Book: Легенда о Слепых Богах. Ненужный принц - история Сая Валентайна (СИ)



Легенда о Слепых Богах. Ненужный принц - история Сая Валентайна

Аннотация:


История детства Сая Валентайна, до того, как он стал членом отряда Лилии, и конечно намного раньше того, как он стал королем Астала. Просто еще один лишний принц.graph-definition>


  Нет ничего более бесполезного, чем еще один принц, когда их и так уже целая толпа. Просто еще один, двенадцатый ребенок, у которого уже есть восемь братьев и три сестры. Уже два года как у короля наконец то появилась постоянная метресса, и это внесло некоторое спокойствие в жизнь королевской семьи.

  Но неожиданно произошло невероятное,- король отправил в опалу бывшую любовницу и взял себе новую. Скандал был неизбежен. Эта женщина с длинными струящимися солнечными волосами происходила из Вальца и доводилась кузиной тамошнему королю. Кроме того, она была красавицей,- непростительное преступление в глазах брошенной любовницы и матери троих детей короля.

  С первых дней, как она появилась при дворе, ее возненавидели. И эта ненависть только росла вплоть до неизбежного,- рождения ребенка. Но, возможно эта женщина по имени Изольда, младше короля на двадцать пять лет, использовала магию, чтобы удержать внимание мужчины. А может дело было просто в приближающейся старости, но она так завладела сердцем короля, что он объявил об официальном браке. Изольда станет королевой без права управлять, но ее сын официально признается наследником. Вот, что породило настоящий хаос.

  Следующие шесть лет эта женщина держала в своих хрупких, но цепких пальцах весь двор. Никто не смел и вазы передвинуть без ее указания. Король потакал любому ее капризу, и ходили слухи, что за всей внешней политикой короля в отношении Риокии, стояла именно она.

  Скрытая ненависть старших детей короля и предыдущей метрессы никуда не ушла, но пока не могла дотянуться до окруженной охраной королевы. Тогда их злоба обратилась на маленького принца. Хотя и объявленный наследником, сейчас он был всего лишь мальчишкой, до которого не было дела даже собственной матери. Лишь легкий поцелуй утром и новый меч в подарок на День рождения,- это были те редкие моменты, когда она вспоминала о его существовании.

  Юный Сай рос смышленым и милым мальчиком. Уже с самых ранних лет приученный быть все время в центре политических игр, он невольно оказался захвачен интересом к политике, и часто потихоньку сидел в уголке на бесконечных совещаниях. Хотя мальчик еще мало что понимал, но усиленно старался запомнить и осознать то, что там происходило.

  Юного принца очень легко можно было принять за девочку. В знатных семьях была такая традиция, что мальчиков до восьми лет одевали как девочек, в рюшки и кружева. Как принц, Сай носил еще накидку поверх платья лазоревых и нежно фиолетовых тонов. Да и лицо его было похоже на личико девочки. Светлая кожа с розовыми щечками, пухлые губки и васильковые, широко распахнутые глаза.

  Он не был гением, которые все схватывают на лету, но мальчик старался научиться как можно большему и даже подолгу занимался самостоятельно. Он листал книги по политической теории и искусству управления, хотя почти ничего не понимал в них. Мать спрашивать было бесполезно, а отец вечно занят. Но маленький Сай старался изо всех сил, так, как надоедливые гувернеры, приставленные к нему, то и дело твердили: это неприлично, а то неподобающе вашему сану, туда нельзя, это не входит в ваши обязанности. И хотя мальчику хотелось поиграть в саду, он вынужден был поступать так, как должен принц.

  По правде сказать, у него было все, что только можно пожелать. Его не баловали вниманием, пусть так, но многие в стране вели гораздо худший образ жизни. Правда, такие темы крайне редко обсуждались на совете. Все министры в один голос утверждали, что в стране все хорошо. Но иногда среди прислуги Сай слышал совсем другое. И поначалу не понимал, откуда взялась такая разница. Однажды он попытался поговорить об этом с отцом. Тогда министр внутренних дел, которого Сай побаивался, прервал его, сказав, что отец и так получает достоверные сведения.

  Саю было шесть лет, когда он впервые тяжело заболел. Точнее, поначалу все подумали, это простое недомогание. Но слишком уж внезапно оно началось. В тот день у порога комнаты юный принц обнаружил коробочку, перевязанную синей ленточкой. " Подарок",- было написано на ней. Заинтригованный Сай открыл ее и обнаружил чудесный гребень из черепахового панциря. Он приятно пах.

  В то время волосы принца уже доходили до середины спины, он часто сам заплетал их в косу. Расчесав волосы красивым гребнем, мальчик почувствовал, как слипаются глаза, комната закружилась. Маленький принц потерял сознание. Пришедшие через полчаса гувернеры были в панике. Через пятнадцать минут у постели Сая собралась уже половина королевского двора. Мать, рыдала на груди мальчика, а отец даже отменил совещание.

  Придя в себя, юный принц слышал далекие голоса, чувствовал, как горит все тело, но отчего-то ноги и руки были ледяными. Королевский врач вынес вердикт - это инфекционно - простудное заболевание. И первый день его пытались лечить магически усиленными лекарствами. Однако, жар стал лишь сильнее, а сам Сай продолжал дрожать от сильнейшего озноба. Тогда кто-то вспомнил о докторе из Академии Наук. Звали его Эрфорд Даменси.

  Он остался единственным служащим в Академии, которая едва держалась на гране закрытия, но продолжал исправно выполнять свой долг, даже когда финансирование почти прекратилось. Не теряя ни минуты он прибыл во дворец и поставил страшный диагноз,- отравление. Принца пытались отравить!- эта новость взорвала дворец. Было начато расследование. А Саю прописали новые лекарства. Благодаря своевременной помощи, через неделю он уже смог подняться с кровати. Но виновника так и не нашли.

  - Юный принц,- сказал профессор, когда осмотрел его через неделю. Сай сидел в ночной рубашке на кровати. Они были одни в комнате. Сай листал книгу.

  - Что такое, господин Даменси?

  - Будьте осторожнее, среди королевской семьи есть кто-то, кто ненавидит вас так сильно, что не постеснялся прибегнуть даже к таким средствам.

   Книга была забыта.

  - Вы думаете это сделал кто-то из моих родственников? -спросил мальчик. - Я тоже понял это,- взгляд пятилетнего ребенка был необычно серьезным. Его лицо немного осунулось из-за болезни. -Хорошо, спасибо вам. И... можно я как нибудь приду к вам, в академию? - спросил мальчик.

  - О, мой принц, это было бы чудесно. Но отпустят ли вас, теперь после этого случая? Думаю, вы и шагу не сможете сделать без охраны. Просто так никто не позволит вам навещать старика, оставшегося в одиночестве среди бесполезного теперь храма науки.

  - Бесполезного, почему? - мальчик нахмурился.

  - А вы сами как думаете? Наука ли нужна стране, которая вступила в очередную войну? Хотя, не думаю, что это вас заинтересует. Но печально, что труды многих поколений ученых просто пылятся на полках. Академия почти не охраняется и боюсь, скоро то, что осталось просто растащат.

  - Это неправильно!- жарко воскликнул мальчик. Почему отец допустил такое?

  - Думаю, вам лучше спросить у него. Возможно я скажу лишнее, но его величество сейчас лишен возможности принимать решения самостоятельно.

  - Как это?

  - О, забудьте о моих словах, это просто бредни старика. Но... - профессор задумчиво потер нос,- если вы желаете узнать что-то из моего скромного опыта, почему бы и нет. Но беседовать во дворце у нас вряд ли получится. Что скажете насчет королевской библиотеки? Если сможете уговорить его величество отпускать вас туда.

  - О, правда?! - глаза мальчика светились восторгом и Эрфорд Даменси не смог сдержать улыбку. Поправив очки он вновь стал воплощением достоинства. Но Сай обвел взглядом его потрепанный костюм, линялую шляпу в руках и погрустнел. Даже пятилетний ребенок понимал, что что-то в этой стране было неправильно. Он хотел узнать как можно больше правды, которую от него так тщательно скрывали. Все, что нужно - получить разрешение отца.

  Однако, это оказалось не так просто, как он думал. Едва Сай полностью оправился, он сразу решил поговорить с королем. Странно, но его не пустили в кабинет.

  - Его величество занят.

  -У вашего отца важное совещание.

  -Король велел вам готовиться к урокам.

   В последние месяцы отец все время был занят, но теперь мальчику казалось, что его специально не пускали к королю. А когда Сай попытался заговорить об этом с гувернерами, те пришли в ужас: "Вы собрались в город? В такое опасное время, когда жизнь вашего высочества висит на волоске?! Немыслимо!"

  Юный принц не понимал причину такого жесткого запрета. Не понимал до тех пор, пока ему не открыли глаза. Но произошло это только через два года, а пока...

   Сай был не из тех детей, которые так просто сдаются, оказавшись перед какой-то преградой. Но естественно, каким-бы самостоятельным сам себя не ощущал, он был всего лишь шестилетним ребенком, не умеющим ориентироваться в городе. Мальчик понятия не имел, где могут находиться королевская библиотека и Академия Наук. Ему нужен был кто-то, кому он мог довериться. Надежный союзник. Но кто мог им стать? Кто мог тайно, рискуя своим положением провести его за дворцовую стену? Однако, помощь пришла с неожиданной стороны.

   Среди его одиннадцати братьев и сестер не все ненавидели его. Ее звали Атенаис, она приходилась ему старшей сестрой и была второй по старшинству среди всех детей короля. Атенаис было 16 и она единственная проявляла к маленькому Саю заботу и внимание.

  Ее волосы были короткими и темными, необычно для знатной девушки. Улыбка не сходила с лица, мягкая, понимающая улыбка. Атенаис часто можно было видеть помогающей прислуге, и многие в семье считали ее странной. Наверное поэтому, она и Сай так сблизились. Она понимала, что как вторая дочь и как женщина не имела права на престол, поэтому политические игры никак не касались ее. Она и относилась к Саю как к младшему братишке, а не как к возможному будущему королю.

   Сестра большую часть времени пропадала в саду, ей особенно нравилось ухаживать за цветами и деревьями. Деревья, растущие в саду, считались гордостью королевского двора. Их вывели, скрещивая обычные деревья с теми, которые росли на самом краю местности под названием "Зона Промежутка". Мальчику нравилось смотреть, как мягко светятся их ветки по ночам.

  Поэтому, подумав о возможном друге, он сразу вспомнил о сестре Атенаис. Выбрав момент, когда гувернеры за ним не наблюдали, принц шмыгнул во двор и пробрался в сад. Конечно сестренка оказалась там. Он нашел ее возившейся с цветами. Все руки девушки были покрыты землей, а рукава простого платья жемчужного цвета закатаны почти до плеч. Подол платья был весь в грязи, но похоже, этот факт совершенно не смущал Атенаис. Она была полностью поглощена своим занятием. Рядом стоял ящик с рассадой и лейка.

  Обычно цветы выращивали с помощью магии. Но Атенаис наотрез отказывалась применять магию для таких простых целей. "Они должны расти естественно",- упрямо заявляла она, вгоняя в ступор садовников.

  - Сестра Атенаис,- выглянув из-за дерева, мальчик поманил принцессу. Здесь могло оказаться немало лишних глаз, поэтому стоило быть осторожнее.

  - А, Сай, иди сюда. Помоги ка, я как раз начала сажать синие колокольчики. Это ведь твой любимый цвет? - Атенаис вытерла лоб, и на нем снова остался грязный след. Но она улыбалась при виде брата, оглядывавшегося, пока подходил к ней. Присев на корточки рядом, он взял из ящика один саженец и аккуратно опустил его в лунку.

  - У меня есть к тебе просьба, сестра Атенаис,- шепнул он так тихо, что бы никто на расстоянии двух метров не услышал о чем шла речь.

  - О, неожиданно, ты редко просишь меня о чем -то. А вот мне следует почаще заставлять тебя помогать. Тебе полезно больше бывать не свежем воздухе, смотри какой ты бледный и щуплый,- она весело ущипнула его за талию, от чего мальчик ойкнул.

  - Сестра! - воскликнул Сай, а она засмеялась.- Я пришел с просьбой. Только это большая тайна. Обещай, что никому не скажешь.

  - А, ты уже учишься интригам. Я не связываюсь с ними, но если ты просишь, так и быть.

  - Давай сажать дальше, чтобы никто не заподозрил,- Сай потянулся за вторым саженцем.

  - Ах растяпа! - пожурила Атенаис,- а первый полить забыл?

  - Ох, да, сейчас,- Сай поспешно взял лейку и хорошенько полил уже склонившийся цветок. Да без магии они выглядели довольно неважно, но у сестры были золотые руки и скоро растения выпрямятся и будут набираться сил.

  - Так что за просьба? - поощрила его принцесса.

  - Ты можешь... провести меня в город? Мне нужно попасть в королевскую библиотеку.

  - В город? Тебе? Это будет довольно сложно, отец приказал не выпускать тебя за пределы этого сада. Уверена, даже сейчас за тобой кто-то приглядывает.

  - Я знаю,- нахмурился мальчик, даже не замечая за работой, что его коса полощется по мокрой земле.-Но мне очень нужно попасть в библиотеку.

  - Но зачем? Разве тебе не хватает книг, которые есть во дворце?

  - Это другое,- помотал головой мальчик.- Мне нужно встретиться с одним господином.

  - О, значит все-таки интриги? - улыбнулась Атенаис, потрепав брата по голове. Нахмурившись, Сай сосредоточенно сажал один цветок за другим, не замечая, что взял уже не тот сорт.

  - Нет, нет не так! - накинулась на него Атенаис. -Ну что за рассеянность! - она всплеснула руками.- Ты скажешь мне, с кем хочешь встретиться в городе? А может это...-на лице Атенаис появилась лукавая улыбка,- девочка? И вы с ней тайно встречаетесь?

  -Девочка?- в первую минуту Сай захлопал огромными фиолетовыми глазами,- мне всего шесть лет! - воскликнул он, обидевшись.

  - Ну-ну, я просто предположила. Если это не интриги, и не девочка, тогда...

  - Я хочу встретиться с господином Даменси.

  -А, этот старый ворчун...- казалось, Атенаис сразу утратила весь интерес.

  - Ты знаешь его? - не унимался Сай, заметив реакцию сестры.

  - Он был моим учителем по ботанике. Но его методы обучения... не думаю, что они тебе подойдут. У него нет снисхождения ни к леди, ни к маленьким мальчикам, Атенаис зловеще понизила голос.

  - Он сам пригласил меня! - юный принц гордо вскинул голову. Хотя вид у него при этом был весьма комичный,- нос и щеки перепачканы в земле, а волосы растрепаны рукой Атенаис. Совсем не похоже на наследника крупнейшего королевства Юга.

  - Даже так? Необычно, что старый ворчун кого-то приглашает на уроки. Ты верно заинтересовал его. Впрочем, ума тебе не занимать. Когда вырастешь, то наверное станешь замечательным королем. Но у тебя слабое здоровье, и я беспокоюсь за тебя. Нужно будет заварить тебе укрепляющий отвар из трав. Тот недавний случай, когда упал в обморок беспокоит меня.

  "Слабое здоровье?" Так вот что, сестре Атенаис никто ничего не сказал. И остальным, наверное, тоже. Господин Даменси сказал только ему? А что же отец и мама?

  - Угу, я обязательно выпью все, что ты приготовишь мне, сестрица Атенаис. Но ты сможешь взять меня с собой в город?

  - Нет, не получится.

   Сай ощутил растерянность.

  - Но... я могу рассказать тебе, как туда пройти, так, чтобы никто не узнал об этом. И могу даже сказать, что лично видела тебя в саду за посадкой вечнозеленых кустарников. Что скажешь?

  - Сестра Атенаис! - не в силах сдержать радость, мальчик обнял шею сестры.

  - Ну-ну, разве пристало наследнику так себя вести? Так вот, завтра с утра, в шесть часов, одна из тайных калиток в саду будет открыта. Она останется не запертой до восьми. Я прослежу за этим. Если хочешь, тебе нужно поторопится завершить все дела в городе до этого времени. Это большее, что я смогу сделать для тебя.

  - Угу, спасибо,- кивнул мальчик.- Я рад, что у меня есть такая замечательная старшая сестра.

  - Я тоже рада, что умея есть братик, который похож на сестричку,- она играючи дернула его за кончик косы.- А в этом платье ты вообще очень милый.

  - Сестра...- насупился Сай.

  -Ну что, давай теперь разберемся с оставшимися цветами. Кстати, все, что ты насадил из этого ящика теперь придется пересаживать.

  - Что?! - разочарованно протянул Сай.

  - А как же плата за мое молчание? Ежедневная отработка в саду с девяти до одиннадцати,- вот мои условия. Договорились?

  - Договорились,- Сай вновь заулыбался, Он уже думал о предстоящем приключении. Наконец то впервые в жизни он отправится в город один, без надоедливой опеки.

  Но это оказалось сложнее, чем полагал юный принц. Оставив вместо себя подушку в постели, он ловко спустился по дереву, росшему под окном, в дворцовый сад. Ветви светящихся деревьев мягко покачивались. Как и обещала сестра, калитка действительно была не заперта.

  Но то, что казалось простым во дворце, на улицах города превратилось в настоящую проблему. Держа в руках импровизированную карту, начерченную Атенаис, Сай изо всех ил пытался понять, как в ней разобраться. Сестра превосходно разбиралась в цветах и умела готовить леченые отвары, но она совершенно не умела рисовать.



  Когда стены домов угрожающе нависли над головой, а лочки превратились в узкий грязный проулок, Сай понял, что, кажется, заблудился. А ведь на карте именно здесь находится переулок, пройдя который он должен был выйти прямо к зданию библиотеки.

  В этот момент чья-то рука опустилась на его плечо, разворачивая к себе. От неожиданности принц подпрыгнул на месте, выронив карту.

  -Девочка, да еще такая милая, в такой ранний час ходит по опасным улицам...- произнес грубый мужской голос.

  Его толкнули к стене, так, то он ударился головой. На карту настил здоровенный сапог. Подняв голову, мальчик встретился взглядом с обладателем обуви. Перед ним стояли трое оборванного вида, и весьма опасных человека, с полинявшими красными платками на головах. Сай читал, что это был отличительный знак моряков. Выходит, они шатались без дела, и от нечего делать грабили людей,- страшная картина сразу встала перед глазами маленького Сая.

  -Эй, девочка, ты так напугана, - сказал первый мужчина, который и толкнул его на стену.

  - А платьице то тебе идет, и дорогое, притом. Сразу видно, что ты из богатеньких...- второй мужчина достал здоровенный изогнутый нож и сплюнул на лезвие с наглой улыбкой.

  - Наверное у тебя и родители знатные, да? - поддакнул третий.

  - И они очень любят тебя, не правда ли?

  -Но как они могли отпустить такую маленькую девочку одну?

  - Я не девочка, я мужчина, разве вы не видите? - Сай вжался в стену, отчаянно пытаясь сообразить, как убежать.

  -Мужчина? Вы слышали, парни? Сейчас живот надорву. Хахаха!- рассмеялся первый.

  - Да, хорошая шутка, с такими то волосами и личиком,- второй мужчина схватил Сая за щеки и потрепал.

   Но детская ладонь со всей возможной силой ударила его.

  - Аах, а девчонка то с норовом. Ну да ничего, посидишь денек-другой в нашем подвале,- сказал третий, медленно приближаясь к Саю,- и по другому запоешь. А пока мы вместе напишем твоим родителям жалостливое письмо. Там будет говориться, что если они не заплатят кругленькую сумму, то могут попрощаться со своей дочкой.

  - Я же сказал, я не...

  - Заткнись, или я...- второй верзила замахнулся, с явным намерением ударить Сая по лицу. Но в этот момент вход в проулок загородила фигура, и старческий, но весьма грозный голос произнес:

  - Вы трое, чем это здесь занимаетесь на заднем дворе моей библиотеки?

  Следом тот, кто намеревался ударить Сая, сложился пополам. Перед этим что-то просвистело в воздухе, врезавшись в детину. Это оказалось тяжелой тростью.

  - Проклятье, это тот безумный старик, помешанный на своих книгах,- помогая разогнуться постыдно поверженному товарищу, оба его друга со страхом смотрели на фигуру в проходе. Свет восходящего солнца бил Саю в глаза, и он не мог разглядеть ее яснее.

  - Так вы еще обижаете маленькую девочку? Непростительное преступление, похоже у меня не остается выхода,- защитник Сая вытянул руку и начал произносить:- "В поисках силы я взываю..."

  - О, черт, сейчас он применят магию!

  - Оставь девчонку, сматываемся!

   Сай совершенно не понимал, как могли трое здоровенных верзил испугаться этого щуплого человечка с окладистой белоснежной бородой. Он был в чем-то, похожем на зеленый халат, а ногах - домашние тапочки.

   Все еще горя праведным гневом, человечек поднял трость.

  - На таких как они действует только магия.

  Сай все еще не решался сдвинуться с места. По правде говоря, любой ребенок испугался бы, увидев такой буйный нрав. Но воспитание взяло свое. Отстранившись от стены, мальчик отвесил учтивый кивок.

  - Благодарю вас, господин... если бы не вы, мне не удалось бы отделаться от них. Я очень признателен вам.

  - О, так это правда, ты и в самом деле парнишка? Странно, но все же ты напоминаешь мне одного человека, который давненько ко мне не захаживал.

  - Правда? - в удивлении переспросил принц.

  - Да, с того времени, как взошел на престол.

  - Оте.... - Сай чуть не сказал лишнего,- вы говорите о короле Могидинге?

  - А ты о ком подумал? Но... что это было за "оте"? - прищурившись, человечек рассматривал его с некоторой долей сомнения. - Да, тот же овал лица, как у него в молодости. Но глаза я не узнаю, должно быть они достались тебе от матери, юный принц.

  -Как вы узнали, что это я?! - Сай не смог сдержать удивлен возглас.

  - Ну, видишь ли, в последнее время я разбираюсь на стеллажах по искусству, и в частности живописи. Там есть много работ известных мастеров прошлого, которые могли по одним лишь кончикам ногтей определить к какому роду принадлежит человек.

  - А это возможно?

  -Сам увидишь,- человечек улыбнулся. Поправив очки и чуть приспустив их, он посмотрел на маленького принца внимательнее,- ты ведь ко мне?

  - Так вы все знали, да? Вас послал господин Даменси.

  - Не знаю, не знаю, похоже это моя инициатива,- очки были возвращены на место а Саю протянута рука,- Идем,- прости за фамильярность, но лучше держись поближе ко мне в таком месте. Несмотря на то, что оплот знания находится так близко, этот район не самое спокойное место.

  Сай неуверенно взял за руку пожилого человека.

  - Как ваше имя, господин?

  - О, как это печально. Были времена, когда имя главного хранителя королевской библиотеки знал каждый в городе. Да что там, во всей стране,- хранитель повернулся, укоризненно глядя на принца.- Ну ничего, не думаю, что тебя часто выпускали из дворца.- Мое имя Нельф Эльмио.

  - Рад с вами познакомиться, мастер Нельф. Меня зовут Сай Валентайн,- вежливо сказал мальчик. Это рассмешило хранителя библиотеки.

  -Ты такой серьезный. Но именно так и рассказывал мне старый хитрец Даменси.

  - Вы знаете господина Даменси? Вы говорили с ним обо мне? И что он сказал? Он будет учить меня?

  - Тссс...- оглянувшись по сторонам, Нельф зажал рукой рот Сая,- не так громко, у тебя столько вопросов, что у меня уже голова разболелась.

  Они подошли к довольно большому зданию с портиком. Надпись со стершейся позолотой над дверьми гласила "Королевская городская библиотека Виеры".

  - Ну если ты настаиваешь, -продолжил мастер Нельф,- он говорил, что кто-то может пожаловать в мою скромную обитель знания. Но я ждал тебя раньше, долго же ты добирался.

  - Так что насчет господина Даменси? - не унимался принц.

  -У меня начинает просыпаться ревность,- ухмыльнулся старый Нельф. Сунув руку в карман халата, он извлек огромный позолоченный ключ, затейливо украшенный гравировкой. Он был привязан к цепочке, что тянулась от пояса.- Я говорил со старым прохвостом, и он сказал, что так как сильно занят, нелегкая и ответственная задача по обучению маленького наследника королевства, по видимому, достанется мне.

  - Так господин Даменси не станет учить меня? - расстроено переспросил Сай.

  - Уж поверь, .я знаю не меньше старого друга. Мы вместе закончили высшие курсы и получили звания академиков в один день.

  - Вы... тоже академик? - эта известие поразило маленького принца.

  Ключ повернулся в замке, рука Нельфа легла на ручку дверей.

  - Да, но мне гораздо интереснее жизнь книг, чем все эти научные поиски. Вот я и отказался от звания. Все равно, теперь Даменси оказался едва ли не в худшем положении, чем я. Королевскую библиотеку еще как-то содержат за счет казны. А вот Академии совсем ничего не выделяют. Но этот упрямец ни за что не оставит ее. Кстати, он обещал навещать нас время от времени и по возможности давать тебе частные уроки.

  -Правда?!

  -Правда-правда, ну а сейчас...- дверца отворилась.- Взгляни на оплот всего знания в Астале. Главный холл королевской библиотеки.

  В первые мгновения все мысли вылетели из головы юного принца.

  Скромная, и в то же время возвышенная красота библиотеки поразила его. И мраморная отделка холла первого этажа, и витая лестница широким маршем поднимающаяся на второй этаж, и круглая галерея наверху, и купол над головой. Но больше всего - тысячи и тысячи - книг,- вот, что заставило разгореться фиолетовые глаза маленького Сая.

  При виде такой вполне естественной реакции, Нельф с гордостью закивал:

  - Да-да, мы живем скромно, стараемся как можем поддерживать в порядке это огромное здание. Было бы неплохо, если бы моя дочь помогала, но у нее на руках малышка, и она никак не может приехать в город. Вот мне и приходится все делать самому потому, что некоторые...- взгляд библиотекаря упал на сонно клюющего носом человека за конторкой в шапочке и простой одеже клерка.- Это мой помощник, большую часть времени он просто спит или слоняется без дела. Но мне нужен курьер во дворец, и без него никак не обойтись,- пояснял Нельф. -За работу этот бездельник получает одну четвертую моего жалования.

   Сонно протерев глаза веснушчатый парень лет двадцати, отвесил обычный поклон. Впрочем, вполне естественно, что он не узнал принца. Собрав с конторки несколько книг, он скрылся где-то в глубинах библиотеки.

  -У вас просто замечательно,- улыбнулся Сай.- Конечно я хочу посмотреть на всю библиотеку, мне еще нужно успеть вернуться во дворец. Все из-за тех мужчин. Поэтому, мастер Нельф, пожалуйста, давайте начнем обучение прямо сейчас.

  - О, как ты падок до знания, юный Валентайн. Несмотря на то, что выглядишь ты как хорошенькая юная леди, ум у тебя как у настоящего принца. Надеюсь, ты станешь хорошим королем... если доживешь,- мальчику показалось, что последние слова не предназначались ему. Но даже такой мальчишка как он понимал, что старый Нельф имел в виду: в семье его ненавидели собственные братья и сестры. Единственной его заступницей была Атенаис, но она частенько просто забывала о нем, когда полностью погружалась в ухаживание за цветами. Маме не было дела до него, ее занимали исключительно интриги и новые наряды. А отец... он был королем, и обращался с ним как наследником. Действительно он был ненужным принцем, от которого так просто, и в то же время так нелегко избавиться.

  -Хорошо, если ты настаиваешь,- пройдем наверх, в читальный зал,- мастер Нельф поправил очки. Пока они поднимались по лестнице, он спросил.- Так что ты хотел узнать?

  Так закончился не такой уж печальный период жизни юного наследника трона Астала. И начался новый, тернистый, порой полный неизвестности и опасностей путь принца, которого называли лишним. Очень скоро Саю пришлось понять, что его жизнь не стоит ничего. Но пока... пока еще этого не произошло, однако, какая-то новая темная сила поселилась во дворце. Этот день вошел в историю королевской семьи как Черный.

  Часть 2.

  Прошло несколько месяцев, подошла к концу весна и лето вступило в свои права. Жаркое лето Астала, с частыми грозами и короткими ливнями. Все это время, не пропуская ни одного дня, юный принц посещал библиотеку мастера Нельфа, где ему давали частные уроки всего на свете. Зачастую совсем не того, что необходимо было знать и уметь наследнику престола. Но именно те знания, которые могли бы пригодиться простому человеку.

  Понемногу перед глазами мальчика вставала целостная картина реальности, от который его так долго прятали. Бесконечные войны влекли за собой нехватку продовольствия, а это толкало людей в город, где они часто становились жертвами грабителей.

   Несмотря на то, что теплые плиты улиц его родной Виеры были по-прежнему теплы, виноградные лозы все также же обвивали стены домов, а горожанки в белоснежных платках спешили на рынок по утрам, Сай видел, что истинное положение дел в этой стране было ужасающим.

   Если бы ему не было всего семь лет, если бы он обладал хоть каким-то влиянием, он бы мог попытаться остановить войну. Он мог засеять поля пшеницей и рисом и организовать школы для детей-сирот, утроить раненных и инвалидов на работу после увольнения из рядов армии, вновь открыть Академию Наук. Но это были лишь мечты семилетнего ребенка. Нас самом деле, всерьез его воспринимали лишь три человека - сестра Атенаис, мастер Нельф и Эрфорд Даменси. Изредка академик все же заглядывал на уроки и тогда Сай становился по настоящему счастлив. Каждый день их занятия длились ровно два часа, после чего он бежал обратно во дворец. Путь был неблизкий. Но за это время он уже успел выучить его наизусть.

  За летом начиналась осень, ее вновь сменяла зима, так прошел еще год.

  И вот, однажды, после одного из уроков, Сай возвратился во дворец. Еще на подходе к нему, мальчик понял, что в это время было как-то необычно шумно. Но все, что ему было нужно - как можно незаметнее проскользнуть в спальню и улечься в постель, создав видимость того, что он еще спит.

   Некоторое время Сай лежал, натянув одеяло до подбородка. Но когда через пол часа никто так и не постучал в его двери, как обычно это делали его гувернеры, маленький принц решил проверить, что происходит самостоятельно.

  Одевшись в обычный наряд, в котором его легко можно было признать за девочку, Сай приоткрыл дверцу. По коридорам носились слуги со следами паники на лицах, отряды стражи передвигались почти бегом по двое - трое человек, а чиновники из министерств прижимали бумаги так близко к сердцу, будто боялись что кто-то или что выпрыгнет на них из ближайшей двери.

  Сай уже прошел не меньше пятидесяти шагов по коридору, когда его впервые заметили.

  -Ваше высочество! Почему вы здесь?! Вам нельзя выходить из своей спальни! Разве вам не говорили?! - это была одна из служанок.

  -Прошу прошении я, но я никого не видел,- ответил мальчик.- А что случилось?

  -Скорее, умоляю, вернитесь к себе, ваш отец... то есть его величество приказал не выпускать вас дальше дверей спальни до его особого распоряжения.

  - Но дверь была открыта,- Сай попытался протестовать, однако, служанка пребывала в таком смятении, что не расслышала его. Она начала осторожно подталкивать его в противоположную сторону. Однако, когда мимо них почти бегом прошел еще один отряд стражи, Сай понял, что все они двигались в одном направлении - к комнатам, где жили его старшие братья и сестры.

   Однако, что бы там ни произошло, ему пришлось подчиниться и вновь вернуться к себе. Его спальня была смежной с еще двумя комнатами. Одной из них являлась гостиная, в которую редко кто заглядывал, поэтому большую часть времени она стояла пустующей. Вторая - небольшая оранжерея, устроенная для него Атенаис. Конечно же нечего было и думать выскользнуть из нее в коридор. Бдительная служанка уже приставила к дверям двух стражей. Ничего не поделаешь.

  Взяв книгу, принц тихонько отворил дверь в оранжерею, решив пока заняться домашним заданием от мастера Нельфа. Мальчик вошел в задумчивости, а потому не сразу услышал голоса, идущие изнутри. Два голоса доносились с дальнего конца комнаты, сплошь заставленной кадками с вьющимися растениями, что создало в ней особый изумрудный, рассеянный свет.

   Странно, обычно здесь никто не бывал кроме самой Атенаис. Но еще больше удивился юный принц, когда узнал голос матери. Второй принадлежал мужчине в летах. В другое время Сай бы просто закрыл дверь и вернулся в спальню,- может маме захотелось поговорить с кем-то наедине в приятном месте. Но сейчас в этой тревожной обстановке такое показалось странным.

  Спрятавшись за большой кадкой с розой, Сай присел на корточки прислушавшись к разговору. Он просто хотел узнать, в чем причина суеты, царившей во дворце. Сквозь листву он разглядел гордый стан мамы, одетой в любимые золотистые шелка. Вторым был крупный седоволосый мужчина с бородкой и массивной серебряной цепью на шее. Мальчик с удивлением узнал в нем оживший портрет из маминого медальона - это был его дедушка, двоюродный брат короля Вальца. Они сидели на небольшом диванчике и вполголоса приговаривались. Поначалу Сай не уловил в их разговоре ничего значимого. Но потом до его слуха донеслось:

  -... отец, мне страшно, вы начали действовать так внезапно. Даже если трое умерли за три дня от отравления, принц Ламер все еще охотится в горах у побережья, и его не ждут раньше следующего обеда, а принцесса Лилия случайно сломала спину на лестнице, все это слишком подозрительно.

  -.Мне стыдно, Изольда, и ты называешь себя моей дочерью? Время требует решительных действий. Или ты забыла, что жизнь твоего сына висит на волоске. Промедли мы еще немного, и его пристрелит какой-нибудь лучник, нанятый его же братьями. Я должен был действовать на опережение. И что я слышу,- что ты боишься?!

   Не дыша, Сай зажал себе рот. Если это было правдой, его дедушка и мама... были главами заговора против его братьев и сестер, намереваясь избавиться от всех них? - несмотря на ужас, мальчик заставил себя слушать дальше.

  -Но вы действуете слишком открыто, прошу, давайте подождем несколько дней.

  -Если будем колебаться, кто-то доберется до твоего сына. По большей части все принцы напыщенные глупцы. Но леди Реанна еще помнит, что именно ты сместила ее с поста возлюбленной короля. Хочешь чтобы она пустила ищеек по следу? Говорю тебе, нужно заканчивать с этим быстрее. А тебе - вот,- дед протянул матери пузырек,



  - Что это?

  - Просто травы, но они вызывают симптомы, очень похожие на отравление,

  - Вы предлагаете мне... Отец!

  - Это отведет от нас все подозрения. Даже этот пес короля, Кларио, не сможет вычислить тебя, если ты сляжешь с такими же симптомами, что и Реанна. Не спорь, так нужно.

  - Отец, мне кажется, мы поступаем...

  - Не желаю слушать такое от своей дочери. Мы уже начали расчищать путь к трону для Сая. Нужно сделать его свободным от всех коряг. Сегодня все закончится. Меня никто не видел. Я покину столицу. Когда через два дня ты поправишься, все уже будет кончено. У Астала останется только один наследник...

   При этих словах маленький принц невольно отшатнулся и задел дверь плечом. Она -захлопнулась. Голоса стихли.

  - Кто здесь?! - требовательно спросил дед. Вскакивая с места. Но увидев принца, постарался придать лицу не такое мрачное выражение.

  - А это ты, Сай.. А мы тут с твоей матерью..

  - Я все слышал, - Сай и сам не знал, как у него хватило храбрости произнести эти слова перед лицом грозного деда.

  - Сай! - воскликнула мать.

  -Я слышал, что вы хотите убить всех моих братьев и сестер, чтобы я остался один?! Мама, но я не хочу этого, я...

  - Мальчишка!- дед попытался схватить Сая за руку и закрыть ему рот. Но ловко вывернувшись, юный принц выскочил за дверь.

  -САЙ! Вернись!!- окликнула его мать, выбегая из оранжереи вслед за дедом.

  Сай развернулся у дверей:

  - Я.. я все расскажу отцу!- выкрикивая эти слова, мальчик еще не понимал, что этим намерением подписал приговор и себе, и матери, и деду. Но в тот момент он по настоящему испугался того, что его блтзкие совершили такое преступление. И все ради него?! Выходит он - и сам преступник? Получается он виноват в смертях?

  И тут ужасная мысль поразила его. "Единственный претендент на престол..." Это значит, что всех принцев и принцесс ждет одна участь. Сестра Атенаис! - с замирающим сердцем мальчик выскочил в коридор. Не успев спохватиться, стража упустила его,

  - Стой, Сай!! - крик матери преследовал его, что есть сил бегущему по направлению к спальне сестры. Но попасть туда оказалось не так просто. В той стороне собралась внушительная толпа. Отчаянно проталкиваясь, Сай пытался подобраться ближе сквозь плотный кордон стражи и взволнованно переговаривавшихся придворных.

  Наконец, он добрался до комнаты Атенаис. Здесь толпа была не такой плотной, да и стражи совсем не было. А может... робкая надежда мелькнула в душе мальчика. Быть может до сестры еще не добрались? Она сейчас в саду и ни о чем не догадывается? О Древо, путь комната будет пустой!

  Никто не заметил, как маленький принц проскользнул за дверь... Он проскользнул за дверь...

  Он замер. Глаза мальчика становились все шире и шире, а потом поднеся ладони ко рту, он закричал. Он не издал ни звука, когда узнал о том, что его мать и дедушка задумали извести всех претендентов на престол, но теперь он не сдерживался глядя на тело, распятое на стене комнаты. Больше всего на свете Атенаис любила выращивать цветы. И теперь она была распята на стене, усыпанная лепестками цветов, которые так любила. Цветы были повсюду: в ее волосах, на плечах, на полу, на кровати, на софе. Их запах смешивался с запахом крови, и от этого Саю стало плохо. Словно издеваясь, цветы источали одуряющий аромат. Умирали цветы и его сестра... его сестра была тоже мертва. А на лбу девушки были словно вырезаны какие-то слова. Сай прищурился, пытаясь понять их смысл. В этот момент позади него него раздался мягкий голос:

  - "Это для тебя, Сай",- вот, что там написано,- произнес голос.

   В неверии мальчик обернулся и встретился взглядом с глазами из светло-зеленого льда. Эти глаза принадлежали юноше со светлыми волосами, в белоснежном одеянии с голубой вышивкой.

  - На ее лбу, вырезано шипом, который она держит в правой руке,- пояснил юноша.-Но не думаю, что это сделала она.

  Сай попятился. Мальчик отступил на шаг, другой, а затем его нога поскользнулась и он, потеряв равновесие, упал на спину. Его взгляд остановился на белоснежном обескровленном лице сестры.

  -Но эта надпись правдива в одном,- проговорил юноша, склоняясь к принцу, и загораживая страшную куртину,- это действительно для тебя. Пусть это станет уроком для маленького принца, который оказался настолько беспечен, что позволил матери и деду манипулировать им, словно куклой. Она хотели избавиться от них всех, посадить тебя на трон, чтобы знать вертела тобой как марионеткой. - Руки Сая были подняты в воздух и на них защелкнулись наручники,- Астал не для таких как они. Но пока он еще и не для тебя,- сказал юноша.- Надеюсь, этот урок поможет тебе стать сильнее. Если выживешь, то станешь сильнее. Можешь ненавидеть меня за то, что сделал с тобой, твоей матерью и дедом, но пусть даже эта ненависть укрепит тебя, юный принц Астала.

   Сай слушал молча, он слушал и смотрел в эти странные глаза. Он не мог произнести ни слова, словно потеряв дар речи. Но эти глаза он запомнит, как и те слова, что были сказаны.

  Он помнил их и тогда, когда через три дня стоял на коленях перед троном отца, рядом с матерью. Похороны сестры Атенаис уже прошли, но он не смог присутствовать на них, даже этого его лишили. Ведь теперь он вместе с мамой и дедом обвинялся в государственной измене. Деда уже казнили, а мама...

   Сай поднял взгляд на две фигуры, находящиеся на возвышении. Одна из них была его отцом. Постаревшим и осунувшимся от волнений и горя последних дней. А вторая,- стройная фигура, словно тень стояла, заложив руки за спиной. Теперь Сай знал, кто он такой: Хранитель королевских секретов, в мгновение ока раскрывший нити этого чудовищного заговора. Теперь у Сая больше не осталось ни братьев, ни сестер, ни дедушки.

  -... Посему,- читал судья,- приговариваю Изольду Марканс к смертной казни...

  Мама рядом с Саем, некогда гордая женщина, задрожала. В это время Хранитель королевских секретов склонился к его отцу и что-то прошептал на ухо. Лицо отца изменилось, но он все же поднял руку, пусть и с колебанием.

  - Своей волей я изменяю условия приговора. Моя бывшая супруга не будет казнена. Вместо этого ее вышлют в отдаленное поместье. Преступления искупит ее сын.

   Сай понял, что отец намеренно не назвал его своим сыном. И смотрел король на него как на совершенно постороннего человека.

  - Сай Валентайн, поднимись,- велел отец.

   Мальчик поспешно встал, рука матери вцепилась ему в плечо. Но Сай твердо взглянул в лицо короля.

  - Ты будешь искупать грехи матери в отряде Лилии, девы небес на протяжении пятнадцати лет.

  -Нет, прошу тебя, только не мой сын, только не это... лучше я...- у матери началась истерика.

  -На этом все,- отец понял руку и Хранитель королевских секретов дал знак судье, что приговор вступил в силу. Этот человек...- глаза мальчика сузились,- для себя он решил, что запомнит этот день,- каменное лицо отца, тонкую улыбку на лице Хранителя секретов, слезы и крики запутавшейся в интригах матери.

  Отряд Лилии,- это было все равно, что смертный приговор. Детей преступников отправляли туда искупать грехи родителей. Ведь не было на свете худшей кары, чем отправить на смерть собственных детей. Вот, что такое - отряд Лилии, девы небес, словно в насмешку названный так. Но никто не подозревал, что это станет поворотным моментом, который навсегда изменит судьбу юного принца. Судьба даровала ему высокое положение, а потом бросила на самое дно, в объятия смерти. Пройдет немногим меньше пятнадцати лет и роли всех игроков на этой сцене поменяются местами. Опальный принц взойдет на трон Астала и станет королем. Отец, вынесший приговор, сам благословит его на царствование. А тот, кто послал его на смерть будет его верным советником. Но это будет еще не скоро, а пока... пока Сай Валентайн, принц лишь на словах, стал еще одним членом отряда детей, обреченных на смерть. Но это уже... совсем иная история.


Маленький демон

Аннотация:


Сайд стори из цикла "Легенда о Слепых Богах" Это небольшой отрывок из детства Мизара, до и после того, как он был принят в семью Фон Грассе и встретил Грейслейна Ауслейза, который стал его названным братом. Предупреждение: события сайд стори и основной линии романа могут различаться. graph-definition>


  Маленький демон.


  (Это небольшой отрывок из жизни Мизара, до и после того, как он был принят в семью Фон Грассе и встретил Грейслейна Ауслейза, который стал его названным братом).


  Часть 1

  - Почему? - мальчик оглянулся назад, но женщина вновь потянула его за собой.

  - Идем, Мизар, не останавливайся, иначе они догонят нас.

   Мальчик не понимал, почему так происходит. Маленький Мизар был всего лишь ребенком девяти лет. Однако его внешность была не совсем обычной, как и у его матери. Он был обладателем шелковистых темных волос, распущенных и спускающимся чуть ниже плеч. Такие же темные как ночь глаза достались ему от матери. Но лишь цвет его кожи отличался от ее белоснежной. В отличие от женщины, на щеках мальчика играл румянец, но невозможно было понять, был ли этот оттенок естественным или наложенным простудой. С тех пор, как они бежали из дома, они почти не делали остановок.

  Вначале было страшно и очень холодно. На севере всегда шел или лежал снег. Совсем не похоже на то место, где он родился. Они давно сменили свою одежду, которую привыкли носить дома, на более подходящую, чтобы не привлекать внимания. И все равно было холодно и страшно. Еще страшнее, когда отца убили, а мама, пытаясь защитить его, убила в ответ в десять раз больше. Но даже и тогда она не плакала, вместо нее плакал маленький Мизар, растирая по щекам гарь от сожженной деревни. Свое оружие они потеряли уже давно - все равно оно было больше не способно стрелять. А мама теряла силы. С тех пор, как их изгнали, она постепенно слабела. И Мизар волновался за нее. Однако ее пальцы с силой сжали его маленькую ладонь, продолжая увлекать его за собой. Они шли через города и деревни, мимо горных цепей и холмов, сред долин и вдоль русла рек. И никогда им не были рады, едва узнавая, что они с севера. А пару раз даже принимали его за Дитя Хаоса, и тогда маме вновь приходилось защищать его, и это только делало ее еще слабее.

  Она не привыкла к такой жизни. Маленький Мизар помнил ее стройную, изящную фигуру, одетую в бардовые переливчатые одежды, широкие брючки, затянутые на щиколотках золотыми ленточками, малиновую тунику, перехваченная черным кожаным поясом, и маску... В последние дни, перед тем, как они покинули дом, она почти никогда не снимала ее. А потом за ними пришли среди ночи. Но мама не сопротивлялась, и Мизар понял, что это было ради него.

  'Мама, я мешаю тебе? Это случилось потому, что во мне не было того, что нужно им, да?' - так спросил он.

  Но она только погладила его по голове и улыбнулась:

  'Ну что ты, нет. Просто так нужно. Я ухожу, чтобы оставить место для своей сестры. Идем, идем...'

  А потом они оказались здесь. Впервые в жизни Мизар видел так много людей. Разные страны, разные обычаи, но все они были одинаковы в том, что ненавидели их обоих, едва узнав, кто они такие. А каким-то образом об этом узнавали очень скоро. Потому что его мама ничего не умела. Она никогда не умела ничего, кроме как управлять, она не знала никакой профессии, или мастерства, не владела магией местных, у нее не было другого мужа или родственников здесь. И очень скоро Мизар понял, что в этом мире имеют значение только две вещи - власть и деньги.

  - Пошла прочь, нищенка, - мать отбросило на него, когда привратник грубо отпихнул ее, и он, не удержавшись, упал. Они пытались попроситься на ночлег в одном поместье. Мама успела научиться только одной вещи - танцам, и пыталась устроиться на ночь развлекать хозяина. Но тот оказался толстым дураком, не интересующимся женщинами.

