Book: Греховная услада



Греховная услада

Кери Артур

Греховная услада

Я бы хотела поблагодарить следующих людей: моего замечательного агента — Мириам, экстраординарного редактора — Энн, и каждого в Бантаме, кто помог мне сделать эту книгу читаемой.

Эта книга посвящается двум самым значимым людям в моей жизни — Питу и Кейси.

Глава 1

Все, что я ощущала — это кровь, ее запах.

Густая, терпкая кровь, в которой было вымазано мое тело, и от которой зудела кожа.

Я пошевелилась и, тихо застонав, перевернулась на спину. Понемногу, сквозь пелену тумана, застившую мое сознание, начали поступать другие ощущения. Холод камней, врезавшихся в спину; мерное накрапывание дождя на голую кожу; зловоние мусора, слишком долго пролежавшего под солнцем. И за всем этим, едва уловимый запах сырого мяса.

Этот запах переполнял меня предчувствием беды, хотя, почему — я не имела понятия.

Я заставила себя открыть глаза. Надо мной зловеще вырисовывалась бетонная стена, которая, казалось, накренилась внутрь, словно собираясь упасть. В ней не было ни окон, ни проблесков света. На мгновение мне показалось, что я в какой-то тюрьме, пока не вспомнила о дожде и не увидела, что бетон уходит в затянутое облаками ночное небо.

Луны не было видно, да мне и не требовалось видеть ее, чтобы понять в какой фазе лунный цикл. Невзирая на то, что в моем кровотоке и в самом деле могло статься столько же генов вампира, сколько вервольфа, я все равно оставалась очень чувствительна к фазам луны. Полнолуние минуло три дня назад.

Последним моим воспоминанием было то, как луна только начала вступать в полнолуние. В какой-то момент, что-то пошло не так, и я выпала из бытия на восемь дней.

Нахмурившись, я окинула взглядом стену и попыталась обрести точку опоры, стараясь вспомнить, как оказалась здесь, как умудрилась очутиться голой и в бессознательном состояние в холодной ночи.

Но воспоминания не торопились выходить из тумана. Единственное в чем у меня не было сомнений — случилось что-то плохое. Что-то, что украло мои воспоминания и оставило меня всю в крови.

Дрожащей рукой я вытерла с лица дождь и посмотрела налево. Одной стороной стена граничила с узким, погруженным во тьму, проулком, заставленным переполненными мусорными баками. В дальнем конце проулка мерцал уличный фонарь — всеми забытая звезда в окружение мрака. Из-за моего скрежещущего дыхания было не слышно ни звука. Ни машин. Ни музыки. Не было даже лая собак на мнимых врагов. Ничего, что подразумевало бы наличие какого-нибудь живого существа поблизости.

Тяжело сглотнув и постаравшись не обращать внимания на горький привкус смятения и страха, я взглянула направо.

И увидела тело.

Окровавленное тело.

О, Боже…

Это не я. Видит Бог, это не я…

Пошатываясь, я кое-как поднялась на ноги, во рту пересохло, желудок свело. На подгибающихся ногах добрела до тела.

Увидела, что осталось от его горла и лица.

К моему горлу стремительно подступила желчь. Я резко крутанулась в сторону, не желая выплескивать содержимое желудка на человека, которого только что убила. Не то чтобы, он еще нуждался в деликатном обращение…

Когда желудок опустел и остались лишь рвотные позывы, я вытерла рукою рот, затем сделала глубокий вдох и повернулась лицом к «содеянному» — к трупу.

Это был крупный мужчина, ростом, как минимум, шесть футов и четыре дюйма, темнокожий и темноволосый, с карими глазами. И если застывшее на его лице выражение чего-то стоило, то я поймала его врасплох. К тому же он был полностью одет, и это означало, что я не была одержима жаждой крови, когда вырывала ему глотку. Сие открытие, как таковое, не утешило меня, особенно, если учесть, что я была голой и, по всей видимости, весь предыдущий час занималась с кем-то любовью.

Мой взгляд вернулся к его лицу и вновь желудок протестующее заворочался. Тяжело сглотнув, я заставила себя отвести глаза от верхней части тела, превратившейся в месиво, и рассмотреть все остальное. Он был одет во что-то похожее на коричневый комбинезон с блестящими золотистыми пуговицами, на левом нагрудном кармане были выведены буквы D. S. E. На ремне, опоясывающем талию, был закреплен тазер, а на вороте миниатюрный нагрудный микрофон с гарнитурой для крепления на голове. Что-то похожее на пистолет, стреляющий стреловидными поражающими элементами, лежал в дюйме от его простертой правой руки. На пальцах имелись присоски, характерные скорее для геккона, чем для человека.

По коже пробежался холодок. Я видела уже такие руки — чуть больше двух месяцев назад, на парковке казино в Мельбурне, когда была атакована вампиром и высоким, синим существом, пахнувшим смертью.

Непреодолимое желание убраться отсюда подальше поразило меня с той же стремительностью, как удар кулака в живот, вызывая удушье и дрожь во всем теле. Но удирать пока было рано. Я уберусь отсюда, лишь после того, как узнаю все, что мне сможет поведать этот мужчина. В моей памяти было слишком много пробелов, которые требовалось заполнить.

И не последним из них было то, по какой причине я вырвала ему глотку.

Сделав еще одни глубокий вдох, который немного утихомирил бунтующий желудок, я опустилась на колени рядом с моей жертвой. В ноги больно впились неровные края холодной брусчатки, но проникающий в меня холод не имел ничего общего с промозглой ночью. Желание сбежать возросло, но если мои инстинкты и знали, от чего мне следует бежать, то меня они не спешили просветить на этот счет. Ясно лишь было одно — этот мертвец больше не представляет из себя угрозы. Не представляет, если не прошел ритуал обращения в вампира. Как бы то ни было, но даже в таком случае, могут уйти дни, прежде чем он на самом деле обратиться.

Я прикусила губу и осторожно обыскала его. Больше у него ничего не было. Ни бумажника, ни удостоверения личности, даже обычных комочков пыли, что, казалось, накапливаются и «благоденствуют» в карманах, и тех не было. На нем были кожаные, невзрачного вида коричневые ботинки не известной марки. Единственным сюрпризом явились носки — они были розовыми. Флуоресцентно розовыми.

Я удивленно моргнула. Моему брату-близнецу они бы понравились, но я не могла себе представить, что они могут нравиться кому-то еще. Странный выбор для мужчины, который был столь однотонен во всем остальном.

Позади меня что-то шаркнуло по брусчатке. Прислушавшись, я замерла на месте. По спине струился пот, сердце бешено колотилось, казалось, в тишине гулким эхом отдаются его удары. Спустя несколько минут вновь раздался мягкий шелестящий звук, который я бы никогда не заметила, если бы не стояла такая тихая ночь.

Я потянулась за пистолетом со стрелами, затем развернулась и начала пристально всматриваться в погруженный во тьму проулок. Окружающие здания, казалось, растворились в ночной мгле, я не чувствовала, чтобы кто-то или что-то приближалось.

Но кое-что там все-таки было, я была в этом уверена.

Моргнув, я переключилась на инфракрасное зрение вампира. Перед глазами появился весь проулок, пролегающий между высокими стенами, деревянная изгородь и переполненные мусорки. В самом дальнем конце виднелась сгорбленная фигура — не совсем человек, не совсем собака.

Во рту пересохло.

Оно охотится за мной.

Откуда у меня возникла такая уверенность — затрудняюсь сказать, но я не собиралась напрасно тратить время на раздумья. Я встала и медленно попятилась от тела.

Существо задрало нос, принюхиваясь к ночному воздуху. А затем оно завыло — высокий, режущий слух звук, похожий на скрежет ногтей по классной доске.

К нему присоединился вой еще одного существа, и вместе они начали приближаться ко мне.

Я рискнула оглянуться через плечо. Освещенная улица была не так уж далеко, но у меня было предчувствие, что этих двоих не отпугнет: ни освещение, ни оживленная улица.

Цокот их когтей по брусчатке становился все явственней — мерный звук, говорящий о терпеливости и контролируемой ярости. Их один шаг приходился на три моих, но мне все равно казалось, что они идут намного быстрее меня.

Я положила палец на триггер пистолета, и пожалела, что не прихватила тазер.

Существа остановились возле тела, и прежде чем перешагнуть через него и продолжить свой путь, быстро его обнюхали. Твари становились все ближе, своими лохматыми, мощными фигурами они скорее походили на уродливых медведей, чем на волков или собак, и должно быть в холке достигали, как минимум четырех футов. Их глаза светились жутким красным светом.

Они тихо зарычали, обнажив длинные желтые зубы. Желание побежать было настолько велико, что все мышцы начали дрожать. Я прикусила губу; действуя инстинктивно, подняла пистолет и дважды нажала на спусковой курок. Дротики поразили существ прямо в грудь, но, похоже, только разъярили их. Их тихое рычание переросло в громогласный, наполненный яростью и сотрясающий воздух рык. Я развернулась и побежала, направляясь влево, в конец проулка — просто потому, что в этом направление дорога уходила под горку.

Поверхность дороги была скользкой от влажности, уличных фонарей было мало и располагались они на приличном друг от друга расстоянии. Если бы меня преследовали люди, я могла бы воспользоваться покровом ночи для того, чтобы скрыться из виду. Но как только эти существа появились, я инстинктивно поняла, что вампирская способность растворяться в тенях в этом случае мне не поможет.

Как и перекидывание в волчью форму — потому что моим единственным насущным оружием в альтер-форме были зубы. Не совсем удачный вариант, когда врагов больше одного.

Я мчалась посередине залитой дождем улице, минуя безмолвствующие магазины и таунхаусы. Казалось, все дома пустовали, и ни один из домов не выглядел знакомым. В самом деле, все здания выглядели довольно странно, словно они были одномерными.

Воздух позади меня шевельнулся, ощущение зла стало явственней. Я тихо чертыхнулась и припала к земле. Через меня перескочило темное тело, вой из режущего слух стал протяжно-разочарованным. Я вскинула пистолет и выстрелила опять, затем перевернулась на спину и изо всех сил пнула второе существо. Удар пришелся ему в челюсть и сбил его с траектории прыжка. Существо упало слева от меня. Тряся головой, оно издавало низкий рокочущий звук, идущий, казалось, из самой глубины груди.

С трудом поднявшись на ноги, я выстрелила в него последней стрелой. Мое внимание привлекло какое-то движение. Первое существо поднялось на ноги и карабкалось ко мне.

Я швырнула бесполезный пистолет ему в морду и отпрыгнула с его дороги. Проскользнув мимо меня, он попытался остановиться, скрежеща когтями по мокрой дороге. Я всей пятерней ухватилась за его каштановые лохмы и что есть сил рванула на себя. Оказавшись придавленной существом, я выполнила удушающий захват руками и изо всех сил сдавила ему горло. В моем арсенале была сила волка и вампира, и это означало, что я могу вмиг раздробить гортань любому нормальному существу. Проблема заключалась в том, что это существо не было нормальным.

Издав грубый удушливый рык, оно начало сильно брыкаться и изворачиваться. Обхватив тело существа ногами, и повиснув на нем мертвой хваткой, я продолжила пытаться его задушить.

Другое существо появилось из ниоткуда и ударило меня сбоку, сбивая со своего товарища. Я с такой силой ударилась о дорогу, что из глаз посыпались искры, но скрежет когтей становился все ближе и это заставило меня двигаться. Я перекатилась на живот и начала ползти на четвереньках.

Когти располосовали мне бок, брызнула кровь. Я развернулась и схватила существо за лапу, со всего маху дернув вперед. Существо перелетело через меня и с грохотом повалилось на спину, тяжело ударившись о стену магазина. Стену, что сотряслась от столкновения с телом.

Я нахмурилась, но второе существо не дало мне времени поразмыслить — почему стена пришла в движение. Припав к земле, я ударом ноги с разворота сбила волосатое чудовище с ног. Оно взревело от отчаянья и бросилось на меня. Острые когти зацепили бедро, вырывая кусок плоти и заставив меня пошатнуться. Существо почти мгновенно вскочило, блеснув отвратительными желтыми зубами в промозглой темени ночи.

Я сделала обманный выпад в голову чудовища, затем резко развернулась вокруг своей оси и пнула его в грудь, еще глубже вгоняя в него стрелу. Конец стрелы больно впился в мою босую ногу, но судя по всему, еще большую боль стрела принесла существу, потому что оно взвыло от ярости и прыгнуло. Я быстро присела и развернулась, а когда существо в прыжке проносилось высоко надо мной, изо всех сил ударила его по яичкам. Оно сдавленно хрюкнуло и упало на дорогу, перестав двигаться.

С минуту я просто оставалась на месте, силясь сделать глоток воздуха и чувствуя, как промозглый холод дороги пробирает конечности до самых костей. Когда угроза потери сознания наконец миновала, я призвала обитающего во мне волка.

Вокруг меня и во мне заклубилась сила, затуманивая зрение, размывая боль. Конечности начали укорачиваться, видоизменяться и перестраиваться, до тех пор пока на дороге вместо женщины не появился волк. У меня не было желания задерживаться надолго в свой альтер-форме. В ночи могли рыскать еще такие же твари — для меня встреча с двумя или более в этой форме могла бы стать смертельно опасной.

Но, перекинувшись, я смогла ускорить процесс исцеления. Клетки в теле оборотня сохраняли информацию о структуре тела, и этим объяснялось, почему волки были долгожителями. В процессе превращения, поврежденные клетки восстанавливались, раны исцелялись. И хотя в целом для исцеления глубоких ран требовалось более одного превращения, перекинувшись единожды, как минимум, можно было остановить кровотечение и начать процесс заживления.

Я перекинулась обратно, в человеческую форму, и медленно поднялась на ноги. Первое существо все еще лежало безжизненной кучей перед фасадом магазина. По-видимому, чем бы ни были напичканы те две стрелы, они наконец-таки возымели свое действие. Я подошла ко второму существу, схватила его за шкирку и оттащила на обочину дороги. Затем подошла к окну и заглянула внутрь.

Оказалось, это не магазин, а всего лишь фасад — стена, оформленная под фасад магазина. За окном виднелся только каркас и всяческий хлам. Следующий магазин оказался почти что таким же, как и соседний дом, только в нем, вместо хлама, виднелись деревянные манекены людей.

Место сильно смахивало на полицейский или военный учебный полигон, только периметр этого полигона патрулировали ненормально-выглядящие существа.

Плохое предчувствие, одолевающее меня с самого начала, стало гораздо сильнее. Мне необходимо выбираться отсюда, прежде чем что-нибудь или кто-нибудь обнаружит, что я свободна.

Эта мысль заставила меня призадуматься.

Свободна?

Значит ли это, что я была заключенной в этом месте? Если так, то за что?

Из тумана, обволакивающего часть сознания и блокирующего воспоминания, не поступало ни единого ответа. Нахмурившись, я продолжила пробираться по улице. Дорога образовывала уклон и резко уходила налево, затем обрывалась, открывая вид на комплекс, расположенный внизу долины. На остальной части дороги местами возвышались строения домов и магазинов, но на этот раз они перемежались с сочно-зеленными эвкалиптами. В конце улицы располагались внушительного вида ворота, а сбоку от них караульная будка. Из небольшого оконца, что располагалось сбоку будки, просачивался теплый свет, предполагая, что кто-то был «дома».

Слева, за отдельными зданиями, находились бетонные сооружения, освещенные резким светом прожекторов. Справа, длинная постройка, похожая на конюшню, а позади нее несколько массивных бетонных конструкций и уйма разнообразных деревьев.

И окружал весь комплекс шестифутовый проволочный забор.

— Есть какие-нибудь признаки Макса или двух орсини?

Резкий голос раздался, словно из ниоткуда. От неожиданности я вздрогнула и подпрыгнула чуть ли не выше своего роста, сердце, словно сошло с ума — забилось так резко и стремительно, точно собираясь выскочить из груди. Сгустив вокруг себя ночной покров, я растворилась в тени от фасада магазина и стала ждать.

Шаги становились все ближе, их неторопливая поступь наводила на мысль, что отсутствие Макса и орсини еще не вызвало опасений. Хотя, если учесть, что я, возможно, убила Макса и нанесла серьезный урон орсини, то наигранное спокойствие очень скоро исчезнет.

Впереди, из небольшого проулка показалась фигура. Это был человек — должен был им быть, потому что ничего иного я не ощутила. Он был одет в коричневое и у него, как у убитого мной мужчины, были каштановые волосы и карие глаза. Он остановился, окинул взглядом улицу. В ночном воздухе разнесся пряный аромат его лосьона после бритья, и смесь из беспокойства и чесночного амбре изо рта.



Он нажал кнопку миниатюрного нагрудного микрофона и произнес:

— Их пока не видно. Я дойду до биотехнологических лабораторий и посмотрю там Макса.

— Он должен был выйти на связь полчаса назад.

— В первый раз — простительно.

— И, возможно, в последний. Боссу, это не придется по нраву.

— Выйду на связь через десять минут, — проворчал охранник.

Десять минут — не так уж и много времени, но это все же лучше, чем две минуты, которых бы ему хватило, чтобы подняться вверх по дороге и обнаружить нокаутированных зверушек.

— Действуй.

Я дождалась, когда охранник приблизится, затем сжала кулак и со всего маху ударила его в челюсть. От силы удара по руке разлился вибрирующий гул, мужчина потерял сознание еще задолго до того, как упал на землю. Я перекатила его в полумрак дверного проема фальшивого магазина и внимательно осмотрела дорогу.

Стоило попытаться перебраться через проволочный забор неподалеку от охраняемых главных ворот. Тень, отбрасываемая зданием конюшни, подходила для этого лучше всего.

Я побежала в обход главной дороги по чуть более широкой улице. Мне повстречалось еще больше фальшивых домов и магазинов, однако в ночном воздухе стал ощущаться едва уловимый запах сена и лошадей. Я не ошиблась, это здание было конюшней. Зачем, черт побери, на полигоне понадобились лошади?

Когда я уже мчалась вниз по дороге, тишину прорезал пронзительный сигнал тревоги. Чувствуя, как где-то в горле заколотилось сердце, а желудок свело спазмами, я замедлила бег.

Одно из двух — или они обнаружили тела, или до кого-то наконец-то дошло, что я не там, где мне полагалось находиться. Так или иначе, но сигнал тревоги означал, что я по уши в дерьме.

Вместе с сигналом тревоги включили освещение, яркий свет резанул по глазам. Я чертыхнулась и устремилась прочь от дороги, продолжив продвигаться, придерживаясь небольшой тени от магазинных фасадов. Ограждение периметра было освещено, как рождественская елка. Никакого шанса преодолеть его незамеченной.

В ночи раздалась поступь тяжелых шагов. Я остановилась, вжавшись в дверной проем. Мимо пронеслось пятеро полуодетых охранников, они бежали с такой скоростью, словно за ними гнались адские гончие.

Когда охранники исчезли из виду, я выбралась из своего укрытия и побежала по проулку из которого они появились. Передо мной вырисовалась конюшня, запах сена, лошадей и навоза стал так резок, что я сморщила нос от отвращения. Многочисленное фырканье и топот копыт указывало, что внутри находится несколько животных. Если я выпущу их, то они устроят такой кавардак, что это поможет мне сбежать.

Появилось очертание ворот конюшни. Позади меня в ночи послышался топот. Я поспешно толкнула меньшую из дверей, после чего, юркнув внутрь, закрыла ее и огляделась. Всего было десять стойл, девять из которых были заняты. Единственный шарообразный светильник с регулируемой длинной шнура свисал с потолка до середины прохода, тускло освещая тюки сена, нагроможденные на высоту доброго этажа вдоль стены.

В мою сторону повернулись головы, темные глаза, мерцая в тусклом освещении, пристально следили за каждым моим движением. Все лошади были высокими и на вид обладали огромной физической силой, большинство из них были каурыми[1], остальные серыми или гнедыми[2]. Ближайший ко мне гнедой жеребец отливал поразительно коричневато-красным окрасом, с повернутыми назад ушами и оскаленными зубами он выглядел каким угодно, только не дружески расположенным.

В этом не было ничего удивительного. Лошади и волки редко приятельствовали.

— Эй, — пробормотала я, похлопав его по носу, когда он бросился на меня. — Мне точно так же не нравится здесь находиться, как и тебе, приятель, но если ты пообещаешь вести себя прилично, я позволю тебе и твоим друзьям смыться отсюда.

Фыркнув, лошадь с минуту злобно смотрела на меня, а затем кивнула, словно соглашаясь. Раздалось бряцанье цепи, когда он начал пританцовывать на месте. Нахмурившись, я подошла поближе. Я не страдала глухотой — цепь, удерживаемая жеребца, позвякивала не как обычно. Да к тому же будучи пару раз подстреленной серебром, моя кожа стала весьма чувствительна к непосредственной близости этого драгметалла.

Подобная привязь для лошади могла использоваться только по одной причине.

Я резко посмотрела на него:

— Ты перевертыш?

И если да, то почему я не почувствовала этого? Перевертыши могли не быть верами, и им не приходилось перекидываться каждое полнолуние, как нам, но они происходили из того же генеалогического древа, что и мы — в них было больше от оборотней, чем от людей. Пусть я не ощущала людей, но я сразу же должна была понять, чем является он. Должна была ощутить это по его запаху.

Жеребец снова кивнул.

— А они? — я махнула рукой в сторону других лошадей.

Третий кивок.

Охренеть, похоже я не единственная, кто попал в этот застенок, независимо от того, что из себя представляло это проклятое богом место.

— Ты обещаешь не нападать на меня, если я войду в стойло?

Жеребец снова фыркнул, и каким-то образом ему удалось это сделать презрительно. Я осторожно отворило стойло. Возможно, у меня не богатый опыт общения с перевертышами, но тот что был, ясно давал понять, что они относятся к нам, верам, с тем же пренебрежением, что и люди. Почему — я не имела понятия, особенно, если учесть, что наше «звериные наклонности» были точно такими же, как и у них.

Ну, за исключением лунного воздействия, однако едва ли они имели право смотреть на нас свысока, потому что добрая половина из них в неделю лунной горячки напропалую получала удовольствие, как и все остальные.

Не шелохнувшись, жеребец продолжал смотреть на меня сверху вниз. При пяти футах и семи дюймах[3] я однозначно была не маленького роста, но этому коню каким-то образом удалось заставить меня почувствовать себя таковой.

От лязга отворяемой щеколды у меня все похолодело внутри. Развернувшись, я увидела, что главные ворота конюшни открыты. Чертыхнувшись себе под нос, я закрыла дверцу стойла и шнырнула в угол.

Жеребец захрапел, перебирая задними копытами в дюйме от моих босых ног. Он приблизился ко мне вплотную, его красивая шкура была лишена блеска и отдавала застарелым потом и кровью, а круп уродовали едва затянувшиеся рубцы.

Очевидно, он не относился к образцовым заключенным.

Кто-то прошелся по проходу между стойлами и остановился.

— Говорю тебе — ее здесь не было, — раздался резкий голос.

— А я тебе говорю, что нам лучше проверить все стойла или босс спустит с нас шкуру.

В стойло жеребца хлынул свет. У меня перехватило дыхание и я сжала кулаки. Если этим двоим нужна я, то им придется сразиться со мной. И провалиться мне на месте, если я добровольно с ними куда-нибудь пойду. Но в этом случае мне потребовался бы союзник.

Жеребец рванулся грудью на дверь, цепь туго затянулась на его шее. Один мужчина испуганно матюгнулся, второй рассмеялся.

— Ага, она бы и вправду решила спрятаться в стойле этого ублюдка. Мы вводим ему наркоту, чтобы иметь возможность забрать образцы.

— Мог бы и раньше упомянуть об этом, — проворчал второй.

Оба направились прочь. Лязг щеколд наводил на мысль, что они принялись за осмотр других стойл, затем звук их шагов стал отдаляться, и в дальнем конце конюшни раздался звук открываемой, а затем запираемой двери. Переждав несколько секунд, я встала в полный рост и выглянула поверх дверцы стойла. Кроме лошадей в конюшне никого не осталось.

Облегченно вздохнув, я повернулась и внимательно осмотрела цепи. При помощи навесного замка они крепились к забетонированным в стену кольцам, расположенным по обе стороны от стойла.

Я подняла глаза и встретилась с пронзительным взглядом жеребца.

— И где же ключ?

Он фыркнул и указал носом в сторону главных дверей. Через минуту внимательного осмотра стены я увидела маленький шкафчик. Подняв щеколду и выбравшись из стойла, я направилась к шкафчику. В нем оказался всего лишь один ключ. Схватив его, я вернулась обратно, быстро отперла висячий замок и осторожно сняла цепи через голову жеребца. И хотя я едва прикасалась к ним, серебро все равно обожгло пальцы. Я выругалась и кинула их в угол.

На носу жеребца появилось золотистое мерцание, быстро распространяющиеся по остальной части тела. Наблюдая за его обращением, я отступила назад. Он был столь же великолепен в человеческой форме, что и в лошадиной. Коричневато-красная кожа, темные волосы и бархатисто-карие глаза — поистине составляли поразительное сочетание.

— Спасибо, — сказал он глубоким, отчасти хрипловатым голосом и осмотрел меня с головы до ног, и прежде чем устремить взор на раны, украшающие мой бок и бедро, ненадолго задержал взгляд на груди. — Полагаю, ты тоже здесь заключенная?

— Что-то типа того.

— В таком случае нам надлежит помочь друг другу сбежать, а все «почему» и «как» отложить на потом. Но сначала, позаботимся об остальных.

Я кинула ему ключ:

— Ты отопрешь их, а я постою на стреме возле дверей.

— Запри их изнутри. Как правило, они зачастую входят с другой стороны помещения.

Я сделала, как он предложил, затем устремилась в другой конец конюшни и приоткрыла небольшую дверцу. Забор был не так уж и далеко, но по-прежнему был залит светом прожекторов, а вопли сирены едва ли не заглушались завываниями тех медведеподобных созданий. Травля шла полным ходом. Если мы не выберемся отсюда в ближайшее время, то не выберемся уже никогда.

Я кинула взгляд через плечо — в полумраке конюшни столпились мужчины. Когда незнакомец освободил последнего из них, он присоединился ко мне. От него все еще пахло сеном, лошадью и навозом, но на этот раз к этим запахам примешалась нотка мускуса — привлекательный аромат мужчины.

— Не хорошо, — пробормотал он, выглядывая из двери поверх моей головы.

— Главные ворота запираются на засов и охраняются. Мне кажется, единственный выход — это перелезть через забор.

Он глянул на меня сверху вниз:

— А волчица, к тому же раненная, может прыгнуть на такую высоту?

— Если бы понадобилось допрыгнуть до луны, чтобы выбраться из этого места — я бы это сделала.

Неожиданно, он добродушно усмехнулся, в уголках бархатистых глаз появились морщинки.

— Этому я поверю. Но ради безопасности, тебе лучше будет взобраться на меня. Мне бы не хотелось увидеть, как моя спасительница осталась позади.

— Ты уверен, что тебе будет по силам перемахнуть через забор с всадником на спине? — нахмурилась я.

— Да без проблем, солнышко. Доверься мне.

Я взглянула на забор и согласно кивнула. Он был прав. Хоть порезы на боку и бедре причиняли не сильную боль, они все еще кровоточили, и ноги могли подвести меня в самый важный момент. А я ни за что на свете не стану рисковать, чтобы потом остаться по эту сторону забора.

— Давай-ка, откроем те двери.

После того, как мы это сделали, незнакомец перекинулся обратно в лошадиную форму. Я ухватилась всей пятерней за его гриву и взобралась к нему на спину. Усевшись поудобней, я обернулась к оставшимся:

— Удачи всем.

Лошади тихо фыркнули в ответ.

Сделав глубокий вдох, я сжала коленями бока жеребца и сказала:

— Готова.

Он ринулся вперед — сплошной сгусток мышц и энергии. Мы увеличили скорость на уходящей под уклон дороге, ведущей к залитому светом забору; ветер завывал в ушах и трепал мои волосы, обжигая кожу встречным потоком ледяного воздуха.

Четкий и звонкий топот лошадиных копыт далеко разнесся в ночной тишине. Слева от нас послышались крики. Ухо обожгло болью, я резко дернулась в сторону, увидев, как что-то, выбивая сноп искр, отскочило от мостовой. По шее начала струиться теплая влага.

— Они стреляют по нам, — прокричала я. — Быстрее!

Он ринулся вперед. Позади нас раздалось пронзительное конское ржанье. Я оглянулась через плечо и увидела, как гнедой свалился — половина его головы была снесена пулей. От страха мой желудок скрутило в тугой узел. Они лучше поубивают нас всех, чем позволят сбежать.

Впереди неясно вырисовывался забор. Я зажмурилась и мертвой хваткой вцепилась в гриву жеребца, когда он весь напрягся, готовясь к прыжку. Ощущение полета, казалось, никогда не закончится, но мы все же достигли земли. Удар от приземления был такой силы, что отдался гулом в каждой косточке тела и почти что выбил меня из «седла».

И все же мы взяли этот чертов забор!

Теперь, все что нам предстояло сделать — это «стряхнуть с хвоста» преследователей — оторваться от них и уйти, и понять, в каком аду мы побывали.

Глава 2

Жеребец бежал, пока не стали слышны вопли преследователей. Нас окружали деревья и горы.

В конечном счете, мы уперлись в реку и ему пришлось остановиться. Я скорее свалилась, чем спрыгнула со спины коня — ноги по консистенции стали похожи на желе, колени подкашивались. Завалившись на спину, я наблюдала, как золотистая дымка окутывает тело жеребца. Приобретя человеческий облик, он рухнул рядом с водным потоком и, с той же жадностью, что я заглатывала воздух, принялся взахлеб пить воду.

— Не переусердствуй, — выпалила я, сипло дыша, — а то вызовешь колики.

Он хмыкнул, но прекратил пить и вместо этого перекатился всем телом в воду. От его коричневато-красной кожи исходило теплое марево, дыхание было удушливым, если не сказать — натужным.

Поразительно, как он вообще досюда добежал, учитывая, что провел под замком непонятно сколько времени.

Я устремила взор в ночное небо. Невидимая мне луна пошла на убыль, время приблизительно было где-то около трех часов утра. Несмотря на то, что наша скачка длилась добрых два часа, нам предстояло преодолеть еще большое расстояние до наступления рассвета, если мы хотели оставаться свободными.

Наконец-то, дрожь в ногах настолько утихла, что я смогла встать на четвереньки. Я подползла к речушке и зачерпнула полную пригоршню ледяной воды, и неспешно пила ее до тех пор, пока пылающий в горле огонь не потух. Плеснула немного воды на лицо и шею, после чего принялась смывать с уха кровь, но легче мне от этого не стало. Все, в чем я нуждалась — это горячая ванна, большой жирный стейк и огромная кружка кофе. И не обязательно в этом порядке.

— Лучше бы промыла те раны, что на теле, — заметил он, его голос был столь хриплым, что забота, прозвучавшая в нем, была едва различима.

Я мельком взглянула в его сторону — он лежал с закрытыми глазами.

— Собираюсь этим заняться.

Сначала я перекинулась в волка, чтобы немного ускорить процесс исцеления, затем вернулась в человеческий облик и, усевшись, начала очищать не только раны от крови и грязи, но и ноги — и все, что между ними — от конского волоса и пота.

Уж не знаю, как там скакала леди Годива[4], но она явно не ездила на неоседланной лошади для вящего удовольствия. Конский пот на нагом теле был малоприятной вещью.

— Как думаешь, они продолжат нас преследовать? — спросил он, спустя несколько минут.

— О, да. Те твари будут идти по нашему запаху, мы же не побеспокоились замести следы.

Он хмыкнул:

— Я всего лишь хотел сбежать от ублюдков.

Разве нам не обоим этого хотелось?

— Как долго ты там пробыл?

— По меньшей мере месяц. Другие провели там больше года.

— И они… э-э… подвергали вас дойке?

Он открыл один глаз и оценивающе на меня посмотрел.

— Как ты догадалась?

Я пожала плечами:

— Охранники говорили о заборе образцов.

— Пусть так, но это все равно бы не стало моим первым предположением.

— Пару месяцев назад, оно бы не стало и моим. — Но с тех пор я многому научилась. Через многое прошла.

— Хочешь сказать, что имеешь представление относительно того, что там творится?

— Смутные подозрения, не более того.

— Например, какие?

Я скривилась.

— Генно-инженерные исследования. Скрещивание.

Его глаза немного сузились, от какой-то эмоции, которой я не смогла понять по его нечитаемому лицу. Очевидно, мужчина заподозрил, что я знала больше, чем говорила, но все, что он спросил, было:

— Как долго ты там пробыла?

— Около восьми дней, но эта ночь — единственная, которую помню.

Он хмыкнул:

— Похоже на мою историю. Но я, по всей видимости, пробыл там пару месяцев, прежде чем пришел в себя.

В таком случае, мы явно были в наркотическом угаре. Но почему для жеребцов потребовалось два месяца, чтобы прийти в себя, а для меня чуть более недели? Все говорило о том, что я не должна была очухаться, но это случилось, и уж не по той ли самой причине, от которой я была не в силах отрешиться?

Я потерла кулаками глаза, желая рассеять туман, окутывающий сознание, чтобы вспомнить, что произошло.

— Вы никогда не пытались сбежать?

— Нет, в силу того, что это было невозможно. С нас никогда не снимали цепей, а сама конюшня была оснащена пси-поглотителями, на случай, если любой из нас попытался бы прибегнуть к экстрасенсорике.



По крайней мере, это объясняло, почему я не почувствовала что они такое, однако же, несмотря на пси-гаджеты, он, в отличие от меня, сразу понял — чем являюсь я. И это обстоятельство вызвало у меня интерес. А может, все было гораздо проще и дело было в том, что лошади весьма чувствительны к волчьему запаху?

— Не делали ли они с тобой что-то еще, помимо доения?

— Нет, благодарение богу.

— Не видел ли ты других перевертышей?

— Нас никогда не выпускали из той чертовой конюшни.

В таком случае, до того, как его пленили, он, должно быть, обладал великолепным здоровьем, потому что за месяцы простоя он не растратил своей выносливости и силы. Мужчина на четвереньках выполз из реки и растянулся на траве.

Мой взгляд медленно прошелся по его фигуре. Великолепен был не только цвет его кожи. Он был сложен, как породистое животное — широкие плечи, мощная грудь, стройные бедра и длинные, сильные ноги. На его ягодицах и спине еще проглядывались едва зажившие рубцы от кнута, но у него была лучшая задница из всех виденных мной, с тех пор, как Куинн вошел в мою жизнь, а затем пропал из нее.

Я никогда раньше не встречала лошадей-перевертышей, и теперь задавалась вопросом — где же они скрывались всю мою жизнь? Если этот мужчина был образцом того, что они могли предложить, то в следующее полнолуние я могла бы поддаться соблазну отправиться на поиски одного или двух. Если бы они смогли возобладать над своими инстинктами в отношении волков, то совместное времяпрепровождение определенно доставило бы нам удовольствие.

— От земли не поступает вибраций, вызываемых шагами, — произнес он.

— Может они и отстали, но все равно будут продолжать преследовать нас.

Он перевернулся, его взгляд был преисполнен решимости, когда встретился с моим.

— Ты кажешься весьма уверенной в этом.

— Они пытались нас убить, а не схватить. Данное обстоятельство наводит на мысль, что секретность имеет большую ценность, чем мы.

— В таком случае, нам лучше двигаться дальше.

«Двигаться дальше» — последнее, чего я хотела, когда каждый мускул ныл, а каждую косточку буквально ломило от усталости. Я нуждалась во сне, даже больше, чем в кофе — серьезное заявление, учитывая, какой кофеманкой я была. Но оставаться на месте, даже на несколько часов, тоже не вариант, когда мы еще так близки к тому комплексу.

Он поднялся на ноги с непередаваемой грацией и подал мне руку. Несмотря на то, что он столько времени провел в воде, его пальцы были теплыми, а ладони, в сравнение с моими, мозолистыми. Он поднял меня на ноги и отпустил, но не попытался тут же отстраниться.

Наши взгляды встретились — в его карих глазах пылала страсть, неожиданно, я вспомнила, что у этого мужчины не было женщины многие-многие месяцы. Ледяная вода смыла с его кожи стойкий запах конюшни, и меня окутывал мускусный запах, насыщенный ароматом желания. Во мне проснулось вожделение, согревая озябшее тело.

Он поднял руку и смахнул с моей щеки прядь волос.

— Могу ли я узнать твое имя? — Его пальцы, оставляя теплый след в том месте, где касались меня, вызывали восхитительные ощущения и обостряли желание. Но ни в малой толике не умаляли страха быть вновь пойманными и не избавляли от необходимости двигаться дальше.

— Райли Дженсон, — поспешно ответила я. — А ты?

— Кейд Уильямс.

— Нам нужно выдвигаться, Кейд.

— Да, нужно, — ответил он, но не сдвинулся с места, а улыбка, появившаяся на его губах, была более чем сексуальной.

Мои гормоны взволновано шевельнулись, исполнив небольшую джигу. Ну, разумеется, им вообще мало надо, чтобы прийти в пляс при виде симпатичного мужика, и все бы ничего, и я с готовностью предоставила бы им свободу действий, если бы мы находились в другом месте, а не в гуще леса, в котором нас преследовали лохматые монстры и вооруженные психи.

— Но сначала, — тихо продолжил он, — я отблагодарю свою спасительницу поцелуем.

— Едва ли сейчас подходящее время или место…

— Знаю, — перебил он, — но мне наплевать.

Его губы овладели моими, рука скользнула вокруг моей талии и, прижав теплые пальцы к спине, он притянул меня к своему горячему, твердому телу. Полсекунды я сопротивлялась, но он был столь приятен на ощупь и так хорош на вкус, что я поддалась моменту. И как только мое сопротивление исчезло, изначальная осторожность уступила место страсти, а поцелуй стал более неистовым и исследующим.

По прошествии, казалось, нескольких часов, мы прервались, чтобы глотнуть воздуха. Тишину наполнил быстрый стук моего сердца, сопровождающийся ревом разгоряченной крови, струящейся в венах.

Полнолуние возможно и прошло, но лихорадка все еще полыхала в моих венах. Верный признак того, что секс-то возможно и был в моем рационе в течение тех восьми дней, которых я не могла вспомнить, но удовлетворения, как такого, не было.

Но я не пойду на поводу своих гормонов, по крайней мере, до тех пор, пока не наступит полнолуние. Я могла желать этого большого, сильного перевертыша, но одного желания было маловато, для того чтобы принять то, что было предложено прямо здесь и сейчас.

Это может подождать, пока мы не окажемся в безопасности.

Я разомкнула его руки и отступила назад.

— Будет лучше, если мы какое-то время продолжим путь по воде, чтобы сбить их с нашего следа.

Улыбка, заигравшая на губах Кейда, была решительно чувственной.

— Будем пробираться вверх по течению, а не вниз.

— Почему? — я вопросительно вскинула бровь.

— Потому что большинство людей выбирают более легкий путь — идут вниз по течению, и скорее всего, они будут ожидать этого и от нас.

— Полагаю, это довольно разумно.

Он кивнул.

— Когда вода станет слишком холодной для твоих ног, просто вскарабкайся мне на спину.

— Я перекинусь в волчью форму.

Кейд пожал плечами.

— Воспользуйся моим предложением, когда посчитаешь нужным.

— Спасибо.

Его глаза сверкнули.

— Прежде голая женщина ни разу не ездила на мне в альтер-форме. Это несколько… эротично.

— Так леди Годива была не настолько глупа, как я считала? — усмехнулась я.

— Нет, если только ее лошадь не была перевертышем.

Мой взгляд скользнул вниз по его телу и уперся во все еще эрегированный член. Ну разумеется, моя идиотская самодовольная улыбка была вызвана именно этим открытием. Я махнула рукой в сторону реки:

— После вас.

Он перекинулся, дождался пока я не сделаю то же самое и, войдя в воду, направился вверх по течению. Мы пробирались по реке весь остаток ночи. Когда ледяная вода стала слишком нетерпима для моих лап, я приняла человечье обличие и взобралась на спину Кейда. Приноровившись к его темпу, я мерно покачивалась на его спине, пока он продолжал пробираться по каменистому потоку.

Рассвет начал окрашивать небо первыми восходящими лучами и позолотой, когда мы наконец-то выбрались из воды. Кейд приблизился к отвесному краю скалы. Пред нами распростерлась лесная долина, в самом сердце которой уютно притулился маленький городок. Вид спуска к этому городку заставил мой желудок недовольно заворочаться, я соскользнула со спины Кейда, и на подгибающихся ногах, шатаясь из стороны в сторону, поспешила подальше от обрывистого утеса.

Кейд перекинулся в человеческую форму.

— Ты в порядке?

Я сделала несколько глубоких вдохов, а потом кивнула.

— Ненавижу возвышенности. — И вершины отвесных скал, благодаря тому, что была сброшена с одной такой, когда была еще щенком.

Он указал на город, который я уже не видела:

— Узнаешь?

— Отнюдь. А ты?

Он не ответил сразу, только нахмурился.

— Те темные точки, что парят над городом, это орлы?

Я посмотрела на два бурых пятна, и не почувствовала ничего иного, кроме орлов. Но это и не удивительно, учитывая расстояние. Мы не могли позволить себе полагаться на предположения в отношении этих созданий, когда все еще были в такой близости от того комплекса.

— Они могут быть перевертышами. Возможно, они наблюдают за всеми городами, что расположены поблизости от комплекса.

Его глаза слегка сузились, но опять же его голос прозвучал спокойно, без нотки настороженности.

— Итак, мы обходим город и продолжаем двигаться дальше?

— Нет. Я не в состояние продолжать путь. По крайней мере, пока не выпью кофе.

Я потихоньку приблизилась к краю утеса, так чтобы можно было видеть город, но не сам спуск. Сквозь деревья едва проглядывался крытый жестью дом, назначение которого могло быть каким угодно.

— Что думаешь о нем? — спросила я, указывая пальцем на строение. — Нам нужно добраться до него незамеченными.

— По меньшей мере, это добрых два часа пешком, — ответил он и неспешно окинул меня взглядом. Его взгляд ощущался едва ли не физически — прикосновение, по сути, не являющееся таковым, от которого у меня непроизвольно поджались пальцы на ногах. — Осилишь?

Как уже было сказано, нет, но и здесь оставаться я тоже не могла. Как и попросить его везти меня на спине — я была бы слишком заметна сквозь редкие лесонасаждения.

— Я — волк, и сильнее, чем кажусь.

— Знаю. — Он поморщился и потер ребра, но в его карих глазах светилось веселье, а не боль. — И доказательством тому мои синяки.

Мои губы дрогнули в улыбке.

— Извини, но у меня немного опыта в езде на жеребцах.

— Тогда, мы должны это исправить.

По моим венам, как шарики ртути, растеклось тепло. Я подняла бровь и сказала:

— А что если на это потребуется больше, чем один урок?

— В таком случае, я буду вынужден задержаться, пока ты не станешь архи искусной в этом деле.

Меня бы это не опечалило. За неимением никого другого, нахождение Кейда поблизости в течение какого-то времени не только пошло бы мне на пользу, но и заставило бы моего братишку обезуметь от похоти. А после всех его поддразниваний на счет моей интимной жизни, ну или отсутствия таковой, он непременно заслужил получить щелчок по носу — при виде совершенства цвета красного дерева рядом со мной.

Кейд первым начал спуск со скалы. Я же, следуя за ним, продолжала сосредоточено рассматривать его широкую и мускулистую спину. Крутой спуск заставил мой желудок предостерегающе заворочаться более чем один раз, особенно, когда я ненароком кинул взгляд на обрыв сбоку от нас. Но мне удалось совладать с собой, подавить рвоту, в результате чего меня пробрала дрожь от чувства неподдельного облегчения.

А может от истощения, обретшего приют в моем утомленном теле.

К тому времени, когда мы достигли дома, солнце уже было в зените, мои ноги словно налились свинцом и полностью онемели, каждый шаг давался с трудом.

Кейд был не в лучшей форме. Разглядывая обшивочные доски дома, он уперся мускулистыми руками в столб забора, его лоб и щеки блестели от пота.

— Я никого не слышу. Ты кого-нибудь чувствуешь?

Все, что я ощущала, это запах эвкалипта и пота — его и моего.

— Нет.

— Я проверю гараж, а ты — дом.

Я посмотрела вверх, чтобы убедиться, что мы невидимы ни одному из тех парящих по кругу орлов, затем открыла щеколду ворот и поковыляла к ближайшему окну. Комната была выдержана в пастельных тонах, посреди нее возвышалась роскошная и пустая кровать. Я чуть ли не разрыдалась при виде кровати. Боже, мне требуется отдых. И сон.

Оттолкнувшись от окна, я направилась к задней стороне дома. Дверь оказалась заперта. Я ощупала оконную раму, заглянула под коврик, и наконец нашла запасной ключ в приоконном ящике с кроваво-красной геранью.

Потянув за дверную ручку, со скрипом отворила дверь. Вздрогнув от неожиданности, я замерла на месте. Старый дом был тих, но не совсем молчалив; из одной из комнат доносилось монотонное тиканье часов, а в воздухе витал аромат нафталина и лаванды.

Позади меня, обдав жаром спину, появился Кейд.

— Никого?

Его дыхание овеяло мое ухо, вызывая приятную дрожь в теле. От усталости изнемогало мое тело, но не гормоны. Я покачала головой и вновь отстранилась от него.

— А у тебя?

— Машины нет, а гаражные двери выглядят так, словно их не открывали в течение нескольких дней.

— В таком случае, мы возможно обрели пристанище на несколько часов.

— Будем надеяться. — Он забрал у меня ключ и запер дверь с внутренней стороны, после чего повесил его на специально приспособленный для этого крючок. — Не думаю, что смог бы двигаться дальше.

Первый дверной пролет в маленьком холле вел в кухню. Пока я осматривалась по сторонам, Кейд прошел внутрь дома. Дом был маленьким, немногим больше кухни, в нем имелись гостиная, ванная и две спальни. Все стены были окрашены в пастельные тона, или же оклеены цветистыми обоями, и повсюду были кружева, кружева, кружева… В сочетание с подавляющим запахом нафталина, было очевидно, что дом принадлежит пожилым людям. Подтверждением моей догадки послужила одежда, обнаруженная мной в шифоньере.

Как ни крути, а ворам не приходится выбирать.

Той же дорогой я вернулась в ванную. Дав стечь холодной воде и убедившись, что есть горячая, я запрыгнула под душ и начала отмываться. После душа мое самочувствие на сто процентов улучшилось. Вытершись насухо, я обернулась полотенцем и вернулась на кухню.

— Какой кофе предпочитаешь? — спросил Кейд, когда я вошла.

— Желательно горячий.

Он окинул меня взглядом и на его губах заиграла умильная улыбка.

— Ты пахнешь чуть ли не съедобно. — Он налил кипятка в две кружки, и пододвинул одну мне.

— То что надо. — Я расположилась на ближайшем табурете и, поведя носом над чашкой, втянула насыщенный запах кофе. — Похоже, наши, ничего не подозревающие, хозяева уехали на несколько дней.

Кейд согласно кивнул.

— Данное обстоятельство подтверждает отсутствие скоропортящихся продуктов в холодильнике.

Я отхлебнула кофе, а затем спросила:

— Здесь есть телефон? — Это была единственная вещь, которую я не заметила во время осмотра.

— На стене позади тебя. — Он окинул меня пристальным взглядом, и по прошествии секунды добавил: — В твоей жизни есть кто-то, кому ты должна срочно позвонить?

Я подняла бровь:

— А от того, что есть, что-то бы изменилось?

Его лицо немного напряглось.

— Конечно бы изменилось.

— Я думала, что жеребцы собирают целые гаремы.

— Да, но в отличие от наших животных эквивалентов, у нас под запретом воровство кобыл других жеребцов.

— Хм. — Я отпила кофе, позволив ему какое-то время пребывать в сомнении. — Ну и как много женщин у тебя в табуне?

— До того, как меня схватили, их было четверо.

— Хорошее четное число.

Он поднял бровь:

— А ты не кажешься шокированной.

— Волки склонны иметь нескольких партнеров единовременно, по крайней мере, до тех пор, пока мы не обретем свою истинную половинку.

— Ну а на данный момент?

— Я в свободном плаванье. У меня бывало до пяти партнеров. — Однако, не за один раз. Волки-самцы, как правило, становятся немного вспыльчивыми, когда дело доходит до совместной дележки.

— А когда вы обретаете родственную душу?

— Мы становимся моногамными.

— В отличие от нас, жеребцов.

Это было предостережение, — мягкое и ненавязчивое, но все же предостережение. На моих губах заиграла улыбка.

— Когда у меня появится постоянный спутник, это будет мужчина моей расы. Когда-нибудь мне захочется обзавестись детишками. — Хотя, быть может, мое вампирское начало, уже лишило меня этого желания. Роан — мой близнец, две недели назад выяснил, что бесплоден. Я должна была пройти те же тесты, но вот прошла ли я их — оставалось только гадать. Я лишь помнила, как собиралась туда направиться, а вот саму поездку, нет.

— Так те люди, которым тебе следует позвонить, являются?..

— Сородич-самец, с которым я живу, и мой босс.

— То есть ты спишь со своим боссом?

От этого вопроса, я аж поперхнулась кофе.

— Нет, — прокашлявшись, ответила я. — Я работаю на Управление Иных Рас. Управление, как правило, начинает волноваться, когда пропадает сотрудник, даже, если этот сотрудник всего лишь такая скромная канцелярская крыса, как я.

— Что ж, тогда я пойду приму душ, пока ты будешь звонить им.

Кейд направился в душ, а я, наслаждаясь его видом, сняла телефонную трубку и набрала рабочий номер Джека. В ответ я услышала лишь автоматический голос, сообщающий мне, что такой номер не существует. Позвонив ему на домашний номер, я услышала то же самое, как и при звонке себе домой. Поэтому я попыталась дозвониться на их мобильные номера. Оба телефона были либо отключены, либо вне зоны досягаемости.

Дурное предчувствие вновь скрутило внутренности в ледяной тугой узел под ложечкой.

Спустя несколько минут вернулся Кейд, по-прежнему в соблазнительно-обнаженном виде, но выглядя бодрее и источая запах свежести.

— Ничего, — пробормотала я, бросив телефонную трубку на столешницу.

— Телефон не работает? — нахмурился он.

— Работает, но никому не могу дозвониться.

— Попробуй позже. Сейчас еще рань несусветная.

Не для Джека. И не для Роана. К этому моменту, он, наверняка, уже близок к тому, чтобы удариться в панику, и я всерьез сомневалась, что у него на повестке дня значится сон.

— Почему бы не попробовать тебе?

Кейд подошел к телефону и набрал номер. Нескольких мгновений он к чему-то прислушивался, а затем нажал «отбой».

— Автоматическое сообщение говорит, что неправильно набран номер.

Я кивнула.

— И кому же ты пытался дозвониться? Одной из своих кобыл?

— Нет. По прошествии такого времени, они уже нашли себе кого-нибудь другого.

— Тогда кому же?

— Все волки так любопытны?

Я пожала плечами.

— Мне бы хотелось побольше узнать о мужчине, с которым я в конечном счете собираюсь переспать.

В глубине его бархатистых глаз вспыхнул огонь.

— В конечном счете?

Я кивнула.

— Первым делом — побег, вторым — потеха.

— План, который бы меня устроил.

— Отлично. — Несмотря на то, что меня сильно влекло к нему, оказаться в безопасности мне хотелось сильнее. Возможно, мы могли бы устроить себе небольшую передышку, но я очень сомневалась, что мы могли бы здесь надолго задерживаться. Орсини были похожи на звероловов, и у меня было дурное предчувствие, что они не будут одурачены нашей небольшой прогулкой по реке. — Ну так, и кому же ты звонил?

Кейд усмехнулся и ответил:

— Моему деловому партнеру.

— И твоя коммерческая деятельность связана с?..

Он задумчиво рассматривал меня с минуту, несколько оценивающим взглядом, а затем ответил:

— Я являюсь строительным подрядчиком.

— Домов или офисов?

— Домов. Ты когда-нибудь слышала о «Дж. К. Конструкшионс»?

— Ни слова.

— На самом деле, это и не удивительно. Мы представляем одну из небольших подрядных строительных фирм в Южной Австралии.

Ледяной ком под ложечкой стал еще больше.

— Ты из Аделаиды[5]?

— Да. А что?

— А я из Виктории[6].

С минуту он таращился на меня, а потом закрыл глаза.

— Че-е-рт.

— Ага. И возможно, именно по этой причине не фурычит телефон. — Потому что мы находились уже не в тех штатах, что перечислили, и это означало, что мне нужно было набирать соответствующий код штата при дозвоне на домашний Джеку или сотовый Роана. В отличие от многих сотовых систем во всем мире, в Австралии, звонок автоматически не перенаправляется на голосовую почту абонента, если звонящий находится вне зоны покрытия сети.

Я сняла трубку и набрала рабочий номер Джека, на этот раз добавив код штата Виктория. Едва прозвучал первый гудок, как тут же ответили.

— Парнелл слушает.

Я закрыла глаза — еще ни разу в жизни не испытывала такого облегчения при звуке грубоватого голоса моего босса.

— Джек, это Райли.

— Боже, девочка, где ты? Мы нашли твою машину…

Я не дала ему договорить:

— Не имею понятия, где нахожусь, но хочу, чтобы ты пришел и забрал нас.

— Нас? — Его голос был резок.

— Ну да. Длинная история, я здесь с перевертышем по имени Кейд Уильямс. Он помог мне сбежать из еще одной, как мне показалось, генно-инженерной лаборатории.

Последующие высказывания Джека о том, что он думает на сей счет, были долгими, громкими и витиеватыми.

Кейд тихо хихикнул:

— У мужика забавная манера материться.

— Где вы? — наконец-то спросил Джек.

— В том-то и проблема — я не знаю. Но мы не в штате Виктория и не в Южной Австралии.

— Я попытаюсь отс…

— Райли? Ты в порядке? — озабоченный голос Роана сменил Джека.

Расслышав в охрипшем голосе брата усталость, я закрыла глаза.

— Да, я в порядке.

— Что произошло? Мы нашли твою врезавшуюся в дерево машину. Кровь была повсюду, и мы подумали о худшем.

Я не могла вспомнить аварию. Невозможность вспомнить причиняла боль. А еще я здорово разозлись из-за того, что разбила свою машину, потому что проездила на ней всего лишь неделю.

— Я в порядке, — повторила я. — Только не могу вспомнить последние восемь дней.

— Нашел, — на заднем плане послышался голос Джека. — Они в Новом Южном Уэльсе[7].

— Новый Южный — чудовищно-огромный штат, — проворчал Роан. — Нельзя ли поточнее?

— Я работаю над этим.

— Итак, — Роан обратился ко мне, — верно ли я расслышал, что ты там с перевертышем?

Мой взгляд метнулся к Кейду, я улыбнулась.

— Ты все правильно услышал.

— И он добр к тебе?

— О, я собираюсь быть очень добр к тебе, — сладострастно прошептал Кейд.

Господь всемогущий… Неужели все жеребцы столь чертовски горячи?

— Он приготовил мне кофе, — ответила я, — и это прекрасное начало.

— Угу, — произнес Роан. — Просто напомни ему, что у тебя лютый сородич-самец, который сотрет его в пыль с той же легкостью, с какой ломается ноготь.

Кейд тихо фыркнул, а я усмехнулась.

— Он уже трепещет от страха.

— Ну и хорошо… — Роан нерешительно прервался. — В том месте что-нибудь сделали с тобой?

— Не знаю. Однако Кейда и других жеребцов они подвергали «дойке».

Это замечание было встречено полнейшей тишиной. Моя улыбка стала шире.

— Он — лошадь-перевертыш?

— Да.

— Проклятье! Тебе всегда везет!

Я тихо рассмеялась, зная наверняка, что имел в виду Роан.

— И это говорит мне мужик, у которого в настоящий момент… сколько партнеров?

— Всего лишь трое.

Что было слишком много с точки зрения Лиандера, но нам-то с братом было прекрасно известно, что он еще не готов угомониться.

— Мы засекли их, — произнес Джек. — Они в Буллабурру.

— Это где? — спросил Роан, опередив меня.

— В Голубых горах[8]. Передай им, чтобы оставались на месте. На то, чтобы придать делу ход может уйти несколько часов, но мы будем там, как только сможем.

— Включи свой мобильный, — попросила я, — чтобы можно было связаться в том случае, если нам придется уходить отсюда.

— Включу. Будь осторожней.

— Разумеется. До скорой встречи. — Я повесила трубку и встретилась с пристальным взглядом Кейда.

— Ты близка со своим сородичем-самцом, — произнес он.

— Очень. Мы — волки, а стая для волка — это все. — Особенно, если эта стая состоит только из него и меня, благодаря тому обстоятельству, что стая нашей матери вышвырнула нас вон, когда мы достигли дееспособного возраста. — Мы близки, но не физически, если тебя интересует это.

— Почему не физически?

— Потому что он предпочитает мужчин.

И потому что он мой брат. Я имею в виду, что это незаконно, не говоря уже о нравственной стороне дела.

Кейд допил свой кофе, и поставил пустую кружку в раковину.

— Ну и как много времени нам предстоит здесь провести, прежде чем нас спасут?

— Часа четыре, как минимум.

Он поднял бровь.

— Ну и чем же нам заняться тем временем?

От его взгляда мой пульс вновь участился. Но я помнила о том, что говорила ранее, и неважно сколь сильно мои гормоны молили дать им волю, я просто не посмела бы пойти на это. Каким бы хорошим не обещал быть секс с Кейдом, — а я не сомневалась, что он был бы хорош, — это не стоило риска оказаться вновь пойманными.

— Думаю, нам следует поспать. Вернее сказать, один спит — другой бдит, затем поменяемся.

— Звучит уныло. — Он перегнулся через столешницу и отогнул край моего полотенца, задевая меня кончиками теплых пальцев. — Особенно, когда есть другие вещи, которыми мы могли бы заняться.

— Потише мальчик. — Я шлепнула его по руке и вновь заправила полотенце. — Последнее, что нам нужно, это быть атакованными большими лохматыми зверюгами, потому что будем настолько заняты сексом, что не заметим их приближения.

— Ради того, чтобы переспать с такой горячей штучкой, я готов рискнуть.

Я улыбнулась.

— Ну, а «горячая штучка» предпочла бы подождать, пока не минует опасность.

— Какая жалость.

— Мог бы и чуть поискренней это сказать.

От его тихого смеха по коже побежали мурашки. Он оперся о столешницу и поцеловал меня, медленно и томно.

— Как много еще искренности ты ждешь от меня? — произнес он спустя какое-то время.

— Думаю… — начав было говорить севшим голосом, я быстро прочистила горло, — …на данный момент этого более чем достаточно.

— Ты уверенна, что я не смогу изменить твоего решения?

Вообще-то, я не сомневалась, что Кейду это по силам. Но к счастью, он не попытался.

— Уверена. Итак, кто отдыхает первым?

— Ну, учитывая, что я не смогу заснуть, пока некие части моего тела не расслабятся, то вероятнее всего, первой идти лучше тебе.

Я вскинула бровь.

— И сколь сильно этим частям требуется расслабление?

— Очень сильно.

Он сделал шаг назад и я увидела жеребца во всем его великолепие. Во рту пересохло. Очевидно, виденное мной ранее было лишь слабой эрекцией. Господь всемогущий, он был большим.

— Ты прав, — ответила я. — С этим «торчком» ты сильно не поспишь.

— Если бы он просто торчал, то это бы не было такой проблемой. — Его глаза, цвета шоколада, блеснули весельем, на губах появилась улыбка. — Уходи, пока соблазн не стал слишком силен.

Я отправилась отдыхать. Несколько часов для сна всегда маловато, но все же это лучше, чем вообще ничего.


Я сменила Кейда, и провела следующие полтора часа распивая кофе и обследуя помещение. Поблизости ничего и никого не было.

Возможно, я ошибалась на счет орсини. Возможно, им было не по силам выследить нас, как мне казалось.

Я приготовила себе еще одну кружку кофе и, усевшись на столешницу, откинулась на стену. Обхватив кружку, я грела об нее руки и смотрела в большое кухонное окно.

На пожелтевшей траве играли световые блики, а в тени вдоль забора покачивались махровые нарциссы. Лес вдалеке был погружен в полумрак, но солнечные лучи все еще танцевали среди листвы, высвечивая отдельные, покрытые зеленью и позолотой, ветви, раскачивающиеся вокруг деревьев.

Ничто не выдавало, что в лесу кто-то или что-то есть. Ничто не выдавало, что в доме кто-то или что-то присутствует. И все же…

Беспокойство усиливалось, а я понятия не имела почему.

— Почему такой печальный вид?

Вздрогнув от неожиданности, я оглянулась и увидела входящего в комнату Кейда.

— Я только сейчас поняла, что израсходовала весь растворимый кофе, — ответила я. — А это очень печальное открытие для такой кофеманки, как я.

Став позади меня и приобняв мускулистой рукой за талию, он притянул меня к своему телу, после чего наклонился и поцеловал в ухо.

— Поистине, это очень печально, — прошептал он, овевая меня горячим дыханием. — Хочешь, чтобы я заставил тебя почувствовать себя лучше.

На моих губах заиграла улыбка.

— Ты такой же ненасытный, как волк в период лунной горячки.

— Эй, я сексуально возбужденный жеребец, который не занимался сексом больше двух месяцев, и стою позади изумительной и обнаженной женщины. Чего ты ожидала?

— Может, немного сдержанности, до тех пор, пока мы не окажемся в безопасности?

— Я был сдержан, солнышко. Уж поверь мне. — Его губы коснулись моей спины — едва заметное щекочущее прикосновение, но весьма возбуждающее. — Ну так о чем же ты думала, когда я вошел? О любовнике?

— Нет.

— Но любовник, который является причиной грусти, все же есть?

— Да. — Я повернулась к нему лицом. — Как ты догадался об этом? Ты телепат? — Но если Кейд телепат, то как он прочел мои мысли? Мой любовник Куинн, о котором я упоминала ранее, не мог этого делать, а он был не просто самым старейшим вампиром, которого я когда-либо встречала, но и самым сильнейшим телепатом.

— Нет. Телекинетик[9]. Но помимо этого, я весьма неплохо разбираюсь в женщинах.

Я подняла бровь.

— Только в женщинах? Не в мужчинах?

Кейд дьявольски улыбнулся:

— Меня не интересуют мужчины.

И пусть мой брат только попробует психануть из-за этого.

— Так что же ты увидел на моем лице?

— Сожаление.

А он был хорош. Хоть я и не думала о Куинне постоянно, мысли о нем всегда присутствовали в моем подсознании, выжидая той минуты, когда я ослаблю свою защиту, чтобы вырваться на волю.

— Расскажи мне, — добавил он.

— Зачем?

Он пожал плечами.

— Волки не единственные, кто страдают любопытством.

Я отвела взгляд, снова вглядевшись в тени за забором.

— Ему не по нраву кем я являюсь.

Его губы вновь коснулись моей спины, но на этот раз поцелуй пришелся выше, ближе к плечу. По телу тут же побежали мурашки возбуждения.

— Канцелярской крысой?

Я улыбнулась.

— Нет, вервольфом. Он считает нас немногим больше шлюх.

— Я готов поспорить, что он не думает того же о твоем сородиче-самце.

— По его мнению, мужчина, спящий со всеми подряд — это нормально.

— Должно быть, он — человек. — В голосе Кейда прозвучало отвращение. — Потому что только они могут сморозить подобную глупость о вервольфах.

Я опять улыбнулась.

— Он — вампир.

Я скорее почувствовала, а не увидела, как Кейд пожал плечами.

— Одним пальцем деланные — большинство вампиров когда-то были людьми с кучей устаревших предрассудков. — Он сделал паузу. — Ты любила его?

— Я едва знала его.

Его руки скользнули вверх по моему животу, двигаясь к груди. Легкими, дразнящими прикосновениями, он начал пощипывать набухшие соски. У меня перехватило дыхание, а сердце бешено заколотилось. Я понимала, что нужно отодвинуться от него, положить этому конец прямо сейчас, до того, как все зашло бы слишком далеко, но почему-то я не могла заставить себя это сделать. Часть меня — большая часть — изголодалась по ласкам.

— Это не то, о чем я спрашивал, — произнес он.

— Нет… — я нерешительно умолкла. — И нет, я не любила его. Просто между нами что-то было, что-то, что мне хотелось познать. Он отверг меня лишь потому, что я — волк.

— Ты не похожа на тех, кто сдается.

— А я и не сдавалась.

Я пыталась. Я звонила. Я даже пару раз встречалась с ним за ужином. Но Куинн предельно ясно дал понять, что больше того, чем уже есть, ему не нужно. В конечном счете, я оставила свои попытки. Как заметил Роан, из нас двоих — это Куинн потерпел поражение, а не я.

— Так почему же ты сдалась?

— Потому что я далека от безысходности, а он не волк.

— И со временем ты хочешь обзавестись детьми?

Я кивнула.

— Я пыталась ему объяснить, что не являюсь приверженцем чего-то серьезного или постоянного, мне лишь хотелось узнать, что из этого выйдет.

— Знаешь, я обнаружил, что ревность срабатывает куда лучше, чем все попытки воззвать к разуму подобных личностей. Пощеголяй своими победами над мужиками у него под носом и увидишь, как участится его пульс и подскочит давление.

Кейд легонько укусил меня за плечо. Мой пульс перешел в режим «турбо-ускорения».

— Тяжеловато заставить его ревновать, когда он даже не живет в моем штате.

— Тогда забудь его. Очевидно, он из того разряда мужиков, которые, даже найдя сокровище, не могут разглядеть его истинной ценности.

Его слова рассмешили меня.

— А ты?

— Солнышко, когда я нахожу стоящее сокровище, то вцепляюсь мертвой хваткой и не слажу с него до тех пор, пока оно не станет моим.

Словно в подтверждение своих слов, он скользнул рукой к моей ноге и стиснул бедро, оставляя кровоподтеки. Я едва успела уловить тот момент, когда его хватка ослабла и он начал поглаживать большим пальцем внутреннюю часть бедра, вызывая во мне легкий трепет удовольствия.

— Это так поступает мужчина, который с чрезвычайной мягкостью увещал меня не рассчитывать на что-то более серьезное, чем просто хорошо провести время?

— Если бы ты была лошадью-перевертышем, я бы неотступно следовал за тобой, пока бы не добился твоего расположения, и у тебя уже не было бы ни единого шанса покинуть мой табун.

Прикосновение и голос Кейда не вызывали у меня сомнений относительно его искренности, и неожиданно, я почувствовала, как возросла, нет, просто взлетела, моя самооценка. После предательства Талона, возможной причастности Миши к тем людям, что стояли за моим похищением, и Куинна, который в сущности бросил меня, я уже начала задаваться вопросом, нет ли у меня на спине таблички, гласящей: «Вытри об меня ноги, я это люблю».

— Разумеется, ты не кобыла, поэтому мне приходится согласиться на небольшую забаву.

Во мне заклокотало чувство радости.

— Выходит, обещанные уроки верховой езды все еще впереди?

— Они начнутся при первой возможности.

Они и правда начнутся в ближайшее время, если я не возьму себя в руки и не заставлю двигаться. Но я этого не сделала. В довершение всего руки Кейда скользнули вверх по моей ноге и это было слишком приятно, чтобы все закончилось так скоро.

— И сколько же молодняка в твоем табуне?

— Нисколько. Правительство устанавливает нам, жеребцам, такие же гормональные чипы, как и вам, волкам. — Он сделал паузу. — Разумеется, в том месте, откуда мы сбежали, чип был изъят, а значит, я, скорее всего, фертилен на данный момент.

— Ну что ж, межвидовые скрещивания чрезвычайно редки и не стоит ждать, что это произойдет в нашем случае.

Разумеется, такое случалось — и я была живым тому подтверждением, но подобный исход был столь же вероятен, как и моя беременность без медицинского вмешательства. Более того, если мои последние тесты вернутся с теми же результатами, что и у Роана, то я, вероятнее всего, вообще не смогу зачать.

— Так у тебя тоже нет чипа?

— Нет. — Он был вынут Талоном больше года назад, и я не потрудилась установить его заново. Я не видела в этом смысла. Большинство врачей считали меня некой вервольфской версией мула и полагали, что я вряд ли когда-нибудь забеременею. — Но это и не важно. У меня проблемы со здоровьем, которые препятствуют зачатию.

— Так мы можем предаться забаве, не беспокоясь о последствиях?

Сейчас, когда его искусные пальцы вытворяли всевозможные изумительные вещи, мне становилось очень трудно сосредоточиться на том, что он говорил.

— Мы наверняка… О-о…

Кейд рассмеялся и положил свои большие теплые руки мне на бедра, после чего раздвинул мои ноги коленом.

— Солнышко, ты еще ничего не чувствовала.

Он глубоко и резко вошел в меня, и я застонала от удовольствия. Кейд заставил себя остановиться, я закрыла глаза, наслаждаясь чувством соития плоти и ощущением пульсирующего жара глубоко внутри себя. Мы оба знали, что поступаем опрометчиво. Рискованно идти на поводу страстей, когда мы далеко не дома, и далеко не в безопасности. Но опасность — это что-то вроде афродизиака для волка, а я была волком, который не мог вспомнить, испытывал ли он хоть какое-нибудь удовольствие в течение недели. Я нуждалась в этом столь же сильно, как вампир, возможно, нуждался в крови.

Он начал входить в меня медленно и глубоко, и все остатки нежелания идти на поводу своих чувств растворились в сильнейшем удовольствии. Томление нарастало, превращаясь в калейдоскоп ощущений, омывающих каждый уголок моего разума. Интенсивность ощущений резко возросла вместе с увеличившимся темпом Кейда. Уже скоро я начала содрогаться от удовольствия, что стремительно овладело моим телом, моим разумом. Ахнув, я судорожно ухватилась за столешницу, чтобы не упасть, и к моим крикам наслаждения присоединились крики Кейда, достигшего оргазма.

Когда содрогания наконец ослабли, он тихо рассмеялся и уперся лбом в мою спину.

— По-моему, нам обоим этого не хватало.

Я улыбнулась.

— По-моему, мы добились своего.

Кейд прижался к моему плечу в поцелуе, обнял меня за талию и притянул к своему горячему телу.

— Обещаю, в следующий раз, на это уйдет больше времени.

Я уже было открыла рот, чтобы ответить, но именно в этот момент расслышала это.

Едва слышимый скрежет когтя о бетон.

Мы больше не были одни.

Глава 3

Я замерла.

— Что? — тут же спросил Кейд, опустившимся до шепота голосом.

— Снаружи что-то есть. — Я пробралась к окну и осторожно выглянула наружу. Во дворе ничего не было. Только солнечный свет, танцующий в тени деревьев.

Но все же снаружи что-то было. Моя уверенность в этом росла все больше и больше.

Пригнувшись, я отошла от окна.

— Проверь заднюю часть дома, а я гостиную и передний двор.

Он вышел из комнаты. Я прокралась в гостиную и выглянула из каждого окна. Твари не крались по лужайке, как и не прятались в ближайших деревьях. Не отрывая взгляда от окон, я попятилась в ванную.

И услышала знакомое урчание.

Это был один из орсини. Вопреки всему, он выследил нас. Интересно, насколько от них отстала человеческая погоня?

Я бросилась в спальню и схватила кое-какую одежду, обувь брать не стала — не только потому, что на вид она была не моего размера, а потому что я в ней не нуждалась. У меня была грубая кожа на стопах благодаря тому обстоятельству, что я надевала туфли только, когда была вынуждена делать это. К тому же, я подозревала, что Кейду, как лошади-перевертышу, обувь не потребуется по той же причине.

Когда я вернулась на кухню, Кейд стоял в стороне от окна, настороженно выглядывая наружу. При моем появлении, он оглянулся.

— Все чисто.

Я бросила ему одежду, с усмешкой отметив, что его член по-прежнему готов к забавам. Очевидно, он не из тех мужиков, которые легко успокаиваются.

— Не заметил каких-нибудь тварей, рыскающих по округе?

Он нахмурился.

— Мохнатых штуковин я видел лишь раз. И они были похожи медведей-мутантов.

— Они-то и рыскают снаружи.

Кейд надел принесенные мной черные штаны и рубашку. Одежда плотно, — не неприлично плотно, но близко к тому, — облегала его тело. У Роана сорвет крышу, если Кейд останется в таком виде.

— Много их? — спросил он.

— Мне показалось, что они действуют обособленно, но точнее смогу сказать только после того, как получше узнаю их.

Я надела отвратительную цветастую рубашку и черную юбку, что выбрала для себя. Однако нижнее белье оставила вне удел. Со старушечьей одеждой я еще смогу смириться, но вот со старушечьими панталонами?.. Да ни за что.

Затянув на талии старый галстук вместо ремня, чтобы не сваливалась юбка, я схватила телефон и быстро набрала номер мобильника Джека.

— Райли? — тот час же ответил он. — Возникла проблема?

— Типа того. Они обнаружили нас и нам нужно бежать. Как далеко ты?

— Как минимум в получасе от вас.

Значит, не так уж и близко, чтобы помочь нам.

— Дай нам ориентир и назови место встречи. Мы будем там, как только сможем.

На заднем плане послышалась ругань Роана.

— Неподалеку оттуда, приблизительно в девяти километрах от Буллабурру, есть город под названием Леура… — Мой босс запнулся, и я услышала невнятное бормотание брата, дающего наставления Джеку. — Согласно сведениям навигатора, там расположена база отдыха «Голубая Гавань», состоящая из отдельно стоящих благоустроенных деревянных коттеджей. Роан забронирует для вас коттедж. Мы будем там через двадцать минут.

— Мы будем там, как только сможем. — Я повесила трубку и встретилась с напряженным взглядом Кейда. — Нам нужно уходить.

— Та тварь будет идти по нашему следу.

— Не будет, если мы остановим ее.

Он вскинул бровь:

— Имеешь в виду — убьем?

Не похоже, что его обеспокоило такое предложение, но с другой стороны, возможно, лошади-перевертыши обладали совершенно иного рода чувствительностью, отличающейся от восприятия волков и других перевертышей. В конце концов, этот самец разводил и оберегал от чужих посягательств целый табун. Возможно, для них убийство было неотъемлемой частью в защите собственного табуна.

— Я имела в виду — остановить. Любым, каким только сможем, способом.

Кейд кивнул.

— В ящике справа от тебя лежит бечевка. Я вооружусь ножом, на случай, если дело дойдет до убийства.

Я достала веревку и скалку, которая оказалась в том же ящике, а Кейд нашел нож. Вновь раздался скрежет когтей, на этот раз прямо рядом с кухонным окном.

Кейд подошел ко мне и, задевая губами ухо, прошептал:

— Как бы тебе хотелось распределить роли?

— Ты удержишь его кинетически, а я собью его с ног, долбанув по голове, и закончу работу.

— Где?

Я указала на окно. Он согласно кивнул и отошел. Я заняла исходную позицию и вопрошающе подняла бровь. Кейд снова кивнул.

Я во всю глотку прокричала: «Эй!» — и этого было достаточно. Внутрь дома полетели смертельно-опасные осколки стекла — в кухонное окно впрыгнула рычащая лохматая масса. Кейд «заморозил» тварь на лету высоко в воздухе, а я нанесла удар скалкой по ее голове, посылая в нокаут. После чего схватила бечевку и связала все четыре конечности вместе, а затем обмотала и пасть.

— Хорошо, теперь ты можешь отпустить… — я не успела договорить, потому что через разбитое окно запрыгнула вторая туша, состоящая из шерсти, зубов и когтей. Тварь врезалась мне в грудь и сбила меня с ног, заставив скользить по усеянному осколками полу. Шипя от боли, я вскинула руки и вцепилась в звериное горло, едва удерживая на расстояние от своего лица рычащую и щелкающую зубами пасть.

Так же неожиданно, как тварь напала, она рванула назад. Раздался грохот, и в воздух взлетели обломки стула. На силу поднявшись на ноги, я успела заметить в руке Кейда проблеск метала — за секунду до того, как он утопил лезвие в боку существа.

Тварь издала непонятный звук, чем-то напоминающий нездоровый кашель, и затихла. Кейд развернулся и подошел ко мне.

— Ты в порядке?

Он не стал дожидаться моего ответа, а просто развернул меня и внимательно осмотрел мою спину. Я почувствовала обжигающую боль, когда он приподнял рубашку и начал извлекать из спины осколки стекла.

— Нам нужно выдвигаться, — сказала я, вздрагивая под его пальцами.

— Еще два осколка и идем. — Он извлек стекло и добавил: — Сомневаюсь, что нам удастся уйти отсюда, будучи ни кем незамеченными.

— Возможно, наш единственный шанс — это добежать до деревьев, и продолжить продвигаться по окраине городка.

— А что если нам угнать машину, как только мы окажемся на безопасном от этого дома расстоянии?

Я повернулась к нему лицом:

— А я думала — ты респектабельный строитель.

— Это сейчас. Но кто не был молодым? — Кейд улыбнулся, озорно блеснув бархатистыми глазами. — Скажем так — жеребцы в молодости гораздо необузданней большинства остальных подростков. Я вытворял такое, отчего у тебя волосы стали бы дыбом. — Он ухватил несколько прядей моих волос и слегка потянул их. — Что выглядело бы довольно привлекательно.

Я улыбнулась, встала на цыпочки и легонько поцеловала его в губы.

— Спасибо.

Скользнув рукой вокруг моей талии, он осторожно притянул меня к себе.

— За что? — спросил Кейд, овевая дыханием мои губы и вызывая у меня дрожь.

— Я объясню, когда у нас будет больше времени.

— Идет. — Он поцеловал меня в нос и выпустил из своих объятий. — Возможно, тебе придется перекинуться. Некоторые из порезов довольно глубокие.

Я перекинулась в волчью форму, затем вновь в человеческую.

— Так почему же тебя не расстраивает тот факт, что я — волк?

— Потому что в первый раз я увидел не волка, а изумительную женщину в первозданной красоте. Инстинктивным предрассудкам ни за что не преодолеть неистовствующее вожделение.

Моя улыбка переросла в откровенную усмешку.

— Тогда почему же ты пытался укусить меня, когда я только вошла?

— Я подумал, что ты одна из тех женщин, которых они подсылали к нам для возбуждения перед «дойкой».

— И что заставило тебя изменить мнение?

— Кровь на твоей ноге и боку. И тот удар, которым ты меня одарила по носу.

— Да я шлепнула любя.

— В таком случае, ты, должно быть, неплохо дерешься. — Он поднял руку и провел пальцами по моей щеке.

— Пожалуй. — Я отступила назад, хотя это была последняя вещь, которую мне хотелось сделать. — Давай выбираться отсюда.

— А что делать с этим бардаком?

— Управление пришлет команду зачистки. Наши хозяева ничего не заметят.

Кейд последовал за мной до спальни, юркнул внутрь и появился через пару минут с проволочной вешалкой-плечиками в руках.

Я подняла бровь:

— А что, еще есть машины без центральной блокировки или без замков со сканером отпечатков пальцев?

— Как грязи, уж поверь мне.

Я отперла дверь и вышла в небольшой внутренний дворик. В глаза сразу же бросились одиночные бурые создания, парящие на фоне грозовых облаков.

Я показала Кейду, чтобы оставался на месте, дожидаясь, когда орел скроется из вида.

— Сейчас.

Мы пересекли двор, перескочили через небольшой забор и ринулись к лесу. Уже скоро нас окружала тень, и мы замедлили наш бег до ходьбы — суету сверху заметят быстрее, и, хотя буро-красная кожа Кейда и черная одежда затруднят его обнаружение, мои рыжие волосы будут мелькать, как сигнальный огонь, если мы, проявив неосторожность, попадем под солнечные лучи.

Не было слышно ни звука, свидетельствующего о погоне, хотя она не должна была заставить себя ждать. Кто знает, сколь долго те существа были там, прислушиваясь и выжидая?

На то, чтобы обойти городишко по его окраине, у нас ушло чуть больше часа. В конечном счете, мы остановились меж нескольких эвкалиптов. Слегка дрожащей рукой я вытерла с глаз пот. Два часа сна — было недостаточно.

На другой стороне дороги виднелась небольшая автостоянка с пятью машинами «на приколе». Вокруг не было заметно ни души. Будем надеяться, что все люди отправились по тропе к обзорной площадке и не вернутся в течение какого-то времени.

Я посмотрела на Кейда:

— Уверен, что хочешь угнать машину?

— Не вижу иного выхода быстро убраться отсюда. — Он смахнул со лба пот и добавил: — Твои волосы будут сиять, как зарево на солнце. Я бы предложил тебе свою рубашку, но моя кожа, привлечет скорее всего столько же внимания, как и они.

Я искоса взглянула на него.

— Довольно неудачная отговорка.

Он ухмыльнулся, не потрудившись опровергнуть мое замечание. Я стянула с себя рубашку.

— Завяжи ее мне на затылке, а то я могу пропустить какие-то пряди.

Кейд окинул меня взглядом, и его улыбка стала еще шире.

— Я уже люблю вервольфов и их отсутствие комплексов.

— Это отсутствие комплексов уже довольно часто доводило меня до суда. Давай покончим с этим, прежде чем появятся копы и арестуют меня.

— Солнышко, даже всесвятейшие из мужиков не станут спешить в такой исключительный момент.

Я закатила глаза, а он тихо фыркнул от смеха. После того, как мы повязали волосы рубашкой, Кейд обхватил меня за талию и прижал спиной к своему теплому, твердому телу. Накрыв большими ладонями мои груди, он проложил цепочку поцелуев вдоль плеча.

— Когда мы окажемся в безопасности, я буду любить тебя до беспамятства.

Я запрокинула голову на плечо Кейда, и его губы встретились с моими. Наш поцелуй был медленным и нежным, и очень-очень интимным. К тому времени, когда мы закончили, у нас обоих сбилось дыхание.

— Ловлю тебя на слове, — выпалила я, обретя способность дышать. Я отстранилась от него и переплела свои пальцы с его. — Ну теперь-то, может отправимся на блошиный авторынок?

Кейд вывел меня из тени. Дорожное покрытие обжигало ступни, да и легкий ветерок, играющий в листве деревьев, оказался гораздо горячее на открытом пространстве. Мы пробирались короткими перебежками, придерживаясь полоски травы между дорогой и автостоянкой, пока не добрались до старого синего «форда».

И, естественно, Кейд остановил свой выбор на самом старом, самом побитом автомобиле из всех пяти!

— Эти машины называют «классикой» — более пятидесяти лет, как входу, и ценник — чистое везение.

Я недоверчиво нахмурилась.

— А если это старая рухлядь не будет работать?

— Но машина же как-то попала сюда, не так ли?

— Ага, но быть может, она все еще здесь, потому что не может ехать дальше?

— Поверь, она — поедет. — Кейд взял мою руку, поднес к губам и поцеловал пальцы. — Стой на страже.

Скрестив руки на груди, я проверила нет ли в небе шпионов, затем перевела взгляд на Кейда, который распутывал проволочную вешалку. Закрепив на конце проволоки крючок, он приблизился к водительской дверце и просунул его между дверью и оконной рамой. Через минуту или две раздался мягкий щелчок, сопровождаемый гулом приближающегося автомобиля.

— Кейд, — предостерегающе произнесла я и бросила взгляд через плечо. — Полицейская машина. Тебе это о чем-то говорит?

— Удача покинула нас, и я даже не удивлен. — Он засунул вешалку под машину и, с плутовским блеском в глазах, протянул мне руку: — Иди сюда, красотка.

— Задумал спрятаться у них на виду?

— Если мы ретируемся, они заподозрят неладное.

Особенно, если они случайно заметят, что я не в рубашке. Я откинулась на дверцу, а Кейд прижался ко мне, расставив руки по обе стороны от меня, тем самым в аккурат скрывая мою наготу.

Обхватив шею Кейда руками, я почувствовала, как напряжены его мускулистые плечи. Его эрегированный член упирался мне в пах. Волчица во мне быстро пробудилась к жизни — мне просто не хватило сил, — а может желания, — обуздать ее.

Я поцеловала Кейда в подбородок и просунула руки между нами.

— Машина замедлилась?

— Да. — Рот Кейда искривила довольная усмешка. — Ты не посмеешь.

Очевидно, ему еще никто и никогда не говорил, что подначивать вервольфа — это плохая идея.

— Сколько копов? — спросила я, скользнув одной рукой к его ягодицам и ухватившись за пояс брюк, а другой, расстегнув пуговицу и молнию на ширинке.

— Двое. — Он склонился над моим плечом и простонал, когда я высвободила его.

— Проклятье, женщина, они арестуют нас!

— Нет, если ничего не увидят. — Я направила член под юбку, и ввела туда, где все было теплым, влажным и готовым к его проникновению. — Прижмись поближе.

Он прижался ко мне, чуть ли не раздавив своим телом, затрудняя дыхание, и лишая всякой возможности не ответить на его близость, на его твердость и на его готовность предаться чувственным ласкам. Особенно, когда он проскользнул глубоко внутрь меня. Лошади-перевертыши ей-богу походят на свои животные аналоги в том, что касается формы и размера их члена — ощущать, как он всецело наполнил меня, было поистине потрясающим чувством. Меня пронзило удовольствие, обостренное осознанием опасности и перспективой быть пойманными.

Кейд застонал, приникнув губами к моему плечу.

— Они почти рядом с нами.

— Тогда тебе лучше не начинать каких-нибудь подозрительных движений, — ответила я, переместившись на цыпочках и скользнув по его древку вверх-вниз пару раз.

Кейд задрожал мелкой дрожью от страсти и желания. Я подняла голову и, захватив его губы, начала целовать с той же пылкостью, с какой хотела трахнуть его. Моя страсть не была вызвана гневом, от еще не нашедшего выхода желания. Все дело было в пьяняще-высоком уровне риска, объединенном с легковоспламенимой, неиссякаемой похотью.

Полицейская машина медленно проехала мимо нас и продолжила двигаться дальше. Я прервала поцелуй.

— Теперь? — спросил Кейд. На его великолепной коже поблескивал пот.

Я не отвечала, оттягивая момент усиливающий чувство опасности, пока полицейская машина, медленно завернув за угол, не исчезла из виду.

— Теперь, Кейд. Теперь.

Едва я успела договорить, как он уже был во мне, войдя одним глубоким и резким толчком. Я застонала и обхватила бедра Кейда ногами, побуждая его проникнуть еще глубже в меня. Используя машину в качестве опоры для моей спины, он начал входить и входить в меня, пока не стало казаться, что его пышущее жаром древко пытается пронзить меня насквозь.

В этом соитии не было ничего нежного. Перспектива оказаться пойманными подразумевала, что все должно произойти быстро и яростно — как раз то, в чем я нуждалась, и чего хотела. Удовольствие быстро закружило меня в водовороте страсти и я достигла кульминации. Из-за содроганий я не могла дышать, с моих губ срывались удушливые звуки. Он достиг оргазма секундой позже, его плоть в завершающем толчке с такой силой вошла в меня, что позади нас раскачалась машина.

Когда содрогания утихли, Кейд оперся взмокшим лбом о мой лоб, его дыхание было жестким, а в бархатистых глазах горел живой интерес и радостное удивление.

— Боже правый, это было просто фантастически.

Я усмехнулась.

— Есть что-то в том, чтобы заниматься любовью под угрозой быть пойманными.

— В этом определенно что-то есть. — Он обхватил мой подбородок горячей ладонью и поцеловал в губы. — Я так доволен, что встретил тебя.

— Что ж, если бы этого не произошло, ты бы стал старым жеребцом, застрявшим навечно в конюшне. — Я убрала с его бедер ноги, и позволила ему стать поудобней. — Если бы мы получили… — я запнулась, увидев высоко в небе парящие коричневые фигуры. — За нами следят.

Кейд украдкой посмотрел вверх.

— Возможно, это всего лишь птицы. Не будет же всякое крылатое создание принадлежать им.

— Хочешь рискнуть и проверить это?

— Нет. Полезай в машину.

Он открыл водительскую дверь, дотянулся через сиденья до пассажирской двери и открыл ее. Пока я забиралась внутрь, он что-то сделал с замком зажигания. Двигатель старого автомобиля взревел.

— Куда направляемся? — спросил Кейд, выруливая с автостоянки.

Я указала в том направление, куда уехали копы.

Он поднял брови, в глаз блеснуло развлечение.

— Подумываешь второй раз поиграть на нервах?

— Была бы не против, но правда в том, что это в этом направление пролегает путь к спасению.

— А-а… — Он вырулил на шоссе, и старенький авто начал набирать скорость. Кейд взглянул в зеркало заднего вида, а потом на меня: — Итак, что же случится, после того, как мы встретимся с твоим боссом и приятелем-сородичем?

— Они захотят выслушать наш подробный рассказ.

Он кивнул.

— И, несомненно, им захочется попытаться найти то место опять.

— И это означает, что нам, возможно, придется вести их туда?

Я изучала его с минуту, а затем ответила:

— Не уверена насчет «нам».

Его быстрый взгляд в мою сторону был суров и решителен. Это было совершенно не тот Кейд, которого я знала до этого момента. И это быстро напомнило мне, что на самом-то деле я ничего толком не знаю об этом мужчине. Я даже не знала, могу ли ему доверять.

— Солнышко, те ублюдки украли у меня пару-тройку месяцев жизни. Я не останусь в стороне от расследования, пока не буду уверен, что те, кто заправляют тем местом, сполна рассчитались.

— Ты не вправе решать.

Выражение его лица стало жестоким.

— Никто не может заставить меня делать то, чего я не хочу.

— Джек, мой босс, может. Он — вампир и сильнейший телепат.

— Это не будет иметь значения. Ни одна из рас не может прочитать мысли лошади-перевертыша.

— Правда? — Понизив свои щиты, я телепатически потянулась к Кейду, и уперлась в стену, такую же прочную, как та стена, что защищала сознание моего брата. Это открытие застало меня врасплох. — Как же так?

Он пожал плечами:

— Особенность, сходная со зрительной агнозией[10], часто встречающейся среди людей.

— Так каким же образом, ты можешь быть нечитаем, и в тоже время обладать парапсихологическими способностями?

— А это ты скажи мне, и тогда нам обоим станет это известно.

Какое-то мгновение я внимательно рассматривала его, а потом произнесла:

— Это расследование будет вестись Управлением, а ты не являешься его сотрудником.

Кейд стрельнул в меня взглядом:

— Я думал ты — всего лишь канцелярская крыса?

— Так и есть. По большей части.

— В смысле?

— В смысле, что я вхожу в состав продолжительного расследования, в которое меня втянули против моей воли. — Я умолкла, не желая рассказывать ему слишком многое. — Несколько месяцев назад похитили Роана, и это послужило причиной моего участия.

— В таком случае, ты понимаешь, когда я говорю, что это дело личного характера.

Я-то — понимаю, но не думаю, что и Джек поймет. Но опять же, он дал «зеленый свет» Куинну, и едва ли не на буксире втянул в это дело Лиандера. Так что с него станется удивить еще разок. В конце концов, он пытался создать дневное подразделение, и хотел, чтобы я сыграла в нем немаловажную роль.

Речь именно о том подразделение, в которое я ни за что не войду на добровольных началах… такой исход возможен, если только у меня не останется никакого иного выбора.

И этот вариант событий становится все более и более вероятен.

Я потерла глаза и сказала:

— Давай решать по одной проблеме за раз.

— Согласен. Что за отель мы ищем?

— Местечко называется «Голубая Гавань» и находится оно в Леура. — Я размотала с головы рубашку и снова одела. — Будем надеяться, что мы найдем этот городишко быстрее, чем владельцы этой машины обнаружат, что ее угнали.

— Будем надеяться, что мы найдем отель быстрее, чем наши охотники найдут нас, — мрачно поправил Кейд.

Его слова заставили меня выглянуть из окна и посмотреть на небо. Я не увидела никаких парящих фигур, но это не означало, что их там нет. Не означало, что нас не преследуют.

Мы ехали молча. Когда мы, наконец, достигли Леура, Кейд снизил скорость до приемлемой и старый автомобиль перестало трясти. Мы ехали по густо-озелененной главной улице и я не могла не восхититься эксцентричным, но от этого не менее привлекательным видом зданий. Своими пейзажами городок чем-то напоминал почтовые открытки и заставлял сожалеть о поводе нашего приезда. Местечко подобное этому не заслуживало встречи с тем злом, что преследовало нас.

Я нахмурилась при этой мысли, и отмахнулась от нее. Мы продолжили наш путь и в конечном счете нашли базу отдыха на окраине города.

В отдаление виднелся припаркованный черный микроавтобус с тонированными стеклами. Я указала на микрик, Кейд подъехал к нему и припарковался рядом. Мы едва успели заглушить двигатель, как дверь коттеджа перед нами резко распахнулась и из нее выскочил Роан — его рыжие волосы в солнечном свете полыхали, как огонь.

Улыбаясь, как идиотка, и ничего не видя из-за слез, я — непостижимым для самой себя образом — вылезла из машины и рухнула в объятия брата.

— Боже, — произнес он, его голос был настолько же охрипшим, насколько были болезненно-крепки его объятия. — Я думал, что потерял тебя.

По моим щекам катились слезы.

— Прости меня.

Он тихо рассмеялся.

— Попробуешь повторить, и я посажу тебя на цепь и больше не позволю покинуть квартиру.

Позади нас появился Кейд. Я поцеловала Роана в щеку и высвободилась из его объятий.

— Роан, познакомься, это — Кейд. Мне бы ни за что не удалось сбежать без его помощи.

— В той ситуации мы оба помогли друг другу, — сухо заметил Кейд и протянул Роану руку. — Рад знакомству.

Роан кинул на меня взгляд, говорящий: «Сучка», — и пожал руку Кейду.

— Спасибо за то, что доставил ее в целости и сохранности.

Кейд рассмеялся низким, звучным смехом.

— В другой ситуации, моя благодарность была бы всецело взаимной. Твоя соплеменница — удивительная женщина.

— Она не просто удивительная, — Роан обнял меня за плечи. — Давайте зайдем внутрь, прежде чем какое-нибудь дозорное страшилище заметит нас.

Роан жестом указал Кейду, чтобы он шел вперед, меня же удержал на месте, слегка сжав мне плечо.

— Мне нужно кое-что тебе рассказать…

Я не расслышала его остальных слов. Мне это было уже не нужно.

Потому что в дверном проеме появилась вторая фигура.

И это был не Джек.

Это был Куинн.

Мое сердце пропустило удар, в течение нескольких секунд все, что я могла делать — это не моргая смотреть. Он нимало не изменился, — хотя с последней нашей встречи прошел приблизительно месяц, — но навряд ли это стало для меня неожиданностью.

Но… Господи, выглядел он потрясающе.

У него было спортивное, худощавое, но сильное тело. Свитер бордового цвета подчеркивал ширину его плеч, а облегающие джинсы обрисовывали сильные длинные ноги. Куинн обладал полуночно-темными волосами, которые стали длиннее с нашей последней встречи. Волосы были густыми, роскошными и растрепанными, словно он неоднократно запускал в них пальцы. В настоящий момент, О'Конор держал руки в карманах, и, судя по очертанию, они были стиснуты в кулаки. Его кожа не была белой, как у большинства вампиров, она была светло-золотистого цвета — потому что в отличие от большинства вампиров, он мог находиться под солнцем. А его лицо…

Я сглотнула. Куинн был прекрасен, по-настоящему прекрасен, но в нем не было ничего женственного.

Его взгляд встретился с моим — окаменевшие обсидиановые глаза на бесстрастном лице. И все же, между нами что-то проскочило — взаимное притяжение, заставившее екнуть мое сердце и покрыться кожу мурашками. Это притяжение возникло между нами еще при первой нашей встрече, но теперь оно стало гораздо сильнее, чем когда-либо до этого.

Кейд резко остановился, смотря то на Куинна, то на меня. В его бархатистых глазах промелькнуло понимание, быстро сменившееся тревогой. Он шагнул назад и переплел свои пальцы с моими.

Ясно, что в намерения О'Конора входило вызвать реакцию, и он ее получил. В поведение Куинна не было ничего мелодраматического, его выдавало лишь едва уловимое ожесточение в лице.

В некотором смысле, эта реакция в равной мере меня и позабавила и вызвала раздражение. Незначительное изменение в выражении его лица сказало мне, о чем именно он думает, и осознание того, что вампир продолжает судить по человеческим мерка, вызвало у меня досаду. Что было безумием чистейшей воды, потому что ни один из присутствующих здесь не был человеком в той или иной мере. Но и не усмотреть всего комизма ситуации я тоже не могла — вампир, за плечами которого свыше двенадцати столетий, повелся на столь очевидный, нарочито брошенный вызов.

Однако эта реакция заинтересовала меня, и неважно, какие эмоции ее вызвали. Она предполагала, что независимо от множества его заявлений никогда не связываться с еще одним вервольфом, он все же не был всецело готов отступиться. Я имею в виду, что если кто-то, вроде Кейда — кто-то, кто немногим больше, чем просто дружески расположен — смог вызвать ответную реакцию у Мистера-Бесстрастное-Лицо, то независимо от того, что Куинн говорил, какая-то часть его натуры до сих пор не хотела оставлять меня в покое.

И я не была всецело уверена в своих чувствах по поводу этого небольшого открытия — если бы только это было действительно правдой… тогда бы я вновь попыталась.

А может пришла пора для него приложить немного усилий? Немного побегать за мной?

— Рада снова тебя видеть, Куинн.

В его темных глазах промелькнуло удивление. Может, вампир полагал, что вежливость будет превыше моих сил, после того, как он избегал и игнорировал меня на протяжении последних месяцев?

— И я рад видеть тебя живой и невредимой. — Его глубокий голос, окрашенный ирландскими переливами, был гораздо сексуальнее в жизни, чем в моих мечтах. Лишь от одного его звука, мне захотелось вздохнуть от удовольствия. — Мы все боялись худшего.

Его замечание согрело мне душу. И это лишний раз доказало всю незначимость того, что я сказала перед этим Кейду об уходе Куинна, — какая-то часть меня жаждала продолжений отношений. И все же, он не заслуживал, чтобы я досталась ему без труда. Не в этот раз.

Я подняла бровь.

— А ты почему переживал обо мне?

Это был несколько деликатный вопрос, чтобы задавать его при всех, но, эй, как минимум он это заслужил с учетом всех его отказов. И если Куинн уловит лишь эту сторону вопроса… что ж, тогда он в полном праве считать себя счастливчиком.

— Ребята, нельзя ли этот радушный прием перенести внутрь? — иронично спросил Роан. — На тот случай, если в небе шпионы?

Куинн взглянул на Роана, после чего развернулся и исчез внутри коттеджа. Я высвободила пальцы из руки Кейда и посмотрела на брата.

— Вот так-так! Спасибо за заблаговременное предупреждение.

Роан скривился.

— Я пытался. Но даже, если бы я предупредил тебя, разве это смягчило бы твое потрясение от встречи с ним?

Нет, и он об этом знал.

— Сыграй по правилам, — тихо произнес Кейд. — Поверь, это сработает.

Иронично улыбаясь, я посмотрела на него.

— И это предложение вызвано не чем-то, а собственным интересом, не так ли?

Он поднял вверх руки, в его темных глазах плясало веселье.

— Эй, не забывай, что я всего лишь сексуально-озабоченный старый жеребец, который был заперт в конюшне в течение четырех месяцев.

— А этот сексуально-озабоченный старый жеребец уже позабыл, что на нас ведется облава злодеями?

— Нет. Но нет такого правила, которое гласило бы, что ты не можешь совместить приятное с полезным.

— Народ, — произнес Роан. — Нам на самом деле необходимо зайти внутрь.

Я потянулась к брату и чмокнула его в щеку.

— Если бы ты прекратил сжимать мою руку с такой силой, то я смогла бы сдвинуться с места.

Он пожал мою руку в последний раз и отпустил. Мы вошли в коттедж, который оказался небольшого размера, а со всеми нами, в нем вообще стало негде развернуться. Джек сидел за столом в дальнем конце комнаты, яркий свет монитора отбрасывал голубоватые блики на его обветренное лицо и лысину. Заняв руководящую должность, он стал таким чертовски бесстрастным, что зачастую я с трудом вспоминала, что он не только вице-президент, но и глава целого подразделения стражей — одного из четырех основных отделов Управления. Но помимо прочего, он еще был одним из самых могущественных вампиров — об этом я не забывала.

Другим вампиром был Куинн. Пристроив свой зад в ближайшем кресле, он восседал в непринужденной позе, закинув ногу на ногу. Единственным местом, куда можно было сесть — это две софы рядом с телевизором. Мы с Кейдом сели на одну, Роан — на другую.

Джек поднял на меня глаза и зубасто усмехнулся.

— Рад тебя видеть живой и здоровой, дорогуша.

Я улыбнулась.

— Неплохо быть живой и здоровой. Джек, Куинн, это — Кейд.

— Я знаю, кто такой Кейд, — ответил Джек. — У меня есть его личное дело.

Кейд поднял брови.

— Правда?

В зеленых глазах Джека заискрилось веселье.

— Для Управления нет таких мест, куда бы мы не залезли, имей на то желание.

— Что ж, тогда вы в курсе, что эту пикантную информацию хранили подальше от всеобщего обозрения, не так ли?

— И не безосновательно. Почему ты оказался в том месте?

— Он — один из перевертышей, которых они «доили», — вмешалась я, и нетактично добавила: — Не думаю, что ты захочешь поделиться с нами подноготной Кейда?

— Прямо сейчас? Нет. Есть более важные вопросы для обсуждения. — Джек немного прищурил глаза. — Что ты имела в виду, говоря «один из…»?

Кейд пожал плечами.

— Нас там было девять перевертышей. Не берусь сказать, что стало с остальными после нашего побега.

— И они забирали образцы у всех вас?

— Да.

Джек хмыкнул и посмотрел на меня.

— И у тебя они тоже забирали образцы?

Я пожала плечами.

— На данный момент я все туманно помню. Четкое воспоминание — это как я очнулась в небольшом проулке рядом с трупом мужчины.

— Провалы памяти связаны с действием наркотиков или же стали результатом травмы?

Я опять пожала плечами.

— Надо полагать — результат травмы, — высказался Роан, окинув меня критическим взглядом. — Шрам на ее голове выглядит достаточно хреново, чтобы стать причиной потери памяти.

— Что за шрам?

В моем голосе явно слышалось замешательство. Я не заметила шрама, когда принимала душ в старом доме, но с другой стороны, я торопилась попасть в кухню, чтобы разжиться кофе. И разумеется, я не была склонна к самолюбованию перед зеркалом. Обычно, хватало беглого взгляда, если я не шла в какое-то особое место и не должна была нанести макияж.

Кейд пробежал пальцами по моей голове от виска до затылка и произнес:

— Вот этот шрам, солнышко.

Я нахмурилась.

— Скверно выглядит? — Боже, последнее, чего мне не хватало в жизни, так это — шрама, и всех забот, связанных с ним. У меня их было и так предостаточно, благодаря детству, богатому на несчастные случаи.

— Волосы прикрывают его, так что не грей голову.

— Итак, то место находится в соседнем городе? — спросил Джек голосом, наводящим на мысль, что он мало терпим к небольшим отклонениям от главной темы разговора.

Я усмехнулась, более чем привыкшая к его нетерпеливости.

— То место и есть город. И испытательный полигон, на котором располагаются макеты зданий в натуральную величину.

— Сможешь привести нас туда? — спросил он.

— Я смогу, — сказал Кейд, опередив меня. — Райли была без сознания какую-то часть нашего путешествия.

Что было жульничеством чистой воды.

Джек взглянул на меня, едва заметно приподняв бровь. Он понимал, что это ложь, но, по какой-то ему лишь ведомой причине, спорить не стал. Возможно, он вообразил себе, что ему потребуется лошадь-перевертыш в его новой оперативной группе.

Босс скользнул взглядом по поверхности монитора и произнес:

— Карта местности. — Перевел взгляд на Кейда: — Не хочешь дать нам приблизительные координаты? Мы могли бы послать наших людей для оцепления.

Кейд подошел к нему и указал место на мониторе.

— Не думаю, что мы можем позволить себе ждать подкрепление. Они должны понимать, что наш побег поставил их в рискованное положение. И я не прочь поспорить, что, пока мы тут толкуем, они сворачивают лавочку.

Джек посмотрел на Кейда, потом на меня. Я увидела в глазах босса вопрос, хотя слова, сказанные им в следующий миг, разительно отличались от того, о чем он подумал.

— Как ты думаешь, мышечной силы пятерых присутствующих — достаточно, чтобы захватить то место?

— Нет, — ответил Кейд, — но если вы хотите поймать хотя бы одного из тех ублюдков, то надо рискнуть.

А это было рискованно. Очень рискованно, и каждый в этой комнате, включая меня, понимал это. И лишь один Джек взвешивал все «за» и «против». Ему надлежало над этим поразмыслить, если мы хотели получить хотя бы малейший шанс вывести на чистую воду тех психопатов.

Я продолжала натыкаться на пристальный взгляд Джека, размышляя о скрытом смысле его незаданного вопроса. Дать ему то, чего он хотел — мое участие в этом рейде, то есть сделать еще один шаг на пути становления стражем, — сопоставимо нарушению того обещания, что я дала на холме возле «Геновев». Я пообещала себе пережить это дело и посмотреть, чем все закончится.

— Райли не страж, — сказал Роан. И хотя он не добавил слова «пока», оно, казалось, повисло в воздухе. — Ты не можешь рассчитывать на то, чтобы включить ее в такой рейд. Это слишком опасно, — добавил он.

Джек взглянул на него в свойственной ему манере.

— Она обладает столь же обостренным чутьем и рефлексами, как и ты. Это само по себе дает ей преимущество перед большинством других рас.

— Обостренное обоняние и рефлексы — не значит, что она успеет пригнуться, если на нее снова нападут.

— Я не настолько глуп, чтобы отправлять ее в одиночку.

Во время этой словесной перепалки Джек продолжал смотреть на меня, ожидая ответа. Ответа, который он знал. Знал, что мне не остается ничего иного как уступить, потому что мы оба в равной мере жаждали раскрыть это дело. В конце концов, те ублюдки постоянно преследовали меня, а не его. И одного этого было достаточно, чтобы я участвовала в рейде.

Даже если это был еще один шаг в сторону от свободы и жизни, о которой я всегда мечтала.

— Я в деле, — произнесла я, несмотря на то, что желудок скрутило при мысли об возвращение в то место. — И я согласна с Кейдом — уж лучше бы нам поторопиться.

В уголках губ Джека заиграла довольная улыбка, но в ответ он лишь сказал:

— Роан, обеспечь Райли снаряжением, а затем проводи в другую комнату, чтобы она смогла немного отдохнуть. Кейд, ты можешь остаться здесь, дашь мне общее представление о планировке того городка. — Он посмотрел на часы: — Выдвигаемся в пять…

— Но это еще два часа, потраченных впустую, — перебил его Кейд. — Нужно выдвигаться как можно скорее.

— К сожалению, мы связаны по рукам и ногам тем обстоятельством, что я вампир. Какое-то время я смогу продержаться под солнцем, но не более того.

Кейд что-то проворчал себе под нос, а потом кивнул. Роан бросил на Джека отчасти мрачный взгляд, а затем указал мне следовать за ним.

Мой взгляд устремился к Куинну. Его лицо по-прежнему ничего не выражало, однако у меня было некое предчувствие на счет того, что он чувствует. Независимо от того, чем была вызвана связь, что сформировалась между нами — она была закрыта, но все же — (или же это всего лишь принятие желаемого за действительное… в общем, не имею понятия) — я чувствовала, что Заноза-Куинн был не счастливее Роана от того, что меня включили в этот рейд.

Ну, что ж, где бес не сможет, туда бабу пошлют. А Куинн лишился права указывать, как мне жить, когда отвернулся от меня при нашей последней встрече.

Я вышла вслед за Роаном в дверь и направилась к черному микроавтобусу. Послеполуденное небо над головой было безоблачным и голубым, и без всяких парящих силуэтов. Но день по-прежнему ощущался каким-то противоестественным — не было слышно оживленного гомона птиц, что обычно доносился из густых зарослей кустарника, растущего вокруг гостиничного комплекса. Скользнув взглядом по деревьям, обступающим коттеджи, я почувствовала, как мою кожу начинает покалывать от смутной тревоги.

— Ты слышишь это? — спросила я, когда Роан отодвинул боковую дверцу микроавтобуса.

— Слышу что? — переспросил он, посмотрев на меня.

— Вот и я об этом же. Здесь неестественно тихо.

— Мы находимся в горах, а не в городе. — В противовес своим словам, он огляделся и его взгляд немного сузился. — Может, тебе лучше зайти внутрь, пока я здесь осмотрюсь.

— Учитывая, что те твари выследили нас с Кейдом — нам лучше держаться вместе.

— Райли…

— Не райличай[11] меня. Ты еще не видел орсини. А я видела. Поверь, тебе не захочется столкнуться с этими зверушками один на один.

— Что, черт возьми, за орсини? — Он нырнул в салон микроавтобуса и передал мне несколько маленьких лазерных пушек и нож.

По-видимому, это и было моим «обмундированием».

— Жутковатого вида создания, похожие на медведей, с отвратительными когтями и большими зубами.

— О-о… Ну, что ж, если ты выжила в схватке с ними, то и я смогу.

— Они хотят меня живой, Роан. — Ну или хотели, пока я не ударилась в бега, покинув основной периметр. — Вероятнее всего, это единственная причина, по которой они не убили меня, когда я впервые сбежала из клетки.

Однако их попытки вновь меня захватить — если их целью на самом деле было именно это, — имели довольно кровожадно-убийственный окрас.

— И ты считаешь, что это те твари стали причиной столь внезапной тишины?

— Нет. У меня просто ощущение, что что-то не так.

Стянув снаряжение поясным ремнем, Роан перекинул через плечо лазерную винтовку.

— В таком случае, давай сходим на охоту?

Я колебалась, но недолго.

Роан мрачно ухмыльнулся:

— Уверена, что готова пойти на это?

Он не имел в виду охоту на орсини, или на что-то другое, что еще обитало в этом проклятом богом месте. Я отвела взгляд и начла закреплять на себе снаряжение.

— У меня нет выбора.

— Выбор есть всегда, и неважно что за ситуация.

Я тихо фыркнула.

— Как у меня был выбор в принудительном лечении от бесплодия? Как я могу выбирать какой эффект тем препаратам оказывать на меня, а какой нет? Как я могу выбирать становиться мне стражем, или нет, если они и в самом деле подействуют на меня?

— Это совсем другое дело.

— Нет, не другое. — Я закончила закреплять нож и один из лазеров. Второй лазер — небольшой наладонной модели, я оставила в руке. Стоит признать, что прикосновение холодного металла к коже принесло необычайное успокоение. Выпрямившись, я натолкнулась на пристальный взгляд брата.

— Мне придется вернуться в то место, чтобы раскрыть их деятельность. Хотя бы для удовлетворения собственного любопытства, если не для чего другого.

С минуту Роан пытливо вглядывался в мои глаза, а затем со вздохом сказал:

— Ты такая упертая сучонка.

— Училась у лучших, — с улыбкой заметила я.

Он покачал головой, закрыл дверцу микроавтобуса и мягкой поступью направился к деревьям позади коттеджа. Я последовала за ним, прислушиваясь к ветру, к звукам, скрываемым им, — вернее, к отсутствию таковых, — всматриваясь в деревья и в пятнистые тени, отбрасываемые листвой, ища любой признак присутствия орсини.

Ничего.

Ни шороха, ни движения, ни уродливых медведеподобных созданий, ни каких-то других существ, опасных или нет. Заросли были странным и тихим местом, ощущение чего-то неправильного продолжало скрежетать по моим нервам.

Мы обошли базу отдыха и ее постройки, вернувшись к нашей отправной точке.

— Ты бы лучше шла, отдохнула.

— Роан…

— Райли, ты похожа на ходячий труп. Просто позволь мне делать свою работу без препирательств.

Сделав глубокий вдох, я медленно выдохнула и кивнула головой. Правда была в том, что мне действительно необходимо было поспать. Однако я сильно сомневалась, что через два часа, когда мне придется вернуться в то место, которое украло восемь дней моей жизни, я приду в норму. Но не по этой причине я не могла заставить свои ноги двигаться в сторону коттеджа. Виной тому — тишина и тягостное ощущение чьего-то присутствия поблизости.

— Как думаешь, почему Кейда допустили к этой миссии? — в ответ спросила я, рыская глазами по ближайшим деревьям.

— Потому что Джек в курсе его биографии и полностью уверен, что он с этим справится. — Роан пожал плечами. — И потому что мы нуждаемся в дополнительной силе.

— Так ты воочию не видел его досье?

— Нет. И, нет, я не собираюсь его красть для тебя. Если тебе хочется узнать подробности его биографии, спроси у босса.

— Спрошу. Кейд сказал, что он — строитель.

— Лошадь-перевертыш — такой же строитель, как я — гетеросексуал. — В его серых глазах заискрилось веселье. — А теперь, хорош тянуть резину, ступай внутрь и отдохни.

Я в последний раз окинула взглядом деревья, но так и не заметила никакого намека на опасность или чего-то неуместного. Вокруг не было ничего, ничего, что могло бы объяснить мое мрачное предчувствие и мурашки на коже.

Вероятнее всего, это был страх перед возвращением на полигон — или что-то другое, чем по сути являлось то чертово место, от которого меня пробирал такой мандраж. После очередного приступа нерешительности, я развернулась и направилась в комнату.

Я открыла дверь второго коттеджа и вошла внутрь. В дверной проем вслед за мной хлынул поток дневного света, размывая полумрак, окутывающий интерьер коттеджа и ярко освещая большую старую кровать. Из другой комнаты доносились голоса — мелодичный голос Куинна и резонирующий грудной тембр Кейда. Отличное звуковое сопровождение для того, чтобы заснуть.

Я закрыла дверь. Подойдя к кровати, разоружилась и разделась.

Только сдернув покрывало с кровати, и начав забираться на нее, я поняла, что в комнате не одна.

Глава 4

Как только я замерла, тень атаковала.

Нет, это была не тень, а существо — черное, как ночь, не уловимая взгляду и столь же быстрая, как вампир.

К счастью, я тоже.

Я скатилась с кровати и перевернулась, нанося удар босой ногой. Удар пришелся в плотную тьму, и существо сдавленно охнуло, но не дрогнуло. Оно плавно скользнуло через кровать и прыгнуло на меня — молниеносный полет сгустка тьмы со зловещими и острыми на вид когтями.

Я увернулась от удара и сиганула в сторону через кровать, мимоходом схватив оружие, лежащее на прикроватной тумбочке. Мертвой хваткой стиснув метал, я начала палить из лазера по всей комнате, сжимая нож во второй руке.

— Роан!

Тишину огласил мой крик. Существо зашипело — приглушенный, но режущий слух звук. Оно ринулось ко мне размытым пятном, состоящим из сплошной мешанины рук, ног и когтей. Я быстро попятилась, уворачиваясь, уклоняясь и остервенело полосуя существо ножом. Один удар достиг цели — лезвие глубоко и жестко вошло в плоть, проникая до самой кости и вызывая гудение в руке от отдачи. Раздался шлепок, а затем хлынула зловонная кровь. В этот момент дверь распахнулась и комнату залил солнечный свет, освещая существо человекоподобной, но не пропорциональной формы.

— Падай! — крикнул Роан.

Я упала, больно ударившись о ковровое покрытие на полу. И резко выдохнула, когда сгусток тьмы, преследуемый тонким пучком красного цвета, пронесся мимо меня. Раздался звон разбитого стекла и звук удаляющихся шагов. Мимо меня пробежал Роан.

Я вскочила на ноги и побежала за братом. Не замедляя шага, он перекинулся в волка и выпрыгнул в разбитое окно. Оставшись в человеческой форме, я последовала его примеру — выпрыгнула из окна. Перекувыркнувшись через голову и порезав спину об осколки на земле, я устремилась вслед за ним.

Призрачное существо быстро и неуловимо мелькало среди деревьев. В безветренном воздухе не ощущалось чуждого запаха — если, конечно, у этого существа он вообще имелся. Лишь удушающий резкий аромат эвкалиптов и сырой почвы.

Но существо кровоточило, оставляя за собой кровавый след, по которому мы и последовали.

Мы бежали среди деревьев, петляя и перепрыгивая через валуны, кустарники, папоротник и коряги. Неожиданно, воздух стал чище и холоднее. Я посмотрела вперед — деревья резко заканчивались, открывая обзору бескрайнее небо. Я кинулась вперед и, схватив Роана за задние лапы, заставила его притормозить.

Он зарычал и клацнул на меня зубами, задевая кожу, но не причиняя боли. Я щелкнула его по носу:

— Там скалы впереди, идиот.

Развернувшись, он устремил взгляд вперед, затем по-собачьи принюхался, выскользнул из моих рук и, прежде чем продолжить погоню, перекинулся в человеческую форму. Я неподвижно стояла, не последовав к краю отвесной скалы. Я и скалы — два несовместимых понятия.

— На дне каньона различимы черные ошметки, — сказал Роан, выглядывая под углом через край скалы и заставляя меня нервничать.

— Он предпочел спрыгнуть, а не оказаться пойманным, — изумленно пробормотала я. — Зачем он это сделал?

— По инерции, — мрачно ответил Роан. — Он прыгнул либо потому, что вовремя не заметил скалы, либо потому, что мысль о смерти была предпочтительней плена.

— Наверное, это все же первый вариант, ведь так?

Брат пожал плечами:

— Кто знает? Одно могу сказать наверняка — я никогда не видел ничего подобного.

— Да-а… Сомневаюсь, что нечто подобное могла создать природа. — Я задрожала и потерла руки.

Роан посмотрел на меня:

— Ты в порядке?

Я кивнула.

— Я ощутила его присутствие, как раз в тот момент, когда оно собиралось напасть, и успела увернуться от него.

Роан взглянул на тело еще раз, затем отступил от края скалы и повернулся ко мне.

— Давай отведем тебя в коттедж, прежде чем ты превратишься в ледышку.

Мы вернулись в коттедж. Снаружи, возле разбитого окна, присев на корточки, Куинн рассматривал землю. При нашем приближении он оторвался от своего занятия и посмотрел на нас.

Его взгляд скользнул по моему обнаженному телу, и в воздухе начал витать сладковатый привкус вожделения. Но все, что он сказал, голосом столь же холодным, что и воздух, было:

— Эти следы не принадлежат ни одному существу, виденному мной ранее.

Роан присел рядом с ним и провел пальцами по отпечатку лап.

— Когти, — произнес он, глядя на меня, — почти одинакового размера с его пальцами.

Я кивнула.

— Как я уже сказала, не думаю, что нечто подобное было создано природой.

— Думаю, ты права. — Он умолк, рыская взглядом по безмолвным деревьям. — Почему бы тебе не отправиться немного поспать? А я продолжу следить за появлением любой из этих зверушек.

Роан не заметил и не ощутил существо в первый раз, и я сомневалась, что у него это выйдет в дальнейшем. Что наводило на вопрос — почему? Я не почувствовала твари, пока не стало почти что-то слишком поздно, но у меня было предчувствие беды. Так почему же этого не почувствовал мой близнец?

Я не знала ответа на этот вопрос. А какая-то часть меня и не хотела этого знать, поскольку имелось смутное подозрение, что это могло быть ответным действием тех препаратов, что вводил мне «Талон и Компания».

Но сейчас у меня не было плохого предчувствия. Возможно, мы были избавлены от нападения на какое-то время.

— Думаю, первым делом я приму душ. Сомневаюсь, что смогу уснуть прямо сейчас.

Роан согласно кивнул, и я направилась обратно в коттедж.

К счастью, кто-то убрал из домика отрубленную руку и даже попытался вытереть кровь. Я потратила какое-то время на проверку всех закоулков, после чего, наконец-то расслабившись, отправилась в ванную комнату.

Несмотря на все мои заверения о том, что глаз не сомкну, я действительно заснула, и хорошо поспала. Когда я проснулась, Куинн стоял в небрежной позе неподалеку от разбитого окна, сцепив за спиной руки. Но я чувствовала его напряжение. Оно наэлектризовало воздух и было столь же явственным, как и внезапно резко участившийся ритм моего сердца.

— Чистая одежда в изножье кровати. — Его голос был мягок и нейтрален. — Роан посчитал, что ты могла бы благосклонно отнестись к чему-то теплому. Но обуви ты там не найдешь. У всех нас размер больше твоего.

— Мне не нужна обувь. — Я скрестила руки на груди и уставилась на его спину, желая, чтобы он повернулся ко мне лицом. — Зачем ты здесь?

— Здесь, в этой комнате, или вообще?

— И то, и другое.

— О… — Он умолк на мгновение. — В этой комнате я присутствую в качестве твоего второго защитника на тот случай, если одно из тех существ прошмыгнет мимо Роана.

— Я сама могу себя защитить.

— Не тогда, когда спишь крепким сном. — Он мельком взглянул через плечо и прежде чем отвести взгляд в сторону, скользнул взглядом по моему укрытому одеялом телу. — Ты даже ухом не повела, когда я вошел.

Возможно, потому что я знала его запах и чувствовала себя в безопасности в его присутствии, независимо от того сколь сильно он меня порой бесил.

— Так почему же ты здесь, участвуешь в этой «миссии спасения»?

Он вновь пожал плечами, причем одно плечо несколько отстало от второго, но все равно ему, каким-то образом удалось это сделать изящно. Под бордовым свитером соблазнительно перекатились мышцы, мне пришлось проявить всю силу воли, чтобы не поддаться соблазну еще раз ощутить под пальцами всю эту худощавую мощь.

— Потому что кто-то пытался меня убить уже несколько раз, и я этим несколько раздосадован.

— И все же, это не объясняет, почему ты здесь.

— Мои потенциальные убийцы — не естественного происхождения. Я доставил тела в Мельбурн, чтобы Управление исследовало их.

— После того, как их проверили в твоей собственной лаборатории, разумеется.

— Разумеется.

— Итак, значит, ты доставил тела. И какая же взаимосвязь между ними и твоим нахождением здесь?

— Твоя пропажа совпала с моим прибытием в Мельбурн. Я остался, чтобы помочь в поисках.

— Спасибо.

Куинн пожал плечами:

— Мы — друзья, которые были любовниками. И это меньшее, что я мог сделать.

— Недавно я выяснила, что определение «друга» не включает игнорирование его слов и сообщений убираться.

— Ты знаешь, почему я это сделал.

— Ага, потому что не смог справиться с тем, чем я являюсь — вервольфом. — Я откинула одеяло и села. — Ты не мог бы проявить порядочность и повернуться ко мне лицом, когда со мной разговариваешь?

— Если у тебя хватит порядочности одеться.

— Зачем? Как ты сказал — мы были любовниками. Тебе хорошо знакомо мое тело.

— Теперь мы не любовники, и я никогда не ценил твое выставленное напоказ обнаженное тело.

Я тихо фыркнула и потянулась за одеждой, лежащей в изножье кровати.

— Это так старомодно.

— А я и есть — кладезь старины глубокой.

Да, и это была одна из проблем, которая возникла бы между нами, будь мы в каких-либо отношениях. Я обреченно покачала головой и начала одеваться. Джинсы оказались на несколько дюймов длиннее, чем нужно, но в противном случае, они бы слишком облегали мой зад. Но в этом не было ничего удивительного, поскольку мой зад намного больше, чем у брата — вот такая несправедливость природы. Его темно-зеленый свитер оказался мне маловат — мягкая шерсть до предела натянулась на груди, обрисовав соски. Если бы предстоящая ночь не обещала быть такой холодной, то я бы вообще обошлась без него.

— О'кей, теперь ты можешь без риска повернуться.

Мой голос был резок, но, казалось, он не произвел на Куинна должного эффекта. Выражение его лица было хладнокровным, едва ли не отстраненным. Но его взгляд… Куинн неторопливо осматривал меня пожирающим взглядом. Мою кожу начал покалывать жар, а соски затвердели, еще больше растягивая несчастную шерсть. А где-то в глубине тела начало вспыхивать, угасать и разгораться с новой силой мучительно-тягостное ощущение, вызывающее ответное волнение во всем теле.

Я скрестила руки на груди и попыталась проигнорировать желание. Слишком много всего нам необходимо было уладить с этим вампиром, прежде чем предаваться безумной скачке, независимо от того какой бы заманчивой ни была сама мысль об этом. И не последнее место в этом занимало его теперешнее желание, хотя в недавнем прошлом он предельно четко выразился, что не желает иметь со мной никаких дел.

— Так доставка трупов в Управление — это единственная причина твоего приезда в Мельбурн?

— Ты знаешь, что нет.

— Я лишь знаю, что ты сказал мне отвалить и оставить тебя в покое, — язвительно ответила я.

— Я не говорил этого.

Я пожала плечами.

— Твои слова имели тот же смысл. Так, чего ты хочешь, Куинн?

— Считаю, что нам нужно поговорить.

— После «Геновев» я потратила уйму времени на попытки поговорить с тобой. Я сыта по горло разговорами.

— Есть вещи, о которых я должен тебе рассказать. Вещи, которые ты должна услышать.

— Если это не — прости меня за ужасное поведение, пожалуйста, прости, — тогда я не уверена, что хочу тебя выслушивать.

В этот момент открылась дверь и в комнату вошел Роан.

— Куинн, ты нужен Джеку на минуту.

Куинн окинул меня хмурым взглядом, не сулящим ничего хорошего: наш разговор был далек от завершения. После чего он развернулся и вышел.

Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Черт бы пробрал этого мужика. В тот момент, когда я только начала мириться с тем обстоятельством, что Куинн махнул рукой на все те неизведанные восхитительные возможности, что могли бы представиться нам, как он вновь возвращается в мою жизнь и позволяет мне надеться, что, вероятно, всего лишь вероятно, он изменил свое мнение. Мне оставалось только задаваться вопросом: что такого я натворила, из-за чего судьба столь жестока ко мне? Поскольку мне начало казаться, что в последнее время она задалась целью ставить подножку за подножкой на моем пути.

Я потерла все еще утомленные глаза, а затем начала собирать оружие, что разбросала ранее. Прежде чем подойти к окну, я быстро закрепило на себе лазеры и нож. На землю опустились густые сумерки, предвещающие шторм.

— Райли? — окликнул меня Роан, участливым голосом.

— Что?

— Как ты?

— Просто блестяще, братец.

Он пересек комнату и, обняв меня за талию, притянул к своей груди.

— Все дело в Куинне?

Словно об этом было сложно догадаться. Я положила голову на плечо брата.

— Меня по-прежнему к нему тянет, Роан. Даже несмотря на его ненависть к тому, кем я являюсь, даже несмотря на то, что между нами никогда не будет продолжительных отношений — и мне это прекрасно известно, я все равно хочу его. Я думала, что покончила с ним, но как оказалось, нет.

— Потому, что покончил — он, а не ты.

Возможно. Я имею в виду, что всегда проще быть тем, кто ставит точку.

— Я думаю, дело именно в том, почему он вернулся. По-моему, есть вероятность, что он изменил свое решение.

Роан помолчал с минуту, а потом сказал:

— Хочешь небольшой братский совет?

Я слабо улыбнулась:

— Все равно услышу его, хочется мне того или нет.

— Это уж точно. — В его голосе послышалось веселье. — У парнишки-коня конкретно на тебя стоит. Наслаждайся этим, наслаждайся им самим. Не бегай больше за Куинном.

— Кейд предложил почти то же самое.

— Он — жеребец. А эти ублюдки давно славятся своей похотливостью, они будут использовать любой предлог, чтобы залезть даме под юбку.

Меня пробрало веселье. Во многих отношениях, лошади-перевертыши не отличались от остальных мужчин во всем мире. Независимо от расы, все мужики хотели добиться своего. Даже недружелюбно настроенные вампиры.

— Если я буду просто сидеть сложа руки и наслаждаться собой, Куинн не прибежит ко мне.

— Возможно, это к лучшему.

— Почему? Что может случиться, если я немного попытаюсь привлечь к себя внимание?

— Может с этого все и начнется, но на этом все не закончится. И что же произойдет потом? А как же дети? Ты хочешь детей, независимо от физиологической способности к деторождению или отсутствию таковой, ведь есть же другие варианты, которые ты можешь рассмотреть. Одно лишь ясно наверняка — он никогда не сможет оплодотворить тебя. Никогда. То, что есть между вами, может быть сильным чувством, но в конечном счете, истинное ли оно?

— Что ты имеешь в виду под словом «истинное»?

Я знала ответ еще до того, как задала вопрос. Волки рождались с потребностью размножаться, и только желание отыскать истинного партнера не давало заполонить мир волками. Очевидно, правительство что-то не понимало, раз контролировало уровень рождаемости у всех нас.

Я хотела детей. Я грезила о собственной семье большую часть своей жизни. Независимо от того, что могло бы быть между мной и Куинном, это не продлилось бы всю жизнь.

— Вступать в любого рода отношения с Куинном — опасно, поскольку нам обоим известно, что он не откажется от своих небольших авантюр, и лишь одно это может уничтожить вас обоих.

Роан был прав. Может я и хотела узнать, что происходит с Куинном, но возможно для всех нас будет лучше, если я позволю вампирской лжи убаюкать себя.

Я посмотрела искоса на брата.

— Пару месяцев назад ты советовал не отказываться от него. Теперь же ты предостерегаешь меня, и говоришь, что я не вправе рассчитывать на что-то долгосрочное. Почему?

— Когда я давал тебе тот совет, никто из нас еще не знал, что наши вампирские гены заявят о себе. Для меня уже слишком поздно заводить ребенка, но для тебя, возможно, нет. — Он протянул руку и осторожно убрал волосы с моей щеки. — Ты всегда развивалась медленнее меня.

Подтекст его слов вызвал у меня улыбку, но не ослабил озноб, распространившийся по коже, и тугой узел, скрутивший желудок. И дело было не только в том, что я могла оказаться безнадежно бесплодной, но и в том, какие еще изменения могли быть вызваны вампирским геномом.

— Талон пытался оплодотворить меня на протяжении года. Это говорит о том, что может статься, уже слишком поздно.

Роан пренебрежительно фыркнул.

— Талон бесплоден.

— Что?! — Я повернулась к нему лицом.

Брат кивнул.

— Открылось в ходе исследований. — Он наклонился ко мне и поцеловал в лоб. — Подумай о Куинне, как о дольке шоколада. Насыщенный и дарующий удовлетворение вкус, а в твоем случае, еще и вызывающий зависимость. Равно, как и от шоколада, тебе лучше держаться от него подальше — для собственного же блага.

Я слабо улыбнулась.

— От Куинна я не покрываюсь пятнами, как от шоколада.

— Возможно, от него не покрывается пятнами твое лицо… — он улыбнулся и, скользнув ладонью к моим пальцам, потянул меня в сторону двери, — …но не стоит забывать, что этот вампир имеет склонность оставлять после себя малоприятные пятна на твоей шее.

Я тихо фыркнула. Наверное, он прав. Только беда была в том, что те пресловутые пятна на шее шли вкупе с безумным удовольствием.


Джек не удосужился посмотреть на нас, когда мы вошли через межкомнатные двери.

— Я запустил поиск по той руке, что ты оторвала. В базе данных нет совпадений по данному типу существ.

— Не удивительно.

— Да, — он захлопнул крышку портативный компьютера, — учитывая, что мы имеем дело с генной инженерией. Ты не рассмотрела то место полностью? Можешь воспроизвести ту карту, что накидал нам Кейд?

— Шастанье не входило в мои первостатейные задачи, когда я очнулась голой в проулке. — Я сделала паузу. — Ей-богу, я видела лишь пару улиц, да конюшню. Кейд пробыл там дольше.

А еще он сказал, что никогда не покидал конюшни. Если это правда, то, должно быть, сложно было нарисовать карту Джеку, но я готова была поспорить, что это не так. Но мне-то зачем врать об этом?

Или же, все дело было в том, что на тот момент он не знал, можно ли мне доверять?

— Я хочу услышать обо всем, что ты помнишь, как только завершим этот рейд, — сказал Джек и подхватил компьютер. — Приступаем к делу.

Мы направились к двери. Куинн с Кейдом уже были в микроавтобусе. О'Конор сидел на водительском сиденье, а Кейд, расположившись на полу в задней части машины, проверял амуницию.

И, черт побери, похоже он знал, что делает, и был весьма опытен в обращение с оружием. Во всяком случае, гораздо опытней, чем следовало бы любому «обычному» строителю. Хотя, возможно, он был строителем, который занимался спортивной охотой по выходным.

А еще возможно, что у меня вырастут крылья и я полечу.

И этому было лишь одно объяснение: его «профессия», вероятней всего, очередная ложь. Но все же, я не вправе «гнать волну» — не тогда, когда в силах понять, почему он мог бы мне солгать. Я просто бесилась из-за того, что доверяла ему больше, чем следовало.

А ведь можно было подумать, что я стану осторожней, учитывая все случившееся со мной за последние несколько месяцев.

Я забралась в микроавтобус и села на пол рядом с Кейдом. Среди оружия, экипировки и пятерых пассажиров, в салоне было не продохнуть.

Роан уселся впереди, рядом с Куинном. Джек, захлопнув боковую дверь, уселся перед монитором компьютера — как пить дать, отдавать последние распоряжения и выдвигать в путь штурмовиков Управления. И хотя они не успеют достичь цели вперед нас, все равно было приятно осознавать, что подмога не за горами.

Как только микроавтобус тронулся, Кейд притянул меня к себе и обнял за плечи. Ничего сексуального, всего лишь успокоительное прикосновение от того, кто знал, что я в этом нуждаюсь. Я улыбнулась и облокотилась на него.

Щелканье клавиатуры и гул шин — были единственными звуками, что доносились до нас. С каждой милей мы становились все ближе к полигону, и мой желудок заворочался с новой силой. От чего бы мы ни сбежали из того места, оно несомненно несло губительный характер и большое зло.

Я потянулась за бутылкой воды, но питье ничуть не ослабило сухости в горле.

В моем разуме бурлила сила, теплое покалывание разливалось по коже и волновало все фибры души, по своей интимности выходя за рамки прикосновений, за пределы секса. Куинн, слегка толкая мои щиты, стремился со мной поговорить и хотел, чтобы я открыла пси-дверь, которую мы создали в качестве связующего звена. Эта связь была намного глубже обычного телепатического контакта, и не зависела от наличия пси-поглотителей. Именно эта связь спасла нам жизнь в тот день, когда мы отправились в логово Талона, чтобы поймать его.

Я посмотрела в переднюю часть микрика, но кроме сумрака ничего не разглядела. Неужели Куинн почувствовал мой растущий страх? Или же, это всего лишь попытка закончить разговор, начатый в комнате мотеля?

Какой бы ни была причина, я отказалась открывать эту дверь. Роан прав. В данном случае, этот шоколадный пирог мне не по зубам. Пока твердо не уверюсь в своей способности зачать или в отсутствие таковой, я не осмелюсь вступить в любого рода отношения с Куинном. Это было бы не справедливо по отношению к любому из нас.

Таким образом, я проигнорировала его ментальный стук. В конечном счете он сдался и снова сосредоточил внимание на вождение. Микроавтобус несся сквозь тьму, тишина натягивала нервы до предела.

Когда мы наконец-то остановились, Кейд положил руку мне на плечо и ободряюще улыбнулся.

— Все почти завершилось.

Я не ответила. Просто не могла.

Потому, что это не завершилось. Ни в малейшей степени.

Джек встал, его бледная кожа мерцала в темноте от яркого света монитора.

— Кейд, Роан и я — войдем через парадный вход. Райли, ты и Куинн идете в обход, чтобы прикрыть тылы. Будь там поосторожней, и держись поближе к Куинну.

«Спасибо, конечно, но в данный момент, это не совсем безопасно», — хотелось мне ответить, но, казалось, язык прилип к нёбу.

Джек с Кейдом вылезли из машины и захлопнули дверь. Роан быстро показал мне большой палец, направленный вверх, мол, «выше голову!», и растворился в ночи.

Куинн смотрел в зеркало заднего вида и буравил меня взглядом.

— Переднее сиденье свободно, если хочешь — устраивайся поудобней.

— Спасибо, но нет. Мне не хочется видеть, куда мы направимся прямо сейчас.

Он пожал плечами и тронулся с места. Через десять минут мы вновь остановились, но на этот раз не на обочине дороги, а в чащи деревьев. Я открыла боковую дверь и вылезла.

Ночь была тиха и холодна, сквозь крону деревьев виднелось облачное небо. В отдаление слышалось пение цикад, а где-то рядом, справа от меня, доносилось журчание воды. Тишина была бы идеальной, если бы не резкие звуки моего дыхания. Мне необходимо взять себя в руки. Если поблизости окажется нечто, что следит за подходами к тропе, я сигану отсюда, как черт от ладана, и ничто меня не удержит.

Куинн обошел машину — едва различимый силуэт в черном, слившейся с ночью.

— У нас есть двадцать минут, чтобы преодолеть гору.

— Сколько?

— К сожалению, это так. — Его взгляд устремился ко мне. — Готова?

Я хотела сказать: «Нет, совсем не готова», — но мне не оставалось ничего иного, как кивнуть и бесшумно последовать за ним по усыпанной хворостом земле.

Двадцать минут — не так уж много времени для того, чтобы преодолеть чертову гору, поэтому мы передвигались быстро. К счастью, на нашем пути не повстречалось крутых обрывов и отвесных спусков, от которых бы заворочался мой желудок. Однако к тому времени, когда мы достигли плато, на котором находилась территория, огражденная забором, мои ноги превратились в желе, а легкие обжигало нестерпимым жаром — хотя я со стопроцентной уверенностью могла бы заявить, что эта гора — всего лишь пародия на настоящую гору. В этот момент я поняла одно — мне действительно необходимо чаще бывать в тренажерном зале.

Когда мы наконец-то достигли забора, окружающего территорию, все мое тело сводило от судороги и ломоты в мышцах. Я остановилась возле большого старого эвкалипта и, используя его ствол в качестве прикрытия, попыталась отдышаться, жадно хватая воздух ртом. Куинн остановился позади меня, в нос ударил богатый аромат сандала. У него даже дыхание не сбилось. Куинну было больше тысячи лет, но он был в гораздо лучшей форме, чем я.

— Здесь никого, — тихо произнес он.

Я подняла взгляд. Пастбище, огражденное проволочным забором, было пустым. Во тьме за забором не виднелось проблесков света. Ни в призрачных очертаниях зданий, ни поблизости от них, не угадывалось признаков жизни. Даже в инфракрасной области спектра мы ничего не заметили. Все было тихо. Пугающе тихо.

Но даже при таком раскладе нужно было все проверить. Не видеть — не значит, что там никого нет. К тому же, Куинн мог ощутить глухой стук жизни, тогда, как я не могла.

— Хоть шаром покати? Вообще ничего живого — будь то человек, нечеловек или нечто иное?

Наши взгляды встретились. Темные глаза Куинна, казалось, мерцают в темноте.

— Совсем ничего.

— И никого из наших? Совсем никого?

— С этого места, я не в состояние ощутить Роана и других. Слишком далеко. Но у меня создалось впечатление, что этот комплекс был эвакуирован.

— Зачем бы им это делать? Судя по тому, что я видела, этот комплекс очень больших размеров. Зачем вдруг оставлять его?

— Я бы осмелился предположить, что виной тому — ты.

Я подняла бровь:

— Потому что сбежала?

Он кивнул.

— Очевидно, для них не секрет, кто ты такая. О твоей связи с Управлением они смогли бы узнать только от своего человека, внедренного в его ряды. Учитывая, что случилось с научно-исследовательским центром «Геновев», учитывая твою причастность к этому, они могли заблаговременно разработать план эвакуации этого места.

— Как бы они узнали о моей причастности к «Геновев»?

— Не забывай, разум Талона был частично выжжен. Кто бы ни сделал это, он в первую очередь скрупулезно перешерстил все его воспоминания и мыслительный центр[12] лишь для того, чтобы проверить, что произошло. — Куинн нерешительно умолк. — По крайней мере, это то, что сделал бы я.

У меня по спине пробежал легкий озноб. Я даже думать не хотела о существование некой разновидности телепатической силы, способной выжигать все мысли и воспоминания. И, конечно же, мне не хотелось вдаваться в раздумья на счет того, что этот вампир мог бы сделать подобное с той же легкостью, что и дышит.

— Если это место было покинуто, и нам не оставили ни каких зацепок, — у нас могут уйти годы, чтобы вновь напасть на след. — А я чувствовала, что мне не «по карману» подобная роскошь.

— Если уходили второпях, то есть шанс, что они что-нибудь да позабыли. — Куинн взглянул на часы. — У нас есть пять минут, прежде чем мы должны будем проникнуть на территорию.

— Тогда я воспользуюсь ими для отдыха.

Я опустилась на ближайшую корягу. Куинн сел рядом со мной, так близко, что я смогла ощутить исходящее от него тепло, но не настолько, чтобы мы смогли соприкоснуться.

Я противилась желанию пошевелиться — пододвинуться поближе, чтобы мы могли соприкоснуться, или же наоборот, отодвинуться подальше, чтобы его близость не будоражила мне душу, — и, не отрываясь, смотрела на забор, а не на сводящее с ума тело, находящееся в тесной близости от меня.

— Я сильно сомневаюсь, чтобы они оставили это место неохраняемым. Даже, несмотря на то, что мы ничего не можем ощутить отсюда.

— Возможно.

Он даже не глянул на меня, но напряженность, казалось, струится между нами, и она была сильна, как никогда раньше. Часть меня хотела окунуться в нее, чтобы затеряться в глубинах ее жара и никогда не всплывать на поверхность.

Умалишенная — вот кто я.

Или же, это просто что-то вроде желания вкусить запретного плода? Что-то вроде шоколада, который Роан прятал от меня, когда я была прыщавым подростком? И здесь то же самое. Я сердцем чуяла, что ситуация повторяется, но все равно хотела этого, даже зная, что добром для меня это не закончится.

Я скрестила на груди руки, словно спасаясь от холода. Но холоду ночи не грозило пробрать меня до костей, и развеять тепло, исходящее от Куинна.

— Ну и о чем, мы собираемся поболтать, чтобы скоротать наши пять минут?

Это было приглашением перевести разговор на более личностный уровень, на тот самый уровень, который он вряд ли заслужил — и я была в этом всецело уверена. Как ни крути, но если он намерен участвовать в этом расследование в течение длительного времени, то нам все равно предстоит поговорить, рано или поздно.

— Как насчет того, чтобы обсудить ошибки?

— В зависимости от того, чьи ошибки мы станем обсуждать, — ответила я.

— Думаю, нам следует начать с моих. — Встретившись со мной взглядом, он не позволял мне отвести глаз; его глаза были темными омутами, в которых я могла бы с легкостью утонуть. — На счет моего отказа с тобой встречаться… Это было ошибкой.

О-о, здорово! Как же мне не хватало этого признания сейчас, когда я разрывалась на части между желанием познать, что существует между нами, и пониманием того, что пойти на это может быть большой ошибкой, просто потому что ничто не вечно под луной. Мне не хотелось в конечном итоге оказаться очередным вервольфом, причинившем ему боль.

— И чем же вызван этот внезапный приступ благородства? — Я сама была чертовски удивлена своим тоном. Но как показали недавние события, по сути, это он бросил меня, и как минимум заслужил пару резких слов.

— Много чем…

— Например? — я перебила его. — Быть может, ты обнаружил, что секс стал немного более затратным занятием, после того, как разрушил жизнь своей невесты? — Это было крайне злобное замечание. Может, в моем голосе и не слышалось раздражения, но оно глубоко и прочно обосновалось во мне.

Его взгляд посуровел.

— Ты знаешь, почему я так поступил.

— Ага, она попользовалась тобой. Ну а ты, дружище, попользовался мной, и теперь тебе придется уживаться с последствиями.

С минуту, он пристально рассматривал меня с бесстрастным видом, затем отвел взгляд, однако воздух просто вибрировал от едва сдерживаемой ярости. Часть меня не могла ни радоваться этому. Эй, в конце-то концов, я была сукой.

— Я отказываюсь верить, что ты так легко можешь уйти.

— Почему бы и нет? Ведь я же волк, не так ли? Мы мечемся от одного любовника к другому, не думая о нравственности.

В его глазах что-то промелькнуло. Возможно, признание истины.

— Ты не такая.

— Может и нет, а может такая. — Я пристально на него посмотрела. — Я рождена и воспитана волком, Куинн. Мои моральные устои никогда не будут соответствовать твоим.

— Это не значит, что мы не сможем найти золотую середину.

Нет, значит. Потому что он был моим куском шоколада, и я не довольствуюсь единственным укусом. А еще он был вампиром, и никогда не сможет дать мне то, чего я по-настоящему хочу.

Проклятие, ну почему такая простая вещь, как секс, стала такой чертовски сложной? Я потерла глаза.

— Послушай, нам нужно поговорить об этом подольше, но я не думаю, что это подходящее место. Давай переберемся через забор и отыщем остальных.

Он встал и предложил мне руку. Я заколебалась, не осмеливаясь прикоснуться к нему, и понимая, что буду выглядеть нелепо, если не приму его помощь. Так же зная, что именно по этой причине он протянул мне руку. Своего рода это был вызов.

А меня никогда нельзя было взять на «слабо».

Я вложила руку в его ладонь, и между нами вспыхнуло что-то сродни статической искры. Его взгляд метнулся к моему, увлекая меня в восхитительные темные глубины. Его пальцы были такими теплыми и нежными, но в то же время и сильными, когда он поднял меня на ноги. Неожиданно, я вновь испытала те ощущения, когда эти ловкие, умелые руки были на моем теле, дразня, лаская и доставляя удовольствие. Меж нами полыхнуло обжигающее воздух желание, словно те воспоминания, на секунду материализовавшись, возникли между нами.

Он медленно и чувственно улыбнулся. Мой, и без того сбивчивый пульс, просто сбесился, а воздух перешел в разряд дефицитных товаров. Эта улыбка была такой же, какой обмениваются двое любовников после ночи невероятного секса. И мы делили такие моменты не раз.

Еще несколько бешеных ударов сердца он продолжал пристально смотреть мне в глаза, затем медленно прошелся взглядом по телу, и я начала чувствовать, как смягчаюсь, едва ли не таю, когда он ненадолго, но все же задерживался на определенных местах. Под таким взглядом даже лед превратился бы в жидкость, а меня никто и никогда не мог упрекнуть в том, что я ледышка. Напряжение достигло апогея, омывая меня бурными волнами. Воздух стал настолько плотным и горячим и пронизанным страстным желанием, что я едва могла дышать.

Один шаг — все, что требуется, чтобы оказаться в его объятиях, приникнуть в поцелуе к этим восхитительным губам, почувствовать, как его тело прижимается ко мне. Проникает в меня.

Я сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони — используя боль в борьбе против желания.

— Я не буду заниматься с тобой любовью, лишь потому что ты решил, что можешь трахать вервольфа на регулярной основе.

Вновь в его глазах что-то промелькнуло.

— Почему нет? Ты мне как-то сказала, что превосходный секс — это хорошее начало для зарождающихся отношений.

Так и есть. При нормальных обстоятельствах.

— С той поры все изменилось. У меня была возможность подумать.

— «С той поры» — это всего лишь несколько месяцев назад.

Я отступила от него и скрестила руки на груди. Видать, я здорово насолила судьбе, и это был ее способ отомстить мне.

— Не здесь и не сейчас, Куинн, — ответила я, и заставила себя пройти мимо него. — Давай уже проникнем на комплекс.

Я переключилась на инфракрасное зрение и просканировала пространство и постройки сразу за линией ограждения. Но так и не обнаружила признаков жизни. Ни шороха, ни малейшего движения.

Мы подобрались к ограждению. Куинн протянул руку, держа пальцы на ничтожно малом расстоянии от проволоки.

— Не ощущаю, чтобы здесь проходило электричество. — Он слегка притронулся к проволоке. — Ничего. Можно безопасно разрезать.

Я отступила и достала один из лазеров.

— Если электричество отключено, значит, это место точно покинули.

— Но мы все равно не можем расслабляться.

— Знаю. — Как будто бы я могла поступить как-то иначе.

Я прорезала достаточно большой для нас двоих проход. Куинн прошел первым, его взгляд, прежде чем вернуться ко мне, просканировал площадь.

— Чисто. Идем.

Я последовала за ним, несмотря на то, что мое сердце, казалось, начало колотиться где-то в горле, и резко перехватило дыхание. Мы неслышно пробирались в тени от построек, прислушиваясь к тишине и непрерывно сканируя периметр.

Все было чисто.

Даже насекомых и тех не было видно.

Как только мы пробрались вглубь, мой взгляд метнулся к верхушкам деревьев на холме. Там на верху меня ждало то место, откуда я едва смогла сбежать.

Куинн легонько коснулся моей руки, заставив меня подскочить от неожиданности.

— Прости, — прошептала я.

— Ты не должна туда идти, если не хочешь. Мы можем подождать остальных за забором.

Я нервно облизала губы и покачала головой.

— Нет, должна.

Он кивнул и, положив руку мне на спину, подтолкнул вперед. Я почувствовала вспышку тепла в том месте, где меня касались его пальцы, тепло разлилось приятной волной по всему телу. Хоть это и принесло успокоение, но не смогло ослабить тугой узел, что скрутил мой желудок.

Мы крадучись пробирались вглубь комплекса, медленно прокладывая путь к холму. Чем ближе мы подходили к проулку, тем все медленнее становились мои шаги, пока я вообще не остановилась перед входом в него. Мой взгляд метнулся к тому месту, где когда-то лежал покойник. Осталось лишь темное пятно, как напоминание того, что я сделала.

— Что не так? — спросил Куинн.

— Вот здесь я очнулась. — Мой взгляд устремился в конец проулка. — А оттуда появились два орсини.

— Орсини? Что это такое?

— Медведеподобные монстры. — Моя кожа покрылась мурашками. Я потерла руки, и метнула взгляд вдоль бетонной стены. — Меня коробит от этого места.

— Кажется, здесь нет ничего подозрительного. — Говоря это, он не смотрел на меня, а пристально изучал переулок.

— Здесь что-то затаилось. — Что-то предназначенное убивать.

— Я не ощущаю людей или нелюдей, — в конце концов ответил он. — И не слышу ничьего сознания.

Это не означало, что здесь никого нет. Особенно, если учесть, что это место вероятно использовалось для выведения новых пород.

— Должно быть есть другой способ попасть в здание. Давай просто… — Я не успела договорить. Стена впереди начала двигаться. Казалось, что монолитный бетон начал шелушиться, отваливаясь пластами в виде бесцветных человекоподобных фигур. Они были огромными и неуклюжими с длинными руками и ногами. Тем временем, как мы не спускали с них глаз, их кожа начала менять цвет с серого, приличествующего бетонной стене, на черный — цвет ночи. Я знала, что они все еще там, но не могла их рассмотреть. И даже не могла их почувствовать.

— Охренеть. — Голос Куинна был холоден и неприятен. — Хамелеоны.

Я быстро на него взглянула.

— На мой взгляд, они не похожи на ящериц.

В глубине его темных глаз не было и намека на веселость, когда наши взгляды встретились.

— Они — редчайшая порода нелюдей, и могут слиться с любым фоном, буквально становятся частью этого фона. А кроме того, они — каннибалы.

Чудеса, да и только.

— По-видимому, они не настолько редки, как ты думал — их здесь десять.

— Я не слепой. — Он схватил меня за руку. — Давай убираться отсюда ко всем чертям.

— А как же лазеры?

— Их здесь слишком много. Даже, если мы достанем парочку, остальные достанут нас. Ну же, идем.

Не дав мне выбора, Куинн потащил меня за собой. Хамелеоны последовали вслед за нами, их большие, плоские ступни шумно шлепали по брусчатке. Они становились все ближе.

— Зови на помощь, — сказал Куинн и грубо толкнул меня в сторону.

Я врезалась в окно одного из фальшивых магазинов с такой силой, что разбила стекло, и рухнула внутрь, на каркас макета. Разлетевшиеся осколки порезали мне лицо. Я скатилась на землю, издав сдавленный стон и выронив лазер из руки. Матюгнувшись, начала подниматься на ноги.

Существа были тенями, что были темнее самой ночи. Я моргнула, переключаясь на свое инфракрасное зрение вампира. Куинн превратился в красное марево в окружении десятка приглушенных, темно-красных вспышек. И сразу же я ощутила назойливый гул его мыслей, существа же пребывали в «мертвой зоне». Не в смысле нечитаемые, как мертвецы, а в том смысле, что их там, словно и не было, просто пустое пространство.

Я завопила о помощи так громко, как только могла, затем достала оставшийся лазер, перепрыгнула через подоконник и побежала в сторону ближайшего существа.

И хотя я не сильно шумела, один хамелеон все же изменил направление, и наотмашь ударил меня своей огромной полуночно-темной лапой. Я увернулась от удара и выстрелила из лазера. Яркий луч разрезал плоть поперек, четыре пальца шлепнулись на землю, где продолжили подергиваться и извиваться, как жирные черви на кончике крючка. Существо завопило, издав такой пронзительный и несвойственный человеку звук, что меня пробрал леденящий ужас. И этот ужас только возрос, когда я увидела, что из обожженной культи начали расти новые пальцы.

Воздух колыхнулся. Я припала к земле и развернулась. Двое подкрались ко мне со спины. Я увернулась от удара одного, затем пальнула по рукам, пытающимся меня схватить. На тротуар опять посыпались пальцы, извиваясь, как живые.

И опять пальцы начали отрастать.

Боже, как по-твоему, мне убивать этих тварей, если они так быстро регенерируют?

Существо, которое я оставила без пальцев, яростно кричало. Другое атаковало. Я пнула его, но оно успело глубоко прокусить мне плечо, разрывая зубами плоть. Существо оказалось у меня за спиной, а мое плечо в его пасти. Зашипев от боли, я нанесла ему удар кулаком, поражая склизкую и холодную, как у жабы плоть. Мой кулак провалился в вязкую субстанцию и прошел насквозь, существо еще глубже вгрызлось в плечо до самой кости. Боль стала невыносимой и окрасила окружающий мир в красные тона, на лбу выступил пот. К горлу поступила желчь. Я с трудом ее сглотнула, увидев, как ко мне приближаются два существа. Игнорируя тварь, которая пыталась отгрызть мне плечо, я пнула первого, заставив его попятиться и сбить с ног второго.

Ночную мглу разрезал красный луч, и неожиданно оба существа оказались без голов. В воздухе разнесся запах паленого мяса, вызывая у меня удушье. В каком-то миллиметре от моей руки вновь полыхнул пучок красного света, и существо, что пыталось сожрать плечо, с ревом отпустило меня. Я перекинулась в волка и, прихрамывая, заковыляла прочь. Как только я добрела до разбитого окна магазина, я перекинулась обратно в человеческую форму и опустилась на землю, бережно придерживая раненную руку и кисть, и не прекращая следить за ходом баталии.

На помощь пришла кавалерия. Роан, Джек и Кейд ввязались в драку и с отменной сноровкой принялись уничтожать хамелеонов. Я никогда прежде не видела брата в бою, и то, что он вытворял сейчас, было поистине страшно. Он был быстр, умел и чрезвычайно безжалостен — именно таким и должен быть страж, и именно таким, каким мне брат не казался.

Кейд не уступал в мастерстве боя остальным, хотя был не так быстр и неистов. Очевидно, он был не просто строителем.

Я посмотрела в сторону. Красное марево, знаменующее присутствие Куинна, исчезло, и на мгновение меня обуял страх. Затем воздух окрасил насыщенный аромат сандала, и через секунду вампир уже стоял передо мной на коленях. Его прекрасное лицо было оцарапано, бордовый свитер порван и пропитался кровью.

— Что с тобой? — в его голосе слышалась ярость, какой я никогда прежде не слышала, а в темных глазах мерцал страх. — Они тебя укусили?

Я показала ему на плечо. Он тихо выругался.

— Нам нужно это обработать. Эти ублюдки носители различных вирусных инфекций.

— Группа Управления прибудет примерно через пять минут, — сказал Роан, появляясь из толчеи. Он сгреб меня в охапку. — Мы встретим их — среди них есть медики для подобных случаев.

Он бежал со мной на руках сквозь ночь. Краем глаза я видела, как он спустился вниз по склону и повернул налево. Медицинская бригада уже была готова к работе, когда мы добрались до них.

Врач, бросив один взгляд на мое плечо и руку, затолкнул меня в ближайшую мобильную палату. Я была раздета, отмыта от грязи и крови, и перебинтована, а затем мне в ягодицу сделали несколько уколов такими огромными иголками, каких я никогда раньше не видела. Они причинили мне гораздо больше боли, чем чертов укус.

— Следите за этим плечом, — посоветовал врач, снимая перчатки. — У вас волков, как правило, еще не возникало проблем с вирусными инфекциями, но несмотря на это, если заметите какое-нибудь воспаление или необычный цвет, сразу же к нам.

Я кивнула.

Он взглянул на монитор портативного компьютера на столе.

— В вашем файле значится примечание о приеме. В пятницу.

Я удивленно моргнула.

— Какой еще прием?

— С доктором Харви, в четыре часа.

Какое-то мгновение я лишь смотрела на него, а мое сердце готово было выскочить из груди. Доктор Харви — специалист, который скажет мне, смогу ли я иметь детей или нет. Он не относился к медикам Управления, но был проверен и одобрен им.

— Больше там ничего не указано?

Док взглянул на меня:

— Что-то связанное с результатами тестирования.

О, Боже, Боже, Боже…

В любом случае, через два дня я обо всем узнаю. Теперь, когда развязка стала близка, я начала сомневаться в своей готовности узнать правду.

— Спасибо, док.

Он кивнул и отвернулся. Я осторожно натянула одежду и вышла в зону ожидания. Роан поднялся со стула.

— Что говорят?

— Я в порядке. — Умолкнув, я огляделась. — А где Куинн?

— Ожидает снаружи. Ему не понравилось, что он ощутил в этом месте.

Мои губы дернулись в улыбке.

— Правда?

— Не забывай, он — эмпат. Он сказал, что палаты преисполнены плохими воспоминаниями и болью.

У Куинна имелись достаточно прочные щиты, чтобы оградить его от такого, выходит, ему на самом деле было худо, раз он дал деру. Я была чертовски рада, что сопереживание — не является одной из моих проблем.

Роан взял меня под здоровый локоть и сопроводил до дверей.

— Ты чувствуешь готовность противостоять тому, с чем можешь столкнуться в этом месте, или предпочла бы покинуть его до завтрашнего утра?

Я бы предпочла вовсе ни с чем не сталкиваться, но у меня не было такого выбора, и мы оба это знали. Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Давай покончим с этим.

Роан вопросительно смотрел мне в глаза, на его лице читалось беспокойство.

— Уверенна?

— Нет. Но мне бы не хотелось с этим тянуть.

Он кивнул, и мы вышли в ночь. Куинн, дожидавшийся нашего появления возле следующего здания, пошел рядом с Роаном. Он ничего не сказал, и на этот раз, я не ощутила его эмоций.

Мы вернулись на тот холм. Спустившись к переулку и взяв правее, мы увидели перед собой еще одно бетонное здание. Я сбилась с шага, во рту пересохло.

Я не хотела в него заходить.

Не хотела ничего вспоминать.

— Ты не обязана этого делать, — тихо сказал Роан.

Я облизнула пересохшие губы:

— Обязана.

Только вот колени подкашивались, а ноги не хотели идти, и, казалось, я никак не могу надышаться.

Хватка Роана усилилась.

— Дыши глубже, — сказал он.

Я повиновалась. Но, казалось, это не очень-то помогает.

— Я с тобой. Если станет совсем плохо, я тебя вытащу. Обещаю.

Я тяжело сглотнула, высвободила свой локоть и взялась за ладонь Роана. Крепко взялась.

— Идем. — Прежде чем напускная храбрость покинет меня.

Куинн открыл дверь. У него было невозмутимое, свойственное лишь вампирам, выражение лица, однако в глазах поблескивало беспокойство. А может, это было игрой света, хлынувшего в открытую дверь из ярко освещенного коридора.

Или же, я выдавала желаемое за действительное.

Наши шаги эхом раздавались в тишине, я чувствовала насколько холоден бетон под босыми ногами. В пяти шагах друг от друга располагались двери — верный признак того, что комнаты за ними были небольшого размера. Мы не задержались ни у одной двери, продолжив идти по коридору, а дойдя до конца, повернули налево.

Когда мы дошли до середины пути, из последней комнаты вышел Джек. Он нес настольную папку с зажимом для бумаг, выражение его лица не сулило ничего хорошего.

— Это место не что иное, как питомник по разведению племенных пород.

Мы остановились, я устремила взгляд мимо него. Белые стены. Аккуратно заправленный белоснежной простыней матрас. Отблеск цепей лежащих без дела на нем.

У меня скрутило желудок.

— Это была моя комната?

Джек заглянул в папку, что держал в руках.

— Да. — Он нерешительно умолк. — Ты была в коме после аварии. Они не ожидали, что ты выйдешь из нее.

— Я сбежала, потому что они не удосужились накачать меня наркотой или приковать цепями, как всех остальных.

Джек кивнул.

— Я не врач, но просмотрев эти записи, должен сказать, что просто удивительно, как ты вообще пришла в себя.

Я выпустила руку Роана и сделала шаг в сторону комнаты. По спине пробежал холодок, и что-то резануло в голове.

Я с трудом сглотнула и сделала еще один шаг.

Казалось, в голову впились раскаленные иглы, на лбу выступил пот. Вздрогнув, я сжала кулаки и подавила желание бежать со всех ног из этого места и от воспоминаний, что вызывали агонию.

Я подскочила от неожиданности, когда Роан коснулся моего плеча.

— Возможно, тебе лучше туда не заходить, — тихо произнес он.

— Там есть что-то, что я должна вспомнить.

Откуда у меня была такая уверенность, я не берусь сказать. Если бы я была в коме, то разумеется, это место ничего бы не значило для меня. Однако же меня раздирало огромное желание отсюда сбежать. Возможно, ответы, что ищем мы, блокируются этой чудовищной стеной из боли.

Я облизала пересохшие губы и сделала еще один шаг.

Боль стала невыносимой, зайдясь в крике, я начала падать на пол.

Глава 5

Воспоминания выплескивались из моря агонии, искаженные образы стремительно сменяли друг друга, как кадры фильма, просматриваемые через сломанный проектор. Машина, что врезалась в мой автомобиль сзади; дерево, которое я не смогла объехать. Поток теплой крови, заливающий мне лицо и руки, затем боль, темнота, и ощущение парения. И ничего кроме парения и ощущения, что это навсегда.

Затем послышалась мешанина звуков. Беспрерывное пиканье. Стук каблуков о пол. Хлопки плоти о плоть, и ощущение насилия.

И наконец, появились запахи. Антисептика. Секса. Леса, хвои и цветов апельсина.

У последних трех было странное и незнакомое мне прежде сочетание.

Райли!

Голос был далеким. Требовательным. Он эхом разносился в моем ментально заблокированном агонизирующем сознании, кусаясь, как терьер. Но боль увлекала меня в водоворот страданий, и я не могла сказать откуда исходит голос, как и не могла до него дотянуться.

Райли!

На этот раз он прозвучал резче и настойчивее. Клубы агонии стали рассеиваться. Неожиданно, в моем сознании возник Куинн, встав между мной и болью. Дотянувшись до него призрачными руками, я заключила его в объятия — он ощущался настоящим, надежным, и… таким теплым.

Сюда, — мысленно сказал он, и вывел меня обратно к свету.

Ловя воздух ртом, я пришла в себя.

— Все нормально. — Голос Роана был мягким и успокаивающим. Он держал меня на руках и укачивал, как отец ребенка. — С тобой все хорошо.

Ветер, что обдувал нас, холодил мою разгоряченную кожу, а воздух, который я с таким остервенением пыталась вдохнуть, был наполнен ночными запахами и ароматом эвкалиптов. Мы снова были на улице.

Я открыла глаза. Пристальный взгляд Куинна встретился с моим — бездонный, ничего не выражающий, как и его лицо, взгляд.

— Дверь не была открыта, — сказала я.

— Нет, — тихо согласился он.

— Дверь? — спросил Роан. — Какая еще дверь?

Я отвела взгляд от Куинна и посмотрела на брата.

— Да так, не имеет значения.

Но это имело значение, потому что Куинн только что пробил брешь в щитах и вошел в мое сознание, хотя не так давно говорил, что не может этого сделать.

Роан коснулся ладонью моей щеки.

— Ты вспомнила что-нибудь важное?

— Только запах. И какого-то мужчину, которого встречала прежде.

Он поднял бровь.

— И больше ничего?

Я отрицательно покачала головой, вызвав у него разочарованный вздох.

— Хорошего понемножку. Мы сегодня же доставим тебя домой.

Я была готова к отправке. Готова отсыпаться и забыться хотя бы на несколько часов.

— А безопасно ли возвращаться домой?

Брат скривился.

— Не совсем. Мы втроем отправимся на конспиративную квартиру на какое-то время. Когда Джек с Кейдом наведут здесь порядок, они присоединяться к нам.

— Почему остается Кейд, а не ты, или Куинн? — удивленно спросила я.

— Потому что Кейд пробыл здесь больше двух месяцев, и знает это место лучше любого из нас.

Звучит абсолютно логично, но я все равно не поверила в это. Джек имел планы на Кейда, и многое об этом свидетельствовало.

— Ну и где же находится конспиративная квартира Управления? И имеется ли в ней достаточно большая ванна, чтобы вервольф смог в ней вольготно устроиться?

Роан усмехнулся.

— Это пентхаус отеля, прямо на берегу Брайтон-бич. Я со всей уверенностью могу предположить, что там есть ванная приличных размеров.

Мои губы дернулись в улыбке.

— Что ж, в таком случае, если мы собираемся сидеть взаперти, то сделаем это с шиком.

— Точно. Ты можешь подняться?

Я кивнула, и он помог мне встать на ноги. Меня немного пошатывало, и первые несколько секунд я была рада его помощи.

— Со мной все в порядке, — сказала я, окончательно придя в себя.

Брат отпустил меня.

— Я только увижусь с Джеком, и можем уезжать.

Я кивнула и прислонилась спиной к бетонной стене, ощущая ее прохладу через свитер. Бетон приятно холодил разгоряченную кожу.

Как только Роан ушел, я посмотрела на Куинна.

— Можешь объяснить, что сделал.

Он пожал плечами.

— В том, что случилось, нет ничего страшного. Ты пребывала в агонии, и твои ментальные щиты понизились. Я просто проскользнул мимо них.

— В тот раз, когда меня подстрелили серебряной пулей, ты сказал, что мог прочесть лишь поверхностные мысли. На этот раз, ты зашел дальше.

С секунду он пристально рассматривал меня, его темные глаза угрожающе сверкали в ночи.

— Чего бы ты от меня хотела? Чтобы я стоял в стороне и смотрел, как ты напрасно страдаешь?

— Ты солгал мне. — Опять.

— Совсем немного.

Я скрестила руки на груди.

— У меня стойкое ощущение, что у нас совершенно разные понятия «немного».

— Только, когда ты страдаешь, твои щиты понижаются настолько, что я могу войти без стука. В каком-то смысле, твое сознание почти столь же недосягаемо, как и сознание твоего брата.

Я не поверила ему.

— Так ты говоришь, что можешь орудовать в моих мыслях лишь в те моменты, когда я больна или ранена?

— Да, — с заминкой ответил он.

— Лжец. Когда еще?

Куинн отвел взгляд.

— В моменты страсти. Если бы я захотел, то смог бы в них проникнуть.

Во мне заклубился гнев.

— И ты это делал?

— Нет.

Всего лишь слова и никаких доказательств — на данный момент, я не была склонна доверять ему на слово.

— Что ж, благодарю, что вытянул меня из этой неразберихи воспоминаний, но если ты когда-нибудь опять сунешь нос в мое сознание без приглашения, я… — я замолчала. Чем я могла пригрозить вампиру? Особенно, такому древнему, каким должно быть являлся Куинн?

— Отлично, — бесстрастным голосом ответил он. — В следующий раз, я позволю тебе самостоятельно найти выход из положения.

— Идет.

Меж нами повисло молчание. Удушающее и напряженное. Но меня не сильно опечалил сей факт, — напряженность позволяла игнорировать гормоны и еще какое-то время держать Куинна на расстояние вытянутой руки.

И все же, я возвела глаза к ночному облачному небу и взмолилась о скорейшем возвращении брата. Как и следовало ожидать, он не торопился назад. Молчание, казалось, вызывало зуд на коже, и я уже готова была завопить от отчаянья, когда он наконец-то вернулся. Роан взял меня под руку и повел прочь от здания.

— Давайте уже уберемся отсюда. Выглядишь разбитой.

— Я такая и есть. — Громко зевнув, я добавила: — Как мы доберемся туда?

— Нас ждет вертолет. Он доставит нас до самолета Управления, который в данную минуту готовится к взлету.

— Хорошо. Мне нужно поспать.

— Ты сможешь поспать, как только мы доберемся до самолета.

Этим-то я и займусь.

Когда мы очутились в отеле, я еще немного поспала. Но в отеле я уже не просто спала, мне снился сон. Который частенько мне снился с той поры, как Куинн сбежал от меня в логове Талона.

По мне так, это были всего лишь сновидения, только чертовски реальные.

Я была в душе, вода стекала по моей коже, покалывающие струи воды приносили успокоение, и в то же время возбуждали. А может, это было вызвано теплом другого тела, такого близкого, источающего запах сандала и мужчины, от которого учащался мой пульс?

Я чувствую прикосновение рук, меня поворачивают, к моему рту прижимаются губы, теплые, знакомые и… такие изумительные. Мы целуемся, долго и яро, в то время как струи воды продолжают стучать по коже, скользя по нашим телам, щекоча и дразня.

Затем он разворачивает меня, так чтобы я оказалась спиной к его напряженной горячей плоти. Эрегированный член упирается мне в ягодицы, он тянется за мылом и начинает намыливать мне грудь и живот. В воздухе разносится запах лаванды, наполняя каждый наш вдох, и все кажется таким реальным… столь же реальным, как и руки, любовно намыливающие меня.

И… Ох… Непередаваемо-приятное ощущение.

Оказавшись в кольце ласковых рук, тугих струй воды, и прижатой к его разгоряченной плоти, я тотчас начинаю таять от блаженства.

Не в силах больше сдерживаться, я забираю у него мыло и оборачиваюсь. Его прекрасное тело мерцает в полумраке ванной, как бледно-золотистое мраморное изваяние, вода с благоговейным трепетом обтекает каждый мускул, каждый изгиб. Последовав примеру воды, я принимаюсь намыливать каждый непостижимо-прекрасный дюйм этого тела, пока его не пробирает такая же сильная дрожь, что и меня.

Он забирает у меня мыло и кладет его обратно в мыльницу, затем переплетает свои пальцы с моими и заводит мне руки над головой, прижимая спиной к мокрому, прохладному кафелю. Меня омывает волной, исходящего от него жара, тепло просачивается в меня, и опаляет кожу, создавая резкий контраст с прохладным кафелем.

Наши взгляды встречаются; обсидиановые омуты светятся вожделением и решимостью.

— Ты — моя, Райли, — тихо произносит он и раздвигает коленом мне ноги. — Я намерен любить тебя всевозможными способами и с такой страстью, что у тебя пропадет желание заниматься сексом с кем-то еще, кроме меня.

— Такому не бывать. — Отвечаю я, но мой ответ теряется в стоне, потому что в этот момент он входит в меня, наполняя и заставляя плавиться от желания. Его громкий стон удовольствия вторит моему.

Он начинает двигаться, и в его толчках нет ничего нежного. Его плоть и движения быстры, неистовы, и такие… потрясающие. Тягостное напряжение нарастает и, достигнув апогея, превращается в калейдоскоп ощущений, омывающих каждый уголок моего сознания. Меня охватывают содрогания, я задыхаюсь, цепляюсь за его плечи и приподнимаюсь всем телом, чтобы обвить ногами его стан для более глубокого проникновения. Удовольствие нарастает меж нами, мое тело взрывается в оргазме, отзвуки которого вызывают трепет души.

Я просыпаюсь, все еще содрогаясь от этого оргазма, имя «Куинн» замирает на моих губах. Несколько секунд я просто лежу, уставившись ничего не видящим взглядом в потолок.

Боже, мой сон был так реален. Я все еще чувствую на коже покалывающие струи воды, и стойкий запах лаванды, который, казалось, остался в воздухе. Не говоря уже о том, что чувствую я себя превосходно и по-настоящему удовлетворенной.

Где, спрашивается, были эти чертовы сны, когда в моей личной жизни наступали кратковременные периоды «застоя»?

Я потянулась, как довольная кошка, и посмотрела на часы на прикроватной тумбочке. Близился полдень. Я проспала чуть меньше шести часов. Удивительно. Мне казалось, что все двадцать.

Я приподнялась на локтях, не в силах вспомнить, как оказалась в постели накануне вечером. Учитывая цепочку из одежды, тянувшеюся от самой двери, очевидно, я шла к кровати и одновременно раздевалась.

Комната, в которой я находилась, была огромной. Прямо передо мной была стеклянная стена криволинейного очертания. Через нее лился солнечный свет, придавая стенам песочного оттенка богатый насыщенный цвет. На полу был густой, цвета морской волны ковер, так же в комнате имелось еще два пухлых дивана. Слева была дверь, ведущая в облицованную плитками зону, в которой находилось что-то, напоминающее самый огромный душ, который когда-либо делали — хотя ему было далеко до душа из моего сна. Но несомненно, этот душ был сделан с умом, и я собиралась его опробовать.

Разумеется, мои гормоны были всецело за опробования душа с приятелем, но вот кем будет этот приятель?.. Вопрос на миллион долларов. Здравый смысл подсказывал — Кейд, но после сна, мои гормоны были за то, чтобы исследовать каждый дюйм мокрого вампира-любовника.

И что возможно означало, что мне придется идти в душ одной. Безусловно, это более разумное решение, хотя и менее радостное.

Я откинула одеяла и пошлепала в гигантских размеров ванную комнату, собираясь насладиться такой роскошью, как прием душа в одного, и потратить чертову уйму времени лишь на то, чтобы просто постоять под водой, позволяя струям воды массировать кожу и согревать тело.

Когда вода наконец начала остывать, я вылезла из душа. Вытеревшись насухо, я отправилась на поиски одежды, и обнаружила в гардеробе несколько платьев и юбок. Очевидно, Роан пробежался по магазинам, потому что все было новым, даже туфли. Я нахмурилась, надеясь, что он не растранжирил наш сберегательный счет. Роан и шопинг — всегда были опасной комбинацией, он сорил деньгами и уже не раз подводил нас под монастырь, когда приходило время арендной оплаты.

Видя, что день выдался теплым, я выбрала белое струящиеся хлопковое платье на тонких бретельках, перекрещивающихся на спине, и с коротким подолом, который при ходьбе колыхалась вокруг моих бедер на грани пристойности. Скользнув ногами в пару симпатичных красно-белых босоножек вкупе с деревянными шпильками, которые в прошлом несколько раз приходились мне как нельзя кстати, — когда ситуация требовала чего-то более убедительного, чем просто кулаки, но менее опасного, чем вервольфский оскал, — я направилась на поиски кухни, Куинна и брата.

Я нашла Куинна сидящим в гостиной и читающим газету. В его взгляде читалась нежность, когда он осмотрел меня с головы до ног, — одного его взгляда мне было достаточно, чтобы вмиг возбудиться. Боже, что такого было в этом вампире, который мог так легко меня завести? Ладно, он был прекрасен, богат, и любая женщина, имей она хотя бы каплю рассудка, тут же занялась бы с ним сексом. Но между нами существовало нечто еще. Нечто более серьезное.

Его взгляд скользнул вверх, к моим волосам.

— Ты подстриглась.

Я кивнула, удивляясь, что он не заметил этого раньше.

— Да, наступает лето — а с волосами, длиной до плеч, легче управляться.

— Тебе идет.

— Спасибо. — Я вошла на кухню и почувствовала запах кофе еще до того, как его нашла. — Хочешь кофе?

— Спасибо, не откажусь.

Я налила пару кружек и вышла из кухни. Прежде чем подойти к окну, подала ему чашу кофе. Десятый этаж вызывал у меня щемящее чувство под ложечкой, но я осмотрительно не приближалась слишком близко к краю — если воочию не увижу высоты, то буду в порядке. Передо мной раскинулся Порт-Филлип[13], пенистые гребни волн неспешно омывали берег. Однако по этим обманчиво-спокойным волнам нельзя было судить о силе ветра, если учесть, с какой силой раскачиваются деревья. Понаблюдав какое-то время за большим пляжным зонтом, валяющимся на желтом песке, я обернулась и спросила:

— Где Роан?

— Он отправился в Управление, чтобы разыскать кое-какие файлы для Джека.

— Выходит, Джек с Кейдом еще не вернулись?

— Нет.

Хотелось бы мне знать — хороший это знак, или плохой. И обнаружат ли они что-нибудь дельное в том месте. Почему-то я сомневалась в этом. Нам только казалось, что вся операция прошла без сучка и задоринки, на самом же деле, они не оставили после себя ни единой случайной улики.

— Есть мысли на счет того, как долго мы собираемся просидеть взаперти?

Куинн покачал головой и одной рукой сложил вдвое газету.

— Нет. Быть может до тех пор, пока не получим известий. — Столь же вежливым, как и у меня, голосом ответил он. Однако его жаждущий взгляд продолжал скользить по моему телу, нагнетая атмосферу. Взгляд жаждущий как крови, так и секса.

— Ты кормился в последнее время? — резко спросила я.

Он заколебался.

— Нет.

— Почему?

Куинн поднял бровь.

— Какое это имеет значение для тебя?

— Имеет, потому что я чувствую твою потребность в кормежке.

Он пожал плечами.

— В холодильнике есть синтетическая кровь. Ее хватит на какое-то время.

— Ты не протянешь долго на синтетической крови.

— Нет, но когда меня прижмет, я пойду и соблазню кого-нибудь.

Ах, да… А я и забыла, что он берет кровь лишь только, когда занимается любовью.

— Не затягивай с этим до последней секунды.

Он рассматривал меня с минуту, а затем произнес нейтральным тоном:

— Я прожил вампиром больше лет, чем мне хотелось бы помнить, и не нуждаюсь, чтобы прелестный щенок указывал мне, что делать.

— Этот щенок лишь проявил немного заботы. — Я отвернулась. — Впредь буду осмотрительней.

Он умолк на какое-то время, но я чувствовала, как его пристальный взгляд обжигает мне спину, скользя по моей обнаженной коже.

— Могу я задать вопрос?

— Какой? — спросила я, сохраняя свой голос таким же нейтральным, как у него.

— Ты одела хоть какое-то подобие трусиков под это платье?

Я чуть не поперхнулась кофе. Из всех вещей, которые я ожидала услышать, это было последним.

— Пусть это останется для тебя загадкой.

— Интрига… Ты раздразнила мой интерес. На случай, если тебе интересно — это платье практически прозрачно в свете солнечных лучей.

Я спрятала улыбку и подошла к дивану.

— Извини, если это зрелище раздражает тебя.

Он нацепил бесстрастную маску вампира, за которой царило отчаянье — даже не видя, я ощущало его.

— Почему, все, что я говорю, ты понимаешь превратно?

— Возможно, это имеет какое-то отношение к тому, что я сыта тобой по горло? — усаживаясь на диван, я схватила газету.

— Когда ты прекратишь злиться на меня, ты выслушаешь, что я скажу тебе?

— Не знаю. — Я развернула газету. — Может быть.

— И когда это могло бы быть?

Я пожала плечами.

— Дай-ка подумать — я целый месяц безрезультатно добивалась разговора с тобой. Поэтому, справедливости ради, думаю, месяца с тебя будет достаточно.

— А я думал, ты выше стервозности.

— В случае, если ты забыл, то я уродилась сукой.

У меня чуть не случился инфаркт, когда я наткнулась взглядом на заголовок первой страницы газеты и увидела дату.

— Сегодня пятница? — спросила я, посмотрев на часы. Время близилось к половине третьего.

— Да. — Куинн нахмурился. — А что?

— Я проспала целые сутки? — я недоверчиво уставилась на него.

В уголках его темных глаз залучилась улыбка.

— Да, целые сутки.

— Вот дерьмо. — Я запустила в волосы пальцы. — У меня запись к врачу на четыре часа.

Он нахмурился.

— Роан ничего не упоминал об этом.

— Роан ничего и не знал об этом. Я записалась в день аварии. — Я встала с дивана. — Интересно, подумал ли он забрать мою сумку и бумажник с места аварии?

— Ты не можешь отправиться на этот прием, — произнес Куинн, следуя за мной в спальню.

— Попытаешься меня остановить — пожалеешь об этом.

Скрестив руки на груди, он прислонился к дверному косяку. И хотя я была занята поиском своей сумки, я все равно остро ощущала его присутствие — от рукавов его желтовато-зеленной рубашки, обтянувших предплечья, до брюк цвета хаки, подчеркивающих его бедра и пах.

— Чем же так важен этот прием, что ты не можешь подождать, пока минует опасность?

— Это — не твоего ума дело. — Я нашла свой бумажник, но не сумочку — не то, чтобы это имело значение. Все, что мне было нужно — это кредитка и карта социального страхования.

Я вернулась к двери, но Куинн не шелохнулся.

— Прочь с дороги!

— Ты не можешь идти в одиночку. Позволь хотя бы мне пойти с тобой.

Мне не хотелось брать Куинна туда. Мне никого не хотелось брать туда. Не тогда, когда мне, возможно, предстояло выслушать самые плохие новости в жизни.

— Я буду всего…

— Нет. — Его голос был холоден и решителен. — Одна ты не пойдешь. Либо я сопровожу тебя туда и обратно, либо ты останешься здесь.

— Проводишь, но не войдешь.

Он кивнул и отодвинулся в сторону. Я прошла в гостиную и нацарапала записку для Роана.

— В каком часу он должен вернуться?

— Роан не был уверен. Возможно, запозднится. — Позади меня раздалось бряцанье ключей. — Он оставил нам «мерс» в случае надобности.

Очевидно, когда Управление организует для сотрудников прикрытие, оно не делает этого как попало.

— Отлично. Тогда, отправляемся.

Мы спустились на лифте на цокольный этаж и направились к парковке пентхауса. Куинн повел себя, как джентльмен, и открыл для меня дверцу машины, прежде чем сесть на водительское сиденье.

В течение добрых десяти минут он ничего не говорил. Я уставилась в окно, раздумывая о будущем и чертовски надеясь, что меня ожидает что-то хорошее.

— Из-за чего прием? — в конце концов спросил он.

— Как уже было сказано — не твое дело.

— Ты больна?

Я тихо фыркнула. Какая-то часть меня хотела, чтобы я была больна, тогда, это можно было бы вылечить. Все лучше, чем оказаться бесплодной.

— Нет.

— Тогда зачем тебе к врачу?

Я почувствовала, как во мне закипает злость и посмотрела на Куинна:

— У тебя нет права задавать мне эти вопросы.

— И нет права на заботу? — не сдержался он. — Ты — круглая дура, если думаешь, что я не забочусь о тебе.

Я не была дурой. Забота Куинна всегда проявлялась в прикосновениях, и порой во взгляде, даже если его слова опровергали это. Сейчас я не могла себе позволить зацикливаться на этом, потому что не могла сделать его единственным в моей жизни. А ему хотелось быть единственным, хотя прямо об этом он так и не заявил.

— Куинн, мне сейчас не до твоих желаний. — Не сейчас, когда я раздражена. Не сейчас, когда у меня гораздо более серьезные проблемы.

О'Конор ничего не сказал, и мы продолжили наш путь в тишине. Он спросил адрес лишь, когда мы добрались до города. Доехав до небоскреба на Коллинз-стрит, Куинн остановился перед ним, проигнорировав знак «стоянка запрещена». Припарковав машину, он вылез из нее и направился к моей двери, чтобы помочь мне выйти.

Оставив без внимания его предложение помощи, я окинула взглядом тридцать этажей, что вздымались передо мной. Кабинет доктора Харви располагался на двадцатом этаже — моя фобия распространялась на эту высоту. Технически, боязнь не должна была проявиться в самом здании, где я оказалась бы в окружение четырех стен, но, казалось, что для моего желудка, это не имеет значение. В прошлый раз, меня едва не рвало всякий раз, когда я выглядывала из окон кабинета врача. А на обратном пути, когда лифт спускался на первый этаж, меня трясло и я обливалась потом — не те ощущения, которые бы мне хотелось вновь пережить.

— Уверена, что все будет в порядке?

— Разумеется. Я уже говорила, что не больна.

— Мне так не кажется, — отрывисто ответил он. — Ты побледнела, как полотно.

— Мой врач находится на двадцатом этаже. — Куинн знал о моей смехотворной боязни высоты, высотных зданий и внушающих ужас лифтах.

— Хочешь, я провожу тебя в лифт? Может, тебе будет не так тяжело, если ты будешь не одна.

Я покачала головой и проигнорировала беспокойство в его голосе.

— Я не имею понятия, как долго там пробуду.

— Я буду ждать в фойе.

— Хорошо. — Крепче вцепившись в бумажник, я прошла мимо Куинна и вошла в здание.

Не успев далеко пройти, я услышала свое имя:

— Райли?

Я застыла на месте, узнав грудной голос и его обладателя еще до того, как обернулась.

Миша.

Мой экс-самец, и самое последнее существо в мире, которое я хотела видеть прямо сейчас.

Он поднялся из кресла и неспешно направился ко мне. Высокий, худощавого телосложения, приковывающий к себе взгляды своей грациозной манерой двигаться и дорогим покроем одежды. Солнечный свет, проникающий через стекло, придавал его серебристым волосам теплый золотистый оттенок, но холод расчетливого взгляда его льдистых глаз ничто не могло согреть.

— Миша, — ответила я, радуясь, что мой голос звучит ровно. — Что ты здесь делаешь?

— Поджидаю тебя. — Между нами оставалось несколько футов, когда он остановился. Вокруг меня заклубился знакомый мускусный аромат, возвращая к жизни воспоминания обо всех тех прекрасных моментах, когда мы были вместе. Воспоминания, которые могли оказаться ложью, как и все остальное на тот период моей жизни.

Я подняла бровь.

— А как ты узнал, что я сегодня здесь появлюсь?

— Легко. Существует не так уж много врачей, специализирующихся на нечеловеческих проблемах с фертильностью. Я лишь взломал полдюжины компьютеров тех врачей, что числятся в Мельбурне, и пересмотрел их файлы, пока не нашел тебя.

Если Мише известно о моих проблемах с зачатием, то он вовлечен в происходящее гораздо серьезней, чем я думала.

— И зачем бы тебе это делать?

— Затем, что мне нужно поговорить с тобой, и затем, что я сомневался в твоем желании встретиться со мной.

Он был прав лишь наполовину. Сама бы я не стала набиваться на свидание, но не отказалась бы с ним переспать, если бы он первым пошел мне навстречу. Миша, или, скорее, сведения, которыми он мог бы меня снабдить, давали мне шанс на возвращение к нормальной жизни.

— Нам не о чем с тобой говорить.

Он тепло улыбнулся, немного сгладив во взгляде расчет.

— А, по-моему, есть.

Я бросила взгляд мимо него, посмотрев время на настенных часах.

— Через десять минут у меня прием. У тебя есть три минуты, чтобы рассказать, зачем ты сюда пришел.

Он поднял бровь и насмешливо взглянул на меня.

— Тогда, я приступлю сразу к сути. Я знаю, что Талон пичкал тебя ARC1-23. И знаю зачем. А так же мне известны результаты.

Я вскинула бровь.

— Я должна тебе поверить, после того, как ты отрицал свою причастность к «Монеиша» и «Геновев»?

— А я и не причастен. Но нам обоим известно, что Талон давал тебе препарат не имеющий отношения ни к одному из тех мест или подтверждающий его связь с лабораториями.

Джек был прав. Этот волк знал намного больше о происходящем, чем любой из нас.

— Он добивался, чтобы я забеременела.

— Как и я.

Я изумленно моргнула.

— Что?

Миша пожал плечами.

— Мы с Талоном в течение долго времени были конкурентами. Мне казалось, что будет довольно любопытно взглянуть, какой у нас с тобой получится ребенок.

За его решением скрывалось нечто большее, чем просто дух соперничества. Я видела это по его глазам.

— Вы оба — безумцы.

— Возможно. Безусловно, я рисковал собственной шкурой.

— Что это значит? — нахмурившись, спросила я.

— Я хочу сказать, что Талон не руководствовался какими-то особыми инструкциями, кроме тех случаев, когда трахал тебя, опоив до бесчувствия, чтобы узнать больше о Джеке. Мне же, наоборот, приказывалось держаться от тебя подальше. — В его глазах промелькнуло веселье, на какую-то долю секунду сделав взгляд теплее. — Мне казалось, что ты стоишь того, чтобы рискнуть.

Ну да, конечно. Я и в правду должна была в это поверить?

— Я ничуточки не польщена. И почему для тебя было рискованно трахать или оплодотворять меня?

— Как я уже сказал, мне было приказано держаться подальше.

— Ну так и кто отдавал эти так называемые приказы?

Он вновь ощерился, блеснув зубами.

— Известно ли тебе, что Талон бесплоден? — спросил он, уклоняясь от моего вопроса.

Я кивнула. В его глазах промелькнуло удивление.

— Интересно… ведь Талон, безусловно, себя таковым не считал.

— Талон считал себя идеальным образчиком, — язвительно ответила я, и Миша впервые искренне улыбнулся.

— Он никогда не замечал своих недостатков.

— А ты?

Миша пожал плечами.

— В том, чтобы знать свои недостатки, есть смысл. Тогда ты сможешь их обойти. — С минуту он изучающе смотрел на меня. При виде того, как его улыбка перестает быть доброй, по моей коже пробежал озноб. — У меня есть к тебе предложение.

— Я не хочу его слышать.

Наглая ложь, но Миша клюнул на нее.

— О, я думаю, тебе захочется его выслушать, после того, как ты встретишься со своим врачом.

Мое сердце забилось где-то в горле, отказываясь возвращаться на свое место. В течение нескольких секунд, я даже не могла дышать.

— Что ты имеешь в виду?

Миша вскинул светлую бровь.

— Мое предложение устроит тебя, Управления, и меня. Большего на данный момент я не готов рассказать. — Он взглянул на свои часы. — Отведенное мне время закончилось. Если в дальнейшем захочешь обсудить этот вопрос, — позвони по этому номеру. — Миша вручил мне визитку. — Единственная линия засекреченной связи, что у меня осталась.

Я взглянула на написанный от руки номер, и прежде чем разорвать визитку на мелкие кусочки, быстро запомнила его.

— Не жди, что я позвоню.

Миша улыбнулся и, развернувшись, направился прочь. Но тут он остановился и оглянулся на меня через плечо.

— Есть еще одна вещь, о которой тебе следует знать.

Я почувствовала, как меня охватывает беспокойство.

— Что за вещь?

— Мне так и не установили гормональный чип. И на данный момент, я — самый плодовитый волк из всех тебе известных.

На этих словах он отвернулся и вышел из здания, оставив меня с пересохшим от волнения горлом и трясущимися конечностями. Боже, что он хотел этим сказать? Что я могу иметь детей? Зачем еще ему говорит что-то подобное?

Был только один способ, чтобы выяснить это. Развернувшись на каблуках, я чуть ли не бегом направилась к лифтам. Меня настолько мутило от беспокойства, что даже подъем на двадцатый этаж не показался мне значимым моментом.

Как обычно, доктор Харви вел прием с опозданием, в результате чего мне пришлось ожидать своей очереди в приемной, где я сидела, как на иголках — нервничая и обливаясь потом.

Когда медсестра, наконец-то, сказала мне заходить, я чуть ли не рысью вбежала в кабинет доктора Харви. Врач посмотрел на меня поверх черной оправы очков.

— Вы выглядите сегодня несколько бледноватой.

Я уселась на стул и скрестила ноги.

— Волнуюсь. — И это точно не было ложью. — Эти результаты могут в корне изменить мою жизнь.

Он понимающе кивнул и перевел взгляд на монитор компьютера, стоящего на краю его рабочего стола. Я пододвинулась на край стула, но так и не смогла увидеть, что показывал монитор.

— Какую бы новость вам хотелось услышать в первую очередь — хорошую или плохую?

Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Начните с плохой. — Худшее лучше узнать в первую очередь.

— Я не буду ходить вокруг, да около, и скажу прямо. Есть признаки того, что в течение года или около того, ваш организм будет всецело подражать организму вампира — вы будете бесплодны и не сможете зачать.

Я уставилась на врача бессмысленным взглядом. В глубине души, я всегда ожидала чего-то подобного. Хоть мы и были с братом двуяйцовыми близнецами, и у нас был один и тот же отец — если не сказать один и тот же сперматозоид, — Роан все же по большей части был вампиром, а не волком. Но я всегда тешила себя мыслью, подпитываемой всеми предыдущим тестам, что во мне превалирует гены вервольфа, благодаря чему я смогла бы родить. Ну, или как минимум, прибегнуть к той или иной форме ЭКО[14], если все остальное не помогло бы. Теперь, когда меня лишили даже этой возможности, я не знала, то ли мне плакать, то ли смеяться.

Хотя на данный момент и то и другое — выглядело довольно заманчиво.

— Хорошие новости, — продолжил врач, словно не замечая меня, превратившуюся в сплошной сгусток страданий, — в том, что экспериментальный препарат, который вам вводили, фактически достиг своей цели. Юная леди, ваш цикл наконец-то вошел в свою колею, и у вас наступила первая в жизни менструация.

Я пялилась на него несколько долгих минут.

— Нет, у меня не было…

Он улыбнулся.

— Нет, было. Если полученные результаты чего-то стоят, то ваша первая менструация должна была начаться шесть дней назад.

Шесть дней назад я была едва жива.

— Я не в состояние вспомнить.

От этих слов он изумленно вскинул брови, но спрашивать ничего не стал. Врач знал, что я из Управления. Знал, что некоторые вещи не подлежат обсуждению. Док Харви сложил руки перед собой.

— Конечно, с учетом того, что вы больше не принимаете препарат, я бы предположил, что его воздействие на ваш организм не будет длиться очень долго. Возможно, это были ваши последние месячные, прежде чем вы станете окончательно бесплодной.

Я закрыла глаза, неожиданно до меня дошел смысл его слов. Обожемой! Я могу иметь детей. Я могу забеременеть, но в непродолжительный период времени. У меня возникло желание закричать от счастья. Пуститься в пляс. Обежать все здание, выкрикивая на каждом углу эту новость.

— Разумеется, — строгим голосом произнес он, и тем самым удержал меня на месте, — мы не станем сильно обнадеживаться по поводу случившегося и проведем ряд еженедельных тестов. Если вы забеременеете, то возможно, потребуется госпитализация, в виду того, что мы не можем прогнозировать, как отреагирует ваш организм на произошедшие изменения.

Да мне было плевать, даже если бы пришлось провести в больнице все девять месяцев, если это означало, что по истечению положенного срока у меня будет малыш. Я заерзала на сиденье, противясь порыву соскочить с места и побежать звонить Роану, чтобы поделиться этой новостью. Боже, да он будет на седьмом небе от счастья!

— И, — продолжил док, — поскольку ваши шансы забеременеть довольно незначительны, нужно будет в максимально возможной степени создать все условия для зачатия. Вы должны будете вести мониторинг биохимических и физиологических изменений своего организма, и сделать все, чтобы половой акт произошел во время пика овуляции.

— А мониторинг заключается?..

— В наши дни, это уже не столь утомительное занятие, и заключается он в ношение небольшого датчика, введенного под кожу. Датчик вызовет небольшое покалывание, когда наступит благоприятный момент для зачатия.

Я кивнула, и задалась вопросом — а не похожа ли я со своей улыбкой на дуру?

— Однако помните — даже этот датчик не может гарантировать зачатия. Вполне возможно, что вы вообще никогда не забеременеете, особенно, с учетом вашей ситуации. Даже в наши дни нет никакой уверенности, когда речь идет о зарождение новой жизни.

— У меня есть шанс, Док. А это все, что мне требуется.

Он кивнул.

— Вы желаете сразу же установить датчик?

Я открыла рот, чтобы сказать: «Да, конечно!», но тут до меня дошел смысл его раннего высказывания и слова застряли где-то в горле. Экспериментальный препарат, что вам вводили, фактически достиг своей цели. Тот же самый препарат, что изменил саму структуру организма полукровок-реципиентов на клеточном уровне. Тот же самый препарат, который, быть может, даже в этот момент изменяет мой организм лишь ему одному ведомым образом.

Вот дерьмо!

Я устало потерла глаза.

— Мне нужно все обдумать, — медленно проговорила я. — Помимо моего рьяного желания иметь детей, есть и другие соображения.

Врач кивнул.

— Только не забывайте, что это небольшое окно, и время имеет огромное значение, если вы хотите попытаться зачать.

Как будто я сама этого не знала. Я встала со стула.

— Мне просто требуется немного времени, чтобы все серьезно обдумать.

С минуту он пристально смотрел на меня — в его взгляде читалось понимание.

— Сегодня я пробуду здесь, как минимум до девяти-тридцати вечера. Позвоните мне, если примите решение или захотите обсудить дальнейший ход событий. Помимо этого, мы назначим нашу следующую встречу на завтра на это же самое время. Суток будет достаточно?

Достаточно ли двадцать четыре часа, чтобы решить, стоит ли мне рисковать, преследуя давно лелеемую мечту? Боже, нет. Но я кивнула и покинула кабинет врача, при этом пребывая в таком ошеломленном состояние, что мой «нежный» желудок даже не взбунтовался, когда я спускалась в лифте на первый этаж.

Двери лифта открылись, за ними показался Куинн. У него был встревоженный вид. Он протянул руку и бережно взял меня под локоть.

— Ты в порядке?

Я надтреснуто рассмеялась.

— Да. Просто узнала кое-какие замечательные новости.

Он нахмурился.

— Тогда почему ты бледная, как полотно, и вся дрожишь?

— Я боюсь высоток, не забыл?

— Я помню. Но еще вижу, что ты врешь. — Замешкавшись на секунду, он заглянул мне в глаза, словно пытаясь увидеть, что творится у меня в душе. — Было время, когда ты доверяла мне.

Я до сих пор доверяла ему. Мне просто требовалось время все серьезно обдумать, прежде чем кому-нибудь рассказывать. Но я не могла думать и принимать решение здесь. Я снова потерла глаза. Глаза обожгло, словно их переполняли невыплаканные слезы.

— Нельзя ли отбросить вопросы и просто отвезти меня на гору Маседон?

Двери лифта попытались закрыться. Куинн удержал их рукой и сказал:

— Зачем?

— Я должна принять решение, а мне лучше думается, когда я бегу по лесу. — Гора Маседон была наименее облагороженным и ухоженным парком среди всех прочих парков, окружающих такой мегаполис, как Мельбурн.

Куинн задержал взгляд на мне, затем, сжав мой локоть, вывел меня из здания.

Палящее солнце постепенно заходило за горизонт, сменяя дневной свет сумерками. В воздухе ощущалась прохлада шторма, который по прогнозам обещался разразиться в конце этого вечера. Я подняла голову и посмотрела на небо, следя за облаками, что стремительно неслись по небу, слегка окрашенному в розоватые тона.

Волк во мне надеялся, что пойдет дождь, потому что не было ничего более освежающего, более очищающего и более первобытного, чем нестись по лесной чаще под раскаты штормового грома и под хлесткие струи дождя.

Мы сели в машину и направились к горе Маседон. Куинн ничего не говорил, и за это я была ему благодарна. В моей голове царил хаос, мысли неслись то в одном, то в другом направление, и у меня не было ни единого шанса поддержать хоть какой-то разговор.

Когда мы въехали в район горы Маседон дождь начал хлестать по лобовому стеклу. Куинн взглянул на меня и вопрошающе поднял бровь.

— Езжай дальше, — ответила я. — Мне плевать на дождь. А кроме того, я — волк. Мы не чувствуем холода.

— Вервольфы может и нет, но не ты.

У него была хорошая память. Я упоминала об этом вскользь лишь однажды.

— Может и так. Но сейчас, мне больше требуется пробежка, чем сидение в тепле.

Он кивнул и продолжил ехать по направлению к вершине горы. Мы въехали в парк и остановились в ближайшем от деревьев парковочном кармане. Помимо нашей машины насчитывалось еще около дюжины других, большинство из которых были припаркованы возле ресторана «Старое кафе». Я вылезла из машины. Ветер развевал мою одежду, трепал волосы, и вызывал озноб, напоминая, что зима закончилась буквально недавно. Я задрожала и взглянула на Куинна через крышу авто.

— На это может потребоваться какое-то время.

— Будь осторожней. — Все, что он сказал.

Я кивнула и прежде, чем предаться безумству, сняла одежду и оставила ее в машине. В волчьем обличии я достигла деревьев, после чего побежала сквозь заросли папоротника. Не думая ни о чем, я позволила ночи, холоду и шторму струиться вдоль моего тела. Позволила электрическим разрядам, что сверкали в грозовом небе, вытеснить путаницу и неопределенность мыслей из моей головы.

Я бегала в течение нескольких часов. Бегала, пока мои конечности не начали дрожать от усталости, а язык не вывалился из пасти — я могла бы поклясться, что он почти тащился по земле. Бегала, пока не отступила гроза, оставляя после себя чистый запах влажной земли, смешанный с ароматом эвкалиптов в ночном воздухе. И даже тогда, я не сразу повернула к машине. Вернувшись в человеческую форму, я направилась к огромному мемориальному кресту — центральному элементу парка.

Сидя на ступеньках, спиною к кресту, я притянула колени к груди и обхватила их руками, стараясь сохранить тепло. Я смотрела на огни, которые, подобно мерцающему ковру, раскинулись вдали.

Спустя несколько минут насыщенный аромат сандала смешался со свежим запахом ночи. Вампир подал мне мою одежду, не проронив ни слова. Как только я оделась, он накинул мне на плечи свою кожаную куртку и сел рядом со мной на ступеньку, словно молчаливая тень, чей жар я ощущала, даже не прикасаясь.

— Я заказал столик в ресторане, на случай, если захочешь перекусить, — произнес он, немного погодя.

— Захочу. — Я скользнула руками в рукава куртки и застегнула ее на молнию. Она пахла кожей и мужчиной, вызывая у меня сумятицу чувств. И это пугало, потому что я не могла позволить себе влюбиться в этого вампира более того, чем уже была влюблена.

— А ты влюблена в меня, Райли Дженсон?

Я резко посмотрела в его сторону.

— Два дня назад ты сказал, что можешь улавливать мои мысли, только когда я испытываю боль или во время любовной горячки. Так как же ты прочитал их сейчас?

Его взгляд, когда он встретился с моим, был холоден и непреклонен.

— Мы разделили кровь, не забывай. Я предупреждал тебя, что это делает меня более восприимчивым к незащищенным мыслям.

Я отвела взгляд.

— В таком случае, мне придется не забывать постоянно блокировать свои мысли.

— Может и придется, если ты не хочешь, чтобы я их читал.

— Ты мог бы повести себя, как порядочный человек и не лезть мне в голову.

— Мог бы. Но учитывая то обстоятельство, что до настоящего времени наши разговоры прерывались по разным причинам, вторжение в твои мысли — мой единственный способ получения информации.

Очевидно, Куинн прочитал не так уж и много — тогда бы он не сидел так спокойно. Я пожевала губу, наблюдая за мерцающим ковром огней, и постаралась не думать о чем-то конкретном.

Как ни крути, а решение должно быть принято. Здесь и сейчас. Потому что, если я вернусь к Джеку так ничего и не решив, он сделает это за меня. А учитывая его желание сделать меня стражем, вряд ли ему захочется увидеть меня беременной.

— Расскажи мне, что так терзает тебя? — тихо спросил Куинн.

Я быстро подумала о том, что было бы благоразумно не рассказывать ему, но в конечном счете решила, что он имеет право знать. Это касается и его — вернее, нас, — в каком-то роде.

— Тебе это не понравится, — я уклонилась от прямого ответа.

Он протянул руку и переплел свои пальцы с моими, согревая ладонь и приободряя меня.

— Рассказывай.

Я так и сделала. Рассказала о том, что сказал врач. О Мише. О том, что приехала сюда, чтобы принять решение.

Он молчал в течение длительного времени. Когда он наконец заговорил, его голос был бесстрастен, как всегда. Но, когда наши взгляды встретились, я увидела в его темных глазах отголоски боли.

— Роан рассказал тебе об Эрин, не так ли?

Эрин была волчицей, с которой Куинн был помолвлен за полгода до того, как я повстречалась с ним. Волчица, которая использовала наркоту, чтобы заманить и удержать его. Вервольф, утвердивший его во мнение, что все волчицы — шлюхи.

— Роан ничего не рассказывал об Эрин. — Я изучающее рассматривала его с минуту. — Какое она имеет отношение к решению, которое я должна принять?

— Никакого. Но я подумал, быть может, это она послужила причиной, из-за которой ты не расположена говорить о нас, о продолжение наших отношений.

— С чего это ты так решил?

Он отвел взгляд. Я легонько коснулась его руки и почувствовала, как напряжены мышцы, ощутила гнев, все еще тлеющий в его сознание.

— Нас не просто влекло друг к другу, — в конце концов сказал он. — Мы поклялись в своей любви луне.

У меня все оборвалось внутри, а сердце ушло в пятки. Из всех вещей, что я ожидала услышать, эта, безусловно, было самым неожиданным.

— Что? Но это означает…

— …что я не смог бы свободно спать с кем-то другим. — Его взгляд встретился с моим; тлеющая бездна темноты. — Но я свободен в своих желаниях и в выборе партнеров, потому что обряд, который должен был нас связать, не сработал.

— Потому что на момент проведения обряда обе стороны должны быть влюблены друг в друга. Очевидно, Эрин никогда тебя не любила.

— По правде говоря, я тоже никогда ее не любил. То был наркотик, а не настоящие чувства.

— Да. — Я замолчала. Между ними было что-то большое. Между ними должно было быть что-то большое. — Но я так понимаю, что это было ее последним злодеянием?

Куинн отвел взгляд.

— В то время, я полагал, что обряд соединит нас навечно и не допустит в нашей жизни появление других любовников. Мне тяжело далось разоблачение ее лжи.

Боже мой…

— Ты застал ее с другим волком?

Он кивнул.

— К тому же, она оказалась беременной от него.

— Хреново. — Неудивительно, что он столь яро ненавидел образ жизни вервольфов.

Куинн вновь кивнул.

— Отсюда и мои подозрения — я подумал, что Эрин каким-то образом причастна к твоему нежеланию вновь вступать со мной в отношения.

— Что ж… она не причастна к этому. Но как и она, я хочу ребенка — сейчас или в будущем. И это затруднит отношения с тем, кто никогда не одобрит решение подобное этому. А если я буду в отношениях с кем-то, кто никогда мне этого не сможет предложить или одобрить, это создаст трудности.

Особенно, если он будет из тех, кому не нравится быть одним из многих.

Уголки его резко очерченного рта дрогнули в слабой улыбке.

— А я было подумал, что ты мстишь мне за уход.

— Не стану отрицать, что это тоже входило в мои намерения.

Он снова кивнул.

— Итак, что же ты намерена делать?

— Честно говоря, не знаю.

— А что с Мишей?

— Я все равно собиралась переспать с Мишей. Я нуждаюсь в ответах, которые он может дать.

— Выходит, ты собираешься стать шлюхой Управления?

Я убрала ладонь из его руки и встала.

— Да катись ты ко всем чертям! — Скрестив руки на груди, я начала спускаться вниз по ступенькам. — Рассматривать ситуацию под таким углом — это так по-человечески, но на деле, все не так просто, как кажется.

— Вопрос не столько в том, что мне так видится, а в том, что так оно и есть — все так просто. Роан охотно спит с врагами для того, чтобы раздобыть нужные сведения. Разве это не то, чем ты собираешься заняться с Мишей?

— Это просто секс, — выпалила я, разочаровано вздохнув. Куинн никогда не изменит своих взглядов, вне зависимости от того, что я скажу. — И нам пока не известно, является ли Миша врагом.

— Равно, как мы не знаем — является ли он другом.

— Верно. Но, возможно, в данный момент — он единственный фертильный волк, которого я знаю.

— Выходит, ты веришь, что он не соврал на сей счет?

— Это достаточно легко проверить. — Я подошла к черному из мелкозернистой сетки забору, который не позволял посетителям приближаться слишком близко к обрывистому краю горы. Со стороны креста дул порывистый ветер, охлаждая мои мокрые ноги и ступни.

— Звучит так, словно ты приняла решение.

Я закрыла глаза.

— Быть может, я бы так и сделала, если бы ARC1-23 не «подстегнул» мою фертильность.

— В смысле? — и хотя Куинн сидел на ступеньках, его тихие слова донеслись до меня сквозь рев ветра столь же отчетливо, как если бы он стоял рядом со мной.

— В том смысле, что ARC1-23 может вызвать у нас, полукровок, ужасные побочные эффекты. По крайней мере, еще несколько месяцев, врачи не будут знать, оказал ли препарат таковые на мой организм и как это скажется на мне.

А если они до сих пор не могут предсказать последствия ARC1-23 для меня, то откуда же им знать, как препарат скажется на ребенке, которого я планирую? Если препарат может полностью видоизменить мой организм, то какого черта ему не сделать этого с организмом ребенка, находящегося в моем чреве?

Именно в этом проблема. Именно в этом заключалась дилемма, перед которой я оказалась.

Разве я имею право подвергать опасности своего ребенка таким образом? Разве имею право даровать жизнь тому, кто может даже не дожить до своего первого дня рождения?

В глубине души я знала, что ответ был отрицательным.

Но это означало бы, что я упущу свой единственного шанса на рождение собственного дитя. М-да… Конечно, имелись и другие варианты — заморозить яйцеклетку, найти суррогатную мать, но все это не то же самое, что родить самой. Разве не об этом я мечтала все эти годы?

Я закрыла глаза и судорожно вздохнула. Боже, судьба бывает временами такой сукой.

Я почувствовала на своих плечах руки Куинна, он развернул меня к себе лицом. Я погрузилась в тепло его объятий, наслаждаясь тем мгновением мира, что он предложил.

— Если и есть одна вещь, которую я узнал с годами, — его дыхание овеяло теплом мое ухо, — так это то, что природа борется с несправедливостью по-своему.

— Природа имеет мало общего с тем, что происходит со мною сейчас. Если бы законы природы действовали до сих пор, я все еще была бы бесплодна.

— В таком случае, быть может, в этом и кроются ответы на твои проблемы.

Я слегка отстранилась от него и встретилась взглядом с его темными глазами.

— В этом утверждение слышится гораздо больше личного интереса, чем должно бы.

Он поморщился и, подняв руку, провел пальцами по моей щеке. В ответ на это прикосновение, я вздрогнула, почувствовав, как сильно мне его не хватало.

— Так и есть.

Я покинула объятия Куинна, не желая терять голову из-за тепла, исходящего от его тела, и многообещающих прикосновений.

— Даже, если я приму решение не продолжать эту затею с ребенком, отношения между нами все равно останутся сложными — по множеству всевозможных причин.

— Нет ничего, что могло бы нам помешать возобновить отношения с того места, где мы остановились.

— То место, где мы остановились — это твое заявление о нежелание связываться с еще одним вервольфом. — Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. — Моя истинная половинка все еще где-то бродит по белому свету. Я могу лишиться его. Вдобавок к этому, мне скорее всего не суждено иметь детей, поэтому, я не стану рисковать.

— Это не значит, что мы не можем прийти к своему роду соглашению…

— Но сможешь ли ты прийти к соглашению? — перебила я. — Зная, что я собираюсь заниматься тем, что мне предстоит, — даже если это означает целование или траханье с каждым грешником в этом проклятом богом штате — для того, чтобы остановить тех ублюдков, что преследуют меня снова и снова?

Но это не означало, что я намерена стать стражем — если только препарат абсолютно не оставит мне выбора. Но перекрыть кислород тем ублюдкам — было превыше всего, и если это означает, что мне придется спать с некоторыми из них, пусть будет так. По крайней мере я внесу свою лепту в то, чтобы остановить их. И только тогда я смогу — со спокойной душой — следовать по любому уготовленному мне судьбой пути без того, чтобы не оглядываться на призраков, которых я подвела под монастырь.

И если уготовленная мне судьбой дорога, означает жизнь без детей, то, полагаю, мне следует смириться с этим.

Это означало, что решение, за которым я пришла сюда, в конце концов, было принято. Препарат, разрушающий мой организм, стал причиной фертильности, и именно по этой причине, я не осмелюсь забеременеть, как бы сильно мне не хотелось рискнуть. Будущее сулило неизвестность, и как бы мне этого не хотелось, я все же вынуждена была признать, что любые изменения, вызванные лекарством, приведут меня к становлению стражем. Либо это, либо — служба в войсках, как поступили с другими полукровками, принимавшими ARC1-23.

Я не имела права рожать малыша в такой обстановке, особенно, когда ни Роан, ни я не имели поддержки со стороны своей стаи, которая бы позаботилась и воспитала ребенка, если бы с нами что-то случилось.

Куинн не ответил на мой вопрос, но, на самом деле, ему этого и не нужно было делать. Мы оба знали, что он никогда не смирится с тем, что меня будет иметь любой встречный. В его слишком-человеческом понимание, подобное было недопустимо.

— Послушай, Куинн, я не отрицаю, что хочу тебя, но я хочу тебя без всяких ограничений. Если ты не можешь принять это, — не можешь принять то, чем являюсь я, или то, чем я собираюсь заниматься, — тогда отступись и оставь меня в покое.

Несмотря на то, что выражение его лица было сверх нейтральным, я все же смогла разглядеть раздражение, полыхающее в его глазах, почувствовать, как оно начинает медленно распространяться в грозовой ночи. Это напомнило мне о том, что О'Конор был очень старым вампиром, и очевидно, что, несмотря на все его вежливые и учтивые манеры, он привык добиваться своего.

Он мог хотеть меня, мог красиво говорить о компромиссе, но в глубине души он был единоличником и не готов был делиться.

— Выходит, если я хочу тебя, — произнес он слегка прерывистым голосом, — мне придется мириться с тем, что ты — шлюха, чем, на мой взгляд, и является каждый представитель вашей расы?

Во мне поднялся гнев, я сжала кулаки, противясь желанию врезать ему.

— Хочешь знать, почему я скорее трахнусь с таким незнакомцем, как Кейд, чем с тобой? Потому что он принимает меня таковой, какая я есть. Ты же, наоборот, хочешь в корне изменить меня.

Гнев клубился вокруг меня, во мне, и я не была точно уверена чей он — мой, его, или же наш общий. Все раздражение, что нарастало с той поры, как Куинн бросил меня, начало прорываться наружу, и у меня не было ни единой возможности его сдержать.

— Я не хочу…

— Тогда, почему ты называешь всех волков шлюхами? Почему, даже зная, что лунные скачки — это праздник жизни и любви, являющийся основной частью того, чем мы являемся? Мы — не люди. Как ты смеешь пытаться судить нас по человеческим меркам?

— Я не сужу…

— Тогда, почему ты называешь нас шлюхами?

— Разве определение «проституция» не включает в себя секс за деньги или за информацию? Разве, это не то, чем ты собираешься заниматься?

— Это человеческое определение. У вервольфов нет такого слова, потому что мы так не думаем.

— Выходит, ты счастлива спать со всеми вместе и с каждым в отдельности, ради получения информации?

— Счастлива? Нет. Смогу ли это сделать? Да, потому что это просто секс, а секс жизненно необходим волкам, как кровь вампирам.

— Вампир может умереть без крови. Сомневаюсь, что вервольф может умереть без секса.

— Может и нет. — Я скрестила руки на груди и продолжила сверлить его свирепым взглядом. — Но однозначно мы можем умереть, если не повстречаем свою истинную половинку.

Куинн фыркнул.

— Сомневаюсь…

— Не сомневайся, а просто выслушай. Вервольфы полагают, что истинная любовь не приходит случайно, а предопределена самой судьбой. По нашему мнению, такая любовь, как и душа, вечна. На протяжении всех наших жизней нам суждено встречать одного и того же возлюбленного снова и снова. Каждому волку предназначен один-единственный волк, который будет для него идеальной парой. Один-единственный, являющийся неотъемлемой частью нашей души. И если нам не удастся обрести свою половинку, мы обрекаем себя на душевные муки. Большинство из нас начинают угасать, многие умирают.

С минуту он молчал, а затем сказал:

— Возможно, связь, что возникла между нами, это нечто большее и стоит ее изучит более тщательно?

— Определенно. Я обдумывала свои отношения с тремя мужчинами — в одного из которых я была влюблена, и ни один из этих троих не был моей истинной парой. Связь, что была между нами, можно было отнести к эмоциональной и физической, но ни никак не к душевной. — Что было доказано, когда Хэйден — волк, которого я сильно любила, будучи подростком, встретил свою вторую половинку спустя ровно год с начала наших отношений. Если бы мы были истинной парой, такого бы никогда не случилось.

— Выходит, это не наш с тобой случай? — спросил Куинн.

— Это ты мне скажи. Я не пытаюсь подогнать наши отношения под какие-то рамки.

Он вздохнул и устремил взгляд мимо меня. Гнев, что накалял воздух, казалось, быстро развеялся от дуновения холодного ветра.

— Я — вампир. Мы склонны быть единоличниками.

Я кивнула.

— Тогда, это тебе принимать решение, а не мне. Мне хочется продолжить изучать то, что есть между нами, но я никогда не рискну связать свою жизнь только с тобой. Я не могу. И хотелось бы добавить — я не рассчитываю, что ты ограничишься только мной. Я не могу быть единственным источником крови для поддержания твоей жизнедеятельности.

Куинн тихо фыркнул.

— Эта поблажка настолько мала, что не играет особой роли в общей схеме вещей.

— Это — все, что я могу предложить на данный момент.

— Не знаю, смогу ли я приспособиться к свободным отношениям. Я не так воспитан.

Я подняла бровь.

— Месяц назад мы не хранили верность друг другу. На тот момент я встречалась еще с двумя — с Талоном и Мишей.

— Месяц назад я считал это всего лишь случайной интрижкой, о которой бы легко позабыл, как только бы вернулся домой.

— И что же заставило тебя изменить свое мнение?

От его взгляда я чуть ли не таяла.

— То, что ты не выходишь из моей головы.

Он тоже занимал все мои мысли. Я задалась вопросом: зиждется ли наша взаимосвязь лишь на той связи, что мы установили друг с другом?

— Но ты пресекал любую мою попытку поговорить или увидеться с тобой. Даже, когда я добилась, чтобы ты поужинал со мной, ты заявил, что не заинтересован в продолжение каких-либо отношений.

Куинн пожал плечами.

— Я посчитал, что так будет лучше всего. После Эрин у меня не было желания вступать в продолжительную связь.

— Я не предлагала тебе ничего долговременного.

Он посмотрел на меня и ничего не ответил.

— И несмотря на все эти отказы, — продолжила я, — ты появляешься сейчас и чуть ли не требуешь, чтобы я была с тобой, с одним лишь тобой.

— Потому что то, что есть между нами, заслуживает более тщательного изучения.

— Зачем тебе это, если ты не желаешь ничего постоянного и длительного?

Он опять ничего не ответил. Возможно, это был именно тот вопрос, на который у него не было ответа.

— Сколько серьезных отношений у тебя было за прошедшие годы?

Выражение его лица можно было охарактеризовать только как мрачным.

— Пара-тройка.

Я тихо фыркнула.

— И это за сколько столетий?

— Тяжело кого-то любить, зная, что увидишь, как они состарятся и умрут.

— Тогда, почему ты серьезно отнесся к Эрин?

— Как я уже говорил, те отношения сложились под действием наркоты, а не любви. Будь я в своем уме, я бы никогда не попытался совершить тот обряд. — Сурово глядя на меня, он добавил: — Четыреста лет назад я поклялся никогда не жениться на другой женщине. Я твердо держусь этой клятвы.

Его слова наводили на вопрос — что же случилось четыреста лет назад? Но я не удосужилась озвучить этот вопрос, потому что знала — он не ответит.

— Выходит, ты никогда не обращал любовницу?

— Нет. Так или иначе, но эта затея редко заканчивается добром.

— Из-за территориальных штучек?

Куинн медлил с ответом.

— И из-за того, что вампиры не могут кормиться друг от друга.

Не могут? Любопытно. Мне казалось, что кровь она и в Африке кровь, вне зависимости от источника. Я взглянула на наручные часы и увидела, что время подходит к половине девятого. Если я позвоню сейчас, то еще успею застать врача в его кабинете.

— Что будет дальше — решать тебе. Просто прими, как данность, что у меня будут другие партнеры, и я не откажусь от лунных танцев. Я не могу себе этого позволить. — Я нерешительно умолкла, наблюдая, как меняется выражение его глаз по мере того, как до него доходит смысл сказанного. Ему не понравились мои слова, он их не принял. Пока не принял. — Кстати, можно воспользоваться твоим телефоном?

Куинн выудил из кармана ключи и кинул их мне:

— В машине.

— Спасибо. Если захочешь — увидимся в ресторане.

Он согласно кивнул. Пройдя мимо него, я направилась сделать звонок, который положит конец всем моим надеждам о собственном ребенке.


В конечном счете, нам так и не удалось поесть. Куинн отвез меня обратно в медицинский центр, и врач установил мне внутриматочную спираль — сводя на нет любую вероятность беременности, к тому же, это было единственное устройство, которое невозможно было обнаружить при исследовании крови — на чем, несомненно, настоит Миша. Так же мне установили подкожный датчик — так как я полагала, что Миша будет пристально отслеживать всю информацию из моего личного дела, и отсутствие оного вызвало бы у него подозрения. По этой же причине, я обратилась к врачу с просьбой — не вносить в мою карту запись о ВМС[15], и хотя у него это не вызвало особой радости, он все же согласился. На самом-то деле у него не было выбора, так как он знал, что я работаю на Управление и без особых усилий могу принудить его к выполнению данного требования.

Я не запомнила, как мы спускались в лифте на первый этаж, в моей памяти явственно отпечаталось лишь одно — как Куинн взял меня на руки и держал так — как мне показалось — целую вечность. Он не сказал ни слова, но ему этого и не требовалось. И хотя связь между нами была накрепко заблокирована, я все равно знала, что он понимает мою боль. В конце концов, он был вампиром, и ему было хорошо известно, что такое никогда не смочь иметь детей.

К тому времени, когда мы вернулись в номер, уже перевалило за полночь. Джек сидел за своим портативным компьютером. При нашем появлении он сердито нахмурился.

— Где, черт возьми, вы оба пропадали?

— Предавались размышлениям, — ответила я.

— И нельзя было прервать эти размышления для того, чтобы позвонить и сообщить, что, черт подери, происходит?

— Нет. — Вообще-то, я даже не подумала об этом.

Я посмотрела в сторону спален. Я знала, что в одной из них находится мой брат, однако вторая спальня тоже не пустовала — судя по звучному храпу, доносившемуся из нее. Несомненно, там был Кейд. Почему, черт возьми, он все еще здесь? И что Джек планирует с ним делать?

И есть ли у меня хоть какой-то шанс разоблачить таинственную лошадь-перевертыша?

— Хочешь кофе, босс?

— Не откажусь.

Взглянув на Куинна, я вопрошающе подняла бровь. Он согласно кивнул мне в ответ, и я направилась на кухню, чтобы приготовить для всех нас кофе. Принеся кофе в гостиную, я уселась на диван напротив Джека и ввела его в курс того, что случилось. Мы разговаривали добрый час, после чего я позвонила Мише. Где-то через минуту он подошел к телефону. Как я и предполагала — он бодрствовал.

— Нам нужно поговорить, — произнесла я.

— Да, нужно.

Я взглянула на Джека, который, подключившись к моему мобильнику, прослушивал наш разговор, и одновременно разговаривал с главой Управления по второму телефону. Он встретил мой взгляд и кивнул, давая понять, что все в порядке.

— В три часа. «Мейси Джейн» на Лигон-стрит.

Скользнув взглядом мимо Джека, я задержалась на Куинне. Я была готова пойти ему навстречу, даже если это был не совсем разумный поступок. Был ли он готов сделать то же самое — еще предстоит увидеть. Его молчаливое неодобрение повисло в воздухе, и само по себе говорило, что он еще не примирился с ситуацией. Возможно, он никогда этого не сделает.

И так же сильно, как я хотела быть с ним, я в той же степени не готова была менять всю свою жизнь ради него. Как и не готова была отказаться от этого расследования. Мне необходимо было внести свою лепту в его завершение, необходимо было воочию увидеть, чем все закончится, чтобы всецело убедиться, что мне ничего не грозит. Если Куинн не может справиться с этим, и принять меня такой, какая я есть, тогда нам никогда не суждено быть вместе. Независимо от того, каким лакомым кусочком шоколада представлялся он моим гормонам.

— Прости, но так не пойдет, — произнес Миша, растягивая слова. — Во-первых, я не доверяю той шайке, с которой ты неразлучна. А во-вторых, на данный момент, я не смею и шага ступить из одного известного тебе заведения. За мною следят.

— Ага, Управление не спускает с тебя глаз.

— И те, за кем ты охотишься.

— Хочешь сказать, что они тебе не доверяют? — Я опять посмотрела на Джека. В курсе ли он, что за Мишей следит не только Управление? Судя по тому, как он изумленно поднял брови — нет, об этом он не знал. — И почему я не удивлена?

В трубке раздался тихий смешок Миши, возвращающий к жизни воспоминания, о которых лучше всего позабыть.

— Встречаемся в «Голубой Луне».

Джек затряс головой. Я не обратила на него внимания. Нам необходимо было выяснить, что знает Миша, а «Голубая Луна» — была надежным местом, местом, где я чувствовала себя в безопасности, и которое не патрулировалось Управлением. Я знала персонал, знала планировку клуба. И из всех вервольфских клубов, «Голубая Луна» — единственный клуб, действующий достаточно жестко в вопросах безопасности постоянных клиентов.

— Я бы не назвала это заведение твоим излюбленным местечком.

— Да-а, но оно стало таковым с момента твоего побега.

В желудке образовался холодный ком.

— Ты не мог знать, что я сбежала из того места.

— Нет, но я знал, что он недооценивает тебя. Он всегда…

— Кто — он? — перебила я.

На этот раз от его самодовольного смеха меня пробрал озноб.

— Мы должны обсудить условия, прежде чем перейдем к обмену информацией…

— Тебе же лучше, Миша, если ты предоставишь достоверные сведения, иначе, сделка не состоится. И неважно, что ты можешь оказаться единственным на этой чертовой планете фертильным волком.

— Я — твоя единственная возможность избежать возвращения в очередной загон для скота, — тихо произнес он. — Поверь этому, если не веришь ничему другому.

От сдержанной уверенности в его голосе меня пробрал озноб. Я верила ему… по известным только Богу причинам. Наверное, с моей стороны это было глупостью.

— Когда?

Джек закатил глаза, и, выглядя решительно несчастным, начал разговаривать по второму телефону.

— Три часа — мне прекрасно подходит. Я зарезервирую одну из приватных комнат — лишь для того, чтобы наш разговор не был подслушан, но сама встреча произойдет на танцполе. Для моих наблюдателей — все должно выглядеть, как случайность.

— Если ты знаешь о них, то почему не избавишься?

— Потому что именно сейчас, они сыграют мне на руку. — В его голосе звучало нескрываемое веселье.

Я всегда считала Мишу спокойнее и разумнее остальных двух самцов, что были у меня на протяжении последних нескольких лет, но это предположение оказалось ошибочным.

— Завтра в клуб пускаются только вервольфы, — продолжил он, — так что, ни вампир, ни та лошадь-перевертыш не смогут попасть туда. Роан — сможет, но заметив его, я уйду, и сделка не состоится.

Откуда он узнал, что Кейд все еще с нами? Или же, с его стороны это было просто догадкой?

— Не думаю, что кто-то из нас доверяет тебе настолько, чтобы согласиться на такую сделку.

— Упрямица. Или так, или ни как. Пусть они тебе установят подкожное следящее устройство, если думают, что я могу задать стрекача с тобой.

Они могут, и они сделают это. И будь я проклята, если вновь рискну оказаться похищенной.

— Почему только я?

— Потому что сейчас я хожу по лезвию меча, и у меня нет желания срываться с него в неизвестность.

Довольно поэтичный способ сказать, о своем желание прощупать почву.

— Миша, тебе лучше не пудрить нам мозги.

— И не собирался, поверь мне. — Он сделал паузу, послышался шелест шелка. Неожиданно, в своем воображение я увидела черные простыни, скользящие по бледной коже. — В качестве доказательства, позволь я посоветую тебе — покинь пентхаус в Брайтоне в течение следующих пяти минут.

Кровь отхлынула от моего лица, а взгляд метнулся от Джека к Куинну.

— Откуда ты узнал, что мы находимся в Брайтоне?

Прежде чем эти слова успели сорваться с моего языка, Джек приказал Куинну разбудить Роана и Кейда.

— Оттуда же, откуда узнал о нападение на вас с воздуха. Советую тебе убрать оттуда свою прекрасную задницу, Райли, если хочешь, чтобы завтрашняя встреча состоялась.

С воздуха? Ради всего святого, мы были на десятом этаже…

Я повесила трубку и развернулась.

И сделала это как раз вовремя — несколько не-пойми-чего синего цвета врезалось в тонированное стекло французского окна.

Глава 6

Я едва успела закричать, чтобы предупредить остальных, прежде чем существа влетели в разбитое стекло и ринулись ко мне. Я начала быстро отступать, блокируя удары руками. Всякий раз, касаясь осклизлой, холодной плоти существ, я чувствовала, как руки покрываются гусиной кожей. От них разило мертвечиной, хотя никто из них не был похож на разлагающийся труп. Мой желудок протестующее заворочался, угрожая извергнуть содержимое. С трудом сглотнув и попытавшись дышать через рот, я нокаутировала одну из синих тварей в лицо, заставив ее отлететь в противоположную сторону комнаты.

Затылок начало покалывать от плохого предчувствия. Я резко развернулась. В мою сторону был направлен искрящийся серебром луч. На этот раз это был чертов лазер, а не стрела со слоновьей дозой снотворного, от которого бы я сразу же отключилась. Я нырнула в сторону и приземлилась на пол, сдавленно охнув и выбивая из легких воздух. В воздухе поплыл запах паленой кожи — лазерный луч рассек спинку дивана.

— Держи, — отрывисто крикнул Роан.

В полутьме блеснуло нечто серебристое. Что-то похожее на лазер. Поймав оружие левой рукой, я начала уворачиваться, но в этот момент меня что-то схватило за лодыжку. Зловонная синяя тварь обхватила мою ногу холодными и влажными на ощупь пальцами, одновременно пытаясь удерживать меня и взводить лазер. Недальновидная тварь. Даже я понимала, что нельзя позволить противнику открывать огонь.

Я нажала на лазерный триггер, даже не удосужившись прицелиться. На данный момент сойдет любое попадание. Между нами полыхнул красный — мне даже показалось «яростный» — огонь, разрезая плоть и кости. Рука существа шлепнулась на пол рядом со мной, обрубок начал чернеть и разлагаться, а не кровоточить. В воздухе разнесся запах паленого мяса, и я чуть ли не лишилась своего кофе тут же на месте.

Борясь с подкатившей к горлу тошнотой и стараясь не дышать слишком глубоко, я лягнула существо свободной ногой, отправляя его в другую часть комнаты. Еще один тонюсенький красный луч рассек темноту и закончил начатое мною.

Я вскочила на ноги. На меня надвигалось еще одно во всеоружии уродливого вида существо. Я увернулась от нескольких ударов, а затем резко нанесла свой. Мой удар пришелся в солнечное сплетение твари, однако у меня возникло такое ощущение, как будто я попала в желе. Мокрое, вязкое желе, что приняло на себя всю силу удара и лишь затряслось в ответ.

Ну и дерьмо… Раздумывая над этим, я пропустила удар в челюсть, от которого меня отшвырнуло назад. Я врезалась в окрашенную стену и, сдавленно охнув, соскользнула вниз. Какое-то мгновение в глазах все двоилось. Включая летящую синюю тварь и ее оскаленные зубы, злобно сверкающие в темноте.

Я закрыла глаза и, определив ее местонахождение по дуновению воздуха, а близость — по присущему только ей смраду, вскинула лазер и выстрелила.

Раздался глухой стук и в воздухе разнесся запах горелого мяса, от чего мой желудок скрутило. Я открыла глаза. Две обезглавленные синие твари извивались у меня в ногах.

— Райли, — сказал Роан, неожиданно появляясь в поле моего зрения. Через секунду он схватил меня за руку. — Ты в порядке?

Он помог мне подняться на ноги. Я слабо кивнула ему.

— Чуть ошеломлена ударом в челюсть.

Он осторожно прикоснулся к правой стороне моего лица.

— У тебя здесь будет небольшой синяк.

— Выходит, лобзания откладываются на день или два?

— Я бы сказал, что да.

— Досадно.

Он усмехнулся.

— Для того чтобы хорошо провести время, тебе не нужно целоваться.

— И правда.

— Не хочешь немного льда приложить?

— Да уж порадуй меня. — На самом деле мне было больно говорить, но будь я проклята, если брошу язвить.

Он пожал мою руку, затем развернулся и направился на кухню.

— Вопрос, на который нам требуется ответ прямо сейчас, — бросил он через плечо, — как, черт возьми, они вычислили нас?

Казалось, он не имеет в виду кого-то конкретного, поэтому я пожала плечами и ответила:

— Миша?

— Я бы так не сказал. Он играет всецело в своих интересах. Это не говорит о том, что он нас не предаст, если ему это не станет выгодно.

— А на данный момент, ему это не выгодно. — Из-за меня, из-за его планов в отношении меня.

Из спальни вышел Джек, его рубашка была порвана, а над глазом красовался порез. На его обычно жизнерадостном лице появилось отчужденное и преисполненное решимости выражение. А во взгляде, направленном на меня, мерцал гнев.

— Это был идиотский поступок, Райли.

Я смущенно уставилась на него:

— Какой поступок?

— Организовать встречу с Мишей в «Голубой Луне».

Ах, это.

— Эй, ты хотел, чтобы я с ним встретилась. И не вини меня, если он не хочет играть по твоим правилам.

— Мы не сможем завтра отправить наших людей в «Голубую Луну». Он сказал, что вход только вервольфам.

— Да, но это не имеет значения, потому что там со мной ничего не случится. Кроме того, там только два входа, за которыми придется наблюдать.

Мой взгляд устремился мимо Джека — в комнату вошел Куинн. Он не выглядел раненным, хотя и не был вооружен. Я ощутила облегчение.

Наши взгляды встретились, и мне показалось, что напряженность в его плечах несколько ослабла.

— Ты в порядке?

Я кивнула, воодушевленная его заботой больше, чем мне хотелось бы того признавать, и вновь встретилась с менее чем счастливым взглядом Джека:

— Сколько на тебя напало?

— Пятеро.

Выражение его лица было мрачным.

— Похоже, они полны решимости вернуть тебя и перевертыша обратно.

— Или избавиться от нас, — сказал Кейд, входя в двери и неся другой лазерный пистолет. — У этих штуковин была установка на убийство, а не на оглушение.

— Черт бы их побрал. — Джек выхватил пистолет у Кейда и осмотрел его. — Ты говорил об этом оружие?

— Боюсь, что да. — Кейд окинул взглядом мою скулу и, улыбнувшись, остановился на губах. — Хочешь, поцелую этот охренительный синяк?

— Роан сказал мне, что с поцелуями стоит ограничиться на данный момент.

— Вот невезуха. Но я готов пойти на компромисс и поцеловать другие места.

— Благодарю, — сухо ответила я, — но, думаю, сейчас неподходящее время для обсуждения компромиссов.

— Эй, я — легко приспособляемый…

— Довольно, — оборвал его Джек. — Собирайте вещи, народ. Нам нужно убраться отсюда как можно скорее.

— И направиться… куда? Если они узнали о нашем пребывание здесь, то, очевидно, что «крот» в Управление — это некто, весьма приближенный к директорату. — Роан вышел из кухни и вручил мне пакет со льдом. — Или так, или у Райли и Кейда установлен их «маячок».

Я вопросительно подняла брови:

— А ты не проверил?

— Мы просканировали вас обоих, — сказал Джек. — Но быть может, они создали «маячок» необнаружаемый сканерами. — Его лицо омрачилось еще сильней. — Роан, перепроверь Райли. Кейд, давай-ка осмотрим тебя.

Роан показал мне, чтобы я прошла в одну из спален. Я последовала за ним, и закрыла за собой дверь. Каждый присутствующий в этом номере уже видел меня обнаженной в той или иной степени, но я не собиралась выставлять себя напоказ именно в этот момент.

— Итак, — сказал брат, — расскажи мне о встречи, которой так недоволен Джек.

Я начала рассказывать ему, а он начал проверять меня на наличие «жучков».

— «Голубая Луна» — безопасное место, чтобы там Джек не думал. Это с Миши тебе придется не спускать глаз. Не доверяй ему. Ни при каких обстоятельствах.

— Не буду. — Я нерешительно умолкла. — Почему «крот» должен быть одним из приближенных к главе Управления?

— Потому что она — единственная, кто знал о нашем местоположении.

— Это не исключает, что «кротом» может быть сама глава Управления. — Только Хантер не способна предать родного брата, или организацию, которую она основала и развивала больше лет, чем я прожила.

— Это не она. Это может быть кто-то, кто имеет доступ в ее кабинет и к приватным разговорам.

— А как насчет Готье? — Меня пробрала дрожь от одного звука его имени. Готье мог быть самым лучшим стражем Управления, но помимо этого, он еще был гадом, убийцей и, полагаю, психопатом, дошедшим до ручки.

— Он не приближен к главе.

— Но я готова поспорить, что он подчиняется кому-нибудь из ее приближенных.

— Для нас это не составляет особой разницы. Кем бы ни был «крот», очевидно, что в Управление он уже долгое время. Он весьма хитер, и никогда не попадал под подозрение.

— Так давай составим список тех, кто, как правило, никогда не вызывал подозрений, и начнем следить за ними.

— Легче сказать, чем сделать — ведь мы не знаем наверняка, кому можем доверять, а кому нет.

Верно.

— А не могли бы мы просто проследить с кем общается Готье?

— Готье достаточно умен, чтобы понять, что мы сделаем это. — Роан взглянул на меня. — Кроме того, в настоящее время он откомандирован на север, где находится весь последний месяц. Он не причастен к этому небольшому инциденту.

По крайней мере, это объясняло, почему я не видела его в Управление. А я-то думала, что мне чертовски везет.

— А что насчет Алана Брауна?

— Он чертовски изворотлив, и, безусловно, в чем-то замешан, но опять же я не уверен, что он причастен к происходящему.

— Но разве это не он помог Готье устроиться в Управление?

— Ну да, но мы подозреваем, что его принудили к этому. Брауна шантажируют.

Я подняла брови:

— Кому-то известно о его пристрастие к шлюхам?

— Скорее о его пристрастие к азартным играм. — С удовлетворенным вздохом Роан откинулся на спинку кресла. — Не могу найти ничего похожего на «жучок».

Отлично. По крайней мере, это не я ответственна за беды, обрушившиеся на это жилище, и не я подставила под угрозу всех присутствующих.

— Если тебе известно, что его шантажировали, тогда, несомненно, ты мог проследить и самого шантажиста.

Поморщившись, Роан, встал с кресла.

— Хотелось бы мне, чтобы все было так просто.

— Какие-то документальные свидетельства?

— Ни единого.

— Как же так?

— Браун хитер, как лиса. Мы убеждены, что он сливает кому-то информацию, но не можем установить кому или чему.

— Выходит, ты установил за ним слежку?

Роан посмотрел на меня.

— Нет, черт возьми. Мы решили, что нам будет проще не задуряться этим, и позволить ему действовать по своему усмотрению.

Я шлепнула его по руке:

— Не умничай.

— Тогда не задавай глупых вопросов.

Я собрала с пола одежду и начала одеваться.

— А что насчет шлюх, чьими услугами он пользуется?

— Ты видела диски в его кабинете. Если Браун использует шлюх для передачи информации, тогда есть только одни способ это сделать, потому что он явно не беседы с ними ведет.

— Он — вампир, а значит телепат. Возможно, он нашел способ обойти пси-глушители.

Черт, если Джек мог их обойти, тогда и другие вампиры тоже. Однако не похоже, что Браун столь же силен, как и Джек.

— Мы проверили шлюх. Их сознания не касались.

— Тогда, должно быть, он что-то незаметно передавал им во время секса. — Хотя, если учесть то, что я видела на тех видеозаписях, единственное, что занимало Брауна в этом процессе — это его собственные дохлые сперматозоиды.

— Мы установили камеры. Нет, передача информации происходила не во время секса.

— Тогда, как он сливал или получал сведения? И если вы не считаете, что Браун участвовал в моем похищение, значит ли это, что он не причастен к «Геновев»?

— Возможно. Многие из тех файлов перешли к Брауну от бывшего помощника главы Управления.

— А он в свою очередь?..

— Мертвее не бывает.

Я подняла брови:

— Несчастный случай?

— Вероятно, нет.

Я надела туфли. Роан собрался покинуть комнату, но я остановила его, удержав за руку. Понизив голос, я спросила:

— Знаю, ты сказал, что не собираешься красть для меня досье Кейда, но быть может, сегодня, пока вы сидели здесь, тебе приходилось пробивать его по базе данных?

— Да, но в базе ничего не нашлось.

— Ничего — при твоем уровне допуска.

— Да. — Он посмотрел на меня. — Что ты задумала?

— Задумала? — Я уставилась на него невинными глазами. Похоже брат на это не купился. Я улыбнулась и добавила: — Послушай, тебе не кажется странным, что он здесь? Нам с тобой обоим прекрасно известно, что при нормальных обстоятельствах Джек быстро бы спровадил его.

— Верно подмечено. — Брат продолжил пытливо смотреть на меня, в его взгляде читалось: «ох-накликаешь-ты-на-меня-беду». — Но это не решает проблему, я не могу попасть в заблокированные файлы.

— Нет… — я замялась. — Но я могу.

— Ой, правда, что ли? — Роан насмешливо посмотрел на меня. — Бьюсь об заклад, что Джек не в курсе этой небольшой утечки.

— Э-э… нет. — Как у связного и его личного помощника, мой уровень доступа был выше, чем у Роана. Да к тому же за последние месяцы я раздобыла еще несколько кодов доступа — благодаря подслушиванию вводимых Джеком паролей, сидя от него на безопасном расстоянии за своим столом. Вы удивитесь, как легко определить нажатую кнопку по звуку щелчка клавиатуры, если немного потренироваться. — Неужели, ты и правда не хочешь узнать больше?

— Нет. — Он встал с кресла. — Так какую же роль ты определила для меня в этой небольшой разведывательной операции?

— Все, что от тебя требуется — это раздобыть мне портативный компьютер Джека.

Роан фыркнул.

— Ага, как будто бы это будет так легко и просто.

— Так и будет. В конце концов, мы собираемся в спешке. Достаточно просто стянуть оборудование и передать его мне.

Брат мученически вздохнул.

— Я постараюсь.

Я подалась вперед и поцеловала его в щеку.

— Спасибо.

Он ухмыльнулся и открыл дверь.

— Все, что угодно, лишь бы мой близнец улыбался.

— Ты хотел сказать — все, что угодно, лишь бы сохранить мир.

— И это тоже.

Как только мы вошли в главную комнату, двое из троих мужчин обернулись в нашу сторону. Куинн находился в отдаленном углу комнаты и был скрыт тенями, но его присутствие я ощущала каждой порой.

— Мы собираемся разбиться на три группы, — сказал Джек. — Роан, я хочу, чтобы ты отправился в Управление и занялся написанием отчетов. Убедись, что они зашифрованы и отправлены лично главе Хантер. Завтра утром забери несколько «маячков» и «жучков», затем направляйся в «Голубую Луну» и тщательно проверь клуб и его клиентов. Райли не приблизится к этому месту, пока мы не убедимся в его надежности. Куинн, так как мы не рискнем воспользоваться любым, имеющимся здесь автомобилем, я хочу, чтобы ты и Райли выпросили, позаимствовали или угнали машину и ездили недалеко от клуба, пока мы не свяжемся с вами и не разрешим войти.

— А чем будете заняты вы с Кейдом? — Куинн задал вопрос, который крутился у меня на языке.

— Мы нанесем небольшой визит компании, занимающейся производством этих устройств. — Он поднял пластиковый пакет с лазером.

Мы с Роаном обменялись быстрыми взглядами. Если Кейда привлекли к подобной работе, то он, определенно, больше, чем просто строитель.

Джек бросил мне телефон:

— И близко не приближайся к клубу, пока мы не позвоним.

— Только позаботься позвонить мне до трех часов. Сомневаюсь, что Миша благосклонно отнесется к тому, что его заставят ждать.

— Однако он будет ждать. Не забывай, что он, скорее всего, заинтересован в этой встрече так же, как и мы. Идем, Кейд. — Он направился к двери и бросил через плечо: — Роан, прежде чем уедешь отсюда, позвони в команду зачистки и убедись, что здесь не останется никакого добра Управления.

Я глянула на брата и не смогла скрыть усмешки. Временами, обстоятельства сами решают за нас.

Он лишь закатил глаза и, покачав головой, сказал:

— Куинн, не желаешь отправиться на улицу и найти для себя машину? Мы с Райли встретим тебя снаружи перед зданием.

Он дождался ухода Куинна, затем захватил компьютер и направился ко мне.

— Тебе прекрасно известно, что Джек соберется проверить все ли здесь убрали. А это значит, что он достаточно скоро заметит отсутствие компьютера.

— К этому времени я верну его. — Я поцеловала брата в щеку. — Не переживай, я не стану тебя в это втягивать.

— Как часто я это слышал? — сухо заметил он.

Я усмехнулась. Мы оба знали ответ на этот вопрос: «Чаще, чем требовалось». Он легонько коснулся моего локтя и показал, чтобы я шла в спальню, в которой проснулась.

— Давай-ка соберем вещевой мешок для тебя.

Я вошла в комнату и, бросив компьютер на край кровати, направилась к гардеробу.

— Остается только надеяться, что известные мне пароли, позволят проникнуть на закрытые уровни системы для того, чтобы узнать кем, черт побери, является Кейд.

— Если у тебя нет всех паролей, то было бы лучше не воровать оборудование Управления, а найти внешний источник информации. Как у его помощника у тебя есть доступ к большинству правительственных систем.

А это мысль. Это уменьшило бы риск оказаться по уши в дерьме, если бы Джек что-то обнаружил.

— Ты имеешь в виду — раскопать, кем он не является?

Роан кивнул и подошел к разбитому окну. Он вглядывался в ночь, холодный ветерок едва заметно шевелил его короткие рыжие волосы. Если бы те твари увидели выражение его лица — вернее, холодную озлобленность, что читалась на нем, — им бы не захотелось нападать на нас во второй раз.

— Если Кейд является строителем, то в базе данных должны быть документальные свидетельства о регистрации сделок, сертификация услуг его фирмы, и все в таком духе. С твоим уровнем допуска ты сможешь найти и другие данные, например, как свидетельство о рождении, школьный аттестат — все, что может подтвердить его слова по поводу идентификации личности.

— И если он не тот, за кого себя выдает, я выбью из него эту чертову информацию. — Эй, мне же надо будет выместить на ком-то свою обиду из-за всего того дерьма, что судьба налопатила в моей жизни.

От неожиданной улыбки Роана, его глаза потеплели.

— Или же, ты могла бы раззадорить его, а потом оставить без секса. Так бы ты гораздо быстрее добилась от него нужных сведений.

Я улыбнулась.

— Да, но тогда я накажу и себя.

— Найдется уйма волков, которые с превеликим удовольствием согласятся избавить тебя от подобной невзгоды.

— Не говоря уже о некоем вампире, который тоже не отказался бы мне в этом помочь, — пробормотала я, совершенно не задумываясь над своими словами.

— Именно поэтому он все еще здесь? — спросил Роан. — До него наконец дошло, что он не может позволить уйти из своей жизни чему-то хорошему?

Я пренебрежительно фыркнула.

— Нет, это не единственная причина. Я никогда не была единственной причиной его появления в Мельбурне.

Роан нахмурился из-за резкости, прозвучавшей в моем голосе.

— Я думал, вы разобрались во всем этом?..

Я вздохнула. Мне в самом деле следует научиться держать рот на замке.

— Так и есть. Я предложила ему что-то вроде компромисса.

Он покачал головой.

— Это не разумно.

Я запихала портативный компьютер в сумку, и обложила его одеждой и носками.

— Я знаю, знаю. Но если бы Куинн смог совладать с мыслью, что он не единственный мужик в моей жизни — от этого не было бы особого вреда.

— Загвоздка в том, что О'Конор никогда не изменится, чтобы он там не говорил.

Может и так. А может он заслуживает шанса доказать обратное.

— Как бы то ни было, это спорный вопрос, и до тех пор, пока он не даст положительный или отрицательный ответ на мое предложение, ситуация не прояснится.

— И когда ты успела предложить ему компромисс?

— Когда поднимались на Маседон.

— А что ты делала на Маседон?

О, Боже, ведь я же еще не рассказала ему. Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Что ты мне не договариваешь? — спросил он, на этот раз уже его голос прозвучал напряженно.

Быть может, между нами и нет телепатической связи близнецов, но по большему счету, мы в ней и не нуждаемся.

— Та встреча, что была назначена у меня… Я встречалась со специалистом, занимающимся вопросами лечения бесплодия.

На минуту Роан умолк.

— И?..

— Я временно не бесплодна.

Это был не тот ответ, которого он ожидал, его потрясение стало едва ли не осязаемо в воздухе.

— Что?

— Я не могу на этой пойти, Роан. Не сейчас, когда в моей крови циркулирует ARC1-23.

— Святый Боже. — Брат провел рукой по коротко стриженым волосам и шагнул ко мне. Притянув в свои объятия, он крепко обнял меня и тихо сказал: — Мне очень жаль, сестренка.

Я едва смогла кивнуть, так крепко он меня обнимал.

— Миша знает, не так ли?

— Да.

— Так вот почему он так жаждет этой встречи.

— Да.

Потому что он хочет воспользоваться мной, хочет, чтобы я зачала от него — чего, похоже, хотят и все остальные мужики в моей чертовой жизни.

Все, кроме Кейда, которому просто хотелось хорошо провести время, и Куинна, которому хотелось, чтобы я принадлежала ему, и только ему. Однако ему не нужен был волк, ему нужна была просто женщина. Но выходило так, что он не мог иметь одно без другого.

— Я знаю, как сильно ты хочешь ребенка, но ты не можешь на это пойти.

— Знаю, — я отступила от брата. — Беременности не будет, я предохраняюсь. Об этом известно лишь Куинну.

— Могу представить себе, как он отнесся к этому. — Роан поморщился.

— Да уж, он упомянул что-то вроде о моем узаконенном блядстве во благо Управления.

— Может Куинн и очень старый вампир, но когда-то он был человеком. А люди просто не могут рассматривать секс, как нечто коллективное и торжественное. И поэтому…

— Прекрати уже, — перебила я, — читать мне лекции на эту тему, братишка. Я предложила ему сделку и намерена придерживаться этого.

— Я по-прежнему считаю, что это плохая идея, но умолкаю по данному вопросу. — Он поцеловал меня в лоб. — Давай убираться отсюда, прежде чем те лазурные чучканы решат нанести второй визит.

Я глянула в сторону окна и направила на него лазер.

— Ты действительно считаешь, что они снова так скоро нападут?

— Вероятно, нет, но эти создания склонны к сюрпризам.

К таким, как авария и мое похищение для межрасового скрещивания — именно тогда, когда нам всем начало казаться, что я в безопасности. Проклятье, почему они гоняются за мной? Что такого чертовски значимого в моем геноме, что они полны решимости заполучить меня? И почему не Роана, у которого был тот же самый геном?

— Так я могу это оставить у себя? — Я подняла небольшой лазер, который он дал мне ранее.

— Ну да. Правда, у Джека случится инфаркт, так как это оружие только для стражей, но сейчас мне на это насрать. — Он сдернул с моего плеча сумку. — На него можно установить глушитель, если ты предпочитаешь сначала стрелять, а потом задавать вопросы.

— За мной такое водится, братишка.

Роан улыбнулся.

— Держись у меня за спиной, и сгусти вокруг себя тени.

Я так и сделала, после чего мы спустились по лестнице без происшествий. Куинн был немногим больше тени в ночи, но я знала, что он где-то там, даже не прибегая к инфракрасному зрению. Его насыщенный аромат витал в ночном воздухе.

— Сейчас за нами следят несколько камер, — заметил Куинн, открывая для меня пассажирскую дверь. — Я не уверен, улавливают ли они инфракрасный спектр, но постараюсь уехать отсюда как можно скорее.

— Хорошо. — Роан взглянул на меня: — Будь осторожна.

Он имел в виду — с Куинном. Я наклонилась вперед и поцеловала его в щеку.

— Ты тоже.

Дождавшись, когда я усядусь в машину, он вручил мне сумку.

— Если возникнут какие-то проблемы — звони.

— Я буду ее беречь, — сказал Куинн.

— Для своего же блага, — ответил ему Роан и отступил от машины.

Куинн захлопнул дверь.

Через пять секунд брат скрылся из виду, а мы тронулись в путь.

— Куда направляемся? — спросила я, спустя несколько минут.

— После того, как избавимся от машины? Я открыт для предложений. На данный момент ни у меня, ни у тебя — мы не будем в безопасности. Как и в отеле — там слишком легко проверить журнал регистрации.

И даже регистрация под чужими именами нас не спасет — в этот час ночи не так уж много людей заселяется.

Я устало потерла лоб. Где-то позади глазниц зарождалась боль, голова отяжелела, как гиря, мне требовалось немного поспать. Но больше всего на свете мне требовалось, чтобы в мою жизнь вернулся здравый смысл.

Я устремила взгляд на слабоосвещенный корабль, который пересекал залив, направляясь в сторону открытого океана. Я чувствовала, как рассекая тьму, он скользит по воде, держа курс в изменчивые воды.

Но этот корабль хотя бы знает свой конечный пункт назначения. Я же — не имела понятия.

— Райли?

Вздохнув, я ответила:

— Давай найдем какое-нибудь место, где я смогу безопасно воспользоваться компьютером. Мне нужно кое-что проверить.

Куинн окинул меня взглядом, который я скорее почувствовала, чем увидела.

— Например?

Меня так хотелось ответить что-то вроде: «Это не твое собачье дело», но это было бы грубо, а он больше не заслуживал такого обращения.

— Например — кем, черт побери, на самом деле является Кейд.

— Так ты переспала… — он резко умолк.

— Да, — заявила я, в равной степени чувствуя раздражение от того, что Куинн вновь заладил о своем «наболевшем», и развлечение от того, что он умолк на полуслове. Полагаю, небольшой успех все лучше, чем вообще ничего. — Да, я переспала с ним, не проверив его анкетные данные. И не смей говорить мне, что ты проверял биографию каждой женщины, с которой спал.

— Нет. — Он сделал паузу. — Я извиняюсь.

— О, держу пари, что для тебя это невыносимо.

Взглянув на меня в свойственной для вампиров манере, он просто спросил:

— Что тебя настораживает в нем?

— Тот факт, что он все еще здесь для того чтобы помочь нам.

— О, так это не настороженность как таковая, а просто любопытство. — Куинн взглянул на меня. — Ты знаешь, что любопытство сделало с кошкой?

— Да, но это не остановит меня.

— Тебя, похоже, вообще ничто не остановит.

Учитывая, мою растерянность и незнание, как отреагировать на это утверждение, я лишь спросила:

— Где мы собираемся избавиться от машины?

— Здесь?

Я оглядела мрачные, усеянные мусором улицы, и тотчас представила себе дюжину мест получше, куда можно было бы направиться. И что, полагаю, делало это место просто идеальным для нашей затеи.

— Идет.

Он свернул в переулок и остановился в тени старого эвкалипта. Я схватила сумку и вылезла из машины. Ветер стал еще холоднее, резкий порыв обдул мои обнаженные ноги, вызывая озноб. Запах океана смешался с вонью лежалого мусора, старостью, мочой и спертым запахом немытых тел. Близлежащие дома были мрачными и обветшалыми, как и сама улица. Но стоны наслаждения, что доносились из одной из лачуг, указывали на то, что тут обитают не только пьяньчуги, чью вонь я ощущала.

Я глянула на Куинна через крышу машины:

— Тебе знаком этот район?

— Ничуть.

Он исчез в темноте, а я переключилась на инфракрасное зрение. Красноватый силуэт двигался к задней части машины.

— Сюда. — Овеяв теплым дыханием мое ухо, он забрал у меня сумку.

Взглянув на дом и увидев тепловое марево, исходящее от парочки, что занималась любовью, я испытала мимолетный укол зависти — кроме как достичь удовольствия, им больше не о чем беспокоиться.

Отведя взгляд, я последовала за Куинном. Мы быстро продвигались по лабиринту улиц, держась подальше от центра города, а не направляясь к нему — чего и следовало ожидать.

Мы достигли небольшой торговой улицы. Я тоскливо смотрела на магазин постельных принадлежностей, но, как и следовало ожидать, это оказалось не то место, на котором Куинн решил остановить свой выбор. Он выбрал тускло-освещенный угловой магазин.

— Сигнализации нет, — произнес он, прежде чем я успела спросить. — И над магазином необитаемый этаж.

У меня даже не было сил, чтобы испепелить его взглядом.

— Мне показалось, что ты собирался прекратить читать мои мысли?

— Нет, я сказал, чтобы ты их получше скрывала, если не хочешь, чтобы я их читал. — Он взломал дверь и махнул рукой: — После вас.

Судя по пыли на прилавках и застарелому запаху в воздухе, старый магазин не работал уже в течение какого-то времени. Я прошла мимо столов, на крышках которых стояли перевернутые стулья, обошла покачивающиеся в воздухе паутины, и начала подниматься по лестнице. Верхний этаж оказался не большего размера, зато здесь стояла кровать — от которой несло старостью сильнее, чем от самого Мафусаила[16]. Но за неимением ничего другого, лучше уж такая кровать, чем спать на сгнивших досках пола.

— Кровать — твоя, — сказал Куинн, стоя на верхней ступеньке лестницы. — Я буду следить за нижним этажом.

— Держишься подальше от соблазна? — насмешливо спросила я.

Когда он посмотрел на меня, его лицо было мрачным.

— Как ты отметила ранее, мне придется принять решение. Думаю, будет справедливо держаться от тебя подальше, пока я его не приму.

Забрав у него свою сумку, я поцеловала его в щеку.

— Спасибо за честность, и спасибо, что ты хотя бы размышляешь об этом.

В его хмуром взгляде появилась теплота, которой не было раньше.

— Даже очень старый вампир может научиться быть честным время от времени.

— Выходит, ты еще не безнадежен?

Веселость исчезла.

— Не знаю, Райли. — Быстрым движением он ласково коснулся моей щеки. — Я просто не знаю.

Куинн развернулся и начал спускаться по лестнице. Медленно выдохнув, я села на продавленный матрац и включила компьютер. Ну, хотя бы на один вопрос, что не давал мне покоя, я должна буду получить ответ где-то через тридцать минут.

У Кейда имелись все нужные сертификаты и официальные отчеты.

Но самого Кейда Уильямса, как такового, в природе не существовало.


Лигон-стрит по субботним дням была похожа на кипучий муравейник, в воздухе стоял невообразимый гвалт и разносились аппетитные ароматы. Мы с Куинном уселись за крайний столик, наслаждаясь скупыми солнечными лучами и выжидая трех часов, чтобы приступить к действиям. Оттуда, где я сидела, мне была видна «Голубая Луна», которая располагалась на другой стороне дороге, чуть ниже по переулку. Роана с Кейдом не было видно, но я знала, что они где-то здесь. Джек ожидал на подземной парковке, проходящей под дорогой. Он был не настолько стар как Куинн, и имел более жесткие ограничения в светлое время суток.

Я с трудом вдыхала терпкий запах чеснока, исходящий от заказанного мной сувлаки[17], и едва противилась соблазну дыхнуть в сторону Куинна. Не потому что чеснок и вампиры — несовместимые понятия, а потому что это окончательно испортило бы мне и без того плохое настроение.

Которое частично было испорчено нашей непосредственной близостью к клубу. В воздухе явственно ощущалось тонкое переплетение ароматов похоти, секса и мускуса, от которых мои гормоны пришли в взволнованное состояние. Но учитывая предстоящую встречу, возбужденные гормоны были как нельзя кстати. Миша знает о том, как сильно я хочу ребенка, и о том, что мне для этого представился мизерный шанс. Он ощущает это на инстинктивном уровне, как только могут ощущать вервольфы. Миша рассчитывает, что я буду сексуально-агрессивной — просто потому, что все волчицы становились такими, когда приходила пора обзаводиться потомством. И неважно, что мы не родственные души — он все равно будет ожидать от меня подобного поведения, потому что знает — это, быть может, мой единственный шанс.

А еще ему хорошо известно, что я не стану ни во что влезать без предварительных вопросов. Он ожидает расспросов, впрочем, как и ответов на свои вопросы. А это уже было другой составляющей моего плохого настроения. Я не была всецело уверенна, что доросла до подобного рода игр с чуваком, который собирался вовсю попользоваться мной для собственной выгоды.

Появился Роан. Он не спеша шел вверх по улице, на его губах играла довольная улыбка.

— Проверка «Голубой Луны» прошла на «ура»? — съязвила я, когда он уселся на стул за нашим столом.

— Ага, — усмехнулся он. — Там был Лиандер.

— И в оплачиваемые Управлением часы ты совокуплялся, а не работал? — Я покачала головой в притворном осуждении. — Нет, правда, братишка, где же твои моральные принципы и устои?

— В яйцах, — где у большинства мужчин хранится нравственность. Ты думаешь доедать это сувлаки?

Я отдала ему свой сувлаки и обхватила кружку кофе, грея пальцы о ее поверхность.

— И так, что же происходит?

— Несколько наших людей заняли позиции на обоих выходах. В твоей одежде спрятаны «маячок» и передающее устройство, которое будет транслировать ваш разговор. Миша находится в клубе, «хвоста» за ним не замечено.

Я подняла брови.

— И он тебя не заметил?

— Мы с Лиандером можем быть весьма осторожны, когда того хотим. К тому же, Миша нажаривал какую-то миниатюрную блондинку.

Прелестно. Я бросила взгляд на часы и увидела, что время без четверти три. Проглотив свой кофе, я поднялась.

— Пора.

Никто из мужчин не шелохнулся. Они будут ждать здесь — наблюдать за главным входом и сканировать помещение при помощи инфракрасного зрения. Взгляд Куинна встретился с моим.

— Будь осторожна. — Все, что он сказал.

Кивнув, я чмокнула брата в щеку, перекинула сумку через плечо и направилась в клуб.

Парадные двери открылись так быстро, что послышался свист рассекаемого воздуха. В дверном проеме обрисовалась гороподобная фигура ухмыляющегося Джимми — получеловека-полульва, работающего здесь вышибалой.

— Здорово, Райли, — сказал он и так крепко стиснул меня своими здоровенными ручищами, что на какой-то миг я утратила способность дышать. — Давненько тебя не было здесь. Мы уже начали переживать, как бы с тобой чего не случилось.

Случилось. И все же, как приятно знать, что по тебе скучают. Я притянула его к себе и чмокнула в щетинистую щеку:

— Я тоже рада видеть тебя.

Он ухмыльнулся еще шире, при этом обнажились два сияющих белизной зуба. Его собственные зубы были выбиты в потасовке пару месяцев назад в этом клубе, и, по-видимому, за время моего отсутствия, он вставил новые.

— Сегодня аншлаг, — сказал он, открывая двери, как только я заплатила за вход и взяла ключ от шкафчика. — А, да… Миша здесь, если тебе интересно.

— Миша? — в притворном удивлении переспросила я.

Пусть я доверяла Джимми, но я не знала билетера и охранника на второй двери, и не рискнула бы поспорить, что один из них не Мишин соглядатай. — Как правило, по субботам он в «Рокере».

У Джимми появилось самодовольное выражение.

— У них нововведение — «современная музыка» по субботам. По слухам — это привлекло к ним молодежь, но отпугнуло завсегдатаев.

— И сыграло на руку «Голубой Луне».

— О, да. Еще нет даже трех, а у нас уже битком. К вечеру придется заводить лист ожидания.

Я отдала ему билет.

— Полагаю, твоя довольная улыбка означает, что ты решил стать акционером клуба?

— Да-а. И теперь надеюсь, что в «Рокере» решат продлить тему современной музыки, и я смог на этом заработать уйму бабок. Повеселись, Райли.

— Так и сделаю, — усмехнулась я.

Джимми закрыл за мной дверь, и я оказалась во тьме. И хотя мне не составило бы труда перейти на инфракрасное зрение, я просто остановилась и дала глазам привыкнуть к темноте. Инфракрасное виденье не воздаст должное клубу или его атмосфере.

Голографические звезды усеивали свод клуба, но их мерцающий свет затмевал яркий свет голубой луны, которая почти достигла наивысший точки в своем путешествие по потолку полуночного цвета. Огромную танцплощадку, что занимала основную часть помещения, окружали столики и стулья, которые были заполнены одиночками и парочками. Кто-то из посетителей танцевал, кто-то занимался любовью, а кто-то просто наблюдал за происходящим.

Музыка, проигрываемая ди-джеем в дальнем углу помещения, была наполнена чувственностью и эротизмом. Мелодия обольщала, воздух был горяч, как сама музыка, и преисполнена запахами секса и похоти. Я сделала глубокий вдох, позволяя атмосфере клуба проникнуть глубоко в меня, и ощутила как ответная дрожь возбуждения вызывает трепет в каждой клеточке моего существа. Я любила это место. Так было всегда.

Я сошла по ступенькам и направилась в раздевалку. Быстро приняв душ и смыв с себя застарелые запахи, я побрызгала освежителем во рту, чтобы перебить запах чеснока, и нанесла макияж. Расчесав влажные волосы пальцами и затолкав сумку в шкафчик, я прицепила кредитку и ключ от шкафчика на цепочку и повесила ее на шею, после чего направилась голой в толчею.

В непосредственной близости от танцпола чувственные ритмы музыки сопровождались стонами удовольствия и шлепками обнаженной плоти о плоть. Жар в моей крови возрос в разы, дыхание перехватило, а затем участилось. От прикосновения чужих тел кожу, словно опаляло огнем, а биение и без того сбивчивого пульса, стал просто неистовым.

Я не могла разглядеть Мишу, но это и неудивительно, если учесть, что он якобы спаривался с какой-то блондинкой, когда Роан покидал клуб. Миша никогда не упустит своего. К тому же я подозревала, что ему доставит удовольствие заставить меня ждать.

Если же он играет честно, и за ним нет хвоста, то я не должна показывать вида, что ищу его. А это значит, что прежде чем приниматься за дело, можно немного развлечься. Черт, Роан не единственный, кто злоупотребляет временем Управления. И, да, я не собиралась позволять Мише думать, что он безнаказанно может заставлять меня ждать.

Я протискивалась вглубь толпы, танцуя, флиртуя и развлекаясь. Несколько мужчин устремились ко мне, источая непреодолимо притягательный волчий запах раскрепощенности и возбуждения. Наш танец был преисполнен чувственности и игривости — своего рода эротическая прелюдия сразу с обоими мужчинами, соперничающими за мое внимание и благосклонность. Я флиртовала с ними, дразнила их, наслаждалась их ласками, поцелуями, жаром прижатых ко мне тел.

Но прежде чем я успела выбрать одного из двух самцов, к нашему танцу присоединился третий волк. Скользящим движением, обхватив меня за талию, он собственнически, едва ли не требовательно, прижался ко мне со спины. Я спиной ощущала, как напряжено его тело, возбужденная плоть дразнящее потиралась о мои ягодицы. По моей и без того разгоряченной коже прокатились хаотические всполохи желания. Мне сразу же стало ясно, что он — именно тот, кого я хочу ощутить внутри.

С мастерством истинного виртуоза, он увел меня от двух других мужчин. Я не переживала на их счет. Не сейчас, когда наш медленный танец стал чувственной увертюрой к тому, что должно было произойти.

Его дыхание овевало теплом мое ухо и щеку, поцелуи, которыми он осыпал мои плечи и шею, казались столь же чувственными, как и прикосновения. Прикосновения, которые заставляли меня таять в его объятиях.

— Повернись, — хрипло прорычал он.

От его голоса мой пульс участился.

Я подчинилась. Волк принадлежал к темно-русой стае, хотя его волосы и кожа имели более насыщенный шоколадный цвет, чем у его смуглых сородичей. Он был худощавого, но атлетического сложения, а его глаза имели поразительный оттенок зеленого. Цвет мяты с россыпью золота.

Он обнял меня за талию и снова притянул к себе. В том месте, где наши тела соприкасались, выступил пот, воздух стал настолько горяч и тяжел от желания, что я едва могла дышать. Во время нашего любовного танца, я поняла, что он альфа-самец[18]. Это ощущалось во всем — в том, как он двигался, во властности его прикосновений. В танце он был ведущим. Встретить альфу здесь, в Мельбурне, — где волки мужского пола в большинстве случаев были гаммой[19] или же бетой[20], — редкость. Альфы были лидерами, единоличниками, и имели склонность обосновываться в Сиднее, где в условиях жестокой конкуренции и доминантных отношений, им было проще вписаться в окружающий мир.

Прежде я никогда не была с истинным альфой — Талон не в счет. Помимо того, что он был альфой, он еще был лабораторным созданием и все его ценные качества, включая силу и агрессивную мужественность, были заслугами его создателей.

Однако в этом альфе было что-то такое, что притягивало меня, а это удавалось сделать лишь немногим волкам. Быть может, это было простое любопытство. Альфы имели превосходную репутацию, но были требовательными любовниками, и если этот волк занимался любовью примерно так же хорошо, как танцевал… ну, тогда бы я ему не отказала.

Мы все глубже продвигались в сплетение разгоряченных тел, где запах секса был столь силен, что казалось он оседает на наших телах в виде испарины, а нехватка пространства создавала впечатление, что тебя ласкают, обнимают и касаются сотни разных людей. Мы танцевали еще какое-то время, флиртуя, дразня, покусывая, целуя и узнавая друг друга, пока желание, что пульсировало между нами не стало всепоглощающим.

Когда мне уже начало казаться, что я этого больше не выдержу, его губы требовательно прижались к моим в неистовом поцелуе. Затем он приподнял меня и посадил на себя. Ощущение его плоти внутри моего тела заставило меня застонать от удовольствия.

Обхватив его стан ногами, я начала двигаться на нем — медленно, растягивая удовольствие от обуревающих меня ощущений, до тех пор, пока волны наслаждения не превратились в огненно-жидкую силу, которой невозможно противостоять. И как только наши содрогания утихли, и его теплое семя наполнило меня, я поняла, что хочу, чтобы этот волк оказался фертилен и чтобы мы смогли зачать дитя. Довольно странное желание, учитывая, что я даже не знала его имени.

Но на самом-то деле оно мне и не требовалось — в нем было что-то, что казалось мне странно знакомым.

Незнакомец прислонился лбом к моему лбу — так мы простояли с минуту, а затем он сказал:

— Я хочу, чтобы ты была моей весь этот вечер.

От его хриплого голоса по всему телу прокатились теплые, покалывающие вибрации.

Как правило, мне не совсем по вкусу притязания, но то, как он сказал «хочу», заставило меня растаять. Или же это из-за того, как его худощавое, твердое тело прижималось ко мне. Я сделала глубокий вдох и попыталась вспомнить главную причину моего появления здесь.

— К сожалению, у меня предварительная договоренность. — Ничего, кроме правды — хотя опасно признаваться в этом незнакомцу, учитывая, что я не знаю, кем являются соглядатаи Миши. Все что мне было известно — я только что переспала с незнакомцем, который может быть одним из них.

— И никакой возможности ее нарушить?

— Не в этот раз.

— Жаль.

В его ярко-зеленных глазах мерцал голод, теплота, веселье и что-то еще. Что-то, от чего у меня перехватило дыхание и странно екнуло сердце.

То было предначертание судьбы.

И тут же на меня нахлынуло осознание — этот мужчина сыграет главную роль в моем будущем.

Конечно, если я доживу до этого будущего.

— Кажется, я в очередной раз ошибся моментом. — Из-за безысходности положения его голос опустился до глухого рычания, вызвавшего у меня жаркую дрожь.

К слову о горячих волках… Как только я осознала сказанное им, то сразу же поняла, что встречала его прежде. Здесь, на этом танцполе, в схожей ситуации. Только в тот раз, он позволил мне уйти, не доводя дело до секса.

— Келлен?

Его располагающая неспешная улыбка вызвала в моей крови новый всплеск желания.

— Я задавался вопросом, вспомнишь ли ты меня.

— Я поражена, что ты помнишь меня. Ведь в прошлый раз наш танец длился не более пяти секунд, — ответила я, удивленно приподняв бровь.

Веселость в его глазах соперничала с желанием — весьма заманчивое сочетание, из-за которого я мысленно проклинала причину, по которой здесь находилась. Что касаемо секса, то я скорее бы предпочла развлечься с этим волком, чем с тем «леденцом на палочке», которого жду.

— Иной раз, — произнес он низким рокочущим голосом, от которого меня пробрала дрожь, — достаточно и пяти секунд, чтобы узнать именно то, что тебе требуется.

Я улыбнулась:

— Прекрасно сказано.

— Тем не менее, это правда. — Его рука соскользнула с моей спины на ягодицы, и он прижал меня к себе еще крепче. Моего обоняния коснулся ярко-выраженный пряный аромат его кожи, явившийся испытанием для моей решительности. — Единственная причина моего здесь нахождения — это урвать минуту внимания у некой пламенно-рыжей волчицы. Ей замечательно удавалось скрываться до сегодняшнего вечера.

Мои вероломные гормоны внезапно развели суету, объединяясь в фан-клуб зеленоглазого волка.

— Извини. У меня были трудности с бывшим любовником, поэтому и не появлялась несколько месяцев.

По сути это было правдой. Но какое же, черт возьми, упущение, если этот парень ждал меня здесь все то время!

— Я хочу тебя, и намерен тобой завладеть на несколько, а не на один танец, — сказал он. — И сегодняшним вечером ты не сбежишь от меня, пока я не узнаю хотя бы твой телефон.

С учетом того, что Куинна и Кейда — и уж тем более Мишу, — не стоило рассматривать в долгосрочной перспективе, я, разумеется, без всяких угрызений совести могу дать ему номер своего телефона. И даже если он окажется психопатом, то все равно не сможет отследить меня через него, потому что это будет рабочий номер.

Как только я дала ему телефон, Келлен поцеловал меня — восхитительный поцелуй, не скрывающий его намерений. Завершив поцелуй, он добавил:

— Я позвоню завтра.

И без его слов было ясно, что этот волк преисполнен решимости добиться меня — в зеленных глазах читалась решимость, ноздри нервно подрагивали в предвкушение предстоящей охоты.

Прежде я никогда не считалась добычей, и будь все проклято, если это не заставляло меня хотеть его еще сильней. В прошлом, мои отношения — даже с Мишей и Талоном, — начинали перерастать в нечто постоянное лишь после множества мимолетных связей. И только после того, как я решала, что эти мужчины меня всецело устраивают, случайные связи перерастали в нечто большое. Но Талон с Мишей никогда не преследовали меня с целеустремленной решимостью, и это при том, что их обоих подослали соблазнить меня. Очевидно, этого альфу не устраивала случайная интрижка, и он не собирался дожидаться, пока я решусь. Итак, преследование началось, и современная я волчица или нет, но моя кровь побежала быстрее от этой мысли.

Я поцеловала его, нежно и неторопливо.

— Пожалуйста, позвони.

— Позвоню, будь уверенна.

Под возбужденное ерзанье моих гормонов, Келлен проводил меня до раздевалки и поцеловал на прощанье, тем самым окончательно развеяв сомнения насчет его будущих намерений. Как только он ушел, я прошла в раздевалку, чувствуя легкое головокружение от эйфории. Может моя жизнь — сплошной бардак, а будущее беспросветно, но по крайней мере сегодня я нашла что-то или кого-то, отчего будущее стало видеться более оптимистично.

Я подошла к туалетному столику с зеркалом и привела себя в порядок, после чего направилась обратно, в зал. Келлена нигде не было видно, и в глубине души я даже этому обрадовалась, ведь за единоличное обладание мной, он может устроить драку. И, несмотря на то, что моя волчья натура не считала это чем-то из ряда вон выходящим, я все же понимала, что ни мне, ни Мише не нужно подобного рода внимание в данный момент.

Миша восседал на табурете неподалеку от бара и неспешно попивал что-то похожее с виду на пиво. Я пробралась к нему.

— Не ожидала найти тебя здесь, — произнесла я с наигранной веселостью и поцеловала его в щеку. — А как же «Рокер»?

Его взгляд встретился с моим и тут же скользнул мимо. Он ясно дал понять, что соглядатай где-то рядом. Мне придется подыгрывать.

— Они решили следовать веяньям моды, — сухо ответил он. — А ты знаешь, что я терпеть не могу эту дрянь.

— Мы оба. — Я расположилась на соседнем табурете. — Не желаешь еще пива?

— О чем речь! Конечно.

Я заказала еще два пива у бармена и сказала:

— Знаешь, а я рада вновь тебя видеть.

В его холодном взгляде промелькнуло веселье. Подняв руку, он смахнул прядь волос с моей щеки. Его пальцы по сравнению с моей кожей, казались, прохладными.

— Для меня время тянулось, — тихо произнес Миша.

Я противилась желанию сорваться с места и убежать.

— Почему ты здесь в одиночестве? Как правило, через пять минут после твоего появления в клубе, на тебе уже весит с полдюжины хорошеньких блондинок.

Он тепло и искренне улыбнулся.

— Так и есть. Но я был приглашен на одну весьма насыщенную событиями встречу с парочкой хорошеньких сестриц в «зеленной» комнате… — он умолк и мельком взглянул на наручные часы, — …сорок пять минут назад.

Имелась в виду одна из пяти приватных комнат «Голубой Луны», и из того, что я слышала, она была самой дорогостоящей. Очевидно, из-за того, была укомплектована гидромассажной ванной, массажными креслами, изыском в виде кровати с надувным матрасом, а для любителей агрессивных игр в ней было отведено место для мазохистских испытаний плетью.

— И ты еще не там? Стареешь, Миша.

Он усмехнулся.

— Скорее, берегу силы. — Он поблагодарил бармена, когда тот поставил перед нами напитки, и добавил: — Сестрицы молоды и весьма энергичны.

— Выходит, — тихо произнесла я и скользнула ладонью по его бедру, — чтобы я ни сказала, мне не удастся завлечь тебя в ту комнату на следующие полчаса?

Он поднял бровь.

— Последний раз, когда я видел тебя здесь, ты сказала, что больше не хочешь иметь ничего общего со мной.

Я не говорила ничего подобного, хотя и думала об этом. Но учитывая, что Миша мог читать мои мысли не больше, чем я его, то было ясно, что он сказал это специально для соглядатая. И если мне хотелось проникнуть в Мишины замыслы, то какое-то время придется поучаствовать в этой игре.

— Как и прошлый раз — повторюсь: я не склонна к ожиданиям, когда имеется огромный выбор предложений.

— Так что же заставило тебя изменить свое мнение?

Я заставила себя улыбнуться, и, едва прикасаясь, провела пальцами по его эрегированному члену.

— С чего ты решил, что я изменила? Может, я просто решила тебя немного помучить? Заставить пожалеть об упущенных возможностях.

— О, я жалею, — сухо произнес он, — особенно последние несколько минут.

— Так это значит, что мы можем позабавиться?

— Ну, если ты настаиваешь…

— Настаиваю.

— В таком случае, здравомыслящему волку не остается ничего иного, как уступить.

Он встал и предложил мне руку. Я вложила пальцы в его ладонь, свободной рукой подхватила пиво и соскользнула с табурета.

Он проводил меня в конец темного коридора и открыл последнюю дверь. В каждом углу комнаты в настенных бра мерцали свечи, отбрасывающие бледный свет на окрашенные в разные оттенки зеленного стены. Мазки зелени напоминали древесную листву. Потолок был черным, и его усеивали голографические звезды, от которых исходило слабое сияние. Нечто похожее на тюфяк из сухой листвы располагалось возле правой стены. Очевидно, это и был надувной матрас. Если бы я оказалась здесь с кем-то другим, а не с Мишей, этот матрас стал бы первым, что я бы опробовала. Вместо этого, я направилась к похожей на бассейн гидромассажной ванне, и со вздохом облегчения погрузилась в пузырящуюся и испускающую пар воду.

Миша запер дверь и нажал несколько кнопок на панели безопасности справа от двери, устанавливая таймер и ментальный защитный щит.

— Итак, — сказала я, отбрасывая всю наигранную любезность. — Рассказывай, почему я должна позволить тебе трахать меня.

— Потому что ты хочешь ребенка.

— Помимо этого. Нам с тобой обоим известно, что стоит мне выйти на танцпол и в течение пяти минут найдется с полдюжины волков готовых и жаждущих выдрать свои чипы, чтобы попытаться зачать со мной ребенка. — Хотя на деле, меня бы смог заинтересовать лишь один волк.

Миша кивнул.

— Возможность обзавестись сыном без каких бы то ни было условий — это не та возможность, которую упустят некоторые самцы.

— Так почему же я должна довольствоваться тобой?

Он скользнул в противоположный от меня угол ванны и положил руки на бортики. Горячая вода придала Мишиной бледной коже теплый оттенок, но ничего не смогла поделать с расчетливым холодом в его глазах.

— Потому, что ты еще хочешь получить ответы.

— Ты пока не доказал, что можешь их предоставить.

— Нет, но докажу.

— И на что же ты рассчитываешь от этой сделки?

Он поднял бровь.

— На сына или дочь, которые будут носить мое имя.

Едва заметная напряженность в его голосе заставила меня насторожиться.

— Почему вдруг это стало так значимо?

— Потому что я умираю.

Я удивленно моргнула, неуверенная, что правильно его расслышала.

— Что?

— Я умираю. — Он пожал плечами, словно уже давно принял это как данность. — И хочу покинуть этот мир, зная, что в нем останется частичка меня.

В его словах звучала правда, и ни капли лжи. По крайней мере, в последнем предложение.

— Ты умираешь, потому что ты — клон?

— Ты знаешь больше, чем я думал, — улыбнулся Миша.

— Уже несколько месяцев у нас находится Талон.

— Ах, да. — Он изучающе рассматривал меня; льдистые глаза слегка прищурены, ноздри нервно подрагивают. Еще один волк, решивший устроить на меня облаву, а я даже не знаю за какие такие грехи. — Талон был выведен из той же партии, что и я. Вместе с нами было созданы еще три клона. Мы с Талоном — единственные, кто остался в живых.

— Почему?

— Те же самые химикаты, которые дали нам жизнь, теперь ее отбирают. — Он поморщился. — Я рос в два раза быстрее нормального. Пока это незаметно, но скоро станет. Если мой распад будет соответствовать распаду моих лабораторных собратьев, то я умру в течение пяти лет.

— А Талон?

— И его, несомненно, вскоре постигнет та же участь.

Мне стало интересно, знает ли об этом Джек или те пареньки из лаборатории.

— Так как давно умерли те трое, что были созданы вместе с тобой?

— Двое даже не дожили до подросткового возраста. Третий умер в возрасте шестнадцати лет.

Сделав глоток пива, я спросила:

— Почему?

Миша колебался с ответом.

— Что ты знаешь о клонирование?

— Из того, кого хотят клонировать, удаляется зрелая соматическая клетка, из нее изымается ДНК. Затем ДНК донора помещают в яйцеклетку, у которой удалили ее собственную ДНК информацию. После чего яйцеклетку выпаривают в пробирке, пока она не дорастет до эмбриона.

Миша поморщился.

— Грубо, но вполне точно. Процесс далек от совершенства, даже сейчас. Всегда есть проблемы, и тем из нас, кто доживает до взрослого состояния без особых трудностей, приходится столкнуться с самоликвидирующим механизмом, который изначально как-то связан с методом, используемым для объединения клетки и яйца, и завязанный на секвенирование[21] ДНК. — Он глотнул пива и добавил: — Двое из трех погибших стали жертвами так называемого «синдрома крупного плода», а один родился с иммунной системой, которую в лучшем случае можно было бы назвать «чуть-лучше-никудышной».

Из того, что я читала о клонирование, если из пяти клонов до взрослой особи доживало двое — это было чертовски хорошим показателем.

— И все же я делаю вывод, что несмотря на все эти трудности, их взросление проходило довольно неплохо — по крайней мере, на протяжении первых нескольких лет.

Миша кивнул.

— С медицинской точки зрения, мы достаточно далеко продвинулись в том, где раньше не могли — мы научились оставаться в живых. Тем не менее, еще никто не обнаружил последовательность нуклеотидов, отвечающих за самоликвидирующий механизм, который срабатывает, когда клон достигает определенного возраста. Мы не знаем, почему одни доживают до сорока лет, как я, а другие даже не доживают до своего десятилетия.

— Я поражена, что Талон никогда не пытался этим заниматься — ведь, в конце-то концов, у него имелась личная заинтересованность в этих ответах.

— Талон гораздо менее осмотрителен, чем его создатель, — как это видно из его подхода к клонированию. А еще он полагает, что ему не суждено столкнуться с тем, с чем сталкиваются остальные, ведь он предназначен для величия.

Я пренебрежительно фыркнула.

— И как всякого безумца с диктаторскими замашками, его настигла кара.

— В лабораториях Управления. Вполне логичный конец — завершить свою жизнь в лаборатории, похожей на ту, где все началось.

Я подняла бровь.

— Это так ты планируешь закончить свою жизнь? В лаборатории?

Миша мрачно и холодно улыбнулся.

— Я намерен бороться до конца.

В этот момент у меня возникло ощущение, что он говорит не о самоуничтожающем механизме, заложенном в его генах. Мне это не понравилось.

— Так ты — волк, или наполовину вампир, как Талон?

— Всецело волк.

— Тогда, почему бы не клонировать свое зеркальное отражение?

— Потому, что при всех достижениях, клонирование все еще таит в себе множество опасностей. Опасностей, которым я бы не хотел подвергать свое будущее потомство. И как недавно уже было сказано: я не причастен к исследованиям, связанным с клонированием.

— Но ты причастен к гибридизации.

— Нет. Мои компаньоны проводили исследования для того, чтобы открыть секрет долголетия вампиров.

Теперь я знала причину — Миша умирал. Он хотел, чтобы ребенок стал носителем его генов и продолжателем имени — на тот случай, если ему не удастся вовремя раскрыть эту тайну.

Такое желание я могла понять и одобрить, но оно заставляло меня призадуматься: а какую роль он отводит мне?

— Учитывая, что Талон управлял «Монеиша» и «Геновев», значит ли это, что другой лабораторный собрат управлял процессами скрещивания?

Миша замешкался с ответом.

— Не совсем так.

— В смысле?

В ответ он лишь улыбнулся, и я попыталась зайти с другой стороны:

— Так сколько же всего клонов? — Нам было известно, что помимо Миши, существовал как минимум еще один, но кто знал, скольких успел создать Талон?

Он тихо хмыкнул.

— Не так много, как тебе кажется. Всего, включая Талона, из первых попыток клонирования выжило пятеро.

— Хочешь сказать, что это не клоны Талона?

Миша кивнул.

Итак, учитывая, что один из них Готье, то оставалось еще двое неизвестных.

— А что насчет клонов Талона?

— Грубо говоря, их около дюжины, хотя я не в силах отследить все творения Талона, поэтому может быть и больше. Большинство из них умерло, или скоро умрут.

— Это из-за того самоуничтожающего механизма, о котором ты упоминал?

— Нет, из-за Управления. Те головорезы, что являются твоими коллегами, это идеальные смертоносные машины, Райли.

Именно поэтому я изо всех сил пыталась не стать стражем.

— Так для чего же предназначалась первоначальная пятерка?

Миша медлил с ответом.

— Для продолжения и совершенствования исследований нашего лабораторного создателя — любой ценой.

Это «любой ценой» заставило меня немного нервничать. Талон уже показал, что придерживаться правил — необязательно, а тот, кто стоял за скрещиванием, доказал, что готов пойти на убийство, чтобы сохранить свои тайны в секрете.

И если это было настоящей целью, тогда зачем Готье внедрили в Управление?

— Ты знал, что я нахожусь на том объекте, не так ли?

— Да, но я не ответственен за то, что ты там оказалась, как и не стремился тебя туда упечь.

— Тогда кто же?

Он опять улыбнулся.

— Я могу дать тебе наводку на него, но не могу назвать его имя.

— Почему же?

— По той же самой причине, по которой не смог Талон.

Я подняла бровь.

— Талон не смог назвать имя, потому что его мыслительный центр был выжжен. Ты хочешь сказать, что то же самое случилось с тобой?

— В некотором смысле, да. Мне известно имя, но запрещено его говорить кому бы то ни было.

— Так почему бы просто не дать мне его адрес?

— Персональные данные входят в запрет.

Весьма умно. Я допила пиво и взглянула на таймер в дверной панели. У нас оставалось меньше тридцати минут.

— В таком случае объясни мне, какого черта, тот, кто стоит за всем этим, столь решительно настроен захватить меня?

— Потому что сорок лет исследовательской работы не дало гибрида, который бы полностью ассимилировал природные противостояния своего наследия, как это сделала ты. Это делает тебя уникальной. И привлекательной для исследовательских целей.

Что совпадало с мнением Джека, который когда-то выдвинул похожую теорию. И то обстоятельство, что Миша не обмолвился о Роане, давало надежду, что им ничего не известно о том, что он мой генетический близнец.

— Они не пытались исследовать мой геном на том чертовом объекте.

На его губах промелькнула улыбка.

— Да, так и есть. Но человек, руководящий тем объектом, не преминул воспользоваться случаем. Он говорит, что ты обязана ему.

Если это был намек, то я единственная, кому он остался непонятен.

Я нахмурилась.

— Так зачем же тратить столько времени и денег на подобного рода исследования? Особенно, когда вы с Талоном добились немалого успеха в ваших собственных предприятиях?

Он снова пожал плечами.

— Мы были запрограммированы на этот вид деятельности.

— Не неси ерунды.

Он ухмыльнулся.

— В таком случае, как насчет денег и власти? Тот, кто раскроет секрет долголетия вампиров, или способность вервольфов исцелять практически любую рану, — станет неимоверно богат и могущественен.

— Могущественен настолько, что сможет создать армию, специально предназначенную для разборок в особых местах и ситуациях. — Как однажды сказал мне сам Миша. В то время я не поняла, что он подкинул мне кусок головоломки. — По сути, тогда бы ты смог диктовать свои условия.

— Именно.

Я вертела пустую пивную бутылку.

— Военные пытаются сделать то же самое, не так ли?

— Да.

— Ты как-то связан с военными?

— Лично я — нет.

— Твоя компания?

— Нет.

— Твои собратья-клоны?

— Отчасти.

Ну что ж, все хоть что-то.

— В таком случае, подскажи мне с чего начать.

Миша поднял бровь.

— Не без условий, и не без предоплаты.

Во мне вспыхнуло раздражение.

— Ты получишь свою предоплату, когда я получу доказательства твоей честной игры.

— Так не пойдет, Райли. Ведь я рискую своей жизнью, даже просто встретившись с тобой.

— Ты постоянно это говоришь, но зачем бы им убивать тебя, когда очевидно, что ты им нужен?

— Потому что мое участие в этом грандиозном плане не так уж и значимо. И на данный момент, от меня больше проблем, чем помощи.

Я не поверила ему. Не в этот раз. У меня закралось подозрение, что он пошел на это исключительно по личным причинам. И хотя я не сомневалась в правдивости Мишиных слов, так же как и в его желание иметь ребенка, у меня так же не было сомнений, что здесь замешаны более важные вещи, чем он говорит.

Например, как игра на два фронта — пока не станет точно известно, кто победит.

— Если дело обстоит так, то как, черт возьми, ты собираешься стать моим единственным «билетом» на выход из тех проклятых научно-исследовательских лагерей?

— В силу того, что у меня есть кое-что, что требуется ему.

От циничного самодовольства в его голосе по моей спине пробежал озноб.

— И что же это?

Он вскинул бровь.

— Клянусь луной, если я захочу, то смогу уберечь тебя от новых нападений. Достаточно ли этого зарока?

— Поверь я этому — его бы вполне хватило.

— Отсутствие атак — будет достаточным доказательством.

Крепко обхватив горлышко пивной бутылки, я с трудом сдерживала себя, чтобы не швырнуть ее в голову Миши.

— Выходит, ты отзовешь собак лишь после того, как я соглашусь на твои условия, и ни минутой раньше?

— Совершенно верно.

Я медленно выдохнула.

— Каковы твои условия?

— Ни каких волков, кроме меня. — Его серебристые глаза свирепо мерцали в свете свечей. — Что значит держаться подальше от того чертова альфы, с которым я видел тебя ранее.

Черта с два.

— Все, кроме волка, с которым я была этим вечером. Он чипирован, и поэтому безопасен. К тому же, если я прекращу якшаться с остальными волками, а с тобой нет, — твои соглядатаи заподозрят неладное.

Миша хмыкнул, явно недовольный, но готовый признать мою правоту.

— Ты будешь встречаться со мной в «Рокере», каждый вечер на протяжении всей недели, а по воскресеньям — в полночь, и уделять мне два часа своего времени.

— А мне показалось, что ты больше не ходишь в «Рокер»?

— Я бываю там каждый вечер, кроме субботы.

— Не вызовут ли подозрений мои неожиданно-частые визиты?

— Нет. Просто соглядатаи настолько свыклись с моей размеренной и однообразной жизнью, что больше не следят за мной по ночам.

— За исключением сегодняшней ночи.

— Они всегда следят за мной, когда я прихожу сюда, потому что здесь появляешься ты. Они не хотят, чтобы я был с тобой.

— Почему?

Он поморщился.

— Потому что не хотят, чтобы ты забеременела от меня.

Я подняла бровь.

— И опять — почему?

Блеск в его глазах наводил на мысль, что это было из разряда того, чем он пока не был готов со мной поделиться. И у меня возникло странное чувство, что это из-за того человека, который стоял за скрещиванием.

— И не говори мне, — сухо заметила я, — что ты не можешь сказать.

— Ты быстро схватываешь.

Очевидно, не достаточно быстро. У меня ушло слишком много времени, чтобы понять, что они с Талоном использовали меня.

— Если я прекращу приходить в «Голубую Луну», они заподозрят неладное.

— Вот почему по субботам ты будешь приходить сюда, где мы будем игнорировать друг друга.

Ох ты, какой добрый самаритянин. Целый вечер, который я смогу проводить по своему усмотрению.

— Игнорирование — подразумевает общение с другими волками, если моего альфы не будет здесь. Это не противоречит твоим условиям, а?

— Ты свободна быть с кем угодно только в этот день, — уточнил он. — Согласна ли ты на эти условия?

Я колебалась с ответом — не хотела показаться чрезмерно уступчивой. Не то чтобы я была против, но все же…

Но Миша был средством, ведущим к цели, а кроме того, невзирая на мою личную к нему симпатию, или антипатию, он все же был превосходным любовником.

— А что, если я забеременею? Что тогда?

— В таком случае я окажу тебе и ребенку поддержку, и сделаю все, что в моей власти, чтобы защитить вас.

— В этих благих помыслах есть одно «но». Через пять лет ты можешь быть мертв. — Впрочем, как и я, но мне не хотелось заострять на этом внимание.

На его губах заиграла ожесточенная улыбка, а взгляд стал ледяным.

— Поверь, я изыщу способ обеспечить тебе защиту.

Не думаю, что готова узнать, что он подразумевает под этим.

— Согласна ли ты? — повторил он.

Я бы согласилась при любом раскладе, но он-то об этом не знал. Поэтому, в установившейся тишине, я сделала вид, что обдумываю его условия, хотя все, что мне хотелось сделать — это внести свой «первоначальный взнос» и получить первую партию информации.

— Да, я согласна.

— А моя предоплата?

Он получил ее. После чего я получила свою отправную точку. Это было имя.

Имя не существующего парня.

Кейд Уильямс.

Глава 7

Первого, кого я увидела при выходе из «Голубой Луны», был сам Кейд. Он стоял, прислонившись к одной из колонн, поддерживающих навес над входом в здание. Его руки были скрещены на груди, а кожа мерцала насыщенным бургундом в свете умирающего дня.

Лицо Кейда озарилось улыбкой, а в глазах засияла теплота. Но при взгляде на меня вся его радость быстро померкла и он тут же стал прямо.

— Райли…

Я остановилась перед ним и подбоченилась.

— Почему, черт возьми, ты не рассказал мне, что являешься военным?

В его глазах что-то промелькнуло. Возможно, удивление.

— Потому что я не был уверен, что ты была той, за кого себя выдала.

— А когда удостоверился в этом?

— У тебя нет допуска. Ты всего лишь секретарь.

— Господи, — сказал Роан, появившийся за спиной Кейда. — Заявляя подобное, ты действительно добьешься, что тебе расквасят нос кулаком.

Кейд шагнул в сторону — вероятно, чтобы увериться, что мы с Роаном в поле его зрения. Не берусь сказать наверняка зачем он это сделал… Если только… Я выгляжу взбешенной? Как бы то ни было, но гнева я не чувствовала.

— Послушай, Джек тебе не рассказал, и я не стал.

— И это даже несмотря на то, что я вытащила твою задницу из того места?

— Мы оба друг друга вытащили оттуда, солнышко. И я не мог рисковать, раскрыв свою личность. Слишком многое было поставлено на карту.

— Например, что? — спросил Роан.

Кейд окинул взглядом оживленную улицу.

— Мы не можем обсуждать это здесь.

— Тогда, хотя бы назови свое имя. Свое настоящее имя.

— Кейд — мое настоящее имя.

— Но Уильямс — не твоя фамилия?

— Да. — Он посмотрел на меня. — Очевидно, тебе известна правда.

— Безусловно.

— Откуда?

— Как ты уже сказал — не здесь. — Я посмотрела на брата. — Где Джек и микроавтобус?

— По-прежнему припаркованы в конце улицы. — Он глянул на свои часы. — Джеку недолго осталось ждать захода солнца. Думаю, мы вполне можем отправиться к нему.

— Тогда идем.

Роан пошел рядом со мной, засунув руки в карманы и что-то насвистывая. Кейд отставал от нас на шаг. Возможно, он полагал, что безопасней не настраивать против себя волка больше того, чем уже есть.

Что было разумно, даже если я на деле и не сердилась на него.

— Итак, — произнес Роан, спустя несколько секунд. — Кто тот волк, чей запах я чувствую на твоей коже?

Я посмотрела на него самым невинным взглядом, который только смогла изобразить.

— Не понимаю о чем ты.

На его губах заиграла улыбка.

— Вероятно, я не единственный, кто в рабочее время устроил себе праздник. Давай делись новостями, дорогая сестренка.

Я ухмыльнулась.

— Ну-у, мне же надо было сделать все, чтобы это не было похоже на свидание с Мишей, не так ли?

— Угу.

— И к тому же я встречала его раньше.

— И это считается уважительной причиной потому, что?..

— Потому, что он — альфа-самец в поиске своей половины, и в этот момент, мой запах у него на нюху.

Взгляд Роана чуть ли не прожег во мне дыру.

— И после этого, ты — не чертовски удачлива?

Если бы я была чертовски удачлива, то не оказалась бы в селекционном центре и не была бы атакована летающими синими тварями.

— Ты собираешься снова с ним встретиться? — продолжал свой допрос Роан.

— Конечно.

Он довольно хмыкнул:

— Отлично. Всегда говорил, что твое сердце может завоевать только альфа. Он может быть тем самым, единственным.

После всего случившегося, кто знал, что еще может преподнести судьба? Разумеется, это не мой случай. Не после всего того дерьма, что она вывалила на меня в последние дни.

Джек выбрал место для парковки в некогда заброшенном здании, которое попытались преобразовать для того, чтобы справиться с постоянно-растущим автомобильным потоком, вливающимся в город. Уменьшенное в объеме здание «стало худым и длинным», как жердь. В нем пахло выхлопными газами, бензином, сыростью и плесенью.

Я сморщила нос.

— Где он остановился?

— На десятом этаже. Лифтов нет.

— Здорово.

— Почему бы тебе не «припарковать» свою прелестную попку прямо здесь, а я тем временем сходил бы за ним? — предложил Кейд.

Мы обменялись с братом взглядами. У Роана был мобильный и он мог бы попросту позвонить Джеку, но эй, кто я такая, чтобы останавливать жаждущего угодить?

— Сходи, тебе это только на пользу.

Кейд устремился к лестнице. Какое-то время мы на пару любовались видом убегающего перевертыша, а затем Роан сказал:

— Заставить мужика пробежать десять маршей — это просто дурной тон.

— Он для этого создан, — мягко ответила я. — А кроме того, ему это за то, что был нечестен.

Брат скрестил руки на груди и оперся о перила.

— Итак, ты узнала что-нибудь полезное?

— Да. — Где-то в темных и далеких недрах автостоянки скрипнула дверь. Я начала вглядываться в темноту, но ничего, что могло бы вызвать подозрения, так и не увидела. Тогда почему же смутное чувство тревоги вызвало у меня колкие мурашки? Я нахмурилась и взглянула на Роана. — Чувствуешь что-нибудь?

Он слегка запрокинул голову и втянул носом тошнотворный воздух.

— Ты имеешь в виду, кроме выхлопных газов и плесени?

Я кивнула и потерла руки. Мне вдруг показалось, что на парковке похолодало, или это просто разыгралось мое воображение? Мерещится ли мне, что где-то там, в темноте, кое-что наблюдает за нами?

— Не совсем… — он нерешительно умолк. — Ну-у… что-то есть, но я не могу распознать что.

— По-моему, будет лучше, если мы начнем подниматься навстречу микроавтобусу. — Я снова вгляделась в темноту. — Ни с того, ни с сего, мне стало не нравиться это место.

Роан кивнул и взял меня под локоть, чуть направляя в сторону автомобильного съезда.

Вот тогда-то я и услышала это.

Едва слышимый скрежет когтей о бетон.

Я замерла. Как и мой брат.

— Звук раздался справа, — тихо сказал он. — Из-под другого съезда.

Моргнув, я переключилась на инфракрасное зрение, и прямо передо мной возникли тени. Там, в глубине под покрытием съезда, находились знакомые согбенные силуэты.

Во рту пересохло.

— Орсини.

— Уродского вида присоски, что ли? — высказался Роан. — Они быстры?

— Очень.

— Выходит, если мы дадим деру, они нас догонят?

— Ага.

— В таком случае, у нас только один выход.

Я посмотрела на него:

— У тебя есть пистолет?

Он покачал головой.

— Не мог же я взять пистолет в клуб, а потом мне и в голову этого не пришло.

— Расслабился. А что, если кто-нибудь попытался бы схватить меня?

— Они бы не ушли далеко — уж в этом ты можешь на меня положиться. — Его лицо несколько омрачилось. — Итак, полагаю, что нам не остается ничего другого, как направить против орсини силу дампиров.

— Если дело дойдет до руко-лапо-пашной, то я ставлю на орсини.

Роан одарил меня оскорбленным взглядом.

— Моя маленькая сестренка так уверенна во мне.

— Просто я сталкивалась с этими тварями раньше, вот и все.

Существо в полумраке подняло свою уродливую голову и завыло. Высокий, едва ли не причитающий звук резанул по нервам, вызывая ломоту в зубах. Я не хотела сталкиваться с этими тварями снова. Правда, не хотела.

— Если мы останемся на месте, то быть может, успеем дождаться микроавтобуса до того, как они нападут.

— Сомневаюсь, — произнес Роана. — Кроме того, они могут погнаться за машиной, а мы не можем допустить появления этих тварей на улице.

Пронзительное завывание разнеслось эхом по парковке. Это завыло второе существо позади нас. Здорово. Просто охереть как здорово.

— На случай, если ты позабыл — у нас в машине оружие. Хорошее оружие. Оружие, способное издалека разнести к чертовой матери этих уродов.

— Спорное утверждение, если они соберутся атаковать нас в ту минуту, когда мы тронемся с места. И микрика еще нет. — Он стиснул мне локоть и отпустил. — Ты билась с ними, когда была одна и безоружна. Ты сможешь это сделать снова. Готова?

— Я никогда не буду готова к сражению, Роан.

— Я не в силах провернуть это в одиночку. Не когда они рассредоточились.

— Знаю. — Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. — Я зайду справа. И я чертовски надеюсь, что кавалерия скоро появится здесь.

— Удачи.

— Я с удачей в ссоре, — пробормотала я.

Перестав ухмыляться, Роан переместился в тень. Как только его шаги начали удаляться в сторону первого орсини, я скинула туфли, высоко пнув их в воздух. Поймав туфли налету, я побежала босиком через парковку.

Второй орсини находился позади машины в дальнем углу парковки. Он взревел, как только я начала двигаться, резкий звук эхом разнесся в тишине. Я надеялась, что его будет слышно даже наверху. Надеялась, что Джек с Кейдом поторопятся.

Существо выпрыгнуло из тени и понеслось на меня, его когти скрежетали о бетон, высекая искры в темноте парковки.

Как только оно приблизилось, я резко развернулась вокруг своей оси и изо всех сил пнула его в голову. Отдача от удара разлилась дрожью по моей ноге, но, казалось, зверюге это не нанесло ощутимого урона. Он всего лишь затряс головой, скользя мимо меня. Бросив туфли, я вцепилась в его косматую шерсть и попыталась отшвырнуть зверюгу на бетонную колонну, стоящую в стороне. Чудовище едва сдвинулось с места, зато успело задними лапами полоснуть меня по ногам, нанося кровавые раны.

Я вскрикнула и, выпустив шерсть существа, вместо этого схватила его за лапу. Изо всех сил дернув чудовище на себя, я упала на бетонный пол и, уперевшись ногой в его тушу, перекинула через голову.

Тварь приземлилась на спину и с грохотом врезалась в одну из бетонных колонн.

Чихнув от пыли, я перекатилась на ноги. Существо развернулось и прыгнуло на меня, рассекая воздух когтями. Я уклонилась от удара и ударила его по голове каблуками туфель. Шпильки вонзились ему в надбровную дугу и разорвали плоть от глаза до шеи, в воздухе запахло гарью.

Существо взревело и ничего не видя, пошло в наступление. Полоснув когтями по моему бедру, оно нанесло мне рванную рану, от которой я чуть не потеряла сознание. Тварь врезалась в бетон, затем развернулась и вновь прыгнула в мою сторону. Ее оскаленные острые зубы — желтые и опасные на вид, лязгнули в воздухе, пытаясь достать меня. Пытаясь сожрать.

Вздрогнув, я нанесла чудовищу отвлекающий удар по голове, после чего развернулась и со всего маху вонзила шпильку в его грудь. Каблук прошел сквозь шерсть и кожу, глубоко вонзаясь в плоть. Его кожу не охватил голубоватый огонь — чем бы ни была эта тварь, в ней не было примеси вампира. Дерево не причиняло им урона. Разве что только застревало в их плоти.

И причиняло невыносимую боль, потому что тварь взвыла от бешенства и вновь бросилась на меня. Припав к бетонному полу, я крутанулась и пнула ее по хозяйству в тот момент, когда она взмыла надо мной. Это срабатывало раньше, сработало и сейчас. Существо, издав странный хрип, рухнуло на бетон и не шевелилось.

Перекинувшись в форму, которая поспособствует затянуть раны, я бросилась к автомобильному съезду в другой стороне автостоянки. Не увидев никаких теневых сгустков, я заметила красноватое марево, исходящее от тела. И как одно существо склонилось над другим. Поняв, что лежащее на полу тело принадлежит орсини, я испытала облегчение.

Я приняла человеческую форму и медленно приблизилась к ним.

— Ты в порядке?

Роан избавился от тени и кивнул.

— Это удивительно сильные животные, тебе так не кажется?

— Да, если их действительно можно отнести к животным. — С минуту я рассматривала существо, а затем добавила: — Знаешь, а Миша обещал оградить меня от подобных атак.

Удивленно подняв бровь, Роан посмотрел на меня:

— Когда это было?

— В клубе, сегодня.

— Возможно, ему не хватило времени, чтобы как-то предотвратить это нападение. Даже если он и знал о нем.

— Верно. — Прежде, чем делать выводы, стоит дать ему денька два для того, чтобы он успел связаться со своим боссом и выдвинуть условия. Хотя, если тот, кто стоит за всем этим, настолько всемогущ, какая Мишина угроза сможет заставить его прислушаться? И почему Миша не воспользовался этим козырем для собственного освобождения?

Тишину нарушил звук двигателя, сопровождающийся визгом шин. Я подняла глаза. Из-за угла вывернул ревущий микрик, а прямо перед ним стремглав несся вооруженный до зубов Куинн. Наши взгляды встретились — я опешила от того беспокойства, что читалось в глубине его темных глаз.

— Ты ранена.

— Просто царапины. — Я указала на существо возле его ног. — Этот не сдох.

Он прицелился из лазера и пристрелил его.

— А тот, что рядом с тобой?

— Мертв, — ответил Роан и поднялся на ноги. — Давайте убираться отсюда, пока не появилось еще больше этих тварей.

Микроавтобус остановился, скрипя тормозами. Мы подошли к нему и запрыгнули внутрь. Куинн захлопнул дверь, и машина сорвалась с места. Пока мы выезжали с парковки и пробирались в пробках час пика в машине стояла тишина.

— Знаете, — сказала я, не обращаясь ни к кому конкретно, — меня уже бесят все эти нападения.

— Очевидно, они считают, что ты представляешь угрозу их работе, — заметил Кейд.

— Это как? Ведь большую часть времени в том месте я провела в бессознательном состоянии. Даже очнувшись, я сразу же ударилась с тобой в бега. Что такого могла увидеть я, чего не видел ты?

— Все может быть гораздо проще, — заявил Куинн. — Не забывай, что им все равно из каких тканей — живых или мертвых — брать твою ДНК. Она подойдет им в обоих случаях — ведь ты наполовину мертва.

— С правдой не поспоришь, — усмехнулась я.

— Вопрос в том, как они находят ее? — сказал Кейд. — Либо у нас кто-то сидит на хвосте, либо нас как-то отслеживают.

— Мы проверили наличие «жучков» на ваших телах, — ответил Роан. — И ничего не нашли.

— Но те люди занимаются кражей еще не поступивших в общедоступное пользование технологий, — заметил Кейд. — Возможно, у них есть то, о чем мы не знаем.

— Нас, плебеев, никто не спешит просветить, — сыронизировал Роан.

— Всему свое время, — ответил Джек. — И обсуждать это в микроавтобусе — самый неподходящий момент. Если они склонны к воровству технологий, то мы все еще можем быть нашпигованы прослушками.

Обменявшись с Роаном недовольным взглядом, я посмотрела на Кейда.

— За Мишей следили. Более чем вероятно, что это они сообщили обо мне по прибытию на базу. Пока мы с Мишей прятались в приватной комнате, у них было предостаточно времени, чтобы подготовить нападение.

— Они не могли знать, что мы отправимся на ту парковку.

— Нет, но уличная автостоянка вокруг клуба полное дерьмо, так что логично было бы предположить, что та парковка — наш следующий оптимальный выбор.

— Что-то в этом не так, — откликнулся Куинн. — Те существа не похожи на тех, кого можно вызвать по первому требованию. Они заранее знали о твоем появление там.

Я встретила его темный взгляд.

— Это не Миша.

— Ты уверена в этом?

— Да.

— Почему?

— Почему это так важно для тебя? — встречно спросила я, подняв бровь.

— Потому что не вынесу, если тебя убьют до того, как я приму то или иное решение.

— Ты, кажется, сделал свой выбор, вампир, из расчета того, что я стану старой, седой и нежеланной.

Куинн улыбнулся и эта улыбка обогрела его бездонные обсидиановые глаза. Обогрело мою душу.

— Старой, седой, но никогда не нежеланной.

Я криво усмехнулась.

— Так значит, ты говоришь мне, что не имеешь ничего против бабушек?

— Бабушек лишь определенного типа.

— Знаете что, — встрял Роан, — этот разговор заходит в такие дебри, о которых даже думать не хочется.

— В особенности, когда большинство бабуль не выглядят, как Райли, — пробормотал Кейд и содрогнулся. — Дряблая плоть. Хуже некуда.

Я хлопнула его по руке:

— В один прекрасный день, жеребчик, твоя плоть тоже станет дряблой, так что поаккуратней с выражениями.

Неожиданно для меня, Кейд широко улыбнулся — дерзко, сексуально, и абсолютно не похоже на то, как улыбается Куинн.

— Ну да, зато я стану возмужалым старым кониной. Чувствуешь разницу?

— Готова поспорить, что найду с десяток бабуль, которые возразят по этому пункту.

— А я готов поспорить, что у этих бабуль никогда не было в любовниках лошадей-перевертышей.

— Он такой скромник, вам так не кажется? — сыронизировал Роан.

Улыбка Кейда стала только шире.

— Зачем быть скромным, если в тебе нет ничего, что могло бы быть скромным?

Роан устремил взгляд на меня и вопросительно поднял бровь.

Я рассмеялась:

— Он попал в точку.

— Проклятье. — Он созерцал Кейда несколько секунд, а затем добавил: — Ну так и где мне найти немного гей-конины?

Кейд пожал плечами:

— Не спрашивай меня, я этим не интересуюсь.

— Печально.

— Я приму это за комплимент.

— Да пожалуйста.

К этому мало что можно было добавить, поэтому все затихли. Я уставилась в окно, рассматривая офисные здания и рестораны, сменившиеся сначала улицами с жилой застройкой, затем окраинами пригорода и наконец удивлением от того, куда мы направляемся.

Прошло полчаса прежде, чем мы остановились, и к тому времени уже наступила ночь. Я выбралась из микроавтобуса, втянула носом воздух и огляделась вокруг. Аромат эвкалипта соперничал по своей яркости со свежим озоновым запахом после дождя, который доносил легкий бриз. Однако за всем этим благоуханием ощущался запах смерти и земли.

Мой взгляд наткнулся на грунтовую дорогу, что вела к огромным железным дверям. Мы вернулись в «Геновев».

— Почему мы здесь? — спросила я Джека, когда он показался из-за машины.

— Потому что в этом месте лишь один вход-выход и тот под усиленной охраной личного состава Управления, в котором я твердо уверен.

— А Управлению нет?

— Сегодняшним вечером должен вернуться Готье.

Готье был единственным, кого я сколь сильно ненавидела, так и сомневалась, что ему по силам одолеть нас четверых. Он был хорош, но не настолько.

Джек направился к входу, а мы последовали за ним, как стадо послушных баранов. Как только караул у дверей идентифицировал нашу личность, лазерные ворота опустились, железные двери открылись и нашей четверки позволили войти.

Мы отправились в головной офис. Роан, Куинн и Кейд примостили свои задницы на удобных кожаных диванах, а я прошла к окну и встала к ним спиной. Скрестив руки на груди, я уставилась на арену. Талон использовал ее для испытания возможностей его творений, и даже сейчас, спустя месяц после случившегося, на золотистом песке, где его клоны и наши стражи боролись за свои жизни и проиграли, проглядывали кровавые пятна.

Мой взгляд устремился к окну напротив. Там я очнулась, чтобы узнать, что он использует меня, и хотя я была волком и меня не сильно удручало, что во главе угла стоял секс, еще я была женщиной, которой не нравилось, что к ней отнеслись подобным образом. Без какой бы то ни было причины.

— Итак, — сказал Джек, усаживаясь за огромный, заваленный бумагами стол. — Что произошло?

— Он дал мне наводку с чего начинать. Имя.

Джек выждал несколько секунд, и когда я не продолжила, произнес:

— Ну и?..

— Имя, которое тебе уже известно.

— Райли, хватит играть в игры.

— Только, если ты просветишь всех нас, что, черт побери, происходит. — Я повернулась к нему лицом. — Миша назвал мне имя Кейда. Только Кейд — не строитель, он — военный, по всей видимости, участвующий в каком-то военном расследование.

— Все это рассказал тебе Миша?

— Отчасти… — Я нерешительно умолкла, но рано или поздно Джек все равно узнает, что я стащила его ноутбук, так что лучше упредить его в этом. — Ты оставил свой портативный компьютер в пентхаусе, и я пошарилась в нем.

Его взгляд сузился:

— Тебе не известны мои пароли.

Я не собиралась признаваться, что они мне известны — по крайней мере, два из них, не тогда, когда у него такой взгляд.

— А мне и не надо их знать. Я — связной и твой личный помощник. У меня допуск к большинству ведомств. — Замявшись, я глянула на Кейда. — Даже к военному.

Взгляд Кейда потеплел, а сурово поджатые губы распрямились.

— Ты никогда бы не смогла войти в нашу систему.

— А я и не вошла. Ну не совсем, во всяком случае.

— У моего досье засекреченный статус.

Об этом я сразу догадалась, как только сообразила, что он может быть военным.

— Именно поэтому я не искала твоего досье.

Он поднял бровь.

— Тогда, как ты вычислила, кто я такой?

— Через кадровое обеспеченье. Они хранят дубликаты всех рапортов. — Куда я смогла попасть, только благодаря паролям Джека. Когда он узнает об этом — на земле разверзнется ад. — Ты был чертовски поджарым, когда поступил на службу, верно?

Кейд тихо фыркнул.

— А ты хороша.

— Весьма, — многозначительно произнес Джек. — Именно поэтому я хочу, чтобы она стала стражем.

Я как обычно состроила невозмутимую мину.

— А если поточнее — какой у тебя род деятельности? — спросил Роан, барабаня пальцами по подлокотнику дивана.

Кейд состроил гримасу и произнес:

— Я служу в военной разведке и занимаюсь расследованием, которое началось с кражи ящика лазерного оружия на военной базе в Ландсенде.

Ландсенд — один из лучших центров по разработке и созданию оружия.

— Те же самые лазеры с которыми на нас напали те существа?

Его взгляд встретился с моим.

— Те же самые.

— А мне казалось, что ящик несколько трудновато скрыть или украсть, — сухо заметил Роан.

— Это случилось несколько месяцев назад. И это не единственное, что пропало без вести из Ландсенда.

— Служба безопасности бездельничает что ли?

Кейд резко глянул на Роана.

— Нет. При нормальных обстоятельствах там и муха не проскочит.

— Что ж, кому-то это удалось. Вы проверили весь личный состав?

— Лично я, никого не проверял. К тому времени я был под прикрытием…

— …строителя, с твоим так называемым братом.

Красноречивый взгляд Кейда встретился с моим — в нем читалась нескрываемая холодная ярость, которую я недавно мельком заметила, а сейчас ее увидели все.

— Он был моим напарником. И они убили его.

— Они — это кто? — спросил Куинн.

— Те же самые люди, которые украли оружие из Ландсенда. — Лицо Кейда омрачилось. — А может, их следовало бы называть тварями.

— Точно, «твари», — сказал Роан.

— Мы уловили их изображение на записях специальных видеокамер, установленных в подразделениях. Персонал думал, что они ведут запись в инфракрасной области спектра, ну а мы не стали их разуверять. В действительности же, они были оборудованы датчиками движения и температуры, и срабатывали только при появлении движущихся объектов, чья температура тела была ниже нормального.

Я изумленно подняла брови:

— Обратные тепловые датчики?

Он кивнул.

— Встречаются некоторые существа, например, хамелеоны, которые не только хладнокровные, но и невидимые обычным и инфракрасным камерам.

— Но это же не хамелеоны забрали лазеры? — спросил Куинн.

— Нет, это было нечто такое, чего мы не видели раньше. Они были похожи на пауков, только водянистого вида, и способны просачиваться через мельчайшие трещинки. Просочившись внутрь склада с оружием, они поглотили его.

Я оперлась бедром о стену, потому что ноги начинало ломить от усталости. Оставалось лишь одно свободное место, куда можно было сесть, но оно было между Куинном и Кейдом, а оказаться зажатой между двумя восхитительными мужчинами — это уже чересчур для моих неуправляемых гормонов. Особенно, когда я пыталась сосредоточиться на происходящем.

— Если они поглотили оружие, тогда как же оружие вернулось в прежнее состояние? — спросила я.

— Им как-то удалось реконструировать его, после того, как они извергли лазеры обратно. — Он пожал плечами.

Невероятно.

— Так зачем же им оружие?

— Я думаю, что оружие было всего лишь приятным дополнением. Ландсенд имеет высокий уровень надежности. Если вы можете войти в него и выйти незамеченными, то сможете попасть куда угодно.

— И как это связано с тем, что ты оказался донором спермы в том селекционном центре? — тихо спросил Роан.

— В двери и воздуховоды помещений и в их окрестностях были вмонтированы специальные контейнеры, предназначенные для улавливания существ, переходящих в жидкую форму. Мы провели тесты, которые поведали нам две вещи — природа не ответственна за появление этих существ, и что они появились откуда-то с запада, из района Голубых гор.

Я подняла брови.

— Откуда такая уверенность?

Его губы дернулись в улыбке.

— На существе были выявлены следы грунта.

— Так значит, ты и твой напарник открыли магазин в окрестностях Буллабурру и начали расследование. — Я хотела сказать, что во время побега из того питомника, он все время знал, где мы находимся. Что самое обидное.

— Как тебя схватили? — спросил Роан.

Кейд перевел взгляд на Роана.

— Не знаю. Мы пробыли в магазине чуть больше недели, а потом неожиданно всему пришел конец. Те твари напали и убили Денни, а меня накачали наркотой. — Он пожал плечами. — К тому времени, когда появилась Райли, я пробыл в том питомнике добрых два месяца.

Я переступила с ноги на ногу, попытавшись ослабить боль в ногах.

— Вследствие этого напрашивается ряд вопросов: почему убили твоего напарника, а тебя оставили в живых? И почему никто не всполошился из-за твоего исчезновения?

— Думаю, ты найдешь ответы на эти оба вопроса, если установишь между ними взаимосвязь, — высказался Джек. — Напарник Кейда не был пси-одаренным. А вот Кейд, мало того, что пси-неуязвим, так еще способен управлять своими потрясающими способностями.

— О которых бы они смогли узнать только из твоего досье. А сделать это, не подняв тревоги, невозможно… — я умолкла, вспомнив Мишины слова. Переведя взгляд с Джека на Кейда и обратно, я закончила мысль: — Именно это имел в виду Миша. В вашем департаменте завелся «крот».

Кейд кивнул:

— И что приводит нас к двоим — к моему непосредственному начальнику, Россу Джеймсу, и командующему целым подразделением, генералу Мартину Ханту. Лишь этим двоим было известно, что мы с Денни работаем под прикрытием, и наше задание.

— Но ведь тревога поднялась бы в любом случае? — Как могут исчезнуть двое мужчин, не подняв при этом тревоги? Особенно в воинской части?

— Если «крот» — это Росс Джеймс, он мог бы легко сфальсифицировать данные, — заметил Роан и посмотрел на Джека. — Мы запросили сведения на обоих мужчин?

— Да, и на данный момент, эти оба чище и не порочней ангельского нимба. — У Джека был самый мрачный вид, который я когда-либо видела. — И, разумеется, Россу известно, что Кейд свободен и с нами, потому что я запрашивал у него подтверждение личности Уильямса, когда мы был в Леура.

— Так что же нам делать?

— Росс Джеймс — более легкая мишень. Он — человек, хотя и обладает сильными пси-щитами, но по своей прочности они не настолько сильны, чтобы сдержать меня.

— Именно поэтому он никогда не станет генералом, — пробормотал Кейд.

— Ему известно, что Кейд жив, мы могли бы воспользоваться этим и устроить встречу.

— Для чего? — спросил Роан. — Нам обоим известно, что его оснастят новейшими пси-поглотителями. Вряд ли он будет настолько глуп, чтобы заявиться туда в одиночку, — даже если невиновен.

— Именно поэтому там будешь ты, чтобы запустить подавитель пси-гаджетов.

Что означало — мы с Куинном вновь вместе. И меня это абсолютно не радовало, учитывая, что сейчас он обдумывал принятие решения. Я имею в виду, что поставить нас вместе — это все равно, что размахивать у меня перед носом шоколадкой, приговаривая: «Фу-у, нельзя…». Просто издевательство какое-то.

— Тем временем, — продолжил Джек, — Куинн и Райли займутся Мартином Хантом.

— И как ты себе это представляешь?

— Проще некуда. — Взгляд Джека переместился на Куинна. — Полагаю, у тебя есть приглашение на завтрашний благотворительный ужин, проводимый детским фондом «Исполни мечту»?

— Да.

— Отлично. Хант будет там из-за своей жены, которая входит в комитет по сбору пожертвований. Вы с Райли могли бы смешаться с лучшими представителями высшего света и разузнать о Ханте.

— Как раз в этом и кроется главная проблема, — язвительно заметила я. — Если Хант — плохой дядя, тогда ему известно, как я выгляжу.

— Вот поэтому Роан привезет Лиандера.

— Это слишком рискованно. — Несмотря на вкрадчивый тон Куинна, в нем явно просквозили стальные нотки. — Я пойду на ужин, но Райли следует остаться здесь.

— Нам требуется чутье Райли. Хант может быть одним из тех, кто приходил к ней в камеру того питомника. Если она узнает его — значит, мы вышли на ключевую фигуру.

Все будет не так-то просто, как может показаться со стороны. В глубине души я знала, что ко мне приходил кто-то другой — кто-то, кого я хорошо знаю. Кто-то, кто не выходя из тени, дергал за все ниточки.

— Они похищали ее уже дважды, и несколько раз пытались убить. Ее ДНК сгодится им как от мертвой, так и от живой. Отправлять ее на это задание, это все равно, что подписывать ей смертный приговор.

— Они даже не узнают, что она там.

— Они узнали, что она была в отеле Брайтона. Они узнали, что она была на автостоянке. Ты не можешь с уверенностью утверждать, что они не узнают о ее задание.

— Я соглашусь, что Райли не следует этого делать, — сказал Роан. — Ее не подготавливали для секретных миссий.

— Это не будет сопряжено с опасностью, — заметил Джек, теряя терпение. — И там будет Куинн, чтобы защитить ее.

— До сих пор никто из нас не обеспечил ей хорошей защиты. — Роан встретился со мной взглядом. — Выбор за тобой.

Это означало, что он поддержит меня, независимо от того, что я решу. Даже, если это означало восстать против приказа Джека. Я улыбнулась, чувствуя, что люблю брата больше, чем когда-либо.

— Лиандер сделает меня неузнаваемой, я доверяю ему. — Я посмотрела на Джека. — Необходимо положить конец этому безумию. Я хочу вернуться к нормальной жизни.

Джек не сказал очевидного — мои шансы вернуться к нормальной жизни на самом-то деле равнялись нулю. Но он подумал об этом. Я видела это по его глазам.

— Хорошо, — все, что он сказал. — Пусть Кейд, Куинн и Райли немного отдохнут. Роан, ты отправляйся обратно в город и найди Лиандера. И захвати с собой пару людей.

Дождавшись ухода троих мужчин, я встретилась взглядом с Джеком.

— Кажется, ты позабыл об одной вещи. Мои ночные свидания с Мишей начинаются завтра.

— Я не забыл. Торжество пройдет рано вечером. Автомобиль заберет вас с Куинном в начале десятого, и доставит в аэропорт. Куинн воспользуется собственным самолетом, и доставит вас как раз к встрече с Мишей.

— Если все пойдет по плану. — Чего до сих пор не было.

— Все начинает складываться в твою пользу, Райли. Все будет в порядке.

Я потерла руки, отчаянно надеясь, что он был прав, потому что завтра на кону будет не только моя жизнь, но и жизнь Куинна. Казалось, Джек забыл, что Куинн уже был целью нескольких покушений. Или же, его это просто не волновало.

— Вашей целью будет генерал и его жена. — Он развернул ноутбук, чтобы я смогла увидеть фотографии. Генерал был высок, крепкого сложения, со скуластым лицом и волосами с проседью. Его супруга была довольно высокой, полноватой, с непримечательными чертами лица и тусклыми каштановыми волосами. Эта была из тех пар, на которую уже не взглянешь повторно.

— Ступай отдохни немного, — добавил Джек. — Выглядишь изнуренной.

Такой я себя и чувствовала. Но оказавшись за дверью, я не отправилась спать, а попыталась определить по запаху в каком направлении ушли Кейд с Куинном. Но к счастью для меня и для моей потребности во сне, мои гормоны пока не правили балом. Я нашла пустую камеру, разделась и легла спать.

Но едва ли это можно было назвать спокойным сном.

В мои сновидения вторгся безликий мужчина, который забрал часть меня и ничего не оставил взамен.

Мужчина, с которым я когда-то была в близких отношениях.

Мужчина, чье имя крутилось на языке, но не хотело всплывать в памяти.

Я проснулась от ощущения, что в комнате кто-то есть. В воздухе витал насыщенный запах мускуса, пробуждая мои несчастные гормоны к жизни. Открыв глаза, я увидела сидящего на стуле Кейда. Он улыбнулся, заметив, что я наблюдаю за ним.

— Подумал, что надо к тебе заглянуть и принести извинения.

— Не говоря уже о том, чтобы насладиться зрелищем. — Я откинула одеяло и встала с кровати.

Он окинул меня оценивающим и пылким взглядом.

— Что ж, здесь есть, чем насладиться.

— До тех пор, пока смотришь и не лапаешь. Нам предстоит многое сделать, а времени очень мало.

— Всегда есть время для секса, солнышко.

Мои гормоны тут же чуть ли не в ладоши захлопали от перспективы секса с лошадью-перевертышем, но мне удалось их проигнорировать.

— Лиандер уже здесь?

— Да.

— Тогда времени нет.

Кейд встал и направился ко мне. Я уперлась ладонью ему в грудь и удержала на расстоянии, прежде чем он подошел слишком близко.

— Я сказала «нет», Кейд.

Он взял мою руку и поднес к своим губам. Согрев своим дыханием кончики моих пальцев, он нежно и ласково поцеловал их.

— Что, если я пообещаю сделать все быстро?

— Быстро — у нас уже было. Мне бы хотелось большего — для разнообразия. — Я даже не успела договорить, как поняла всю двусмысленность этих слов. Поскольку в том, что касается плоти, у Кейда не было равных среди живых.

Он легонько притянул меня к себе и обнял за талию. Его теплое и твердое тело было настолько приятным, что во мне тут же забурлило желание. Мое сопротивление было началом конца, и я об этом знала.

— У нас есть полчаса и односпальная кровать, — произнес он, словно почувствовав, как резко ослабла моя решимость.

— Тебе не кажется, что односпальная кровать для нас двоих маловата?

— Если ты задумалась об этом, значит, тебя никогда не любили на односпалке.

На его губах заиграла дерзкая улыбка, я улыбнулась в ответ. Потому что мне так захотелось. Боже, как же мне захотелось.

Честно говоря, если бы передо мной стоял Келлен, то это было бы немедленное «да», и к черту Лиандера. Именно эта мысль, больше, чем любая другая, перевесила мое сопротивление. Может быть, Келлен и волк, но Кейд от этого не становится худшим любовником.

— Если Джек надерет мне задницу за опоздание, ты, мой сексуально озабоченный друг, будешь вычеркнут из списка любовников.

Он рассмеялся.

— Поверь, Джек никогда не приблизится к твоей восхитительной заднице. Я обещаю защищать ее от всяческих посягательств.

Я неожиданно представила, как он отбивается от всех, включая новых поклонников и тихо фыркнула. Может, это и не такая уж плохая идея после всего.

— Полчаса. Ни больше, ни меньше.

— Договорились. — Он быстро поцеловал меня в губы и потянул к кровати.

Стоит признать, этот мужчина знал, как наилучшим образом использовать односпальную кровать.

И он подчеркнул это самым потрясающим образом, и доказал без тени сомнения, что меня до сих пор не любили на односпальной кровати.

Спустя добрых сорок минут, он проводил меня по коридору до ванной, где Лиандер устроил свою мастерскую. Оказавшись рядом с ванной, Кейд запечатлел на моих губах еще один поцелуй, намерено дразня и возбуждая.

Он добился и того, и другого.

— Мы продолжим эту небольшую дискуссию позже, — сказал он и отправился прочь, весело насвистывая.

Сделав вдох, я открыла дверь и вошла внутрь. Роан и Лиандер лизались возле душевой кабинки.

— Хотите, чтобы я вернулась позже? — иронично спросила я.

Роан перевел дух и широко мне улыбнулся.

— Могла бы выбрать и более подходящий момент, но и этот сойдет.

— Уверен?

— Нет, но Джек убьет нас, если мы задержимся дольше, чем необходимо. — Он ущипнул Лиандера за зад и отошел в сторону.

Взгляд Лиандера встретился с моим, в глубине его серых глаз серебром искрилось веселье.

— А кроме того, гримировать тебя почти что так же весело, как целоваться.

— Ты явно намекаешь на унылую сексуальную жизнь.

— Твой брат мог бы воспользоваться парой намеков, но он у тебя ненамекаемый.

Роан скрестил руки на груди и прислонился плечом к стене.

— Думай, что говоришь, или же я буду использовать это… — он указал на себя, — …презренное тело в другом месте.

Лиандер фыркнул:

— Ты в любом случае так поступаешь.

— Так, мальчики, — перебила я, чувствуя, что мы ушли от темы. — Первым делом — работа, а любовные размолвки — потом.

— Нет, — поправил меня Роан, озорно блеснув глазами. — Первым делом — работа, затем секс, а уж потом любовная размолвка. Расставь ты уже приоритеты, право слово.

— Ну прости, — сухо ответила я. — Итак, вы решили какой будет образ на этот раз? — При последней смене имиджа я стала проституткой-альбиносом. Не совсем подобающий вид для престижного приема.

Лиандер кинул мне бутылочку бледно-лиловой жидкости.

— В первую очередь прими душ. Это нейтрализует твой собственный запах на следующие двенадцать часов.

Идя в душ, я чувствовала облегчение. По крайней мере, если там будет волк, который спал со мной в том селекционным центре, мой запах не выдаст меня. Вымывшись, я уселась в позаимствованное в одном из кабинетов кресло, и отдалась на волю Лиандера.

— У Куинна было фото, на котором он с сексапильной красавицей шатенкой. Примерно тот же образ, мы попытаемся создать сейчас, — объяснил Лиандер, начав изменять цвет моих волос и кожи.

— А эта паста легко смывается? — спросила я, с легким ужасом наблюдая, как мои красновато-золотистые волосы становятся шоколадно-орехового цвета.

— Да, доверься мне.

Я доверяла ему, но это не мешало мне испытывать тревогу. Мне нравятся мои волосы, их цвет. А смотреть, как они становятся каштановыми — дело не из легких.

В конце концов, мои волосы приобрели удивительный оттенок, чей контраст подчеркивали голубые контактные линзы и изысканный макияж. Я изменилась до неузнаваемости, из зеркала на меня смотрела какая-то незнакомка, источающая сексуальность. Такая девушка смогла бы привлечь внимание миллиардера-плейбоя.

— Вау, — сказал Роан, высказывая вслух мои мысли.

— Мы еще не закончили. — У Лиандера был самодовольный вид, когда он поднял лоскут ярко-красной материи. — Теперь платье.

С «каменным» видом я посмотрела на плате.

— Это — не платье. Это — матерчатый футляр.

— Этот «футляр» — последний «писк» моды в вечерней одежде, а цена — чистое везенье.

— От этого оно не стало нравиться мне больше.

— Ты будешь сногсшибательно в нем выглядеть.

— Я буду выглядеть, как чертов маяк. Люди нацепят солнцезащитные очки, завидев меня.

Лиандер усмехнулся.

— Нам и нужно, чтобы люди смотрели на тебя. Мы хотим, чтобы окружающие восхищались твоим прекрасным телом, и не пытались узреть нечто большое.

Я подняла бровь, иронично изогнув губы.

— Прекрасное тело? Я думала, что ты по другую сторону баррикад? С чего это вдруг такая хвала женскому телу?

— Может, я и по другую сторону баррикад — как ты выразилась, но это не значит, что меня не восхищают прекрасные женские формы — такие, как у тебя. — Он слегка хлопнул меня по руке. — Хорош любезничать, вставай.

Я встала с кресла и Лиандер вручил мне две белые «чашечки».

— Поддерживают грудь. Они приподнимут и поддержат твою прекрасную грудь, а так же придадут ей дополнительный объем в зоне декольте.

— Как будто я нуждаюсь в этом, — холодно заметила я, в то время как Лиандер прилаживал «чашечки».

— Чем больше они будут глазеть на твои достоинства, тем меньше будут обращать внимание на лицо, — произнес ухмыляющийся Роан. — На этот раз, это то, что нам нужно.

— Сказал самец, который никогда не примирится с мужчиной, который обсуждает бюсты, а не лица.

— В том, чтобы быть мужчиной, есть свои преимущества.

Например, как не быть раздетой и перекрашенной любовником своего брата. Лиандер вручил мне так называемое платье.

— Без белья?

— Нам не нужно, чтобы из-под этого платья проглядывали уродские резинки от трусов.

Я подняла бровь:

— И даже уродские стринги не подойдут?

Теперь был его черед состроить «каменное» лицо. Я усмехнулась и, извиваясь, проскользнула в платье. Оно обтянуло меня, как перчатка, прикрыв грудь и бедра, но большая часть тела была чуть ли неприлично оголена и выставлена напоказ.

— Я стану посмешищем на этом приеме.

— Ты вызовешь слюнотечение у окружающих. — Лиандер отступил назад, с видом художника, изучающего свой шедевр. — Подтяни подол немного вниз.

— Ты хочешь, чтобы моя грудь полностью вывалилась?

Он слабо улыбнулся.

— Нет, но ты должна признать, что это определенно бы отвлекло окружающих от изучения твоего лица.

Платье осталось там, где и было — полдюйма вниз и мои соски будут размахивать приветы всему миру.

— Туфли?

Он вручил мне пару босоножек с четырехдюймовыми «шпильками».

— Люблю такие, — сказала я, проводя пальцем по деревянному остроконечному каблуку. — Агрессивно-красные и готовые к использованию.

Лиандер усмехнулся.

— Они становятся настоящим модным трендом — хотя я сомневаюсь, что их кто-то использует в той же своеобразной манере, что и ты.

— Хвала Господу. Я бы не вынесла, если бы мне пришлось искать другое безобидное с виду оружие.

Обув их, я повернулась и рассмотрела себя в зеркале. Если потаенная сексуальность выглядит так, тогда мы достигли нужного эффекта.

— А что делать с моим голосом?

— Модуляторы исправят его. Открой рот пошире.

Я открыла рот и Лиандер вставил мне между задними зубами и щеками две очень тонкие пластинки. Поверхность модуляторов якобы была покрыта анальгетиком, при контакте с которым кожа должна была утратить чувствительность. Во всяком случае, в теории. На практике же, казалось, что Лиандер выдирает мне зубы, а не вставляет пластинки — такая была боль. Хотя, как только модуляторы были полностью закреплены, я больше не замечала их. И никто другой их тоже не заметит, по крайней мере, пока я не решу заняться с кем-нибудь оральным сексом.

— От этих штуковин всегда такая боль, — произнесла я, поражаясь звучанию своего измененного голоса.

— Прекрати ныть, как ребенок, — отчеканил Лиандер, — и произнеси алфавит — так я пойму, что они работают должным образом.

Смею вас уверить, что алфавит еще никогда не звучал так сексуально.

— А как же пальто? Или ты намерен заморозить меня до смерти во имя совершенства?

— Поверь, тебе будет жарко и без пальто. — Он поднял руку, упреждая мои протесты. — Впрочем, у меня есть одно для тебя.

Он вручил мне пальто. К счастью, оно оказалось черным, а не ослепительно-красным. Я надела его и застегнула пуговицы. Бессмысленно доводить Куинна до инфаркта, особенно, когда он еще не решил продолжать отношения на моих условиях.

— Завершающий штрих, — добавил Роан, протягивая мне небольшую сумку. — Одежда, в которую ты переоденешься по окончанию задания.

— Ну разумеется, мне же не хочется, чтобы Миша решил, будто я вырядилась специально для него, — пробормотала я, с благодарностью принимая сумку.

Лиандер посмотрел на свои часы:

— Пора. — Он подался вперед и поцеловал меня в щеку. — Если это не выбьет из колеи твоего упрямого вампира, тогда я просто не знаю, чем еще можно его поразить.

Я посмотрела на Роана.

— А ты не хочешь снова подискутировать на тему моей личной жизни?

— Что ж, на данный момент, она более захватывающая, чем моя. Я имею в виду — вампир, лошадь-перевертыш, альфа-самец…

— Альфа-самец? — перебил Лиандер, и ткнул мне в руку кулаком. — Иди ты!

Я усмехнулась:

— Поверишь ли, но я так и собираюсь сделать.

Кто-то постучал в дверь.

— Райли? — раздался голос Джека. — Ты готова? Нам пора выходить.

— Иду, — ответила я и поцеловала брата на прощанье. — Береги себя.

— Как и ты. И запомни — ни в коем случае не доверяй Мише. Он играет по своим правилам, и нам пока не известно по каким.

— Запомню. — Перебросив сумку через плечо, я направилась к двери.

Пришла пора отправляться на охоту.

Глава 8

Джек окинул меня беглым взглядом, но из-за пальто ему так и не удалось разглядеть основного.

— Замечательно, — произнес он и подал мне бумажку: — Запомни номер. Позвони по нему, когда выйдешь из клуба и мы вышлем за тобой машину.

Я взяла бумажку, запечатлела в памяти номер — как было приказано, и вернула ее обратно.

— Что дальше?

— Дальше, мы заберем тебя.

— А нам безопасно будет отправиться прямо отсюда в аэропорт?

Прижав руку к моей спине, Джек вел меня по коридору.

— Вы будете менять машины. В аэропорт вас доставит лимузин, принадлежащий Куинну.

Я кивнула.

— Ты случаем ничего не разузнал о том селекционном центре, где мы были?

— Немного.

— А что насчет разрешений на строительство и тому подобное? — Ведь несомненно, что их кто-то где-то одобрил. Ведь нельзя же создать такую крупную структуру не согласовав ее с кем-то.

— Ни единого свидетельства. Сама земля была куплена неким Питером Джеймсом около трех лет назад.

— Дай угадаю — Питера Джеймса, как такового, не существует.

— И он заплатил наличными, а значит, мы не сможем отследить лицевой счет, с которого была произведена финансово-кредитная операция.

От этих слов я удивленно подняла брови. Кредитные карты в наши дни стали обыденностью, а вот наличка встречалась редко, не говоря уже о ее использовании в обиходе.

— И это никого не насторожило?

— Нет, — поморщился Джек.

— Полагаю, что на записях камер безопасности в конторе, занимающейся регистрацией земельных сделок, то же нет Питера Джеймса, не так ли?

— В действительности, есть. Сейчас мы работаем над извлечением данных.

— Покажи мне, когда найдешь его. — Черт, быть может, Питер Джеймс поможет мне вернуть столь необходимые воспоминания.

Мы прошли весь комплекс, и вышли из дверей. Куинн дожидался нас возле служебной машины светло-серого цвета. В своем черном костюме и рубашке цвета бургунд он был похож на темного ангела. Осмотрев меня с ног до головы, вампир задержал взгляд на лице и волосах. О'Конор ничего не сказал, но его голод опалил мою кожу, оставив после себя ощущение покалывания и вызывая у меня испарину. Это был не только сексуальный голод, но и жажда крови. И эта жажда была настолько сильна и так явственна, что у меня перехватило дыхание. Он слишком долго отсрочивал свою кормежку, и жажда крови достигла опасного уровня. Я вынуждена была задаться вопросом: почему он так затянул?

Или он планировал утолить свою жажду крови на некоторых привлекательных дамах во время торжественного приема? Даруя им возможность собрать немного больше денег для благотворительности? Черт, я знаю женщин, которые заплатили бы огромные деньги, чтобы испытать сексуальный восторг, идущий вместе с укусом вампира. Испытав это сама, я могла их понять.

Куинн открыл дверь машины и, положив руку мне на спину, помог забраться внутрь. От его прикосновения по моему телу разлилась приятная истома. Но даже несмотря на эту реакцию, я не смогла не заметить, как холодны его пальцы. А вампиры становились холодными лишь при недостаточном приеме крови.

Мой взгляд встретился с его. В его темных глазах промелькнуло ни чем нескрываемое желание, заставившее ёкнуть мое сердце. Но за желанием таился голод.

— Вы оба — берегите себя, — сказал Джек. — Помните, что это всего лишь разведывательная операция, не более. Ничего не предпринимать, только смотреть.

Последнее указание относилось ко мне. Я подняла бровь: на какие, черт побери, действия с моей стороны он рассчитывал? Что я затащу генерала в туалет и выбью из него все дерьмо? Соглашусь, идея довольно-таки привлекательная, но даже, если генерал и был тем мужиком, который воспользовался мной в том питомнике, избивать его все равно было бессмысленно. По крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем, что это он заправляет всем — но мне почему-то так не казалось.

— Позвоните мне из самолета, когда полетите домой, — продолжил Джек. — И еще, Райли. Наши люди будут охранять выходы из «Рокера».

Я согласно кивнула. Джек захлопнул дверцу и машина тронулась с места. Наступила тишина. И я не видела смысла нарушать ее. Все, что я должна была сказать Куинну, я сказала, и теперь ход был за ним. Его голод продолжал опалять мне кожу, ввергая меня в состояние удушья. Этому нужно положить конец. Он не может в таком состояние заявиться на прием, где будет полно женщин. Жажда крови, как и аура вервольфа в период течки — может вмиг устроить бедлам.

К несчастью, был лишь один способ, которым я могла ослабить его голод и скорее всего мне придется заставлять вампира пить мою кровь. Однако я ничего не смогу сделать здесь, в машине. В отличие от Куинна, я не против публичных демонстраций. Но помимо этого, мне бы хотелось, чтобы водитель был сосредоточен на том, что делает он, а не на том, что делаю я. Как правило, концентрация внимания — снижает количество аварий.

Добравшись до города, мы сразу же въехали в недра общественной автостоянки и сменили машину. В машине Куинна были сильно тонированные и, скорее всего, пуленепробиваемые окна. Казалось, он не собирался рисковать, и меня это радовало.

Нам не потребовалось много времени, чтобы добраться оттуда до аэропорта Иссендон. Самолет Куинна — обтекаемое и серебристое судно Y-образной формы стояло на предангарной площадке и было готово к взлету. Мы поднялись на борт. Кроме капитана и второго пилота, на борту были только мы с Куинном и диванноподобные кресла. Идеальное место для неотлагательного обольщения. Ну или в крайнем случае для полу-обольщения. Я не собиралась заставлять его доводить дело до конца, если он сам того не захочет. Даже если мои гормоны вопили от ужаса при этой мысли.

Я дождалась, когда самолет выровняется, затем расстегнула пряжку ремня безопасности, сняла пальто и встала.

Температура в небольшой кабине подскочила почти на десять градусов.

Наши взгляды встретились. В глубине его темных глаз затаилась настороженность. Голод, который я ощущала раньше, отступил. Но судя по напряжению, угадывающемуся в уголках его глаз, голод затаился где-то неподалеку.

— Не надо, Райли.

— Не надо чего? — невинно спросила я. — Обсуждать с тобой наши планы на вечер?

— Нам известно, что нужно делать. Тут больше нечего обсуждать.

— Нечего? Выходит, ты и дальше собираешься называть меня Райли?

Куинн задумался, в его глазах вспыхнуло веселье.

— «Барби» было бы более уместно, хоть ты и не блондинка.

— Ну, а то, как приподнята грудь, ты одобряешь? — спросила я, выпятив грудь для осмотра.

Куинн издал булькающий звук и ничего не ответил.

«Мужик, он и есть мужик», — подумала я, усмехнувшись про себя. — «И неважно сколько ему лет — двадцать или далеко за тысячу. Покажи мужику сиськи и у него все мозги гормонами заплывут».

Воспользовавшись этим моментом, я уселась к нему на колени. К тому времени, когда его мозг вновь заработал, уже было слишком поздно останавливать меня.

Его возбуждение неоспоримо указывало на то, что эта неожиданная близость более чем приятна ему.

Я обвила руками его шею и поцеловала в нос. Он был холодный. Так же, как и губы, когда я вскользь провела по ним губами. Он не отреагировал ни на один поцелуй, не прикоснулся ко мне в ответ.

— Райли, я не смогу остановиться, если начну. — Голос Куинна был монотонен и холоден, как его тело. Однако в глазах его виднелось отчаяние, согревшее мне душу.

— Как шоколад, — пробормотала я, продолжая целовать его щеки и шею.

— Что?

Я улыбнулась и снова поцеловала его в губы. Его клыки начали выдаваться из десен. Я провела языком по их бритвенноострым краям, ранясь и позволяя вкусу крови наполнить его рот.

Он застонал.

— Ты вправе не хотеть этого делать, но тебе это нужно. Твой голод опаляет мне кожу, — мне, особе не чувствительной к эмоциям. Но я готова поспорить, что на приеме будут эмпаты и люди, обладающие острым восприятием. Заявишься туда в таком состояние, и твое чувство голода проявится повсеместно, и как ты думаешь, что же тогда, черт возьми, произойдет?

— Ничего не случится, потому что к тому времени мой голод будет под контролем.

— Нет, не будет. Это невозможно, потому что ты слишком близок к краю. — Я всмотрелась в бездну его прекрасных черных глаз. — Проклятье, у тебя холодная кожа. Зачем ты довел себя до такого состояния? В этом нет никакого смысла.

— У меня на то свои причины. — Он положил ладони на мои бедра, сжимая нежную кожу чуть ли не до синяков. — Слезь сама, или я заставлю тебя это сделать.

Я еще сильнее обхватила его бедрами.

— Притворись, что я — Барби, очередная соблазнительная брюнетка, которую ты планируешь угостить вином, ужином, и уложить в постель. Между нами никогда не будет любви, лишь мимолетная интрижка с неожиданно приятным результатом. Я — просто женщина на ночь.

— Я не смогу этого сделать.

В голосе Куинна слышалось напряжение, которое я могла видеть в его глазах, и чувствовать, как оно сковало его телу.

— Почему?

— Потому что ты не Барби, и ты никогда не будешь «просто женщиной на ночь».

Услышав его срывающийся голос, я подняла брови.

— Но это именно то, кем я была, когда мы встретились впервые. Ты сам это признал.

— Это было тогда.

— Не так уж и много изменилось с тех пор.

— С тех пор все изменилось.

— Да ради всего святого, не считая интимной сферы, мы даже не знаем друг друга. И то, что нам здорово в постели не значит, что нам так же здорово будет за ее пределами.

— Знаю, знаю. — В его голосе сквозило чувство безысходности. — Райли, я хочу тебя. Ты мне нужна. Я просто не знаю смогу ли с тобой быть.

— Я не прошу тебя становиться всецело моим любовником прямо сейчас. Я лишь прошу тебя взять то, в чем ты нуждаешься.

Куинн коснулся рукой моего лица.

— Ты так и не поняла?

— Чего?

— Одно прикосновение, один укус — этого никогда не будет достаточно.

Я улыбнулась.

— А этого и не должно быть достаточно.

— Знаю. Если бы ты была кем-то другим, а не вервольфом, я бы тотчас воспользовался твоим предложением.

Я вздохнула.

— Но я вервольф, и всегда им буду. А просить меня позабыть об этом, это все равно, что я попрошу тебя прекратить принимать кровь.

— Это не то же самое…

— Нет, то же, — гнула я свою линию. — Лунные празднества — жизненно необходимы для волка. Танцы имеют жизненно важное значение. Секс — это главная составляющая нашего существования, и он так же важен для меня, как кровь для тебя.

— Ты не умрешь, если не займешься сексом.

— Не умру? Ты в этом уверен?

Он не ответил. Я опять вздохнула.

— Послушай, я не тороплю тебя в принятие решения касательно нас, но ты не можешь в таком состояние пойти на прием. Нам не нужно, чтобы там произошел массовый разгул.

— Я могу контролировать свой голод.

— Ты хоть понимаешь, как сильно проецируешь свои эмоции?

— Я не проецирую эмоции.

— Сейчас, может и нет, потому что держишь себя в ежовых рукавицах. Но когда я подошла к машине, ты не контролировал себя, и когда я сняла пальто, ты то же не совладал с собой.

— Для меня это просто явилось неожиданностью, не более того.

— Ты на грани.

— Нет, это не так.

Я зарычала от бессилия.

— Черт побери! Хочешь почувствовать, какие эмоции ты проецируешь?

— Все, что я хочу, это чтобы ты слезла с моих коленей и оставила меня в покое.

— Ответь на проклятый вопрос.

— Райли…

— Да или нет.

— Если я скажу «да», ты отстанешь от меня?

— Отстану.

— В таком случае, да.

Я опустила щиты и задала ему перца: чем сильнее вервольф желает секса, тем сильнее влияние его ауры. Я правда ужасно сильно хотела его, и моя аура отразила всю интенсивность этого желания. Похоть, возбуждение и страсть — все слилось воедино, порождая огромную энергию, которая неудержимым потоком хлынула на Куинна. Его глаза изумленно расширились, воздух неожиданно стал таким плотным и раскаленным, что я даже не могла вздохнуть. Я быстро подняла щиты, и сделала глубокий судорожный вдох.

— Это то, что проецируешь ты.

После этих слов я наклонилась к нему и страстно поцеловала. Какую-то секунду он не отвечал на мой поцелуй, а потом неистово впился в мои уста.

— Я нуждаюсь в тебе, — тихо прошептала я, почти касаясь его губ, — так же сильно, как ты во мне.

Он застонал и притянул меня еще ближе, прижав грудью к своей груди. Сердце Куинна билось в унисон с моим, его желание наполнило теплом каждую клеточку моего существа. Но между нами до сих пор была преграда в виде брюк, удерживающих его возбужденную плоть, и это было плохо, потому что я жаждала ощутить его глубоко-глубоко внутри себя.

Я встала на колени между его ног и избавилась от стесняющей одежды: расстегнула брюки и стянула их вниз до лодыжек. Затем я толкнула его на спину, желая овладеть им в одной из самых доминантных поз. Куинн снова застонал. Положив ладони на мои бедра, он опустил меня на свою возбужденную плоть. Теперь уже застонала я, наслаждаясь ощущением полноты и завершенности. Это не имело никакого отношения к его размеру, форме или чему-то физическому. Мы словно соединились в единое целое, растворяясь друг в друге без остатка — как физически, так и духовно.

Куинн начал двигаться во мне и в его движениях не было ничего нежного — быстро и неистово, соответствуя моим потребностям. Где-то в глубине тела начала расцветать сладкая боль, распространяясь по коже с быстротой огня и превращаясь в калейдоскоп ощущений, омывающих каждый уголок моего сознания. Задыхаясь, я схватила его за плечи и притянула к себе, мне хотелось, чтобы он входил еще глубже. Страсть внутри нас нарастала, движения Куинна становились все более неистовыми и быстрыми.

— Посмотри на меня, — прорычал он.

Мой взгляд встретился с его, и внутри меня что-то затрепетало. Его глаза горели страстью, желанием и чем-то еще, чем-то, что я не могла определить. Это теплилось в самой глубине его эбеновых глаз, и разжигало во мне такую страсть, что я даже не представляла, что такое возможно.

Вот почему я не могу относиться к тебе несерьезно, — раздался проникновенный голос Куинна в моей голове. Трогательное и искренне признание, от которого у меня воспарила душа и защемило сердце. — Мои чувства намного глубже, гораздо сильнее.

Я не ответила. Не могла, потому что наши губы вновь слились в поцелуе. Поцелуй Куинна был таким же обжигающим, как его тело. А затем плотину наших чувств прорвало, и я испытала поистине взрывной силы оргазм, крича и балансируя на краю сознания. Куинн достиг кульминации вместе со мной. С последним толчком он прервал поцелуй и вонзился зубами в мою шею. Я непроизвольно дернулась, ощутив резкий укол, но мимолетная вспышка боли быстро переросла во что-то неоспоримо прекрасное, и я во второй раз испытала оргазм. Мое тело все содрогалось и содрогалось в спазмах наслаждения, а Куинн все пил и пил мою кровь.

Когда он наконец-то отпустил меня, я рухнула на него, дрожа всем телом и испытывая головокружение. Он обнял меня и поцеловал в макушку.

— Прости, — прошептал он. — Мне не следовало брать так много.

— Ты в этом нуждался, — мой голос прозвучал сурово, с нотками усталости. Возможно, я была немного в шоке от потери крови.

— Да… — он осекся. — Ты была права. Мне стоило намного раньше позаботиться о пропитании.

Зевнув, я спросила:

— Так почему же ты этого не сделал?

— Потому что я надеялся отведать твоей сладкой крови. Я не хочу других женщин.

Я приподнялась и посмотрела на него:

— Ты не смог бы достичь эрекции?

Куинн усмехнулся:

— О, я бы смог, просто не хочу.

— Это глупо.

— Да. Особенно, если учесть, что я достаточно стар, чтобы прекрасно это понимать. — Он просунул руки под мои ягодицы и приподнял меня над собой. По крайней мере, его руки перестали быть холодными. — Тебе нужно что-нибудь съесть, и восстановить силы.

— Мне нужно поспать.

— Это из-за того, что я хлебнул лишнего. Тебе нужно съесть что-нибудь богатое железом.

— У тебя в этом затейливом самолете нигде не завалялось гамбургера?

— Вообще-то, завалялось. — Он привел в порядок брюки и поднялся. — Этот затейливый самолет на своем веку повидал множество соблазнов, а я узнал, что мои «блюда» тоже надо кормить. — Он улыбнулся мне через плечо, заставив мою кровь бежать быстрее. — Надеюсь, ты не станешь возражать против гамбургера из микроволновки.

— Ничуть. — Насилу поднявшись, я направилась в туалет, чтобы привести себя в порядок. Следы зубов на шее выглядели немногим больше розовых точек. К тому времени, как прибудем на прием, от них и следа не останется. В вампирском укусе лишь одно хорошо — свидетельства о нем не остаются надолго. Если конечно у вас не множество укусов, на их исчезновение потребуется немного больше времени.

В воздухе начинал разноситься аппетитный аромат мяса. Когда я подошла к микроволновке, в моем животе урчало от голода.

— Ваш гамбургер, мадам, — произнес Куинн, подавая мне тарелку.

— Ням-ням.

Я устроилась на диване и приступила к еде. Все-таки изобретение микроволновок и гамбургеров — это охренеть какое благо.

Куинн налил себе виски и устроился в кресле напротив. Возможно, ему взбрело в голову, что безопасней будет держаться от меня поодаль. Хотя, если ему казалось, что я собираюсь снова на него запрыгнуть, то он был бы сильно разочарован. На сегодня мой лимит кровопотери был исчерпан.

— Итак, — сказала я, слизывая кетчуп с пальцев, — как обстоят наши дела после случившегося?

Его темный взгляд с жадностью следил за моими действиями.

Очевидно, голод Куинна все еще не был утолен. Однако я больше не ощущала его опаляющего воздействия, значит он стал ниже опасного уровня.

— Мы все в том же затруднительном положение, что и раньше, — произнес он.

— Почему?

— Я не хочу делиться тобой, Райли.

Не «не буду», а «не хочу» — более чем обнадеживающий признак.

— Ну тогда давай озвучим еще парочку обстоятельств. Я живу в Мельбурне. Ты — в Сиднее. А это означает, что у нас не будет возможности видеться каждую ночь, если ты только не надумаешь переехать.

— Верно.

— Я не собираюсь перебираться в Сидней. Планируешь ли ты перевести правление «Вечерней аир» в Мельбурн?

— В настоящее время, нет.

— Подведем итоги. Ты говоришь, что не хочешь делиться, но и прилетать сюда не сможешь больше двух-трех раз в неделю.

— Возможно. Но таких отношений множество, и они прекрасно существуют.

— В человеческой среде, да. Я уже замучилась тебе повторять, что я — вервольф, с вервольфскими потребностями.

Он поднял бровь.

— Даже вервольфы не нуждаются в сексе каждую ночь. Мне достоверно это известно.

Не нуждаемся, но нам это нравится. Мы могли обходиться без секса несколько недель, как это делала я весь последний месяц. Однако, это не то, на что мы шли охотно, или зачастую.

— За исключением случаев, когда дело касается лунных танцев. Ты когда-нибудь видел, что происходит с волком, который не может ответить на взывание луны? — Жажда секса переходит во что-то смертоносное, и только кровь и секс могут быстро потушить этот всепожирающее пламя.

— Видел ли? Конечно, видел. Я был тем самым, кто удовлетворил твою жажду крови, когда Талон похитил тебя. Помнишь?

Я нетерпеливо отмахнулась от этого замечания.

— Помимо того случая. Я была прикована, и поэтому не опасна для окружающих.

Куинн тихо фыркнул:

— Шрам на моем предплечье доказывает обратное.

Что ж, он был тем самым, кто выставил руку у меня перед зубами. А на что он рассчитывал, учитывая ситуацию?

— Куинн…

Он поднял руку.

— Ладно. Я никогда не видел нескованного волка, одержимого кровожадностью. Но знаю, что ты с Роаном — результат подобного случая.

Я кивнула.

— Наша мать возвращалась к своей стае, когда ее машина сломалась около провинциального городка. На счастье того городка, она повстречала новообращенного вампира, и прежде, чем разорвать его на части, ослабила свою жажду. Не будь того вампира, в ту ночь погибло бы множество людей. — Никто не знал, почему, обуреваемые жаждой крови волки оправлялись на поиск людей. Хотя версия о легкой добыче пользовалась самой большой популярностью. Для лунно-безумного волков люди становились предметом забавы, они их преследовали и унижали. — Обещание, которое ты требуешь от меня, сопряжено с опасностью. Для меня, и для общества в целом.

— Я могу быть здесь во время лунных танцев, — отрезал Куинн.

— Можешь ли ты гарантировать, что будешь рядом в день полнолуния? За две ночи перед ним? И так каждый месяц, до тех пор, пока мы вместе?

Он нахмурился.

— Этого никто не может гарантировать.

— Другой волк может. Он будет там, потому что должен быть там, по тем же самым причинам, по которым, там буду я.

— Ты же сейчас не трахаешься с другим волком, — неуверенно произнес Куинн и на его лице промелькнуло что-то сродни неприязни. — Кроме Миши, конечно.

— Прошлой ночью я встретила альфу. И собираюсь вновь встретиться с ним.

— Почему?

Желание швырнуть тарелку в его тупую голову было таким сильным, что мне даже пришлось покрепче стиснуть пальцы, чтобы не сделать этого.

— Я уже сотню раз объясняла тебе почему. Прекрати думать членом и начни слушать!

Выражение его лица помрачнело.

— Поверишь ли, но мой член здесь ни при чем.

— Ты не настолько знаешь меня, чтобы думать чем-то еще, — опровергла я его слова. — Ради всего святого, ты даже не выносишь вервольфов. Почему, черт возьми, ты хочешь составить со мной пару?

— Если бы у меня был какой-то выбор, то я бы не пошел на это.

Я подняла бровь:

— Ну едва ли я заставляю тебя.

— Нет?

— Нет.

— Тогда зачем ты вторгаешься в мои сны?

— Я не делаю этого специально. Я просто сплю и вижу сны.

— Только это не просто сны, это эротические сны.

Я нахмурилась, гадая к чему он, черт возьми, клонит.

— И что?..

— И то, что ты не просто видишь сны, ты устанавливаешь связь с моим разумом и разделяешь эти сны со мной.

Я прищурилась. Мы по-настоящему занимались ментальным сексом? А это нормально? И почему мы не могли разделить подобный опыт при пробуждении?

— Потому что ни один из нас физически не готов к такого рода опыту.

Меня охватило раздражение.

— Проклятье, когда ты уже перестанешь вторгаться в мои мысли?

— Блокируйся, если не хочешь этого.

Я на полную мощь воздвигла щиты и свирепо на него посмотрела. Однако на вампира мой взгляд не произвел ни малейшего впечатления.

— Что ты подразумевал, говоря, что ни один из нас не готов к такого рода опыту?

— Лишь то, что сказал. Слияние сознаний во время секса — это установление самой близкой связи, какой только можно добиться. Уникальное духовное переживание, оказывающее неизгладимое воздействие на ее обладателей.

Я подняла бровь.

— Ты делал это?

— Однажды.

— С кем?

— Не важно…

— Послушай, — перебила я, вскинув руки. — Ты хочешь, чтобы я безоговорочно принадлежала тебе, но не желаешь рассказывать мне о своих грехах или о своем прошлом.

— Что было, то было, и это не имеет значения.

Может и не имеет, но сам факт того, что он не готов мне раскрыться, был для меня значим. И в тоже время, если он не настолько умен, чтобы понимать это, зачем тогда вообще упоминать об этом?

— Тогда рассматривай это, как случайность, — тихо сказала я. — И выкинь из головы.

— Я не могу.

— Почему? — недоумевала я. — Я имею в виду, это вышло случайно и с той поры прошел месяц. Просто не воспринимай это всерьез.

Допив виски и поставив бокал в небольшой держатель подлокотника, Куинн встал.

— По все тем же причинам, о которых я тебе уже говорил, — произнес он, отвернувшись к иллюминатору. Вампиры — неимоверные собственники. Ты вторглась на мою территорию, и теперь моя сущность считает тебя своей собственностью. Понимаешь ли ты, как мне тяжело безропотно смотреть на тебя с другими мужчинами? Я не мог справиться с этим на протяжении многих недель. Я бы поубивал их, Райли. И ничего бы не смог с собой поделать.

Его голос был бесстрастен, но мимолетное болезненное ощущение, полыхнувшее в моем сознание, сказало мне, что подобное случалось с ним раньше и, что та смерть легла в основу его ненависти к верам. Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

— Может компромисс?

Он даже не взглянул на меня.

— Какой?

— Пока ты находишься в Мельбурне, я больше ни с кем не встречаюсь. Но когда ты в Сиднее, я вольна встречаться с кем пожелаю. И в те дни, что предшествуют полнолунию.

— А как же Миша?

— Миша — часть этой миссии, и пока она не закончится, наше соглашение не вступит в силу. К тому же нам обоим известно, что Миша не единственное порочное создание, с которым мне придется целоваться, прежде чем ситуация разрешится.

— Если бы только поцелуи, тогда бы я так не разорялся, — пробормотал он и отвернулся от иллюминатора. — Что ж, по рукам.

Мои гормоны издали коллективное «Ура!».

— И ты смиришься с тем фактом, что будут и другие любовники, кроме тебя?

В его темных глазах блеснуло недовольство.

— Пока ты будешь придерживаться своего обещания после завершения этой миссии, да.

Наконец-то мы пришли к устраивающему нас обоих соглашению.

— Хочешь отпраздновать сделку, приготовив для меня еще один гамбургер?

Его губы изогнулись в легкой улыбке.

— Это мне по силам, — ответил он и приготовил еще один гамбургер.


Прием проходил на восьмом этаже «Харборсайд», в совершенно новом гостиничном комплексе, из которого открывался прекрасный вид на старый мост Сиднея Харбор-Бридж[22] и Оперный театр[23]. Сам бальный зал был убран в спокойные кремовые тона. Стены, потолок и столики словно соперничали в своем великолепие с видом, что открывался в окнах, расположенных по обе стороны зала. Сияющие золоченые люстры были единственными яркими предметами элементов декора. Исходящий от них свет преломлялся в массивных хрустальных подвесках и радужными бликами рассеивался по потолку.

А уж о гостях вообще нечего было говорить — те были вне конкуренции. Общественность бального зала пестрила всевозможными красками, по крайней мере, женская часть. Я с удовлетворением отметила, что большинство дам было одето в такие же короткие платья, как у меня. Лиандер, как обычно, оказался прав.

Следуя по лестнице за официантом, Куинн придерживал меня за спину. Его прикосновение было едва ощутимым, но мне оно казалось обжигающим и вызывало дрожь желания во всем теле. Я хотела его, даже зная, что на сегодня мой лимит кровопотери исчерпан. И мне не хотелось в таком состояние встречаться с Мишей, который, почувствовав мое желание, воспринял бы его на свой счет. Ублюдок не заслуживал этого.

Люди оглядывались нам вслед, некоторые из них кивали, приветствуя Куинна. Он даже не удосуживал их взглядом, не говоря уже о том, чтобы ответить. О'Конор напряженно смотрел на кого-то перед нами, вызывая у меня беспокойство. Я внимательно рассматривала толпу, пытаясь понять кто привлек его внимание. Не то чтобы я многое видела за ослепительным сиянием всех бриллиантов, что блистали вокруг нас. В зале было полно охраны, потому что такое скопище драгоценностей, выставленных напоказ в одном месте, было столь же притягательно для воров, как нектар для пчел.

— Что-то не так? — спросила я, спустя несколько секунд.

Он взглянул на меня непроницаемым взглядом.

— Показалось, что увидел кое-кого из знакомых.

— Кое-кого из мужчин или женщин?

— Из мужчин. Сына конкурента.

— Это кто-то, кого я знаю?

— Вряд ли, хотя не сомневаюсь, что ты слышала о компании «Сириус аирлайн».

— Это они на днях выиграли контракт на ежедневные перелеты до орбитальной станции Европейского Сообщества?

— Да.

Я посмотрела на Куинна, услышав его угрюмый ответ:

— Полагаю, тебе ничего не обломилось от этого «пирога»?

— Да.

— Ты ведь понимаешь, что публичное избиение конкурента не поможет тебе вернуть контракт?

Он состроил вампирскую мину.

— От драки не будет никакой пользы, потому что это не сын работает в компании. Я всего лишь хотел его предупредить.

Официант остановился возле пустующего столика в углу зала. Я взглянула на окно, неуверенная, что мне по нраву находиться так близко к нему. Пусть я загримирована, но Куинн-то нет, и мы еще не выяснили, кто или что стоит за последним покушением на его жизнь.

— Ну и как его зовут, и о чем ты хотел его предупредить? — Я заняла кресло напротив окна. Да, мы находились всего лишь на восьмом этаже, но если бы я уселась слишком близко к окну и увидела, какое расстояние нас разделяет до земли, мой желудок отреагировал бы немедля. И сомневаюсь, что это заставило бы соседа по столику воспылать ко мне любовью.

— Это не твоя забота, — сказал Куинн.

Едва ли это можно было назвать ответом. Мое раздражение возросло. Черт побери, мне уже порядком надоели наши отношения под названием «Игра в одни ворота». Если вообще то, что было между нами, можно назвать «отношениями». И его не оправдывало, что он стар и зациклен на правильности.

Я резко встала, испытывая потребность сбежать прежде, чем ляпну какую-нибудь глупость, или мы вернемся к нашему набившему оскомину спору. Но Куинн удержал меня, стальной хваткой сомкнув пальцы на запястье.

— Прости, Райли, я сожалею о сказанном.

— Нет, ты не сожалеешь. — Я посмотрела на его пальцы. — Отпусти.

— Только, если ты сядешь, и мы поговорим.

— Сейчас мне некогда. И я уже все обсудила с тобой.

— Прошу тебя.

— Нет.

— А если я назову мужчину, которого искал? Это Келлен Синклер.

— Поздно, для меня это уже мало что значит. — Но в душе я понадеялась, что его Келлен не был моим Келленом, хотя если учесть какие кульбиты мне устраивает судьба в последнее время, я бы не стала сильно на это надеяться. — Мне хочется на заданный вопрос получать вежливый ответ.

— Я постараюсь, Райли, но ты не можешь рассчитывать… — он резко осекся.

— Ну да, — тихо сказала я. — По-видимому, только тебе дозволено рассчитывать, что это я изменюсь за одну ночь.

Я разжала его пальцы и отступила назад, вне пределов его досягаемости.

— Я осмотрюсь в зале, и дам тебе знать, если почувствую или увижу кого-нибудь знакомого.

Мне показалось, что от этих слов Куинн испытал облегчение.

— Тебе не следует заниматься этим в одиночку.

— Лиандер замаскировал мой запах и сделал меня неузнаваемой. Для меня здесь вполне безопасно.

— Пусть так, но мы здесь для того, чтобы разузнать о генерале Ханте, и не более того.

— Мы здесь для того чтобы выследить того, кто стоит за генно-инженерными махинациями. На мой взгляд, Хант — это всего лишь очередное звено в общей цепи. Поэтому в первую очередь я хочу осмотреться в зале. Там могут быть и другие участники игры.

А кроме того, мне необходимо было оказаться подальше от него. Необходимо было перегруппировать свои мысли прежде, чем я поддамся соблазну послать его куда подальше. Черт, учитывая перипетии судьбы, вот мне повезет, если мужчина, от которого я убегаю, в конечном итоге окажется моей судьбой.

— Найди Ханта, — продолжила я. — Я присоединюсь к тебе, как только осмотрюсь.

Не дав ему возможности оспорить мое решение, я быстро растворилась в кружащей толпе на танцполе. На тот момент, когда я уже обошла три четверти зала и меня мутило от разнообразия навязчивых женских духов — дамы, словно в них выкупались, — я почувствовала запах хвои и весны. Два аромата, которыми пахло в том селекционном центре.

Я резко остановилась и принялась изучать людей, стоящих передо мной. Всего лишь кучка безукоризненно выглядящих седовласых леди. И никаких мужчин. Я нахмурилась и осторожно принюхалась, гадая, ввел ли меня в заблуждение шквал ароматов.

Но стойкий запах по-прежнему ощущался, и он явно исходил от группки женщин, стоящих непосредственно передо мной. Может где-то за ними стоял мужчина, которого мне не было видно.

Я обошла женщину, от которой так невыносимо несло цитрусовыми, что мой и без того доведенный до отчаянья желудок угрожающе заворочался, и приблизилась к группе пожилых дам. И опять я не увидела никаких мужчин. Но запах стал ближе, чем раньше.

— Так, где же неотразимый Мартин? — спросила одна из женщин. — Он проиграл мне небольшое пари и должен шампанского.

Мартин? Она имела в виду Мартина Ханта? Означает ли, что среди этих женщин присутствует его жена? Я обошла еще одну пару, и, наконец, увидела ее. В реальной жизни, она была такой же коренастой и невзрачной, как и на фото. Ей совершенно не шло кроваво-красное, длинной до щиколоток, вечернее платье.

В этот момент она посмотрела в мою сторону и наши взгляды встретились. Испытав потрясение, я замерла на месте. У нее были мутно-карие глаза, чьи радужки были обведены кольцом голубого и светло-янтарного цвета. Мне знакомы эти глаза. Глаза мужчины из моего прошлого. Глаза мужчины, который посещал меня в селекционном центре.

Только вот это был не мужчина, это была женщина.

Воспоминания были ошибочными. Должны были быть. Подобное уму непостижимо, невозможно…

Затем меня обволокло знакомым запахом, подтверждая, что невозможное вполне возможно.

Не Мартин Хант, а его жена использовала меня в своих целях в том питомнике.

Глава 9

— Мы знакомы? — вопрос миссис Хант прозвучал неожиданно громко, перекрывая гвалт царивший вокруг нас. Несколько женщин из ее окружения повернулись и уставились на меня.

— Что?.. — До меня тут же дошло, что я натворила. Я растеряно моргнула и голосом, исполненным удивления, добавила: — Ох, простите. Я просто осматривалась и не хотела показаться бестактной.

Я попыталась выглядеть идиоткой, впрочем, ею я и была.

— А вы?.. — Ее голос прозвучал уже не так холодно, но был скрипуч и неприятен, как скрежет ногтей по классной доске.

Однако не этот голос я слышала в том месте, и от этого мое замешательство только усилилось.

Расплывшись в одной из самых идиотских улыбок, я протянула ей руку:

— Барби Дженкинс.

Моя протянутая рука осталась незамеченной.

— Я не припоминаю Барби Дженкинс в списке гостей. Мерил?

Женщина, чье имя оказалось Мерил, задрав нос, свысока посмотрела на меня. Не плохая попытка, учитывая, что я была выше ее на добрых три дюйма.

— Да, в списке гостей нет Барби Дженкинс.

— О, это потому что я сопровождаю друга.

Она вскинула неимоверно-густые брови.

— А как имя этого друга?

— Куинн О'Конор. — Несмотря на свою интуицию и воспоминания относительно этой женщины, я не усмотрела особого вреда в том, чтобы назвать его настоящее имя. Если она составляла список гостей, то ей было известно, что он приглашен.

Выражение ее лица незначительно изменилось. Она заносчиво фыркнула. Нет, «заносчиво» и близко не подходило под описание этого звука.

— Он — весьма щедрый меценат нашей организации.

Да? Вот так новость. А с другой стороны, почти все о Куинне было для меня новостью.

— Очень щедрый, — мрачно согласилась Мерил.

Иными словами, именно по этой причине они смотрели сквозь пальцы на его кулинарные предпочтения. Я бы посмеялась над этими старыми коровами и их чопорностью — чем, несомненно, еще бы «сильнее» расположила их к себе, если бы не была так растеряна.

— Я уверенна, что он и дальше будет оказывать помощь вашей организации, — соловьем заливалась я. — Он постоянно повторяет, как замечательно…

— Разумеется, дорогая. Мы благодарны ему за это. — Фальшиво улыбнувшись, она переключила внимание на своих подруг.

Мне бесцеремонно дали понять, что я свободна. Я быстро развернулась и направилась в толпу. Я не имела понятия, что происходит на самом деле, но одно было ясно — нужно избегать миссис Хант, чтобы не вызвать лишних подозрений на свой счет.

Но мне так и не удалось увеличить между нами дистанцию — кто-то поймал меня за руку, и я оказалась прижатой к знакомому и сильному телу. Меня окутал запах разгоряченной кожи и экзотических специй, дразня мои чувства и возбуждая гормоны. Нет, это был не Куинн. Это был Келлен.

— Привет, Райли, — прошептал он мне на ухо, овеяв его теплым дыханием. — Очень приятно повстречать тебя здесь.

Черт! Однозначно, судьба полна решимости сыграть со мной в «кошки-мышки», — или же она просто пыталась указать мне верное направление?

Я обернулась, чтобы сказать, что он ошибся. Но как только наши взгляды встретились, все слова, готовые сорваться с моих губ, так и остались невысказанными.

Потому что он узнал меня. В его зеленных глазах не было ни капли сомнения. Несмотря на то, что моя внешность была изменена, а запах скрыт, он знал, что это я. Его безошибочность испугала меня. Как мне удалось установить такую глубокую связь с тем, кого я толком не знала?

И тот ли он, кому не доверял Куинн?

Но сильнее всего пугало то, что в отличие от того Келлена, которого я встретила в Мельбурне, этот Келлен был всецело альфой — могущественный и требовательный. От терпеливости не осталось и следа. Этот волк собирался получить желаемое, а желаемым была я.

От этой мысли моя кровь побежала быстрее. Однако я была здесь не для собственного удовольствия, и не для игр с потенциальным самцом.

Но возможно, просто возможно, он сможет помочь мне получить кое-какую информацию.

— Мне надо задать тебе несколько вопросов… — начала было я, но он сильно сжал мою руку, заставив замолчать.

— Не здесь. Пойдем куда-нибудь в другое место.

Я могла воспротивиться. Я должна была воспротивиться. Но я этого не сделала.

Я могла бы воспользоваться предлогом, что не могу отправиться к Мише в таком возбужденном состоянии, потому что этот ублюдок не заслуживал этого, но правда была в том, что я хотела этого волка так же сильно, как он хотел меня.

Келлен быстро вышел из главного бального зала и направился в вестибюль к лифтам. При этом он так сжимал мою руку, что мне приходилось почти бежать, чтобы не отставать от него.

— Куда мы идем? — спросила я, слегка запыхавшись.

— В мой офис. Там нас не побеспокоят.

От этих слов мой пульс участился. Его пылкий и решительный взгляд то же способствовал этому.

— Ты работаешь здесь?

— Мне принадлежит это здание.

— Обалдеть!

Он скользнул взглядом по моему телу, и на его губах заиграла улыбка. Я почувствовала, как внутри меня пробуждается жар.

— «Обалдеть!» — это твое платье. — Его взгляд устремился к моему лицу. — Но я собираюсь снять его ровно… — он взглянул на наручные часы, — …через двадцать секунд.

Лифт тихо звякнул — двери открылись. Келлен втянул меня внутрь и нажал кнопку верхнего этажа.

— А ты становишься немного самонадеянным, не так ли?

Он поднял бровь.

— Неужели?

Лифт взмыл вверх, а мой желудок остался безучастным к этому факту — для разнообразия. Может быть, это присутствие и тепло волка, стоящего так близко от меня, держало в узде все реакции, кроме желания.

— Видишь ли, я сюда пришла не одна.

— Куинн О'Конор. — В его зеленных глазах блеснула искорка злобной веселости. — Увести тебя из-под носа этого ублюдка, доставляет мне громадное удовольствие.

Я отступила назад.

— Надеюсь, это не единственная причина, потому что в противном случае…

Он рассмеялся и перебил меня:

— Если бы мне правда хотелось досадить ему, тогда бы я взял тебя где-нибудь неподалеку от него, там, где бы он смог своим обостренным вампирским чутьем ощутить все те восхитительные вещи, которые я собираюсь сделать с тобой.

А я еще считала коня-перевертыша горячим парнем…

Я медленно выдохнула, противясь желанию обмахать себя рукой.

Лифт остановился, тихо звякнув, открылись двери. Вопреки моим ожиданиям, за дверями показался не вестибюль, а огромный офис с безумно-шикарным видом на гавань.

— Потрясающе, — сказала я.

— Да, — согласился Келлен, но говоря это, он смотрел на меня, а не в окно.

Я улыбнулась; мне все больше и больше нравился этот волк.

— Этот лифт частный?

Он помахал ключ-картой, которую я не заметила раньше. Глазастая — это про меня.

— Да, а что?

— Мне бы не хотелось, чтобы нас прервали.

— О, нам это не грозит.

Он потянул меня из лифта. Офис был огромным. К тому же, как оказалось, это был не просто офис — слева от нас имелась двустворчатая дверь, которая вела в спальню, таких же размеров, как вся моя квартира; чуть дальше вдоль той же стены имелась еще одна дверь, которая вела ванную комнату.

— Ты здесь живешь? — спросила я, когда он обошел несколько кожаных кушеток, идеально подходящих для любовных игр. И опять чуть ли не бегом последовав за ним, чтобы не отстать.

— Большую часть времени. В Мельбурне у меня еще одна квартира. — Келлен бросил на меня взгляд через плечо — его глаза искрились, как изумруды в тусклом освещении. — Я собираюсь наведываться туда гораздо чаще.

— Что ж, это хорошо. — Увидев, куда он направляется, я остановилась. — Гм, извини, но у меня боязнь высоты, поэтому приближаться к окну — плохая идея.

Он резко поменял тактику и повел меня к длинному столу из красного дерева. Оттолкнув несколько стульев в сторону — при этом некоторые из них с грохотом попадали на бежевый ковер с плотным ворсом, Келлен прижал меня к столу.

У меня перехватило дыхание, когда его руки дразняще скользнули от талии к бедрам. Во мне вспыхнуло что-то сродни статической искры, когда он кончиками пальцев скользнул к моим коленям и, задрав подол платья, стянул его мне через голову.

— Двадцать секунд, тика в тику, — сказал он с улыбкой.

— Я так восхищаюсь мужчинами, которые умеют держать свое слово. — Я уселась на столешницу. — Что ты собираешься делать со мной после того, как раздел?

— Предложу тебе выпить, разумеется. Чего бы ты хотела?

— Станет ли кофе началом нашей дружбы?

— Одного экспрессо будет достаточно.

Он подошел к бару, который был больше, чем вся моя ванная комната дома, и взял одну из кружек, стоявших рядом с кофеваркой.

— Почему ты здесь с Куинном?

Я пожала плечами.

— Это больше бизнес, чем удовольствие.

Машина зашипела, когда он начал наливать кофе в кружку.

— Так ты спишь с ним?

В вопросе не было осуждения, просто констатация факта. Что было приятно по сравнению с озлобленной реакцией Куинна. Я улыбнулась.

— Конечно, сплю, а что?

— Тем приятнее будет отбить тебя у него. — Он пересек комнату и подал мне кружку. — Итак, на чем мы остановились?

— На беседе, — ответила я. — И распитие кофе.

— Кофе пьешь ты, — поправил он, его голос стал слегка отстраненным, когда он провел пальцем по моей шее и плечу.

В моих венах запульсировало желание, и огненная потребность охватила все мое существо. Я сделала быстрый глоток кофе, но это не ослабило зародившейся во мне страсти.

— Для поддержания беседы требуются двое.

— Я всегда считал, что болтовню переоценивают.

— А я всегда считала несколько несправедливым, когда один одет, а другой раздет.

Келлен усмехнулся и, сделав шаг назад, начал не спеша раздеваться. Я потягивала свой кофе и наслаждалась зрелищем. Прекрасным зрелищем. Мужичина знал, как устроить достойный стриптиз. Раздевшись, он встал между моих ног, смахнул с моего левого плеча волосы и слегка поцеловал его.

— Я предпочитаю твой естественный цвет волос, — пробормотал он, опаляя дыханием мою кожу. — Он гораздо красивее.

— И все же ты узнал меня, несмотря на изменения, — утвердительно сказала я хриплым голосом. — Как тебе это удалось?

— Альфа всегда узнает свою избранницу.

От его слов мое сердце бешено забилось. Я едва знала этого волка, но вот он стоит предо мной и объявляет о своем намерение сделать меня своей. Это было так захватывающе, эротично, и… немного пугающе.

— Я не твоя половинка.

— Нет, но ты ей будешь. — Его губы пришли на смену дыхания на моем плече; медленно и томно он проложил цепочку поцелуев вдоль шеи к уху. Когда обжигающая сладость его языка проникла сквозь кожу и разлилась по телу теплой волной, с моих губ сорвался беспомощный стон.

Он тихо засмеялся — гортанный, соблазнительный звук, такой же возбуждающий, как его прикосновения. Прочертив пальцами дорожки от бедер к груди, он начал легонько дразнить и пощипывать мои напряженные соски. Изогнувшись, я поставила кофе на стол и позабыла о нем. Каждый дюйм моего тела трепетал от сильного желания, струящегося по венам.

Когда я больше не могла этого вынести, я обвила руками его шею и вплотную притянула к себе, так чтобы моя грудь прижималась к его. Биение его сердца было таким же бешенным, как и у меня. Опаляющий жар его желания обжигал мою кожу, вызывая испарину. И желание большего.

Медленно, едва дотрагиваясь, Келлен провел губами по моим губам — волнительное обещание того, что нам предстоит. После этого он протянул руку ко мне за спину и подал мне кружку:

— Ваш кофе, мадам.

Я улыбнулась и взяла ее.

— И чем ты будешь заниматься, пока я пью кофе?

— О-о, разным.

Его пальцы скользнули в мои влажные глубины. Я застонала, отставила кружку и по шире развела ноги, облегчая ему доступ. Лаская и дразня, Келлен слишком быстро довел меня до грани, но не дал долгожданного освобождения. Прекратив ласки, он начал глубоко и страстно целовать меня, пока угрожающие толчки не утихли. Затем он опять предложил мне кофе, и все началось заново.

К тому времени, когда я допила кофе, оно остыло, а я — пылала. Мое сердце стучало так громко, что его стук, казалось, наполняет тишину; каждая клеточка моего существа дрожала мелкой дрожью.

Келлен скользнул рукой по внутренней стороне моего бедра и вновь начал возбуждать меня пальцами. Вздрогнув, я подалась вперед, к его пальцам, в полной уверенности, что взорвусь, если он не закончит начатое.

— Прекрати дразнить, — простонала я, когда он сделал это во второй раз.

Келлен засмеялся и, притянув меня свободной рукой за шею, яростно поцеловал. В этот момент он прижал пальцы к сути моего естества и, лаская, начал погружать их внутрь, пока не проскользнул в мои шелковистые глубины. Прижав большой палец к клитору, он начал поглаживать меня внутри и снаружи. Я вздрагивала и извивалась под сладостью нарастающего напряжения, пока мне не стало казаться, что я распадаюсь на части от первозданного удовольствия.

А затем все взорвалось; изогнувшись дугой, я содрогалась и стонала. Не дожидаясь, когда утихнет дрожь, Келлен притянул меня к себе, крепко держа за ягодицы. Он вошел в меня резко и жестко, и это было так приятно, что я застонала.

Он начал двигаться во мне и думать стало невозможно. Все, что я могла делать, это двигаться вместе с ним, смакуя и наслаждаясь ощущениями, бурлящими внутри меня. Все его первоначальное самообладание бесследно исчезло, на его место пришла неудержимая страсть и потребность. Толчки Келлена становились все жестче, мое тело сотрясалось под их натиском; его пальцы оставляли синяки на моих бедрах, когда он притягивал меня поближе к себе. Но меня это не беспокоило. Удовольствие все нарастало и нарастало, и быстро достигло критической точки.

Мы достигли оргазма одновременно, его рычание эхом разнеслось в тишине, а плоть с такой силой погрузилась в меня, что зашатался стол.

Когда ко мне вернулась способность дышать, я обхватила его лицо ладонями и приникла к нему в поцелуе, медленном и продолжительном.

— По-моему, нам обоим это требовалось.

На его губах появилась улыбка человека хорошо справившегося со своим заданием.

— Да. Хотя я должен признать, что на мой вкус, все произошло немного слишком быстро.

Я усмехнулась:

— И быстро может быть хорошо.

Он поднял руку и смахнул тонкую струйку пота, стекающую по моей щеке.

— Быстро — было очень хорошо.

— Итак, ты уже в состояние ответить мне на несколько вопросов?

— Думаю, что смогу справиться с одним или двумя. — Он уселся на стол рядом со мной. — Что ты хочешь узнать?

— Что ты знаешь о миссис Хант?

— Хант — чванливая старушенция, изумительно справляющаяся со своей работой для отдельных благотворительных учреждений. — Он внимательно на меня посмотрел и спросил: — А что?

Я медлила. Как много я могу ему рассказать? Как много я должна рассказать?

— Ее имя всплыло в ходе расследования, — уклонилась я от прямого ответа. — Я была направлена сюда для того, чтобы вывести ее на чистую воду.

— Направлена кем?..

Вот дерьмо. Но если мы намерены вступить в отношения, то рано или поздно он все равно узнает, кем я работаю.

— Управлением.

— Ты — страж? — в его голосе сквозило недоверие.

— Нет, всего лишь связной, — произнесла я со смехом. — Но у нас нехватка оперативников, поэтому я вынуждена выполнять незначительные задания, такие например, как слежка, которая, вероятней всего, никуда не приведет.

— А в чем она подозревается?

— В проведение несанкционированных финансовых операций и растрате. — Ложь легко сорвалась с моего языка, но часть меня чувствовала себя виноватой за это.

Но более всего тревожило то, что только часть меня чувствовала себя виноватой.

— Какое отношение имеет растрата к делам Управления? То сборище, с которым ты работаешь, преследует только убийц, не так ли?

— В большинстве случаев. — Я пожала плечами. — Я делаю то, что мне говорят. Это намного упрощает жизнь.

Джек, должно быть, расхохотался бы, услышь от меня такое. Делать, что мне говорят — никогда не входило в мои первостатейные задачи.

Келлен нахмурился.

— Она из семьи потомственных баснословно богатых аристократов, и гордится своей благотворительной деятельностью. Я не могу представить, чтобы она впуталась в какие-то гнусности и тем самым подвергла риску кого-то из своего семейства или собственное сообщество.

— Значит, ты не заметил ничего странного в ее поведение за последние несколько месяцев?

— Нет. — Помедлив, он добавил: — Хотя она действительно пропустила несколько благотворительных вечеров несколько месяцев назад. Объяснив это плохим самочувствием.

— Ты не поверил ей?

— Мы говорим о женщине, которая для участия в одном из своих излюбленных вечеров, рискуя здоровьем, ушла из больницы после аппендэктомии[24].

— Ты разговаривал об этом с кем-нибудь из ее друзей?

— С одним. Не то чтобы я переживал или еще что-нибудь в этом роде. — Он пожал плечами. — Кажется, около трех недель подряд, она никого не хотела видеть. Ее друзья были весьма обеспокоены.

— Они догадывались о причинах?

— Неудачная пластическая операция. Для нее это стало ударом. Таким ударом, что отвалились новые ногти, и она сидела дома, умирая от стыда.

Я подняла брови.

Келлен усмехнулся:

— Хорошо, последнее я преувеличил.

— Ну а по прошествии трех недель, она вела себя как обычно?

— Насколько я заметил, да.

— А ее запах?

Он поднял бровь:

— А что с ним?

— Разве он не изменился после ее трехнедельного заточения?

Келлен колебался с ответом.

— Вроде бы, да. Он стал более резким. Более отчетливым.

— В каком смысле?

Он снова пожал плечами.

— Поверишь ли, но я не уделял много внимания этой старой корове.

Отлично. Ни единой ниточки, которая привела бы меня к разгадке на вопрос: были ли мои воспоминания сплошной ерундой, или же в них был какой-то смысл? Что же ускользало от меня до сих пор? Может быть, миссис Хант была там. Может быть, она с удовольствием наблюдала за ее мужем с другой женщиной? Она не была похожа на вуайеристку, но в наши дни нельзя судить о книге по ее неказистой обложке.

К тому же я отчетливо помнила, что в той комнате пахло ею, но там был еще чей-то запах. Запах из моего прошлого. Однако у двоих людей не может быть одинакового запаха. Запах исходит от любого человека. Он индивидуален, как отпечатки пальцев или радужная оболочка. Двух одинаковых запахов не существует в природе.

Так почему же я помнила ее запах, а не ее мужа, если конечно он был там? Что же, черт возьми, происходит?

— А ее муж? С ним случалось что-нибудь странное за последние несколько месяцев?

Келлен покачал головой.

— Без понятия. Как правило, он не всегда участвует в благотворительных вечерах. По всей видимости, он уйму времени проводит на базе.

— С такой-то женой, кто ж его осудит? — пробормотала я.

Келлен ухмыльнулся.

— Вот почему мужчине надлежит выбирать себе женщину с большой осторожностью. Ему предстоит жить со своим выбором всю оставшуюся жизнь.

— Люди этим не заморачиваются.

— Люди много чем не заморачиваются, вот почему я рад, что родился волком.

Я улыбнулась.

— А каким образом ты оказался сегодняшним вечером здесь?

Он пожал плечами:

— Это мое здание, а мой отец является одним из устроителей вечера. Я тут представляю обе стороны.

— Но не в данный момент.

Келлен положил руки мне на плечи и привлек к себе.

— На данный момент, единственное, что я представляю — это собственные интересы.

— Что ж, я здесь на работе, и мне уже пора бы вернуться назад. — Но я не встала и не отстранилась от него. Мне было приятно находиться рядом с ним.

— Ты отсутствовала в течение получаса или около того. Твоего отсутствия пока никто особо не заметил.

Куинн наверняка уже заметил, но у меня возникло ощущение, что под словами «никто особо» Келлен подразумевал именно его.

Его губы приникли к моим — мои мысли мгновенно улетучились, и в течение следующего часа в моей голове царила пустота. К тому времени, когда я вернулась в главный бальный зал, столы уже были сервированы. Моего сознания коснулась сила, вызывая покалывание и душевный трепет. Куинн хотел, чтобы я открыла ментальную дверь и поговорила с ним.

Мне не хотелось рисковать, учитывая, чем я занималась весь последний час. Мне не нужны разборки, которые он, несомненно, устроит. Поэтому я проигнорировала его и вернулась к нашему столику. Усевшись, я с невозмутимым видом развернула салфетку, словно ничего не случилось.

— Где ты была? — его голос прозвучал отрывисто, зло.

— Осматривалась.

— Осматривалась где?

— О, то там, то сям. — Я сдержалась, чтобы не сказать ему, что это не его дело, и сделала глоток вина. — Что ты знаешь о миссис Хант?

Он огляделся по сторонам.

— Мы не можем разговаривать об этом здесь. — Голос Куинна прозвучал так, словно он был на грани инсульта. — Здесь слишком много ушей.

— Так почему же не коснуться их сознаний и не внушить им всем, чтобы они игнорировали нас?

— В зале полно пси-глушителей — на тот случай, если ты не заметила.

Не заметила, но с другой стороны, я редко прибегала к своим телепатическим навыкам, так что в этом не было ничего необычного.

— С каких это пор пси-глушители стали для тебя проблемой?

— Для меня — они не проблема, а вот для тебя, это помеха — ты не сможешь отвечать мне.

Что на самом-то деле, как мне показалось, доставило бы ему удовольствие. И все же нам требовалось поговорить о миссис Хант, так что придется это сделать при помощи связи, к которой пытался прибегнуть Куинн минуту назад. Наличие глушителей предполагало, что обычный телепатический канал не будет работать, но созданная нами связь работала в совершенно иной плоскости мозга, и была обязана своим существованием тому обстоятельству, что мы когда-то разделили кровь.

Слегка скривившись, я представила ментальную дверь в моей голове и рывком открыла ее. Сейчас мне удалось это сделать намного легче, чем первые несколько раз.

Почему ты спрашиваешь о миссис Хант? — тут же спросил он.

Его ментальный голос ничем не отличался от настоящего — такой же звучный и сексуальный и наполняющий каждый уголок моего существа, подобно горячему летнему бризу.

Я нашла запах, который помню, только вот он принадлежит миссис Хант. И ее запах очень похож на запах человека из моего прошлого.

В таком случае, ты ошиблась. Два человека не могут иметь один и тот же запах. Кроме того, в том центре над тобой надругался мужчина, а не женщина.

Тебе не кажется, что уж кому-кому, а мне-то об этом известно? — Я поблагодарила официантку, когда та поставила передо мной полную тарелку, и взяла нож с вилкой. — Я лишь озвучила, что подсказало мне мое чутье. Не моя вина, если в этом нет смысла.

Я приступила к еде, пытаясь вспомнить имя мужчины, который пах как миссис Хант, но мои воспоминания отказывались сотрудничать. Возможно, наше знакомство ограничилось одной ночью. Такое не в моих правилах, но я была волком и подобного не исключала.

Как только я доела, вернулась официантка и собрала тарелки. После ее ухода, я спросила:

Насколько хорошо ты знаешь Хантов?

Куинн слегка нахмурился и, умудрившись одновременно вести светскую беседу с женщиной, сидящей по одну сторону от него, ответил мне:

Я всегда встречался с ними только на подобных мероприятиях.

И миссис Хант всегда выглядела такой… неказистой?

Его быстрый взгляд был отчасти раздраженным.

У каждого свое представление о красоте, она не всегда очевидна.

Сказал мужик, который никогда не встречался с кем-то, кто не выглядел бы сногсшибательно.

Я ощутила, как во мне заструилось веселье Куинна.

У меня свой сложившийся идеал.

Я тихо фыркнула. Во многих отношениях, этот старый вампир был типичным самцом в своих рассуждениях. Да к тому же еще человеческим самцом.

Из какой стаи происходит миссис Хант?

Я бы сказала из темно-русой, но мне никогда не встречались темно-русые волки с такими глазами, как у нее. Но опять же, строго говоря, я не была заядлым путешественником. А вот Куинн был.

Сделав глоток вина, Куинн ослепительно улыбнулся официантке, забирающей его тарелку с едой, к которой он даже не притронулся, и одарил меня одним из своих мрачных взглядов. И в этот момент мне захотелось, чтобы он хоть иногда улыбался мне такой же ослепительной улыбкой, от которой замирает душа.

Миссис Хант не является оборотнем. — Его тон наводил на мысль, что надо быть идиоткой, чтобы поверить в обратное.

Возможно, в моей памяти и были провалы, но мои природные инстинкты продолжали работать отлично.

Поверь мне, она — волк.

Нет, она не волк.

Что ж, миссис Хант сейчас в этом зале. — Я сделала паузу и осмотрела зал. Она должна была быть за столиком возле сцены, который мне не был виден из-за колонны. — Может ли она быть двойником какого-то вида?

Двойники — это духовные копии, и они не состоят из человеческих тканей.

Ты знаешь, что я имею в виду.

Да. — Он сделал паузу. — Если она — волк, тогда, по всей видимости, она не настоящая миссис Хант. Вопрос в следующем — когда же произошла подмена?

И тут мне на ум пришло высказывание Келлена.

Очевидно, во время ее трехнедельного отсутствия пару месяцев назад. На тот период она не занималась благотворительностью, и кажется, даже не общалась с друзьями.

Как ты об этом узнала?

Я расспросила.

Кого?

Знакомого, — ответила я.

В его взгляде промелькнуло раздражение. Был ли это намек на ревность? Страдают ли вампиры подозрительностью?

Да, вампиры подозрительны. Кого, черт возьми, ты трахнула, чтобы получить эту информацию?

Я встретила его взгляд и покачала головой.

Это не твое собачье дело.

Мы здесь для того, чтобы делать работу…

Чем я, черт побери, и занимаюсь, так что прекрати вести себя как муж, которому наставили рога.

Куинн отвел взгляд, но его до умопомрачения колкий гнев продолжал клубиться вокруг меня. С его стороны это было жестоко, не об этом мы договаривались, а ведь наша сделка еще даже не вступила в силу.

Итак, зачем кому-то заменять миссис Хант? — Я сказала это больше для того, чтобы направить разговор в нужное русло, а не потому, что мне хотелось продолжать разговор с упрямым глупцом. — Причина очевидна: генерал Хант. Есть ли у него доступ к множеству совершенно секретных военных объектов, включая Ландсенд?

Куинн посмотрел на меня, подняв бровь.

Возможно.

Но относится ли Хант к тому типу мужиков, которые делятся военными тайнами во время «бесед под одеялом»?

Судя по разговорам, нет. Но, возможно, он делал это неосознанно.

Зачастую волки не обладают телепатией.

Ты обладаешь.

Да, но это исключительно благодаря вампирскому наследию.

Выходит, твоя мать не была телепатом?

Я искоса на него взглянула.

Это относится к категории «не ваше дело», ясно?

Ты иногда такая сука.

Я усмехнулась.

Зуб за зуб. Ведь это так просто, дружок.

В этот момент на сцену поднялся ведущий и начал выступление, которое включало благотворительный аукцион. Не имея денег на подобные развлечения, я переключила свое внимание на первоначальную проблему — кто из моих бывших любовников пах хвоей и весной?

У тебя их было так много, что ты не в состоянии всех вспомнить?

Если бы я могла, то со всего маху врезала бы ему.

Ты хочешь сказать мне, что можешь вспомнить имя каждой женщины, с которой спал?

Нет. Но я, безусловно, могу вспомнить их лица.

Каждой? На протяжении тысячи двухсот сорока с лишним лет?

Каждой, с которой спал ради удовольствия.

Ну да, как же, поверю я этому.

Но ведь не с каждой же ты спал только ради удовольствия, не так ли?

Нет, не с каждой. — Он поднял руку, предлагая цену за жутковатую картину.

Я спала с волками по той же самой надобности. Я не смогу описать тебе, как они выглядели, не говоря уже о том, как пахли. — Я умолкла, но, не сдержавшись, добавила: — Помнишь, что ты мне сказал несколько месяцев назад? О том, что волчицы, когда их «прижмет», запрыгнут на любого, у кого есть член? По ходу, это правда.

Я не высказывался так грубо.

Может и нет, но смысл был такой.

Куинн вновь поднял руку.

Я поверил твоим словам о том, что ты никогда не опускалась так прежде.

Полагаю, что я солгала.

Я думал, что хотя бы в этом отношение ты честна.

Я — вервольф, а разве мы все не лживые шлюхи?

Куинн смотрел на меня в течение нескольких долгих секунд, выражение его лица было по вампирски бесстрастным, затем он просто тряхнул головой и отвел взгляд.

Аукцион шел своим чередом. Куинн купил две картины и ужин на двоих в каком-то модном ресторане, а я все больше и больше начинала скучать. Если это был образец великосветской жизни, тогда она не для меня.

Наконец-то аукцион закончился, и подали десерт. Я начала жадно есть, но тут увидела направляющуюся к выходу миссис Хант под руку со своим мужем.

— Нам пора уходить, — произнес Куинн, беря меня за руку и обмениваясь быстрыми пожеланиями всего хорошего с соседями по столику.

И что же нам делать?

Следовать за ними.

Мы забрали мое пальто из гардероба и направились в фойе. Воздух здесь был прохладным и я задрожала.

У нас приказ.

У нас есть полчаса, прежде чем мы должны будем вернуться в аэропорт. Я хочу посмотреть, куда они направляются.

Возможно, прямо домой после такого насыщенного весельем вечера, — сыронизировала я.

Ханты уже скрылись из виду. Мы зашли в другой лифт и начали спускаться вниз.

Это не в их духе покидать званый вечер так рано.

Я натянула пальто и быстро застегнула пуговицы.

Может, генерал почувствовал, что у него стоит?

Куинн одарил меня плоским взглядом, но не стал утруждать себя ответом. Я силилась не рассмеяться. Может, это и не умно с моей стороны, но черт побери, провоцировать его было так забавно.

Лифт остановился и двери открылись. Ханты уже вышли из главных дверей и спускались по лестнице. Мы поспешили за ними, замешкавшись лишь у дверей, когда они открылись перед нами.

Ледяной ночной воздух овеял нас резким порывом, замораживая то немногое, что не скрывала одежда. Я скрестила руки на груди и попыталась перестать стучать зубами, но Куинн потянул меня за собой. Остановившись на нижней ступеньке, он быстро набрал номер своего водителя.

Ханты подошли к такси, которое стояло первым в общей веренице машин, и генерал открыл дверь для своей супруги. В этот момент ощущение опасности стало таким сильным, что у меня перехватило дыхание. Воздух просто кричал о надвигающейся беде в виде чего-то быстрого и смертоносного, что прорывалось к нам сквозь ночь.

Я бросилась в сторону, сбивая Куинна с ног. Он чертыхнулся и инстинктивно обхватил меня руками, чтобы смягчить мое падение. Упав, Куинн сдавленно охнул, его глаза широко раскрылись. Что-то обожгло мне ухо, я резко развернулась и успела увидеть, как разлетается вдребезги створка стеклянных дверей.

В нас кто-то стрелял.

Пронзительно закричала женщина. Режущий слух вопль ужаса.

У меня скрутило желудок, я опять развернулась.

Мартин Хант лежал на земле, его лицо было сплошным месивом из окровавленной плоти и костей.

Куинн столкнул меня с него, и я поднялась на ноги.

— Стрелков двое, — сказал он. — Один из них в здание напротив нас, другой справа.

— Я займусь этим, — ответила я, указывая на того, кто находился в здание, и одновременно сбрасывая «шпильки».

Он кивнул и растворился в ночи. Я подхватила туфли и с вампирской скоростью побежала через дорогу в офисное здание. Телепатически воздействовав на охранника, я заставила его позабыть, что он видел меня бегущей к ближайшей лестничной клетке.

Здесь, конечно же, насчитывалось несколько лестничных маршей, но сейчас самым главным было как можно скорее добраться до крыши. Оттуда я смогла бы отследить убийцу по запаху.

Я бежала по лестнице все выше и выше. И выше. Бежала, пока мне не стало казаться, что ноги объяты огнем, легкие горят, а желудок вытворяет кульбиты. Добравшись до крыши, я смахнула пот с глаз и осторожно потянула на себя дверь, ведущую на крышу. Или попыталась потянуть. Проклятье, она была заперта.

Вот и попробуй незаметно подкрасться к стрелку.

Я сделала шаг назад и изо всех сил, на какие только были способны мои дрожащие конечности, пнула дверь. По-видимому, моих усилий вполне хватило, потому что дверь с грохотом распахнулась. Меня обдало холодным ночным воздухом, леденя пот на коже и окутывая запахом мускуса и мужчины, который находился где-то поблизости от меня. Убийца был все еще здесь.

Я принюхалась, пытаясь определить по запаху его месторасположение. Порывистый ветер усложнял задачу, не позволяя точно определить, где он находится. И что он такое.

И это было необычно. Стрелок не был человеком, иначе я ощутила бы его присутствие. Так почему же я не могла определить, к какой расе он принадлежит?

Я сгустила тени вокруг себя и шагнула на крышу. Темная ночь и ближайшие огни, казалось, струятся вокруг меня, выдавая мое присутствие. От осознания того, что я легкая мишень, у меня засосало под ложечкой, и закружилась голова.

Затем меня захлестнуло чувство обреченности и из-за неожиданно возникшей потребности спасаться, все болезненные ощущения стали незначимыми. Я нырнула в сторону и со сдавленным стоном приземлилась на твердый бетон, обдирая ладони и колени. Что-то со стуком ударилось о металлические двери, выбивая сноп искр. Стрелок обладает инфракрасным зрением. Чертыхаясь себе под нос, я вскочила на ноги и ринулась к ближайшей охлаждающей башне. Последовавший тихий жужжащий звук кусал меня за пятки, как терьер.

Черт, черт, черт. Прижавшись спиной к металлической башне, я закрыла глаза и сделала глубокий вдох, попытавшись немного остудить горящие легкие. Попытка совладать со страхом привела меня в чувства. В отдаление, вперемешку с гулом трафика, раздался резкий звук сирен. Мне необходимо было убраться из этого здания, прежде чем прибудут копы. Я не могу позволить себе застрять с ними, играя в «двадцать вопросов»[25].

С трудом сглотнув, я сконцентрировалась на всевозрастающем шуме, разбирая его в сознание на составляющие. Затем я сосредоточилась исключительно на звуках, что скрывались за фоновым шумом, и были ко мне ближе всего: под ногами стрекочет сверчок; тихая поступь справа от меня.

Утерев рукавом пальто пот, стекающий по лицу, я крадучись обошла охлаждающую башню и выглянула из-за нее. Ничего, кроме открытого бетонного пространства между мной и башней, где должен был стоять стрелок.

Звук шагов прекратился, но запах, доносимый ветром, наводил на мысль, что мужчина отошел за лестничную шахту. Может быть, он пытался обойти меня. Может быть, он просто пытался сбежать.

Я вернулась на предыдущую позицию и потихоньку пошла в противоположную сторону от лестничной шахты. Приблизившись к углу, я остановилась и немного опустила щиты, «прощупывая» мысли стрелка. Ничего. Либо он был нечитаем, либо защищен от ментального вторжения.

Я выругалась себе под нос. Вот и попробуй овладеть его разумом и сделать беспомощным. Придется сделать это по старинке: рискуя, я выглянула за угол.

Стрелок был в дальнем конце крыши, преклонив колено, он держал пистолет направленным в сторону башни, которую только что покинул. Очевидно, он решил задурить мне голову.

Я потихоньку двинулась вперед, сдерживая себя, чтобы не устремиться к нему с вампирской скоростью, и не желая рисковать, обнаружив себя дуновением воздуха.

В последний момент он все равно меня ощутил и, резко развернувшись, сразу же начал пальбу. Пуля, зацепившая мое плечо, отбросила меня назад, на пол. Какой-то момент я скользила по полу, обдирая кожу и фаланги пальцев. Я зашипела от невыносимой боли, зрение тут же затуманилось от жгучих слез. Этот ублюдок стрелял серебряными пулями.

Его послали не за Куинном. Его послали или за мной, или за миссис Хант.

Щелчок перезарядки магазина эхом разнесся в ночной тиши. Обретя равновесие, я развернулась и выбила оружие из его рук. Убийца тут же полез за другим оружием у него на спине. Неуловимым взгляду движением, я пнула его в промежность, а когда он начал оседать, вонзила ему в челюсть каблук одной из туфель. На челюсти заполыхал огонь — значит, стрелок был вампиром, хотя я этого не почувствовала.

Его рычание резко прекратилось, когда он со всего маху ударился затылком о бетонный пол. Глаза мужчины закатились вверх, и он больше не двигался.

Теперь, когда адреналин спал, вновь нахлынула боль. Тихо ругаясь, я с усилием стянула платье и призвала волка, обитающего во мне. Вокруг меня и во мне заструилась сила, размывая зрение и боль. Но в своей альтернативной форме я оставалось менее секунды, после чего вновь приняла человеческий облик. Рану по-прежнему неистово жгло, но хотя бы кровотечение прекратилось.

Я вновь оделась и, удерживая «шпильку» наизготовку — на случай, если вампир прикидывается, приблизилась к нему. Он был представителем европеоидной расы, с темными волосами, около двадцати лет, на щеках виднелись родовые татуировки, а в нижнюю губу было вдето небольшое кольцо. Это кольцо и было парапсихологическим щитом. Очевидно, кто-то немного усовершенствовал это устройство с тех пор, как я видела его в последний раз.

Без какой-либо деликатности сев на стрелка верхом, я в качестве предосторожности прижала каблук к его груди. Если он шевельнется, то тут же будет пронзен — я не в настроении драться прямо сейчас. Он не умрет сразу же, потому что «шпилька» не такая уж длинная, чтобы достать до его сердца из того положения, в котором я ее держала. Но этого времени мне будет достаточно, чтобы считать его мысли. А на этот момент, это все, что имело значение.

Зажав пальцами кольцо, я грубо выдернула его из губы. Брызнула кровь. Стрелок даже не вздрогнул, выходит, он и правда был в отключке. Не то чтобы это имело значение. Теперь, когда его сознание было незащищено, в игру вступала я.

Вновь опустив свои щиты, я ментально потянулась к нему и начала копаться в его мыслях и воспоминаниях. Он был наемным убийцей, которого наняли вчера для моего устранения.

Не миссис Хант. Меня.

Проклятье, вот и верь после этого обещанию Миши в том, что касается обеспечения моей безопасности и предотвращения новых нападений.

Я продолжила копаться в мыслях стрелка. Он не знал, кто его наниматель, потому что покушение было организовано через посредника. Мужчина, у которого были карие глаза с радужками, в обрамление голубого и светло-янтарного цвета, а лицо имело те же грубые черты, что и у миссис Хант.

Есть ли у нее брат?

Было ли убийство генерала Ханта преднамеренным, или же это трагическая случайность?

Связаны ли эти два покушения?

Его разум не мог дать мне ответы. Мужчина лишь знал, что был нанят для убийства.

Вой сирен стал доноситься с улицы возле здания. Я подняла голову и прислушалась. Пора уходить. Я вновь ворвалась в сознание убийцы и внушила ему, что он сломал ногу. Даже если он очнется до того, как здесь появятся полицейские, то все равно никуда не уйдет. Я встала и, обыскав его с головы до ног в поисках другого оружия, перевернула на бок, чтобы он не захлебнулся собственной кровью, хотя, если он был вампиром то, такой исход весьма маловероятен. После чего отшвырнула ногой винтовку так, чтобы он не дотянулся.

Пошевеливайся, Райли. — В голосе Куинна сквозило беспокойство. — Копы уже скоро будут на крыше.

Знаю. — Я направилась к лестничному маршу. — Как твои успехи?

К тому времени, когда я добралась дотуда, он исчез.

Я спускалась по лестнице даже быстрее, чем поднималась, в результате чего протестующе возроптала совершенно иная группа мышц моего тела.

И никаких зацепок?

Какие-то перья и оружие.

Выходит, второй стрелок был перевертышем — не то, чтобы это как-то помогло идентифицировать личность.

Мой объект был нанят для того, чтобы устранить меня, а не Ханта.

Ханта застрелили преднамеренно, это не случайность.

При выходе с лестничной клетки мне повстречался охранник, который открыл было рот, собираясь что-то сказать, но я тут же овладела его разумом и внушила отвернуться и не смотреть на меня.

Итак, мы оба были мишенями просто потому, что оказались в одном месте. Вопрос в следующем — зачем им понадобилось убивать Ханта?

А еще, откуда им стало известно о твоем пребывании здесь, не говоря уже о твоей маскировке?

Я не знаю. Я просто не знаю.

Парадные двери распахнулись, рассекая воздух со свистом. В темноте замерцали всполохи красных и голубых огней. Люди в белом и синем окружали такси и миссис Хант. Все увеличивающаяся толпа с ужасом наблюдала за происходящим.

Кожу начало покалывать от знакомого ощущения — рядом со мной появился Куинн, неожиданно материализовавшись из тени. Он взял меня под руку и повел вправо.

Куда мы идем?

Ты направляешься в аэропорт. Я прослежу за миссис Хант.

Джеку это не понравится.

Джек не мой босс, и нам нужно узнать, что, черт побери, происходит. Если миссис Хант подменили, тогда ей что-то известно. Или кто-то известен. Я намерен выяснить это.

Будь осторожен.

В таких делах, я всегда осторожен.

Он остановился перед машиной и отрыл дверь. А затем привлек меня к себе и поцеловал — страстно, чувственно и весьма откровенно подтверждая свое желание. И то, что он собирается сделать, когда у нас будет больше времени.

Заглянув в его глаза, я увидела желание и решительность, полыхающую ярким огнем.

Этот вампир не собирался сдаваться, не собирался уходить. Несмотря на то, что я сделаю или скажу. Он действовал наверняка. И ни в чем не знал поражения.

Это означало, что он все еще не понимает, что я волк, с волчьими потребностями, и что мы никогда не сможем быть такими, какими он хотел нас видеть, независимо от того, что могло бы возникнуть между нами.

— Куинн…

Но он не дал мне продолжить, резко перебив:

— Миссис Хант уезжает.

Это заставило меня задаться вопросом — прочел ли он мои мысли, и не было ли это отсрочкой момента истины?

— Мы поговорим в другой раз, — добавил он и опять поцеловал меня, с не меньшой страстью, чем раньше, затем посадил в машину и захлопнул дверь.

К тому времени, когда я развернулась, чтобы взглянуть на него, он уже исчез.

Глава 10

«Рокер» был заполнен подростками вдовое младше меня, и двигающимися в стиле «боппинг»[26] под музыку, от которой бы сломалась моя машина. Я воочию убедилась, почему завсегдатаи «Рокера», что собирались здесь по выходным, сбежали — дерьмо, звучащее сейчас, не имело ничего общего со старым добрым рок-н-роллом, которым славился этот клуб. Но с другой стороны, полагаю, им нужно было чем-то привлечь в свой клуб следующее поколение волков, которое уже было на подходе.

Миша сидел на табурете в дальнем конце хромированной и лакированной барной стойки. Он был одет в темные джинсы и черную футболку, то и другое подчеркивало бледность его худощавого тела. Я замерла на месте и уставилась на него, испытывая непреодолимое желание развернуться и сбежать. Я не хотела подходить к нему. Правда, не хотела.

Не из-за секса. Как я уже не единожды говорила Куинну, секс — неотъемлемая часть вервольфовской природы, и мы не отличаемся особой щепетильностью в этом вопросе. Несмотря на то что мне не очень-то хотелось спариваться с Мишей, я это сделаю, и с большой долей вероятности получу от этого удовольствие.

Нет, что вызывало у меня отвращение, так это — безвыходность ситуации, в которой я оказалась.

Если бы я была стражем, и это являлось частью моей работы, это было бы нормально. Если бы я вошла сюда, зная, что добровольно вызвалась на это задание, у меня не возникло бы трудностей. Но у меня не было выбора, что бы там ни говорил Куинн. Миша, казалось, был единственным, кто понимал, что происходит. Мне придется это сделать, если я хочу получить информацию и направить свою жизнь в нужное русло. Не потому что хочу, а потому что вынуждена. Две абсолютно разные вещи.

Меня поразило, что какая-то часть меня уже смирилась с тем фактом, что в один прекрасный день я стану стражем. В тот день, я сделаю это по своему выбору, а не по принуждению.

Я закрыла глаза, чувствуя тошноту не столько от мыслей, сколько от охватившего меня волнения. Я не хотела становиться убийцей. Не хотела становиться своим братом. Но та часть меня, которая всегда радовалась риску, который я испытывала, находясь с Талоном, ликовала при мысли о становлении стражем и постоянном столкновение с опасностью.

Может, Джек прав. Может, он знал меня лучше, чем я сама знала себя.

Сделав еще один глубокий вдох, я отмахнулась от гнетущих мыслей, и начала пробираться через толпу.

Положив руку на плечо Миши, я сказала:

— Я-то думала, что это будет свидание.

Его холодный взгляд скользнул по моему телу. Я могла бы переодеться в джинсы и черный топик, но решила остаться в безукоризненном наряде Лиандера. Я не заметила в Мишиных глазах одобрения, когда его взгляд, встретившись с моим, равнодушно скользнул мимо.

— Полагаю, ты ошиблась.

— Выходит, ты больше не хочешь детей?

Он резко обернулся, настороженно прищурившись.

— Райли?

— Единственная и неповторимая.

Я плюхнулась на табурет рядом с ним и заказала пиво.

— К чему этот маскарад?

— А почему бы и нет? Особенно, когда ты не можешь подтвердить на деле свои обещания, касаемо моей безопасности.

— На тебя недавно напали?

Я тихо фыркнула:

— Дважды, если что.

— Что?

Удивление в его голосе казалось искренним, но меня-то этим не проведешь. Миша мог заговорить зубы почти всем, кого я знаю.

— В первый раз — орсини, во второй раз — наемный убийца. Это уже начинает бесить меня, Миша.

— Ублюдок, — пробормотал он. — Очевидно, ему нужно немного освежить память, объяснив, что я подразумевал под своими словами.

— Очевидно, поскольку на данный момент он не воспринимает твои угрозы всерьез. А ведь обеспечение моей безопасности — было частью нашего соглашения, помнишь?

— Помню, — натянуто ответил он. — И стараюсь сделать все, что в моих силах.

— Ну так старайся лучше или чертова сделка не выгорит. — Я сделала паузу и поблагодарила бармена за пиво, которое он поставил предо мной. — Миша, я хочу знать, как он выслеживает меня. Рассказывай или на этом все закончится прямо сейчас.

У Джека случился бы удар, услышь он одну из этих угроз, но, черт возьми, не его жизнь стояла на кону.

— На тебе «жучок».

— Роан проверял меня на «жучки». Мы не обнаружили ни одного.

— А вы их и не найдете. Они последней модификации.

— Быть может, это те, что были украдены с военной базы Ландсенда?

Он улыбнулся.

— Быть может.

— Я хочу найти его и извлечь.

Миша кивнул.

— Я не желаю тебе смерти, Райли. Поверь этому, если не веришь ничему другому.

О, этому я поверю. Ведь, прежде всего он хотел от меня ребенка.

— Итак, рассказывай, почему был застрелен Мартин Хант?

— Не здесь. Подожди, пока переберемся наверх.

— Наверху не более безопасно, чем здесь.

— Но там работают голосовые щиты. По крайней мере, ничто из сказанного не будет подслушано, как только мы окажемся в зоне действия щита.

— Если только не найдутся те, кто умеют читать по губам.

На его тонких губах промелькнула улыбка.

— По-моему, станет заметно, если наверху кто-то начнет читать по губам.

Верно. «Рокер» не был похож на «Голубую Луну». Танцы на этом этаже были танцами — в прямом смысле слова, ни каких волчьих скачек, а все потому, что в «Рокере» вместо глухой стены был стеклянный витраж, выходящий на главную улицу. И хотя вервольфы были не прочь заниматься этим в общественных местах, человечество считало, что его травмирует подобное зрелище.

А еще в этом заведение не было приватных комнат. Здесь, в «Рокере», верхний этаж был представлен для общего пользования, с простыми удобствами в виде кроватей, диванов и «бобовых» пуфов.

— Кажется, ты упоминал, что в этом клубе за тобой прекратили следить?

— Насколько мне известно, да. Но я не стану испытывать судьбу.

Равно как и я. Возможно, еще какое-то время мне стоило оставаться в образе, созданном Лиандером. Сделав большой глоток пива, я сказала:

— Мы займемся делом?

В его глазах замерцало веселье и голод.

— Полна страстного желания доставить удовольствие, а?

— Ой, просто умираю от желания.

— Конечный результат будет стоить того для нас обоих.

Я очень на это надеялась.

— Нет никаких гарантий, что я забеременею. Если ты читал мое личное дело, то знаешь об этом.

Положив руку мне на спину, он повел меня к «черной» лестнице. Я едва ощущала желание. Миша больше не был моим избранным партнером, и разумеется, не заслуживал какого бы то ни было рвения, но он был единственным, с кем мне придется быть. При таком раскладе, я имела полное право насладиться нашим совместным времяпрепровождением.

— Ты не единственная волчица, которую я пытаюсь оплодотворить на данный момент, — произнес он, когда мы начали подниматься по лестнице. — У меня есть еще две женщины, которые согласились родить мне ребенка.

Это были первые слова, в которых я не усомнилась. Первое высказывание, которое на самом деле заставило меня подумать, что он говорит правду, по крайней мере, в течение какого-то времени.

— Блондинки, которых ты упоминал ранее?

Он кивнул.

— Готова поспорить, что они пошли на это за кругленькую сумму?

Миша окинул меня холодным взглядом.

— Каждый имеет свою цену, Райли.

Он знал мою. Знал, что это единственная причина, по которой я здесь. И ему было на это плевать. Что бы он сделал, если бы узнал, что никогда не получит желаемого? Во всяком случае, не от меня.

Верхний зал был длинным и узким, и был похож на один из тех старомодных постоялых дворов, которые часто показывают в вестернах. Единственное, чего не хватало, так это — сена, хотя я знала, что поначалу оно здесь было.

Зал был полузаполнен волками на различных стадиях спаривания, в воздухе витал густой аромат секса и похоти. Возбужденная как запахами, так и звуками и видом спаривающихся, я почувствовала, как моя кровь побежала быстрее.

Мишин голод, вибрируя, заклубился вокруг меня, — словно живое существо, которое украло у меня дыхание, сделав желание еще более неистовым. Его аура, переключившись на полную мощность, с головой погрузила меня в омут страсти, — убеждаясь, что мое тело будет готово к нему, когда придет время. Не то чтобы ему нужно было это делать, потому что после поцелуя Куинна и последующего отъезда, я была более чем готова включиться в игру.

И хотя я довольно легко могла отринуть влияние его ауры, я этого не сделала — при всем моем нежелание находиться здесь, будет лучше, если я позволю ему считать, что нуждаюсь в ней. Кроме того, сегодняшним вечером, я, возможно, получу ответы, но помимо этого, я непременно еще получу и наслаждение.

К тому времени, когда мы добрались до первого свободного дивана в середине зала, моя кожа пылала от потребности ощутить его внутри себя. Не дожидаясь, когда Миша сделает первый шаг, я опрокинула его на диван и поцеловала так, словно от этого зависела моя жизнь. Я целовала его пока моя кожа не начала гореть, а потребность ощутить его внутри не стала всепоглощающей. А затем я оседлала его, жестко, глубоко и неистово. Из его груди вырвался предупреждающий бог его знает о чем громкий рык, не обратив на это внимания, я продолжила глубоко насаживаться на него. Как только его тело забилось в конвульсиях, и он излился в меня, я достигла оргазма, лишившись дыхания и здравомыслия на несколько слишком долгих секунд.

Но на этом все еще не закончилось. Далеко не закончилось.

Он был по-прежнему тверд внутри меня, но это и не удивительно. Им движило желание создать новую жизнь, и луна, которая была вынуждена меняться каждый месяц, даровала нам силы для длительных и многократных спариваний, особенно, когда мы испытывали потребность в размножение.

— Моя очередь быть сверху, — прорычал он, его глаза пылали от желания и гнева.

Я задела его за живое. Миша ненавидел быть вторым. Ненавидел быть подчиненным. Интересно. Быть может, это было именно тем, что мне пригодиться в дальнейшем, когда мы окажемся где-нибудь, где охрана не сможет вмешаться, и вещи примут не совсем приятный оборот.

Опрокинув меня на спину и прижав к дивану, он раздвинул коленом мои ноги и так грубо вошел в меня, что я не была уверенна то ли мой стон был от удовольствия, то ли от боли. Затем он начал двигаться и я, позволив мыслям унестись прочь, сконцентрировалась на ощущениях и наслаждалась.

Так мы и провели следующие два часа — занимаясь сексом на диване, на кровати и на «бобовых» пуфах. Как я и ожидала, первый час Миша был жестоким и неистовым, но после этого он уделил больше времени прелюдии, чем примитивному сексу. Я оценила его усилия, и в конце концов, получила полное удовлетворение. Мне всегда нравился Миша, и полагаю, нравится до сих пор, хоть я больше не доверяю ему. И какими бы ни были его недостатки, он все же был хорошим любовником.


Время близилось к трем, когда мы, заказав пару бутылок пива, направились в укромный уголок зала. Как только я плюхнулась на «бобовый» пуф, Миша включил голосовой щит.

— Протяни мне свои ноги, — сказал он.

Я положила обе ноги ему на колени. С минуту он ощупывал заднюю сторону голени и бедра обеих ног, затем хмыкнул и опустил правую ногу на пол. Он согнул мою левую ногу в колене, так чтобы я смогла увидеть заднюю сторону голени, и указал на едва заметное пятнышко с высветленной серединой.

— Видишь это?

Я нахмурилась:

— Похоже на веснушку.

— Так и есть. Только, если ты проведешь пальцем по ней, то почувствуешь едва заметное уплотнение по краям.

Я ощупала пятнышко.

— Это «жучок»?

— Ага.

— В Ландсенде могут создавать такие маленькие «жучки»?

— Не только маленькие, но и неопределяемые для поисковых устройств.

— И ты знаешь об этом, потому что один из них установлен тебе? — Это было догадкой, не более.

Миша улыбнулся:

— Да, на мне «жучок», но они не всецело доверяют ему, поэтому еще ведут наблюдение.

— Почему они не доверяют тебе? Ведь, очевидно же, что он работает.

— Потому что я знаю, как его извлечь, и делаю это, когда хочу, чтобы меня не нашли. Они считают, что сигнал пропадает, отсюда и слежка.

— Ты играешь в опасную игру, Миша.

— Чрезвычайно опасную. — Он потянулся к нашей сваленной в кучу одежде и вытащил из кармана джинсов нож. — Сиди смирно, — приказал он.

Он разрезал мне ногу. Не очень глубоко, поэтому боль была не такой уж резкой. Спустя несколько секунд, он хмыкнул и протянул ко мне руку, показывая пятнышко на кончике пальца. Теперь казалось, что у веснушки четыре тоненькие, похожие на проволоку ножки. Он уронил ее на пол и раздавил пяткой.

— Разумеется, ему станет известно, что вы обнаружили «жучок».

— Коль скоро он больше не может выследить меня, — я не стану сильно переживать по этому поводу. — С минуту я пристально рассматривала Мишу. — Он же не может выследить меня сейчас, или может?

— Насколько мне известно, это единственный «жучок», который он тебе установил. Нельзя использовать более одного «жучка» на одном субъекте — сигнал засоряется, ну или что-то в этом роде.

— Полагаю, что и у Кейда установлен один?

— Каждому значимому для проекта существу был установлен «жучок». На всякий случай.

— В таком случае, извини, — мне нужно быстро позвонить.

В ответ он лишь пожал плечами. Я достала телефон из кармана его джинсов и быстро набрала номер Джека. Номер оказался занят, поэтому я оставила детальное сообщение о «жучке» и о способе его извлечения.

Закончив с этим, я засунула телефон обратно в карман, и сказала:

— Ну а теперь расскажи, почему был убит Хант.

Миша расслабленно откинулся на пуф, расположенный напротив меня.

— С него больше нечего было взять.

— Из сказанного тобой, я делаю вывод, что он был пешкой, а не ферзем.

— Да.

— Тогда, почему ты сразу не назвал его имя?

— Он мертв, поэтому ограничения, налагаемые на меня в отношении его имени, убраны. — Он холодно улыбнулся. — Кроме того, в наше соглашение не входило, что я все упрощу для тебя.

Верно. Но порою приятно себя потешить мыслью, что все может быть легко и просто. Глупо, я знаю.

— Выходит, Хант был лишь средством для получения информации?

— Да.

— Со сверхсекретной военной базы?

— Конкретно — получение сведений о их разработках. А еще он занимался отслеживанием различных исследований — как военных, так и гражданских.

— Полагаю, Управление не входило в их число — вы уже внедрили туда своего человека.

Миша улыбнулся.

— А мне казалось, вам и в голову не могло прийти, что Готье — один из нас.

— Джек знает о нем уже целую вечность. — Что на самом-то деле было не совсем правдой, но не помешало бы заставить Мишу считать, что мы более осведомлены о ситуации, чем есть на самом деле. — Расскажи о миссис Хант.

Он лишь улыбнулся — либо не мог, либо не хотел о ней говорить.

— Представителем какой стаи является женщина, выдающая себя за миссис Хант?

Опять молчание. Очевидно, миссис Хант — или кем она там на самом деле является — была из тех, за кем нужен будет глаз да глаз.

— Ну а что насчет Кейда? Почему его напарник был убит, а его оставили в живых?

— Его напарник был убит, потому что они слишком близко подобрались к цели. Кейд был оставлен в живых, потому что обладает любопытными навыками.

Что есть, то есть.

— У представителей какой стаи глаза карие, а радужки обведены голубым и светло-янтарным цветом?

— У Хэлков — стая, обитающая в пригороде Бендиго[27]. — Мишины глаза в тусклом освещении комнаты блестели, как осколки льда. — Все дело в том, Райли, что нужно задавать правильные вопросы.

Я отпила пиво.

— Что ты можешь рассказать мне об этой стае?

— Они — перевертыши.

Я приняла невозмутимый вид.

— Мы все перевертыши. — Даже, если большинство перевертышей отрицало тот факт, что в своей основе у них те же корни, что и у веров.

— Да, но не все веры являются перевертышами в том смысле, в каком являются представители Хэлков.

Я нахмурилась:

— В каком смысле?

— Имеется в виду, что одни из них могут принимать различные формы животных, за исключением волчьей. А другие могут перекидываться в разных людей.

— Ты шутишь.

— Нет.

Мне даже не хотелось думать о последствиях таких обращений.

— Я удивлена, что стая Хэлки не сгинула в тайных закоулках подпольных лабораторий.

Миша мрачно улыбнулся.

— А кто говорит, что многие из них не там?

Мы должны найти эти чертовы лаборатории! Должны остановить их.

— Женщина, которую я видела сегодня вечером, является членом стаи Хэлки?

Его глаза озорно заблестели.

— По-моему, ты начинаешь все схватывать на лету. Она — клон, в создании которого использовались гены представителей Хэлков.

Еще больше чертовых клонов. Неужели у них нескончаемый запас этих ублюдков?

— Так настоящая миссис Хант была человеком, и у нее были такой же странной пигментации глаза? Если нет, тогда как «подменыш» объяснил внезапное изменение цвета глаз?

— Настоящая была человеком и ее глаза были очень похожи на глаза Хэлков — карие в окружение голубого. Миссис Хант-новая на три недели отказалась от общения со «своими» друзьями и занятий благотворительностью. Единственный, кто мог бы заметить незначительное отличие, это ее муж. И это при том, что между обоими супругами уже какое-то время существовала сексуальная отчужденность. Они по-прежнему делили спальню, но не постель.

— Выходит, настоящая Хант мертва?

— Да.

Я сделала большой глоток пива и сменила тему:

— Однажды ты сказал, что ответ кроется в моем прошлом. В моем бывшем любовнике.

— Да.

— Ты подразумевал долгосрочную или мимолетную связь?

— Мимолетную. Весьма мимолетную.

Бог ты мой, все значительно упрощалось. В особенности, если он подразумевал такую мимолетную связь, как на одну ночь.

— Как давно это было?

— Три с половиной года назад, — неуверенно ответил Миша.

Супер! Что называется — помог вспомнить, — особенно, если это произошло в период полнолуния. Я потерла глаза.

— Какая взаимосвязь между этим мужчиной и той женщиной, которую я повстречала сегодня вечером?

— Очень близкая.

— Сестра?

— Нет.

— Любовница?

— Нет.

— Что же тогда?

— Этого я не могу сказать.

Не может, или не хочет? Учитывая улыбку на его губах, я подозревала последнее.

— Мужчина, о котором мы говорим, принадлежит к стае Хэлки?

— Если в том же понимание, что и женщина, тогда, да.

В таком случае, стая Хэлки — ну или то, что от нее осталось, — в обязательном порядке должна была быть взята под контроль.

— Ты можешь дать мне словесный портрет?

Он пожал плечами.

— Каштановые волосы, среднего телосложения. Голубые глаза.

Иначе говоря — обыкновенный. Я нахмурилась.

— С твоих слов мне показалось, что он был членом стаи Хэлки?

— Так и есть.

— Тогда, откуда же у него голубые глаза?

— Цвет глаз меняется в зависимости от формы, которую они принимают.

Я подняла брови.

— Тогда почему бы липовой миссис Хант не придать завершенность своему образу, сделав глаза такими же, как у оригинала?

— Потому что такие трансформации отнимают много сил и энергии. Чем меньше ты трансформируешься, тем дольше можешь оставаться в трансформируемой форме. А глаза, хочешь верь, хочешь нет, являются одной из самых сложных деталей, на поддержание и трансформацию которых уходит уйма сил.

— А еще они являются зеркалом души и все такое.

— Ага. — Немного помолчав, он добавил: — А тебе никто не говорил, что у тебя очень выразительные глаза?

— Нет, и меня не интересуют подобные высказывания от тебя.

Миша улыбнулся, напомнив кота, который наблюдает за мышью в предвкушение сытного обеда.

— Значит мужчина, подосланный соблазнить меня три с лишним года назад, не был в своем истинном обличие? — И это означало, что воспоминания о нем, мне ничем не помогут.

— Да.

Я сделала еще глоток пива, а затем спросила:

— Что он упоминал о своей работе?

— Кажется, он говорил, что был военным.

Военным? У меня был лишь один военный, с которым я когда-либо танцевала. Все закончилось тем, что он украл мое сердце. Но это не мог быть Яскин. Он был проверен и негласно одобрен Управлением — ни один хитроумно-скрытый грешок его прошлого не остался бы незамеченным.

Но у меня не было других любовников-военных — или были? Нахмурившись, я пыталась вспомнить, когда впервые повстречала Яскина. Или того, кто был перед ним — того, кто познакомил нас.

Они все вместе были в увольнение, но каким-то образом он отстал от своих товарищей и очутился в «Голубой Луне». Ну или он так сказал мне. До фазы полного цветения луны оставалось две ночи, и я всецело была во власти лихорадки, хотя в то время у меня была парочка постоянных самцов. Было в нем что-то такое, что привлекло меня — опасность на грани первобытной дикости. Мы протанцевали остаток вечера и договорились встретиться на следующую ночь.

Только на следующую встречу он пришел не один. С ним был Яскин и еще несколько мужчин. От них тоже исходила опасность, но между мной и Яскином сразу вспыхнуло нечто особенное, и это с ним, а не с первым мужчиной я протанцевала всю ночь напролет.

Боже, как же звали первого мужика?

Бен. Нет, что-то необычное. Бенито. Бенито Верди.

Ну наконец-то хоть какая-то ниточка, которая может куда-нибудь привести. Быть может, в тупик. Как бы то ни было, но это хоть что-то, чем совсем ничего.

— Голубоглазый мужчина был первым метазоа[28]?

— Первой попыткой создания метазоа? Да.

— Почему?

Миша вопросительно поднял бровь:

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу сказать, каким словом или поступком я навела тебя и твоих лабораторных собратьев на мысль, что представляю собой нечто большее, чем обыкновенный волк?

— На самом-то деле, это Готье дал нам наводку. Он сказал, что ты необычайно быстра для волка, и можешь быть хорошим донором для наших лабораторий или других экспериментов. А еще он сказал, что ты знала о его присутствие, даже когда он сгущал вокруг себя тени.

Что волку было не по силам. Но тогда, почему Готье не заметил те же особенности у Роана? Почему упомянул меня, а не моего брата?

И тут меня осенило. Роан пил кровь. Именно поэтому они никогда не ставили под сомнения его скорость и рефлексы. Они все посчитали его волком, который совершил ритуальный обряд и разделил кровь, чтобы обратиться в вампира.

Да к тому же он работал по ночам и приходил домой на рассвете. Вернее, когда он соизволял приходить домой. Может в Австралии рыжая стая Дженсон не так уж и распространена, но в Англии и Ирландии мы были известны испокон веков, поэтому то обстоятельство, что он является Дженсон, ни чем не раскрывало его возраста. Никто в Управление не знал, что мы брат и сестра — никто, за исключением Джека и самой главы Управления, — и, разумеется, этого не было в наших личных делах. Черт, даже его дата рождения, указанная в досье, была вымышленной. Но опять же, многие вампиры делали то же самое. Подделка документов позволяла старым вампирам веками оставаться необнаруженными.

Этого вполне хватило, чтобы его посчитали за вампира — за достаточно старого вампира, чтобы недолго находиться под солнечными лучами.

Что было хорошо для него, для меня обернулось проблемой. Ведь те ублюдки все еще охотятся за мной.

— Итак, — резюмировала я, — ты начал следить за мной?

Миша кивнул и сделал маленький глоток пива. Его взгляд неторопливо скользил по мне, вызывая жаркое покалывание во всем теле. Очевидно, моя расплата за ночь еще не закончилась.

— Я больше года даже жил в доме напротив твоего. Поверь, мне просто безумно нравилось, что ни на одном из твоих окон не было штор.

Я подняла бровь.

— Ты подглядывал в окна? А я-то считала тебя выше этого.

— Смотреть — заложено в природе мужчин. — Его улыбка стала шире. — Как в природе женщин — выставлять себя напоказ.

— Показушничать и смотреть — это совершенно нормально. А вот шпионаж — это совсем другое дело. — Немного поколебавшись, я все же спросила: — Так почему же все-таки ты? Особенно, если учесть, что в то время на роль моего самца был выдвинут Талон?

Он пожал плечами.

— Ты уже знала Готье, и казалось, отлично чувствуешь его присутствие. Талон считал себя выше того, чтобы подглядывать, а другие наши собратья-клоны уже потерпели неудачу.

Выходит, тот голубоглазый мужчина был еще одним клоном, как и женщина, выдающая себя за миссис Хант? Зачем тогда говорить, что они являются Хэлками — если только он считал их таковыми, потому что при их создании использовалась ДНК Хэлков?

— Но почему бы не отправить на это задание одного из ваших «шестерок»?

— Тот, на кого я работаю, не доверяет «шестеркам». Я получил приказ, и я его выполнил.

Я нахмурилась:

— Ты не похож на того, кто уступает и беспрекословно подчиняется приказам.

— Так и есть, но когда речь заходит о моем боссе, у меня нет выбора. От него невозможно скрыться, потому что пятеро из нас оказались в ловушке телепатической связи. Он намного сильнее, чем все мы вместе взятые, и мгновенно убьет любого из нас, если почувствует предательство. У меня нет никакого желания умирать раньше отведенного мне времени.

— Так ты плетешь интриги у него за спиной и отправляешь других делать за тебя грязную работенку?

Как в моем случае.

Миша кивнул.

— Тогда почему же ты не мертв прямо сейчас? Ведь ты задумал его убрать при помощи Управления, не так ли?

Его улыбка вызвала у меня дрожь.

— Так. Но он не может контролировать каждую мою мысль, каждое мое желание, и пока я буду избегать определенных ключевых слов, я смогу оставаться незамеченным, так сказать.

Так вот почему он не может рассказать мне о некоторых вещах, более того, слова могут привлечь нежелательное ментальное внимание.

— Тогда зачем пытаться приставлять ко мне самца? Разве не проще похитить меня?

— Из-за Управления, и из-за твоей дружбы с Роаном. Мы не хотели, чтобы нас случайно раскрыли, и не собирались рисковать, похитив тебя. Пока бы не убедились, что ты стоишь затраченных усилий.

От его слов я изумленно подняла брови:

— Однако же, похитив Роана, вы, так или иначе, обратили на себя внимание Управления.

Миша фыркнул:

— А это взыграло высокомерие Талона. Он всегда полагал, что в Управление одни дураки, и считал, что его деятельность так и останется незамеченной, даже если он прекратит осторожничать. Разумеется, он и вообразить не мог, что лаборатория похитила Роана, до него это дошло только после вашего рейда по его освобождению. — На его губах заиграла усмешка. — Кстати, отлично сработали.

— Спасибо.

Он кивнул. Я сделала еще глоток пива и спросила:

— Почему не убили Талона сразу же после того, как мы его схватили?

— А смысл? Талону нечего вам рассказать.

Потому что все, что он знал, было выжжено из его сознания.

— Выходит, изначально было задумано, чтобы Талона следил за мной?

Он снова кивнул.

— Разумеется, ведь до недавнего времени мы не замечали за тобой ни одной из упомянутых Готье способностей.

— Ты имеешь в виду волка, который стрелял в меня серебром, и который фиксировал все нападение?

— Да. Твое виденье теней подтвердило то, что Готье твердил все время.

— Но почему именно тогда? Почему не попытаться сделать нечто подобное раньше?

— Потому что накануне Готье стал свидетелем твоей расправы над двумя вампами. Никакой волк, независимо от того, насколько он быстр или как молоды вампиры, не в силах этого сделать. Он потребовал, чтобы мы провели проверку. На этот раз, к нему прислушались.

Итак, это из-за Готье моя жизнь в последнее время пошла под откос. Ну или частично из-за него. Если бы в ту ночь я держалась подальше от ночного клуба, проигнорировав свое любопытство и запах крови, доносимый ветром, тогда, возможно, моя жизнь была бы нормальной. Нормальной насколько это возможно, с учетом того, что Талон решил сделать меня инкубатором для своего «идеального» ребенка.

Но если бы я ушла, в клубе погибли бы все, а не несколько человек. А с осознанием того, что я могла, но не предотвратила это, жить было бы еще тяжелей, чем со всем тем дерьмом, которое происходило со мной в настоящее время.

— Если с самого начала, это ты был моим наблюдателем, тогда почему ко мне приставили Талона, а не тебя?

— Все просто. После нескольких месяцев ничего не деланья, просто наблюдая за тобой каждую ночь, я отчаянно возжелал тебя. Именно по этой причине он приставил к тебе Талона.

И я запала на Талона, целиком и полностью. Но с другой стороны, он был впечатляющей приманкой.

— Похоже, твой босс — мелочный мужик.

— Он такой, потому что его учили быть таким. — Миша подхватил мою ногу и с слегка отстраненным видом начал разминать свод стопы.

— Но если тебе было приказано держаться от меня подальше то, почему же ты все-таки оказался моим самцом?

Миша с откровенным злорадством ухмыльнулся.

— Потому что это бесило Талона.

— Выходит, тот, кто стоит за всем этим знал, что ты тоже пытаешься меня оплодотворить?

— Да.

— Тогда зачем меня похитили и отправили в тот селекционный центр?

— Им подвернулся удобный случай, и они им воспользовались. — Он сделал паузу. — Более девяноста процентов клонов и девяностопяти лабораторно-выведенных гибридов — стерильны. Причины этого выясняются до сих пор.

— У меня те же проблемы с зачатием, — напомнила я. — Ни у кого нет никакой уверенности, смогу ли я забеременеть когда-нибудь.

— Нет, никто не уверен, сможешь ли ты выносить ребенка до положенного срока. На данный момент ты вполне способна забеременеть.

Я не стала опровергать его предположение.

— Так кто же трахал меня в том селекционном центре? Мужик с голубыми глазами, который считает, что я перед ним в долгу?

— Да.

— Был только он?

— Нет.

— Тогда кто же еще?

— Один из тех, кто стоит за ним.

Вследствие аварии, я не могла вспомнить того мудака.

— Почему?

Миша пожал плечами.

— Потому что он был там, чтобы передать указания, и потому что предпочитает сексуальные попки.

— Полагаю, он добивается, чтобы его попка оказалась дохлой.

Мой голос прозвучал сухо, и Миша вновь улыбнулся:

— Вспыльчивость — не самый лучший вариант, но это может зацепить его, ведь он привык к раболепству.

Я подняла брови.

— Это что, совет?

— Да, хотя и опасный.

— А еще бесполезный, если ты не назовешь мне имя.

— Всему свое время, Райли.

Однако я готова была поспорить, что пройдет еще уйма времени, прежде чем я получу имя.

— Так почему же там был он, а не сам «заправила»?

— Потому что так безопасней.

Но чего он опасается? Уж точно не нас, поскольку мы понятия не имеем кто он такой. Как бы то ни было, пока не имеем.

Я с минуту внимательно рассматривала Мишу, а затем спросила:

— Если твой босс настолько опасен, почему ты здесь?

Он поднял бровь.

— За честный ответ, я хочу провести с тобой еще пару часов.

А какой у меня выбор? Или как я узнаю, что он честен со мной?

Я пожала плечами.

— Все, что угодно.

— Причин на самом деле две. Первая — я долгое время был в ссоре со своими лабораторными собратьями и нашим так называемым руководителем. Их взгляды никогда не отвечали моим.

Значит ли, что руководитель этой маленькой команды не был лабораторным созданием? Тогда кем или чем он был?

— Их взгляды?..

— Как я уже говорил, изначально было стремление к совершенству. Желание создать идеальное человекоподобное существо, которое обладало бы наиболее целесообразными качествами всех ветвей человечества.

— Полагаю, что все изменилось после того, как ваш творец погиб в пожаре.

Миша кивнул.

— Теперь, это больше гонка за господством и властью.

На моем языке крутился вопрос — как его имя? — но он не ответит на прямой вопрос.

— К власти пришел собрат из предыдущей партии клонов?

— Нет. Мы были первой партией дожившей до зрелого возраста.

— Тогда кто?

Он поднял бровь, на его тонких губах появилась улыбка.

— Его сын.

Я нахмурилась:

— Один из твоих позже клонированных собратьев?

— Нет. Его естественно рожденный сын.

Этого не было ни в одной из прочитанных мной записей. И очевидно в отчетах Джека этого тоже не было. Если только он знал о сыне, но не стал рассказывать мне. Учитывая, что Джек никогда не раскрывал своих карт, а я была всего лишь связным, а не настоящим стражем, такая вероятность не исключалась.

— Нет ни одного отчета, в котором говорилось бы о сыне, — заявила я.

— Нет. Мальчик был рожден женщиной, которую босс использовал в качестве донора яйцеклеток. Наш лабораторный отец видимо решил, что лучше не регистрировать рождение.

Однако он регистрировал своих клонов, хотя и лгал о том, чем они на самом деле являются.

— Но это затруднило бы получение документов и карт социального страхования, — сухо заметила я.

В его глазах промелькнуло веселье, на мгновение согрев холодный взгляд.

— Не тогда, когда вы способны присваивать личности других людей.

Я удивленно моргнула и медленно произнесла:

— Наш мужик из стаи Хэлков?

Если Миша сказал правду, тогда он начал давать стоящую информацию.

Он кивнул.

— Он гибрид — Хэлки и человека.

— То есть его биологическая мать была Хэлки?

Он снова кивнул.

— И чем же он на самом деле зарабатывает себе на жизнь?

Миша лишь улыбнулся. Я изменила тактику:

— Он — военный?

— Нет.

— Он — ученный, или управляет исследовательскими компаниями как ты, или Талон?

— Нет.

— Он — бизнесмен?

— Во всяком случае, он так представляется.

— Высокопоставленный?

— Типа того.

— В новостях часто мелькает?

— Нет.

Это вызвало у меня недоумение. Как можно быть известным дельцом и не засветиться в новостях? Бессмыслица какая-то.

— Ну а что насчет его матери? Она еще жива?

Его поспешная улыбка была едва ли не самодовольной.

— Весьма не плохо. И, да.

— И он все еще поддерживает отношения со своей матерью?

Он замялся с ответом.

— Можно сказать, что у них тесное сотрудничество, но об этом немногие догадываются.

Поистине весьма загадочно. Но, очевидно, что нам предстоит начинать с матери и со стаи Хэлки.

— Можешь ли ты назвать ее имя?

С минуту он обдумывал вопрос, а потом задал встречный:

— Как звали твоего самца, который был прямо передо мной и Талоном?

— Я бы не назвала это подсказкой, блин.

Он усмехнулся.

— Что ж, держи подсказку: используй женскую форму имени.

— Дерьмо.

— Нет, мне кажется, имя было не таким.

Я холодно взглянула на него.

— А фамилия?

— Я не могу все выложить за раз. Нам обоим известно, что как только я сделаю это — ты сразу же уйдешь отсюда. — Миша играючи провел пальцами вверх-вниз по моей ноге. — Я собираюсь в полной мере насладиться отведенным нам временем.

Он специально тянул время, и в этом не приходилось сомневаться.

— Фактически ты так и не ответил на мой вопрос.

— На какой вопрос тебе хотелось бы услышать ответ?

Он протянул руку, чтобы дотронуться до меня, но я перехватила ее и стиснула чуть сильнее, чем того требовалось, чтобы напомнить — я не просто волк, я нечто большее. И ему никогда меня не осилить, соберись я показать зубы.

— Почему ты здесь?

— Потому что устал от всей этой игры. Я хочу нормально прожить отведенное мне время.

Прозвучавшая в его голосе тоска, заставила меня поверить ему. Но с другой стороны, Миша был очень хорошим актером. Ему, несомненно, удалось одурачить меня, заставив уверовать, что весь прошлый год он был воплощением самой доброты и чуткости. А на деле не был. Он делал это в собственных интересах, по причинам, которые были еще не до конца ясны.

Миша подался вперед и, схватив меня за запястье, стянул с «бобового» пуфа и расположил между своих ног.

— Для этой ночи достаточно. Я хочу получить оставшуюся часть платежа.

— Только после того, как ты скажешь мне с чего начинать, Миша.

Он рассматривал меня с минуту, а затем произнес:

— Имеется две лаборатории. Его сестра работает во второй.

— С твоих слов мне показалось, что он был единственным ребенком в семье.

— Нет, я сказал, что у отца он был единственным ребенком. Я не говорил того же о матери.

— Выходит, сводная сестра является Хэлки?

Миша кивнул.

— И управляет второй лабораторией.

— Которая находится в Либраска?

— Да. А теперь, когда ты добилась своего, я хочу получить оставшуюся часть платежа. Для одной ночи я рассказал более чем достаточно.


Он получил то, что хотел, а затем я ушла оттуда. Покидая клуб, я сделала медленный выдох и окинула взглядом улицу. Хотя рассвет едва окрасил небеса в розоватый оттенок, на Лигон-стрит уже кипела жизнь, разносились разнообразные звуки, в воздухе витали запахи волков и людей, а также всевозможные аппетитные ароматы мяса и свежеиспеченного хлеба. Этот отрезок улицы стал местом сборища вервольфов, благодаря непосредственной близости двух клубов и множества ресторанов, которые уже распахнули свои двери, чтобы обслужить всенощных клиентов.

Мой желудок заурчал, напоминая, что я давно не ела. Я с вожделением уставилась на итальянский ресторан через дорогу от меня, понимая, что мое появление не осталось незамеченным для сотрудников Управления, следящих за «Рокером». Выводить Джека из себя всегда было плохой затеей, а если я не отчитаюсь немедленно, он действительно взбесится. С едой придется подождать, пока не отчитаюсь.

Не обращая внимания на непрекращающийся гвалт, я нашарила в сумке мобильник и набрала по памяти номер, который дал мне Джек ранее. Прежде чем мне ответили, успело раздаться три гудка.

— В пять буду на месте, — ответил глубокий грудной голос.

Я моргнула от удивления.

— Кейд? Какого черта ты отвечаешь по этому телефону?

— Джек с Роаном все еще разговаривают с Россом Джеймсом. Мне было сказано подстраховать тебя.

— А Куинн?

— Пока еще не появлялся. До скорой встречи.

Я хмыкнула и нажала «отбой». Скрестив руки на груди, прислонилась к плексигласовой стене телефонной будке и стала наблюдать за всевозрастающим движением машин медленно ползущих по Лигон-стрит — кто-то направлялся к центру города, кто-то к его окрестностям и к множеству промышленных зон, рассеянных по обширным окраинам Мельбурна. И хотя на часах не было еще и шести, через полчаса медленно ползущий трафик образует затор. Именно поэтому, я была склонна добираться до работы на общественном транспорте, даже когда имела собственную машину — так, по крайней мере, я могла поспать лишних час-полтора.

Возле обочины остановилось желтое такси. Заглянув в него и увидев Кейда за рулем, я забралась в салон.

— Выглядишь уставшей, — произнес он, вливаясь в движение с мастерством истинного таксиста.

— Потому что я и правда устала… — Запнувшись, я принюхалась. Рот неожиданно наполнился слюной от хорошо знакомого дразнящего аромата. — Уж не кофе ли я чувствую?

Наши взгляды встретились в зеркале заднего вида, его губ коснулась улыбка.

— Я подумал, что после работы всю ночь, оно тебе потребуется.

Кейд протянул руку к соседнему креслу и подал мне не только огромный стакан кофе, но и гамбургер в придачу. Если бы он не управлял машиной, я бы подалась вперед и сжала бы его в объятиях. Не только потому, что он знал, что именно мне требуется в этот момент, но и потому, что он не выказал никакого осуждения за то, чем я занималась.

Он просто принял это. Или же ему было плевать. Как бы то ни было, это было прекрасно.

Я открыла стакан с кофе. В нос ударил насыщенный аромат лесного ореха. Я сделала глубокий вдох и улыбнулась. Пожалуй, следует бросить мужчин и придерживаться кофе. Оно доставляет мне удовольствие без всяких потасовок.

— Спасибо, — сказала я Кейду и сделала глоток.

В зеркале мелькнула его улыбка.

— Сама понимаешь, что это не просто так.

— А я-то решила, что ты сделал это по доброте душевной.

— О, ну и это тоже.

Я усмехнулась.

— Потребуется больше, чем стакан кофе, чтобы затащить меня в постель прямо сейчас.

— Как насчет джакузи наполненной ароматическими маслами?

— В зависимости от того, о каких ароматических маслах идет речь.

— Хм, а что есть разница?

— Некоторые определенно тянут на гораздо большее время в кровати, чем остальные.

— Как насчет смеси лаванды и иланг-иланга?

— Прекрасно. Думаю, по крайней мере, пару-то часов они тебе заработают.

— Договорились.

Кейд сделал резкий поворот и кофе угрожающе заплескалось у самых краев стакана.

— Предупреждай следующий раз, — упрекнула я. — Проливание моего кофе — прямая дорога из моей постели. — Я с сомнением оглядела окрестности. Если это не кратчайший путь, о котором я не знала, то мы направлялись в другую сторону от лабораторий «Геновев», где Джек развернул свою деятельность. — Куда мы направляемся?

— Мы направляемся принять ванну.

Я подняла брови.

— Разве Джек не приказал, чтобы мы как можно скорее доложили о проделанной работе?

— Джек занят, — ответил он, сосредоточенно вглядываясь в поток машин, выбираясь из него и объезжая припаркованные машины с мастерством представителя дипломатической миссии. — В этой игре есть одно правило, о котором тебе не следует забывать.

— О какой игре и каком правиле мы говорим?

— Об игре в ищеек. — Наши взгляды на миг встретились. — Никогда не отдавайся им всецело. Они будут использовать тебя, пока не измотают вконец, а потом займутся поиском свежего мяса, а о тебе позабудут.

— Я не оперативник и не страж.

— Официально, может и нет. — Выражение его лица было мрачным, когда он свернул, чтобы избежать столкновения с паркующейся машиной. — И от этого все хреновей. Сама подумай — десять дней назад ты была в коме, — ты так сильно пострадала в аварии, что никто в том центре не думал, что ты выйдешь из нее. С того времени ты находишься в гуще событий — подверглась нападению несколько раз, и лишь самую малость отдохнула.

— Мы не можем позволить себе передых. Не можем, если хотим застать врасплох тех людей.

— Застать их врасплох важнее собственного здоровья? Ты выглядишь уставшей, и потеряла в весе, даже за те несколько дней, что я знаю тебя.

— Когда кто-то все время пытается тебя убить, аппетит, знаешь ли, теряется. И постоянный секс не спасает.

— Использование секса в качестве средства для допроса подозреваемых — это не только хорошая физическая тренировка, но и чрезвычайно стрессовая ситуация. Уж я-то об этом знаю. — Он вновь посмотрел мне в глаза. — Позвони Роану. Расскажи ему, что узнала. Позволь ему отличить ложь от правды, а сама отдохни.

— Неужели он поддержал эту затею?

— Я рассказал ему, что собираюсь сделать, и куда заберу тебя. Я не дурак, и не хочу вызвать гнев твоего сородича-самца.

Дальновидный мужик.

— И куда же ты намерен отвезти меня?

— В Тоорак, дом моей кобылы.

Я нахмурилась.

— Кажется, ты говорил, что твои кобылы разбежались?

— Говорил, и они на самом деле разбежались. Но Сейбл уехала за океан, прежде чем я начал работать под прикрытием, и ее не будет еще пару месяцев.

Это имя, и то, что он, казалось, хотел подобрать именно те ароматы, которые нравились мне, заставило меня уставиться на него с подозрением.

— Мы же говорим не о Сейбл Кэнделл, не так ли? — Эта женщина была последней феноменальной находкой телевиденья, рейтинги ее шоу зашкаливали до небес, а все пять ее книг значились среди бестселлеров.

— Это так сказать моя девушка.

В его голосе прозвучала нотка гордости, я удивленно моргнула.

— Как такой вояка, как ты, смог познакомиться с такой звездой, как она?

— Просто. Мы вместе росли. Она была моей с самых пеленок.

Очевидно, я много чего не знаю о лошадях-перевертышах.

— Так зачем же ты отпустил ее за границу? Мне казалось, что все жеребцы — ужасные собственники и не позволят случиться чему-то подобному.

Кейд проигнорировал только что загоревшийся красный свет светофора и повернул на Ходдл-стрит, а затем ответил:

— О, не бойся, на ней мое клеймо. Никакой другой жеребец не посмеет к ней прикоснуться.

Жеребцы клеймят своих кобыл? Слава Богу, я не кобыла и волки не практикуют такой варварский обычай.

— Учитывая, что она за границей, как ты узнаешь?

— Узнаю, — плоским голосом ответил он, что предполагало прекращение дальнейших расспросов. Возможно, это было из разряда — «Секретные материалы жеребца». — Звони Роану, — добавил он и протянул мне телефон.

Итак, я позвонила Роану и рассказала ему все, что мне поведали Миша и Келлен. Кейд подъехал к прекрасному особняку в староанглийском стиле, который располагался в центре того, что в народе причудливо именовалось «Трущобами миллионеров». Это означало, что людей, проживающих на этой улице, считали бедными родственниками основного населения Тоорака. Конечно же, на самом деле большая часть этих семей являлась богатыми родственниками, переехавшими с озеленённого Брайтона.

Кейд провел меня внутрь дома и налил бокал вина, который я должна была выпить, пока он готовит джакузи, добавляя выбранные мной ароматы. Затем он помог мне раздеться и забраться в джакузи. В качестве «основного блюда», он неторопливо вымыл мне волосы. Теплая вода пузырилась вокруг моих конечностей, ослабляя напряжение. До этого момента я и не представляла, как цветочные ароматы успокаивающе и расслабляюще действуют.

Сразу после того, как Кейд помог мне вытереться, он усадил и расчесал меня, после чего подвел к кровати, уложил и, укрыв одеялом, вышел из комнаты. Хотя в этот момент я чувствовала себя настолько отдохнувшей, что готова была с ним танцевать.

Мне подумалось, что ни один мужчина в моей жизни — кроме брата — никогда не заботился обо мне с такой сердечностью, любовью и с черт бы ее побрал беспристрастностью, лишь потому, что знал, что я в ней нуждаюсь. И это было весьма печальным определением моей жизни и моих отношений на сегодняшний день. Даже Куинн, за всеми его красивыми словами о необходимости присутствия в моей жизни, до сих пор не проявлял такого рода заботы, какую только что проявил Кейд.

Правда, единственным мужчиной в моей жизни, проявляющим хоть какие-то настоящие задатки постоянного партнера, был Келлен, но я едва его знала.

Возможно, мне стоит оставить всех позади и утешиться с Кейдом. При таком раскладе я могу никогда не найти свою вторую половинку, но хотя бы обеспечу себе немного нежной, любящей заботы время от времени.

Я уже начинала задаваться вопросом, а знал ли Куинн каково это, когда о тебе заботятся?


Время близилось к пяти, когда мы добрались до «Геновев». С учетом того, что нам следовало там появиться еще в пять утра, а не в пять вечера, Джек, как это ни удивительно, был в хорошем настроении. Хотела бы я сказать то же самое о Куинне. Он стоял возле окна и взирал на старую арену, его руки были заложены за спину, широкие плечи напряженно застыли. От него исходило неодобрение и гнев, который был так силен, что ощущался физически. Я пошатнулась и попыталась сделать глоток воздуха, который, казалось, пузырится и вскипает от ярости.

Кейд схватил меня за руку, не позволяя упасть.

— Святый боже, что происходит?

— Райли? — произнес Роан почти что одновременно с Кейдом.

Я проигнорировала их обоих и, впившись взглядом в напряженную спину Куинна, выдохнула:

— Куинн, прекрати это.

Он резко посмотрел в мою сторону, после чего его гнев, лязгнув, исчез в небытие, и я неожиданно вновь обрела возможность дышать.

Я подняла руку, остановив Роана, который поспешил ко мне.

— Все в порядке. Со мной все нормально.

Я сжала руку Кейда и он отпустил меня, но остался рядом, словно боясь, что я вновь соберусь упасть.

Роан нахмурился, переводя взгляд с меня на Куинна и обратно.

— Что случилось?

— Я могу ощущать, что чувствует Куинн, если он не экранируется должным образом.

Роан помрачнел еще сильней, а Джек сказал:

— Эмпатия — не относится к твоим способностям.

— Не думаю, что это эмпатия, или, что я ощущаю эмоции каждого. — Я нерешительно умолкла. — Думаю, скорее это относится к той связи, что мы создали, когда собирались совершить налет на лаборатории Талона. Кажется, связь оказалась гораздо глубже, чем мы задумывали.

Казалось, Джека не убедили мои слова.

— Или же, это первый признак того, что ARC1-23 начал оказывать действие. Мы вынуждены вернуть тебя в лабораторию для вторичного тестирования.

— Простите, но на данный момент я не готова, чтобы меня кололи, гоняли и зондировали. — По множеству причин. — Давайте сначала разберемся во всем.

Он хмыкнул и снова уставился на монитор своего компьютера.

— Кажется, Миша, наконец-то предоставил нам стоящие сведения.

Я прошла к одному из удобных кресел и плюхнулась в него. Кейд остался там, где стоял и прислонился плечом к стене. Куинн продолжал изображать молчаливого и злобного вампира.

— В каком смысле? — спросила я Джека.

Он откинулся на спинку кресла и практически просиял. За все годы работы с ним, я никогда не видела его таким счастливым, поэтому не берусь сказать, было это зрелище забавным или пугающим.

— Мы знали о деятельности стаи Хэлки в течение какого-то времени, — произнес он. — Они контролируют черный рынок и продают все, начиная с ворованных автозапчастей и заканчивая государственными тайнами. Но поскольку вы, волки, как правило, очень сплочены, нам не удалось внедриться в их стаю, чтобы собрать нужные доказательства.

— Не внедрив своего человека в стаю, вы не сможете собрать слишком много информации о них.

— Да, единственное, что в наших силах — установить за ними постоянную слежку.

Я подняла бровь.

— Это не там ли пропадал Готье весь последний месяц?

Джек кивнул.

— Мы решили, что будет лучше отослать его от греха подальше, пока не придумаем, что делать с ним дальше.

— Но, если он работает на этих людей, то он не сообщит ничего полезного. Он мог бы даже предупредить стаю Хэлки о слежке.

— Он может не предоставить нам ценных сведений, но сомневаюсь, что он предупредил бы их. Этим бы он выдал себя, а мне не кажется, что для этого пришло время.

Я забралась в кресло с ногами и поджала их под себя.

— На самом-то деле Миша не назвал нам имени или чего-то еще с чего можно было бы начать. Он указал лишь стаю.

— О, ну имя-то он нам назвал. — Глаза Роана озорно блеснули — верный признак того, что он что-то нарыл. — Только не говори мне, что не помнишь Роберта — волка, который был у тебя пред Талоном и Мишей. Разве он не был любовью всей твоей жизни?

Роберт. Я фыркнула, вспомнив его, и сдержалась, чтобы чем-нибудь не швырнуть в брата — и то лишь потому, что под рукой ничего не оказалось.

— В течение нескольких недель. Пока я не поняла, что ублюдок использовал меня, чтобы стать ближе к тебе.

Он ухмыльнулся.

— Вообще-то, он фантазировал о «троечке»…

— Даже не продолжай.

— Вернемся к делу, — сказал Джек, раздраженно посмотрев на Роана. — Нынешним вожаком стаи Хэлки является некая Роберта Уитби.

Мы с Роаном обменялись удивленными взглядами.

— Вожаком стаи является женщина? — спросил брат.

— Да. А что?

— Женщины никогда не управляли стаей. Этим всегда занимался альфа-самец.

— В таком случае, Хэлки — одна из самых ваших прогрессивных стай.

— В данном вопросе нет такого понятия, как «прогрессивная стая», — опроверг Роан слова босса. — Управляют альфы, не женщины, не беты, не гаммы. Это правило — неукоснительно, и является основополагающим для стаи. — Он взглянул на меня. — Есть какая-то причина, по которой она стала вожаком.

— Вполне возможно, — медленно ответила я. — Миша рассказывал, что Хэлки — истинные перевертыши, — они могут принимать обличия разных видов животных, а некоторые из них могут перекидываться в человеческую форму. Мужчина, который изнасиловал меня в той подопытной камере, был одним из Мишиных клонов-собратьев, и будто бы мог принимать разнообразные человеческие обличия. Что если эта Роберта была донором клеточного материала? Что если он может принимать разнообразные человеческие обличия, потому что и она могла?

Роан сделался мрачнее.

— Но это по-прежнему не объясняет, почему женщина управляет стаей.

— А что, если она нечто подобное гермафродиту? Что если она может принимать женскую и мужскую формы?

— Это невозможно, — сказал Джек.

— Разве? Гермафродиты существуют. Если перевертыш родился с мужскими и женскими гениталиями, почему тогда он или она не может принять обе формы?

— На мой взгляд, это мнение немного надуманное и неестественное.

— Может и нет. — Я задумалась, вспомнив свою первоначальную реакцию при виде миссис Хант вчера вечером. Я почти убедила себя, что эта реакция — результат буйного воображения. Но сопоставив эти воспоминания с осторожными высказываниями Миши, пришла к выводу, что они, возможно, не такие уж и надуманные. — Вчера вечером Миша сказал, что миссис Хант и мужчина, который попользовался мной в селекционном центре, были весьма близки. Что если он таким образом хотел сказать, что они — это один и тот же человек.

— Эта версия маловероятна, — заметил Кейд.

— Разве? У них одинаковые глаза, и что более важно, у них один и тот же запах.

— Нет двух следов, пахнувших одинаково, — огрызнулся Роан. — Даже в запахе близких родственников имеются небольшие различия.

— Возможно, — голос Джека прозвучал неуверенно, но он тут же добавил: — Хотя, это несомненно объясняет, почему отдельные члены стаи проскользнули сквозь установленные нами ловушки.

— А еще это может означать, что мужчина, осуществляющий общий контроль над лабораториями, может принимать любые формы, — мрачно заметил Роан. — А значит, он может быть кем угодно и где угодно.

— И еще это объясняет случившееся вчера вечером, — откликнулся Куинн, голосом полностью лишенным эмоций.

Однако жар его гнева мимолетно опалил мою кожу. К счастью, на этот раз, он, казалось, направил его не против меня.

— Так что же произошло вчера вечером после того, как я ушла? — с любопытством спросила я.

Куинн даже не потрудился обернуться.

— Миссис Хант, сделав заявление в полицию, сразу же направилась домой. Шофер, поставив машину, поднялся на второй этаж небольшой квартирки над гаражом. Двадцать минут спустя гаражные ворота открылись и шофер выехал вновь. Только если тепловая сигнатура чего-то стоит, то шофер все еще был в своей мансарде, а мужчина, управляющий машиной, — на самом деле был миссис Хант.

— Ты проследил за машиной?

— До коттеджа в Госфорде.

— Он все еще там? — И если да, то почему Куинн здесь?

— Сейчас стражи наблюдают за домом, — произнес Джек, словно читая мои мысли. — Я подумал, что от Куинна будет больше пользы, если он вернется сюда.

Где, безусловно, он будет находиться под неусыпным надзором Джека.

— У Роберты есть дочь?

Он кивнул.

— Насья. Она была научным сотрудником, занимающимся исследовательской деятельностью в фармацевтической лаборатории «Холграм», но уволилась оттуда семь лет назад. Согласно налоговой декларации о доходах, с тех пор она нигде не работала.

— Или же просто не заполняла декларацию — не платила налогов.

Джек снова кивнул.

— Вполне логично, если это она возглавляет вторую лабораторию.

— Итак, — резюмировал Кейд, — у нас есть несколько подозреваемых, которые являются либо полностью, либо наполовину Хэлками, и все они, скорее всего, могут принимать любую чертову форму, какую захотят. Как, черт возьми, мы собираемся их ловить?

— Сперва мы схватим того, кто находится в Госфорде…

— В ту же минуту, как только ты схватишь его, вся полезная информация будет выжжена из его сознания, — вмешалась я. — Он станет еще одним Талоном.

— Если мы сработаем достаточно быстро, то сможем воспрепятствовать этому. — Джек пожал плечами. — Мы не можем позволить ему уйти.

— Лучше уж поджарить мозги, чем позволить ему разгуливать на свободе и заниматься «дойкой» новых образцов, — пробормотал Кейд.

С этим мне пришлось согласиться.

— А что насчет этой Роберты?

— Ее мы тоже схватим.

— Но не поднимет ли это тревогу среди всех остальных?

— На это и надеюсь, — в борьбе за главенство, они наделают ошибок и с головой выдадут себя.

— Ну и как же ты собираешься схватить Роберту? Я бы не советовала тебе посылать туда людей, потому что даже стражи не смогли поймать неуловимого вожака стаи.

— К счастью для нас, она выезжает за город каждый вечер понедельника, чтобы встретиться со многими друзьями. — Он сделал паузу и немного насупился. — Конечно, если ее дочь тоже может принимать разнообразные обличия, то возможно, это она в облике матери все это время ездила на встречи.

— И это означает, что им могло быть известно о слежке, — заметил Кейд.

— Или же, это может означать, что они не хотят рисковать после поимки Талона, — сказал Куинн.

— В таком случае, почему бы Роберте не принять другое обличие? — спросил Кейд.

— Все просто, — ответил Роан, — она — альфа, и считает себя более чем способной постоять за себя. Альфы самонадеянны.

Возможно, это объясняло самонадеянность Талона. Возможно, даже у Миши имелись гены Хэлков и он мог принимать различные обличия. Однако сомневаюсь, что он когда-нибудь признается мне в этом.

— Это не имеет значения, — сказал Джек. — Роберту схватим сегодня вечером и установим слежку за теми, кто будет на встрече в ресторане.

Я подняла брови.

— Как ты узнал, кто встречается с ней?

Джек улыбнулся.

— Даже самые хитроумные прокалываются на пустяках. Они заказывают один и тот же столик каждую неделю — потому что он угловой и потому что с него открывается прекрасный вид на пирс Сент-Килд-бича.

Я взглянула на часы.

— Сейчас почти полшестого, уверен, что Роберта выехала за город? — Особенно, если учесть, что Бендиго почти что в двух часах езды от Мельбурна.

Джек кивнул.

— Обычно, в 19:15 она уже добирается до Домейн-туннеля. Там-то мы и намерены нанести удар.

— В туннеле? Это обеспечит вам популярность среди автомобилистов в час-пик.

— Это последнее место, где она будет ждать нападения.

— Может, мы тогда лучше начнем собираться?

Джек одарил меня взглядом, который говорил: «Не учи меня, как выполнять свою работу».

— Мы никуда не начнем собираться, потому что у тебя вечером встреча с Мишей.

Я открыла рот, чтобы возразить, но он поднял руку, пресекая все мои попытки.

— Ведь ты хочешь получить ответы? Миша непременно их даст. Мы не можем прямо сейчас позволить себе отступить.

— Только при помощи Миши мы можем схватить всю шайку.

— По-моему, причины, движимые Мишей, носят более личностный характер, чем кажется, — заметил Куинн, оглянувшись через плечо и встретившись со мной взглядом. — Может, он и жаждет завоеваний, но это не имеет никакого отношения к его собратьям-клонам или же к сыну создателя.

Типа, больше всего он хочет заполучить меня? Я тихо фыркнула.

— Миша не любит меня, Куинн. И в случае, если ты упустил суть происходящего, — до сих пор ему требовалось лишь мое присутствие в его постели.

Куинн поднял темную бровь.

— А кто говорит о любви? Речь не о любви, речь об обладание.

— Неважно так это или нет, это уже выходит за рамки существенного, — прервал нас Джек. — Важно, что сегодня ты отправишься к нему и продолжишь расспросы. Между тем как Кейд, Роан и я присоединимся к команде в Домейн-туннеле.

— А я тем временем, что буду делать? — отстраненно спросил Куинн.

— В восемь сюда прибудет сиднейская команда с подозреваемым из Госфорда. Думаю, ты мог бы помочь им с допросом.

Медленная улыбка, проскользнувшая на его губах, вызвала у меня озноб, пробежавший по позвоночнику. Если у того, кто был миссис Хант, имелись какие-то секреты, Куинн до них докопается. И судя по всему, он не собирался деликатничать. Я была бы очень удивлена, если бы после допроса миссис Хант сохранила способность здраво рассуждать. Правда.

Все, что он сказал, было:

— Охотно.

Джек резко поднялся.

— В таком случае, нам пора отправляться. Райли, я договорился, что с Лигон-стрит тебя заберет машина. Мы все еще ведем наблюдение за тем местом, поэтому там ты должна быть в полной безопасности.

Должна быть и есть — две совершенно разные вещи. У меня было смутное подозрение, что все идет слишком гладко и это не к добру. Я потерла руки и попыталась избавиться от плохого предчувствия. Это всего лишь страх или нежелание опять быть с Мишей. Провидческий дар не относился к моим способностям, и я не проявляла к нему ни малейшей склонности, несмотря на то, что говорили тесты Джека. И разумеется, это не тот дар, который бы я хотела, чтобы развился.

— Я бы предпочла сама вести машину. — Главным образом, учитывая мое нежелание торчать здесь только с Куинном и стражами за компанию. Были куда лучшие вещи, которыми я могла бы заняться — например, заглянуть в тот ресторан.

Джек поднял бровь.

— Учитывая твой водительский послужной список, не думаю, что это благоразумно.

— Разве я когда-нибудь разбивала машину Управления?

— Нет, но…

— Тогда позволь мне воспользоваться одной. Мы не можем допускать, что те люди прекратили наблюдать за мной или, на крайний случай, за «Рокером». С Готье на их обеспечение, им, вероятно, известен профиль каждого сотрудника Управления. Они заметят любого, кто придет со мной в «Рокер», и поймут, что это — я, и неважно, буду я замаскирована или нет.

Зеленые глаза Джека немного сузились, как будто он знал, что у меня на уме. Учитывая, что мы проработали вместе долгое время, такое было вполне возможно. Но мои щиты были достаточно крепки, чтобы не впустить его в сознание, поэтому он не мог проверить и убедиться в этом.

— Ладно, — сказал он наконец. — Но когда встреча с Мишей закончится, ты направишься прямо сюда. Ни каких покатушек.

— Идет, — без колебаний согласилась я. В конце концов, покататься я собиралась до свидания с Мишей, а не после.

Взгляд Джека стал еще более хмурым, но он встал и сказал:

— Идемте. — После чего вышел из комнаты.

Кейд последовал за ним. Роан остановился возле моего кресла и, наклонившись, поцеловал меня в лоб.

— Будь осторожна.

— Ты тоже.

— Я не направляюсь в стан врага. — Он сжал мою руку. — Просто не забывай держать ухо востро, даже когда веселишься.

— Перестань беспокоиться, и просто иди делать свою работу.

— Это братская привилегия — беспокоиться о маленькой сестренке. — Он бросил взгляд в сторону Куинна, а затем прошептал: — Не забывай так же, что некоторые сладости, как бы не были восхитительны на вкус, могут послужить причиной долговременной утраты душевного спокойствия.

— Я помню. А теперь займись своим делом и иди.

Он ухмыльнулся, еще раз быстро чмокнул меня в лоб, и добавил:

— Лиандер оставил несколько париков и цветные линзы, если захочешь поупражняться со своим внешним видом. Только пообещай мне, что останешься неузнанной, когда войдешь в тот ресторан.

Я усмехнулась. Роану не нужно быть экстрасенсом, чтобы узнать, что у меня на уме — он знал, просто потому, что сам поступил бы так же.

— Это я обещаю.

— Хорошо. — Он поцеловал меня в третий раз — три раза на удачу, как мы всегда говорили, — затем оттолкнулся от кресла и ушел.

Тем самым оставив меня с капризулей Куинном. Повезло, так повезло!

— Нам нужно закончить наш разговор, — произнес он в тот момент, когда мы остались наедине.

Я опустила на пол ноги и, поднявшись, направилась к кулеру с водой.

— Я сказала все, что должна была сказать.

— Тогда расскажи мне, почему ты трахалась с Келленом вчера вечером. Чтобы отомстить мне?

Я тихо фыркнула, наливая воду в пластиковый стаканчик.

— Куинн, ты мне нравишься и все такое, но тебе серьезно требуется поработать над своей ревностью. Особенно, когда ты не имеешь права на нее.

— Выходит, это — «да»?

— Это — «нет». Я трахалась с ним, потому что так пожелала, потому что он был горяч, и потому что хотела, чтобы он ответил на некоторые возникшие по ходу дела вопросы. Что он и сделал. — Я сделала глоток воды и обернулась к Куинну, чтобы встретить его яростный взгляд. — Представляешь, Келлен отлично знал, что я пришла на прием вместе с тобой. Полагаю, ему доставило огромное удовольствие то обстоятельство, что он увел меня у тебя.

— И ты собираешься увидеться с ним вновь?

— Множество раз. А если тебе не нравится это, тогда уходи. Это не стоит наших нервов.

Куинн никак не отреагировал.

— Вампир никогда не отказывается от того, что он считает своим.

Его полуночный взгляд впился в мой, затрагивая что-то в глубине меня, вызывая трепет, и получая власть надо мной. Но что я чувствовала при этом — страх или радость, я не берусь сказать.

— Я не могу и не стану уходить. Как и не позволю этого сделать тебе. И если это означает необходимость смириться с твоей гребанной сотней разномастных волков, значит, так тому и быть. Стоит изучить то, что есть между нами. И ты будешь придерживаться той сделки, что мы заключили.

Я подняла брови.

— Прозвучало почти как угроза.

— Воспринимай, на хрен, как тебе нравится.

— Тогда как угроза. Итак, теперь мой черед задавать вопрос: или что?..

Он по-прежнему смотрел на меня с невозмутимым вампирским видом, но за этой маской я ощущала смятение.

— Тебе не захочется этого знать.

— Я бы не стала спрашивать, если бы не хотела.

Он колебался.

— Я в силе заставить тебя делать определенные вещи.

Я уставилась на него не уверенная, что правильно расслышала. И не желая верить, что расслышала правильно.

— Что?

Его взгляд был бескомпромиссным.

— Мы разделили кровь. Это дает мне власть оказывать определенное влияние на тебя.

— Ты позабыл упомянуть об этой вещи, которая произошла, когда мы разделили кровь. — Мой голос был плоским и обманчиво спокойным, скрывая гнев, вскипающий глубоко во мне.

— В тот раз ты обезумела от лунной горячки. Неужели ты на самом деле считаешь, что отказалась бы от моей крови, даже если бы я потратил время на объяснение последствий?

— Нет, но ты бы мог предупредить меня после случившегося.

Кто предостережен, тот вооружен. Хотя в данном случае, я сильно сомневалась, что заблаговременная осведомленность имела хоть какое-то чертово значение.

— Разве я уже пытался как-то ограничить тебя?

Я натянуто рассмеялась.

— Нет. Но это не значит, что в будущем ты этого не сделаешь.

— Не сделаю.

— А я бы узнала, если бы ты сделал? — Он не ответил, и я покачала головой. — Ты ведь понимаешь, что натворил? Одна эта небольшая угроза — и в моих глазах ты уже видишься в абсолютно ином свете.

Куинн нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты только что перепрыгнул в корзину, содержащую людей, которые используют меня в своих целях.

— Проклятье, Райли, тебе же известно…

— Что мне известно, — я грубо перебила его, — так это то, что из трех мужиков, с которыми я на данный момент встречаюсь, Кейд — единственный, кто проявил ко мне хоть какое-то подобие дружеских отношений и заботу вне сексуальной сферы общения. Не хочешь узнать, что он сегодня сделал для меня? Он привез меня в дом своей девушки, набрал ванну, вымыл мои волосы, а затем уложил в кровать и оставил в покое. Он позаботился обо мне, побаловал, потому что без каких бы то ни было слов понимал, что мне это требуется. Что сделал ты, за исключением вымученного секса и приема крови, в которой ты отчаянно нуждался? Ну еще кроме выдвигания требований и рысканья в моих мыслях?

Он поднял бровь.

— Что я слышу? Мне нужно баловать тебя и устраивать романтические свидания для того, чтобы завоевать твое сердце?

— Уж разумеется, начать с этого было бы куда лучше, чем обзывать меня шлюхой или угрожать, — выпалила я на одном дыхание. — Как поется в песне «Девчонки просто хотят весело проводить время»[29].

Отчасти презрительным взглядом вампир дал мне понять, что не является поклонником попсы — или же он просто пролетел эту эпоху на крейсерской скорости в звукозащитных наушниках, и не имел понятия, о чем я говорю. Я добавила:

— Послушай, я предложила соглашение, и буду придерживаться его, если только ты не собираешься все усложнить. И не стоит рассчитывать на что-то серьезное, приятное времяпрепровождение — не более. Я не хочу вступать в единоборство, Куинн. Я не могу себе этого позволить.

— Все, на что я рассчитываю — это шанс.

— В таком случае, ты его получил. Хочу сразу тебя предупредить: попытаешься меня принудить к чему-то — положишь конец нашим отношениям. Я найду способ обойти твой приказ, и уйду. Я не позволю злоупотреблять собой подобным образом. Я — волк, а не шлюха.

— Это не злоупотр…

— Тогда как же еще ты называешь навязывание своей воли другим?

— В данном случае — «здравым смыслом».

— Принуждение есть принуждение, независимо от причины. Никогда не пытайся принудить меня, Куинн. Никогда.

Он не ответил, и мне не оставалось ничего иного как просто выйти из комнаты.

Глава 11

Наступили и рассеялись сумерки, ночь выдалась холодной. Вокруг меня бушевал ледяной, словно антарктический, ветер. Дрожа, я потерла руки и пожалела, что не одела что-нибудь потеплее хлопчатобумажной туники с длинными рукавами. Во всяком случае, я была рада, что остановила свой выбор на джинсах и кроссовках, а не на юбке и сандалиях, которые собиралась одеть изначально. А вот чему я не радовалась, так это предчувствию, которое подсказало мне, что потребуется нечто более удобное, чем юбка с сандалиями. «Удобное» — не соответствовало тому, чем я собиралась заняться сегодняшним вечером.

Я не нуждалась в еще одной экстрасенсорной способности — особенно в такой, которая внезапно появляется, когда ей заблагорассудится. Но та же самая интуиция подсказывала мне, что в этом вопросе, мой выбор столь же мало значим, как и во всех остальных сферах моей жизни. Я становилась чем-то большим, чем просто дампир. Чем-то, что даже не имело никакого отношения к появлению новой способности предвиденья. Ясно было одно — я не собираюсь позволить Джеку об этом узнать. Расскажу лишь после того, как полностью уверюсь, что развивающаяся способность — это предвиденье, а не какая-то загадочная мутация, боязнь которой тяготила меня.

На другой стороне дороги показался ресторан. Я остановилась и окинула взглядом старое, в викторианском стиле здание, высматривая отражение своих преследователей в угловых окнах. Но увидела лишь одинокую женщину, которая расположилась в дальнем конце ресторана.

Оглядевшись и убедившись, что никого нет поблизости и никто за мной не следит, я сгустила вокруг себя тени и направилась к прибрежной полосе, затопляемой во время прилива. Уличные фонари разливали лужи желтого света на пустой тротуар, а фары проезжающих машин прорезали ближайшие от меня потемки, грозя прорваться сквозь мои тени. Я спрятала свою одежду и перекинулась в волка, освобождаясь от завесы темноты. И в волчьей форме продолжила пробираться сквозь низкорослые деревца чайного дерева, пока не оказалась прямо напротив окна, за которым сидела одинокая женщина.

В ней не было ничего особенного — темные волосы, подстриженные в строгий «боб», римский нос, который был подчеркнут золотым кольцом, и тяжелый, почти мужской подбородок. Ее руки, сложенные перед ней на столе, тоже скорее напоминали мужские, чем женские. Человек, бывший миссис Хант тоже не был образцом женского совершенства. Было ли это верным признаком перевертышей, которые могли принимать мужское и женское обличие?

Я села на корточки, прикидывая сколько сейчас времени. Когда я припарковала машину, время близилось к восьми, на хождение по округе, возможно, ушло еще пять или около того минут. Но если женщину за столиком и беспокоило опоздание Роберты Уитби, то она этого не показывала.

Ветер гнул кроны деревьев, осыпая меня и землю крошечными серо-зеленными листьями. Я уже собралась было стряхнуть их со своей шкуры, как уловила два звука. Первый — едва слышимый хруст ветки. Второй — шелест нейлона о жесткую листву.

Кто-то крался сквозь деревья в моем направлении.

Я навострила уши, оставшись при этом неподвижной. Учитывая темноту и сучковатые стволы деревьев, которые окружали меня, маловероятно, что сквозь них виден мой красноватый мех. Кроме того, кто бы ни подкрадывался ко мне — он был человеком, — ну или в человеческом обличии. А большинство людей не обращают внимания на собак, особенно, если те недвижимы или не представляют угрозы. Даже если это крадется волк, ветер дует в мою сторону, относя мой запах в сторону океана, а не на незнакомца. Как ни странно, но ветер не доносил до меня запах незнакомца. Лишь запахи ночи, океана и всевозможные ароматы от близлежащих ресторанов, магазинов, и выхлопные газы.

Если он был так близок, что я могла слышать его, то запах и подавно должна была учуять. Если только у него не было запаха.

От этой мысли у меня вздыбилась шерсть на загривке. У каждого есть запах, если только его преднамеренно не стерли.

Ветер больше не доносил никаких подозрительных звуков. Мужчина — хотя почему я была так уверенна, что это мужчина — не имею понятия, — либо перестал двигаться, либо скрылся из виду. Почему он крался сквозь эти деревья? Разведывал обстановку, как и я, или же его намерения были гораздо сомнительнее?

Мне хотелось пошевелиться, но со всем этим шелестящим дерьмом на земле — он услышит меня. Но если я хочу понять, что происходит и что он задумал, тогда мне, возможно, придется рискнуть.

Ветер донес до меня шепот, положив конец моим раздумьям. Что-то опять оцарапало нейлон, а секунду спустя раздался безошибочно узнаваемый щелчок взведенного курка.

Страх в моем желудке кристаллизовался.

Женщину, ждущую Роберту Уитби, собирались застрелить. Я вскочила на лапы, но было уже слишком поздно, чтобы как-то спасти эту женщину.

Ветер донес приглушенный звук выстрела. Мой взгляд метнулся к окну. Оно тут же разбилось. Женщина с римским носом дернулась и повалилась на стол.

Мертва.

Как и моя возможность получить ответы, если не начать действовать прямо сейчас.

Несмотря на то, как мне сильно хотелось перейти в наступление, я понимала, что такими действиями нарвусь только на пулю. Я не имела представления что или кто ожидает меня впереди, но сам факт отсутствия запаха указывал на то, что он был либо профессиональным убийцей, либо еще одной разновидностей тех лабораторных существ.

Я посмотрела вперед, прикидывая, скрадут ли взошедшие побеги шуршание мусора под деревьями. После чего припала к земле и устремилась вперед, перепрыгивая через дюймовый подлесок, чтобы сэкономить время.

Не успев коснуться лапами земли, я почувствовала чье-то приближение. Шерсть на загривке начала вздыбливаться. Я оглянулась через плечо. Были видны лишь движущиеся в ночи машины, — пока не появился некто ранее незамеченный. Он пересекал дорогу быстрее самого ветра.

Вампир.

Джек не говорил, что оставил здесь обыкновенных людей, так что, скорее всего, это страж.

И если этот страж увидит меня и сообщит об этом Джеку, — я буду по уши в дерьме. Сдержавшись, я не опустила полностью щиты, чтобы исчезнуть в тени. Это лишь вызвало бы еще большие вопросы. Приближающемуся вампиру надлежало поверить, что я являюсь всего лишь собакой похожей на волка, а для достижения этого, необходимо позволить ему коснуться моих поверхностных мыслей.

Таким образом, я очистила свой разум, опустила щиты и стала думать ни о чем ином, как о волнительном запахе кошек. Немного погодя, я уткнулась носом в землю и начала обнюхиваться вокруг себя. Спустя секунду, или две, я на самом деле уловила кошачий запах, и моя волчья душа затрепетала от волнения. Я побежала трусцой по следу, при этом бросая косые взгляды в ту сторону, где прятался стрелок.

Мое сознание захлестнуло горячей волной — игольчато-острое зондирование не зашло дальше поверхностных мыслей и резко прекратилось. Вампир продолжил двигаться дальше, зондируя ночь. Через секунду меня овеяло ветром, содержащим запах хвои и насыщенный аромат шалфея.

Это был Джаред — один из новобранцев в рядах стражей.

Он продолжил движение, стремясь как можно быстрее достигнуть опушки деревьев. Уткнувшись носом в землю, я начала красться за ним.

Ветер опять донес приглушенный щелчок взводимого курка. Клок тьмы резко сменил направление, и металлический запах крови испортил воздух. Стрелок должно быть обладал инфракрасным зрением или же являлся вампиром, если смог разглядеть Джареда. Послышался третий щелчок, сопровождаемый хрипением, которое резко прекратилось, вызывая у меня ужас. Тени, скрывающие Джареда, исчезли, вампир упал на землю как подкошенный — на тонких чертах его лица застыло удивление.

Рычание вырвалось из моей глотки, прежде чем я успела его заглушить. Я остановилась, вздыбила шерсть, пытаясь вести себя как обыкновенная собака, хотя все мои волчьи инстинкты вопили: беги, повали добычу на землю, разорви на куски и лиши ее жизни. Я рычала, оскалив пасть, и этот рык сотрясал все мое тело.

Кусты зашевелились, и из них вышел мужчина. Он был черен, как сама ночь, и почти столь же невидим, как вампир. Однако он не был укутан тенями, как и не был прикрыт хоть какой-то одеждой. Он был немногим больше силуэта; фигура, которая имела общие очертания и не единой отличительной черты.

Точно такой же человек — существо — напал на меня в гостиничном номере в Голубых горах.

Миша как-то предположил, что человек, который соединил бы воедино тайны генетики, чтобы создать идеальную смертоносную машину, смог бы управлять миром — или заработать состояние, создавая специальных убийц для тех, кто жаждал оказаться у власти, чтобы быстро и без труда свести счеты с противниками. Возможно, этот кошмар был не так уж далек, как все мы считали.

Не двигаясь, я следила за фантомом человека и оружием, которое он держал. Он приблизился к телу Джареда, осторожно опустился на колени, чтобы нащупать пульс стража. Почему он был обеспокоен этим — я не имела понятия, ведь даже вампир, которому снесло выстрелом полголовы, не в силах выжить. После того, как он убедился в отсутствии пульса, он перевел взгляд на меня. Во взгляде не читалось подозрения. Его поведение скорее напоминало поведение человека, который просто не доверял собакам, или недолюбливал их. Да и винтовка — одна из новейших модификаций короткоствольных винтовок, с мощным и устрашающим прикладом, размером немногим больше короткоствольного пистолета, — была направлена в землю, а не на меня.

Снова уткнувшись носом в грязь, я начала обнюхиваться вокруг себя, словно проверяя, кто еще находится поблизости. В ресторане люди уже начали понимать, что что-то не так. Официант, направляющийся к угловому столику, резко остановился, и даже с того места, где я стояла, было видно, как на его лице появляется ужас.

Резкий, почти что лающий смех разнесся в ночи, и в моей груди вновь заклокотал рокочущий гнев. Стрелок поднялся, его веселье промелькнуло в кратком проблеске зубов — зубов, которые были скорее серого, а не белого цвета. Наши взгляды встретились, и на мгновение, мне показалось, что передо мной предстала сама смерть, решающая, заслуживаю ли я быть убитой или нет. Затем незнакомец моргнул и момент был упущен.

Облегчение, которое я ощутила, было почти пугающим. Как бы сильно моя волчья душа не жаждала разодрать его на куски, до этого момента моим самым крупным противником, которого я собиралась повергнуть, были случайный кролик или лиса на выездных тренировках Роана и Лиандера — а-ля «Возврат к истокам», на которые они любили вытаскивать меня. Но убийство дикого зверя, будучи самой в зверином облике сильно отличалось от охоты и убийства человекоподобного существа. Это была грань, которую я никогда не переступала и главная причина, по которой я не хотела вступать в ряды стражей.

Но тут я вспомнила «Геновев». Меня не раз калечили там, и могли бы легко убить. Я знала, но не признавала этого на тот момент.

Стрелок снял небольшой рюкзак со спины, разобрал винтовку-карлика на несколько деталей, и запихал их внутрь. Затем перекинул рюкзак через плечо и направился прочь. Всего лишь еще один человек, гуляющий в понедельник ночью.

Только вот этот человек был неотличим от самой ночи.

Я начла красться за ним. Желание сделать нечто большее, чем просто идти по его следу, отзывалось дрожью во всех мышцах, но атаковать его здесь, на главной улице — просто не вариант. В ресторан наверняка вызвали копов. Последнее, чего мне не хватало, так это их вмешательства. Этот убийца — моя проблема.

Он направился к переполненному уличному кафе — которых было в избытке на Фицрой-стрит, — но к счастью не завернул в него, вероятно из-за того, что в этом ярко освещённом месте не было затемненных участков. Вместо этого незнакомец направился в сады Сент-Винсент, избегая уличных фонарей и держась параллельно Биконсфилд-Парад. Я посмотрела мимо него, изучая окрестности. Впереди виднелась ротонда — идеальное место для засады. А что еще лучше, так это отсутствие людей поблизости — обстоятельство, подкрепляемое отсутствием человеческих запахов на ветру. Но из-за воя сирен, которые теперь были слышны, у меня не было времени на засаду — полицейские прибудут сюда раньше, чем я успею все сделать, и начнут искать очевидцев для дачи свидетельских показаний.

Я перекинулась в человеческую форму и сгустила вокруг себя тени, скрывая свою фигуру и наготу. Незнакомец оглянулся через плечо и нахмурился. Возможно, он был телепатом и был способен ощущать легчайшее дуновение магии. Или же, он просто подстраховывался, что за ним нет «хвоста».

Когда он приблизился к ротонде, я ринулась на него. И хотя я не издала ни звука, он каким-то образом почувствовал мое приближение, потому что неожиданно оказался ко мне лицом и с ножом наизготовку. Его рык заставил бы гордиться любого волка. Он рассек ночь клинком с такой быстротой, что со стороны оно стало похоже на размытое пятно. Я, скользя, остановилась, ощущая щемящее чувство под ложечкой. Кончик ножа обжег плоть. Лишь один металл так влиял на волков. Нож был отлит из серебра.

Я припала к земле и крутанулась вокруг своей оси, пытаясь сделать подсечку и повалить его наземь. Незнакомец не уступал мне в быстроте: перепрыгнув через мою ногу, он бросился на меня. Я поняла, что он может видеть меня, хоть я и была тенью. Я перекатилась под ним и сбросила с себя теневой покров, не видя смысла тратить силы на то, что оказалось бесполезным. Я снова ударила его ногой с разворота, и на этот раз он оказался не достаточно быстр, удар пришелся ему по бедру. Незнакомец сдавленно охнул, но успел нанести хлесткий удар ножом. Лезвие полоснуло по моим джинсам[30], оставляя зарубку на колене. Услышав его довольный смех, я тихо выругалась. Очевидно, его создатель не объяснил ему, что смеяться над волком в подобной ситуации — всегда было хреновой идеей. Гнев накатил красной волной, и я бросилась на него.

Мой бросок застал его врасплох, мы свились в клубок и повалились наземь. Незнакомец упал на землю первым, смягчив мое падение; его хриплое дыхание ударило мне в нос запахом мертвечины и молочнокислой вонью. Одной рукой я перехватила за запястье руку державшую нож, отводя лезвие подальше от моего тела, а второй попыталась поймать его другую руку. Безликое лицо незнакомца оказалось рядом с моим, в глаза бросались лишь его серые глаза и рот, которые были немногим более тонких расщелин. У него не было выпуклого лба, округлых щек, и носа — лишь две дыры на плоском лице.

Он исхитрился первым ударить меня в бок. Я задохнулась от боли, но не стала зацикливаться на ней, и резко ударила его коленом. Как и большинство мужчин, он «не оценил» удар по «достоинству», и мне вполне хватило этого краткого болезненного мига, чтобы еще раз беспрепятственно ударить его изо всей силы в челюсть, и послать в нокаут.

Я выкрутила нож из ослабевших пальцев незнакомца и отбросила как можно дальше от нас обоих. Затем скатилась с него и начала переворачивать обмякшее тело, пока не добралась до рюкзака с деталями винтовки. Я собрала ее, передернула затвор и уселась ему на грудь. Держа винтовку у горла стрелка, уперлась коленями в его распростертые руки. Если он в курсе того кто я такая, тогда ему известно, что я из Управления и более чем умею обращаться с оружием. А если не известно, то сам факт того, что я собрала винтовку, уже должен предупредить его о моем умении пользоваться ею.

Вот чего он не знал, так это о моем нежелании пользоваться ею.

Он шелохнулся. Я ухватила свободной рукой его за подбородок, заставляя лежать смирно и еще сильнее вдавливая дуло винтовки в мягкую часть шеи.

Он выгнулся дугой, и прозрачные, почти как у ящериц сросшиеся над роговицей в форме линзы веки, дрогнув, открылись.

— Не шевелись, — предупредила я, ткнув в шею винтовкой.

Из его серых глаз на меня опять взирала смерть.

— Я ничего тебе не скажу.

Я подняла бровь.

— А я-то возлагала на это такие надежды.

— Я хочу адвоката.

— Я что, по-твоему, похожа на копа? Или на ту, кого на самом деле заботит, чего ты хочешь, а чего нет?

Он не отвечал. Лишь свирепо смотрел.

— Почему ты убил ту женщину в ресторане?

Ответа не последовало.

— Кто заплатил за то, чтобы ты убил женщину в ресторане?

И опять тишина. Вой сирен прекратился, и хотя я была с наветренной стороны от ресторана, я все равно слышала гул голосов и нарастающую панику. У меня было не так уж много времени на допрос этого мужчины.

Я переместила винтовочный ствол пониже, уперев его в кадык стрелка. Его ворчание вышло булькающим.

— Скажи мне, или мы испытаем винтовку на твоей шкуре.

— Я ничего не знаю, — ответил он, брызжа слюной мне в лицо.

Мои руки были заняты, и я не могла утереть обжигающе-жалящие капельки слюны. А еще они смердели… или эта вонь исходила от него самого? Для мужчины, который не имел собственного запаха, из недр его тела просто невыносимо воняло. Сомневаюсь, чтобы он обгадился от страха. Он — профессионал, ради всего святого! И несмотря на то, что мой брат говорил обо мне по утрам, я не настолько ужасающая во все остальное время.

— Делай что хочешь, я тебя не боюсь, — ответил мужчина.

Я достаточно жестко ткнула в него дулом винтовки, обдирая кожу до крови.

— Думаешь, не сделаю?

— Думаю, что скоро, это уже не будет иметь значения.

Усмешка, просквозившая в его словах, вызвала у меня озноб. Он к чему-то готовился, я была уверенна в этом. Но вот к чему?

Я нахмурилась и, чувствуя, как нарастает тревога, опустила щиты и ментально потянулась к нему. Его разум, на удивление, был незащищен, но возможно тот, кто послал его сюда, не ожидал, что он будет пойман. Я копнула поглубже, перехватывая его мысли, замораживая и их и его.

Насчет одного он сказал правду — ему не известно, кто послал его убить женщину. Как всегда он получил приказ по телефону, голос на другом конце провода был тем же самым, что и до этого — глубокий и монотонный, словно говоривший, скорее был роботом, а не человеком. Приказ был прост. Убить двух женщин за столиком номер шестнадцать.

Так почему же он не дождался появления Роберты, прежде чем производить выстрел?

Запах усиливался, испарения начали отдавать гнилью, а не дерьмом. Наморщив нос, я старалась не обращать на него внимания и пыталась сбросить со счетов страх, вызывающий колкие мурашки на коже.

Полученных ответов было недостаточно, поэтому я еще глубже залезла в его воспоминания. Пред моим взором возник большой дом в окружение буйной растительности. Здесь были еще такие же существа, как он — черные фантомы, ожидающие приказов убивать. Они были заперты в прочных клетках, впрочем, как и другие — синие существа с радужными крыльями. Мужчина и женщина с головами грифонов и с демоническими когтями. Наяды, тритон, и бог знает, что еще.

Их было маловато для армии, и даже для воинского подразделения, но более чем достаточно, чтобы через несколько лет стать таковыми.

Лаборатории, создавшие этих существ, очевидно, открыли секрет успешного скрещивания нечеловеческих рас. И неважно, был ли процент успешных попыток высоким или же низким. Они находились в процессе создания армии из богонеугодных существ, — существ, которых природа не собиралась породить на свет, существ, которых разработали лишь по одной причине — сеять смерть.

Я попыталась копнуть глубже, получить больше информации, но воздух был таким тяжелым от запаха гнили, что я задыхалась и не могла сконцентрироваться.

Я покинула его сознание и встретилась с ним взглядом. В его глазах виднелась смерть, и она быстро приближалась. И лишь тогда я заметила, что его лицо выглядит сильно изможденным, словно за последние несколько минут он скинул до хрена килограммов. Его кожа свисала пластами на мои голени, и начинало казаться, что мои ягодицы и бедра лижут языки пламени.

Затем что-то случилось, и выражение смерти в его глазах обрело смысл.

Однажды Миша попросил меня представить идеального воина, которого можно было бы создать, если бы секреты вампиров, волков и прочих нелюдей были бы раскрыты. «Ты бы мало, что могла сделать, чтобы остановить такую мощь», — сказал он. О чем он забыл упомянуть, так это об одном усовершенствование — возможности самоликвидироваться в случае, если их поймают, — что само по себе пресекало на корню любые попытки получить информацию.

Этот мужчина становился все горячее, потому что вот-вот спонтанно воспламенится. Только в этом не было ничего спонтанного.

Я скатилась с незнакомца, держа винтовку наизготовку и готовая выстрелить в него при малейшем движении. Он не шевельнулся. Не мог.

Его серые глаза были широко раскрыты — выражение смерти, что я видела раньше, стало всепоглощающим. Только на этот раз я видела его, а не свою смерть, и осознание этого, стерло слабую радость столь явственную еще несколько мгновений назад. Его тонкие губы были открыты, словно он кричал, но изо рта не вырывалось ни звука, лишь фонтанировала кровавая жижа. Тело превращалось в жидкость, образуя под телом лужу, обе ноги дымились. Он таял, распадался изнутри. Какой ужасный способ умереть.

Я больше не могла сидеть рядом и смотреть на это. Не могла сидеть рядом и позволять этому происходить с такой мучительной медлительностью. Это была не смерть. Это была пытка, и никто — даже лабораторно-созданный урод — не заслуживал такой кончины.

Я коснулась его руки, слегка вздрогнув из-за исходящего от нее жара. Его плоть перекатилась под моей рукой, словно состояла из расплавленной жижи, едва сдерживаемой кожным покровом.

— Хочешь быстро умереть?

Его взгляд встретился с моим.

— Так не должно было быть. — Слова прозвучали хрипло, перемежаемые вздрагиваниями из-за боли. — Они говорили, что это произойдет не так.

Выходит, они лгали своим творениям. И на самом деле, в этом не было ничего удивительного. Люди, стоявшие за всем этим, до сих пор не сильно отличались моральными принципами, и ложь, несомненно, была самым малым из их прегрешений.

А Миша был одним из них. Я не могла позволить себе забывать об этом. Никогда.

Истаявшее тело существа начало сжиматься и обваливаться внутрь, как палатка в чрезвычайно замедленной съемке. Теперь дым начал исходить от его торса, и смрад, вздымаемый над плотью, был настолько едким, что резал глаза.

— Хочешь быстро умереть? — повторила я, сглатывая желчь и едва сдерживаясь, чтобы не вскочить и не убежать от этого мужчины и его смерти.

— Да. — Из-за невыносимой боли слово прозвучало немногим больше шипящего звука.

— Тогда скажи мне, почему ты убил ту женщину? — С моей стороны это был ужасный поступок, но мне нужен был хотя бы один ответ.

Его взгляд, преисполненный болью, раздирал мне душу, и на какой-то миг я закрыла глаза, чтобы не видеть его.

— Управление подобралось слишком близко, — выдохнул он. — Пожертвуй малым… чтобы сохранить главное.

Я не стала спрашивать, как зовут его главного, ведь это существо было всего лишь орудием и ничего не значило в общей схеме вещей. Вместо этого, я встала и отступила от его таявшего, дымящегося тела. Наши взгляды встретились; в глубине серых глаз читалась мольба. Я ответила на эту мольбу, нажав на курок.

Его мозги брызнули вовсе стороны, мучениям пришел конец. Но его тело продолжило разрушаться, пока от него ничего не осталось, кроме выжженной травы, мокрой почвы, и воспоминаний, которые будут преследовать меня ночами в течение многих месяцев.

Я схватила рюкзак, сгустила вокруг себя тени и направилась прочь, прежде чем окончательно не потеряла контроль над своим желудком.

Но, пожалуй, больше всего меня покоробила не смерть незнакомца, а легкость, с которой я нажала на курок. Убивать — было заложено в моей природе, и я доказала это пару месяцев назад в «Геновев». Не то чтобы я на самом деле много раздумывала о том, с какой легкостью использовала тот лазер. Быть может, потому что вопрос стоял ребром — или я, или меня? Этот же случай был абсолютно другим. Пусть я убила из сострадания, но на курок-то я нажала без раздумий и без колебаний. Более того, я не отвела глаз.

Инстинкт убивать был основной составляющей каждого волка, но все наши инстинкты обуздывались правилами, которые диктовала цивилизация. Однако, нас с Роаном, эти правила, казалось, не затрагивали. Роан признал это давным-давно и направил свои темные стремления на выполнение обязанностей стража. Я же старалась не обращать на них внимание.

Но недолго мне это удавалось.

Или я опять делаю из мухи слона? Роан, скорее всего, сказал бы, что «да», но мне так не казалось. Болезненные ощущения, которым я дала волю два месяца назад, все никак не хотели уходить.

Я вздрогнула и отмахнулась от назойливых мыслей. Убийство во имя милосердия было совершенно не похоже на убийство, которое мне приказали совершить.

Мне придется уверовать в это. И я это сделаю.

Медленно выдохнув, я остановилась, разобрала винтовку и засунула ее детали в рюкзак. Перекинув рюкзак через плечо, я огляделась в поисках ближайшего таксофона. Свой телефон я оставила в машине, и хотя для того, чтобы добежать до нее мне потребовалось бы всего лишь несколько минут, — времени у меня как раз и не было, нужно было как можно скорее позвонить Джеку и предупредить его, что тот, кто стоял за всем происходящим, убивал…

Я резко остановилась.

Он убивал основных членов своей организации для того, чтобы защитить себя.

Миша был одним из них.

Если я не доберусь до него, прежде чем это сделают они, мы потеряем нашу последнюю возможность узнать имя лидера. Как потеряли ту женщину в ресторане. Как потеряли того, кто застрелил ее.

Я оделась и, что есть сил, побежала к машине. На то, чтобы открыть дверь и схватить телефон, казалось, ушла целая вечность, впрочем, как и набор Мишиного номера, и ожидание последующего ответа. Но все, чего я дождалась — это записанного на автоответчик сообщения.

Хрень, хрень, хрень!

Захлопнув дверь, я завела машину и выжала сцепление. Я нажала ногой на педаль газа и с визгом шин сорвалась с места, чем, несомненно, привлекла внимание неподалеку стоящих копов, которые запишут мой номерной знак. Одной рукой управляя машиной, другой я листала номера в телефонной книжке мобильника в поисках номера Роана. Найдя его, нажала кнопу вызова. Его телефон оказался занят. Я тихо выругалась, и послала ему смс. Будем надеяться, он увидит его, прежде чем станет слишком поздно. Номер Джека тоже оказался занят. И ему я послала сообщение, в котором сообщила, что делаю и почему. После чего швырнула телефон на пассажирское сиденье и сосредоточилась на управление машиной.

Чтобы добраться до Лигон-стрит у меня ушло двадцать минут, и просто сказать, что я побила все существующие рекорды, значит, ничего не сказать. Я остановила машину в парковочном кармане, схватила рюкзак и телефон и побежала в сторону «Рокера».

Охранник на входе взглянул на меня и вопросительно поднял кустистые брови.

— Кажется, вы ужасно спешите.

Я сбавила темп и, скользя, остановилась.

— Мне нужно найти Мишу Роллинс. Он случайно не в клубе?

— Я только что заступил на смену, поэтому не могу…

— Спасибо, — перебила я и протолкалась мимо него.

Основной бар был полупуст, хотя довольно много народу ждало напитков. Миши среди них не было. Тихо чертыхнувшись, я направилась к черной лестнице, мимоходом набирая его номер.

Миша ответил, когда я уже поднялась по лестнице наверх.

— Райли, — произнес он голосом полным иронии, а не страсти. Выходит, его не было в клубе. Или же я застала его не в процессе спаривания. — Какой приятный сюрприз.

— Где ты? — Я остановилась на верху лестницы и принялась изучать заполненный тенями зал. На этот момент здесь присутствовала более двадцати волков, но Миши среди них не было.

— Ну надо же, у тебя ужасно встревоженный голос…

— Миша, прекрати нести чушь. Твоя жизнь в опасности. Где ты, черт возьми?

— На работе. — Его голос стал бесстрастным. — С чего ты решила, что мне что-то грозит?

— Как выглядит Насья Уитби? — вместо этого спросила я. — И является ли она одной из Хэлки, которые могут принимать мужские и женские обличья?

— Ты отлично поработала.

Я стала спускаться по лестнице.

— Просто ответь на проклятый вопрос.

— Высокая, темноволосая. — Он сделал паузу. — Полагаю, ты бы сказала, что она сильно смахивает на мужика.

— Римский нос? Золотое кольцо в носу?

— Да, а что?

Я уже была на улице. Глянув налево, я тут же побежала через дорогу к своей машине.

— Насья Уитби была только что убита в одном из ресторанов Сент-Килда.

Воцарилось долгое молчание, а потом он очень тихо сказал:

— Дерьмо.

— Вот именно. Я поймала убийцу — он был черного цвета. Его обвели вокруг пальца.

— Он называет их «решительные ящерицы». Это существо, не колеблясь, убивает себя.

— Он разлагался на составляющие, но я предложила ему быструю смерть в обмен на ответ, почему была убита Насья. Ваш создатель, по-видимому, жертвует малым, чтобы сохранить главное.

— Тогда он знает, что к нему подбирается Управление.

— Но зачем всех убивать?

— Ты еще не знаешь расположение других лабораторий. Это известно лишь мне, Насье и Руперту.

— Руперт — это тот, кто изображал миссис Хант? — Тот, кого в настоящий момент допрашивает Куинн? — И мужчина, которого я совсем недолго знала, как Бенито Верди?

— Да.

Я мельком взглянула в боковое зеркало заднего вида, затем выехала с парковочной площадки и резко развернулась перед встречным движением. Не обращая внимания на последующий рев клаксонов, я вдавила педаль газа и направилась в сторону центра.

— Как же вышло, что ты назвал его имя сейчас, а не раньше?

— Мой офис пси-экранирован и оборудован дополнительными мерами предосторожности. Я тоже ношу пси-защиту. Он не может добраться до меня здесь.

— Он все еще может застрелить тебя. Держись подальше от чертовых окон.

— Райли — ты сама забота.

— Конечно, ведь ты мой единственный источник информации.

Он тихо хмыкнул.

— Ты на пути сюда?

— Да.

— Надо сказать охране, чтобы тебе позволили войти.

— Лучше скажи им, чтобы были архи-бдительными. Он идет за тобой, Миша.

— Я в безопасности в этой крепости.

— Уверена, что полно мертвецов, которые думали так же.

— У них, вероятно, не было той системы безопасности, что есть у меня.

Но тот, кто стоял во главе происходящего, скорее всего, знал проектную схему системы безопасности — ведь он имел свободный доступ к сознанию Миши.

— Я буду там в пять.

Я нажала «отбой» и послала Джеку еще одно сообщение, прося его по мере возможности выслать людей к офисному зданию Миши. После чего я начала петлять между машинами и сосредоточилась на том, чтобы не разбить машину. Мишино офисное здание располагалось в «парижском конце»[31] Коллинз-стрит. Это было одно из тех великолепных старых зданий, которое по форме напоминало кафедральный собор — стройные, стремящиеся ввысь сводчатые стеклянные двери и окна пропускали внутрь много света, но не представляли абсолютно никакой защиты, когда дело доходило до пуль. По крайней мере, в современных зданиях использовался пластиглас[32], который изначально предназначался для того, чтобы выдерживать натиск сильных штормов. Он не разбивался на осколки и выдерживал ударную мощь пары оружейных выстрелов, прежде чем разбиться вдребезги. Два выстрела давало мишени время на то, чтобы сбежать или спрятаться.

Я припарковалась в автобусной зоне, схватила рюкзак и, выскочив из машины, побежала через дорогу.

Два неумолимого вида охранника стояли у дверей, скрестив руки на груди.

— Райли Дженсон? — спросил первый.

Когда я кивнула, он поднял вверх какое-то портативное устройство:

— Говорите сюда.

— Мы тратим впустую чертово время, Миша!

Охранник даже не улыбнулся, он с пристальным вниманием смотрел на монитор. Когда устройство подало звуковой сигнал, он кивнул второму охраннику, и дверь открылась. Я задалась вопросом, являются ли эти двое частью хваленой системы безопасности Миши. Если да, тогда он не останется в этом «замке». Я в один миг могла бы уложить обоих одной правой и легко проникнуть в здание.

Один охранник последовал за мной внутрь и нажал кнопку лифта. Когда двери открылись, он заглянул внутрь лифта и нажал кнопку шестого этажа, затем скользнул ключ-картой в пазе электронного замка и улыбнулся мне.

— Лифт доставит вас прямо на этаж. Офис мистера Роллинса — последний слева от вас.

Я благодарно кивнула и зашла в лифт. Как только двери закрылись, я сняла рюкзак, собрала винтовку. После чего засунула ее обратно в рюкзак и одела его на спину. Береженного Бог бережет.

Лифт остановился и двери открылись. Я вышла из него. Коридор был длинным и изобиловал тенями. Свет от лифта рассек мрак яркой вспышкой, которая быстро померкла, словно полумрак был плотным туманом, сквозь который свет не мог пробиться.

В дальнем конце коридора виднелась стальная дверь. Из-под двери не исходило света. Словно там не было щелей. Да и тени рядом с ней казались более густыми.

Меня обуяло чувство тревоги. Я потянулась к рюкзаку на спине и достала винтовку. Может быть, это нервы, а может и нет, но у меня возникло ощущение, что я не одна в этом коридоре.

Однако я ничего не видела. Только тени и собственный силуэт.

Двери лифта начали закрываться, и как только яркое пятно света стало уменьшаться, моя тревога возросла. Затем свет исчез, в темноте осталась я и все, что скрывалось в ней. Держа оружие стволом в пол, но сняв его с предохранителя, я направилась к офису Миши.

Тени зашевелились вокруг меня. Темная дымка коснулась моей кожи — лента шелковистого дыма, вызвавшая у меня мурашки. Если бы призраки могли ласкать живых, то, скорее всего, это ощущалось бы именно так. Едва ощутимое дуновение смертоносного тепла. Что бы ни пряталось в тени, оно не было мертвым в том смысле, в каком были мертвы призраки, потому что оно было теплым наощупь. Теплым и несущим смутное предчувствие беды.

Мне начало казаться, что предчувствие беды обострится и станет опасней, если прямо сейчас я смалодушничаю и поверну назад.

— Положи оружие, Райли.

Мишин голос, казалось, исходит из стен. Я огляделась, но не заметила ничего похожего на динамик.

— Только после того, как ты скажешь отступить тому, что есть в коридоре.

— Ты можешь их видеть? — В его голосе прозвучало явное удивление.

— Нет, но могу чувствовать.

— Любопытно.

— Я не уберу оружие, пока ты не прикажешь им уйти. — Я выжидающе остановилась возле двери.

Миша фыркнул от смеха.

— Тити, отступить.

Тени рассеялись, и коридор внезапно стал менее угнетающим и более светлым. Я выполнила свою часть сделки, засунув винтовку обратно в рюкзак. Стальная дверь скользнула в сторону, открывая проход.

Мишин офис оказался меньше, чем я ожидала — не с футбольное поле, как большинство административных учреждений в наши дни, — скорее, он был размером с баскетбольную площадку. Все равно большой, но по крайне мере его размеры были вполне обоснованы.

Миша окинул меня пристальным взглядом, ненадолго задержавшись на окровавленных прорехах на блузке и на штанине джинс. Когда его взгляд снова встретился с моим, в нем читалось уважение или же настороженность, которой я не замечала прежде за ним.

— Ты сразилась с «решительной ящерицей»?

— Сразилась и одолела. — Не помешает лишний раз напомнить ему, что я не просто волк. Может, он начнет обращаться со мной получше, чем с племенной кобылой, хотя почему-то, мне не верилось в это. Я прошлась по комнате и посмотрела в окно. И не увидела ничего подозрительного, но с другой стороны, с такой дальнобойностью как у оптических винтовок в наши дни, убийца мог находиться в полумиле отсюда или того дальше.

Конечно, стоя вот так нарочито перед окном, я подвергала себя опасности, но только в том случае, если убийце наверняка известно, что смуглокожая женщина с каштановыми волосами и зелеными контактными линзами — это я.

Слева от арочного окна находилась колонна. Я подошла к ней, скрестила руки на груди и облокотилась на нее.

— Почему ты удивлен?

С задумчивым выражением лица он откинулся на спинку кресла, в котором сидел.

— Потому, что «решительные ящерицы» — лучшие из лучших лабораторных созданий. Они являются величайшими и сильнейшими воинами.

— В таком случае тот, с кем я схлестнулась, произошел из бракованной смеси, потому что я, не являясь обученным бойцом, все-таки повергла его. Что это за существо в коридоре?

— Существа, — поправил он, изогнув тонкие губы в насмешке. — Они — моя система безопасности.

— Я, безусловно, рада, что это не те двое внизу, возле парадного входа. Они бы даже не задержали решительно настроенного комара, захоти тот влететь.

— Так и было задумано. — Какую-то минуту он рассматривал меня, выражение его лица все еще представляло странную смесь радостного удивления и настороженности. — Существа в коридоре не лабораторно-созданные, если ты об этом подумала. Они — разновидность существ, известных как Фравардин, что на персидском языке означает — духи-хранители. Я натолкнулся на них недавно, когда путешествовал по Ближнему Востоку.

Я задалась вопросом, ради чего он путешествовал по Ближнему Востоку? За все то время, что я знала Мишу, он показался мне натурой не склонной покидать австралийские берега. Если он побывал на Ближнем Востоке, значит ему приказали отправиться туда.

— Это на поиски тех существ, — я махнула рукою на дверь, — тебя туда послали?

Он улыбнулся.

— Нет.

Что, очевидно, означало — его послали за тем, чего мне не полагалось знать. Ну и ладно, все, что мне на самом деле требовалось знать, так это имя человека, стоящего за всем этим безумием.

— Были ли эти твари здесь, когда Роан и Джек обыскивали твой офис несколько месяцев назад?

— Да.

— Выходит, ты ожидал обыска и позволил им проникнуть сюда? — А еще это означало, что он мог стереть существенно важные доказательства до проникновения.

— Все это, часть большого плана, Райли.

Я подняла бровь.

— И в чем же состоит этот великий план? Занять место твоего так называемого ненавистного собрата? Захватить контроль над империей уродов?

Он тихо хмыкнул.

— А я-то думал, что ты лучше знаешь меня.

— Я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы понять — ты можешь быть безжалостным, когда тебе это требуется.

Его губы изогнулись в усмешке.

— Я не хочу управлять ничьей империей, кроме своей. Я не соврал тебе, когда говорил, что моим единственным желанием является желание выжить, и полагаю, гибель Насьи подтверждает, что я не безосновательно беспокоился.

Если это все о чем он беспокоился, тогда он избрал странный способ, чтобы продемонстрировать это. По крайней мере, он не сидел бы в такой небрежной позе за столом, у окна, где был как на ладони у снайпера.

— Почему он убил собственную сестру?

— Кровь ничего не значит, когда тебя воспитали, как воспитывали нас. Черт, он и мать свою убьет, если от этого будет зависеть его собственная жизнь.

Так бы и Миша поступил, но только сейчас он использовал для грязной работы Управление.

— В таком случае, зачем заявлять, что ты можешь обеспечить мне безопасность, когда очевидно, что ты не можешь обезопасить самого себя?

Он встал и направился ко мне, его серебристые глаза странно блестели. Это был взгляд хищника на охоте, хищника, который узрел свою добычу и не собирался ее упускать. Когда Келлен смотрел на меня таким же взглядом, мой пульс учащенно бился от волнения, Мишин же взгляд лишь выводил меня из себя. Куинн был прав — Мише не нужна любовь, ему требуется обладание. Обладание мной, а не моей любовью.

Но с другой стороны, если учесть чем он являлся и как был воспитан, может быть, обладание было единственным, что он знал и понимал? Мог ли кто-нибудь, кто никогда не знал любви, нежности или заботы, отвечать тем же?

Видя, как Миша величавой поступью приближается ко мне с этим взглядом в глазах, я сильно в этом сомневалась.

Он уперся руками о стену по обе стороны от меня, и наклонился ближе. Я уперлась рукой в его грудь, не сильно, но достаточно, чтобы не позволить ему поцеловать меня. И все же его дыхание овевало теплом мои губы, а аура укутывала меня пеленой жара и страсти.

— Ему известно о Фравардин. Он знает, что они преданы мне, и только мне. — Он налег всей массой на мою ладонь, проверяя мою силу и волю. — Я предупредил его — если с тобой что-то случиться, они выследят его и убьют.

Я была удивлена. Вглядевшись в его глаза, я не заметила в них лжи, как и не почувствовала ее в сказанном им.

— Зачем бы тебе это делать? Почему бы не использовать их, чтобы защитить себя таким же способом?

Он поднял руку и провел пальцами по моей щеке. Его прикосновение было ледяным по сравнению с огненной страстью обдирающей мою кожу.

— Какой в этом смысл? При любом раскладе я буду мертв через пять-шесть лет.

— Но если ты не используешь их для самозащиты, то можешь быть мертв через пять-шесть дней. — Или пять-шесть часов.

— Пока я жив, Фравардин сделают все возможное, чтобы защитить меня. Когда я умру, они будут охранять тебя.

Меня пробрала дрожь от одной мысли о том, чтобы обзавестись парочкой призрачных созданий, неотступно следующих за мной для защиты.

— Зачем бы им утруждаться, когда ты умрешь, и они будут перед тобой в расчете?

Сила его ауры достигла наивысшей точки, омывая меня жаром по силе не уступающим самому солнцу. По моей спине начал струиться пот. И хотя мои щиты были воздвигнуты на полную мощь, мне все равно было трудно игнорировать нападки на мои чувства.

— Затем, что это прописано в моем завещании — они продолжат получать вознаграждение, а так же земельное владение в Гисборне[33], где в настоящее время проживает их племя, при выполнении определенных условий.

Призракам платят? Насколько странно это звучит?

— Могут ли они быть убиты?

— Любой живущий может быть убить. Правда, трудно убить то, чего не видишь.

— Если твой босс знает о них, то, вероятно, он знает и о том, что может их убить.

— Несомненно. Проблема в том, что в отличие от вампиров, они не обнаруживаются в инфракрасной области спектра, и ты первая, кого я знаю, кто на самом деле почувствовал их.

Очевидно, первая, кроме него самого.

— Поэтому я не такая как все, и поэтому ко мне притягивает придурков, которые бесят меня. — Я оттолкнула его. Прохладный воздух заструился по моей коже, вызывая столь же приятные ощущения, как вода в жаркий день. — Ты должен рассказать мне о своем боссе.

В его глазах вспыхнуло раздражение.

— И дать тебе повод уйти? На мой взгляд, этого не стоит делать.

— Тогда расскажи мне о Роберте Уитби — она альфа Хэлков, не так ли?

Миша кивнул и скрестил руки на груди.

— Стая получает долю с криминального вымогательства.

— Роберта внедрила своего сына в правительственные ряды?

Он улыбнулся.

— Нет. Истинная власть страны зачастую заключена не в браздах правления бюрократического аппарата, а в моще преступных синдикатов.

Я подняла бровь:

— В смысле?

— Разве не часто говориться, что Якудза — истинная власть в Японии?

— Но все же, здесь они — никто.

— Нет, но все же здесь есть преступные синдикаты, и некоторые из них чрезвычайно сильны, даже вплоть до наличия «родства» с некоторыми правительственными ведомствами.

Было ли Управление одним из этих ведомств? Послужило ли это тому, что Готье стал стражем? Учитывая, что Алан Браун, специалист по подбору персонала, подвергался шантажу, не нужно быть гением, чтобы догадаться о его вероятном посредничестве между Управлением и тем, кто создает мутантов. Но как же так вышло, что Джек и Роан не смогли обнаружить способ передачи сообщений?

— Я — немногим больше приближенного секретаря, — вкрадчиво сказала я. — Откуда мне знать о подобных вещах.

— Тогда узнай, потому что человек, которого ты ищешь, теперь возглавляет один из синдикатов, и он планирует стать единственным в этой сфере.

Я изучающе рассматривала его с минуту, а затем произнесла:

— Полагаю, он сменил, а не свергнул прежнего руководителя?

Миша кивнул.

— Значительно легче стать на чье-то место, а не прокладывать себе путь по головам.

— Но как? Если человек так могущественен, как ты говоришь, он должен быть весьма осторожным, чтобы допустить чужаков рядом с собой.

Миша холодно и самодовольно улыбнулся.

— Касательно давних любовников, он не слишком осторожничал.

— Роберта?

Он кивнул.

— Стая Хэлки долгое время выполняла за него грязную работу. Когда Роберта вернулась на сцену после многих лет работы в лабораториях Роско, она использовала влияние своей ауры, чтобы очаровать мужика. Они были любовниками три года, пока не произошла замена.

Достаточно долгий срок для того, чтобы стать доверенной любовницей. Достаточно долгий, чтобы узнать его образ жизни и секреты.

— Выходит, эти лаборатории, где проводятся скрещивания — не недавние новшества, как ты меня уверял, уже какое-то время они существует под прикрытием преступного синдиката.

Миша опять согласно кивнул.

— Талон и я были единственными, кто на самом деле создал собственные лаборатории, хотя в случае с Талоном, он просто продолжил работу нашего лабораторного отца.

Потому что у него остались исследовательские записи родителя.

— Продолжил, но не очень успешно.

В его взгляде промелькнуло веселье.

— Его бы задели твои слова.

— Как будто мне не наплевать. Как долго существуют другие лаборатории?

— Долгое время они использовались для разработки препаратов. Генные испытания — и потенциальная прибыль от них — были следующим логичным шагом, который они совершили около пятидесяти лет назад.

Я потерла руки, пытаясь унять озноб.

Пытаясь проигнорировать предчувствие, говорившее мне, что в дальнейшем я буду гораздо чаще сталкиваться с этими лабораториями, чем мне того хотелось бы. Только теперь это будет происходить, потому что так надо, а не потому что так кто-то хотел.

— Это значит, что глава разменял свой семидесятник?

— Нет. Это значит, что предыдущий лидер синдиката начал работу, а нынешний продолжил.

— Так сколько же ему лет? Я имею в виду человека, который стал твоим боссом?

— Сорок с не большим. — В Мишиных глазах что-то брезжило. Веселье. А может предвкушение. — Он будет держаться за власть любой ценой. Будь осторожней, когда пойдешь против него.

Переть против него — не входило в мои планы. Я не дура, и когда этот мужик понесет свою заслуженную кару, это будет сделано руками Управления, а не моими. Хотя я наверняка буду присутствовать при этом.

— Когда я считывала сознание «решительной ящерицы», я увидела дом с множеством существ-гибридов. Действительно ли он создает армию, о которой ты когда-то упоминал?

— Не армию, отряд из существ, одним своим видом повергающих в страх. Несколько месяцев назад ты уничтожила некоторых из его «крылатых» орудий, и на их смену еще ничего не придумали. Однако в его распоряжение имеется около сорока других существ. — Миша умолк. — Кроме того, он собирается сдавать их внаем, — за бешеные деньги, разумеется.

Я кивнула. Миша уже упоминал об этом небольшом приработке.

— Значит, он собирается использовать свои создания в становлении его синдиката единственно-значимым в Австралии?

— Да.

Что означает — нам светит война с потусторонним миром? Чудесно.

— А тот дом? Он принадлежит ему?

Миша кивнул.

— Одно из многих убежищ, которыми он владеет.

— Не хочешь поделиться координатами местоположения дома?

Он шагнул вперед, и его желание вновь опалило мне кожу.

— Не хочешь поделиться немного сексом?

— Если ты поделишься именем этого негодяя.

Я подняла руку, не подпуская его слишком близко. Миша перехватил ладонь и, поднеся ее к губам, почти с нежностью поцеловал каждый палец. Если бы не холодная решимость в его глазах, я едва ли не с легкостью поверила бы, что он переживает за меня. Хотя, возможно, он просто как-то странно ее выражал. Возможно, для него забота приравнивалась к обладанию.

— Я не могу назвать тебе его имя, — сказал он, усиливая хватку и пытаясь притянуть меня в свои объятия.

Устояв, я уперлась пятками в пол и порадовалась, что обута в практичную обувь, а не в туфли на шпильке, в которых сразу же оказалась бы в его объятиях.

— Ты рассказал о нем практически все, так почему же не назвать имени?

— Потому что я уже объяснял тебе: я не способен назвать его имя. Он наложил на меня ограничение, запрещающее мне это делать.

— Бессмысленно налагать запрет на разглашение его имени, если все остальное ты можешь выболтать.

— О да, но он-то не знает, что я могу разболтать все остальное. Мне хватило сил, чтобы не вызвав подозрений оградить некую область моего сознания от его вмешательства. Он считает свое принуждение всеобъемлющим.

Выражение его глаз наводило на мысль, что Миша недоговаривает что-то — что-то очень важное. Я нахмурилась, раздумывая над его словами, вспоминая, что еще он сказал. И в этот момент меня осенило.

— Ты не можешь сказать его имя, — медленно произнесла я, — но можешь написать?

— Не только красива, но и умна. — Он снова потянул меня за руку, на этот раз жестче. По инерции, я переместилась на несколько дюймов, пока вновь не обрела равновесие.

— Тогда напиши имя, Миша. Мы должны остановить этого человека.

— Ты должна остановить его. Я хочу, чтобы ты была в моей жизни.

Зато я не хотела его в своей жизни.

— Мне казалось тебе нужен был ребенок для продолжения фамилии?

— Нужен, и у меня он будет, но нам обоим известно, что, скорее всего, не от тебя.

— Я не люблю тебя, Миша.

— Любовь никогда не была тем, чего я желал. Тебя же я желал с того самого момента, как впервые увидел в окне твоей спальни, перед которым ты так сексуально раздевалась.

По-видимому, мне нужно быть немного более осмотрительной, когда по приходу домой после тяжелого рабочего дня начинаю раздеваться.

— Я не буду вступать с тобой в постоянные отношения.

— Я прошу не о постоянных, а лишь о продолжающихся отношениях.

Как я могу обещать что-то подобное? Кто знает, что для меня и для него уготовило будущее? Что делать, если завтра я повстречаю мужчину, который будет являться моей второй половинкой? Меня бы по рукам связало соглашение и волк, которого я не хотела.

— Мы заключили сделку, Миша. Я буду верна своему слову, не более.

Он улыбнулся и притянул меня к себе с такой силой, что мне не оставалось ничего иного, как оказаться в его объятиях. Он обнял меня и крепко прижал к себе.

— Тогда ты не получишь имени.

Я могла бы разорвать его объятия в любое время, стоило мне только захотеть, и нам обоим это было известно. Что делало это довольно бессмысленным.

— Ты предоставил мне достаточно сведений, чтобы Управление смогло его найти.

Его ладонь опустилась с моей спины на ягодицы. Он крепко прижимал меня к себе, к своему возбужденному члену.

— Но ты не проникнешь в его окружение без моей помощи.

— Не сбрасывай со счетов Управление, Миша. Там работают далеко не дураки — их не одурачил ни ты, ни тот человек. — Заколебавшись на секунду, я добавила: — Видишь ли, мы заключили Роберту под стражу.

Кажется, это удивило его.

— В таком случае, надеюсь, что ты обеспечишь ей отличную защиту, потому что он попытается убить ее.

— Если он убил Насью, то вероятно, он попытается убить и ее мать.

— Верно. Он всегда метил Руперта на место следующего альфы Хэлков.

Очевидно, любви к матери он не питал, несмотря на то, что она помогла ему взойти на трон.

— Руперт тоже у нас.

— В таком случае, я надеюсь, что ты как можно быстрее получишь координаты лаборатории, потому что он сотрет их сознания.

— Даже если это случиться, ты-то все равно будешь знать местоположение. И сможешь мне сказать.

— Только если еще буду жив.

Услышав это, я подняла бровь.

— А я-то думала, что ты уже пресыщен угрозой смерти твоей жизни.

— Пресыщен? Ничего подобного. Почему ты думаешь, я живу здесь круглосуточно всю последнюю неделю?

— Здесь? — Я махнула рукой в сторону окна. — В этой стеклянной коробке? Какая здесь безопасность?

— Стекло пуленепробиваемое. Я заменил художественные витражи, когда мне пришлось переоборудовать здание несколько лет назад.

— Учитывая, что твой хозяин увлекается созданием странных и отнюдь не изумительных вещей, я бы на твоем месте не стала надеяться на то, что одно из его созданий не сможет сюда проникнуть.

— Кто бы ни захотел сюда попасть, ему придется пройти через Фравардин.

— Все, что ему на самом деле нужно сделать, это установить бомбу или использовать гранатомет, и ты и это здание вместе с Фравардин — будете стерты в порошок. — Прихватив и меня за компанию, если нападение произойдет прямо сейчас.

— Но это даже отдаленно не изысканно. Он не может позволить излишнего внимания к своей персоне, пока основам его власти что-то грозит.

— Угу. — Я завела руки за спину и скинула Мишины ладони со своего зада. — Позволь заметить, о чем ты и так знаешь — сегодняшним вечером я не занимаюсь с тобой сексом. Не здесь. Не сейчас. Всему свое время.

— У нас уговор.

— Уговор был о встречах в «Рокере», и нигде более.

Миша скривился, хотя эффект был довольно-таки испорчен блеском в его глазах. Полагаю, он счел себя победителем в любом случае — ведь я была с ним, а не с кем-то еще.

— Так и знал, что следовало расширить сферу деятельности. — Он пересек комнату и подошел к бару. — Он не станет нападать на меня здесь. Ему прекрасно известно, что я отлично защищен в своей норе.

Миша предложил мне пиво, но я отрицательно покачала головой.

— Во всех норах есть слабые места, Миша.

— Не в этой.

— Ты уверен?

— Да.

Именно в этот момент погас свет.

Глава 12

— В подтверждение сказанного, — пробормотала я и переключилась на инфракрасное зрение.

— Должно быть, проблема с электричеством, — ответил он, идя к окну.

Я не имела понятия из-за чего мы оказались во тьме. Мне хорошо были видны радужные лучи света, вторгающиеся в Мишин офис, — это здание было единственным лишенным электроэнергии.

— Да, должно быть отрубили электричество. Не слышно, чтобы работал холодильник.

Миша пожал плечами и повернулся ко мне лицом.

— Кто бы или что бы ни сделал это, ему по-прежнему придется пройти через Фравардин.

Я глянула на металлическую дверь.

— Что убивает их?

— Эвкалипт ясеневидный — «Белый пепел».

Я готова была поспорить, что руководителям этой операции известно об этом.

— Предупреди их, затем свяжись с охранниками внизу, убедись, что они на посту.

Он пялился на меня с минуту; большая часть его тела пульсировала красным на ярком фоне уличного малоформатного рекламного щита. Затем он кивнул, и подошел к столу.

— Тити, будьте готовы к нападению. У них может быть «Белый пепел», поэтому передайте каждому, чтобы были поосторожней. — Миша щелкнул на другую кнопку и произнес: — Охрана?

Ответа не было. Его взгляд встретился с моим.

— Их убрали.

— Скорее всего. — Я скинула рюкзак с плеч и достала винтовку. — У тебя в этом офисе есть что-нибудь похожее на оружие?

— Помимо зубов? — произнес он, показывая их.

Я распихала запасные обоймы по карманам и отшвырнула рюкзак.

— Мне кажется, что бы ни шло за нами, его не особо смутит парочка острых клыков.

Миша усмехнулся, и даже с такого расстояния я почувствовала запах его возбуждения. Но ведь с другой стороны он был волком, а когда самцам нашего рода угрожали, здравый смысл, как правило, куда-то улетучивался.

Он нажал кнопку на небольшом пульте, затем подошел к книжному шкафу позади него и толкнул его. Шкаф убрался в углубление стены, открывая настоящий арсенал.

— Я бы предложил тебе взять лазер, короткоствольная винтовка не самое подходящее оружие для ближнего боя. На ее перезарядку уходит слишком много времени.

Я поймала кинутый мне лазер.

— И как давно ты обзавелся этим хранилищем?

— Это еще одно из новшеств моего ремонта.

— Думаю, что при ремонте ты предусмотрел и пути отступления на случай возможного бегства?

Он лишь усмехнулся. Что скорее всего означало — предусмотрел, но не собирался показывать их мне до поры, до времени.

— У тебя установлены камеры на всех этажах?

— Да, но без электричества они не будут работать.

Ну да, ведь это и дураку понятно. Я покачала головой от собственной глупости.

— Выходит, мы будем просто сидеть здесь и ждать пока за нами придут?

— В принципе, да.

Он включил лазер, и во тьме послышалось тихое жужжание, щекочущее мне нервы.

Я отступила к колонне напротив двери и прижалась спиной к прохладному бетону. Ладони вспотели, сердце бешено колотилось. Я была рада такой реакции, рада страху, тяжким грузом обосновавшимся в моем желудке, — это означало, что несмотря на все мои опасения, я еще не стала такой же как мой брат.

Тишину нарушило механическое гудение лифта. Мое напряжение возросло. Еще сильнее стиснув лазер, я взглянула на Мишу:

— Почему работают лифты, если все остальное обесточено?

— Один из лифтов еще в процессе монтажа, и у него отдельный источник питания на случай возникновения подобных ситуаций.

— Здорово. Считай, беспрепятственный проход для плохих парней.

— К несчастью, да. Но таково предписание, я ничего не смог с этим поделать. — Миша стоял рядом с арсеналом, спиной к стене и с лазером в каждой руке.

Я облизала губы и перевела взгляд обратно на дверь. Насколько же она крепка? Учитывая другие Мишины усовершенствования, дверь скорее всего укрепили, но хватит ли ее запаса прочности, чтобы не впустить тех, кто сейчас поднимается на лифте? Некий таинственный голос подсказывал мне, что нет, и страх возрос еще на одну отметку.

Механическое гудение лифта прекратилось. В коридоре за дверью послышалось треньканье, оповещающее о прибытии лифта.

На моем лбу выступил пот, а пальцы начало сводить судорогой от напряжения. Я сделала глубокий вдох, пытаясь утихомирить разыгравшиеся нервы и ожидая, что произойдет дальше.

Но в течение долгого времени ничего не происходило.

Затем тишину разрушил неземной рев, от которого у меня стали волосы дыбом. Вместе с этим послышались звуки борьбы. Тяжелые удары плоти о плоть, болезненные стоны, и еще более громкий рев. Сами стены, казалось, содрогались от силы ударов, которые они принимали на себя. Я не берусь сказать, чем были вызваны эти удары — отдачей от выстрелов или же от тел, которые с грохотом обрушивались на них.

Посередине двери показалось красное пятно с белым центром, переходящим в красные всполохи по непрерывно растущим краям. Я отошла в сторону, чтобы не оказаться нанизанной на лазерный луч, если — или когда — он прорвется сквозь дверь.

— Прожигают дыру в двери, — прокомментировал Миша, едва озабоченным голосом. — Далеко они так не продвинутся.

Я сглотнула слюну, чтобы облегчить сухость в горле и спросила:

— Почему?

Со стороны его глаза казались странными, почти неземными.

— Потому что эти двери рассчитаны выдержать лазерный натиск.

— Как долго?

— С час.

Достаточно долго, чтобы дождаться подмоги. Господи, надеюсь рано или поздно Джек прочитает смс.

— А на взрывчатку она рассчитана?

— Если они используют взрывчатку, половина этажа обвалиться на них. Не забывай, что это старое здание.

Я-то помню, но вот помнят ли они?

— Почему бы тебе не позвонить в полицию?

— Почему бы тебе не позвонить в Управление?

— Я позвонила.

Он поднял бровь.

— Тогда почему они все еще не здесь?

— Откуда мне на хрен знать? — Мой голос прозвучал резче, чем мне того хотелось бы. — Я здесь, а не там. Не имею понятия… — Я резко умолкла. Сквозь шум борьбы в коридоре и шипения плавящегося метала, послышался другой звук. Мягкое шебаршение по металлу. Словно волосатые лапки обшаривали поверхность двери. По моей спине пробежался озноб, а от ощущения, что мы уже не одни, у меня перехватило дыхание.

Потому что этот звук раздавался над нами, он исходил с потолка, а не от двери. Я посмотрела вверх. Не на потолке, не в пустотах между ним и верхним этажом — в инфракрасной области спектра ничего не было видно. Но звуки становились все ближе.

Мое сердце так быстро забилось, словно собираясь выскочить из груди. Я переключилась на нормальное зрение и просканировала белый потолок, желая знать, что, черт возьми, происходит. На потолке ничего не было, ничего, что можно было увидеть, однако уверенность, что там что-то есть, что-то практически над нашими головами, росла как раковая опухоль.

— Что-то не так?

Неожиданный вопрос заставил меня подскочить. Я встретилась взглядом с Мишей.

— Что-то в потолке.

— Потолок не предназначен для большой нагрузки. — Тем не менее он посмотрел вверх, и на его лице впервые появилось озабоченное выражение.

— Что бы ни собиралось свалиться на наши головы, оно небольшого веса. — В этот момент я отпрыгнула в сторону, потому что лазер прожег дверь. Смертоносный красный луч пересек комнату, разбивая вдребезги колонну, за которой я пряталась мгновение назад. За несколько секунд комната наполнилась бетонной пылью. После чего луч погас, словно его и не было, оставив после себя лишь тлеющие края расплавленного металла в качестве доказательства своего существования. Коридор погрузился в тишину. Я не знала, одержали ли Фравардин победу, или же потерпели поражение. Но у меня закралось ужасное подозрение, что более вероятен скорее последний вариант, чем первый.

— Наплюй, — сказал Миша.

— Вряд ли мне это удастся.

Шебаршение становилось все ближе, уже слышались сотни шажков, а не несколько. Меня обуял страх. Я снова кинула взгляд на потолок. Что же, черт возьми, это такое? Словно пауки…

Вот дерьмо!

Кейд же упоминал пауков. Пауков невидимых в инфракрасном спектре и способных протискиваться в самые маленькие отверстия. В такие, как в двери. Или в те, что в вентиляционных шахтах.

Несмотря на то, что меня колотило от леденящего страха, с вентиляционной решетки, что располагалась прямо надо мной, начал капать конденсат.

— Миша, — крикнула я, отступив в сторону и прицелившись лазером. — Посмотри вверх. Твой хозяин послал сюда своих пауков.

Он чертыхнулся — звук, потерявшийся в резком жужжании лазера, после того как я нажала на спусковой крючок. Смертоносный луч рассек полутьму и попал в середину покрытой влагой вентиляционной клетки. Решетка начала плавиться и дымиться, наполняя комнату запахом горелого мяса. Что-то завизжало — пронзительный, сверхъестественный звук, неуловимый для человеческого слуха. Затем решетка рухнула вниз, сопровождаясь потоком воды. Вода упала на ковер без единого всплеска, даже не забрызгав мне ноги, хотя я стояла в паре футов от того места. У меня по коже поползли мурашки от ужаса, когда вода начала разделяться на части, принимая форму маленьких кучек, которые росли, формируя ноги и головы с похожими на бусинки маленькими глазами и острыми, бритвенноострыми зубами.

Мои пальцы непроизвольно стиснули триггер, и снова полутьму рассек яркий свет лазерного выстрела. Но пауки, которые были прозрачными, как вода, еще оказались и проворными.

Они бросились врассыпную. Добрых полдюжины устремились прямо на меня, и я нажала на лазерный триггер, водя лучом взад-вперед, сжигая ковер и пауков.

Что-то укусило меня за голень, я завизжала и, развернувшись, с плеча ударила прикладом винтовки кусающего паука, а затем, добивая, пронзила его лазером. На его место пришло еще больше пауков. Я не спускала палец с триггера лазера, почти задыхаясь от дыма, который начал заполнять комнату. А пауки все прибывали и прибывали, словно река, которой, казалось, нет начала и конца. Лазер в руке накалился, индикатор заряда начал быстро мигать, предупреждая, что батарея на исходе. Чертыхнувшись, я начала расчищать себе путь к арсеналу. И увидела Мишу окруженного лавиной существ и едва успевающего обороняться.

Мы не сможем победить их. В этот момент до меня дошло, что наш единственный шанс выжить — это бегство, в надежде, что нечто гораздо худшее не поджидает нас на улице.

Я пробежала через пространство, которое мне удалось расчистить, и, заскочив на стол, потянулась за оружием, чувствуя жалящий укус — на спину заскочило существо и принялось вгрызаться в меня. Боль захлестнула меня вместе с влагой, которая начала сочиться по спине. Я бросила короткоствольную винтовку и использованный лазер, заменив их двумя новыми лазерами. Размахивая оружием, я со всей силы врезалась спиной в стену. Раздался хлопок и по моим ногам заструилась жидкость, образуя на полу лужу. Я пальнула по ней из обоих лазеров, затем начала водить лучами по всему полу, потому что на меня устремилось еще больше существ.

— Миша, — крикнула я, не поднимая глаз, — нам нужно убираться отсюда ко всем чертям! — Где люк аварийного выхода?

— Нажми зеленную кнопку — верхняя в правом углу… — Его слова закончились сдавленным стоном.

Я подняла голову и бросила на него взгляд — на его лице сидел паук, с подбородка начинала капать красная влага.

Святый Боже… Я перепрыгнула через текучую массу существ, при этом раздавив некоторых из них кроссовками, когда приземлилась на пол. После того, как я рубанула вокруг нас лазерным лучом, на какое-то мгновение заставив массу отступить, я оторвала тварь от его лица и отшвырнула ее подальше при этом заметив, что паук стал как-то меньше в размерах. Я едва успела разглядеть ту мешанину, в которую превратилось Мишино лицо — полу-изжеванные губы, деформированный нос и изодранные в лохмотья щеки, прежде чем они опять напали на нас.

Я развернулась, чувствуя, что Миша прикроет мне спину, и начала крушить существ вгрызающихся в мое тело, убивая их даже тогда, когда они были слишком близко от наших ног. И хотя паучья масса стала вдвое меньше в сравнение с первоначальным размером, их по-прежнему было слишком много для нас двоих. Нам нужно было выбираться отсюда.

— Пробирайся к выходу, — выкрикнул Миша, уничтожая пауков слева и справа, вылавливая тех, кого я упустила. В полутьме красный луч лазера начал вспыхивать все больше оранжевым цветом, меня цветовую гамму с теплой на холодную. Мишин лазер был на исходе. — И побыстрее, — добавил он.

Будто бы я собиралась прогуливаться. Я глянула на кнопку, и краем глаза заметила мерцание прозрачного существа, собирающего кинуться мне на лицо. За моей спиной лазерный луч пронзил тьму, больше опаляя мою, нежели паучью шкуру. Как бы то ни было, но перетрусила я не на шутку и на силу сдержала крик, рвущийся из груди.

С трудом сглотнув, я прыгнула вперед и с такой силой шибанула по кнопке, что сила удара разлилась по руке. Ничего не случилось. Ни ответного сигнала, ни темного отверстия, ведущего к свободе. Ничего.

— Рычаг, — сказал Миша. — Рядом с винтовками. И кинь мне несколько лазеров.

Я схватила парочку и кинула ему. Он вскинул руки и ловко их поймал, но в краткий миг перезарядки, на него накинулось два существа — один на грудь, другой на бедро. Мои проклятья затерялись в его, и я начала отстреливаться от других пауков, в то время как он избавлялся от тварей, впившихся в его плоть. Затем я схватила и изо всех сил дернула рычаг. Половина стены арсенала скользнула в сторону, открывая не только неосвещенную лестничную шахту, но и огромных синих тварей с присосками на пальцах, которые они сжали в кулаки и полетели в мою сторону.

Удар был нанесен раньше, чем я смогла что-либо сделать. Неожиданно я перелетела через стол и снова очутилась в комнате. Я приземлилась на ковер со сдавленным стоном, удар вышиб из легких весь воздух, а перед глазами затанцевали черные мушки, и, казалось, целую вечность я не могла ни вздохнуть, ни пошевелиться, лишь лежать на полу и бороться с болью и надвигающейся тьмой.

Но несмотря на боль и тьму, я еще крепче вцепилась в лазеры — именно это природное чутье спасло мне жизнь. Потому что мушки перед глазами из черных превратились в сплошную синюю стену, и я открыла огонь, не раздумывая. Существо пронзительно завопило, когда в его груди появилось два симметричных отверстия. Оно подохло, но по инерции продолжило двигаться вперед. Я откатилась, чтобы не оказаться придавленной им, захлебываясь вонью мертвечины, которая наполнила воздух, когда его тело рухнуло на ковер.

Я встала на колени, затем на ноги. Увидела Мишу, который все еще держался на ногах и отбивался. Синие твари скорее всего были одной из мер безопасности, так как ничего другого больше не появилось из мрака лестничного колодца.

Пора убираться отсюда ко всем чертям. Я выстрелила из лазеров и побежала к Мише, на ходу продолжая отстреливаться от бесконечного потока водянистых пауков. Под моим натиском существа начали отступать, расчищая путь к лестничному колодцу. Миша прыгнул на расчищенный участок пола, я последовала за ним, крутясь и отстреливаясь, пока темнота и холод лестничного колодца не обступили меня со всех сторон. Миша ударил рукой по еще одному рычагу, затем всем телом налег на стену-дверь арсенала. Скользнув, она закрылась, поймав нескольких пауков в прыжке и раздавив их между дверью и стеной. Я полоснула из лазера по сочащимся останкам — на всякий случай, после чего издала протяжный, прерывистый вздох облегчения. Хотя с чего это вдруг я почувствовала облегчение — бог его знает, ведь мы еще были в опасности.

Миша прислонился к бетонной стене, его глаза были закрыты, а дыхание жестким. Выглядел он дерьмово, его искалеченное лицо начало раздуваться и багроветь, но по крайней мере он был все еще жив и то хорошо.

Я прикоснулась рукой к его плечу:

— Нам нужно двигаться.

Он согласно кивнул и оттолкнулся от стены.

— Вверх, а не вниз.

— На крышу? — Страх растекся по желудку от одной этой мысли. — Не загоним ли мы себя в ловушку?

Миша покачал головой и потер рукой живот, передернувшись от боли.

— Нет. Очевидно, он в курсе об этом пути отступления, и будет ожидать, что мы направимся вниз.

— Но что нас ждет на крыше и почему бы ему не подкараулить нас там?

— Соседнее здание по соседству подвергается реконструкции и за последнюю неделю в его торцовой стене пробили огромные дыры, готовя проемы для окон. С крыши мы сможем спрыгнуть в один из проемов, а оттуда выбраться наружу. Подобного он не ожидает.

Потому что нормальным людям такое даже на ум не придет. И людям, которые боятся высоты, разумеется, тоже. Я облизала внезапно пересохшие губы.

— А не далековато для прыжка?

Он покачал головой. Его вид становился все более болезненным. И ничего удивительного, учитывая то кровавое месиво, в которое превратилось его лицо. Должно быть, ему было чертовски больно говорить.

— Для волка не очень.

О Господи… Я сделала медленный выдох, и собрала все свое мужество. Лучше уж столкнуться с излюбленным страхом, чем с еще одним проклятым пауком. Кроме того, я сомневалась, что Миша, которому становилось все хуже, будет полезен в схватке.

— Хочешь пойти первым?

Он кивнул и шаткой походкой пошел впереди меня. Ухватившись за металлические перила, Миша начал затаскивать себя на бетонные ступени. Наши шаги раздавались эхом в тишине, и мне оставалось только надеяться, что те, кто поджидают нас внизу, заслышав шаги, посчитают, что мы спускаемся к ним, а не удаляемся в другом направлении.

До крыши было лишь десть пролетов, но мне показалось все сто. К тому времени, когда мы достигли металлической двери, мы обливались потом и дрожали — в Мишином случае от изнеможения, в моем — от напряжения и страха.

Миша приложил окровавленные пальцы к кнопке и нажал. Замки щелкнули, но я не позволила ему открыть дверь.

— Дай я пройду первой. Я в лучшей форме.

Он кивнул и отступил назад, по-прежнему держась рукой за живот; казалось, болезненная гримаса намертво застыла на его искалеченном лице.

Глубоко вздохнув, я медленно и осторожно приоткрыла дверь. В ночи не было никакого движения, за исключением порывов прохладного ветра. Где-то справа от меня слышался металлический скрип, а слева — монотонный гул трафика, тихий смех и бормотание проходящих мимо людей. Откуда-то издалека доносился раскатистый грохот рок-музыки.

Переключившись на инфракрасное зрение, я открыла дверь шире и вышла на крышу. Моему взору не открылось ни единого всплеска теплового излучения тел, хотя если пауки добрались до крыши, я бы в любом случае их не увидела.

Ночной бриз развевал мои волосы. Неожиданно я в полной мере осознала открывшееся передо мной пространство и ночь, и ощущение высоты захлестнуло меня. На коже выступил холодный пот, желудок скрутило. Я закрыла глаза и тяжело сглотнула.

Я справлюсь.

Я действительно справлюсь.

Вернувшись к нормальному зрению, я взглянула на Мишу. Он обливался потом и дрожал от боли. Болевой шок, или что-то другое? Я не знала, но было ясно, что нужно доставить его в больницу и чем быстрее, тем лучше.

— Думаю, здесь безопасно.

Он кивнул и прошел мимо меня, направляясь налево от двери. Над нами маячило здание, его каркас демонстрировал огромные бреши, усеивающие торцовую стену.

По Мишиному телу скользнула дымка, предвещающая превращение, и вот он уже в волчьей форме подбегает к выступу и прыгает в ближайшую брешь. Я смотрела, как он неудачно приземлился на другой стороне: его туловище наполовину свесилось с края, задние лапы царапали шершавый кирпич, в попытке забраться внутрь. Мое сердце застряло где-то в горле, и в течение нескольких секунд я даже не могла дышать — настолько велик был мой страх за него. Затем он благополучно забрался внутрь и наступил мой черед.

О, Боже, Боже…

Я снова облизала губы, не отрывая взгляда от здания напротив. Это всего лишь небольшой прыжок. Крошечный прыжок. Мелочь по сравнению с некоторыми прыжками, которое я совершала в прошлом.

Я призвала своего волка, почувствовала, как дымка энергии заструилась вокруг моего тела.

Но не смогла заставить свои лапы двигаться вперед. Казалось, лапы приросли к бетону, удерживая меня на месте.

Затем я услышала это.

Царапанье крошечных лапок о бетон.

Пауки нашли путь на лестничную шахту. Либо прыжок, либо пауки, которых мне с лихвой хватило за сегодняшний день.

Втянув носом воздух, я побежала через крышу с такой скоростью, какую только могут развить четыре лапы. Не думая, не глядя, просто пустилась вскачь.

Мой прыжок вышел затяжным и высоким, ощущение ветра врезающегося в мое тело и осознание того, что я могу упасть и разбиться с большой высоты — вселяло ужас. От страха скрутило желудок и легкие, и неожиданно стало невозможно дышать.

Затем мои когти клацнули о бетон, и я оказалась в безопасности. Я вновь вернулась в человеческую форму. В течение нескольких секунд я не могла пошевелиться, лишь обливалась потом, дрожала и ловила ртом воздух.

Но мысль, что пауки каким-то образом смогут распылить себя через провал, заставила меня двигаться. Я встала и огляделась в поисках Миши. Он направлялся к лестнице и почти дошел до середины ремонтируемого помещения.

— Миша, подожди.

Он остановился. Я догнала его. Воздух окрасил запах крови, пота и страха, а когда его взгляд встретился с моим, я увидела, что в глубине его серебристых глаз затаился неподдельный ужас. У меня все оборвалось внутри. Что-то было не так. Случилось что-то очень плохое.

— Чувствую себя дерьмово, — прохрипел он.

— Поэтому ты и выглядишь дерьмово. — Я подхватила его за талию, и полуподдерживая повела вперед. — Моя машина стоит через дорогу. Ты будешь в порядке, как только я доставлю тебя в больницу.

Он закашлялся, из его рта хлынула жидкость. Жидкость, которая была кровавой. Боже, у него повреждение внутренних органов.

— Держись, Миша, — пробормотала я, почти таща его и чуть ли не бегом направляясь к лестнице. — Просто держись.

— Ты была права, — произнес он голосом настолько тихим, что его едва было слышно за звуком наших шагов. — Он нашел слабое место в моей норе.

— Но он не убил нас и это плюс.

— Я бы не был так уверен в этом. — Сказав это, он споткнулся и увлек нас обоих на пол.

Я охнула, почувствовав, как боль от падения разносится по всему телу от коленей до головы. Миша перевернулся на спину, его лицо исказилось, а руки схватились за живот.

— Боже, — выдавил он скрежещущим голосом от претерпеваемой боли. — Такое чувство, что меня сжирают изнутри… — он мучительно закашлялся, капли крови, воды и чего-то еще, выглядящего как крупинки плоти, хлынули из его рта.

В этот момент я вспомнила то существо на его лице. Вспомнила, как мне показалось, что паук вдвое уменьшился в размерах, чем был изначально.

Меня охватил ужас, он начал разрастаться во мне, пока мой желудок не подступил к горлу.

Мишу пожирали изнутри. Когда тот паук заскочил ему на лицо, он не только вгрызся в его плоть, но и излил в него какую-то часть себя. И теперь, где-то в глубине Мишиного тела, в перестроенном состоянии паук продолжал свое кровавое дело.

Миша поймал мою руку и, притянув к своим изувеченным губам, прижался в поцелуе к кончикам пальцев. В поцелуе, которого я на самом деле не почувствовала.

— Покончи с этим, Райли. Если ты хоть что-то испытываешь… — он снова захлебнулся кашлем, который на этот раз сопровождался большим количеством жидкости.

Я вздрогнула, к горлу подступила желчь, желание ринуться в бой боролось с желанием кричать, рвать и метать от бессильной ярости против козней судьбы.

— Покончи с этим, Райли, — призывал он. — Пожалуйста.

На краткий миг я закрыла глаза, затем сделала глубокий вдох и сказала:

— Скажи мне, кто твой босс, Миша. Пожалуйста, назови его имя.

— Я не могу.

— Даже не намекнешь?

— Даже не… Не нежить. — Он отк