Book: Призрак прошлого Рождества



Призрак прошлого Рождества

Кери Артур

Призрак прошлого Рождества

Шарлин Харрис, Тони Л.П. Келнер

Введение

Нас так воодушевил успех сборника «Many Bloody Returns», что мы тут же бросились составлять следующий. В каждом рассказе первого сборника должны были присутствовать две обязательных темы: вампиры и день рождения. Идея себя оправдала, и для второго сборника мы тоже решили выбрать две темы. Выбирать их было очень весело — может быть, даже слишком, — и нас не раз заносило, когда мы перекидывались блестящими идеями по электронной почте. Например, зомби и День Посадки Деревьев — как вам?

Но успокоились мы на более разумной комбинации: оборотни и Рождество. Потом, опять же веселясь от души, составили список авторов, которых хотели бы видеть. К нашему восторгу, почти все они согласились. Дж. К. Роулинг, правда, отговорилась тем, что занята какой-то другой серией, но почти все прочие смогли представить рассказ в необходимый срок.

Мы надеемся, что вам этот сборник будет так же приятно читать, как и первый. Поразительно, как талантливые писатели разных жанров строят такие разные рассказы из двух одних и тех же блоков. Читайте и наслаждайтесь.

Кери Артур

Кери — австралийка, выросла с драконами, эльфами, вампирами, вервольфами, иногда попадались и говорящие лошади. Все это ее родных волновало несказанно, но теперь она живет тем, что делит свою жизнь с вышеназванными созданиями, и поэтому родственники больше не рассматривают вариант вызова людей в белых халатах. Если Кери нет за клавиатурой, ее можно найти возле телевизора или же на прогулке с двумя ее собаками.

Вообще-то я Рождество люблю.

Люблю убирать свое чахлое деревце мишурой и украшениями, вешать рождественские огоньки в каждом углу своей односпаленной квартирки. Люблю готовить эггног и печь рождественские пряники, люблю, когда вдруг звучат веселые рождественские поздравления в хмуром офисе отдела паранормальных расследований. Даже люблю толчею в магазинах за «совершенно необходимыми» подарками для племянницы и племянников.

И всего этого и еще много чего я ждала в этом году — вознаградить себя за обгаженное Рождество прошлого года. Но опять не заладилось, а все из-за этого дурацкого положения.

Для начала: не очень легко впасть в рождественское настроение, когда стоишь посреди вьюги в костюме эльфа, отмораживая себе задницу.

Ну, ладно, не совсем это была вьюга, скорее с неба медленно и неуклонно сыпалось что-то мокрое и белое, но я торчала в зеленом дурацком наряде, даже не отороченном мехом, как у Санты, и в идиотских остроконечных туфельках, занудливо позванивающих при каждом шаге, так что можно эту хрень счесть и вьюгой. Просто не тепло, скажем так.

Но снег — это еще было не самое худшее. Может, я бы как-то его пережила, и холод тоже, и непоявление кого бы то ни было, похожего на злодея, если бы не некоторое шестифутовое и широкоплечее темноволосое явление, стоящее глубоко в тени дверного проема за десять футов слева от меня.

Это явление называлось Броуди Джеймс, эксперт по вервольфам и старший следователь отдела паранормальных расследований. Владелец неотразимой улыбки и тела, созданного рождать желание.

Именно он бросил меня без предупреждения ровно год назад.

С усилием выдохнув, я зазвонила громче, чем это было необходимо. Радостный звук прорезал тьму, но не привлек внимания спешащих прохожих. В такую ночь каждый хотел только одного: убраться с улицы. Мысль подать на благотворительность даже не всплывала в голове.

Черт побери, может, и у психа, убивающего сборщиков рождественской милостыни, тоже хватит ума сегодня не вылезать на улицу.

Тогда мне здесь стоять наживкой — именно настолько бесполезно, насколько мне кажется.

— Еще чуть громче — и колокольчик сломаешь, — сказал Броуди добродушным и веселым голосом.

Этот звук слишком часто за последний год наполнял мои сны.

Я не ответила. Может, я и буду с этим гадом работать время от времени, но разговаривать с ним больше, чем это необходимо, не стану. Мне еще надо спасибо сказать ему за то, что почти весь год он мотался по командировкам где-то за границами штата. Если бы мне пришлось с ним работать изо дня в день, я бы попросила о переводе.

И это был бы стыд и позор, потому что мне на самом деле нравилось быть членом группы — в тех случаях, когда это не означало отмораживать задницу в ночной вьюге, конечно. И уж точно я для этой работы подходила со своей способностью чуять «зло» — что в людях, что в ком другом. Наша группа была небольшим подразделением ФБР, и мы работали с каждым делом, где обнаруживались хотя бы намеки на проявление паранормального. Люди вполне смирились с существованием вампов, оборотней и прочего, что прячется в темноте, но черт их побери, если они хотят иметь с этим дело. А копы все, что пахнет мистикой, отфутболивают артистично.

Конечно, сама я человек, но из-за своего таланта чувствую себя в собственной расе чужаком. Хотя, когда Броди меня так неожиданно бросил, это не вызвало у меня ощущения, что нелюдям я так уж нужна.

— В конце концов тебе придется со мной разговаривать, — сказал он, слегка меняя положение. Густой и пряный его аромат донесся до меня в холодном воздухе, напомнив долгие ночи, которые я проводила в его объятиях, вдыхая именно этот запах.

Я слишком яростно тряхнула жестянкой перед пробегающей мимо женщиной. Она мотнула головой, на меня даже не посмотрев. Наверное, я еще и неправильный сборщик: детская благотворительность вряд ли долго прожила бы на моей выручке.

— А если я скажу, что виноват и мне очень жаль? — добавил он, помолчав.

— А если я тебе скажу, что мне это все равно? — огрызнулась я, мысленно тут же дав себе пинка за нарушение обета молчания, но не в силах все равно сдержать слов.

— Я не поверю.

Я обернулась, уставясь в темноту, где его никак было не увидеть.

— На прошлое Рождество мне было очень даже не все равно. А на это Рождество я только хочу поймать нашего убийцу, содрать этот идиотский костюм, уйти ко всем чертям из-под снега, пока задницу не отморозила, и встретить праздник с сестрой и ее детьми.

Я резко отвернулась, снова показав ему спину. И очень кстати, потому что снова ощутила на себе его взгляд. Жар в тех местах, где он скользил по моему телу, согревая заледеневшие кости и заставляя пульс неровно подскакивать и пропускать удары.

Где же этот рождественский маньяк шляется, когда он нужен?

— Почти полночь, — сказал Броуди. — Если наш убийца не проявит намерения атаковать и кого-либо обескровливать после этого магического часа, что ты скажешь на предложение найти кафешку и выпить по чашке кофе?

— Я лучше прямо домой.

Проводить с этим вот джентльменом больше времени, чем это строго необходимо, — не слишком удачная мысль. Моя сознательная личность не хочет с ним разговаривать, но некоторые части этой личности были бы счастливы вообще обойтись без разговоров.

— Оставь, Ханна! — сказал он ласково, вкрадчиво и так сексуально, что от такого голоса даже девственница из штанов бы выскочила. По крайней мере вот эта бывшая девственница когда-то так поступила. — Завтра же сочельник. Ну прояви ты какой-то дух Рождества?

— Тот самый, который проявил ты, когда бросил меня, слова не сказав? — спросила я очень доброжелательно.

— Ой, — вздохнул он очень тихо, а вслух добавил: — Я не говорил, что очень виноват и что мне жаль?

— Мне по-прежнему это безразлично.

— Я не говорил, что понял, каким был идиотом, но все тогда было так нелепо и так быстро…

— Мне по-прежнему безразлично, — ответила я, чувствуя себя заевшей пластинкой.

В дальнем конце улицы появился очередной прохожий. Я позвонила в звоночек, и он мельком глянул на меня — в темноте его лицо казалось призрачным. Замотав головой, он глубже укутался в воротник, перешел дорогу и пошел по другой стороне. Потрясающе, как возможные дарители меня обходят.

Весьма красноречивая характеристика моего внешнего вида. Или настроения.

Сделав глубокий вдох, я постаралась взглянуть на свое положение довольными глазами. Не думаю, что это удалось.

— Послушай, — снова начал Броуди. — Да, я гад, знаю, и у меня нет никакого оправдания за то, что я сделал. Это было необдуманно, сгоряча, и я очень, очень хотел бы это загладить.

Нет, сказала я гормонам, которые вдруг затанцевали при мысли о том, как Броуди будет заглаживать.

Помните прошлое Рождество? Он с нами очень плохо обошелся. Мы его не любим.

К несчастью, изо рта у меня раздалось совсем другое:

— Почему вдруг?

— Потому что сейчас Рождество, и потому что я по тебе невероятно тоскую.

Нашел, собака, куда бить, подумала я, когда мое предательское сердце на миг вильнуло в сторону. Хорошо еще, что где-то во мне держится на него злость, иначе я стала бы глиной в его руках. Черт, и до чего же приятно в этих руках…

— Да, ты настолько невероятно по мне тоскуешь, — ответила я, злясь сама на себя, — что даже не мог взять телефон и позвонить.

— Я звонил, — ответил он дружелюбно. — Но ты бросала трубку. Несколько раз.

Да, было.

— Это еще был этап обиды и злости. А тебе надо было это сделать, когда я вошла в стадию «все равно». Может, это вышло бы удачнее.

— Ты последние десять минут повторяешь, что тебе все равно, а у меня по-прежнему ничего не получается.

— Это потому, что сейчас я вошла в стадию «мне-все-равно-но-я-хочу-чтобы-ты-на-брюхе-поползал». Боюсь, что сегодня не твой день.

— Ох, — сказал он с такими проникновенными интонациями, что у меня даже пальцы на ногах чуть-чуть согнулись сами. — А если я уже и правда ползаю? В этом случае ты выпьешь со мной чашечку кофе?

— Нет, потому что не выношу, когда мужчина унижается.

Именно этот момент выбрал ветер, чтобы пронестись по улице порывом. Я сгорбилась ему навстречу и подумала, такие ли синие у меня ноги, как должны быть по ощущениям.

Может, и стоит согласиться на кофе?

Нет. Он очень плохо повлиял на наше здоровье, и мы его не любим. Забыла?

На той стороне улицы прохожий с бледным лицом запахивал разлетающиеся полы одежды, заворачивая вокруг себя. Руки такие белые, что казались руками скелета.

Перчатки, подумала я, хотя холодок уже побежал по спине. Не может быть, чтобы руки, не бывает таких белых рук, даже в такой холод. Разве что если ты вампир.

Мой паранормальный радар еще ничего не учуял неординарного, но я давно научилась не упускать из виду мелкие намеки на какие-то неправильности. И вот что-то такое — неправильное — в прохожем на той стороне улицы ощущалось.

— Тебе интересен его запах? — спросила я тихо у Броуди.

Резкий вдох у меня за спиной — я представила себе, как раздуваются у него ноздри, вбирая запахи ночи, прокатывая по вкусовым сосочкам, сортируя и каталогизируя. Я сто раз видела, как он это делает — за те месяцы, что мы были вместе, и сейчас это мне казалось не менее сексуальным, чем тогда. И это было странно, потому что до встречи с ним я никогда не видела в ноздрях ничего завлекательного.

Но надо сказать, что все прилагающееся к этим ноздрям было выше всех похвал.

— Воняет бухлом и сигаретами. — Еще один вдох. — И несколько дней не мылся.

— Значит, это не тот запах, что ты уловил на трех последних осмотрах места преступления?

— Нет… — Он замолчал. — Но похожий. Наверное, он с нашим киллером в родстве.

— То, что он родственник, не значит, что он что-то знает об убийствах.

— Но и обратного тоже не значит.

Незнакомец тяжело шагнул в сторону, налетел плечом на стену, что-то буркнул, чего я не расслышала, потом обернулся через плечо.

Мы встретились взглядами, и тут мои паранормальные чувства взревели сиреной. В этих синих глазах не было жизни, но была нежить. И ненависть, ненависть, перемешанная со злостью, и жажда проливать кровь и упиваться торжеством.

А под этим всем, глубже, — зло. То самое зло, что любит рвать, терзать и выпивать досуха.

— Может, он пахнет не так, как наша дичь, но уверена, он как-то связан с этими убийствами, — прошептала я.

Не успела я произнести этих слов, как вампир зарычал. Мелькнули пожелтевшие сломанные клыки, вампир оттолкнулся от стены и пустился в бег. Броуди выскочил из темноты, на ходу сбрасывая одежду, и стройное тело меняло форму, и уже бежал передо мною не человек, а скорее волк.

У меня по душе пробежала дрожь. Я видела уже сто раз, как он делает это, но все равно каждый раз дух захватывало.

— Подожди меня!

Но он не стал ждать. Он же вервольф, и мало кто из них считается с правилами, уставами или выкрикнутыми просьбами, кроме тех случаев, когда им самим хочется.

Тихо выругавшись, я бросила колокольчик и ящик для пожертвований в темный угол, где стоял Броуди, прихватила колья и брошенную им одежду и побежала за ним, весело звеня на каждом шаге колокольчиками на ботинках. Рождественский оркестр из одного человека.

Мы пролетели дорогу, свернули за угол. Подозреваемый был быстр, костлявые руки и ноги работали, как у бегуна на дистанции, черное пальто развевалось за ним как крылья. Но на каждый его шаг Броуди делал два или три, и быстро его настигал.

Вампир метнулся налево, в переулок. Через четыре секунды вслед за ним в том же переулке исчез стремительный волчий силуэт Броуди. Я отстала от них на шесть секунд, завернула за угол, проехавшись по льду под звон колокольчиков — и пришлось перепрыгивать через резко остановившегося волка, который был Броуди.

— Где он? — спросила я, стоя рядом с ним и всматриваясь прищуренными глазами в темный тихий переулок.

Он сменил облик и ответил:

— Я его упустил. — Он поднял черное пальто неизвестного. — Вот я что чуял. Он этим прикрыл собственный запах. Наверняка сейчас какой-то бедняга замерзает до звона сосулек.

— Если не лежит обескровленный. — Мы встретились взглядами. Зеленые глаза смотрели с досадой. — Почему ты его упустил?

— Потому что вервольфы не летают.

Я взметнула глаза к небу — увидела только темноту да падающие с неба белые хлопья.

— Вампиры же тоже не умеют?

— Этому забыли сказать. Надо было мне оставаться в человечьей форме и пристрелить его к чертям.

Он взял у меня свою одежду и стал одеваться.

— Пуля не убивает вампира.

А на этого вампа был выписан ордер на ликвидацию. Большинство не-людей имеют права на суд, адвокатов, юстицию, — но вампы — исключение. Когда вампир убивает, выписывается ордер на ликвидацию. Без всяких «если», «но» и «может быть». А наша работа — этот ордер привести в исполнение. Вот это и составляет очень, очень большую разницу между нами и прочими подразделениями ФБР.

— Она его задержала бы настолько, что я смог бы его поймать.

— Беда в том, что у нас о связи этого типа с нашим вампиром говорят только мои инстинкты. Он не наш убийца, поскольку клыки у него разбитые, а наш оставляет на жертвах очень аккуратные ранки.

— Если ты говоришь, что они связаны, мне этого достаточно. — Броуди поймал меня за руку и развернул к себе. Пальцы у него были такие горячие, что чуть тавро на руке не оставили. — Но вот это пальто доставим в лабораторию, пусть еще раз проверят. А мы, как только отрапортуем, выпьем кофе, о котором так долго здесь говорили.

— Чтобы я с тобой разговаривала по-человечески, одного кофе мало будет, — сказала я, когда мы шли — то есть я не шла, а звенела, — обратно к его машине.

Он приподнял бровь. Досаду на лице сменила улыбка, растянула эти соблазнительные губы.

— А если добавить пирожное?

Какая же я идиотка, что встряла в этот разговор!

— Зависит от того, какое.

— Морковное?

Я фыркнула:

— Будь реалистом. Как минимум тройное шоколадное. И еще — свежие сливки.

— Договорились.

Он открыл машину, втолкнул меня внутрь, потом бросил на сиденье пальто, а я тем временем вызвала по радио контору и попросила проверить, что есть по летающим вампирам и откуда они могли такие взяться. Босс не выразил восторга по поводу нашей неудачи, но что тут скажешь? Когда вампир отращивает крылья и улетает, связка из вервольфа и человека мало что может сделать.

Броуди завел машину и включил обогреватель до отказа. По ногам ударил холодный ветер, отчего они еще сильнее заледенели.

— Ну, спасибо! — буркнула я, убирая ноги.

— Сейчас воздух согреется, — ответил он.

— А я нет. — Сказала и тут же сама подумала, а не правда ли это. Я в том смысле, что он даже не задумался серьезно на тему меня соблазнить, а я уже с ним согласна пить кофе. Если он двинется в ту же сторону дальше, насколько быстро растает лед у меня в душе?

— Как мы будем ловить вампира, который умеет летать? И как вообще у вампа это получается? — добавила я, надеясь, что разговоры на рабочую тему отвлекут мои мысли он слишком близко сидящего рядом мужчины.

— Похоже, что у него в роду есть оборотень. Не все вампиры происходят из людей, хотя это наиболее обычный источник. А ловить мы его будем, замечая раньше и преследуя энергичнее. — Он посмотрел на меня, проезжая на желтый. — Ты в конторе держишь смену одежды?



— Нет. — Как ни глупо, с места закалывания я уехала прямо домой. — Надеюсь, с рапортами разберемся быстро, чтобы я могла поехать домой и согреться.

Он посмотрел на меня, и слишком знакома мне была искорка в его глазах. Он явно строил планы, в которых участвовала я, а одежда — нет. Но сказал он только:

— А как получилось, что ты сразу не почувствовала, кто он?

— Потому что это не всегда так получается. — Я потянулась, взяла с заднего сиденья свое пальто, обернула одеялом вокруг ног, но теплее не стало. — Иногда я зло чую сразу, но часто требуется еще посмотреть в глаза, увидеть. — Я глянула на него: — Но ты же все это знаешь.

— В последний раз, когда мы вместе работали, ты долго топталась вокруг да около одного девятикратного убийцы. Я подумал, не знак ли это, что твои паранормальные таланты выгорают.

Выгорание — да, такая проблема в нашей группе есть, хотя обычно перегорает не дар, а сам сотрудник. Пока что эта проблема меня не коснулась, но вообще-то чуять в ком-то зло — это совсем не то, что разделять с ним его самые темные мечты и желания. А кое-кто в нашей группе умел и это.

— Трудно найти зло в душе у того, кто вообще души не имеет, — сказала я. — Как и трудно найти сердце в груди, где его нет.

— У меня оно есть, — ответил он, не отрывая глаз от дороги. — Только я не слишком часто им пользуюсь.

Ой, сказала я про себя и стала смотреть в окно. Остаток пути мы проехали молча. В конторе Броуди сплавил вещдок экспертам, а я быстренько настучала рапорт. Рассказывать мало что было, поэтому времени ушло немного. Мы за час управились.

— Теперь поедем кофейку попьем, — сказал Броуди, открывая мне дверцу машины.

— Я лучше домой, — ответила я, поеживаясь вопреки теплоизолирующим свойствам моего пальто. В здании было натоплено, но в смысле согреться оно мне помогло мало. — К тому же я промокла и одета эльфом. Не тот наряд, который уважающая себя дама наденет в приличное кафе.

— Чушь, ты в нем прекрасна. — Он захлопнул дверцу, обошел машину и сел на сиденье. — И я тебе обещал пирожное и желаю сдержать слово.

— Ага, на этот раз, — буркнула я вполголоса.

Он сделал вид, что не слышал, и выехал со стоянки. Я смотрела на проплывающий мимо мир и наполовину хотела смыться домой от греха подальше, но другая половина, совершенно безрассудная, хотела остаться в его обществе, как бы ни было это опасно для моего эмоционального здоровья. К сожалению, безрассудная половина побеждала за явным преимуществом.

— Эй, мы только что проехали отлично кафе респектабельного вида!

— Да неужто простое респектабельное кафе меня вознаградило бы улыбкой?

— Тебе даже за тройной шоколад со свежими сливками такого не добиться, друг мой.

— Друг мой? — Он посмотрел на меня, приподняв брови. — А это лучше, чем козел — или как ты там меня назвала? В тот недолгий миг, когда снизошла до разговора?

— Я тебя назвала блудливым козлом, — буркнула я. — И не надо сейчас возникать. Это ты меня бросил, а не я тебя.

— И уверен, что недвусмысленно сообщил о своем глубочайшем раскаянии. — Он притормозил на красный свет и добавил: — А если быть точным, то термин «блудливый козел» ко мне неприменим, потому что я никогда не любил никого другого.

И снова у меня сердце екнуло, попытавшись пропустить удар. Дура, успокойся. Что бы он ни говорил, он же тебя бросил. Забыла? Любовь ни в каком виде, смысле или форме здесь не рассматривается.

— В офисе говорили совсем иное.

— Ты же сама знаешь, что нечего слушать конторские сплетни. Если помнишь, там нас уже поженили через три недели после того, как мы только начали встречаться.

И я была с этим согласна. Ну, да, а так это протянулось аж шесть недель.

Я отвернулась и сморгнула слезы. Черт побери, ведь именно из-за этого я не хотела с ним разговаривать.

Он свернул в переулок и стал замедлять ход. Старые двухэтажные дома теснились вперемежку с какими-то симпатичными заведениями, и некоторые из них были похожи на кафе или, во всяком случае, что-то открытое.

— И где это мы? — спросила я, глядя на ящики с цветами на окнах.

— У моей мамы, — ответил он, выходя из машины.

— Чего?

Но я говорила в пустоту. Подождав, пока он откроет мою дверь, я заявила:

— Я не пойду знакомиться с твоей матерью!

Тем более учитывая, как она не одобряла наши с ним отношения.

— Это хорошо, потому что ее здесь нет. И никого нет, все поехали к бабушке.

Он взял меня за руку, слегка потянул. Я осталась на месте.

— Так зачем мы вообще сюда приехали? Сам знаешь, какие у твоей мамы ко мне чувства.

— Можешь мне поверить, это больше не проблема. Кроме того, ты же хотела тройной шоколадный со свежими сливками, а мама печет их так, как больше никто не умеет. Пойдем.

Он потянул сильнее, не оставляя мне выбора. Радостно позванивая колокольчиками на туфлях, я выпутала ноги из-под пальто и вышла.

— Надо тебе добыть что-нибудь нормальное надеть, — смерил он меня взглядом — критическим, но все равно я вся вспыхнула и смутилась. — А то вид у тебя продроглый и промокший.

Он открыл калитку и увлек меня за собой. Боюсь, не в одном смысле.

— А это потому, что я промокла и продрогла. И у меня есть вполне приличная одежда — дома. Так что отвези меня туда.

— Если отвезу, ты же не вернешься.

— И что?

— И весь прогресс, которого я добился сегодня, уйдет коту под хвост, и я снова стану козлом.

— А ты и не переставал им быть, — ответила я приветливо. — Так что никаких проблем.

Он засмеялся — густой теплый звук ощущался кожей чувственно, как ласка. Открыв дверь, Броуди жестом пропустил меня вперед. Я протиснулась, безуспешно стараясь не замечать излучаемое им приятное тепло. А тело просто просилось податься чуть вперед и ощутить это тепло всей кожей.

Эй, прошлое Рождество! Не забывай. Не забывай, что в целом он плохой человек, и мы не любим его болтовню.

Я не забыла. К несчастью, я не забыла и того, каково мне с ним было, и сколько бы я ни говорила себе, что снова рвусь наступать на те же грабли, все равно не могла не хотеть погрузиться в тепло его существа еще хоть раз.

Ты лохушка. А еще ты идиотка.

А сегодня Рождество. И я одна.

В доме было темно, но теплый воздух едва заметно пахнул свежей выпечкой. Я втянула воздух ноздрями, вешая пальто на крюк в прихожей. Сильный запах имбиря и ванили чуть подчеркивался оттенком животной затхлости, отчетливо напоминая, что это не обычный дом. Это обиталище вервольфов.

Он взял меня за руку — такими теплыми пальцами.

— Вот сюда. По лестнице в ванную. Чистые полотенца на полке над ванной, а чистый халат — за дверью.

— Броуди…

Он прервал мою речь резким и коротким поцелуем, лишившим меня дыхания и оставившим желание его продлить.

— А кофе и пирожные я пока сделаю.

И оставил меня потрясенно таращиться на закрывшуюся за ним дверь. Очень не по плану получался вечер. Точнее, не по моему плану. Очень явно стало, что он куда как больше запланировал на это Рождество, чем ловля преступника.

Я выдохнула и стала раздеваться. У меня было две возможности: остаться или уйти, и при всем моем понимании, что я поступаю глупо, мне хотелось пирожного, кофе и общества Броуди. Ну еще хоть немножко.

Я готовила себя к очередному безрадостному Рождеству, но ведь это в этот день полагается быть доброжелательной к ближним своим? А ближе этого типа у меня никого не бывало.

А я вот, значит, за соломинку хватаюсь, ищу оправдание своим идиотским поступкам.

Отодвинув эти мысли в сторону, я приняла душ, натянула все еще мокрое белье. Я предпочту схватить простуду, чем быть рядом с Броуди голой. Завернувшись в толстый пушистый халат, расчесала волосы пальцами, взяла мокрый эльфийский наряд и спустилась вниз. Идя на запах Броуди, пришла в теплую и вкусно пахнущую кухню. Он наливал кофе в кружку, и на подносе уже стояли два больших куска торта.

— Где бы мне это высушить? — спросила я.

— Оно не сядет? — поинтересовался он.

— На мне не село.

Он улыбнулся. Нельзя сказать, чтобы это успокаивающе подействовало на мой пульс.

— Там есть сушильная машина, — показал он головой на дверь справа.

Я сунула вещи в сушилку и вернулась в кухню.

— Здесь будем есть?

Он покачал головой:

— Нет, пойдем в гостиную, там теплее. Не прихватишь торт?

Я взяла поднос и пошла за ним из кухни в гостиную. Главным предметом обстановки был здесь большой дровяной очаг, но мое внимание привлекла рождественская елка. Большая, пушистая и полностью лишенная украшений, если не считать ватного снега на концах склоненных ветвей. Она мне напомнила дерево посреди заметенного снегом леса — наверное, так и было задумано.

— Моя елочка рядом с этой — карлик, — сказала я, ставя поднос на кофейный столик.

— У прошлогодней твоей елки был характер, — заметил он, протягивая мне чашку.

Я улыбнулась:

— И та елка, и теперешняя — очень жалкое воплощение рождественской елочки.

Он сел на софу и похлопал ладонью рядом с собой. Я отступила спиной к огню. Губы Броуди изогнулись слегка насмешливой улыбкой:

— Зачем тогда было их покупать?

— А они казались очень одинокими.

Мы с ним встретились взглядом. В зеленых глазах играло добродушное веселье — и еще что-то. Что-то такое, что пульс у меня запрыгал. Нет, не желание — что-то более глубокое. И более сильное.

— Последнее это дело, — сказал он, — оставаться одному на Рождество.

Я не клюнула. Хотела клюнуть, но не клюнула. Отошла от огня, чтобы зад не обжечь, и взяла тарелку с куском торта.

— Как же нам поймать этого вампира, пока он снова кого-нибудь не убил? — спросила я, отправляя ложкой в рот кусок торта и чувствуя, как слабеют колени. Черт, ну отличнейший шоколадный торт!

— Аналитики все еще работают над возможными местоположениями, исходя из всего, что мы видели и что я учуял на местах преступлений. Если что-нибудь найдут, они с нами свяжутся.

Он наклонился, взял вторую тарелку, и вдруг у меня пальцы закололо от желания запустить их в эти густые, темные волосы. Я крепче сжала ложечку.

— А помимо этого, — продолжал он, — нам остается только надеяться, что сработает вариант с приманкой.

— Трудно поймать кого-то, кто может вспорхнуть и улететь.

— Если бы ему настолько легко было перекидываться, он бы раньше смылся. Ты не присядешь?

— А ты будешь ко мне клинья подбивать?

И снова эта сексуальная дразнящая улыбка на губах:

— А ты хотела бы?

Да, да, да!

— Нет.

— Почему нет?

Я чуть тортом не подавилась.

— А ты как думаешь?

— Потому что я козел?

— Начало неплохое.

— Потому что я забыл позвонить тебе на Рождество?

— И на мой день рождения. И на святого Валентина.

— И это правда. Зато я на оба эти дня покупал тебе подарок. Это считается?

Да… нет!

— Броуди, перестань. Так нечестно.

Я резко поставила на стол тарелку с недоеденным тортом и сунула руки в карманы, чтобы он не видел, как они вдруг задрожали.

Потому что дрожали они не от страха. Мне нужно было его трогать, гладить, любить его. Как это было у нас когда-то. Как я мечтала много раз в те долгие ночи, которые проводила одна.

Он поставил тарелку на стол, потом встал. Нас разделял только кофейный столик. Только этот столик мешал мне погрузиться в сладкую силу его рук.

— Я знаю, что так нечестно, — сказал он тихо. — Но я и не собирался быть честным.

— Но почему?

Этот вопрос практически из меня вырвался, и Броуди скривился:

— Потому что за последний месяц я несколько раз пытался с тобой заговорить, и ты даже на вопрос «который час» едва отвечала.

— И тебя это удивляло?

— Нет. Но чертовски обламывало, надо сказать.

— Послушай, Броуди, это необходимо прекратить! Я не могу… — У меня надломился голос, пришлось остановиться, сделать глубокий, прерывистый вдох. — Я больше не могу на Рождество сидеть и ждать твоего звонка, зная, что ты не позвонишь.

Он поднял руку, нежно погладил мне щеку кончиками пальцев. Они были такие теплые, так радостно ощущались на коже, что я задрожала от взрыва желания. И так соблазняла, искушала мысль прижаться к этому прикосновению, попросить большего, чем эта легкая ласка.

Но потом очень сильно будет болеть сердце.

Я шагнула было назад, но он уловил это движение и слегка придержал меня за конец пояса от халата. Если бы шагнула назад, узел бы развязался.

И мне отчасти хотелось отступить назад. Хотелось поддаться этому жару и силе, что еще между нами лежали. Но какая-то иная часть моего существа изо всех сил цеплялась за здравый рассудок и разум, и она удержала меня на месте.

— Что, если я дам тебе обещание: никогда не заставлять тебя ждать у телефона? — спросил он негромко.

Я посмотрела ему в глаза, увидела там искренность сочувствие, и еще — голод. И я хотела поверить этим глазам — поверить ему, — правда хотела. Но не могла.

— В обещания я больше не верю. И тебе тоже не верю.

Эти слова его задели, как и было задумано. Но вспышка страдания в глазах и болезненное, долгое сожаление в его лице не доставили мне никакого удовлетворения. Потому что на самом деле я не хотела делать ему больно, и не хотела реванша за то, через что он заставил меня пройти. Отчасти мне хотелось знать почему, но в основном мне хотелось просто жить дальше.

И чтобы его в этой моей жизни не было. Не было боли и страданий, которые он в нее внес.

— Я никогда тебе не обещал ничего такого, чего бы не выполнил, — наконец сказал он.

Может, не словами. Но делом, действием ты обещал мне весь мир. А потом ушел.

— Ты мне обещал позвонить, как только вернешься из Чикаго, Броуди. И не позвонил.

Ему хватило такта смутиться и принять виноватый вид:

— Я не мог, я тебе сейчас объясню…

— Поздно для объяснений, — отрезала я.

Поздно для нас с тобой.

— Отказываюсь верить, — сказал он, оставив меня гадать, на высказанную или невысказанную фразу он мне ответил.

Он обошел стол, взял меня ладонью за затылок и притянул к себе, в свои объятия. И поцеловал.

И на этот раз никак не мельком, а долго, эротично, умело, так что кровь у меня завопила в жилах и сердце попыталось выскочить из грудной клетки.

И так это было хорошо, так здорово вот так вот целоваться. Как будто только этот миг и я имеем для него значение, и только миг и я будем иметь для него значение вообще когда бы то ни было.

Конечно, это ложь, но такая, что я готова была ей поверить, пусть даже на этот миг. Я обняла его за шею, прижала к себе, прильнула по всей длине, чтобы чувствовать каждый его вдох. Ощущать упругую твердость эрекции, прижатой к животу… о господи!

Свободной рукой он погладил меня по боку, дразняще скользнул по груди. Что-то похожее на электрический ток ударило по всем нервным окончаниям, и все сознание заполнило тянущее, ноющее желание внизу. Бисеринки испарины выступили на коже — влага, вызванная жаром его тела и моим безумным желанием.

Я знала, что надо отойти, прервать поцелуй и объятие, задавить спутанные эмоции, ими вызванные, — но я не могла. Считайте меня слабачкой, дурой, но реальность этого поцелуя была настолько лучше грез о нем, что я могла только стоять и наслаждаться им.

Именно в этот момент решил зазвонить сотовый телефон у него в кармане. И правильно сделал, иначе мы оба знали, куда бы привел нас этот поцелуй.

* * *

Броуди издал низкое горловое рычание, отдавшееся эхом у меня на губах и в теле, потом отодвинулся от меня тяжело дыша, и выхватил телефон из кармана.

— Что такое?

Сказать, что голос у него был недовольный, значит сильно преуменьшить. Ничего столь близкого к рычанию я от него не слышала — когда он в облике человека.

Он слушал, и лицо его мрачнело. У меня не было сомнений, что звонят с работы. Сделав глубокий вдох, чтобы собрать разбегающиеся мысли и усмирить скачущее сердце, я довольно решительно завязала пояс двойным узлом. Ни его, ни тем более меня это не остановит, но само по себе действие было важно. Я напомнила расшатанному самообладанию и разбушевавшимся гормонам, кто здесь хозяин, и что это я буду решать, что для меня лучше.

Хотя после этого поцелуя я уже как-то не очень понимала, что правильно, а что нет.

Взяв свою чашку, я снова отошла к огню. Я не замерзла, скорее наоборот, но это была самая дальняя точка от Броуди, куда можно было отойти, не показывая явно причину отступления.

Он повесил трубку и издал низкий рычащий звук.

— Работа? — спросила я, стараясь скрыть облегчение и жалко проваливая эту задачу.

Он посмотрел на меня мрачно:

— Да, очередное убийство.

У меня сердце ухнуло вниз.

— Но ведь уже после полуночи!

— Да, я заметил. А он, очевидно, нет.

— А почему никого другого не могут послать, зачем обязательно нас?

Но я знала ответ. Группа наша маленькая, и этот случай наш. А насчет нормированного рабочего дня и законных выходных в группе паранормальных расследований что-то такое слышали, но не помнят.

Он только спросил:

— Оденешься?

— Как мне не хочется нацеплять этот эльфийский маскарад…



— Ну, мамины вещи тебе не подойдут, у нее размер куда больше. Так что, если не хочешь остаться в этом халате, то деваться некуда.

Я выругалась себе под нос и сердито вышла из комнаты.

— Вот отвез бы ты меня домой, как я просила, было бы куда деваться.

— А сколько тогда было бы у меня шансов тебя поцеловать, как только что?

— Сколько у снежинки в аду, — буркнула я, закрыла дверь прачечной, вытащила вещи из сушилки и оделась. Поверх груды стираного белья лежала пара шерстяных носков, и я их надела перед тем, как натянуть промокшие туфли.

Когда я открыла дверь, он ждал меня в кухне, и взгляд его окинул меня сверху донизу, оставив за собой след жара, как ласка или поцелуй.

— Белые носки портят ансамбль. И вообще это носки моего брата.

— Считай, что это его рождественское пожертвование моим замерзшим ногам. Куда едем?

— На кладбище.

— Так он сейчас напал не на сборщика пожертвований?

— Нет. На рабочего, который копал могилу.

— В такое время копают могилы?

— Смерть не останавливается подождать, пока пройдет Рождество.

Положив руку мне на спину, он вывел меня из дому. Ноги на каждом шаге весело звенели, предлагая веселиться и тем меня дьявольски раздражая. Поэтому я наклонилась и оторвала колокольчики ко всем чертям.

Наступила тишина. Райская.

Мы пролетели по улицам на рекордной скорости, и я только успела возблагодарить звезды, что в это время ночи не так уж много на дорогах машин.

Главные ворота кладбища были закрыты, но для вервольфа это не слишком большая проблема. Взломав замок и полностью распахнув ворота, мы въехали и повернули налево, по дороге, обсаженной голыми розовыми кустами.

— Кто сообщил об убийстве? — спросила я, с некоторым трепетом вглядываясь в ощетинившуюся надгробьями тьму. Кладбища не принадлежат к числу моих любимых мест. Слишком там много бродит призраков, и не все они из приятных.

— Анонимно, и слишком недолгий был звонок, чтобы удалось проследить.

— То есть совсем неизвестно, кто это был?

— Абсолютно.

— Необычно.

— Может быть, но мало кто хочет встревать в такое дело больше, чем необходимо.

Особенно когда дело касается поступков не-людей. И все равно сейчас мне это не нравилось, и я совершенно не понимала, почему именно.

Он заехал на стоянку и вылез из машины. Я прихватила колья и пальто и последовала его примеру, радуясь, что оторвала колокольчики от туфель. Жизнерадостный звон был бы несовместим с кладбищенской серьезностью.

Захлопнув дверь, я встала перед машиной.

— Где тело? — спросила я, оглядывая выстроившиеся по-солдатски надгробья. Здесь призраков не было, и это меня радовало. Не в настроении я сегодня слушать их болтовню.

Он слегка шевельнул ноздрями, потом взял меня за руку и сказал:

— Вот сюда.

Я не стала спрашивать, отчего он так уверен. Он оборотень, так что если в воздухе есть кровь, он ее учует. Но когда мы двинулись в путь, петляя среди надгробий, у меня по спине побежал холодок и руки покрылись гусиной кожей.

Что-то здесь присутствовало. Я замедлила шаг.

— Броуди…

— Я знаю, — тихо ответил он. — Прямо сейчас за нами кто-то крадется.

— И непонятно, кто это?

— Нет, они чуть с подветренной стороны. Но я слышу шаги. — Он чуть сжал мне руку, но если для ободрения, то ничего из этого не вышло. — Там кто-то один, так что проблем не будет.

— Для тебя — может быть, а я — человек.

И хотя драться я умею, но у меня и близко нет силы или быстроты не-человека. А это засада, потому что моя работа — драться с паршивыми овцами именно из этого стада.

— Чтобы напасть на тебя, надо будет пройти меня. Так что не волнуйся, не случится этого.

Я не смогла не улыбнуться. Вервольфы так уверены в собственных бойцовских качествах, что это иногда даже пугает. Но вот в данном случае это как раз чертовски было в масть.

К холодному воздуху примешался запах свежей земли, и через две-три минуты мы вышли к телу. Убитый лежал на спине возле трактора, прямо у свежевырытой могилы, и на его лице застыло недоумение, наводящее на мысль, что он даже не видел своего убийцу. На шее зияла прореха, сделанная чем-то зазубренным, но очень немного крови впиталось в воротник комбинезона и толстой куртки. Кто-то — наверное, наш вампир с поломанными клыками — высосал все.

— Зачем было копать могилу глубокой ночью? И без света?

— Сейчас такими вещами занимаются многие не-люди, и среди них многим не нужен свет, чтобы видеть ночью. Вот от этого человеком не пахнет. — Он выпустил мою руку и наклонился над телом. — Здесь держится запах, который я сегодня уже чуял. Но есть и другой, более слабый — который я нашел возле других жертв.

— Значит, у нас два вампира, которые могут быть между собой родственниками или нет, и они работают вместе. — Я всмотрелась в окружающую темноту. — Ты думаешь, они могут здесь прятаться?

— Не первые были бы вампы, устроившие себе дом на кладбище. В конечном счете отсюда и идут легенды про вампиров, встающих из могил.

— Но если наш сегодняшний вамп был настолько голоден, чтобы напасть на этого могильщика, он бы должен был напасть и раньше? Черт возьми, я там стояла вся такая замерзшая и заброшенная, и он никак не собирался на меня нападать?

— Может быть, почувствовал в тебе гнев, и решил, что слишком много будет воз…

Окончания я не расслышала, потому что из окружающей тьмы вылетело что-то длинное и тощее, устремляясь прямо ко мне. Мелькнуло белое лицо, а потом он налетел, выбил колья из руки и рухнул вместе со мной на землю.

От удара у меня дыхание отшибло и посыпались искры из глаз, но они очень быстро погасли от рычания вампира. Он прижимал меня всем телом к земле, и на каждом вдохе ощущался его запах — разрытая земля и немытое тело. Он оскалился, показав разбитые окровавленные клыки, подтверждающие подозрение, что могильщика убил он. И сейчас он еще на мне хотел нажраться.

Но в мои планы это не входило.

Я вздыбилась, чтобы его сбросить, но он оседлал меня как мустанга и хрипло засмеялся. Этот звук резко оборвался, когда мой кулак ударил его в лицо. Пусть я человек, но я сильная, и от моего удара нос у него лопнул, брызнув кровью во все стороны.

Он испустил горловое рычание — и внезапно ему ответил такой же звук. А потом он слетел с меня, отброшенный в ночь как мусорный мешок, и Броуди поднял меня на ноги.

— Цела? — спросил он отрывисто, и зеленые глаза светились тревогой за меня и гневом.

— Да, все нормально…

— Отлично. Подожди здесь, я с этим гадом разберусь.

— Броуди, нет! Подожди… Но я говорила уже в пустоту.

Потирая плечи, я осмотрелась. Тот, кто наблюдал за нами по дороге, сейчас наблюдал за мной, и от этого ощущения мурашки поползли по коже. Это было более старое зло, чем то, за которым погнался Броуди, и от него исходило какое-то странное чувство удовлетворения.

Слегка поежившись, я огляделась в поисках кольев. Один нашла. Наверняка где-то здесь в темноте лежал и еще один, но уходить в поисках его мне не хотелось. И хотя одного кола могло оказаться мало против того, кто там в темноте, если он нападет так же внезапно, как первый, но ощущение зажатого в руке оружия успокаивало.

С колом в руке я наклонилась к телу и рассмотрела, что у бедняги с шеей. Кровавая каша.

Так кто же сообщил об убийстве? У этого могильщика был напарник, который сбежал с места преступления или тоже лежит в темноте с разорванной шеей? Если так, почему Броуди его не учуял?

И кто, черт побери, сейчас за мной наблюдает?

Я оглядела окружающие надгробья, сердце заколотилось, вкус страха наполнил рот. Мне на моем веку приходилось иметь дело с плохими парнями больше, чем полагалось бы на мою долю, но все равно я человек. А человек — легкая добыча для вампира. Даже такой тренированный человек, как я.

Господи, Броуди, где тебя носит?

Почему он оставил меня одну? Почему не учуял, что там есть второй наблюдатель, и он никуда не делся? Или гнев оттого, что на меня напали, лишил его способности рассуждать?

Я медленно выдохнула, пытаясь сохранять спокойствие. Но костяшки практически горели от усилия, с которым я сжимала кол, и все свои чувства я настроила на восприятие того, кто там наблюдает из темноты.

И источает миазмы зла, от которых у меня желудок сводит судорогой.

Я встала, обошла вокруг тела, направляясь к трактору — проверить, что в кабине нет еще одной жертвы.

Но не успела пройти и пяти шагов, как ощутила приближение зла. Не успела никак отреагировать, как он ударил сзади, вбив меня лицом в землю. Вдруг оказалось, что вдохнуть нечего, кроме земли, и паника взлетела на новый уровень. Я отбивалась изо всех сил, но упершаяся в затылок рука давила и давила вниз. В глотке зародился крик, но ему некуда было деться, и он отдался только у меня в мозгу.

А потом его свободная рука стала срывать с меня одежду, стала шарить по коже, холодная, костлявая, мерзкая. Меня передернуло, я забилась, отбиваясь от прикосновения, отбиваясь от него со всей мочи, выворачиваясь, дергаясь, лягаясь назад.

Он захихикал — жаркий, похотливый звук, исполненный зла.

Треск рвущейся одежды, его пальцы просунулись под меня, нашаривая грудь. Я содрогнулась, борясь с тошнотой, все отчаяннее и отчаяннее пытаясь вдохнуть.

Кол, подумала я, шаря вокруг себя вслепую. Рука зацепила дерево, я вцепилась в него, пальцы судорожно сжались, рука поднялась и ударила назад со всей оставшейся у меня силой.

Я попала в мякоть, ощутила, как она поддалась. Он заревел, отпрянув, давая мне свободу движений. Свободу дышать. Я ловила ртом воздух, и все тело тряслось от этого усилия.

— Ах ты сука! — с силой и жаром вырвались у него слова. — За это я тебя буду делать очень медленно, а потом мой брат допьет тебя досуха. Не будет тебе легкой смерти, девочка.

— Твой брат мертв, — произнес голос такой ровный, такой смертоносный и такой чертовски холодный, что я даже не сразу узнала Броуди. — И ты тоже сейчас умрешь.

Тяжесть убралась с меня, я смогла двигаться, заставила дрожащие руки и ноги шевелиться, вскочила и развернулась, держа в руке окровавленный кол.

Мощные пальцы Броуди держали за шею какого-то коренастого мужика, оторвав от земли на добрых шесть дюймов. Для такого нужна сила, которую мне себе даже вообразить трудно, но Броуди это будто даже не стоило усилий. Единственным признаком напряжения были побелевшие пальцы. Медленно, очень медленно выжимавшие жизнь из моего несостоявшегося убийцы.

Да, не будет легкой смерти, как он сам говорил.

— Броуди…

— Никто не может напасть на тебя и остаться в живых, — отрезал он, не отводя глаз от коренастого. — Никто.

Не только гнев был в его голосе, но и чувство собственника. Это говорил волк, защищающий то, что ему принадлежит.

Меня.

В другое время у меня от такого сердце бы заплясало, но такая реакция казалась неуместной посреди кладбища, где вервольф медленно душил свою жертву. Хотя факт, что вампир это полностью заслужил, оспариваться не мог.

— Броуди, черт побери, убей его быстро! Ты — не он. Я не хочу, чтобы ты был такой, как он или кто-либо другой из тех, кого мы убиваем.

Я не хотела, чтобы он получал удовольствие от этого процесса, а защитник в нем явно ловил кайф.

Пальцы согнулись, ночь прорезал громкий треск. Вампир обмяк, и Броуди отпустил его, бросил на землю, как мусор.

— Боже мой, прости меня! — обратился он ко мне тихим и вдруг усталым голосом. При виде страдания в его глазах, страха, все еще застывшего в чертах лица, у меня сердце сжалось. — Мне нет оправдания…

Я не дала ему договорить, бросилась к нему в объятия. Ощутила, как его руки обняли меня, прижали к нему. И эти руки дрожали еще сильнее, чем я.

— Да все хорошо, я здесь, я жива.

— Я испугался, что потерял тебя второй раз по собственной глупости. — Он жарко шептал мне в ухо. — Я почувствовал твой страх, пронзила мысль о жизни без тебя, и я впал в панику. Без тебя я не могу жить, Ханна. И не хочу.

Я высвободилась из яростных объятий, заглянула в эту невероятную красоту зеленых глаз. В эту честность. В эту любовь. Вдвое сильнее захотела вернуть бывшее, но меня не отпускал призрак прошлого Рождества.

— И все же ты ушел на целый год. Я не могу это просто так забыть, Броуди.

Я ему говорила, что меня не интересуют причины, но это была чистейшая ложь.

Он вздохнул, погладил меня пальцем по щеке. У меня по телу прошла ответная судорога, и я только смогла не броситься снова к нему в объятия, забыть прошлое и только наслаждаться настоящим.

Но этого я не могла. У меня долг перед промоченной слезами подушкой.

— Я был идиотом…

— Мне кажется, в этом мы уже согласились, — сухо перебила я. — Осталось выяснить вопрос почему.

Он запустил руку себе в волосы, потом ответил:

— Все случилось очень быстро… я просто не был к этому готов.

— И справился с ситуацией, просто смывшись? Логично.

— Любить человека — в этом нет логики.

— То, что я человек, — это не причина, Броуди. Это предлог. А мне нужна причина.

Нужно знать, что он не сделает так снова. Он вздохнул:

— Я тебя боялся.

Я чуть не подавилась, не веря своим ушам.

— Ты — меня? Это ты у нас огромное мохнатое чудовище, а не я.

Он улыбнулся половинкой рта.

— Никогда не думал, что могу влюбиться в женщину-человека, Ханна. И не хотел этого. И уж точно мои родные не были бы в восторге, если бы я привел в стаю человека. — Он пожал плечами, лицо у него было смущенное. — Ну, я и убедил себя, что это просто увлечение. И ушел.

— Вот так все просто, — сказала я, сама услышав в своем голосе обиду и страдание того времени. — Легче легкого.

— Легко это не было. Совсем не было. — Он скривился, и вдруг в зеленых глазах засветилось одиночество той же силы, что испытывала я весь последний год. — Ты себе представить не можешь, сколько раз я брал трубку, чтобы тебе позвонить. Представить не можешь, сколько раз я сидел напротив твоего дома, репетируя извинение. — Он замялся, потом горько улыбнулся: — И уж точно понятия не имеешь, как часто мне хотелось прервать твое свидание и превратить твоего кавалера в котлету. И вот это желание убивать всех, с кем ты встречаешься, и убедило меня, что тут не просто увлечение.

— А мысль поговорить со мной обо всем об этом тебе не приходила в голову?

— Можешь мне поверить, я об этом думал. Но для вервольфа всегда нелегко признать, что он был неправ, особенно при таком гневе и обиде. И чем дольше я это чувствовал, тем больше убеждался, что совершил самую большую в своей жизни ошибку, тем страшнее мне было думать, что никакие извинения не загладят сделанного, и я потерял тебя навеки.

— Так почему же ты решил теперь извиниться?

— Потому что думаю о тебе каждый день и вижу тебя во сне каждую ночь. Мы с тобой — это никогда не было ошибкой, что бы я ни думал об этом вначале, и то, что у нас есть, никогда не исчезнет. Я люблю тебя, Ханна, и ты нужна мне. — Он положил пальцы мне на губы, отчего они почувствовали покалывание, и уронил руку. — Прошу тебя, скажи, что ты меня простила. Скажи, что дашь мне вторую попытку.

Я смотрела на него, понимая, что ответ может быть только один. С той секунды, когда он снова вошел в мою жизнь, другого ответа уже не было. Пусть я никогда не могу забыть год одиночества, причиненную мне боль, но что у нас было, стоит битвы.

Козел или не козел, прав он или не прав, но мне нужен этот мужчина в моей жизни. На Рождество. На всю жизнь. Я выдохнула и сказала неуверенно:

— Броуди, я не знаю. — У него напряглись плечи, какое-то бездонное отчаяние мелькнуло в глазах. Я позволила себе тень улыбки и добавила: — Я же еще даже шоколадный торт не доела. И вопрос о пропущенных подарках на день рождения и на святого Валентина тоже пока не решен.

Он рассмеялся — так радостно, так счастливо, что у меня плечи гусиной кожей покрылись. Обняв за талию, он подтянул меня к себе.

— А если я тебе обещаю купать тебя в шоколадном торте всю оставшуюся жизнь?

Я прижалась теснее, купаясь в жаре от его тела, запахе его кожи в каждом моем вдохе.

— Это может быть шагом в правильном направлении.

— И ближайшие десять лет делать тебе на день рождения по два подарка?

— И на Рождество, и на святого Валентина. Мне их как раз и не хватило, не забывай.

— Договорились, — сказал он, прижался губами к моим губам и поцеловал.

И хорошо это было, и правильно. Как будто я попала домой, где мне только и надо быть.

Прошлое Рождество осталось кошмаром, но Рождество будущее вдруг обрело все шансы расцвести радостью.


home | my bookshelf | | Призрак прошлого Рождества |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу