Book: Темный дар (Братья)



Наталья Савицкая

ТЕМНЫЙ ДАР





Пролог

Посреди густого леса, темным пятном выделяющегося на карте светлых правителей, находился мрачный, но красивый замок. Крепкие стены говорили о невозможности захвата, а дикий вой, раздававшийся среди деревьев — о непроходимости этой чащи, по крайней мере, без хозяина этих мест. Сам хозяин сейчас изнывал от скуки, размышляя о превратности судьбы. Раньше в лес наведывались рыцари, считающие, что в замке, в плену у злого колдуна, томится прекрасная принцесса. И было довольно весело встречать этих наивных молодых людей, а потом легко убивать, или, что еще интереснее, отпускать на четыре стороны, наблюдая за попытками несчастных выбраться из кишащего разными зубастыми тварями леса.

Но сейчас рыцари прознали о неудачных попытках предшественников, поэтому посетителей леса стало очень мало (а точнее ни одного за последние два года), отчего хозяин не знал, чем ему заняться.

«Хоть мир покоряй» — лениво думал он, пока судьба не решила развлечь своего любимчика на свой манер…

Глава 1

Ленивые струи за окном наводили хандру. Я выплюнул изо рта травинку, и потянулся за новой. Уже изрядно поредевший куст, росший в цветочном горшке, уныло подчинился року быть изжеванным. И зачем Рокс поставил его сюда? О, помяни…

— Господин — взволнованно произнес красноволосый вампир, входя в комнату. Да-да. Именно вампир. А кто еще может служить у некроманта? Зомби? Да, ну их. Вялые, ни крелла не умеют делать. К тому же и говорить с ними скучно.

Кстати, представлюсь. Валериан Коор'Саенн. Младший сын в одной, ну просто зверски святой семье. Проклятый этой же семейкой, и выпнутый из родного дома. Да и не особо-то хотелось оставаться там…

— Ну, что? — лениво поинтересовался я, зная, что Рокс не заговорит первым.

— Через лес едет команда светлых.

Тут следует пояснить, что я живу в лесу. То есть мой замок, выстроенный в самых лучших традициях темного жанра: высокий, черный, обнесенный крепкой стеной, находится посреди темного леса, входящего в мои владения. Зловещий замок, в общем. На такой глянешь и раз пятнадцать подумаешь, прежде чем заходить. Но вот зайдешь, и, о чудо, обстановка совершенно не соответствует внешнему виду. Где скелеты, пыль и паутина? Не найдете, уверяю вас (ну разве что какой слуга заблудился в потайных переходах, и его скелетик пылится в углу). Я очень ценю удобство и уют. А какой тут уют с такими неэстетичными экспонатами?

— Ну, едет, и что? — не торопясь, спросил я. Вставать с дивана было ну очень неохота. — Если съедят — их проблемы. Нечего было соваться в мои владения. — В моем лесу обитало множество «симпатичных» зверушек, слушавшихся меня, как родную маму. Хе, посмели бы только ослушаться. У меня разговор короток: как шибану черной молнией, а там как говорится: кто не спрятался… — Тем более без спросу.

— Да, но… — в голосе Рокса появились несчастные нотки. Я насторожился. Если вампир начинает так говорить, значит, меня ожидает мало чего приятного. — С ними ваш брат.

— ЧТО??? — я соскочил с дивана с такой силой, что едва не врезался в дверь, через которую вошел Рокс. Потом на всей скорости рванул в кабинет, к зеркалу, созданному мной самим. Оно показывало все, что происходило в пределах моих земель. — Что ж ты раньше не сказал???

— Я пытался, — проворчал вампир, с усмешкой наблюдая, как я роюсь среди бардака, устроенного мной вчера. Каюсь, не надо было столько пить. Но день рождение лучшего друга — это повод. — Вы вчера выкинули его в окно, заявив, что и так сможете все узнать.

— У-у-у! — взвыл я. — Не мог остановить?! Я ж его полгода делал!

— Э-э! — промямлил Рокс. — Вчера эта идея казалась мне хорошей…

Ну, да. Учитывая, что именно он был именинником…

— Что же теперь делать? — вздохнул я, усаживаясь в глубокое мягкое кресло. Предварительно стряхнув с него кипы бумаг.

— А вам не все равно? — хитро прищурился Рокс.

Гад. Знает же, что нет. Ну да, я — «злой и страшный черный маг». Но брат…

Мы родились в один день. Алин родился на минуту раньше и по праву принял звание — старшего. Через некоторое время, когда мы немного подросли, стала видна глубокая разница между нами двумя. Если Алин обладал роскошными серебристыми волосами и топазовыми глазами, чем пошел в наших родителей, то я же был в семье уродом. Не в прямом смысле конечно. Но черные волосы, перемешанные с тонкими, едва заметными фиолетовыми прядями и фиалковые глаза, давали резкий контраст среди всей моей семейки.

Не смотря на различия в характере и неодобрение родителей, мы жили, душа в душу. Постоянные игры и эксперименты, шалости, от которых наши слуги и охранники седели преждевременно. Чего только стоит наша попытка сбежать из родительского замка и попутешествовать по миру. И это в шесть лет! Когда нас нашли, то всыпали обоим. Отец был в не себя от ярости, считая зачинщиком меня, и справедливо, в общем-то, считая…

Потом проснулся мой дар. Само по себе это не страшно. В нашей семье маги рождались хоть и редко, но это было не из ряда вон выходящее событие. И со мной было бы все хорошо, если бы не одно «но»: дар был темным. Для родителей, а так же многочисленных дядюшек и дедушек (женщины в нашей семье почему-то не жили долго) это стало ударом. Они всю свою жизнь заботились о чистоте и репутации (как-никак светлые!), а рождение темного мага, причем далеко не маленькой силы, бросало пятно на безупречную родословную семьи Коор'Саенн. Общим решением было спрятать меня ото всех, забыть, что я вообще существовал, и в первую очередь — отделить от Алина. Я жил в замке как преступник. В распоряжении у меня была только моя собственная комната, с прилегающими к ней ванной и туалетом. Ко мне не допускались ни мои друзья, ни родные, с которыми я хоть как-то сошелся, ни тем более мой брат.

Алин протестовал. Сперва он ругался с родителями, стараясь вызволить меня, но кто станет слушать десятилетнего? Потом, поняв что дело безнадежное — он тайком пробирался ко мне, и мы весело проводили вечера, забавляясь фокусами, которые я мог производить при отсутствии знаний.

Но и это длилось недолго. Отец прознал про наши встречи и пригрозил Алину лишить его наследства. Тот недолго думая, согласился. Тогда «добрый» папаша обратился к помощи деда, являвшегося светлым магом. Тот внял просьбе и заблокировал в памяти Алина все воспоминания обо мне. Учитывая, что мой брат не являлся носителем дара, то и сопротивления никакого оказать не мог. С тех пор я жил в замке, ненавидя всех его обитателей, особенно своего отца.

Единственной моей отрадой стала библиотека, тайный вход в которую я по случайности обнаружил в стене своей комнаты. Коллекция книг нашей семьи поражала воображение. Тысячи манускриптов, сотни старинных свитков, содержащих тайные знания, в том числе и по некромантии. Тогда я и занялся ей всерьез.

Вполне понятно, что обучиться всему сам я не мог, но мои тихие эксперименты с зеркалами дали неожиданный результат. Одним вечером, когда я опять пытался увидеть через зеркало своего брата, стекло вдруг померкло и вместо Алина передо мной предстало недовольное лицо молодого мужчины.

— Ну и кто тут у нас забавляется? — проворчал он, с любопытством глядя на меня. Его приятное лицо произвело на меня успокаивающее действие, поэтому я не стал прерывать связь. — И кто ты малыш?

Я решил, было обидеться на малыша, но пересилил себя. В конце концов, кем я могу быть для него в свои пятнадцать? Глядя в эти странные бирюзовые глаза можно было сразу сказать, что человеком сей маг не является. Его пепельные волосы были ухожены и аккуратно обрамляли слегка вытянутое лицо, со смуглой кожей.

— Я, Риан Коор'Саенн — спокойно ответил я. Скрывать свои эмоции я научился уже давно. Положение обязывало. Учителя, не смотря на мое затворничество, продолжали посещать меня. Правда, под строгим надзором отца. Подобным действиям я обязан своему двоюродному деду, который единственный был на моей стороне. Не имея возможности напрямую вмешиваться в дела моего отца, он сумел-таки добиться продолжения моего обучения, за что я ему искренне благодарен.

— Светлый — недовольно скривился в это время незнакомец.

— Вот уж нет — неожиданно для него усмехнулся я. — Сомневаюсь, что с темным даром, я являюсь светлым.

— Темный дар? — мужчина, похоже, всерьез заинтересовался. — У Коор'Саенна? Неожиданный поворот для Варга, не правда ли? — и он расхохотался.

Спрашивать, откуда он знает моего отца, я не стал. Наша семья пользуется большой известностью в высших кругах. Поэтому ничего удивительного, что этот маг прослышан о нем. И судя по «любви» к светлым — мне повезло нарваться на темного мага. И, похоже это валар.

— Что молчишь, а малыш?

— А что вы хотите услышать? — буркнул я.

— Например, то, как ты умудрился связаться с моим зеркалом? — тон мага практически не изменился. Но в той безмятежности, что казалось, исходила от него, промелькивали редкие искры холода и угрозы.

— Как-как — проворчал я. — Если бы я знал…

— Хм, ну а что ты делал? — хмуро поинтересовался маг. Похоже, его явно не устраивало, что кто-то пробрался к его зеркалу, да еще и мальчишка. Если бы он не перехватил сигнал, я бы мог спокойно следить за ним, не испытывая ни малейших затруднений. Еще бы понять, как я это сделал?

— Пытался наладить связь с зеркалом в моем родовом замке — я решил быть предельно честным. Хочешь, не хочешь, но этот маг способен убить меня, не особо напрягаясь. Даже отсюда я чувствовал мощь, исходящую от этого странного мужчины.

— Зачем? — поразился маг. — Следишь за отцом?

— Нет — помотал головой я. А про себя подумал, что это весьма неплохая идея. Судя по тому, как сощурились глаза мага, он понял, о чем я мыслю. И остался доволен этим. По крайней мере, ухмылка на его красивом лице, говорила сама за себя. — Я хотел увидеть брата…

— То есть? — недоуменно произнес темный. Потом его бирюзовые глаза потемнели. — Они заперли тебя?

Я только устало кивнул. Поддерживать разговор, особенно когда ты сам наладил связь, довольно сложно. Тем более, что я не обучен тому, как правильно, без лишних затрат, использовать свой дар.

— Хм, не думал, что Варг способен на такое, — задумчиво проговорил маг. — Хотя, что взять со светлого… Ха! Это может быть интересно! — тут он заметил, что я едва сижу на стуле от усталости. — Я свяжусь с тобой завтра. Постарайся принять мой вызов.

— Как? — крикнул я, но маг уже исчез. Тяжело вздохнув, я поднялся из-за дубового стола и прошлепал к кровати, затем рухнул на нее, не раздеваясь, и уснул.

Проснулся я от стука в дверь. Принесли завтрак. С трудом поднявшись, я прошлепал к двери, попутно поглядев в зеркало. Ругнувшись, привел волосы в порядок и отряхнул изрядно помятую одежду. После чего открыл дверь и пропустил внутрь слугу. Тот боязливо поглядывая на меня, поставил подносы с едой на специальный столик. Потом, как только я махнул рукой, поклонился и поспешил исчезнуть.

Я же тщательно умылся и с тоской поглядел на пейзаж за окном. За столько лет, он уже приелся, но желание уйти из этого места, так и не покидало меня.

Поев, я сел за свой стол и поглядел на зеркало в темной раме, которое стояло на специальной подставке. Внезапно, я ощутил чье-то присутствие. Догадываясь, кто это может быть, я закрыл глаза и попробовал ощутить связь. Перед магическим взором, промелькнула черная нить, которая зависла у моего зеркала. Недолго думая, я «схватился» за эту нить и, действуя интуитивно, присоединил ее к потемневшей от времени раме.

— Долго же ты, — проворчал знакомый голос. Я открыл глаза. Из зеркала на меня смотрел давнишний маг, весело посверкивая глазами.

— Как смог, — пожал плечами я.

— У тебя сильный дар, — задумчиво сказал темный. — Кто тебя обучал?

— Книги, — буркнул я.

— Самоучка, — весело фыркнул маг. — Ну, ничего, это можно исправить.

— Ты о чем? — насторожился я.

— Скоро поймешь, — подмигнул мне маг и исчез.

В дверь снова постучали. Правда, куда требовательнее. Из чего следовало, что меня соизволил посетить никто иной, как мой собственный отец. Ох, что-то мне кажется, что это связано с моим новым знакомым…

Открыв дверь, я посмотрел на высокого мужчину, с серебряными волосами, длиной чуть ниже плеч и глазами, содержащими все теплые оттенки коричневого. Вот только теплом они явно не лучились. Я вопросительно приподнял бровь.

— Я могу пройти? — скорее не спрашивая, а утверждая, произнес отец. Меня так и подмывало ответить отказом, но я сдержался и, равнодушно кивнув, впустил Варга в комнату. Войдя, отец сразу уставился на зеркало, которое я забыл убрать. Потом его взгляд медленно перешел на меня. Я даже отшатнулся: столько в нем было ненависти. За что? Я никогда не мог понять, за что отец так ненавидит меня. Только ли дело в моем темном даре? Или же есть что-то еще? — Балуешься? — обманчиво мягким тоном поинтересовался он. — Хочешь стать магом? А не боишься?

— Нет, не боюсь, — твердо ответил я. — И да, я хочу стать магом.

— Если ты сейчас уйдешь, ты никогда не вернешься в мой дом, — яростно сказал отец. — Уходи, но забудь, что у тебя была семья.

— А я и так подобного не помню, — горько произнес я. Потом усмехнулся и посмотрел отцу прямо в глаза — Что тебе сказал маг?

— Ты не знаешь? — равнодушно спросил Варг. Потом он присел на кресло и взял в руку мой нетронутый бокал с вином. — Он предложил тебе стать его учеником.

Я замер. Учеником? Так вот, что он имел в виду!

— И что же? Я могу идти? — спокойно спросил я. — Где мы с ним должны встретиться?

— Я не знаю, — как-то злорадно ответил отец. — Собирай вещи. Возьми все, что хочешь с собой взять… и сможешь взять, — я внутренне ухмыльнулся. Зря он это сказал. Если он думает, что я не нашел способа проникнуть в семейную сокровищницу, то глубоко ошибается. Путь мы с Алином нашли очень давно. И частенько пробирались туда, хватали какой-нибудь амулет, а потом старались понять, для чего он предназначен… сколько разрушений было, когда мы совершенно случайно наткнулись на боевой амулет… Мысленно улыбнувшись, я посмотрел как отец выходит из комнаты. На пороге тот обернулся и холодно произнес:

— Валериан Коор'Саенн ты больше не являешься членом нашей семьи. Я проклинаю тебя, — и ушел.

Я стоял посреди своей комнаты, и ошалело мотал головой. Он проклял меня? Но… у меня нет слов… по крайней мере, приличных… Даже заклятые враги и то редко проклинают друг друга, используя право своей крови. А собственный отец? Такого в истории еще не было…

Само по себе это проклятие ничего мне не делало. В конце концов, отец не маг. Но сам факт! Теперь я для общества изгой. Причем они имеют право убить меня в любое время. Ну, удружил, папаша. Я знал, что ты меня ненавидишь, но то, что хочешь меня убить, причем другими руками!.. Да я даже из замка не смогу выйти! Любой член моей семьи может убить меня, и, кстати, многие сделают это не без удовольствия…

Ладно, хватит об этом. Нужно бежать отсюда. Я закатал рукав и посмотрел на свое плечо. Теперь на нем красовалось черное клеймо — змея. Символ проклятия. Неужели оно останется на всю жизнь?

Глупый вопрос.

Я схватил сумки, которые уже давно валялись у меня под кроватью, и начал ускоренно запихивать в них все, что могло мне пригодиться. Но только я приступил, как в коридоре послышались громкие шаги. Вот вам и светлые! Уже идут.

Схватив со стола зеркало, я запихал его в сумку. Потом кинул туда же остатки завтрака, предварительно завернув их в полотенце. На большее времени не осталось. Я только успел запереть дверь, как в нее забарабанили.

— Открой немедленно! — донесся до меня приказ моего дяди. Ага, сча-аз! Может самому сразу на меч прыгнуть?

Я отступил к стене, не сводя глаз с вздрагивающей двери. Потом, не глядя, нащупал небольшой выступ. Нажал. Когда потайная дверь открылась, я скользнул в нее и, вернув панель на место, ринулся по пыльному коридору к библиотеке. Мне многое еще нужно взять.

Заскочив в книгохранилище и напугав бедного слугу, чистящего пол, до икоты, я схватил с полок две свои самые любимые книги по черной магии и вернулся обратно в ход. Следующей остановкой была сокровищница. Попасть в нее было не так просто, но я справился. Обойдя все охранные заклинания, которые не обновлялись при мне ни разу, я достал отмычку, которую всегда хранил на поясе и аккуратно взломал замок.

Ха! Нельзя же быть такими наивными! Я прекрасно понимаю, что через потайной ход в сокровищницу мало кто полезет, поскольку духи, обитающие в стенах, не пропустят никого чужого. Это я для них уже давно свой… С другой стороны, никто посторонний, не принадлежащий к моей семье, не сможет так легко проникнуть сюда.

Гм, немного денег и мой любимый меч. Этого хватит. Засунув меч в ножны, я подвесил его к поясу и вновь скрылся в темном коридоре. Теперь к выходу. Э-э-э. Еще бы знать, где этот выход…



За столько времени я так и не сумел найти коридор, ведущий за замковую стену. Один выход — во внутренний двор, там проскользнуть мимо стражи и бежать…

Найдя нужное мне ответвление, я бегом пробежал по нему и вскоре был на месте. Высунувшись из-за белой статуи единорога, я оглядел совершенно пустой двор и усмехнулся. Все слуги наверняка рыщут по всему замку в поисках меня любимого.

Быстро пройдя по двору, я приблизился к воротам. Открыты??? Нет, ну и кто они после этого? Искать пропавшего, и в тоже время оставить ворота открытыми… бред!

Я подошел к стражникам, караулившим выход, и тихо пробормотал одно из выученных мной заклинаний, мысленно молясь, чтобы все получилось.

Видать боги прониклись моей проблемой, раз передо мной возникло черное облачко, которое, немного повисев, двинулось к стражникам. Мысленно приказав ему разделиться на шесть частей, я направил каждую часть на отведенного ей мужчину. Убивать никого не хотелось. Поэтому я использовал усыпляющее заклинание из арсенала темной магии. Стражники ничего не заметили. Так и повалились на землю, сжимая в руках карты. Поделом…

Выскользнув за ворота, я двинулся к лесу, что находился в относительной близости от стен замка. Я взял бы лошадь, но мой дед-маг, легко обнаружит меня по ней. Со мной такой фокус не проходит, поэтому уже давно, он поставил на всех коней в конюшне магический маячок, здраво подозревая, что однажды я попытаюсь скрыться на одном из них. И если бы не один подслушанный разговор…

Размышляя, я не переставал быстро перебирать ногами, стремясь оказаться от замка как можно дальше. Если бы все не были так заняты поисками меня в пределах замка, то уже давно бы обнаружили на этом ровном пространстве. Стоит только поглядеть со стены…

Но мне везло. Я сумел-таки добраться до леса, прежде чем мои догадались вылезти из-за стен. Пробравшись в свое любимое с малого детства место, я присел прямо на землю, переводя дыхание. Такой долгий бег не проблема для нас, но я уже давно не занимался усиленными тренировками, не считая уроков фехтования. Передохнув, я хотел было двинуться дальше, но услышал легкий шорох. Я напряг слух и успел уловить тихие шаги где-то неподалеку от моего укрытия (если четыре непонятных дерева, тесно росших рядом друг с другом, переплетя нижние ветки между собой и кусты можно назвать укрытием). Хм, а хватку то теряют! Стражнички! Давненько они не вылазили из своих нор. И зачем только отец их держит.

Повысив свою чувствительность до предела, я внимательно сканировал пространство вокруг себя. Поэтому сразу почувствовал уже знакомое чувство чужого присутствия. Хлопнув себя по лбу, я вытащил зеркало и настроил связь.

— Ты где? — с удивлением оглядывая кусты за моими плечами, спросил маг. — Ты согласен на обучение?

— Согласен, — усмехнулся я. — Тем более что сейчас у меня и выбора нет.

— Ты о чем? — насторожился темный. — И что ты делаешь в лесу? Я думал тебя держат в комнате…

— Держали. А теперь меня отпустили, попутно снабдив проклятьем, — я с любопытством наблюдал за реакцией мага. Она не заставила себя ждать. Тот оторопело смотрел на меня, расширив свои глаза, цвета морской волны.

— Проклятьем? И кто если не секрет?

— Отец.

Маг некоторое время молчал, а потом вздохнул:

— Прости. Я не подумал, что для Варга это отличный способ от тебя избавиться.

Теперь уже я сидел с круглыми глазами. Темный просит прощение? Это что-то!

Маг ухмыльнулся, видя мое удивление, а потом начал произносить официальным тоном:

— Риан Коор'Саенн…

— Теперь это не мое имя, — перебил его я. — Отец отрекся от меня.

— Этого следовало ожидать, — кивнул маг. — Но с этим и сложнее. Пока у тебя не будет другого имени, ты не сможешь произнести клятву ученика. Ты в безопасности?

— Если то, что я сижу в кустах, меня разыскивают все мои родственники, желая придушить, не считается, то да, я в безопасности.

— Не иронизируй, — оборвал меня мужчина. — Твое укрытие достаточно надежно? — я пожал плечами, потом задумчиво ответил:

— Знаете, хоть оно и выглядит обычным, но в детстве меня еще ни разу не нашли здесь.

— Хорошо. Жди меня. Я доберусь только к ночи.

— А как вы меня найдете?

— М-да. Это проблема, — почесал подбородок мужчина. — На темных магов не действует поисковик. Уж в чем дело я не знаю, но это факт. Ладно, я что-нибудь придумаю. В крайнем случае, свяжусь с тобой. Будь осторожен.

И зеркало вернуло свой первоначальный вид. Я устало прислонился к стволу дерева и приготовился ждать.

Время до ночи тянулось медленно. Я сидел в постоянном напряжении, стараясь приметить приближение врага до того, как заметят меня. Усталость брала свое, и, в конце концов, я расслабился.

Подкрепившись остатками еды, я боролся со сном. Но возникший шорох сбросил дрему, заставив мгновенно напрячься. Мимо моего укрытия кто-то проходил. Кто-то из родных, я чувствую.

— Риан — послышался тихий шепот. Я вздрогнул. Он то, что здесь делает? — Риан, если ты здесь — выйди.

Я задумался. Это может быть ловушкой. Но с другой стороны — Крайт единственный, кто поддерживал меня и, похоже, искренне любил. Мой двоюродный дед. По натуре — одиночка. Его в семье недолюбливали, но его влияние и власть заставляли с ним считаться.

Шаги начали удаляться, и я решился.

— Крайт — тихо позвал я, выходя из своего укрытия. Серебряноволосый мужчина вздрогнул и обернулся, а я в который раз поразился его красоте. Его волосы достигали пояса и сияющей волной струились по плечам. Молодое лицо — мы не стареем. На нем ярко выделялись карие глаза, в которых сейчас светилось беспокойство и любовь.

— Риан — он бросился ко мне и обнял. — Я боялся, что тебя все-таки нашли.

— Как видишь, нет — пожал плечами я, но затем улыбнулся. Крайт был единственным, кого я всегда рад был видеть. Ну, за исключением Алина… — Зачем ты здесь?

— Найти тебя, разумеется.

— Зачем? — повторил я, не сводя глаз с деда.

— Недоверчивый, однако, — хмыкнул Крайт, но потом ухмыльнулся — И правильно. Я могу проповедовать тебе, как светлый, что родным нужно доверять, но как друг скажу только одно: не доверяй никому. Особенно родным. Не все светлое является таковым на самом деле.

— Я знаю, — вздохнул я.

— Ну, ладно, — посерьезнел дед. — Сейчас не до этого. Я знаю, что Варг проклял тебя. И знаю то, что проклятье может снять только кровный родственник. — Я неверяще посмотрел на него. Тот улыбнулся. — Да, это правда. Проклятье можно снять. И я, Крайсарт Коор'Саенн, снимаю проклятье с Валериана Коор'Саенна, а так же возвращаю его в семью.

Я мгновенно задрал рукав и осмотрел плечо. Метка исчезла. Радостно вскрикнув, я повис на Крайте. Тот же только счастливо рассмеялся.

— Вот будет сюрприз Варгу, — подмигнул он. — Ведь проклятье налагается только один раз.

Я расхохотался, представив реакцию отца. В тот же момент на поляну вышли охотники. Они молча достали оружие и двинулись на меня.

— Стоять! — крикнул Крайт таким тоном, что у меня невольно мурашки по коже прошли. — Он является членом семьи. Проклятье снято.

В доказательство я предъявил свое чистое плечо. Охотники молча смотрели на меня светящимися красным глазами, а потом опустились на одно колено. Уф-ф! Пронесло!

— Уходите отсюда, — спокойно приказал я. — Возвращайтесь в замок. Хотя… — тут у меня промелькнула мыслишка попортить отцу настроение на долгие годы. — Если вы хотите, то у вас есть выбор.

— Какой? — неожиданно неживым голосом спросил охотник, а я и Крайт открыли рты. В первый раз кто-то слышал голос охотника. До сих пор доподлинно не известно, что же за существа эти охотники. Их не причисляли ни к светлым, ни к темным. Они просто были. Мой отец владел тремя десятками охотников. Как он их получил, и чем за это заплатил — мне неизвестно, но с тех пор охотники подчиняются нашей семье. Молчаливые, идеальные воины. Они могут искать нужное им существо, без отдыха днями и ночами. И всегда находят цель. Теперь я могу сказать, что я счастливчик. Только сейчас я начал понимать, что моя жизнь висела на волоске. Что же это за деревья такие, что скрывали меня даже от охотников?

Но вернемся к делу.

— У вас есть выбор — вернуться к моему отцу или стать свободными — твердо ответил я. Тридцать пар красных глаз скрестились на мне. Довольно неуютное чувство. А еще если к этим взглядам добавить и изумленный — Крайта, то вообще…

— И ты нас действительно отпустишь? — в голосе охотника промелькнули отблески чувств: какое-то неверие и, я бы сказал, надежда.

— Да, слово Коор'Саенна.

— Мы хотим свободы, — тихо прошелестели воины в красных одеяниях.

— Хорошо. Я, Валериан Коор'Саенн, освобождаю вас от служения нашей семье, с условием, что вы никогда не причините вред ни мне, ни Крайту, ни Алину — произнес я, официальным тоном.

— Мы согласны.

Я кивнул, глядя на то, как охотники покидают поляну и исчезают в ночном лесу. На месте остался только один. Он мягким, скользящим шагом приблизился ко мне, заставив напрячься и меня и Крайта, потом снял с шеи какую-то цепочку и протянул мне.

— Позови и мы придем, — с этими полусловами-полушипением он ушел.

Минуту мы стояли в полном молчании, а потом Крайт помотал головой:

— Ни чего себе! Если бы сам не видел и не слышал, то ни за что не поверил бы! Охотники — и разговаривают. А подарок! Да я за сотню лет ни разу не слышал даже намека у них на чувства!

— Все бывает в первый раз, — пожал плечами я, надевая на шею цепочку с небольшим амулетом вызова — черным волком. И тут я не выдержал и захохотал, снимая напряжение, из-за чего смех вышел несколько истеричным. На недоуменный взгляд деда, я кое-как выдавил из себя — Представил лицо отца, когда он узнает об уходе охотников.

Теперь мы хохотали вдвоем.

— Веселитесь? — прервал нас холодный голос. Мы мгновенно стихли и резко обернулись к новоприбывшему. Им оказался темный маг. — Риан?

— Да, это я — кивнул я. — Это Крайт, мой дед.

Маг вежливо кивнул головой, обозначая приветственный поклон. Крайт поступил аналогично.

— Я Эзар. Риан, ты готов идти? — я вновь кивнул. — Хорошо, тогда пошли.

Я повернулся к Крайту и обнял его. Тот только поцеловал меня в лоб и отпустил:

— Благословляю тебя, внук. Надеюсь, свидимся.

— И я, — тихо ответил я. Потом развернулся и подошел к Эзару.

Мы так и не свиделись. Я начал обучение у Эзара, который быстро стал мне не только наставником, но и другом. А потом, через несколько лет узнал, что Крайт погиб при невыясненных обстоятельствах. Кто-то подкинул к нему в дом ривула — ядовитого ящера, с длиной тела метра два. Ряд клыков и непробиваемая никаким оружием шкура, делали его отличным убийцей. Я знал, что это дело рук отца, или кого-то из нашей семейки. Он не простил моего побега и очищения от проклятья, уж не говоря об освобождении охотников. Но за неимением меня в пределах досягаемости, он обрушил свой гнев на того, кто помог — на Крайта. До сих пор, я вспоминаю ту ночь, когда я видел его в последний раз. Единственного из моей семьи, кто помнил меня и любил. Остался один Алин, но…

— Я пошел, — печально сказал я. Рокс понимающе кивнул. Тихо поднявшись, я пошел собирать вещи.

Глава 2

Все когда-нибудь повторяется. В который раз я собираю вещи и ухожу из замка. Сначала из отцовского, но тогда я бежал, спасая свою голову. Потом замок Эзара, но тогда я начинал самостоятельную жизнь и переселился сюда, в эту мрачную громадину. Теперь я ухожу из собственного замка, собираясь увидеть родного брата. Причины разные, но смысл один — я ухожу.

Отогнав мрачные предчувствия, я схватил сумку-артефакт, прихваченную из замка Эзара (Ой, и оторвет он мне голову…). В нее вмещалось громадное количество вещей, ограниченное конечно, но пока этих ограничений я еще не достиг, поэтому пихал в нее все, что, по моему мнению (и мнению вампира), могло мне пригодиться в пути.

Началось все с одежды. Пара тройка сменных рубашек (с ними у меня всегда проблема — рвутся слишком часто). Увидев, как я впихиваю их в узкое горло сумки, Рокс хмыкнул:

— Думаете, хватит?

— Надеюсь, — я оценивающим взглядом прошелся по одежде, после чего с вздохом добавил еще одну рубашку. Рокс расхохотался. Конечно, я умею восстанавливать одежду магией, но трата резерва на такое…

Следом за рубашками, в сумку полетели штаны, теплое одеяло, пара книг, содержащих самые необходимые заклинания (я выучил их наизусть, повинуясь строгому наказу Эзара, но мало ли), несколько амулетов и куча еды. Так же хозяйственный вампир втихаря впихнул нитки с иголкой, мыло, моток веревки и несколько свечей. На мой скептический взгляд он пожал плечами:

— В жизни все бывает…

— Другое дело, что не у всех, — фыркнул я, чем вызвал тщательно маскируемый под кашель смех.

К поясу был пристегнут тот самый меч, что я унес из сокровищницы отца (кстати, как сообщил мне Эзар, этот меч является оч-чень хорошим оружием, способным убивать и таких, практически неуязвимых существ, как охотников, демонов и тех же ривулов). В незаметных кармашках плаща было запрятано множество метального оружия. Так же оно имелось и в сапогах, наручных ножнах, на поясе и многих других местах. Немного подумав и споткнувшись об меч, я сорвал его с пояса и сунул в сумку. Несмотря на все усилия моих учителей, махать этой железякой я научился едва-едва, что не скажешь о метательном оружии. Вот уж чем я владел в мастерстве. Эзар некоторое время морщился, не одобряя мое увлечение этим оружием, но когда я продемонстрировал его способности, справившись со своими учителями-мечниками, то он был вынужден оставить меня в покое.

— Темный, что с тебя взять, — только и проворчал он. Угу! А сам-то кто?!

Наблюдая за моими действиями, Рокс не забывал комментировать происходящее. К концу сборов, я был уже готов придушить этого нахального вампира. Тот, предвидев подобное, смылся в конюшню. Наконец, подхватив сумку, я вышел из комнаты, спустился вниз и подошел к дверям. Внизу, во дворе, меня уже дожидался вампир, держа на поводу моего Айсберга. Глядя на его снежно-белую, даже с некоторой синевой шкуру, я не мог не сравнить его со льдом. Необычные синие глаза хьярда радостно вспыхнули, увидев меня.

— Привет, Айс — я ласково потрепал его по шее. — Пора в путь. Уже застоялся, бродяга.

Конь согласно фыркнул, подставляя бок. Рокс довольно улыбнулся, глядя, как я легко залетаю в седло. Сколько времени он мучился со мной, обучая верховой езде, сколько нервов потратил — не счесть. Но результат на лицо.

— Ну, что. Остаешься за главного, — и я подмигнул вампиру. — Главное, чтобы замок был цел к моему возвращению, а остальное не важно.

— Будет сделано, — кивнул Рокс, печально улыбаясь. Он знал, что я никому больше не доверю свой дом, кроме него. К тому же взять его с собой — это значит обречь на неминуемую гибель, попади мы в светлые земли, а уж то, что я там побываю — моя печенка верно чует. — И, Риан — я повернулся к нему. — Будь осторожен.

Я только улыбнулся в ответ и направил Айса к распахнутым воротам. Затем проехал по опущенному мосту и въехал в темный лес. А теперь на поиски светлой команды!

Ну, кто бы сомневался, что этим все закончится! Я оглядел всю светлую команду, находящуюся в окружении моих любимых иглистых вернов (помесь волка и кошки, только размерчики…). Хм, стандартный набор. Чего еще можно было ожидать от светлых? Так, кто там у нас? Ага! Светлый эльф — две штуки. И чего так много? Человек — две штуки. Чего каждой твари — по паре? Гном — один. Уже лучше. А это там кто? Друид? Где они его откопали? Этих отшельников найти настолько сложно, что я до сих пор никого из этой расы не видел. А ничего старичок: рост очень высокий, седая борода и длинные белые волосы, чуть отдающие зеленью. Длинный коричневый балахон, подпоясанный тоненьким ремешком… или растением? На ногах твердые сандалии, в руках — посох. Все как на картинке в учебнике.

Эльфы так вообще — белобрысые, остроухие, с большими миндалевидными глазами. У одного кажется зеленые — у другого голубые. Хм, у меня бред, или они действительно друг друга недолюбливают? Как-то странно косятся, словно ожидают пакости. Да и одежды разных цветов, в тон глазам, с чего бы? Луки в руках, стрелы в колчанах.

Гном, он и есть гном. Рыжие волосы, рыжая борода, заплетенная в две косы, среди всего этого нос картошкой и поблескивающие черные глаза. На нем доспехи, составленные из круглых пластин. Довольно удобные… Для него. Я же эту пакость на себя никогда не напялю! В последний раз, когда я пытался драться в ЭТОМ, Эзар чуть не лопнул от смеха. А потом велел прекратить цирк и снять с себя боевое облачение. Что я сделал с видимым облегчением.

А ничего у него секира. Если прикинуть на глаз, то магии в ней ого-го!

Люди — это вообще отдельный разговор. И где таких достали? Мужчина, составленный казалось из одних мускулов. Темная одежда и кожаный доспех плотно обхватывали мощное тело. Двуручник, который он держал в руках, вызывал легкое чувство уважения к этому воину. Да, я бы этой оглоблей махать явно не смог. Резкие черты лица выдавали уроженца северных стран. Дворянин. У светлых на счет этого явный бзик. Если идут в поход, то обязательно с важными, благородными представителями рас. Хм, а девушка рядом с ним. Та еще. И чего ей дома не сидится? Нет, напялила на себя доспех, научилась махать ножичком, и вперед на подвиги. Каштановые волосы, такие же, как у ее соседа, да и сходство черт, намекали на родство этих двоих. Небольшой короткий меч, был сжат в крепких маленьких ручках. Судя по хватке, обращаться с ним она явно умеет, а по мечтательному взгляду налево — влюблена. Кто там «счастливчик»?



Увидев оного, я замер. Алин. А ты вырос, братишка. Такой же красавчик, как и раньше. Волосы до плеч, были свободно распущены. Солнечный свет переливался в этих серебряных кудрях, создавая светящийся ореол вокруг светлого лица. Упрямый подбородок. Яркие желтовато-коричневые глаза, в обрамлении пушистых черных ресниц. Черные брови резко выделялись на светлой коже. Светло-серебристая одежда, свободного покроя, давала свободу движениям стройного подтянутого тела. В руках парные клинки из голубоватой стали лучшего качества. И наверняка зачарованы. Уж Алин-то владеть ими умел в совершенстве. В то время как я постигал магическую науку, мой брат налегал на дипломатию (впрочем, и меня ей обучали — вспоминать тошно) и воинские искусства.

Как я по тебе соскучился! Жаль ты меня теперь не знаешь…

Вся компания стояла, сгруппировавшись в тесный кружок, стоя спинной друг к другу. У их ног лежало несколько трупов вернов, разрубленных в капусту и простреленных стрелами насквозь. Почувствовав меня, верны замерли, прекратив нападение, и позволили мне рассмотреть светлых.

Что ж, пора знакомиться.

— Как не стыдно? Пришли в чужие владения… — начал я укоризненным тоном.

Мы стояли готовые к обороне, но явно сомневающиеся в победе. Хотя я как раз и не сомневался. Эти твари порвут нас на куски. Ну, убьем мы их десятка три-четыре. А в этом крелловом лесу их сотни.

Верны напали. Свистнули эльфийские стрелы. Хоть в чем-то эти ребята пришли к соглашению. Надо же было навязать нам этих… эльфов. Они, заразы, между собой в кровной вражде! И все это выливается в постоянные ссоры, уже доставшие до самых печенок!

Вот вперед выступил друид. Взмахнув посохом, он создал щит, оберегающий нас от отравленных игл этих тварей. Хороший представитель этой расы. Над остальными нужно стоять памятником минут двадцать, прежде чем дождешься хоть какой-то реакции. А этот отзывчивый, хватает только пяти минут. Прогресс на лицо. Но дело свое знает.

Хм, а люди. Вон Тара машет мечом. Хорошо машет, не спорю, если бы еще в нужную сторону… а вот гнома убивать не нужно! Он нам еще пригодится… наверное. И что он ей опять такое сказал?

Разрубив трех тварей, я начал пробираться к этим двоим. Нашли время ссориться. Правда, прислушавшись, я с уважением присвистнул. А эта девчонка умеет ругаться! А еще аристократка! Как же, племянница самого короля! Только ее слезная просьба, да поддержка короля, являющегося одним из Советников, позволило девушке влиться в команду. Впрочем, я не жалею… Ого! Сколько эмоций, чувств. Кстати о чувствах. И чего она на меня так посматривает? Не дождешься, родная. Не создали еще таких сетей, чтобы меня поймать! И куда твой родственник смотрит? А-а, на вернов. Кстати, о птичках. Почему нападения прекратились?

Наша команда опять скучковалась, готовая к новому нападению, но верны стояли памятниками самим себе, явно к чему-то прислушиваясь. Что случи…

— Как не стыдно? Пришли в чужые владения, порубили моих зверушек. А плата? — раздался в воздухе мелодичный голос. Я вздрогнул и обернулся кругом, выискивая говорившего. Наконец, я увидел его. На ветке дерева, прислонившись спиной к стволу и небрежно свесив ногу, сидел молодой мужчина и укоризненно глядел на нас.

Хм, явно не человек. Слишком уж красив. Длинные, до пояса волосы (совсем как у наших эльфов), собраны в хвост. Но вот их цвет поставил меня в тупик. В первый раз вижу ТАКОЕ. Черные, но если приглядеться, то можно различить фиолетовые тонкие пряди, исчезающие в густой волне. Красивые фиалковые глаза сейчас были чуть насмешливо прищурены. Кожа поражала чистым светлым оттенком. Черты лица были плавными. Подбородок выдавал упрямство характера. Тонкий, изящно вылепленный нос. Его лицо мне кого-то напоминало. И судя по напряженным взглядам остальных — они думали о том же. Где я мог его видеть?

Губы незнакомца скривились в усмешке. Темный!

Что он там говорил о зверушках?

— Это твой лес, темный? — спросил я, подходя чуть ближе. Мечи я опустил к земле, но мышцы были готовы в любой момент вскинуть оружие и ударить.

Темный с любопытством посмотрел на меня и спрыгнул. Я в который раз уверился в том, что он не человек. Спрыгнуть с такой высоты, совершенно не напрягаясь и ничего себе не сломав, могут либо эльфы, либо валары. А этот прыгает, и ничего. Я внимательно оглядел его еще раз, оценивая стройное, несколько хрупкое телосложение. Немного ниже меня ростом. Движения тщательно выверены. Ни одного лишнего жеста. На первый взгляд оружия на нем нет, на второй тоже, но что-то с трудом верится, что он безоружен. Черные штаны обтягивали ноги. Высокие, мягкие сапоги выдавали заядлого путешественника. Темно-фиолетовая рубашка, со свободными рукавами и черный плащ с капюшоном. На руках черные перчатки наездника.

— Мой, — легко согласился он, подходя ближе ко мне. То, что он прошел мимо вернов, и совершенно не обратил на них внимания — произвело свое впечатление. По крайней мере, гном злобно выругался и «ласково» так посмотрел на хозяина леса. — Так что насчет платы?

— А что ты хочешь? — настороженно спросил я. Сейчас темный в своем праве. Мы на его территории. Тем более на его стороне сила. А то, что эти «зверушки» послушаются этого странного пришельца, я не сомневался.

— А что вы можете предложить? — хитро прищурился он. Ха! Не прост, зараза.

— Кончайте свой треп, который вежливо называется деловыми отношениями, — рявкнул вдруг гном, заставив подпрыгнуть от неожиданности всех находящихся на поляне. Тара вновь принялась с ним ругаться, переходя на повышенные тона. Ее двоюродный брат, обреченно вздохнув, принялся их разнимать. Эльфы, отойдя друг от друга на максимально доступное расстояние следили за темным, а тот в свою очередь несколько удивленно наблюдал за представшей ему картиной. Я даже слегка позлорадствовал. Сам то уже привык.

— Вы откуда такие, ребята? — тихо поинтересовался темный. — У вас все в светлых землях такие? — и он выразительно покрутил пальцем у виска. Неожиданно ему ответил друид, до этого молча взиравший на все это безобразие.

— Не обращайте внимания на этих детей, — прогудел он. — Здравие вам, хозяин леса.

Вот в этом все друиды. Сами они принадлежат к светлым, но к хозяевам леса относятся уважительно, будь они светлыми или темными. А этот темный действительно хозяин леса. Недаром его слушается все зверье.

— Детей? — в один голос взревели люди и гном. Эльфы лишь прожгли старца гневными взглядами. Тут я услышал странный звук. Обернувшись на него, я с удивлением обнаружил темного, сдерживающегося изо всех сил. Взглянув на меня, он, наконец, не выдержал и расхохотался. Искренне и самозабвенно. Взглянув на ситуацию его глазами, я присоединился к нему. Наш звонкий смех раздался над поляной, привлекая всеобщее внимание.

Давненько я так не веселился. Эта компания, явно ушибленная на всю голову. Чего только стоят эльфы, которые демонстративно разошлись по разным сторонам, стараясь не замечать друг друга. А девчонка! Так ругаться ведь не каждый сможет. Тут нужен талант. Гном же подтверждает все истории о его расе. Нетерпеливый народ, однако. А друид! Надо же было заявить: «дети»! Хотя в этот раз я с ним согласен. Пусть эти эльфы наверняка ровесники мне, и раза в три старше людей, все равно они еще дети. Эта раса отличается замедленным взрослением. И как их умудрились послать в поход? М-да. Мой брат умеет отличиться. Надо же было попасть в ТАКУЮ команду. И какова цель их похода? Ничего. Скоро узнаю.

Кстати, на счет платы. Вот пусть теперь и терпят мое присутствие. О чем я и не преминул сообщить.

— ЧТО? — хором воскликнула вся команда. — Ты собираешься идти с нами?

— А почему и нет? — безмятежно пожал плечами я.

— Темный в светлой компании, — потрясенно хихикнула девушка. — Это будет нечто.

— Я так понимаю, отказаться мы не можем? — поинтересовался в последней надежде Алин.

— Можете, — радостно отозвался я. Эльфы созвучно кивнули головами, мол, отказываемся, но их слова были остановлены движением ладони моего брата.

— А что за это будет? — насторожено спросил он, явно не веря в мои душевные качества. Правильно, в общем, то не верил…

— Ну, у меня верны не кормлены, — деланно ковыряя дерн, застенчиво произнес я. Эльфы дружно поперхнулись воздухом. — Слушайте, — внезапно обратился к ним я. — А почему вы все-таки друг друга так не любите? — те недоуменно уставились на меня.

— Мы не испытываем друг к другу неприязни, — надменно сказал тот, что сиял возмущенными зелеными глазами. Второй только кивнул.

— Да ну, — не поверил я. — Чего вы тогда жметесь к моим вернам?

— Мы не жмемся! — праведно возмутились эльфы, отскакивая к центру.

— Какое единодушие, — хмыкнул я, а гном мерзко захихикал. Похоже, он эльфов малость недолюбливал. — Так я иду с вами?

— К чему тебе это? — пораженно сказал воин-человек. О! Голос наконец-то подал. А я думал, что глухонемой.

— Скучно, — честно признался я. Действительно честно. В последнее время мне совершенно нечего делать. А скука вещь такая…

— И ты из-за этого пойдешь с нами? — не поверил гном.

— А что? — вновь пожал плечами я. — Вполне нормальная причина.

— Ты идешь с нами только из-за этого? — внимательно глядя на меня, продолжил расспросы Алин. Умный, зар-раза.

— На этот вопрос я не стану отвечать — усмехнулся я. Темный я, в конце концов, или нет? — Где ваши кони?

— Неподалеку, — настороженно отозвался один из эльфов. Тот, что голубоглазый.

— А зачем вы их тут оставили? — недоуменно спросил я, когда мы вышли к похожей поляне, на которой к деревьям были привязаны семь коней. Все как один черные. И кто из нас темный? — Чтобы не съели? Э, ребят, а вы не подумали, что случись, что с вами, они бы умерли от голода, привязанные так.

Гном виновато потупился. Понятно кто был инициатором.

— Кстати, а почему колер такой? — не выдержал и поинтересовался я. — Вам вроде как белые положены.

— Мало ли что нам положено, — огрызнулся человек. Видимо не я первый говорил им это. Алин только махнул рукой, садясь на своего коня. — А твой где?

— Сейчас будет, — с этими словами я оглушительно свистнул. Пока светлые приходили в себя и трясли головами, хлопая по ушам, я успел вдоволь поржать над ними. Друид только укоризненно покачал головой и, махнув посохом, убрал всем звон из ушей. Блин, всю малину обломал, гад. Алин в это время повернулся ко мне с явно кровожадными намереньями. Спас меня от расправы Айс, выскочивший на поляну и резко затормозивший передо мной.

— Ну, привет. Теряешь форму! Раньше ты быстрее прибегал, — хьярд только возмущенно мотнул головой и попытался меня укусить. — Ладно, мир. Я пошутил. — Потом я вскочил в седло и уставился на распахнувшую рты команду. — И долго вы будете так стоять?

— И ты нам говорил про цвет? — не выдержал человек. — А сам то? Темный на белом коне. Смех.

— Ну да, — согласился я. — Надо же хоть как-то вписаться в вашу перевернутую компанию.

— Хорошо. Вписался. А теперь поехали. Нам нужно к реке до завтра — и Алин первым поехал вперед.

— Эй, Алин, — тот обернулся. — Не в ту сторону.

— Откуда ты знаешь мое имя? — насторожился брат. А я ругнулся про себя. Надо же было так проколоться.

— Я за вами наблюдал, — как можно более уверенно заявил я. — Услышать твое имя не составило труда. Кстати, а остальные может, представятся?

Переведя тему, я внимательно обвел взглядом притихших эльфов и людей.

— Я Алин Коор'Саенн.

— Я Атарина ре Вальдон. Можно просто Тара, — улыбнулась девушка. Так. Эй, тебе же Алин нравился, если я не ошибаюсь! Вот на него и смотри!

Брат заметил мой испуганный взгляд и усмехнулся:

— Может от твоего присутствия и будет польза.

Все светлые на поляне, за исключением недоумевающей Тары, расхохотались. А я только мстительно улыбнулся. Гном тот час заткнулся.

— Где-то я это видел, — задумчиво сказал он. — Знаешь, Алин, у тебя бывает такая же улыбка, когда ты задумаешь ответную пакость.

Я помрачнел. Еще не хватало, чтобы они узнали о наших родственных узах. Брату и так нелегко пришлось в этой жизни, а появление темного близнеца — это уже перебор. Все равно он не сможет меня вспомнить. А на слово не поверит. В этот момент я поймал на себе внимательный взгляд Алина. После чего постарался улыбнуться и посмотрел на гнома.

— Я Гварт Доортен, — представился он. Потом скривился. — Не думай, это не полное имя и ты не сможешь им воспользоваться.

— А для черной магии и не нужно полное имя, — зловеще ухмыльнулся я, блеснув чуть удлиненными клыками. Все на поляне насторожились. Ага! Восстановлен спокойный баланс.

— Я Сорен ре Вальдон. Двоюродный брат Тары, — назвался человек, стараясь разрядить обстановку.

— Киррантэль, — холодно сказал голубоглазый эльф.

— Эринталь, — чуть более весело произнес зеленоглазый.

— Они из родственных домов, — шепотом проинформировал меня Алин. — Но между ними идет кровная вражда.

— И эти родственники, — с досадой сказал я. Потом исподлобья глянул на друида и на гнома — Вы тоже одной крови?

Тара прыснула. Эринталь весело глянул на гнома.

— А вы? — язвительно произнес Гварт, намекая на меня и Алина, стоящего рядом.

Крелл знает, что происходит. Так ведь и разозлиться недолго! Сговорились что ли все? Не надо ему сейчас знать. Он не примет правду. А вот позже…

— Я Ясень, — звучно произнес друид. Что ж, я не сомневался, что имя будет в этом духе. Жалко, что не дуб.

Видимо мои мысли отразились на лице, раз холодный прежде Киррантэль насмешливо глянул на мага земли.

— Так поехали? — спросил я, трогая поводья Айсберга.

— Погоди, ты ничего не забыл? — вкрадчиво поинтересовался Эринталь.

— И что же? — невинно повернулся к нему я.

— Ты не представился.

— Ах да, — я картинно хлопнул себя по лбу. — Как же я мог забыть. Я — Риан.

— Риан и?…

— И все, — развел руками я. — Раздвоением личности не страдаю.

— Ты не скажешь нам свое полное имя? — вступил в игру Киррантэль. Вот прилипли. Не скажу!

— Что в имени тебе моем?… — подняв глаза к небу, продекламировал я. — Уговора не было.

— Темный, одним словом, — буркнул Гварт.

— Ага! — согласился я. Алин только покачал головой, скрывая улыбку, а потом первым поехал в указанную мной сторону. Я двинулся следом.

Странный этот темный какой-то. Ехать с нами вздумал. И зачем оно ему? Его пространные реплики насчет скуки мало, что говорят.

Хотя его замечание о лошадях имело смысл. Даже Гварт проникся, раз покраснел, что бывает с ним оч-чень редко.

Господи! Нам что все будут поминать этот черный цвет? Когда мы выезжали из Пранда, только и слышали: светлые на черных конях! Достало уже. Вон и Солен злится.

А сам-то!!! Темный на белом! И он еще смел делать нам замечание! Куда катится мир…

— Поехали, — раздраженно сказал я. После чего развернул коня и направился к реке.

— Эй, Алин — тихо позвал темный. Я ошеломленно обернулся. — Не в ту сторону.

Я не назывался! Кто-то тут сильно темнит. Даром что темный. Хм, наблюдал он. Вполне возможно конечно. Иначе он не был бы так хорошо собран. Но что-то тут не то.

Представиться, говоришь? Ну, а почему и нет. Наши имена не дадут тебе никаких преимуществ.

— Я — Алин Коор'Саенн, — назвался я, отмечая в глазах темного какую-то странную искру.

— Атарина ре Вальдон… — прозвучал звонкий голосок Тары. После чего она бросила на темного неприкрытый восхищенный взгляд. Видя, как тот испуганно дернулся, я испытал ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения. Так то. Чтоб не все тебе было так легко. К тому же и мне польза… О чем я и не преминул сообщить темному. Команда расхохоталась, но темный вдруг улыбнулся, причем такой улыбкой, что даже мне захотелось быть от него подальше. Хм, где-то я подобное видел…

Вот и гном согласен. ЧТО? У меня такая улыбка? Он что, совсем рехнулся? Хотя…

К моему удивлению, темный вдруг нахмурился. Он что, так боится быть похожим на светлого? Нет, тут явно что-то не то.

В этот момент гном представился, и умудрился-таки выразить всю свою нелюбовь к темным всего несколькими презрительными словами. А темный-то не промах. Его усмешка, в которой блеснули длинные клыки, ясно показала всем, кто есть кто. Он опасен, я это чувствую, но в то же время вреда не причинит. По крайней мере пока… пока ему интересно.

На поляне воцарилась напряженная тишина. Только сейчас вся моя команда начала осознавать, что путешествовать нам придется в компании врага. Который в любую минуту может перейти с нашей стороны на свою. И ведь клятву не возьмешь! Он в своем праве, и потребовал свою плату. Если бы в данный момент мы были сильнее, то могли бы отказаться платить. Но сейчас… плата принята и выхода нет. В этом лесу темный нас не тронет. А потом не тронем его мы. Единственная возможность избавиться от него — это сейчас напасть. Но нам не победить, даже если мы убьем его. Пару эльфийских стрел и он мертв, но верны отомстят.

Ситуацию разрядил Солен, сообщив свое имя. В этот момент ему были все благодарны, даже эльфы, хоть никогда и не признаются.

— Киррантэль, — прозвучал голос старшего эльфа.

— Эринталь, — чуть более дружелюбно промолвил зеленоглазый. Он моложе меня на пару лет, но в поведении — дитя дитем. Хотя порой…

— Они из родственных домов, — проинформировал я темного, который вдруг досадливо поморщился:

— И эти родственники, — буркнул он. Потом с подозрением глянул на Гварта и Ясеня. — Вы тоже одной крови?

Остальные светлые, кроме вышесказанных, тихонько хрюкали себе в ладони. Ну, темный язва еще та. Он с гномом хорошо споется, если все-таки нас не убьет.

Эй, на что эта гномья морда намекает? Родственники?

Темный бросил на меня быстрый взгляд, в котором промелькнуло сожаление и какое-то смутно понимаемое желание, словно он хотел что-то сказать, но передумал. Что происходит?

Последним представился друид и темный едва сдержал ехидную ухмылку. Его мысли отчетливо проявились у него на лице, заставив Киррантэля, недолюбливавшего друида (как же! Маг земли! Конкурент на общение с природой), довольно усмехнуться.

— Так поехали? — поинтересовался, опомнившийся темный. Куда??.

— Ты ничего не забыл? — сверкая глазами начал Эринталь. Ну, вот, а то я уже хотел вмешаться. Странно, но ругаться с темным не было никакого желания. Ха! А какой у него невинный вид! Надо же. Актер превосходный! Если бы еще убрать насмешливый блеск необычных фиолетовых глаз, то можно верить как на духу.

Риан. Что-то знакомое промелькивает в памяти. Что-то давно забытое. Внезапно я почувствовал странное ощущение. Словно, кто-то из близких рядом. Но оно было настолько туманным, и так быстро пропало, что я не успел толком ничего сообразить.

Полное имя не говорит, гад. В прочем оно мне не нужно. Хотя может, я и сильно ошибаюсь…

Глава 3

— И чего вас к реке несет? — пробурчал я, приказывая лесу пропустить нас. Вся светлая команда двигалась за мной, насторожено посматривая по сторонам. Похоже, ожидала пакости с моей стороны. Ну-ну. Ждите.

— А что такое? — поинтересовался Эринталь. Из всей семерки он относился ко мне лучше всего. Может потому, что он еще не знает, на что способны темные. Видать мало путешествовал по миру.

— Гм, не хотелось бы встречаться с обитателями речки…

— Это с русалками, что ли? — влез Солен. — Тогда вынужден тебя огорчить — мы идем именно к ним…

— Даже так, — притворно удивился я. Ага! К русалкам, значит. Что ж. Первая цель ясна. А зачем? — Такие вредные создания, от них ничего не дождешься…

— Риан, прекрати, — усмехнулся Алин.

— Что такое? — наивными глазами посмотрел я на него.

— Ты ведь хочешь узнать, зачем мы туда идем, не правда ли? Тогда прекрати ходить вокруг да около. Спроси прямо…

— А вы ответите? — искренне полюбопытствовал я.

— Нет, — признал мой брат.

— Ну, вот и я о том же, — вздохнул я. Вредные они. — Только не говорите потом, что я вас не предупреждал.

— Ты о чем? — внимательно посмотрел на меня друид.

— Не забывайте, в чьих землях вы находитесь, и на какой территории пролегает река, — холодно сказал я.

— Ты станешь нам мешать? — напрягся Киррантэль. Руки Алина скользнули к рукоятям мечей. Гном только мрачно зыркал на меня.

— Я — нет. Но и помогать не стану, — пожал плечами я.

— Нам не нужна твоя помощь, темный — фыркнул Солен.

— Ой, ли, — усмехнулся я. Айс шел аккуратно, прекрасно зная дорогу, поэтому я практически не отвлекался от разговора. Что не скажешь об остальных. Вот Гварт злобно выругался, когда его конь споткнулся об корень и чуть не уронил гнома. В ярости Гварт замахнулся секирой на ни в чем не повинное дерево, но был остановлен:

— Только посмей, — прошипел я. К моему удивлению, меня поддержали эльфы и друид. Они яростно уставились на смутившегося Гварта, и не отставали от него до тех пор, пока он, ворча, не убрал оружие.

— Ну, и что такого? — пробурчал он.

— Ничего, кроме того, что ты чуть не нанес оскорбление четверым твоим спутникам, — бросил Эринталь. Ах, да. Я же забыл, что и у друидов, и у эльфов каждое дерево — это умерший когда-то сородич. И как они их делят? Где чей? Для меня это лишь мой лес, вреда которому я не дам причинить. У нас с ним некое соглашение. Он слушается меня, а я же в свою очередь слежу за его безопасностью. Так что если бы гном все же порубил дерево, то долго бы не прожил.

Некоторое время мы ехали молча. Река уже поблизости. Она протекает в лесу почти перед самой границей. Уже на подходе я надел капюшон на голову, прикрывая приметные волосы и лицо. Простенькое заклинание и моя сущность скрывается за туманной пеленой. Теперь русалки не смогут узнать меня, без моего желания. Меня то они не тронут, но вот посмотреть, что станет делать светлая команда, мне было интересно. В конце концов, я не собираюсь помогать им, по крайней мере, без их просьбы. А так за ними будет должок, что весьма мне нужно.

Вот и река. Она резко выступала среди деревьев и густых зарослей. Дневной свет практически не достигал этого места, поэтому, хотя река была достаточно широкая, воды ее имели темно-синий, почти черный цвет. Друид вышел вперед и начал что-то тихо произносить, вызывая речных обитателей. Ой, дура-а-ак!.. Кто же вызывает ЗДЕСЬ светлыми заклинаниями…

Воды всколыхнулись и на поверхности показались четыре головы. Три мужских и одна женская. Внимательно оглядев нас, они переглянулись и ухмыльнулись. Вот теперь будет весело…

Ехать по лесу темного, с его хозяином — сплошное удовольствие. Если раньше мы продирались через кусты, разрывая одежду и царапая кожу, то сейчас все заросли словно расступались перед нами, точнее перед задумчивым черноволосым парнем, возглавляющим нашу процессию.

Через некоторое время Риан очнулся от раздумий и начал ворчать на предмет нашей цели.

— И чего вас к реке несет? — бурчал он, как-то обреченно поглядывая на меня. Так-то. Мы тебя не тащили с собой!

Некоторое время я наблюдал за попытками темного незаметно выпытать у остальных цель нашего похода к реке. Что ж, он в этом преуспел. Пока он не узнал слишком многого, я решил вмешаться.

— Риан, прекрати, — а теперь чуть-чуть смешинки в голосе. Какие глаза. Нет, ему явно надо идти в актеры. Театр по нему давно рыдает самыми горючими слезами. — Спроси прямо…

— А вы ответите? — поинтересовался темный.

— Нет, — честность лучший друг. Правда, не всегда. Поняв, что ему здесь ничего не светит, Риан вернул взгляд на тропинку, возникающую прямо под ногами.

— Только не говорите потом, что я вас не предупреждал, — протянул он, не глядя на нас.

Естественно друид насторожился. И темный соизволил пояснить ледяным тоном, словно нечто само собой разумеющееся.

— Не забывайте, в чьих землях вы находитесь.

Он на что намекает? Мои руки самопроизвольно потянулись к оружию, собираясь зарубить темного. Эльфы мгновенно схватились за луки. Киррантэль только напряженным тоном поинтересовался у темного, собирается ли он мешать нам, на что тот ответил безмятежным голосом, что, дескать, и без него найдутся желающие. Потом прибавил, что на его помощь мы можем не рассчитывать.

Солен поспешил отнекаться высокомерным тоном. Риан только усмехнулся, подтверждая мои подозрения, что как раз помощь темного нам потребуется очень скоро. Знает что-то, но не скажет. Впрочем, тут мы на равных.

Все ехали друг за другом, стараясь направлять коней точно по следам темного. Но вот, конь Гварта неожиданно споткнулся о высоко выступающий корень, вследствие чего гном едва не рухнул на землю. И так разозленный верховой поездкой, Гварт не выдержал и занес руку с секирой, собираясь разрубить мешающее дерево, но тут произошло сразу несколько событий.

— Только посмей, — прошипел Риан, сверкая фиолетовыми глазами. Сейчас он напоминал змею, что готова ударить в любой момент. Даже Гварт испуганно съежился, поддаваясь темному излучению. А когда и «зеленая» часть нашей команды выступила против него, то гному пришлось, скрипя сердце, расстаться со своей стальной любимицей. Идиот. Он даже не понимает, что был на волосок от гибели.

Я почувствовал, как расслабился Риан, словно спуская пружину. Все разговоры были прекращены, за неимением желания.

Ага! Судя по звукам и усилившейся влажности — река уже близко. Стоит приготовиться. Я перевел мечи в более удобное для меня положение и поправил наспинные ножны.

Эти мечи достались мне в наследство от двоюродного деда, который был убит в своем же доме. Еще одну вещь он отдал мне, незадолго до своей смерти. Короткий черный жезл, покрытый искусной резьбой. На его вершине сиял яркий аметист. Его цвет был очень схож с цветом глаз нашего темного спутника. На мой вопрос, зачем он, Крайт только попросил передать его одному его знакомому.

— Что за знакомый? Я его знаю? — полюбопытствовал я. Через пару дней я должен был уезжать в школу воинских искусств, поэтому просьба Крайта меня нисколько не вдохновляла.

— Можно и так сказать, — как-то странно улыбнулся дед. — Всегда носи его с собой. Однажды ты поймешь, кому его надо передать.

Во мне проснулось здоровое любопытство и недоумение. Передать незнамо кому. Причем моему незнакомому знакомцу. Бред! Но Крайт отказался отвечать на все расспросы, говоря только одно: «Сам все поймешь!».

Когда я узнал о его смерти, то был сильно расстроен, если не сказать больше. Крайт был одним из тех немногих родственников, кого я любил. Остальные дяди, различные кузены и т. д. были мне мало симпатичны. Их надменность, властолюбие и одержимость чистотой репутации порой доходила до немыслимых границ. Я рос одиноким. И не было никого, кому бы я мог искренне доверять…

Мои воспоминания были прерваны появлением нашей цели — реки.

Риан, к моему удивлению, тщательно запрятал волосы в капюшон черного плаща. Затем что-то тихо прошептал. Я только помотал головой. От кого он так прячется?

Друид сполз с коня и направился к воде. Затем рассек воздух посохом и начал нараспев призывать русалок. Насторожено замерев, я ожидал продолжения, но тут мельком замеченная реакция темного, заставила меня резко развернуться к нему. В фиолетовых глазах Риана отражалось все, что он думает по поводу умственных способностей нашего Ясеня (и это явно не восхищение его гениальностью). Потом в них промелькнуло злорадное ехидство, и я в которых раз уверился, что ожидает нас мало приятного. Что в этот раз натворил наш друид?

На поверхности воды расползлись круги и появились четыре головы. Хм, не знал, что у русалок есть особи мужского пола. Хотя как-то они же должны размножаться…

Переглянувшись между собой, русалы и русалка довольно усмехнулись. Нет, определенно что-то не так. Ой, я потом этому Ясеню…

Воды расступились, и существа вышли на берег. А я всегда думал, что у них хвосты вместо ног. Гм, а русалка-то ничего. Нечто похожее на мои мысли, промелькнуло и у Риана. Вон, с каким удовольствием разглядывает стройные ноги водной жительницы. Самодовольство, расплывшееся на ее лице, было с лихвой компенсировано презрительным хмыком нашей воительницы.

— Что, никогда голых баб не видели? — скривилась Тара. Хе, а русалы то одеты в набедренные повязки. Стесняются что ли? — Сразу слюни распустили. Было бы из-за чего…

— Помолчали бы вы, леди-и, — тихо протянул Риан. Эринталь так же предостерегающе глянул на возмущенную Атарину. Русалка зашипела нечто нелицеприятное, потом вернула на лицо соблазнительную улыбку и повернулась ко мне. Опять мне за всех отдуваться!

— Зачем вы нас звали? — тихим журчащим голоском спросила она, потом кокетливо стрельнула синими глазами на эльфов. Ее светлые зеленоватые волосы плотно облепили мокрое тело, закрывая почти все. Двое русалов стояли по бокам от девушки и внимательно оглядывали нас.

— Нам нужна одна вещь, — спокойно сказал я, видя, как навострил уши Риан. — Мы бы хотели обсудить это с вашей владычицей. Или у вас владыка?

— У нас существует и король, — томно кивнула русалка. Не, на меня подобное уже не действует, а вот Солен тихо засопел за спиной. Мальчишка. Вдруг голос стражницы резко изменился. — Прошу следовать за мной.

И она ступила в воду. Мы только недоуменно переглянулись. Она что издевается? Русалы заметили наши взгляды, раз усмехнулись, блеснув острыми зубами. Э! А разве эти существа хищники? Это дело начинает плохо пахнуть…

— Не волнуйтесь, — приятным голосом сообщил один из стражников реки. — Вы не утонете. Вас будет хранить сила владычицы. Но для вашего спокойствия — возьмите это.

И он протянул небольшую склянку, наполненную мутной зеленой жидкостью. Гном только прикрыл рот ладонью, ясно показывая, что пить это он не станет. Видя наше замешательство, Риан коротко ругнулся и шагнул вперед. Под настороженными взглядами русалов, напряженно всматривающихся в укутанную в плащ темную фигуру, он сделал небольшой глоток. Потом передал склянку мне и зашагал в реку. Русалка взяла его под руку, и, что-то щебеча, пропала вместе с ним под водой.

Увидев это, Тара махом выхватила у меня зелье, отпила немного и ринулась вдогонку. Эльфы синхронно хихикнули на подобное действие, да и я не сдержал улыбку. Наконец, все решились и поочередно скрылись под водой. А глубина немаленькая. Рядом свободно плавала вся моя команда, с любопытством разглядывая длинные водоросли.

— Поплыли, — прозвучал в голове мягкий голос русала. Второй где-то пропал, но я не придал этому внимания. Третий же вообще не выходил на поверхность, и сейчас где-то отсутствовал. — Недалеко есть озеро. Там живут наши владыки.

Я кивнул и русал поплыл вперед, показывая дорогу. За ним, скривившись, последовал Риан, стараясь избавиться от прилипшей русалки.

Я мысленно расхохотался. Теперь ясно, почему он так не хотел идти сюда. Похоже, русалкам он явно был по нраву. Бедный парень… еще женят. Хм, а ведь это хороший способ избавиться от него…

Некоторое время спустя, я попробовал предать мысль нашему проводнику, но ничего не вышло, тогда я, без особой надежды, обратился к Риану:

«Сколько времени действует это зелье?»

К моему удивлению, темный обернулся и спокойно передал ответ:

«Где-то около шести часов».

Я мысленно прикинул, что движемся мы уже почти час. Так что у нас осталось около пяти. На всякие там силы водных владык я не особенно то рассчитывал.

«И правильно», — усмехнулся вдруг темный.

«Ты умеешь читать чужие мысли?», — неприятно поразился я.

«Только те, что очень четко выражены, или направлены напрямую ко мне, — успокоил меня Риан. — Тем более что под водой эта особенность увеличивает свои силы».

Я малость расслабился. Было бы очень плохо, если бы темный мог свободно копаться в моей голове.

Стало скучно. Рассматривать водный пейзаж быстро надоело. Вон и Тара уже вовсю дерется с Гвартом, стараясь утопить его в тине. Ну-ну. Чем бы дитяти не тешились…

«Скоро еще?», — не вытерпел я.

«Мы уже приплыли», — последовал ответ.

Отвернувшись, я принялся рассматривать округу. Ничего похожего на строения я не видел.

«Посмотри вниз и влево», — последовала команда Риана. И судя по тому, что туда уставилась вся наша семерка, мысль была передана не мне одному. На дне чернел большой вход в подводные пещеры. Необычно, однако. Русалка махнула рукой, и первая скрылась внутри. За ней последовали гном, друид и люди. Я уже хотел, было плыть внутрь, как возникла небольшая проблема.

Эринталь судорожно вцепился в мою руку, и решительно помотал головой, всем своим видом показывая, что туда не поплывет. Все правильно. Эльфы боятся настолько замкнутых помещений. А тем более под водой. Киррантэль так же нервничал, но старался не показывать оного спутникам.

Гм, и что с этим делать?

Риан мягко тронул меня за плечо, и кивнул на провал:

«Плыви, я с ним разберусь».

Интересно как?

«Не так, как ты подумал, — даже по мыслесвязи, я ясно почувствовал усмешку темного. — И прихвати Кирра».

Я кивнул, подплыл к голубоглазому эльфу и потянул его за собой. Эринталь смотрел мне вслед испуганными глазами. И стало неясно, чего он боится больше — плыть внутрь или оставаться наедине с Рианом (последний русал уже успел удрать). Подбадривающее улыбнувшись, я скрылся в темном проходе. Глаза быстро приспособились, и вскоре я прекрасно различал покрытые водорослями стены. Киррантэль плыл, вцепившись мне в плечо. Его зрение так же позволяло обходиться без света. Наконец, мы прибыли в большую пещеру, освещенную четырьмя большими шарами, стоящими на каменных подставках.

«Они содержат светящиеся водоросли, — заметив мой вопросительный взгляд, пояснила русалка, подплывая ко мне. — Идемте, владычица ждет».

Я снова постарался передать ей свои мысли, но это оказалось бесполезным. Тогда я на знаках показал, что мы будем ждать остальных. Стражница скривилась, но не стала противиться.

Тут из прохода показались довольный Риан, и напуганный до полусмерти Эринталь. Что самое забавное, эльф практически висел на темном, но, как только оказался на свету, ввинтился в воду, стараясь оказаться от темного подальше.

«Что ты ему такого сказал? — недоуменно спросил я. Риан только ухмыльнулся и покачал головой. — Кстати, а как мы будем разговаривать со здешней владычицей? Эти русалки ни крелла не понимают, а точнее не принимают».

«Владычица, как и ее муж, владеют куда более развитыми навыками телепатии» — скучающим тоном пояснил темный. Потом он обернулся к русалке и видимо что-то передал, раз та зарделась и поплыла в один из проходов, призывно взмахнув хвостом… ХВОСТОМ??? Она же была с ногами?!!

Подобное было прописано и на лице всех остальных, только Риан демонстративно изобразил вздох, потом соизволил пояснить:

«Русалки могут свободно менять свои конечности, — потом он внимательно посмотрел на друида, и я догадался, что тот что-то спросил. Как же все-таки неудобно — не слышать остальных. Но ответ Риан озвучил всем — А ты думаешь, авторы ваших книг все знают про русалок? Про русалов они же не знали».

Разумно. С этим не поспоришь.

Русалка раздраженно высунулась из прохода, и мы, опомнившись, поспешили за ней.

«Владычица не любит ждать», — холодно прояснила ситуацию она. Ох, уж эти сильные мира сего…

Промелькивающие мимо пещеры были явно жилыми. Во многих из них находились русалки и русалы, с любопытством поглядывающие на нас. Но вот, по мере приближения к центру, на проходах стала появляться охрана. Сперва нас пропускали без раздумий, потом спрашивали, а под конец дотошно выясняли у русалки-проводницы, зачем и куда мы направляемся (по крайней мере, именно так я перевел их многочисленные жесты).

В конце концов, мы были допущены в святая святых — место отдыха владычицы.

Сама она восседала на роскошном каменном кресле, покрытом толстым слоем водного мха. Ее серебристый хвост плавно шевелился, ловя слабые потоки воды от снующих рядом с ней русалок. Длинные синие волосы струились по плечам, оголяя красивую грудь. Глубокие темные глаза равнодушно взирали на нас.

Я выплыл вперед и плавно поклонился. Остальные с радостью уступили мне место посла.

«Приветствую вас, владычица». — Риан уже проконсультировал меня на тему того, как следует приступать к делу. По крайней мере, пояснил, что начинать говорить надо первому, иначе русалка может молчать до посинения… нашего, разумеется.

«И вам, здравствуйте, — скучающе проговорила она. — Зачем пожаловали в мои владения?».

«У меня есть к вам дело. Речь идет об одной нужной мне вещи».

«И что же это?», — впервые в голосе владычицы промелькнуло любопытство.

Я покосился на Риана, что равнодушно оглядывал зал, делая вид, что его совсем не интересует наш разговор. Ладно. Скрывать долго вряд ли удастся. Так что не важно, сейчас он узнает или потом.

«Я говорю об артефакте нейтрализации темной магии».

Риан ошеломленно уставился на меня.

«Совсем, идиот? — раздраженно спросил он. — Просить такое у них!»

«А что случилось?», — я был в полном недоумении, тем более что владычица в ярости приподнялась в своем кресле и прошипела:

«Как ты смеешь просить о подобном меня?! — потом она коротко глянула назад, и нас окружили множество русалов, вооруженных острыми копьями (наше же оружие изъяли при входе в покои владычицы). — Сопроводите наших „гостей“ в их уютную камеру».

Делать нечего. Пришлось подчиниться, и мы направились в окружении охраны к боковому ходу. Все мои попытки заговорить с главной русалкой провалились. Проплыв по запутанным коридорам, нас втолкнули в каменный мешок, после чего плотно затворили мелкоячеистую решетку.

Глава 4

Ну, Алин! Ну, «молодец»! Ты меня не разочаровал. «Веселье» действительно не заставило себя ждать. Надо же было попросить у русалки нейтрализатор!

Я уселся на каменный пол и мрачно уставился на растерянную команду. На эльфов вообще было жалко смотреть. Им и так было неуютно под такой толщей воды, а что говорить о маленькой темнице.

«Сколько у нас времени?», — поинтересовался мой брат.

«Где-то около трех часов», — пожал плечами я.

«И что нам делать?», — спросил Эринталь. После моих «уговоров» у входа, он старался близко не подходить ко мне. Я тогда ласково так прошептал ему, что если он не поплывет внутрь, то на поверхность точно не вернется…

«А я то тут причем?», — и я демонстративно отвернулся к стене.

«Ну, скажи хоть, почему они так поступили», — не выдержал Гварт. Благодаря легкому заклинанию, я повысил способности к телепатии у всех присутствующих. Ненадолго, правда, но все же мне легче, чем работать переводчиком всем и каждому.

«Потому что вы совершили три ошибки», — скучающе произнес я. Нет, эти светлые начинают меня доставать. Если бы не Алин, давно поубивал всех к такой-то матери и спокойно вернулся в свой замок. Угрызения совести давно перестали меня мучить. Еще на десятом году жизни.

Тара и Солен переглянулись и резко, насколько это было возможно, схватили меня с двух сторон, слажено прошипев:

«Что за ошибки, темный?».

Я специально не стал вырываться, поудобнее устроившись в их руках. Увидев подобное, они выпустили меня, и зарычали. Я же мягко спланировал на пол. Алин усмехнулся подобной горячности спутников, и тихо произнес:

«Тара, Солен, успокойтесь. Силой вы ничего не добьетесь, — я тактично не стал добавлять, что реальных шансов побить меня, у них нет совершенно. По крайней мере, без нейтрализатора. А с ним только Алин и смог бы сравняться со мной. — Риан, будь добр, поясни, что ты имел в виду».

«А почему и нет. Но разве вы светлые не помните о банальной вежливости?», — тут я позволил себе ехидно улыбнуться.

«Хорошо. Риан, пожалуйста», — терпеливо сказал Алин. Хе, у меня бы явно терпения не хватило.

«Первая ваша ошибка — что вы вообще сунулись сюда, не послушав моих предупреждений», — начал я, но меня тут же прервал Ясень.

«Заклинание должно было создать нам защиту от всех агрессивных действий со стороны вызываемых!».

«Угу! — кивнул я. — Вот в этом то и ваша вторая ошибка. Ты вызывал русалок светлым заклинанием, но не забывай, что ты на темной земле, и русалки здесь соответственно темные».

Вся светлая команда округлила глаза. Только теперь они начали понимать, какую свинью подложили сами себе.

«Но почему ты раньше не сказал?», — возмутился Гварт.

«Я вас предупреждал, на чьей вы земле, — не согласился я. — А уж послушали вы меня, или пропустили мимо ушей — ваши проблемы».

«Да я тебя!..» — сжал кулаки Солен.

«Успокойся!», — рявкнул Алин, одним движением останавливая готового кинуться на меня человека. Ну да, командир здесь он. Поэтому Солену ничего не оставалось делать, как остановиться в метре от меня и послать полный ненависти взгляд.

«Надеюсь, теперь вы поняли, в чем заключалась ваша третья ошибка?», — поинтересовался я, как ни в чем не бывало.

«Нейтрализатор для них смерть, — тихо промолвил Эринталь. Эльфы наконец-то освоились и немного отошли от прежнего страха. — Они ведь наполовину магические существа».

«Молодец! — похвалил я. — Правильно учил уроки».

«Вернемся к первому вопросу: что делать?» — Киррантэль обвел всех внимательным взглядом. Луки эльфы оставили на поверхности, не желая портить оружие. Секира гнома пребывала там же. Только посох друида, мечи Алина и оружие людей мы взяли с собой. Но они сейчас в недосягаемости. Мое метательное оружие при мне и защищено от воды, как и вся моя одежда, но убивать подводных тварей у меня не было никакого желания. Ну, разве что, пару-тройку… Портить отношения с владычицей мне не особо нравится, тем более что я буду в отъезде из своих владений. Вот когда вернусь — другое дело.

Некоторое время вся светлая команда напряженно раздумывала.

«Может попробовать привлечь стражников, а потом их…» — и Гварт выразительно провел рукой по шее.

«Не получится, — помотал головой Алин. — Они не настолько глупы, чтобы подходить к нам близко».

«А если взломать решетку? — поинтересовалась Тара, но, осмотрев выход, сама же отклонила свое предложение. — Не, не пойдет. Тут надо, по меньшей мере, три топора. Ну, или одну гномью секиру».

«Моей секирой и рубить?» — оскорбился Гварт.

«А что, думаешь, не выдержит?» — подколола девушка.

«Да у гномов самые прочные металлы!» — взревел гном.

«Что-то сомневаюсь», — скептически хмыкнула человечка.

Я и Алин синхронно поморщились. Эта «неразлучная парочка» везде находит повод для драки. Пока Солен и Эринталь разнимали их, Киррантэль и Алин подплыли ко мне.

«Как отсюда выбраться?» — поинтересовался у меня голубоглазый эльф.

«А с чего вы у меня спрашиваете?»

«Не забывай, что ты погибнешь вместе с нами, через пару часов», — попытался пригрозить Кирр.

«Ну-ну, — хмыкнул я. — Мечтать не вредно. Я то, как раз и не собираюсь здесь оставаться».

«И как ты собираешься нас вытащить?» — вмешался Ясень.

«Вас? Никак, — пожал плечами я. — Я говорил, что не стану вам помогать».

«То есть ты оставишь нас здесь?» — не поверил Солен. Даже Тара и Гварт остановились и изумленно уставились на меня.

«Естественно. А зачем вы мне нужны?».

«Ну ты и…» — Эринталь беспомощно замер, не находя слов.

«Темный, — подсказал я. — И не забывайте об этом. Вытаскивать вас — это бессмысленная трата сил».

«А если мы попросим?» — глухо спросил Алин.

«Может быть, я и подумаю. Смотря, что вы можете мне предложить за выполнение вашей просьбы» — и я заинтересовано уставился в топазовые глаза брата.

«Во-первых, информацию, — тихо сказал брат. — Во-вторых, если мы живыми и здоровыми выберемся на поверхность, естественно со всеми вещами, то я буду тебе должен».

Я сделал вид, что задумался. Но на самом деле плата Алина меня полностью устраивала. Немного помолчав, я весело произнес:

«Ну что, пошли? — Все недоуменно уставились на меня. — А что? Я согласен на эту просьбу».

«Мы рады», — язвительно произнес Эринталь, но на деле я видел, какое облегчение проявилось на его лице. Вопросов, а выполню ли я свою часть уговора, не возникало. Все знали, что такое просьба. Настоящая. Это нечто вроде договора, который никоим образом нельзя нарушить. Даже если очень хочется. Если ты принял условия и дал свое согласие, то обязан выполнить просьбу, чего бы тебе это ни стоило. Если не хочешь потом стать живым мертвецом, выполняющим все команды просившего. Ну и соответственно проситель не может обмануть того, у кого просит. Все просто.

«Тогда, прошу на выход», — и я картинно махнул рукой.

«Каким образом?», — поинтересовался Алин.

Я приблизился к решетке и легонько толкнул, та легко распахнулась.

«То есть она все это время была открыта?» — не поверила своим глазам Тара.

«Угу! Наивная», — скривился я. Этот легкий жест на самом деле стоил немало магической силы. На замке наворочена такая охрана. Все время, что мы провели в камере, я усилено пытался распутать сплошной магический клубок. И успел как раз вовремя.

Выплыв в коридор, я легко отключил охрану, самым простым заклинанием из моего арсенала. Следовавшая за мной светлая команда только удивленно посмотрела на меня.

«Почему ты раньше не сказал, что ты маг?», — спросил Ясень.

«А вы и не спрашивали, — невинно ответил я. — В тронный зал?»

Алин напряженно кивнул, посматривая на меня. Похоже, думал, а стоило со мной связываться? Поздно, дорогой… к тому же у вас не было выбора.

Мы быстро поплыли по коридорам в поисках тронного зала. Алин указывал дорогу — как оказалось, он успел-таки запомнить путь. Всех стражников по пути я быстро отключал, не используя оружия.

В тронный зал мы влетели как стрелы. Зелье будет действовать еще полтора часа, а потом… хм, ну думаю и так ясно.

«У нас полчаса на все про все. А потом на выход», — успел сообщить я команде, прежде чем из своих покоев выплыла разъяренная владычица.

«Что происходит? — прошипела она. Потом заметила нас, и ее глаза выразительно округлились. — Вы-ы!!»

«Мы, — любезно поддакнул я. Вслед за русалкой перед нами выстроились воины, сжимая в руках оружие. По сигналу владычицы, они ринулись на нас. Тара тихо вскрикнула. Гварт крякнул и приготовился драться, но тут я скинул капюшон и мысленно закричал — СТОЯТЬ!!!».

Это произвело воистину ошеломляющий эффект. Все русалы сбились в комок, и сейчас мысленно матерились, стараясь распутаться. Вся светлая команда замерла, глядя на меня, а владычица побледнела еще больше.

«Т… Вы?!»

«Повторяешься, милая, — усмехнулся я. — Мне некогда, так что я по быстрому. Тащи сюда все наше оружие, а так же прихвати пару нейтрализаторов».

Алин с изумлением смотрел на то, как русалка подорвалась с места и кинулась в боковой проход:

«Ну и что это значит?» — поинтересовался он.

«Да, я тут пару раз пошалил, так что меня малость не любят», — легкомысленно ответил я. Эльфы переглянулись и синхронно улыбнулись. На их лицах читалось странное облегчение.

«А зачем ты попросил нейтрализаторы? — пристал ко мне Солен. — Ты же говорил, что эти вещицы для них смерть!».

«Ну, предположим, не я это говорил. И к тому же, у владычицы всегда припрятаны подобные сюрпризы, учитывая, что удерживать власть не так то и просто…».

Человек только помотал головой. И не старайся, все равно не поймешь мысли русалок.

Тут владычица показалась в проходе. Она навела на меня светлый стержень, опутанный синими нитями и что-то мысленно приказала. Гм, какая она все же предсказуемая.

Синий свет охватил меня, заставляя почувствовать себя неуютно. Ну, да. Я слишком привык ощущать свою магию, а теперь это практически недоступно. Все же пара амулетов частично защитила меня. А, ладно. Это все равно не надолго.

Вся светлая команда с ужасом смотрела на меня и на распутавшихся стражников, что приближались ко мне.

«Зря ты это, — скучающе передал я владычице. Та недоуменно замерла. Ага! После нейтрализатора я должен был быть неспособен к телепатии. — Знаешь, что потом будет?»

Русалка испуганно взирала на то, как я одним мгновенным движением отправил в полет (плаванье) свое оружие. Пятеро русалов схватились за горло, зажимая страшные раны. Кровь темным синим пятном расплывалась вокруг, и я недовольно поморщился:

«Ну, вот. Еще и испачкаюсь», — Алин подплыл ко мне, занимая боковую позицию. Следующего воина он легко пропустил над собой, и, преодолевая сопротивление воды, ударил в челюсть. Гном вцепился в хвост следующего и принялся методично отрывать плавники. — «Ну, вы ребята и монстры!» — удивленно воскликнул я, глядя, как в стороны расплываются ошметки чешуи. Это все дружно принялись за дело.

Владычица мелко дрожала, наблюдая, как один за другим ее воины успокаивались самими жестокими методами. Вскоре по залу плавало не меньше полтора десятка трупов.

«Ну что, красавица моя? — и я с самой мерзкой улыбкой начал приближаться к ней, демонстративно поигрывая острым стилетом. За пару гребков, я оказался прямо рядом с русалкой. Обняв ее за талию со спины, я приблизил стилет к ее шее. — Не захотела по-хорошему — будет по-моему».

«Я все сделаю», — мысленно закричала русалка. Эльфы рванули ко мне, решив прекратить подобное безобразие, но я яростно сверкнул на них глазами. Алин мгновенно метнулся вперед, перехватив остроухих идиотов.

«Прекрасно!», — и я зловеще усмехнулся.

Когда решетка камеры закрылась за нами, я с тоской оглядел маленькое пространство. Если уж и мне тут хреново, то каково нашим эльфам… Риан же спокойно проплыл в угол и уселся на каменный пол. Казалось, ничто не может его испугать. Я и сам не боялся смерти, но умереть так, не закончив свое дело… Ну уж нет. Уж что-что, а паникеров в нашем роду никогда не было. Все представители семейства Коор'Саенн всегда отличались завидным хладнокровием. Поэтому, я спокойно начал анализировать ситуацию, которая впрочем, была очень паршивой. Оружия нет, решетка крепкая, а времени мало. Кстати надо уточнить!

Три часа?! М-да, все хуже и хуже. Вот и команда приуныла. Эринталь задал самый животрепещущий вопрос: что делать? На что темный демонстративно пожал плечами и ответил, что он то, дескать, тут причем? Гварт же начал выпытывать, с какой радости русалки были столь гостеприимными. К слову сказать, меня это тоже волновало. Хотя есть одна идея.

Ну, вот, я так и думал. Темные. Эх! Раньше надо было размышлять.

После объяснений Риана, все напряженно замолчали, старательно переваривая информацию. Наконец все свелось к первому вопросу: что делать?

Гном предложил самый простой способ. К сожалению, я был вынужден отвергнуть его, признавая, что темные в этом плане далеко не дураки, и обогнали светлых уж точно.

Идею Тары также пришлось отбросить за неимением инвентаря. В это время гном с девушкой таки умудрились поцапаться. Их шумная перебранка на мысленном уровне, заставила пожалеть о том, что мы неожиданно начали слышать друг друга. Почему-то у меня такое подозрение, что без Риана здесь не обошлось.

Я раздраженно поморщился. Солен и зеленоглазый эльф начали их разнимать, занимаясь уже привычным для них делом. Ладно, только один из всех нас знает, как отсюда выбраться.

И я решительно направился к Риану. Судя по тому, что Кирр последовал за мной — он пришел к тем же выводам. Но темный полностью оправдал свое звание. Впрочем, я это ожидал. К его чести могу заметить, что он действительно нас предупреждал. Глядя на испуганных спутников, я тихо попросил.

Риан с интересом взглянул на меня.

«Смотря, что вы можете мне предложить…».

И к этому я был готов, поэтому сразу предложил информацию о цели нашего путешествия. Правда, теперь я понял, что плата слишком низкая. А-а! Ладно. Рисковать, так всем. То, что я буду должен этому темному, меня не особо волновало. В конце концов, беззащитным меня не назовешь.

Когда Риан согласился, я мысленно вздохнул с облегчением. Темный мог потребовать с нас и куда более высокой платы, зная, что деваться все равно некуда. Кстати, когда он поравнялся со мной, я машинально отметил, что его телосложение несколько более тонкое. Да и ростом пониже меня будет. Словно он младше меня. А впрочем, все возможно.

«Прошу на выход» — и Риан махнул рукой в сторону решетки. Естественно я отнесся к этому скептически. Но когда темный легко открыл проход, даже у меня чуть не отвисла челюсть. Что уж говорить про остальных.

«Она была открыта?» — неприятно поразилась Тара. Да и гном обиженно засопел. Только я, да может еще и Кирр, видел, насколько тяжело это далось Риану. В его глазах была усталость. Правда через пару минут она исчезла.

В коридоре, темный ограничился парой слов, чтобы наша стража повисла в воде, пораженная глубоким сном. Это открытие было весьма неприятным. Для нас всех. Конечно в плане побега — это отличный плюс, но вот в дальнейшем… и угораздило же нас нарваться на темного мага. На вопрос, почему он раньше не сказал, тот, сияя невинными глазами, ответил:

«А вы и не спрашивали!»

Придушил бы гада! И всегда то он ловко выкручивается. Хотя сознаюсь, этот парень уже начинает мне нравиться. Его циничный подход жизни, как бы ни странно это не звучало, был очень похож на мой, хоть я и светлый.

Решено было двигаться в тот зал, где мы встретились с владычицей, и который я окрестил тронным. Дорогу я предусмотрительно запомнил еще тогда, когда нас вели в камеру, здраво рассудив, что может пригодиться. Поэтому теперь я плыл впереди, указывая дорогу. За мной следом легко рассекал воду Риан, усыпляя каждого встречного. Вся моя команда держалась настороже и иногда успевала вырубать выскочивших из боковых проходов русалок до того, как ими займется темный. Солен некоторое время сдерживался, не позволяя себе бить женщин, но после того как одна из русалок метким ударом расцарапала ему плечо, рассвирепел и отставил свои манеры в сторону. Друид малость поколдовал над его раной, и кровь прекратила течь. Весьма своевременно, учитывая, что мы под водой.

Вплыв в зал, мы остановились.

«У нас полчаса на все про все» — жизнерадостно сообщил Риан. Эльфы молча переглянулись и приготовились к «теплой» встрече. Она не заставила себя ждать. В окружении охраны из бокового прохода выплыла разгневанная владычица и яростно зашипела:

«Вы-ы?!».

«Мы, — согласился Риан. Потом он к всеобщему удивлению скинул капюшон и мысленно гаркнул на ринувшихся вперед стражей — СТОЯТЬ!!!».

От его крика, голова взорвалась болью. Думаю остальные чувствовали себя не лучше, раз «любя» посмотрели на темного. Пока стражи были деморализованы, темный повернулся к сильно побледневшей королеве. Ее темные, словно омуты, глаза взирали на Риана с полнейшим ужасом.

«Т…Вы?!».

Интересно. И когда русалка уже успела познакомиться с нашим темным спутником? Хе, наглеешь, парень. Владычицу отправить за нейтрализаторами?! Э… что происходит?

Я с недоумением следил за тем, как русалка, быстро взмахнув серебристым хвостом, умчалась исполнять приказ Риана.

На мой изумленный вопрос, черноволосый только ухмыльнулся и ответил:

«Да, я тут пару раз пошалил…».

Кирр и Таль переглянулись с облегчением и пониманием. Да уж, шалить наш спутник умеет…

Тем временем владычица вернулась, держа в руках светлый стержень с синими прожилками. Его то она и направила на Риана. Стержень засветился синим светом, который плавно, но быстро перетек на нашего спутника, охватив все его тело. Нейтрализатор! Кажется, мы крупно попали…

Так думал не я один. Люди обреченно уставились на русалов, уже готовых к битве. Гном насупился, стараясь скрыть свой страх, а друид пытался хоть как-то помочь темному. Но тут, к полнейшему изумлению всех присутствующих, Риан произнес совершенно спокойным голосом:

«Зря ты это. Знаешь, что потом будет?»

Я едва успел уловить то мимолетное движение, которым Риан отправил пять ножей. Пять русалов были убиты. Все-таки у него есть оружие!!! Ну и прекрасно. Теперь я, по крайней мере, знаю, что от него можно ожидать в спину. А теперь за дело!

Я подплыл к темному и завис с ним рядом. Русалу, сунувшемуся было к нам, я залепил в челюсть, а затем легким движением сломал шею.

«Ну, вы ребята и монстры!» — послышалось удивленное восклицание Риана. Я оглянулся посмотреть, и чуть не расхохотался. Гварт потрошил уже второго русала. Эльфы вдвоем вцепились в одного и тянули бедолагу в разные стороны. Солен не отставал. Схватив стражника за волосы одной рукой, он второй молотил полурыбу по лицу. Владычица же беспомощно наблюдала за сим действием, пока Риан не повернулся к ней:

«Ну что, красавица моя?» — он обхватил русалку со спины и прижал к ее тонкой шее острый, черный стилет.

«Я все сделаю!!» — даже нам было слышно отчаянье, прозвучавшее в мысленном голосе русалки. Эринталь и Кирр решили было прекратить это безобразие, но я остановил их, прекрасно понимая, что Риан прав.

«Прекрасно!» — от усмешки темного у меня по телу пробежали мурашки. Что же это за создание?! Я прекрасно понимаю, что если бы владычица не была нужна темному, то одной русалкой на свете стало бы меньше. — «Тогда неси все, что я сказал и побыстрее. Иначе я могу передумать».

Он выпустил перепуганную русалку из «объятий», и та, мгновенно обернувшись, принесла требуемое. С огромным облегчением я пристроил ножны с мечами на спину. Солен и Тара поступили аналогично. Риан же, недовольно скривившись, вытащил свои ножи из трупов русалов. Я даже не заметил, куда он их спрятал. И могу поспорить — это не последние.

«Нейтрализатор» — жестко потребовал Риан у русалки. Та покорно протянула ему стержень. Прошлый, что она использовала против самого Риана, почернел и погас. Риан повертел в руках магическую вещицу и поморщился:

«Одноразовый?»

Владычица кивнула.

«Он последний» — ее тусклая мысль едва была слышна. Дальше я перестал вообще слышать что-либо. Передача мыслей моим спутникам также была безрезультатной. Те в панике переглянулись, дав мне понять, что не один я такой.

«Успокойтесь!» — рявкнул Риан. Я внимательно посмотрел на него. Тот в данный момент прятал стержень куда-то в недры своего плаща. — «Просто я перестал поддерживать заклинание! Сил и так мало! На выход! Быстро!»

Я не стал спорить и первым направился в сторону широкого главного кордора. Остальные последовали за мной. Оглянувшись напоследок, я увидел на лице русалки огромное облегчение и радость. Она словно еще не верила, что ее оставили в живых. Интересная личность этот Риан. Его боятся темные русалки, считавшиеся одними из самых коварных существ. Сам же темный в это время махнул ей на прощание рукой, издевательски изобразил поклон и поплыл ко мне.

«Убираемся отсюда — четко донеслась его мысль. — Воздуха хватит меньше, чем на час, а до поверхности оч-чень далеко. Алин, помнишь дорогу?»

Я сосредоточенно кивнул. Умение быстро запоминать прививалось нам в школе воинских искусств с самого начала обучения. И теперь я был очень благодарен суровым учителям, гонявшим нас по извилистым закоулкам подвалов.

Я первым двинулся вперед. Замыкал Риан, мельком поглядывая по сторонам, но я знал, что противников он не пропустит. Хороший боец. Вот только оружие у него не такое как у большинства наших соплеменников. Что темных, что светлых. В основном предпочтение отдавалось длинному, но на удивление легкому клинку, со слегка изогнутым лезвием. Я тоже отличился, когда заявил к недовольству прочих, что хочу обучаться на двух мечах. Зато Крайт, помнится, меня одобрил.

Теперь все встречные испуганно прятались, едва завидев черную, с фиолетовыми прядями шевелюру нашего спутника. Так что к выходу мы прошли без проблем, угробив всего пару особо настырных русалов и русалку. Ту самую проводницу. Мне не хотелось ее убивать, но своя жизнь дороже.

Проплыв почти к самой поверхности, я почувствовал, как что-то словно лопается вокруг меня.

«Вдохните быстрее!!!» — закричал Риан, и я последовал его совету. В то же мгновение вода облепила меня, хотя до этого я не чувствовал подобного. Стало ясно, что дышать я уже точно не смогу. Поэтому, я с удвоенной скоростью рванул к светлому пятну поверхности. Вынырнув, я с огромным удовольствием вдохнул свежий прохладный воздух. Потом поплыл к берегу, где паслись наши кони.

За моей спиной шумно появились спутники. Эринталь тут же окликнул меня:

— А где Гварт? — я мгновенно обернулся и оглядел мокрую компанию, удерживающуюся на плаву. Среди них не было ни гнома, ни темного.

— Вот крелл! — воскликнул я, собираясь нырнуть. Но меня опередил ворчливый голос Риана.

— Я не нанимался вытаскивать разных тяжеленных гномов со дна, так что будьте добры — заберите его. — В стороне от нас появился никто иной, как темный собственной персоной. Жутко недовольно персоной. Одной рукой он удерживал Гварта, не давая тому затонуть. — Кто ж знал, что этот идиот не умеет плавать!

— Как не умеет? — я недоуменно разглядывал вцепившегося в темного, как в родную маму, гнома. — А как ты раньше плыл?

— Так я дышать мог, — огрызнулся тот. — А дышишь — так просто шевели руками и ногами.

— Какого крелла ты тогда вообще полез в реку? — разозлился Риан, транспортируя гнома на берег. Я помог ему вытащить обессиленного коротышку на землю. После чего недовольно отметил, что одежда Риана, да и он сам выглядят на удивление сухо, словно он не торчал столько времени под водой. Сам же я принялся раздеваться, попутно выжимая вещи.

— Не мог же я бросить их, — и гном кивнул на всю светлую команду. — И зачем ты меня вытаскивал?

Признаюсь, этот вопрос меня так же волновал. Что-то не верилось в альтруизм темного.

— Я выполнял просьбу, — проворчал Риан. Ага! Я же сам просил, чтобы мы все вернулись на берег живыми и здоровыми. Оружие при нас.

— Хорошо. Спасибо. Я считаю свою просьбу выполненной, — произнес я формулу. На что темный криво ухмыльнулся:

— Остается плата.

— На привале, — сказал я. Риан коротко кивнул, с интересом разглядывая Тару, одежда которой плотно облепляла тело, не скрывая ничего. Та, заметив взгляд, с вызовом фыркнула и ушла в кусты переодеваться. Друид тем временем снимал свой балахон и направлял на него теплый поток воздуха из своего посоха. Солен тут же прискакал к старцу и попросил о подобном. Ясень коротко вздохнул и просушил одежду человека. Эльфы же справились сами. Подобного рода магия удавалась им как никому другому.

Быстро переодевшись (кроме Риана), мы предпочли отъехать от реки подальше и только тогда остановились на привал.

Эринталь тут же принялся расчесывать свою густую гриву. Его золотые кудри красиво сверкали в свете костра, который Риан милостиво разрешил развести.

Ночь уже вовсю проявляла свои права, но зверей мы не опасались. Пока мы на территории леса — они не посмеют подойти ближе. Тара щеголяла темно-зеленым походным костюмом, который мягко охватывал плавные и соблазнительные изгибы тела. Я же сменил свои серебристые одежды на рубашку того же цвета и темные штаны. Волосы, которые я подстригал до плеч, были собраны в удобный хвост.

От стражи, по рекомендации Риана, мы на этот раз отказались. Не то, чтобы мы доверяли темному, просто приключения в реке вымотали гораздо сильнее, чем я думал. Вон и темный улегся спать, вытащив из маленькой сумки (!) большое одеяло. Буркнув что-то вроде «спокойной ночи», он быстро заснул.

Я только подивился тому, что он нам доверяет, но тут же обратил внимание на белоснежного коня темного, что стоял недалеко от своего хозяина. Заглянув в умные синие глаза, я не сомневался, что он успеет предупредить Риана. А, заметив мощные копыта — что еще и наподдаст нападающему. Занятное существо. Кого-то оно мне напоминает… А, ладно. Все равно сейчас не вспомню. Потом все само придет.

Успокоившись, я с легкой улыбкой посмотрел, как Тара и Гварт опять ругаются, а потом укладываются бок о бок. Друид уже сопел в обе дырки. А Солен и эльфы что-то тихо обсуждали, сидя неподалеку. Я хотел, было поинтересоваться, о чем они ведут речь, но усталость взяла свое, и я улегся спать.

Глава 5

Проснувшись утром, я первым делом нашел ручей. И только после того как умылся, оправился будить команду. Ха! Я знал, что им понравится! Ничего. Пора закаляться. Эй! А вот бить меня не надо!

Пока я сидел на верхней ветке дерева и издевался над Киррантэлем и Гвартом, на которых попал мой ледяной «душ», остальные уже благополучно встали сами.

— И стоило это затевать? — ворчливо поинтересовался друид, со смешком глядя на то, как голубоглазый эльф пытается забраться на дерево. Ну-ну, пытайся родной! Зарядка тебе не помешает.

— Стоило! — звонко ответил я. — Видишь, какие бодрые! И мне не скучно.

— Ой, чувствую, мы еще наплачемся от его скуки… — едва слышно пробормотал Алин. — Кирр, можешь не стараться… Я знаю, что эльфы лучшие в этом деле!.. Но не забывай в чьем ты лесу! Тут каждое дерево подчиняется этому…

Я с любопытством смотрел на покрасневшее лицо белобрысого. Похоже, он больше злился не за пробудку, а за задетую гордость. Как же! Высшее существо! А тут на какое-то дерево не может забраться! И чего ради высшему нужно это дерево? Я между прочим уже слез.

Эринталь, заметивший меня на земле, не выдержал и расхохотался. Кирр, висевший на нижней ветке в ярости обернулся.

— Да ладно, не злись, — примирительно произнес я. Гварт уже давно отошел и теперь смачно чавкал жареным мясом, причем из моих запасов!!! — Ты когда успел его вытащить? — возмутился я.

— А я и не вытаскивал, — хитро ухмыльнулся гном. — Я же не виноват, что оно у тебя из сумки выпало, когда ты одеяло вытаскивал.

— Ну, ты и…! — ошарашено ответил я. Гм, а стоило ли в эту компанию лезть? Так и раздетым оказаться недолго. Подметки на ходу рвут.

— Всем к столу! — позвала Тара. Она сегодня выполняла обязанности кашевара. Кстати готовит отменно! Я с удовольствием перекусил, а потом внимательно поглядел на Алина.

— Я жду обещанную информацию.

Все тут же посерьезнели. Алин спокойно доел и только потом начал рассказ.

Все оказалось несколько проще, чем я думал. Ни о каком спасении мира и речи не шло, но легче от этого не становилось. Кто-то шибко умный уничтожил огромную рощу, населенную дриадами, всего за несколько минут. Используя неизвестный артефакт конечно. Хм, скажем так, что подобная мощь и мне не по нраву, что уж говорить о светлых расах, живущих близко к роще. Они в любой момент могут подставиться под удар. Путем долгих розысков было предположено, что это дело рук темного мага, живущего в Аргхонских ущельях. Команда была собрана и отправлена на розыски мага. Ну, если представится возможность, то и прибить его. А так, в принципе это только разведывательная миссия. Но наши светлые, естественно, решили довести дело до конца и угрохать злого дядю (или тетю — среди темных очень часто встречаются темные магички, обладающие немалой мощью, может даже чаще, чем мужчины). Для этого им и понадобился нейтрализатор, а изготовляют их только русалки, и только в этом месте, то бишь в моем лесу. Забавно!

— А приметы мага у вас есть? — немного помолчав, поинтересовался я. — В Аргхонских ущельях обитает немало темных магов. Или вы будете бить всех подряд?

— Хм, там найдем, — оптимистично сказал Алин. — В конце концов, о нейтрализаторах мы также почти ничего не знали. Но нашли же! Кстати, а ты не собираешься отдать его мне?

— Не собираюсь, — пожал плечами я. — Совсем меня за дурака держишь? Отдавать вам в руки оружие против меня…

— Ты с нами в команде, — нахмурился Эринталь.

— Ну и что? Это не помешает вам использовать нейтрализатор против меня.

— Логично конечно, но он нам нужен для других дел.

— Хм, — я не стал спорить, но нейтрализатор не отдал. Они не мои друзья. И вряд ли ими станут. А с моим характером используют его уже очень скоро. — Если все поели, то пора в путь.

Пока все собирались, мне пришлось сменить рубашку. От лазанья по дереву рукав не выдержал и треснул. Я говорил, что у меня рубашки долго не держаться? Пришлось зайти в кусты и там переодеться. Тара тут же ехидно заметила, что мне вроде нечего стыдиться. Ага, а то, что у меня на запястьях наручные ножны с тремя ножами в каждом, и еще пара у предплечий, уж не говоря о механизме, который я придумал сам и присобачил на локоть, это ничего? Показывать такое я им не стану.

Кстати механизм на локте срабатывал при специально отработанном движении, отчего тонкое, но укрепленное магией лезвие выскакивало вдоль предплечья. При сгибании локтя, лезвие пропарывало рубашку и позволяло сделать «приятный» сюрприз нападающему сзади, в виде двадцати сантиметров стали в живот.

Пару раз эта штучка спасала мне жизнь. На магию, к сожалению не всегда можно положиться. Резерв имеет такую особенность кончаться не вовремя, и вот тогда то приходит время браться за старое доброе оружие.

Короче, напялив черную рубашку, я быстро запихал в сумку все, что вытаскивал в поисках одежды, и запрыгнул на подошедшего Айса.

— Поехали, — крикнул Алин, и я повел светлых к краю своего леса. Дальше наш путь пролегал через долины со свободными деревнями. Потом придется пересечь земли графа Форандо, а у него сейчас военное положение. Слишком неуравновешенный сосед графа опять решил захватить чужие земли. На этот раз серьезно. Гм, невеселое нам предстоит путешествие. А если уж вспомнить о землях кланов вампиров, которые ко мне относятся лояльно, но вот пропустить светлых… проблемка. К этому следует прибавить проход к ущелью через темное пятно (земли, о которых мало что известно, кроме того, что там почти никто не выживал), и можно сразу идти вешаться с помощью той веревки и мыла, что всунул мне Рокс. Вон и дерево подходящее…

Дерево, словно подслушав мои мысли, возмущенно зашумело листвой. Да ладно, ладно, я пошутил,…наверное.

Мы легко и неспешно перемещались по лесу. Торопиться особо не куда, да и светлая команда, как бы странно это не звучало, не особо то хотела покидать мой лес. Здесь все ясно и подчинено, а там, за краем… гм.

Пощупав голову, и обнаружив, в какое воронье гнездо превратилась моя прическа, я достал гребень, который всегда брал с собой (что ни говори, а за волосами я всегда ухаживал) и начал расчесывать черные пряди. Редкие фиолетовые промелькивали среди шевелюры и искрились в лучах восходящего солнца. Расчесав, я аккуратно заплел их в сложную косу, после чего довольно перебросил ее через плечо.

Алин, все это время внимательно наблюдавший за мной, прокомментировал:

— Где-то я подобное видел. Если я не ошибаюсь (а я редко ошибаюсь), то такую прическу любил делать мой дед. Он очень заботливо относился к своим волосам. Кстати это плетение — его выдумка. Вывод напрашивается сам собой… — Алин не сводил глаз с моего недовольного лица. — Ты знал моего деда?

— Знал я Крайта, знал, — проворчал я. Настроение начало стремительно ухудшаться. Воспоминания о деде причиняли немалую боль. Хоть я и знал, что не виноват в его смерти, но легче от этого не становилось, и червячок сомнения продолжал точить изнутри. — И очень хорошо.

— Откуда? — не отставал брат. Все остальные прилежно навострили ушки, делая вид, что они так…просто мимо едут, и вовсе не слушают. — Странно, что дед общался с темным… хотя как раз он то и не испытывал к вам неприязни.

— Темные разные бывают, — пожал плечами я. Потом горько добавил — Можно сказать, что мы с ним были друзьями…

— Друзьями? — заинтересовался Алин. Киррантэль недоверчиво поглядел на меня, но тут же спохватился и перевел взгляд на плавно проезжающие мимо кусты. — Тогда… — вдруг брат запнулся. Потом посмотрел на меня долгим взглядом, от которого мне стало не по себе, и решился — Тогда, я думаю это тебе…

И он вытащил из своих сумок короткий черный жезл с навершием из фиолетового камня, в цвет моих глаз. Я с восхищением смотрел на это чудо и мысленно охал. Знал бы Алин, что этот жезл стоит не меньше чем его чудо-мечи,… если не больше. А по общим меркам — это баснословные деньги.

Брат протянул жезл мне, и я с некоторым трепетом взял его в руки, в упоении разглядывая магическую вязь, вырезанную на материале основы. Как только жезл коснулся моих рук, аметист на вершине ярко вспыхнул, словно приветствуя своего владельца. Увидев это, Алин удовлетворенно кивнул:

— Значит, я не ошибся. Крайт попросил предать это его одному очень хорошему знакомому. Так же прибавил, что я пойму кому его надо передать. Больше объяснений не давал.

Я не выдержал и расхохотался:

— Крайт в своем репертуаре. А знаешь, это ведь его работа. Этот жезл он выполнил своими руками, — и я улыбнулся изумленному Алину.

— Но ведь это запрещено, — робко вставил Эринталь. — Создавать жезлы для темных магов — это преступление.

— Угу! — согласился я. — Де…э-э-э Крайт занимался этим тайно. Скажем, это было его профессиональное увлечение. Конечно, насколько я знаю — точнее насколько рассказывал мне дед в наши короткие встречи, когда он ухитрялся таки посещать меня — темных жезлов он не делал. Видать сделал для меня исключение.

Алин только покачал головой:

— А я и не знал…

Я с искренним сочувствием и теплом поглядел на брата. Отец запрещал ему общаться с Крайтом. Опять таки из-за меня. В то время дед пытался как-то помочь мне, вызывая у Варга тихую ненависть. И естественно «пагубное влияние» не должно было быть перенесено на его светлого сына. Поэтому их встречи был отменены. Хотя Крайт все-таки умудрялся хоть изредка, но видеть Алина.

Погладив жезл, я печально улыбнулся и аккуратно пристроил его на поясе, сделав из черного шнурка петлю. На привале проверю его возможности…

После веселой сцены ранним утром, мы собрались и отправились дальше. Солен и Тара намеренно замедлили ход коней и двигались почти шагом. Ясень тихо переговаривался с Гвартом. Эльфы ехали в гордом молчании. Хотя Эринталь нет-нет, да и поглядывал с ехидцей на своего родственничка, так опростоволосившегося с деревом. Кирр соответственно был не в самом лучшем настроении.

От скуки я повернулся к Риану, ехавшему в метре от меня и с некоторым восхищением смотрел на черную блестящую волну волос, которую темный сейчас тщательно расчесывал. Тонкие фиолетовые пряди искрились на солнце так, что я невольно залюбовался. Краем глаза я отметил, что и эльфы не отводили глаз от Риана. Наши расы всегда отличались развитым эстетичным вкусом, вне зависимости от стороны, темной или светлой. А Риан в данный момент был прекрасен, этакой смертоносной, темной красотой.

Наконец он убрал гребень и занялся плетением, а когда закончил, то я с изумлением обнаружил, что узнаю эту сложную вязь. И длина волос, так необычная для нас (в основном волосы были до плеч. Даже женщины не утруждали себя длинными прическами), и плетение были отличительной чертой моего деда Крайсарта.

Последнюю мысль я высказал вслух, а потом спросил:

— Ты знал моего деда?

— Знал я Крайта, знал, — темный был явно недоволен. В его глазах я заметил неподдельную боль, которая в некотором смысле была отражением моей.

Вся команда с интересом прислушивалась к нашему разговору, однако всеми силами старалась не показать этого. Несмотря на все мои старания, усмешка все же пробежала по лицу. Какие они все же дети. Даже притворяться не умеют.

— Откуда? Странно, что дед общался с темным…

— Темные разные бывают. Можно сказать, что мы с ним были друзьями, — произнес Риан, а я поразился той горечи, что промелькнула в его голосе. Что за жизнь была у него? Явно не пляски и веселье…

Я смотрел в эти странные фиолетовые глаза, и вдруг осознал. Камень на вершине…глаза… Вот кто получатель подарка Крайта! Ведь не зря он говорил, что я узнаю. Достав жезл и посмотрев на эту красивую, но зловещую вещицу, я отметил ее схожесть с темным. О да, она явно создана для него.

Глаза Риана зажглись неподдельным восторгом и восхищением. Забыв обо всем на свете, он рассматривал жезл, аккуратно ощупывая каждый выступ, каждую руну тонкими белыми пальцами. Аметист ярко вспыхнул. Затем чуть изменил цвет, став точной копией глаз темного. Я же полностью уверился в правильности своего выбора. Это как говорится: они нашли друг друга.

— А знаешь, это ведь его работа. Этот жезл он выполнил своими руками, — сказал мне Риан. Я же ошарашено уставился на него. Зная, что темные обладают куда более разрушительной силой, по всем светлым землям был объявлен закон — не создавать темных жезлов. Нарушение каралось очень строго. Темный маг и без жезла очень силен, а с жезлом его сила увеличивается вдвое! То, что дед пошел на нарушение этого закона ради Риана, верилось с трудом, и все же я каким-то чутьем знал — это правда. Следовательно, этот темный очень много значил для Крайта. Я все еще помню ту любовь, которая промелькнула в глазах деда, когда он просил передать жезл. Что же происходит, в конце концов?

— А я и не знал… — тихо сказал я. Я не обижался на то, что Крайт скрыл от меня этот факт. Мне было горько от того, как мало времени у нас было на общение. Редкие встречи на балах не давали полного объема знаний об этой воистину удивительной личности. Сколько Крайту лет — я не знал. Да и никто не знал, если уж на то пошло.

Взглянув на Риана, я поразился выражению его глаз. Столько тепла и сочувствия было в них. Вот уж от кого не ожидал такого понимания. Печальная улыбка темного ясно показала, что Крайт был очень дорог не мне одному.

Наконец, Риан, вдоволь налюбовавшись подарком, подвесил его к поясу. Эльфы и друид взглянули на меня с неодобрением и покачали головами. Правда, спорить не стали, все же признавая за мной право делать то, что я считаю нужным. Да, с жезлом маг станет сильней. Но у меня странное чувство, что этот жезл не обратится против нас,… по крайней мере, на время похода.

— К ущелью пройти сложно, — тем временем рассказывал темный. — Скоро мы выйдем к долине. Во все деревни заезжать не будем, только в те, где безопасно…

— Безопасно для кого? — не преминул спросить Солен. — Для тебя?

— И для меня и для вас, — усмехнулся Риан. — Вы думаете, на вас нападут только потому, что вы со мной?

— А разве нет? — хмуро отозвался Киррантэль. Вот уж кто не особо торопился в долину. Все эльфы все равно лучше всего чувствуют себя в лесах. Таль в этом смысле был куда лучше. Он был моложе Кирра и больше тянулся к приключениям.

— Нет, — весело откликнулся Риан. — Они нападают на всех, кто, по их мнению, может быть их принципиальным хозяином. Много лет они бились за свободное, ни от кого не зависящее существование. И теперь любого, кто может посягнуть на их быт — они встречают в штыки. Причем в прямом смысле.

— А зачем нам их земли?! — возмутился Солен. — У нас и своих хватает!

— Попробуй объяснить это крестьянам, — пожал плечами темный. — Только вряд ли они станут тебя слушать…

— Хорошо, — чуть улыбнувшись, сказал я. — В каких деревнях нас не тронут?

— Только в самых мелких, — ответил темный. Он с увлечением разглядывал карту, которую извлек из сумки. Потом вдруг направил коня к гному — Не спать!!!

— Что? Где? — от неожиданности подскочил Гварт. Тара расхохоталась. — Уже и вздремнуть нельзя — проворчал гном, потом крайне недружелюбно уставился на разбудившего его Риана — Чего надо-то?

— Край леса, — отозвался тот. Перед нами вдруг резко расступились темные деревья, и мы выехали в густые кусты. Быстро их преодолев, мы с немым восхищением уставились на зеленую гладь долины, простирающейся впереди. Темные островки деревень были рассованы то тут, то там. Прямо посредине пролегал широкий тракт, который, не доходя до леса, сворачивал на запад. — Езжайте, я сейчас.

Мы двинулись на тракт, но по пути я с любопытством оглянулся назад. Остальные так же приостановились. Риан повернулся лицом к лесу и внезапно что-то пропел высоким музыкальным голосом. Из леса ему откликнулся долгий вой, от которого наши кони нервно замотали головами. Удовлетворительно кивнув, темный развернул своего белоснежного коня и подъехал к нам.

— Теперь можно ехать, — весело сказал он, глядя как Гварт и Солен пытаются успокоить коней. У друида и эльфов таких проблем не возникло.

— А что ты сделал? — поинтересовался я, пуская коня рядом с конем Риана. Моя команда, ворча что-то нелицеприятное в адрес одного темного мага, следовала за нами.

Риан молчал, и когда я уже хотел, было повторить вопрос, ответил:

— Поставил защиту. А точнее призвал вернов на охрану территории.

— Зачем? — недоуменно спросил я. — Кстати, уж не поэтому ли в твои леса не суются из деревень?

— Поэтому, — не стал отпираться Риан. — Они уже знают, что соваться в мои владения, строго воспрещено.

— Тогда зачем?

— Торговцы, что шастают по тракту, этого не знают. По крайней мере, те, что тут в первый раз. Они очень любят рубить мои деревья на дрова и прочее. Некоторые, особо шустрые, стараются заготовить древесину и продать ее повыгоднее. В конце концов, здесь ценные породы.

— И многим удавалось? — я посмотрел на темного, по губам которого пробежала жестокая усмешка, и ответил сам себе — Не много. И так ясно. И что, зайдя в лес, их будет ожидать стая вернов?

— Ну, да, — пожал плечами Риан. — Умные не станут соваться в лес, про который ходит столько мрачных историй (кстати, большинство из них правдивые), а жадные и дураки — виноваты сами.

Я только покачал головой, уже не удивляясь жестокой логике своего темного спутника. Переделывать его — себе дороже. Тем более что в некоторых моментах он прав. Я никогда не питал особой ненависти к темным, справедливо полагая, что нельзя судить обо всех по поступкам некоторых. В целом, у светлых сложилось впечатление, что темные режут всех направо и налево без всякой причины. Что они коварны и расчетливы. Не поддаются чувствам. Им чужды благородные поступки. Не станут спасать никого, кроме себя, если только это не принесет им выгоды. Лживы. Любого светлого убьют сразу, как только увидят. И прочее, прочее, прочее.

Это распространялось на многие расы, которые делились на стороны. В конце концов, темным мог стать кто угодно, если рожден с соответствующими качествами характера, или темным даром (как у магов). Кроме людей, за исключением некоторых отдельных личностей. Они изначально не делились на стороны и могли примкнуть то к одной, то к другой стороне. Некоторые расы были целиком темными. Некоторые (как эльфы, за исключением дроу) — светлыми. Существовали многие участки земель, принадлежащие темным. И светлые старались не соваться туда.

Наш спутник подходил по многим статьям. В коварстве и расчетливости ему не откажешь. Ум и жестокость так же присутствуют. Но вот маньяком он не был. Убивал спокойно, без рассуждения, но всегда по определенной, важной причине. На нас он не кидался, хотя мы были светлыми, и вытащил из водного царства. По мне, так этот спутник намного надежнее остальных. Риан — «человек слова». Я это знал, хоть и не мог сказать откуда. Он не лгал, лишь не договаривал. Ему знакомы все добрые чувства, и он понимал меня, как никто другой. Странно, что прожив без малого семьдесят лет, я так и не нашел себе кого-то, кому я мог бы доверять абсолютно. А сейчас вырисовывается такое существо, и самое смешное — темный. Судьба странная штука.

Я попросил у Риана карту, и тот, вздохнув, вновь принялся рыться в своей маленькой сумке. До сих пор не могу привыкнуть к тому, что маг периодически доставал из нее вещи, которые превышали размеры самой сумки раза в три. И сейчас, матерясь сквозь зубы, Риан извлекал то книгу, то одеяло, то какие-то непонятные загогулины. На некоторые вещи он смотрел с недоумением, словно не понимая, как они сюда попали. Другие он быстро засовывал обратно, поминая какого-то Рокса.

— А кто такой Рокс? — влезла любопытная Тара. Риан хмуро посмотрел на нее, но ответил:

— Мой друг.

Больше, как ни старалась, она не смогла вытащить из темного сведений. Обиженно фыркнув, Тара отвернулась и отъехала поближе к гному, с которым вновь начала перепалку. Солен и Таль обреченно вздохнули.

— Вот она! — радостно воскликнул Риан и протянул мне злополучную карту. — Слушай. Пусть она будет у тебя. Мне ее потом искать…

Я согласился и взял протянутый свиток. Внимательно оглядев его — присвистнул:

— На наших картах нет таких подробностей… — Риан вдруг слегка смутился.

— Это моя ученическая, — сухо пояснил он. А я же с долей веселья разглядывал пометки, гласящие: «Сюда не соваться!», «Здесь аппетитные девочки!», «А здесь злой папаша!» и все в том духе. — Другая карта где-то в сумке… — и он вздохнул. — Я ее уже год там найти не могу.

Понимающе усмехнувшись, я внимательно разглядывал земли, по которым нам предстоит пройти. Вот долина, вот вассальные земли.

— Пройдем через территорию графа Форандо, — сказал Риан.

— Это где пометка «Худшая теща»? — весело спросил я. Темный фыркнул. — И чем же она плоха?

— Сам потом узнаешь, — злорадно усмехнулся Риан. — Через остальные лучше не соваться. Там чуть что — сразу соседский шпион. Соответственно — тюрьма и плаха. Форандо знает меня — пропустит.

— Тут тебя многие знают, — заметил Ясень, прислушиваясь к нашему разговору.

— Покуролесил в юности, — согласился Риан. — Так что многие запомнили, и передали детям.

— Забавно, — протянул Кир. — От тебя все же будет польза…

— Скажешь это, если пройдешь земли после Форандо, — в глазах темного промелькнули ехидство и насмешка. — Вот тогда и заговорим о полезности…

— А что там? — с тревогой спросил я. Темный никогда ничего не говорит зря — это я уже уяснил. В некоторых его фразах стоит искать скрытые предупреждения. Я внимательно оглядел карту и наткнулся на окрашенное серым большое пятно. За ним следовало поменьше — черное. А потом уже нужное нам ущелье. Ко мне приблизился Солен и заглянул через плечо.

— Хм, а ведь идти не так уж и долго. Три недели и мы на месте.

— На твоем месте я бы на это не рассчитывал, — глядя на облака, прокомментировал Риан.

— Что пройдем за три недели? — поинтересовался младший эльф.

— Что вообще пройдете, — отрезал темный, потом пришпорил своего коня. Ругнувшись, я убрал карту в сумку и стал догонять темного. Остальные посылали нелестные эпитеты в его адрес.

Машинально я отметил, что Риан сказал «пройдете». И что он опять хотел этим сказать?

Пришпорив Айса, я резко оторвался от своих горе-спутников, и, пока они не нагнали, позволил себе встревожиться. Если в вампирьих землях есть хоть какой-то шанс, что нас пропустят, то о землях, расположенных далее, мало кто что-то знает. А знать своего врага — это наполовину победить. Крелл его ж знает, что нас там ожидает! Единственное, что ясно сразу — это то, что не добрые феи. Вот сзади раздался частый перестук копыт и меня догнал Алин.

— Ну, и куда ты так помчался? — приподняв бровь, поинтересовался он.

— А нечего плестись, как улиткам. До вечера нужно доскакать до деревни Варлака. Там остановимся на ночлег и закупим припасов.

— Есть, проводник, — шутливо отдал честь брат. После чего отъехал в сторону, пропуская ехавший навстречу маленький обоз. Впереди виднелся еще один, который ехал по пути с нами. Через некоторое время мы догнали его и пристроились рядом. Охранники обоза хмуро посмотрели на нас и взялись за рукояти мечей.

— Стойте, — сказал Ясень, поднимая вверх руки. — Мы не причиним вам вреда.

Мы подъехали к голове обоза и поехали рядом, ввязавшись в разговор с торговцем.

— Что везете? — полюбопытствовал я. Хоть и надо торопиться, но новости также важны.

— Товары на ярмарку, — довольно ответил торговец — приземистый мужчина средних лет. Его черные глаза быстро осматривали нас, не подавая удивления о составе команды. — Завтра в Тагаре будет проходить ярмарка, вот все и торопятся.

— А что за Тагар, — поинтересовалась Тара. Мыслями она уже была на базаре и бродила среди вещей, запуская в них жадные ручки. Женщины…

— Это небольшой городок, считающийся центром долины, — охотно пояснил торговец. — По размеру маленький, но доход от торговли очень высок. Практически вся долина съезжается туда за товарами. Деревеньки то тут не бедные.

— Естественно, — хмыкнул я. — Налоги они не кому не платят. Имеют свои вооруженные отряды из местных. Обучены плохо, но отбить напор соседей способны. В принципе неплохо живут. Им бы еще побольше образования, и, в конце концов, нормальную власть, а не этот Совет деревень в Тагаре, и было бы небольшое государство. Земли тут богатые.

— Пытался я как-то намекнуть, — усмехнулся торговец. — Так меня чуть не побили палками. Едва успел до постоялого двора добежать. Как же. Хулу на их Совет возношу.

Эльфы слажено фыркнули, выражая презрение к глупым людишкам, на что Солен и Тара сразу начали гневно посверкивать глазами. Алин торопливо распрощался с торговцем и поскакал дальше, уводя разозленных брата с сестрой с собой. Ясень только неодобрительно покачал головой и сделал эльфам выговор. Кирр холодно взглянул на друида и промолчал, зато Эринталь весело рассмеялся.

— Мы ведь не имели их в виду, — сказал он. — Зато Тара так забавно злиться.

— Все равно. Они же не оскорбляют твоих сородичей, — гнул свою линию Ясень.

— Посмели бы — хмыкнул Гварт. — Наши эльфы бы сразу за луки взялись… а еще на людей наговаривают.

Я только тихо хихикал в кулак, внутренне поражаясь этой команде. И на то они надеются? С такой разобщенностью, они не пройдут дальше земель графа. Надо будет Алину сказать. Мне бы не хотелось, чтобы брат погиб из-за этих…

Вечером мы уже ехали по Варлаку. Деревенька небольшая, но уютная. Тут живет один мой хороший знакомый. Пару лет назад его сын забрел в мой лес и заблудился. Рокс в это время прогуливался и наткнулся на плачущего мальчика. Сперва хотел выпить, но потом передумал и решил, что свой человек мне в долине понадобится. Я согласился и вывел мальчика из леса, а затем отвез к отцу. Он оказался старейшиной в деревне и входил в состав Совета деревень. Благодарил долго и сердечно, не обращая внимания на то, что я темный маг. Приглашал в гости. Пару раз я заезжал со скуки, и мы неплохо проводили время. Хороший человек. Не испорчен предрассудками. И весьма уважаем. Несмотря на маленький размер деревеньки, она имела немалый вес в Совете, поскольку являлась поставщиком нужных продуктов и специй, что выращивались только здесь.

И вот сейчас, завидев знакомый дом, я спешился и постучал в крепкие ворота, не обращая внимания на настороженные взгляды крестьян вокруг.

Алин также спрыгнул с коня и подошел ко мне. В это время ворота распахнулись (едва не придавив Гварта, отчего тот разразился потоком брани, а Тара начало ехидно подшучивать над ним) и вышел высокий, крепко сложенный человек с короткими русыми волосами. Его серые глаза внимательно оглядели всю команду и наткнулись на меня.

— Риан! Наконец-то ты решил меня навестить, — радостно воскликнул он, и на глазах оторопевшей команды, заключил меня в медвежьи объятья. Алин улыбнулся, видя, как я пытаюсь выбраться из мускулистых рук друга. А эльфы удивленно переглянулись. Похоже, они и не думали, что у меня может действительно оказаться друг. Ну да, с моим то характером… — Представь меня своим спутникам.

— Ага — откликнулся я, ощупывая помятые ребра и демонстративно охая. На крики, из дома выскочила молодая женщина с длинной светлой косой и радостно воскликнула:

— Риан! Заходи, сейчас ужин будет. Коней поставьте сами — Омер сейчас гуляет где-то.

— Хорошо, Аритта, — улыбнулся я. Потом, когда женщина скрылась в дверях, повернулся к своим спутникам — Это мои друзья — Хорт и его жена Аритта. Хорт — это мои э-э… спутники: Алин, Ясень, очень любимый мною Гварт, не менее любимые дорогие эльфы — Эринталь и Киррантэль, а так же Солен и Тара.

Хорт все это время хохотал, глядя на лица моих спутников, услышавших подобное представление. Только Алин скрывал веселье, маскировав его под внезапно начавшийся кашель.

Отсмеявшись, Хорт провел светлых в дом, а сам со мной повел коней в конюшню за домом.

— И как тебя занесло в такую компанию? — поинтересовался он. — Обычно ты сторонишься светлых.

— А от них всех мне ничего не надо, только от одного… — усмехнулся я.

— Уж не от того ли красавчика с серебряными волосами, Алина, если я не ошибаюсь? — улыбнулся друг.

— От него, — кивнул я, мысленно в который раз поражаясь проницательности Хорта.

— И чем он тебя так заинтересовал? Кстати, ты не заметил, что вы с ним очень похожи? — сказал вдруг Хорт. Я поперхнулся воздухом:

— С какой радости?

— Ну, некоторые черты лица, выражение глаз, да и судя по его смеху — и характеры, — принялся перечислять Хорт. Я же сделал самое невозмутимое лицо, и, добавив чуточку скуки в голосе, сказал:

— Не знаю. Все может быть. В конце концом мы сородичи. А вообще, он должен мне должок. А иду я с ними из-за…

— Скуки, — закончил за меня Хорт, заводя последнего коня в стоило и насыпая ему овса. — Ох, не доведет тебя она до добра…

— Еще бы, — криво усмехнулся я. Хорт тоже улыбнулся.

— Ну, да, кому я это говорю. Ладно, пошли есть. Аритта сегодня такие пирожки испекла…м-м-м…

— Тогда быстрее, — заторопился я. — А то Гварт все успеет съесть. Такой проглот…

И мы вышли из конюшни, затем помыли руки и направились в большой, добротный дом. Из-за ворот вылетел юноша и на полной скорости врезался в меня. Точнее чуть не врезался. В последний момент я успел отклониться и уйти с траектории бега пацана.

— Осторожнее надо, Омер, — укоризненно сказал я запыхавшемуся юноше. Его волосы, совсем как у отца, были художественно растрепаны. Глаза были матерены — чистые, голубые. Улыбка так и светилась на юном лице. — Так ведь и убить недолго.

— Тебя то убьешь, — рассмеялся Омер. — Здорово, что ты приехал. Как там Рокс?

— Да понемногу, — усмехнулся я, заходя в дом. Пройдя коридор, я вышел в большую гостиную, где сейчас стоял накрытый стол, и витали чудесные ароматы. Вся светлая команда с аппетитом поглощала еду и изредка перекидывалась мнениями. Солен расточал комплименты хозяйке, которая с доброй улыбкой наблюдала за ними. Увидев нас, Аритта встала и рассадила на свободные места. Хорт сел во главе стола.

— Ну, за твой приезд, — сказал он, поднимая бокал с вином, привезенным из южных земель торговцами. Мы звонко соприкоснулись хрустальными стенками и выпили. Даже эльфы присоединились к нам, хотя до этого смотрели с некоторым высокомерием. Стены этого дома словно настраивали на дружественный лад. Что ни говори, Аритта умеет хозяйничать и создавать уют.

Кто бы знал, что эта красивая женщина, что сейчас так счастливо глядит на своего мужа и сына, была когда-то аристократкой, сбежавшей от своего отца. Проскитавшись по миру несколько лет, она забрела в долину, где ее встретил Хорт. Влюбившись в тоненькую девушку, с копной золотых волос, он, несмотря на неодобрение собственного отца, женился на красавице и построил свой собственный дом, уехав из родительской деревни. И сколько раз он говорил — никогда не жалел о своем решении.

Поев в теплой обстановке, нас расселили по комнатам, которых было достаточно в доме моего друга. Строил он на совесть. С запасом. Поэтому всех расселили только по двое. Я же остановился в комнате Омера, не желая быть с кем-то из команды.

— Завтра мы на ярмарку, — оповестил меня напоследок Хорт, и, кивнув на мое пожелание отправиться с ними, ушел. Я же с облегчением помылся и улегся спать, слушая болтовню Омера, рассказывающего про свои проказы.

Глава 6

Проснувшись утром, я первым делом решил сделать зарядку. А то так недолго и форму потерять. Натянув штаны и сапоги, я накинул сверху рубашку и вышел во внутренний дворик с находящейся рядом конюшней. Скинув верхнюю часть одежды, я в одних штанах принялся разминаться, постепенно убыстряя скорость и увеличивая сложность движений. Вся моя зарядка состояла из растяжки, упражнений на гибкость и ловкость. Так же к этому прибавлялась акробатика. Многим может показаться, что это пустая трата времени, но я определенно знаю, что с моим стилем борьбы (не используя мечей, а только метательное оружие, ну или кинжал, стилет и прочее) ловкость нужна гораздо больше, нежели сила. Попробуй в прыжке отправить сразу несколько ножей, при этом извернувшись, и приземлиться на ноги, ничего себе не сломав.

Так что сейчас я наворачивал круги по двору, стараясь просочиться среди всех наставленных вещей, не касаясь их. Прыгать, подтягиваться и перебираться через завалы досок, что оставил тут Хорт.

Увлекшись разминкой, я не сразу заметил Алина, который стоял, прислонившись плечом к стене дома, и улыбался. Кивнув ему в приветствии, я подошел к бочке с водой и быстро умылся, смывая всю пыль, что успел насобирать. Потом накинул на мокрое тело рубашку и отправился в дом, переодеваться. Проходя мимо брата, я вопросительно глянул на него, и, получив положительный ответ, двинулся с ним в помещение.

В комнате уже вовсю развлекался Омер, махая железякой на манер меча. Пару раз увернувшись от кочерги, которая просвистела в сантиметре от моей головы, я выгнал парнишку на улицу, а сам стал облачаться.

Быстро пристегнув все оружие, я надел свежую черную рубашку, накинул плащ и тщательно расчесал спутавшиеся волосы. Затем запихал в сумку все, что оставил вчера на столе и отправился в трапезную. Там уже вовсю суетилась Аритта, накрывая стол. Когда я вошел, она оторвалась от своего занятия и приветливо улыбнулась мне.

— Помоги, — сказала она, и я вместе с ней принялся таскать на стол все тарелки, блюда и прочее. Мы с Ариттой хорошо сдружились, поэтому она не стеснялась гонять меня по различным домашним делам, правда, не переходя при этом грани. Так что, когда вся светлая компания собралась в комнате, мы с молодой женщиной уже вовсю болтали о разных вещах, при этом, не забывая поглощать еду. Вошедший Хорт довольно потер руки и уселся рядом со мной.

— Ну-с, что сегодня будем делать? Я отправляюсь на ярмарку. Поедете со мной? — и Хорт аккуратно отрезал себе толстый ломоть душистого хлеба. Эльфы переглянулись и уселись за стол. За ними потянулись и все остальные.

— Не знаю, — и я вопросительно поглядел на Алина. В конце концов, именно он командир в этой компании.

— А это безопасно? — тихо спросил он у меня. Я кивнул. Во многих деревнях нас бы встретили плохо, но на ярмарке к приезжим относятся достаточно миролюбиво, если они, конечно, не будут делать глупостей. — Тогда поехали.

— Поедим и поедем, — сказал Хорт. — А то дорога не очень близкая. Успеть еще надо.

Плотно позавтракав, мы вывели коней, и дождались, пока Хорт запряжет свою телегу. Солен недовольно поморщился, заметив это. Теперь придется ехать гораздо медленнее. Алин же отнесся совершенно спокойно. Что и говорить, терпения у него на нас двоих хватит. Всю дорогу гном и люди вертели головами, рассматривая всех спешащих на ярмарку. Эльфы же старались вести себя, как подобает перворожденным (это они так считают…). Ясень что-то бубнил себе под нос, держа в руках толстую книгу. Как он при этом не свалился с седла, я так и не понял.

Хорт предложил нам ехать вперед, а сам он догонит позже. Ему надо заехать в одну деревню, где нам будут явно не рады. Все с радостью согласились и понеслись вскачь, чуть не сбивая остальные повозки, торопящиеся в Тагар.

Тут нам навстречу, из-за поворота дороги выехал небольшой отряд. Видя, что разъехаться трудно нам пришлось остановиться. Им тоже. Вперед выехал командир отряда, закованный в темные латы с красным драконом, и поднял руку. Алин художественно повторил его жест приветствия. Командир осмотрел всю нашу команду и внезапно хмыкнул. Видать не доводилось видеть еще такого состава.

— Прошу освободить дорогу, — мягким голосом начал он. Но тут из-за его спины выехал юноша и высокомерно посмотрел на нас.

— Немедленно сойдите с дороги, — надменно поджав губы, произнес он. — Вы заграждаете путь герцогу Нагарту.

— Точнее его сыну, — прокомментировал я Эринталю, находящемуся рядом со мной. — Маленький еще, а гонору…

Похоже, командир отряда думал точно также, но виду не подал, только с тоской взглянул на уже остокреллевшего подопечного. Светловолосый паренек, с чистыми серыми глазами, был бы действительно красив, если бы не брезгливая гримаса на его юном лице.

— Я долго буду ждать? — протянул он. Но тут не выдержала Тара.

— Замолчи и сам катись отсюда!.. — начала она, а я только прикрыл глаза.

Раннее утро было прекрасным. Отлично отдохнувший, я поднялся с мягкой и удобной кровати, оделся и вышел в коридор. В комнате я был с Ясенем, который хмуро проводил меня глазами, и снова заснул.

За дверью, где спали Солен и Гварт послышались ворчание и ругань. Похоже, гном искал свою одежду, что происходит с ним постоянно. Подобного растеряхи я еще не видел. Таре, как единственной девушке в нашей команде выделили отдельную комнату. Эльфов же поселили вместе. Надеюсь, они друг друга не поубивают? Риан же остановился в комнате хозяйского сына. Омера если я не ошибаюсь. Интересно, а как наш темный познакомился с этой замечательной семьей?

Задумавшись, я вышел во двор и заметил темную тень, мелькавшую среди строительного мусора. Приглядевшись, я понял, что это Риан. Вот он на мгновение замер в странной позе — стоя на одной ноге на куче досок, руки были скрещены, словно он что-то достает из несуществующих рукавов. Секунду простояв, он резким, слабо уловимым движением оттолкнулся и кувыркнулся в воздухе. После чего в полете сделал два движения рукой и мягко опустился на ноги. Затем занятия продолжились.

Догадавшись, что темный таким образом разминается, я с интересом смотрел за его движениями. Все плавные, тягучие, грациозные, но в тоже время быстрые, как полет стрелы. Наконец, он заметил меня и резко остановился.

Кивнув в приветствии, он направился к бочке с водой и окатил себя. Глядя, как струйки воды стекают по его белой, почти прозрачной коже, я задумался. По виду не скажешь, что опасный боец. Слишком уж тоненький, хрупкий на вид. Изящные руки, с тонкими аристократическими пальцами. На ладонях нет мозолей. Сразу ясно, что меч он не жалует. Стройное тело принадлежало парню лет девятнадцати. А я же уверен, что он ненамного младше меня. А то, что младше, я, почему-то и не сомневался.

Я по сравнению с ним, выглядел старше. Годы тренировок с тяжелыми мечами в военной академии дали свое: тело стало более мускулистым, хоть мне и далеко до накачанного Солена (да, я в прочем и не стараюсь). Ростом я повыше где-то на полголовы. Но все это ни о чем не говорило. Стоило только посмотреть в эти жесткие фиолетовые глаза, как истинный возраст был ясно виден. Так же как и смертельная угроза, исходящая от этого существа.

Вместе мы отправились в дом. Вскоре все собрались на завтрак. Гварт постоянно ворчал, поглядывая на девушку. Видать, Тара опять умудрилась чем-то достать гнома. Вот уж неразлучная парочка. Риан и Аритта весело переговаривались, а потом пришел Хорт. На его предложение отправиться на ярмарку мы ответили согласием, и вскоре были уже в пути.

Солен стал, было возмущаться, что мы плетемся как черепахи из-за повозки Хорта, но я взглядом заставил его замолчать. Правда, потом хозяин, что так любезно приютил нас на ночь, и сам заметил недовольство на лицах других, раз предложил нам скакать вперед. Никто не отказался, и мы, наконец, пустили коней во всю скорость.

Когда мы подъехали к изгибу дороги, нам навстречу вынесся отряд всадников, окружающих какого-то паренька, в черно — красной одежде. Командир отряда хотел было решить дело миром, но высокомерный юнец не выдержал и начал выступать:

— Немедленно сойдите с дороги — а тон то! Здорово его выучили. Я краем уха услышал комментарий Риана насчет малолетнего дворянина. В точку попал, однако. Вон и командир отряда скривился. Похоже, герцогский сынок достал его до самых печенок. — Я долго буду ждать?

— Замолчи и сам катись отсюда!.. — агрессивно начала наша воительница, уперев руки в бока. — Будут тут нам еще всякие малолетки указывать!

Ха! Теперь миром точно не решить! С такими темпами мы до ярмарки не доедем.

Сын герцога открывал и закрывал рот, точно рыба на береге. Мерзковатое зрелище, я вам скажу.

— Стража! — наконец разродился он. — Накажите их за неповиновение!..

Командир вздохнул и извиняющее посмотрел на нас. Ну, да. Не исполнить приказ он не может. Но дать себя бить — это уж слишком.

— И что будем делать? — тихо спросил Риан. — Бить их — слишком мелко. Как детей обижать, честное слово.

— К тому же мы и так опаздываем, — вставил Кирр.

— Это да, — вынужден был признать темный. — Ладно. Крелл с ними.

Риан выступил вперед и не мигая, уставился на мальчика. Отряд воинов насторожился и потянул мечи из ножен. Но тут паренек резко отвернулся и срывающимся от ужаса голосом пропищал:

— Поехали, — после чего он ударил пятками и драпанул в обратную сторону. Его стража недоуменно на нас покосилась, потом взглянула на Риана и вздрогнула.

— Поспешим, — сказал командир. — Я рад, что все хорошо разрешилось…

После чего он пришпорил коня и пустился догонять своего подопечного.

— Гм, — глубокомысленно произнес я. — Ну и что сие значит? — Риан повернулся к нам и все едва сдержали вопль ужаса. Глаза нашего спутника горели багровым огнем и, казалось, уводили в Нижние миры. — Пон-нятно.

Тут Риан моргнул, и жуткий цвет сменился на привычный фиолетовый.

— Это иллюзия, — поспешил он успокоить нас. Солен недоверчиво хмыкнул, но промолчал. Ясень же заинтересованно пристал к Риану, с просьбой показать, как такая иллюзия накладывается. — Простите, уважаемый, — резко ответил тот — но подобные фокусы не для светлых. Тут нужен темный дар.

Друид разочарованно вздохнул и отвернулся, вновь углубившись в свою книгу.

— Так и будем стоять? — поинтересовался я, намекая, что пора бы пошевелиться. Все покорно тронули коней. — Сколько еще до Тагара?

— Час, — легко ответил Риан. — Если конечно опять чего-нибудь не случится.

— Не каркай, — буркнул Гварт.

Слава светлым богам, доехали мы спокойно. После чего влились в толпу торговцев и всех спешащих по своим делам.

— Оставим коней в конюшне, — проинформировал темный. — Снимем комнаты на постоялом дворе и двинемся на ярмарку.

— Сегодня заночуем здесь? — спросила Тара. — А почему не двинемся дальше?

— Ночью будет гуляние. Мы сильно привлечем внимание, если двинемся в путь, — коротко объяснил Риан.

Найти подходящее место не составило труда, а вот отыскать свободные комнаты — это уже проблема. В конце концов, золото сделало свое дело. Правда, комнат только три, но уже сахар. Побросав вещи и оставив коней (Риан и Ясень что-то пошептали над ними, опасаясь кражи) мы двинулись в сторону самой оживленной улицы, где и проходила собственно ярмарка. Поплутав немного вместе, мы, наконец, разошлись сами по себе. Гварт сразу отправился в ряды оружия. Тара и Солен пошли с ним. Ясень — в ряды магических вещей и артефактов. Эльфы отправились обратно — им нет дела до изобретений людей. Риан же где-то пропал.

Потолкавшись среди толпы, я набрел на представление, которое устраивали приезжие акробаты. Глядя, как они кувыркаются в воздухе и строят башни, я только усмехнулся. Любой эльф и без тренировки сможет сделать такое. Но и для людей — это весьма талантливо.

Через час, заскучав, я купил все нужное для продолжение похода (в том числе и недостающие припасы), обзавелся точильным камнем (хотя на кой он мне — мечи и так не тупятся) и прочей ерунденью. Устав, свернул на менее оживленную улицу и чуть не столкнулся с Рианом.

Тот откинул взметнувшиеся черные волосы и улыбнулся мне. Потом протянул руку. Недоуменно пожав плечами, я повторил его жест. В ладонь мне тут же легло что-то прохладное.

— Это тебе, — просто сказал темный, а потом исчез. Я успел только заметить край черного плаща мелькнувшего в конце переулка. А потом перевел взгляд на предмет и издал возглас восхищения. Немного полюбовавшись подарком, я аккуратно убрал его в сумку и, улыбаясь, отправился в снятые комнаты. Смущало только одно — откуда он узнал? Или может только совпадение?

Благополучно добравшись до Тагара, я с искренним облегчением вздохнул. Кто знает эту команду. Влипать в различного рода неприятности — у них в крови. Интересно, а как отреагирует на произошедшее герцог Нагарт? А-а. Не важно. Все равно ничего существенного он мне сделать не сможет.

С трудом, но мы нашли свободные комнаты. Их количество не радовало, но выбора не было. Придется аккуратно снимать вооружение, или спать с ним (что чревато неприятными последствиями). Оставив коней и вещи (правда, сумку я взял с собой, благо не тяжелая), мы все направили свои стопы в сторону шума. Пока вся семерка осматривалась, я постарался незаметно улизнуть. Это удалось довольно легко. А теперь к Неру. Только там можно найти что-то существенное, правда, незаконное, ну и ладно. Хозяин лавочки мой давний знакомый, и всегда откладывает мне самое интересное. Те ряды с так называемым магическим товаром содержат совершеннейшую подделку. Хотя, признаюсь, крайне редко там все же возможно найти что-то стоящее. Но обычно это сразу перекупает Нер, а потом, если мне нравится, покупаю и я.

Зайдя через хлипенькую на вид дверь в полутемную лавочку, я хмыкнул. Слабенькая, то слабенькая, а попробуй, вышиби! Нер постарался на славу, превратив свою лавочку в неприступный тайник. Денег он зарабатывал очень не мало, а внешняя бедность была только прикрытием. На самом деле этот человек купался в шелках в своем тайном доме и владел хорошей сетью поставщиков. Разумеется нелегальных.

Короче зайдя, я сразу направилась к довольно упитанному человеку средних лет, с пепельного цвета шевелюрой, среди которой промелькивали редкие седые волоски. Его черные глаза остро и внимательно оглядели меня, после чего он протянул руку.

— Здравствуй, Риан, — я пожал протянутую кисть, после чего легко ответил:

— И тебе не хворать, Нер. Есть что-нибудь интересное?

— Как всегда, — довольная ухмылка наползла на лицо торговца. Затем он развернулся и скрылся в подсобном помещении. Через довольно большой промежуток времени он вернулся, неся в руках что-то завернутое в ткань. Стараясь не показать любопытства, я внимательно разглядывал очертания, но так и не догадался. — Вот. Нашли среди развалин у Камми.

— Надо же, — поднял бровь я. — Смельчаки, однако. И что это?

— Оружие как всегда, — пожал плечами Нер. — Извини, ни с чем другим не работаю. — Развернув, он продемонстрировал мне длинную тонкую цепочку с маленькими шипованными гирьками на концах. Темный, почти черный металл слегка серебрился, но я мог с точностью сказать, что эта цепь ни капли не подверглась тлетворному влиянию времени. — Говорят, что работа темноэльфийских мастеров-изгнанников.

— Даже так? — удивился я. Работы темных эльфов и так дорого ценятся, так как они предпочитают не продавать свои изделия, а качество оружия (особенно оружия) у них на отменной высоте. Но изгнанники — это вообще нечто заоблачное. Найти что-то из их работ — это верх везения среди грабителей древних могил. Такие вещи очень хорошо охраняются духами, справиться с которыми практически не представляется возможным.

Никто так и не знает. За что этих эльфов изгнали из их кланов. Но факт остается фактом. Они рассеялись и стали одними из самых дорогих наемных убийц. Или же изготовляли самые смертоносные вещи.

— Посмотрим, — пробормотал я и протянул руку к цепи, но Нер тут же отдернулся назад. — Что такое?

— Извини, Риан, но сначала деньги, — твердо сказал торговец.

— Я разве тебя когда-то обманывал? — нахмурился я. Нер отошел от меня подальше, прекрасно зная мою выучку, и то, что его охрана не успеет сюда.

— Нет, — признал он. — Но дело не в этом. В этой вещи заложена большая темная магия эльфов. Сейчас она никому не принадлежит. Но если ты возьмешь ее в руки, она испытает тебя. Если останешься в живых — ты станешь ее полноправным и единственным хозяином, пока не умрешь.

Я только изумленно покачал головой. Нет, осведомленность Нера меня не удивляла, но вот сама цепь…

— И каковы шансы? — поинтересовался я. Нер вздохнул.

— Семь человек и один валар погибли. Никто из них не сумел приручить ее.

— Тогда зачем все это? — я имел в виду деньги.

— Зная тебя, я почему-то не удивлюсь, если ты справишься. Но все же рисковать не стану. Твоя смерть принесет не мало неприятностей, и деньги мне очень не помешают.

Я в который раз подивился деловой хватке этого человека, умеющего делать деньги практически из воздуха, и находить выгоду даже в смерти.

— Что ж. А я, пожалуй, рискну, — решился я. Потом извлек из сумки внушительный кошель с золотыми монетами и передал его Неру. Когда тот положил передо мной ткань с цепью, его руки малость дрогнули.

— Ты уверен, что это стоит того, — все же в глазах Нера промелькнуло беспокойство.

— Стоит, — усмехнулся я. Не зря эта цепь так опасна для хозяина. Значит, для других она будет опаснее во сто крат. А в тех землях, где будет пролегать наш путь, такое оружие не будет лишним, и еще не раз спасет мне жизнь, я в этом уверен. Поэтому, отложив сумку, я протянул руку и решительно схватился за тонкую, толщиной где-то сантиметр, цепь. Первое время ничего не происходило, и я недоуменно посмотрел на Нера, и только испуг, появившийся в его глазах, спас меня. Я едва успел пригнуть голову, когда цепь, словно живая принялась крутиться сама по себе, стремясь при этом попасть в меня. Одновременно с этим, она проникала в мой мозг, создавая помехи и отвлекая внимание. Моя надежда — на мою ловкость, что так долго тренировал. Я начал танец. Может быть последний. Цепь крутилась в руках, и я словно слился с ней, повторяя каждое ее движение, разве что с небольшим опережением во времени. Вот я плавно изогнулся, пропуская цепь между рукой и телом. Вот прижался к ней и запрокинул голову. С каждым новым движением я все больше брал управление в свои руки, пока, наконец, цепь не стала двигаться полностью под моим контролем. И только тогда я остановился, поняв, что победил.

Цепь, серебристо-черной змейкой скользнула по моей руке и обернулась вокруг голой кожи, как длинный, спиральный браслет. Прикрыв ее рукавом, я устало вытер взмокший лоб. Потом осмотрелся вокруг. Полки со всякой ерундой, отвлекающей внимание от действительно стоящих товаров, были аккуратно разрезаны, точно острейшим клинком. Поняв, что так постаралась цепь, я похолодел. А если бы не сумел? Что тогда бы от меня осталось? Ладно, не будем о том, чего не стало.

Нер стоял возле двери в свое помещение и с ужасом, смешанным с восторгом смотрел на меня.

— Я и не сомневался, что ты сможешь, — промолвил он спокойным тоном, но потом все же не выдержал. — Не зря про тебя ходят такие легенды!.. Твой народ очень силен, но прошлый валар не справился… Ты же!..

— Стоп, — насторожился я. — Какие легенды?

— Ничего такого, — отмахнулся тот, стараясь замять тему. Я отстал от него, прекрасно понимая, что ничего не добьюсь. Упрямый человек. Но с принципами. Может быть поэтому он никогда не нарушал своего слова?… — Иди. Больше для тебя у меня ничего нет — потом он с тоской осмотрел свою лавочку. — И сколько мне придётся прибираться?… — взвыл он.

Я усмехнулся и попрощался. Потом вышел и вернулся на ярмарку. Немного пройду, затем отправлюсь на постоялый двор «Светлый путь», где мы остановились.

Практически не глядя на товар, я быстро шагал по рядам. Но внезапно мое внимание привлек сияющий отблеск. Обернувшись, я с изумлением уставился на небольшую статуэтку изумительной работы. Снежный волк. Каждый волосок вздыбленной шерсти, каждый острейший клык оскаленной пасти были тщательно выточены из сияющего белоснежного мрамора. Ясные глаза глядели с неживотным умом и проницательностью. Весь облик словно говорил: «я не нападаю первым, но сумею себя защитить».

Аккуратно подняв статуэтку с прилавка, я зачаровано не сводил с нее глаз. Она почему-то напоминала мне Алина.

— Простите, — послышался робкий голос. Я поднял взгляд и улыбнулся. За прилавком стояла молодая человеческая девушка, которая смотрела на меня с немым восхищением. — Вам нравится?

— Да — просто ответил я. — Чья это работа?

— Моя, — потупилась девушка. На ее щечках выступил яркий румянец. Светлые волосы были собраны в косу, отчего девушка казалась еще более хрупкой. И только тут я осознал ее слова.

— Твоя? — я с изумлением смотрел на мастерицу. Она не врала. Я это ясно чувствовал. — Ты великий мастер. — Девушка ничего не ответила, но явно обрадовалась моим словам. Похоже, ей не хватало уверенности в своих силах. Я достал из кошелька две золотые монеты и протянул ей. Она осторожно взяла их, потом смешалась и произнесла.

— Но, господин. Здесь слишком много…

— Вполне достаточно за такую красоту, — подмигнул я. Девушка вновь зарделась, а я пошел дальше, осторожно неся статуэтку. Настроение было светлым. Хотелось улыбаться и смеяться. Но не стоит привлекать к себе внимание.

Толпа мне надоела, поэтому я, недолго думая, свернул в боковой проход. Где и столкнулся с братом. Выбившиеся пряди черных волос упали мне на лицо, и я одним уже привычным движением откинул их назад. Потом улыбнулся Алину. Тот с изумлением смотрел на меня своими топазовыми глазами.

Я протянул руку, глазами показав Алину сделать то же самое. Тот послушался. Тогда я аккуратно вложил в его ладонь статуэтку.

— Это тебе, — тепло сказал я. Потом развернулся и постарался скрыться как можно быстрее, не дожидаясь закономерных вопросов.

Дело в том, что наша раса в очень редких случаях могла изменять свое тело. Таких счастливчиков было очень мало, и, как правило, о них были отлично осведомлены. Алин с самого детства мог превращаться в волка, со снежно — белой шерстью. Детьми мы часто играли, кувыркаясь по траве, и стараясь сбить друг друга. Отец, да и остальные так и не узнали об особенности моего брата. Тогда это был для нас просто еще один секрет, но сейчас, я думаю, Алин скрывает это, как преимущество.

Я не обладал такой способностью. Единственное чего я смог добиться, так это роста когтей, сопровождающегося жуткой болью. Может, поэтому я редко ими пользовался. Зато как оружие — они великолепны. Режут и сталь, и камни, и все материалы. Об этом отец опять-таки не знал. А я не торопился рассказывать.

Вернувшись в «Светлый путь», я уселся за свободный столик (на первом этаже располагался трактир), когда вошли Гварт и Тара. Переглянувшись между собой, они подсели ко мне, и мы сделали заказ подошедшей разносчице.

— Как погулял? — поинтересовалась Тара, пока мы ждали еду.

— Хорошо, — пожал плечами я. Разговор сам собой увял. Говорить с ними не было никакого желания. Что ни говори, светлых я все-таки недолюбливал. Впрочем, они отвечали мне взаимностью.

Вот в двери показался Солен и нахмурился, заметив меня. Я тоже очень рад.

— А где эльфы? — встревожено спросил он.

— А я откуда знаю? — резонно ответил я вопросом на вопрос. Тут принесли горячую еду, и я принялся за поздний обед (или ранний ужин). Хм, на вкус не особо, но есть можно. — Это вы вместе шли.

— Они скрылись из вида чуть позже тебя — как-то обвиняюще произнес человек. Гварт насторожился.

— И что ты хочешь этим сказать? — недобро прищурился я. — Если бы я хотел что-то сделать вашим эльфам, то сделал бы это в лесу.

— Успокойся, Солен, — нервно сказала Тара. — Может они где-то гуляют.

— Ага. Столько времени? По человеческим улицам? — издевательски прокомментировал ее брат. — Ты хоть сама в это веришь?

Я вздохнул. Ясно только одно: эти эльфы опять умудрились куда-то вляпаться. А я только настроился на спокойный день. Может, ну их к креллу? Мне они как-то не нужны…

Тут показался Алин. Он быстрым шагом приблизился к нам и произнес:

— Таля и Кирра схватили недалеко отсюда. Я не успел помешать. Нужно торопиться, — тут он заметил мое кислое лицо и добавил. — Риан! Тебя это тоже касается. И не надо на меня так смотреть! Ты теперь в команде. Так что будь до… любезен хотя бы помогать ее членам.

Я скривился, но подчинился. Прощай спокойная ночь.

Глава 7

В «Светлый путь» я возвращался в самом радужном настроении. Подарок задел какие-то струнки в душе, заставляя улыбаться всему, что промелькивало мимо. Откуда он узнал? Этот Риан знает обо мне больше, чем все остальные! Но почему?

Я не стал ломать голову, радуясь тому, что сейчас есть. Но, как обычно, настроение мне испортить таки смогли…

Когда до постоялого двора оставалось всего пара кварталов, я увидел наших эльфов. Таль и Кирр, демонстративно не глядя друг на друга, шли в том же направлении, что и я. Хмыкнув, я собирался, было окликнуть их и догнать, как последующие события изменили все планы.

— Какого?… — только и успел сказать я, видя, как выехавшая из-за угла черная карета, резко остановилась перед ошеломленными эльфами. Тихий крик и оба остроухих как подкошенные валятся на мостовую. Двое мужчин выскочили наружу, схватили добычу и заскочили обратно, после чего карета мгновенно тронулась и скрылась из виду. Бежать за ними не имело смысла — я в любом случае не успевал. Все произошло за считанные секунды. — Опять куда-то влипли — вздохнул я и поспешил за остальными.

Войдя в трактир, что на первом этаже, я застал весьма забавную картинку: Солен навис над спокойно жующим Рианом, и что-то втюхивал ему обвиняющим тоном. Пора расшевелить эту парочку. И чем Риан так не понравился человеку. Ну, зараза, не спорю, но ведь ничего такого он еще не сделал, чтобы сомневаться в нем.

— Таля и Кирра схватили недалеко отсюда, — отрывисто сказал я. — Нужно торопиться. — Лицо Риана приобрело мученический вид. Глаза словно говорили: а может без меня? А? — И не надо на меня так смотреть! Ты теперь в команде.

Темный издал тяжелый вздох, но мою совесть трудно в чем-либо убедить. Может потому, что она давно работает на меня? Короче все, кроме темного, быстро собрали все вещи, расплатились с хозяином и выскочили на улицу. Кони были уже оседланы, так что мы не задерживались.

— Они наверняка выехали за город, — рассуждал я на ходу. — И кто же так удружил?

— Уж не герцог ли? — хмуро поинтересовался Солен, ни к кому особенно не обращаясь, однако все, как по команде посмотрели на Риана. Тот же на нас.

— А я откуда знаю? — недовольно спросил он. — Хотя и не сомневаюсь, что это проделки Нагарта. Он всегда был неравнодушен к эльфам, а тут еще и возможность насолить наглецам (то бишь нам).

— В каком смысле неравнодушен? — оторопела Тара. — Он же не?…

— Именно, — усмехнулся темный, а Гварт расхохотался.

— Повезло нашим белобрысым, — зловеще сказал он. — Может, не будем торопиться? Хоть удовольствие получат…

— И не стыдно? — хором возмутились Тара и Солен. Ясень так же неодобрительно посмотрел на гнома. Похоже, только Риан одобрял идею Гварта. Поэтому эти двое, хоть и не разговаривали, но переглядывались весьма многозначительными взглядами.

— А ну поторопите коней! — заметив их уловки, приказал я. Гварт уныло посмотрел на меня, мол, развлечься не даешь!

— Кстати, а как их забрали? — словно мимоходом поинтересовался темный. — Стукнули, или так затащили?

Я задумался.

— Похоже, магией, — признал я. — По крайней мере, кто-то из кареты выкрикнул что-то и вырубил этих двоих.

— Все лучше и лучше, — проворчала Тара. — С магами связываться… — тут она выразительно покосилась на Риана, но тот сделал вид, что ничего не заметил.

— Если он один, то не так все плохо. Если их два — тоже нормально. Но если их больше трех — Риан пожал плечами. — Хотя это зависит от стороны их дара.

— Странно, — ехидно сказал Гварт. — А я думал, что ты у нас самый крутой маг.

— Я никогда такого не говорил, — холодно отозвался Риан. — Это лишь ваши догадки. И за них отвечать именно вам.

— А что там про стороны? — полюбопытствовал я. Не из праздного любопытства. Для дела это весьма важно.

Риан покосился на меня, но все же ответил. Странно. Я все чаще замечаю, что если спрашиваю я, то могу добиться ответа (пусть и не всегда), а остальным приходится довольствоваться лишь уловками и переходами с темы на тему. К чему бы это?

— Если маги темные, то я смогу убить около четырех-пяти. Средних конечно. Со средней силой и умением. Ну, или трех сильных.

— А если сильные светлые? — не удержался Ясень. Ну и зачем тебе это? Хочешь в лишний раз разочароваться?

— Около десятка, — усмехнулся Риан. Тара и Солен сердито засопели. Ясень печально наклонил голову. Гварт только хмыкнул. Гномов дела магов не особо волнуют. Только если сильно прижмет, они могут обратиться к наемным.

Кстати, а откуда Риан знает свои силы в битве со светлыми магами? Небось, уже не раз сражался?

Правда, спрашивать я разумно не стал.

Подъехав к выезду из Тагара, я поспрашивал стражников, что собирали пошлину за въезд. Оказалось, что черная карета промчалась мимо полчаса назад. Я нахмурился и проехал вперед. Потом дождался остальных и пересказал все, что узнал.

— Куда они заезжали? — задумчиво сказал Риан. — Иначе были бы здесь гораздо раньше. Не думаю, что эльфов оставили здесь, но вот приготовить «приятный» сюрприз для нас — времени им хватило.

— Значит, будем осторожнее, — подытожил я.

— А куда дальше? — поинтересовалась Тара, оглядывая перекрестье дорог.

— Налево, — хмуро сказал Риан.

— А почему туда? — прищурившись, процедил гном.

— Потому, что там земли Форандо, — соизволил ответить темный, когда и все остальные повернулись к нему. — Поторопитесь. Я хочу отдохнуть, а не искать ваших остроухих весь день.

— А причем тут Форандо? — нагнав его коня, спросил я. — Ты же вроде говорил, что дело рук герцога.

— Форандо — сосед Нагарта. У них сейчас война. Герцог в очередной раз пытается оттяпать себе земель — пояснил Риан, а потом всем пришлось умолкнуть, увеличивая скорость.

— Забавно, — протянул я. И почему нам так везет? У герцога немалые войска. Денег тоже — следовательно, наемников и магов он может себе позволить. Интересно, а как Форандо продержался до сих пор? Надо будет, потом спросить у темного.

Широкая дорога сменилась более узкой. По ее краям начались мелкие кустики, которые впоследствии перешли в более высокие. Скоро нас окружал лес. Не большой, но довольно приличный для засады.

— Стойте, — приглушенно крикнул я. Чувство опасности дало о себе знать. Когда все затормозили и повернулись ко мне с немым вопросом в глазах, я тихо сказал — Риан, ты можешь проверить, что там впереди? — тот недовольно глянул на меня, но все же поднял руки. — Погоди. Без магии. Может с ними маги.

Теперь его фиолетовые глаза смотрели весьма ехидно. Откажется ведь, зараза. Самому что ли идти?

— Пошли вместе, — вздохнув, предложил я. Как дети, честное слово. Друида так вообще не заставишь в разведку сходить. Отпирается преклонным возрастом. Гнома лучше сразу не посылать. О его присутствии будут знать совершенно все, по его ошеломляющему топоту и шуму. Люди хорошие бойцы, но разведчики из них никудышные. Остаемся только мы.

— Сиди уж, — отозвался темный и соскочил с коня, после чего бесшумной тенью скользнул в кусты. Эх! Любо-дорого посмотреть. Только эльфы могут ходить лучше, и то не факт.

Вернулся Риан довольно скоро.

— Ты был прав, — весело проинформировал он меня. — Впереди засада.

— Ну и чему ты радуешься? — мрачно осведомился Солен.

— Зато теперь мы сможем до точности узнать, где ваши белобрысые… эльфы.

— Тоже верно, — согласились мы. — И сколько их?

— Два мага, — уважительный кивок в мою сторону. — Но все же светлых — тут он ехидно посмотрел на Ясеня. — Они не смогли бы отследить мою магию — теперь мне была отправлена шпилька. — И убить их будет достаточно легко — теперь взгляд на гнома. — Дальше: тридцать два воина, семеро лучников и четыре вакки — люди присвистнули, а я лишь философски пожал плечами. Да, много, но и не стольких бил.

— А откуда у них вакки? — спросил Ясень.

Признаюсь, даже я искренне удивился. Эти твари довольно редки. Похожие на собак, они, тем не менее, настолько уродливы, что вызывают отвращение даже у темных. Слизь, покрывающая их тела, была ядовита, поэтому мало кто соглашался держать их у себя. Их дрессировали специальные колдуны, у которых мало колдовской силы, но вполне достаточно ума и жестокости. Сильное тело, когтистые лапы, с одной неприятной особенностью — зацепив когти в плоти жертвы, эти твари оставляли его там, мгновенно отращивая другой. Опасные противники. Достаточно умны, чтобы выбирать самое слабое место в обороне противника. Даже с одним справиться достаточно трудно, а тут их четыре.

— А вот этого не знаю, — помрачнел Риан. — Кто-то из темных помогает герцогу. И он же очень не любит вас.

— А почему вас, а не нас? — возмутилась Тара.

— А я то тут причем? — не менее праведно воскликнул Риан. — Кто может знать, что я с вами?

Человечка надулась. Солен только злобно зыркнул на темного, но промолчал. Я же признал слова Риана. Кто-то действительно очень хочет нашей смерти. Кто-то, кто помогает герцогу, предоставляя таких тварей, как вакки.

— М-да, — промолвил я. — Что за день!..

— И не говори, — кисло согласился Риан. Гварт ничего не сказал, не желая соглашаться с темным, но по его взгляду было ясно все, что он думает по этому поводу. — Как будем действовать? Обойти возможно, но тогда вы не узнаете, где эльфы. Можно сразиться, но тогда возможны потери, хотя и не обязательно… — тут он покосился на людей, которые одарили его злым взглядом. Тара, хоть и приглядывалась к темному, но все же признавала, что зараза он еще та. — Что выберете?

— Естественно нападем, — прошипел Солен. Гварт кивнул. Я, немного подумав тоже, правда, добавил:

— Тара — ты стараешься как можно быстрее поубивать лучников. Риан — на тебе маги. Ясень — будешь ему помогать. Гварт, — тут я усмехнулся — бей всех, кто движется и не наш. Солен, помогаешь гному бить воинов. Я займусь вакками. Риан, после магов будешь помогать мне.

Тот кивнул, и хотел, было двинуться к месту засады, но вдруг резко остановился и повернулся к друиду:

— Сумеешь избавить организм от яда вакки? — хмуро спросил он. Ясень задумался, а потом уверенно кивнул. В конце концов — именно он в нашей команде целитель. — Хорошо, тогда будь готов.

— Думаешь, понадобится? — хмыкнул Гварт.

— Уверен — отрезал темный. — Это на вас, гномов, яд не действует — коротышка гордо приосанился. — Видать зараза к заразе не пристает — поспешил его разуверить Риан. Тара не выдержала и тихо захихикала. Солен так же весело фыркнул.

— Ладно, — прекратил споры я. — Пора за дело!

Мы спешились, отвели коней в кусты. Гварт хотел, было привязать их, но темный остановил его:

— Айс не даст им уйти, — твердо сказал он. — Не привязывайте. Лишние секунды могут нам понадобиться.

Солен скептически посмотрел на белоснежного коня Риана. Тот ответил усмешкой, обнажая клыки, довольно странные для лошади. Что за зверь такой? То, что не конь — это ясно… Неужели хьярд?… Силы, и где он его достал? Ведь они считаются чуть ли не вымершим видом! Мда. Все больше и больше сюрпризов от этого мага.

— Вперед, — тихо прошептал я, когда мы приблизились к месту засады. По моему сигналу, Тара скрылась в кустах, отправившись снимать лучников. Риан что-то зашептал себе под нос, закрыв глаза.

Я внимательно смотрел на небольшую проплешину среди деревьев, где устроились наши враги. Вот вакки повернули головы в нашу сторону и принюхались. Руки мгновенно сжались на рукоятях мечей. Двое мужчин в серых балахонах тихо переговаривались, стоя в некотором отдалении от всей группы. Воины же, обнажив оружие, внимательно смотрели на дорогу.

— Они должны уже показаться, — нервно сказал один из них. — Пикс же сказал, что они выехали ненамного позже них.

Пикс? Это кто такой? Надо будет разузнать. Может у него есть информация — кто все это затеял.

Мои мысли прервал тихий стук падающих тел. Маги, не ожидая нападения, были совершенно не готовы к нему. И сейчас по их телам расползалась черная плесень, мгновенно покрывая все тело. Я содрогнулся от отвращения. Риан же, наоборот, с неким ученым интересом наблюдал за действием.

— Так вот, как оно действует, — с интересом произнес он.

Воины вскочили с места, озираясь по сторонам.

— Быстро в стороны! — вскричал их командир. — Найдите их!

С дерева упал один из лучников с перерезанным горлом, и мы взялись за дело.

Гном, с воинственным кличем, взмахнул своей секирой и побежал на воинов. Те сперва опешили, но потом усмехнулись.

— Гном, — презрительно сплюнул командир и тут же подавился ножом, попавшим точно в горло.

Риан довольно усмехнулся, а затем еще веером кинул несколько снарядов, после чего поспешил за мной, предоставляя остальных Солену и Гварту. Нашей же задачей стали вакки, которые с воем рвались с цепей.

Один из воинов, к несчастью для нас, успел перерубить их оковы, прежде чем упал со стилетом в глазнице. Твари по инерции провезли носами по земле, потом опомнились и прыгнули на нас. Мы с темным синхронно откатились в стороны, разделив вакк поровну.

Я пропустил одну тварь над головой и успел немного порезать ей брюхо. Вопреки моим замыслам, она даже не поморщилась и продолжила нападение.

— А вот это уже плохо, — пробормотал я, заметив, как рана на животе вакки стала затягиваться с поразительной скоростью. — Риан! Как их убивают???

— Отруби голову! — прорычал тот из-за спины. — А затем остатки разруби на части. Может и поможет.

Я на секунду оглянулся посмотреть, что с ним. Темный в это время отбивался от четырех воинов, наседающих на него, и едва успевал уворачиваться из-под когтей тварей. В руках Риана были два тонких длинных кинжала, которыми он пользовался с удивительным мастерством.

Крелл! Я едва успел отпрыгнуть в сторону, пропуская стрелу. Чем там Тара занимается? Ступив назад, я почувствовал там чье-то присутствие и резко обернулся, занося меч. Риан, стоявший за моей спиной, успел пригнуться, пропуская мой клинок, и укоризненно глядя на меня. Тут его зрачки расширились.

— Берегись! — крикнул он, толкая меня в сторону. Я рухнул на землю. Сверху завалился темный. Над нами пронеслась одна из тварей и сбила с ног вражеского воина. Растерзав его когтями, она вдруг резко взвыла, и, почесав нос лапой, отошла в сторону, вновь изготовившись к прыжку. Я хотел, было оттолкнуть Риана, но тут его снесла с меня другая тварина, и тот покатился с ней по земле, удерживая пасть на расстоянии от своего горла.

Я вскочил на ноги, и хотел, было кинуться к нему на помощь, но передо мной появились трое. Легко отбив их удары, я разрубил одного до пояса. С другого легко слетела голова. Над третьим я не стал мучиться, оттолкнув его ногой. Послышался тихий вскрик Риана, а потом его же музыкальный голос что-то пропел. Черное пламя пронеслось рядом со мной, едва не задев, и тут я только понял, почему он не использует сейчас свою магию. Любое его заклинание общего поражения может задеть нас. А тратить время из-за одного врага может стать последней ошибкой.

Риан был вновь на ногах. В его руке крутилась странная серебристая цепь, посверкивая в редких лучах солнца пробивающихся сквозь кроны деревьев. Я поспешил к нему и зарубил двоих, что подбирались к нему со спины. Рядом показался Солен, успешно крошивший врагов. На земле валялась разрезанная на две части вакка, и что-то подсказывало, что она уж точно больше не поднимется. Что за цепь у него такая?

Мимо уха просвистела пара ножей и за спиной рухнули тела.

— Осторожнее, — прошипел Риан, поворачиваясь ко второй твари. Я же, выругавшись, обострил внимание.

Следующую тварь, я смог-таки обезглавить, улучив подходящий момент, когда она повернулась к гному. Гварт тут же, брезгливо поморщившись, начал ее потрошить, стараясь отделить части тела друг от друга, поскольку на месте отрубленной головы, уже появился отросток, готовый вырасти в новую.

Тара присоединилась к своему брату, рубя воинов своим коротким мечом. Хорошо сражается девчонка. У нее были хорошие учителя, вдобавок она каждый вечер просила потренировать ее. Поэтому, за ее жизнь я не волновался.

Риан с успехом прикончил еще двух вакк, лихо управляясь со своим странным оружием. Тут я заметил воина, подошедшего на недопустимую близость к спине темного, и закричал, надеясь предупредить его. Риан вдруг резко согнул локоть и ударил назад, попав прямо в грудь высокого мужчины. Я с удивлением следил, как воин сполз с руки Риана, обнажая двадцатисантиметровое окровавленное лезвие, высовывающееся из рубашки темного. Сколько на нем оружия??? Этого я не узнаю никогда.

Враги все же кончились. Мы собрались в центре, между деревьями и осмотрелись вокруг. Мертвые тела, вперемежку с кровавыми потеками. Ничего себе порезвились! На некоторых деревьях висели трупы лучников. Тара поработала. Сейчас она осматривала длинную кровавую царапину на ноге. Ясень тут же подошел к ней, но она тихо вскрикнула и остановила его.

— Займись Рианом! — прошептала она, глядя мне за спину. Я резко оглянулся и увидел бледного темного, который шипел что-то сквозь зубы, зажимая глубокие раны на плече. Видимо тогда та тварь все же успела вцепиться в него. Я почувствовал укол совести. А ведь он спас меня. И пострадал за это.

Быстро подойдя к нему, я помог дойти до свободного места и насильно усадил на землю. Друид подбежал к нам и присел рядом. Его голос тихо шелестел среди тишины, а из посоха потянулся золотистый свет. Я с тревогой глядел на Риана, в глазах которого отражалась сильная боль. На его лбу выступила испарина, а я с нарастающим ужасом вспомнил про его слова о яде. И он столько времени сражался, будучи ТАК раненным? Это действительно сильное существо. Какие же у него возможности, или какая сила воли?!.. Мы, в сущности, не потеряли никого только благодаря ему.

Даже Гварт молчал, потрясенно глядя на темного. Внешне Риан совершенно не представлял собой выносливого воина, способного сражаться сквозь боль. Наоборот, казалось, что достаточно его сильно ударить, и он будет сломан!.. Но как же обманчива внешность… Солен только с немым уважением опустил голову, признавая все те несправедливые упреки, что говорил за спиной темного. Он не раз жаловался мне, что мы зря согласились на сделку с магом, не способным даже толком сражаться… сейчас он понимал свою ошибку.

Тут Риан поморщился, отстранился от Ясеня и легко поднялся на ноги.

— Все, — устало сказал друид. — Яд я смог устранить. Когти вытащил. Теперь раны заживут намного быстрее.

Потом он подошел к Таре, и остановил ей кровь. Она же, как и Риан, занялась перевязкой. Друид обработал и пару отметин от мечей мне, затем и Солену. Похоже, никто не остался невредимым. Оно и не удивительно… Только как мы узнаем об эльфах?

Последнюю мысль я произнес вслух. Молчание повисло между нами.

— Вон в тех кустах, — указал Риан и тут же скривился, задев больное плечо. — Там лежит один. Я ранил его в ногу, чтобы не смог убежать.

— Отлично, — возликовал я, двигаясь в указанном направлении. За мной последовал Риан, застегивая на ходу новую рубашку насыщенного алого цвета. Я успел таки заметить на его локте некую конструкцию, но промолчал, поймав недовольный взгляд темного. Остатки старой рубашки, наш темный спутник бросил на землю, и небрежным взмахом руки поджег. — А раньше ты так не мог? Во время боя?

— Я что, самоубийца? — огрызнулся он. Похоже, ранение испортило ему настроение окончательно. — Этот огонь не гаснет, пока не сожжет все, что ему дано. Коснись — и тебе точно конец.

Я представил себе подробную картину и поежился. Темная магия — вещь опасная.

— К тому же сомневаюсь, что это последний бой на сегодня — добавил Риан. — А мои силы мне еще понадобятся.

В кустах мы действительно нашли молодого парня, лет двадцати, не больше. Он глядел на нас злыми глазами, останавливаясь поочередно взглядом на каждом из шести.

— Ну, что, дорогой мой, — промурлыкал Риан вкрадчивым голосом. — Будешь говорить? Или помочь?

Я взглянул в фиолетовые глаза и искренне посочувствовал воину. В обычное время Риан и так не сахар, а уж сейчас…

— Зачем мне вам рассказывать? — как выплюнул парень. — Все равно убьете!

— Ну, зачем же так мрачно… Я дам тебе полную свободу. — Ясень с изумлением следил за нашим спутником. Да и остальные не отрывали взгляд от его почти ласкового лица. Даже мне немного страшно.

— Так я и поверил, темный, — презрительно отвернулся пленник.

— А зря. Я обещаю — я поверил бы. Даже темные держат свое слово. В этом мире очень не рекомендуется его нарушать, иначе высшие силы явно не обрадуются тебе, подготовив какую-нибудь гадость. Хотя многие плюют на это, но Риан не из таких.

— Ты дашь мне свободу? — переспросил раненый. В его глазах даже промелькнула надежда.

— Я дам тебе полную свободу, — произнес темный. — А ты расскажешь, куда увезли наших спутников — эльфов. Кто их охраняет и есть ли возможность их вытащить?

— Я мало что знаю, — признался пленник. — Их увезли недалеко отсюда. В тайные пещеры.

— Как их нашли? — резко спросил темный. Я же молчал, предоставив ему вести допрос.

— Я не знаю, — повторил воин. — Нам ничего не сообщают. Сегодня приказали ждать здесь. Сказали, что вы проедете довольно скоро. Что вас будет пятеро…

— Значит, про тебя все-таки не знали, — констатировал я, глядя на темного. Тот только кивнул.

— Нам приказали убить вас — продолжил воин. — Но… — тут он с тоской оглядел павших и со злостью посмотрел на Риана. — Пещеры недалеко отсюда. Езжайте на восток, ближе к землям герцога. Пещера на пригорье.

— Вот видишь, — улыбнулся Риан странной, я бы даже сказал страшной улыбкой. Ничего теплого в ней не было и в помине. — Все не так сложно. Ты заслужил свободу, о которой я говорил… — и он резким, едва уловимым движением вонзил черный стилет, непонятно откуда вытащенный, прямо в сердце воина, спокойно пронзив легкий доспех. Тара вскрикнула. Солен сжал кулаки и бросился к темному, но тот легко увернулся, повернувшись к нам лицом. На нем играла дьявольская улыбка.

— Зачем ты убил его? — холодно спросил я, хотя прекрасно понимал причины.

— Я не привык оставлять за спиной врагов, — пожал плечами Риан. — Он бы обязательно донес на нас своим. И в пещеры прибыло подкрепление до того, как мы убрались бы оттуда.

Я кивнул. Что ж. Причина понятна. И вполне разумна, но его обещание…

— Ты же дал слово! — закричала Тара. На ее лице был даже не испуг, а разочарование. И я очень хорошо ее понимал. У самого в горле стоял ком. Я привык ощущать темного не как бесчувственного врага, а как скорее временного, хоть и опасного спутника. А тут… — И ты нарушил его!!! — она вытащила свой меч.

— Ты думаешь? — усмехнулся темный. Он спокойно стоял напротив нас пятерых и внимательно глядел на всех. На покрасневшем от злости Гварте, он задержал полный насмешки взгляд больше всего. Затем взглянул мне прямо в глаза. — Я бы никогда не нарушил своего слова. И ты это знаешь — он обращался только ко мне. Я смотрел в эти фиолетовые глаза, и в душе зрело какое-то странное узнавание. Я ведь раньше видел их. Такие родные… — Я обещал полную свободу, а полная свобода для человека — это смерть. Он сам согласился.

Не смотря на ситуацию, из моей груди вырвался вздох облегчения. Не глядя на ошеломленных остальных, я подошел к темному и улыбнулся. Все же я был прав. Он не нарушит данного слова, но…

— Придется более внимательно вслушиваться в твои слова, — покачал я головой.

После того, как я убил «языка», я поднялся на ноги, увернувшись от рук Солена, мечтавших меня придушить (и это мягко сказано). Что ж. Похоже, они совершенно не знают игры слов. А зря. Уж ей то я обучался основательно.

— Зачем ты убил его? — было очень больно видеть этот холод в глазах брата, но я лишь усмехнулся, забавляясь ситуации.

— Я не привык оставлять за спиной врагов, — на лице Алина отразилось понимание, но холод так и не ушел.

— Ты же дал слово!!! — ой, а голосочек у этой девушки, мама дорогая… Потише бы она что ли? У меня и так голова болит после удара об землю… Если бы не цепь, то одним темным в мире стало бы меньше. Как бы он без меня? Совсем бы в свете погряз!

А вот о том, чего не знаешь, лучше не говори! Я никогда не нарушаю своего слова! О чем я не преминул сообщить, глядя прямо в глаза брата. Я ясно чувствовал, что на того человека ему совершенно плевать, просто он все же доверял мне…

— Я обещал полную свободу, — пояснил я, обращаясь только к Алину. Пока остальные переваривали услышанное, я внимательно наблюдал за переменами, произошедшими на лице Алина. Разочарование сменилось облегчением, а потом и радостью. Его топазовые глаза вновь потеплели. Я с изумлением почувствовал, как родственные узы на некоторое время проснулись. И, похоже, брат тоже это ощутил. Но все вновь пропало.

— Придется более внимательно вслушиваться в твои слова, — покачал он головой, но в его глазах промелькнули озорные огоньки. Он принял себе это на заметку, и постарается при случае поймать меня на слове. Я не выдержал и улыбнулся. Уже по настоящему, а не той кривой ухмылкой, что не сходила с моего лица вот уже несколько часов. — А то, не ровен час, получу за это.

— Возможно, — откликнулся я. Потом резко развернулся, но тут же помянул «незлым, тихим словом» всех идиотов, что поставили перед нами засаду с вакками. А заодно и вообще всех колдунов, кто занимается подобной дурью, как разведение этих мерзких тварей. Алин за спиной тихо фыркнул, но все же сдержал смех. Я прошелся по месту битвы, собирая свое оружие и тщательно оттирая об траву.

Остальные также занялись чисткой, и вскоре мы шли к оставленным коням, собираясь продолжить путь.

— А все же, Риан, ты порядочная сволочь, — не сдержался Солен, когда мы уселись на коней.

— А я и не спорю, — довольно ухмыльнулся я, избегая удара крепких кулачков Тары.

Глава 8

Повернув коней на восток, мы начали продираться через лес. Тара некоторое время смотрела на меня, а потом все же подъехала и заговорила:

— Риан. Неужели тебе не жалко того парня?

— Нет, — спокойно ответил я. — С чего бы это? Он бы убил всех нас, если бы была возможность.

— Это из-за того, что он человек? — девушка едва не сорвалась на крик.

— Нет, — опять повторил я. Этот разговор уже начал утомлять. — Я не страдаю расизмом.

— Тогда почему? Он не смог бы причинить нам вред, — Тара все не хотела успокаиваться. Да чего она ко мне привязалась? Вроде спокойно резала лучников, а тут из-за одного молодого воина раскричалась.

— Это не тебе решать — смог бы или нет, — и я отвернулся, давая понять, что говорить больше не желаю.

Тара резко поддала коня и поехала вперед.

— Не думай об этом, — посоветовал Алин. — Тара еще слишком молода. Она не может пока принять того, что сдавшихся людей убивают. Солен, в этом смысле, не далеко от нее ушел.

— Честь вещь хорошая, — хмыкнул я. — Но не тогда, когда она в избытке.

— Оставь им пока эти иллюзии, — грустно произнес брат. — Позже они поймут, что в мире слишком много лжи, и что клятвы не боятся нарушать очень многие.

— Надеюсь, что это их понимание случится не при мне, — вздохнул я. Успокаивать людей — вот уж чего я совершенно не умел.

— У каждого народа своя честь, — вмешался Гварт. — И у каждого свои законы.

— У каждого народа разные представления о чести, — уточнил Ясень.

— Не спорю, — усмехнулся я. — Может, мы все-таки поторопимся? Ясень, ты сможешь прочистить дорогу?

— Попробую, — вздохнул друид. Потом закрыл глаза, и его лицо приобрело отрешенный вид. Я почувствовал присутствие светлой силы. Друид пытался наладить связь с природой, прося провести нас. Через несколько минут он открыл глаза. — Возможно, и получится — и он утер взмокший лоб.

И в самом деле. Теперь кони шли резвее, поскольку корни и заросли попросту исчезали с нашего пути. Таким темпом мы добрались до невысоких гор.

— Ну, и где тут пещера? — недовольно сказал Солен. Гном хитро прищурился.

— Вон там она, — и Гварт махнул рукой. — И глубокая. Я чую.

Все верно. Гномы отлично разбираются в пещерах и со всем, что с ними связано.

Я поглядел в указанную сторону и сумел разглядеть прекрасно укрытое отверстие.

— А не слишком ли маленькое? — недоуменно спросила Тара. — Туда даже лошади не пройдут.

— А лошадей и не надо, — пожал плечами Гварт. — Это здесь узко. Дальше она должна расширяться. Видите, какие следы, — и он указал на едва заметные прожилки на камне. Я бы сам и не заметил. Алин, судя по его лицу — тоже. — Это значит, что ход специально закрывали, делая меньше и незаметнее.

— И чем нам это поможет? — скептически поинтересовался Солен.

— Только разве что расширит кругозор, — усмехнулся я и первым спешился.

— Осторожно, — предупредил Ясень. — Трава говорит, что недалеко патруль. Все же хорошо, что лес отозвался на мою просьбу. К сожалению это редко происходит, — вздохнул он.

— Быстро ведите коней — приказал Алин, и сам повел своего вороного жеребца к пышным кустам. — Риан, наведи иллюзию — я кивнул. — И еще, твой Айс сможет присмотреть за остальными?

— А, Айс? Как думаешь? — с ухмылкой повернулся я к хьярду. Айсберг обижено фыркнул, мол, ты сомневаешься? — Нет, не сомневаюсь, — я потрепал его по белоснежной гриве и заглянул в умные синие глаза. — Жди нас до рассвета. А потом можешь отпустить всех. — Конь, к удивлению моих спутников, совершенно серьезно кивнул.

— Он понимает? — расширил глаза друид.

— Не хуже нас с вами, — ответил я. Потом схватил сумку, перекинул ремешок через плечо и зашагал к пещере. — Хьярды вообще умные животные.

— Стой! — крикнула Тара. Я недоуменно обернулся. Девушка смотрела себе под ноги. На ее щеках расцвел легкий румянец. — Извини, что сорвалась. Я знаю, что твои действия оправданы.

— Принимается, — кивнул я. — Идемте.

Глаза мгновенно перестроились, когда я вошел во тьму прохода. Алин шагал рядом, чуть пригнувшись. Высота прохода позволяла мне идти спокойно, лишь изредка задевая потолок макушкой. Брату же не так повезло. И теперь он тихо ругался сквозь зубы. Правда его наверняка утешало, что Солену и друиду было намного хуже.

Через некоторое время, когда мы отошли подальше от входа, Гварт отпихнул меня и пошел первым. Никто не стал спорить. Только я тихонько вынул два своих кинжала, что висели на спине под плащом рукоятями вниз. Простенькое заклинание и лезвия тускло засветились зеленым светом, потом свет будто впитался и погас. Отлично. Теперь любое ранение будет смертельным. Этот яд убивает мгновенно. Достаточно одной царапины. Поэтому, когда любопытная Тара протянула руку, собираясь опробовать остроту клинка, я мягко отстранился и усмехнулся:

— Хочешь умереть? Тогда только попроси…

— Ты о чем? — сразу завелся Солен (благодаря стараниям друида и он и люди теперь кратковременно могли видеть в темноте).

— Кинжалы отравлены, — девушка тут же испуганно отпрыгнула назад, убрав руки за спину. — Поэтому, задумайтесь в следующий раз, прежде чем трогать любые мои вещи.

— Хорошо хоть предупредил, — сквозь зубы процедил гном, шедший впереди.

— Да, действительно, — притворно вздохнул я. — Надо было промолчать.

— Стоп! — поднял руку Гварт. — Впереди свет.

Мы осторожно приблизились к источнику, коим оказался обыкновенный факел.

— Приближаемся к земле обетованной, — глубокомысленно заявил я, чем вызвал неудовольствие у спутников.

— Можно потише? — прошипел Гварт. Кстати я заметил, что стоило ему войти в пещеры, как вся задиристость и лень исчезли. На смену им пришли осторожность и немалый опыт руководителя. Видать гном не раз вел своих сородичей по подземным переходам, где всегда могут подстерегать опасности. Эх, если бы он и на поверхности был таким же…

— Не волнуйся, — тихо проговорил я. — Ближайшее живое существо в тридцати метрах по коридору от нас.

— С чего ты взял? — человек недоуменно повернулся ко мне, но оружие все-таки вынул.

— А вон он, — любезно указал я, метнув вперед нож, снабженный легким импульсом силы.

— Раньше не мог сказать? — пробормотал Алин.

— Зачем? — я искренне недоумевал. Этот дозорный, что лежал на каменном полу, все равно видел нас. Так смысл? — Если бы я раньше указал, то он успел бы смыться и позвать остальных, а так — эффект неожиданности.

— Помни, что ты в команде, — покачал головой брат. — Иначе это может плохо кончиться для остальных.

Я кивнул и поспешно отвернулся, чтобы скрыть злорадную усмешку. Вот именно, что для остальных.

Нож был подобран и убран. Тело протащили по полу и кинули в неосвещенный коридор. Так найдут гораздо позже.

— Вперед, — тихо скомандовал гном. Он выбирал направления наугад, ориентируясь по чутью. Когда неугомонная Тара вылезла вперед и поинтересовалась у Гварта, как он ищет дорогу, гном против обыкновения не стал язвить, а ответил:

— Где бы они ни были, это место весьма просторно. Вот я и иду к самой большой пещере. А откуда я знаю, где она — не спрашивай. Это то же самое, что знать, где верх и где низ.

— Как бы нам не потеряться, — проворчал друид, недовольно глядя на многочисленные разветвления коридоров.

Я промолчал о том, что прилепил на каждого из присутствующих маленькие кусочки зеркал, по которым я всегда смогу найти их. Но Алин видно заметил что-то в моем взгляде, раз тихо спросил:

— Что ты сделал?

— Ты о чем? — сделал невинный вид я, которому впрочем, никто не поверил. — Ладно. На счет потеряться — не беспокойтесь. Я вас везде найду — последнее прозвучало несколько зловеще в этой обстановке. Но спутники только мрачно покосились на меня и кивнули.

Еще через некоторое время Гварт остановился перед очередной развилкой, и как-то беспомощно глянул на нас.

— Что случилось? — устало спросил Алин. Гварт виновато развел руками:

— Я не знаю, куда именно идти.

— То есть? — нахмурился я. Не хватало еще заплутать тут.

— Я чувствую, что важны оба направления… не спрашивайте. Короче надо идти и туда и туда — наконец собрался Гварт. Все озадачено переглянулись. Разделяться не входило в наши планы. Признаюсь и мне это не по нраву.

— Как ты думаешь, где эльфы? — наконец спросил друид. Гном только пожал плечами. — Ну и как пойдем?

— Я в этот, — быстро сориентировался я, указывая в левый проход.

— Почему это? — подозрительно сощурился Солен. Вечно он меня в чем-то подозревает! Уже начинает доставать. Может и впрямь какую-то гадость придумать?

— Просто привык ходить налево, — усмехнулся я. Алин тихо рассмеялся.

— Ладно. Вы двое идете налево, — указал он на нас с человеком. — Остальные направо. Если кто-то обнаружит слишком превосходящие силы противника — немедленно отступает за остальными. Ясно? — все кивнули.

— Может и мне с ними пойти? — неуверенно предложила Тара, но тут я с Соленом резко возразили:

— Нет. Мы сами, — и тут же с неприязнью покосились друг на друга.

— Ну, вот и отлично, — улыбнулся брат, после чего четверка спутников скрылась в своем ответвлении.

Я в упор посмотрел на человека.

— Ну, и кто поведет? — спросил воин. Я только усмехнулся:

— Могу предоставить тебе эту честь.

— Ну, уж нет. Ты иди вперед. Я за тобой буду следить, — пригрозил он. Я пожал плечами и пошел первым. Мне было все равно.

Долгое время ничего не происходило. Все так же промелькивали мимо редкие факелы. Все так же надоедал пристальный взгляд Солена, буравящий мне затылок. Довольно неприятно ощущать за спиной вооруженного человека. Причем очень хорошо вооруженного.

Наконец я услышал тихий звук и резко остановился. Человек не успел затормозить и врезался мне в спину. С трудом удержавшись на ногах, я мрачно посмотрел на этого верзилу, превышающего меня ростом почти на полторы головы, и в который раз пожалел, что потолки все же стали выше.

— Впереди кто-то есть, — едва шевеля губами, произнес я. Солен понял и кивнул. Меч был перехвачен поудобнее, но я, оценив железяку, вдруг взялся за сумку. Мной руководило предчувствие, что это пригодится. — Дай сюда. — Солен сперва не понял, о чем я говорю, но когда дошло, то резво начал мотать головой и яростно сверкать глазами. — Дай сюда, дубина.

Я хотел выхватить у воина меч, но тот на удивление проворно отпрыгнул назад и прижал острие к моей шее.

— Зачем? — прошипел он.

Я тут же отодвинулся, и молча смотрел на воина. Тот так же не отрывал от меня глаз. Наконец, словно решив что-то, он опустил меч и протянул его мне. Я же, ошеломленный столь разительной переменой, принял его и затолкал в сумку. Потом, немного покопавшись, извлек оттуда же оружие, забранное мной из родительской сокровищницы. Немного полюбовался на почти белый металл, на рукоять, инкрустированную горным хрусталем, с запиханной туда магией и молча попрощался. Все же светлый меч (да и меч вообще) — это не мое оружие. После чего протянул клинок Солену. Тот застыл, глядя на это чудо, потом несмело взял его в руки. Меч был как раз по его руке, что не могло не радовать. В конце концов, сейчас нам предстоит сражаться спина к спине… как это не прискорбно.

Мы, не сговариваясь, двинулись вперед. Хрупкий мир между нами был установлен… пока.

Выглянув из-за поворота, я молча сделал знак воину, что он нападает справа, я — слева. Тот кивнул в согласии, и тут же выскочил в довольно просторную пещеру, освещенную редкими факелами. Да и зачем свет ривулам. Они и так превосходно видят в темноте.

Десяток этих тварей, с ошейниками и цепью на шеях, бродил по пустому пространству, загораживая проход в дальней стороне. В который раз я поблагодарил свою интуицию. Вовремя же вспомнил про этот меч.

— Солен, — уже не таясь, крикнул я. — Будь осторожен — их клыки ядовиты.

Воин кивнул и первым побежал к ближайшей ящерице. Мои руки убрали кинжалы. Сейчас они не помощники. Словно живая змейка, цепь скользнула по руке и остановилась в ладони. Ривул, кинувшийся на меня, был легко обезглавлен. Правда, атаку второго я едва не пропустил, поскользнувшись на зеленой крови первого. Солен в это время уже увлеченно крошил третьего.

— Быстрее, в проход, — скомандовал я, добивая ту, что могла еще дотянуться о нас, а остальные лишь злобно царапали камень, не в силах сорваться с толстой цепи.

— Надо добить, — возразил воин.

— Зачем? — уже злился я. — Только время потеряем! Может остальным понадобится наша помощь!

Солен упрямо вздернул подбородок, но я, плюнув на него, ринулся в проход. Навстречу уже бежали семеро воинов, услышавших шум. Ножи я не стал доставать, поморщившись от перспективы их потом чистить. Со всем справилась цепь. Темные эльфы умели делать оружие, что ни говори. Сзади послышался топот. Я резко обернулся, но это оказался воин, который все же внял голосу разума и последовал за мной.

— Бегом!

Узкий коридор кончался небольшим свободным пространством, где на цепи к потолку были подвешены четыре клетки. Две пустовали, а две были заняты нашими эльфами. Я оглядел их измученные лица, израненные тела и впервые искренне посочувствовал им. Насколько я знаю, эльфы категорически не переносят замкнутых пространств. Какого же этим двум!

Солен злобно выругался, едва увидел остроухих.

— Кирр, Таль, вы как? — подбежал он к ним, помогая мне извлекать их из узких клеток, прутья которых впивались в тонкую кожу светловолосых.

Я же про себя отметил, что возможно малость недооценил эту команду. Несмотря на все разногласия, они все же готовы помочь друг другу в любое время, не обращая внимания на опасность. Может у них все же есть шанс дойти до ущелья. В этом путешествии каждый из нас извлечет немалый урок. Хоть какая-то польза от этих светлых.

Я легко взял на руки Эринталя, на что Солен весьма удивленно повел бровью. Да знаю я, что не выгляжу силачом! Но это ни о чем не говорит. Да и эльф легкий как перышко.

Кирра взвалил на плечо человек.

— Убираемся отсюда, — предложил я. Солен кивнул, и мы побежали в обратном направлении. Всю дорогу я исправно помечал направление, пользуясь силовыми точками в качестве маяка, и теперь легко находил дорогу на поверхность.

— А как с остальными? — встревожился Солен. Я все же сумел убедить его, что крошить всех и вся не имеет смысла. В этих подземельях врагов до крелла. — Их надо предупредить.

— Вот и займись этим, — огрызнулся я. Мы как раз остановились на развилке, с которой и разделились с остальными. — Давай мне эльфа и беги.

— Как? — только открыл рот человек.

— Обыкновенно.

Кирр в это время открыл глаза и тихо прошептал:

— Я смогу идти сам.

— Вот и отлично, — обрадовался я. — Солен, сажай его мне на спину и пусть держится.

Человек, подгоняемый мной, с опаской выполнил указ и добавил мне груз. После чего оглядел конструкцию, и, несмотря на ситуацию, прыснул.

— Ну и видок…

— У тебя бы был не лучше, — сверкнул глазами я, услышав топот ног за спиной. — Если хочешь хоть кому-то помочь, то двигай ногами быстрее.

Солен кивнул, потом серьезно посмотрел на меня и исчез в своем проходе. Я же вздохнул и припустил во весь дух, насколько позволял мой двойной груз. Попытки Кирра идти самостоятельно, я решительно пресекал. Еще не хватало, чтобы нас поймали из-за медленно плетущегося эльфа.

Наконец, остроухий сдался и покрепче вцепился в меня, избавляя от лишних затрат сил.

— Крелл! — не сдержался я, когда вынырнул из коридора в пещеру. Все же свернул не туда. С этой гонкой не до маяков. Правда, больше меня напрягали те воины, что поднялись навстречу…

Я резко вильнул и скрылся в боковом проходе, провожаемый изумленными криками и бряцаньем оружия. Несвоевременный смешок прорвался у меня, когда я представил себе реакцию людей на подобное зрелище, кое и представляю сейчас.

Поняв, что с погоней надо что-то делать, я остановился в первом же удобном месте. Свалив эльфов в неприметную нишу, я строго наказал им не двигаться с места. Хотя это было лишним: Таль так и не пришел в себя, а Кирр едва мог шевелить языком. На его боку красовалась глубокая рана, из которой бежала кровь. Так вот, что стекало мне на спину! Пока была возможность, я бегло осмотрел Таля. М-да. Даже если я и выберусь, то эльф, без помощи хорошего целителя вряд ли выживет. А друида пока нет в пределах досягаемости.

Топот нарастал. Похоже, к тем, что из пещеры присоединились и те, что гнались раньше. А вот подозрительно знакомый рык вызывает самые радужные мысли о «приятной» встрече.

Каюсь, была мыслишка кинуть этих полудохлых эльфов и свалить. Совесть все равно не будет мучить, но вот Алин мне голову оторвет! Он не простит мне потери его спутников. Другие люди и существа — это одно. Но спутники — это нечто другое. Речь даже не о дружбе — тут ей и не пахнет. Просто спутников выбирает сама судьба.

Терять и так еще не обретенного брата окончательно мне не хотелось, поэтому я спрятался в тени изгиба коридора и приготовился к битве.

Всю первую линию нападающих снесла волна черного огня. Я малость поморщился от отдачи (пространство то весьма и весьма ограниченное), и вновь швырнул в проход заряд темной магии. Правда, тут же пожалел об этом. Может у них были амулеты, или как еще можно объяснить произошедший взрыв? Волной горящего воздуха, смешанного с осколками камня, меня снесло и впечатало в противоположную стену нового изгиба.

Глухо выругавшись, я с трудом поднялся на ноги. По шее текла горячая струйка крови. Рубашку и плащ украшали длинные и художественные разрезы. Одно радует — рубашек у меня достаточно! Спасибо Роксу за предусмотрительность.

Ноги были не задеты, не считая синяков от падения. Туловище и лицо так же не пострадали особо. По крайней мере, осколки их не задели, а вот руки… Я мрачно оглядел глубокие ранки, потом, стиснув зубы, выдернул длинный и тонкий осколок. Сплюнув, я заглянул в раскуроченный коридор, где только валялись изжаренные ошметки, после чего поспешил за эльфами. Пора валить отсюда. Взрыв повредил основные опоры, сняв все скрепляющие заклятья. Так что широкомасштабный обвал — это дело времени.

Повторив всю операцию по взваливанию груза на мои бедные руки (Кирр решил-таки бежать самостоятельно, не слушая моих комментариев по поводу его состояния).

— Но учти, что ждать я тебя не буду, — наконец хмуро сказал я.

После череды неудач, я все-таки наткнулся на маячок. Теперь выйти не стало проблемой. Ныряя каждый раз в темноту узких боковых коридоров, я счастливо избегал встречи со встревоженными обитателями пещер. Киррантэль следовал за мной, как ни странно не отставая. Вот она — эльфийская гордость!.. Хотя мне же легче. Таль, хоть и легкий, но из-за удара об стену бежать было и так больно, а тут еще и груз.

Вот и выход. Я осторожно выглянул и ошеломленно осмотрелся. Что за крелл! Мы же не тут заходили! Внимательно «приглядевшись» к маячку, я осознал, что бежал по чужим меткам. Вот повезло, так повезло… и где теперь коней искать?

Кирр осторожно двинулся вперед, осматривая лес, окружающий нас со всех трех сторон.

— Похоже, мы по другую сторону от этих гор, — задумчиво сказал он, смотря на звезды. По пещерам мы шлялись не мало, поэтому ночной вид меня нисколько не удивил. Красота вокруг. И тишина. Благословенная после того взрыва. В ушах до сих пор звенит. Тихий звук оторвал меня от созерцания созвездий. Старший эльф плавно завалился на землю. Ну, вот. Даже если те пятеро и вылезут, они вполне могут и не успеть помочь этим двум. В целительстве я почти полный ноль. Некромант как-никак.

Оттащив раненых в укромное место, что я нашел недалеко от входа, я услышал за спиной громкий тяжелый звук. Когда отзвук чуть утих, я констатировал полный обвал туннелей. За брата я не волновался. Он жив. Иначе бы я почувствовал. Только где они теперь? Не замурованы среди пещер?

Бесшумно ступая по камню, я размышлял, а было ли такой хорошей идеей послать этих двоих вместе? Сперва я думал, что это поможет им найти хоть какой-то общий язык, но сейчас сомнения все больше и больше одолевали меня. Солен горяч и слишком подозрителен. Риан хоть и не стремиться убить нас, но все же может не сдержаться. А то, что победит он, я не сомневался.

От мрачных терзаний меня оторвал рывок за рукав. Гварт пальцами показал быть наготове. Теперь и до меня донеслись ритмичные звуки музыки. Что за крелл?

Теперь мы были настороже. По коридорам сновали воины в черных одеждах, лишь чудом не заметившие нас. То и дело промелькивали высокие мужчины в длинных балахонах. В их руках были черные посохи, направляющие их магию.

— Ну и как нам пройти? — поинтересовалась Тара. Да и мне признаться это было интересно.

— Попробуем в обход, — глухо сказал Гварт, прислоняя ладонь к каменной стене. — Здесь много практически не используемых коридоров. Мы шли почти по главному. Теперь налево.

И он повел нас по узким, не освещаемым проходам держась направления к центру. Музыка то затихала, то вновь приближалась.

— Сюда, — тихо позвал гном, подойдя к едва заметной щели. Из нее с трудом пробивался свет. — Полезли.

Он первым втиснулся в пролом и тут же дал знать, что все в порядке. Я ужом проскользнул следом и очутился на маленьком пятачке, укрытом большим валуном. Рядом устроились Тара и Ясень.

— Что они делают? — спросил я, остро сожалея, что Риан не с нами. Это явно магические штучки и уж точно не светлые, короче по профилю темного.

— Я не могу точно сказать, — огорченно произнес друид.

— Но хоть что-то, — раздраженно схватил его за руку Гварт.

Друид выглянул. Я тоже. В центре пещеры образовали круг девять магов и синхронно пели на странном наречии. Их черные балахоны развевались в такт притопыванию. Именно этот ритмичный звук мы и слышали. Вдобавок двое других магов тихонько стучали в барабаны.

— Я могу и ошибаться, но, похоже, они вызывают кого-то, — наконец разродился старик.

— Это уже и я догадалась, — не выдержала Тара.

— Спокойно, — произнес я. — Без ссор. Кого они вызывают?

— Я не специалист по темной магии. А точнее по ритуальной магии, — огрызнулся обычно уравновешенный друид. — Но ясно, что не добрую фею.

— Кому и зачем все это надо? — задумался я. Влезать в драку, стараясь порубить всех — это глупо. Я уже перерос тот возраст, когда сломя голову бросался во все сомнительные авантюры. Тем более, героические подвиги меня не привлекали. Гварт думал так же. Да и друид не рад сложившейся ситуации, но мы забыли про Тару.

С криком:

— Их надо остановить! — она кинулась вперед, обнажив свой меч. Я только схватился за голову, но не бросать же!..

— Вот дура! — и это самое ласковое, что гном сказал о девушке. А говорил он много, все время, пока бежал с секирой на перевес. Я успел разрубить трех человек в балахонах, после чего они опомнились и начали отстреливаться сгустками темной массы болотного цвета.

— Не попадайте под снаряд! — страшным голосом закричал друид. Да я и сам понял, что ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому схватил девушку в охапку и дал деру.

— Пусти, — брыкалась Тара.

— Еще раз такое вытворишь!.. — зарычал я ей на ухо. Чуть удлиненные клыки в опасной близости от горла успокоили человечку. Хм, а я ведь не вампир,… но укусить могу. Особенно сейчас. — БЕГОМ!!!

От моего рявка Тара сорвалась с места, и только пятки засверкали. Мы с гномом удивленно переглянулись и припустили следом. Друид пыхтел рядом.

— Я поставил защиту, — прокричал он на ходу. Я кивнул, глядя, как чей-то нож остановился в паре сантиметров о моей шеи.

— Надолго?

— Нет, — пробурчал Ясень. Посох явно мешал ему, но бросить не мог.

— Впереди засада! — крикнул Гварт, останавливая разогнавшуюся девушку.

Я рванулся первым, создавая из мечей сверкающий круг. Все, кто попадал под него, валились под ноги и больше не вставали.

— Ясень! Твою мать! Где защита? — взвыл я, выдергивая нож из ноги. Со злости я пустил его обратно в темный проход. Там кто-то упал. Отлично!

— Сейчас! — закричал друид. — Только…

Его ответ заглушил звук взрыва.

— Что еще за крелл? — воскликнул я. Все, кто преследовал нас, последовали нашему примеру и остановились.

— Вперед, — зашипел гном и потянул меня. — Сейчас здесь все рухнет.

— А эльфы и те двое? — остановился я.

— Алин! — послышалось из прохода. Я резко развернулся. Откуда-то сбоку вывалился Солен. Видок у него скажем, был весьма и весьма… Кожаная броня пробита в двух местах. Раны, правда, поверхностные. Его каштановые волосы были заляпаны кровью и всклокочены. — Эльфов мы нашли.

— Где Риан? — сухо спросил я, с трудом скрывая тревогу за нашего темного спутника.

— Он потащил их к выходу, — тяжело дыша, ответил воин. Сейчас мы быстро шагали за гномом, который вел нас к поверхности. Но, услышав слова Солена, Гварт остановился и ошеломленно обернулся.

— Не ожидал, — только и покачал головой он, а затем продолжил путь. Я тоже был удивлен. Видать причины, чтобы спасти белобрысых, у Риана были весьма важны.

Тара сперва обняла брата, а потом накинулась на него:

— Риан не такой плохой, как ты думаешь!

— Знаю, — тихо ответил Солен. — Иначе бы не принял от него оружие.

Только сейчас я заметил в его руках не привычный тяжелый двуручник, а меч изумительной работы. Хрусталь в рукояти, несмотря на кровь, покрывавшую оружие, ярко сверкал в редких факелах.

— Он режет даже шкуру ривулов! — возбужденно сообщил человек. А я всерьез задумался, что же побудило темного расстаться с этим мечом. И еще. Я где-то его видел!!! Надо будет, потом рассмотреть поподробнее.

— Быстрее! — вдруг завопил гном. Все ощутили дрожь камней и резво прибавили скорость, прейдя на сумасшедший бег. Противников, что попадались на пути, мы просто сшибали с ног. И изредка секира гнома или наши мечи опускались на чью-либо голову. Всем было не до нас. Пещеры превратились в ад.

Камни, что постепенно выворачивались с потолка, мы счастливо избегали. Один раз, я умудрился выдернуть Тару из-под булыжника. А потом и друид выдернул меня самого.

— Впереди выход! — сообщил Гварт. Я не стал отвечать. Сил и так мало осталось. Приходилось помогать девушке, практически висящей на моей руке. Наконец я подхватил Тару на руки и быстро выскочил из пещер. Грохот за спиной подтвердил, что удача еще с нами.

— Н-да — почесал затылок Гварт. — Ну, вот и погуляли. А теперь я хочу есть.

Я только застонал.

Глава 9

Я вернулся к эльфам и присел рядом. Некоторое время глаза тупо смотрели в одну точку. Накопленная усталость, наконец, выплеснулась в вялость и апатию. Не знаю, сколько я так просидел, но отвлек меня тихий стон. Я повернулся на звук и вздохнул. Так-с. Ну и что мы можем сделать? Только повязку. Весьма неутешительно.

Вода была во фляге в сумке, которую я чудом не потерял. Аккуратно промыв рану на голове младшего эльфа, я сумел применить заклинание очищения — единственное, что знаю из целительства. Затем перебинтовал рану узкими лентами, предусмотрительно впихнутыми Роксом. Вот уж когда порадовался заботе вампира. Обработав мелкие царапины, я посмотрел на бледное заостренное лицо и вздохнул. Ну, не охота возиться с ними. А что делать? Не так же бросать!

После Таля я приступил к Кирру. Бок был тщательно смазан мазью, заживляющей раны. Хм, а чем кровь остановить? Крепко замотав тело эльфа, я устало откинулся на ствол дерева, что росло за моей спиной. Если в ближайшие два часа остальные не найдут нас, то помощь эльфам уже будет не нужна.

Придвинувшись поближе, я услышал неразборчивый шепот очнувшегося голубоглазого Кирра. Поняв, что от меня требуется, я осторожно приподнял голову светловолосого и дал ему воды. Затем от нечего делать сунулся в свою сумку полный легкого вымученного любопытства. Каждый раз, когда я туда заглядываю, то нахожу нечто, что совершенно не искал. Вот, например, сейчас мне под руку попался тонкий шнурок. Осторожно, чтобы не порвать, я вытянул его на свет. Гм, занятный амулетик… стоп! Это же подарок охотников. Черный волк. Помню, что менял порвавшуюся цепочку после очередного экстремального похода, да и сунул в сумку, лет пятнадцать уже прошло, как я забыл про него. Этим амулетом вызова я так ни разу и не воспользовался с самого детства.

Улыбнувшись, я вспомнил ту ночь, когда бежал из замка. Тогда же я в последний раз видел Крайта. Жаль…

Накинув шнурок на шею, я спрятал подвеску под рубашку. Нечего выставлять на вид. Этот черный волк, с ярко красными глазами, был сделан из неизвестного материала. Я как-то пробовал разбить, сломать, короче хоть что-нибудь сделать с ним, но получил только один результат: сломанный клинок очень хорошего качества. Эзар тогда сильно злился, еще бы его любимый меч разломал, из его драгоценной коллекции,… гонялся он за мной часа два, а потом плюнул, здраво рассудив, что я и сам приду когда-нибудь. Пришел! Слезно просил простить, протягивая один из мечей, найденных мной в долине Парга. Жутковатое местечко. Но меч великолепный. Эзар поворчал для порядка, но подарок (читай: замену) принял.

Да что такое? Даже погрузиться в воспоминания не дадут! Чего тебе опять надо?

Я с раздражением посмотрел на эльфа, но потом встревожился. Так они подохнут рядом со мной. Надо что-то делать! Не зря же я их на своем горбу вытаскивал!

Есть, конечно, один способ… но как не хочется его применять. И так устал, так магического истощения мне только не хватало. Правда, выбора маловато. Ладно. Цените!

Я встал, поправил сумку на плече, отошел подальше от эльфов и тихо затянул одно из самых сложных заклинаний, известных мне. Замедление времени. Я создам кокон вокруг остроухих, где время будет течь разиков так в шестьдесят медленнее. То есть, если для остального мира пройдет час, то для них всего минута. Можно конечно замедлить еще, но силы не бесконечные. Вредная особенность этого заклинания в том, что все время, когда кокон действует, он тянет силы из создателя до тех пор, пока не уничтожишь. И чем сильнее замедление, тем больший поток сил тянется к заклинанию.

Произнеся нужные слова, я тщательно нарисовал в воображении кокон, охватывающий нужный мне участок. Тут же организм пронзила невероятная слабость. Я осел на землю и вдохновлено выругался. Затем оглядел результаты своих трудов. Едва видный серый контур охватывал участок земли. Эльфы теперь действительно выглядели мертвыми. Не видно как вздымается грудь при дыхании. Для них сейчас мои секунды — это ничтожно мало. Даже не ощутимы.

А теперь на поиски остальных. Эх, было бы еще сил побольше…

Пока Гварт перекусывал, уничтожая наши продовольственные запасы, я напряженно размышлял, где нам искать остальных. Выходило только одно — Риан сам нас найдет. Если мы сдвинемся с места, то можем начать блуждать по кругу, постоянно упуская друг друга.

Услышав довольный хруст, я изумленно наблюдал, как вяленое мясо исчезает в пасти (как еще назовешь ЭТО?) гнома.

— Куда в тебя лезет? — не утерпела Тара. Она подошла поближе и умудрилась выхватить из-под носа Гварта кусок получше. Гном ответил протестующим мычанием, но девушка уже успела отскочить. — Давай раскладывай на всех.

— Подожди, — остановил я. — Надо сперва найти место, где будем ждать остальных.

— Тут неподалеку есть небольшая пещерка, не связанная с магией. Это природное образование, — сообщил Солен, выныривая из-за кустов.

— Тогда веди.

Мы отобрали у Гварта все мешки с провизией, схватили найденных коней под уздцы. Только Айс — конь темного не давался ни в какую.

— Ну и крелл с тобой, — плюнул я, следуя за человеком. — Сам потом придешь. Или ищи хозяина…

Белый конь фыркнул и остался на месте.

— Оставь его, — посоветовал друид. — Такие животные полностью преданы одному хозяину. Риан тогда сказал ждать до рассвета его появления — конь выполнит приказ.

— А нарушить может? — заинтересовалась Тара, отпихивая Гварта от мешков. — Да прекрати ты. Еще не наелся?

— Знаешь, сколько сил тратится на понимание камня и направления в пещерах, — обиженно сказал гном, потом вынул из кармана штанов припасенный сухарь и принялся грызть. — А лучший способ восстановить их — это еда.

— Нарушить приказ эти кони могут, — продолжал тем временем Ясень. Он шел достаточно тяжело, опираясь на свой посох всем телом. Несмотря на нестарческую крепость, друид все же устал. Впрочем, как и все мы. — Только если решат, что их хозяину грозит смертельная опасность и нарушение поможет избавить темного от нее. Вообще настоящее название этих существ — хьярды. Для удобства владельцев они создавались всеядными, этим можно объяснить наличие клыков…

— Стоп! Что значит, создавались? — насторожилась Тара.

— То и значит, — улыбнулся друид. — Так сказано в книгах. Правда создателей так и не выяснили.

— Одно радует, — усмехнулся я. — Если конь здесь, значит Риан не при смерти. Где твоя пещера?

— Здесь — проворчал Солен, проходя между высоких кустов, росших вплотную к камню. — Заходите. — Он отогнул ветки, позволяя нам разглядеть просторный лаз, куда могли пройти и кони. По очереди мы завели своих животных и накормили их. — Я за хворостом.

Человек ушел. Тара увязалась за ним, блестя любопытными глазами. Видать станет выспрашивать про Риана, не иначе.

— Дети, — в который раз усмехнулся друид.

— Слышь, старик — буркнул гном, расстилая на камне чистую ткань. Затем он выложил на нее продукты. — Ты конечно мудрый и многоопытный, но не советую говорить это при них. Не посмотрят на почтенный возраст, влепят за милую душу…

Ясень тяжело вздохнул, но признал правоту Гварта. Я молча слушал их тихий разговор и смеялся про себя. Только тревога за троих спутников, так и не проходила.

Темнота пещеры рассеивалась мягким светом, который испускал посох друида. Внезапно послышался шум. Натыкаясь на стены, в пещеру вошли люди.

— Что случилось? — лениво поинтересовался я, забирая у них сухие ветки.

— Что, что — передразнил раздраженный Солен. — Ночное зрение пропало.

Я весело хмыкнул, представив себе, как эти двое в темноте пытались найти дорогу обратно. Гварт пробормотал что-то крайне нелестное в их адрес, и занялся костром. Под его умелыми руками стены пещеры вскоре осветили живые языки пламени. Все подсели к огню, протягивая руки. Хоть и не холодно, но появилась странная потребность ощутить тепло.

Через пару часов, когда все насытились и устроились немного поспать, тишину пещеры, помимо треска сучьев в костре, разорвал усталый голос.

— Хорошо тут у вас.

Я мгновенно подскочил с одеяла и радостно воскликнул:

— Наконец-то. Куда ты умудрился попасть?

— Сейчас не время, — измученный темный опустился рядом со мной, разглядывая проснувшихся спутников. Я с изумлением отметил перевязанную руку, множество порезов и испачканную кровью одежду. Конечно, мы все выглядели не лучше, но так непривычно видеть темного в таком состоянии.

— Как ты? — с участием спросила Тара.

— Плохо, — лаконично ответил темный. — Но не так, как ваши эльфы.

— Что с ними? — воскликнули Солен и Ясень. Хозяйственный Гварт в это время тщательно упаковывал всю оставшуюся еду и складывал вещи.

— Нужна твоя помощь, — и Риан обратил свои фиалковые глаза на друида. — Я долго не продержусь… Надо поторопиться.

— Что ты имеешь в виду? — встревожился я, выходя из пещеры. Солен выводил коней. Небо уже посветлело, позволяя людям хорошо ориентироваться в пространстве.

— Увидишь, — только и послышалось в ответ. Риан свистнул. Белоснежный конь тут же выскочил из-за деревьев и остановился рядом с хозяином, преданно глядя в глаза. — Умница мой, — он погладил морду хьярда и вскочил в седло, которое так и не снимал. — Все готовы?

— Все, — прокряхтел гном, взгромождаясь на свое животное. Черный конь покорно терпел, но его глаза выражали только обреченность. — Поехали.

Риан кивнул и поехал вдоль горы.

Я уверено вел спутников по проложенному пути. Найти их не составляло труда (по крайней мере, в магическом плане). Зеркала сделали свое дело. И вот теперь я с трудом удерживал себя в седле. Друид предлагал помощь, но я отказался, мотивируя это тем, что его целительские силы понадобятся уже скоро. И не в малых количествах. Тем более что страдал я не от мелких ран (правда ушибленная спина и нога, после удара о каменную стену, болели нещадно), а от сильного перерасхода силы. Этот временной кокон тянул все оставшиеся крохи, поэтому я торопил Айса из-за всех сил.

Вышли мы с эльфами вовсе не с другой стороны гор, как предполагали в начале. Просто очень хорошо отодвинулись на север. Так что с лошадьми проблем не возникло. А то воображение сперва рисовало ужасающую картину: втаскивание бедных животных на гору. И это при такой-то усталости. Аж жуть берет. Я никогда не верил в богов, хоть и знал, что они существуют. Поклонение кому-либо — это не мой стиль. Но сейчас я искренне поблагодарил высшие силы за пускай маленький, но все же приятный момент. Скакать на коне по неровной земле то еще удовольствие, но проделать весь путь обратно на своих двоих я бы точно не смог.

Я постоянно ловил на себе сочувственные взгляды брата. Похоже, он чувствовал мое состояние. Впрочем, так было всегда. Он в детстве постоянно и безошибочно понимал, когда мне было плохо, и оказывался рядом в нужный момент. Это его черта, его особенность. Он все время, когда мы были вместе, заботился обо мне, принимая обязанности старшего. Я не был против.

Иногда в его топазовых глазах промелькивало узнавание, и я в который раз сдерживал себя, чтобы не рассказать все. Может, время и пришло, но страх заставлял меня держать язык за зубами. В последнее время мы сблизились, но не настолько, чтобы с уверенностью утверждать, как он отреагирует. Единственная моя надежда на то, что родственные чувства все же смогут прорваться, и тогда Алину будет проще принять правду, зная, что доказательства уже есть. А так мне нечем подтвердить свои слова.

Давай Айс. Давай родной. Для эльфов прошло всего несколько минут, но если я не удержу нить, связывающую меня с коконом, то он распадется. Все было бы ничего, но после падения заклинания, время в выделенном месте резко ускорится. Ненадолго, но этого хватит, чтобы все мои усилия стали напрасными. Побочный эффект этого заклинания был всем известен, поэтому все маги старались сами прерывать связь, аккуратно прекращая поток силы. Трата была больше, но неприятных последствий удавалось избежать, нежели резко разорвать связь.

Поэтому я терпел, перебарывая здоровые инстинкты организма, которые старались все прекратить. Мне стоило огромного труда запрограммировать поток так, чтобы он не прерывался, даже если я буду не в состоянии за ним следить. Однако вовремя я это сделал! В глазах потемнело, и я повис на шее своего коня.

Глядя на Риана, я не мог не беспокоиться. Его лицо побелело настолько, что впору принимать за вампира. Прикушенная губа доказывала, что маг сейчас очень сосредоточен, поэтому, когда Тара хотела обратиться к нему с каким-то вопросом, я жестом остановил девушку.

— Не сейчас, — тихо сказал я. Тара хотела, было возмутиться, но прикусила язык, едва взглянула на темного.

Я с легким интересом наблюдал за своими спутниками. Друид ехал с закрытыми глазами. Его конь идеально слушался седока, поэтому Ясень мог позволить себе вздремнуть. Гном же жевал что-то, правда, старательно скрывая это от девушки. Тара была ответственная за продовольственные припасы в нашей команде, поэтому Гварт редко когда мог что-то стащить из-под носа у бдительной девушки. Но за этот вечер все так устали, что у человечки даже не было сил ругаться, с кем бы то ни было. Солен был более крепкий в этом отношении, но и его слегка качало в седле. Сам я чувствовал себя не лучше. Организму срочно требовался отдых, но позволить его мы себе не могли.

Мое притупленное внимание отвлекло ржание Айса. Я резко развернулся в седле и увидел, что Риан начал соскальзывать с хьярда. Ехавший рядом с ним Солен, успел подхватить легкое тело и втащить к себе. Ясень и я тут же оказались рядом.

— Что случилось? — спросила Тара. Я не ответил, наблюдая за действиями нашего целителя. Тот склонился к лицу темного, из носа которого тоненькой струйкой стекала кровь, и вынес вердикт:

— Сильное магическое истощение. И силы продолжают куда-то утекать. Вот только куда — я понять не могу.

— Нам следует поторопиться, — заметил гном. — Если темный стремился быстрее попасть к эльфам, значит, у него была на то веская причина. Не думаю, что он воспылал внезапной любовью к нашим остроухим.

Я был вынужден согласиться.

— У меня остался один маленький вопрос, — ехидно начала Тара. — А куда ехать?

Все задумались. Наконец я принял решение.

— Поедем дальше вдоль гор. Они вышли через другой выход. Я не думаю, что он сильно далеко отсюда.

Коней пустили настолько быстро, насколько могли в данной ситуации и местности. Солен продолжал удерживать темного мага и его черный конь похоже совсем не чувствовал малого веса Риана. Все же на хороших лошадок расщедрились наши отправители.

— Впереди что-то есть, — сообщил мне друид. — Единственное что я могу сказать — это темная магия.

— Я думал ты не можешь ее учуять, — изумился я. Ясень мрачно кивнул.

— Не могу. Но эта магия тянется к Риану. А он сейчас ее в состоянии скрывать свои действия.

— Это точно, — вздохнул я, и покосился на неподвижное тело темного. Однако по мере приближения к месту назначения, сознание постепенно возвращалось к нашему темному спутнику. Наконец он выпрямился, сидя впереди Солена и скептически посмотрел на человека. Тот тут же убрал руки.

— Туда, — указал Риан. Спешившись, мы протопали в указанном направлении и оказались в небольшом, прикрытом со всех сторон кустами, закутке. На одеялах лежали эльфы, и их вид заставил всех тихо вскрикнуть. Казалось, что они мертвы.

— Это из-за заклинания, — устало пояснил темный. — Видите свечение? — все кивнули, замечая тонкий контур. — Это временной кокон.

— Ты смог его создать?! — не веря, воскликнул друид. Остальные же в непонимании уставились на этих двоих. — Но как ты…

— Все вопросы потом, — отрезал Риан, причем таким тоном, что желание выяснять что-то еще пропало начисто. — Я сейчас сниму плетение. Твоя задача помочь этим… — все же темный сдержался, не переходя на ругань, хотя было видно, насколько сильно ему хочется влепить эльфам. Скажу по-честному, меня это желание тоже посещало. Про Гварта и говорить нечего. Останавливало только то, что остроухие и так при смерти.

Маг подошел поближе и протянул руки вперед. Его ладони засветились зеленоватым светом, едва видным при свете восходящего солнца. Риан тихо напевал тягучие слова, и его голос достигал, казалось всех уголков моей сущности, пробирая до самых костей своей мелодичностью и каким-то оттенком. Судя по поежившимся спутникам, они чувствовали то же самое. М-да. Довольно неприятно.

Риан начал легко взмахивать руками, и его пальцы порхали в воздухе, создавая причудливую невидимую вязь. Нет, я ошибся. Это больше походило на распутывание узлов.

— Что он делает? — практически одними губами спросила Тара у друида. Гном так же заинтересованно придвинулся поближе.

— Кажется, он старается, не повреждая нить магии, распутать вязь заклинания.

— А что будет, если он повредит эту самую нить? — Солен облизнул пересохшие губы.

— Плохо будет, — проворчал Ясень. — И ему и эльфам. Последним в особенности…

Гном только хмыкнул:

— Может тогда его сбить? И идти себе дальше спокойно?

— А ну, цыц! — шикнула на него рассердившаяся девушка.

— Я же пошутил, — буркнул гном. А я только задумался. В каждой шутке есть доля шутки, а остальное, как известно, правда. Ну, холодная война между эльфами и гномами давно уже вошла в притчу, так что я не стал особенно волноваться. Гварт все равно не станет вредить этим белобрысым. Что ни говори, совместное путешествие, полное опасностей, объединяет даже самых несовместимых существ. Чего только стоит присутствие темного. Правда, с ним до объединения еще далеко…

С легким хлопком свечение погасло. Риан чуть отступил в сторону, пропуская всех остальных к эльфам. Ясень уже взялся за работу, перенаправляя силу посохом.

Темный только что-то буркнул и повалился, где стоял. Я едва успел подхватить его. Оказалось, что он заснул. Тихонько улыбнувшись, я устроил его на мягкой траве и оставил в покое. Сон — это лучшее лекарство.

Подойдя к остальным, я наблюдал за тем, как Ясень, тихо напевая под нос, вливал какую-то темно-синюю бурду в горло старшего эльфа. Тот закашлялся и открыл глаза.

— Что это? — поморщилась Тара.

— Он восстанавливает силы и дает организму возможность справляться с ранами, — пояснил друид. Затем строго обратился к Кирру — Лежи и не смей вставать.

Я бы послушался. Когда у Ясеня такой голос — лучше не спорить. Киррантэль это тоже понял, раз прекратил попытки приподняться.

— Вот так-то, — довольно пробормотал старик и повернулся к Талю. — Гм. Принесите мне вторую сумку.

Солен быстро подал требуемое. Друид покопался в своих вещах и извлек какой-то скрюченный корешок. Положив его на грудь эльфа, он довольно улыбнулся и кивнул своим мыслям.

— Это из его леса. Любая частичка родных мест эльфов помогает вылечить любые раны, если конечно это эльф. К сожалению это последний корешок.

Я вздохнул, надеясь, что больше этих корешков и не понадобится. Хотя с такой командой нельзя быть уверенным.

— Все в порядке, — сообщил друид через некоторое время. — Жить будут и даже скоро поправятся.

— Тогда привал, — выдохнул я. Вся команда с радостными возгласами устроилась на одеялах и провалилась в глубокий сон.

Я открыл глаза и с удивлением отметил, что уже поздний вечер. Ну, я и спать! Хотя силы существенно пополнились. Конечно, пару дней резерв еще будет восстанавливаться, но это уже мелочи.

Приподнявшись, я отметил, что светлые так же недавно проснулись. О чем очень хорошо поведали их заспанные лица. Тара сейчас занималась своим внешним видом, тщательно счищая засохшую кровь с сапог. Одежду же она уже успела поменять. Остальные только поморщились. Двигаться было лень.

Я с тоской оглядел свою рубашку и вздохнул. Плащ также можно выкинуть, но поскольку другого нет, придется восстанавливать магией. А я это крайне не люблю. Эзар приучил меня не тратить силы на мелочи. Но сейчас это необходимо.

Поднявшись на ноги, я радостно отметил, что стою ровно и даже не шатаюсь. Сон дал организму необходимый отдых. Раны на руках практически зажили. Оставив только багровые шрамы, которые вскорости полностью исчезнут

— Ну, как самочувствие? — лениво поинтересовался Алин, жуя лесное яблоко. Немного подумав, он кинул мне одно. Поймав, я впился в мякоть и чуть поморщился. Не люблю кислое. Ясень разделял мое мнение, поскольку не притрагивался к фруктам, которые были рассыпаны на одеяле Тары.

— Нормальное, — ответил я. — Как остроухие?

— Живы, — усмехнулся брат. Я даже слегка огорчился. — Будешь еще?

— Нет уж, — открестился я.

— Ну, вот, — пробурчала Тара. — Стараешься для них стараешься, и никто не ценит.

— Значит, плохо стараешься, — глубокомысленно заметил гном, и увернулся от яблока. Потом подобрал его, тщательно протер и отправил в рот.

— До завтра посидим здесь, — говорил в это время Алин, перебирая пальцами свои волосы. — А утром двинемся дальше.

— Угу — согласились все и растянулись на своих местах. Перед дорогой всегда лучше хорошо выспаться. Только сперва я все же переоделся, остатками воды смывая с себя грязь, и восстановил плащ. Потом бухнулся обратно на одеяло.

— Мы близко к землям графа, — сказал я. — А у него военное положение. Так что готовьтесь к неприятностям.

— Как всегда! — взвыл гном. — Мы когда-нибудь сможем пройти хоть пару дней без приключений?

Видать высшие силы услышали крик души гнома, раз, несмотря на пессимистические заявления Риана, мы добрались до замка Форандо, ни с кем не столкнувшись. Все эти три дня, пока мы добирались до северной границы земель графа, где и был расположен его замок, отношения в команде продолжали восстанавливаться до своего прежнего состояния.

Риан же решил отыграться за тот день на полную катушку, подкалывая всех спутников и доводя их до белого каления. Я только посмеивался, наблюдая, как Тара в очередной раз промахнулась по ловкому темному. Он только что посмел усомниться в благородном происхождении девушки, мотивируя это тем, что все светские дамы не позволяют себе так заигрывать с гномами. В ответ человечка и гном постарались придушить нахала. Только Солен, прежде стремившийся защищать честь сестры, перестал так серьезно реагировать и усмехался. Ясень же делал ставки с Талем: поймают эти двое мага или нет.

Эльфы на удивление быстро поправились. И теперь спокойно ехали на конях, не сбавляя темпа. Продвижение замедлялось только очередными выходками Риана и их последствиями. Чаще всего целью для черного юмора нашего спутника становились девушка и гном, но иногда переключался на эльфов. Вот уж когда он отводил душу. Я только удивлялся про себя неистощимой фантазии мага на гадости. Кирр и Таль старались по мере сил отвечать тем же. Поэтому по утрам довольно часто можно было заметить этих двоих, старающихся либо подбросить темному змею в сумку, либо подложить колючек под одеяло перед сном, но неизменно все их дела проваливались.

Ясень всегда укоризненно качал головой, когда все ловушки эльфов переносились на них же самих, и приговаривал:

— Ну и с кем вы соревнуетесь? С темным! А они мастера гадостей, уж поверьте.

— Верим, — поморщился Кирр, стараясь распутать свои волосы, превратившиеся в сплошной колтун в тот момент, когда он только провел по ним своим любимым гребнем. Как Риан умудрился, под носом эльфа заколдовать сей предмет, для меня осталось загадкой, а пока я вовсю хохотал, наблюдая за попытками Тары помочь белобрысому. Темный же философски рассматривал небо, насвистывая фривольный мотивчик.

К концу третьего дня, эльфы не выдержали и запросили мира. Я только удивился их терпению. Ясень предполагал, что они сломаются уже на первый день, а они продержались намного дольше. Уважаю.

Остановился бы Риан на этом или нет, я не узнал. Поскольку впереди показалась наша временная цель — стены укрепления графа.

Глава 10

У окованных железом ворот нам пришлось остановиться. Я с легким удивлением рассматривал крепкие стены, лучников, расставленных по всему периметру. Да, война тут явно не за горами.

— Кто такие? — закричали со стены в это время. Между зубцами показался человек крепкого сложения, одетый в легкие доспехи.

— А кого вам надо? — тихо буркнул Риан, в очередной раз снимая капюшон. Его двуцветные волосы, как насмешливо заметил Солен, действовали наподобие опознавательного знака, или маяка.

— Господин Валериан? С кем вы? — последовал слегка удивленный возглас, а вся наша команда с изумлением посмотрела на темного. Валериан, значит. И ведь знакомо, крелл бы его подрал.

— Где-то я это имя слышал, — задумчиво промолвил Гварт. — Если не ошибаюсь, то где-то в истории.

Риан неприязненно покосился на гнома, а я в очередной раз уверился, что темный что-то скрывает. Очень важное… для меня.

— Они со мной, — коротко сообщил он человеку наверху, терпеливо ожидающему ответа. Солен скептически хмыкнул, но когда ворота распахнулись, то мне пришлось поднимать ему челюсть.

— И они тебе доверяют? — недоверчиво поинтересовалась Тара, хмуро поглядывая на троих встречающих. — Я бы на их месте весь гарнизон собрала.

— Ну, ты не на их месте, — пожал плечами Валериан. — И к тому же, граф прекрасно знает, что его земли мне не нужны совершенно и его смерть мне ничего не даст. Так что он спокоен в этом отношении.

— М-да — только и сказали люди.

— Поехали, а то на нас уже косятся, — поторопил друид. Мы въехали во двор.

— Здравствуйте, господин Валериан, — степенно и важно произнес мужчина в доспехах. Тот самый, что стоял на стене. — Ваш приезд — это приятный сюрприз.

— Угу — настроение у Риана было явно на нуле. — Граф здесь?

— Пока нет, — покачал головой воин и снял шлем. Я увидел немолодое лицо, все покрытое морщинами, но полное силы и воли. Голубые глаза с отеческим теплом смотрели на нашего спутника, в очередной раз, повергая этим в шок Гварта, Ясеня и эльфов. Тара и Солен уже смирились с тем, что темный умеет нравиться людям, при этом оставаясь самим собой. — С утра уехал осматривать границу. Меня оставил за старшего…

— Как всегда, — не сдержавшись, улыбнулся Риан. Потом вновь нахмурился — Пристилла?

— К сожа… гм, госпожа изволила не покидать своего мужа — и старый воин сочувственно посмотрел на темного. — Граф не смог уговорить ее спрятаться в это опасное время у своей матери.

Двое солдат за спиной командира еле слышно застонали, ясно показывая, как они огорчены ее отказом. Значит, Риан все же не зря сделал эту пометку.

— Пройдемте в замок. Графиня Форандо наверняка ждет вас.

— В Желтой гостиной? — обреченно спросил Риан, глядя, как наших коней уводят конюхи. В его взгляде я ясно прочитал, как ему хочется сесть на Айса и бежать отсюда.

— Как всегда, — подтвердил командир, ухмыляясь в седые усы.

— Простите, — влез Таль, следуя сразу за воином, ведущим нас в главную башню. — Но если графиня здесь, то почему вас оставили за главного?

— Таль… — попытался отдернуть его Кирр. После пещер эти двое уже перестали избегать друг друга. Что произошло с ними — мы так и не смогли узнать. И Кирр и Таль молчали как партизаны, только ежились от воспоминаний и переглядывались между собой. Правду говорят: одна беда объединяет.

— Ничего страшного, — хмыкнул командир. — Вы потом спросите у господина…

— Может, хватит? — устало поинтересовался Риан. — Сколько я тебе говорил?…

— Много, — усмехнулся командир. — Хорошо. Спросите у Риана, а то мы уже пришли.

Воин отворил дверь, и наша восьмерка вошла в комнату с совершенно жуткой обстановкой. Все исключительно желтого цвета.

— Алин, — тихо позвал Риан. Я повернулся к нему. — Как новый гость, попроси отдыха…

— Зачем? — тихо ухмыльнулся Гварт, желая хоть как-то отомстить темному. — Пообщаемся с женщиной.

— Ну-ну. Не пожалей потом, — пробормотал темный, покачав головой.

— Здравствуйте, господа, — из-за желтого платья мы не сразу заметили маленькую женщину, сидевшую на диване.

— Мне пора, — поспешно ретировался командир, прикрыв за собой дверь.

— Здравствуй, Пристилла, — Риан отвесил галантный поклон. Правда, голос темного был наполнен холодом.

— Приветствую вас, госпожа, — я не стал отставать от темного, с интересом разглядывая графиню. Лицо поражало нездоровым желтым оттенком. Что так повлияло — трудно сказать. Может эта ненормальная комната? Зеленые глаза смотрели с отстраненной вежливостью, сразу давая понять, что мы отнюдь не желанные гости. Весь вид женщины, что подошла к нам, указывал на высокомерный характер хозяйки. А золотистые волосы, стянутые в строгий узел — о подчинении правилам этикета до педантизма.

Все спутники поспешили поприветствовать женщину по всем правилам, придя к тому же мнению, что и я. Правда, вид эльфов ее удивил намного меньше, чем я ожидал. В этих местах перворожденных встретить считается большой удачей — они редко выходят из своих лесов. А если и обитают где-то, то может только в крупных городах и столицах.

На гнома Пристилла посмотрела с едва заметным брезгливым выражением. На что Гварт шумно выдохнул и ответил тем же.

— Присядете? — поинтересовалась хозяйка, закончив неприятный осмотр. Друид практически не привлек ее внимания. А вот Тара удостоилась только презрения. По мнению графини, такой вид девушки совершенно недопустим. Тара вспыхнула, но Солен что-то тихо шепнул ей на ухо, и она остыла. — Скоро будет обед. Я настаиваю, чтобы вы присоединились ко мне за столом.

— Будем рады, — ответил я. Графиня кивнула.

— Вы, наверное, устали с дороги. Вам уже приготовили комнаты, — она выразительно посмотрела на нас. Глаза Киррантэля наполнились холодом. Он едва заметно кивнул и вышел. Таль насмешливо глянул на поежившуюся хозяйку и последовал за родственником. Тара фыркнула, подхватила Солена под руку и выскользнула за дверь. Уже выходя, я услышал томный голос графини:

— Валериан, пожалуйста, задержитесь. Я хотела бы с вами поговорить, — вот тут я не выдержал и тихо расхохотался, но, поймав многообещающий взгляд Риана, замолк.

— Извините, графиня, — вернулся я обратно. — Но мне нужно обсудить кое-какие дела с Рианом, о нашем дальнейшем пути. Так что, с вашего позволения, я его украду.

— Хорошо, — недовольно произнесла женщина, раздраженно сверкнув зелеными глазами. — Увидимся в обеденном зале.

— Непременно, — вежливо кивнул темный и поспешил вон. Я едва догнал его в коридоре. — Спасибо! Я уж думал…

— Что она тебя съест, — рассмеялся я. — М-да. А граф не боится оставлять ее дома одну с тобой?

— Вот уж нет, — аж передернулся Риан. — Как ты думаешь, почему он пытался отправить ее к маме?

— Понятно, — усмехнулся я. Тут навстречу нам, из-за поворота, вышла молодая девушка. Ее русые волосы были убраны под сетку, придавая красивому лицу милое выражение. Зеленое платье красиво сочеталось с изумрудными глазами. Пухлые губки и тонкий нос выдавали аристократку. А некоторые черты лица — дочь графини.

— Привет, Эловин, — радостно поприветствовал Риан. — Почему сразу не встретила?

— Только сейчас услышала, — смутилась девушка. — Привет, Риан. Может, представишь меня?

— Почему и нет? — коварно произнес темный. Я с подозрением поглядел на него, но смолчал. — Эловин, это Алин Коор'Саенн. Алин, это Эловин исс Форандо самая очаровательная девушка из всех, с которыми я когда-либо знакомился.

Видя, как покраснели щечки девушки, я не мог не согласиться с его последним утверждением.

— Приятно познакомиться, леди, — я поцеловал нежную руку девушки.

— Ну, я пошел, — с этими словами темный смотался, вызвав у меня мысленный поток нелестных эпитетов в его адрес.

— Хотите, я покажу вам замок? — предложила Эловин.

— Почему и нет? — улыбнулся я, предложив локоть. Девушка осторожно просунула тонкую руку и едва ощутимо оперлась на меня.

Оставив Алина беседовать с Эловин, я поспешил в выделенную мне комнату. Все, что я сейчас хочу — это ванную. Кстати, братец зря думает, что Эловин такая невинная девушка. Уж что-что, а играть это маленькая зараза научилась уже давно. Мы с ней очень весело проводили время, когда тайком пробирались по темным коридорам и как могли, вредили графине. Может показаться, что с моей стороны это детское занятие, но когда тебя так наивно просят эти большие зеленые глаза — отказать невозможно (особенно ввиду острой неприязни к самой графине). Ох, сколько дел мы провернули…

Проходя мимо комнаты Тары, я слышал ее громкую ругань, в адрес надменной хозяйки. Самое смешное — гном ее активно поддерживал (активно — это предлагая засунуть хозяйке эти желтые шторки в…). На мой тихий смех в коридор выглянул Таль. Завидев меня, он прошипел:

— Риан, ты куда нас привел? От этого цвета я скоро сойду с ума!!! — я заглянул в его комнату и обнаружил неизменные портьеры насыщенного солнечного цвета. Кирр, возлежащий на кровати, только с тихой ненавистью посмотрел на меня. Потом перевел взгляд на обои и скривился. М-да. Вкус у хозяйки — не пожелаешь и врагу. Понятно, почему устраивать остальные гостиные и свой собственный кабинет граф не доверил никому, кроме себя. И уж точно не подпускал к ним жену.

— Я думаю, с этим проблем не будет, — пожал плечами я. Эльф недоуменно посмотрел на меня зелеными глазами, потемневшими от раздражения. — Сходить не с чего, — пояснил я, мгновенно выскакивая из комнаты.

— Ах, ты, — вслед мне понеслась маленькая тумбочка, от которой я счастливо увернулся.

— Не волнуйся, — крикнул я в ответ. — Мы тут всего два дня пробудем.

Эльфы только слаженно застонали.

Довольный, что сумел испортить настроение хоть этим двум, я, весело насвистывая, дошел до своей комнаты и с наслаждением окунулся в полумрак. Эту комнату, граф оставил специально для меня. Я часто ночевал здесь, так что Форандо прекрасно знал мой вкус: темно-бордовые стены, неброская, но изящная мебель и естественно никакого желтого цвета. Окна были тщательно занавешены. Темноту разгоняли только пара факелов, придававших комнате должный уют.

Я бросил сумку на кровать, а сам плюхнулся в кресло, с наслаждением вытянув ноги. Глаза помимо воли закрылись.

— Так нечестно!!! — донеслось от двери. Я разлепил веки и с недовольством глянул в ту сторону. На пороге стояли Тара и Ясень. Из-за их спин выглядывал гном, стараясь разглядеть, что же так возмутило этих двоих. — У тебя совершенно другая комната! Почему тут нет желтого?

— Потому что я не захотел, — потянувшись всем телом, я встал с такого мягкого кресла и посмотрел на вошедших. — Вам бы стало легче, если бы здесь было по-другому?

— Да, — честно ответили трое. Гварт, наконец-то протиснулся внутрь и присвистнул. Потом возмущенно засопел.

— Сочувствую, но ничем не могу помочь, — холодно сказал я. — А сейчас я хотел бы остаться один.

— Ты не можешь создать нам иллюзию? — с надеждой спросил Ясень. — Не поверишь, от этого всего у меня мигрень началась.

— Мигрень говоришь? — усмехнулся я. — Это не от цвета, а от хозяйки. Остерегайтесь говорить с ней слишком долго. Она энергетический вампир.

— Кто??? — было забавно видеть слаженно отпавшие челюсти у всех троих. Особенно у старика.

— Но они же вне закона! — ошеломленно произнесла Тара.

— Ну и что? Об этом факте практически никому не известно. К тому же Пристилла берет очень мало энергии, чтобы посчитать ее опасной для общества.

— Зачем ты тогда сказал нам? — поинтересовался Гварт.

— А почему и нет — уже раздраженно произнес я. — Вам от этого хуже не станет. Будете только осторожнее, и мне не придется разгребать кучу проблем, если бы вы сами догадались. А теперь буду рад, если вы покинете меня.

— Ладно, — буркнула Тара. — Но мог бы и помочь.

Я только насмешливо приподнял бровь. Много хотите, барышня.

Оставшись один, я позвал слугу.

— Мне нужна ванная. Быстро! — скомандовал я. Вот уже с кем я не привык церемониться. Все слуги с одинаковым страхом смотрели на меня, едва замечали. Этот щуплый парень не стал исключением.

— Но господин. Вода холодная. Мы разогреем, но на это нужно время, — голосок паренька прерывался от испуга. Я только покачал головой.

— Несите холодную. Я сам разогрею.

— Хорошо, господин. Как пожелаете, — слуга мгновенно исчез, чтобы через несколько минут вернуться с сопровождением. В ванную комнату, смежную с моей, двое здоровых мужиков внесли большую бадью, наполненную водой. — Все готово. Вам прислать кого-нибудь?

— Да, позови Риссу, — я коснулся воды и тихо пропел заклинание. Когда температура поднялась до нужной мне, я остановил поток силы. Затем снял с себя пропыленную одежду.

— Господин? — донеслось из-за двери.

— Входи, Рисса, — позвал я. В ванную вошла молодая девушка, которая постоянно приходила ко мне. Ее веселая улыбка мигом приподняла настроение. — Еще не разучилась делать массаж?

— Как можно? — притворно оскорбилась та, собирая пепельные волосы под сетку. Затем она закатала рукава и намылила губку. — А вы совершенно не меняетесь — с легким восхищением проговорила она, осторожно убирая мои волосы со спины. — Такой же красивый.

— Да ладно, — я хитро прищурился. — А вот ты изменилась. Какие формы… Эх, и почему я так долго не заезжал? Знал бы, какой ты стала…

Девушка рассмеялась и шутливо брызнула мне в лицо водой. Затем ее умелые руки тщательно размяли мне мышцы плеч, заставив тихо замурлыкать от удовольствия.

— У вас шрамы, — тихо проговорила она, осторожно коснувшись едва заметных отметин от зубов вакки. — Раньше у вас никогда не было шрамов.

— Эти тоже скоро пропадут, — отмахнулся я, про себя подумав, что с этой командой, я действительно получал много отметин на своей шкуре. Эх, с кем поведешься… из-за тех и получишь.

— А кто ваши спутники? — поинтересовалась Рисса, намыливая волосы. Ее ловкие пальцы аккуратно перебирали пряди, стараясь не дергать сильно. — Те двое светловолосых — они эльфы?

— Что, понравились? — усмехнулся я.

— Я никогда не видела эльфов, — смущенно призналась девушка. — Они красивы… нет, они совершенны.

— Да ну, — развеселился я. — Надо будет сказать им. Пусть порадуются. А то в последнее время самооценка у них явно понизилась.

— Уж не ваша ли работа, — усмехнулась Рисса. Мой характер она знала. Сколько раз видела нас с Эловин вдвоем, крадущихся по служебным коридорам с очередным пакостным планом. Кстати, может именно из-за меня, Эли выросла не робкой и забитой собственной матерью девушкой, а сильной, волевой и насмешливой личностью, способной дать отпор, как словесный, так и физический (каюсь, дал ей несколько уроков).

— Почему сразу моя? — я поднял на Риссу глаза, полные наивной обиды.

— А чья еще? — фыркнула девушка, вылив кувшин воды мне на голову, смывая мыльную массу. — Кстати, тот мужчина с серебряными волосами…

— Ну? — заинтересовался я.

— Он сильно похож на вас, — призналась девушка. — Словно родственник.

— Да, знаю я, — поморщился я. Неужели всем так заметно. Плохо, однако. — Скоро уже? А то я хотел прилечь.

— До обеда мало времени осталось, — покачала головой Рисса. — Вы не успеете.

Тщательно ополоснувшись, я с помощью девушки промыл волосы и вышел из ванной, завернув полотенце вокруг бедер.

— Вечером прийти? — глядя, на вспыхнувшие глаза Риссы, я только кивнул. — Хорошо, господин…

— Риан? Что мы тебе такого сделали? — тихо простонала Тара. Темный только недоуменно повернулся к девушке. — Зачем оставаться тут на два дня? Я не выдержу и прибью эту…

— Тихо-тихо, — остановил ее Солен.

Мы как раз возвращались с обеда, когда Тара выдала эту фразу. Вообще то, я ее прекрасно понимал. Энергетический вампир сам по себе не страшен, тем более что он, вернее она слаба. Но характер хозяйки оставлял желать лучшего, и тихо надеяться, что эта особа однажды свернет себе шею. Все время, что мы провели вместе, наслаждаясь изысками повара, эта женщина только и делала, что болтала. Основной темой стало конечно падение нравов. Конкретных личностей она не касалась, но намеки шли явно в адрес Тары, и мне, да и Солену, с трудом удавалось придержать, готовую броситься на графиню девушку. Все это время Эловин бросала сочувственные взгляды на Тару и только коротко кивала, словно прося прощение за свою мать. Попытки перевести разговор в другое русло не прошли. Сдвинуть графиню с любимой темы оказалось невозможно, поэтому мы поспешили пообедать как можно быстрее.

Фиолетовые глаза Риана только и говорили: я предупреждал, хотя злорадства в них не было, поскольку он сам постоянно ловил на себе заинтересованные и полные обещания взгляды хозяйки замка. Из-за чего едва заметно кривился.

— Вернется граф, вот тогда и поедем, — вздохнул Риан на отчаянные мольбы Тары. — Поверь, мне и самому не хочется оставаться тут с ней наедине…

Теперь мы все уже переглянулись понимающими взглядами и кивнули.

— Поскорей бы он приехал, — только и сказал Кирр. После чего мы разбрелись по своим комнатам.

Я вошел в отведенную мне и улегся на кровать, предварительно скинув сапоги. Все же усталость наблюдалась. Вот поэтому всех энергетических вампиров крайне не любят. Почему граф терпит эту — еще вопрос. Хотя причины скорее политические. Возможно, родители Пристиллы очень влиятельные люди, предоставившие немалое приданное за такую дочурку и помощь во всех делах зятя. Только так объясняется то, что Форандо до сих пор не проиграл герцогу.

За раздумьями я не заметил, как заснул. Разбудил меня звук рога. Похоже это граф!

Вскочив с мягкой перины, я натянул обувь, разгладил ладонями чуть помявшуюся белую рубашку и вышел, встретившись в коридоре со всеми остальными.

— Пойдемте в гостиную, — позвал Риан. — Это недалеко. Там мы сможем подождать графа.

Пройдя за ним, мы очутились в небольшой комнате с мягкими диванами и столиком посредине. В углу висел маленький шкаф-бар, откуда Гварт не постеснялся достать бутылку вина.

— А что? — удивился он на наши взгляды. — Мне надо немного успокоиться.

— Ну-ну, — фыркнула Тара, потом подошла к гному и вырвала у него ополовиненную емкость. Присосавшись к горлышку, она выхлебала другую половину под нашими ошеломленными возгласами. Потом процедила — Мне тоже… надо.

Отдав бутылку замершему гному, она оправила свой зеленый костюм, и вернулась на диван, усевшись рядом с Ясенем. Тот утешительно хлопнул ее по плечу.

— Неужели ты приняла всерьез те слова графини? — спросил он.

— Нет, — фыркнула Тара. — Но согласись, что неприятно слышать, как тебя называют падшей девкой, шляющейся в компании мужчин.

— Ты бы слышала, как она называла меня — ухмыльнулся Риан.

— Тебя? — удивился Таль. — Что она могла сказать тебе?

— Мой сладкий, хороший, — визгливым голосом графини просюсюкал темный, заставив остальных расхохотаться. Тара также искренне забавлялась, а потом произнесла:

— Н-да. Тебе явно хуже пришлось. Приставать ко мне в этом плане, у нее нет желания.

— А если бы было? — усмехнулся Риан.

— У-у! Тогда бы я точно не сдержалась, — призналась Тара. — Сказала бы потом, что это был несчастный случай.

— Ага. Графиня раз пятнадцать упала на меч, — согласился Таль. — Ничего особенного. Вполне естественная смерть, правда?

— Еще бы, — хмыкнул Риан. — С таким характером, действительно естественная.

— Что обсуждаете? — поинтересовался низкий голос от дверей. — Риан, опять придумываешь смерть моей жены?

— Как всегда, Лекс, как всегда, — весело отозвался Риан. Все повернулись на звук. В дверном проеме стоял высокий мужчина, с черными волосами и пристальными серыми глазами. Его походную одежду разбавлял только красный плащ, скрепленный серебряной фибулой в виде феникса.

— И когда ж ты претворишь свои мечты в реальность? — притворно вздохнул граф. Потом он подошел к нам и пожал каждому руку, узнав имена. — Пройдемте в мой кабинет. Там поговорим. Только подождите немного, я переоденусь. Можете не стесняться — берите что хотите.

Проводив нас в оное место, Форандо ушел, оставив с любопытством осматриваться. Всю правую стену занимал книжный шкаф, забитый свитками и толстыми томами. Ясень тут же прикипел к ним, рассматривая корешки книг. Солен и Таль же интересовались коллекцией холодного оружия, размещенной слева. Тара и Гварт оккупировали очередной бар, с присоединившимся к ним Рианом, что меня весьма удивило.

Немного подумав, я подошел к последним троим и поглядел на выпивку, что темный вытащил из шкафчика, бесцеремонно оттолкнув руки гнома.

— Вам вино, — сказал он, а потом, пошарившись где-то в столе, что стоял посредине комнаты, вынул несколько бокалов. Судя по тому, что он прекрасно знал их местонахождение, стало ясно частое использование этой посуды.

— А у тебя что? — поинтересовалась Тара, ничуть не обижаясь.

— Нектар с Оэла, — в золотистом напитке, что сейчас плескался в бокале, я признал знакомый с детства нектар. — Алин, присоединяйся.

Я не заставил себя долго упрашивать и сел на мягкий диван у дальней стены, потягивая терпкий напиток, отдающий медом и травами. Но в тоже время весьма крепкий. Киррантэль подошел к нам и Риан с неохотой поделился с ним нектаром.

— Нашел-таки, — усмехнулся Лекс, войдя в кабинет. — Ты у нас как всегда гурман…

— А то, — довольно улыбнулся Риан. — Тебе налить?

— Знаешь же, что не люблю эту гадость, — поморщился граф. — Из-за тебя ведь только держу.

Я хмыкнул, вспомнив цену этого нектара. М-да, обеспечен граф, ничего не скажешь, раз может позволить себе держать этот напиток только ради друга.

— А теперь о деле, — посерьезнел Форандо. — Вы встречались с людьми герцога?

— Угу, — Риан невольно дотронулся до плеча, в которое ему впилась та тварь. Я только содрогнулся, вспомнив, во что превратилась тогда его рука. — Встречались.

— Судя по тому, что вы здесь, они мертвы, — заключил Лекс. — Самого герцога видели?

— Нет. Иначе бы… — процедил Таль.

— У! Сильно вам видать досталось, — поразился граф, увидев бешеную ненависть в глазах обоих эльфов. — Ладно. Есть нужные мне новости?

— Можешь пока не опасаться демонов, — усмехнулся Риан. — А в остальном, все как прежде.

— Демонов? — задумался граф. — Чем же ему нужны так мои земли, раз он связался с темными колдунами?

— Кто его знает? — пожал плечами маг. — Поищи в семейных хрониках. Сам знаешь…

— Да-да, — поморщился Лекс. — Но как это долго.

— А что делать? — философски ответил Риан.

— А может ты?… — с надеждой поглядел на него Форандо. — Ну, пожалуйста.

— Лентяй! — возмутился Риан.

— Ну, Риан!..

— Вы о чем? — вклинился Солен. — Может, поясните?

— Он хочет, чтобы я призвал дух его предка! — воскликнул темный, сверкая глазами. — Не, ну Лекс! Ты же знаешь, что я того хрыча терпеть не могу! Он мне в прошлый раз все уши прожужжал, как хочет вернуться!

— Ну, Риан. В этот раз я попробую его заткнуть, — пообещал Лекс.

— Ага! А в прошлые у тебя не особо то получилось!

— Погодите, — с совершенно круглыми глазами остановила Тара двух разошедшихся друзей. А что они друзья — теперь никто не сомневался. — Валериан, что значит призвать духа?

— То и значит, — огрызнулся темный, чуть притихнув.

— Ты что, им не сказал? — ошеломленно спросил Лекс, а потом виновато посмотрел на друга. — Опс! Извини.

— Что не сказал? — почуяв недоброе, поинтересовался Гварт. Я принял очередной сюрприз Риана как привычное дело.

— Кто может призывать призраков, да и вообще соприкасается с миром мертвых? — прищурившись, дал намек друид.

— Только некромант, — сказал зеленоглазый эльф, ошеломленно смотря на темного.

— Что?? — взвились люди. — Мало того, что темный маг, так еще и некромант!!

— И что такого? — тихо спросил Риан. — У меня с детства была способность к некромантии. Что теперь?

Некроманты считались самыми жуткими магами среди всех народов. Кому приятно, что, убив тебя, твой враг сможет еще и поднять, заставив выполнять абсолютно все приказы, вплоть до убийства твоих родных, и при этом ты будешь все понимать, но не сможешь сопротивляться.

— Ничего, — спокойно произнес я. — Это совершенно ничего не меняет. В конце концов, надеюсь, нам это не грозит. А твой дар еще может понадобиться в пути.

Эльфы успокоились, услышав мои слова. Ясень и так был спокоен. Ему, как друиду (единственной расе, не поддающейся поднятию из могил), этот факт совершено не страшил. Солен вдруг кивнул, подтверждая мои слова, здраво рассудив, что темный не зря их спасал. А Тара готова была все простить, только увидев на лице Риана легкую улыбку, в которой не было ни грамма насмешки. Гному же было на все фиолетово.

— Этот вопрос разрешили, — подвел итог Лекс. — Так теперь ты согласен?

— А что все это изменило? — поинтересовался Риан.

— Ну, Риан!.. — и спор начался по новой. Чтобы прекратить этот шум, Кирр не выдержал и рявкнул на темного:

— Да сделай ты, в конце концов. От ваших криков уже голова разболелась.

Остальные совершено искренне поддержали старшего эльфа, отняв ладони от ушей.

— Да, ладно, — пошел на попятный темный. — Только с тебя что-нибудь интересное — пригрозил он графу.

— Опять в архив идти, — простонал тот. — Может, на этот раз ты обойдешься без нового заклинания? Выбери другую тему!

— Ни за что! — категорично отказался Риан. — На этот раз тебе не отвертеться.

— А что за заклинания? — поинтересовался я, едва сдерживая смех.

— Одним из прадедов Лекса был темный маг-коллекционер — отозвался Валериан. — Он любил находить новые магические приемы и записывал их у себя на свитках, которые теперь валяются в архиве у Лекса.

— Слушай, я отдам тебе все эти записи, только если ты сам их найдешь, — простонал граф. — У меня аллергия на книжную пыль.

— Идет, — довольно усмехнулся Риан. Форандо только сейчас понял, как его провели.

— Ну, ты и… зараза, — покачал он головой.

— Ну, вот, — удовлетворено кивнула Тара. — Если уже не только мы говорим это, то Риан, признай этот факт — ты действительно зараза.

— А я и не отрицаю, — Риан потянулся всем телом, поражая кошачьей грациозностью. — Ну, так идем?

— Пошли, — вздохнул граф.

— Вы с нами? — поинтересовался темный у нас.

— Естественно, — ответил за всех Таль. Признаюсь, было очень любопытно понаблюдать за работой некроманта.

Глава 11

Спустившись в подземные уровни замка Форандо, мы направились к усыпальницам. Насколько я помню, там всего три предка Лекса. Где остальные — осталось загадкой и для самого графа. Зайдя в круглый зал, я поморщился. Ну, не нравилось мне тут. Никогда не любил пыльные залы, наполненные запахом тлена. И эти три каменных гроба. Кто придумал такую планировку? Архитектору надо руки оторвать.

Свет от шести факелов едва разгонял темноту. Кстати, огонь поддерживался все время, причем без помощи людей — изобретение прадеда графа. Мне было бы полезно узнать рецептик. Ничего, порыщу по архиву в свое удовольствие…

По старой и крайне неприятной памяти я подошел к среднему гробу.

— Здесь этот маразматик лежит, — поморщился я.

— Повежливее с моими предками, — делано возмутился Лекс, при этом не отрывая полного раздражения взгляда с крышки. — М-да. Был ли он маразматиком — не знаю, а вот сволочь еще та…

— Неужели хуже Риана? — удивилась Тара, с интересом рассматривая зал.

— Поверь, хуже, — мрачно ответил граф. — Риан по сравнению с ним еще душка.

— Есть к чему стремиться, — радостно заявил я, заставив Гварта и Лекса поперхнуться воздухом.

— Вот уж не надо, — сипло произнес мой друг. — Второго я не выдержу.

— Но он же мертв, — поразился друид, стараясь перевести надписи на стенах.

— Угу. И от этого еще хуже, — подтвердил Лекс. — Теперь в виде приведения он является в замок каждое полнолуние. Вот уж подарочек.

— Стоп! — насторожился я. — Раньше же он не являлся!

— Нет.

— А с какой радости теперь проснулся?

— Ты это у меня спрашиваешь? — раздраженно отозвался граф. — Он у меня всех слуг уже вымотал своим нытьем.

— Представляю, — сочувственно сказал я.

— Нет, не представляешь! — распалялся Форандо. — Представь лучше другое! Только я с Миррой…

— Миррой? — насмешливо приподнял бровь Таль. — Ага! Все же верность вы не храните…

— Было бы кому, — скривился Лекс. — Короче, я с Миррой только приступил… ну, вы поняли… как этот старый извращенец из стены полез!

— Да? — я едва сдерживался от смеха, что уж говорить о Таре и Гварте. Алин отвернулся, сделав вид, что его ОЧЕНЬ интересует та надпись над входом. — Как не повезло.

— И не говори, — согласился друг. — Я потом Мирру несколько дней уговаривал прийти ко мне…

— И как, пришла? — с несвойственной ему усмешкой, поинтересовался Ясень.

— Нет, — печально вздохнул граф. — Эх, а была такой…

Тара предупреждающе кашлянула. Лекс тут же повернулся к ней и извиняюще улыбнулся:

— Прошу меня простить. Может, приступим к делу?

— Может, и приступим, — сварливо отозвался я. Потом снял с пояса черный жезл. Аметист приветственно сверкнул в темноте. — Отойдите лучше подальше. И Лекс…

— Да-да? — повернулся ко мне друг.

— Можно я его прикончу по настоящему? — с тоской сказал я.

— Согласен, — уныло произнес граф. — Поверь, он мне уже всю душу вымотал. Так что я обойдусь как-нибудь без его драгоценных знаний.

— А как ты его прикончишь? — заинтересовался брат. — Он же уже мертв.

— Отправлю его душу туда, куда ей положено, — мрачно ответил я, потом взмахнул рукой. — Все, отойдите. И будьте добры — не мешайте! — мой взгляд недвусмысленно уперся в Атарину. Девушка вздрогнула и залилась краской:

— Ну почему всегда я?

Я не ответил. Перехватив жезл поудобнее, я затянул тихую песню, вкладывая в нее толику силы, удваивая мощь жезлом. Вот и проверю его в действии. Этот инструмент не увеличивает мои силы, как ошибочно полагают светлые, он просто уменьшает количество затрат сил на заклинание, из-за чего маг надолго способен вести бой.

Камень засиял ровным светом. Лучи потянулись к гробу, проникая сквозь камень. Вот они пропали, и на смену пришло легкое зеленоватое свечение.

— Опять спать не даете? — послышался знакомый ворчливый голос. — Когда же вы, наконец, подохнете?! Грязные ублюдки…

Я с восхищением наблюдал за работой Риана. Вся команда без испуга смотрела на магию смерти, только искренне любовалась спокойным и сосредоточенным лицом нашего спутника. Приятный во всех отношениях голос выводил жуткую песню, заставляя вздрагивать от неясных ощущений. Словно ты соприкасаешься с иным миром. Не зря, ой, не зря все так боялись некромантов. Но совершенно напрасно люди называли их мерзкими магами. Вон Тара не отрывает взгляда от глаз темного, светящихся фиолетовым, как и навершие жезла. Некромагия по своей сути не являлась злом. В ней даже присутствовало свое очарование. Жуткая, но загадочная, привлекающая внимание своей таинственностью, она влекла многих, но редко кто становился действительно мастером в этом разделе. Большинство погибало, не сумев пройти посвящение. Риан смог, за что заслуживал искреннее восхищение и уважение.

Наконец голос Валериана затих, исчезнув под каменным потолком. Над гробом сгустился воздух, собираясь в светлую, зеленоватую фигуру. Вот только слова ее не принесли никому радости.

— Заткнись, — резко прервал ругань призрака Лекс. — И отвечай на вопросы.

— С какой стати? — фыркнул мертвый. Я же искренне посочувствовал графу. Родственничек действительно не сахар.

— Ты будешь выполнять все мои приказы, — ровным голосом, без малейших оттенков сказал Риан. Я даже слегка поежился.

— Говори, — мрачно признал прадед графа. Избегать приказов он не мог, но вот выразить свое отношение к происходящему — запросто. И для этого даже не надо слов, хватало и жестов.

— Что находится в землях Форандо, что может привлечь внимание темных магов высшей категории?

— Я думал, вы и сами можете догадаться, — презрительно фыркнул призрак. — Гер-рои…

Желание Риана навеки прибить эту сволочь, стало понятно не только мне. Гном напряжено сопел, посверкивая черными глазами. Эльфы же прожигали взглядами призрака, но тому было все равно.

— Говори, — приказал Риан.

— Что именно? — издевательски произнес призрак.

Глаза темного вспыхнули от злости, а призрак вдруг закричал, словно терпел невыносимую боль. Странно, но реакция эльфов стала не той, которую я ожидал. Где крики и попытки спасти «мученика»? Теперь в глазах остроухих появилось только злорадство, мол, сам напросился. М-да, меняются белобрысые. Мы что ли на них так влияем? Надо будет поинтересоваться…

— Я все скажу, — просипел прадед Форандо.

— Что именно? — ухмыльнулся Риан. Гварт тихо хмыкнул, хоть в чем-то поддерживая мага.

— Темного мага могут заинтересовать те природные аномалии, что происходят недалеко отсюда.

— Что за аномалии? — насторожился Лекс.

— Те самые, из-за которых меня собственно отравили, — уныло сообщил мертвый. — Озеро, что на запад от замка, попадает одной своей частью в зону магической аномалии. Это практически неистощимый источник, способный помочь именно темному магу создать мощнейшие артефакты…

Я и Риан переглянулись.

— Гм, вот куда добрались, — задумчиво сказал Ясень. — Странно, иногда ответы находишь там, где не ожидал совершенно.

— Не зря мы, оказывается, пришли в этот замок, — протянул Таль. — Странная вещь — Судьба.

— Может, потом пофилософствуете, — довольно резко оборвал некромант. Он повернулся к призраку — Ты знаешь такого темного мага, что способен использовать источник?

— А что, еще не каждый сможет? — поинтересовался я.

— Нет, — хмуро ответил маг. — Только достаточно сильный, чтобы вынести мощь источника и перенести ее в заранее заготовленное вместилище, при этом снабдив нужными свойствами. Иначе рискуешь остаться горсткой пепла.

— Дела… — почесал затылок гном. — Так кто там говоришь, может?

— Он, — и вновь в голосе призрака промелькнула издевка, когда он указывал на Риана.

— Эй, Риан! — задорно начала Тара. — Не ты там случаем балуешь?

— Угу! — проворчал темный. — Если бы… Кстати, неплохая идея! Говоришь смогу?

— Сможешь, — подтвердил призрак. Потом протянул — Может быть…

— Как всегда, — вздохнул Лекс. — Никакой определенности. Кто еще, кроме Риана?

— Не знаю, — злорадно произнес мертвый. — Для этого мне надо видеть мага. А из тех, кого я знаю, больше никто не способен.

— Тогда и ты нам не нужен, — устало сказал темный и хлопнул в ладони. Два резких слова и призрак исчез.

— Куда он? — поинтересовался Солен.

— Куда ему и место, — пожал плечами Риан. — А уж светлые миры, или нижние грани — это зависит от его прошлого. Но второе ближе к истине.

— М-да. А прошлое у прадеда не чистое, уж поверьте, — подтвердил Лекс.

— А что еще может некромантия? — полюбопытствовал Таль, подходя к темному. Осторожно протянув руку, он коснулся жезла и, тихо ойкнув, отдернул пальцы — Он меня ударил!

— Надо было носом, — проворчал Кирр.

— Некромагия может много, — глядя куда-то в даль, ответил маг. — И убить, и поднять мертвого. Может причинить ужасную боль, а может вылечить от нее. Может показать прошлое, и уничтожить будущее…

— Противоречивая, однако, — задумчиво произнес я. — А направление зависит от мага?

— Нет, от ситуации, — ухмыльнулся Риан. — Может, пойдем? Я хочу спать. Завтра нам в путь, не забывайте.

— А я бы не отказался перекусить, — пробурчал Гварт.

— Хоть что-то в этом мире не меняется, — вздохнул Ясень. — С другой стороны — Лекс, будь радушным хозяином, где кухня?

Я только весело расхохотался.

Утром я долго валялся на кровати, не открывая глаз, и позволив себе понежиться на мягких перинах. Потом опять будет твердая и холодная земля, так что можно позволить себе полениться. Тем более что ночь была… М-м! А Рисса действительно выросла…

— Риан, вставай! — грохнул кулаком в дверь Солен. — Только тебя все ждем! Поедешь без завтрака.

— Ага! Сейчас! — фыркнул я. Но с кровати сполз, блаженно потягиваясь. Быстро сполоснувшись, я накинул чистую одежду и, взяв гребень, остальное покидал в сумку. Потом вышел из комнаты. В небольшой гостиной, где стояла моя часть завтрака, сидел только брат. — С добрым утром, Алин. А где остальные?

— С добрым, — ответствовал тот. — А крелл их знает. Где-то бродят. Садись, ешь. Скоро выезжаем.

— Умгум, — согласился я, проворно запихивая в рот нежное мясо и одновременно пытаясь расчесать волосы.

Алин некоторое время наблюдал за моими мучениями, а потом с вздохом выхватил из рук гребень и принялся за дело. Его пальцы проворно разделяли спутанные пряди и аккуратно сплетали в длинную косу. Я чуть не замурлыкал от удовольствия.

— Ешь, давай, — прикрикнул брат, видя, что я довольно жмурюсь и поудобнее устраиваюсь на диване. — Ты чего ночью делал, что волосы так спутались?

— Э… — ну не рассказывать же, в самом деле, что мы с Риссой вытворяли. — Да так…

— Понятно, — ухмыльнулся Алин. — Готово.

Я с облегчением провел рукой по заплетенным волосам и поблагодарил брата, который с какой-то странной улыбкой наблюдал за мной. Казалось, что не было ничего, что Алин все помнит и знает. Но вот он отвернулся и поприветствовал вошедшую Тару. Я только огорченно вздохнул и поспешно допил легкое вино, пока вернувшаяся компания не покусилась на него. И надеюсь, Алин не станет обращать внимания на то, что я легко позволил ему коснуться моих волос…

— Что будем с озером делать? — поинтересовался Солен, заходя в гостиную и садясь на диван. Тара пристроилась рядом с ним, сталкивая гнома, жующего огромный бутерброд.

— А что с ним? — хмуро ответил я.

— Ну, как? Источник вроде. Кажется, призрак говорил, что он только для темных магов… — неуверенно отозвался человек под моим тяжелым взглядом.

— Короче, Риан. Ты же прекрасно понял, что именно там был сделан тот артефакт, уничтоживший рощу — раздраженно сказал Киррантэль.

— Не факт, — не согласился я. — Такие места хоть и редкость, но не исключение из правил. Ну, а если и там, то что?

— Ну, уничтожить надо, — запнулся эльф. Алин с интересом наблюдал за нашей беседой, но не вмешивался. — Вроде…

— Хорошо, а как? — задал вопрос я. Эльфы смешались и замолчали. Друид тоже напряженно размышлял. Тара же беспечно поглядывала по сторонам, мол, меня это не касается — решайте сами. Про гнома и говорить нечего. — Вот-вот — подытожил я. — Сперва решите, что с ним делать, а уж потом идите и рискуйте шеей.

— Ну, а как тогда перекрыть его? — спросил друид несколько обескуражено. Светлые. Этим все сказано. Все-то им надо уничтожить и перекрыть. А где их хваленая защита исторических и природных мест? Ведь магическая аномалия — это природное явление.

— Ты НИКАК не перекроешь источник, — уверено сказал я. — Источник можно иссушить, ограничить допуск к нему других лиц, но перекрыть и уничтожить — это вам не по силам. Да и никому вообще.

— Гм, а как его иссушить? — заинтересовался Солен.

— Знаешь, теоретически нужно всего лишь загадать, а точнее пожелать что-то практически невозможное в этом мире, — признался я.

— Это в теории, — поднял бровь брат. — А на практике?

— Этого никому так и не удалось узнать, — развел руками я. — Любой, кто пробовал — погибал в мучениях.

— А как тогда узнали, про пожелание? — коварно задал вопрос голубоглазый эльф.

— На то и теоретики существуют, чтобы изучать и составлять научные трактаты по подобным явлениям, — сухо ответил я.

— Но что-то ведь надо делать! — воскликнула Тара.

— Угу! И я с ней совершенно согласен, — послышался голос графа. — Привет, Риан.

— Привет, Лекс. Ну, так и делай!

— Что именно? — невинно поинтересовался друг, напомнив мне его мерзкого предка. По тому, как все поежились — воспоминание пришло не ко мне одному.

— А я откуда знаю. На твоих землях источник, вот и решай, — отозвался я.

— Хочешь, чтобы я послал туда людей?

— Это твое дело, — резонно заметил я. — Можешь и послать, но я бы не стал напрасно разделять свои силы. У тебя и так война на носу.

— Ну и что тогда? — вздохнул граф.

— А ничего. Чего вы так привязались к этому источнику? — возмутился я. — Даже сотня людей не сможет удержать нескольких магов, способных использовать источник. Так что ты потеряешь солдат зря.

— А на большее количество у меня нет воинов, — тихо сказал Леск.

— И не надо тогда, — поддержал меня Алин. — Все равно, я так понял, это не поможет. Если надо — маги пройдут.

— И что? Оставлять все как было? — с раздражением буркнул Таль.

— Почему и нет? Все равно магов нужного уровня мало. Много артефактов не наделают. После создания только одного нужно отдыхать как минимум месяца два.

— Ну и крелл с этим источником, — психанул Лекс. — Лучше скажите, куда дальше то идете?

— На север, Лекс, на север, — ответил я, протягивая руку за новым бокалом, и успев перехватить его раньше Тары. Девушка насупилась и вернулась на диван.

— Ага, — только и сказал друг. — Сопровождающие нужны?

— Нет, — ответили все дружно. — Сами справимся.

— Тогда удачи, — грустно сказал граф. — Жаль, что я не могу поехать с вами.

— Не забывай, тебе еще надо Эловин выдать замуж, — подмигнул я.

— Да уж, — ужаснулся друг. — Тут и война покажется лишь легким развлечением.

Все рассмеялись, а потом отправились за вещами. Что бы ни было, а время играет, к сожалению, на руку не нам.

Коней нам привели быстро. Прикрепив все сумки, мы запрыгнули в седла и поспешили за ворота.

— Пока, Риан, — кричал мне вслед Лекс.

— Прощай, — прошептал я и помахал рукой.

— Что у нас на очереди? — поинтересовался я у темного, который хмуро смотрел на дорогу, да и вообще напоминал нахохлившегося ворона.

— Неприятности, — отозвался он, не отрывая глаз от дороги.

— Тебя что-то тревожит? — на самом деле тревожился я. Паникером Риан не был, так что можно вполне серьезно ожидать смертельной опасности.

— Угу! И очень многое, — больше от него я ничего не услышал. Вслед за мной к расспросам приступила Тара, но добилась только вспыхнувших багровым глаз. Из-за чего испуганно отшатнулась и обижено замолчала. Друид вновь с каким-то детским восхищением следил за действиями темного, прося научить, а я же серьезно засомневался — а была ли это иллюзия?

Сейчас мы ехали по раскисшей дороге. Час назад прошел нехилый ливень, намочив нас до последней нитки, отчего настроение у всех резко понизилось. И вот теперь Риан с раздражением смотрел на заляпанного по грудь Айса и стирал брызги грязной воды с лица.

— Не люблю дождь на дорогах, — пожаловался он.

— А кто любит? — вздохнул Кирр, с отвращением рассматривая свои длинные волосы, заляпанные комками мокрой глины. — И куда мы так торопимся? Одежду потом не отстираем!

— Ладно, одежда, — довольно радостным голосом отозвался я, заслужив семь мрачных взглядов от спутников. — Главное не нарваться на людей герцога! Вот уж когда как свиньи извозюкаемся…

— Не накаркай, — буркнул Гварт, взывая к своему последнему утешению — к продуктовому мешку. Но Тара успела перехватить провизию. — Ну, Атарина! Не будь жестокой, дай мне хоть один бутерброд!

Девушка сперва непреклонно смотрела на гнома, но его жалостливые глазки растопили лед.

— Держи, — проворчала она, на ходу сооружая требуемое. — Но теперь три часа ничего у меня не проси.

— Ага — легко согласился Гварт, чем и подтвердил, что просить он не будет — постарается так взять.

Сделав несколько привалов, через день мы были на границе земель Форандо. Заехав в приграничный лес, все с облегчением вздохнули.

— Кажется, пронесло, — выдохнул Таль. — Герцога можно не опасаться.

— Герцога, да, — ехидно согласился Риан. — А вот кого похуже — запросто…

— Ну, и кто из нас ворона? — ухмыльнулся я, но тут же получил за шиворот несколько сорванных листьев. Учитывая их мокрое состояние, я невольно вскрикнул от неожиданности, а потом с жаждой поквитаться, тронул коня в сторону темного, сделавшего невинные глаза и потихоньку прятавшегося за спину Солена. — Иди-ка сюда…

— Не-а, — помотал головой Риан, продолжая отъезжать подальше.

— Тихо, — вдруг сказал друид, поднимая руку. — Слышите?

Все прислушались и умудрились уловить слабый крик о помощи, раздававшийся где-то впереди.

— Посмотрим? — кисло спросил Риан, совершенно не радуясь такой перспективе.

— Надо, — вздохнул я, мысленно разделяя мнение мага. Да и все остальные были уже не так воодушевлены, как раньше. А всего неделю назад Тара и Солен, наперегонки с эльфами, кинулись бы спасать неведомого. За такое короткое время все мои спутники совершенно изменились,… тут я покосился на темного и признал, что не все. Кое-кто совершенно не меняется. Хотя о нем-то мы и знаем меньше всего…

Неохотно пришпорив коней, мы понеслись навстречу крикам. Скоро пришлось свернуть с дороги и немного углубиться в мокрый лес. Капли с веток не прибавляли желания спасать, кого бы то ни было. Скорее наоборот…

Спешившись и выхватив оружие, мы подбежали к предполагаемому месту засады (это ведь могла быть и ловушка!). Хм! А на нас никто и внимания не обратил! Выйдя на поляну, мы с изумлением наблюдали такую картину: молодой мужчина-полукровка отбивался от трех волков. И весьма неумело отбивался. Кто так дерется?!

— М-да. И как он до сих пор жив? — поинтересовался Таль, скептически глядя на предполагаемых «чудовищ». Волки скорее забавлялись, чем действительно собирались убить свою жертву.

— Тогда пойдем? — с надеждой спросил Гварт. — Только получеловека-полуфарата нам не хватало.

Ага. Так вот какая у него смесь. Я с любопытством оглядывал высокого нескладного мужчину, даже скорее молодого парня, размахивающего длинным, совершенно не подходящим ему мечом, как палкой. Волнистые волосы чуть выше плеч были чистейшего синего оттенка. Большие круглые глаза смотрели на мир с наивностью только рожденного ребенка. Их голубизна подчеркивалась стоящими в них слезами.

— Помогите, пожалуйста — чуть не плача обратился он к нам, сжав пухлые губы. Солен скривился. Все же этот мужчина не был ребенком. И подобное поведение не соответствовало стандартам воина. Впрочем, я тоже был не в восторге, но Тара похоже весьма заинтересовалась красивым лицом «жертвы».

— Кому? — скептически приподняв бровь, спросил Кирр. — Волкам? Ты же одному по носу дал! И не стыдно животных обижать?

— Моя школа, — довольно буркнул Риан, заставив меня тихо рассмеяться. Тара бросила на нас недовольный взгляд и подошла к полукровке. Волки недоуменно посмотрели на нее, словно спрашивая: тебе этот действительно нужен? А потом переглянулись и скрылись среди деревьев.

— Вот. Даже хищники побрезговали, — скривился Таль, а я углядел хитринку в фиолетовых глазах темного. Да, его влияние на эльфов сказывается, что ни говори.

— Как тебя зовут? — мягко сказала Тара, наклоняясь над спасенным.

— Нарль, — радостно сообщил тот, мгновенно вскакивая на ноги. — Спасибо вам — он доверчиво уставился на смущенную девушку. Потом взял ее за руку и подошел к нам. — Я благодарен вам всем. — Я машинально отметил, что ростом он превышает меня. Значит кровь фаратов — расы крылатых существ, отличающихся синими волосами и чуть голубоватой кожей, все же преобладала. Но самих крыльев нет. Способность летать дается только чистокровным фаратам. Любая примесь — и крылья не вырастут до нужного размера, и, следовательно, будут лишь помехой. Вот поэтому нечистокровным крылья в детстве просто отрезались опытными целителями. Встретить крылатого практически невозможно. Они редко улетают со своего острова, так что соответственно их народ очень малочислен. — Вы куда-то направляетесь?

— Угу — с неохотой подтвердил Гварт. А сам возвел глаза к небу. — Естественно, не за тобой же пришли.

— Но может, вы согласитесь взять меня с собой? — с мольбой попросил он. — Мне некуда идти. Я вам могу пригодиться…

— Парень, где твоя гордость?… — начал было раздраженный задержкой гном. Он уже давно ожидал привала, а неожиданное появление Нарля сорвало все планы по насыщению.

— Зачем тебе с нами? — я внимательно посмотрел в глаза полукровки, заметив в них тень какого-то странного чувства, что еще больше укрепило подозрение в не случайности встречи. — Там где мы пойдем, тебя ожидают смертельные опасности.

— Да мне и здесь не увеселительная ярмарка, — резонно рассудил Нарль.

— Пусть пойдет с нами, — заступилась Тара. — Все же мы сможем его защитить.

— Но может ты как-нибудь сам?… — попробовал было отнекаться зеленоглазый эльф, стараясь не срываться на грубость. — Мы в охранники не нанимались. И так от… волков спасли…

— Стыд, да и только, — тихо промолвил друид, вспомнив о «противниках».

— Ребята, ребята, — внезапно остановил всех Риан. — Что вы напали? Пусть идет с нами.

Все, не исключая Нарля, с изумлением уставились на темного. Тот тряхнул черной гривой и пожал плечами.

— Но почему? — я удивленно следил за выражением лица мага. То перестало показывать крайнюю степень недовольства и сменилось на искренне-сочувствующую. — Альтруизм проснулся?

— Ага — согласился Валериан. Потом подошел к застывшему спасенному и положил руку ему на плечо. Смешно смотрелось подобное действие. Риан был на голову ниже полукровки, но выглядел намного опаснее. Его пропорциональное, пусть и хрупкое сложение позволяло сказать, что перед нами все же мужчина, а не подросток. Именно последним выглядел Нарль рядом с темным. — Ты охотиться умеешь?

— Да! — радостно отозвался Нарль. — И неплохо.

— Вот и отлично, — кивнул некромант, потом оглядел всех нас. — Согласны?

Я, эльфы, друид и гном с Соленом одновременно переглянулись и синхронно пожали плечами. Все же Риану доверяли, хоть сейчас и не понимали его выбора.

— Ну, раз ты согласен, — немного смущенно отозвался Гварт. — То пускай идет.

— Спасибо, — произнес полукровка, схватив темного за руку. Да и Тара радостно улыбалась, с благодарностью взирая на мага. — Я вас не подведу.

— Не сомневаюсь, — как-то странно усмехнулся Риан. Никто, кроме меня не обратил на это внимание, а я с облегчением вздохнул: значит, темный не повредился в уме. Скорее у него есть какие-то планы насчет этого спасенного. Ф-фу, а то я уж испугался. Хотя…

— Поедешь со мной на Айсе, — мягко сказал я Нарлю, глядя на высокого полукровку из-под опущенных ресниц. Тот с обожанием держал меня за руку и, похоже, не собирался отпускать. Чем Тара была немного недовольна. Правда, я совершенно не верил этому существу. С таким же обожанием во взгляде он перережет мне горло,… если сможет, конечно. Вся случившаяся ситуация сильно попахивала фальшью, а я с детства недоверчивый. Раз уж убить парня сейчас нет возможности — светлые все же не дадут — то лучше держать его поближе. К тому же у меня есть на него и на счет вампиров одна идейка,… но об этом потом.

Подойдя к своему хьярду, я вскочил в седло, а потом протянул руку Нарлю, который устроился сзади. Неудобно конечно, но сам напросился. Остальные также устроились в седлах. Их изумленные и недоверчивые взгляды грели мне душу. Значит, я все еще могу их удивлять, приятно, однако. Вон и Алин, похоже, не верит в происходящее. В его глазах хорошо читался вопрос о моем психическом состоянии.

— А куда вы едете? — доверчиво положив голову мне на плечо, поинтересовался полукровка. Руками он обхватил меня за талию, стараясь удержаться.

— Извини, я пока этого тебе сказать не могу — я постарался говорить ровно, но желание скинуть этого заразу и прибить, не оставляло меня. М-да. А все же это будет труднее, чем я думал. Блин, а ведь мне нужно его доверие… — Может позже.

— Хорошо, я понимаю, — в голосе Нарля послышалось легкое разочарование. — А когда вы остановитесь на привал?

— Скоро, Нарль, — даже Кирр с удивлением оглянулся на мой мелодичный и ласковый голос. Эх! Не портите мне игру!!! Похоже, эльф что-то уловил в моем взгляде, раз едва заметно кивнул и отвернулся. — Ты устал? — светлые силы, мы же едем едва ли час! Вот нытик.

— Немного, — «признался» полукровка. Зря он пошел в шпионы. Фараты совершенно не могут врать, а в нем половина крови этих существ. Вот и сейчас мне ясно чувствовалось, что Нарль едва сдерживает себя, чтобы не напасть и не выпытать все сразу. Мальчишка. Кто тебя послал? — Спасибо тебе, Ри.

Как он меня назвал??? Солен, ехавший неподалеку тихо хмыкнул.

— Ну что, Ри. Сам согласился, — поддразнил он едва слышно.

Ради всех вас же идиотов. Хотя нет. Ради себя и Алина.

Глава 12

Вечером на нашем пути начали попадаться камни. Значит граница уже рядом. Вскоре булыжники сменились мелкими скальными породами. Вся северная граница была окружена высокими и практически неприступными горами. Дальше по дороге был устроен удобный рукотворный перевал (кто над ним так поработал — вопрос, мучавший немалое количество ученых), который всерьез контролировался вампирами. Но надеюсь, нас пропустят. Если вступим в схватку, то пограничников еще возможно убить, но тогда путь дальше нам будет закрыт. Через все земли мы не пройдем. Вампиры мстят за своих сородичей. Каждый их клан почтет за долг травить чужеземцев. А уж их настырность я знаю. Своего добьются.

Нарль тихо сопел за спиной. Ничего, родной. Скоро и тебе придется поработать. Не век же спать.

Лес кончился. Редкие сухие деревца промелькивали по сторонам дороги. Горы. Гварт с искренним восхищением смотрел на камни, только чуть ли не целовал их. Гном, что с него взять.

— А здесь богатая руда, — с сожалением сказал он. — Жаль, что нас сюда не пустят.

На привале я тихо поведал спутникам, что нас ожидает дальше (предварительно усыпив полукровку). Так что теперь Гварт понимал, что вампиры не позволят строить рудники и прорывать пещеры в своих горах. О самих вампирах, по договоренности, никто не упоминал. Алин сперва удивлялся моей просьбе, но потом смирился, предоставив мне действовать по своему усмотрению. Все же о вампирах я знал больше их всех, так что мне и вытаскивать. Впрочем, как всегда.

Нарль не должен знать, что впереди, а то еще сбежит. Лови его потом. Вот и Таре ничего не сообщили. На последнем привале они со спасенным не расставались ни на минуту, пока я их не усыпил. Солен сперва возмущался по поводу моих действий, но замолк, только бросал на меня подозрительные взгляды. Нет, измены он не ждал, но вот какой-либо пакости — это всегда, пожалуйста.

— Завтра с утра пойдем через перевал, — сообщил я спутникам, попутно оглядываясь на спящих. — Это опасно, уж поверьте. Так что просьба ко всем — слушаться меня как родную маму, ясно?

— Еще бы не ясно, — проворчал гном. Потом с тоской посмотрел на горы. — Ну, почему здесь не обитают добрые и пушистые существа?

— Потому что это темные земли, — усмехнулся я. Алин покачал головой:

— Не думал, что окажусь в таких местах.

— Все случается в первый раз, — философски заключил друид. — Я тоже дальше своего леса носу не совал, да и эльфы думаю, подтвердят. — Кирр и Таль кивнули. — Вот и занесла судьба. Впрочем, мы все равно знали, на что идем.

— Очень на это надеюсь, — тихо сказал я.

В последнее время я достаточно сблизился со светлой командой. Просто в одно мгновение я решил для себя один важный вопрос: помешает ли мне дружба с ними убить их при острой необходимости? Получив ответ, что не помешает, я успокоился и перестал отдаляться. Друзья друзьями, но если их смерть принесет пользу — я убью. Однако это не помешает мне быть хорошим другом, до того момента, разумеется, когда наши интересы пересекутся. Я могу искренне рисковать жизнью ради друзей, но при этом не подвергну подобному брата. Все просто.

— Заточите оружие, — весело произнес я, и обратился к гному — Так не любимая тобой дипломатия может и не помочь…

— Но в этот раз на нее вся надежда, — проворчал Гварт. — Ну, ладно. Ради такого дела, у меня есть кое-что — с хитрой улыбкой гном извлек из своего мешка бутыль гномьего самогона. — Вот, цените, — довольно пробурчал он, глядя на наши ошарашенные физиономии.

— Гварт, ты ли это? — с ошеломлением спросил Эринталь. Похоже, он даже порывался проверить температуру у нашего низкорослого спутника.

— Что тебя удивляет? — недовольно произнес гном. — Что я не могу поделиться с друзьями?

Все синхронно округлили глаза. Гном назвал эльфов друзьями? Я переглянулся с Алином и выразительно покрутил пальцем у виска. Сегодня ночь откровений, да каких… Сперва я решил для себя, что вполне могу подружиться со светлыми, а теперь гном признает, что мы все уже друзья… М-да. Либо я чего-то не понимаю, либо мир решительно сдвинулся со своей оси…

Лица Алина и Ясеня выражали похожие мысли.

— Как ты думаешь, мы успеем его довести до клиники? — шепотом поинтересовался у меня Кирр.

— Сомневаюсь, — покачал головой я, приходя в себя. Бутыль в это время пошла по кругу. Очередь дошла и до меня. Я принял из рук голубоглазого эльфа сосуд и сделал хороший глоток. Эх! Хороша, дрянь. Забористая, однако. Справившись с огненной водой, я передал бутыль дальше и задумчиво посмотрел на костер. Как меняются существа, сообща проходя через опасности. Раньше никто бы из этих светлых не назвал другом темного. Да и я сам…

— Эй, эльфы — прогремел голос гнома. Я оторвался от раздумий и посмотрел на пьяного Гварта. И как он умудрился так наклюкаться с одной… двух… э-э-э пяти бутылок…

— Ты где их прятал? — с искренним удивлением спросил я. Гном довольно усмехнулся, блестя черными глазами. Правда, отвечать не торопился, только протянул мне емкость. Я покачал головой и выпил. Завтра предстоит действительно трудный день.

— Короче, остроухие, — вернулся к прерванной теме гном. Как ни странно, на «остроухих» изрядно подвыпившие Таль и Кирр никак не отреагировали, только вопросительно посмотрели на спутника. — Вы петь то умеете? Так чего молчите? Кто за вас стараться будет?

Я не выдержал и расхохотался, при виде ошеломленных от такой наглости лиц белобрысых.

— Ну, ты и… — Таль не стал продолжать, боясь повредить репутацию культурного существа. — Чего тебе еще сделать?

Но тут вмешалась проснувшаяся Тара:

— Ну, пожалуйста, — заныла она. — Спойте!

Эльфы сдались почти сразу. Нарль подтянулся к костру и уселся на землю, обхватив колени руками. О чем он думал, я не знал. Телепатия вещь сложная. Без приготовлений, я смогу читать мысли только под водой. А на поверхности, для этого нужно прилагать очень много усилий. Но и без этого нехороший блеск голубых глаз давал пусть и нечеткое представление о направлении раздумий.

Младший эльф сбегал к своему коню и принес странный музыкальный инструмент. Тонкая, с четверть пальца толщиной, пластинка из серебристого металла. К ней прилагалась небольшая палочка из того же материала, с зубьями разной длинны по всей поверхности, расположенными в порядке возрастания.

Положив пластинку себе на колени, Таль задумался на мгновение, а потом аккуратно коснулся инструмента зубьями. Металл издал странный звук, похожий на вздох. Каждый зубчик создавал свою ноту, вплетаясь в тихую мелодию, звучащую в ночной тишине.

Кирр прикрыл глаза и запел. Я вслушивался в староэльфийский язык, но не пытался переводить. Могу, но не хочу. Смысл можно понять и без слов.

Все притихли, не отрывая глаз от двух эльфов. Даже Нарль оторвался от своих раздумий и с восхищением внимал дивному звучанию. Потом он перевел взгляд на меня и тепло улыбнулся. Я даже слегка опешил. Разведчик называется. Разве его не учили, что привязываться к врагам мало того, что глупо, но еще и крайне опасно. Отвернувшись, я не сдержал хищной усмешки.

Когда песня отзвучала, никто не остался в долгу. Эльфам выразили глубокую благодарность и искреннее восхищение их таланту. Те довольно улыбались и заговорщицки переглядывались друг с другом. Все же, что произошло тогда в пещерах, что так сблизило их?

— Ну, а теперь можно еще выпить, — довольно крякнул гном, выуживая из мешка очередную бутыль. Я даже с подозрением проверил мешок на наличие магических вмешательств, но сканирование доказало, что никаких заклинаний нет и в помине. Так как же тогда туда влезло столько бутылок?

Алин некоторое время наблюдал за моей физиономией, потом сжалился:

— Поверь, гномы и не такое могут, когда захотят. Особенно если дело касается выпивки и еды.

— Это святое, — подтвердил Гварт, уминая приличный кусок мяса. Тара, находящаяся в некоторой прострации, очнулась и с возмущением кинулась к продовольственным мешкам. Ее разъяренный крик подействовал на гнома весьма отрезвляюще: подскочив, он бросился наутек, сопровождаемый руганью девушки, несущейся следом.

— Что случилось? — поинтересовался у сестры Солен. Та, не останавливаясь, крикнула на ходу:

— Он изничтожил все запасы самогона!!! Я его берегла, а этот…!!!!

Все остальные, кто не участвовал в забеге, ошарашено переглянулись, а потом расхохотались.

— Вот вам и умелец, — утирая слезы, простонал Таль. — А я то еще думал, как же он так расщедрился…

Новый взрыв смеха потряс команду. Только Нарль сидел в сторонке и думал о чем-то постороннем.

Когда все страсти улеглись, и Тара успокоилась, допив остатки самогона, мы решили выспаться. Через полчаса я слышал только размеренное дыхание спящих спутников и хотел, было немного прогуляться, как последующие тихие звуки заставили меня застыть на месте и прикинуться спящим. Приоткрыв один глаз, я осторожно огляделся настолько, насколько позволяло положение. В темноте почти бесшумно ступал Нарль, аккуратно пробираясь между спящими спутниками. Он приблизился к Алину, лежащему недалеко от меня, и застыл. Потом осторожно достал длинный и тонкий стилет. Я напрягся, готовый к прыжку, но полукровка пока ничего не предпринимал, задумчиво смотря на серебряные волосы брата, едва заметно сверкавшие в тусклом свете углей. Вот Нарль отвел руку назад, для размаха, но вдруг перевел взгляд на меня. Я поспешно прикрыл глаза, продолжая наблюдать сквозь ресницы.

Полукровка неожиданно опустил руку, с зажатым в ней оружием, и тихо отошел. Хм, интересно, что его остановило? И почему именно Алин?

Я увидел, что Нарль вернулся на свое место и бесшумно улегся. Вскоре его ровное дыхание (и легкое сканирование) доказало, что он погрузился в сон. Переведя свое внимание на лицо Алина, я натолкнулся на ответный взгляд топазовых глаз. Значит, все это время брат не спал. Он так же наблюдал за действиями врага. А в том, что Нарль нам враг, никто из нас двоих не сомневался. То, что он не напал сейчас, совсем не показатель. При любой возможности, Нарль выполнит поручение своего хозяина. Рано или поздно.

От него надо избавиться.

Прочтя согласие в глазах брата, я, наконец, уснул.

Утро началось с нытья Гварта. Он слезно умолял Тару выдать ему последнюю бутылку самогона. Глядя на его помятое лицо и неподдельную скорбь в глазах от мучающей головной боли, я сочувственно хлопнул его по плечу.

Тара же злорадно прятала заветные мешки подальше:

— Сам виноват, — отрезала она. — Будешь теперь знать. Может хоть это излечит тебя от желания столько пить.

Кроме гнома больше никто не страдал похмельем, что не улучшало настроение последнего. Гварт хмуро оглядел всех нас и заворчал что-то нелицеприятное.

Я представил себе перспективу слушать это весь день и вздрогнул. Потом поспешил к друиду. Тот проникся проблемой, раз быстренько провел сеанс исцеления. Посветлевший Гварт благодарно посмотрел на меня:

— Спасибо, Алин. Хоть кто-то нашелся понимающий, не то, что… — тут он бросил осуждающий взгляд на девушку. Я едва сдержал смех.

— Пора ехать, — послышался спокойный голос Риана. Я посмотрел на темного. В последние дни он перестал издеваться над всеми и каждым. И теперь даже Гварт с искренней симпатией относился к нему. То же можно сказать и об эльфах. Ведь может, когда захочет! Только что послужило причиной подобной перемены?

Нарль привычно устроился за спиной некроманта, с какой-то странной доверчивостью вцепившись в его плащ. Я только покачал головой. Ночная попытка Нарля убить меня окончательно определила мое отношение к нему. Если бы не Риан, полукровка точно кинулся бы на меня ночью. Конечно, убить меня он бы не смог, хотя стилет держал очень даже профессионально. Я так и не понял, что же остановило его, но то, что это как-то связано с Рианом, не подвергалось сомнению. С какой радости лазутчик так доверял темному — оставалось загадкой. По удивленным глазам Валериана можно было догадаться, что это мучает не меня одного.

Вчера весь вечер полукровка не отрывал взгляда наивных голубых глаз от темного. Тара даже ревниво пыталась перекрыть фигуру спутника, забалтывая Нарля, но тот продолжал следить за каждым движением Риана.

— Алин, ты скоро? — поинтересовался Таль, оторвав меня от воспоминаний. — Скоро рассвет. Нужно поторопиться.

Я кивнул, и поспешил за остальными. Нам предстояла встреча с вампирами.

Риан, спешившись, первым ступил на перевал. Аккуратно ведя Айса на поводу, он шел вперед, распустив свои длинные волосы. Ветер играл с черными прядями, создавая темный ореол вокруг лица спутника.

— Я же говорил, как флаг, — довольно пробурчал гном. — Его шевелюру трудно спутать с другой.

— В некотором роде ты прав, — согласился маг. — Только поэтому мы еще живы, а не истыканы отравленными дротиками.

Я осторожно огляделся и почувствовал на себе холодные взгляды наблюдателей. Внезапно, словно из воздуха, перед Рианом появилась темная фигура, взметнув облачко пыли.

— Кто такие? — прозвучал холодный равнодушный голос.

— Проводи нас к командиру, — не менее холодно ответил Риан. Его лицо приняло совершенно неповторимое выражение. Высокомерность, холод и жестокость — все, что оно выражало.

— Бр-р — вздрогнув, тихо пробормотал Солен. — Давно я у него такого лица не видел.

Что правда, то правда. С нами темный оставался спокоен, но не враждебен. Часто на его лице можно было увидеть улыбку или веселую ухмылку. Но теперь все вспомнили, кем является наш спутник.

— Надеюсь, он знает, что делает? — немного нервно промолвил эльф, когда вампир небрежно махнул рукой и повел нас к неприметному входу в пещеры.

— Лошадей можете оставить здесь, — сообщил проводник ничего не выражающим голосом. — За ними проследят.

Я кивнул спутникам, чтобы они послушались, и первым зашагал за вампиром. Риан пристроился рядом. Я коротко взглянул на него и незаметно для остальных подбадривающее сжал его ладонь. Тот благодарно кивнул.

Тяжело ему сейчас придется. Вампиры просто так не пропустят светлых через свои земли. Хм, надеюсь, Риан и вправду знает, что делает. Сейчас жизни всех спутников зависят от него.

Я оглянулся. Эльфы шли за мной, с совершенно спокойными лицами. Ну, да, их этому учили с детства, хотя видно, как они напряжены. Пещеры явно не вызывают у них светлых воспоминаний.

Лучше всех себя чувствовал Гварт. Он с восторгом рассматривал стены пещеры, по едва заметным признакам определяя, залежи какой руды тут находятся. Солен с интересом прислушивался к его комментариям, тихо расспрашивая, как гном определил все это. Низкорослый спутник с удовольствием пояснял другу, сопровождая слова взмахами рукой в нужную сторону. Увлекшись, они не заметили, как все больше и больше повышали голос.

Наш проводник поморщился и недовольно оглянулся назад, отыскивая взглядом источник шума. Двое друзей тут же примолкли. Друид изподтишка показал им кулак. Тара только тихо перевела дух, удерживая за руку Нарля, который стремился вырваться вперед. Риан на мгновение обернулся и подбадривающее улыбнулся полукровке, который просиял и успокоился.

— Зачем? — тихо спросил я у темного. Тот посмотрел на меня.

— Надо, — так же тихо ответил он. — Он мне нужен…

— Да, я уж догадался, — проворчал я. — Вот только для каких целей?

— Потом узнаешь, — уклонился от ответа Риан. Да я и сам заметил, как проводник заинтересованно повернулся в нашу сторону. Пришлось прервать разговор.

Тут вампир остановился у стены и сделал что-то левой рукой. Перед нами открылся проход в небольшое помещение. В дальней стене обнаружилась дверь.

— Ждите здесь, — и проводник скрылся за ней, оставив нас недоуменно переглядываться.

— Риан, — к темному подошел Кирр и внимательно посмотрел на него. — У нас ведь мало шансов?

— Ну, почему, — криво усмехнулся тот. — Вполне достаточно.

— А примерно? — влезла Тара.

— Где-то десять на девяносто — честно ответил темный.

— И ЭТО ты называешь достаточным? — поразились все.

— Да — коротко ответил маг, а я каким-то чутьем уловил, что он то, как раз и не уверен. Но все остальные успокоились, поверив некроманту. — Благодарю силы, что не я за вас в ответе — услышал я его тихий шепот, и возмущенно обернулся. Темный смотрел на меня невинными глазами. Вот ведь… И не упрекнешь ни в чем! Я ведь командир этой команды! Риан улыбнулся — Все будет хорошо, — сказал он мне.

— Все будет хорошо, — пообещал я Алину, а сам про себя только скептически ухмылялся. М-да. Шансы на самом деле намного меньше, чем я сказал. Меня то выпустят отсюда живым — это точно. Ладно, если не получится всех, то уж Алина я обязательно вытащу.

Дверь отворилась, и показался давешний проводник.

— Капитан приглашает вас, — и он кивнул мне. Остальные насторожились и зашумели. — Одного.

— Со мной пойдет он, — я указал на Алина. Вампир задумался, а потом кивнул. Брат посмотрел на меня с благодарностью.

— Проходите, — и мы вошли в уютный кабинет, задрапированный темно-бордовой тканью. Большой дубовый стол посредине, пара подсвечников и светловолосый вампир в обмундировании, с холодом смотрящий на нас.

— Приветствую в наших землях, — начал он, кивком указывая на два кресла перед столом. — Что привело сюда темного в компании светлых и наемного убийцы?

— Наемного убийцы? — несколько с удивлением переспросил я. — Хм, впрочем, это не удивительно. Нарль сразу не вызывал доверия.

— Теперь Нарль? — иронично приподнял бровь вампир. — У него было много имен. В основном, конечно, фигурирует прозвище Ястреб.

— Это не тот Ястреб, что убил главу одного из светлоэльфийских домов? — поинтересовался Алин. Я с вопросом посмотрел на него. — Это был отец Таля.

— Забавно, — протянул я. — Приму к сведению.

— Вернемся к моему вопросу: что привело вас сюда? — напомнил капитан.

— Мы хотим пересечь ваши земли и пройти к ущелью — спокойно ответил я.

— Да? И как же собралась такая компания?

— А это имеет значение? — в свою очередь спросил я.

— Слушайте, — окинул меня жестким взглядом вампир — Вы еще живы только потому, что на вас есть знак одного из нас.

Я кивнул. Рокс всегда говорил, что это пригодится. Но, по-моему, пора брать все в свои руки:

— Поверьте, вы так же живы только потому, что я не хотел бы ссориться с вашим кланом, учитывая, что вы родственник моего друга, — я на мгновение раскрыл свою силу, заставив глаза вспыхнуть фиолетовым светом, и спокойно ожидал реакцию вампира.

— Некромант, — скривился капитан. — Хорошо прячешься. Наши тебя не заметили. Это у тебя в рабстве мой племянник?

— Если вы о Роксе, то он находится в моем замке добровольно. Знак поставил именно он.

Вампир хмыкнул, но поверил. Поставить знак можно действительно только добровольно. Ведь этот знак обеспечивал неприкосновенность в землях вампиров. К сожалению, только мою, и капитан это прекрасно знал.

— Что вы можете предложить за ваших спутников? — поинтересовался он.

— Вам же нужен Ястреб? — прищурился я. Алин непонимающе посмотрел на меня. Я взглядом дал понять, что объясню все потом.

— Он не войдет добровольно, — прервал капитан. — А заставить силой — не имеет смысла.

— Я могу попробовать — вкрадчиво начал я. — Каким-то чудом, Нарль стал доверять мне.

— Хм? — недоверчиво приподнял бровь вампир. — И каким же образом?

— А крелл его знает, — легко ответил я. — Мало ли что у этих фаратов на уме.

— Но он постоянно смотрит на тебя, — заметил брат. — Да что там, просто не отлипает.

— Смотрит, говоришь? — задумался капитан. — А знаешь, это похоже на правду. Скорее всего, ты стал его Вирамом.

— А это что еще за зверь? — буркнул я.

— Вирам — фараты так называют тех, в ком лично заинтересованы. Крайне заинтересованы…

— Тогда тем более может сработать, — обрадовался я.

— Хорошо, — усмехнулся вампир, убрав прядь светлых волос за ухо. — Если у вас это получится, то вас пропустят и снабдят пропуском.

— Договорились, — протянул руку я. Вампир пожал, а потом взглядом дал понять, что больше не держит. — Проводника до места дадите?

Капитан кивнул.

Мы с Алином вышли за дверь, и попали в круг друзей, забросавших нас вопросами.

— Все потом, — поднял руки я, потом посмотрел на проводника. Он кивнул и направился к другому коридору. — Мне нужно идти. Кто-нибудь пойдет со мной? — я взглядом остановил Алина. Тот понимающе кивнул и чуть отступил назад, незаметно утянув и Тару.

— Можно я? — робко спросил Нарль, смотря на меня через прядь синих волос, упавших на лоб.

— Хорошо, Нарль, — тепло улыбнулся я. — Но это может быть опасно.

— Тогда тем более! — воскликнул полукровка. Я отправился к поджидающему вампиру и жестом пригласил убийцу следовать за собой. Тот радостно улыбнулся и мгновенно оказался рядом.

— Поторопитесь, — сухо сказал проводник и быстро заскользил по темным коридорам. Ни я, ни Нарль не отставали. Вампир быстро довел нас до небольшого хода. — Дальше вы сами — и он ушел.

Мы с Нарлем с одинаковым скептицизмом посмотрели на ход. Полуфарат с настороженностью сделал шаг назад.

— Я пойду первым, — решил я и шагнул в темноту. Пройдя немного вперед, я оглянулся. Вирам, значит. Потом внимательно посмотрел на полукровку и спросил — Ты мне веришь?

Нарль некоторое время смотрел мне в глаза, затем кивнул:

— Да, верю, — его голос немного дрогнул. Нарль, как зачарованный сделал несколько шагов по направлению ко мне и остановился.

— Ну, и зря, — мои губы искривились в жестокой усмешке. — Ястреб…

Убийца вздрогнул и протянул руку, но его пальцы натолкнулись на преграду. Ловушка сработала. Резко вспыхнул свет.

— Браво! — хлопнул в ладоши капитан. — Честно говоря, я не верил, что вы сможете.

— Договор соблюден, — холодно отозвался я. — Ваша очередь.

— Пропуска вам выдадут на выходе — сообщил вампир. — А теперь, если вы не против, я приступлю к ритуалу.

— Одно мгновение, — прервал я. — У меня есть пара вопросов к нему.

— Только быстро, — поморщился капитан и отошел в сторону.

— Постараюсь, — усмехнулся я. Затем приступил. Пара взмахов, а потом фраза, состоящая из зубодробильных слов на магическом языке. — А теперь, мой дорогой Нарль, я хочу узнать, кто же послал тебя убить Алина.

— Не знаю, — через силу проговорил полукровка. — Мне передали заказ через одного темного.

— Как его найти?

— Он в Пранде. Постоянный гость таверны «Скрижаль».

— А приметы? — скептически поинтересовался я. Настроение резко упало. В Пранд мне ну никак не хотелось. А видимо придется… все равно найду заказчика…

— Не знаю. Он всегда в плаще.

— Здорово, — вздохнул я и разрушил вязь заклинания.

— Закончили? — осведомился вампир. Я хмуро кивнул. — Тогда я вас не задерживаю.

— Прощайте, — процедил я. Потом повернулся к Ястребу, который, не двигаясь, стоял и смотрел на меня. В его глазах я прочитал боль. Усмехнувшись, я махнул ему рукой на прощанье и легко покинул пещеру.

В след мне донесся тихий голос полукровки:

— Прощай. И жаль, что я так и не успел убить твоего брата…

— Зря ты об этом жалеешь, — криво улыбнулся я, развернувшись на месте. — Если бы ты убил, то этот ритуал показался бы тебе просто блаженством…

Потом вышел в коридор и двинулся в обратном направлении. Просто чудо, что полуфарат мне действительно доверял. Он ведь чувствовал ловушку на полу, но решил довериться мне, своему Вираму. Вот и попался. Глупо с его стороны…

Вернувшись в комнату, я устало прислонился к стене. На все вопросы друзей только махнул рукой и сказал:

— Пошли на выход.

Удивленно замолчав, светлые двинулись за мной, постоянно переглядываясь. На выходе из пещер нас встретил тот самый вампир-провожатый и протянул мне семь кулонов. Я кивнул и забрал их, после чего сел на Айса и двинулся через ущелье.

— Погоди, — остановила меня Тара. — А Нарль?

— Он вынужден был остаться, — произнес я.

— Что это значит? — хмуро спросила девушка, скрестив руки на груди. — Я никуда не поеду, пока ты все не объяснишь.

— Пожалуйста, — пожал плечами я. — Можешь оставаться.

Потом тронул Айса и поехал вперед. Компания, было, остановилась, переводя взгляды с меня на Тару, но Алин коротко скомандовал:

— Поехали, быстро!

Девушка подчинилась и вскоре мы уже выехали на другой стороне гор.

— Риан, остановись на привал, — сказал брат, останавливая коня. Я согласно кивнул и спрыгнул на землю.

Сойдя с камней на землю, покрытую зеленой травой, я облегченно вздохнул. Одной проблемой меньше. Через вампирьи земли мы сможем пройти.

Риан раздал всем синие, прозрачные камни на шнурах, и приказал не снимать ни под каким предлогом, пока мы на территории кланов.

— А ты, почему без камня? — спросил Кирр, рассматривая пропуск.

— Мне он не нужен — проворчал темный. — У меня уже есть знак вампиров.

— Расскажи, зачем им Нарль? — попросил я, присаживаясь на расстеленный плащ.

— Что??? — воскликнула Тара, подскакивая на месте. — Ты отдал им Нарля? Предатель!

— Успокойся — поморщился я. — Риан?

— Хорошо, — вздохнул он. — Во-первых, сразу сообщу, чтобы вы меня не убили в ходе повествования, что Нарль, он же Ястреб — наемный убийца, посланный по наши души — Таль побледнел и сжал тонкие ладони в кулаки. Я успокаивающе хлопнул его по плечу, заставив усесться рядом. — Если это он убил твоего отца, Таль, то очень сочувствую. Поверь, участь Ястреба сейчас незавидна.

Я мельком посмотрел на застывшую Тару. Ее взгляд был наполнен горьким разочарованием. Всегда неприятно узнать, как ты ошибся. Видимо Нарль действительно понравился девушке, раз она настолько подавлена. Солен что-то тихо зашептал на ухо сестре, а Гварт протянул уже ополовиненную бутыль самогона. Ту самую, последнюю. Девушка взяла и, не глядя, хлебнула. Дождавшись, пока она прокашляется, Риан невозмутимо продолжил:

— Когда мы с ним встретились в лесу, я подумал, что это наш единственный шанс пройти через заставу. Среди вампиров очень ценится кровь фаратов, как основа зелья повышенной регенерации. Для рождения маленького вампира это зелье необходимо его матери, поэтому на каждой заставе существует специальный зал с печатью для проведения ритуала. Чтобы фарат (пусть и наполовину), попал в эту печать, он должен войти в нее добровольно. Далее маг вытягивает кровь из тела фарата, и собирает ее в специальный сосуд, иначе она потеряет свои целительные свойства. Алин, расскажи о разговоре в кабинете.

Я для несведущих спутников повторил договор, заключенный между вампиром и Рианом. Все замолчали, обдумывая ситуацию.

— Риан, но ведь он доверял тебе, — тихо проговорил Ясень. — Иначе не вошел бы в печать, ведь так?

Темный кивнул.

— А мне его не жалко, — зло проговорил Эринталь. — Это такая сволочь, какую вы в жизни не встречали. Скольких эльфов он убил. Скольких гномов. Про людей я вообще не говорю. Так, что не вам осуждать Риана. По мне, так я искренне благодарен, что Ястребу уготовлена такая участь.

После слов эльфа, подтвержденных моим легким кивком, все остальные успокоились. Кирр подошел к Талю и присел рядом, обняв родственника за плечи.

— Зато, мы теперь можем посетить трактир! — с оптимизмом заявил Гварт, заставив всех с облегчением рассмеяться.

Глава 13

— Ну, когда мы уже приедем? — застонал Гварт, потуже затягивая пояс. — Я есть хочу!

— Ты же недавно ел, — поразился Солен, выразительно поглядывая на почти опустевший продовольственный мешок, привязанный к седлу Тары.

— Если это ты называешь едой — скривил губы гном, теребя свою бороду, заплетенную в две косы. — То можешь сам есть, а я хочу горячего домашнего жаркого. Ну, или пива на худой конец… я — гном, и без пива не могу долго.

— Силы, — вскинул глаза к небу я. — За что нам попался именно этот ворчливый гном-пьяница?

— Остальные намного хуже, — утешил меня Алин. — Уж поверь. Я как-то был в их подземельях, так там праздники не прекращаются. Пиво и самогон текут рекой.

— Да уж, — аж позеленел Кирр. — Бывал один раз. Больше не поеду.

Алин и Таль с сочувствием посмотрели на голубоглазого эльфа.

— Плохо было?

— Не то слово, — помотал головой Кирр. — Я неделю потом приходил в себя.

— Слабые вы, — презрительно фыркнул Гварт. — Мы бывало месяцами из таверн не выходили… Ох. Как же мы отпраздновали свадьбу короля…

Теперь уже не только Кирр сменил цвет лица. Видать у всех были похожие воспоминания о своих загулах.

— Держи, — покопавшись в своей сумке, я протянул удивленному Гварту большую флягу с пивом. Кажется, это Рокс ее туда засунул. — Только замолкни.

Все посмотрели на меня с благодарностью, когда гном присосался к горлышку фляги и ненадолго замолчал.

— А больше нету? — с огорчением потряс пустым сосудом гном, удовлетворенно поглаживая свое пузо. Его взгляд с надеждой обратился ко мне.

— Нет — отрезал я и, видя, что Гварт опять приготовился завести старую песню, пригрозил — Если не умолкнешь, то лишу голоса.

Пришлось гному прикусить язык и подкатить к Таре, желая смягчить свое горе оставшимися запасами.

— Ты же говорил, что не будешь, — ехидно подколол его человек. Эльфы удовлетворенно улыбнулись, видя, как скривилось лицо гнома. Алин с усмешкой наблюдал за попытками Гварта выпутаться из ситуации.

— Считай, что это был предсмертный бред гнома, доведенного отсутствием пива до безумия, — наконец проворчал он, вызвав веселый смех у своих спутников. — Но теперь я ненадолго ожил благодаря стараниям нашего мага, и крайне голоден…

— Скоро уже приедем, — успокоил его я, рассматривая местность вокруг.

Дорога была в хорошем состоянии. Кто-то тщательно посыпал ее камнями, заделав все дыры и неровности. И даже дожди теперь не причиняли особого вреда. Лошади без всякой опасности для здоровья скакали на полной скорости.

— Хорошо тут все устроено, — задумчиво проговорил Ясень. Впереди показались первые поселения вампиров, так что все держались тесной кучкой. Что ни говори, а опасность все же существует. Нас не тронет стража, но это не говорит о том, что никто не захочет завязать драку с чужестранцами. Тем более со светлыми чужеземцами.

Еще несколько часов непрерывной скачки, и мы достигли довольно крупного селения.

Проезжая мимо уютных двухэтажных домов, мы то и дело ловили на себе заинтересованные взгляды встречных вампиров. Враждебности в них не было, впрочем, как и дружелюбия. Только здоровая настороженность. Все чувствовали кулоны-пропуска, поэтому не особо напрягались нашим присутствием, резонно доверяя своей страже на границе.

Я легким движением остановил Айсберга возле молодой вампирши и вежливо поприветствовал. Та оценивающе оглядела меня, заставив Солена и Таля ехидно хмыкнуть, после чего ответила:

— И вам здоровья, путники. Что вас привело в наши земли? — девушка не выражала неприязни своим исконным врагам — светлым, но не стала заговаривать с ними, предпочитая обращаться ко мне. Да и спутники не особо были этим огорченны, свалив на меня все проблемы с местным населением, за что и заслужили мой обиженный взгляд.

— Мы проездом, — все еще недовольно поглядывая на ухмыляющихся друзей, ответил я. — Где у вас здесь можно остановиться на ночь?

— Можно у меня, — мило улыбнулась вампирша, показав тонкие, белоснежные клыки, но потом посерьезнела — Вам лучше пройти в трактир «Русал». Только там могут спокойно отдыхать представители других рас. Не хочу никого оскорбить, но остальные вряд ли будут вам рады.

Я поблагодарил девушку и, выяснив путь, тронул коня. Светлые с тихими шуточками следовали за мной. Алин догнал меня и поехал рядом:

— Ты не обиделся?

— За что? — с недоумением спросил я, внимательно глядя на брата.

— За то, что мы свалили на тебя все обязанности проводника.

— Нет, — пожал плечами я. — Я единственный из вас, кто был в этих землях. Так что в обиде нет резона. В других местах придется работать тебе — и я ехидно взглянул на приунывшего светлого.

— Риан! Скоро трактир? — не выдержал гном. — Я уже помираю!

— Так может нам еще немного задержаться? — ухмыльнулся я. — Глядишь и сэкономим.

Таль довольно хлопнул меня по плечу.

— Вон смотри, какая занятная лавочка, — и он указал на неприметный низенький домик с потускневшей вывеской, изображавшей бутылек с зельем. — Может, зайдем?

— Почему и нет, — легко согласился я.

— Мучители! — взвыл Гварт, привлекая недоуменные взгляды проходящих мимо вампиров. Потом он угрожающе попер на зеленоглазого эльфа. Тот осторожно тронул коня в сторону, явно собираясь спрятаться за моей спиной.

— Завтра будет в самый раз, — быстро объявил эльф, отступая еще дальше.

Успокоенный гном опустил руки и поехал дальше, старательно поторапливая спутников.

— Гварт, — остановил его Солен под ехидное хихиканье остальных. Гном надменно обернулся. — Твое хваленое чутье на еду тебя подвело.

— Ты о чем? — недовольно нахмурился гном.

— Трактир перед тобой, — охотно просветила Тара, указывая себе за спину, где высилось большое двухэтажное здание с оригинальной вывеской «Русал» и изображением оного. Пришлось гному тихо вздохнуть и вернуться назад.

Спешившись, мы завели коней в конюшню, где и отдали в чуткие руки маленького мальчика, заверившего нас в полной сохранности нашего имущества.

Устроив коней, мы двинулись в здание, стараясь не особо привлекать внимание, хотя, на мой взгляд, это практически невозможно. Где еще вы встретите подобное сочетание спутников? Нигде. Вот и постояльцы так решили, провожая нас изумленными взглядами, пока мы договаривались с хозяином о комнатах на ночь и сытном ужине.

— Эх! Благодать, — сыто икнул Гварт, поедая уже третью порцию вожделенного жаркого. — Люблю… ик… цивилизованные земли.

— А вот они тебя нет, — проворчал я, в который раз ловя осуждающие взгляды постояльцев, обращенные на нашу прожорливую компанию. — Разве что трактирщик.

Алин весело хмыкнул, глядя на подкатившегося полувампира-получеловека (странное, на мой взгляд, сочетание, но возможное). Его довольный вид показывал, что поели мы на кругленькую сумму. С вздохом Кирр — ответственный за денежный фонд компании — вытащил кошель и уплатил две золотые монеты. Еще две — за комнаты и одну за ванные.

Поев, я поспешил в свой номер, который разделял с Алином. Забежав первым, я быстренько разделся и прыгнул в приготовленную бочку с горячей водой. И только после этого меня настиг возмущенный крик брата.

— Быстрее надо было, — весело ответил я. Через дверную щель ванной было видно, как Алин аккуратно скинул пропыленный плащ и сапоги, после чего блаженно растянулся на кровати. Удостоверившись, что мстить мне он не будет, я принялся плескаться и оттирать с себя всю грязь, собранную за дни дороги.

Выбравшись из воды, я сполоснулся, обернулся в большое полотенце и заклинанием очистил воду. Войдя в комнату, я приглашающе махнул рукой и произнес:

— Можешь не ждать слуг. Вода пригодна для мытья.

Алин явно обрадовался и поспешил погрузиться в кристально чистую воду. Я же скользнул под одеяло, поставив на дверь охранный маяк. Если что — он меня разбудит. Затем уснул, подчинившись свалившейся на меня усталости.

Вымывшись, я вернулся в комнату и собрал разбросанную одежду, в том числе и одежду Риана. Сперва я хотел позвать слугу и отдать вещи на чистку, но потом задумался и внимательно пригляделся к плащу темного. Там ведь наверняка куча оружия. Не думаю, что некромант будет рад ознакомлению служащих в трактире с его вооружением. Ладно, крелл с ним. Завтра сам будет разбираться.

Приготовившись ко сну, я подошел к кровати темного, чтобы погасить светильник над его головой, и немного полюбовался на расслабившееся лицо мага. Когда спит, он просто чудо. Нет никаких ухмылок, насмешек и выразительной мимики. Душка, в общем. Ладно, лучше отойти, а то эта душка проснется и плохо мне будет.

Весело хмыкнув над своими мыслями, я погасил свет и лег спать.

Утром я проснулся от движения резко вскочившего тела. Открыв глаза, я узрел темного, недовольно переругивавшегося через дверь с Талем. Тут до меня донеслись слова.

— На кой крелл ты так рано разбудил?

— Я не будил, — обиженно возразил эльф. — Я только прикоснулся к ручке двери. И вообще вставайте. Алин, тебя это тоже касается. Я знаю, что ты слышишь!

Я только поморщился и накрылся одеялом.

— Лучше завтрак закажи, — обреченно произнес Риан и махнул рукой. Потом подошел ко мне и стянул теплую ткань. — Не мне одному мучаться! Вставай!

— Угу, — я недовольно покосился на темного, но встал и потянулся. — Только тебе теперь нашу одежду чистить.

— Это еще почему? — возмутился Валериан. Потом с брезгливостью поглядел на грязные вещи и вздохнул. — Ладно, понял.

Пара пассов и вещи аккуратно вычищены, выглажены и даже восстановились от мелких разрезов. Я с удовольствием натянул свежую рубашку и довольно улыбнулся.

— Может тебе стать ответственным за чистку вещей и всякие бытовые нужды? — но, поглядев на выразительную мину темного, вздохнул.

— Я — проводник, — только и фыркнул маг. Потом весело взглянул на меня. — Поторопись, а не то Гварт весь завтрак в одного умнет.

Я представил себе эту перспективу и быстро натянул оставшиеся вещи. Потом запихал все остальное в сумки и выскочил в коридор вслед за темным.

К всеобщей радости, гном еще не проснулся, поэтому поели все вдоволь, не выслушивая уже привычных капризов рыжего коротышки.

Риан допил свое вино и начал оглядывать зал. Внезапно его глаза расширились от удивления. Я встревожено проследил за его взглядом и увидел вампира, сидевшего за столиком в углу. Его красные волосы ярко выделялись среди всей обстановки. Странно, что я раньше его не заметил.

— Рилл! — вдруг воскликнул Риан и выскочил из-за стола. Вампир вздрогнул и повернул лицо к нашей компании. Презрительное выражение держалось на нем, пока он не наткнулся на темного. Тут его губы расплылись в искренней улыбке, и вампир встал. Он и Риан крепко обнялись под недоуменные взгляды всего трактира. — Какими судьбами?

— И это ты мне говоришь?! — воскликнул красноволосый мужчина, внимательно рассматривая мага, словно очень давно не видел. — Я как бы в своих землях! Ты как всегда не меняешься.

— Угу — рассмеялся Риан. — Физиология такая. Лучше расскажи как там Берина. Нет, погоди — тут он подвел вампира к нашему столику и усадил рядом с собой. — Познакомься, это мои… ладно, это мои друзья — глядя на то, как округляются зеленые глаза вампира, Солен и Тара удовлетворенно ухмыльнулись. Эльфы только едва заметно переглянулись и кивнули друг другу. Что они этим сказали — так и неясно.

— Светлые?! — только и выдохнул Рилл. — М-да. Похоже, я ошибся. Ты все же изменился. — Потом вампир вздохнул и уже дружелюбно посмотрел на нас. — Друзья Риана — мои друзья — произнес он церемонную фразу, а потом хитро прищурился. — Если вы конечно не против.

— Не против, — улыбнулся я. — Могу сказать аналогично.

— Вот и хорошо, — потер руки маг, а потом приступил к расспросам. — Рассказывай.

— А что я могу рассказать, — усмехнулся вампир. — Я то дома сижу, в отличие от некоторых… — услышав скептический хмык некроманта, Рилл несколько смутился. — Ну, почти сижу. Берина сейчас беременна.

— Правда? — обрадовался Риан. — Пригласишь на именины?

— Естественно, — рассмеялся вампир. — Тебя то не пригласишь. Короче я сейчас в поисках подарка для будущего сына… — все не могли сдержать улыбку при виде искреннего счастья на лице Рилла. Похоже, он сильно любит свою жену. — А как мой брат?

— Нормально, — ухмыльнулся маг. — Сейчас, наверное, в очередной раз взрывает мой замок своими экспериментами с зельями. — Ясень с вопросом в глазах повернулся к темному. — Рилл родной брат Рокса. Я упоминал его, кажется… Короче Рокс очень любит забавляться с алхимией. Как-то он изобрел зелье, которое полностью убирает вес существа, которое его выпьет.

— И что? — с любопытством спросил Кирр.

— А ничего. Когда я вернул его на землю, выловив среди облаков, он так и не смог вспомнить все ингредиенты — под дружный смех пояснил некромант. — Может это и к счастью. А то немного доработает, и лови, потом свой замок среди звезд.

— Да уж, — отсмеявшись, произнес Рилл. — Может, ты его зря оставил в замке? Брат всегда тяготел к экспериментам. Надо было слуг оставить…

— Ну, нет — передернулся Риан. — Лучше пусть будет сумасшедший экспериментатор, чем зомби.

После его слов передернулся не только он, но и вся команда. Тут на лестнице послышался знакомый топот, и громкий голос проревел на весь трактир:

— Посему не разбудили??? Без меня завтракать вздумали?!

Все, кроме Рилла только обреченно вздохнули и позвали трактирщика.

Увидев Рилла, я сперва не поверил глазам. Но потом уже радостно обнимал своего друга, заливаясь веселым смехом. Рилл как всегда проверил мою внешность на предмет изменений и с вздохом констатировал, что я ничуть не подрос с нашей последней встречи. А что я могу сделать, если, достигнув определенного возраста, мы уже не меняемся, по крайней мере, внешне, что и подтвердил Рилл, когда я представил светлых как своих друзей. Отчетливое изумление, проявившееся на его лице, заставило всю команду прыснуть со смеху.

Узнав, что у Рилла будет сын, я искренне порадовался, что вовремя привел Нарля. Теперь рождение маленького вампира будет абсолютно безопасно.

Все друзья забавлялись моими рассказами про Рокса, и про его эксперименты. Рилл, несмотря на показное возмущение, был искренне горд за своего брата, а я в который раз позавидовал ему, с огорчением глядя на улыбающегося Алина. Но тут появился гном, заставив всех в очередной раз пожалеть, что этот представитель одной из светлых рас последовал со всеми в поход. С другой стороны, с ним забавнее, когда он не просит завтрака, обеда или ужина (или и того и другого вместе).

Пришлось заказать ему тройную порцию, в знак извинения, что не позвали сразу. Когда Рилл с изумлением спросил, зачем так много, я наклонился к нему и шепотом сказал:

— Если меньше, то криков будет… Лучше сразу заткнуть ему рот надолго.

И действительно, немного посопев для важности, Гварт принялся за еду. Потом с интересом посмотрел на вампира и прошепелявил:

— Эхто хто?

Алин не выдержал и отвернулся, скрывая свой смех. Рилл тихо ухмылялся, потом протянул руку гному и произнес:

— Я Рилл. Друг Риана.

Гном недоверчиво посмотрел на клыки Рилла и тяжело вздохнул:

— Вампир? — дождавшись утвердительного кивка, он удовлетворенно пожал протянутую руку. Все остальные переглянулись. Я прочитал в глазах Кирра, сидящего напротив, закономерный вопрос: и в чем тут логика? — Я Гварт.

— Очень приятно, — в некотором ступоре сказал Рилл. Потом освободил свою руку и заказал у подошедшего трактирщика кувшин вина.

— Выпьем за знакомство, — хитро прищурившись, предложил гном. Вампир принял вызов, а я и Алин застонали:

— Опять пьянка!

Солен посмотрел на спорщиков, и кивнул:

— Придется остаться еще на один день.

— Предупреждаю, — заметила Тара. — Гварт очень много пьет.

— Поверь, Рилл не меньше, — простонал я. — А еще он любит втягивать всех окружающих в это дело.

У Алина заметно вытянулось лицо. Да и Ясень не выглядел особо счастливым. Друид поспешно начал копаться в своей маленькой сумке, а потом с удовлетворением вытянул из нее приличного размера закупоренный сосуд.

— Слава силам — взял, — выдохнул он.

— Что это? — с любопытством поинтересовалась Тара, пытаясь выхватить сосуд у старика. Но друид держал крепко.

— От похмелья, — выдохнул он.

Эльфы с удивлением посмотрели на него.

— А ты разве силой не можешь? — спросил Таль, потом покосился на отсевших за другой стол гнома и вампира. Вокруг них уже собиралась толпа, подбадривая криками.

— В том состоянии, я не только не уберу боль, но и прибавлю некоторые вещи, не подлежащие увеличению.

Все сглотнули.

— Знаешь, — сказал Алин. — Давай-ка ты мне этот сосуд. Я его уберу подальше.

Ясень пытался сопротивляться, но Солен мгновенно выхватил зелье и передал брату. Алин немного подумал и сунул сосуд мне. Я недоуменно взглянул на него.

— Убери в свою сумку.

Пришлось подчиниться, а потом нас позвали с соседних столов…

Я тихо застонал и сел на кровати, стараясь сдержать тошноту. Чтобы я еще раз так пил! И Гварту больше не позволю…

Недалеко послышался аналогичный стон. Я с трудом развернулся и узрел темного, развалившегося на своей кровати. О! Не одному мне плохо — это уже хорошо.

Попытавшись встать, я наткнулся на препятствие. Им оказалась красивая спящая вампирша, вольготно лежавшая рядом со мной. М-да. Хорошо видимо ночь провел.

— И не говори, — прохрипел Риан, отчего я обнаружил, что сказал последнюю мысль вслух. — Спать мне мешал. — Я смущенно покраснел. Некромант приподнялся с кровати и посмотрел на меня своими фиолетовыми глазами. Потом усмехнулся и произнес. — Ничего. Бывает.

— По собственному опыту видимо знаешь, — не удержался я.

— Что есть, то есть, — согласился маг, потом заозирался вокруг, попутно держась за больную голову. — Где моя сумка?

— Зелье, — просветлел я и принялся помогать в поисках. В итоге сумка нашлась под кроватью. Риан долго копался в ней, пока не достал заветный сосуд. Хлебнув, он скривился и протянул зелье мне. Я с опаской принял, но тут головная боль вновь вернулась, и я поспешно опрокинул в себя часть содержимого.

— Ну и вкус, — поморщился я, вернув сосуд. Затем удивленно приподнял брови. — Зато действует. — И вправду, боль унялась. Организм быстро пришел в порядок. — Пойдем помогать остальным, — прокряхтел я, натягивая вещи.

Риан последовал моему примеру, и вскоре мы стучались в соседние комнаты. В ответ нам донеслись сдавленные проклятья команды.

— Они что, там все? — удивился некромант. Я прислушался к голосам и утвердительно кивнул. — Ладно, — прокричал маг. — Тогда я вам зелье не дам.

За дверью послышался мат и звуки падения. Потом нас втащили в комнату и отобрали лекарство. Я со смехом и одновременно с сочувствием рассматривал помятых друзей, поминающих вампира и гнома, которые сейчас уютно спали в креслах, не реагируя на внешние раздражители. Риан злорадно взял кувшин с водой и выплеснул его на двоих зачинщиков. Те мгновенно открыли глаза и слажено застонали. Потом рванули в ванную.

Вылечившиеся же удовлетворенно наблюдали за свершившейся местью.

— Так их, — радовалась Тара, пытаясь пригладить вздыбившиеся волосы.

— Угу. По-хорошему их надо было еще, и оставить помирать так — мрачно произнес Кирр, глядя на себя в зеркало и ужасаясь своему внешнему виду.

— Не надо, — взвыли из ванной. Все расхохотались, а я с Рианом вышли в коридор и спустились вниз, решив заказать завтрак и распорядиться приготовить коней к поездке.

Вскоре собрались все, не исключая виновников, уже собранные, умытые и приведенные в должный порядок.

— Ну и кто победил? — не удержался Ясень.

Гварт и Рилл довольно переглянулись:

— Победила дружба, — произнесли они.

— То есть, они не помнят, кто первым свалился, — перевел Риан, вызвав возмущение у этих двоих. — Рилл, я был рад повидаться, но нам и вправду пора.

— Я понимаю, — чуть грустно улыбнулся вампир. — Может, ты когда-нибудь соизволишь появиться здесь не проездом, а в гости.

— Соизволю, — хитро прищурился некромант. — Ведь скоро будет новорожденный.

— Это да, — рассмеялся Рилл. — Передавай Роксу привет. И пусть только посмеет не приехать.

— Ладно, — и Риан обнял своего друга на прощание. Потом, не оборачиваясь, вышел из трактира. Кирр пошел расплачиваться с трактирщиком, а гном приглашал вампира посетить его дом в Подземелье. Рилл с радостью принял приглашение.

— Там уж точно померяемся силами, — подмигнули они друг другу. Потом вампир поцеловал руку зардевшейся Таре, пожал остальным на прощенье и произнес. — Приятно было с вами познакомиться, друзья. Я, от имени своего клана, приглашаю вас еще раз посетить эти земли, когда захотите. Вас будут ждать.

Все искренне поблагодарили. Потом пошли к коням, а я на мгновение задержался.

Рилл подошел ко мне и тихо произнес:

— Береги его, Алин.

Я кивнул, сразу поняв, о ком идет речь, и улыбнулся. Только в душе осталось удивление: почему Рилл обратился именно ко мне? Попрощавшись, я вышел, сел на своего коня и поехал за темным, продолжая размышлять. Перед глазами промелькнуло это фиолетовоглазое чудо с переменчивым характером, и я тепло улыбнулся. Он стал мне действительно другом. И я буду беречь его, Рилл.

Глава 14

Уже четыре дня как мы едем по вампирским землям. Все города приходилось огибать, останавливаясь в селениях с трактиром. Мозолить глаза знати вампиров мы сейчас не могли себе позволить. Мне еще жизнь дорога. Как своя, так и брата.

— К концу недели будем у границы, в лучшем случае, — хмуро просветил я. Хмуро — потому что Тара умудрилась заблудиться в небольшом лесочке, где мы остановились на привал. Так что вместо заслуженного отдыха, вся команда с проклятиями искала девушку среди плотно растущих деревьев. В итоге она нашлась на поляне, где мы оставили коней, и невинно жевала мясо. На вопрос: где мы так долго пропадали, все слажено зарычали. Таль со странным выражением глаз оглядывал девушку, на что Тара опасливо начала отступать к своему коню. Я же хмыкнул. Похоже, зеленоглазый лучник придумал какую-то гадость и, судя по вдохновленному виду Кирра, старший не откажет в помощи.

Еще утром мы выехали из уютного трактирчика, облагодетельствовав хозяина парой золотых монет. Запасы еды мы пополнили на небольшой ярмарке, проходящей в том селении. Правда, Алин был как-то странно встревожен. На расспросы Ясеня, он отвечал только беспечной улыбкой и ничего не значащими фразами. В конце концов, друид отстал от моего брата и поспешил «погрузиться» в другой слой реальности, где, по его словам, он мог общаться с природой. Кирр только тихо хмыкал, ехидно комментируя, что старик просто спит.

Тара, питавшая к друиду чисто родственные чувства, тут же кидалась на защиту Ясеня, при этом, поднимая такой шум, что друид просыпался и в довольно-таки едкой форме высказывал все, что думает по этому поводу. Солену приходилось успокаивать сестру, чтобы она не ринулась уже на Ясеня. А Гварт в то время тихонечко пытался проникнуть умелыми руками в продовольственный мешок, который висел у седла девушки. Я и Алин только переглядывались и качали головами, предпочитая не вмешиваться в этот дурдом. Все равно немного побесятся и успокоятся. Это уже не в первый, и даже не в десятый раз.

В общем, благодаря «умению» девушки, мы остались без отдыха, жуя обед на ходу и злобно поглядывая в сторону смущенной Тары. Она сперва сбивчиво пыталась извиниться, но потом обижено замолкла, заметив, что ее никто, кроме вредного гнома, не слушает.

Я поехал рядом с Алином, решив непременно узнать, что его так насторожило. У брата есть чутье на неприятности.

Алин, заметив мой решительный взгляд, вздохнул и сдался:

— В том трактире мне показалось, что один вампир слишком пристально нас изучает. Можно даже сказать, что он прикидывает, сколько сил нужно, чтобы справиться с нами.

— Гм, — я задумался. — Можно конечно поменять путь и идти другой дорогой, но это займет немало времени. Я верю, что тебе не просто показалось. Тем более что этого следовало ожидать. Как он выглядел?

— Вы о чем? — прислушался Солен. Остальные так же прекратили распри и насторожили уши.

— Светлые волосы, серые глаза, на вид — аристократ, — принялся перечислять брат.

— А вот это уже плохо, — пробормотал я.

— А именно? — поинтересовался Таль. — Нам что-то сейчас угрожает?

— Возможно, — признал я. — А точнее, я уверен. Если это был представитель знати, то нам будет плохо.

— Думаешь, нападут? — усомнился Гварт. Потом пошарил у себя за пазухой и вынул синий «пропуск». — А как же эти каменюки?

Как ни странно, но на это ответила Тара.

— У знати есть неприятное свойство, — нарушать правила в постоянной закономерности. Это я тебе как дворянка говорю.

— Это уж точно, — хмыкнул Кирр, намекая на вид девушки и ее род занятий.

— Короче, чем выше статус, тем больше они могут себе позволить — подытожил я. — Будьте готовы.

— Уже, — улыбнулся брат. И вправду, луки эльфов были приведены в боевую готовность. Гном любовно рассматривал свою секиру, а Солен демонстративно разминал мышцы, из-за чего тоненькая с семейным гербом повязка на плече порвалась и упала на носок сапога человека. Он приостановил коня и наклонился за потерей. Что его и спасло. Тихий свист, и металлическая звезда срезает прядь каштановых волос с головы побледневшего Солена и вонзается в дерево. — Ясень! Щит! Быстро!

Последующий шквал метательного оружия застыл на мгновение в воздухе, а потом обрушился на землю. Я быстро соорудил дополнительный щит и послал в гущу деревьев серое облако. Все, что попадалось на его пути, растворялось и исчезало. Может и не особо гуманно, но зато действенно. Все равно долго не продержится.

Послышались первые крики и боли, но вампиры не отступили.

— Быстрее, — крикнул Алин. — Можно вырваться.

Вся наша компания, без исключения, рванула вперед, подстегнув коней. Айс встревожено всхрапнул, когда тонкий кинжал пролетел мимо его носа, но не стал останавливаться. Умница мой. За что я его люблю, так это за безоговорочную преданность и искреннюю симпатию ко мне. Таких коней-хьярдов получить очень сложно, но все же возможно. Айса помог приобрести Эзар, правда, предварительно вытряхнул из меня обещание достать ему ко дню рождения очень желаемое яйцо дракона. Не скажу, что было легко, но достал.

— Влево, — крикнул Алин, и я, не задумываясь, выполнил команду. Брат вывел нас к замеченному им сооружению, похожему на храм. На очень давно заброшенный храм. — Внутрь.

Мы въехали в темный зал прямо на конях, благо высота прохода позволяла. Таль и Солен синхронно спрыгнули на пол и кинулись к толстым створкам двери, стремясь огородиться от стрел и другого дальнобойного оружия. Кирр немного подумал и отправился помогать, видя, что старое, рассохшееся дерево и не думает двигаться с места.

Втроем им удалось закрыть дверь на засов, после чего все облегченно вздохнули, а я и Ясень убрали щиты. Друид вызвал шарик света, осветивший всех вокруг.

— Н-да, — шумно выдохнул Гварт. — Та еще погоня.

— А можно глупый вопрос? — не вытерпел я. — Какого крелла мы заперлись в этом храме? Думаете, вампирам надоест нас осаждать?

— Наивно на это рассчитывать, — согласилась Тара. — Но у нас не было выбора. — Я вопросительно посмотрел на нее. — Конь Гварта подвернул ногу.

— Перелома нет, — возвестил Ясень. — Но хромать будет долго, если сейчас не взяться.

— Ну, так действуй, — рассеяно сказал Алин, внимательно прислушиваясь к происходящему снаружи. Я же, наконец, оглядел место, куда мы попали. А, ничего интересного. Храм, он и есть храм. Статуи бога уже нет — то ли сломали, то ли украли. На полу у дальней стены приличного размера каменный алтарь, в виде круга. Кирр сейчас с интересом изучал рисунки, выполненные на нем. Окон нет, стены голые, слева от алтаря есть неприметная дверь в подсобные помещении. Вот собственно и все. — Забавно. Они даже не пытаются выломать дверь.

— В этом нет ничего удивительного, — заметил Кирр. — Я в свое время увлекался историей храмов разных религий, так что с уверенностью могу сказать, что двери невозможно вышибить.

— Интересно, почему. Магия? — заинтересовался я. — Как же она так долго продержалась?

— Скорее это вера, — пожал плечами голубоглазый эльф. — Жрецы этого места свято верили, что храм неприступен. И он стал таким. Вера так просто не уходит, даже если место заброшено.

— Мне б так, — посетовал Солен. — Надо будет сказать отцу, пусть поверит в надежные укрепления нашего родового замка и перестанет гонять меня на поиски новых оборонных изобретений.

Все тихо рассмеялись над искренним негодованием человека. Тара подошла к брату и положила руку ему на плечо.

— Ничего. Тебя хоть так гоняют. Меня ж заставляли танцевать в ворохе кружев, бантов, запихивая ноги в тесные неудобные туфли. Вот уж где пыточный инструмент.

— Думаю, у каждого найдется что-то в прошлом, о потере которого не стоит жалеть — улыбнулся Алин. А я с ним молча согласился. Еще как есть. К сожалению, у тебя Алин есть в прошлом и то, что терять не надо было, но ты в этом не виноват.

— Я закончил, — возвестил из своего угла друид, устало поднимаясь на ноги. Посох медленно гас, повинуясь желанию старика. — Гварт, в следующий раз будь внимательней, и следи, куда направляешь своего коня.

Сконфуженный гном что-то тихо буркнул себе под нос, заставив всех с трудом подавить смешки.

— Ну, и что будем делать дальше? — поинтересовался Таль. Все переглянулись и как по команде уставились на меня.

— Эй! А я то тут причем? — искренне возмутился я. — Думаете, вампиров так легко убить? Их там больше десятка!

— Никто не просит тебя их убивать, — Тара подошла сзади и аккуратно обняла со спины. — Ты ведь придумаешь, как нас отсюда вытащить?

— А есть другая кандидатура? — язвительно поинтересовался я, с вздохом устраиваясь на полу и вытягивая ноги. — Я подумаю.

— Вот и отлично, — повеселели все. Таль устроился рядом со мной, попивая купленное в трактире вино из бутылки. Я некоторое время смотрел на него, а потом перехватил очередное движение руки эльфа и отобрал посудину.

— Со старшими надо делиться! — поучительно сказал я, припадая к горлышку. М-м! А хорошее вино, ведь.

— А сколько тебе лет? — полюбопытствовал Кирр. Алин, копавшийся в своей сумке, на мгновение приостановился и обернулся.

— Почти семьдесят, — ответил я. Брат замер, а потом удивленно покачал головой.

— Надо же. Мы с тобой ровесники.

— Да ну, — поразилась Тара. — Я, конечно, знаю, что вы живете очень долго, но все равно непривычно смотреть на вас и думать, насколько мы с братом маленькие по сравнению с вами.

— А ты и не думай, — безмятежно отозвался Кирр. — Меньше головной боли получишь. Тут у меня один человек постоянно интересовался, сколько мне лет, с переводом на человеческие мерки. Ну, как я могу сказать, если мы бессмертны?

— Так бы и сказал, — хмыкнул гном, бесхитростно уминая продукты. Изредка, он подкидывал то мясо, то овощ Солену, который со странным смехом принимал свою долю.

— А я и сказал, — развел руками эльф. — Тогда он решил проверить мои слова в действии.

— Вызвал на поединок? — не поверил я. Мда. Подобную глупость можно было ожидать.

— Угу — подтвердил Кирр.

— Ну, поскольку Солен еще с нами и жив, то поединок не состоялся?! — скорее утверждая, чем вопрошая, произнес я. Все кроме Кирра и меня пораженно уставились на покрасневшего воина.

— Хе, чего только не узнаешь о своем брате, — не выдержала Тара. Наша команда расхохоталась.

— Ну, думаю сейчас Солен не станет кидаться на всех бессмертных, — глаза друида лучились искренним весельем и добротой.

— Не стану, — буркнул человек. — Того раза хватило.

На все расспросы, что же все-таки произошло, и он, и эльф отвечали философским молчанием.

— Ладно. Дождемся ночи и будем прорываться, — вздохнул я, устраиваясь на полу. Гварт додумался улечься на алтаре, заявив, что на полу поддувает… ПОДДУВАЕТ??

— Откуда сквозняк? — метнулся я к нему. Алин понял мою тревогу и мгновенно обнажил мечи. В ту же секунду предо мной метнулась черная тень, получившая порцию стали в живот. Вампир только злобно оскалил клыки и выдернул кинжал, послав его в меня. Поймав свое собственное оружие в воздухе, я встал спиной к неготовым друзьям и занял оборону. Рядом, прикоснувшись ко мне плечом, стоял брат.

Гном за нашими спинами метнулся к своему мешку и вот уже скоро вся команда, где успешно, а где и не очень, отбивала атаку передового отряда.

Поняв, что так ничего не добьюсь, я убрал кинжалы обратно и легко взмахнул рукой. Серебристо-черная цепочка не замедлила появиться, отразив направленный на меня удар. Оружие вампира было отброшено в сторону, а голова того же, покатилась прочь. Алин добивал второго. Эльфы методично стреляли, стараясь попасть в глаза, но, заметив, что толку очень мало, взялись за легкие клинки.

— Риан, — крикнул Алин. — Помоги Таре и Ясеню.

Я оглянулся и заметил, в каком бедственном положении находятся те двое. Ясень практически не умел сражаться, и помогал девушке, защищавшей его, только магией. Все металлические снаряды отражались от купола над Тарой. Но это все, что мог сделать друид. Его умения были направлены на лечение, а не на умерщвление.

Эх! Где-то тут у меня были…

Два ножа, кувыркаясь в воздухе, вонзились в основание черепа вампира, наседавшего на Тару. Девушка воспользовалась моментом и лихо отрубила голову противнику, после чего устало улыбнулась мне.

В это время я едва успел отодвинуться в сторону, весьма чувствительно получив по спине локтем отвернувшегося вампира.

— Осторожно, — Алин отбил два удара, предназначавшиеся мне, а потом прикончил последнего из нападающих. — Ты в порядке?

— Угу — я, скривившись, потер поясницу и поспешил в том направлении, из которого показались вампиры. — Нужно перекрыть ход.

Таль и Солен поспешили за мной, оставляя остальных стаскивать убитых в одну кучу.

Я обыскал все помещения, пока не нашел раскрытый ход в стене маленькой комнатки.

— Помогите закрыть, — скомандовал я, и мы втроем напрягли мышцы, толкая тяжелую плиту. Наконец, она с тихим щелчком встала на место. — Так, а теперь в сторону.

Я начал плести небольшую «паутинку» одновременно напевая слова заклинания. Эзар всегда удивлялся тому, что вместо слов, у меня получается песня. Но эффективность от этого ведь не страдает?! «Паутинка» разрослась и мягко засветилась чуть голубоватым светом, крепко прилипнув к стене и перекрыв место хода.

— Ну, вот — отряхнул руки я. — Здесь теперь не пройдут.

— Но?… — многозначительно посмотрел на меня Солен.

— Но это не значит, что они не найдут другого прохода, — отрезал я.

— Мы были слишком беспечны, — признал Таль, когда мы возвращались обратно. — Ту дверь может и не сломить, но ведь есть и другие способы…

— А что делать, — услышал наши слова Алин. — Хвала силам никто и нас не пострадал. — Тут брат посмотрел на меня и беззлобно усмехнулся. — Ну, разве что гордость Риана.

Солен фыркнул от смеха, а Гварт не преминул заметить, что моей гордости ничего не угрожает. Она, дескать, настолько распухла, что никакие удары ей не повредят. Я хмыкнул, но спорить не стал, только, глядя в потолок, невинно промолвил:

— Ну, по крайней мере, ей не грозит лопнуть, как твоему набитому животу.

— Как? — гневно воскликнула Тара. — Он умудрился изничтожить половину запасов?! Где мы теперь их возьмем? Больше поселений не будет!! Ну, все! Я долго терпела!.. — и она погналась за улепетывающим гномом, держа в руках какую-то бутылочку. — А ну стой! Все равно догоню!..

— А вот и не догонишь, — весело скакал через алтарь Гварт. И откуда в нем столько прыти?

— Что это у нее? — спросил я у Ясеня.

— А я разработал специальное зелье, — прищурился друид. — Гномов мало что берет, но это слабительное отобьет охоту есть так много, на несколько дней уж точно, если не на неделю.

— Ну да, — согласился я. — Запасы будут спасены, а как насчет нас?

— А в чем дело? — искренне удивился высокий старик, смотря на меня сверху вниз.

— Гм! Мы его у каждого куста ждать будем?

Алин не выдержал и расхохотался, чуть не упав на меня, а гном, узнав, что ему предстоит, взвыл и начал передвигать ногами с утроенной скоростью.

— Не хочу, — орал он, в последний момент избегая хватки рук девушки. Кирр, что-то с интересом рассматривая на потолке, дождался, когда гном будет пробегать мимо него, а потом легким и изящным движением выставил ногу вперед. Кувырок Гварта по полу и последующий хищный прыжок Тары, поразили всех. Никогда не видел, чтобы человек и гном так двигались.

— Вот она, — обещанная расплата — глубокомысленно промолвил Таль, наблюдая, как Тара пытается разжать намертво стиснутые зубы гнома, одновременно откупоривая бутылек.

— Открой ротик — излишне ласково попросила девушка.

— М-м-м!!! — отчаянно замотал головой Гварт. Но тут Тара не выдержала и резко двинула гному под дых, отчего тот разинул рот, пытаясь вдохнуть. Девушка тут же воспользовалась предоставленной возможностью и влила в горло гнома темно-зеленую жидкость. Даже я передернулся, а Гварту это проглотить придется…

— Ну, вот и молодец, — мягко слезла с гнома Тара. — Теперь сотню раз подумаешь, прежде чем действовать так необдуманно.

— А не слишком ли жестоко? — спросил Солен, глядя на съежившегося гнома.

— Нет, — отрезала девушка. — Вот когда через два дня провизия кончится, тогда и поймешь. А охотиться нам некогда.

— Гм, — подал голос я. — А как насчет результата? Мы же, в конце концов, не на прогулке…

Все помрачнели, вспомнив, что за стенами нас ожидают обозлившиеся вампиры.

— Результат будет только через несколько часов — сообщил Ясень.

— И кстати, уже стемнело — мимоходом отметил Кирр. — Мы умеем чувствовать время — заметив удивленный взгляд Тары, пояснил эльф.

— Тогда за дело, — выдохнул я.

Я с какой-то смесью сочувствия и злорадства наблюдал за гонкой Тары, стремящейся напоить Гварта слабительным. На совершенно справедливые слова Риана, что ждать потом гнома нам будет не с руки, я ответил веселым смехом. Ясень чуть смутился и ненадолго задумался. Гварт же только прибавил скорость, огибая всех друзей, и прячась за ними как за щитом.

Гм, не ожидал от Кирра, хотя… ах! Какие движения! Если бы в бою Гварт так уходил от ударов, а Тара настигала врага. Надо будет заняться с ними подготовкой.

— Открой ротик, — вся команда, едва сдерживая улыбки, наблюдала за совершающимся наказанием. — Ну, вот и молодец.

Тут Риан напомнил всем о нашем бедственном положении, окончательно изгнав все веселые мысли из голов присутствующих.

— Уже стемнело, — сообщил всем Кирр. Ну, да. Особенностью этих лесных существ являются так называемые «внутренние часы». В любое время эльф знает, который час, день, и по нарастающей.

— Тогда за дело, — выдохнул Риан, а я с любопытством посмотрел на него.

— Ты что-то придумал?

— Угу, — кивнул маг.

— И что же? — встряла Тара. Она и Таль сейчас ускоренно собирали вещи, стараясь сделать их покомпактнее. Кирр и Ясень занялись лошадьми, кормя их овсом, припасенным на всякий случай. Воду налить было некуда, так что коням придется терпеть до ближайшей реки.

— Сейчас, когда все соберутся.

Наконец, все дела были сделаны, и даже Гварт, узнав, что в ближайшие часы с ним ничего не будет, соизволил подняться и приблизиться к нам, стараясь держаться подальше от Тары.

— Я выхожу первым, — начал Риан. Я хотел, было возразить, но был остановлен легким жестом. — Затем, через несколько минут, по моему сигналу, вы выводите коней, и мы быстро скачем отсюда.

— Ты хочешь сражаться один? — скептически спросил Таль.

— Нет. Но, в крайнем случае, не хочу, чтобы моя магия задела вас. Да, кстати, не высовывайтесь из-за двери, и вообще лучше закройте глаза.

— Почему? — недоуменно спросил Солен.

— Все вопросы потом, — отрезал Валериан. — Если выберемся.

Мы двинулись к двери, аккуратно снимая с нее засов. Когда это удалось, Риан встал напротив нее и кивнул нам, давая знак отойти. Я с тревогой смотрел на темного. Вампиры очень хорошие воины, это я уже успел узнать. Как он собирается справиться один? Надеюсь, он знает, что делает.

— Да не переживай ты так, — тихо шепнул мне Ясень, одновременно делая взмах жезлом. Его глаза, а так же глаза Солена и Тары засветились в темноте. Люди кивком поблагодарили друида, так как магический светильник пришлось погасить. — Риан не из тех, кто понапрасну рискует жизнью.

Я подивился поддержке друида, но смолчал, тем более что Риан принялся за дело.

Повинуясь взмаху его руки, двери резко распахнулись, чуть не задев коня Таля. Риан мгновенно выскочил за створки, захлопнувшиеся за ним. Снаружи послышались крики и ржание коней. Айс тревожно дернул ухом, но потом успокоено замер. Я дернулся было к двери, но она сама распахнулась, представив нашим глазам темную фигуру некроманта.

— Быстро, — крикнул он, запрыгивая на Айса. Никто медлить не стал. Вскоре восемь всадников уже скакали прочь от храма, чуть не ставшего смертельной ловушкой.

Когда мы двинулись, мозг успел отметить семь трупов, лежащих у храма. И как Риан смог так быстро? При этом не получив ни одной царапины! Э! Ну, почти. Поравнявшись с магом, я заметил на его пальцах кровь. Странно, что порезы так симметричны.

Риан посмотрел на меня и улыбнулся. От его улыбки на душе посветлело. Странно, что он стал так относиться к светлым, но докапываться до причин не стану. Когда маг решит, он сам все скажет.

Я посмотрел на дверь и решительно отбросил все ненужные мысли. Я справлюсь. Если все получится… если я все правильно рассчитал… если… как же много этих «если».

Створки легко повиновались заранее наложенному заклинанию, активизированному взмахом руки. Я быстро выскочил за них, одновременно создавая мой излюбленный прием. Раз, два… вспышка!

Яркий свет разлился вокруг, ослепляя семерых вампиров уже двинувшихся ко мне. Мои же глаза отличались особенной устойчивостью к разным сменам обстановки. Так что сомкнутых век было достаточно, чтобы уберечь зрение.

Отлично. После ночной темноты, да яркий свет… думаю, вампиры надолго дезориентированы.

А вот теперь самое неприятное. На этих вампирах, в отличие от предыдущих в храме, имелись кольчуги, созданные, если я не ошибаюсь, темными эльфами. Значит цепь мне сейчас не помощник, так что придется задействовать природное оружие. Эх. Будет больно.

Когти, повинуясь импульсу, быстро выползли из пальцев, прорывая кожу. На свет показались черные полумесяцы с идеальной заточкой, блестя кровавыми каплями.

В наступившей темноте, я тенью метнулся к вампирам и быстрыми движениями оборвал их жизни. Все вышло так, как я и задумывал. Остальные преследователи остались у тайного входа, вполне резонно ожидая, что мы попытаемся прорваться через него.

Так! А теперь пора забрать остальных и двинуть отсюда, пока вторая часть группы не прибежала на шум и не убила вашего покорного слугу. Ах, да! Чуть не забыл. Нужно спрятать когти. По хорошему надо было бы еще и кровь вытереть, но времени…

— Быстро, — крикнул я, распахивая дверь. Все светлые смотрели на меня с искренним облегчением, словно не веря, что я остался жив. Но медлить не стали. Вот что значит выучка. Секунда, и все уже в седле, пришпоривают коней. Жизнь всему научит. Даже гном заскочил на своего чернявого с такой сноровкой, что просто не верится. В моем лесу он долго и потешно карабкался, а сейчас действует не хуже девушки, с детства занимающейся верховой ездой. С другой стороны, страх — тот же катализатор, как сказал бы Рокс.

Алин с непривычной заботой посмотрел на мои окровавленные пальцы. Я с теплом и благодарностью ответил на его взгляд.

— Все в порядке, — сказал я, бросая на дорогу несколько сжатых комков силы. Если что, то они на время задержат вампиров. — Сейчас я попытаюсь остановить погоню. Ясень!

— Что? — отозвался друид, сравнивая своего коня с Айсом.

— Сможешь запутать следы? Мы же сейчас в лесу.

— Постараюсь, — проворчал старик. — Но для этого нужно сосредоточение, а не скачка.

— Я помогу, — показался рядом Кирр.

— Вот и хорошо. Скоро остановимся и дадим вам время. Немного, правда.

— Если мы не сделаем все за пять минут, то тогда вообще можно не рассчитывать на лес — с ухмылкой заверил эльф.

— Вот утешил, — проворчала Тара.

— А я что, — развел руками голубоглазый, едва не свалившись с коня. Под строгим взглядом Алина, он умолк и прибавил скорость.

Отъехав как можно дальше, мы остановились. Кирр и Ясень выскользнули из седел и прислонили ладони к ближайшему дереву.

— А ты чего не помогаешь? — спросил Солен у Таля.

— Я еще этого не проходил, — с вздохом признал младший лучник. — Только через два года мне будут преподавать способы взаимодействия с лесом.

— Ага, — злорадно произнес Гварт. — Маленький еще!

Таль сверкнул зелеными глазами, но не поддался на провокацию, заметив мой сочувствующий взгляд. Помню, как сам бесился в детстве. Кровь горяча была — хотелось изучить побольше боевых заклятий. Естественно Эзар сперва требовал особой подготовки, а на мои возмущения отвечал, что я еще маленький. Правда, он меня ни разу не поймал при тайном проникновении в библиотеку, с целью изучить запретные мне на то время заклинания. Хотя как-то застукал меня, когда я пытался воспользоваться вызовом существа из нижних миров. Ой, как он мне уши надрал…

Я криво усмехнулся и машинально прикоснулся к кончикам ушей, сквозь время ощущая жгучую боль.

— Что, приятные воспоминания? — понятливо спросил Алин.

— Угу — буркнул я, и невольно улыбнулся.

— Я и сам в свое время ко многому не допускался, — сообщил брат, весело глядя на меня топазовыми глазами.

— И это тебя остановило? — полюбопытствовал я.

— Ага — усмехнулся Алин. — Так же как и тебя…

Мы тяжело вздохнули, вспомнив нелегкое обучение. Но вся жизнь состоит из уроков. Так что не стоит жаловаться, да я и ни о чем и не жалею… почти.

— Получилось! — возликовал старший эльф, отрываясь от дерева. — Лес согласился помочь.

— С чего это? — подозрительно посмотрел на него Солен. — А цена?

— Экий ты недоверчивый, — усмехнулся друид, но потом опустил глаза. — Ценой станет обещание не вредить лесу.

— Ну и что в этом такого? — недоуменно пожала плечами Тара.

— Как что? — возопил Гварт. — А готовить на чем будем? И что именно? Ни дичи, ни дров теперь не взять!

— Хм, — задумалась девушка.

Алин тем временем посмотрел на Кирра.

— Лес уведет погоню?

— Угу! — кивнул эльф, усаживаясь на землю, и опираясь спиной на шершавый ствол. — Попутает немного, а потом выведет к тому селению. Убивать вампиров он категорически отказался.

— И на этом спасибо, — проворчал я. — А теперь, если ни у кого нет возражений, я — спать.

Возражений не нашлось. Установив сигнальный и защитный круги, команда с блаженством рухнула на постеленные одеяла. Правда, посреди ночи меня разбудил шустро вскочивший Гварт. Секунда, и вот он бежит к густым кустам. Я только усмехнулся и закрыл глаза.

Глава 15

— Вот так всегда, — ворчал Гварт наутро. — Почему за все страдаю именно я?

— Потому что и пакостишь именно ты, — злорадно потерла руки Тара.

Я с некоторым сочувствием глядел на уставшего, не выспавшегося гнома и вздохнул. Себя мне жалко еще больше. Слушать его ворчание — это просто пытка какая-то. Кстати, надо будет взять на заметку новый способ… Вон друид уже готов позабыть все клятвы и прибить этого надоедливого коротышку, специально отирающегося рядом со стариком, нудя что-то мерзким голосом.

— Ясень, — простонал Алин, едва сдерживаясь, чтобы не запустить чем-нибудь тяжелым в гнома. — Дай ты ему уже противоядие… или яд.

— Второе предпочтительнее, — буркнул Таль, которому не повезло ехать рядом с гномом. — Могу даже подержать, пока вы вливаете.

— Позвольте отказаться, — высокомерно произнес гном, задрав подбородок, из-за чего его борода, заплетенная в две косы, смешно встопорщилась. Тара и я не сумели сдержать смешка, поэтому поспешно отвернулись. Гварт обижено вскинулся, отчего рыжая коса приподнялась в воздухе и хлопнула его по лбу, заставив свести черные глаза у переносицы. Теперь отвернулись и все остальные, зажимая руками рот.

— Короче, — успокоился Солен. — Дайте ему это креллово зелье. И наш путь станет намного легче.

— Действительно легче, — ехидно подтвердила Тара. — Гварт не преминет уменьшить груз нашего продовольствия.

Ясень подтянул свою сумку к животу и начал копаться в ней.

— Где-то тут, — приговаривал он под светившимся надеждой взглядом гнома. — Я точно помню, что клал его сюда… ох, извини, Гварт, кажется, я его забыл…

— Что?? — взвыл гном, вцепившись в балахон друида. — Что ты сделал?

— Да ладно, ладно, — посмеиваясь, высвободился из хватки старик. — Вот держи — и он протянул гному бутылек с чем-то прозрачным и немного вязким. Гварт поспешил откупорить и выпить залпом все содержимое, после чего только услышал. — Пить надо маленькими порциями, иначе…

Что «иначе» гном не стал дослушивать. Резко остановив коня, он бросился в ближайшие кусты, во весь голос проорав что-то нелицеприятное в адрес друида.

— И что это было? — недоуменно поинтересовался Алин. Все заинтересованно посмотрели на улыбающегося друида.

— Это зелье ускоряет выведение из организма всех вредных веществ, к коим и принадлежит то прошлое. Если бы Гварт пил маленькими порциями, до завтра бы полностью излечился, совершенно незаметно к тому же, а так излечение пройдет за полчаса.

Некоторое время все молчали, а потом расхохотались. Я утирал слезы, поражаясь мстительности друида. На будущее надо будет запомнить, что лучше не злить этого почтенного старца. Себе дороже.

Пришлось ждать гнома, старательно делая вид, что не слышим все его мысли о нас любимых.

— Гварт, — крикнул Солен. — Мы тоже тебя любим, но не мог бы ты побыстрее.

Кирр тихо прыснул, но тут же придал лицу скорбное выражение, из-за чего рассмеялся уже Алин.

— Тихо, — цыкнула на них Тара. — Наш бедный гном и так мучается…

— Сама помолчала бы, — огрызнулся из кустов гном, прекрасно слыша все, что происходит.

— Я же хотела как лучше, — с наигранной обидой надула губки девушка.

— Ага. И для этого влила в меня эту гадость. Так, по доброте душевной.

— А как же.

Я уже сполз на землю, опираясь на ствол дерева. Сил смеяться не было, так что я только ехидно улыбался. Правда улыбка быстро сползла с лица, когда я вспомнил, что нас ожидает дальше. Уже завтра мы окажемся в так называемых «ничейных» землях. Там не могут жить ни светлые, ни темные. Никто не знает, как именно образовались эти места, но факт остается фактом — хозяина у них нет, да и желающих занять этот статус, тоже. Мало кто проходил через эти земли и оставался в живых. Хотя светлым это не особо грозит. Сами очевидцы утверждали, что опасность подстерегает именно темных, но причину никто не знал. Эх! Везет мне…

— Что загрустил? — спросил Алин, изящным движением садясь рядом.

— Опасаюсь нашего дальнейшего маршрута, — признал я.

— Ну и правильно. Отсутствие страха показывает, что существо либо дурак, либо самоубийца. Его малая доля способна спасать жизнь.

— Угу. Но от этого не легче.

— Расскажи, что нас дальше ждет, — попросил брат, задумчиво глядя на спутников, что меланхолично бродили по поляне.

— А дальше нас ждет полная за…

— Я понял. Можешь не продолжать, — поспешно произнес Алин. — Но хотелось бы поконкретнее. — Я ехидно взглянул на брата. — Не в этом смысле. Давай без шуток.

— Почему и нет, — пожал плечами я. — Ничейные земли никем не изучены. Представляют собой скопище самых «приятных» сюрпризов для путников. Пройти все земли можно за день. Происхождение неизвестно. Наличие живых существ, проживающих там — неизвестно. Качество подстерегающих опасностей…

— Неизвестно, — подхватил брат.

— Только ясно, что их крайне не мало, — уточнил я. — И каждый раз они новые. Правда, говаривали, что несколько человек прошли совершенно спокойно, не подвергаясь никаким угрозам, но через несколько дней они умерли от неизвестной болезни, что не вызывает оптимизма.

— М-да. Ситуация, — потер подбородок брат.

— И еще какая, — уныло подтвердил я.

— Кончай хандрить, — бодро хлопнул меня по плечу Алин. — Ничего не попишешь. Идти надо.

— Вот и я о том, — вздохнул я, но невольно улыбнулся, заражаясь хорошим настроением светлого близнеца. — Расскажи о себе.

— А что я могу рассказать, — задумался Алин. — Я сын богатого и влиятельного валара. Детство провел один. Все родственники поражали своей лицемерностью и показным величием. Единственным интересным собеседником был мой дед, но с ним я виделся столь редко, что практически ничего о нем не знаю. В шестнадцать я отправился в Академию воинских искусств. Помимо военной премудрости, там преподавали историю, дипломатию, политику и прочую «нужную» для жизни вещь. Затем я попутешествовал по миру. Бывал у гномов, эльфов. Друиды к себе никого не пускают. К темным тоже не совался. Разве что в твоем лесу побывал, — усмехнулся брат. — Вот теперь и у вампиров отметился.

— А как с личной жизнью? — лукаво спросил я. Но Алин неожиданно помрачнел.

— Уже никак, — отрезал он. И замолчал. Я тоже задумался. Что же произошло, что Алин так реагирует.

— Что случилось? — мне даже стало больно оттого, что брат держит в себе что-то, что постоянно омрачает ему жизнь. Алин резко повернулся ко мне и хотел что-то сказать, но вдруг замолчал и просто смотрел мне в глаза. Потом опустил взгляд и тихо сказал:

— Я любил одну девушку. Уже решил создать семью, но отец решил, что мы не пара — горько усмехнулся брат. — Тогда я не мог противиться, хоть и пытался. Лира узнала о наших разногласиях, но не стала давить на меня, ожидая, что я сам все решу. А я… — тут брат надолго замолчал. Я уже решил, что больше ничего не добьюсь, но Алин внезапно продолжил. — Я на какое-то время забыл о ней. Я не знаю, как это произошло, ведь я так любил ее, но месяца два в моей голове даже не появлялся ее образ. Мы как-то виделись на улице, но я не узнал ее — я вздрогнул, представив реакцию девушки. Алин это заметил и чуть кивнул. — Да. Она решила, что я отказался от нее, поэтому уехала к родителям. Через месяц после встречи, я словно проснулся, и с ужасом осознал, что именно произошло. Естественно, я бросил все и поехал в лес…

— Лес? — удивленно переспросил я.

— Да, — грустно улыбнулся Алин. — Лира была эльфийкой. Когда я приехал, ее родители сообщили мне, что их дочь умерла. Когда она прогуливалась по лесу, пытаясь справиться с горем, кто-то напал на нее и убил — Алин тяжело вздохнул, а я положил руку ему на плечо. Брат наклонил голову и чуть потерся лицом о мою руку. Такой простой и обычный жест доверия у валаров, но я же сжался, почувствовав легкую боль. Узы родства в очередной раз сумели прорваться, пусть и на короткое время, но это чувствительно отдалось по всему телу. И судя по тому, как вздрогнул Алин, он тоже почувствовал. Хотя, стоп. Он должен чувствовать, а я то нет! Ведь память заблокирована у него. Так почему его боль передалась мне? Вот она — легендарная связь близнецов!

— Что это было?… — начал он, но тут Гварт выполз из-за кустов и проворчал:

— Надеюсь, больше такого не будет? А теперь я бы перекусил.

Тара не стала спорить и быстро подала гному требуемое, решив, что после такого, жест щедрости просто необходим. Гварт быстро умял все предложенное, но благоразумно воздержался от просьбы добавки. Ну, хоть чему-нибудь научился.

— Потом поговорим, — посмотрел на меня Алин.

— Угу. Когда будет время, — легко согласился я, прекрасно понимая, что свободное время у нас будет еще не скоро. Брат нахмурился, словно разгадал мои мысли, но все же улыбнулся.

— Спасибо, что выслушал, — вдруг сказал он. Я только сощурился.

— Да не за что… хотя нет, есть — и я увернулся от шутливого подзатыльника развеселившегося Алина.

Успокоившись, я задумался. Эта странная потеря воспоминаний о Лире очень похожа на выборочное забвение меня, как такового. Неужели Варг решился на это, хотя о чем я говорю. Так бесцеремонно вмешиваться в жизнь своих сыновей — это его отличительная черта. И чем ему девушка не угодила? Скорее всего, ее положение в обществе не так высоко, как задумывал отец для своего старшего сына. Или же у него были другие планы насчет женитьбы брата. Убийство Лиры наверняка его работа. Насколько я знаю, после первичного воздействия на память, все последующие разы будут более ослаблены, так что надолго изгнать из памяти Алина эльфийку было невозможно. Поэтому преграду надо было убрать. Это довольно легко, раз она приучилась гулять в одиночестве. Вот и получаем в результате жестокости и расчетливости отца: невинную жертву и разбитое сердце.

Хм, возможно, что в этом есть и политические причины. Надо будет, потом уточнить, кем были родители Лиры. Может они как раз из очень влиятельной семьи, а Варг не терпит соперников, тем более эльфов.

— Ну, мы едем или нет? — недовольно спросил Таль, отрывая меня от размышлений. — Знаете, мне все же не по себе, когда совсем рядом с нами бродит отряд вампиров.

— Мне тоже, — признала девушка, легко заскакивая в седло.

— Что ж поделаешь, — развел руками я. — Надеюсь, лес не обманет, и не выведет их к нам.

— Не обманет, — с твердой уверенностью сказал друид. Он в последние полчаса с любовью возился с животными, протирая коням спины, и кормя их сахаром, каким-то чудом завалявшимся у него в сумке.

Я перевел взгляд на Кирра, и тот подтвердил кивком, тогда все успокоились и отправились в путь.

Когда все потешались над ворчащим и ругающимся гномом, Риан вдруг стал серьезным. Я встревожился. Темный редко беспокоится без повода.

— Что загрустил? — поинтересовался я, присаживаясь рядом с ним.

— Опасаюсь нашего дальнейшего маршрута, — ответил Риан, чуть склонив голову. Я постарался его успокоить, но потом задумался. Лучше сразу знать, что нам предстоит. На мой вопрос Валериан не преминул высказать реальное положение дел. Пусть и не столь красивыми словами, как ему пристало, но зато емко.

— Хотелось бы поконкретнее, — тут лицо мага приняло самое ехидное выражение, какое только смогло, и я поспешил прибавить — не в этом смысле. — А то еще выскажет все подробности в том же ключе. Даже Тара позавидует.

Риан пожал плечами и рассказал, что нас ждет. Я внимательно выслушал, а потом мысленно признал, что первые слова некроманта были более точны: мы действительно в большой з… Неизвестность зачастую намного опаснее, чем конкретный враг. А о ничейных землях неизвестно практически ничего. Хотя мне кажется, что Риан чего-то не договаривает.

— Расскажи о себе, — попросил вдруг темный. Я сперва опешил от такой смены, но потом согласился. Почему бы и нет. Ему я могу рассказать. Почему-то я уверен, что Риан поймет все.

Я коротко рассказал о своей жизни, стараясь, чтобы в моем голосе не прорывалась горечь. Я был действительно одинок.

— А как с личной жизнью? — хитро прищурившись, спросил Риан, при этом, сам того не сознавая, он умудрился затронуть самую больную тему.

— Никак, — отрезал я, с головой погружаясь в воспоминания. Но Риан вырвал меня.

— Что случилось? — тихо спросил он. Я повернул голову к нему, собираясь резко поставить на место, но замер. В фиолетовых глазах Риана отражались искреннее сочувствие и боль. Именно эта боль меня и поразила. Словно маг чувствует все, что со мной происходит. Чувствует и сожалеет оттого, что не может помочь. Почти прозрачная кожа, подчеркивала печальные потемневшие глаза. Волосы черным покрывалом лежали на плечах и спине. Я вздохнул и прикрыл глаза, после чего решился.

— Я любил одну девушку…

Рассказ не занял много времени. Риан слушал внимательно, только раз прервав меня, спросив про лес. То, что моя любимая оказалась эльфийкой, его весьма удивило. Так же я отметил, что при моих словах о странном забвении, Риан нахмурился, словно уже был знаком с таким.

Рассказывая, я сам все больше погружался в свои мысли. Что было бы, если бы я сразу, не медля, сочетался браком с Лирой. Тогда она была бы жива. И сейчас была со мной. Моя нерешительность сыграла ужасную роль.

Я не сразу осознал, что нечто легкое и хрупкое, опустившееся мне на плечо — это ладонь темного. Я был благодарен Риану за неподдельное сочувствие и понимание. За то, что он не говорит пустых фраз, а просто дает необходимую поддержку. Чуть опустив голову, я потерся щекой о руку мага, выражая тем самым доверие и привязанность, но тут волна боли, на мгновение прокатившаяся по телу, заставила меня невольно вздрогнуть. Я быстро повернулся к донельзя удивленному магу, отметив, что и его посетило подобное чувство.

— Что это было?… — начал вопрос я, но был нагло прерван выползшим Гвартом, потребовавшем еду. — Потом поговорим.

Риан легко согласился. Слишком легко, так, что я заподозрил что-то нечистое. Но неожиданное облегчение оттого, что я рассказал часть того, что копилось на душе, изгнало все мысли, оставив только светлую грусть.

— Спасибо, что выслушал.

Риан чуть прищурился и весело ответил:

— Да не за что, — правда, чуть подумав, прибавил. — Хотя нет, есть…

Я рассмеялся и попытался дать темному подзатыльник, но он легко увернулся. С Рианом так легко, словно с родным существом. Он прекрасно понимал меня, даже тогда, когда я сам не мог разобраться в себе.

Я заметил, что Риан серьезно задумался. Изредка по его лицу пробегала горькая, но от того не менее жестокая усмешка. Не знаю, что он вспоминал, и о чем размышлял, но вряд ли это было приятным.

— Ну, мы едем или нет? — прервал тишину на поляне Таль. Он хмуро расчесывал свои волосы и торопливо связывал их в хвост. Приняв его опасения, как свои собственные, все, не мешкая, собрались в путь.

— Тара, — окликнул девушку Риан, когда мы уже выезжали из леса. Та повернулась и вопросительно уставилась на темного. Хи. И где те времена, когда все из команды с недоверием и отвращением смотрели на некроманта. Как всех меняет совместное времяпровождение. — Припасов нам хватит на два дня?

Девушка задумчиво покопалась в мешке, что-то усиленно подсчитывая, а потом кивнула.

— А что? — поинтересовался Таль. Гварт также с личным интересом повернулся к магу. Уж что-что, а о еде гном готов говорить очень долго.

— Скажем так, до границы поселений больше не будет. В самих ничейных землях мы еды точно не найдем, так что придется довольствоваться только тем, что есть.

— А за землями? — приподнялся в седле гном.

— За землями есть. — С усмешкой успокоил Гварта маг. — Практически рядом, всего в часе езды, есть крупное поселение. Там только и закупим все необходимое.

— И на том спасибо, — проворчал гном.

День прошел без приключений. Никто больше не приставал, не нападал. Тара даже обидчиво заметила, что всем на нас просто наплевать, а это ущемляет ее гордость.

— Пусть лучше тебе ущемят гордость, чем что-то более жизненно важное, — заметил Ясень. Пришлось девушке признать свою неправоту.

На границе все прошло просто замечательно. Кажется, вампиры были искренне рады сопроводить нас из своих земель. Пропуска пришлось сдать. Гварт сперва сопротивлялся, но после внушительного кулака Солена под носом, сдался и снял камень с шеи.

Риан о чем-то долго говорил с главным вампиром. Похоже, его доводы оказались убедительными, раз командир заставы только неодобрительно покачал головой, но позволил нам остаться на ночь. Все вздохнули с облегчением. Что может быть опаснее похода по неизвестным и жутким землям? Разве что поход по неизвестным жутким землям ночью, в самый пик активности разной неприятной живности и неживности.

Только с самого раннего утра мы тронулись в путь, напряженно посматривая по сторонам.

На заставе я договорился с командиром о предоставлении нам большой комнаты на всех, чтобы не пускаться в путь ночью. Вампир сперва отказывался, но потом сломался.

— Ладно уж, — проговорил он. — Надеюсь, вы не станете делать глупостей?

— Куда большая глупость идти по ничейным землям, — еле слышно пробурчал я, вызвав у вампира тихий понятливый смешок.

Мы разместились пусть и не со всеми удобствами, но жаловаться не приходилось. С нами даже поделились запасами продуктов, естественно за деньги.

Утром, едва забрезжил рассвет, я поднял команду и вытолкал их из пещер заставы.

— Поторопимся, — безжалостно сказал я, глядя на не выспавшихся друзей. Только Алин, да еще и эльфы не высказывали признаков усталости, что не скажешь о людях, друиде и особенно гноме. Последние события изрядно повлияли на его здоровье, так что Гварт сейчас выглядел довольно болезненно. Тара даже сжалилась над ним и выдала вне распорядка изрядный кусок пирога, который испекла на огне (и как только ей удается?) накануне. — Мы должны преодолеть эти земли до наступления ночи.

Все, хоть и поворчали для порядка, но послушно сели на коней, понимая, что все мои действия оправданы.

Мы вступили в земли, и резкие перемены местности ясно дали об этом понять. Земля была не то, чтобы выжжена, но абсолютно пуста. Ни травинки, ни ручейка. Голая земля и камни — вот и все, что можно было увидеть. Камни меняли свои размеры от очень маленьких, до большущих глыб, превышающих высотой того же Солена раза в три.

— М-да — промолвил Кирр. — Живописная картинка.

— И не говори, — отозвался Солен. — Разнообразие цветов прямо-таки радует глаз. Целых три тона! Серый, черный и коричневый!

— Жизнерадостно, — согласился Таль. — Прям и уходить не хочется.

— Смотри, договоришься, — усмехнулся я. — А то послушают тебя и не дадут уйти.

Мы осторожно поехали дальше. К сожалению, из-за избытка мелких камней и отсутствия дороги, приходилось двигаться гораздо медленнее. Не смотря на раннее время, когда солнце уже должно было осветить землю, вся местность вокруг была погружена в полумрак. Из-за этого все казалось еще мрачнее, чем есть на самом деле. Ко всему прочему меня тревожил еще один немаловажный факт. Практически сразу, как я ступил в эти земли, что-то начало влиять на мои мысли. Насторожившись, я поставил самый мощный ментальный щит, какой только мог. Вторжение в голову прекратилось. Чуть успокоившись, я начал в пол-уха прислушиваться к беседе друзей. Вставив пару реплик в своей излюбленной манере, я напрягся. Тревога все больше закрадывалась в душу. Щит я поставил, но что именно так упорно пытается пробраться в голову? Судя по наигранно беспечным видам спутников, им ничего подобного не чувствуется. Похоже, это и есть та самая угроза для темных, как меня и предупреждали.

— Риан. Ты чем-то встревожен, — даже не спрашивал, а утверждал Алин, подъехав справа ко мне. Слева пристроился Таль.

— Успокойся, — светло улыбнулся младший эльф. — Если что, то мы справимся. Не думай, что мы такие слабые.

— Вы — нет, — тихо пробормотал я. А вот я — это другой вопрос, но говорить об этом сейчас смысла не имеет. Я не слабак, но это что-то намного превосходит все мои возможности. Некоторое время я продержусь, но потом… эх.

Я поймал себя на мысли, что глазами отыскиваю у Таля слабое место, в основании шеи. Что такое?

Я тряхнул головой, стараясь избавиться от непрошенных мыслей, и с ужасом понял, какая опасность подстерегает друзей. Мой щит оказался бессильным. То существо, или кто там еще, не станет само нападать. Скорее оно направит меня на моих спутников. И у меня есть все шансы убить практически всех (если не абсолютно всех), пока те ничего не будут понимать.

Крелл. Мы прошли только четверть пути. Еще ехать и ехать. Ладно, попробую продержаться, но затем, похоже, придется действовать решительно. Может попросить, чтобы меня связали? Нет, не получится. Я в любом состоянии сумею порвать те веревки, что есть у нас.

Я постоянно ловил на себе встревоженные взгляды Алина. Похоже, он никак не мог понять, что со мной происходит, и от этого мучился только сильнее. Наконец и остальные обратили на это внимание.

— Риан, — позвала меня девушка. — Ты сильно побледнел. Что случилось?

— Пока ничего, — едва смог сказать я. — Но может случиться.

— Ты о чем? — обернулся ко мне Кирр. В его глазах плескалась искренняя забота.

— Что-то пытается управлять мной, — теперь слова я практически выдавливал из себя. Мой «кукловод» старался не дать мне сообщить, что происходит, но пока не сумел завладеть сознанием настолько, чтобы запретить мне это. — И оно пытается заставить меня напасть на вас.

— Ты сможешь продержаться? — как всегда Алин не тратил время на лишние расспросы.

— Попробую, но вряд ли, — покачал головой я.

— И что делать? — Тара жалобно перевела взгляд с меня на Алина.

— Не знаю, — признал я. — Защита против него не работает.

— Может мне попробовать, — предложил друид. Я согласно наклонил голову. Ясень поднял посох и очертил им в воздухе круг, потом легонько прикоснулся чуть светящимся концом ко мне и что-то тихо фыркнул. — Ну, как?

— Воздействие немного ослабло, но не прекратилось, — чуть усмехнувшись, сообщил я огорченному старику. Потом грустно улыбнулся — Все равно спасибо.

— Нужно поторопиться, — прервал нас Алин. — Чем быстрее мы покинем эти земли, тем лучше.

Я кивнул, да и Айс, без понукания, прибавил скорость на максимально возможную при такой дороге. Вернее бездорожью.

Я молчал, бросая все силы на сопротивление. Остальные то и дело оборачивались, словно проверяя, на месте ли я. В таком напряженном состоянии мы проехали еще пару часов.

— Нужно остановиться, — вынужден был признать Кирр, когда его конь споткнулся от усталости уже в четвертый раз. — Отдых коням необходим.

— Только недолго, — согласился Алин.

— А то я сам не понимаю, — огрызнулся эльф, но потом опомнился. — Извини, Алин.

— Ничего, — вздохнул тот. — Эта обстановка на всех действует не лучшим образом.

Я спрыгнул с седла и сел прямо на землю, прислонившись к камню. Солен опустился рядом и протянул мне флягу с водой. Кивком поблагодарив, я приник к горлышку и с наслаждением отпил холодной воды. До сих пор так и не пожалел о потраченных на фляги силах. Теперь вода всегда оставалась свежей и холодной, словно только что из источника. Стало немного легче.

Жестом подозвав Алина, я тихо начал убеждать его в одной своей идее. Сперва брат никак не хотел соглашаться, но затем сдался. Правда сообщил, что не станет действовать против меня.

Через полчаса мы вновь пустили коней вскачь. Словно понимая наше состояние (а почему словно? Айс вон прекрасно чувствовал мою тревогу), кони не дергались, а покорно двигались по указанному маршруту, неся на себе седоков. Я все чаще останавливал свою руку, уже тянувшуюся к метательному оружию, пока, наконец, не понял, что больше не продержусь. До границы еще часа три, а я уже практически без сил. Еще несколько минут, и я точно кого-нибудь убью. Гм, главное, чтобы не себя…

— Стойте, — наконец прокричал я. Вся команда резко натянула поводья.

— Риан?… — Алин вопросительно поглядел на меня, но уже знал, что я скажу.

— Езжайте дальше без меня, — глухо сказал я. Светлые, кроме брата, непонимающе уставились на меня. — Я больше не могу сопротивляться. Еще немного, и защита окончательно сломается — перед глазами промелькивали алые сполохи. Даже представлять не хочется, как я выгляжу со стороны. Руки я едва сдерживал в нужном положении. Пальцы побелели, крепко впившись в луку седла.

— Мы не можем тебя бросить, — возразила Тара. Она хотела подъехать ко мне, но я едва не согнулся от уже ощутимой боли. Сопротивление весьма болезненно.

— Вам и не придется, — усмехнулся я. — Я поеду в отдалении, чуть в стороне. Когда вы не попадаетесь на глаза, у меня еще есть возможность бороться — тут я откровенно лгал, но ведь не уедут по-другому. А я не хочу сражаться с братом.

— Все равно… — упрямо начал Гварт, но был остановлен сверкнувшим у лица ножом, который пролетел, едва не коснувшись кожи.

Я резко развернулся и послал Айса в сторону, стремясь оказаться как можно дальше от команды. Алин что-то кричал мне вслед, но я не оборачивался, боясь, что ринусь обратно, убивая всех, кто стоит на пути. Боль накатывала волной, все больше подавляя сопротивление, наказывая за непослушание. Наконец, я не выдержал и вскрикнул, потеряв чувство ориентации в пространстве. Тело больше не слушалось, отчего я упал с хьярда, скакавшего на полной скорости, рискуя сломать ноги. Прокатившись по камням, разорвав плащ и ободрав спину, я замер на земле, сжавшись от боли. Я могу терпеть многое, в конце концов, в жизни было всякое, научившее меня выносливости, но эта боль была сильнее многих. И самое неприятное, с каждой минутой она все больше усиливала свое воздействие, заставив тихо застонать. Правда, перед тем как потерять сознание, я потянулся мыслью к «кукловоду» и от всей души пожелал ему сдохнуть, добавив к пожеланию все оставшиеся силы.

Чьи-то руки прикоснулись ко мне, причинив немалую боль, но я был рад этому, потому что почувствовал свободу и тепло. Эти руки принесли немного облегчения. Словно родное существо рядом…

Когда Риан обрисовал ситуацию, я на мгновение онемел. Затем начал поторапливать всех. И так ясно, что время — это в данном случае уже не деньги, а жизни.

На короткий привал пришлось-таки остановиться, прекрасно понимая, что если кони падут, тогда нам всем точно можно попрощаться с белым светом. Я все время посматривал на побледневшего Валериана. Можно было заметить маленькие бисеринки пота, образовавшиеся на его лбу. Я постоянно успокаивал себя, что все равно ничем не могу помочь, но никакие слова не приносили облегчения. Другу сейчас плохо. Очень плохо.

Тут Риан взмахом руки позвал меня. Я поспешно опустился рядом с ним.

— Алин, — тихо сказал маг, не открывая глаз. — Возьми. И если понадобится — воспользуйся — мне был передан нейтрализатор.

— Но тогда все твои щиты исчезнут, — возразил я, холодея.

Риан чуть приподнял веки и твердо посмотрел на меня:

— Ты же не хочешь, чтобы я убил всех спутников? — холодно поинтересовался некромант. — Тогда будь готов ко всему.

— Но я и не хочу потерять друга, — я закусил губу. Риан молчал, и больше не заговорил, даже когда мы вновь уселись на коней и направили их к границе. Нейтрализатор лежал в мешочке на поясе, но я был твердо уверен, что им пользоваться я не стану, по крайней мере, сейчас. Хотя в одном Риан прав: я не дал бы ему убить остальных.

Мы мчались еще некоторое время, когда Риан вдруг воскликнул:

— Стойте! — Я резко остановил своего коня, и обернулся к темному, хотя по отчаянному голосу мага уже понял, что он скажет. — Езжайте дальше без меня.

Я практически не вслушивался в слова, не отрывая взгляда от глаз мага. Багровые искры, которые он выдавал за иллюзии, сейчас промелькивали в зрачках, создавая жуткую картину. Но, несмотря на это, вся команда категорически отказалась бросать темного. Его слова о том, что он поедет в стороне, не убедили. Я явственно чувствовал ложь. Тара и Гварт резко высказались о похожем, но серебристый нож, пролетевший впритык к лицу гнома, заставил всех испуганно поддаться назад. Риан развернул своего хьярда и резко послал его в сторону.

— Подожди! — закричал я, но маг меня не услышал. Или не захотел услышать. — Я за ним.

— Это может быть опасно, — тихо сказал Кирр, но полностью разделял мое мнение. Все понимали, что сейчас темному очень плохо. Тара едва сдерживала слезы. Да и Таль подозрительно отворачивал лицо.

— Вы езжайте дальше. Если получится, то я вернусь с ним.

Все посмотрели на меня и, к моему удивлению, безропотно кивнули головами.

— Мы не вправе тебе мешать. Так же как и помочь ничем не сможем — тихо вздохнул Ясень. — Либо ты поможешь ему, либо это уже никто не сможет.

Я опустил глаза, а потом вдруг вынул нейтрализатор и передал его Кирру.

— Пусть будет у тебя, — сказал я.

— Он вернул его, — удивился эльф, а потом, словно сожалея о своих словах, опустил голову и убрал нейтрализатор в свою сумку.

Я кивнул всем на прощание и помчался в сторону, где исчез Риан. К сожалению, следов не было видно, поэтому я тщетно рыскал по округе, стараясь найти темного. От собственного бессилия хотелось рычать. Кто знает, что сейчас с Рианом.

Наконец, я услышал ржание. Ко мне подскакал Айс и, мотнув белой головой, двинулся в сторону. Я последовал за ним, внутренне холодея. Где Валериан? Минут через десять, я спешился и шел уже пешком, поскольку хьярд остановился и замер на месте. Тут со стороны большого валуна, который я начал огибать, донесся тихий стон. Перейдя на бег, я наткнулся на окровавленные камни, а чуть погодя на самого темного. Риан лежал на камнях, чуть сжавшись. Я чувствовал его боль, как свою собственную. Не тратя время на удивление, я аккуратно прикоснулся к другу, но даже это прикосновение принесло ему жуткую боль. Голова мага повисла на моей руке. Я наклонился вперед и с облегчением ощутил его слабое дыхание. Жив. Осторожно, стараясь двигаться как можно медленнее, я поднял Риана на руки и охнул, увидев, во что превратилась его спина. Но даже тревога за жизнь друга не сумела заглушить новое появление родственного чувства. Все. При первой же возможности, я строго расспрошу темного, что все это, крелл побери, значит???

Глава 16

Придя в сознание, я сразу не стал открывать глаза, а то мало ли где я нахожусь. Сперва проверим обстановку, послушаем, а там решим, давать знать о моем пробуждении, или лучше промолчать.

Так, если посмотреть иным зрением, то я в каком-то доме. А, судя по неприятным ощущениям, этот дом недалеко от ничейных земель. Если немного напрячь мозги, то можно понять, что я в данный момент в том селении, которое рискнуло расположиться в столь опасных местах. Эге. Спина почти не болит. Тело, несмотря на слабость, тоже. Следовательно, принесли друзья, а вернее…

Тут я вспомнил последнее приятное ощущение. Значит, пришел Алин. Братишка, ты как всегда не подвел. Я предполагал, что ты отправишься следом, поэтому наказал Айсу привести тебя ко мне, если что-то случится. Все же рисковать своей жизнью желательно в том случае, когда ты подстраховался на этот счет. Многие назовут меня циником, но признают, что быть живым циником лучше, чем погибшим мучеником-святошей.

— Ну, как он? — шепотом спросил голос Тары. Ага. В этой, судя по ощущаемому давлению стен, маленькой комнате находились трое. Тара — это ясно. Тоненькая струйка ощущений родственника указывала на Алина. А третий кто?

— С ним все будет нормально? — о! знакомый голос младшего эльфа.

— Все нормально, — по голосу, Алин улыбнулся. — Спина практически зажила.

— Алин, а это нормально? — осторожно спросил Таль. Я напрягся. Что он имеет в виду? — Я, конечно, знаю, что все вы отличаетесь повышенной регенерацией, но чтобы такие повреждения зажили за два дня — это уже перебор.

Ага! Значит, валяюсь я так уже два дня. Сколько можно узнать о событиях, только послушав маленький разговор,… который еще не кончился.

— Не знаю, — протянул брат. — Скажем так, у каждого валара свои особенности. У Риана — это повышенное заживление ран.

Врешь, братишка. Сам знаешь, что валары редко отличаются друг от друга. Просто не хочешь говорить об этом остальным. И правильно. Вон Таль успокоился. Только ты, брат, что-то знаешь. Надо будет с тобой поговорить.

Послышались шаги, и надо мной нависла тень.

— Ему сильно досталось из-за нас, — вздохнула Тара, аккуратно касаясь моего лица. Я едва не поморщился, но сумел сдержаться. Она вообще учила хоть что-нибудь о других расах? Касаться валара, особенно лица, без его разрешения — это не то чтобы оскорбление, но у темных ты вполне можешь получить за это нож в горло, зайдя в неприметный переулок. Только родственникам дано такое право. Если бы она еще коснулась волос, то получила бы на орехи. В волосах содержится наша сила (но она не зависит от длины волос, как ошибочно полагают некоторые), поэтому прикосновение к ним разрешается только тем, кому действительно доверяешь.

— Тара, — окликнул девушку Таль. — Пошли к Мастеру. Скоро ужин.

Тара недовольно буркнула что-то, но отправилась за эльфом. Когда за ними закрылась дверь, Алин тихо фыркнул и произнес.

— Может, теперь ты откроешь глаза? — гм, а я и забыл, что теперь брат чувствует мое состояние, пусть и неясно и не осознанно, но достаточно для того, чтобы понять — я не сплю. Узы приоткрылись слишком слабо, чтобы сказать об этом, но это уже успех. Если есть хоть маленький ручеек, то вскоре плотина рухнет. Хе, довольно образно, зато верно.

Я открыл глаза и сел. Комната была действительно мала по размерам, но уютна. Деревянные стены приятно пахли смолой. Небольшой светильник, стоящий на столе в углу придавал всему загадочный оттенок. Окно занавешено светлыми занавесками, но на улице уже темно. Вечер.

— Привет, — жизнерадостно сказал я. Алин хмыкнул, но подошел и уселся рядом.

— Скоро ужин, — сказал он. — Сумеешь встать.

— А почему и нет? Только одежду дай.

— Держи, — брат встал и принес мне мою сумку. Покопавшись в ней, я извлек черную рубашку и такие же штаны. Быстро одевшись, я оглянулся и нашел свои сапоги. После чего довольно посмотрел на брата.

— Вот, а ты сомневался.

— Видел бы ты себя, — покачал головой Алин. Его волосы красиво сверкали в слабом свете, заставив меня залюбоваться. — Скажи, ты знал, что тебе там опасно?

— Знал, — не стал спорить я. — Но, во-первых, конкретные факты мне не были известны, а во-вторых,… где сейчас не опасно?

— Зараза, — брат неожиданно улыбнулся и потрепал меня по голове. Я ошарашено посмотрел на его довольное лицо. Гм, я, конечно, младше него, но не настолько, чтобы обращаться со мной как с маленьким!.. Хотя брату я могу это простить. Э! А, может, не надо было? Чего-то он слишком пристально на меня смотрит. — Пошли ужинать.

— А у кого мы? — полюбопытствовал я, послушно следуя за братом и поспешно приводя волосы в порядок, извлеченным из сумки гребнем. Ввиду нехватки времени, их пришлось оставить распущенными. Правда есть так довольно неудобно.

— Нам предоставил укрытие Мастер с его женой. Детей у них нет, а дом большой, так что комнат свободных хватает.

— А чем этот мастер занимается.

— Он отлично обрабатывает дерево, — сообщил брат, потом обвел рукой коридор, по которому мы шли. — Все, что ты видишь, он сделал своими руками.

Я с удивлением и некоторым восхищением рассматривал деревянные статуэтки, выполненные с таким искусством и любовью, что в пору позавидовать. Наконец, длинный коридор, с дверьми по разные стороны и художественной выставкой, не загромождающей проход, закончился, упираясь в приличного размера кухню, совмещенную со столовой. Там за столом уже сидели все наши, а так же высокий мужчина, с пышной темной бородой и добрыми карими глазами. Увидев меня, светлые вскочили.

— Риан, — радостно воскликнула Тара и бросилась ко мне на шею. Таль поспешил присоединиться. Э! Может, я чего-то не понимаю? Ну ладно девушка, а эльф то тут причем? Хотя он уже давно смотрит на меня, как на своего старшего брата. Гм, только его мне не хватало, хотя этот эльф настолько наивен и доверчив, что порой я действительно начинаю поучать его.

Мужчина за столом с улыбкой наблюдал за встречей, тихо посмеиваясь в бороду. В этот момент пухлая женщина, вертевшаяся у дальней стены, где располагалась печка, начала приносить еду на стол.

— Ох, а худенький какой, — всплеснула руками она, когда я вырвался из объятий (Алин тихо хохотал, прикрываясь ладонью, заслужив красноречивый взгляд). — Давай садись. Тебе надо хорошо питаться. Столько сил потерял.

Не в силах сопротивляться этой доброй женщине, голову которой украшал белоснежный чепчик, а на простое зеленое платье был надет вышитый передник, я сел рядом с друидом, который, прикрыв глаза, поводил передо мной рукой, а потом удовлетворительно кивнул.

— Все, ты здоров.

— Добро пожаловать назад, — улыбнулся Кирр, а гном довольно протянул мне руку. Я с улыбкой пожал ее.

— Валериан, можешь называть меня Мастером, — добродушно произнес мужчина, а потом с любовью поглядел на женщину. — А это моя жена, Мари.

— Рад познакомиться, — я с удовольствием взял в руки ложку и начал лопать за обе щеки. — Вы прекрасно готовите!

— Спасибо, — Мари с материнской улыбкой следила, как наша компания насыщается, перебрасываясь очередными колкостями. Тара все время напоминала гному о пользе диеты, а тот в свою очередь доказывал, что он и так сильно отощал, помрет скоро. Солен только с удивлением смотрел на брюшко Гварта, и комментировал, что до роли скелета ему нужно голодать как минимум месяца два. Гном обижено фыркал и замолкал, только подтягивал к себе поближе блюдо с пирожками. Я даже с некоторым удовольствием слушал их обычную и уже привычную перепалку, изредка добавляя свои комментарии. Полная идиллия, в общем.

Хозяйка то и дело пыталась подсунуть мне очередную добавку, пока я не взмолился о милосердии, сопровождаемый смехом Алина и Мастера. Потом, не став ругаться с друидом, я послушался совета и, ополоснувшись, лег спать. Сил набираться действительно надо.

Как ни странно, никто и ничто не мешало мне выбраться из земель. Всю дорогу, подгоняя коня, я тревожно вглядывался в лицо темного, и неизменно с облегчением обнаруживал, пусть тихое и слабое, но дыхание. Черные волосы слиплись от крови. Фиолетовые пряди практически не были видны, потускнев от потери силы. Неслабо его приложило о камни, но думаю поверхностная боль ничто по сравнению с тем, что ему пришлось пережить из-за ментального нападения.

Вся команда, кроме Кирра, ожидала меня у границы земель. Увидев Риана, они сперва радостно закричали, но потом испуганно замолкли, заметив его состояние.

— Он выживет? — как-то тускло спросил Таль. За последнее время младший эльф сильно привязался к темному и ходил за ним хвостиком, как ребенок.

— Не знаю, — выдохнул я. — Нужно поторопиться. Где Кирр?

— Поехал в селение, — ответил за эльфа Солен. — Решил, что лучше сразу найти место ночевки.

— Поехали, — мотнул головой я. Друид уже пристроился рядом и легкими касаниями рук пытался передать силы темному.

— Что-то совершенно выпило все жизненные силы, — возбужденно заговорил старик. — Я не понимаю, почему он до сих пор еще жив.

— Причины не важны, — буркнула Тара. — Лишь бы он выжил.

Гном кивнул, подтверждая слова девушки, а потом первым увеличил скорость.

В селение, где оказалось около половины сотни домов, мы въехали под присмотром десятков глаз. Мужчины сжимали в руках оружие и с подозрением и настороженностью оглядывали всю компанию. Среди всей толпы я заметил мелькнувшие золотые волосы. Кирр замахал рукой, привлекая наше внимание, а потом призывно качнул головой. Мы поторопились в его сторону, осторожно огибая жителей селения. Те опустили оружие, разглядев, что среди нас нет чудищ, но не спешили проявлять добродушие. Так что проезжали мы, слыша за спиной возбужденные переговоры и предположения.

Кирр привел нас к большому, отличающемуся замысловатой резьбой по деревянным стенам, дому и, наконец, взглянул на всех. Радостная улыбка осветила усталое лицо эльфа, когда он отметил весь полноценный состав.

Крепкая дверь отворилась, и на резное крыльцо вышел высокий, здоровый мужчина с темными волосами и пышной бородой, приоткрывающей улыбчивое волевое лицо с темными добрыми глазами.

— Я Мастер. Приветствую вас, путники, — неторопливо сказал он. — С радостью готов предоставить вам свой дом для отдыха перед дальней дорогой.

— Благодарствуем, — ответила Тара, но тут мужчина заметил безвольное тело мага.

— Что ж вы сразу не сказали, — и куда исчезла вся степенность. Теперь перед нами стоял встревоженный и невероятно живой человек. Он торопливо принял из моих рук Риана, а затем со всей осторожностью перенес его в дом, сказав попутно, что мы можем чувствовать себя как дома. Стандартная, в общем, фраза, но из-за тона, которым она была сказана, можно было действительно верить в этот факт.

Я спрыгнул с коня, когда на улице появилась полная женщина, с симпатичным, румяным лицом. Она представилась, как Мари и пошла показывать конюшню.

— Иди, Алин, — сказал мне Кирр, беря из моих рук поводья. — Тут мы справимся. Лучше посмотри, что с нашим некромантом.

Ясень так же поспешил со мной в дом. Оказавшись в чистой и светлой передней, мы с друидом почтительно сняли обувь, потом, тревожно переглядываясь, двинулись по коридору. Заслышав наши шаги, Мастер окликнул, и мы поспешили на зов. Зайдя в небольшую, но уютную комнату, мы увидели, что хозяин внимательно разглядывает спину темного.

— Знаете, — задумчиво сказал он. — Такое чувство, что ваш друг поранился дней пять назад.

— Нет, — я покачал головой. — Это произошло всего пару часов назад, когда мы шли через земли.

— А вы храбрецы, — усмехнулся Мастер. — Мало кто выходил из этих земель, и еще никто не возвращался, заходя с нашей стороны.

Ясень тем временем умыл руки в небольшом тазу, стоящем рядом с кроватью, и поднял свой посох.

— Вы целитель? — удивленно приподняв брови, поинтересовался мужчина. Друид молча кивнул, сосредоточенно водя светившимся концом, над всем телом мага.

— Есть внутренние повреждения, — выдохнул он. — Мне нужен будет небольшой котел и жаровня.

— Я все предоставлю, — кивнул Мастер и вышел за дверь. Воспользовавшись его отсутствием, я подошел к кровати и посмотрел на оголенную спину мага. Кровавые царапины перемешивались с синяками и глубокими рваными ранами. Самое странное — кровь уже перестала течь.

— Алин, — напряженно сказал друид. — Я в недоумении. Риан уже давно должен был умереть. Ты даже не представляешь, во что превращены его внутренние органы. Простым падением, даже на большой скорости, невозможно получить такие повреждения. Но самое интересное — при полном истощении нужных организму сил, тело все равно продолжает регенерировать. Пусть и медленно. Подумай об этом. А пока я сварю нужный для лечения отвар.

Ясень вышел, оставив меня в глубокой задумчивости. Я осторожно коснулся руки темного… и чуть не повалился на пол, почувствовав резкий отлив сил. Отпрыгнув в сторону, я попытался отдышаться, во все глаза смотря на темного, лицо которого начало приобретать более здоровый оттенок, а фиолетовые пряди волос засверкали в свете лампы.

— Что происходит? — только и выдохнул я. Затем успокоился и сел в кресло, предусмотрительно поставленное у кровати.

Получается, мои силы постепенно перетекали к темному. Вот почему я так сильно устал, когда вез его сюда. Но тогда контакт был постоянным, поэтому сила уходила незаметными порциями, а после перерыва, тем более с прикосновением к голой коже, сила резко постаралась восполнить все потери мага, излечить смертельные раны. Что за крелл? Я никогда не слышал о подобном! Чтобы маг, одним своим несознательным прикосновением забирал силы у другого существа, да такого никогда не было в истории.

Я вновь протянул руку и осторожно прикоснулся к Риану, готовясь в любой момент отпрянуть. Ясно чувствовалось, что силы неспешно потекли по моей руке и переходили в измученное тело мага. Словно это происходило со мной, я ощущал, как заживают органы, как срастаются кости, подчиняясь удивительной способности мага к регенерации и пользуясь при этом моими запасами жизненных сил.

Через некоторое время поток прекратился, и я понял, что организм темного взял столько, сколько потребовалось, чтобы выжить, но не стал вытягивать из меня последнее. Устало улыбнувшись, я откинулся на спинку кресла и не стал отпускать руки мага, наслаждаясь странным чувством родства с этим удивительным существом, содержащем в себе и неимоверный цинизм, и в тоже время удивительную верность слову, благородство и отсутствие лицемерия.

Спустя некоторое время дверь отворилась, и на пороге показался Ясень, сопровождаемый шустрым гномом.

— А ну брысь, — прикрикнул на него друид, держа в руках большую чашку с ароматным отваром. — Проводил и хватит.

Гном огорченно взглянул на меня, а потом, не дождавшись поддержки, демонстративно шмыгнул носом. Правда, прежде чем выйти, он внимательно посмотрел в сторону кровати, словно стараясь запомнить все до мельчайших подробностей, а потом резво выкатился в коридор.

Я улыбнулся. Поспешил докладывать остальным об увиденном. Можно и не сомневаться, что Гварт был послан всей остальной командой, переживающей за друга. Странные времена настали. Риан, несмотря на хорошее отношение к нам, все же полноценный темный. Убить для него так же просто, как обычному человеку позавтракать. И все же наша странная компания, содержащая самые непримиримые между собой расы (такие как эльфы и гномы), неуклонно приближается к нужному месту. Кстати, надо будет уточнить, где именно проживает наш темный маг. К этому моменту Совет обещал вычислить его местоположение и передать через главного эльфийского советника, наиболее приближенного к королю эльфов. Или через отца. Варг имеет очень неплохие связи практически у всех рас. Светлых разумеется. Хотя я думаю, что парочка высокопоставленных разведчиков, находится и среди темных рас.

Ясень тщательно залечил раны на спине. Синяки и царапины не стал трогать, да я и сам заметил, насколько вымотался старик. Все же сил на лечение уходит немало. Затем, с моей помощью, Ясень перевернул мага и аккуратно влил ему в рот отвар, каким-то образом заставив проглотить.

— Ну, вот, — вздохнул он. — Отвар прекрасно восстанавливает силы. Если он выживет, то дней через пять будет на ногах. А если нет,… то я сделал все, что мог.

— Я понимаю, — грустно улыбнулся я. Правда я нисколько не сомневался, что Риан поправится. Моя сила вовремя перетекла к нему, так что его жизнь вне опасности.

Два дня я практически не отходил от кровати темного, отрываясь только на еду, которую приносили друзья, да на разговоры с Мастером. Он подробно описал, как пройти к ущелью, но предостерег, что чужаков там не просто не любят, а убивают, едва заметив. Правда, тут мужчина запнулся и посмотрел на Риана, после чего вздохнул:

— Может, с ним и пропустят. Знаешь, такая расцветка волос очень редка. Точнее я ни разу не слышал о подобном у кого-то еще. А истории о темном валаре, с редкой шевелюрой, доносились даже сюда.

— А что о нем говорят? — заинтересовался я.

— Многое, — пожал плечами Мастер. — Считается, что он жесток, но обладает твердыми принципами, которые никогда не нарушает. О его похождениях рассказывали заезжие маги, пытающиеся разгадать загадку ничейных земель. Правда, порой он кажется легкомысленным. Чего только стоит убийство короля темных эльфов…

— Так это его работа? — я был искренне удивлен. Шумиха вокруг этого убийства не прекращалась несколько лет. Дроу постоянно шныряли по светлым землям в поисках убийцы, а оказалось… Хотя искали не особо тщательно. Святое место пусто не бывает. Новый правитель был занят другими проблемами, нежели поиск убийцы предшественника.

— Никто не знает, — усмехнулся Мастер. — Но некоторые догадываются, хотя таких существ мало. Я все же больше склоняюсь к мысли, что это его работа. Мало кому удастся подобраться так близко ко двору темных эльфов, а у вашего спутника опыта достаточно. Впрочем, может это только и кажется легкомысленным. Если покопаться, то у этого валара найдется множество трезвых причин и личная выгода.

— М-да. Чего только не узнаешь, — я по привычке почесал подбородок. Когда-то я получил рану, едва не снесшую мне нижнюю челюсть. Все зажило, даже шрама нет, но привычка осталась.

Сейчас меня волновало не прошлое нашего спутника, а необыкновенная осведомленность Мастера. Впрочем, у каждого свои тайны. Меньше знаешь, дольше проживешь, хотя я не всегда согласен с этим утверждением.

— Ты бы отдохнул, — тепло сказал мужчина. — Он поправится. Это необыкновенное существо. Во скольких передрягах он побывал — не счесть. Сейчас же он сумел уничтожить угрозу темных земель. Конечно не полностью. Эти Сущности всегда восстанавливаются, но даже для этого нужно время. В ближайшие сотни две лет эти земли безопасны… невероятно! — лицо Мастера выражало искреннее изумление. — Он на многое способен!

— Может, расскажете? — мне действительно было интересно, но Мастер с сожалением покачал головой.

— Придет время, и он сам тебе все расскажет.

Я только недоуменно проводил мужчину глазами, пока он не скрылся за дверью.

А вечером, Риан наконец-то очнулся. Я не знаю, как я это ощутил, но сразу понял, что он внимательно прислушивается к моему разговору с младшим эльфом и Тарой.

Вопрос последних о необыкновенной регенерации Риана, заставил меня напрячься. Не говорить же им, что у меня появилась связь с темным. Я знаю, что магу это крайне не понравится. Да и сам не хотел бы извещать спутников об этом открытии.

Когда те двое ушли, я подошел к Риану и насмешливо произнес:

— Может, теперь ты откроешь глаза?

Риан послушался и сел на кровати, с любопытством оглядываясь вокруг. Потом он перевел на меня свои фиолетовые глаза и радостно произнес:

— Привет.

Я хмыкнул, едва сумев сдержать облегченный смех. Наконец-то он в порядке.

— Скоро ужин. Сумеешь встать?

Риан, по-моему, даже несколько обиделся на такой вопрос. Когда я принес ему его сумку, он шустро оделся и вскочил, с довольным выражением посматривая на меня. Нет, этот маг порой ведет себя как ребенок. Я уже с большим трудом сдерживал улыбку.

— Скажи, ты знал, что тебе там опасно? — задал я, наконец, важный для меня вопрос.

— Знал, — честно признался Риан. Светлые силы в свидетели, как мне хотелось сейчас его отшлепать! И зачем он пошел тогда?

Мда. Маг пояснил в своей излюбленной манере.

— Зараза, — не выдержал я, правой рукой взъерошивая ему волосы, налившиеся жизненной силой и сверкающие в тусклом свете. Ошеломленный взгляд темного был мне наградой. Хотя в этом моем невинном жесте была своя причина. Валериан не стал ругаться и не оттолкнул руку. Хм, а любой другой валар мог бы и ударить за такое. Что же ты скрываешь? — Пошли ужинать.

Спутники встретили некроманта радостными возгласами и объятьями (от Тары и Таля). Пока маг пытался высвободиться, я вовсю потешался над происходящим. Правда, Риан бросил на меня такой многообещающий взгляд…

После представления хозяев, темный принялся за еду. Все остальные, завидев такой, достойный подражания аппетит, быстро похватали ложки. За едой как всегда происходили шуточные пикировки, заставлявшие Мастера и его жену весело переглядываться. Они с улыбкой смотрели на нас и похоже наслаждались этим шумным сборищем. Мари то и дело подбавляла в тарелку темного лакомые кусочки, отчего тот вскоре взвыл и умоляюще посмотрел на женщину, намекая, что лопнуть ему не хочется. Все расхохотались над этой сценой, требуя продолжения, но Мари сжалилась и выпустила мага из-за стола.

Ясень тут же навис над ним, потребовав вернуться в постель, и Риан, вздохнув, пожелал всем приятной ночи, после чего скрылся в коридоре.

— Хорошо, что он с нами, — заключил Солен.

После такого сытного ужина глаза слипались у всех, так что теперь хозяйка хлопотала, выдавая всем чистое постельное белье, а Мастер принес воды для умывания, в чем ему с охотой помогли Гварт и Кирр.

А теперь отдыхать.

Глава 17

— Риан, вставай! — донеслось из-за двери. Я недовольно поморщился и перевернулся на другой бок, надеясь досмотреть такой замечательный сон. — Вставай, говорю!

— Мучитель! — не выдержал и возмутился я, когда брат от слов перешел к делу, то есть забарабанил в дверь, создавая причудливую мелодию. — И вообще, мне поправляться надо.

— Останешься без завтрака, — предупредил Алин.

— Ну и что? — зевнул я, а потом с удовольствием взъерошил волосы и тряхнул головой. — Не сравнивай меня с Гвартом.

— Меня кто-то звал? — приглушенно раздалось из коридора.

— Нет, Гварт. Иди в столовую, — ответил ему брат. Потом снова мне — Вставай. Иначе я не посмотрю, что в гостях, выломаю дверь ведь. И в твоих же интересах не допустить это.

Я приуныл. Опять не понежусь в кровати. Уже в который раз. А, ладно. Обойдусь.

Встав, отчего кровать жалобно скрипнула, я подошел к кувшину и тазу, заботливо оставленными Мари. Алин, заслышав скрип, удовлетворенно хмыкнул и ушел. Я же с малодушием подумывал о том, а не завалиться ли мне обратно? С сожалением посмотрев на мягкую перину, я покачал головой и ополоснулся. У меня есть одна довольно неприятная особенность. Если в походе я могу спать на земле и не мучаться, вставая рано, не досыпая и т. д., то после сна в мягкой постели, выгнать меня из нее очень сложно.

Прежде чем надеть рубашку, я преобразовал остатки чистой воды в зеркало, точнее в его подобие. Извернувшись, я внимательно осмотрел спину и остался доволен. Глубокие шрамы уже почти зажили, а от мелких не осталось и следа.

Гм, а что с плащом? Думаю, он превратился в лохмотья. И, конечно же, их не сохранили. Эх! Не могу без плаща! Там же была половина оружия. Кстати, хорошо, что перед землями я снял с локтя конструкцию с лезвием. А то при падении мог бы напороться и сам. Сейчас уже можно вернуть его на положенное место.

Аккуратно пристроив оружие, я натянул свободный рукав рубашки, а затем начал распихивать все «острые штучки», как называл их Эзар, по положенным местам. Хорошо, что Алин догадался спрятать их в сумке и никому не показывать. Как приятно, когда твое оружие под рукой… плечом, коленом… список долгий. Так, ничего не звенит? Ну, тогда пошли завтракать. Силы нужно восстанавливать.

Я открыл дверь и чуть не получил по носу кулаком Солена, который собирался постучать и поторопить меня. Удача еще со мной, так же, как моя реакция, так что кулак пролетел мимо.

— Ой, извини, — смутился человек. — Пошли, тебя уже заждались.

— Ну, так подождали бы еще, — пожал плечами я, но все же пошел за воином и застал всю остальную компанию за столом. Все, кроме друида, с огромным рвением наяривали жареного поросенка, а так же не обделяли вниманием гусей и домашнее вино. Ясень же скромно жевал овощной салат. Гм, а раньше он мясо ел? Не помню. Надо будет спросить.

— Долго же ты? — добродушно произнес Мастер, появляясь из-за спины. Вот, дожили. Ко мне спокойно подкрадываются сзади, а я ни сном, ни духом. Теряю хватку. — Садись, давай.

Тара пододвинулась, и я пристроился рядом с ней, пододвигая к себе свободную тарелку. Мари тут же оказалась рядом, накладывая мне всего и помногу. С тоской глядя на гору еды, я уже пожалел, что вышел из комнаты. Не знаю почему, но ем я всегда мало. Может в силу своей комплекции, или еще чего, но осилить такое количество мяса за раз — проблема большая.

— Ну, если ты не будешь… — правильно расшифровал мою мимику гном, протягивая свою тарелку. Пустую, к слову. Я поспешно оглянулся и узрел Мари, которая деловито наполняла наши походные сумки продуктами. Потом схватил свою тарелку и быстро отвалил больше половины гному. Мастер, наблюдая за нашими манипуляциями, только качал головой, тихонько посмеиваясь. А вот Алин пригрозил, что если я не съем хотя бы оставшееся, то он позовет Мари. Угроза подействовала, и я с неохотой взялся за столовые приборы.

После завтрака, сердечно попрощавшись с гостеприимными хозяевами, мы оседлали коней и двинулись в путь. На этот раз дорогу указывал Алин, который успел плодотворно расспросить Мастера на предмет наших поисков.

Мы двигались среди каменистой местности, встречая островки деревьев ценной породы. Невдалеке виднелся сам лес, выделяющийся пышными кронами и шумом живой природы.

— Сразу чувствуется, что мы покинули проклятые земли, — Гварт с наслаждением вдыхал воздух, содержащий тонкие ароматы хвои, а потом воскликнул — Смотрите!

Все обернулись в сторону, на которую указывал гном, и увидели темнеющий провал в земле.

— Что это? — заинтересовался Алин, спрыгивая с коня. Все последовали его примеру. — Похоже на вход.

Я оглядел ровный квадратный проем, ведущий вниз, и согласился с братом. Отшлифованные камни обрамляли вход, показывая, что это дело рук разумных существ, а не природное явление.

— Что это может быть? — задумался Кирр.

— Даже и не думайте, — предупредил я. Все с удивлением посмотрели на меня.

— Ты о чем? — невинно спросил Алин. Тара подошла поближе, безуспешно пытаясь разглядеть что-то в непроглядной тьме.

— Мы туда не пойдем, — твердо сказал я.

— Ну почему? — заныла Тара. Гварт умоляюще посмотрел на меня. Только эльфы, да друид поддержали мое мнение.

— У нас много дел, — попытался отворотить всех Таль. — Если мы будем заглядывать во все дыры, то не доберемся до назначенного места.

— Но вдруг там что-то есть, — возразил Солен. — Может там артефакты. Магическая поддержка мощных вещей нам не помешает.

— Риан, ну пойдем, посмотрим, — вмешался Алин. — Я всегда интересовался подобным…

Было трудно отказать брату, когда он так смотрит, но я отвел взгляд и увидел неприметный знак на камне, после чего хитро повернулся к остальным.

— Если я сейчас скажу, что это за место, вы согласитесь уйти?

— Но так не честно, — загомонила та часть команды, которая стремилась внутрь.

— А кто говорил, что будет честно? — пожал плечами я. — Так что?

Как я и рассчитывал, любопытство было выше желания свернуть шею в неизвестности. Поэтому все согласились.

— Это пещеры Эрестеи.

— Не может быть! — воскликнул Алин, загоревшимися глазами глядя на вход. — Пещеры богини?

— Не ее самой, — уточнил я. — А ее последователей. Говорят, что в этой пещере жрецы прятали все сокровища, что собирали ради богини.

— А на кой ей эти сокровища? — удивилась Тара. — Она что, спускалась на землю?

— Нет, конечно, — ответил за меня Кирр. — Но собирать различные артефакты и предметы искусства это уже традиция. Местоположение пещеры было потеряно, после того, как жрецов уничтожили.

— А за что их уничтожили? — поинтересовался Ясень. — Я думал, что Эрестея была светлой богиней.

— Не светлой, — покачал головой я. — Но и не темной. Она просто была.

— Да, стороны у нее не было, — подтвердил старший эльф. — Поэтому Эрестею побаивались остальные боги. Следовательно, и их храмы сражались, стремясь уничтожить веру в богиню в этом мире.

— Ну, вообще-то за дело, — признал я. — Жрецы занимались созданием разных тварей в служебных целях…

— То есть? — открыл рот Солен. — Те вакки — это изобретение жрецов Эрестеи?

— Угу, — кивнул я.

— М-да, — протянул Таль. — Вот вам и светлая богиня.

— А она то тут причем? — возмутился Кирр. — Жрецы-колдуны создавали существ ради охранной цели…

— Ага, — издевательски произнес я. — Чтобы пещеры защищать. — Все сглотнули и отошли подальше от провала. — А потом взяли и выпустили парочку десятков разновидностей в мир. Обозлились, вот и решили отомстить за порушенные храмы Эрестеи.

— А как ты узнал, что это те самые пещеры? — задал интригующий его вопрос Гварт.

— Видишь знак, — я указал на ровный круг, вырезанный на камне. В круге находились три волнистые линии, перечеркивающие четырехконечную звезду. — Это символ Эрестеи.

— Гм, а откуда ты знаешь? — недоуменно посмотрел на меня Алин.

— Когда ты имеешь дела с людьми, занимающимися древностями… скажем так, в корыстных целях, то ради своего благополучия научишься различать знаки всех богов, — усмехнулся я. — Поехали.

Все с сожалением отошли от провала и осчастливили коней своим присутствием на их спинах. Даже я с некоторым интересом поглядывал в сторону пещер. Их загадка мучила не одно поколение ученых магов, теоретиков, и ими бредили все искатели сокровищ, к коим я когда-то принадлежал.

По пути Алин часто оглядывался, с грустью смотря, как исчезает с поля видимости черная дыра. Вот, еще один любитель древних историй и опасных приключений.

— Алин, — вздохнул я. — Мы туда вернемся.

— Обещаешь? — шустро обернулся ко мне брат. Я чуть не поперхнулся воздухом. Эта зараза ждала, когда я скажу нечто подобное.

— Ну, ты и… — покачал головой я.

— От тебя научился, — усмехнулся брат. — Так, обещаешь?

— Куда ж я денусь, — вздохнул я, с тоской понимая, куда сам себя втолкнул. Алин благодарно улыбнулся мне и пришпорил своего коня. Ясень, слышавший весь разговор, только удивленно покосился на меня и сказал:

— Знаешь, Риан. Если бы не хваленое чутье валаров на родную кровь, я бы сказал, что вы братья.

И он поспешил следом за Алином, оставив меня подбирать челюсть с земли. Ага! А я на что рассчитывал? Что никто не узнает? Слава силам, что все молчат о своих подозрениях… в том числе и сам Алин.

Еще день путешествия, и мы увидели громаду ущелья. Собственно это место представляло собой весьма глубокую и широкую щель в земле, стены которого были усыпаны многочисленными каменными неровностями. Даже в середине дня в ущелье находился полумрак, уж не говоря про вечер и ночь. Через магически выровненные уступы по разным сторонам были перекинуты тонкие каменные мосты. На самих же уступах, то там, то здесь, виднелись каменные замки — обители темных магов. Исконно это место занималось ими, и со временем ущелье все больше обживалось. Дошло до того, что сейчас Аргхонское ущелье стало городом. Если хорошо поискать, то можно наткнуться на магазины, таверны, постоялые дворы и другое. А бездонная пропасть под ногами только добавляет острых ощущений, когда переходишь через мосты (или перебегаешь в пьяном состоянии, покачиваясь из стороны в сторону, каким-то чудом удерживаясь на узенькой полоске — бывало и такое). Яркие огоньки фонарей создавали причудливую вязь, заставляя всех невольно залюбоваться мрачной красотой этого места.

— Знаешь, — заметил Алин. — А я всегда думал, что в темных землях нет, и не может быть ничего красивого. Кажется, я ошибался.

— И я, — призналась Тара. — Кто же создал все это? — она неопределенно взмахнула рукой. Я улыбнулся.

— Это создала природа, а маги только дополнили.

— М-да, — даже в вечернем воздухе было видно, как загорелись восхищением глаза гнома. — Отличное место… только жутковатое.

— Лошадей оставим здесь, — я кивнул на специальное здание конюшни, предусмотрительно расположенное у самого края. — За хорошую плату коней будут содержать в чистоте, с едой и водой.

— Почему и нет, — согласился гном, не питавший к своему черному никаких теплых чувств. Впрочем, судя по взгляду самого коня, взаимно.

А вот Таль и Кирр ни в какую не хотели расставаться со своими любимцами. Тогда пришлось подвести их к краю, указав на довольно широкую, но крутую лестницу, ведущую на первый ярус ущелья, после чего эльфы безропотно отдали поводья темнокожему мужчине. Тот довольно улыбнулся, показывая нечеловеческие клыки, а затем произнес:

— Не волнуйтесь. Все с вашими животными будет в порядке.

Кирр заплатил восемь золотых за два дня, а затем повернулся к Алину.

— Ты связывался с Советом?

Я насторожился. Угу. Значит, это Совет послал их сюда. Ага. Насколько я помню, в Совет входят представители светлых рас: эльфов, людей, гномов, валаров, марайев и многих других (я перечислил самые основные). Представителей обычно двое: правитель и близкий по крови советник (друг, родственник). Этот Совет является истинным правителем в светлых землях. Обычно на заседании Совета обсуждаются все вопросы, происходящие в землях, но бывает, приходится решать вооруженные конфликты, нападения из темных земель и прочее, прочее. С одной стороны у Совета есть много преимуществ: в случае войны у одной расы, другая всегда придет на помощь, а с другой — ты не будешь полноправным правителем у своего народа, ведь решения всех более ли менее важных вопросов выносятся на голосование и только потом либо принимаются, либо отклоняются. Все попытки решить что-то самостоятельно приравниваются к бунту и сопротивлению власти всего Совета. И тогда, естественно, несогласный изгоняется из Совета, после чего избирается новый.

— Нет, — тем временем ответил Алин. — В последнее время мне не удавалось пробиться к ним. — Ага. Может это потому, что я нахожусь в непосредственной близости от тебя, и соответственно вся светлая связь рушится, не успев начаться. Вот уж не знаю почему, но когда рядом темный маг — светлый не сможет связаться с другими посредством зеркала. — Будем искать так.

— Интересно, как именно? — ехидно поинтересовался я. Светлые посмотрели на меня, словно прикидывая, стоит ли рассказывать или нет, а потом Кирр нехотя сообщил:

— Нас должен встретить осведомитель. Он укажет место на тот случай, если связь с Советом утратится.

— Вот даже как? — удивился я. — И кто же этот осведомитель?

— Он будет ждать нас в таверне «Некромант», — сказал Ясень. — По крайней мере, нам так сообщили.

— Ну, попробую вас провести, — проворчал я. — Но если что будьте готовы выполнять все мои приказы, ясно?

— Это еще почему? — возмутились Гварт и Солен.

— Если хотите жить, то послушаете меня, — отрезал я. Тара положила руку на плечо брата и что-то прошептала ему. Алин только согласно кивнул.

— Хорошо, — ответил он за всех.

Кирр и Таль подтвердили улыбками.

— Тогда идем, — и я первым начал спускаться по лестнице, незаметно для остальных сделав несколько пассов руками.

— Погоди, — догнал меня Таль. — А нам ничего не сделают? В конце концов, мы же в темный землях.

— Раньше об этом надо было думать, — проворчал я. — Надеюсь, что все пройдет хорошо. Главное пройти стражу, а дальше посмотрим.

— Что за стража? — поинтересовался Алин, спускаясь рядом со мной.

— А крелл их знает, — легкомысленно ответил я. — Какие-то призванные духи.

— Ч-что? — запнулась Тара и едва не полетела вниз, но друид сумел ее удержать. Я одобрительно покосился в сторону крепкого старика и продолжил путь. — Какие духи?

— Их призвали маги для защиты ущелья. Они не пропускают светлых, убивая их на месте.

— Э-э… а зачем мы тогда идем? — удивился Таль, тем не менее, не сбавляя скорости.

— Там посмотрим, — отмахнулся я.

— Гм, не слишком ли легкомысленно? — осторожно произнес Алин.

— Я сумею вас защитить, — улыбнулся я ему. — По крайней мере, от стражей…

— И на том спасибо, — проворчал гном. — Но ради приятного вечера в таверне, за кружкой замечательного пенистого пива, я готов пройти через сотню таких стражей.

— Кто о чем, — проворчал Кирр. Потом обратился ко мне. — Ты знаешь, где находится эта таверна?

— Знаю, — хмуро ответил я. — Кстати, Гварт. Ты уверен, что вечер будет приятным?

— Если пиво хорошее, то уверен, — довольно погладил себя по пузу гном. — А что?

— Ну, да. Пиво хорошо, не спорю — пробормотал я. — Все, а теперь тихо. Сейчас появятся стра…

Не успел я договорить, как перед нами взметнулись четыре черных вихря, сформировавшиеся в человекообразные фигуры. В них, особенно на фоне полумрака ущелья, ярко горели светло-голубые пятна глаз.

— Бррр! Такое ночью увидишь, заикой останешься, — не выдержал Гварт, тихонько поднявшись на пару ступеней вверх. Я знаком остановил его, делая несколько шагов навстречу. Наконец, я ступил на ровную площадку, остановившись прямо перед первым стражем.

— Добро пожаловать обратно, — чуть склонил голову дух. Светлые за спиной переглянулись, но промолчали. — Вы берете их под свою ответственность?

— Беру, — спокойно ответил я. Эх! Уже не в первый раз.

— Проходите, — и стражи расступились перед нами, а затем, когда вся команда настороженно прошла мимо них, исчезли.

— И это все? — поразилась девушка. — Я ждала чего-то более… более, в общем.

— В следующий раз, специально для тебя я попрошу сделать нечто зрелищное, — я улыбнулся многообещающей улыбкой, заставив Тару вздрогнуть.

— Нет, спасибо, — отказалась она. — Я как-нибудь так потерплю.

— Нас так легко пропустили потому, что Риан взял на себя ответственность за все наши поступки, — пояснил девушке Ясень.

— То есть, если мы все же убьем… — Таль зашипел на Тару, и та понизила голос — короче вы поняли, то Риана накажут?

— Если поймают, — ухмыльнулся я. Наивные… — А теперь внимательно смотрите себе под ноги.

Я повел друзей по мостам, лестницам и переходам постепенно снижаясь. Нужная им таверна находится на пятом ярусе. Если я не ошибаюсь, то всего в ущелье около двадцати ярусов. Ох, и полазил я в свое время… и если семнадцать из них являлись обжитыми и хорошо охраняемыми, то последние три населены разными… неприятными существами, с которыми лучше не встречаться, но на которых очень хорошо тренироваться в применении убойных заклинаний.

Дальше двадцатого яруса никто не спускался, поскольку неровности заканчивались, и вниз шла гладкая стена, исчезающая в непроглядной тьме.

— А кто-нибудь падал отсюда? — сглотнув, спросил Солен, чуть наклоняясь над пропастью. Позеленевшая Тара оттащила брата подальше от края.

— Падали, — жизнерадостно поведал я. — И не мало. Только до дна вряд ли долетели…

— Это потому, что пропасть бездонна? — полюбопытствовал Таль. Эльфам, и мне с Алином, было легче всего. В силу своих особенностей, никто из нас четверых не испытывал сложности в преодолении пропасти по тоненькому мосту, поскольку обладали исключительным чувством равновесия. Особенно Таль и я, как самые легкие в команде. Тара еще более ли менее справлялась, но оказалось, что девушка боится высоты, хоть и старается преодолеть свой страх. Солен тоже не страдал. Мощно ступая по камню, он словно вминался в него своей тяжестью, и снести такого вниз — это проблема. Но вот Гварт и Ясень… О-о! Их продвижение вызывало у меня несвоевременный смех, который я старался подавить, чтобы не пугать спутников эхом.

— Нет, потому что, пролетев немного ниже последнего яруса, ты попадешь в когти ночных тварей, что там обитают — любезно пояснил я. Зеленоглазый эльф побледнел.

В данный момент мы шли по оживленным местам. То и дело мимо проскальзывали жители ущелья, ловко просачиваясь через наш строй и быстро перебегая по мостам.

— И как они не падают, — поразился Солен, глядя, как на узком пространстве умудряются пройти до четырех магов за раз.

— Поживи здесь столько, и ты научишься, — отозвался я, повторяя маневр парня в плаще (сам же я был без оного, что меня весьма огорчало, но я собирался в ближайшем будущем восполнить потерю), который чуть не летел над пропастью, огибая неторопливого таркаса (существа, похожего на ящерицу и тролля одновременно, только ростиком с обычного человека).

— Похоже, что ты не мало времени здесь провел, — заметил Алин, но я не ответил, легким прыжком переместившись на соседний мост. Остальные только вздохнули и повторили мои движения. Ясень тяжело приземлился рядом со мной, продолжая удерживать в руках посох.

— Странно, что на нас не обращают внимания, — удивился гном. — Даже обидно…

— Ну, раз ты просишь… — мерзко хихикнул я, чуть изменяя иллюзию.

— И что они на меня все так косятся? — недовольно проворчал гном через некоторое время.

— Ну, вот. Не смотрят — не угодили, и смотрят — опять не то. Ты уж определись — посоветовал я.

— Риан?… — вопросительно глянул на меня брат. Кирр так же не сводил с меня глаз.

— Да успокойтесь вы, — махнул рукой я. — Установил иллюзию, вот и все…

— Тут же много магов, они не догадаются? — удивился Ясень.

— Во-первых, чтобы увидеть, нужно задействовать особое зрение, которое отнимает немало сил, так что на кой оно кому надо. А во-вторых — этот способ наложения иллюзий — мое собственное изобретение. Так что не волнуйтесь на этот счет.

— Риан, — с подозрением произнес гном, в очередной раз, поймав на себе похотливый взгляд проходящего мимо мага. — А как я сейчас выгляжу?

— Ты действительно хочешь это увидеть? — ехидно осведомился я.

— А что? — тут же насторожился гном. Все остальные уже догадались, что именно они увидят (этот вид иллюзий не виден тем, на кого они накладываются, ну и самому создателю тоже). Я взмахнул рукой, создавая маленькую фигурку, и протянул ее гному.

— Вот, держи.

Алин и Кирр расхохотались над неописуемым выражением лица Гварта, когда он увидел это: стройное тело, практически лишенное одежды, не считая короткой юбки и узкой ленты, прикрывающей сочную грудь темной эльфийки. Черный плащ, с капюшоном за плечами не скрывал ни стройных ног, обутых в высокие сапоги, ни красивого лица, со смуглой кожей и яркими желтыми глазами, ни длинных белых волос, струящихся по плечам.

— Это что? — с ужасом произнес гном. Теперь уже не выдержали и все остальные. Вцепившись руками в ограду уступа, на котором мы остановились, все хохотали до изнеможения. Когда смех утихал, то, едва взгляд останавливался на покрасневшем от ярости лице гнома, с воинственно встопорщенными косичками бороды, волна веселого звука начиналась по новой. — Убери это!!! — в первый раз слышу, как гном шипит. Это нечто!

— Угу, а как тебе вариант… — в руках у гнома оказывается игриво хлопающая ресницами демоница. Я едва увернулся от шара, запущенного рукой Гварта, а потом сменил иллюзию на неприметного мужчину. — Так сойдет?

— Сойдет, — буркнул гном. — Где таверна? Я уже устал.

— Скоро придем, — успокоил я его, спускаясь по лестнице на пятый ярус. Затем прошел до конца уступа и перешел на другую сторону. Еще короткий переход и мы остановились перед большим двухэтажным сооружением из камня (впрочем, как и все остальное в этом городе), с вывеской «Некромант». Я поежился, но распахнул дверь и ступил в знакомый зал, заполненный многочисленными посетителями. Сама таверна ничем не отличалась от других в этом мире. Те же столы, рассчитанные на компанию из шести человек (при желании можно разместить и больше), та же стойка у стены, где стоял высокий темный полуэльф. Его взгляд рассеяно прошелся по нашей команде, а потом наткнулся на меня.

— Только не ты, — простонал Даритан. — Исчезни страшное виденье.

— Страшное? — девушка-разносчица, проходящая мимо, услышала его слова и повернулась ко мне. — А по моему очень даже красивое.

— Ага! Ты бы знала, что это красивое недоразумение устраивало в свое время у меня в трактире!!!! — чуть не взвыл мой старый знакомый. Алин с искренним интересом повернулся ко мне и спросил:

— Что же ты такое творил?

— Да так, — неопределенно пошевелил пальцами я. — Пару раз погулял.

— Да, а как ты гулял?? — продолжал разоряться Дар. — Я потом неделю после каждого твоего гуляния трактир восстанавливал.

Светлые начали хихикать. Вскоре посетители в зале присоединились к ним, когда полуэльф начал надвигаться на меня, засучив рукава.

— Дар, спокойнее надо быть, — примирительно сказал я. — Ну, подумаешь пару столов разломал…

— Ага! А проломанную стену? А разбитую посуду? Это все я рушил? — теперь уже окружающие откровенно веселились.

— А кто тебя знает, — резонно ответил я. — Может и ты… ай!

Я едва увернулся от бутылки, которая просвистела в дюйме от моей головы, а затем, едва не прилетев Алину, разбилась о стену.

— Ну! Что я говорил! Вот видите, — обратился я к залу — сам ведь бьет! А еще на меня клевещет!

Зал грохнул. Маги (а чаще всего хмурые некроманты) искренне веселились над сценой, раскрывающейся на их глазах.

— Тебя переспорить, — плюнул Дар, а потом подошел и обнял меня. — Ну что, нагулялся? Может, теперь вернешься?

Друзья, пораженные переменой в настроении хозяина трактира, только переглядывались между собой.

— Риан, — подергала меня за рукав рубашки Тара. — А как ты умудрился каменную стену проломить?

Мы с Даром переглянулись и расхохотались, вспоминая тот случай. Пьяные молодые маги, к которым и принадлежали мы с друзьями, в тот памятный вечер разругались в пух и прах с тремя здоровенными орками, после чего последние протаранили стену и, издав прощальные возгласы, поочередно рухнули в пропасть.

— М-да. Было время, — одновременно проговорили мы с Даром.

— Расскажешь? — попросил Таль.

— Угу. Только присядем.

Посетители уже не обращали на нас внимания, осознав, что драки не будет, поэтому мы беспрепятственно дошли до углового стола, за которым я раньше всегда распивал любимый ликер.

— Что вам принести-то? — поинтересовался Дар.

— Пиво, — тут же очнулся гном. — И побольше.

Даритан усмехнулся, а потом перевел взгляд на остальных.

— Горячий ужин и что-нибудь выпить, на ваш выбор — наконец сказал Алин, потом взглянул на друида и добавил — Еще одну порцию овощного салата.

— Ликер! — вставил я.

— Хорошо, — кивнул полуэльф и быстро исчез за дверью кухни. Через минуту он вышел и кивнул мне. Я же спокойно развалился на стуле, поняв, что наш заказ принесут раньше всех.

— Алин, а как вы собирались узнать осведомителя? — лениво спросил я у брата. Тот пожал плечами и ответил.

— Сказали, что он будет с яркими рыжими волосами и тонкой черной прядью у виска. Появляется он здесь практически каждый вечер, так что мы его должны встретить.

— Надеюсь, — проворчал я, с предвкушением глядя на девушку-разносчицу, что, ловко проскальзывая меж столов, несла подносы, леветируя остальные при помощи слабенького амулета. — Но сперва ужин и отдых.

Глава 18

Поев, все развалились на стульях и принялись скучать.

— Чем бы заняться? — лениво спросила Тара саму себя. — Может нам долго ждать придется…

— А может, и нет, — подхватил Алин, глазами указывая на появившуюся в зале фигуру. Яркие рыжие волосы притягивали взгляды многих, и только Кирр сумел различить на виске тонкую, еле заметную черную прядь.

— Ну, вот, — удовлетворительно сказал он. — Пришел. А как мы с ним поговорим?

— В смысле? — не поняла Тара, переведя взгляд на эльфа.

— Что, вот так просто подойдем и заговорим? — ехидно спросил голубоглазый стрелок. — Да он нас пошлет, если не откроем кто мы, а при таком количестве народа — это самоубийство.

— Вечно все мне решать приходится, — вздохнул я, потом медленно поднялся из-за стола и чуть неровной походкой двинулся к рыжему. Проходя мимо, я «случайно» ударился об него плечом, отчего рыжий едва не упал на пол. — Эй, ты чего толкаешься? Не видишь, я иду?!

Дар, заметив, что в зале назревает драка, выскочил из кухни и хотел было кинуться ко мне (как я подозреваю, чтобы надавать по ушам за очередную выходку), но я взглядом попросил его замереть на месте. Хмурый полуэльф кивнул и отошел к своей стойке.

— Это не я вас толкал, — холодно сказал тем временем осведомитель. — Если вы сами не умеете пить, так не скидывайте ваши недостатки на других.

— Ты зря это сказал, — пьяным голосом прошипел я. Потом оглядел зал мутным голосом. — Он меня оскорбил, — тыкнул в рыжего я. Вся светлая команда внимательно следила за моими действиями, но слава силам, ничего не предпринимала. Зал же одобрительно шумел, предвкушая драку, но тут Дар сорвался с места и подскочил к нам.

— Не в этом месте, господа, — торопливо сказал он. — Если вам так не терпится начистить друг другу ро… хм, лица, то для этого есть специальные комнаты.

— Мне это не надо, — по прежнему равнодушно сказал рыжий, с презрением глядя на меня. — Но раз этот… господин настаивает…

— Настаиваю, — пьяно икнул я. — И даже очень.

— Что ж, не смею вас задерживать, — усмехнулся Дар, поймав мой благодарный взгляд. Этот полуэльф удивительно прозорлив. Он понял, что мне нужно место для разговора, но не привлекающее внимание у постоянных шпионов (даже в этом городе есть негласные правители, с которыми мне не хотелось бы ссориться), а что может быть менее привлекающим внимание, чем шумная, но совершенно обыденная драка. Таких ссор в трактире происходит по пять за день, и еще больше за ночь. Правда, Дар всегда старался предотвратить подобное у себя, но не всегда получалось. Тогда он придумал комнаты боев, где двое: оскорбленный и оскорбивший (а так же просто жаждущие почесать кулаки), могли вволю подраться, не используя при этом оружия. Разбираться с трупами Дар не хотел.

— Пройдемте со мной, — и полуэльф подвел меня с рыжим к полутемному коридору, начинающемуся в углу зала. — Выбирайте любую дверь, они все свободны.

Я кивнул и, пройдя подальше, открыл первую попавшуюся.

— Проходите, — вежливо махнул рукой я. Осведомитель подозрительно смерил меня своими черными глазами, но прошел, оглядывая просторное помещение, без окон и с мягким покрытием на полу. — А теперь поговорим.

Рыжий резко обернулся ко мне, с удивлением отмечая полнейшее отсутствие опьянения, а затем сухо произнес:

— Вы затеяли все это из-за разговора?

— Естественно, — удивился я. — Неужели вы думали, что мне так нужно подраться? Я бы просто воткнул нож сразу, не став дожидаться подобных расшаркиваний, если бы действительно чувствовал себя оскорбленным.

Рыжий никак не прореагировал на мои слова, только его бровь резко дернулась вверх, но тут же вернулась на место.

— И о чем же вы хотели поговорить?

— Не я, — мягко сказал я, выстраивая защиту от прослушивания. — С вами хотели поговорить мои друзья.

— И кто же они? — подобрался рыжий.

— Светлые.

Рыжий подскочил на месте, а потом прошипел:

— Вы с ума сошли? Говорить здесь о них.

— Не волнуйтесь, я поставил защиту, — успокаивающе произнес я. — А сейчас я приведу кого-нибудь из них. Они под иллюзией, так что не напрягайтесь так — я насмешливо откланялся и двинулся обратно по коридору, на ходу небрежно расстегивая рубашку и чуть встряхивая волосами, стараясь придать себе вид только что помахавшего руками существа.

Ввалившись в зал, я, под заинтересованными взглядами посетителей, пошатываясь, объявил:

— Ну, вот! Говорил же, что не стоит меня оскорблять, — я двинулся к своему столу, получив несколько одобрительных хлопков по плечам. — Ты, кажется, говорила, что он тебе понравился, — я пьяно улыбнулся ничего не понимающей Таре. — Так иди, он сейчас не сможет оказать сопротивление, — я мерзко хихикнул, и подтолкнул девушку в нужную сторону.

— Ну, я тоже хочу, — надул губы Алин, заставив меня мысленно расхохотаться. — Почему ей всегда достается все лучшее? Я первый! — и он, наперегонки с сообразившей девушкой, бросился к коридору, сопровождаемый понимающим смехом посетителей. Немного обсудив случившееся, и сделав несколько извращенных предположений о том, что же сделают с побежденным те двое, отдыхающие в трактире успокоились и совершенно забыли о нас.

— М-да. Ну, ты и актер, — протянул Кирр. — Не хочешь сменить профессию?

— Неа, — беспечно откликнулся я, потягивая свой любимый ягодный ликер. — Мне и так хорошо. А что, ты хочешь предложить выгодный контракт?

— Ты невыносим, — вздохнул старший эльф.

— Да, ну? — уже откровенно веселился я. — Может просто двери узкие?

Теперь уже и Таль смеялся, да так заразительно, что Кирр не выдержал и улыбнулся. Гном уже давно похрапывал, положив голову на стол, а Ясень и Солен переговаривались между собой, обсуждая правильность действий какого-то там Марая. Кажется это один из представителей Совета. Кстати, а друиды так и не вошли в Совет. Решили действовать самостоятельно… и правильно, в общем. Обидеть этих старичков мало кто посмеет. В своем лесу они практически непобедимы.

Алин и Тара показались вовремя — мы уже хотели завалиться спать прямо тут.

— Я все узнал, — отрывисто сообщил Алин. — Сегодня отдохнем, а завтра вечером пойдем. Дорогу я знаю.

— Отлично, — возликовали мы с Кирром. Старший эльф принялся расталкивать младшего, а Солен взял на себя нелегкий труд разбудить гнома, рискуя при этом получить в ухо.

— К сожалению, Дар комнат для сна не держит, так что я проведу вас в ближайшую гостиницу, — зевая, сказал я. — Поддержка иллюзий отнимает немало сил — пояснил я удивленному моим состоянием Алину.

Попрощавшись с Даром, я вышел на улицу и вдохнул свежий, чистый воздух. Мимо, стараясь держаться тени, пролетела нарка. Тара, поеживаясь, проводила небольшую крылатую тварь взглядом и спросила:

— Неужели они свободно так летают?

— Нет, конечно, — лениво ответил я. — Нарки достаточно неопасны, чтобы тщательно следить за их появлением. Они могут напасть только на совершенно беспомощное существо, а в этом городе таких практически нет. Даже пьяные темные смогут постоять за себя, иначе не выживут.

— Суровый город, — заметил Ясень.

— Суровый мир, — отрезал я. — Если бы не подобная подготовка, то темные бы не выжили в этом мире. А так мы процветаем…

— Возможно, — не стал спорить друид. — В конце концов, я мало что знаю о мире. Мы предпочитаем сидеть в своем лесу.

Я уже практически висел на Алине, засыпая на ходу. Брат сперва предлагал понести меня, но потом прекратил попытки, в очередной раз, выслушав мои мысли об этом.

— Сейчас куда? — тряхнул он меня. Я сонно разлепил глаза и узрел перед собой нужное здание.

— Сюда, — уверенно заявил я и вновь опустил веки, тем не менее, живо переставляя ноги в нужном направлении. Остальные следовали за нами, старательно комментируя мои действия.

— О! Какие пируэты выводят ноги нашего спутника — разглагольствовал Таль. — Позавидует даже эльфийка.

— А взмахи руками в нашу сторону? — присоединился Солен. — Какая пластика! И все ради того, чтобы прибить нас…

— Похвальное рвение, — подтвердил друид. — Еще бы достигало своей цели. Ай! Что я такого сказал?

— Не на ту сторону встал, — любезно пояснил Кирр, распахивая дверь и давая возможность Алину, вкупе со мной, протиснутся внутрь. Потом эльф повернулся к подоспевшему хозяину гостиницы и снял четыре комнаты. Я быстренько поднялся наверх, подождал, пока Алин откроет ключом дверь, и прошмыгнул внутрь.

— А теперь спать, — блаженно мурлыкнул я, срывая на ходу одежду и оружие (Алин все равно знает о нем, так что скрываться нет смысла). Потом завалился на постель и мгновенно уснул.

Я с улыбкой подобрал одежду и ножи темного, что уже сопел в две дырки на своей кровати, и подивился подобному доверию. Хотя, впрочем, он не зря ведь доверяет. Я не использую это знание против него. И эта черноволосая зараза об этом знает.

Неторопливо раздевшись, я аккуратно развесил свои вещи, а потом только упал на кровать.

Утром я проснулся сам, не дожидаясь, пока придет хозяин гостиницы, которого мы вчера попросили об этой маленькой услуге. Одевшись в чистое, я с удивлением отметил, что вчерашняя одежда тщательно выстирана и оглажена. Подозрительно покосившись в сторону двери, я обнаружил, что засов на месте, поэтому проникновение слуг невозможно. В очередной раз, подивившись магии темного города, я пожал плечами и не стал особо над этим раздумывать.

— Риан, вставай, — уже которое утро начинается с этих слов. Я что, вечно буду его будить? Но темный на удивление быстро открыл глаза, после чего потянулся, как кошка, и резво вскочил на ноги.

— Нас ждут магазины, — ответил он на мой удивленный взгляд. — В конце концов, я хочу плащ. Ты не поверишь, сколько раз эта деталь одежды спасала мне жизнь.

— Ну, так пошли, — кивнул я на дверь, пока маг закидывал все оставшееся в свою сумку. Мы же взяли все только необходимое, оставив остальные мешки на конях. Риан подтвердил, что вещи будут в сохранности, а сам он забирает сумку с собой только по причине ее маленького и необременительного размера.

В этот момент в дверь постучали, и сонный голос служанки сообщил, что мы просили разбудить.

— Спасибо, — Риан распахнул дверь и обворожительно улыбнулся застывшей девушке. Но она быстро справилась со ступором и сама выдала довольно клыкастую улыбочку. В который раз забываю, что в этом городе вряд ли найдешь людей. — Вы пропустите? — служанка чуть смутилась и отошла в сторону, пропуская Риана и меня. Я только подмигнул удивленной девушке, после чего спустился вниз.

Кирр уже был там и с удовольствием ел красиво оформленный салат, припивая легким вином. На мой удивленный взгляд, эльф пояснил:

— Решил с утра не забивать живот мясом. Попробуйте.

Переглянувшись, мы с Рианом заказали тот же салат и осторожно попробовали из своих тарелок.

— А ведь и вправду ничего, — отметил некромант. — Только еще бы соуса…

— Могу предложить острый паевый, — тут же оказался рядом разносчик.

— Давай, — согласился я. — Тоже попробую. А ты сегодня рано встал — обратился я к эльфу, когда молодой парень ушел за соусом.

— Не спалось, — отмахнулся тот. — Всю ночь какая-то зараза под окном летала и вопила.

— И ничего я не вопила, — хрипло отозвалась встрепанная молодая женщина, сидящая за соседним столом. До этого я не обращал на нее внимания, поскольку она спала, обняв кувшин с вином. Сейчас же в глаза бросались и пепельные волосы, и немного помятое лицо. — Я пела…

— Гхм, — поперхнулся эльф. — Ну, если это песни…

— Хорошо видать вчера было? — участливо поинтересовался Риан, глядя, как женщина со стоном приникает к кувшину и делает изрядный глоток.

— И не говори, — согласилась та, отрываясь от горлышка. — До сих пор штормит.

— Бывало, — только и покачал головой маг. Они обменялись со страдалицей понимающими взглядами, после чего потеряли друг к другу интерес.

Наконец вниз спустились и остальные, набросившись на еду, как стая голодных волков. Хозяин гостиницы только с удовольствием причмокивал губами, глядя, как исчезает в пасти гнома (для хозяина — неприметного темного) все, лежащее перед ним.

— Сейчас по магазинам, а потом уже Алин нас поведет — провозгласил маг.

— А разве мы не станем ждать вечера? — удивился Таль.

— Наивный, — усмехнулся маг. — Вечером, особенно ближе к ночи жизнь в этом городе только начинается.

Младший эльф осознал свою ошибку, раз замолчал и уткнулся в бокал с легким вином, практически соком.

— Ну, что, идем? — первым отодвинул от себя тарелку Солен.

— Угу — невнятно пробурчали остальные, торопливо дожевывая завтрак. Потом все поднялись и синхронно отправились к двери. Только Кирр задержался, оплатив завтрак.

Выйдя на улицу, я привычно сощурился, ожидая яркого утреннего света, но потом с удивлением отметил, что вокруг едва-едва можно что-то видеть. Фонари уже не горели.

— Скоро станет немного посветлее, — жизнерадостно сказал Риан. — Идем.

Мы последовали за неугомонным темным, с особым изощренным издевательством, выбирающим самые опасные места прохода.

— Что вы так медленно? — фальшиво удивился он, с удовольствием в фиолетовых глазах наблюдая за нашим неспешным продвижением, с цеплянием за редкие поручни.

Гварт только тихо зарычал, а Таль вдруг проворным прыжком оказался рядом с темным. Замахав руками, он пытался вернуть себе равновесие, и чуть не упал, вовремя пойманный магом.

— Рехнулся? — проворчал Риан. — Никогда не прыгай здесь, если ты хотя бы не обладаешь способностью к левитации, ну или не прожил в этом городе, как минимум, лет пять.

— Угу — кивнул эльф, смущенно отворачиваясь в сторону. — Хорошо.

Я же в который раз возблагодарил небо за реакцию темного.

До нужного магазина мы добрались быстро. Риан попросил нас подождать в креслах приемной комнаты, а сам поспешил в соседнюю, утащив за собой знакомого ему портного.

Через двадцать минут он появился вновь, довольно расправляя новенький черный плащ из странной, скользкой на ощупь ткани.

— Приобрел что-то стоящее? — поинтересовалась Тара.

— А то, — довольно усмехнулся темный. — Ну, что? Откуда начнем поход?

— Думаю с трактира «Некромант». В конце концов, мне объясняли, как пройти к нужному дому именно оттуда.

— Тогда идем, — и маг вновь повел нас, только теперь выбирал довольно безопасные переходы. Я же убедился в правоте Риана, когда огляделся вокруг. На улице было крайне мало народу. Только изредка промелькивали случайные фигуры, и тут же исчезали в очередных проходах. Иногда можно было заметить мужские силуэты, лениво взмахивающие крыльями и перелетающие с одного яруса на другой. Занятное место.

Дойдя до таверны, Риан предоставил мне вести отряд. Я чуть наморщил лоб, тщательно вспоминая указания того рыжего, после чего уверенно зашагал направо, к лестнице, ведущей на четвертый ярус.

— Он живет на третьем и недалеко отсюда, — сообщил я остальным. Так! Теперь пройти по среднему мостику, и через пару уступов вновь подняться наверх. Угу. А теперь на другую сторону.

Перебежав, я отмерил расстояние и прикинул направление, после чего двинулся в сторону приличного уступа, где размещался красиво вылепленный трехэтажный замок. На ходу я отметил неверие на лице темного.

— Не может быть… — тихо прошептал он. — Только не… хотя…

Я начал подозревать неладное еще, когда Алин сказал про третий ярус. На нем мало кто живет, предпочитая размещаться ниже. Но все же выбор есть, но когда брат направился в сторону замка Эзара, я тихо охнул.

— Только не… хотя — я задумался. То, что нападение производил не Эзар, я уверен. Так же я был уверен, что светлым не пробраться в дом к моему бывшему учителю. И вот сейчас прикидывал как сказать об этом друзьям. Предавать учителя я не собирался,… а кто сказал о предательстве? Этим можно неплохо воспользоваться в нужном мне свете! — Туда трудно проникнуть — сказал я спутникам, скрывая довольную усмешку.

— Но ты поможешь? — Алин внимательно смотрел на меня. Остальные светлые также не отрывали глаз.

— Помогу. Идемте за мной.

Я провел всех к тщательно замаскированному тайному ходу и неслышно для остальных шепнул нужные слова. Тихий скрип и дверца отворилась, представив глазам черную дыру провала, темнеющею даже на фоне камней.

— Проходите, — я быстро затолкал все упирающихся спутников внутрь и закрыл за собой проход. — Если будете так медленно двигаться, то в живых не останетесь. Может, лучше разделимся?

— Нет, пойдем все, — твердо сказал Кирр. Ясень хотел было устроить всем неимущим ночное виденье, но я вовремя перехватил его руку с посохом.

— Замечательная идея, Ясень, — насмешливо прошипел я. — Давай, скажем магу, что мы здесь. Ведь он этого так ждет.

Не говорить же им, что маг и так уже осведомлен о нашем прибытии. Едва я открыл дверь, как сработал своего рода звонок, оповестив Эзара о проникновении. Конечно, он догадается, что это я, но раз звонок сработал, то будет готов к неожиданностям. Я всегда захожу так, что защита не успевает срабатывать, отключенная умелыми руками, а раз не отключил — значит не все ладно.

— Следуйте за мной, — я построил светлых так, чтобы Тара, Солен и Ясень были расположены между другими членами команды, видящими в темноте. Потом, осторожно поглядывая по сторонам, двинулся по узкому коридору. — Не касайтесь стен. Тут много ловушек.

— Откуда ты… — не выдержал гном, но был остановлен моим окриком:

— Потом разберемся!

Так, гуськом, мы продвигались по тайным коридорам замка, старательно огибая ловушки. Я отключал все, что возможно перед командой, и тихо возвращал все магические пружины на место за их спинами. Не хватало еще оставить коридор Эзара без защиты. Он же мне потом голову оторвет!

Наконец, я аккуратно отодвинул подделанную под камень деревянную панель и скользнул в темную комнату. Ага! Вот она, моя родная спальня. Сколько времени я здесь провел…

— Проходим, проходим, не останавливаемся — поторапливал я остальных, тщательно закрывая спиной свой собственный портрет. Вытолкав всех в нормальный коридор, я начал спускаться по лестнице вниз, усыпляя всех встречных горгулий. Спускался я в подвальный зал. Эзар мог быть только там.

— Куда ты нас ведешь? — тихо прошипел Солен.

— Тихо, — огрызнулся я. — Скоро придем.

Светлые смирились и теперь тихо ступали за спиной, едва заметно переглядываясь. Наконец мы остановились перед широкими дверьми, которые я распахнул пинком, а потом решительно шагнул внутрь мимо ошарашенных светлых.

— Привет, учитель, — широко улыбнулся я. — Не ждал?

— Учитель? — выдохнул за спиной Кирр. — Риан, так получается виновный — это твой учитель?

— Бывший учитель, конечно — пожал плечами я. — А на счет виновный — мы еще переговорим.

— Валериан, — строгим голосом начал Эзар, стоя посреди пустого зала, с начерченной пентаграммой на полу. — И какого крелла тут происходит?

— Ты не рад меня видеть? — я сделал вид, что обиделся, спиной ощущая недоумение команды. Едва они вошли, дверь за ними захлопнулась, заставив вздрогнуть даже меня. Впрочем, Эзар часто любил работать на публику.

— Конечно, рад, — недовольно сказал учитель, тряхнув пепельными волосами. Его глаза тепло сверкнули знакомой бирюзой. — Вот только то ты делаешь в команде светлых?

— Опс, — пробормотал я. — Забыл, что ты спокойно видишь через мои иллюзии. Ну, раз так, то я тогда не стану лишний раз тратить силы.

Я снял иллюзии с команды, которая, наконец, не выдержала.

— Риан, мать твою, что происходит? — взорвался Солен.

— Ничего такого. Кроме того, что я не дам вам причинить вреда моему учителю — спокойно сказал я. Глаза светлых заледенели.

— То есть ты нас предаешь? — горько спросил Таль. А Эзар за спиной хохотнул.

— То есть ты, Риан, привел их сюда для моего убийства? М-да. Ну, ученик, мы с тобой еще поговорим на эту тему.

В этот момент я заметил, как Кирр выкинул руку вперед, с зажатым в ней светлым стержнем.

— А вот этого не надо, — предостерегающе воскликнул я, но безнадежно опоздал. Свечение сорвалось с нейтрализатора и перешло на учителя. Я только обреченно покачал головой. Все, Эзар меня точно убьет. — Это еще что? — этот возглас вырвался у всех присутствующих, когда свечение перешло с Эзара на меня, а потом и на Ясеня.

Я почувствовал полную опустошенность. Вот…!!!!

— Ну, владычица. Ну, встретимся мы с тобой! — прорычал я. Эта русалка все же сумела отомстить, дав вместо простого нейтрализатора — полный. Теперь весь зал и все присутствующие лишены магии, включая и светлых. Это, конечно ненадолго, но хватит, чтобы мои спутники убили Эзара. Исходя из каких-то своих принципов, Эзар совершенно не владел оружием, и даже не собирался учиться. Он только собирал самую необычную коллекцию мечей во всех темных землях.

— Я ученый, — сказал он как-то мне. — И собираюсь полностью посвятить себя магии. Терять время на оружие я не вижу смысла…

Вот и не видел, чтоб его…

— Риан, — излишне ласково начал Эзар, делая несколько шагов ко мне. Его темная одежда позволяла ему быть практически незаметным в полутьме зала. — Я тебя сейчас убью… — ну, вот, что я говорил? — Ты привел ко мне светлых… С НЕЙТРАЛИЗАТОРОМ!!!!!

— Упс — я рванул в сторону, избегая оплеухи. Но тут же прыгнул обратно, скрестив мгновенно вынутые кинжалы с легким мечом Таля. — Эзар, назад!

Учитель не стал спорить и спокойно отошел к другой стороне зала, с интересом наблюдая, как я раскидываю светлых, стараясь не причинять им вреда. Пару раз мне приходилось прыгать в воздух, перекрывая дорогу к учителю. Эльфы сперва старались только оглушить меня, но затем, поняв, что я не отступлю, начали нападать со всей скоростью. Я только прикусил губу, наращивая свой темп. Люди мне не противники. Гном и друид тоже. А вот ловкие эльфы, тем более мастера мечей, могут доставить весьма неприятные минуты, отвлекая мое внимание от остальных. Я же, как говорил раньше, не особо люблю бой на мечах. Длинные кинжалы — это мое оружие. А так же метательные ножи, звездочки, иглы и другое. Сейчас же я уже схлопотал пару болезненных порезов, из которых тут же начала просачиваться кровь.

Победить то я смогу, но убивать эльфов мне не хотелось.

— Остановитесь, — крикнул я. — Эзар не тот, кого вы ищете.

— Да ну, — прошипела Тара, вновь кидаясь на меня. — Может тогда это ты?

Я вновь отбросил девушку, аккуратно наметив траекторию, чтобы она сбила с ног поднимающегося Гварта. Только Алин стоял в стороне и внимательно смотрел на меня. Наконец, он вынул мечи и встал напротив.

— Ты хочешь драться? — ровным голосом спросил я, стараясь не морщиться от боли. В последнем рывке Кирр прилично проехался клинком по моему плечу. Я не остался в долгу, ранив эльфа в правую руку, заставив выронить оружие. Но кинжалы против мечей — это бесспорное поражение, если не пользоваться нечестными приемами, которые приведут к смерти противника. Эзар за спиной охнул, видимо разглядел, кто стоял передо мной. Алина он знает, ведь я не раз показывал ему изображение брата.

— А что мне остается? — вопросом на вопрос ответил брат. — Мне нужно убить темного мага- убийцу, а ты стоишь на пути, защищая его… — он вскинул руку, и остальные светлые покорно отошли в сторону, продолжая зло сверкать на меня глазами.

— Хорошо, — кивнул я, и решительно отбросил кинжалы от себя. Алин с удивлением проводил глазами оружие, а потом вопросительно взглянул на меня. Я же с легкой, грустной улыбкой смотрел на него, разведя пустые руки в сторону. — Хочешь пройти? Тогда убей своего брата…

Алин замер. После моих слов в зале повисла невероятная тишина. Было даже слышно, как тяжело дышит Тара, стараясь восстановить дыхание, и как скрипит зубами от боли Кирр, зажимая рану на руке. Но все они не сводили ошеломленных глаз с меня и Алина.

Брат же молчал. Я тревожно смотрел на него, ожидая ответных действий. Его молчание меня пугало. Но тут, заставив охнуть и меня и его, узы открылись полностью, и ощущения брата хлынули в меня рекой. Я чувствовал его ошеломление, удивление, но брат справился с неожиданностью и перекрыл мне доступ. Теперь я не знал, что он чувствует, но продолжал ощущать его рядом. Такое приятное тепло родного существа.

Я с нежностью поглядел в топазовые глаза, улыбаясь уголками губ. Облегчение нахлынуло на меня. Наконец-то он все знает. Как давно я этого ждал, но примет ли?…

Алин шагнул вперед, не опуская мечей. Я не двигался с места и не предпринимал ничего. Казалось, все в мире затаило дыхание, следя за движениями серебряноволосого валара… Металл звякнул о каменный пол и Алин крепко обнял меня, прижав к себе.

Я засмеялся от счастья, отвечая на объятье. Если бы я умел плакать, то не сдерживал бы сейчас слез, обретя брата.

— Я ведь чувствовал, — шептал Алин. — Я всегда чувствовал родство, когда ты был рядом, но оно было таким слабым, что легко подавлялось моей волей. Почему ты не сказал раньше?

— А ты бы поверил? — я слегка отстранился, снизу вверх глядя на брата. Тот покачал головой. — Вот поэтому и молчал…

— Тебе было тяжело, — даже не спрашивал брат. Я только улыбнулся, склонившись к его плечу.

— Зато все не напрасно… И, Алин…

— Да?

— Эзар и вправду невиновен.

— Я верю, — улыбнулся светлой улыбкой тот. — Он не стал бы тогда так счастливо улыбаться сейчас.

Я оглянулся и действительно увидел на лице учителя счастливую широкую улыбку. Друзья же не скрывали слез.

— А ведь я всегда замечал в них сходство, — говорил гном. — Но не мог поверить, что светлый и темный — братья…

— Близнецы, — вставил я.

— … близнецы — согласился Гварт. — Ведь о таком никогда еще не было слышно! Хотя я читал в истории светлых семейств о Валериане! Но не связал это имя с тобой, и уж тем более с Алином.

— Все мы ошиблись, — покачал головой Ясень. — Мы слишком привыкли, что подобного не могло быть, вот и отвергали самую верную версию.

— А ведь догадывались все, — уныло заключил Солен. — Вспомните слова остальных…

— Ага. Например, слова Рила, — улыбнулся Алин. — Я тогда долго думал, почему он попросил именно меня следить за тобой…

— Вот зараза, — беззлобно проворчал я. — Не сдержался ведь.

— Ну, он же хотел тебе счастья, — ласково щелкнул меня по носу Алин.

— Я знаю, — поморщился я. Эзар подошел к нам и произнес.

— А теперь, если вы не против, то нам необходимо подняться наверх и заняться вашими царапинами, уж не говоря о том, во что превратилась ваша одежда.

Я смотрел на то, как Риан раскидывает моих спутников, а потом аккуратно отбивается от эльфов, слажено нападающих с двух сторон. Сейчас, когда темный без магии, то он потерял преимущества перед двумя остроухими. Их длинные клинки легко доставали некроманта, который еще отвлекался на остальных, не давая им пройти к магу, по имени Эзар. Я видел, как рукава рубашки Риана намокли от крови, но темный и не собирался сдаваться. Он мог бы убить эльфов в один момент, но не делал этого, только отбивался и старался вывести противников из игры, не нанося им серьезных повреждений, что, учитывая особенности организмов эльфов, практически невозможно.

Наконец, я вышел вперед, вынув из наспинных ножен свои парные мечи. Надо заканчивать все это. Я видел, во что превратилась роща по вине того ублюдка, что стоит за спиной Риана. Я наблюдал, как гибли дриады, спасти которых не представлялось возможным. Как закрывались их красивые глаза, уже не сопротивляясь боли изломанных и обожженных тел. Я не могу оставить все это и забыть.

Спутники отошли в сторону, предоставляя мне свободу действия. Я уже перестал обращать на них внимание, не сводя глаз с хрупкой темной фигурки, стоящей напротив.

— Ты хочешь драться? — спросил Риан. Я догадывался, что каждое движение руками причиняет ему боль. Но он молчал, ничем не показывая ее.

— А что мне остается? — с горечью спросил я. Биться с темным я не хотел. Он стал мне очень дорог за все время пути, но я не могу позволить своим личным интересам взять верх…

— Хорошо, — как-то совершенно спокойно сказал Риан, едва заметным движением отбрасывая свое оружие от себя. Я проследил взглядом за кинжалами и уставился на темного. Ну, зачем? Я не хочу убивать тебя так! Безоружного! Я знаю, что на тебе еще полно метательных ножей, но почему-то уверен, что ты не воспользуешься ими… И к чему эта ласковая улыбка? — Хочешь пройти? Тогда убей своего брата…

Когда его слова затихли среди потолка зала, до меня дошел их смысл. Сказать, что я был ошеломлен — это ничего не сказать. Я был полностью выбит из привычного мира. Самое смешное, что я ведь чувствовал — он не врет,… и в глубине души знал правду. Внезапно словно что-то щелкнуло, и я почувствовал легкую боль, которая превратилась в широкий поток чувств и ощущений. Я ощущал стоящее напротив существо, как самого себя, а не просто, как родственника. Так вот они какие — узы родства между братьями… Я никогда не слышал, чтобы они были так сильны!

Сумев справиться с собой, я прекратил поток ощущений с моей стороны и внимательно поглядел на темного… теперь уже брата. Его глаза брали за живое своей нежностью и пониманием. Я чувствовал невероятное тепло. Вечное одиночество начало растворяться, поддаваясь новым ощущениям. Я чувствовал, как мое промедление причиняет боль Риану, поэтому шагнул к нему. Еще шаг, и я отпустил рукояти мечей, позволив им упасть на пол. Затем крепко обхватил брата руками и уткнулся лицом в его черные волосы. Валериан счастливо засмеялся, а я только и смог, что проговорить:

— Я ведь чувствовал. Почему ты не сказал раньше?

— А ты бы поверил? — Риан чуть отодвинулся и серьезно посмотрел мне в глаза. Я осознал его правоту и покачал головой. Действительно, если бы темный назвался моим братом несколько дней назад, я может, и не напал бы на него, но уж точно не дал продолжать бы путь с нами. А сейчас, когда я стоял перед выбором…

Я с нежностью провел рукой по волосам Риана, осознав, насколько ему было тяжело: знать, что брат рядом и не иметь возможности сказать мне об этом. Но Риан, в ответ на мои слова только потерся щекой о мое плечо и отмахнулся. Правда, он тут же вернулся к теме и тихо сказал:

— Эзар и вправду невиновен.

— Я верю, — я не выдержал и улыбнулся. Риан не мог с такого положения видеть, насколько лицо Эзара светилось радостью за своего ученика. Некромант не выдержал и обернулся, чтобы проверить мои слова. Я же с улыбкой смотрел, как все друзья не скрывают слез.

Гварт только и мог, что возмущаться своей тупости и ограниченности. Ясень вторил ему, но не стал из-за этого так переживать. Эльфы же переглядывались между собой и счастливо улыбались.

Я припомнил, как Рилл, друг Риана, просил меня присмотреть за ним, на что темный фыркнул:

— Вот зараза.

Я рассмеялся и щелкнул младшего братишку по носу, напоминая о том, что вампир действительно беспокоился.

— Я знаю, — Риан забавно сморщился, но мой тихий смех оборвал Эзар, деликатно напомнивший про насущные проблемы. Только сейчас я вспомнил, что и Риану, и Кирру нужно остановить кровь, уж не говоря о том, что наша одежда, после пыльного тайного хода вся покрыта паутиной.

Мы поднялись наверх, где я сам лично занялся братом, не слушая его возражений. Впрочем, ворчал Риан только для порядка, с радостью принимая заботу. Я же был счастлив от таких мелочей, как расчесывание длинных, вымытых волос, перебирая черные и фиолетовые пряди. Радостный блеск фиолетовых глаз брата, был мне приятен, а волна его ощущений, которую брат и не стремился прятать, доставляла массу удовольствий. Риан рассказал мне все о своей жизни. Поведал о своем посвящении в некроманты, которому и обязан за багровые всплески в глазах и повышенную регенерацию. Я же в свою очередь так же не стал ничего утаивать.

Узнав, что потерей памяти обязан отцу, я не был сильно удивлен. Любовь — это не то, чем бы можно было охарактеризовать мои отношения с Варгом. Скорее обреченное терпение друг друга. Но вот то, что отец проклял брата, разлучил нас, вызвало бурю негодования. Риан успокоил меня, сказав, что прошлое стоит оставить позади. Впереди целое будущее. Я согласился и радовался каждой проведенной вместе минуте.

Глава 19

Я наслаждался обществом брата все два дня, что мы провели у Эзара. Потом понял, что действовать все же необходимо. Кто-то ведь навел светлых на дом Эзара. И мне очень хотелось бы узнать причины этого поступка. Я никогда не верил в случайности, а то, что Совет направил команду к дому моего учителя, это вряд ли совпадение. И почему-то мне кажется, что в этом замешан Варг. Мой отец не мог оставаться в стороне… если не принимал главную руководящую роль.

Под конец второго дня, мы сидели за обеденным столом, и вдевятером обсуждали произошедшее.

— Не думаю, что это просто ошибка, — сказал Кирр. — Совет не может так ошибаться.

— То есть ты хочешь сказать, что это я напал на рощу и потратил драгоценные силы источника (не говоря уж о своих) на уничтожение дриад? — прищурившись, поинтересовался Эзар холодным голосом.

— Нет, — спокойно ответил голубоглазый эльф. — Я думаю, что кто-то ввел Совет в заблуждение…

— Если Совет вообще знал об этом, — тихо произнес Алин. Молодец, братишка. Мыслишь в верном направлении. — У меня такое чувство, что за всем этим стоит кто-то очень сильный (или очень умный — прокомментировал я про себя). Ведь, не в обиду будет сказано, Совет просто одурачен.

— Возможно, — не стал спорить друид. — Я не знаю ваш Совет, но могу сказать, что любой из представителей Совета может оказаться предателем.

— И кто же это? — засопела Тара. Скорее всего, ей не хотелось верить в то, что Совет не безупречен. Да и Таль не далеко от нее ушел. Вон, какое обиженное выражение приняло его заостренное лицо:

— Сразу могу сказать — это не эльфы, — твердо произнес он. Я и Эзар насмешливо переглянулись, но не стали спорить. Тем более что он прав. Эльфы вряд ли стали бы затевать все это.

— А что насчет источника? — осведомился у Эзара Солен. — Ты начал про него что-то говорить.

— Этот источник послужил орудием для уничтожения рощи, — Эзар говорил сухо, не выражая никаких чувств, что не позволяло усомниться в правдивости слов учителя. — Он чем-то отличается от остальных, но, к сожалению, я не могу сказать чем. Для этого мне нужно еще несколько месяцев копаться в структуре этого места, что мне вряд ли позволят, уж не говоря о нехватке времени.

— А разве мы ограничены? — приподнял бровь Таль.

— Неужели ты думаешь, что маг, который затеял все это, остановится только на уничтожении рощи? — насмешливо спросил Эзар. Я только хихикал, глядя на то, как задумались светлые. Да, Эзар был учителем до кончиков ногтей, заставляя собеседников отвечать на свои собственные вопросы. Алин так же с улыбкой прислушивался к разговору, но продолжал что-то обдумывать про себя.

— Нам пора, — с сожалением сказал я. — Эзар, завтра с утра мы двинемся в путь. Надо, наконец, закончить это дело.

— Я понимаю, — чуть грустно кивнул учитель. — Так, что не стану задерживать. Горгульи принесут вам все необходимое.

Светлые кивнули и разошлись по своим комнатам. В зале остались только я и Эзар.

— Знаешь, Риан. Меня до сих пор мучает один вопрос: неужели ты бы дал себя убить? Что-то не очень верится…

— И правильно не верится, — я сразу понял, о чем говорит учитель. Потом достал практически из воздуха тонкую иглу и показал ему. — Это игла со снотворным. Действует мгновенно. Она была у меня в руке.

— И что бы ты сделал, если бы Алин напал? — Эзар внимательно смотрел на меня.

— Ничего. Просто усыпил бы, а потом ушел, — я пожал плечами. — Больше бы я не пришел к брату, зная, что в такой ситуации, он предпочел убить меня. Впрочем, этого не случилось…

— Так ты все это подстроил!!! — осознал, наконец, Эзар. — Ну, ты и гад… причем очень расчетливый гад. Знаешь, я всегда удивлялся тому, как ты умудряешься заставлять остальных плясать под твою дудку. Причем добровольно! М-да… нет, ну какой расчет! Ну, признайся, ты был уверен, что Алин не сможет тебя убить, узнав, что ты его брат?

— Догадывался, — признал я. — Но не был уверен.

— Поэтому и подстраховался, — Эзар покачал головой. — Ты истинный темный. Умеешь действовать и рисковать так, что самого риска, в общем-то, и нет.

— Так, у кого учился, — улыбнулся я.

— Льстец.

— Ты же знаешь, что я никогда не льщу. Я говорю только то, что думаю.

— Знаю, — проворчал учитель. — Ладно, иди, отдыхай.

— Иду, — вздохнул я, направляясь в свою комнату.

Наутро мы стояли у замка Эзара и прощались с ним.

— Береги себя, Риан, — обнял меня учитель. — И брата своего береги.

— Обязательно, — улыбнулся я.

— Не забывай старика, — напутствовал он меня.

— Угу! Старик, — фыркнул я, оглядывая молодую и стройную фигуру учителя. Являясь валаром, он не старел, но любил поворчать, прикрываясь своим возрастом.

— Вам лучше перейти на тот край ущелья, — наставлял тем временем светлых Эзар. — Оттуда будет быстрее добираться до светлых земель.

— А как же наши кони? — возмутился Таль. — Они что, останутся на том краю?

— Я уже послал весточку в конюшню, — терпеливо разъяснял валар. — И ваши кони будут ждать вас на том краю.

— Но как они их переправят? — удивился Солен. — Ведь по самому краю невозможно пройти.

— У конюхов свой бизнес и свои возможности, — пожал плечами Эзар. — Спросите потом сами. А сейчас идите.

— До встречи, — махнул рукой я, потом потянул брата за собой. — Идти далеко, так что торопитесь.

И вновь я веду всех по переходам, мостам, которые казались хаотичными, но на самом деле в этом расположении угадывалась система, нужно только внимательно присмотреться. До западного края мы добирались несколько часов, останавливаясь только раз, чтобы перекусить, да и то, потому что Гварт поднял шум, заявляя, что после всех волнений ему необходимы силы, а силы появляются только из еды.

К вечеру мы достигли конюшни и убедились, что коней действительно каким-то образом перенесли сюда. Решив, что двигаться лучше поутру, мы вновь спустились вниз и переночевали в самом близком к краю постоялом дворе. Стражи, на удивление, даже не показывались, когда мы сновали туда сюда по лестнице из ущелья.

В этом месте, когда мы собрались в комнате эльфов, и произошел весьма неприятный разговор. Начался он самого простого и в тоже время сложного вопроса:

— Что дальше делать? — поинтересовался Кирр, перебирая пальцами левой руки свои волосы. Правая кисть, хоть и зажила, но все же побаливала.

— Нужно пойти в Совет, — неуверенно сказала Тара. — Только там уже решится, что именно делать.

— А можно еще и постараться перекрыть источник, — подхватил Ясень.

— Кажется, мы уже говорили на эту тему, — покосился я в его сторону.

— Ерунда, — отмахнулся старик. — Совет что-нибудь придумает. В их распоряжении самые лучшие умы мира. Уж какой-нибудь способ и сообразят.

— Но зачем уничтожать источник? — возразил я. — Когда можно и самим им воспользоваться.

— А тебе это надо? — поинтересовался Алин. — Из-за него только беды.

— Не скажи, — не согласился я. — Сила этого источника колоссальна. Я бы мог с его помощью творить чудеса! Зачем лишать мир такого орудия?

— Мир? Или тебя? — ехидно подколол Таль.

— Мир в моем лице, — отрезал я. — Я категорически не согласен с уничтожением источника. Он может пригодиться.

— Возможно, — не стал спорить брат. — Но может и испортить жизнь.

Мы прекратили этот спор, оставшись каждый при своем мнении.

Едва забрезжил рассвет, мы покинули город темных и уселись на своих верных четвероногих друзей. Кони, соскучившиеся по своим хозяевам, так и стелились над пыльной дорогой, ведущей прочь от ущелья. Эзар был прав. В светлые земли отсюда попасть намного быстрее, уж не говоря о том, что безопаснее.

Всю дорогу мы с братом разговаривали о мелочах, наслаждаясь самим процессом. Остальные нас не трогали, прекрасно понимая наше состояние. Правда, я все время был настороже. Пока мы еще на темной территории, но через пару дней перейдем приграничный лес, и я вступлю на ненавистную землю. Как раз недалеко от ущелья находятся обширные владения моего отца. Алин понимал мои чувства, поэтому только старался передать мне ощущение покоя и теплоты, воспользовавшись узами. Я с благодарностью кивал ему и продолжал путь.

Настроение у всех неуклонно падало. Светлые были в отчаянии. Даже Таль сейчас сомневался, а стоит ли доверять своему правителю. Вдруг именно он замешан во всем этом деле. Кирр успокаивал его, но я чувствовал неуверенность старшего эльфа. Гном против обыкновения был молчалив, но не пренебрегал случаем стащить из мешка Тары очередной кус мяса.

— Опять ты за свое, — устало сказала девушка, поймав Гварта в очередной раз. — Да ешь, крелл с тобой.

От такого настроя у гнома пропал весь аппетит, над чем я не преминул поиздеваться. Ясень только хмуро поглядывал на всех, но молчал, понимая, что моральных проповедей команда сейчас не потерпит.

— Ничего, — говорил Солен. — Все еще наладится.

— Естественно, — подтверждал я.

Мы неуклонно приближались к границе и в один день въехали в темную прохладу леса.

— После леса начинаются земли людей, — сообщил Алин. — Так что, Риан, будь осторожен. Постарайся не привлекать к себе внимания.

— Я бы хотела сказать, что люди тебе ничего не сделают, — грустно произнесла Тара. — Но не могу. Признаюсь, порой мы действуем несколько поспешно, вынося приговор. Так что, лучше спрячься под иллюзией.

— Не вижу в этом смысла, — я не смотрел в ее сторону. Мой взгляд был устремлен строго на запад, где начинаются земли отца. — Я все равно не еду с вами.

— Что ты имеешь в виду? — уставились на меня все.

— Только то, что дальше у меня свой путь, — пожал плечами я. Когда-то я для себя решил, что допущу светлых к себе, став их другом, но смогу бросить их, если наши интересы пересекутся. Сейчас они пересеклись. Источник — слишком большая сила, чтобы можно было просто так его уничтожить, хотя бы не урвав кусочек его силы для себя. — Кроме собственных интересов, у меня еще есть и долги, которые необходимо раздать.

— Ты нас бросаешь? — не поверила Тара.

— А с чего я должен идти с вами? — усмехнулся я.

— Но… — казалось, что Таль сейчас заплачет. — Я думал, что мы…

— Друзья? — я искренне расхохотался. — Извини, Таль, что мне приходится тебя разочаровывать, но я не поставлю друзей выше своих интересов.

Светлые с неверием и грустью смотрели на меня.

— Опять мы забыли, что ты темный, — сожалением произнес Солен. — А как бы хотелось не вспоминать об этом.

— Ничего не могу поделать. Я действительно темный. И вам лучше принять это.

— Но ты не отказываешься от дружбы? — с надеждой спросил младший эльф, глядя на меня яркими зелеными глазами.

— Нет, Таль. Не отказываюсь, — покачал головой я. — Но дальше не пойду. Сейчас у меня свои дела. Может когда-нибудь и встретимся.

Эльф тихо всхлипнул, но сдержался.

— Ты точно решил? — хмуро поинтересовался Гварт. Увидев ответ на моем лице, он кивнул. — Это твое дело. Но, может, ты передумаешь. Если что, я всегда рад буду видеть тебя в моем доме в Подземельях.

Я кивнул, улыбнувшись ему.

— Если что, вы всегда сможете прийти в мой замок в лесу, — тихо сказал я. — Верны вас пропустят. А я не откажу в помощи.

Кирр кивнул и практически повторил слова Гварта, только оканчивая Светлым лесом. Да и Тара с Соленом не остались в стороне. Ясень же протянул мне небольшую фляжку, сообщив, что она отлично восстанавливает организм при любом истощении. Я с благодарностью принял подарок. Уж что-что, а силы мне понадобятся.

Наконец я подъехал к молчащему Алину и внимательно посмотрел на него.

— Ты ведь поехал к отцу? — спросил брат. В его глазах отражались и тревога и понимание.

— Надо, в конце концов, решить все вопросы, — кивнул я. — Когда все закончится, мы встретимся…

— Встретимся, — эхом повторил Алин. Мы спешились и обнялись. — Я люблю тебя, братишка.

— Я тоже, — улыбнулся я, вновь садясь на Айса.

— Удачи, — прошептал Алин мне вслед.

Я смотрел, как мой младший брат исчезает среди ветвистых деревьев, направляясь к самому жестокому существу — к нашему отцу. Может, не следовало отпускать его одного? Но я не могу бросить спутников. Нужно рассказать Совету, что происходит… А почему не передать это по зеркалу?

— Кирр! Зеркало у тебя? — резко остановил коня я. Эльф от неожиданности подскочил в седле, но остановился рядом. Остальные, заметив, что нас нет, развернулись обратно.

— Чего встали? — довольно грубо спросил гном. Настроение у всех ни к креллу.

— Я хочу связаться с Советом.

— Но ты же говорил, что связь не работает? — нахмурился Солен, спрыгивая на землю. Кони воспользовались моментом и пригнули шеи, ловя мягкими губами кончики сочной травы.

— Так и было, — не спорил я. — Но ведь попробовать стоит.

— Стоит, — согласились Таль и Ясень.

Кирр сел на траву и положил небольшое, размером с голову взрослого человека, зеркало перед собой. Ясень достал бутылек с серебристым содержимым и протянул эльфу.

— Держи. Может, поможет.

Киррантэль не стал отказываться и покорно капнул серебристой жидкости на стекло. Отражение помутнело и заволоклось белым туманом.

— Кажется, получается! — воскликнул Таль, заглядывая через плечо своего родственника.

— Тихо, не сбей, — зашипел на него друид. — Для установления связи нужна сосредоточенность.

Зеленоглазый непоседа примолк, но продолжал нетерпеливо сопеть у меня над ухом, напряженно вглядываясь в зеркало. Я недовольно покосился на него, но не стал делать замечание. Какой Таль, в сущности, еще ребенок.

Наконец, в зеркале начало проявляться изображение. Знакомое лицо… Кажется, его зовут Лейт. Где-то я его видел.

— Он часто появлялся в Совете, — тихо сообщил мне Кирр. — Я видел его в обществе…

— Приветствую вас, — глубокий красивый голос раздался на поляне. Лейт отличался странным снежно-белым окрасом волос. Я бы сказал, что он седой, если бы не знал, что валары не седеют… валары… Он советник отца! Так вот, где я его видел. — Что вы можете мне сообщить? Я уже давно не могу с вами связаться.

— Возможно это из-за темного — задумчиво проговорил Кирр, но тут же спохватился и замолк. Только поздно.

— Темного? — в глазах Лейта зажглись искорки интереса. — С вами путешествовал темный?

— Да, — нехотя ответил я. Теперь уже скрывать нет смысла…

— А как он выглядел? — что-то уж слишком нездоровый интерес у него. Мы со спутниками обменялись встревоженными взглядами.

— Он черноволос, фиолетовые глаза, — немного сковано сказала Тара.

— У него в волосах есть аметистовые пряди? — теперь Лейт уже не скрывал торжества.

— Да — кивнул Кирр. Остальные, кроме него, меня и Тары, осторожно отошли назад, но продолжали внимательно вслушиваться в каждое произнесенное слово.

— Так это он! — вскричал Лейт. — Именно этого темного мага мы и искали! Это он уничтожил рощу дриад!

Мы все пораженно переглянулись, но промолчали, а Лейт заметил:

— Да, думаю, вы удивлены. Что-что, а скрывать свою сущность этот темный умеет. Он уже не раз запутывал свои следы,… кстати, где он сейчас?

— Отошел недалеко, — отозвалась Тара. Я даже мысленно зааплодировал ее умению врать на ходу, да так, что не придерешься. — Мы решили связаться с вами, когда его нет поблизости.

— Вот и правильно, — обрадовался советник отца. — А когда он вернется, то поймайте его и привезите в Совет, где его будут судить. И осторожнее, он очень опасен.

Сказав это, Лейт прервал связь. Мы даже не успели ничего сказать.

— Ну, и что вы думаете? — хмуро спросил Кирр. — Этот валар — советник твоего отца, Алин.

— Я знаю. И думаю, что Риан сейчас в большой опасности.

— Он знал, куда идет, — заметил Солен, хоть и не скрывал своей тревоги.

— Да, но он не знал, что охота идет именно на него — возразила Тара. — Сейчас он отличная мишень для сброса на него всех грехов Совета.

— И когда ты научилась цинизму? — усмехнулся я. — Но думаю, что Совет тут не при чем. Дело рук отца.

— Но как он может так поступить со своим сыном? — не поверил Таль.

— О! Он может еще и не так, — я горько усмехнулся, вспомнив наш разговор с Рианом, когда тот поведал свои подозрения насчет убийства Лиры. Он высказался, что это дело рук отца. Я тогда возразил, но сейчас понимаю, что возможно Риан был не так уж и не прав. Учитывая то, что он отказался от своего сына, то вполне мог убить и светлую эльфийку, неугодную ему, и уж точно сможет убить того, кто мешает его власти…

Я похолодел, поняв какую ловушку расставлял отец Риану. Остается только один вопрос: зачем?

Но об этом можно подумать потом. Сейчас же важнее догнать брата, или хотя бы успеть прийти вовремя.

— Я поехал за ним, — никто не стал отговаривать. Друзья молча вскочили на коней и повернулись ко мне.

— Мы с тобой! — твердо сказали они. Я посмотрел на них и покачал головой.

— Вы даже не сможете войти в замок отца. Он полностью защищен магией. Пройти сможет только представитель семьи Коор'Саенн.

— Пусть мы и не пойдем в замок, но проводить тебя обязаны, — похоже, переубедить их не представляется возможным.

— Хорошо, — я направил коня на запад, возвращаясь домой. Только дом ли это?

Немногим позже я уже порадовался, что взял команду с собой. На выезде из леса на нас напал отряд наемников. Никаких знаков отличия у них не было. И не похоже, что они искали именно нас, просто патрулировали границу владений отца, выполняя приказ не пропускать никого.

— Алин, езжай дальше, — крикнул мне Таль. — Не теряй времени. Мы справимся, а Риану понадобится помощь.

Я оглядел наемников и кивнул. Тут они действительно справятся.

— Удачи, — махнула рукой Тара.

— Свидимся, — улыбнулся я, пришпоривая коня и посылая его прямо сквозь строй наемников. Черной молнией протаранив людей, конь вырвался на свободу и помчался к замку отца, что виднелся совсем рядом. Только бы успеть.

Спрыгнув чуть ли не на ходу, я оставил коня у ворот, а сам проскользнул в приоткрытую маленькую дверь, вырезанную прямо в громаде стены. Кто-то совсем недавно прошел тут. И, судя по трупам охранников, это был Риан. Ну, ты и силен, братишка.

Я только присвистнул, оглядев развороченный двор. Нашлись даже разрезанные пополам вакки. Много народу нагнал сюда Варг. Видать опасался нападения, вот только не особо-то оно ему помогло.

Вынув мечи, я осторожно пробирался по залитым кровью камням, пока не вошел в сам замок. Идя по знакомым с самого детства коридорам, я жалел, что не помню наше общее с Рианом детство. Он наверняка был милым ребенком… и шаловливым без меры. Надо будет спросить его о наших совместных проказах. Не может быть, чтобы их не было. Чуть улыбнувшись, я зашел за угол и едва не наткнулся на облаченную в белое фигуру. Вскинув мечи, я замер, увидев, кто это.

— Идем со мной, — прошептал валар. — Я проведу тебя к Риану, только не шуми… И я рад тебя видеть.

Я кивнул, решив отложить все вопросы на потом. Только обнял своего провожатого.

Доехав до края леса, я наложил на себя отводящее взгляды заклинание и быстро преодолел небольшое расстояние до родового замка. Заметив отряд наемников, я не стал останавливаться. Заклинание и так немало сил вытягивает. А эти пусть живут… пока. На обратном пути не премину навестить этих молодчиков.

Спешившись, я хлопнул Айса по крупу, прошептав на прощение:

— Беги друг. Но вернись на зов.

Хьярд утвердительно заржал и быстро скрылся из виду. Я же начал обходить стену, ища неприметную дверцу, вырезанную в камне. Найдя, я взломал ее и проник во двор, радуясь, что стена щита все еще не настроена против меня. Порой жадность отца играет мне на руку, ведь смена настройки щита стоит очень дорого. А сейчас, я беспрепятственно проник на территорию замка.

Оглядев свободное пространство двора, я присвистнул. Ничего себе? Варг сильно обеспокоен за свою жизнь, раз нанял столько охраны. Больше тридцати охранников-валаров, уж не говоря о пяти вакках, бродящих по двору, но не трогающих своих, отмеченных специальным запахом.

Ладно. Скоро вакки все равно почуют мой запах, так что стоит сразу прикрыть себе тылы. Поиграем, мальчики?

Я снял заклинание и швырнул в середину двора сгусток черного огня, ограничив его время горения. Когда первые крики утихли, и оставшийся десяток стражников развернулся ко мне, я уже занял выгодную позицию: за спиной стена, но есть путь отступления — наверх, на дерево, а с него на карниз второго этажа. Трое вакк, потеряв своих, обозлились и с места, гигантскими прыжками, понеслись на меня.

— Ну, разве так встречают сына хозяина? — издевательски промолвил я, запуская одно из моих любимых заклинаний. Зеленый луч, вырвавшийся из моего указательного пальца, поймал одну вакку в полете и увеличил скорость ее жизни в несколько сотен раз. Это похоже на временной кокон, только действующий наоборот. За долю секунды вакка облезла, потеряла шкуру и рассыпалась в прах.

Валары замерли, смотря на желтовато-серое облачко праха. Но все же ринулись в атаку, идя парами и стараясь не мешать друг другу. Я тряхнул рукой, заставив цепь скатиться мне в ладонь, а затем, раскрутив, пустил ее в полет. Серебристая змейка, превратившись в сверкающий круг, разрезала бегущих поперек туловища. Оставшихся стражников, я лениво прикончил ножами. Собрав оружие, я поднял руку, и цепь, словно бумеранг, вернулась обратно, ласково обернувшись вокруг руки.

— Умница моя, — похвалил я, вспомнив, как цепь сама немного подкорректировала путь, убив по пути и вакк. — Еще ни разу не пожалел о твоем приобретении, чуть не стоящем мне жизни.

Цепь сверкнула серебром. Я заметил, что вся чернота со временем сошла с нее, точнее с каждым новым применением этой змейки, она очищалась в крови моих врагов.

— Осталось еще немного потрудиться, — сказал я сам себе и направился внутрь замка. Проверив свой резерв, я поморщился. Осталось чуть меньше половины. Учитывая, что мне придется взламывать защиту, то к приходу моего отца, я останусь практически без магической силы. Это плохо, но не ужасно.

Идя по коридорам, я едва справлялся с нахлынувшими воспоминаниями, стараясь сосредоточится. Многие ловушки не действовали, направленные против всех не родственников. Но вот парочка была уже именно против меня. Кстати, сил я потратил не мало, стараясь пробиться к главному залу, где мог бы находиться отец. На встречу мне практически никто не попадался. Редких стражников я быстро убивал, не допуская лишнего шума. Хотя после моего представления во дворе, вряд ли отец не знает, кто к нему пожаловал.

Наконец и зал. Я вошел в гостеприимно распахнутую дверь и осмотрел абсолютно пустое пространство. В этом месте никогда не было мебели. Только каменный пол, выложенный кругом, и широкие колонны у стен.

Посредине, лицом ко мне стоял советник отца. А кто сомневался, что он не замешан?! Ведь именно он стер память у Алина. Он являлся моим родственником, но дальним. Кажется троюродным дедом. Поэтому он не был похож на Коор'Саеннов.

Я остановился напротив Лейта и внимательно оглядел его. Этот валар отличался не серебряными, а именно седыми, снежно-белыми волосами. Темно-серая свободная одежда, словно смазывала всю фигуру, не давая рассмотреть все мелкие движения.

— Привет, Лейт.

— Привет, Валериан, — усмехнулся он. — Ты сильно изменился, но твои волосы как всегда сигнализируют о твоей личности. Даже странно, что ты до сих пор не убрал такие приметные пряди.

— А зачем? — пожал плечами я. — Кому надо и так узнает меня, даже без прядей, так что стоит ли мучиться.

— Логично, — согласился Лейт. Мне крайне не нравился его острый, изучающий взгляд. Советник отца был магом. Сильным магом. Так что проблем не оберешься. — Зачем же ты пожаловал?

— Вернуть долг, — спокойно ответил я.

— Да ну? — белые брови светлого мага поднялись над синими глазами. — И что же ты мне должен?

— Да, так. Самую малость, — мой голос прозвучал несколько злорадно, заставив мага напрячься. — Подумаешь, ты сумел когда-то отнять у меня брата.

Я без предупреждения швырнул в Лейта черную ленту обездвиживания. В некотором смысле тот был готов к подобному, хоть и не мог почувствовать готовящуюся темную магию. Поэтому, лента пролетела над головой вовремя пригнувшегося валара.

— Думаешь, меня так легко одолеть? — прошипел советник. — Не будь наивным, мой мальчик.

Я легко увернулся от луча света, сжигающего все на своем пути. Следующий пришелся на мой щит, который впитал всю магию, чуть пополнив мой резерв.

— А ты многому учишься, — ухмыльнулся Лейт. — Но забыл одну вещь: честного поединка не будет.

Я заметил, как маг начал создавать паутину вызова воинов, и позволил себе усмехнуться.

— Ты тоже кое-что забыл, — тихо сказал я. — Я уже давно не наивный, чтобы вести честные поединки.

Черная лента, что прилепилась к стене зала, дернулась и полетела обратно, застав мага врасплох. Опутанный по рукам и ногам, он висел в воздухе и криво улыбался.

— Да уж. Использовать запретные даже для темного заклинания — это уже достижение — протянул он. Я же только пожал плечами.

— Светлые правила существуют для того, чтобы их нарушали темные.

— И что дальше будешь делать? — с насмешкой поинтересовался Лейт. — Убьешь меня?

— Зачем? — я не мог не полюбоваться на чуть скривившееся лицо советника. Давно я хотел именно этого. — Просто выпью…

— Тогда за тобой будут охотиться не только светлые, но и темные, — чуть напряженно сказал маг. — Ты же знаешь, что не сможешь спрятаться от всех разом.

— А кто узнает? — ухмыльнулся я. Лейт дернулся.

Правильно ты боишься. Ты знаешь эту черную «ленту». Она действует наподобие вампира, высасывая все силы из мага, не обращая внимания на то, светлый он или темный. Лента преобразует силу в нужную для хозяина. Так что у меня есть шанс полностью наполнить резерв, необходимый для выхода отсюда.

Но самое страшное — опустошенный маг никогда не сможет вернуть себе силу, и будет вынужден подчиняться всем приказам создателя ленты. От нее нет защиты, если она поймала тебя. Поэтому, это заклинание находится в разряде самых запретных и опасных. Оно требует мало сил, но взамен необходимо полностью владеть своим телом, разумом, иметь полную сосредоточенность при создании, и способность управлять лентой.

— Что ты хочешь? — услышал я тусклый голос Лейта.

— О, всего ничего, — оживился я. — Только расскажи мне, зачем понадобилось собирать эту команду? Что же являлось истинной целью?

— А ты не догадался? — даже сейчас, в таком положении, советник сохранял свое прежнее высокомерие. Я холодно взглянул на мага, дав понять, что игры меня не волнуют. Лейт едва заметно сглотнул и по-новому взглянул на меня. — Знаешь, а ведь ты стал действительно опасным противником для Варга.

— Ты так думаешь? — я иронично приподнял бровь. Лейт кивнул.

— Одной из целей команды являлся ты.

— Я? — я не стал скрывать свое удивление. Кстати, одной из особенностей ленты является то, что плененный будет говорить только правду. — Зачем же я понадобился Совету? Хотя нет, зачем я отцу?

— Ты прав. Затеял все Варг. Команда должна была найти тебя и привести к Варгу.

— И каким бы образом эта команда нашла меня? Ведь даже мои приметы не были им переданы.

— С ними был твой брат. Я все правильно рассчитал. Родственные связи все равно рано или поздно свели бы вас вместе, — Лейт позволил себе скупо улыбнуться. — А тем более близнецов.

— Дальше, — махнул рукой я. — Цель: убить меня? — советник кивнул. — Но зачем так все сложно? Не проще ли было нанять убийц? Сам же говорил, что мои приметы слишком выразительны — я тронул себя за волосы.

— Думаешь, не пробовали? — чуть не сплюнул Лейт. — Все убийцы возвращались назад ни с чем. Они не могли обнаружить тебя. Даже зная твое точное местонахождение, они всегда сбивались с пути и приходили не туда, куда нужно. О! Твой учитель хорошо постарался, накладывая на тебя защиту. Все, кто искал тебя, с целью навредить, просто не могли тебя видеть. Они ходили по кругу, до тех пор, пока ты вновь не исчезал с их пути.

— Поэтому команда не знала обо мне? — заинтересовался я. Ну, Эзар. Я теперь тебя пытать буду. Что за защита, а ты умолчал!

Лейт с горечью кивнул.

— Мы посылали даже охотников, но, едва узнав, о ком идет речь, охотники разворачивались и уходили. — Я усмехнулся и с благодарностью вспомнил подвеску в виде черного волка. Теперь ясно, чем именно она являлась. Этаким знаком долга. Охотники чувствуют его, и не станут трогать того, кто помог их сородичам. — А магией найти темного не представляется возможным, ты же знаешь.

— Но зачем Варгу вообще моя смерть? — я действительно не мог понять. Я не претендовал на наследование его земель. Его положение в обществе ни капли меня не волновало. — Я темный!..

— Вот именно, — прошипел советник. — Именно из-за этого тебя стоило убить. Как мы ни старались, скрыть твое рождение от Совета не удалось. Они были недовольны этим. Над Варгом нависла угроза изгнания из Совета. Единственным возможным выходом стала бы твоя смерть. К тому же на тебя можно было легко спихнуть все темные дела Варга. Ведь мертвец не сможет возразить.

— Так почему же вы не сказали команде убить меня? Объявили бы тем самым темным магом, что уничтожил рощу, и все. Думаю, я не смог бы убить собственного брата.

— Потому что они связались со мной, и сообщили о тебе только после того, как ты ушел от них, — Лейт сверкал глазами и тяжело дышал, злясь на такое неудачное стечение обстоятельств. — Я сказал, что искали они именно тебя, но было уже поздно. Наивные, они думали, что своей ложью спасут тебя. Можно подумать я не знаю, что связь не действует вблизи от темного. То, что они смогли пробиться ко мне — это уже говорит о твоем отсутствии в их рядах. Сложить их странные взгляды, твое отсутствие и близость к нашей границе не составило труда. Стало ясно, что ты направляешься сюда. Только жаль, что сама команда не убила тебя. Слишком поздно я передал им твои «приметы».

Я вспомнил, что при мне Алин действительно ни разу не связывался с Советом, или Лейтом. Хм, а ведь это-то меня и спасло… или их.

— Что еще задумал Варг? — спросил я. Лейт молчал. Тогда пришлось подстегнуть его легким взмахом руки, вытянувшим часть сил из мага.

— Он хотел стать единоличным правителем светлых земель.

— А почему такой слабый размах? — я искренне развеселился. — Почему сразу не весь мир?

— Зачем? — усмехнулся советник. — Мир мало захватить. Нужно еще и удержать власть. Правление землями всех Советников и так будет сложным.

— И для этого нужен был источник?

— Откуда ты знаешь? — впился взглядом в мое лицо Лейт.

— Разговор не обо мне, — отрезал я. — Как Варг собирался захватить власть?

— О, это совсем не сложно, — ответил мне холодный знакомый голос.

Я резко развернулся, одновременно впитывая всю силу из Лейта. Советник охнул и обмяк. Лента тут же исчезла, повинуясь моему приказу.

— Здравствуй, отец, — усмехнулся я.

— Здравствуй, сын, — Варг нисколько не изменился. Все та же величественная осанка, все тот же надменный и холодный взгляд… и все та же ненависть. — Ты хочешь узнать, как я все это решил провернуть?

— Почему и нет, — согласился я. — А ты расскажешь?

— Почему и нет, — повторил мои слова отец, задумчиво осматривая зал. — Но для этого нужна другая обстановка, не находишь?

— У тебя есть, что предложить?

— Пройдем в мой кабинет…

— Где за потайными дверями прячется многочисленная охрана, — продолжил я. — Нет, спасибо. Лучше переговорим здесь. Только примем некоторые меры… — я создал щит, запиравший двери, и только потом взглянул на усмехающегося отца.

— Ты стал осторожным.

— А ты знаешь, каким я был? — осведомился я. — Не зная меня прошлого, ты не узнаешь мои изменения.

— Не важно. Так тебе действительно интересно?

— Интересно, — не стал спорить я. Правда то, что Варг готов так легко раскрыть свои планы настораживает. Впрочем, и так ясно, что он собирается меня убить.

— Слышал, ты уже знаешь об источнике, — дождавшись моего кивка, Варг продолжил. — Этот источник уникален. Он поддается управлению.

— Даже так? — я был ошарашен. И Варг в открытую наслаждался моим удивлением.

— Да. Мы нашли способ управлять силой источника.

— Мы? — я сразу выхватил из всех слов главное. — Сомневаюсь, что это был Лейт. Тогда кто еще помогал тебе?

— Хочешь узнать? — на лице Варга возникла неприятная усмешка. — Ты сам попросил… Иди сюда! — приказал он кому-то в воздух.

Из-за колонны, к общему удивлению, показалась стройная фигура, облаченная в серебристый плащ. Капюшон откинулся, и я увидел до боли знакомое лицо…

— Нет. Только не ты, — даже не проговорил — простонал я, глядя на бледную улыбку Крайта. Длинные волосы сплетены в узнаваемом узоре. Любимая белоснежная одежда и небольшая подвеска, в виде дракона.

— Прости, Риан, — только и сказал он. В топазовых глазах деда отражалась искренняя радость из-за встречи, и боль из-за ситуации. — У меня нет выбора.

— Что ты с ним сделал? — я в ярости выпустил когти и схватил отца за горло. Тот в ужасе смотрел на острые клинки, но все же усмехнулся.

— Ничего. Я дал ему новую жизнь. Если хочешь, Крайт сам расскажет.

Я отшвырнул отца и повернулся к деду.

— Меня убили, Риан, — грустно сказал дед. — А затем вернули в тело, но в полном подчинении.

— Тебе можно помочь? — я спокойно смотрел на Крайта, но в душе плакал и кричал. Когда-то я уже пережил его смерть, и рана успела зарасти, пусть и оставив шрам. А теперь я вновь вижу его, но вряд ли способен вернуть ему былое.

— Нет, — покачал головой Крайт. — Я уже мертв. Единственное, что ты сможешь сделать, так это убить меня.

— Хорошо, — раздался голос отца. — А теперь расскажи ему об источнике.

— Источник я смог подчинить, — дед говорил сухо, через волю. — Я давно занимался изобретением способа, но теперь я смог довести опыт до удовлетворительного конца. Источник можно использовать, но только как оружие. Один приказ, и вскоре сила понесется к Совету, уничтожив его.

— Но для этого нужно, чтобы Совет собрался, — продолжил Варг. — Вскоре я сообщу, что мой младший сын мертв, и попрошу собрать полный состав, чтобы обсудить дальнейшие дела.

— Ты забыл одно, — прошипел я. — Я еще жив, и умирать не собираюсь.

— Надолго ли, — усмехнулся отец, и я заметил в его глазах торжество. Хватило секунды, чтобы обернуться и метнуться в сторону, избегая лезвия меча Крайта.

— Я не могу сопротивляться, — беспомощно прошептал дед. — Извини, но я не владею телом. Убей меня…

Но я только и мог, что уворачиваться. Убить того, кого я любил всю жизнь? Кто помогал мне и спас от смерти? Я не смогу…

Варг отошел к стене и с удовольствием смотрел за схваткой.

— Убей его, Крайт, — приказал он. В этот же момент, дед отбросил меня к стене, как куклу. Я ошеломленно смотрел на него, не веря, что такая сила возможна.

— А ты думал, что я не смогу наделить своего слугу силой? — издевательски произнес Варг.

— Ты ли? — огрызнулся я. — Да у тебя никогда дара не было…

— Не я, — прошипел отец. Он всегда был недоволен тем, что магия ему недоступна. — Но с моей подачи. Крайт, шевелись.

Лицо деда исказилось, но он не смог остановить свою руку, вынувшую маленький арбалет. Я дернулся было в сторону, но обнаружил, что не могу сдвинуться с места.

— Прости, — прошептали губы Крайта, и маленький болт, чуть светящийся зеленым, полетел в меня. Сверкнули серебряные волосы, и на пол упало тело Алина. И я, и Варг с ужасом, не веря, смотрели на мертвого, не в силах сказать ни слова. Я внезапно почувствовал болезненную пустоту внутри, словно от души оторвали самую важную часть. Боль охватила все тело, заставив жадно хватать воздух и проталкивать в сжавшиеся легкие. Зачем ты так?

— А впрочем, ничего страшного, — отмахнулся… нет, не отец, а тварь. Я с ненавистью посмотрел на него. — Он все равно не поддавался влиянию.

Пока дед перезаряжал арбалет, он мельком глянул на меня. Я поймал этот обреченный, отчаянный взгляд и пошевелил рукой. Значит, он снял обездвиживание!

— Прощай, — прошептал уже я, с болью посылая в полет свои кинжалы. Верное оружие не подвело, и Крайт рухнул на пол с пронзенным горлом и сердцем.

Варг попятился назад, глядя, как я поднимаюсь с пола, потом ехидно произнес:

— Неужели ты думаешь, что это убьет мертвого.

Я равнодушно посмотрел на него. Позади раздался взрыв, и черный шар поднялся к потолку.

— Убьет.

— И ты сможешь убить отца? — усмехнулся Варг.

— Ты же сумел убить сына, — пожал плечами я. — Тем более, что я совершенно не испытываю мук совести. Похоже, ты в очередной раз забыл, что я темный.

Варг с ненавистью смотрел в глаза, пока когти не распороли его горло, и он, хрипя, не завалился на меня. Я с холодным спокойствием очистил одежду от крови, а когти вытер об отца, после чего развернулся к Алину. Сердце сжалось, при виде тела единственного существа, которому я доверял всего себя. Существа, являвшегося частью меня самого.

Подойдя, я опустился рядом и прикоснулся к холодному лицу. Топазовые глаза смотрели в потолок, словно видя что-то такое, что не ведомо нам. Серебристые волосы потускнели, потеряв жизнь. Маленькая стрела торчала из груди, выпустив весь свой яд. Мои слезы, которые ни разу не появлялись, проложили дорожки по щекам и закапали на одежду брата. Ты спас мое тело, но при этом твоя смерть погубила мою жизнь. Ты же знаешь, что я без тебя не смогу!

— Я люблю тебя, брат, — я поцеловал лоб Алина, потом поднялся. — Ты хотел, чтобы я иссушил источник. Я это сделаю. Ведь для опустошения нужно всего лишь загадать неисполнимое желание…

Улыбка промелькнула по моему лицу, и исчезла, полностью растворяясь в горе.

Я повернул к выходу и зашагал по каменному полу, оставляя за спиной всех тех, кого любил и кого потерял.

Эпилог

Пещеры Эрестеи, год спустя.

Двое шли по темным проходам и периодически переругивались.

— И что тебя понесло сюда? Что может быть интересного в этих каменных туннелях?… Ой!

— Что случилось?

— Я ударился об потолок!

— Ты же ниже меня! Так почему… Ой!

— Ага! Вот так тебе! Нечего было меня тащить в эту…

И двое мужчин весело рассмеялись высокими музыкальными голосами. Волосы одного были чернее самой тьмы, что окружала их сейчас. Пряди другого сияли расплавленным серебром…

Внезапно сбоку послышался странный шорох.

— Что это было? — насторожился серебряноволосый.

— Не знаю, — беспечно отозвался второй. — Похоже, что мы опять попали!

— Уже в который раз, — проворчал собеседник.

— Гм, а кто виноват?!

— Я?!

— Ну, не я же!

— Так, проверь!

— Не могу. Здесь магия не действует.

Высокий мужчина, несмотря на темноту, безошибочно нашел второго и потянулся, чтобы придушить.

— Караул! Убивают! — и, хохоча, черноволосый юркнул в соседний проход, где, не глядя, прирезал поджидающую их тварь. — Спасите!

— Ну, почему у всех нормальные братья, а мне достался такой… — простонал старший и пустился догонять спутника.

* * *

Невероятно красивая женщина, с властными и умными глазами, отражающими ее истинный возраст, чуть изогнула капризные губы. Волосы странного, непонятного оттенка, вмещающего в себя, казалось, всю палитру, рассыпались по плечам, когда она тряхнула головой.

У нее много имен — Камилла, Эрестея, но чаще ее называют Судьба. Как же наивны эти существа, считающие, что за судьбы отвечают множество богов и сил. Нет, она одна. И она намного сильнее всех богов, ведь даже у тех есть своя судьба, которая в ее руках.

Женщина взглянула в светлое пятно, в котором отражались все события подвластного ей мира, и довольно улыбнулась. Еще один источник уничтожен.

«Я не ошиблась в своем выборе, мой дорогой маг. А ведь еще так много дел»…

Описание некоторых рас и созданий

Валары:

Появление: Считается, что валары были созданы изначальными драконами в давние времена, в тоже время, когда появились эльфы. Они населили земли, находящиеся на севере от лесов светлых эльфов, и заняли при этом довольно обширные территории для их немногочисленного народа. Получив некоторые знания от драконов, они жили в мире, не устраивая войн с соседями, но с тех пор, как изначальные покинули этот мир, стали жить по новым законам и разделились на темных и светлых. Правда, междоусобные войны миновали этот народ за всю их долгую историю. Валары жили родами, не создавая городов, кроме столицы Кенарон, где правил малый совет. Каждый род, по сути, являлся маленьким, самостоятельным государством, ведущим торговлю с другими родами и с другими расами. Однако, при наличии угрозы со стороны, валары действовали слажено и сообща, подчиняясь выбранному военному командиру. За все прошедшие века ни разу ни один неприятель не захватил земли валаров.

Валары темной стороны занимают территорию, примыкающую к землям светлых валар, оставаясь в прохладных отношениях, но не враждуют между собой. Живут так же родами. Столица Кенарон находится на границе между темными и светлыми. В малом совете половина состоит из темных, а половина из светлых. Там же избирается представитель расы в Совете всех светлых земель. Темные, как правило, в голосовании не участвуют, предпочитая не сближаться со своими врагами (если светлые и темные валары еще терпимо сосуществовали между собой, не подвергая расу междоусобным войнам, то светлые эльфы и другие не принимали темных, впрочем, взаимно).

Внешний вид: Внешне валары напоминают эльфов. Красивые утонченные лица, стройные тела, с заметной хрупкостью сложения. Уши обычной, закругленной формы. Волосы имеют различные оттенки цветов. У каждого рода чаще всего свой цвет (так например, у семьи Коор'Саенн отличительным знаком были их серебристые волосы, а так же топазовые глаза). Правда, бывали случаи, хоть и крайне редкие, когда рождались валары с совершенно другими внешними данными (пример Риана). Это объясняется тем, что у определенной стороны (светлой или темной) имеются свои отличительные признаки. Волосы темных валар отличаются темными цветами, соответственно у светлых — светлые оттенки. Происходило и такое, что волосы валара-мага меняли свой цвет, становясь таким, какой и положен его стороне (опять же Риан — он родился черноволосым, уже изначально имея другую сторону, отличную от его светлой семьи). Рост валаров редко превышает человеческий, из-за чего эти существа кажутся намного слабее, чем они есть. Удлиненные, чуть выступающие клыки.

Особенности: Валары отличаются нечеловеческой силой, ловкостью и скоростью. Порой, они превосходят в этом и эльфов. Превосходные воины. Способны легко обучаться. Обладают хорошей памятью (отчего зачастую злопамятны). Основным оружием считается длинный меч, закаленный в пламени дракона, легкий, со слегка изогнутым клинком. Луки не используют, отдавая первенство в руки эльфов.

Волосы валар имеют одну замечательную особенность. В них заключена сила, природу которой не удалось разгадать. Это не магическая, не жизненная энергия. Она не зависит ни от длинны волос, ни от стороны и обладания даром. Просто известны случаи, когда остриженные наголо валары (некоторый вид наказания) погибали, испытывая странную непрекращающуюся усталость, отстраненность от всех остальных. Поэтому у валар сложилось правило — не касаться волос другого. Только самым близким позволялись прикосновения к волосам. При болезни валара, а так же при его смерти — волосы тускнели и становились ломкими, отражая состояние хозяина. Бытовали мнения, что в волосах заключен последний дар изначальных драконов. Волосы служили проводником для уз.

Узы — то, что не разгадано до сих пор. Изначальные драконы ушли из этого мира, не посвятив валаров во все их особенности и не передав им всех знаний. Считалось, что узы существуют между всеми валарами, просто не заметны. Чем ближе родство валар, тем чувствительнее и сильнее связывающие их нити. Поэтому узы между братьями и сестрами, родителями и детьми намного сильнее, чем у супругов, поскольку последние не связаны одной кровью. Близнецы считаются самыми связанными между собой родственниками. Даже у людей бывали такие случаи, когда близнецы обладали удивительной связью, не поддающейся объяснениям. А у валар близнецы обладали узами, способными передать местонахождение одного другому.

Поскольку рождение близнецов большая редкость, то в истории очень мало описаний их уз. Известно только одно, что такой сильной связи, как у близнецов Коор'Саенн, не было. Максимально, что передавали узы — это степень родства, наличие родной крови, а так же способность ощущать родственника на расстоянии (в большей или меньшей степени). Поэтому связь эмоций, переживаний между Рианом и Алином была просто невероятной.

Любые узы, без исключения, можно заблокировать, обладая очень большим запасом светлых сил и знаний. Но уничтожить их невозможно.

С самого детства у малого количества валар проявлялась способность к изменению своего тела. Чаще всего это были частичные изменения, но изредка встречались и полные (такие, как Алин). Такие способности не передавались по наследству, а проявлялись совершенно нелогично и бессистемно. Смена тела происходит болезненно и забирает немало сил, поэтому это не особо распространено у тех, кто обладает подобной способностью. Вторая «ипостась» (можно назвать и так, хотя валары ни коим образом не относятся к оборотням) всегда животная. Чаще всего из семейства кошачьих, но бывают и исключения.

Маги у валар рождаются нередко, но в основном — светлые. Темные в меньшем количестве, зато обладают большей силой.

Теоретически валары бессмертны, но на практике еще ни один валар не прожил более двух тысяч лет, погибая насильственной смертью. Хотя если и существовали валары, превышающие этот возраст, то они успешно скрывались, предпочитая держаться в тени и править бал из-за кулис.

Полукровок валар не существует. Изначальные драконы позаботились об этом, не позволяя рождаться детям от смешанных браков. Поэтому раса валар намного меньше по численности, чем люди.

Изначальные драконы:

Изначальные драконы существовали с самого появления мира. Именно изначальные драконы создали валар, соревнуясь в творении с высшими богами. Прожив сотни тысяч лет, изначальные драконы отдалились от дел, предпочитая уединенность, но молодые расы (эльфы, гномы и др.) постоянно пытались уничтожить драконов, считая их врагом своих создателей, высших богов. Валары старались прекратить нападения, но их создатели не выдержали убийств своих творений, поэтому изначальные просто покинули мир. Войны прекратились.

В мире остались подобия изначальных, но они были мало разумны, живя диким образом. Обычных драконов старались приручить, с самого детства, поэтому выкрадывали яйца и растили детенышей в повиновении себе. Приручение удалось только темным расам.

Фараты:

Появление: Фараты были созданы высшими богами намного позже, чем эльфы и гномы. Проживают на отдельном крупном острове в Западном море. Считаются абсолютно светлой расой, но спокойно налаживают деловые отношения с темными. Остров фаратов закрыт для посещения других рас, поэтому обмен товарами происходит на берегу моря в портовом городе Фальков.

Внешний вид: Фараты обладают чуть голубоватой бледной кожей, волнистыми синими волосами, варьирующимися от самых темных оттенков синего, до светлых, почти голубых. Круглые голубые глаза, практически без белков. Высокий, выше человеческого, рост. Немного нескладные фигуры. Обладают перьевыми крыльями, окрасом в тон к волосам. Женщины-фараты отпускают волосы до пят, считая кощунством их обрезание.

Особенности: Чистокровные фараты способны летать, что вызывает зависть у многих других рас, но из-за уединенности и недоступности острова, нападения на фаратов не производились. Полукровки (а так же те, в крови которых есть хоть капля чужой крови) не способны к полету. Их крылья не вырастают до нужного размера, поэтому удаляются в детстве. Сами фараты стараются не допускать смешения крови, искренне презирая полукровок, не способных летать.

Фараты отличаются странным, наивным взглядом на жизнь, очень схожим с детским. Они не способны лгать, отмалчиваться и скрываться. У них практически отсутствует инстинкт самосохранения. Предпочтут сдаться, чем сопротивляться. Занимаются торговлей, но при этом часто оказываются обманутыми, не в силах противостоять изворотливости других рас. Поэтому, видя крайнюю необходимость, все же нанимают полукровок работать торговцами.

Все полукровки обладают повышенной противоречивостью. В них часто просыпается невиданная жестокость, полученная в результате изгнания с острова (чистокровные фараты не терпят присутствие полукровок на своем острове). Другая кровь, дающая более развитый ум, изворотливость и прочее, в сочетании с невинным видом и половиной крови фарат, дающей действительно наивный жизненный взгляд, они становятся опасными противниками. Но не живут долго. Их противоречивость убивает их самих, сводя постепенно с ума. Поэтому полукровок фарат мало в мире. Натуры увлекающиеся. Способны на любовь, но чисто платоническую. Полукровки не дают потомства. У них очень развит детский эгоизм, когда полуфарат желает получить какую-то вещь в свое пользование, даже если эта «вещь» живая. Во время такой заинтересованности кровь фарат все больше влияет на психику полукровки, заставляя забывать о насущных делах и полностью обратить свое внимание на желаемый предмет. Если это живое существо, то оно называется Вирам.

Хьярды:

Эти кони были созданы изначальными для валар, но секрет их появления был утерян. Приспособившись к жизни, они служили только валарам. Выбирая одного хозяина, они были преданны ему всю жизнь. Хьярды не старели и жили ровно столько, сколько жил их хозяин. С его смертью, конь так же погибал.

Хьярды всеядны. Клыки в их пасти позволяют есть мясо, легко раскусывая кости. Могут питаться овсом, как и обычные лошади. Разумны. Понимают речь, но не владеют ей в силу физических особенностей.

Вакки:

Вакки были созданы жрецами Эрестеи как сторожевые псы. Они в действительности похожи на собак, но выглядят крайне уродливо: непропорциональное тело, с большой пастью, усыпанной острыми клыками. Задние лапы сильнее передних, что позволяет им прыгать на большие расстояния и с силой сбивать жертву на землю. Слюна ядовита, так же как и слизь, покрывающая их тела. Дрессируются колдунами с самого момента создания с особой жестокостью и неукоснительным повиновением приказам хозяев.

Лапы оканчиваются острыми когтями, остающимися в теле жертвы. Высокая регенерация позволяет им мгновенно вырастить новый коготь. Все раны заживают с поразительной скоростью, даже смертельные для других существ. Может вырастать новая голова и другие конечности. Убить возможно либо специальным оружием, либо расчленив на мелкие части.

Верны:

Верны напоминают волков своим строением, но в тоже время обладают гибкостью кошки и вытяжными когтями. Высотой достигают примерно до груди взрослого человеческого мужчины среднего роста. По всей спине растут тонкие иглы, которыми верны обстреливают своих жертв. Иглы отравлены.

Верны могут лазать по деревьям, но предпочитают охотиться на земле. Живут стаями, подчиняясь законам хозяина леса. Прекрасные охранники, если суметь их приручить.

Крелл:

Крелл — нечто наподобие черта. Скорее мифическое существо, чем реально существующее создание. По различным истокам — находится в нижних мирах, но посещает магов в их последний час, чтобы забрать всю силу.

Название крелл — часто используется, как ругательство.


© Copyright Савицкая Наталья ([email protected])


home | my bookshelf | | Темный дар (Братья) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 79
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу