откинулся назад и посмотрел на новые дома и жилые кварталы, выросшие на месте стоявших здесь прежде особняков в викторианском стиле. Дорога здорово изменилась со времен его молодости, но зелень по-прежнему густо росла здесь, узкие тропинки бежали между рядами деревьев и кустарника. Шофер затормозил перед поворотом, тут стояла полицейская машина, а возле нее человек в форме.

— Я провожу вас к мистеру Мориарти, сэр.

Роджер кивнул.

Обе машины выехали на обочину и затряслись по неровной земле, прокладывая путь к оцепленному полицией месту. Это был участок, густо заросший папоротником, молодыми деревцами и кустарником. Роджер пешком направился туда, где стоял Мориарти. При ярком солнечном свете он выглядел внушительно — непоколебимый представитель власти.

— Добрый день, сэр.

— Что вы нашли? — спросил Роджер.

— Еще три следа, мы снимаем с них слепок, — ответил Мориарти. — И вот это, сэр.

Он протянул небольшой коробок спичек, смятый и раздавленный, но печатные слова на нем легко читались:


ЛУЧШИЙ ОТДЫХ И РАЗВЛЕЧЕНИЕ ВЫ ПОЛУЧИТЕ В ПОНТ-КЛУБЕ!


Роджер повертел коробок в руках, открыл, увидел несколько спичек с красноватыми головками и больше ничего. Никаких записей, никаких адресов.

— Отпечатки пальцев?

— Ни одного, сэр.

— Странно.

— Нельзя точно сказать, сколько эти спички здесь провалялись, — сказал Мориарти, — но я думаю, со вчерашнего вечера. Почти наверняка.

— Почему вы так уверены?

— Они лежали поверх одного из следов.

— Значит, нам остается лишь убедиться, что следы сделаны вчера вечером, — хмыкнул Роджер. — Вы видели фотографии?

— Да, — ответил Мориарти и добавил с мрачным видом: — Элберт Янг тоже получил одну.

— Неужели? — с горечью проговорил Роджер. — У вас нет образца его почерка?

— Нет.

— Мне он нужен, и побыстрее, — сказал Роджер. — А что слышно о его дочери?

— Она все еще в больнице, — Мориарти с большой осторожностью засовывал коробок спичек в полиэтиленовый пакет. — Папаша — образец суровой викторианской морали. Я все закончил здесь, сэр. Если вы не…

— Давайте поедем, навестим Янга, — предложил Роджер.

Не было никакой уверенности в том, что Янг примет их, сделает это если и без удовольствия, то хотя бы из вежливости. Но, когда Роджер увидел возле дома с десяток глазеющих зевак, сердце его упало; может, Янг вообще не откроет им дверь. Но он открыл, и Роджера поразили темные круги вокруг его глаз — свидетельство бессонницы и страданий.

— Если я отвечу на ваши вопросы, уберете ли вы… уберете ли вы эту свору шакалов от моих дверей? — Янг смотрел вопрошающе.

— Мы сделаем все возможное для того, чтобы вас не беспокоили, — пообещал Роджер и, как только они вошли и дверь закрылась, спросил: — Зачем вы послали эту фотографию из газеты в Скотленд-Ярд, мистер Янг?

Янг повернул голову:

— Я никуда никаких фотографий не посылал. Я разорвал эту мерзость в клочья.

— Это не ваш почерк? — Роджер протянул письмо, которое ему передал Коппелл. Янг взглянул и, немедленно пройдя в комнату, взял с небольшого письменного стола незаконченное письмо.

— Вот мой почерк, — резко бросил он. — Разве это похоже?

Трудно было представить что-либо менее сходное; Роджер держал в руках каракули; письмо, взятое со стола, было написано красивым, разборчивым и аккуратным почерком. Он явно был предметом гордости обладателя. Бумага помечена специальным штампом: «Элберт Янг, судостроитель, владелец магазина». Янг с нескрываемым удовольствием наблюдал, как менялось выражение лица Роджера, потом рассмотрел подпись внизу и, словно удивившись, воскликнул:

— Кому могло понадобиться мое имя?

— Найдем, — сказал Роджер. — Вы знаете человека по имени Понт, мистер Янг?

— Понт? — Янг задумался. — Я знал когда-то в школе мальчика с таким именем. Лет тридцать пять прошло с тех пор, как я его видел.

— А вы не слышали, чтобы ваша дочь упоминала в своих разговорах Понт-клуб?

— Нет. И я больше ничего не хочу знать о своей дочери.

— Мне очень жаль, что вы так все воспринимаете, сэр. Я уверен, она бы оценила вашу помощь. — Роджер замолчал и задал еще один вопрос: — А вы не знаете, были ли у нее друзья — юноши, которые отличались чрезмерной ревнивостью?

— Я не знаю ее друзей. Она отвергла мое покровительство много лет назад, мать поощряла ее в стремлении к независимости. Поскольку она не обращала на меня никакого внимания, то не было смысла ей что-то говорить, не так ли? Единственное, что я знаю, так это то, что таких мерзких романов у нее могло быть с десяток.

— Как вы полагаете, ваша жена могла бы нам помочь? — нетерпеливо спросил Роджер.

— Могла бы. Но она в больнице, и я представления не имею, когда вернется. В общем-то, она может уйти насовсем, остаться у родственников. Я… — Янг замолчал, вскинул голову, прислушиваясь. — В дверях ее ключ. Если вы хотите поговорить с ней, пожалуйста, пройдите в другую комнату.

Он направился к двери, но прежде, чем дошел до коридора, кто-то торопливо вбежал в дом. Глянув поверх седой головы Янга, Роджер увидел девушку с повязкой на лбу и кусочками пластыря на щеках. Она была молода и несомненно привлекательна. Прежде, чем кто-либо успел вымолвить хоть слово, она закричала:

— Где мамочка? Она здесь? Здесь? Она ушла из больницы, сказала, что лучше убить себя, чем терпеть такие страдания! Она здесь?


Глава седьмая

ПОНТ

Отец и дочь стояли лицом к лицу — враждебные, ожесточенные. Роджер наклонился к Мориарти и шепнул:

— Вы знаете, как выглядит миссис Янг?

— Да.

— Объявите общую тревогу через это и соседнее отделение полиции, — тихо произнес Роджер, — пусть возьмут под контроль пруды, реку — вы знаете.

— Хорошо! — Мориарти бросился к двери мимо девушки.

Отец и дочь продолжали разговор — девушка высоким, звенящим на истерической ноте голосом, мужчина почти рыча, но Роджер не разобрал ни слова, пока отдавал указания. Теперь слова обрели форму:

— … это ты виноват, только ты!

— Как ты смеешь повышать на меня голос!

— Если она себя убила, ее смерть будет целиком на твоей совести! — кричала девушка. — Это ты ее довел до этого!

— Если она умрет, то только от стыда за тот позор, который ты навлекла на своих родителей, на свой дом!

— Это твоя вина! О, боже, боже, где она?! — девушка развернулась, вцепилась в Роджера и крикнула: — Вы можете ее найти?! Можете пойти и поискать ее?!

— Мы уже начали поиски. Мы найдем ее, — уверенно пообещал Роджер. — Разве вам не следует быть в больнице?

— Мне пришлось уйти, пришлось разыскивать ее!

— Если твоя мать умрет от стыда, это будет на твоей совести, — низким, торжественным голосом проговорил Янг, словно произнося проповедь с кафедры; будь у него борода, он мог бы сойти за одного из пророков Ветхого завета, грозящего людям адским пламенем. — Покинь этот дом, пока стыд не погубил нас всех!

У Хелины перехватило дыхание, будто внезапная, невыносимая судорога прошла по горлу. У нее были очень красивые бархатно-синие глаза, не пострадавшие от кислоты, и губы тоже остались нетронутыми. Они кривились, не подчиняясь ей, казалось, она дрожала всем телом.

— Ты слышала меня? — вновь провозгласил отец.

— Ты… ты хочешь этого, — сказала она дрожащим голосом. — Ты действительно этого хочешь. И это ты прогнал маму. Ты…

Она замолчала, переводя дыхание и не отрывая взгляда от отца. В этот момент вошел Мориарти. Губы девушки раскрылись, готовясь что-то произнести. Казалось, тишина стоит очень долго. Наконец хрипло прозвучал ее голос:

— Папочка, пожалуйста, пожалей маму. Можешь делать со мной что хочешь, только не трогай маму.

Янг оставался непреклонен и беспощаден:

— Твоя мать сделала выбор, я не заставлял ее. Так же, как и тебя.

— Нет, — тяжело дыша, сказала Хелина. — Ты не можешь быть таким… жестоким. Не можешь быть таким жестоким!

Янг стоял, глядя ей в глаза. Слезы появились в них.

— Что с тобой произошло? — заплакала она. — Отчего ты так переменился? Ведь ты был когда-то таким добрым!

— Когда-то ты была моей дочерью.

Опять наступила полная тишина. Потом девушка повернулась и выбежала из комнаты. Роджер увидел, как Мориарти почти инстинктивно последовал за ней. Сначала ее, потом его шаги отчетливо прозвучали в коридоре, на крыльце. Янг смотрел в открытую дверь с тяжелым лицом, крепко прижав руки к бокам. В глазах, так похожих на глаза дочери, пылала боль. Гнев и неприязнь, овладевшие Роджером, постепенно затухали, и он почувствовал странную жалость к этому человеку.

— Мы найдем вашу жену, мистер Янг, — сказал он тихо и спокойно. — Не думаю, что вам следует беспокоиться. Когда женщина вне себя, угроза покончить с собой может ничего не значить. Вы весь день будете дома?

Янг не ответил.

— Будете дома, сэр?

Янг даже не взглянул в его сторону. Трудно было понять, слышит ли он вообще хоть слово.

Роджер оставил его в покое и направился к двери. Толпа теперь составляла человек тридцать-сорок, впереди стоял человек с фотоаппаратом; пресса казалась временами эдаким вампиром. Щелкнула камера. Мориарти вел разговор с сыщиком в штатском, стоя возле полицейской машины; девушки не было видно. Один полисмен сидел за рулем, другой стоял у дверей дома; Роджер поманил его, и они вернулись в прихожую.

— Вы хорошо знаете эту улицу?

— Это мой район патрулирования, сэр.

— Знаете что-нибудь о Янге и его соседях?

— У него здесь нет друзей, сэр… У миссис Янг есть, а у него нет, насколько я знаю. Он стал в последнее время немного… фанатичным, что ли.

— Сам по себе?

— Да, сэр. Ни к какой секте он не принадлежит, если вы это имеете в виду.

— Но должны же быть у него какие-то друзья, — настаивал Роджер.

— Ну… у него был раньше партнер, мистер Джозефс, по торговому делу, здесь, возле реки. Теперь каждый сам по себе. Янг стал к тому же продавать садовые инструменты, смазочное масло, все необходимое для уик-энда на реке. Дело не такое уж большое, он ведет его один. У Джозефса тоже свой бизнес, но они сохранили какие-то отношения. Были когда-то близкими друзьями, потом, несколько лет назад, Янг вдруг повел себя странно, всех против себя настроил.

— А что из себя представляет Джозефс?

— Вполне разумный человек, сэр.

— Думаете, он все забыл и простил?

— Я могу сходить, поговорить с ним, если хотите, — сказал полисмен. Ему было к шестидесяти, и выглядел он на свои годы. Мягкость и предупредительность сквозила в его манерах. — Думаете, стоит опасаться, что Янг наложит на себя руки?

— Кто может знать.

— Я быстро, сэр.

Роджер вернулся в дом. Элберт Янг сидел за письменным столом, положив на него руки и глядя прямо в календарь с изображением берега Темзы, висящий на уровне лица. Глаза Янга казались одновременно и горящими, и угасшими, будто его пытали огнем и серой.

— Мы сообщим вам, как только получим новости о вашей жене, — пообещал Роджер тихим голосом.

Непонятно было, слышит ли его Янг.

Роджер повернулся и вышел. Мориарти мог бы оставить здесь человека или прислать соседа, или даже вызвать врача. Трудно иной раз решить, где кончается служебный долг и начинается обычное человеческое сочувствие. Но ведь предотвратить самоубийство — прямая обязанность полиции, это ясно как день.

Сидящий в машине полисмен крикнул ему:

— Они нашли миссис Янг, сэр!

— Что с ней? Она пострадала? — быстро спросил Роджер.


Эгнис Янг чувствовала стеснение в груди, странные картины, смешиваясь, теснясь, громоздились перед ее взором, острая боль засела в голове. Она провела в больнице с дочерью около часа. Боль все усиливалась, и она поднялась со словами:

— Мне нужно идти, дорогая. Все у тебя будет хорошо, не беспокойся.

Она понимала, что ее поведение должно казаться Хелине странным, но ничего не могла поделать; она чувствовала, что нужно уйти. Выходя из палаты, она пробормотала: «Я убью себя. Ничего больше не остается». Слегка дремавший больной услышал ее слова. Она быстро шла по коридору, ничего не видя перед собой, и повторяла: «Он никогда не простит ее. Никогда. А я не смогу так жить. Я убью себя, вот что я сделаю».

Медсестра тоже услышала, как она это сказала.

За ее спиной пополз шепоток тревоги и слухов, которые вернулись к дочери, но к этому времени миссис Янг уже была на улице. Бесконечным потоком неслись машины; оглушительно ревя, катились мимо грузовики, словно чудовище с раскрытой пастью надвигался на нее автобус. Шум, шум, шум… Что-то влекло ее и в то же время останавливало. Шум, шум, шум… Он был похож на голос Элберта, такой же глухой, скрипучий, безжалостный: «Она мне больше не дочь. Если хочешь видеть ее, то оставь мой дом. Я сказал тебе, что запрещаю с ней встречаться. Она шлюха».

Шлюха, шлюха, шлюха…

Шум, шум, шум, шум…

Рокот, рокот, рокот, рокот…

Крутятся колеса, катятся мимо красные монстры, визжат тормоза, кричат люди. Шум, шум, шум. К ней подошел человек, дотронулся до нее, заставил двинуться с места. Шум… шум… шум… Он затухал, стал слабее, мягче.

«Мамочка, прости меня, прости… Я люблю его… Я правда очень его люблю… Я не хотела… Мамочка, не плачь, пожалуйста. Папа не думает так на самом деле, он не может так думать».

Папа, папа, папа, Элберт, Элберт, Элберт, шум, шум, шум, шум.

Перед ней была река — широкая, гладкая, зовущая. Единственный звук слышался теперь — звук плещущейся о берег воды. Качались на волнах несколько бревен. На пирсе сломаны перила. Иди, иди туда, вода облегчит боль, утешит тебя. Иди, иди, иди туда. Вода была красива, прохладна, она доходила ей до щиколоток, до колен, до талии, прохладная, ласковая. Она слышала шум, голоса, крики, свист, но все звуки, все страхи и опасения остались теперь позади. Вода доходила ей до груди, плескалась о подбородок.

Теперь все будет хорошо.

Перед ней появилось лицо — лицо плывущего мужчины. Внезапно появился еще один человек в лодке, сбоку от нее.

«Осторожно». «Все будет хорошо». «Держите ее». «Позвольте, я помогу вам, мадам». «Позвольте мне помочь…»

Они пришли, чтобы отобрать у нее чудесную прохладу, успокоение. Она поняла это и пришла в бешенство. Страх, гнев и еще какое-то более глубокое непонятное чувство овладели ею.

Подавляемое многие месяцы отчаяние вдруг хлынуло наружу. Она ударила по чужому лицу, толкнула лодку, вода сомкнулась над ее головой, и она глотала, глотала ее. Глаза были открыты, но ничего не видели. Чужие руки хватали и тащили ее, но она ничего не чувствовала. Отталкивая их, она глотала воду, и легкие наполнялись ею. Она не знала, что люди в лодке уже поднимали ее из воды, и пловец стоял теперь рядом.

— Как она, в порядке? — спросил Роджер.

— Ее достали из реки, — ответил полисмен, сидевший у радиотелефона. — Пришла в себя после искусственного дыхания.

— Где она?

— Направляется в больницу на скорой помощи.

— Лучшее место для нее, — Роджер повернулся к Мориарти, стоявшему рядом, и сказал: — Это семейство в очень тяжелом положении.

— Какой это ад для дочери — жить с такими родителями! — заметил Мориарти.

— Сколько времени это могло у них длиться?

— Слишком долго.

— Где девушка?

Мориарти, поколебавшись, собрался, видимо, с духом и произнес подчеркнуто официальным тоном:

— Я подумал, что ей лучше пока перебраться туда, где никто не скажет, что она сама во всем виновата, сэр. Я отправил ее к себе, в дом, где я живу.

— К себе?!

— Поймите меня правильно, сэр, — продолжил Мориарти с большим достоинством. — Я занимаю небольшую служебную квартиру в переданном полиции доме. Там живет и хозяйка, она ведет мои домашние дела. Рядом есть свободная комната, но не в моей квартире, сэр. Девушке будет обеспечен хороший уход.

— Верю, что хороший, — мягко произнес Роджер. — Однако не позволяйте себе слишком впутываться в дело, это может привести к ненужным осложнениям.


Кто он такой, чтобы указывать мне, что можно, а что нельзя, спрашивал себя Мориарти. Я могу делать то, что считаю нужным. И я никому не позволю — начальнику или не начальнику — указывать, что мне делать, когда речь идет о моей личной жизни!


— А что известно о приятеле Хелины Янг? — поинтересовался Роджер. Он не мог понять выражения лица Мориарти, но подумал, что этот угрюмый надутый вид — явная самозащита, даже демонстративный вызов.

— Это Энтони Уайнрайт, родом из Кернса, Квинсленд[3]. Здесь живет три года, работает посредником какой-то фирмы по продаже дешевых украшений из полудрагоценных камней. Дела, как я понял, идут у него хорошо. О нем ничего не известно, кроме…

— Да?

— Похоже, бабник, если верить донесениям. Из тех, с которыми девушкам надо поосторожней.

— А-а.

— Не удивительно, что Хелина Янг думала, будто у него серьезные намерения, — продолжал Мориарти.

— Вы его видели? — спросил Роджер.

— Лишь несколько минут… ему пока не разрешают разговаривать. Врачи сказали, сегодня будет можно.

— Я навещу его, — решил Роджер. Он подождал и задал еще один вопрос: — Насколько вы преданы своему местному отделению?

Мориарти опять весь собрался и принял официальный вид; трудно было понять, поза это или естественное состояние.

— Я прекрасно отношусь к своему отделению, сэр. Но, конечно, мне бы больше хотелось… — он замолк, глаза широко раскрылись, и неожиданная, почти мальчишеская улыбка появилась на его лице. Он застыл в ожидании, почти не дыша и явно волнуясь.

Роджер ощущал в его поведении что-то вымученное, неестественное.

— Я нахожу, что вы очень полезны для работы в Ярде, — сказал Роджер. — Хотите, чтобы я поговорил с вашим начальством или сами обратитесь?

— Я сам, сэр! Благодарю вас! Я так ждал этой возможности!

— Да, — кивнул Роджер, — и старались для этого, несомненно.

Он не стал добавлять, что это такая возможность, которая может обернуться злом для человека; что работа в самом Ярде сильно отличается от работы в отделении. Он надеялся, Мориарти понимает, что другие, старшие по возрасту полицейские в Скотленд-Ярде, могут весьма болезненно отнестись к тому, что такое специальное назначение получил совсем молодой человек. Глаза Мориарти сияли, и жаль было гасить его радость.

— Пойду, поговорю с Уайнрайтом, — сказал Роджер.

Пусть не одобряет, но ему не остановить меня, подумал Мориарти, когда Роджер ушел. Он понимает, что не справится с этой работой один, без меня, но потом припишет все заслуги себе, — если, конечно, я позволю. Пока же я могу направлять его так, что он об этом даже не догадается.

Уайнрайта поместили в небольшой отдельной палате. Он лежал на правом боку, отвернувшись от света и от полисмена, который сидел возле него все время. Роджер отослал охранника и обогнул кровать. Уайнрайт отрешенно слушал что-то через радионаушники; он притворился, что не замечает Роджера, подвигающего стул и усаживающегося рядом. Лицо молодого человека не пострадало, но на голове местами были выбриты волосы и виднелся пластырь. У него было продолговатое, необычное лицо с прекрасно вылепленными чертами, выразительными бровями; роковой мужчина, явно не английской крови.

— Примите мои поздравления, — проговорил Роджер.

Уайнрайт широко раскрыл глаза от удивления.

— С чем?

— С прекрасно исполненной ролью героя.

Уайнрайт поморщился.

— Никакой я не герой. Нельзя же привести с собой девушку, а потом позволить каким-то негодяям искалечить ее. Как там она?

Роджеру была неприятна жесткость этого человека, и в то же время он испытывал чувство легкого восхищения.

— Беспокоится. Насчет родителей, как я понимаю.

— Родителей? Ну и что? — Уайнрайт с большой осторожностью снял наушники. — Они это переживут, к тому же она пострадала гораздо меньше меня. Теперь придется как-то объяснять девушкам, откуда у меня эти шрамы. А вы кто?

— Главный следователь Уэст. Мистер Уайнрайт, вы когда-нибудь слышали про Понт-клуб?

Вопрос был задан небрежным тоном, как бы случайно, но Роджер внимательно наблюдал за реакцией, почти уверенный в том, что этот человек прекрасно умеет лгать и лучше, чем кто-либо, владеет своим лицом, изображая бесстрастность.

Но Уайнрайт, напротив, не скрывал своих чувств.

— Это шобла? Я слышал о них, побывал там и отвалил. Не смешите меня, а то мне смеяться больно.

— Это может оказаться не так уж смешно, — сухо произнес Роджер. — А как вы догадались, что вас обрызгали серной кислотой? Среди нападавших были ваши знакомые?

На лице Уайнрайта появилось выражение полного безразличия.

— Мне приходилось раньше слышать о серной кислоте, — ответил он, — и в газетах сообщали о таких случаях. Я не стал рисковать.

Больше он ничего не сказал, но Роджер заподозрил, что он знает гораздо больше.


Глава восьмая

СВЕДЕНИЯ О ДЖОШИА ПОНТЕ

Роджер вернулся в Скотленд-Ярд после, пяти часов и обнаружил, что его стол завален возвратившимися анкетами, сообщениями о четырех случаях использования серной кислоты за прошедшую ночь, газетами с фотографией, где он «угрожает» Янгу. Здесь лежали также снимки Кобдена и Бетти Смит, Джил Хиккерсли, на которую было совершено нападение в Челси, и еще одной пары, пострадавшей в Эдмонтоне, — двоюродных брата и сестры Эбботт. Девушка на последнем снимке была поразительно красива, а парень на удивление невзрачен. К фотографиям прилагался напечатанный на машинке текст донесений, подписанный инициалами Б. М. Текст был отпечатан прекрасно; должно быть, Мориарти очень быстро нашел себе хорошую машинистку. Роджер просмотрел все отчеты, особенно заинтересовало его дело Эбботтов. Они были старше всех остальных, но все же достаточно молоды — около двадцати пяти. Девушка — на этот раз ужасно пострадавшая — делила квартиру с тремя молодыми женщинами; юноша жил с родителями в перенаселенном доме.

Роджер вызвал посыльного.

— Принесите, пожалуйста, чай и бутерброды, прямо сейчас.

— Хорошо, сэр.

— И узнайте, здесь ли старший инспектор Мориарти.

— Он здесь, сэр.

— Пошлите его ко мне, ладно?

Когда дверь закрылась, Роджер нахмурился; одно дело — быть расторопным, и совсем другое — срываться в гонку до сигнала. Не слишком ли прыток Мориарти? Может, торопится захватить инициативу? Раздался стук в дверь, и Мориарти вошел — опять же слишком быстро. Выражение враждебной настороженности видно на лице; этот человек явно жил в состоянии постоянного нервного напряжения, которое само по себе может порождать проблемы.

— Вы не теряете времени зря, — сухо заметил Роджер.

— Мистер Дэвис сказал, что, чем быстрее я освобожу кабинет, тем лучше, — ответил Мориарти. — Меня заменит в отделении Билл, то есть старший инспектор Ивенс, я его хорошо знаю, — Ивенс был офицером младшего состава в Ярде. — Поэтому я оставил ему там свою картотеку, а он показал мне все здесь.

— Что с девушкой? С мисс Янг?

— Я пока ничего больше не знаю о ней, сэр. С матерью все в порядке, хотя она перенесла нервный шок. У самого Янга выискался старый друг, Янг сейчас с ним. Эта семья совершенно раскололась.

— Множество других семей живет на грани развала, — Роджер встал и двинулся к окну. — Что мы здесь имеем реально, на сегодня? — он указал на донесения.

— В смысле преступления, сэр?

— В любом смысле.

— Во всех случаях, кроме Кобдена — Смит, молодые люди, видимо, не имели близкого контакта с родителями, — ответил Мориарти. — Я старался найти что-то общее, не считая любви, — улыбка появилась и тут же исчезла с его лица. — Пока не нашел, сэр! — и, поскольку Роджер явно ждал продолжения, он добавил: — А каково ваше мнение об Уайнрайте?

— Бабник.

— О! Так он не любит Хелину Янг?

— Если б любил, не стал бы разыгрывать спектакль, — сказал Роджер. — Единственная польза от него — информация о Понт-клубе. Вероятно, это та самая общественная организация в Кенсингтоне, которой руководит Джошиа Понт. Цель ее состоит в объединении молодых людей, создании высокоморальной духовной среды. Никаких попоек и спален, строгие правила и распорядок. Слышали о Понт-клубе прежде?

— Такое чувство, что я где-то читал о нем, — ответил Мориарти. — Это название на слуху.

— Местным отделениям полиции клуб известен, но ничего плохого о нем пока не зарегистрировано. Знают о нем и в двух-трех других отделениях, вот и все. Адрес клуба — Маунтджой-Стрит, Саут Кенсингстон. Не заглянуть ли туда, а?

— Хорошо, сэр.

В дверь постучали, вошел посыльный с чаем и двумя большими бутербродами для Роджера. Когда он поставил их на небольшой столик, у Роджера появилось искушение пригласить Мориарти присоединиться, но некоторое недоверие, которое вызывал у него этот человек, заставило его подавить желание.

— Кто печатал вам донесения? — спросил Роджер.

— Я сам, — быстро сказал Мориарти.

— Сами печатаете, по слепому методу?

— Да, сэр. И стенографирую не хуже.

— Что ж, очень полезное умение, — Роджер вернулся к столу. — К завтрашнему дню мы найдем для вас место, где можно работать, и тогда по-настоящему возьмемся за дело.

— Чем быстрее, тем лучше, — Мориарти направился к двери. — Когда вы сегодня уходите домой?

— Не раньше, чем через час.

— Если я понадоблюсь вам, сэр, то я у старшего инспектора Ивенса, — предупредил Мориарти и поспешно вышел.


Он мнит себя черт знает кем, подумал, выходя, Мориарти. Все они такие, но этот просто переходит всяческие границы. Не изволил даже предложить мне чашку чая! Чертовски озабочен тем, как бы не уронить себя. Ничего, скоро он поймет. Значение имеют способности, а не ранги. Красавчик Уэст несется во весь опор, не видя, что его ждет впереди!

Роджер опустился в кресло, выпил чашку чая, с удовольствием съел бутерброды, предаваясь вместе с тем размышлениям. Многое произошло за последние двадцать четыре часа, и некоторые вещи, включая Мориарти, легко могли предстать в искаженном свете. На этом этапе важно сохранить чувство реальности. Он должен помнить, что занимается расследованием преступной деятельности, а не анализом морали и социального поведения вообще. Он может себе позволить проявить живой интерес только там, где речь идет о совершении преступления.

Некоторые факты точно установлены; он взял карандаш и записал их на листе бумаги:


1. Брызгать в людей кислотой — преступление.

2. Нападение в Челси, Уимблдоне и Эдмонтоне — преступление.

3. «Джон Смит» совершил преступление.

4. «Джон Смит» сказал, что сделал это просто «для понта».

5. Коробок спичек с рекламой Понт-клуба найден на месте преступления в Уимблдоне.

6. Уайнрайт знает этот клуб.

7. Ничего порочащего клуб или его владельца не известно.

8. Нападение на Уайнрайта и Хелину Янг вызвало у матери девушки попытку самоубийства. На скольких людей эти события опосредованно оказали такое же пагубное влияние?

9. Нет никаких видимых связей между подвергшимися нападению парами.

10. Личности нападавших не установлены, но есть данные (по мнению Мориарти), что преступления с использованием серной кислоты совершают одни и те же лица.

11. Фотография, сделанная возле дома Янга, свидетельствует, что либо следили за ним, главным следователем Роджером Уэстом, что маловероятно, либо нападавшие держали под наблюдением дом Янга, — и это во многих отношениях один из самых загадочных фактов.

12. Попытка дискредитировать его, Роджера, с помощью посланных в Ярд фотографий, может означать, что его расследование затронуло какую-то больную точку. С другой стороны, возможно, это просто злоба, не направленная против кого-то персонально.


Роджер отодвинул листок и подошел к окну, невидящим взглядом уставившись в знакомую панораму за стеклом. Эти факты были точно известны, но они рождали множество вопросов. Первый и наиболее важный: связаны ли между собой различные случаи нападений или они просто похожи друг на друга? Странно ли, что «Джон Смит», который участвовал в менее серьезном нападении, чем остальные, воспользовался таким старомодным жаргонным словечком — «понт»? Было ли это случайным? Отчего, однако, он так настойчиво скрывает свое имя? Почему предпринял две попытки сбежать — ясно, что они с самого начала были обречены на неудачу? У него с головой действительно не все в порядке, или он хотел произвести такое впечатление?

Зазвонил телефон — городская линия. Роджер прошел через комнату.

— Уэст.

— Вам звонит мистер Пенгелли, сэр. Пенгелли из «Дейли Глоб».

Уж этот Пенгелли! Тут как тут.

— Соедините.

Пенгелли — журналист среднего возраста, которого Роджер знал уже лет двадцать. Тот факт, что он давал самые сенсационные материалы в газетах, не мешал ему быть крайне ответственным и педантичным в своем деле.

— Красавчик?

— Привет, Пен. Как ты?

— Возмущен до глубины души, — сказал Пенгелли. — Просто ошарашен всеми этими ужасными происшествиями.

— И мы все тоже, — согласился Роджер. — А что ты припас для меня?

— Некоего мистера Джона Смита Уолтера Осгуда, — отрывисто объяснил Пенгелли.

Не поняв вначале значения этого имени, Роджер эхом откликнулся:

— Джон Смит Уолтер — о-о!

— Верно, — не замечая иронии, подтвердил Пенгелли. — Я только что был в городском управлении полиции на Олд-Джури и видел фотографию вашего «Джона Смита». На самом деле он Уолтер Осгуд, я в этом совершенно уверен. Ведь это его дело сегодня рассматривали в суде Шепердс-Буш?

— Да.

— Оригинально, — отметил Пенгелли.

— Ты не мог бы выражаться яснее?

— Он такой хороший молодой человек, — ядовито проговорил журналист. — Или его таким считают. Это проливает свет на некоторые стороны деятельности молодежных клубов.

Пенгелли был активным участником молодежного движения, а также сотрудником газет «Ивнинг Глоб» и «Дейли Глоб», утренней газеты, ставшей спонсором ряда таких клубов в Лондоне; на приз «Глоба» устраивались соревнования по теннису, плаванию, крикету, футболу. У Пенгелли также имелся удивительный нюх на невероятные, непристойные, романтические истории и на всевозможные сенсации.

— Я знаю этого парня не очень хорошо, но он никогда мне по-настоящему не нравился, — продолжал Пенгелли. — Поэтому нельзя сказать, что он меня сильно удивил.

— А он не является членом Понт-клуба, нет? — наобум выстрелил Роджер.

На миг воцарилась удивительная тишина, потом Пенгелли хмыкнул:

— Мне следовало бы догадаться, что тебе не потребуется много времени, чтоб установить это. Да, является.

— А что ты знаешь о Джошиа Понте?

— Немного, — медленно произнес Пенгелли. — Думаю, его не так просто раскусить. Но кое-какие анкетные данные имеются. Это довольно молодой человек, специалист по психиатрии, он содержит частную психиатрическую клинику по соседству с Понт-клубом. Известен как человек состоятельный, и его клуб и клиника, несомненно, подтверждают это мнение. Я написал о нем статью для нашего воскресного приложения несколько месяцев назад.

— Так вот откуда мне знакомо это имя, — догадался Роджер. — Так он, выходит, просто благодетель!

— Да.

— Ты не возражаешь, если я скажу, что это ты мне о нем рассказал?

— Лучше не надо, — попросил Пенгелли. — Ему может не понравиться, а я предпочитаю сохранять с людьми дружеские отношения.

— Ну, тогда я не стану тебя впутывать, — пообещал Роджер. — Большое тебе спасибо, Пен.

— Вспомни обо мне, если что-то раскопаешь, ладно?

— Конечно.

— В последнее время слишком часто стали брызгать кислотой. Стоит подумать об этом, не так ли?

— Я подумаю, — сухо сказал Роджер.

Пенгелли повесил трубку, а Роджер набрал по внутреннему телефону номер старшего инспектора Ивенса, стол которого стоял в одной из комнат отдела контрразведки. Ивенс ответил тотчас же, а в следующую минуту трубку уже держал Мориарти.

— Я узнал, кто такой «Смит», — сообщил Роджер. — И я отправляюсь в Понт-клуб прямо сейчас. Ждите меня у главной лестницы, хорошо?

Он положил трубку, забрал свои карандашные записи и напомнил себе главное правило сыска — придерживайся одной линии поиска в каждый отдельный момент времени. Он вышел из кабинета около шести часов вечера. Мориарти стоял на нижних ступенях, сбоку от машины Роджера.

— Может, мне сесть за руль, сэр?

— Да, пожалуйста.

Мориарти захлопнул за Роджером дверцу, занял место водителя и поехал к набережной, пристроившись в свободный ряд транспортного потока. Он не произнес ни слова, пока не заговорил Роджер, но потом охотно сообщил, что уже обращался в Кенсингтонское отделение полиции насчет Понт-клуба и узнал о нем столько же, сколько Роджер.

— Но, — добавил он, — я представления не имел, что Смит, то есть Осгуд, является его членом.

— Первое, что нам необходимо, — это список членов, — сказал Роджер. — Если Понт не откажется нам помочь, это не составит большого труда. Мы будем с ним очень любезны и предупредительны, но покажем ему коробок спичек и фотографию Осгуда.

— Буду рад увидеть вас в деле, сэр! — как-то пылко произнес Мориарти. И подумал: «Но подожду, когда ты увидишь в деле меня, Красавчик!»


Они свернули на Маунтджой-Стрит, узкую магистраль среди высоких домов с южной стороны Кенсингтон-Гарденс.

Здесь было несколько частных отелей, два дома продавались, на трех висели объявления «Сдаются меблированные комнаты». А через полквартала по левую сторону улицы стояли четыре свежепокрашенных здания, яркостью и нарядностью посрамляющие свое окружение. Табличка на одном их них гласила: «Психиатрическая клиника», а на трех других — «Понт-клуб». Рядом имелось удобное место для стоянки автомобилей. Возле клиники под знаком «Машина главврача» стоял серебристо-серый «роллс-ройс».

— Все признаки преуспевания налицо, — отметил Мориарти.

— Да, заметно, — задумчиво произнес Роджер.

Симпатичная, умело подкрашенная девушка открыла им дверь. На ней был бледно-розовый, прекрасно сшитый рабочий халатик — нечто среднее между обычной одеждой и униформой.

— Доктор Понт ждет вас?

— Нет, — ответил Роджер, — дело в том, что мы…

— Тогда, боюсь, у него вряд ли найдется возможность вас принять, — ловко и умело прервала она его. — У него сегодня вечерний прием и… о! — девушка увидела полицейское удостоверение, которое достал Роджер, и выражение ее лица, тон ее голоса сразу изменились. — Полиция?! Да что такое… — она умолкла.

— Узнайте, не уделит ли он нам минут десять, — сказал Роджер.

Девушка с явным нежеланием посторонилась, пропуская их внутрь, потом провела в небольшую, но прекрасно меблированную приемную и закрыла дверь. На дорогом резном серванте лежали самые последние номера журналов, старинные гравюры в красивых добротных рамах с видами древнего Лондона висели на стенах. Белый цвет на гравюрах слегка пожелтел, и в тон ему были подобраны обои в комнате.

Им не пришлось ждать и пяти минут, как дверь открылась и вошел высокий человек. Его внешность поражала с первого взгляда: крючковатый нос, массивный подбородок, отличное телосложение. Белый, доходящий до колен халат был расстегнут, и под ним виднелся темный костюм. В руке человек держал вечернюю газету.

Он смотрел прямо на Мориарти.

— Главный следователь Уэст?

— Я — Уэст, — сказал Роджер. — Очень любезно с вашей стороны, сэр, что вы нашли для нас время.

— Я ждал вашего визита, увидев это, — сказал Понт. У него был очень ясный, высокий голос. Он указал на газетную фотографию «Джона Смита» и продолжил: — Боюсь, что здесь рецидив, как это ни грустно. Молодой человек является моим пациентом, добровольным пациентом, который обратился ко мне, вполне сознавая свою антисоциальную направленность. Мне казалось, ему идет на пользу наше общение, поэтому я просто потрясен происшедшим. Тем не менее я убежден, что это лишь временное отступление и что правильное лечение поможет ему преодолеть болезнь. Однако… — Понт словно читал лекцию, явно желая предварить их вопросы своими объяснениями, — для него будет совершенно невозможным правильное лечение в тюрьме. Его ни в коем случае нельзя содержать под арестом. Можно ли отменить это решение? Я, конечно, в этом случае поручился бы за него, внеся в залог какую-то разумную сумму.


Глава девятая

СПИСОК ЧЛЕНОВ КЛУБА

Понт не сделал ни одного движения во время своего монолога, ни одной паузы между фразами. Голос звучал пронзительно, на высоких тонах. Создавалось впечатление, что ему и в голову не приходит мысль о том, что кто-то может не согласиться или оспорить его слова.

— Это дело суда, сэр, — вставил, наконец, Роджер.

— Ну, полно! Влияние полиции…

— Осгуд находится в ведении суда, а не полиции, — твердо произнес Роджер. — Если вы сможете убедить суд, что содержание под арестом опасно для здоровья этого человека, я уверен, они постараются помочь. А он уже давно ваш пациент?

— Около года, чуть больше.

— Когда он пришел к вам…

— Когда он пришел ко мне, он был членом одной из тех опасных ист-эндских группировок. Это позор для нашего общества, что в нем процветают такие банды. Я не могу отделаться от мысли, что, если бы полиция… э-э… располагала большими возможностями, она бы обуздала эти хулиганские группировки. Осгуда привел ко мне его приятель, которому здесь очень помогли. Как же огорчителен этот срыв!

— На каком виде антисоциальной деятельности специализировалась та группировка? — спросил Роджер.

— На всех. Вам-то уж, я думаю, не нужно объяснять, до чего они дошли. Все виды правонарушений, от угона автомобилей до преступлений сексуального характера…

— Что вы имеете в виду?…

— Мой дорогой следователь, мне ли вам рассказывать, что такое преступления на сексуальной почве?

— Эти преступления разнообразны, — возразил Роджер, — от оскорбления до изнасилования, от непристойного поведения до принуждения к гомосексуальным контактам. И когда высказывается частное мнение об этом, мне всегда интересно, что именно имеется в виду. Много ли среди ваших пациентов молодых людей с извращенными наклонностями?

— Но послушайте…

— Вот-вот. Не думаю, что мне следует учить вас вашему делу, сэр.

— И я не думаю.

— Полагаю, вы тоже могли бы предоставить мое дело мне и просто ответить на вопросы, — холодно произнес Роджер.

Понт отступил назад, нахмурился. Роджер обратил внимание на его руки, поднятые до уровня груди, — удивительно маленькие, красивой формы. Неожиданно Понт улыбнулся совершенно естественным и непринужденным образом:

— Вы очень откровенны.

— Надеюсь, и вы тоже будете откровенны.

— Конечно, учтите лишь, что я должен охранять интересы своих пациентов.

— Сколько еще у вас пациентов с такими же особенностями, как Осгуд? — спросил Роджер и добавил с зажегшимся в глазах огоньком: — Или, скорее, так: есть ли у вас не такие?

— О, конечно, есть! Молодые люди не обязательно должны страдать сексуальными расстройствами. Фактически, многие мои пациенты жалуются не на эти нарушения, а на всевластие родителей или близких друзей или, если они состоят в браке, тиранию мужа или жены. Но из ста семи клиентов, с которыми я общаюсь постоянно, десять-двенадцать — но не более двадцати — имеют, пожалуй, те же характеристики, что и Осгуд, так же склонны поддаваться чужому влиянию.

— Какому именно влиянию?

— Они… — Понт замолчал в сомнении, потом нахмурился, поднял брови так, что лоб его прорезали глубокие морщины. — Они не переносят никаких публичных проявлений любви, сексуальных отношений. На удивление, значительное количество людей — молодых, среднего возраста и пожилых — находят эти проявления оскорбительными, неприличными. Я мало чем могу помочь людям немолодым, их взгляды уже сложились, но юным… На них, несомненно, повлияли впечатления раннего детства, слишком откровенные, несдержанные проявления сексуальности у родителей. Осгуд, например, жил в одной комнате с родителями и двумя младшими братьями и… э… не всегда спал, когда на это рассчитывали. Однако главная причина, основная база для отклонений среди моих пациентов — в злоупотреблении властью, в господстве одного человека над другим. Часто это достигается и может достигаться посредством сексуального влияния или сексуальной привлекательности, а может просто быть результатом психологического подавления сильной личностью личности более слабой. В преступных группировках, как вы знаете, лидер обычно доминирует над остальными. Вначале он устанавливает и осуществляет свою власть благодаря силе характера и способности к лидерству, но в конечном счете приходит к устрашению. Жертва боится действовать самостоятельно, потому что, во-первых, утрачивает чувство уверенности в себе и, во-вторых, подчинена и порабощена страхом перед лидером или другими членами группировки. — Понт немного помолчал. — Надеюсь, вам не показалось, что я узурпирую какую-то функцию полиции, когда пытаюсь помочь молодым людям, попавшим под такое влияние?

— Ни в коем случае. Все, что можете сделать вы или кто-то другой, чтобы разрушить влияние этих группировок, мы только приветствуем.

— Поймите меня правильно. Влияние группы или банды на сексуальную жизнь незначительно. Оно сильнее проявляется в других отношениях. У некоторых народов — у немцев, например, при Гитлере, у русских при Сталине, у египтян при Насере — это случаи политического господства и подчинения. Но психологическое подавление одного человека другим — родителем, другом, любовником, начальником — также причина многих социальных проблем, а следовательно, и ваших, криминальных, мистер Уэст. Поскольку угнетаемый человек, стараясь сбросить оковы, нередко восстает против общества и совершает преступление. Как видите, наша деятельность — и моя, и ваша — во многом совпадают.

— Да, — согласился Роджер, весело улыбаясь, потому что все это ему очень понравилось. — Знакомы ли вам эти люди, мистер Понт?

Мориарти протянул фотографии жертв последней ночи, развернув их веером, словно карты. Понт рассмотрел их одну за другой, качая время от времени головой, пока не дошел до последней — Энтони Уайнрайта. Он изменился в лице, губы плотно сжались, выражая крайнюю степень неприязни.

— Уайнрайт, — сказал он. — Он что, тоже причастен к этим малоприятным событиям последней ночи?

— Да.

— Я ни одному человеку на свете не пожелал бы вреда, страданий или бесчестья, но этот их стоит, — ледяным голосом заявил Понт.

— Почему вы так думаете, сэр?

— Он приходил сюда год назад, может быть, немного больше, чем год. Его привел друг и представил как жертву своих необузданных сексуальных и садистских желаний. Немного времени потребовалось, чтобы обнаружить, что Уайнрайт относится к этому как к шутке. Однажды вечером я услышал, как он рассказывает членам клуба, что я, не поперхнувшись, проглотил его выдуманную историю — и крючок, и леску, и грузило, так он выразился. Он старался разрушить ту атмосферу доброжелательности, которую я создавал среди пациентов, ставших членами клуба. Он привел и других людей, которые пытались использовать клуб в качестве места для свиданий. Он один из самых неприятных людей, каких мне доводилось встречать.

— Видимо, не только вы имеете о нем такое мнение?

— Да.

— А у кого еще есть основания ненавидеть его?

— Возможно, он глубоко оскорбил и вызвал враждебные чувства у других членов клуба и пациентов.

— Вы не могли бы дать мне список членов вашего клуба?

— Конечно.

— А пациентов?

— Ни при каких обстоятельствах, — жестко ответил Понт. — Никогда и ни за что.

— Ну что ж, прекрасно, — вздохнул Роджер и добавил как бы в сторону: — Если потребуется, мы всегда сможем получить предписание суда или ордер на обыск. — Мориарти промолчал, а Понт просто сжал губы. — К какой возрастной группе относятся члены клуба, мистер Понт?

— Самым старшим — двадцать пять.

— А каким путем они обычно становятся членами клуба?

— Как правило, их приводят и рекомендуют другие, поскольку они попадают ко мне в качестве пациентов, а клуб… — он оборвал себя. — Жаль, что у меня мало времени, мне бы хотелось показать вам клуб, но мне нужно встретиться с двумя пациентами, один, несомненно, уже ждет меня. Я мог бы прислать своего управляющего. Если вы хотите, он покажет вам помещение.

— Мы рады были бы посмотреть, — ответил Роджер.

— Подождите минутку, я узнаю, — пообещал Понт. Он повернулся и вышел. Движения его были элегантны. Дверь за ним закрылась.

Мориарти сделал медленный продолжительный вдох и открыл было рот, чтобы заговорить, но Роджер сжал его руку и ясно, отчетливо произнес:

— Он явно верит тому, что говорит, — не останавливаясь, он обвел взглядом комнату. — Этот человек может быть нам очень полезен, если мы сумеем найти пути к сотрудничеству; нужно будет поближе с ним познакомиться, — продолжая говорить, он подошел к большому зеркалу в декоративной раме и стал его осматривать. — А вы как думаете, Мориарти?

— Это поразительная личность, — четко проговорил Мориарти. Он уже понял, что делает Роджер, и в свою очередь направился к гравюрам. — Теперь у нас есть кое-какие сведения об этом Уайнрайте, он, видимо, не очень-то приятный человек, — Мориарти остановился и указал на один из шедевров в роскошной раме. Подойдя к нему, Роджер увидел крошечное отверстие, умело скрытое искусной резьбой. Провода не было, но там явно таилось миниатюрное записывающее устройство. Он кивнул, и едва они повернулись, как дверь открылась, и снова вошел Понт.

— Позвольте мне представить вам мистера Дилфилда, который очень умело ведет дела в Понт-клубе. Он с радостью покажет вам все, чем мы располагаем… Э… это главный следователь Уэст и… э…

— Старший инспектор Мориарти, — подсказал Роджер.

— Дилфилд! — словно сомневаясь, повторил Мориарти.

Они смотрели на человека, как две капли воды похожего на Элберта Янга, но, пожалуй, на несколько лет моложе его. Другим было лишь выражение лица; в Дилфилде не ощущалось никакой напряженности, никакой суровости — приятный, обаятельный, улыбающийся джентльмен. Если его и озадачило восклицание Мориарти, то он не подал виду и спокойно пожал им руки.

— Мы очень гордимся своим клубом, — сказал он. — И я просто счастлив показать его вам.

Понт-клуб, куда можно было попасть с улицы или из клиники, был просторен; он занимал два дома в георгианском стиле. На первом этаже располагались общие комнаты для дискуссий, разговоров, чтения, просмотра телепередач, что довольно традиционно для лондонских клубов. Правда, оформление здесь было, пожалуй, ярче и привлекательнее, в изобилии росли цветы, кроме того, женщин попадалось гораздо больше, чем мужчин. На втором этаже располагались «личные комнаты» — почти квадратные, небольшие, в каждой — два кресла, письменный стол, телефон, радио и плитка для приготовления самых простых блюд. Раздвижные двери не запирались, из-за некоторых слышно было тихое журчанье разговоров. Верхний этаж занимали служебные помещения. Там царил такой же порядок, как и во всем клубе, но никого не было, и Дилфилд открыл шкаф для хранения документов.

— Насколько я понял, вам нужен список членов клуба?

— Да, нам бы хотелось его видеть, — ответил Роджер.

— Им воспользуется только полиция, не так ли?

— Да, конечно.

Дилфилд достал папку, открыл ее и показал несколько отпечатанных на машинке листков, скрепленных вместе. Он протянул их Роджеру, снял очки и потер глаза — невероятно похожие на глаза Элберта Янга.

— Неделю назад у нас исчез список, — сказал Дилфилд. — Я не решаюсь утверждать, что его украли, но… я немного беспокоюсь. Некоторые наши члены… э… перестали приходить с тех пор, как пропал список. Этот молодой человек — Осгуд — один из них. Он…

Дилфилд замолчал, напрягся.

Роджер услышал, как внизу кто-то закричал, затопали по лестнице вверх чьи-то шаги. Он ринулся к двери, но Мориарти его опередил и первым выскочил на лестничную площадку. На такой же площадке этажом ниже они увидели троих молодых людей, которые прошли к одной из комнат и скрылись за дверью. Почти тотчас же оттуда раздались крики о помощи.

— Боже мой! — Дилфилд изумленно раскрыл рот.

— Вызовите… — торопливо начал Роджер.

Мориарти буквально слетел, держась за перила, к лестничной площадке и дальше вниз. Роджер ринулся следом, но более осторожно. Крики, визг, удары доносились из комнаты. Когда Роджер очутился на лестничной площадке, появились двое парней с натянутыми на голову нейлоновыми чулками. У каждого в руках был распылитель, по форме и размерам напоминающий револьвер. Увидев Роджера, они остановились.

— Бросьте это! — резко сказал Роджер.

Один из парней пробормотал:

— Давай его попотчуем.

В тот же миг они вскинули распылители. Роджер ощутил внезапный ужас, рядом в комнате раздавались всхлипы, стоны, тяжелое дыхание. Рывком бросившись вниз, он схватил одного парня за ногу и сильно дернул, со страхом ожидая, что сейчас серная кислота разольется по его затылку. Он почувствовал, как подалась, сгибаясь, другая нога противника, и увидел в странном искаженном ракурсе человека, падающего на него сверху.

Потом раздались шаги и голос Мориарти.

— Не двигаться! — наступила пауза, и затем вновь: — Не двигаться или я выстрелю!

Из чего?

Резкая вначале боль отступила, видимо, ничего серьезного. Роджер открыл лицо и стал подниматься на колени. Мориарти стоял в дверном проеме, держа в руках один из распылителей. Парень, которого он, Роджер, сбил, лежал на полу, другой исчез. Кто-то стонал, кто-то кричал: «Вызовите врача, врача!» Из комнаты одновременно показались два человека — один низкорослый и почти лысый, другой долговязый и длинноволосый. Последний держался за щеку.

— Промывайте раны холодной водой, — сказал Роджер, — это поможет, пока не пришел врач, — он повернул голову: — Мистер Дилфилд, сколько нужно времени, чтобы доставить сюда врачей?

— Они уже на пути сюда, сэр, — ответил ему Мориарти. — Я вызвал… — Он замолчал, так как стал слышен визг тормозов подъехавшей к клубу машины. — Это, наверное, наши.

Лежавший на полу начал, шатаясь, подниматься на ноги. Не сделает ли он отчаянной попытки убежать, как уже пробовал Смит, вернее, Осгуд? Со страхом и изумлением парень смотрел на распылитель в руках Мориарти и на выражение его лица, столь решительное, что не приходилось сомневаться: он воспользуется оружием при малейшей провокации.

Понт вместе со своей секретаршей прокладывал путь через толпу испуганных зрителей, и в это же время на площадку, где ожидали Роджер, Мориарти и задержанный, поднялись по лестнице трое полицейских.

— Отправьте этого человека в Каннон-Роу, — приказал Роджер. — Я там с ним поговорю. Наденьте на него наручники, он может попытаться сбежать.

Началась обычная суета, раздался резкий металлический щелчок; впервые Роджер почувствовал уверенность, что задержанный не улизнет.

Полиция двинулась с ним вниз, когда из комнаты вышел Понт.

Задержанный посмотрел на Понта и злобно сказал:

— Мы до вас еще доберемся, не беспокойтесь. Что бы вы там о себе ни воображали, мы вас все равно достанем.

Потом он позволил увести себя вниз по лестнице, а психиатр, проводив его взглядом, посмотрел на Роджера и спросил:

— Что он этим хочет сказать?

— Я бы тоже хотел знать, — произнес Роджер. — И еще хотелось бы знать, почему они предприняли это нападение на членов вашего клуба, сэр.

— Не имею ни малейшего представления, — заявил Понт.


Глава десятая

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ

— Он знает, — свирепо проговорил Мориарти.

— Мы не можем сказать наверняка, — возразил Роджер.

— Он должен знать. Они явно с кем-то враждуют.

— Может быть.

— Ради Бога, не будьте так осторожны! — воскликнул Мориарти.

Они сидели в машине Роджера, направляясь в Скотленд-Ярд, через час после того, как увели задержанного. Было все еще светло, как днем, но воздух к вечеру стал влажным и теплым. Люди на улицах шли в рубашках, держа пиджаки в руках. Позади тянулся небольшой хвост машин, которым Мориарти не позволял себя перегнать.

— Я сделаю вид, будто не слышал того, что вы сказали, — холодно произнес Роджер.

Мориарти взглянул на него, облизнул губы и нехотя пробормотал нечто, похожее на извинения. Все говорило о том, что он слишком быстро вырос из своих ботинок. Критиковать старшего по званию считалось в Ярде столь же оскорбительным и недопустимым, как и в армии. Возможно, Мориарти пожалеет об этом позднее, но его характер, видимо, всегда отличался вспыльчивостью, самообладание легко изменяло ему, а здесь он завелся еще с того момента, как выхватил из рук преступника распылитель. На какой-то миг Роджер даже испугался, что он и в самом деле брызнет в парня кислотой.

— Да, возможно, это какая-то междоусобная вражда, — спокойно продолжил Роджер. — А может, сознательная попытка впутать Понта.

— Э-э… каким образом, сэр?

— Может быть, специально послали налетчиков в то время, когда мы находились там. Кому было известно, что мы туда направляется?

— Никому.

— Даже Ивенсу?

— Никому, сэр. Я ведь понимаю, я не стал бы без ваших указаний кого-то посвящать в наши дела.

— Совершенно правильно. Значит, либо нас видели по дороге сюда, либо кто-то известил о нашем прибытии — Понт, его секретарша или этот самый Дилфилд.

Мориарти миновал перекресток с пешеходной «зеброй» и снова вернулся к разговору:

— Я не совсем вас понимаю, сэр. Вы полагаете, что кто-то специально организовал это нападение и умышленно приурочил его ко времени нашего визита?

— Это могло быть так.

— Но с какой целью?

— Чтобы заставить нас поверить, будто и Понт-клуб числится среди жертв террористов с серной кислотой.

Помолчав немного, Мориарти сказал:

— Это могли сделать либо секретарша, либо Дилфилд, но не Понт.

— Видимо, так, — согласился Роджер. Он уже немного пожалел, что сказал так много. Это были просто мысли вслух, полудогадки, полупредположения, которые пролетали в уме. — Но, вполне возможно, время налета случайно совпало с нашим приездом. Однако и тут должен быть какой-то мотив. Догадываетесь, какой?

— Закрыть клуб? — предположил Мориарти.

— Вот именно. Или отпугнуть ребятишек от Понта, — продолжил Роджер.

Они объезжали Трафальгарскую площадь в плотном потоке грузового транспорта. Уже работали фонтаны, и несколько молодых людей, раздевшись до пояса, стояли под их струями. Небольшая толпа зевак клубилась в отдалении, там, где с напыщенным и важным видом разгуливали голуби, поклевывая зерно, которое тут же продавали бойкие на язык торговцы. Взлетая, птицы садились на плечи, руки, непокрытые головы людей, громоздясь, как на насесте. Выехав с площади, машина Роджера направилась к Уайтхоллу.

— Нас, несомненно, вынудили принять Понта в расчет, — задумчиво произнес Мориарти.

— И это может означать, что нас направляют по ложному следу, — ответил Роджер.

Они миновали Хорсгардс, где десяток экскурсантов разглядывали двух кавалеристов Королевской конной гвардии, сидевших, подобно статуям, на неподвижных лошадях.

— Вы перебираете все возможные варианты, так ведь? — сказал Мориарти и добавил совершенно иным тоном: — Я всегда становлюсь страшным дураком, стоит мне разозлиться. Пожалуйста, не сердитесь на меня, сэр.

Они проехали мимо Кенотафа — обелиска в память о миллионах, погибших во время первой мировой войны.

— Нам нужны результаты, — сказал Роджер. — И как можно скорее. Если мы будем держать ухо востро, то остальное неважно. Да, нужны результаты… — он помолчал, пока они медленно поворачивали налево к Ярду; впереди на фоне бледно-голубого неба появились четкие силуэты «Биг Бена» и здания парламента. — Потому что они наконец-то начинают понимать всю серьезность проблем, связанных с молодежью.

— Они?… А-а! Политики! — фыркнул Мориарти.

— Наши хозяева, — напомнил ему Роджер.

Он обрадовался, когда они подъехали к стоянке возле Скотленд-Ярда. Ему не хотелось продолжать разговор, ибо он не был уверен, что Мориарти понимает, о чем идет речь. Он сомневался, понимает ли сам себя до конца. Это касалось судьбы будущего мира, в котором, он видел, молодежь займет важнейшее место. И было ощущение, что она сбилась с верного пути, что ее сбивают с толку такие вот молодые хулиганы, брызгающие в людей кислотой. Он понимал, что это всего лишь бессознательное, безотчетное чувство, и многие в Ярде либо вообще не поймут, либо высмеют его. Преступники есть преступники, молодые они или старые, скажут одни; зло надо разоблачать и давить как можно раньше, в самом зародыше, подтвердят другие.

— Я зайду в Каннон-Роу, поговорю с задержанным, — сказал Роджер. — Если вы мне понадобитесь, я позвоню. Посмотрите, что нового в моем кабинете, ладно?

— Хорошо! — уж слишком быстро откликнулся Мориарти, живость и бодрость вновь вернулись к нему.

— Потом отнесите распылитель и кислоту в лабораторию, пусть там их исследуют, — распорядился Роджер. — Чем быстрее у нас будут данные, тем лучше.

— Я прослежу, сэр, — пообещал Мориарти.

И подумал: это он просит меня поторопиться! Какая наглость!


Роджер, совершенно не подозревая об истинных чувствах Мориарти, отправился в полицейский участок Каннон-Роу, с которым он за эти годы сроднился не меньше, чем с Ярдом. Все дежурные там были его старыми знакомыми, давними приятелями, а старшим инспектором служил человек пожилой, опытный и серьезный, отчасти грубоватый. Он был на голову выше и несколько шире Роджера; здоровый мужик.

— Тебе что тут, медом намазано, а, Красавчик?

— Здесь парень, которого я прислал?

— Здесь. Себя не называет, ни слова не говорит.

— Судимость?

— Нету. Просто смотрит так, будто весь мир ненавидит, — сказал старший инспектор.

Стоило Роджеру увидеть задержанного, как он сразу понял, что имел в виду его собеседник. Парень сидел спиной к стене, ссутулившись, руки свисали до колен. Длинные волосы падали на глаза, и он смотрел сквозь них, точь-в-точь как мохнатый пес керн-терьер. Все его тело поникло, и только губы сложились в ровную, упрямую, злую линию.

— Ты сам его допрашивал? — спросил Роджер.

— Конечно.

Трудно было найти человека, более способного разговорить самого упрямого арестанта.

— Ну, тогда не станем больше терять времени, — решил Роджер.

Дежурный сержант открыл двери камеры, звеня ключами, и Роджер уже приготовился к очередному внезапному броску, но его не последовало. Вместо этого задержанный скривил губы в презрительной усмешке и невнятно проговорил:

— Очухался. Явился — не запылился.

— Смотрите-ка, он, оказывается, умеет говорить, — насмешливо протянул дежурный.

Однако больше ни одного слова им из парня вытянуть не удалось, он отказывался отвечать на все вопросы.

Роджер отправился в Ярд, в свой кабинет; там горел свет, и за маленьким столиком сидел Мориарти. Перед ним лежало несколько стопок анкет. Он вскочил.

— Удачно, сэр?

— Нет, боюсь, с ним толку не будет. А что вы думаете об этом? — Роджер кивнул на анкеты.

— Последний раздел, который вы одобрили, мне кажется очень нужным, — ответил Мориарти.

— Первое, что нужно сделать завтра утром, — это подготовить копии и разослать их в отделения, — сказал Роджер. — Пусть это будет вашим первым заданием здесь, если, конечно, не произойдет ничего неожиданного. Позвоните мне домой.

— Есть, сэр! — Мориарти отодвинул стул. — Может, мне подвезти вас?

— Прекрасная мысль, — одобрительно отозвался Роджер.

Через двадцать минут они притормозили, сворачивая на Белл-Стрит. На другой стороне собралась группа молодежи обоего пола, и среди них Роджер заметил мелькнувшее оживленное лицо Ричарда. Тот тоже увидел отца и повернулся в его сторону. Светловолосая симпатичная девушка держала сына за руку. Тотчас появился и Мартин. Вылезая из машины, Роджер оглянулся вокруг; группа направлялась к нему.

— Ну, если они идут парами… — начал Мориарти и внезапно остановился.

— Понимаю, что вы имеете в виду, — улыбнулся Роджер. — Там мои сыновья.

— Ах, вот оно что! — Мориарти закрывал дверцу. — Хотите пойти с ними, сэр?

— Посмотрим, — сказал Роджер.

Он ждал возле ворот, зная, что Ричард особенно любит знакомить с ним друзей и наслаждаться производимым впечатлением. Безобидное тщеславие, над которым можно чуть-чуть посмеяться. Все шестеро шли торопливо. Роджер слышал, как они переговаривались. Вдруг кусты рядом зашелестели, задвигались. Роджер резко повернулся, он уже будто видел человека, выбегающего с разбрызгивателем в руках. Но это был всего лишь кот.

Ричард подошел первым.

— Привет, пап! Это Элси Джоунс, она хочет познакомиться с тобой. Элси, это мой отец.

— Привет, Элси! — Роджеру она понравилась — высокая, светлоголовая, симпатичная.

— Я не очень-то верила Ричарду, что его отец — главный следователь Уэст, — рука девушки была прохладной, речь быстрой, на одном дыхании. — Но что бы ни говорил Ричард, теперь я сама вижу, какой вы замечательный человек, мистер Уэст.

Послышался смешок, и более низкий голос Мартина вслед за ним:

— Ну, вот, папа, теперь ты знаешь, что о тебе думает Элси!

— О, я не хотела сказать… — встревоженно произнесла девушка.

— Шарлет тоже хочет с тобой поздороваться, папа, — продолжал Мартин, подталкивая вперед темноволосую девчушку, более робкую и стеснительную.

— Здравствуй, Шарлет! — обратился к ней Роджер.

— Здравствуйте, — ответила она и задержала его руку дольше, чем он ожидал. — Скажи ему, Мартин.

— Не надо, это глупости!

— Тогда я скажу.

— Ну, лучше уж мы сами расскажем, а то она поднимет такой ажиотаж, — сердито проговорил Ричард. — За нами шли три каких-то парня, папа. Похоже, им хотелось завязать драку при удобном случае. Мы-то были начеку, но наши девушки сильно перепугались.

Роджер почувствовал, как все похолодело внутри.

— Где это было? — спокойно спросил он.

— Мы гуляли в Илбрук-Коммон, в парке, в двадцати минутах ходьбы отсюда. Если бы с нами не было еще двоих, думаю, они бы напали.

— Мы просто гуляли, — легко объяснила Шарлет деликатный вопрос.

— Держались за руки, — уточнила Элси.

— Да мы бы запросто разделались с ними! — заявил Ричард.

— Он хотел вернуться и найти их, — сказал Черпак, пряча смешок в голосе. — Много было бы от этого толку, если б они брызнули в нас кислотой.

Роджер, все еще ощущая холод внутри, проговорил с расстановкой:

— Не нарывайся, Головастик, не нужно рисковать. Далеко ли живут девушки? — он увидел, что третья пара уже пересекает улицу.

— Ой, здесь, близко. За углом, — ответила Элси. — Мистер… Уэст?

— Да?

— Значит, это опасно?

Что тут следовало сказать? «Да, возможно?» Глупо было бы ответить как-то иначе. И все же Роджер не дал немедленного ответа, ему внезапно стало ясно, что то, чего немного испугались эти ребята, может коснуться всех молодых пар. Ему стало ясно, что нападения в Челси и Шепердс-Буш, даже если бы не было кислоты, таят в себе гораздо больше опасности, чем он представлял. Не только любовная парочка, выискивающая для себя уголок потемнее, но и любая молодая пара оказывалась под угрозой. «Мы просто гуляли»… Или держались за руки; или целовались.

— Да, какая тут может быть опасность! — насмешливо бросил Ричард.

— Опасность есть, и поэтому лучше не рисковать, — предостерег его Роджер.

— Теперь нам придется хорошо себя вести, — иронически проговорил Мартин.

— Вы ведь не думаете, что это тайный заговор старомодных родителей, нет? — спросила Шарлет. Плутоватая улыбка появилась на ее лице. — Я подумала, что моему папе, наверное, не понравилось бы, узнай он, что я делала сегодня вечером.

— Думаю, что это скорее тайный заговор одной шайки против другой, — сказал Роджер. — Но мы не знаем, сколько замешано в этом людей, и масса безмозглых молодых ребят, возможно, захочет пошутить и подурачиться подобным же образом. Мне проводить ваших дам, Головастик, чтобы вы были спокойны?

— Не надо, мы сами! — Ричард схватил Элси за руку, увлекая ее прочь. Смеясь, молодежь разбегалась по домам. Роджер, улыбаясь, наблюдал за ними и, повернувшись к входной двери, уже достал ключ, но вдруг засомневался. «Да все будет хорошо, — сказал он себе шепотом и, собравшись с духом, повторил громче: — С ними все будет в порядке!»

Пока он говорил, дверь отворилась, за ней стояла Дженет.

И ему живо вспомнился Элберт Янг, как он появился вчера в дверях, ясно представилась вчерашняя раздражительность Дженет, ее болезненная чувствительность к работе, которой он занимается, ее неприязнь. И в тот миг, когда две эти мысли мелькнули в его голове, он сказал себе: «Господи, чего только, видно, не наслушалась Дженет, какие чувства, какие мысли ее, наверное, одолевают!» Потом вдруг ее руки обвились вокруг его шеи, она обняла его с такой силой, с такой страстью, какую не выказывала уже многие месяцы. Голос ее был теплым и нежным:

— Здравствуй, милый!

— Здравствуй. Чем я сегодня отличился? — улыбаясь, спросил он.

— Я боялась, ты будешь поздно, — сказала Дженет, и, обнимая друг друга за талию, они вошли в дом. Роджер закрыл дверь ногой. — Есть хочешь?

— До смерти хочу!

— У меня все горячее. — Дженет казалась молодой и почти веселой, глаза блестели, волосы распушились, она была по-прежнему привлекательна. — Милый, — продолжала она, — прости, я вела себя вчера как свинья. Не знаю, что на меня нашло. В бридж-клубе тебя считают почти героем за то, что ты ведешь эту работу. Послушаешь, что другие рассказывают о своих детях, и подумаешь: какие мы счастливые, что у нас такие мальчишки! — они вошли в ярко освещенную, но слегка запущенную кухню. — Вокруг только об этом и говорят. Знаешь, это все-таки заставило даже самых самодовольных и самоуверенных родителей понять, что молодежь — проблема сегодняшнего дня. Что пользы повторять, мол, когда мы были молодые, было то же самое. Время сейчас другое — видимо, более опасное для них. А твоя профессия делает это более очевидным, вот и все, — она отпустила его, открыла дверцу духовки, потом повернулась, и он прочитал на ее лице столько беспокойства, столько страха. — Ведь с нашими ребятами все в порядке, да? На них никто не нападет?

На самом деле это значило: на них не нападут просто потому, что они твои дети?


Глава одиннадцатая

ДЕЛО РАЗРАСТАЕТСЯ

Роджер обнял Дженет за все еще тонкую талию и поцеловал в кончик носа. Он не стал отвечать ей немедленно; что бы там ни было, его ответ не должен быть безоблачным, нужна разумная правда в разумных пределах.

— Им следует быть осторожными, так же, как и мне. На меня по крайней мере один раз уже напали.

— Роджер!

— Я не имею в виду физическое насилие, я говорю о фотографии.

Ее тревога погасла.

— … и конечно, эти скоты могут предпринять атаку на мальчиков. Ты слышала, о чем мы сейчас говорили у ворот?

Дженет слегка покраснела.

— Да, я… э… была у окна в спальне.

— Тогда ты знаешь, что их, кажется, преследовали. Джен, они ведь уже мужчины.

— Мужчины! Они дети!

— Мужчины в самом широком значении этого слова, — сказал Роджер. — Достаточно взрослые, чтобы воевать, жениться, иметь детей, вводить в грех девушек и доставлять неприятности себе. Нам не стоит себя обманывать, правда?

Дженет хмурилась, глаза стали печальными и задумчивыми.

— Не стоит, конечно, — она сжала его руку, отвернулась и, достав из плиты блюдо, поставила его на стол; в нем лежал приличный кусок ростбифа с картофелем и луком. Едва Роджер умылся, как дверь черного хода отворилась, и Ричард свистнул: «фью-фью-ить». Мальчишки шумно вошли в кухню, сияя глазами. Ричард нарочито повел носом, принюхиваясь.

— Вкусно пахнет.

— Вы свое уже съели!

— Но мне ведь никто не запрещает нюхать твою замечательную стряпню, разве нет?

Сдаваясь, Дженет произнесла:

— Мне сразу следовало бы догадаться, что на завтра здесь ничего не останется. Берите ножи и вилки.

Вскоре они все сидели за столом и ели; все, не считая Дженет, перед которой даже тарелки не стояло. Она глядела на них и казалась гораздо моложе своих лет — слишком молодой для того, чтобы быть матерью двух таких здоровых, взрослых сыновей. Взглянув на отца с полувеселой-полусерьезной улыбкой, Мартин сказал:

— На этот раз тебе задали тяжелую работенку, да, пап?

— Какую именно?

— Стоять на страже молодежной морали.

Роджер спокойно взглянул на него и спросил:

— А что, у молодых есть своя мораль?

— Ну просто сущий циник наш отец! — отметил Ричард. — А Элси ты показался романтичным.

— О какой морали мы говорим? О морали вообще или о морали особой, сексуальной? — профессионально вопрошал Мартин.

— Черпак! — протестующе воскликнула Дженет.

Старший сын взглянул на нее.

— Не понимаю, почему женщины, по природе самый сексуальный пол, всегда притворяются, что их шокируют такие разговоры? Тебе не кажется, что именно поэтому появляется оттенок неприличности, пошлости, грязи?

Некоторое время Дженет, не отрываясь, смотрела на него, и он без смущения ответил ей взглядом. На уютной кухне воцарилось странное напряжение, ясность и яркость как-то вдруг улетучились из семейной атмосферы. «Я не хочу здесь принимать чью-то сторону», — подумал Роджер и произнес с веселым видом:

— Мораль слишком широкий предмет для разговора, к ней относится все, от этики до простых правил поведения в общественном месте. Что мы имел в виду, Черпак, когда сказал, что моя работа — охранять мораль молодежи?

Мартин по прозвищу Черпак слегка порозовел.

— Я говорил это немного шутливо, мне кажется.

— Хорошо, теперь скажи серьезно.

— Но ты ведь именно этим занимаешься, разве нет? — спросил Ричард.

— Я занимаюсь тем, чем мне положено, но, думаю, Черпак намекал на что-то другое.

— Вообще-то да, — согласился Мартин. — Когда мы сегодня шли домой и эти парни увязались за нами, я подумал, что в такой вечер по улицам гуляют, должно быть, сотни тысяч пар, и если они читают газеты, то большинство уже не может избавиться от мысли: а вдруг на меня нападут? Девчонки боятся поцеловаться, обняться, — он бросил на Дженет взгляд, говоривший: «извини, мам», — и могу поклясться, большинство парней будет разочаровано сегодняшним вечером.

— Да и просто по улицам нельзя ходить без опаски, — поддержал Ричард. — Элси не подала тебе виду, папа, но она действительно была напугана.

— Этого достаточно, чтобы просить тебя о защите, — сухо закончил Мартин. — Поэтому, если говорить прямо, ты, папа, в действительности отстаиваешь право молодых парочек целоваться, никого не боясь! Ты борец за свободу молодежи.

— Нет, какие же они мужчины, — беспомощно развела руками Дженет. — Они вообще не люди, они людоеды. Там в кладовой есть пирог с вареньем.

— Я принесу, — вскочил Ричард.

— Полиция старается делать то, что она делала всегда, Черпак, — задумчиво произнес Роджер. — Она старается защищать людей от всякого покушения на их права и свободы. В качестве полицейских нас не заботит, как именно человеку надо поступить. Мы просто следим за тем, чтобы соблюдались определенные нормы, чтобы не ущемлялись человеческие права.

Ричард опустил на стол небольшой кусок пирога и два пакета кефира.

— Как будем делить? — спросил он.

— Кто съел пирог? — возмущенно воскликнула Дженет.

— Я немножко отрезал, — подождав, признался Мартин.

— Немножко!

— И я тоже, — сознался Ричард. — Он был такой вкусный, восхитительный. Ты будешь, папа?

— Я не хочу, Джен, спасибо, — сказал Роджер. — Ну а вообще шансов разделить это у тебя немного, — заметил он Ричарду и продолжил разговор: — Пока мы не знаем мотивов, и в этом вся трудность. Если кто-то хочет запугать молодежь, то он нашел очень эффективный способ. Возможно, здесь и кроется разгадка.

— Обжигать людей кислотой — не слишком ли крутая мера, — поежился Мартин.

— Конечно, крутая. Жестокая и садистская. Но, я надеюсь, дело не в этом. Я скорее жду, что жертвы этих нападений — люди особые, и нападения на них вызваны личными мотивами. Часть таких преступлений совершается из подражания или для усиления эффекта. Не стоит слишком беспокоиться, Черпак. Мне оказывают большую помощь в этой работе. Но вам с Ричардом следует держать уши востро. Есть основания опасаться, что преступники могут направить свою злость на полицию. Попытаются запугать меня и вообще Ярд по каким-то пока неясным причинам. Здесь точный расчет, поскольку ничто так не пугает человека, как угроза брызнуть кислотой в лицо, — добавил он почти небрежно. — Они, кроме того, могут решить, что я быстрее потеряю выдержку, если буду думать, что вы двое находитесь в опасности.

— Наше поведение на период чрезвычайных обстоятельств будет безукоризненным, — пообещал Мартин. — Мама, можно мне остаться дома и помогать тебе по хозяйству?

Дженет даже не улыбнулась.

— Это не смешно, — ответила она.

Лицо Мартина, наоборот, расплылось в улыбке.

— Будет смешно через некоторое время, — пообещал он.

Лишь после часа ночи все улеглись спать. Роджер с тревогой раздумывал, не появятся ли в эту ночь сообщения о новых нападениях, но пока, видимо, ничего серьезного не произошло, раз ему не позвонили.


Мориарти тихо постучал в дверь комнаты Хелины Янг, но не получил ответа. Возможно, она спала. Он поднялся в свою комнату этажом выше, достал машинку и стал печатать донесения и замечания. Лишь в половине третьего он отправился в постель.

Первое, что он подумал, проснувшись без двадцати семь, было: интересно, сколько работы мне придется сделать за Уэста сегодня?


Роджер в это утро прибыл на работу без четверти девять и обнаружил пачку отпечатанных на машинке донесений. Записка сверху сообщала: «Никаких значительных событий в течение ночи. Джил Хиккерсли (девушка из Челси) очнулась после снотворного». Роджер бегло просмотрел донесения, потом позвонил офицеру, который выполнял функции управляющего.

— А сколько здесь пробудет Мориарти? — спросил тот, узнав, в чем дело.

— Думаю, четыре-пять недель, если его не переведут постоянно.

— Ну, тогда почему бы не поместить его в комнату 27? Она стоит пустая, там есть стол, машинка, телефоны — все, что нужно.

— Спасибо, — поблагодарил Роджер и позвонил Мориарти.

— Я сейчас буду, сэр.

Когда открылась дверь, Роджер невольно приготовился к восприятию молодой силы, свежести, ощущению сдерживаемой энергии, которые исходили от Мориарти. Что-то вроде зависти вспыхнуло в нем, зависти к тем дням, когда он сам каждый свой день начинал вот так, с чувством непреложной уверенности, что именно сегодня, сейчас добьется цели.

— Доброе утро, сэр.

— Доброе утро. Садитесь.

— Спасибо.

— Что означают слова «никаких значительных событий»? — требовательно спросил Роджер.

— Прошедшей ночью совершены три нападения на парочки, сэр, но никакой кислоты, ничего вообще, что свидетельствовало бы о связи с главным дело. Двоих поймали — они действительно просто забавлялись, третьим оказался ревнивый муж, — Роджер кивнул. — У Хелины Янг была спокойная ночь, она еще спала, когда я уходил. С Уайнрайтом все по-старому. Ни один из задержанных ни слова не сказал. Джил Хиккерсли все еще в состоянии шока, но она назвала имя человека, который с ней был.

— А-а!

— Некий Клайв Дэвидсон — по ее словам, он проживает в домах Ассоциации молодых христиан[4] на Тоттенхэм-Корт-Роуд.

— А на самом деле? — спросил Роджер.

— У него там комната, и какое-то время он появлялся в ней, но вот уже несколько дней его нет. И никаких вещей.

— Да, таинственный человек этот Клайв Дэвидсон, — в раздумье произнес Роджер. — Почему он сбежал, как вы думаете?

— Все в недоумении, сэр. Мне кажется… — Мориарти запнулся.

— Давайте-давайте, — подбодрил его Роджер.

— Если он человек женатый и не хочет, чтобы жена узнала о его амурных делах, то у него были веские основания сбежать.

— Послали запрос о нем?

— Да, сэр. Но у девушки нет его фотографии.

— Давно она с ним знакома?

— Около месяца. Она делит квартиру с другой девушкой, Дейзи Хилл, но на этой неделе та в отъезде.

— Родители? Родственники?

— Она живет самостоятельно. Говорит, родители умерли. Работает в антикварном магазине на Фолсом-Роуд помощником продавца.

— Не знаете, как она познакомилась с этим Дэвидсоном?

— На вечеринке, как я понял, но она что-то тут темнила, — заключил Мориарти. — Думаю, мне самому нужно пойти и поговорить с ней сегодня, сэр.

— Хорошо. Есть что-нибудь от Понта? — Роджер сменил тему разговора, но не переменил тона.

— Некоторые члены клуба сильно пострадали от ожогов кислотой. Ничего такого, чего не могла бы исправить пластическая хирургия, но лечение затянется надолго. Много хлопот с одним, у которого больное сердце, здесь дело серьезное.

— Есть какие-то новые сведения о Понте?

— Кое-что, весьма туманное, — ответил Мориарти.

— Что именно?

— Неясно, откуда он появился и откуда у него деньги, — сказал Мориарти. — Он холост, но… — Мориарти замялся.

— Но что?

— Большой любитель женщин.

— Тех, что посещают его клуб?

— Фактически да, сэр. Мне кажется, нам нужен свой человек в этом клубе. Судя по тому, что я сумел узнать, стать пациентом нетрудно, а если ты пациент, то совсем просто попасть в члены клуба. Мы могли бы подобрать человека, который достаточно молодо выглядит, чтобы…

— Такого, как Мориарти! — ухмыльнулся Роджер.

— Меня там знают, сэр, от меня мало пользы, — ровным голосом ответил Мориарти.

— Я обдумаю это, — пообещал Роджер. — Нам нужны сведения о том, сколько преступников, в первый раз совершивших правонарушение, находятся на излечении у Понта и сколько, если есть, входят в состав членов клуба. Проследите, чтоб эту работу начали без промедления.

— Она уже начата, сэр.

— О-о, — Мориарти решительно хотел продемонстрировать, как он умен и хорош, и делал это с большим нахальством. У Роджера возникло предчувствие, что придет время, когда у него появится много неприятностей из-за Мориарти. Было что-то в манерах этого человека неприятное, вызывающее недоверие к нему; но сейчас не оставалось времени разбираться в своих чувствах. — Анкеты разосланы по отделениям, так я понимаю?

— Да, сэр.

— Прекрасно, — произнес Роджер, заставляя себя проявлять дружелюбие. — Я договорился насчет комнаты, будете работать в двадцать седьмой, пока идет это дело; возьмите, если нужно, столы, чтобы сложить поступающие анкеты, рассортировать и обработать их. Можно обратиться к инспектору из картографического отдела, он подготовит диаграмму, чтобы мы могли с ней ежедневно сверяться. Вам потребуется несколько карт — четыре, я думаю, по четвертой части Лондона на каждой. Все ясно?

— Ясно и понятно, сэр.

Роджер кивнул, отпуская Мориарти, но тот не собирался уходить.

— Еще один момент, сэр.

— Да?

— Газеты много трубят об этом, вы знаете.

— А вы ждали от них чего-нибудь иного?

— Некоторые пишут довольно осторожно, другие очень грубо, — продолжал Мориарти, будто его и не перебивали. — И вот, я подумал… — его молчание так затянулось, что Роджеру пришлось подстегнуть:

— Ну?

— Все это приводит в уныние влюбленные пары.

— Думаю, да.

— Скоро они вообще перестанут показываться на улице, — развивал мысль Мориарти.

— Я не удивлюсь, — холодно заметил Роджер. Он был уже почти готов выслушать предположение Мориарти насчет того, что мотив преступления в том и состоит, чтобы добиться «очищения нравов», «выжечь порок кислотой». Но вместо этого Мориарти сказал:

— Мы могли бы выпустить несколько подставных пар, правда? Отправить наших самых молодых служащих обоего пола погулять по паркам и скверам. Если на них нападут, мы получим еще несколько злоумышленников и, возможно, не все они будут молчать.

Роджер смотрел на него, голова его усиленно работала. Потом он засмеялся:

— Хорошая, может, идея, но нужно будет разрешение начальства. Пожалуй, нам лучше призвать добровольцев. Я об этом тоже подумаю, — когда Мориарти направился к двери, Роджер добавил: — Никому об этом ни слова, держите язык за зубами.

— Полная тайна, — уверил его Мориарти и вышел из кабинета.

Когда дверь необычайно медленно закрывалась, Роджер спросил себя: «Что же в нем не нравится?»

«Я подумаю об этом!»

— Подумай, подумай! А еще, якобы, знаменит своими неординарными действиями, — бормотал Мориарти. — Стремится ли он вообще к какому-то результату?


Глава двенадцатая

ЛАБОРАТОРНАЯ ПРОБА КИСЛОТЫ

Роджер поднялся в лабораторию после того, как ушел Мориарти, и увидел там мужчину средних лет с розовой лысиной и двойным розовым подбородком, в халате цвета хаки, слишком узком для него. На скамье рядом лежал распылитель и стояла небольшая бутыль, наполненная бесцветной жидкостью. Люди помоложе расположились по разные стороны стола, кто с плавильным тиглем, кто с бунзеновской горелкой, кто с пипеткой, кто с микроскопом. Все было в ходу.

— Думаете, если вы придете, то будет быстрее? — сказал человек с двойным подбородком.

— Но должен же я как-то выжимать из вас результаты, — пошутил Роджер.

— Все вы только и делаете, что выжимаете. Научное исследование требует времени, мой друг. Можете так и передать вашему молодому нетерпеливому коллеге.

— Мориарти? — резко сказал Роджер. — Он уже был здесь?

— Один раз вчера вечером и уже дважды утром. Он, видно, считает, что мы можем определить кислоту по запаху и вкусу.

— Но теперь вы уже определили? — спросил Роджер.

— С помощью химического анализа, — ответил другой человек. — Это действительно просто концентрированная серная кислота. Еще несколько лет назад это было бы труднее определить. Сколько ребятишек погибло из-за нее! Разбрызгивается из обычного инсектицидного распылителя для жидкости. Он сделан из особой пластмассы, может применяться не только для распыления жидкости, но и порошка. Распылитель очень хорошего качества, не протекает. Наполняли его, вероятно, опустив в контейнер с кислотой. Видите, здесь краска слезла, — показал он. — Те, кто им пользовался, всегда надевали специальные перчатки, иначе могли сжечь себе пальцы. Когда кислота попадает на кожу, возникает ощущение холода, и если не смыть ее в течение нескольких секунд, она начинает жечь и, поверьте мне, выжигает до кости. Обезвоживает плоть, иначе говоря.

Роджер кивнул.

— А вы можете отличить продукт одного производства от другого?

— Единственное отличие — концентрация. Эта — девяностопроцентная, и я знаю только одну фирму, которая ее выпускает. Английские промышленные предприятия в большинстве своем пользуются восьмидесятичетырех- или восьмидесятипятипроцентной кислотой.

— И что же это за фирма?

— Старая и заслуженная — «Уэбб, Сан и Кинг», возле реки, выше Вондсворта. Для ее производства нужна река — требуется много воды, возникает много отходов. Знаете для чего используется серная кислота, нет?

— Для очистки и травления, — рискнул угадать Роджер.

— И большое количество идет на производство сульфата аммония, селитры, кристаллических удобрений. Используют ее также и для изготовления красителей, но «Уэбб, Сан и Кинг» больше расскажут вам об этом, чем я. На распылителе есть фабричное клеймо «Амо», такие можно приобрести в любом магазине, торгующем садовым инвентарем или сельскохозяйственными инструментами, или в лесоводческом магазине. Хотите получить эти сведения в письменном виде?

Роджер улыбнулся.

— Да, пожалуйста.

— Сможем подготовить отчет только к завтрашнему дню, даже для тебя, Красавчик, раньше не успеть.

— Пусть будет так, — сказал Роджер. — Можете отослать распылитель на снятие отпечатков пальцев?

— Почему бы вам его не захватить с собой? Хотя вряд ли вы найдете отпечатки. Пользовались наверняка пластиковыми перчатками, опасно было бы касаться его голыми руками.

— Одолжите мне пару перчаток, — попросил Роджер.

Он отправился вниз, в маленькую комнатку, стол которой был заполнен вещественными уликами: всевозможными бутылками, коробками, ножами, портфелями, ботинками, подштанниками — всем мыслимым и немыслимым хламом, какой можно найти разве что в магазине старьевщика. На письменном столе лежали предметы, которые можно было забрать, документы на них уже имелись. Инспектор, на попечении которого находилось все это хозяйство, был высоким и меланхоличным.

— Нет, не могу, — сразу сказал он.

— Ты никогда не можешь! — вспылил Роджер. — Мне нужно просто проверить один небольшой распылитель, Барни.

— Распылитель кислоты?

— Да.

— Ладно, у меня ведь тоже есть дочь, — напомнил Барни. — Давай, — он взял распылитель с большой осторожностью и пошел к окну. Там на столе стояло с десяток различных порошков, лежали щетки из волоса верблюда, весь багаж, необходимый при его профессии, и еще три фотоаппарата, чтобы делать снимки с отпечатков. Барни взял какой-то серый порошок, осторожно насыпал его на поверхность распылителя и нацепил на нос пару мощных очков.

— Один отпечаток есть, — сказал он, — наложился поверх множества смазанных.

«Смазанные, скорее всего, принадлежат задержанному парню, а отпечаток — Мориарти», — подумал Роджер.

— Уверен, что только один? — спросил он, вглядываясь в неясные пятна.

— Посмотри сам, — предложил Барни. — Вот большой палец, вот, видишь, остальные четыре и ладонь на ребре рукоятки. Фотографии нужны?

— Да, пожалуйста, — сказал Роджер. — Большое тебе спасибо, Барни.

— Не думай, что я сделал это для тебя — только для молодежи космического века. Есть удачи? — Барни явно был полон надежд.

— Могут быть.

— Не унывай, Красавчик!

Роджер вышел и, направляясь к лифту, увидел идущую навстречу девушку в светло-зеленом коттоновом платье. Она была привлекательна, светлые волосы напомнили ему Элси, девушку Ричарда.

— Доброе утро, сэр.

— Доброе утро, — ответил Роджер.

Она прошла мимо, но Роджер вдруг остановился и, обернувшись, окликнул:

— Констебль Рид, не так ли?

Она тоже обернулась. Движения ее были легки, по-женски грациозны.

— Да, сэр.

— Какой работой вы сейчас заняты?

— Служу ловушкой для мерзких стариков, — ответила она. — А потом переодеваюсь в форму и разоблачаю их грешки.

— Намечена какая-то работа после этого? — раздумывая, спросил Роджер.

— Нет, сэр, — медленно произнесла девушка.

— Вы знаете, чем я сейчас занимаюсь?

— Конечно, сэр.

Очень осторожно Роджер сказал:

— У вас исключительно красивая фигура. Это может нам пригодиться.

Не менее осторожно констебль Хилари Рид проговорила в ответ:

— Если я наложу специальный густой грим, серная кислота вряд ли принесет много вреда, сэр. У меня будет время смыть ее.

Роджер заулыбался во весь рот:

— Ну, в таком случае, у меня, вероятно, будет для вас работа.

— Спасибо, сэр. Я буду ждать ее с нетерпением.

Роджер спустился вниз по лестнице к кабинету старшего инспектора, руководящего женским подразделением офицеров уголовного розыска. Он хорошо знал старшего инспектора — она была переведена в Ярд из того же отделения, что и он, пятнадцать лет назад. Тем, кто мало знал ее, она казалась сухой и холодной. Роджер помнил, как однажды она сказала: «Я никогда не пойму, что заставляет меня или любую другую женщину идти работать в полицию. Мы вынуждены постоянно сталкиваться с самыми грязными отбросами общества. Прежде чем принять какую-то девушку к нам, я всегда стараюсь напугать и отговорить ее».

— Роджер, мне бы очень хотелось посвятить полчаса обсуждению твоих проблем, — сказала она, — но у меня через пять минут начинается конференция.

— Можно мне использовать для работы констебля Хилари Рид? Послать ее в Понт-клуб?

— А нужно?

— Ты можешь предложить кого-то лучше?

— Нет, — вынуждена была согласиться она. — Я сделаю все, что нужно. Хилари поступит в твое распоряжение, как только закончит давать показания в суде. Там ее задержат недолго.

— Спасибо, — улыбнулся Роджер. — И не нужно еще раз предупреждать, какая опасная и грязная работа ее ожидает, ладно?

Он почти сразу же ушел. В своем кабинете его ждали несколько записок от Мориарти. В одной Клайв Дэвидсон объявлялся в розыске, давалось краткое описание его внешности и извещались все отделения полиции Лондона и прилегающих к нему графств. Мориарти хотел также разослать фотографию арестованного, который не называл своего имени, по газетам и на телевидение. Все подготовленные Мориарти распоряжения были прекрасно отпечатаны, хорошо оформлены и изложены ясным слогом. Он явно показывал ему, Роджеру, как следует работать; несомненно, здесь требуется терпимость и спокойствие. Роджер позвонил, и Мориарти возник с быстротой джина из лампы Аладдина.

— Да, сэр?

— Откуда вы получили описание внешности Дэвидсона?

— От служащих Ассоциации молодых христиан, где он жил, сэр.

— Лучше бы от девушки, от Хиккерсли. Она видела это описание?

— Нет, я сомневаюсь, чтобы она…

— Я захвачу его с собой в больницу и покажу ей, — сказал Роджер. — Но прежде, чем мы разошлем фотографии арестованного, я хочу дождаться суда сегодня утром и посмотреть, что там произойдет.

— И что от этого изменится? — нетерпеливо спросил Мориарти.

— Может измениться, — спокойно ответил Роджер. — Нужно думать, прежде чем действовать. Напечатав в газетах и передав по телевидению его фотографию, мы сообщим его друзьям, что не знаем, кто он. Если мы этого не сделаем, они могут решить, что он заговорил, — он дал время переварить сказанное, раздумывая, действительно ли Мориарти так недоволен, как кажется. Потом переменил тему: — Я собираюсь послать «пациентом» к Понту женщину — констебля Рид. Я введу ее в курс дела сегодня днем, лучше, если вы будете присутствовать.

Глаза Мориарти вспыхнули.

— Таким путем вы сможете узнать, действительно ли Понт слаб по женской части, как говорят?

— Верно, — кивнул Роджер.

— Здорово! — восхитился Мориарти.

Роджер еле удержался от саркастического замечания, что счастлив заслужить одобрение Мориарти.

— Я получил донесение о тех преступниках, которым Понт помогал, вернее, которых он лечил, — продолжал Мориарти. — Всего их семеро. Просто ребятишки, которые сбились с пути, я бы сказал. Никто из них не похож на отъявленного злодея.

— Продолжайте проверку, — распорядился Роджер.


«Продолжайте проверку, продолжайте проверку! Почему бы ему не побеспокоиться о реальных проблемах? — буркнул Мориарти. — Почему он не ищет этого Дэвидсона, почему не заставит Уайнрайта говорить?»


Роджер не пробыл в кабинете и пяти минут, как зазвонил телефон. Он ответил по обыкновению кратко.

— Это Джексон из Брикстона, — представился звонивший, и Роджер моментально увидел перед собой меланхолический облик врача из Брикстонской тюрьмы. — Тут ваш Осгуд раскололся. Хотите с ним поговорить?

— Сейчас буду, — немедленно отозвался Роджер.

За двадцать минут он добрался до Брикстона и увидел, что Осгуд находится почти в состоянии изнеможения и полного упадка сил. Доктор Джексон печально смотрел на него, и у Роджера упало сердце.

— Он не сказал ничего стоящего, — сообщил Джексон. — Сами попытайтесь.

— Я больше ничего не могу сказать, вы должны это понять! Я просто не могу! — лепетал Осгуд. — Если я хоть что-нибудь скажу, мою мать обольют кислотой! Когда кто-то начинает болтать, с ним всегда это случается — он получает свою порцию кислоты! Я ничего не могу больше сказать, ради Господа Бога, не принуждайте меня!

— Мы можем обеспечить защиту… — начал Роджер.

— Никто не сможет защитить ее! Если они обещали, что обольют, то они сделают это. Я вас уверяю, их ничто не удержит!

«Они» явно нагнали страху на этого парня. И Роджер совершенно отчетливо вспомнил, как Пенгелли предупреждал его, что в последнее время были случаи, когда кислоту использовали для жестокой мести. Если так, то применение кислоты в качестве средства устрашения было тщательно продумано. Могла ли это быть банда идейных фанатиков? Да. Но разве не более вероятен какой-то сильный материальный мотив, о котором они пока не подозревают?

Покидая Брикстон, Роджер запрятал эти мысли подальше. Если задавать такие вопросы, то можно свести Осгуда с ума. Джексон же будет работать с ним медленно и профессионально. А тем временем следовало бы взять под наблюдение мать Осгуда. Он отдал по радио необходимые распоряжения и отправился к Джил Хиккерсли.

Ему понравилось ее лицо, по форме похожее на сердце, ее большие глаза под темной челкой, даже ее застенчивость. Она была расстроена меньше, чем ему описал Мориарти, и, когда прибыл Роджер, с ней сидела крупная неповоротливая девица — ее соседка по квартире, Дейзи.

— Я никогда тебя не оставлю, — говорила Дейзи. — Я больше никогда никуда не уеду, я тебе обещаю, — казалось, она советовала Уэсту намотать это себе на ус.

Наконец, она ушла. Роджер пододвинул стул и попросил Джил прочитать запрос о Дэвидсоне. Она хмурилась, пробегая его глазами, потом отложила.

— Хотелось бы мне знать, почему он сбежал. Мистер Уэст, а вы тоже думаете, что он женат?

— Я не могу себе позволить строить догадки, — сказал Роджер и подумал: может, он испугался до потери сознания, как Осгуд.

— А вот Дейзи так считает, — вздохнула девушка.

— Это описание верно?

— Ну… не очень, здесь он выглядит старше.

— Старше?

— Да. Он действовал так, будто старше меня, но на самом деле ему почти столько же — двадцать один, — добавила она наивно.

— Если я пришлю к вам специалиста с фотороботом, поможете ему составить портрет Клайва Дэвидсона, чтоб его могли опознать?

Она заколебалась.

— Почему вы не хотите? — мягко спросил Роджер.

Медленно, с несчастным видом она произнесла:

— Он ведь ничего такого не сделал, правда? Я имею в виду, не совершил никакого преступления, за которое вы бы могли его арестовать. Может, он действительно женат, и если портрет появится в газетах и по телевидению, то жена несомненно увидит его. И это причинит ей большие страдания, — она приподнялась на подушках так, чтобы лучше видеть его лицо, и продолжила: — Мне бы не хотелось отказывать полиции в помощи, но неужели это так важно?

Помолчав, Роджер ответил:

— Это может быть очень важно. Поверите ли вы мне, если я пообещаю использовать портрет только в случае крайней необходимости?

Ее лицо мгновенно прояснилось:

— Конечно!

Роджер покидал больницу с легким сердцем: кто сказал, что вся молодежь у нас никудышная?

Он отдал распоряжения насчет фоторобота, но предупредил, что воспользоваться изготовленным портретом можно будет только после его особого разрешения, сообщил Мориарти о разговоре с девушкой и, наконец, почувствовал, что они немного продвинулись в своем расследовании. Чуть позже он объяснил констеблю Хилари Рид, в чем заключается ее задача.


Хилари Рид была старше, чем казалась на вид, но ей не составляло труда предстать двадцатилетней девушкой. Она назначила Понту встречу по телефону и приехала в клинику чуть позже пяти часов в подходящем для этого случая узком костюме с глубоким вырезом. Все вокруг было как обычно, добавились только два полицейских и два сыщика в штатском, из машины следившие за домом, — защита, о которой попросил Понт.

Хилари провели в приемную, где побывали Роджер и Мориарти, и двадцать минут заставили томиться в ожидании. Она только слышала, как ходят люди и ездят машины по улице. Затем дверь отворилась и появилась секретарша, известившая ледяным голосом, что доктор Понт сейчас ее примет.

Хилари прошла за девушкой в большую комнату, похожую скорее на кабинет, чем на приемный покой, с роскошным диваном, стоявшим сбоку, но не вплотную к стене. Понт в белом халате, не поднимаясь из-за письменного стола, указал ей на кресло.

— Садитесь, мисс Рид… Вот так, хорошо… Как я понимаю, вам порекомендовала обратиться к нам подруга… кто?… Хьюстон?… А, да, помню ее… Пожалуйста, чувствуйте себя совершенно свободно, мисс Рид… Расслабились?… Вижу, вы немного напряжены, это вполне понятно… Но вы ведете себя честно — прекрасное начало… Не все мои пациенты бывают честны и откровенны. Они, видимо, считают, что в число профессиональных навыков психиатра входит способность распознавать, когда люди им лгут. А это не так. Вы можете, если хотите, обманывать меня…

Хилари Рид подумала: он как будто знает, кто я.

— Но тогда от этих консультаций, как и от всех других, не будет никакого толку. Они бесполезны, если вы не будете абсолютно откровенны, если не расскажете как можно искренне, что происходит в вашем сознании, что вас беспокоит, — он взглянул на лежащую перед ним карточку. — Я вижу, вы рассказали моей секретарше, что вас беспокоят сексуальные фантазии и… э… чувство, будто вы в заточении… Вы и тут откровенны, это прекрасно, не многие люди признались бы, что у них бывают такие фантазии… Вы живете одна, мисс Рид?

— Нет. Вместе с мамой, — ответила Хилари.

— В квартире? В комнатах? В своем доме?

— В квартире на Сент-Джонс-Вуд.

— Значит… вы хорошо обеспечены?

— Да. У меня достаточно средств, чтобы жить в комфорте.

— Чем вы занимаетесь?

— В основном, это добровольная благотворительная работа, — сказала Хилари. — По правде говоря, я думаю, что все это от того, что мне нечем заняться.

— Возможно. Да, вполне возможно. Я… О, извините.

Он внезапно прервал разговор, поскольку зазвонил телефон, и, наклонившись вперед, снял трубку, уставившись в потолок, будто сразу забыл о ее присутствии. Вначале Хилари подумала, что это игра. Но выражение его лица внезапно изменилось, губы сжались в прямую тонкую линию; казалось, он испуган. Взглянув на Хилари, он произнес в телефон осипшим голосом:

— Подожди, — и, прикрыв трубку рукой, обратился к ней: — Простите, мисс Рид. Будьте добры, подождите, пожалуйста, в соседней комнате.

Уже у двери она услышала его сдавленный, испуганный возглас:

— О, нет! Нет!


Глава тринадцатая

ОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ

Хилари Рид вышла за дверь, закрыла ее с резким щелчком и тотчас же вновь открыла. Не отпуская ручку, она встала у порога, оглядываясь вокруг и прислушиваясь к телефонному разговору. Она была теперь на площадке первого этажа; лестничная клетка отделана красным деревом, вверх и вниз от нее бежали ступени, мерцающие темным блеском. Двери справа и слева вели в широкий коридор, тянувшийся по обе стороны от нее. Секретарша находилась этажом ниже, но в любой момент кто-то мог появиться из этих боковых дверей.

— … нет, — опять вздохнул Понт.

Снова наступила тишина. Внизу хлопнула дверь, и Хилари уже готова была отойти. Ковер заглушал шаги, но вот открылась входная дверь, и раздался бесстрастный, невозмутимый голос секретарши:

— Добрый вечер, мистер Лейдло, пожалуйста, проходите… Доктор Понт скоро освободится.

Понт снова заговорил, но из-за шума и голосов внизу было трудно разобрать его слова.

— … ужасно, я не думал… Да, конечно, мы должны быть очень осторожны, иначе все испортим… Но мы ведь не можем бросить то, что уже сделали, это было бы глупо… Да, я загляну к тебе позднее… Ужасно, ужасно. Я просто потрясен.

Прозвучало «дзинь!», трубку положили. Стало тихо.

Хилари поспешно отошла от двери, повторяя про себя вновь и вновь все, что услышала. Остановившись у окна, выходящего во двор, она смотрела на высокую оранжерею, сквозь стеклянную крышу которой видны были огромные листья экзотических растений — зеленые, красные, лиловые, даже слегка голубоватые. Она открыла сумочку, достала записную книжку и сделала стенографическую запись услышанного разговора. Теперь было очень тихо. Она оглянулась, раздумывая, долго ли еще ей придется ждать, и продолжит ли Понт беседу с ней. Что же это за растения в оранжерее? Среди них, наверное, есть каучуконос — резиновое дерево. Из этого высокого окна смотришь на оранжерею как на джунгли из окна самолета. Хилари передвинулась, ее взгляд привлекло изобилие ярко-желтых цветов. За ними располагалась еще одна оранжерея, в которой росли орхидеи самого разного вида.

Без всякого предупреждения прозвучал вдруг голос Понта, совсем рядом с ней. Хилари вздрогнула от неожиданности.

— Любуетесь моими растениями, мисс Рид?

— Да-да, они чудесны, — сказала она, быстро овладев собой.

— Красивые? — казалось, он думает о чем-то другом.

— Некоторые очень красивы.

— Да, очень. И вы тоже очень привлекательная женщина, мисс Рид.

Началось.

— Приятно слышать это от вас.

— Но правда есть правда. Я постоянно стараюсь вырабатывать у моих пациентов потребность в правде, и прежде всего в правде о себе самом. В вас эта потребность, например, есть, и вы уже признали, что вы — одиноки.

— Моя мама… — начала Хилари.

— Комфорт. Обязательства и ответственность перед другими. Но вам нужна компания молодых людей, в том числе и противоположного пола.

— Я… я думаю, это так.

Она стояла спиной к окну и к оранжерее, глядя ему прямо в лицо. Кожа доктора Понта была гладкой, по-своему замечательной. Ощущалась какая-то изысканность, утонченность в его чертах, придававшая им почти женскую привлекательность. Ноздри были небольшие, изящно изогнутые, рот маленький, но красивой формы.

— Как вы должны были догадаться, у меня очень неприятные новости.

— Сочувствую вам.

— Один из моих пациентов и член нашего клуба умер.

— О, какое несчастье! — ответила она. Что еще здесь можно было сказать?

— Это результат вчерашнего подлого нападения… Вы слышали о том, что у нас случилось, мисс Рид?

— Об этом… писали газеты?

— Да, именно. Какие-то сумасшедшие ворвались сюда, обрызгали кислотой несколько человек, — Понт закрыл глаза, будто не хотел видеть представшей перед ним страшной картины. Хилари почувствовала неловкость, ей показалось, что он пытается сдержать слезы. — Тот, который умер, страдал от хронического заболевания сердца, а этот шок убил его.

— Это… ужасно.

— Да, ужасно. И едва ли… да, рекомендация.

— Я не совсем вас понимаю, — сказала Хилари.

Понт стоял очень близко, будто загораживая ей путь. Возникло странное впечатление — словно он нарастает, становится выше, больше, страшнее. Глаза ему излучали яркий свет. «Гипноз» — подумала она и прищурилась; нельзя было отводить взгляда, слишком очевидно стало бы, что она избегает смотреть на него. Он не касался ее и не предпринимал никаких попыток коснуться.

— Я рекомендую вам… компанию и молодых друзей обоего пола.

— Я… я тоже так думаю.

— При обычных обстоятельствах наш клуб, Понт-клуб, был бы идеальным местом для вас.

— Понимаю.

— Однако ввиду… ввиду этих печальных событий вам, может быть, не захочется искать помощи у нас.

— Ну, что ж, — спокойно проговорила Хилари, как бы взвешивая все «за» и «против». — Думаю, такое происходит в исключительных случаях и вряд ли бывает каждый вечер.

— Конечно, — сказал он. — Я… — он внезапно замолчал, собираясь с мыслями. — Мисс Рид, позвольте мне быть откровенным с вами. Я не стану притворяться, будто точно знаю, что вам нужно. Мне нужно было бы чаще видеть вас, наблюдать за вами — не в медицинском, не в физическом смысле, а в самом общем. Нужно увидеть, как вы реагируете на других людей, на различные искушения и соблазны, на всевозможные удовольствия. Понт-клуб, как вы можете догадаться, — это своего рода лечебный клуб. Его члены помогают друг другу решать свои проблемы. Новички смешиваются с завсегдатаями, очень быстро знакомятся, становятся друзьями и находят людей, с которыми имеют много общего — согласие, гармонию, взаимопонимание, я бы сказал. У нас бывают киносеансы, лекции с демонстрацией слайдов, игры всех видов, показы мод, эксперименты; здесь есть бассейн и оборудование для любого увлечения, хобби. Если вы станете одной из нас, то уже через месяц у меня будет множество отзывов о вашем характере, и я смогу составить мнение и рекомендации, что вам нужно, чтобы быть счастливой. Все люди стремятся к счастью, мисс Рид. Если бы только мы могли указать им безошибочный путь к нему!

Хилари перевела разговор на практические рельсы:

— Сколько это стоит?

— Вступление в Понт-клуб? Всего пять гиней в год. Участие в других мероприятиях оплачивается отдельно, но это по вашему усмотрению. Если вы проведете у нас три месяца, пользуясь всем, что здесь есть, то потратите около двухсот пятидесяти фунтов. Вы ведь не бедны, мисс Рид, нет?

— Нет, конечно, нет.

— У нас ведь есть программа помощи тем, кто сам не в состоянии…

И Понт, по-прежнему стоя очень близко от Хилари, начал подробно рассказывать, как действует программа.


Роджер сидел дома на Белл-Стрит, с одной стороны виски с содовой, с другой — все сегодняшние дневные газеты. Он слышал, как Дженет разговаривает в саду с соседкой, и спрашивал себя, действительно ли у него так болит плечо, что он не может постричь траву. С сожалением решив, что нет, он уже готов был встать и приняться за работу, как вдруг раздался телефонный звонок. Левой руке давалась отсрочка.

— Роджер Уэст.

— Это Мориарти, сэр.

— Слушаю вас, — отозвался Роджер.

— Здесь констебль Рид с очень интересным донесением.

— Где здесь? — спросил Роджер.

— В Ярде, сэр.

Роджер в сомнении задумался, потом сказал:

— Попросите ее приехать ко мне домой… и пусть она не надевает форму.

— Хорошо, сэр. Кажется, Понт очень расстроился из-за смерти одного человека из клуба после нападения. Мы можем квалифицировать это как убийство?

— Не знаю, — ответил Роджер. — Я поинтересуюсь в отделе юрисконсульта.

Ему показалось, Мориарти что-то сказал шепотом, но до него только донеслось:

— Лучше подстраховаться, чем потом плакать, сэр!

Роджер отправился на кухню, чтобы предупредить Дженет о приезде девушки.

— Значит, теперь ты уж точно не сможешь подстричь траву, — проговорила Дженет, смеясь. — Хорошо, милый, у Ричарда завтра выходной, и он этим займется.

Через полчаса у дома остановился зеленый автомобиль, за рулем которого сидела Хилари Рид. Дженет увидела в окно, как девушка выходит из машины. Хилари прекрасно держалась, от нее веяло воспитанностью, уверенностью, грацией.

— Не уверяй меня, что она служит в полиции, — изумленно промолвила Дженет.

— Поди открой ей дверь, — сказал Роджер, — только не убей ее на пороге своей ревностью.

— Свинья же ты!

— М-я-у!

В дверях все обменялись приветствиями и любезностями. Девушка была прекрасно подкрашена, одета в простое платье нефритово-зеленого цвета, отделанное коричневым шелком. Пробормотав что-то вроде «сад», Дженет вышла, оставив их с Роджером наедине. Он чувствовал себя легко, удивляясь, для кого предназначается вся эта косметика, и спрашивая вслух, что она будет пить.

— Ничего, спасибо, сэр.

— Не стоит отказываться ради соблюдения приличий.

— Я взяла себе за правило никогда не пить, если я за рулем, — объяснила ему Хилари Рид.

— Разумно. Ну, так что же там случилось?

Ее доклад был четким и кратким, ему это понравилось. Протягивая ему переведенный в машинопись рассказ обо всем, что произошло, Хилари заключила:

— Он странный человек, сэр, но у меня создалось впечатление, что все, что он говорил, было абсолютно искренне.

— И в то же время он, может быть, приглашает вас вступить в один из самых грязных и непристойных клубов.

— Да, я знаю. И все же, думаю, он искренне стремится помочь. И, по-моему, он действительно очень расстроен тем, что произошло. Но нам, мне кажется, придется учесть одну вещь, сэр.

— Что именно?

— Я уверена, его очень трудно обмануть.

— Вы думаете, он уже вас вычислил?

— Я пока сомневаюсь, но, полагаю, если мне придется вступить в клуб, то я должна находиться там все время, а не появляться время от времени, урывками, после того, как выполню обычную работу в Ярде И, думаю, мне вообще пока не стоит показываться в Ярде, сэр, если я вступлю в клуб, лучше докладывать ежедневно по телефону.

«Она делает из меня Мориарти», — подумал Роджер и сказал:

— Это может быть очень опасным делом. Серная кислота — не косметика.

Нисколько не смутившись, девушка ответила:

— Я очень благодарна вам, сэр, за возможность принять участие в раскрытии этого преступления.

— Да? Почему?

— Я пошла работать в полицию, потому что думала, что смогу помочь в предотвращении преступлений среди девушек, и в общем — среди молодых людей. Я и подумать не могла, что мне придется большую часть времени возиться с этими испорченными мерзкими стариками.

— Которые, в свою очередь, портят молодежь, — ласково поправил ее Роджер.

Хилари Рид молчала.

«Что случилось со столичной полицией? — раздраженно подумал Роджер. — Неужто мы все превратились в реформаторов?»

Он прямо посмотрел в ясные голубые глаза девушки и сказал:

— Прежде всего, констебль Рид, мы охотимся на преступников. Никогда не забывайте об этом.

— Конечно, не забуду, сэр.

— Понт может быть искренним и откровенным, но одновременно содержать собственный публичный дом. Он может быть даже сумасшедшим — меня это нисколько не удивит, в таких случаях человек нередко начинает изображать из себя бога. Наконец, его могли вовлечь в какую-то преступную деятельность, за ним может кто-то стоять, угрожая перерезать горло. Нет ничего страшнее поссорившихся воров. Вы это понимаете?

— Понимаю, сэр, — она посмотрела на него не дрогнувшим взглядом.

— Вот и хорошо. Я хочу во всех подробностях знать, что происходит в Понт-клубе и в клинике Понта. У нас есть длинный список его членов, и мы их всех проверим одного за другим. Вы вступайте, будьте там все время. Ваше задание — собирать всю возможную информацию, но, ради Бога, не играйте роль героини. Если появится опасность — уходите как можно быстрее, — он внезапно встал. — Такие вот указания, мисс Рид.

— Я все понимаю, сэр, — ответила Хилари, — и не очень-то боюсь испортить свою внешность.

Она поднялась, и Роджер, проводив ее до дверей, дождался, когда она отъедет. Никто не догадается, что эта женщина — полицейский, этим она и была для них полезна. Он увидел Ричарда, вприпрыжку бегущего по другой стороне улицы, увидел, как почти одновременно от края тротуара отделяется мотоциклист. Охваченный внезапным безотчетным страхом, Роджер крикнул во весь голос: «Головастик!», сын резко повернулся навстречу мотоциклисту, который что-то держал в руках. Ужасная мысль пронеслась в голове Роджера: «Попадет прямо в лицо!» Он увидел, как Ричард нагнулся, как что-то пролетело над его головой и ударилось в дерево. Раздался хлопок, появилось облако пара. Ричард мгновенно выпрямился и, не помня себя от ярости, метнулся вперед словно пуля. Он бросился на седока, но не успел схватить его, пнул заднее колесо, промахнулся и в последней отчаянной попытке подпрыгнул вверх.

Потом Роджер увидел, как Хилари Рид разворачивает машину. Миг — и она у края дороги, еще миг — и она делает дугообразный поворот, но, не завершив его, останавливается, перекрывая путь мотоциклисту, летящему на нее во весь опор с опущенной вниз головой и явно думающему только о том, чтобы уйти от Ричарда.

— Берегись! — крикнул Ричард.

— Боже! — выдохнул Роджер.

Из дома выскочила Дженет.

— Что? Что такое?!

Хилари Рид нажала на клаксон и не убирала руку. С десяток копавшихся в саду людей обернулись, недоумевая, на резкий сигнал.

Мотоциклист увидел зеленую машину слишком поздно.

Он врезался в нее со всего маху и, выброшенный из седла, футов десять летел в воздухе, кувыркаясь как акробат, исполняющий сложное сальто, пока не грохнулся наземь. Он упал головой вперед. Кто-то вскрикнул, странный, жуткий вопль прорезал тишину.

Ричарду, наконец, удалось остановить свой бег, и, уткнувшись в машину, он оказался рядом с Хилари Рид. Когда Роджер подбежал к ним, они стояли, вцепившись друг в друга, как бы помогая один другому перенести страшную картину, открывшуюся их глазам.


Глава четырнадцатая

НОЧЬ ТЕРРОРА

На Лондон медленно опускалась теплая ночь.

В Челси Ричард лег в постель, но не мог уснуть, его неотступно преследовало увиденное. В комнате наискосок тоже без сна лежала его мать Дженет, в который раз представляя, что могло бы быть с ее сыном. На улице Сент-Джонс-Вуд, где она действительно жила со своей матерью, неспокойным тревожным сном забылась Хилари Рид — случившееся было самым страшным из всего, что ей довелось пережить с тех пор, как она вступила в ряды столичной полиции. В комнате этажом ниже Мориарти крепко спала без лекарств Хелина Янг; в комнате над ней, устало глядя на вставленный в пишущую машинку лист бумаги, сидел Мориарти, жаждущий ярких результатов и уверенный, что старший следователь Уэст не добьется их. Под действием снотворного спал на животе Уайнрайт в больнице в Патни. В маленькой по соседству с Дейзи комнате спала Джил Хиккерсли, приняв на ночь успокаивающее. Крепко спали в Шепердс-Буш, каждый в своем доме, Бетти Смит и Джонатан Кобден, еще ничего не забывшие, но уже не вздрагивающие при воспоминании о нападении на них.

Спал в своей камере Джон Смит, оказавшийся Осгудом.

Человек, не назвавший своего имени, тоже спал в Брикстонской тюрьме, где по решению суда он содержался под стражей.

В морге, заснув вечным сном, лежал неопознанный юноша-мотоциклист, о пропаже которого никто не заявлял и опознать которого можно было теперь только по особым приметам на теле.

Наступала ночь, и влюбленные покидали уединенные места, выходя из тени под огни улиц и машин. Все это время полиция была в напряжении, теперь тревога начала постепенно стихать, потому что к полуночи большинство тех, кто, горя любовью и желанием, искал уединения в парках и подъездах, расходились по домам. Некоторые грустно, некоторые удовлетворенно, кто-то ликуя, а кто-то со страхом за то, что наделал и что его может ожидать.

Но не все влюбленные шли домой, ведь ночь была так тепла и так полна очарования. И если ты живешь один, или родители твои считают, что дети вправе вести свою собственную жизнь, то куда и зачем торопиться? Как и у полиции, у них притупилось чувство опасности, они были заняты исключительно друг другом.

Медленно, крадучись, пробирались люди с распылителями в руках сквозь темноту к своим жертвам.

Один за другим они занимали позиции для атаки.

Внезапно яркий свет озарил самые темные места, и тишину ночи вспугнули пронзительные крики. Мгновенно стряхнув дремоту, зашевелилась полиция. Взревели моторы, настойчиво и неумолчно зазвонили телефоны в полицейских отделениях и больницах, завыли на дорогах сирены машин «скорой помощи».

Раздался телефонный звонок в доме Роджера, и Дженет, только-только задремав, внезапно вскочила.

— Уэст, — ответил Роджер, подняв трубку телефона рядом с кроватью.

— Имеются сообщения примерно о пятидесяти случаев ожогов кислотой, сэр, — сказал инспектор, дежуривший в отделе информации. — Я подумал, что вы должны сейчас же узнать об этом.

— Знаете, где найти Мориарти? — спросил Роджер, опуская ноги на пол.

— Да, сэр.

— Пошлите за ним. Я буду через двадцать минут, — Роджер поднялся. Света уличных фонарей было достаточно, чтобы увидеть тревожные глаза Дженет. — Скверная ночь для юных влюбленных, — проговорил он. — Прости, моя хорошая, мне надо идти.

— Роджер, — окликнула она, когда он спускался по лестнице, — будь осторожен.

Будь осторожен…


К половине третьего ночи поток донесений иссяк. Роджер, без пиджака и с ослабленным галстуком, как всегда безупречно одетый Мориарти и еще два сержанта закончили втыкать в карту булавки, отмечая места, где были совершены налеты. Их было семьдесят три в двадцати восьми разных местах — от Клапам-Коммон до Хампстед-Хит, от Хам-Коммон до Риджентс-Парк, от Далидж-Коммон до Камберуэлл-Грин, от Илинг-Коммон до берега реки, поросшего лесом. Мориарти, мечущийся подобно молнии, вычерчивал график за графиком, лист за листом, а Роджер анализировал работу отделений и их донесения.

Они отличались друг от друга:

Поражения небольшие, оба доставлены в больницу.

Серьезные ожоги тела, оба доставлены в больницу.

Небольшие ожоги на голове, молодая женщина в состоянии сильного шока.

Серьезно обожжены руки…

Роджер перелистал их все, боясь увидеть сообщение о еще одной смерти, но фатально опасных ожогов, видимо, не было. Встречались и такие факты:

Коробок спичек с рекламой Понт-клуба найден на месте преступления.

Обнаружен пластмассовый распылитель фирмы «Амо», наполовину заполненный серной кислотой.

Найдены пластмассовые перчатки, клеймо изготовителя на них уничтожено — переданы для снятия отпечатков пальцев.

Обнаружены следы.

Итак, следы, распылители, спички с Понт-клубом; незначительные и серьезные ожоги, девушка в шоке, мужчина в шоке. Счет увеличивается… Мориарти возился с набросками кругов, характеризующих радиус разбрызгивания.

— Во всех случаях примерно одно и то же, сэр. Один вид оружия — распылитель фирмы «Амо».

— Надо бы собрать сюда к утру пробы кислоты и убедиться, что они одной концентрации, — сказал Роджер. — Если всю кислоту разливали из одной емкости, то каковы же должны быть ее размеры?

— Я проверю, сэр.

— И не требуйте от лаборатории, чтобы они занимались этим в первую очередь, — предупредил Роджер. — Попросите просто, чтоб сделали побыстрее, если им позволяют возможности.

— Но это же первоочередное! — возмутился Мориарти.

— Для них, может быть, и нет, — сказал Роджер. — Вы отмечали время?

— Да, треть нападений произошла в полдвенадцатого, треть — в двенадцать и треть — в двенадцать тридцать.

— Да. И места, — продолжал Роджер, и Мориарти взглянул на него озадаченно. — У нападавших было время переместиться отсюда, — он показал на Хампстед-Хит, — сюда, — он ткнул в Риджентс-парк. — Похоже, действовало три отряда по двадцать пять примерно пар, совершивших по три разных рейда.

— Я не заметил этого, — признался Мориарти. — Если в каждом нападении принимали участие два-три человека, то в отряде их должно быть не меньше пятидесяти.

— От пятидесяти до ста, скажем, — Роджер заглянул в какие-то донесения. — Есть следы мотоциклов?

— Возле мест нападений — нет.

— Лучше дайте указание проверить все подходы и траву вокруг, — посоветовал Роджер. — Может, они пользовались мотоциклами, — перед его глазами предстало надавнее происшествие, закончившееся ужасной смертью мотоциклиста. — Никаких использованных катушек от фотоаппарата, лампочек от вспышки, вообще, что-нибудь, связанное с фотосъемкой, не найдено?

— Нет, не найдено.

— Значит, они пользовались фотоаппаратами со встроенной вспышкой, а такие довольно дороги. Нападавших очень много, так что вряд ли можно всерьез говорить об одном человеке или даже нескольких, обеспечивающих их всем необходимым и играющих роль господа Бога. Размах слишком велик. Возможно, хулиганами руководят из одного центра, как Понт-клуб, но я сомневаюсь, что из него самого. Нам нужно найти, где они покупают распылители и кислоту. Нам, черт возьми, придется покрутиться!

— Не могу не согласиться с вами, сэр, — сказал Мориарти. — Я останусь здесь до утра.


Ну, сейчас Уэст, наверное, проснулся, подумал Мориарти, но теперь он уже ничего не изменит. Дело сделано, и пусть сам винит себя за то, что проспал.

Они провозились всю ночь, планируя каждый шаг, который предстоит сделать завтра: позвонить всем поставщикам серной кислоты и распылителей «Амо», всем производителям и продавцам, обзвонить все общественные клубы, собрать данные о преступных группировках разных возрастных категорий, не забыть поставщиков фотоаппаратов со встроенной вспышкой. Роджер, с красными от бессонницы глазами, но по-прежнему в состоянии боевой готовности, одобрил предложение об общем запросе в отделения полиции сразу после семи часов утра.

— Сделаем перерыв на завтрак, — сказал он Мориарти, когда, наконец, дело было закончено.

— Я не проголодался, сэр.

Роджер подумал: «Надо перестать придираться к нему и приставать с советами то отдохнуть, то не переутомляться». К тому времени, когда он побрился, принял душ, позавтракал, подоспели утренние газеты. Броский заголовок «Дейли Глоб» гласил: «НОЧЬ ТЕРРОРА».

Пять газет повторили это название, а «Эхо» проделала грандиозную работу, поместив на целой странице карту с обозначением места каждого преступления. Чем больше изучал Роджер это дело, тем явственнее осознавал широкий размах налетов. В половине десятого телефон в кабинете Роджера подал голос; звонил Пенгелли.

— Ты мог бы позвонить мне, — с упреком произнес он.

— Разумеется, тебе бы позвонили, — сказал Роджер и добавил в приливе откровенности: — Знаешь, Пен, я о тебе даже не вспомнил.

— Вот это больше похоже на правду, — ответил Пенгелли. — И вот еще что, Красавчик.

— Что?

— В следующие несколько ночей вряд ли хоть одна парочка останется в лондонских парках и на улице после наступления темноты.

— Что ж, может, ты и прав, — согласился Роджер.

— Я прав, всегда прав. Если эти люди затевают какое-нибудь ограбление, то они прекрасно подготовили почву.

— У тебя есть какие-то сведения?

— Нет.

— А-а. У меня есть идея, — с задумчивым видом проговорил Роджер.

— И что это за идея?

— Как думаешь, могла бы ваша газета предложить значительное вознаграждение тому, кто обладает информацией? — спросил Роджер. — У полиции нет достаточно большой суммы денег, с другой стороны, большинство газет побоится пойти на это, они не захотят разочаровывать своих узколобых читателей. Но ваша редакция могла бы попробовать.

— Если, — предельно кратко выразился Пенгелли.

— Что «если»? — удивился Роджер.

— Если будем уверены, что первыми получим от Ярда все сведения, — объяснил Пенгелли. — Я, например, видел одну из твоих анкет сегодня утром в отделении Норд-Веста. Очень толковая анкета, если мне позволят так сказать. Но ведь ты ни одной не прислал в газеты, так?

— Да.

— Почему бы нам не опубликовать ее в вечернем или утреннем выпуске? Я понимаю, ты не можешь наделить нас исключительными правами, но ведь ты можешь информировать нас первыми? А если нам удастся заставить говорить одного из налетчиков, это облегчит и тебе дело.

— Я посмотрю, что тут можно сделать, — пообещал Роджер. — И перезвоню тебе.

— Может, ты позволишь «Ивнинг Глоб» угостить тебя обедом? — предложил Пенгелли. — Скажем, в «Данелли», в час дня?

— Постараюсь быть, а если не смогу — сообщу, — ответил Роджер.


Коппелл задрал свой нос.

— Вы же знаете, нам следует быть очень осторожными и не давать ни одной газете преимущества перед другими, Уэст.

— Но мы уже делали так раньше, — напомнил ему Роджер.

— Но в этом случае… — в голосе Коппелла звучало явное неодобрение.

— Я понимаю, здесь очень деликатная ситуация, — упрямо продолжал Роджер. — Но если мы получим полную поддержку, материальную в том числе, со стороны «Ивнинг Глоб», это может помочь нам в раскрытии этих преступлений. «Глоб» способна во многом облегчить нам задачу. Если выйдет несколько номеров, где они сообщат, что целиком поддерживают нас в кампании по наведению порядка… — он замолчал, поняв, что этого не надо было говорить; «кампания по наведению порядка» — такое выражение вряд ли придется по душе Коппеллу и другим высшим чинам Ярда.

Коппелл одарил его одной из своих редких понимающих улыбок.

— Нужно другое название, — заметил он. — Подумайте об этом и поглядите, что предложит Пенгелли. Не превращайте Ярд в эдакого защитника общественной морали — мы всего лишь стражи собственности. Но… — он замялся, потом встал и подошел к окну, из которого было видно здание парламента. — Уэст, — продолжил он равнодушно, — я не могу этого одобрить, вы знаете. Однако, если Пенгелли и «Глоб» выразят желание нам содействовать, я не буду препятствовать. Однако помните — вам придется действовать на свое усмотрение, — и он неторопливо, почти страдальчески добавил: — Если вы понимаете, что я имею в виду.

Роджер прекрасно понимал.

Это означает следующее, — объяснил он Пенгелли, когда они уселись в дальнем, уединенном углу «Данелли», прекрасного ресторана на реке неподалеку от Ярда. — Коппелл не обещает мне своей поддержки. Если я передам вам информацию раньше, чем остальным, и разразится скандал, то все шишки достанутся мне.

— Да-а, — протянул Пенгелли. Он был похож на учителя — очки в металлической оправе, выражение доброжелательности на лице, чем-то сходное с Джошиа Понтом. — Мы сделаем все возможное, чтобы никто не узнал, откуда мы получили информацию. Ты ведь нас знаешь.

— Да, — согласился Роджер. — Мое дело решить, стоит ли ваша помощь того, чтобы рисковать своей головой.

— Обещаем полную поддержку, — уверил его Пенгелли. — Я встречался с редактором, а тот со Стариком. Он у нас большой борец за свободу личности, за право людей делать то, что они считают нужным, а не то, что им указывают или к чему принуждают. «Учите, а не принуждайте!» — вот его девиз, а он совпадает с нашей затеей. Будто ты сам не знаешь, — обиженно закончил Пенгелли, берясь за меню.

Глаза Роджера блеснули.

— Вот тебе и заголовок, — сказал он. — «Учите, но не принуждайте и не запугивайте». Научите молодежь любить, а не блудить, вместо того чтобы пугать ее до потери сознания. Страх сводит с ума, но не лишает вожделения. Ну, как это звучит? — с нетерпением спросил Роджер.

Пенгелли сидел откинувшись, сняв очки.

— Да ты просто пропадаешь в Ярде! — заявил он. — Нет, решительно твое место на Флит-Стрит, в мире журналистики. Сегодня вечером твоя идея будет нашей передовицей. Покажем, что за этими нападениями кроется покушение на права человека, не одобряя, конечно, практически совокуплений в парках, — он потер глаза. — Что-то еще, Красавчик?

— Похоже, кто-то здесь разыгрывает из себя Господа Бога, — улыбнувшись, произнес Роджер.

— Понимаю, что ты имеешь в виду, — проворчал Пенгелли. — Не думаю, что следует касаться этой стороны дела. Пусть сами делают выводы.

— Пен, эта сторона может быть очень важной для нас.

— Хочешь сказать, вам надо, чтобы мы упомянули об этом?

— И чем быстрее, тем лучше.

— Хорошо, подумаем, что тут можно сделать, — пообещал Пенгелли.

— А как насчет вознаграждения за любое сообщение, которое поможет разоблачить руководителя нападений с серной кислотой? — напомнил Роджер.

— Будет. Тысяча фунтов, — с видом полнейшего равнодушия проговорил Пенгелли.

— Пен, — сказал Роджер, — все, что я смогу, я для тебя сделаю.

Пенгелли взглянул на подошедшего официанта, рассеянно спросил:

— Что? — и тут же торопливо добавил: — Унесите, пожалуйста.

Официант собрал тарелки и черный перец, который они просили принести для копченого лосося, и Пенгелли надел свои очки.

— Я тебе напомню об этом, — пообещал он. — Итак, вчера действовало, по предварительным подсчетам, от двадцати пяти до тридцати небольших мобильных групп?

— Да.

— А что значит — «кто-то изображает из себя Господа Бога»? У него, выходит, есть от пятидесяти до ста учеников, помогающих изливать на грешников серную кислоту? — поскольку Роджер не ответил, Пенгелли вновь заговорил: — Вряд ли допустимо полагать, что такое количество молодых оболтусов можно объединить в сернокислую армию только лишь идеей праведности. Им за это либо платят, либо они делают это из сатанинской радости. Не удивлюсь, если их привлекает и то, и другое. Я использую твою идею о человеке, играющем роль Бога, если ты настаиваешь, но ни ты, ни я не отнесемся к этому всерьез. Не такого надо искать.

— Я не знаю, кого я ищу, — признался Роджер.

Официант принес бефстроганов для Роджера и камбалу, запеченную на углях, для Пенгелли, и они принялись за еду. Когда с ней было покончено, сам Денелли, низенький, толстый, со своей итальянской улыбочкой на лице, подошел к ним, держа в руке номер «Ивнинг ньюс».

— Здесь ваша фотография, мистер Уэст, я подумал, вам захочется взглянуть, — сказал он. — Прошу прощения, мистер Пенгелли, что это не ваша газета.

— Удивлен, что ты читаешь такую дрянь, — пошутил Пенгелли. — Я… Что случилось, Роджер?

Пенгелли с тревогой смотрел на выражение лица Уэста.

Да, там была его фотография. Но рядом со страницы смотрело трогательное сердцеобразное лицо Джил Хиккерсли и портрет-фоторобот. Внизу шла подпись: «Воссозданный специалистами Ярда портрет Клайва Дэвидсона, сделанный на основе информации, полученной от Джил Хиккерсли (фото прилагается)».


Глава пятнадцатая

ЯРОСТЬ

Побелев от злости, какой он не испытывал уже много лет, Роджер стремительно вошел в комнату, где вместе с двумя сержантами работал Мориарти. Тех сразу сдуло, как только они взглянули на Роджера. Захлопнув дверь и швырнув на стол Мориарти газету, Уэст напряженно и требовательно спросил:

— Это вы поместили в газете портрет Дэвидсона?

— Да, я…

— И этот текст?

— Да, я подумал…

— Мориарти, — свирепо произнес Роджер, — вы не умеете думать. Пока еще не умеете. Вы не можете даже начать думать. И вы не умеете выполнять приказы. Я говорил вам, что не надо помещать этот портрет без моего особого указания, говорил?

— Да, но…

— Не может быть никаких «но». Вы сознательно нарушили приказ, и я знаю, почему. — Он наклонился над столом, взявшись за его края вытянутыми руками и в упор глядя на молодого человека, в лице которого не было ни кровинки, глаза остекленели. — Вы считаете, я неправильно веду дело. Вам кажется, что я действую недостаточно быстро, — он сделал паузу, давая Мориарти возможность возразить: «Нет, это не так, сэр», но тот сидел совершенно неподвижно, губы его лишь чуть раздвинулись, обнажая зубы, будто он собирался зарычать. — Вы думаете, что можете работать лучше, чем я. Но затешите у себя на голове. Вы предали молодую девушку — свидетеля, который теперь для нас потерян. Вы выставили меня лжецом и тем самым подорвали в ней всякое доверие к полиции. Возможно, она стала бы решающим свидетелем. Даже болван, я думаю, понимает, что она единственный человек, который способен установить личность Клайва Дэвидсона! Служащие Ассоциации молодых христиан не смогут сказать, кто был с нею в тот вечер и кто именно убежал. Это может сделать только она. Думаете, теперь она захочет нам помочь? — отрывисто бросил Роджер. — Ну, давайте, ответьте мне, как вы думаете, захочет она?

— Мы ее заставим, — выдавил Мориарти.

— Мы ее не заставим. Мы не можем заставить людей говорить. Нам нужны свидетели, которые стремятся нам помочь. Если перед нами окажется величайший преступник Лондона, мы не сможем заставить его говорить правду. Это нам никогда не удастся. Но даже вне зависимости от того, важны или нет показания этой девушки, вы подорвали веру — веру в то, что Ярд с ней, а вы со мной. Никто из работавших у меня никогда не разрушал эту веру. Я отдавал распоряжения, и они выполнялись. Без такого доверия работать нельзя. Если была необходимость в том, чтобы подчиненный действовал по своему усмотрению, мы заранее договаривались о сфере его полномочий. Вот так мы работаем в Скотленд-Ярде, в столичной полиции. Всякий другой путь ведет к анархии. Вы служите в полиции двенадцать лет и не научились этому элементарному правилу?

Он остановился, отчасти потому, что надо было передохнуть, отчасти потому, что его гнев стихал, найдя себе выход. В кабинете стояла мертвая тишина. Пачки бумаг на письменном столе и на столе возле стены, снабженные примечаниями карты, диаграммы, таблицы и графики показывали, какую огромную работу проделал сидевший перед ним человек, но мысль об этом нисколько не снимала напряжения Роджера.

Мориарти слегка отодвинул свой стул и произнес сквозь зубы:

— Хотите, чтобы я подал в отставку, сэр?

— Когда я захочу, я сам вас уволю.

Мориарти со свистом выдохнул.

— Зачем вы это сделали? — сказал Роджер. — Ну-ка, расскажите мне.

Мориарти облизнул губы, но не произнес ни слова.

— Почему? — настойчиво повторил Роджер.

— Я… Я действовал по своему усмотрению.

— Были какие-то особые основания для этого?

— Нет, — Мориарти сделал еще один глубокий вдох и отрывисто закончил: — Я думал, вы ошибаетесь, не используя этот портрет.

— И только?

— Да, сэр.

— Следовательно, когда я отдаю вам распоряжения, вы сначала оцениваете их в уме и решаете, одобрять их или не одобрять? И если нет, то вы их не выполняете, — наступила тишина. — Так?

— Но у меня тоже есть ум, — проговорил Мориарти.

— Вы офицер полиции. Вы получаете приказы. В данном случае — мои приказы. С этого момента ваша обязанность — выполнять их без возражений, если я не попрошу высказать ваши возражения. Если мне потребуется ваше мнение, я поинтересуюсь. Если у вас будут соображения, которые вы посчитаете важным высказать, изложите их, но не предпринимайте действий без моей на то санкции. Понятно?

— Да, сэр, — хрипло произнес Мориарти.

— В половине четвертого я буду в своем кабинете. В это же время вы должны быть там. Вы скажете мне, поняли ли вы свое положение и принимаете ли его. Если нет — можете вернуться к себе в отделение. Если останетесь и опять нарушите это правило, я немедленно потребую вашего разжалования как офицера, не способного соблюдать дисциплину. Ясно?

— Д-да.

Только теперь Роджер вернулся к текущей работе.

— Все поступившие на данную минуту донесения находятся на моем столе?

— Да, сэр.

— Ничего нового по сравнению с прежним нет?

— Нет.

Роджер кивнул, повернулся и вышел. Широким решительным шагом прошел он в свой кабинет, коротко кивая тем, кто с ним здоровался по пути. Войдя, остановился у окна и стал смотреть на великолепие медленно текущей реки. Гнев еще не остыл в нем, губы были сжаты, подбородок выставлен вперед.


Щеки Мориарти стали серыми, губы побелели, глаза остановились и застыли, как жидкое стекло, тело напряглось, руки вцепились друг в друга. «Свинья, проклятая свинья, проклятая, проклятая свинья», — билось у него в голове.


Постепенно напряжение Роджера спадало, вместо него приходило озабоченное спокойствие. Он подошел к своему столу, опустился в кресло и стал просматривать накопившиеся донесения. Три сверху были от Мориарти — аккуратно отпечатанные, четкие и ясные. Все, что Роджер наметил прошлой ночью, было выполнено, запросы были разосланы, и на некоторые уже получены ответы. Например:

В местах нападения найдено два коробка спичек с рекламой Понт-клуба.

Найдено одиннадцать отпечатков мотоциклетных шин, но ни один из них нельзя с полной уверенностью связать с нападениями.

Четверо полицейских и еще семь человек, находившиеся в парках примерно в то время, когда совершались налеты, видели поблизости мотоциклистов.

Не поступало пока донесений о продаже значительного количества распылителей «Амо»; куплено лишь с десяток бутылей и канистр с концентрированной серной кислотой; более семисот заводов в Центральном и Большом Лондоне имеют запасы кислоты. Все они проверены отделениями полиции.

Мориарти не пропустил ничего.

Роджер откинулся в кресле и закурил сигарету. Он почувствовал себя страшно опустошенным, такое бывало с ним после того, как приходилось отчитывать своих мальчишек, и часто, когда Дженет смотрела на него с неодобрением. Иногда он заходил слишком далеко; подобные срывы случаются с теми, кому приходится постоянно сдерживать себя. Дженет проводила с мальчиками гораздо больше времени, и обычно именно ей приходилось разбираться с ними. Он часто чувствовал себя усталым, выжатым, как лимон, после того, как давал себе волю. И сейчас наступил полный упадок сил. То же самое ощущал и Мориарти, к тому же он мало спал в эти дни.

«Не будь дураком, — убеждал себя Роджер. — Это черта характера Мориарти — эдакое всезнайство и самоуверенность, их ничем из него не вышибить».

Было немногим больше трех. Роджеру хотелось выкроить кусочек времени и заехать в Челси, поговорить с Джил Хиккерсли, но, может быть, он излишне беспокоится. Он сделал несколько звонков в отделения, прежде чем позвонили из лаборатории.

— Вся кислота одной пробы, Красавчик.

— Хочешь сказать — из одной канистры или контейнера?

— Нет, просто одной пробы. Существует с десяток производителей, которые изготовляют совершенно одинаковую кислоту — хоть сто, хоть тысячу галлонов.

— Есть догадки насчет производителя?

— Думаю, это фирма «Уэбб, Сан и Кинг» из Вондсворта.

— Спасибо, — Роджер повесил трубку и собрался набрать еще один номер, но телефон вновь зазвонил. — Да?

— Это первый этаж, сэр, — сказал мужской голос. — Здесь мисс Хиккерсли, она хочет вас видеть.

— Джил Хиккерсли? — Роджеру сразу представилось сердцеобразное личико.

— Минутку, сэр… Да, верно.

— Я пошлю за ней.

Он отправил посыльного за девушкой, удивляясь, неужели она пришла только затем, чтобы выразить свое неодобрение. Ему это показалось маловероятным. Когда посыльный привел девушку в кабинет, Роджер сидел за столом. Он отметил, как она миниатюрна, аккуратна, здорова, и вспомнил, как грубо ее раздели перед всем светом. Может быть, он себя обманывает; самые тихие и целомудренные на вид девушки могут на деле оказаться грубыми и порочными; он не должен позволять сочувствию и симпатии брать верх.

Он довольно хмуро поздоровался с Джил Хиккерсли.

— Боюсь, я должен принести вам свои искренние извинения.

— Почему вы опубликовали эту фотографию? — спросила она, пристально глядя на него.

— Хотите полную правду?

— Конечно.

— Это ошибка одного из наших работников.

Она нахмурилась:

— Вы хотите сказать, что не собирались ее печатать?

— Нет, конечно. Это недоразумение.

— О, — произнесла Джил и, казалось, вся поникла. — Тогда я… — она горестно улыбнулась. — Я была так уверена, что вы не напечатаете портрет без крайней необходимости, и потом гадала, что же случилось. Понимаете… — она в сомнении замолчала.

— Да?

У нее были фиалковые глаза.

— Я… Могу я говорить откровенно, мистер Уэст?

— Будьте уверены, — ответил ей Роджер.

— Знаете, я много думала о том, что случилось, отчего так произошло и почему Клайву пришлось скрыться. И если здесь есть связь с теми преступлениями — а она, наверное, есть, — то это явно должно быть очень важно.

— Конечно, важно, — осторожно проговорил Роджер.

— Понимаете, я… — она запнулась, порозовела от волнения. — Я пришла сюда, и у меня такое ощущение, будто я предаю его. Но я не верю, что Клайв как-то замешан во всем этом… Наверное, ему грозит опасность?

— Если человек убегает при таких обстоятельствах, значит ему стыдно или он испуган, а это примерно одно и то же.

— Так вот, мистер Уэст, Клайв — инженер-химик, он работает в фирме под названием «Уэбб, Сан и Кинг» в Вондсворте. Несколько недель назад, может, вы помните, у них был случай — человек получил ожоги кислотой, и Клайв рассказал мне, что их фирма производит серную кислоту. Он много говорил мне об этом — что человек, который ею пользуется, должен знать, что делает, что металлические распылители или пульвелизаторы разрушаются под действием кислоты, что применять можно только особый вид пластмассы, она называется полиэтил или как-то так. Похоже, он действительно интересуется и занимается этим. И я подумала… ну, я подумала, вы должны знать об этом, и еще думала, если я вам все это расскажу, то вы сообщите мне, почему поместили в газетах его портрет, — она усмехнулась. — Это глупо, да?

— Это очень и очень разумно. Мы прямо сейчас свяжемся с этой фирмой и проверим, — Роджер позвонил Мориарти, обращаясь с ним так, будто ничего не произошло: — Свяжитесь с фирмой «Уэбб, Сан и Кинг» в Вондсворте, они заняты химическим производством, и узнайте, работает ли у них Клайв Дэвидсон и там ли он сегодня.

— Э-э… — протянул Мориарти.

«Он еще не вышел на это!» — подумал Роджер и отрывисто сказал:

— Ну?

— Они звонили, сэр, пять минут назад, опознали его по портрету в «Ивнинг ньюс».

Теперь у Мориарти будет повод, чтобы торжествовать, если захочется.

— Что еще? — спросил Роджер.

— Он уже два дня не выходил на работу, сэр. Не предупреждал об отъезде, не звонил. Он работает в лаборатории.

— Понятно. Отправьте им серную кислоту из нашей лаборатории, пусть проверят, у них ли она сделана, и если да, то могут ли они сказать, из какой она партии.

— Хорошо, сэр.

— И сообщите мне в три сорок пять, когда придете сюда.

— Есть, сэр.

Роджер закончил телефонный разговор. Девушка сидела очень прямо и напряженно, глядя ему в лицо. Глаза ее казались огромными. Она не шевельнулась, пока он рассказывал ей о том, что уже знал Мориарти. «Интересно, — думал он, — что скрывается за этими хорошенькими глазками, все ли она сказала ему из того, что знает?… «Заставить ее», — сказал Мориарти. Он скорее всего попытался бы это сделать».

— Значит, Клайв замешан в этом, — произнесла Джил наконец.

— Это возможно.

— Мистер Уэст.

— Да?

— Вы думаете, с ним расправились?

— Вы хотите спросить, не думаю ли я, что его убили? — медленно проговорил Роджер.

— Мне… мне пришло это в голову. Я… именно это мне хотелось узнать, я страшно беспокоюсь. Видите ли… — она закусила губу, потом продолжила: — Я испытывала беспокойство еще до того, как он исчез. Не знаю, что именно я чувствовала тогда, но теперь я поняла. Надеюсь, что это не покажется вам глупым. Я люблю его. Вы не думаете, что его убили?

— Мне известно только, что он исчез. Скоро у нас будет его адрес, и если мы получим какие-то сведения, мы вам сообщим.

Она встала, понимая, что время истекло.

— Большое вам спасибо, — с чувством произнесла она.

Роджер проводил ее по коридору до лестницы и смотрел вслед, пока она изящно спускалась вниз. Повернувшись, он обнаружил, что дежурный сержант занят тем же. Мужчины улыбнулись другу другу. «Прелестная крошка», — сказали их глаза и вздох ностальгического сожаления о собственной молодости сорвался с губ. Роджер вернулся в свой кабинет, и уже через пять минут вновь затрезвонил телефон.

— Уэст.

— Мориарти, сэр. Есть основания предполагать, что в одной из цистерн с кислотой на территории фирмы «Уэбб, Сан и Кинг» находятся останки мертвого человека. Нужно ли нам везти туда нашу кислоту на пробу?


Глава шестнадцатая

ОСТАНКИ ЧЕЛОВЕКА

В Вондсворте возле самой реки стояло старое здание из почерневшего кирпича с серой шиферной крышей. Ветер доносил оттуда неприятный серный запах, от которого Роджера чуть не тошнило. С одной стороны поднимались высокие трубы, и вокруг одной из них высились строительные леса. К зданию вела дорога, прежде, видно, мощеная, а теперь залитая гудроном, но слой его был так тонок, что сквозь него проглядывали булыжники. С одной стороны здания были двойные двери входа; за ними — длинный коридор со служебными кабинетами по обе стороны. Стрекотали машинки, кто-то разговаривал по телефону, раздавались звонки.

Роджер остановился у окошка с надписью «Справочная». Парень, гораздо более сметливый, чем казалось, спокойно спросил:

— Чем могу служить?

Роджер показал удостоверение.

— Я хочу видеть управляющего, мистера Мензиса. Он ожидает меня.

Парень тщательно изучил удостоверение.

— Он на работе, могу вас проводить.

Он пошел вперед, за ним торопливо двинулся Роджер и следом Мориарти. Они прошли через небольшую, окрашенную зеленым дверцу в огромный, похожий на ангар цех, где запах, который они ощутили на улице, стал сильнее.

Вдоль стен стояли огромные цистерны, вровень с их крышами шла широкая платформа, похожая на этаж мезонина или на антресоль. По углам к ней поднимались открытые лестницы. Даже с первого этажа можно было видеть на каждой цистерне люк и идущую к нему сверху трубу. Под цистернами находилась глубокая шахта, огибающая помещение с трех сторон и уклоном уходящая вниз. В шахте заполняли кислотой металлические канистры и стеклянные бутылки, наливая ее через краны в днищах цистерн. И платформа наверху, и шахта были огорожены крепкой металлической сеткой.

Роджер, Мориарти и парень приблизились к небольшой группе людей, в центре которой стоял крупный, широкий человек с лицом в красных прожилках, с толстыми губами и носом картошкой. На двоих людях из группы были надеты темно-синие плотные костюмы и маски. И маски, и резкая вонь удивили Роджера, ведь концентрированная серная кислота не имеет запаха и не испаряется.

Крупный человек говорил густым, неожиданно веселым голосом, по-хозяйски размахивая руками:

— Ну-ка, поднимитесь еще раз и убедитесь, что там пусто. Эта пакость начнет растекаться вокруг, если мы не будем осмотрительны, — он повернулся к Роджеру и пояснил: — У нас печь течет, вот отчего так воняет. Нужны маски?

— Могу потерпеть, — сказал Роджер, и Мориарти тоже кивнул.

— Прекрасно, — ответил человек и ухмыльнулся. — Я Мензис, управляющий производством, — у него была большая рука и крепкая хватка. — Я вас признал. Скверное дело.

— А что такое?

— Вам никто не сказал?

— Сказали. Но без подробностей.

— Из-за течи цистерна наполнилась кислотой с большим содержанием серы и чертовским количеством примесей. Такая кислота ни на что не годится. Мы стали освобождать цистерну и обнаружили гораздо больший осадок, чем ожидали, — рассказывал Мензис. — Видите это? — он показал на отстой в большом поддоне, стоящем в шахте под цистерной. — Нашли золотой карандаш, ремешок от часов, пластмассовые шнурки от ботинок и всякую мелочь, в том числе бриллиант. Представляете? Настоящий бриллиант!

Роджер быстро спросил:

— У вас есть возможность исследовать состав этого осадка?

— Уже делаем пробы, — ответил Мензис. Один человек в спецодежде что-то сказал, и Мензис отрывисто скомандовал: — Что, Джоунз? Говори!

— Золотые пломбы, сэр. Несколько золотых зубных пломб.

— И мост, — добавил другой.

— Понятно, металлический зубной мост, — повторил Мензис и прищурил свои воспаленные глаза.

— Когда цистерну освобождали в последний раз? — спросил Роджер.

— Неделю назад, так, Джоунз?

— Да, сэр, ровно неделю. Обычная процедура.

— Кто-то из наших работников пропадал?

— Никто, насколько я знаю. А я бы знал.

— Как может человек упасть в цистерну?

— Никак не может, разве что откроет люк на платформе и прыгнет. Или кто-то может открыть люк и толкнуть его туда.

— Вы предполагаете самоубийство или убийство?

— Несчастного случая не могло быть, так ведь, Джоунз?

— Это невозможно, сэр, — отозвался Джоунз.

— Пойдемте, посмотрим рабочие места, и вы поймете, о чем я говорю, — произнес Мензис и, принимая их согласие как нечто само собой разумеющееся, направился к большому открытому лифту. Служащий впустил их в перекрестные двери. — На самом верху находятся печи, где мы сжигаем серу… это вот мешки с серой… жжем ее, превращая в трехокись серы, потом газ абсорбируется в воде или слабой кислоте. Затем концентрированная серная кислота течет по трубам, попадая в эти большие цистерны.

Наверху Мензис показал им большой запас серы в бумажных мешках, которые механически загружались в печи. Снизу от печей отходили трубы, ведущие к цистернам. Затем спустились вниз по открытому лестничному пролету на платформу, на уровне которой располагались крыши цистерн, к каждой из которых шли питающие их трубы. Люк показался Роджеру гораздо больше, чем тогда, когда он смотрел с первого этажа.

Мензис приблизился к одному из люков, который стоял открытым.

— Вот, — заговорил он снова. — Эти люки всегда закрыты — за исключением тех случаев, когда мы очищаем цистерны или берем пробы на концентрацию или на примеси, — он показал на два стальных барьера, окружающих люк. — Согласно требованиям безопасности, мы обязаны ставить такие вот барьеры, они убираются только тогда, когда человеку надо спуститься в, пустую цистерну. Ты ведь только что был в этой, да, Джоунз?

— Да, сэр.

— Когда цистерна заполнена кислотой, мы опечатываем ее, пока содержимое не будет отцежено и разлито по емкостям в шахте, — рассказывал Мензис. — Вон там, можете посмотреть, — он повернулся и показал на цистерну с другой стороны. — Видите снизу у цистерны большой кран?… А вот металлические канистры и бутыли. Все очень просто. Серу жжем на крыше, смешиваем с водой или слабой кислотой, заливаем в цистерны и храним, пока можно будет отгружать. Канистры поднимают по сходням, бутылки вывозят на тележках. Поняли?

— Прекрасно понял, — ответил Роджер.

Мориарти кивнул, показывая, что он тоже все понял.

— Тогда пойдемте вниз, — они спустились на первый этаж, и Мензис спросил: — Что вы собираетесь делать? Пришлете сюда команду специалистов по убийствам, а? Будете опрашивать каждого? Ну что ж, надо так надо, но делайте это как можно скорее и постарайтесь не мешать производственному процессу. Приближаются выходные, но у нас семидневная рабочая неделя, с двойной оплатой за эти дни, — в паузе, которая за этим последовала, его «а, Джоунз?», казалось, повисло в воздухе. И затем: — Джоунз, окажи полиции помощь, какая ни потребуется.

— Конечно, сэр.

Краем глаза Мензис увидел, что к нему приближается молодой человек в спецовке цвета хаки, и повернулся в его сторону.

— Чего тебе, сынок?

— Ручка и ремешок от часов, — сказал парень.

— Ну?

— Принадлежат мистеру Дэвидсону, сэр, все три ассистента подтвердили это. Они также думают, что бриллиант из перстня, который носил мистер Дэвидсон.

— Никому не рассказывайте об этом, помалкивайте. Ни гу-гу. Слышите?

— Да, сэр.

— Это официальное предупреждение полиции, — сказал Роджер молодому человеку и добавил, обращаясь к Мензису: — Я хотел бы забрать с собой все, что было найдено, и как можно скорее.

— Мне нужна расписка, и только, — ответил Мензис.

Роджер в нерешительности молчал, чувствуя, что этот человек настойчиво стремится всегда одерживать верх. Может, он просто рисуется перед своими подчиненными, хочет произвести на них впечатление, а может, так сказывается запрятанная глубоко внутрь нервозность. Мориарти явно уже бил копытом от нетерпения, и это был подходящий момент, чтобы дать ему волю.

— Позвоните в Ярд, вызовите помощь, — сказал он ему, — и оставайтесь здесь, пока все не будет закончено. Вы не могли бы уделить мне несколько минут в вашем кабинете, мистер Мензис?

— Хорошо, если вы считаете это необходимым.

Кабинет Мензиса был похож на полую стальную коробку, а хорошо вымуштрованная секретарша, судя по всему, прекрасно знала своего шефа. Ее комнатка рядом была еще меньше, и Роджер заметил, что селектор внутренней связи у нее не отключен. Но он и не собирался говорить ничего такого, что девушке нельзя было бы слышать.

— Ну? — почти пролаял Мензис.

— Бывали ли у Дэвидсона какие-то неприятности, сэр?

— Только из-за девок, — ответил Мензис.

— Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

— Он вообразил себя великим сердцеедом, ни одной симпатичной девчонки не пропускал. Хороший работник, однако, дело свое знал, — Мензис рассмеялся густым смехом.

— Были мужчины, которые к нему ревновали, не знаете?

— Представления не имею.

— Известны ли вам какие-то его враги?

— Да нет, никого особенно и не было. Так, хотели ему морду набить несколько сердитых отцов да пара разгневанных мужей, но он всегда умел отговориться. Вот такой парень, наш Клайв, — произнес Мензис, будто завидуя.

— Да, похоже. У вас есть его фотография?

— О, конечно, в личном деле. Мы всегда просим фотографию вместе с заявлением на работу. Дать?

— Да, пожалуйста. А какой у него последний адрес?

— Моя секретарша узнает, он вечно переезжал, хотел быть уверен, что его не найдут.

— Вы весьма скверно охарактеризовали его, сэр.

— Просто говорю вам правду, вот и все, — отрезал Мензис. — Вы бы сами нашли это рано или поздно.

— А эти отцы и мужья, о которых вы упоминали, бывали когда-нибудь здесь?

— О, да, некоторые здесь были, — подтвердил Мензис. — Когда это случилось в последний раз, я ему объявил, что, если еще такое повторится, может искать другую работу. Я вполне способен закрыть глаза на мужские грешки, если они не мешают делу, но он часто не высыпался ночами и вынужден был на следующее утро брать отгул. Или отпрашивался на несколько часов, если ждал, что его придут искать.

— А когда вы объявили ему свой ультиматум? — поинтересовался Роджер.

— Три дня назад, — не задумываясь, ответил Мензис. — Когда на следующий день он не появился, я решил, что он обиделся.

— А вам лично приходилось видеть людей, которые сюда к нему приходили, сэр?

— Некоторых да. Моя секретарша всех их видела. А что?

— Может быть, она сумеет опознать людей, которых мы ищем, мистер Мензис. — Роджер открыл портфель и вспомнил, что это Мориарти положил в него пачку фотографий. — Не могли бы вы пригласить ее на минутку?

— Отчего же нет? — Мензис повысил голос. — Пэтси, зайди сюда, любовь моя!

Девушка вошла, когда Роджер раскладывал на темной поверхности стола фотографии. В ее движениях была своеобразная волнующая грация. Она остановилась довольно близко от него, и Роджер уловил слабый запах ее духов, увидел перед собой ее длинные, гладкие, обнаженные руки и тотчас понял, что она на это и рассчитывала.

Ее темные глаза расширились и стали почти черными.

— Он приходил одним из первых, — проговорила она и показала на фотографию Элберта Янга, отца Хелины Янг, который выгнал дочь из дома, а жену довел до самоубийства.

Секретарша смущенно глядела на Роджера. Тот выдержал паузу и сказал:

— Вы абсолютно уверены в этом?

— Абсолютно! — она пришла в возбуждение, чувствуя себя в центре грандиозной драмы.

— Если потребуется, присягнете ли вы об этом на суде?

— Конечно.

— Большое вам спасибо, — поблагодарил Роджер. — И пожалуйста, пока никому ничего не рассказывайте.

— О, если вы просите, я не вымолвлю ни слова, — полусерьезно-полуигриво пообещала она.

Несколько вихляясь на очень высоких каблуках, она прошла к двери, совершенно довольная собой. Мензис, молчавший гораздо дольше, чем Роджер мог ожидать, пожирал ее глазами, пока она не вышла из комнаты, затем проговорил, намеренно повысив голос:

— Эта девчонка ничего не пропустит. Да, верно, этот Янг был здесь. Сам я его не видел, но на ее слова можете положиться. Что еще?

— Кто использует вашу концентрированную кислоту?

— Вы хотите знать, у кого хранятся некоторые ее запасы? У нас сотни две постоянных покупателей — обычные базы, заводы, которые берут ее для травления — очистки, по-вашему. — Мензис засмеялся. — Мелкие красильни тоже берут. Наши крупнейшие покупатели — это производители минеральных удобрений.

Роджер кивнул, что он понял и запомнил, потом спросил:

— Можно посетить вашу лабораторию?

— А что, неплохо бы их тряхнуть. Пошли.

Лаборатория была оснащена хорошим, современным оборудованием, которое странно контрастировало с закопченным кирпичом стен и большими стальными балками, подпирающими крышу. Здесь трудилось с полдесятка человек, в основном молодых, включая юношу, который подходил к ним раньше. Один, однако, был постарше, в очках с толстыми стеклами. Перед ним стояли ряды стеклянных трубок, предметных стекол, колб, мензурок — обычное снаряжение химической лаборатории.

— Не может быть никаких сомнений, — сообщил он. — Здесь человеческие останки, — он коснулся желтого предмета, заканчивающегося стеклянным стержнем. — Это вот — золотая зубная пломба. Нет никаких сомнений.


Мориарти не мог уехать с Роджером, у него было еще очень много дел на заводе. Из машины Роджер позвонил в полицейское отделение Патни, велел установить строгое наблюдение за Элбертом Янгом, потом позвонил в Ярд, чтоб они собрали сведения о прошлом Янга и о сердечных делах его дочери. Оставив Мориарти во главе прибывшей команды экспертов, Роджер, удовлетворенный ходом дела, направился в Скотленд-Ярд. Не следовало проявлять нетерпения и превращаться в Мориарти, но ему хотелось получить какие-то результаты прямо сейчас, и было ощущение, что они вот-вот будут в его руках.

Лаборатория Ярда подтвердила, что осадок цистерны содержит останки человека, и если пресса прознает об этом, грандиозная сенсация об убийстве в цистерне с кислотой превзойдет все остальные.

— Слишком поздно для «Ивнинг Глоб», — сказал Роджер Коппеллу.

— Делайте, что считаете нужным, — нетерпеливо ответил тот. — Я в это не вмешиваюсь.

И Роджер позвонил Пенгелли.

— У меня большие новости, которые не могут ждать, — сообщил он. — Многие люди уже знают об этом, и кто-нибудь обязательно проговорится.

— Намекни, и все, что нужно, я выжму, — заверил его Пенгелли. Выслушав Роджера, он присвистнул. — Это действительно кое-что, Красавчик! Вы ведь подождете до утра с официальным сообщением, а?

— Да, если только меня не вынудят, — сказал Роджер. — Сделаешь для меня еще кое-что, ладно?

— Что?

— Разузнай поподробнее о любовных делах Клайва Дэвидсона, — попросил Роджер, — а также Хелины Янг.

— Этой малышки? — не дождавшись ответа Роджера, Пенгелли произнес: — Что ж, кивнуть — то же самое, что подмигнуть. Ладно, Красавчик!

Повесив трубку, Роджер увидел на столе записку, написанную карандашом: «Звонила констебль Хилари Рид. С ней можно связаться по номеру MAC 1432». Он немедленно набрал этот номер, живо вспомнив, как швыряли на Белл-Стрит бомбу с кислотой в его сына, как врезался мотоциклист в машину Хилари Рид, и ужасное зрелище, представшее им после этого.

Она сразу же ответила.

— Спасибо, что позвонили, мистер Уэст. Я вступила в Понт-клуб, сегодня провела там несколько часов. Первое впечатление в целом благоприятное.

— Нам нужна лишь правда об этом заведении, — проговорил Роджер, — плохая или хорошая. Постарайтесь узнать, были ли следующие люди когда-либо его членами — в переданном нам списке их нет. Готовы записать имена?

— Да, сэр.

— Хелина Янг, — начал Роджер, — Элберт Янг, Клайв Дэвидсон…

— Простите, сэр, — прервала его Хилари, — это те люди, фотографии которых были опубликованы в газетах?

— Да.

— Старший инспектор Мориарти дал мне этот список и некоторые фотографии, небольшие, как в паспорте, — сказала девушка. — Я сейчас изучаю их.

— Хорошо! — Роджер прибавил сердечности в голосе. — Только не носите их с собой в клуб.

— Нет, конечно, сэр.

— Ничего необычного пока не заметили? — поинтересовался Роджер.

— Есть какое-то удивительное сходство между Элбертом Янгом и управляющим клуба, человеком по имени Дилфилд, — ответила Хилари Рид. — Я спросила мистера Мориарти, и он сказал, что уже проверяют, нет ли между ними родственных связей.

— Да. Не забывайте об осторожности, — напомнил Роджер. — Я говорю вам совершенно серьезно.

— Знаю, сэр, и ценю, — тон ее изменился, когда она задала вопрос: — Как ваш сын Ричард? Вчерашние события, должно быть, его потрясли.

— Переживает, — сдержанно произнес Роджер. — Он надеется, ваша машина не очень пострадала.

— Не очень пострадала! — повторила она и засмеялась. — Ну, тогда с ним все в порядке.

Она не по летам умна и рассудительна, отметил Роджер; он чувствовал, что она не так импульсивна, как Мориарти, но в не меньшей степени самоуверена.

Следующие два часа он работал в одиночестве; потом один из посыльных принес ему свежий номер «Ивнинг Глоб». В нем был напечатан портрет-фоторобот Клайва Дэвидсона и большая передовица о событиях предыдущей ночи. Нарисованный в конце палец указывал — «смотри страницу 8». Он открыл ее и увидел заголовок «УЧИТЕ, А НЕ ПУГАЙТЕ ИХ». Дальше было написано:

Видимо, проводится одна из самых странных кампаний в истории нашего славного старинного города — кампания против свободных нравов, столь распространенных сегодня среди молодых людей, кампания, затеянная, вероятно, какими-то богобоязненными ханжами, уверенными в своей правоте и праве творить суд над другими.

Но молодежь нужно учить и воспитывать, а не пугать. Ей нужны яркие примеры праведной жизни, а не грозные предупреждения.

На следующей странице «Ивнинг Глоб» помещает анкету, разосланную Скотленд-Ярдом во все подразделения лондонской полиции. Это попытка проанализировать виды и категории преступлений, совершаемых молодыми, и семьи, из которых происходят преступники. Цель похвальная, и «Ивнинг Глоб» целиком и полностью на стороне полиции, но…

Молодежь следует учить тому, что правильно. А это задача не полиции, а общества.

Чтобы помочь обществу, газета предлагает вознаграждение в 1000 ФУНТОВ СТЕРЛИНГОВ любому, кто предоставит полиции информацию, помогающую найти лидеров этих заблудившихся людей, которые, присвоив себе право вершить суд над другими, губят молодежь, а значит, попирают закон и справедливость.


Глава семнадцатая

НОЧЬ БЕЗМОЛВИЯ

Роджер дважды перечитал статью, мрачно улыбаясь. Пенгелли сделал все, что обещал, и сделал очень тонко и умно; даже Коппелл со всей его нервозностью не сможет придраться. Уже миновало семь, Роджер отодвинул стул, думая, что скоро, наверное, должен позвонить Мориарти. Он подавил зевок, услышав стук в дверь.

В кабинет вошел Мориарти, пожалуй, несколько неуверенно.

— Извините, что так поздно, сэр.

— Как там дела в «Уэббе»?

— Нового не так уж много, — ответил Мориарти. — Нашли десятка два следов ботинок. Размеры девять и девять с половиной. Они могут быть идентичны тем, которые найдены в парках. Я отослал их в лабораторию для сопоставления. Кроме того, поговорил со всеми, кто сегодня был на работе. Информация о том, что у Клайва Дэвидсона репутация женолюба и что разгневанный Элберт Янг приходил к нему, не вызывает сомнений.

— Значит, Хелина Янг не так невинна, как кажется.

— Видимо, да, — согласился Мориарти. — Думаю, мне нужно с ней поговорить.

— Пожалуй, и мне.

— К Элберту Янгу вы тоже пойдете? — спросил Мориарти.

— Да, как только буду больше знать о нем.

— Ждете снова сегодня вечером налетов в парках, сэр?

— Не знаю, чего и ждать, — ответил Роджер, — но пока вы не ушли, предупредите все отделения, чтобы они были начеку и установили специальное наблюдение за час до темноты. Я хочу знать, сколько пар отправится сегодня искать укромные местечки и какое воздействие оказали на них последние события.

— Самая торжественная ночь в истории Лондона, я бы сказал!

— Да, может, вы и правы. — Роджер отодвинул стул, помолчал; его подчиненный напрягся, плечи квадратные, голова закинута, подбородок выдвинут вперед. Что это, демонстрация неповиновения? Или просто отношение к ситуации? Они долго смотрели друг на друга, не отводя глаз, прежде чем Роджер сказал: — Надеюсь, я достаточно ясно выразился сегодня днем?

— Достаточно, сэр.

— Вы хотите продолжать работу?

— Ничего я не хочу так, как этого, сэр.

— Вам кажется, тот факт, что мы получили результаты от публикации портрета, служит вам оправданием?

Мориарти замялся. Это был решающий вопрос, ответ на него определял, как сложатся их отношения в будущем. Роджер, казалось, видел огонь, вспыхнувший в этих ирландских глазах, ощущал стремление Мориарти заставить себя любой ценой сказать так, как надо, и у него появилось чувство, которое ему трудно было определить, чувство, что в этом молодом человеке скрывается исключительно способный детектив, огромные возможности которого пропадут, если ему не удастся совладать со своей импульсивностью, вспыльчивостью и излишней самоуверенностью.

Наконец Мориарти произнес:

— Как только я услышал, что произошло, я так и подумал, сэр, но скоро стало ясно, что в принципе эта публикация не имела большого значения. Нам бы и так сообщили о том, что обнаружили в цистерне «Уэбба», и там же потом опознали бы фоторобота. И, конечно, тогда мы не испортили бы отношений с Джил Хиккерсли. Этого нельзя было знать заранее, но сейчас почти ясно, что я наделал больше вреда, чем пользы.

Роджер почувствовал, как у него камень с души упал. Облегчение было даже большим, чем он ожидал. Взяв бутылку виски и два стакана, он осторожно поставил их на бумажную салфетку и заговорил так, будто обращался к своим сыновьям:

— Иногда мы принимаем неверные решения, все мы. Бывает, из-за таких ошибок мы начинаем ненавидеть самих себя. Мой опыт свидетельствует, что решения, принимаемые второпях, чаще оказываются неправильными, чем те, к которым приходят в результате серьезных размышлений. Мой опыт также подсказывает, что офицер — старший или младший — часто принимает решения, учитывая, что будут делать другие, работающие с ним люди. В этом больше дисциплины, чем бездумного подчинения, — он остановился. — Виски?

— С большим удовольствием, сэр.

Роджер налил в стаканы, и они выпили. Он почувствовал, что у Мориарти есть что-то на уме. Его виски исчезло в три глотка.

— Есть одна вещь, сэр.

— Да?

— Я… я ужасно нетерпеливый человек.

— Я это уже заметил, — сдержанно ответил Роджер.

— Я хочу сказать… не только это, сэр. Ведь я изо всех сил стремлюсь сдерживать себя. Нетерпение было моей проблемой всегда, сколько я себя помню. Иногда другие люди кажутся мне… такими заторможенными.

— Вы имеете в виду, что не научились легко выносить тех, кого считаете дураками, — сказал Роджер. — Хотите еще виски?

— Э… нет, спасибо. Мне скоро за руль.

У Мориарти и у Хилари Рид одинаковое чувство ответственности.

— Могу сказать вам следующее, — продолжал Роджер. — Ваше будущее в Ярде зависит от того, насколько успешно вы научитесь управлять своими импульсами. Мне приходилось видеть многих способных людей, людей высокого полета, которые не поднимались по служебной лестнице выше инспектора. Недовольные жизнью, они продолжали службу только для того, чтобы заработать себе пенсию. И все потому, что действовали под влиянием чувства, импульсивно или интуитивно. Самому когда-то пришлось через это пройти, — он допил виски и поставил стакан на стол. — Разошлите эти инструкции и отправляйтесь отдыхать. Позвоните мне домой, если будет что-то стоящее.

— Хорошо, сэр! — быстро ответил Мориарти и несколько замешкался. — Вы видели «Ивнинг Глоб», сэр?

— Да.

— Это вы стоите за историей с вознаграждением, да? — нечто похожее на восхищение мелькнуло в глазах молодого человека.

— Я знал, что на днях такое объявление появится в газете, — уклончиво ответил Роджер.

— Расскажите мне, если не возражаете, чего вы от него ждете? — голос Мориарти звучал почтительно.

— Ничего особенного не жду, — сказал Роджер. — Надеюсь получить сведения о том, когда состоится следующий налет. Я не удивлюсь, если пройдет спокойно сегодняшняя ночь и еще несколько за ней. У нас будет возможность сделать работу, которая за это время накопилась.

— Понимаю, сэр, — с некоторым недоверием проговорил Мориарти и, попрощавшись, вышел.


Идя по коридору с кислой улыбкой на лице, Мориарти думал: «Ну, насчет этого я его успокоил, но он по-прежнему воображает, что много знает. Скоро он поймет, что ошибается».

Прибыв домой, Роджер обнаружил, что Мартин с Ричардом работают в саду вместе с Дженет. Она была разгоряченной и веселой.

— Безупречно добродетельны, хотя и не совсем по собственной воле — вот мы какие! — нараспев, улыбаясь, произнес Мартин.

— Мы обнаружили, что, если ты хочешь, чтобы девушка к тебе совершенно охладела, пригласи ее прогуляться в парк! Самый верный способ на данный момент, — добавил Ричард.

— Эти мальчишки просто невыносимы! — возмутилась Дженет.

— Видишь ли, папа, во времена маминой молодости не было такой вещи, как секс, — серьезно заметил Мартин. — Разве это не свидетельство недюжинного ума современной молодежи, которая сама открыла все это?

В скверах и парках, на открытых местах и в густых зарослях по берегам Темзы царила странная, необычная тишина. Полиция — и в форме, и в штатском — стояла наготове и, не сговариваясь, докладывала одно и то же: парочки на улицах попадаются очень редко. Когда спустились сумерки, те, кто обычно искал уединения, теперь, казалось, избегали его. Там и здесь еще брели молчаливыми небольшими стайками цепляющиеся друг за друга влюбленные и пропадали, наконец, из виду, но большинство оставалось в радиусе фонарного света. Кафе и бары были переполнены, непристойные и скабрезные шутки летали взад и вперед, необычно разговорчивы стали с пассажирами водители автобусов и такси, остряки предлагали:

— Может, пешком пройдетесь за тысячу фунтов?

Полиция, как никогда внимательная, уже была на взводе, когда наступила темнота. Полисмены прислушивались к каждому вскрику, к каждому возгласу, похожему на те, что раздавались прошедшей ночью.

Но ничего не случилось. Ночь была тиха и спокойна. И, когда закрылись последние бары и кафе, голоса смолкли совсем. Лондон уснул.


И Роджер спал…

В половине восьмого он уже встал и пил чай; а в половине девятого, свежий и отдохнувший, совершенно забывший о своем когда-то болевшем плече, он уже был в Ярде. Здесь чувствовался дух легкости и беззаботности, даже веселости, витающий в воздухе. Отправившись искать Мориарти, Роджер увидел его склонившимся над донесениями, без пиджака, в одной рубашке, белизна которой бросалась в глаза.

— Ни одного нападения! — торжествовал он.

— Не на кого было нападать, — резонно заметил молодой яснолицый сержант. — Ходят слухи, что Лондон очищают от скверны. Может быть, в этой идее что-то и есть, сэр.

— Просто брызгай серной кислотой, и можно контролировать рождаемость, — в тон ему сказал другой.

— Учите их, а не заставляйте, — произнес Роджер ровным голосом.

— Это их научит! — по-прежнему весело отозвался сержант.

Они беспечно рассмеялись, как смеялись почти всегда. Роджер взялся за анкеты, которые стали стекаться к ним из всех отделений. В течение предыдущего дня сорока семи парням было предъявлено обвинение в воровстве — от ограбления магазинов до кражи сумок и очищения карманов; одиннадцати — в краже со взломом; семнадцати — в грабеже; четырнадцати — в сексуальных нападениях, в том числе одном групповом изнасиловании; девятнадцать были обвинены в пьянстве; семнадцать — в нанесении умышленного ущерба и сто семь — в угоне машин и автодорожном хулиганстве.

— Обычный день, — констатировал Мориарти.

— Да, — согласился Роджер. — Обычный день. Но что мне сейчас хотелось бы знать — это какие преступления были совершены вчера между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи.

— Какие-то особые основания, сэр?

— Хотелось бы просто знать, — уклонился от прямого ответа Роджер.

К полудню данные были получены: за этот период молодые люди совершили гораздо меньше преступлений, чем обычно.

— Все стали хорошо себя вести, — сказал Мориарти. — Какие новости об Элберте Янге?

— Сидит дома. В одиночестве. Жена остается у родственников. А что дочь?

— Она не очень хорошо чувствовала себя вчера, и я ничего ценного не смог от нее добиться, — ответил Мориарти. — Есть предложение, сэр, если не возражаете.

— Давайте.

— Лучше, если вы встретитесь с ней.

— Да, — подумав минуту, кивнул Роджер. — Сейчас и поеду. Все равно собирался в Патни.

Сообщение об Элберте Янге не содержало никакой особой информации. Много лет он работал в местной церкви, занимался организацией благотворительной деятельности, но потом с ним неизвестно что случилось. Он стал мрачным, раздражительным. Репутация его дочери была не хуже и не лучше, чем у других. У нее было несколько дружков раньше, и ночь, когда на нее напали, конечно, не была для нее первой и исключительной. «Видимо, знает, как о себе позаботиться», — было написано в одном донесении.

Роджер сразу отправился в дом на Патни-Хилл, где жил Мориарти. Это величественное здание в викторианском стиле недавно покрасили, и оно имело вполне респектабельный вид, дополняемый нарядными аккуратными газонами и ухоженным кустарником вокруг. Горничная открыла ему дверь, и вскоре он уже сидел в небольшой комнатке внизу возле лестницы и разговаривал с привлекательной, хорошо сохранившейся женщиной, входящей в средний возраст; глядя на ее слегка «антисептическую» внешность, нетрудно было представить ее старшей сестрой какой-нибудь больницы.

— Мистер Мориарти позвонил, предупредил, что вы можете приехать, — сказала она. — Хелина у себя наверху, она спустится сюда через несколько минут. Вы простите меня, сэр, если я попрошу вас обращаться с ней помягче? Она пережила такое потрясение, такой удар…

— Да я вообще-то и не думал быть с ней жестким.

— Вы очень добры, — улыбнулась она.

Через несколько минут в комнату вошла девушка. На голове ее все еще была повязка, лицо бледнее обычного, но глаза ясные и красивые. Женщина вышла, и Роджер поймал себя на том, что сравнивает эту девушку с маленькой трогательной Джил Хиккерсли. Что-то было в них общее — искренность, прямота, пожалуй.

— Самый главный вопрос, который я хочу вам задать, — начал Роджер, — таков: были ли вы знакомы с человеком по имени Клайв Дэвидсон?

Он протянул девушке копию фотографии, переданную ему накануне Мензисом. Она взглянула на нее, зарделась и ответила:

— Да, сэр.

— Вы хорошо его знали?

— Мы… мы много времени проводили с ним вместе.

— Почему ваши отношения прекратились?

— Отец не одобрял их. Он отпугнул Клайва.

— Отпугнуть такого парня, как этот? Вы знаете, как он это сделал?

— Нет, только… Клайв перестал встречаться со мной.

— Ваш отец отпугивал и других ваших поклонников, Хелина?

Она смотрела на него с беспокойством, но совершенно открыто.

— Да.

— Много?

— Троих. Троих или четверых. Может быть, пять.

— Включая Тони Уайнрайта?

— Отпугнул бы и его, если б знал. Но я знакома с Тони не очень долго. Тони… Тони собирался жениться на мне.

Несомненно, ее отцу известно больше, чем она думает, отметил Роджер. Рассматривая девушку, он видел ее, как ему казалось, в истинном свете. Она была из тех, кого мужчины, подобные Уайнрайту, назвали бы легкой добычей; из таких девушек, если обстоятельства складываются скверно, выходят проститутки. Даже сейчас в ее глазах светился какой-то соблазнительный, «постельный» взгляд. Она принадлежала, бесспорно, к тому типу девушек, которых он не позволил бы сыновьям привести в дом.

Ее отец тоже, конечно, это понимал.

— Хелина, как вы думаете, ваш отец способен был организовать такое нападение, какое было совершено на вас?

Она не ответила.

— Думаете, нет? — настойчиво повторил он.

— В определенном настроении он способен на все! — с неожиданной горячностью ответила она. — Так было всегда. Он звереет, если узнает, что у меня дружеские отношения с мужчиной. Вот почему он перестал ходить в церковь, вести благотворительную работу. Все любят маму, и никто не любит его. А он не может этого выносить, поэтому никуда не ходит и ее заставляет сидеть дома. Он ужасный человек!

— Он прибегал к физическому насилию в отношении вас?

— Часто! Однажды он… — она сдержала дыхание.

— Продолжайте, пожалуйста, Хелина.

— Однажды… однажды он пригрозил, что изуродует меня; он сказал, что я слишком красива, что единственный способ сделать женщину честной и порядочной — это лишить ее привлекательности. О, мне противно говорить такие вещи о своем отце, но это правда, это действительно так. Он пообещал, что убьет любого мужчину, который посмеет прикоснуться ко мне или к маме, и он не шутит. Он просто религиозный фанатик, совершенно помешался на почве секса! А теперь… теперь смотрите что вышло! Кто же захочет ко мне подойти, когда поймет, что отец может сделать!

— Значит, вы боитесь, что это он совершил нападение на вас с Тони?

— Да, да! У него и брат такой же!

— Брат?

— Сводный, только по матери в общем-то, Дилфилд. Дик Дилфилд. Они оба чокнутые и способны на все. Папа… папа пугает людей, а дядя Дик старается отвратить их от женщин в этой ужасной клинике. Правда, они оба ненормальные, просто сумасшедшие!


Глава восемнадцатая

НОЧЬ ОБМАНА

— Она лжет, — решительно заявил Элберт Янг.

— Она сильно напугана, мистер Янг.

— Она напугана из-за своей порочности.

— Ваша жена покушалась на самоубийство, сэр.

— Моя жена и моя дочь не могут противостоять плотским соблазнам. Моя жена… — Янг засомневался, потом лицо его моментально смягчилось, и он добавил менее сурово: — Она не может обуздать свою плоть.

Он чуть не сказал: «Моя жена — проститутка». Лицо его выражало страдание, в глазах таилась мука. Он стоял в дверях своего склада. Позади видны были мотки веревки, цепи, якоря, сети, канистры с маслом, банки консервов, оборудование для камбуза — все, что может храниться у торговца лодками. Тяжелый воздух тотчас напомнил Роджеру завод фирмы «Уэбб, Сан и Кинг». В магазине Янга продавались средства для борьбы с сорняками и насекомыми, садовые инструменты, все для любителя-садовода; а на полке неподалеку от Роджера лежали два распылителя «Амо».

— Мистер Янг, — сказал Роджер, — известно, что из ваших уст раздавались угрозы в адрес некоторых людей.

— Я грозил им гневом божьим.

— Вы угрожали изуродовать свою дочь.

— Я уже сказал вам… это ложь.

— Зачем ей клеветать на вас?

— Затем, что я не давал ей срывать плоды удовольствия со своего порока.

Роджер прошел внутрь, и первое, что бросилось ему в глаза, это бутыль в соломенной плетеной упаковке с этикеткой на ней: «Концентрированная серная кислота. Для промышленных целей. Изготовлена фирмой «Уэбб, Сан, и Кинг».

— А как вы относитесь к тем нападениям, которые совершаются сейчас на молодых влюбленных, мистер Янг? Вам они тоже представляются гневом божьим?

— Пути Господни неисповедимы, — медленно вымолвил Янг.

— И вам кажется, это один из его путей?

— Я не могу знать ответа на этот вопрос. Я могу лишь молиться за то, чтобы Бог не оставил праведников и наказал грешных.

— Вот так, серной кислотой?

— Разве это хуже чумы, которая поразит отступников?

— И поражает невинных тоже, — резко возразил Роджер.

Янг почти шипел, выплевывая слова:

— Среди этих людей нет невинных! Все они отмечены пороком, испорчены, как жители Содома и Гоморры!

Роджер долго смотрел на него без всякого выражения. Ровным голосом он спросил:

— Для чего вы используете серную кислоту, мистер Янг?

— Очищать ржавчину с металла, — сурово ответил Янг, — снимать наросты с корпуса, которые невозможно убрать другим способом. Она входит в состав очищающих и выжигающих средств. Разве вы не знаете этого? — глаза Янга блестели гневом, который он не мог контролировать. — Но я не изливаю ее на грешников, не считаю себя проводником божьего гнева. Я приобрел эту бутыль серной кислоты для легальных целей, ее привез мне один человек — Дэвидсон, который прекрасно воспользовался плотской слабостью моей дочери.

— И вы убили его, мистер Янг?

Янг взглянул на него ошеломленно:

— Убил? Этот человек мертв?!

— Он исчез, полагают, что убит.

— Если он мертв, на то божья воля, — непримиримо проговорил Янг. — Мне ничего не известно о его Смерти; но я знаю, что ничего хорошего не было и в его жизни. Уж к такой это человек.

— Когда вы в последний раз были на заводе «Уэбб, Сан и Кинг»? — спросил Роджер.

— Я был там лишь однажды. Дэвидсон после этого сбежал.

— Так вы припугнули его, мистер Янг?

— Вам, мистер Уэст, — с внезапным и неожиданным чувством собственного достоинства произнес Янг, — меня припугнуть не удастся!


— Наблюдайте за ним, куда бы он ни пошел, — предупредил Роджер местную полицию. — Не беспокойтесь, что он может обнаружить слежку; главное, чтобы мы знали каждый его шаг и, если возможно, любой телефонный разговор.


— Мистер Уэст, — говорил прежний приятель Янга, Джозефс — крупный, почти лысый человек с внешностью священника, — я не могу вам помочь. Уже более года, как Янг перестал посещать церковь и выполнять столь нужную работу. Я редко видел его, разве что случайно.

— Почему он прекратил свою деятельность в церкви? Вы знаете?

— Подумывали о том, чтобы разрешить танцы на собраниях общины. Его жена и дочь были за. А он яростно выступил против. Он всегда был человеком сильных чувств, мистер Уэст.

— А сейчас он имеет хоть какое-то отношение к благотворительной работе церкви или к молодежным клубам?

— Нет, сэр, никакого. Ничего подобного, — ответил Джозефе, и тон, которым был произнесен конец этой фразы, еще больше подчеркивал непреклонность Янга, предубежденность и ограниченность его ума.


В «Глобе» пока ничего не появилось, — сообщил Роджеру Пенгелли, — кроме сотен писем одобрения от читателей. Старик урчит от удовольствия.

— Пока все идет хорошо, — сказал Коппелл. Он был в приподнятом настроении. — У вас ведь еще есть что-то про запас, что-то еще скрываете, а, Красавчик?

— Гипотеза, сэр, только и всего.

— Тогда не буду допытываться. Но фактов от меня не скрывайте.


— Никаких следов Клайва Дэвидсона, — докладывал Мориарти. — Похоже, именно его тело обнаружено в цистерне с кислотой. Мы сейчас пытаемся найти его зубного врача, чтобы он опознал свою работу — зуб, пломбу, мост. Если они принадлежат Дэвидсону…

— Дэвидсон сам мог толкнуть человека в цистерну и сбросить за ним свой зубной протез и часы, — заметил Роджер. — Мы еще далеки от истины. А как со следами, с ними повезло?

— Следы, сэр? Те, которые найдены на заводе? Я справлялся, пока еще ничего не установлено.

— Попросите их поторопиться, — сказал Роджер. — Три дня — это вполне достаточно даже для слабых отпечатков.

— Потороплю, сэр. Ночи стали теперь совсем тихими, — продолжал Мориарти. — Три подряд без всяких происшествий. Из отделений сообщают, что самые смелые парочки снова начинают выползать.


— Знаешь что, папа? Девчонкам теперь нравится гулять в сумерки, — сообщил Ричард.

— Им надоело каждый вечер ходить в кино, — подтвердил Мартин.

— Да, — согласился Ричард, — очень жаль. Мне это больше нравится, чем всякие целованья-обниманья.

— Я мало что могу сообщить, сэр, — докладывала Роджеру констебль Хилари Рид на седьмой день своего пребывания в Понт-клубе. — Все здесь кажется открытым, честным. Некоторые фильмы несколько пикантны, есть литература довольно эротическая по содержанию, но мне представляется, это просто форма лечения, что доктор Понт использует все, чтобы раскрыть истинный характер своих пациентов.

— Множество любовных атак?

Девушка рассмеялась.

— Напротив, сэр… превращаюсь в бесполое существо.

Роджер удивленно хмыкнул.

— Ну нет, не позволяйте такому свершиться. И ничего не принимайте на веру. Думаете, они вас подозревают?

— Я не позволяю себе даже мысли об этом.

— А что можете сказать об управляющем, Дилфилде?

— Он очень хороший организатор, спокойный, ни на кого не давит. И вообще это больше похоже на клинику, чем на клуб, — докладывала Хилари Рид. — У них есть два распылителя «Амо» для борьбы с насекомыми и для внесения удобрений в оранжереях, но никакой кислоты, — в голосе ее слышалось разочарование. — Мне кажется, пока я работаю впустую.

— А как насчет членов клуба, бывших и настоящих?

— Этот австралиец, Уайнрайт, был когда-то в клубе. И Дэвидсон тоже, но я уже сообщала об этом в письменном донесении.

— Да, помню. Вы не узнали, посещал ли Элберт Янг когда-нибудь своего сводного брата?

— Еще нет, сэр. Я хочу сказать, я пока не выяснила. И вот еще что…

— Да?

— В следующий понедельник здесь будет большой вечер встречи всех прежних и теперешних членов клуба, — сказала девушка. — В лекционном зале, когда уберут стулья, будет достаточно места, чтобы собрать более двух тысяч человек, устроить танцы. Нужно прийти в маскарадном костюме. Полагаю, это может быть… — она замолчала.

— Оргия? — предположил Роджер.

— На основании того, что мне теперь известно, такое себе трудно представить.

— Все возможно. Будьте осторожны, — предупредил Роджер.

И подумал, что было бы ужасно даже представить ее милое личико, сожженное кислотой. Однако она, видимо, не испытывала ни малейшей тревоги, и Роджеру даже в голову не пришло, что она может пойти на ненужный риск.

— Сэр, вас хочет видеть мистер Пенгелли из «Ивнинг Глоб».

— Видеть? Он что, здесь?

— В центральном вестибюле, сэр.

— Тогда попросите его пройти, дорогу он знает, — сказал Роджер.

Это было в субботу утром, через десять дней после «ночи террора». За это время почти ничего не произошло, и даже «Глоб» перестала помещать на своих страницах объявление о вознаграждении. За окном хлестал дождь, барабанил по стеклу, был по огромным листьям платана, разбрызгивался, ударяясь о ровную гладкую поверхность дороги. Было так темно и пасмурно, что горели уличные фонари, а машины и автобусы двигались с зажженными фарами.

Роджер отодвинул последние данные, полученные из анкет. Сравнительные цифры за несколько месяцев, которые были теперь в его распоряжении, говорили о том, что никаких особых изменений не произошло. Эта информация не высветила ничего особо интересного.

Раздался стук в дверь.

— Войдите, — Роджер поднялся, когда вошел Пенгелли. — Чему обязан…

Он сразу замолчал, потому что Пенгелли явно принес какие-то новости. Вид у него был залихватский, глаза горели.

— Здорово, Красавчик! Ни за что не угадаешь!

— Ну, чего ты там принес? — Роджер почти не дышал.

— Удачу, которую мы так долго ждали! — провозгласил Пенгелли. — Три письма, Красавчик! Три претендента на вознаграждение.

— Кто они? — поспешно спросил Роджер, готовясь записывать.

— Анонимные информанты, которые обещают, что назовут себя, когда придут получать деньги.

— Ну что ж, и то хорошо. И каковы же их новости?

— А таковы, что на понедельник намечена грандиозная ночь!

Роджер мгновенно вспомнил о другой «грандиозной ночи», тоже назначенной на понедельник в Понт-клубе.

— Все три информанта говорят одно и то же, — продолжал Пенгели. — В этот вечер произойдет более масштабное, чем прежде, объединенное нападение, сразу в нескольких местах.

— Так-так! — выдохнул Роджер. — Значит, объявление может сработать.

— Оно уже сработало!

— Нет еще, — осторожно проговорил Роджер. — Мы можем ошибиться, вдруг они нас дурят. Какие у тебя есть подробности?

Пенгелли выложил на стол три аккуратно отпечатанных письма, и Роджер быстро прочитал их одно за другим. Они были написаны по-разному, но сообщали в точности одно и то же: в следующий понедельник планируется самое грандиозное и наиболее масштабное нападение из всех, что были организованы на молодые парочки в Лондоне и его окрестностях. Все три сообщения поступили по телефону, были переданы Пенгелли, который и отпечатал их на машинке.

— Еще горяченькие, Роджер!

Но возбуждение Пенгелли не шло ни в какое сравнение с тем, что испытал Мориарти, узнав новость. Его пыл чуть остыл только после того, как журналист ушел и они с Роджером остались одни.

— Следовало ожидать, сэр, что они вскоре повторят попытку!

— А что вы думаете о костюмированном бале в Понт-клубе в понедельник? — поинтересовался Роджер.

— Может, просто совпадение, но я не думаю, чтобы это имело какое-то значение. Нам нужно установить наблюдение за клубом и сосредоточить все силы столичной полиции в парках, — Мориарти вдруг нахмурился, замечая, что в манерах Роджера есть какая-то неопределенность. — Вы не можете сомневаться в этой информации, сэр.

— Сомневаться? Да от нее за версту несет, — напрямик высказался Роджер.

— Чем?

— Не говорите об этом Пенгелли, — предупредил Роджер, — но три сообщения, все анонимные, все обещают подтвердиться позднее, все в течение одного часа поступившие и абсолютно совпадающие друг с другом. Этому нельзя верить, несомненно.

— Но они должны были поступить сегодня! — вскричал Мориарти. — Нельзя дать информацию, если ты ее еще не знаешь.

— Но три, — повторил Роджер. — И все — ради вознаграждения в тысячу фунтов. Они отправлены из одной шайки.

— Я просто теряюсь в догадках, — Мориарти заговорил более спокойно, однако взгляд его был сердитым. — На что вы намекаете, сэр?

— На то, что нам подсовывают утку, — ответил Роджер. — Нам все время пытаются подкинуть ложную информацию. Послушайте, инспектор, эти люди либо святоши, либо закоренелые и жестокие преступники. Если первое, то они действуют на основании своих убеждений, и тогда уж совсем невероятно найти среди них сразу трех Иуд. Если же это преступники, причем закоренелые и хорошо организованные, тогда награбленного у них столько, что тысячи фунтов вряд ли достаточно, чтобы троих из них сделать стукачами, да еще когда им угрожают серной кислотой. На мой взгляд, это подстроенная и спланированная «утечка» информации для того, чтобы обмануть нас.

— Зачем им нас так обманывать? — недоуменно воскликнул Мориарти.

— Чтобы вынудить нас в понедельник вечером сосредоточить внимание на парках и скверах, — коротко ответил Роджер.

— Вы хотите сказать, что не станете этого делать?! — голос Мориарти поднялся почти до крика.

— Мы не станем посылать на это всех наших людей. Послушайте, — резко повторил Роджер. — Во-первых, нас заставляют следить за Понт-клубом, подкидывая, я бы даже сказал, рассеивая везде эти спичечные коробки. Во-вторых, нас принуждают обратить внимание на Элберта Янга, правда, мы вышли на него позднее, чем должны были. В-третьих, Клайв Дэвидсон значился у нас среди жертв, но он оказался единственным, кто пережил нападение и не был при этом сколько-нибудь серьезно поражен кислотой. Это было явное предупреждение, и оно его здорово напугало. Каждый шаг наших противников до сих пор имел определенную цель — отвлечь наше внимание, заставить смотреть не в ту сторону. Может, даже «Уэбб, Сан и Кинг» — ложный след.

— Ну, а где же действительный? — вопрошая, устремил на него взор Мориарти.

— Если бы я это знал, я бы с ними уже покончил, — сказал Роджер. — Ясно лишь то, что след есть. И почти столь же ясно, что действуют тут вовсе не святоши. Можно как-то собрать воедино группу ярых фанатиков и провести митинг на тему «божественного возмездия», но вряд ли удастся организовать их на ночные вылазки и на обливание кислотой. Это большая преступная организация, и не следует заблуждаться на сей счет.

— Вы почти убедили меня, сэр, — сказал Мориарти.

Роджер внимательно посмотрел на него, но не произнес ни слова.


«Да он просто сумасшедший, — подумал Мориарти, — совершенно рехнулся!»


— Хорошо, — сдался Коппелл, когда Роджер рассказал ему обо всем, — вероятно, вы правы, и вам лучше разрабатывать эту версию. Но что вы собираетесь делать?

— Одну треть наших сил в понедельник направить в парки и скверы, другую треть оставить в обычных районах патрулирования… — Роджер внезапно замолчал. — Нет, сэр, — поправился он, — одну треть в парки, одну в резерве в своих районах, и одну треть оставить на случай крайней необходимости. И — береженого Бог бережет — хороший отряд нужно оставить для Понт-клуба.

— Как я понимаю, вы имеете в виду оперативные силы, — уточнил Коппелл.

— Нет, сэр. Не только оперативные. Речь идет о всей столичной полиции, всех ста процентах. Я думаю, на понедельник нужно отменить все выходные и увольнения. Каждый человек, все, сколько мы имеем, должны быть на службе.

— Но нам ведь придется заплатить целое состояние за внеурочную службу!

— Если мы этого не сделаем, последствия могут стоить еще дороже, — возразил Роджер.

— Посмотрим, что здесь можно сделать, — Коппелл выглядел недовольным, но готов был сдаться. — Я первым делом поговорю с заместителем комиссара в понедельник утром. Сейчас он уехал на уик-энд.

«Ну что ж, у заместителя комиссара не будет времени, чтобы долго думать, колебаться, сомневаться», — подумал Роджер.


В выходные он сидел дома как на иголках, сосредоточив внимание на чтении воскресных газет, которые излагали свои «теории» насчет налетов и нападений и пророчески каркали о затишье перед бурей. Потом он набросал текст приказа для всех полицейских отделений и главного управления:

Отменить с шестнадцати часов понедельника все выходные, увольнения и отгулы;

33 1/3 процента всех полицейских сил из отделений и из главного управления сосредоточить в парках и лесопарках;

33 1/3 процента сил держать в резерве в состоянии готовности к немедленному выступлению в парки и лесную зону столицы;

33 1/3 процента полиции оставить в резерве на непредвиденный случай, в том числе 25 человек — вблизи Понт-клуба.


В восемь тридцать утра в понедельник он уже был в своем кабинете. В девять пришел Коппелл и в половине десятого отправился к заместителю комиссара. В девять сорок пять, когда в кабинете Роджера находился Мориарти, зазвонил внутренний телефон.

— Начинайте, — сказал Коппелл. — Рассылайте приказ и инструкции.

— Начинаем, — объявил Роджер, обращаясь к Мориарти. — Рассылайте приказ. Не теряйте ни минуты.

Мориарти стремительно вышел из кабинета, но, как только дверь за ним захлопнулась, его лицо омрачилось, и он пробормотал: «Это безумие, просто безумие! Каждого человека нужно послать в парк и в лесную зону. Уэст совершает большую ошибку, большую и непоправимую!»

Потом его вдруг осенило, что ведь в его силах подправить Уэста, стоит только изменить пропорцию, изменить проценты, а когда приказ будет разослан, сделать что-то будет поздно. Глаза Мориарти вспыхнули.


Глава девятнадцатая

МОРИАРТИ ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ

Мориарти шел к своему кабинету, сердито сжав губы и печально размышляя. Он инстинктивно чувствовал, что главный следователь Уэст ошибается. Разве он сам не говорил, что подвержен ошибкам, как и всякий другой человек? Ведь все его рассуждения — сплошное недоразумение! Святоши не станут продаваться за деньги — боже мой! Да он знает сколько угодно набожных людей, усердно посещающих церковь, которые с гораздо большим почтением относятся к звонкой монете, чем к «божественному» и «духовному». Это же очевидно, что они-то и руководят организацией фанатиков. Кто, кроме них, способен творить такие невероятные, безумные вещи?

Обычные преступники не станут, нет. Он, Мориарти, знает их очень хорошо, многих повидал на своем веку. Они не станут обрызгивать любовников кислотой — зачем? Их симпатии явно будут на стороне парочек, по крайней мере, мужчин. Они скорее пожелают им удачи, но обливать кислотой?… Сама идея показалась бы этим людям дикой!

Вот Элберт Янг — другое дело. Он — типичный святоша. Может, в этом он и не замешан, но… посмотрите, что он сделал со своей собственной дочерью и со своей женой! Понт-клуб в самом деле может быть удобным прикрытием, кто знает? Что до Клайва Дэвидсона, то у многих были основания и реальные мотивы устроить ему серную ванну.

Уэст ошибается. Конечно же это кампания священной мести, кампания, проводимая руками множества фанатичных молодых дураков. И сегодня они вновь собираются нанести сокрушительный удар по грешной любви. Все должны быть на месте действия — в парках и лесных зонах, там, где и раньше устраивались набеги. Единственное, что в приказе следовало оставить, — это запрет на увольнения и выходные на сегодняшнюю ночь.

В кабинете Мориарти сидели двое сержантов, и один из них спросил:

— Есть новости?

— Нет, — буркнул Мориарти.

Сержант пожал плечами, и почти тотчас зазвонил телефон. Мориарти резко поднял трубку.

— Инспектор Мориарти слушает.

— Главный следователь Уэст, — произнес Роджер. — Меня вызывают на совещание в Министерство внутренних дел, поэтому вы остаетесь за старшего и отвечаете за ход дела. Если потребуется дополнительная помощь, обратитесь к следователю Ривсу.

— Есть, сэр!

Роджер положил трубку, и Мориарти, сидя за своим письменным столом, вдруг почувствовал огромный прилив энергии. Теперь он держал контроль над ситуацией в своих руках. Треть — в парки и скверы, треть — резерв — туда же, и еще треть — на случай непредвиденной случайности. Но что может произойти? То же, что обычно, — повседневный набор правонарушений. Что изменится, если сегодня несколько негодяев с их добычей полиция не задержит? Половину — в парки и лесопарки, половину — в резерв, вот как надо распределить силы!

Мориарти заметил, что сержанты на него как-то странно посматривают.

Он взял приказ и прошел к карте на стене.

План операции вообще должен быть совершенно другим. Выделить опасные районы и одну треть полицейских сосредоточить там, хорошо спрятав их, пока светло. Другую треть в виде подвижного оцепления двинуть туда же, когда стемнеет и когда нападающие, вероятно, прибудут на места. А третью часть оставить в резерве, чтобы можно было в любой момент перебросить ее туда, где она будет наиболее необходима. Он выбрал на карте Гайд-Парк и Уимблдон-Коммон, обвел их голубым, потом нарисовал круг пошире зеленым и затем разместил в ключевых местах резерв, обозначив его. Он точно представлял себе, как станут действовать подразделения. Им нужен будет только сигнал тревоги.

Эта… эта идея как раз то, чего все они ожидают; никто не удивится.

Он вернулся к столу, снял телефонную трубку и попросил:

— Приемную Коппелла.

У сержантов брови полезли вверх.

— Это секретарь? Скажите, мистер Коппелл тоже на совещании в Министерстве внутренних дел, вместе с мистером Уэстом? Когда вы ждете их возвращения? И не раньше? — Мориарти повысил голос. — Спасибо.

Уэст ничего не узнает до конца дня!

Предположим, он, Мориарти, изменил приказ. В конце концов, кто от этого выиграет? Уэст, конечно. Здесь не может быть ошибки, Мориарти был уверен. Ну, пропесочит его Уэст еще раз, что с того? Ему придется смягчиться, как только он увидит, к каким результатам привели верные выводы Мориарти. Уэст притворяется крутым и жестким, но на самом деле он мягок, как воск. К тому же он все равно припишет себе все заслуги.

Мориарти чуть не застонал в гневном протесте.

Он сел за стол и с особым старанием нарисовал диаграмму предполагаемых событий. Потом сам отнес ее в множительный отдел и сделал копии — это не такой документ, чтобы передавать его по телетайпу. Копии поступят в отделения в течение двух часов. А-а! Глаза Мориарти засветились. Если он отправит приказ о запрещении покидать отделения с шестнадцати часов дня и этот приказ вступит в силу, то ничего страшного в том, что подробности придут на час-два позднее; напротив, чем позднее, тем лучше. У него еще масса времени.

В десять часов приказ был отправлен по телетайпу.

В двенадцатом часу дня все фотокопии подробной инструкции шли своим путем в отделения полиции, а в Кенсингтонское дополнительно направлялось письмо о том, чтобы придержать в резерве десять человек для Понт-клуба. Остальное может обеспечить Ярд.

Итак, дело сделано.

«Он еще будет благодарить Бога за то, что оставил меня ответственным!» — предвкушал Мориарти.


После обеда сержанты обратили внимание, что лицо Мориарти пылает ярким румянцем и он очень много пьет. Интересно, подумали они, что бы сказал Уэст, знай он об этом; Уэст никогда не одобрял пьяной удали, как было известно. Мориарти сидел за письменным столом, когда ему позвонили по телефону, и поначалу он отнесся к этому звонку беспечно.

— Да, миссис Рид, — это была мать Хилари, которая часто выступала посредником, передавая сообщения. — Что такое?… А… да. Все нормально, сегодня большой день. Нет никакой необходимости беспокоиться, — он повесил трубку, промокнул платком взмокший лоб и посмотрел на сержантов. — Здесь ведь не было констебля Рид, нет? Она не появлялась?

— Нет, насколько я знаю, — ответил один.

— Ее со вчерашнего дня не было дома, — пояснил Мориарти. — И что я теперь, черт возьми, должен делать?

— Подожди Красавчика, он скажет. Он все знает.

Мориарти вскочил на ноги и заорал:

— С кем вы, черт подери, разговариваете?! Да я знаю все в тысячу раз лучше, чем ваш хваленый Уэст! Его время прошло, и это всякий видит, у кого хоть одна извилина есть в голове!

Вне себя от гнева он вылетел из кабинета.

— Если вы спросите мое мнение, — насмешливо сказал один из сержантов, — то мистер Мориарти, такой-то и такой-то инспектор, готовится к большому прыжку.

— А если вы спросите меня, то Хилари Рид в большой беде, — с тревогой перебил его другой. — Что мы можем сделать, как ты думаешь?


Поговорив по телефону с Роджером Уэстом, Хилари Рид положила трубку и слегка посмеялась над его бесконечными предупреждениями. Уэст вел себя с ней по-отечески, но, в отличие от Мориарти, ей это нравилось. Безмятежность Понт-клуба сперва озадачила ее, затем вызвала подозрения, но теперь она принимала это как должное. Работа ее по большей части была рутинной. Она и не ждала всерьез, что обнаружит и раскроет здесь что-то потрясающее, а после костюмированного бала в понедельник ее, скорее всего, отзовут отсюда на другое задание. «Делать добро» и «приносить пользу людям» оказалось совсем не так увлекательно, как она ожидала; в определенном смысле даже ее прежние «клиенты», испорченные, но жалкие старики оказывались более достойными внимания.

Этим воскресным утром она покидала квартиру на улице Сент-Джонс-Вуд, не думая ни о какой опасности. Лишь второй раз она шла в клуб в воскресенье, но она знала, что сегодня будет богослужение для тех, кто этого хочет, потому что, как это ни странно, атмосфера в Понт-клубе была несколько религиозной. Она подкрасилась, надела лучшее платье и прекрасно замечала восхищенные взгляды, которые на нее бросали мужчины, пока она шла от дома до клуба. Войдя через центральный вход, она увидела прогуливающихся по холлу доктора Понта и Дилфилда.

— Доброе утро, мисс Рид! — голос Понта звучал почти игриво. — Как прелестно вы сегодня выглядите. Осмелюсь утверждать, что никому и в голову не придет, что вы посещали психиатрическую клинику.

— Вот видите, как много вы уже для меня сделали, — ответила она.

— Приятно так думать. Действительно мне очень приятно, — Понт взял ее руку, и это был, пожалуй, первый его фамильярный жест за все время. — У нас с мистером Дилфилдом сегодня утром назначено очень много встреч. Может быть, вы бы посидели в кон-горе вместо него?

— Конечно.

— Если будут звонить по телефону, просто записывайте, что хотят передать, — сказал Понт. — А в случае необходимости моя секретарша знает, где меня найти.

Это было сказано так дружелюбно и так искренне, что у Хилари Рид не шевельнулось ни малейшего подозрения. Поднявшись в кабинет управляющего, она поняла, насколько ей повезло. В воскресное утро здесь не было ни души, и она могла не торопясь исследовать регистрационные карточки мужчин и женщин, которые, по словам Уэста, могли быть когда-то членами клуба. Она поставила возле двери пустую корзину для бумаг, чтобы услышать ее падение, если кто-то будет заходить, и бросилась к ящичку, на котором значилось: «Выбывшие члены». В большинстве папок с личными делами имелись фотографии, но она никого не узнала, кроме Энтони Уайнрайта. Сведения о нем, включая место работы, не содержали ничего, что бы не было известно Ярду.

Она услышала, как снаружи что-то скрипнуло, и отскочила от шкафчиков с картотекой. Но тревога оказалась ложной.

Потом она нашла карточку Клайва Дэвидсона, самую последнюю в этом ящичке, стоявшую не по алфавиту. Впервые сердце ее забилось сильнее, с надеждой. Здесь были и другие личные дела. Она заглянула в одно из них и увидела имя Мензиса М. С., управляющего заводом фирмы «Уэбб, Сан и Кинг»; она никогда не видела его, но Мориарти подробно описал ей внешность этого человека с толстыми щеками и тяжелым подбородком.

Она раскрыла следующую папку и замерла, потрясенная.

С фотографии на нее смотрел человек, уже не раз сидевший в тюрьме, самый молодой из «старых каторжников», известный всему Ярду. И следующие три папки в этом особом разделе принадлежали профессиональным преступникам, опытным грабителям и вскрывателям сейфов. Теперь сердце Хилари колотилось так быстро, что чуть не выскакивало из груди.

Далее она увидела список имен и адресов, сделанный рукой Дилфилда, а перед ним записку: «Отчитаться в понедельник, после того, как начнется костюмированный бал».

Почему эти закоренелые преступники должны здесь отчитываться?

Она не знала и вряд ли могла отгадать. Она понимала только, что нужно немедленно доложить об этом Уэсту и Мориарти. Хилари боялась рисковать и звонить с местного телефона, но как только Дилфилд вернется, она сходит и позвонит из ближайшего автомата. Она положила все папки обратно в том же порядке и направилась к двери, горя от нетерпения покинуть клуб.

Возле самой двери стоял Дилфилд, так похожий на Элберта Янга. А сбоку от него, загораживая выход, возвышался Джошиа Понт. Дилфилд держал в руках распылитель фирмы «Амо».

Хилари застыла как вкопанная. Все молчали. Прошла минута, прежде чем к Хилари вернулась способность размышлять. Они стояли на верхней ступеньке лестницы, и ей нужно было только миновать их, чтобы спуститься в холл. Дилфилд явно не обладал большой силой, и ближний бой, и дзюдо она знала получше, чем эти двое вместе взятые. Единственную опасность представлял этот распылитель, но если ей удастся отбить его в сторону…

— Моя дорогая мисс Рид, я бы не стал на вашем месте предпринимать попыток к бегству, — произнес Понт знакомым игривым голосом. — Мы хотим всего лишь задать вам несколько вопросов, вот и все.

— Что… что мистер Дилфилд собирается делать с этим распылителем?

— Жду, когда потребуется его применить, — ответил Дилфилд. — Иди обратно в кабинет!

Она остановилась в нерешительности.

Дилфилд поднял распылитель, и ужас пронзил Хилари. Несколько капель жидкости упали на ее платье. Она глянула вниз и увидела, как почти мгновенно на материи появились дырки. Медленно переведя ставшие огромными глаза с юбки на страшное оружие, затем на Понта, снова на Дилфилда, девушка побрела в кабинет.

— Кто вы? — требовательно спросил Понт.

— Вы… вы знаете, — Хилари облизнула губы. — Вы ведь прекрасно знаете, кто я.

— Я бы не советовал уклоняться от ответа, — сказал Понт. — Мистер Дилфилд очень любит пользоваться своим оружием. А вы такая хорошенькая.

Ее язык, казалось, присох к нёбу.

— Я… я офицер полиции, и я предупреждаю вас…

— Все, что вы скажете, может быть использовано в качестве свидетельства — в вашу пользу или против вас, — с издевкой в голосе закончил за нее Дилфилд. Он подошел к ней ближе и толкнул в кресло. Она плюхнулась в него, стараясь справиться с охватившим ее страхом и смятением.

— Ну, и много ты уже настучала полиции? — грозно спросил Дилфилд.

— Ничего!

— Дилфилд, — заговорил Понт, — если мы немного приподнимем ей юбку и ты слегка брызнешь туда, то кислота очень быстро начнет свою работу. Может быть, тогда она поймет, что мы не шутим.

Он двинулся вперед, наклонился к ней и положил руку как раз туда, где на юбке зияли дыры.

— Мисс Рид, так что вы сообщили своему начальству?

— Что я могла им сообщить? — задыхаясь, проговорила Хилари. — Вы же обвели меня вокруг пальца. Они знают о танцевальном вечере, но какое это имеет значение?

Страшное оружие было теперь в нескольких дюймах от ее лица.

— Что вы тут искали?

— Все, что смогу. Я должна была установить некоторых людей, являются ли они членами клуба…

— Какие люди?

— Некоторые… э… некоторые жертвы… пострадавшие от кислоты.

Она пыталась отодвинуться от распылителя, дыхание ее было тяжелым, шумным.

Она назвала имена, стараясь справиться с дыханием, но чем больше она говорила, тем сильнее ненавидела себя, ненавидела за то, что так боялась. У нее было только одно утешение, всего одно. Роджер Уэст настаивал, чтобы она не разыгрывала из себя героиню.

Понт и Дилфилд, видимо, были теперь довольны.

— Вы побудете у нас в гостях денек-другой. Но, конечно, не здесь. Может быть, вы еще пригодитесь нам в понедельник, мисс Рид, — голос Понта был елейно-липким. — Если ваши друзья пришлют своих шпионов к нам на бал, вы поможете нам их выявить.

Дилфилд достал две таблетки.

— Прими их, — сказал он. — Это снотворное.

— Нет. Я отказываюсь принимать…

— Ты предпочитаешь шприц? — грубо прервал Дилфилд.

Она покорно взяла таблетки, не уверенная, проснется ли когда-нибудь от того сна, который они ей сулят. Уже через минуту ее стало клонить в сон, и последнее, что стучало в ее голове, была мысль: «Вот так героиня, вот так героиня, вот так героиня…»


В это время Роджер сидел на совещании, а злой и возмущенный Мориарти в своем кабинете принимал окончательное решение о том, что будет делать полиция в понедельник вечером.


Глава двадцатая

В НОЧЬ НА ВТОРНИК

В половине пятого дня Роджер вместе с Коппеллом вышел из Министерства внутренних дел. Они сели на заднее сиденье большого черного лимузина и проехали четверть мили до Ярда. Роджер сильно нервничал и потому предпочел бы прогуляться пешком. День выдался теплый, по-прежнему высоко в небе сияло солнце. Такой день обычно обещает к вечеру толпы гуляющей публики и служит прекрасной прелюдией для юной любви. Роджеру пришлось весь день просидеть в помещении, участвуя в обсуждении узкопрофессиональных вопросов и не зная точно, чего же все-таки хочет Министерство внутренних дел.

— Они считают, мы должны стать превентивной силой, — сказал Коппелл. — В его тоне сквозило неудовольствие. — Я знаю одно, Красавчик, мы никогда не согласимся с таким вздором. Мы вступаем в действие только тогда, когда совершается преступление. Мы не благотворительное общество.

— Я понимаю, что вы хотите сказать, — отозвался Роджер.

Отчасти он был согласен с Коппеллом, отчасти — нет. Но была вещь, которую он знал точно. Он и придуманная им анкета использовались Коппеллом и важными персонами Ярда в качестве попытки удовлетворить Министерство внутренних дел, показать, что полиция делает все практически возможное для того, чтобы найти мотивы преступлений и определить средства для их предотвращения. Но успеха это не принесло. Министерство требует от Ярда большего, и теперь Ярду придется доказывать, что в его обязанности не входят благотворительность и решение социальных проблем. Этот спор может растянуться на недели, даже на месяцы. Ему нужно продолжать начатое, ведь Коппелл на совещании дал ясно понять:

— Когда происходят такие преступления, как те, в которых использовалась серная кислота, расследованию их надо отдать предпочтение над всякой другой работой. Вот что важно.

Никто не возразил.

— Ведь вы понимаете гуманный аспект этой работы, не так ли? — продолжил Коппелл с неожиданной проницательностью.

Но самым удивительным было то, что именно он, Коппелл, этого не понимал.

Они расстались на верху главной лестницы, когда Роджер повернул в свой пустой кабинет. На столе лежала записка от Мориарти, но копии разосланного приказа не было. Роджер поискал среди бумаг, убедился, что копии действительно нет, и прочитал записку:

10.15 утра. Констебль Хилари Рид пропала. Не была дома со вчерашнего (воскресенье) утра. Успокоил ее мать. Жду ваших указаний на этот счет.

Это был удар. Должно быть, они раскрыли ее, подумал Роджер. И тут же горько отметил: наконец-то Мориарти потребовался мой совет.

Прошло уже семь часов с тех пор, как была написана записка. Он позвонил Мориарти, перебирая другие бумаги, в основном анкеты. Старые друзья и коллеги по работе, делая пометки на анкетах, изощрялись в колкостях: «Стал заниматься благотворительностью, Красавчик?» «Тебе, кажется, у нас мало работы?» «Занялся политикой!» «Чего удивляться, если ребятишки балуются кислотой?» В другое время эти приписки позабавили бы его, но сегодня… Куда, черт возьми, подевался Мориарти?!

В это время в дверь постучали, и Мориарти явился собственной персоной. Лицо его было пунцово-красным, глаза налились кровью. Он пьян, решил Роджер и тут же подумал: быть не может. Просто испуган, напряжен, поскольку мы на пороге событий. Стараясь смягчить резко звучащий голос, Роджер спросил:

— Что вы предприняли в отношении констебля Рид?

— Ничего.

— Ничего? — поразился Роджер. — Бог ты мой, да вы…

— Если б я что-то сделал, Белл… мистер Белл приказал бы сделать обыск в Понт-клубе. Но они вряд ли держат ее там, и обыск ничего не дал бы. Поэтому я ждал вас, чтобы принять решение.

Здесь есть все основания для тревоги, подумал Роджер. Но время подходило к шести, он еще ничего не ел, кроме того, нужно проверить, все ли готово, чтобы встретить вечер. С Мориарти он разберется завтра.

— Отправьте двух человек в Понт-клуб, пусть скажут, что мы ищем мисс Хилари Рид, которая может оказать нам помощь, — Роджер замолчал, потом тон его изменился. — Я сам этим займусь, а вы отправляйтесь в штаб операции. Все готово?

— Все готово, — ответил Мориарти.

— Будьте на месте! — приказал Роджер.


Он слабак! Мориарти облегченно перевел дух за дверью. Из него веревки вить можно. Завтра он еще будет благодарить меня. Ну, кто из них должен быть начальником?

К семи часам сообщили, что Хилари Рид была в Понт-клубе в воскресенье утром и перед обедом ушла. Это подтвердили сам Понт и его управляющий.

Неужели она решила действовать самостоятельно, на свой страх и риск? — спрашивал себя Роджер. Я вообще перестаю понимать этих молодых, признался он себе. Он отправился в буфет перекусить. Знакомый следователь похлопал его по плечу и спросил:

— Все готово к грандиозной ночи, Красавчик?

— Готово.

— Желаю удачи.

— Она мне очень нужна.

Роджер вернулся в кабинет и справился о делах в четырех основных отделениях: Централ-Лондон, Уимблдон, Далидж и Хампстед. Каждый раз он задавал обычные вопросы, не догадываясь, как много скрытого остается за ними: «Все готово к ночи?… Строго следуйте пунктам приказа, не так ли?… Резервы в боевой готовности?… Хорошо, спасибо».

В половине девятого, когда до сигнала тревоги оставался только час времени, он направился в командный пункт, где его ждали Мориарти и два сержанта.

— Вы оба, сержанты, поедете в Хампстед, — распорядился он, — а вы, Мориарти, сейчас же отправитесь в Уимблдон.

— Есть! — Мориарти явно был доволен, хотя Роджер ожидал, что он захочет остаться здесь, в центре событий, в Ярде, куда будут отовсюду поступать сообщения. Мориарти отбыл только после того, как Роджер вышел из штаба. Он забрал с собой все документы. По-прежнему не замечая реального состояния дел, Роджер спустился в информационный отдел. Уже начали поступать донесения.

— Передовые части занимают свои позиции! — докладывало одно отделение за другим.

— Вот так фокус выйдет, если сегодня кто-то решится на большое ограбление в городе, — покачал головой инспектор отдела информации.

— Это как раз то, к чему я готов, — ответил Роджер.

— Это то, к чему ты… что?

Инспектор — высокий, тощий, имел привычку проглатывать слова. Роджер плохо слышал его. Он удостоверился, что и Понт-клуб, и «Уэбб, Сан и Кинг» окружены полицией. Инспектор прошел к нему вдоль ряда людей в форме, принимающих донесения по телетайпу и по телефонам, сквозь весь этот неумолчный и никогда не стихающий шум:

В Гайд-Парке все в норме.

Кенсингтон-Гарденс — обычное число парочек.

Уимблдон-Коммон — кажется, никто не слышал о серной кислоте.

Хампстед-Хит — здесь устроилось по меньшей мере сотни две влюбленных.

— Мистер Уэст, — перебивая шум, сказал инспектор.

— Да?

— А вы что скажете?

— О чем?

— А вдруг в центре города начнутся налеты, ограбления?

— Мы к этому готовы. Для чего, вы думаете, у меня резерв?

— Что? — непонимающе смотрел на него инспектор.

— Не понимаете, для чего резерв? — нетерпеливо проговорил Роджер.

— Но… но ведь все силы в парках!

— Что вы такое говорите?

— Они… Смотрите сами, если мне не верите. Они сейчас движутся на подмогу. Вы сами так приказали, — инспектор вынул одну из копий приказа Мориарти. — Что может быть яснее.

Роджер взглянул, стал читать. Что-то туго сдавило ему грудь, кровь застыла в жилах. Несколько секунд он не мог прийти в себя, наконец, заметил озадаченный взгляд инспектора. Горло пересохло, губы не слушались, когда Роджер заговорил:

— Вызовите Мориарти! Давайте его сюда немедленно и…

Он замолчал, поскольку к ним подходил констебль с полоской телетайпного сообщения в руках:

Совершено нападение на ювелирный магазин «Коллинсонс» на Хаттон-Гарден. Охрана облита серной кислотой. Потери пока неизвестны.

— Видите! — изумленно выдохнул инспектор информационного отдела.


Налеты и ограбления шли по всему Лондону. И центр, и окраины оказались совершенно беззащитны, там практически не было полиции, за исключением нескольких полисменов на обычных постах, да автоинспекции в театральном районе. Патрульные машины и машины «Летучего отряда»[5] были сосредоточены в открытой местности. Быстро, безжалостно и по-деловому очищались ювелирные магазины, банковские сейфы и хранилища, лавки торговцев алмазами; на Хаттон-Гарден по какой-то счастливой случайности этой участи избежали всего лишь две фирмы. Методично опустошались огромные магазины, пустели их ювелирные отделы. Взяли даже те драгоценности, которые годами хранились в специальных сейфах. С бесстыдной наглостью взламывались двери музеев и галерей; нисколько не опасаясь шума, преступники открыто пользовались динамитом и нитроглицерином.

Десятками применялись ацетиленовые горелки, разрезались стальные решетки, железные двери и сложные замки, открывая путь к ценной добыче. По всему Лондону выли сигналы тревоги, всю ночь ошалевшие от страха сторожа и охранники обрывали телефоны полиции, взывали о помощи, их крики потоком хлынули в районные отделения, городское управление и Скотленд-Ярд. Но помощь они получали только от случая к случаю, ибо все полицейские силы Лондона были стянуты к лесным зонам, к паркам, к берегу реки, где юные любовники претворяли свои сны об экстазе в явь или теряли их навсегда, и никакие распылители серной кислоты не мешали им в эту ночь. Тщетно ждали здесь иных событий полицейские.

Наконец, и они получили срочный приказ вернуться в отделения. Но получили его слишком поздно.

За сорок пять минут произошло сто ограблений. Пока никто не мог оценить размеры награбленного, но один торговец с Хаттон-Гарден в отчаянии сказал о похищенной партии товара стоимостью почти в миллион фунтов стерлингов.

Двое охранников были убиты.

Двадцать семь серьезно покалечено, одиннадцать получили ожоги кислотой.

Задержан был только один человек, да и то лишь потому, что упал с лестницы и сломал ногу.


Когда Роджер почти закончил просматривать донесения, сообщили, что вечер в Понт-клубе находится в самом разгаре.

— Мы навестим это местечко, — зло решил Роджер. — Нужно человек тридцать.

Он сам возглавил отряд. Костюмированный бал шел своим чередом, и трудно было представить что-либо более невинное и безобидное. Понт тоже находился здесь в костюме арлекина, но его легко было узнать, несмотря на маску.

— Могу заверить вас, наш клуб пользуется очень хорошей репутацией. Если вы настаиваете на том, чтобы все участники сняли маски, то, конечно, я это сделаю.

Видно было, что никто и не думал возражать.

— Вы можете взять все ключи, какие вам надо, осмотреть все комнаты, — продолжал Понт. — Пожалуйста! Мой дом, мое сердце совершенно открыты.

Полиция не нашла ничего, что представляло бы хоть какой-то интерес, — ни в клубе, ни в клинике. Это был такой же провал, как и вся операция, которую предприняла полиция, — Роджер с отчаянием ощущал горечь поражения.

Он изучал сводку ночных донесений с таким чувством безысходности, какого никогда не испытывал раньше. Ощущение полного провала и нарастающего гнева из-за открытого неповиновения Мориарти выбивало его из колеи. Да, именно тот был в ответе за его, Роджера, ужасное поражение. Мориарти должен был вот-вот прибыть из Уимблдона; Роджер находился в кабинете, когда зазвонил телефон.

— Уэст.

— Это капитан Коппелл, — голос был резким, раздраженным. — Это что же такое происходит, Уэст?

— Как бы это ни было плохо на ваш взгляд, сэр, на самом деле все еще хуже.

— Но это же катастрофа! Я думал, вы… подождите… я сейчас приду.

Коппелл бросил трубку, и Роджер тоже опустил свою. Вновь раздался звонок, он минуту поколебался, прежде чем ответить.

— Уэст.

— Здесь в задней комнате собралось с десяток репортеров, нам придется что-то говорить им, — сказал дежурный инспектор.

— Потом, позднее.

Опять телефонный звонок.

— Уэст… Что? Вы уверены… Да, приведите его в мой кабинет, немедленно.

Он положил трубку, уже понимая, что случилось. Он закурил, глядя в окно, когда ввели задержанного, — человека маленького роста с очень худым лицом, резкими чертами и хитрым, все время ускользающим взглядом старого плута.

— Ой, я упаду, — сказал он, — сам Красавчик Уэст! Такая мне честь, да, Красавчик?

— Тебя задержали с распылителем и кислотой, не думай, что в этом есть что-то смешное. Куда это ты направлялся за добычей?

— За добычей? Какой добычей? Просто пошел прогуляться для поправки здоровья.

— Шутки в сторону, — требовательно произнес Роджер. — Куда ты направлялся?

— Вот что я тебе скажу, — напрямик начал вор. — У вас сегодня ночка будь здоров, и я вам помогу, так и быть. Я должен был брякнуть по телефону мужику на Луне, а он выдал бы мне инструкции.

Задавать дальнейшие вопросы было пустой тратой времени. Арестованного увели. Роджер вновь сел за письменный стол, беспокойство грызло его. Он пробежал глазами донесения, которые еще не успел просмотреть. Одно привлекло его внимание; это была копия двух отпечатков следа ноги — настолько сходных, что они явно были оставлены одним и тем же ботинком.

Один след, как сообщалось в донесении, найден в Уимблдон-Коммон после нападения на парочку; второй — на территории завода «Уэбб, Сан и Кинг».

Для Мориарти, по крайней мере, это имело значение…


Коппелл казался почти стариком, когда усаживался за стол Роджера; он выглядел к тому же и подавленным.

— Вы не смогли заставить арестованного заговорить, Уэст?

— Не смог, сэр. Я не думаю, что его вообще можно заставить. Он знает, что и о нем, и о его жене, детях хорошо позаботятся, если он будет держать язык за зубами; и что они получат свою дозу серной кислоты, если он заговорит. Даже если мы поймаем других, результат будет тем же. Меня удивляет одно…

— А меня черт знает сколько всего удивляет… Почему вы не разослали приказ в том виде, в каком я его одобрил? Что случилось?

— Я пока еще сам этого не знаю, — с каменным лицом проговорил Роджер.

— Но я хочу знать сию же минуту.

Рядом томился в ожидании Мориарти. Его можно вызвать сейчас, можно осудить, временно отстранить от работы или вообще уволить из полиции. Но ничего не изменит того факта, что он, Роджер, не разослал приказ сам, лично; ему и в голову не могло прийти, что Мориарти что-то переделает в нем. Он не мог обвинить себя и тем не менее все равно нес ответственность за то, что случилось.

— Меня удивляет, что грабители брали только драгоценности, — без всякого выражения произнес Роджер. — Ведь в банках было черт знает сколько тысяч фунтов в банкнотах, но унесли только драгоценности из сейфов, а деньги — миллионы — остались нетронутыми.

— Ну и что тут особенного? — спросил Коппелл. — Деньги легко проследить, бриллианты — трудно.

— Но их труднее продать и труднее спрятать. Они…

Роджер застыл, и даже Коппелл, все еще не остудивший гнев, сидел, завороженный появившимся в глазах Роджера выражением, переменой во всех его манерах. Казалось, будто Роджер вдруг обнаружил клад.

Наконец, Коппелл заговорил:

— Что это вы надумали?

Напряженным голосом Роджер прошептал:

— Тайник. Место, где можно спрятать бриллианты так, что практически нет никакой возможности их найти. Место, доступ к которому открыт ночью и закрыт днем. Место, где мы нашли отпечаток-след, идентичный тому, что оставлен на месте преступления.

— Вы имеете в виду этот химический завод? — хмурясь, уточнил Коппелл.

— Да, я говорю о заводе фирмы «Уэбб, Сан и Кинг», — ответил Роджер. — Посчитали, что небольшой бриллиант, найденный в осадке, выпал из кольца с печаткой, которое носил Дэвидсон. Но если куда и стоит сейчас наведаться, сэр, так это туда!


Когда Роджер и Коппелл вышли из кабинета, Мориарти и два сержанта стояли рядом, и лицо молодого детектива выражало такую жалостную мольбу, что Роджер не выдержал.

— Простите, сэр, — сказал он Коппеллу. Коппелл прошел вперед, слишком занятый своими мыслями, чтобы обращать внимание на чужое выражение лица, а Роджер вернулся к Мориарти в кабинет. Некогда красивое лицо Мориарти потеряло теперь всю свою привлекательность, сильные руки дрожали. Роджер долго смотрел на него, не отводя взгляда, пока Мориарти не воскликнул:

— Лучше бы мне было убить себя, чем позволить такому случиться!

«Да, он и убить себя может, — подумал Роджер. — Что же мне, отпустить его домой и дать ему шанс?»

— Я собираюсь наложить на вас взыскание. Эту ночь вы проведете в камере в Каннон-Роу. Увидимся утром.

Он оставил его одного и направился в лабораторию. Теперь он точно знал, что будет делать. Если этот сенсационный рейд по магазинам и сейфам окажется для преступников успешным, если воры ускользнут от них, недурно поживившись, тогда Ярд станет предметом насмешек, а он — объектом шуток и ядовитых острот для всей столичной полиции. И дело не в том, что ему этого не пережить или что все результаты его двадцатилетних усилий, трудов, жертв сойдут на нет. А в том, что он, фактически подвел и унизил Ярд, запятнал его репутацию; и вместе с тем подвел и унизил честных людей, общество. Исправить это можно единственным путем: найти драгоценности и схватить преступников.

И он должен сделать это сам, собственными руками.

Он вошел в пустую лабораторию, нашел и натянул на себя пару пластмассовых перчаток, потом забрал распылитель, который недавно исследовали. Осторожно осмотрев его, он убедился, что там еще осталось немного кислоты. У стены лежало детское одеяльце, пара носков и носовой платок. Роджер нажал на курок распылителя. Брызнула великолепная струя серной кислоты, нейлон на одеяле сразу стал трескаться и съеживаться, и, стоило потянуть, легко рваться. Носовой платок разъело за несколько секунд. Несомненно, это была концентрированная кислота.

Он отправился в отдел, где снимали отпечатки пальцев; здесь тоже было пусто, как и в лаборатории. Все задействованы в особой операции, горько подумал он. Роджер еще раньше заметил небольшую, застегивающуюся на молнию сумку среди сваленных в кучу бесхозных вещей. Он положил в нее распылитель, застегнул и расстегнул несколько раз молнию, убедившись, что можно легко и быстро достать оружие. Теперь он был готов.


Глава двадцать первая

ТАЙНИК

Да, думал Роджер, хорошенькое местечко для облавы.

Он стоял на крыше дома за несколько улиц до кислотного завода, видел огонь одной из печей, стараясь вспомнить, как все выглядело раньше, при первом его визите на завод. Он ждал сообщения, что два отряда полиции в пластмассовых масках и перчатках заняли свои позиции. Если грабителей вспугнуть, они могут предпринять согласованную атаку, пойти на прорыв, разбрызгивая кислоту направо и налево, а полиция вправе рисковать лишь до определенного предела.

Заработало переговорное устройство:

— Все готово, сэр.

— Хорошо, — Роджер стал спускаться по лестнице. — Скажите людям, чтобы они надели маски и перчатки при малейшем признаке опасности.

— Есть, сэр. Многие из них в защитных костюмах, — говоривший по рации полисмен ждал Роджера на мощеной улице и, когда он спустился, добавил: — Позвольте предложить вам тоже надеть костюм, сэр, прежде чем вы пойдете туда.

— Это невозможно. Если я надену, они сразу поймут, что готовится облава, — решительно отказался Роджер. — А этого я как раз и не хочу.

— Очень большой риск, сэр.

— Вполне может быть. И тем не менее ничего другого не остается. Для начала я пойду один. Если я не вернусь через десять минут, пришлите за мной. Если возникнет необходимость, отдайте приказ о начале облавы.

Приближаясь к проходной завода, он думал об осадке и о человеческих останках в отстойнике, которые он видел здесь в первый свой приход, и о безмятежной, бросающейся в глаза красоте Хилари Рид. Факты упрямо указывали на то, что ее могли сбросить в цистерну с кислотой.

Все в нем немедленно взбунтовалось при этой мысли, отказываясь принимать ее.

В узком, слабо освещенном коридоре никого не было. У стен с обеих сторон стояли турникеты, регистрирующие время прихода и ухода, и ряды ячеек с пропусками. Один ряд был обозначен надписью «Ночная смена». Роджер быстро прикинул, что сейчас на заводе должно быть около сотни человек. И в грабежах участвовала примерно сотня. Чего проще: принести похищенные бриллианты сюда, вместе с серебром, золотом, платиной, в которые они оправлены, и сбросить драгоценности в серную кислоту, которая им нисколько не повредит, но с которой рискуют иметь дело только специалисты! Шагнув из коридора в основное помещение завода, Роджер увидел двадцать-тридцать человек, работающих за оградой в специальных костюмах и масках. На одной из платформ восседала закутанная с ног до головы фигура, словно третейский судья во время теннисного матча. К Роджеру подошел человек.

— Вам чего?

— Мистер Мензис здесь?

— А кто его спрашивает?

— Уэст.

— Просто Уэст?

— Главный следователь Уэст из отдела уголовного розыска, — ответил Роджер, предъявляя удостоверение.

— Полиция! — испуганно дернулся человек.

— Верно, — холодно проговорил Роджер. — Давайте, пошевеливайтесь. Я не собираюсь торчать здесь всю ночь.

Он ждал, чутко регистрируя все, что последовало дальше. Обратившийся к нему человек, не сказав больше ни слова, что-то показал жестами остальным. Они двинулись к двери позади Роджера, быстро перекрыв все ходы и выходы. Некоторые, наверное, выглянут наружу — посмотреть, нет ли кого еще, но они увидят только его пустую машину. Может быть, они пройдут дальше и тогда обнаружат полицейские машины, но это уже не помешает ему сделать то, что он задумал.

Люди один за другим поворачивались в его сторону, мерили взглядами с ног до головы, кто тайком, исподтишка, кто нагло, в открытую. Двое поднялись по открытой лестнице на платформу, подошли к фигуре, восседавшей там. У этой цистерны никто не работал.

Страшная мысль пришла Роджеру в голову. Неужели это связано с Хилари Рид?!

Он почувствовал, что к нему приближаются, и по тяжелому дыханию догадался — Мензис. Роджер обернулся.

— Что такое? — спросил Мензис.

Роджер расстегнул молнию на сумке.

— Нужно помочь вот с этим, — сказал он и опустил руку на распылитель. Он не вытащил его и не показал, что это такое, а продолжал говорить тем же ровным голосом. — Но сначала я бы хотел, чтобы констебль Хилари Рид встала здесь, рядом со мной.

Мензис перестал дышать.

— Что-о-о?!

— Вы меня слышали.

— Вы с ума сошли!

— Скорее вы, чем я, уверяю вас, — любезно ответил Роджер. — Я, например, не пытаюсь, провернув преступное дельце, улизнуть незаметно с добычей. В отличие от вас. Когда я получу девушку, мне нужны будут бриллианты.

— Сумасшедший! — проскрежетал Мензис и поднял правую руку.

Возле одного из люков внезапно началась какая-то возня, все задвигалось, и вслед за этим Роджер увидел такое, чего ему никогда наблюдать не доводилось: стремительный водопад яркого, ослепительного сверкающего света. Он возник словно многоцветная радуга, одним концом исходящая из ведра, которое наклонно держал в руках человек, а другой ее конец опускался в кислоту, которую Роджеру не было видно. Радуга держалась всего секунду — летящий поток сверкающих звезд, и, когда он иссяк, в помещении показалось темнее, чем было.

— У нас нет никаких бриллиантов, — проговорил Мензис.

— Вы правда хотите попасть за решетку ради Понта, да?

— Не знаю, о чем вы говорите.

Два человека подошли к «третейскому судье». Оба в защитных костюмах с капюшонами. Они встали по обе стороны высокого стула, и один опустил руку на затылок «судьи».

Открылась дверь, и маленький человечек с лицом херувима вошел в цех; явное злорадство светилось в его бледно-голубых глазах.

— Мы окружены, — сказал он, глядя на Уэста.

— Вам нужно всего лишь привести девушку и вернуть драгоценности, — вежливо повторил свои требования Роджер.

— Что там, в сумке? — спросил Мензис, но прежде, чем Роджер успел ответить, он бросил человечку: — Сообщи Понту.

— Понт вам не поможет, — вмешался Роджер. — Вам уже ничто не поможет.

Ругательства повисли в воздухе.

— Послушайте, — произнес Мензис угрожающим тоном, — ничто не поможет тому, кто окажется в этой кислоте.

— Тогда позаботьтесь, чтобы больше никто в нее не упал.

— Послушайте, — снова начал Мензис и обтер пот со своей красной шеи. — В этой сумке у вас рация. Используйте ее. Скажите вашим людям, чтобы они ушли отсюда и выпустили нас. Или… в кислоте окажетесь вы. Вторым, после нее.

Может, это было случайное совпадение, но как раз в этот момент человек на платформе сорвал капюшон с головы замотанной фигуры, и Роджер увидел прекрасные золотистые волосы Хилари Рид. Ее глаза смотрели на него, и, хотя трудно было поверить, что с такого расстояния можно что-то разобрать, ему казалось, он видит в них ужас.

Теперь никто не работал. Все стояли неподвижно, за исключением тех немногих, кто снимал с себя блестящие пластмассовые костюмы и медленно продвигался к выходу. Явно было предусмотрено все до последней детали, даже на случай полицейской облавы.

— Вы слышите меня? — отрывисто бросил Мензис. — Велите своим людям убраться!

Не спеша, осторожно Роджер достал распылитель из сумки. Мензис понял его намерения слишком поздно, Роджер уже стоял рядом, направляя оружие в его красное одутловатое лицо. Все замерли, будто одновременно увидели распылитель. Слышалось свистящее шумное дыхание, казалось кто-то дирижирует людьми, задавая всем одинаковый ритм.

— Если не хочешь, чтоб я брызнул тебе кислотой в лицо, Мензис, делай, что тебе сказано, — приказал Роджер. Он видел, как двинулась тяжелая нижняя челюсть, как показалась неровная линия желтых зубов. — Приведите сюда женщину!

— Но они… они не приведут ее! — срывающимся голосом завопил толстяк.

— Тогда ты лишишься лица.

— Но ты… ты же полицейский! Ты не можешь…

Роджер повысил голос так, что каждое слово отчетливо звучало во всех углах большого помещения; он боялся, что полиция может слишком рано начать облаву, что у него совсем не осталось времени, но голос его не дрогнул.

— Послушайте, вы, все! — сказал он. — Снаружи находятся пятьдесят полицейских. Все они в защитной одежде. Если эта женщина, офицер полиции, окажется в цистерне, каждый из вас станет соучастником убийства… И никакой Мензис вам не поможет. У него не будет ни лица, ни глаз, ни губ, ни…

— Отпустите ее! — прокричал Мензис.

— Сдавайтесь, — тем же четким голосом продолжал Роджер. — Приведите ее сюда и сдавайтесь.

Стояла поразительная тишина, потом человек с лицом херувима предложил:

— Дай нам возможность уйти, Уэст, и мы отпустим ее.

— Приведите ее сюда, ко мне, — настойчиво повторил Роджер.

— Отпустите ее! — вновь визгливо выкрикнул Мензис.

— Держите ее там, — властно проговорил херувим. — Он может облить Мензиса, но не всех нас. — Он подбирался ближе, более серьезный и опасный враг, чем Мензис, у него нервы были покрепче. Он крался сбоку, так что Роджер мог видеть его лишь краем глаза. — У тебя есть только один шанс, Уэст. Ты не мог прийти сюда без рации. Прикажи своим людям пропустить нас. Когда уйдет последний, ты сам сможешь подняться и освободить ее. И станешь героем, не так ли?

В голосе его появились зловещие нотки, еще больше злорадства скопилось в голубых глазах.

— Даю тебе десять секунд, — сказал он. — Если ты не передашь команду, мы сбросим ее. Я собственно спихну ее в кислоту, понял?

Он направился к лестнице.

— Нет! — вскрикнул Мензис. — Ты нас погубишь, ты…

Внезапно с силой, какую вызывает только страх, он бросился на херувима и свалил его на пол. Роджер услышал, как они рухнули, и, держа в руках распылитель, рванулся к платформе, к Хилари Рид. Стоявшие рядом с ней люди бросились врассыпную.

Хилари Рид дрожала с головы до ног, и все же ей удалось улыбнуться навстречу Роджеру, который, приблизившись, целиком стащил закрывавший ее капюшон. Веревки, которыми ее прикрутили к перилам ограждения, не были сильно затянуты и не причиняли боли. Роджер развязал Хилари и с особой заботливостью провел по краю платформы в безопасное место. К этому времени около десятка полицейских уже вошли на территорию завода и некоторые «рабочие» пытались оказать сопротивление, но большинство сдалось добровольно. Двое полицейских помогли Роджеру и девушке спуститься.

Первое, что она сказала, было:

— Как хорошо, что вы не велели мне быть героиней!

Но сказала она это сквозь слезы.


Глава двадцать вторая

ПОНТ ЗАГОВОРИЛ

По дороге в Ярд Хилари рассказала о том, что она обнаружила в кабинете Дилфилда, что сказали ей Понт и Дилфилд, так уверенные в своей победе. Они, конечно, убили бы ее, поскольку она знала слишком много.

— Я не понимаю, почему они не сделали этого сразу, — хрипло проговорила она. — Думаю, только потому, что у них было много других забот.

— Давайте лучше надеяться, что у них имелись чуть более гуманные соображения, — успокаивающе возразил Роджер, сам не веря своим словам.

— Не думаю, — ответила Хилари, — я так не думаю. Дилфилду явно доставляет удовольствие причинять боль другим. Мне приходилось видеть садистов, но он самый страшный из всех, — она содрогнулась. — Кстати, он действительно сводный брат Янга не только в прямом, но и в переносном смысле. Это две дополняющие друг друга половины. Нетерпимость одного обращается в распущенность другого. Дилфилд действует против убеждений своего сводного брата. И Янг знает, чем тот занимается, но вынужден молчать. Половина — даже больше — всего, что случилось, произошло из-за стремления подчинить людей, мистер Уэст.

— Что, например? — спросил Роджер.

— Клайв Дэвидсон, который был снабженцем в этой организации, хотел, чтобы увеличили его долю, и грозил, что иначе донесет. Поэтому они и напали на него и эту бедную девушку в Челси.

— Его убили?

— Он был слишком опасен для них, чтоб остаться в живых.

— Значит, его столкнули в цистерну.

— Мне рассказал это Дилфилд, чтобы предупредить — так может быть и со мной.

— Никакого геройства, мисс Рид? — тихо сказал Роджер.

— Были периоды, когда я просто ненавидела себя, — горячо заговорила она, но, сдержавшись, замолчала и продолжила более спокойно: — Австралиец Уайнрайт тоже захотел кусок побольше и тоже подвергся нападению. Я думаю, это он оставлял коробки спичек с рекламой Понт-клуба, чтобы навести нас на след, никак не обнаруживая своей причастности. Были и другие члены клуба, знавшие о том, что готовится, и грозившие рассказать полиции, — вот почему был совершен налет на клуб. А когда Понт разыграл передо мной сцену, будто потрясен смертью одного из своих больных, на самом деле ему тогда сообщили, что я из Ярда. Один из воров видел меня. Этот человек был на заводе, когда мы приехали, и с удовольствием поведал мне о том, какой он проницательный и хитрый. Все комнаты в клубе прослушивались; маленькие магни-тофончики записывали разговоры, которые могли представлять хоть малейшую опасность.

Роджер поморщился:

— Черт возьми, сколько же ошибок мы наделали!

— Как верно вы действовали, сэр, — мягко поправила его Хилари. — Вы собираетесь поехать к Понту?

— Да.

— Мне… мне бы очень хотелось пойти с вами, — сказала Хилари и добавила с подъемом: — Уверена, что и мистеру Мориарти захочется тоже.

Они были совсем рядом с Ярдом.

— Думаю, вас лучше отправить домой, — ответил Роджер. — Вам досталось больше, чем вы предполагаете. Что же касается Мориарти…

Когда он рассказал ей, то поразился отчаянию, которое прочитал в ее глазах; казалось, эта новость потрясла Хилари больше, чем тяжелые испытания, выпавшие на ее долю.

Понт, очень бледный, очень удивленный, но безупречно вежливый и уравновешенный, совершенно искренне говорил:

— Мистер Уэст, все это неправда, уверяю вас. Я ничего не знаю об этом. Должно быть, Дилфилд использовал наше помещение как прикрытие, но… я просто потрясен. Страшно потрясен. Смерть такой очаровательной молодой девушки — это так ужасно! Могу заверить вас…

— Она жива, — холодно сообщил Роджер. — У вас нет никаких шансов, Понт, против вас есть и более серьезные обвинения. В настоящий момент я предъявляю вам обвинение только в том, что вы сознательно мешали офицеру полиции выполнять свои обязанности.

Понт перестал возражать; видно было, что он испуган. Потом заговорил так быстро, что понять его было трудно. Да, он организовал грабежи, он использовал клуб, он действительно привлек к делу профессиональных воров, выдавая их за своих пациентов, он руководил операциями по наказанию провинившихся серной кислотой:

— … но без всякого намерения убить, клянусь! И я ничего не знал об убийствах, абсолютно ничего. Я никогда не был на заводе, с Мензисом поддерживал связь Дилфилд, клянусь вам!

Прошло много времени, прежде чем он понял, что дело безнадежно проиграно и вранье не поможет.

— Короче говоря, сэр, — докладывал Роджер Коппеллу на следующее утро, — клиника и клуб были фасадом, за которым скрывалась готовая к действиям банда воров. Завод использовали тогда, когда планировались крупные операции. Драгоценные камни и чистые металлы не боятся серной кислоты, их всегда можно выудить из осадка. Дневная и вечерняя смены ничего не знали о ночной. Сегодня должны изъять содержимое главных цистерн, и, думаю, мы найдем там драгоценных камней миллиона на два. Могу я просить вас об одолжении?

Коппелл, улыбаясь, кивнул.

— Можно моим сыновьям посмотреть, как это будут делать? Ричард чуть сам не пострадал от серной кислоты, и это…

— Конечно. Я давно хотел вам сказать, что сожалею о том происшествии. Почему они напали на него?

— Вероятно, это была попытка припугнуть меня, — ответил Роджер. — Понт и Дилфилд решили, что я знаю слишком много, и прибегли к методу запугивания. Они не могли представить, что кто-то устоит перед страхом получить струю серной кислоты в лицо. А сначала они пытались скомпрометировать меня, послав фотографии и анонимное письмо.

Копелл кивнул.

— Что с Мориарти?

— Думаю, его придется уволить, — сказал Роджер.

— Разумеется. Но будем ли мы возбуждать против него уголовное дело?

— Нет необходимости карать его, как-то мстить, — задумчиво проговорил Роджер. — Если только вы…

— Скажите ему, что он может уволиться по собственному желанию и пусть благодарит вас всю жизнь.


За эту ночь Мориарти, казалось, постарел на десять лет. Он дрожал, словно у него была лихорадка. Когда Роджер вошел в камеру, он поднялся с постели, номер «Ивнинг ньюс» упал с колен. Он молчал.

Дежурный офицер вышел, оставив их вдвоем.

С некоторым усилием Роджер произнес:

— Могло быть гораздо хуже, но, слава Богу, обошлось. Ваша карьера в полиции закончена, но если вы займетесь частным сыском и научитесь использовать свою голову, то вам пригодится то, чему вы здесь научились.

Губы Мориарти слегка дрогнули.

— Мисс Рид передает вам свои сожаления, — добавил Роджер и замолчал.

Следующие несколько минут он причислил бы к худшим в своей жизни, потому что мало приятного видеть, как рыдает другой человек, рыдает так, будто у него разрывается сердце.

Роджер, два его сына, дежурный офицер из криминальной лаборатории, несколько специалистов-ювелиров с Хаттон-Гарден и констебль Хилари Рид присутствовали при волнующем зрелище: сцеженный из цистерны осадок промывали несколько раз, и вот, наконец, сверкая и вспыхивая разноцветными искрами, показались бриллианты.

На свет извлекали алмаз за алмазом, драгоценность за драгоценностью. В оправах то тут, то там обнаруживались пустоты — здесь прежде сияли жемчужины. Остальное было цело.

— Изумительно! — воскликнул Ричард. — Кто бы мог подумать, что жидкость, которая так обезображивает лицо, прекрасно очищает другие вещи, правда? — он открыто глянул в глаза Хилари Рид. — Если у вас сегодня нет дежурства, как думаете, можно мне прокатиться или даже вас прокатить в вашей машине? Было б здорово!

— Ты просто… — начал Мартин.

— А ты бы хотел тоже? — спросила его Хилари.

У Мартина загорелись глаза:

— А можно?

— Учитывая, чем я обязана вашему отцу, это мелочь, — заверила его Хилари.

Услышав краем уха разговор, Роджер подошел ближе и сказал:

— Когда вы совершите свои добрые дела в отношении моих сыновей, констебль Рид, может быть, вы сделаете еще одно? — Она вопросительно посмотрела на него. — Съездите, посмотрите, как там Мориарти. Ему сейчас очень нужна дружеская поддержка.

— Не знаю, понимаете ли вы оба это, — говорила Хилари Рид Мартину и Ричарду, взволнованным от прогулки с ней на машине, — но ваш отец — самый добрый человек на земле.

— Хотелось бы, чтоб он иногда и нам демонстрировал свою доброту, — вздохнул Мартин.

И подмигнул.

Примечания

1

Рыцарь Круглого стола.

2

Общество трезвости.

3

Штат в Австралии.

4

Религиозно-благотворительная организация.

5

Отделение Департамента уголовного розыска.


home | my bookshelf | | Слишком молоды для смерти |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу