Book: Поющий Ландыш. Сила для Меча. Часть 4



Поющий Ландыш.Сила для Меча

Част 4

Тёмный Лабиринт

  Тара


  Наш обмен впечатлениями мог бы затянуться, если бы ФиДель не прекратил безобразие:

  /Тишина в Ментале!/

  /Да чисто, командир. Ни одной мысли на тэлантры вокруг, я проверил/, - сказал Хан.

  /Считай, повезло. Не отключайся пока - мало ли. Остальным отбой./

  - Кто-нибудь скажет наконец, где мы? - спросил Гил.

  Где? Уж точно не в Амандоре: Сила здесь присутствовала повсюду, но я не чувствовала её Источника. Что это, мир Перворождённых или Перворождённый мир?

  - Думаю, мы в Эльдамале, Гил.

  - А точнее? Подземелье какое-то.

  Наши тихие голоса отзывались гулким эхом. Он был прав: мы снова оказались под землёй.

  - Может, подсветить, командир?

  - Давай, Тин.

  Высокие своды, гладкие стены. Не пещера - целый подземный зал, вырубленный в скале. В центре - круглое возвышение из чёрного камня, на котором мы, собственно, и стояли. Из окружавших его когда-то колонн уцелела только одна, от остальных мало что осталось. Само возвышение тоже было повреждено: поверхность пересекали трещины, в глубоких выбоинах скопилась вода. В одну из них и угодил Гил. Это какая же нужна сила, чтобы расколоть монолит и разрушить вырубленные из цельного камня столбы? Но сейчас меня занимало другое: неподвижное чёрное зеркало, простиравшееся до самых стен. Вода! Она окружала нас со всех сторон и уходила в единственный ведущий из зала коридор.

  - Шуточки у тебя, Тари, прямо тангарские, - заметил Гил, оглядевшись. - Посуше места не нашлось?

  - Не скажи, - возразил Тин. - Представляешь, если бы она чуть промахнулась!

  - Ну во-первых, я не волшебник, а только учусь, - напомнила я. - А во-вторых, пещера затоплена недавно: Стихия до сих пор недовольна, что её потревожили. Считайте, нам повезло: уровень воды мог оказаться значительно выше.

  - Спасибо, успокоила, - рассмеялся Гил. - Что за место, эльдамальцы?

  Эльфы не сговариваясь повернулись к Хану: это он рассказал нам о планах Старших затопить часть подземных коридоров Лабиринта. Правда, сам нолегат в это не очень-то верил.

  - Элута-ар, - протянул он. - Неужели Тёмные коридоры?

  Владения Тёмных эльфов! Ребята переглянулись. Ещё бы: они знали о бойцах ду серке не понаслышке. Откровенно говоря, я бы лучше ещё раз прогулялась по Диким Копям.

  - Духам - готовность к Поиску, - объявил командир.

  Значит, сейчас последует то, что они называют "прокачкой".

  - Кланы Фуиндост и Нол"ле Эсгатол всегда были соседями, - начал ФиДель. - Лабиринт под Каменным Венцом создавался во времена Эльдагора, и, по словам Тёмного Охотника, уничтоженного Ролли, не без их помощи. Как выяснилось, подземные коридоры обоих кланов действительно соединяются. Кому ещё известно об этом, кроме хозяев?

  - Светлому Совету, - ответил Хан. - Они проверяли Покинутые замки совсем недавно, после попытки забрать твою жизнь. Что до наших, то Старшие никогда открыто не говорили о Тёмной части Лабиринта. Я вышел в смежные коридоры сам, выслеживая ду серке.

  - Связь с Тёмным кланом? - предположил Тин.

  Хан отрицательно качнул головой.

  - Не думаю, что у Нол"ле Эсгатол были какие-то дела с ду серке. Иначе Архимаг не доверился бы Рол"ленолям, как он не доверился Хит"Талям из-за их Верховного мага-Изгнанника. Прости, Тин.

  Тот кивнул, принимая извинения, и заметил:

  - Но ваши всё-таки затопили Лабиринт.

  - Не могу поверить.

  - Видишь ли, Ролли, - вступил в разговор ФиДель, - я бы не стал слишком уж полагаться на доверие Архимага. Иногда то, что выглядит белым, на деле может оказаться чёрным. Чтобы попасть в цвет, нужно знать Ноэ"Тхафара.

  - Хочешь сказать, что знаешь? - глаза нолегата чуть потемнели.

  - Нет, но я тоже Л"лиоренталь. И давай договаривай, раз начал.

  Брови Хана удивлённо взлетели.

  - Да ладно тебе, - усмехнулся ФиДель. - Я же ещё и нолегат наполовину, забыл?

  - Помню. В общем, мой Верховный дед не хотел, чтобы Тёмный Охотник остался в живых.

  - А что, у ду серке был шанс? - спросил Гил.

  - После удара в лицо? Ни единого. Но в нём ещё теплилась жизнь, а наш Архимаг умеет задавать вопросы. В общем, я сделал то, что хотел дед - прекратил агонию врага. Не скрою: тут наши интересы совпали, хоть и по разным причинам.

  - Клан превыше всего, - усмехнулся Гил. - С этим приходится считаться.

  - В пределах разумного, - заметил ФиДель. - Умения думать ещё никто не отменял. Ты, кстати, задал правильный вопрос: что это за место, Ролли?

  - Дай мне время, командир.

  - Только не долго, - кивнул тот, - наш Переход уже могли отследить в Астрале.

  А вот это он зря! Пожалуй, стоит кое-что пояснить.

  - Нет, Дель, не могли: мы пришли в Эльдамаль другой дорогой. Помнишь, вы говорили о магической Пелене, закрывающей доступ во Внутреннюю Вселенную? Странно, но моё появление в Амандоре не затронуло Пелену и даже не потревожило Астрал. Ты ещё предположил тогда, что я нашла какой-то иной Путь. Так вот: этот Путь действительно существует. Там, где границы между мирами особенно тонки, находятся Узловые точки Вселенной. Изначальная Сила, или Сила Творения, течёт сквозь них, связывая миры между собой. Это похоже на паутину, только не плоскую, а пространственную. Именно в таких местах Древние маги и создавали Врата. Словом, почувствовать такой Переход можно, а вот отследить.... Ну, разве что случайно наткнуться.

  Эльфы молча смотрели на меня. Мне стало неловко: этими знаниями, как и многим другим, я была обязана Хранителю. Не удивился только Дель: он был знаком с Лес"сом.

  - Кажется, память возвращается не только к нам, - задумчиво проговорил он.

  Я кивнула.

  - Погоди-ка, Тари, а как же наш Звёздный Купол? - спросил Тин.

  - Да я и сама не очень понимаю, Тинни. Звёздный Купол Эльдамаля, как и Пелена, создан в магическом пространстве Астрала. Но и сам Астрал, и другие Плоскости Бытия порождёны Изначальной Силой. Она присутствует в каждой из них, храня Равновесие. Вы обращаетесь к Силе через Астрал или Ментал, а Говорящие-с-миром - напрямую, "стирая" Грани Плоскостей. Поэтому они и способны возвращать ушедших в Пустоту. Для Гриша, например, астральной магии просто не существует.

  Элизарт слушал меня очень внимательно. Как же быстро растёт его Сила! Но знает ли об этом его отец? Я встретила взгляд ФиДеля и поняла: знает.

  - С Гришем всё понятно, Амари: он же Астральный Зверь, - сказал Зарти. - А как это делаешь ты?

  Как? Если бы я знала!

  - Грифона, Зарти, правильнее называть Изначальным Зверем, или Зверем Творения. Что же касается меня.... Понимаешь, когда я - часть реальности, для меня всё по правилам. В иных же случаях....

  Я пожала плечами и добавила:

  - К примеру, я пока не могу объяснить, почему мы оказались именно здесь. У меня была другая цель.

  - Отложим изыскания, Тара, - прервал ФиДель. - Загонщик, внимание. Наводчик, время!

  Слова командира вернули нас к действительности. Хан прикрыл глаза, войдя в глубокий ментальный транс - что-то вроде общения с Памятью рода. Мне же предстояло расспросить иного свидетеля. Странно - пять колонн разрушены почти до основания, а эта, как новенькая! Я приложила ладони к её зеркальной поверхности - так, как учил Дигги, и заглянула в глаза своему тёмному отражению. У Камня долгая память, но мне был нужен только активный слой. Есть: Связь установлена.

  ... Ярко освещённый зал, барельефы на стенах, в отполированном до блеска камне отражается огонь светильников. Неужели всё та же пещера? Шестеро эльфов застыли у колонн: беловолосые, в роскошных одеждах - маги или князья. Лица сосредоточены, руки ладонями вперёд направлены к центру чёрного монолита. Пытаются запечатать Врата? Бесполезно! Над каменным кругом появляется свечение, затем яркая вспышка ...

  - Тара?

  Я сняла руки с колонны.

  - Всё в порядке, Дель.

  - Тангарские разговоры, - улыбнулся Гил.

  - Вроде того. Что Хан?

  - Уже "вернулся".

  - Узнал что-нибудь?

  - Немного, Тари, - ответил нолегат. - Это подземные врата Моррагонд - Чёрный Камень. Были разрушены во времена Разрыва - как и все остальные, входившие в Звёздное Кольцо.

  Значит, я Видела ту самую Катастрофу. Мой взгляд скользнул по гладким стенам: от изящных барельефов не осталось и следа. Вероятно, выброс магической Силы просто испепелил слой камня. И всё же одна колонна уцелела.

  - Эта часть Лабиринта вместе с подземным залом и Вратами принадлежала Дому Звёздных Сумерек, - продолжил Хан. - Наши бывшие родичи из клана Фуиндост называли свои замки крепостями и предпочитали давать им родовые имена. Теперь же это просто Покинутые замки. Над нами один из них - Тёмная крепость Тиндомэ.

  ФиДель слегка изменился в лице. Тиндомэ - замок их с Гилом Тёмных предков! Вряд ли Хан представлял, что значили эти слова для командира. Я взглянула на Деля, он едва заметно кивнул. Значит, сюда мы ещё вернёмся.

  - Отсюда до нашей части Лабиринта всего день пути, - продолжил нолегат. - Но нужные нам коридоры затоплены, и с этой стороны к Каменному Венцу не подобраться. Пойдём подземельями ду серке: долго, зато сухо. И, надеюсь, тихо. В их части Лабиринта есть выходы на поверхность. Я выведу нас к ближайшему.

  - Ты говоришь так, будто уже бывал в их коридорах, - заметил Гил.

  - Я - нет, но Тёмный Охотник бывал.

  Хан вытащил из-за пазухи амулет Перемещения на длинной цепочке. Молчавший в Амандоре камень теперь светился ровным синим светом.

  - Я успел "поговорить" с ду серке, прежде чем забрал его жизнь, - пояснил он.

  ФиДель сложил руки на груди.

  - Что-что ты успел?

  - Есть такой фокус, командир, - ментальный "слепок" памяти.

  - Спасибо, я помню, - слегка улыбнулся ФиДель. - Как это пришло тебе в голову?

  - Ну ты же сам говорил: клан кланом, а умения думать ещё никто не отменял.

  Увидев, как приподнялась бровь командира, Хан рассмеялся и добавил:

  - Просто я подумал: вдруг пригодится?

  Я смотрела на амулет, мерцающий на груди нолегата. Ребята говорили, ду серке используют порталы со свободным вектором Перемещения. Если предположить, что подобное стремится к подобному, тогда это изящное украшение вполне могло направить нас к древним Вратам.

  - Тара?

  - Амулет, Дель. Похоже, это он притянул нас сюда.

  - Элута-ар, - протянул Гил. - Вот эта безделушка?

  - Но почему именно Моррагонд? - спросил Тин. - Мало ли в Эльдамале древних Врат?

  - Потому что здесь сохранилась сильная остаточная магия одной природы с артефактом. Это же амулет Перемещения, вот он и подправил вектор, послав нас сюда.

  - Прости, Тари, я не знал, - Ролли был явно расстроен.

  - Никто не знал, Хан. Но ты всё же сними его на всякий случай. Нолегат кивнул и, сняв опасное "украшение", сунул его в сумку-карман: Духи носят такие на ремне, закрепляя у бедра какими-то хитрыми застёжками. Плеск воды заставил нас оглянуться: Зарти стряхивал с ладоней прозрачные капли.

  - Вода ещё немножко сердита, но безопасна, - определил он.

  Всё верно! Похоже, Стихия не против общения с нашим парнем.

  - Тогда пора выбирать дорогу, - сказал Тин и тоже направился к воде.

  - Погоди-ка, - придержал его Хан.

  Нолегат подошёл к краю каменного круга и вытянул руку над водой.

  - Примерно по колено, - определил он, - но в коридорах может быть глубже. Здесь ступени. Две... нет, три! Дальше пол ровный.

  - Магистр! - оценил Тин.

  - От Магистра слышу! - отшутился Хан. - Что скажешь, командир?

  ФиДель взглянул на меня. Я пожала плечами:

  - Поговорить с Водой? А как же ваши стихийники?

  - Пожалуй, не стоит, - подумав, согласился он.

  Мы туже затянули сапоги. Оказывается, хитрая "обувка" была устроена так, чтобы, несмотря на шнуровку, как можно меньше пропускать воду. Надеюсь, эльфийский хвалёный элас тоже не подведёт. Стоп! Хан сказал, по колено. Это кому? Ну мне, понятно, повыше, а Зарти? Прикинула длину ног нашего парня и успокоилась - тоже не утонет.


  Подземные коридоры превратились в реки, и чем дальше мы уходили от Моррагонда, тем глубже они становились. Представив себе возможных обитателей затопленных пещер, я невольно передёрнула плечами. Вода была холодной и прозрачной. Мы шли настолько быстро, насколько могли: мокнуть дольше, чем необходимо, никому не хотелось. Пол под ногами был ровным, стены носили следы тщательной обработки, нередко их украшал резной орнамент или фигурные арки. Вскоре уровень воды достиг пояса, но Хан по-прежнему уверенно вёл нас вперёд. На очередной развилке один из коридоров резко ушёл вниз и оказался полностью затоплен. Из оставшихся двух нолегат выбрал центральный. Направление движения менялось у каждой развилки, но, обходя затопленную часть Лабиринта, наш проводник уверенно забирал вправо.

  Я берегла Силу, не зная, что ждёт впереди, и, разумеется, скоро начала уставать. Из-за этого группа теряла темп, и Гил всё чаще поглядывал в мою сторону. В конце концов он просто взял меня за руку, как это обычно делал Данги. Тогда же, обменявшись взглядами с ФиДелем, Тин кивнул Зарти и, слегка присев, хлопнул себя по ноге. Наш парень легко взлетел на спину дафару, использовав его колено как ступеньку. После этого дело пошло веселее. Наметившийся подъём снизил уровень затопления, позволив нам наверстать упущенное время. Вода продолжала спадать, хотя и не так быстро, как мне бы хотелось. Тем временем следы обработки стен исчезли, зато появились какие-то знаки, понятные, вероятно, лишь тому, кто их оставил. Это означало, что крепость Тиндомэ уже позади и мы вступили в коридоры Тёмного Лабиринта. ФиДель приказал удвоить внимание: здесь нежелательная встреча была куда более вероятна, чем в затопленных коридорах.

  Выбравшись на сухое место, мы убедились, что элас эласом, а воды мы набрались порядочно. Хан избавил нас от неё тем же способом, что и в Диких Копях: собрав всю лишнюю влагу, отправил образовавшийся водяной шар вниз по коридору. На отдых мы остановились в небольшой пещере, вернее, переходе, соединяющем подземные залы. Ребята взяли под контроль оба выхода, Зарти отправился изучать очередной символ на стене, а я, прислонившись спиной к камню, прикрыла глаза, пытаясь отключиться. Собственно, отдых был нужен только мне, и не стоило тратить на него времени больше, чем необходимо.


  ... /Тара, что ты видишь?/ - голос Лес"са звучал так, как будто он находился рядом со мной.

  /Ничего не вижу. Темно./

  /Ищи Перекрёсток Миров./

  /Да как он хоть выглядит, этот Перекрёсток?/

  /Для каждого Навигатора он свой./

  Вот утешил! Я вздохнула и в который раз попробовала сосредоточиться. Голова раскалывалась от боли.

  /Не выходит у меня ничего. Я же говорю - темно тут!/

  /Подключи голову!/

  /Да не могу я: она у меня после "птичьего" языка едва не треснула./

  /А зачем тебе грифонье произношение понадобилось? Могла бы ограничиться и переводом. Давай же, Тара, работай!/

  В руке - тёплая ладошка Саньки. Другая пуста, но в ней тоже чувствуется тепло - это Сенька. Я обещала, что приду, и сын ждёт. Из темноты выплыла звёздочка, другая, за ними - целый сверкающий хоровод. Я не верила своим глазам: возникший передо мной грифон был словно соткан из звёзд! Навигатор? Или... Зодчий? Вспыхнули два рубиновых огня: мои глаза встретились с глазами Изначального Зверя. Не Астрального, а именно Изначального! Грифон слегка кивнул, одобряя вывод, и передо мной будто отдёрнули занавес: темнота взорвалась мириадами ярких огней. Перекрёсток Миров! Я стояла в центре Мироздания, и от моих ног разбегалось несметное количество Путей. А вот и он, тот единственный, который мне нужен - звёздная дорожка, мерцающая тёплым светом. Я подумала о сыне и шагнула в пустоту....

  А мне действительно удалось заснуть! Открыв глаза, я спросила присевшего рядом мужа:

  - Как ты сейчас Слышишь Сейни?

  Дель моргнул от неожиданности и ответил:

  - Лучше.

  Так, всё понятно.

  - Элизарт!

  Сын в два прыжка оказался перед нами.

  - Как ты сейчас Слышишь Сейни? - повторила я вопрос.

  Зарти, чуть подумав, ответил:

  - Раньше он отдалялся, потом остановился, теперь возвращается. Нормально! Можно я пойду, мам? Мы там с Тином....

  Я кивнула сыну и посмотрела на мужа.

  - Слышал, как надо отвечать, командир?

  - Тебя что, не устроил мой ответ?

  Я вздохнула.

  - Если бы!

  - Тогда о чём речь? - поднял бровь Дель.

  - Я боюсь твоего отца.

  Такой переход мог поставить в тупик кого угодно, но только не моего мужа.

  - Я тоже, - улыбнулся он.

  - Спорим, я больше, - сказал Гил, подсаживаясь ко мне с другой стороны. - Кстати, Тари, бояться вместе не так уж страшно.

  Нет, ну можно это вынести? Лично я давно махнула рукой.

  - Есть будете, бойцы?


  Коридоры Тёмного Лабиринта становились всё более узкими и извилистыми. Впрочем, они и раньше мало напоминали пещеры Диких Копей. Обжитые участки подземелий здесь перемежались с совершенно "дикими", время от времени попадались руины каких-то строений и огромные залы, которые было невозможно держать под контролем, а значит, следовало обходить стороной. Когда один из коридоров неожиданно превратился в мост, я поняла, что у Лабиринта несколько уровней. Ребята были сосредоточены. На висках и вокруг глаз ФиДеля проявилась знакомая "маска" - След Тёмной крови. Странно, но у Гила его не было. Оказывается, для проявления Следа Тьмы должна быть веская причина. К примеру, у Деля он "проснулся" после поединка с ду серке. Командир шёл впереди вместе с Ханом. Нолегат считывал из памяти убитого им Охотника направление, феальдин Слушал Астрал. Тьма была рядом: я чувствовала, как коготки её частицы - темнёнка - скребут элас куртки. Неожиданно чёрный комочек сорвался с плеча и канул в темноту.



  /Дель/, - предупредила я.

  /Слышу/, - ответил он и поднял руку.

  Мы замерли.

  /На месте. Гил со мной/, - последовал приказ.

  Феальдины растворились в темноте. Я понимала, почему Дель поступил именно так: впереди были кровь и смерть. И то, и другое исходило от Тьмы, и хотя угрозы я не чувствовала, сердце сжималось от тревожного ожидания. Зарти взял меня за руку - он ощущал то же самое. Казалось, прошла вечность, пока мы получили наконец приказ: "все ко мне!"

  Небольшая, чуть подсвеченная пещера, в центре - ставшая уже привычной то ли груда развалин, то ли нагромождение камней: такие встречались у каждой крупной развилки. Впрочем, эта оказалась особенной: возле неё, опираясь спиной о камни, лежал эльф. Его голова склонилась к плечу, лицо скрывали серебристые пряди. И никаких признаков жизни.

  - Элута-ар, - прошептал Тин.

  - Как раз наоборот, напарник, - ответил ФиДель, отнимая руку от груди эльфа и аккуратно вытирая о его же куртку. - Тара, я тут придержал ду серке на пути в Пустоту, если хочешь - он твой.

  Я сбросила с плеч сумку.

  - Как ты можешь, Дель!

  - Могу. И даже подозреваю, что буду сожалеть о том, что сделал. Ролли, я Ментал уже смотрел, но ты проверь на всякий случай. В Астрале такая круговерть, что отследить этого парня можно будет не раньше, чем через пару дней.

  Я опустилась рядом с эльфом на колени. Значит, ду серке, Тёмный Охотник.

  - Погоди-ка, - придержал меня Дель.

  Он достал из-за голенища д"орис и приставил к горлу раненого.

  - Теперь можно.

  Одежда Тёмного эльфа представляла собой лохмотья, пропитанные кровью. Приглядевшись, я поняла, что она не просто разорвана: она изрезана практически в лапшу!

  - Не повезло парню, - заметил Гил. - Один против всех. Как думаешь: к пяти?

  - Скорее, к семи, - качнул головой Дель.

  - Это вы о чём?

  - Соотношение сил, Тари, - ответил Гил. - Когда противников больше трёх, их число уже не имеет значения: техника не меняется - только скорость. Это называется "один против всех".

  Ребята положили раненого на расстеленный плащ. Я откинула с его лица серебристоые пряди. Эльф как эльф, только кожа пепельного оттенка да тонкий узор вроде татуировки на правой стороне лица. И Контур Жизни такой же - Звёздное Кольцо. Его, кстати, придётся основательно подправить - слишком много повреждений. Из-за них звёздный поток внутри Кольца выплёскивался наружу, теряя скорость.

  - Странно, что не сработало их хвалёное восстановление, - заметил Тин, разглядывая раненого.

  - Не успел, - пояснил ФиДель. - Получил слишком много повреждений за очень короткий срок.

  - И не одного смертельного, - заметила я, распарывая на раненом куртку. - Правда, крови потерял много. Ещё бы чуть-чуть, и.... Зарти, там, в сумке, бинты. Впрочем, их всё равно не хватит. Ребята, рвите рубашки!

  - Теперь понятно, как он сюда попал, - задумчиво сказал Хан, вертя в руках амулет Перемещения - копию того, что лежал у него в сумке. - Один против всех! Как же ему удалось открыть портал?

  ФиДель пожал плечами. Он устроился у изголовья раненого так, чтобы ду серке, придя в себя, его не увидел. Феальдин не отходил от Тёмного эльфа ни на шаг и не спускал с него глаз. Мне пришлось обмотать ду серке бинтами почти до подбородка, и хоть кое-где сквозь повязки проступила кровь, его состояние уже не вызывало опасений. Глубокая колотая рана на животе была единственным серьёзным повреждением, но её удалось закрыть, запустив процесс восстановления: у самого Тёмного эльфа сил на это уже не осталось. Разумеется, я пыталась облегчить ему боль, но раненый, даже не приходя в себя, успешно "закрывал" сознание. Мне пришлось оставить попытки, иначе последние силы ду серке ушли бы на противоборство со мной.

  Когда внезапно распахнувшиеся глаза полыхнули красным, я невольно отшатнулась. ФиДель не ошибся: Тёмный эльф был куда сильнее, чем казался! Ду серке попытался приподняться, но боль в израненном теле отбросила его назад. Очевидно, наш феальдин и это предвидел, так как даже не двинулся с места. Повязка на животе Тёмного эльфа тут же пропиталась кровью - открылась едва затянувшаяся рана.

  - Зарти, неси бинты! Что же ты? - сердито глянула я мужа. - Мог бы и придержать героя. Теперь вот всё с начала.

  - Зачем? - пожал тот плечами. - Пусть развлекается - его дело.

  Ресницы раненого едва заметно дрогнули. Он посмотрел на меня странным рубиновым взглядом - правда, в нём уже не было того яростного огня. Пока я меняла повязку, ду серке не издал ни звука. То, насколько ему больно, выдавало лишь дрожание век и сбивчивое дыхание. Когда я закрепила последний узел, раздался его ещё хриплый от перенесённого страдания голос:

  - Тебе это... доставляет удовольствие... правда?

  Из-за расширенных зрачков глаза эльфа казались почти чёрными. Удовольствие причинять боль? Кажется, этот парень принимает меня за кого-то другого!

  - Прости, но ты же сам не разрешаешь помочь.

  - С чего ты взяла... что мне... это нужно?

  Я пожала плечами.

  - У тебя расширены зрачки.

  Ду серке на мгновение прикрыл глаза и снова посмотрел на меня.

  - А так?

  Удивительно: его зрачки приобрели нормальные размеры!

  - Впечатляет, - оценила я. - Ну и кого ты пытаешься обмануть: себя или меня?

  Эльф не ответил, по-прежнему держа ментальные "щиты".

  - Как хочешь, - сказала я. - Но имей в виду: ещё один такой подвиг, и моя помощь уже не понадобится.

  - Учту, - прохрипел в ответ ду серке и добавил:

  - А ты всё же... нашёл её... Охотник.

  - Мне следовало бы убить тебя прямо сейчас... Охотник, - сквозь зубы ответил ФиДель.

  Ду серке было засмеялся, но вцепился руками в повязку на животе, а его смех перешёл в сдавленный стон. Так это первый из тех, кто хотел забрать жизнь Деля! "Ты стал опасен для собственного клана." Дом Тиндомэ! Эти не отступятся никогда. Кто будет следующим: наши сыновья, Гил, а может, те, кто встанет на их пути - Тин или Хан? Нет, это нужно остановить! Контур Жизни - Звёздное Кольцо, такое прекрасное и такое хрупкое. Я знала, насколько оно уязвимо: достаточно просто потянуть за Нить.... Соблазн был очень велик.

  /Тара, не смей!/ - голос Лес"са гремел набатом.

  /Эй, потише! Что значит: не смей? Я отняла Гила у Пустоты, нарушив Равновесие, теперь же просто верну долг./

  /Приди в себя, ты же Целитель! Взгляни на них!/

  На лице ду серке застыл ужас - похоже, моими глазами на него смотрела Пустота. А Дель не отвёл взгляда: он был готов принять от меня даже смерть. Лес"с прав, так нельзя. Что ж, я всё равно сделаю то, что задумала: остановлю эту смертельную охоту. Ещё не знаю, как, но остановлю. А любимый больше не увидит меня такой. Никогда.


  Задача с тремя неизвестными

  ФиДель


  Крепость Тиндомэ, родовое гнездо Тёмных предков. Не ожидал, что окажусь к нему так близко. Посещение Покинутых замков не приветствовалось Светлым Советом, да я и сам не испытывал к этому интереса. Если бы знал о своей Тёмной крови, возможно, поступил бы иначе. Впрочем, мы ещё вернёмся сюда, а пока у нас другие задачи.

  Тара ориентировала Квадриш"ш по моей Связи с сыном. По идее, мы должны были оказаться в замке Семи Башен: вряд ли Архимаг доверил бы кому-нибудь своего пра... пра.... Элутар, внука! Тёмные же коридоры Лабиринта оказались для нас полной неожиданностью. Причина - амулет ду серке, который Ролли носил на груди. Наши Тёмные родичи использовали порталы со свободным вектором Перемещения: их можно было перенацелить, изменив астральные координаты уже во время Перехода, что и сделал амулет, отправив нас к Моррагонду. Разумеется, риск перехвата снижал надёжность свободных порталов, но с другой стороны, подвижность вектора Перемещения не давала возможности их отследить. Я посмотрел на Тёмного Охотника. Надеюсь, его родичи потратят на поиски не меньше двух дней.

  Мы с Гилом наткнулись на ду серке у очередной развилки. Я не мог не узнать его - тот самый, из Испытания Духа. Тёмный клан поработал наславу: на бойце не было живого места. Словом, чтобы забрать жизнь Охотника, усилий уже не требовалось. Я не сделал этого только потому, что без его подсказки не нашёл бы Тару. Она-то и "вытащила" ду серке, запустив восстановление: у самого Тёмного эльфа на это не осталось сил. Когда он пришёл в себя и попытался подняться, я не стал его останавливать. Не потому, что желал врагу лишних страданий, наоборот: я был готов в любой момент избавить его от мук, перерезав горло. Мне никак не удавалось забыть алый след, оставленный им на груди Тина. Ду серке не мог меня видеть, но не был бы Охотником, если бы умел смотреть только глазами. Разумеется, он тоже узнал меня. Собираясь забрать жизнь феальдина, Тёмный эльф понимал, что это Долг Смерти. "Найди настоящую мать своих сыновей, она защитит их от самих себя", - вот слова, которыми он оплатил отсрочку. Теперь же, при виде Тары, на его губах появилась странная улыбка.

  - Атани.... Ты всё же... нашёл её... Охотник.

  Элутар, я уже жалел, что сохранил ему жизнь!

  - Мне бы следовало убить тебя прямо сейчас... Охотник.

  Это было ошибкой: Тара поняла, кому только что помогла выжить, и теперь её взгляд не предвещал ничего хорошего.

  Сила Перворождённых имеет Тёмную и Светлую стороны. Свет и Тьма - это не Добро и Зло, а Стихии, связывающие нас с Астралом. Большая часть нашего народа изначально обращена к Свету, и мы едва ли не с рождения учимся противостоять собственной Тьме. Клан Фуиндост выбрал Тьму ещё до Эльдагора. Они стали называть себя ду серке - Тёмная кровь, а после Раскола полностью прервали связь с родичами. Но до сих пор каждый Перворождённый - Светлый или Тёмный - хранит внутреннее Равновесие, выбирая одну из Стихий как одну из сторон Силы, и только наш с Гилом отец, сильнейший маг Эльдамаля, использует обе. Лишённый Равновесия, он обращён и к Свету, и к Тьме, что однажды может стоить ему жизни. Глядя в чёрные глаза жены, я понял: есть ещё один такой маг. Тара уже вернула из Пустоты одного эльфа и легко сможет отправить туда другого, причём без всякого риска для себя. Ей в отличие от нашего отца не нужно беспокоиться о Равновесии - её Сила иной природы. Впрочем, от любимой я был готов принять даже смерть, и она это знала. С ду серке было сложнее.

  Со времён Раскола мы не имели связи с нашими Тёмными родичами и могли судить о них только по прошлому опыту. А он свидетельствовал, что различия между нами существовали всегда. К примеру, ду серке не признавали Права Выбора: в их клане дети принадлежали роду, вернее, Дому матери. Тёмные эльфы видели связь между матерью и её потомками, и легко отслеживали кровное родство. Словом, разоблачить подмену, устроенную Фаротхаэлем, ду серке не составило труда. Но самым существенным различием между нами и Тёмными было то, что клан Фуиндост и его двенадцать Домов возглавляли женщины. Помню, как-то отец сказал мне: "Культ Матери - не самое плохое, что может случиться в жизни, Фидо". Не знаю, Фаротхаэль из Дома Тиндомэ, но, похоже, нас с тобой до сих пор числят за кланом Фуиндост. Однако Культ Матери никак не объяснял внезапного ужаса ду серке, до этого спокойно говорившего с атани. Скорее всего, в глазах Тары он увидел нечто знакомое - Запретную магию, точнее, магию Смерти. Именно этой магией были заряжены и дротик, и гиллт приходивших за мной Тёмных Охотников. Я невольно коснулся щеки, снова ощутив, как немеет левая сторона лица.

  /Прости, мелиан. Это больше не повторится./

  Я взглянул в синие глаза жены. Кажется, ей пришлось нелегко: попробуй выстроить Пределы для такой Силы! Так или иначе, а на сегодня наш поход был закончен. Тара взялась за подготовку ужина, а я занял её место возле ду серке. Тёмный эльф уже понял, что наша девушка не собирается никого убивать, и теперь в его рубиновых очах читалось опасливое удивление.

  - Почему она не взяла... мою жизнь? - спросил он, проводив её взглядом.

  Ду серке всё ещё было трудно говорить, хотя выглядел он значительно лучше.

  - А должна была?

  - Разве я не приходил... за тобой?

  - Серьёзный повод, - согласился я. - Дай ей ещё один, и вопросы отпадут сами собой.

  Охотник хрипло рассмеялся, придержав повязку на животе. Похоже, поступи Тара иначе, он принял бы смерть как должное.

  - Ты не забыл, что твоя жизнь принадлежит мне? - напомнил я на всякий случай. - Было бы бесчестно с твоей стороны нарушить сделку, уйдя в Пустоту без моего согласия.

  - Ты об этом? - ду серке кивнул на бинты. - Так меня тоже... никто не спрашивал. Обычно я плачу по счетам... феальдин.

  - Тогда ты должен понимать, что если что-нибудь пойдёт не так....

  Губы Охотника искривились в усмешке:

  - Ты найдёшь меня... на краю Вселенной.

  - Правильно мыслишь. Но сначала я найду твоего сына, - уточнил я и, глядя прямо в его странные рубиновые очи, спокойно добавил:

  - Ничего личного, Охотник.

  "Ничего личного", - его собственные слова из нашего Испытания Духа. Пальцы ду серке судорожно вцепились в плед, пепельная кожа приобрела землистый оттенок, в глазах полыхнула ненависть. Он снова попытался привстать, и вновь обессилено откинулся назад.

  - Кровь Тиндомэ, - задыхаясь, бросил он мне в лицо. - Может, я и сделал... пару ошибок... но я не глупец!

  Кровь Тиндомэ? Это что, обвинение? А звучит как признание заслуг!

  - Прости, Тёмный, но мне нужны гарантии. И потом, я же сказал: ничего личного.


  Гил протянул мне галету и кивнул в сторону раненого:

  - Что будем делать, командир? Тащить с собой неудобно, оставить нельзя. И время! Сколько мы уже потеряли, Хан?

  - Полдня, - бросил нолегат, вглядываясь во тьму коридора.

  Мои глаза встретились с глазами ду серке. Похоже, Охотник тоже не понимал, почему всё ещё жив: на моём месте он бы не терял времени. Гил стоял рядом, и взгляд Тёмного эльфа то и дело сбивался с меня на него. Кстати, впервые увидев "двойника", ду серке от неожиданности снова чуть не ушёл в Пустоту, но вовремя остановился. А жаль: этим он избавил бы нас от хлопот. Впрочем, медлить и правда было нельзя. Я взглянул на Гила, тот чуть заметно улыбнулся - одними глазами, только для меня. Улыбка из Испытания Духа. Тогда я не сомневался: "двойник" должен выжить любой ценой. Кто знает, что сталось бы с братом, поступи я иначе? Теперь у меня было такое же предчувствие в отношении ду серке.

  - Что с Астралом, Тин?

  - Кипит. Думаю, пару дней у нас есть.

  - Ролли, успеем?

  - Покинуть Лабиринт, командир?

  Бросив взгляд на раненого, нолегат пожал плечами. Ду серке открыл глаза.

  - У вас три дня, Светлые... или пять. Как повезёт.

  Сколько? Мне показалось, я ослышался.

  - Откуда такая роскошь? - усмехнулся Хан.

  Охотник облизал пересохшие губы.

  - Портал был... защищён.

  Ребята переглянулись. Ну да, конечно! Именно через такой ду серке и ушёл от меня в Покинутом замке. Тара поднесла флягу к губам раненого.

  - Глоток, не больше, - предупредила она.

  Тёмный понимающе прикрыл глаза.

  - Три дня лучше, чем два, - заметил Гил.

  - А пять лучше, чем три, - согласилась Тара, возвращая флягу на пояс. - Только у Сейни их нет.

  - Прости, Тари.

  - Прощаю, Гил. Кстати, восстановление раненого идёт полным ходом. Но даже если завтра он встанет на ноги, нам далеко не уйти.

  Ну ясен камень, как говаривал Дангор. Что ж, на помощь Тангаров рассчитывать не приходится, значит....

  - Есть ещё вариант, - сказал я.

  Продолжать пришлось на фэдарине: Тёмному эльфу было незачем знать о наших особых талантах.

  - Я свяжусь с отцом: он единственный, кто сможет вытащить нас из Тёмного Лабиринта.

  /Ты хорошо всё обдумал?/ - спросила Тара.

  /Нет, просто не вижу выхода: ду серке должен выжить./

  /Как скажешь. Но почему Фаротхаэль, а не Архимаг?/

  /Тёмный Лабиринт, Тара. Здесь повсюду магия Тьмы, а отец наполовину Тёмный: ему проще./

  /Всё это так, Дель, но неустойчивое Равновесие твоего отца заставит его серьёзно рисковать. Отложи Связь до утра: Свет ослабит здешнюю Тьму./

  Элутар, я совсем забыл об опасности! Привык, что Верховный может всё. Но почему помнит Тара?

  /Потому что он твой отец. Что тебя удивляет?/

  Я молча смотрел на жену. У неё, разумеется, есть вопросы к Фаротхаэлю, и очень серьёзные, но она не считает его врагом - разве что должником. Элутар, если бы не мой собственный счёт к отцу, я понял бы это раньше! Тревога от ожидания встречи отпустила, разжав ледяные объятья. Я медленно выдохнул, Тара укоризненно покачала головой. Она права: я болван.

  - Подожди, командир, а как же этот? - Тин кивнул в сторону ду серке.

  Дафар даже не потрудился перейти на фэд. Я взглянул в его яростные глаза. Тинтаэль тоже узнал Охотника, и мне приходилось сдерживать стремление друга к справедливости. Это было трудно вдвойне, потому что я не меньше него хотел отправить ду серке в Пустоту. Теперь же, когда Тёмному эльфу оставили жизнь, Тин был просто вне себя.

  - Стоило ли его вытаскивать, чтобы убить, напарник, - попытался я охладить его пыл. - Пока не знаю, почему, но он должен выжить.



  - Выжить? В Семи Башнях?! Думаешь, с Фаротхаэлем у него будет больше шансов, чем со мной?

  - Сомневаюсь. Но на этом ду серке Долг крови, я заявил об этом на Светлом Совете. Преднамеренно убить чужого кровника означает принять его Долг на себя. Фаротхаэль на это не пойдёт. А ты?

  Мы молча смотрели друг на друга. Со стороны наша перепалка должна была выглядеть странно: мы говорили на разных языках. Наконец Тинтаэль отвёл взгляд. Вот так-то лучше! На лице Тёмного эльфа не дрогнул ни один мускул: похоже, он был готов к любому исходу. Судя по отметинам на теле, его преследователи не шутили. И чем же ты так достал соплеменников, Тёмный Охотник?


  Тара была права: со Связью лучше подождать до утра. Не то чтобы магия Тьмы слабела при солнечном свете, просто ночная темнота, как и темнота пещер, были естественными союзниками Стихии. Для отца же с его неустойчивым Равновесием чем меньше риска, тем лучше. Установить Связь будет несложно: его ментальное присутствие на краешке моего сознания чувствовалось ещё у Моррагонда. Я мог бы послать привет Верховному прямо оттуда, но не хотел обнаруживать нас раньше срока. Впереди была целая ночь, значит, у меня будет время продумать предстоящий разговор. А пока.... Я посмотрел на пленника. Возможно, он и не станет откровенничать со мной, но почему бы не попытаться?

  Ду серке лежал неподвижно, закрыв глаза, всем своим видом выказывая безразличие к собственной судьбе. Разумеется, Тёмный эльф понимал: наши выжмут из него всё до капли, даже если для этого придётся вывернуть его наизнанку. Но почему-то это устраивало Охотника больше, чем героическая смерть. На что он рассчитывал? Помнится, в Покинутом замке он обмолвился, что никогда не уходит в Поиск без запасного варианта.

  - Спрашивай, - неожиданно сказал ду серке, не открывая глаз.

  Я усмехнулся, снова отметив схожесть наших инстинктов.

  - Ты выбрал не самый простой путь, Тёмный: наших Целителей Сознания тебе не миновать. Не проще ли было принять смерть от соплеменников?

  Ду серке открыл глаза.

  - Да я и не выбирал, Светлый... не до того было. А умирать мне сейчас... никак нельзя.

  Значит, Охотник открыл портал наугад, и тоже оказался в Лабиринте в пределах влияния Моррагонда. Элутар! Что-то не нравится мне активность этих Врат. Я окинул взглядом стянутое бинтами тело.

  - Ну и как же ты собирался выжить?

  - На тебя... рассчитывал, - криво усмехнулся ду серке.

  - Я так и понял. Может, назовёшься? Моё имя ты знаешь.

  Тёмный снова усмехнулся:

  - Зови, как хочешь. Мне всё равно.

  - Да мне, в общем, тоже. Но долго скрывать не советую - будет больно.

  - Нечего скрывать, феальдин. У меня нет имени.

  - Даже так?

  - Так. Делотам имена... не положены.

  - Кому? Отверженным? Впервые слышу. Может, Отступникам?

  Ду серке покачал головой.

  - Отступника... ты бы сразу узнал. Вас же на них... натаскивают. Делот - это другое. Долго объяс...нять.

  - Я не спешу.

  - Хватит, Дель. Ему трудно говорить, - сказала Тара.

  Я и не заметил, как она подошла. Легко провела рукой по моим волосам, коснулась плеча, снимая напряжение.

  - Пусти-ка. Тебе и без того есть над чем подумать.

  Она права: впереди встреча с отцом. Я кивнул и поднялся, уступая ей место.

  - Твоя атани. Она опасна, - понизив голос, быстро сказал ду серке.

  Его глаза возбуждённо блестели. Я с трудом сдержал улыбку, но ответил так же тихо и как можно серьёзнее:

  - Ты угадал, Охотник. Во имя Элутара, не вздумай ей перечить!

  - Де-ель, - Тара укоризненно покачала головой.

  Её глаза смеялись. Моя бровь слегка приподнялась.

  - Разве я не прав?


  - Помочь? - спросил Гил, присаживаясь рядом.

  Брату уже приходилось использовать свой дар для Связи с Правителем Андареля, и он действительно мог дать дельный совет. Но я привык рассчитывать только на себя и по привычке ответил:

  - Справлюсь.

  - Как хочешь. Только не трогай его Щиты - они тебе не нужны. Знаешь, маги такого ранга не разбираются, откуда сигнал, сразу наотмашь бьют. Мимо, конечно, но отдача....

  Гил тряхнул головой. Я усмехнулся.

  - Учту.

  - А ты весьма красноречив, Дель. Волнуешься?

  - Слушай, помолчи, а?

  - За ручку подержать, феальдин?

  - Гил!

  Я разозлился: ему снова удалось меня достать! Однако волнение улеглось, мысли и чувства пришли в равновесие. Я понял, что не буду готовиться к разговору с отцом: это лишнее. Гил смотрел на меня и улыбался. Я улыбнулся в ответ: вот она, пропавшая и вновь обретённая половина моей души! Наши с братом усилия понять друг друга были похожи на игру-головоломку, в которой нужно правильно соединить две части целого, причём с первой попытки. Теперь-то я точно знаю: детали головоломки прочно встали на место. Уверен, что Гил чувствовал то же самое.

  - Какой он, наш отец? - неожиданно спросил он.

  Я понял, что брат волнуется не меньше, и ответил его же шуткой:

  - Что, за ручку подержать, феальдин?

  - Да я бы не отказался, - рассмеялся Гил.

  - Тогда держись поближе ко мне. А если серьёзно.... Холодный. Властный. Сильный. Одним словом, Верховный. Ты же должен его помнить!

  - То, что с ним связано, помню, а его самого - смутно. Но судя по тому, как ты о нём говоришь, Фаротхаэль очень одинок.

  - До других ему обычно нет дела, Гил.

  - Да, должно быть, скучно быть Верховным в одиночку.

  - Верховным - да, пожалуй, а вот великим - только в одиночку. Иначе какое же это величие?

  - Дель, а ты... не слишком?

  - В самый раз, Гил: Эльдамаль - совсем не Андарель Эльфийский. Чем раньше ты это усвоишь, тем меньше наделаешь ошибок.

  - Учту.

  - Сделай милость. И держись поближе ко мне. Без шуток.

  - Понял, командир.

  Я представил себе мощь ментальной "цитадели" отца. Маги такой Силы почти неразличимы в этой Плоскости Бытия. Не трогать "щиты"? А как же иначе?

  /А иначе так: яркое чувство - самый простой Путь к Сознанию./

  Голос Лес"са заставил меня вздрогнуть от неожиданности.

  /Ты-то здесь откуда, Хранитель?/

  /Это не я, это ты здесь, Хранитель!/

  А я и забыл, что у меня и Тары с Лес"сом одна голова на троих.

  /Это не голова. Это Веда./

  /Ну знаешь, Веда - не Веда.... Болит-то голова! Хотя бы стучи, когда входишь./

  /Как скажешь./

  Мне показалось, или я слышал смешок? Однако шутник говорил дело. Я задумался. Самое яркое чувство к отцу? Из последних?

  ... Церемония Посвящения. Ректорский кабинет, розовые лепестки, кружащие за окном. Странное выражение, мелькнувшее на лице Верховного.

  - Хочу, чтобы ты знал: мой Дух не оставит тебя в Испытаниях.

  Тогда мне показалось, что под маской холодного бесстрастия я почти разглядел черты отца ...

  ... Трудный разговор о моей потерянной памяти. Фаротхаэль долго смотрит на догорающий закат.

  - Неужели ты так меня ненавидишь?

  Меня пронзает внезапная боль, но я лишь пожимаю плечами:

  - Ты мой отец.

  Сейчас бы я ответил иначе ...

  Да, мы никогда не были близки, но он всегда присутствовал в моей жизни. Этакий бастион, надёжно защищавший от опасностей, и в то же время грозивший рухнуть на тебя самого. Я невольно улыбнулся, вспомнив последний подарок отца. Око Памяти, хенэльдегон последнего поколения! О таком подарке можно было только мечтать.

  - Фидо?

  В голосе Верховного звучало не свойственное ему волнение: это всё, что он мог себе позволить. Элутар, сработало! Однако показной холодностью меня уже не обманешь: я знал о его попытке ухода в Пустоту после моей предполагаемой гибели. Спасибо Архимагу - остановил.

  - Атар, - у меня вдруг перехватило дыхание.

  Жаль, что мы никогда не были близки.


  - Ну, как прошло? - Гил старался казаться спокойным, но глаза выдавали его с головой.

  Я попытался улыбнуться - не удалось.

  - Нормально, Гил.

  Ответ на грани приличия, но брат понимающе кивнул. А что рассказывать? Деловой разговор - где, когда и сколько. Я передал отцу астральные координаты и сообщил о времени и численном составе группы для расчёта направления и мощности Перехода. Не вдаваясь в подробности, предупредил о высоком уровне риска. В каждом замке Эльдамаля имелись ловушки, из которых чужакам не было выхода, и Верховный скорее всего задействует одну из них. Я прикрыл глаза и протянул брату руку.

  - Прочти сам, если хочешь.

  Гил на мгновение сжал мои пальцы. Лёгкое ментальное касание.

  - Почему ты не сказал ему про Элизарта? Он же всё время этого ждал!

  - Хотел бы знать - спросил бы, - ответил я, не открывая глаз.

  Гил вздохнул и отпустил мою руку.

  - Пижон.

  - Для отца это не новость, Гил.

  Однако время близилось к рассвету. Ждать - что может быть хуже? Зарти спал, положив голову мне на колени. Я коснулся виска сына, и он тут же сел, глядя на меня ясными глазами. Потрепав его по спутанным волосам, я достал из кармана гребень и вручил его Гилу. В глазах Зарти отразился ужас, на лице брата - смятение. Я подмигнул им обоим и направился к Таре.

  - Ну как?

  - Могло быть лучше.

  Раны ду серке больше не кровоточили, дыхание выровнялось. У Тёмных эльфов действительно поразительные способности к самоисцелению! И всё же Тара права: силы возвращались слишком медленно - смертельный поединок уничтожил весь запас.

  - Встать сможешь? - спросил я Охотника, присаживаясь рядом.

  - Попробую. Но далеко мне не уйти.

  - Идти не придётся.

  Тёмные брови удивлённо взлетели.

  - Увидишь, - ответил я.

  Когда в пещере замерцал ореол портала, ду серке восхищённо прошептал:

  - А ты действительно опасен, князь Тиндомэ! Я рад, что не убил тебя.

  - Как Младший князь Л"лиоренталь замечу, что питаю к тебе иные чувства. Однако пора!

  Я помог ему подняться. Представляю, как это отозвалось в его израненном теле! Однако Тёмный эльф не издал ни звука. Но сможет ли он сделать хотя бы шаг? Я подставил плечо.

  - Гил, давай с другой стороны. Отлично. Внимание всем: групповой Переход, шаг - два удара сердца. Мы первые, сразу за нами - Тара и Элизарт, Тин и Ролли - замыкающие. Да снимите с себя всё лишнее, если не хотите снова оказаться у Моррагонда!


  Круглая белая комната, глухие стены. Возле них чуть заметное дрожание воздуха. Ловушка для смельчаков, вернее, глупцов, рискнувших проникнуть в Семь Башен без приглашения. Защита замка, созданная Архимагом, не давала сбоев. А вот и сам её творец - стоит посреди комнаты, сложив на груди руки. Но почему Ноэ"Тхафар? Я рассчитывал увидеть отца.

  - Рад приветствовать тебя дома, мальчик. Добро пожаловать, Высокие князья. Поиск несколько затянулся, не правда ли, князь Хит"Таль? Однако важен результат, а он налицо.

  Ребята молчали, Элизарт хмурил брови. Мне почему-то вспомнились слова Сейни: "Я не знаю, кому можно доверять". Ноэ"Тхафар как раз из тех, кому можно - в разумных пределах. Но вот что странно: Архимаг словно не замечал ни Гила, ни Тару, ни даже Тёмного эльфа. Я чувствовал, как тяжело опирается ду серке на моё плечо: похоже, Переход отнял у него последние силы.

  - Дель, держи!

  Я едва успел подхватить обмякшее тело и осторожно опустил его на пол. Тара тут же склонилась над Охотником. Мои глаза встретились с серебряными глазами Архимага. Элутар, не может быть! Да он просто не готов к тому, что увидел!

  - Может-может, Фидо, - кивнул наш молодой предок. - Ты задал нам задачу с тремя неизвестными. Признаю: она оказалась слишком сложной. Дай мне время.

  Так вот почему нас встретил сам Архимаг: Старшие не знали, чего ожидать!

   - Кстати, Высокие князья, вас обоих давно ждут дома, - улыбнулся Ноэ"Тхафар. - И советую хорошенько подготовиться: вызов на Совет может последовать в любой момент.

  Дафар и нолегат переглянулись.

  - Это был Свободный Поиск, Архимаг, - напомнил Хан. - Светлый Совет не вправе требовать отчёта.

  Всё верно: Кодекс Духа давал Перворождённым право не отвечать на вопросы, касающиеся Свободного Поиска.

  - Но мы готовы помочь Светлому Совету в разумных пределах, - уточнил Тин.

  Ноэ"Тхафар какое-то время изучающее смотрел на ребят, скользнул взглядом по сир"рисам на их поясах, и неожиданно рассмеялся.

  - По праву Первая Тройка Академии! Ладно, расскажете, что сочтёте нужным. Я отправлю вас по домам прямо отсюда. Готовы?

  - Командир? - спросил Тин.

  Я кивнул друзьям.

  - Вот и отлично!

  Ноэ"Тхафар развёл руки в стороны и щёлкнул пальцами - напротив друг друга открылись порталы. Я невольно вскинул брови: удерживать два Перехода одновременно мог далеко не каждый Перворождённый. Впрочем, это же Архимаг!

  - От имени Светлого Совета и клана Феа-эль-Дин"н благодарю, Высокие князья. И прошу: слева - Тень Света, справа - Каменный Венец.

  - В любое время, в любом месте, Фидо, - сказал Тин и исчез в сияющем ореоле.

  - На Связи, родич, - улыбнулся Хан и шагнул в портал.

  Ребята ушли. Элутар, откуда эта боль? Рядом надёжное плечо брата, в руке - крепкая ладошка сына: я не один! "Ты не один", - подтвердил взгляд Архимага и тут же сверкающим копьём устремился к Гилу. Комната озарилась яркой вспышкой: "пояс" брата, точно такой же, как мой, но не чернёного, а белого серебра, ответил на вызов. И тут же в Астрале раздался умиротворяющий Призыв Ристадаля - Старшего клинка рода: он признал в Гиле кровь Л"лиоренталей. Ноэ"Тхафар с улыбкой коснулся своего грозного меча.

  - Рад приветствовать тебя дома, мальчик, - сказал он Гилу. - Князь Гиллэстель, Мастер оружия. И какого оружия! Первый меч Свободной Воли, рождённый вне Эльдамаля! Об этом я мог только мечтать.

  Да? Мы с братом посмотрели друг на друга. Кажется, наш отец был другого мнения, заблокировав редкий дар Гила вместе с его памятью.

  - Ну что, Л"лиорентали, обсудим наши дела? - спросил Архимаг.

  Тара подложила сумку под голову ду серке и поднялась. Я не видел её глаз, но догадывался, какого они цвета.

  - Надеюсь, речь пойдёт о спасении мего сына, Перворождённый?

  Тара не ставила условий, просто напомнила, зачем она здесь. Пока. Архимаг склонил голову набок, разглядывая её.

  - Ты права, Посвящённая, - ответил он наконец. - Сначала мальчик. Всё остальное может подождать.


  Старшая кровь

  Тара


  Верховный маг, изящно приподняв левую бровь, оглядел меня с ног до головы, усмехнулся уголком рта и снисходительно кивнул:

  - А ты настырная, девочка!

  Я молча рассматривала его. Старший князь Л"лиоренталь - высокий, стройный, несомненно гибкий, как лоза, и быстрый, как молния. Опасный противник даже для ФиДеля - бойца, быстрого, как смерть. Волосы белоснежные, как и положено эльфу, давно достигшему Времени Мудрости. Густые пряди плащом укрывают плечи и спину, но до идеала, то есть, до бедра, слегка не дотягивают. Как же красив! Глаза серебристые с чуть заметной зелёной искрой и чёрные брови, как у молодого. Костюм Верховного мага был выдержан в любимых эльфами тонах: золотистом, зелёном, коричневом. И ни одного цвета, указывающего на принадлежность к клану Феа-эль-Дин"н! Но какая же элегантная роскошь: одни только расшитые шёлком сапоги стоят целого состояния, а узкие штаны из узорчатого эласа обошлись, вероятно, не меньше. Любят эльфы штаны в обтяжку! Правда, там есть, что показать, и есть, на что посмотреть. Зато традиционные эльфийские рубахи, туники, накидки - всё свободное, летящее, воздушное. Даже их плотные ткани способны струиться, образуя богатые складки и драпировки, а многослойность в одежде придаёт изящным фигурам эльфов недостающую им монументальность. Так и здесь: рубашка тончайшего полотна, длинный камлет, затканный золотыми листьями, плотный ситаль из аксамита. Наши взгляды встретились. Вернее, скрестились, как клинки, только беззвучно. Но где-то в Астрале точно звякнула сталь! Почувствовав напряжение мужа, я успокаивающе коснулась его сознания. Брови Верховного Мага взметнулись вверх.

  - Твоя мелиана? - спросил он Деля, по-прежнему глядя на меня.

  Тот не ответил, только странно улыбнулся, как тогда, у Источника, когда впервые упомянул о Верховном маге клана Феа-эль-Дин"н. Фаротхаэль почувствовал угрозу и взглянул наконец на сына. Чтобы снова привлечь его внимание, я попыталась дотянуться до сознания Верховного заведомо неумело, скрывая истинную Силу и почти не надеясь на успех. Но... получилось! Маг снова повернулся ко мне, на время забыв об опасной улыбке сына, смерил презрительным взглядом и рассмеялся в лицо:

  - Даже не пытайся, энгвари!

  Надо же, самое приличное слово выбрал, прямо как Тин-Талион в Оке Света. Вот что значит классическое воспитание! Слабая и неспособная? Зря он так, конечно, но пока это меня устраивает. Сколько раз я представляла, как буду смотреть в глаза тому, кто почти уничтожил мою жизнь, лишив самого дорогого - детей и любимого! Сколько бессонных ночей, там, в Амандоре, я вела с ним бесконечный воображаемый спор! Сейчас-то я прекрасно помню тот вечер, когда впервые увидела этого эльфийского князя - члена Светлого Совета, Верховного мага клана Феа-эль-Дин"н и где-то между делом отца ФиДеля. Но в тот момент я ещё ничего не знала ни о родственных связях, ни о громких титулах незнакомца. Да и сам Дель был тогда другим.


  Это произошло на Терре - в моём далёком и уже слегка подзабытом мире. Каждую весну наш маленький посёлок утопал в черёмухово-сиреневых садах, и вечерами дивный запах плыл над чистенькими домиками, забираясь в распахнутые окна. Я заканчивала приготовления к ужину, мальчишки у себя наверху гоняли какую-то очередную "стрелялку" или "бродилку": лязг и грохот доносились даже на кухню. Наш дом был небольшим, но в нём всем хватало места. Внизу - столовая, она же гостиная, с маленьким, зато настоящим камином, кухня и кабинет мужа. Наверху - всего две спальни: наша и мальчиков. Когда близнецы подросли настолько, чтобы "летать" по лестнице, не набивая шишек, Дель переселил их наверх, в пустовавшую комнату для гостей, а бывшую детскую превратил в рабочий кабинет. Освободив чердак от старого хлама, он устроил там что-то вроде компьютерного клуба пополам с тренажёрным залом. Надо ли говорить, где теперь пропадала вся соседская ребятня!

  Муж должен был вернуться с минуты на минуту, и когда с веранды раздался лёгкий стук в дверь, я сбросила фартук и помчалась открывать: Дели любил, когда его встречали на пороге. Я не раз спрашивала себя потом: если бы я в тот вечер так опрометчиво не распахнула дверь навстречу беде, может, всё сложилось бы иначе? Нет, конечно. Силу, с которой мы тогда столкнулись, не сдержала бы и гранитная скала, не то что стеклянная дверь веранды.

  На крыльце стоял незнакомый молодой мужчина в длинном чёрном плаще внакидку. Бледное лицо, холодноватые серые глаза, густые тёмные волосы, свободно падающие на плечи. Белое кашне, шёлковый шейный платок - синий в белый горошек. Чёрный удлинённый пиджак, под ним - белоснежная рубашка с жилетом; узкие чёрные брюки заправлены в высокие, до колен, сапоги, отделанные серебристым металлом. Его наряд выглядел необычно, но очень элегантно и безумно дорого. Ко всему этому полагалась ещё и роскошная машина - этакий малогабаритный дворец на колёсах. Я даже глянула на единственную калитку, ведущую с улицы в сад. Машины не было. Он что, пешком сюда пришёл? В таком виде? Я перевела удивлённый взгляд на гостя, ожидая пояснений.

  - Добрый вечер, - мягкий баритон, тёплая улыбка и ледяной оценивающий взгляд.

  - Добрый, - непроизвольно поёжившись, ответила я.

  Незнакомец уловил моё движение и отвёл глаза. Он был много выше меня ростом, и чтобы не смотреть поверх головы, уставился мне куда-то чуть выше солнечного сплетения. С размером груди у меня всегда был порядок, а после рождения мальчишек даже лучше стало. Хотите знать, чем можно сразить эльфа? Правильно! Женщины их расы имеют идеальную фигуру и потрясающе красивы, но с "верхом" у них почему-то не сложилось. И пришлось слегка смутившемуся гостю поспешно переводить взгляд обратно на моё лицо.

  А взгляд-то у Верховного всё тот же! Можно сколько угодно менять внешность, но чтобы поменять выражение глаз, нужно измениться самому. Я узнаю своего свёкра даже в образе носорога, просто заглянув ему в глаза.

  - Прошу прощения за столь неожиданный визит. Могу я видеть вашего супруга? - чарующий баритон пытался играть на струнах моей души.

  Не выйдет: уже занято! Интересно, что может быть общего у моего мужа с этим аристократом? Длина волос?

  - Он должен вернуться с минуты на минуту. Зайдите, пожалуйста, через полчасика, - вежливо ответила я.

  Я ни за что не впущу в дом незнакомца: после рождения наших близнецов Дель просил никогда этого не делать. Его взгляд и голос были так убедительны, что объяснений не потребовалось, тем более что меня саму не покидало какое-то смутное беспокойство.

  - Пап! - донеслось с лестницы.

  Мальчишки решили, что вернулся отец. Незнакомец вдруг как-то подобрался, и я почувствовала исходящую от него угрозу. Резко обернувшись, чтобы отправить сыновей обратно в комнату, я увидела их расширенные от страха глаза. Это последнее, что я помню. Дальше - темнота....


  Очнулась я в спальне, в собственной супружеской постели. Из-за приоткрытой двери на пол падала полоска света. Голова кружилась и болела так, что казалось, лопнет, как перезрелый арбуз, едва я пошевелюсь. Закусив губу и стараясь не стонать, я попыталась встать. С третьей попытки мне это удалось. Превозмогая боль, держась за стену, добралась до двери. Снизу, из гостиной, доносились голоса. Один несомненно принадлежал незнакомцу, только теперь в его мягком баритоне звенела сталь. Другой звучал хрипло, через силу, будто говоривший испытывал при этом мучительную боль. Однако ни слабости, ни покорности в его голосе я не услышала. Дель!

  Нужно было добраться до лестницы. Я сползла по дверному косяку на пол: в моём состоянии действовал лишь один способ передвижения - на четвереньках. В голове пульсировала боль, во рту появился металлический привкус. Я ощущала себя полудохлой рыбой, выброшенной на берег. Пытаясь избавиться от боли, обхватила голову руками и сильно сдавила виски. Слепящая вспышка - и темнота. Какое-то время я лежала, не двигаясь, почти не дыша, боясь открыть глаза. Боль исчезла! Ещё оставалась слабость, но с головой было всё в порядке. Осторожно сев, ощупала её руками. На месте! Тогда я даже не поняла, что сама исцелила себя. Так, теперь к лестнице, мимо опустевшей комнаты сыновей. Даже не заглянув туда, я уже знала: мальчишек в ней нет. Нет в доме, нет нигде: я больше их не чувствовала. Но внизу Дель, и ему нужна помощь. Подобравшись к балюстраде, я осторожно заглянула вниз.

  Незнакомец расположился в кресле перед камином, вытянув ноги к огню. Выглядел он теперь иначе: плащ превратился в чёрную, расшитую серебром тунику из тяжёлой струящейся ткани, классическая белая рубашка - в тонкую рубаху свободного покроя с широкими рукавами и богатой вышивкой по вороту и низу. Длинный жилет и узкие штаны приобрели глубокий синий цвет, и только шикарные сапоги, отделанные, как я сейчас понимаю, серебром, не изменились. Чёрный, синий, серебро - цвета клана Феа-эль-Дин"н. Тогда отец ФиДеля предпочитал именно их.

  Тёмные волосы незнакомца, изменив цвет, стали белоснежными и были собраны на затылке изящной заколкой. Если бы их владелец встал в полный рост, они, вероятно, опустились бы до бедра. И ещё одна деталь: гость был потрясающе красив. Если сначала его черты ускользали от меня, неуловимо меняясь, то теперь я смогла их рассмотреть. Правильный овал лица, идеальная форма носа, изящные очертания губ, чёрные брови над серебристо-зелёными глазами. Нет, всё-таки легче описать безобразие, чем совершенство! Но больше всего меня поразила форма ушей: слегка удлинённая, с заострёнными кончиками.

  Незваный гость расположился в любимом кресле Деля. Муж мог часами смотреть на огонь, поэтому часто устраивался перед камином, подперев голову рукой и подложив под себя согнутую в колене ногу. Как мальчишка! Кстати, в этом наши сыновья полностью повторяли отца. Теперь же Дель сидел в другом кресле - спиной к огню, напряжённо выпрямившись и положив руки на подлокотники. Он или не владел собственным телом, или был связан так туго, что с трудом не только говорил, но и дышал.

  Сейчас я знаю множество способов лишения возможности двигаться. Гномы, например, любят использовать Зов Камня, превращая человека в подобие каменной статуи, наделённой способностью мыслить и ощущать, но полностью обездвиженной. Это даже не считается магией, потому что способность к Зову у них природная, от родства с Камнем, что-то вроде эльфийского целительства. Юные гномы, к примеру, используют Зов, играя в "замри-отомри". Другое дело, подгорные маги. Они могут устроить вам такое развлечение на столетия, например, в наказание за преступление или за то, что за него сочтут. Есть у гномов и особая магия - рунная. Ею владеют таны, боевые маги подгорного народа. Когда налагается руна Корни Горы, кажется, что на тебя сверху села эта самая гора, да ещё и корни пустила. Таким заклинанием можно слегка придавить, а можно и.... В общем, мокрого места не останется.

  У эльфов тоже богатый арсенал. Например, Оковы, когда руки и ноги стягиваются невидимыми путами. Ими можно связать так, чтобы полностью лишить возможности двигаться, или просто ограничить подвижность: и лишних мучений не причинит, и сбежать не даст. Эльфийские же детки любят баловаться "ледяным зеркалом", превращая любую поверхность под ногами в каток, или "подсечкой", когда ноги вдруг перестают тебя слушаться, заставляя падать на ровном месте. На Деля же было наложено заклятие из Высшей магии, скорее всего, "сторожевая лоза", как я теперь понимаю. Эта невидимая гадость плотно обвивает тело и при малейшей попытке пошевелиться или изменить положение сжимается, причиняя сильную боль. Больно даже дышать и говорить, потому что это тоже движения. Беловолосый прекрасно знал о свойствах Лозы, но не ослаблял хватки. Значит, Дель оказался сильнее, чем он ожидал, и мог быть для него опасен.

  Голоса в гостиной звучали негромко, но я прекрасно слышала каждое слово. Говорили на необычно певучем языке, слегка растягивая гласные и удваивая согласные. На том самом языке, которому, шутя, обучал нас Дель, называя его Старшим. Мальчишки с удовольствием приняли новую игру, налету схватывая незнакомую речь, мне же она давалась с трудом, и я никак не могла понять странной настойчивости мужа. Но Дель только смеялся, поправляя ошибки и ставя произношение, и вскоре мы уже свободно общались на Старшей речи. Теперь же я ещё раз убедилась: он никогда ничего не делал просто так, даже если некоторые его поступки поначалу казались странными.


  - А ты сильнее, чем я думал, Фидо, гораздо сильнее! Ты не терял времени даром.

  - Всё ещё недостаточно силён, - прохрипел Дель.

  - Если продолжишь обучение, которое прервал по собственной вздорности, у тебя, возможно, и появится шанс против меня.

  - Я никогда не стану таким, как ты!

  - Тогда у тебя не будет ни единого шанса, - рассмеялся незнакомец.

  - Почему бы тебе просто не оставить меня в покое?

  - Ты слишком многого хочешь, Фидо. Я не могу допустить, чтобы будущий глава клана прозябал здесь, на задворках Вселенной, в одном из Запретных миров, в этой, - беловолосый окинул нашу маленькую гостинную брезгливым взглядом, - убогой лачуге! Как ты можешь жить здесь? Ты - Младший князь рода Л"лиоренталь!

  Дель хрипло рассмеялся и тут же закашлялся от боли. У меня сжалось сердце. Едва отдышавшись, он сказал:

  - Тебе не понять, Атар. Представляю, как неуютно ты себя чувствовал, оставшись без наследника. И причём здесь моё прозябание? Ты хотел сохранить положение главы клана и влияние в Совете, когда затеял мои поиски. Кстати, во сколько тебе обошлось это удовольствие?

  Услышав слова мужа, я бы упала, если бы и так уже не лежала на полу. Так это его отец?! Или тот, который внизу... не Дель? Ну нет, я достаточно хорошо его знаю! Конечно, это он, вне всяких сомнений, просто черты родного лица неуловимо изменились, превратив симпатичного парня в роскошного красавца. Теперь ФиДель выглядел копией отца: такая же шикарная грива, только чёрная и короче - до пояса, тот же миндалевидный разрез глаз, но не серебристо-холодных, а родных, тёмно-зелёных, та же привычка изгибать левую бровь и усмехаться уголком красивого рта. И эти уши! Да кто ж они оба такие?!

  Однако обдумать это мне не дали. Глаза, как я уже поняла, моего свёкра сузились и потемнели, он вцепился побелевшими пальцами в подлокотники кресла и подался вперёд, устремив на сына бешеный взгляд.

  - Удовольствие?! Да что ты можешь знать об этом, мальчишка, жалкий недоучка, предатель!

  Срывавшиеся с его губ слова били сына наотмашь. Дель застонал, из прокушенной губы выступила кровь. Похоже, это отрезвило его отца. Всё ещё тяжело дыша, он откинулся на спинку кресла.

  - Прости, - сказал он, - я забыл, как ты умеешь доставать. Давно не виделись.

  Дель закрыл глаза и перевёл дыхание. Я была готова убить своего нового родственника прямо здесь и сейчас! Мои пальцы начали светиться, но я не обратила внимания. Если бы тогда я знала и умела то, что знаю и умею теперь! Дель провёл по нижней губе кончиком языка, слизывая кровь.

  - Что ты собираешься делать с мальчиками? - спросил он.

  Его голос звучал теперь почти как обычно: видимо, отец всё же ослабил удавку. Гость улыбнулся.

  - Ты меня порадовал, не скрою. Имея стольких наследников, я уже могу выбирать. Хорошо, что энгвари способны приносить сразу двоих. И я уже проверил: мои внуки "чисты" - только Старшая кровь, без примеси. Не знаю, как такое возможно, но это факт!

  Так вот оно что: Старшая кровь, эльфы! Теперь понятно, почему фэнтези всегда так смешило Деля. А я любила эти сказки - они были такие красивые.... И вот эта красивая фантазия вполне реально сидит в моей гостиной и так же реально собирается лишить меня всего!

  - Не уходи от ответа, Атар! - потребовал Дель.

  - Я и не ухожу. Скажем, детей можно отдать твоей законной супруге. Ведь Лоредиль всё ещё твоя супруга, ты не забыл? Не захотела ваших, пусть воспитывает твоих. Думаю, она не будет против.

  - Ты не посмеешь! - рванулся к нему Дель и тут же снова застонал, отброшенный назад "стерегущей лозой".

  - Перестань дёргаться, Фидо, ты причиняешь себе ненужные страдания, - поморщился гость. - Ещё как посмею, и ты это прекрасно знаешь.

  - Это же... твои внуки, - задыхаясь, прошептал Дель.

  - Да, я помню. И поэтому у меня есть другой вариант.

  - Какой? - криво усмехнулся муж.

  - Ты возвращаешься на моих условиях: продолжение образования по особой программе, исполнение обязанностей Младшего князя, ещё кое-какие мелочи. За это ты получишь возможность обучать и воспитывать мальчиков. Иначе сам понимаешь - я буду вынужден искать другие способы убеждения.

  - Не оставляешь выбора?

  - Естественно: проигравший платит. Я потратил на тебя кучу средств, времени и сил, и поверь мне, мальчик, я заставлю тебя платить по счетам!

  Дель закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Я затаила дыхание. Перед мужем стояла сложная задача. Он должен был выбрать между мной, пребывающей в безопасности в собственной спальне, и детьми, которым неизвестность грозила бедой. Я бы в такой ситуации не колебалась.

  - Что будет с ней? - тихо спросил наконец Дель.

  Я знала, что он выберет правильно!

  - Должен ли я расценивать твой вопрос как согласие на мои условия?

  - Прекрати. Мы и так в твоей власти, - горько усмехнулся муж.

  Да за одну эту морщинку в уголке губ любимого я бы выдрала своему свёкру половину его роскошной белой гривы! А тот довольно кивнул, не подозревая о моих жестоких намерениях.

  - Рад, что ты понял, мальчик. Твоей энгвари ничего не грозит. Мне, разумеется, пришлось слегка подправить её память. Это не опасно: немного поболит голова, и только. Она всё забудет, уедет отсюда, начнёт новую жизнь. Интересная, кстати, девочка. Что-то в ней есть! И хорошо, что у тебя хватило ума поселиться в таком малонаселённом месте: не придётся делать глубокую зачистку.

  Дель снова дёрнулся, но промолчал. Отец посмотрел на него с насмешливым сочувствием:

  - Не стоит. Ты уже достаточно взрослый, и наши методы для тебя не секрет. А что касается твоей энгвари, то для неё так даже лучше. Да, кстати, ты ведь не забыл честно предупредить её, что жить с тобой и тем более иметь от тебя детей опасно для жизни?

  Вот мерзавец! И Дель тоже хорош: мог бы и рассказать! Знали бы хоть, к чему готовиться. Впрочем, я его понимаю: он просто боялся нас потерять. Стоит только вспомнить его лицо, когда я сказала, что жду малыша! Ну хватит. Я решительно встала, отряхнула джинсы и пригладила волосы: они слегка развевались, хотя в доме не было сквозняков. Привычные движения добавили уверенности, и я почти спокойно вышла на лестницу. Интересно, если бы я знала тогда, с магом какого уровня имею дело, изменило бы это хоть что-нибудь? Наверное, нет.

  - Доброй ночи, - странно звенящим голосом сказала я. - Позволите присоединиться?

  Мужчины, сидевшие у камина, подняли головы. Выражения их лиц были удивительно схожи и означали крайнее изумление. Правда, в глазах гостя я прочла ещё и интерес к неожиданно заговорившему хомячку.

  - Зря ты это затеяла, девочка. Зря. Лучше забудь: помнить гораздо больнее.

  Голос гостя звучал чарующе мягко, как тогда, на крыльце дома. Если он и был потрясён моим появлением, то умело это скрывал. Я взглянула в глаза Деля. "Нет, это опасно!" - кричали они. Опасно? Брось, любимый. Я только что потеряла детей и вот-вот могу лишиться мужа. Не помешаю безобразию, так хоть душу отведу! И я начала спускаться - медленно, превозмогая вновь накатившую слабость. Пальцы искрили, в воздухе пахло озоном. Я не понимала, что со мной происходит, зато это прекрасно понял эльфийский маг. Одним взмахом руки он создал прозрачную голубоватую стену, отгородившую лестницу от гостиной.

  - Не стоит так волноваться, девочка, - сказал он, вставая. - Однако было бы интересно побеседовать с тобой в свете новых обстоятельств.

  Маг перевёл взгляд на Деля, но тот не среагировал. Он смотрел на меня так, будто видел в последний раз.

  - Определённо здесь кое-что ускользнуло от моего внимания, - с оттенком сожаления в голосе продолжил гость. - Зная своего сына, я должен был предположить нечто подобное. Жаль, что уже не осталось времени. Переход - дело серьёзное, и неожиданности нам ни к чему.

  Отец Деля снял с волос то, что я посчитала заколкой, и белоснежная волна рассыпалась по плечам. Как я и предполагала, волосы оказались ниже пояса. "Заколка" сломалась в его пальцах с сухим треском, и тут же посреди гостиной возникло свечение, превратившееся в сверкающий овал. Внутри клубился белёсый туман. Дель рванулся изо всех сил, но "стерегущая лоза" держала крепко. Он вскрикнул и потерял сознание. Думаю, он сделал это намеренно: боль от расставания была просто невыносима.

  - Прощай, девочка. Ты сильнее, чем я думал, много сильнее. Надеюсь, ты всё же забудешь, потому что никогда больше их не увидишь. Фидо сам избавил себя от страданий, последуй же его примеру. Если нет, тогда мне искренне жаль тебя.

  Движением руки отец Деля отправил сына вместе с креслом в открытый портал и шагнул в него сам. Сверкающий овал начал гаснуть. Когда я перестала чувствовать любимого, невыносимая боль потери перехватила дыхание и заставила меня упасть на колени. "Никогда больше не увидишь." Так вот о каких страданиях говорил его отец!

  - Де-ель! - вырвавшийся крик огненным валом прокатился по комнате, сминая энергетический барьер, и рванулся в портал. Послышался далекий крик ярости, гаснувший овал полыхнул и исчез. А я провалилась в темноту....


  Мы с Фаротхаэлем смотрели друг на друга. Помнится, пару лет назад его волосы были длиннее. Неужели, я всё-таки достала его тогда?

  - Я всегда был против игр с огнём, - усмехнулся Верховный. - А тебе всё же удалось переиграть меня....

  - Не называй меня девочкой!

  - ... Анна-Тара. Так, кажется?

  Кажется, так. Я окинула комнату быстрым взглядом: большой стол, заваленный бумагами, ряды книг до самого потолка, прозрачный шар из цветного стекла на подставке. Рабочий кабинет, не иначе. Откровенно говоря, я ожидала, что из комнаты-ловушки Архимаг переправит нас к Сейни, но у него оказались свои соображения. Зачем Ноэ"Тхафар устроил нам эту встречу? Переиграть самого Фаротхаэля! А ведь он не смог распознать во мне Силу, между тем как его архипредок сделал это сразу. Неужели Верховный меня не видит?! Я заглянула в Веду. Так, что тут у нас? Ментал.... Астрал.... Вот это да: Верховный маг низшего ранга Силы! Это кто ж так постарался?

  - Я, - ответил Ноэ"Тхафар.

  Архимаг внимательно наблюдал за нами. Старейший эльф Эльдамаля с серебристым взглядом Древнего и тёмными волосами юнца. Ребята предупреждали, что Ноэ"Тхафар несколько необычен. Кажется, необычность этого Перворождённого превысила мои ожидания.

  - Видишь ли, ТариАна, у Фаротхаэля серьёзные проблемы с Равновесием, а такие фокусы, как портал в Тёмный Лабиринт, даром не проходят. Мы с Линдориэлем могли бы помочь, но Верховный маг клана привык всё решать сам. Словом, мне пришлось закрыть для него высшие слои Астрала. Так сказать, во избежание последствий.

  Дель был бледен, как полотно.

  - И поэтому нас встретил ты, - медленно проговорил он.

  - Именно, - кивнул Архимаг. - Сильнейший маг Эльдамаля всего лишь потерял Силу, но всё могло кончиться гораздо хуже. Хорошо, что вы догадались дождаться утра.

  - Да. Благодаря Тари, - заметил Гил.

  На лице Фаротхаэля не дрогнул ни один мускул. Его сыновья стояли рядом, но он упорно продолжал смотреть мимо них. Герой! Оставил своих без Верховного мага. А как же "клан превыше всего"? Стоп, я что, уже мыслю категориями эльфов?

  - И что теперь, Атар"Тэ?

  - Ничего, Фидо. Будем искать решение, а пока у клана есть я и Линдориэль, да и вы появились очень кстати, - улыбнулся Ноэ"Тхафар. - Надеюсь, услышанное здесь не покинет пределов этого кабинета, феальдины?

  Последнее было сказано совсем другим тоном. Как же быстро меняется выражение глаз Архимага: только что плясали искорки смеха, и уже ледяной огонь! Фаротхаэль наконец взглянул на сыновей. Выдержать их ответные взгляды было непросто. Я вдруг поняла, что во мне не осталось гнева - только жалость. Двое на одного? Ну уж нет! Я едва заметно кивнула Зарти. Сын проскользнул между отцом и Гилом и тронул деда за руку.

  - Атар"Тэ, где Сейни?

  Верховный вздрогнул, будто очнулся, и посмотрел на внука. Его рука неловко скользнула по волосам мальчика.

  - Прости, Зарти, мы несколько увлеклись. Сейни в Седьмой Башне, ему уже лучше.

  - Так она и правда есть - Седьмая? - не удержался сын.

  - Есть, - улыбнулся Фаротхаэль.

  Кажется, обстановка чуть разрядилась. Тогда нам пора.

  - Всё остальное может подождать, не так ли, Архимаг? - напомнила я.

  - Конечно, Посвящённая. Я провожу, - кивнул тот.

  - До порога, - предупредила я. - Дальше только мы с Элизартом.

  - Не доверяешь? - Ноэ"Тхафар изогнул красивую бровь.

  - Почему? Просто считаю, что вы уже сделали всё, что могли.

  Архимаг не мог не уловить намёка на собственную неудачу, но был слишком умён, чтобы это показать. Фаротхаэль же смерил меня холодным взглядом.

  - Должен напомнить: Элизарт ещё не достиг Первого Совершеннолетия.

  Кому напомнить? Мне?!

  - Я помню, сколько лет моему сыну, Верховный. Он справится. Если сомневаешься, проверь его Пределы Силы.

  И без того холодное лицо эльфа застыло, словно маска. Маг, лишённый магии! Я прекрасно помнила, что чувствовал Гил, потеряв дар по его воле, поэтому сказала:

  - Прости.

  - Тара?

  - Всё в порядке, Дель. Мы же всегда рядом, помнишь?

  /И не вздумайте снова устраивать отцу проверку на прочность! Будь у него прежняя Сила, он уже выдал бы вам на мелкие расходы/, - мысленно добавила я.

  Ноэ"Тхафар не смог сдержать улыбки. Надо же, я и забыла, с кем имею дело!

  - А вот подслушивать нехорошо. Тем более Архимагу.


  Младший князь

  Гиллэстэль


  Помню ли я отца? Дель считает, что должен, раз память вернулась. Наверное, он прав. И всё же облик родителя почему-то ускользал от меня, едва я пытался его представить. Как же красиво он использовал меня против брата! Тогда, в Андареле, Фаротхаэль отделался общими фразами и даже не назвал своего имени, а я, опытный Охотник, Мастер Следа, просто поверил незнакомцу на слово. Впрочем, не удивительно: отец, прекрасно изучив одного сына, легко переиграл второго. "Клан превыше всего!" Теперь и я это знаю.

  Феальдин по рождению, но не по воспитанию, я не был готов к Внешнему Поиску, и Верховному пришлось преподать мне ускоренный курс молодого бойца. Правда, позже он забрал у меня все приобретённые навыки вместе с памятью и даром создавать "живое" оружие. Однако вспоминать пройденное легче, чем изучать новое, и мне не раз доводилось удивлять брата, когда тот пытался сделать из меня "настоящего Духа". Дель готовился к Связи с Фаротхаэлем, а я всё никак не мог понять, почему победа в споре с отцом так важна для него. Мне казалось, что эльфу, достигшему Времени Зрелости, бойцу и командиру, что называется, "от Элутара", уже не нужно никому ничего доказывать. Позже я понял причину: Верховный признавал только равных себе. При виде нас отец даже не изменился в лице - потеряв магическую Силу, он сохранил потрясающую силу личности.

   - Жду вас в кабинете, Младшие князья, - бросил Фаротхаэль, едва Тари и Зарти в сопровождении Архимага исчезли в портале.

  Когда за Верховным закрылась дверь, я повернулся к брату, ожидая пояснений.

  - Это кабинет Линдориэля. Отец имел в виду свой, - сказал Дель.

  Я посмотрел на заваленный бумагами стол.

  - А где же хозяин?

  Дель пожал плечами.

  - Да где угодно. Например, в Одиноком замке на Побережье.

  - Погоди, разве он не глава клана?

  - Глава, и довольно жёсткий. Я же рассказывал тебе о его поединке с отцом. Просто наш дед ценит одиночество и тишину, и предпочитает наслаждаться этим за полмира отсюда.

  - Даже в такой важный момент?

  - Что ты называешь важным моментом, Гил? Уж не наше ли с тобой возвращение?

  Я внимательно посмотрел на ФиДеля: вроде не шутит. У меня не было слов. Брат улыбнулся.

  - Да всё в порядке, Гил, здесь же Ноэ"Тхафар. Просто гениальные идеи посещают Линдориэля исключительно в собственном замке. Кстати, неустойчивое Равновесие отца - результат воплощения одной из его идей. Ладно, ты готов к поединку?

  Я поднял бровь.

  - Ты не забыл, о чём просила Тари?

  - Тара - женщина, и она....

  - Умница, - закончил я.

  - Погоди, Гил. Я хотел сказать, она умеет прощать.

  - А ты?

  - Меня этому не учили.

  - Тебе кажется.

  Мы замолчали, глядя друг на друга.

  - Хорошо, - сказал наконец брат. - Ты готов к разговору?

  - Всегда, - улыбнулся я.

  - Тогда вперёд.


  Замок Семи Башен поражал великолепием: дорогой камень отделочных панелей, мозаика самоцветов, хрусталь зеркал и светильников, мебель редких пород дерева. Дерева?! В Андареле использовалась только плетёная мебель из особой лозы, требующей регулярной обрезки. Я остановился, не веря своим глазам. Дель рассмеялся и потянул меня за руку.

  - Пошли-пошли, это имитация.

  - Имитация? А выглядит, как настоящее!

  - Всё остальное и есть настоящее. Да пошли же!

  Как позже пояснил Дель, мастера из клана Кеменоль, клана Земли, могли воспроизвести любой природный материал с сохранением его свойств. Чем меньше таких подделок было в замке - тем влиятельнее считался род. Исключение делалось только для дерева - настоящее не использовалось совсем. И ещё: эльдамальские эльфы отказались от оренмаров, научившись выращивать дворцы. Причём невозможно было различить, что было заложено создателем, а что Замок "додумал" сам. Словом, с нашим родовым гнездом могла сравниться разве что резиденция Правителя ГаэрЛин"на, остальные андарельские дома выглядели куда скромнее.

  В Семи Башнях жила большая часть рода Л"лиоренталь, поэтому и размеры замка были соответствующие. Чтобы добраться до кабинета отца, нам пришлось несколько раз воспользоваться внутренней сетью Перемещения. Замковые порталы располагались в окнах, зеркалах и даже картинах. На первый взгляд, странно, на самом же деле весьма разумно: вряд ли кто-нибудь станет испытывать на прочность каждое зеркало или окно. Кстати, считать залы, лестницы и коридоры я даже не пытался: всё равно не запомню. ФиДель только посмеивался, глядя на мои усилия, и наконец снизошёл:

  - Ладно, напомнишь, чтобы я передал тебе планы замка и сеть порталов.

  И выразительно постучал пальцем по виску. Пройдя через Библиотеку, мы свернули в короткий коридор, в который выходили две массивные двери - одна против другой. ФиДель остановился между ними.

  - Справа - кабинет отца, слева - Младшего князя.

  - Твой?

  - Я же сказал: Младшего князя. Мой в Восточном крыле.

  Я пожал плечами, устав удивляться. Брат положил руку на резную ручку и, обернувшись, предупредил:

  - Не вздумай повторить, пока не получишь Ключа.

  Кабинет Верховного не слишком отличался от кабинета Линдориэля, разве что своими размерами да окном во всю стену с видом на замковый парк. Ближняя часть парка была погружена в тень, а дальней уже коснулись лучи Анора, и на залитых солнцем лужайках лежал тёмный силуэт зубчатой громады замка. Западная сторона! Должно быть, отсюда открывался прекрасный вид на закат. Я отвёл взгляд от окна. Шкафы с книгами, большой рабочий стол, несколько кресел у камина, хенеэльдегон Дальней Связи. Фаротхаэль появился неожиданно и совсем не оттуда, откуда я ожидал: оказывается, часть кабинета была скрыта за книжными шкафами. Верховный окинул взглядом ФиДеля, чуть задержавшись на его лице. Мне показалось, в глазах князя мелькнула боль: заметил шрам. Когда пришёл мой черёд, я ответил спокойным, чуть холодноватым взглядом, как это принято между незнакомцами. Когда молчание затянулось, брат решил вмешаться:

  - Атар....

  - Я знаю, кто это, Фидо, - оборвал Верховный. - С памятью у меня всё в порядке.

  Фаротхаэль резко отвернулся и отошёл к окну. Его силуэт чётко обозначился на светлом фоне, словно тёмный отпечаток на полотне моей жизни. Почему отец не позволил мне быть рядом? Мы с ФиДелем обменялись взглядами: кажется, я стал лучше понимать брата. Верховный опустился в кресло и указал на стоящие напротив, приглашая к разговору. Он расположился перед нами, сложив на груди руки, нога на ногу, его окованный серебром сапог, покачиваясь, пускал солнечные зайчики по натёртому полу. Эльф как эльф: бледное красивое лицо, в глазах - обычная для Старших усталая обречённость, и только где-то в льдистой глубине дышит умело скрываемый огонь.

  - Я думал, это никогда не кончится, - сказал он наконец.

  - Для Перворождённого "никогда" понятие конечное, Атар, - заметил Дель. - Что именно ты имел в виду?

  - Ваше отсутствие: твоё и Гиллэстеля.

  - Ты это заметил?

  Верховный улыбнулся мягкой, не свойственной ему улыбкой, чем явно озадачил ФиДеля.

  - Что ты хочешь услышать, Фидо? Признание того, что без вас моя жизнь не имеет смысла? Считай, ты его услышал.

  Мои брови удивлённо взлетели. Ещё бы: признание, которого так долго добивался брат, прозвучало так легко!

  - Что тебя удивляет, мальчик? - повернулся ко мне Верховный.

  - Множественное число, - ответил я. - Ты сказал: "без вас", Старший князь.

  - Так и есть, - снова улыбнулся тот и посмотрел на брата.

  - Скажи честно, Фидо: ты ведь всегда это знал?

  Дель холодно взглянул на отца.

  - Знал? Я мог только надеяться, а Гилу не досталось и этого.

  - Я тоже был кое-чего лишён, правда, мне было проще: я понимал причину. Всё, что вас интересует, Младшие князья, найдёте там, - Фаротхаэль кивнул в сторону стола. - Аттансы по-прежнему внизу слева, Фидо.

  - Я помню, Атар.

  - Надеюсь. А теперь то, чего вы там не найдёте.

  Верховный поднялся и прошёлся по кабинету, жестом позволив нам не вставать.

  - Я всю жизнь был под прицелом, Младшие князья, - начал он. - Думаю, вам не нужно объяснять, почему. Поначалу безопасность меня не волновала: я был слишком занят работой, кроме того, за моей спиной всегда стоял отец. Линдориэлю приходилось прикрывать меня по всем направлениям. Чего ему это стоило, я понял, когда появились вы.

  - Ты сказал об этом Линдориэлю? - спросил ФиДель.

  - О чём? - поднял бровь Верховный.

  - Ты не меняешься, Атар, - вздохнул брат.

  Фаротхаэль озадаченно смотрел на него. Похоже, он задолжал не только нам, но и собственному отцу, и понял это только сейчас.

  - Должно быть, ты прав, Фидо. Я подумаю, - сказал Верховный, снова устроившись в кресле. - Но речь не об этом. Ваш дар оказался слишком очевидным, чтобы его скрыть, и слишком неопределённым, чтобы оценить его силу. Словом, нужно было выиграть время. К тому моменту мои возможности возросли настолько, что делали бессмысленными попытки устранения. Но вами мы рисковать не могли.

  - Поэтому вы нас разделили, решив рискнуть только одним из нас, - закончил я.

  - Ты был нашей страховкой, Гиллэстель, единственной надеждой Эльдамаля на случай....

  - Я понял, Старший князь.

  - Нам пришлось оборвать все связи, ведущие к тебе - иначе план бы не сработал. А рядом с Фидо были мы.

  Элутар! Представляю себе их родительскую заботу!

  - Судя по тому, что Дель сбежал от вас на Терру, вы слегка перестарались, - заметил я.

  - Видишь ли, мальчик, я не мог подпустить твоего брата к себе, чтобы не подвергать дополнительному риску.

  - А как насчёт просто поговорить? - усмехнулся ФиДель.

  - Я не силён в разговорах, ты же знаешь, Фидо, - Верховный слегка развёл руками. - Что до твоего побега.... Он мог привлечь внимание, так как указывал на вполне определённые способности. Кроме того, я не мог допустить, чтобы дар остался без защиты. Словом, ты вынудил меня рискнуть безопасностью Гила.

  Как просто: во всём виноват Дель!

  - Но наша встреча с тобой, Старший князь, была случайной, - возразил я. - По словам Светозарного, эльдамальский гость проявил интерес к его "живому" мечу, но прибыл в Андарель совсем по иному поводу. Думаю, идея использовать одного сына против другого возникла у тебя позже.

  - Князь Ар-Маэгрил стал излишне разговорчив, - заметил отец. - Однако ты прав: мне пришлось принимать решение подключить тебя к поискам брата уже на месте.

  - А как же Дева Света, Старший князь?

  Наши взгляды встретились, вернее, столкнулись. Ещё бы: отец отнял у меня несколько лэдов жизни, в том числе и детство Сильвен! На этот вопрос Верховный ответил не сразу. Какое-то время он задумчиво рассматривал носок сапога, затем поднял глаза на меня:

  - Я просил руки Флорелин, дочери князя Ар-Маэгрил. Такова официальная легенда моего посещения Андареля.

  - Да, конечно, - кивнул я. - К тому времени Флора уже была моей супругой. Если ты этого не знал, значит, князь Ар-Маэгрил не так уж и разговорчив.

  Услышав это, отец подался вперёд.

  - Что ты сказал?

  - Флорелин Ар-Маэгрил - супруга Гила, Атар, и Тин-Талион признал их брак, - подтвердил Дель. - Кстати, ты должен своему сыну восемь лэдов жизни его дочери и целую коллекцию нерождённых мечей. И всё это не считая твоего долга мне.

  Фаротхаэль откинулся на спинку кресла.

  - Однако, - только и смог вымолвить он.

  А я вдруг отчётливо вспомнил свою холодную тоску и щемящую пустоту на месте иссякшего Источника дара. Сир"рис тут же просигналил о готовности, и мне пришлось успокаивающе коснуться пояса. Не знаю, заметил ли этот жест отец. Впрочем, заметил, конечно, просто не подал вида.

  - Так чем же тебе помешал мой дар оружейника, Верховный маг Фаротхаэль?

  - Это была вынужденная мера, Гиллэстель. Сколько ты создал артефактных клинков? Три? Иллитэль Синтарэн, ГаэрЛин"н и Тин-Талион. К тому времени твои клинки-синтары были уже известны в Амандоре, и ты находился в шаге от воплощения сир"риса. Такой Мастер оружия просто не мог долго оставаться незамеченным. Считай, нам повезло: я успел вовремя, иначе вся работа по твоей безопасности пошла бы насмарку.

  - Жестоко, не находишь? - заметил Дель.

  - Игра с самого начала была жестокой для всех, Фидо. Возможно, по этой причине её первая партия и осталась за Светом. Надеюсь, когда-нибудь в обозримой Вечности вы сможете нас простить, Младшие князья.

  Так игра ещё не закончена? Значит, в обозримой Вечности нам будет, чем заняться. Но вот простить....

  - Как сказал Дель, для эльфа "никогда" - понятие конечное, Старший князь, - ответил я.

  Фаротхаэль понимающе кивнул.

  - Возможно, тогда ты назовёшь меня отцом и разрешишь увидеть твоих жену и дочь. Большего подарка, чем этот брак, ты не мог мне преподнести, Гиллэстель. Благодарю.

  Я откровенно растерялся: а как же его собственный интерес?

  - А ты разве....

  - Нет, конечно, - улыбнулся отец.

  Я не знал, что ответить. Мне было страшно глянуть в сторону брата: теперь признание отцом его брака с Тари выглядело ещё более призрачно.

  /Всё в порядке, Гил/, - услышал я по Связи.

  Я поднял глаза на брата: тот, улыбаясь в своей особой манере, смотрел на отца. Мне стало нехорошо.

  /Дель, помнишь? Это разговор, не поединок!/

  Но брат не ответил: он уже принял решение. Элутар, не стоило Фаротхаэлю, зная характер сына, так демонстративно отдавать предпочтение Флоре!

  - Видишь ли, Гил, - начал Дель, - должен тебя разочаровать: на самом деле Старший князь Л"лиоренталь, даже если бы и хотел, просто не смог бы с тобой соперничать: по Закону он... как бы это сказать... не свободен.

  Брат помолчал, ожидая ответа Фаротхаэля. Когда его не последовало, он продолжил:

  - Наша мать - Тоэлин из рода Тоэрэн - всё ещё его супруга. В клане Сил"лемен об этом не знали, что давало отцу надёжную легенду для визитов в Андарель. Ваш союз с Флорелин тогда ещё не был признан, и это давало Тин-Талиону свободу для манёвра в клановых играх. Однако если бы Флора была свободна и дала согласие на брак.... Словом, соблазн был бы слишком велик. Я ничего не перепутал, Атар?

  Лицо отца снова превратилось в безжизненную маску, как тогда, в кабинете Линдориэля, когда Тари невольно напомнила ему о потере магической Силы. Фаротхаэль прикрыл глаза ладонью. В тот момент я ему даже сочувствовал. Но ведь он сам сделал Деля таким, научив отвечать на удар ещё более сильным и точным ударом!

  Не отнимая руки от лица, Верховный произнёс:

  - Не сейчас, Фидо, прошу.

  Тот смерил отца холодным взглядом, но всё же ответил:

  - Как скажешь.

  - Благодарю.

  - Не стоит. Будь ты прежним, я бы принял другое решение.

  Отец опустил руку и посмотрел на него.

  - Будь я прежним, я бы тоже говорил иначе.

  - Да-да, знаю, - усмехнулся Дель, - Тара предупреждала.

  Верховный поднял левую бровь и сложил на груди руки. Быстро же он оправился от потрясения!

  - Твоя мелиана? Я бы предпочёл продолжить наш разговор в её присутствии.

  И увидев расширенные от изумления глаза брата, добавил:

  - Не возражаешь? Тогда на сегодня довольно.

  Я не мог скрыть восхищения. Дель предупреждал, что отец - сильный противник, но чтобы настолько! Верховный начал было подниматься, но что-то вспомнив, вновь опустился в кресло.

   - Да, чуть не забыл!

  Он вытянул руку ладонью вперёд, и меня тут же пронзил ледяной холод. Я не мог вздохнуть, от страшной боли во всём теле на глазах выступили слёзы. К счастью, длилось это недолго. Я хватал ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание, а Фаротхаэль невозмутимо продолжил:

  - Это Ключ от замка и моих лабораторий, мальчик. Твой кабинет напротив моего, рядом с кабинетом брата: раньше он был закрыт. Комнаты тебе покажет Фидо. И готовьтесь к отчёту по Поиску, феальдины: клан по-прежнему превыше всего!

  Отдышавшись, я взглянул на Деля. Тот улыбался. Вот пижон!

  - А предупредить? - спросил я.

  - А зачем? Так же интереснее, правда, Атар?

  Отец поднял левую бровь, и я отчётливо понял, кто главный пижон в роду Л"лиоренталей.


  Наши комнаты оказались похожи, как две капли воды - вплоть до цвета обивки мебели и узоров на гобеленах. Правда, в моей пока ещё царил первозданный порядок. Я распахнул гардеробную и удивлённо застыл. Мы с братом выросли в разных мирах и просто не могли быть одинаковы во всём. Дель, к примеру, предпочитал одежду тёмных тонов, хорошо подогнанную по фигуре, и по привычке придерживался цветов клана: чёрный, синий, серебро. Я же любил более свободный крой и традиционные эльфийские цвета - зелёный, коричневый, золотистый. Так вот: заполнявшая гардеробную одежда полностью соответствовала моим вкусам. Неужели отец?

  - А то кто же? - усмехнулся Дель. - У него было время подготовиться к твоему возвращению.

  От брата я уже знал, что у Тари и мальчишек пока всё в порядке. Это означало, что можно расслабиться. Мы с наслаждением сбросили надоевший элас и отправились в душ. Впрочем, душем это только называлось. Вынырнув из-под водопада, я смотрел, как Дель готовится к прыжку со скалы. Для меня, выросшего на Побережье, всё это искусственное великолепие было несколько мелковато, но, учитывая, где мы находились, выглядело вполне пристойно. ФиДель вошёл в воду легко и чисто, как меч в ножны. Неплохо для сухопутного эльдамальца! Вынырнув, он отбросил с лица мокрые пряди и улыбнулся. Вблизи водопадов шум слегка оглушал, поэтому нам приходилось говорить, дополняя слова жестами.

  - Ну что, по последнему? - спросил Дель, кивнув в сторону "вышки".

  Взглянув вверх, я едва успел отпрянуть в сторону, а вот брату пришлось уйти на глубину, чтобы избежать столкновения. Тем удобнее ему было вылавливать ныряльщика.

  - Элизарт!

  Отконвоировав сына на мелководье, Дель приступил к допросу.

  - Откуда ты, прелестное дитя?

  - А что, нельзя? - пытаясь вытрясти воду из уха, спросил Зарти.

  - Нельзя падать на голову взрослым.

  - Я же вам кричал!

  - Элизарт, здесь водопады, если ты не заметил. И потом, среди приличных эльфов принято ждать реакции на голос. Ясно?

  Парень нахмурил брови, но промолчал. Я с трудом сохранял серьёзность, наблюдая за братом и племянником. Подумаешь, не так предупредил! Силли это вообще бы в голову бы не пришло. Как же мне всё-таки не хватает моей принцессы!

  - Атар, мама просила, чтобы вы не приставали к деду с некро... некор... в общем, с неправильными вопросами.

  Не выдержав, я рассмеялся. У ФиДеля тоже подрагивали губы, но он пока держался.

  - Не мама, Зарти - Амари: мы в Эльдамале, - мягко напомнил он сыну.

  Мальчик взглянул на него потемневшими глазами.

  - Я не буду так её называть, Атар. Амари - это Лоредиль. А мама - это мама.

  Отец и сын какое-то время молча смотрели друг на друга, потом ФиДель неожиданно улыбнулся.

  - Ну, мама, так мама. Терпеть не могу формальностей!

  Раздевалка у озера-бассейна выглядела, как настоящий грот. Зарти, стоя чуть поодаль, наблюдал, как мы, набросив на плечи купальные алеты, отжимаем мокрые волосы, но присоединяться не спешил. Дель взял из стопки полотенце, чтобы перебросить сыну, но между ладонями мальчика появился и начал стремительно расти водяной шар. Кажется, этот фокус я уже видел!

  - Ну, Ролли! - усмехнулся брат, и прозрачная сфера взорвалась фонтаном брызг, окатив Зарти с ног до головы.

  - Ну А-атар! - разочарованно протянул тот, утирая лицо.

  Я удивлённо взглянул на ФиДеля.

  - Видишь ли, Гил, такие игры вблизи открытой воды могут плохо кончиться. Особенно с немеряной Силой нашего парня и его никаким опытом в магии, - пояснил он.

  И, завернув слегка обиженного сына в полотенце, добавил:

  - Ещё один такой фокус, Элизарт, и я закрою тебе доступ в Астрал.


  - Пойду, пройдусь, Дель, - сказал я, когда мы вернулись к себе.

  - Ну пройдись, - ответил он, шнуруя сапог.

  - А не заблудишься? - недоверчиво спросил Зарти.

  Я рассмеялся.

  - Для тех, кто ещё не понял: я здесь родился.

  Покончив со шнуровкой, брат удовлетворённо притопнул ногой и заметил:

  - С планом всё же иногда сверяйся, Гил.

  - Всенепременно!

  Я подмигнул Зарти и направился к выходу.

  - Гил! - оклик брата остановил меня уже в дверях. - Могу я уточнить цель прогулки?

  - Видишь ли, Дель, мы с Замком давно не виделись. Хочу напомнить ему о себе.

  Брат понимающе усмехнулся.

  - Привязка к местности? Ты поосторожней там, без фанатизма.

  Я поднял левую бровь.

  - Командир?

  - Да ладно, Мастер Следа! И ещё: наши наверняка примут тебя за меня. Не разочаровывай их, Младший князь Л"лиоренталь. Если что, я на Связи.

  Я помахал ребятам рукой и вышел. Мы с Замком действительно давно не виделись - с самого моего рождения, и он, вновь обретя одного из хозяев, старался показаться ему в наилучшем виде. Цветные витражи играли в лучах Анора, фонтаны искрились и пели, а в мраморный пол можно было смотреться, как в зеркало. Зал сменялся залом, галерея галереей, и нигде я не встретил ни души. Как бы выглядело всё это великолепие, если бы не поддерживающая его магия? Наверное, так же, как Покинутый замок ду серке.

  Итог игры, о которой говорил отец, оказался не утешителен для Тёмного клана. Ду серке не обнаружили меня, не смогли убрать Деля, а утечку сведений о ментальном Навигаторе предотвратил Морханатар Рол"леноль. Однако следующий ход по-прежнему за ними, и, насколько я понимаю, их не остановит даже погасший андарельский Маяк. Для меня это означало одно: Око Света больше не самое безопасное место в Амандоре. Тари и Дель правы: пора перехватить инициативу и прекратить эту смертельную гонку. Мы начнём свою игру - игру на опережение, и пусть Тёмный Охотник попробует отказаться нам помочь!

  Первым делом мне нужно было добраться до Цитадели - особо охраняемой части замка. В ней содержались те, кто представлял опасность для клана Фэа-эль-Дин"н, а значит, ду серке находился именно там. Точное расположение узилища было известно лишь Старшим, но в Цитадель вёл особый портал, не входивший в замковую сеть. Как Младший князь, я имел к нему доступ. Кроме плана замка и сети порталов Дель постарался вложить в мою память всё, что должен знать и уметь наследник Правящего рода. Оказалось, стать настоящим Младшим князем не так просто. Чтобы воспринять такой объём сведений, даже тренированной памяти Мастера Следа требовалось время. Одним словом, то, что брат познавал на протяжении жизни, мне придётся осваивать на ходу. Войдя в зимний сад, я ещё раз мысленно отдал должное фантазии Архимага, и невольно задержав дыхание, шагнул в прозрачные струи водопада.


  Круглая комната с низким потолком, от центра в стороны расходятся узкие коридоры из грубого серого камня. Неприветливое место! Зато надёжное, как сказал бы командир и снова оказался прав. Я ощутил мощное подавляющее воздействие: даже попытка выхода отсюда в высший Астрал могла стоить запаса Жизненной Силы. Значит, это и есть тхашатхон - камень, поглощающий магию. Да, когда-то Подгорные короли делали Перворождённым поистине королевские подарки. К сожалению, тхашатхон не видит магических амулетов, поэтому ду серке и удалось пронести на выпускные Испытания гиллт, заряженный Смертью. Впрочем, я не собирался здесь пользоваться Астралом - Ментала будет вполне достаточно.

  Шагнувший мне навстречу феальдин приложил правую руку к груди и склонил голову в поклоне.

  - Младший князь Л"лиоренталь!

  Я медлил с ответом, рассматривая воина. Белоснежные волосы, собранные в высокий "хвост", разделены на пряди, в каждой поблёскивают вплетенные лезвия. Чёрный элас костюма стянут изящным поясом Мастера Сгибающего-меч. Я смотрел в льдисто-зелёные глаза феальдина и понимал, что знаю его лично, но перегруженная память не спешила с подсказкой. Во взгляде воина мелькнула растерянность. Элутар, ещё бы! Дель никогда не расставался с эласом и высокими сапогами, я же носил их только когда работал, то есть тоже почти постоянно, но сегодня был не тот случай. Кроме того, всем цветам я предпочитал тёмно-зелёный и серебристо-серый - цвета рода Синтарэн. Флора считала, что их оттенки великолепно подходят к моим глазам. Ну наконец-то вспомнил: Мастер Ниэтэль, род Танцующего Змея! У них семь Мастеров ранга Сгибающих-меч, больше только у Поющего Ландыша. Всё правильно: в этом астэре их черёд охранять Цитадель.

  ... Очнувшаяся память подсунула картинку: Звенящий Луг, состязание лучников. В глазах Ниэтэля - бесконечная преданность.

  - Прости, Предводитель. Тогда, в фандарге, ты ведь мог....

  - Мог, но не счёл нужным.

  - Благодарю. Я не забуду.

  - Ты - воин клана, Мастер. Об этом помни! ...

  На Сборах Мастеров брат мог бы заставить его признать поражение, но предложил ничью, чем заслужил особую преданность Ниэтэля. Не забыть бы ещё, что это не я, а Дель говорил с Танцующим Змеем. Обмен памятью - вещь несложная, главное - научиться отличать свои воспоминания от чужих.

  - Авен Элль, Мастер Ниэтэль, - кивнул я наконец.

  Воин подавил облегчённый вздох. Очевидно, моё долгое молчание он принял за неудовольствие и всё это время гадал о его причинах. Я коротко изложил цель визита. Согласно Этикету, командир Стражей Цитадели должен был лично сопровождать членов Правящей семьи. Я не возражал: зачем напрягать и без того перегруженную память? Серый коридор с низким сводчатым потолком, тусклый свет, голые стены. Ниэтэль коснулся неприметного выступа, его ладонь на мгновение вспыхнула синим. Ключ! Перед нами открылся дверной проём, в котором клубился туман. Ещё один Переход? Разумно!

  - Прошу, Предводитель.

  И я шагнул в портал.

  Небольшая комната, разумеется, без окон, на стенах - всё тот же тхашатхон, завешенный гобеленами. Обстановка скромная: узкая кровать, стол, пара кресел, несколько полок для книг и одежды, правда, пустых. Это напомнило мне мою комнату в Академии - только самое необходимое, как и предписывали традиции. В полутьме я не сразу разглядел ду серке. Тёмный эльф полулежал на кровати поверх покрывала и смотрел в потолок. Окровавленные лохмотья, оставшиеся от его костюма, сменила вполне приличная одежда. Изящная татуировка на лице и шее чуть пульсировала бледно-зелёным, в открытом вороте рубахи белели бинты. На мой приход Охотник не отреагировал. Чуть позже я понял, что он меня не видит: я стоял в кругу густой тени, заметной даже в полумраке. Зрительный "карман", мёртвая зона! Отсюда можно было наблюдать за пленником, оставаясь незамеченным. Однако я пришёл не за этим.

  - Скучаешь, Охотник? - спросил я, шагнув вперёд.

  Ду серке вздрогнул от неожиданности и приподнялся, но, увидев меня, облегчённо откинулся на подушки. Я понимал причину его волнения.

  - Не дёргайся: тебя не тронут, пока не окрепнешь. Труп Тёмного эльфа нас не интересует.

  - Ожидание пытки хуже самой пытки, феальдин, - усмехнулся ду серке. - Можешь подсветить: наши глаза не настолько чувствительны, как вам кажется.

  Я слегка подправил освещение и с интересом наблюдал, как сужаются его зрачки, открывая рубиновую радужку. Какое-то время мы молча изучали друг друга, затем я подвинул к кровати кресло и устроился в нём, положив ногу на ногу. Ду серке усмехнулся и покачал головой.

  - Ты не он.

  - Глубокая мысль, - оценил я. - Давно понял?

  - Только что. Я бился с ним, я знаю. Ты двигаешься иначе.

  - Желаешь убедиться?

  - Смеёшься? - усмехнулся Охотник. - У нас с Домом Тиндомэ предпочитают не спорить: опасно для жизни.

  - Верно, на смертника ты не похож, - голос раздался со стороны двери. - У нас тоже не спорят с Л"лиоренталями. Может, поведаешь тогда, Отверженный, почему ты здесь?


  Ведущая Сквозь

  Тара


  Круглая комната с камином, несколько кресел, книжные шкафы вдоль стен. Плавающие светильники излучают мягкий свет, отражаясь в хрустальных дверцах. Ряды книг теряются в темноте над головой, туда же уходит ажурная, почти воздушная спираль лестницы. Архимаг, окинув комнату взглядом, подошёл к одному из шкафов напротив камина и пробежал пальцами по завиткам на резной панели. "Шкаф" исчез, открыв часть каменной стены с неглубокой арочной нишей. Реальная иллюзия! Интересное решение.

  - Да, решение интересное, - согласился Ноэ"Тхафар, обернувшись. - Кстати, запоминать расположение двери не имеет смысла: в следующий раз она появится в другом месте.

  Я пожала плечами: "плавающий" портал. В данный момент мне было не до этого.

  - А напрасно, - снова ответил Архимаг на мои мысли. - Найти и открыть эту дверь тебе вполне по силам, Посвящённая.

  Да что ж такое! Надо или думать тише, или.... Я оценивающе посмотрела на эльфа. А он хорош! Интересно, так же хорош, как Дель или возраст не позволяет? Я невольно опустила взгляд ниже, Ноэ"Тхафар машинально посмотрел туда же. Когда он поднял на меня смеющиеся глаза, я поняла, что попала в цель. А вот нечего читать чужие мысли без разрешения! Эх, жаль, эльфы не краснеют. Зарти непочтительно фыркнул. Я сделала сыну "страшные глаза": ещё один любитель подслушивать! Архимаг пару раз моргнул и тряхнул чёрной гривой волос.

  - Прошу прощения - старая привычка. Трюк с чтением мыслей отлично действует на атанов, а друг друга мы обычно предупреждаем.

  - Значит, своих предупреждаете, а к чужим можно без стука? Очень благородно! И при этом успешно выдаёте чтение мыслей за способность предугадывать желания.

  Ноэ"Тхафар поднял левую бровь.

  - Надеюсь, это не уронит моего правнука в твоих глазах?

  - Ну разве что самую малость.

  - Хвала Элутару! Прошу, - сказал он уже серьёзно и открыл дверь, просто коснувшись её ладонью.

  Я на всякий случай взяла сына за руку. Что можно скрывать в стене? Допускаю, что многое, в том числе и комнату. Правда, судя по ощущениям, здесь находится только вход, а сама она....

  /Лежит Вовне/, - закончил Лес"с.

  Где-где?! Это сколько же нужно Силы!

  /Не так уж много, Тара. В основном, Сила нужна, чтобы открыть Переход./

  /Хочешь сказать, Ноэ"Тхафару удалось вывести за Пределы часть этого мира?!/

  /Так он же из Древних./

  Судя по тону, для Хранителя такие фокусы были в порядке вещей, для меня же всё это выглядело иначе. Во всяком случае, с обладателем подобного таланта шутить не стоило.

  /Получается, Древние всемогущи?/

  /Почти. Правда, только в пределах своего мира. Эльдамаль - не просто один из миров Внутренней Вселенной, это родина Перворождённых./

  Нет, не понимаю я эльфов! Чего им ещё нужно? Вовне выходят, с миром говорят, по Вселенной путешествуют. Словом, делают, что хотят, и при этом не устают портить друг другу жизнь - бесконечную, кстати! От скуки, что ли?

  /Вот скажи, Лес"с, зачем Перворождённым Навигаторы? С их-то способностями!/

  /Не просто Навигаторы, Тара, а Навигаторы, которым не нужен Астрал. Не все миры одинаково наполнены Силой. Некоторые не имеют выходов к высшим слоям Астрала, а есть и такие, где магии в чистом виде не существует./

  Точно, есть! Как я теперь понимаю, на Терре Дель использовал Ментал, а Фаротхаэль - амулеты, заряженные магией. Неужели эльфы планируют возвращение во Внешние миры?

  /Или готовятся к встрече "гостей"/, - добавил Лес"с.

  Так, а вот это оставим на потом: сначала Сенька!


  Я откинула полог кровати. Сын лежал неподвижно, едва дыша, залитые чернотой глаза были открыты, в лице - ни кровинки.

  - Ма-ам, - прошептал Санька, хватая меня за руку.

  Он не сводил с брата испуганного взгляда. Я посмотрела на Архимага. Эльф отступил на полшага, инстинктивно прикрывшись рукой.

  - Поверь, Посвящённая, я ничего не знал о планах Фаро.

  - Верю: для этого ты был слишком занят. Почему вы не вернули мальчиков на Терру, когда поняли, что Эльдамаль для них опасен? Снова планы Фаро? Или на этот раз уже твои собственные?

  - А как же иначе я вытащил бы тебя сюда? Анна-Тара должна была стать ТариАной! Прости, но у меня не было выбора.

  Архимаг помолчал, будто сомневался, стоит ли говорить, но всё же сказал:

  - Ты нужна нам, ТараПата - Ведущая Сквозь.

  Надо же - ТараПата, моё Истинное имя! Вероятно, на этом месте мне полагалось бы удивиться, но, к сожалению, я потеряла такую способность. И кроме того, меня, кажется, уже тошнит от острых ушей. Нужна, говорите? Обойдётесь!

  - Я не хочу тебя видеть, Перворождённый. Ни тебя, ни кого-либо из вас. И засуньте свои эльфийские игры сами знаете, куда: мне они не интересны.

  Архимаг гордо вздёрнул подбородок, ожёг меня серебристым огнём глаз, но отвечать не стал. Когда за ним закрылась дверь, я облегчённо вздохнула. Др-ревний! Почему-то вспомнилась наша первая встреча с Таргелоном и поединок с отцом Флоры. Вот уж не думала, что мне удастся сдержаться! Однако уроки Лес"са не прошли даром. Как там это называется у эльфов: установить Пределы Силы? Я присела на край кровати и взяла в руки ледяную ладошку Сеньки.

  - Сань, давай с другой стороны.

  Сын обошёл кровать и уселся рядом с братом. Сначала несмело дотронулся до его руки, потом накрыл её своей ладонью.

  - Холодная!

  - Ничего, согреется. Помнишь, как в Оке Света ты привёл меня к нему?

  Санька чуть подумал и кивнул.


  ... Голая рыжая равнина, бурые камни, низкое "свинцовое" небо. Кажется, я здесь уже была.

  - Мам, смотри!

  Маленькая фигурка, одиноко бредущая вдалеке. Сын срывается с места, и я едва успеваю схватить его за руку.

  - Куда? Не смей!

  - Это же Сенька! Ну ма-ам!

  - Сань, это тебе не футбольное поле. Или стой спокойно, или марш отсюда!

  Ментал - опасное место: здесь любой предмет может оказаться не тем, чем выглядит. Кроме того, я прекрасно помнила предостережение Деля: нельзя "вытащить" ментата, можно лишь помочь ему выбраться. Сенька уже преодолел Провал Пустоты, оставалось указать ему Путь к реальности.

   - Попробуй его позвать, Сань.

  В глазах сына мелькнула тревога. Он больше не пытался помчаться навстречу брату, только подпрыгивал на месте от нетерпения.

  - Да не слышит он меня, мам - далеко же! Я потому и побежал.

  Да, далеко. Самое время поговорить с Делем, но у них с Гилом встреча с отцом - очень важная для Л"лиоренталей.

  /Тара?/

  Всё-таки услышал!

  /Мы в порядке, мелиан./

  /Я вижу, любимая. Чтобы добраться до сына, просто почувствуй его рядом с собой. И позаботься о "маяке", чтобы вернуться./

  Да, конечно - ориентир! Я огляделась: ничего подходящего - голая каменистая равнина, и только вдалеке, медленно бредёт одинокая фигурка. В прошлый раз я отдала застрявшему в Пустоте сыну часть Жизненной Силы, накрыв его защитным контуром. Сияние "щита", правда, уже слабое, окружало Сеньку и теперь. Чем не "маяк"? Я взяла ладошку Саньки, наблюдая, как свечение, стекая с моих рук, охватывает его сверкающей пеленой.

  - Что это, мам? - изумлённо спросил тот, оглядывая себя.

  - Твоя защита и наше с Сенькой спасение, милый. Не сходи с места и не пытайся ничего сделать сам. Когда я позову, просто ответь, хорошо?

  Я обняла сына, на мгновение прижав к себе.

  /Держись, феальдин/, - передал Дель.

  - Атар? - глаза сына расширились от удивления.

  - Понял, боец? И ничего не бойся, - улыбнулась я.


  - Мам, ты вернулась? - чёрные глаза сына ничего не выражали.

  - Да, родной, как обещала.

  Мне так хотелось прижать его к себе, но это была другая реальность, и я боялась нарушить хрупкую Связь.

  - Так долго, - вздохнул Сенька. - А Санька?

  - Здесь. Он ждёт нас. Пойдём, сынок.

  - Н-нет, - покачал он головой, отступив на шаг, - нельзя, мам. Я не могу.

  У меня словно что-то оборвалось внутри: решение о возвращении ментат должен принять сам. Стараясь, чтобы голос звучал спокойно, я спросила:

  - Почему не можешь, Сень?

  - Я должен, мам, понимаешь? Я должен её найти!

  - Понимаю. А кого - "её", милый?

  - Не знаю, - растерянно ответил сын.

  Так, похоже, в Пустоте запутался кто-то ещё, и наш не в меру талантливый ребёнок это понял. Но я не чувствовала здесь чьего-либо присутствия, кроме нашего!

  - А ты не ошибся, сынок?

  - Нет. Она там, глубоко, куда ты ко мне приходила.

  Сенька оглянулся по сторонам.

  - Я не помню, где это. Ищу-ищу.... Мам!

  Сын вдруг прижался ко мне, крепко обхватив руками. Я, стараясь не спугнуть, осторожно коснулась его волос.

  - Сень, послушай меня. Пожалуйста.

  Как же тяжело видеть эти тёмные, словно неживые глаза!

  - Сейчас мы ничего не сможем сделать: у тебя не осталось Силы даже на то, чтобы найти Провал по собственному ментальному Следу. Получается, что твоё возвращение в мир - её единственная надежда.

  - Но она же совсем одна!

  - Сейчас всё зависит от тебя. Чем быстрее ты восстановишься, тем скорее мы сможем ей помочь.

  - Мы вернёмся за ней? С тобой?

  - Обещаю.

  Сенька прерывисто вздохнул и кивнул. Ну наконец-то!

  - Сань! - позвала я.

  Яркая вспышка радости на горизонте, и тотчас оттуда к нам побежала световая дорожка. Её поверхность подозрительно напоминала жёлтый кирпич.

  - Санька! - восхищённо прошептал сын. - Вот ненормальный: он бы ещё летающий домик за мной прислал!

  - Это он может, - улыбнулась я. - Сень, послушай меня. Здесь всё выглядит несколько иначе, чем в реальности. Дорожка - это твоя Связь с братом. Слушай его, не спеши и ничего не бойся.

  - Я не боюсь, мам.

  Я прижала к себе сына.

  - Держись, сынок: осталось совсем немного.

  /Верного Взгляда, феальдин!/ - сигнал от Деля пришёл неожиданно для нас обоих.

  - Это же Атар! - с радостным удивлением воскликнул Сенька.

  - Конечно, Атар, кто же ещё! - рассмеялась я. - А ты что, сомневался, что он рядом? ...


  Я отпустила тёплую ладошку Сеньки. Он дышал глубоко и ровно, глаза были закрыты, щёки порозовели. Санька выглядел слегка уставшим, но от нетерпения просто не мог усидеть на месте. Между сыновьями снова установилась надёжная Связь, для которой расстояние уже не имело значения.

  - Когда он проснётся, мам?

  - Когда вернётся, тогда проснётся. Скоро. Шёл бы ты, Сань, проветрился. Я позову.

  - А разбудить нельзя?

  - Нельзя, - отрезала я.

  Сын разочарованно вздохнул.

  - Кстати, Сань, отец с Гилом сейчас в бассейне.

  Зелёные глазищи зажглись азартом, но тут же снова погрустнели: из комнаты не было выхода, а кроме Ноэ"Тхафара открыть Переход в Башню было некому. Ну, так уж и некому! Разумеется, новый Переход мне не создать, а вот найти тот, что есть.... По словам Архимага мне это вполне по силам. Вот с Силы и начнём. Я внимательно осмотрела стены через Веду. Поддержка Перехода требует больших затрат, значит, скрытая дверь должна выделяться на общем астральном фоне. Есть! Я подошла к сияющему овалу. Сын тут же оказался рядом. В створе портала появились знакомые очертания каминного зала.

  - Ма-ам, это же Башня. Ты нашла её!

  - Спокойно, Сань: из Башни ещё нужно выбраться.

  Как и предупреждал Архимаг, на этот раз дверь в скрытую комнату оказалась слева от камина. Точно: "плавающий" портал. Непонятно другое: как Ноэ"Тхафару удаётся менять при этом книжные шкафы? Переход между замком и Седьмой Башней тоже был закрыт - на фоне глухой каменной кладки время от времени проступали очертания двери. Здесь портал был встроенным, но от этого не легче. Жаль, что замок не оренмар: с тем вполне можно было договориться. По словам Деля, оренмары теперь едва ли не редкость в Эльдамале: эльфы давно научились выращивать замки. Жилое дерево и Живой замок. А что, вполне! Говорить ведь можно и с Камнем. Я положила ладони на гладкую поверхность стены. Камень живёт очень медленно - куда медленнее, чем можно себе представить, поэтому и на Призыв отвечает не сразу. Но тут отклик последовал мгновенно. Неужели Замок этого ждал? Недоверчивое удивление и осторожный интерес. Странные ощущения: он будто пробовал меня на вкус. Ну ещё бы: раньше с замком говорили только Л"лиорентали. Когда-то ореност Ар"Кутаэлин привёл меня к сыну кратчайшим путём, открывая передо мной коридоры и переходы в самых неожиданных местах. Может, Семь Башен не откажется сделать то же самое для одного из хозяев?

  - Сань, иди сюда, - позвала я. - Поговори-ка ты со своим Замком сам.

  Санька недоверчиво взглянул на меня и осторожно коснулся стены. Через мгновение его лицо просияло.

  - Мам, а в каком они бассейне?

  Я слегка растерялась.

  - Не знаю, Сань. С водопадами, кажется.

  Сын кивнул и зажмурился, старательно выстраивая образ. Портал открылся прямо за камином. Дохнуло свежестью, мне показалось, я даже слышала плеск воды.

  - Готово, мам! Я пошёл?

  - Давай. Да напомни там, чтобы не задавали деду некорректных вопросов!


  Я вернулась в комнату и присела на кровать возле сына. Лёгкий, почти воздушный полог, шёлковые покрывала, на стенах - гобелены удивительной красоты. На тканых картинах различима каждая деталь: лепесток, завиток волос, узор кружев. Сюжеты откровенные, но вполне пристойные - для спальни, конечно, но уж никак не для детской! На прикроватном столике - несколько книг. Я пробежала глазами по корешкам: стихи, древние легенды, трактаты по истории. Ничего серьёзного. Впрочем, это же спальня, а не кабинет эльфийского Архимага. Одна из книг была открыта. Я заглянула в название: "Тур Ианарата", или "Власть огненной бездны". Судя по игривой гравюре на обложке, к магии Огня сей фолиант отношения не имел. Разносторонние интересы у Архимага, однако. А я-то сомневалась насчёт его возраста!

  Интересно, а как с этим у моего свёкра? Насколько я знаю, он женат, но Дель никогда не видел матери. И для чего Ноэ"Тхафар устроил мне встречу с Фаротхаэлем? Или это он своему Верховному внуку устроил встречу со мной? Есть, над чем подумать. Пока думала, чуть не пропустила движение Силы. И почему я решила, что после нашего разговора Архимаг здесь не появится? Эльфы - не люди, как говаривал Данги. Но я ошиблась: на пороге стоял не Ноэ"Тхафар.

  Все Перворождённые, безусловно, красавцы, но на этом их сходство друг с другом заканчивается. Словом, этого эльфа я ещё не встречала. Белоснежные волосы, серебряные очи. Здесь я видела такие только у Архимага. Лицо холодное, даже суровое. Одет в чёрное: шёлк, элас, оксамит - и никакой отделки вроде благородных металлов или самоцветов. Совсем как Дель - элегантность без излишеств. Я поднялась навстречу гостю. Или всё-таки хозяину?

  - Прошу без церемоний, - сказал вошедший.

  Ну точно как Дель!

  - Моё имя Линдориэль, - продолжил эльф. - Как ты предпочитаешь, чтобы я называл тебя?

  Так это глава клана, отец Фаротхаэля! Видно, что он не привык тратить время попусту. Жёсткие мужчины в роду Л"лиоренталей, но это был первый, который своей жёсткости не скрывал.

  - Зови меня ТариАна, князь Л"лиоренталь, - чуть подумав, ответила я.

  По лицу эльфа скользнула тень разочарования.

  - Старший князь Л"лиоренталь, глава клана Феа-эль-Дин"н, - то ли уточнил, то ли представился он. - Я отвечаю за всё, что здесь происходит. Предложив своё имя, ТариАна, я предложил доверие, но если ты его не примешь, я пойму.

  Доверие? Его ещё нужно заслужить. Насколько я знаю, Линдориэль совсем недавно вернул себе управление кланом, которое на время передавал Фаротхаэлю. Так как же он собирался отвечать за всё случившееся?

  - Тоже был слишком занят, князь?

  Чёрные брови удивлённо взлетели.

  - Не обращай внимания, это я о своём. Благодарю за предложение доверия, но я пока воздержусь от ответа.

  Линдориэль кивнул.

  - Я так и думал. Но предложение по-прежнему в силе: когда доверяешь, легче работать.

  - Работать над чем, князь?

  - Над чем угодно. Над Тёмным Танцем, например. Судя по вашим планам, это должно пригодиться.

  Такого я не ожидала. Да, мы с Делем и Гилом хотели вернуться в замок Тиндомэ, но в гости к ду серке пока не собирались!

  - Никогда не знаешь, что ждёт тебя в Тёмной крепости, ТариАна, - заметил Линдориэль.

  Его серебристые очи внимательно наблюдали за мной. Я молчала, не зная, что сказать. Вероятно почувствовав мою растерянность, князь сменил тему:

  - Как мальчик?

  - В порядке, - машинально ответила я.

  - Отлично. Я возвращаюсь в Одинокий замок. Когда будешь готова - скажи, я провешу портал.


  /Тара, да открой же Переход! Я в Башне!/

  Не знаю, сколько раз Дель это повторил, но, судя по голосу, не меньше трёх раз. Нас разделяла даже не стена - Вселенная, но для ментального Навигатора не существовало расстояний. Меня вдруг напугала страшная пустота между нами, и я почти упала в объятия шагнувшего из портала мужа.

  - Да что с тобой?

  Я заглянула в родные тёмно-зелёные очи.

  - Теперь уже всё в порядке, любимый.

  Дель осторожно присел рядом с сыном, провёл рукой по его волосам.

  - Как он?

  - Судя по всему, на подходе. Смотри: он пытается открыть глаза. А где Санька?

  - Спит. После водных процедур парень совсем выбился из сил. Кстати, он отказался называть тебя Амари. Мама, говорит, это мама!

  - Дело говорит, кстати.

  - Всё-таки собираешься опрокинуть эльдамальский Этикет? - улыбнулся Дель.

  - Зачем? Вы и без меня справитесь. Один Ноэ"Тхафар чего стоит! О вас с Гилом я вообще молчу, да и Линдориэль, судя по всему, не любитель церемоний.

  Муж удивлённо поднял бровь.

  - Да-да, твой дед тоже был здесь. Приглашал посетить Одинокий замок. Я обещала подумать.

  Дель кивнул.

  - Я тоже подумаю.

  - Подумай лучше вот о чём, феальдин: Линдориэль догадывается о наших планах, и он единственный, кто может помочь, не считая пленного ду серке.

  - Элутар!

  - Вот именно! А кстати, где Гил?

  - Гил? Беседует с Тёмным Охотником. Как раз на предмет добровольной помощи.

  - Ты что, отпустил его одного?!

  В глазах мужа вспыхнул огонёк раздражения.

  - Тара, я немного занят, как видишь. И потом, Гил давно не мальчик, сам разберётся. С чего бы такая забота?

  - А что тебя удивляет? - возмутилась я в ответ. - Он мой друг, твой брат, и потом, я Флоре обещала!

  Мы посмотрели на спящего сына, потом друг на друга и продолжили уже в Ментале.

  /Ты всё ещё думаешь, что между нами что-то есть?/

  /А что я должен думать? Ты целовалась с моим братом./

  /Ну, ты здесь тоже времени не терял./

  Лицо Деля застыло. Как же это у меня вырвалось!

  - Ты же знаешь: это работа отца, - устало сказал он.

  /Знаю, мелиан. Так ведь и над нами с Гилом он тоже поработал. Поверь: Гиллэстель - мой друг и твой брат. Это всё./

  /Прости, мелиана./

  /Только если обещаешь закрыть тему./

  Наши глаза встретились.

  /Тара, а ты... ничего не хочешь спросить?/

  Вот оно что: Лоредиль! Хочу ли я знать? Сложный вопрос.

  /Дель, я бы, может, и спросила, да боюсь, не получу удовольствия от ответа./

  Муж вздохнул.

  /Я тоже. Так тема закрыта?/

  Я улыбнулась, но ответить не успела - сзади раздался полушёпот:

  - Целоваться будете? Я глаза закрою.

  Мы обернулись.

  - Сенька!

  Дель подхватил сына на руки, прижал к себе.

  - Пап!

  Я рассмеялась, едва сдерживая слёзы.

  - Эй, а кто тут говорил об эльфийском Этикете?

  - Ну мам, никто же не слышит, - ответил сын, уткнувшись отцу в плечо.


  Я не видела больше смысла оставаться в спальне Ноэ"Тхафара. Это Вовне не внушало мне доверия: слишком далеко, да и привычная Вселенная как-то надёжнее. Правда, у мужа не было Ключа для выхода из Седьмой Башни, поэтому нам оставалось или ждать, пока Архимаг сменит гнев на милость, или "договариваться" с Замком. Дель только устроил сына в кресле у камина, когда входная дверь обрела наконец устойчивые очертания. На пороге появился Архимаг. Сенька взял меня за руку, я легонько сжала его пальцы: всё в порядке. Подойдя, Ноэ"Тхафар ласково потрепал его по волосам:

  - Герой, храни тебя Элутар. Знаешь теперь, кому можно верить?

  Устроившись в кресле напротив, он кивнул Делю, разрешая сесть, и остановил взгляд на мне. Я улыбнулась.

  - Что, сменил гнев на милость?

  - Я? - удивился он и тут же рассмеялся.

  - Ты не представляешь, Посвящённая, когда я в последний раз испытывал такие эмоции! И да, по поводу твоих сомнений: с возрастом мы становимся только лучше, поверь.

  Да уж, "Власть огненной бездны" - это вам не какое-нибудь пособие для начинающих. Судя по иллюстрациям - руководство для Мастеров любви. Я рассмеялась.

  - Проверять не буду, Архимаг, верю на слово.

  Брови Деля удивлённо взлетели. Он переводил взгляд с меня на Ноэ"Тхафара, пытаясь понять, о чём идёт речь.

  - Я имел в виду свой характер, сынок, - с улыбкой пояснил тот правнуку. - Так вот, Посвящённая, если моё присутствие по-прежнему нежелательно, я просто открою вам Переход и уйду. Но тогда уж тебе самой придётся искать со мной встречи. Я, видишь ли, не юный феальдин, хоть и очень похож.

  Архимаг улыбался, но глаза его оставались серьёзными.

  - Я помню, с кем имею дело, Архимаг, и тоже знаю, кому здесь можно верить. Только зачем же было беспокоиться: мы бы и сами справилась.

  И я кивнула в сторону двери.

  - Вот-вот, - усмехнулся Ноэ"Тхафар. - Ты думаешь, почему я здесь? То, что вы с моим пра... Элутар... Элизартом проделали с Замком, заставив его поменять часть астральных координат, это....

  Архимаг покачал головой и продолжил:

  - Словом, в больших объёмах такое может нарушить устойчивость магической системы в целом. Замок - не ореност, Посвящённая, тут всё гораздо сложнее.

  - Я поняла, Архимаг. Это больше не повторится. Но я не обещаю, что не буду говорить с твоим Замком.

  - Идёт, - кивнул эльф. - И ещё одно. Я бы хотел, чтобы ты больше доверяла нам.

  - Я бы тоже, - серьёзно ответила я. - Ты поэтому отправил ко мне князя Линдориэля?

  Если Архимаг и знал о визите сына, то ничем себя не выдал.

  - Линдориэль - глава клана Феа-эль-Дин"н. Я не могу давать ему указаний, даже если бы и желал. Возможно, это тебя удивит, но вне своих прямых обязанностей глава Светлого Совета такой же член клана, как и остальные.

  Мы с Делем обменялись взглядами. В глазах мужа мелькнула ирония. Нет, всё-таки не понимаю я эльфов! Впрочем....

  - Зови меня ТариАна, Архимаг.


  Следующие пару дней я гуляла по замку, наслаждаясь одиночеством и покоем. Эльфы не попадались мне на глаза, словно выполняя чьё-то негласное распоряжение. Мальчишки оставались в детской: Сейни ещё не вставал с постели, а Зарти не отходил от него ни на шаг. По-моему, они общались даже во сне. Дель с Гилом пропадали то в фандарге, то в Библиотеке, и на мои расспросы отвечали односложно и туманно. В конце концов я оставила ребят в покое: будут готовы - расскажут сами. Вопреки ожиданиям возвращение сына из ментальной ловушки не доставило мне неприятностей, хотя затраты Силы были приличными. Эльфийский мир представлял собой огромный Живой Источник, но рождённая им Сила не покидала Эльдамаля - не позволял магический купол ЭльдеРонд. Благодаря этому родина Перворождённых оставалась невидимой, а значит, и недоступной для остальных миров. Амандор же дарил свою Силу Вселенной, и потому был куда более уязвим. Не удивлюсь, если вопреки легенде о Расколе клан Света с его Говорящими-с-миром был намеренно оставлен в Амандоре для наблюдения и, если понадобится, защиты Живого мира как единственного Источника Силы Внутренней Вселенной. Что же касается Тёмных, то с ним вообще ничего не ясно. Почему эльфы клана Фуиндост покинули Эльдамаль, и почему ведут скрытую войну против Навигаторов? К Архимагу с такими вопросами я точно не пойду - это всё равно что признаться в своих планах Светлому Совету. Фаротхаэль? Нет уж, увольте! Пока это выше моих сил. Остаётся Линдориэль, с которого всё началось, и который знает историю с ду серке не понаслышке. Ну допустим. Ведь было же что-то в его взгляде, когда он сказал, что предложил мне своё имя в знак доверия. Может, стоит попробовать?

  /Линдориэль?/ - наугад позвала я.

  Ответное касание было рассеянным, словно эхо: адресат умело сбивал ментальные координаты, сомневаясь в вызове. Что ж, разумная предосторожность при таком количестве ментатов! Попробуем ещё раз.

  /Ты всё ещё Линдориэль, или что-то изменилось?/

  /Нет, не изменилось. Благодарю, ТариАна./

  Интересно, за что?

  /Ты готова, я полагаю. Возьми оружие, нас ждёт работа. Ближайший портал в Каминном зале - картина с маяком. Я настрою для тебя Переход./

  Да, не любит глава клана лишних слов. Однако хороша работа - Тёмный Танец! А картину я знаю: огромные валы бьются об утёс, на котором зажжён одинокий маяк. Впечатляет.

  /И не забудь напомнить Замку, чтобы присмотрел за детьми. Он знает, что делать./

  /Да, командир./

  Мой ответ пришёлся точно в тон разговора, но Линдориэль всё же уловил иронию, потому что спросил:

  /Надеюсь, я не позволил себе ничего лишнего?/

  /Напротив, Линдориэль: ты был предельно краток./

  Пауза, и затем:

  /До встречи, ТариАна./

  Да уж, подробности при встрече, князь.


  Линдориэль окинул меня оценивающим взглядом.

  - Вот это, - он указал на мои берцы, - никуда не годится - слишком тяжёлые и шумные. Лишний звук в Подземье может стоить жизни.

  Ну, это дело вкуса. Я могла бы напомнить эльфу о гномах, передвигающихся в своих башмаках совершенно бесшумно, но спорить не хотелось. Да и обстановка не располагала. Мы находились в большом, совершенно пустом зале без окон, с гладкими стенами и потолком. Казалось, холодноватый голос Линдориэля доносится со всех сторон. Я никак не могла определить назначение этого места, зато помнила, что лишние вопросы здесь расценивают как недостаток ума. Приходилось ждать пояснений хозяина, ведь не зря же он провесил портал именно сюда. Я повела плечами, привычно проверяя крепление ножен. Эльф уловил моё движение и протянул руку.

  - Позволь?

  Я передала ему меч Флоры, который, честно говоря, уже считала своим. Князь коснулся клинка.

  - Меч Света несёт в себе След Стихии. Такое оружие рождается только у курутаров клана Сил"лемен.

  - Это меч Флорелин, Девы Света, Линдориэль.

  Эльф отрицательно качнул головой.

  - Нет. Это меч ТараПаты, Ведущей Сквозь. Твой меч, ТариАна.

  И этот туда же! Я собралась было вернуть меч в ножны, но князь меня остановил.

  - Не спеши, я хочу видеть, что ты можешь.

  - С мечом? Смеёшься, Линдориэль?

  - Даже не думал. Я знаю, что ты не воин, но я также знаю, что у тебя есть куда более мощное оружие, чем любой клинок - твой дар, ТариАна. Так используй же его!

  - Запасы Силы не бесконечны, - усмехнулась я. - Тебе ли этого не знать, эльфийский маг?

  - Верно! Однако это Эльдамаль, Посвящённая: о Силе можешь не беспокоиться.

  В руке князя сир"рис уже принял форму эр"риса. Я посмотрела в серебряные очи эльфа и поняла, что уйти от поединка не получится. Ну что ж.... Мысленно перебрав в уме свой арсенал, я улыбнулась. Как там, у эльфов: кивок, салют, Танец? Линдориэль не стал сразу обрушивать на меня мощь своего меча, он наращивал её постепенно, давая мне возможность войти в ритм боя. Его комментарии были кратки и лишены личностных оценок - только по делу. Дель был прав - его дед отличный Наставник.

  - Быстрее.... Резче.... Ещё.... Кисть!... Нет: всё ещё слишком медленно!

  Линдориэль опустил клинок.

  - Медленно?! Да я....

  - ТариАна, ты уходишь в отрыв недостаточно быстро и недостаточно чисто прерываешь контакт. Другими словами, оставляешь противнику возможность для захвата.

  - Какого захвата?

  - Работай, сейчас поймёшь.

  Всё же удивительно красиво звучат эльфийские мечи! Впрочем, работа есть работа: эр"рис летит в плоскость клинка противника, сбивая его с линии атаки, затем уход корпусом и... запястье словно попадает в клещи. Рывок, мгновенный разворот - и я оказываюсь в объятиях Линдориэля. При этом моя собственная рука с мечом плотно прижата к бедру правой рукой эльфа, а его левая с оружием крепко удерживает меня.

  - Вот этого захвата, ТариАна, - раздался над ухом спокойный голос князя.

  Я стояла к нему спиной, не в силах пошевелиться, и мысленно ругала себя последними словами. Ведь Дель же показывал мне этот приём! Помню, тогда против него я использовала Младший. С тех пор феальдин не выпускает из виду мою свободную руку, а я, выходит, продолжаю наступать на одни и те же грабли. Но когда же Л"лиорентали успевают перебросить меч из руки в руку?! Эльф будто услышал мои мысли.

  - Это как раз несложно. Но я бы не рискнул проделать такое с более быстрым противником.

  Да? А как насчёт этого? Почувствовав лёгкий укол в бедро, эльф застыл от неожиданности. Рука, которой он прижимал меня к себе, плотнее сдавила грудь, затрудняя дыхание. Я инстинктивно набрала воздух в лёгкие. Это движение заставило князя понять, за что именно он меня держит, и забыв об угрозе, эльф тут же отдёрнул руку, выпустив меня из захвата. Ну никакой пользы от оружия! Вот зачем женщине клинок, если можно просто вовремя вздохнуть? Я отправила Младший за голенище и спросила:

  - Продолжим, Наставник?

  При этом я очень старалась, чтобы голос звучал серьёзно. Линдориэль ответил не сразу. Вернув сир"рис на пояс, он заложил руки за спину - подальше от меня, и наконец сказал:

  - Хороший ход, ТариАна. Артефакт?

  Я кивнула.

  - Дальность?

  - В пределах разумного.

  - Мастер? - добрался князь до главного.

  - Три эльфийских звезды на рукояти - Гиллэстель Л"лиоренталь.


  Отверженный

  ФиДель


  "Ты что, отпустил его одного?!" Можно подумать, я должен водить его за руку! И дался мне их поцелуй! Глупо же вышло: брат действительно ни при чём. Что-то его давно не слышно, кстати. Нет, Тара права: рано ещё Гила одного отпускать. Я развернулся и направился к порталу Цитадели. Кто там в этом астэре? Танцующий Змей? Тогда мне лучше поторопиться.

  Командир Стражей Цитадели Мастер Ниэтэль поразил меня мертвенной бледностью и лёгким безумием в глазах.

  - Мастер Ниэтэль?

  Феальдин с трудом проглотил слюну и севшим голосом неуверенно спросил:

  - П-предводитель?

  Я ожидал, что родичи и союзники обрадуются моему возвращению, но не до такой же степени!

  - Да что с тобой, Сгибающий-меч?

  - Прости, Младший князь, но я только что проводил его к ду серке.

  - Кого - его?

  - Тебя, - обречённо ответил Ниэтэль.

  Отличная работа, Гил! А я-то сомневался!

  - Не может быть, - я сурово сдвинул брови. - Проводи-ка меня туда же!

  - Куда, Предводитель?

  - Ну, туда же, куда и его.

  - Кого - его?

  - Меня! - я не выдержал и рассмеялся. - Да очнись же наконец, Мастер Ниэтэль! Пошли-пошли, увидишь кое-что интересное.

  Когда перед нами открылся портал, я сделал приглашающий жест рукой.

  - Прошу!

  Войдя, мы оказались в "мёртвой зоне", знать о которой узникам было неположено. Отсюда комната была как на ладони. Ду серке полулежал на кровати, Гил сидел в кресле рядом, положив ногу на ногу. Ну, это только казалось, что рядом, на самом деле расстояние было достаточным, чтобы среагировать на нападение. Я взглянул на Ниэтэля. Тот был потрясён, но в глазах уже светилось понимание.

  - Гиллэстель, Младший князь Л"лиоренталь, - пояснил я. - Официальное представление состоится позже.

  - Я понял, Младший князь. Благодарю. Я могу идти?

  - Конечно, Мастер.

  Тем временем ду серке усмехнулся и покачал головой.

  - Ты не он, - сказал он Гилу.

  - Глубокая мысль, - оценил тот. - Давно понял?

  - Только что. Я бился с ним, я знаю. Ты двигаешься иначе.

  А ведь Охотник прав - разница есть! Над этим стоит поработать.

  - Желаешь убедиться? - усмехнулся Гил.

  - Смеёшься? У нас с Домом Тиндомэ предпочитают не спорить: опасно для жизни.

  - Верно, на смертника ты не похож, - сказал я, выходя из "мёртвой зоны". - У нас тоже не спорят с Л"лиоренталями. Может, поведаешь тогда, Отверженный, почему ты здесь?

  Я взял второе кресло, поставил его рядом с креслом брата и устроился в нём так же, как он - положив ногу на ногу. Гил, взглянув на меня, поднял бровь, я пожал плечами в ответ. Брат улыбнулся: разумеется, он понял, кто направил меня сюда.

  - Кстати, Охотник, - продолжил я, - если твоя история по-прежнему долгая, то я всё так же никуда не спешу.

  Тёмный эльф усмехнулся.

  - Вряд ли ты услышишь что-нибудь новое, феальдин. Род моих занятий тебе известен. Ваши Тёмные родичи из дома Тиндомэ заказали мне твою жизнь. Причина - ты стал слишком опасен для клана. Так это или нет - разбирайся сам. Я уже говорил и скажу снова: ничего личного.

  Красиво уклонился от ответа!

  - Я спрашивал не об этом, ду серке. Ты едва отбился от своих, причём так спешил, что уходил наугад - через портал со свободным вектором, а чтобы сохранить жизнь, предпочёл плен у врага, перед которым у тебя Долг смерти. Я хочу знать, почему.

  - Я понял, чего ты хочешь, князь, но это не имеет отношения к делу.

  - А вот это уже мне решать, Тёмный.

  Ду серке сложил руки на груди и насмешливо посмотрел на нас. Ну и выдержка! Спокоен, даже весел, будто не ждут его изматывающие пытки-допросы и возможная смерть. И только в самой глубине рубиновых глаз я разглядел страх и отчаяние.

  - Насколько я понимаю, выбора у меня нет, феальдины?

  - Правильно понимаешь, - кивнул Гил.

  - Хорошо. Тогда начнём с того, что я не Тёмный Охотник. Я уже пытался вам это сказать. Наши Охотники занимаются примерно тем же, чем вы. Их действия освящены Законом и Тёмным Советом и не выходят за границы Благословения Элутара. Принадлежать к касте элитных воинов - честь, которой я, увы, недостоин. Для таких, как я, существует только один путь - путь делота, или Отверженного.

  Ду серке помолчал, с сомнением глядя на нас, и спросил:

  - Вы хоть представляете себе, что такое Тёмный клан, Светлые?

  - Просвети, - ответил Гил.

  Тёмный эльф усмехнулся.

  - В клане Фуиндост двенадцать Домов - больше, чем родов в любом из ваших кланов Духа. Во главе каждого из них стоит княгиня, владеющая Тьмой и имеющая ранг гватамари, Тёмной Матери. Внутренними и внешними делами Дома ведает её супруг - князь, носящий титул тир-серегона, Хранителя Крови, разведка и оборона - в зоне ответственности Оружейника Дома, сильнейшего Мастера меча и боевого мага Тьмы. Дети от официального брака - серехини, или Дочери Крови - и сыновья имеют княжеские титулы, но передаются они только по женской линии. Старшая из дочерей, серегама, и её дети наследуют и титулы, и власть в Доме. Тёмный дар в клане Фуиндост передаётся от матери к дочери, а такие, как мы с вами, имеют лишь совещательный голос в Совете.

  Мы с Гилом посмотрели друг на друга. Когда-то отец сказал мне, что Культ Матери - ещё не самое плохое, что может случиться в жизни. Он оказался прав: быть Тёмным эльфом намного хуже. Однако всё это я уже и так знаю.

  - Пока ничего нового, делот, - заметил я.

  - Терпение, феальдин, я не закончил. Есть ещё кое-что, о чём у нас предпочитают не упоминать. Я говорю о гватахини, Дочерях Тьмы, рождённых главой клана вне брака. Они воспитываются в семье и служат Дому на нижних уровнях управления или как воины. Выбор невелик, тем более что вступать в официальный брак им запрещено. Ни титулов, ни прав на наследство гватахини не имеют, если, конечно, Тёмная Мать не решит иначе.

  - Ближе к делу, - не выдержал Гил.

  Ду серке усмехнулся.

  - Уже перехожу. Детей, рождённых гватахини, как и прочих нежелательных потомков ду серке, большей частью, разумеется, мальчиков, ждёт путь делотов - Отверженных. Я уже говорил, что работа наших Охотников освящена Благословением Элутара и направляется Тёмным Советом. Ни один из эльфов в здравом уме не рискнёт Первородством, преступив Закон. Но иногда задача решается только одним способом, и он точно не понравится Элутару. Для таких случаев существуют делоты. Мы забираем жизни родичей, ничем не рискуя.

  - Вот это уже интереснее, - заметил Гил. - Я так понял, он не Отступник, Дель?

  - Нет.

  - Но наша возможная Цель?

  - Безусловно.

  Я смотрел на улыбающегося ду серке и понимал, что не слышу его существования в Ментале. Странное ощущение. Тёмный эльф рассмеялся.

  - Забавно, правда, феальдин?

  Я пожал плечами.

  - Игры с Запретной магией?

  - Запретная она для вас, Светлый, а для нас всегда была просто магией Смерти.

  - Как вы обошли Закон?

  - Уже после Раскола наши гватамари создали ритуал Отвержения жизни, делающий Перворождённого невидимым для Взгляда Элутара. Когда приходит Первое Совершеннолетие, будущего делота лишают Имени и отправляют в Пустоту. Тут главное вовремя завершить ритуал, иначе Отверженый уйдёт слишком далеко по Дороге Смерти. Остановить и вернуть, но уже без Имени, удаётся только одного из трёх. Мне, как видите, повезло.

  Тёмный эльф помолчал и добавил:

  - Мы существуем между жизнью и смертью, феальдины, и никто не скажет, что ждёт нас в Посмертии.

  Это верно - никто. Теперь я понимаю, почему он пришёл в ужас, увидев Пустоту в глазах Тары. Отверженные. Интересно, что думают об этом Старшие? По словам ду серке ритуал Отвержения был создан уже после Раскола. Однако если за мной, а до этого за отцом приходили не Охотники, то тайную войну против нас ведёт не Тёмный Совет. Но тогда кто же? Пожалуй, это вопрос к Линдориэлю.

  - Ну и как тебе там, в Пустоте, делот? - спросил Гил. - Игра стоит свеч?

  - Как видишь, - развёл руками ду серке.

  - Вижу: не живой, не мёртвый, но по-прежнему смертный, - усмехнулся брат. - Насколько я понял, Тёмный, ты Высокого рода.

  - О чём ты, князь? Мы же убийцы Перворождённых. Как говорится, избавь Элутар от такого родства! Нас отдают в закрытую Школу сразу после рождения, тайно, стараясь, чтобы ничто не указывало на Дом, из которого происходит будущий делот. Даже Имя дают уже в Школе - то самое, которого потом сами же и лишают.

  На лице Гила мелькнуло презрение.

  - И как же вас различают после ритуала?

  Тёмный эльф пожал плечами.

  - Дают прозвища. Нас не так много, как ты понимаешь.

  - И какое же прозвище носишь ты? - поинтересовался я.

  - Догадайся, феальдин, - усмехнулся он.

  Что, поиграть захотелось, убийца? Давай поиграем! Ду серке судорожно вздохнул и схватился за горло. Я наблюдал, как с его лица сползает улыбка, а пепельная кожа медленно приобретает синеватый оттенок.

  - Ааккуратнее, Дель, - заметил Гил. - Он уже понял, что ты не склонен к играм.

  Я отпустил ментальную удавку. Делот! Элутар-то, может, тебя и не видит, зато у меня со зрением всё в порядке.

  - Мне повторить вопрос?

  Ду серке качнул головой, пытаясь восстановить дыхание.

  - Гилтар, - прохрипел он наконец.

  - Как?! - поразился Гил.

  - Гилтар, Мастер Летающих Ножей, - пояснил я. - Не трудно было догадаться. Помнишь его гиллт, заряженный Смертью? Знали, что близко ко мне не подобраться, вот и отправили стрелка. Ты лучше вот о чём подумай: какое нужно было иметь прикрытие, чтобы попасть на Испытания, да ещё с оружием! Второй раз против меня работала уже группа, но прикрытие, думаю, обеспечивал всё тот же кудесник.

  Тёмный эльф всё ещё держался за горло.

  - Я не знаю... кто меня прикрывал... феальдины. Детали со мной... не обговаривали.

  Ну разумеется, не обговаривали! Он что, нас за детей держит? Я разглядывал ду серке со смешанным чувством уважения и презрения. Это же надо: так много говорить и ничего при этом не сказать! Даже в отношении делотов он чист: о странных воинах Тёмных мы знали ещё до того, как его взяли. Что ещё? Назвал ритуал Отвержения жизни? Так опять же ничем не рисковал - содержание-то сего магического действа ему не известно. С точки зрения ценности полученных сведений всё это мелочи, не стоящие внимания. После такого "предательства" можно смело возвращаться к своим: ещё и героем сочтут! Другое дело, сдать "перевёртыша", да ещё такого ранга! Тут уж ду серке будет стоять до конца. Правда, недолго.

  - Ладно, делот, это ты там расскажешь, - сказал я, указав пальцем в потолок. - И про прикрытие, и про детали. Кстати, скрывать не советую: во-первых, больно, а во-вторых, просто бессмысленно: знаем мы вашего кудесника-дафара. Дал"леДин"н, так?

  Ду серке на мгновение поднял глаза и снова уставился в пол.

  - Кто заказал тебе мою жизнь, делот?

  - Не знаю. Могу назвать лишь того, с кем разговаривал - серегама Моринар, Младшая княгиня Тиндомэ.

  Гил посмотрел на меня, я пожал плечами: это имя ничего мне не говорило.

  - Не понимаю я тебя, убийца, - сказал брат Тёмному эльфу. - Ты вовсе не выглядишь наивным. Зачем вернулся в клан, если провалил задание? Надеялся, что заплатят?

  Ду серке подался вперёд, глаза полыхнули алым.

  - Заплатят?! За жизнь Перворождённого Древней крови, Светлого князя, феальдина? Чем? Чем можно оплатить такой риск?! Подобную работу выполняют только в обмен на жизнь. Мне обещали жизнь сына. Ты прав, князь: я знал, что меня ждёт, но я должен был хотя бы попытаться!

  - Ну и как, попытался? - спросил я.

  Наши глаза встретились, и как тогда, в Покинутом замке, я снова ощутил родство со своим убийцей. Не жалость - это чувство мне не знакомо, не прощение - я не умею прощать, а именно родство! Феальдины призваны уничтожать таких, как он - Отступников, хладнокровных убийц. И всё же....

  - Давай-ка с начала... Гилтар.

  Ду серке опустил глаза.

  - Могу я просить, Охотник?

  - Попробуй.

  - Не называй меня так. Зови, как хочешь, только избавь от этого.

  Признаться, просьба меня удивила. Впрочем, почему бы нет? Я повернулся к Гилу.

  - Сомбрэль. Как тебе, Младший князь?

  Это было одно из имён Гила на Терре. Неплохой, кстати, из брата француз получился. Не хуже, чем из меня испанец.

  - Ты серьёзно, Дель? - в глазах брата плясали искорки смеха.

  - А что? Хочу увековечить.

  На лице делота отразилось сомнение.

  - У прозвища есть значение?

  - Есть, - кивнул я, - и самое невинное. На языке одного из Внешних миров это означает "тёмный".

  - Без шуток?

  - Слово феальдина.

  - Сомб-рэль, - тихо произнёс ду серке, словно пробуя новое слово на вкус. - Похоже на наше. Благодарю, Младший князь Л"лиоренталь.

  - Ну наконец-то Л"лиоренталь, - рассмеялся Гил. - А то всё Тиндомэ да Тиндомэ!


  - Когда я услышал, какая меня ждёт работа, не поверил своим ушам, - рассказывал ду серке. - Жизнь Светлого князя, да ещё и Духа! Со времён Раскола многое изменилось, но то, что мы знали о вас, делало предприятие почти безнадёжным. Не спасал даже мой ранг Мастера иллюзий. Так я и ответил серегаме Моринар. Она рассмеялась и сказала, что у меня будет такое прикрытие, при котором я просто обречён на успех.

  - Ментальная маска, Дель? - уточнил брат.

  - Что-то вроде. Тональный ряд ду серке был подстроен под дафара, вот почему не сработали Стражи. Как вы вышли на Дал"еДин"на, делот?

  Ду серке пожал плечами.

  - Как обычно: отследили кровные связи. В Эльдамале осталось немало потомков смешаных браков. Согласно брачным договорам того времени, дочери принадлежали клану матери, а сыновья оставались в клане отца.

  Гил посмотрел на меня.

  /У Тинтаэля Тёмная кровь/, - передал он по Связи.

  /Если и есть, то капля/, - ответил я, помня, как долго восстанавливался друг после ранения Тёмным клинком.

  /Его отцу хватило, чтобы предать/, - заметил Гил.

  /Да там ещё моя бывшая отметилась. Как говорится, "купол" уехал, а маг не заметил. Вот так и становятся Отступниками, Гил. Брось, их парень чист./

  /Это След, Дель. Помнишь, как легко Тин перестроил наш клановый тональный ряд в Оке Света? Тари говорила, магия у него от отца./

  Тинтаэль Хит"Таль. Или всё-таки Дал"леДин"н? Элутар, этого ещё не хватало!

  /Я не о Тине, я о его отце. Кто знает, какие "подарки" мог оставить он собственному сыну? Вспомни Фаротхаэля. Но это отдельный разговор, Дель. Здесь без Тари и Ролли, как и без самого Тина, не обойтись. А пока давай к делу./

  - Итак, ты дал согласие, делот, - повернулся Гил к Тёмному эльфу.

  - Не успел, - усмехнулся тот. - Видишь ли, князь, такая работа стоит дорого, поэтому мы не даём согласия, не убедившись, что услуга будет оплачена. Плату делот всегда назначает сам. Я хотел, чтобы мне вернули Имя, и был уверен, что Тиндомэ это могут. Выслушав мои условия, серегама долго с интересом разглядывала меня, а потом предложила свои.

  Ду серке прикрыл глаза и, справившись с волнением, закончил.

  - Увидев сына в смирительном ошейнике со скованными руками, я был согласен на всё. Тиндомэ! Ума не приложу, как они его выследили! Клянусь, мы делали всё, чтобы сохранить его рождение в тайне. Я же говорил тебе о сыне, феальдин.

  - Я помню. Сколько ему?

  - Примерно столько, сколько твоим.

  - И что теперь?

  - До Первого Совершеннолетия Элегорду осталось три астэра. К ритуалу Отвержения готовят с рождения, выживает один из трёх. Неподготовленные обречены. Тебе ещё интересно, князь, почему я вернулся в Подземье?

  - Продолжай, - сказал я.

  - Нам запрещено иметь детей - "грязная" кровь. Наказание за ослушание жестоко, но дело даже не в этом: я не хотел, чтобы сын повторил мой путь. Целый эльм нам удавалось его скрывать, а не хватило каких-то трёх астэров!

  - А что с матерью мальчика, Сомбрэль?

  Ду серке вздрогнул от неожиданности, услышав новое имя.

  - Н-не знаю. Мало кто из женщин отважится делить ложе с делотом, а уж родить от него ребёнка.... Её ждало изгнание из клана, а в условиях Подземья это верная смерть.

  Я видел отчаянье Тёмного, и перед глазами невольно встала Тара. Я тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли, и задал делоту последний вопрос:

  - Скажи, если бы серегама Моринар согласилась на твои условия, ты бы пришёл за моей жизнью?

  - Конечно, - не задумываясь, ответил ду серке.

  Это было как раз то, что я надеялся услышать. Значит, всё, сказанное им ранее, было правдой.

  - И всё-таки ты наивен, Тёмный, - вздохнул Гил, поднимаясь. - Что-то мне подсказывает, что даже выполни ты заказ, ритуал над твоим сыном всё равно был бы проведён.

  Разговор был закончен. Цитадель мы покидали уже вдвоём с братом, и провожавший нас Мастер Ниэтэль изо всех сил изображал невозмутимость.


  Делот невольно подал мне дельную мысль: нужно, чтобы нас с Гилом невозможно было различить в бою. В дуэте мы составляли единое целое, но предпочитали каждый свой стиль, поэтому последние дни я только и делал, что старался выбить из Гила его классический андарелин"н.

  - Как думаешь, мы можем рассчитывать на помощь пленника? - спросил Гил, когда мы очередной раз возвращались из фандарга.

  Этот вопрос не давал брату покоя, как, впрочем, и мне.

  - Не знаю. С ним надо говорить, но не в Цитадели.

  - Надеешься, что его отпустят погулять? - усмехнулся брат.

  - Нет, но у нас есть не менее двух астэров, чтобы это устроить.

  - Поясни.

  - До Первого Совершеннолетия Элегорда осталось три астэра.

  - Так ты хочешь....

  - Нам же всё равно туда идти, Гил. А для делота его сын - единственный и самый убедительный довод в нашу пользу. Найти бы ещё второго Отверженного для проверки этого... Сомбрэля!

  - Да ты что, Дэль? Уже просто живой Тёмный - чистое везение!

  Какое-то время мы шли молча, обдумывая варианты.

  - Слушай, а Линдориэль? - вдруг спросил Гил.

  - Атар"Тэ? Тоже мне, нашёл Тёмного эльфа! А вопросы главе клана ты задавать будешь?

  - Да я его в глаза не видел!

  - Вот-вот. Это даже не Фаротхаэль. Увидишь - поймёшь.

  Остановились мы одновременно, будто налетели на невидимую преграду, и посмотрели друг на друга.

  - Тара! - сказали мы хором и помчались на Детскую половину.

  - Ну и где она? - спросил Гил, окинув взглядом спальню мальчишек.

  Изначально предполагалось, что у Зарти и Сейни будут отдельные комнаты, но растащить их по разным углам оказалось не под силу даже Лоредили. Примерно то же самое ожидало бы и нас с Гилом, если бы я не был женат.

  - Кто? Мама? - Зарти нехотя оторвался от наблюдения за рыбами в аквариуме.

  Яркие разноцветные "петушки" бестолково толпились перед лесом из водорослей, отделявшим их от кормушки. Эти магические создания были прекрасны, но, к сожалению, необучаемы: малейшее изменение привычной обстановки вводило их в ступор.

  - Да отстань ты от них, Зар, - тихонько рассмеялся Сейни. - Не полезут они в водоросли: не заложено в астральной основе.

  - Да ну, - отмахнулся Зарти, - они же рыбы, хоть и магические. Должны сообразить! А мама в Одиноком замке, Гил.

  Я застыл, глядя в одну точку. Да, Тара говорила, что Атар"Тэ приглашал её к себе. Сыновья встревожено смотрели на меня. Я развернулся и едва ли не бегом направился в нашу комнату. Так и есть: эр"рис! Гил влетел в двери сразу за мной.

  - Да что с тобой, Дель? А, меч взяла. Ну и что? С ней же Линдориэль! И заканчивай с паникой: ребят напугаешь.

  Элутар! Я и сам не мог объяснить своей вспышки, но чувствовал: если сейчас не услышу Тару, то сойду с ума. Ну же, любимая, просто скажи, что ты есть!

  /Что с тобой, мелиан?/

  Мы с Гилом в изнеможении рухнули на диван.

  - Ну, что же ты? Объясни девушке, что с тобой, - поддел брат.

  - Зачем, Гил? Она понимает меня лучше, чем я сам.

  /Я тоже скучаю, Дель. Скоро вернусь./

  - Вот, я же говорил!

  - А ты всё такой же пижон, Дель. Сколько раз вы виделись после возвращения? Если бы Флора.... А, да что говорить! - Гил махнул рукой. - Тебя бы на моё место!

  Элутар, а ведь он прав! В Амандоре мы с Тарой почти не расставались, а теперь, дома, я оказался так занят, что.... Словом, мне повезло, что я всё ещё мелиан! Гил улыбаясь, смотрел на меня. Ну конечно: что можно скрыть от брата-близнеца и своей ментальной половинки к тому же?

  - Что? - спросил я, улыбаясь в ответ.

  - Да так, ничего. Ты бы наведался к Ролли, Дель. И делом бы занялся, и проветрился заодно. А то пока Тари вернётся, ты весь замок перевернёшь.

  - К Ролли? Зачем? У него всё в порядке.

  - Знаю, но ты же сам говорил, что нужен второй делот.

  - Гил, давай яснее!

  - Переключись на дело, командир. Помнишь, Морханатар говорил, что на всякий случай снял ментальный слепок с памяти убитого им Тёмного?

  Элутар, как я мог забыть!

  - Я понял, феальдин.

  - Феальдин у нас ты, Дель. Я - Мастер Следа, - напомнил брат.

  - Не-ет, Гил, ты феальдин, и всегда им был. Ну, я пошёл. За ребятами присмотри!

  - Иди-иди. Ролли привет!

  Я пошёл к ближайшему порталу, на ходу настраивая Связь.

  - Дель!

  Я оглянулся: в дверях комнаты стоял Гил.

  - Не говори ему про Тинтаэля: посмотрим, что скажет Тари.


  Я смотрел на чёрного, как ночь, альгвара с точёными ногами и небольшой изящной головой. Красавец прядал ушами и настороженно косил на меня лиловым оком.

  - На, - сказал Морханатар, доставая из кармана горсть засахаренных фруктов. - Не переживай: ты ему понравишься.

  Сам нолегат уже сидел верхом, и скакун под ним пританцовывал в нетерпении. Наши союзники предпочитали держать дургов - чёрных, как ночь, альгваров с короткой стоячей гривой.

  - Вообще-то я не рассчитывал, - нерешительно сказал я.

  - Что попадёшь в альвир? - рассмеялся Ролли. - Ну знаешь! А почему я должен из-за тебя менять свои планы?

  - Тоже верно, - согласился я и, подойдя к своему альгвару, протянул фрукты.

  Дург шумно втянул незнакомый запах, тепло дохнул в ладонь и аккуратно взял лакомство.

  - Я же говорил: ты ему понравишься!

  Да, мы с альгваром понравились друг другу, и мне не пришлось жалеть о прогулке. Я привык летать по нашим бескрайним равнинам наперегонки с ветром - там, где колышутся густые травы, манят прохладой леса, а далёкие горы туманной полосой плывут на горизонте. Но когда до вершин подать рукой, а под копыта твоего скакуна ложатся каменистые плато Сумеречного хребта, испытываешь совсем иные чувства. Даже в частых подъёмах и спусках была своя прелесть, тем более что ход альгваров оставался ровным и уверенным. Когда очередной подъём остался позади, близкие горы неожиданно расступились, открыв простор ветру и травам. Я восхищённо вдохнул терпкий воздух и посмотрел на Ролли. Друг улыбался: он определённо знал, что мне понравится! Ни слова не говоря, мы послали альгваров вперёд. Не знаю, сколько мы мчались, едва касаясь земли, когда впереди показался узкий скальный "язык", выползавший на равнину. Издали он напоминал крепостную стену, а при известной доле фантазии там можно было угадать даже разрушенные башни. От Хана пришёл сигнал:

  /Левее, видишь? Давай туда!/

  Я слегка тронул повод, и альгвар сменил направление, послушно сбрасывая скорость. Мы спешились возле самой "стены", отпустив скакунов, но вместо того, чтобы отдохнуть на травке, Хан полез на скалы. Я вздохнул и полез следом. Пока поднимались, я едва сдерживал раздражение, но когда со "стены" посмотрел вокруг.... Ролли только посмеивался.

  - Как вид, командир? Впечатляет? Этот "замок" мне когда-то отец показал. Они тут с Фаротхаэлем и Лиэ"Лэсом на альгварах гонялись, когда в Академии учились, заодно и эту скалу присмотрели. Теперь она наша. Тут, кстати, даже жить можно. Пошли покажу.

  По тропинке между камней нолегат привёл меня к странному сооружению. Ветер и время выточили из скал колонны, а оползень накрыл их плоским валуном, создав что-то вроде беседки. С одной стороны "беседка" примыкала к скале, переходя в неглубокий грот. Сложенный из камней очаг, плоские валуны-лежанки, возле входа - каменная чаша для сбора дождевой воды. Я опустил в неё ладонь и стряхнул капли на пол. Действительно, жить можно. Ролли устроился на камне и указал мне на соседний.

  - Ну выкладывай, командир.

  Я покачал головой: да, я, как всегда, по делу. Как же мне хотелось научиться быть просто другом!

  - Прости, Хан.

  - Да ладно тебе, ФиДель, я же знаю, как ты занят. Самое время по гостям разъезжать! Кстати, разговаривать здесь можно свободно.

  Я вздохнул, собираясь с мыслями.

  - Помнишь, ты говорил, что снял ментальный "слепок" с памяти ду серке?

  Нолегат кивнул.

  - Мне он нужен, Хан.

  - Как скажешь, командир.

  - Только без привязки, отдельным блоком. Сможешь?

  - Спрашиваешь! Не хватало ещё терзаться по поводу чужих преступлений.

  - Вот именно. Сам-то смотрел?

  - Да что я, каменный? Только Лабиринт.

  - И не смотри.

  - Ну, ты готов? - улыбнулся друг.

  ... Голова слегка кружилась, но соображала вроде неплохо. Элутар, терпеть не могу их нолегатские фокусы! Ролли выжидающе смотрел на меня.

  - Нормально, Хан, благодарю.

  - Ты бы осторожнее с этим, командир: Тёмный Охотник всё-таки.

  Я взглянул в зелёные глаза друга. Не знаю, как Старшие - это их дело, а я должен его предупредить.

  - Да нет, Ролли, не Охотник. Это делот, убийца Перворождённых.

  После моего рассказа нолегат долго молчал, размышляя, потом сказал:

  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

  - Знаю. Я иду в крепость Тиндомэ, Ролли.

  - Только в крепость? Рассказывай, - усмехнулся он.

  Его глаза смотрели тревожно и проницательно. Слишком проницательно.

  - В какой стороне Покинутый замок?

  Ролли уверенно показал рукой:

  - Там.

  Мы помолчали.

  - Ты же знаешь, я не сунусь туда без подготовки, Хан.

  - А как же мы с Тином?

  - Ролли, Старшие совсем недавно проверяли эти развалины. Они не стоят Поиска, поверь!

  - Ты сам-то веришь в то, что говоришь?

  Я не ответил. Нолегат вздохнул и полез в карман.

  - Возьми, ФиДель, пригодится.

  На его раскрытой ладони лежал амулет Перемещения ду серке. Наши глаза встретились. Я накрыл его ладонь своей, заставляя сжать пальцы в кулак.

  - Оставь, Ролли, у меня есть. А это наша страховка. Единственная. Помнишь, как ты нашёл меня в Оке Света?

  Губы Хана дрогнули, он опустил голову.

  - Командир....

  Мы молча спустились со скалы, молча сели на альгваров. Разговор не клеился: за все время пути мы не обменялись ни словом. Уже на подъезде к Каменному Венцу Ролли придержал своего дурга.

  - Вот что, ФиДель. Я тут слышал кое-что в Ментале. Не знаю, как сказать.... В общем, Тоэлин жива. Старшие говорили о возвращении Элисейна, о какой-то надежде, связанной с Посвящённой. Прости, я смог уловить только общий смысл. Сам понимаешь, разговор был не для моих ушей, просто они иногда забывают, что я давно не ребёнок. И ещё. Вы бы с Гилом приглядели за Тари.

  Я смотрел в глаза родича и друга, понимая, что ни за что не потащу с собой в Подземье ни его, ни Тина: для этого они мне слишком дороги.


  Линдо

  Тара


  - Гиллэстелль Л"лиоренталь, - задумчиво повторил князь, разглядывая подарок Гила. - Пожалуй, этот нож - лучшее, чем ты владеешь, ТариАна. Не считая дара, конечно.

  - Во всяком случае, это единственное оружие, на которое я не трачу Силу, Линдориэль. Всё остальное - Младший уровень, как говорит Дель.

  - Дель? Ах, да, Фидо, - кивнул эльф, возвращая оружие. - Так вот, ТариАна....

  - Можешь звать меня Тари, если хочешь. Так короче.

  Линдориэль поднял бровь.

  - Это налагает какие-нибудь обязательства?

  Чуть не забыла: у эльфов же существуют "имена не для всех", предполагающие более близкий уровень общения. Не тот случай, князь.

  - Никаких обязательств, Линдориэль. Я же сказала: так короче.

  Эльф с сомнением посмотрел на меня, но всё же продолжил:

  - Так вот, Тари, система обучения эльфийскому бою, которую выбрал твой..., - на слове "супруг" он споткнулся, но быстро нашёлся, - мой внук, себя оправдала: ты усвоила основы, а остальное добавил дар. Не секрет, что способность к росту до уровня противника зависит от запаса Силы. В любом другом мире, кроме Эльдамаля, это существенное ограничение, здесь же свободный доступ к Силе значительно упрощает жизнь. Только одна деталь: насколько я понял, арсенал приёмов у тебя несколько односторонний.

  Линдориэль сделал движение, будто снял что-то со стены, и в его руке тут же возник изящный чуть изогнутый меч с синеватым клинком.

  - Это рисмор, меч Тьмы. Учитывая ваш интерес к ду серке, я бы предложил уравновесить твой арсенал парным оружием.

  Он что, серьёзно? В Подгории я уже видела двумечный бой - оркский кхалхашир, боевой Танец воинов-кхалхи. Впечатляет. В горле как-то сразу пересохло.

  - Я покажу тебе основы и несколько учебных поединков, - невозмутимо продолжил князь. - Твоя память и дар возьмут всё, что нужно. Надеюсь, это поможет продержаться в случае... э-э-э... непредвиденных обстоятельств.

  Эльф перехватил рисмор левой и коснулся пояса. В его правой руке возник точно такой же клинок.

  - Итак: парный бой может быть круговым, линейным и, разумеется, содержать приёмы обоих типов. Начнём с кругового. Строится на основе непрерывного движения, в котором мечи описывают различные замкнутые фигуры, а также включает многочисленные вращения, раскрутки и "винты". Этот вид боя полезен против большого числа противников желательно более низкого ранга. В противном случае возможен тот же результат, что у пленника Цитадели. Как там у атанов? Покрошить в мелкий винегрет?

  Я невольно улыбнулась: надо же, и про винегрет знают!

  - Смотри внимательно.

  Да смотрю я, смотрю! Вернее, пытаюсь. Линдориэль двигался так быстро, что все эти "круги", "цепочки" и "двойные мельницы" сливались для меня в один сверкающий вихрь. При этом мечи и Мастер казались продолжением друг друга, вернее, были одним целым. "Смотри внимательно." Куда там! Оставалось надеяться только на память и дар.

  Эльф опустил оружие, прервав Танец.

  - Приблизительно так это должно выглядеть, Тари.

  Потрясающе: даже не сбил дыхания!

  - Перейдём к линейному бою, - продолжил эльф. - Строится на коротких кистевых ударах и быстрых уколах на разных уровнях. Приёмы работают как в одиночном бою, так и в строю, особенно на флангах, хотя последнее тебе вряд ли пригодится.

  Линдориэль встал рядом со мной.

  - Угол атаки небольшой. Смотри сюда. Вот, видишь?

  Вижу - градусов тридцать. Насколько я помню, Тар"кхорн над этим особо не задумывался. Эльф с интересом взглянул на меня, но от комментариев воздержался. Неужели услышал?!

  - Я уже говорил, что приёмы кругового и линейного боя можно и нужно сочетать, - продолжил он. - Для перехода от одного вида боя к другому без нарушения рисунка используются специальные стойки, или "якоря". Каждая имеет свой набор связок-переходов - так называемые "цепи", и каждая "цепь" заканчивается новым "якорем". Вот основные, запоминай.

  Опять мелькание клинков. Честно пытаюсь поймать ритм, хотя уже понимаю, что бесполезно. Из названий не помню ни одного - в голове сплошные якорные цепи. А если он захочет проверить? Тогда караул.

  /Ну какой караул, Тара? Это же Эльдамаль, здесь обучение идёт намного быстрее!/ - не выдержал Хранитель.

  /Да? А я слышала, что подготовить мастера двумечного боя гораздо сложнее, чем обычного мечника./

  /Тот, кто это сказал, не имел представления о магии/, - спокойно ответил Лес"с.

  Вот спасибо, утешил! Что ж я тогда не помню-то ничего?

  /Тара, я сказал - быстрее, но не мгновенно!/

  Линдориэль опустил клинки.

  - Пожалуй, для Стандарта достаточно, - решил он.

  Так это был только Стандарт?! Если сейчас он мне предложит.... Эльф шагнул ко мне, протягивая меч.

  - Теперь ты.


  Я разглядывала отливающий синевой клинок, Линдориэль, заложив руки за спину, молча наблюдал за мной. Рисмор, значит, меч Тьмы. Примерно одной длины с эр"рисом и форма та же - рукоять слегка изогнута в сторону от клинка. Разве что изгиб самого клинка чуть круче, да остриё не скошено, а равномерно сужено к концу. Едва у меня в руках оказались оба меча, я почувствовала неладное. Взглянула через Веду и глазам не поверила: всегда спокойный эр"рис раздражённо искрил, а рисмор в ответ угрожающе "дымился" чёрным туманом. Всё понятно - противоборствующие Стихии!

  /Эй! Вы ещё подеритесь, бойцы! Чего не поделили?/

  Вроде пристыдила. Линдориэль всё так же невозмутимо смотрел на меня. Что же ты, князь, не знал, что мне в руки даёшь? Или это тоже часть плана? Эльф чуть повёл бровью, но снова промолчал. Нет, с Ноэ"Тхафаром было проще: тот хотя бы не скрывал, что слышит мои мысли. Я вернулась в Веду и усилила ментальные Щиты.

  /Давно пора/, - одобрил Лес"с.

  Эр"рис я держала левой: с этим мечом мы знакомы - не подведёт, а вот рисмор.... Кто знает? Словом, с ним в правой мне было как-то спокойнее. Я подвигала руками, привыкая к новым ощущениям. Поработала кистью - "новичок" был на удивление послушен. Попробовала повторить левой и поняла, насколько отстаёт эр"рис. Жаль, Деля нет: с ним всё было бы проще. Я окинула взглядом Линдориэля. Да что ж они все такие молодые и красивые! Вот у нас: если дед, так уж дед, а тут.... Всё не как у людей! Я обречённо вздохнула.

  - Моей рукой показать сможешь?

  В серебристых глазах мелькнуло сомнение.

  - Слушай, чтобы дело пошло быстрее, я должна запомнить рабочее состояние мышц для основных приёмов Стандарта. Ну, наработать память тела, понимаешь?

  Эльф кивнул. Отлично: объяснять не придётся.

  - Встань сзади, пожалуйста. Ближе! Встал? Что-то я тебя не чувствую. Теперь возьми мои руки. Нет, просто положи свои сверху.

  Изящные ладони с длинными пальцами легли на мои, крепко обхватив их вместе с рукоятями. Какая сила! И эта горьковатая свежесть. Неужели волосы всех Л"лиоренталей пахнут одинаково? Неожиданно князь шагнул назад, отпустив мои руки. Я обернулась:

  - Что-то не так, Линдориэль?

  - Всё в порядке, Тари. Просто ты возвращаешь из памяти некоторые моменты моей жизни, а я....

  Эльф пожал плечами и грустно улыбнулся - первый раз за всё время. Не готов вспомнить? Знакомая ситуация.

  - Тоже бежишь от прошлого, князь?

  - Нет, Посвящённая - пытаюсь идти ему навстречу. Просто не всегда получается.

  Я понимающе кивнула. А всё их бесконечно долгая жизнь! Эльфам бы столько времени, сколько отпущено нам - враз бы разучились откладывать решения "на потом".

  - Ничего, главное - начать, - улыбнулась я. - Ну мы будем работать или нет?


  Стандарт - не только отличная разминка, это что-то вроде таблицы умножения эльфийского боя. Затверживая и бесконечно повторяя основные приёмы, в реальном поединке над техникой исполнения уже не думаешь. А Лес"с снова оказался прав: обучение в Эльдамале идёт в разы быстрее! В конце концов новый Наставник добился того, чего хотел: мои руки заработали слаженно, движения стали осмысленными, словом, я больше не напоминала куклу, которую дёргают за верёвочки. Линдориэль, похоже, остался доволен, меня же собственные успехи не радовали. Я чувствовала себя Золушкой. Не той, которая с прекрасным принцем, а другой - у которой карета в любой момент может превратиться в тыкву. Ведь иссякни вдруг всемогущая Сила, что я буду стоить здесь со своим Младшим Уровнем? Кстати, сами-то эльфы для обучения бою Силу не используют: помогает их изначально магическая природа и вечное стремление к совершенству, так что в случае чего их мастерство при них и останется.

  - Ну допустим, - сказал наконец Линдориэль, опуская клинок.

  Это было разрешение отдохнуть. Я в изнеможении рухнула на пол: всё равно больше некуда - кругом голый камень. Эльф удивлённо поднял бровь.

  - Помочь?

  В смысле, восстановиться? Обойдусь! Я отрицательно покачала головой. Линдориэль немного подумал и опустился рядом, по-особому поджав под себя ноги. В который раз вижу и в который раз удивляюсь: как им удаётся не вывихнуть суставы?

  - Хорошо. Пока ты отдыхаешь, немного теории.

  Я закрыла глаза и застонала. Может, притвориться мёртвой?

  - Прости, Тари, но ты ставишь меня в тупик, - спокойно сказал эльф. - У меня ещё не было подобной ученицы, и я не знаю, что делать в таких случаях.

  Я открыла глаза, забыв про усталость.

  - У тебя были ученицы?

  - Видишь ли, окончив Академию Стратегии, я одно время преподавал там боевые практики. Мечникам, разумеется. И мечницам тоже. Правда, это было давно.

  - А как же Академия Духа?

  - Её я окончил раньше.

  Линдориэль достал из кармана куртки поблёскивающий самоцветами браслет, защёлкнул его на левом запястье и быстро набрал цветовой код. Прямо перед нами появились светящиеся контуры бойцов. Так эта пустая каменная коробка - фандарг Одинокого замка! Но почему такой необычный? Впрочем, сейчас не до этого: две полупрозрачные фигуры уже приняли боевую стойку. Та, что подсвечивалась красным, была чуть выше синей.

  - Смотри внимательно, Тари. Низкая стойка, мечи разведены в стороны. Начнём помедленнее - с трети скорости.

  Фигуры на арене пришли в движение. И это называется замедлением? Я взглянула на Линдориэля.

  - Туда смотри, - усмехнулся он, кивком указав на красно-синий вихрь на арене. - Пояснять буду по ходу. И обрати особое внимание на согласованность рук, особенно в асимметричных вращениях.

  Уже смотрю. Как же красиво! Я с восхищением следила, как бойцы стремятся заключить друг друга в прозрачные коконы, образованные полётом их мечей. Словно пауки, плетущие паутину!

  - Да, в этой технике много опутывающих движений, - заметил эльф.

  - Разве я что-нибудь сказала? - уточнила я, не отрывая взгляда от поединка.

  - А разве обязательно говорить, чтобы тебя поняли?

  Этого ещё не хватало! Я повернулась к Линдориэлю.

  - Останови-ка мультик. Ты о чём?

  - Мультик? - брови эльфа удивлённо взлетели.

  Я махнула рукой.

  - Правнуки тебе лучше растолкуют. Ты не ответил.

  - Случается, что ученик и Наставник думают одинаково, Тари. А между нами ещё и ментальная Связь.

  - Понятно. Тогда идём дальше.

  Бойцы на арене возобновили свою "карусель". Время от времени Линдориэль останавливал движение фигур, объясняя мне тонкости процесса, или заставлял призрачных противников повторять приёмы, отмечая особенности их исполнения.

  - Движения рук должны быть чётко согласованы, Тари. Обычно в обоерукой технике левая обеспечивает защиту, а правая атакует. Если же в атаке участвуют две руки, то, как правило, удары наносятся в противоположных направлениях.

  Ну, это уж точно не моё: у меня и с синхронными движениями одни проблемы.

  Эльф слегка улыбнулся и продолжил:

  - Также необходимо жёстко увязывать между собой движения рук и ног. Смотри, как это делают бойцы. Шаг - руки расходятся, ещё один - правая атакует, левая прикрывает центр, "цепочка", раскрутка и - новая стойка. В технике двух мечей очень важна именно точность перемещений, иначе.... Вот, смотри: "красный" чуть отвлёкся, и мечи тут же потеряли связь, что сразу усложнило защиту. Непростительная небрежность для Мастера! Если бы подобную ошибку совершил ученик, это привело бы к завершению схватки.

  - Я поняла, Линдориэль. Это ты?

  - В смысле?

  - Там, - я кивнула в сторону замерших бойцов.

  - Это что-то меняет?

  - Нет, - пожала я плечами. - Только не рассказывай мне больше про небрежность Мастера.

  - Почему? - улыбнулся эльф.

  - Потому что ты всегда даёшь ученику шанс. Проверяешь на способность мыслить самостоятельно, верно?

  - Верно. Фидо рассказал?

  Я кивнула.

  - В нашем деле отсутствие воображения может стоить жизни, Тари. Так говорит наш общий Наставник, Мастер Эк"Келль.

  Мы просмотрели ещё несколько поединков с разными парами бойцов, и когда я уже решила, что Линдориэль просто хочет взорвать мой мозг, он наконец сказал:

  - И последний урок, Тари. Обрати внимание, как строится защита. Работая двумя клинками, то уклоняясь, то парируя, бойцы непрерывно контролируют центр, иначе первый же укол противника окажется последним. А налететь на него очень просто.

  Линдориэль, не глядя, коснулся управляющего браслета, и перед нами снова появились фигуры бойцов - на этот раз красная и белая. Теперь, научившись не просто смотреть, но и видеть, я смогла оценить не только красоту боя. Более хрупкий "белый" был легче и быстрее, зато "красный" - точнее и сильнее. Волны стремительных атак "белого" разбивались о "волнорезы" мощных блоков противника, а контратакующие удары "красного" просто сносили более лёгкого бойца в сторону. Правда, и особого вреда не причиняли - пламенеющие клинки неизменно пересекались в полёте с ослепительно-белыми молниями. Казалось, их спор мог длиться вечно. Но это только казалось.

  "Красный", работавший вначале на контратаках, перешёл в наступление. "Белый" играючи уходил от большинства его ударов, но те, которые он вынужден был парировать, забирали слишком много сил. Рано или поздно это начнёт сказываться на его подвижности, а главное, на скорости и частоте атак. Так и произошло. "Белый" постепенно уходил в глухую оборону, изредка отваживаясь на красивые, но малополезные вылазки, "красный" же неторопливо вёл схватку к логическому завершению. Я посмотрела на Линдориэля. Он не отрывал глаз от "танцоров" и был странно молчалив: не сделал ни одного замечания по поводу поединка.

  Между тем красные клинки уже подбирались к уязвимому центру противника, а белые "молнии" постепенно сдавали позиции, сверкая теперь в опасной близости от хозяина. Что же он делает? "Красного" нельзя подпускать так близко! Новая атака, на этот раз двойная. Рубящий удар правой сверху, одновременно левая атакует снизу на пересечение. "Ножницы"! Белые клинки отброшены в стороны, а красный замирает против сердца. Тот самый быстрый колющий удар, который так легко становится последним. Звучит гонг: поединок завершён. Противники опускают мечи. Линдориэль, не глядя, касается цветовой панели браслета. Изображение дрогнуло, но не исчезло. "Красный" делает шаг навстречу "белому", тот, запрокинув голову, смотрит на бывшего противника, вдруг поднимается на носки и, не выпуская мечей, быстрым движением закидывает руки ему на шею. "Красный" роняет свои и подхватывает "белого". Изображение замерцало и наконец погасло.

  - Элутар! Прости, Тари, - Линдориэль справился наконец с браслетом.

  Так. Мечники и мечницы, Наставники и ученицы. Вот тут у эльфов всё, как у людей!

  - За что простить, князь? Ученица, влюблённая в своего учителя? История-то стара, как мир.

  - И у вас тоже?

  - Тоже. Не скажу, что массовое явление, но случается. Другое дело, если бы наши дедушки выглядели, как ваши!

  Линдориэль смущённо прочистил горло, сделал серьёзное лицо и уже совсем другим тоном спросил:

  - Ты отдохнула?

  Нет, ну это просто невозможно!

  - У тебя что, сдельная работа?

  - Какая работа?

  - Ладно, не запоминай, - уже поднимаясь с пола, махнула я рукой.


  Какой же он всё-таки неудобный партнёр! Все преимущества использует: и широкий шаг, и длинные руки, и рост, не говоря уж о технике. Ни стыда, ни совести!

  - Тари, следи за ногами - отстаёшь. Давай сначала.

  - Да не могу я сразу и про руки, и про ноги думать!

  - И не надо. Просто слушай себя и отпусти наконец инстинкты - иногда они бывают умнее нас.

  Отпусти! Тут бы мечи не упустить. Так, что там у нас? Шаг - двойной "винт" - раз, шаг - отклонение и прямой - два, снова "винт" - три и уход на разворот.

  - Стоп! Тари, опять руки гуляют! Теряешь время на обратный ход меча. И следи за центром - твой эр"рис постоянно срывается в атаку.

  Я опустила мечи.

  - Слушай, мне так удобнее. А эр"рис - меч атакующий по природе, ему вредно в обороне сидеть.

  Линдориэль покачал головой.

  - И как тебя Фидо обучал? Ума не приложу. Ты же Наставнику слова сказать не даёшь!

  - Ну, он обучал, у него и спрашивай. И уж прости, князь, но священного трепета перед вами я не испытываю: как вспомню, что вы сделали с моей жизнью... Н-наставники.

  Линдориэль такого не ожидал, но взгляд мой выдержал честно. Вообще-то сейчас ему досталось за других. Но сам же сказал: "Я отвечаю за всё, что происходит в клане".

  - Ладно, - вздохнула я, - давай заканчивать, а то твои внуки объявятся: уже интересовались.

  Линдориэль крутанул в руках мечи и изготовился для боя. Отпустить инстинкты, говоришь? Я прикрыла глаза. Сила текла сквозь меня подобно реке без берегов. Раньше я ощущала такое только рядом с Живым Источником. Знакомое покалывание кончиков пальцев, в волосах запутался ветерок. Стоп: чёрнота в глазах - это уже лишнее. Не так давно в Амандоре я смогла подняться до уровня феальдина - правда, ненадолго, насколько хватило Силы. И трофей, полученный в том поединке с Делем, по-прежнему со мной. Я коснулась плоской кожаной коробочки на груди и посмотрела на Линдориэля. Здесь всё должно быть проще - это же Эльдамаль. Как говорится, почувствуйте себя эльфом! И я почувствовала. Мой Наставник вдруг перестал быть для меня загадкой. Я больше не держала мечи - они стали продолжением меня, я не ощущала собственного тела - оно словно утратило материальность, растворилось, переплавившись в огне поединка в стремление победить. С этим могло сравниться разве что ощущение полёта. Но полёт не может длиться вечно.

  - Тари..., - начал князь.

  - Погоди, Линдо, дай отдышаться.

  В тишине звон металла о камень прозвучал, как удар гонга: эльф выронил клинки. Правда, они тут же снова оказались у него в руках. Что ж, быстро поднятое не считается упавшим.

  - Что ты сказала? - хрипло спросил Линдориэль.

  Князь был бледен, как полотно. Да я и сама выглядела не лучше. И откуда взялось это "Линдо"? Перворождённые очень чувствительны к подобным вещам. Для них Имя означает не только Благословение Элутара, но и само Существование. Я шагнула к нему.

  - Прости, пожалуйста, Линдориэль, я не хотела.

  Эльф покачал головой.

  - Нет, это ты прости меня, Тари. Надо же - Линдо, - он усмехнулся. - Я слишком давно не слышал этого имени, и слишком сильно хотел его услышать.

   Линдориэль вернул сир"рису обычный вид и, отправив трансформ на пояс, сказал:

  - Благодарю за поединок, Тари: это было достойно.

  Помолчал и добавил:

  - И за имя.

  - Не за что, Наставник. Это я должна благодарить тебя за науку.

  - Значит, мы квиты, - улыбнулся князь.

  Я протянула ему рисмор.

  - Нет, - покачал он головой. - Я даю его тебе вместе с именем. Можешь звать меня Линдо - так короче. Если ты примешь то и другое, буду рад.

  Наши глаза встретились. Так короче! Разве в этом дело? Всё ты прекрасно понимаешь, Старший!

  - Уже принято, - улыбнулась я.

  - Тогда последнее.

  Я приготовилась к очередному наставлению, но Линдориэль просто повторил свой фокус - протянул руку и извлёк из воздуха ножны странной формы со связкой ремней.

  - Это сдвоенные наспинные ножны, Тари - походный вариант. В следующий раз получишь боевые.

  В следующий раз? Это когда? Я смотрела, как эльф вкладывает мечи в ножны и разбирает ремни. Стоп! Какие сдвоенные ножны? Мечи-то разные!

  - Так и ножны для разных мечей, Тари, - спокойно пояснил он. - Такими и делались: под рисмор и эр"рис. Давай, помогу закрепить.

  Пока Линдо пристраивал конструкцию мне на спину и затягивал ремни, меня мучил один вопрос: откуда? Ну, меч - понятно, я тут ещё и не такие видела: эльфы же просто без ума от оружия. А вот ножны, да ещё походные, да для разных клинков - точно штучная вещь!

  - Эй!

  Линдориэль отдёрнул руки. Вот эльфы - вроде само совершенство, а как дойдёт до объёмов - тут их глазомер и подводит.

  - Мне дышать нужно или нет, Наставник? Последнюю дырку на ремне видишь? Это она.

  Эльф с сомнением посмотрел на меня.

  - Соскочит.

  - Зацепится. Линдо, не спорь - проверено!


  Я вышла из портала в Каминном зале с двумя мечами за спиной. На стенах уже зажглись светильники. Это сколько же я пробыла в Одиноком замке? Желудок сводило от голода. Ну, Линдориэль! Старшие близнецы оказались дома, то есть, в нашей спальне. Мне вдруг пришло в голову, что, в принципе, Гил мог бы перебраться к нам - размеры комнаты позволяли, но, боюсь, Флора этого не поймёт. Стоп, о чем это я? Кажется, физические нагрузки снижают способность рассуждать здраво.

  - Почему так поздно? - строго спросил муж.

  - Мы волновались, - добавил его брат.

  Я расстегнула пряжки ремней и сбросила оружие на диванчик в изножии кровати.

  - И поэтому вы, Высокие князья, валяетесь в сапогах на моей постели, а на столике батарея пустых бутылок. Переволновались?

  Гил рассмеялся.

  - Не преувеличивай, Тари - бутылок всего две.

  - Гил, даже я знаю, что эффект от эльфийских вин обычно не зависит от количества выпитого.

  Дель одним движением поднялся с кровати и шагнул к дивану.

  - Что это? - спросил он, беря в руки сдвоенные ножны.

  Ну, этот сразу к делу. Командир!

  - Эр"рис и рисмор. Я в гардеробную, потом в душ. И достаньте что-нибудь поесть!

  Общая душевая находилась как раз между комнатами Деля и Гила. Разумеется, мне пришлось обозначить личную территорию занавеской. Тёплые струи ласково гладили тело, расслабляя уставшие мышцы. В голове ни единой мысли. Красота! Словом, если бы я не была так голодна, ребята ждали бы меня ещё о-очень долго.

  - Мам! - мордашка Зарти выглянула из-за занавески.

  Я направила в сына струю воды.

  - Кыш!

  - Ну ма-ам, - обиженно протянул он, утирая лицо.

  - Уже выхожу.

  Я отжала волосы полотенцем, набросила лёгкий алет и туго затянула пояс. Мельком глянула в зеркало - вроде неплохо. В комнате меня ждал двойной сюрприз: стол, накрытый к лёгкому ужину, и Сейни, сидевший в кресле в фамильной позе Л"лиоренталей - поджав под себя ногу. Забыв о еде, я с тревогой коснулась лба сына. Он потёрся щекой о мою руку.

  - Да ладно, мам, с ним всё в порядке, - сказал Зарти.

  В его голосе я уловила нотки ревности и ласково потрепала по волосам.

  - Тари, ты есть-то будешь? - напомнил Гил.

  - А как же! Меня же ваш дед целый день голодом морил.

  Я ужинала, запивая свежий хлеб с мармеладом прохладным молоком, мальчишки болтали с Гилом, обсуждая моё новое оружие, а Дель о чём-то размышлял, посматривая то на меня, то на них. Дождавшись, когда я начала жевать медленнее, муж спросил, кивнув на ножны:

  - Что это, Тара?

  - Подарок Линдо, - не задумываясь, ответила я. - И где он только нашёл ножны под разные мечи!

  - Чей подарок?! - глаза Деля округлились от изумления.

  Ну надо же, совсем забыла, с кем говорю!

  - Князя Линдориэля, - тут же поправилась я. - Ты что, рисмора не видел?

  - Почему? - удивился муж. - Просто впервые вижу его в сочетании с эр"рисом. Ты как, закончила?

  Я с сожалением окинула взглядом стол. Нет, больше не осилю, а жаль.

  - Закончила. Хочешь поговорить?

  Дель кивнул. Понятно! Я вздохнула и встала из-за стола. Выпроводив недовольных мальчишек из комнаты, я сменила легкомысленный алет на джинсы и свободную рубашку и вернулась к ребятам. Мой отчёт был коротким: день у Линдориэля уложился всего в несколько фраз, и кажется, принёс больше вопросов, чем ответов. Почему князь решил обучить меня двумечному бою? И откуда эта странная идея - объединить в пару мечи Света и Тьмы? Однако Дель прав: главе клана будет непросто задавать вопросы. Что же касается откровений делота, о которых рассказали ребята, то мне ещё предстояло всё это обдумать.

  - Что-то ещё, мальчики?

  Близнецы посмотрели друг на друга.

  - У Тина Тёмная кровь, Тари, - ответил Гил. - Что ты об этом думаешь?

  - А что тут думать? У вашего отца её половина, у вас - четверть. Не вижу оснований для тревоги.

  - Дель тоже не видит, а напрасно. Вы оба смотрите только на Тинтаэля, но есть ещё и Дал"ле"Дин"н, его отец.

  Так, приехали. Впрочем, все эти игры с памятью и сознанием....

  - Я, конечно, не Дух, Гил, но.... Мне кажется, если бы Дал"леДин"н хотел использовать сына, он бы уже это сделал.

  - Так смотря для чего использовать, Тара, - заметил Дель. - Живая "мина" - материал, конечно, расходный, но очень дорогой. Его беречь надо.

  Живая "мина"?! Перед глазами возник улыбчивый мальчишка - один из самых опасных эльфийских бойцов и друг, каких мало. Мы сошли с ума?

  - В общем, так, - сказал Гил, - если ментальная ловушка в сознании Тина существует, её надо найти.

  - Найти то, не знаю, что? - усмехнулся муж. - Это даже не Эльдамаль, Гил, это Ментал.

  - А разве ты знал больше, когда искал её? - напомнил Гил, кивнув в мою сторону. - Если "мина" - разминируем, ничего другого нам просто не остаётся.


  Ментальный Поиск

  ФиДель


  - Как думаешь, откуда у Линдориэля меч Тьмы? - этот вопрос с вечера не давал мне покоя.

  Тара сдула со лба волосы и ответила:

  - Слезь с меня - жарко. И отключись наконец от работы.

  Я перекатился на спину и закинул руки за голову. И правда жарковато. Подправил климатическую составляющую - стало прохладней. Отключись! Рассвет за окном - самое время включаться.

  - Так что там с мечом, Дель?

  - Видишь ли, любимая, не всякий рисмор, как и не всякий эр"рис, несёт в себе След Стихии. Такими мечами владеют только члены правящих родов в кланах Света и Тьмы. Артефактное оружие не может попасть в чужие руки просто так - только как трофей или подарок.

  - Тогда уж, скорее, подарок, учитывая историю с браслетом Линдориэля. Слушай, совсем забыла!

  Тара повернулась ко мне, приподнявшись на локте.

  - Что это у него за фандарг такой интересный? Ни амфитеатра, ни арен, ни тренов.

  - А, это видовой - для создания ландшафтов. Он же в Академии Стратегии преподавал, у них там привязка к местности обязательна. Полезная вещь, кстати: полный эффект присутствия, от настоящего не отличишь. Можно сделать даже палубу корабля.

  - А сейчас?

  - Что сейчас? - не понял я.

  - Ну, ты говорил - преподавал. А сейчас твой дед чем занимается?

  Я задумался. До возвращения к управлению кланом Линдориэль был Верховным Стратегом, на него замыкались оборона и разведка Эльдамаля. Теперь эти обязанности перешли к Морветэлю.

  - Слушай, спроси у него сама.

  Тара кивнула, рассеянно скользя пальцами по моей груди. Я поймал её руку.

  - Не начинай.

  - Ты о чём, любимый?

  Я рассмеялся. Жена откинулась на подушки, её глаза призывно блестели. Так, сегодня рассвет отменяется.

  - Ребята, кое-что есть! - Гил влетел в спальню стремительно и, разумеется, без стука.

  Элутар! Мне пришлось практически рухнуть на жену, чтобы дотянуться до сползшего с кровати покрывала. Тара сдавленно пискнула. Я накинул на неё шёлк, перекатился на край и сел, спустив ноги на пол.

  - Когда стучаться научишься? Я женат, если ты ещё не заметил.

  - Заметил, - улыбнулся брат. - Да ладно, я не смотрю. А что вы там делали - под покрывалом?

  - Тебе рассказать или показать, Гилли? - промурлыкала Тара.

  Она встала с кровати, обернув шёлк вокруг себя. Открытыми оставались только плечи, но тонкая ткань не особенно помогала: воображение с лёгкостью дорисовывало остальное. Гил застыл, не в силах отвести взгляда.

  - Тара, не хулигань, - сказал я. - Ему к жене не в соседнюю комнату - в соседний мир идти.

  - Ничего, потерпит. Я в душ. Увижу там одного из вас - не обижайтесь.

  Жена проплыла мимо, слегка покачивая бёдрами. Мы проводили её взглядами, Гил с трудом проглотил слюну. Я взглянул на брата с сочувствием:

  - Помочь?

  - В смысле? - насторожился Гил.

  Он что, подумал.... Элутар, этого ещё не хватало!

  - С ума сошёл? Я имел в виду, зайди в Сад, выбери цветочек. Дальше сам знаешь.

  Этот совет - единственное, чем я мог помочь брату. В нашем ментальном Саду Встреч можно было легко найти партнёра для "горячих" развлечений. Условие одно - никаких отношений, только взаимное удовольствие.

  - Знаю, не мальчик, - усмехнулся Гил. - А ты, кстати, что подумал?

  - А ты?

  Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись.

  - Ну допустим, цветочек. А Флора? - спросил брат.

  - А что Флора? Она знает правила игры: "горячие" развлечения - не измена. Там даже лиц не видно. Давай-давай, я прикрою.

  - Тари тоже знает правила? И от неё прикроешь? - усмехнулся Гил. - Нет уж, Дель: мне проще в Амандор сбегать, чем с нашими волшебницами объясняться.

  - Ну как знаешь.

  Элутар, а ведь он прав! Я ещё за Лоредиль не рассчитался, а Таре только дай повод. Меня бросило в жар. Я тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли и кивнул на рисмор в руках брата.

  - Рассказывай, что нашёл.

  - Оденься, - напомнил Гил.

  - А что тебя смущает? - удивился я. - Ты, между прочим, ворвался к нам в спальню с оружием. Мне было не до этого: я жену прикрывал.

  - Герой, - оценил брат и запустил в меня штанами:

  - Держи!

  - Зависть - плохое чувство, - заметил я, натягивая элас.

  Гил не спал всю ночь - работал с мечами, как одержимый. Впрочем, таким он становился всякий раз, когда дело касалось оружия. Ему удалось "разговорить" рисмор Линдориэля - клинок почувствовал нашу Тёмную кровь. Меч был действительно парным, и его Связь с собратом сохранилась до сих пор. Гил сказал, можно отследить. Не знаю: одно дело - След эльфа, другое дело - След... меча? Ну, он Мастер оружия, ему виднее.

  Тара вернулась уже полностью одетой. Мы с Гилом подавили разочарованный вздох.

  - Хочу кавира, - заявила она. - Горячего!

  Этот напиток из молотых зёрен квары по вкусу и аромату напоминал её любимый кофе, поэтому жена сразу прониклась к нему симпатией.

  - Пошли, у меня есть, - сказал Гил.


  Рассвет едва наметился полоской на горизонте. В комнате брата зажглись светильники, отразившись в зеркальном серебре на столике. Сервиз на шесть персон, у меня такой же. Гранёный кавилен возвышался над чашками, словно крепостная башня, из тонкого носика плыл ароматный парок. Гил наполнил наши чашки, но сам пить отказался, сказав, что глотал эту жидкую смолу всю ночь. Мы с братом устроились на диване, Тара - в кресле напротив, уютно подобрав под себя ноги. Она с удовольствием запивала горячим кавиром подсохшие бисквиты, и в ответ на предложение принести свежие назвала Гила андарельским аристократом. А её вопрос "кто тогда эти доедать будет?" вообще ввёл брата в ступор. Теперь он молча ждал, пока мы закончим завтрак. Тара хрустела бисквитами, а я, уже допивая кавир, с изумлением обнаружил, что чашек на подносе гораздо больше, чем на шесть персон.

  - Ну что, сказал тебе меч что-нибудь интересное? - поинтересовалась жена, ставя пустую чашку на столик.

  - Ещё? - спросил Гил, кивнув на сияющий гранями кавилен.

  - Нет, благодарю.

  Гил изобразил в ответ "поклон андарельского аристократа".

  - Пижон, - тихо сказал я. - Это мои чашки.

  - Знаю, - также тихо ответил он. - Мои кончились.

  - А мыть не пробовал? - намекнул я.

  - Эй, аристократы, мы говорили о мече, - напомнила Тара, улыбнувшись.

  - Вот именно! Интересный у тебя рисмор, Тари, - сказал брат, погладив клинок, который всё ещё держал на коленях. - Этот парень недоверчив и очень ревнив. Новой хозяйкой доволен, но к Светлому напарнику, эр"рису, относится с большим подозрением, так что, учитывай.

  - Учту, - кивнула она. - Ещё что-нибудь?

  Услышав, что между парными рисморами до сих пор сохранилась Связь, Тара не удивилась, а на мои возражения, что вряд ли можно "отследить" меч, заметила:

  - Почему нет? След есть, Цель тоже. Неужели так трудно найти меч, парный именно этому?

  - Она права, Дель: это артефактный клинок, и он больше, чем просто оружие. Ещё бы что-нибудь о владельце узнать!

  - У Линдориэля? - усмехнулся я.

  Тара откинулась на спинку кресла и сложила на груди руки.

  - Снова Линдориэль. Какие сложности! Слушайте, вы что, его боитесь?

  Мы с Гилом рассмеялись.

  - С чего ты взяла, любимая? Просто для тебя он Линдо, а для всех остальных - глава клана. Кстати, а почему Линдо?

  - Так короче, - пояснила жена.

  - А-а-а, - многозначительно протянул Гил и посмотрел на меня.

  Куда уж короче! Ладно, это потом.

  - А помнишь, Тара, что Архимаг о клане говорил?

  - Да разве такое забудешь, - улыбнулась жена. - Оказывается, ваш архипрадед только на работе глава Светлого Совета, а дома он - член клана, как все.

  - Вот! С момента, как Ноэ"Тхафар передал управление кланом сыну, здесь всё решает Старший князь Линдориэль. Так что это не страх, Тара, а Этикет. Ну не принято у нас приставать к Старшим с вопросами!

  - Понятно. Но я-то не принадлежу к клану Феа-Эль-Дин"н!

  Что-то в её последней фразе меня насторожило.

  - Спорный вопрос, - заметил я. - У нас супруга переходит в клан мужа, Тара.

  - Так то супруга, Дель, а я только Посвящённая.

  Ах вот в чём дело! Значит, в Одиноком замке произошло что-то ещё, какая-то мелочь, которая не стоила упоминания, но тем не менее её задела. Я молча смотрел на жену. Её глаза потемнели, но не от гнева - от обиды и боли. В груди поднималась горячая волна. Кто посмел? Глава клана? Верховный маг? По комнате пронёсся ветерок.

  - Эй, вы чего? - с тревогой спросил Гил.

  - Ничего, - хором ответили мы, глядя друг на друга.

  Наши голоса звучали непривычно глухо. Я чувствовал Силу, и это был не Астрал: Тара открыла мне доступ к Веде. Ни с чем не сравнимая мощь! Я понял, что могу всё.

  - Мне вызвать Старших на поединок, мелиана?

  - Вызывайте уж сразу Светлый Совет, чего мелочиться! - Гил вскочил, глядя на меня злыми глазами. - Прекрати, Дель!

  Элутар! И правда, надо прекращать: так до чего угодно можно договориться. Однако как же пьянит объединённая Сила! Гил повернулся к Таре.

  - А ты? Не понимаешь, что с ним делаешь? Что вы оба вообще здесь творите!

  - Ладно, Гил, сядь, - сказал я. - Всё уже. Прости.

  Гил прошёлся по комнате, сбрасывая напряжение, и молча сел рядом.

  - Вот что, мальчики, - помолчав, сказала Тара. - Я люблю вас обоих. Но уж простите, от Л"лиоренталей у меня, как вы говорите, Купол едет.

  Мы с братом переглянулись.

  - Надеюсь, по-разному? - спросил я, пропустив Купол мимо ушей: любовь была важнее.

  - Что - по-разному?

  - Ну, любишь ты нас по-разному? - уточнил Гил.

  И Тара, не задумываясь, ответила:

  - Конечно, Гил: тебя как мужа, его как брата.

  Гил застыл с открытым ртом. Меня бы, в общем, ответ устроил, если бы мне только что не предложили братскую любовь вместо супружеской.

  - Может, наоборот? - спросил я, с трудом сохраняя серьёзность.

  Тара недоумённо смотрела на нас, пытаясь понять, что происходит, и наконец торжественно пообещала:

  - Когда я стану о-очень великой волшебницей, я превращу вас в лиловых кроликов. Обоих!

  Мы с Гилом посмотрели друг на друга.

  - Почему в лиловых? - удивился он.

  - А по поводу кроликов у тебя нет вопросов? - спросил я.


  Вернувшись из бассейна после тренировки, на которой Гил со своим андарелин"ном измотал меня до предела, я нашёл Тару в одном из парков. Она стояла на высоком ажурном мостике над заливом, облокотившись на перила, и в летящем белом платье выглядела хрупкой и беззащитной. Да уж, беззащитной! Особенно после того, что произошло утром. Объединение Силы! Не знал, что такое возможно.

  - Я тоже не знала, Дель, - сказала Тара, взглянув на меня. - Но то, что я могу открыть тебе доступ к Веде, мне нравится.

  - Мне тоже. Правда, немного ударяет в голову.

  - Я заметила.

  - Тогда учитывай.

   Я встал рядом, и какое-то время мы молча смотрели на воду.

  - А Линдориэль здесь не при чём, - неожиданно сказала Тара.

  - Правда? Тогда что это было? Я же видел твои глаза!

  - Прости, Дель, но словами этого не объяснишь.

  - А мне что делать? Когда я чувствую твою боль, у меня, как вы говорите, сносит крышу!

  - Прости. Впредь буду осторожнее.

  - Не в этом дело, - качнул я головой.

  - А в чём? В том, что чувствую себя чужой на вашем празднике жизни?

  Как-как? Вот это номер! Я молча смотрел в синие глаза жены, а в душу медленно закрадывалось подозрение.

  - Слушай, а ты не....

  Глаза Тары изумлённо распахнулись.

  - Я?! Да ты.... Элутар, нет, конечно!

  Она звонко рассмеялась, запрокинув голову. Знакомая морщинка возле губ, нежные завитки волос, родинка на плече - родная до боли!

  - Не вижу ничего смешного.

  Обида прозвучала слишком явно. Тара протянула руку, я отстранился, понимая, что выгляжу глупо, но ничего не смог с собой поделать.

  - Де-ель, - она с улыбкой покачала головой, - ну о чём ты? У меня три пары близнецов, причём две старших - Тангары и вы с Гилом - зачастую не лучше младшей парочки. А ещё Верховный маг без магии, "заминированный" Тинтаэль и две потеряшки - твои мама и бабушка, кстати! Не говоря уж о ваших Светлых играх с Тёмными. Я ничего не забыла?

  Я вздохнул, уже сдаваясь, но всё же рискнул задать безнадёжный вопрос:

  - А как же наша принцесса?

  Тара улыбнулась.

  - Хочешь такую, как у Гила?

  - Нет, лучше! Твою копию.

  - Пока у нас получаются только твои, - заметила жена.

  Я притянул её к себе и пообещал:

  - Мы удвоим усилия, любимая.

  Тара оценивающе взглянула на меня, и не выдержала - рассмеялась. Я подхватил её на руки.

  - Эй, не сейчас!

  - Как скажешь, командир!

  Да я и сам бы не допустил, чтобы дочь, которую я уже люблю, появилась на свет раньше, чем Эльдамаль снова станет безопасным для Л"лиоренталей. И всё же было чего-то жаль.


  Мы устроились у самой воды. Я лежал на траве, подперев голову рукой, Тара сидела рядом, задумчиво грызя стебелёк.

  - Тебе действительно плохо у нас? - спросил я, стараясь казаться спокойным, хотя на самом деле побаивался ответа.

  Тара хитро прищурила глаз.

  - Если я скажу, что мне здесь скучновато, ты поверишь?

  - Это важно, Тара.

  Жена вздохнула.

  - Ну хорошо. Мне не хватает Тангаров и Гриша, я скучаю по Флоре и Силли, беспокоюсь за мальчишек и за вас тоже, Л"лиорентали. Да-да, чего улыбаешься? Последнее время я только и делаю, что занимаюсь проблемами твоей семьи. Но это нормально для женщины, Дель, если не выходит за рамки.

  - Как сегодня утром?

  - Вроде того. Слушай, а там, на мостике, действительно было похоже на...?

  Я кивнул.

  - Как с мальчишками.

  Тара улыбнулась.

  - Прости. Я, наверное, просто устала.

  Она помолчала, выплюнула травинку и неожиданно спросила уже совсем другим тоном:

  - Когда вы когда собираетесь поговорить с Тином?

  Ясно: предыдущая тема закрыта. Я сел.

  - Да было бы о чём говорить, Тара - одни предположения.

  - Дело серьёзное, Дель. Может, сказать Старшим?

  - Рано. Знаешь, что такое Чтение Сознания? Нет? И не надо. А Тин сейчас вполне может на него налететь. Так что, пока хоть что-нибудь не найдём, нечего и пытаться.

  - Слушай, ты бы посвятил меня в тонкости магии Духа, Дель. Что это за ментальные "мины"-ловушки?

  - Да в общем, почти то же самое, что и обычные. Некая фраза, событие или их сочетание привязываются в сознании жертвы к определённым действиям, как правило, разрушительным, которые самой жертвой воспринимаются как первоочередные. Например, спасение собственной жизни. Как только наступает нужное событие, ментальная ловушка захлопывается. Разумеется, жертва не осознаёт своих действий, как и того, что в результате них будет, скорее всего, уничтожена. У всех Духов с рождения стоит защита от подобных "подарков", поэтому я и сомневался насчёт Тина.

  - Ну вы даёте, Перворождённые, - потрясённо сказала Тара. - Это же то, что гоблины называют нишабари - одержимость!

  Я улыбнулся.

  - У нас это звучит иначе - ломэ"нолл, Сумерки Сознания. Слушай дальше. Есть ещё управляемые "мины", и вот это, Тара, уже действительно страшно. Они срабатывают только по приказу "минёра", поэтому захватить их глубоким ментальным "тралом" или простой проверкой на ключевые слова невозможно.

  - Дель, не увлекайся!

  - Прости. Словом, опытный "минёр" - а это должен быть очень сильный маг - ставя ловушку, оставляет ментальный канал Связи, по которому после наступления события сам определяет момент её срабатывания. Это нужно для того, чтобы нанести как можно больший урон. Разумеется, потом канал разрывается, следы уничтожаются.

  - Страшные вы люди, эльфы!

  Я рассмеялся.

  - Ты говоришь, как Тангары.

  Тара грустно вздохнула. Элутар, ну кто меня за язык тянул!

  - В целом, понятно, Дель. А можно по этому каналу выйти на "минёра"?

  - Легко! Вопрос, как найти канал.

  - А Хан?

  - А что Хан? Он ещё мальчишка, хоть и умница. Тут Целитель Сознания нужен, не меньше.

  - Или Навигатор. Ментальный, - Тара задумалась, снова сунув травинку в рот.

  Или! Я поднялся и пошёл по берегу, носком сапога сбрасывая в воду мелкие камешки. Должна же быть хоть какая-то зацепка, хоть какой-то намёк на внешнее управление! Ладно, попробуем "прокачать". Что я знаю? Тинтаэль Хит"Таль, лучший клинок Академии и очень средний маг. Как он работал в Астрале? Да практически никак - на одних инстинктах. Или слишком слабый дар, или.... Я увидел брата, идущего к нам. Что он сказал тогда в Цитадели? "Вспомни Фаротхаэля". Ну да, конечно! Дар Гила был блокирован отцом, тоже, кстати, Верховным магом. А то, что смог один Дух, сможет и другой.

  Гил махнул мне рукой.

  - Дель! - окликнула жена.

  Я в два прыжка оказался возле них. Собственная догадка так ошеломила меня, что я начал с конца:

  - Дал"леДин"н действительно мог использовать сына!

  Тара и Гил переглянулись.

  - Отлично. Сядь, - сказал брат, и когда я сел, добавил:

  - Теперь сначала.

  - Помните, как в Амандоре, в Нан Рил"леРант, Тин помог грифонам? - спросил я, садясь рядом. - Я ещё сказал тогда, что Хит"Тали прежде всего воины, а уж потом маги, и удивился, что его магический дар проявился так поздно. Так вот, на самом деле дар Тина был блокирован отцом, чтобы парень случайно сам не наткнулся на скрытый канал Связи и не поднял тревогу. К тому времени, как Тин ушёл в Поиск, Старшие уже вышли на Дал"леДин"на и закрыли ему доступ в Астрал. Дар нашего дафара освободился и стал стремительно развиваться. Так что всё сходится. Теперь он Воин-Маг, как говорит Гриш.

  - Вот это другое дело, - одобрительно кивнул брат.

  - Не могу поверить, - Тара покачала головой. - Так подставить собственного сына! Представляю, что может натворить Сгибающий-меч или, скажем, Мастер магии, если потеряет над собой контроль.

  - Поэтому "живые мины" блокируются сразу при первых же признаках проявления чужой воли, и очень жёстко. Иногда смертельно.

  - Ошибки быть не может?

  - Исключено: ломэ"нолл выдают "мёртвые" глаза.

  - Мёртвые?

  - Остановившиеся: смотрят в одну точку, не двигаются, не моргают.

  - Если наши предположения верны, тогда этот Дал"леДин"н просто болен, - мрачно заключила Тара. - Помните ту жуткую штуку в Диких Копях? Теперь я понимаю, почему магомеханика оказалась не нужна. Зачем, если есть живые големы!

  - Не преувеличивай: такое вмешательство в сознание запрещено Законом, - сказал Гил. - Если докажут, это прямая дорога в Отступники.

  - Да ну? - усмехнулась Тара. - А Духи?

  - Это часть нашей работы, любимая, нам можно, - сказал я.

  - Так об этом и речь. Разве Дал"леДин"н не Дух?


  Бледный до синевы Тин молча смотрел в пол. Выслушав меня, он не задал ни одного вопроса и вообще был на редкость сдержан, что на него совсем не похоже. Возможно, парень просто повзрослел.

  /Отлично держится/, - заметил я Таре.

  /Да он напуган до полусмерти! Ты что, не видишь?/

  /А по нему не скажешь. Я же говорю - отлично держится!/

  Она неодобрительно качнула головой - не время сейчас. Да я и сам понимал, что не время, просто слишком гордился другом. Тара сидела рядом с Тином, я напротив. Ролли, облокотившись на стол, запустил пальцы в волнистую гриву. Я не видел его лица, но знал, что он чувствует потому что сам чувствовал то же самое. Гил бесшумными шагами мерил круглую комнату. Это был мой кабинет в Восточном крыле, благо Замок за время моего отсутствия успел отрастить под него башенку. Я специально выбрал для разговора это место: во-первых, безопасно для нас, а во-вторых, далеко от живущих в замке родичей, а значит, безопасно для них.

  - Как это будет, командир? - спросил Тин, не поднимая головы.

  Его голос казался чужим, да у меня и самого то и дело пересыхало горло. Ментальный Поиск! То, что мы собирались сделать, выглядело чистым безумием. И если бы не Чтение Сознания, грозившее вывернуть нашего друга на изнанку - а вопрос стоял именно так - я бы на это не решился.

  - Цель Поиска тебе известна, Тин. Для начала передашь нам След к..., - я хотел было сказать "к отцу", но поймал взгляд Тары и сказал по-другому, - к Дал"леДин"ну. Ты дафар, ты знаешь, как это сделать.

  Он быстро взглянул на меня и, кивнув, снова опустил голову. Я продолжил:

  - Ролли пойдёт на поиски "мины". Ты должен очертить ему круг тем, которые могут интересовать Цель. Ловушка скорее всего там. Чем точнее и откровеннее ты будешь, тем меньше сложностей возникнет при Чтении Сознания.

  Тин и Ролли посмотрели друг на друга.

  - Аккуратнее там, Наводчик, - усмехнулся Тин.

  - Как скажешь, Загонщик, - ответил Хан.

  Голоса их слегка дрожали: из Поиска, который нам предстоял, можно было вернуться другими или не вернуться вообще. Кажется, я становлюсь сентиментальным. Однако время не ждёт.

  - Главное - найти и уничтожить канал, Тин. Это работа для Навигаторов. Как только мы с Гилом разорвём оставленную "минёром" Связь, начнётся Охота. Предвидеть двойной ментальный удар Цель не сможет, а услышать Гила и подготовиться к встрече я Дал"леДин"ну не дам.

  - Закроешь Гила, как Тари закрыла тебя от моего Поиска? - спросил Тин.

  - Именно так.

  Гил остановился у стола.

  - Два в одном, - усмехнулся он. - Слушай, Тин, представляешь: приходит Охотник к магу, который заказал его жизнь, и спрашивает: Охотника заказывал? Тот отвечает: заказывал. А Охотник: тогда тебе ещё один - в подарок! Я правильно излагаю, командир?

  Мы невольно рассмеялись. Все, кроме Тина. А жаль: ему бы это не повредило - слишком уж серьёзен. Я бы сказал, смертельно серьёзен.

  - Словом, наша основная задача - обнаружить и уничтожить канал Связи. Обезвредить саму ловушку не составит труда. А дальше игра пойдёт уже на территории противника - в его ментальной зоне, - закончил я. - Вопросы?

  - А нельзя как-нибудь по-другому, командир? Ну, убрать это?

  Тин постучал пальцем по виску.

  - Нельзя, Тинни. Разве что вместе с твоим сознанием, - ответила Тара.

  Я взглянул на жену. Странно, но она никак не обозначила свою роль в Поиске. Просто выслушала наш с Гилом план, уточнила кое-какие детали, и всё. Тара взяла руку Тина. Они посмотрели друг на друга, их пальцы сплелись в "замок". На губах дафара появилась хоть и вымученная, но всё же улыбка. Если бы я не так хорошо знал свою жену, я бы вздохнул с облегчением. Наверное, поэтому мои слова были совсем не похожи на приказ:

  - Готовы? Начинаем.


  Белое ромашковое поле - такие я видел только на Терре. У нас эти цветы зовутся иначе, и белые среди них почти не встречаются. Ну, со мной всё ясно, а у Тина-то откуда? Удивительная всё-таки это вещь - Ментал! Так, Гила вижу, Ролли тоже, а где...?

  - Я здесь, Дель.

  Я оглянулся и застыл. Жена как жена, только выше ростом, глаза ещё больше и синей да волосы отливают тёмным золотом. Тара улыбнулась и развела руками.

  - Это не я, это Тин.

  - Неплохо, - оценил Гил.

  - Здорово! - поправил Хан.

  Я же говорил: удивительная вещь - Ментал. Интресно, как выглядит Тара в моём сознании?

  - Заглянуть? - спросила она.

  - Не сейчас. К Поиску, Духи. Что дал тебе Тин, Ролли?

  - Да немного, командир: он же не знает отца. Но кое-что зацепить удалось. Интересы князя Дал"леДин"на лежат в двух плоскостях: власть и месть. Власть - это всё, что связано с Хит"Талями: княгиня Лоредиль, князь Афаэр и их ближайшие родичи, то есть, круг наследников Правящего рода. А месть - это род Л"лиоренталь: здесь, похоже, Дал"леДин"н готов действовать по принципу "чем больше, тем лучше". Словом, если в первый раз, когда князь пытался сместить Хит"Талей, Светлый Совет ограничился Изгнанием, то теперь у отца Тина есть все шансы стать Отступником.

  Элутар, "чем больше, тем лучше"! А где больше всего? Правильно: в Семи Башнях, и попасть туда Тину не составит труда. Когда я представил, что может натворить наш дафар с его теперешней Силой, просто похолодел. Воин-Маг! Да нам ещё повезло, что его отцу пока не представилось момента. Стоп! А чем сейчас не момент?

  - Ролли, проверь всё, что касается Семи Башен! Быстро!

  - Так мы же....

  - Вот именно - в Семи Башнях!

  Хан исчез. Я знал, что это всего лишь "прыжок" - способ перемещения нолегатов в Ментале - но до сих пор к этому не привык.

  - Думаешь, это то, что мы ищем? - мрачно спросил Гил.

  - Не знаю. Но если бы я был на месте Дал"леДин"на....

  - Есть, командир! - Ролли возник из пустоты прямо передо мной. - "Маячки" сработали: канал активирован!

  Я невольно отступил на шаг. Элутар, значит, ловушка может захлопнуться в любой момент! Если Тин "поймает" Сигнал, его остановит только....

  - Работай, командир, - спокойно сказала Тара, - я присмотрю. Но поторопись - времени мало.

  Наши глаза встретились. Какие же они у неё синие! Тара растворилась в сверкающем ореоле. Элутар, куда я её отправил?!

  - Командир? - ребята ждали приказа.

  - Идём к Семи Башням. Мы с Гилом займёмся каналом, Ролли, за тобой ловушка. Найдёшь, сразу не лезь - затянет. Помнишь, кто с той стороны?

  Ролли усмехнулся.

  - Помню: Верховный маг Дал"леДин"н.

  - Вот и хорошо. Поставишь "маячки", а ловушку уничтожишь, как только я разорву его Связь с сыном. Дальше - по ходу Поиска.

  - Я понял, командир.

  - Тогда Ясной Цели, Наводчик.

  - Верного Взгляда, Охотники.

  Я посмотрел на бескрайнее поле. Ну где же ты, враг? Налетевший ветерок качнул цветы. Белая волна побежала к горизонту, я проводил её взглядом.

  - Всё, уходим.


  Отвесная стена искрящегося голубоватого льда.

  - Дель!

  Поднимаю голову: Гил стоит на самом верху, машет рукой.

  - Давай сюда!

  Чего только не увидишь в Ментале! Просто рисую взглядом лестницу, и в стене возникают ступени.

  - Ну и что это такое? - спрашивает брат, когда я ступаю на гладкое ледяное поле.

  Я улыбаюсь, вспоминая, что Тин когда-то называл меня ходячим айсбергом.

  - Давай выше, Гил.

  Мы отталкиваемся от сверкающей поверхности и плавно поднимаемся в воздух. Айсберг уменьшается, отдаляясь, и уже заметно, что он неправильной формы: семилучевая эльфийская звезда посреди синей водной глади. Семь Башен!

  - Ну как?

  - У нашего дафара хорошее чувство юмора, - оценил брат. - Вниз?

  Я кивнул. Сапоги заскользили по гладкому льду. Монолит! Гил усмехнулся.

  - Уже понял, какой будет сигнал, Дель? Как думаешь, сколько понадобится времени, чтобы всё это растопить?

  - Так всё и не нужно, Гил. И потом, смотря чем: огонь огню рознь.

  Я огляделся. Айсберг, плавучий ледяной остров. Как может выглядеть здесь канал Связи? Птица, морской зверь, корабль? Нет, едва ли - Связь постоянная. Мост!

  - Гил, расходимся, ищем мост! Быстрее!

  Я осмотрел с высоты почти половину острова, когда услышал:

  - Сюда, командир!

  Брат стоял на самом краю ледяного поля.

  - Смотри, - он указал вниз.

  Прямо под нами от айсберга к горизонту уходила узкая прозрачная стена. Основание её исчезало глубоко в море. Я понял, почему мы не заметили её раньше - стена полностью терялась на фоне синей воды.

  - Как думаешь, лёд?

  - Только основание, Дель. Сверху каменное стекло, иначе не выдержит огня. Зато за огненным валом горячий мост будет таять, как масло - просто уйдёт в воду, и никаких следов.

  За огненным валом?! Элутар, Тара!

  - Ну как, нашли?

  Ролли появился как всегда из ниоткуда.

  - Смотри сам.

  Нолегат глянул вниз и слегка присвистнул.

  - Это сколько же его плавить придётся?

  - Не дольше, чем сам айсберг. Должны успеть. У тебя как?

  - Нормально: ловушку обнаружил, "маяки" поставил, дело за вами.

  - Тогда поищи нашу девушку, Ролли. Если что - я на Связи.

  - Понял, командир.

  Мгновение - и нолегат уже на мосту, махнул рукой и исчез из виду. Ну что ж, пора и нам. Спустившись, мы прикинули расстояние и для надёжности отошли от айсберга на пару тэлантров. Гил притопнул ногой по каменному стеклу.

  - Придётся вскрывать, иначе до льда не добраться.

  - Не вариант - слишком долго. И потом, обрушенный пролёт должен быть достаточно широким, иначе Огонь его просто перешагнёт.

  - Что предлагаешь? Плавить у самой воды?

  - Нет. Предлагаю ударить в основание моста: лёд - штука хрупкая.

  - Смотря какой массив, - с сомнением заметил Гил.

  - Смотря чем бить, - возразил я.

  - И?

  - Ну скажем, Таран. Маятниковый.

  - А орудие?

  Орудие? Чем там гномы с трудностями справлялись?

  - Гномий кан"чек помнишь, Гил?

  - Ясен камень, - усмехнулся брат. - Молот-противовес? Дельно. Только заостри побольше и добавь огненную составляющую.

  Я прикинул величину айсберга, высоту моста и размеры пролёта и представил себе кан"чек размером с башню. Подвесив его за рукоять где-то о-очень высоко, машинально толкнул "маятник". На горизонте появилась точка. Она быстро приближалась, увеличиваясь в размерах.

  - Элутар! - Гил дёрнул меня за руку. - Бежим!

  Мы едва успели добежать до ледяной стены айсберга, как мост содрогнулся от страшного удара.

  - Держись! - крикнул я сквозь грохот, одной рукой вонзая сир"рис в стену, другой - хватая брата.

  Меч вошёл в лёд как в масло - по рукоять, дав нам точку опоры. Замок не выдал своих: Семь Башен и есть Семь Башен, даже в виде айсберга.

  - Что это было? - спросил Гил, поднимаясь с колен.

  Он проводил удаляющийся раскалённый гигант взглядом и добавил:

  - А главное, когда оно вернётся?

  Я закрепил меч на поясе.

  - Успеем.

  - Куда успеем-то? В океан?

  - Взглянуть на результат, Гил. Пошли.

  Результат впечатлял: приличный участок ледяного основания моста покрылся сетью трещин, а в месте, куда пришёлся удар Тарана, лёд был еще и оплавлен.

  - Неплохо, - оценил Гил. - Ещё пару раз и.... Может, стоит ускорить?

  - Может, и стоит. Ладно, давай на айсберг - оттуда виднее. И безопаснее.

  Маятник снова стремительно приближался, когда Гил тронул мою руку.

  - Смотри, Дель: там, на мосту, у горизонта.

  Я взглянул, куда он показывал: небо в той стороне потемнело, как перед грозой. Да и океан уже не был спокоен: его синяя шкура покрылась крупными мурашками волн. В этот момент раздался новый удар, айсберг слегка качнуло. Мост ощутимо просел, но удержался. Элутар, пора давать команду к отходу! Глядя вслед уходящему Маятнику, я задействовал Связь с Ролли. Дождавшись ответа, сказал Гилу:

  - Толкнём ещё разок, а на подходе добавим Огня.

  Брат кивнул и, концентрируя Силу на маятнике, ответил:

  - Следи за мостом, Дель, я сам.

  Я взглянул на мост. К нам, медленно отступая перед стеной огня, приближались две фигурки. Если не успеют оторваться до прихода Маятника....

  - Гил, я к ребятам.

  Брат ответил, даже не оглянувшись:

  - Не успеешь, прикрывай отсюда.

  Точно, не успеть - Маятник уже на подходе!

  - Тара!

  Блеснули золотые волосы - обернулась. Услышала, умница!

  - Ко мне, быстрее! Я прикрою!

  Ролли схватил её за руку, и ребята помчались по мосту. Будь нолегат один, он бы просто "прыгнул", а тут.... Сдерживая стену огненной ярости Дал"леДин"на, я совсем забыл о Маятнике. Страшный удар! Мост с грохотом оседает в воду, и вместе с ним в ледяную бездну рушится моя жизнь.


  Бескрайнее ромашковое поле. Гил улыбается, Тара и Ролли всё ещё держатся за руки.

  - Командир!

  Этот голос невозможно спутать ни с каким другим. Я оборачиваюсь.

  - Тин!

  Куда-то разом подевались все слова!

  - Как я сюда попал? - улыбается дафар. - А разве наше сознание не часть Ментала?

  - А ловушка? - Ролли явно растерян.

  Дафар смущённо пожимает плечами.

  - Знаешь, Хан, она как-то сама собой....

  - Не скромничай, Воин-Маг, - Тара ласково коснулась его щеки.

  Я был так рад свободе Тина, что даже не ревновал. Почти.

  - Отличная реакция, Загонщик.

  - Да ладно, командир, - рассмеялся дафар. - Это просто "ловчая сеть" со сбросом. Тари же держит меня за руку, помнишь? Она сама мне и подсказала - как тогда в Амандоре, с грифонами. Только вектор сброса я направил в Ментал - за пределы своей личной зоны. И всё.

  - Вежливо выставил вон, - улыбнулся Гил.

  - Попросил, - уточнила Тара.

  Друг отступил на шаг и окинул её восхищённым взглядом.

  - Ты такая....

  - Это не я, это ты, - рассмеялась жена. - Я оставила этот образ, чтобы тебе показать.

  Так, с лирикой пора заканчивать.

  - Всё! Духи, к Поиску, - напомнил я. - Заключительная фаза - игра Охотников.

  - Два в одном, - подмигнул Гил Тину. - Помнишь?

  - Да-да, - рассмеялся дафар, - Охотника заказывали?

  Ну наконец-то он прежний!

  - Приказ, командир? - уточнил Ролли.

  - Сторожевые ловушки на Сигнальной Полосе. Снять сможешь?

  - Зачем? Так пройдём. Помнишь серпенпату?

  А как же! "Гибкое" проникновение в сознание, фамильный дар Рол"ленолей.

  - Тогда так: я веду до Полосы, ты - в зону Цели, и дальше без приказа ни с места! Замри и не дыши! Понял, Наводчик?

  - Понял, Охотник.

  Я повернулся к Тину.

  - Ты уверен, что тебе стоит идти с нами?

  - ФиДель, я - Младший князь Хит"Таль, мой отец - князь Афаэр, и я, к великому сожалению, не знаю своей матери.

  - Как скажешь, Загонщик. Тогда вперёд!


  Цветущий яблоневый сад. Как видно, у хозяина отличное настроение. Гила не видно, но я знаю: он рядом. Наши ментальные палитры настолько близки, что их вполне можно принять за одну. На этом и строился расчёт. Именно так Тара закрыла меня от Поиска Тина в Амандоре, и именно так я закрывал Гила сейчас. А вот и Цель: между деревьями показалась просторная беседка, в одном из лёгких плетёных кресел, положив ногу на ногу, сидел Перворождённый. Белоснежные волосы собраны в высокий "хвост", серебряные глаза обжигают ненавистью. Изяществом костюма хозяин сада мог бы сравниться разве что с Фаротхаэлем или собственным сыном. Я никогда прежде не видел князя Дал"леДин"на, но в том, что это был он, не сомневался. Тин совсем не помнил отца, но След к нему дал верный. Да иначе и быть не могло - во-первых, это его кровь, а во-вторых, он лучший Загонщик Академии. Гил, кстати, уже стоял за спиной мага, а тот даже не заметил.

  - Младший князь Л"лиоренталь, он же ментальный Навигатор - так, кажется? Прости, не могу сказать, что рад встрече.

  - Я тоже не в восторге, князь Дал"леДин"н, - сказал я, слегка поклонившись, и устроился в кресле напротив, так же, как он, положив ногу на ногу.

  - Я не звал тебя, Л"лиоренталь, - холодно сказал хозяин.

  - А я не в гости пришёл, Изгнанник. Это Поиск, если ты ещё не понял. И давай сразу проясним. Ты дважды пытался забрать мою жизнь, собирался захватить моих сыновей и расставил смертельную ловушку моему другу. Я уж не говорю о том, чем эта ловушка грозила моим родичам. Любой из этих "подвигов" стоит твоей жизни.

  - И что же тебя останавливает, феальдин? - усмехнулся маг.

  - Пустота - это слишком просто, Изгнанник. Ты заслужил нечто большее. Сказать, что именно?

  Князь подался вперёд и так вцепился в подлокотники кресла, что побелели пальцы. Да он себя едва контролирует!

  - Ты отнял у меня всё!

  - Не преувеличивай, князь, - спокойно ответил я. - Ты потерял Лоредиль гораздо раньше, чем она стала моей. Нелегко признавать собственные ошибки, правда? Повесить их на других куда проще.

  - Что ты понимаешь в этом, мальчишка! У нас сын!

  - Неужели? Тот самый, которого ты готов бросить на мечи феальдинов?!

  - Я уже сделал это, Л"лиоренталь!

  Я смотрел в горящие бешенством глаза и понимал, что Тара права: он просто болен. Змея отравилась собственным ядом - ненавистью. Значит, говорить не о чем.

  - Даже не мечтай, Изгнанник. Я уничтожил твой канал Связи, а "маячки" снял Рол"леноль.

  - Нолегат!

  - Вот именно! Нолегат с даром серпенпаты. Помнишь, что это такое? Он обошёл твои ловушки на входе - быстро и незаметно. Мы давно в твоей ментальной зоне, Изгнанник, а ты даже не понял этого. Твой сын свободен, Дал"леДин"н!

  Фигура сидящего в кресле князя замерцала и стала полупрозрачной. Уходит? Ну-ну, пусть попробует! Я кивнул брату, и тот чуть придержал хозяина, просто положив руки ему на плечи. Мы замкнули двойной Круг Тишины, закрыв выход в Реал, и маг наконец понял бесполезность своих попыток.

  - С возвращением, князь Дал"леДин"н, - сказал Гил, как только тот вернулся в своё кресло.

  Маг дёрнулся от неожиданности, вскочил и обернулся на голос. Гил слегка поклонился и сложил на груди руки.

  - Младший князь Гиллэстель Л"лиоренталь, - представился он. - Не стоит уходить, не прощаясь, Изгнанник - это не вежливо. Этикет, знаешь ли.

  - Элутар! - маг буквально упал обратно в кресло.

  - Вряд ли он тебя слышит, - заметил Гил.

  Он подошёл ко мне и встал рядом. Дал"леДин"н потрясённо смотрел на нас. Однако как же силён! Хорошо, что Старшие закрыли для него Астрал. Если бы ограничить ещё и выход в Ментал, было бы намного спокойнее. Атаны, кстати, почти не имеют доступа к этим Плоскостям Бытия, и при этом неплохо себя чувствуют. Сознание же эльфов от природы устроено иначе: оно, как уже говорил Тин, часть Ментала. Жаль, этого нельзя изменить. Вот пожил бы князь пару эйенов атаном, может, и излечился бы от ненависти.

  - Я могла бы попытаться это устроить, Дель, - Тара вышла на поляну, и была она не одна.


  Оправданное Возмездие

  Тара


  Белое ромашковое поле до самого горизонта и ТариАна - почти эльфийская красавица. А у нашего дафара отличное воображение! Я невольно улыбнулась: спасибо, Тинни. А теперь, мальчик, покажи мне свои боль и страх - собственного отца. Когда ты впервые столкнулся с ним? В день нападения Тёмных на Тень Света? Ну давай же, я увижу Дал"леДин"на твоими глазами.

  ... Фаротхаэль стоит на рухнувших дверях Арсенала, цепким взглядом феальдина осматривая зал. Что там с отцом? С отцом?! Ах, да, я же смотрю глазами Тина. Так это князь Афаэр Хит"Таль! Значит, рядом с ним - Лиэ"Лэс, Наставник нашего дафара по Академии, а с порталом работает отец Хана, князь Вилетор Рол"леноль. Кажется, с князем Афаэром всё в порядке. ФиДель устало улыбается, обнимая сыновей, и вдруг меняется в лице. "Атар, фантармы!" Он отбрасывает Элизарта за спину, одновременно толкая Элисейна в руки Тину, и дафар падает, прикрывая мальчика собой. ФиДель пытается уйти от удара. Не успеет! Стоп, здесь набрать побольше воздуха: судя по тому, что я знаю, зрелище ещё то! Сейни вырывается, что-то крича, Тин с трудом удерживает его. Кровь заливает лицо ФиДеля, он по инерции делает шаг назад, увлекая Зарти прямо в створ гаснущего портала. Друг, командир! Сердце взрывается болью ...

  Моё тоже, Тинни. Спокойно: это было и уже прошло. Теперь выровнять дыхание, унять стучащую в висках кровь. Ну что ж, князь Дал"леДин"н, счёт открыт.

  ... Снова Арсенал. Отец ФиДеля стоит неподвижно, закрыв глаза и запрокинув голову. Руки разведены в стороны, белоснежные волосы развеваются, словно от ветра: вокруг него уже начинает закручиваться силовой вихрь. Силоворот? С чего бы? Верховный давно не ребёнок! Грохот усиливается. Никто из Старших уже не в состоянии остановить Фаротхаэля. Из возникшего рядом портала появляется Архимаг и входит в Силоворот. Тут же вокруг него и отца ФиДеля возникает новый вихрь, раскручивающийся в противоположную сторону. Он делает то же самое, что и я в Оке Света - гасит вышедшую из-под контроля Силу. Но мощь Силоворотов Зарти и Фаротхаэля просто несопоставима! Сейчас оба мага рискуют жизнью. Чёрные пряди смешались с белоснежными. Ноэ"Тхафар сжимает плечи Верховного мага и что-то кричит ему сквозь грохот. Фаротхаэль открывает глаза и смотрит на деда. Силовой вихрь теряет мощь, замедляется и постепенно рассеивается. От внезапно наступившей тишины звенит в ушах.

  - Прошу тебя, Фаро.... Ещё на один такой подвиг... меня не хватит, - слегка задыхаясь, говорит Ноэ"Тхафар.

  - Когда я был нужен сыну, меня не было рядом, - холодно отвечает Верховный маг. - И никаким подвигом этого не изменить ...

  А вот за эти слова я прощу свёкру что угодно! Но странное спокойствие Фаротхаэля не вяжется с его белым, как мрамор, лицом. Боль от потери сына столь сильна, что.... Неужели это была попытка Развоплощения? Ну что ж, Дал"леДин"н, счёт растёт. Теперь, любезный враг мой, я почти вижу тебя!

  ... Тень Света, тот же вечер. Князь Афаэр молчит, разглядывая свои сплетённые в замок, унизанные перстнями пальцы, и наконец решается:

  - Твой отец, Тинни - Руазэлль Дал"леДин"н, бывший Верховный маг клана Да-э-Фарот"т и Наставник твоей матери. Он увлёк её, но не удержал, зато успел отравить ей душу. Когда Руазэлль понял, что потерял мою дочь, он попытался сместить Правящий род Хит"Таль. За это Светлый Совет осудил его на Изгнание, запретив покидать собственный замок. С тех пор мы обходимся без Верховного мага.

  - А как же Фидо, Атар?

  - Лоредиль действительно любила Фиораванделя, но, к сожалению, тоже не сумела удержать. За это и возненавидела. Я же сказал - Руазэлль отравил её душу ...

  Всё, хватит, а то я тоже отравлюсь. Вот он, Путь к Дал"леДин"ну - его ненависть! Не будь она столь сильна, мне бы не удалось выйти на него так быстро.

  - Есть, командир! - Ролли возник из пустоты прямо перед нами. - "Маячки" сработали: канал активирован.

  Это означало только одно: Сигнал, запускающий смертельную ловушку, может прийти в любой момент. Впрочем, уже не важно: я знаю, куда идти.

  - Работай, командир, я присмотрю. И поторопись - времени мало.

  Наши глаза встретились. Да, знаю: ты всегда рядом, и поэтому я ничего не боюсь.


  Чёрная выжженная равнина, багровые небеса, земля, спёкшаяся до состояния стекла. Ненависть! А как же ещё она может выглядеть? Нахлынувшая тревога заставила меня оглянуться: всего в нескольких шагах за спиной равнина обрывалась бездонной пропастью. Значит, путь к отступлению закрыт. Если ребята не успеют обнаружить канал Связи.... Рядом возник Ролли, заставив меня чуть ли не отпрыгнуть в сторону.

  - Ты ещё откуда?

  - Напугал? - улыбнулся нолегат. - Прости.

  - Видел? - я кивнула в сторону пропасти.

  - А ты? - снова улыбнулся Хан. - Хорошо посмотрела?

  Я оглянулась. От края пропасти к горизонту уходил узкий прозрачный мост. Вот он, канал Связи! Успели ребята!

  - Конечно, успели, иначе как бы я сюда попал?

  Ролли огляделся.

  - Да-а, картинка. Знаешь, что это?

  Я пожала плечами.

  - Ненависть.

  Ролли изумлённо посмотрел на меня.

  - Интересно ты работаешь с Менталом, Тари. Вообще-то это Сигнальная Полоса. Так мы называем ближние подступы к нашим ментальным зонам. Здесь каких только ловушек не встретишь! В основном, конечно, сторожевые, но некоторые шутники ставят и устрашающие. Попадёшь в такую - ночные кошмары обеспечены.

  Нолегат качнул головой и рассмеялся.

  - Прости, Тари - Академию вспомнил. А кошмары нормальные такие, качественные. Я к чему всё это говорю: смертельные ловушки запрещены, но где же им быть, как не в зоне Ненависти?

  - Учту, Хан, спасибо. А ты ничего не напутал насчёт устрашения?

  - В смысле, чем можно напугать эльфа? - улыбнулся нолегат. - Хочешь, назову тебе кошмар моего детства? Только, чур, никому!

  - Идёт.

  - Я женюсь на кузине Нилли!

  Я рассмеялась: всё как у людей, правда, кузиной может оказаться совсем не родственница. Дело в том, что родичами эльфы называют как членов собственной семьи, так и своих соплеменников, не связанных с ними кровными узами. При этом они прекрасно понимают, о какой степени родства идёт речь. Так что кузина Нилли вполне может оказаться племянницей, скажем, приятеля отца Хана по Академии.

  - Познакомишь?

  Нолегат кивнул.

  - Непременно! Кстати, мой Поиск в Оке Света - её заслуга.

  - Умница девочка.

  - Ещё какая!

  - Так в чём же дело?

  - Ни в чём. Просто моя мелиана ещё не родилась, Тари.

  Я заглянула в тёмные глаза эльфа и поняла, что он не шутит. Ну знаете, даже не обсуждается! Я взглянула на мост. Что там у нас - лёд? Значит, будет жарко. Нам с Ханом придётся сдерживать ненависть Дал"леДин"на, пока ФиДель и Гил не будут готовы уничтожить канал Связи. Ребятам придётся подпустить сигнал достаточно близко, чтобы дать нам возможность уйти, иначе.... Быть испепелённым огнём или вмороженным в лёд - невелика разница.

  - Тари!

  А вот и огонь: дымное зарево вполнеба. Так и хочется Водой плеснуть! А может, клин клином?

  - Огоньку бы сюда.

  - Огня? Заставить Стихию работать против самой себя? Да ты что, Тари! Знаешь, какая для этого Сила нужна? Проще Призвать Стихию-антагониста.

  - Не скажи, Ролли. Чтобы Призвать Стихию, магу нужен выход в Астрал, причём на высшие уровни. Ты к этому не готов в отличие от Дал"леДин"на, который наверняка запасся амулетами. Но я-то не маг и обхожусь без Астрала: на мой Призыв Стихии отвечают в любой Плоскости Бытия. Так что ты отвлеки чем-нибудь этого горячего "минёра", пока я с Огнём договорюсь.

  Нолегат с сомнением покачал головой.

  - Странно всё это, Тари. Ну, как знаешь.

  Стихия откликнулась сразу: на моей раскрытой ладони заалел бутон, тут же "выстреливший" махровым цветком огня. В стороны брызнули бабочки-искры. Оторвав взгляд от яркого хоровода, я посмотрела на зарево. Оно растеклось по горизонту, слегка растеряв направленную мощь, но неумолимо приближалось. А Хан молодец: рассеял-таки сигнал!

  - Если ты сейчас выскочишь перед моим носом, я подпалю твою роскошную гриву, - предупредила я.

  Ролли, посмеиваясь, появился в нескольких шагах от меня.

  - Не надо: у меня с ней и так сплошные трудности.

  - Тогда лучше отойди - мало ли.

  Огненный вал Дал"леДин"на стремительно катился на нас, увеличиваясь в размерах. Я "толкнула" Огонь ему навстречу, и Стихия яростно сцепилась сама с собой. Огненная стена закрыла небо, рёв пламени оглушал, казалось, от жара плавится и течёт даже воздух.

  - Всё, Тари, уходим! - крикнул Ролли. - Приказ командира!

  Значит, ребята готовы. Мы медленно отступали сначала к мосту, а затем уже по нему к сверкающей стене у горизонта. Огонь шёл за нами попятам. Отрываться от огненного фронта было нельзя, так же, как и гасить сигнал: Дал"леДин"н должен быть уверен, что всё идёт по плану.

  - Тара!

  Это Дель. Я оглянулась. Мы были почти у цели: в паре тэлантров за нами мост заканчивался, упираясь в ледяную стену.

  - Ко мне, быстрее! Я прикрою!

  - Смотри! - воскликнул Ролли, указывая в сторону.

  К мосту стремительно приближался раскалённый таран размером с дом. Нолегат схватил меня за руку.

  - Бежим!

  До стены оставалось совсем немного, когда страшный удар выбил у нас опору из-под ног. Что лучше: быть испепелённым огнём или вмороженным в лёд? Не знаю, кому как, а мне больше нравится ромашковое поле. Словом, Тин успел вовремя. Не зря же я держала его за руку в Реале!


  Охотники ушли к Цели, оставив нас на границе ментальной зоны. Надо же: роскошный цветущий сад! Судя по всему, у Дал"леДин"на прекрасное настроение. Мы расположились в тени под деревом: Тин задумчиво грыз травинку, Ролли, ругаясь про себя, пытался разодрать спутанные пряди волос. Ничего особенного, если бы не чёрные, без радужки, глаза ребят и их внутренняя готовность - то, что называют состоянием сжатой пружины. Дафар поднял на меня взгляд. Как того требовал Поиск, сознание Тина было наглухо закрыто, но я по-прежнему чувствовала его боль. Боль от предательства матери и недавний ужас перед участью ломэ"нолл - куклы, управляемой чужим разумом. С чего мы вообще взяли, что Руазэлль Дал"леДин"н что-то для него значит? Загонщик давно сделал выбор: всё происходящее - часть его работы, не более.

  Откровенно говоря, я не знала, что делать дальше. По Кодексу Духа Поиск против Перворождённого Древней крови должен быть заявлен, то есть известен кому-либо из членов Светлого Совета. Без этого предприятие лишалось главного - Оправданного Возмездия, а значит, и смысла. Можно было, конечно, получить оправдание и после закрытия Поиска, но доказать своё Право на Поиск по свершившемуся факту было гораздо сложнее. Поставить в известность Старших мы не могли: во-первых, это грозило Тину серьёзным вмешательством на уровне сознания, а во вторых, любой Поиск против Дал"ле Дин"на был запрещён до вынесения по нему решения Светлым Советом. С появлением же пленника-делота возникли новые вопросы, и процесс затянулся. Впрочем, основную задачу Поиска - освобождение Тина - мы уже решили, а то, что эльфы называют Оправданным Возмездием, нашего командира не интересовало. В глазах феальдина Изгнанник уже не раз заслужил Пустоту, поэтому смерть стала бы для него слишком лёгким наказанием. Но даже теперь, не имея доступа в Астрал, Дал"ле Дин"н оставался опасен: в пространстве Сознания он был по-прежнему свободен. Да и как его ограничишь, если сознание эльфа - это часть Ментала? Бывший Верховный маг клана! Учитывая, что Верховный маг - это не должность, а ранг Силы, бывших среди них не бывает.

  - ТариАна? - ментальный сигнал вежливо остановился на пороге, ожидая приглашения войти.


  Неужели Старший князь Ноэ"Тхафар? Как интригующе! Ну что ж, добро пожаловать: маленькая гостиная, пушистый ковёр, пара уютных кресел. Наш с Делем потерянный рай.

  - Присаживайся, князь.

  Архимаг с интересом огляделся и выбрал кресло перед камином - любимое место отдыха мужа. Если он сейчас.... Точно: подложил под себя ногу!

  - Прости, я без церемоний, - предупредил эльф.

  - Тогда я тоже, - сказала я и напомнила:

  - А кто-то обещал, что не будет искать встречи со мной.

  Гость рассмеялся.

  - Это Архимаг обещал. Он, видишь ли, обиделся: давно во мне... в нём никто не сомневался.

  Архимаг, значит. Ну ладно. Как там Гил говорил: два в одном?

  - А-а, - понимающе протянула я. - Тогда позволь уточнить: я сейчас с кем говорю - с Архимагом или с князем Ноэ"Тхафаром?

  Хитрый эльф очаровательно улыбнулся.

  - Со мной, ТариАна, со мной!

  - То есть, Архимаг не знает о нашем разговоре?

  - Ну, скажем, не в подробностях.

  Ещё интереснее! Ноэ"Тхафар, улыбаясь, смотрел на меня, а я откровенно разглядывала его. Наверное, ни один из соплеменников главного эльфа Эльдамаля не вызывал во мне такого интереса. Краса-авец! И глаза затягивающие, как ледяной водоворот. Не утонуть бы! А одет совсем не по статусу: штаны и камлет из тёмного эласа, тонкая шёлковая рубаха, высокие сапоги. Забавная выделка, кстати: будто следы от чешуек или мелких щитков.

  - Это кожа, ТариАна.

  - Опять ты меня читаешь! Погоди, как это - кожа?

  Эльф улыбнулся.

  - Я помню уговор, Посвящённая, и без стука не вхожу, просто ты слишком внимательно разглядывала мои сапоги. А кожа.... Видишь ли, однажды мне пришлось слегка..., - Архимаг помолчал, подбирая слово, - поохотиться. А это, - он указал на сапоги, - трофей, от которого было невозможно отказаться. Такое случается. Прости, если неприятно удивил, но я к ним привык.

  - Да нет, ничего, - не совсем уверенно сказала я. - Просто вот это ещё с толку сбивает.

  Я указала на его чёрную гриву. Эльф тряхнул головой, и волосы стали белоснежными.

  - Так лучше?

  От неожиданности я слегка растерялась.

  - Н-не знаю. Логичнее, вероятно. Послушай, не надо ничего менять!

  - Благодарю, - улыбнулся эльф.

  Его волосы снова начали темнеть. На этот раз чернота медленно растекалась по ним от корней до самых кончиков.

  - Красиво! - оценила я.

  Архимаг слегка склонил голову в шутливом поклоне.

  - У тебя ко мне дело, князь?

  Он кивнул.

  - Изгнанник Дал"леДин"н.

  - Какое совпадение! - улыбнулась я. - И с какого же момента ты знаешь о нашем присутствии здесь?

  - С момента вашего проникновения в ментальную зону Цели.

  Значит, за Изгнанником всё же наблюдают. Интересно, насколько плотно?

  - А остальное, князь? Или лучше спросить об этом у Архимага?

  Эльф усмехнулся.

  - Архимаг не в курсе, ТариАна. Думаешь, отследить Поиск Духов в Ментале так просто? Особенно если его прикрывает кто-то вроде тебя.

  - Или тебя, - вернула я комплимент. - Так что вы собираетесь делать с Дал"ле Дин"ном? Ребята не могут "держать" его вечно.

  - Вот именно - вечно, - вздохнул Ноэ"Тхафар. - Позволишь?

  Я кивнула. Эльф поднялся и прошёлся по комнате. Заглянул в кабинет Деля, остановился напротив лестницы.

  - Как он мог тебя не увидеть?

  - Что, прости? - я не сразу поняла, о ком речь.

  - Фаротхаэль!

  - А-а.... Не знаю. Спешил, наверное.

  Архимаг покачал головой и вернулся в кресло.

  - Спешил. Так долго искать Навигатора, найти и не поверить собственным глазам! Дети, достигшие Времени Мудрости, ошибаются не по-детски.

  Дети! Это он что, про Верховного мага?

  - Ну допустим. А как же тогда понимать твои слова: "Анна-Тара должна была стать ТариАной"? Разве у меня был выбор?

  - Видишь ли, Посвящённая, выбор Пути - дело тонкое. Случается, заносит и к Моррагонду. Если и был более лёгкий Путь к дару, то ошибка Фаро не оставила тебе выбора. Прости ещё раз.

  Лёгкий путь? Без Дангора и Дигрима, без грифонов, без Гила и Ока Света? Нет уж, благодарю покорно!

  - Не стоит, князь. Я не считаю отца ФиДеля врагом - просто он мне кое-что должен. Но я готова простить долг. Ну, почти готова.

  Изящные брови эльфа удивлённо взлетели.

  - Ничего, если Архимаг передаст твои слова Фаротхаэлю?

  Я улыбнулась.

  - Лучше бы это сделал князь Ноэ"Тхафар. И кстати, что там с Дал"леДин"ном?

  Эльф вздохнул.

  - Да с ним как раз всё непросто, ТариАна. Видишь ли, наш Изгнанник - Дух и Перворождённый Древней крови. Если бы не это, князь Дал"леДин"н получил бы Отступника ещё за первую попытку захвата власти в клане Да-э-Фарот"т. А так он отделался лишь Изгнанием.

  - Не стали выносить сор из избы?

  - Ну, что-то в этом роде. У нас ведь не вмешиваются в дела Древних кланов, пока они не противоречат интересам Эльдамаля. Словом, Светлый Совет согласился с доводами Духов. Теперь же за нашим героем числится столько, что хватит на десяток Отступников.

  - Понятно: Изгнанник вышел на мировой уровень, и этого уже не скроешь. Ну а я-то чем могу помочь?

  - Погоди, дослушай. Ты ведь уже знаешь, что такое Отступник?

  - Знаю: эльф, лишённый всех преимуществ Первородства, кроме бесконечно долгого существования.

  - Вот именно: существования! Добавь к этому ещё и запрет жить среди соплеменников. Для Дал"леДин"на это снова означает изгнание, и на этот раз из Эльдамаля.

  - Разве он не заслужил?

  - Не понимаешь? Как только Светлый Совет объявит его Отступником, первый, кто откроет против него Поиск, будет князь Ноэ"Тхафар Л"лиоренталь. Остальных называть не буду - и так ясно. Не знаю, кто из нас достанет его первым, но финал будет один. Правда, Перворождённый Древней крови может совершить Развоплощение ещё до вынесения решения Совета. Как ты понимаешь, ни тот, ни другой варианты нас не устраивают.

  - ФиДель тоже считает, что смерть для Дал"леДин"на - слишом простой выход.

  - Именно! Руазэлль должен пройти через лишения, чтобы излечиться от ненависти.

  Я удивлённо смотрела на Архимага. Он что, серьёзно? Как же звали того Отступника в Диких Копях? Элемир! Похоже, лишения ничуть не помогли тому в борьбе с ненавистью, а только ещё больше озлобили его.

  - Я знаю, о чём ты подумала, ТариАна: я видел отчёт Духов по Амандору. Но Да-Ди....

  - Как-как, прости? Да-Ди?

  Ноэ"Тхафар усмехнулся.

  - Дал"леДин"н и Линдориэль начинали вместе: преподавали в Академии Стратегии и работали над поиском Навигаторов. Правда, Руазэлль всегда был излишне заносчив и нетерпим в вопросах Этикета. "Выше нас только Элутар!" Представляешь, он воспринимал это буквально! Дори лишь посмеивался над причудами приятеля, тем более что магом-то Дал"леДин"н был, каких мало. А потом произошла эта история с Даэлит"т Тиндомэ.

  Архимаг споткнулся на полуслове. Так вот как звали ученицу Линдориэля: Даэлит"т! Неужели, она и есть мать Фаротхаэля? Однако при чём здесь.... Стоп, не может быть! Получается, что сначала Линдо увёл девушку у Дал"леДин"на, а потом "подвиг" деда повторил ФиДель?!

  - Вы бы как-то поаккуратнее с чужими девушками, Л"лиорентали. Это у вас семейное, что ли?

  Архимаг только махнул рукой.

  - Если бы только это. Вот когда Фаротхаэль, тогда ещё слушатель Академии Духа, победил Дал"леДин"на в магическом поединке, стало совсем не смешно. А учитывая, что Фаро сын Даэлит"т и его бывшего друга Дори, сама понимаешь.

  - Ещё бы. И что, в Эльдамале до сих пор не нашлось свободного меча?

  Ноэ"Тхафар улыбнулся, коснувшись сир"риса.

  - Почему же? Для правого дела всегда клинок найдётся. Однако Дал"леДин"н был очень умён: ни разу не дал явного повода к Поиску. И Закон прекрасно изучил: при первой его попытке захвата власти не пострадал ни один Перворождённый. Заметь, при второй тоже, хотя это, скорее, уже не заслуга Изгнанника, а его промах. Словом, нет на нём жизней соплеменников, ТариАна.

  - Поэтому ты и решил дать ему шанс?

  - И поэтому тоже. Видишь ли, Посвящённая, у нас не так уж много магов уровня Да-Ди, а учитывая сложности Фаро с Силой.... Словом, разбрасываться Верховными магами - чистое безрассудство, и сохранить Изгнаннику жизнь вполне в интересах Эльдамаля. Это я как Архимаг говорю. Но избежать объявления князя Дал"леДин"на Отступником можно только одним способом: ограничив ему доступ в Ментал личной зоной сознания.

  Я уставилась на Архимага.

  - Эй, не смотри так: я утону, - рассмеялся он.

  - Выплывешь, - отмахнулась я.

  Однако что такое эльф, лишённый Астрала и Ментала?

  - Погоди-ка, князь, ты что, предлагаешь сделать из Перворождённого бессмертного атана?

  - Я знал, что ты поймёшь. Ваша раса не имеет свободного доступа к магии, очень ограничена в ментальных практиках, и тем не менее прекрасно себя чувствует.

  Ха, нашёл, с кем сравнивать! Я отрицательно покачала головой.

  - Нет, князь, не получится: мы такие с рождения, а тут.... Представь, что ты вдруг лишился сразу и зрения, и слуха! Словом, эльфу атаном не выжить.

  - У Изгнанника не будет иного выхода, кроме жизни. Я об этом позабочусь.

  Вот же гуманоид или как там... гуманист! Я задумалась. То, что предлагал Архимаг, с точки зрения обычного эльфа означало полную беспомощность. Даже Отступников не отлучают от Ментала, а лишь ограничивают уровень доступа. Добавьте сюда ещё и одиночество, и получите прекрасную почву для вечной неутолимой ярости.

  - ТариАна? - подал голос Ноэ"Тхафар.

  - Не получится, - ответила я. - Ты предлагаешь только кнут, а должен быть и пряник - цель, ради которой стоит терпеть лишения. Пока же я вижу только одну - вернуться и всем отомстить.

  Теперь пришла очередь задуматься Архимагу.

  - Что предлагаешь? - спросил он наконец.

  - Любовь.

  - В смысле?

  - Любовь как лекарство от ненависти, и никакого Изгнания. А главное, чтобы рядом не было Л"лиоренталей!

  - Это твои условия?

  - Назовём это дружеским советом.

  - Согласен, - улыбнулся Архимаг.

  - Ну раз так, тогда в чём же дело?

  Ноэ"Тхафар помолчал, задумчиво рассматривая свои сплетённые в замок пальцы, и поднял на меня ясные серебряные очи.

  - Видишь ли, ТариАна, Архимагу Перворождённых не совсем удобно обращаться за помощью к атани, поэтому он решил сделать это через меня.

  Я сложила на груди руки, едва сдерживая улыбку.

  - И чем же я могу помочь вашему Архимагу, Архикнязь?

  Ноэ"Тхафар рассмеялся.

  - Как-как? Архикнязь?

  Я пожала плечами.

  - Два в одном. Так что от меня требуется?

  - Ну, ты же знаешь ментальные возможности атанов. Просто обозначь примерные границы вашего сознания, а мы довершим остальное.

  - Идёт. И передай Архимагу: в следующий раз пусть договаривается со мной сам. А то привык, понимаешь, чужими руками жар загребать!


  Я всё ещё перебирала в уме подробности разговора с Ноэ"Тхафаром, когда заметила, что Ролли смотрит на меня с улыбкой.

  - Что?

  - Тари, у тебя такой вид, будто ты получила наконец то, что хотела.

  Я рассмеялась. А ведь он прав: все эти дни я подсознательно ждала встречи с Архимагом. Он всё же переступил через свою гордость, хоть и обратил это дело в шутку. Глаза у Архикнязя, конечно, потрясающие, но получила ли я то, чего хотела?

  - Ну допустим, получила. А что?

  - Да так, - сказал Тин, выплюнув травинку, и тут же сунул в рот новую. - И что командир?

  - Командир? - удивилась я. - С чего вы взяли?

  Ребята посмотрели друг на друга. Что-то вы слишком бдительны, мальчики!

  - Так, давайте-ка собирайтесь - самое время его навестить.

  Хан отрицательно покачал головой.

  - Нет, Тари. Приказ был ждать здесь.

  - Приказ - выдвигаться к Цели, Наводчик. Смотри сюда.

  Я развернула руку ладонью вверх: на ней вспыхнули эльфийские руны - монограмма Архимага. Ребята слегка изменились в лице.

  - Ясно? Тогда вперёд! И прекрати наконец жевать всякую гадость, - сказала я, вытаскивая травинку изо рта Тина.

  - Эй, я уже взрослый! - возмутился тот.

  - Серьёзно? - удивился Хан.

  Дафар уверенно шёл по Следу, и вскоре между деревьями показалась ажурная беседка. Я знала, что Охотники уже отрезали Дал"леДин"на от Реала, замкнув Круг Тишины, а Старшие работают с границами его сознания, но в Ментале маг всё ещё оставался опасен. Кстати, мысль превратить Изгнанника в атана посетила не только Архимага. Наш командир тоже считал идею полезной, правда, не знал, как её осуществить.

  - Я могла бы попытаться это устроить, Дель.

  Взгляд, которым командир одарил Духов, нарушивших его приказ, был весьма красноречив. Ребята опустили глаза, Гил спрятал улыбку. Моё же внимание было поглощено Дал"леДин"ном. А князь-то - сама элегантность: чёрный узорчатый оксамит, дымчатый шёлк, серебром расшиты верхний ситаль, камлет и сапоги. Чёрный и серый с серебром - цвета клана Да-э-Фарот"т. Чуть прищуренные глаза полыхают белым пламенем, губы плотно сжаты. Белоснежные волосы собраны в высокий "хвост", короткие пряди падают на лоб и скулы, обрамляя бледное красивое лицо. Впрочем, было во всей этой красе что-то неуловимо отталкивающее. Что ж, злоба не красит ни человека, ни эльфа. Ну здравствуй, любезный враг мой!

  Брови Изгнанника поползли вверх. Я почувствовала осторожное ментальное касание, но блокировать не стала. Пусть увидит, что хотел - меньше придётся объяснять.

  - Атани? У тебя странный вкус, Охотник, - заметил Изгнанник Делю, смерив меня взглядом. - Впрочем, насчёт вкуса я, кажется, поторопился.

  В беседке было несколько свободных кресел. Я выбрала то, что напротив хозяина, рядом с мужем. Тин встал у меня за спиной. Я заметила, как наш командир взглянул на друга: встреча с отцом - серьёзное испытание для юного дафара.

  - Ваш дед Линдориэль тоже большой оригинал, - продолжил Дал"леДин"н. - Умеете вы, Л"лиорентали, выбирать женщин, ничего не скажешь. Но лично я предпочитаю эльфийскую классику.

  Маг небрежно кивнул в сторону сына.

  - Вот, кстати, чем не пример? "Голубая" кровь! Должен признать, Охотник, он больше похож на тебя, чем на меня.

  Дал"леДин"н перевёл взгляд на Тина и небрежно поинтересовался:

  - Ты ведь пришёл за моей жизнью, Загонщик?

  - За своей, Изгнанник, пока за своей, - спокойно уточнил тот. - Будет нужно - приду и за твоей, не сомневайся.

  Маг развёл руками.

  - Вот, я же говорил: в нём нет ничего от Дал"леДин"на. Мой сын не оглядывался бы на Светлый Совет.

  Я покачала головой: да этого парня точно надо лечить. "Выше нас только Элутар"! Архимаг прав, пора спустить мага с высот на землю.

  - Зря ты так, князь Дал"леДин"н, - сказала я. - Светлый Совет помнит своих героев.

  Маг рассмеялся.

  - И об этом мне сообщает атани! Куда катится мир?

  - Не стоит, князь: ты прекрасно знаешь, кто я, ведь ты так долго меня искал. Тир-Элен"на имеют голос в Светлом Совете и выступают Арбитрами на переговорах. Этого никто не отменял, и сейчас я говорю от имени Архимага.

  Глаза присутствующих округлились. Ничего, все объяснения потом.

  - Какая честь, - усмехнулся Дал"леДин"н, но уже без прежней уверенности. - Ну допустим. А что же сам благородный Архимаг? Почему не спешит добить врага в его логове?

  Я молча смотрела в горящие безумной яростью глаза эльфа. Да, ненависть разрушительна, и прежде всего для самого носителя. Сын, о котором можно только мечтать, без колебаний отправлен на смерть. Переживёт ли это любимая, не имеет значения. Дело всей жизни - Навигатор, на поиски которого потрачен изрядный кусок Вечности - больше не вызывает интереса. Ради чего всё это? Доказать, что "выше нас только Элутар"?! Я чувствовала, что начинаю закипать.

  - Архимаг лишил тебя общения с ним до истечения срока наказания. А князь Ноэ"Тхафар настоятельно советовал некому Да-Ди не нарываться - хуже будет.

  Брови Дал"леДин"на изумлённо взлетели. Ах да, эльфийский Этикет! Я перешла на официальный тон.

  - Архимаг Ноэ"Тхафар Л"лиоренталь выразил надежду, что ты достойно примешь решение Светлого Совета, князь Руазэлль Дал"леДин"н. Ты готов его выслушать, Изгнанник?

  Неужели, в яростных глазах эльфа мелькнул страх? Он обвёл нас взглядом, чуть задержав его на сыне, и ответил:

  - Я требую подтверждения твоих полномочий, атани.

  Ну вот, опять. Однако он в своём праве. Я показала Дал"леДин"ну ладонь с монограммой Архимага. Гил и ФиДель переглянулись, Изгнанник откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

  - Говори, Тир-Элен"на, я слушаю.

  Вот это другое дело!

  - Светлый Совет Эльдамаля отзывает своё предыдущее решение об Изгнании, но ограничивает твои передвижения пределами этого мира, - начала я.

  Глаза Дал"леДин"на удивлённо распахнулись, он подался вперёд, не веря собственным ушам.

  - Что?!

  - Я бы на твоём месте дослушал, князь, - заметил ФиДель.

  Он-то уже понял, к чему всё идёт. Я продолжила:

  - С этого момента и до истечения срока нового наказания твой уровень доступа в Астрал и Ментал будет соответствовать уровню доступа атанов. Кроме того, Светлый Совет оставляет за собой право привлекать тебя к дознанию там и тогда, где и когда этого потребуют интересы Эльдамаля. И последнее: ты можешь обращаться к Совету и Архимагу через Старшего князя Хит"Таля, главу клана Да-э-Фарот"т. Это всё.

  Монограмма на моей ладони вспыхнула, подтверждая сказанное. Князь Дал"леДин"н застыл, глядя прямо перед собой. Ребята обменялись взглядами.

  - Гил, отпускаем его. Медленно. Отлично!

  Дель встал.

  - Всё, Духи, возвращаемся. Тара?

  Я смотрела на отца Тина. Вот оно, Оправданное Возмездие, освящённое самим главой Светлого Совета. Свершилось. Не то что бы мне было жаль Дал"леДин"на, просто.... Когда Ноэ"Тхафар попросил меня очертить пределы ментальных возможностей атанов, я с трудом могла их вспомнить. А когда вспомнила, поняла, что больше туда не хочу. Тот, кто родился в клетке, убеждён, что мир ограничен её стенами. Каково же тому, кто попал в клетку с воли?


  Я окинула кабинет взглядом: все на месте. С возвращением! Глаза Духов были привычного цвета, Тин уже не выглядел таким бледным, а Ролли примирился наконец со своей гривой. Ребята переглядывались, посматривая то на меня, то на командира.

  - Ну давай же, Тара, - улыбнулся Дель.

  - Что - давай? - удивилась я.

  - Заканчивай, - подсказал Гил.

  Сговорились? Я сложила на груди руки и сдвинула брови.

  - Так. Я чего-то не знаю?

  - Ты Поиск заканчивать собираешься? - спросил Гил.

  - Я?! С чего бы? У вас для этого командир есть.

  - Есть, - сказал Дель. - Вот и заканчивай.

  Я строго глянула на мужа - вроде не шутит, но глаза смеются. Тин взял мою руку, перевернул ладонью вверх и указал на монограмму Архимага.

  - Видишь? В принципе, сейчас ты можешь построить даже Светлый Совет.

  - Не преувеличивай, Тин: полномочия действуют только в пределах задач, поставленных Поиском, - заметил Дель. - Зато нас она построить сможет.

  Я почесала ладошку. Построить? Ну, Архикнязь! Однако соблазн велик! Я мстительно посмотрела на улыбающихся эльфов.

  - Вы хоровым пением не увлекаетесь, ребята? А то я бы послушала.

  - Хоровое пение в задачу Поиска не входит, Тари, - напомнил Тин.

  - Проверим? - подмигнула я.

  Улыбки исчезли. Что, испугались? Шучу! Я вздохнула. Как его хоть заканчивают-то, Поиск этот? А, вот так, кажется:

  - Поиск закрыт, - улыбнулась я. - Всем спасибо, все свободны!

  Монограмма вспыхнула и исчезла. Ребята перевели дух.

  - Попроси меня остаться, командир, - сказал Дель.


  Испытание Тройки

  ФиДель


  Гил уже несколько дней пропадал в кузнице Оружейной башни - работал над новым мечом.

  - Понимаешь, Дель, - говорил он, - наш светлый эр"рис и тёмный рисмор ду серке привязаны к одной из Стихий. Я хочу создать меч Равновесия, который вберёт в себя Силу Света и Тьмы.

  Глаза его при этом горели таким азартом, что я даже не пытался возражать. Меч двух Стихий! Впрочем, после его собственного белого сир"риса я уже ничему не удивлялся.

  - И разумеется, этот меч будет трансформом.

  Гил посмотрел на меня без улыбки.

  - Разумеется. Это же оружие Духа.

  Чудо-оружие! Мы оба знали, кому оно предназначалось. В Эльдамале был только один маг, работавший с обеими Стихиям одновременно - наш отец. Если затея Гила увенчается успехом, в Астрале этот клинок может стать "якорем" для неустойчивого Равновесия Фаротхаэля. И вот тогда уже возможно всё, даже возвращение Верховного мага. Так сказала Тара.

  Прежде чем приступить к работе, Гил пересмотрел горы ил"луксов с записями боёв нашего отца. С балансом и размещением узлов будущего сир"риса он определился сразу, я только чуть подправил размер клинка под отцовскую длину руки и посоветовал увеличить вес - Фаротхаэль, как и его дед Ноэ"Тхафар, предпочитал более тяжёлые мечи. Наблюдая за работой Мастера оружия, я не переставал удивляться: там, где мне требовался астэр, у Гила уходили считанные дни. Для начала он совместил несовместимое, соединив два металла: наш галворн, "тёмный блеск", с им же самим созданным элесилем, "звёздным светом". Чтобы добиться необходимой твёрдости и сохранить при этом гибкость клинка, Гилу пришлось создать отдельные заготовки для его сердцевины и оболочки, по-разному располагая в них слои галворна и элесиля, а затем ещё и многократно складывать их вдоль и поперёк оси. Закончив колдовать над металлом, Гил сварил заготовку и приступил к ковке. Разумеется, я не мог упустить такого момента.

  Кузница, как обычно, была затемнена, чтобы лучше оценить цвет накала металла. Водяной молот молчал: вытягивание было закончено вчера, сегодня же предстояла тонкая ковка. Гил собирался довести клинок до нужной толщины, точнее оформить хвостовик и усилить место перехода к клинку, чтобы хорошо держал нагрузку. В результате должна была возникнуть окончательная форма меча. Собственно, меня интересовало не то, что будет делать брат - это я и сам могу, а то, как он это сделает. Работа кузнеца всегда завораживает, но только настоящий Мастер может поднять её до уровня искусства.

  В темноте будущий меч светился красным. Гил работал над лезвием, уплотняя слои равномерными ударами молота по всей длине клинка. Металл пел, веером рассыпая искры. Огонь бросал багровый отблеск на лицо брата, отражаясь в чёрных, как ночь, глазах. Магия Духа в действии: наши клинки воплощаются сразу в трёх Плоскостях Бытия. Сначала Мастер создаёт ментальную основу меча, закладывая в неё будущую Связь оружия с хозяином. Затем в основу вплетается магическая составляющая, формируя астральную проекцию меча. После этого можно приступать к воплощению - слиянию реального прообраза меча с его с астральной проекцией.

  Разумеется, пока Гил работал над клинком, моя жена и сыновья днями пропадали в Оружейной башне. И это было хорошо, потому что иначе брат забывал про еду и отдых. Вот и сейчас все трое внимательно следили за его Танцем с Огнём и Металлом. Черная грива перехвачена ремешком, поворот головы как взмах крыла. Каждый шаг, движение, жест как элемент ритуального танца. Как там Флора его называла? Огненный Мастер? Тара не сводила с Гила глаз. Если учесть, что на нём не было ничего, кроме обтягивающих штанов, фартука и узких сапог....

  /Прекрати. Твоя работа с мечом в фандарге завораживает не меньше, чем его работа над мечом в кузнице/, - заметила Тара, не отрываясь от зрелища.

  /Разве он не хорош?/

  /Хорош, но я люблю его брата./

  Наконец Гил отправил заготовку в Купель, сбросил фартук и подошёл к нам.

  - Мне показалось, или в твоём Огненном Танце присутствуют гномьи ухватки? - спросил я.

  - Почему это тебя удивляет? - рассмеялся он. - Ну, что стряслось-то? Выкладывай.

  - Почему сразу - стряслось?

  - Потому что ты - Младший князь.

  - Вот-вот: взвалил все обязанности на меня. Очень любезно с твоей стороны.

  Однако он прав: работа Мастера оружия не единственная причина моего появления в Оружейной башне.

  - Пришёл вызов от главы клана. Он ждёт нас с тобой завтра в Одиноком замке. В полной экипировке.

  Гил тихо присвистнул, Тара возмутилась:

  - Что значит - вас? А я?

  - А вам, девушка, велено передать личное приглашение от Линдо, - усмехнулся я, отвесив шутливый поклон. - Наличие оружия приветствуется.

  - Пижон, - сказала жена.

  - Не при детях, - предупредил Гил.

  Мы рассмеялись. А где они, кстати? Ну разумеется! Мальчишки восхищённо разглядывали будущий меч, вертикально "плавающий" в бурлящей Силой Купели.

  - Бойцы, а ну давайте сюда! - скомандовал брат.

  Ребята нехотя подошли.

  - А позвольте-ка спросить, Высокие князья Л"лиорентали, где вы сейчас должны пребывать? - поинтересовался я.

  Сыновья переглянулись и уставились в пол: им надлежало пребывать в Классах - готовиться к поступлению в Академию Духа. До Первого Совершеннолетия ребятам не хватало двух лэдов. У нас считалось, что в таком возрасте рано приступать к серьёзному обучению. Но наши парни уже имели установленные Пределы Силы, то есть, полностью сформированный дар, поэтому для них же безопаснее было отправиться под наблюдение Наставников Академии.

  - Мы готовы, Атар, - сказал Зарти.

  Сейни молча кивнул в подтверждение. Да я и сам знал, что на этот раз сыновья готовы: противостояние Элизарта ментальным атакам в Оке Света и поединок Элисейна с Пустотой не оставляли в этом сомнений.

  - Знаю, - кивнул я. - Но в Академии изучают не только ментальные и боевые практики.

  - Разве? - делано поразился Гил.

  - Представь себе.

  - Неужели, и мироведение?

  - И мироведение тоже, - серьёзно подтвердил я.

  Гил посмотрел на племянников. Зарти опустил глаза. Не так давно на Грифоньем Плато Гил посоветовал ему изучать эту дисциплину - мол, пригодится. Тогда Элизарт ответил ему презрительной гримаской.

  - Прости, Гил, - вздохнул сын.

  Брат улыбнулся.

  - Учитесь выделять главное, феальдины. Сейчас для вас это Академия. Всё остальное, - он кивнул в сторону горна, - от вас не уйдёт.

  - В общем, так, - подытожил я. - Если во время, отведённое для занятий, вы будете замечены где-нибудь, кроме Классов.... Надеюсь, продолжать не нужно?

  - Не нужно, Атар, - ответил Зарти.

  Сейни кивнул.

  - Не слышу ответа, Элисейн!

  Чуть дрогнули ресницы.

  - Не нужно, - ответил сын, не поднимая глаз.

  - Свободны!

  - Не перегибаешь, Атар? - спросила жена, когда мальчишки ушли.

  - Тара, вспомни Терру. Там наши парни сбивали с дерева всё, что на нём было, просто потянувшись за яблоком, а здесь они нечаянно могут раскатать замок по камушку. Я и так в постоянном напряжении. Думаешь, легко воспитывать магов?

  - Думаю, нелегко, Дель. Только в следующий раз перед тем, как проявлять жёсткость, вспомни своего отца.

  Элутар! Неужели так похоже?!

  - Слушай, а с яблоками - это правда? - спросил Гил.

  - Да в том-то и дело, что правда, - улыбнулась Тара. - Кстати, этот "феномен внезапного полного опадания плодов" так и не был научно объяснён.


  Тьма кромешная! Опять подземелье? Ну, Линдориэль.... Глаза привычно подстраиваются под отсутствие света. Ищу руку жены, натыкаюсь на руку брата.

  /Она со мной/, - успокаивает тот.

  А должна быть со мной.

  /С какой это стати? Командиры всегда впереди/, - в голосе Тары слышна ирония.

  Элутар, я-то тут причём? Всё вопросы к Линдо! Или... нет? Под ногами грубый камень. Неровные стены, низкие потолки уходящих во тьму коридоров, далёкий звон капающей воды. И странный звук - не то царапанье, не то тихий скрежет. Тёмный Лабиринт?

  /Что это, Дель?/

  /Пока не знаю, Гил./

  Звук приближался. Тара молча вглядывалась в темноту, я чувствовал исходящую от неё Силу.

  /Это не Лабиринт. Мы гораздо глубже, ребята/, - сказала она, потянувшись к мечам.

  Подземье! Так я и....

  - Ложись! - крикнула Тара.

  Подобные команды мы выполняем не думая - приучены с Академии. Лучше уж лишний раз соприкоснуться с землёй, чем с Пустотой. Над головами пронеслось что-то увесистое и, шлёпнувшись о стену за нашими спинами, растеклось белёсыми потёками. Мы перекатились под прикрытие каменной осыпи.

  /Элутар, это что ещё?/

  /Клей, судя по всему/, - ответил Гил.

  /Так и есть/, - подтвердила Тара. - /Сейчас и стрелок пожалует. Вы бы достали мечи, мальчики./

  Её голос слегка дрожал. Да ей-то откуда....

  /Сказки правду говорят, Дель./

  Да-да, фэнтези - любимое развлечение атанов. Элутар, сам-то я куда смотрел! Эти лохмотья, свисающие с потолка, запах, странные звуки. Пещерные пауки! Если это солдат, то нам крупно повезло, если же матка, паучья королева.... Но в любом случае нужно увести паука подальше от гнезда, иначе, почуяв кровь, сбежится вся стая.

  /Гил, проверь коридоры в Астрале, я загляну в Ментал./

  /В коридорах чисто, командир./

  Так, похоже, кроме живности, никого. Уже радует.

  /Уходим очень тихо и очень быстро, не раздражая хозяев. Гил первый, Тара за ним, я прикрываю./

  Мы почти достигли спасительного коридора, когда из узкой боковой расселины в пещеру выползла тварь. Её веретенообразное туловище лантра полтора длиной покачивалось на восьми мощных шипастых лапах. Оба заострённых конца паучьего тела - передний и задний - были усеяны мерцающими бусинами глаз, что избавляло достаточно крупную тварь от необходимости разворачиваться в узостях и давало круговой обзор. Учитывая, что пещерному пауку было всё равно - пол или потолок, он обладал поистине невероятной маневренностью. Оставалось радоваться, что голова, вооружённая двумя парами мощных жвал, была у него всего одна.

  Увидев нас, паук с угрожающим треском сложил суставчатые лапы, припав к полу. Элутар, теперь ни за что не отстанет! Нам оставалось отступать по коридору вглубь пещер, уводя тварь подальше от гнезда.

  /Как думаешь, Дель, плеваться будет?/

  /Нет./

  /Нам повезло./

  /Как сказать, Гил. Он, конечно, меньше матки, зато лучше вооружён. Видишь вторую пару жвал? Он выбрасывает их на длину тела - до полутора лантров. Достаточно, чтобы достать противника./

  Я прикинул задачу, удобнее перехватывая сир"рис. "Выполняй работу предназначенным для неё оружием" - правило работы с боевыми трансформами. В нашем случае подгорную тварь - подгорным же инструментом. К примеру, гномий топорик-чекан, с лёгкостью крошащий зубы гиганта-ламброона, просто не оставит шансов костяным "доспехам" паука. Мы с братом обменялись взглядами и сменили сир"рисы на кан"чеки. Вот только рукоять у них удлинялась больше, чем у тангарских - под нашу длину руки.

  /И долго мы будем это за собой тащить?/ - спросила Тара, опасливо поглядывая на паука из-за наших спин.

  /Да если бы долго, Тара! До первого атакующего прыжка. Успеть бы отойти подальше./

  Паук полз за нами на приличном расстоянии, угрожающе постукивая щитками панциря, жала на костяном брюхе оставляли на полу пещеры ядовитый мерцающий след. Чего он ждёт?

  /Это мой рисмор, Дель. Он начал "излучать" Тьму. Кажется, паук знаком с такими клинками./

  Осторожничает тварь? Похоже на то. Однако рано или поздно сорвётся в атаку: когда нет ни капли мозга, управляют инстинкты, и голод - сильнейший из них.

  /Гил, ты справа, я слева. Лови начальный момент прыжка - толчок. Как только приподнимется - вперёд, и подрубай лапы как можно выше, у самого туловища. Если сразу не обездвижить, такая карусель начнётся - забудешь, где верх, где низ. А нам задерживаться ни к чему, сам понимаешь. И помни про малые жвала: выброс до полутора лантров!/

  Гил кивнул, не спуская с паука взгляда. Отлично, тогда последнее.

  /Тара, оставайся сзади и держись подальше от работающих трансформов./

  Паук словно ждал этих слов. Он начал сокращать расстояние, на ходу приподнимая веретенообразное тело. Самое время!

  /Вперёд!/

  Мы с Гилом помчались навстречу твари, на бегу удлинив кан"чеки. Когда до паука оставалось не больше двух лантров, мы приняли в стороны, и, оттолкнувшись от пола, прыжком взлетели на стены. Пока сбитая с толку тварь соображала, кого хватать, мы с Гилом буквально пролетели над ней, едва касаясь ногами камня. Кан"чеки сыпали искрами, с двух сторон подрубая суставчатые конечности. Когда мы спрыгнули на пол, позади что-то тяжело рухнуло на пол пещеры. Раздался свирепый рёв раненого зверя. Элутар, он же переполошит всё Подземье! Гил одним прыжком взлетел на спину твари и точным ударом чекана проломил панцирь как раз в месте сочленения головы с туловищем. Рёв смолк. Красиво сделано, ничего не скажешь. Брат оглянулся и подмигнул. Я передал ему жестом: "командир благодарит".

  Мы вернулись назад по панцирю мёртвой твари. Тара с опасливым отвращением разглядывала паука и забрызганные зеленой слизью стены.

  /Всё. Уходим, и как можно скорее./

  /Надо бы прибрать эту гадость, чтобы не привлекать падальщиков. Помните, что говорил Дигги?/

  /Так, то - Дигги, он в Подземье дома/, - ответил Гил. - /А мы..../

  Он отвлёкся буквально на мгновение, отступив на полшага с безопасного расстояния. "Не показывай врагу спину, трижды не убедившись, что он мёртв". Трижды! Это - Кодекс Духа. Гил - феальдин по рождению, но он не Дух. Ещё не Дух! А я об этом чуть не забыл. Впрочем, "чуть" не считается. Я убрал меч обратно на пояс. Полезный всё же приём, этот "обратный ход"! Никакого разворота - просто удар назад. Паук этого не знал. Чёрные бусины глаз блеснули и погасли, на этот раз навсегда.

  Тара уткнулась Гилу в плечо, а он, приобняв её, молча смотрел на отрубленные паучьи жвала у своих ног.

  /Дель./

  Лицо брата было совершенно белым, моё, вероятно, тоже.

  /Это моя ошибка, Гил./

  /Прости, командир./

  /Да, мальчики, с вами не соскучишься/, - Тара отстранилась от Гила и решительно шагнула вперёд. - /А ну-ка, посторонитесь!/

  С её раскрытой ладони сорвался язык пламени. Огонь охватил останки твари, слизнув со стен зеленую жижу. Нас обдало жаром и отвратительным запахом горелой кости.

  /Всё, теперь можно уходить. Погони не будет./


  Мы благополучно миновали сырые паучьи пещеры с узкими извилистыми ходами, сетями-ловушками и охотничьими засадами, и вышли в совсем иную часть Подземья. Воздух стал сухим и свежим, своды поднялись, стены и пол выровнялись. Пока в округе было чисто, но чем дальше мы углублялись в коридоры, тем вероятнее становилась встреча с хозяевами. Тара неожиданно остановилась.

  /Всё. Больше шага не сделаю, пока не пойму, что происходит./

  Она была права: ситуация давно нуждалась в "прокачке". Самое время, пока тихо. Тара уселась на пол прямо там, где стояла: в центре небольшой пещеры, привалившись спиной к камню-обелиску. Гил подсел к ней с одной стороны, я с другой.

  /Где мы, Дель?/

  /До сих пор считалось, что в Подземье./

  /Я имею в виду, насколько реально окружающее?/

  /Я бы и сам хотел это знать./

  Тара повернулась ко мне.

  /Прости, вы что, не в состоянии различать Плоскости Бытия? /

  /Да реальность это, Тари, и самая настоящая/, - сказал Гил. - /Другое дело, чья?/

  /Точнее, зачем/, - уточнил я.

  Тара тряхнула головой и потребовала:

  /Ещё раз, и сначала!/

  Ну, сначала, так сначала.

  /Портал в Одинокий замок провешивал Линдориэль, в этом нет сомнений. Дальше два варианта: или за то, что происходит, отвечает глава клана, или это очередной перехват - вроде Моррагонда. Последнее отпадает сразу: порталы магов такого ранга слишком хорошо защищены. Значит, остаётся Линдориэль./

  /И его видовой фандарг/, - подытожила Тара. - /Давно догадались?/

  /Не очень/, - усмехнулся Гил.

  Тара помолчала, что-то обдумывая.

  /Как будем выбираться?/

  /Вариант один - выполнить задачу, по-другому никак./

  /Знать бы ещё, какую/, - вздохнул Гил.

  /Он нас видит, Дель?/

  Судя по вопросу, Тара продолжала думать о своём.

  /Кто, Линдориэль? Видит, и даже слышит, если говорить вслух. Он задаёт астральные координаты и формирует граничные условия, остальное во многом зависит от нас./

  /Видит, значит. А задача как раз понятна, Гил. Ваш дед знает о нашем интересе к Тёмному клану, вот и проверяет в деле. Для этого и обучил меня двумечному бою./

  Элутар, если она права, то впереди у нас Тёмный Танец!

  /В чём дело, Дель? Возьмём ду серке на себя/, - пожал плечами Гил.

  Тара с улыбкой покачала головой.

  /Нет, мальчики, номер не пройдёт. Линдориэль не успокоится, пока не проверит свою ученицу. Иначе мы будем встречать в этих коридорах всё новых и новых противников, и с каждым разом их число будет расти, пока не превысит ваших возможностей. А поскольку вне Поиска свободная трансформация мечей запрещена, то по словам вашего деда в конце концов от нас останется мелкий винегрет./

  Она права: мы не в Поиске. Это обычная тренировка в фандарге, а значит, использовать Свободную Волю меча нет причины. Да, действительно выходит мелкий винегрет.

  /Про винегрет-то он откуда знает/, - проворчал Гил.

  /Он много чего знает, наш Линдо/, - усмехнулся я. - /Жаль, не рассказывает. Что у тебя с глазами, Тара?/

  /Нормально: злюсь. Пройдёт./

  Она передёрнула плечами.

  /Что?/

  /Камень. Погоди-ка!/

  Тара повернулась к обелиску и провела по нему ладонью. Поверхность древнего камня была покрыта мелкими трещинами, словно сеткой морщин. Её пальцы чутко ощупывали каждую. Мы с Гилом уставились на камень, силясь что-нибудь разглядеть в переплетении трещин и сколов.

  /Дай-ка руку, оружейник!/

  Тара приложила ладонь Гила к неровной поверхности.

  /Вот! Неужели не чувствуешь?/

  Пальцы брата повторяли движения её пальцев, правда, не так уверенно. Закончив, брат удивлённо посмотрел на меня.

  /Это руны, Дель. Кхазд, только необычный./

  /Изменённый, Гил/, - поправила Тара. - /Помнишь клеймо Тангаров?/

  /Руна Танту/, - кивнул он.

  /Верно. Только здесь она немного.... Должно быть, просто древнее написание./

  /Что скажешь, Дель?/ - спросил Гил.

  Гномы в Эльдамале? Это смешно. Я пожал плечами.

  /А что я могу сказать? До Разрыва Звёздного Кольца Подгорные короли и Светлый Совет обменивались дарами-артефактами. К примеру, в Семи Башнях Цитадель сложена из тхашатхона. Всем известно, что в Эльдамале нет природных "глушителей" магии./

  /Дель, Тангары не работают по камню, они оружейники. И потом, здесь-то их клеймо откуда? Или это тоже подарок-артефакт?/

  Тара кивнула на обелиск.

  /Так, девушка, Наставники рекомендуют решать задачи по мере их поступления. С учётом важности, конечно. Так вот: сейчас главное - закончить нашу игру в фандарге. Насколько я понял, Линдориэль для создания этой реальности использовал чьи-то подлинные воспоминания. А значит, и пещерный паук, и будущие бойцы ду серке скорее всего оттуда, и это совсем не смешно. А камень - тангарский он или нет - от нас не уйдёт./


  Мы быстро шли по коридорам, уже зная, что ждёт впереди. Какой там следующий номер, Линдориэль? Тёмный Танец? А вот, кстати, и сами танцоры, Тёмные Охотники: четверо мужчин и женщина, четыре бойца и командир. Пропустили в пещеру и замкнули в кольцо. Бледная кожа, чёрные волосы, на висках - несколько белых прядей; вокруг серых с красными прожилками глаз - тёмный узор-"маска", заходящий на виски. Совсем как моя. Стоп: а где же серая кожа, серебристые волосы и багровая радужка? И никаких следов татуировки на лице! Одно из двух: или то, что я вижу, происходило слишком давно, или внешне делоты очень отличаются от своих соплеменников.

  Необычный серо-пятнистый элас "размывал" силуэты Охотников, делая их незаметными на фоне камня. Впрочем, командир оставалась верна традиции - её костюм отливал благородной чернотой. Тёмные волосы были собраны в высокий "хвост", в густых прядях поблёскивали лезвия. Ручаюсь, это не единственный её "подарок" противнику. Я мысленно застонал, стиснув зубы. Тара! Успокаивающее касание:

  /Не бойся, мелиан./

  А я вот боюсь, любимая, боюсь за тебя до дрожи в коленях, хотя и понимаю, что это всего лишь игра. Пока игра. Мы стоим в центре пещеры, спиной к спине, образуя треугольник. Командир Охотников, оценив ситуацию, кивнула бойцам: двое встали против меня, двое - против Гила. Стоило ожидать!

  /Спокойно, феальдины. Делайте своё дело, а мы с подругой займёмся своим./

   Элутар! Знаю же, что в Эльдамале Тара легко выходит на уровень Мастера меча, а привыкнуть к этому не могу!

  "Выполняй работу предназначенным для неё оружием". Сир"рис против рисморов ду серке - то что нужно. Одна из слабых сторон боя парными мечами - радиус поражения. Ведя поединок на дальней дистанции, можно легко свести на нет преимущества второго клинка. Кроме того, у двумечников значительно меньше степень пассивной защиты, да и противостоять лёгкими клинками тяжёлому оружию непросто. Эр"рис в левой руке Тары бешено "искрил" Светом, рисмор в правой исходил Тьмой.

  - Да пошёл ты, Линдо! - неожиданно громко и с чувством сказала она.

  Это настолько совпало с моими ощущениями, что я отдал команду:

  - Вперёд!

  Мы с Гилом разыграли партию два-на-четыре. Изматывающие тренировки в фандарге Семи Башен того стоили: наши боевые почерки стали неотличимы. Не думаю, чтобы ду серке заметили разницу, когда мы менялись местами. Надо отдать им должное - это были Мастера, прекрасно знакомые с техникой работы против длинного и тяжёлого меча. Однако первый, он же последний колющий удар в чуть приоткрытый центр расставил всё на свои места. Ещё три таких же один за другим завершили поединок. Ведя бой, мы с Гилом ни на мгновение не упускали Тару из виду, хотя в вихре мелькающих клинков её можно было узнать только по белой молнии эр"риса. Теперь, избавившись от противника, мы застыли в ожидании, готовые в любой момент прийти на помощь. Однако понаблюдав за её Танцем, переглянулись в недоумении: Тара, легко создавая моменты для завершения поединка, не использовала ни одного. Проще говоря, не могла решиться на смертельный удар. Элутар, она же не умеет убивать! Ну, Линдориэль....

  /Похоже, глава клана готовит Тройку для Подземья, Дель. Помнишь, как ты взял своего первого фантома?/ - спросил брат.

  /Нет/, - соврал я.

  Гил понимающе усмехнулся. Испытания Тройки. Неужели он прав? Кружащий по пещере вихрь неожиданно остановился. Противники застыли в паре лантров друг от друга - глаза в глаза. У ног ду серке лежала плоская коробочка - та самая, подаренная Таре Тар"кхорном и Ниринх. Я похолодел: жена носила её на шее, на шёлковом шнурке. Ещё чуть-чуть, и.... Ду серке улыбнулась, занося ногу над амулетом, и я увидел, как глаза Тары заливает чернота. Порыв ветра взметнул русые пряди, мечи аккуратно легли на пол. Моя любимая ударила по воздуху наотмашь, будто давая пощёчину. Ду серке отлетела в сторону, ударилась о стену и сползла по ней сломанной куклой. Даже не взглянув на неё, Тара подняла мечи и шагнула к лежащей на полу коробочке.

  ... Яркая вспышка. Линдориэль поднял амулет и протянул Таре.

  - Ты не уточнила, куда я должен идти, ТариАна.

  Она подняла на него синие глаза и устало ответила:

  - Да ладно, Линдо. Ты всё равно не найдёшь.


  Предводитель

  Тара


  Не везёт мне в Подземье: что не червяк, то паук! Вот же жуткая тварь! Впрочем, расправа с пауком была скорой и впечатляющей. Особенно пробежка по стенам и фонтаны зелёной жижи с двух сторон. Любят эльфы гармонию, даже смертельную схватку обставляют красиво. Но вот чего им не хватает, так это гномьей простоты и основательности. Дангор бы по стенам не бегал, ибо для подгорного бойца это есть зряшное ногодрыганье да рукомашество. Баловство, одним словом. Рубанул паука с плеча - и всего делов! Может, я и не вспомнила бы Тангаров, если б не нападение умирающей твари. Удар Гила, завершивший атаку, был красив и точен, но, к сожалению, не смертелен. Удар гнома показался бы не столь изящным, зато добивать было бы уже некого. Говорила же: нужно жечь паука сразу! Феальдины....

  Чем дальше мы шли по лабиринту, тем регулярнее становились коридоры. В паучьем гнезде было как-то не до размышлений, зато теперь меня одолевали сомнения. Само Подземье вопросов не вызывало, а вот наше в нём присутствие.... И эта странная уверенность, что я здесь уже была. По ощущениям - Одинокий замок Линдориэля, и в Веду не ходи! Неужели, снова фандарг?! Кстати, ребята пришли к тому же выводу. Нет, я всё понимаю, но так-то зачем, Линдо? Хочешь проверить ученицу в деле? Ну что ж, проверяй. Что там на очереди - Тёмный Танец? Принять удар на себя ты ребятам всё равно не позволишь, так что танцевать придётся самой. Ладно, считай, уговорил. Потанцуем.

  А вот подарок, что ожидал нас в одной из пещер, не был запланирован Линдориэлем. Древние руны кхазда в Подземье эльфийского мира! Как они сюда попали? Праязык гномов был изменён, и я, читая знакомые символы на камне-обелиске, никак не могла разгадать смысла. Понятной оказалась лишь руна Танту - тангарское клеймо. Но почему камень меня позвал? Скорее всего, Дигрим и Дангор передали мне как своей названой сестрице какой-то магический знак, подтверждающий клановую принадлежность. Хоть бы предупредили, разумники! Кстати, эльфов гномий кхазд в собственном Подземье не особенно впечатлил. Как сказал Дель, решать задачи нужно по мере их поступления. Прав, конечно. Ладно, мальчики, делайте, как считаете нужным, время пока терпит.


  Феальдины вовремя почувствовали опасность, но избегать схватки не имело смысла: не эти, так другие. А вот и Тёмные Охотники - четыре бойца и командир группы. Впрочем, нет, не командир - повелительница. По крайней мере их подчинённость читалась именно так. Необычный элас у бойцов - пятнистый, чёрно-серый, похожий на камуфляж. А во внешности ничего странного: белая кожа, чёрные волосы, серые глаза - эльфы как эльфы, разве что ниже ростом. Нужно признать, что делот изрядно отличался от своих Тёмных родичей. Эльфийка встала напротив, кивнув бойцам в сторону ребят. Тонкие черты, холодная, точнее, леденящая красота. Вокруг стальных с красными прожилками глаз тёмный узор, совсем как у Деля. Волосы собраны в высокий "хвост", в пряди вплетены лезвия, в руках - два синеватых клинка. Я поймала возмущение своего рисмора: как, двое на одного? И насмешливое сочувствие эр"риса: а чего ты ждал, напарник?

  Эльфийскую ненависть я узнала сразу - спасибо Дал"леДин"ну. Ду серке хотела моей смерти. Именно моей, а не случайного противника! Понятно, что это всего лишь фантом настоящего эльфа, и смерть предназначалась кому-то другому, но что это меняло для меня здесь и сейчас? И не только для меня: Дель тоже едва справлялся с тревогой. Я старалась держаться уверенно, но, похоже, никого не убедила. Значит, ещё немного, и ребята выстроят поединок по-своему: два-к-пяти. Ну уж нет!

  /Спокойно, феальдины. Делайте своё дело, а мы с подругой займёмся своим./

  Выбора у меня не было: или я заберу её жизнь, или Наставник будет возвращать нас сюда снова и снова. Я заглянула в стальные глаза ду серке. За что же такая смертельная ненависть? Однако командир ждал сигнала готовности.

  - Да пошёл ты, Линдо! - громко и с чувством сказала я.

  Дель, как всегда, понял правильно. Прозвучала команда "вперёд", и завертелось. Почувствуйте себя эльфом! Ну, в Эльдамале это не так сложно. Главное, не забывать, с кем танцуешь.

  /Тара, помни про центр!/

  /Отстань, Дель, я сама!/

  Центр, центр, сто раз центр! На сто первый я поняла, что просто не могу ткнуть в эльфа мечом.

  /Тара, это же фантом!/

  И Лес"с туда же! Сегодня фантом, а завтра....

  /А завтра будет завтра. Это как в игре: не забиваешь ты - забивают тебе./

  Вот это верно. Среагировать-то я успела, но.... Стоп, это уже не смешно: расшитая шёлком коробочка с локоном Деля лежала на полу, едва ли не под ногами врага. Ду серке усмехнулась. Ну нет, красавица! Порыв ветра взбил мои волосы, мечи плавно опустились на пол. Никаких изысков: я просто отмахнулась от эльфийки как от надоедливой мухи. Кажется, при этом она здорово приложилась о стену. Откровенно говоря, мне было всё равно. Подобрав мечи, я шагнула вперёд.

  ... Яркая вспышка. Линдориэль поднял с пола амулет и протянул мне.

  - Ты не уточнила, куда я должен идти, ТариАна.

  Я приняла из его рук самый дорогой трофей - прядь волос любимого, и поняла, что больше не злюсь на Наставника.

  - Да ладно, Линдо. Ты всё равно не найдёшь.

  Не знаю, что из сказанного понял князь, но, судя по тому, как кивнул, общий смысл уловил верно.

  - Авен Элль, Охотники, - приветствовал он внуков.

  - Авен Элль, Предводитель, - ответил ФиДель.

  На официальное приветствие принято отвечать официально. Глава клана - военный лидер, а значит, командующий для всех его бойцов.

  - Авэн Элль, Старший князь Л"лиоренталь, - чуть поклонился Гил, сразу обозначив дистанцию.

  А вот этого делать не стоило. Линдо - не папа-Фаротхаэль, которого можно доставать потерянным детством. Здесь этот номер не пройдёт, мальчики. Глава клана поднял бровь.

  - Что ж, рад видеть тебя дома, Младший князь Гиллэстель Л"лиоренталь. А теперь прошу всех в мой кабинет.


  Побережье: отвесные скалы, обжигающий ветер, тоскливые крики чаек. Утёс Одинокого замка выдавался далеко в море и рассекал седые волны, словно огромный корабль. Впереди - только свинцовый простор океана, смыкавшийся на горизонте с серым северным небом, и едва различимый в тумане шпиль маяка. Того самого, что на картине в Каминном зале Семи Башен. Кабинет хозяина, как и положено капитанскому мостику, находился на носу замка-корабля - в башне над самым обрывом. Большой рабочий стол, морские карты вроде тех, что я видела у Тар"кхорна, шкафы с книгами под самый потолок. Оружие есть, но его немного. На первый взгляд обычный кабинет. Разве что панорамное окно во всю стену: седое море, седое небо, седые скалы, да несколько хрустальных шаров-хенэльдегонов на специальной стойке перед столом - Дальняя Связь. Нет, не кабинет - боевая рубка Эльдамаля.

  Князь прошёлся от стола к окну. Чёрный элас, белые волосы, серебряный пояс сир"риса. Интересно, Гил смог бы Пробудить его "спящий" меч, как это делали Древние Мастера?

  /Хорошая идея, Тари./

  /Ага. Сейчас дед подкинет тебе ещё парочку./

  Ярко пылал камин - на северном Побережье всегда прохладно. Линдориэль стоял у окна, заложив руки за спину. Он не предложил нам сесть, значит, разговор предстоял серьёзный. Меня, кстати, Наставник считал членом команды, поэтому реверансов в сторону дамы никто не ждал. Да, в роду Л"лиоренталей жёсткие мужчины. Это не сразу заметно под толстым-толстым слоем Этикета и тысячелетнего аристократизма. Сочувствую тем, кто неожиданно наткнётся на эту благовоспитанную сталь. Но Линдориэль своей жёсткости не скрывал. Наверное, таким и должен быть Верховный Стратег Эльдамаля. Словом, "разбор полётов" в его исполнении обещал быть разгромным. Наконец князь оторвался от созерцания туманных далей и подошёл к нам.

  - Сам-то как оцениваешь свою работу, командир? - обратился он к ФиДелю.

  Тот, чуть помедлив, ответил:

  - Как выполненную, Предводитель.

  Князь усмехнулся.

  - Узнаю Фаро: тот тоже всегда умел развернуться на кончике иглы.

  - Почему умел? Отец и сейчас это прекрасно делает, - возразил ФиДель.

  - Верно, - кивнул Линдориэль. - Однако вернёмся к заданию. Почему не оценил ситуацию на входе?

  - Ты дал слишком мало времени.

  - Мало? Медленно думаешь, феальдин! Кто командует Тройкой?

  - Я.

  - Разве? А мне показалось, команду отдал кто-то другой.

  Мы с Делем посмотрели друг на друга. Прости, командир, это я от испуга. Надо было использовать Связь, но кто же знал, что он нас слышит!

  - Моя ошибка, Предводитель, - сказал ФиДель.

  - И не единственная, - холодно ответил князь и повернулся к Гилу.

  Какое-то время Линдориэль молча смотрел на него и наконец спросил:

  - Что ты называешь завершающим ударом, феальдин?

  Глаза Гила потемнели.

  - Я - Мастер Следа, Старший князь.

  - Я не спрашивал, кем ты себя считаешь, - повысил голос глава клана, - я напомнил, кто ты есть! "Не показывай врагу спину, трижды не убедившись, что он мёртв". Трижды, феальдин! Или у Мастеров Следа иначе?

  Слова Линдориэля били точно в цель. Гил закусил губу: он и сам не понимал, как мог допустить столь грубую ошибку.

  - Нет ничего опаснее недобитой твари, феальдины, - помолчав, уже тоном ниже сказал князь, - а одна ошибка, как правило, порождает другую.

  Князь прошёлся по кабинету и снова остановился перед Гилом.

  - Младший князь Гиллэстель, вводная командира содержала чёткие указания по поводу ловчих жвал паука. Ты же позволил себе пренебречь этим, что едва не стоило вам жизни. Я однажды уже обращал внимание Правителя ГаэрЛин"на на то, что в его Академии уделяется мало внимания командной работе. Придётся напомнить при случае. А теперь скажи мне, Мастер Следа, как бы ты оценил Охотника, который дважды в одном эпизоде серьёзно подвёл Тройку? Я оцениваю это как неготовность к Поиску.

  - Предводитель, - не выдержал Дель.

  Князь повернулся к нему:

  - Я не закончил, Младший князь Фиоравандель. Вопрос к тебе. Как бы ты оценил командира, который не смог обеспечить исполнение собственных приказов и отработать за напарника, который ошибся? Я называю это потерей управления.

  Ого! Не слишком ли круто, Наставник?

  - В самый раз, - ответил князь, бросив взгляд на меня.

  Ребята осторожно переглянулись. Да я сама никак не привыкну, что мы с Линдо слышим друг друга. Наша Связь была личной, то есть закрытой для других. За что я уважаю эльфийский Ментал, так это за возможность самому определять доступность Связи.

  - Кстати, феальдины, - продолжил Линдориэль, - вам исключительно повезло с магом. Если бы не её команда, вы могли бы "влипнуть" в стены пещеры в качестве паучьих трофеев, а если бы не Огонь - получить гонку на выживание с пещерными тварями. Так что привыкайте убирать за собой!

  Ледяной взгляд Линдориэля буквально примораживал ребят к полу, и они с облегчением вздохнули, когда князь снова отошёл к окну.

  /Вы как?/ - спросила я.

  /Нормально/, - отозвался Дель. - /Сегодня он в настроении./

  /А что он делает, когда бывает не в настроении? Испепеляет взглядом?/ - поинтересовался Гил.

  /Придёт время - узнаешь./

  /Да не приведи Элутар!/

  Линдориэль продолжал смотреть на море. Что он там находит, кроме мерно вздымающихся свинцовых валов?

  /Флот на внешнем рейде, Тари. Видишь точки на горизонте?/ - ответил князь.

  /Для этого нужно иметь эльфийские очи, Линдо/, - напомнила я. - /Но тебе я верю на слово./

  Линдориэль не повернул головы, но я уверена: улыбнулся. Когда же князь вернулся к нам, его лицо было по-прежнему холодно, а голос бесстрастен.

  - Что за спектакль ты разыграла в фандарге?

  Так, пришла моя очередь. Ребята напряглись. Надеюсь, у них хватит здравого смысла не вмешиваться.

  - Пыталась уговорить себя на убийство, Наставник.

  - Считаешь, я был неправ?

  - Нет, почему же. По-своему прав, конечно. Новичок должен пройти проверку, тем более что с ним в команде наследники Л"лиоренталей.

  Брови Линдориэля взлетели вверх.

  - Наследники? Новичок проходит проверку в любом случае, Тари. А наследники Л"лиоренталей - грамотные бойцы, у меня нет к ним вопросов по поединку. Речь о тебе! Я предупреждал: твой эр"рис слишком рвётся в атаку. Не можешь совладать с мечом, смени руки: рисмор создавался под пару, он справится с защитой.

  Какое-то время мы с Линдориэлем молча смотрели друг на друга. Не могу совладать с мечом? Не смешите мои ножны, князь! Дело совсем не в этом.

  - Видишь ли, Наставник, у меня нет привычки тыкать железом в людей, равно как и в эльфов. Для того чтобы убрать с пути препятствие, я обычно пользуюсь Силой. Но для применения убойной Силы нужны веские основания. Так уж мы, Посвящённые, устроены. Вы ведь тоже не всегда используете свободную трансформацию меча? Словом, когда возникла реальная угроза моей жизни, я воспользовалась Силой, вот и всё.

  - Ты была на волосок от смерти!

  - На шёлковый шнурок, князь.

  Эльф молча смотрел на меня.

  /Испугался, Линдо?/

  /Не смешно, Тари./

  Да, не смешно, поэтому на Деля я старалась не смотреть. Линдориэль шагнул ко мне и взял за плечи.

  - Послушай, девочка. Ты попала не в сказку. Вот это всё, - он обвёл рукой кабинет, - настоящее. И смерть здесь тоже настоящая. И если мы с ней играем, то играем по-взрослому, как твои соплеменники где-нибудь на Терре или в Амандоре. Просто наши игры растянуты во времени и для атанов незаметны. Прости.

  Князь развернул меня лицом к ФиДелю.

  - Взгляни на него.

  Мои глаза встретились с глазами мужа.

  /Я всегда рядом, мелиана./

  - Видишь? Он готов на всё, но твоё промедление может стоить ему жизни. Надеюсь, когда снова придётся выбирать между Мечом и Силой, ты сделаешь правильный выбор.

  Эльфы смотрели на меня: сильные, мудрые, всё понимающие. Как говорится, почувствуйте разницу. Как же виртуозно Линдо дал это понять! И что я должна ответить?

  /Ничего. Просто запомни: ты не одна, и тебе есть, что терять./

  - Я запомню, Наставник.

  - Надеюсь, Тари, - тихо сказал Линдориэль и уже совсем другим тоном продолжил:

  - Итак, феальдины, подведём черту. Я согласен с командиром Тройки: вашу работу можно оценить только как выполненную, и то по общему результату. Слишком слабо! Что же касается ошибок.... Князь замолчал и неожиданно улыбнулся.

  - Как тебе наш "обратный ход", Фидо? Полезный приём, не так ли?

  - Да, Атар"Тэ. Но всё же самым полезным я считаю "быструю смерть".


  - Вопросы? - сказал Линдориэль, когда все устроились в креслах возле камина.

  Мы посмотрели друг на друга: вопросы были. Неужели глава клана согласен отвечать? Тогда глупо не воспользоваться моментом. ФиДель - командир, ему и начинать. И он начал с главного.

  - Готовишь Тройку для Подземья, Атар"Тэ?

  Линдориэль слегка пожал плечами.

  - У меня нет выбора, Фидо: это решение Архимага, и, учитывая ваш интерес к ду серке, решение верное. Когда не можешь удержать, нужно подготовить.

  - Понял, благодарю. Тогда вопрос по последнему выходу. Как ты узнал про содержание вводной? Мы же использовали Связь.

  Линдориэль откинулся в кресле, удивлённо подняв бровь.

  - Ты меня удивляешь, феальдин. Думал, я не пойму вот этого?

  Князь сделал несколько движений пальцами. Дель удивлённо вскинул бровь и тут же понимающе усмехнулся.

  - Мы всегда дублируем приказы на фэдарине - на случай, если не сработает Связь. Ты так привык к этому, что даже не замечаешь.

  - Учту, Атар"Тэ.

  - Вот-вот, учти. Ещё что-нибудь?

  - Позволь мне... Предводитель, - сказал Гил.

  Обращение явно далось ему с трудом. Линдориэль кивнул.

  - Я слушаю.

  - Насколько мне известно, лок"рис против сир"риса работает лучше всего. Однако Охотники, встреченные нами в ходе решения задачи, использовали рисморы. Почему?

  - Хороший вопрос, феальдин. Видишь ли, для создания реальности Подземья мной была использована память ду серке. То, что вы видели, происходило в глубине территории Тёмного клана, отсюда и рисморы Охотников. Клан Фуиндост всегда предпочитал парные клинки. Для чего использовать чуждые мечи у себя дома, когда есть свои, верно? Я никогда не разделял их выбора, хотя у двумечного боя бесспорно есть свои сильные стороны.

  - Это я понял, Предводитель, - кивнул Гил. - Я спрашивал о другом.

  На этот раз он выговорил обращение к Главе клана гораздо быстрее: когда речь заходила о мечах, всё остальное отходило на второй план.

  - Трансформ позволяет работать с любым видом мечей, то есть, решать задачи в зависимости от ситуации, - продолжил Гил. - У ду серке есть галворн, но нет трансформов. Почему?

  - У ду серке нет галворна, Мастер. Он создавался для нас, и после ритуала Передачи Знания был для них навсегда потерян. Таковы условия договора между кланом Фуиндост и кланами Духа.

  ФиДель и Гил переглянулись.

  - Разве нельзя создать новый металл с похожими свойствами?

  Линдориэль чуть улыбнулся.

  - Было бы кому создавать! Я не Мастер оружия, Гиллэстель, мне трудно об этом судить. Но, судя по твоему сир"рису, это возможно. Так что на свой вопрос ты уже ответил.

  - У Тёмных эльфов перевелись маги и оружейники? - недоверчиво усмехнулся Гил.

  Линдориэль откинулся на спинку кресла и сложил на груди руки.

  - Нет, конечно. Просто одной из астральных составляющих создании трансформов должна быть магия Духа, а что касается металла, подобного "чёрному блеску".... Видишь ли, Гиллэстель, магия ду серке отличается от нашей не только своей основой. Использование Тьмы вместо Света - это всё равно обращение к Силе через Астрал, только с другой стороны. Изначально в клане Фуиндост мужчины всегда были сильнее как воины и мастера, а женщины - как маги и целители. Поэтому их магия имеет два Начала - мужское, валатэ, и женское - валамар. Окончательное разграничение Начал произошло ещё до Эльдагора. В условиях войны всех против всех это дало Тёмным возможность выжить.

  Линдориэль помолчал, глядя на огонь в камине, и продолжил:

  - В клане Фуиндост нет Верховных магов. Во главе Высокого Дома стоит гватамари, Тёмная Мать. Вопросы безопасности и обороны находятся в ведении Оружейника, сильнейшего мага Тьмы и лучшего бойца Дома. За внешние связи, финансы и производство отвечает тир-серегон, супруг гватамари. Но так было не всегда. До Катастрофы, уничтожившей Звёздное Кольцо, в клане Фуиндост в Правящих семьях были очень сильные боевые маги. Верховным Статегом-оружейником становился тот, кто побеждал в магическом поединке. Как правило, им оказывался один из братьев гватамари. И даже после этого ему приходилось отстаивать своё положение Верховного в постоянных схватках с соперниками. Но дело даже не в боевой магии - гватамари и сами прекрасно ею владели, а в том, что Верховные маги ду серке были непревзойдёнными Мастерами оружия. Стратег-оружейник, или артефактор-валатэр - это как раз то, что они называли мужским Началом в магии.

   Ну надо же: мужская и женская магия! Однако валамар Тёмного клана того же корня, что и валамариен Светлых, означающий Силу Творения. А валатэ.... Мы с Делем уставились на Гила. Неужели Светлый дар создавать "живое" оружие соединился в нём с Тёмным даром Стратега-оружейника?

  - Да с чего бы! - возмутился он.

  - А элесиль? - напомнил Дель.

  - А что - элесиль? Его мне через твой сир"рис архимаговский Ристадаль "нашептал"!

  - Ну допустим. А твой новый....

  - Рано! - оборвал Гил.

  Линдориэль улыбнулся. Разумеется, он знал обо всём, что происходит в Семи Башнях.

  - Так что же произошло с Верховными магами клана Фуиндост? - вернула я разговор в нужное русло.

  Князь коротко взглянул на меня и ответил:

  - Их больше нет.

  Он поднялся, отошёл к окну и уже оттуда глухо добавил:

  - Клан Фуиндост потерял своих сильнейших магов в момент Катастрофы. Они погибли, пытаясь запечатать Врата Моррагонд. Среди них был и Вельтагир Тиндомэ, Верховный маг клана. Тогда шесть Старших Домов ду серке лишились своих Верховных, а дар валатэ был утрачен. Наши Тёмные родичи продолжают создавать прекрасное оружие, но мечи Тьмы больше не рождаются в их мастерских.

  Да, мечи Тьмы, рисморы, несущие в себе частицу Стихии. Думаю, после Катастрофы их осталось немного. Но тогда клинок, переданный мне Линдориэлем, приобретает совсем иное значение! Врата Моррагонд, Вельтагир Тиндомэ. Значит, в Лабиринте я видела момент гибели Тёмных магов. Кажется, там произошло что-то ещё, только я не смогла разобрать, что именно: слишком неясной стала картинка в момент выброса Силы. Вельтагир Тиндомэ. Это имя меня странно цепляло, но я никак не могла понять, чем.

  /Ты не мог бы передать мне образ Верховного мага Тиндомэ?/ - попросила я Линдориэля.

  Тот отвернулся от окна и удивлённо посмотрел на меня.

  /Конечно, но зачем? Он давно ушёл в Пустоту./

  /Не знаю, Линдо, но я должна знать, как он выглядел./

  /Хорошо./

  Подойдя, Линдориэль дотронулся до моего виска и, легко касаясь пальцами, провёл по щеке. Я не ощутила никаких изменений, зато глаза мужа изумлённо расширились.

  /Не дёргайся, Дель/, - сказал Гил. - /Он ей просто что-то передал./

  /Да я и сам вижу, но когда речь идёт о моей жене, подобные жесты мне не нравятся./

  Элутар, по-моему Дель слегка переработал на тренировке. Тем временем Линдориэль вернулся в кресло и, чуть помедлив, продолжил:

  - После Катастрофы Тёмные были вынуждены изменить структуру управления кланом. Она стала такой, какой вы её знаете. В конечном итоге всё это привело к Расколу. Ещё вопросы, феальдины?

  - Чьи воспоминания ты использовал в фандарге, Атар"Тэ? - спросил Дель.

  - Я начинаю жалеть, что позволил вам задавать вопросы, - усмехнулся князь.

  /Считаешь, им не нужно знать, Линдо?/- перешла я на Связь.

  /Нет, не считаю./

  /Тогда в чём дело?/

  /Прошлое. Оно слишком близко, Тари./

  /Ну и что? Тебе есть, чем его встретить. Смотри: перед тобой будущее в количестве двух единиц./

  Линдориэль невольно улыбнулся, глядя на внуков, и перевёл взгляд на меня.

  - Я могу спросить, Тари?

  - Конечно.

  - Скажи, что ты почувствовала, когда..., - он замешкался, подбирая слова.

  Зато их сразу нашёл мой муж.

  - Хочешь знать, что она чувствовала, когда её убивали?

  Князь наткнулся на ледяной взгляд ФиДеля, но промолчал, признавая за ним право на резкость. Супруга или нет, но я была женщиной князя Древней крови, и здесь вступали в силу совсем другие правила. Мы с Линдориэлем смотрели друг на друга. Нет, он не мог спрашивать об этом.

  - Погоди, Дель. По-моему, князь хотел узнать, что испытывала ко мне та ду серке. Верно?

  - Для меня это очень важно, Тари.

  - Я понимаю, Линдо. Она хотела моей смерти. То есть, не моей, конечно, а той, которую ждала.

  Князь встал и тут же снова опустился в кресло. Это было единственное проявление волнения, которое он себе позволил.

  - Ты уверена?

  - Прости, если разочаровала. Можешь не сомневаться: как выглядит ваша ненависть в Ментале, я хорошо знаю.

  Князь провёл рукой по лицу.

  - Значит, она не сказала всего. Это был не поединок. Элутар! Тари, мне очень жаль. Фидо, я не знал, поверь!

  Похоже, моё испытание оказалось сложнее, чем планировал Наставник. Подставить новичка под смертельную схватку! Разумеется, высказаться ребята не могли - не выдержал бы ни один Этикет, но их взгляды были весьма красноречивы.

  - Просто убойное задание, Атар"Тэ, - мрачно оценил Дель. - Чем всё закончилось в реале?

  - Никто не умер, - усмехнулся Линдориэль.

  - А что в пещере делали Охотники?

  - Кто? А-а, просто свита. Они не вмешивались.

  - Правда? А мне показалось иначе, - заметил Гил.

  - Фандарг - гибкая система, феальдин. Фантомы подстроились под новые обстоятельства.

  Линдориэль наблюдал за игрой пламени в камине. Наконец, не отрывая взгляда от огня, он спросил:

  - Вас по-прежнему интересует, чьи это были воспоминания?

  - Уже нет, Атар"Тэ, - ответил ФиДель. - Даэлит"т Тиндомэ, не так ли?

  - Даэлит"т Л"лиоренталь, мальчик, - мягко поправил князь, взглянув на него. - Во всяком случае, она предпочитала это.

  - Кто была та, другая, Линдо? - спросила я.

  Линдориэль поднял на меня серебристые очи.

  - Моринар. Серегама Моринар, Младшая княгиня Тиндомэ.


  Тёмное прошлое

  ФиДель


  Когда Линдориэль решил обучить Тару двумечному бою, я понял, что это неспроста, и наше прямое попадание в фандарг стало тому подтверждением. Не скажу, что поставленная перед нами задача была сложной, просто новичок серьёзно меняет уровень группы в целом. У Тары этот выход был первым, а Гил, опытный Мастер Следа, впервые работал в команде Охотников. Но в любом случае глава клана тысячу раз прав: отработали мы неважно. Он, кстати, был довольно сдержан в оценках и по-настоящему зацепил меня лишь дважды: когда сказал, что Гил не готов к Поиску, и когда спросил у Тары, что она испытывала во время смертельного поединка.

  Меня не пугала оценка Предводителя: никто не чувствует Тройку лучше, чем её командир. Я верил Таре и Гилу, как самому себе, но чтобы начать действовать, нам была нужна информация. Линдориэль - единственный в нашем роду, кто хорошо знал Тёмных, за исключением Ноэ"Тхафара, конечно, который, похоже, знал всё. К сожалению, глава клана не поощрял излишней любознательности вплоть до потери его расположения, и я никак не ожидал, что он начнёт разговор сам. Если бы Старшие не готовили Тройку для Подземья, вряд ли это вообще стало возможным. Как бы там ни было, а полученная информация оглушала. Взять хотя бы два Начала магии ду серке - женское и мужское. Ни в одном из доступных мне источников об этом не говорилось ни слова. Боевые Стратеги-оружейники, Врата Моррагонд, Вельтагир Тиндомэ. Потерять сразу шесть Верховных магов! Тяжёлый удар для Тёмного клана.

  Начиная разговор, Линдориэль знал, что ему не избежать личных вопросов, но всё равно оказался не готов. Неужели всё ещё болит? Ведь прошло столько времени! Даэлит"т Тиндомэ, вернее, Даэлит"т Л"лиоренталь, талантливая ученица, превратившая двух друзей-Наставников - Да-Ди и Дори - во врагов. Это её воспоминания использовал Линдориэль в фандарге. "Она не сказала мне всего"! Конечно, не сказала, ведь её противница принадлежала к тому же Тёмному Дому, что и сама Даэлит"т. Кто же мог знать, что их поединок не исключал смерти? Разве что серегама Моринар. Я слышал это имя второй раз в жизни, и оба раза оно было связано со смертельной угрозой. Младшая княгиня Тиндомэ. Говоришь, я стал опасен для Тёмного клана? Сомневаюсь. Похоже, корни ненависти Моринар лежат несколько в иной плоскости, чем интересы клана Фуиндост. Однако предположение требовало подтверждения.

  - Атар"Тэ, тебе известно, кто именно заказал мою жизнь и похищение Элизарта и Элисейна?

  - Конечно, Фидо. Я слышал вашу беседу с ду серке. Ты же знаешь, что в Цитадели прослушиваются все разговоры, в том числе и членов Правящей семьи. Кстати, как ты назвал делота? Сомбрэль? Забавно.

  - Тогда почему я до сих пор ничего не знаю о Младшей княгине Моринар и Доме Тиндомэ?

  Линдориэль помолчал, рассматривая свои сплетённые в замок пальцы, и спокойно спросил:

  - Скажи, Фидо, где бы ты сейчас был, если бы знал?

  Он прав: уж точно не в Семи Башнях!

  - Вот потому и не знаешь. Отсутствие необходимых сведений - это единственное, что может удержать тебя от Поиска. Феальдин не уйдёт без подготовки - слишком большой риск.

  На стойке замерцал один из хрустальных шаров-хенэльдегонов: сработала Дальняя Связь. Глава клана поднялся, мы - вслед за ним.

  - Прошу прощения: вынужден прерваться. Продолжим разговор позднее, феальдины, теперь же не смею задерживать.

  Когда в центре кабинета возник светящийся овал, мы невольно переглянулись.

  - Семь Башен, на этот раз без сюрпризов, - усмехнулся глава клана. - До встречи, феальдины. Я пришлю вызов.


  После возвращения из Одинокого замка Гил решил ускорить работу над мечом Равновесия. Теперь он проводил в кузнице не только дни, но и ночи. Наша способность к восстановлению позволяла работать в таком режиме долго и без потерь. Сегодня Мастеру предстоял наиболее сложный этап - закалка. Гил нанес на клинок слой особой предохранительной смеси из тех, состав которых оружейники обычно держат в секрете. На лезвии и острие слой был очень тонким, а на тыльной и боковых сторонах клинка достигал почти полпальца в толщину.

  - Зачем? - тихо спросила меня Тара.

  - Сейчас поймёшь, - отозвался Гил, улыбнувшись.

  Мастер уложил меч на огонь лезвием вниз.

  - Смотри: я буду нагревать его до тех пор, пока цвет накала не приобретёт вишнёво-красный оттенок, затем отправлю в водную Купель. При этом часть клинка, покрытая толстым слоем, будет остывать медленнее и станет мягче лезвия.

  - Ясно. А дальше?

  - А дальше - отпуск, Тара.

  - Чей?

  - Не чей, а чего, - рассмеялся Гил. - Я достану клинок из Купели и снова его нагрею, но нужный накал уже будет другим. Мастера Амандора называют его каритиль - по цвету Кар-Итил, его меньшей, кирпично-красной луны. Затем я охлажу клинок в Купели, потом снова нагрею, и снова охлажу. Словом, буду повторять отпуск столько, сколько нужно. В результате будущий меч получит твёрдое лезвие и гибкое тело. Потом предстоит затачивание и полировка, но это уже детали. Лично меня больше интересует, как будет выглядеть линия закалки клинка.

  Я внимательно следил за работой брата. Мастер-артефактор, создающий "живые" мечи и меняющий свойства металла! Интересно, сможет ли Гил "пробудить" трансформы Старших? Когда-то у нас были такие кудесники. И ещё: сколько бы ни отмахивался брат, но, похоже, в Эльдамаль возвращается ещё один потерянный дар - валатэ. А кстати.... Я посмотрел на жену.

  - Слушай, всё хочу спросить: там, у Линдориэля, что это было?

  Тара взглянула на меня.

  - Ты о чём?

  - Вот об этом, - я повторил его жест, коснувшись щеки.

  - Что с тобой, Дель? - серьёзно спросила жена. - В Амандоре ты был гораздо спокойнее.

  - Там не так много эльфов, Тара, - пояснил я.

  - Это где немного, в Оке Света, что ли? - невинно уточнил Гил, оторвавшись от созерцания меча.

  Я сделал ему "страшные глаза". Тара устало улыбнулась.

  - Да ладно вам, мальчики. В общем, я просила Линдо передать один образ. Пока не знаю, зачем он мне. Пойму - расскажу. Да, совсем забыла: Линдориэль предупредил, что Старшие готовятся к "разговору" с ду серке.

  - Мне он об этом не говорил, - сказал я.

  - Ты не спрашивал.

  - Когда планируют? - уточнил Гил.

  - У нас дней пять, может, семь, не больше.

  Мы с Гилом посмотрели друг на друга. Так, понятно. После разговора с Целителями Сознания на помощь Сомбрэля можно не рассчитывать. Во всяком случае, пока не восстановится его повреждённая память.

  - Слушай, Дель, мне нужно увидеть делота. Можешь устроить? - спросила Тара.

  - Пошли.

  - Эй, а я?

  - А ты работай, Гил. Пять дней, слышал? - ответил я. - И ни днём больше!

  - Понял, командир, - вздохнул он.

  Тара знала, что в Цитадели не действует магия, а все разговоры прослушиваются, но я всё же напомнил ей об этом по дороге к порталу.

  - Я не пользуюсь магией, Дель, - улыбнулась она.

  - А как насчёт Ментала?

  - А зачем? Послушай, ты - ментальный Навигатор. Ты открываешь Врата в Сознание, как я - в иные миры. Попробуй обойтись без Ментала, как я обхожусь без Астрала. А я пройду по твоей Связи.

  - Сама догадалась?

  - А ты как думаешь?

  - Думаю, Хранитель постарался. Хочешь проверить теорию практикой?

  - У нас нет выбора, командир: не успеем - потеряем проводника. Тогда нам нечего делать в Подземье.

  - Этого "проводника" ещё надо убедить, любимая.

  - А разве Чтение Сознания не достаточный аргумент "за"?

  Я вздохнул: всё правильно. Только времени на разговор с делотом у нас будет немного. Старшие заподозрят неладное, как только услышат тишину в Ментале, а разбираться прибудёт скорее всего сам Ноэ"Тхафар. Архикнязь, как называет его Тара.


  Командир Стражей Цитадели вышел навстречу.

  - Авен Элль, Предводитель.

  В глазах Мастера Ниэтэля читалось сомнение.

  - Авен Элль, Сгибающий-меч, - улыбнулся я. - Да я это, я, Мастер!

  Облегчённый вздох, внимательный взгляд в сторону Тары.

  - Моя супруга.

  Я намеренно не представил жену иначе, и теперь для приветствия Сгибающему-меч придётся выбирать между личной преданностью и Этикетом. Помогать ему в этом я не собирался, но Тара решила по-своему.

  - Зови меня ТариАна, феальдин.

  Дав Ниэтэлю своё имя, она тем самым избавила его от нелёгкого выбора. Ответный поклон Сгибающего-меч был чуть более низким и долгим, чем положено по Этикету.

  - Благодарю, ТариАна, - сказал феальдин. - Младший князь Ниэтэль Серпельтар.

  Мало того, что командир Стражей представился полным титулом, он ещё и протянул Таре свой сир"рис. Если она коснётся рукояти меча, то отныне сможет направлять это оружие, куда сочтёт нужным. Без традиционной словесной формулы это не присяга, конечно, но несомненно личная преданность. Тара не упустила момента. Ниэтэль, чуть поклонившись, вернул меч на пояс. Зачёт, Сгибающий-меч! Я смотрел на командира Стражей Цитадели и понимал, что мы с ним, в сущности, одинаковы, и я отдаю приказы только потому, что принадлежу к Правящему роду. Словом, хорошо, что тогда, в фандарге, я не унизил его поражением.

  - Предводитель?

  - Когда сдаёшь пост, Мастер?

  - Конец астэра через пять дней, Младший князь.

  Те самые пять дней, о которых предупреждал Линдориэль. Ну нет, я ни за что не подставлю Ниэтэля! Лучше уйду без проводника.

  - Проводишь к подземному гостю?

  - Почту за честь, - улыбнулся феальдин.

  Идя вслед за ним по коридору, Тара несколько раз коснулась стены. Я заметил, что она улыбается.

  - Погоди, Мастер Ниэтэль, - придержал я.

  Тара снова тронула камень.

  - Это и есть тхашатхон, естественный "глушитель" магии? - спросила она. - Похоже, это не совсем камень, Дель. Вернее камень, но из другой реальности. Кому-то удалось вытащить сюда целый астральный объект! Часть сущности тхашатхона до сих пор остаётся в Астрале, и он пытается сохранить цельность, пресекая любые попытки обращения к магической Плоскости Бытия. Маги для него соперники в борьбе за выживание, вот и всё.

  Ниэтэль осторожно потрогал стену.

  - Надо же, - усмехнулся он. - Должно быть, нелегко существовать в двух реальностях сразу. Этот парень нас, наверное, терпеть не может.

  - Ну, не совсем так, - улыбнулась Тара. - Просто он вам не очень доверяет из-за вашей способности к магии.

  Оказавшись в камере делота, мы не сразу обнаружили своё присутствие: решили понаблюдать за пленником из "мёртвой зоны".

  - А он неплохо выглядит, - заметила Тара.

  - Не удивительно при их скорости восстановления, - согласился я. - Смотри, как бегает.

  Делот мерил шагами комнату. Подойдя к стене на расстояние вытянутой руки, он чётко поворачивался на каблуках и шёл к противоположной. При этом глаза Тёмного были закрыты, руки сложены на груди. Наверняка шаги считает, стараясь не думать.

  - Или стихи читает, - добавила Тара.

  - Стихи? Делот?!

  - Ой, Дель, на себя посмотри! Это просто работа у него такая - наёмный убийца, а так он белый и пушистый, почти как феальдин.

  Вот именно: почти! В этом всё дело. Жена улыбалась, но глаза её оставались серьёзными.

  - Ну что, готова? Тогда выходим.

  Увидев нас, делот застыл посреди комнаты.

  - Отомри, Тёмный, - разрешил я, но он не двигался, глядя на Тару.

  Я вздохнул, подвинул жене стул и сел рядом, толкнув ему третий. Стул заскользил по полу, делот остановил его ногой, но продолжал стоять.

  - Таких, как она, у нас называют Посвящёнными. Сядь, есть разговор, - сказал я.

  Он покачал головой и ответил:

  - Таких, как она, у вас нет.

  - Таких, как я, вообще нет, - не выдержала Тара и в ответ на мой изумлённый взгляд пояснила:

  - Вообще-то я про Навигаторов, Дель. А с самооценкой у меня всё в порядке. Присядь, Сомбрэль, у нас мало времени.

  Тёмный опустился наконец на стул.

  - Давай, командир, - кивнула Тара.

  Легко сказать, давай! Я сосредоточился и, почувствовав, как немеет старый шрам, невольно коснулся щеки. Полузабытое ощущение вернуло меня в прошлое. Тогда Запретная магия ду серке повредила астральный барьер, созданный Старшими на Пути Тьмы, а мой переход через портал разрушил его окончательно. Я оказался в водовороте Силы. Тёмная Стихия пыталась сбить меня с ног, подчинить, затащить в мрачныё глубины безумия. Вот тогда я и почувствовал Зов лиорен'ны. Древняя магия рода причинила невыносимую боль, пробудив Имя, которое когда-то было моим. Дель - так называла меня мелиана. Вместе с болью вернулись силы, и я сделал то, на что раньше не решался - вошёл в бездну водоворота. Тьма, уже накрывшая меня с головой, отступила, и я вновь увидел две реки - Тёмную и Светлую, мирно текущие рядом в противоположных направлениях. Из спокойных глубин выплыло моё отражение, а за ним - звёздный Путь, уходящий в Бесконечность. То, что нужно! Вот она, серебряная ниточка звёзд, мерцающих в темноте - Путь к сознанию делота.


  Маленькая тёмная комната, голые стены, в узкое окно льётся призрачный свет. На лежанке, застеленной грубым одеялом, обхватив голову руками, сидит делот. Почувствовав чьё-то присутствие, он вскакивает, но, узнав меня, снова опускается на кровать.

  - А, это ты.

  - Не удивлён?

  - Я устал удивляться, князь. Что ты здесь делаешь?

  - Пришёл поговорить. Что за место?

  Тёмный усмехнулся и развёл руками:

  - Это? Мои хоромы в Школе делотов, единственный дом, который у меня был. Вот видишь, Охотник, скоро за мной придут твои родичи, а мне негде их принять.

  - Не переживай: они не привередливы, если что, могут и к себе пригласить. Впрочем, ты ещё можешь избавиться от Чтения Сознания, Сомбрэль.

  - Рассказывай, - недоверчиво усмехнулся делот. - Стал бы ты обсуждать это в Ментале.

  - Сейчас мы не в Ментале, поэтому можешь говорить свободно.

  - Как не в Ментале? А где?

  - Прямо в твоём сознании, - ответил я. - Не спрашивай, как это возможно - не скажу. Сразу перейду к делу: нам нужен проводник в Подземье.

  Тёмный сложил на груди руки.

  - Неужели? Только к чему это Светлому Совету?

  - Правильно мыслишь, делот: Светлому Совету ни к чему, как и Тёмному, впрочем, тоже. У нас личный интерес.

  - Дом Тиндомэ?

  - Точнее, серегама Моринар, - сказала Тара, неожиданно появившись рядом со мной.

  Делот снова вскочил.

  - Посвящённая!

  - Что скажешь, Сомбрэль?

  - Скажу, что вы сошли с ума, - усмехнулся делот. - Даже если я соглашусь, как вы вытащите меня отсюда?

  - Не твоя забота, - уверенно сказал я, хотя, если честно, совсем не представлял, как это сделать.

  - Ну допустим. Однако я не работаю даром.

  - Однако ты не дружишь с головой, - заметил я. - Разве избавления от Чтения Сознания недостаточно?

  Тёмный рассмеялся в ответ.

  - Избавление - это не плата, князь, это необходимое условие сделки.

  Верно! Об этом мы с Тарой как-то не подумали.

  - А плату за работу делот всегда назначает сам, - продолжил он. - Я предупреждал, помнишь?

  - И чего же ты хочешь?

  - Ну скажем, прощения Долга крови.

  - Не обсуждается.

  - Вот видишь? Долг ты мне не простишь, сына не вернёшь, так что....

  Тёмный пожал плечами.

  - Ты кое-что забыл, Сомбрэль, - сказала Тара. - Возвращение Имени. Разве ты не этого хотел от серегамы Моринар? Можно попробовать.

  Тёмный эльф буквально рухнул на кровать. Я посмотрел на жену.

  /Тара, это не Лес"с и не Гриш. Это бывший Перворождённый. Ни один эльф за это не возьмётся: слишком велик риск потери Равновесия./

  /Тёмных Матерей это не пугает, Дель./

  /Они только забирают Имя, а его возвращение - просто красивая сказка, мечта делота./

  /У тебя есть другие предложения?/

  Предложений не было. Тара улыбнулась:

  /Тогда я всё же попробую, Дель./

  - Согласен, Посвящённая, - хрипло сказал делот. - Даже если не получится, мне уже нечего терять.

  - Вот и отлично. Уходим, Дель.

  Самое вовремя: в камере уже появился Ноэ"Тхафар. Если глаза деда замораживали, то взгляд прадеда просто сжигал дотла.

  - Прошу простить, Младший князь, но дела клана не терпят отлагательств. Будь любезен следовать за мной.


  Ну разумеется: Седьмая башня! Тара не стала ждать приглашения присесть и расположилась в кресле, я же в присутствии Старшего остался стоять, как и положено по Этикету. Архимаг молча ходил по кабинету, я бы сказал, из угла в угол, если бы в башне были углы. Наконец Ноэ"Тхафар остановился перед нами и развёл руками.

  - Я не знаю, как с вами разговаривать, Навигаторы, - сказал он. - Зачем вам ду серке?

  Скрывать было бы глупо.

  - Мне нужен проводник, Атар"Тэ.

  - Мне тоже! И хочу напомнить, Младший князь, что Эльдамаль важнее клановых споров.

  - А как же "клан превыше всего"? - поинтересовалась Тара.

  - Об этом я и говорю, ТариАна: интерес любого Светлого клана состоит прежде всего в безопасности нашего мира. Поэтому делот должен пройти через Чтение Сознания и к моменту, когда вы будете готовы к Поиску, успеть восстановиться.

  - На это уйдёт не один астэр, Архимаг. К тому времени делот уже потеряет сына. Чем ты собираешься его заинтересовать?

  Ноэ"Тхафар изобразил удивление.

  - Заинтересовать? Да он будет рад оказать нам любую услугу, Фидо!

  - Хотите его сломать?

  - Зачем? Просто кое-что объясним. Кстати, речь-то идёт о твоём кровнике. Короткая же у тебя память, феальдин.

  Вот это он зря: на память я никогда не жаловался, на ней не сказалось даже вмешательство отца. Таре слова Ноэ"Тхафара тоже не понравились: её глаза потемнели.

  - Тогда, может, сам прогуляешься в Подземье, Архимаг? - предложила она. - А я пока подержу твою корону.

  Ах, какой был поединок взглядов! Воздух, наполненный Силой, искрил, по кабинету гулял ветерок. Всё прекратилось так же неожиданно, как и началось. Архимаг вздохнул.

  - Видишь, Фидо, я уже позволяю ей больше, чем себе. Будь осторожен: атани способны вить из нас верёвки. Не каждой эльфийке это удаётся.

  - Тебе-то откуда знать, Архикнязь, - улыбнулась Тара.

  Ноэ"Тхафар не ответил, только загадочно поднял бровь.

  - И ты действительно позволишь умереть ребёнку, даже не попытавшись помочь?

  Мы с прадедом удивлённо посмотрели друг на друга. Причём здесь ребёнок? Оказывается, речь шла об Элегорде, сыне нашего пленника. Архимаг пожал плечами.

  - Тари, мне жаль, поверь, но я не трачу силы на бесполезные затеи. До ритуала Отвержения жизни осталось чуть больше двух астэров, за это время делот просто не успеет восстановиться после Чтения Сознания.

  - Так отпустите его с нами! Прочитаете, когда вернёмся.

  - Элутар, да нельзя его отпускать! Пойми, ведь речь идёт о гораздо большем, чем жизнь одного Перворождённого, а успех вашего Поиска напрямую зависит от того, что знает делот. Что же касается обычаев Тёмных, то пусть разбираются сами: Древние кланы не вмешиваются в дела друг друга. Всё, обсуждение закрыто! И прошу не появляться в Цитадели ближайшие пять дней, иначе я буду вынужден лишить вас доступа.

  Архимаг немного помолчал, ожидая возражений, и когда их не последовало, добавил уже тоном ниже:

  - Хочу заметить, Фидо, что присутствие атанов в команде вносит в работу элемент непредсказуемости, но при этом значительно сокращает число нерешаемых задач. Это я к тому, чтобы вы не пытались освободить делота: это невозможно. Впрочем, я знаю, чем вас занять.

  Ноэ"Тхафар подошёл к рабочему столу, опустился в кресло и поманил к себе хенэльдегон. Хрустальный шар мягко снялся с держателя и подплыл к Архимагу. Тот провёл возле него ладонью, замыкая Связь.

  - Архимаг? - услышали мы знакомый голос.

  - Что нового, Командующий? - спросил Ноэ"Тхафар.

  Командующий? Тара совсем недавно спрашивала, чем теперь занимается глава клана. Вот и ответ: наводит порядок на море.

  - Подошла Северная эскадра. Корабли слегка потрепало, как и следовало ожидать: в тех широтах всегда штормит.

  - У меня к тебе просьба, Дори: ты не мог бы заняться своими внуками и одной милой девушкой?

  - Что, не справляешься, Атар? - в голосе Линдориэля чувствовалась улыбка.

  - Не то слово! Вот так всегда: одну половину Вечности ищешь Навигаторов, а другую - думаешь, как от них избавиться.

  - Я, кажется, обещал им продолжить разговор. Ладно, присылай, встречу.

  - Слышали, что сказал глава клана? Бегом в Каминный зал к порталу. Да оружейника не забудьте!

  Однако извлечь Гила из кузницы оказалось непросто. Пока мы ждали его из душа, разговор с Архимагом не выходил у меня из головы. Как же достать делота из Цитадели? Не штурмовать же её, в самом деле! Я стоял у окна и с тоской смотрел на фонтаны. Элутар, ни одной дельной мысли! Тара обняла меня сзади, прижавшись к плечу щекой.

  - Брось, Дель: всё идёт по плану.

  Я повернулся к ней.

  - Неужели? Ты же слышала Архимага: он не позволит вытащить делота из Цитадели.

  Тара закинула руки мне на шею и заглянула в глаза.

  - Зато тхашатхон позволит, любимый. Камень не видит во мне угрозы: я не использую Астрал. Врата откроются прямо в камере в момент, когда за пленником придут Старшие: так мы не подставим Ниэтэля. Какой спрос с охраны, если сами же Верховные и не доглядели, верно?

  Я молча смотрел на жену. Как там сказал Архимаг: присутствие атана в команде сокращает число нерешаемых задач? Её глаза смеялись, а губы находились в опасной близости от моих.

  - Тари, дай полотенце! - донеслось из душевой.

  Элутар!

  - Нет, ты это слышала? - возмутился я.

  Жена рассмеялась и, взяв с дивана пушистый свёрток, сунула мне в руки.

  - Иди-иди, это тебя. Ты что, Гила не знаешь?

  - Может, ему ещё и спинку потереть? - недовольно поинтересовался я и послушно пошёл в душевую.


  Кивнув в ответ на приветствие, Линдориэль окинул нас оценивающим взглядом.

  - Однако, феальдины, держать вас в неведении дальше становится опасно. Прошу!

  Он показал в сторону кресел у камина, подождал, пока мы устроимся, но сам садиться не стал.

  - Я расскажу вам о Тёмном клане и Доме Тиндомэ, как обещал, но прошу учесть, что эти сведения требуют поправки на сегодняшний день. Итак, Дом Тиндомэ - Правящий Дом клана Фуиндост, возглавляющий двенадцать Высоких Домов. Глава клана гватамари Фуинрут, тир-серегон - князь Лодэрэн из Дома Хэлеворн, второго по влиянию в клане. Впрочем, по Тёмному Статуту законный супруг теряет родовое имя и переходит в Дом жены как его Старший князь.

  Рассказывая, Линдориэль прохаживался по кабинету, и нам с Гилом, сидя на краешке кресел, невольно приходилось поворачиваться вслед за ним. Что поделаешь - Этикет! Тара едва сдерживала улыбку, глядя на нас, зато глава клана, казалось, ничего не замечал.

  - Прости, Линдориэль, ты не мог бы присесть? - попросила она. - Я как-то лучше воспринимаю мысли с близкого расстояния.

  /Умница! Я тебя люблю/, - передал Гил.

  А мне что было делать? Сказать: "Я тоже"? Поэтому я промолчал. Мой сигнал "командир благодарит" был для неё куда интереснее.

  Линдориэль устроился в кресле перед камином. Я позволил себе слегка расслабиться, откинувшись на подголовник - дал отдохнуть затёкшим мышцам спины и шеи. Гил последовал моему примеру. Нет, всё-таки Этикет - утомительная вещь! Линдориэль понимающе улыбнулся.

  - Однако продолжим, феальдины. В то время, о котором я говорю, у княгини Фуинрут от брака с Лодэрэном уже была законная дочь - Младшая княгиня Моринар с полагающимся ей титулом серегамы и наследственными правами Дочери Крови.

  - Законная? - переспросила Тара.

  - Именно. Моринар - законная, но не единственная дочь гватамари. У неё есть старшая сестра - Даэлит"т.

  Линдориэль помолчал и тихо добавил:

  - Надеюсь, что есть.

  Значит, Даэлит"т - гватахини. Тогда, учитывая законы Тёмных, опасения деда вполне оправданы.

  - Даэлит"т - дочь старшего брата Лодэрэна, князя Да"Эйна, - продолжил глава клана. - Именно он, Стратег-оружейник Дома Хэлеворн, был первым претендентом на руку княгини Фуинрут. Тёмные эльфы всегда считали любовь помехой для дела, но здесь без неё точно не обошлось. Да"Эйн и Фуинрут так и не успели заключить официальный брак. Князь погиб на охоте - его достала подземная тварь. Именно поэтому я уделил столько внимания вашему пауку, феальдины.

  Линдориэль блеснул серебром глаз из-под тёмных бровей, и я снова почувствовал себя примороженным, только теперь уже не к полу, как в прошлый раз, а к креслу. Впрочем, ощущения те же.

  - Княгиня Фуинрут стала вдовой, не успев стать супругой, а её нерождённую дочь ждала судьба гватахини. Дом Хэлеворн тут же предложил Дому Тиндомэ замену, и поскольку брак был выгоден обоим, он был заключён между Фуинрут и младшим братом Да"Эйна князем Лодэрэном.

  - Не думаю, что это принесло ей утешение, - заметила Тара.

  Линдориэль поднял бровь.

  - Утешение? Этот брак был не более чем сделкой, заключённой ради союза с конкурирующим Домом. Фуинрут дала это понять, как только на свет появилась наследница. Гватамари закрыла супругу доступ в личные покои, превратив брак в пустую формальность.

  - А что же Лодэрэн? - поинтересовался Гил.

  Линдориэль слегка пожал плечами.

  - А что ещё оставалось отвергнутому супругу? Честно исполнять обязанности тир-серегона, что у него, кстати, получалось блестяще. За то время, что Лодэрэн был у власти, Дом Тиндмэ существенно увеличил свой золотой запас.

  - Скажи, Линдо, между дочерьми Фуинрут большая разница в возрасте? - спросила Тара.

  - Нет, Тари. Княгиня хотела освободиться от обязательств по брачному контракту как можно скорее, поэтому не тянула с рождением наследницы. Словом, когда Даэлит"т заканчивала Академию, её младшая сестра, Моринар, уже училась на Младшем уровне.

  - То есть, ты был Наставником одновременно у обеих?

  - Да.

  Тара удовлетворённо кивнула и откинулась в кресле.

  - Что?

  - Пока ничего. Продолжай.

  Она точно зацепила какую-то ниточку, за которую теперь будет аккуратно тянуть, пока не размотает весь клубок.

  - Я говорю о временах, предшествовавших второму, Тёмному Расколу, - продолжил Линдориэль. - Клан Фуиндост постепенно сворачивал отношения со Светлыми родичами. Его Правители - глава клана и тир-серегон - всё реже появлялись в Совете. Тёмные больше не принимали участия в общих празднествах и состязаниях и редко покидали свои мрачные замки-крепости. Однако они продолжали обучать наследников в Академиях Эльдамаля и даже увеличили там своё присутствие.

  Немного помолчав, Линдориэль продолжил:

  - Даэлит"т Тиндомэ выбрала Академию Стратегии. В отличие от серехини - законных Дочерей Крови - она не могла вступить в официальный брак, чтобы образовать Семью, а впоследствии, возможно, и собственный Дом. Для дочери, рождённой вне брака, военная карьера была единственным способом обрести свободу, иначе пришлось бы вечно оставаться под рукой матери и сестёр. У Моринар, кстати, вообще выбора не было: для наследников Правящих семей военное академическое образование обязательно.

  - Прости, Атар"Тэ, ты поэтому окончил Академию Стратегии?

  - Нет, Фидо. Духам вполне достаточно своей. Архимаг тогда поставил передо мной задачу стать своим среди воинских кланов Эльдамаля. Ты же знаешь, после Катастрофы, забравшей жизни стольких наших магов, кланы Младшей крови заметно усилились. Нужен был Верховный Стратег, который смог бы направить их энергию в нужное русло - от пустого соперничества к совместной работе на благо Эльдамаля. Мне это удалось. Правда, уже после Раскола.

  - А теперь ты занялся флотом?

  - Да. Впрочем, это к делу не относится. Так вот, об образовании. В Академии сёстры Тиндомэ были неразлучны. Ну, насколько позволяла разница в Уровнях обучения. Младшая следовала за старшей, как тень. Имея удивительное сходство с Даэлит"т, Моринар подражала ей во всём, даже пыталась копировать боевой стиль.

  Линдориэль грустно усмехнулся.

  - Зря, конечно: лучше бы нарабатывала свой. В результате получился отличный боец без малейшего намёка на индивидуальность. А в нашем деле недостаток воображения может стоить жизни.

  - Ты имеешь в виду их поединок, Атар"Тэ?

  - И его тоже.

  - Копия редко превосходит оригинал, Линдо, - заметила Тара. - Ты ведь имел возможность в этом убедиться?

  Судя по тому, как побледнел Линдориэль, она говорила не о поединке. Элутар! Кажется, я начинаю понимать, какую именно ниточку обнаружила Тара. Дед продолжал смотреть на неё. Почему он так часто на неё смотрит?

  /Что с тобой, Дель?/

  /Не знаю, Гил. Перевоевал, наверное./

  /Не сходи с ума. Помнишь, что сказал отец Тина? В Эльдамале предпочитают эльфийскую классику. Амандор в этом смысле гораздо опаснее./

  /Ты ещё Таргелона вспомни, умник!/

  /А я о чём толкую?/

  Умеет же мой братец утешить, ничего не скажешь.

  /Дель, это просто Связь: он же её Наставник. Так бывает. Линдориэль не свободен. Неужели не видишь?/

  /Прошло слишком много времени, Гил./

  /А ты смог бы забыть? Вот и он тоже. И не создавай нам трудности на ровном месте./

  Однако он прав: так можно начать ревновать к собственным детям. Я посмотрел на Линдориэля. Воплощённое одиночество, как наш отец. Что я чувствовал к его подруге - матери Фаротхаэля? Наверное, ничего. Но если бы мог, попросил бы Элутара об одном: пусть будет ещё не поздно.

  Тара рывком поднялась с кресла.

  - Не-ет, - прошептала она побелевшими губами. Линдориэль едва успел подхватить её.

  - Что, девочка, что?!

  - Сейни. Линдо, скорее!


  Задачка на "прокачку"

  Тара


  Из портала в Каминном зале я выбежала уже самостоятельно.

  - Не туда, Линдо! - остановила я метнувшегося к лестнице эльфа. - Не в Детскую, к Фаротхаэлю!

  В Ментале творилось что-то невообразимое. Не удивительно, что Линдориэль не смог определить верное направление.

  - Тогда нам сюда, Тара!

  Дель схватил меня за руку и потащил к одной из картин. Мы оказались в коридоре, ведущем к кабинетам Верховного и Младших князей. Муж бросился к кабинету отца, на ходу задействовав Астрал. Силовая волна ударила в тяжёлые створки, с грохотом распахнув двери. Мы застыли на пороге. Фаротхаэль сидел в кресле у окна, запрокинув голову, положив руки на подлокотники: мертвенно-бледный, странно неподвижный, почти безжизненный. У его ног на коленях стоял Зарти, поддерживая голову лежащего на ковре брата.

  - Спокойно, - сказала я всем, и прежде всего, себе самой. - Линдо, зови Архимага.

  - Мам, я говорил им. Я говорил, что не получится... что не надо. Я правда говорил!

  Мальчика била нервная дрожь, он повторял одно и то же, не в силах остановиться. Мы с Делем опустились на ковёр рядом с ним. Я осторожно приняла Сейни из рук Элизарта, а муж прижал Зарти к себе.

  - Всё в порядке, Сань. Теперь чётко и ясно: что случилось?

  - Мы с Атар"Тэ говорили о ментальных "щитах". Потом он спросил Сейни о Пустоте и... и Сенька сказал, что слышал там кого-то. Атар, я же не знал, что они туда пойдут! Я думал.... Я позвал, когда перестал их слышать!

  - Ты всё сделал правильно, феальдин.

  Дель коснулся виска сына, мягко отключая сознание, и, подняв на руки, передал брату.

  - Давай в мой кабинет, Гил - дверь напротив. Побудь с ним: он скоро очнётся.

  Гил вышел, унося ребёнка. Проводив его взглядом, муж кивнул на Сейни.

  - Как ты его услышала, Тара?

  - В том-то и дело, что не услышала, Дель. Видишь ли, у вашего отца слишком мощная ментальная защита, из-за неё я почти не слышу Сеньку. Так что, если бы не Санька....

  В комнату влетел Ноэ"Тхафар.

  - ТариАна, не вздумай входить в Ментал! - ещё с порога предупредил он.

  Мне пришлось напомнить:

  - Там мой сын, Архимаг. Я знаю, что творится в Ментале, поэтому пройду через Веду. Займитесь лучше Фаротхаэлем: он закрывает от меня Элисейна. Дель, дай руку. И запоминай Путь: возможно, возвращаться придётся без меня.


  ... Каменистая равнина, голые скалы - красное на чёрном. Горячий ветер в лицо. Это Веда. Ментал - всего лишь часть Пространства Силы, и то, что происходит там, доходит сюда только в виде отголосков. Крепче сжимаю руку мужа и оглядываюсь в поисках сына: я должна вытащить его из Ментала в сравнительно безопасную Веду. Пласты реальностей слегка подрагивают. Для меня их границы размыты, для эльфов же они вполне материальны. Ухожу глубже. Связи с сыном нет - в Ментале бушует ураган. Успокаивает одно: в зоне действия "щитов" Фаротхаэля Сейни ничего не грозит. О чём они говорили с дедом? О Пустоте? Тогда мне к Провалу. Есть! Вот он, маленький паршивец! Сын сидит на корточках на краю чёрной пропасти, бросая вниз мелкие камешки. Рядом с грохотом рушатся и срываются в пропасть целые скалы, но вокруг мальчика - зона абсолютного спокойствия. Нет даже ветра! Верховный позаботился, или кто-то ещё?

  - Сенька!

  Сын вскакивает, пытаясь найти меня взглядом. Ну давай же, я здесь! Его глаза встречаются с моими: всё, контакт установлен.

  - Мам!

  Я прижимаю к себе своего отчаянного парня и чувствую, как дрожит и уходит из-под ног земля. Открываю глаза: вроде живы. Оседает рыжая пыль. Обошлось: разлом прошёл совсем рядом, каким-то образом обогнув место, где мы стояли. Сенька с опаской взглянул на отца: глаза Деля не предвещали ничего хорошего.

  - Пап, я не хотел, правда! Атар"Тэ попросил. Я рассказал ему о той, которая в Пустоте. Ему было больно, я видел! Мама обещала, что мы за ней вернёмся. Я думал, она забыла.

  - Мало только думать, феальдин, нужно ещё уметь делиться мыслями, - сказал Дель. - Неужели так сложно объяснить свои действия хотя бы брату? Ну ничего: он тебе поправит ориентиры, когда очнётся.

  Сейни побледнел и бросился к отцу.

  - А что с ним, пап?

  - Переволновался. Похоже, он решил, что ты снова собрался в Пустоту. Брата напугал, деда неизвестно куда отправил, бурю в Ментале устроил! Словом, можешь гордиться: на домашний арест ты уже наработал.

  - В Ментале - это не я, Атар, - твёрдо сказал сын. - А Атар"Тэ у Провала, где меня мама нашла.

  - Хвала Элутару! - изобразил радость Дель.

  - Так, давайте всё это дома обсудим, мальчики. Дель, забирай его. Путь назад помнишь?

  - Помню. А ты?

  Я вздохнула.

  - Попробую найти Фаротхаэля. Вот так попроси деда с внуками посидеть: никаких нервов не хватит!


  На самом деле всё это было не смешно: я видела, что творится в Пространстве Сознания. Оставалась одна надежда: Верховный, потеряв связь с Астралом, всё так же силён в Ментале. Я не ошиблась. Фаротхаэль стоял на краю Провала, сложив на груди руки, и смотрел вниз. Вокруг него рушилась реальность, а он, казалось, даже не замечал этого.

  - Что ты делаешь на краю Пустоты, Верховный?

  Кругом стоял такой грохот, что мне приходилось кричать.

  - Говори спокойно, ТариАна, у меня хороший слух. Я пришёл за Тоэлин.

  - За кем?!

  - Я вытащу её или останусь здесь. Мне всё равно.

  - Почему ты решил, что это Тоэлин?

  Фаротхаэль поднял бровь.

  - Ты меня удивляешь, Посвящённая. Кто я, по-твоему?

  Да, действительно. Значит, всё-таки Тоэлин. Я огляделась вокруг. Буря и не думала успокаиваться, наоборот, расходилась вовсю. Линия горизонта странно изгибалась, явно пытаясь отсечь нас от Провала. И ведь что интересно: горячий ветер сбивал с ног, вокруг с грохотом рушились скалы, а место, где стоял Фаротхаэль, являло собой островок спокойствия в бушующем море стихии. Если Верховный и в Астрале так силён, вернее, был силён....

  - Ты понимаешь, что с твоим Равновесием путешествие в Пустоту означает невозвращение?

  - Пусть. Зато я верну её.

  - Ментата нельзя вернуть против его воли, Верховный.

  - Тогда я останусь с ней.

  Горизонт изогнулся круче, и только Сила эльфийского мага не позволяла ему свернуться в улитку, закрыв доступ к Провалу. Судя по всему, Фаротхаэль сдаваться не собирался. Однако кто-то очень не хочет его присутствия здесь, и я, кажется, знаю, кто именно. Другое дело, почему? Ладно, попробуем иначе.

  - Опять всё решаешь сам? Может, следовало бы узнать, чего хочет она?

  - Что узнать, ТариАна?

  - К примеру, нужно ли ей возвращение без тебя?

  - Что? Что ты сказала?!

  С Верховного в момент слетела его холодная невозмутимость. Я поняла, что попала в цель.

  - Отойди от Провала, Фаротхаэль. У Тоэлин совсем не осталось сил. Дай ей сделать то, что она хочет. Пожалуйста.

  Мы с Верховным смотрели друг на друга. Я не знала, что делать, если он меня не поймёт: аргументов почти не осталось. Он понял. Едва маг сделал шаг назад, как Провал с грохотом сомкнулся. Горизонт вернулся на место, скалы исчезли: перед нами простиралась знакомая чёрно-красная равнина, и всё так же обжигал горячий ветер, гоня перед собой облака красноватой пыли. Фаротхаэль опустился на землю прямо посреди Ментала и обхватил голову руками.

  - Что ты наделала? - простонал он. - Ты хоть понимаешь, сколько я её искал?

  - Понимаю: целую жизнь. Жизнь твоих сыновей.

  Верховный провёл рукой по лицу, пытаясь скрыть судорогу боли.

  - Прости.

  - Что?

  Я подумала, что ослышалась.

  - Прости за всё. И ещё за то, что не умею просить прощения.

  Увидев изумление на моём лице, Верховный усмехнулся.

  - Я ведь знал тогда, на Терре, что обрекаю Фидо на вечное одиночество. Если бы моя затея с памятью удалась, он больше никогда бы не полюбил, так и не поняв, почему. Клан превыше всего! А на самом деле всё просто: сын имел то, чего никогда не было у меня.

  - Что, не смог пережить?

  - Когда я увидел вас вместе, меня словно оглушило. Поэтому я тебя и "не разглядел" - не до того было. Да и Гиллэстель тогда понял больше, чем нужно. Зависть - тёмное чувство, ТариАна, и отсутствие Равновесия здесь не при чём.

  Фаротхаэль помолчал и добавил:

  - Как видишь, мы отличаемся от идеала, придуманного атанами, Посвящённая.

  Это верно, Перворождённый: отличаетесь. Вы гораздо живее тех, идеальных. Проще говоря, люди как люди.

  - Знаю, что хочу слишком многого, - продолжил Верховный, - но я согласен ждать твоего решения, сколько сочтёшь нужным. Пришло время отдавать долги.

  Ну наконец-то! На самом деле моё примирение со свёкром уже состоялось: ведь в конечном итоге я получила больше, чем потеряла.

  - И как же ты поймёшь, что прощён?

  - Ты назовёшь меня Фаро.

  Я протянула ему руку:

  - Тогда вставай, Фаро: сидеть на голой земле вредно даже в Ментале. Если мы собираемся вернуть твою супругу, здоровье тебе ещё пригодится.


  - Брак Фаротхаэлю был не нужен, ему был нужен Свет для будущего Навигатора, - рассказывал глава клана, меряя шагами кабинет Верховного мага. - К сожалению, получить одно без другого не представлялось возможным. Женившись, мой сын обнаружил, что супруга требует внимания и что с ней иногда нужно разговаривать. А вечно занятый Фаро вообще мало говорил, хотя соображал, надо признать, всегда отлично. Элисейн, кстати, в этом его точная копия - у малыша такие же трудности с озвучиванием мыслей, как у его деда.

  - Можно подумать, ты был примерным супругом, - заметил Фаро.

  - Мальчики, - Ноэ"Тхафар постучал перстнем по подлокотнику кресла. - Не стоит углубляться в эту тему.

  Сын и внук! Для него они, конечно, мальчики. Отличие, кстати, только в глазах: у Линдо они полностью серебристые, а у Фаро - с зелёной искрой. Дель говорил, что после пары-тройки тысяч лэдов эльфы перестают считать возраст, так что теперь старшие Л"лиорентали почти ровесники.

  - Может, я продолжу сам, Атар? - спросил Фаротхаэль.

  - Ну прошу, - согласился Линдориэль, сложив на груди руки.

  - Благодарю, - слегка поклонился тот.

  Архимаг снова постучал перстнем, призывая к порядку.

  - Отец прав, - продолжил Фаротхаэль. - Я тогда хорошо знал, зачем мне Свет, но плохо понимал, что такое брак. Среди Духов сильный Свет был только в крови Тоэрэн: они в родстве с кланом Сил"лемен. Тоэлин тогда была совсем девочкой, и я, должно быть, представлялся ей кем-то вроде Элутара. Словом, получить её согласие оказалось несложно.

  Получить согласие? Сказал бы уж прямо: вскружить девчонке голову! Фаротхаэль помолчал, изучая носок своего сапога, и поднял глаза на меня.

  - Я действительно никогда не умел разговаривать, Тари. В смысле, доверять кому-то свои мысли. Хорошо, что в этом Фидо не похож на меня.

  Разве? Я посмотрела на мужа, тот слегка пожал плечами. Наверное, отцу виднее.

  - Тоэлин любила и хотела быть рядом, но выйдя замуж, осталась одна, - продолжал Верховный. - Я не знаю, о чём она думала, бродя целыми днями по замку: у меня не было на неё времени. Ожидание наследников, как я понимаю, явилось последней надеждой, но и оно ничего не изменило. А ведь близнецы - редкость для нашей расы.

  - Правда? - спросил Гил.

  - Правда, мальчик, - кивнул Ноэ"Тхафар. - Редкость и несомненное везение.

  - Везение для кого? - уточнил Дель.

  Архимагу снова пришлось стучать по подлокотнику, не давая разговору скатиться в семейные разборки.

  - Словом, когда родились Фидо и Гил, решение их разделить уже было принято. При этом никто из нас даже не подумал поинтересоваться мнением их матери, - продолжил Фаротхаэль.

  - Никто из вас? А что, был кто-то ещё?

  - Вилетор Рол"леноль и Лиэ"Лэс Кентэрель. Вилетор, кстати, и переправил Гила в Амандор: у них сильные родственные связи с кланом Воды, а Правитель ГаэрЛин"н из клана Кельвинен.

  - И как же вы собирались объяснить матери исчезновение ребёнка?

  - О чём ты, Тара? - усмехнулся Дель. - Какие объяснения, если можно просто подправить память. Правда, Атар?

  Фаротхаэль молчал, глядя в пол. Подправить память! Именно так он чуть не разрушил нашу жизнь. И именно так разрушил свою. Верховный оторвался наконец от изучения ковра и посмотрел на сына.

  - Подправить? Ваша мать происходит из рода Тоэрэн - лучших Целителей Сознания клана Нол"ле Эсгатол. Она не позволила ничего с собой сделать, Фидо. Просто вытащила из нас всё, что хотела знать и вышвырнула из Ментала, назвав предателями. А потом закрыла сознание. При этом что-то пошло не так: возможно, не хватило опыта или не справилась с собственной Силой.... Я же говорил: Толли была так молода! Словом, хотела закрыться от меня, а получилось - ото всех, даже от себя самой.

  - Тоэлин пытались помочь наши сильнейшие ментаты, но так и не смогли её найти, - продолжил Ноэ"Тхафар. - Верховный Целитель Сознания Ириэль Тоэрэн не раз уходил в Пустоту, пытаясь её вернуть, но тщетно. До сих пор девочка остаётся между жизнью и смертью. Если бы не Элисейн....

  - Значит, это Тоэлин помогла ему выжить, пока не подключились Тара и Дель, - задумчиво сказал Гил.

  - Выходит, так, мальчик. И это единственная ниточка к ней, которая у нас есть, - вздохнул Архимаг.

  - И судя по тому, что творится в Ментале, за неё лучше не тянуть, - заметила я.

  Ноэ"Тхафар поднял бровь.

  - Почему?

  - Мне кажется, Архикнязь, Тоэлин не подпустит к себе никого из вас: ни Л"лиоренталей, ни Рол"ленолей. Вы все - предатели в её глазах, и именно поэтому вы так долго не могли её найти. Скорее всего, она не просто закрыла сознание, это была попытка ментального развоплощения. Что её остановило на самом краю - не знаю. Если дети, тогда понятно, почему именно Элисейн вернул ей интерес к жизни. Видишь ли, я прошла через это, когда Фаротхаэль забрал у меня мужа и сыновей. Правда, там не было предательства.

  Верховный поднял на меня глаза.

  - Прости ещё раз, Тари. Когда Толли была рядом, я даже не понимал, что со мной происходит. Думал, так, зацепилось что-то за душу, тянет, работать мешает. Понял, только когда потерял. Даже сказать ей не успел, что....

  Князь замолчал, не договорив.

  - Тоэлин всегда это знала, Фаро.

  - Знала?

  - Конечно, иначе не назвала бы тебя предателем. А в свою ментальную зону не пускает, потому что не хочет, чтобы ты угодил в одну из её ловушек.

  - Элутар, ставить ловушки, чтобы потом защищать от них того, на кого ставила? - поразился Дель.

  Я улыбнулась.

  - Это называется "глаза бы мои на тебя не смотрели, любимый". Заметь: ключевое слово здесь "любимый"! Вот только сменить гнев на милость Тоэлин, похоже, уже не в силах. Пока она была закрыта от Пустоты, ей ничего не грозило. Теперь, начав расходовать Силу, Тоэлин открылась и уходит всё дальше, как Сейни до того, как она его остановила.

  Старшие посмотрели друг на друга, но не проронили ни слова. Фаро по-прежнему рассматривал пол, Линдо, заложив руки за спину, застыл у окна. Ноэ"Тхафар, задумавшись, откинулся на спинку кресла, его изящные пальцы постукивали по резным подлокотникам. Дальнейшее зависело от его решения, это понимали все. Я ждала, по привычке накручивая на палец прядь волос, когда вдруг заметила, с каким изумлением за мной наблюдает Фаротхаэль. Гил подмигнул брату и кивком указал на отца. Дель усмехнулся: кажется, дед всё же нашёл сходство внуков с их матерью.

  - Хорошо, попробуем ещё раз, - решил наконец Архимаг, хлопнув себя по коленям. - Но сначала я должен увидеть Тоэлин. Где она, Фаро?

  Верховный чуть помедлил и ответил:

  - Здесь, Атар"Тэ. В восьмой башне.

  Архимаг вскочил.

  - Где?!

  - Я создал Белую башню, когда понял, что не смогу её вернуть, - спокойно пояснил Верховный.

  - Так эта башня Вовне?

  - Да. Там время не властно над Тоэлин.

  Ноэ"Тхафар опустился в кресло.

  - Что ж, мальчик, похоже, ты готов к созданию собственного Замка.

  - Возможно, я когда-нибудь это сделаю, Атар"Тэ, - усмехнулся Верховный. - Если до того моё плавающее Равновесие не утопит меня самого.

  Гил и ФиДель переглянулись.

  - Что скажешь, если мне удастся поставить его на якорь, Старший князь? - спросил оружейник.

  - Как ты сказал, Гиллэстель? На якорь? - переспросил Фаротхаэль, подавшись вперёд. - Ты слышал, глава клана? Твои морские манёвры уже отражаются на внуках.

  - Загляни в Оружейную башню, Верховный маг, - усмехнулся Линдориэль. - Обещаю: не пожалеешь.


  Фаро и Архимаг занялись Тоэлин, а нам предстояло закончить разговор с Линдориэлем. Ради этого пришлось вернуться в Одинокий замок: Командующий флотом не мог надолго оставить "мостик". Усадив нас в кресла, глава клана привычно прошёлся по кабинету.

  - Так на чём же мы остановились, феальдины?

  - На твоём браке, Предводитель, - напомнил Гил.

  Глава клана повернулся к нему.

  - Наш брак с Даэлит"т официально признан Ноэ"Тхафаром и Светлым Советом, но с точки зрения Тёмных никогда не существовал, Младший князь.

  - Ну и как тебе в таком браке, Атар"Тэ? Ведь для Тиндомэ ты всего лишь мужчина их гватахини, - не удержался Дель.

  - Чего ты хочешь, Фидо? - устало спросил Линдориэль. - Чтобы я отменил Древнее Уложение? Пересмотрел Закон о браке и наследовании? Изменил Этикет? Всё это не в моей власти, с этим - к Архимагу и Светлому Совету. Что же касается меня лично, то я признал твой брак в день вашего возвращения, после встречи с Тари, но это не изменило наших Законов. Я думал, ты понимаешь. Прости.

  Личное признание и "прости"? Это всё?! Мы с Делем посмотрели друг на друга. Да, конечно, Этикет прежде всего! Вот она, та самая игра по чужим правилам. Я вдруг поняла, что теряю к этому интерес.

  /А может, ну его к Элутару, это признание, Дель? Есть дела поважнее./

  /Нет, Тара. Я хочу, чтобы ты носила моё имя. Остаётся одно: поставить Старших в такое положение, при котором они признают наш брак сами. Всего и делов, как говорит Данги./

  /Заставить сыграть по нашим правилам? Знать бы ещё, как это сделать, мелиан./

  /Нет ничего проще/, - не выдержал Лес"с. - /Астральная сущность, носитель дара Навигации, не имеет собственной формы существования в Реале, потому выбирает её среди уже существующих. Предпочтение отдаётся бесконечно долго живущим, владеющим магией расам. Однако при необходимости Навигатор может менять форму существования на любом этапе своей бесконечной жизни, измняя при этом и физическое тело избранника. И вашему Архимагу это прекрасно известно./

  Вот это новость! Теперь понятно, почему среди людей никогда не было Навигаторов: уж очень хрупкая и недолговечная форма существования. Бессмертный человек? Да о чём вы? Вот бессмертный эльф - совсем другое дело! Что ж ты до сих пор молчал-то, Архикнязь? Не-не-не, эту тему я пока обсуждать отказываюсь! Мне бы с Тёмными разобраться.

  Тем временем Линдориэль продолжил:

  - Клан Фуиндост, как и остальные Древние кланы, признавал смешанные браки между Светлыми и Тёмными. Рождённые в них дочери принадлежали Тёмному клану, сыновья же, как правило, оставались в роду Светлого супруга.

  - Скажи, Линдориэль, мне кажется, или между вашими Потерянными кланами - кланами Света и Тьмы - есть что-то общее? - спросила я.

  Линдориэль удивлённо поднял бровь - вопрос к теме не относился - и тем не менее ответил:

  - Сил"лемен и Фуиндост - это кланы Силы, Тари. Малдуэль и ду серке могут призывать Стихию, становясь её частью. Способность полезная, но, к сожалению, смертельная. Площадь поражения от выброса Чистой Стихии Света или Тьмы зависит от ранга воина или мага. Так, оказавшись в рядах противника, можно уничтожить целый отряд, а если повезёт, то и командный пункт. Поэтому во времена Эльдагора пленных, как правило, не брали. Но к чему ты ведешь?

  - Пытаюсь кое-что понять. В клане Сил"лемен у Посвящённых существует особый вид магии - валамариэн, Сила Творения, присущая только женщинам. Благодаря ей в Кругу Силы Посвящённая всегда сильнее Говорящего-с-миром. Валамар, или женское Начало магии ду серке, одного корня с валамариен клана Света. Если предположить, что валамар Тёмного клана сильнее валатэ, его мужского Начала, тогда понятно, почему ду серке признают дочерей как носителей более "сильной" крови и равнодушны к сыновьям. Тем более сейчас, когда дар Стратегов-оружейников - валатэ - утерян.

  - Возможно, так оно и есть, - чуть подумав, огласился Линдориэль. - Впрочем, я говорил только об официально заключённых браках. Что до остальных.... Тогда ещё Тёмный Статут не был столь жёсток к Дочерям Тьмы. Им не запрещалось поддерживать длительные связи с мужчиной, то есть, иметь подобие семьи. Во всяком случае, Тёмный Совет закрывал на это глаза. Дети от такой связи, как и дети прочих неофициальных смешанных союзов, принадлежали Светлым родичам. Теперь я понимаю, почему: готовясь покинуть Эльдамаль, ду серке оставляли среди нас полукровок, рассчитывая на Зов крови. Что ж, в известной мере их расчёт оправдался: то, что не получилось с Фаротхаэлем, сработало с Дал"леДин"ном.

  Значит, ду серке всё же пытались выйти на сына Даэлит"т.

  - Что они хотели от отца? - спросил Дель.

  Линдориэль нехорошо усмехнулся.

  - Думаешь, я узнавал? В тот момент мои волосы были того же цвета, что и твои, Фидо, и мне не хватало мудрости задавать вопросы. Знаю только, что приходили Охотники, не делоты. Я ещё несколько раз чувствовал их присутствие, но приближаться они не решались. Возможно, это были просто наблюдатели, оставленные Тёмным Советом. Я прикрывал Фаро, пока его сила не окрепла, и с тех пор до недавнего времени о ду серке ничего не было слышно.

  Так значит, делоты появились уже позже, когда Фаротхаэль вернулся в Эльдамаль с сыном и внуками. Может, в Подземье просто сменился заказчик?

  - Как думаешь, Линдо, чья игра на этот раз: Тиндомэ или Тёмного Совета?

  - Сложный вопрос. Видишь ли, Тари, Дом Тиндомэ - Правящий Дом Фуиндост, именно его Тёмная Мать возглавляет Совет. Так что интересы Дома и интересы клана, скорее всего, тесно переплетены. Если бы я мог, как раньше, оценить расклад сил....

  - Может, кто-кто просто использует личную ненависть Тиндомэ в своих целях? Например, чтобы столкнуть конкурирующий Дом с объективно более сильным противником?

  - Тари, прости, но то, чем ты занимаешься, называется системным анализом. Проще говоря, "прокачкой". Где ты училась? - не выдержал глава клана.

  Где я училась? Ха, там же, где и его внук: в Политехе. Мы с мужем посмотрели друг на друга. Его глаза смеялись. Ещё бы: нам было, что вспомнить.

  - Да есть там у нас одна Академия, - я немного подумала, подбирая слово, и добавила:

  - Многотехническая. А ваш системный анализ я освоила сама, в свободное от нормальной жизни время.

  Линдориэль удивлённо поднял бровь, но от дальнейших вопросов воздержался. Он устроился в своём кресле напротив камина, положив ногу на ногу, и продолжил:

  - Фаро родился в Семи Башнях, и ни разу не видел никого из своих Тёмных родичей. Даэлит"т к тому времени уже окончила Академию и официально приняла наше родовое имя - Л"лиоренталь. Она несла службу в крепости Тиндомэ, а когда сменялась с дежурства, летела домой в Семь Башен. Литта хорошо понимала, что наш брак никогда не будет не то что признан, а даже замечен её родным кланом, и решила по-своему заявить о нём. Она отдала мне один из своих рисморов, доставшихся ей от отца, князя Да"Эйна, а взамен взяла мой парный эр"рис - меч Света, чтобы это оружие постоянно напоминало Тёмным родичам о её супруге, Светлом князе.

  Линдориэль замолчал, глядя в огонь.

  /Не нужно, Линдо/, - передала я, почувствовав его боль.

  /Нужно, Тари/, - ответил он, взглянув на меня, и продолжил:

  - Эта дерзость дорого стоила Даэлит"т. Шрамы от плети на её спине долго не заживали. Облегчение приносили лишь объятия сына: чтобы помочь матери, он начал призывать Тьму. Кстати, все разговоры о том, что мы намеренно лишили Фаро Равновесия, не более чем легенда. Наш мальчик был очень необычен, а мы даже не проверили Пределы его Силы. А ведь закрепить его неустойчивое Равновесие для матери не составило бы труда.

  - Интересно, чем вы только думали, - заметил Дель.

  Линдориэль вскинул брови.

  - Чем? А это смотря, что ты имеешь в виду, Фидо: процесс или последствия.

  Мы с Гилом рассмеялись.

  - Только не надо мне объяснять различия между процессом и последствиями, - сразу предупредил муж. - Своих двое.

  - Тогда я продолжу с вашего разрешения, - сказал Линдориэль. - Рассказать осталось совсем немного, хотя конец истории вряд ли возвысит меня в ваших глазах.

  - Подробности вполне можно опустить, Линдо.

  - Мои внуки женаты, Тари, и немного чужого опыта им не повредит. Так вот: я был занят в Академии - намечался очередной выпуск. Даэлит"т всё реже удавалось выкроить время, чтобы увидеть сына - Тёмный клан готовился к уходу из Эльдамаля, как я теперь понимаю. Я отчаянно тосковал по ней, а рядом была такая похожая на неё Моринар.... Не знаю, как это могло случиться! Первое, что я увидел, когда вновь обрёл способность мыслить, были глаза Литты. Как она могла оказаться там во время своего дежурства?! Словом, больше я её не видел.

  Я смотрела на Линдо. Как там сказал Фаро: примерный супруг? Что-то в этом роде я и предполагала. В нужное время в нужном месте! Ловушка настолько банальна, что даже не смешно. Обсуждаемая тема была слишком личной, поэтому я спросила по Связи:

  /Тебе пояснить или уже сам догадался?/

  Однако князь ответил вслух.

  - За что, Тари? Этот вопрос не даёт мне покоя до сих пор.

  Ну что ж, Наставник, ты выбрал сам.

  - Если ты о Моринар, то не "за что", а "почему". Что же касается Даэлит"т, то.... Мужчина, любя одну, оказывается в постели с другой, причём в роли другой выступает её сестра. Прости, Линдо, но мне это непонятно.

  ФиДель с Гилом украдкой посмотрели друг на друга. Кажется, я что-то пропустила! Линдориэль усмехнулся, кивнув в их сторону.

  - Вот видишь: мой опыт уже пригодился внукам. Во всяком случае, теперь они подумают, прежде чем сделать.

  Точно: пропустила! Не забыть бы узнать, что именно. Глава клана помолчал и сказал уже совсем другим тоном:

  - У меня к тебе просьба, Тари. Мне нужно знать, как ты всё это видишь.

  - Новое задание, Наставник? Хочешь, чтобы я занялась вашим системным анализом? - улыбнулась я.

  - Задача на "прокачку"? Можешь считать и так. Когда слышишь чужой анализ, видишь, что упустил в своём.

  - Тогда один вопрос: почему я?

  - Ты женщина.

  - Да, с женщинами у вас просто катастрофа, Л"лиорентали.


  Вообще-то мысли вслух - это не моё. Я предпочитаю сначала обдумывать, а уж потом озвучивать. Однако задание есть задание.

  - Даэлит"т и Моринар - почти ровесницы, родные сёстры по матери и кузины по отцу. Одинаково красивые, одинаково талантливые, похожие, как две капли воды. Так, Наставник?

  Линдориэль кивнул. Я продолжила:

  - Тогда начнём со старшей - Даэлит"т, ребёнка, зачатого в любви, ожидаемой всеми Принцессы Крови. Именно с ней были связаны надежды Фуинрут, которые рухнули с гибелью возлюбленного. Но забыть Да"Эйна, как и разлюбить его дочь, в одночасье превратившуюся из наследницы в гватахини, было не в её власти. Ты говорил о наказании, которому подверглась Даэлит"т. Прости, Линдо, но Даэлит"т была наказана не просто за рисмор, а за рисмор своего отца. Она отдала тебе меч, потому что ты был ей не менее дорог, чем Да"Эйн был дорог её матери. Однако пытаясь отстоять своё право на брак, твоя супруга невольно задела чувства Фуинрут: та восприняла поступок дочери как оскорбление памяти отца. Вероятно, гватамари продолжает винить себя в незавидной судьбе Даэлит"т, а чувство вины, помноженное на любовь и тоску по несбывшемуся, даёт неукротимые вспышки ярости. Плеть! Ужас какой.

  Я передёрнула плечами.

  - И всё же ты не будешь отрицать, что твоей супруге позволялось куда больше, чем обычно было позволено гватахини?

  - Отрицать не буду: так и есть. Гватамари Фуинрут хоть и не признала нашего брака, но относилась ко мне благосклонно. Всё изменилось после рождения сына.

  - Ну ещё бы: она же рассчитывала на внучку. Кто знает, какие у неё тогда были планы. С Даэлит"т пока всё. Я ничего не упустила?

  Линдориэль отрицательно качнул головой.

  - Тогда перейдём к Моринар. Наследница, перед которой склонялись родичи и почтительно замирала свита. Отец, наверное, в ней души не чаял - единственная дочь! Всё это с близкого расстояния наблюдала Даэлит"т, которой от собственного отца достались разве что мечи. Моринар же имела всё, кроме самого главного: материнской любови Фуинрут, отданной её сестре. Для гватамари младшая дочь была всего лишь частью брачного контракта. Удачным и выгодным вложением, не более. А привычка Моринар подражать Даэлит"т скорее всего родом из детства: так нелюбимый ребёнок пытался понравиться матери. Позже она использовала свои навыки, чтобы понравиться уже тебе, Линдо.

  Линдориэль провёл по лицу ладонью.

  - Элутар, откуда ты всё это знаешь?

  - Не знаю - только предполагаю. У тебя единственный сын, Линдо, у меня же их двое, и нам с Делем хорошо известно, что такое соперничество за маму, - улыбнулась я.

  - Если бы не умение Тары утрясать неутрясаемое, наша жизнь превратилась бы в сплошной скандал. Вернее, в катастрофу, учитывая таланты сыновей, - заметил муж.

  - Я не сторонник раннего обучения, Фидо, но чем быстрее мальчики окажутся в Академии, тем будет лучше для них же, - кивнул Линдориэль. - Впрочем, мы отвлеклись. Продолжай, Тари.

  - Ваши отношения с Даэлит"т возникли и развивались под неусыпным наблюдением Моринар, а вы даже не заметили этого. Так ведь, Линдо?

  Князь сидел в кресле, опираясь на локоть и прикрыв глаза ладонью, и только кивнул в ответ.

  - Скорее всего девочка действительно любила тебя и сначала пыталась привлечь внимание известным с детства способом: подражая сестре. Ваш брак её не смущал, ведь с точки зрения Тёмных ты был свободен. Прошло немало времени, пока Моринар поняла: копия может сыграть, если рядом не будет оригинала.

  Линдориэль убрал ладонь от лица.

  - Поединок. Литта показала мне только начало, а на мой вопрос о результате ответила: "Никто не умер". Тогда я счёл это шуткой. Мне и в голову не пришло, что схватка была смертельной. Выйти против Даэлит"т пусть даже со Средним уровнем.... Для Моринар это было верхом безрассудства!

  - Не преувеличивай, Линдо. Смертельной схватка могла стать только для Даэлит"т. Моринар же ничем не рисковала, она была уверена, что старшая сестра не заберёт её жизнь. Когда же поединок не сработал, был придуман новый план: твоя подруга должна была сама отказаться от тебя. Ты говорил, вы стали редко видеться. Думаю, Моринар было не трудно это устроить, как и тот неожиданный отпуск твоей супруги. Вот, пожалуй, и всё.

  Линдориэль кивнул.

  - Благодарю, Тари. Ты открыла мне некоторые детали, которых я раньше не замечал. Теперь картина стала более ясной. Но есть ещё кое-что. Видишь ли, согласно Тёмному Статуту, гватамари имеет право менять наследниц по своему усмотрению, и оспорить её решение серехини может только поединком с сестрой, исход которого может быть любым. Думаю, Моринар учитывала это, когда затевала игру против Даэлит"т.

  - Любовь и власть. Хочешь сказать, Моринар рассчитывала решить две задачи одним ударом?

  - Не обязательно. Поединок мог быть просто проверкой, пробой сил на будущее. Ну и надежду на удачу тоже исключать нельзя: в этом случае снимались бы обе проблемы сразу.

  Линдориэль взглянул на внуков, внимательно следивших за разговором.

  - Анализ закончен. Что скажете, феальдины?

  - Вопросов нет, - ответил Дель.

  - Вопросы есть, - возразил Гил. - Тари свела всё к личной неприязни сестёр Тиндомэ, не учитывая угрозы положению наследницы.

  - По условиям задания Тара могла использовать только то, что дал ей Наставник. Про возможность изменения порядка наследования он упомянул позднее, - невозмутимо парировал ФиДель.

  Немного подумав, Гил кивнул, соглашаясь. Разговор продолжился в Ментале.

  /Ты прав, командир. Не злишься?/

  /На что? На твою невнимательность? Я к ней привык./

  /Ты когда-нибудь забудешь паука?/

  /Не дождёшься! И тебе не советую. Помнишь, что сказал Предводитель: одна ошибка порождает другую./

  /Так это он нам обоим сказал!/

  /Тебе больше./

  Я улыбнулась, но вмешиваться не стала.

  - А сам что скажешь, Наставник?

  Линдориэль поднял бровь.

  - По поводу?

  - По поводу "прокачки".

  - Разве я не сказал "благодарю"? Или нужно ещё что-нибудь?

  - Пожалуй, нет, - согласилась я. - Скажи, Линдо, ты действительно с тех пор не видел Даэлит"т?

  - Нет. Ни её, ни Моринар. Я передал свою ученицу другому Наставнику, хоть это и против правил. Говорить с Тёмными было бесполезно: кто я такой, чтобы обсуждать со мной гватахини Даэлит"т? Отец несколько раз пытался, но неизменно получал от главы клана Фуиндост вежливый отказ и непременное напоминание: Светлый Совет не вмешивается в дела Древних кланов. А потом Тёмный клан просто исчез из Эльдамаля. Вернее, с его поверхности. Это всё.

  Линдориэль сложил на груди руки и посмотрел на внуков.

  - И вот что, феальдины. Ду серке ваши родичи по крови, что даёт вам небывалую Силу и таит в себе не меньшую опасность. Помните опыт своего отца и не пытайтесь нарушить Равновесие. Вопросы?

  Глава клана выглядел уставшим: разговор затронул тяжёлую для него тему. Да и то, что мы узнали сегодня, требовало обдумывания.

  - Благодарю, Атар"Тэ. Возможно, позже, - ответил Дель.

  - Возможно. Тогда последнее.

  Линдориэль подошёл к одному из шкафов и достал два продолговатых, обвитых ремнями свёртка.

  - Боевые ножны, Тари, - пояснил князь, - для ношения мечей с двух сторон и сдвоенные, односторонние. Попробуешь те и другие - поймёшь, которые для тебя удобней.

  Линдо положил ножны на стол. Я стояла рядом, наблюдая, как он распутывает ремни и проверяет крепления.

  - Смотри. Вот эти ты можешь носить по-разному. Если будешь крепить мечи на двух портупеях через плечо, то нужно соединить ремни - вот здесь и здесь, чтобы не двигались относительно друг друга. Если по обе стороны на поясе, то пояс должен был хорошо затянут, а ремешки оставлены короткими, чтобы быстро натягивались и сдёргивали ножны с клинка. Понятно?

  Я кивнула.

  - А эти?

  - Это сдвоенные, Тари. Подвешиваются на одном ремне, способ крепления - любой. Достаются так: левая рука на ножны, правая на рукоять, начинаешь доставать первый меч и почти сразу - левой рукой второй. Требует сноровки, конечно, но отсутствие гарды всё упрощает. Впрочем, у тебя есть Наставник, который всегда рядом.

  Я посмотрела на мужа. Он наблюдал за нами стоя, заложив руки за спину, чуть расставив ноги, как командир перед строем. Наставник. Как же ты хорош, любимый!

  - Тари....

  Мои глаза встретились с глазами Линдориэля. Снова та же боль! Дались ему эти ножны!

  /Речь не об этом. В Подземье любая мелочь может оказаться жизненно важной, поэтому я хочу передать тебе часть своих личных воспоминаний. Если ты согласна их принять, конечно. Сёстры Тиндомэ очень похожи и очень опасны. И не забывай: ду серке - Мастера иллюзий./

  /Я помню, Линдо. Но я узнаю Даэлит"т по её оружию, а она, увидев моё, узнает, от кого я пришла./

  /Точно так же это узнает и Моринар. А Даэлит"т давно могла сменить предпочтения, Тари./

  /Насколько я поняла из твоего рассказа - нет. Я предложу ей рисмор её отца взамен твоего эр"риса, вот тогда и посмотрим, есть ли у нас надежда. Давай, я готова к передаче./

  Линдориэль кивнул и согласно Этикету обратился к Делю:

  - Младший князь Фиоравандель, прошу разрешения на личный односторонний обмен памятью с твоей супругой. Это не отнимет много времени.

  Муж поднял левую бровь, я чуть заметно кивнула в знак согласия. То, что прозвучало в ответ, заставило меня замереть на месте.

  - Прости, Атар"Тэ, но нам пора. Возможно, в другой раз.


  Меч Равновесия

  ФиДель


  В кабинете Верховного царила тишина. Фаротхаэль рассматривал пол, Линдориэль, заложив руки за спину, застыл у окна. Ноэ"Тхафар, размышляя, откинулся на спинку кресла, постукивая пальцами по резным подлокотникам. Я думал о Тоэлин Тоэрэн. Кто она, незнакомка из Белой башни? Не думаю, что Верховный читал сказки атанов, но что-то похожее там точно есть. Что я испытывал к собственной матери? Определённо сочувствие. Уж я-то знаю, каким холодом веет от безупречной учтивости отца! Я сбежал от этого во Внешние миры, а она ещё дальше - в Пустоту. Наша бесконечно долгая жизнь предполагает бесконечно долгое общение с близкими, и удержаться с ними "на одной волне" бывает непросто. Ко Времени Зрелости детская привязанность к отцу уступает место более взвешенным отношениям. Я бы назвал их дружеско-партнёрскими. Однако случается, что ко Времени Мудрости между отцом и сыном не остаётся точек соприкосновения, как у златовласого красавца Таргелона с его отцом, Светлым Ниэтаром. С матерью, наверное, как-то иначе. Интересно, как это, когда есть мама?

  "Ну мам!" Изо дня в день я слышал это от сыновей, но сам, достигнув Времени Зрелости, не произнёс ни разу. Моя мать из клана Нол"ле Эсгатол - это единственное, что я знал всегда. Отец никогда не говорил о ней: тема была под запретом. Тинтаэлю, кстати, тоже не повезло: он вырос, считая свою мать сестрой, а деда - отцом, но Лоредиль по крайней мере была рядом. Что ж, Хит"Талей можно понять: они не хотели, чтобы наследника рода связывали с Изгнанником Дал"леДин"ном. А как понять Фаротхаэля? Сам-то он, несомненно, помнит Даэлит"т! Я взглянул на Гила. Ну, хоть один из нас знает, что такое мать и отец.

  /Прости, Фидо./

  /Атар?/

  /Создавать себе препятствия и потом их героически преодолевать - наша фамильная черта./

  /Я заметил. Однако ты умудряешься создавать препятствия не только себе. Зачем ты потащил Сейни в Ментал?/

  /Он показал мне Путь к Тоэлин. Мальчику ничто не угрожало, поверь: я отвечаю за свои слова./

  /Надеюсь./

  /Тари в этом убедилась./

  /Тара умеет прощать. Но если ты думаешь, что я позволю ей рисковать, исправляя чьи-то ошибки - ты плохо меня знаешь./

  /На твоём месте я бы не был столь категоричен, Фидо. Прости, что напоминаю, но Тоэлин - твоя мать./

  /Знаю. Но, во-первых, я уже большой мальчик, Атар, а во-вторых, я не хочу лишать матери собственных сыновей./

  Тара задумчиво накручивала на палец прядь волос, слушая Ноэ"Тхафара. Фаротхаэль проследил за моим взглядом и изумлённо вскинул брови.

  /Что, нашёл сходство внуков с их мамой, Атар?/

  /Надеюсь, это добавит в нашу кровь хоть каплю здравого смысла, Фидо./

  Интересная мысль. Про здравый смысл Таре определённо понравится. Однако Архимаг всё же согласился на ещё одну попытку добраться до сознания Тоэлин. Если он рассчитывал на помощь Тары, то напрасно. По Закону или нет, но я её супруг, а значит, решать мне. Правда, сначала в этом придётся убедить саму Тару.


  Да, брак наших с Гилом родителей удачным не назовёшь. Скреплённый договором и официально признанный, по сути он так и остался на бумаге. Однако союз Линдориэля и Даэлит"т вообще оказался браком лишь наполовину, потому что был признан только одной стороной. Мне казалось, уж дед-то должен был меня понять! Но в Одиноком замке ответ главы клана был однозначен: его личное признание моего брака не изменит Закона. Ну нет, я заставлю их признать Тару княгиней Л"лиоренталь, даже если для этого мне придётся стать князем Тиндомэ!

  /А зачем князю Тиндомэ княгиня Л"лиоренталь?/ - поинтересовался Гил.

  Замечание брата меня отрезвило: действительно, князь Тиндомэ - это уже перебор. Однако и конец истории, рассказанной Линдориэлем, иначе как перебором не назовёшь. То, как он потерял Даэлит"т, просто не поддавалось оценке. Как там назвал его Фаротхаэль - примерный супруг? Когда-то давно отец, заметив во мне определённые перемены, сказал: "Запомни, Фидо: мужчина должен уметь увязывать поток сознания с движением жидкостей в организме". С тех пор это правило не раз меня выручало. А Фаротхаэль, похоже, так и не простил отцу разлуки с матерью. Зато сам чуть было не поставил Тару: тогда, в Амандоре, она вряд ли смогла бы отличить меня от брата.

  /Передёргиваешь, Дель. Мы с Тари не знали о твоём существовании, но лишнего себе не позволили./

  От его слов веяло холодом. Элутар! Что-то сегодня меня заносит.

  /Прости, Гил./

  /Скажи это ей./

  Мои глаза встретились с глазами жены. "Мужчина, любя одну, оказывается в постели с другой". Я похолодел: не так давно я предлагал Гилу посетить наш ментальный Сад Встреч. Хорошо, что у брата хватило ума отказаться. Мы с Гилом украдкой посмотрели друг на друга. Линдориэль усмехнулся. Отлично, Атар"Тэ, считай, обмен опытом состоялся! Мы были чисты, как младенцы, но под взглядом Тары всё равно было как-то не уютно.

  Во время разговора с Линдориэлем я честно старался не замечать его особого отношения к ней. Наблюдая, как он объясняет Таре особенности крепления ножен, я невольно ждал очередной встречи их взглядов. Понимаю - Связь, но почему они закрывают её от меня? Когда глава клана согласно Этикету попросил разрешение на обмен памятью, Тара чуть заметно кивнула. Надо же, разрешила разрешить! Формально у меня не было причин для отказа, но я не соблюдаю формальностей.

  - Прости, Атар"Тэ, но нам пора. Возможно, в другой раз.

  Все остолбенели. Честно говоря, я и сам от себя не ожидал. Отказать главе клана! Все взгляды были прикованы к Линдориэлю. Интересно, удастся ли ему развернуться на кончике иглы? Наверное, он смог бы, но не стал - просто молча кивнул, признавая за мной право на отказ. Что ж, с его стороны Этикет был соблюдён безупречно.

  /Дель, заканчивай с опытами, а то как бы не поломать безупречность Этикета!/

  Так, наша девочка сердится. Интересно, за что: за мой отказ или за друга-Линдо? Да ладно, я же не изверг - просто голодный феальдин.

  - Атар"Тэ, - окликнул я, скрывая улыбку.

  Линдориэль оглянулся.

  - У тебя есть время для разговора.

  Казалось, он даже не удивился, в серебряных глазах светилось понимание. Ну и кто кого сейчас переиграл? Его разговор с Тарой был разговором взглядов. При обмене памятью смотреть друг на друга не обязательно, просто через взгляд Связь устанавливается быстрее, а в некоторых случаях и надёжнее.

  - Благодарю, Фидо, - сказал Линдориэль, закончив обмен. - Однако твоё недоверие напрасно. Проще было бы дать тебе доступ к нашей Связи, но я пока не готов - это слишком личное. Прости.

  - Не стоит, Атар"Тэ. А недоверие исчезнет, как только ты перестанешь давать для него повод.


   Вернувшись из Одинокого замка, Гил тут же отправился в Оружейную башню: работа над мечом Равновесия близилась к концу. В отличие от прямых наши изогнутые клинки имеют только одну фаску, поэтому их затачивание и полировка представляют собой единый процесс. Обрабатывать приходится всю поверхность, и не один раз, зато в итоге получается форма, великолепно приспособленная для режущих ударов, и предельно острое лезвие. Атанам, лишённым возможности использовать магию, понадобилось бы на доводку меча не меньше половины астэра. Гил же собирался уложиться за пару дней. Времени на разговоры не оставалось, поэтому первое, что он сделал два дня назад - закрылся в кузнице, выставив зрителей за дверь.

  Нас же с Тарой по возвращении из Одинокого замка ждала по меньшей мере семейная катастрофа. Это если судить по лицу Элисейна. Оказывается, Элизарт отказался разговаривать с братом и закрыл от него сознание. Словом, произошло именно то, о чём я предупреждал Сейни. Оскорблённый его скрытностью Зарти ясно дал понять: посеешь молчание - пожнёшь одиночество. Мальчишки ссорились и раньше, что вполне нормально в их возрасте, но, похоже, на этот раз размолвка была серьёзной. Обычно я в такие дела не вмешиваюсь, предоставляя сыновьям разбираться самим, но тут пришлось сделать исключение. В глазах Сеньки стояли слёзы: он впервые в жизни остался один.

  - Излагай, только коротко и ясно.

  - Он не говорит со мной и не хочет меня видеть, Атар, а я.... Я его не слышу.

  Парень старался говорить спокойно, но на последних словах его голос предательски дрогнул.

  - Как думаешь, почему?

  Сейни опустил голову.

  - Я не сказал ему, зачем иду в Ментал. Он, наверное, подумал, что в Пустоту.

  Последние слова сын произнёс почти шёпотом. Я кивнул.

  - Вот именно! Зачем тратить время на разговоры с братом, если он и так понимает с полуслова? Зачем делиться с ним своими планами, если он уже научился их угадывать? Пусть угадывает, если хочет, правда? Но, видишь ли, всему бывает предел. На этот раз Элизарт расценил твоё молчание как недоверие и решил, что больше тебе не нужен.

  - Нет, Атар, я....

  - Я тебя предупреждал, Элисейн, ты не услышал. И запомни: я не собираюсь исправлять твои ошибки и тем более за них отвечать.

  - Дель, - тихо позвала Тара.

  До этого она наблюдала молча, не вмешиваясь в разговор.

  /Заканчивай: в твоём голосе уже слышны интонации Фаро. Сенька, конечно, заслужил, но лежачего не бьют - помнишь?/

  Я посмотрел на сжавшегося в комок сына. Элутар! Обретя вторую половинку своей души - Гила, я уже начал забывать, как это страшно и больно - быть одному. Прости, малыш, иногда я слишком похож на своего отца! Я притянул Сейни к себе, не зная, что сказать. Тара откровенно любовалась сценой.

  - Отлично, мальчики. Очень трогательно.

  Я сделал ей "страшные глаза". Никакого впечатления!

  - Ну мам, - сказал сын куда-то в меня, не решаясь оторваться от моей куртки.

  - Что - мам? Ну-ка!

  Тара развернула сына к себе и вытерла его мокрые щёки.

  - Ты, Сень, получил то, что заслужил, так что терпи.

  - Я терплю, - вздохнул сын.

  - Вот и хорошо. А Саньке сейчас, между прочим, не лучше, чем тебе. Так что пошли мириться.

  - А он не....

  - Конечно, откажется. Да только куда вы друг от друга денетесь!

  Дверь оказалась заблокированной, но войти в собственную комнату мне не составило труда. Элизарт сидел с ногами на подоконнике, обхватив руками колени, и смотрел в окно. На наш приход он не отреагировал. Тара усадила Сейни на диван и подошла к Зарти. Тот отстранился, отвергая ласку, всё так же глядя в окно. Тара сложила на груди руки.

  - Ну а мы-то с отцом в чём провинились?

  Зарти повернулся к ней.

  - Зачем вы его привели? Я вас просил?! - голос сына звенел от обиды, а глаза подозрительно блестели - так же, как у брата.

  - Слишком много эмоций, Элизарт, - заметил я.

  - Ну скажи, Атар, я что, не прав? Я не прав?

  - Прав. Успокойся и смени тон.

  - Я. Не хочу. Его. Видеть, - раздельно произнёс сын.

  - Я не повторяю дважды, Элизарт!

  /Аккуратнее, Дель. Он напуган собственным решением и, похоже, просто не знает, что делать./

  Сейни встал.

  - Не надо, Атар. Я лучше уйду.

  - Сядь, - сказал я. - Элизарт, суть претензий. И без эмоций.

  Зарти прерывисто вздохнул.

  - Это не претензии. Просто я ему не нужен.

  - Да? Тогда что я, по-твоему, здесь делаю?! - крикнул Сейни, вскочив. - Видеть меня ты не можешь, слушать не хочешь, говорить отказываешься. Дверь вон от меня закрыл! Да если бы ты был мне не нужен, стал бы я тебя от малдуэль закрывать, пока ты там у них... загорал!

  Элутар! По-моему, это самая длинная речь, которую я слышал от сына за последний лэд. Так значит, это Сейни помог брату противостоять ментальным атакам в Оке Света! Можно было догадаться: в одиночку наш парень не справился бы. Зарти смотрел на брата во все глаза.

  - А ты мне раньше не говорил, - растерянно улыбнулся он.

  - А о чём тут говорить? - пожал плечами Сейни.

  - Нужно уметь отличать ошибку от предательства, Сань, - сказала Тара. - И нужно уметь прощать.

  Зарти вздохнул и молча прислонился к её плечу. Сейни решительно подошёл к окну, влез с ногами на подоконник и устроился напротив брата, точно так же, как тот, обхватив руками колени. Зарти нахмурил брови и отвернулся.

  - Ты ведь уже не злишься, Сань, - сказал Сейни.

  - Ну не злюсь. Но ты всё равно виноват, - упрямо гнул своё тот, глядя в окно.

  Вот же вошёл в роль!

  - Я не хотел. Прости.

  Сейни несмело улыбнулся. Зарти повернулся к нему, собираясь что-то сказать, но его губы дрогнули в ответной улыбке. Всё, семейная катастрофа откладывается до ближайшей ссоры. Я облегчённо выдохнул.

  - Так, бойцы, не знаю, как вам, а нам с мамой определённо требуется дополнительное питание - за вредность.

  Тара рассмеялась.

  - Ладно, пошли, голодный феальдин!

  - Не смешно, кстати. Когда я голоден, то особо опасен: могу самому главе клана в просьбе отказать.

  - Не отказал же! Просто обозначил свою территорию, и Линдо это понял.

  - Надеюсь.

  Тара взяла меня за плечи и развернула к выходу. В дверях я задержался, оглянувшись на сыновей. Мальчишки замерли в предчувствии неприятностей. Они не ошиблись.

  - Элизарт, когда я говорю, что дважды не повторяю, я не шучу. Три дня домашнего ареста и стихотворное переложение трактата "О дружбе" на Староэльфийский.

  - Стихотворное-то за что, пап? - возмутился Сейни.

  Я уточнил:

  - На пару с Элисейном. Вопросы?

  - Вопросов нет, Атар, - вздохнул Зарти.

  - Нет, - качнул головой Сейни.


  Анор медленно склонялся к горизонту. Я сидел, прислонившись к стволу старой яблони, Тара лежала, положив голову мне на колени. Громада Оружейной башни чётко вырисовывалась на фоне закатного неба. Наверное, в том, чтобы возвести её посреди фруктового сада, всё же был какой-то смысл. Лично я его не находил, а вот Гил оценил. Мы понимали, что нашему оружейнику нельзя мешать, но всё равно приходили сюда, чтобы просто быть к нему поближе. Тара задумчиво жевала травинку. Если отобрать, примется накручивать на палец волосы - свои или мои. Это означало, что в мыслях она где-то далеко. Руки под головой, блузка застёгнута на последнюю "уставную" пуговицу - те, что ниже, считались неуставными. А "устав" Тара соблюдала неукоснительно. И правильно, кстати, делала: сколько бы меня не убеждали, что в Эльдамале предпочитают эльфийскую классику, читать взгляды я ещё не разучился. Уставная пуговица не давала мне покоя, и в конце концов я её просто расстегнул. Жена скосила на меня хитрый глаз, но промолчала. Из этого я заключил, что мои действия командованием одобрены. На второй неуставной пуговице меня поймали за руку.

  - Что?

  - До постели не добежишь, командир.

  Я полюбовался на две нежных, отливающих матовой белизной полусферы и ответил:

  - А зачем нам постель, любимая? Ты посмотри, какой закат!

  Продолжить мысль я не успел - из открытого окна раздался голос Гила:

  - И долго ещё вы собираетесь сидеть под дверью?

  В предзакатной тишине слова прозвучали, будто совсем рядом. Элутар! Нет, братья точно даны нам в наказание! На самом деле мы с Тарой находились совсем не под дверью, хотя и в пределах прямой видимости. Это всё наше дальнобойное эльфийское зрение. Я, к примеру, прекрасно видел улыбку Гила.

  - Неужели закончил?

  Тара села, забыв про расстёгнутую блузку. Гил на мгновение застыл и отпрянул от окна.

  - Что это с ним? - удивилась жена.

  - Блузка, - напомнил я.

  Тара опустила взгляд, проверяя степень нарушения "устава".

  - Какой закат, какой закат! - передразнила она, оценив ситуацию. - А если бы Гил выглянул позже?

  Я рассмеялся.

  - И что? Нашла, чем удивить эльфа! Слушай, ты так собираешься идти или прикроешься?

  - А чем плохо? Впрочем, ты расстёгивал, тебе и застёгивать.

  Тара подняла руки, придерживая волосы.

  - Давай!

  Я попытался привстать и снова откинулся назад. И кто только придумал эти узкие штаны?

  - Ладно, сдаюсь.

  - Феальдины не сдаются, - ехидно напомнила жена.

  С этим не поспоришь. Я со стоном закатил глаза.

  - Элутар, я женат на чудовище.

  - Давай-давай, работай, красавец.

  Всё, отступать некуда. Я покорно взялся за края блузки и какое-то время честно старался протолкнуть пуговицу в петлю. Убедившись, что это невозможно, я взмолился:

  - Слушай, ты не могла бы их как-то.... Ну, чтобы не разбегались.

  Тара использовала собственные ладони вместо корсета.

  - Так?

  Стонать уже не было сил - я просто молча рухнул в траву. Нет, опыт всё же великая вещь! Мы успели до того, как Гил решился снова подойти к окну. Впрочем, зная моего брата, можно было предположить, что он специально дал нам время. Однако выглянуть Гил всё же не рискнул, просто позвал:

  - Ну, мне ещё долго ждать?

  - Уже, - отозвался я, пристраивая меч обратно на пояс.


  Гил встретил нас на пороге.

  - Я уж думал высылать за вами почётный эскорт, - недовольно сказал он.

  - Прости - дела задержали, - улыбнулся я.

  - Я почему-то так и понял. Пошли.

  В кузнице было темновато: светильники на стенах горели через один, горн был погашен.

  - Это он? - спросил я, указав на длинный свёрток, лежащий на столе.

  Брат кивнул.

  - Можно?

  - Лучше, если она, Дель - всё-таки меч Равновесия.

  Она - это Тара. С момента, как мы вошли, Гил избегал встречаться с ней взглядом. Похоже, не хотел смущать.

  /Послушай, это же смешно/, - передал я брату.

  /Кому смешно, Дель? Лично мне - нет!/ - отрезал он.

  Я взглянул на жену и пожал плечами.

  - Посмотри на меня, Гил, - попросила Тара и, когда он поднял на неё глаза, сказала:

  - Всё в порядке, братишка.

  /Ну, что я говорил?/

  /Смешнее мне почему-то не стало/, - ответил он, но тем не менее облегчённо вздохнул и улыбнулся.

  - Чего только не померещится от воздержания, Тари.

  - Скорее, от голода, Гил. Держи.

  Тара поставила на стол сумку. А я-то думал, зачем она притащила её в сад? Только когда брат опустился на стул, я понял, что он едва держится на ногах от усталости. Что ж, мне известно, чего стоит воплощение сир"риса, но меч Равновесия обошёлся явно дороже. Гил не мог даже нормально есть, и нам приходилось буквально заталкивать в него еду. Тара в задумчивости хмурила брови и наконец сказала:

  - Гил, ты помнишь, как Дель восстанавливал силы в Диких Копях? Тебе нужно то же самое: быстрое полное восстановление.

  - Погоди, Тари: для этого нужно быстрое полное отключение, а я пока не готов, - возразил Гил.

  - Помочь?

  - Я серьёзно. Нужно проверить меч. Для нас с Делем он "тяжеловат" из-за Тёмной составляющей. Видишь ли, в чистом галворне Тьма как Стихия никак себя не проявляет. Соединив галворн с элесилем, я позволил Тьме и Свету обозначить своё присутствие. Но достиг ли я Равновесия между ними? Никто из наших не сможет это определить - нужна Сила иной природы, не связанная с Астралом. Если я ошибся хотя бы на волосок, это может серьёзно повредить отцу.

  - Ясно, - кивнула Тара и напомнила:

  - Ешь!

  Она обошла стол и подвинула к себе завёрнутый в плотную ткань меч. Чуть помедлив, решительно развернула свёрток. Увидев работу брата, я едва не сел мимо стула. Нет, это был, разумеется, сир"рис, но какой! Помню, больше всего меня интересовало, как будет выглядеть полоса закалки меча, соединившего в себе Тёмный галворн и Светлый элесиль. Так вот, она была узорчатой! Я никогда не видел ничего подобного. Ослепительно белый у лезвия клинок ближе к центру начинал менять цвет: в белизне элесиля появлялись чёрные извилистые полосы. Поначалу не толще волоса, они становились шире, образуя причудливый узор, и постепенно исчезали, растворяясь во тьме галворна. Оплётка рукояти тоже была двуцветной, чёрно-белой. Меч Равновесия!

  Отец, в отличие от нас с Гилом, предпочитал массивное оружие, и Тара с видимым усилием удерживала клинок на вытянутых руках. Вскоре меч дрогнул и медленно поплыл вверх. Тара развела руки в стороны, и на её раскрытых ладонях возникли две сферы: одна клубящаяся Тьмой, другая - слепящая Светом. Меч, перевернувшись вверх рукоятью, завис прямо перед ней.

  - Смотри внимательно, Мастер, - сказала она Гилу.

  На её правой ладони ослепительно полыхнул Свет. Меч качнулся и медленно поплыл влево, отдавая Силу Тьме. Как только сферы Стихий сравнялись в размерах, меч вернулся на место.

  - Видел? - в голосе Тары звучало торжество. - Это же "якорь", Гил, тот самый, о котором я говорила! Он не даст разгуляться ни одной из Стихий.

  Посадить Стихии на цепь? Я посмотрел на брата. Он едва нашёл силы для улыбки. Тара подошла и обняла его сзади за плечи, прижавшись щекой.

  - Похоже, тебе удалось вернуть клану Верховного мага, Огненный Мастер!

  Меч, чуть покачиваясь, продолжал висеть в воздухе.

  - Что он делает? - спросил я.

  - Ждёт хозяина, - усмехнулся Гил.

  Словно в ответ на его слова над каменными плитами пола возникло сияние.

  - Угадайте с трёх раз, - сказал я.

  - Элута-ар! - протянул Гил.

  - Фаротхаэль, - поправила Тара и встала так, чтобы закрыть собой меч.


  Отец окинул нас внимательным взглядом. Я поднялся, приветствуя Верховного.

  - Прости, что нарушаю Этикет, Старший князь - совсем не осталось сил, - сказал Гил, даже не пытаясь встать.

  Фаротхаэль кивнул.

  - Мне не нравится, как ты выглядишь, Гиллэстель.

  - Завтра я буду выглядеть лучше, - пообещал брат.

  Повисло молчание. Мне показалось, отец чувствует себя слегка неловко. Он ещё раз окинул взглядом кузницу и наконец пояснил:

  - Я слышал Зов. Я не мог ошибиться.

  Мы с Гилом посмотрели друг на друга.

  /Это не я, Дель./

  /А кто - я, что ли?/

  - Ты не ошибся, Фаро, - сказала Тара. - Это он.

  Она отошла в сторону, позволяя отцу увидеть созданного Гилом красавца. Верховный сделал пару шагов и застыл. Я подвинул ему стул, он не глядя сел, не в силах оторвать глаз от меча.

  - Это меч Равновесия, Старший князь. Я создал его для тебя, - сказал Гил.

  Брат сидел, опираясь о стол локтями, поддерживая руками голову. Ему становилось всё хуже. Тара опустила руку на плечо Фаротхаэля, возвращая его к действительности.

  - Сделай что-нибудь, Верховный. Видишь?

  Отец, будто очнувшись, взглянул на неё, потом на Гила, и встал. Что она делает? Полное Восстановление - это же высший уровень Астрала!

  - Твой меч, Фаро, - напомнила она.

  Элутар, я и забыл: меч Равновесия! Отец коснулся золочёной пряжки, и его сир"рис, играя отделкой рукояти, лёг на стол. Чёрно-белый красавец тут же скользнул на освободившееся место на его поясе. Неужели, Гил сделал то, что когда-то в юности не удалось сделать самому Фаротхаэлю - пробудил меч Свободной Воли?

  - Да он сам его пробудил, Дель, - устало сказал Гил. - Там же Силы - немеряно. Я только подтолкнул.

  А Верховный уже стоял за стулом Гила.

  - Сядь прямо.

  - Прямо - это как, Старший князь? Я сейчас вертикаль от горизонтали не отличу.

  - Делай, что говорю!

  Отец не шутил. Гил с трудом выпрямился на стуле. Верховный обхватил руками его голову, положив одну ладонь на лоб, другую - на затылок. Его пальцы окутало свечение. Тара, внимательно следившая за процессом, удовлетворённо кивнула. А отец уже снял руки с головы Гила и взял его за плечи, заставив откинуться на спинку. Затем легко, как пушинку, развернул стул вместе ним к себе, снова положил одну ладонь на лоб Гила, а другой коснулся его груди, потом живота. Отступив на пару шагов, он окинул взглядом сына и спросил почему-то у Тары:

  - Ну как?

  - Красиво, - одобрила она. - С возвращением, Верховный. Гил, отомри, уже можно.

  Брат осторожно ощупал голову.

  - Куда ты её дел?

  - Кого? - удивился отец.

  - Боль.

  - В карман положил, - усмехнулся он и тут же сам схватился за голову:

  - Элутар!

  Гил рассмеялся.

  - Прости, совсем забыл: с мечом надо договариваться, иначе отдача может быть неприятной.

  Фаротхаэль, поморщившись, опустил руки.

  - Предупреждать надо.

  - Зачем? Без предупреждения куда интереснее, правда, Атар? - заметил я.

  - Пижоны, - констатировал отец.

  - Л"лиорентали, - уточнила Тара.

  Отец поднял левую бровь, глядя на неё.

  - Ты кое-что должен сыну, - напомнила она.

  - Я ещё по прошлым векселям с ним не расплатился, - усмехнулся Фаротхаэль. - Впрочем, ты права.

  Он повернулся к Гилу, который по привычке уже сидел на столе.

  - Я не очень хорошо умею выражать свои чувства, Гиллэстель. Просто скажи, чего ты хочешь. Лично для себя.

  Гил улыбнулся.

  - Для себя? Не думаю, что ты сможешь предложить мне то, чего у меня нет, Старший князь.

  - Не спеши, Гил. Кое-что полезное у него всё-таки есть, - сказала Тара.

  Она подошла к Фаротхаэлю и коснулась амулета Перемещения на его груди. Артефакт светился зелёным - полная зарядка.

  - Как насчёт этого, Фаро? В Амандор и обратно, всего один день.

  Гил побледнел, отец машинально пригладил рукой волосы, что было признаком крайней растерянности. Я не смог сдержать довольной улыбки: приятно осознавать, что ты женат на умной женщине!

  /Давай, Атар! День - и ты вернёшь себе сына/, - передал я.

  Верховный взглянул на меня.

  - Один день, - повторил я одними губами.

  Если он сейчас начнёт возражать, значит, признает тему открытой для обсуждения, и у Гила появится шанс увидеть семью.

  - Но Андарельский Маяк погашен, - нерешительно произнёс отец.

  Есть! Тема открыта!

  - Гил - ментальный Навигатор, Атар. Он сориентирует Переход в Амандор по Связи с Флорой, а вернётся по Связи со мной.

  - Верно, - кивнул Фаротхаэль. - Я как-то не подумал.

  - А ты подумай, Фаро. Двойной Внешний Переход - не так уж много за возвращение ранга Верховного, - заметила Тара.

  Отец сложил на груди руки.

  - Тари, я так много тебе должен, что готов терпеть твои шпильки безвозмездно. Но не думаешь ли ты, что карманы эльфийских магов набиты артефактами?

  - А разве нет? - улыбнулась жена.

  Фаротхаэль поднял левую бровь.

  - Должен тебя огорчить: на то, чтобы зарядить разовый амулет вида "туда-и-обратно", требуется время. Это тебе не Врата открывать.

  Тара впервые не нашлась, что ответить. Она покачала головой.

  - Отлично, Фаро. Теперь я вижу, что Верховный действительно вернулся.

  - Благодарю, Посвящённая, - отец отвесил шутливый поклон и повернулся к брату.

  - Гиллэстель, жду тебя утром в кабинете. Срок отпуска согласуешь с командиром.

  Гил машинально кивнул. Похоже, он просто не верил в то, что произошло. Да я и сам, честно говоря, почти не верил. А в воздухе уже возник светящийся овал.

  - Угадайте с трёх раз, - вздохнул я.


  Архимаг устремил на отца гневный взор.

  - Жизнь надоела, Фаро?

  - Наоборот, Атар"Тэ, начала обретать смысл, - улыбнулся Верховный.

  - Судя по тому, что ты на ногах, так оно и есть. Твоя работа, Посвящённая?

  Тара улыбнулась и отрицательно качнула головой. Ноэ"Тхафар ещё раз внимательно оглядел Фаротхаэля и задержал взгляд на его поясе. Фигурные пластины чернёного серебра чередовались в нём с такими же из белого. У нас с Гилом были похожие, только одноцветные.

  - Понятно. Тот самый меч, Мастер?

  - Меч Равновесия, Архимаг, - уточнил Гил.

  - Показывай, Фаро.

  Фаротхаэль коснулся пояса, освобождая сир"рис. Я снова откровенно залюбовался мечом: мощь, изящество линий и лаконичность отделки. Гил действительно настоящий Мастер! Ноэ"Тхафар достал свой Ристадаль. От его трансформа так и тянуло Силой, но богатая отделка знаменитого Пластателя Миров выглядела несколько тяжеловесно. Клинки соприкоснулись: Старший клинок рода пробовал младшего собрата "на вкус".

  - Эр-Моресиль, ТемноСвет? - спросил Ноэ"Тхафар.

  Фаротхаэль кивнул.

  - Что ж, красивое имя. Кто пробудил Волю меча?

  - Он, - сказали Гил и отец хором, показывая друг на друга.

  - Ясно, - сказал Архимаг, ничуть не удивившись. - Однако простота отделки начинает входить в моду. Как думаешь, Рис?

  Ристадаль чуть "подумал" и убрал с рукояти несколько самоцветов, попутно заменив золотые накладки серебряными. Ноэ"Тхафар удовлетворённо кивнул и вернул меч на пояс.

  - Ты даже не представляешь, что сотворил, Гиллэстель, - продолжил он. - Мы можем воспроизводить галворн бесконечно, но не в состоянии его изменить: для этого нужен не просто Мастер оружия, а валатэр. До сегодняшнего дня такого Мастера у нас не было. Кстати, Линдориэль назвал вам имя создателя галворна?

  Мы с Гилом посмотрели друг на друга.

  - Нет, Атар"Тэ, - ответил я.

  - Вот как? - удивился Ноэ"Тхафар. - Странно. Ну что ж, тогда его назову я: Вельтагир Тиндомэ.

  Услышав знакомое имя, Тара коснулась виска, будто пыталась что-то вспомнить.

  /Что, Тара?/

  /Потом, Дэль, потом./

  - Благодарю, Мастер Л"лиоренталь, и за меч, и за Верховного, - продолжил Архимаг. - Что ж, Фаро, добро пожаловать в Круг Непобедимых.

  - Всю жизнь мечтал, - процедил отец, возвращая клинок на пояс.

  - Кого ты хочешь обмануть? Просто скажи, что счастлив, - рассмеялся Архимаг.

  - Я буду счастлив, когда верну Тоэлин, - ответил отец.

  - Правда? Смотри, чтобы после этого тебе не потребовалось что-нибудь ещё - для более полного счастья. Кстати, о Тоэлин. Есть разговор, Л"лиорентали, - сказал Архимаг.


  Княгиня Л"лиоренталь

  Тара


  Валатэр там или не валатэр, а Гил всё-таки гениальный Мастер оружия. Чего только стоит сама идея придать мечу свойства "якоря"! Мало того, что клинок признал хозяина, он же сам его и позвал. Как такое удаётся Гилу - уму непостижимо! Нужно было видеть лица Деля, а затем и Фаро, когда меч Равновесия показал себя во всей красе. ТемноСвет! Интересно, почему мечи близнецов до сих пор не выбрали имён? Однако Фаротхаэль, вернув себе прежнюю Силу, неуловимо изменился: внутренний надлом мага, не владевшего магией, бесследно исчез, уступив место истинному мастерству, уверенному и чуть небрежному. Причём эта лёгкая небрежность только подчёркивала ранг Мастера. Да разве могла устоять девочка перед такой харизмой! Я откровенно любовалась свёкром и искренне сочувствовала Тоэлин, потому что знала, что значит быть замужем за айсбергом. Кроме того, увидев истинную Силу Фаро, я уже не так тревожилась за наш предстоящий Поиск.

  Гилу удалось укрепить наши тылы, и это было здорово, но сам оружейник мне не нравился. И дело тут было не только в серьёзной потере Силы: её запас можно было восстановить, и Фаротхаэль это уже сделал. Однако Гил настолько тосковал по семье, что его уже не спасали ни Связь с любимой, ни чувство юмора. От нашего Мастера Следа осталась половина, и в таком состоянии к Поиску он был просто не готов. Амулет Перемещения на груди Верховного светился зелёным. Да нет, как раз готов: полная зарядка! Именно это сейчас и нужно Гилу. Фаротхаэль слишком много задолжал сыну, так почему бы и нет? Амандор - туда и обратно, всего один день! У Фаро, конечно, нашлись возражения, но они не выглядели серьёзными, скорее уж, ритуальными. Похоже, он и сам был не против, чтобы его убедили. Так или иначе, а завтра утром наш оружейник отправится в отпуск.


  Когда Архимаг сообщил, что пришло время поговорить о Тоэлин, мне показалось, сердце пропустило удар. Предчувствие? Но чего? В Седьмую башню мы вышли прямо из дверей кузницы: во всяком случае, я не заметила никакого портала.

  /У Создателя замка своя Сеть перемещений, ТариАна, и Седьмая башня в ней - ключевой элемент./

  /Ты опять в моей голове, Архикнязь?/

  /Просто сотри с лица удивление, Навигатор./

  Удивление?! Да что он себе.... Да я.... Всё, молчу: приличные слова кончились. Войдя, я поискала глазами Линдо, но кабинет Архимага был пуст.

  - Линдориэль не сможет присутствовать - дела, поэтому передал полномочия главы клана мне. На время, разумеется, - пояснил Ноэ"Тхафар.

  Фаротхаэль кивнул и расположился в кресле у камина, положив ногу на ногу. Мы с ФиДелем устроились напротив, Гил присел на подлокотник кресла брата. Совет? Ну разве что семейный.

  - Именно, - подтвердил Архимаг, взглянув на меня.

  - Тогда, может, уточнишь, в качестве кого я здесь присутствую?

  - В качестве Тир-Элен"на, ТариАна. Полномочия Звёздного Стража тебе известны.

  Известны, конечно: наблюдатель с правом решающего голоса. Однако я предпочла бы статус княгини Л"лиоренталь. Ноэ"Тхафар отвёл взгляд: моя мысль "прозвучала" для него слишком отчётливо.

  - Тему разговора я уже обозначил, феальдины: княгиня Тоэлин. К сожалению, ментатов, способных обсуждать вопросы подобного уровня, не так уж много даже в кланах Духа, - продолжил он. - Я говорил с Дарихантаром Рол"ленолем и Ириэлем Тоэрэном, Целителем Сознания. Они были едины во мнении: наше вмешательство опасно, и прежде всего для самой же Тоэлин, прервавшей ментальный транс. К сожалению, на возвращение у неё не осталось сил, и она медленно погружается в Пустоту.

  - Это я уже слышал от ТариАны двумя днями ранее, - заметил Фаротхаэль. - Что предлагают нолегаты?

  - Пока ничего. Насколько я понял союзников, мы уже не можем рассчитывать только на собственные силы. Верховный Целитель просил устроить ему встречу с Посвящённой.

  Гил улыбнулся, Дель поднял бровь.

  - Через главу клана, Атар"Тэ?

  - Через Архимага, - усмехнулся Ноэ"Тхафар.

  - И что же ответил Архимаг? - поинтересовался Фаротхаэль.

  - Он ответил, что не располагает средствами влияния на Тир-Элен"на, Фаро.

  Я переводила взгляд с одного эльфа на другого. Похоже, Л"лиорентали прекрасно понимали, о чём идёт речь. В отличие от меня.

  - Видишь ли, ТариАна, - улыбнулся Ноэ"Тхафар, - Перворождённым совсем не просто просить помощи даже друг у друга. А уж что касается атанов.... Словом, я хочу, чтобы нолегаты обратились к тебе лично, признав тем самым твой статус Звёздного Стража.

  - Зачем? - не поняла я. - Я и так могу помочь.

  - Разумеется, можешь, - кивнул Фаро. - Скажи, Тари, как именно ты собираешься стать княгиней Л"лиоренталь?

  Надо же: меня не спрашивали, собираюсь ли я становиться княгиней, а интересовались, как именно я это сделаю! Я открыла рот, чтобы ответить, но передумала: не нашлось ни одной приличной мысли. По словам Лес"са, Тир-Элен"на, наполовину существуя в Астрале, могли менять форму своего существования в Реале. Это был один из способов сохранения дара, например, при попадании Навигатора во враждебный мир. Я усмехнулась. Чего изволите, Перворождённые? Не устраивает человек - поменяем. Желаете оформить под эльфийскую княгиню? Нет ничего проще! Щас, размечтались.

  - Мне вполне уютно и в собственном теле, Фаротхаэль, - холодно ответила я.

  Фаро удивлённо вскинул брови, а муж спокойно заметил:

  - Мне, кстати, в нём тоже уютно, любимая. Ты сейчас о чём?

  Та-ак. Кажется, имелось в виду не изменение расы, а что-то другое. Говорящий хомячок! Во всяком случае, именно это было написано на лице Фаротхаэля. Оказывается, Тир-Элен"на обладали гибкостью не только формы, но и содержания. Они несли в себе признаки всех разумных рас Внутренней Вселенной, что лично я при всём моём уважении к магии воспринимала с трудом. Другими словами, внешние признаки расы атанов не мешали Навигатору быть также и Перворождённым. Вот, кстати, и объяснение, почему мои мальчишки чистые эльфы. Заказывали? Получите! Впрочем, до меня атанов среди Навигаторов не было: короткая жизнь, уязвимость и слабое владение Астралом не привлекали астральные сущности. Однако на что только не пойдёшь ради выживания, попав во Внешние миры! Но Перворождённые не верили в Навигатора-атани, и моё Первородство требовало подтверждения. К примеру, это могло бы быть официальное обращение за помощью ко мне как к Тир-Элен"на. Родичи ФиДеля считались заинтересованной стороной и для этого не подходили, зато клан Нол"ле Эсгатол - вполне. Другого законного способа сделать меня княгиней кроме как через подтверждение Первородства Старшие не видели. Ну, Л"лиорентали! Чуть девушку до смены расы не довели. Обведя взглядом своих эльфийских родичей, я чётко и раздельно произнесла:

  - Когда я стану. О-очень великой волшебницей. Я открою в Семи башнях. Питомник лиловых кроликов.

  - Почему лиловых? - поразился Фаротхаэль.

  - Тебя волнует только цвет, сынок? - спросил Архимаг.

  Гил с Делем рассмеялись, посмотрев друг на друга. На самом деле причин для веселья не было. Я заметила это по глазам Архимага, да и Фаротхаэль был подчёркнуто спокоен, а значит, изрядно нервничал. Положение Тоэлин приближалось к критическому, а вариантов у Перворождённых было немного. Ни Л"лиорентали, ни Рол"леноли помочь не смогут - Тоэлин их просто не подпустит, а Дал"леДин"н, сильнейший ментат дафаров, отпадает по определению. Словом, реально просматривался только один вариант - Ириэль Тоэрэн, Целитель Сознания, и то если девочка не внесла его в список предателей. Моя помощь обсуждению не подлежала: Тоэлин помогла нам вытащить сына из Пустоты, и я сделаю всё, чтобы вытащить оттуда её. И потом, я же Сеньке обещала!

  - Архимаг, можешь связать меня с Ириэлем Тоэрэном?

  Ноэ"Тхафар поднял бровь.

  - Ты уже передумала становиться княгиней Л"лиоренталь?

  Перворождённые! Как дети, честное слово.

  - Нет, но это может подождать, Архикнязь.

  Эльф покачал головой.

  - Если бы я не знал атанов, я бы удивился. Как ты предпочитаешь беседовать, ТариАна: лично или в Ментале?

  - Без свидетелей. Остальное - на твоё усмотрение.

  - Как скажешь.


  ... Надо же, наша маленькая гостиная: камин, ковёр, любимое кресло Деля. Ментал, разумеется. Но даже в Ментале на своей территории чувствуешь себя более уверенно. Я подошла к полкам с книгами и провела рукой по корешкам. Благодарю, Архимаг!

  - Право, не стоит.

  Я оглянулась. Ноэ"Тхафар был серьёзен, как никогда.

  - Ириэль Тоэрэн - Целитель Сознания, ТариАна.

  - И что? Мне стоит его опасаться?

  - Нет. Просто помни, что он не Л"лиоренталь.

  Ноэ"Тхафар исчез. Интересно, что он имел в виду? А на пороге уже возник другой Перворождённый. Золотое шитьё по фиолетовому полю - клан Нол"ле Эсгатол, сильнейшие ментаты эльфийского мира. Глаза сверкают серебром, густые пряди на висках заплетены в косы, остальные белоснежным плащом укрывают спину. Судя манере собирать волосы, тут не обошлось без клана Сил"лемен. Всё правильно: Фаротхаэля в Тоэлин интересовал именно Свет! Старший князь Ириэль, глава рода Тоэрен, Верховный Целитель Сознания. Окинув изумлённым взглядом комнату, эльф остановил его на мне.

  - Посвящённая?

  - Авен Элль, Старший князь Тоэрэн. Архимаг сказал, ты искал встречи. Прошу.

  Я указала гостю на кресло возле камина, сама же устроилась напротив - в любимом кресле мужа. Ириэль молча рассматривал меня. Как же холодны эти ледяные эльфийские очи! Не хотелось бы попасть к нему в руки, вернее, под его ментальный пресс. Верховный Целитель. Да видел ли он когда-нибудь людей? Эльф отвёл взгляд.

  - Прошу простить, Посвящённая. Я действительно никогда не слышал об атанах-Навигаторах. Ты позволишь убедиться?

  Я кивнула. Прочтя моё Истинное имя, Ириэль удивлённо вскинул брови. Неужели сомневался? Вряд ли. Скорее, не хотел верить. Маг слегка наклонил голову.

  - Благодарю, Тир-Элен"на.

  - Тогда к делу, Верховный Целитель.

  - Разумеется. Твоё приглашение к разговору было несколько неожиданным, - начал Ириэль. - При встрече Архимаг ничего не обещал.

  - Архимаг не раздаёт необдуманных обещаний, князь Тоэрэн. Это моё решение, и если бы речь шла не о жизни и смерти, оно было бы другим.

  - Я понял твою мысль, Посвящённая.

  - Вот и отлично. Тогда скажи мне то, чего не рискнул сказать Архимагу.

  Улыбка на лице Ириэля растаяла, снова превратив его в холодную маску. Это не было безразличием или презрением: эльф просто пытался не выдать боли. Тоэлин - дочь его брата.

  - Я не сказал ему главного: девочка уже за Гранью, и никто из нас не в силах ей помочь. Сознание Перворождённых - часть Ментала, и нам не дано выйти за пределы этой Плоскости Бытия.

  Так, спокойно: если бы всё обстояло так плохо, мы бы сейчас не разговаривали.

  - Ваши знают?

  Верховный кивнул.

  - Почему не сказали Ноэ"Тхафару?

  - Он бы не допустил этой встречи, - усмехнулся Ириэль. - Наш Архимаг не поощряет безнадёжных предприятий.

  Это верно, не поощряет, и мне уже пришлось в этом убедиться.

  - Ты винишь во всём Л"лиоренталей?

  Я спросила наугад, но эльф отвёл взгляд. Кажется, я поняла, о чём предупреждал Ноэ"Тхафар.

  - Значит, винишь. И всё-таки обратился за помощью к княгине Л"лиоренталь.

  Верховный вскинул голову, удивлённо взглянув на меня. Я слегка развела руками.

  - Что тебя удивляет, князь Тоэрэн? Браки Перворождённых с Тир-Элен"на не противоречат Закону. Что же касается помощи.... Если ты пришёл просто поговорить, тогда прошу прощения.

  Эльф провёл по лицу ладонью.

  - Скажи, как ты хочешь, чтобы я тебя называл, Посвящённая?

  Соблазн был велик. Если сейчас Ириэль назовёт меня княгиней, то уже не сможет отказаться от этого - не позволит Этикет Древних кланов. Впрочем, у эльфа не было выбора: ради жизни Тоэлин он будет величать меня как угодно, хоть Государем Императором. И потом с полным правом сможет меня презирать. Нет уж, благодарю покорно!

  - Ты не понял, Верховный Целитель: я не требую от тебя признания своих прав здесь и сейчас. Тем более что это может сделать только глава клана, князь Вилетор Рол"леноль. Я говорю с тобой потому, что Тоэлин - мать моего супруга. И ещё потому, что ты остановил нашего сына на пути в Пустоту, дав мне время на создание силового канала Связи.

  Ириэль поднял на меня глаза.

  - Но произнести просьбу о помощи тебе всё же придётся, Перворождённый, - добавила я.

  - Это я уже понял, - чуть улыбнулся эльф, - и прошу твоей помощи, Посвящённая.

  - Можете ведь, когда хотите, первенцы Элутара, - улыбнулась я в ответ. - Что ж, начнём с начала, князь. Ты сказал, никто не в силах помочь Тоэлин. Чего вы ждёте от меня?

  - Я не сказал "никто", я сказал "никто из нас", имея в виду Перворождённых.

  - Верно, - кивнула я. - А ещё ты сказал, что вам не дано выйти за пределы Ментала. Тогда как же там оказалась Тоэлин?

  - Видишь ли, Посвящённая, у моей племянницы особый дар, от родичей из клана Сил"лемен.

  Неужели валамариэн, Сила Творения? Не может быть!

  - Нет-нет, для этого нужно быть малдуэль, - чуть улыбнулся эльф. - Просто она могла больше, чем обычный ментат. Её дар оказался неустойчив, а проявления не всегда поддавались контролю. Возможно, девочка была слишком молода.

  Вот! Л"лиорентали, Л"лиорентали.... А сами-то? Умники! Я откинулась на спинку кресла, размышляя. Родичи-союзники, кланы Духа. И при этом каждый их них ведёт свою игру. Но об этом позже, сейчас главное - Тоэлин.

  - Слишком молода? Другими словами, дар Тоэлин не был завершён, а вы, зная об этом, не сочли нужным предупредить Фаротхаэля? Я, конечно, его не оправдываю, но вы-то, прости, чем думали?

  Верховный не ответил. Чего уж теперь. Ладно, "прокачаем" то, что есть. Перворождённые не могут преодолеть Грани и выйти за пределы Плоскостей Бытия. Но Плоскости - это только часть Веды, или Пространства Силы, которая, в свою очередь, безгранична. Для меня никаких Граней в Веде не существует - только переход на глубинные слои. Я это поняла, когда последний раз вытаскивала Сейни из Ментала. Но возможно ли провести Тоэлин сквозь Грань, просто "вытолкнув" с одной стороны на другую? И не окажемся ли мы при этом в самом центре ментального катаклизма, устроенного ею самой? Погасить его не смогли даже Верховные, а я почти не имею опыта общения с Менталом. Думаю, это ни что иное как ментальный Силоворот! Награди вас Элутар, Перворождённые!

  - Скажи, князь Тоэрэн, как близко ты можешь подойти к Грани?

  - Почти вплотную. А что?

  - Я, скорее всего, буду по другую сторону. Может понадобиться помощь, правда, не знаю, какая.

  - Сделаю всё, что смогу, Посвящённая.

  Конечно, сделает: ведь попытаться "вытащить" Тоэлин через Веду - наш единственный шанс.

  - Тогда последний вопрос, Верховный Целитель. Это не обязательно, просто на всякий случай. Сможешь прикрыть нас от Ноэ"Тхафара?

  Эльф медлил с ответом, и я прекрасно понимала, почему.

  - Да, - наконец решился он. - Но зачем?

  - Ну ты же сам сказал, что он не поощряет безнадёжных предприятий, - улыбнулась я.

  Ириэль понимающе кивнул. Уходя, он оставил мне Связь: помощь могла понадобиться в любой момент. А мне предстояло самое сложное: убедить Л"лиоренталей в надёжности безнадёжного предприятия.


  - Ну как впечатления?

  - Ты прав, Архикнязь: Ириэль Тоэрэн - совсем не Л"лиоренталь. Но с союзниками из Нол"ле Эсгатол у вас гораздо больше общего, чем ты думаешь.

  - Вот как?

  - Именно. Они тоже играют в серьёзные игры. К примеру, пока феальдины искали Навигатора, нолегаты работали над Посвящённой.

  Архимаг удивлённо вскинул брови. Я посмотрела на Фаротхаэля.

  - Скажи, Верховный, ты знал, что вместе с женой получаешь не только Свет, но и дар, по природе близкий к валамариэн?

  Я откровенно любовалась видом оторопевшего эльфа. Ну что, Фаро, каково это - чувствовать себя говорящим хомячком?

  - Во всяком случае, теперь понятно, почему никто из нас не смог не только вернуть, а даже найти Тоэлин, - задумчиво проговорил Архимаг.

  - Чего хотел Целитель Сознания, Тара? - спросил Дель.

  - Просил помочь. Видишь ли, дар вашей матери той же природы, что и мой, но слабее и, к сожалению, малоуправляем. То, что происходит в Сигнальной Полосе Ментала, на подступах к её сознанию, иначе как ментальным Силоворотом не назовёшь. Ириэль надеется, что я смогу его погасить, используя возможности Посвящённой. Вот тогда у Тоэлин появится шанс на возвращение.

  О том, что она уже находится за Гранью, я умолчала: не стоило губить предприятие на корню.

  - А Ириэль не сказал тебе, что в случае неудачи в Силовороте гибнут оба мага? - поинтересовался Ноэ"Тхафар.

  - Ириэль будет рядом.

  - Ириэль будет рядом, а в Силоворот идти тебе, - эхом отозвался Дель.

  Он резко поднялся. Гил, сидевший на подлокотнике его кресла, едва не оказался на полу. Сдержав улыбку, я посмотрела на мужа снизу вверх.

  - Я не пойду в Ментал, Дель, а в Веде Силоворот не страшен. Сядь, пожалуйста.

  Но ФиДель остался стоять передо мной, сложив на груди руки. Глядя в его потемневшие глаза, я неожиданно поняла, что основным моим противником будет совсем не Ноэ"Тхафар.

  - Ты хоть понимаешь, во что ввязываешься? Это ментальный Поиск, причём одиночный!

  - Сядь, Фидо, - тихо попросил Фаротхаэль, - она всё прекрасно понимает.

  Дель наконец сел. Гил больше не рискнул использовать подлокотник и занял соседнее кресло.

  - Что ж, феальдины, самое время принимать решение, - сказал Архимаг. - Пожалуй, будет лучше, если начну я.

  Пройдясь по кабинету, он остановился передо мной.

  - Скажи, ТариАна, ты уверена, что твоё вмешательство будет иметь успех?

  - Нет, - честно ответила я. - Но точно увеличит наши шансы.

  Мы с Архимагом смотрели друг на друга. Почему он медлит?

  /Боюсь. Не веришь?/

  /Верю. Но лишнего риска не будет: мне есть, что терять./

  /Надеюсь, ты знаешь, что делаешь./

  - Благодарю за прямоту, ТариАна, и прошу твоей помощи. Глава клана Феа-эль-Дин"н также считает, что мы должны использовать все возможности, в том числе и Силу Посвящённой, поэтому я прошу помощи и от имени князя Линдориэля.

  Два голоса за ментальный Поиск! Поддержка Старших оказалась столь неожиданной, что я не знала, что ответить. А ребята словно и не слышали слов Архимага: Гил продолжал смотреть на огонь в камине, ФиДель с каменным лицом уставился в пол.

  - Фаро? - повернулся Ноэ"Тхафар к Верховному внуку.

  Мои глаза встретились с глазами Фаротхаэля. Он был бледен, но спокоен.

  - Я воздержусь, Архимаг, - сказал он. - Не считаю себя вправе решать.

  Что он делает? Гил и ФиДель явно против, и без его голоса Совет не примет решения! Дель вскинул голову и удивлённо взглянул на отца.

  - Младшие князья? - продолжил Ноэ"Тхафар.

  - Считаю риск неоправданным, - ответил ФиДель.

  - Это даже не размен - слишком велика вероятность двойной потери, - поддержал Гил.

  Два против двух - так я и знала! Ну, мальчики! Однако что же делать? Пока меня официально не признали княгиней, я не имею права голоса. С другой стороны, если я проигнорирую решение Совета, то какая же я княгиня Л"лиоренталь? Вот вам и игра по чужим правилам! Как говорится, полный Элутар. Мысли в голове проносились не останавливаясь, как вагоны метро мимо станции. Стоп! Я же присутствую здесь не как член семьи, а как Тир-Элен"на - наблюдатель с правом решающего голоса!

  - Итого три "за" к двум "против", - объявила я.

  - Элутар, я и забыл, - почти простонал Фаро. - Навигатор!

  - Не спеши, Атар, - усмехнулся Дель, - Совет ещё не закончен. Могу я обратиться за разъяснением, Архимаг?

  - Слушаю, Младший князь.

  - В случае, когда вынесенный на Совет вопрос касается безопасности одного из супругов, сколько решающих голосов имеет второй?

  Ноэ"Тхафар вздохнул и ответил:

  - Два.

  - Итого три к трём, Тара, - подытожил муж.

  Просто замечательно!

  - Что ты творишь, Дель?

  - Осуществляю супружеские права, - улыбнулся он.

  - Нашёл время. Ну и чего ты добился, супруг? Ситуация-то тупиковая!

  - Не скажи, Тари, - вмешался Гил. - Прошу разъяснения, Архимаг.

  Ноэ"Тхафар кивнул.

  - Сколько голосов в Совете имеет Перворождённый по праву Квени Мел"льта, если речь идёт о безопасности побратима?

  - Два, Младший князь.

  - Итого четыре к трём, сестрёнка.

  От полноты нахлынувших чувств я всплеснула руками.

  - Нет, вы только подумайте: я для него ещё и отпуск выбивала!

  Гил рассмеялся, а мне было совсем не до смеха. Будь я только княгиней Л"лиоренталь, я должна была бы выполнить решение Совета. Однако что-то мне подсказывало, что Тир-Элен"на - совсем другое дело. Ну ладно, феальдины, тогда я тоже попрошу разъяснений.

  - Могу я узнать, Архимаг, насколько обязательны для Звёздных Стражей решения эльфийских Советов?

  Тот провёл ладонью по лицу, старательно скрывая улыбку.

  /Умница, девочка./

  - Тир-Элен"на подчиняются только Звёздному Совету, ТариАна.

  Элутар, так просто?

  /Ну и к чему ты всё это затеял, Архикнязь?/

  /Хотел кое-что тебе показать. Кстати, если бы ты не задала последний вопрос, это бы сделал Фаро. Не веришь?/

  Я взглянула на Верховного. В ответ он слегка поднял левую бровь. Значит, голосование с самого начала не имело смысла: в любом случае решение, как и ответственность за него, я принимала на себя. Ай да Фаро! Как там сказал о нём Линдо: всегда сумеет развернуться на кончике иглы? Ну, Л"лиорентали! А вот ребята и правда расстроены.

  - Не сочти за шутку, Посвящённая, дело серьёзное. Ты хорошо плаваешь?

  Вопрос Ноэ"Тхафара застал меня врасплох, ибо совершенно не относился к теме. Я пожала плечами:

  - Скорее, да, чем нет. А что?

  И тут же схватилась за голову. Ощущение было такое, будто внутри ударили в колокол. Связь! При этом Фаротхаэля словно подбросило в кресле. А с ним-то что?

  /ТараПата!/

  Вот это мощь!

  /Ириэль Тоэрэн, ты что, убить меня хочешь?!/

  /Прошу тебя, я больше её не слышу!/


  Возле Провала я оказалась мгновенно: сказался предыдущий опыт. Ириэль стоял на другой стороне, на самом краю. Насколько я могла судить, в Ментале было спокойно.

  - Отойди от края, князь: нет необходимости стоять так близко.

  - Но я больше не слышу Тоэлин!

  - Это тебе не поможет: она ушла слишком глубоко.

  Эльф в растерянности оглянулся по сторонам.

  - Посвящённая? Я тебя не вижу!

  - И не должен: я по другую сторону Грани. Отойди от края.

  Ириэль шагнул назад.

  - Что я должен делать?

  - Ждать.

  - Чего, Посвящённая?

  - Не знаю, Верховный Целитель. Сигнала, движения, каких-нибудь изменений.

  Что я могла ему сказать? У меня самой не было чёткого плана. Я надеялась найти Тоэлин по ментальному Следу, который дал мне Сейни, а дальше.... Я заглянула в Провал. Наверное, наша Пустота выглядела иначе, чем эльфийская, но желания убедиться у меня не было. Так, надо идти. Как же я не люблю лазать по канату!

  Я спускалась медленно, с закрытыми глазами: что от них толку в кромешной тьме? Наверное, можно было просто съехать вниз, но останавливала мысль, что не хватит каната. Не знаю, было ли у Провала дно, но сейчас я была гораздо глубже, чем когда приходила к Сейни. Связь не работала, Ириэль меня больше не слышал. Ну где же ты, Тоэлин? Я продолжала спускаться, всё меньше надеясь на успех. Что можно увидеть в темноте с закрытыми глазами? Правильно: яркий свет. Его я и увидела, вернее, почувствовала. Передо мной была пещера или глубокий грот, из глубины которого исходило сияние. Ощутив под ногами твёрдую поверхность, я облегчённо вздохнула и выпустила канат. Короткий сводчатый коридор привёл меня в просторную, изящно обставленную комнату, чем-то схожую с моей собственной в Семи башнях. В открытое окно лился солнечный свет, из сада доносилось пение птиц. Но поразило меня совсем не это, а большой мозаичный портрет Фаротхаэля, выполненный во весь рост. Приглядевшись, я поняла, что это совсем не мозаика, а холст, когда-то разорванный, а теперь аккуратно склеенный из кусочков. Представляю, сколько понадобилось времени и труда, чтобы собрать портрет заново!

  - Что ты делаешь в моей голове? - прозвучало уверенно и резко.

  Ого! Что-то не похоже на беспомощную девочку! Я повернулась на голос.

  Красивое бледное лицо, грозно сдвинутые брови, тёмно-зелёные очи - такие знакомые!

  - Прошу прощения, княгиня Л"лиоренталь: дело, не терпящее отлагательств.

  Она кивнула, принимая извинения, и холодно представилась:

  - Младшая княгиня Тоэрэн.

  Девичья фамилия? Что ж, логично, но требует уточнения. Я указала на портрет за спиной.

  - Тогда что тут делает он?

  Я знаю, что эльфы не краснеют, но могу поручиться, что щёки Тоэлин покрылись лёгким румянцем. Да она совсем девочка! По-нашему ей никак не больше двадцати. Даже волосы ещё не собирает: чёрная грива струится блестящим водопадом. Мне вдруг стало неловко.

  - Прости, Младшая княгиня Тоэрэн. Я буду называть тебя так, как ты хочешь.

  Она вдруг смущённо улыбнулась и махнула рукой.

  - Ты права: это было глупо. Зови меня Тоэлин. А почему он не пришёл сам, а прислал тебя?

  Да уж, прислал. Как бы это попроще, не вдаваясь?

  - Ну видишь ли, Тоэлин, ты ведь сама закрыла ему доступ, верно?

  - А ты бы смогла простить предательство? Вот и я не смогла, и если бы не мой мальчик.... Скажи, что с ним? Он сумел выбраться?

  В голосе эльфийки звучал неподдельный страх. Её мальчик! Так я и думала: Тоэлин даже не представляет, сколько времени пробыла здесь. Я обвела глазами комнату. Элутар, что же ты наделал, Фаро! Тебя бы сейчас сюда, на моё место!

  - С мальчиком всё в порядке, Тоэлин, - как можно мягче сказала я. - Это твой внук, сын Фиораванделя. Видишь ли, с момента твоего ухода в ментальный транс прошло много времени.

  Эльфийка застыла у окна, глядя вдаль. Да, не хотелось бы однажды проснуться и узнать, что у меня взрослые внуки!

  - Сколько? - всё же решилась она спросить.

  - Около трёх эйенов.

  - Трудно в это поверить, - улыбнулась Тоэлин, повернувшись ко мне.

  В тёмно-зелёных очах стояли слёзы. Элутар, она же моложе своих сыновей!

  - Младшие князья Л"лиорентали уже взрослые, и у них твои глаза, - сказала я.

  - Да. Фиоравандель и Гиллэстель.

  Я не смогла не спросить:

  - И кто же из них старше, Тоэлин?

  Она улыбнулась.

  - Гиллэстель. Но командует Фиоравандель, верно?

  - Верно. Откуда ты знаешь?

  - Знаю. Он вытолкнул брата первым, будто знал, что второму в жизни придётся сложнее.

  Что есть, то есть: самое сложное Дель всегда берёт на себя. В том числе и общение с отцом. Тоэлин взглянула на портрет мужа.

  - Всё это время Фаротхаэль не прекращал твои поиски, и до сих пор носит в себе боль одиночества, - сказала я.

  Эльфийка грустно улыбнулась.

  - Если это так, значит, он тоже не видел, как растут сыновья.

  - Ты всё ещё можешь вернуться, Тоэлин. Вы оба можете вернуться к началу.

  Она покачала головой.

  - Слишком поздно.

  - Поздно для чего? - усмехнулась я. - Родите ещё и пройдёте весь путь заново, уже вместе. Нам бы ваши заботы, Перворождённые.

  Тоэлин застыла. Похоже, эта мысль ни разу не приходила ей в голову. Правда, зажёгшийся в глазах огонёк быстро погас.

  - Даже если и так, у меня не осталось Силы, чтобы преодолеть Грань: я всё отдала малышу.

  - Знаю, Тоэлин, поэтому я здесь. Только зачем было устраивать ту показательную "порку" в Ментале, тратя на неё последние силы?

  Эльфийка сверкнула очами.

  - А почему он так долго не приходил?!

  - Элутар, Тоэлин! Ты уж как-то определись, чего ты от него хочешь. Фаро потратил на твои поиски изрядный кусок Вечности, а наткнулся случайно благодаря Сеньке!

  - Кому? - глаза эльфийки округлились.

  - Элисейну, вашему внуку, - поправилась я. - А теперь, когда ты за Гранью, Перворождённые тебя вообще не слышат.

  Тоэлин смотрела на меня так, будто только что увидела.

  - Ты кто? - спросила она наконец.

  Так, приехали. Дель называет это поздним зажиганием.

  - Тир-Элен"на, - вздохнула я. - Моё имя ТариАна.

  Эльфийка недоверчиво покачала головой.

  - Но ты же атани!

  - Ну и что? Для Навигатора раса существования значения не имеет. Послушай, Тоэлин, я отвечу на все твои вопросы, но только после возвращения. Там, - я указала пальцем в потолок. - Пойдём, а?


  Мы стояли у выхода из пещеры и смотрели в темноту. До меня только теперь дошло, что подниматься по канату с такой глубины совсем не то же самое, что спускаться. Крылья? Я с сомнением посмотрела на хрупкую фигурку Тоэлин. Не думаю, что у неё хватит сил на полёт. По лестнице тоже придётся идти самим: эскалаторы тут работают только на "маготяге", и вряд ли я смогу двигать ступеньки за двоих. Такие изыски недёшевы: всё, созданное в Ментале воображением мага, поддерживается его же Силой. Нет, нужно найти что-нибудь такое, что само вынесло бы нас наверх. Я лихорадочно прокручивала в голове последний разговор в Седьмой башне. Ну давай же, Архикнязь, ты же умница, ты всё знаешь заранее, ты не мог не дать мне ключа! Это должно быть что-то такое, на что обязательно обратишь внимание. Вот: "Не сочти за шутку, Посвящённая, дело серьёзное. Ты хорошо плаваешь?" Вопрос, никак не связанный с темой. Правильно: у нолегатов тесные родственные связи с кланом Кельвинен, поэтому у них у всех сильная Вода!

  - Ты хорошо плаваешь, Тоэлин?

  Эльфийка удивлённо пожала плечами.

  - Как все.

  Другими словами, как все "водники".

  - Тогда будем всплывать.

  - Всплывать?

  Зелёные очи округлились.

  - И что ты собираешься делать?

  - Открыть фонтан, - улыбнулась я. - Когда вода достигнет уровня пещеры, прыгай и просто старайся удержаться на поверхности. Сможешь?

  Тоэлин с сомнением покачала головой.

  - Но ТариАна, Провал уходит в никуда!

  - Я собираюсь приделать ему дно. Временно. Наша задача - успеть подняться до того, как Провал "вспомнит", что он бесконечен.

  О том, что мне может не хватить Силы, я старалась не думать. Так: каменистое дно, отвесные, уходящие вверх стены. Теперь нужно заполнить всё это водой. Среди камней забил первый фонтанчик, за ним второй. Отлично: вода уже пробивает себе дорогу.

  - Тоэлин, старайся не тратить силы, просто держись на воде: она сама вынесет нас наверх.

  До края Провала оставалось совсем немного, когда волна накрыла эльфийку с головой. Уже под водой я успела схватить её за руку. Мы едва успели глотнуть воздуха, как следующая волна отбросила нас друг от друга. На этот раз мне пришлось нырять и буквально выталкивать Тоэлин на поверхность: у неё совсем не осталось сил.

  - Не отпускай мою руку! Элутар, кто учил тебя плавать?

  - Я сама.

  - Я тоже, - сказала я, отбросив с лица мокрые волосы.

  Тоэлин едва смогла улыбнуться.

  - Нет... выберусь... сама.

  - Выберемся вместе. Ещё волна! Держись!

  Эльфийка слабела всё больше, и я понимала, что долго нам не продержаться. Мои собственные силы таяли не так быстро, но вместе с ними уходила Сила. Неприятное ощущение. Эх, Перворождённые, что ж вы говорили, что в Эльдамале её немеряно! Можно, конечно, ещё побарахтаться, но полезнее будет связаться с Ириэлем. Он же Целитель Сознания, должен услышать!

  /Ириэль!/

  Тишина. Да просыпайся же, укуси тебя Элутар, я и так на пределе!

  /ИРИЭЛЬ!/

  /ТараПата?/

  Сигнал был очень слабым и пришёл не сразу. Откуда у него моё Имя? Мысли путаются. Что я хотела? Ах, да!

  /Есть, принимай!/

  Я не могла больше поддерживать Связь: нужно было толкнуть Воду вверх, чтобы Ириэль смог "подхватить" Тоэлин с другой стороны Грани, уже в Ментале. Нырнув как можно глубже, я направила остаток Силы к сверкающему зеркалу поверхности.


  Отпуск как Поиск

  Гиллэстель


  Чтобы вернуть клану Верховного мага, нужно было создать "якорь" для его "плавающего" Равновесия. Меч показался мне наилучшим вариантом, удачно сочетающим форму и содержание. Если бы я знал, чего это будет стоить! Элутар, этот клинок чуть не вытянул из меня все силы. Такой же гордый и своенравный, как отец, и такой же ТемноСвет, как и он. Впрочем, я успел до Поиска, а это главное. Как же болит голова.... Надо бы позвать ребят: сколько можно сидеть под дверью!

  Смешно, но окно с видом на любовь едва не добило меня окончательно. А ведь как раз сейчас я должен был чувствовать себя абсолютно счастливым! Любимая жена, дочь - наша маленькая принцесса, замечательный брат и потрясающая подруга - что ещё нужно нормальному эльфу? Причём потрясающая подруга - жена замечательного брата, почти сестра. Почти! Тари - супруга Деля, и мне, если уж быть до конца честным, время от времени приходится себе об этом напоминать. Словом, когда ребята вошли в кузницу, я едва держался на ногах. Тари. Глаза такие же синие, как у неё. Кажется, я достиг предела, сестрёнка. Мне нужна Флора, мне так она нужна! Ты же умница, ты всё понимаешь, сделай же что-нибудь, мне больше некого просить! Это был просто безмолвный крик души, но я забыл, что Квени Мел"льта не нуждается в словах.

  ... - Дал"ле та ан"на ае мэллон, ТариАна? Примешь ли ты мою дружбу в дар?

  - Дал"ле тэ амэс ан"н, Гил"лЭстелль. Принимаю и благодарю ...

  Казалось бы, ничего особенного, но с этого момента чужая ноша становится твоей, а ты всегда можешь рассчитывать на плечо друга. Я чуть было не отказался от благодарности за меч Равновесия, предложенной отцом, потому что не знал, что с ней делать. Зато знала Тари. Что ж, Архимаг прав: присутствие атана в команде действительно сокращает число нерешаемых задач. В общем, завтра я увижу семью. Уже завтра. Не сойти бы с ума! А сегодня я сделаю всё, чтобы удержать Тари от неоправданного риска. Не хватало нам только подвигов во славу Л"лиоренталей!


  Благодаря брату я хорошо представлял расклад сил "наверху". Маги ранга нашего отца или близкие к нему по Силе были в каждом из Древних кланов. Сильнейшие из них входили в Светлый Совет. Всё это выглядело более чем серьёзно, но.... Астрал - не Ментал. Ментальные способности проявляются у всех Перворождённых, но только в кланах Духа они достигают вершин. Элутар! Как же случилось, что сильнейшие ментаты Эльдамаля "проспали" валамариен и оказались бессильны перед волей совсем юной девочки? Я бросил бы Вызов любому, кто выразил бы сомнения в моём желании спасти мать. Но почему рисковать должна Тари? В том, что произошло с Тоэлин, виноват отец, вот пусть сам и гасит Силоворот! "Мы должны использовать все возможности, в том числе и Силу Посвящённой". Не могу поверить: Ноэ"Тхафар, Линдориэль! Да что с вами происходит, Старшие?! Имея по два голоса в Совете, мы с Делем заставили их признать Поиск неоправданным. И что? На решение нерешаемой задачи Тари потратила пару мгновений. И дело даже не в том, что она Навигатор и может поступать по-своему, а в том, что Старшие прекрасно знали об этом! Голосование было пустой формальностью, оправданием на крайний случай, ведь пойдя против решения Совета, Тари брала всю ответственность на себя. А тут ещё Архимаг со своим вопросом: умеет ли она плавать? Я чуть не упал со стула, когда услышал. Тари тоже была озадачена. Она едва успела ответить, как тут же схватилась за голову. Связь? Фаротхаэль вскочил, будто его подбросили.

  - Белая башня!

  Ноэ"Тхафар понял его с полуслова, и они оба буквально прыгнули в открывшийся портал.

  - Тара, нет! - крикнул Дель.

  Я оглянулся.

  - Всё, Гил, она уже там, - деревянным голосом сказал брат.

  В глазах Тари вместо привычной синевы плескалась темнота.

  - Кто был на Связи?

  - Ириэль Тоэрэн.

  Ясно: Верховный Целитель Сознания, Архимаг ментатов.

  - Элута-ар, я её не Слышу, - простонал Дель, обхватив голову руками.

  Я постарался сдержать нервную дрожь: один из нас должен был оставаться спокойным.

  - Конечно, не слышишь - ты же Л"лиоренталь. Забыл, что устроила Тоэлин в Ментале? А Тари как раз там.

  ФиДель стиснул руку жены.

  - Я же Навигатор, Гил!

  - Спокойно, командир, я тоже.

  Мне всё-таки удалось справиться с дрожью. Кто бы знал, чего мне это стоило!

  - Давай "прокачаем" то, что есть, - предложил я.

  Брат кивнул. Он продолжал держать руку жены, но выглядел уже совсем по-другому. Оказывается, нужно было просто напомнить, кто здесь командир.

  - Через Силоворот нам не пробиться, поэтому вариантов немного, - начал я. - Вариант первый: ждать.

  - Чего?

  - Пока Тари погасит Силоворот Тоэлин и очистит Ментал.

  - Не пойдёт, - покачал головой ФиДель. - Слишком неопределённо, можем не успеть.

  - Согласен. Второй вариант: Ириэль Тоэрэн.

  Брат удивлённо вскинул брови.

  - То, что он главный ментат Эльдамаля, тебя не смущает?

  - Нет.

  Мне действительно было всё равно.

  - У нас нет с ним Связи.

  - Ну и что? Когда я говорил с Правителем ГаэрЛин"ном, у меня тоже не было Связи.

  - Гил, ты знал его лично, - напомнил Дель.

  - Допустим, но можно же попробовать найти князя Тоэрэна по силе ментального дара?

  - И что? Будешь штурмовать его "бастионы"? - усмехнулся брат.

  На этот раз я не нашёлся, что ответить, а Дель задумчиво продолжил:

  - Вот если бы можно было определить, где он. Скорее всего где-то в личной зоне Тоэлин, за пределами Силоворота. Помнишь, как передвигаются нолегаты в Ментале?

  Ещё бы! Морханатар называл это ментальным прыжком.

  - Я понял, командир. Присмотри тут за ней.

  - На Связи, Гил.


  Тёмный бархат Вселенной был усеян звёздами жизней и опутан мерцающими нитями. Каждая нить - Путь к сознанию разумного существа. Прямых почти нет, большинство свиты в кольца, словно исполинские змеи, или запутаны в мотки звёздной пряжи так, что определяется только самое начало. Без чёткого Следа очень легко сбиться с Пути. Что я знаю о Цели, кроме того что его ментальный дар самый мощный в Эльдамале? Правильно, ничего. Тогда будем искать самую яркую звезду. Есть! А вот он сам, Ириэль Тоэрэн! А волосы-то у князя собраны прямо как у его родичей из клана Сил"лемен. То есть, у наших общих родичей, как я теперь понимаю. В общем, большой привет Таргелону. Что ж, пора о себе заявить, и не свалившись на голову, как Ролли - это в конце концов неприлично, а, скажем, в манере феальдина - неслышно возникнув за спиной.

  - Авен Элль, Старший князь Тоэрэн.

  Верховный Целитель подпрыгнул от неожиданности и резко обернулся. Элутар, я же вроде не громко! И не слишком близко.

  - Младший князь Гиллэстель Л"лиоренталь, - представился я, с трудом сдержав улыбку.

  - Это я уже понял, - кивнул он. - Авен Элль, Младший князь. Как ты меня нашёл? Ах, да, ты же....

  Вот именно: ментальный Навигатор. Я огляделся. Мы стояли у края бездонной пропасти, судя по всему, того самого Провала в Пустоту.

  - Она там?

  Верховный кивнул, глядя в бездну.

  - Слышишь её?

  Ириэль отрицательно покачал головой.

  - Уже нет.

  - Что, прости? - я не мог в это поверить.

  - Они по ту сторону Грани, Младший Князь. Я не могу последовать туда за ними - слишком глубоко.

  - А я?

  Князь оторвал взгляд от Провала.

  - Ты мог бы попробовать пройти по Следу, мальчик, если бы не Силоворот в Ментале. К сожалению, он настроен на палитру вашего рода и тебя не пропустит. Нам остаётся только ждать.

  Мальчик? Ах, да, он же дядя Тоэлин. А чего ждать-то?

  - Пока Посвящённая погасит Силоворот или сама выйдет на Связь, - пояснил князь.

  Элутар, и стоило искать Целителя, чтобы услышать то, что я сам только что говорил брату!

  /Дель, слышал?/

  /Уже иду./

  Его появление уже не удивило нашего родича.

  - Авен Элль, Верховный Целитель.

  - Авен Элль, Младший князь Фиоравандель. Однако вас сложно различить: ментальные палитры почти совпадают.

  - Это не единственное, в чём мы с братом совпадаем, Старший князь Тоэрэн. Внесу ясность: мы были против этого Поиска, считая его слишком рискованным. Моей супруге пришлось воспользоваться правом Тир-Элен"на, чтобы его осуществить.

  - Благодарю за прямоту, Младший князь, и ни в коей мере не оспариваю вашего решения. Хочу лишь заметить, что княгиня ТариАна Л"лиоренталь с ним не согласна. Должно быть, она по-настоящему любит своего супруга.

  Княгиню я пропустил мимо ушей - не до того сейчас, а последние слова меня удивили. Что значит, по-настоящему любит? Мы с братом посмотрели друг на друга.

   - Я всего лишь имел в виду, что Посвящённая не исключала трагического исхода для вашей матери и не хотела, чтобы вы винили в этом себя, - уточнил Верховный.

  - Очень логично, князь Тоэрэн, - усмехнулся ФиДель. - А обратный вариант она не рассматривала? В смысле, кого мне винить тогда?

  Ириэль не ответил. Я подошёл к Провалу. Элутар, Тари, ну скажи хоть что-нибудь! Я согласен быть маньяком, пижоном и лиловым кроликом, буду, кем захочешь, только не молчи! Не знаю, как я почувствовал тот странный гул, идущий снизу. Не услышал, а именно почувствовал: под ногами мелко задрожала земля. Дель одним прыжком оказался рядом.

  - Назад! - крикнул Ириэль. - Это Вода!

  Вода?! Не это ли имел в виду Ноэ"Тхафар, когда спросил, умеет ли Тари плавать? Мы с братом посмотрели друг на друга.

  - Вперёд, - сказал командир.

  Оттолкнувшись от края Провала, мы взлетели над пропастью. Полёт в никуда! Я вырос на Побережье и считался неплохим ныряльщиком, но с этим не мог сравниться ни один прыжок. В воду мы с Делем вошли одновременно.


  ФиДель положил Тари на ковёр перед камином. Стоя на коленях, я поддерживал её голову и с ужасом смотрел в мертвенно-бледное лицо. Меня снова била нервная дрожь. Дель рванул на ней блузку, потряс за плечи, хлопнул по щекам.

  - Дыши, девочка, дыши!

  Никаких признаков жизни. Он застонал от отчаяния, запустив пальцы в свою чёрную гриву, и снова принялся её тормошить. Тари не открывала глаз. Внезапно разозлившись, Дель ударил её по щеке наотмашь.

  - Дыши, говорю, а то убью!

  Элутар! Откровенно говоря, я еле сдержался, чтобы не врезать брату в ответ. Не знаю, что именно помогло - угроза или пощёчина, но Тари судорожно вздохнула и закашлялась. ФиДель подхватил её на руки и прижал к себе, спрятав лицо в медовых волосах.

  - Что ты... сказал? - хриплым шёпотом спросила она.

  Брат покачал головой, в его глазах, как и в моих, блестели слёзы.

  - Тебе показалось, родная, - ответил я за него.

  Тари протянула мне руку, я слегка сжал её холодную ладошку.

  - А ты... неплохо плаваешь... Гилли.

  - Молчи, молчи, тебе нельзя!

  В трёх шагах от нас появилось мерцание. Я поднялся, инстинктивно заслоняя ребят. Странно, но в башне явственно тянуло сквознячком. Выйдя из портала, Ноэ"Тхафар шагнул было к нам, но резко остановился, вытянув перед собой руки, словно защищаясь. Я искоса взглянул на брата. Всё ясно: его глаза залила чернота, волосы слегка развевались. Сквознячок! Судя по ощущениям, я выглядел так же. Архимаг сделал шаг назад.

  - Я просто хотел помочь, Навигаторы, - пояснил он.

  - Сами справимся, - ответил командир. - Как мать?

  - Опасность миновала. Ириэль и Фаро помогут ей вернуться.

  - Рад слышать.

  Дель поднял Тари на руки и шагнул к двери. Куда?! У него же нет Ключа от выхода! Брат взглянул на Архимага, усмехнулся и вышел из башни, просто толкнув дверь ногой. Я пожал плечами и уже собирался выйти следом, когда услышал:

  - Гиллэстель!

  На ладони Архимага лежал амулет Перемещения. Камень, оправленный в серебро, отсвечивал зелёным, длинная цепочка свешивалась вниз.

  - Фаро тебе кое-что обещал.

  Точно, обещал. А Тари он, кстати, сказал, что на создание артефакта нужно время!

  - Благодарю, - сказал я, беря амулет.

  - Не стоит. Позаботься о том, чтобы он всегда был при тебе. И помни: у тебя два дня, Младший князь.

  Как два? Речь шла об одном! Увидев в моих глазах вопрос, Архимаг повторил:

  - Вернёшься через два дня, феальдин. С твоим командиром я согласовал. Как она?

  - Плохо, - ответил я и вышел.


  Тари сидела в кровати, укутанная в одеяла и обложенная подушками, с чашкой горячего кавира в руках. Мы вчетвером наблюдали за ней: я, Дель и мальчишки. Племянники, кстати, были допущены в родительскую спальню только на условиях их абсолютной неподвижности. Наконец Тари поставила пустую чашку на поднос и сказала:

  - Никогда бы не подумала, мальчики, что можно утонуть в воображаемой воде.

  - Смерть в Ментале так же смертельна, как и в реальности, Тара, - холодно заметил ФиДель. - Это первое, что должен усвоить ментат.

  - Да не собиралась я умирать, - пожала она плечами, - просто забыла, как дышать.

  - Значит, я напомнил вовремя, - сказал брат.

  Тари сдвинула брови и потёрла щёку. Взглянув на и без того взволнованных племянников, я напомнил:

  - Не при детях.

  - Да ладно! - улыбнувшись, подмигнула она сыновьям. - Главное, у нас получилось.

  - А обещала, что пойдём вместе, - вздохнул Сейни.

  - Как же, только тебя там и не хватало, - проворчал Зарти.

  Мальчишки обменялись сердитыми взглядами. Последнее время между ними что-то не ладилось, но Тари всегда знала, что нужно делать в таких случаях. Она отодвинула поднос с пустой посудой подальше от себя и протянула руки. Ребята как по команде сорвались с места.

  - Куда в сапогах!

  - Элутар, сервиз!

  Наши с Делем крики остались незамеченными. Мальчишки с разгона прыгнули в подушки и с блаженными улыбками устроились рядом с матерью. Она обняла их и легонько столкнула головами.

  - Ну ма-ам, - хором протянули близнецы, потерев лбы.

  Казалось бы, ничто не предвещало беды. Но переводя взгляд с Тари на Деля, я начинал понимать, что не всё так просто, и мой отпуск в Амандор скорее всего окажется некстати. Однако время Перехода было согласовано, и оно неумолимо приближалось. Я глянул в окно. Ночь! А казалось, с начала ментального Поиска прошла вечность. Тари улыбнулась.

  - Сколько до рассвета, Гил?

  - Больше, чем мне бы хотелось, - улыбнулся я в ответ.

  - Везёт же некоторым! Как представлю: Флора, Силли, может быть....

  - Таргелон, - продолжил Дель.

  - Я хотела сказать, Гриш, - поправила Тари, сделав мужу "страшные глаза".

  - А Тангары?

  Тари грустно вздохнула.

  - Это вряд ли: что им делать в Оке Света. Слушай, Гил, дай посмотреть красоту.

  Я снял амулет Перемещения и протянул ей.

  - Фаротхаэль передал. А говорил, что не носит артефакты в карманах.

  - Ух, ты, - хором воскликнули мальчишки.

  Амулет был действительно слишком хорош для одноразового - обычно те выглядят проще.

  - Руки, бойцы! - скомандовала Тари сыновьям. - На сегодня приключений достаточно.

  Она погладила камень, провела пальцем по изящным завиткам оправы и покачала головой.

  - Это не Фаротхаэль, Гил. Он бы просто не успел. Да и не станет ваш отец этим заниматься, пока не убедится, что Тоэлин вне опасности. Это Архимаг.

  Всё правильно: феальдин не бросает слова на ветер, и Архимаг просто выполнил обещание за внука. Элутар, как же я сразу-то не понял?

  - Внимательнее нужно быть, Гил, - заметил Дель.

  - Как скажешь, командир.

  Тари протянула мне артефакт.

  - Держи. Кстати, использовать Воду для подъёма - идея Ноэ"Тхафара. И осторожнее с амулетом, Гилли: не промахнись мимо Ока Света.


  В Оружейной было темно. Я не стал зажигать огня, просто распахнул окно и забрался на подоконник. Так и просидел, глядя в ночь и ни о чём не думая, до рассвета. Едва на горизонте заалела полоска, амулет лёг на ладонь. "Не промахнись!" Постараюсь, сестрёнка. Я сжал артефакт в руке, и мир, словно разбитое зеркало, рассыпался на сверкающие кусочки.

  ... Я открыл глаза и облегчённо вздохнул: мир снова был целым. А Тари оказалась права: это не Око Света, хотя, безусловно, Амандор. Спасибо Архимагу, что не отправил куда-нибудь ещё! И что теперь? У меня всего два дня отпуска, и на длительную прогулку я как-то не рассчитывал. Ладно, разберёмся. Так: темно, тепло, тесно и пока безопасно. Со всех сторон дерево, причём живое. Оренмар? Кроме Ока Света, в Амандоре жилые деревья встречались только в Седом лесу, но в последнем исключительно "спящие". Я коснулся ладонью коры: лесной великан не ответил - он умолк уже очень давно. То, что я оказался в Седом лесу, не могло не радовать: я прожил здесь почти два лэда и хорошо знал эти места. Кроме того, это всё же Галенмар, Внутреннее Кольцо Белегорна, и отсюда не так уж далеко до Ока Света. Глаза привычно подстроились к темноте, и в одной из окружавших меня стен обозначилась арка проёма. Свет был едва заметен: учитывая разницу во времени с Эльдамалем, дело шло к ночи. Странная тишина! В Седом лесу с непривычки всё кажется странным, но сегодня что-то уж слишком. Зато в Астрале.... Где-то рядом только что закончилась битва. Астральное эхо высшей магии Света глушило всё, что находилось в пределах зоны столкновения магических фронтов, но кое-что мне всё же удалось зацепить. На развалинах астральных бастионов болтались, угасая, обрывки странных заклинаний. Вернее, странными были не сами заклинания, а способ их плетения: как-будто часть их находилась не в Астрале, а где-то ещё. Эх, Тари бы сюда!

  Войдя в Ментал, я понял, что оказался внутри охраняемого периметра. В пределах слышимости находилось по меньшей мере с десяток боевых групп клана Сил"лемен, а дозоры и "секреты" были выставлены как за пределами, так и в самой зоне внимания. Похоже, в Седой лес стянуты внушительные силы Лесных Стражей. Кстати, с ментальным прикрытием бойцов дела обстояли заметно лучше, и всё же до Духов им было далеко. Ну, это как с атанами: тех тоже бесполезно учить бесшумному передвижению по лесу. Чувствовалось присутствие боевых магов Света, причём очень плотное. Вот к ним приближаться не стоило: кто знает, чем может закончиться контакт? Понятно, что все эти ребята здесь не на прогулке, и ожидать, что они вскоре покинут лес, было бы глупо. А мне-то что делать? Провести отпуск на дереве? Я теперь даже Связь с Флорой использовать не могу без риска себя обнаружить. Странно, кстати, почему меня до сих пор не вычислили. При такой-то плотности активной магии не заметить Внешнего Перехода! Разве что портал был как-то по-особому защищён. Я потрогал амулет на груди и на всякий случай спрятал его под куртку. Однако наш Архимаг полон сюрпризов!

  Смотровая площадка жилого уровня оренмара была усыпана опавшими листьями, стылый ветер лениво колыхал голые ветви. Поздняя осень, предзимье. Седой лес - не Око Света, здесь времена года по-прежнему сменяют друг друга. Я поддел ногой охапку жухлой листвы и подставил лицо холодному ветру. Совсем скоро лес из Седого превратится в белый - в воздухе уже чувствовался запах снега. Что ж, экипировка феальдина позволяла легко выдерживать и жару, и холод, тем более что Перворождённые к этому не очень чувствительны. Я невольно усмехнулся: в отпуск, как в Поиск!

  Пожалуй, только в фандарге Семи башен я по-настоящему понял, насколько эффективен арсенал феальдинов. Эффективен, потому что смертоносен. У наших Мастеров Следа несколько иные задачи. Так что же мне мешает быть Мастером Следа, оставаясь при этом феальдином? Ничего: Цель оправдывает. Я шёл не скрываясь, потому что меня больше не было ни в Ментале, ни в Астрале, ни в Седом лесу. Став собственной Тенью, я в известном смысле перестал существовать. Меня не видели, не слышали, не ощущали, сквозь меня можно было даже пройти, но это не мешало мне самому применять все виды воздействия, включая физическое. Этот фокус из Запретной магии показал мне Дель, а ему - наш отец: Фаротхаэля никогда не останавливали запреты. Тень - штука полезная, но опасная: слишком много забирает Силы, причём незаметно, поэтому используется только в исключительных случаях. Сегодня как раз такой.

  А Таргелон всё же красавец! Сеть ловушек и "секретов" раскинул очень грамотно, в разрывах поставил своих стрелков, и всё это прикрыл дозорами Лесной Стражи. Пару раз я едва не наскочил на его бойцов. Самым сложным оказалось пройти эфартов, охотников-за-тенью. Они запоминают положение теней от предметов, берут поправку на ветер и освещение и при изменении расчётного положения тени стреляют на поражение. Именно этих ребят я имел в виду, когда говорил брату, что здесь легко получить стрелу в глаз или в горло. Элутар! Стоило мне чуть сдвинуть ветку, как она была тут же срезана стрелой. Сеть охранения становилась всё плотнее - я приближался к цели. Однако времени у меня немного. Ну где же ты, Лесной Стрелок? Только подумал, как тут же его и увидел.

  Советник стоял в окружении командиров. Полная экипировка лучника, и, разумеется, никакого парадного золота. Куртка, наплечник, наручи и перчатки; за спиной - налучь с луком и колчан, на поясе - длинный нож. Такой клинок в умелых руках вполне может сойти за короткий меч. Вооружение командирское: простые лучники кроме основного колчана носят у бедра запасной, и ножи у них куда скромнее. Разговор князя с подчинёнными вёлся на языке жестов и касался вопросов взаимодействия боевых групп. Судя по лаконичным и быстрым движениям, Таргелон был недоволен. Отпустив командиров, он резко подтянул перчатку и машинально проверил колчан за спиной, пробежав пальцами по оперению стрел. Момент удобный - никого рядом. Я подошёл сзади и тихо сказал:

  - Отличный лук, князь Ар-Кутаэлин"н.

  При этом мне пришлось схватить его за плечи, чтобы удержать на месте.

  - Спокойно, - сказал я, отпуская захват. - Я не в Поиске, я в отпуске. Мне нужна Флорелин.

  Таргелон повёл плечами, восстанавливая чувствительность, а заодно и уверенность в себе.

  - В отпуске, говоришь? Не вижу разницы, князь Л"лиоренталь. Следуй за мной.

  Советник привёл меня в свою палатку и жестом отпустил приближённых.

  - Ты здесь? - чуть слышно спросил он, оставшись один. - Элутар, чувствую себя полным....

  Я тихо рассмеялся. Получилось жутковато: смех словно повис в воздухе. Однако пора заканчивать с играми - время работает против меня. Сбросив "маску" Тени, я понял, что едва держусь на ногах. Перед глазами плыли разноцветные круги, воздуха не хватало. Чтобы не потерять равновесие, мне пришлось опереться на стол, едва не сбросив с него карту. Элутар, в "маске" я не чувствовал себя так плохо! Таргелон быстро шагнул вперёд и приложил ладонь к моей груди. Яркая вспышка - и дышать сразу стало легче, в голове прояснилось.

  - Благодарю, князь, - сказал я, снова ощутив под ногами твёрдую землю.

  - Не стоит, - ответил он, убирая руку. - Ты что, не знал, что Тень забирает Жизненную Силу?

  - Знал, конечно. Выбора не было.

  - Хочешь сказать, что Цель оправдывает? Однако прежде чем пользоваться игрушкой, мальчик, следовало бы изучить правила игры.

  Мальчик?! А сколько же ему самому? Во всяком случае, не меньше, чем Фаротхаэлю. К тому же по поводу изучения правил Советник был совершенно прав. А отец, кстати, высказался бы куда жёстче.

  - Странное место ты выбрал для отпуска, - продолжил князь.

  Я усмехнулся.

  - Не поверишь, Советник: я рассчитывал на супружескую постель.

  - И что помешало?

  - Вот это.

  Увидев амулет Перемещения, Таргелон удивлённо вскинул брови и покачал головой. Я бы на его месте ещё и присвистнул, но это уже дело вкуса.

  - Ладно, феальдин. Супружеской постели я тебе не обещаю, но кое в чём помогу. Жди здесь.

  А у меня есть выбор? Оставшись один, я присел на складной стул и закрыл глаза, прислушиваясь к происходящему за пределами палатки. Её шагов я не услышал - скорее, почувствовал. Сил хватило только на то, чтобы вскочить: ноги будто приросли к полу. Я не видел ничего, кроме сияющей синевы глаз, и не мог сделать ни шагу. Флора медленно подошла ко мне, провела рукой по волосам, коснулась ладонью щеки.

  - Это ты, Огненный Мастер?

  Её сильный чистый голос еле заметно дрожал.

  - Это всё ещё я, любимая, - ответил я хриплым шёпотом.

  Она вздохнула и спрятала лицо на моей груди. Я гладил волосы жены, вдыхая их восхитительный запах, и старался убедить себя, что не сплю. Пальцы то и дело натыкались на украшения в её сложной причёске. Говорящая-с-миром! На самом деле всё это ритуальное великолепие держалось на одной единственной заколке, и я прекрасно знал, на какой. У нас всего два дня, любимая, обойдутся пока без ритуала! Тяжёлая волна волос сверкнула золотом, выплеснулась на плечи и заструилась по гибкому стану жены. Флора закинула руки мне на шею и заглянула в глаза.

  - Что ты делаешь, феальдин? Я же при исполнении.

  - Подумаешь, возьмёшь отпуск! Скажешь, муж вернулся.

  Когда наши губы встретились, мир вокруг перестал существовать.

  - Прошу прощения, могу я прервать вашу беседу?

  А Дель ведь предупреждал, что Таргелон всегда появляется некстати! Мы с Флорой, не отрываясь друг от друга, одновременно махнули рукой в его сторону, при этом я, кажется, добавил кое-что на языке жестов.

  - Да я бы не настаивал, если бы не Светлый Ниэтар, - Советник явно улыбался. - Говорящие-с-миром хотят видеть Посвящённую и Посланника.

  Я едва не поперхнулся. Кого он хочет видеть?! Мы с Флорой оторвались наконец друг от друга и уставились на Таргелона. Тот пожал плечами.

  - Мне пришлось рассказать им про менглир Архимага, князь.

  Менглир, или Ключ-от-Врат - артефакт, позволяющий открывать любые Врата Звёздного Кольца. Кажется, мы приняли его за амулет Перемещения. Ну, Архимаг! Впрочем, это я уже говорил. Остаётся надеяться, что быть его Посланником не очень больно.


  Я стоял на краю огромной воронки с чёрными, словно обугленными краями и не верил собственным глазам. Та самая поляна, где ещё несколько астэров назад я обучал Тари работе с к"рисом! Поваленные стволы деревьев громоздились один на другой, исполинские корни, вывороченные из земли, вздымались вверх, словно щупальца каких-то диковинных тварей. Боль! Я чувствовал её повсюду. Не удивительно: Седой лес был моим домом целых два лэда.

  - Флора, это можно как-то залечить?

  - Попробуем. Но им, - она кивнула на поваленные деревья, - уже ничем не помочь. "Спящий" оренмар не способен бороться за жизнь. Они все мертвы, Гил.

  - А что Белегорн?

  - А ты как думаешь?

  Я взглянул на погибшие оренмары. Значит, лес будет страдать от нового Места Гнева. Элутар, что же здесь произошло?!

  - Попытка Прорыва Извне, Посланник, - ответил Верховный маг Света.

  Опять он за своё!

  - Я уже объяснял, Светлый Ниэтар: у меня нет полномочий Посланника. Я в отпуске и не получал никаких указаний от Архимага - только это.

  Я тронул амулет Перемещения на груди.

  - Вполне достаточно, - кивнул Ниэтар.

  /Не спорь с ним, Гил - бесполезно. Посланник - так Посланник, там будет видно./

  Флора права. Оставалось только смириться, и уж если я здесь, то постараться узнать о случившемся как можно больше. Таргелон не ошибся: отпуск или Поиск - никакой разницы.

  - Почему для Прорыва был выбран именно Седой лес?

  - Когда-то здесь находились Врата Звёздного Кольца - Белые Врата Белого Города, единственного города малдуэль за пределами Ока Света. Тогда всё здесь было зелёным, а белоствольные оренмары круглый год цвели дивными серебристыми цветами. Город был уничтожен Разрывом Звёздного Кольца, не уцелел никто.

  В словах Светлого Ниэтара сквозила боль: в Белом Городе у многих из клана Сил"лемен погибли семьи и родичи. С тех пор малдуэль избегают этих мест.

  - Я разделяю вашу скорбь, Верховный, но разве разрушенные Врата не должны были оставаться под наблюдением?

  Маги и Советники, окружавшие нас, осторожно переглянулись. Не ожидали? Спасибо брату - поделился своими академическими знаниями. А я, между прочим, за два лэда не встретил в Седом лесу ни одного дозора. Что же вы, Посвящённые? Вас же предупреждали: не чисто в Амандоре! Нет, досиделись на своём острове до астральной атаки в собственной зоне ответственности. Ладно, чего уж теперь. Кстати, а сам-то я как сюда попал? Что сработало: амулет Перемещения, настроенный на связь с Флорой, или менглир Архимага - Ключ, открывающий Врата? И разве можно открыть то, чего уже не существует?

  Я задумчиво рассматривал воронку, оставленную выбросом Силы. Прорыв Извне. Врата Звёздного Кольца создавали и поддерживали астральные Навигаторы - маги, умевшие находить и соединять между собой узловые точки Вселенной. Разумеется, создание или разрушение портала не меняет расположения самих "узлов". Теоретически, создав достаточно мощный накопитель магической Силы, можно попытаться снова открыть Врата. Правда, ненадолго - только на время Перехода, на большее не хватит никакого накопителя. Перворождённым это не нужно: у нас есть магия Перемещения и амулеты - её проводники. А если бы не было? Тогда пришлось бы создавать многозарядные накопители Силы и активировать их в узловых точках Вселенной. Они же служили бы и маяками для наведения вектора Перемещения. Если мои предположения верны, то Прорыв в Седой лес осуществлялся с двух сторон. Доставить амулет-накопитель к неохраняемым Вратам и активировать его - проще простого. Та смертельная тварь в Диких Копях "узнала" свою жертву, почему другая такая же тварь не может распознать сигнал Извне?

  Светлый Ниэтар выжидающе смотрел на меня. Элутар, многозарядный накопитель Силы - значит, многоходовый, значит, попытки Прорыва ещё будут! Я вздохнул: придётся лезть в воронку. Таргелон, угадав мои намерения, попытался придержать меня за плечо, но, увидев чёрные глаза Духа, отдёрнул руку. А чего он хотел? Чтобы я шёл туда без прикрытия?

  - Оставь, Советник, всё нормально. Вы тут уже почистили, я видел в Астрале. Теперь нужно найти маяк-накопитель. Разряженный, он, скорее всего, безопасен.

  - Прости, что ты хочешь найти?

  Кажется, мне всё же придётся озвучить свои мысли. Делясь соображениями с верхушкой клана Сил"лемен, я чувствовал себя слушателем Академии на очередных Испытаниях. Маги Света внимали мне вежливо и терпеливо, лишь изредка обмениваясь взглядами. Их лица были непроницаемы. Н-наставники! Никогда не знаешь, сколько баллов получишь за ответ!

  - Ну допустим, князь, - сказал Светлый Ниэтар, когда я закончил. - Почему ты думаешь, что так называемый маяк по-прежнему там, в воронке?

  - А где же ему быть, Верховный? Под землёй - самое надёжное место. Более того, могу предположить, что зверушка была выпущена где-нибудь во Внешнем Кольце Белегорна и дорогу сюда нашла сама.

  - Тогда её должен был уничтожить выброс Силы из Астрала.

  - Не думаю: столь дорогая "игрушка" должна быть хорошо защищена. Скорее всего, почуяв неладное, тварь ушла глубже под землю. С помощью нашей магии её не достать - только отпугнём.

  Верховный усмехнулся.

  - И где же мы возьмём "чужую" магию?

  - Да есть у меня одна идея.

  - Гил! - сверкнула глазами Флора.

  - Я иду с тобой, - сказал Таргелон.


  Воронка была глубже, чем казалась. Мы с Советником съехали вниз по осыпи, умудрившись при этом набрать свежей земли в карманы и даже за шиворот. Хорошо, что на сапогах тугая шнуровка! Спрыгнув на дно, я посмотрел вверх, прикидывая глубину. В небе уже зажглись первые звёзды.

  - Ищешь Эльдамаль? - спросил Советник, вытряхивая из волос комочки земли. - Отсюда не видно.

  - Серьёзно? - отозвался я, пытаясь выгрести землю из кармана. - А ты и здесь с луком, князь?

  - Никогда не угадаешь, когда он может пригодиться, - заметил Таргелон.

  На зубах скрипела земля. Элутар! Помню, под Малым Ящером, когда шли в Око Света, мы с ребятами собрали на себя все подгорные запасы грязи. Тогда Дигги показал нам один фокус - что-то вроде того, как наши водники избавляются от излишней сырости. Улыбнувшись воспоминаниям, я щёлкнул пальцами. Можно было обойтись и без этого, но эффект был бы меньше. Таргелон изумлённо следил за струйками стекавшей с него земли.

  - Подгорная магия?

  - Ну, видишь ли, князь, Тари в родстве с гномами, получается, что и мы с ФиДелем тоже.

  Советник кивнул.

  - Что-то мне подсказывает, что её присутствие здесь было бы не лишним.

  Ну ещё бы! Я не мог сдержать улыбки.

  - Что? - раздражённо спросил Таргелон.

  - Ничего. На мой взгляд, одной Посвящённой в Оке Света вполне достаточно.

  Мы какое-то время молча смотрели друг на друга.

  - Что ты собираешься делать? - спросил он наконец.

  - Подманить тварь. Она сейчас "голодная" и должна среагировать.

  - Среагировать на что?

  - Ты знаком с магией Смерти, князь?

  Таргелон сел на осыпь. Элутар, я ж его только что почистил!

  - Запретная магия? Ты хоть знаешь, феальдин, что за это полагается по Древнему Уложению?

  Другими словами, знаком, конечно, но применить не осмелится. Ладно, тогда я сам.

  - Поднимись повыше, князь, и будь готов.

  - К чему?

  - Ко всему, - ответил я и надел "маску" Тени.

  - Элутар, что ты творишь? - почти простонал Советник.

  - Держись за лук, Стрелок - не утонешь!

  Откровенно говоря, я и сам не знал, чего ждать. А нужно было прежде всего прикинуть размеры твари. Сосредоточить большой запас Силы в малом объёме артефакта могут только Верховные маги. Но это чистый Астрал, магомеханика работает иначе. Голем для убийства имеет одни размеры, а накопитель для открытия Врат - совсем другие. Следовало бы догадаться! Когда под ногами зашевелилась земля, я едва успел отскочить: вверх бесшумно взметнулась узкая металлическая лента.

  Застыв высоко над краем воронки, тварь выгнула верхнюю часть и распустила "капюшон", став похожей на стоящую на хвосте змею. Она чуть покачивалась, поблёскивая металлическими звеньями, синеватыми в местах сочленения, и чутко поводила из стороны в сторону треугольной "головой". Единственный "глаз" твари тускло светился. Впечатляющая зверушка! Быть её целью мне сразу расхотелось. Голем не мог меня видеть, но чувствовал магию Смерти: ему была нужна Сила. Если я сниму "маску", тварь тут же уйдёт под землю.

  Маги Света ударили разом.

  - Глаза! - крикнул Таргелон.

  Чистая Стихия! Я едва успел прикрыться рукой, иначе пришлось бы долго восстанавливать зрение. Тем не менее, голем остался цел и почти невредим. Его синеватый Щит, пробитый в нескольких местах, слегка искрил, по суставчатому телу стекали силовые разряды. Выходит, хозяева знали, с чем придётся столкнуться их созданию. Тварь настороженно замерла, выбирая между "голодом" и безопасностью. Да, такую одним ударом не возьмёшь, а второго она ждать не будет.

  /Гил, уходите оттуда!/

  /Флора, не мешай!/

  Голем. Боевой голем. Приводится в действие специальным амулетом-Ключом.... Я лихорадочно пытался вспомнить, что знаю об амулетной магии. Амулет - астральная проекция Силы в реальном мире. Чтобы его уничтожить, нужно нарушить единство формы и содержания. Ну, за содержание - магию Смерти - я бы не взялся, а вот форма.... "Глаз" твари тускло светился в темноте. Элутар, как же просто - хочешь что-нибудь спрятать, положи на видное место! Кстати, а портить амулет совсем не обязательно: можно отключить голем, просто вытащив Ключ.

  - Таргелон, видишь во-он ту блестящую штуку?

  Советник кивнул.

  - Это Ключ. Бей стрелой в край. Удастся сохранить амулет - сможете "поиграть" со зверушкой.

  Такого я ещё не видел. Два удара сердца: один - чтобы освободить лук, другой - на всё остальное. Стрела бесшумно ушла в ночь. Дзынь - и мы едва успели отскочить от летящего с высоты металла: голем с грохотом обрушился на дно воронки. Надо же: а лук-то действительно пригодился! У меня хватило сил только на то, чтобы сбросить "маску" Тени.


   Церемония Представления

   Тара


  Взгляды мужа вызывали лёгкий озноб. Смерть в Ментале действительно смертельна, и теперь мне сто лет не вымолить прощения. Я потрогала щёку. А он здорово испугался! Всё, больше никаких подвигов: у меня три пары близнецов! Подавив вздох, я посмотрела в окно. Близилось утро. Гил ушёл в Оружейную башню: для него ожидание рассвета становилось невыносимым. Интересно, зачем Ноэ"Тхафар дал ему собственный амулет? Ни за что не поверю, что у Ахикнязя не было при себе парочки запасных. Держа артефакт в руках, я чувствовала его необычную Силу, словно он был предназначен для чего-то большего, чем создание Переходов между мирами. Что же ты задумал на этот раз, Архикнязь?

  - Почему ты продлил отпуск Гила, Дель?

  ФиДель стоял у окна, глядя в ночь, и даже не повернулся на мой голос.

  - Это сделал Предводитель Линдориэль. Меня просто поставили в известность как командира Тройки.

  - Интересно, с чего такая щедрость?

  Муж не ответил. Ну, Гил-то справится с любой задачей, а вот мне, боюсь, придётся нелегко. Я подавила вздох.

  - Ну прости, Дель.

  Он ответил не сразу.

  - Я думал, что потерял тебя.

  Точно: я ощутила это на себе.

  - Поговорим, командир?

  Он отвернулся от окна и сложил на груди руки. Поза называется "врёшь - не возьмёшь!" Посмотрим, любимый! Я сидела на кровати, поджав под себя ноги, Дель стоял напротив. Нас разделяло полкомнаты, будто полмира. Идти к сближению обычным путём - дело долгое, придётся искать "узловую точку" и "открывать Переход". Или я не Навигатор?

  - Ты меня ударил, - напомнила я.

  На холодном лице - чуть заметная судорога боли.

  - Это было необходимо, чтобы тебя вернуть.

  - Допустим. Мне извиниться ещё раз?

  Дель усмехнулся.

  - Тебе не в чем извиняться, Тара. Знаешь, я уже начал привыкать к твоим подвигам. Сначала ты возвращаешь Гила, потом спасаешь нашу мать.

  К подвигам? Да как он смеет!

  - Вашу мать! - не дослушав, с чувством повторила я.

  Дальше слов не хватило. Почему он так на меня смотрит? Что я такого.... Элутар! Вообще-то я имела в виду другое.

  - Продолжай, - спокойно сказал муж.

  - Да я, кажется, уже закончила.

  - Правда? Жаль. Такого я от тебя ещё не слышал.

  Лицо Деля оставалось серьёзным, но в глазах плескался смех. Ну ладно. Я пожала плечами.

  - Видишь ли, любимый, раньше я не была княгиней.

  - Пользуешься привилегиями?

  - Иди сюда, князь.

  Дель шагнул на кровать и устроился напротив меня на "безопасном" расстоянии, точно так же, как я, поджав под себя ноги. Вот она, узловая точка меж двух миров! Правда, чтобы найти её, совсем не нужно быть Навигатором.

  - Что за манера лезть в постель в сапогах, Л"лиорентали? - недовольно спросила я.

  - Я солдат, - пожал он плечами.

  - Ага, и не знаешь слов любви.

  - Почему? Знаю.

  Я попыталась подобраться к мужу поближе, но он вытянул руку в предостерегающем жесте.

  - Тара, если ты думаешь, что я вот так легко всё забуду....

  - Ясно, командир, - с сожалением вздохнула я. - Остаток ночи ты проведёшь в кабинете.

  - Почему? - изумился Дель.

  - Как - почему? Разве за нарушение приказа мне не полагается взыскание?

  Муж окинул меня задумчивым взглядом.

  - Полагается, - сказал он наконец, - но не такое суровое.

  - Решил быть снисходительным к женщине?

  - Ты не женщина, ты Навигатор! - усмехнулся Дель.

  - Спорим, одно другому не мешает?

  Прелюдия как разведка боем - это великолепно. Когда муж перешёл в наступление, я чуть придержала атаку, напомнив:

  - Сапоги всё же сними, солдат.


  В комнате кто-то был: я чувствовала на себе внимательный взгляд. Это казалось невозможным - Дель был в душе, Гил в Амандоре - и всё же это было так. Глаза открывать не хотелось. А придётся. Элута-ар! Возле кровати стоял Архикнязь. Ну знаете.... Пришлось быстренько натянуть покрывало повыше. Он махнул рукой:

  - Это не обязательно.

  - Мне - обязательно, - напомнила я, садясь. - Что ты делаешь в спальне княгини Л"лиоренталь?

  - А я как раз по этому вопросу, княгиня, - улыбнулся Ноэ"Тхафар. - В семь Башен прибыли союзники: хотят уладить некоторые формальности.

  - Чьи союзники?

  - Наши. Хит"Тали и Рол"леноли. Духи.

  Я тряхнула головой, окончательно прогоняя сон.

  - Что ж вы с утра такие активные, Перворождённые. А перенести нельзя?

  Архимаг удивлённо поднял бровь.

  - Так ведь дело к полудню, ТариАна!

  Я глянула в окно.

  - И что? Мне вообще отпуск полагается - внеочередной, за вчерашнее. А у командира одни взыскания остались.

  Ноэ"Тхафар рассмеялся.

  - Собирайся, Навигатор: союзники ждут.

  - Куда? В Седьмую башню?

  - В аудиенц-зал. Церемония Представления княгини Л"лиоренталь. И не падай в обморок: я же сказал - всего лишь формальность.

  Не падай! Я вздохнула, вспомнив приём у Светозарного. Не дождутся! Но всё же предупредила:

  - По поводу формальностей, Архикнязь. Имей в виду: мы с мужем убеждённые неформалы.

  - Я тоже.

  - Заметно. В Политехе учился?

  Ноэ"Тхафар застыл, изумлённо глядя на меня.

  - Ладно, Архикнязь, шёл бы ты к себе, а? Мне только объяснений с мужем не хватало!

  Брови Архимага снова поползли вверх.

  - Ты серьёзно? Думаешь, он не знает, что я здесь?

  Ах, вот так, значит? Я завернулась в покрывало и встала с постели.

  - Тогда свари кавирчику. Я - в душ.

  Дель был в бассейне. Я присела на край, свесив ноги в воду, и следила, как стремительно движется под водой его красивое гибкое тело.

  - Что Архимаг? - спросил он, вынырнув прямо передо мной.

  - Не вздумай стащить меня в воду, - предупредила я. - Тебе не кажется, что меня следовало кое о чём предупредить?

  Дель отбросил назад мокрые волосы, и ладонью убрал с лица лишнюю влагу. Его ресницы казались теперь ещё длиннее.

  - Я не хотел тебя будить.

  - И предоставил это ему?

  Дель рассмеялся.

  - Ты даже здесь в полотенце, Тара. Как маленькая!

  - Дель, может, я, по-вашему, и Тир-Элен"на, но я привыкла быть атани. Почему это так сложно понять?

  - Может, потому, что мы считаем тебя своей?

  Я вздохнула: может быть. И почувствовала, что съезжаю в воду.

  - Дель, полотенце же!

  - Полотенце - это зло, любимая, а зло должно быть наказано: Кодекс Духа.


  Стянутый ремнями камлет, узкие штаны из чёрного эласа, белоснежная кружевная рубашка с высокими манжетами; у ворота - аграф в виде серебряного ландыша, пряжки ремней и боковая застёжка сапог поблёскивают серебром. Неплохо! Дель выглядел примерно так же, только рубашку выбрал чёрную. Сир"рис, кстати, на этот раз был в ножнах на поясе - парадный вариант. Княгиня Л"лиоренталь в сопровождении супруга! Откуда столько эльфов в коридорах? Я старалась не смотреть по сторонам.

  /Что с тобой?/ - спросил муж.

  /А ты как думаешь?/

  /Элутар! Это, между прочим, теперь твои родичи. Привыкай./

  /Не-не-не, стольких родичей я не вынесу!/

  /Куда ты денешься! Ещё и споры между ними будешь разбирать - обязанность княгини./

  /Ну уж нет! Пусть этим Тоэлин занимается./

  /И она тоже. Только ей предстоит долгое возвращение, так что придётся тебе пока поработать за двоих. Готовься./

  /Дель, у меня три пары близнецов: вы с Гилом, Тангары и мальчишки. Я и так на вредной работе!/

  - Всё, пришли.

  Мы остановились перед высокой двустворчатой дверью. Она выглядела вырезанной из цельного камня - чёрного с серебряными прожилками - и была украшена сапхами всех оттенков и размеров. Мне вдруг пришло в голову, что рукоять меча Ратислава тоже выполнена в клановых цветах Л"лиоренталей. Не думаю, что Тангары выбрали их случайно. Подгорные Мастера не знали, что капитан тоже Л"лиоренталь, но каким-то образом это почувствовали. Я невольно вздохнула, вспомнив названых братьев. А самоцветы-то на двери составляют княжеский вензель!

  /Дель, я боюсь./

  /Посмотри вокруг, любимая./

  Я обвела глазами комнату. Под моим взглядом головы эльфов склонялись в полном достоинства поклоне. Ну ещё бы: рядом со мной стоял Младший князь Л"лиоренталь.

  /Ты не поняла, девочка: они уже знают о Тоэлин и Тир-Элен"на./

  /Откуда?/

  /Тара, они же ментаты! Как можно утаить от них то, происходит в Ментале? Так что я здесь не при чём: родичи приветствуют княгиню./

  Я взглянула на мужа.

  - И князя.

  Дель улыбнулся.

  - Ну разве что самую малость.

  И добавил уже по Связи:

  /Кстати, чуть не забыл: ты должна будешь принять у наших присягу на верность./

  Мне было настолько плохо, что не осталось сил даже на испуг.

  /Хорошо, что ты не вспомнил об этом раньше, командир: тогда бы я точно сбежала./

  - Знаю. Готова? Тогда вперёд.

  Дель толкнул створки двери. Несмотря на массивность, они бесшумно и легко распахнулись, и перед нами открылось огромное сверкающее пространство. Солнечный свет лился через хрустальные витражи высоких окон, цветные лучи падали на мраморный пол, играли в огромных зеркалах и струях фонтанов. Княжеские штандарты, расшитые шёлком, чуть колыхались на стенах. Как сказал ФиДель, чем меньше подделок, тем влиятельнее род. Неужели всё это великолепие настоящее? Тогда понятно, почему в зале совсем нет дерева: натуральное эльфы не используют, а имитацию держат во внутренних покоях - для себя.

  Перворождённые стояли полукругом. Я сразу представила себе лук, наверное, потому, что в центре плавно выгнутой дуги, чуть впереди остальных, я увидела Ноэ"Тхафара и Линдориэля. Рукоять - самое место для тех, кто держит в руках клан. А где же Фаро - Верховный маг и отец? Ах да, у него же своя княгиня Л"лиоренталь, в Белой башне. Интересно, как там она?

  /Жива. Это главное./

  /Фаро?/

  /Прости, я снова не смог быть рядом с сыном./

  /Сейчас ты нужнее Тоэлин. Правильный выбор, Верховный./

  Мы с Делем сделали несколько шагов вперёд и остановились как раз между плечами воображаемого лука, на линии тетивы. Мероприятие было официальным - Церемония Представления, поэтому Перворождённые были одеты в цвета своих кланов. Если судить по цветовой гамме, слева были феальдины - чёрный и синий с серебром, а справа - союзники: фиолетовый с золотом - нолегаты, чёрный и серебристо-серый - дафары. Белоснежные гривы, серебристые очи: Старшие князья давно достигли Времени Мудрости.

  Главы кланов, родов и Верховные маги прибыли в Семь Башен с супругами и наследниками, как того требовал Этикет. Однако женщины составляли примерно треть от общего числа присутствующих, из чего я с удивлением заключила, что почти половина Старших князей не состоит в браке. Впрочем, наследники были у всех. Как видно, не всякая эльфийская любовь выдерживает испытание Вечностью. А дамы были хороши! Юные лица, зелёные очи, в чёрных волосах - сияние самоцветов. Цвет глаз и волос эльфиек от возраста не зависит, поэтому казалось, что Старшие князья сплошь женаты на молоденьких. Кстати, их супругам пришлось проявить чудеса изобретательности, чтобы не повторить оттенок или фасон наряда других дам, и остаться при этом в цветовой гамме своего клана. Чувствуя на себе оценивающие взгляды, я в который раз поздравила себя с тем, что в одежде не последовала эльфийскому Этикету. Приятно всё же оставаться самой собой. Как сказал Таргелон, так предпочтительней.

  Главу клана Нол"ле Эсгатол я узнала сразу: "встречала" его в памяти Тинтаэля. Князь Вилетор был с супругой, и мать Ролли показалась мне потрясающе красивой. Такие глаза! И эти роскошные чуть волнистые волосы, как у сына! Кроме того, она смотрела на происходящее с изрядной долей иронии, что покорило меня окончательно. Рядом с главой клана нолегатов стоял эльф с удивительно жёстким пронзительным взглядом. Его тёмно-фиолетовые одежды казались почти чёрными. Дарихантар Рол"леноль, Верховный маг клана. Он тоже был с супругой, и тоже красавицей. В её костюме, напротив, преобладали светлые тона, а взгляд в отличие от взгляда мужа отличался какой-то особой мягкостью и теплотой. Разумеется, Младший князь Рол"леноль тоже был здесь. Встретив мой взгляд, Хан улыбнулся. Мы не могли переброситься с ним даже словом: использовать ментальную Связь во время официальных Церемоний да ещё в присутствии стольких ментатов считалось неприличным. Глава рода Тоэрэн, Старший князь Ириэль, был среди членов Совета клана Нол"ле Эсгатол. Его сопровождали несколько родичей. Насколько я поняла, волосы, собранные на висках в косы - традиционная причёска князей этого рода.

  Ну, с нолегатами всё ясно, а вот увидеть представителей дафаров я не ожидала. С одной стороны, Фиоравандель совсем недавно разорвал брак с первой супругой, княгиней Лоредиль Хит"Таль, а с другой - их бывший Верховный маг князь Дал"леДин"н не раз ставил под угрозу жизни самих Л"лиоренталей. Мне казалось, что Старшие не найдут достаточных оснований для присутствия клана Да-э-Фарот"т на Церемонии. Ничуть не бывало: Старший князь Афаэр прибыл в Семь башен в сопровождении наследника, Младшего князя Тинтаэля, Верховного мага и членов Совета. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, из какого именно рода дафаров происходит их новый Верховный. Волосы собраны в высокий "хвост", короткие пряди падают на лоб и скулы, обрамляя бледное лицо - Дал"леДин"н! Неужели, вызов? Нет, вряд ли. Верховный маг клана выбирается Конклавом, а сильнейшие маги дафаров происходят именно из этого рода. Новому Верховному было явно нелегко сохранять невозмутимость под перекрёстным огнём стольких взглядов, а глазах его супруги я увидела тщательно скрываемую тревогу. Род Изгнанника и предателя! Думаю, прибыть на Церемонию для них было равносильно подвигу. О чём ты только думал, Да-Ди! Тин стоял рядом с Ролли и смотрел на нас, глаза его сияли. Как же они оба хороши! Я привыкла видеть в ребятах только воинов-Духов, теперь же передо мной были настоящие эльфы - такие, какими я их представляла: изящные, утончённые, в роскошных одеждах и потрясающе красивые. Ментаты-убийцы, самые опасные во Внутренней Вселенной. Однако сегодня их грозное оружие в ножнах - Этикет обязывает.

  А что же Линдо и Ноэ"Тхафар? Они здесь скорее всего как наблюдатели: Линдориэль от клана, Архимаг - от Светлого Совета. Вести Церемонию должен был Верховный маг Фаротхаэль, значит, в его отсутствие обязанности отца Деля примет на себя кто-то из Старших. Так и есть: глава клана направился к нам.


  Шаги Линдориэля гулко раздавались в тишине. Костюм из тёмно-синего аксамита, сверху - расшитый серебром ситаль из плотного, тяжело струящегося чёрного шёлка. Левой рукой Линдо привычно придерживает меч, ножны в лучах Анора горят расплавленным серебром. На среднем пальце правой руки князя сияет огромный сапх, а на безымянном я разглядела тонкое серебряное колечко. Ну конечно, ведь он же состоит в официальном, признанном Светлыми браке!

  Линдориэль встал слева от меня, лицом к залу, так же как ФиДель: чуть расставив ноги, заложив руки за спину.

  - Представляю Высокому Собранию супругу Младшего князя Фиораванделя Л'лиоренталя, княгиню ТариАну. Как глава клана Фэа-эль-Дин"н и старший отец, готов выслушать возражения и ответить на вопросы.

  Линдо говорил спокойно, не повышая голоса, тем не менее его слова были отчётливо слышны всем присутствующим. В зале повисла тишина. Глава клана будет ждать ровно двенадцать ударов сердца, и любое возражение после отведённого времени будет расценено как Вызов Правящему роду - таковы правила. Всего двенадцать мгновений, и я княгиня Л"лиоренталь. Слишком уж просто!

  Один из князей клана Феа-эль-Дин"н шагнул вперёд.

  - Старший князь Силедор, глава рода Эглатель, - представился он. - Я могу говорить, Предводитель?

  Ну вот, я же говорила: слишком просто!

  - Слушаю, Старший князь, - невозмутимо кивнул Линдориэль.

  - Атани не может стать законной супругой князя Древней крови. Это противоречит Закону.

  Я обвела взглядом будущих родичей: похоже, князь Эглатель выражал мнение большинства. Это прекрасно понимал и Линдо.

  - Князья Древней крови вправе заключать браки с Тир-Элен"на. Это не противоречит Закону, - ответил глава клана.

  - Тир-Элен"на погибли до рождения многих из нас. Я вижу перед собой атани. Откуда мне знать, что она Навигатор?

  Действительно, откуда? Утверждения главы клана ему явно недостаточно. Мне что, явить чудо?

  - Могу я ответить, Старший князь Линдориэль? - раздался голос Ноэ"Тхафара.

  Глаза всех присутствующих обратились на него.

  - Прошу, Архимаг.

  - Как наблюдатель от Светлого Совета и Перворождённый, работавший с Тир-Элен"на, свидетельствую: княгиня ТариАна Л"лиоренталь - единственный ныне существующий Звёздный Страж Внутренней Вселенной.

  - Благодарю, Архимаг Ноэ"Тхафар, - прижав к груди правую руку, с достоинством поклонился князь Эглатель.

  Такой же поклон в сторону главы клана:

  - Благодарю, Предводитель Линдориэль.

  Присутствующие явно вздохнули с облегчением, чего нельзя было сказать обо мне. Княгиня по протекции Архимага? Не согласна! В лицо ударил непонятно откуда взявшийся ветер. ФиДель дёрнул меня за полу камлета, пытаясь остановить, но было уже поздно: я шагнула вперёд.

  - Старший князь Силедор Эглатель, ты позволил себе публично усомниться в моём даре. Тир-Элен"на это безразлично, но твои сомнения затрагивают род Л"лиоренталь.

  Князь Эглатель побледнел. Мои волосы слегка развевались. Теперь я видела эльфа насквозь и уже поняла, что все его сомнения - не более чем постановка, упреждающий удар на случай настоящих осложнений. Как же вы меня достали своими финтами в кармане, Л"лиорентали!

  /Лес"с, можешь помочь?/

  /Да легко, Тара! Я дам тебе Сеть Врат Эльдамаля./

  - Что ты предпочитаешь, князь? - продолжила я. - Моррагонд, Чёрные Врата крепости Тиндомэ? Гилирин, Ледяную Звезду северного Побережья? А может, Анориант, Солнечный Мост, Врата столицы Лин"н Кель-э-Ранты? Назови любые Врата Звёздного Кольца в Эльдамале, которые я должна открыть.

  На этот раз тишина длилась значительно дольше, чем двенадцать ударов сердца. Князь Эглатель взглянул на главу клана, затем на ФиДеля и, наконец, на Архимага. Судя по глазам, главный неформал Эльдамаля откровенно забавлялся ситуацией. Эглатель наконец понял, что выбираться придётся самому. Он не был бы истинным эльфом, если бы не сделал этого изящно. Князь извлёк сир"рис из ножен и с поклоном протянул мне:

  - Прими Меч и Силу рода Эглатэль, княгиня ТариАна Л"лиоренталь.

  Слова присяги! Я окинула взглядом ряды феальдинов и не увидела ни одного сомневающегося. Если такова была цель Архимага, он её достиг. Выдержав положенную паузу, я коснулась рукояти меча.

  - Принимаю и благодарю.

  Чести принести присягу от имени рода удостаивается только его глава. Кроме Л"лиоренталей, в клане Феа-эль-Дин"н было всего шесть родов, так что Церемония не затянулась. Приняв присягу Старшего князя Серпельтара, я отыскала взглядом его сына, Ниэтэля. Он - первый и единственный из воинов клана, кто присягнул мне лично. Я не могла выделить его среди других - это было бы равносильно нарушению Этикета, но Младший князь понял, и едва заметная улыбка тронула его губы.

  За принятием присяги последовало официальное представление союзникам. Клан Нол"ле Эсгатол - родной клан матери Младшего князя, моего супруга. Разумеется, нолегаты были первыми на очереди. Приятные улыбки, взаимные поклоны: чуть ниже - мужские, чуть дольше - женские. Хорошо бы не перепутать! А с другом даже лишним взглядом не перебросишься. И как только Перворождённые выдерживают собственный Этикет? А вот и род Тоэрэн. Поклон его главы, Старшего князя Ириэля, ниже и дольше предписанного. Мне нельзя - предпочтение, а ему можно - личное дело. Старший князь Гленеваль Тоэрэн, отец Тоэлин и дед Деля по матери. Его голос чуть дрогнул, когда он произносил положенное приветствие. Лицо мужа осталось непроницаемым. Где же ты был, Атар"Тэ, столько лет? Ах да, мы же не вмешиваемся в дела Древних кланов!

  А вот и клан Да-э-Фарот"т - союзник, полный сюрпризов. К Тину, кстати, это не относится. Старший князь Хит"Таль, глава клана. Я заняла место его дочери, но неприязни к себе не почувствовала. Интересно, Тинтаэль рассказал отцу, то есть, деду, князю Афаэру, в какую беду чуть не угодил по милости родного отца? Верховный маг Фаэлин"н Дал"леДин"н. Вот здесь я задержалась с ответом - недолго, пару мгновений. Должно быть, они показались князю вечностью. Не такая уж высокая плата за жизни Деля и сыновей! Я понимала, что к художествам предшественника Фаэлин"н отношения не имеет, но ничего не могла с собой поделать. Верховный не дрогнул, только побледнел ещё больше. Кем ему приходится Да-Ди - братом, сыном, внуком? Возможно, даже отцом - какая разница! Все живы, Руазэлль получил по заслугам, нужно идти дальше. Плевать на Этикет! Отвечая на приветствие, я добавила к положенной улыбке чуть заметный поклон - за мужество быть Дал"леДин"ном здесь и сейчас.


  С формальностями было покончено, но вопреки моим ожиданиям Церемония не закончилась, а плавно перетекла в неофициальную часть. Приём устроили в одном из зимних садов замка. У фонтанов и цветников появились накрытые столы: фрукты, вина, сладости. Уютные диванчики и увитые плющом беседки звали уединиться и расслабиться, а дивная музыка словно молила о сострадании к противоположному полу. Сине-чёрных нарядов заметно прибавилось: для Л"лиоренталей вход на семейный праздник был открытым. Дань Древнему Этикету была отдана, и эльфы, разбредясь по саду, общались совершенно свободно. Да и как же иначе, если они знают друг друга страшно подумать сколько лет! Дель не отходил от меня ни на шаг, а Ролли и Тин в свою очередь не отходили от командира. Так я и гуляла по саду в сопровождении Первой Тройки Академии. Ноэ"Тхафар и Линдориэль встретили нас у центрального фонтана. Похоже, в Эльдамале, как и на Терре, фонтаны - излюбленное место свиданий.

  - Княгиня, - приветствовал меня Архикнязь.

  - Старшие князья, - поклонилась я в ответ. - Ну что, довольны? Может, объясните, зачем устроили спектакль на Церемонии?

  Отец и сын Л"лиорентали посмотрели друг на друга.

  - А по-моему, всё получилось даже лучше, чем задумывалось, - ответил Архимаг. - Видишь ли, ТариАна, предупреди мы тебя о заготовке, ты бы не смогла рассеять сомнения родичей так красиво, а главное, бесповоротно.

  Ну не знаю, может быть. А Архикнязь тем временем продолжал:

  - Обрати внимание, Дори, в каком сопровождении путешествует наша княгиня. Чем не доказательство единства союзников?

  - По-моему, здесь больше личного, Атар, не находишь? - заметил Линдориэль, окинув нас оценивающим взглядом.

  Ребята переглянулись.

  - Об этом я и говорю, - улыбнулся Ноэ"Тхафар. - Личная преданность союзника куда надёжнее преданности по договору. Да, ТариАна, возможно, князь Афаэр Хит"Таль будет просить у тебя аудиенции для своего Верховного мага.

  Для Фаэлин"на Дал"леДин"на? С чего бы? Дель взглянул на Тинтаэля. Тот пожал плечами.

  - На это требуется моё согласие? - уточнила я на всякий случай.

  Архимаг рассмеялся.

  - Союзникам в таких просьбах не отказывают, княгиня.

  - Во всяком случае, без веской на то причины, - уточнил Линдо.

  На том Старшие князья и откланялись. Что ж, благодарю за предупреждение. Провожая их взглядом, Хан заметил:

  - Ну и взгляд у Архимага - до костей пробирает.

  - У вашего Верховного не лучше, - возразила я. - Таким только стены пробивать!

  Ролли рассмеялся.

  - Да, есть немного. Раскрою секрет: существует один бастион, который мой дед взять не может.

  Я вспомнила удивительно тёплые глаза супруги Дарихантара.

  - Дай, угадаю, Хан: твоя бабушка?

  - Точно! Без неё нам всем пришлось бы туго.

  Тин хмурил брови, обдумывая слова Ноэ"Тхафара.

  - Брось, Тинни, - улыбнулась я. - Прорвёмся.

  - Тари, тебе имя нашего Верховного ни о чём не говорит?

  - Ты что-то знаешь? - спросил Дель.

  - А что тут знать? Князь Фаэлин"н - старший брат Руазэлля.

  - Ну и причём тут Тари? Ему, скорее, Архимаг нужен, - усмехнулся Хан.

  - Не скажи, - возразил Тин. - Светлый Совет принял Решение, Архимаг его утвердил. Какие вопросы могут быть у Фаэлин"на? Тут дело в другом. Руазэлль больше не Изгнанник, но его передвижение и круг общения крайне ограничены. После его предательства с ним не хотят иметь дело даже близкие, а что до него самого.... Кто из нас, лишившись доступа к Астралу и Менталу, рискнул бы выглянуть из-под одеяла?

  - Ну допустим. И что?

  - А то, что никто не может запретить Руазэллю обратиться к Арбитру, то есть, к Тир-Элен"на. Думаю, отец будет просить аудиенции именно для него, а не для Фаэлин"на.

  Разумеется, отцом Тин продолжал называть деда, князя Афаэра. Мы с Делем посмотрели друг на друга. И что теперь? Я вспомнила надменное лицо Руазэлля. "Выше нас только Элутар!" Что ж, Верховный получил по заслугам. Лишённый выхода в Пространства Магии и Сознания, став, по сути, атаном, Перворождённый оказался в комнате с глухими стенами. Я сама не так давно её покинула и как никто могла оценить всю глубину его падения. Оправданное Возмездие. Чем я смогу помочь Да-Ди? Научить его быть человеком?

  Старший князь Афаэр подошёл к нам в сопровождении нового Верховного мага. Князь Фаэлин"н - копия брата, Руазэлля, только без всепожирающей ненависти в глазах. Маг был столь же холоден, красив и как-то по-особому элегантен в своих чёрно-серебряных одеждах. Я взглянула на Тина. Да, элегантность у Дал"леДин"нов в крови. Изящный поклон Старших в нашу сторону:

  - Княгиня ТариАна, Младшие князья.

  Снова Этикет! Как же я понимаю Деля, всегда избегавшего подобных мероприятий! К счастью, князь Афаэр, отдав должное традициям, сразу приступил к делу.

  - Я могу просить о личной беседе, княгиня?

  - Можешь, Старший князь, - машинально ответила я.

  Глава клана и Верховный маг озадаченно посмотрели друг на друга. Элутар, это же и была просьба! Нет, эльфийский Этикет меня точно доконает!

  - То есть, я хотела сказать, что слушаю.

  Князь Афаэр многозначительно посмотрел на Младших князей. Тин и Ролли переглянулись и отошли в сторону, ФиДель не сдвинулся с места: право супруга!

  - Дель, - попросила я.

  Муж помедлил, но всё же присоединился к ребятам. Разговор начал Верховный маг Фаэлин"н.

  - Княгиня ТариАна, прими благодарность рода Дал"леДин"н.

  Он приложил руку к груди и слегка поклонился, не склоняя головы, не отводя глаз, как принято у князей Древней крови.

  - Ты о Церемонии, Старший князь Фаэлин"н? Не стоит.

  - Стоит, княгиня. Ты не держишь зла - это видели все.

  - Стараюсь не держать, князь. Так будет честнее.

  - Как глава рода Дал"леДин"н я готов отвечать за всё, что произошло.

  Да-да, что-то подобное я уже слышала от Линдориэля.

  - Видишь ли, князь, не вмешиваясь в дела родичей, вы не только отвечаете за их ошибки, но и даёте им возможность совершать новые. Князь Руазэлль едва не уничтожил собственного сына и чуть не устроил Духам новый Эльдагор. И это произошло уже после нападения на Тень Света.

  - Мы знаем о ментальной ловушке, Тир-Элен"на, и благодарность клана дафаров за твою помощь безмерна, - сказал князь Хит"Таль.

  Я пожала плечами.

  - Слегка не по адресу, князь Афаэр: тогда в Ментале работала не только я, но и лучшая команда Академии Духа. Всё, что нами было сделано, было сделано ради друга.

  Я замолчала, глядя на Старших. Когда же они перейдут наконец к главному?

  - Княгиня ТариАна, в том Поиске ты была Арбитром между Архимагом и..., - князь Фаэлин"н споткнулся на слове.

  - И князем Руазэллем, - кивнула я.

  Вообще-то отец Тина теперь официально именовался Преступником, но на что только не пойдёшь ради союзников!

  - Кода Тир"Эленна выступали Арбитрами, - продолжил Верховный, - они всегда учитывали интересы всех сторон конфликта.

  - Иными словами, ты просишь Тир"Эленна выслушать другую сторону - Руазэлля Дал"леДин"на. Я правильно поняла?

  Фаэлин"н кивнул.

  - Что, всё так плохо?

  - Он не умеет быть атаном, княгиня ТариАна.

  - Понятно. А что Архимаг?

  - Архимаг - Перворождённый. Кроме тебя, мне больше некого просить.

  Значит, они уже обращались к Ноэ"Тхафару, а тот отправил их ко мне. Надо же, снова сумел выкрутиться! Как там говорил Линдо: развернуться на кончике иглы? Я вздохнула.

  - Что я могу сделать для твоего брата, Верховный?

  - Не знаю, - честно ответил князь. - Может, научить быть атаном?

  Да, дела. Лес"с как-то говорил мне, что эльфы не болеют, если не ранены. Но как же тогда назвать то, что произошло с этим Светлым князем? Мои глаза встретились с глазами Тина. Его отец болен, и наш дафар это знает. Князь Руазэлль задолжал мне слишком много, но чего только не сделаешь для друга, даже если он сын врага.

  - Хорошо, Старшие князья. Я попробую.


  Разумеется, родичи Хана не могли не поприветствовать княгиню Л"лиоренталь. Правда, им пришлось выждать какое-то время после союзников-дафаров, чтобы очерёдность не выглядела как очередь. Глава клана Нол"ле Эсгатол и Верховный маг подошли в сопровождении жён. Вблизи обе эльфийки казались ещё красивее. Последовали положенные по Этикету приветствия и поклоны, их "благодарность не знает границ" и моё "что вы, что вы, всегда пожалуйста". Чуть не добавила "заходите ещё", но вовремя остановилась. Хан понимающе улыбался. Я знала, что его родичи гораздо проще и сердечнее, чем кажутся, просто Этикет обязывал их "сохранять лицо". Впрочем, взгляд его деда Дарихантара оставался по-прежнему ледяным.

  - Я не нравлюсь тебе, Верховный маг? - напрямик спросила я.

  Мужчины замерли, дамы украдкой переглянулись.

  - Мне не нравится способ решения задачи, но это не означает, что меня не устраивает исполнитель, - спокойно ответил Дарихантар. - Я предпочитаю разумный риск, княгиня ТариАна.

  Как интересно! Он что, считает, что я вела Поиск наудачу?

  - Я тоже не во всём полагаюсь на везение, Старший князь.

  - Безопасность Тир-Элен"на - это ответственность Светлого Совета, княгиня. Мы не можем потерять единственного Навигатора Внутренней Вселенной. Я сказал это Архимагу и повторяю тебе.

  Я взглянула на мужа, тот в ответ поднял бровь. Можно не сомневаться: он согласен с Дарихантаром. Как будто у нас с Тоэлин был выбор!

  - Видишь ли, Старший князь, Светлому Совету было бы так же сложно повлиять на Тир-Элен"на, как и Архимагу: для меня ваши решения не обязательны к исполнению. Впрочем, я признаю, что пределы допустимого риска были превышены. Но и ты должен согласиться: времени на подготовку к Поиску не было совсем.

  - Я рад, что мы поняли друг друга, - чуть поклонился Верховный.

  - А уж мы-то как этому рады, Дарх, - заметила его супруга. - Ты как никто умеешь придать беседе занимательность и непринуждённость.

  Верховный слегка смешался. Кажется, я говорила, что у княгини удивительно тёплый взгляд? Я поторопилась с выводами.


  Посланник

  Гиллэстель


  Стук в дверь заставил нас замереть.

  - Кто это? - удивлённо спросила Флора.

  - Ты меня спрашиваешь, любимая? Могу сказать только одно: если это Таргелон, я ему не завидую.

  - Кстати, именно он вытащил тебя из воронки, - напомнила жена.

  - Знаю, но сей подвиг не даёт ему права лишать меня личной жизни. Может, принцесса?

  - Шутишь, Гил? Твоя дочь обходится без стука. Пусти, я открою дверь.

  Вот именно: дверь! Ради моего отпуска оренмар Нимэлин научился держать их закрытыми. Я перекатился на спину, давая жене возможность встать, и с удовольствием наблюдал, как она собирает волосы в узел, накидывает алет и идёт к двери. Почему я не вижу этого каждый день? Счастливчик Дель: у него всё это есть!

  - Атар? - донёсся до меня удивлённый возглас жены.

  Элутар, тесть! У нас же всего два дня, точнее, уже полтора, каждое мгновение на счету! Хватит того, что я первую половину ночи охотился на тварь в Седом лесу, а вторую отбивался от дочери. К утру еле утрясли ребёнка, только расслабились - и на тебе! Светозарный шагнул в комнату. Флора из-за его спины сделала "страшные" глаза. Знаю-знаю, главу клана принято приветствовать стоя, но в таком виде это выглядело бы неприлично. Поэтому я даже не сделал попытки встать, только сказал:

  - Это не я, Светозарный, это сон твоей дочери.

  Князь рассмеялся.

  - Скорее, кошмар твоего тестя. Одевайся, Посланник: есть дело.

  - У меня отпуск, - напомнил я.

  Тесть взял со столика амулет Архимага и, держа его за цепочку, изобразил перед моим лицом что-то вроде маятника. Игрушку нашёл! Я забрал у него амулет, положил обратно и нехотя сел.

  - Что, зверушку укротили?

  - Увидишь, - уклончиво ответил князь.

  - Элутар, за что? - простонал я, взял жену за руку и пошёл в душ.

  Ну, душем это только называлось. Мы вышли в увитый зеленью грот на берегу небольшого озера. С живописных скальных уступов сбегали прозрачные потоки, а широкий карниз, идущий вдоль каменной гряды, превращал их в маленькие водопады. Вода была тёплой, а осенний воздух - прохладным, поэтому над голубоватой гладью вился лёгкий парок. Если бы я не знал, где нахожусь, принял бы и грот, и скалы за настоящие. На самом же деле всё это создал Нимэлин, поэтому и камень, и грот, и чаша озера были белыми.

  Я забрался на скалы и наблюдал, как Флора, выйдя из-под водопада, отжимает волосы, скрутив их в золотистый жгут. Почувствовав мой взгляд, она подняла голову и призывно махнула рукой. Я отрицательно покачал головой и поднялся на самый верх. Впереди - только ветер и где-то далеко внизу синяя гладь озера Лин Келебрэн. Не так уж высоко - третий уровень, для меня почти стандарт, учитывая моё детство на берегу моря. Я оглянулся на жену через плечо. Она не была бы настоящей Ар-Маэгрил, если бы не приняла вызов.

  Не полёт - восторг! Вынырнув, мы одинаковым движением отбросили волосы с лица и рассмеялись. Я чувствовал, как закипает кровь. Какое-то время мы с Флорой смотрели друг на друга, а потом её глаза заслонили свет. Под водой движения приобретают удивительную плавность, прикосновения - мягкость, а сама вода как среда более плотная, чем воздух, придаёт ощущениям объём. Если бы при этом ещё и не дышать! Мы вынырнули, чтобы глотнуть воздуха.

  - Надеюсь, Силли не придёт в голову повторить наш прыжок, - сказал я, восстановив дыхание.

  - Я тоже на это надеюсь, - улыбнулась жена и застыла, глядя вверх.

  Я резко обернулся: на скалах стояла принцесса. Элутар, я же уложил её спать!

  - Атар, - крикнула она и помахала нам рукой.

  - Силли, нет!

  Куда там! Несносное дитя птицей взлетело в воздух. Флора резко выбросила руку ладонью вверх, замедляя полёт. Я ушёл на глубину, и как только дочь вошла в воду, тут же вытолкнул её на поверхность. Вынырнув вслед за ней, я было собирался явить родительскую строгость, но Силли с восторженным писком бросилась мне на шею. Как же восхитительно снова чувствовать себя отцом! Виновато взглянув на жену, я развёл руками: что поделаешь, любимая, принцессы по-прежнему вьют из меня верёвки. Хорошо, однако, иметь жену, которая может договориться со Стихиями - никакого подъёмника не нужно! Снова оказавшись на скалах, Силли тут же плюхнулась в озеро, на этот раз, к счастью, во внутреннее.

  - Как думаешь, Флора, может, пора уже приступить к воспитанию дочери? - поинтересовался я, вылавливая дитя из воды.

  - Чтобы я ещё раз оставила ребёнка на деда! - возмутилась жена. - О чём он только думает!

  Я рассмеялся.

  - Что тут смешного?

  - Тари говорит то же самое.

  - Не сомневаюсь! - отрезала Флора.

  В гроте она сразу завернула дочь в полотенце и, взяв другое, попыталась высушить её волосы. Силли ловко уворачивалась и болтала без умолку.

  - Атар, а Зарти так может?

  Я вспомнил его прыжок на голову Деля в бассейне Семи Башен и рассмеялся.

  - Зарти? Может.

  - А его брат?

  Слушая весёлое щебетанье дочери, я прекрасно понимал, что всё это делалось лишь для того, чтобы отвлечь наше внимание от главного вопроса.

  - А Тинтаэль?

  Флора застыла с полотенцем в руках.

  - А Тинтаэль, принцесса, может это и ещё многое другое. Он уже большой мальчик, - серьёзно ответил я и добавил:

  - Чего не скажешь о тебе.

  Силли озадаченно умолкла, замерев на месте, чем тут же воспользовалась Флора, ловко обмотав её голову полотенцем.

  - Ну Амари!

  - Сиди смирно, Сильвен! И учти: если будешь продолжать в том же духе, твой будущий жених, кем бы он ни был, рискует овдоветь ещё до свадьбы.


  Белая Гряда - гребень Большого Ящера, самые высокие его вершины. Здесь, среди ледников и снежных шапок, высятся башни Цитадели Света - неприступной обители магов клана Сил"лемен. Белые скалы, белые башни - всё укрыто снегом и так искрится в лучах Светила, что не отличишь одно от другого. Я стоял у окна, глядя на сверкающее великолепие. Сплошные пики и зияющие провалы - казалось, сюда можно добраться только по воздуху. Однако в Цитадель Света всё же вела дорога. Проложенная по дну глубоких ущелий, то и дело скрывающаяся под горами, она обрывалась у бездонной пропасти, разделяющей вершины хребта. Единственный мост Цитадели, узкий и прямой как стрела, сиял в лучах Светила подобно солнечному лучу.

  - Это и есть луч Света, Посланник, - сказал Светлый Ниэтар. - В Цитадель иного пути нет.

  Вот тут Верховный слукавил: мы со Светозарным попали сюда через портал Нимэлина. Однако использовать луч вместо моста? Нет уж, лучше я по старинке - через портал. Князь Ар-Маэгрил улыбнулся, угадав мои сомнения.

  - Иногда Свет под ногами надёжнее камня, Младший князь, поверь. Однако Светлый Ниэтар, у Посланника не так много времени.

  - Тогда прошу следовать за мной, Высокие князья, - чуть поклонился Верховный.

  Флора говорила, что Цитадель - это ещё и Академия магии, но, минуя залы и галереи, спускаясь по лестницам и проходя через внутренние порталы, мы не встретили ни слушателей, ни Наставников. Вероятно, наш путь пролегал в стороне от проторенных ими дорог. Выйдя из очередного портала, я понял, что мы находимся глубоко под землёй. Внешне ничего не изменилось: в огромные окна всё так же лился свет, по-прежнему сверкали заснеженные вершины, но я уже столько раз оказывался в подгорных глубинах, что научился доверять ощущениям. Если я прав, значит, эльфийская часть Цитадели скоро закончится, и начнётся.... Так и есть: свернув в боковую галерею, мы попали в Подгорию.

  Широкие коридоры с глухими зеркально-гладкими стенами, на пересечениях - арки с рунным орнаментом для защиты от обрушений, в кованых светильниках - открытый огонь. Светозарный с интересом взглянул на меня. Ну, если бы я не знал про его давний договор с кланом Тангаров, то, наверное, удивился бы, а так вполне ожидаемо. Миновав несколько коридоров, мы остановились перед высокой каменной дверью. Её покрытые рунами створки смыкались столь плотно, что казались единым целым. Я знаю оба языка гномов - и древний кхазд, и гонх, но здесь знакомые на первый взгляд символы никак не хотели складываться в слова. Та же история, что и с камнем в фандарге Линдориэля! Я постарался запомнить письмена как можно точнее - на всякий случай.

  Светлый Ниэтар поочерёдно коснулся нескольких рун, и створки двери бесшумно разошлись. Мы вышли на галерею, опоясывающую по кругу глубокий каменный "колодец". У меня слегка заложило уши - так, как-будто я резко ушёл на глубину. Тхашатхон, глушитель магии! Правда, неприятные ощущения длились всего мгновение - ровно столько, сколько понадобилось, чтобы отключиться от Астрала. Сначала галерея показалась мне открытой, но это было не так: от каменного "колодца" зрителей отделяли панели из прозрачного, похожего на хрусталь камня. Если это алатамир, самый прочный из самоцветов, то лучшей защиты было не найти.

  Галерею заполняли маги Света в бело-золотых одеждах и тонких, подобных солнечному лучу, венцах. Главу клана и Верховного мага они встретили почтительными поклонами, на себе же я ловил большей частью недоверчивые, а то и неприязненные взгляды. Ещё бы: я же финдуэль, чужак, дерзнувший коснуться их Девы Света! Нет, сотни эйенов самоизоляции не прошли для малдуэль даром: их возвращение к родичам будет непростым.

  Галерея была узкой - всего пару лантров, но с противоположной стороны от двери расширялась до небольшого зала. В общем, я уже понял, что нахожусь на пелиате, магическом полигоне, поэтому висящее посреди зала хрустальное полукольцо меня не удивило. Интересное решение Узла Силы! Гладкая, чуть приподнятая центральная часть - панель управления - имела широкий выступ спереди, над которым угадывалось лёгкое свечение. Это арена - устройство для создания объёмного изображения происходящего на пелиате. Справа и слева от панели поблёскивали самоцветами палитры магических контуров, мягко светились шаровые регуляторы точной настройки. Однако Дель не ошибся в оценке, определив в Долине очень высокий уровень магии!

  Светлый Ниэтар коснулся одного из самоцветов, и стены из тхашатхона, окружавшие пелиат, ушли вниз. Дышать сразу стало легче - я снова слышал Астрал. Узел Силы ожил: вспыхнули сигнальные блоки, замерцала панель управления. Верховный пробежал пальцами по палитре контуров, выстраивая уровень защиты. На арене появилось изображение каменного "колодца". Его стены были едва обозначены, зато сплетённый магом Щит был прекрасно виден. На дне "колодца" неподвижно лежала синеватая лента, замкнутая в кольцо. На панели управления высвечивались фигуры разной формы и размера. Некоторые надолго замирали на месте, другие скользили вдоль экрана, быстро сменяя друг друга. Верховный внимательно наблюдал за ареной. Время от времени он не глядя касался светящихся символов, меняя рисунок. Значит, малдуэль для управления магическими устройствами используют световой код, в то время как мы предпочитаем цветовой. Поймав на себе несколько недоверчивых взглядов, я не стал раздражать родичей и отошёл к защитным панелям из алатамира - с галереи пелиат тоже прекрасно просматривался. Разумеется, я уже понял, что за "лента" находится на дне каменного "колодца". Неужели маги Света собираются оживить голем?

  Князь Ар-Маэгрил подошёл и встал рядом.

  - Вы чего творите, испытатели?

  - Играем со зверушкой, - усмехнулся князь. - Сам же предложил, Посланник.

  - Я имел в виду другое, Светозарный.

  - Да разобрались мы уже, князь. На нападение этот голем не рассчитан - только на защиту, так что если тварь не трогать, опасности она не представляет.

  Я взглянул в льдистые глаза Тин-Талиона.

  - Ну допустим. А Ключ?

  - А зачем? - усмехнулся Светозарный и кивнул в сторону каменного "колодца":

  - Смотри.

  На свёрнутой в кольцо "ленте" появилось кроваво-красное световое пятно. Оно медленно продвигалось вдоль "тела" твари к её треугольной "голове". Когда пятно достигло пустой "глазницы" - места приложения Ключа - голем дёрнулся и забился в конвульсиях, скрежеща металлом по камню.

  - Поздравляю, Светозарный - изысканный танец, - оценил я.

  - Легче, Ниэтар, - поморщившись, бросил тот через плечо.

  Голем замер, чуть подёргиваясь, и неожиданно бросил тело вверх, встав на "хвост". Мы невольно отпрянули от ограждения: алатамир хоть и непробиваем, но осторожность ещё никому не мешала. Раскрыв "капюшон", тварь медленно поворачивалась из стороны в сторону, её единственный "глаз" теперь светился кроваво-красным.

  - Световой Ключ, полагаю? - кивнул я на красное пятно.

  - Верно.

  - Дальность?

  - Пока невысока, в пределах пелиата.

  - Точность наведения тоже оставляет желать лучшего, - заметил я, вспомнив конвульсии твари.

  - Мы над этим работаем, Посланник, - улыбнулся князь.

  Я испытующе посмотрел на Светозарного. Пелиат, Световые Ключи, магомеханика. Что всё это значит?

  - Видишь ли, Младший князь, клан Сил"лемен всегда славился своими курутарами - искусными-в-мастерстве. Так вот: они за одну ночь разобрали и собрали тварь заново. Воплотить механику, управляемую магией, нашим мастерам несложно. Главное - заставить её работать в мирах, обделённых Силой. Ключ, или амулет-накопитель, как способ управления големом ненадёжен, ибо уязвим. Доступный для "хозяина", он доступен и врагу, о чём свидетельствует опыт Белого Города.

  - Что предлагаете?

  - Связать голем с магом-"хозяином" напрямую.

  Я не поверил собственным ушам.

  - Да такая тварь выкачает из вашего мага всю Силу без остатка!

  - Над этим мы тоже работаем, Посланник.

  Я взглянул на голем, а тот, как мне показалось, "смотрел" на меня. "Пошёл вон", - раздражённо подумал я. "Змей" обиженно отвернулся. Я моргнул от неожиданности и напомнил себе, что не сплю. Нет, идея малдуэль просто невероятна! Впрочем, почему невероятна? Посвящённые же могут обращаться к Силе напрямую, минуя Астрал, как это делает Тари.

  - Допустим, ваш маг сможет поддерживать канал между слабым Астралом такого мира и големом, не рискуя собственной Силой. И что?

  - Ну напрягись, феальдин, догадайся сам, - рассмеялся Светозарный.

  Напрягись! Тут и напрягаться нечего: удалив Ключ и создав собственный канал управления, маг становится "хозяином" твари. Однако я имел в виду другое.

  - Как насчёт Запретной магии, Светлые? Предположим, голем боевой и натаскан на любое проявление магии, кроме "своей". Да и Ключ такой твари будет наверняка хорошо защищён. Что тогда?

  - А вот тогда нам понадобится разрешение Светлого Совета, Посланник, - сказал Ниэтар, подойдя к нам. - На снятие Запрета на магию Смерти.

  Маг легонько постучал пальцем по алатамировому стеклу. Голем склонил "голову" на бок, прислушиваясь к звуку. Нет, это мне точно снится! Посланник.... Я тронул амулет Перемещения на груди. Менглир Архимага. Князь Ар-Маэгрил и Светлый Ниэтар смотрели на меня. Они что, хотят сказать, что вот это всё - послание для Ноэ"Тхафара?!


  Вернувшись на Тол-Силимар, я сразу отправился в Библиотеку: нужно было во что бы то ни стало разобраться с менглиром. Безрезультатно просидев над книгами почти до полудня, я захлопнул очередной фолиант и посмотрел на лежащий передо мной амулет Перемещения. Что же ты такое, Ключ-от-Врат? Я встал из-за стола и подошёл к библиотечному искателю. На хрустальной панели горели слова "менглир", "архимаг" и "ключ". Вздохнув, я добавил к ним "Тир-Элен"на" и снова запустил поиск. Всего пара мгновений, и на одном из стеллажей высветилась очередная книга. Наблюдая, как тяжёлый том медленно движется по световому лучу, я вспомнил, как, насмотревшись на наши магические изыски, Тари спросила:

  - А что будет со всей вашей маготехникой, если исчезнет питающая её магия?

  - Примерно то же самое, что и с вашей, если исчезнет питающая её энергия, - улыбнулся я.

  - И вы очень быстро вернётесь к мечу и луку, - добавил Дель. - Думаю, за эйен, не больше. Если выживете, конечно, с таким арсеналом оружия в мире с нарушенным Равновесием.

  Тари тогда ничего не ответила, однако её вопрос заставил меня задуматься. Исчезновение магии из Внутренней Вселенной означало бы резкое нарушение баланса Силы, то есть, катастрофу - не смертельную, но ощутимую. Я невольно потянулся к поясу. Сир"рис, Текучий Клинок. Зодчий назвал его Стирающим Грани, оружием Стража Границ. Надеюсь, мы с Делем не единственные, кто призван хранить Равновесие Внутренней Вселенной.

  - Где бы я ещё смогла найти мужа, как не в Библиотеке? И это с его-то глубокой нехваткой личной жизни!

  Голос Флоры тут же нарушил равновесие во мне самом. С трудом его восстановив, я вытянул руку в предостерегающем жесте.

  - Сначала дело, любимая, потом десерт.

  - Разве ты не в отпуске?

  - Насколько я понял, не совсем.

  Изящные брови удивлённо приподнялись.

  - Видишь ли, Флора, мой отпуск изначально планировался как однодневный. О том, что он продлён, я узнал незадолго до Перехода. При этом Архимаг дал мне свой амулет Перемещения, предупредив, чтобы артефакт всегда оставался со мной. О том, что это менглир, а я - Посланник, мне пояснили уже здесь.

  - Да, ты говорил. И что тебя беспокоит?

  - Ноэ"Тхафар ничего не делает просто так. Заметь: второй день отпуска я уже отработал - Седой лес и пелиат Цитадели вполне тянут на Цель. При этом амулет всегда при мне - это норма, но я хочу знать, почему мне о ней напоминают. И ещё....

  Я молча смотрел на жену, не зная, стоит ли продолжать: мои подозрения вполне можно было списать на совпадение. Флора поняла без слов.

  - И давно ты не слышишь брата?

  - С момента, как попал в Амандор.

  По лицу жены пробежала тень беспокойства. Она взяла амулет в руки, погладила камень, подержала между ладонями. Вернув его на место, Флора взглянула на книгу, только что предложенную искателем, и покачала головой.

  - Вряд ли мы найдём здесь то, что тебя интересует, Гил. Менглир - редкий артефакт. Он считался таким даже во времена Звёздного Кольца. Так что сам понимаешь. Единственный, кто может помочь - это Светлый Ниэтар. Сейчас он в Алдарэне. Если хочешь, я свяжусь с главой рода Ар-Кутаэлин"н.

  - С Таргелоном? Если только без этого нельзя обойтись.

  - Прекрати, Гил, - рассмеялась Флора. - Знаешь, мне иногда кажется, что я говорю с ФиДелем.

  - Это потому, что я представляю наши общие интересы, любимая.

  - Дай угадаю: ваш общий интерес состоит в том, чтобы противостоять личным интересам Таргелона.

  - Именно личным! Ты умница, принцесса.

  - Да я-то умница, но понравится ли ваше рвение Тари?

  - Это наше право: она вот-вот станет княгиней Л"лиоренталь. Тари - Тир-Элен"на, поэтому её признание Советом - простая формальность.

  Флора вздохнула.

  - Вот именно - Тир-Элен"на, а это значительно больше, чем эльфийская княгиня, Перворождённый.

  Перед тем, как шагнуть в открытый Советником портал, Флора ещё раз напомнила мне Древнее Уложение:

  - Ты - Посланник Архимага, значит, можешь задавать вопросы. Ты - родич, значит, можешь спрашивать о личном. Но не забывай: Светлый Ниэтар потерял свою первую семью в Белом Городе. Эта тема закрыта.

  Да, помню. Теперь понятно, почему между Таргелоном и его отцом столь прохладные отношения. Вторая семья, династический брак, продолжение рода. Сочувствую обоим.


  Глава клана, Старший князь Таргелон Ар-Кутаэлин"н встретил нас у Главного портала ореноста. Когда он всё успевает? Впрочем, если место службы находится в собственном замке, чему удивляться? После истории с Отступником Элиарном отец Советника, Светлый Ниэтар, не только вернулся к управлению островом Тол-Силимар, но и возглавил Конклав рода Ар-Кутаэлин"н, заняв свой прежний пост Верховного мага. Это значительно усилило и без того влиятельный род. Светлый Ниэтар теперь часто навещал ореност, хотя жил и работал по-прежнему на острове. Идя на встречу с Верховным магом, я не знал, чем объяснить свой интерес к менглиру. Признаваться в том, что ничего не знаю ни об артефакте, ни о причинах своего появления в Седом лесу, мне не хотелось. Но взглянув в серебристые глаза Светлого Ниэтара, я понял, что ничего не нужно объяснять. Глава Посвящённых знал Ноэ"Тхафара лично и, видимо, не раз испытывал на себе его методы достижения цели. Повинуясь какому-то странному чувству, я снял амулет Перемещения и аккуратно положил на столик рядом с собой. Верховный улыбнулся и чуть заметно кивнул.

  - Насколько я понял, тебя интересует менглир, Младший князь?

  - Да, Светлый Ниэтар.

  - Что ж, не удивительно. Вещь редкая, и, насколько я знаю, теперь уже единственная во Внутренней Вселенной.

  Маг поднялся с кресла, жестом позволив не вставать, и прошёлся по кабинету.

  - Менглир, или Ключ-от-Врат, был создан Тир-Элен"на. Им открывали запечатанные или разрушенные Врата Звёздного Кольца.

  - Запечатанные или разрушенные, Светлый? - переспросила Флора.

  - Да, Флорелин, случалось и такое. Не все миры были готовы принять условия Звёздного Совета, основным из которых было мирное существование рас Внутренней Вселенной. Разумеется, Тир-Элен"на не передавали Ключи-от-Врат в чужие руки без веских на то причин. Не знаю, как именно менглир попал к нашему Архимагу, но, судя по тому, что артефакт действующий, он получил его от одного из Навигаторов.

  Верховный опустился в кресло и умолк, наблюдая за пляской огня в камине. Иллюзия, конечно, но созданная настоящим Мастером. Ореност, хоть и считается крепостью, всё же живое дерево и не одобрил бы открытого огня.

  - Если мне не изменяет память, феальдин, - продолжил Верховный, всё так же глядя в камин, - у менглиров было ещё одно ценное свойство: поддерживать прямую Связь с создателем, передавая ему всё, что происходит вокруг.

  Мне стало не по себе. Я лихорадочно пытался вспомнить, не позволил ли себе лишнего в "присутствии" амулета, а Флора смотрела на меня с всё возрастающей тревогой. Выдержав паузу, Светлый Ниэтар оторвал наконец взгляд от камина и пояснил:

  - Правда, это полезное свойство проявляется только при ношении артефакта, Посланник. Надеюсь, ты всё же снимаешь его иногда?

  Я облегчённо выдохнул и посмотрел на лежащий на столике артефакт. Ну, Архикнязь....

  - А ты ведь знаешь, о чём говоришь, Светлый Ниэтар, - с улыбкой заметила Флора. - Что, тоже не расставался с менглиром?

  Светлый Ниэтар только улыбнулся в ответ: вероятно, Флора попала в точку.

  - Однако за всё приходится платить, Младший князь, - продолжил он. - Менглир, поддерживая Внешнюю Связь со своим создателем, блокирует Связь носителя.

  Элутар! Так вот почему я не слышу Деля!


  Флора вернулась на Тол-Силимар в сопровождении Светлого Ниэтара: он решил покинуть ореност вместе с ней. Я же был вынужден задержаться, получив приглашение главы рода Ар-Кутаэлин"н.

  /Не переусердствуйте с личными интересами, мальчики/, - напомнила жена, уходя.

  /Да мы не глубоко, любимая/, - отшутился я.

  Оказалось, глубоко. Мы сидели в кабинете главы рода Ар-Кутаэлин"н друг против друга, нас разделял только на удивление пустой рабочий стол и лежащий на нём менглир. Князь был слегка удивлён, что я, войдя, сразу снял артефакт, и теперь время от времени на него поглядывал. Перворождённые всегда умели считаться родством, особенно когда им это было выгодно. Мы с Таргелоном оказались родичами - не близкими, конечно, но Светом в крови я был обязан именно его роду. Словом, по Древнему Уложению, которое напомнила мне Флора, глава рода Ар-Кутаэлин"н имел право задавать вопросы. Правда, нигде не было сказано, что я должен на них отвечать. В общем, наша беседа была похожа на поединок: Советник мастерски расставлял мне ловушки, а я их старательно обходил. Изредка между нами проскакивали "искры", но огонь ни разу не вырвался наружу. Таргелона почему-то больше всего интересовал наш бросок через Дикие Копи. Я заметил, как он напрягся, когда мне пришлось упомянуть о големе-убийце, напавшем на Рашема аль-Рахса.

  - Прошу, Мастер Следа, расскажи подробнее.

  Советник был так заинтересован, что по привычке обратился ко мне как к андарельцу. Впрочем, его можно понять: чего только стоит тварь, отловленная прошлой ночью в Седом лесу! Я поднял бровь и предложил:

  - Размен, Советник?

  - Идёт, - чуть подумав, кивнул он.

  Теперь взамен полученных от меня сведений он будет должен рассказать всё, что знает сам. Разумеется, я обошёлся без подробностей - кратко изложил то, что непосредственно относилось к предмету, по возможности избегая имён. Казалось, ничто не предвещало обострения, но разговор свернул в неожиданное русло. Выслушав мой рассказ, Советник покачал головой и заметил:

  - Неоправданный риск, феальдин.

  - Ты о големе?

  - Я об экспедиции в целом. Нужно было обратиться ко мне.

  - И ты приставил бы к нам отряд своих Стрелков, - усмехнулся я.

  - Зачем? Есть и другие способы.

  - Благодарю за заботу, Советник, но мы привыкли обходиться своими силами.

  - Речь не о вас. Предлагать помощь феальдинам мне бы и в голову не пришло.

  Так вот в чём дело - Тари!

  - О княгине Л"лиоренталь есть кому позаботиться, поверь.

  Таргелон кивнул.

  - Верю. Однако тебя это не останавливает.

  Элутар! Мы застыли, глядя в глаза друг другу. А ведь он прав: иногда мне приходится напоминать себе, что Тари - жена моего брата. Не вместе, но рядом, иногда даже слишком близко!

  - Это моё право, князь Ар-Кутаэлин"н - Квени Мел"льта, - спокойно пояснил я.

  - Расскажи это кому-нибудь другому, князь Л"лиоренталь, - усмехнулся он.

  - Кому, например? Я счастливо женат, малдуэль.

  - Знаю. Ты забрал лучшее, что у нас было, финдуэль. В моих глазах тебя извиняет только наша общая кровь.

  Мы смотрели друг на друга. Неужели Флорелин? Нет, это было бы слишком. Значит, всё-таки Тари. Элутар! Что ж вы делаете с нами, девы?

  - Ладно. Чего ты хочешь, Советник?

  - Правды.

  - Правды? Какой? Что Тари тебя помнит, и что нам с ФиДелем это не нравится?

  - Благодарю, феальдин: именно это я и надеялся услышать. Однако можете не волноваться, Младшие князья: мои личные интересы лежат в другой стороне.

  Пришёл мой черёд усмехаться.

  - Расскажи это кому-нибудь другому, князь Ар-Кутаэлин"н.

  Советник неожиданно улыбнулся.

  - Это не совсем то, чем кажется на первый взгляд, не так ли, князь? Я просто хочу быть уверен, что с ней ничего не случится. Надеюсь, мы правильно поняли друг друга.

  Я откинулся на спинку кресла и сложил на груди руки. А ведь он прав: это не то, чем кажется, и я ему верю, потому что чувствую то же самое. Да, мы поняли друг друга, Советник. Князь прочёл ответ по моим глазам. Кивнув, он поднялся из-за стола и открыл хрустальную дверцу горки. Раздался мелодичный звон, и на столе появился прозрачный графин и бокалы.

  - Продолжим наши игры, феальдин?

  Я задумчиво посмотрел на тёмную жидкость в графине: в ней плавали искорки света.

  - Это не хуже вашей Вэлле Эстэ, поверь, - улыбнулся Советник, вернувшись в кресло. - А лучше проверь.

  Я проверил - эффект не хуже. Мы помолчали, смакуя чудесный напиток.

  - Как тебе твоя зверушка? - спросил Таргелон после первого бокала.

  Я вспомнил "змея" на пелиате и слегка передёрнул плечами.

  - Моя? Разве мы поймали её не вместе?

  Советник улыбнулся.

  - Ничего не заметил?

  А что я должен был заметить? Ну показалось кое-что, бывает. Теперь же, глядя на улыбающегося князя, я не знал, что и думать.

  - Что вы кладёте в вино?

  Таргелон рассмеялся.

  - Солнечная лоза, Младший князь. Видишь ли, Ключ голема оказался сложнее, чем предполагалось, поэтому Светлый Ниэтар просто сделал его световую копию. Кто же мог знать, что приманенная тобой тварь примет тебя за "хозяина"?

  - Хочешь сказать, голем видел меня через "маску" Тени? Вы в своём уме, Светлые?!

  - Это всего лишь предположение, Младший князь. Как только мы разберёмся с амулетом-Ключом, всё встанет на свои места.

  - Надеюсь, - усмехнулся я.

  Таргелон плеснул в бокалы ещё вина.

  - Позволь напомнить, феальдин. Рассказывая о големах-убийцах, ты не указал координаты затонувшего вингаэрна.

  Я развёл руками.

  - Прости, Стрелок, но это уже на усмотрение Правителя ГаэрЛин"на. Ты можешь прогуляться к северному Побережью, но до Андареля Эльфийского, по-моему, ближе.

  - Я понял, Мастер Следа.

  - Вот и отлично, Лесной стрелок. И выкладывай свою часть сведений, не тяни. У нас ведь размен, не забыл?

  Как я и ожидал, клан Сил"лемен имел свой интерес в Диких Копях, а их курутары давно занимались магомеханикой. По странному совпадению руководил ими Отступник Элиарн. И вообще, обособленность малдуэль от мира была явно преувеличена. Не удивлюсь, если ими же самими. Так чей же затонувший вингаэрн нашёл Тарк"хорн?

  - На этот вопрос мог бы ответить только Элиарн, - с сожалением вздохнул Советник. - Большую часть записей он успел уничтожить, а от ат"тансов в его лаборатории осталась только пыль. Что же касается самого Отступника.... Ментальная атака твоего брата выжгла его мозг. Князь Фиоравандель оказался слишком хорошим феальдином.

  Вот это верно. Не будь он хорошим феальдином, от его ментального "тарана" пострадал бы не только Элиарн. Придётся, как видно, кое-что напомнить Советнику.

  - Да, ФиДель слегка перестарался. Жаль, я не успел его остановить - был мёртв.

  Таргелон отвёл взгляд.

  - Прости, Младший князь.

  Он поставил бокал на стол, на мизинце сверкнула тоненькая светящаяся полоска. Кольцо? Раньше я его не замечал. Советник проследил за моим взглядом, снял кольцо с пальца и положил передо мной на стол. Странно, но я не услышал при этом ни звука.

  - Как думаешь, что это?

  Я пожал плечами.

  - Похоже на луч, замкнутый в кольцо.

  - Так и есть. Это лугасиль - Кольцо Света. Если его разомкнуть, произойдёт выброс Чистой Стихии. Помнишь воронку в Седом лесу? Площадь захвата примерно та же. Прошу, передай кольцо Тари. Никакого подвоха, князь, просто она единственная, кто сумеет с ним "договориться". Я не провидец, но что-то мне подсказывает, что лугасиль может вам пригодиться.

  Точно, может - в подземельях ду серке.

  - Благодарю, Советник, - совершенно искренне сказал я.

  Я собрался положить кольцо в нагрудный карман, но Таргелон, улыбнувшись, посоветовал:

  - Лучше на палец, Младший князь.

  За разговорами мы не заметили, как графин опустел. Однако вечер, Высокие князья, пора бы и честь знать. Я встал и тут же ухватился за край стола, чтобы не упасть.

  - Помочь? - поинтересовался Таргелон.

  Я строго погрозил ему пальцем и запустил очистку крови.


  Мы шли к главному порталу ореноста и, свернув за угол, едва не столкнулись со старшим сыном Советника. Отпрянув, тот слегка поклонился, приветствуя по этикету сначала гостя, потом главу клана.

  - Младший князь Л"лиоренталь, Старший князь Ар-Кутаэлин"н.

  Я поклонился в ответ.

  - Князь Кель-Кириен.

  Я не мог приветствовать его иначе: титул Младшего князя рода Ар-Кутаэлин"н принадлежал его брату Сэтэвэллю.

  Таргелон кивнул сыну и уже собирался продолжить путь, но Кир неожиданно спросил:

  - Могу я просить об одолжении, Младший князь?

  Советник медленно повернулся к сыну и вопросительно поднял бровь. Мальчишка побледнел, но не опустил взгляд, а наоборот: вздёрнул подбородок и плотнее сжал губы.

  - Можешь, князь, - улыбнулся я.

  - Танец феальдина. Совсем немного. Пожалуйста!

  Я сложил на груди руки. За время, прошедшее с первого - вынужденного - урока Танца, юный князь, несомненно, возмужал. И, кажется, кое-чему научился. Я вопросительно взглянул на Таргелона, тот пожал плечами - на моё усмотрение.

  - Что ж, давай потанцуем, князь Кель-Кириен.

  - Прошу тебя - Кир, Младший князь.

  Ну, Кир, так Кир.

  Класс боевого Танца был хорошо освещён. Знакомое место! Я обвёл зал глазами. Надеюсь, на этот раз штандарты хорошо закреплены. Впрочем, появления Гриша сегодня не предвидится. А вот и лестница на галерею. Сэти слетел вниз через три ступеньки.

  - Младший князь Гиллэстель! Атар! А....

  Малыш обвёл нас слегка растерянным взглядом. Я улыбнулся.

  - Нет, Младший князь Сэтэвэлль, Зарти - это было бы слишком. Но он о тебе не забыл. Держи.

  Я достал из кармана прозрачный голубоватый кристалл и слегка надавил на одну из граней. В воздухе тут же соткалось изображение: Зарти и Сейни на фоне Семи Башен. Глаза мальчишки вспыхнули восторгом. Он положил подарок на ладонь и протянул брату, Кир улыбнулся и потрепал его по волосам. Кажется, отношения между братьями налаживаются. Я взглянул на Таргелона.

  - Ваш командир дал мне несколько дельных советов, и я просто стараюсь им следовать, - пояснил он.

  С первых же мгновений Танца я понял, что не ошибся: Кир действительно кое-чему научился. Техника вполне приличная, а вот скорости не хватает. Должен заметить, что эльдамальский бой, пожалуй, самый рациональный из известных мне эльфийских стилей, и самый скоростной.

  - Ты бы обратил внимание на скорость своих бойцов, Советник, - заметил я между делом.

  - Работая с учеником, не стоит судить о Мастерах, князь.

  - Бои ваших Мастеров я видел. А что такое скорость, понял только в фандарге Семи Башен. Поверь, я знаю, о чём говорю.

  Нет, его парень точно неплох. Хватка, во всяком случае, отцовская, и взгляд такой же - жёсткий, цепкий. Да, Зарти, должно быть, пришлось нелегко. Выручили, как я понимаю, скорость, техника боя "против силы" и грамотное ментальное воздействие. А Дель просто красавец - натаскал своих мальчишек по стандартам Академии! Ну ладно, уровень подготовки Кира мне ясен, теперь по методу Линдориэля самое время чуть-чуть приоткрыться, дав ученику себя проявить. Стоп, не до такой же степени! Отбив атаку, Кир, не прерывая контакта, изменил угол положения меча и, чуть довернув кисть, быстро поднялся вдоль моего клинка. Элутар, это же наша собственная "спираль"! Мне едва удалось избежать захвата.

  - Неплохо, Кир, - одобрил я.

  Таргелон рассмеялся.

  - Что, князь Л"лиоренталь, не ожидал собственного финта?

  - А ты не терял времени даром, Советник, - признал я. - Твёрже кисть, Кир! Доворачивай.... Ещё.... Точнее!

  Я чуть увеличил скорость. Мальчишка закусил губу, но сдаваться не собирался. Проверим, как он работает против силы. Прямой атакующий - и лок"рис, звеня, летит на пол. Лицо Таргелона словно окаменело, а Сэти аж подпрыгнул на месте.

  - Прямой - в скользящий, Кир: он же тебя сильнее! Принимай на плоскость, отводи в сторону и контратакуй!

  Я поднял меч и протянул его бледному Киру. Мальчишка принял оружие, так и не решившись взглянуть в сторону отца.

  - Всё в порядке, Кир: это же урок, а не поединок. Делай, как сказал брат, и всё получится. А впредь всегда учитывай физическую силу противника.

  Парень кивнул. Я уже успел пожалеть, что использовал свой прямой. Надо было взять поправку на характер Таргелона! Всё, больше никаких проверок. Я не удержался и подмигнул бойцу, он ответил несмелой улыбкой.

  - К бою, князь Кель-Кириен!

  Я показал ему несколько своих приёмов атаки и защиты - несложных, но действенных. Парень схватывал буквально налету. Заметив, что Советник немного расслабился, я понял, что он простил сыну ошибку и вполне им доволен. Вот теперь можно и заканчивать. Отсалютовав Киру, я вернул меч на пояс. Юный князь поклонился в ответ, коснувшись волосами пола.

  - Благодарю за урок, Мастер Сгибающий-меч.

  - Не стоит, - улыбнулся я. - Надеюсь, тебе будет чем удивить друзей по Академии.

  - И не только друзей, - заметил Таргелон. - Потанцуем, князь?

  Я поднял бровь. Неужели Солнечная лоза всё ещё действует?

  - Если хочешь, Советник.

  Мальчишки восхищённо переглянулись.

  - Марш из-под ног, - скомандовал князь.

  Кир и Сэти умчались на галерею. Таргелон подошёл к стойке с боевым оружием и выбрал один из мечей. Сначала мы наслаждались Танцем молча, отмечая едва заметным кивком особенно красивые приёмы противника. Но темп схватки возрастал, и вскоре нам стало не до оценок. Лок"рис Советника мелькнул совсем рядом, и я едва успел среагировать.

  - Легче, князь: это мои волосы!

  - Не зевай, Гиллэстель, - рассмеялся Советник.

  - Когда мы перешли на "ты", Таргелон?

  - Только что. Ты разве не заметил?

  - Тогда и ты не зевай - держи центр!

  - Элутар! - воскликнул Советник, отпрыгнув назад.

  Я рассмеялся.

  - Хватит?

  - Пожалуй.

  - Атар, портал! - крикнул Кир сверху.

  Мы отошли к стене. Из светящегося овала появилась моя разгневанная супруга: брови сурово сдвинуты, глаза горят, волосы развеваются. Таргелон кивком приказал своим ребятам исчезнуть.

  - Имей совесть, Тален, - произнесла Флора ледяным тоном.

  - Прости, Посвящённая, - изящно поклонившись, ответил Советник.

  Жена взглянула на меня.

  - Уже иду, любимая, - сказал я, - всего пару мгновений.

  Я повернулся к Таргелону.

  - Благодарю, Старший князь, за оказанную честь.

  Советник вернул мне поклон со словами:

  - Принимать у себя родича и союзника - честь для рода Ар-Кутаэлин"н. В любое время в любом месте, Младший князь.


  Я вышел на террасу в предрассветных сумерках. Осенний воздух приятно холодил тело. Светило ещё не показалось из-за Туманных гор, но уже позолотило окутывавшую их дымку. Где-то там, далеко на востоке, лежит Андарель Эльфийский. Жаль, что мне не придётся навестить мать и отца. Мне вдруг показалось, что, кроме жены и брата, у меня никогда никого не было. Странное чувство. Возможно, потому, что Иллитэль и Мэльвен уже отдаляются, а Фаротхаэль и Тоэрин всё ещё слишком далеки от меня. На Сторожевой башне мерцали два красных огонька. Я вернулся в спальню и осторожно, стараясь не разбудить жену, собрал разбросанную по комнате одежду. Вчера Флора была очень сердита, поэтому части своего костюма я извлекал из самых неожиданных мест. Одевался уже на бегу. Шагнув на смотровую площадку башни, я прижал руку к гуди и склонил голову.

  - Приветствую тебя, Белый Гриш.

  Грифон слегка наклонил голову в ответ.

  - Ты стал сильнее, Страж Границ.

  Правда? Я не заметил. Возможно, грифон почувствовал дар валатэ? Я смотрел на него и не знал, что сказать. Ведь это не тот, прежний Гриш, а... Зодчий? Грифон издал странный звук, похожий на смешок.

  - Ты странно мыслишь, Страж. Я Гриш, и я Зодчий. Что не так?

  Действительно, что? Я вздохнул.

  - Тара сказала, ты потерял Связь. Я пришёл, чтобы привести тебя к ней. Будь готов к Переходу. Сегодня в полдень.

  Я похолодел.

  - Уже сегодня?

  - Иначе будет поздно.

  Грифон расправил крылья.

  - Погоди, Гриш, поздно для чего?

  - Для Поиска, Страж, - ответил он и растворился в рассветном тумане.


   Арбитр для союзника

   Тара


  Канон Вежливости - обязательное время, которое положено отбыть Перворождённому на светском мероприятии, и оно, к счастью, близилось к концу. Ребята оживились в предчувствии свободного полёта. Их дружеские встречи обычно включали беготню с мечами в фандарге, гонки на альгварах, ментальные или игровые практики Духов и, разумеется, вино, ибо винные погреба замков были богатейшие. Набор развлечений мог быть любым, но заканчивались такие встречи обычно в бассейне, а значит, без меня. По словам мужа, полотенце - это зло. Не спорю, но ещё большим злом для меня была необходимость его снимать. Однако разглядывание прихотливых нарядов эльфиек, кажется, подсказало мне выход.

  - Слушай, Дель, все эти наряды, костюмы феальдинские..., - я подёргала мужа за ремешок камлета. - Кто у вас занимается одеждой?

  - Привыкай говорить "у нас", Тара, - подчеркнул муж. - Этим и многим другим у нас занимается ветвь Эгларэн - нордэр, управляющий жизнью замка. Их нордэрэн одновременно является кэмидором - Главным Распорядителем. А что?

  Если бы до Церемонии мне не пояснили, что представляет собой эльфийский клан, я бы, наверное, впала в ступор. На самом деле всё было не так уж сложно. По словам Архикнязя, кланы возникли, когда оренмары были ещё молодыми, то есть, задолго до Эльдагора, поэтому большинство названий и титулов осталось на Староэльфийском. В известном смысле клан представлял собой Оренмар, и, как всякий оренмар, он имел несколько Стволов - родов. Правящий род клана был основным, материнским стволом. Во главе рода стоял князь - арэн, а клан возглавлял князь Правящего рода - арэн"тэ, то есть "старший среди арэнов". Теперь их называют Старшими князьями. Каждый род-Ствол в свою очередь имел Ветви, или нордэры, объединяющие родственные семьи-Листья, называемые пелатами. Глава нордэра носил титул нордэрэна, или князя ветви, глава пелата - титул пелагора, то есть Старшего. Все члены рода, кроме членов Правящей семьи, имели двойное имя: к первому, родовому имени Л"лиоренталь добавлялось имя ветви. Но это официальное обращение, в повседневной жизни использовалось только второе имя.

  - Значит, ветвь Эгларэн. Можешь представить меня их нордэрэну?

  - Ты ещё не сказала, зачем, - напомнил муж.

  - Элутар, Дель, я что, должна отчитываться во всём? Мне просто нужна портниха!

  - Удивительные потребности возникают иногда у женщин, - заметил Тин.

  - Особенно во время Церемоний, - добавил Хан.

  Я сложила на груди руки.

  - Рада, что женские потребности по-прежнему возбуждают ваш...

  - Тара, пощади! - рассмеялся муж, взглянув на друзей.

  - ...интерес, мальчики, - закончила я. - Но мы можем рассмотреть и твой вариант, Дель.

  - Нет уж, лучше мы пойдём к кэмидору, княгиня, - решил муж.


  - Младший князь, княгиня ТариАна! - князь ветви Ородэль Эгларэн склонился в изящном поклоне.

  Нордарэн бы польщён нашим вниманием, но, услышав мою просьбу, удивлённо вскинул брови.

  - Тебе не нравится работа наших мастеров, княгиня?

  - Конечно, нравится, князь ветви Эгларэн. Но у меня срочный заказ, и его нужно сделать прямо сейчас, до окончания Церемонии. Если это возможно, конечно.

  Эльф немного подумал и кивнул.

  - Возможно, княгиня ТариАна. Если Младший князь позволит, я провожу тебя к Меретиль.

  Младший князь позволил, и я в сопровождении Главного Распорядителя отправилась в Мастерские.

  Рода мастеров Эльдамаля, или аладары, имели ту же структуру, что и рода кланов, и объединялись Цеха - алдаримы. В отличие от кланов, состоявших из родичей, пусть иногда и очень дальних, принадлежность к одному алдариму не означала родственных отношений, хотя и не исключала их. Род занятий мастеров иглы в отличие, например, от оружейников позволял им работать там же, где они жили, то есть прямо в Семи Башнях. От князя ветви я уже знала, что изготовлением одежды для Л"лиоренталей всегда занимался аладар Серебряной Нити из алдарима Хрустальной Иглы.

  Выйдя из портала в той части замка, что занимал род мастеров иглы, я увидела всё те же мраморные панели, витражи и фонтаны. Честно говоря, Мастерские мне представлялись как-то иначе. Приятно было осознавать, что Л"лиорентали заботятся о своих. Князь ветви Эгларэн толкнул резную дверь, и мы вошли в просторную комнату с огромными - от пола до потолка - окнами. Днём её, вероятно, заливал солнечный свет, теперь же она была ярко освещёна плавающими светильниками. На стеллажах вдоль стен - свёртки разноцветных тканей, шкатулки разных размеров и плетёные короба с нитками; на специальных стойках рядами развешена готовая одежда. Большой стол завален яркими лоскутами, с краю примостились ножницы и несколько лекал из ниорна - искусственного дерева.

   Склонившаяся над столом темноволосая женщина подняла голову, и я вздохнула с облегчением, поймав её приветливый, чуть удивлённый взгляд. Больше всего я боялась увидеть высокомерный эльфийский холод в глазах мастерицы: ведь тогда, учитывая особый характер моего заказа, нам было бы трудно понять друг друга. Эльфийка выпрямилась, отложила ножницы и, поправив тяжёлый узел волос, вышла навстречу. Длинное зелёное платье с глухим воротом и рукавами до локтя удивительно шло ей. Понятно, что у всех финдуэль глаза одного цвета - зелёные, но сколько же они имели оттенков! В этом случае тон платья был подобран идеально.

  - Княгиня ТариАна, позволь представить тебе Меретиль - лучшую Мастерицу рода Серебряной Нити, - сказал князь ветви Эгларэн.

  Меретиль, слегка поклонилась, приложив к груди руку. У ворота блеснула брошь: хрустальная игла, обвитая золотой нитью - цеховой знак мастеров иглы. Юбка качнулась, и высокий разрез обозначил стройную ножку. Я проследила за взглядом Эгларэна и посмотрела на Меретиль: её глаза искрились игривым лукавством. Так-так, князь ветви, достиг Времени Мудрости и почувствовал себя свободным? От чего? Главное, чтобы не от мудрости.

  - У княгини к тебе поручение, Мастерица, - продолжил нордэрэн. - Его нужно исполнить как можно быстрее.

  - Конечно, кэмидор Эгларэн, сделаю всё, что в моих силах, - приятным чистым голосом ответила эльфийка.

  Я вопросительно взглянула на князя ветви: тот явно не спешил уходить.

  - Благодарю, нордэрэн, дальше я сама.

  - Но Младший князь....

  - Младший князь не будет против, если ты подождёшь меня у фонтана.

  Эгларэн был слегка разочарован, но поклонился и вышел. Едва за ним закрылась дверь, мы с Меретиль посмотрели друг на друга и неожиданно рассмеялись.

  - Чем могу помочь, княгиня ТариАна?

  - Просто Тари, Меретиль: что-то я устала от княгинь. Ты здесь одна?

  - А я всегда работаю одна - так легче думается. И благодарю за имя. Зови меня Тилли.

  - Понимаешь, Тилли, мне нужен костюм, срочно. Но не простой - купальный.

  Глаза мастерицы округлились.

  - Какой?

  - Ну, такой, в котором я могла бы плавать, понимаешь?

  - Но зачем?!

  Согласна: с точки зрения эльфийки я говорила странные вещи.

  - Посмотри на меня, Тилли. Кого ты перед собой видишь?

  В глазах мастерицы появилось понимание.

  - Прости, я, наверное....

  - Всё в порядке, - махнула я рукой. - Есть, на чём рисовать?

  Меретиль сгребла лоскутки в сторону, и под ними обнаружилось что-то вроде маленькой грифельной доски. Я, как могла, изобразила на ней купальник.

  - Главное, чтобы было прикрыто вот тут, тут и тут. И ещё: костюм должен быть как можно менее заметен на теле.

  - И это всё?

  - Всё.

  Эльфийка окинула меня задумчивым взглядом, что-то прикинула и подошла к большому плетёному коробу. Подняв крышку, она погрузилась в него по пояс, почти исчезнув в ворохе лоскутков. Найдя наконец нужные, бросила их на стол. Странно, но я никак не могла "поймать" их цвет: он словно ускользал, всё время меняясь. Тем временем Тилли сняла со стеллажа одну из шкатулок и высыпала её содержимое рядом с лоскутками. На столе появилась горка цепочек, разноцветных плетёных ремешков, колечек и застёжек. Мастерица задумчиво разровняла её рукой.

  - Тилли, - позвала я.

  Эльфийка подняла на меня глаза.

  - Может, ты не заметила, но у меня вот тут....

  - Заметила, Тари, - улыбнулась она, - ведь это я шью для тебя одежду.

  Никогда не думала, что можно работать так быстро! Во всяком случае, за движением рук Меретиль я едва могла уследить. Возле её пальцев слегка "плыл" воздух. Магия, конечно, но особая - магия Мастерства. К этим слоям Астрала имеют доступ только аладары. Словом, из трёх лоскутных треугольничков, нескольких цепочек, колечек и пары плетёных ремешков Меретиль соорудила нечто изящно-воздушное.

  - Смотри, Тари. Эта ткань подстроится под цвет твоей кожи и будет незаметна на теле. При этом она достаточно плотная и совсем не прозрачна.

  - То, что я хотела, Тилли! Спасибо! Ещё бы в цепочках не запутаться.

  Эльфийка рассмеялась.

  - Не запутаешься. Вот эта идёт вокруг талии, эти держат низ, эти - верх. Надевается, может, и не очень быстро, зато крепится всё на одной застёжке - вот здесь. В общем, выглядеть это будет так, будто на тебе нет ничего, кроме цепочек.

  - Тилли, ты потрясающий Мастер!

  - Мастерица, Тари, - с улыбкой поправила эльфийка. - Думаю, купальные костюмы из цепочек теперь войдут в моду.

  Не знаю, возможно, и войдут. Во всяком случае, всё время, что мы с ребятами провели в бассейне, Дель был странно задумчив. А поздно вечером, в спальне, вертя в руках мой новый предмет одежды, заметил:

  - Знаешь, любимая, а полотенце не такое уж зло, каким кажется.


  Следующим утром Старший князь Хит"Таль не только провесил мне портал в Тень Света, но и прибыл в Семь Башен лично. Выступить против моего визита к дафарам Л"лиорентали не могли - Преступник Дал"леДин"н имел право на встречу с Арбитром, а отправить со мной охрану означало бы выразить недоверие ближайшему союзнику. Так что Дель и Ноэ"Тхафар просто проводили меня к Главному замковому порталу и сдали с рук на руки князю Афаэру. В Тени Света нас должен был встретить Тинтаэль, однако вместо Тина навстречу шагнул князь Лиэ"Лэс Кентэрель, его Наставник по Академии. Я осмотрелась. Большая круглая комната с узкими, похожими на бойницы окнами, серый камень стен, в простенках - штандарты клана Да-э-Фарот"т. Единственный выход, он же вход, у нас за спиной. Судя по обстановке, это точно не зал Главного портала. Я посмотрела на князя Хит"Таля, ожидая пояснений.

  - Прости, княгиня ТариАна, я не должен был.... Речь пойдёт о моей дочери.

  О Лоредили? Элутар, вот почему портал открылся в башне! И князь Кентэрель тут не случайно: он отвечает за охрану княгини.

  - Наверное, я совершил ошибку, не поставив тебя в известность, но после того, что она... что произошло тогда, союзники ни за что бы не позволили....

  - Ошибку? О чём ты говоришь, Старший князь? Вспомни лица князей Л"лиоренталь, провожавших меня у портала. Если о твоей затее узнают, о союзе можешь забыть!

  - Я предупреждал, Предводитель, - подал голос Лиэ"Лэс. - Ты рискуешь слишком многим.

  - Прошу, Тир"Эленна, - тихо сказал Старший князь.

  Я вздохнула, уже понимая, что не смогу отказать, но всё же напомнила:

  - У Главного портала замка нас ждёт Младший князь Тинтаэль.

  - Я немного перенёс время твоего визита, княгиня. Мы будем там вовремя.

  Больше возразить было нечего. Оставалось только тихо злиться на саму себя: снова согласилась неизвестно на что. После нападения на наследников Л"лиоренталей в Тени Света союзники-феальдины не стали выдвигать претензий к Хит"Талям, и Светлый Совет счёл дальнейшее внутренним делом клана Да-э-Фарот"т. Князь Афаэр выбрал для дочери самое мягкое наказание, и Лоредиль отделалась лёгким испугом, вернее, домашним арестом. Меня не волновала её дальнейшая судьба, как, впрочем, и судьба Дал"леДин"на, и я совсем не горела желанием встречаться с бывшей супругой ФиДеля. Если бы не Тинтаэль.

  Лиэ"Лэс коснулся ладонью двери и отступил в сторону, пропуская меня вперёд. Изящно обставленная комната утопала в цветах. Высокие окна были распахнуты, ветерок слегка колыхал лёгкие занавеси. Книги, мольберт, эльфийская лютня на специальной подставке. И женщина, которую я меньше всего хотела бы видеть. Мы с Лоредиль молча рассматривали друг друга. Точёная фигурка, чёрный шёлк волос и глаза - зелёные с золотой искрой. Дал"леДин"н прав: рядом с эльфийской классикой я смотрелась разве что экзотично. Две женщины одного мужчины. Меня до сих пор удивляет, как я выиграла приз. Представляю, как это удивляет её!

  - Княгиня Л"лиоренталь! Не думала, что доведётся увидеть соперницу, - улыбнулась Лоредиль.

  Что ж, улыбка ей почти удалась.

  - Мы никогда не были соперницами, княгиня Хит"Таль, и тебе это известно не хуже, чем мне.

  - Разве я не была замужем за Фидо?

  - Разве это означает быть соперницами? В отличие от тебя я никогда не стояла между вами.

  - Я просто пыталась вернуть любимого.

  - Ты пыталась вернуть собственность. Это разные вещи, княгиня. Старший князь Афаэр рискнул слишком многим, переправив меня сюда. Хочу напомнить: Л"лиорентали, отказавшись от претензий к роду Хит"Таль, ничего не простили и ничего не забыли. Я пошла на встречу с тобой только ради Тинтаэля.

  Эльфийка вздрогнула, услышав имя сына. От былой холодности не осталось и следа. Лоредиль стиснула руки, на запястье блеснул "сторожевой" браслет - единственное напоминание о том, что она не свободна.

  - Скажи, почему вы остановили Да-Ди, не позволив ему уничтожить Тина? Ведь по нашей вине вы сами чуть не потеряли детей!

  Лоредиль, не отрываясь, смотрела на меня. Элутар, она же с ума сходит от страха за сына! Чего она так боится? Отсроченной мести Л"лиоренталей? Или новых фокусов своего Да-Ди? Вероятно, всё это время затворница подсознательно ждала беды: иное просто не вписывалось в её представления об окружающем мире. Неужели князь Хит"Таль прав, и Дал"леДин"н всё-таки отравил её душу?

  - Мести не будет, княгиня, обещаю. С твоим сыном ничего не случится: ФиДель этого не допустит.

  Лоредиль опустилась на стул, бессильно уронив руки на колени и прикрыв глаза. Всё: гарантии получены - мести не будет. Именно из-за этого Хит"Тали рисковали столь многим.

  - Как он?

  - С Тинтаэлем всё в порядке: ваше предательство на нём почти не отразилось, а Старший князь Хит"Таль хороший отец.

  Эльфийка поднялась и отошла к открытому окну. За ним вдалеке виднелась замковая стена, но Лоредиль смотрела куда-то поверх неё.

  - Наш мальчик всегда был сильным. В этом он похож на отца, - сказала она.

  - Да, у Тина очень мощный дар. Однако сам князь Дал"леДин"н считает, что его сын больше похож на Фиораванделя, - заметила я.

  Лоредиль горько усмехнулась.

  - Тинни всегда мечтал об этом, а я противилась их сближению. Всё делала, чтобы настроить Тина и Фидо друг против друга. Они никогда не простят.

  - Как говорит Дель, "никогда" для Перворождённых - понятие конечное. Однако мне пора, княгиня: ты ведь уже узнала всё, что хотела.

  - Подожди!

  Лоредиль протянула руку, чтобы удержать меня, но коснуться не решилась.

  - Ты идёшь... к нему?

  - Да. Не могу отказаться, к сожалению.

  - Я понимаю.

  Глаза - ярко-зелёные с золотой искрой. Что увидел в них Дель, когда ей поверил? Она же всегда любила своего Да-Ди! Я молча смотрела на Лоредиль, а она вдруг начала говорить - торопливо, то и дело сбиваясь, будто боялась, что её прервут на полуслове.

  - Это моя вина. Если бы я не испугалась тогда, первый раз, а осталась с ним.... Но Да-Ди был слишком опасен, а мне так хотелось забыть. Я ведь правда любила Фидо, и у нас почти получилось!

  Лоредиль замолчала, наткнувшись на мой взгляд.

  - Это в первый раз, - сказала я, - а что случилось во второй? Снова испуг, княгиня?

  Она гордо вскинула голову, намереваясь ответить на иронию резкостью, но сдержалась и холодно произнесла:

  - Я уже говорила, что Руазэлль слишком опасен. Мне не стоило подходить к нему так близко.

  Элутар, так он добрался до неё! По словам Тина Дал"леДин"н всегда умел управлять его матерью. Хорошо, что этот безумный гордец всё же получил по заслугам. Однако сработает ли план Архимага, если Преступник останется один на один с собой? Лоредиль все ещё любит своего Да-Ди, и возможно, это как раз то, что нужно.

  - Хочешь рискнуть ещё раз, княгиня?

   - Что?

  Эльфийка не верила своим ушам. Да я и сама не верила в то, что собиралась ей предложить.

  - Он лишён Силы и для тебя больше не опасен.

  - Элутар! Ему можно помочь?

  - Не знаю, - честно сказала я. - Прежде чем князь Руазэлль снова станет Перворождённым, ему придётся научиться быть атаном. Возможно, рядом с тобой у него это получится быстрее.


  В зале Главного портала мы с князем Афаэром появились вовремя, во всяком случае, Тинтаэль вопросов не задавал. Я не успела переброситься с другом и парой слов, как портал был снова задействован: из него на мраморные плиты шагнул Верховный маг Фаэлин"н Дал"леДин"н. Глаза Тина тут же полыхнули убийственным холодом, а рука непроизвольно легла на сир"рис. Князь Афаэр с тревогой взглянул на внука. Однако Фаэлин"н невозмутимо приветствовал нас поклоном.

  - Княгиня ТариАна, Старший князь Афаэр, Младший князь Тинтаэль.

  - Старший князь Фаэлин"н, - кивнул ему глава клана. - Готов Переход?

  - Безусловно. Прошу, - он указал на открытый портал.

  Тин крепко взял меня за руку.

  - Сначала ты, Верховный, - сказал он.

  Зал, в котором мы оказались, поражал мрачным великолепием. Чёрные колонны окружали небольшое возвышение, над которым висела в воздухе резная арка Врат. Сквозь высокий хрустальный купол падал свет, разделяясь на четыре луча - по числу прибывших, освещая каждого отдельно. Всё остальное тонуло в полумраке. Я посмотрела вниз и крепче ухватилась за руку Тина: под ногами была пустота.

  - Всё в порядке, княгиня ТариАна - это просто иллюзия, - спокойно пояснил Верховный.

  Он сделал шаг в сторону, и иллюзия рассеялась. Возвышение исчезло, как исчезли окружавшие его мрачные колонны. Зал осветился мягким светом, лившимся сквозь высокие окна. Чёрный мраморный пол был ровным, отполированным до зеркального блеска, что помогало создавать удивительное ощущение парения над бездной. Какой бы маг ни создал этот портал, Врата Моррагонд он точно видел! Ду серке ведь не зря называют Мастерами иллюзий. Вот она, Тёмная кровь Да-Ди! У меня возникло странное ощущение пустоты. Я проверила через Веду: место явно нежилое. Значит, это точно не Голос Тумана, родовой замок Дал"леДин"нов.

  - Где мы, Старший князь Фаэлин"н?

  - Это замок Руазэлля, княгиня - Тёмный Ветер.

  - Место пребывания Преступника, - холодно уточнил Тин.

  - Именно так, Младший князь, - спокойно подтвердил Верховный.

  - Но здесь никого нет, Старшие князья - ни охраны, ни жителей! Какой Преступник?!

  - Ничего этого больше не нужно, княгиня. Замок справляется сам - мы об этом позаботились, - ответил князь Хит"Таль. - К сожалению, Тёмный Ветер недолго протянет: он больше не слышит своего создателя. А что касается Преступника, то, лишённый Силы, он теперь волен в передвижениях, и охранять здесь больше некого.

  - То есть, в замке он совсем один?

  - Большую часть времени. Он никого не хочет видеть.

  Скорее уж, не хочет, чтобы его видели беспомощным. "Выше нас только Элутар!"

  - Ты должна кое-что знать, княгиня, - сказал Фаэлин"н. - Руазэлль много моложе меня и брат мне лишь наполовину. Брак между нашим отцом и его матерью не был заключён, поэтому Руз никогда не смог бы возглавить род Дал"леДин"н. Это всегда раздражало его, заставляя искать иные способы возвышения. Положение Верховного мага рода ему казалось недостаточно высоким, и он успокоился, лишь заняв место Верховного мага клана. Правда, ненадолго. Что произошло дальше, ты знаешь.

  - Твой брат был любимцем семьи?

  - Он был очень талантливым мальчиком. Ему многое прощалось.

  - Понятно. Где он сейчас?

  - В своём кабинете. Руаз... Преступник не покидал его с того самого дня.

  Мы прошли по пустым и потому казавшимся мрачными коридорам мимо молчащих фонтанов, занавешенных окон, накрытой чехлами мебели. В замке совсем не осталось цветов - за ними было некому ухаживать. Воздух казался странно неподвижным, почти осязаемым. Ступив на очередную открытую галерею, я чуть задержалась, чтобы подставить лицо свежему ветру. Замок стоял посреди озера, окружённого высокими лесистыми холмами, словно на дне огромной чаши. Водная гладь блестела далеко внизу, а здесь, в царстве хрустальных шпилей и ажурных мостов, свободно гулял ветер, возможно, тот самый - Тёмный, давший название замку.

  Перед дверью в кабинет Дал"леДин"на Тин заступил мне дорогу.

  - Я иду с тобой.

  - Нет! - хором возразили глава клана и Верховный маг.

  Но Младший князь даже не взглянул в их сторону: он смотрел на меня.

  - Мне ничего не грозит, Тин: Преступник лишён Силы, - спокойно возразила я. - А вот твоё присутствие он точно не оценит.

  - Я обещал командиру, Тари.

  - Ты не нарушишь слова, если останешься здесь. Я оставлю дверь открытой. Просто позаботься о том, чтобы Преступник этого не заметил.

  Тин нехотя кивнул и отступил в сторону. Я, чувствуя, как колотится сердце, распахнула тяжёлые створки.


  Маг сидел в кресле напротив открытого, но зашторенного окна, спиной к двери. Даже если он не слышал, как я вошла, то должен был среагировать хотя бы на сквознячок, тронувший занавеси. Не среагировал. Я оглянулась на Тина, тот кивнул, и между нами возник иллюзорный воздушный барьер в виде закрытой двери. Пока не коснёшься - не отличишь от настоящей. Сквозняк прекратился, занавеси повисли без движения.

  - Князь Дал"леДин"н, - негромко окликнула я.

  Никакого ответа. Я обошла кресло и встала прямо перед ним. Эльф сидел, закинув ногу на ногу, сложив на груди руки. Носок сапога мерно покачивался, льдистые глаза смотрели сквозь меня. Я терпеливо ждала. Бледное безжизненное лицо, тёмные круги под глазами. Белоснежная грива свободно падает на плечи. А где же знаменитый Дал"леДин"новский "хвост"? Обломки заколки валяются на полу. Ясно: попала под горячую руку. Наконец маг поднял на меня равнодушный взгляд.

  - А, это ты. Отойди, вид загораживаешь.

  - Какой вид, князь? Шторы задёрнуты.

  - Правда? Не заметил.

  Жемчужно-серый камлет на груди распахнут, шёлковая рубашка по ним расстёгнута наполовину. И даже в небрежности всё та же эльфийская элегантность!

  - Я тебя не слышал. Как ты вошла?

  - Через дверь. Сидеть спиной ко входу - непозволительная роскошь в твоём положении, князь.

  - Что с того? - усмехнулся он. - Я всё равно не успею.

  - Не скажи. Ты всё ещё Мастер меча.

  Дал"леДин"н коснулся пряжки пояса и задумчиво посмотрел на меня. Его взгляд был совершенно нормальным - никаких признаков безумия!

  - Видишь ли какая штука, Тир-Элен"на: я больше не слышу.

  - Слышишь, князь, только по-другому: не там, - я коснулась своего виска, - а тем, чем слушает большинство разумных существ - ушами. Учись различать не ментальные сигналы, а звуки. Это могут даже атаны. А ты Перворождённый, значит, гораздо совершеннее их.

  Зря я упомянула Перворождённых. Дал"леДин"н резко вскочил, отшвырнув ногой кресло. Как сжатая пружина! Стараясь не выдать испуга, я смотрела в яростные глаза мага. Ну, маг-то он теперь, положим, никакой, а меч выхватит - мяукнуть не успеешь! Только бы Тин не сорвался!

  - Перворождённый? Ошибаешься. Они больше не считают меня равным себе! - Дал"леДин"н резко выбросил руку в сторону "закрытой" двери.

  Если бы я не была уверена в обратном, решила бы, что он по-прежнему видит сквозь наведённую иллюзию.

  - Меня даже права на развоплощение лишили!

  - Потерять мага такого ранга - непростительная роскошь для Эльдамаля, - стараясь говорить как можно спокойнее, ответила я.

  - Что? - выдохнул эльф.

  - Так сказал Архимаг. Тебе дали шанс, потому что ты нужен, князь Дал"леДин"н.

  - Не-ет, - эльф недоверчиво покачал головой.

  - Да. Научишься жить атаном, вернёшь себе всё.

  Князь посмотрел на меня так, словно только что увидел, и сжал ладонями виски.

  - Погоди, а... почему ты здесь?

  Элутар! Да он почти не отличает реальность от Ментала!

  - Я Арбитр, если ты помнишь, и не могу отказать Преступнику во встрече.

  - Но я не просил о встрече!

  - Знаю. За тебя это сделал Верховный маг Фаэлин"н.

  - Флин, - с ненавистью прошептал эльф. - Верховный! Он всегда этого хотел!

  Его глаза снова вспыхнули яростью. Элутар, только одно на уме!

  - Не понимаю, чего ты злишься на брата? Можно подумать, у Фаэлин"на был выбор. Что ему было делать? Оставить клан без магического прикрытия? Твой брат - глава рода Дал"леДин"н, а ты таких дел натворил, что быть Дал"леДин"ном сейчас ой как не сладко. Пока ты отсиживаешься в замке, он держит удар. За тебя!

  - Отсиживаюсь в замке? Что ты об этом знаешь, Тир-Элен"на?

  Эльф опустился в кресло и закрыл глаза.

  - Мой Тёмный Ветер засыпает. Мы больше не слышим друг друга.

  Да, князь Хит"Таль говорил об этом. Замок Тёмного Ветра. Что ж ты, Архикнязь, об этом не позаботился, когда придумывал наказание Преступнику? Я положила ладонь на стену и тут же отдёрнула руку. Ух, какое неприятие! Я попыталась снова. Как же тяжело пробиться сквозь агрессивное недоверие! Руазэлль с изумлением наблюдал за мной. Его Замок вновь и вновь отталкивал меня, а я раз за разом пыталась установить Связь. Наконец, видимо, поражённый моей настойчивостью, Тёмный Ветер замер в недоверчивом ожидании. Замку ведь не интересны наши игры, он обращён к Вечности. Ему достаточно просто знать, что Создатель всё ещё с ним, только говорить они теперь будут иначе. Отняв ладони от стены, я повернулась к Руазэллю.

  - Прошу, подойди, князь.

  - Зачем?

  - Он хочет тебя слышать.

  - Кто?

  - Тёмный Ветер.

  - Прекрати.

  - Если ты сейчас не встанешь, я решу, что ты боишься.

  Князь изумлённо вскинул брови, но подошёл.

  - Клади ладонь на стену и слушай.

  - Тир-Элен"на все такие странные?

  - Не знаю. Может быть. Делай, что говорю!

  Эльф провёл по стене пальцами, затем положил на неё ладонь. Подождав какое-то время, с досадой отдёрнул руку.

  - Я же сказал - не слышу!

  - Опять не там слушаешь, князь. Слушай здесь, - я хотела коснуться его груди, но вспомнив про расстёгнутую рубашку, передумала.

  Эльф криво усмехнулся и снова положил ладонь на стену. Я замерла в ожидании. На этот раз маг действительно пытался восстановить Связь с Замком. Руазэлль прикрыл глаза, его пальцы мягко ощупывали и гладили камень.

  - Вам придётся заново учиться понимать друг друга. Но теперь Замок знает, что ты здесь. И будет ждать твоего возвращения.

  - Почему? - тихо спросил эльф.

  - Что - почему? - не поняла я.

  Князь Дал"леДин"н какое-то время молча смотрел на меня, и вдруг шагнул вперёд. Я невольно отступила и прижалась к стене, а он навис надо мной, опершись о неё руками.

  - Я всё ещё Мастер меча, и я успею раньше, чем они дёрнутся, - прошептал он, наклонившись к моему уху.

  /Тари!/ - Тин был готов к ментальной атаке.

  /Нет!/ - ответила я. - /Он проверяет./

  - Если не прекратишь, я скажу Лоредили, что ты ко мне приставал, - таким же шёпотом ответила я.

  Эльф моргнул от неожиданности.

  - Ты стоишь непозволительно близко, князь, - сказала я уже обычным голосом.

   Маг убрал руки и отступил, изумлённо глядя на меня.

  - Удивлён, что не напугал? Тебе придётся учиться скрывать свои мысли - ментальная защита больше не действует.

  - Элута-ар, - он снова сжал ладонями виски.

  - Для ментата это не так уж сложно: будешь думать о двух вещах сразу.

  - Фоновая мысль?

  - Да, что-то вроде.

  Князь недоверчиво покачал головой.

  - Скажи, почему? Ты же должна желать моей смерти!

  Я улыбнулась.

  - Ты прямо как княгиня Хит"Таль. Почему? Потому что я люблю вашего сына.

  Эльф вскинул брови.

  - Как друга, - уточнила я. - Ты хоть помнишь, что чуть не погубил его?

  Князь провёл рукой по лицу, чуть слышно застонав. Странное какое-то безумие, внезапное: то появляется, то исчезает! Откуда всё это? Допустим, любимец семьи, избалованный мальчишка со вздорным характером. Ну и что? Незаконный сын? Так у эльфов это сплошь и рядом. Что же ещё.... Да, его Тёмная кровь! Безумие отступило, едва князь лишился Силы. Какие же ещё сюрпризы оставили своим Светлым родичам ду серке? Надо бы поговорить об этом с Архимагом, а заодно поторопиться с Поиском. Как только вернётся Гил.

  - Одному тебе будет трудно, князь. Не отталкивай руку брата.

  Эльф кивнул и нерешительно спросил:

  - А что ты говорила о...?

  - Она всё ещё любит тебя.

  Руазэлль с сомнением покачал головой.

  - Она не примет меня. Не простит мне сына.

  - Ты плохо её знаешь, князь.

  - Я совсем её не знаю, Тир-Элен"на.

  - Тогда тебя ждёт множество сюрпризов.

  Эльф удивлённо взглянул на меня. Я пожала плечами.

  - Теперь ты не сможешь управлять ею, как раньше.

  - А, ты об этом, - он усмехнулся. - Я почти забыл, какая она настоящая.

  - Вот вместе и вспомните. Там, за дверью - князь Афаэр Хит"Таль и твой брат. Сказать им, чтобы вошли?

  Князь кивнул.

  - Ты бы как-то..., - я указала на расстёгнутую рубашку.

  Маг удивлённо поднял бровь, но всё же устранил нарушение Этикета. Подойдя к двери, я оглянулась.

  - Чуть не забыла, князь: тебе пока не стоит встречаться с сыном.

  - Прости... если когда-нибудь сможешь, - ответил маг.

  Не знаю, удивился ли Да-Ди, когда я прошла сквозь закрытую дверь. Скорее всего, нет. Впрочем, миссия Арбитра была закончена, а княгиня Л"лиоренталь не собиралась вмешиваться в дела Древних кланов. Обратно в Тень Света меня сопровождал Тин: глава клана и Верховный маг в это время пробовали наладить диалог с Преступником. Мы вернулись через Главный портал. Мне оставалось шагнуть в него ещё раз, чтобы оказаться... дома? Нет, пока я не могла назвать Семь Башен своим домом.

  - Жаль, что ты не можешь задержаться, - грустно улыбнулся Тин.

  - Если я задержусь, Архикнязь пришлёт сюда армию спасения во главе с твоим командиром.

  - Да, наверное. Тари!

  Дафар закусил губу. Он явно хотел что-то сказать, но не решался.

  - Выкладывай, Тинни.

  - Я о вашем Поиске.

  Ему не просто было говорить на эту тему: ФиДель отказался взять их с Ханом в команду. Ребята смирились, но были страшно расстроены.

  - Архимаг решил заняться ду серке сегодня ночью, - продолжил Тин. - Я присутствовал при разговоре отца... князя Афаэра с нашим новым Верховным Дал"леДин"ном.

  Как - сегодня ночью?! Должен же был завтра! Значит, решил не дожидаться возвращения Гила. Ну, Архикнязь! Всё-таки подстраховался, придумал, как заставить нас отложить Поиск. Дель должен срочно дать брату сигнал на возвращение, иначе останемся без проводника!

  Тин усмехнулся.

  - Думаю, наши Старшие хотели, чтобы ты об этом узнала.

  Без сомнения. Что это - благодарность дафаров? Что ж, вполне в духе Древних кланов.

  - Скажи отцу, что я оценила, Тин. У Хана есть амулет Перемещения ду серке. Мне бы очень не хотелось, чтобы артефакт сыграл, но....

  - Мы будем готовы, Тари.


  Дежа-вю

  ФиДель


  Церемония Представления! Мы всё же добились, чего хотели: Тара стала княгиней Л"лиоренталь. Духи были ей обязаны многим, но окажись она не Навигатором, а простой атани, признания брака нам было бы не видать. Но если моей супруге хватало и личного признания Старших, то для меня официальная Церемония стала делом принципа. Далеко не все Перворождённые были готовы принять княгиню-атани. Это понимали и Старшие, поэтому и устроили спектакль с "недоверием" на Церемонии. А после "показательного выступления" Тир-Элен"на исчезли последние сомнения в даре княгини ТариАны. Теперь от тех, кто никогда не признает её равной, Тара защищена Законом, а значит, Мечом и Силой рода Л"лиоренталь. Никто не осмелится выступить против.

  Мы с трудом дождались завершения Церемонии: Тара так же, как и я, плохо переносила формальности. Зато вечер удался на славу! А время, проведённое в бассейне с водопадами, просто не поддаётся описанию. Когда Тара неожиданно появилась на берегу, я был готов поклясться, что на ней ничего нет! Тин и Ролли не сводили с неё глаз.

  - Закройте рты, бойцы: захлебнётесь, - тихо сказал я ребятам.

  Элутар, эти цепочки! Кто бы мог подумать! Мы, конечно, можем держать инстинкты под контролем, но.... Словом, во избежание нарушения Этикета бассейн Тара покидала первой. Уже перед сном, вертя в руках её купальник, я размышлял о том, что моя жена по-прежнему полна сюрпризов. Заметив это, Тара улыбнулась.

  - Ну что, зло наказано, феальдин?

  - Знаешь, любимая, а полотенце не такое уж зло, каким кажется.

  Она улыбнулась.

  - Не грусти, Дель, осталось немного.

  Тара обняла меня, прижавшись щекой: жена всегда понимала меня лучше, чем я сам. Прошёл всего день, а я уже отчаянно скучал по брату. К тому же куда-то пропала наша Связь! Но я решил пока не тревожить Тару: завтра у неё сложная встреча с Дал"леДин"ном. Я наклонился к ней. Синие глаза засияли, губы раскрылись навстречу моим....


  Князь Афаэр Хит"Таль прибыл в Семь Башен рано утром. Ни мне, ни Ноэ"Тхафару не нравилась идея отпускать Тару одну, но всё же пришлось - в порядке подтверждения нашего доверия союзникам. Меня успокаивало лишь то, что рядом с ней будет Тин. Проводив жену, я отправился на Детскую половину: самое время проверить, чем занимаются близнецы. В Классы я вошёл как раз вовремя. Зарти и Сейни стояли в нескольких шагах друг от друга, неотрывно глядя на висевший в воздухе биджам. Коготь асарба, подаренный Элизарту гоблинским вождём, чуть покачивался, застыв между ними на уровне глаз. Это было Отражение - довольно рискованный приём из арсенала феальдинов: нужно было не просто остановить оружие взглядом, но и отправить его обратно. Мальчишки пытались "продавить" оборону друг друга, играя с боевым оружием, что с их взрывной Силой и неопытностью было крайне опасно! Судя по напряжению в Астрале, ребята не шутили. Если кто-то из них отвлечётся.... Я протянул руку, биджам скользнул мне в ладонь.

  - Атар! - воскликнули сыновья хором.

  - Готовитесь к Староэльфийскому?

  Ребята опустили головы.

  - Элизарт?

  Сын поднял на меня глаза.

  - Я хотел показать Сейни биджери-дан. Прости, Атар.

  Я кивнул, принимая извинения, и протянул ему кинжал.

  - Что ж, показывай.

  Мальчишки переглянулись: кажется, они ожидали чего-то другого. Пальцы Зарти уверенно легли на рукоятку. Он пригнулся и слегка присел, приняв характерную стойку. Раньше мне не приходилось видеть гоблинскую Игру-с-Когтем, поэтому я внимательно наблюдал за сыном. Элизарт постоянно переносил вес с одной ноги на другую, словно "перетекая" из стороны в сторону. Его кинжал летал из руки в руку так стремительно, что казалось, оружие просто возникает то с одной, то с другой стороны. При этом движение ног и рук бойца не были согласованы, что затрудняло определение направление атаки. Быстрые широкие взмахи, подобные ударам кошачьей лапы, круговые движения. Техника работы с биджамом была естественна, почти интуитивна, как и само оружие - коготь Снежной кошки. Зарти то и дело менял хваты, перебрасывал кинжал из руки в руку, но остриё всегда было направлено точно по ходу руки. Я взглянул на второго сына: тот ловил каждое движение брата. Когда Зарти закончил, я кивнул Элисейну:

  - Давай.

  Он уверенно взял кинжал и начал свою Игру-с-Когтем: сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее раскручивая карусель биджери-дан. Глаза Зарти, ещё не остывшего от гоблинского Танца, горели азартом. Мальчишка кивал, когда брату удавался финт, и кусал губы от досады, замечая неточности.

  - Погоди, Сень.... Да стой, говорю! Здесь не так - плавнее, как волна.

  Зарти берёт Сейни за кисть и показывает движение его рукой.

  - Вот так. Понял? Потом разворот и смена рук. И мягче перекат с пятки на носок. Давай!

  Сейни кивает, старательно повторяет приём и продолжает Танец. Зарти ревниво следит за братом и вновь не выдерживает.

  - Нет, Сень, ты запаздываешь со сменой хвата. Работай не только кистью, но и пальцами. Смотри.

  Сейни внимательно наблюдает за рукой брата и вдруг отрицательно качает головой.

  - Нет, Сань, тогда уж лучше так....

  Он показывает свой вариант приёма, и теперь уже Зарти, закусив губу, следит за движениями брата.

  Я с интересом наблюдаю за сыновьями. Меня забавляет и трогает их почти взрослая серьёзность и совсем не детская дружба. Закончив тренировку, мальчишки смотрят на меня в ожидании приговора.

  - Неплохо, - оценил я. - Один вопрос, феальдины: откуда биджам?

  Близнецам не разрешено использовать боевое оружие вне занятий по боевым практикам. На лицах сыновей гаснут улыбки. На этот раз извиняться за двоих - очередь Сейни.

  - Это я просил показать биджери-дан. Прости, Атар.

  Зарти не выдерживает.

  - Но разве это не мой кинжал, Атар?

  - Зар, - одёргивает брата Сенька.

  - Твой, - соглашаюсь я. - Но это боевое оружие, значит, ты получишь его не раньше, чем станешь воином. А до тех пор за него отвечает Посвящённая - твоя мама. Помнишь, что сказал вождь нир"ши?

  Элизарт опускает глаза.

  - Вернёшь ей кинжал сам. Заодно и объяснишь, как он к тебе попал.

  Сыновья искоса глянули друг на друга и тяжело вздохнули: они ждали справедливого возмездия за проступок. Я выдержал паузу и спросил:

  - Может, мяч погоняем? Я свободен до полудня.

  Мальчишки вскинули головы. Увидев выражения лиц, я рассмеялся. Уже слетев с лестницы, бойцы резко сбавили скорость.

  - А мама? - крикнул Сейни снизу.

  - Мама на работе, - машинально ответил я, спускаясь вслед за ними.

  Сыновья переглянулись.

  - Ты чего, пап? - осторожно спросил Зарти. - Какая работа в Эльдамале?

  Я пожал плечами.

  - Тир-Элен"на. Как раз для княгини Л"лиоренталь.


  К полудню я был уже в Седьмой башне: туда Архимаг собирался направить Главный портал. В кабинете Ноэ"Тхафара я застал Линдориэля. Не хватало только отца, но последние дни он редко появлялся за пределами Белой башни. Выйдя из портала и увидев на