  Мизар отчаянно хотел помочь маме, но не знал как. Он был бесполезен и понимал это со всей очевидностью. Но в тот миг, когда он помог матери подняться, он с ненавистью взглянул на привратника, с презрением глядящего на них.

  - Шатаются тут всякие оборванцы, у нас и без вас полно прихлебателей, валите отсюда.

  Мизару вдруг отчаянно захотелось, чтобы это насмехающееся лицо исчезло, весь этот человек исчез, был разорван в клочья. Но он не мог произнести это вслух, потому что тогда мама... ей нельзя было пользоваться своей силой, так как каждый раз она становилась все слабее. Эта сила вытягивала из нее жизнь, в этом мире она стала смертельно опасной. Тогда Мизар понял весь ужас задуманного родственниками. Выгнав ее в этот мир, тетя наверняка думала, что ей ничего не придется делать, ей не придется марать руки в крови собственной родственницы, этот мир все сделает за нее. И он убивал ее, медленно, но верно.

  Его мама была красавицей, но неудивительно, что охранник не впустил их. Теперь она выглядела скорее изможденной, чем красивой. Заострившиеся черты лица, бледного, лишенного крови, миндалевидный разрез глаз, под которыми пролегли скорбные морщинки, густые длинные черные волосы, свитые по бокам двумя кольцами и спускающиеся оставшимися прядями до самой талии.

  - Мама, что это за страна? - спросил Мизар, когда они проходили мимо нагромождений башен. Впереди виднелся какой-то город, окруженный неприступной на вид стеной, похожий на ощетинившегося ежа, утыканный башнями одна другой выше.

  - Это Ксанада, а город впереди ее столица - Торквемада.

  - Это уже Юг, да? Зачем мы пришли сюда? - спросил маленький Мизар, глубже натягивая капюшон на лицо. - Зачем мы все время убегаем? Здесь не будет лучше, нам нигде не будут рады, ты ведь понимаешь? Нам нужно где-то остановиться. Тебе больше нельзя бесконечно идти. Ты болеешь.

  - Знаю, когда зайдем в город, я обещаю, мы отдохнем. Вот, смотри, - она достала из кармана небольшой мешочек, в котором звякнуло.

  - Деньги? Но откуда? - удивился Мизар.

  - Пока ты спал в прошлый раз, я... в общем меня пригласили в гости в то поместье.

   ТО поместье... - Мизар вспомнил, что они действительно ночевали в прошлую ночь под стенами какого-то богатого дома. Но маму пригласили, нет... Мизар стиснул кулачки, глаза его свернули - это значило совсем не то. Наверняка ей пришлось из-за него... с хозяином провести ночь, из-за него...

  - Ну-ну, зато теперь у нас есть деньги, - мама остановилась, присев на корточки перед сыном, и пригладила его волосы, поправив выбившуюся прядь. Она улыбнулась ему усталой улыбкой. - Давай сделаем так: сейчас мы пойдем в столицу, найдем какую-нибудь гостиницу и хорошенько поужинаем. Как тебе такой вариант? - с этими словами она быстро привязала желто-красную ленточку на его волосы и сама поступила также.

  - Зачем это?- Мизар коснулся своих волос. - Мне не нравится этот цвет.

  - С этим мы сможем легко войти в столицу - это пропуск для гостей города.

  Час спустя они уже сидели в теплой и сухой зале гостинцы на окраине столицы. Это место совсем не нравилось Мизару, здесь было полно мужчин, и они смотрели на его мать так, будто готовы были съесть ее. Хотя мама, как и он, не снимала капюшон с головы. За окнами хлестал холодный дождь, а пламя в очаге в общем зале весело потрескивало. Слышался грубый смех мужчин и повизгивание женщин, развлекавших их. Они были разукрашенные и вульгарные, как и их кавалеры.

  Это место... Как его мама могла оказаться в таком месте? Оно было не для нее. Но здесь было укрытие от непогоды. А к нищим и бродягам в городе относились строго. Появляться на улице в такой час было опасно и могло кончиться в тюрьме за бродяжничество. Поэтому у них не осталось выхода, кроме как остаться здесь на ночь.

  Скучая, пока не принесут ужин, Мизар оглядывал зал. Тут он ощутил, как что-то теплое ткнулось в его ногу. Опустив взгляд, он увидел тощую серую кошку, которая терлась о него, издавая приятное мурчание. Кошка... - наклонившись, Мизар погладил ее по голове. Та, издав звук удовольствия, запрыгнула ему на колени и уставилась на мальчика своим немигающим взглядом. Мизар улыбнулся, продолжая гладить ее по головке. В это время он услышал новое призывное мяуканье, рядом с ним терся еще один уже черный кот, а со стороны кухни бежало еще двое котят.

   Окружив его, они пытались запрыгнуть к нему на колени, чтобы получить свою долю ласки. Мизар улыбался им в ответ, каждой раздавая положенную порцию поглаживаний.

  - Хорошие, красивые - говорил он. Немигающие глаза кошек светились мягким оливковым светом...

  - Мизар, - шепнула ему мама. Но мальчик слишком поздно понял, забыл об осторожности.

  - Ты... смотри, что с его глазами? Эй ты, малявка, а ну посмотри на меня!

   Мизар поднял голову и мужчина, сидевший за соседним столом, отшатнулся.

  - Его глаза, они светятся точно как у проклятых кошек! Смотрите на его глаза, они как у кошек светятся желтым!!

  - Кто он такой? И кошки к нему липнут, точно как к своему.

  - Мизар, - в голосе матери слышалось беспокойство. - Думаю, нам лучше уйти...

  Но люди за соседними столиками уже повскакали со своих мест. Мизар поспешно натянул капюшон. Он и правда забыл об осторожности. Так было всегда. Кошки и другие животные - ему ничего не стоило угадать, чего они желали и о чем думали. Это было так просто и естественно, что он позабыл, что в этом мире так не принято.

   Мизар порывисто поднялся, кошка с недовольным мявканьем свалилась с его коленей. Остальные прянули врассыпную, когда рука одного из мужчин потянулась, чтобы схватить его за шиворот.

  - А ну повернись, не смей прятать лицо, что с твоими глазами? - требовательно и грубо спросил он.

  - Я слышал, - ответил второй, - слышал про такое. Это звери, они могут то, на что не способны люди. У всех по-разному, они даже могут не использовать магию, думаю, это то же самое. Он демон, точно говорю.

  - Нет, он Дитя Хаоса скорее всего - так я слышал, - гомон в зале усиливался, теперь всеобщее внимание было сосредоточено на них.

  - А это тогда кто? - палец одного из мужчин ткнулся в грудь его мамы.

  - Она с ним, да? Я слышал, такие, как этот мальчишка, появляются от шлюхи- демона и мужчины человека.

  - Тогда она... но тогда она демон.

  - Демон? Демон здесь?!

  - Точно-точно, ты видел, как они прятали свои лица, с чего бы это? И она не давалась, когда я хотел пригласить ее к нашему столу. Точно, здесь дело не чисто. Давайте позовем стражу и сдадим их от греха подальше. Кто знает, что от них можно ожидать?

  -Да ладно, сейчас я с ними разберусь. Насчет мальчишки - я знаю, куда его сдать. Есть в городе одно местечко, где собирают таких, как он. Отведу его туда, пусть принесет пользу стране, так хоть помрет не зря.

  - О чем ты?

  - А ты не слышал, такие, как они, не живут дольше шестнадцати лет. Мрут, как мухи, как бы ни выхаживали их.

  - Вот проклятье, точно проклятая кровь. Давай его сюда.

   Один из мужчин попытался схватить Мизара за шиворот. Но рука матери попыталась преградить ему дорогу. Мужчина грубо отпихнул ее.

  - А с тобой мы разберемся по-другому. Говорят, демоницы очень хороши в том... Ну, ты понимаешь - шлюхи они все, точно...

   А дальше все произошло очень быстро. Мизара оттеснили к стене, а мама резко поднялась из-за стола. Сбросив капюшон, она обвела всех присутствующих горящим взглядом.

  - Выродки, в вас самих нет ничего человеческого. Назад, дайте нам пройти, мы уйдем, и вы забудете, что видели нас. Идем, Мизар.

  - Не так быстро, демоница, этот мальчишка пойдет с нами. За них хорошо платят, - мужчина усмехнулся, преградив ей путь, и схватив за руку.

  - Не смей касаться моей матери! - закричал Мизар. Мужчина, держащий его, ударил его кулаком по щеке.

  - Заткнись, малявка, тебе слово не давали. Будь благодарен за то, что мы заботимся о судьбе таких пропащих детей, как ты...

  - Не трогайте моего сына, - голос женщины внезапно изменился. Она повернулась к мужчине, который только ударил Мизара и подняла правую руку.

  - Нет, мама не надо! - Мизар понял, что она собралась сделать.

  Но она не слышала его. Впервые она улыбнулась, наставив указательный палец в грудь мужчины.

  - И что это значит? - ухмыльнулся тот.

  - Выбрала тебя своим кавалером на эту ночь, - поддакнул его товарищ.

  - Структура, рассеять, - произнесла мама.

  - А... - онемевшие мужчины в зале смотрели на пустое место и оседающую в воздухе пыль, на том месте, где только что стоял их товарищ.

  - Он... он пропал...

   Где-то завизжала женщина.

  - Она... она убила его демонической магией! Взять ее, хватайте демона!! - заорали вокруг. Мазар был почти затоптан, когда все мужчины ринулись к матери. Но...

  - Структура, дифракция через рассеивание...

   Вжавшись в стенку, Мизар зажал уши руками. Он не мог заставить себя слушать. С каждым разом, когда мама произносила заклинание, число людей в зале уменьшалось. В воздухе разлился запах горелого. Каким-то образом огонь из камина перекинулся на ближайший столик, начался пожар, охватывающий все новое и новое пространство. Помещение общей залы превратилось в ад. Хотя ни капли крови не было пролито.

  - Мама, прошу, не надо. Остановись! - наконец, не выдержав, закричал он. А в следующий миг он почувствовал на своей руке хватку матери.

  - Идем, идем скорее, пока они не позвали подмогу.

   Ее пальцы была страшно холодными.

  - Зачем ты сделала это? Это убивает тебя.

  - Идем, - не отвечая, она выволокла мальчика наружу из объятого ужасом зала. Огонь за их спинами уже вовсю властвовал над зданием гостиницы. Со всех сторон к ней бежали люди, слышались звуки гонгов стражи. Им нужно было скрыться как можно скорее. Но Мизар видел, что его мама не могла двигаться быстро, она шла пошатываясь, но при этом крепко держала его за руку.

  - Нам нужно остановиться, мама, ты упадешь, если продолжишь идти дальше. Давай отдохнем!

  Наконец, в каком-то грязном переулке, омываемым неясным светом фонаря, под дырявым навесом, сквозь который просачивались холодные струи дождя, они остановились. Мама опустилась на колени, тяжело дыша.

  - Ничего, я отдохну, и со мной все будет в порядке.

  - Нет, не в порядке. Они не стоили того, - Мизар обхватил маму за плечи. Она закашлялась, и он с ужасом увидел, как на ладони, что она поднесла к губам, осталось пятно крови. Ее лицо стало еще бледнее, глаза нездорово блестели, а сердце, когда она прижала его к груди, билось неровно и как-то болезненно.

  - Мизар, кажется... я не успею показать тебе побережье южного моря, которое обещала,

  - Мама, что ты такое говоришь?

  - Помнишь, я говорила тебе о путеводной звезде.... Найдя ее, ты должен будешь следовать за ней до конца, такой звездой для меня стал твой отец, а теперь ты... должен найти свою... ты понимаешь, Мизар?

  - Звезду... я не понимаю, мама.

  - ...Мизар... - слабый голос матери звал его.

  - Я здесь, мама, - сжав ее руку в ладонях, Мизар приложил ее к своей щеке.

  - Мизар, я умираю, мое время подошло к концу. Но я жалею лишь об одном - что оставляю тебя в этом мире одного. Ты слишком слаб, слишком слаб, чтобы сражаться в одиночку. Как бы я хотела, чтобы ты стал сильнее.

  - Тебе не нужно говорить, ты слишком слаба, - серьезно проговорил он.

  - Нет, я должна. Есть один способ. Если воспользоваться им, ты станешь сильнее гораздо быстрее.

  - О чем ты, мама...

  - Поглоти мою душу, пока я еще жива. Если ты сделаешь это, твоя жизнь больше не будет сокращаться. Ты станешь независимым от времени. Вместе с ней ты получишь огромную силу, силу, которая течет в жилах правящей династии Хаоса. Силу разрушать саму структуру этого мира.

  - Мама, ты хочешь, чтобы я убил тебя?! - пораженный спросил Мизар, вглядываясь своими черными глазами в бескровное лицо матери.

  - Я уже мертва, мне осталось недолго. Я жалею лишь об одном - что обрекла тебя на этот выбор, что я сама своими руками дала тебе эту судьбу. Но я хочу что-то исправить, хочу, чтобы ты простил меня. Поэтому, я отдам тебе свою душу и силу. Мне они больше не нужны. Но ты будешь жить. Сила, что ты получил при рождении, и сила, что я дам тебе - ты обретешь огромную власть, но... - дыхание матери сбилось, она закашлялась, и Мизар осторожно приподнял ее тело, прижав ее лицо к своему. - Даже я не в силах поставить этот блок. Чем чаще ты будешь пользоваться ею, тем больше будет страдать твое собственное тело. Если ты разрушаешь что-то, убирая это из мира, ты должен вернуть что-то. Таков закон, и не мы устанавливали его. Никогда не используй лишь одну силу деструкции, иначе она же разрушит твое тело и душу. Обещай мне.

  - Обещаю, мама...

  - Тогда возьми мою душу, я отдаю ее тебе.

  - Нет, - Мизар замотал головой. - Мама, тогда ты умрешь.

  - Уум, - она кивнула, слабо улыбнувшись, и тело ее приобрело слабый серебристый ореол. Такими же серебристыми бликами заблестели ее глаза. - Я буду счастлива, что ты останешься жить. Поэтому... поцелуй меня.

   Мизар молча глядел на мать, а потом кивнул.

  - Прости, мама, - склонившись к ней, он припал губами к ее губам, и в этот миг нечто начало перетекать из ее тела в его. Нечто, что дополняло и встраивалось в его собственную силу. Он не ощутил ни боли, ни неудобства, просто немного иное ощущение мира. И сила, ужасная и притягательная одновременно, теперь принадлежала ему.

  Бездыханное тело матери выпало из его рук.

  - Благодарю тебя, мама. Это большее, что ты могла дать мне. Но прости, мама, я не стану тратить свои силы на такую безликую цель, как месть за моего никчемного отца. Ведь все, что он сделал - лишь дал мне это тело. И теперь я буду использовать его так, как пожелаю. Сила деструкции. Да, - мальчик поднял глаза, глядя на тело матери.

  Теперь последняя ниточка, что связывала его с прошлым, оборвана. И, наконец, он сможет действовать свободно, как пожелает. 'Но чего же я желаю?' - подумал он. Он обратил свой взгляд туда, где Торквемада светилась множеством огней - там располагался район особняков, где жила знать. Мизар опустил взгляд на свою изодранную одежду. Должно быть, сейчас он выглядит как оборванец. Склонившись, мальчик отвязал синюю шелковую ленточку, которой были перевязаны волосы матери. Он собрал свои волосы в низкий хвост с левой стороны, точно так же, как раньше всегда носила ее мама. Он произнес:

  - Но, чтобы ставить цели - нужна власть. В этом мире кроме силы, нужна еще и власть. А пока для них я просто грязный, нищий оборванец. Значит, мне нужно получить эту власть. Мне нужно имя и мне нужна семья.

  Да, пока они были необходимы ему, он станет использовать их. Использовать все, что ему будет необходимо, пока не найдет свою цель.

  С этой мыслью, Мизар поднялся и вновь побрел вперед, ежась под проливным дождем, который только усиливался с каждой минутой.

  На какой-то из улочек он услышал крики. Кричала женщина, и еще мальчишка. Он выглянул из-за угла здания и увидел трагическую картину. Женщина, одетая как кухарка, протягивала руки, стоя на коленях у распахнутой двери дома. А какой-то мужчина, закутанный во все темное, с низко надвинутой на глаза шляпой, пытался затащить в богатый экипаж отчаянно упирающегося мальчишку. Мизар увидел, что тот, должно быть, был почти его возраста. Хотя из-за дождя было сложно различить, он был довольно худым, но светлые, приятного оттенка волосы, обрамляли лицо с правильными чертами лица.

  - Мама, мама, забери меня!

  - Куда вы его уводите!? Что же вы делаете?! - причитала она.

  - Молчи, женщина, - мужчина, наконец, затолкал мальчишку в карету и захлопнул за ним дверцу, закрыв замок. - Ты должна быть благодарна, что я избавил тебя от лишнего рта. Этот мальчишка теперь будет жить в роскоши, каких не увидишь в ваших грязных трущобах, - мужчина обвел презрительным взглядом и саму женщину, и здания вокруг. - Скажи спасибо, что господину маркизу он приглянулся. И вот еще, - отвязав с пояса кошелек, он бросил его в лужу перед женщиной. - Это тебе компенсация за сына. Если повезет, он вырастет и займет достойное место в обществе. И когда-нибудь ты сама будешь купаться в роскоши, - мужчина расхохотался, глядя на неподвижно уставившуюся на рассыпавшееся золото женщину. Мужчина сел в экипаж, и вскоре цоканье копыт лошадей затихло вдали. Некоторое время Мизар смотрел на впавшую в оцепенение женщину, а затем побрел мимо нее туда, куда уехала карета.

   Оказалось, что добраться до квартала, где жила знать, было довольно непросто. Несколько раз ему дорогу преграждали высокие ворота, которые попросту перегораживали улицу, и ему приходилось искать обходные пути. Но в конце обходных путей больше не осталось. Глаза Мизара уставились на высокие золоченые башни, посверкивающие в свете фонарей. Но они находились за высоченной стеной, наглухо закрытой воротами. Час был поздний, но когда Мизар подошел к воротам, из караулки выполз сонный стражник.

  - Кто это здесь ходит в такое время? А, маленький оборванец. Иди отсюда, нечего тебе здесь делать, - этому человеку не было никакого дела ни до своей службы, ни до Мизара на самом деле. Все, чего он желал - вернуться к прерванному сну.

  - У меня есть дело по ту сторону ворот, - из-под капюшона на стражника блеснули глаза. Тот перехватил свою алебарду и направил ее на Мизара.

  - Ты не расслышал, что ли? Иди-иди отсюда, найди себе угол посуше да проведи там ночь.

  - Сегодня я буду ночевать там, - Мизар указал на возвышающиеся за стеной башни.

  - Хахаха, хорошая шутка, малявка - и что же, ты там живешь?

  - ...

  - В квартале знати? Интересно, и к какой же семье ты принадлежишь?

  - Скажи, - спросил Мизар, - а кто из этих семей считается самой влиятельной?

  - Ты не местный, это видно. Деревенщина вроде тебя не может знать, что это квартал, где проживают семьи, особо приближенные к королю.

  - Я задал тебе вопрос, стражник.

  - Какие мы нетерпеливые. Ну так знай, самой влиятельной среди всех семей, состоящая в родстве с самим королем, считается семья Фон Грассе, прибавь 'Рейгн' и получишь королевскую фамилию.

  - Да? И где они живут?

  - Ха, ты, никак, к ним собрался? Вот умора, не хочу разочаровывать тебя, но ты никуда не пройдешь дальше этой стены, - конец пики ткнулся в грудь Мизара, он поморщился. - Вали отсюда,

  - Сначала скажи, в какой из тех башен они живут?

  - Ты не отстанешь, да? - вздохнул стражник. - Вон она, видишь ту башню с тремя поменьше по соседству? Там и находится поместье Фон Грассе. Но зачем тебе...

   В этот миг Мизар откинул капюшон, и стражник отшатнулся, невольно увидев взгляд мальчишки.

  - Ты чего это...

  Рука Мизара медленно поднялась. Он сделал глубокий вздох, как делала это мама. Если верить ее словам, теперь и он это может. Так, просто направить палец на цель и произнести желаемое.

  - Структура, рассеять... - неуверенно произнес он и направил палец на озадаченного мужчину. Тот почуял неладное слишком поздно. Его лицо исказилось от ужаса, а в следующий миг на том месте, где он только что стоял, капельки дождя быстро прибили к земле последние пылинки.

  На губах Мизара появилась улыбка. Он улыбался словно безумный, и любой, кто увидел бы в этот миг улыбку маленького мальчика, подумал, что перед ним настоящий демон.

   Направив руку на ворота, Мизар вновь произнес ту же фразу:

  - Структура, рассеять.

  И ворота продержались недолго. Наверняка их можно было заставить исчезнуть и другим способом, но пока Мизар не решился экспериментировать с новыми заклинаниями. Он свободно прошел мимо несуществующей теперь караульной, исчезнувшей вместе со значительным куском стены. Эта сила действовала совершенно бесшумно, никто и не подозревал, что в эту ночь в самом сердце города появился маленький демон.


  Часть 2.

  Это было огромное здание, действительно самое большое в округе, хотя часть его скрадывала пелена дождя, но башня, венчавшая его, говорила о том, что это поместье принадлежало весьма влиятельной семье. И Мизар надеялся, что она была самой значимой в этой стране. Как и все дома по соседству, особняк не был окружен стеной, лишь небольшая решетчатая изгородь. Но ведь и обитателям этого квартала не от кого было скрываться. Они пребывали в спокойной уверенности, что их надежно защищает та стена.

  Некоторое время маленький Мизар рассматривал особняк прямо перед ним, безвкусное и тяжелое строение со множеством лепнины. Из-за темноты сложно было судить о его цвете, но здание было возведено из плотно подогнанных друг к другу массивных блоков. Окна первого этажа были ярко освещены, а на втором огни виднелись лишь в одном окне, плотно занавешенном шторами. Две полуколонны обрамляли массивные двери черного цвета.

  Прошлепав по лужам во дворе, он подошел к дверям и потянулся к колокольчику, но не смог достать. Тогда он просто постучал. Ему не пришлось ждать долго, двери распахнулись и на пороге показался старый слуга в золоченой ливрее. Когда он обвел взглядом жалкое создание, каким Мизар, должно быть, выглядел, губы его поджались.

  - Жалкий оборванец, как смеешь ты стучать в двери благородного дома Фон Грассе?

  - Я хочу вступить в эту семью, - просто ответил Мизар, откинув капюшон. Слуга вздрогнул, когда встретился взглядом с глазами маленького демона.

  - Если... если ты сейчас же не уйдешь, я спущу на тебя собак, - слуга замахнулся на него своей тростью. Но в тот миг, когда она уже готова была опуститься на плечо Мизара, руку слуги что-то задержало.

  - Не стоит, Гатс, - послышался голос.

  Нехотя слуга опустил руку, и Мизар смог разглядеть своего спасителя. Это был мальчишка, лет на пять старше его самого, ему было около четырнадцати. Короткие черные волосы были собраны в низкий хвост и гладко зачесаны на затылке. На нем были необычные, темные с красными вставками воженные плащ и костюм, а в руке книга.

  - Гатс, - повторил юноша, - это всего лишь маленький мальчик, наверное, он ошибся дверьми, не стоит бить ребенка просто так.

  За спиной юноши показались другие головы. Мизар заметил с десяток детей, кто с любопытством, но в основном с презрением глядящих на него. Пока он стоял на пороге, с него натекла целая лужа воды.

  - Заходи, - разрешил юноша. - Гатс, пока я разберусь с этим делом сам, сходи, принеси ему подогретого вина и полотенце.

  - Ннно, молодой господин, это ведь оборванец. А что если он что-нибудь стащит у нас?

  - Гатс, позволь мне самому решать это.

   Опираясь на свою трость, слуга нехотя отправился выполнять указания юноши. А в это время мокрая накидка была стянута с Мизара и повешена сушиться перед камином, жарко пылающим в этом огромном холле. Пол был устлан пушистым ковром, золотое и синее в отделке стен смешалось в безвкусных, аляповатых сочетаниях. По периметру круглого холла были расставлены диваны, на которых сидели мальчишки. Кто-то уже потерял интерес к нему, другие пересмеивались Но юноша сказал:

  - Вы все, скоро пора готовиться ко сну. Заканчивайте свои дела, с этим мальчиком я разберусь сам, всем все понятно?

  - Да, брат Грейс, - нехотя ответили мальчишки и вернулись к прерванным занятиям. Кто-то продолжил фехтование, кто-то чтение книг. Но кое-кто все бросал косые взгляды на Мизара. Они пересмеивались, стоя в группке. Глаза Мизара сузились, но голос того, кого назвали Грейс, вернул его к настоящей ситуации.

  - Ну, и к чему было это драматичное появление? - без тени улыбки спросил Грейс, но в его тоне не было насмешки, скорее участие. Мизар ощутил удивление.

  - Я хочу вступить в семью Фон Грассе, для этого я здесь. Я слышал... - Мизар сделал паузу, - что здесь время от времени появляются новые мальчики, глава семьи усыновляет их?

  - О, - на лице Грейса появилось озадаченное выражение, - в первый раз вижу такого, как ты. Так как тебя зовут для начала?

  - Мизар.

  - И...

  - ...

  - Ну, у тебя есть фамилия?

  - Нет, - коротко ответил мальчик. Он сидел на диване, двумя руками сжимая чашку с теплым, терпким напитком со специями, принесенным слугой. Грейс расположился рядом.

  - А родители?

  - Если бы у меня кто-то был, я бы не просил усыновить меня.

  - Да, это так. А ты достаточно прямолинеен. Ты мне интересен, - признался Грейс. - Где твой дом?- опираясь о кулак, Грейслейн, как было полное имя юноши, продолжал пристально глядеть на него, и Мизару это не понравилось. Неосознанно он попытался закрыть лицо прядями своих уже немного подсохших волос.

  - С севера.

  - Север? Значит, из провинции.

  - Да.

  - Похоже, из Крейса.

  - ... да, оттуда.

  - Лжешь.

  - Ха? - Мизар вздрогнул и уставился темными глазами на юношу. Рука его дрогнула, словно пытаясь действовать против собственной воли. Он был готов убить их всех, как поступил с тем стражником, если хоть один догадается об истинном месте его рождения.

  - Такой провинции в Ксанаде нет. Я сказал неправду. Так, откуда ты на самом деле?

  - Это так важно? У меня нет семьи и нет дома.

  - На самом деле нет. Но ты довольно смел. Сколько тебе лет? Восемь? Десять?

  - Девять, - ответил Мизар. Здесь ему нечего было скрывать.

  - Девять, хорошо. Похоже на правду, - на лице Грейса появилось странное выражение. - А ты довольно мил. Если бы смыть с тебя всю эту грязь, ты стал бы красивым, как куколка.

  - А, господин...

  - Что? - Грейс отнял кулак, глаза его потемнели, хотя как такое могло произойти? Они и так были чернее ночи. Мизар поймал себя на мысли, что ему нравится этот цвет.

  - Хозяин? Должно быть, ты имел в виду главу дома. Он сейчас дома. Зачем он тебе?

  - Я же сказал, ты не слышал?- в голосе маленького Мизара послышалось раздражение. Он отставил в сторону недопитый бокал. - Я хочу вступить в эту семью.

  - Не думаю, что это хорошая идея. Тебе стоит хорошенько подумать об этом. Я бы мог порекомендовать тебе другую семью, я знаю многих в этом городе. Сейчас ты допьешь свою чашку, пообсохнешь, и в одиннадцать вечера тебе нужно уйти, пока не наступила ночь.

  - Я не уйду, я хочу вступить в семью Фон Грассе.

  - Я же сказал, это невозможно! - рука Грейслейна схватила подбородок Мизара и подняла его к себе. - Ты совсем спятил? Да кто по своей воле захочет быть в такой семье? Ты ничего не знаешь об отце. Он...

  - Я сказал...

  - ... что здесь за шум?

  - Проклятье, - пробормотал Грейс, порывисто поднимаясь и оборачиваясь к лестнице на звук глубокого мужского голоса. Остальные мальчики тоже побросали свои занятия и встали, приложив ладони к груди, приветствуя обладателя голоса. Мизар остался сидеть.

  По ступеням спускался, запахивая дорогой золотисто-синий халат, полный мужчина. Воротник его халата был меховым, что придавало его нелепой фигуре еще большую гротескность. Лицо говорило о всевозможных пороках - Мизар внимательно разглядывал его. Толстые губы, прищуренные глаза, в руке - трубка с курящимся зеленоватого цвета дымком. А затуманенный взгляд этих глаз - это именно то, чего ожидал Мизар. Такой человек - раб своих страстей. Мизар понял это в одночасье, даже будучи ребенком, он насмотрелся на таких людей, пока путешествовал с мамой по миру. Такие были как среди знати, так и среди простых людей.

  - Это герцог Малин Фон Грассе, - шепнул ему Грейс. - Встань и отойди за меня, спрячься, может быть, он не заметит.

  Хотя Мизар уже знал, как действовать, но в его планы пришлось внести изменения. Когда хозяин спустился, один из мальчишек выскочил вперед и заискивающе улыбнулся герцогу.

  - Грейс пригласил в дом какого-то оборванца, а теперь еще и поит его вашим вином, отец. Прошу вас, выпроводите его вон, а то из-за него вся гостиная завоняла запахом отребья.

  - Оборванец?

  - Тсс, - Мизар услышал, как Грейс с досадой прицокнул языком, но Мизар решил начать действовать первым.

   Взгляд герцога нашел фигуру гостя и так, как тот стоял в тени колонны, он поманил его толстым пальцем с кольцом.

  - Ты, подойди-ка поближе, хочу рассмотреть тебя получше.

  - Но, отец... - возмутился было мальчишка.

  - Отец, прошу вас, я сейчас же выпровожу его, вам незачем смотреть на него, - эти слова принадлежали Грейсу.

  Мизар понял его хитрость. Тот пытался избавиться от него, но по иной причине. Но Мизар не позволит ему провалить весь свой пан, на который он потратил так много сил. Поэтому, выступив вперед, он, не склонившись, пристально посмотрел в глаза герцога. Ни знака почтительности, никаких заискиваний. И наконец в глазах мужчины сверкнуло что-то помимо простого интереса. Он обвел взглядом всю хрупкую фигурку Мизара а затем остановился на его волосах. Рука герцога протянулась вперед. Несколько мальчишек зарычали при виде такого жеста. Зависть - это хорошо. Вся эта семья была пропитана ей. Эту истину Мизар понял за те полчаса, пока находился в этом доме. Зависть, конкуренция, пороки - именно та среда, которая нужна, чтобы быстро возвыситься. Он позволил мужчине коснуться своих волос, которые тот потеребил между пальцами.

  - Такие шелковые, - произнес он.- Но ты такой грязный. Как тебя зовут?

  - Мизар, а тебя? - спросил Мизар, хотя прекрасно знал ответ на вопрос и догадывался, какая реакция последует за этим.

   На сей раз послышалось:

  - Негодяй, да как смеешь... - возмутился, было, один из мальчишек. Но стоило Грейсу взглянуть на бунтовщика, как тот мгновенно замолк.

  - Отец, прошу вас, не судите его строго, он не знает этикета и, скорее всего, вырос на улице.

  - Я вырос в благородном доме, - прервал его Мизар, - и я благородного происхождения, - с достоинством ответил он. - Итак, как вас зовут?

  - Мое имя Малин, - улыбнулся герцог, облизнув губы. - Мне нравится этот твой взгляд. Ты похож на щенка, с этой дикостью и дерзостью. Говоришь, ты благородного происхождения? А твои родители?

  - Они умерли, к сожалению, - Мизар впервые склонил голову.

  - Так ты сирота? - герцог выбил пепел из трубки и передал ее одному из мальчишек, который поспешно подбежал, чтобы принять ее. 'Словно шавка', - с презрением подумал Мизар. 'И они называют меня щенком'. Какое жалкое зрелище. Превзойти всех этих не составит труда, но с Грейсом может быть тяжелее. Остался последний шаг. Мизар заметил то, что могло помочь ему в осуществлении его плана. Поэтому, окинув со лба прядь, он как бы невзначай провел пальцами по своим волосам. Глаза герцога вспыхнули. Так и есть, этот человек был словно открытая книга. Так легко было предугадать, о чем он думает.

  - Тебе ведь некуда идти в эту ночь?- наконец, произнес герцог, снова облизнув губы. Его глаза не отрывались от пальцев Мизара, теребящих прядь волос.

  - Отец, прошу вас, я просто напоил его горячем вином. Он сейчас же уйдет, - Грейс вновь попытался вмешаться. Мизар уже почти возненавидел его за это.

   - Грейс, если ты пригласил его к нам, разве не будет жестоко с твоей стороны выпроводить его в холод ночи?

  - Нно, - замялся юноша.

   Про себя Мизар уже почти праздновал победу.

   Однако он недооценил странного упрямства Грейса.

  - Отец, одумайтесь, это всего лишь... - Грейслейн смерил Мизара странным взглядом, - маленький демоненок, пробравшийся в наш дом. Я могу доставить его в приют для бродяжек и там...

  - Нет, - герцог выпрямился, потирая руки, - мне он понравился, не знаю что, но в его взгляде действительно есть что-то от маленького демона. Я бы хотел узнать о нем больше. Поднимемся в мою комнату и там поговорим, мне вдруг стало жалко тебя.

  - Отец! - на этот раз возмущенный крик раздался сразу от нескольких мальчишек. Действительно, все они были словно собаки, ревнующие, когда их хозяин гладит другую из них по загривку. Но Мизар едва смог сдержать торжествующую улыбку. Он уже почти достиг своего. Но в это время вновь заговорил Грейс.

  - Отец, я понимаю, это ваше решение. Но взгляните на него, он промерз и промок, к тому же, на нем эти грязные лохмотья. Если вам он приглянулся, пуст так, но в эту ночь, прошу, оставьте его в покое.

  Вот чего Мизар не ожидал услышать. Но продолжение было еще более странным.

  - Позвольте ему привести себя в порядок, выспаться и поесть как следует, а на эту ночь оставлю себя в ваше полное распоряжение. Если хотите, я смогу рассказать вам о нем, все, что он мне поведал.

  Этого Мизар решительно не мог понять. Только что Грейс решительно протестовал против его присутствия в этом доме, а теперь неожиданно изменил свое мнение, да еще отчего-то пытался оградить его от общества своего отца. Не думал же он, что Мизар не понимал, что на самом деле крылось за участием к нему Малина Фон Грассе.

  После слов Грейслейна губы герцога недовольно поджались, ему, как и Мизару, было неприятно менять свои планы, какими бы отвратительными они ни были. Положение Мизара вновь повисло на волоске. Если что-то пойдет не так, Мизар поклялся, что первым, кто будет рассеян в прах, станет именно это дерзкий мальчишка, Грейс. А потом ему придется избавиться и от всех остальных в этом доме. Если кто-то из них расскажет о том, что видел, он не сможет попытать счастья в другой семье. Однако, к счастью или же нет, но герцог потер руки, отряхнув из словно от грязи, и вновь поднес трубку к губам. Один из мальчишек тотчас же разжег ее.

  - Хорошо, пусть будет так. Но, Грейс, проследи за тем, чтобы его привели в полный порядок к завтрашнему утру. Можешь заняться этим сегодня, я отправляюсь спать. И, да, завтра я буду завтракать в своей комнате. Ты приведешь его ко мне, мы позавтракаем втроем.

   Эти слова сопровождались глухим гулом недовольства среди детей. Герцог медленно развернулся и поднялся в свою спальню. Ты взгляды, которые бросали на Мизара мальчишки, могли бы убить, но Мизар едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. Все получилось почти так, как он планировал. И хотя герцог еще ничего не сказал о том, остается ли Мизар в его семье, но это было уже почти решенным делом. Судя по реакции остальных - завтрак в компании главы дома, пусть даже с этим неприятным Грейсом, было явлением исключительным.

   И на следующее утро все было именно так, как задумал Мизар. Эту ночь, эту первую ночь в богатом доме он провел как король, наслаждаясь теплой и мягкой постелью, выделенной ему в помещении для прислуги. Но она была чистой и сухой. А до этого он помылся, впервые за долгое время, и переоделся в простой, но удобный костюм, который Грейс принес ему. Он сказал, что это была одна из его старых вещей, и Мизар принял это со снисходительностью, позабавившей юношу.

  А на следующее утро, после завтрака, произошло то, что Мизар так долго ждал - герцог спросил его, хотел бы он остаться в его доме. Не дав Грейсу и слова вставить, Мизар с холодным пренебрежением принял это предложение. Он уже понял, что это отношение к герцогу как нижестоящему, доставляет ему какое-то извращенное удовольствие. Пусть так, если ему это нравится, Мизар продолжит так себя вести. Это было всего лишь средство - и сам герцог и вся его семья и даже Грейс были теперь лишь его инструментами, которые он использует для того, чтобы получить власть и влияние. А потом он использует их, чтобы отыскать ту звезду, о которой говорила его мама. Хотя ему было всего девять лет, маленький демон думал о таких вещах.

   С тех пор началась жизнь Мизара в доме Фон Грассе, и вскоре он получил право носить эту фамилию. Каждый день сопровождался ненавистью во взглядах остальных детей герцога. Все они были приемными, как вскоре узнал Мизар. Узнал он и темные стороны самого главы семьи. Но эти темные тайны никогда не выносились за пределы дверей этого дома. Подобные тайны были почти у каждого благородного дома Ксанады - поистине это была страна пороков и развращенности нравов. В такой стране, Мизар был уверен, он сможет быстро подняться на самый верх. Эта мечта стала еще явственнее, когда он узнал, что Грейслейн с отличием окончил военную академию. В четырнадцать лет. Самому Мизару тогда было десять.

  - Грейс, научи меня фехтованию, - попросил он брата.

   Отложив книгу, которую читал, юноша с удивлением взглянул на младшего брата.

  - Сегодня ты удивительно любезен со мной, - заметил он.

  - Это не важно, я хочу, чтобы ты научил меня сражаться с мечом.

  - Но меч будет слишком тяжелым для твоих рук, они не предназначены для такого оружия. Но вот, пожалуй, кинжалы тебе подойдут.

   Так проходили дни. Грейслейн учил Мизара обращению с оружием, в котором очень скоро он достиг мастерства едва ли не большего, чем его учитель. Хотя в доме проходили и общие уроки фехтования, и с ними занимались частные учителя по всем основным предметам, которые было необходимо знать отпрыску благородного дома.

  - Грейс? - Мизар вновь заглядывал в комнату Грейса. Он один из всех них жил в отдельной комнате, в то время как все остальные мальчишки спали в общей спальне.

  -Да? - отложив в сторону меч, который до того чистил, Грейслейн повернулся к брату с улыбкой.

  - Не смотри на меня так, - смутился Мизар.

  - Как?

  - Как будто оцениваешь.

  - Так и есть, мне нравится оценивать красивые, эстетичные и смертоносные вещи.

  - Я не вещь.

  - Нет, конечно, но ты смертоносен, я вижу это в твоих глазах, как смертельно опасная и красива кукла. Ты мне нравишься, - Грейслейн поднял меч и медленно приставил его острие к подбородку Мизара. Мальчик улыбнулся, он понимал, что мог бы с легкостью оставить в этой комнате ничего кроме пыли, но его забавляла эта игра. А за тот год, пока он жил в этой семье, он научился притворяться. Что ему хорошо, что ему больно, что ему грустно или весело - он всегда был таким, каким его хотели видеть в тот момент, особенно глава семьи.

  А потом произошел тот случай, который стал еще одним поворотным моментом в жизни Мизара. В тот день он знал, что что-то готовилось. Братья давно затаили на него злобу, но сами они были слишком трусливы, чтобы открыто нападать на него дома. К тому же они боялись Грейслейна, который часто сопровождал Мизара. Но сегодня мальчик был один. Грейс уехал на военные учения. Мизар завидовал ему, он тоже мечтал о поступлении в военную академию, так как понимал, что только на военной стезе сможет быстро продвинуться. Но Грейслейн не хотел отпускать его, все время отговаривая и отца. Но Мизар знал, что для того, чтобы его полностью признали, ему необходимо было доказать всем, на что он способен. И вот, кажется, этот шанс представился.

  Мизар покрепче перехватил книги, которые он нес под мышкой. Ускорив шаг, он вбежал в один из глухих проулков. И, разумеется, они не заставили себя ждать. Их было трое - здоровенных мужчин, на поясе которых посверкивали палаши, а их лица были обмотаны шарфами. Прижавшись к стене, Мизар спросил:

  - Вас прислали братья?

  - Мальчик, - ответил один из них, - разве так важно, кто? Главное, кто отправит тебя на Вершину Древа, это просто наша работа, ничего личного. - С этими словами палаши были вынуты и нацелились на него. Книги были отброшены в сторону. 'Хорошо, если братья решили объявить на него охоту, теперь охотником буду я', - так подумал маленький демон и улыбнулся.

  - Ты чего? - спросил один из них.

  - Вперед, нападайте! - поощрил их Мизар.

  - Так хочешь расстаться с жизнью? - мужчина бросился вперед, занеся палаш над головой мальчика, но Мизар прошептал: 'Структура, рассеять', однако при этом он направил силу узкой струйкой на палаш, а не самого человека.

  - Поиграем! - воскликнул Мизар.

   Мужчина замер, хлопая глазами.

  - Чт.. что? - глядя на свою пустую руку.

  - Ты следующий,- сообщил ему Мизар, - я тоже хочу, чтобы ты знал, кто и что тебя убьет. Поэтому, смотри внимательнее и запомни: 'Структура, рассеять!' - и мужчина последовал за своим оружием. На некоторое время двое оставшихся застыли на месте.

  - Это магия?

  - Неважно, ты струсил? Это же всего лишь маленький мальчишка. Если его убить, он не сможет ничего предпринять. Давай, заходим с боков...

  - Который же из вас? Ты, - Мизар выбрал того, кто был слева и произнес то же заклинание. Через миг противник остался в единственном числе.

  - Ты... как ты это сделал?! - хотя наемник был смертельно напуган, ему не оставалось ничего, кроме как продолжить начатое.

   'Видимо им хорошо заплатили вперед', - думал Мизар. Мужчина занес палаш над его головой, а он медленно поднял руку. Так они и застыли, когда Мизар услышал крик и топот ног.

  - Мизар! - звуки шагов затихли, и в проходе меж домов за спиной убийцы возник знакомый силуэт. Это был Грейслейн, страшно бледный и запыхавшийся. В руке его был зажат меч.

   - Брат? Смотри, - улыбнулся Мизар. - 'Структура, рассеять!' - победоносно воскликнул мальчик. И словно унесенная ветром пыль, от убийцы и оружия не осталось и следа. Все кончено, остался лишь маленький демон, стоявший в грязном проулке.

  - Мизар! - Грейслейн бросился к нему, пряча меч в ножны.

  - Они с тобой ничего не сделали, эти мерзавцы? Они давно ненавидели тебя, но я не уследил. Хорошо, что Франциз сказал мне.

  'Франциз?' - подумал Мизар, потирая глаза, которые отчего-то слипались. Это был недавно усыновленный мальчишка, видимо, он пытался таким образом приобрети влияние, оказав услугу Грейсу и ему заодно, как второму по значимости в этой семье.

  - Старший брат! - глаза Мизара вспыхнули, на его лице появилась улыбка. - Видишь, я убил их всех.

  - Похоже, ты не ранен, - лицо Грейслейна немного разгладилось. Так не похоже на него.

  - Не волнуйся, их больше нет. Тебе не нужно было приходить сюда. Я... - в это время маленький Мизар пошатнулся, рука брата поддержала его хрупкое тело. По какой-то причине Мизар ощущал слабость во всем теле, слабость и холод. Неужели оттого, что он использовал эту силу? Так похоже на то, что испытывала его мама. Но почему так рано?

  - Ты использовал... что это было? Не говори мне, что это... - Грейс замолк, - что ты дитя Хаоса?! Но если отец или братья узнают, тебя выгонят из семьи.

  - Но ты братик ведь не скажет?- слабым голосом спросил Мизар.

  - Нет, конечно я... но эта сила, ты что, убил их всех? О, ты страшно холодный, - заметил его брат. - Если это то, о чем я думаю, ты тоже наверняка знаешь, что это означает: ты можешь не дожить до шестнадцати лет. Хотя странно, что она так действует на тебя уже сейчас. В любом случае, - в голосе Грейслейна послышались строгие нотки, - не смей больше пользоваться ей. Ты можешь умереть...

  - Я буду делать то, что хочу, я избавлюсь от всех, кто смотри на меня свысока, ведь я - демон... - сонно проговорил Мизар.

   - Эта сила слишком опасна, ты весь дрожишь. Температура твоего тела ненормально низкая. Обещай, что не будешь пользоваться ей, что бы ни случилось, - Грейслейн был раздражающе настойчив.

  - А ты обещай, что уговоришь отца отправить меня в Военную Академию. Если смогу поступить, обещаю, что больше не буду пользоваться ей.

  - Маленький интриган, - на лице Грейса читалось облегчение, хотя голос был укоризненным

  - Вот и хорошо, - прошептал Мизар и глаза его закрылись, а голова упала на грудь.

  После этого дня братья стали обходить Мизар за километр и держаться подальше, видимо поняв, что так просто от него не избавиться. Но Мизару нравилось играть на их страхе. Грейслейн сдержал обещание, и вскоре Мизар был зачислен в Военную Академию. Так прошло несколько лет.

  Это был обыкновенный декабрьский вечер. Как обычно старшие братья собрались в гостиной за своими любимыми развлечениями. Отец как раз уехал на прием во дворец. А Мизар был один в своей комнате. Он не любил общие развлечения, компанию собственных братьев он просто ненавидел. Это время, что ему было предоставлено, он предпочитал проводить за чтением книг. Закончив с основными теоретическими предметами и всеми теми которые изучали в Академии, он принялся за более редкие книги. В основном его интересовала Древняя история континента. Даже не она сама, а те легендарные времена, еще до начала основного летоисчисления. То, что многие считали сказками. Но именно эти истории часто читал ему Грейслейн.

  Сейчас Мизар удобно устроился на своей кровати. Небольшой магический огонек, вызванный заклинанием, плавал над книгой. Лежа на животе, Мизар перелистывал полуистлевшие от времени страницы, исписанные золотыми чернилами. Сейчас такие использовались крайне редко, а в Ксанаде вообще никогда. Книга называлась 'Древнейшая история Юга. Правда и вымысел'. Кому-то она могла показаться детскими сказками, но Мизар относился к ее содержанию крайне серьезно. Потому что эта история была ему знакома еще с детства, правда, рассказывали ее у них дома совсем по-другому. В этой книге главными героями был не Демон Цветов, как помнил Мизар, и не посланники Вершины Древа, как в странах Севера. В этой книге его звали 'Звездой', упавшей с небес во тьму Хаоса и озарившей его своим светом. Звезда... Золотые доспехи сидели на нем словно влитые, а в руке его был такой же золотой меч. Свет, исходящий от его фигуры, заставлял ощутить благоговение. Но этот свет был светом отступника, пошедшего против Вершины и против Законов Хаоса. 'Звезда', единственный противостоящий 'Вершине' и 'корням' Древа. Один против всего мира. И в конце именно он разрушил старый мир и создал на его обломках новый.

  Эта история о сияющем существе, вторым именем которого было 'Бифуркатор' завораживала Мизара. Он мог читать ее бесконечно. В книге также говорилось, что воссоздав мир заново, Бифуркатор стал и первым королем Юга. Юг и Север - это были не просто понятия, разделяющие мир на две части. Югом называлось определенное место. А значит, Юг существовал тогда и существует сейчас. В эти дни даже Ксанада входила в его число, но ни эта страна, ни Вальц, ни Риокия не могли быть тем Югом, о котором говорилось в книге. Оставалась еще одна страна - страна на самом юге континента Гладия - Астал. Могло ли случиться так, что потомки того первого короля - полубожественной сущности, все еще царствуют там...

   Замечтавшись так, Мизар прикрыл глаза и в этот миг услышал странный жалобный звук. Открыв глаза, он едва не свалился с кровати, когда прямо перед собой обнаружил маленький белый комочек. Пушистый и дрожащий, с глазами цвета аквамарина. Котенок?

  - Откуда ты здесь взялся?- Мизар протянул руку и легко коснулся маленького животного. Тотчас издав довольный звук, котенок оказался нос к носу с Мизаром. Аквамарин вспыхнул, и глаза Мизара сверкнули в ответ.- Ты голоден? - спросил он. - Понимаю. Но тебе нельзя быть здесь, это место не для таких, как ты...

  - Так я и думал, что он тебе понравится.

   В этот раз реакция Мизара была совсем иной.

   - Структура... - палец его уже был нацелен в грудь стоящего в светлом дверном проеме темного силуэта.

  - О, не нужно, это всего лишь я.

  - Грейс, - Мизар опустил руку, когда фигура подняла руки в примирительном жесте и шагнула внутрь, закрыв за собой дверь. - Так это ты принес его? - спросил Мизар. Свет в его глазах уже погас. Удобно устроившись на его коленях, маленькое существо довольно мурлыкало, хотя Мизар все еще чувствовал, что тот голоден.

  - Я думал, что тебе подарить... - начал, было Грейс.

  - Подарить, - Мизар подвинулся на кровати и Грейс сел рядом. Когда он протянул руку, котенок зашипел на него.

  - Похоже, ему нравишься только ты, но... ты помнишь, какой сегодня день?

  - 21 декабря, суббота.

  - Ты не помнишь, ну конечно. Ты всегда избегал разговора на эту тему, и я попросил отца уточнить дату.

  - Что за дату?- насторожился Мизар.

  - Это твой день рождения. На второй год, как ты появился у нас, отец внес соответствующие записи. Так, как ты никогда не говорил о том, когда ты родился, пришлось сделать новую дату - 21 декабря. Поэтому, с днем рождения, Мизар. И это твой подарок.

  - Мне? - Мизар в неверии посмотрел на милое существо на своих коленях.

  - Маленький котенок для маленького демона.

  - Не зови меня так.

  - Но тебе ведь нравится - меня не проведешь. Я видел, ваши глаза светились в унисон. Это одно из проявлений ТОЙ силы, - осторожно заметил Грейслейн.

  - Нет, - Мизар вздернул подбородок и отвернулся. - Я всегда умел так, и это никак не связано с моими силами Хаоса, я просто люблю кошек.

  - И, кажется, это взаимно. Ты и говорить с ними можешь?

  - Это тебя не касается, Грейс, - отрезал Мизар.

  - Ну не касается, значит, не касается, но... у меня есть еще кое-что для тебя.

  - Что? - любопытство оказалось сильнее, и мальчик повернулся к старшему брату.

  - Куда же я положил его? А, вот, - Грейслейн порылся в длинных складках своей одежды и извлек из нее небольшое письмо.

   При виде вензеля на конверте, глаза Мизара распахнулись.

  - Это от короля! - воскликнул он.

  - Похоже, король прослышал о твоих успехах в учебе, и он намерен взять тебя на службу.

  - Меня? На службу?! - сердце Мизара радостно подпрыгнуло. Неужели, неужели все случится еще раньше, чем он намечал?

  - Наверняка это ты постарался, - глаза Мизара потемнели.

  - Даже если и так, ведь ты этого желал, не так ли?

  - И что это за служба?

  - Полагаю, это связано с внешней политикой. Ты ведь интересуешься делами соседних государств? Сбор информации и все такое, но, думаю, особенно его занимает Астал.

  - Астал? - вырвалось у Мизара, и Грейслейн не мог не заметить этой его реакции.

  - Ты выглядишь довольным. Что-то тебя так заинтересовало?

  - Просто... нет, ничего. Но Астал всегда был мне интересен.

  - Да, - взгляд Грейса упал на название книги, которую читал Мизар.

  - Тогда хорошо, завтра тебе предстоит прибыть во дворец к десяти часам.

  - Хорошо, спасибо Грейс.

  - Тогда я пойду, мне нужно еще встретить отца и привезти его домой, - с этими словами его брат поднялся. Но когда он уже был в дверях, Мизар окликнул его6

  - Спасибо, и за котенка тоже, даже если это не мой настоящий День рождения.

  Старший юноша улыбнулся и вышел.

  На другой день Мизар действительно был представлен королю и поступил на службу. Хотя ему было всего двенадцать, никто из его братьев еще не удостоился этой чести, хотя многие были старше его. С этого дня Мизар поднялся на еще одну ступеньку, которая приблизила его к цели. Настанет день, когда он может увидеть Астал и узнать, сколько правды было в тех легендах, которые он читал.

   А спустя пару лет была та ночь, которая стала последним поворотным моментом в судьбе маленького демона.

   Это была лунная ночь, свет блеклой луны проникал через решетчатые ставни, освещая лица спящих братьев. Мизар лежал, уставившись в потолок. Такие лунные ночи он использовал для размышлений, считая непростительным уделять время простому сну. В этот миг он услышал звук отворившейся двери. И темный силуэт в бардовых отблесках скользнул к его кровати. 'Структура...' - слова рассеивающего заклинания сами собой слетели с губ Мизара. Он пользовался ими инстинктивно, чувствуя опасность. Сила, которая пугала остальных членов семьи, кроме ее главы и... Грейслейна.

  - Тсс, спокойно, это всего лишь я - когда-нибудь ты убьешь меня, если будешь так реагировать.

  - Грейс?

  - Да, говори шепотом. Я пришел сказать, что ухожу.

  - Снова в город? Неужели вы поссорились с отцом?

   В последнее время такое происходило часто. Его брат забросил свою службу, целыми днями пропадая неизвестно где. Он копался на пыльных полках запасников библиотеки, или встречался с какими-то подозрительными типами - путешественниками. Если так продолжится, то скоро его могут отстранить от службы.

  - Не важно, Но сегодня я наконец-то узнал то, что мне нужно, и где это может находиться. В этом доме я больше не могу сидеть без дела. Я не могу медлить. Чтобы найти это, я отправляюсь на Север.

  - На Север? Ты имеешь в виду север Ксанады?

  - Нет, - ладонь, затянутая в холодную кожу перчатки легла на голову Мизара, попытавшегося подняться, но Грейслейн мягко уложил его обратно. - На север - значит на Север. Приора, может быть, или Сон - пока я еще не решил.

  - Север? - подумал Мизар, хотя это было совсем не то, что ему нужно, но в этот миг он вдруг ощутил страх. Страх, что он может потерять того единственного человека, который был ему близок и кто понимал его и знал о нем практически все.

  - Грейс, возьми меня с собой! - глаза Мизара сверкали в темноте как два турмалина, но Грейслейн покачал головой с легкой улыбкой.

  - Невозможно. У тебя свой путь, и он никак не связан со скитаниями по странам Севера. С твоим умом тебе удастся быстро подняться по карьерной лестнице. Возможно, ты сможешь занять один из высших постов в королевстве. Если поедешь со мной, это разрушит всю твою жизнь. Но прежде, чем я уеду, ты должен пообещать мне кое-что. Обещание на прощание не забываются. Ты помнишь, как мы с тобой договаривались?

   - Да, - Мизар неуверенно кивнул.

  - Я хочу, чтобы ты пообещал мне, что без крайней необходимости не станешь прибегать к своей силе. Не пытайся сделать больше, чем будет необходимо, даже для тебя есть предел, которого ты можешь достигнуть. Я видел тебя в тот день, ты едва держался на ногах. И наверняка это был не последний раз. Она помогает тебе двигаться вперед - это хорошо. Но она же может убить тебя, если будешь неосторожен. Эта сила дарована тебе свыше, пользуйся ей лишь для достижения самой высшей цели. И я обещаю, что буду стараться со своей стороны. Видишь, - Грейслейн повернулся к Мизару спиной, демонстрируя свои волосы, распущенные по плечам. Теперь они доходили до середины лопаток. - Я дал обет не стричь их, пока не достигну того, к чему стремлюсь. Прощай, - склонившись, Грейслейн запечатлел на лбу брата долгий поцелуй. - Тебя одного я с сожалением оставляю позади, - произнес он, поднявшись.

  - Грейс... - позвал Мизар. Но темная фигура уже распахнула окно, и исчезла, растворившись в тенях за ним.

   После того, как Грейслейн исчез, Мизар снова опустился на кровать, но не смог лечь. Поднявшись, он подошел к окну, и, распахнув его, взглянул на город. На этот погрязший в пороках город. Торквемада, столица Ксанады. Город, в котором он уже знал все. Он достиг уже многого и понимал, что скоро наступит предел того, что он сможет осуществить здесь. Ему необходимо больше. Грейслейн уже выбрал свой путь, пора и ему выбрать свой. И он никак не связан с Ксанадой, Мизар чувствовал это, чувствовал те невидимые ниточки, которые показывали ему путь. Эти ниточки тянулись к луне, а затем опускались за горизонт туда, где волны южного моря бились о стены крепости Ивары, туда, где синие плиты городских стен Виеры блестели на солнце. Но пока еще рано, Астал еще не был тем, куда он мог направиться. Пока еще рано, то что ему было нужно, исходило не из самого Астала, а от кого-то или чего-то в той стране. Это было странное чувство, связывающее его кровь демона. Это был отголосок той преданности, очищенной от ненависти к падшему первому королю Хаоса и первому королю тех земель Юга. Это было что-то, чего сам Мизар пока не понимал до конца, но что притягивало его неотвратимо.

  Подняв ладонь, через расставленные пальцы юноша посмотрел на луну, затем сжал ее свет, словно стремясь поймать его.

  - Я... я обязательно найду звезду, о которой ты говорила, мама. И этот свет укажет мне путь, изгнав из меня даже тьму Хаоса. Однажды...


Сирота с Севера - История Кальвина Рейвена (Легенда о Слепых Богах)

Аннотация:


А это история детства Кальвина Рейвена - одного из главных героев цикла "Легенда о Слепых Богах". О его встреве с Люсьеном Энн в Хаосе, о том, как его личность была полностью стерта и заменена новой, о простой жизни маленького оборванца, живущего на чердаке библиотеки в самой прекрасной столице юга - Виере. graph-definition>


   Часть 1


   - Тебя зовут Кальвин, верно?

   Мальчишка с каштановыми волосами, заплетенными в короткую косу, перевязанную красной ленточкой, поднял голову, оторвавшись от книги, которую читал. Подперев щеки руками, он лежал прямо на плитах пола в огромном зале. Это был холл Здания Собраний. Как и всегда в последние дни, он был пуст. И Кальвин оставался здесь на долгие часы, дожидаясь, пока не кончится собрание, важное совещание или ученый совет и мама не освободится.

   'Мама, ты сможешь почитать мне книгу?'

   'Прости, но прямо сейчас никак не могу', - она обняла его. Шелковые рукава ее расшитого птичками черно-красного платья коснулись и пощекотали его щеки. - 'Но вечером, обещаю'.

   'Мама, ты уже освободилась? Теперь ты почитаешь мне книжку?'

   'Ох, как раз сейчас мне нужно просмотреть эти отчеты, а еще взглянуть на ход эксперимента. Ты же понимаешь, он очень важен. Сок...'

   - ...

   И так раз за разом. В конце маленький Кальвин научился справляться с этой проблемой один. Он брал те немногие книги, которые смог найти в библиотеке и читал, улегшись на темных красновато-коричневых плитах пола. В этом огромном холле над его головой прожилки купола, перевившись между собой, свисали отдельными побегами почти до половины его высоты. За окнами красноватый свет неба немного изменился, что означало - уже полдень.

   Кальвину было десять лет, когда он прочел уже все имеющиеся у них дома книги, а потом принялся за главную библиотеку. Почему, ну почему книг так мало? Он никак не мог этого понять. Игры его совершенно не интересовали. Все, о чем он мечтал - прочесть и узнать как можно больше. Но основные знания в их стране не хранились в виде книг. А к тем хранилищам его не пускали, говоря, что он еще слишком мал. И вот сейчас он, хрупкий мальчонка, одетый в широкие штаны красного цвета и такую же свободную шелковую блузу, лежал на полу и читал. Он был занят этим с утра. В этот момент его окликнули.

   Кальвин поднял взгляд отстраненных темных глаз, обрамленных густыми ресницами. На золотистой коже лица они выделялись особенно ярко. Сделав так, он увидел перед собой человека. Это не был один из стражников или подчиненных мамы. На самом деле, Кальвин сомневался, что мужчина вообще был из этого города, Но, так как город в Хаосе был всего один, у мальчика появилось подозрение, что он пришел из далеких земель. Снова опустив взгляд в книгу, Кальвин быстро перелистал несколько страниц и нашел одно изображение. Эта картинка изображала сцену из одной истории о походе храброго героя, освободившего страну от чудовищ. И этот герой показался Кальвину чем-то похожим на человека перед ним.

   Мужчина присел на корточки. Кальвин нахмурился - тот беззастенчиво рассматривал Кальвина, улыбаясь. Да, именно такие глаза, глаза человека, скрывающего много тайн, были у гостя. Тот герой из истории знал много, но при этом не хотел делиться своими знаниями с другими, чтобы быть героем только самому. Хотя это и была история о герое, Кальвин считал его заносчивым и высокомерным человеком. Но на лице гостя блуждала добродушная улыбка, и вроде на первый взгляд он не выглядел, как кто-то подозрительный. Если бы не выражение его глаз. Человека можно было назвать молодым, должно быть, ему было столько же лет, как и его маме. И, наверно, он был даже красивым для мужчины. Тонкие черты лица, острый нос, оливковые глаза насыщенного, глубокого цвета. Такие глаза были совсем не похожи на его - темные. Но пока мужчина смотрел на него, ему показалось, что они несколько раз изменили свой цвет. Довольно короткие волосы слегка зачесаны за ушами. Их цвет - рыжевато-коричневый, немного неопределенный - Кальвин видел впервые. И одет он был как чужак. Красно-коричневая куртка - другого названия Кальвин не мог подобрать, и такого же цвета брюки, заправленные в невысокие, до колен сапожки. Под курткой виднелась зеленоватого цвета безрукавка, и шею охватывал такой же зеленый платок. А воротник был выполнен из... Что-то пушистое и темное, говорят, что в мире наверху это называется 'мех'. Значит, он был сделан из меха животных. Животных... Это было так завораживающе, что мальчик неосознанно протянул руку, чтобы погладить это мягкое чудо. Но так и не коснувшись, отдернул руку, так как понял, что ведет себя глупо. Закрыв книгу, он сел на колени.

   - Прошу прощения, но кто ты такой? Как попал сюда?

   - Тсс, тише, не думаю, что те, кто так охраняют тебя снаружи, те люди в масках, будут рады, увидев меня здесь. На самом деле, я пришел тайком.

   - Тайком? - от самого звучания этих слов веяло тайной и запретом, от которых сладко сжалось в груди - Кальвин быстро оглянулся к дверям.

   - Да, тайком, - кивнул мужчина, таинственно улыбнувшись. - И зови меня Лю.

   - Лю? Это имя странное, - протянул Кальвин. - И сам ты тоже странный. Если ты пришел к маме, почему не заявил об этом в официальном запросе?

   - Нет-нет, - Лю покачал головой и приложил палец к губам, - на самом деле я пришел к тебе.

   - Ко... мне? - все остатки напускного безразличия, которое Кальвин старательно сохранял, тотчас улетучились.

   Мужчина протянул ему руку.

   - Но я скажу тебе зачем, только если мы уйдем куда-нибудь, где сможем поговорить с глазу на глаз. Ты ведь понимаешь, что посторонним тайны выдавать нельзя.

   - Нет, - Кальвин отвернулся, прижав книгу к груди, - мне нельзя покидать этот холл. К тому же, выйти все равно не получится. Ты же видел моих охранников, они ни за что не выпустит меня из этого здания. А из него нет другого выхода.

   - Ну, ты мог бы показать мне какую-нибудь тайную комнату. Наверняка тут есть такая. Как насчет твоей спальни?

   - Моей спальни?

   Кальвин вспомнил, что действительно в доме собраний для него и мамы всегда были готовы комнаты, на всякий случай, хотя они жили совершенно в другом месте, у склона горы. А здание собраний располагалось в самом центре города.

   - Нно... - Кальвин все еще колебался. - Собрание скоро закончится. Если мама не найдет меня...

   - Ничего, мы все устроим очень быстро. Она не будет волноваться, Она даже не успеет потерять тебя. Поэтому нам нужно поторопиться. Я не расскажу тебе тот секрет, который хочу, пока мы находимся здесь. Тайны должны оставаться тайнами. Разве тебе не скучно вот так сидеть здесь одному с этими книгами?

   - Нет, - Кальвин покачал головой. - С ними никогда не бывает скучно.

   - А что это у тебя? - Лю взял книгу из рук мальчика и перелистал несколько ее страниц. - Это легенды, да? А что, если я скажу, что это все не вымысел? Что, если ты сможешь увидеть все это своими глазами?

   - Я? Увидеть?! - последний барьер осторожности был сломлен, Кальвин оказался целиком захвачен этим удивительным, интригующим человеком, обещавшим показать происходящее на страницах книги наяву. У него ни на миг не возникло сомнений, что этому человеку и такое под силу.

   Бросив заговорщический взгляд по сторонам, Кальвин прижал книгу к груди, протянув руку Лю:

   - Идем, сюда, сюда! Я проведу тебя туда, где нас никто не услышит.

   Лю позволил мальчику увлечь себя по бесчисленным спиральным лестницам. Наконец замок, спрятанный в потайной нише, открылся, и они оказались в комнате.

   - Это и есть твоя спальня? Довольно необычно, - заметил Лю.

   Мягко звякали колокольчики, подвешенные к потолку, тусклый свет неба за затемненными окнами. Все просто - лишь кровать, шкаф, стол, два стула и ее кресло у окна. На самом деле Кальвин не был здесь уже давно. Взгляд Лю упал на застекленную нишу. В ней, запечатанное службой охраны, было подвешено оружие, на тот случай, если произойдет покушение. Хотя Кальвина мало интересовали все эти игры. Простой белый цвет стен, много стекла и гладкой древесины. Воздух в комнате всегда был свежим, так как система вентиляции доносила его прямо с крыши здания собраний, расположенной намного выше.

   - Ну, здесь нас никто не услышит, - Кальвин плюхнулся в кресло и, обхватив колени, с интересом уставился на Лю, приготовившись слушать. Хотя ему исполнилось десять, он по-прежнему вел себя по-детски непосредственно и просто. Этому способствовало то, что большая часть его жизни прошла в окружении книг, он надолго оставался в одиночестве, не имея сверстников. Он вообще видел мало детей и потому вел себя так, как написано в книгах, так, как считал правильным. И даже встретив этого необычного человека, он считал его еще одним героем из книги, а не источником потенциальной опасности. Да и что может грозить ему в самом сердце дома собраний, в окружении бесчисленной охраны?

   Подойдя к окну, Лю сложил руки за спиной и обернулся к нему. Улыбка, словно приклеенная, не сходила с его губ.

   - Кальвин, что скажешь, если мы с тобой поиграем в одну игру?

   - Игру? - Кальвин был разочаровав. - Ты же хотел показать мне мир из книг.

   - Это часть игры, но это игра не для маленьких детей. Она только называется игрой. В ней главное правильно представить. Здесь нужно хорошее воображение. Ты должен поверить в то, что происходит. Что мой рассказ более реален, чем все вокруг. Сможешь? - Лю обвел рукой комнату.

   Кальвин неуверенно кивнул:

   - У меня хорошее воображение.

   - И еще, ты должен пообещать мне, что не испугаешься, что бы я не просил тебя сделать. Прежде всего нужно выполнять все требования игры. Ну, как тебе?

   - Я понял, постараюсь, - серьезно кивнул Кальвин. - Что я должен сделать?

   Повернувшись к нему, Лю некоторое время смотрел на Кальвина. Наконец, улыбка пропала с его губ. Подойдя к нему, мужчина положил ладонь на его лоб, отбросив с него прядь непокорных волос. Его ладонь была странно холодной, как будто в ней совсем не осталось крови.

   - Для начала, мы придумаем тебе другую фамилию.

   - Мою фамилию?

   - Да. И еще, если ты согласен, каждый раз просто загибай пальцы. Вот так, по одному на каждое утверждение, хорошо? Так ты будешь лучше запомнить свою новую роль. Когда мы закончим, ты станешь совсем другим, героем из этой книги, что скажешь?

   - Героем, это было бы здорово, но ведь это не правда. Все равно это только игра.

   - Все зависит от того, насколько ты поверишь в нее. Итак, если ты согласен, тогда вот тебе знак того, что ты стал участником игры, - с этими словами в волосы Кальвина был воткнут цветок. Это был небольшой колокольчик, нежного переливчатого цвета. Но даже от такого маленького цветка исходил тонкий и дурманящий аромат

   - А ты?

   - Что я?

   - Какая роль будет у тебя в игре? Нужно ведь играть вдвоем?

   - Нет, это игра для тебя, для тебя одного, Я сам придумал ее, специально для тебя, Кальвин Рейвен.

   - Рейвен? Что это?

   - Это твоя новая фамилия, - ладонь на лбу мальчика стала немного теплее. Кальвин неуверенно кивнул. 'Рейвен' - странно звучит, но ему нравилось. Его настоящая фамилия была совсем другой, но в этом городе редко использовались фамилиями. Интригующе. Он загнул мизинец на своей левой руке. Рейвен... ему начало казаться, что она знакома ему, словно он знал ее давно или..

   - Теперь твой ход, - вновь прозвучал голос Лю. - Тебя зовут Кальвин Рейвен, тебе десять лет, и ты родился на севере. Знаешь государство под названием 'Приора'? Ты родился в ней, помнишь?

   'Помню ли я?' - подумал Кальвин. Странно, но теперь, когда Лю сказал это, он очень четко представил себе, где бы ни находилась эта страна, что он вполне мог родиться там. Странно и волнующе звучало это название. Название страны, которую он никогда не видел, пришедшее из мира, где он бывал лишь на страницах книг. Безымянный палец был загнут, ладонь Лю на его лбу стала еще немного теплее. Но в комнате отчего-то похолодало.

   - Теперь третье, ты - сирота.

   - Сирота?

   - Да, - кивнул Лю. - Это значит, что у тебя нет родителей. Твоя мама умерла, когда тебе было два года. Ты почти не помнишь ее. Твое происхождение, твое положение, твой статус - ничего этого ты не помнишь.

   'Это странно, но если это просто игра, ничего страшного, что в ней у меня не будет мамы'.

   То ли от запаха цветка, то ли от успокаивающего размеренного голоса Лю глаза Кальвина начали чаще моргать.

   - Представил? Хорошо. Ты не знаешь никого, у тебя нет родственников, нет друзей, нет близкого человека. Ты - совершенно один в окружении множества людей... - голос Лю тек плавно, и Кальвин почувствовал, что его клонит в сон. Перед глазами все чаще мелькали те картины, о которых он слышал, он послушно загибал один палец за другим, а очертания комнаты вокруг начали таять. Книга выпала из его рук, а ладонь Лю стала такой же теплой, как и его кожа, и это было единственное тепло, которое он ощущал.

   В комнате стало страшно холодно, и в своей легкой одежде... Нет, на нем больше не было дорогих, красных шелков. Как и говорил Лю, он был одет в потрепанную одежду: короткие брюки, перетянутые веревками чуть ниже колен, красно-коричневая куртка и красный шарф, обмотанный вокруг шеи. Даже зимой на нем была только эта легкая одежда.

   - ... Где ты живешь - на огромном чердаке с полукруглым окном. Из него видна шумная улица с синими плитами мостовой и виноградными лозами, увивающими соседние дома. Там тепло? Да пожалуй, там тепло даже зимой. Тогда, это уже не Приора, верно? Давай перенесем тебя на Юг. Так лучше, да?

   Кальвин не отвечал на вопросы Лю, уже не в силах различить, реальность это или сказка, которую он рассказывал.

   - ...Ты живешь один, на огромном, пыльном чердаке, полном старых книг.

   - Да, - Кальвин и сам не осознал, как кивал. Его глаза были широко раскрыты, и с каждым словом Лю картина мира становилась все более ясной. Он уже мог ощутить запах пыли, о которой рассказывал Лю. А книги - они тут повсюду!

   - И еще...этот город называется Виера. Тебе нравится?

   - Да, мне нравится, - выдохнул Кальвин. Его ноги и руки уже почти закоченели, а ладонь Лю стала почти обжигающей. Что-то расплавленное стекало по его виску. Поднеся палец щеке, он понял, что это была обжигающая капля. Капля, обжигающая холодом. То, что осталось от цветка, впитывалось в его кожу. Кальвин попытался стряхнуть это, но у него ничего не вышло.

   - Лю?

   - Нет, это тоже часть игры, - успокоил его мужчина. - Просто забудь все, что было, забудь все, что видел, забудь, кем ты был, забудь и вспомни, кто ты сейчас - ты просто маленький оборванец...

   - Я?

   - Воришка, живущий на чердаке библиотеки в Виере, столице Астала. Но у тебя есть один маленький секрет. То, чего нет у других.

   - То, чего нет... - рука мальчика опустилась, когда расплавившийся цветок полностью впитался в кожу. Взгляд стал далеким и туманным, а голова мальчишка свесилась на грудь. Когда, наконец, все пальцы на обеих руках сжались в кулаки, Лю отнял ладонь. Он посмотрел на мальчика с извиняющейся и отчего-то грустной улыбкой.

   - Спи, - мягко произнес он. Подойдя к Кальвину, он поднял его на руки, голова мальчика свесилась ему на грудь. - Итак, теперь насчет твоего секрета, у тебя будет...


   Часть 2.


   - ЧТО ... а ..э? - Кальвин заморгал. Его взгляд сфокусировался на потолке. Высокий, с перекрещивающимися трапециевидными балками, сплошь покрытыми паутиной. Чихнув, мальчик потер нос и резко сел. Он откинул старый, заплатанный плащ, который служил ему одновременно и постелью, и одеялом, и поежился. Ну и холодина сегодня. Сладко потянувшись, он взъерошил свои непокорные волосы, заплетенные в короткую косу, доходившую до плеч.

   'Это был сон?' - подумал он. Ну и странный же он. Кальвин опустил взгляд на свою одежду. Во сне она была из красного шелка. Совсем не похоже на его заштопанный миллион раз костюм из темно-коричневого вельвета и серый плащ из драпа без капюшона. Взглянув на широкий полумесяц окна, занимающий всю западную стену, он снова потянулся. Нехотя поднявшись, он подошел к нему и взглянул сквозь запыленное стекло на просыпающийся город. Как обычно в это время, а было уже около девяти утра, жители этого южного города только-только вставали. Женщины развешивали белье для просушки, мужчины неторопливо, с ленцой, как и их животные, тащили на ближайший рынок грузы.

   Весна выдалась холодная в этом году, а жил он на чердаке уже третий год, С тех пор, как ему исполнилось семь. Хотя каждый день был похож на предыдущий. Почти все его время занимало чтение. Это было его излюбленным делом. Часами он мог перелистывать какой-нибудь старый, полуистлевший фолиант, упиваясь загадками этого мира. И как такие книги могли просто пылиться на чердаке? Как управляющий библиотекой допустил такое, ведь это настоящие сокровища. Правда у хозяина было одно оправдание - он всем заправлял в одиночку. Только иногда его ленивый помощник, иногда удосуживался протереть пыль на книжных полках. Но большую их часть сортировал и содержал в образцовом порядке старый мастер Нельф - так звали хозяина библиотеки. Хотя Кальвин никогда не показывался ему на глаза, он знал о жизни библиотеки даже лучше самого управляющего. Неудивительно, что у него не было времени, чтобы уследить за всеми этими тысячами книг. Хотя посетители приходили сюда довольно редко. В стране царил полный хаос. Бесконечные войны с Риокией...

   Отворив чердачное окно, Кальвин вспрыгнул на карниз и, ловко перебираясь с одного ската крыши на другой, в конце концов оказался на улице. По пути он сноровисто схватил булку с подноса проходящего мимо торговца и сунул ее в рот.

   Да, дела в стране шли неважно, даже вкус хлеба стал каким-то не таким, В него наверняка подмешивали низкосортную пшеницу или вовсе солому, Хотя жизнь в столице кипела во всю, но было видно, что это показная энергия. Богачи богатели, а бедняки только нищали. Но самого Кальвина это совершенно не волновало. Он никого не облагал податями, не работал и не давал работу другим - он просто брал ровно столько, сколько нужно было для того, чтобы вести простую, удобную жизнь на чердаке королевской библиотеки в столице Астала. Но сегодня он решил устроить себе небольшой праздник.

   Он как раз нашел одну старую книгу - энциклопедию - в самом дальнем углу чердака. Время от времени на чердаке все же появлялось пополнение, и Кальвин с благодарностью принимал подношения от старого Нельфа. Он и не догадывался, какой гость завелся у него наверху. Поэтому сегодня, удобно устроившись со свечой, он будет читать всю ночь. Однако прежде нужно найти подходящие свечи - длинные и толстые. Именно такие, какие нужно. А еще Кальвину захотелось рыбы. Да, жареной рыбы. И не простой речной, а именно морской, из той, какую ловят на побережье у Ивары. А значит, ему нужно добираться до самого нижнего рынка, что расположен у второго холма Виеры.

   Этот город расположен на семи холмах, и передвигаться по нему довольно тяжело. То все время в гору, то с горы. Но теплые камни мостовой приятно грели его босые ноги. Весело подпрыгивая и провожая сонным взглядом проходящих мимо торговцев и проезжающие экипажи, Кальвин продолжал свой путь к рынку.

   - С дороги. С дороги! - крик донесся сзади, и неспешно идущие горожане с быстротой, которой позавидовали бы и зайцы, отпрыгнули в стороны. На них мчалась карета с золоченым убранством. Улица была узкой, и чтобы такая карета могла проехать безопасно для людей, ей пришлось бы притормозить. Но видимо возница получил приказ гнать нещадно. Люди бросились врассыпную, но кого-то едва не сбило с ног. Таковы уж были порядки в этом городе. Ох уж эти государственные люди. Наверняка это какой-нибудь министр опаздывал во дворец на совещание. Каждый день они просиживал штаны в кабинетах и разъезжали на золоченых каретах, чтобы только послать новые силы к границе на передовую.

   'Бессмысленно', - думал Кальвин. А в это время библиотека разваливается кирпичик за кирпичиком, и зарастает пылью. Конечно, в военное время книги мало кому нужны. Ну и что же это был за король, раз вел такую политику? Конечно, что бы не происходило у власти, Кальвину было все равно. Он будет вести такую же жизнь, ничего не изменится и при другом короле. Бедные были всегда, да и богатые тоже, и каждый выживал как мог.

   Наконец Кальвин спрыгнул с вывески, за которую уцепился, когда карета почти снесла его. Но он прекрасно знал, что хлыст, которым его собрался огреть возница, придется чуть правее. И, угадав верно, сумел отскочить в противоположную сторону, оказавшись вне его досягаемости.

   - Хехе,- усмехнулся он, - чтобы у тебя колесо оторвалось, - пожелал он богатой колеснице. Ну конечно, это уже было решено. На следующем повороте, несомненно, так и будет, раз он подумал об этом. Вот будет потеха, как этот важный господин вываливается из своей покореженной кареты. И уж на совещание он наверняка опоздает.

   Через минуту Кальвин, посвистывая, прошел мимо перевернутого экипажа, поднявшего вокруг себя тучу пыли.

   - Так тебе и надо, - усмехнулся он, ловко подрезая кошелек какого-то охающего господина, который помогал выбраться из экипажа неудачливому министру, - это тебе за то, что чуть не сбил меня.

   Теперь можно было купить бумагу и карандаши, обед и ужин он и так себе добудет, решил Кальвин. Он весело побежал в сторону торговых рядов, где продали все для художников и писак.

   В происшествии с каретой Кальвин действовал инстинктивно. Иногда пользоваться этой способностью - предвидеть то, что произойдет через короткое время - было весьма удобно. Хотя чаще всего это было связано с несчастными событиями, потому-то он не любил обращаться к ней. Но иногда же и она могла принести пользу. Вот как сейчас.

   - А, малец, ты снова здесь. Опять стащил денежки у какого-то толстосума? - улыбчивая женщина с завязанной на манер всех горожанок белоснежной косынкой помахала ему из писчей лавки.

   - Ну что вы, госпожа Мидвин, это честно заработанные деньги, - важно кивнул Кальвин.

   - Да, как же, уж я тебя знаю. Ну, так тебе как обычно, да?

   - Ага, бумагу - десять листов и два карандаша, будьте добры, тетушка.

   - Какая я тебе тетушка, зови меня госпожа.

   - Да уж, вы-то гораздо больше походите под эту роль, чем все те расфуфыренные господа, что ездят по городу в каретах и давят народ.

   - Снова, да? Скоро будет совсем тяжело, - вздохнула женщина, отсчитывая положенную сумму из мешочка, который дал ей Кальвин. - Вот сдача, там еще осталось, ну и богатый же ты стал, может еще купишь что-нибудь?

   - Нет, пожалуй, я приберегу это на потом, вот и коплю деньги понемногу.

   - Да? И на что же ты копишь? - женщина с улыбкой протянула ему свернутые листы и карандаши

   - На поступление в школу, - гордо признался мальчик.

   - Школу? Ты-то? Хахаха!

   - А что такое? - смущенно заморгал Кальвин. - Я, что, не могу пойти в школу? Там я смогу узнать еще больше, и когда-нибудь стану академиком в Академии Наук.

   - Да, только академия уже который год стоит на замке и никому не нужны больше эти знания. А все наши профессоры подались в Риокию

   - Вот я и собираюсь возродить ее. Я стану ее главой! - важно заявил Кальвин.

   - Ну что ж... - голос госпожи Мидвин прервался от смеха, - удачи тебе.

   - И вам госпожа доброго дня, - с этими словами Кальвин припустил в сторону съестных рядов. Еще нужно выбрать рыбу и непременно хорошо прожаренную на палочках. Если не поторопиться, все разметут.

   На рынке он не задержался. Все уже отработано и знакомо за эти годы. Нет ничего проще, чем стащить у зазевавшегося мальчишки, разгоняющего жар на жаровне, уже готовую порцию рыбы за его спиной. А свечи он вообще подцепил на подоконнике какой-то лавки, даже внутрь заходить не пришлось. Хотя одна из них была уже немного оплавленная. Да и... честно говоря, в этот раз не обошлось без приключений. Видимо его вопрос 'сколько стоит шарф', показался торговцу подозрительным. А ведь он только спросил и все. В итоге ему пришлось спешно улепетывать, пока торговец не привел свои слова в действие и не спустил шкуру с 'мелкого оборванца'.

   Впрочем, Кальвин был доволен сегодняшним уловом. А рыбы еще на ужин останется. Так, он вернулся в библиотеку еще до обеда. Передвинув свою лежанку из плаща поближе к окну и устроившись с рыбиной на палочке в одной руке и раскрытой книгой в другой, Кальвин приготовился погрузиться в чтение.


   Часть 3


   Как долго он так читал, Кальвин не знал. Когда он увлекался, время переставало существовать. В какой-то момент до него донесся какой-то шорох. Что это? Неужели старик Нельф решил снова подкинуть ему новых книг? Не слишком ли часто? В последний раз чердак получал пополнение неделю назад. Нехотя собрав вещи, на цыпочках Кальвин шмыгнул в нишу, благо таких здесь было немало. Он притаился среди пыли и свисающей паутины. Отчаянно чесался нос и хотелось чихнуть.

   Крышка люка приподнялась, и... однако вместо ожидаемой седой шевелюры старика в ней показались два испуганных, огромных глаза. А когда голова приподнялась еще немного, Кальвин удивился еще больше. Девчонка? Она усиленно пыталась удержать тяжелую крышку над своей головой. Рыжая головка с двумя свисающими по бокам косами. Веснушчатое лицо, глуповатый вид. Приложив последнее усилие, девочка полностью распахнула крышку и вскарабкалась на чердак. Теперь Кальвин понял, что она была младше его самого, ей было лет шесть, не больше. Одета она была в зеленоватого цвета халатик, перепоясанный желтым полотняным поясом с кисточками на концах, и изящные зеленые сапожки.

   'Кто она такая?' - недоумевал Кальвин, злясь, что ему помещали читать. Оглядываясь по сторонам, девочка, казалось, что-то искала. Ее взгляд в восхищении блуждал по нагромождениям старых фолиантов. Она переходила из одного угла в другой, склоняясь над стопками и перебирая одну или две, а затем переходя к следующей. Это продолжалось довольно долгое время и в конце уже начало утомлять Кальвина. Если так продолжится, у него будет отнято драгоценное время, отведенное на чтение. Да и рыба уже совсем остыла. Тяжело вздохнув, он вышел из своей ниши.

   Увидев его, девочка испуганно вскрикнула, но быстро зажала рот руками, бросив взгляд на крышку люка. 'А, значит, тебе тоже нельзя находиться здесь', - про себя усмехнулся Кальвин. Но все же поспешно прикрыл люк. Их могли услышать.

   - Ну, и что ты здесь забыла?

   - Кто ты, вор? Я позову на помощь!

   -Дурочка, - Кальвин укоризненно покачал головой и показал ей энциклопедию. - Я ничего не ворую, я просто живу здесь и читаю книги, только и всего.

   - Так ты... ты тот призрак, который обитает тут?

   - Призрак? - обескуражено переспросил Кальвин. - Ну уж нет, - он потянулся и схватил девочку за руку. Она уже приготовилась закричать, но, видимо, вовремя сообразила, к чему это приведет, и передумала. - Видишь? Моя рука теплая, а разве у призраков могут быть теплые руки?

   Она помотала головой и отняла ладошку от губ.

   - Просто дедушка часто рассказывал мне, что на чердаке слышатся чьи-то шаги, и я подумала...

   - А?

   - Я подумала, что это может быть мама.

   - Твоя мама? Да кто ты такая?

   - Сначала скажи кто ты такой, я не называю свое имя каждому незнакомцу.

   - Ничего не поделаешь,- Кальвин пожал плечами. - Но ты ведь не выдашь меня страже? Обещай.

   - А ты не воришка? Вроде нет... - она прищурилась и важно кивнула. - Обещаю.

   - Тогда, я - Кальвин Рейвен. Я живу здесь уже три года и, наверное, это меня слышал старый Нельф. Подожди, - Кальвин припомнил, - ты сказала 'дедушка'? Так он твой...

   - Да, он мой дедушка. Мое имя - Велька Эльмио.

   - Раньше я тебя не видел. Здесь всегда был только старый Нельф и его ленивый помощник.

   - Теперь я тоже буду здесь жить. Моя мама... умерла в прошлом месяце, и родственников у меня больше нет. Вот дедушка и взял меня к себе. Я буду помогать ему ухаживать за библиотекой. В ней такой беспорядок.

   - А сюда ты зачем влезла? Неужели только из-за 'призрака'? Тебе наверняка нельзя появляться здесь, раз у тебя был заговорщический вид.

   - Да, дедушка сказал мне не лазить сюда. Но я хотела узнать, что тут такое. Тут столько красивых книг, как можно держать их в таком ужасном месте?

   - Неужели ты тоже так считаешь? - восхитился Кальвин.

   - Да, я скажу дедушке, и мы перенесем их вниз. Я обязательно найду для них место.

   - Ну уж нет! - Кальвин развел руки в стороны, загораживая ими книги. - Ни за что! Это мой дом, и я еще не все их прочел.

   - Я тоже люблю книги. А есть здесь что-нибудь интересное?

   - Да ты, наверное, только сказки и читаешь.

   - А вот у нет!- девочка обидевшись и уперла руки в бока. - Я читала и историю, и легенды, и даже... даже... - она пыталась припомнить, - роман!

   - Роман? Да разве маленькие девочки читают их?

   - Я не маленькая и все поняла. Там была красавица, которая любила розы. Ей каждый день приносил их один господин. А потом они обменялись розами и обещаниями.

   - Ну точно ребенок, - покачал головой Кальвин.

   Девочка насупилась:

   - Вот расскажу о тебе дедушке...

   - Тогда он узнает, что и ты тут была, - парировал он.

   - Хорошо, если ты так любишь книги, я оставлю их тебе.

   - Слушай, - внезапно Кальвину пришла в голову отличная идея, - а ты можешь...

   - Да?- девочка склонила голову на бок.

   - Можешь достать для меня несколько книг снизу? Ну, я имею в виду, из основной библиотеки?

   - Это просто, а что бы ты хотел?

   - Правда?! - радости мальчика не было предела. - Ну, тогда мне нужны книги про Север. Про страны севера. Я хочу узнать о них больше. Они странные и пугающие, но притягательные. А еще легенды о том, как появились наши страны.

   - Тогда и я тоже, - оживилась Велька. - Давай я буду приносить тебе книги, а читать мы их будем вместе.

   - А старик Нельф не заметит?

   -Нет, дедушке я скажу, что пошла прибираться на втором этаже, в дальней секции, где книги по искусству, а сама буду залезать к тебе.

   - Хорошая идея, - одобрил Кальвин. - И еще, если уж ты так добра, - Кальвин отвесил глубокий поклон, от чего девочка снова смешно прижала ладони к щекам, - тогда захвати немного еды.

   - Ой, хорошо, а что ты любишь?..


   Часть 4


   Так и началась их дружба. Так проходили день за днем. Закончилась весна, прошло лето и пошли первые осенние дожди. Это был один именно такой дождливый день, один из шести таких же до того, когда не переставая лил холодный дождь - первый предвестник зимы. Зимы в Астале всегда были промозглыми и сырыми, так что от постоянных дождей крыша чердака начала протекать, и Кальвин поспешил убрать оттуда книги.

   Странно, думал он, Велька не появлялась уже два дня, и еды почти не осталось. Неужели придется тащиться на рынок в такую погоду? Вряд ли там будет много торговцев. Совсем неохота. Но есть-то хотелось, и вечно валяться на чердаке уже было неохота. К тому же, стало сыро и неуютно. Он уже почти решил совершить короткую вылазку, как крышка люка приподнялась.

   - Ну, наконец-то! - обрадовался мальчик. Но, увидев выражение лица Вельки, тотчас же стал серьезным.

   - Что случилось?

   - Дедушка... дедушка... - в ее глазах стояли слезы, - он сильно простудился.

   - Так вот почему тебя так долго не было.

   - Да, я сама управлялась с библиотекой. Но... Кальвин, - она умоляюще сложила руки, - дедушка может умереть!

   - Ну, должно же быть какое-то лекарство.

   - Они не помогают. Доктор сказал, что нужно магически усиленное лекарство, но у нас нет таких денег!

   - Разве твоему дедушке не платят хорошее жалование? Он ведь начальник королевской библиотеки.

   - Дедушке... - Велька потупила глаза, - нам не платили уже больше полугода. Король говорит, что денег на содержание библиотеки больше нет, Кальвин, что мне делать? Если мы что-нибудь не придумаем, дедушка может... - Велька, всхлипывая, уткнулась ему в грудь.

   - Ну что ты... не раскисай. Хорошо, я что-нибудь придумаю. Ты иди вниз, а я достану лекарства.

   - Правда? - она в неверии уставилась на мальчика.

   - Ага, сейчас отправлюсь на рынок и стащу что-нибудь подходящее в медицинской лавке.

   - Нно...

   - Ничего, украсть ради жизни другого человека - это не воровство, А теперь, если ты все поняла, иди к старику Нельфу и приходи через полчаса. Я вернусь быстро.

   - Хорошо, - она неуверенно кивнула и, подбежав к люку, исчезла в нем.

   Поспешно накинув на себя плащ, Кальвин поморщился при мысли о том, чтобы окунутся под проливной дождь, но все же открыл чердачное окно.

   К несчастью, во всех лавках, которые он знал, не оказалось того, что ему было нужно. 'Странно', - думал он. Ведь в прошлый раз, когда он искал что-то вроде этого, все полки были заставлены лекарствами и снадобьями. Что же произошло? Пока он бегал от лавки в лавке, уже насквозь промокший, он понял, что в городе творится что-то странное.

   Вечерело, а в такую погоду на улицах не должно было быть ни души. Однако пару раз ему навстречу попались группы людей. Они шли нестройно, кто-то опирался на плечи товарищей. Мужчины. И все они были солдатами. Среди них встречалось много раненных. А вот это даже пугающе. Неужели в армии нет своих лекарей-магов? Хотя обычно магия редко применялась для лечения, лишь как вспомогательное средство. Но даже такие тяжелые раны можно было как-то облегчить. Вместо этого отряды прибывали в Виеру, и с каждой минутой Кальвину казалось все больше, что война закончилась, и войска возвращались в столицу. Но вскоре он понял - на лицах солдат не было радости, но и поражение никак не вызвало бы такую отстраненность. Это была покорность судьбе. Они понимали, что, несмотря на их ранения, их возвратят на фронт при первой же возможности. Что за нелепое командование могло так обращаться со своими людьми? Хотя сама война с Риокией, которая длилась уже не первый год, стала явлением почти привычным. Ни одна из сторон не имела перевеса. Кальвин даже не знал, по какому поводу она началась, как и большинство жителей Астала. Наверное, такие тонкости были известны тем важным господам в золоченых каретах, которые едва не сбивали людей на улицах.

   Что же делать? Время стремительно уходило, и скоро Велька наверняка ударится в панику. Нужно достать лекарство, причем именно магически усиленное, в самое ближайшее время. Но где? И тут Кальвин вспомнил про одно место, где его можно было найти. Да, там оно наверняка должно остаться. Даже если это здание было закрыто и официально не действовало, его хранилища были полны самых разных сокровищ. Недаром оно называлось Академией Наук. С этой мыслью, не теряя ни минуты, мальчик развернулся и бросился в совершенно противоположную сторону.

   Но вот что странно - чем ближе он подбирался к Академии, тем больше групп раненых встречал. В конце они уже превратились в нескончаемую, неровно текущую реку. Что такое? Выглянув из-за угла, Кальвин зажмурился от яркого света магических светильников, горевших по периметру двора перед зданием. К тому же, сам двор был наводнен людьми, которые втекали и вытекали из дверей. Эти двери, еще недавно наглухо закрытые, теперь были широко распахнуты. 'Вот проклятье', - подумал Кальвин, - 'и надо же было им устроить госпиталь именно здесь. Но я так просто не сдамся. Ради этой плаксивой девочки я обязательно достану это лекарство. Если здесь там много раненых, тем более они должны быть здесь. И пропажу одного в такой суматохе никто и не заметит. Главное - пробраться внутрь'.

   Нечего было и думать, чтобы пройти через парадные ворота. Но всегда есть крыши и чердаки, гостеприимно распахнутые для такого, как он. Так Кальвин и поступил. Хотя от дождя водосточные трубы стали скользкими, для него это не было препятствием, хотя и заняло несколько больше времени. Уже через пару минут он оказался на крыше, а там, найдя неплотно прикрытое чердачное окно, очутился на чердаке.

   Ориентироваться в таком огромном здании было непросто. К тому же, мешали мельтешащие вокруг солдаты. Но, некоторое время понаблюдав за людьми, он понял, куда ему примерно двигаться - в Хранилище Академии. И некоторое время спустя Кальвин нашел нужную ему комнату, откуда время от времени выходили санитары, неся в руках подносы с лекарствами и бинтами. Когда один из солдат как раз выходил, Кальвин незаметно проскользнул в комнату мимо него. Оставшись один - благо на столике остался зажженный кем-то магический светильник - он начал осматривать полки в поисках того, что ему было нужно. Это занятие так увлекло мальчика, что он не сразу заметил, как дверь приоткрылась, и в комнату вошел человек.

   - Что ты здесь делаешь?

   От этого строгого, холодного голоса Кальвин подпрыгнул и развернулся, уставившись на вошедшего. А банка, которую мальчик держал в руке, упала и разбилась. Мягко светящаяся изумрудного цвета жидкость растеклась по полу.

   Человек был довольно молод, должно быть, ему было около двадцати пяти. Короткие русые волосы аккуратно подстрижены на армейский манер, жесткие черты строгого лица, высокий лоб, стройная фигура. Он напомнил Кальвину приготовившегося к прыжку волка или лису - очень опасное сочетание. Готовый к немедленному действию. На нем был обыкновенный военный мундир, только зеленого цвета. Звание Кальвин определить не смог. Первой и естественной его реакцией было броситься мимо военного и сбежать. Но в это время мальчик вспомнил, зачем пришел сюда. Поэтому он быстро стрельнул глазами по сторонам. В это время человек медленно закрыл за собой дверь.

   - Ты не солдат, значит, вор. Отвратительно, - произнес военный, и его рука потянулась за спину, доставая оружие. Это был арбалет. Но никогда раньше Кальвин не видел такого - необычной, вытянутой формы и весьма угрожающий на вид. Судя по тому, как мужчина держал оружие, носил он его не просто для красоты. И этот арбалет теперь был наставлен на Кальвина.

   - То лекарство, что ты разбил, стоит дорого, оно могло помочь одному солдату. А ты так просто разбил его. По законам военного времени это приравнивается к предательству страны и карается смертью на месте.

   - Что-что? - не сразу понял Кальвин, но арбалет был взведен, и палец человека лег на спусковой крючок.

   'Сейчас я умру?' - пришла мысль. - 'Вот так глупо, потому, что меня обвинили в предательстве? Да я ни в какую политику никогда не вмешивался. Мне вообще все равно, кто с кем воюет!' - хотелось крикнуть ему. Но потом... 'Хочешь меня убить?' - внезапно он успокоился. Что ж, как не хочется, но придется снова прибегнуть к Предвидению.

   Сосредоточившись, мальчик призвал на помощь свою тайную силу, и она подсказала ему хитрость, которую задумал солдат. 'Целится в мою грудь, а на самом деле решил подкосить ноги. Не выйдет!' Кальвин знал, что над ним висит кусок веревки, которую использовали, вероятно, чтобы сушить на ней ингредиенты. Достаточно прочный на вид, чтобы выдержать его вес. В тот момент, когда прозвучало отчетливое 'бенг', и арбалетный болт был выпущен, он ударил точно в то место, где секунду назад стояли ноги Кальвина. Сам он уже раскачивался на веревке. Заметив удивление в глазах солдата, Кальвин, не дожидаясь второго выстрела, спрыгнул и, вырвав болт из пола, метнул его обратно как кинжал - хотя он не вложил в бросок усилия, но солдат этого не знал, и, конечно, уклонился. Этого Кальвин и ждал, метнувшись к дверям.

   К его разочарованию, хотя мужчина больше не мог воспользоваться своим оружием, он, похоже, знал приемы боя без него. А потому в последний миг лишь Предвидение спасло Кальвина от атаки сбоку. Словно шлагбаум, рука человека встала на его пути. С Предвидением все, что ему было нужно - лишь обогнуть ее на десять сантиметров дальше, что он и сделал. Теперь нога солдата поставила подножку - просто остановиться чуть раньше и перекатиться. Однако все оказалось не так просто. Каким-то образом военный понял, что Кальвин каким-то образом видит все, что он задумал. Хотя наверняка не догадывался об истинной причине. Его следующая атака пришла одновременно с двух сторон, и здесь Кальвин запутался. Следом рука военного схватила мальчика за рукав и одновременно отбросила его на стену. Он скривился от боли, пронзившей плечо. Кальвин мог лишь надеяться, что оно не было вывихнуто. Он с трудом поднялся. 'Что он за человек? Разгадал мою задумку так легко', - разумеется, Калвьин понимал, что в физическом плане ему не выстоять против взрослого тренированного мужчины.

   В это время человек снова заговорил, выпрямившись.

   - Ты хорошо двигаешься, - заметил он, глядя на Кальвина своими строгими серыми глазами. Когда он смотрел, мальчику казалось, что в них стынет расплавленный металл. 'Опасный человек', - думал Кальвин, тяжело дыша. Он уже дважды избегал выстрелов, распластавшись по стенке. Но понимал, что третьего раза ему уже не избежать. Как оказалось, у солдата было больше двух выстрелов в рукаве. Медленно человек в зеленом мундире поднял оружие, прицеливаясь. Кальвин зажмурился, отвернувшись. 'Шутите? Хочешь выстрелить в меня в упор?' - в панике подумал он. Однако выстрела так и не последовало. 'Что такое?' - он рискнул приоткрыть один глаз.

   - А ты смелый к тому же, и сумел избежать моей прямой атаки. Никто не способен на такое. Ты не просто уклонился, а в точности отступил в другую сторону, как будто знал, куда ударит болт. Кто же ты такой? - задумчиво произнес человек.

   - Какая тебе разница? - огрызнулся Кальвин .- Если задумал убить меня, я так просто не сдамся, ведь мне еще нужно найти и отнести лекарство дедушке.

   - Дедушке? Лекарства? - озадаченно переспросил мужчина, опуская арбалет. - Так ты не просто воришка. В это трудно поверить. Но почему именно сюда? Любой в здравом уме пошел бы в медицинскую лавку.

   - Там их нет.

   - Да?

   - Там нет того, что нужно ее дедушке. У него сильный жар и кашель. Если я не принесу их как можно скорее, магически усиленные лекарства, он может умереть. Велька никогда не простит мне такого! - закричал Кальвин.

   - О, так вот, что ты искал. Даже не для своего родственника, а для другого. Ты вовсе не выглядишь таким благодарным. Но... хочу разочаровать тебя - того, что ты ищешь, здесь нет. Ты же видел, сколько раненых в главном зале. У нас и для них не хватает лекарств.

   - Вы шутите? Если не в Академии Наук, то где еще мне достать это лекарство?! Я не вернусь назад с пустыми руками! - Кальвин упрямо выпрямился.

   - Даже так? - некоторое время солдат задумчиво рассматривал его. От этого пристального изучающего взгляда Кальвину стало не по себе. И чего он уставился? Но в конце мужчина кивнул.

   - Ты мне нравишься.

   - Ха? - пораженно воскликнул мальчишка.

   - Мне нравится твоя реакция, и ты не запаниковал, даже когда я целился в тебя. К тому же, у тебя нет родителей.

   - С чего вы взяли?

   - Это видно по твоим глазам. Ты сирота, верно? И простой бродяжка, который почему-то забоится о чьем-то дедушке.

   - Этот так странно?

   - Это необычно в наше время. Даже богатые сейчас не спешат раскошеливаться на медицину и размещение раненых в своих особняках. Госпитали переполнены. Потому нам пришлось даже занять это пустующее здание

   - И что с того? - хмуро переспросил Кальвин.

   - К тому же, сегодня мне поступил приказ... - мужчина извлек из-за пазухи какую-то бумагу. - Похоже, скоро мне придется командовать отрядом детей и вести их на передовую. Это ужасно.

   - Сочувствую вам и вашим детям.

   - А что скажешь, если я возьму тебя в свой отряд?

   - Чччто...?! - такой заявление выбило Кальвина из колеи, он даже не знал, как реагировать и потому попросту рассмеялся. - Ахахха! Вот так шутка, смешно! Неужели вы серьезно думаете, что кто-то согласится идти на войну добровольно? Ну уж нет, - вытерев выступившие на глазах слезы, Кальвин с ухмылкой взглянул на серьезное лицо человека: - Ни за что на свете я не соглашусь на такое проигрышное дело. Потерять свою жизнь так просто? Пусть лучше я буду бродяжкой, как вы называете меня, зато смогу каждый день читать книги и есть, путь и не как король, но столько, сколько захочу.

   - Воруя у торговцев? И как долго это будет продолжаться? Когда-нибудь тебя поймают. В то время, как люди гибнут в стране, ты будешь попросту воровать и жить как ни в чем не бывало?

   - Именно так, какие-то проблемы? - Кальвин развел руками. - Какое мне дело до дурацких войн, которые ведут короли Риокии и Астала? Они бесконечны и бессмысленны, Все равно никто не выиграет и никто не проиграет, но гибнут люди и страна беднеет.

   - Такие рассуждения от тебя - это необычно.

   - Вы что думаете, что я совсем неуч? Считаете, раз я бродяжка, так ничего не знаю? Я прочел в книгах столько, сколько вам и не снилось, и знаю обо всем, что происходит в стране, и... - Кальвин замолчал, отведя взгляд, - хотя мне это не нравится, но я не собираюсь ничего менять.

   - Скоро лавки закроются, в стране начинается нехватка продовольствия.

   - Как-нибудь выживу, - буркнул Кальвин, скрестив руки на груди.

   - Похоже, так тебя не пронять. Тогда может мне просто сдать тебя страже?

   - ЧТО? Вы не сделаете этого. Я же сказал, мне нужно отнести лекарство дедушке Вельки...

   - Мне все равно.

   - Вам все равно? Вы же военный!

   - Тебе же все равно, что станет с людьми этой страны. Почему мне должно быть дело до какого-то старика?

   - Какого-то старика... - слова этого человека поразили Кальвина до глубины души, в нем проснулась злость. - Да вы хоть знаете, кто он такой? Это хранитель королевской библиотеки, старик Нельф! Если он умрет, кто будет заботиться обо всех этих книгах? Его внучке едва исполнилось шесть! Тогда библиотеку просто закроют или разворуют!

   - А... так все же тебе есть до чего-то дело, а я уж думал, что тебя не интересует ничего. Значит, вот где ты обосновался. Старый мастер Нельф Эльмио, хорошо, тогда это меняет дело, - задумчиво проговорил мужчина.

   - Неужели вы дадите мне лекарство?!

   - Да, пожалуй, я смогу найти для тебя кое-что, из моих личных запасов. Но прежде ты должен будешь кое-что сделать.

   - И вы не собираетесь больше приглашать меня в этот ваш отряд?

   - Нет, не буду. Зачем приглашать того, кто заведомо не думает о стране и готов сбежать при первой возможности. К тому же, Отряд Лилии - не то место, где держат таких, как ты.

   - Отряд Лилии? Что это за отряд такой?

   - Туда собирают детей, отцы и матери которых обвиняются в государственной измене. Родителей не казнят и не отправляют в тюрьму. Их дети искупают грехи вместо них. Они служат в этом отряде то число лет, которое им назначено. Этих детей посылают даже на передовую. Действительно, какое наказание может быть более жестоким для родителей?

   - Что за чушь! Как может быть это наказанием? - фыркнул Кальвин. Но, встретившись взглядом с глазами капитана, мальчик понял, что тот не шутит.

   - И вы хотели отправить меня служить в такое место? Фуф, ну раз я могу отказаться, вы ведь не станете меня арестовывать? И что я должен сделать, чтобы вы дали мне это лекарство? Да поскорее, я не могу ждать больше часа, Велька будет волноваться.

   - Это не займет много времени. К тому же, недалеко отсюда. Всего лишь нужно сбегать в квартал знати.

   - Квартал знати? Что вам то там понадобилось?

   - Сейчас у меня заняты все люди, а ты, похоже, прыткий малый. Все, что от тебя требуется - как можно скорее донести в указанный дом один ответ.

   - Ответ?

   - ...Господин старший лейтенант...

   Кальвин пригнулся, спрятавшись за дверь, когда в комнату неожиданно вошел еще один солдат с папкой в руке. Он доложил:

   - Все готово, я составил ответ, - с этими словами он передал папку тому, кого назвал старшим лейтенантом, и, отдав честь, удалился.

   - Проклятье, и почему я должен подделывать реальные данные о количестве смертей? - бегло просмотрев содержимое отчета, солдат с силой захлопнул ее. - Только потому, что так нужно хранителю королевских секретов? Умалчивать сведения для короля? К чему это приведет? - пробормотал себе под нос лейтенант. И, повернувшись к Кальвину, сказал: - Видишь, чем мне приходится заниматься.

   - Да, нелегко вам, - закинув руки за голову, мальчик одним глазом следил за мужчиной.

   - Ну, так возьмешься за это дело? Обещаю, к твоему возвращению, я подготовлю лекарство.

   - Да? А не обманете?

   - Я лейтенант королевских войск, Рэй Нордис, это имя тебе что-нибудь говорит? - холодно отозвался мужчина, словно сомнение Кальвина обидело его.

   - Ничего, - ухмыльнулся Кальвин. - Ну я так и быть сделаю вам одолжение. И... куда именно в квартале этих богатых бездельников я должен отнести эту папку?

   - В дом семьи Кларио.


   Часть 5

   - ...Кларио, Кларио... - бегущий по улицам, поливаемым дождем, Кальвин пытался вспомнить указания лейтенанта Нордиса. Квартал знати, но самая его окраина. Эта семья не любит шум и живет несколько обособленно. Хотя, похоже, они вообще не местные и недавно прибыли в Астал. Что необычно, при этом ее глава всего в возрасте шестнадцати лет сумел занять пост Хранителя Королевских секретов. И, похоже, он имел довольно сильное влияние - тот, к кому шел на поклон даже такой человек, как лейтенант Нордис. Какие-то поддельные сведения о потерях... Дело было нечисто, и Калвьину хотелось можно скорее с этим разделаться и вернуться в библиотеку. Черт, да где же этот особняк?!

   Пряча папку под плащом, Кальвин оглядывался, медленно вспоминая указания. Здесь у памятника повернуть налево, а у фонтана два раза направо. Ему нужна следующая улица. Босые ноги шлепали по скользким камням мостовой и... нет, это не может быть он. Раскрыв рот, мальчик остановился перед высоченными воротами, украшенными двумя головами дракона. В колеблющемся свете, смешанном со струями дождя, они казались живыми. А за воротами высилось нечто, не менее странное - здание с изогнутой крышей. Таких домов точно не увидишь в Виере.

   Так, и как же прикажете взбираться на эту стену? Похоже, стучать просто бесполезно. Вряд ли кто откроет эту дверь в такое время. И как лейтенант думал, он сможет пробраться внутрь? Вот ведь! Сунув папку в зубы, Кальвин оглядел препятствие в виде высоченной стены и нехотя поднял ногу, поставив ее на первый выступ. Придется перелезать, ничего не поделаешь.

   Но когда он уже находился на середине стены, сквозь дождь раздался голос.

   - Преступник, остановись! Еще шаг вверх - и твоя голова слетит с плеч! - от этого голоса, который, похоже, принадлежал девчонке, Кальвин, как был, так и свалился со стены. Он с трудом поднялся, потирая мягкое место. Папка шлепнулась в лужу. Вспомнив, что произошло, мальчик поднял голову, да так и разинул рот. Там, на самом верху стены, у караульной башенки, стоял темный силуэт. Все, что можно было рассмотреть - это глухой капюшон плаща и сапожки с загнутыми вверх носками. Из-под капюшона свешивались две свитые спиралями длинные пряди солнечных волос. Даже в темноте капли дождя, скатываясь, окутывали их мягким блеском. Может, показалось? Не могла это быть девчонка. К тому же, что делать какой-то девчонке в такую погоду на вершине ворот перед домом Хранителя королевских секретов.? Но пока он остановился на том, что это все же был не парень.

   - Преступник? - убедившись, что противник всего один, Кальвин усмехнулся. - Тогда кто такая ты?

   - ...Похоже, ты мелкий воришка, - был вынесен вердикт.

   - Вор? - Кальвин был озадачен таким обидным заявлением.

   - Конечно, кто, кроме воров да разбойников, полезут через стену в такую погоду?

   - Тогда тоже могу сказать и про тебя, - ухмыльнулся Кальвин. - Да ты верно знаешь, что этот особняк принадлежит весьма зажиточному человеку. Небось хотела поживиться их богатствами?

   - Неверно, - голос девочки - теперь Кальвин убедился в том, что его противник был того же возраста, что и он - был ровен и холоден. Странно слышать такой голос от его ровесницы.

   - Тогда кто же ты еще?

   - Я страж на этих воротах. И охраняю этот дом от таких преступников как ты, - палец девочки был выпростан из-под плаща и точно указал на Кальвина, чтобы не осталось сомнений, кого она имела в виду.

   - Страж? Ты-то? - Кальвин зажал рот ладонью, рассмеявшись.

   - Ты не веришь? - судя по ее тону, девочка пришла в ярость. - Мой брат дал мне это задание - охранять стены. В городе появилось много раненых, но среди них наверняка и хватает и сброда, вроде тебя, которые захотят проникнуть под покровом дождливой ночи в наш дом.

   'Брат?' - подумал Кальвин. - 'А она, похоже, верит в то, что говорит. Хотя кто ее разберет? Может и правда. Проверим', - решил Кальвин

   - Тогда, если твой брат дал тебе это задание, это должен быть сам глава семьи Кларио. Ты наверняка должна знать его имя. Если назовешь правильно, я, пожалуй, подумаю, поверить ли тебе, - Кальвин помахал уже порядочно промокшей папкой.

   - Имя моего брата знают все жители этого города и даже в стране. Но если ты, жалкий преступник, забыл, я могу напомнить - тот, кто хранит все самые страшные тайны королевского двора, тот, кто стоит на страже самого короля - мой брат, герцог Лантис Кларио! - выкрикнула девочка с такой гордостью, точно она говорила о самом Боге.

   - Да, - кисло пробормотал Кальвин. Похоже, она знала довольно много. - Тогда кто ты такая?

   - Та, кто преподаст тебе урок, Гвен Кларио, - мрачно пообещала девочка. Рука ее скользнула за спину. Кальвин не знал, что уж она там собиралась достать, но решил, что дело того не стоит, чтобы еще сражаться с этой безумной.

   - Стой, стой, погоди-ка, если это правда, тогда все в порядке. Ведь мне незачем сражаться с тобой. Я пришел по поручению одного человека, его зовут Нордис, лейтенант Нордис, ты наверняка знаешь его. Он просил передать эту папку твоему брату.

   - От лейтенанта Нордиса?

   - Ха, - Кальвину не послышалось, в голосе девочки звучало настоящее восхищение.

   - Что ж, если так, тогда, - рука опустилась и... в следующий миг девочка легко спрыгнула со стены. Подойдя к Кальвину и откинув капюшон, она протянула ладонь. - Дай папку мне, и я передам ее брату.

   В невольном восхищении мальчик смерил расстояние, которое она так легко преодолела. Стена была не низкая. А затем перевел взгляд на обладательницу светлых волос. Два магических огонька по обеим сторонам ворот позволяли отлично рассмотреть ее. Даже он мог понять, что девчонка была красивой. Золотые локоны немного развились от дождя и свисали до самой талии. Светлая кожа, округлое лицо, мягкие губы, впрочем, строго поджатые. Характер у нее был еще тот. И глаза - огромные, не по-детски серьезные. Да ей от силы десять, как и ему. Но вот держалась она так, будто выполняла не меньше, чем миссию по спасению мира. Стражник значит? Ну уж нет, выполнять приказы этой девчонки, да еще когда с тобой так обращаются... Как бы Кальвин не торопился, уступать он не намерен.

   Мальчик неторопливо спрятал папку за спину:

   - Нет, мне сказано передать ее лично главе дома, - он отвернулся от девочки.

   - А, ясно, значит, ты из таких... - грустно произнесла та. Раздался резкий свист, и Кальвин сглотнул. Скосив взгляд, он увидел, как что-то яркое было приставлено к его шее, и это что-то было невероятно острым. Одно неверное движение и его горло окажется перерезанным. - Кажется, преступник пытается спорить, - невозмутимо произнесла она. - Дай мне папку, и я отнесу ее брату.

   - Ну уж нет, - упрямо повторил Кальвин. Он резко вскинул руку, отбивая что-то несущееся в его сторону. Но с другой стороны к нему летело что-то еще. Ах черт! Мальчик смог лишь загордиться папкой, которой и так уже порядочно досталось. - Что-что?! - Кальвин заморгал, папка тут же была рассечена точно на две половины. - Ну вот, похоже, задание я провалил, - с тоской произнес он.

   - А потому, - девочка удовлетворенно и мстительно взглянула на него, - мне придется наказать тебя, а потом, если выживешь, отведу к брату. Но лучше тебе погибнуть здесь, - предупредила Гвен. Ее ведь так звали? Вот ведь, ну и не таких видели - ничего не осталось, кроме как обратиться к Предвидению. Оно немного помогло, когда он встретился с тем лейтенантом.

   Мальчик уклонился от ее первого выпада, и от второго тоже. Каждый раз она наступала на него, а он делал точно противоположное движение, подсказанное ему Предвидением. Кальвина даже начала забавлять такая игра, и это приводило девочку в еще большую ярость. Ее скорость все увеличивалась, но когда она поняла, что это бесполезно, то замерла. Тяжело дыша, они смотрели друг на друга. Оба ярких расписанных веера в ее руках направлены на него. Это и было оружие, которое она использовала наравне с ногами. 'Что еще она задумала?' - подумал он.

   В этот миг Гвен произнесла какую-то фразу, которую он не расслышал, и в следующий миг с края ее веера сорвался огненный шар, по пути рассыпавшийся на искры. Что это? Магия?! Она умела пользоваться магией в таком возрасте?!! - но удивление длилось ровно миг. Все, что Кальвин успел - просто броситься в сторону и откатиться как можно дальше. Хотя часть искорок все же вонзилась в его ногу. Он поморщился, ощутив ожог. Оглянувшись, он заметил, как сноп огня, упав на землю, мгновенно потух. Усмехнувшись, он поднялся:

   - Не знал, что ты умеешь пользоваться магией.

   - Какая бы я была сестра моего брата, если бы не умела таких простых вещей, - фыркнула девочка.

   - Но тебе это не помогло, дурочка! Кто использует огонь во время дождя?

   - Сам дурак, - вынесла вердикт Гвен, и в то же время что-то вроде молота, состоявшего из воды, ударило его в грудь, отбрасывая на стену. Она снова прочитала заклинание, на сей раз из дождя. Но когда она успела? Кальвин точно не слышал, чтобы она что- то произносила. Моргая, Кальвин попытался подняться, промокший еще больше, к тому же изрядно помятый.

   - Как тебе это удалось? - спросил он.

   Девочка развела в стороны свои веера, а затем приняла эффектную позу.

   - Это гармонизаторы заклинаний. С ними я могу использовать два заклинания одновременно, - гордо пронесла она.

   - Да уж, ты серьезный противник, - признался Кальвин. - Я запомню тебя.

   - Я тоже, - пообещала ему девочка.

   - Что ж, все это становится слишком сложным, у меня нет времени возиться с тобой, - пробормотал он и, бросив последний взгляд на валявшуюся в луже папку, пожав плечами, направился в обратный путь, шлепая босыми ногами по лужам.

   - Сбегаешь с поля боя, преступник? - донеслось ему след.

   - У меня еще есть дела поважнее, чем сражаться с какой-то безумной девчонкой. А с папкой - это не моя вина, ты ее разрезала, тебе и передавать, - про себя Кальвин хихикнул.

   - Ттты... ты просто жалкий преступник!

   - Ага, увидимся, - Кальвин махнул на прощание рукой. Хотя, думал он, это была довольно жалкая битва. Девчонка в десять лет знала и использовала магию, пусть и глупо, но она это умела. А он... все, что у него было - только Предвидение, которое в этот раз не помогло ему. Черт, эта девчонка отчего-то выводила его из себя. Да что она о себе возомнила? Ежась от сырости, Кальвин бежал обратно в Академию Наук.


   Часть 6


   Как оказалось, лейтенант ждал его на пороге Академии. Неужели он стоял там все это время?

   - Ты задержался, - он оглядел Кальвина с ног до головы, и что-то изменилось в его взгляде. - Какие-то проблемы?

   - Никаких проблем, - бодро ответил Кальвин, хотя такой уверенности на самом деле не ощущал. - Я выполнил задание. Теперь ваша очередь, - Кальвин протянул руку.

   - Да, вот, как я и обещал, - лейтенант вынул из кармана небольшую прозрачную баночку с серебристо поблескивающей внутри нее жидкостью. - Дашь ее мастеру Нельфу.

   - Конечно! - Кальвин поспешно схватил пузырек и уже повернулся, чтобы уйти, но тут голос лейтенанта остановил его.

   - Я так и не узнал, как твое имя.

   - Зачем оно вам? - Кальвин подозрительно посмотрел на него, обернувшись. - Я и так опаздываю.

   - Я не задержу тебя надолго, дай мне пару минут.

   - Хорошо, - снисходительно ответил Кальвин. - Так знайте, мое имя Кальвин Рейвен.

   - Кальвин? Хорошее имя. Необычное в этих местах.

   - И что с того? Я родился в Приоре. А потом мои родители умерли, и я перебрался сюда.

   - Тоже необычно, но я не об этом хотел поговорить с тобой, - покачал головой лейтенант.

   - А о чем же тогда?

   - Что ты скажешь, если я предложу тебе еще раз, хочешь поступить на службу ко мне в отряд?

   - В отряд? Вы шутите? Да ни за... - Кальвин осекся. Еще час назад он не допустил и мысли о том, чтобы примкнуть к рядам этих вояк. Но встреча с девчонкой с веерами оставила в его сердце странный след. Она знала магию, и ей было всего десять, как и ему.

   - И чего вы так вцепились в меня? - осторожно спросил мальчик.

   - Мне отдали приказ набрать новых членов в отряд Лилии. Я уже рассказывал тебе об этом. Но власти не станут действовать против закона и искать предателей, чтобы забрать их детей в него. Поэтому был издан указ - набирать в него также тех, кто сможет... тех, кто будет способен выжить в нем.

   - Выжить? - Кальвину хотелось рассмеяться. - Да это, наверное, самое последнее место, куда я...

   'Ты просто мелкий преступник...' - слова Гвен вновь зазвучали в его голове. Кальвин помрачнел.

   - Или тебе нравится вести такую жизнь? Бегаешь в такой дождь даже без сапог. Еще год или два, а потом тебе все равно придется выбирать свой путь. У тебя нет никаких навыков, никакого ремесла, кроме воровства. И ты не умеешь пользоваться магией. Все, что у тебя есть - хорошая реакция. Не удивлюсь, если ты кончишь в тюрьме. Ты хочешь, чтобы такой была твоя жизнь?

   - Я...

   - Если согласишься, у тебя будут новые сапоги и военная форма, теплая постель и хорошие друзья. Ты научишься сражаться с помощью магии и бою без оружия. За все это ты должен будешь отслужить в моем отряде десять лет, что скажешь?

   - Я... я не верю в такие обещания, - выдавил Кальвин и развернулся, пошлепав по лужам. Он и сам не знал, почему отказался. Но тут голос лейтенанта раздался вновь.

   - Если все же передумаешь, я жду тебя завтра утром к восьми часам здесь же. Это будет единственный шанс. Если не хочешь упустить его, я жду тебя, Кальвин Рейвен.


   Часть 7


   На другое утро, похоже, осень все же решила проявить милость. Разорвав тяжелую облачность, развеяв остатки влажности, солнечные лучи восходящего солнца заливали просыпающуюся Виеру. От вчерашнего дождя ливневки переполнились, и по улицам везде стояли непроходимые лужи. Но стало заметно теплее. От синих камней, которыми были вымощены улицы, поднимался легкий парок, вода быстро испарялась.

   Выйдя на ступени перед зданием Академии Наук, лейтенант Рэй Нордис взглянул на лист в своих руках. Это был приказ. Приказ о его возведении в ранг капитана и список фамилий под ним. Там значились члены его отряда, всего двенадцать человек. Пока это были двенадцать детей, которым предстояло искупить вину своих родителей. Он уже встречался со всеми ними. Но лист был заполнен лишь наполовину. Предстояло найти еще столько же, детей, готовых служить в отряде, куда посылали детей, чтобы они сражались на передовой. Где найти таких, Рэй Нордис не имел никакого понятия. Но если бы...

   В это время он услышал плеск. Чьи-то босые ноги быстро шлепали по лужам, приближаясь к нему. Подняв голову, новоиспеченный капитан подавил улыбку. Он увидел приближающегося к нему парнишку в помятой одежде. Босые ноги весло шлепали по высыхающим лужам. Было видно, что он очень торопился.

   - А, так ты все-таки передумал? - спросил капитан.

   Остановившись у лестницы, мальчик отвел взгляд:

   - Я решил, что мне нужно узнать как можно больше, а найти нужные книги я смогу только в этом месте. И чтобы попасть сюда, я вступаю в ваш отряд.

   - Интересный ход мыслей, - усмехнулся капитан, - но вполне в твоем духе. Поздравляю, теперь ты новый член отряда Лилии.

   С этими словами что-то было поставлено на мостовую рядом с Кальвином. Опустив взгляд, он не смог сдержать удивленный возглас. Это была пара коричневых кожаных полусапожек.

   - Это мне?

   - Да, я приготовил их на случай, если ты передумаешь. Не годится солдату ходить босиком.

   - Так вы знали? - проворчал Кальвин, но все же неловко натянул обновку. Они пришлись точно впору, и это тоже было удивительно.

   - Как мастер Эльмио? - поинтересовался капитан.

   - Ему уже лучше, - Кальвин был рад, что разговор был переведен в другое русло.

   - Хорошо, а теперь мы...

   В этот время...

   - Добрый день. Прошу прощения за опоздание, надеюсь, мы не прервали вас? - этот голос, мягкий и немного вкрадчивый, раздался точно за спиной Кальвина. Резко развернувшись, он уставился на гостя. Это был молодой человек, едва ли старше пятнадцати. Короткие светлые волосы аккуратно обрамляли лицо с правильными, тонкими чертами, показавшимися мальчику смутно знакомыми. Полуприкрытые глаза смотрели на капитана немного снисходительно, хотя он сам стоял внизу. На нем был белый плащ-накидка, застегнутый серебряной брошью, голубоватый камзол и белоснежные бриджи, заправленные в такие же белые сапожки. 'Ну и щеголь', - подумал Кальвин.

   - А, герцог Кларио, добрый день, - капитан приветствовал гостя по-военному. - Вы получили мой доклад?

   - Да я полу... - в голосе юноши послышалась заминка. - Все в порядке. Я разберусь с этим.

   Кальвин содрогнулся. В порядке? Да ведь папка была в совершенно негодном состоянии. Что же пришлось сделать той девчонке, чтобы привести ее в приличный вид? Но в этот миг:

   - Что привело вас сюда так рано? Какие-то поручения от его величества? - поинтересовался Рэй Нордис.

   - Прошу прощения, но я здесь не по собственной инициативе. Я слышал, вы набираете новых членов в Отряд Лилии?

   - Да, вы верно слышали, - капитан кивнул. Во время этого разговора Кальвин был занят тем, что во все глаза разглядывал брата девчонки, с которой он столкнулся вчера. Не таким он его представлял.

   - У меня есть просьба, - продолжил юноша. В этот момент за его спиной что-то шевельнулось, и вперед выступила стройная фигурка. Солнечный свет заиграл на длинных золотистых волосах, свитых спиралью с одной стороны лица и закрученных в тугие кольца с другой. Не узнать это лицу было невозможно. Что она здесь делает? При виде него, глаза Гвен сузились.

   - Не могли бы вы... - Кальвин прислушался к словам юноши, - принять мою сестру в Отряд Лилии, чтобы она смогла пройти там обучение, которое я не могу ей дать?

   - Чт...ЧТОООО?! - казалось, это восклицание принадлежало обоим - и Кальвину, и капитану.


Дана Торн уходит в отпуск или Генеральная уборка во дворце.

Аннотация:


Смешная сайд стори из цикла "Легенда о Слепых Богах", в которой вы узнаете о том, что бывает, когда главная горничная королевства Астал уходит в отпуск. Читать всем, кто устал от мрачной атмосферы 2 тома.Главные герои - Сай Валентайн (король Астала), Мизар Фон Грассе, Клайм Кольбейн, Рэй Нордис, а также наша любимая парочка Кальвин и Гвен. Все, кто думал, что уборка во дворце - дело несложное, еще никогда так не ошибался. А что если выпадет первый снег? Читайте и узнаете.graph-definition>


  Дана Торн уходит в отпуск или Генеральная уборка во дворце.


  ( Ежедневное совещание в кабинете короля Астала. Пять минут до конца.)

  -Эээ,- одну минуту,- голос короля заставил обернуться своих, уже порядком утомленных подчиненных. - И последнее объявление,- Сай прочистил горло: - с этого дня госпожа Торн уходит в двухнедельный отпуск...- неловко закончил он при всеобщем гробовом молчании. Но уже через миг:

  - В отпуск? Как в отпуск?! - поднявшийся после этого заявления шум был весьма впечатляющим. Особенно примечательным казался легкий оттенок паники, звучавший в нем.

  - Именно, я не буду видеть вашу грязную компанию все эти две недели, эти чудесны две недели!- госпожа главная горничная сложила ладони у груди с мечтательным выражением лица.- Но, - глаза министра Хозяйства грозно сверкнули,- не вздумайте превращать дворец в помойку. Если по возвращении я увижу хотя бы одну пылинку на вазе,- я заставлю вас испытать все муки ада. Так, что,- голос Даны Торн вновь стал шелковым,- поддерживайте чистоту ежедневно. Это существенно облегчит вам страдания.

  ... Две недели, как водится, прошли очень быстро. И только накануне приезда грозной горничной все вспомнили о том, что как-то за это время ни у кого не дошли руки убрать хотя бы в собственной комнате, не говоря уже о коридорах.

   Собрав расширенный совет, Сай Валентайн, произнес:

  - Мне очень неловко назначать такое совещание, но вы помните, какой завтра день?

  -Эээ... день открытия новой библиотеки? - предположил Кальвин.

  -Внеочередная выставка цветов? - с готовность поддержала Гвен.

  - Война с Приорой - поддакнул Клайм.

  - Моя свадьба с Адель?- совсем уж не в тему вставил Мизар.

  - Не правильно,- король с удрученным видом покачал головой.- Завтра возвращается наша дорогая и чудесная госпожа Торн. Вы знаете, что это значит. А потому,- король сделал глубокий вдох: всем немедленно приказываю приступить в уборке дворца!!! Швабры, тряпки и чистящие средства, думаю, вы найдете в комнате госпожи Торн. Обязанности распределили следующим образом: Кальвин и Гвен - кухня, Сай и Велька - кабинет короля, Рэй и Мизар - уборка главного коридора. Клайму досталось выпалывать сорняки в саду. Лантис просто всем мешал.


  (Полчаса спустя. Дворцовая кухня.)

   Среди кипящего и бурлящего ада, Кальвин с Гвен пытались приготовить что-то на завтрашний званый обед, так, как оказывается, это тоже входило в компетенцию Даны Торн.

  -Слушай, Гвен,- в голосе Кальвина звучало откровенное сомнение.

  -Да?

  - Тебе не кажется, что ты переборщила с солью?

  - Нет, так будет только вкуснее. А, еще и сахар остался! Если соли много, сахар перекроет все. -И с задорным "Йааа!", она вывалила в кастрюлю целый мешок сахара,- так то лучше.

  - Гвен, ты когда-нибудь варила что-нибудь?

  - Разумеется, травяные настойки, отвары из трав, травяной чай. Не думаю, что этот суп сильно отличается от них. Так, что не волнуйся...

  Кухню потряс вопль, когда взорвавшееся варево окатило Кальвина кипятком.


  (Главный коридор второго этажа)

   -Господин Нордис?

  Чихнув от пыли, которую старательно подметал метлой, капитан поднял взгляд. Прямо перед ним в кресле, появившемся невесть откуда, сидел, закинув ногу на ногу, Мизар Фон Грассе. Помахивая своей шваброй на манер веера, он накручивал на палец прядку своих чудесных волос, перехваченных синей ленточкой.

  -Как думаете, похоже на то, что вы подметаете пыль под моими ногами? - спросил он.

  - Ты! - капитан вскочил, наставив метлу грудь королевского советника,- я убью тебя прямо здесь!

  - Неужели? Кажется, вы приняли швабру за свой арбалет. Но на этот раз,- Мизар неторопливо поднялся с кресла и наставил свой инструмент на капитана,- пора избавится от всей грязи здесь.


  ( Газон во дворе)

  - Один сорняк, два сорняка, три сорняка... Все, больше не могу,- генерал Астала, Клайм Кольбейн без сил откинулся на спину.- И почему сорняков здесь больше, чем цветов. К тому же, именно цветы здесь такие невзрачные, а сорняки с красивыми синими и желтыми бутонами. Эта госпожа Торн ничего не смыслит в красоте. Хаа... да и кого это волнует, все равно сейчас зима.


  (Кабинет короля)

   Ваше величество, так нельзя, нельзя убирать из комнаты все! - причитала Велька.

  - Ну, это же называется "генеральная уборка". Полагаю,- Сай приложил палец ко лбу,- раз она так называется, необходимо убрать из комнаты все лишнее. Эта картина на стене и эта ваза, и еще эти бархатные шторы,- думаю, их тоже следует убрать. Они слишком вызывающе роскошны.

  К тому же, госпожа Торн всегда говорила, что лишние вещи рассеивают внимание. Не думаю, что мне необходимо что-то, кроме стола и стула для работы. Ты так не считаешь? - искренне улыбнулся правитель Астала.

  - Ну уж нет, вы готовы спать даже на полу или вообще не спать. Но я не позволю вам воспользоваться отсутствием госпожи Торн и вынести всю мебель из комнаты. Ни за что!!! - раскинув руки, Велька приняла оборонную позу. Но в этот миг нога короля, стоящего на краешке стола отступилась. И она, сидящая на его плечах, также полетела вниз. По пути она в отчаяние сумела ухватиться за что-то, оказавшееся тяжелой шторой, и та упала ни них вместе с гардиной, накрыв с головой короля вместе с его секретарем.

  - Ну вот, - раздался из-под шторы приглушенный голос Сая,- теперь проблема смены штор решилась сама собой.

  - Ваше величество!!!!


   Этот день закончился один ноль в пользу беспорядка. Усталые и голодные все заснули прямо там, где прибирались.

   На следующий день неожиданно выпал снег. Снег в Астале бывал нечасто, точнее его раньше не было никогда. Выйдя утречком на балкон, Кальвин заморгал.

  -Это... что?

   Полчаса спустя, был срочно созван чрезвычайный совет, на котором решался вопрос о том, что делать со снегом во дворе. Считать ли снег частью ежедневных обязанностей Даны Торн, следует ли оставить его во дворе или убрать, а может прочистить дорожки? Король выслушал все предложения.

  Клайм: построить крепость в качестве дополнительной линии обороны дворца.

   Рэй: залить ледяной вал и забаррикадировать дверь Фон Грассе.

  -...?

   Фон Грассе: встречное предложение - устроить торжественный выход господина капитана на досрочную пенсию, путем закапывания того вниз головой в ближайшем сугробе.

  Гвен: на сперва посмотреть, а что если там растут подснежники?

  Кальвин: а может, поиграем в снежки?

  -...-

  Молчание длилось несколько минут.

  Такой простой выход из положения никому не приходил в голову. Разумеется, все мысли насчет недоделанной уборки прошлого дня тут же вылетели у всех из головы.

  -Получай, получай... получай! И вот еще вдобавок!! - полчаса спустя дворе перед дворцом был разделен на две половины. Две укрепленные грозного вида ледяные крепости, настоящими бойницами, башнями и редутами выросли крайне быстро. Действующие лица тоже четко разделились на два лагеря. Крепость слева усиленно обороняли Сай, Клайм, Мизар и Велька.

   С другой крепости с энтузиазмом отстреливались Рэй, Кальвин, Гвен и... Лантис!

  - Вот так! - с энтузиазмом воскликнула Гвен, слепив снежок размером с две головы человека. С радостным криком она запустила его в направлении лагеря врага. Раздался пронзительный крик: "Ложись!" Однако, следом за этим последовало:

  - Ай! - Велька оказалась не такой проворной, и весь снежок достался ей.

  Темные глаза Мизара сузились:

   - А что, если бы вы попали в его величество? Это непростительно. "В ожидании глубин океана..."

  - Ты что?! - но закончить Клайм не успел, когда на противоположную баррикаду обрушилась ледяная волна.

  -...

  Спустя минуту, жалкое зрелище предстало глазам сторонников короля. Мокрые и отфыркивающиеся от воды, вперемежку со снегом, их противники пытались собрать остатки своего достоинства. И лишь одна фигура, закутанная во все белое, продолжала стоять с невозмутимым видом.

  - Причинять вред моей сестре... даже вам, ваше величество, это не позволено.

   Когда "хранитель королевских секретов" поднял руку, и глаза его полностью скрылись за веками, обе стороны плашмя повалились на землю, прикрывая головы руками. Находиться в опасной близости от Лантиса Кларио, когда он в таком настроении, было равносильно самоубийству.

  -"Я мечтаю о посохе Сона..." - он начал читать заклинание высшего уровня. Но к счастью предотвратить массовое убийство удалось, когда со стороны дворца раздался строгий и крайне недовольный голос.

  - ЧТО ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ?!

   Тот час же над обеими крепостями замелькали белые флаги, а Лантис опустил руку, с досадой цокнув языком.

  - В другой раз,- улыбнулся он, и мгновенно испарился.

  Румяная, полная сил, отдохнувшая госпожа Главная горничная стояла у дверей. В дорожном платье и с саквояжем в руках, она улыбалась, но отчего-то эта улыбка заставляла вспомнить об обещанных муках ада.

  - Итак, сейчас, пока, только ПРОШУ вызваться одного добровольца, готового взять на себя всю ответственность.

  Уже через минуту площадка бывшего ледового побоища осталась девственно пустой.

  -А? - один Кальвин оглядывался по сторонам с рассеянным видом.

  - Ага,- доброволец,- настроение Даны Торн было невероятно хорошим. И это наводило на тяжкие мысли. И очень скоро все худшие подозрения Кальвина подтвердились.


  (Несколько часов спустя. Кабинет короля. Пять минут до конца вечернего совещания).

   Все уже потянулись в выходу. Кроме Кальвина, который спал на столе мертвым сном после долгого трудового дня.

  -Эээ, прошу прощения, остался неутвержденным еще один вопрос.

   Все присутствующие вздрогнули, когда увидели извиняющуюся улыбку на лице короля. Помнится, в прошлый раз, когда звучало нечто подобное, все закончилось тем, что Дана Торн ушла в отпуск.

  - У нас довольно жесткий график отпусков,- опустив взгляд, Сай поднял свиток, который, развернувшись, опустился до самого пола.- И следующий отпуск у нас...- палец короля указал на обведенную красным фамилию в списке. Когда все присутствующие разглядели написанное... в общем, то, что происходило в кабинете после этого, нельзя записывать в королевские хроники в виду непростительной грубости и неподобающего поведения по отношению к некоей королевской особе.

  - Простите, это составлял не я,- с жалким видом закончил Сай.



home | my bookshelf | | Легенда о Слепых Богах. Ненужный принц - история Сая Валентайна (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу