Book: Начало пути (СИ)



Сергей Садов

Ледяная принцесса. Начало пути

Купить книгу "Начало пути (СИ)" Садов Сергей

Глава 1

Шум от нескольких десятков разновозрастных детей и подростков, собранных в огромном приемном зале академии, немедленно смолк, стоило ей со своей свитой появиться в дальних дверях. Даже преподаватели торопились уступить дорогу шествовавшей впереди девчонке в одежде из тонкорунной шерсти в черно-серебряных тонах, с преобладанием серебряного цвета, хотя всем было известно, что родовые цвета Герраев — красно-черные. Только внучке главы рода могло сойти с рук такое пренебрежение в парадной одежде. Впрочем, герб рода на плаще присутствовал на своем законном месте. Как правило, этого вполне достаточно, но все знатные семейства цвета одежды старались подобрать под родовые, постепенно такое вошло в обычай. Но внучка Геррая-старшего Ленайра заявила, что красно-черное ей не идет, и сама выбрала стиль и цвета одежды, которых с той поры и придерживалась. Сначала это вызвало легкие пересуды, но под пристальным спокойно-ледяным взглядом, в котором не отражалось ни единой эмоции кроме легкого едва-едва заметного презрения ко всем этим наглым простолюдинам, осмелившимся в чем-то ее упрекать, самые смелые сумели промямлить только несколько фраз о чести рода. Девочка слегка вскинула бровь, только обозначая вопрос в том смысле, мол, кто тут они такие, чтобы указывать, что противоречит чести ее рода, а что нет. После этого разговоры стихли. А те, кто реально мог бы на нее повлиять — другие представители древнейших родов империи — лишь пожали плечами: внучка лорда Геррая опять чудит. А дед, несмотря на прохладное к ней отношение, всегда выступал на ее стороне. Девчонка же, видя такое отношение, совсем разбаловалась, на всех, кто ей не ровня, смотрит свысока. Но вмешиваться во внутренние дела других родов не принято и все, что кто мог сказать девушке, осталось при них. К тому же эта девчонка была не только представителем одного из древнейшего рода империи и внучкой главы, но и сильнейшим магом академии, против которой на ринг не каждый преподаватель рисковал выйти.

Гений, однозначно решили все, а гении, как известно, имеют право на свои странности. И естественно, что вокруг нее вскоре образовалась своя свита. Кто-то сблизился с ней по приказу главы рода, чтобы через нее наладить контакты с Древним Родом и получить какую-то выгоду, кто-то хотел получить знания, наблюдая за гением, кто-то искал покровительства, ну и еще подхалимы, льстецы, подпевалы, куда ж без них, всегда сопровождающие сильных мира сего. Пусть даже пока этот «сильный мира сего» всего лишь тринадцатилетняя девчонка, но это же ведь ненадолго. Вот и старались заранее обеспечить себе местечко кто по собственной инициативе, а кто по подсказке родителей.

Девочка неторопливо шагала по освободившемуся проходу, не обращая ни на кого внимания, словно так и должно быть, что перед ней все расступаются. Хотя, может, и так, ведь все эти люди ей не ровня — члену Древнего рода Герраев.

Каким образом на их пути оказался этот парень, не понял никто. Нагруженный книгами так, что из-за них он ничего не видел, парень, пошатываясь, вышел из коридора и как раз оказался на пути процессии. Кто-то попытался его остановить, но не успел, а сам парень из-за книг ничего не видел. Сделав еще несколько шагов, он налетел на одного из свиты «принцессы», сбил его с ног и полетел сам, рассыпав книги. Привлеченная шумом справа, девочка обернулась и ничего не выражающим взглядом осмотрела копошившихся на полу ребят. Выскочивший парень первым делом кинулся поднимать книги, даже не посмотрев, кого сшиб.

— Простите, ради богов, — забормотал он, поспешно собирая книги, но тут же снова полетел на пол, сбитый ударом разъяренного свитского.

— Ты! Ничтожество! Как ты посмел задеть меня?! Ты хоть знаешь, кто я и что я за это с тобой сделаю?!

Юноша гневно сверкнул глазами, вскакивая на ноги и оглядываясь… и только тут понял, кто перед ним. Побледнел, чуть ли не с ужасом уставившись на девочку во главе свиты, но та с легким интересом смотрела на своего сопровождающего, не обращая на пострадавшего никакого внимания. Тот же, заметив интерес к себе со стороны Ленайры, горделиво выпрямился и решительно шагнул к сбившему его.

— Я наследник графа Дарейна.

Парень замер, потом сообразил, что все ждут, когда он представится.

— Патрис Тернов.

— Патрис Тернов и?

— И все, — буркнул тот.

Наследник графа Дарейна возвел глаза к потолку.

— Эти наглые простолюдины совсем распоясались! Они думают, что если их приняли в самую престижную академию империи, то они имеют право задирать нас, аристократов! Слушай сюда, ничтожество, если ты сейчас встанешь передо мной на колени и смиренно поцелуешь мою туфлю, я так и быть, не стану тебя наказывать… сильно. — Он улыбнулся и посмотрел на Ленайру, словно приглашая оценить его шутку, но девочка продолжала смотреть с тем же совершенным спокойствием, что и раньше, никак не давая понять нравится ей ситуация или нет.

Впрочем, это ничуть не смутило наследника графа. Привык, что госпожа Ленайра никогда не показывает своих чувств, а ее постоянное спокойствие в любых ситуациях вошло в поговорку, многие даже делали ставки, увидят ли они хоть когда-нибудь любое проявление чувств со стороны Ледяной Принцессы, как стали ее называть за глаза.

— На колени? — юноша выпрямился. — Согласно уставу все ученики академии приравнены к младшему дворянству, если они такового не имели…

Формально так оно и было, вот только потомственные дворяне относились к этому правилу довольно скептически и равными себе таких людей не признавали. Да и сама академия оказалась непоследовательна: приравняв учащихся из мещан к дворянству, они так же ввели для них некоторые ограничения. Потому неудивительно, что наследник графа, в ответ на такое заявление, закинул голову и демонстративно рассмеялся.

— Ты дворянин? Ты ничтожество! Ты грязь под ногами! Да за одно то, что ты посмел прикоснуться ко мне, я имею право казнить тебя на месте. — Тут наследник графа снова бросил взгляд на Ленайру и, видно, решил произвести на нее впечатление. — Но так и быть, перед лицом несравненной госпожи я готов закрыть глаза на это. Считаешь себя дворянином? Что ж. В таком случае я вызываю тебя на бой! Здесь и сейчас! До того, как один из нас не запросит пощады. Побежденный должен встать на колени и поцеловать туфлю победителя.

Юноша набычился, глядя исподлобья на обидчика. То, что он попал, было уже понятно, он надеялся только выйти из положения с наименьшими потерями, но этот проклятый дворянин… Не будь здесь Ледяной Принцессы, он бы постарался улизнуть и пусть там эти дворянчики потом хихикали бы за его спиной. Мол, трус, сбежал. Он не дворянин и урона чести для него не будет. Но она… Обмануть своими миражами Ледяную Принцессу парень и не наделся, о ней в академии вообще легенды ходили. Маг, чуть ли не равный по силе самому магистру Джару, гений, который появляется раз в тысячелетие.

Тут он заметил, что Принцесса смотрит на него своим спокойно-ледяным взглядом, словно чего-то ожидая. А, ну да, ответ. Ему же брошен вызов. Мальчишка еще раз огляделся, ища хоть какой-то поддержки, но все, даже его друзья, которых он заметил в толпе, лишь смущенно отводили взгляды. Выступать против Ледяной Принцессы Ленайры желающих не находилось.

Да демоны меня побери! Вдруг решился парень.

— Я принимаю вызов, — юноша выпрямился, постаравшись выглядеть невозмутимым, только это плохо ему удалось, и Дарейн мерзко захихикал.

— Что, ничтожество, дрожишь? Я могу еще простить тебя, если встанешь на колени.

Патрис вспыхнул, гнев смел остатки нерешительности, и он выпрямился.

— Никогда.

— Ребята! Ребята! — сквозь толпу, наконец, пробился один из преподавателей. — Давайте успокоимся. Разойдемся и поговорим…

— Все в порядке, профессор Ралгун, — раздался спокойный голос Ленайры. — Миррор Дарейн только что вызвал на дуэль Патриса Тернова и тот принял вызов. Согласно уставу академии теперь это их дело.

Профессор глянул на девушку и устало вздохнул. Будь тут кто другой, он бы остановил схватку, тем более вызов наверняка был произведен не по правилам, но спорить с Геррая… себе дороже. Тем более ради какого-то горожанина, даже не дворянина.

— Конечно, госпожа.

Губы девочки тронула легкая презрительная улыбка, за которую профессору захотелось самому вызвать ее на дуэль, но… он опустил глаза и отошел в сторону.

— Надо сделать круг, — ровный спокойный ничего не выражающий голос, но ослушаться его никто не посмел. Вскоре все, находившиеся в зале раздвинулись, освобождая центр зала для дуэли.

Принцесса и свита, естественно, заняли первые места, остальные теснились у них за спиной.

— Профессор, будьте добры, сделайте круг, — тот же ровный голос.

Ралгун мысленно выругался и, проклиная собственную слабость, махнул рукой. Тут же у ног зрителей вспыхнул огонь, почти мгновенно он оббежал вокруг центра зала, замкнув кольцо, и к потолку устремилось ревущее магическое пламя. Зрители в ужасе отшатнулись, хотя и знали, что оно им не может навредить. Лишь Ледяная Принцесса осталась стоять на прежнем месте, даже не шевельнувшись. Только во взгляде легкий интерес, когда она рассматривала магическое пламя перед глазами.

Профессор опять-таки мысленно выругался. Он-то надеялся хоть на мгновение вывести эту… эту наглую, чёрствую, высокомерную тварь из равновесия. Хоть так отомстить ей. Мелко для преподавателя самой престижной академии империи, но даже самому себе он не признался бы, что на большее не осмелится даже в мечтах.

— Благодарю, профессор, — заговорила Ленайра, когда пламя опало, оставив после себя выжженный на полу круг. — Господа, вы готовы?

Дождавшись кивка от обоих мальчишек, девушка приказала:

— Начинайте.

Дарейн видно решил покрасоваться. Встал в картинную позу и небрежно махнул рукой, из которой вырвалась водяная струя, вдруг принявшая вид хлыста. Изогнувшись змеей, она хлестнула по Патрису.

— Грязеед, — презрительно бросил Дарейн, но тут же растерянно замер. Это ничтожество, вместо того, чтобы заорать от боли, вдруг разлетелся осколками стекла по залу. И тут же каждый осколок стал расти, и через мгновение в кругу стоял десяток Патрисов.

— О… — удивленно протянул кто-то из зала, другие косились на Принцессу: только что было продемонстрировано явное превосходство перед кем-то из ее свиты, но та смотрела на дуэль с совершеннейшим спокойствием.

Дарейн что-то буркнул и снова махнул водяным хлыстом, сметая сразу семерых Патрисов… и те опять разлетелись на осколки, и снова каждый осколок превратился в его противника. Теперь их стало человек тридцать.

Наследник графа явно потерял голову и начал размахивать хлыстом направо и налево, после чего количество противников только возрастало, пока они не заполнили весь круг, и вдруг… разом взорвались. Вспыхнул защитный круг вокруг арены, сдерживая пламя. Но вот оно опало и открыло взгляду корчащегося на полу Дарейна без единой царапины и стоявшего чуть в стороне Патриса. Последний слегка пошатывался, видно было, как он измотан, но его противнику явно приходилось намного хуже.

— Так это была иллюзия? — присвистнул кто-то в задних рядах. — Ничего себе! Силен парень!

Дарейн оперся об пол, пытаясь встать.

— Убью, — хрипел он. — Как ты посмел…

Патрис вытянул в его направление руку, сжал кулак, отвел ее назад и резко ударил… Воздушный кулак смел Дарейна с арены и впечатал в защитный круг. Едва он сполз по нему на пол, как последовал новый удар.

— Остановись, — прохрипел Дарейн, кашляя кровью. — Я… — Красный от унижения и ярости, Дарйен все-таки выдохнул: — Я сдаюсь…

Защитный круг вокруг арены тут же погас, но никто из зрителей не двинулся с места, ошеломленные результатом дуэли. Никто не ожидал, что какой-то не дворянин, горожанин, сумеет победить чистокровного мага из высшей аристократии империи.

Патрис вдруг рухнул на колено, но успел опереться кулаком в пол и не упал. Выпрямился и с вызовом посмотрел на Ледяную Принцессу, но, вопреки надеждам, не увидел на ее лице ни тени расстройства, гнева или радости.

— Да как ты посмел! — вдруг взревел кто-то из свиты и к победителю устремился шар огня, такой не опалит — сожжет и пепла не оставит.

Патрис даже не попытался сбежать, знал, что не успеет, а сил отбиться нет. Впрочем, он с самого начала знал, что этим все и закончится, такой вызов простолюдину не простят. А этого… ну пожурят, заставят штраф заплатить, и все.

Вдруг вокруг резко похолодало, сгустился туман, а перед Патрисом выросла ледяная стена, в которую огненный шар и угодил, яростно зашипел, но тут же потух, только искры скатились по льду, который даже не подтаял в месте удара. Закружились снежинки, от мгновенного перепада температуры на стенах образовался иней. А когда туман рассеялся, рядом с Ледяной Принцессой стояла ледяная статуя человека, бросившего огненный шар. Только голова у него осталась свободной и в ужасе смотрела на девушку.

Ледяная Принцесса неторопливо повернулась.

— Граф Тирок, скажите, что вы сейчас хотели сделать?

Голос был по прежнему ровен и спокоен, но те, кто столько времени учился вместе с ней, уже научились распознавать малейшие нюансы, а когда Принцесса хотела, она умела одними интонациями выразить свое отношение к происходящему. Ни разу не повысив голоса, она могла быть спокойно-радостной, спокойно-удивленной, спокойно-сердитой. Сейчас она была в ярости. Каким образом это поняли окружающие, непонятно, девушка не поменяла ни выражение лица, ни повысила голоса. Просто поняли и все и поспешили отойти.

— Гос-с-спож-жа Лен-н-найра… — зубы недотепы выбивали дробь от холода, а посиневшие губы с трудом выдавали слова, но это не вызвало ни тени жалости у девушки. — Эт-т-тот-т… негод-д-д-дяй пос-с-смел ос-с-скорбить д-д-дворянина. Он должен быть н-н-нак-к-азан. Грязеед-д-д не с-с-смеет под-д-днимать руку на д-д-дворянина.

— Вот как? Вас задело, что Дарейн проиграл, и вы решили вмешаться?

— Г-грязеед-д-д д-должен быть н-наказан, гос-с-спожа.

— Да? И вы решили, что убийство ослабленного боем грязееда восстановит честь аристократии? У вас оригинальное представление о чести… Я весьма разочарована, господин Тирок, и прошу вас больше не приближаться ко мне.

Принцесса отвернулась, а лед, сдерживающий парня, мгновенно превратился в воду, облив его с головы до ног. Жалкий и дрожащий он стоял посреди зала.

— Гос-с-спожа…

Ленайра даже головы не повернула, а парня уже отшвырнули в сторону другие из свиты, кое-кто еще и пинка дал. Сама же принцесса остановилась перед распростертым на полу Дарейном.

— Какие красивые слова вы говорили перед дуэлью, Миррор Дарейн. Значит, аристократ во всем превосходит грязеедов? Почему же тогда вы валяетесь здесь, а не ваш противник? В вас я тоже разочарована, господин Дарейн. Не люблю тех, кто не отвечает за свои слова. Говорить красиво вы умеете, но как дошло до дела…

Ленайра отвернулась и шагнула в сторону, но тут же, словно что-то вспомнив, снова развернулась.

— Условия дуэли. Надеюсь, вы хоть слово свое умеете держать и выполните, что обещали. Господин Тернов, — неожиданно повернулась она к победителю, который все-таки сумел подняться и стоял хоть и не очень уверенно, но достаточно твердо, — какие условия там были?

Патрис, ошарашенный произошедшим, машинально ответил:

— Побежденный встает на колени и целует у победителя туфлю…

— Да. — Принцесса задумалась. — В кодексе сказано, что запрещено выдвигать условия, унижающие противника. Какой же дворянин осмелился нарушить кодекс дуэлей? Понятно бы, выдвини такое условие грязеед, что с них взять… но дворянин… Какое разочарование.

Ленайра покачала головой и зашагала дальше уже не оборачиваясь. Ее свита двинулась следом, обходя Дарейна словно зачумленного. Остальные еще некоторое время пообсуждали произошедшее, но быстро разошлись. На только что выгнанных из свиты Принцессы никто старался не смотреть. Не они первые, не они последние. Та иногда по какой-то своей прихоти отдаляла от себя кого-то из свиты и еще вчера бывшие королями академии вдруг скатывались до изгоев, которым мстили все, над кем те еще недавно могли безнаказанно издеваться.

Дети бывают намного более жестокими, чем взрослые, а Принцесса не щадила даже знатных. Казалось, ей доставляет удовольствие эта власть над окружающими, когда одно ее слово кого-то возносит, а кого-то повергает в прах. Дед же — глава рода Геррая — всегда поддерживал внучку, а он обладал колоссальным влиянием и властью в империи, уступая только императору. Прошлый директор академии этого не понял и попытался как-то урезонить Принцессу, после чего быстро оказался в отставке, а когда проведенное расследование вскрыло колоссальные растраты, еще и в тюрьме. Новый директор ошибок прошлого не повторял, и молился только о том, чтобы эта девчонка с вымороженными чувствами поскорее закончила академию и убралась бы куда подальше. Этого радостного события, наверное, ждала с нетерпением вся академия, от учеников до преподавателей.



Редко когда Ледяную Принцессу можно было увидеть без ее неизменной свиты. Поход к директору относился как раз к такому редкому событию, потому никого не удивило, когда она появилась в приемной совершенно одна. Заметила понуро стоявшего у стены Патриса, еще не до конца отошедшего от дуэли, потому и стоять мог только опираясь на что-то. Ленайра бросила в его сторону мимолетный взгляд, прошла чуть дальше, остановилась рядом и тоже прислонилась к стене.

— Госпожа Геррая, — тут же выскочила вперед секретарша, — Господин директор ждет вас, он велел пригласить сразу, как только вы появитесь.

— Разве тут нет того, кто пришел первым? — равнодушно поинтересовалась девушка.

Секретарша растерялась.

— Я думаю, он может подождать…

— Мне интересно, из-за чего его вызвали.

Секретарша совсем растерялась.

— Одну минуту… — Она поспешно зашла в кабинет и вышла довольно быстро. — Проходите, господин директор быстро разберет дело этого… Патриса Тернова.

В кабинет Ленайра все-таки вошла первой с высоко поднятой головой представителя древнего и могущественного рода. Вежливый кивок-приветствие и девушка сделала шаг в сторону, уступая дорогу плетущемуся следом простолюдину. Замерла, всем своим видом давая понять, что она тут только зритель.

Директор поспешно поднялся, поклонился немного ниже, чем она ему.

— Госпожа Геррая… ради богов, прошу простить за задержку, я только разберусь с этим… человеком. Это не займет много времени.

— Конечно, — кивнула девушка. — Судя по виду, ему в больницу надо. Классическое истощение.

— Да-да, — и уже без всякой почтительности директор обратил свой взор на бледного юношу. — Патрис! Как вы посмели устроить это безобразие?! Вы понимаете, что вы своей рукой перечеркнули свое блестящее будущее?

— Господин директор…

— Молчать! Слушать, когда с тобой говорят! Ты понимаешь, что это избиение студента не может остаться безнаказанным.

— А ты, оказывается, драчун, — прокомментировала Принцесса с толикой брезгливости. — Господин директор, кого он избил до дуэли?

— До дуэли? — растерялся директор. — Я говорю о господине Дарейне, которого этот тип осмелился избить…

— Правда? — температура в комнате резко упала, директор испуганно икнул, заметив, как побелели кончики волос Ледяной Принцессы. — И кто до вас довел такую информацию?

Директор попятился, но тут же взял себя в руки, исподлобья глянув на девушку.

— Профессор Ралгун сообщил мне, что в Общем Зале была устроена безобразная сцена, где…

— Профессор, значит… Простите, а почему профессор Ралгун не остановил избиение, если он присутствовал при этом? Это же его прямая обязанность, следить за порядком.

«Боги, за что?» — Явственно читалось на лице уже немолодого директора. Ему совершенно не хотелось ссориться с дворянством, у которого немалое влияние, ради какого-то горожанина, а потому он решил его просто выгнать за драку и все. Но вот вызывать одновременно с ним и Ледяную Принцессу точно не стоило. Логику этой девушки порой понять было невозможно. Она с одинаковым равнодушием могла растоптать и дворянина, даже высокопоставленного, и простолюдина. Её высокое положение защищало девушку почти от всего в школе. Пожалуй, только ее дед и император могли бы повлиять на нее. Но Геррая во всем потакал внучке и выполнял все ее капризы, а император… представить, что с ним сделают, если он посмеет пожаловаться ему на Ленайру Геррая…

Даже от этой мысли лоб директора покрылся бисеринками пота… и это несмотря на то, что температура в кабинете упала еще сильнее.

— Как я понял, профессор застал только самый финал драки и не успел вмешаться…

— Очень интересно… а я там была с самого начала. Господин Дарейн вызвал Патриса Тернова на дуэль и проиграл.

— Дуэли запрещены без одобрения преподавателей.

— Разве профессор Ралгун не одобрил дуэль? Ах да, по вашим словам он пришел уже под конец. Кто же врет… Господин директор, вы же не будете врать своим ученикам?

Волосы Ледяной принцессы уже все покрылись инеем и побелели, иногда рядом с ней падала одна или две снежинки. На миг директор потерял над собой контроль, и на его лице явственно отразилось все, что он думает об этой девчонке, но тут же это выражение сменилось бессильной яростью и пропало — директор взял чувства под контроль. Быстро глянул на Ленайру: что успела понять? Ага, прочитаешь что-либо на этой ледяной маске, которую ошибочно называют лицом.

— Он не должен был принимать вызов дворянина, — выдохнул директор.

— Правда? — в руках девушки, словно из воздуха, материализовалась небольшая книга в черном кожаном переплете. — Будьте добры, скажите, в каком пункте устава это сказано?

— В каком пункте…

— Пункт четвертый.

Девушка зашелестела станицами. Вчиталась.

— Ага. Простолюдин не может вызывать на дуэль… но может принять вызов дворянина… Насколько я помню, вызов исходил от Миррора… господина Дарейна. Нарушений нет.

— Наверное, я уже подзабыл правила, — сдался директор.

Волосы девушки мигом вернули свой естественный черный цвет, в комнате потеплело.

— Конечно. У вас же столько дел, неудивительно, что вы забыли мелкое правило.

— Патрис, — прошипел директор. — Считайте, что вам повезло. Можете идти. И зайдите в больницу.

Патрис с явным облегчением развернулся и наткнулся на ничего не выражающий взгляд Принцессы.

— Господин Тернов, теперь, когда это мелкое недоразумение уладилось, я имею честь сообщить вам, что вызываю вас на дуэль завтра в шесть вечера в спортивном зале.

Патрис разом покраснел, потом посерел, наконец, побледнел.

— Примет ли госпожа мои искренние извинения за неподобающее поведение?

— Не примет. — Во взгляде ни презрения, ни гнева, ни сочувствия — абсолютное равнодушие. — Вы имели храбрость… или глупость бросить вызов моим людям. Пусть некоторые из свиты показали себя недостойными моего внимания, но в тот момент они принадлежали мне. Таким образом, их поражение — это мое поражение. — Ее голос вдруг упал до шепота: — И если мой вызов не будет принят, я позабочусь, чтобы стены этой академии оказались закрыты для того, кто слишком вольно обращается со своей честью.

Патрис Тернов чуть покачнулся, но усилием воли взял себя в руки.

— Хорошо, госпожа… Я буду там, — после чего на негнущихся ногах покинул кабинет.

Ленайра посмотрела на задумчивого директора.

— Если бы его выгнали, я не смогла бы вызвать на дуэль горожанина, — ответила она на невысказанный вопрос.

Директор вздохнул и предпочел дальше эту тему не развивать. Вместо этого ему хотелось только как можно скорее отделаться от Ледяной Принцессы. Он почтительно придвинул стул к своему столу.

— Садитесь, госпожа. Я хотел поговорить с вами о вашем заявлении по поводу дальнейшей учебы.

— Я где-то ошиблась?

Ленайра неторопливо опустилась на стул, привычным жестом расправив складки на платье. Директор торопливо обошел стол и сел за свое место, взял листок, лежащий перед ним.

— Нет-нет, заявление написано совершенно правильно, просто… Госпожа, почему вы хотите поступать на боевое направление? Оно… не очень популярно у высоких родов.

— Я знаю об этом, господин директор.

— Эм-м… да… — директор с трудом подбирал слова. — Понимаете, это очень опасное направление, на котором готовят боевых магов для службы…

— Господин директор, не надо говорить мне прописных истин. Я прекрасно знаю, для чего и кого готовят на этом направлении. Я ознакомилась обзором академии.

— А господин Геррая одобряет ваш выбор?

— Дедушка сказал, что примет любой мой выбор. На моем заявлении должна быть отметка о его согласии.

Директор откинулся на спинку стула и нервно забарабанил пальцами по столу. Ну да, отметка есть. Только вот если с его внучкой что-то случится, то кожу спускать будут именно с него — директора. И вполне может быть вовсе не фигурально. Вот как понять, какие тараканы бегают в голове этой… этой… представительницы Древнего Рода. Боевой факультет готовит магов для войны, и там очень жесткий отбор. Дворяне туда если и идут, то обедневшие, у которых за душой ничего. А так этот факультет сборище романтиков, начитавшихся героических эпосов, бедных дворян, решивших сделать себе имя и богатство через служение, отчаявшихся, которым нечего терять. Платят, конечно, боевым магам немало, но и шансов дожить до старости у них не так что бы очень много. Конечно, члена Древнего Рода никто на войну и в опасные места не пошлет, но… Но кому нужен такой геморрой? Декан факультета, когда узнал, кто подал заявление к нему, чуть ли не на коленях стоял перед директором, умоляя его избавить от такого студента. Но что он может сделать?

— Кхм… госпожа Геррая… тут вот еще какой момент. Распределение направлений осуществляется через шесть курсов академии. Студентам тогда исполняется пятнадцать лет, и они становятся официально совершеннолетними. Вы же два курса закончили раньше времени, а потому вам сейчас…

— Требования совершеннолетия в правилах выбора специальности нет. Единственное требование: окончания шести курсов академии.

Директор мысленно вздохнул — он и не надеялся, что получится.

— Госпожа Геррая, вам будет тяжело. Это же факультет… грязеедов. Люди там не ровня вам.

— У меня нет предубеждений, господин директор. Сложностей я не боюсь. Я уже давно решила поступать именно на этот факультет и готовилась к нему.

Последние доводы. Отказать он просто не имеет права, но о чем думал господин Геррая, когда согласился с выбором внучки? Баловать ее это одно, но тут… Может он специально ее отсылает, чтобы она там погибла?

От этой мысли директора прошиб холодный пот. Если это так, то… Интересно, примут его заявление об отставке? Или уже поздно? Трясущейся рукой он наложил визу на заявление, и откинулся на спинку кресла, поймав внимательный взгляд глаз, в которых, казалось, завывала арктическая вьюга.

— Я подписал ваше заявление, госпожа Ленайра Геррая. — Директор порылся в ящике стола и достал небольшую книжицу, рядом положил свернутый в трубочку пергамент, переместил чернильницу с воткнутым в нее пером поближе к краю стола. — В книжице список вещей, необходимые для занятий и которые нужно приобрести. В пергаменте распишитесь, пожалуйста… там о том, что вас поставили в известность о принятии на факультет и о получении правил и списка.

Девушка даже с места не сдвинулась, только глянула на пергамент, как тот сам поднялся в воздух, подлетел к ней и развернулся перед лицом. Ленайра бегло пробежала текст, глянула на перо в чернильнице, и то, так же послушное ее воле, подлетев к висящему в воздухе листу, коснулось его и молниеносно поставило росчерк, выведя красивую завитушку.

Директор, глядя на это, завистливо вздохнул. Даже его неприязнь к этой ледяной ведьме, как он мысленно называл ее, отошла на второй план. Как бы он к ней ни относился как к человеку, но нельзя не признать ее таланта как мага. Воистину гений. И дело не в том, что она подняла два предмета одновременно, это как раз не фокус. Можно и три, и четыре, и пять. На это даже начинающие ученики способны. А вот так ловко управлять предметами… на это нужен филигранный контроль силы. Вот кто из магов способен с такой небрежностью поставить свою подпись, управляя пером с помощью силы? Среди преподавателей в академии может трое или четверо таких найдется. Сам директор сильным магом не был, да это и не обязательно для школы магии, как ни странно. На этой должности нужен хороший организатор, но никак не сильный маг, а себя директор считал организатором очень хорошим. Но это не мешало ему завидовать такому вот умелому управлению силой у совсем еще сопливой девчонки. А она тем временем уже вернула пергамент на стол, а перо в чернильницу, подняла руку, в которую стремительно влетела книжица с правилами факультета и списком необходимый вещей.

Ленайра бегло пролистала ее, видно было, что написанное там для нее не новость. С хлопком закрыла книжицу, тряхнула рукой, и та словно испарилась.

— Благодарю вас, господин директор. — Девушка снова кивнула, развернулась и неторопливо покинула кабинет.

Из кабинета директора Ленайра сразу отправилась в жилой корпус, где размещались учащиеся. Прямая спина, взгляд вперед… с ее дороги торопливо уходили не только учащиеся, но и преподаватели. К шепоту за спиной девушка предпочитала не прислушиваться. Широкий застекленный переход между учебным корпусом и жилым располагался на уровне второго этажа и с него открывался чудесный вид на академический парк, где студенты изучали биологию и агромагию. Ленайра даже мельком подумала, что этот переход специально провели над парком, чтобы студенты могли любоваться красотой необычайных растений, которые выводят агромаги. Так-то они в свое хозяйство никого не пускали, только издали позволяли любоваться.

Сама Ленайра хоть любила цветы, но к этому буйству красоты в парке оставалась совершенно равнодушной, не считая искусственно выведенное достойным восхищения. Невзрачный лютик вызывал у нее больше эмоций, чем самый великолепный королевский арн — плод больной фантазии старшекурсников биологов, скрестивших несколько видов цветов и добавивших свое воображение. Красиво получилось, но не цепляет. И она единственная, кто не выразил восхищение, когда это творение было представлено на выставке достижений академии. Ленайра даже назвала растение уродливым, подтвердив тем самым всеобщее мнение, что она хоть и гений, но совершенно отмороженная и лишенная даже простейших чувств.

Девушка отвернулась от буйства жизни за окном и немного ускорила шаг. Проигнорировав подъемник, которым управлял полувеликан, поднялась на пятый этаж по лестнице. На этом этаже располагались номера люкс для высшей знати. Стоил один такой номер почти как все остальные вместе взятые. На всем этаже их было всего три…

Дверь перед девушкой послушно распахнулась, открыв просторную прихожую, с выложенным паркетом из мореного дуба, шелк в качестве драпировки, и немедленно вспыхнувшие магические светильники.

Навстречу поспешно выбежала молоденькая девушка лет восемнадцати. Всплеснула руками.

— Ой, госпожа. А я вас не ждала так рано.

У Ленайры чуть дернулся уголок рта. Как же ей не хватало Доротеи, которая понимала ее с полуслова. К несчастью, неделю назад у нее заболел племянник, которого она воспитывала после смерти его родителей, и она отпросилась в поместье позаботиться о нем. Вместо нее прислали эту вот… служанку. Не будь она временной заменой, Ленайра уже давно отправила бы ее обратно с очень нелестными отзывами. Она молча расстегнула застежку плаща, одним движением перекинула его через плечо и протянула служанке.

— Приготовь домашнее платье и помоги переодеться после ванны.

— Конечно, госпожа! — подхватив плащ, служанка тут же метнулась с ним в гардеробную, укрытую за зеркальными дверями. Ленайра вошла в гостиную, положила сумку на кресло, заглянула в спальню за оставленной на прикроватной тумбочке книгой и перенесла ее в гостиную к креслу у окна, где уже лежали несколько тетрадей, а так же перо с чернильницей.

Снова появилась служанка, неся два платья на вешалках.

— Госпожа, какое предпочитаете?

«Доротея, где ты?» — мысленно вопросила Ленайра, но внешне ничем неудовольствия не выразила.

— Синее.

— Госпожа, зачем такое мрачное? Посмотрите, светло-лиловое вам идеально подой… — под пристальным немигающим взглядом служанка осеклась и, пробормотав, что хотела как лучше, поспешно скрылась.

По большей части Ленайре было абсолютно все равно, какое платье принесет служанка. Но если уж предоставила выбор, зачем потом лезть с непрошенными советами? Сразу бы и вынесла светло-лиловое.

Приняв душ и облачившись в платье, девушка устроилась за столом, раскрыла книгу и погрузилась в чтение, иногда делая какие-то выписки в тетрадь. Порой, задумавшись, грызла кончик пера. Вот снова нашла что-то интересное в книге, попыталась записать, но тут обнаружила, что перо совсем растрепалось.

— Надо все-таки ручку захватить в следующий раз… достали эти перья… ужас просто, — проворчала она, впрочем, без всяких явных эмоций. Таким тоном говорят о вещах, которые людей совершенно не интересуют, но не сказать не могут в силу каких-либо причин. — Кэтрин! Принеси новое перо… два пера.

Служанка появилась минуты через две, когда Ленайра уже подумывала, чтобы самой пойти посмотреть, где там служанка потерялась… с предсказуемыми последствиями для последней.

— Ох, госпожа, — жалостливо проговорила девушка, выкладывая перья на стол. — Глянули бы вы на себя в зеркало, совсем ведь бледная. Прогулялись бы что ли. Столько здесь парней красивых, а вы в книгу уткнулись. А по мне, так чисто зло одно от них.



Кончики волос Ленайры чуть побелели, взгляд, направленный на служанку, заледенел, но Кэтрин ничего не заметила, продолжая делиться своей «мудростью»:

— Вот давеча барон Парвэ приходил. Какой красавец! Истинный дворянин, какие красивые слова говорил, а вы что? Как уткнулись в книгу, так и головы не подняли. Ух, я бы на вашем месте, госпожа… — Успевая все это говорить Кэтрин, провела ладонью над столом, заставив пыль собраться в одном месте, а потом отправиться в окно.

— Кэтрин, почему вы не убирались здесь, пока меня не было?

Ох, не знала свою госпожу эта новенькая служанка, непонятно откуда раздобытая управляющим поместьем, иначе от этого спокойного голоса уже давно в обморок упала бы. Впрочем, те, кто знал Ленайру давно, могли различать эти малейшие нюансы в ее поведении, а ее всегдашнее спокойствие вместе с ровным безэмоциональным голосом обманывало даже взрослых магов-менталистов — щит на разуме стоял у нее отменный. Знающие же люди всегда могли сказать, когда молодая госпожа радуется, когда гневается. Доротея понимала свою госпожу лучше всех. Кэтрин же ошибочно полагала, что раз на нее не кричат, то, значит, слушают и внимают. Вот и делилась житейской мудростью, искренне считая, что делает доброе дело, просвещая молодую госпожу, совсем еще девочку, в жизни.

— Дык занята была, госпожа. У вас тут комнат-то много. И на кухне надо порядок навести…

— Кэтрин, — на резко упавшую температуру в комнате не обратить внимания было нельзя и служанка, поежившись от холода, впервые посмотрела на госпожу, и вдруг весь ее задор разом куда-то пропал. Девушка побледнела, спина покрылась холодным потом, а ноги сами собой вдруг подломились и опустились на колени. — На этой неделе вы лишаетесь пятнадцати сантов из вашего жалованья за то, что вмешиваетесь с советом, которого у вас не спрашивают, и лезете с поучениями, которые никому не интересны. — Кэтрин, не в силах отвести взгляда от бездонных глаз госпожи, в которых словно закружилась вьюга, задрожала сильнее и быстро-быстро закивала, не в силах вымолвить ни слова. — А если вы еще раз вызовете мое неудовольствие, то отправитесь обратно в поместье с моим очень большим недовольством… вы же понимаете, чем это для вас может обернуться?

Кэтрин всхлипнула и снова закивала.

— В таком случае вон отсюда и не мешайте мне учиться. Появитесь здесь только когда я позову. Да, еще минус два санта за недолжное выполнение своих обязанностей: вы должны сначала убирать мои комнаты, к моему возвращению они должны быть уже чистыми. А кухню и прочее вы можете убирать и после моего возвращения, не мешая мне заниматься.

Кэтрин вскочила и, не смея повернуться к госпоже спиной, пятилась до самой двери, уперлась в стену, вздрогнула, чуть скосила взгляд и бочком нырнула за дверь, аккуратно закрыв ее за собой.

Ленайра еще несколько секунд оставалась напряженной, потом медленно вздохнула, цвет волос вернулся в норму, а температура в комнате поднялась до прежней.

— Надо будет поговорить с Дарком. Где он таких находит? — проговорила она, словно пытаясь отложить эту заметку в памяти, после чего вернулась к работе.

Глава 2

Ровно в шесть вечера двери в спортивный зал, где была назначена дуэль, распахнулись, и в помещение неторопливо вошла Ленайра в светло-голубом платье до пола. Никаких украшений, кроме тоненькой золотой цепочки на ней не было, но все давно уже знали, что с этой цепочкой девушка не расставалась никогда. И никто не видел, что именно висит на ней, поскольку это таинственное что-то никогда не оказывалось на одежде. Многие предполагали, что это медальон с портретами ее родителей. Впрочем, сейчас всех собравшихся интересовала не цепочка, а наряд. Заявиться на дуэль в платье из таларского шелка… это ж как надо противника не уважать?

В общем-то, дуэльный кодекс никак не регламентировал одежду: защиту можно надевать по согласованию сторон, амулеты и артефакты тоже, все остальное не важно. Но за тысячи лет уже устоялись определенные традиции, и даже выработался стиль в одежде, который касался как мужчин, так и девушек. Понятно, что раз дуэль, то и одежда должны быть соответствующая — позволяющая быстро перемещаться, уклоняясь от ударов и, прежде всего, она не должна мешать. Потому все и предпочитали полуспортивный стиль и легкую обувь — дуэли, как правило, проходили в специально подготовленных и защищенных помещениях, а в них пол ровный. Противник девушки именно так и был одет — легкие штаны со стянутыми внизу штанинами, спортивная обувь, легкая хлопковая сорочка и камзол из тонкой кожи, хорошая защита от случайных осколков.

Патрис заметно нервничал, и чтобы скрыть это делал разминку, потому он не сразу обратил внимание на то, во что одета противница, а вот его друзья, собравшиеся в зале, едва не завопили от гнева, обсуждая такое оскорбление. Но придраться не могли, формально она в своем праве, и как одеваться на дуэль решать ей.

Ленайра в их сторону даже головы не повернула. Прошла к центру зала и встала в круг. И тут же в зал ввалилось несколько человек из ее свиты. Громко, явно нарываясь на скандал, обсуждая грязеедов, посмевших бросить вызов самой принцессе.

Ленайра медленно повернулась в их сторону и под ее взглядом все как-то разом побледнели и замолчали.

— Мне нужен секундант, — спокойно сообщила она.

Со стороны свиты Патриса опять донесся недовольный гул — секунданта выбирают заранее, еще до дуэли, а не так, как что-то необязательное.

— Почту за честь, госпожа, — выскочил вперед юноша лет шестнадцати с роскошными белокурыми локонами.

Девушка посмотрела на него и кивнула.

— Благодарю, барон Тарк. Профессор?

Преподаватель, который должен судить дуэль, вышел вперед. Высокий и хмурый, так можно было охарактеризовать его, а красный шеврон на крутке свидетельствовал о его принадлежности к боевому факультету. Такой же шеврон украшал и плечо её соперника… Занятно.

— Профессор Арсен Лирен, — хмуро представился он, наградив девчонку мрачным взглядом.

— Очень приятно. — Этот взгляд не произвел на девушку никакого видимого впечатления. — Давайте начнем, мне хочется поскорее вернуться к учебникам, мне попался очень интересный момент…

— Сейчас это не важно, — оборвал ее профессор.

Теперь возмущенно зашумела свита Ленайры.

— Господин профессор! — возмущенно выскочил вперед барон Тарк. — Как вы смеете так разговаривать с госпожой?! Вы хоть знаете кто она?

В глазах Арсена Лирена полыхнуло пламя. Тарк сглотнул и попятился, сообразил, что выбрал совсем не ту мишень для атаки, но глаз отвести не смел. Ленайра же равнодушно наблюдала за представлением, словно ее это не касается.

— Молодой человек, — от голоса профессора бросало в дрожь, столько в нем было силы, хотя вроде бы и говорил не очень громко, — здесь я решаю с кем, как и когда мне говорить. Но если вы считаете себя оскорбленным, я с удовольствием выйду с вами в круг после того, как закончат эти молодые люди.

— Я… — барон сглотнул, покосился на Ленайру, словно ожидая ее поддержки, но она только смотрела на него и молчала. А взгляд как обычно спокойно-ледяной.

— А наша принцесса ничего не скажет? — ядовито поинтересовался профессор, заметив, куда смотрит барон.

Ленайра повернулась к Лирену.

— Начинаем. Я хочу вернуться к учебнику.

Профессор нахмурился. Не так эта сопливая девчонка должна была ответить, совсем не так. Каким бы гением она ни была, но опыта у нее нет, а тут явная провокация с его стороны, не каждый взрослый не поддастся. А она просто проигнорировала все происходящее, словно судьба приятеля её совершенно не интересует. Хотя… Лирен нахмурился… возможно так и есть.

— Ладно, — вздохнул он, еще будет время изучить её, раз она пошла на их факультет, то встреча неизбежна. — Никто не желает примириться?

— Я не…

— Нет, — отрезала Ленайра, не дав Патрису даже заговорить. Тот исподлобья глянул на нее.

— Нет, — тихо выдавил он.

Профессору явно не понравилось поведение парня, но комментировать ничего не стал.

— Начали! — подал он команду и вышел из круга.

Патрис нахмурился, даже глаза прикрыл, сосредотачиваясь.

Ленайра не шевелилась, вот только Арсен Лирен готов был поклясться, что девчонка крайне озадачена происходящим. Да ему и самому хотелось зайти в круг и отвесить своему ученику хорошего пинка. Ну кто в круге дает столько времени противнику? Захоти она и Патрис уже валялся бы на арене с переломанными руками и ногами. Но Ледяная Принцесса по какой-то только ей ведомой причине решила предоставить право первого удара противнику и сейчас с легкой презрительной улыбкой наблюдала за его действиями.

Наконец Патрис очнулся, его глаза распахнулись, он словно размазался в движении, оставляя кучу фантомов самого себя и все они закружились в стремительном хороводе, наращивая скорость.

Девушка не шевельнулась, даже бровью не повела. Только иногда она склоняла голову то к правому, то к левому плечу, словно желая получше разглядеть мельтешащих вокруг призраков. А тех становилось все больше и больше. Вот один выпал из хоровода и рванулся к Ленайре. Та его проигнорировала и фантом пронесся сквозь неё. В атаку бросился еще один, потом еще один… но никто не заставил девушку даже с места сойти, она просто не обращала на них внимания, позволяя им бегать как вздумается. Но вдруг девушка резко подняла руку, с выставленной вперед ладони вырвалось клубящееся облако и рванувшегося в атаку призрака отшвырнуло к другому краю круга. Фантомы прервали свой танец и заколебались. Однако Патрис уже вскочил на ноги и восстановил контроль, вытер кровь, показавшуюся в уголке губ, а в глазах отчаяние…

Ленайра вздохнула и отвернулась, с трудом подавив зевок. Похоже, это взбесило Патриса и фантомы вдруг стали размножаться с неимоверной скоростью, пока они не заполнили весь круг, но даже тогда их количество продолжало расти, заставляя их залезать друг на друга.

Взрыв… Защитный купол вокруг места дуэли покачнулся, но устоял, внутри него все заволокло дымом. Зрители затаили дыхание — те, кто видел дуэль Патриса с Дарейном, помнили, что именно после этого последний оказался повержен.

Вот дым медленно растаял и обнаружилось, что на том месте, где раньше стояла Ленайра, теперь возвышался солидный кусок льда. Закопченный, но совершенно неповрежденный. Глыба вдруг издала противный скрежет, пошла трещинами и раскололась на множество мелких кусков, открыв взорам совершенно не пострадавшую и абсолютно спокойную Ленайру. Она огляделась вокруг, заметила стоявшего чуть в стороне Патриса и шагнула к нему. Под ногами захрустели осколки ледяной глыбы.

Патрис внешне никак не отреагировал на приближение Ледяной Принцессы — стоял и смотрел, пока она не подошла почти вплотную. Вот девушка склонила голову набок, изучая противника, машинально пригладила волосы, немного подумала, изучив что-то на потолке, потом вздохнула и осторожно толкнула своего противника одним пальцем. Патрис зашатался и рухнул на пол. Ленайра обернулась к судье. Тот ее взгляд понял правильно. Зайдя в круг, он быстро подошел к лежащему парню, провел над ним раскрытой ладонью и облегченно вздохнул.

— Жив, только истощен. — И уже громко: — Бой закончен! Победитель Ленайра Геррая! — Защитный купол исчез.

Девушка благосклонно кивнула, развернулась и зашагала к выходу, быстрым взглядом остановив попытавшихся ее поздравить свитских.

— Минуту.

— Да, профессор? — обернулась девушка.

— Условия. Какие были условия дуэли?

— Условия? — Ленайра на мгновение задумалась, потом пожала плечами. — Никаких. Я просто хотела указать ему его место, чтобы в следующий раз знал, на кого стоит поднимать руку, а кому нужно поклониться.

— О… — Арсен Лирен не обратил внимания на издевательский смех людей из свиты Ледяной Принцессы. — Девочка, а ты не боишься, что однажды тебе точно так же укажут твое место? На любую силу найдется сила большая.

И тут Ленайра удивила профессора еще раз… сильно удивила. Она улыбнулась.

— Профессор, если бы вы знали, с каким нетерпением я жду этого момента.

И оставив всех гадать, что значат ее слова, Ледяная Принцесса покинула зал.


Следующие несколько дней не принесли ничего необычного. Ленайра в оставшееся время предпочитала проводить время за учебниками, поглощая знания просто в неимоверных количествах, чем вызывала явное неудовольствие своей свиты. Вот только плевала она на их удовольствие, она с ними вообще свела контакты до минимума. Но сейчас не отвертеться, приходилось сидеть с каменным лицом и слушать выступление блестящего виконта Армени, который пытался убедить ее не идти на факультет боевой магии. Уже полчаса распинался, что там учатся только грубые неотесанные мужланы и нищие дворянчики, которые никоим образом не ровня блестящей Ленайре Геррае.

— И какой факультет посоветовали бы мне вы?

— Например, факультет художественной магии, — тут же оживился виконт.

— Это тот, куда идете вы, если я правильно помню?

— О, прекрасная леди запомнила обо мне такие подробности.

— Вы об этом говорили. И что на этом факультете такого интересного?

— Там блестящее общество. Госпожа, туда в этом году идет даже племянница его величества.

— Благодарю за сообщение, я знакома с миледи Дарой — она блестящий художник и рисует великолепные объемные пейзажи. А какое у вас направление?

— Флористика, госпожа. Умение создавать красоту из великолепных цветов…

— Которые создали такие же маги. Но желаю вам удачи в вашем начинании.

— Но вы, госпожа…

— А если вы так уважаете меня, как говорите, то идемте на факультет боевой магии вместе. Вы же сами только что рассказывали, как мне будет трудно среди всех тех мужланов. Составьте компанию.

Виконт явственно побледнел, перспектива его не обрадовала. На его счастье внимание Ленайры привлек неровно лежащий учебник на столе, и она отвлеклась, чтобы составить идеально ровную стопку. За это время виконт успел придумать ответ. Состроив самую унылую физиономию, он обреченно махнул рукой.

— Я хотел, госпожа, поверьте, но отец даже слушать не хочет. Он считает, что у меня настоящий талант во флористике и требует, чтобы я учился именно там.

— Да? — Ленайра задумчиво уставилась на виконта, заставив его ежиться под этим сканирующим взглядом. Наконец девушка отвернулась. — Жаль. Мне будет вас очень не хватать… хотя… если хотите, могу поговорить с вашим отцом — графом Таниром, думаю, меня он послушает.

Виконт опять побледнел, заерзал.

— Отца, — выдавил он, — вы, может быть, сумеете убедить, а вот матушку навряд ли. На самом деле это именно она заставила папу пойти мне… ей навстречу.

— О… вот как, — снова изучающий равнодушный взгляд. Как взгляд может быть одновременно пристально-изучающим и при этом совершенно равнодушным и рассеянным, виконт не знал, и это его неимоверно нервировало. Никогда не знаешь, что в голове у этой соплячки. Была б его воля, он бы к ней и близко не подошел, но увы, такое было требование родителей, когда они узнали, что младшая Геррая сумела досрочно сдать экзамены за два года и будет учиться с ним вместе. Чего он тогда не наслушался дома…

На самом деле с хоть и неимоверно умной, но все-таки мелкой девчонкой иметь дело было довольно просто, чтобы там ни думали остальные. Сообразительные уже давно поняли, что к чему и пользовались этим. Главное было — не пытаться пускать ей пыль в глаза, рассказывая про свои неимоверные таланты, ибо она всегда требовала доказательств и попыток обмана не прощала. Ну как, например, с этой глупой дуэлью. Вот кто дергал этого идиота Дарейна за хвост, что он вызвал на дуэль грязееда по совершенно идиотскому поводу? Хотел доказать, что аристократы всегда выше и сильнее? Ну-ну. Будь он поумнее, заметил бы красный шеврон боевого факультета, глядишь, и задумался бы такой ли беззащитной окажется жертва, как кажется.

Но, выставив такое требование, как аристократ против грязееда, он обязан был побеждать любой ценой. Проиграл? Значит, все это время выпендривался, а такие люди Ледяной Принцессе совершенно не интересны. А уж выходка такого же тупицы приятеля Дарейна, додумавшегося ударить в спину победителю… Он реально думал, что Принцесса оставит такую выходку без последствий? Это же прямой урон чести ее Рода, ведь она выступала как свидетель одной из сторон, а значит, несла ответственность за честность боя! За такое она имела полное право убить идиота, и никто бы ей слова поперек не сказал.

В общем, главным было при ней не выступать, чтобы не пришлось потом доказывать выступление делами. Ну и восторгаться талантами и гениальностью собеседницы, а так же, как положено, красотой. Хотя не сказать бы, что эти похвалы так уж сильно впечатляли Принцессу. Но, опять-таки, по ее вечно спокойному виду никогда не поймешь, как она относится к тем или иным словам.

А так… о чем с ней можно говорить? Она ж их младше на два года. И лишнего в ее присутствии ничего не позволишь. Так что сам виконт был рад, что они расстаются и идут на разные факультеты, только родители требовали, чтобы он попытался пригласить ее за собой. Поскольку альтернативой было отправиться вслед за Принцессой на ее факультет, Армени решил попытаться. Сейчас, после разговора, он мог с чистой совестью заявить родителям, что Ленайра Геррая целиком и полностью одобрила его выбор, пообещала появляться, но сама изменять решение не собирается. Всем хорошо. А Ленайра сама идиотка. Перед ней открываются такие перспективы, такое будущее, а она все гробит ради обучение на… Ладно, сама выбрала, пусть сама и страдает. Потом пожалеет.

— Да, госпожа. Увы, против мамы я не могу пойти, надо уважать ее волю.

Губы Ленайры дернулись то ли в улыбке, то ли в гримасе презрения, впрочем, виконт этого не заметил.

— Конечно… маму надо слушаться. Очень жаль, виконт, что мы не увидимся с вами осенью. С вами было весело.

— Конечно, госпожа. — Армени поспешно поднялся, хотя и постарался выглядеть как человек, который никуда не торопится. Разговор измотал его сильнее, чем можно было думать. — Вынужден попрощаться с вами, надо еще написать несколько писем.

— Конечно, не смею вас задерживать. Кэтрин вас проводит.

Появившаяся в комнате служанка почтительно поклонилась и раскрыла перед гостем дверь, приглашая к выходу. Виконт еще раз витиевато попрощался и поспешно удалился. Ленайра еще некоторое время смотрела ему вслед с отсутствующим видом, потом потянулась за книгой — прочитать еще предстояло много.


Такие разговоры, как с виконтом, повторялись довольно часто чуть ли не со всеми из свиты. Каждый норовил образумить представительницу древнего Рода, но ничего у них не получилось. Если бы Ленайра спорила, пыталась хоть как-то обосновать свой выбор, тогда, может, и был бы шанс переубедить её, но… Она всех молча выслушивала, интересовалась их выбором… тех, кто должен был его сделать в этом году, ведь в ее свите были и ровесники, которым еще два года учиться до выбора факультетов направлений, и более старшие ребята, кто давно уже свой выбор сделал. Хвалила, подбадривала, но ни слова про себя. А если кто-то был особо настойчив, приглашала идти вместе с ней, чтобы скрасить кампанию и поддержать. Только один человек не стал ее переубеждать. Самый младший сын заштатного барона оказался в свите Ледяной Принцессы только потому, что его отец каким-то образом сумел завоевать доверие императора и стал начальником охраны дворца, что резко подняло статус и его сыновей. Парень был на три года старше Ленайры и по настоянию отца отправился на факультет защитных артефактов, тот явно готовил сына в помощь себе. Ну а на что еще может претендовать самый младший, кому не достанется никакого наследства? Впрочем, Милий Тарн по этому поводу особо не переживал, ему нравилась артефакторика. Вот и сейчас он молча сидел напротив девушки и смотрел, как она что-то конспектирует из книги.

— Знаете, — вдруг заговорил он, — до встречи с вами я считал, что могу понять любого человека.

Девушка замерла на миг, перо застыло, чернила поползли с него, образовывая на бумаге разлапистую кляксу. Подняла голову.

— Вы пытались меня понять?

Милий чуть улыбнулся.

— Удивлены, Ледяная Принцесса?

Губы девушки дернулись — так ее в лицо никто не называл… не смел называть, хотя об этом прозвище знала.

— Это ведь не оскорбление? — спокойный вопрос.

— Ни в коем случае, принцесса. Но мне очень хотелось бы знать, что вы скрываете за своей ледяной маской и показным равнодушием ко всему.

— Вы так уверены в моем показном равнодушии?

— Абсолютно. Принцесса, я за вами ведь давно уже наблюдаю и сделал кое-какие выводы.

Девушка задумалась, потом медленно кивнула.

— Да… ваш отец получил свою должность вполне заслуженно, — неожиданно заявила она.

— А при чем тут мой отец? — растерялся Милий.

— Его ум вы должны были унаследовать. Только вы ошиблись в выводе, поверьте, играть роль достаточно долго, чтобы тебя не разоблачили, невозможно.

На этот раз Милий выглядел не так уверенно.

— Что ж, возможно. Жаль, хотелось поймать… думал, что я прав.

— Вы не правы.

— Да… я уже понял.

— И вы не собираетесь уговаривать меня сменить факультет?

Милий рассмеялся.

— Что вы. Может в чем-то я и ошибся, но вот ваш характер все же понял. Ваш выбор не прихоть, а вполне осознанный поступок. Я не знаю причин этого… возможно, она в том, что случилось шесть лет назад…

— Господин Тарн!

— О… прошу прощения, госпожа, не хотел напоминать о тех грустных событиях.

— Извинения приняты.

— Но ведь я прав?

Девушка необычайно резко для себя откинула голову назад, в глазах закружилась вьюга, но что-то удержало ее от давления на собеседника.

— А вы умеете быть настойчивым.

Милий вздохнул, словно собираясь с силами.

— Ленайра, — вдруг обратился он к ней по имени, нарушая все принятые нормы этикета. Будь они не одни, она должна была бы потребовать извинений, а то и дуэли. Юноша понимал, что рискует и сейчас пристально смотрел в глаза девушки. Вот в них полыхнул какой-то непонятный огонек, губы плотно сжались, но она молчала и явно требовала продолжения. Понимает, что не просто так ее собеседник пошел на такое нарушение. — Ленайра… поверьте, я действительно хочу помочь вам! Знаю, что таких помощников у вас… охотников за благами… полно, но мне вас искренне жаль. Жаль, что вы так издеваетесь над собой! Ради чего? Прошлого вам не изменить. Хотите мести? Вы гробите свою молодость ради того, чтобы стать сильнее. Неужели сила достойна того? Я… может я позволю себе лишнего, но… неужели ваши родители хотели бы, что их дочь зациклилась на мести и лишила себя радостей жизни? Почему хотя бы на время не отставить книги и тренировки и не отправиться просто прогуляться на озеро? Не полюбоваться цветами?

Милий замолк и даже как-то съежился, боясь даже поднять взгляд. В комнате царила мертвая тишина. Вдруг он почувствовал какую-то странную и неизвестную магию и чуть прикрыл глаза, готовясь к худшему. За все сказанное им она имела полное право его убить. Вмешательство в личную жизнь высокородной особы без приглашения… Но магия, развернувшись, перестала доставлять какие-то неудобства. Непонятно что она сделала, но явно магия не была направлена на причинения вреда.

— Господин Милий, — заговорила вдруг Ленайра таким голосом, какой он ни разу от нее не слышал. В нем сквозил холод бездны, которого не выдерживали даже металлы. — Вы понимаете, что сейчас мне наговорили и что я могу с вами сделать за такое?

Отступать все равно поздно и Тарн вскинул голову. Выдержать взгляд принцессы он смог секунд десять и отвел глаза, но все же ответил твердо:

— Да. Я готов к этому.

— И почему вы тогда все это сказали мне, если осознаете последствия?

— Мне… я просто хочу хоть немного вам помочь… поддержать…

— Что?! — холод в голосе треснул, девушка явно ошарашена и сейчас изо всех сил борется чтобы не показать чувства, но Милий, к собственному удивлению, ощутил это.

— Мне жаль вас. Жаль, как вы обращаетесь с собственной жизнью, жаль, что у вас не осталось ничего, кроме мести. Я очень надеялся, что мне удастся вернуть вас к жизни, заставить снова полюбить ее, но, видно, напрасно. Этот разговор… это была моя последняя попытка как-то повлиять на вас.

— И вы даже рискнули жизнью?

— Мне… мне действительно хотелось бы, чтобы вы перестали зацикливаться на силе и мести, Ледяная Принцесса.

— Тогда уж Снежная Королева, — в голосе девушки отчетливо прозвучал смешок, а исчезнувшее давление оказалось настолько резким, что Милий даже не сразу сообразил, что произошло. Неуверенно глянул в лицо девушки. Она оставалась серьезной, но глаза улыбались.

Милий потряс головой, пытаясь сбросить наваждение. Ледяная Принцесса умела улыбаться, но при этом в ее взгляде всегда оставался лед, только губы изображали некое подобие улыбки. Сейчас же улыбался именно взгляд, при этом сама она оставалась предельно серьезной.

— Снежная Королева? — Милий мог бы городиться собой — ему удалось сохранить невозмутимость.

— Но мне больше нравится имя Снегурочка, — призналась девушка, рассматривая что-то на потолке.

— М-м-м… кто такая Снегурочка?

— Кто-кто. Ну я конечно. А еще внучка Деда Мороза.

Милий явно пытался представить ее деда в роли этого самого Мороза и испытал настоящий культурный шок.

— Я… я ничего не понимаю.

Девушка перестала улыбаться.

— Не время. Но вы первый человек, кто действительно переживал за меня… Знаете, господин Тарн, я тронута. Честно. — Она встала подошла к нему и протянула руку. — Я предлагаю вам свою дружбу. В действительности вы о многом не знаете, в той давней истории шесть лет назад очень много тайн. В частности никто так и не узнал, кто организовал нападение на дворец, а потому исключать повторения нельзя. А я больше не хочу терять близких мне людей. Это не месть, как вы подумали, Милий. Я просто хочу защитить тех, кто мне дорог, кто мои настоящие друзья, а таких, к сожалению, очень не много. Я пока еще не могу доверять вам полностью, но предлагаю попробовать и прошу стать моим другом.

Милий растерянно вскочил, ошарашенно рассматривая лицо девушки.

— Так вот ты какая, Ледяная Принцесса без своей ледяной маски.

— Но-но! Если уж хамишь, так изволь обращаться ко мне по титулу Снежная Королева.

Милий нервно хохотнул.

— Будет исполнено, Ваше Величество.

— То-то же.

— И для меня честь принять вашу дружбу. — Он осторожно взял ладонь девушки и коснулся ее губами. — Что я могу для вас сделать?

— Учись, Милий. Мне может потребоваться помощь мастера артефактов. И будь готов прийти по моему зову. Я позову, когда мне потребуется твоя помощь.

— Как скажете, — Милий склонился в глубоком поклоне. — Я… я готов принести вам вассальную клятву.

— Ты уверен? Милий, я тоже третий наследник в семье. Все мое достояние только принадлежность к Древнему Роду. Я мало что могу дать в плане карьеры, но потребоваться мне может от тебя многое. И даже твоя жизнь.

— Я отдам ее без колебаний.

Это слова почему-то рассердили девушку.

— Лучше, чтобы свои жизни отдавали наши враги.

— Намного! — поддержал ее Милий.

— Тогда, если ты твердо решил, я готова принять твою клятву.

— Решил. Мне не важно, что ты можешь мне дать, но я чувствую, что будет интересно. Разве это не причина? — Прежней Ледяной Принцессе заявить такое он бы не решился, а вот с этой ему показалось нормальным так пошутить.

— О, да! — немедленно ответила Ленайра. — Это очень хорошая причина.

Девушка протянула руки ладонями вверх. Милий опустился на колено и положил свои ладони на ладони девушки. Под ними миниатюрные ладошки Ленайры даже и не видны стали. Милий на мгновение засомневался, какие еще сюрпризы хранит в себе эта хрупкая на вид и миниатюрная девушка, выглядевшая меньше своего возраста. Правильно ли он делает? Но тут же откинул сомнения.

— Я, Милий Тарн третий сын барона Тарна, клянусь… — Слова клятвы звучали уверенно и ровно. Малий ни на миг не потерял контроля. Его ладони засветились алым, свет потек словно жидкость, охватывая ладони девушки.

— Я, Ленайра Геррая Древнего Рода Геррая, — уверенно подхватила девушка, как только отзвучали последний слова клятвы, произнесенные Милием, — принимаю вассальную клятву Милия Тарна, и клянусь… — Теперь свет шел и от рук девушки и два потока переплетались между собой, соединяясь в нечто новое и образуя связь вассала и сюзерена.

Магия пропала, а перед Милием стояла прежняя Ледяная Принцесса с холодом во взгляде и презрительной улыбкой.

— Когда вы мне понадобитесь, я призову вас, Милий Тарн. Пока же достойно учитесь.

Милий склонился в поклоне и попятился к двери.

— Милий. — На мгновение из-за ледяной маски выглянула та девчонка, с которой он беседовал недавно. — Ты ведь понимаешь, что не надо никому говорить о том, что ты узнал, но если твой отец спросит, разрешаю ему сообщить, только позаботься, чтобы вас не подслушали.

Так вот что за магия была в самом начале: против прослушивания. А Ленайра действительно очень умна для своих лет, сообразила, что его отец — кровный родственник и глава дома — не сможет не увидеть печать вассальной клятвы, и понятно, его заинтересует это. Не будь он командиром охраны императорского дворца, можно было бы и не отвечать на вопросы, сославшись на волю сюзерена, но не ответить тому, кто обеспечивает безопасность императорской семьи, невозможно. Мало ли кому сын принес клятву. Вдруг заговорщики поймали в свои сети его сына, и через него попытаются добраться до императора. Но обидно, что девчонка младше него на три года сообразила это, а он нет.

— Конечно, госпожа. Я должен был сам сообразить.

— Должен был, — опять смешинки в глазах и холод на лице. — А теперь иди. Для всех остальных наши отношения остались прежними. Пока не придет время, никто не должен знать, что ты каким-то образом связан со мной.

Милий поклонился и покинул комнату. Ленайра опустилась в кресло и прикрыла глаза.

— Надеюсь, я не ошиблась, — пробормотала она. — Но кто не рискует, тот не пьет шампанское. Очень подходящее выражение.

Приобретением союзников уже давно пора было заняться и кое-какие кандидаты уже имеются. И Милий был в их числе. Как же удачно все получилось, сам пришел, хотя, признаться, Ленайра ожидала этого, но не таким образом.

Наконец восстановив самоконтроль, девушка махнула рукой, снимая защитные чары.


А на следующий день начался форменный бедлам — Ленайра уезжала домой после окончания начального курса академии. Слуги, присланные из дома, аккуратно грузили в сундуки вещи госпожи и выносили их из комнаты. Рядом стоял распорядитель общежития и терпеливо ждал, когда комнаты освободят, а пока он готовился произнести прощальную речь, провожая такую важную гостью. Заселится ли в эти апартаменты еще кто-нибудь… кто знает. Очень уж они дороги. Но плата от Герраев даже за один год проживания в них уже окупила затраты на содержание всей гостиницы. А она здесь жила несколько лет. Неудивительно, что сам распорядитель присутствовал сейчас, тайно досадуя на слишком уж большую гениальность гости. Не окончи она академию досрочно, еще бы два года проживала бы в номере, принося и общежитию и, конечно же, ему неплохой доход.

Сама госпожа стояла в сторонке и просматривала свитки со свидетельствами об окончании начального курса академии, а так же свои оценки. Нахмурилась, ясно, что наткнулась на единственную четверку по ботанике среди пятерок — Ленайре категорически не давался уход и выведение магических растений. О ее не любви ко всему искусственному знали все, и ни для кого не было секретом разногласия между ней и преподавателем. Поставить меньше четверки он не рискнул, но пятерку все-таки зажал.

Ленайра признавалась себе, что и четверку ей поставили только из-за остальных оценок, иначе ей грозила твердая и заслуженная тройка, но все равно обидно.

Свернув свитки, она откинула полу плаща и аккуратно засунула их в специальный карман парадного выпускного камзола. Традиция, однако. Этот костюм одевался только один раз при выдаче результатов экзаменов, а потом ученики обязаны были хранить его дома как реликвию. Ленайра никогда этого не понимала, но против традиций не пойдешь. Дома костюм отправится в специальное хранилище, где в отдельных нишах висели такие же наряды ее старших братьев, родителей, деда, прадеда… в общем, многих поколений семьи, с того момента, как эта глупая традиция появилась.

Оправив плащ, Ленайра оглядела гостиную, проделанный и оставшийся фронт работ, выслушала сбивчивую прощальную речь распорядителя. После вручила ему положенный в таких случаях символический кошелек (а так же чек далеко не на символическую сумму) и неторопливо спустилась вниз, провожаемая взглядами многочисленных учащихся, высыпавших на лестницы проводить легенду академии.

Ждать, когда погрузят и вывезут все ее вещи, смысла особого нет — все доставят домой и без нее.

— Сколько сундуков, — расслышала Ленайра восхищенный шепот какой-то ученицы с первого или второго курса, обращенный к подруге. — Наверное, наряды и украшения.

Ленайра мысленно улыбнулась. Наряды… украшения… Есть, конечно, куда без них, она должна соответствовать положению. Вот только основную массу сундуков, которые сейчас спускали по лестнице слуги, наполняли книги, записи ее лекций, дневники исследований и наблюдений. Да и апартаменты эти Ленайра снимала вовсе не из желания блеснуть своим положением и богатством. Просто только в них можно было разместить ее библиотеку, которую она привезла с собой из дома, а потом старательно пополняла все время учебы. Некоторых книг, имеющихся у неё, не было даже в библиотеке академии.

Пройдя мимо младшекурсников даже не глянув в их сторону, девушка вышла во двор, нашла, где больше всего собралось мальчишек и зашагала в ту сторону. Предположение оказалось верно — толпу собрала самобеглая карета, мода на которые пошла среди богатых людей империи. В общем-то изобретение старое, но только недавно алхимики смогли удешевить ту ядовитую смесь, от которой работал магический двигатель, что сделало их доступными для очень богатых людей. Раньше смесь стоила по весу золота, ясно, что никто не покупал ее. Одна беда: запах от отработанной смеси стоял такой, что дышать без слез невозможно. Вот и задирали трубу выхлопа как можно выше, чтобы отработанные газы улетали подальше и не раздражали господ, путешествующих в карете.

Сама карета по сравнению с обычными не представляла из себя ничего особого, только сзади вместо багажного отсека располагался магический двигатель, а чуть выше алхимическая смесь. Ну и дополнительно у извозчика торчал рычаг вместо вожжей. Вперед надавишь, карета едет, назад — останавливается. Вправо-влево — поворот. Очень неудобно, но об удобстве извозчиков никто и не думал, все удобства на внутренности ушли, а там действительно шикарно.

Ленайра глянула на рычаг, поморщилась. Всякий раз, видя эту систему управления, ей хотелось подсказать идею руля и педалей, но сдерживалась. Только славы гениального механика ей еще и не хватало. Да и смесь эта… ей-ей, даже бензин намного лучше. Слава богам, такие кареты не очень много людей в империи себе позволить могут. Будь их много, и от смрада отработанных газов жить в городах станет просто невозможно.

Кучер… Вот тоже. Лошади нет, но того, кто управляет каретой, называют кучером или извозчиком. Вот что инертность мышления делает. В общем, кучер, заметив госпожу, тут же растолкал собравшихся мальчишек, с восторгом взирающих на чудо магической артефакторики, и раскрыл перед ней дверь. С ледяным выражением на лице Ленайра зашла внутрь и устроилась поудобнее. Кучер тут же забрался на козлы, двигатель сзади тихонько заурчал, карета плавно тронулась, набирая скорость выехала за территорию академии.

Девушка немного расслабилась, слегка откинула шторку с окна, наблюдая за жизнью столицы, но вскоре другие мысли одолели её. Два месяца отдыха… Скорее бы разобраться с делами дома и… Вот только все равно положенное по этикету время придется задержаться в особняке. Девушка чуть нахмурилась. Как же она ненавидела эти обязательные семейные встречи. С дедом у нее хоть и были натянутые отношения, но его она искренне уважала, а вот старшего брата… Вот кого с удовольствием прибила бы, так это его. Единственный человек, с кем она рада была встретиться — средний брат Мирл. Только ради него она и соглашалась оставаться дома какое-то время. Еще уважение к деду заставляло слушать его.

Радость и отвращение. Именно эти два чувства Ленайра испытывала к тому месту, которое называла домом. Возможно, не будь там Джейра, все было бы не так плохо, но он умел испортить даже очень хорошее настроение быстро и качественно в самое короткое время. Особенно он любил порассуждать на тему того, что он будет делать, когда станет сиятельным лордом Геррая. В такие моменты Ленайре с трудом удавалось удерживать свою ледяную маску и ей хотелось брата просто и без затей убить.

— Вот всегда его вспоминаю, когда домой возвращаюсь, — пробормотала она. — Надеюсь, в этот раз он все-таки свалит по каким-нибудь своим делам.

Увы, чудес не бывает. Джейр стоял около крыльца дома, когда карета остановилась у входа. Ленайра, не дожидаясь слуг, вышла сама и остановилась недалеко от брата, слушая как он с высокомерным видом распекает управляющего. Непонятно в чем он там провинился, но слова Джейр мог бы подбирать и более вежливые — Дарк ему в деды годится, а их семья служит Герраям уже почти триста лет. И вряд ли Дарк допустил какую-то серьезную оплошность, из-за которой нужно так оскорблять его на виду у всех. А ведь эти слуги, что сейчас слушают выступление своего господина, должны потом подчиняться управляющему.

— Дарк! — требовательно позвала Ленайра.

Джейр со свистом втянул воздух и обернулся.

— Дорогая сестренка, — оскалился он, пытаясь разглядеть на ее лице хоть какие-то эмоции.

— Дорогой братик, — совершенно равнодушно кивнула ему Ленайра и снова посмотрела на управляющего. — Дарк, скоро должны прибыть мои вещи из общежития, прикажите отправить их в чистку, а книги в мои комнаты.

— Конечно, госпожа, — склонился управляющий в поклоне. — Рад вашему возвращению. — После чего поспешно удалился исполнять приказание.

— Сестренка! — прорычал Джейр. Вот балбес великовозрастный. А ведь семнадцать уже, казалось бы должен повзрослеть. — А ты не слишком много на себя берешь, начиная распоряжаться здесь? Пора бы уже уяснить, что тебе здесь не рады и дед только в память о наших родителях готов принимать тебя в доме. — Снова быстрый взгляд на лицо девушки в надежде увидеть хоть что-то: гнев, обиду, растерянность. Поморщился, когда понял, что все его слова не возымели никакого эффекта. — Ты не имеешь права вмешиваться, — снова завел он свою волынку, — когда я выговариваю слугам за их нерасторопность!

Секунда две Ленайра изучала лицо брата.

— Это обязательно делать на крыльце дома? — намек не то чтобы тонкий — размером со стальной канат портового крана. Впрочем, Джейр и его не понял.

— Я буду разговаривать со слугами там, где я решу и тогда, когда решу!

Ленайра пожала плечами и прошла мимо кипящего от гнева брата, которого только что проигнорировали самым наглым образом. Вроде бы и последнее слово за ним осталось, но ощущение все равно такое, словно взрослая тетя пришла, посмотрела на бесящегося подростка, пожала плечами и пошла своей дорогой. Как у его младшей сестры получается такое, он никак не мог понять и от того бесился еще больше. А главное, задеть ее никак не получалось. Что он ни пробовал, но она оставалась совершенно непрошибаемой. Воистину Ледяная Принцесса без эмоций.

Сама же Ленайра, шагая в свои комнаты, размышляла, что только что опять на пустом месте поругалась с братом. Он, конечно, идиот, но все равно не стоит его доводить. А когда дед официально объявит его наследником, он ей все припомнит и отыграется. В благородство своего старшего брата она не верила ни капли, а уж случайно услышав его рассуждения о планах на ее счет, когда он напился и хвастался приятелю, что он сделает чтобы поставить на место эту ледышку, она и вовсе потеряла всякие иллюзии.

Все очень плохо. Очень.

— Госпожа, — перед ней склонился в поклоне один из слуг.

Ленайра остановилась и слегка опустила температуру вокруг себя. Слуга слегка задрожал. Хм… явно не от холода, всего-то на пару градусов температура упала. Неужели боится? Ленайра мысленно перебрала лица слуг в доме, но не вспомнила того, кто стоял перед ней. Значит, новенький, приняли, когда она училась в академии.

Девушка нахмурилась, вспомнив, что слишком много новых лиц она видела пока ехала в карете от ворот к дверям дома и пока шла по самому дому. Слуги, некоторые солдаты и даже офицеры. К добру это или нет?

— Говори.

— Сиятельный лорд Геррая Велоэн приглашает вас к себе сразу, как только вы отдохнете после поездки.

Ленайра чуть сжала кулаки, совсем незаметно. Непонятно. Дед никогда раньше не звал ее к себе сразу после возвращения. Что случилось? И слуга… Он же явно ее боится. А он ее ведь и не знает. И много новых лиц. Все это совсем нехорошо. Джейр? Хорошо бы отыскать Мирла и поговорить с ним, но ведь не успеть. Слова вежливые «прийти, как только отдохнешь», но, по сути, приказ явиться сразу после переодевания с дороги.

— Хорошо. Передайте сиятельному лорду, что я исполню его волю.

Слуга поклонился и поспешно исчез — только тут стоял и вот уже нет его. Ленайра привычно подавила мелькнувший в сознании страх и твердо зашагала дальше. Паниковать не время. Что бы ни случилось, но пока непонятно что происходит лучше ничего не предпринимать. Молчать и слушать. Неужели дед раскрыл ее тайну? А если так, как он отреагирует? Выгонит из рода или несчастный случай, чтобы не выносить сор из избы?

Шаг Ленайры на мгновение сбился, но тут же снова стал твердым и уверенным. Опасность нужно встречать твердо, тогда будут и шансы уцелеть. А пока лучше никому не показывать своих чувств… Все как обычно. Как последние шесть лет после гибели родителей.

Глава 3

Ленайра подняв руки вверх неподвижно стояла посреди своей комнаты, а три служанки суетились вокруг, прилаживая всякие завязки, тесемки, пристраивая к платью оборочки. Вот на свое место лег последний бант, подвязанный к короткому рукаву, теперь подвязать волосы белой лентой и все. Девушка глянула на себя в зеркало: как обычно идеально.

— Благодарю, — кивнула она служанкам. Те, замерев чуть в стороне, облегченно выдохнули, явно испытывая радость.

Ленайра чуть скосила глаза, наблюдая за ними. Интересно, это Джейр постарался так тут всех запугать? Чего от нее все слуги шарахаются? Хотя нет, те, кто ее помнит, те искренне рады ее возвращению, а вот эти новенькие… странные они какие-то. И страх от них… она его чувствует почти физически. Вот и эти девушки. Молодые, явно новенькие, смотрят на нее как кролики на удава.

Девушка задумалась, потом решила проверить свою мысль.

— Этот бант повязан криво, — она пристально посмотрела на бант в виде розы, повязанный с правой стороны груди.

Бант был повязан идеально, и даже самое пристальное его изучение не выявило никаких огрехов. Одна служанка испуганно вскрикнула.

— Госпожа, — пролепетала она. — Прошу прощения… я… я не хотела… я…

— Просто перевяжи его, — не выдержала этого страха Ленайра.

Пока служанка трясущимися руками перевязывала бант, девушка изучала ее макушку, пытаясь понять, что же здесь происходит. С первого раза перевязать не получилось, вышло очень криво, видно, трясущиеся руки мало помогают в работе, и служанка от страха совсем посерела, вот-вот в обморок грохнется. Ленайра чуть повернула голову в сторону двух других служанок. Те явно переживали за подругу, но прийти на помощь не рисковали. При этом одна из них, думая, что госпожа не видит, косилась в ее сторону с откровенной яростью.

— Что-то хочешь сказать? — развернулась в ее сторону Ленайра.

Девушка растерялась, на мгновение на ее лице промелькнул страх, но она тут же решительно сжала губы.

— Бант был подвязан очень хорошо, госпожа.

— Правда? — Ленайра склонила голову на бок, и сделала вид, что задумалась. — Если вспомнить, вроде бы да. — Посмотрела на служанку, замершую с лентой в руке, видно, теперь она из нее даже розу сложить не могла. — А ты почему не сказала мне, что роза хорошо подвязана? Почему об этом говорит мне человек, который ею не занимался? Она это увидела, а ты нет. А теперь даже подвязать обратно не можешь.

— Госпожа… — служанка рухнула на колени. — Простите.

Ленайра выдернула из ее руки ленту, шагнула в сторону девушки, сделавшей ей замечание, и протянула ленту ей.

— Подвяжи.

Та с трудом поборола гнев, а потому старательно пряча глаза, послушно взяла протянутую ленту, сложила ее розочкой и аккуратно приколола к платью. Ленайра изучила ее.

— Криво.

— Госпожа, позвольте подойти к зеркалу и посмотреть еще раз.

Ого, а в голосе нет-нет, да проскользнут нотки гнева, но старательно борется с ним.

Ленайра позволила подвести себя к зеркалу и еще раз изучила свой наряд. Чуть приподняла подол, рассматривая, как сидят туфельки. Повернулась спиной.

— Ты права, хорошо сделано, — согласилась она, чем повергла всех трех служанок в шок. Видно, все ожидали множества претензий. — Ты, — Ленайра повернулась к излишне смелой служанке. — Ты посмела гневаться на меня. Разве ты не знаешь, что ваша госпожа не может быть не права? Если я говорю, что бант приделан криво, значит так и есть.

— В воле вашей, госпожа, выгнать меня, — девушка склонилась в поклоне, явно чтобы скрыть выражение лица, а не от почтения или смирения. — Мы все трое новенькие и на испытательном сроке. Почтенный Дарк сказал, что вы сами выберете себе ту, которая вам понравится.

Ленайра замерла, обдумывая новую информацию. Получается, ей подсовывают служанку? Минуту… девушка подозрительно уставилась на склоненную голову. Короткие волосы… слишком короткие, неумение прятать эмоции. Да любой слуга моментально вылетит с работы, если продемонстрирует такую несдержанность. Слишком уж она… самостоятельна.

— Расскажи о себе.

Спина склоненной девушки напряглась. Интересно. Посмеет соврать?

— Я… я дочь главы города Маэма Лисана.

Маэма… Маэма… Что-то знакомое… Стоп…

— Это не твоего отца казнили за взятничество и расхищение денег, выделенных на строительство укреплений?

— Ложь! — девушка резко выпрямилась и с яростью уставилась в лицо госпоже. Ленайра осталась совершенно невозмутимой, глядя снизу вверх на разгневанную девушку. Чуть в стороне испуганно пискнули две оставшиеся служанки. — Моего отца оклеветали! Он никогда не опустился бы до взяток! Он многим в городе стоял поперек горла, вот и нашли способ разобраться с ним!

— Да, я знаю… — девушка на миг растеряно замерла, а Ленайра безжалостно закончила: — все преступники так говорят.

— Вы… — служанка крепко сжала губы, чтобы не сказать того, что очень хотелось, она явно готова была ринуться в драку.

— Но мне нравится, как ты защищаешь отца.

— Что? — новый шок.

«Да, шок — это по-нашему!» Ленайре с трудом удалось сохранить невозмутимое выражение на лице и не улыбнуться.

— Я не могу сказать, виновен твой отец, как и не могу сказать, что он невиновен. Я не знаю подробностей дела.

— Но вы говорили…

— Что все преступники говорят, что невиновны. И это правда. Хотя нет, не все. Есть такие, кто даже гордится своими преступлениями, но это редкость. А ты, значит, Лисана?

— Да, госпожа, — Лисана вновь поклонилась, но на этот раз она скрывала не гнев, а растерянность.

Ленайра еще раз глянула на розу на груди, невозмутимо оторвала ее и откинула в сторону.

— Она сделана идеально и хорошо прикреплена. И сейчас, и в первый раз. — Ленайра посмотрела на первую служанку, которая уже более-менее пришла в себя, с помощью подруги поднялась на ноги и беззвучно плакала. — Все, что я хотела объяснить — роза не нравится мне, и я не хочу ее видеть на платье. Мне не нужны те, кто боится что-то сказать поперек, я могу ошибаться, и вашей обязанностью было указать мне на ошибки, а не трястись от страха исправляя несуществующий изъян в одежде. Ситуации могут быть разными, но я не должна испытать позора, выйдя к гостям одетой недостойно. И сделать все достойно было вашей работой. Вы не справились. Я не могу довериться тем, кто от страха боится сказать слово поперек. Лисана… Ты принята. Но ради богов, поработай над своим темпераментом, нельзя столь явно демонстрировать эмоции. Пока мы наедине — ладно, готова тебя терпеть, но только посмей опозорить меня перед гостями.

— Госпожа?! — кажется, Лисана уже не просто в шоке, а в глубоком шоке.

— Разыщи Дарка и сообщи об этом. — А вы, — Ленайра развернулась к двум другим служанкам, — поступаете в распоряжение Лисаны, которая принята как моя личная служанка, и отныне должны выполнять все ее распоряжения. Лисана, ты ведь уже ознакомилась с моим хозяйством в доме? Прикинь, кого еще надо нанять и сообщи мне. И еще, скоро прибудут мои вещи, поговори с Дарком, он знает, что и куда нужно отправить, ты — смотри и учись.

— Как скажете, госпожа, — на этот раз поклон был без всяких скрытых мыслей.

Ленайра кивнула и направилась к выходу. Сборы — сборами, но слишком долго заставлять деда ждать тоже не следует. Еще бы понять, что означают все эти перемены в доме. Предчувствие уж очень нехорошее.

Завернув за угол коридора, девушка едва не налетела на парня лет пятнадцати с длинными роскошными локонами, немного бледного, словно он давно не выходил из помещений на солнце. Парень поспешно отскочил в сторону и извинился, но тут же расплылся в улыбке.

— Ленайра! Наконец-то нашел тебя. Рад видеть.

— Мирл, я тоже рада.

— Эх, хоть бы улыбнулась старшему братику, — вздохнул парень. — Эта твоя невозмутимость меня уже пугает. Как же я хочу снова услышать твой смех…

— Мирл, хватит болтать. Ты ведь ждал меня не для того, чтобы удариться в воспоминания. Можешь сказать, что тут происходило, пока меня не было?

Парень сразу нахмурился.

— Не знаю, сестренка, не знаю. Ты же знаешь, я в основном в библиотеке пропадаю.

— Пора бы уже и вылезти из нее, жизнь не ограничивается библиотекой.

Мирл поморщился.

— Дед мне то же самое говорит. Ладно. В общем, я не знаю, что именно тут происходит, но примерно месяц назад дед словно с ума сошел. Он вдруг уволил очень многих слуг и солдат. Некоторых неожиданно возвысил и приблизил к себе. Еще рядом с ним появился какой-то советник, которому он безгранично доверяет, и очень часто я замечал, как дед с ним задерживался в кабинете допоздна. Я пытался подслушать их разговор, но ты же знаешь деда, у него очень надежные щиты от подслушивания. Понял только, что разговор у них шел о делах на землях Рода. Джейр бесится, кажется, были уволены некоторые из его доверенных слуг, но ничего сделать не может.

— Новый советник? И насколько дед ему доверяет?

— Я ничего уже не понимаю, — признался Мирл. — дед всегда был подозрительным, а тут… Джейр винит именно советника во всех своих бедах. Грозится, что как только его назначат наследником, он прикажет казнить этого пройдоху… так он советника деда называет.

Ленайра нахмурилась.

— Даже если дед назначит его наследником Рода, у него не будет такой власти — главой Рода останется дед.

— Я то же самое сказал. Джейр так посмотрел на меня, что я не стал ничего спрашивать. Думал, он меня прибьет.

— А сам как думаешь, что происходит?

— Я боюсь, честно говоря. Я пытался выяснить, не с тобой ли связаны все эти перемены, но у меня не получилось. Хотел даже тебе написать, чтобы ты не приезжала, но дед поймал меня… никогда не видел его в таком гневе. Сказал… сказал, что я избалованный сопляк, которые пытается лезть в дела, которые его не касаются, и что я только что чуть не сделал очень плохую вещь.

Ленайра остановилась и повернулась к явно занервничавшему брату.

— Даже так?

— Ну да. Почему, по-твоему, я сейчас тебе это рассказываю? Думаешь, приятно это вспоминать? Просто мне кажется, что дело касается тебя, и я хочу, чтобы ты поняла всю степень опасности. Я ведь когда понял это, попытался тебе написать и предупредить, но дед, похоже, приказал все мои письма приносить ему. Я когда сообразил, уже поздно было что-либо делать. Случайно увидел свое письмо у него на столе. А тут еще узнал, что он приказал тебе к нему идти сразу, как только ты приедешь.

Ленайра плотно сжала губы и уставилась в потолок. Потом решительно кивнула и снова зашагала дальше.

— Эй, ты слышала, что я тебе сказал?

— Да, спасибо, Мирл. Здесь только с тобой я и могу поговорить по душам, и только ты переживаешь обо мне. Но знаешь, даже если бы я получила твое письмо, то и тогда не убежала бы. Я Геррая, а Герраи не бегают от проблем. Чтобы там дед ни задумал со своим советником, я приму это.

— Ты… ты знаешь, что именно они задумали?

— Не знаю. Могу предположить. Скорее всего, у деда нарисовалась выгодная партия для меня, которая позволит укрепить Род.

— А ты…

— А я встречусь с этой «выгодной партией»… и если эта «выгодная партия» не откажется от своего намерения, то я стану вдовой еще не выйдя замуж. Но я верю в свои дипломатические таланты, не переживай.

— Дед тебя убьет! — чуть ли не с восторгом протянул Мирл.

Ленайра махнула рукой, не оборачиваясь. На самом деле она вовсе не думала, что ее хотят выдать замуж, сказала, чтобы успокоить брата. Ради помолвки вовсе не требуется устраивать такую перетряску в доме, да и странно, что раньше дед категорически отказывался рассматривать любые предложения, а тут вдруг раз — и передумал. Почему именно дед отказывался от самых выгодных предложений, Ленайра не понимала, но была за это ему очень благодарна, не верилось, что что-то изменилось. Правда, советник этот непонятный, неизвестно откуда вынырнувший, от него всего можно ожидать, если уж дед его слушается. Нет, тут точно все гораздо серьезнее и сложнее.

Готовая к любым неприятностям, девушка решительно постучала в дверь кабинета, раскрыла ее и вошла.

— Я пришла по приказу сиятельного лорда и готова слушать его распоряжения.

«А дед постарел с нашей последней встречи», — промелькнула мысль. — «Седин прибавилось и морщин, но взгляд все тот же». А рядом с ним и есть, наверное, новый советник. Небольшого роста ничем неприметный человек, которого и в толпе не сразу заметишь. Но что-то в нем привлекало внимание, слишком настороженный взгляд, слишком плавные движения, выдающие опытного бойца.

— Ленайра, — кивнул дед, приветствуя внучку. — Рад тебя видеть. Я получил из академии результаты твоих экзаменов, — он кивнул на свиток на столе. — Как всегда все превосходно.

— Да, мой лорд.

— Однако… — Ага, похоже, сейчас и будет сказано то, ради чего позвали. — Хочу напомнить, что согласился на твое обучение на факультете боевой магии при определенных условиях.

— Я соблюла все, — Ленайра осталась спокойной внешне, но внутренне собралась.

— Да, — кивнул дед. — Но еще я сказал, что приму окончательное решение, когда встречусь с тобой. — Дед на миг задумался, а потом кивнул на мужчину рядом с собой. — Это Риген Арахот Титтл, мой старый друг, с которым я познакомился еще во времена моего обучения в академии. Потом ненадолго наши пути разошлись, пока мы не встретились в Арокской кампании. Он мне неоднократно спасал жизнь, как и я ему. Впрочем, на войне это обычное дело, и кто кого сколько раз спас не считают.

Из взгляда деда исчезла жесткость, как всегда бывает, когда он ударялся в воспоминания.

— Именно благодаря ему я и познакомился со своей будущей супругой. Но, ладно. Ленайра, я дам свое согласие на твое обучение на боевом факультете только при условии, что ты выдержишь экзамен Ригена. Он сам в свое время его закончил и может многое тебе рассказать о нем… и показать.

«Непонятно. Очень непонятно. Что-то дед точно не договаривает. Никогда до этого он не говорил ни о каком экзамене на право обучения. Лучшая на курсе как в теории, так и на практике, уже два года не проигравшая ни одной дуэли, имеющая собственные разработки в магии. Какой еще экзамен? Что-то нечисто тут. Да еще проверка в день приезда, когда я устала после дороги. Но возражений дед точно не примет» — Ленайра чуть склонила голову.

— Я готова.

— В таком случае через два часа на ристалище. Я знаю, что ты хотела еще сходить кое-куда… поэтому через два часа.

— Спасибо, мой лорд.

— И еще. Как тебе Лисана? Думаю, ты выбрала в качестве служанки именно ее.

Ленайра замерла.

— Она не очень обучена, не умеет скрывать эмоции, когда нужно.

Дед усмехнулся, а Ленайра сразу замолчала, дожидаясь пояснений.

— Ленайра, я тебя знаю с рождения. Неужели ты думаешь, я не догадаюсь, какая из девушек тебе больше всего приглянется?

Ленайра нахмурилась. Значит, эту служанку дед приставил к ней специально. В общем-то, это было очевидно, но то, что он сейчас заговорил о ней, говорит о том, что служанка подобрана персонально ей, и сам дед не собирается использовать ее для слежки и выяснения каких-то ее тайн. Зная деда, этому можно верить. Не то, чтобы он и раньше игрался таким образом, хотя Ленайра и знала тех слуг, кто сообщает ему обо всем происходящем в доме. Но никогда такими доносчиками не были личные слуги. Дед подобного не одобрял, полагая, что если личный слуга начинает доносить на своего господина кому бы то ни было, даже главе Рода, то веры ему нет. Потому Ленайра не особо переживала по этому поводу, а слова деда еще больше укрепили ее во мнение, что дед зачем-то специально подобрал эту девушку для нее. И что в ее преданности сомневаться не придется. Зачем дед вообще это сделал, остается вопросом, раньше она как-то обходилась и обычными слугами в доме.

— Ее отец был казнен за взятничество и растрату.

— Ах это. — Дед открыл ящик стола и вытащил из него какую-то пачку бумаг, бросил на стол в сторону Ленайры. Девушка намек поняла, шагнула вперед и взяла ее. Пока просматривала документы, дед пояснил: — неужели ты думаешь, что я принял бы на работу человека, не наведя о нем справок? Ее отец был честнейший человек, и дочь воспитал соответственно. А в Маэме очень сильна гильдия строителей. Когда встал вопрос о ремонте укреплений города и строительстве новых, они не смогли пройти мимо таких денег, и счет заломили такой… отцу Лисаны предложили тридцать процентов от стоимости, назначенной сверх реальной цены.

— А назначили они почти в два раза больше, чем нужно, — Ленайра нашла нужный раздел.

— Совсем совесть потеряли, — согласился с ней дед. — Они настолько были уверены в своей победе, что не приняли никаких мер. Тем большим шоком для них оказалось заключение контракта с гильдией другого города, согласившейся выполнить работы за разумные деньги. Но хуже того, Арет, так звали отца Лисаны, инициировал несколько процессов за взятничество и расхищение муниципальных денег. Некоторые из высших руководителей города оказались под арестом, другие балансировали на грани.

— Арет был назначен ведь недавно?

— Да. Маэм — императорский город и управляется департаментом имперских земель из столицы. Согласно их практике, глава города должен меняться раз в шесть лет. Арет до этого служил в департаменте контроллером. Именно он привлек внимания начальства к слишком большим тратам в этом городе. Его беда была в том, что он высказал свои сомнения не тому человеку.

— Этот человек получал свою долю из Маэма?

— Да. И он быстро сообразил, что если попробует прикрыть расследование Арета, то тот пойдет дальше и тогда всплывет вся афера. Вместо этого этот человек выставил кандидатуру Арета на место главы этого города. Арет хоть и был честным малым, но в интригах не разбирался совершенно. Сделать там что-либо в одиночку невозможно, а команды у него не было. С самого начала за ним очень внимательно наблюдали. И когда он запустил эти расследования, вдруг обнаружилось, что все нити взятничества сходились именно на нем, а те, кто оказался на скамье подсудимых, превратились в невинно оболганных.

Комиссия, посланная для расследования, как я понимаю, тоже состояла из нужных людей.

— Комиссия нет, а вот глава комиссии да.

— Понятно. А Лисана?

— Лисане предложили отказаться от родства с отцом, чтобы его окончательно утопить. Мол — вот, даже родная дочь отворачивается от преступника. Понятно, что в этом случае она должна была выступить свидетелем обвинения, рассказывая о делишках Арета.

— Или она идет под суд как сообщница?

— Совершенно верно.

— И она отказалась?

— Нет, согласилась, — усмехнулся дед. — Подписала все, что нужно, со всем согласилась, все признала. А когда начался открытый суд, выступила на нем свидетелем и в открытую рассказала обо всем, что творилось за кулисами суда. Как ей угрожали, как вынуждали свидетельствовать против отца. Хуже того, она умудрилась припрятать кое-какие бумаги, которые доказывали ее слова, и показала их в суде. Победить у нее шансов не было, но утопила она изрядное количество шестерок. После ее выступления многие слетели с должностей и сами отправились под суд. Там все так перепугались, что ее отца казнили без соблюдения некоторых формальностей, ибо боялись, что скандал дойдет до столицы и привлечет ненужное внимание вышестоящих властей.

— А Лисана?

— Мои люди наблюдали за тем процессом. Случайно оказались там. В общем, один капитан так восхитился смелостью девушки, что решил ее спасти. Ведь было понятно, что такое выступление ей не простят. Да она и сама понимала, что жить ей осталось немного, даже завещание и прощальное письмо написала. Тогда-то тот капитан и выкрал ее из дома. Как раз перед приходом «грабителей», которые должны были избавиться от нее.

— И капитан доставил ее к вам, мой лорд?

— Да. И все рассказал. Капитана я, конечно, наказал. За самовольство. И повысил в звании за умение быстро принимать самостоятельные решения. Девушке же предложил попробовать стать твоей служанкой. Для нее это единственный шанс выжить.

«И даже понимая это, она выступила против меня?» — Ленайра медленно кивнула.

— Думаю, такому человеку доверять можно.

— Тоже так подумал. Верность и мужество в наше время найти очень трудно. А теперь иди. Документы можешь забрать, если хочешь, покажи их Лисане. Я, кстати, принял кое-какие меры, и скоро подробности дела в Маэме дойдут до имперской службы безопасности. Мне будет приятно посмотреть, как забегают все эти навозные жуки.

Дед махнул рукой, отпуская. Ленайра сделал шаг назад, снова склонила голову, еще шаг назад с поворотом, левую ногу назад и вправо, теперь вперед, правую ногу вперед и влево. Можно покинуть кабинет, все, как положено по этикету. Движения уже настолько доведены до автоматизма, что и не задумываешься о них.

Но едва Ленайра очутилась в коридоре, как неторопливый шаг перешел в шаг очень быстрый, а потом она уже чуть ли не бежала, мысленно молясь, чтобы ей никто не встретился по дороге. Молитвы были услышаны, кроме слуг никто по дороге не попался, но на последних можно и не обращать внимания. Остановить, а тем более заговорить с госпожой они не осмелились без очень серьезной причины. А новые слуги вообще очень уж явно ее боялись.

«Что же им про меня наговорили такого?» — все больше и больше удивлялась девушка, заметив, как при виде ее молодая служанка выронила статуэтку спортсмена-бегуна, которая с грохотом покатилась по полу. Служанка аж позеленела от страха, опустилась на колени и уткнулась носом в пол, явно ожидая наказания.

Ленайра секунду изучала склоненную и подрагивающую спину девушки, вытянула руку и статуэтка послушно прыгнула в раскрытую ладонь. Водрузив спортсмена на законное место, отвернулась и зашагала дальше.

«Да что же здесь происходит?»

В комнате ее встретила Лисана, поспешно поднявшаяся при виде госпожи.

— Госпожа, — поклонилась она. Видно было, что девушка слегка растеряна. — Тут без вас принесли эти два букета… сказали, что вам они понадобятся…

Ленайра бросила взгляд на два букета белых лилий, перевязанных черной траурной лентой.

— Да, спасибо. Лисана, помоги мне переодеться. Одна… Помощь тебе не понадобится. — Девушка убрала в секретер документы по отцу своей новой служанки, решив почитать их подробнее позже, а там видно будет стоит их показывать самой Лисане или нет.

Скинуть это необычайно неудобное торжественное платье действительно можно было и с помощью одной служанки, это чтобы его надеть требовались трое. А с тем платьем, что Ленайра собиралась надеть сейчас, она бы справилась и сама.

Служанка с явным недоумением разглядывала необычайный покрой белого с бледно-лиловыми узорами, почти совершенно незаметными, платья. Почти без украшений, короткие рукава, само платье едва ниже колен и, главное, совершенно необычная застежка на спине, каковых Лисане видеть еще не приходилось. Не пуговицы, не завязки… Надо просто потянуть за маленькую железку и застежка закрывается без единого просвета, а потом оказывается и скрытой за собранной полоской ткани. Лисане потребовалась даже подсказка госпожи, чтобы справиться с ней, и то с первого раза не получилось.

— Госпожа, я такого не видела еще.

— Да. У меня у многих платьев есть такие застежки. Привыкай. — Ленайра переобулась в простые босоножки, взяла по букету в каждую руку и направилась к выходу. Повинуясь жесту госпожи, Лисана поспешила следом.

Две девушки вышли из дома и направились в сторону леса, видневшегося чуть в стороне от дома.

— Лисана, — неожиданно заговорила госпожа, когда они покинули дом. — Скажи, что и кто вам такого наговорил обо мне, что все новые слуги при виде меня шарахаются в стороны и начинают дрожать?

Лисана сбилась с шага и едва не упала. К счастью она шла за госпожой и та не заметила ее позора.

— Госпожа?

Ленайра, похоже, догадалась о ее сомнениях.

— Лисана, когда я говорила, что не люблю трусов, боящихся высказать свое мнение, я не шутила. И когда мы наедине, я многое готова простить своим доверенным слугам, даже если их слова могут показаться явным неуважением ко мне, при условии, что они честно доводят до меня свое мнение, отвечают на вопросы или даже дают советы.

Лисана явно сомневалась, стоит ли отвечать правдиво, но новая госпожа успела уже очень сильно удивить ее. Ее сдержанность, абсолютное отсутствие каких либо эмоций кроме холодного равнодушия, ледяной взгляд, пронизывающий насквозь… говорить что-либо поперек такой госпоже занятие явно рискованное и не безопасное. Сегодня Лисана и сама поразилась, как осмелилась выступить против, наверное потому смогла, что не видела этого взгляда, госпожа глянула на нее только мельком, как и на остальных. А когда заговорила, отступать было уже поздно, хотя этот пронизывающий взгляд вогнал ее в ступор. Сразу вспомнились все слухи, которые ходили о ней. Только огромным усилием воли она переборола страх и продолжила говорить. Как ни странно, но это госпоже явно понравилось. Может в этом и есть секрет? Лисана решила рискнуть.

— Госпожа, — осторожно начала она. — До нас доходили слухи от других слуг в городе… мы же общаемся иногда. Ледяная Принцесса…

Ленайра на ходу обернулась.

— И до вас дошло это прозвище?

— Д-да, госпожа, — Лисана сглотнула. — Все говорили, что вы никогда не общаетесь ни с кем, кроме аристократов из очень знатных семей, а всех остальных презираете. Наказываете даже за то, что с вами осмеливаются заговорить.

— Вот как? — в голосе госпожи послышалась какая-то странная интонация. — Что ж, наверное, это правда.

Лисана сглотнула, получив подтверждение непосредственно от госпожи.

— А еще и в доме пошли слухи как вы не терпите, когда вам возражают и как вы заморозили одного слугу, который осмелился вас не послушаться.

— О, да… он еще мало получил. Но слухи… Какие именно?

— Что вы не терпите возражений, что вы можете даже убить, если кто скажет что поперек вам…

— А ты ведь возразила сегодня. Не боялась?

— А что мне было терять, госпожа? — обреченно выдохнула девушка.

Снова быстрый взгляд через плечо.

— Да, лорд Геррая рассказал мне о твоей истории. Значит, я жестокая и бессердечная госпожа, готовая заморозить каждого, кто посмеет сказать мне слово поперек или попадется под руку, когда я буду в плохом настроении. Я правильно поняла?

— Д-да, госпожа.

— При этом у меня напрочь заморожены все эмоции, и я не умею смеяться и радоваться?

— Да, — уже более уверенно отозвалась Лисана, видя, что госпожа по-прежнему остается невозмутимой. — Говорят, что вы отдали эмоции богам ради силы.

Шедшая впереди Ленайра вдруг на миг сбилась с шага, но тут же выпрямилась. Лисана удивленно замолчала — неужели это правда? Иначе как объяснить такую реакцию?

— Вот как, значит? — не очень громко заговорила госпожа, Лисана с трудом разбирала слова. — Что ж, наверное, это соответствует действительности… забавно.

Лисана нервно сглотнула. Так это что, правда?

— Вот только зачем богам эмоции людей? Лисана, ты не находишь противоречий в слухах?

— Простите, госпожа?

— Если я лишена эмоций, то как я могу в плохом настроении замораживать слуг? Плохое настроение — это тоже эмоции. Впрочем, я догадываюсь, кто автор некоторых из слухов. С логикой он никогда не дружил. Только честно, Джейр что-то говорил про меня?

— Д-да, — на Лисану снова напало заикание, госпожа уже в который раз ставила ее в тупик. — Он просил обращаться к нему, если вдруг вы поведете себя… неадекватно.

— О-о! Я еще и сумасшедшая. Занятно. Я его тоже очень люблю. Хм… Лисана, как считаешь, я сейчас веду себя адекватно или нет?

Лисана честно хотела соврать, но как раз в этот момент госпожа остановилась и обернулась, под этим взглядом, лишенным каких либо чувств и от которого пробирал мороз, врать было невозможно.

— Мне кажется, госпожа, в вашем возрасте вы должны вести себя по-другому. — Сказала и от страха закрыла глаза, ожидая наказания.

Тишина. Птички только поют, застрекотал кузнечик в траве. Лисана осмелилась приоткрыть один глаз. Госпожа все так же стояла замерев и смотрела на нее… нет, не на нее — куда-то вдаль. Что она там видела, оставалось загадкой, но девушке на миг показалось, что там, где-то в глубине, все-таки плещутся какие-то эмоции… очень глубоко. Лисана сглотнула, сообразив, что нет никаких продаж эмоций за силу, просто эта девушка… точнее даже девочка, спрятала их очень-очень глубоко, решив, что они помешают ей достичь какой-то одной ей ведомой цели. И эта сдержанность позволила целиком сосредоточиться на ней, отгородившись от всего, что мешает нужной цели достичь.

— Госпожа, — сама не зная почему, выдохнула Лисана, сама не понимая, что хочет сказать. Но, видно, Ленайра что-то поняла, вздрогнула и снова посмотрела на служанку, но на этот раз в ее взгляде не было привычного холода.

— Признаться, я удивлена — ты второй человек, кто сумел хоть что-то понять обо мне… — Тут ее взгляд снова похолодел. — Лисана, даю тебе последний шанс. Сейчас ты можешь отказаться служить мне. Тебя не прогонят, ты останешься в доме, и убийцы здесь до тебя не доберутся, это я тебе обещаю. Но если ты останешься моей личной служанкой, на твою долю может выпасть очень много испытаний. А если лорд Геррая назначит моего старшего брата наследником, то он может отыграться и на тебе. Да и спокойной жизни я тебе не обещаю. Поверь, быть личной служанкой Ледяной Принцессы — это не то, что гарантирует спокойную жизнь.

Лисана выпрямилась.

— Госпожа! Если бы я хотела спокойной и обеспеченной жизни, то приняла бы предложение господ из Маэма. Я прекрасно знала, чем мне грозит мое выступление в суде.

— Значит, ты твердо решила быть моей служанкой?

— Да, госпожа. Мне кажется, ваш брат сильно недооценивает вас. Вы способны на большее… и вы вовсе не так бессердечны, как пытаетесь всем показать.

Ленайра резко отвернулась и снова зашагала по небольшой тропинке в сторону леса. Но у него свернула в сторону, спустилась с небольшого обрыва по лестнице, где перед удивленной Лисаной открылось семейное кладбище Герраев. Здесь Лисана еще не была.

Госпожа указала на скамейку у кованых ворот, ведущих на кладбище.

— Жди здесь, дальше я пойду одна… И ты принята.

Ленайра неторопливо шла мимо небольших, высотой с человеческий рост, стел, которыми отмечались могилы. Наконец она дошла до тех, которые искала. Две стелы разных цветов — белая, указывающую на женскую могилу, и черная — мужскую. Две стелы, стоявшие почти вплотную друг к другу, при этом обе слегка покосились и теперь едва-едва соприкасались вершинами. Ленайра в свое время запретила смотрителю поправлять их.

— Даже сейчас они тянутся друг к другу, — только и заметила она, когда смотритель хотел их поправить.

Ленайра положила один букетик лилий к одной стеле, а второй к другой, после чего поправила платье и присела перед ними на корточки, чуть сдвинулась, устраиваясь поудобнее.

— Здравствуйте, мама, папа, — тихо заговорила она, разглядывая что-то высоко в небе. — Пап, помнишь, ты говорил, что с моим непоседливым и проказливым характером я никогда не смогу закончить даже начальный курс академии? Ты был не прав. Знаешь, ты бы, наверное, гордился бы мною… я лучшая ученица и даже сумела закончить этот начальный курс на два года раньше. Правда, здорово? Мам… я знаю, ты бы никогда не одобрила мой выбор боевого факультета. Тебе ведь никогда не нравились все эти драки. Ты всегда любила цветы… те естественные, что создает природа, а не те, которые делают маги в своих оранжереях. Ты прости меня, ладно? Я знаю, что я непутевая дочь, но я не могу иначе. Ты ведь понимаешь, что еще ничего не закончено и настоящие виновники так и остались неизвестны. Мам, честно-честно, я не хочу мести. Знаю, если я начну мстить за вашу гибель, то когда мы встретимся там… ты никогда не сможешь простить меня. Я хочу просто доделать то, что вы начали шесть лет назад с папой. Я не хочу, чтобы ваша смерть оказалась напрасной. Ты ведь простишь свою непутевую дочь? Мамочка… — Ленайра качнулась вперед и обняла белую стелу. — Помнишь, как я вот так же сидела у тебя на коленях, а ты трепала мои волосы и улыбалась?

Неожиданно поднявшийся ветерок вдруг растрепал волосы девушки и та слабо улыбнулась.

— Помнишь, да? А я глупая была, отворачивалась и дулась, говорила, что я уже взрослая и мне эти нежности ни к чему. Мам, если бы ты сейчас могла вот так же потрепать мои волосы, я бы никогда не стала вырываться.

Ленайра замолчала и некоторое время продолжала неподвижно сидеть, прислонившись к двум стелам. Поднялась.

— Мне пора. Мам, пап, я обещаю, что вам не будет стыдно за меня. Вы будете мной гордиться. Спасибо, что вы есть у меня.

Не оглядываясь, девушка неторопливо зашагала с кладбища. Встретившая ее у входа Лисана, едва взглянув на нее, ничего говорить не рискнула, но госпожа заговорила сама:

— Мне потребуется твоя помощь, нужно подготовиться к поединку.

— Поединку, госпожа?

— Лорд Геррая хочет проверить, чему я научилась в академии и насколько правдивы слухи о моих достижениях.

— Сейчас, госпожа? — удивилась Лисана. — Вы же только сегодня утром приехали?

— Какие-то проблемы? — пристально глянула на нее Ленайра и служанка поспешно склонилась в поклоне.

— Что вы, госпожа, никаких. Я просто удивилась. Вам нужно отдохнуть.

— Не всегда мы можем выбирать место и время поединков. Это хорошее испытание.

— Конечно, госпожа, — не очень уверенно отозвалась Лисана, мысленно костеря деда госпожи. Уж мог бы пожалеть внучку и не устраивать никаких испытаний в день ее приезда. Этих высокородных не поймешь. И, главное, оба считают, что все нормально и что так и должно быть.

— И да, Лисана, — Ленайра снова на миг повернулась к служанке, — даже не думай вмешиваться в поединок, что бы ни случилось.

Это был приказ, явный и четкий. Лисана быстро сообразила, что госпожа таким образом очертила грань их отношений. Наедине она готова слушать и многое терпеть, на публике — госпожа и послушная служанка. Последняя проверка, похоже. И от того, как она выдержит её, будет многое зависеть. Лисана печально вздохнула. Она понимала, что будет тяжело, и в обычной ситуации никогда не согласилась бы на такое предложение, слишком уж страшные слухи ходили о Ледяной Принцессе. Действительность оказалась совершенно не такой, как ей представлялось. Высокомерие? Если поведение госпожи можно назвать высокомерием, то с очень большой натяжкой. Кажется, она одинаково холодно и отстраненно относится ко всем, будь то высший аристократ или простолюдин. Скорее это можно назвать «держать очень длинную дистанцию», не давая никому приблизиться. И некоторые реакции Ленайры позволили Лисане понять, что госпожа и сама тяготится этим вынужденным одиночеством, но любыми средствами готова отстаивать свое право на него, даже поддерживая слухи о своей жестокости по отношению к простолюдинам. Лисана вовсе не была дурой, и заметила, что если бы госпожа реально была такой жестокой, то давно уже могла проявить это, ей же явно не нравилось видеть как трясутся перед ней слуги. Да и разыгранная сцена в комнате ясно показали, какие качества у слуг её госпожа ценит больше всего. И это никак не согласовывалось со слухами. Но вот причины такого поведения совсем девочки, которой еще в куклы играть и радоваться жизни, остались совершенно непонятными. Как ни старалась Лисана побороть любопытство, но все же задалась вопросом, что же скрывается за отношениями родных в семье Геррая, если родной дед относится к внучке с подчеркнутой суровостью, старший брат откровенно ее не любит, если даже не ненавидит. Только средний выказывает теплоту в отношениях, но и он опасается делать это на людях, где его могут увидеть дед или старший брат.

Не так она представляла себе семьи Древних Родов, имеющие огромные привилегии даже по сравнению с высокой аристократией империи. Только Древним Родам было позволено иметь своих вассалов всем детям вне зависимости от старшинства и начиная с двенадцати лет. Той же высокой аристократии империи такое позволялось только наследнику и только с шестнадцати лет.

Лисана снова вздохнула — узнать еще предстояло очень много, если она намерена хорошо выполнять свои обязанности. Отец обучал ее этикету и рассказывал об аристократии империи, вот только все его рассказы касались обычной аристократии, а Древние Рода занимала совсем иное положение, и их отношение с императорским домом регламентировались иными правилами. Только потому, что к настоящему времени из шести Древних Родов осталось только три, отец и не уделил им внимания, полагая, что Лисане никогда не придется столкнуться с их представителями.

— Они хранители империи, — только и сказал он, немного поясняя положение Древних Родов. — В случае если прервется династия, именно они выбирают нового императора, но сами никогда не смогут надеть корону. Именно по этой причине все императоры доверяют им безоговорочно. Тем незачем интриговать, у них и так огромные привилегии, каких нет ни у кого больше, на их территориях даже император не всегда может им приказывать. А вообще их отношения с императором порой совершенно невозможно понять. Наверное, где-то все описано, только такие документы хранятся очень глубоко в недрах имперских архивов.

— Но почему император терпит эти Рода, если они настолько влиятельны? — Лисана хорошо учила историю и понимала, что мало какой правитель готов мириться с такими ограничениями.

— Потому что именно Древние Рода сделали нашу империю одной из сильнейших в мире. Они обладают очень сильной наследственной магией, которая позволяет в критические моменты оказывать существенную помощь трону. Что за магия, не спрашивай. Я видел несколько раз магию представителей Древних Родов и, на мой взгляд, ничем от обычной она не отличалась. Слышал слухи о неких артефактах, которые способны пробудить только кровные члены Рода, но это и все.

Лисана тогда мало обратила внимания на слова отца, а вот сейчас, глядя на прямую спину госпожи, она очень жалела, что в свое время не расспросила отца о Древних Родах подробнее. Оставалось надеяться, что она не наделает непоправимых ошибок и всему научится в свое время. Вот только не похожи Герраи на тех счастливых людей, у которых нет никаких забот, а золота так много, что им мостят тротуары. Сейчас Лисана только невесело улыбалась, вспоминая их детские разговоры с подругами, когда они касались Древних Родов. Да уж, наивная детская мечта выйти замуж за представителя Древнего Рода, ходить по золотым тротуарам и ни в чем никогда не нуждаться.

Тропинка закончилась у небольшого одноэтажного здания, огораживающего, как уже знала Лисана, небольшой стадион, на котором тренировались солдаты Рода, а также проходили поединки и соревнования. Ленайра уверенно прошла в небольшую неказистую дверь и зашагала по коридору, игнорируя взгляды находящихся здесь солдат, закончивших тренироваться и сейчас направляющихся в душевые кабины. Однако сопровождающий их офицер прикрикнул и те заторопились, пропуская госпожу.

Комнату, в которой две девушки оказались, похоже, целиком и полностью была отдана только госпоже. В ней вдоль стены стояли тренировочные снаряды, легкие шпаги, на небольшой тумбочке лежали два наруча-концентратора. Шкафы, судя по всему, со спортивной одеждой и отдельная душевая кабинка.

— Лисана, смотри, где что лежит и запоминай, тебе часто придется помогать мне переодеваться и готовиться к тренировкам. А вон в том шкафчике на стене аптечка, там есть все необходимое для оказания помощи в случае травм. Если не умеешь ею пользоваться, я попрошу нашего врача позаниматься с тобой.

— Мой отец бывший военный, госпожа, — отозвалась Лисана. — Я умею оказывать первую помощь.

— Отлично, но нашего врача я все равно попрошу с тобой позаниматься. А теперь помоги мне переодеться в тренировочный костюм для боя. Обувь вон там у двери.

Лисана, глядя на развешенное на стене оружие, неодобрительно покачала головой, но благоразумно помолчала. Сообразила, что не стоит лезть с разговорами о неподобающем занятии для юной госпожи. Чувствовала, заикнись об этом и ее служба тут же закончится. Вздохнув, она открыла указанный шкаф и принялась готовить костюм.

Глава 4

Одеваться к бою Ленайра предпочла сама, Лисана только одежду подавала. Платье девушка аккуратно повесила в отдельно стоявший узкий шкаф, после чего натянула мягкий растягивающийся комбинезон, расчерченный защитными рунами для тренировочного боя. Костюм этот напоминал гидрокостюм и даже свойства были похожи, с той лишь разницей, что служил защитой тела от магии.

Проверив перед зеркалом, чтобы нигде не было складок, Ленайра запустила проверяющее заклинание. Руны вспыхнули мягким золотистым огнем и погасли.

— Штаны и рубашку, — велела Ленайра.

Сначала штаны из размягченной кожи горного дракона — отличная защита от мелких порезов, плотно подвязать широкий пояс и снова проверить отсутствие складок, завязать шнурки у щиколоток. Рубашка без шнуровок одевалась через голову и снова завязать шнуровку на поясе и подвязать рукава на запястьях.

Темно-коричневый костюм сидел как влитой. Впрочем, почему как? На заказ же делали, с возможностью изменения размера. На взрослого его вряд ли наденешь, а вот на ребенка в возрасте от двенадцати до пятнадцати он налезет идеально. Под действием чар он плотно обтянул тело. Обувь — невысокие ботинки со шнуровкой, плотно охватывающие ступни и защищающие голеностоп от вывиха.

Волосы Ленайра плотно подвязала кожаным ремешком и дополнительно надела обтягивающую шапочку. Некоторое время простояла у столика с концентраторами, даже неуверенно взяла один. Потом вздохнула и отложила в сторону. Конечно, лишний козырь не повредит, но это… это не козырь, а скорее проблема. Какой смысл от повышенной возможности концентрировать поток силы, если эта вот штука все равно не сможет провести через себя столько энергии, сколько Ленайра способна контролировать? Ну да, качество контроля улучшит, но саму силу уменьшит. Конечно, контроль всегда бьет тупую силу, но ведь и на контроль девушка не жаловалась, благо хорошо натренировалась.

Взвесив все за и против, она все же отложила браслет и шагнула к двери на арену.

— Госпожа, мне что-нибудь нужно делать? — неуверенно поинтересовалась Лисана.

— Садись на скамью для тренеров и наблюдай. Если потребуешься, позову, до этого не вмешивайся.

Лишних на стадионе не было. То есть совсем. Риген Арахот Титтл ждал ее на арене облаченный примерно в такой же костюм, только светло-серого цвета. На руке наруч с концентратором. Ленайра быстро огляделась — дед отсутствовал, скамейки зрителей тоже пусты. Видно, бой будет один на один, Лисану можно не учитывать. Хотя… Риген глянул на служанку не очень одобрительно, видно не рассчитывал на ее присутствие. Это насторожило Ленайру. Деда нет, вообще никого нет. Обычно сейчас, под вечер, самые тренировки: еще светло и уже не жарко. Только приказ сиятельного лорда мог выгнать всех солдат с тренировочного стадиона.

Риген внимательно оглядел вышедшую на арену девушку. Нахмурился.

— Госпожа считает, меня недостойным, чтобы сражаться со мной в полную силу? Полагаете, сможете победить меня без концентратора?

— Ни в коем разе, господин Риген. — Ленайра отсалютовала ему рукой. — Именно потому, что я отношусь к вам серьезно, я не надела его.

Риген логику, похоже, не уловил. Ленайра объяснила:

— Мне не подходят стандартные, я сжигаю их своим потоком. Я пыталась подобрать в оружейной то, что мне подойдет, испытания выдержали только два, но и они хоть и не сгорают, но глохнут, стоит пустить чуть больше силы, чем они могут переварить.

Сказано было абсолютно равнодушным и ровным голосом, словно лекция прочитана. Риген растерялся на миг, потом хмыкнул.

— Значит вот ты какая — гений Рода Герраев. Полагаешь, сила это все?

Ленайра не сочла нужным отвечать, просто отсалютовала, подавая сигнал готовности к схватке. Риген хмыкнул.

— Пусть будет так, — и тут же включил защитный круг на стадионе, что и послужило сигналом к началу боя.

Ленайра тут же отпрыгнула в сторону, а на то место, где она стояла секунду назад, прилетело что-то взрывающееся. Девушка тут же вытянула руку и отправила в сторону противника ледяной сгусток, который без вреда рассыпался о выставленный щит.

Через минуту стала понятна манера боя обоих противников: девушка, пользуясь своей природной гибкостью, предпочитала уклоняться от атак, а Риген выставлял щит. При этом мужчина явно старался спровоцировать ее, атакуя ноги или волосы. Судя по хмурому виду, противник ему попался неправильный, который совершенно никак не реагировал ни на вызванных тараканов, ни на пауков, оставил без внимания и попытку атаки стригущим заклинанием, которое лишило бы девушку волос.

Смысл был понятен — вывести противники из себя, разозлить. Но ледяная маска даже не дрогнула, только все более и более усиливающиеся атаки. Вот резко упала температура, побелела трава вокруг, под ногами затрещали раскалывающиеся замершие травинки. Ригена окутало золотистое сияние. Видно было, что холод, при котором трава превращалась в стекло, хоть и не очень ему нравился, но переносил он его без заметных проблем.

Новая атака и охлажденный до еще более низкой температуры воздух ударил в выставленный щит, но на этот раз Ленайра вскинула вторую руку и с нее сорвался сгусток пламени, ударивший в ту же точку, в которую до этого бил холод. Правая рука — холод, левая — огонь. Щит выдержал два таких попадания и раскололся с тихим треском. Риген вынужден был уворачиваться, впервые за поединок. Выглядел он, мягко говоря, удивленным.

— Я слышал, что кто-то овладел стихиями холода и огня одновременно, но признаться не верил, — проговорил он, замирая, и едва не схлопотал холодом. Девушка не остановилась ни на мгновение, на лице не дрогнул ни один мускул. Она шла вперед, попеременно атакую то холодом, то жарой, вокруг нее закружились снежинки, слишком огромные для естественных. Одну из них Риген неосторожно проигнорировал, и она едва не пропахала ему бок, отделался разрезанной одеждой.

Хмыкнул и тут же перешел в атаку сам, в руке у него материализовался водный хлыст. Удар — и вода рассыпалась о выставленную ледяную глыбу.

— Лед — тоже вода, — хмыкнул Риген и следующий удар хлыстом превратил ее в крошево, но за ней девушки не обнаружилось. Вокруг мужчины тотчас закрутился водяной вихрь, и Ленайра с трудом успела затормозить перед ним, но вихрь тотчас развернулся, и девушку с силой отшвырнуло в сторону, ударило о магический барьер, по которому она и сползла на арену, однако даже из такого положения успела отправить струю пламени. Добить противницу Риген не успел, вынужденный уходить от огня. Снова рванулся вперед. Девушка, тяжело дыша, стояла на одном колене, целясь в набегающего мага указательным пальцем. Риген насторожился и, едва всколыхнулся магический фон, упал на землю, отскочил в сторону. Вовремя — над ним с огромной скоростью пролетели небольшие, но очень плотные сгустки огня. Даже щит арены затрещал от их попаданий.

— Эй, так и убить можно, — весело проговорил маг. Кажется, ему эта схватка начала доставлять удовольствие.

И снова на лице девушки не дрогнул ни один мускул. Тем не менее, как ни странно, она ответила, правда на предыдущее высказывание:

— Холод и жар. Это не разные стихии, у них одна природа.

Риген недоверчиво хмыкнул.

— Большей чуши я не слышал. Всем известно, что жар и холод, это противоположные начала.

— Вот потому никто и не может применять их одновременно. Либо то, либо другое. Мой пример вас не убеждает в моей правоте?

Риген тихонько рассмеялся.

— Конечно, убеждает. В чем-то. Знаю, что маги хранят свои секреты. Управление одновременно холодом и жарой — это большое преимущество.

— Даже если правда будет перед носом у всех, ее все равно никто не увидит, — Ленайра материализовала в руке длинную сосульку, которая медленно плавилась, обретая черты меча, с ним она и пошла в атаку, ее противник создал водяной меч и принял удар на него. — Если правда неудобна и опровергает то, что знают все, то легче придерживаться старых заблуждений и говорить о каком-то моем секрете, чем поверить.

Атаковала девушка быстро и изобретательно. Видно было, что у нее поставлена очень хорошая система, вот только Риген так и не смог узнать ни одной связки, а вот его атаки для девушки явно не были неожиданными. Только огромный опыт и позволял пока мужчине держаться. Ему даже обидно стало, что какая-то пигалица умудряется его теснить, а ведь он один из лучших фехтовальщиков в столице. Но эта ее система… совершенно невозможна.

— Очень оригинальная школа у вас, госпожа, — пробормотал он в момент короткой передышки и отбивая щитом очередную атаку холодом. — Не познакомите с учителем? Я ведь многие школы знаю, но ваши связки мне незнакомы.

— Может я самоучка?

Новый каскад ударов. Ленайра буквально пласталась по земле, атакуя из совершенно невозможных положений. Любой другой противник, без такого колоссального опыта и умения, как Титтл уже давно обзавелся бы несколькими серьезными порезами. Титтл, правда, тоже обзавелся, но легкими и не опасными.

— Еще и гений в фехтовании? — Риген рассмеялся. — Извините, не поверю. Ваши связки не придуманы на коленке. За ними чувствуется школа. Очень необычная, но школа.

Ленайра отскочила и быстро левой рукой начертила перед собой руну, которая вспыхнула в воздухе синим огнем, и тут же выстрелила через нее сначала пламенем, потом холодом. Пламя чуть задержалось в руне, дожидаясь волны холода, потом они сплелись во что-то невообразимое, руна схлопнулась, выстреливая полученным снарядом. Любого другого противника тут же и распылило бы, но Риген уже в момент возникновения в воздухе руны, все понял и быстро убрался в сторону. Щит арены, в который угодил сплавленные вместе холод и жар, затрещал и даже слегка осыпался.

— Все же вы, госпожа, пытаетесь меня убить, — совсем развеселился Риген. — Такую мощь я бы щитами не отразил и даже мои доспехи не выдержали бы. Это совсем не учебный поединок.

— А почему вы решили, что я веду учебный бой?

Риген резко замолчал и прищурился.

— Вот значит как? И почему вы, позвольте спросить, записали меня во враги?

— Я пока не записала вас во враги. — Ленайра остановилась, тяжело дыша, но лицо по-прежнему совершенно невозмутимое. — Я уже оценила ваш уровень. Вы ведь сдерживаетесь? Вы несколько раз могли уже достать меня, но не делали этого. А тут… атака слишком медленная, я была уверена, что вы увернетесь.

Риген резко взмахнул рукой, меч исчез, рассыпавшись мелкими брызгами.

— Что ж, вы верно поняли. Вы сильны, умеете удивлять, но вам не хватает опыта. Вы тоже могли несколько раз достать меня, но даже не заметили этих возможностей. Думаю, на боевом факультете вам предоставят необходимый опыт.

Ленайра по-прежнему смотрела холодно, никак не показывая своего отношения к последним словам. Риген, похоже, слегка растерялся.

— Я сообщу лорду, что вы выдержали испытание.

И снова ноль реакции. Наконец меч в ее руке потек, рассыпался на мелкие льдинки и растаял окончательно уже на земле.

— Спасибо за поединок, господин Риген Арахот Титтл.

— Спасибо за поединок, госпожа Ленайра Геррая.

Противники раскланялись друг с другом, развернулись и зашагали каждый в свою сторону.

Оказавшись в комнате, Ленайра сразу потеряла весь свой гордый вид и зашипела от боли.

— Лисана, достань мазь от синяков. Когда я разденусь, смажешь мне спину. Да, там синий флакон, из него надо полить порезы.

Ленайра разделась и легла на скамейку, чтобы Лисане было удобней мазать спину. Служанка уже достала нужные флаконы, шагнула к госпоже и тут же испуганно ахнула, едва не уронив склянки.

— Г-госпож-жа…

— Ну что там? Мажь давай.

Лисана испуганно кивнула, поспешно открутила крышку на флаконе и вытрясла немного мази на дрожащую руку.

— У вас вся спина один синяк… страшный… — проговорила она, осторожно натирая спину и стараясь не касаться кожи.

— Знатно приложилась, — равнодушно отозвалась Ленайра. — Чего ты там возишься? Не можешь нормально натереть? Мне больно, между прочим.

Лисана испуганно кивнула, прикусила губу и уже стала растирать мазь более уверенно. За все это время госпожа не произнесла ни звука.

Переоделась Ленайра уже не в платье, а в свободную рубашку и широкие штаны. Видно, здесь специально лежал такой костюм — свободный покрой причинял меньше всего хлопот при серьезных ранах и одновременно скрывал все синяки и порезы.

Проверив себя перед зеркалом, Ленайра покинула комнату твердым шагом. Глядя со стороны и не подумаешь, что у нее несколько порезов, в том числе достаточно глубокие, а спина вообще превратилась в один сплошной кровоподтек.

— Костюм оставь здесь, его починят и приведут в порядок, — бросила Ленайра. — Мы возвращаемся.

Лисана оперлась о косяк двери, прижала сжатый кулак ко рту и всхлипнула.

— Зачем же вы так над собой, госпожа? — непонимающе прошептала она. Но тут же очнулась, поспешно протерла глаза рукавом платья и заспешила следом — оставлять сейчас госпожу без присмотра точно не стоит.

К себе в спальную комнату служанку Ленайра не пустила.

— Я сама смогу раздеться и лечь, а у тебя еще работа есть, уже должны доставить мои вещи из академии.

Лисана прикусила губу, подавив жалостливый всхлип и немного нервно кивнула.

— Все сделаю, госпожа.

В комнате Ленайра с шипением стянула рубашку, а потом рухнула на кровать на живот, на спине сейчас лежать она бы точно не смогла — даже несмотря на обезболивающую и лечащую мазь спину жгло будто огнем.

— Чем же он меня так приложил? — пробурчала девушка, силясь вспомнить, как все было. Сообразила и хмыкнула. — Надо же, как просто, обратный вихрь, а я думала о защиту арены долбанулась. А идея ничего, надо будет на вооружение взять, если бы хотел, тем бы ударом точно убил, спину я не защищала.

Вывод девушке не понравился и она нахмурилась. Вот что значит опыт. Собственно, поединок в тот момент мог бы и закончиться, если бы ее противник ставил перед собой такую цель. А так явно показал различие в классе. Несмотря на всю силу, её сделали практически в первые секунды боя. Дальше был просто обмен ударами, где Риген шел навстречу и подстраивался под её манеру боя. Осталось понять, к чему все это сделал дед. Раньше за ним не водилось привычки устраивать такие испытания. Ясно только, что все это не просто так, дед никогда и ничего не делает просто так. Значит, смысл во всем есть, даже в массовых увольнениях слуг и солдат, осталось понять какой. Но здесь ее соображалка пасовала. И как ни пыталась придумать, чего именно добивается дед, так и не догадалась. Думала, пока не провалилась в сон, так и не раздевшись до конца.

Утром Ленайра проснулась с легкой головной болью. Хмуро глянула на штаны, которые не сняла перед сном, на спортивные туфли на ногах. Чуть искривила губы.

— О, да, ходить босиком полезно, — буркнула она. — Каждое утро, когда просыпаюсь в ботинках, у меня так болит голова. М-да, теперь я понимаю эту шутку.

Спина уже не болела, лекарство сделало свое дело. Покрутившись перед зеркалом, девушка обнаружила, что от порезов остались только едва заметные шрамы, но и те должны вскоре исчезнуть без следа, а кровоподтек на спине выглядел уже совсем не страшно и слегка побледнел. Он будет проходить дольше порезов, но уже завтра утром от него не останется и следа.

— Открытое платье надевать пока не стоит, — пробормотала девушка, после чего отправилась переодеваться.

Утром Ленайра одевалась всегда сама, о чем Лисану, похоже, предупредили, и та не пыталась разбудить госпожу или предложить свою помощь в одевании. Сама Ленайра, стоя под ледяным душем, снова задалась вопросом, к чему дед устроил вчерашнее представление. Очень оно похоже на какую-то проверку. Неужели все-таки дед узнал ее тайну? И если так, как он к этому отнесется?

Выключив воду, девушка взяла полотенце и принялась старательно растираться, изредка шипя сквозь зубы, когда тревожила спину. Пока синяк не трогали, он не болел, но вот растирание явно пока не стоит проводить.

Выбрав простое домашнее платье и домашние туфли, Ленайра звякнула в колокольчик и уселась на стульчик перед зеркалом.

Лисана, похоже, уже давно ждала сигнал в соседней комнате и вошла сразу, как только переливчатый сигнал прекратился.

— Госпожа?

— Лисана, будь добра, расчеши волосы и уложи их, пожалуйста.

— Конечно, госпожа… Госпожа, его светлость, ваш дед, просил сообщить, что сегодня после обеда к нам приедет важный гость и чтобы вы выглядели соответственно.

После обеда? Ленайра задумалась. Что ж, кажется, после обеда ей и станут известны причины всех происходящих странностей.

— Не знаешь, кто приедет?

— Нет, госпожа. Его светлость мне не сообщил. — Разговаривая с госпожой, Лисана уже успела выбрать расческу и теперь старательно, но осторожно расчесывала ее волосы, спускающиеся сейчас чуть ниже лопаток. Хорошие волосы цвета воронового крыла, жаль, что госпожа их собирает в невообразимые пучки и хвосты. Такую прическу можно ведь сделать… «До первой тренировки», мысленно вздохнула Лисана.

— А слуги ничего не говорят? — прервал ее мысли вопрос Ленайры.

— Нет. Его светлость никому ничего не сказал.

— Вот это и странно, — пробормотала Ленайра. — Ладно, вскоре все станет ясно.

Лисана немного подумала, потом решила волосы госпожи не укладывать, а просто чуть выше шеи немного собрала их и заколола двумя небольшими заколками, направив волосы за спину, где они уже свободно спадали до плеч. Еще две заколки, совсем маленькие и почти незаметные у висков, чтобы волосы не падали на глаза.

— Хм… — Лисана вздрогнула и слегка испуганно посмотрела на госпожу, которая разглядывала себя в зеркало. Совсем забыла спросить, какую делать прическу и сделала такую, какую посчитала подходящей. Девушка сглотнула и чуть сжалась, ожидая вердикта госпожи. Та же медленно крутила головой, разглядывала себя со всех сторон. Потрогала заколки, чуть тряхнула головой, отчего волосы взметнулись вверх и в стороны, а потом снова аккуратно легли за спиной.

— Надо же, — задумчиво протянула Ленайра. — Как просто и такой результат. Вот зачем мы столько платим разным цирюльникам, которые громоздят на голове что-то несусветное, в котором голову лишний раз наклонить боишься? Ладно, наши не догадались корабли в прически вплетать.

— Корабли в прическу? — Идея Лисане показалась настолько бредовой, что даже её страх пропал, к тому же видела, что госпожа явно довольна.

— Да. Попались мне как-то картинки с одной старой модой. Если бы мне кто-то попытался соорудить на голове подобное, я бы ему руки и ноги местами поменяла. А ты, кстати, молодец, отлично придумала. Спасибо.

— Не за что, госпожа…

— Есть за что. Есть. Ладно, сколько сейчас времени? Завтрак, подозреваю, я проспала.

— Я позволила себе принести его вам в комнату. Он ждет в вашей гостиной…

— Хм. — Лисана поежилась под пристальным взглядом госпожи, удивившись тому, что на этот раз в ее глазах нет привычного холода. — Знаешь, Лисана, я знаю о причине, по которой ты стала моей служанкой, но… я рада, что ты ей стала.

— Я… я постараюсь оправдать ваше доверие, госпожа. И я… я буду вам верна.

— Знаю, — кивнула Ленайра. — Его светлость рассказал мне некоторые подробности твоего появления у нас в доме. Скажи, было страшно?

Лисана не стала оправдываться, как-то восхвалить себя или принизить. Просто кивнула.

— Я всегда уважала папу и была против того, чтобы он принял ту должность. Чувствовала, что что-то не так. А он тогда сказал, что кто-то должен разгрести весь мусор и если не он, то кто тогда? Я потом часто вспоминала его слова. И когда ко мне пришли с предложением… — Лисану явственно передернуло. — Сначала я хотела прибить этих подонков на месте. Потом поняла, что это всего лишь шестерки и даже убив их, ничего не изменю. Тогда-то мне и захотелось хорошенько отомстить им всем. Может, ничего не добьюсь, решила я, но нервы им потреплю. Вот и согласилась. Противно было выступать перед всеми, обвиняя отца, понимала, что нужно отыграть свою роль, нужно, чтобы мне поверили, но…

— Я понимаю. Это было больно, обвинять отца во всех преступлениях, зная, что он невиновен.

— Да. Но мне поверили. Именно потому и допустили до открытого суда. Я не очень хороший маг, но на клятву правды меня хватило.

— Ты наложила ее на себя?

— Да. И рассказала, как все было. Но отца все равно осудили, зря старалась. Я надеялась, но все равно ничего не получилось, — Лисана отвернулась.

Ленайра подошла к ней и слегка хлопнула её по плечу.

— Не зря. Я немного почитала документы суда… дед вчера дал. Внимательно не смотрела, но поняла, что твоего отца не оправдали бы ни при каких обстоятельствах, слишком много больших чинов оказалось завязано в том деле. Единственный шанс для него был привлечь внимание императора, тогда тот отправил бы разбираться своего представителя. Вот тогда можно было бы надеяться на честный суд. Но враги твоего отца сделали все, чтобы информация до императора не дошла, а у твоего отца не было покровителей, которые вступились бы за него.

— Значит, он так и останется преступником, — Лисана сгорбилась.

— Нет. Понимаешь, Лисана, дочь преступника не может быть служанкой в доме Древнего Рода. Пусть дети за грехи родителей не отвечают, но не в этом случае, слишком серьезные обвинения.

Лисана резко повернулась, смахивая слезы.

— Но…

— А если мой дед, несмотря на все, взял тебя, значит, он намерен разобраться в деле твоего отца. Он мне вчера сам сказал, что отправил кое-какие документы в имперскую службу безопасности. А если те займутся этим делом, а они займутся, вряд ли там проигнорируют просьбу главы Древнего Рода, то будут копать до конца.

Лисана вдруг всхлипнула и рухнула на колени, схватив руку Ленайры и попытавшись ее поцеловать.

— Спасибо! Спасибо, госпожа.

Ленайра поспешно вытащила руку и отошла назад.

— Встань. Себя благодари. Если бы ты не выступила на суде, это дело не привлекло бы внимание капитана Рода, который там был по делам. Твоего отца осудили бы и тихо казнили, на чем все и закончилось бы. Пусть жизнь отца тебе спасти не удалось, но его доброе имя будет очищено.

— Да, госпожа, — Лисана поднялась. — Раньше я готова была служить вам в силу обстоятельств, то сейчас я буду служить вам искренне от всего сердца. Вы моя единственная госпожа и моя верность будет только вам.

Ленайра покачала головой.

— Я не сомневалась, что ты будешь верна. Ты не из тех, кто предаст.

— Нет, госпожа. Но одно дело верность разума, другое верность сердца. Вы сумели завоевать сердце.

— Поэтично, — кивнула Ленайра. — Только лучше такого никому больше не говори, а то могут подумать, что до того, как завоевали твое сердце, ты служила через силу.

— Ой, — Лисана покраснела и прижала руки ко рту, до нее дошло, каким образом можно истолковать ее слова. — Я не то имела в виду…

— Знаю. Лисана, не надо оправдываться. Вот что, идем-ка завтракать. Где ты, говоришь, его оставила? Иди, накрывай на стол, я сейчас выйду.

Лисана убежала, а Ленайра прикрыла глаза, пытаясь успокоить потревоженные разговором чувства. Что бы там ни говорили, но чувствовать она умела, просто научилась прятать их очень глубоко, хотя порой становилось очень тяжело удерживать эмоции и они норовили вырваться на поверхность, разрушив образ Ледяной Принцессы. Пришлось придумать некоторые упражнения, которые позволяли успокоить их и не дать вырваться наружу. Но даже это, наверное, не помогло бы, если бы не имелось возможности расслабиться и стать тем, кем девушке хотелось, без давящего груза ответственности, без необходимости играть принятую на себя роль.


Велоэн ждал своего старого друга с самого утра. К его большому сожалению вчера вечером он так и не сумел поговорить с ним, вынужденный отправиться в столицу договариваться о сегодняшней церемонии и задержался там почти до ночи. Хотя от столицы до их особняка всего ничего, на новых самобеглых каретах ехать два часа, но все же закончить дела раньше у него не получилось. Потому отдав распоряжение слугам, он отправился спать. И вот сегодня с утра ожидал Ригена в кабинете. Слуги уже приготовили столик с легким завтраком, на переносной жаровне стоял чайник.

Риген был как всегда точен и ровно в восемь вошел в кабинет. Благодарно кивнув на приглашение к столу, устроился на стуле, взял чайник, налил из него кипятка и всыпал в стакан ложечку размягченной заварки. Перемешал и задумался.

— Как прошла проверка? — не выдержал Велоэн.

— Знаешь, твоя внучка меня пугает. Честно. И дело даже не в ее силе, хотя я, признаться, поражен. Страшно представить, насколько она возрастёт, когда девочка найдет себе концентратор… кстати, почему ты не закажешь его для нее? Обычные я понял почему не подходят, но ведь на заказ можно сделать.

Велоэн пожал плечами.

— Я предлагал, но она отказалась. Сказала, что уже нашла мастера и заказала, просила только деньги дать.

— М-м-м… и тебя это не насторожило? Извини, но мастеров-артефакторов такого уровня, которые смогут справиться с ее заказом можно по пальцам руки пересчитать. А ты даешь деньги и даже не интересуешь кто этот таинственный мастер? Сколько, кстати, она попросила?

— Четыреста пятьдесят империалов.

— Всего? — удивился Риген. — И что за эти деньги можно сделать? Да ни один уважающий себя мастер даже оправу не возьмется изготовить за такую мелочь.

— И, тем не менее, у меня есть причины ей верить. Ленайра не производит впечатление легкомысленной особы.

— Это точно, — нахмурился Риген.

— В любом случае, рано или поздно она покажет мне, на что потратила деньги. Тем более она около года назад сделала заказ нашему придворному артефактору, который потом корректировала по мере работы. Он мне показывал руны… если это все заработает, то Ленайра получит настоящий шедевр. Очень тонкая и сложная вязь на мече.

— На мече?

— Судя по форме расположения рун на бумаге, Ленайра заказала в качестве концентратора легкий меч. Что за мастер способен нанести руническую вязь такой сложности, я представить не могу.

Риген помолчал, покачивая стакан, отхлебнул.

— И это за четыреста пятьдесят империалов?

— Причины верить внучке у меня есть, — повторил Велоэн, интонацией показывая, что дальше на эту тему говорить не намерен.

— Ну смотри, тебе виднее, конечно.

— Конечно. Так что ты там говорил о бое? Что тебя напугало?

— Ее спокойствие. Велоэн, прости, но это ненормально в ее возрасте! Что бы она там не пережила шесть лет назад… прости.

— Ничего. Сейчас мне важно твое мнение как постороннего человека.

— Ладно, тогда… Я понимаю, что ее родителей убили практически на ее глазах, но как бы она ни переживала об этом, она давно должна была отойти от шока. Она же… Она явно тренируется где-то и тренирует ее настоящий мастер.

— Естественно. Деньги у нее имеются, и она нанимает себе лучших учителей.

— Ты не понял, мой старый друг. Ты сам лично фехтовал с ней?

— М-м-м… не фехтовал, но магические поединки устраивал.

— Вот как раз в магическом поединке она не представляет из себя ничего интересного за исключением ее силы и умения с ней работать. Собственно я с ней справился в первые же секунды боя. Да, она явно тренировалась, опыт дуэлей имеется, но для серьезного противника она пока угрозы не представляет.

— Потому я тебя и пригласил.

— Да, конечно, я догадался, собственно. Так вот, в магическом плане она не показала ничего особенного, но ее движения в бою, ее манера фехтования. Она совершенно необычна. Я встречался с бойцами многих школ, но такого не видел. Это не случайные находки, как она пыталась мне намекнуть, это школа, и серьезная. Встреть я ее учителя, не задумываясь пригласил бы к нам в СБ инструктором.

— Настолько хорош?

— Он сделал невозможное. Сейчас даже без магии Ленайра представляет из себя серьезную опасность для неподготовленного мага. Она несколько раз почти достала меня… не магией, а мечом. Ты знаешь хоть кого, кто смог бы одолеть меня в фехтовании? Ей это почти удалось.

Оба мужчины помолчали. Риген разглядывал лицо друга, потом кивнул.

— Ты совершенно не удивлен.

— Я видел, как она тренируется и проводит разминку. Я ведь тоже не последний боец и могу отличить знакомые движения от незнакомых.

— И тебя это не тревожит?

— Тревожит, мой друг, очень. Но и встать у нее на пути я, увы, не могу.

— Ты ведь что-то знаешь, не так ли?

Велоэн медленно кивнул.

— Знаю. Но сначала хочу услышать твое мнение.

— Ладно. Кроме того, что меня пугает неестественное спокойствие девочки и отсутствие каких-либо эмоций, думаю, она справится. Когда я приложил ее обратным вихрем, я думал на этом поединок и закончится. Извини, но немного не рассчитал сил, наслушался о ее гениальности и ударил сильнее, чем нужно. Велоэн, да большинство моих учеников на этом бы и прекратили схватку и побежали в больницу! А она продолжила бой. Продолжила и, как я говорил, несколько раз меня почти достала. Я не знаю, чего это ей стоило, но сражалась она до самого конца. И потом ничем не выдала своего состояния.

В этот момент у старого лорда на лице одновременно можно было прочитать волнение за внучку и гордость за нее же.

— Она не пострадала? Впрочем, она никогда не скажет, — лорд нахмурился. — Надо будет приказать врачу обучить ее служанку. Так значит, думаешь, она справится?

— В этом плане да. Но я так и не понял, что творится в ее голове. Велоэн, ты уверен? Если ты ошибаешься, она может превратиться в чудовище! Даже Джейр может оказаться лучше.

Лорд поморщился.

— Как я говорил, я знаю причину. Это связано с одним нашим родовым секретом. Но вот что именно внучка делает, я не знаю, — Лорд вздохнул. — Но точно знаю, что если девочка пойдет не по тому пути, то воспользоваться родовой магией она не сможет. Поверь мне, друг, Древним Родом нас называют не просто так. Сама магия оберегает и хранит нас, но она же и наказывает. Это у вас к магии отношение как к инструменту, а для нас она богиня. Благословенная, но суровая и справедливая. Джейр не понимает этого и играет с огнем, считая все, что я ему рассказывал, сказками.

— Да уж, — хмыкнул Риген. — Вас, Древних, не поймешь. Вы ведь, если бы хотели, вполне могли бы сесть на трон.

— Полагаешь, среди нас таких желающих не было? — с интересом поинтересовался Велоэн. — Как думаешь, почему за полторы тысячи лет число Древних Родов сократилось почти вдвое? Ну два рода сами себя истребили, начав дурацкую войну между собой, а вот третий прекратил существование, когда его глава надел на себя корону. Род остался, а вот титула Древний лишился, превратившись в обычный аристократический. Родовая магия таких шуток не прощает и один из пунктов договора с ней как раз и есть тот, что мы никогда и ни при каких обстоятельствах не претендуем на трон. Потому мы даже никогда не роднились с правящей династией, чтобы даже случайно не получить право на корону.

— Хм. Я все спросить хотел, а что вам дает эта родовая магия? По мне, так по силе ваши маги ничуть не сильнее обычных.

— А с чего им быть сильнее? — хмыкнул лорд. — Дело не в силе, а в доступе к родовой магии, которым обладаем только мы. Точнее лорд и наследник рода. Пока я не назначу наследника, все члены Рода мало чем отличаются от обычных магов.

— Разве ты сильнее обычных магов?

— На своей родовой земле я намного сильнее. Здесь у себя я могу стереть в порошок весь ковен магов империи. Правда, только здесь.

— О…

— Император и те, кому положено, это знают. Когда наши Рода заключали договор с первым императором, мы оформили все специальным договором, который сейчас хранится в архиве и с которым в обязательном порядке знакомятся все наследники императора при достижении пятнадцатилетия.

— М-да уж… Есть еще что-то? Из несекретного, конечно.

— Да там мало что секретного, только наши права в момент смены династий. А так… Лорд Рода имеет право сам назначать наследника, имеет право принять в Род любого человека, кровное родство не обязательно, магия сама превратит его в нашего родственника. Что еще? Ах да, каждый член Рода имеет право с двенадцати лет на личных вассалов.

— Однако. Насколько я помню императорское уложение, личных вассалов разрешено иметь только главам аристократических родов империи и их наследникам. Причем последним не больше двадцати человек.

— Я как лорд имею право на неограниченное число вассалов. Мой наследник на сорок. Остальные члены Рода только на пятерых.

— Хм… все равно серьезно. И…

— Джейр уже имеет пятерых вассалов. Мирл ни одного, что и не удивительно, парень вечно пропадает в библиотеке. А вот Ленайра недавно приняла одного. Риген, не удивляйся, я как глава Рода всегда знаю о таких вещах, магия скрепляет наши договора в обязательном порядке, в отличие от тех же обычных аристократических родов, где скрепление магией договоров совершенно не обязательно, хотя и практикуется. Только если они могут этого избежать, мы нет.

— Так вот что имеется в виду, когда говорится о силе слова Древних!

— Именно. Наше слово, произнесенное правильно, имеет силу мощного заклинания. Потому и нарушить собственное слово для нас практически невозможно. Не просто же так император посылает меня с дипломатическими миссиями.

— Теперь многое становится ясно. Но ведь ты не просто так об этом заговорил?

— Правильно. Ты правильно понял, я решил! И тебе эти моменты надо знать. Позже, я тебе еще дам одну книгу почитать, там эти вещи объяснены подробнее.

— А ты уверен, что я соглашусь принять твое предложение?

— Риген, я тебя сколько уже знаю? Лет сорок. В скольких кампаниях мы с тобой вместе участвовали? Если бы ты не согласился, то и не приехал бы.

— Эх, всегда ты находил слова, которые убеждали меня принять участие в очередных твоих глупостях. — Тут Риген резко посерьезнел. — Да и приказ императора не располагает к спорам. Он внимательно следит за твоей внучкой с того самого дня. Не удивлюсь, если у него уже есть виды на нее.

— Я знаю, — кивнул лорд. — Его величество несколько раз общался со мной на ее счет. Он твердо обещал, что ее мнение будет учтено, чтобы он там ни замыслил.

— А тебе не жалко девочку?

— Риген, ты все-таки не понимаешь, что значит Древний Род. Мы — Герраи и мы всегда служили империи. Не императору даже, они преходящи, а империи. Если империи понадобится моя внучка, она будет служить ей так же, как сейчас служу я. И она это знает. Это был ее выбор, мог бы сам понять. Не ради прихоти она решила пойти на боевой факультет. Думаю, этим она ясно показала всем свое решение. Сделай она иной выбор, мы бы сейчас с тобой тут не решали ее судьбу, а я подыскивал бы ей достойного жениха, который обеспечил бы ей счастливую жизнь, сумел бы защитить от всех горестей и напастей. Понимаешь?

— Все-таки ты чокнутый. Своей внучке я ни за что не хотел бы такой судьбы, какую ты готовишь ей.

— Будь она одна, я бы ни за что не согласился сделать то, что планирую. Но я уверен, что ей есть у кого просить помощь… есть кое-кто, кто позаботится о ней… хотя жаль, что я пока не видел этого человека…

— Велоэн, ты о чем?

— О… всего лишь о нашем маленьком родовом секрете… — лорд тепло улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. — Об очень маленьком родовом секрете… Ладно, — он вдруг встрепенулся и снова стал серьезным. — Скоро прибудут гости и нам надо всё подготовить к церемонии. У нас осталось не так уж и много времени.

Риген с кряхтением поднялся, отставив тарелку с остатками еды, которую и сам не заметил, как умял в процессе разговора.

— Значит, я пока к себе, буду готовиться.

— Давай, старый друг. Нам предстоит вместе много поработать. Пора уже напомнить о себе в том гадюшнике, что именуется императорским двором.

Риген только хмыкнул и неторопливо вышел из кабинета.

Глава 5

Лисана оказалась очень предусмотрительной и позаботилась не только о завтраке, но и о том, чтобы он не остыл к моменту, когда госпожа выйдет. Ленайра с интересом изучила наложенные на еду чары, мановением руки развеяла их и пододвинула к себе тарелки.

— Лисана, это ведь не очень простые чары. Ты училась?

— Да, госпожа. Отец отдавал меня в школу. На академию нам не хватило денег.

— А стипендия?

Лисана неуверенно потопталась.

— Мне предлагали, но отец был против. — Под вопросительным взглядам госпожи, она пояснила подробнее: — Отец считал, что простолюдинам очень трудно там учиться в окружении аристократов. Говорил, что будь я парнем, он бы еще согласился, а так…

Ленайра задумчиво кивнула и приступила к еде.

— В чем-то твой отец прав, — наконец заговорила она. — Хотя и не все так страшно, как говорят слухи, но однозначно там тебе было бы тяжело.

Служанка промолчала. Видно было, что ей очень хочется спросить о чем-то, но она никак не решается. Ленайра искоса наблюдала за ней, но не делала даже попыток помочь — если вопрос важен, она его все-таки задаст, а если не решится, значит, не такой уж он и важный.

Не решилась, спросила о другом, явно, чтобы скрыть настоящий вопрос, который ей хотелось задать:

— Госпожа, а ваши братья не учатся в академии?

Ленайра поморщилась.

— Джейр отказался учиться на старших курсах, закончил только основной. А Мирл… Мирл слишком уж домашний ребенок. Дед нанял ему учителей, и он только экзамены ездит сдавать… Он не дурак, тоже, как и я, закончил основной курс на год раньше, но… — Ленайра замолчала. Не жаловаться же служанке, что она считает брата совершенно неприспособленным для самостоятельной жизни. — Он слишком увлекается книгами, — закончила она. — Из него выйдет хороший ученый-теоретик.

Стук в дверь прервал разговор. Лисана тут же помчалась узнавать кто там, вернулась быстро.

— Ваш брат Мирл Геррая, госпожа.

— Давай его сюда, — кивнула девушка, отстраняя тарелки и поднимаясь.

Мирл вошел в комнату стремительно, замер, словно на стену налетел, когда увидел сестру.

— Ты здесь ела? А я переживал, тебя за завтраком не было.

— Вчера тяжелый день выдался, проспала немного. К счастью Лисана позаботилась о еде.

— Да… я слышал. Сильно пострадала?

— Эй, Мирл, с чего такие волнения? Видишь же, что нормально все. Просто устала, этот советник деда очень серьезный боец.

Брат глядел на нее недоверчиво, но заметив, что сестра двигается без всякого напряжения, расслабился.

— Прости, просто переживал. Хотел прийти на арену посмотреть, но солдаты не пустили, сказали распоряжение лорда.

Ленайра нахмурилась. Интересно, оказывается дед и об этом позаботился. Он явно не хотел, чтобы кто-нибудь видел ее поединок… или не хотел, чтобы видели, как сражается Риген. Или… Ладно, размышлять, не имея всех фактов все равно бессмысленно. Любое ее предположение может оказаться как правдой, так и ошибкой.

— Спасибо, Мирл. Ты поэтому пришел?

— Да… нет… не только. Слышала, дед объявил о церемонии после обеда?

— Да, мне сообщили.

— Парадная одежда, быть обязательно. Джейр сейчас мечется по всему дому, пытаясь узнать, что дед задумал.

— А ты знаешь?

Мирл огляделся по сторонам, махнул служанке, и та понятливо вышла в другую комнату.

— Вчера, — зашептал он, — дед после твоего приезда и разговора с тобой отправился в столицу и вернулся очень поздно. Сегодня он велел подготовить комнаты для гостей.

— То есть, будет кто-то из столицы… скорее всего от императора. М-да, а я сегодня хотела уехать на денек. Ладно. После обеда, говоришь?

— Да. Дед велел быть готовым к этому времени.

— Хорошо. Спасибо, Мирл.

Брат еще раз кивнул и поспешно вышел. Ленайра же задумалась. После обеда, значит без обеда. Только на то, чтобы подготовиться к приему уйдет часа три не меньше: подготовить платье, надеть его, сделать прическу. Обедать же в парадной одежде… это очень, очень неблагоразумно и крайне неудобно. Какое счастье, что Лисана о завтраке позаботилась, а то так бы и сидела она без еды до конца этой непонятной встречи.

— Лисана!

— Госпожа? — девушка вошла в комнату.

— Обед нам, похоже, не светит. Через… — Ленайра бросила взгляд на часы в углу, — три часа пусть подадут чай и бутерброды какие-нибудь и разыщи Дарка, пусть он пришлет цирюльника, а также служанок с парадным платьем. Впрочем, он, наверняка, уже обо всем позаботился, как обычно, но все равно разыщи. Кстати, мои вещи уже прибыли?

— Да, госпожа. Вчера, когда вы ушли отдыхать, их разложили. Книги отправили в библиотеку дома, а другие, на непонятном языке, в вашу личную. Одежду отдали в стирку. Тетради и ваши записи не трогали, поставили сундук в кабинете.

Ленайра кивнула.

— Хорошо. Разобралась, что и как?

— Да, госпожа. Господин Дарк очень хорошо объясняет.

Время до обеда, точнее до момента, как принесли парадное платье, Ленайра посвятила тому, чтобы разложить из сундука принесенные лекции и записи по шкафам в своем кабинете. Те записи, с которыми она еще планировала позаниматься, складывала в ящики стола, а которые пока точно не понадобятся, в шкафы подальше. Она почти закончила, когда заглянувшая в кабинет служанка сообщила, что принесли бутерброды с чаем.

Ленайра кивнула и отправилась обедать, понимая, что это единственный момент, когда удастся перекусить. Насколько растянется непонятная церемония, неизвестно. Знать бы еще, что дед задумал, тогда хоть что-то можно планировать, а так…

Есть пришлось наблюдая за тем, как служанки раскладывают парадное платье на специальном столе, принесенном слугами, вместе с подобающими украшениями, заколками, завязками и прочим. Мысленно прикидывая температуру воздуха и количество юбок, Ленайра с трудом сохранила равнодушное выражение на лице. Наряжаться она, как всякая девушка, любила, но терпеть не могла церемониальной одежды, считая, что ее придумали изощренные палачи, непонятно за что невзлюбившие слабый пол. Эти жесткие корсеты, тугие завязки, куча юбок… в этом платье подняться было невозможно, если случайно упадешь. Чувствовать себя беззащитной девушка ненавидела всеми фибрами души. Случись что, в этом наряде она и сопротивление оказать не сможет. Из-за этого ей и пришлось немного потрудиться над платьем, вшивая в него кое-какие чары. Жизнь они не облегчали, но в случае чего очень быстро преобразовывали платье во вполне приличный спортивный костюм. Дед бы такого не одобрил, но лично ей спокойнее.

Наконец началось одевание. Лисана явно не сталкивалась с парадным платьем аристократов и наблюдала за происходящим с ужасом и восхищением, даже не пытаясь оказать помощь, понимая, что запутается во всех разложенных аксессуарах.

Ленайра стояла в центре комнаты на небольшом табурете с отсутствующим выражением на лице, выполняя все просьбы служанок и изображая из себя робота.

— Госпожа, поднимите руки, пожалуйста, мы корсет затянем.

— Извольте поднять ножку… вторую…

— Вот тут сейчас подвяжем…

— Позвольте, закрепим основу для платья…

Наверное, служанки не были бы столь радостными, если бы сумели заглянуть в мысли госпожи, когда она с невозмутимым выражением на лице размышляла, как она сама будет надевать все эти подвязки и основы им на головы. Недостойно, конечно, зато хоть какое-то развлечение.

— Позвольте левую ножку, госпожа, мы поможем туфельку надеть… а теперь правую, госпожа.

Следующим на очереди цирюльник — еще одно мучение. Ладно, волосы не такие длинные, как этот тип все надеется заставить ее отрастить, иначе точно часа два возился бы с укладкой. Сейчас же он их взбивал волшебной расческой, под которой волосы принимали то положение, которое требовалось парикмахеру и застывали, словно под лаком. Наконец решив, какой будет прическа госпожи в этот раз, он целиком погрузился в работу, выстраивая на голове что-то пышное с вплетенными в волосы жемчужными нитями, оттеняющими их природный черный цвет.

Торин, отвечающий за общий стиль, потянулся было снять с госпожи золотую цепочку с непонятным простеньким украшением, не гармонирующим с общим видом, но наткнулся на взгляд полный арктического холода и сделал вид, что поправил завязки. Даже просто сказать что-то против не рискнул. Оставшееся время он потратил на то, чтобы привести весь наряд в идеальный порядок и хоть как-то сгармонировать золотую цепочку с платьем.

Но если Лисана надеялась, что ее эта суета не затронет, то напрасно. После того, как госпожу привели в порядок, занялись и ею. Конечно, её наряд был намного скоромнее и одевался легче, украшений почти никаких, волосы уложили аккуратно, но без украшательств. Оказалось, что она должна сопровождать свою госпожу. Лисана чуть в обморок не грохнулась, счастье, что делать ей оказалось ничего не надо, просто идти следом, когда придут, отойти к стене и не мешать.

— Зачем я тогда вообще там нужна? — удивилась девушка.

— По статусу положено, — отрезал Дарк.

Наконец приготовления закончили и вот две девушки неторопливо двинулись к главному залу поместья. Ленайра двигалась с гордой осанкой, высоко подняв голову, слегка придерживая платье, чтобы подол не волочился по полу. Лисана безуспешно пыталась подражать госпоже в походке и осанке, но быстро сдалась, сообразив, что смотрится просто смешно, особенно на фоне госпожи. Решила идти как умеет, главное случайно госпожу не опередить и не ввалиться в зал раньше ее.

У двери Ленайра остановилась.

— Госпожа Ленайра Геррая! — донесся зычный голос с той стороны двери. Слуги, стоявшие у створок, одновременно взялись за ручки и раскрыли перед девушками двери.

Ленайра медленно вошла в зал, прошла мимо выстроившихся у стен гостей, присела в реверансе перед дедом и стоявшим рядом с ним слегка полноватым мужчиной в парадной форме маршала императорского двора.

— Ленайра, — поприветствовал ее дед кивком и приглашающе указал на правую сторону от себя, где уже стояли ее старшие братья. Джейр при этом выглядел на взводе, словно он ожидал каких-то важных и очень приятных для себя вещей. Мирл хмурился, покусывая губы, ему явно не нравилось происходящее.

Девушка встала рядом с братом, а Лисана тут же ушла назад и пристроилась рядом со слугами.

— Ленайра, я случайно услышал разговор деда с маршалом Гинретом, — зашептал Мирл.

— Заткнись, — прошипел с другой стороны Джейр. Мирл вздрогнул и испуганно покосился на старшего брата.

Ленайра кивнула, прислушиваясь к тому, что говорит дед. Ничего важного, просто приветственные слова, обращенные к гостям. Все в рамках этикета.

— И что? — поинтересовалась она, наконец.

— Я сказал… — Джейр встретился взглядом с Ленайрой, что-то буркнул себе под нос, но выступать больше не стал.

— Дед сказал, что он готов представить наследника Рода, — быстро, но тихо протараторил Мирл.

Ленайра покосилась на довольного Джейра и стиснула зубы, хотя внешне постаралась сохранить невозмутимость.

— Хреново, — прошептала она в ответ.

Мирл испуганно сглотнул и тоже покосился на старшего брата.

Приветственная речь закончилась, и дед хлопнул в ладоши. Тут же раскрылись створки дверей, слуга в ливрее торжественно внес в зал размером с ладонь подростка медальон на бронзовой цепочке. Сам медальон был выполнен в виде семилучевой звезды с вправленным в центр ярко-желтым камнем и с руническими письменами в лучах. Медальон аккуратно лежал на синей атласной подушке, которую слуга с поклоном протянул лорду.

Велоэн Геррая так же торжественно поднял медальон, держа его на вытянутых руках за цепочку, поднял, чтобы все гости разглядели его.

— Сегодня я провозглашаю наследника Древнего Рода Герраев! Все мы помним при каких обстоятельствах наш Род остался без наследника, когда мой сын и его жена вдвоем вышли против убийц, направленных во дворец за императором и его семьей. Ценой своих жизней они сумели продержаться до подхода помощи.

Ленайра сжала кулаки, пытаясь остановить бешенное сердцебиение. Картина перед ней встала так, словно она еще там, во дворце. Вид этих людей, которые рвутся вперед, удары заклинаний и она, маленькая девочка, с испугом прячущаяся за шторой. Вот мама с папой падают, оставшиеся в живых убийцы рвутся вперед, но уже бежит стража, ее толкают, швыряют на пол… девочка подползает к маме, пытается ее разбудить… Девушка тряхнула головой, отгоняя наваждение, и снова прислушалась к словам деда.

— …с тех пор я не назначал наследника, присматриваясь к тому, кто окажется достойным, — закончил он. Повернулся к замершим внукам, шагнул к ним. — Силой данной мне Родом, свидетельствую и назначаю. — Он сделал еще один шаг и торжественно водрузил медальон на шею Ленайры.

На зал пала оглушительная тишина. Даже сама девушка выглядела растерянной, несмотря на всю ее кажущуюся невозмутимость. Дед, похоже, понял, что творится в голове у внучки и сам поднял ее руку и положил на медальон, с силой сжал ее. Боль от пронзивших ладонь лучей вернула Ленайре самообладание. Едва заметно вздрогнув, она отдернула ладонь и покосилась на медальон. Кровь уже бежала по рунам, заполняя их. Вот первые ручейки коснулись солнечного камня, и он вспыхнул, засветившись изнутри, засверкали лучи самого медальона, запылали руны, бронзовая цепь начала стремительно покрываться красно-черным окрасом, который светился словно изнутри от свечения камня в центре.

— Принимаю, — растерянно отозвалась девушка. Похоже, в голове у нее только ритуал и остался, и ответила она чисто машинально. Но в тот же миг магия Рода начала действовать. Едва смолк последний слог, как все защитные механизмы поместья и окрестностей стали подключаться к ней. Первым был источник Рода, который наполнил девушку небывалой силой, которая тут же стала расходоваться на включение всех чар. Кухня, коридоры, склады, помещения для слуг. В короткий миг перед взором девушки пронесся весь план поместья со всеми тайными ходами и помещениями, к ней подключались следящие чары и оборонительные системы. Все эти сложнейшие плетения теперь замыкались на ней и подключались в общую сеть. Неохваченными оставались только жилые помещения, там следящих чар не было, только сигнальные. А еще не было доступа в кабинет деда и его покои. Потом пошли подвалы… Подвалы? Подвалы?!!

Ленайра с трудом удержалась от крика.

«Спокойно, спокойно, спокойно» — мантры помогли взять себя в руки, только сердце бешено колотилось, норовя вырваться из груди.

Повинуясь командам, перед ее мысленным взором развернулось изображение той самой комнаты. Ленайра чуть прикрыла глаза. Он знал. Он все знал. Посмотрела на деда и поймала его добродушный взгляд, губы слега подрагивали, грозя расползтись в не очень уместную в этот момент улыбку.

А вот и метка. Кажется, дед специально ее поставил, чтобы эта комната привлекла ее внимание в любом случае, ясно показывая, что с самого начала обо всем знал. Успокаивало одно, если до сих пор не предпринял никаких мер, значит, ничего не имеет против происходящего. Но вот то, что предстоит серьезный разговор с дедом, можно было не сомневаться. Не просто же так он подвесил этот маркер привлечения внимания.

Так, все потом. Чтобы ни происходило сейчас, но надо следовать этикету. Девушка покосилась на братьев. Мирл откровенно радовался, хлопал вместе со всеми. Джейр… Никогда до этого Ленайра не видела выражение такой ненависти на лице брата. А еще опустошенности. Он ведь явно надеялся, что наследником выберут его. До конца верил. Вот и не справился с эмоциями после такого удара. Но сумел взять себя в руки, теперь на лице у него была скука, только губы кривились в непонятной гримасе.

Успокоившись, девушка вышла вперед — пьесу нужно доиграть до конца чего бы это ни стоило, иначе позора на Род не оберешься. Сейчас присяга. Первым вышел Риген Арахот Титтл, которого, как оказалось, сегодня утром дед назначил командующим гвардией Рода. Пока он шел, дед, стоявший у девушки за спиной, шепнул:

— Риген мой очень старый друг. Пока ты не разберешься со всеми обязанностями наследника, лучшего помощника и желать нельзя.

Напутствие деда девушке очень не понравилось. Обычно это обязанность главы Рода вводить наследника во все дела. Что-то дед недоговаривает. И к чему он устроил перетряску среди слуг?

Риген, тем временем, уже приблизился торжественным шагом, наряженный в мундир с цветами Рода. Вот он опустился перед девушкой на колено и неторопливо произнес клятву. На потолке сверкнуло — магия приняла ее.

Следом подошел Дарк — управляющий поместьем, потом управляющие делами, дальше пошли уже обычные слуги. Тут почти простая формальность: они выстроились в очередь, подходили по одному, вкладывали свои руки в руки девушки, произносили ритуальное:

— Мы будем служить Вам, госпожа. — И уступали очередь следующим.

Эта часть растянулась часа на два. Когда с присягой закончили, настала очередь самой Ленайры. Она неторопливо прошла к самым дверям, развернулась около них и двинулась к деду, рядом с которым стоял маршал двора.

«Какое дурацкое неудобное платье», — сердито думала девушка. — «Как в нем можно сделать то, что положено?»

Несмотря на все переживание, опуститься на колено у нее хоть и не без труда, но получилось. Она неторопливо сняла с себя медальон, положила его на ладонь и протянула вперед. Маршал накрыл его здоровущей ладонью, спрятав под ней как сам медальона, так и ладонь девушки.

— Я, Ленайра Геррая, принимаю на себя обязанности наследника Рода. Как наследник, принимаю на себя все клятвы Рода перед короной.

— Я, маршал империи Тобиан Гинрет, от имени его величества Дара Четвертого принимаю клятву наследника Рода Геррая. Принимаю и подтверждаю! Да будет так!

Девушка снова повесила себе на шею засверкавший медальон и поднялась. Повернулась к людям. Дед положил ей на плечи свои руки и чуть подтолкнул вперед.

— Моя наследница Ленайра Геррая! — провозгласил он. И тотчас своды зала огласило громовое «ура» гвардейцев, хлопанье гражданских. — А теперь, — продолжил дед, когда все немного успокоились, — прошу гостей во двор, где всех ожидает праздничный пир в честь наследника Рода.

Довольные окончанием торжественной части люди потянулись в распахнутые двери на лужайку, где слуги уже накрыли длинные столы с различными лакомствами. Стульев, правда, не было, но их и не предусматривалось этикетом. Гости должны сами подходить к столам и брать все, что им нравится. Основная часть этого действа не пир, а знакомство.

Ленайра печально вздохнула. Для кого-то уже все закончилось, а для нее только начиналось: сейчас к ней начнут подходить представители аристократии империи, задавать дежурные вопросы, получать такие же дежурные ответы, вести светские беседы ни о чем. Кошмар, одним словом. Но деваться некуда, все это надо вынести.

Слава всем богам, все-таки при всем интересе аристократов к новому наследнику Рода ее наконец-то ненадолго оставили в покое, и она сумела подкрепиться, стараясь держаться в стороне от всех, чтобы снова не отвечать на пустые вопросы. Тут её и поймал Джейр.

— Ну что, довольна? — прорычал он, впрочем, стараясь рычать потише, чтобы не привлекать внимания гостей.

Ленайра неторопливо повернулась к нему и одарила равнодушным взглядом, не обращая внимания на его перекошенное в гневе лицо.

— О чем ты?

— Не прикидывайся паинькой! Я всегда подозревал тебя, змеиное отродье!..

— Родители у нас общие… к сожалению.

Джейр зарычал, но все же сумел взять себя в руки.

— Своим видом ты меня не обманешь! Как давно ты подлизывалась к деду, что он назначил тебя наследником в обход старших братьев? О, теперь я понимаю, почему ты постоянно с ним была на каникулах! «Деда, потренируй меня», «деда, научи этим чарам», «а как ты делаешь это».

— Значит, ты все-таки разгадал мои хитрости? — так же равнодушно поинтересовалась Ленайра. — Поздравляю.

— Так ты и не отрицаешь этого? — похоже, Джейр откровенно растерялся от такого заявления.

— Отрицаю? — брови девушки в деланном удивлении взлетели вверх. — К чему? Я такую интригу провернула, тут гордиться надо.

Джейр попятился.

— Змея, — прошипела он. — Хитрая ядовитая змея!

Ленайра приподняла бокал с соком и отсалютовала ему.

— Спасибо, польщена. Столь высокая оценка из твоих уст чрезвычайно мне льстит.

Джейр потряс головой. Видно он никак не мог уложить в мыслях то, что сейчас произошло, глядя на младшую сестру чуть ли не с ужасом. Она же, кривя рот в презрительной улыбке, смотрела на него, заставляя отступать все дальше и дальше. Но тут ему под ногу попался камешек, он споткнулся, едва не загремев. Устоял на ногах чудом.

— Я этого так не оставлю! Я выведу тебя на чистую воду! — Джейр чуть ли не бегом рванул от нее подальше.

Ленайра немного пригубила сока, наблюдая за бегством брата, отставила бокал и салфеткой промокнула губы.

— Что это с Джейром? — удивленно поинтересовался Мирл, подходя ближе и постоянно оглядываясь на куда-то спешащего брата. — Он рванул так, словно увидел что-то страшное.

— По его словам он повстречался с хитрой ядовитой змеёй, — пояснила Ленайра.

— Змеёй? — Мирл с беспокойством огляделся. — Где?

— Тут.

— Тут?

Ленайра молча ткнула себя в грудь.

— А?

Девушка вздохнула.

— Ну… я хитростью втерлась в доверие к деду и заставила его назначить себя наследником Рода в обход старших братьев. Разве не змея?

— Ты ведь сейчас шутила? — с беспокойством спросил Мирл, вглядываясь в абсолютно равнодушное лицо сестры. — Или нет? — произнес он тихо, так и не сумев ничего разглядеть за маской.

— Думаешь, шутила?

Мирл попятился, но тут же взял себя в руки. Подошел к ней.

— Зачем так шутишь? Ты совсем не такая.

— Откуда ты знаешь, какая я?

— Когда я рядом с тобой, мне ни разу не захотелось сбежать… в отличие от Джейра. Он только о себе и говорит. Какой он умный и что он сделает, как только дед назовет его наследником.

Ленайра секунду помолчала, нахмурилась.

— Да… мне еще деда надо поблагодарить за этот… подарок.

— Ты не рада? — удивился Мирл.

— Рада? Ты считаешь, что я должна радоваться, когда мне на шею повесили этот якорь? — она приподняла медальон. — Я все свои планы строила на том, что меня ничто не будет связывать.

— Но ведь ты согласилась?

— А что я должна была сделать? Устроить скандал, что не желаю становиться наследником? Во было бы разговоров в империи.

— Нет, это понятно, но ведь до этого ты могла поговорить с дедом.

— Ха. Наш дедушка не соизволил поставить меня в известность по поводу сегодняшнего мероприятия. Подозреваю, догадывался, что я откажусь.

— Ленайра, но ради богов, почему?! — Мирл потряс головой.

— Не хотелось лезть вперед тебя и Джейра. Конечно, у Древних Родов много привилегий, в том числе и назначение наследника, но когда последний раз наследником назначали не старшего ребенка в Роду? Не помнишь? И я не помню, надо в библиотеке копаться. Ты представляешь, сколько разговоров начнется?

— Все равно я считаю это правильным выбором, — Мирл упрямо поджал губы. — Ты лучший вариант. Джейр… Джейр не годится. Он слишком рвался к этому… слишком… не скрывал для чего ему это. Его кроме власти и положения ничего не интересует. Ты слышала, что он о тебе говорил?

— Обо мне?

— Ну… — смутился брат, — в том смысле, что он тебе готовил.

— А-а-а, это его желание непременно выдать меня замуж за его приятеля Гарона. Слышала, конечно.

— И? Тебя это не задевает?

— Нет конечно, — равнодушно пожала плечами девушка. — У Гарона, как у всякого животного, очень развит инстинкт самосохранения. Я слышала, он сейчас усиленно разыскивает для себя невесту… втайне от брата. В отличие от него, он понимает, что день, когда его официально объявят моим женихом, станет последним днем его жизни.

Мирл не выдержал и рассмеялся.

— Правда? Не знал.

— Мне об этом в академии сказали. Этот Гарон, в отличие от моего пустоголового брата, все-таки продолжил учиться на старших курсах. Потому, кстати, прекрасно знаком с моей репутацией, в отличие от Джейра, до которого доходят только отголоски. Хотя, надо признать, он неплохо постарался, распространяя обо мне всякие гадости, какая я злобная и как наказываю всех подряд ни за что. Наверное, потому и не верит доходившим до него из академии новостям обо мне. Думаю, он считает, что это его сплетни дотуда добрались.

— Это он их распространял?

— Ради богов, Мирл! — в голосе девушки послышались легкие нотки раздражения. — Нельзя же настолько закапываться в книги и не видеть происходящего вокруг. Я второй день дома, а уже все поняла.

— Прости, — виновато пробормотал брат, но тут же вскинулся. — Потому я и считаю тебя лучшей кандидатурой! Если бы наследником стал Джейр, я бы, наверное, уехал. Ума не приложу, что с ним стало? Он всегда был таким надежным… Помнишь, как мы втроем играли? Он тогда заслонил меня от змеи… сам поранился, но защитил. Боюсь, сейчас он бы еще и дополнительно ту змею разозли бы, чтобы больнее жалила. А я… я бы не справился. Но, Ленайра, все, что в моих силах, я сделаю и поддержу тебя.

Ленайра едва слышно вздохнула.

— Все мы изменились после смерти родителей, Мирл. Ты ведь тоже стал больше времени проводить с книгами. Когда я пыталась тебя вытащить на улицу… мне тоже было плохо.

— Ох, — Мирл испуганно прижал кулак ко рту. — Боги… если бы я тогда согласился, ты не превратилась бы…

Ленайра резко выбросила руку и закрыла ему рот.

— Молчи. Не бери на себя слишком много, Мирл. Трудно ожидать от девятилетнего ребенка поступков взрослого. Может я и не превратилась бы в Ледяную Принцессу, но… Я ни о чем не жалею. Я приобрела намного больше. Поверь мне, Мирл. Пока я не могу тебе всего сказать, но когда-нибудь все-все расскажу. Я даже благодарна тебе. А так… Джейр был старше и тебя и меня. Но и он повел себя не лучшим образом.

— Он не должен был обвинять тебя в смерти родителей! Он… он…

— Тс-с-с… не кипятись.

— Но… Он что, в самом деле думал, что у семилетней девчонки есть хоть какие-то шансы против убийц? Если бы… боги, если бы ты вылезла из укрытия, мы могли бы и тебя потерять! Он не мог этого не понимать! Было слишком жестоко говорить такие вещи!

— Да, — прежним равнодушным тоном отозвалась девушка, что-то разглядывая на небе. — Но я потом долго думала. Если бы у меня были силы… если бы… я бы смогла защитить их.

— Потому и закопалась в свои учебники и тренировки. Ленайра… прости… Это я старший брат, а получается, что тебе приходится нести все на себе… я не должен был… не должен был так себя вести… Я… я клянусь, что отныне стану тебе опорой и по мере сил буду защищать тебя!

Ленайра обернулась к брату, слабо улыбнулась.

— Спасибо, Мирл. Рассчитываю на твою помощь. Мне понадобится помощь всех друзей.

Мирл несколько неуклюже потоптался на месте.

— Прости, Ленайра, мне надо идти. Праздник в твою честь, но и мне нужно строго следовать этому… этикету.

— Конечно, — слегка улыбнулась ему девушка. — Я тебя понимаю лучше, чем кто-либо.

Наблюдая за отходящим от нее братом, Ленайра задумалась, кто следующим подойдет с непринужденной беседой. Официальная часть якобы закончилась и теперь каждый из гостей имеет право поговорить с ней вне рамок этикета. Относительно, конечно, но все равно. Два брата, члены семьи, уже были, сейчас кто-то из поместья, потом пойдут представители высшей аристократии империи, а дальше уже остальные.

Однако следующего собеседника ей угадать не удалось.

— Госпожа, могу я задать вам несколько вопросов?

Вот уж воистину сюрприз. Только многолетняя тренировка позволила Ленайре скрыть удивление. Неторопливо повернулась.

— Конечно, господин Риген. — А взгляд у мужчины цепкий, сам настороженный. И непонятно, то ли ее опасается, то ли кого-то вокруг, то ли он всегда такой. Обычная паранойя бывших работников имперской службы безопасности? Хотя какой он бывший?

— Я хотел поговорить по поводу вчерашней… тренировки.

— Вас что-то заинтересовало?

— Да… ваша манера боя. Скажите, почему вы пошли в ближний бой на мечах и отказались от магического?

— Мне кажется, это очевидно. Уже после первых заклинаний я поняла, что не соперница вам. Ближний бой был моим единственным шансом… обычно умелые магические бойцы пренебрегают простонародной рукопашной.

Риген позволил себе слабую улыбку.

— Есть такое. Но я слишком опытный боец и участвовал во многих боях, чтобы считать любое умение, позволяющее выжить, ненужным.

— Я это поняла.

— Но в вашей манере меня кое-что заинтересовало. Скажите, во время боя, вы укрепляли мышцы и кости? В вашем возрасте, тем более с вашим сложением трудно нанести по-настоящему сильный удар.

Ленайра молчала, пытаясь хоть что-то прочитать на лице собеседника. Она совершенно не понимала к чему этот разговор и почему Риген интересуется именно этим вопросом. И это непонимание ей категорически не нравилось. А в то, что старый волк-безопасник задает вопросы ради простого любопытства она не верила. Значит ему действительно это интересно, но почему? Можно не отвечать, конечно, но… ей еще с ним долго общаться, раз уж он возглавил гвардию Рода.

— Совершенно верно. Все женщины в нашем Роду имели весьма… хрупкое сложение… что вовсе не значит, что они были слабыми.

— Ни в коем разе, госпожа, так не считаю, — искренне отозвался Риген. — Просто понимаете, что меня заинтересовало. Мне показалось, что даже если бы вы не укрепляли магией свое тело, то и тогда ваши удары не принесли бы вам вреда.

— Правда? — Ленайра все еще не понимала, к чему ведет Риген, потому осторожно проявила вежливый интерес.

— Да. Я заметил, что вы всегда стремились наносить режущие удары или скользящие. Меч всегда держали так, чтобы не парировать удар встречным, принимая его на запястье или руку, а мягко отвести его. Когда же били сами, то усиливали его своими движениями. Стремительные перемещения, толчок от земли… вы в удар вкладывали не силу рук, а инерцию всего тела. И удары ваши не прямые, скользящие. Вроде бы даже не опасные… но я знаю какими страшными могут быть режущие раны. Только герои эпических баллад могут после них продолжать бой.

— Если я буду тыкать мечом в человека, то выверну себе руку, — едва произнеся это, Ленайра осознала, какую ошибку совершила и, судя по тому, как расплылся в улыбке Риген, именно к этому он и подводил разговор.

— Даже если укрепите тело магией?

Контроль чувств — великая вещь. Равнодушная маска на лице и буря внутри. Ленайра лихорадочно искала ответ, но ничего не находила.

— Мой противник тоже укрепит, — наконец привела она довольно слабый аргумент.

— Госпожа, — слегка поклонился Риген. — Я, честно говоря, восхищен вами. Вы умеете не терять самообладания в любой ситуации, но у вас еще не хватает опыта избегать ловушек более искушенных людей. Пока же, прошу, просто послушайте. Вы же сами понимаете, что укрепление тела не зависит от силы мага. Влить в себя энергию можно ровно столько, сколько примет тело, не больше. Но даже это позволит вам если и не на равных, то на вполне приемлемом уровне отражать удары взрослого человека. Разница будет… нивелирована, можно так сказать.

— Не совсем. Чем сильнее человек, тем сильнее воздействие. Поэтому разница будет все же такой же, как и без магии.

— Верно, но не совсем. Разница в силах всегда имеет место быть между бойцами. Но вы же понимаете, что дело не в этом, а в самой возможности нанести удар и не повредить себе самой. Вы ставите на скорость, но без магии сражаться с взрослым человеком у вас нет шансов. Вы просто повредите себе руку, если нанесете прямой удар в полную силу или если прямо парируете удар противника.

— Без магии.

— Но если вы укрепите связки и кости, ровно настолько, чтобы иметь возможность нанести удар, не опасаясь повреждений, то сила противника уже перестает иметь значение. Вы оказываетесь слишком быстры для него. Вам не надо вливать в себя максимально возможное количество энергии. Ровно столько, чтобы защитить связки и мышцы от повреждений. Потому вы сохраняете большую подвижность и скорость, хотя и теряете силу удара.

— Правильно, господин Риген. Мой стиль именно в этом и заключается. Чем больше в себя вливаешь энергию, тем сильнее ты становишься… но одновременно теряешь в скорости и гибкости.

— Совершенно верно. И вот что я заметил во вчерашнем бое: все ваши удары шли вскользь, ни одного прямого. От моих ударов вы уходили, или опять-таки принимали их под очень большим углом и просто отводили в стороны.

— Вы недооцениваете силы своих ударов. Без укрепления тела я бы не смогла так долго двигаться с той скоростью, да и как бы плавно не отводила удары, все равно они отдавались бы в руку.

— Это потому, что я тоже использовал магию. А вот если бы мы с вами сражались совсем без магии… Я бы проиграл.

Ленайра моргнула.

— Правда?

— В этом поединке проиграл бы, — поправился Риген. — Я недооценил вас. Потом бы приспособился и к вашей скорости и к вашей манере боя, но первый бой стал бы для меня сюрпризом. — И тут же вопрос в лоб: — Вас ведь учил не маг?

— Что?

— Ваша манера боя. Она идеально заточена под вас, сразу видно, что это работа мастера, очень опытного бойца, который учил именно вас, пряча ваши слабости: телосложение, силу; и используя ваши сильные стороны: скорость, гибкость, ум. Тем не менее, я не вижу в вашем стиле места магии. Если ваше фехтование почти идеально, то магия в него вплетена не очень умело, видны очевидные огрехи, словно вы сами старались подобрать наилучшие варианты применения магии к манере боя. Потому я и считаю, что учил вас не маг.

Ленайра развернулась к столу, налила из графина сока, отпила и неторопливо повернулась к собеседнику.

— И что?

Риген улыбнулся и развел руками.

— Ничего. Но если вы покажете мне этот необычный стиль боя, возможно, я смогу дать вам некоторые советы.

— Спасибо, господин Риген. Мы с вами обязательно поговорим на эту тему. — Вопрос, где такого мастера могла найти Ленайра, и как он смог ее тренировать тайно от всех, остался открытым. Риген по какой-то своей причине не задал его, а Ленайра, задай он ей этот вопрос, не знала бы что ответить. Может потому Риген и не задал его, знал, что ответа не получит.

— Конечно, госпожа Ленайра. Да… и еще, если этот ваш таинственный мастер захочет выйти из тени, то я с удовольствием с ним побеседую.

— Очень вряд ли он захочет выйти из тени, — покачала головой девушка.

Риген улыбнулся и помахал рукой, как бы говоря: кто знает.

— Раз у нас вопросов больше не осталось, то спешу откланяться. На меня и так уже недобро косятся некоторые аристократы. Сегодня всем хочется пообщаться с наследником Древнего Рода.

Ленайра провожала взглядом мужчину, и думала, насколько легко можно увидеть многие ее странности. Но странности ладно, никто не посмеет на них указать Ледяной Принцессе, но вот это уже серьезно. Когда ею всерьез заинтересуются люди из известной организации, то что-то скрыть от них будет очень трудно. Риген явно удивился, хотя Ленайра уже в силу происхождения должна находиться под постоянным наблюдением СБ. Но Риген ничего не знал, а, следовательно, кто-то прикрыл ее от внимания службы безопасности. В империи людей, которые могли это сделать, можно пересчитать по пальцам, и дед, несмотря на все его влияние, в их число не входит. И только один человек, может быть заинтересован в таком скрытии.

— Значит, император лично интересуется, — тихо пробормотала девушка себе под нос. — Кажется, скоро дед все-таки объяснит мне кое-что.

Заметив, что к ней приближается очередной гость, девушка замолчала и временно прогнала все мысли по поводу происходящих во дворце интриг. Всему свое время, а пока прием должен пройти безупречно. Ну и обязательно постараться добавить несколько дополнительных штрихов в портрет Ледяной Принцессы.

Глава 6

До своей комнаты Ленайра добрела с трудом. Ноги гудели так, словно она не один прием выстояла, а как минимум марафон бежала, причем с грузом. Позволив служанкам снять ненавистное церемониальное платье, девушка переоделась в легкий домашний халат, плюхнулась в кресло и задумалась, не обращая внимания на суету вокруг. Наконец служанки закончили наводить порядок и с поклоном удалились, осталась одна Лисана, которая никак не могла сообразить, что ей делать: оставаться и ждать приказов или идти отдыхать.

Ленайра заметив ее сомнения, махнула рукой, отпуская.

— Спасибо, сегодня ты мне больше не понадобишься.

Оставшись одна, девушка со стоном поднялась и отправилась спать. О чем-либо думать сейчас она просто не способна, а завтра, судя по всему, ожидается важный разговор с дедом. Не просто же так он все это затеял, причем в такой спешке.

Ленайра думала, что заснуть из-за всех тревог ей не удастся, но сон пришел, едва только голова коснулась подушки.

Утром девушка отказалась от помощи зашедшей служанки и оделась в самое простое платье темно-синего цвета без всяких украшений. Приложила ладонь к дверце сейфа, дождалась, когда она отъедет в сторону, достала оттуда обычный заплечный мешок из простой ткани, впрочем, довольно внушительного размера. Скривившись от тяжести, девушка быстро пропустила силу через связки и мышцы, подняла мешок уже без напряжения, закинула за спину.

— Лисана, я отлучусь дня на два, дед тебе потом сам все расскажет.

— Госпожа?

Ленайра поняла немую просьбу служанки и покачала головой.

— Тебя взять с собой не могу. Не переживай, я действительно ненадолго.

Стараясь не привлекать внимания, девушка выбралась в коридор, огляделась, потом мысленно стукнула себя по лбу. Она же теперь наследница! Вот ведь старые привычки. Хотя медальон и остался у нее в комнате, но это не мешало связаться с магией дома и быстро просмотреть, кто где находится. Теперь, постоянно отслеживая перемещения слуг, а также попутно отключая следящие чары по дороге и снова запуская, когда выходила из зоны их действия, она без проблем добралась до оружейного зала, в котором все стены были увешаны самым разнообразным оружием, а на полу, вдоль дорожки, стояли доспехи.

Оглядевшись на всякий случай, Ленайра пальцем начертила на одной из панелей руну «тайна». Панель бесшумно скользнула вниз, открывая уходящую в подвал каменную лестницу, вдоль нее тут же вспыхнули магические огоньки, хоть и слабо, но освещая путь. Едва девушка ступила на лестницу, как панель за спиной встала на место. Уверенно, чувствовалось, что девушка прекрасно знает дорогу, она спустилась в подземелье, прошла по коридору и остановилась напротив покосившейся деревянной двери, которую почти целиком скрывала плесень.

Поморщившись, Ленайра чуть коснулась ее, дверь со слабым скрипом отворилась, открывая вход в комнату с обшарпанными стенами, вдоль которых стояли дубовые покосившиеся скамейки, а рядом с дверью высился старый рассохшийся шкаф. Единственной вещью в комнате, которая выглядела более-менее прилично, было висящее на стене напротив двери большущее зеркало, занимающее все место от пола до потолка в поблекшей бронзовой раме. Вроде бы ничего необычного, если бы оно не отражало только обстановку вокруг. Даже прошедшая мимо Ленайра не заставила появиться в зеркале её отражение. Впрочем, это не вызвало у нее никакого удивления. Спокойно бросила рюкзак перед зеркалом… и едва ее рука оторвалась от лямок, как за стеклом появилось отражение мешка, девушка уселась на одну из скамеек и принялась терпеливо ждать.

Предчувствие не обмануло, даже ждать долго не пришлось — дед появился спустя примерно десять минут после ее прихода. Неторопливо вошел в комнату, с интересом огляделся, подошел к зеркалу и осмотрел себя со всех сторон, поправил неровно подвязанный ремешок на поясе. Чуть улыбнулся, заметив мелькнувшее на лице внучки удивление, но тут же скрывшееся под привычной маской равнодушия.

— А здесь ты не так хорошо держишь свою маску, Ледяная Принцесса.

Ленайра вздохнула и расслабилась, равнодушие с лица исчезло, появилась какая-то дикая смесь из усталости, интереса и обреченности.

— Ты ведь сразу узнал, да?

— Не сразу. Не думаешь же ты, что я каждый день наблюдаю за этой комнатой? Зато когда ты начала брать из домашней библиотеки книги о родовой магии и ее артефактах, включил наблюдение.

— И ничего мне не сказал? — Ленайра сейчас сама не знала, обижаться ей или радоваться.

Дед подошел к зеркалу и осторожно провел по нему ладонью.

— Как ты думаешь, что это?

— Насколько я поняла из книг, очень древний изначальный артефакт, на котором завязана наша родовая магия. Точнее он ею питается… или подпитывается.

— И какое его назначение?

— Эм… он открывает двери.

— М-да. А куда?

— М-м-м… куда-то.

— Куда-то. Впрочем, другого я и не ожидал. Видишь ли, в библиотеке нет ни одной книги, которая описывала бы этот артефакт правильно. Вот только не надо делать такие удивленные глаза, никто в открытую библиотеку не поместит правдивую информацию о том, что представляет из себя артефакт Рода. Книга о нем передается исключительно от главы к наследнику. — Дед сунул руку под плащ и достал небольшую потрепанную книжицу в черном кожаном переплете. — Настала пора отдать ее тебе.

— И все? — даже удивилась Ленайра, привыкшая к разным торжественным мероприятиям по малейшему поводу. А тут ей передали главную семейную тайну просто сунув в руки совершенно непрезентабельно выглядевшую книжицу.

— А ты хочешь торжеств? Что бы все узнали, что есть Большой Секрет Рода, который хранится вот в Этой Книге? — улыбнулся дед.

— Э-э… нет, спасибо. Мне и вчерашнего хватило. Кстати, о вчерашнем! Большое тебе спасибо, дедушка!

— Вы чем-то недовольны, леди?

От холода в голосе деда Ленайра невольно поежилась и сразу как-то даже спорить расхотелось.

— Ну-у… эм… мог бы хотя бы предупредить, что ли… Да и вообще… я не думаю, что я справлюсь…

Дед вздохнул и осторожно присел рядом с внучкой. Слегка приобнял ее за плечо и осторожно похлопал, успокаивая.

— Об этом я тоже хотел поговорить. Что ж… давай я начну с начала, а ты задавай вопросы, если возникнут. Потом уже поговорим и об артефакте. Сказать я тебе не мог, твой брат до самого конца был уверен, что наследником провозгласят именно его, потому и не делал разных… глупостей.

— Джейр? — удивленно вскинулась девушка. — Он, конечно, невыносимый тип, но… ты ждал от него чего-то?

— Как ты думаешь, почему я поменял многих слуг, сменил некоторых людей из охраны и заменил командующего гвардией? Вчера ты поняла, что дает титул главы Рода на родовых землях. Твоя власть сейчас здесь лишь немногим уступает моей.

— Ты что-то знал? — убито даже не спросила, а скорее уточнила девушка.

— Джейр начал играть в свои игры. К сожалению. Очень многих ему удалось перетащить на свою сторону. Глупый ребенок полагал, что интригами можно стать наследником. Плохо он слушал меня. Так и не понял, чем магическая аристократия отличается от обычной имперской. Магия никогда не признала бы его, даже если бы его план удался.

— Он… планировал что-то нехорошее?

— Мое убийство не планировал, но вот самостоятелен ли он… Вокруг него стало слишком много разных людей виться в столице. А потом он как-то резко стал перетягивать на свою сторону слуг и охрану. Я долго смотрел и пытался понять чего он хочет. Потом старался убедить его, что таким образом он ничего не добьется. Мальчик почему-то решил, что так я пытаюсь убедить его отказаться от испытания на наследника. Кто ему вообще сказал, что должно быть испытание? Хотя в чем-то он определенно прав.

— Испытание?

— Есть оно… да. Вот только он его увы, не прошел.

— Артефакт! — догадалась Ленайра.

— Да. Ты заметила, что ты в нем не отражаешься?

— Наследник?

Дед кивнул.

— Так что ты напрасно злишься на меня. Все было решено уже давно. Кстати, тут реально несколько испытаний. Во-первых, найти это подземелье…

— Его Мирл нашел, — вмешалась Ленайра. — Примерно месяц спустя после… после гибели родителей. Он его мне и показал, чтобы развеселить. Вычитал о подземелье в какой-то книге.

— История Рода. О нем написано где-то в середине. Случайно наткнуться трудно, нужно читать.

— Но ведь я не читала!

— Но о нем узнала. Тут не важно, читала ты сама, или тебе кто-то рассказал, главное, чтобы это был не глава рода. В конце концов, одно из главных качеств будущего главы — умение подбирать людей и организовывать их работу. С Джейром ведь Мирл секретом не поделился, а с тобой да.

Ленайра медленно кивнула.

— Мы на эту дверь вместе с ним наткнулись, но открыть не смогли. А я ужасно боялась испачкаться в этой плесени и даже прикасаться к ней не стала. Мирл потом топор приносил, но чуть ногу себе не отрубил. Я же потом одна приходила… особенно когда Джейр меня обижал. Пряталась от него. Однажды подошла и просто толкнула дверь, а она открылась. Зеркало меня сразу привлекло — оно отражает все, а меня нет.

— Да, так и происходит.

— А если бы никто не нашел подземелье?

— Значит это счастливейшее время в империи, — невесело улыбнулся дед. — Этот… гм… артефакт, притягивает к себе тех, кто несчастлив или кто нуждается в чем-то очень сильно, чтобы справиться с проблемами, а потом еще сумеет заслужить доверие артефакта. Он ведь каким-то образом умеет считывать личность, знаешь ли. Абы кого к себе не подпустит. Его доверие еще надо заслужить. И если ты подходишь ему, он открывает дверь туда, где ты сможешь получить то, что тебе не хватает. А если тебе ничего не надо и ты счастлив… зачем тебе сюда? Глава сам выберет и назначит наследника, когда придет время. И передаст книгу. А наследник уже потом сам придет сюда.

— Вот оно как… — задумалась Ленайра. — Я была несчастлива. Тогда Джейр сказал, что родители погибли из-за меня… что я спряталась, а не помогла им… — девушка не заметила, как помрачнел дед при этих словах, устремив взгляд куда-то вверх, словно пытаясь увидеть непутевого старшего внука через все перекрытия. — И я захотела получить силу, чтобы суметь защитить тех, кто мне дорог… и друга, который никогда не скажет мне таких слов.

— И как? — весело поинтересовался дед. — Получила все?

Девушка тоже улыбнулась.

— Ну… я получила возможность получить все это. Подарки этот наш родовой артефакт не делает.

— Конечно. Как я говорил, его доверие еще нужно заслужить. Сама понимаешь, просто чувствовать себя несчастным недостаточно, чтобы артефакт пришел на помощь.

Дед вдруг развернул к себе внучку, аккуратно поддел цепочку на ее шее и, наконец-то, вытащил то, что она так долго от всех прятала. Ленайра не сопротивлялась, придвинулась к деду, надавила на кнопку и раскрыла небольшой медальончик с двумя портретами.

— Ага, вот значит, как выглядит твой друг… — Хмыкнул дед. — Ничего так кавалер. А что это вы, леди, покраснели так?

Ленайра фыркнула, вытащила из руки деда медальон, захлопнула крышку и спрятала его снова. Тут вспомнила.

— Деда, а Доротея? Когда я приехала, ее нигде не нашла, а спрашивать, пока не разобралась, что происходит дома, не стала. Она что… тоже…

— Нет-нет. Ленайра, Доротея тебя с пеленок знает, она же всегда за тобой ходила, а уж после гибели твоей матери…

— Тогда где она?

Дед вздохнул и почесал переносицу.

— Я отослал ее в другую провинцию. Купил ей дом, выделил пенсион и дал другие документы… Понимаешь, вокруг ее дома стали крутиться кое-какие личности.

— Думаешь, она бы меня предала?

— Ленайра, — поморщился дед. — Скажи, ты действительно хочешь поставить ее перед выбором между тобой и семьей?

— Прости, — отвернулась девушка. — Просто… ты поэтому отыскал мне новую служанку без родни?

— В том числе. Но и она сама мне понравилась как человек. Не каждый способен сделать то, что сделала она. Я был уверен, что именно ее ты и выберешь.

— Мне все равно будет не хватать Доротеи.

— Знаю. Но она уже не молода, тебе все равно понадобился бы кто-нибудь, кто будет за тобой… поспевать. К тому же… — дед нахмурился и снова зачесал переносицу. — Мне так много тебе нужно рассказать и о стольким спросить, что даже не знаю с чего начать.

— Скажи, почему ты выбрал меня наследником?

— Кажется, я об этом тебе уже говорил…

— Помню, родовая магия, — Ленайра решительным жестом отмела это объяснение. — Но я этим зеркалом пользуюсь уже почти семь лет, а наследником ты меня объявил только сейчас. До этого ничем не показывал, что как-то меня выделяешь… я бы сказала, что ты даже стал гораздо требовательнее. Никогда не прощал мне того, что прощал Джейру или Мирлу.

Дед откинулся к стене и нахмурился.

— По поводу требовательности ты права. Но как я еще мог относиться к будущему наследнику рода? Ты ведь и сама все понимаешь, не глупая.

— Деда, не уходи от вопроса. Я не про это спрашивала, это было так… мое наблюдение, которое сейчас получило объяснение.

— Раньше не объявлял, — сдался дед, — для твоей же безопасности. После гибели моего сына… твоего отца, я заметил, что вокруг вас при дворе началось какое-то шевеление, причем в основном вокруг Джейра. Тогда же я забрал вас оттуда, но, к сожалению, похоже, Джейра упустил… хотя может тут вина и твоих родителей, слишком уж они разбаловали его. Привык мальчишка, что ему все прощают, делают все, что ни попросит. Забрать-то сразу я его не мог, он же при дворе уже должность имел — паж его величества. В общем, похоже, кто-то что-то уже успел ему в голову вложить. Хотя как сейчас узнаешь? В то время мне не до него было, а потом уже поздно. Я думаю и слова те, что он тебе сказал, не его были. Подслушал где или вложил ему их кто.

— Это же… это ужасно.

— А игра вокруг трона всегда такая, Ленайра. Привыкай. Там нет запрещенных приемов. И кто-то шесть лет назад решил сыграть по крупному. Сама подумай, как отряд профессиональных убийц мог оказаться в охраняемом дворце? Причем сумел пройти почти всю охрану незамеченным. Такое могло произойти только в одном случае — у них имелись пароли ко всем охранным чарам.

— Кто-то сдал их из верхушки империи?

— Ленайра, — поморщился дед, — охранные чары любых важных объектов, а тем более императорского дворца, не замыкаются на одного человека. Там несколько контуров, ключи к которым у совершенно разных людей. Можно предположить предательство одного из них, но всех сразу… — Дед покачал головой. — Да и потом всех проверили, никаких следов. А раз истоки заговора не нашли, то ничего еще не закончилось… Если бы в том коридоре случайно не оказались твои родители и не подняли бы тревогу, все могло у заговорщиков получиться. На праздник собралась вся императорская семья со всеми родственниками и наследниками. Разом покончили бы со всей династией.

Ленайра прикрыла глаза и тоже откинулась к стене.

— Родители меня искали, — вдруг призналась она. — Джейр не так уж был не прав, когда говорил, что я виновата. Я тогда поругалась с принцем, стукнула его и убежала… думала он пойдет меня искать, а он родителям сказал. Как раз в том коридоре и пряталась… сидела на подоконнике за шторой и смотрела в окно… там все и произошло…

— Ленайра, — девушка почувствовала руку деда на своей ладони. — Мы Герраи. Мы хранители империи и трона. В тот раз ты поступила, может быть, и не очень хорошо, когда поссорилась с наследником, но эта ссора спасла их всех и империю.

— Мы, Герраи, Древний Род, клянемся хранить трон и империю, — со слабой улыбкой проговорила девушка.

— Да. Тебе, кстати, скоро придется приехать во дворец и принести клятву верности императору как наследнику Древнего Рода. А теперь скажи, если бы ты оказалась на месте своих родителей, что бы ты сделала? Отступила? Пропустила бы их?

Девушка распахнула глаза и с удивлением уставилась на деда. Мужчина все понял и усмехнулся.

— Вот видишь. Твои родители сами приняли решение. Поверь, потерять единственного сына для меня так же больно, как для тебя отца и мать. Но чтобы жить дальше, с этим нужно смириться. Мертвых нужно отпускать, Ленайра.

— Ты мне сейчас напомнил одного человека, — слабо улыбнулась девушка.

— Значит этот человек очень умный, — самодовольно произнес мужчина, а Ленайра улыбнулась. Но дед тут же снова стал серьезным. — После того покушения начался форменный бедлам. Искали предателей, виноватых… сколько голов полетело… но все бесполезно, истинных виновных не нашли. М-да… кто бы ни был враг, но сориентировался он быстро. Пока все были заняты, он сосредоточил внимание на вас… Помнишь, я потом выспрашивал, кто с вами говорил?

— Помню, — нахмурилась девушка. — Но с нами тогда почти все говорили. Выражали сочувствие.

— Это верно. Как отличить лицемерного врага от искреннего сочувствия? Тем более детям? До сих пор жалею, что не догадался вас из дворца убрать, но в тот момент для ваших жизней было безопаснее именно там. Со смертью наследника охранные чары поместья потеряли часть своей эффективности, а я не мог вырваться из столицы даже на минуту, чтобы переключить их на себя, вот и побоялся отпускать вас далеко. И кто-то сыграл на этом.

— Ты думаешь, поэтому Джейр стал таким?

— Не то чтобы поэтому, он всегда был немного эгоистом. Я часто ругал сына за его потакание капризам ребенка, но тот его всегда выделял. Как же, первенец. Вы же с Мирлом в то время слишком малы были и вы бы просто не поняли, если бы кто попытался что-то вам сказать… не то. Да и ты всегда с Доротеей ходила, одна после случившегося и не была нигде. Знаешь, признаться, я очень обрадовался, когда именно ты пробудила нашу родовую магию.

— Но ты мне ничего не сказал.

— Как я говорил, я считал, что так будет безопаснее для тебя. Потому на публике я специально отталкивал тебя, был требовательным… никто не должен был догадаться, что наследником станешь ты.

— И привечал Джейра?

Дед нахмурился.

— Нет. Он сам лез ко мне… готов был исполнить любой мой каприз. Говорил о чести семьи. Я пытался переубедить его, рассказывал о правилах Рода и чем грозит их нарушение.

— Он не поверил?

— Поверил, но… Извини, Ленайра, но твой брат слишком самовлюбленный. Он готов слушать любого, кто заговорит о его исключительности. А я не мог быть с ним в академии, там же… да ты сама знаешь, как там.

— Ну да… куча лизоблюдов, поющая тебе дифирамбы, — девушку передернуло. — Противно.

— Ты сумела с этим справиться, а вот он… Видят боги, я пытался повлиять на него… даже запретил идти в высшую школу…

— Так это ты его не пустил? А он говорил, что сам не захотел.

— А что он еще мог сказать? Я постарался оградить его от его компании, но, видно, только сильнее его разозлил. Я никого и ни в чем не старался убедить, но все решили, что именно он и есть будущий наследник. Про магию Рода никто же не знал. Даже вы. А тебе я сразу не сказал именно потому, что хотел и дальше скрывать это. Пряча от меня свой секрет, ты опасалась делиться им даже с Мирлом.

Ленайра смущенно хмыкнула.

— Ну да.

— А вот если бы я все тебе объяснил, то ты наверняка поделилась бы с ним, а Мирл… у него много достоинств, но он слишком простодушен. Думаю, в скором времени обо всем узнал бы и Джейр, а уж кому из своих прихлебателей растрепал бы этот секрет он, только богам известно.

— Хорошо. Это я поняла. Но почему именно сейчас и так быстро? Без подготовки, без… да ты мог бы сначала мне все объяснить, а потом уже устраивать это представление!

— Ну, во-первых, мне было интересно, как ты справишься с такой неожиданно возникшей ситуацией. Кстати, поздравляю, справилась великолепно. Я горжусь тобой, девочка.

Ленайра гордо вскинула подбородок.

— А то! Я же твоя внучка.

Дед хмыкнул.

— Во-вторых, правило: если хочешь обмануть врага, обмани и друга, еще никто не отменял. Все приглашенные до последнего были уверены, что наследником я объявлю Джейра.

— Я это поняла, — хихикнула Ленайра. — Помню лица приглашенных, когда ты назвал меня.

— Ну и в третьих, почему именно сейчас… — Дед тяжело вздохнул. — Вокруг трона опять началось непонятное шевеление. — Девушка тут же напряглась. — Мы считаем, что это те же самые люди, что были инициатором покушения шесть лет назад.

— Вот как. — На лице Ленайры не осталось ни тени веселья и расслабленности, в глазах арктический холод.

— Да. А потому слушай меня внимательно и постарайся пока не перебивать. Шесть лет назад провал их заговора был для них слишком неожиданным, и они не успели подготовить запасной вариант. Потом началось следствие. Тогда арестовали многих пешек и даже кое-кого повыше, но на самих организаторов так и не вышли. Мы догадывались, что если их схватить не удалось, то они рано или поздно повторят свою попытку и готовились. Наши враги, думаю, тоже не дремлют. В прошлый раз именно наш Род встал у них на пути. Сейчас я… тоже вылез на первые роли. Я постарался засветиться везде, где можно, показывая, что именно на меня замыкается вся защита императора.

— Деда, — сквозь маску отстраненности проступил испуг.

— Ленайра Геррая!

— Я поняла, мой господин. — На лице девушки снова маска.

— Недавно на меня было совершенно покушение. — Мужчина изучил лицо внучки, но на этот раз на нем не дрогнул ни один мускул. — Вроде бы все было представлено как несчастный случай, но слишком все вовремя случилось. Мы предприняли меры, но… раз уж игра началась, я должен был позаботиться и о Роде. Жалко, что пришлось все делать именно сейчас, я бы предпочел выждать еще года два, когда ты станешь старше, но тут, к сожалению, решаем не мы. Ленайра, девочка… — мужчина помялся. — В этой игре может произойти все, что угодно. Потому… если со мной что-нибудь случится, ты примешь титул главы Рода. Риген — мой старый друг и соратник, и он один из тех, кто обеспечивает безопасность трона, можешь доверять ему как мне. Он тебе все объяснит и введет в курс дела.

Мужчина прикрыл глаза.

— Боги, как же я хотел, что бы все это произошло позже.

Ленайра взяла руку деда в свою.

— Я справлюсь, дед. Мы же Герраи.

— Да. Сейчас я не буду тебе все говорить, поговорим, когда ты вернешься из своего… путешествия.

Ленайра слегка покраснела.

— Я ненадолго, дед. Честно. Просто ТАМ двадцать дней, а ЗДЕСЬ один.

— Что, серьезно? — встрепенулся мужчина. — Ха. Это все объясняет. Потому ты так… натренирована в контроле. Это ж… Ты ходила туда шесть лет… получается, что объективно тебе… лет восемнадцать или девятнадцать.

— Тринадцать, — буркнула Ленайра. — не знаю, как так получается, но когда я возвращаюсь, то биологически прихожу к тому возрасту, в котором уходила. Просто ТАМ у меня больше времени.

— А-а-а. Сжатое время. Гм. Логично. Значит, пока ТАМ тебя нет, то время ТАМ и ЗДЕСЬ течет одинаково.

— Да, — подтвердила Ленайра. — Я в свое время сильно удивилась, когда заметила.

— А чему? Ведь твой кавалер тоже не повзрослел до девятнадцати?

— Верно. А как это происходит? — Ленайра даже подалась вперед.

— Не знаю. Эта магия очень могущественна, но как она работает, сейчас уже не знает никто. Просто ты хотела стать сильной. Вот тебе магия и дала время на тренировки. Шесть дополнительных лет.

— Эм-м-м… не только, деда. Просто ТАМ нет магии. Точнее есть, но… крохи. Как раз хватает, чтобы тренироваться, но не хватает, чтобы действительно ее использовать. Как бы объяснить… я своему другу передала наши учебники и он тоже тренировался… в общем он сказал, что это все равно как заниматься физкультурой на тяжелой планете, а потом показывать чудеса силы на легкой. В общем, тренировки ТАМ дают очень большой результат ЗДЕСЬ.

— А с учетом дополнительного времени… да уж, неудивительно, что ты так сильна.

— Угу. Гением, считают. Знали бы они, сколько мне тренироваться приходится.

— Так в этом все и дело. Магия дала тебе площадку для занятий, но от занятий тебя никто не отстранил. Хочешь силу? Пожалуйста, работай. Не хочешь заниматься, ничего не получишь, какой бы идеальной площадка для тренировки ни была. Созерцание тренажеров еще никого не сделало сильнее.

Ленайра хмыкнула, представив себя тренировки, где просто достаточно смотреть на тренажеры или учителя.

— Мечта лентяя.

Дед тоже хмыкнул.

— Верно. Но так не бывает. Кстати, а твое фехтование откуда взялось? Тут ведь не полигон нужен, а учитель.

— Я нашла ТАМ настоящего мастера. Точнее мне помогли найти. А золото ТАМ ценится выше, чем ЗДЕСЬ. Мне его не жалко, — Ленайра кивнула на мешок перед зеркалом.

— А как ты сумела совместить несовместимое — холод и жар? Честно говоря, меня всегда интересовал этот вопрос, но я не нашел способа спросить так, чтобы не выдать свое знание о твоих путешествиях.

— О, — Ленайра поморщилась. — Это учебники ОТТУДА.

— Книги на неизвестном языке? Ты же говорила, что магии ТАМ нет?

— Магии нет, но должны же ее чем-то заменить? Люди проникли в тайны материи и энергии. Я же говорила, что жар и холод одной природы, но все решили, что я так путаю всех и скрываю тайну. Но это действительно так и есть. Я сама сильно удивилась, когда прочитала об этом. И раз я владею одним элементом этой силы, то овладеть вторым только вопрос тренировки. Хотя… я почти год тренировалась, пока у меня стало что-то получаться. Но и сейчас получать огонь для меня сложнее, чем вызвать холод.

— Хм… одной природы, говоришь?

— Холод — это остановка движения в материи, а огонь — увеличение скорости. И то и другое — управление движением внутри материи.

— Эм… не буду даже делать вид, что понял. Но главное, что у тебя все получается, ты действительно молодец. И да… Ленайра… я бы очень хотел познакомиться с твоим другом. Не пригласишь его как-нибудь?

— Деда! — Ленайра вдруг замолчала и задумалась. — А можно?

— Почему же нельзя? Сосредоточие открыто в обе стороны для связанных магией людей. Ты хотела друга? Ты его встретила. Связь исчезнет только в одном случае — если вы расстанетесь. Если это произойдет — зеркало станет показывать тебя.

— Сосредоточие? Подожди, поссоримся?

— Ленайра, когда Сосредоточие призвало тебя, ты выставила два условия — найти друга и обрести силу для защиты. Магия тебе предоставила идеальный полигон для тренировки и дала дополнительное время для неё же. Именно так оно и работает. Приобрести друга… как я понимаю, ты его встретила и сумела подружиться. Но! Сосредоточие тебе дает шанс и только, оно не делает ничего за тебя. Думаю, не ошибусь, если предположу, что с другом своим ты столкнулась сразу же, едва вошла в Сосредоточие, но сумела подружиться с ним уже сама. Если бы тебе это не удалось, ты не смогла бы больше воспользоваться Сосредоточием. Магия столкнула вас друг с другом, но отношения вы должны строить сами. И пока вы вместе, она вас поддерживает.

— Но мы же и ссорились…

Дед махнул рукой.

— Отношения без ссор не настоящие. Нельзя быть вместе и не ссориться, не обижаться друг на друга. Только не путай ссору друзей, после которой вам самим тошно и потом не знаешь, как помириться, и настоящую ссору, когда уже не желаешь видеть своего друга, готов убить его на месте. Об этом я говорю.

— Вот оно как… — задумалась девушка. — И если мы по-настоящему поссоримся, то…

— Ты никогда больше не сможешь использовать Сосредоточие. Но пока между вами есть связь, ею может воспользоваться и он и ты, а также те, кого вы проведете с собой. Так что жду его в гости.

— Ну… гм… он не высокого рода…

Дед вдруг расхохотался.

— Боги, Ленайра, ты полагаешь, для меня это имеет значение? Вас же свела Родовая Магия! Ты просила настоящего друга. Разве нет? И раз ты столкнулась с тем человеком, значит, в нем что-то есть, что его сочли достойным. Ты в самом деле думаешь, что аристократическое происхождение в таких обстоятельствах значит больше, чем выбор магии?

— Я… я не подумала. Но…

— Лет через пять я совершенно не буду против, если он сделает тебе предложение.

— Ой… я… но…

Дед же улыбнулся и прикрыл глаза.

— Лет пятьдесят назад я хотел спокойствия и тишины. Если ты помнишь историю, тогда уже почти десять лет шла война. Всегда на передовой, кровь, грязь, смерть товарищей. Как же я хотел отдохнуть от всего этого. И вдруг что-то заставило меня прийти в этот самый коридор. Удивился, когда не увидел себя в зеркале… коснулся его и вдруг провалился куда-то. Там я встретил удивительную девушку. Девушку в мире, который уже лет двести не знал войн. Я стал бывать у нее в гостях так часто, как мог, вырываясь с передовой. Когда мы начали понимать друг друга, я рассказал ей все о себе.

— И что потом было? Где она сейчас? — не выдержала Ленайра, когда дед надолго замолчал.

— Госпожа Ленайра, — деланно сурово отозвался дед. — Стыдно не знать своей родни. Портрет вашей бабушки висит в галерее.

— Так вы…

— Ну да. Я не верил, что она согласится и когда предложил ей стать моей женой, был готов к отказу. Но она согласилась… И даже переехала сюда когда война закончилась. Ей тяжело было привыкнуть к нашим порядкам.

— Она ведь умерла… вроде бы… или нет?

Дед покачал головой.

— Она вернулась к себе. Нет, мы не рассорились, но я видел, насколько тяжело ей тут, ей, которая до встречи со мной не знала даже слова «убийство». Я понял, что должен отпустить ее, если хочу ей счастья. Когда любишь по настоящему, то готов даже отпустить любимую от себя, лишь бы не видеть ее страданий. Она так и не смогла привыкнуть…

— И она так просто ушла?

— Не просто, девочка. Совсем не просто. У нас же дети уже были, не забывай. Близнецы.

— Близнецы? Ты хочешь сказать…

— Да. У твоего отца был брат-близнец. Твоя бабушка забрала его с собой, когда мы расстались. Ей не хотелось уходить… она не могла остаться. Я сам ее отправил в Сосредоточие и разорвал связь, чтобы она не смогла вернуться. Такому светлому и доброму человеку не место среди интриг и крови. Рано или поздно все закончилось бы трагедией, а я слишком любил ее, чтобы оставить здесь и смотреть, как медленно она угасает. — Дед вдруг выдохнул и поднялся. — Но ведь у тебя все по-другому, правда? Так что все в твоих руках, девочка. Только не упусти свой шанс, иначе потом всю жизнь будешь жалеть.

— Я… я постараюсь. Но о каком Сосредоточие ты говорил? Это артефакт так называется?

— Артефакт, — фыркнул дед. — Все ответы в книге, что я дал тебе. — Но натолкнулся на просительный взгляд внучки, пояснил: — Это не артефакт, это и есть наша родовая магия. Никакой артефакт не способен творить то, что делает она. Магия, сосредоточенная в одном месте и оттого обретшая материальность — Сосредоточие. Когда-то давно такие Сосредоточия были у всех Древних Родов. И пока мы соблюдаем правила Рода, они служат нам. Если гибнет последний представитель Рода… или Род совершает предательство правил…

— Как тот, что сел на трон?

— Именно. Сосредоточие исчезает, и магия из Рода уходит и уже следующее поколение становится самыми обычными магами, без родовых умений и родовой защиты. Зеркало, как предстает перед нами Сосредоточие, раскалывается. Потому Джейр никогда не станет Главой. Он слишком эгоистичен и слишком увлечен своим положением, не понимая, что это не только привилегия, но и ответственность. В империи осталось три Древних Рода — три Сосредоточия.

— Теперь мне многое становится понятным.

— В книге, что я тебе дал, все ответы. Придет время, ты передашь ее своему наследнику.

— А это Сосредоточие… его можно уничтожить?

— Уничтожить магию? — Дед рассмеялся. Потом встал, вдруг схватил одну из скамеек у стены и со всей силы ударил по зеркалу. То даже не дрогнуло, ни звука, ни шума. Словно ударили по подушке. Ленайра сначала вздрогнула, а потом подошла к зеркалу и внимательно его рассмотрела.

— Ни следа.

— Конечно. Если бы Сосредоточие можно было легко уничтожить, Древние Рода давно бы уже перестали существовать. Ладно, Ленайра, не буду больше тебя задерживать. Подкинул я тебе тем для размышлений, правда? Когда разберешься в том, что я тебе сказал, приходи, придет время новых вопросов и ответов. Мы поговорим подробнее, когда ты вернешься. День здесь — двадцать там, говоришь? Отлично. Завтра в это же время жду тебя у себя в кабинете.

— Деда!

— Ленайра, каникулы у тебя долгие и успеешь еще сходить в гости к своему кавалеру, а мне действительно еще много что нужно тебе рассказать и объяснить.

— Это касается того, о чем ты уже говорил сегодня?

— Да. Поверь, если бы была возможность, я бы дал тебе еще время, не втягивая в интриги, но…

— Я понимаю, деда. Мы, Герраи.

— Точно.

Дед подошел к двери, обернулся и подмигнул внучке.

— Надеюсь, завтра познакомиться с твоим другом и его родителями.

— Родителями? — удивилась Ленайра.

— Я же говорил, что вы можете взять с собой кого угодно, людям достаточно будет держаться за кого-нибудь из вас: тебя или твоего приятеля.

— Дед, но мой друг пытался пройти в зеркало, у него не получилось.

— Конечно, не получилось. На поместье же защита стоит, ты должна была ее чувствовать. Это она его не пустила, а не Сосредоточие. Но сегодня я, как Глава, открыл дорогу.

Ленайра возмущенно уставилась на деда, но тот только улыбнулся.

— Вам нужно было время, чтобы вы привыкли друг к другу и определились со своим отношением. К тому же мне были не нужны здесь гости, которых ты стала бы старательно прятать от меня, ничего не зная о защитных чарах поместья. А мне пришлось бы постоянно отключать поднятую тревогу и следить, чтобы они не влезли, куда не надо, где не только сигнальные чары стоят, но и защитные.

— Ой.

— Вот тебе и «ой». Осталась бы от твоего кавалера горстка пепла.

Ленайра убито кивнула. Действительно, не подумала. О защитных чарах она знала, но только сейчас могла реально оценить их сложность и охваченность ими поместья. Какая же она наивная была, полагая, что сможет обмануть их. Получилось бы действительно очень нехорошо, не позаботься об этом дед заранее.

— Спасибо. И я… передам твое приглашение.

Дед снова кивнул и покинул комнату. Ленайра же подняла мешок, закинула его за спину и шагнула прямо в зеркало. Стекло пошло рябью, пропуская девушку, но быстро вернулось в прежнее спокойное положение, и в нем снова стала отражаться пустая комната.

Глава 7

Выскочила Ленайра в совершенно темном помещении, в которое не пробивалось даже жалкого лучика света снаружи. Однако это обстоятельство девушку совершенно не смутило. Чуть приподняв ладонь, она зажгла на ней небольшой огонек и слегка поморщилась.

— Боги, как же тут тяжело. Столько усилий и такой жалкий результат.

Тем не менее, этого света вполне хватило, чтобы разглядеть выключатель на стене справа от себя, по которому девушка с облегчением хлопнула ладонью. Под потолком тут же загорелись лампы. Поморгав, привыкая к свету, она оглядела не очень просторное помещение, внешним видом скорее напоминавшее внутренности гаража, чем дома. Слева у стены не очень новый, но крепкий шкаф, за ним комод, у стены напротив стол, над которым висит зеркало, прибитые у металлических ворот вешалки с непонятного назначения темно-синими халатами. Там же стоял прислоненный к стене велосипед. Ну и, само собой, то зеркало, из которого девушка появилась, висящее в самом углу гаража как раз напротив ворот, занимающее примерно треть стены.

Как и зеркало в поместье, оно отражало все, что угодно, кроме девушки. Ленайра оглянулась на него, поморщилась, бросила взгляд в сторону зеркала над столом, но первым делом подошла все-таки к шкафу, открыла его и оглядела стопку одежды, вытащила майку с аппликацией монстра, косящего под «чужого», джинсы с дырами на коленках и кроссовки, откопала носки. Разложив всю одежду на столе, она стянула с себя платье и торопливо переоделась, оглядела себя в зеркало, слегка растрепала волосы и улыбнулась… попыталась. Привычка держать маску уже настолько въелась в нее за этот учебный год, что вышла скорее гримаса, чем улыбка.

— Ужас, — прокомментировала она. Вторая попытка оказалась удачнее.

Аккуратно сложив старую одежду и убрав ее в шкаф, Ленайра вытащила из ящика комода ключи, сдвинула на двери засов, довольно странно смотревшийся запертым внутри помещения без всяких окон или малейший щели. Открыть его, как и закрыть, явно можно было только изнутри, хотя и кроме засова предусматривался еще и обычный замок, запирающийся ключом.

Открыв дверь, Ленайра чуть помедлила, привыкая к солнечному свету, бьющему прямо в гараж.

— Примерно шесть утра, — пробормотала девушка, знающая, что дверь выходит на юг и солнце так может светить только ранним летним утром.

Выключив свет, она осторожно выглянула и огляделась — предосторожность совершенно излишняя, поскольку этот то ли сарай, то ли гараж располагался за большим трехэтажным особняком около глухого забора и скрытого деревьями и кустами. Только дверь и оставалась видимой, но рассмотреть ее можно было только в бинокль, забравшись на самую верхушку деревьев видневшегося вдали леса. Солнце, чуть приподнявшееся над верхушками дубов, освещало сами ворота в сарай и небольшую покрытую плитками площадку перед ними.

Убедившись, что вокруг никого не видно, она забрала свой мешок, закрыла ворота, заперла их ключом и уже спокойно направилась по тропинке в обход дома. Поднялась на крыльцо, снова огляделась, после чего уверенно вставила в замок очередной ключ из связки, забранной из гаража. Войдя внутрь, привычно бросила взгляд на сигнализацию, нахмурилась, похоже та включена, значит, в доме никого нет. Глянула в окно в сторону дома, где живет охрана, подумала и решила их не тревожить. Вздохнула, подошла к панели и уверенно нажала кнопку отключения, подняла трубку телефона, висящего здесь же на стене и набрала номер, записанной на панели рядом с телефоном.

— Алло, охрана? Код двести двадцать три и пять. — Дождавшись ответа, девушка положила трубку, вздохнула и неторопливо поплелась по лестнице на третий этаж.

На небольшой площадке, куда привела лестница, находилось три двери, на одной из которых висело красное сердечко с надписью золотыми буквами «I love you». Ленайра оторопело уставилась на это художество, нахмурилась, но тут же хмыкнула. Сорвала сердечко и решительно скомкала его. В комнате, оказавшейся довольно просторной, меблированной хоть и не очень нарядно, но со вкусом, тут же отправила комок бумаги в мусорную корзину под столом. Замерла, задумавшись, вздохнула, достала смятый листок и сунула его в нижний ящик стола. Прошла в дальний угол комнаты, отдернула занавеску, за которой оказался вмурованный в стену здоровый сейф. Повозившись с кодовым замком, девушка раскрыла его, небрежно кинула вниз принесенную сумку, предварительно достав из нее отданную дедом книжицу.

Захлопнув дверь сейфа, и сбив код на замке, девушка сняла кроссовки и плюхнулась на кровать, подбив подушку повыше, чтобы удобнее было читать. Раскрыв книгу, Ленайра углубилась в чтении, изредка посматривая на тикающие часы.

Наконец она отложила книжку и задумалась.

— Вот оно как… — пробормотала она. — Очень интересно… Джейр идиот, если все написанное правда… Хотя почему «если», ясно же, что все.

Ленайра вздохнула, положила книгу на стол, обулась и спустилась на кухню, некоторое время обозревала продукты в холодильнике, поморщилась, потом решительно вытащила палку ветчины, достала хлеб и занялась бутербродами, включила чайник и закопалась в коробку с разными сортами чая, рассортированного по пакетам. Заметила еще одну коробку, на крышке которой красовалось приклеенное изображение Снежной Королевы из мультфильма. На миг замерла, хмыкнула, вытащила жестяную коробку и раскрыла. Внутри оказались пакетики со всеми ее любимыми сортами чая.

— Ох, Лешка… прибью, — пообещала девушка, однако губы предательски растянулись в улыбке.

Напевая себе под нос, девушка бросила немного выбранного чая в заварник, залила кипятком и поставила чайник на поднос. Туда же пристроила тарелку с бутербродами. Продолжая напевать, Ленайра снова поднялась к себе в комнату, поставила поднос с чаем и едой на стол, после чего ткнула в выключатель компьютера, располагавшегося на подставке под столом. Экран мигнул, появилась заставка винды, вот выскочило окно запроса пароля. Ленайра на миг нахмурилась, вспоминая. Неуверенно потыкала кнопки на клавиатуре, «enter»… сообщение о неверном пароле.

— Вот зараза… как же я там тебя обозвала… так и знала, что не надо было менять его в прошлый раз.

С третьей попытке компьютер приветливо мигнул индикатором и пошла загрузка. Пока система грузилась, девушка наполнила кружку чаем, откусила немного от бутерброда, отложила его в сторону и запустила почту, дождалась, когда загрузятся все письма и углубилась в чтении, продолжая есть. Прочитав сообщения и ответив на некоторые, Ленайра отправилась бродить по просторам интернета.

Наконец в девять утра она устало откинулась на спинку кресла и вздохнула. В доме по-прежнему никого не было. Ленайра задумалась. Если Коршуновы уехали куда-то по делам, то они могли вернуться как сегодня, так и через неделю, если дела в другом городе, слуг, понятно, отпустили. Чего их в пустом доме держать? Но вот Лешка… он знал, что она сегодня придет, она каждый год приезжает в этот день, а дальше уже они договаривались о дальнейших планах. Впрочем, и отец Лешки вряд ли далеко уехал, он тоже знал, что она сегодня придет. Интересно, заказ готов? Скорее всего, где-то лежит, но искать его в чужом доме как-то не очень порядочно, да и не к спеху совершенно.

— Ну и ладно, — решалась девушка. Выдвинула ящик стола, достала из него тетрадь, ручку, вырвала лист и быстро застрочила записку. Закончив, закопалась в шкаф с одеждой, сложила приготовленные вещи в спортивную сумку, накинула ее на плечо и спустилась вниз. Сунула листок сверху телефона в коридоре, включила сигнализацию и покинула дом, щелкнул замок.

Снова вернулась к гаражу, выкатила из него велосипед, проверила работу тормозов, давление в шинах, немного подкачала переднее колесо, после чего некоторое время потратила на прилаживание сумки с вещами к багажнику. Ключи от дома и гаража сунула в карман джинсов. К воротом она покатила уже на велосипеде. Не останавливаясь, нажала кнопку дистанционного управления, прикрепленного к рулю и когда она оказалась у ворот, те уже открылись достаточно, чтобы можно было выехать на улицу. Снова нажала кнопку, оглянулась убедиться, что ворота начали закрываться, и дальше уже налегла на педали, увеличивая скорость.

Знакомые улицы, солнце, пешеходы и машины… Ленайра даже удивилась, насколько соскучилась по всему этому. Хорошо, что Северогорск небольшой городок, пусть даже и расположен рядом с миллионником. В мегаполисе она никогда не смогла бы ощутить себя так свободно, как здесь. Все-таки громадные города ее пугали, хотя она вроде бы и привыкла к ним, но старалась бывать в них как можно реже. А этот старинный город, чистый и аккуратный, расположенный на берегу небольшой речушки, нравился ей до безумия. Широкие улицы, утопающие в зелени посаженных на обочине деревьев, небольшие дома в три-четыре этажа, доброжелательные люди, в отличие от тех же мегаполисов, где все заняты только деланием денег.

Выкатив на центральную улицу, Ленайра притормозила, вспоминая дорогу. Сколько она тут не была уже? Месяцев девять? А уже так все изменилось. Этого вот магазина не было, как и стоянки рядом. Ага, а те бараки все-таки снесли, и теперь территорию огораживал забор новой стройки. Плохо, раньше там можно было срезать путь, сейчас придется ехать в обход.

Время в пути пришлось потратить больше почти на десять минут, да еще и ехать по оживленным улицам — девушка от такого движения успела отвыкнуть, и едва не попала под колеса, пытаясь проехать на красный сигнал светофора. Ленайра угрюмо подумала, что придется искать другой путь, поспокойнее, пусть даже он будет еще длиннее. Обидно наследнику Древнего Рода погибнуть под колесами ржавого старого драндулета.

Наконец показался небольшой двухэтажный дом спортивного клуба, спрятанный во дворе одного из старых района города. Заехав во дворик дома, Ленайра поставила велосипед в подставку, защелкнула цепь, вытащила сумку и неторопливо направилась в дом. По дороге в раздевалку заглянула в спортзал и улыбнулась, наблюдая, как трое ребят разминаются. Заторопилась. Быстро переодевшись в спортивный костюм она, воровато оглядываясь, прокралась к спортивному залу, дождалась, когда на вход никто не будет смотреть, и осторожно вошла, уперла руки в бока.

— Прохлаждаемся?! — басом проревела она.

— Ой, Дмитрий… — Рыжеватый мальчишка лет двенадцати испуганно оглянулся, застыл, недоуменно хлопая глазами, но тут же его рот расплылся в радостной улыбке. — Снежана приехала!!! — завопил он, срываясь с места и пытаясь повиснуть на девушке. Та плавно сместилась в сторону, слегка подправила полет мальчишки, и тот кубарем покатился по матам. Застыл в нелепой позе на полу, подумал немного, свесил набок язык и закрыл глаза, изображая труп.

Двое других ребят постарше рассмеялись, но попутно успели обойти Ленайру по бокам, подхватить под руки, а потом дружно обняли ее.

— Снежок вернулся, — промурлыкал брюнет.

— Кличка как у кота, — недовольно пробормотала она, скосив глаза на нахала.

— Не кота, — обиделся второй. — Маленькая пушистая кошечка.

Ленайра закатила глаза, но тут же рассмеялась и поочередно обняла обоих.

— Как же я по вам соскучилась, ребята! Витька, Колька. Эй, обормот вихрастый, хватит там из себя невинно убиенного изображать!

Мальчишка тут же вскочил, гикнул и снова бросился в атаку. На этот раз увернуться не удалось, и он все-таки сумел повиснуть на шее у девушки. Та зашаталась, не удержалась и рухнула на него всем весом. Малец квакнул и снова попытался изобразить раздавленную жабу, схлопотал от троих сразу и обиженно надулся, но тут же снова заулыбался.

— Снегурочка! — пропел он.

— Обормот, — в тон ему пропела Ленайра.

И снова стены спортзала сотряс дружный смех. Ленайра уже лежала на матах, глядя в потолок и улыбалась. Только в такие вот минуты понимаешь, как же давит эта ледяная маска, которую ни на секунду нельзя ослабить или тем более снять.

— Ребята, а где Лешка? Я приехала, а дома никого.

— А-а-а, — махнул рукой Колька, накаченный светловолосый мальчишка лет четырнадцати, плюхаясь рядом. — Его к бабушке с дедом отправили. Чего-то он там натворил… опыты какие-то ставил. Чуть дом не поджег. В общем, дядя Юра побоялся его одного оставить, ему нужно было на завод поехать, какая-то там встреча акционеров, а сына спровадил. Химик, блин, недоделанный.

— О-о-о, — Ленайра привстала, опираясь на руки, и оглядела всех троих. — И надолго его спровадили?

Витька усмехнулся.

— Да не переживай ты за него. Сегодня к обеду вернется, как раз и дядя Юра обещал приехать.

— Ясно, — девушка кивнула. — Химией, значит, увлекся.

— Ее снежное величество сердится, — нарочито испуганно проблеял мелкий.

— Митька, цыц! — Витька слегка приподнялся, делая вид, что хочет дать подзатыльник, малец откатился в сторону, показал язык и замер.

— Снежка, а ты надолго?

Девушка пожала плечами.

— Дней на пятнадцать пока что, дальше видно будет. У меня тут дома… проблемы кое-какие, потому надолго не могу задержаться. Все зависит от разговора с дедом.

— Что-то серьезное? — нахмурился Витька. Вот как он умел так быстро и четко определять состояние девушки?

— Для начала… неожиданное. Я потом расскажу, когда все соберутся. Не хочется по пять раз повторять одно и то же.

Витька кивнул. В этот момент в зал вошли еще двое ребят — мальчик и девочка, близнецы, по виду им было лет четырнадцать, но слишком серьезные, чуть усталые взгляды говорили, что им многое пришлось пережить. Но стоило им только увидеть Ленайру, как вся их серьезность испарилась. Они не стали ни кричать, ни торопиться, просто лица осветились улыбками, подошли. Мальчик просто обменялся с девушкой рукопожатиями, а девчонка кинулась к ней в объятия.

— Снежана, наконец-то! Мы уже соскучились.

— Борис, Анька! Я тоже рада вас видеть. У вас все в порядке?

— Да что с нами будет? — криво улыбнулся Борис. — После того, что в интернате устроил дядя Юра, даже директор к нам исключительно на «вы» обращается. С тех самых пор. Сколько лет уже прошло.

— Только остальные завидуют… даже не разговаривают, — кивнула девушка. — Ну и ладно. У нас ведь есть вы все. А ты хороша, нашла, о чем говорить в день приезда. Лучше о себе расскажи. Как ты там? Закончила эту вашу академию?

— Угу. И, как и хотела, на два года раньше.

Вокруг рассмеялись.

— Ну да… если не считать того, сколько лет ты у нас провела, готовясь, — хмыкнул Витька. — Кстати, я так и не понял, как так получается. Вместе мы уже… лет двенадцать, да? Где-то так. А мне сейчас четырнадцать. А когда мы познакомились, мне было восемь, это я точно помню.

Ленайра хмыкнула и пожала плечами.

— Понятия не имею. Когда я дома, время и тут и там течет одинаково. Когда здесь, начинает черти что твориться. Дед говорил про сжатое время. В общем вроде как… ай, ладно, в общем, магия это, — заметив ошарашенные лица ребята, закруглилась Ленайра.

Вокруг рассмеялись. Аня одобрительно кивнула.

— Ага. С этого и надо было сразу начинать, без заумностей. Ты бы еще развернутые формулы заклинаний принялась бы чертить, растолковывая свою мысль.

— А вам будет интересно? — оживилась Ленайра.

Со всех сторон раздался горестный стон. Девушка хихикнула и тут же вскочила.

— Ладно, я разминаться, потом потренируемся вместе.

Сразу за ней пристроились и близнецы, подтянулись и остальные, решив не оставлять ее без внимания. Сначала бег, потом разминка.

— Ну, кто со мной? — Ленайра отошла к стене, осмотрела защитные шлемы, доспехи, нашла подходящие и тут же надела, подобрала перчатки. Остальные собирались рядом. — Витька, давай ты.

Парень подумал и кивнул.

— Серьезно?

— Да, — ответила девушка. Ребята отошла к краям зала, освобождая место. Витька и Ленайра замерли напротив друг друга.

Колька вызвался судить и теперь осматривал обоих. Убедившись, что все готовы, махнул рукой.

— Начали.

Витька стремительно атаковал. Без жалости, удары шли в полную силу. Ленайра даже не пыталась блокировать их, понимала, что не сдержит. Ее движения казались плавными и даже в чем-то неторопливыми, но они позволяли ей, словно воде, обтекать все удары, уклоняться, отклонять, пропускать мимо себя. Сама она взрывалась короткими контратаками редко, но ее удары, в отличие от ударов Витьки, доставали до цели… но не могли пробить мощные мышцы соперника, а все уязвимые места защищал доспех.

Бой недолгий. Понимающие люди видели, что поединок не спортивный. Все возможные грязные приемы шли в дело, никакого благородства. Всего две минуты, но вот два тяжело дышащих подростка откатились друг от друга и замерли. Ленайра кривилась и слегка скособочилась, держась за бок, Витька прихрамывал, с разбитой губы капала кровь. Вот оба посмотрели на Кольку.

— Вить, извини, но ты проиграл. Без доспехов ты стал бы калекой. Снежана, ты под конец сдала. Все пропущенные тобой удары достались в последние секунд тридцать. Расслабилась.

Оба кивнули, принимая решение судьи, и устало плюхнулись на маты. Анька уже притащила аптечку и обрабатывала разбитую губу перекисью водорода.

— Дмитрий Иванович нас убьет, — констатировал Митька, взъерошив и так растрепанные волосы. — Он же говорил, чтобы мы не сражались в полную силу без него.

— Мы и не в полную, — отмахнулась Ленайра. — Имитаторы оружия не использовали, ускорение и усиление тоже.

— Скажи, — заинтересовалась вдруг Анька. — А вот эти усиления и ускорения… они как у вас работают?

— Да почти также. Ты что, думаешь, большое преимущество они дают? Чем сильнее ты ускоряешься и усиляешься, тем больше приходится тратить сил на поддержание этого, потом ведь еще требуется ускорить восприятие, усилить суставы, иначе их порвет. А как результат, магию уже использовать и не можешь. Вот прется на тебя такой ускоренный и усиленный, а ты швыряешь в него десяток огненных сгустков, и перед тобой хорошо прожаренный труп. Во всем надо меру знать. И чтоб ускорение с усилением работали, и чтоб без магии не остаться. А вообще, все это лучше делать только когда необходимо. От заклятия там увернуться, от удара. Тогда да, надо выложиться по полной. А так и нормальной скорости хватает, потому собственно и тренируюсь тут. Дмитрий Иванович правильно говорит, что главное — выносливость и бег. Такие вот бои дают и то и другое, но как реальная основа в боях… — Ленайра покачала головой, — это бесполезно.

— Почему? — было видно, что Колька расстроился.

— Да потому что даже у нас используют в бою зачарованные мечи, копья, арбалеты, магию, в конце концов. А еще доспехи. Очень мне интересно, как ты полезешь на полностью вооруженного рыцаря со своими приемами. Его лучше из снайперки мочить из укрытия. На худой конец арбалетным болтом с наконечником из рунного серебра. А лезть на него в рукопашную… даже хуже, чем с голой пяткой на шашку.

— А зачем тогда ты это учишь? — Колька все еще не сдавался, считая умение рукопашной схватки очень полезным делом.

— Да потому что это отличная тренировка по овладению своим телом и рефлексами, умению держать удар, выносливости, скорости… да всего. К тому же помогает отбиться в случае нападения разной швали на ночных улицах. У них же нет доспехов и рунного оружия, от таких можно и кастетом отмахаться.

— Тебе же Дмитрий Иванович объяснял все, — поморщился Витька. — Рассказывал. Помнишь про сумасшедшего идиота, потерявшего в бою все оружие и разыскивающего такого же идиота противника, чтобы сразиться с ним в рукопашную?

— Полковник Кольт сделал всех равными! — наставительно поднял палец Борис. — Можно быть Брюсом Ли, но малолетка с ТТ быстро поставит в его карьере большую точку.

— А чего это вы сидите… О! Какие у нас гости.

Все ребята повскакивали с мест.

— Здравствуйте, Дмитрий Иванович.

Последней неторопливо поднялась Ленайра и поклонилась.

— Господин Савилов, доброе утро.

Савилов Дмитрий Иванович оказался невысоким плотным человеком лет сорока в спортивном костюме. Он неторопливо вышел на маты, и с интересом рассмотрел вытянувшихся по стойке смирно ребят. От обращения Ленайры даже растерялся.

— От как официально. Снежана, не надо официальности, я теряюсь даже. Зови меня как другие, Дмитрий Иванович.

Девушка слегка улыбнулась.

— Господин Савилов, так я к вам буду обращаться за пределами спортзала, а здесь вы мой учитель. Мой дед, если узнает о том, что я неуважительно обратилась к учителю, порвет меня на сотню маленьких снегурочек.

— Вот оно что, — хмыкнул тренер. — Ну мы же ему не скажем?

Ленайра изобразила рукой непонятный жест.

— Я предпочитаю не рисковать. Он очень сильный маг.

— Хм-м… ну ладно. — Тренер усмехнулся, но тут же посуровел. — Я кому говорил «без меня — никаких боев»? Что, не терпится кулаками помахать?

— Простите, господин Савилов, — покаянно склонилась Ленайра. — Это я попросила провести со мной спарринг. Я очень соскучилась по нашим тренировкам и вот… не утерпела.

— Снежана, я все понимаю, но о технике безопасности забывать не стоит. Ты забыла, эти обормоты забыли… а если бы сломали себе что?

— Виновата, — Ленайра еще ниже опустила голову.

Дмитрий Иванович покачал головой.

— Ну вот что с тобой делать?

— Понять и простить? — предложил Витька под общий смех. Только Ленайра непонимающе смотрела на смеющихся друзей.

— Ладно, шуты гороховые. — Тоже усмехнулся тренер. — Снежана, как я понимаю, с завтрашнего дня наши тренировки возобновляются?

— Если можно, учитель. Я подала заявление на факультет боевых магов, и осенью поступаю на него. Хотелось бы закрепить все пройденное.

— Хорошо. Тогда я сегодня звоню Шурику… в смысле Александру Петровичу, и завтра к шести мы у твоего дома. И вас тоже жду, — повернулся тренер к ребятам и снова посмотрел на Ленайру. — Что касается этой вашей магии… тут я ничем не могу помочь. Ты уверена, что идея тренировок хорошая? Я не знаю, как магия ляжет на них.

На самом деле тренером в спортзале Дмитрий Иванович никогда не был и работал в нем только с ребятами персонально, штатными тренерами числились совсем другие люди, признанные спортсмены, решившие работать с детьми, но именно спортсмены, и готовили они таких же спортсменов под спонсорством отца Лешки, о чем многократно писали восторженные газеты. Ну как же, олигарх продвигает детский спорт, содержит весьма неплохой зал в небольшом городке. В общем, польза всем. Сам же Дмитрий Иванович учил ребят отнюдь не спортивным боям, и большую часть времени проводил на полигоне, появляясь в этом зале только тогда, когда была необходимость провести занятие под крышей или когда ждали приезда Ленайры, как сейчас. И раз девушка появилась, то уже скоро занятия будут перенесены совсем в другое место.

— Все хорошо, учитель, я дома нашла человека, который поможет совместить мои занятия и мою магию. Да и на факультете обучат, а уж свои умения я сумею пристроить к магии. В любом случае, физические занятия лишними не будут. Да и поздно уже что-либо менять после стольких лет.

Дмитрий Иванович согласно кивнул и задумался.

— Ладно, хозяин-барин. Тут тебе, конечно, виднее. Только учти вот какую вещь, все эти тренировки не на пустом месте появляются, они разрабатываются под те условия, в которых будут применяться. Тренировки у тебя дома сделаны ведь с учетом всех возможностей, существующих там.

— Верно, — не стала спорить Ленайра. — Вы только учтите, что дома у меня тоже лучшие учителя, которых только можно найти. Занятия с вами и Александром Петровичем — это дополнительный бонус в бою. Тот сюрприз, который иногда отделяет жизнь от смерти. У меня вчера тренировка была с моим новым учителем… так вот, я сумела сильно удивить его. Проиграла, конечно, но проиграть ему так, как получилось у меня, дорого стоит. Он оценил. И уроки выживания без магии очень полезны, учитывая сколько есть разновидностей амулетов-детекторов.

— Что, без магии у вас там и шагу не ступят? — улыбнулся Дмитрий Иванович.

— Почти, — поддержала его Ленайра. — В серьезных вещах так точно. Например, не думаю, что кто-то у нас, даже егеря, способны выжить в лесу без использования магии. У них, конечно, куча скрывающих и маскирующих заклинаний, очень эффективных, надо сказать, но…

— На каждую хитрую ж… э-э… гайку найдется свой болт с крутой резьбой?

— Точно. Маскирующие чары против чар-распознавания. Как у вас говорят? Снаряд против брони? До многих ваших уловок у нас просто не додумались. Даже в голову никому не пришло. Как я понимаю, отсутствие такого удобного инструмента как магия резко активизировало соображалку. Кстати, я не шучу, в плане сделать из ничего что-то вы нас превосходите сильно.

— Да мы и тут в этом плане превосходим, — хмыкнул Дмитрий Иванович. — В смысле, у себя дома.

Ленайра улыбнулась и пожала плечами.

— Не могу сравнивать. Я у вас только на восток моталась, когда акупунктуру изучала.

— Да, Лешка говорил об этом, — вмешалась Аня в разговор. — Сильно обижался. Говорил, что на два месяца умотала то ли в Китай, то ли в Корею.

— В Тибет, вообще-то. Там и с документами попроще, и мастеров найти легче. Не думала, честно говоря, что настолько задержусь, но надо было выучить технику. Очень хорошая, кстати. Как для лечения подходит, так и в бою.

— В бою? — удивился Митька. — Ты собралась во время боя втыкать во врага иглы?

Вокруг рассмеялись. Ленайра же сжала кулак и оттопырила указательный палец. Миг, и от его кончика сантиметра на два вверх материализовалась тонкая нить небесно-голубого цвета.

— Вот этим. Намного эффективнее игл, кстати. Чистейшая энергия. Зная куда бить, можешь сделать с человеком все, что угодно: вылечить, парализовать… убить. Да и я научилась видеть нужные точки… это же сплетение внутренней энергии, нервов. Я, кстати, всем вам давала учебники для тренировки астрального зрения. Митька?

— А че? Я ниче, — мальчишка смущенно отвернулся.

— Он предпочитал с друзьями носиться, — хмыкнул Колька. — А мы тренировались, но лучше всего пока получается у Аньки и Бориса. Ну не считая твоего Лешки, конечно.

— Он на полгода раньше вас заниматься начал… да и до этого у него подготовка была лучше. Все-таки занятия спортом дисциплинируют, а он с трех лет занимался рукопашным боем. Но раз успехи есть у всех, то должны понять, о чем я. Коль, только не надо так глазами сверкать, мои энергетические иглы доспехи не пробьют, да даже обычная одежда с нанесенными рунами защиты станет для них преградой. Вот в обычном мордобое да, там это сила, но, надеюсь, в обычном мордобое мне участвовать не придется. Как-то не по чину. Зато для лечения цены нет. Господин учитель, как ваша рука, кстати?

— Отлично, Снежана. Врачи и не верили, что нервы восстановятся, и я смогу полноценно ею работать. Из-за нее меня из армии и списали… Даже только из-за восстановленной руки я бы тебя учил, без всяких денег.

— А вот это не годится, — решительно махнула рукой девушка. — Любой настоящий труд должен оплачиваться соответственно, иначе это проявление неуважение к мастеру. А ваша рука… считайте, что я ее вылечила для того, что бы вы могли учить меня более эффективно.

— Договорились, — усмехнулся Дмитрий Иванович. — Но на снисхождение не рассчитывай.

— И не сомневалась. Кстати, сегодня вечером зайдите, заберите лекарство, которое я вам принесла. Я его хоть и упаковала в изоляционный короб, но у вас тут любую магию высасывает моментально. Боюсь, магия в зелье задержится максимум на неделю, не больше, но этого должно хватить, что бы окончательно восстановить все повреждения у вас в руке и вылечить последствия ранения. Специально самое сильное зелье брала. У нас там такой концентрацией не лечат, но у вас в самый раз будет.

— Обязательно. И еще раз спасибо тебе.

Ленайра только отмахнулась.

— Снежана… — неуверенно заговорила Аня. — А ты меня научишь лечить с помощью твоих энергетических игл?

— Как только ты полноценно разовьешь астральное зрение, — кивнула Ленайра. — Без него ты с большей вероятностью покалечишь, а не вылечишь. Мне потому всего два месяца и понадобилось на учебу: память и умение видеть потоки. Главное было разобраться чем, куда и в какой последовательности воздействовать.

— И как они тебя учить согласились, эти монахи, — заинтересовался Колька. — За деньги?

— Нет, — замотала головой Ленайра. — Я сначала золото предложила, но они меня послали… в своей манере. Я знание на знание обменяла — передала им новую методику медитаций… ну, как новую, стандартную нашу школьную методику, она для них откровением оказалась. Я их учила, они меня, дали почитать свои свитки, по всему этому я заметки написала, добавила еще из наших знаний кое-что, а потом научилась использовать энергетические иглы. У нас это просто упражнение для тренировки концентрации, но я подумала, что ими воздействовать на организм эффективнее, чем обычными иглами. Да и удобнее. Оказалась права.

— А у вас такое почему не используют? Неужели никто не догадался? — Заинтересовался Дмитрий Иванович.

Ленайра задумалась, растопырила все пальцы и вызвала энергетические иглы на их кончиках. Потрясла рукой, наблюдая за остаточным следом от свечения.

— Признаться, не знаю. Наверное, потому, что боевые маги обладают слишком большой силой, и выплескивают при ударе очень много энергии. Тут уж по точкам бить или нет — никакой разницы.

— В смысле не эффективно? — опять влез Митька.

— В смысле кроваво. Если у тебя есть только игла, то приходиться бить по точкам, но если имеется булава, то по каким местам бить, не имеет никакого значения, с ней даже промахи по жизненно важным местам допустимы.

Вокруг раздались нервные смешки.

— Боевые маги просто не владеют таким тонким контролем. Да и не нужно им это. У медиков, может, есть что-то похожее, но я не слышала, у них воздействие происходит мощным потоком в энергоканалы организма. Сильно затратно, по сравнению с акупунктурой, очень сильно, но, с другой стороны, а чего им экономить при разлитой вокруг магеме? Ну потеряют они в эффективности, проблем-то? Это у вас тут борются за каждую частицу силы, слишком мало у вас магемы, приходится вот таким образом крутиться. Воистину, нужда — мотор ума.

— Я видела твои схемы важных точек и пояснения, ты их еще нас всех выучить заставила, — задумчиво проговорила Аня. — Но те картинки не совпадают с теми, что ты привезла из Тибета.

— Естественно. Неужели ты думаешь, что я ограничусь только знаниями этих монахов, которые даже астральным зрением не владеют? Впрочем, им это и не нужно. Понимаешь, иглами можно воздействовать только на нервы, что, собственно, они и делают. Воткнутая игла раздражает точку, где сходятся несколько нервных окончаний и точное воздействие заставляет организм что-то делать. Зная эти точки, и за что они отвечают, можно как исправить повреждения в организме, так и нанести их. Но есть еще точки, где сходятся не только нервные узлы, но и узлы энергоканалов организма. Воздействовать на них иглами бессмысленно и бесполезно. А вот моими астральными иглами самое оно. Опять-таки, зная куда бить, можно получить тот или иной результат. Например, парализовать человека… или блокировать ему дыхание… или вылечить болезнь, — Ленайра кивнула на руку инструктора, — даже заставить организм регенерировать. Но тут еще воздействие специальных зелий требуется. К сожалению, как я уже говорила, они у вас тут долго не хранятся, потому и лечение несколько подзатянулось.

— Я не в обиде, — улыбнулся Дмитрий Иванович.

— А говоришь, в бою бесполезно, — опять затянул старую песню Колька.

Ленайра возвела очи к потолку.

— Коленька, ну объясни мне свое неугасимое стремление с голой пяткой кидаться на танки? Чего ты так мечтаешь кулаками рыцарские доспехи крушить, а?

— Оружия можно лишиться.

— Не знаю, что нужно сделать, чтобы лишиться зачарованного на тебя оружия, которое всегда можно призвать.

— Если оно недалеко от тебя.

— Послушай, Коль, если кто-то ухитрится лишить тебя всего оружия, причем так, что ты его и призвать не сможешь, то голыми руками ты с ним точно не справишься.

— А что ты будешь делать, если на тебя в темном переулке нападут разбойники? Ты же не ходишь в своих доспехах постоянно?

— Что буду делать?

— Да.

— Превращу в ледяные статуи. Вряд ли у отребья окажутся защитные амулеты необходимой мощности.

— В статуи?

— Угу. При температуре в минус сто градусов кровь замерзает, если не знал.

Ребята не очень уверенно посмотрели на спокойную девушку.

— Ты ведь шутишь? — неуверенно спросила Аня.

— Шучу? — удивилась Ленайра. — С чего это? Нападение на представителя Древнего Рода карается смертью. Нападавшим так и так не жить, а смерть от холода не самая страшная, в руках палача они будут умирать намного дольше.

— Но ведь можно отбиться, — отозвался Колька, первым нарушив воцарившееся молчание. — Я про это и говорю, когда изучаю рукопашный бой. Можно обойтись и без таких радикальных мер.

— Да неужели? — сарказм в голосе Ленайры не услышал бы только тупой. — Добрый, значит? Ну-ну. А тебе, добренькому, не приходило в голову, что после тебя этому отребью в переулке попадется кто-нибудь менее искушенный в магии или боевых искусствах, на котором они отыграются еще и за поражение? Или ты полагаешь, что если оставишь их в живых, они тут же проникнутся, раскаются и станут честно на жизнь зарабатывать?

— А если амулеты окажутся? — Аня решила перевести разговор на другое, но решила сделать это аккуратно и не сразу.

— Не окажутся, — категорически отказалась от этого предположения Ленайра. — Сила амулета зависит от искусства мага, и я вам, кстати, это говорила, а достаточно искусному магу, который смог бы мне противостоять и отразить первую атаку, незачем идти грабить в переулки, он и без этого заработает на жизнь. Да, про работу амулетов есть целый учебник, который мы тоже разбирали.

— Я помню, — пробормотала Аня.

Ленайра покосилась на подругу, вздохнула, подползла к ней и обняла за плечи.

— Ань, даже у вас тут далеко не рай, хотя вы и носитесь с дурацкими, на мой взгляд, идеями о равенстве, демократии и прочей ерунде. Люди не равны, и это не изменить никакими идеями. А у нас все намного-намного проще. Если сравнивать, то нравы у нас можно отнести к вашему веку восемнадцатому или девятнадцатому, только без этих либералистических закидонов. Так что преступник у нас преступник, а не лицо обиженное обществом и требующее лечения на курорте. Но я понимаю и тебя. Люди не равны! И ты не я. Ты слишком добрая. Это не плохо, хорошо даже. Ты великолепным лекарем сможешь стать, да ты и занимаешься в этом направлении, насколько я знаю. Но вот для того, чтобы ты могла лечить спокойно, и не бояться за себя и семью, нужны такие сволочи как я.

— Ты не сволочь! — тут же возмутилась Аня, вычленив из разговора последнее слово.

— Хорошо, — легко согласилась Ленайра. — Я просто душка и прелесть.

— Моя прелесть, — прошипел Витька и вытянул руки, делая вид, что пытается схватить девушку.

— Чего это он? — удивилась Ленайра.

— А, — махнула рукой Аня. — Не обращай внимания на придурка. Фильмов тут насмотрелся, теперь постоянно что-то изображает. Или кого-то.

— И кого сейчас?

— Самого себя. И грим не нужен.

— Анка-солянка.

— Дите, — вздохнула Аня и поднялась. — Продолжим?

Продолжать спор никому не хотелось — все по прошлым опытам знали, что переубедить Ленайру и привить ей идеи гуманизма и демократии занятие совершенно бесперспективное. В свое время, когда Ленайра прочла о современных государственных устройствах, ее очень удивила идея всеобщих прав и равенства. Покрутила пальцем у виска, сообщив, что не видит, в чем, например, булочник может быть равен ей.

— А чем вы с ним различаетесь, если вас одеть одинаково? — поинтересовался тогда Лешка.

— Взглядами на жизнь, — отрезала Ленайра. — Он мерит все своей жалкой жизнью, ценнее которой у него ничего нет, а я думаю о роде и потомках. Что им достанется. И ответственность тут другая. Ваши же политики — те же булочники, дорвавшиеся до власти, которых ничего дальше их карьеры не интересует, а что будет потом, не интересно никому. Расхлебывать ведь не им.

Задумались многие. Потом эти споры превратились уже в дежурные. Каждый выискивал свои аргументы, приводил доводы. Не то, что кого-то интересовал результат, просто так сложилось… традиция, можно сказать. Просвещенные жители двадцать первого века пытались убедить в своей правоте жителя века восемнадцатого, сыпля доводами и цитатами. Ленайра лениво отбивалась тем же оружием, а так же примерами из своей жизни. Собственно, изучить философию этого мира, а так же классиков политической мысли девушка совершенно не отказывалась, и самым внимательным образом штудировала как Макиавелли, так и Ницше. В ее библиотеке были книги Ленина, Маркса, Сталина, биографии Черчилля, Бисмарка и многих других политических деятелей, которые она не просто читала, но и комментировала на полях. Впрочем, пометками были усыпаны лишь немногие книги самых известных философов и политиков, более углубленное изучение предмета она только начинала и пока нарабатывала материал, старательно выписывая из книг списки используемой литературы и отсылки авторов прочитанных книг к другим источникам. Но и этого ей вполне хватало — никто из ее друзей таким багажом знаний в этой области не обладал, а потому споры проигрывались раз за разом, еще больше укрепляя Ленайру в собственной правоте. Идея же либерализма вообще вызвала у нее чуть ли не отвращение.

— Разум толпы заменяет разум человека, но толпа никогда не может быть умнее человека, — так она однажды прокомментировала какой-то репортаж об очередном митинге борьбы за очередные чьи-то там права.

Учебные бои были в самом разгаре, когда в зал вошел еще один человек — невысокий подросток со светло-русыми волосами, одетый в кимоно. Вошел он настолько тихо, что на него никто не обратил внимания. Оглядев зал, он заметил сидящую к нему спиной Ленайру. Тихонько ойкнув, замер. Его глаза расширились, а потом он стал осторожно подкрадываться к девушке, наблюдавшей за очередным поединком.

На мгновение замер, словно кот перед прыжком, а потом метнулся вперед, обхватывая девушку, на всякий случай сразу прижимая ее руки к бокам и мешая встать. Знал ее, могла и ответить… а потом доказывай, что не верблюд и не виноват — рефлексы подруги на неожиданные нападения были поставлены великолепно.

— Снегурочка!

Ленайра дернулась, пытаясь вывернуться из захвата, вскочить, но тут же снова уселась на маты под грузом повисшего на ней тела, руки тоже сразу высвободить не получилось. Резко откинула голову назад, но и к такому финту напавший был готов и уже отскочил. Ленайра обернулась, во взгляде молнии, но тут же она узнала нападавшего и замерла, не зная ругаться или обниматься. Но мальчишка сам решил проблему, снова бросаясь к ней и заключая в объятия.

— Снегурка… как же я скучал.

Ленайра застыла, не зная, что делать. Остальные с интересом наблюдали, пытаясь прочитать то выражение, что сейчас появилось во взгляде девушки.

— Убьет, — констатировал Витька.

— Нет, сначала обнимет, а потом убьет. — Колька протянул руку, которую Витька пожал. — Ань, разбей.

— Да ну вас, придурки! — девушка отвернулась от приятелей.

Ленайра не стала ни обнимать, ни убивать. Резко отстранившись, она оглядела приятеля с ног до головы.

— Вот почему мне одновременно хочется и прибить тебя и расцеловать?

— Потому что я хороший и красивый? — состроил щенячью мордочку вновь прибывший. — А еще умный.

Ленайра тихонько хихикнула.

— Лешка… как же я соскучилась…

Глава 8

В подвальном помещении дома Коршуновых собралась вся дружная компания, за исключением отца Лешки и Дмитрия Ивановича. Какие-то у них срочные дела появились. Юрий Петрович успел только перед уходом сообщить Ленайре:

— Снежана, твой заказ выполнен полностью и лежит у меня в кладовке под замком. Если не торопишься получить его, подожди, когда вернусь.

— Спасибо, Юрий Петрович, у меня дней пятнадцать есть впереди, — улыбнулась девушка. — Так что совершенно не к спеху.

— Ну и отлично. А вы пока отдыхайте, наверное, соскучились друг без друга.

После чего взрослые ушли, оставив ребят в их подвальной штаб-квартире. Реально подвальной, сооруженной из складского помещения, в котором раньше предполагалось хранить то ли продукты, то ли детали для машины. Но когда Ленайра познакомилась с Лешкой и его отцом, а так же с остальными ребятами, Юрий Петрович переделал склад в комнату, провел хорошую вентиляцию, обогрев, освещение и даже воду, чтобы не нужно было бегать наверх. Тут же в углу на столе стоял чайник и вазочки с печеньями и сушками. Вдоль стен комнаты поставили книжные шкафы, заполненные фолиантами по мистике, магии, колдовству, эзотерике, гипнозу и прочим предсказаниям. Отдельно располагались книги на совершенно неизвестном в этом мире языке — реальные учебники по магии.

Одно время, когда все загорелись идеей изучать и тренировать магию вместе с Ленайрой, она натаскала сюда учебники и разные пособия, но возник вопрос, как книги укрыть от любопытных. Когда дело в обсуждениях дошло до сооружения подземных тайных хранилищ Лешка решил обратиться к отцу, догадавшись о бредовости их фантазий. Отец долго хохотал, когда дети поделились с ним идеями, после чего просто отправился по магазинам и заполнил шкафы книгами о всякой мистике, магии и ритуалах.

— Вот теперь пусть ваши книги и отделяют от этих. Ну а то что на непонятном языке, так магия же. Тут половина книг на разных языках написана, некоторые вообще иероглифами. Увлеклись вы магией, так читайте.

Решение действительно оказалось гениальным, тем более Ленайру некоторые книги в плане тренировок увлекли всерьез, и по ним она даже разработала отдельные виды тренировок.

— Все-таки маги у вас есть, но очень-очень слабые из-за практически полного отсутствия магии, — сделала вывод Ленайра. — Но в плане тренировок по развитию сил ваш мир идеален.

— Это как тренироваться на Юпитере, а потом вернуться на Землю и быть самым сильным? — поинтересовался любознательный Колька.

Разобравшись, в чем дело, Ленайра подтвердила догадку. Возможно, с тех пор Колька и загорелся идеей разработать свой собственный вид боевого искусства без оружия путем сплава магии и собственно боевых искусств. И даже годы спустя он остался верен своей идее, пытаясь сформировать какой-то суперстиль. Правда, безуспешно, из-за отсутствия реального боевого мага, который смог бы продемонстрировать все возможности. Ленайра тут в счет не шла. Сначала потому что и сама не владела ничем таким, и только начинала тренировки дома, а потом потому, что на Земле она толком ничего продемонстрировать из освоенного не могла. Так, что-то на уровне фокусов и из управления своим телом. Но Колька не сдавался и упорно фантазировал.

Перед шкафами буквой «П» стояли столы, за которыми ребята и расселись. Сама Ленайра стояла у основания этой «П» рядом с доской на колесиках, к которой магнитиками были прилеплены забавные картинки, скачанные из интернета и распечатанные. Присев на край «учительского» стола, девушка дожидалась, когда все угомонятся и достанут из шкафов учебники и тетради. Урок магии шел на родном языке Ленайры, ибо на русском порой просто не было тех понятий, которыми приходилось оперировать.

— Ну что? Начинаем?

— Давай, Снежок.

Ленайра покосилась на Кольку, показала кулак.

— Хватит мне прозвища придумывать. Значит так… — Девушка на миг задумалась. — Давайте, покажите вашу силу. Хочу посмотреть, чему вы научились, пока я была дома.

Ребята разом вытянули над столом правые руки ладонями вверх и зажгли лепесток абсолютно черного пламени. Ленайра прошлась взглядами по совершенно ровному горению лепестков, которые даже не отклонялись от вертикали, правда его высота у всех была разная. Больше всех у Лешки — сантиметров восемь в высоту. Вот ее взгляд остановился на лепестке черного пламени над ладонью Митьки. Девушка поморщилась, оттолкнулась от стола и подошла к нему, остановилась и с явным отвращением принялась рассматривать колеблющееся пламя, которое хоть и не отклонялось от вертикали, но то рвалось вверх, то почти пропадало, то становилось вообще прерывистым.

Сам Митька морщился, пыхтел, замирал, прикрывая глаза и стараясь сконцентрироваться получше, но добился только того, что лепесток вдруг расширился и захватил почти всю ладонь.

Ленайра прикрыла глаза и вздохнула.

— Мить, ты ведь помнишь наш разговор, когда вы все просили научить вас магии? Я никого из вас не заставляла тренироваться насильно. Магия вам совершенно не нужна, да и не даст она ничего в вашем мире, кроме неприятностей. Но вы сами настаивали. И одним из условий было, что вы следуете моим советам и тренируетесь самостоятельно.

— Я тренировался! — возмущенно закричал Митька. — Просто… просто не получается.

Ленайра покачала головой.

— А вот обманывать не надо. Если бы ты тренировался, у тебя пламя могло быть маленьким, могло мерцать, но оно никогда не стало бы прерывистым или, тем более, не увеличилось в ширину. Это говорит только о том, что между тренировками у тебя были очень большие интервалы. А я не просто так говорила — каждый день занятий по два часа минимум. Обязательно медитации.

— Но я…

— Не надо, Митя. Просто послушай. Я никого заниматься не заставляю. Не хочешь — не надо. Я продолжу тебя учить даже… гм… с такими результатами. Только хочу предупредить: заниматься лучше начинать с детства, и чем раньше — тем лучше. Вам повезло, что вы познакомились со мной в нужном возрасте, и вы все успели наверстать упущенное и развить свои силы, но… по той же причине, по которой требуется начать заниматься магией как можно раньше, необходимо постоянно свои таланты развивать или хотя бы поддерживать, иначе очень быстро пойдет угасание магического ядра. И если до шестнадцати лет ты не сможешь наладить контроль, то уже никогда не станешь магом. В лучшем случае фокусником балаганным. Ты понимаешь, к чему я веду, Мить? Если ты продолжишь относиться к тренировкам так же, то уже через три года ты никогда не сможешь научиться больше того, что умеешь сейчас. С таким контролем ты не сможешь сделать даже заклинания начального уровня, с которыми дети в подготовительных группах тренируются.

Митька насупился и поежился под серьезным взглядом девушки.

— Я это… отвлекаюсь просто… времени не хватает…

— Мить, ты для кого сейчас это говоришь? Думаешь, мне интересны твои причины, по которым ты не занимаешься? Как друг — готова выслушать, как наставник… предупреждаю, чем может все закончится. Реши уже, наконец, нужна тебе магия или нет. Если нужна, занимайся, а не ищи оправданий, почему не можешь тренироваться. Если нет, лучше остановись сейчас.

Ленайра отвернулась и прошлась вдоль столов, разглядывая лепестки черного пламени.

— Смените цвет. Теперь не сила, а концентрация.

Лепестки у всех сменили черный цвет на золотой. У всех, кроме Митьки. Как он ни старался, но чернота у него на ладони только посветлела, отказываясь менять цвет категорически. Ленайра несколько секунд разглядывала его ладонь с каким-то светло-черным пятном, покачала головой и отвернулась.

— А почему цвет пламени зависит от типа тренировки? — задумчиво поинтересовалась Аня, поднося ладонь с золотым лепестком поближе к лицу и разглядывая его.

— В каком смысле? — удивилась Ленайра. — Потому что используются разные потоки энергии.

— Разве их много в человеке? Ты же говорила, что эта ваша… как там… энсила, едина.

— Энсила, или, по-вашему, внутренняя сила мага, едина, но использоваться может по-разному. В зависимости от силы исходящего потока, его частоты испускания меняется цвет. Тут как со светом. Он белый, но можно разложить на спектр, что, собственно, вы и проделываете. Все эти цвета — входящие в общее поле части единого целого. В зависимости от того, на чем вы концентрируетесь — вы вызываете то или иное свойство энсилы. Черный цвет — сила мага.

Ленайра подошла к доске и сдернула с нее все листы, взяла фломастер с подставки и написала на доске, использую латиницу S = M*V. Ткнула в формулу обратной стороной фломастера.

— Вот чем характеризуется сила любого мага. Сила его равна мощности магемы, которой он способен оперировать, помноженной на скорость восполнения. Коль, что такое мощность магемы?

Коля вроде как озадаченно зачесал белобрысую макушку, потом улыбнулся и лениво отозвался:

— Магема — сила, разлитая в энергополе планеты, чем ее больше, тем сильнее магический фон…

— Да-да, — перебила его Ленайра. — У вас тут его крохи, потому и не получаются сильные заклинания, но я не просила начинать от сотворения мира. Все это я рассказывала в самом начале.

Колька ничуть не смутился отповеди и продолжил:

— Способность мага, гм… захватывать своей силой магему и передавать ее в управляющие контуры заклинания, формируя, собственно, магию. Чем сложнее структура заклинания, тем больше требуется магемы для действия. Но количество магемы, которую способен единовременно взять маг, у каждого свое. Сильный маг может разом взять и передать заклинанию огромный объем магемы, слабый — ничтожное количество. Соответственно слабому магу недоступны заклинания высшего порядка.

Ленайра задумчиво постучала фломастером по доске.

— Кажется, у вас сложилось некоторое превратное представление о силе мага. — Она повернулась к доске и нарисовала две параллельные линии. Под нижней написала «низшая магия (магия нулевого уровня)». Между линиями «магия первого октана (средний уровень)», а над верхней чертой «высшая магия». — Несколько схематическое представление, но для понимания сойдет, — пояснила она. — Итак, что мы имеем. Заклинание создает некий мысленный посыл. Чтобы желание мага стало действием, требуется напитать этот посыл силой. Можем представить этот момент в виде ковша, которым маг черпает магему и напитывает ею заклинание, после чего и происходит действие.

— Ну значит, чем больше зачерпнул силы, тем убойнее заклинание, — вычленил главное Витька.

Ленайра поморщилась.

— Чтобы сломать прутик, вы не будете бить по нему кувалдой. Силы нужно прикладывать столько, сколько нужно, а не с запасом. Для каждого случая свои заклинания. Конечно, маги, практикующую низшую магию, не смогут применить заклинания из высшей, но верно и обратное. Магам высшего уровня недоступны заклинания низшего. Они просто не смогут контролировать столько мало магемы. А взяв больше, они просто сожгут структуру заклинания без всякой пользы.

— А зачем это нужно? — опять поинтересовался Витька. — Ну в смысле, зачем применять низшие заклинания? Какая от них польза?

К удивлению Ленайры, отвечать начал Лешка. Хмыкнув, он развернулся к приятелю.

— Вить, это все было в начальной теории. Ты как книгу читал? Артефакторика, целительство, снятие проклятий — это все низшая магия. То есть маги высшего уровня никогда не смогут стать медиками, аретфакторами или снимать проклятия. Они даже с себя не смогут их снять, становясь абсолютно беспомощными перед теми магами, кто специализируется на проклятьях, потому и вынуждены таскать на себе кучу амулетов.

— Верно, — обрадовалась Ленайра и нарисовала на доске прямоугольник другим цветом, которым располагался точно между двумя линиями. — В детстве магию развивают гармонично и вот этот прямоугольник доступности, как его называют, просто растет начиная с середины и приближаясь к граничным линиям, но никогда их не пересечет. Тут главное поймать момент, когда этот прямоугольник расти перестает. Точнее, не так, расти он потом будет, но уже не так быстро, как в детстве. Мить, это твой случай. Твой прямоугольник доступности вырос быстро, но удержать ты его пока не можешь. Не удержишь, он начнет сжиматься к центру.

— Разве это плохо? — поинтересовался молчавший все это время брат-близнец Ани Борис. — Я в том смысле, что даже если он сожмется, магу все равно будут доступны заклинания из этой самой середины.

— Борь, ты же понимаешь, насколько условны все эти границы? А прямоугольник возможностей еще показывает силу мага. Ты не можешь взять больше магемы, чем его размер. Что толку от доступных заклинаний, если ты никогда не сможешь наполнить их силой? Потому, кстати, он и называется прямоугольник, а не квадрат — он может расти как в высоту, так и в длину, хотя тут должны еще пропорции соблюдаться, но в такие дебри я не полезу, кому интересно, загляните в «Введение в магию», там все это лучше расписано.

— Угу. — Борис тут же что-то записал в свою тетрадь. — А потом что?

— А потом маг может на этом остановиться. В общем, большинство так и делает. Все, что нужно им для жизни, им доступно отсюда, — Ленайра постучала по доске между двумя линиями. Но можно и продолжать тренировки. В зависимости от того, что тебе нужно, начинают тренировать либо силу, окно возможностей в этом случае начинает смещаться вверх, делая недоступными заклинания из низшего порядка. Либо контроль, тогда окно смещается вниз, делая недоступными заклинания высшего порядка.

— А если не тренировать, то ни то и ни то недоступно, — хмыкнул Витька.

Ленайра молча ткнула в формулу.

— Мощность только одна из определяющих силу мага. Есть и второй показатель — скорость. Никто тебе не мешает передать магему заклинанию не единым захватом, а в несколько этапов. Как быстро маг может брать и передавать магему в заклинание и определяет этот показатель. Само заклинание, когда оно создано, очень недолговечно, и чем оно сложнее, тем быстрее его надо запустить. Не успеешь наполнить силой, оно развеется. Потому и надо развивать прямоугольник возможностей, доступностей, или окно, как хотите, можете называть. Чем ближе к граничным линиям он подберется, тем больше заклинаний тебе доступно за счет скорости наполнения. То же самое с низшим уровнем, но там только надо наоборот, снижать скорость, чтобы заклинание успело запуститься раньше, чем лишний поток силы его сожжет. Впрочем, тут все намного сложнее.

— Огм… — Коля нахмурился. Видно такая мысль ему в голову не приходила.

— Да. Высшая магия — это боевые маги, защита, природные маги, стихия. Низшая магия, как я уже говорила — медицина, артефакторика, где нужно очень точно и четко работать с потоками, иначе получишь просто заготовку артефакта, до краев залитую силой вместо чего-то осмысленного. Снятие проклятий, и не смотрите на меня так, чтобы разрушить их, надо уметь видеть линии заклинаний, найти слабое звено и ударить по нему. Мощный же поток только даст проклятью дополнительную силу. А кому интересен полный список заклинаний высшей и низшей магии — добро пожаловать в «Полную энциклопедию заклятий». Я ее, кстати, принесла сразу, как только вы научились работать с магемой.

— А средняя магия?

— Магия первого октана, — поправила Витьку Ленайра. — Да все что угодно для личных целей. Та же бытовая магия, например. Пыль убрать, одежду очистить. Это, как правило, не очень сложные и не очень энергоемкие заклинания. С ней мы, кстати, сейчас и работаем. И еще почему сейчас я говорю вещи, которые уже говорила ранее и которые относятся к основам?

— Пришла пора определиться, — опять догадался Лешка.

— Верно, — улыбнулась ему девушка. — Дальнейшие ваши тренировки будут зависеть от того, что вы выберите. Что именно вы хотите развивать.

— А что у тебя? — Заинтересовалась Аня. — Ты говорила, что хочешь стать боевым магом? Ты развиваешь высшую магию?

Ленайра опять улыбнулась.

— Я в некотором роде уникум. В общем-то, так бы и было, если бы все шло как обычно, но я попала к вам, а у вас тут очень, очень плохо с магией. Чтобы выполнять даже простейшие заклинания, мне приходилось черпать магему сколько получится, а потом очень быстро черпать ее еще раз, а потом еще раз. У вас ее меньше, чем я смогу реально захватить. Вот у меня и развился сильный контроль, чтобы из того, что есть, захватить максимально много. И большая скорость, чтобы успеть заклинание наполнить. Силу же я развивала у себя дома. Вот и получилось, что я по окну возможностей типичный середнячок, но из-за скорости мне доступны заклинания высшей магии, я действительно работаю очень быстро. А за счет контроля могу выполнить и заклинания низшей магии.

— Это удобно, — согласился Витька.

— На самом деле есть и недостатки. Вить, какой недостаток видишь?

Мальчишка задумался. Затеребил учебник, потом хлопнул себя по лбу.

— Конечно же. С какой бы ты скоростью не работала, но тот, кто наполняет заклинание силой разом, все равно сделает это быстрее тебя.

— Верно. Сам понимаешь, что в боевой магии даже доли секунды могут иметь значение. Так что на боевом факультете я все-таки буду смещать окно вверх, хотя и жаль, что низшая магия становится недоступной. Впрочем, я уже давно начала это делать, но, как ни странно, пока только увеличиваю свою скорость. Наверное, все-таки ваш мир сильно на меня повлиял.

— Значит, и я это же выбираю! — Тут же вскинулся Колька. Кто бы сомневался? Настоящий маньяк боевых искусств.

— Медицина — это из низшей магии? — Аня задумчиво пригладила волосы. — Я ее выбираю.

— Не обязательно выбирать сейчас, — заметила Ленайра, когда остальные не ответили, задумавшись. — Время еще есть, как минимум, год, так что думайте и определяйтесь. Просто чем раньше вы сделаете выбор, тем больших успехов добьетесь, а раньше я не говорила об этом, потому что пока вы не стабилизировали свое умение работать с магией, выбор просто бессмысленен. Мить, это я о тебе. А вы все показали, что готовы сделать дальнейшие шаги.

— А если нужно использовать очень мощное заклинание, на которое не хватает сил, — вдруг заговорил Лешка, необычно хмуро глядя на свою подругу, — то можно использовать жертву, чьи силы дадут нужное.

Ленайра развернулась к нему.

— Уже добрался до ритуальной магии? Да. Когда своих сил не хватает, можно использовать чужие, вот только тот, у кого силы заимствуются, это не переживет. Сила заклинаний в этом случае ограничивается только числом жертв. — Ленайра устало потерла нос. — Потому эта магия запрещена в империи и проводится только с разрешения особого отдела.

— Но проводится.

Девушка вздохнула и подошла к другу. Села перед ним на стол.

— Проводится. Есть страны, в которых она вполне официально разрешена. Нельзя защищаться от того, чего не знаешь. Это как оружие массового поражения у вас. И они могут быть как щитом, так и мечом. Наибольшую силу дают добровольные жертвы…

— А что, такие бывают? — хмыкнул Витька.

Ленайра нахмурилась.

— Я читала вашу историю. Направить самолет на вражескую станцию с эшелонами техники и боеприпасов… лечь на амбразуру…

— Это… — Витька даже растерялся. — Это другое.

— Да? И почему же? Это ведь их выбор. Совершенно добровольный. Почему же ты отказываешь нам в том, что у нас есть люди, способные отдать жизни для защиты своих? Добровольные жертвы дают наилучший результат, хотя использовать можно и не добровольцев. Только эффект не тот. Одна добровольная жертва пересиливает сотню принесенных на алтарь рабов. Ребята, я не собираюсь скрывать от вас обратную сторону магии. Эту сторону вы тоже должны знать. У любой медали есть другая сторона… обязательно.

Лешка вздохнул.

— Снежок, я ведь не в осуждении. Просто… мне было неприятно читать об этом. Смотри, чему я еще научился. — Явно, чтобы подбодрить подругу, он выставил руку ладонью вверх и зажег черный лепесток, который тут же стал бледнеть, полностью превратился в белый, а дальше прошелся по всему спектру цветов и снова стал черным.

Ленайра в задумчивости покусала губу, и посмотрела с каким-то беспомощным выражением на лице на приятеля. Тот, сообразив, что сделал что-то не то, растерялся.

— Это нельзя было делать? — осторожно спросил он. — Это опасно?

Девушка прикрыла глаза.

— Чувствую, что скоро у меня комплекс неполноценности разовьется, — пробормотала она. — Любовь моя… — со всех сторон раздались смешки, но девушка не обратила на них никакого внимания, — знаешь ли ты, что только что показал мне упражнение из высшей магии? В теории выполнить его может только маг, достигший…

— Просветления? — фыркнул Колька.

Ленайра на миг замерла, обернулась к нему, хлопнула себя по лбу.

— Скорость! Цвет пламени зависит от частоты, а это скорость! Вы, чертовы гении, родились в этом убогом в плане магии мире и привыкли хватать те крохи, что есть, даже если магию не развивать. Но если ее развивать… скорость восполнения для вас единственная возможность хоть что-то сделать. Для вас это так же привычно, как дышать. А частота выхода энергии зависит от скорости ее подачи. То, что у нас приходится добиваться сложнейшими тренировками вам дано от рождения! М-да. В этом случае вы все потенциально самые сильные маги в нашем мире.

— Ух ты! Я круче Мерлина и Кащея! — воскликнул Витька.

— Не зарывайся, недоучка, — хмыкнула Ленайра. — Если бы сила определяла все, тогда мог бы гордиться, а так… Против меня ты не продержишься и секунды, а я не самый сильный боец, как ты понимаешь. Потенциал — не есть возможность, его развивать нужно. Да и опыт стоит далеко не на последнем месте. И, кстати, если я догадалась верно, то… Лешка, покажешь свои тренировки, благодаря которым получил такое? Если у меня получится, я смогу расширить свою высшую магию не уходя из первого октана.

— А почему ты так хочешь остаться в нем? — удивился Лешка.

— Потому что так у меня будет намного более обширный арсенал заклятий. При всех минусах такого подхода, плюсов в этом все же больше. И если не использовать совсем уж затратных заклинаний, то разница в скорости плетений у меня и обычного силовика будет настолько ничтожна, что ею можно и пренебречь. А там и концентратор еще поможет, тут уж совсем хорошо станет.

— Ты, кстати, в прошлый раз обещала рассказать о концентраторах, когда придешь, — напомнил Колька. — Как я понимаю, это что-то вроде волшебных палочек?

— Ха… ну да… что-то вроде, — Ленайра хохотнула. — На самом деле, конечно, ничего общего, и задачи у них совершенно разные. Итак, концентратор служит для, записывайте, направления потока, стабилизации его, управления им. В общем-то, все это можно делать и без концентратора, но требуется контроль, что, в свою очередь, ослабляет само заклинание. В иных ситуациях это неприемлемо. Концентратор позволяет снять с мага лишнюю нагрузку. Ну и как дополнительный бонус, в очень дорогих и качественных концентраторах в качестве трафарета закладывают руны, которые можно вызывать простой подачей силы, что намного быстрее, чем отрисовать руну в воздухе. Например руну усиления для огненного потока в бою.

— Стабилизации? Что ты подразумеваешь под ней? — Поднял руку Коля.

— Вы это ощутить не можете по причине, что вам недоступны могущественные заклинания, требующие многих сил. Ту магему, которую вы в силах подхватить, вы подадите в заклинание без всяких проблем единым потоком, даже не задумавшись. Но если мощности требуется много, сила превращается из ручейка в ревущий поток. Удержать ее равномерное течение, что порой очень важно, та еще задачка, требующая дополнительных усилий от мага. Сами подумайте, что будет, если заклинание напитается силой неравномерно. А еще нужен контроль, чтобы мощность была ровно такая, какая требуется, не больше ни меньше, тоже задачка. Кстати, именно на этом в большинстве прокалываются новички, только еще начинающие путь мага. Сама себя помню, когда только приступила к тренировкам. Ну и направление — тут все просто. Чтобы вы ни хотели сделать: напасть на кого-то, поднять мусор силой или еще что, вы должны задать направление действия. Согласитесь, проще указать на это концентратором и сделать, чем прикладывать усилия, чтобы вместо клочка бумаги не поднять мусорный бак рядом. Тут, правда, помогает не столько сам концентратор, точно направлять его на цель не обязательно, сколько мысленное убеждение: вот я направляю силу на это, и именно с этим происходит нужное действие.

— Но ведь можно и без него? — это уже Лешка. — Я у тебя не видел никакого концентратора, но читал их описание в истории артефакторики.

— Я им не пользуюсь, потому что… — Ленайра вздохнула. — Собственно потому меня дома и считают гениальной и сильнейшей волшебницей столетия. Контроль над силой, направлением и потоком. Хотя истина, как обычно, весьма банальна — мне просто не подходят стандартные концентраторы. Я же у вас тренировалась, и, как уже говорила, развила огромную скорость наполнения магемы. Дома в академии преподаватели даже измерить ее не смогли, все приборы просто зашкалили. Хи, представляю, что они показали бы у вас, ваша скорость должна быть выше моей. В общем, попытка автомобильными спидометрами померить скорость реактивного самолета. А концентраторы рассчитаны на мощность, то есть на объем пропускания через себя магемы, не на скорость. Дешевые у меня просто сгорают, дорогие, там просто происходит закупорка каналов, после чего часа два с ним ничего нельзя сделать, пока он не придет в норму. Но нет худа без добра, из-за этого пришлось повышать контроль и управляемость, что у вас и отрабатывала.

— То есть концентраторы только для облегчения, сами по себе они не нужны? — Поднял голову Витька.

— Теоретически да. Практически же… люди ленивы. Если есть костыль, то будут пользоваться им, а не учиться ходить. В результате сейчас восемьдесят процентов магов без концентратора неспособны даже простейшее заклинание выдать. То есть совсем. Из оставшихся двадцати процентов, семьдесят без концентратора сделают самый минимум: свет на ладони, ночное зрение, предмет призвать… ну еще всего понемногу. И только оставшиеся могут более-менее работать без костылей. Сами считайте, сколько это человек. Да и из них реально что-то стоят процентов пять.

— И ты из этих пяти процентов? — улыбнулся Лешка.

— Нет, — вернула ему улыбку Ленайра. — Я та гордая одиночка, которую концентраторы ослабляют, а не усиливают.

Лешка вдруг, дурачась, вскочил и перемахнул через стол.

— Я всегда знал, что ты особенная, — он попытался обнять девушку, шутливо схлопотал по шее и, скорчив забавную рожицу, должную изобразить смертельную обиду, вернулся на место под смех окружающих. Ленайра высказала все, что думает о несдержанных идиотах, которые путают урок и свидание, но при этом ее с трудом сдердживаемая улыбка портила весь педагогический эффект речи.

— Но ведь концентратору можно придать форму палочки? — поспешил переключить внимание учительницы с Лешки на себя Витька, тем самым спасая друга от дальнейших неприятностей, а саму учительницу от конфуза.

— Можно. Но зачем? Очень непрактично.

— Почему?

Ленайра огляделась, подняла со стола линейку и взяла в руку наподобие волшебной палочки.

— Обычно, — начала она объяснение, — концентратор выполняют в виде браслета. Выгода очевидна: он всегда на руке и всегда готов к действию, его трудно снять и отнять. А теперь смотри на меня, — Девушка встала в атакующую позицию, направив линейку на Витьку. — Что тебе в голову приходит, глядя на меня?

— Палочку надо постоянно держать в руке, значит, в руку уже не возьмешь другое оружие.

— Верно. А еще минусы?

— Палочку не будешь носить постоянно, значит нужно какое-то время, чтобы ее достать. При внезапном нападении это серьезный минус.

— Собственно, уже первых двух минусов достаточно, но еще можно добавить, что палочку легко выбить из рук. Зная то, что я говорила об умении магов работать без концентраторов, вы понимаете, что среднестатический маг без него становится совершенно беспомощным. Браслет же попробуй еще сними с руки.

— Ну такую штуку можно использовать в качестве дополнения к основному, — задумчиво протянул Лешка.

Ленайра замерла, потом медленно, всем корпусом повернулась к нему, теперь линейка в ее руке смотрела точно в него.

— Поясни.

— Ты права, я читал про артефакты и те самые концентраторы и заметил, что все они предназначены для работы с высшей магией. То есть для поднятия мощности. А почему не делают наоборот? Для опускания их силы? Чтобы маг мог работать с низшими заклинаниями?

— Делают… — взгляд Ленайры затуманился, она явно о чем-то задумалась, но продолжала говорить, хотя скорее себе, чем окружающим. — Но артефакторы никогда с такими вещами не работают, им важно самим ощущать и направлять силу, с костылем можно стать максимум ремесленником, ничего великого им не создашь, а мастера-артефакторы все же скорее творцы. У остальных… есть подобные инструменты, но как дополнение… Леш… ты гений, ты знаешь об этом?

— Подозревал, — скромно отозвался он под общие смешки. — А в чем именно я сгениальничал?

— Я не просто так заказала концентратор у твоего отца! Ваши технологии позволили сделать то, что у нас не под силу никаким мастерам… Но почему мне даже в голову не пришла мысль сделать что-то аналогичное, но для работы с низшей магией? Конечно, настоящим мастером мне никогда не стать, но я и не буду совершенно беспомощной против нее. Надо подумать… Надо очень хорошо подумать.

— А почему у вас не делают такое? Сама говоришь, боевые маги бессильны против проклятий?

— В том-то все и дело, что управление низшей магией, когда твое окно возможностей задрано вверх, гораздо сложнее, чем наоборот. Концентратор получается очень и очень сложным, и дорогим. Безумно дорогим. Даже по моим начальным прикидкам раз в десять дороже, чем тот, что я заказала у твоего отца… Впрочем, в вашем безумном мире не удивлюсь, если он окажется дешевле, все же материала много меньше нужно, там проблема в точности обработки материала и плотности рунной вязи. Ни один мастер за такое не возьмется. А у вас такое никогда не было проблемой: точная машинная обработка, лазерная гравировка по шаблону — любая точность и любая сложность рунной записи. Причем можно даже слоями запись организовать. Плюс чистейшее от остаточной магии рунное серебро, по-вашему — алюминий, которое у вас тут на каждом углу валяется, не говорю уже о таком поразительном материала, как дюраль. Он позволяет плотность записи рун делать даже больше, чем алюминий. Вот что, я посоветуюсь с нашим придворным артефактором и закажу ему просчитать эту штуку, когда попаду домой.

— Успехов, — хмыкнул Лешка. — А ты вроде бы хотела выяснить, почему алюминий имеет такие свойства у вас с точки зрения строения вещества. Выяснила?

— Изучаю периодическую систему, — пожала плечами Ленайра. — Кажется, все связано с группой, где алюминий. Не знаю уж что там, нужны серьезные исследования. Если бы не дюраль, я бы использовала скандий, а то и индий, он лучше хранит магию. Но дюраль намного-намного лучше и того и другого. У нас тоже со сплавами игрались, пытаясь получить наиболее магоемкий металл, но ничего толком не получилось. Хотя в моем заказе присутствует индий, на нем рунную запись я просила нанести. Он будет стартером к запуску преобразование моего концентратора, когда домой вернусь. Эм… увлеклась, да?

— Мы привыкли, — хмыкнула Аня. — Просто удивительно, как ты рвешься в боевики, хотя тебе прямая дорога в ученые.

— Сейчас империи нужны боевики, а не ученые, — пожала плечами Ленайра.

— Все для блага империи? — как-то грустно улыбнулся Лешка.

— Леш, ты знаешь какой титул носит наш Род? Хранители империи. Это не просто слова. Мои родители заплатили за них жизнями.

— А ты чем готова заплатить за вашу империю?

— Всем, чем придется, — подняла голову Ленайра и посмотрела на друга. — Даже тобой.

Губы Лешки скривились в кривоватой улыбке.

— Ты всегда была убийственно честна.

— Я это тебе сразу сказала после нашего знакомства… и потом говорила… это был твой выбор продолжать нашу… дружбу.

— Я не отказываюсь. И не откажусь никогда. Но смогу ли я победить эту твою долбанную империю?

Ленайра грустно покачала головой.

— Нет, Леш. Даже без титула… это было бы предательством моих родителей. Но одно могу обещать точно, если такой выбор встанет и мне придется его сделать…

— Молчи! — Лешка вскочил. — Молчи!!!

Он вдруг сорвался с места и выскочил за дверь.

— Зря ты так, — вздохнула Аня. — Он ведь все понимает. Солгала бы ему хоть раз, что ли. Он будет знать, что это ложь, но ему станет легче.

— Нет. Вот как раз в этом вопросе лжи быть не должно. Иначе все наши отношения — сплошной обман. Ладно… значит так… — Ленайра задумчиво изучила потолок, видно было, что занятия для нее уже потеряли интерес. Она вытащила из стола листы и раздала каждому. — Это задачи по рунной грамоте. Решайте, а я… пока выйду…

Не поинтересовавшись есть ли у кого вопросы, она поспешно отправилась следом за Лешкой. Впрочем, все сделали вид, что увлечены заданием и ничем больше не интересуются.

Ленайра выскочила из подвала в прихожую, осмотрелась, заметила открытую входную дверь и выглянула в сад. Увидела в беседке сидящего парня и зашагала к нему. Села на скамейку рядом, придвинувшись поближе и положила ему на плечо голову.

— Леш… я же тебе все уже говорила. Меня не переделаешь. Я такая, какая есть. Ты думаешь мне самой такое нравится? Но и обманывать я тебя не могу.

— Знаешь, — вздохнул Лешка, обнимая девушку, — меня не столько даже огорчают твои приоритеты… в конце концов, я могу их даже в чем-то понять, когда выбирать приходится между одним, пусть даже близким тебе человеком и благополучием многих, которое ты призвана хранить в силу положения Рода.

— Я всеми силами постараюсь избежать такого выбора.

— Откровенно… мне плевать на твою империю, императора и все прочее. Я хочу только защищать тебя. Если при этом придется защищать еще и империю… так тому и быть.

Ленайра захихикала, спрятав лицо у него на плече.

— Рыцарь-защитник.

— Ага. И потому я хочу, чтобы ты пообещала кое-что… Если вдруг тебе придется сделать свой выбор, не смей даже думать, уходить следом.

— Леш… ты считаешь, что я смогу потом жить? Ты бы смог?

Парень сильнее прижал к себе девушку.

— Какие-то идиотские у нас с тобой разговоры получаются после разлуки.

— О да… весьма романтические, — уже откровенно смеялась она. — А помнишь, какой у нас романтичной вышла первая встреча?

— Угу. Свалилась мне на голову из старого зеркала в кладовке в своем невообразимом кукольном платье и с очень серьезным выражением на лице. Нет, серьезно, я тебя за куклу принял, упавшую со шкафа.

Ленайра пихнула его в бок.

— Ну тебя. А платье… у нас гости были. А во что, по-твоему, одевают у нас семилеток?

— Я видел, — снова рассмеялся Леша. — Куколка. А какой бант на голове…

— Убью.

— Конечно.

Никто, впрочем, даже с места не сдвинулся. Только Леша закрыл глаза, вспоминая, с чего началась их весьма необычная дружба после еще более необычной встречи…

Глава 9 (шесть лет назад)

Ленайра, сидя за детским столиком в компании Мирла (Джейр в свои одиннадцать лет уже считался достаточно взрослым, чтобы сидеть за главным столом) и еще троих детей, недовольно смотрела на веселящуюся толпу и с трудом удерживалась от слез. Мама с папой умерли только два месяца назад, а дед приглашает гостей. Да, он объяснил ей необходимость этого, когда девочка устроила скандал, отказавшись переодеваться к празднику. Умом она понимала доводы деда, но что для семилетнего ребенка доводы разума, когда у нее на глазах погибли те, кого она так сильно любила?

Дед объяснил ей, что Герраи не должны склоняться перед проблемами, что маме с папой не понравилось бы ее поведение. Убедить смогли, но сердцем этот праздник девочка так и не приняла.

Ее обрядили в роскошное обшитое кружевами светло-голубое платье, сделав похожей на куколку. В черные волосы вплели огромный роскошный бант, украшенный бриллиантами (девочка боялась даже голову слишком резко наклонить, чтобы не стряхнуть его, хотя и понимала, что укрепили этот бант на славу). Первый раз в жизни ее наряжали таким образом, да еще с этим огромным бантом. Став старше, она поняла, для чего его вообще нацепили, хотя ни до ни после такого больше не делали — роскошный бант привлекал все внимание к себе и отвлекая чужие взгляды от глаз девочки, из которых не уходила боль от потери и грусть.

Дети рядом весело обсуждали какие-то свои дела, постоянно дергали Ленайру, пытаясь выспросить что-то по поводу платья (единственная из гостей девочка), либо про бой в императорском дворце, где ее родители остановили убийц (конечно же чурбаны мальчишки, которые словно не видели, какую боль причиняют ей их расспросы).

— Да замолчите же вы! — вскочил Мирл. — неужели вы не видите, что ей не хочется говорить об этом!

Мирл всегда был излишне эмоционален и его голос разнесся по всему залу. Взрослые стали оборачиваться, повисла неловкая тишина. Брат смутился, он никогда не отличался особой храбростью в отстаивании своего мнения. Он был тверд в нем, но отстаивать не умел, предпочитая промолчать, но не ввязываться в споры.

Дед отвлек внимание на себя, заговорив о каких новостях из дворца, а родители несносных мальчишек выговорили им за бестактность. Те вряд ли поняли, за что их отругали и теперь хмуро поглядывали на Мирла, который, по их мнению, донес на них.

Подошел Джейр, кривясь в какой-то нелепой улыбке — то ли хочет рассмеяться, то ли зареветь.

— Хвастаешься своими подвигами, сестренка? — поинтересовался он.

— Джейр, прекрати! — попытался остановить брата Мирл.

— А что не так, братик? Она ведь так смело спряталась за портьеру. Понравилось смотреть, как наших родителей убивают?

— Я… — слова застряли в горле. Ленайра крепко стиснула кулаки, пытаясь не зареветь.

— Что ты? Дед говорит, что мы Герраи… ты не Геррая! Если бы ты была из нашего Рода, ты бы встала рядом с родителями и не дала бы их убить!

— Ты идиот! — выскочил Мирл остальные дети испуганно глядели на перебранку, не зная что сказать. — Что, она, по-твоему, должна была сделать? Наши родители не справились, думаешь, она справилась бы?

— Конечно, нет, — теперь уже Джейр смотрел на сестру откровенно презрительно. — Она же слабачка! Не Геррая! — Развернувшись на каблуках, он удалился.

Последние слова буквально подломили Ленайру. Чтобы не разреветься публично, она вышла из-за стола… все, на что хватило остатков ее самообладания, это выйти из зала неторопливой походкой с гордо поднятой головой. И только когда двери закрылись за ее спиной, она рванула по коридору, размазывая слезы. Ей хотелось спрятаться куда-нибудь, где ее точно не найдут, видеть не хотелось никого, даже Мирла. Никто не должен видеть ее слез. Она не слабая! Больше нет! Она больше не позволит, чтобы дорогие ей люди погибали у нее на глазах, а все, что она могла — беспомощно смотреть на это. А еще до боли хотелось, чтобы рядом был кто-то, кто поймет и поддержит, не будет обвинять во всех бедах. Слова брата, от которого ожидалась поддержка, ранили гораздо сильнее, чем девочка думала. Он сразу после гибели родителей смотрел на нее хмуро, перестал ей улыбаться… Потом заявил, что если бы она не убежала, то родители не отправились бы ее искать во дворце и не погибли бы. Тогда вмешался дед, а Мирл не поддержал. Слышал, но промолчал… как всегда. Потом ободрительно что-то проговорил, но ей ведь помощь требовалась не потом, а в тот момент, когда ее обижал Джейр! Неужели Мирл не видел этого? Почему рядом нет того, кто заступился бы? Кто всегда поддержал бы ее и не оставил бы наедине с ее болью. Дед всегда занят, ему не до этого, он ищет убийц мамы и папы и ему нельзя мешать, а Мирл молчит, только потом наедине утешает. Сегодня вот выступил, но то только потому, что рядом сидела Таша.

— Не хочу быть слабой, — шептала девочка, с силой растирая слезы по лицу и несясь сама не зная куда по коридору. — Не хочу был одна. Не хочу.

Почему-то ее со страшно силой потянуло в те подземелья, вход в которые показал ей недавно брат, пытаясь отвлечь от смерти родителей. Непонятно, но девочке вдруг показалось правильным укрыться именно в них. Будь она не в таком состоянии, задумалась бы, откуда возникло такое желание, но сейчас ей просто хотелось спрятаться.

Вход открылся сразу и девочка проскользнула в коридор, зажегся свет и на лестницу она ступила без колебаний. Неизвестный зов манил ее вперед, к той самой старой двери, которую в прошлый раз они с Мирлом так и не смогли открыть, но на этот раз она распахнулась от легкого прикосновения. Старые скамьи и зеркало на стене, шкаф, больше ничего.

Интерес поборол даже горе. Все еще всхлипывая, Ленайра подошла к зеркалу, чтобы с удивлением обнаружить отсутствие собственного отражения в нем.

Пройдясь мимо него несколько раз, пыталась то взмахами рук, то кривляньем заставить зеркало все-таки выполнить свою прямую обязанность — показать её, Ленайра вдруг заметила висящие на раме два небольших кулончика в виде идеально ровных шарика серебристого цвета. Висели они недостаточно высоко, чтобы она не смогла дотянуться до них, но достаточно, чтобы ей с ее ростом не удалось их снять с вбитого в раму гвоздя. Этот гвоздь вообще тут смотрелся как-то нелепо и чужеродно, к тому же он выглядел так, словно его не вбили, а он сам вырос из рамы. Да и кулончики эти…

Девочка старательно нахмурилась, пытаясь вспомнить, где такие видела. Вспомнила — лингвистические амулеты. Дед рассказывал, когда она случайно заметила такой шарик на нем. Что он там еще говорил? Надо надеть такой кулон на носителя языка и он должен в нем ходить некоторое время, потом надеть этот кулон самому и знание языка перейдет к тебе…

Стало интересно, что такая дорогая вещь делает здесь, да еще аж две штуки. Дотянуться до кулонов получилось, но вот снять никак. Попрыгав несколько раз, пытаясь сдернуть их с гвоздя и убедившись в бесперспективности стараний Ленайра уселась на скамейку и с грустью стала рассматривать их, пытаясь придумать как добыть хотя бы один. Зачем? Ленайра и сама не знала, но чувствовала, что должна, даже ссора с братом и его слова как-то отошли на второй план.

Вдруг девочка хлопнула себя по лбу. Попыхтев, придвинула к зеркалу скамейку, забралась на нее. Теперь достать кулоны стала легче… но тут скамейка покачнулась, девочка взмахнула рукой, ухватившись за один из кулонов… может быть ей и удалось бы устоять, но гвоздь, на котором висели амулеты, вдруг исчез, один кулон упал на пол, покатившись куда-то влево, а вместе со вторым, зажатым в руке, девочка рухнула на зеркало, которое вдруг пошло небольшими волнами и Ленайра упала словно в воду, даже испугаться не успела. Бант, платье, мелькнули ноги в нарядных туфельках и вот зеркало снова застыло, отражая пустую комнату, но на этот раз правильно, ибо вошедшей гостьи здесь уже не было… ее вообще уже не было в этом мире.

* * *

Спустя месяц после гибели мамы Алексей Коршунов сидел в углу просторного зала их недавно отстроенного особняка и наблюдал за гостями, которые говорили много красивых, но совершенно бесполезных слов. Воскресить маму они не могли, так какая польза от них? Леша снова вздохнул и огляделся. Дом… Как они все вместе радовались, когда наконец он был закончен. Мама весело водила его по нему, показывая что и где будет стоять, демонстрировала его комнату.

— Смотри, Леша, — смеялась она, — мы сюда поставим кроватку тебе. А здесь железную дорогу можешь строить. Видишь, сколько места?

А потом… потом была та авария. Пьяный водитель за рулем, крик мамы, отбросившей его в сторону… это последнее, что запомнил Леша из того дня. В больнице же, где ему сделали перевязку — он сильно ударился коленями, когда его оттолкнула мама, папа сказал, что мамы больше нет. Мальчик даже не плакал, просто сидел весь день, уставившись в одну точку. Папа даже боялся, что он не сможет выйти из этого состояния.

Похороны, поминки, все промелькнуло как один миг, не оставив в памяти почти никаких следов. Да и что может запомнить семилетний мальчик, погруженный в свое горе? Но дети быстро забывают плохое и уже вскоре Леша снова начал интересоваться игрушками, стал выходить с отцом на прогулку. Но вот эта годовщина… месяц со смерти… наверное, папе не стоило устраивать поминки в доме на виду у сына. Снова нахлынули воспоминания и печаль.

Леша вздохнул, поднялся из своего кресла и неторопливо удалился из комнаты, полной взрослых. Но отправился не к себе, а вниз, где в складском помещении хранился разный хлам, с которым отец еще не определился: выкинуть или пригодится.

Устроившись на старом детском, стульчике, мальчик стал рассматривать себя в огромном зеркале, непонятно как оказавшемся здесь и сейчас стоявшем прислоненным к наваленной куче разных вещей в углу. Леша нахмурился, пытаясь вспомнить, видел ли он когда-нибудь его и не мог. Такое здоровое с резной деревянной рамой зеркало он не мог не заметить и не запомнить… но не помнил.

Неожиданно по поверхности зеркала пошли волны, изображение зарябило. Леша, раскрыв рот, немного понаблюдал за этим непонятным явлением, потом медленно встал и подошел поближе, чтобы рассмотреть непонятное явление получше.

Вдруг из зеркала показался огромный бант, украшенный то ли стеклом, то ли настоящими бриллиантами, что, впрочем, ничуть не заинтересовало семилетнего мальчишку, потом голова, а потом уже и все остальное выпало из зеркало и рухнуло на Лешу, погребя его в ворохе нарядного платья старинного фасона. Леша так растерялся, что даже не закричал, хотя то, что упало на него, причинило изрядную боль.

Вот это что-то зашевелилось и оказалось девочкой-ровесницей с очень надменным выражением на лице. Даже не извинившись, она поднялась, гордо задрав нос, огляделась, брезгливо поморщившись при этом, и только после этого соизволила обратить внимание на распластанного на полу мальчишку. Тот в свою очередь, изучал ее. Красивые, длинные совершенно черные волосы, светло-голубое платьице, огромный бант… куколка — это первое, что пришло в голову мальчику.

Девочка заговорила… резко, повелительно, явно не ожидая отказа. И все очарование куколкой пропало. Чего-чего, но такого хамства мальчик терпеть не был намерен даже от девчонки. Пришла к ним в дом, говорить не может да еще что-то хочет, требуя в приказном тоне.

Неторопливо поднявшись, мальчик демонстративно отряхнулся от пыли, не обращая на гостью никакого внимания. Такое пренебрежение девочке явно не понравилось. Она схватила его за руку, дернула, разворачивая к себе, и что-то быстро-быстро заговорила в повелительном тоне. Леше немедленно захотелось стукнуть задаваку чем-нибудь, пусть даже она и выглядит такой куколкой. Остановило только воспитание — отец никогда не одобрил бы, если бы он стукнул девочку, даже такую.

Не добившись никакой реакции, девочка сердито топнула ногой, отвернулась и стала подниматься по лестнице. Недоумевающий мальчик с интересом наблюдал за ней. Вот девочка замерла на верхней ступеньке, озадаченно рассматривая дверь, осторожно открыла ее, выглянула наружу и долго к чему-то прислушивалась. Наконец-то решила выйти.

Леша уже хотел было двинуться следом, как снова показалась та самая девочка, которая, изображая зомби, спустилась вниз с круглыми от удивления глазами. Мальчик подошел к ней и осторожно коснулся ее руки, та даже не вздрогнула. Только когда он ее легонько встряхнул, эта куколка очнулась, осмотрелась еще раз и снова о чем-то спросила. Повелительные ноты из голоса не исчезли, но смягчились, она скорее просила о чем-то, чем приказывала.

— Я не понимаю, — четко, проговаривая слова по слогам, остановил ее Леша.

Девочка замерла, прислушиваясь к словам, недоуменно нахмурилась, потом снова заговорила, явно на другом языке. Леша вынужден был снова покачать головой.

— Не понимаю.

Девочка моргнула и снова поменяла язык общения, а Леша хмыкнул от удивления и даже зауважал эту куколку, почему-то чувствовал, что на всех этих языках девочка говорит совершенно свободно, у нее явно не вызывало никаких проблем с переходом с одного, на другой. А уж когда она выдала фразу еще на одном, даже присвистнул, но снова вынужден был подтвердить, что не понимает, попытался выдать фразу на английском, но долго подбирал слова, после чего запутался. Теперь девочка качала головой и, запинаясь, останавливаясь подумать, выдала фразу еще на каком-то непонятном языке.

Сообразив, что все равно ее не поняли, девочка покачала головой, отвернулась, глянула в зеркало… Леша тоже посмотрел туда же и моргнул. Как он сразу не заметил? Впрочем, наверное, неудивительно, все-таки он почти всегда смотрел только на эту странную девчонку, не замечая больше ничего вокруг, но теперь, когда она сама обратила внимание… эта девочка не отражалась в зеркале!

Будь мальчик постарше, он бы, наверное, завопил бы что-нибудь про вампиров и убежал. Вот только вампирами он никогда не интересовался и книги про них не читал, мал еще. Потому явление его заинтересовало, а не отпугнуло. К зеркалу он подошел одновременно со странной девочкой. Было необычно наблюдать изображение одного себя и одновременно видеть, что рядом стоит кукла в светло-голубом платье с огромным бантом на голове.

Девочка неуверенно подняла руку и коснулась зеркала… точнее попыталась. Рука тут же провалилась сквозь стекло. Куколка замерла, потом решительно подошла ближе и сунула в зеркало голову. Замерла, вынырнула оттуда, огляделась и снова нырнула в зеркало.

— Ух ты! — Леша подошел ближе и попытался повторить трюк, но его рука встретилась со стеклом и проваливаться дальше отказалась наотрез. Почему-то стало обидно.

Вот девочка наигралась и теперь смотрела на мальчика заинтересовано, подняла руку с зажатой в ней цепочкой, на которой висел шарик, похожий на металлический. Взгляд стал задумчивым. Она снова посмотрела на мальчика, на шарик… решительно шагнула к нему, привстала на цыпочки и застегнула цепочку с шариком у него на шее.

— Эй! — Леша запоздало отстранился, попытался убрать шарик, но на его руку легли ладошки девочки, ее взгляд стал просящим, и она о чем-то быстро-быстро заговорила, указывая на шарик, себя и в сторону зеркала. От былого высокомерия не осталась и следа. Коснулась рукой шарика, снова привстала на цыпочки и дотронулась до застежки, после чего энергично замотала головой, одновременно махая рукой.

— Ты не хочешь, чтобы я снимал этот шарик? — удивился Леша.

Девочка прислушалась к словам, вздохнула, потом снова показала на шарик, закрыла его ладошкой, взяла в руку и спрятала ему под майку, после чего отошла к зеркалу. Еще раз огляделась, снова посмотрела на мальчика и коснулась рукой своей груди, намекая на шарик, после чего скрылась в зеркале. Леша только растерянно моргнул. Подбежал, пытаясь нырнуть следом, но снова ничего не получилось. Почесал макушку.

— Папе точно рассказывать о таком не нужно, — сделал он вывод.

После этой встречи Леша каждый день спускался в подвал и сидел перед зеркалом, непонятно как оказавшемся у них в доме. Шарик он тоже не снимал, даже спать с ним ложился. А вот зеркало он папе все-таки показал, хотя и не стал рассказывать, чем вызван интерес. Папа же задумался и признался, что никогда его не видел и предположил, что купила зеркало мама, просто не успела повесить.

— Значит, это мама прислала ее?

— Кого? — удивился папа.

— Что? Нет, пап, я не о том. Скажи, а мама ведь наблюдает с небес за нами? Если она сама не может прийти, она могла кого-нибудь послать? Ну чтобы мы с тобой не скучали?

Папа таким вопросом сильно озадачился, но огорчать ребенка не хотелось и он признал, что в принципе, почему бы и нет, после чего ушел отвечать на зазвонивший телефон.

Через неделю ожидания Лешка к зеркалу приходить перестал.


Снова с таинственной девочкой он встретился спустя две недели в семь утра совершенно случайно, когда спускался со второго этажа на кухню за водой, отчаянно зевая. Девочка, уже в более простой одежде — синем платьице до пола, со свободными волосами без всякого банта, Леша заметил, какие длинные у девочки волосы, почти до пояса, и совершенно черного цвета, стояла у двери на кухню и с интересом оглядывалась вокруг, не пытаясь пройти дальше или до чего-то дотронуться. Обернувшись на шум, она заметила Лешу и ее лицо озарилось счастливой улыбкой. Мальчик даже замер от удивления, вот уж не думал, что эта высокомерная девчонка может так улыбаться. Но та уже подскочила к нему и довольно бесцеремонно сняла подаренный когда-то шарик, после чего тут же повесила его на себя, сразу достала еще один такой же и повесила на мальчика.

— Не снимай, — медленно повторила она, после чего развернулась и умчалась в подвал, оставив совершенно ошарашенного мальчика стоять у кухнной двери.

Снова потянулись дни ожидания. Таинственная девочка настолько заинтересовала Лешу, что первое время он даже спать не мог от нетерпенья, торопя время, чтобы как можно скорее встретиться с ней. Потом она стала являться к нему во сне, почему-то в том самом наряде, в котором он ее увидел впервые, в руках она держала школьную указку и показывала ею на проплывающие мимо слова на совершенно незнакомом языке. Как только на какое-то слово показывала указка, оно тут же превращалось в дым, который окутывал мальчика и впитывался в кожу. Страшно не было — это же сон, зато как интересно.


Девочка появилась снова через три недели. Уверенно вошла на кухню под ошарашенными взглядами Леши и его отца, подошла к мальчику и чуть склонила голову.

— Доброе утро, меня зовут Ленайра Геррая, — представилась она и вскинула голову, явно дожидаясь представления от мальчика.

— Леша, — растерянно пробормотал он, покосившись на впавшего в ступор отца, тут заметил, что девочка продолжает выжидательно смотреть на него и несмело добавил: — Коршунов.

Девочка кивнула, развернулась и подошла к взрослому, на этот раз ее поклон был гораздо более глубоким и почтительным.

— Благородный господин, разрешите представиться, Ленайра Геррая из Древнего Рода Геррая.

Леша разинув рот смотрел за представлением, пытаясь понять, о чем сейчас думает его отец. Тот же смотрел… странно.

— Очень приятно, юная госпожа. Юрий Петрович Коршунов.

Девочка задумалась, переваривая фразу.

— Как я понимаю, вы отец молодого человека Леши? Я прошу вашего разрешения на дружбу с ним.

— Эгм… — Юрий Петрович растерялся и даже не пытался этого скрыть. — А разве для того, чтобы дружить, надо спрашивать разрешения?

Девочка нахмурилась, обернулась к мальчику, словно ища поддержки, поняла, что тот сам ничего не понимает и со вздохом пояснила:

— Я не знаю положения вашего Рода в вашем королевстве или империи… простите, еще не выяснила… простите… — девочка вдруг сморщилась, словно собираясь заплакать, но тут же взяла себя в руки. — Еще раз прошу простить мое недостойное поведение. Поскольку я не знаю положение вашего Рода в вашей стране, вы можете счесть дружбу вашего сына со мной неприемлемой и недостойной вашего сына. Но наш Род Древний, известный в Трозейской империи уже тысячу восемьсот лет. — Девочка застыла, выжидающе смотря на взрослого. Тот же, похоже, совсем растерялся.

— Гм… а если вы, леди, сочтете дружбу с моим сыном недостойным вас? Наш… гм… род, не занимает столь высокое положение у себя в стране.

— Это не важно, — решительно махнула рукой девочка. — Я читала о… о… о том, что случилось. Магия Рода не могла избрать недостойного. Раз я здесь, ваш сын равен мне.

— О-о-о… — видно было, что мужчина что-то стал понимать. — Магия?

Девочка снова нахмурилась.

— Ну да. Вот только, — она огляделась, — у вас тут с магией как-то… плохо. — Девочка выставила ладошку и нахмурилась, видно было как ей тяжело на чем-то сосредоточиться, на лбу выступили капельки пота, пока наконец на ладони у нее не появился лепесток черного пламени. Робкий такой лепесток и неуверенный, постоянно трепыхающийся то в одну, то в другую сторону. Но вот девочка убрала ладонь. — Тяжело, — выдохнула она. — У вас тут, наверное, живут очень могучие маги, если могут работать с таким маленьким количеством магемы. — Девочка вдруг опустила голову, переступила с ноги на ногу и попросила: — Если вас не затруднит, не могли бы вы познакомить меня с каким-нибудь магом, чтобы он взял меня в обучении и научил… — Тут вдруг она замолчала и всхлипнула, видно, что с трудом сдерживает слезы. — Простите. Я веду себя недостойно. В первый же день знакомства высказываю такие просьбы, когда вы еще даже не дали разрешения на дружбу с вашим сыном. Еще раз простите. Наверное, я пойду… я совершенно недостойна… Я так надеялась… Забудьте обо мне…

Она вдруг развернулась и бросилась к выходу, но Юрий Петрович вдруг метнулся из-за стола и перехватил девочку у двери, успев поймать за руку, подхватил её и понес к столу. Девочка слабо трепыхнулась, но тут же замерла у него на руках, прижалась к груди и заревела в голос, иногда пытаясь что-то объяснить:

— Они… и-и-и… папу, маму… и-и-и… убили их… я видела… видела и ничего не могла сделать…. Если бы я была сильнее… если бы могла… я… брат говорит, что я бесполезная… что я должна была умереть там…погибнуть вместе с ними… я недостойна быть Геррая…

Юрий Петрович опустился на стул, посадив девочку себе на колени и осторожно гладил ее по голове не стараясь успокоить, просто держал, взглядом заставив сына молчать и ни о чем не спрашивать.

Леша, умный мальчик, быстро все понял, подтащил стул поближе, сел и стал молча наблюдать за происходящим, не пытаясь вмешаться.

Девочка, тем временем, уже почти успокоилась и теперь только всхлипывала, крепко вцепившись в рубашку Юрия Петровича. То, что она никогда не позволила бы себе дома, разразилось бурей накопленных в себе чувств здесь, вдали от деда и братьев.

— Вы теперь меня прогоните, да? — спросила она безнадежно. — Нельзя разрешить дружбу с такой слабой и бесполезной, как я.

— Кто тебе сказал, что ты слабая и бесполезная? — Поинтересовался Юрий Петрович. — Но знаешь, я ведь ничего не понял из того, что ты мне сказала. Можешь рассказать все по порядку?

Девочка кивнула, а потом слова хлынули из нее сплошным потоком. Видно было, что она долго копила в себе свою боль от потери родителей, от невнимания деда, занятого делами, от поведения среднего брата, не имевшего сил заступиться за нее в открытую и только утешавшего ее, когда оставался с ней наедине, от злых и очень болезненных обвинений старшего брата.

Она рассказывала, как с родителями отправилась на прием к императору, как поругалась с принцем и пнула его, а потом сбежала, сама не поняла куда, как столкнулась с непонятным отрядом, как позже выяснилось, убийц. Рассказала, как ее родители вступили с ними в бой, а она спряталась за шторой и ничем не могла им помочь, только смотрела и видела, как их убили, потом появилась стража, и убийц вытеснили из комнаты, и как она отчаянно кричала, пытаясь заставить маму проснуться, потом слова старшего брата, дед, вечно пропадающий во дворце и занимающийся поисками убийц. Завершился рассказ приемом и как она оттуда сбежала и отправилась в подземелье, которое показал ей Мирл, зеркало и ее падение в него, после чего она и оказалась тут, как дала встреченному мальчику артефакт-лингвист для обучения языку, и теперь она понимает и может говорить на русском, а он на ее родном.

Юрий Петрович выслушал все молча, только размер глаз выдавал, насколько он ошарашен всей историей.

— Однако, — пробормотал он. — А ты можешь показать это зеркало?

Девочка кивнула, соскочила с колен и отправилась в подвал. Остальные шли следом. Наконец Ленайра остановилась перед зеркалом и повернулась к хозяевам.

— Видите? Я даже в нем не отражаюсь. — Она подняла руку и просунула ее сквозь стекло.

— Однако, — повторил Юрий Петрович, подошел ближе и попытался повторить трюк. Безрезультатно. Повернулся к Леше. — Сын, ну и что ты скажешь? Тебе предлагает дружбу эта девочка, а ты молчишь?

Леша засопел, повернулся к замершей Ленайре и улыбнулся ей.

— Да чтоб я отказался дружить с настоящей волшебной принцессой?

Мужчина улыбнулся и посмотрел на девочку.

— Видишь, мой сын не против с тобой дружить, если ты этого все еще хочешь. Но у меня несколько условий.

Девочка торопливо вытерла глаза и закивала.

— Конечно.

— Хорошо. Тогда условия такие: пока ты не узнаешь наш мир достаточно хорошо, ты не покажешься никому, кроме меня и сына. Будете играть только в доме, а я постараюсь тебе помочь освоиться. Ты расскажешь мне про жизнь у вас там, а я расскажу, как живут у нас.

— Это очень разумно, господин Коршунов.

Юрий Петрович хмыкнул, но поправлять не стал, а как еще попросить обращаться к нему? Юра? Фамильярно. Юрий Петрович? Так видно же, насколько пока тяжело девочке говорить на русском, тем более явно незнакомые для нее звуки вроде «ч» и «ю». Так что пусть уж обращается так, как привыкла.

— А потом, когда освоишься, надо будет придумать, как представить тебя нашим знакомым. А вот что касается силы… давай так. Ты расскажешь мне все, что касается вашей магии, а я, обещаю, постараюсь что-нибудь придумать по поводу этой самой силы. Если я правильно понял твой рассказ, то кое-какие мысли у меня появились.

— Правда? — глаза девочки загорелись.

— Постараюсь, — уклонился от обещания мужчина. — Не хочу давать обещаний, которые не уверен, что смогу выполнить. Я же ведь пока еще не знаю ничего про вашу магию. Скажи… Ленайра, правильно?

— Да, господин Корушнов. Госпожа Древнего Рода, Ленайра. — девочка помялась. — Но вам можно обращаться ко мне просто по имени.

Почему-то после такого представления Юрию Петровичу совсем не захотелось улыбаться. Видно было, насколько девочка серьезно все принимает и чувствовалось, что все это не шутка, а очень и очень серьезно. И право на обращение к ней просто по имени надо еще постараться заслужить.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Юрий Петрович. — Скажи, у тебя еще есть время побыть у нас или домой надо?

— Я шла знакомиться с вами и попросить разрешение на дружбу с вашим сыном. Мой старший брат сегодня уехал учиться в академию и появится только на выходные, дед в столице, а средний брат в библиотеке и теперь его оттуда не вытащишь. Слугам я велела меня не беспокоить и сообщила, что буду заниматься медитацией. Так что двое суток у меня есть.

— Что ж… хорошо. Тогда давай отправимся на кухню и подкрепимся. Мы с Лешей еще не закончили завтракать.

— Ой… я прошу прощения…

— Ленайра, остановись. В этом нет твоей вины и ни я, ни мой сын на тебя не сердимся. Зато предлагаем поесть с нами.

— Конечно. Я с радостью.

— Ну вот и хорошо. Заодно расскажешь о себе, а мы о себе.

— Да. Конечно, господин Коршунов.

Юрий Петрович отправился наверх, но у двери обернулся.

— Скажи, Ленайра, а ты не боишься, что я могу оказаться плохим человеком и отдать тебя нашей… гм… страже? Ты ведь из очень знатной семьи, я правильно понял? Я могу захватить тебя и шантажировать твоего деда.

Девочка посмотрела на него с таким недоумением, что Юрию Петровичу даже стало стыдно за слова.

— Конечно, вы не сделаете ничего такого, — уверенно отозвалась Ленайра. — Меня же к вам привела магия нашего Рода, а она просто не могла отправить меня к плохим людям. Если я оказалась здесь, значит вы очень хорошие. Я только боялась, что вы сочтете меня недостойной… дружбы…

— Ну-ну, девочка. Давай, взбодрись. Никто тебя не считает недостойной. Наоборот, я считаю тебя очень достойной и уверен, что ты сможешь повлиять на моего обормота в лучшую сторону и научишь ответственности и хорошим манерам.

Рядом засопел от обиды Леша, но встревать в разговор все еще не рисковал.

— Правда? — обрадовалась девочка. — Спасибо!

— Ну давай тогда, я тебе покажу дом…

Экскурсия с бесконечными вопросами от любопытной девочки и такими же бесконечными ответами Леши, если он ответить мог, или его отца, если по возрасту сам еще не знал ответа. Ленайру интересовало абсолютно все: кухня с бытовыми приборами, ванна с шампунями… один так ее заинтересовал, что она даже отвинтила пробку, понюхала, а потом провожала упаковку жалостливым взглядом. Юрий Петрович, посмеиваясь, принес сумку и положил его туда в качестве подарка. Лицо Ленайры осветилось таким счастьем, что захихикал даже Леша.

— Вы не подумайте, — смутилась девочка, — мне интересно посмотреть как это у нас будет работать… и пахнет вкусно… у мамы похожий был… на травах. Я не знаю, как она его делала.

— Все нормально, не переживай. Если хочешь, я буду покупать такой шампунь специально для тебя.

— Спасибо! — еще больше обрадовалась девочка.

Экскурсия продолжалась. Юрий Петрович заметил, что ни холодильник, ни водопровод не вызвали особого удивление или недоумения. На прямой вопрос девочка кивнула:

— Ну да, необычно выглядит, интересные у вас заклинания. А этот ваш холо… холодильник… мне не нужен. Я сама так умею. Это моя врожденная… да… врожденная особенность. Я умею управлять холодом, но пока слабо.

— Как это холодом? — вмиг заинтересовался мальчик. — Как Дед Мо… — Тут он осекся и с сомнением посмотрел на девочку, которая на «деда» ну никак не тянула. — Как Снегурочка? — все же нашелся он.

— Снегурочка? — девочка растерялась. — Не знаю. А холодом… просто умею. Это у меня врожденная особенность. — Девочка нахмурилась, прикрыла глаза… вокруг нее медленно закружились несколько снежинок в необычном хороводе.

— Ух ты!!!

Искренний восторг ее пока еще не совсем друга явно привел девочку в хорошее настроение, хотя она всеми силами старалась не показать, как она польщена, что делало ее еще более забавной. Юрий Петрович только огромным трудом удерживался от смеха, опасаясь обидеть девочку.

— Значит, ты повелитель снега?

— Холода, — поправила она. — Снег… как-то сам получается. Но у вас тут очень тяжело с магией. Если бы моя способность была не врожденной, у меня бы не получилось ничего. Но и сейчас тяжело. — Девочка вздохнула.

— Точно Снегурочка! — Леша в порыве чувств даже захлопал. — Можно я так тебя буду звать?

Девочка с сомнением посомтрела на Алексея, на его отца.

— Снегурочка — это из сказок, — поспешно объяснил Юрий Петрович. — Считается, что она внучка Деда Мороза — повелителя зимы, снегов, холодов.

— И никакой мой дед не Мороз! И холодом он повелевать не умеет. Он говорит, что мне моя способность от мамы досталась.

— Тогда Снежная Королева! — выдал новую идею мальчик.

Имя девочке явно понравилось больше, пока Юрий Петрович не объяснил, кто такая эта королева. Как ни странно, вопреки ожиданиям взрослого мужчины, девочка не отказалась сразу от имени, а задумалась.

— Без эмоций? Совсем-совсем?

— Фу, — это уже влез Леша, которому объяснение отца не понравилось. — Ну раз так, тогда ты будешь Снежка — повелительница снегов и холодов.

— Я — Ленайра!

— А у нас нет такого имени. — Лешая явно с трудом удержался от того, чтобы не показать язык.

— Снежки тоже нет, — охладил пыл сына Юрий Петрович.

— Есть Снежана, я по телевизору слышал. Мне оно понравилось, пап.

— Мне тоже, — неожиданно вмешалась девочка, о чем-то задумавшись. — Если надо меня называть у вас как-то иначе, я согласна.

— Твое имя можно переделать в наше Лена… — попробовал предложить Юрий Петрович, но девочка решительно мотнула головой, при этом быстро гялнула на Лешу.

— Нет. Пусть будет Снежана. Ленайра останется дома… смешно… Пусть Снежная Королева будет у себя во дворце.

Леша радостно кивнул, видно понравилось давать имена пришелицам из другого мира.

— И пусть работает там холодильником, — предложил он.

Девочке предложение не понравилось:

— Продукты мы храним глубоко в подвале, куда складируем запасенный лед, мне не надо работать этим вашим ящиком. К тому же он слишком маленький. Когда приходит в гости человек сто, в нем продукты не поместятся. Да и кухня небольшая.

— К нам сотня гостей не приходит, — хмыкнул Юрий Петрович.

— Ну тогда вас этот ящик, конечно, устраивает. А вода в ванну… необычно. У нас вода из-под земли идет. Папа говорил, что там давление… у нас по каменным трубам она идет. — Девочка растерялась, не зная, как объяснить работу водопровода у них дома. Пыталась, но слов не хватало. Юрий Петрович поспешно вмешался, сказав, что все понял.

А потом для Ленайры началось самое интересное… Проходя мимо зала с оборудованным домашним кинотеатром, Юрий Петрович случайно наткнулся взглядом на диск с научно-популярным фильмом про жизнь на планете и посадил детей в кресла. Без Ленайры заставить Лешу посмотреть что-либо кроме мультфильмов задача практически невозможная, а здесь, глядя на восхищенную девочку, сам смотрел, по мере сил пытаясь отвечать на вопросы и явно стеснялся, когда ответить не мог и приходилось спрашивать отца.

— У нас тоже можно показать свои воспоминания, но не так удобно, — объяснила позже Ленайра. — У нас маги не догадались выводить их на стену. Надо будет подумать, когда вырасту.

— Это не совсем воспоминания, — поспешно пояснил Юрий Петрович. Это картины планеты, которые были… гм… запечатлены на специальный аппарат… Я потом объясню как все работает, — поспешил добавить он, столкнувшись с совершенно непонимающим взглядом девочки.

Ленайра кивнула, глянула в окно и нехотя поднялась.

— Спасибо большое. Если позволите, я буду приходить, как только появится время. Было очень интересно.

Ленайру проводили до зеркало и с интересом понаблюдали, как она вошла в него словно в дверь.

— Пап, а это был не сон? — спросил наконец Леша, когда они с отцом сидели на кухне и осмысливали произошедшее.

— Я ни в чем не уверен, — пробормотал Юрий Петрович, отвечая скорее себе, чем сыну. В этот момент на кухню влетел объект их обсуждений с круглыми от удивления глазами и в том же платье.

— Представляете?! Представляете?! — Девочка остановилась посреди кухни, опершись руками в колени и тяжело дыша, с трудом переводя дух. Но тут же очнулась. Все еще с трудом дыша, она одернула себя и обреченно призналась: — Опять я повела себя недостойна. Просто я так удивилась.

— Все в порядке, Ленайра, — поспешил вмешаться Юрий Петрович, уже зная, что укорять она себя может долго. — Я понимаю, что тебя что-то очень сильно заинтересовало.

— Да. Вы представляете?! Я была у вас с утра до вечера, а когда вернулась, оказалось, что дома не прошло и часа?!

* * *

С этого первого знакомство прошло уже почти шесть лет объективного или двенадцать субъективного, как это называла Аня, времени, когда они всерьез задумались над таким парадоксом. Друзья несколько раз пытались разобраться в таком феномене, но всякий раз признавали, что не хватает не только знаний, но и воображения, чтобы хотя бы представить, как это работает. Но то, что это явление дает им всем огромное преимущество перед другими, разобрались. Идеально для учебы… лишнее время для тренировок… Однако спустя столько времени Ленайра признавала, что все это совершенно не главное в ее жизни. Да, Сосредоточие подарило ей то, что она хотела, но как же она благодарила всех богов, каких только вспоминала, что в момент отчаяния пожелала себе не только силу, но и друга. Всю свою силу она без колебаний отдала бы за тех, с кем познакомилась в этом мире благодаря Леше. Именно дружбу с ними она считала лучшим, что только могло с ней произойти. Именно они, настоящие друзья, проверенные, пусть небольшими, но испытаниями, которые им пришлось пережить вместе, давали ей силы в ее родном мире играть роль Ледяной Принцессы — девочку-гения без чувств, зацикленную на одной ей понятной цели.

Познавание нового мира, учеба… сначала телевизор, потом интернет. Виртуальные знакомства на форумах и беседа с совершенно неизвестными людьми. Потом уже прогулки по улицам города, когда Юрий Петрович убедился, что Ленайра достаточно хорошо освоилась в новом для себя мире. Легенда для нее — дальняя родственница погибшей жены, приезжающая на каникулы… Совместный бизнес наследницы Древнего Рода и бизнесмена Коршунова. Нахождение учителей и изнуряющие тренировки… тренировки у тех, кто знает, как выживать и побеждать, а не у тех, кто готовит спортсменов. Юрий Петрович долго не мог смириться с такой постановкой вопроса. Ленайра не пыталась убеждать, просто смотрела и улыбалась чуть грустноватой улыбкой.

— Мои родители погибли у меня на глазах, — сказала она тогда. — А готовить сражаться меня начали в пять лет. Всех аристократов учат с этого возраста, а я еще представитель Древнего Рода.

Юрий Петрович понял и смирился. Пришлось поднимать свои связи, а потом убеждать, что детям действительно нужно этому учиться. Детям, поскольку Леша, сам занимающийся борьбой с пяти лет, отказался оставлять свою подругу одну и настоял на совместных тренировках. А там уже подключились и другие. Близнецы из интерната, которых случайно встретила на улице Ленайра, когда те сбежали от побоев преподавателей, после чего Коршунов и поднял свои немалые связи и устроил тотальную проверку всех детдомов городка. Витька, балагур и вечный подколист, готовый подшутить над кем угодно, жил с отцом-алкоголиком и спасенный той же Ленайрой от серьезных проблем за драку. Колька — фанат рукопашных боев, живущий с одной бабушкой, вылеченной одним из лекарств Ленайры. Из всей их компании самым благополучным был Митька, который притащился хвостом за Витькой.

Ну а дальше совместные тренировки, шалости, игры, походы. Счастливое и безоблачное детство…

В тот момент, когда дед объявил Ленайру наследницей Рода, детство кончилось. Это Ленайра поняла отчетливо, потому и не спешила делиться новостью с друзьями. Очевидно, это будет их последним летом детства без забот и волнений, и в скором времени придется применять все те умения, которые она нарабатывала. Но как об этом сказать? Она и сама думала, что у нее есть еще года два… Но, как теперь стало ясно, двух лет нет, и как все обернется в будущем, совершенно непонятно.


Ленайра подняла голову с плеча друга и посмотрела на него.

— Леш, давай вернемся в дом… мне нужно вам всем кое-что сказать.

Леша тут же встревоженно глянул на подругу. Он всегда чувствовал ее состояние.

— Что-то серьезное?

— Да. Давай дома, не хочу несколько раз повторять одно и то же.

Леша кивнул, соскочил со скамьи и подал руку.

— Госпожа из Древнего Рода.

Ленайра улыбнулась и подала руку.

— Господин Вежливый Кавалер, не изволите ли проводить даму в дом?

— С большим удовольствием, госпожа.

Больше выдерживать эту чопорность ребята не смогли и дружно расхохотались, после чего уже без всяких политесов бросились к двери, где их с нетерпением ждали друзья.

Глава 10

Когда Леша с Ленайрой вернулись в дом, все уже почти закончили с теми задачами по рунам, которые дала девушка. Только Митька продолжал что-то усердно выстукивать на клавиатуре ноута. Вот балбес-балбесом, но с компьютером был на «ты». Мало интересуясь магией как таковой и боевыми искусствами, хотя и занимался за компанию, он загорелся идеей перевести магию в двоичный код. Программист от бога, он писал кучу разных специфических программ, которые должны были оптимизировать расчет новых заклинаний или просчет связей между рунами для производства артефактов. Ленайра относилась к этому делу скептически, но в помощи не отказывала, постоянно поставляя Митьке книги по теории магии или справочники рун.

Хотя успехи, что признавала Ленайра, у Митьки были, но немного не в той сфере, в которой он рассчитывал изначально. В магии все-таки больше от творчества, а создавать шедевры компьютеры еще никто не сумел научить. Зато созданные им базы данных по рунам, отсканированные и проиндексированные учебники как по магическим наукам, так и по земным физическим, из которых тоже многое бралось, база данных стандартных рунных кругов, полные расчеты стандартных артефактов, множество справочников. Все это великолепие было собрано им с любовью и старанием. Ленайра в прошлое посещение, при виде такого богатства, чуть слюной не изошла, тут же выдала кучу просьб и рекомендаций, немедленно сбегала за еще кое какими книгами с просьбой тоже включить в электронную библиотеку.

— А всеми этими программами перестань заниматься, — чуть ли не взмолилась она в прошлый раз. — Поверь, не один ты такой умный и то, что у нас нет компов для сложных расчетов, не значит, что мы не можем их проводить. Есть куча способов сделать расчетчик из людей.

— Из людей? — заинтересовались все.

Ленайра поморщилась, видно было, что тема неприятная ей, но и замалчивать ничего не стала.

— Берется сумасшедший, то есть который совсем, накладываются на него специальные чары, создаются новые связи и готово. Любые задачи решает быстрее ваших компов.

Все задумались. Слушавший их Юрий Петрович заметил, что есть люди, которые умеют в уме производить сложные вычисления. Ленайра кивнула.

— Ну да. Это самое и есть.

— А почему сумасшедший? — Спросила Аня.

— Потому что человек со здоровым рассудком ментальным чарам не поддастся. Сойдет с ума, но результата не будет.

— Но это не гуманно…

— Ну да, — хмыкнула Ленайра. — Гораздо гуманнее запирать их в сумасшедшие дома и пичкать лекарствами до конца жизни. Ань, пойми, у нас их либо убьют, либо так. Тратить деньги в специальных домах на таких людей никто не будет. И, честно говоря, я бы предпочла на их месте смерть, а не сумасшедший дом. А так за ними ухаживают, кормият, заботятся. И польза есть.

Задумались все. Кто согласился, кто нет, но спорить не стали, давно уже решив, что судить другой мир земными нормами не стоит. Ленайра же продолжала пояснения специально для Митьки:

— Так вот, расчетчиков хватает, но что у нас не умеют делать, и в чем ваши компьютеры воистину бесценны, так это в хранении и систематизации информации. Мить, нам с тобой предстоит долгий разговор на тему того, что из себя будет представлять эта база данных. Только я сначала почитаю литературу по ним, чтобы понять, что можно от тебя требовать, а что нет.

— Хорошо! — от радости Митька даже запрыгал. — Мне тоже придется почитать кое-что, я не очень силен в базах данных.


Сейчас наблюдая за работой Митьки, Ленайра вспомнила тот давний разговор, решив при удобном случае поинтересоваться, как у него идут дела и далеко ли продвинулась работа. Подошла к нему и встала за спиной, опершись на спинку стула, глянула. Митька как обычно пытался решить задачу по рунам какой-то своей очередной программой. Заметил, что на него смотрят, поднял голову.

— Решил все! — с вызовом сообщил он. Вокруг тут же собрались заинтересованные ребята. О противостоянии скептицизма Ленайры и безграничной веры в технику Митьки знали все и теперь с интересом наблюдали за разворачивающейся ситуацией.

— Правда? — ласково поинтересовалась Ленайра. — Неужели твоя программа оказалась настолько «умна», что справилась с задачей для второго курса академии? Ну надо же!

— Она перерешала все задачи из твоих учебников! — праведно возмутился мальчишка.

— Митенька, — голос Ленайры был слаще сахара, — все мои учебники — это пять курсов академии со стандартными задачами, рассчитанными на середнячков. Повторяю то, что говорила уже неоднократно: руны — это из раздела низшей магии, к которой, в частности, относится и артефакторика. Говоря в понятных тобе терминах: руны — язык программирования, на котором пишутся программы для артефактов. Именно они магией вплетаются в структуру. Но артефакторика достаточно сложный раздел, который не нужен абсолютному большинству людей, потому в академии их проходят только в качестве общеобразовательного предмета, не давая по нему ничего сложного.

— Правда? — озадачился Митька. Подумать о рунах, как о языке программирования он явно не пытался.

— Именно. А ты сейчас пытаешься заставить компьютер писать программы. Если бы это было возможно, то программисты были бы не нужны. Согласись?

— А я думал, руны — это письменность отдельная.

— И письменность тоже. Аристократия империи ее в обязательном порядке с детства учит и все важные документы, договора и письма, когда требуется особая точность изложения, не позволяющая двоякого толкования, пишутся именно с помощью рун. Словесного воспроизведения, кстати, кроме названий, у рун нет, потому язык это все-таки письменный, говорить на нем не получится, только точный смысловой перевод. В точности, как язык программирования, правда? Знающий прочитает, но словами сказать может только то, что программа делает, «говорить» на, например, паскале, никто пытаться не станет. Что паскаль для компьютеров, то руны для магии. Суть у них в том, что каждая руна несет свой смысл. Можно, конечно, то же самое сделать и обычным языком, как можно обычным языком описать действие компьютерной программы, но это выйдет намного более объемно, что для тех же артефактов очень важно. Вот простой пример…

Ленайра придвинула к себе тетрадку и начертила посередине листа окружность, в которую вписала руну защиты.

— Видите? Одна руна и все понятно. Ее можно заменить смысловыми словами, но выглядеть эта запись в таком случае будет так…

Внутри круга Ленайра старательно записала несколько слов и показала их всем: «защити всех, кто внутри круга». Нахмурилась.

— Даже это не совсем верно. В данном случае «кто» — очень растяжимое понятие. Под него попадают и насекомые, которые окажутся внутри круга. А это сильно ослабит защиту. Значит не «кто», а «людей». А теперь смотрите сами — одна руна, не допускающая иных смыслов и надпись, в которой, если подумать, я уверена, найдется еще куча логических ошибок в защите. Кстати, если руну начертить за пределами круга, то те, кто окажутся внутри него, попадут в ловушку и не смогут выбраться, пока кто-нибудь не сотрет руну… ну или если у них хватит сил прошибить барьер. Тут все зависит от силы мага, который его поставит. Или от наличия специальных сильных артефактов. Или если внутри окажется мастер-маг низшей магии — они специализируются на установке и взломе защит.

— А разве руна и круг — не универсальная защита? — удивился Лешка.

— Защита универсальная, но ставит ее маг. Кроме смысла-руны и силы-магии, нужна еще воля-воображение. Защиту каждый представляет свою. Кто-то вообразит каменную стену, кто-то стеклянный купол. В каждом случае плетение примет свой неповторимый узор, целиком и полностью зависящий от мага. Каждое плетение получается уникальным. И, понятно, каждый маг может создать защиту только и исключительно соответствующую его воображению и образованию. Вот, кстати, еще одно отличие мастера-артефактора от ремесленника. Ремесленник сделает артефакт, но его возможности… Мастер же ограничен только знаниями и материалами, которые способны выдержать его воображение, когда по ним пойдет поток силы.

— А если воображение превысит крепость материала? — заинтересовался Митька.

Ленайра пожала плечами.

— А если ток в проводах превысит их пропускную способность? Вот и с артефактом будет то же. Тут главное пройти по грани между возможностями и желанием. Великие артефакты делались теми мастерами, кто точно мог почувствовать эту грань. Такое не каждому дано. Ну, естественно, наличие соответствующего материала важно. Артефакт из дерева великим не сделаешь.

— Ага. Из алюминия, — хмыкнул Колька.

— В том числе. Его не просто так у нас называют рунным серебром. Очень пластичный металл, с охотой принимающий в себя магию и полностью подвластный ей. Потому и ценится дороже золота. Увы, но у нас нет ваших производственных мощностей, позволяющих делать его в огромных количествах. Магией его не очень добудешь, потом ему придется лет сто отлеживаться в заблокированных от магии хранилищах, прежде чем из него что-то путное можно будет сделать. А вручную… очень трудоемко. Насколько я помню, у вас он тоже ценился дороже золота, пока его не стали производить в промышленном масштабе. И да, как показывают мои опыты, все металлы из третьей группы периодической системы обладают теми же пластичными свойствами, и бор в плане совмещения с магией даже лучше алюминия, вот только бор нифига не металл и сделать с ним что-то путное не получается, только в соединениях, но там работать и работать. Я отдала нашему придворному магу в качестве образцов несколько штук с разными примесями, но они либо слишком бурно с магией реагируют, просто ничего сделать не успеваешь, либо из-за примесей получается даже хуже, чем с алюминием. Нужны опыты и опыты, но у нас в этом плане работает научный подход методом тыка, и пока мой тык идет мимо цели. Потому и не изобретаю велосипед: алюминий и дюраль — наше все. Ну и драгоценные камни, понятно.

— А можно сделать артефакт из драгоценных камней? — загорелись глаза у Ани.

— Можно. Если найдешь подходящего размера. Как правило, их вплетают в имеющиеся амулеты с несложными плетениями. Сложное в небольшое не запихнешь при всем старании. Тут еще сами камни важны. Сапфиры — для работы с водной стихией или воздушной, изумруды — земля и природа, рубины — огонь.

— Бриллианты?

— Бриллианты, Аня, универсальны. В них можно много что запихать, но, как любая универсальная вещь, она проигрывает тем, которые изначально подо что-то заточены. Кстати, холод, моя родная стихия — горный хрусталь.

— Нехилой стоимости у вас артефакты получаются, — присвистнул Колька, что-то подсчитав в уме.

— Серьезные артефакты, да. А ты что хотел? А разные безделушки на все случаи жизни из любого подручного материала наделать можно. Недорого, недолговечно, слабо, но свою работу выполняют. Кстати, потому у нас самым серьезным родом войск и считаются тяжелая кавалерия рунных рыцарей. Там же служат отпрыски самых знатных родов империи, а они могут себе позволить очень серьезные вещи. Одни их рунные доспехи чего стоят, оружие-артефакты, серьезно увеличивающие мощь атаки.

— Ленайра! — Аня всегда пыталась наставить подругу на путь истинный, вот и сейчас не удержалась. — Ну ты же девушка! Ну что ты вечно все про сражения, солдат и вооружение!

— Не я такая, жизнь такая, — меланхолично отозвалась Ленайра, снова покосившись на экран ноута. — Значит так, Митька, говоришь, твоя программа решает все задачи? Ладно, Фома неверующий, не хотел меня слушать, вот тебе задачка из дополнительного материала за четвертый курс. Факультатив для тех, кто желает расширенного изучения рунной магии.

Девушка перевернула страницу тетради, склонившись над столом через плечо сидящего на стуле мальчишки и быстро-быстро начала писать условия. Смачно влепила точку в конце фразы и развернула лист.

— Вот. Если твой комп справится, залезу на крышу дома и на весь город проору, что ты гений, умница, красавец.

— И что меня любишь, — хитро прищурился Митька и тут же схлопотал подзатыльник от Лешки.

— Но-но, не тяните ваши грабельки к тому, к чему не следует! — Лешка грозно подвигал бровями, вызвав смешки.

— Ну вот, — притворно обиделся Митька. — Но я все равно не сдамся и уведу от тебя такую красавицу, спортсменку, комсомолку…

— И никто не узнает, где могилка твоя, — всхлипнул Витька, вытирая несуществующую слезу. — Мы будем помнить о тебе, друг наш. Твой героизм не забудут потомки…

— Хорош, — оборвал веселье Колька, которому до ужаса было интересно, чем все закончится с задачей. Он уже успел прочитать её и никак не мог сообразить, где подвох. На первый взгляд все было элементарно, но Ленайра не из тех, кто подбросит легкую задачку, да еще с таким условием спора. — Митька, давай, загоняй условия в комп.

Митька кивнул, вчитался, нахмурился и снова перечитал. Покосился на невозмутимую Ленайру, вздохнул и развернулся к компу. Минута потребовалось, чтобы задать условия, «enter»…

После прошедшей минуты Митька перестал улыбаться и покосился на ехидно ухмыляющуюся Ленайру. Что-то заподозрил и попытался подергать «мышью» только для того, чтобы убедиться, что комп завис.

— Вроде бы несложная задачка, — пробормотал он, тыкая в клавиатуру и, наконец, после некоторого времени ожидания сумел вызвать диспетчер задач и изучить график загрузки ЦП. Комп не завис, но с учетом забранных мощностей процессора и памяти неудивительно, что работал как сытая лошадь.

— Можешь остановить свою программу, — посоветовала Ленайра. — Все равно ничего не получится. Эта задача не имеет решения в имеющейся области. Для построения рунной записи по этому условию постоянно будут требоваться руны, противоречащие по смыслу предыдущим. Рунная запись такого не приемлет категорически.

— Эй! Не честно! Если задача не имеет решения…

— А кто сказал, что задача не имеет решения? Я сказала, что она не имеет решения в области тех условий, что заданы программой. В данном случае, запись могла бы выглядеть вот так…

Ленайра быстро начертала цепочку рун. Ребята склонились над листом.

— Эй! — возмущенно завопил Митька. — Запись бессмысленна! Вот эта руна противоречит предыдущей!

— Верно. А теперь смотри, я выкидываю эту руну и вместо нее вписываю цепочку символов заклинания «объединения». Задача решена?

— Но… но… Но ты не говорила, что можно сделать так!

— Митя, в этом и отличие человека от машины. Человек может подняться над ограничивающими условиями и взглянуть на проблему с другой стороны, а машине это не под силу. А эта задача для построения простейшего амулета сохранения продуктов от порчи, признанного эталонным в рамках решения похожих задач. Теперь понимаешь? Как бы ты ни исхитрялся, но все в своей программе предусмотреть ты не сможешь, и ответ порой находится далеко за пределами той или иной области. Решение задачи, как видишь, элементарное, но вся гениальность как раз в этой простоте. Чтобы ее решить, потребовалось всего лишь отрешиться от рун и использовать иную область — кодированную цепочку заклинаний. Ты ведь знал о возможности вплетения рун в заклинания для усиления их или для лучшего контроля. Мы проходили это. Почему же не подумал, что заклинание может объединить два логически завершенных рунных послания, которые рунами объединить нельзя?

— Не подумал, — со вздохом признал Митька.

— Вот именно. И, раз уж зашла об этом речь, как дела с моим заказом по базе данных рун и стандартных рунных кругов, а также каталогизированная библиотека?

— Обижаешь, начальник, — Митька скорчил обиженную физиономию. — Все в лучшем виде. На самом деле там все оказалось не так сложно, как я думал, больше времени потребовалось для написания программ, чтобы впихнуть в планшетник, как ты просила. Как, кстати, твоя проверка?

Ленайра задумчиво кинула «Я сейчас» и быстро удалилась. Вернулась через три минуты с планшетником в руке, задняя крышка которого была сделана из алюминия, специально такой искали в магазинах, с выгравированными на нем рунами и рунными кругами. Их Ленайра и продемонстрировала всем.

— Двадцать штук испортила, пока добилась результата.

— Но заработало? — с интересом спросил Колька, разглядывая гравировку. — В чем, кстати, сложность была?

— Да во всем, — буркнула Ленайра. — Там многое пришлось с нуля разрабатывать. Если стандартное укрепление и защита предмета я взяла из справочников, то вот рунные круги для экранирования внутренностей от магии пришлось создавать с нуля. Ваша электроника у нас сгорает почти мгновенно. Хорошо, что я знала, куда копать, похожими чарами оплетаются экранированные от магии помещения. Потом нужно было придумать чары, вырабатывающие ток, причем определенного вольтажа, еще погружение аккумулятора в стазис, чтобы не портился, пока я таскаюсь с планшетником дома. Ну и пришлось попотеть и чтобы экран защитить и чтобы не пропали его сенсорные свойства.

— Ты сделала магический источник тока? — восхищенно протянул Лешка.

— Ну да, — довольная собой кивнула Ленайра. — Теперь могу создавать магический батарейки любой мощности. Вот только для них нужен алюминий… ну это как у вас делать аккумуляторы из золота с бриллиантами.

— Алюминия, в отличия от золота, у нас полно, — хмыкнул Лешка. — А надолго хватает?

— В моем планшетнике дня на три непрерывной работы, потом приходится подзаряжать. Но с учетом, что для подзарядки требуется только моя сила без всяких розеток, то ничего страшного в этом нет. Пятнадцать минут посидеть в медитации и планшетник готов к работе. Теперь понимаете, почему я так накинулась в прошлый раз на Митьку? Про планшетник я давно думала, и экспериментировала с магическими источниками тока тоже давно, но вот наполнение! По сути в этой вот тоненькой коробочке со мной всегда будет целая библиотека всех необходимых справочников и другой полезной информации, плюс база данных по рунам с быстрым поиском, а их там около двадцати трех тысяч, все их и магистры не знают, а у меня они под рукой с оптимизированным поиском по категориям применения, группам и методам соединения.

Первым сообразил Витька и присвистнул.

— За такой гримуар у вас там душу продадут.

— Именно. Потому я и привязала защиту на кровь. Теперь им могут пользоваться только я и те, в ком есть моя кровь. Ну как дополнительная защита, вся информация в нем на русском языке, — Ленайра усмехнулась. — Пусть кто хочет, разбирается.

— А справочники и учебники?

— Ну да, Вить, их не переведешь, от перевода они многое потеряют. Но основная ценность моего планшетника не в библиотеке, хотя там и есть кое-какие особо ценные книги, а в базе данных рун и рунных кругов, а там описание на русском, как и поиск.

Ленайра торжественно положила свой планшетник перед Митькой.

— Уважаемый господин Дмитрий, передаю вам свое сокровище, надеюсь, вы наполните его светочем своего гения.

Митька на несколько секунд завис.

— Тебе базу что ль проинсталлировать с библиотекой? — наконец дошло до него.

— Эй, — Ленайра отвесила ему шутливый подзатыльник. — В обществе девушек не ругаться. Я не знаю, что ты там собрался делать с библиотекой и программой — это, в конце концов, твое личное дело… — вокруг захихикали, а Митька покраснел, — …я просто попросила поставить туда все, что ты сделал, и научить этим пользоваться.

Митька торопливо убрал планшетник в сумку и пробормотал, что завтра же принесет. Ленайра же добавила:

— Надо бы еще штук десять таких планшетников подготовить и зачаровать. Мало ли… запас карман не тянет.

— Давай пятнадцать, — предложил Лешка, а поймав удивленный взгляд подруги, пожал плечами. — А что? Чем больше, тем лучше.

— Может и так, — подумав, согласилась Ленайра. — Надо съездить в Северогорск и купить. Но только после того, как Митька загрузит в мой все, что положено, и я посмотрю как это работает.

Ленайра вдруг замолчала и устало потерла виски. Нужно уже сообщить важную информацию, а хотелось продолжать этот ничего не значащий треп, почитать еще парочку лекций, потом поздним вечером на веранде потравить анекдоты и выслушать страшные истории. М-да, истории страшные. По какой-то причине все дружно исключили ее из рассказчиц. Ну подумаешь, рассказала одну историю, которую слышала от палача подвластного города. Аня тогда убежала через пять минут, сдерживая тошноту, Митька еще час заикался от страха остальные выглядели бледновато. Только Лешка держалась достойно, Ленайра даже почувствовала гордость за своего избранного. Вот только совершенно непонятно почему с тех пор ей запретили рассказывать страшные истории. Их же рассказы… ну смешно же, право слово, какой-то призрак посреди кладбища, открытые могилы и живые мертвецы. А уж черная рука в черно-черном городе — вообще анекдот.

Леша, как обычно, что-то почувствовал, раздвинул всех и осторожно обнял ее сзади.

— Что случилось, Снежана? Не хочешь рассказывать?

— Не хочу, — не стала спорить девушка. — Но надо.

Махнула рукой чтобы все сели, сама забралась на краешек стола так, что только одна нога чуть касалась пола. Только Леша присел рядом, обняв ее за плечи. Девушка покосилась на него, сжала его ладонь, словно ища поддержку.

— В общем, ситуация такая… вчера дед официально назначил меня наследником Рода.

Тишина. Новость переваривали минуты две.

— Постой, но у тебя же вроде как два старших брата есть? — недоуменно спросил Борис.

Борис вообще в их кампании самый разумный. Говорит всегда мало, но по делу и вопросы умеет задавать точные.

— В Древних Родах это не имеет никакого значения. Это аристократия наследство передает по старшинству.

— От отца к сыну…

— В смысле, Борь? По старшинству, я сказала, какая разница кто там будет старшим — дочь или сын?

— Я помню, ты говорила, — нахмурился Борис. — Но если наследница выходит замуж, что тогда?

— Если наследник или действующий глава семейства женщина, и она выходит замуж, то, соответственно, мужчина входит в семью и берет фамилию жены. Это у вас тут сплошная дискриминация творится.

— Борь, мне кажется, мы отвлеклись, — хмурится Лешка, ему новость явно не нравится, но объяснить почему не может. — Снежана, и что это значит в наших отношениях?

Девушка криво усмехнулась.

— Правильный вопрос. Это значит, ребята, что для меня детство закончилось и начинаются серьезные игры. До этого все думали, что дед объявит наследником моего старшего брата и все политические игры выстраивались вокруг него. Сейчас начнется охота на меня.

— В каком смысле?

— В самом прямом, Лешенька. Тот, кто сумеет… как у вас говорят, окольцевать меня, получит серьезные привилегии, а их семья рост в карьере.

Лешка напрягся, сдавив плечо девушки так, что она даже поморщилась от боли, но ничего говорить не стала.

— А почему сейчас? — опять задал правильный вопрос Борис, покосившись на бледного друга.

— Потому что зашевелились те, кто устроил попытку переворота шесть лет назад. Ленайра нахмурилась, но закончила: — дед считает, что на него могут совершить покушение в любой момент, а потому он не имеет права оставлять Род без главы.

Лешка покрепче прижал девушку к себе и совсем помрачнел.

— Но почему ты? Почему не твой брат?

— Какой? — повернулась она к нему с горькой улыбкой. — Джейр? О, да, этот наглавенствует. Он ведь даже не понимает, что правила рода — это очень и очень серьезно и что нарушение любого из них грозит тем, что наш род перестанет быть Древним!

— А что, это, кстати, значит? Ты никогда не говорила, чем Древние Рода отличаются от обычной аристократии империи?

— Говорила, немного, Борис, но и правда, недостаточно, чтобы понять. Ладно, объясню кое-что. Аристократия — это обычная семья со сколь угодно длинными корнями. В любой момент император может наплодить кучу аристократов, просто стукнув плашмя мечом коленопреклоненного человека и сказав пару пафосных фраз типа «служи верно и дарую тебе следующий девиз… геральдическая палата уже получила заказ на новый герб». Этот человек уже будет основателем аристократического рода и если его потомки не подкачают, то через некоторое время их семья сможет даже выбраться в высшую аристократию, которая, собственно, и управляет империей. Некоторые аристократические семьи гордятся тем, что их генеалогическое древо даже больше, чем наше, наше-то начинается с основания империи, а их уходит еще в старое королевство. Точно так же, если меч слегка дрогнет на плече и голова аристократа скатится на пол, можно прекратить существование аристократического рода. Тут, правда, надо еще герб разломать, тот самый главный родовой герб, который вручается в тронном зале сразу, как только геральдическая палата составит его и нарисует на щите. Щит потом хранится в резиденции как главная ценность семьи. Кстати, не шутка, в щит вплетаются такие чары, что помогают аккумулировать магию семьи. Ломают его торжественно на площади при скоплении народа. Такой праздник редкий. Нет ничего лучше для людей, чем посмотреть на чье-то унижение и падение. Еще вчера почти-то полубоги — бог — император, кто не понял, а сегодня уже никто и звать никак. Но такое проделывают за совсем суровые преступления, типа измены и покушение на жизнь императора или правящей семьи. Насколько я помню историю, за полторы тысячи лет существования империи таким образом прекратило существование всего пять аристократических семей. В основном они сами себя прекрасно вырезают в разных междуусобчиках или сама семья вымирает естественным образом, если во главе оказывается тупой наследник, который быстро разбазаривает наследие предков, разоряется, после чего сама семья становится уже никому не интересной и все отказываются в нее входить. Достойных представителей ее разбирают по другим семьям путем замужества или женитьбы, а остальные выплывают сами, как умеют.

— С аристократией понятно, — кивнул Борис. — А Древние Рода?

— А Древние Рода — совсем другое. По легенде, когда образовалась империя, первый император и очень могущественный маг создал шесть Сосредоточий… не смотрите на меня так, раньше не рассказывала, потому как сама не знала. Только когда стала наследником получила доступ к некоторым книгам. Одну из них с собой взяла и пока сидела дома почитала кое-что. В общем, он создал шесть Сосредоточий — полуразумные магические сущности, которые и передал своим верным сторонникам заключив с ними договор, понятно, что не простой. По договору потом составили правила Рода, которые никто не смел нарушать под угрозой лишения Сосредоточия, после чего Род сразу утрачивает статус Древний и лишается всех положенных привилегий и полномочий.

— А что за полномочия?

— Все долго перечислять. Из основных: император не может лишить нас нашего положения. Если он кем сильно недоволен, то просто отправляет в отставку. С другой стороны мы не можем покушаться на императора и императорскую семью и обязаны хранить и защищать империю вне зависимости от того, кто на троне. Любое предательство с нашей стороны действующего императора автоматически лишает нас Сосредоточия. Как я говорила, раньше Сосредоточий было шесть. Сейчас осталось всего три. Одно прекратило свое существование, когда глава Рода сел на трон. Еще два Рода увлеклись разборками друг с другом и уничтожили себя сами. Там еще много разных условий, но главное во всем этом — мы обеспечиваем стабильность империи. Если какая династия прерывается, начинается борьба за власть. В этом случае выступление Древних Родов на одной из сторон гарантировано обеспечивает претенденту легитимность.

— А если вы не согласны с единым кандидатом? Один Род за одного, другой за другого?

— А с этой династией так и было, — пожала плечами Ленайра. — Почему вы думаете, мой дед играет такую роль при дворе? Мы поддержали нынешнюю династию, а два других Рода — нет. Правда, у них своего кандидата не было, потому они просто отошли в сторону.

— А может так быть, что это кто-то из них шесть лет назад стоял за покушением, продвигая своего кандидата? — задумчиво поинтересовался Колька.

— Чем ты слушал? Конечно нет. Древний Род не может выступить против действующего императора. Не отвергнув первого императора в свое время, они признали существующую династию. Они могут отсиживаться у себя в имениях не помогая императору, но выступить против никогда. Хотя вот заговорщики вполне могут рассчитывать на благосклонность одного из тех Родов, — задумалась Ленайра. — Видите ли, я не думаю, что моих родителей хотели убить. Убийство членов Древнего Рода… это гарантировано лишало их поддержки Герраев. Ни дед, ни я никогда не простим их, и в случае их победы сразу устранимся.

— И не выступите против?

— Митька-болван! Я еще раз говорю, мы не можем выступать против действующего императора. Если бы шесть лет назад они сумели убить всех представителей правящей династии, кроме того, кто им нужен, мы были бы вынуждены признать его. В противном случае — гражданская война. Даже сейчас, если они победят, я не выступлю против них, как бы мне ни хотелось размазать убийц родителей тонким слоем. — Ленайра подняла одну руку, ладонью кверху. — С одной стороны, жизни тысяч людей и их спокойствие, — девушка выставила вперед другую руку, — с другой, месть за родителей. И как бы я ни хотела мести, но меня воспитывали как Геррая — хранителя империи. Для меня это не пустой звук.

— А если император недостойный человек? Такое ведь бывает? Тиран какой-нибудь.

— Тут все просто, Борь. В этом случае все Древние Рода отказывают ему в поддержке и уходят в поместья. Это как сигнал для всех — император лишен благословления Древних и можно занять его место. Понимаете, в обычной ситуации заговоры бессмысленны. В случае убийства мы все равно поддержим законного наследника, а без поддержки Древних Родов усидеть на троне шансов нет ни у кого. Это вообще считается очень удобным моментом для смены династий. Мы не вмешиваемся.

— А разве вы не обязаны хранить империю?

— Мы и храним. Первый император был очень мудрым человеком, и у него хватило ума понять, что его наследники могут оказаться недостойными. Потому наши клятвы не завязаны жестко, мы сами определяем поддерживать кого на троне или нет. И до тех пор, пока нет внешней угрозы, мы можем просто отстраниться. А если у императорского трона нет кого из Древних Родов, значит, он лишен их благословения. Вот тут все заговорщики и начинают вылезать.

— А на что тогда рассчитывали заговорщики шесть лет назад?

— Если бы они не убили моих родителей, они могли бы рассчитывать, что через некоторое время Герраи вернутся если не к ним, то к наследнику. Сейчас такая возможность у них отрезана, мы никогда не простим им этого и кого бы заговорщики не посадили на трон, служить этой династии мы не будем. Но ты, Борис, забываешь еще о двух Древних Родах. Вполне может быть, что кандидат на трон от заговорщиков имеет на него кое-какие права и они рассчитывают, что Ригеры или Торрены их поддержат после переворота. Наугад такие вещи не делают, потому, думаю, они знали что делают и на что надеются.

— А убийство твоих родителей на решение других Древних никак не повлияет?

— Торрены теперь, скорее всего, тоже не поддержат заговорщиков. Может они нас и не любят, но они и не идиоты. Понимают, что если началось убийство представителей Древних, то и они не защищены. Такой претендент им не нужен. Дед уже разговаривал с ними и они обозначили свою позицию публично. А вот Ригеры… они очень обижены на нас, что мы оттеснили их от трона. Ерунда на самом деле. Стоит им только высказать пожелание, как император с радостью пригласит их представителя в свой совет. Поддержка двух родов намного лучше, чем одного. Он все-таки правитель и ему очень не нравится зависеть только от нас. Дед всегда ругался на мелочность Ригеров. Типа они никогда не будут служить этой династии, мол мы ее посадили, а они не поддержали. Может Ларс, это наследник Ригеров, окажется более разумным, чем его отец… Я встречалась с ним пару раз на императорских приемах. Но тогда я была еще мала и не очень присматривалась к нему, потому никаких личных впечатлений нет, тем более он старше на три года и общаться с «малявкой» его совсем не тянуло. Перекинулся со мной парой положенных по этикету фраз и ушел.

— Значит, только на Ригеров у них и надежда?

— Да. Причем до тех пор, пока жив текущий глава. Все-таки я надеюсь, с Ларсом удастся договориться.

— А вас не могут обвенчать? — хмуро поинтересовался Лешка. — В политический целях. Твой дед может решить…

Ленайра покосилась на него и расхохоталась.

— Да ты никак ревнуешь? О! Но не переживай, это в принципе невозможно. И он и я наследники своих Родов, а обручение подразумевает, что муж или жена переходят в другой Род. Такое, сам понимаешь, невозможно.

— Но тебя могут ведь обручить с кем-то?

Ленайра прекратила смеяться и нахмурилась.

— Об этом я и хотела с тобой поговорить. — Все тут же стали переглядываться, а Лешка закаменел. — Мой дед приглашает тебя и твоего отца на встречу.

— Что?

— Леш, понимаешь, одна из причин того, что я стала наследником Рода в том, что попала сюда. Получилось, что сама магия Рода избрала меня. Такое вот своеобразное назначение. Оказалось, дед тоже ходил сквозь зеркало, но, как я поняла, совершенно в другой мир. Сосредоточие в момент эмоционального напряжение любого члена Рода может откликнуться на него, призвать к себе и отправить туда, где по его мнению он сможет получить то, что ему не хватает. Я просила силу и друга.

— О…

На Ленайре сейчас скрестились взгляды всех находящихся в комнате ребят. Кто-то взирал на нее с удивлением, кто-то с понимаем, кто-то так, словно решил какую-то давно мучающую его загадку. Сама же девушка выглядела просто неестественно спокойной. Те, кто знал ее по ее родному миру мгновенно опознали бы легкую степень режима Ледяной Принцессы — контроль чувств, но без маски. Из-за этого ее слова казались всем какими-то неправильными. Словно говорит о чем-то, что ей важно, но своих чувств в это не вкладывает. Дежурные слова, которые ее словно и не задевают.

— И дед сейчас, когда мое положение в Роду определилось, оставлять все как есть не хочет. Он желает поговорить с тобой и твоим отцом о наших взаимоотношениях.

Все-таки друзья слишком хорошо знали ее. Такое спокойствие на ее лице им уже приходилось видеть, когда она говорила о чем-то действительно значимом для нее. Девушка словно запиралась в раковину, чтобы не дай бог кто случайно не поранил, не обидел. Своеобразная защитная реакция: да, говорю о важном, но меня любая ваша реакция совершенно не заденет, сами видите, как спокойно ко всему отношусь. Потому сейчас и переглядывались так встревоженно, не понимая, к чему она ведет, но знали, что скоро она скажет то, ради чего затеяла весь этот разговор и прочитала свою не очень интересную, но познавательную лекцию отношений аристократии и Древних Родов в империи. Явно же она не просто так все рассказала именно сейчас.

— Ты имеешь в виду…

— Да. Нам пора определиться. Я очень надеялась, что это случится много позже, но времени уже нет. — Девушка оглянулась вокруг. — Кстати, свидетелей тоже хватает, очень удачно.

— Что? О чем ты? Каких свидетелей?

Ленайра выпрямилась, губы плотно сжались, а сама она уставилась куда-то вдаль. Вдох-выдох, кулаки плотно сжаты. Все также не отрывая взора от чего-то виденного только ею где-то вдали, она совершенно спокойным голосом без капли эмоций выдала:

— Алексей Юрьевич Коршунов, я, Ленайра Геррая, наследник Древнего Рода официально предлагаю тебе стать моим мужем.

— А… — Лешка покачнулся и чуть не упал со стола, пришлось схватиться за край.

Ленайра вдруг развернулась и заткнула ему рот ладонью.

— Молчи! Ничего не говори… пожалуйста. Так не делается. Я высказала только пожелание, которое ты имеешь полное право… проигнорировать. Или ты должен сказать о моем предложении отцу и получить его благословление, после этого вы с ним отправитесь к моему деду за его благословлением. Это все… официальная часть помолвки. Пока помолвка, женитьба много позже… если согласишься… — Несмотря на совершенную маску спокойствия прерывистая речь девушки с головой выдавала ее волнение и показывала, что она на самом деле чувствует. Длинные предложения она совершенно не могла говорить, голос начинал дрожать и срывался, приходилось останавливаться и брать паузу.

— Да я ничего…

— Нет… дослушай… прошу. Я задержусь у вас дней на пять… подумай и… откажись.

— Что? Но я думал…

— Леш… подожди…. Я не могла не сказать тебе… понимаешь… это одно из условий Сосредоточия — всегда быть искренним в чувствах… Я говорила, что именно они ключ к проходу. Обман недопустим… Обман в этом ведет к закрытию врат. Сказать я должна была… Обязана… несмотря ни на что, я не хочу разрыва. Но я тебя люблю… и не могу не сказать об этом… чертово правило Сосредоточия. Но ты можешь отказать… Я просила друга… не мужа… твой отказ не разорвет связь миров. Пойми, у нас там далеко не рай, а тебе придется переехать… войти в мой Род. Тебе начнут завидовать, поверь, показать это можно с вежливыми улыбками и не выходя за рамки этикета. Аристократы умеют издеваться вежливо… Я… я слишком тебя люблю, чтобы окунать во все то дерьмо, с которым придется иметь дело там. А иметь дело с ним придется… не сбежать и не спрятаться… Такой вот парадокс… я люблю тебя и говорю об этом, не могу не сказать, и потому что люблю, не хочу, чтобы ты принял мое предложение.

Тишина. Только Леша дергается:

— Снежана, я…

— Пять дней, — перебила его девушка. — У тебя есть пять дней, Леша. Не надо спешить и разбазаривать время. Посоветуйся с отцом, очень тебя прошу. За эти дни я постараюсь… чтобы ты узнал меня настоящую… такую, какая я есть со всеми достоинствами и недостатками. Не Снежану, вашу подругу по шалостям и тренировкам, а Ледяную Принцессу, наследника Древнего Рода Ленайру. Решение ты должен принять с открытыми глазами. Возможно, та «я» тебе не понравится… очень не понравится.

Ленайра почувствовала, что уже не в силах держать маску. Еще миг и она либо устроит истерику, либо кинется Лешке на шею в слезах. Никогда раньше у нее проблем с контролем не возникало, но сейчас…

— Простите… — Девушка вскочила, стряхнув с плеча руку Леши, невидящим взглядом обвела ошеломленных ребят. — Что-то устала… Пойду отдохну немного… Завтра ведь с утра у нас тренировка, не хочу проспать… Увидимся завтра.

— Да-да, — первым отмер Колька, провожая стремительно умчавшуюся вверх по лестнице девушку. Посмотрел на ошарашенного друга. — Пожалуй, я тоже пойду домой. Завтра на полигоне встретимся.

— Мы тоже пойдем, — поднялись близнецы Аня и Борис.

Витька также встал, проходя мимо Лешки хлопнул его по плечу, пробормотал что-то типа «держись пацан, мы с тобой» и прошел к выходу. Митька же только хлопал глазами и озадаченно глядел на Лешку, пока Витька, ругнувшись себе под нос, не вернулся от двери, ухватил его за шкирку и не выволок из дома.

Ленайра же едва оказалась у себя в комнате, плюхнулась на кровать и накрыла голову подушкой.

— Почему все произошла так быстро? — пробормотала она. — Я так рассчитывала еще года на два спокойствия. Почему…

Вопрос остался без ответа.

Глава 11

Нож сверкнул в полете и вонзился точно в середину мишени, расположенную шагах в восьми от стола с лежащими на нем совершенно различными ножами. Некоторые вообще были мало приспособлены для бросков. Ленайра не глядя протянула руку, взяла первый попавшийся нож под руку, взвесила, проверяя баланс, бросок и он воткнулся рядом с первым.

По хорошему надо было бы отдохнуть после утренней весьма насыщенной тренировки, но тогда придется вспоминать вчерашний день, а пока думать о нем не хотелось совершенно.

Девушка взяла еще один нож и снова метнула в мишень. Полигон… В общем-то, именно полигоном он и был когда-то. Точнее тренировочной площадкой военной части, которая во времена СССР размещалась на этом месте. Потом часть сократили, землю продали. После ее выкупил Коршунов, расположив в бывших казармах склады логистического центра, которые он с партнерами начал создавать по всей стране для более быстрой транспортировки грузов. Полигон же с некоторыми строениями отделили от остальной части высокой стеной и переделали в пейнтбольный. Закупили оружие, красящие шарики, устроили полосы препятствий и площадки для игр. Правда мало кто знал, что сделали его в основном только для одного человека, которому Юрий Петрович пообещал дать силу и найти инструктора. Мало кто догадывался, почему самый лучший в регионе полигон для пейнтбола работал только с двенадцати, хотя предположения, в общем-то, были верны — до этого времени он целиком и полностью находился в распоряжении его владельца — Юрия Петровича Коршунова. Ну нравились могущественному олигарху и промышленнику военные игры, кто его осудит? У каждого свои тараканы в голове. А разыскать списанного со службы профессионала — ветерана войск специального назначения оказалось достаточно легко, предложить высокооплачиваемую работу… Дальше Ленайра уже сама договаривалась с инструктором, который с трудом понимал, зачем учить маленькую девочку искусству убивать быстро и из любых положений, а также выживать в лесу и во многих других сложных ситуациях.

Как ни странно, подход Ленайры — максимальная честность в отношениях со своими — сработал и здесь. При виде таинственного зеркала Дмитрий Иванович проникся и поверил. А уж когда девочка притащила кучу каких-то таинственных лекарств, от которых стала снова оживать казалось навеки поврежденная рука…

Сейчас он сидел на раскладном стуле и задумчиво наблюдал, как его подопечная швыряется в мишень разными острыми предметами и понимал, что ее мысли где-то очень далеко отсюда. Непонятно, что там у них случилось с приятелем, но сегодня она заявилась почти в пять утра, разбудила его и потребовала потренировать персонально. Дмитрий Иванович хотел было возмутиться, но едва глянул в лицо девушки и спорить не стал. Устроил ей кросс по пересеченной местности с полной выкладкой, потом разминку, учебный бой, но даже после этого она отправилась не отдыхать, а метать ножи.

Дмитрий Иванович все-таки решил задать мучивший его вопрос, когда подошли остальные ребята. Алексей при этом с очень странным выражением посмотрел на Снежану, остальные вообще делали вид, что они не причем и отправились переодеваться для занятий. Митька со своим неизменным ноутбуком расположился за столом и сейчас что-то усиленно набивал на клавиатуре.

— Ничего не хочешь рассказать? — все-таки не выдержал Дмитрий Иванович, подходя к ученице.

Та опустила уже занесенную для броска ножа руку и повернулась к нему, глянула на ребят.

— Когда буду готова.

Вот что в девушке всегда нравилось бывшему спецу из очень интересного подразделения, так это полное отсутствия в ней даже намека на жеманство. Всегда говорит только по делу и утверждает что-то только в том случае, если уверена. И ее честность со своими. Ни разу никому из них она не солгала даже в мелочи. Не договаривала, да, бывало, но при этом честно предупреждала, что говорить не хочет.

Вот и сейчас. Видно же, что ее что-то мучает, но раз сказала, что скажет, когда будет готова, чтобы это ни значило, значит так и будет. Никакие расспросы не помогут.

Тут Дмитрий Иванович заметил Алексея, который уже успел переодеться в спортивный костюм, но так и не решился выйти на площадку. Стоял, прислонившись к стене раздевалки и о чем-то усиленно размышлял. Заметил взгляд инструктора, неуверенно поднял руку и показал куда-то за склад. Заинтригованный Дмитрий Иванович прошел туда следом за мальчишкой.

— Дмитрий Иванович, — неуверенно проговорил он, стоило им скрыться от посторонних взоров, — можно с вами посоветоваться? Я… я пока кое в чем не уверен и мне не хотелось бы идти к отцу пока сам не разберусь в этом… вы же можете посоветовать… взгляд со стороны, так сказать…


— А где Дмитрий Иванович? — Выскочил Витька из раздевалки.

Стоявшая рядом Аня кивнула в сторону складов.

— Там. — И тут же едва успела ухватить друга за майку. — Куда? Он с Лешей говорит. Ему сейчас нужна помощь.

— Леше? — удивился Витька.

Аня закатила глаза.

— Ну не Дмитрию Ивановичу же.

— Хм. Не понимаю, чего он там трагедию развел? Да за такую девчонку как Снежана можно хоть в огонь, хоть в другой мир. Тем более там сразу и богатство прилагается и положение в обществе… Ой, за что? — Витька искренне не понимал, за что его сейчас треснули под ребро.

— Чтоб думал прежде, чем говорил. Если бы Лешу интересовало богатство и положение в обществе, тогда сомнений бы не было. Тем более и то и другое у него и тут есть. Ты лучше подумай, как в том обществе отнесутся к нему, и как будут смотреть на Снежану. О ней ты не подумал?

— Да плевать! А Лешка дурак, я так и скажу. Ань, не дерись, выслушай сперва. Как думаешь, Снежок от хорошей жизни тренируется в рукопашке? Учится стрелять, кидать ножи, фехтовать, еще эти тренировки по выживанию? Скажи, зачем это все девушке? Ей скучно жить?

— Она же рассказывала нам.

— Именно. У нее на глазах убили родителей, и она ничего не смогла сделать. А еще этот подонок ее братец старший вместо того, чтобы поддержать, чуть ли не обвинил в смерти родителей. Вот ее и переклинило на тему, что никогда больше не будет слабой и сумеет защитить всех вокруг. Но Аня, так не бывает! Как бы она ни старалась, всех не защитишь! И одной ей такой груз не потянуть. Ей нужна опора! Ей нужен человек, которому она сможет полностью довериться. И если Лешка откажется, она останется без этой самой опоры. Как бы она ни изображала безразличие, но он ей нужен намного больше, чем она даже боится себе представить.

— В кои-то веки я согласен с человеком, у которого мозги работают только в направлении шуток.

Витька беззлобно огрызнулся на приятеля:

— Коленька, подколки — моя прерогатива, не отбивай мой хлеб. Иди лучше займись своими любимыми боевыми искусствами.

— К твоему сведению, победа в поединки одерживается еще и потому, что я должен суметь прочитать человека и составить о нем впечатление по тому, как он двигается, как дышит. Так что твои претензии не в тему. Со Снежаной я постоянно спаррингуюсь и давно уже составил о ней свое мнение. То, что я не треплюсь о своих выводах, в отличии от некоторых, на каждом углу, не значит, что я ничего не вижу.

Витька поднял руки, признавая поражение, и грустно добавил:

— Может и зря ты молчишь. Вот как бы эти наши с тобой выводы Лешке объяснить? С другой стороны, это его жизнь.

— И Снежаны. Он должен решить — важна она ему или нет.

— Спасибо за честное мнение обо мне, — полным яда голосом прокомментировал стоявший чуть в стороне Лешка, непонятно как сумевший незаметно подойти к ним. Видно и правда увлеклись разговором.

— Прости, — без тени раскаяния отозвался Витька.

Лешка поморщился.

— Не считай себя самым умным. Я сам все прекрасно понимаю. И я уже думал о наших дальнейших планах… Пока надеялся, что она не станет наследником Рода. В вечернем платье мне она больше нравится, чем в боевых доспехах.

Витька хмыкнул и отвернулся.

— У тебя нет выбора.

— Знаю. И даже не буду ей предлагать переехать к нам сюда на постоянное жительство — она слишком… ответственная. Наследник. Проклятье! Я бы очень хотел, чтобы она бросила там у себя все это и переехала к нам. Жила бы спокойной жизнью… но если бы она так сделала, это уже была бы не она. Не та, кто мне так нравится. Вот скажите, что мне делать?

— А что тебе сказал Дмитрий Иванович? — поинтересовалась Аня.

— Сказал слушать свое сердце. Как банально.

— А зачем ты вообще задавал вопросы, если сам знаешь ответ?

Лешка покосился на Аню, зло сплюнул куда-то в кусты, развернулся и решительно зашагал к Ленайре.

— Дура! Ну дура же! Неужели она на самом деле думает, что я оставлю ее наедине с этими придурками? — донеслось до друзей сердитое бормотание. Аня, Витька и Колька переглянулись и дружно улыбнулись.

— Кто бы сомневался, — буркнул Витька. — Но ведь этот идиот наверняка всю ночь не спал, переживал. Эти два придурка сами ведь все понимают, но боятся признаться.

— И не говори, — поддержал его Колька. — «Ах, если ты будешь со мной, тебе будет плохо», «ах, а если ты со мной, то я не смогу быть достойным тебя». Трагедию тут разыгрывают, блин.

— Не смешно, — оборвала его Аня. — Оставим их вдвоем, идемте на тренировку. Разминка, потом бег.

Когда ребята пришли к финишу, заметили Лешку и Снежану, сидящих на небольшом холмике и о чем-то неторопливо беседующих. Близнецы переглянулись и Борис первым двинулся к ним, Аня тут же зашагала за братом, остальные потянулись за ними. Только Митька все еще сидел за столом и что-то строчил на ноуте, не обращая ни на что внимания.

— Поговорили? — Борис посчитал, что подслушивать разговор друзей будет неправильно и уже заранее дал знать об их приближении.

Ребята обернулись и Бориса поразило лицо Снежаны — бледное с тенью страха, но решительное.

— Здравствуйте, ребята. — девушка привстала огляделась, заметила Дмитрия Ивановича и махнула, прося подойти. С сомнением покосилась на Митьку за столом и решила не трогать его. Он в их компании был самым маленьким как в плане обычного возраста, так и в плане психологического.

— И тебе не хворать, — хмыкнул Витька, но тут же замолк под сердитыми взглядами окружающих.

Ленайра дождалась, когда подойдут все и объяснила, зачем попросила их собраться:

— Вы все знаете о вчерашнем разговоре с Лешей… Дмитрий Иванович…

— Леша ко мне сегодня подходил.

— Хорошо… значит, вы тоже в курсе. Как я говорила, я надеялась, что разговор состоится позже, но, похоже, не судьба. Те, кто убил моих родителей… и я говорю не об убийцах, их-то как раз всех переловили, а о тех, кто стоял за ними… В общем, дед мне сообщил, что в империи снова зашевелились силы, которые хотели бы сменить династию… или посадить кого-то из нее. Возможно в тот день шесть лет назад кто-нибудь должен был чудесно спастись.

Дмитрий Иванович задумчиво кивнул.

— И, возможно, он даже не догадывался об этом. — Поймав изумленный взгляд девушки, пояснил: — вовсе не обязательно он глава заговорщиков. Возможно, заговорщики имеют возможность как-то воздействовать на будущего императора из-за кулис. Неважно кто на троне, важно кто ЗА троном.

Ленайра разинув рот смотрела на тренера, потом медленно закрыла его и задумалась.

— Очень… неожиданное предположение… надо было с вами давно посоветоваться… — Она вдруг с каким-то непонятным интересом посмотрела на Дмитрия Ивановича, мотнула головой, словно прогоняя мысли. — Я потом подумаю на эту тему.

— А еще возможно, что этот заговорщик подставное лицо, который якобы всем управляет. Если я правильно понял объяснения Леши, никакой император не удержится на троне, если его не поддержат Древние Рода. В таком случае вскоре императора-заговорщика сместят и на троне окажется кто-то, к заговору не причастный, с поддержкой и народа и Древних Родов, свергнувший узурпатора. А вот насколько реально этот человек будет невиновным…

— Ваше изощренное коварство меня пугает, — пробормотала Ленайра. — Но если об этом не думала я, не значит, что не думал мой дед. Оставим пока этот разговор. Важен факт того, что заговорщики, похоже, уже зализали раны и снова зашевелились. Дед предполагает, что с их стороны возможны… разные действия, а потому объявил меня наследником Рода. И это в свою очередь означает, что у меня появляется множество разных официальных обязанностей в империи, плюс то, что мной обязательно заинтересуются те самые заговорщики.

— Покушения? — мрачно поинтересовался Лешка.

— Не думаю, — ответил вместо девушки Дмитрий Иванович. — Она им ничем пока не угрожает, а устраивать покушения на наследника Древнего Рода… я так понимаю, что такое не понравится остальным и они могут занять принципиальную позицию не поддерживать никого, пока не найдут убийцу. Что, Снежана? Я бы на их месте так сделал. Мне бы не понравилась угроза моим детям.

Девушка кивнула.

— Вы очень прозорливы. Думаю, пока жив император и его наследники, на меня покушаться не будут. Да даже и потом не будут, пока не поймут, что по-другому меня не убрать со сцены. Как бы мне ни хотелось думать иначе, но я слишком малая величина во всем этом. Но вот найти ко мне подход и узнать поближе постараются точно. Суть не в этом. В связи с моим новым положением, я уже не смогу проводить с вами столько времени, сколько раньше. И вчера… объяснила положение всем… Леше.

— И сегодня я тебе все ответил. И не думаю, что отец будет возражать.

Ленайра решительным жестом заставила его замолчать.

— Дело не в этом. Ты… вы все соглашаетесь идти за мной зная только Снежану — вашего друга, с которым вы участвовали во многих проделках, который учил вас магии, а вы помогали ей тренироваться в боевых искусствах. Но вы совершенно не знаете Ленайру Геррая, Ледяную Принцессу. И эта последняя вам может очень сильно не понравиться.

— Снежана или Ледяная Принцесса — какая разница? И та другая девушка, и сидящая сейчас здесь — это ты! — отмел все возражения Лешка.

— Как знать… как знать, — с кривоватой улыбкой отозвалась Ленайра. — Девушка одна, но поведение совершенно различно. Хотите узнать настоящую меня?

Ребята опасливо переглянулись, не понимая, что она задумала.

— Что ты хочешь сказать? — поинтересовалась Аня.

— Хочу поделиться с вами своими воспоминаниями. Я уже сформировала их, осталось только передать. Это нетрудно сделать, вы все уже очень хорошо освоили магию, чтобы их принять. В том числе и Дмитрий Иванович. — Ленайра снова покосилась на Митьку за столом со своим неизменным ноутом и добавила: — А Митьке этого видеть не надо.

— Снежана…

— Леша, пожалуйста. Говоришь, пойдешь со мной? Так узнай сначала, за кем ты хочешь идти, и только потом уже принимай решение.

— Что мы должны делать? — поспешно заговорил Дмитрий Иванович, сообразивший, что споры могут затянуться, а Снежана все равно настоит на своем, слишком она решительно выглядела.

— Передавать воспоминания каждому по отдельности я не буду, только силы зря тратятся. Кину всем сразу. Трудно, но можно, вас не так уж и много. Вы же должны лечь поудобнее, взяться за руки и расслабиться. Когда будете готовы, я скину подготовленные воспоминания. На несколько минут вы потеряете сознания, все-таки сложно сразу освоить такой объем чужих воспоминаний. Зато когда очнетесь, будете знать обо мне все так, словно присутствовали в те моменты, которые я вам показывала.

Ленайра, дождавшись, когда все разлягутся на траве, взявшись за руки и закрыв глаза, начала мурлыкать под нос какой-то до ужаса заунывный мотив. Сначала никто не понял, зачем она это делает, но вдруг у всех как-то разом потяжелели веки, в голове стало необычно легко, мысли поплыли медленно, не мешая проваливаться в транс.

— А сейчас я передам воспоминания, — послышался откуда-то издалека голос девушки в той же интонации, что и мотив, который она напевала.

Что-то холодное и приятное слегка коснулось каждого, потом в голове возникла яркая вспышка и наступила тьма…

Когда Леша очнулся, первое, что он заметил — спину Ленайры. Девушка сидела чуть впереди их, облокотившись локтями о землю, запрокинув голову и старательно высматривавшую что-то на небе. Оглядевшись, он убедился, что остальные все еще не пришли в себя, а обиженный Митька сидел в стороне и сердито посматривал на Ленайру. Видно, от него не укрылось произошедшее, расспросил девушку и теперь на нее дулся.

Лешка поднялся, подошел к Ленайре и положил ей на плечо руку. Та вздрогнула, подняла голову, но тут же опустила, спрятав глаза, но мальчишка успел заметить слезы.

— Не хочешь прогуляться?

Без слов Ленайра поднялась и неуверенно оглянулась, не зная, куда идти. Совершенно нехарактерно для нее. Всегда уверенная, всегда готовая отстоять свою точку зрения. А тут… Лешка спорить не стал, зашагал по беговой дорожке. Девушка пристроилась рядом… Лешка вдруг обхватил ее за плечо и притянул к себе.

— Снежок ты мой глупый. Неужели ты думала, что я испугаюсь и отвернусь от тебя? Наверняка ведь специально самые отвратительные воспоминания передавала. Не спорь, я ж тебя сколько лет знаю. Просто можешь ответить на вопрос?

— Конечно… отвечу честно, раз уж так все сложилось.

— Скажи… ты действительно принесла в жертву того человека?

Девушка пожала плечами.

— Ну да. Дед учил меня накладывать проклятья на вещи. Это была тренировка.

— Эм… — от ответа Лешка растерялся. Он явно ожидал, что она как-то по-другому объяснит то воспоминание. — А обязательно было человека убивать?

— А кого? Животные не годятся, в них нет нужной силы энергетики, а совсем без жертв толкового проклятья не получится.

— Но ведь это был человек.

— С технической точки зрения — две ноги, две руки, голова — да, а вот с точки зрения морали…

— Он был преступником?

Ребята и не заметили, как остальные тоже очнулись и, заметив прогуливающихся по дороге друзей, присоединились к ним. Но вопрос задал Дмитрий Иванович, он то все же получше всех разобрался в тех воспоминаниях.

— Приговоренным к смерти, — кивнула Ленайра.

— Но это все равно было жестоко! — выдавила Аня, изо всех сил пытаясь смотреть на подругу без страха. — Пусть бы просто убили, но так… ты же его мучила.

Ленайра посмотрела на нее, вздохнула.

— Проклятья без мучений не создать… что же касается просто убить… ты слишком добра, Ань.

— Что? — от такого заявления опешили все. Ленайра оглядела всех совсем грустным взглядом.

— Вы что… правда думаете, что я какая-то маньячка и просто так ни с того ни с сего буду мучить живого человека?

Взгляд не отвел только Лешка.

— Я сразу понял, что все не просто так, — не очень ловко попытался объяснить он. — Я ж тебя сколько знаю… помню, как ты плакала над той собачкой со сломанной лапой и как ухаживала за ней.

— Животные намного лучше людей, — вздохнула Ленайра. — Они не убивают ради развлечения… Тот человек… Я не сразу смогла это сделать. Он убийца. Находил детей в возрасте от пяти до десяти лет и… не буду говорить зачем их похищал.

— Я догадываюсь, — скривилась Аня, но тут же замолчала, увидев взгляд подруги.

— Не догадываешься, — покачала она головой. — Лучше бы он и правда делал то, о чем ты подумала. Но он разработал ритуал… полностью выкачивал жизненную силу и вливал в себя. Он очень не хотел умирать… очень… А сам ритуал… Чтобы заставить меня все-таки провести жертвоприношение, дед свозил меня в морг, где лежали тела тех детей. Их не хоронили, пока не нашли убийцу… Знаешь… после увиденного у меня рука не дрожала.

— А зачем детей? — Дмитрий Иванович явно пытался представить подобный ритуал и выглядел бледно.

— Из-за пока еще нестабильной энергетики. Ее легко забрать и влить в себя. У взрослого такое не проделаешь. Врачи так лечат иногда, вливая свои силы больному.

— То есть, он действительно продлевал себя жизнь?

Ленайра пожала плечами.

— Я читала найденные в его доме бумаги. Этот… не человек… в общем-то не ошибся. Жизнь он себе продлил. Однако не учел, что энергия каждого человека уникальна и вливать ее в себя чревато расшатыванием собственной. Пятнадцать жертв — пятнадцать различных энергий. Он начал сходить с ума уже после восьмой жертвы. Еще парочка, и он окончательно перестал бы быть человеком. Он напрочь разрушил свою ауру и уже не мог жить без внешней подпитки, а значит, для того, чтобы жить, ему нужно было убивать. И пока он убивал — он жил.

— То есть он сумасшедший? — Аня, добрая душа, пыталась найти хоть что-то оправдывающее того человека.

— Ну… после шестой жертвы он уже пошел вразнос. После восьмой прошел точку невозврата, когда еще можно было что-то восстановить. Но первую жертву он убил находясь в здравом уме… если тут вообще применимо это слово.

— Господи, — Аня сама была бледна как смерть, — надеюсь, они хоть не мучились…

— Не надейся, — разрушила ее веру Ленайра. — Чтобы выкачать даже нестабильную энергию надо, чтобы жертва сама захотела с ней расстаться. Иначе говоря, чтобы она сама захотела умереть. Захотела бы так страстно, что запустила механизм саморазрушения. Я же говорю, когда я увидела тела, у меня потом даже руки не дрожали. Я его просто перестала считать человеком.

Леша вдруг слабо улыбнулся, но еще крепче прижал к себе девушку.

— Говорю же, ты специально на себя наговариваешь. Почему ты в переданных нам воспоминаниях не объяснила все это? Надеялась, что мы станем испытывать к тебе отвращение и прогоним? Но сама тут же все объяснила, потому что не хотела такого. Снежок, кого ты обманываешь?

Ленайра вдруг замерла, как-то даже сжавшись. Часто-часто заморгала, рванулась куда-то бежать, но Лешка еще крепче вцепился в нее, развернул и прижал к себе. Девушка всхлипнула, все еще пытаясь сохранить самообладание, но вдруг вцепилась в рубашку парня. Уткнулась ему в плечо и просто разревелась.

Борис тихонько присвистнул, ухватил под локоток Аню и поспешно потащил куда-то в сторону, за ним заторопились и остальные, подгоняемые Дмитрием Ивановичем.

— Дайте им побыть наедине. Думаю, им многое нужно сказать друг другу. Трудно сразу оценить то, что мы увидели.

— Да уж, — немного нервно пробормотал Борис. — Никогда не думал, что наша Снежана, добрейший души человек, может быть такой… такой…

— Да говори уж как есть, — кривовато усмехнулся Витька. — Стервой, ты хотел сказать? Это ты явно преуменьшил.

— Но это все равно наша Снежана. — Аня наконец вывернулась из рук Бориса и теперь с вызовом смотрела на всех. — Я сначала тоже испугалась, но она объяснила нам про жертвоприношение. И она не врала, вы это тоже знаете. Значит и другие ее поступки имеют объяснения. И знаете, что я думаю? Что настоящая она именно здесь, с нами! Здесь, где ей не надо играть роль представительницы Древнего Рода и где она может быть сама собой! Именно той, кем ей и хочется быть. А там… Правильно там все говорят про нее — Ледяная Принцесса. Вот только если там все уверены, что это она и есть, то мы знаем, что это всего лишь ее маска, за которой она прячется. И ей нужна наша помощь! Именно там нужна! Ей нужны настоящие друзья, с которыми она может быть сама собой, иначе ее маска прирастет и станет настоящим лицом! Вы ведь не хотите этого?

Когда на тебя смотрят таким добрым-добрым взглядом, спорить как-то не хочется. Жизнь дорога. Даже Дмитрий Иванович согласился без споров, что да, никто из них такого не хочет.


Ленайра с Лешей отошли чуть в сторону, девушка подобрала небольшой мячик, с которыми они обычно тренировались, и на ходу стала подбрасывать и ловить его. Леша обернулся, заметил эту игру и поспешно прошел вперед, развернулся.

— Бросай!

Ленайра поймала мяч, посмотрела, кинула… Лешка поймал его и тут же отправил обратно.

— Скажи, — не переставая перебрасываться мячом, поинтересовался он, — зачем тебе твоя ледяная маска?

— За ней хорошо прятаться от окружающих. Ты же видел, с кем приходится общаться. Без нее я убила бы кого-нибудь.

— А зачем тогда общаешься с такими?

— Смешной ты. Это же элитная академия. Там учатся сливки общества, высшая аристократия империи. Или чьи-то вассалы.

— Но я же видел, что там учились и стипендиаты.

Ленайра хмыкнула и едва не уронила мячик, но все же удержала и отправила обратно.

— Леш, академия — это тоже политика. Я по своему положению занимала в академии высшую строчку негласной иерархии как представитель Древнего Рода. Завести со мной знакомство честь, а так же шанс получить что-то в будущем, когда я займу какое-нибудь положение при дворе. А я займу его уже в силу того, что я Геррая, даже если не наследник тогда еще.

— И общаться с низшими тебе было не по чину? — вопрос мог бы показаться грубым, если бы не был задан с иронией.

— Примерно, — улыбнулась Ленайра, но потом нахмурилась. — На самом деле все гораздо проще. Леш, ты же не думаешь, что вокруг меня все действительно дружили? Да там такие интриги плелись, куда там вашему мадридскому двору, лишь бы подсидеть кого, еще на шаг приблизиться ко мне. Но они все же из высшей аристократии, а значит за каждым стоит свой клан, потому все было в рамках… приличия, если так можно сказать. Как думаешь, долго ли рядом со мной продержался бы кто-то, за кем не стояли бы могущественные родственники?

— Гм…

— Вот тебе и «гм»… Я потому еще хочу отправиться в военную академию, пусть и элитную, что туда не идут из знатных семей. Мелкие дворяне, простолюдины, решившие сделать себе карьеру на войне. Будет и труднее и легче… надеюсь только общество там окажется приятнее.

— А зачем ты вызвала потом на дуэль того… как там его… не помню имя? Ну иллюзии который создавал.

— Я тебе имя и не говорила в воспоминаниях. Зачем? А кто теперь посмеет сказать, что он недостаточно наказан за то, что рискнул бросить вызов аристократам? Если бы я его не вызвала, то это сделал бы кто-нибудь другой и тогда все могло для него обернуться намного хуже. Я же не собиралась его убивать.

— А из твоего окружения ему мог кто серьезно угрожать?

— Из моего окружения? — Ленайра вздохнула. — Ты никак не хочешь понять, что вокруг меня были сплошные аристократы. Им не надо самим бросать вызов, достаточно только высказать пожелание. А прихлебатели найдутся.

— А сейчас?

— Сейчас? — Улыбка Ленайры превратилась в оскал. — Не посмеют!

— О да, — Леша сам испугался. Такой он еще свою подругу не видел. Потому поспешил перевести разговор в более безопасное русло. — Слушай, а этот иллюзионист силен? Мне показалось, что ты его легко победила. С другой стороны он легко выиграл дуэль с одним из твоих прихлебателей… прости.

— Да не извиняйся, так и есть. Силен ли? В будущем возможно… если поумнеет. Пока опыта не хватает.

— Мне не показались его иллюзии опасными.

— О, ты просто не знаешь, что может сделать настоящий иллюзионист.

— Ты его сразу раскусила.

— Говорю же, что неопытен еще. Этот придурок создал иллюзии, а о тенях забыл. Его фантомы не отбрасывали тени. Впрочем, будь по-другому, все равно не победил бы — силенок маловато. Только на одну атаку его и хватает. Я это еще по первой его дуэли поняла.

— А что за щит поставил препод ваш? Ты о таком не говорила нам. По крайней мере взрыв этого вашего иллюзиониста выдержал.

— Обычный дуэльный щит, — пожала плечами Ленайра. — Не говорила, потому что толку от него нет. Он мощный, ставится быстро, но и снимается так же быстро. Причем как изнутри, так и снаружи. Когда будете изучать дуэльный кодекс, прочитаете про него. Кстати, специально для дуэлей он и разрабатывался.

— То есть его могли снять и дуэлянты в любой момент?

— Ага. Только если кто так сделает, его объявят проигравшим в лучшем случае. А в худшем прибьют на месте, если кто из зрителей пострадает. Снять щит в момент дуэли, когда летают заклинания… — Девушка покачала головой.


Домой возвращались уже всей компанией, обсуждая воспоминания Ленайры, которыми она поделилась с друзьями. Дмитрий Иванович остался на базе приводить ее в порядок, заодно сообщил девушке, что завтра приедет Александр Петрович и их занятия фехтованием продолжатся. При этом он поглядывал на нее весьма задумчиво.

— Вы хотите о чем-то поговорить со мной? — прямо спросила Ленайра.

— Да, — не стал увиливать тренер. — Но не уверен, что будет… как бы сказать… я кое-что понял в вашем мире… но ты ведь знаешь и наш.

— Я поняла, — задумалась Ленайра. — Достойно ли мое поведение? В рамках моего родного мира более чем. Влияет ли на меня этот мир? Конечно, и глупо это отрицать, но я не могу себе позволить роскошь поддаться этому влиянию. Там и тут — я разная.

— Нет-нет, я не совсем об этом хотел поговорить. Просто кое-что спросить.

Девушка задумалась.

— Тогда давайте встретимся завтра в обед. Мне надо кое-какие покупки сделать и мне понадобится носильщик, — Ленайра улыбнулась. — Заодно и водитель. Я могла бы отца Леши попросить, он бы выделил кого, но если вы не против…

— Это будет замечательно.

Вот по дороге домой девушка и обдумывала пришедшую ей в голову мысль, слабо прислушиваясь к спорам друзей, машинально отвечая на их вопросы.

— Тебя что-то мучает? — прямо спросил Лешка.

— Нет. Просто в голову мысль одна пришла, но я пока ничего не могу сказать… все зависит от твоей встречи с моим дедом. Мне интересно, что он вам с отцом предложит…

— Разве не помолвку?

— Это само собой, — махнула рукой девушка. — Но в данных обстоятельствах это всего лишь предлог для встречи. Мы с тобой сведены магией и тут даже дед не может спорить. Мы с тобой помолвлены с первой встречи, а официальное оглашение этого факта всего лишь формальность.

— Гм…

— Ой, только не пугайся. Помолвка — не женитьба, может быть расторгнута в любой момент по обоюдному согласию.

— Хе, не дождешься.

— И правильно, — вклинился «вежливый» Витька. — Леш, если надумаешь расстаться с ней, свистни мне. Снежана, согласны ли вы выпить со мной на брудершафт?

— Витенька, — ласково-ласково заговорил Лешка, перехватывая руку друга, которую тот вознамерился положить на плечо Ленайры. — Как думаешь, сколько стоят услуги травматолога? Интересно, сколько ему нужно будет заплатить, чтобы он тебе руку срастил с повернутой в обратную сторону кистью?

— Все слышали? — патетично вопросил Витька под общий смех. — Он мне угрожает! Снежана, зачем тебе этот жестокий тип? Давай встречаться со мной! Я белый и пушистый.

— А сейчас будешь синим и облезлым, — беззлобно пообещал Лешка, перемещаясь так, чтобы оказаться между Витькой и Ленайрой.

Домой они всей толпой ввалились примерно в три часа дня и тут же увидели Лешкиного отца — Юрия Петровича. Тот оглядел всю кампанию и кивнул Ленайре.

— Снежана, я там твой заказ привез, весь целиком, как и обещал. Ящики сложили в углу, а некоторые образцы и эксклюзив разложены на столе.

— И концентратор? — замерла Ленайра.

— Если под концентратором ты подразумеваешь тот меч из дюраля, расписанный непонятными символами, то и его. Я еще попросил специальный чехол к нему сделать — деревянный ящик.

— Я сейчас! — Ленайра сорвалась с места и рванула к себе в комнату, но у лестницы остановилась. — Ребята, идите пока в подвал, я скоро подойду. Юрий Петрович…

— Конечно, подойду, куда ж я денусь, — усмехнулся он.

Девушка появилась через три минуты, когда все уже стояли вокруг одного из столов, на котором лежал красиво разукрашенный полированный ящик. Ребята видели, как девушке хотелось поскорее открыть его, и каким усилием воли она сдержалась. С усилием водрузила звякнувший мешок на стол и принялась доставать из него бруски золота.

— Вот, шесть килограмм. Тут последняя оплата за товар и в счет будущего заказа.

Юрий Петрович кивнул и быстро убрал золото в небольшой чемодан.

— Чувствую себя мошенником, — с усмешкой пожаловался он. — Снежана, ты уверена, что не хочешь пересмотреть цены? Ты покупаешь у меня алюминий по цене в три раза выше рыночной.

Девушка только рукой махнула.

— Юрий Петрович, о чем разговор? У нас алюминий, или рунное серебро, как его называют дома, стоит в три раза больше золота. Поверьте, ваша цена для меня вполне приемлема. И не переживайте, вы не бусы индейцам продаете. Вы даже не представляете, что способна сделать магия из этого металла.

— Ну ладно, — сдался он. — Концентратор смотреть свой будешь?

— Потом, — с явным усилием отозвалась девушка. — Сначала остальной заказ.

— Хорошо. Как скажешь.

Юрий Петрович придвинул один из ящиков к столу, открыл его и стал доставать предметы.

— Перчатки кожаные как ты и заказывала. Без пальцев и с алюминиевыми шипами на костяшках. На каждом шипе гравировка непонятной финтифлюшки.

— Это руна, папа, — буркнул Леша.

— Я и говорю непонятная финтифлюшка. Еще там алюминиевая полоса поперек ладони, застежка, алюминиевая пластина с обратной стороны запястья. Все в финтифлюшках.

— В рунах.

— Сын, для меня что руны, что финтифлюшки… позволь уж их называть так, как привык.

Ленайра, тем временем, уже натянула на себя перчатки и внимательно рассматривали их. Пальцев действительно не было, как на спортивных перчатках, только вот шипы на костяшках делали их скорее кастетом, чем спортивным инвентарем.

Девушка разжала кулак и изучила тонкую пластину, идущую поперек ладони, всю исписанную рунами, еще одна пластина полуохватывала кисть с внешней стороны. И тоже исписанную рунами.

— И что они делают? — заинтересовался Колька.

Ленайра стянула одну перчатку и кинула ему.

— Ты же помнишь руны? Тут нет ничего сложного. Сумеешь догадаться?

Колька поймал перчатку и принялся внимательно изучать, что-то шепча себе под нос.

— Так… тут укрепление… наверное, чтобы не рвались и не изнашивались… от грязи… девчонка… подумаешь, испачкаются… Так… а тут усиление удара и зачем-то укрепляющие.

— Зачем-то? — хмыкнула Ленайра. — В перчатках при желании я смогу усилить свой удар в пять раз, кстати, сила удара регулируется. — Девушка подошла к стене и изобразила удар кулаком по ней. — Как думаешь, что случится с моей кистью, если я ударю в пять раз сильнее, чем могу сейчас?

— Э-э-э… руку сломаешь?

— Сам и ответил. Укрепляющие чары как раз воздействуют на связки, кости и мышцы, позволяя бить намного сильнее, чем я смогла бы без них. Конечно, можно все усилить и своей магией, но это лишнее отвлечение, которое в бою недопустимо. Если что-то может взять на себя артефакт — это должен взять на себя артефакт. Руны же на шипах позволяют вырабатывать электричество, так что удар может сопровождаться еще и нехилым ударом тока. Что еще? Ах да, полоса на ладони перчатки — для связи с моим концентратором, который выполнен в виде легкой шашки. Когда я его закончу обрабатывать магией, я смогу призвать его себе в руку с… ну метров с тридцати и меч всегда ляжет мне в руку рукояткой. Плюс еще облегчение связи между концентратором и мной, а так же укрепление привязки, чтобы меч не так легко было у меня выбить. Руны на левой и правой руке отличаются. На правой перчатке, как я и говорила для связи с мечом-концентратором, а на левой выгравированы рунные круги формирования магических щитов. Теперь я их могу вызывать усилием мысли.

Ленайра отобрала перчатку и Кольки и убрала их в ящик, где лежали еще несколько штук таких же. На вопрос Лешки зачем столько, прозвучало спокойное:

— А шоб было. На самом деле тут и на вырост есть, хотя они и зачарованы так, чтобы растягиваться. Просто перчатки — расходный материал.

Следующим на столе оказался полный комплект одежды, выполненный из непонятный ткани.

— Кожа дарири, — пояснила Ленайра, поглаживая штаны, раскрашенные в камуфляжную раскраску и такую же куртку. Еще в ящике лежали дополнительные комплекты, а также другие вещи, которые Юрий Петрович доставать не стал.

— Нижнее белье, — со смешком пояснил он. — А что это за шкура такая? Меня на фабрике чуть не съели, едва только увидели. Обещали златые горы, если организую поставку такого материала.

— Зверек один такой. Шкура очень прочная и почти не поддающаяся магии, потому и ценится. И потому же ее так трудно у нас обрабатывать — магии слишком много вокруг. Так что магией не порежешь, а ножи требуются очень и очень прочные, и острые. Такая шкурка почти как кевлар. И стоит, кстати, соответственно. Большая редкость.

— Понятно. Так, этот ящик открывать не буду, там плащи и накидки из той же шкуры и тоже в камуфляжной раскраске. Зачем, кстати? Все в одном тоне. У вас такое носят?

— Нет, конечно. До цифрового камуфляжа у нас не додумались, обычно включают маскирующие чары, они несколько… эффективней. Но я собираюсь такими чарами превращать одежду в повседневную, а вот в походе обойдусь без подобной магии.

— Ты же сказала, что они эффективней? — удивился Витька.

— В чем-то да. Вот только как бы ни исхитрялись их маскировать, но магией такие чары фонят, а всяких специальных и очень чувствительных артефактов, позволяющих эту маскировку обнаружить, много. Я почему еще благодарна Дмитрию Ивановичу, он научил меня выживать в лесу вообще без магии. Поверьте, у нас, где все сигнальные маяки настроены на обнаружение именно магии, это будет большим преимуществом. Юрий Петрович, что там еще?

— Еще? Ну обувь… тоже с финтиф… ладно-ладно, с рунами. Сапоги, полусапоги, берцы, ботинки, туфли. В общем, на любой вкус, все по твоим пожеланиям.

— Отлично. Открывать не буду.

— Ага. Метательные ножи обычные, просто сталь получше вашей, но расходный материал. А еще вот…

Из очередного ящика была извлечена кольчуга алюминиевого плетения и водружена на стол.

Ленайра наклонилась над ней и внимательно изучила. На каждом кольце была выгравирована руна, но кроме этого она ничем от обычной не отличалась… ну разве что материалом.

— А зачем на каждом кольце вязь? — Поинтересовался Витька. — Как у вас так делают? Вряд ли у вас есть лазерная гравировка.

— У нас так и не делают. Чары наносят на изделие целиком.

— А почему ты так не сделала и попросила нанести руны на каждое кольцо?

— Да потому, что чары на изделии целиком и разрушаются сразу, как только кольчуга окажется повреждена в любом месте. У этой же зачаровано каждое кольцо и любое повреждение затронет только те кольца, которые окажутся задеты. Сколько комплектов?

— Три штуки.

— Отлично. Просто отлично.

Юрий Петрович убрал кольчугу и из следующего ящика вытащил сложенный блочный арбалет.

— Лучшая конструкция со всеми последними достижениями в технике, как обещали мне инженеры. С алюминиевыми вставками и напылением. В тетиву тоже вплетены алюминиевые проволоки. Они точно там не порвутся?

— Когда я наложу чары, эти проволоки станут прочнее вашей стали. Не порвутся. Остальные руны — это сохранение и защита. Алюминиевые накладки и от удара мечом защитят, и от магии можно будет арбалетом закрыться.

— Не буду даже гадать, как алюминий от меча защищать будет. В тех пяти коробках наконечники для этих… болтов… Тоже алюминий и с рунами. Для чего там-то?

— А там для разного. У вас ведь есть патроны трассирующие, есть бронебойные… Вот те руны такие же. Какие стрелы будут сверкать в полете подобно лучу, какие собирать вокруг себя огонь и стрела станет подобно кумулятивному снаряду… кстати, я совсем не уверена, что ваш танк устоит против такой стрелы.

— Кха… у вас там у всех такое есть?

Ленайра улыбнулась.

— Нет, конечно. Для этого надо много алюминия… очень много. У нас хорошо если у самых богатых по грамму его на наконечник клеят. Стрелы такие ведь повторно использовать не получится, сами понимаете. У вас ведь пули тоже из золота не делают.

— Ну они вряд ли танк прошибать будут, — недоверчиво хмыкнул Юрий Петрович. — Если бы пробивали… кто знает. Может и стали бы делать. Но ведь тогда твои пять коробок…

— Именно. Это для войны. А следующий мой заказ будет на наконечники для стрел всего лишь с алюминиевым напылением. Думаю… два грамма металла на наконечник окажется достаточно.

— Понятно. — Юрий Петрович достал блокнот и сразу записал заказ.

— А теперь, — глаза Ленайры заблестели в предвкушении, — концентратор. Наконец-то я смогу колдовать в полную силу!

Юрий Петрович хмыкнул, придвинул по столу к себе деревянный ящик чуть меньше метра длиной и открыл защелку. Оглядел замерших ребят, сына, с улыбкой посматривавшего на Ленайру, у которой разве что глаза не блестели в предвкушении, после чего аккуратно поднял крышку, открывая на общее обозрение содержимое резного полированного ящика, выполненного из драгоценных сортов дерева.

Глава 12

Внутри на красной бархатной подкладке лежала шашка, только немного уменьшенного размера, явно предназначенная не для кавалериста, а для пешего воина. Более тонкая, менее широкая, рукоять с гардой. Правда, само лезвие скрывали ножны, сделанные из выделанной кожи, отделанной теми же алюминиевыми пластинами, покрытыми рунными кругами.

Ленайра медленно подошла к ящику, осторожно двумя руками взялась за шашку и торжественно достала ее. Глядя на благоговение, написанное на лице девушки, Лешка не удержался от смешка, но тут же взял себя в руки и состроил самое торжественное выражение, на какое хватило воображение. Впрочем, ни на смешок, ни на эту торжественность Ленайра не обратила никакого внимания. Она плавно извлекла шашку из ножен, отложила их, а само оружие принялась старательно рассматривать.

Внешне в нем не было ничего особо красивого. Дюралевое лезвие, рукоять, сделанная из набора какого-то непонятного материала. Ну кроме того, что весь клинок начищен до зеркального блеска и по всему лезвию шла лазерная гравировка непонятных символов, рунных кругов, самих рун, связанных между собой в неповторимый узор. Лешка рассматривал меч, стоя рядом с подругой и сейчас пытался разобраться в тончайшем переплетении рун. Почти все ему были знакомы, но общий смысл ускользал. Вот что значит работа настоящего мастера, теперь ему были понятны ехидные комментарии Ленайры, когда они с друзьями разрабатывали какие-нибудь, как им казалось, великолепные амулеты.

Узор из рун настолько плотно покрывал все лезвие, что не оставалось ни миллиметра свободного места, такой узор шел по обе стороны лезвия, переходил на гарду.

Ленайра положила шашку на стол, вытащила из сумки свиток, развернула. На нем оказался точный чертеж шашки, только увеличенный раза в четыре, и там же повторялась вязь из рун и рунных кругов с двух сторон. Девушка повертела шашку, нашла нужную сторону и принялась сравнивать символы, проверяя, нет ли где ошибки. Юрий Петрович тоже подошел к столу и склонился над чертежом, потом покосился на шашку, заинтересовался небольшими углублениями в лезвии, расположенными точно в центрах рунических кругов и шедших по спирали вокруг всего лезвия.

— А это зачем? — заинтересовался он.

Ленайра бросила взгляд в сторону, куда указывал Юрий Петрович, и снова вернулась к сверке рисунка, отвечая, не отрывая головы от чертежа:

— Это для накопителей-резонаторов. Я управляю холодом и огнем, значит, там должны крепиться рубины и камни горного хрусталя. Дома я их уже приготовила, осталось вставить.

— Однако. М-да. До сих пор не верю, что вот эти знаки что-то значат и что-то делают.

— Сами по себе они ничего не делают. Они всего лишь каналы для магии. Когда я подам силу, именно по линиям сформируются каналы. Сами эти записи после этого исчезнут, сгорят, превратив начертанное пожелание в действие. Лезвие станет темно-синего цвета. Острота лезвия… ну на уровне нескольких атомов, тут уже мне пришлось постараться, не смогла объяснить нашему мастеру-артефактору понятие атома. Вот эти руны отвечают за толщину заточки. Что еще? Ах, да, самозаточка, поддержка прочности, укрепление, линии управления магическими каналами. Это ведь и есть моя основная беда, мою скорость пропускания магемы не выдерживают никакие концентраторы, потому и не могу в полную силу магичить. А здесь я постаралась. Наш артефактор знал о моей проблеме и заложил трехкратный запас прочности каналов. Камни — резонаторы, они помогут мне лучше контролировать такие потоки. В общем, если я раньше управляла всем сознательно, на что тратились немаленькие силы, то теперь управление возьмет на себя концентратор.

— Волшебная палочка такая, — хмыкнул Юрий Петрович.

— Почти, — вернула ему улыбку Ленайра. — С той разницей, что этой палочкой я могу и проткнуть кого и голову срубить. Что тут у нас еще… Ага, снятие массы.

— А разве для такого оружия, наоборот, не надо увеличивать массу?

— С рубящим да, надо, но это не рубящее оружие. При всем желании я не смогу быть сильнее мужчин, значит, нужна скорость. А с будущей заточкой шашки достаточно только чиркнуть. Руку или ногу кому-нибудь можно оттяпать легко, если они без защиты.

— А с защитой?

— Вы знаете материал, который устоит перед атомарной заточкой?

— Гм…

— Вот именно. А вот магия — другое дело. Беда в том, что у серьезных противников будут рунические щиты и такие же мечи и тут весь вопрос в том, чья магия сильнее или кто ловчее. Кое-какие сюрпризы я в меч заложила. Изрядно поспорила с артефактором, который считал их невыполнимыми, но расчеты сделал. — Девушка постучала пальцем по чертежу, — и даже нарисовал схему.

— Вот это я и не понимаю. Если ты говоришь, что твой концентратор такой мощный и сильный, почему у вас такие не делают? В чем сложность? Я в нем ничего особого не вижу.

— Это потому, что вы смотрите на него с колокольни технологически развитого общества. А вы представьте такой меч изготовленный вручную на примитивных станках с ручным управлением, ибо магию при изготовлении артефактов использовать нельзя. Представили? А теперь представьте нанесение всех этих рун, — Ленайра провела ногтем по лезвию. — Вручную. Причем ошибиться нигде нельзя.

Юрий Петрович склонился над лезвием и рассмотрел тончайшие рисунки, некоторые руны вообще были размером миллиметра два. И такая вязь по всему клинку. С двух сторон.

— Да уж. Проблема.

— Вот именно. И даже зная, что все сделано компьютером с точностью до долей миллиметра, я все равно сейчас сверяю чертеж и оригинал. Думаете, потому что не верю? Верю в точность и надежность компьютера, но все равно проверю.

— А что произойдет, если там будет ошибка?

— Все зависит от ошибки. Если ошибка в руне ограничения силы, то e=mc2, только в магическом исполнении. Сколько в шашке массы алюминия? Вот вся она в магию и уйдет. — Ленайра зябко поежилась. — Надо будет подальше от дома активировать концентратор.

— С ума сошла? — зашипел перепуганный Лешка. — Пусть твой аретефактор делает. Он же считал это все!

— Это ты с ума сошел! — повернулась к нему Ленайра. — Я не идиотка и руны силы в первую очередь проверила. А мой артефактор сможет сделать только общий концентратор, доступный всем. Думаешь, я допущу, чтобы им кто угодно пользоваться мог? Только кровная привязка, чтобы пользоваться им могла я и… мои дети. И в этом случае запустить преобразование могу только я!

— Я потом тоже проверю, чтобы ошибок нигде не было, — пробурчал Лешка.

— Это как угодно, — Ленайра вернулась к проверке. — Так… базовые заложенные рунические круги… вот они… Не, все-таки Гингер — гений. Такую схему сварганил… Правильно дед за него держится. Обещала ему потом готовый концентратор показать… Гм… Надо будет эту заготовку тоже показать, пусть проверит.

— А вот это правильно. — Лешка явно обрадовался, да и его отец вздохнул с облегчением — как бы он ни доверял талантам ребят, но все же хорошо, что работу проверит взрослый и опытный маг.

Ленайра снова вернулась к своей сумке и достала странный ограненный камень размером с детский кулак. Огранен он был по типу бриллианта, хотя таковым точно не являлся. Одна его половина явно была рубином, а вот вторая… очень похожа на горный хрусталь. Эти две половинки совершенно разных камней оказались каким-то невообразимым образом сплавлены друг с другом, причем не ровной чертой, рубин, словно языками пламени, проникал внутри на сторону горного хрусталя, и наоборот. Все это вместе создавало непередаваемую игру света внутри кристалла. Ошарашенный Юрий Петрович приблизился рассмотреть кристалл получше. Ленайра покосилась на него и передала камень. Отец Лешки подошел к свету и со всех сторон рассмотрел игрушку.

— Что это? — наконец заинтересовался он.

— Именно то, что вы и подумали. Помните, я вас просила огранить одинаковым образом два равных по размеру кристалла рубина и горного хрусталя, а потом распилить их точно пополам? Вот это они и есть. Есть специальный обряд единения резонаторов как раз для случаев, если у мага несколько стихий в управлении.

— И у вас такие штуки могут делать?

— Соединять — да, — улыбнулась Ленайра. — Но делать два камня абсолютно одинаковыми по размеру и огранке, а именно в этом случае достигается наивысшей эффект в объединении… нет.

— Гм… Слушай… а ты можешь изготовить несколько таких штук? О цене поговорим после того, как я сделаю оценку у знающих людей, но точно будет очень дорого.

Ленайра на миг заколебалась, а потом вытащила из сумки точную копию предыдущего кристалла.

— Два камня пополам же пилили, — пояснила она. — Вот и получили два кристалла. Второй мне не нужен, просто как запас держала. Но в обмен хочу еще два так же подготовленных камня с той же огранкой, но размером… раза в четыре меньше.

— Меньше?

— Да. Мне ваш сын подал одну идею, хочу попробовать, но там тоже понадобится такой резонатор, только меньше. А если вы принесете распиленные камни с огранкой, то сделаю и для них единение.

— Такое можно только с рубином и горным хрусталем сделать?

— Нет. Я с ними делаю, потому что это мои стихии. А так любые камни можно соединить.

— Отлично! Твой камень поменьше будет тебе подарком, а я поговорю с ювелирами и подберу пары камней. О цене после оценки поговорим.

Ленайра кивнула.

— А тот камень, что вы держите, можете забрать в качестве образца. Он мне не нужен.

Девушка взяла шашку, развернула ее лезвием вниз, повернула кольцо на самом краю рукояти и тут же раскрылись металлические ветки-держатели, которые слишком идеально подходили для кристалла, чтобы это было случайным. Вставив внутрь рукояти кристалл так, чтобы снаружи была примерно одна его треть, Ленайра снова повернула кольца, ветки-держатели сомкнулись на нем, плотно обхватывая и не давая выпасть. Полюбовавшись игрой света в кристалле и подергав, проверяя как крепко камень держится, Ленайра удовлетворенно кивнула.

— Отлично. Теперь магия все закрепит и создаст связь.

— Все же необычно, что такая штука стоит у вас так дорого, — не сдержал удивления Юрий Петрович.

— Ну… представьте, что эта штука сделана целиком из золота и платины, добавьте стоимость рубинов и горного хрусталя, стоимость работы мастеров, заметьте, ручную работу. Потом умножьте полученную цифру как минимум в пять раз. Вот это и есть цена этой, как вы сказали, «штуки». Но дело даже не в этом, а в уникальности нанесенных рун и разработанных энергоканалов. Со всем этим резонаторы открывают очень широкий диапазон манипулирования магической энергии. Так что если учитывать магические возможности, цена этого концентратора возрастает еще раз так в десять.

— Если, конечно, все это заработает, — пробурчал Лешка.

— Сплюнь, идиот, — дружелюбно посоветовал Витька. — Ведь если она не заработает, то только из-за ошибки в рунной записи, а ты сам слышал, чем это чревато.

Лешка проникся, побледнел и извинился. Впрочем, Ленайра на все это не обратила никакого внимания — она и дома относилась к суевериям без всякого пиетета, а уж на суеверия этого мира вообще не обращала внимания.

Вернув шашку в ножны, девушка положила ее обратно в ящичек и бережно закрыла, после чего тут же утащила его к себе в сейф. Ребята, решив помочь, принесли к ней в комнату остальные вещи, и тут же заработали от нее выговор, услышали некоторые интересные откровения о своих умственных способностях и потащили коробки обратно вниз, дальше на улицу и в гараж с зеркалом.

— Скажите, — заинтересовалась вдруг Ленайра, когда все вещи перетащили в гараж и сложили у зеркала, — а как вы изготавливаете мои заказы? Ваши друзья не заинтересовались этим? Дюралевые мечи, различной формы алюминиевые амулеты со странной гравировкой, алюминиевые кольчуги…

Дмитрий Иванович усмехнулся и вдруг подмигнул девушке.

— На самом деле все просто — я построил мастерскую, где изготавливают на продажу и на заказ всякие муляжи для этих… как их там… ролевиков.

— Кого? — удивилась Ленайра

— Да есть тут такие люди, которые наряжаются во что ни попадя, мастерят себе сами доспехи, мечи и играют за эльфов там, рыцарей разных. В общем, сцены целые устраивают. Тут у нас в лесах как раз место их сбора, ну я и построил небольшую мастерскую. Думаешь, твои кольчуги единственные? Как бы не так. У меня тут целый магазин открыт. А друзья… ну должен же каждый порядочный олигарх иметь свое хобби? Все они знают, что я увлекаюсь пейнтболом и этими… хоббитами. Сам не играю, но вот мастерскую построил. Ну а чего? У меня один приятель вообще себе настоящие рыцарские доспехи заказал, научился в них на коне скакать и теперь поражает прекрасных дам на приемах виртуозным владением копья, насаживая на него специальные кольца, расставленные на ристалище. Так что я тут не самый странный.

— Понятно… — Ленайра явно оказалась поражена этим. — Ну надо же… И как? Приносит ваша мастерская доход?

— Смеешься? Какой там доход? Впрочем, твои заказы все перекрывают с лихвой, — снова улыбнулся он. — А эти твои медальоны вообще можно на поток ставить, заказав уже готовые формы с оттиском этих ваших рун.

Ленайра покачала головой.

— Столько мне не надо, только для моих вассалов.

— А чего? — влез Витька, услышавший последнюю фразу из разговора. — Снежана, я тебя не понимаю. Если, как ты говоришь, этот твой меч у вас такая мощная магическая штука, а стрелы с алюминиевыми наконечниками подобны бронебойным снарядам, так наделай сколько надо, амулетами вообще торговать можно. Сама говоришь, они очень дорого у вас стоят, а тут копейки… — Витька вдруг поймал пронзительный взгляд черных глаз Ленайры, сообразил, что где-то что-то сболтнул не то, но никак не мог понять что именно. Стушевался и даже попятился. — А чего я? Я ничего. Не, ну в самом деле, Снежок, заказать у нас тут этого оружия, алюминия у нас как грязи, вооружить отряды и вперед…

— Мысль о мировом господстве покоя не дает, Витенька?

От ледяного тона девушки пробрало даже Юрия Петровича, такой подругу сына он еще не видел.

— Или просто ума нет подумать чуть дальше?

— Да нет… я ничего… — Витька поспешно отступил, хотя видно было, что так и не понял, за что на него наехали. Остальные, похоже, тоже не понимали, но, глядя на подругу, спорить не рискнули. Ленайра оглядела всех, вздохнула.

— Ну детский сад. Угроза империи не снаружи, а внутри. Вооружать отряды, как вы предлагаете — гарантировано вооружить и возможного врага, о котором мы ничего не знаем. Но даже не это главное. Существует такое умное слово, как баланс. В настоящее время в мире такой баланс и установлен, и он устраивает всех, и меня, как члена рода хранителей империи, тоже. И я не собираюсь давать империи оружие, с помощью которого она сможет баланс нарушить, ибо, как показывает исторический опыт, сила, оставшаяся в одиночестве, очень быстро без противников оскотинивается и скатывается в пропасть. Исключений нет. Всем нужен соперник, чтобы не терять тонус. В случае же если я начну в больших количествах поставлять могущественные артефакты, способные сломать установившийся баланс сил, мы гарантировано получим войну против всех, ибо империю постараются задавить прежде, чем мы сумеем накопить этого оружия в достаточном количестве. Недооценивать разведку врага все же не стоит.

— Гм… — Витька стушевался, даже Юрий Петрович выглядел растерянным.

— Однако, — протянул он. — Кажется, теперь я понимаю, что значит хранитель империи. Думать не только о сиюминутном.

Ленайра пожала плечами.

— Этот урок мне еще отец давал, а потом дед вбивал. Слишком большая ответственность, чтобы не думать о последствиях своих решений. Всегда в первую очередь опираться на свои силы и уже в крайнем случае принимать помощь, обращаясь к Сосредоточию.

— Но ведь доспехи и амулеты для своих ты все же приносишь в ваш мир? — заметил задумавшийся Колька.

— Приношу. Но их слишком мало, чтобы нарушить баланс, и даю я их только проверенным людям, своим вассалам. Точнее, собираюсь давать таким, пока все амулеты на складе лежат. Ну а когда они появятся… — Ленайра пожала плечами. — Мало ли чего скопилось в загашниках Древнего Рода за полторы тысячи лет? А все эти артефакты… Они созданы уничтоженным народом предтеч, а предки нашли их за горами Отчаяния и дополнительно закалили дыханием Драконов Вечности. Кто хочет, пусть разыскивает эти горы, а потом драконов.

Лешка немного нервно хохотнул.

— Утешительно…

Девушка отвернулась, подошла к окну и облокотилась о стену, наблюдая за чем-то на улице.

— Каждый раз, — тихонько заговорила она, — когда империя оказывалась на грани краха, у кого-то из Древнего Рода находился либо какой-то полезный артефакт, либо забытые знания, либо появлялся человек, который выбирал в супруги или в мужья кого-то из этого Рода, при этом он обладал необходимыми умениями, позволившим империи устоять… Теперь мне понятно, откуда все бралось. Забавно… даже найдя дверь между мирами, сообразила об этом только сейчас.

Ленайра повернулась к Лешке.

— А это значит, что и тебе ничего не грозит. Ты ведь наверняка задавался вопросом, как тебя воспримет высшее общество империи, вздумай ты показаться там со мной? А вот так и воспримет, как восприняли всех остальных. Все, что ни делает представитель любого Древнего Рода, делается на благо империи. Никто не посмеет даже пикнуть.

— Кхм… — кашлянул Дмитрий Иванович, прерывая возникшую неловкую тишину. — Ленайра, завтра привезут все полные комплекты заказанной тобой одежды, пояса со всей необходимой гравировкой.

— Да, спасибо. Юрий Петрович, послезавтра мне придется вернуться ненадолго домой, нужно будет нашему артефактору сделать новый заказ. Хочу, чтобы он начал делать расчеты по идее, высказанной Лешей.

— О… — Юрий Петрович с интересом глянул на сына.

— Да. И если вы можете… я по поводу приглашения моего деда.

На этот раз Юрий Петрович задумался всерьез, заодно изучая лицо девушки, замершей у окна. Та смотрела прямо, не отводя глаз.

— Думаю, я смогу поменять свои планы. Безусловно, мне будет интересно познакомиться с такой личностью, как твой дед.

— Для меня это тоже будет честью, — нервно сглотнул Леша, когда и Ленайра и его отец повернулись к нему, ожидая ответа.


Следующим утром Ленайра, экипированная по всем правилам: в каске с плексигласовой маской на лице, защитная одежда и винтовка для пейнтбола с оптическим прицелом, сидела за небольшими кустиками, старательно контролируя подходы к заботливо организованной ложной засаде. Вроде все аккуратно там сделала, но внимательные люди точно увидят еле заметные следы маскировки: в своих друзей она верила — засаду обнаружат… и догадаются о назначении.

Вот показался Колька, старательно косящийся в сторону ложной засады. Ха, уроки Дмитрия Иванович пошли впрок и прямого пристального взгляда он явно старался избегать. При этом, по всем правилам, пытаясь быть незаметным от наблюдателя, он перемещался по полю, приближаясь к настоящей засаде. Ленайра улыбнулась и прицелилась.

Колька в последний момент явно что-то почувствовал и постарался сменить позицию, но не успел, получив «пулю» прямо в шлем, который украсился зеленой кляксой. Проследив взглядом, откуда получил подарок, Колька с досады швырнул свое оружие на землю и сплюнул.

— Ну точно ты паук! Сидишь в засаде и ловишь на приманку.

— Это был комплимент или как? — холодно поинтересовалась девушка, на ходу пристраивая свою винтовку так, чтобы ее дуло слегка высовывалось из кустов, после чего вытащили из-за спины два пистолета и уже с ними метнулась к своей ложной засаде.

Успела она туда под прикрытием кустов как раз к тому моменту, как Борис и Аня выскочили из-за небольшого оврага и принялись поливать скатанное одеяло, должное изображать Ленайру в засаде. Сообразили, что что-то не так и замерли. В этот момент Ленайра и выскочила на них, стреляя с двух рук. Каждый словил пуль по пять, Аня с Борисом улеглись на землю, посматривая на нее с легкой обидой.

— Можно было и один раз выстрелить, — буркнула Аня. — Даже с защитой их удары неприятны.

— Ну извини, — пробормотала Ленайра, перезаряжая оружие. — Я не Клинт Иствуд, чтобы стреляя на ходу с рук и не целясь попадать в пятирублевую монету. Берем количеством выстрелов. Кстати, ваш план с отвлечением меня Колькой и обходом по оврагу слишком предсказуем. Так и знала, что разыграете нечто подобное.

— Почему? — заинтересовался Борис.

— Потому что овраг за спиной моей засады слишком удобная вещь для обхода. Могли бы сами подумать, что я не оставила бы его за спиной. А Колька слишком уж по большой дуге обходил мою якобы засаду. Он явно хотел просто в нужный момент начать стрелять и отвлечь меня.

Сама Ленайра, закончив перезарядку, метнулась в тот самый овраг, из которого вышли Борис и Аня. Самые легкие противники устранены, а вот с остальными придется повозиться. Колька, при всей своей любви к боевым искусствам, силен именно как рукопашник. Аня вообще мечтает стать врачом и изучает магию именно с этого направления, мало интересуясь оружием, участвует в игре за компанию с остальными. Ее брат увлекся артефакторикой, тоже не боец. А вот Лешка… Он как раз шел в том же направлении, что и она сама. Витька… с ним сложнее. Как боец он может быть и слаб, даже Аня лучше, но вот как стратег и тактик равных ему не было. Засады у него получались намного лучше, чем у самой Ленайры.

Девушка заметила шагавшего в их сторону Дмитрия Ивановича и поспешила исчезнуть, ему явно не понравится, если ее заметит. В плане тренировки он был безжалостен и особо указывал, что пока дело не сделано, бойца не должен видеть никто. Сам он проходил по категории «мирные жители». В боях не участвует, но на глаза ему лучше не попадаться. В свое время Лешка именно за такое и подвергся грандиозному разносу и целой лекции с примерами на тему как важна скрытость в тылу врага. Ленайра слушала ее молча и очень внимательно и сделала свои выводы, вовсе не те, что остальные. И когда во время очередной тренировки она имела неосторожность попасться на глаза тренеру, то без колебаний выпустила в него несколько пуль.

Дмитрий Иванович на разборе ее поведение никак не прокомментировал и не ругал, как ждали остальные, но после отозвал в сторону.

— Ты можешь объяснить свой поступок?

Ленайра пожала плечами.

— Я вас очень внимательно слушала. Конечно, лучше было вам не попадаться на глаза, но если так случилось, то я подумала, что труп ничего никому не сообщит. Вы ведь об этом пытались сказать?

Дмитрий Иванович явно растерялся. Потом вздохнул.

— В общем-то, да. Но одно дело стрелять красящими шариками во взрослого мужчину, другое дело настоящими пулями в женщину или ребенка.

— Думаете, я буду колебаться?

Встретив твердый взгляд стоящей перед ним девочки, Дмитрий Иванович первым отвернулся.

— Это не так легко, как кажется.

— С вашей точки зрения, я из феодализма. Понимаете? При этом я там занимаю одно из самых высоких положений. Мирные жители, про которых вы говорите — это с большой долей вероятности будут либо рабы, либо крестьяне.

— И тебя это не волнует?

— Волнует. Все-таки я немало времени провела в вашем мире и не могла ничего не вынести из этого. Потому всеми силами буду стараться остаться незамеченной, но и колебаться в случае чего я не буду.

Что ответить, Дмитрий Иванович тогда так и не нашел, но потом завел себе традицию при возможности беседовать с девушкой, рассказывая что-то из своего богатого опыта, а так же пытаясь ненавязчиво повлиять на некоторые ее взгляды. Ленайра эти намеки видела прекрасно и ее они даже немного смешили, поскольку исходили от человека, совершенно не знающего ее мира. Когда она пыталась представить себя, следующей некоторым его советам, ее неизменно пробивало на смех. Что бы там ни говорили официально, но когда людям восемьдесят лет твердили о равенстве, то так просто эти понятия не изживешь, а Дмитрий Иванович был воспитанником той эпохи. Это девушка прекрасно понимала и даже один раз попыталась объяснить разницу.

— А ты откуда это все знаешь? — заинтересовался Дмитрий Иванович.

— Естественно я постаралась выучить историю страны, где оказалась.

— И что сама об этом думаешь?

— Ничего. Я просто указываю на различия мировосприятия.

— Совсем ничего?

— Ну… Идея в чем-то может и хорошая, но она либо пришла не вовремя, либо исполнение подкачало. В любом случае люди не могут быть равны. Можно бороться за равные возможности для всех, но не за само равенство. Это глупо.

Беседы после этого разговора не прекратились, но оба они стали избегать острых моментов при обсуждении социального устройства. Сама же Ленайра именно с той поры и увлеклась изучением философии, а так же приступила к штудированию трудов классиков Марксизма-Ленинизма.

— Врага надо знать в лицо, — заявила она на недоумевающий вопрос Лешки. Тот подумал, покачал головой и махнул рукой — как он уже понял, спорить с подругой, если та что-то вбивала себе в голову, занятие совершенно бесперспективное.

— Почему врага? — удивился услышавший ее Юрий Петрович.

— А вы можете представить меня, представителя правящего класса, сражающегося за права крестьян? — засмеялась девушка.

— Ну… у нас дворяне и боролись.

— Неужели? И где эти самые дворяне оказались после победы тех, за чьи права они боролись?

Что ответить, Юрий Петрович не нашелся.

— Да и не за их права они боролись, за некоторым исключением, а за свои привилегии под модной в то время маской либерализма, — добавила девушка.

— То есть ты совсем против облегчения жизни трудящихся? — выступил в поддержку отца Лешка.

— Почему против? — удивилась Ленайра. — Целиком и полностью «за». Чем легче им живется, тем меньше они думают о бунтах и тем спокойнее в империи. В конце концов, чем богаче жители империи, тем богаче и сама империя. Просто не надо идею доводить до абсурда…

Замечтавшись, Ленайра едва не проворонила Лешку и с трудом ушла от его очереди. Вот нетерпеливый, мог бы чуть подождать… с другой стороны он не дурак и понимает, подожди чуть и его наверняка заметят. Сейчас пришлось уходить быстрыми зигзагами с кувырками, надеясь сбить прицел.

Сместившись к лесу и ныряя за кустарник, Ленайра сначала обстреляла там все, вспоминая, как любит Витька устраивать такие засады, когда Лешка выступает загонщиком, а сам терпеливо ждет в том месте, куда ее гонят.

В общем, не помогло. Пулю свою она словила все равно не с той стороны, откуда ждала. Опустив пистолеты, она сердито ждала, когда Витька со своей винтовкой спустится с дерева, а сзади подойдет довольный Лешка.

— Все-таки словили, — усмехнулся он.

— Ну да, радуйся. Впятером одну бедную беззащитную девушку завалили.

— Ладно-ладно, бедная беззащитная девушка, — усмехнулся Витька. — Сама виновата, кстати. Сколько раз я тебе говорил, что уходить надо не туда, куда удобнее, а туда, где тебя не ждет враг.

Ленайра поморщилась.

— Ладно тебе ворчать, все я прекрасно видела, но в прошлый раз я тебя подловила.

— И что? Почему ты решила, что и второй раз со мной тот же фокус пройдет?

— Все-все, признаю свое ничтожество перед таким гением, как ты.

Появившийся Дмитрий Иванович прервал возникшую перепалку и отправил всех переодеваться и чиститься, пока Митька обрабатывает записи с камер наблюдения и монтирует фильм.

Через два часа все сидели в комнате с экраном и смотрели записанный фильм, который крутил им Митька, тихонько обсуждая те или иные действия. Изредка Дмитрий Иванович вставлял свои комментарии. Наконец фильм закончился.

— Ничего нового никто не показал, — признал он. — Ребята, с вашей подготовкой вы можете сейчас на равных соревноваться даже со взрослыми группами пейнтбола.

— В прошлый раз мы вынесли ваших коллег, — улыбнулся Колька.

— Они просто недооценили вас.

— Разве не вы говорили, что на войне неважно почему и как, важно кто жив, а кто нет.

— Я. Но на войне мои коллеги не оставили бы вам и шанса. Они с вами не воевали. Не воевали, подчеркиваю! Развлекались. Итак, приступаем к разбору. Кто что хочет сказать?..

Разбор полетов вышел веселым и эмоциональным. Недовольным остался только Лешка, которого раскритиковали со всех сторон, ибо, как выяснилось, он мог действовать намного лучше, но специально позволил себя обнаружить, чтобы дать шанс Ленайре. Последняя, узнав об этом, чуть не прибила его на месте.

— Добрый мальчик, — шипела она. — Полагаешь, мои противники дома тоже будут настолько же любезны?

— Ну прости! — Лешка уже не знал, куда деваться под общим осуждением.

— Только посмей еще что-нибудь похожее выкинуть!

— Ни в зуб ногой! — клятвенно пообещал он.

Ленайра моргнула, честно попыталась осмыслить слова — иногда фразы на русском ставили ее в тупик. В этом плане ее родной язык очень походил на английский с его жесткой логикой расстановки слов и образования падежей, родов и склонений. Все логично и жестко. Никаких исключений, никаких двусмысленностей. Может это плохо для творчества, но очень хорошо для магии и построения заклинаний, когда фразу можно понять только так, как нужно и никак иначе. В своей жесткости смысла он не сильно уступал рунному письму, хотя и со своими проблемами. Все же разговорный язык неизбежно вбирает в себя много разного, не всегда ему нужного, но разнообразивающего речь. Тем более язык аристократии отличается от языка крестьян.

Глядя на лицо подруги, пытающейся понять смысл выражения, Витька захихикал.

— Он раскаивается, — объяснил он.

— Это я поняла. Но причем тут зуб и нога?

— Он просто предлагает выбить ему ногой зуб, если не сдержит слова, — серьезно объяснил Колька.

— О… — Ленайра покосилась на растерявшегося от такого объяснения своих слов Лешку и кивнула. — Я запомню.

Зная Ленайру, никто не смог бы сказать, что она шутила — выбьет. Причем именно ногой. Ну а сколько их, зубов, там будет, уже неважно.

— Я вот о чем спросить хотел, — поспешил сменить тему Колька. — Снежана, объясни кое-что…

Девушка с интересом повернулась к нему. Тему-то он сменить хотел, но вот вопрос пытается задать тот, который давно уже его мучает.

— О чем?

— О ваших войнах. Ты можешь сравнивать наши войны средневековья и наши современные, историю ты изучала. Скажи, на что похожи ваши сражения? К чему они ближе?

Вопрос поставил девушку в тупик, и она задумалась, честно пытаясь ответить получше.

— Ни на что, — наконец отозвалась она.

— Гхм, — кашлянул Дмитрий Иванович, который до этого собирался куда-то выйти по своим делам, но вопрос явно привлек его внимание. — Можно уточнить кое-что?

— Конечно, — повернулась к нему Ленайра.

— Как я понимаю, свою роль сыграла отсутствующая в нашем мире магия?

— Верно.

— Тогда можешь объяснить, как проходят сражения? Какие вооружения используют? Я наблюдал за вашими тренировками и видел твои… дуэли… в твоих воспоминаниях. Но ведь вы так не воюете?

— Нет, конечно. Правила дуэлей строго регламентированы. У вас дуэли ведь тоже были, но не станете же вы говорить, что у вас на войне применяли только шпаги или пистолеты?

— Нет. Но ведь и их использовали.

— Верно. Ну и у нас используют. В ближнем бою. Вы поймите, что то, чему я учу ребят, и что применяла в дуэлях, имеет ограниченное расстояние действия. Самый лучший маг не сможет ударить дальше, чем… ну я смогу ударить метров на сорок, но это я, не самый слабый маг. Если буду бить по площадям… метров семь максимум вытяну. Как вы думаете, как будет выглядеть сражение при таких ограничениях?

— Как война средневековых армий.

— Точнее как свалка первобытных людей. Так бы и получилось, если бы не артефакты. С их помощью можно многократно усилить как мощь удара, так и дальность. У нас есть даже своя артиллерия. Возьмитесь за руки, я лучше покажу. Была однажды на учениях и видела. Поскольку объем информации небольшой, то будет и не больно и быстро.

Ленайра прикрыла глаза, вспоминая, а потом передала воспоминания. Вот бегут люди и кладут на землю щиты, еще один человек разворачивает на них полотно с нанесенными рунными кругами… пять кругов, если быть точным. На них тотчас забегают маги в доспехах, один из них сжимает в руке что-то, похоже на посох с украшением в виде наболдажника. На поле разворачиваются несколько таких точек. В вершину образованной звезды встает маг с посохом и поднимает его в воздух, как становится понятно, сигнализируя о готовности.

Воспоминание Ленайра передавала без звука, но и так все было ясно. Пять пятерок, видно, стандартная тактическая единица империи, докладывает о готовности. Стоявший чуть позади них на такой же площадке с рунным кругом вскидывает жезл, отдает какую-то команду. Маги что-то делают, конец посоха наливается малиновым огнем… возглавляющий звезду маг нацеливает ее куда-то вперед… мгновение, и раскаленный шар срывается с посоха и по параболе летит куда-то вдаль. Остальные пятерки отстают от него ненамного…

— В общем, вот так все и происходит, — прервала передачу воспоминания Ленайра. — Точность, конечно, хромает, она примерно как у ваших катапульт, зато действие у снарядов как у ваших фугасных… я бы сказала, миллиметров восемьдесят.

— Да уж… — впечатлился Дмитрий Иванович. — Наверное, крепости у вас не очень актуальны при такой мощи?

— С чего это? Как раз вполне себе актуальны. Как эти вот пятерки стреляют, так и такие же отряды ставят щиты. Как вы сами понимаете, эти маги… обычные солдаты. Сами по себе они не очень сильны, просто натренированы на одно действие, зато его они могут делать очень хорошо. Например я, при всей своей силе, только ослабила бы любую такую пятерку. Просто не умею работать в команде, а там это очень важно. Все должны действовать очень синхронно. Есть рунная кавалерия… ее можно сравнить с вашей рыцарской. Туда идут люди знатных фамилий. О ее вооружении можете сами догадаться.

— Рунное оружие, — кивнул Лешка. — Ты говорила, помнится.

— Ну да. Оружие, превращенное в артефакты. Мечи, копья, щиты, доспехи. Копья позволяют стрелять как ваши ружья… но только немного. Выстрелов на пять хватает — все-таки сильные маги в солдаты не идут. Потом в рукопашную… тут все как у вас — мечи и копья. Только усиленный удар и усиленная защита. Пехота… ну тоже что-то может. Им вооружение идет за счет казны, сами можете представить его качество и силу. Даже двое пехотинцев против одного рунного рыцаря не выстоят, пусть даже как маги они могут быть сильнее. Против танка с ломом не выйдешь, даже с двумя ломами без шанса.

— Что, совсем у пехоты нет шансов?

— Почему? Впятером любого рыцаря завалить можно. Ну или из лука засадить… только вот наконечник у стрелы должен быть хороший. Рунный.

— И здесь руны, — вздохнул Митька.

— А ты как думал? Руны, они ведь собирают в себя магию, потому и силу оружие получает такую. Там бьет не только сама стрела, но и магия. Правильно зачарованный наконечник стрелы прошибет даже магический щит. Маги не просто так в академиях трудятся, придумывая новые чары для защиты и нападения.

— Все как у нас, — вздохнул Дмитрий Иванович.

Ленайра пожала плечами. Для нее все эти философствования не имели никакого смысла. Делай что должен, а там будь что будет. Этим она и жила, не задумываясь над тонкими материями.

— Есть и аналог ваших ВВС. Птица ророх, чем-то вашего орла напоминает, только больше. Человека запросто поднять может, летает с использованием магии…

— Животное?

— И что? Вы магию используете через разум, они через инстинкты, иначе эти птички никогда бы не подняли такой вес. Вот только все равно много поднять не могут, потому туда берут тех, кто мало весит. Как бомбардировщики они никакие, но неприятности доставить могут. А вот как разведчики и посыльные — самое то. Ну и против вражеских разведчиков их используют. Там оружие специальное выдают, что-то типа пехотных копий, только выстрел послабее. Сила им не нужна, ведь вражеских птиц не прикрывает защита, потому хватает на большее количество выстрелов.

— Круто! — непонятно с чего загорелись глаза у Кольки. — Хочу на такой птичке полетать!

Ленайра смерила его взглядом и хмыкнула.

— Ну-ну. Только придется на диету сесть. Извини, но занятия рукопашным боем, когда наращивается мышечная масса, и пилотирование ророха — вещи мало сочетаемые.

Колька надулся, а Витька поспешил на помощь другу:

— А почему именно пять магов? Ведь, если я правильно понимаю, чем больше магов, тем больше сила удара.

— Теоретически да. Но помнишь, что я говорила про синхронизацию сил? Как думаешь, как она достигается и зачем рунные круги нужны, в которых стоят маги?

Витька задумался.

— Телепатия и круги для работы телепатии?

— Да, телепатия; нет, не для этого. Вспомни руны в кругах.

Колька наморщил лоб, вспоминая. Потом растерялся.

— Ограничение? Зачем ограничители?

— Затем, что если их не будет, то маги провалятся во внутренний мир друг друга, и если этих магов будет много, то… в общем, потом никакой архимаг не разберется где у кого чей кусок сознания находится. Пять — максимальное количество магов, которое можно безопасно объединить. Но дело даже не в этом. Если магов будет больше пяти, то ограничители резко усложняются, и тогда требуется более глубокое погружение в сознание других. Вам лично понравится, если кто-то проникнет к вам в голову и ему станут известны все ваши сокровенные тайны?

Витьку передернуло.

— Нет уж.

— Вот и никто этого не хочет. Руны и призваны предотвратить такое глубинное проваливание. Теоретически этим пятеркам руны даже не нужны, они и без них могут работать, вот только в этом случае есть очень большой риск узнать все друг про друга. Причем хорошо если все узнают тайны друг друга, а если только один — тайны всех?

— Да уж, — подытожил Дмитрий Иванович после недолгого всеобщего молчания. — Магия — это не техника. Совершенно все по-другому. Ну ладно, ребята, мне пора по делам, еще увидимся. Снежана, как я понимаю, завтра вас не ждать?

— Да. Мы с Лешей и его отцом идем ко мне домой. А вот послезавтра — в это же время.

— М-да. Я хотел сказать, что Александр Петрович приехал и готов сегодня вечером продолжить занятия, но раз завтра вы уходите…

Ленайра на миг задумалась.

— Сегодня в шесть я буду здесь. Думаю, сумею выкроить часика полтора. Мне дома подкинули одну задачку… хотелось бы посоветоваться.

— Если уверена…

— Уверена, Дмитрий Иванович.

— Ну хорошо. Я ему передам.

— Отлично. Ребята, у нас впереди весь день! Какие новые фильмы вышли за время моего отсутствия? Никто не желает пригласить девушку в кинотеатр?

Глава 13

Происходящее в небольшом гараже, расположенном во дворе богатого особняка, могло бы поразить кого угодно. Чьи-то руки внезапно появлялись прямо из зеркала, что, впрочем, никого из присутствующих совершенно не удивляло, и так же внезапно исчезали вместе с вещами, которые в них вкладывали парни. Ничуть не смущаясь происходящего, они спокойно брали очередной ящик или чемодан, вкладывали его прямо в торчащие из зеркала руки, дожидались, когда те исчезнут внутри вместе с кладью и готовили новый. Вскоре внутри зеркала исчез последний ящик. Все вокруг облегченно вздохнули, а к зеркалу двинулись двое — отец и сын, наряженные в свои лучшие костюмы. На том, чтобы надеть представительские костюмы именно этого мира, настояла Ленайра.

— Вы наши носить сможете? — поинтересовалась девушка, когда встал вопрос о том, что надеть в гости. — Даже не видели? Тогда не пытайтесь. Вам нужно быть уверенными в себе, надевайте то, что привыкли носить.

Зеркало пошло круговой рябью и из него выпрыгнула девушка, огляделась.

— Если я правильно понимаю, — обратилась она к стоявшему чуть в стороне Дмитрию Ивановичу, приглашенному присмотреть за остающимся в доме «детским садом», — то в нашем случае сработает то же правило, что и для меня в этом мире. Иначе говоря: один день здесь равен двадцати там. Так что скорее всего вернемся мы через несколько часов для вас.

— Это мы уже поняли, — влез Колька, за что получил сердитый взгляд от всех. Ленайра его проигнорировала.

— Так… сейчас выйдите все, пожалуйста. Я переоденусь. И, Дмитрий Иванович, я запру дверь, когда вернемся, открою.

Тот понятливо кивнул. По собственной неосторожности Ленайра проговорилась, что защита снята и теперь любой из их кампании может пройти сквозь зеркало. Ни о чем просить она не стала, просто переговорила со взрослыми и все решили, что безопасней просто закрыть ворота гаража изнутри.

Пока на улице друзья наседали на Лешку с требованиями все хорошенько там запомнить, а потом рассказать, девушка переоделась в то платье, в котором прибыла в этот мир. Оглядела себя в зеркало и выглянула из-за ворот.

— Пора.

Лешка махнул друзьям и вошел внутрь следом за отцом. Помог Ленайре задвинуть засов, дождался, когда девушка включит фонарик, и выключил свет. Ленайра взяла за руки Лешку и его отца и вместе с ними шагнула в зеркало. Одновременно, конечно, не получилось, оно не очень широкое, но цепочкой прошли.

Оказавшись в знакомой комнате со старой потрепанной мебелью, Юрий Петрович недоуменно осмотрелся.

— Не обращайте внимания, — правильно поняла этот взгляд Ленайра. — Не знаю почему, но эта комната выглядит только так. Одно время я пыталась принести сюда новую мебель, но после возвращения от вас ее тут не оказалось… вместе с вещами, которые я оставила в новом шкафу. Так что я решила пусть будет хотя бы эта развалюха, ничего. Тем более в первый раз пропало почти десять килограмм рунного серебра.

— Алюминия?

— Ну да. Привыкайте к здешнему названию, раз вы тут.

— А эти вещи не исчезнут?

— Исчезнут. Когда к вам в мир отправлюсь и вернусь, тут уже ничего не будет. Так что до ухода их надо из комнаты вытащить и распихать по подвалу. Но пока мы здесь, можно оставить как есть — проверено. Сейчас просто некогда вещами заниматься.

Вдруг девушка замолчала и к чему-то прислушалась. Вскинула руку, заставляя всех отложить вопросы.

— Дед со мной связался, — пояснила она, наконец. — Просил незаметно провести вас к нему в кабинет. Кажется, он не хочет никому сообщать о вашем прибытии. Идемте.

По дороге девушка проводила инструктаж:

— Леш, пока мы тут, никакой Снежаны. Я — Ленайра. Слуг мы не увидим, но при них «госпожа Ленайра», на всякий случай. Ты пока здесь никто и другого обращения от тебя не поймут. Юрий Петрович, когда будете говорить с дедом, обращайтесь к нему «сиятельный лорд». Полный титул у него сиятельный лорд Геррая Велоэн, но имя дозволено говорить только его личным вассалам или членам семьи. Можно еще обращаться как «владыка» — этот титул официально пожалован всем главам Древних Родов императором Веспианом Третьим семьсот пятьдесят семь лет назад, но не советую, дед ужасно его не любит, считает напыщенным.

— Именно «сиятельный лорд»? — уяснил главное Юрий Петрович.

— «Лорд» — это не аналог вашего английского «лорда», хоть и звучит похоже, сама, кстати, удивилась. Само по себе обращение «лорд» бессмысленно, всегда должно идти пояснение. «Сиятельный» — если глава Древнего рода. «Блистательный» — если глава простого аристократического рода. Словом же «лорд», можно обратиться к любому члену древнего или аристократического рода империи, само собой мужского пола. Потому и говорю, что такое обращение бессмысленно, вы уравниваете главу и обычного члена рода. Нарушений этикета нет, но на официальном приеме все же надо выделять собеседника.

— А обращение к члену рода женского пола? — поинтересовался Лешка, вышагивая следом за Ленайрой по подземелью.

— «Госпожа». Это вообще стандартное обращение к любой дворянке вне зависимости от ее знатности. Если, конечно, она не имеет какого титула, но тут я говорить не буду, просто не успею ничего пояснить. Ко мне можно обращаться «госпожа Ленайра», как я уже говорила, или «госпожа наследница». Если хотите обратиться особо почтительно, подчеркнув мое положение наследника Древнего Рода — лорд Геррая.

— Лорд?

— Наследник — мужского рода. Без обозначения «сиятельный» или «блистательный» перед титулом «лорд», обращенный к женщине, показывает особую почтительность к ней, подчеркивая, что ее считают достойной титула. Еще не «сиятельный», но все же лорд.

— Как все сложно, — вздохнул Лешка.

— Не заморачивайся. Просто помни, я — госпожа Ленайра; дед — сиятельный лорд. Не ошибешься. Если дед сочтет нужным, он особо укажет, как к нему обращаться.

Наконец все покинули подземелья и вышли в коридор дома. Лешка с интересом огляделся, рассматривая установленные доспехи вдоль стен и картины. Ленайра пихнула его в бок, поторапливая. Изредка она останавливалась, прислушиваясь к чему-то.

— Обращаюсь к охранным чарам дома, — пояснила она в первый раз, — смотрю, кто где находится и выбираю путь так, чтобы ни с кем не столкнуться. К счастью, мой старший брат сейчас не дома, а Мирл в библиотеке, его оттуда не вытащишь.

Как и обещала Ленайра, по дороге до самого кабинета им никто не встретился и в приемную они прошли незамеченными. Здесь их ожидал Риген Арахот Титтл, который с большим интересом оглядел спутников Ленайры, глянул на ледяную маску, вновь водруженную наследницей. Причем от него не укрылось, с каким удивлением эту маску разглядывали гости, видно для них она оказалась неожиданной.

— Госпожа Ленайра, сиятельный лорд просил вас подождать здесь, — заявил он, когда девушка шагнула к двери.

Ленайра замерла на мгновение, радуясь, что повернувшись к двери, она оказалась спиной к собеседнику, и он не видит ее лица. Наконец, справившись с эмоциями, повернулась.

— Хорошо, господин Риген. Я доверяю вам своих спутников. — Девушка шагнула в сторону, давая им возможность всем пройти к двери.

Юрий Петрович безуспешно пытался разглядеть на лице подруги сына хоть какую-то эмоцию, но видел только абсолютное равнодушие, даже Лешку проняло, иначе он обязательно что-нибудь сказал, как-то отреагировал бы. Сейчас же удивленно молчал.

Риген зашел в кабинет последним, плотно закрыв за собой дверь. Ленайра поборола первый порыв броситься к двери и постараться подслушать разговор — дед явно принял меры против такого, и чинно села в мягкое кресло у стены, постаравшись отстраниться от всего мира — медитация всегда ей помогала.

Время шло. Ленайра так и сидела в кресле, не сдвинувшись даже на миллиметр. «Интересно», — лениво брели мысли в голове, — «дед наблюдает за мной или нет? Наверняка посматривает… тут точно больше тех двух чар наблюдения, что доступны мне сейчас».

Два часа. Пошел третий час. О чем так долго можно разговаривать? Медитация уже помогала слабо, паника нарастала стремительно, но пока еще сдерживалась волей, на лице прежняя маска.

Прошел третий час. Еще минут десять ожидания и Ленайра наверняка сорвалась бы и бросилась в кабинет выяснять отношения, разом разрушая тот образ, который старательно выстраивала для всех, в том числе и для деда. Но тут дверь распахнулась и оттуда вышли Лешка и его отец. Оба измученные и крайне задумчивые. Лешка сразу бросился к ней, но натолкнулся на холодный взгляд лучшей подруги, замер, растерянно оглянулся на вышедшего следом сиятельного лорда. Тот, поджав губы, смотрел на внучку.

Ленайра неторопливо поднялась, чуть поклонилась.

— Мой лорд.

— Зайди ко мне… твои друзья подождут тебя здесь. Мы ненадолго, — обернулся он к Юрию Петровичу, потом к своему другу: — Риген, будь добр, займи гостей.

Когда за девушкой закрылась дверь, дед неторопливо прошел к столу, но садиться не стал, облокотился о столешницу и устало протер переносицу.

— Знаешь, я даже рад, что эта твоя маска оказалась действительно маской. Я начал бояться, что ты на самом деле такая, какой кажешься.

Маска дрогнула, но Ленайра пока сдержалась. Дед хмыкнул.

— Можешь не притворяться, твой друг рассказал о тебе много интересного… Риген не слышал, он разговаривал с его отцом, а я решил отдельно поговорить с твоим… гм… избранником.

— Ты что-то имеешь против, деда? — маска была сброшена, раз уж держать ее смысла нет. Дед с явным наслаждением изучал ту внучку, какую он еще ни разу не видел.

— Мое мнение здесь не имеет никакого значения, — наконец отозвался он, не отрывая взгляда от лица внучки. — Раз родовая магия свела вас, значит он лучший для тебя вариант. И если я вдруг рискну пойти против… горе тем, кто идет против родовой магии.

— Я читала это, — кивнула Ленайра. Она вытащила из кармана свернутую трубочкой книжицу и положила ее на стол. — Я ее сразу прочитала. Но я хочу услышать твое мнение.

— Ну… — дед возвел очи к потолку. — Муж наследницы древнего рода должен быть воспитан получше…

— Деда!

— Ладно-ладно, — он хмыкнул. — Решительный мальчишка. Заявил, что если я попытаюсь разлучить вас, то он спрячет тебя у себя и не отпустит.

Ленайра испуганно ахнула.

— Он так сказал?

— Ага, — серьезно кивнул дед, а в глазах застыл смех. — Представляешь? Это когда я решил его напугать, что не отдам тебя не равному. Боюсь только, он меня не так понял.

— Конечно, — ядовито отозвалась Ленайра, дед при этом даже вздрогнул от удивления, сарказма за внучкой он раньше не замечал. — Хочешь сказать, что не рассчитывал как раз на то, что он тебя неправильно поймет?

— Ладно-ладно, каюсь, поймала. На это и рассчитывал. Но знаешь, хотя мне и нравится такая внучка, которую ты от меня так долго прятала — с горящим взглядом, живую, без вечной своей маски, но хочу напомнить, что нас ждут.

— Ой.

— Вот именно. А позвал я тебя, чтобы сообщить о результатах нашей беседы…

— Речь ведь шла о нас?

— Сама догадалась? — ехидно поинтересовался дед.

Ленайра поджала губы. И правда, идиотский вопрос, о чем они еще тут могли говорить?

— Ну не сверкай очами, о незнакомая внучка. В общем, мы обсуждали ваши отношения… точнее серьезность их. Я просветил гостей по поводу некоторых обычаев нашего мира, а так же последствий кое-каких решений. Меня так же интересовало, насколько они понимают ситуацию.

— И? — не выдержала Ленайра, когда ее дед замолчал, и его молчание стало уже невыносимым.

— Предложения следующие: — вздохнул дед, — мы с Юрием Петровичем Коршуновым… я ничего не напутал в имени?

— Нет, деда, не напутал. Так что там?

— Мы с отцом твоего друга Алексея… Юрьевича решили заключить договор о помолвке между нашими семьями.

Дождавшись, когда цвет лица Ленайры от красного вернется к исходному, дед продолжил как ни в чем ни бывало:

— Как ты сама понимаешь, помолвка — всего лишь договор, ни к чему не обязывающий ни тебя, ни его при условии соблюдения вами определенных условий.

— Полагаю, помолвка будет осуществлена с обращением к магии?

— Само собой, иначе и быть не может. Это даст определенную защиту и тебе и ему. Сама понимаешь, когда ты поступишь в свою школу… в общем, ты привлечешь внимание многих. До того дня, когда я объявил тебя наследником, я еще мог отказывать всем поступающим предложениям о брачном договоре. Да и не очень многие стремились с тобой его заключить, зная о твоих натянутых отношениях со старшим братом, который и был кандидатом в наследники. Сейчас же все изменилось…

Ленайра помрачнела.

— О таком я и не думала.

— Вот именно. Потому кольцо помолвки станет своего рода защитой от других претендентов. Мне показалось, что мальчик готов был заключить помолвку прямо сейчас, когда услышал о возможных предложениях.

Девушка слабо улыбнулась, но тут же снова посерьезнела.

— Ты ведь им все объяснил?

— А, по-твоему, мы чем тут занимались три часа? Я их и посвящал во все тонкости магических помолвок. Юрий Петрович ничего не имеет против, но… Ты же понимаешь, что твой избранник… как бы это сказать…

— Человек не нашего круга, — закончила за него девушка.

— Именно, — облегченно кивнул дед. — И дело не в отсутствии манер как таковых, в своем мире они у него могут быть безупречными…

Ленайра чуть улыбнулась, но промолчала.

— Но он совершенно не знает обычаев и этикета нашего мира.

— Я надеюсь, ты этого им не сказал?

— Ошибаешься, — довольно жестко отрезал дед. — И не смотри на меня так. Щадить их чувства я не намерен и если они действительно хотят породниться с нашим родом, то должны соответствовать. Да даже ради выживания полезно знать страну, в которой собираешься жить. И я сделал им предложение.

— Предложение?

— Да. Осенью ты отправляешься в свою академию. В тот же день твой приятель и его друзья…

— Что?

— Он попросил разрешения пригласить друзей. Я не посчитал возможным отказать в этой просьбе. Или у тебя были другие планы?

— Нет-нет, все в порядке.

— В тот же день он и его друзья приезжают к нам. Я выделю им отдельное поместье, куда приглашу лучших учителей магии, этикета, боевых искусств, где они и будут проходить обучение.

— Но…

— Или ты полагаешь, что достаточно обучила их магии?

— Нет, конечно. Только начальный курс… да и то бессистемно. Я все-таки не преподаватель…

— Вот именно. Но я проверил уровень знаний мальчика. Признаться, поражен. Осталось узнать его силу.

— В перспективе он гораздо сильнее меня.

— Вот как?

— Да. Их мир идеален для тренировок. Сам практически лишенный магии, он очень хороший полигон для занятий. Если начинает получаться там, то здесь ты приобретаешь очень большие возможности.

— Тем лучше. Глупо такое не развивать. Еще мы договорились с его отцом об оплате обучения рунным серебром.

— Деда?

— Думай! — вдруг рассердился дед. — Учителя лучшие и они стоят немало. Мне ничего не стоит оплатить их услуги, но ты действительно хочешь, чтобы твой жених зависел от меня? Или у них не хватит рунного серебра? Полагаешь, я не знаю, чем забиты твои хранилища в доме?

— Я… я поняла.

— Рад за тебя. Если бы они действительно не могли расплатиться, я бы придумал что-нибудь другое, но никогда, слышишь, никогда не делай таких дорогих подарков чужим тебе людям. Да, знаю, что не совсем чужим, но подумай о них. Что лучше для Алексея: если он будет чувствовать себя обязанным мне или если он сам… ну его семья, оплатят все те услуги, которые им тут предоставят?

— Да поняла я, деда.

— Еще вопросы остались?

— Когда помолвка?

— Завтра утром. Я отправил приглашение в храм, но жрец прибудет только завтра. Гостей разместишь рядом с твоей комнатой и лучше бы их никто не видел. Я отправил твою служанку по делам, так что до завтра обойдешься без нее. Ленайра, я понимаю твое желание показать другу дом, но ради всех богов, у вас еще будет время, пока пусть о гостях никто не знает.

— А Риген?

— Ригену я верю как себе. Он будет молчать. Пока даже донесений отправлять не станет… до осени, когда гости поселятся в выделенном для них поместье. Или ты хочешь, что бы о твоем женихе узнал Джейр?

Девушку передернуло.

— Поняла я.

— Хорошо. Сегодня вечером я зайду к вам, мы с Юрием Петровичем оформим договор помолвки. Я рассказал о его сути, и он обещал подумать о всех условиях со своей стороны. И надо обсудить условия возможного расторжения…

— Обоюдное согласие…

— Нет.

— Почему?

— Достаточно желания одного из вас, выраженного ясно и четко. Ленайра, не надо привязываться в таких делах к кому-то. Если кто-то не захочет продолжать отношения, то попытка удержать его может плохо кончиться. В конце концов, разорванную помолвку можно возобновить, а вот испорченные возможным шантажом отношения наладить будет ой как непросто.

— Я не собираюсь никого шантажировать!

— То есть если твой друг заявит о желании разорвать помолвку, ты согласишься?

— А… да…

— Тогда зачем выставлять обоюдное согласие? Или хочешь, чтобы он тебя удерживал, если ты попытаешься разорвать отношения?

— Он не будет…

— И снова тогда непонятно к чему сложности с обоюдным согласием.

Ленайра мрачно поглядела на деда, но тот ее взгляд полностью проигнорировал.

— Иди к гостям, проводи в комнаты, я пока подумаю об условиях.

— Да, сиятельный лорд.

— И не строй мне тут обиженного ребенка, Ленайра, это не шутка.

— Повинуюсь, сиятельный лорд.

Дед только покачала головой, и махнул рукой, прогоняя внучку. Та по всем правилам этикета поклонилась, попятилась, развернулась и гордо вышла. Старого лорда знание этикета внучкой могло бы и восхитить, если бы все это не было проделано в нарочито-показательной манере. Все-таки обиделась. Вот как она не поймет, что дружба дружбой, но в делах, которые слишком важны для рода, необходимо учесть все мелочи и ничего не должно оставаться на волю случая? Ничего.

Ленайра вовремя сумела взять под контроль одолевающую ее злость и вышла в приемную уже с прежней маской Ледяной Принцессы. Глянула на Ригена.

— Сиятельный лорд приглашает вас.

Мужчина вежливо кивнул и молча прошел в кабинет. Девушка повернулась к гостям, замерла на секунду.

— Следуйте за мной.

Развернулась и, не глядя на них, зашагала по коридору. Пройдя в свои покои, девушка молча указала на два кресла перед небольшим столиком. Дождалась когда Леша и его отец сядут, недолго постояла, покачиваясь с носок на пятки.

— Подождите.

После чего вышла. Юрий Петрович недоуменно посмотрел на сына, но тот и сам был озадачен — такой свою подругу он еще не видел.

Девушка вернулась минут через десять, таща в руках три не очень объемных книги. Точнее две книги и одну папку с подшитыми в ней листами. Все это она водрузила на стол перед Юрием Петровичем, после чего придвинула еще одно кресло к столу и села.

— Дед рассказал мне чего он хочет…

Леша терпеливо ждал, когда Ленайра продолжит разговор, но та сложила руки домиком и о чем-то крепко задумалась.

— Тебе это не нравится?

Девушка вздрогнула и посмотрела на друга.

— Вопрос не в том, нравится мне это или нет, а в том, нравится ли это тебе.

— Разве мы не обсуждали это? — Леша покосился на отца, но тот молчал, разглядывая сидящую перед ним девушку и пока в разговор явно встревать не хотел.

— О да… — Ленайра чуть улыбнулась, ее маска исчезла, явив настоящие эмоции и Алексей облегченно вздохнул. Девушка недоуменно посмотрела на него. — Чего?

— Твоя эта… маска. Выглядит жутко. Гораздо хуже, чем в твоих воспоминаниях.

— Воспоминания я передавала свои и просто не могла не передать одновременно и эмоции. Ты видел маску, но и ощущал мое настоящее отношение к происходящему, так что видел игру. Сейчас ты видишь только маску.

— Действительно жутко выглядит, — вмешался Юрий Петрович, задумчиво разглядывая девушку. — Это действительно так необходимо?

— В каждой игре свои правила, — медленно заговорила Ленайра, глядя ему прямо в глаза. — В вашем бизнесе свои… в большой политике свои. Я вынуждена играть с рождения… Когда погибли мои родители, я это поняла очень хорошо… Сначала маска была моей защитой от Джейра и горя… после того, как я познакомилась с вашим сыном, стала игрой. — Ленайра на мгновение прикрыла глаза. — Если бы я с ним не познакомилась, возможно, эта маска стала бы моим настоящим лицом.

— И… зачем это?

— С такой… нельзя дружить. Только служить.

— Тебе не нужны друзья?

— Друзья? Как вы думаете, какие шансы у представителя Древнего Рода найти друзей среди… золотой молодежи империи?

— Так все плохо?

— Скажем так… тех, с кем я хотела бы дружить, ко мне не подпустят. А те, кто вхож в мой круг, в друзья не годятся.

— Совсем?

— Как оказалось, один нашелся… даже удивилась. Так что эта маска до определенного момента выгодна… хотя сейчас она может начать мешать. — Ленайра вздохнула. — Боевой факультет не для золотой молодежи и не думаю, что меня там встретят с распростертыми объятиями.

— Почему? — удивился Леша.

Ленайра вздохнула.

— Давайте я вам кое-что объясню, чтобы прояснить некоторые моменты. У нас… как, впрочем, и у вас, есть много разных учебных заведений. Начальных, высших. Есть престижные, есть не очень. Академия боевых магов с одной стороны элитная и готовит профессиональных боевых магов-универсалов. Как вы сами понимаете, универсал, это значит, умеет понемногу все и ничего конкретного. Это разведчик, рейдер, уничтожитель разных монстров. Как правило, такие маги уже в школе образуют что-то типа отрядов. Численность их никто специально не определяет. Такие отряды формируются стихийно, по мере знакомства курсантов друг с другом. Это может быть пятерка, тройка, двойка, даже десять человек. Обычно, на третьем курсе программу подгоняют как раз под эти отряды. Десять человек в тайную разведку не пошлешь, зато ими можно усилить гарнизон какой-либо дальней заставы, на которую ожидается нападение не очень сильных врагов. Их готовят как магов защитников… в общем, под задачи.

— Пока не вижу ничего страшного.

— Леш, эти боевика хоть и считаются элитой, но из боев они не вылезают. Империя достаточно большая и где-нибудь кто-нибудь с кем-нибудь обязательно дерется. Какие потери среди них? Конечно, они большие пока опыт не приобретется, но… С другой стороны карьера там делается очень быстро. Элита, красивая форма, высокая зарплата… Как думаешь, кто туда идет? Адреналиновые маньяки, бедное, но честолюбивое дворянство, мещане, которые хотят заработать дворянство. Младшее дворянство, кстати, выпускникам присваивается автоматически. Аристократы… карьера им обеспечена и без таких рисков. Зачем им все это? У них есть свои учебные заведения. Академия рунной кавалерии, воздушные всадники… ну это экзотика для высшей аристократии, но есть такое. Высшие офицерские академии, это уже для самых-самых. Штабисты, снабженцы…

— О да… — криво усмехнулся Юрий Петрович. — Воистину для самых-самых. Но, как я понимаю, эта твоя академия боевых магов… элитарное? Значит дорогое?

— Конечно. Но тут есть тонкость. Видите ли, учащиеся перед поступлением подписывают контракт, в котором обязуются в обмен на обучение служить империи десять лет там, где она укажет. В случае если учащийся подписал контракт, но не выдержал нагрузок, не сумел закончить, провалил экзамены, он отправляется на обучения в ту школу, которую выберет империя с тем же самым контрактом.

— В каком смысле?

— Ну… не сумел стать боевым магом, будет артиллеристом. Там провалится, в пехоту отправят. И там провалится… ну рядовые снабженцы тоже нужны, только срок контракта будет лет сорок.

— Сильно.

— Юрий Петрович, в академию насильно никого не гонят, сам оценивай свои возможности. Не уверен — не поступай.

— Но ты… десять лет…

— Леш, я кто, по-твоему? Или, думаешь, у меня не найдется тех денег, что нужны для оплаты обучения? Естественно, никакой контракт я подписывать не собираюсь и оплачиваю все время обучения. Но и сразу уходить после обучения не буду, мне нужно приобретать опыт.

— Я все равно не понимаю, в чем ты видишь проблему для себя?

Юрий Петрович вздохнул и откинулся на спинку стула.

— Сынок, я бы лично не хотел преподавать в такой школе, куда поступает девочка из золотой молодежи… да еще и на два года раньше положенного срока. Я правильно понимаю?

Ленайра кивнула.

— Это с одной стороны. С другой — мои будущие сокурсники. Как бы ты сам отнесся ко мне на их месте? Блажь золотой девочки, решившей поиграть в воинов? Учти те слухи, что уже ходят обо мне по империи. Ледяная Принцесса.

Леша честно задумался.

— Гм… — Покачала головой. — А ты в самом деле уверена? Ты действительно хочешь этого?

— Если я не справлюсь с этим, то в начинающейся игре мне делать нечего.

— Но может лучше подождать год… или два?

— Леш, вспомни, зачем вы здесь. У меня нет года, а тем более двух лет. Дед говорил вам об обстановке в империи?

— Не очень подробно, — сообщил Юрий Петрович. — Сказал только, что активировались заговорщики, которые шесть лет назад… гм…

— Убили моих родителей, — закончила за замявшимся отцом Леши девушка.

— Но ведь заговорщики наверняка не там, — вмешался Юрий Петрович.

— Не там. Но я наследница Древнего Рода. Хотят они этого или нет, но они вынуждены будут искать ко мне подход. Не знаю, каким образом, но они захотят меня либо нейтрализовать, либо каким-то образом держать под контролем. Позиция Древнего Рода — ключевая в момент смены императора, а тем более династии.

— Да, я помню, ты рассказывала, — задумался Леша. — Но ты уверена, что тебя не захотят…

— Только как крайний случай. Да и не угрожаю я пока никому серьезно. Но в академии боевых магов ко мне подобраться будет сложнее всего, так что плюс во всем этом есть. Но ладно, на эту тему у нас еще будет время поговорить, пока же давайте о том, ради чего сюда и пришли… — Ленайра задумалась. — Леша?

— Я согласен на помолвку.

— Юрий Петрович, дед вам обрисовал положение? Рассказал о том, что ожидает вашего сына в случае, если все это завершится… как должно?

— Достаточно подробно. Но это его жизнь. Не скажу, что мне нравится то, что он не сможет заниматься моими делами там, но я что-нибудь придумаю. Как я понимаю, никаких проблем с посещением родного мира у него не будет?

— Нет. Пока мы вместе и пока жив кто-нибудь из нас, проход будет открыт.

Юрий Петрович развел руками.

— Я всегда знал, что этим все и закончится рано или поздно.

Ленайра вздохнула.

— В таком случае советую прочитать вот эти две книги. Они небольшие и до завтра вы справитесь. Первая — это правила помолвок, права и обязанности жениха и невесты, а именно такой будет наш официальный статус после помолвки; вторая — кодекс бракосочетания высшей аристократии империи, права и обязанности мужа и жены. Тоже советую почитать, чтобы знать, чего ожидать. В папке все брачные контракты семьи Герраев за последние двести лет. Тащить весь архив я не стала, посчитала, что в качестве образцов хватит и этого.

— Хм… — Юрий Петрович глянул на девушку очень странным взглядом.

— Я не хочу, чтобы вы что-то подписывали, не понимая сути происходящего, — пояснила она свой поступок. — А тут все подробно и даже с примерами. Будете знать, что и как. Леш, я тебе тоже советую очень внимательно прочитать обе книги. Это не просто правила, они подтверждаются нашей магией и нарушение их очень чревато, вплоть до смертельного исхода. Очень хорошо подумайте над теми пунктами, которые вы захотите прописать в контракт.

Ленайра поднялась и махнула рукой в сторону двери.

— Там напротив дверь в гостевые покои. Мою служанку дед до завтрашнего дня отослал, так что вас никто не побеспокоит.

— Гм… не хотелось бы стеснять.

Ленайра рассмеялась.

— Юрий Петрович, по поводу стеснять… Если вы еще не поняли, вся эта часть поместья моя. Двенадцать комнат, три ванные, моя личная небольшая библиотека, кабинет. А гостевые покои, в которые я вас направила — это пять комнат из тех самых двенадцати. Они специально приготовлены для моих личных гостей, если вдруг такие окажутся здесь. Там же и уборные с ванной. Комнаты можете выбирать любые, они все подготовлены так, чтобы их могли использовать в любой момент.

— О…

Лешка же удивленно вытаращился на подругу.

— Мда… я еще плакался, что наш домик большой. А сколько у вас тут всего комнат?

— Никогда не задумывалась, — пожала плечами Ленайра. — Слишком часто дом перестраивают. То одно крыло ремонтируют, то другое. Наши покои, то есть мои, братьев и деда, не трогают, а вот остальное… Еще слуги тут живут. Вообще сам дом четырехэтажный. Размер вы видели, но дом-то не один. Есть тут еще парочка поменьше.

— Да уж. Это ваше родовое поместье, как я понимаю?

Девушка улыбнулась.

— Конечно же нет. Всего лишь столичный домик. Хотя именно здесь мы, в основном, и живем, поскольку дед занимает положение при дворе и не может уезжать далеко от столицы. Но только поэтому. Родовой замок, именно замок, находится совсем в другом месте. Я вам как-нибудь покажу, поверьте, зрелище впечатляющее.

— Вот даже как. — Юрий Петрович удивления и не пытался скрывать. — Просто я подумал, что если здесь находится ваш артефакт, ну зеркало, то поместье и есть ваше родовое гнездо.

— Не зеркало, а Сосредоточие. Но кто вам сказал, что оно находится здесь? Вообще-то то подземелье, по которому мы шли, принадлежит тому самому родовому замку. Та круговая лестница — портал.

Никогда прежде Ленайра не видела таких круглых глаз. Рассмеялась.

— Даже не спрашивайте, как все это работает. Доступ к Сосредоточию есть из каждого нашего дома. Заодно это и запасной выход. В случае опасности можно сразу отправиться в замок и засесть там. Но это я сама узнала только когда стала наследником, до этого была уверена, что подземелье принадлежат этому поместью. И как работает портал, тоже не знаю, он запитан от Сосредоточия и скорее всего у него тот же принцип, что и у прохода между мирами. По крайней мере, в библиотеке академии магии о таких порталах мне ничего не попадалось. Я, конечно, позже еще поищу информацию, но сомневаюсь, что найду что-нибудь. Мне даже страшно представить, какое количество энергии нужно для его работы. Без Сосредоточия все это все равно лишено смысла.

— Но порталы у вас есть? — ухватил суть Юрий Петрович.

Ленайра поморщилась.

— Так… недопорталы. Говорю же, сложно все. Один человек километров на двадцать. Блокируется элементарно, а энергии тратится столько, будто эти двадцать километров полз. Как последний шанс для бегства может и сработать, но как средство перемещения… увольте.

— Ясно… а ничего, что ты об этом говоришь так свободно? Если ты узнала о таком только будучи наследником, значит не стоит рассказывать всем.

— Вы не все — это раз, а во-вторых, все равно никому не расскажете. Просто не сможете. Поверьте, я бы не стала говорить о фамильных секретах, если бы не было подстраховки. Я не просто так об этом упомянула, вы поймете, когда прочитаете те книги, что я вам дала. Там есть кое-какие пункты, которые вы не поняли бы без этого знания, а звучат они без него крайне подозрительно.

Девушка поднялась.

— Но не буду вас задерживать. Времени до завтра у нас не так много, а сделать нужно всего… Вам еще контракт помолвки составлять, да и у меня есть кое какие дела.

Юрий Петрович тоже встал, взглядом заставил замолчать начавшего что-то говорить сына и взял книги.

— Спасибо, Ленайра. Книгами и займемся. И не надо так переживать, все будет хорошо.

Девушка благодарно кивнула и проводила их до дверей. Убедилась, что они скрылись в гостевых покоях, заперлась сама и устало прислонилась к двери. Завтрашний денек обещал быть еще более сумасшедшим, чем сегодняшний. Вот вроде бы и некуда спешить, но времени все равно категорически не хватает. И от братьев надо все скрыть. Мирл ладно, но не дай бог о помолвке узнает Джейр. Поведение старшего брата Ленайре не нравилось категорически, особенно его обещание отдать ее замуж за каких-то своих друзей. Сейчас, когда она стала наследником, ему самому впору подумать, чтобы его не женили на ком-нибудь. Например, на Мелисанде Борлоу — толстой блондинке с куриными мозгами. Зато аристократка каких поискать… с длиннющей родословной.

Помечтав еще немного, Ленайра вздохнула. Не настолько она и ненавидела старшего брата, чтобы устраивать ему такую судьбу. Хотя Джейра их родство не остановило бы… вот только с чего он был так уверен, что дед одобрил бы его выбор? Наследник наследником, но любая помолвка должна быть одобрена главой Рода, а дед точно не согласился бы на выбор Джейра.

Ленайра нахмурилась, потом мотнула головой. В последний год вообще трудно понять, о чем думает ее братец. Вечно со своими друзьями где-то пропадает. Вот и сегодня… Впрочем, и хорошо, что его нет — не нужно лишних движений, чтобы прятаться. А Мирл… Мирл еще неделю из библиотеки не вылезет, пока не просмотрит все новые поступления.

Глава 14

Долго заниматься самокопанием было совершенно не в духе Ленайры, да и время поджимало. Пока Лешка с отцом изучали предыдущие договора и положения о браках, она снова спустилась в подвал и занялась принесенными вещами. В первую очередь, она все их вынесла из комнаты в коридор и аккуратно сложила вдоль стены — позже потихоньку перетаскает к себе на склад. Пока же она занялась ящиком, в котором лежал ее концентратор. Осторожно, словно он был сделан из стекла, девушка перенесла ящик поближе к факелу с магическим пламенем, раскрыла и еще раз полюбовалась на шашку. Снова закрыла и со всеми предосторожностями понесла с собой. Предосторожности на самом деле были совершенно не лишними, как могло бы показаться. С самой шашкой ничего не случится, но малейший всплеск магии девушки и руны моментально активируются, причем гарантировано не в том порядке, после чего артефакт можно смело отправлять в печь, поскольку магия из клинка лет двести будет выветриваться, только потом, может быть, его удастся превратить во что-то полезное.

Добравшись до кабинета мастера-артефактора, Ленайра осторожно постучала.

— Да? — раздался недовольный голос.

— Это Ленайра Геррая.

«Формалист», — буркнула про себя девушка. — «Вот кто еще в доме будет требовать представления по полному имени?»

Мастер он, конечно, гениальный, за что ему прощались многие его странности, но порой они… бесили.

— Госпожа, у меня не прибрано. Если это не потревожит ваш взор…

Ленайра с трудом удержалась от того, чтобы распахнуть дверь пинком, вошла чинно, как подобает леди из высшего общества, держа на лице уже привычную маску.

Не прибрано… это немного… мягко… Комната представляла собой сплошной бардак. Точнее, не комната, а мастерская: верстак у окна с какой-то заготовкой, куча стружек на полу, развешенные на стене инструменты, токарный станок с ручным приводом, тоже заваленный каким-то мусором. Еще один стол в центре, на котором грудой валялись бумаги, а над ними, склонившись, стоял высокий худой старикашка лет семидесяти с всклокоченными седыми волосами. Сам он был одет в черные растянутые в коленях брюки, такого же цвета рубашку с подпалинами и небольшими дырками, а поверх кожаный фартук с карманчиками, из которых выглядывали кусачки, напильники, небольшой молоточек, карандаши и линейка. В глазах — огонь бешенной энергии, готовой выплеснуться на посмевшего потревожить его в великий момент творения очередного шедевра.

Ленайра, привычная к манере придворного артефактора, на такую встречу не отреагировала никак. Точнее сделала вид, что так и надо встречать госпожу и работодательницу. Прошла к столу с бумагами и прямо поверх них водрузила свой ящик. Мастер дернулся, но все же сумел взять себя в руки, впившись взглядом в принесенный предмет.

— Мастер Гингер, я принесла тот артефакт, который вы рассчитывали. Несмотря на ваши сомнения, его сумели сделать.

— Ха! Даже если найдется мастер, способный настолько точно выточить сам… предмет, кто возьмется нанести руны?!

Девушка молча открыла крышку и отошла на шаг. Мастер хотел сказать еще что-то язвительное, глянул внутрь и замер с открытым ртом. Медленно подошел и очень осторожно достал из ящика шашку, рассмотрел ножны, потом вытащил из них сам клинок и несколько секунд с совершенно очумелым взглядом рассматривал нанесенные руны. Недоверчиво провел по клинку рукой, положил шашку на стол, метнулся куда-то вглубь мастерской и вернулся с наручем, который тут же застегнул на руке. Что-то шепча, начал плавно водить раскрытой ладонью над оружием.

— Поразительно, — донеслось от него. — Такого просто не может быть! Я хочу познакомиться с мастером, способным нанести столь сложный узор без единой ошибки! Толщина линий на первый взгляд совершенно одинакова… Никогда… никогда не видел столь совершенной работы!

Ленайра стояла молча, делая вид, что изучает что-то поверх головы мастера, никак не реагируя на его бормотание и терпеливо ждала, когда он придет в более адекватное состояние и с ним можно будет поговорить.

Минут десять мастер развлекался с оружием, рассматривая рунную вязь под лупой и проводя разные тесты.

— Я провела первичную проверку, но хочу, что бы вы тоже проверили руны и убедились в безопасности преобразования заготовки в концентратор, — наконец Ленайра решила, что с мастером можно нормально общаться.

— А? — оторвался он от меча. — Да-да. Я тоже первичную проверку провел… он совершенен. Качество металла и плавки идеально-однородно. Сам металл… я не знаю, но рунное серебро в наличии… да… в наличии. И много. Очень много. Руны нанесены совершенно неизвестным мне способом и все они точно соответствуют друг другу — соблюдены все пропорции, все линии идеально одной толщины… По первой прикидке отдача от преобразования… м-да… девяносто восемь процентов… Девяносто восемь… лишь два процента энергии потратится впустую… Не видел бы, не поверил… Лучший артефакт, который я когда-либо делал, имел отдачу в восемьдесят три процента. Я делал его пятнадцать лет… Пятнадцать… Если бы у меня были такие мастера, способные так обработать металл и так нанести рунную вязь…

— Сколько времени вам потребуется для полной проверки, прежде чем я запущу активацию и перестроение?

Мастер задумчиво пожевал губу.

— Сложная вязь… очень сложная. Два дня. Это для полной проверки. Я почти уверен, что ошибки тут нет, но при артефакте такой сложности лучше перепроверить все очень тщательно.

— Отлично. В таком случае у меня еще один заказ.

Мастер глянул на девушку, перевел взгляд на рабочий стол. Как правило, заставить его выполнить какую-либо работу вне графика та еще задача. В свое время Ленайре пришлось сильно постараться, чтобы убедить его рассчитать и начертить руны для ее концентратора-шашки. Гингера увлекла только сложность задачи. Как истинный творец, он не смог устоять перед вызовом. Вот и сейчас девушка приготовилась к трудному бою, но к ее удивлению мастер не возражал.

— Изготавливать будет тот же мастер? — кивнул он на шашку.

— Да.

— Говори.

Ленайра пересказала идею своего приятеля по поводу инструмента для управления низшей магией.

— Значит, хочешь управлять низшей магией несмотря на то, что развиваешь высшую?

— У меня предрасположенность к высшей, но пока я туда не вышла. Мне хватает моих сил, чтобы творить заклинания оттуда.

— Да-да, — покивал мастер. — Но с концентратором у тебя все пойдет быстрее. Управлять низшей магией… Это будет всего лишь костыль, и настоящих высот ты никогда не достигнешь. Ты же понимаешь, почему мы, маги, практикующие этот раздел, не пользуемся концентраторами?

— Он не дает нужного контроля?

— Отчасти.

Мастер задумался, а Ленайра не уставала поражаться спокойствию этого человека. Обычно, приняв заказ, он уже выставил бы ее за дверь, чтобы не отвлекала и не мешала. А сейчас разговаривает и даже отвечает на вопросы.

— Я понимаю, что там лучше все чувствовать… так сказать, вживую.

— Да. Ладно, убедила. Я сделаю тебе такой инструмент, тем более есть у меня заготовки, нужно только будет их пересчитать под твои стихии.

— Есть заготовки? — изумилась Ленайра.

Мастер сверкнул глазами.

— Мы, мастера, по-настоящему ограничены несовершенством этого мира, — рот девушки открылся от удивления, она даже про свою маску ледяной принцессы забыла, так ошарашил ее философствующий мастер-артефактор, но тот, похоже, этого даже не заметил, — да… несовершенством. Никто не способен воплотить в материале наши задумки… никто… — тут взгляд мастера упал на шашку на столе. — До сегодняшнего дня я не верил, что мои задумки кто-то сможет сделать в металле… Мы все творцы… да… мы любим создавать совершенные артефакты, даже зная, что их никогда не смогут воплотить в материале.

Девушке стало даже страшно. Таким мастера она еще не видела. Настоящий маньяк. С такого станется сотворить какой-нибудь чудовищный артефакт с чисто научным интересом, не задумываясь о последствиях. Ленайра пообещала себе, что будет очень осторожна, если мастер когда-нибудь обратится к ней с просьбой реализовать какую-нибудь его идею для проверки теории. И только с привязкой крови на нее, чтоб к маньяку случайно не попала.

Ленайра склонила голову на бок и еще раз изучила мастера, что-то восторженно объясняющего по поводу несовершенства мира, не позволяющего воплотить в реальность мечты гениев. Настоящий безумный ученый. Можно прямо сейчас рисовать с него картинки и помещать в книги.

— Эм… — рискнула все-таки вмешаться Ленайра. — Так когда я смогу забрать чертежи?

Мастер резко замолчал и с какой-то детской обидой посмотрел на девушку. Та поспешно заговорила:

— Мне честно очень интересно! Я очень внимательно вас слушала, но сиятельный лорд может в любой момент потребовать моего присутствия.

— О, да… Какой формы ты хочешь инструмент? — сдался мастер и взмахом руки отправил на пол со стола все находящиеся на нем бумаги. Ленайра опасливо покосилась на разлетевшиеся по комнате листы, но промолчала. Как мастер их потом собирать будет — его проблемы.

— Вот. — Девушка вытащила из кармана несколько сложенных листов и положила на стол. — Я тут и примерные размеры указала. Не больше вот этого, но и не меньше этого, — она потыкала пальцем в цифры на листе.

Мастер что-то пошептал, снова покосился на шашку.

— Если бы не видел сам рунной вязи, не поверил бы, что может получиться. Какой минимальный размер руны может сделать этот твой мастер?

Ленайра нахмурилась, размышляя.

— Самую сложную руну «лагрех» он может начертить вот на таком куске, — девушка подобрала с пола малюсенькую стружку размером где-то миллиметра два и положила ее на стол. — Но если нужно, можно будет сделать и тоньше.

Мастер очумело уставился на стружечку, потом на девушку. Помотал головой.

— Я рассчитаю и начерчу для таких размеров, — прозвучало даже с угрозой. — Но если твой мастер не справится, меня не обвиняй.

— Хорошо.

— Тогда вон отсюда и не мешай мне работать!

Ленайра вздохнула с облегчением — прежний мастер Гингер вернулся, а то она уже начала бояться, что его подменили.

Раз уж все равно оказалась в коридоре, Ленайра решила не терять времени даром и отправилась в подвал за вещами. Все сразу не перенести, но начинать нужно. Скептически оглядев горы вещей, махнула рукой, подняв часть из них в воздух, а потом заставила их разлететься в стороны для лучшего обзора. Некоторые вещи она отправляла обратно к стене, вместо них подхватывала другие. Наконец сформировав своеобразный клин из багажа, она во главе летящих сумок зашагала наверх. До своих комнат девушка добралась без приключений и занялась распределением принесенных вещей на складе.

Когда она всерьез занялась заказами Юрию Петровичу, остро встал вопрос, где хранить конечный продукт. С брусками рунного серебра она поступала просто — оставляла в подвале в одной из комнат, предварительно навесив на дверь кучу разных охранных и запирающих чар. Использовала она эти бруски понемногу, по мере необходимости давая мастерам в качестве материала или как плату, если не хотела, чтобы дед заметил ее излишне большие расходы карманных денег. Дед не жадничал для внучки, но все же траты контролировал. Для остальных вещей девушка подобрала несколько комнат рядом со своим крылом. Упросив деда отдать их ей, она заставила слуг переделать их как ей нужно, после чего туда и складывала принесенное. Готовясь к поступлению на факультет боевых магов, девушка всерьез взялась за приобретение необходимых вещей, и склады наполнялись очень быстро.

Первым делом Ленайра принесла из подвала одежду с обувью и сейчас уже более внимательно рассмотрела множество штанов, курток, рубашек на все случае жизни. Обувь тоже отличалась завидным разнообразием, начиная от спортивных подобий кроссовок, которых в ее родном мире просто не было, и заканчивая очень прочными и удобными походными сапогами. Все это она развесила в специально отведенной секции для вещей, которые понадобятся ей на новом месте. Отдельно положила боевые перчатки, как она их стала называть, с шипами из рунного серебра с обрезанными пальцами. Не удержалась и надела их. Покрутила кистями, проверяя, насколько удобно те держатся.

— И ведь здорово, — пробормотала она. — Почему у нас никто не догадался пальцы на перчатках обрезать?

Неохотно стянула их и положила на полку. Настоящий толк от них будет только в том случае, если мастер Гингер нигде не ошибся и перчатки станут идеально взаимодействовать с концентратором. Конечно, они и без него на многое способны, но все же именно во взаимодействии их основное предназначение.

Закончив с вещами, Ленайра вернулась к себе в гостиную, где и застала скучающего Лешку, разглядывающего что-то в окно. Обернувшись на звук открывшейся двери, улыбнулся.

— Привет. А я тут это… парк разглядываю. Пытаюсь понять, есть тут что волшебное или нет. Пока не нахожу.

Ленайра встала рядом с другом и тоже глянула в окно.

— Моя мама терпеть не могла магически выведенные растения. Для нее даже самый непрезентабельный лесной цветок был краше магически выведенного каким-нибудь знаменитым дизайнером. Понимаешь, по большему счету такие искусственные растения… одноразовые. Они не могут размножаться, маги слишком уродуют их внутреннюю сущность ради внешней красоты.

— Но ведь можно же вывести новую породу и обычным образом… в смысле с сохранением всех функций.

Вместо ответа Ленайра создала иллюзию цветка, виденного однажды в оранжерее школы.

— Ты в самом деле думаешь, что такое можно вывести естественным образом?

— Ты права, — вынужден был согласиться Леша, с восторгом рассматривая небывалой красоты цветок.

— Вот видишь, — вздохнула девушка, — ты тоже видишь только внешнюю суть. А мама занималась садом профессионально. Она настоящий мастер своего дела была. У вас бы ее назвали ботаником или селекционером. И она смотрела не только на внешность, но и на внутренности таких вот творений. И меня научила. Поверь, внутри этот цветок ужасен. Не в том смысле, что безобразен, просто без магии он не сможет просуществовать и дня, но даже с ней жизнь цветка ограничена неделей. И все. Он даже семян не может дать. Его не повторить в продолжении. Это уже не жизнь, а иллюзия.

Леша покосился на подругу, и спорить не стал. Может цветок и в самом деле ужасен внутри, но переживаний девушки по этому поводу он не понимал. Понял только, что эта нелюбовь ко всему искусственному передалась ей от матери, а потому спор здесь просто неуместен, хотя он сам был не прочь подарить любимой такой цветок, зная, что тот единственный на свете и более никто никому подарить такой не сможет. Но повод вовсе не самый подходящий, чтобы ссориться, а еще стоит запомнить, что Ленайра подобных творений не любит и лучше подарить ей лютик из леса, чем самый прекрасный в мире магический искусственный цветок.

— Я не знаю ваш мир, — дипломатично отозвался Леша, — а потому поверю тебе и твоей маме. Видно, что вы с ней разбираетесь в этом.

Девушка счастливо улыбнулась и обняла парня.

Цветы? Искусственные, настоящие? Какая ерунда. Они созданы нести радость, и если радость тому, кому хочешь ее подарить, приносит не то, чем восхищается большинство, то идти надо не на поводу у этого большинства, а у того, кому хочешь доставить удовольствие.

— Я бы хотел прогуляться и поближе познакомиться с твоим миром, — вздохнул Леша, тоже обнимая подругу. — Я столько ждал этого… с того самого дня, когда познакомился с тобой. Помнишь, как я расстроился, когда у тебя не получилось провести меня в гости?

— Угу, — улыбнулась девушка. — Ревел как младенец.

— Эй! Я не ревел! Я огорченно плакал.

— Угу. Как младенец.

— Вредная ты.

— Знаю. Но Леша, я честно пока не могу ничего сделать. Я и сама хотела бы тебе все показать, но… пойми, это сейчас опасно и для тебя и для меня. Для всех будет лучше, если о вас никто не узнает, а тем более о нашей помолвке.

— Могут помешать?

Ленайра задумалась.

— Скажем так, я слишком значимая фигура на местном олимпе, хотя и не самостоятельная…

— Ты то?

— Леш, без подхалимажа. В этой игре не те ставки, чтобы оценивать собственную значимость слишком завышено. Я сама по себе ничего из себя не представляю. Кто я такая? Ледяная Принцесса с напрочь отмороженными чувствами, которая вместо нормальных развлечений постоянно торчит в библиотеке или на полигоне, отрабатывая заклинания и тренируя контроль над магией. Возможно гений. Но, с другой стороны, мой дед — серый кардинал за троном, которому безоговорочно верит император, мои родители отдали жизни за безопасность того же императора и его семьи, а сама я из Древнего Рода, к тому же оказывается, еще и наследник. Понимаешь, к чему я веду?

— Будет много желающих возвыситься через союз с тобой.

— Правильно. Потому извини, что так прямо, но твое согласие на помолвку выгодно и мне и деду. Таким образом сразу отсекается возможность войти в союз с нами через брак. Магическая помолвка — это не то же самое, что обычная. И те, кому нужно, об этом прекрасно знают. Кольцо на моем пальце — это дополнительная и очень мощная защита для меня. Все будут гадать, кто мой жених и, поверь, очень старательно его искать. Сам понимаешь, что род жениха сразу приобретет просто невероятное влияние при дворе. Вот местный террариум и зашевелится. Все начнут подозревать всех, гадать, кто сумел пролезть вперед, искать.

— Разве это хорошо?

— В текущий момент да. Я же говорила, что зашевелились заговорщики, которые убили моих родителей.

— Ты сказала, что тебе об этом дед сообщил.

— Ну да, — не стала спорить Ленайра. — Главное тут в том, что им тоже нужны связи при дворе. Не знаю, кто эти заговорщики, но на их месте я бы тоже стала очень активно искать моего жениха. Темная лошадка всегда может оказаться опасной. Теперь понимаешь, почему пока тебе не стоит показываться в открытую?

— Но мы же у тебя дома.

— И здесь есть слуги, а так же мои братья.

— Ты же не думаешь, что они…

— Мирл достаточно простодушен, чтобы сболтнуть об этом перед кем-нибудь, а Джейр… Этот чисто из вредности и зависти ко мне может растрепать. Ему плевать на возможные последствия.

— Последствия?

— Моего жениха не все будут разыскивать только чтобы поздравить и попытаться через него повлиять на меня и деда, — повернулась к Леше девушка. — А теперь еще раз подумай, действительно ли ты хочешь во всем этом участвовать?

— Если я не буду участвовать, для тебя ведь это станет опасней? — Леша не спрашивал, а утверждал, и Ленайра соврать не смогла, кивнула.

— Намного.

— И ты действительно думаешь, что я буду отсиживаться в стороне, пока тебе грозит опасность?

— Ну, угрозы жизни для меня нет, тут другая опасность.

— Все равно.

— Ладно. Но и ты пойми, что пока о тебе никто не знает, даже не знают кто ты, и ты и я в безопасности. Как только ты засветишься, сразу начнется другая игра.

— Согласен. Потому я и принял предложение твоего деда. И хочу пригласить с собой ребят.

— Ты уверен?

— Они сами просили. Я не могу пойти и отказать им. Ты против?

— Нет… даже хорошо, что рядом будут те, кому можно доверять. И для тебя хорошо — не скучно будет.

— Верно.

— Но и риски для них те же.

— Это их выбор. Добровольный. К тому же… а что их ждет дома? Те же близнецы. Ну выйдут они из детдома и что дальше? А Витька или Колька? Из всех только у Митьки нормальные родители, но как раз его-то я и не собираюсь приглашать.

— Вот как? — Ленайра и сама его не хотела брать, но ей интересны были рассуждения друга.

— Да. Как маг, он слабее всех нас, но он гений в компах, а их-то как раз тут нет. Я подумал, что он нам больше пригодится там своими разработками. Ты сама говорила, что его программа для планшетника здорово облегчит твою жизнь.

— Хм… — Ленайра даже растерялась. — Занятно. Знаешь, мы с тобой, оказывается, мыслим в одну сторону. У меня абсолютно те же аргументы. Кроме того, я уже подобрала еще несколько книг для перевода их в цифровой вид. Осталось убедить Митьку.

— Убедим. Я попрошу отца, чтобы он обеспечил ему достойное образование. Его мозги нам очень пригодятся, но нужны они нам будут именно там, здесь они бесполезны.

— Не буду спорить.

Ленайра наконец освободилась от рук друга и села на диван, задумчиво побарабанив по столу.

— Леш, а ты книги прочитал?

— Не все. Сейчас отец их штудирует и что-то выписывает. Пока я ему только мешаю. Но ты права, — он вздохнул, — надо сходить, посмотреть, что там к чему и тоже включаться в работу. Это ведь и меня касается.

— Здравая мысль, — согласилась девушка. — И на будущее, когда дело касается тебя, контролируй работу сам, не перекладывай ни на кого, даже на того, кому полностью доверяешь.


Жрец приехал ближе к полудню и все это время Юрий Петрович, Лешка и Ленайра просидели втроем за черновиками договора помолвки. Сама Ленайра старалась вмешиваться как можно меньше, указывая только на явные ошибки или несуразности. Потом договор понесли к сиятельному лорду и уже согласовывали все пункты с ним. Теперь уже Ленайра принимала в утверждении пунктов самое активное участие. Лешка поглядел на нее с обидой, когда она настояла на вычеркивании одного из пунктов договора. Обиделся он, впрочем, не потому, что она вычеркнула, а потому, что могла это сделать, когда они обсуждали договор утром.

Лорд, глядя на это, хмыкнул, немного расслабился, отойдя от официоза, и пояснил:

— Сторон в переговорах две. Каждая сторона готовит свою часть, а потом идет согласование. Моя внучка могла вам советовать, что и как утром, но официально она не с вашей стороны ведет переговоры, а с моей. Потому советы советами, но пункты утверждаются именно сейчас. Запомните такие тонкости, молодой человек, они очень важны. Всему свое время и место. Впрочем, я позабочусь о вашем обучении, чтобы вы все это не только знали, но и чувствовали.


Помолвку заключали в ритуальном зале, предварительно позаботившись, чтобы никто в него не попал даже случайно. Как последняя линия обороны перед дверью сидел Риген с приказом никого не пускать.

В зале ритуала Лешка с опаской поглядывал на жертвенный камень, светящийся в полутемном помещении багровым светом и только ехидный взгляд Ленайры помогал ему сохранять относительное спокойствие.

— Это дед постарался, — все же сжалилась над ним подруга. — Свет в камне от насыщения магией, но вот цвет — это уже фантазия деда. Как и полумрак, кстати. Ему было интересно, как ты себя поведешь.

— Шутник твой дед, — пробормотал Лешка и покосился на совершенно спокойного отца. Того то ли просветили по поводу шутки, то ли он сам разобрался что к чему.

Но вот на стенах и под потолком вспыхнули магические огни и полумрак рассеялся, на свету же багровый отблеск, исходящий от камня в центре, перестал казаться зловещим.

Жрец, невысокий сухопарый старичок, одетый во что-то, напоминающее то ли мантию, то ли накидку малинового цвета, водрузил на камень пергамент с договором, который вдруг сам собой развернулся и разгладился. Рядом лег нож из рунного серебра, покрытый какими-то непонятными узорами, точно не рунами.

Закончив приготовления с вещами, жрец поставил Ленайру и Лешу по сторонам камня слева и справа от себя, а отцу Леши и деду Ленайры молча показал встать рядом друг с другом и напротив себя. Убедившись, что все заняли свои места, склонился над пергаментом и принялся монотонно зачитывать все пункты, отделяя каждый каким-то заклинанием, после которого камень вспыхивал алым пламенем, которое на мгновение окутывало подростков. Вот был зачитан последний пункт.

— Ленайра из рода Геррая, согласна ты с Договором?

— Да.

— Алексей из рода Коршуновых, согласен ты с Договором?

— Да.

Снова полыхнул камень.

— Представители заключающих Договор, подтверждаете ли вы его и даете ли свое благословение?

— Да, — первым по старшинству ответил Велоэн Геррая.

— Да.

— Скрепите Договор.

Ленайра, не колеблясь, взяла с камня нож, ткнула себе в ладонь и протянула ее над листом пергамента, заставляя кровь стечь на его низ. После такого Лешке уже было стыдно бояться, и он так же решительно принял нож у девушки и ткнул себя в ладонь, так же подставил ее над листом.

Жрец, дождавшись, когда кровь на листе смешается, забрал пергамент и снова кивнул ребятам. На этот раз они протянули свои руки одновременно, заставив кровь потечь в одно место, смешивая ее. Жрец же забормотал очередное заклинание, заставив ритуальный камень снова пылать. На этот раз пламя накрыло всех пятерых, а когда оно спало, на камне лежали два обычных железных кольца… Если не задумываться над тем, как их создали.

— Примите связь, созданную из вашей смешавшейся крови.

И снова Ленайра первая протянула руку, взяла одно из колец и надела его себе на безымянный палец левой руки. Кольцо тотчас сжалось, подстраиваясь под нужный размер. Леша надел свое кольцо.

— Ой, — не удержался он, — а я словно бы чувствую тебя.

Жрец взмахом руки убрал пергамент, нож, и хмыкнул:

— О, да. При магической помолвке изменить партнеру проблематично. С этой связью вам придется разбираться самим. Ритуал, кстати, окончен.

Лешка покраснел и спрятал смущение за разглядыванием кольца.

— Созданное из крови, оно не тускнеет, не ржавеет. Ты сможешь его снять только разорвав помолвку, — заговорил дед Ленайры, положив руку ему на плечо. — А со связью все не так уж и страшно, не слушай его. — Просто теперь в случае, если кому-то из вас будет грозить опасность, вы почувствуете это.

Лорд Геррая напоследок сжал плечо парня и кивнул жрецу.

— Идем, старый пройдоха, я приготовил тебе твоего любимого вина, отметим это событие. Не каждый день ведь заключаю помолвку внучки.

— О да… Только вчера, казалось, дети еще под стол пешком бегали, а сегодня уже помолвка, — ностальгически протянул жрец. — Недавно вроде бы сына твоего женил… эх…

— Идем, — поторопил жреца Велоэн, выталкивая из зала, у выхода обернулся к внучке: — Ленайра, проводи гостей в их комнаты, я приду ближе к вечеру, тогда и обсудим все детали обучения.

Девушка кивнула и тоже потащила Лешку и его отца на выход.

— Идемте. В ритуальном зале не стоит долго оставаться, слишком тут магии много.

Лешка только кивнул, продолжая рассматривать невзрачное с виду кольцо.

— После свадьбы оно слегка потемнеет, — пояснила Ленайра, заметив, что друг все еще никак не может оторваться от него.

— Да уж. А оно точно из нашей крови?

— Точно-точно. Точнее не бывает. Кстати, магия заключенного Договора содержится именно в этих кольцах. И в случае нарушения кем-нибудь любого пункта наказывать будет тоже оно.

— О.

— Вот-вот, советую отнестись ко всему серьезно. Я не в том смысле, что не верю тебе, просто ты можешь подумать, что проведенный ритуал всего лишь обычный церемониал, как у вас, но это совсем не так. Все, идемте, скоро зал опечатается. Не хватало тут застрять.


Когда Леша с отцом разместились в гостиной Ленайры и лениво потягивали чай, отходя от представления внизу, Юрий Петрович задумчиво протянул:

— Признаться, я ожидал от всего несколько… более представительной церемонии.

Ленайра пожала плечами.

— Понимаю, что вы сравниваете все со своим миром. Но тут есть одна тонкость — у вас церемония сама по себе ничего не значит, но чтобы все же выделить ее, она организуется как можно более пышно и торжественно. У нас же… к чему вся торжественность, если главное в заключенных магически, подчеркиваю, магически, договорах. Подтвержденных магией. Значит, главное не в торжественности, а в правильности проведенного ритуала. А если он проведен правильно, то совершенно неважно, насколько он торжественен. Сейчас же нашу помолвку не в силах разорвать никто, кроме меня или Леши.

— Логично, — согласился Юрий Петрович. — Что же касается вашей помолвки… есть еще один способ.

— Есть, — не стала спорить девушка. — Потому и важно пока хранить тайну моего жениха. К тому же с магической помолвкой есть еще одна тонкость — убийца любого из помолвленных магией никогда ни при каких обстоятельствах не сможет стать моим женихом или мужем, или же невестой и женой вашего сына.

— Так убийцу еще найти надо…

Ленайра замотала головой.

— Чтобы он предстал перед людским правосудием — да, безусловно, надо. Но вот для магии все это совершенно неважно. Насильственный разрыв магической связи бьет по всем причастным, неважно, сам он наносил удар или нанял кого. Это оставляет след в ауре. Маги его не обнаружат, увы, но при попытке создать новую связь жениха и невесты убийцу настигнет такой удар… хорошо, если просто умрет, а может превратиться в полусумасшедшего калеку.

— То есть…

— Да. Если кто-то хочет построить свои планы на гибели моего жениха, чтобы освободить место для себя… ну не знаю, что ему нужно сделать, чтобы остаться в стороне. Но вот мой брат — совсем другое дело. Что бы там дед ни говорил, но я Джейру не очень верю.

— А он сам не пострадает? — заинтересовался Леша.

— Тот, кто вредит кровной родне, тем более в Древнем Роде, пострадает всегда. Проблема в том, что Джейр почему-то не очень серьезно относится к этому, считая все выдумкой. Может в обычных аристократических семьях так и есть, а с учетом того, с кем он водится, думаю именно оттуда идут все его идиотские идеи.

— Как я понимаю, у ваших Древних Родов очень серьезные ограничения?

Ленайра кивнула.

— Совершенно верно, Юрий Петрович. Мой дед еще и поэтому хочет взять Лешу на обучение. Он должен четко знать все наши права и обязанности. И должен понимать, что титул «хранитель империи» далеко не пустые слова.

Юрий Петрович хотел еще что-то спросить, но в комнату вошел Велоэн Геррая.

— Наконец-то выпроводил жреца, — хмыкнул он. — Неплохой человек, но слаб перед вином. Пришлось пообещать прислать ему бочонок лучшего из наших запасов.

— Ты его знаешь, деда?

— Знаю ли я его? Конечно, знаю. Одно время он был жрецом в одном полку со мной в то время, когда я только начинал свою карьеру. Нельзя сказать, что мы с ним такие уж хорошие друзья, но кое-какие тайны нас связывают. Это я его рекомендовал на должность жреца Урота.

Ленайра кивнула, подняла руку и полюбовалась кольцом на пальце.

— Сильный маг. Очень хорошо чувствуется магия.

— Скоро привыкнешь и перестанешь замечать.

— Да меня это и не беспокоит…

— И хорошо. Итак, какие планы?

Леша с Ленайрой переглянулись.

— Вернуться, — хором отозвались они.

— Хочу отдохнуть перед учебой, — добавила Ленайра. — Да и дела есть кое-какие. Надо еще с друзьями переговорить. Заказы, опять-таки, не все выполнены, — девушка покосилась на Юрия Петровича.

— Обещали через неделю доставить последнее, — клятвенно заверил он.

Девушка кивнула.

— Как я понимаю, когда я начну учиться тут, то времени появляться у вас у меня не будет… Дед?

— Если ты сводишь меня сквозь зеркало, я смогу посещать тот мир и без тебя.

— Отлично.

Юрий Петрович с видимым облегчением вздохнул — связь с сыном не терялась после того, как девушка уезжала учиться.

— Я буду приходить, — пообещал лорд Геррая. — Вы ведь не откажетесь выполнить и мои заказы? — с улыбкой поинтересовался он. — Я уже видел концентратор Ленайры.

— Конечно, — вернул ему улыбку Юрий Петрович. — Договоримся.

— Ну вот, — хмыкнула девушка. — Уже за нашими спинами о чем-то договариваются.

— Кошмар, — согласился с ней Лешка.

Шутки шутками, но дальнейший разговор пошел уже об очень серьезных вещах. Лорд Геррая говорил в основном для отца Леши, объясняя многие возможные проблемы его сына в этом мире, к которым необходимо его подготовить.

— Внучку свою я знаю, но она все же, при всех талантах, не обладает достаточным жизненным опытом и наверняка о многом умолчала. Не потому, что скрывала, а просто не посчитала важным или думает, что и так все очевидно. Я почему так уверенно говорю… думаю, Ленайра расскажет причину моей осведомленности в этом вопросе. — На девушке скрестились вопросительные взгляды Юрия Петровича и Лешки, но сейчас ни о чем спрашивать не стали и снова повернулись к лорду. — Мы с вами позже все обсудим, — пообещал под конец Велоэн.

Юрий Петрович согласно кивнул. Дед Ленайры, похоже, вообще произвел на него серьезное впечатление и чувствовал он себя рядом с ним не очень уверенно, что уже говорило о многом.

Проговорив еще некоторое время, Велоэн Геррая заторопился по делам. Остальные тоже решили, раз все, что хотели, сделали, не задерживаться и возвращаться. Как ни хотелось Леше посмотреть новый мир, но он понимал, что из комнат их не выпустят, а в доме… Ну что тут смотреть? Ничем таким особым дом не выделялся. Точнее, не выделялись те места, в которых они жили. Мебель словно из Эрмитажа, да, но, опять-таки, ничего сверхнеобычного. Разве что ритуальный зал впечатлял, только там магию и видел. Но зал уже закрыт и вряд ли кого туда пустят. Сидеть же взаперти в комнатах… что тут хорошего? Ленайра и сама все это понимала, а потому сразу после ухода деда, предложила собираться, только сначала попросила помочь перетащить некоторые вещи из подвала.

Час примерно потратили на перенос вещей. Сложность тут не столько в том, чтобы перенести, а в том, чтобы сделать это незаметно от всех. Хорошо все же, что дед позаботился о безопасном пребывании в доме гостей и на три дня отпустил почти всех слуг. Ленайра и воспользовалась этим, опустошив все импровизированные склады в подвале и заполнив склады в своем крыле поместья. Когда еще представится такая удобная возможность?

Наконец с делами покончено, и вот втроем они стояли перед зеркалом. Девушка придирчиво оглядела непривычно пустое помещение, после чего приглашающе махнула в сторону зеркала.

Первым сквозь него прошел Юрий Петрович, за ним Леша, Ленайра замыкала шествие, появившись в гараже последней.

— Ну вот, — с облегчением выдохнула она. — Самое сложное сделано. Если бы кто знал, как я боялась…

Лешка нервно хмыкнул и покачал головой. Даже Юрий Петрович промолчал, никак не прокомментировав слова ребят, хотя в душе был с девушкой полностью согласен. Уже давно переговоры не выматывали его так, вроде бы привык ко многому за то время, что занимался бизнесом, но лорд сумел его удивить.

— Ладно, ребята, — заторопился к выходу Юрий Петрович. — Вы тут развлекайтесь, а мне нужно почитать кое-какие бумаги, что передал мне лорд. Ленайра, если что, поможешь с переводом? Я не уверен, что ваш язык знаю настолько хорошо, чтобы понимать все тонкости.

— Конечно, Юрий Петрович.

Мужчина кивнул, отпер дверь и заспешил в дом. Лешка покосился на сурово сдвинувшую брови девушку, сообразил, слегка покраснел и заторопился к выходу.

— Ты это… тут того… переодевайся, в общем, я дома тебя подожду.

— Иди уже.

Лешка нервно кивнул и выскочил наружу, не забыв прикрыть за собой дверь. Ленайра усмехнулась и двинулась к шкафу с одеждой.

Глава 15

Никто особо не удивился, когда оказалось, что друзья ждали их в доме. И отвертеться от вопросов ребятам не удалось. Несмотря на то, что и Ленайра и Леша после всех переговоров и церемоний основательно вымотались, им пришлось давать полный отчет.

— Лучше бы мы переночевали там, — буркнул Лешка, — не выдержав напора.

Ленайра эмоционально кивнула.

— Это точно. Ребята, поймите, там у нас не так уж и много времени на отдых было. А уж у Леши тем более, ему приходилось все правила церемонии учить, потом предыдущие брачные контракты читать…

— Твои? — бесхитростно поинтересовался Митька.

Аня резко подняла голову и принялась что-то усиленно изучать на потолке. Борис сдержался и просто хмыкнул, а вот невоспитанный Витька расхохотался.

— Точно, Снежана, признавайся, сколько у тебя было брачных контрактов до Лешки? И где твои предыдущие женихи?

— В подвале ледяные статуи стоят, — огрызнулась девушка. Шутить сейчас совершенно не хотелось — слишком устала. — Приглашаю.

— Нет, спасибо, — отказался благоразумный Борис. — Ладно, ребята, в самом деле, накинулись на них так, словно последний раз видим.

— Точно-точно, — поспешно согласился Лешка. — Вы как хотите, а я спать!

И, прежде чем кто-либо успел его остановить, он исчез на втором этаже у себя в комнате. Следом поднялась и Ленайра.

— Пойду-ка и я отдыхать. Честное слово, вымоталась. Хотите еще что услышать, спрашивайте Юрия Петровича.

На такой подвиг никто не решился.

— Ну вот, теперь пока не выспятся, ничего не услышим, — обиженно пробормотал Митька. — Только я не понял, а что я там с контрактом не так сказал?

— Лучше молчи, — простонал Витька.

Ленайра мысленно усмехнулась и заторопилась — с Митьки станется догнать и потребовать объяснений от нее. На редкость упертый человек, когда хочет разобраться в какой-то проблеме, даже если она яйца выеденного не стоит.

После ухода Лешки и Ленайры друзья еще немного посидели, после чего решили, что оставаться в доме больше нет никакого смысла. Все равно до утра поговорить вряд ли удастся, а там они уже встретятся на полигоне, где уже можно все подробно обсудить.


Как и ожидалось, Лешу и Ленайру они встретили утром на полигоне, где те разминались. Дмитрий Иванович стоял чуть в стороне, объясняя план сегодняшнего занятия. Вновь пришедшие переглянулись, а потом заспешили в раздевалку, чтобы присоединиться к тренировке. Только Митька привычно занял стол под навесом с неизменным ноутбуком.

После окончания тренировки Ленайра неожиданно куда-то исчезла, правда появилась уже минут через пять с небольшой книгой в руке. Подошла к тренеру и серьезно на него посмотрела.

— Дмитрий Иванович, как вы смотрите на то, чтобы прочитать вот это?

Сначала тренер озадачился — с чего это девушка заставляет его что-то там читать? Потом прочитал название, которое она демонстративно выставила на обозрение и нахмурился.

— Как я понимаю, это все не просто так?

— Да. Скажите, вас что-нибудь здесь держит?

— Хм… По большей части нет, — осторожно отозвался он. — Женой не обзавелся, детьми тоже…

— В таком случае прочитайте. Завтра вы сможете дать ответ.

— Хорошо, — согласился Дмитрий Иванович и спрятал книгу в сумку.

— Что ты тренеру дала? — заинтересовался Колька, сидя на траве и блаженно щурясь на солнце.

— Книгу одну. Потом и вам дам.

— А-а-а. Хорошо. Ну что? Повоюем? Опять все на тебя или на этот раз разделимся по отрядам?

— Лучше по отрядам. Что-то не хочется сегодня от вас прятаться.

— Отлично. — Колька приподнялся на локтях и заорал: — Эй! Сюда! Делимся на два отряда!


Спустя два часа и победители и побежденные, одинаково довольные проведенной тренировкой, собрались за столом под навесом, подвинув Митьку к краю. Тот, недовольно сопя, собрал какие-то бумаги и вместе с ноутом пристроился подальше от всех и снова погрузился в какие-то расчеты, правда и друзей из вида… точнее из слуха, не упускал. Слушал их внимательно.

Лешка же делился впечатлениями о волшебном мире. Собственно, впечатлений как таковых у него не было, только о ритуале и мог рассказать.

— А остальное… Что я там увидел? Мы только по коридорам и перемещались. И три комнаты видели: кабинет деда Снежаны, ее гостиную и наши спальни. Ну да, роскошно, мебель, но совершенно ничего необычного и магического. Свет, разве что, но эти светящиеся шары… лампочки — они и в Африке лампочки. Даром, что работают от магии, а не от электричества.

— И что, совсем ничего необычного? — не поверила Аня. Выглядела она явно разочарованной.

— Говорю же, не видел ничего. Из окна только сад и деревья.

— Нельзя чтобы их видел кто, — пояснила Ленайра. — Я же объясняла.

— А еще…

Ленайра, сообразив, о чем хочет сказать Лешка, резко выбросила руку, закрыв ладонью его рот.

— Не сейчас.

— Но…

— Не сейчас, говорю! — в голосе Ленайры явно слышался приказ, и Леша поглядел на подругу с откровенным удивлением.

— Предложение не ты должен озвучивать. Сюзерен.

— А-а…

— Это обязательно. В противном случае с твоей стороны будет откровенное превышение полномочий и возможностей, грубо говоря — хамством. Ты, — Ленайра это «ты» явно выделила интонацией, — не вправе решать за меня. А сам еще не можешь к себе никого пригласить. Пока ты у нас никто.

— Эй, о чем это вы? — завертел головой Борис.

— Ребята, вы мне верите? — очень серьезно спросила Ленайра, оглядывая всех друзей.

Те в ответ дружно закивали.

— Тогда прошу, не спрашивайте пока ни о чем. Прежде, чем я задам вам тот вопрос, который едва не озвучил Лешка, вы должны будете ознакомиться с теми правами и обязанностями, под которыми подпишетесь… или не подпишетесь, как решите. Но выбор ваш должен быть осознанным, с четким представлением того, чем он вам грозит.

Ребята помолчали. Переглянулись.

— В общем-то, — осторожно заговорил Колька, — догадаться о вашем предложении не трудно…

— Догадаться не трудно, — оборвала его Ленайра. — Но пока оно мной не озвучено, его нет. И ответ вы дать не можете. А догадываться вам никто не запрещает.

— А я ничего не понял, — признался со вздохом Митька.

Сбрасывая нервное напряжение, все вокруг рассмеялись. Только Витька покачал головой, решив насесть с вопросами на самое слабое звено — Лешку, но это лучше делать, когда рядом нет Снежаны.

После же занятий случился еще один крупный облом, после которого в тартарары полетели планы ребят на сегодняшний день: позвонил отец Лешки и велел ему срочно прибыть домой. Естественно, Ленайра отправилась с ним. Остальные благоразумно решили, что раз Юрий Петрович вызвал сына так срочно, значит им там делать точно нечего и отправились по своим делам.

Юрия Петровича ребята застали в компании какого-то важного господина в дорогом костюме, сидящем в гостиной, в то время как хозяин дома разговаривал с кем-то по телефону. Махнув вошедшим ребятам на диван, он продолжил разговаривать с невидимым собеседником.

— Да-да, я все понимаю…

— …

— Да, «Астория» вполне подойдет. Арендуйте его.

— …

— Нет, своих гостей я встречу дома. Пусть будет более расслабляющая атмосфера.

— …

— Леший ее принес…

— …

— Нет, ничего тут не поделаешь, раз тетушка решила, обязательно примчится. Я бы не пускал, но ее муж один из моих партнеров.

— Кажется, Инесса Васильевна приезжает, — скривился Лешка.

Ленайра нахмурилась, вспоминая.

— Я ее не помню.

— Твое счастье. Ты же к нам только на лето приходишь, а в остальные дни недолго бываешь… ну относительно. А тетя Инесса приезжает в основном на праздники: Новый год, девятое мая… Ни одни праздники с ней нормально не проходят.

— Как я понимаю, — сообразила Ленайра, — если бы не ее муж, который партнер твоего отца, он бы ее даже в дом не пустил?

— Ну не знаю. Все-таки она родная сестра мамы, но бывала бы она у нас точно реже. Дядя Петя, кстати, это ее муж, неплохой человек. Ума не приложу, как его угораздило взять в жены эту мегеру.

— Лешка! — отец прекратил разговор и обратил внимание на поведение чада. — Не смей так говорить о тете Инессе.

— Ты сам так говоришь.

— Я взрослый, мне можно.

Сидящий в комнате мужчина слабо улыбнулся, но в разговор встревать не стал. Зато Юрий Петрович обратил внимание на него.

— Все понял?

— Конечно, Юрий Петрович. Встреча пройдет по высшему разряду.

— Именно. Смотри, Витя, сделаешь все как надо, я подумаю о твоем повышении. Считай, это твой экзамен.

— Сделаю.

— Значит, сейчас в «Асторию», арендуй его на весь день. И закажи блюда сюда. С близкими друзьями и родней я встречусь дома. В «Астории» — деловой обед.

— Сначала здесь, а через день там?

— Именно. И позаботься о переводчиках. Будут делегации из Испании, Франции и Германии.

Мужчина достал их портфеля ежедневник и что-то в нем отметил.

— Не понял, а я-то тут зачем? — поинтересовался Лешка у потолка.

— Затем, что ты тоже туда идешь.

— Что?! — взвыл парень.

— То! Мы поговорили с… — Юрий Петрович покосился на Ленайру, — …с дедом Снежаны, и я решил, что пора тебе привыкать к таким церемониям. Снежана?

— Я не возражаю, — отозвалась она. — Я так понимаю, нужна моя поддержка?

— Пригодится, — кивнул Юрий Петрович, а мужчина удивленно взглянул на девушку, с виду ничего особенного из себя не представляющую. И одетую как типичный представитель современной молодежи — майка с каким-то монстром, драные на коленях джинсы. Кто ж она такая, раз настолько легко отнеслась к предстоящему приему? Более того, босс даже выделил ее особо, считая, что она сможет поддержать Алексея Коршунова — наследника.

— И когда это счастье состоится?

— Через две недели.

— Пап, а зачем ты меня сейчас тогда позвал?

— А сейчас я тебя позвал, чтобы ты вместе со Снежаной отправился в магазин и купил себе там подходящую одежду для приема. Снежана, насколько я знаю, у тебя здесь тоже ничего подходящего нет?

— Я не брала с собой выходное платье. Могу из дома привезти, но лучше бы купить.

— Вот и отлично. На сегодняшний вечер я специально для вас нанял одно модельное агентство, которое подберет вам наряды на все случаи жизни, в том числе и на прием. На прием сошьют на заказ, но снять мерку нужно уже сейчас. Витя… Виктор Львович вас отвезет и присмотрит. Вить, потом чек мне отдашь, я оплачу.

— Сделаю, Юрий Петрович.

— Вот и договорились. Ребята, я бы сам съездил с вами, честное слово, но не могу, срочно нужно ехать на встречу.

Леша и Ленайра отправились собираться в агентство, а Юрий Петрович начал раздавать последние указания Виктору Львовичу. Вскоре показались ребята, и взрослые вышли во двор вслед за ними. Ленайра чуть приотстала, давая возможность Виталию Львовичу и Лешке уйти вперед. На некоторое время она с отцом друга осталась наедине.

— Это вас дед попросил меня привлечь?

Юрий Петрович на миг замер, но тут же зашагал следом, не очень спеша.

— В общем, да. Он сказал, что я и мой сын знаем только ту сторону тебя, которую ты показывала нам. Аристократку в каком-то там поколении ты нам не демонстрировала. Твой дед дал совет организовать что-то такое с твоим участием. Эта встреча очень удачно подвернулась.

— Хм… И зачем вы согласились пойти навстречу деду? Вам стало интересно?

— В том числе. Но на самом деле он прав. Там, у вас, я понял, что действительно тебя не знаю. Твоя маска… или это не маска?

Девушка задумалась.

— Не знаю, — честно призналась она. — Мне нравится быть такой, какой я здесь. Но у меня дома такая не выживет. Не в том смысле, что меня убьют, просто постараются сжевать, переварить и выплюнуть, если вы понимаете, о чем я.

— О, поверь, прекрасно понимаю. Я бы и сам хотел быть другим, но не могу себе этого позволить. Полагаю, у тебя та же проблема. Но значит, дед твой действительно прав и я не видел тебя ту, с которой и придется иметь дело моему сыну. Думаю, будет честно, если и он тебя увидит в другой обстановке… не на полигоне с винтовкой.

Ленайра нахмурилась. Было видно, что ей это не нравится. Очень сильно не нравится, но и возразить не может.

— Думаете, он сможет меня принять? — в голосе скрытый страх.

— Тебе придется объяснить ему, что и ты теперешняя и ты на приеме — один и тот же человек, просто в разных ситуациях. А ты теперешняя — так и есть ты для него. Не переживай, я тебе тоже помогу.

— Спасибо, — искренне поблагодарила Ленайра. — И я покажу вам аристократа империи.


В агентстве как-то так получилось, что выбор фасона и для себя и для Лешки взяла на себя Ленайра. Нанятый модельер пытался было навязать свое представление, но девушка совершенно непонятным для Леши образом сумела настоять на своем. Вроде бы и не спорила, даже соглашалась почти всегда, но выбор все равно за ней остался. Модельер при этом свято был убежден, что главную роль в подборе стиля и модели играл именно он. Лешке, как наблюдателю со стороны, это отчетливо было видно. Или же Ленайра не считала необходимым прятаться от него.

Повседневную одежду им упаковали сразу, благо выбор из моделей был огромный — у них имелись образцы самых последний коллекций, а поскольку к их приезду готовились заранее, то и одежду подобрали соответствующих размеров, осталось только выбрать то, что понравится. Вечерние же платья и костюмы обещали изготовить через четыре дня и доставить прямо домой. А основные покупки из одежды привезут завтра утром.

Домой после всех примерок и покупок вернулись уже поздно вечером. Отца Леши дома не было, разбирать немногое привезенное на ночь тоже не стали — свалили в одной из гостевых комнат, попрощались с провожатым и усталые отправились спать, надеясь, что на следующий день у них будет хоть немного свободного времени.

Мечтатели. Сначала пришлось разбирать доставленные покупки, потом знакомились со списком приглашенных гостей.

— Это на второй прием, — сообщил Юрий Петрович. — У нас дома будут только близкие друзья и родня.

Ленайра послушно покивала, не отрываясь от чтения списка, где рядом с фамилиями были краткие характеристики на людей, и чем они занимаются. Насколько поняла девушка, специально для них с Лешкой, чтобы знали, с кем дело имеют. Прочитав несколько профессий, скривилась, но промолчала. Лешка, заглядывающий подруге через плечо, хмыкнул. Она терпеть не могла разных людей, которые лезут не в свое дело, а именно такими и были на ее взгляд артисты, пытающиеся заниматься политикой или бизнесом, а большой бизнес — это всегда политика. И даже отцу Лешки не удалось переубедить ее.

— Только не ляпни там им что-нибудь, — посоветовал Лешка, хмыкнул, глядя на скривившуюся подругу и тут же заткнулся и счел своим долгом ободряюще похлопать ее по плечу, за что был награжден весьма хмурым взглядом.

К счастью девушка тут же отвернулась и снова занялась чтением.


Праздники могут доставлять удовольствие только гостям, но никак не тем, кто их готовит. Впрочем, если праздник официальный, то и для гостей он превращается в тот еще геморрой. Дни до его начала оказались целиком и полностью забиты подготовкой, и даже Лешка с Ленайрой не оказались забыты — их заставили изучать сценарии.

— Я сообщил гостям, что вывожу своего сына и представляю его как официального наследника, — сообщил Юрий Петрович чуть погодя. — Так что там могут быть и твои ровесники, Леша, многие из партнеров решили привести и своих детей. Так что в Астории будет отдельный зал для вас. Ваше присутствие понадобится только в самом начале. Дальше уже веселитесь сами. Но, надеюсь, ты понимаешь, как нужно вести себя с детьми моих партнеров?

— Папа!

— Снежана, я надеюсь на тебя. Присмотри за моим разгильдяем.

— Не волнуйтесь, Юрий Петрович. Все будет хорошо.

— Папа! Прекрати меня позорить! И вообще, о каком наследстве ты говоришь?

— Не знаю, что там будет дальше, но пока ты мой наследник и сообщать о смене твоего статуса никому не стоит.

— Ясно.

— Вот и ладно. Завтра, кстати, Инесса Васильевна с мужем приезжает. Поскольку я им сообщил, что официально представляю тебя, то они взяли с собой сына.

— О, нет! Мало тети Инессы, еще этот…

— Так плохо? — поинтересовалась Ленайра.

— Много хуже, — мрачно отозвался Лешка. — Сама все поймешь. Дяде Пете ведь некогда было сыном заниматься, вот мать и воспитала… наследничка.

Ленайра задумчиво кивнула.

— Кажется, я знаю, о чем ты говоришь. Видела таких. Она ведь не из богатой семьи?

— Как ты догадалась? — удивился Лешка, а Юрий Петрович обернулся и стал внимательно прислушиваться к разговору. — Она сестра мамы, а бабушка с дедушкой всю жизнь проработали на заводе.

— Обычная ситуация, когда забывают корни. Не то плохо, что человек выбился из грязи в князи, в конце концов, это может и заслужено произойти. Плохо, когда такие люди всеми силами стараются забыть свое прошлое и начинают выпячивать теперешнее положение. Видела я такое в империи. Жалкое зрелище, когда пытаются показать принадлежность к аристократии, не являясь таковой. Те, кто помнит прошлое, выглядят ей-ей достойней. Особенно это видно по тем, кто свое новое положение получил незаслуженно.

— Дядя Петя неплохой, — вздохнул Лешка. — Он тоже не из богатой семьи, но сумел выбиться, работал много, потому и сыну внимания мало уделял. А тетя Инесса…

— Шла прицепом, — кивнула Ленайра, — ничего не представляя из себя реально. Наверное, ничем не помогала мужу.

Юрий Петрович громко хмыкнул, но комментировать высказывание девушки не стал. Заметил только, что выводы выводами, но к гостям стоит отнестись все-таки уважительно.

— Лучше бы мы с друзьями тренировались, — буркнул Лешка. — Последние два дня и не виделись с ними.

— Дмитрий Иванович обещался сегодня вечером зайти, — сообщила Ленайра.

— Зачем? — удивился Юрий Петрович.

— У меня к нему разговор есть серьезный, этот вечер единственный более-менее свободный, а мне хотелось бы определиться с ним до вашего праздника.

— Хм… Ну ладно. Леш, помоги мне, Дмитрий Иванович, похоже, уже пришел, — отец Лешки в этот момент смотрел в окно, — не будем им мешать.

— Но…

— Я так понимаю, что твоя подруга хочет обсудить свои дела с тренером наедине.

Лешка посопел, но все же согласно кивнул и вышел следом за отцом.

Дмитрия Ивановича девушка пригласила к себе в комнату. Указала на кресло, а сама встала у окна, прислонившись к подоконнику, и скрестила руки на груди.

— Признаться, я надеялась, что этот разговор состоится раньше, но с этим приемом, организованном отцом Алексея, времени не хватает ни на что.

— Я понимаю.

— Тогда не будем его терять. Вы прочитали книгу? Все в ней поняли?

Дмитрий Иванович достал из внутреннего кармана пиджака свернутую в трубочку книжицу и положил на кровать.

— В общих чертах да. Все же тяжело читать на чужом языке без практики. Магическое обучение ваше хорошее, но практика все же не помешает.

— И что скажете?

— Как я понимаю, ты мне предлагаешь вассалитет?

— Да.

— Зачем тебе я?

— Все просто. То же самое предложение я хочу сделать и ребятам, но они… у них есть потенциал, но он именно потенциал. Задел на будущее. А мне нужен свой человек в доме уже сейчас. Я не знаю, что там происходит, надеюсь, дед поставит меня в известность перед моим отъездом в академию, но я хочу держать руку на пульсе событий.

— Ты не доверяешь этому Ригену, которого твой дед выбрал тебе в наставники?

— Доверяю. Но проблема в том, что он друг деда, не мой. Для него я прежде всего ученица и внучка его старого друга, с которым он пуд соли съел. Слушаться меня он не будет, точнее будет в пределах приличий. К тому же он еще и бывший безопасник, а вы лучше меня знаете по поводу бывших сотрудников этой конторы. Нет, там мне нужен именно мой человек.

— А мне ты, значит, доверяешь полностью, и тебя я буду слушаться? Я все-таки, тоже твой наставник.

— Здесь. А там вы без меня никто, простите за резкость, но это правда. Ваше положение там определяется только тем, что вы мой вассал.

— С этим понятно, но почему?

— Вы не дурак, вы тоже служили в очень интересных войсках и у вас есть опыт, которого в моем мире нет ни у кого больше, а наши уловки вы изучите очень быстро. Уже одним этим вы сможете быть мне полезны: свежий взгляд на вещи, новые идеи. Магии вас учить поздно, но некоторым фокусам вы научитесь, остальное исправляется артефактами, так что слабее боевых магов моего мира вы не будете… ну за исключением некоторых, все-таки артефакты не дают полного превосходства над магами. Достаточно?

— Вполне. Но почему ты уверена, что меня будут посвящать в дела твоего деда и его друга?

— Не посвятят моего вассала, выполняющего мой приказ? — Ленайра удивленно вскинула бровь. — Дмитрий Иванович, рекомендую еще раз перечитать вторую главу, где говорится о правах и обязанностях. Но и без этого не думаю, что дед будет возражать, он в курсе ситуации и ему тоже интересен свежий взгляд. Кстати, как моему вассалу, вам могут приказывать всего три человека: я, мой дед как глава рода и император. Всех остальных можете смело отправлять в дальнее путешествие. Правда злоупотреблять таким правом все равно не стоит. Послать канцлера империи вы вполне имеете право, но стоит ли это делать — другой вопрос. По слухам, он очень злопамятный.

— Заманчивое предложение, — хмыкнул Дмитрий Иванович и прикрыл глаза, крепко задумавшись.

— А что вы теряете здесь? — поинтересовалась Ленайра. — Вы сами говорили, что вам скучно на пенсии, тем более сейчас, когда вы снова здоровы.

— Я могу восстановиться в прежней должности.

— Только придется объяснять, как вы сумели вылечить руку.

— Хм… сколько у меня времени?

— Вам не хватило того, что у вас было? Вы же сразу догадались, какое предложение я хочу вам сделать, едва увидели книгу.

— Да решение я уже принял, — вдруг признался тренер, — просто интересно было уточнить кое-что. Ладно, уговорила. Да и привязался я к тебе уже, признаться. Скучать буду, ученица.

— Взаимно, тренер. Взаимно, — улыбнулась девушка. — И если хотите, можете взять с собой кого.

— Можно?

— Можно. Только если за вас буду отвечать я, как сюзерен, то за этих людей будете отвечать вы.

— Ясно, — тренер хмыкнул. — Только некого мне брать. Но это и хорошо, наверное. Может, удастся начать жизнь с чистого листа. Клятву, кстати, я выучил. Готов произнести.

Ленайра покачала головой.

— Бессмысленно. Здесь это просто слова. Произнесете их в моем мире, где клятву скрепит магия. И, к сведению, в последней главе кары нарушившему клятву описаны вовсе не фигурально.

— Я догадался.

— В таком случае будьте готовы. В конце этого лета я заберу вас с собой.

— А твои друзья?

— Если захотят. Я с ними еще не говорила, но они на очереди. — Ленайра вдруг оттолкнулась от подоконника, подошла к кровати и взяла брошенную туда книжицу. Перекинула ее обратно тренеру. — Я знаю, у вас продолжаются занятия с ними. Передайте книгу им, пусть тоже прочитают.

Дмитрий Иванович, покосился на книгу на коленях, вздохнул и убрал ее обратно в карман, поднялся.

— Хорошо, передам. Что ж… не буду задерживаться. Вижу, тут и без меня у всех забот хватает.

Опровергать его слова Ленайра даже не пыталась. Проводила гостя до ворот и вернулась в дом. Лешка вопросительно глянул на нее, но девушка в своей задумчивости этот взгляд пропустила. Или специально не заметила, а сам Лешка настаивать на ответе не стал, знал, что если не захочет, ничего не скажет.


К огромному расстройству Лешки, тетя Инесса прибыла на следующий день вместе с сыном, но без дяди Пети, который хоть как-то мог сдержать не всегда разумные порывы жены. Непонятно почему она решила, что без нее прием нормально не подготовят, но именно этим она и обосновала стремление приехать раньше. Приехала она при этом не только с сыном, но и с какой-то неизвестной девушкой, его ровесницей. Причем, судя по всему, оба друг друга стоили. Александр, как чопорно представился он Юрию Петровичу, будто тот не знал его всю жизнь. Ладно бы был прием, но вот так, в кругу родни…

Сама тетя Инесса в это время распоряжалась таксистом, заставляя его стаскивать ее многочисленные чемоданы к крыльцу дома.

— Приезд тетушки из Мери Поппинс, — прокомментировал наблюдавший эту картину Лешка.

— Она даже чем-то похожа, — задумалась Ленайра. Вздохнула. — Но стоять у окна в твоей комнате сейчас нехорошо. Надо бы спуститься и поздороваться. Кстати, о девушке вроде бы не предупреждали. Это в порядке вещей приехать с дополнительной гостьей, не известив?

— Вообще-то нет. Тетя должна была хотя бы позвонить. Интересно, кто она? Хотя если ее привезла тетушка, то ничего хорошего я не жду.

— А-а-а! Вот и мой любимый племянник! — Тетя Инесса с явно притворным радушием обняла Лешку.

— Здравствуйте, тетя Инесса, — вежливо поздоровался Алексей. — Вы рано, мы вас только послезавтра ждали. Александр, — кивнул он и сыну тети Инессы. Тот важно кивнул, вызвав улыбку у наблюдавшей за всеми с крыльца Ленайры — этот важно-чопорный вид у ровесника ее друга смотрелся донельзя нелепо. Еще больше добавляло комизма то, что сам он, похоже, воспринимал свое поведение как верх элегантности и воспитанности. Видно, что учитель манер над ним работал, вот только манеры привил чисто внешние, без понимания их глубинной сути. Вот и казалось, что мальчишка играет взрослого, не более. Еще более забавной смотрелась рядом с ним девушка, которая пыталась копировать спутника, но выглядело это еще более нелепо.

Ленайра, правда, тут же взяла себя в руки, спустилась и вежливо кивнула сначала старшей, потом ребятам.

— Добрый день. Меня зовут Снежана, я подруга Алексея Коршунова.

Поскольку гостей сегодня никто не ждал, Ленайра была в своих любимых драных джинсах и в майке с очередным монстром. Чем эти монстры так ее привлекали, не знал никто, но почти все ее неформальные наряды украшали физиономии хищников, ктулху, зомби и еще непонятно каких персонажей фильмов ужасов.

Тетя Инесса смерила вышедшую им навстречу девушку пренебрежительным взглядом и кивнула с видом «ходют тут всякие без роду и племени». По ее представлению такой взгляд просто обязан был уничтожить собеседницу, смешать с грязью, ясно показав, кто есть кто тут.

Ленайра чуть улыбнулась и снова кивнула.

— Полагаю, вы — Инесса Васильевна?

Теперь уже тетя Инесса поперхнулась. Пыталась казаться аристократкой, а ее сейчас буквально ткнули носом в полнейшее отсутствие манер. С кем бы ты ни разговаривал, но представиться в ответ обязан. Терпеть такое от… от… от непонятно кого, выше возможных сил и вместо того, чтобы признать поражение и сделать вид, что ничего не произошло, как поступил бы любой умный человек, тетя Инесса решила атаковать в ответ. Да как смеет какая-то грязь под ногами указывать ей на ошибки?

— Я-то она и есть, но вот моему племяннику следует лучше выбирать себе подруг, — она пренебрежительно оглядела одежду девушки.

Лешка вскинулся было кинуться на защиту подруги, но тут же осекся под ее взглядом. А девушка с прежней улыбкой повернулась к гостье.

— Юрий Петрович просил вас пройти в гостиную, он ожидает. Ваши вещи поможет перенести Василий Михайлович, — взгляд в сторону невозмутимого охранника, которого временно откомандировали в носильщики. Похоже ситуация ему крайне нравилась, судя по излишней невозмутимости.

Больше не вступая в разговор, девушка снова вежливо кивнула, развернулась и вошла в дом, оставив тетю Инессу кипеть от злости. Впервые ее чуть ли не оскорбления проигнорировали, и она не знала, что делать дальше. Оскорблять дальше? Так она и так себя выставила перед всеми, а зрителей собралось немало — охрана, приглашенные распорядители для праздника, гости хозяина дома — скандалисткой, прицепившейся к ребенку с непонятно какими требованиями. Причем ребенок повел себя в высшей степени воспитанно и вежливо, в отличие от… Эта ее сдержанность и вежливость только больше подчеркнуло скандальность гостьи. И теперь ей повсюду виделись насмешки.

— Это Эльвира! — прошипела она Алексею. — Мы с ее родителями договорились о возможном союзе между ней и Александром!

— Это, безусловно, очень интересно, тетя, — с деланным равнодушием отозвался Алексей, изо всех сил стараясь не рассмеяться. — Но, думаю, такие вещи лучше обсуждать дома. Эльвира, прошу, — он подал девочке руку. — Я проведу тебя в твою комнату, где ты сможешь переодеться с дороги и принять душ. Сашка, свою комнату ты знаешь.

Растерянная после всего произошедшего Эльвира позволила увести себя в дом, оставив на улице кипящую от гнева тетю Инессу и ее сына, не понимающего, что ему делать. О таких случаях учитель манер ничего ему не говорил.

— Вам помочь? — материализовался рядом охранник. — Я возьму ваши вещи.

Тете Инессе оставалось только кивнуть, а после она стремительно бросилась в дом — непутевого мужа ее сестры ждал серьезный разговор на тему, как должен себя вести наследник такого уважаемого человека и с кем ему надлежит дружить.

Помощь в обустройстве Эльвиры предложила Ленайра, отправив Лешку помогать своему родственнику. Гостья с интересом посматривала на уверенную девушку, которую, казалось, совершенно не задели слова Инессы Васильевны, только развеселили. Она никак не могла понять, как к ней относиться. С одной стороны одежда явно дешевая, с другой — подруга Алексея Коршунова, об отце которого она очень много уже знала как от родителей, так и от его родственников в лице Инессы Васильевны и ее сына Александра.

— Скажи, а ты правда хочешь выйти замуж за Александра? — вдруг заговорила непонятная Снежана. Причем имя девушке не подходило совершенно. Ну какая она Снежана, если ее волосы совершенно черные, цвета вороново крыла, сама она достаточно загорелая, спортивная. Майка темно-синяя с жуткой мордой на ней и эти джинсы уличных хулиганов. И тут… Снежана… Такое имя подошло бы какой-нибудь красивой блондинке с бледной кожей и очень хрупкой.

— Инесса Васильевна что-то говорит об этом, — Эльвира решила все-таки не проявлять по отношению к этой странной девушке агрессии — видела уже, к чему это может привести, да и вряд ли она такая простая, как кажется, если стала подругой Алексея и его отец это одобрил. Все-таки Эльвира не была дурой, хотя и немного избалованной. — Она и меня пригласила, чтобы я смогла познакомиться с ним поближе.

— Понятно, — с непонятной интонацией протянула Снежана. — А сама как думаешь?

Эльвира задумалась, а потом непонятно с чего решила быть честной:

— Родители согласились отправить меня сюда, чтобы я познакомилась с Алексеем Коршуновым.

Снежана неожиданно рассмеялась. Причем не обидно, а по-дружески.

— Ну-ну, — взяла она себя в руки. — Знакомься. Ладно, я тебя оставлю, вижу, хочешь переодеться. Ванная комната — через две двери налево как выйдешь в коридор.

Эльвира и хотела бы задать вопрос, но почему-то не решилась. Опустила уже поднятую в останавливающем жесте руку, словно хотела удержать в комнате Снежану, чтобы поговорить, но так ничего сказать не решилась.

Ленайра же, посмеиваясь, спустилась к гостиной, где услышала весьма занимательный разговор между хозяином дома и Инессой Васильевной. Девушка даже шаг замедлила, наслаждаясь беседой.

— А я тебя говорю, ты должен лучше следить, с кем дружит твой сын! — чуть ли не визжала тетя Инесса.

Надо же. Видно встреча ее совсем расстроила, раз с ходу такими обвинениями сыпет. Самой-то не стыдно?

— Инесса, — пытался утихомирить родственницу Юрий Петрович.

— Ты бы видел ее манеры! Стояла и смеялась надо мной! Я, по-твоему, выгляжу смешной? Скажи, я смешная? В любом случае, ты обязан немедленно выгнать ее! Наверняка она специально подлизывается к тебе и твоему сыну из-за денег! Сумеют такие вот чего получить и сразу возгордятся!

— Да. Я совершенно с вами согласна. И никаких манер. — Ленайра именно этот момент сочла подходящим, чтобы появиться в гостиной. Спокойная, прямая спина, взгляд, полный уверенности и какой-то непонятной силы. К удивлению Снежаны здесь обнаружился не только Юрий Петрович, но и бледный от ярости Лешка, который непонятно каким образом еще сдерживался. Это она при нем так говорит? Однако. — Юрий Петрович, я устроила гостью и все показала. Леш, у тебя еще дела есть? Не хочешь прогуляться?

И все спокойно и крайне вежливо. Придраться невозможно. Ни к тону, ни к словам. Вот только каким-то невообразимым образом Ленайра сумела показать, что ее первая фраза относится именно к гостье. «Сумеют, разные, чего получить и сразу возгордятся. И никаких манер». Ни у кого не осталось сомнений про кого это сказано.

Инесса Васильевна хватала воздух как рыба на суше, пытаясь что-то сказать. Впервые ее с такой изысканной вежливостью ставили на место. И ведь начни сейчас орать, только окончательно рухнешь в глазах всех, ведь оскорблений вроде как и не было. Девочка просто согласилась с ее словами, ничего более. Ее же собственные слова, но их обернули против нее.

Пока гостья пыталась что-то придумать в ответ, Ленайра уже прошла мимо нее походкой полностью уверенного в себе человека, даже не обернувшись, чуть замерла, поджидая Алексея, и двинулась к выходу вместе с ним, держа совершенную осанку.

— Да как ты… — начала что-то говорить Инесса Васильевна, но тут же замолчала. Ленайра даже не обернулась, легкий поворот головы, слегка повела плечом и зашагала дальше, выразив, таким образом, свое отношение к происходящему. И всем ясно, что она хотела сказать и кому это предназначалось. И ответить нечего. Одним жестом охарактеризовала как поведение гостьи, так и ее слова.

— Да что… — запоздало очнулась Инесса Васильевна, но дверь за Ленайрой и Алексеем уже закрылась.

— Инесса, иди в комнату, отдохни с дороги, — почти приказ, не просьба — последнее, что услышали ребята от хозяина дома. Видно решил взять кое-что на вооружение из арсенала Ленайры.

Глава 16

С приездом Инессы Васильевны подготовка превратилась в настоящий дурдом. На ее взгляд все всё делали совершенно неправильно, но она готова была помочь каждому, просят её об этом или нет. Прямо с Юрием Петровичем она не спорила и ничего ему доказывать не пыталась, но у него дел было и без того полно, а потому подготовку мероприятия он свалил на помощников, только контролируя основные моменты. С ними же Инесса Васильевна не церемонилась. А если еще добавить ее привычку разговаривать с низшими, как она называла всех, кого считала ниже себя по положению, сквозь губы, с интонацией «я говорю с законченным дебилом, но постарайся все же понять мою умную мысль, которую пытаюсь до тебя донести», то становилась понятна реакция окружающих. Ленайра наблюдала за всем этим в некотором шоке.

— Я думала наши нувориши идиоты, но такого не видела ни разу. Хотя догадываюсь почему. Нашим хоть есть на кого равняться, а здесь… И ведь пример будут брать не с твоего отца, а с такой вот просто потому, что она заметнее.

— Я уже привык, — пожал плечами Лешка. — Кстати, Сашка… ой, простите, сэр Александр… — Ленайра тут фыркнула, — … изволил заметить, что ты подходишь ему в качестве подружки. Ты это… не убивай его, пожалуйста, когда он к тебе с этим предложением подойдет. Родственник, как-никак.

— О, не переживай, — пообещала Ленайра. — Смерть ему покажется желанной, после того, что я с ним сделаю. Он сам о ней просить будет.

Лешка покосился на подружку, далеко не уверенный, что она шутит, но счел за лучшее тему не развивать.

— А меня Эльвира не оставляет ни на минуту, — вздохнул он. — Пришлось сказать, что мы помолвлены. Это же не тайна?

— Не тайна, но неужели ты другого способа отделаться от нее не нашел?

— О… Понимаешь… эта Эльвира только кажется глупой. На самом деле она вполне себе умная девочка… я заметил, что она подстраивает поведение под собеседника. С Инессой она аристократка в том смысле, в каком это понимает тетя, со мной вполне себе умная и начитанная собеседница.

Только Лешка мог вот так, походя, мимоходом подметить черты человека и сделать выводы, причем Ленайра была уверенна, что выводы правильные. Каким образом он мог с такой легкостью разбираться в людях, хотя опыта общения с ними у него было даже меньше, чем у Ленайры, для девушки оставалось загадкой. Он мог понять всех и каждого, с кем хоть немного пообщается… кроме себя. И выводы его о людях, как правило, всегда были точны. И это его умение заглянуть за маски очень, порой, не нравилось окружающим. Но сильно привлекало Ленайру, которая надеялась, что этот талант ее друга сумеет проникнуть за ее маску Ледяной Принцессы. Что он не бросит ее и не отвернется. Вот и сейчас она даже на мгновение не усомнилась в выводе друга об Эльвире.

— Таких людей называют хамелеонами. Но есть ли у нее свое лицо? Если еще и есть, то скоро она его окончательно потеряет. — Ленайра задумалась. — Как она отреагировала на слова о помолвке?

— Как ни странно, спокойно. Сказала, что сразу поняла, когда ты рассмеялась на ее слова. И еще сказала, что родители прислали ее на самом деле, чтобы познакомиться со мной. Как я понимаю, знакомиться она будет на празднике не только со мной.

— Хм… А чем занимаются ее родители?

— У них несколько молочных заводов, что-то еще из продуктов делают. Конечно, их состояние не сравнится с состоянием отца или дяди Пети… Непонятно, с чего тетя Инесса признала ее годной подругой своего сына? Видно там есть что-то еще.

— Э-э… ты имеешь в виду, она оценивает людей по состоянию?

— Ну да.

— Ничего глупее не слышала. Ладно, я поговорю с этой Эльвирой. Попробую разобраться, что там к чему и как. Заодно тетю твою повывожу из себя.

После разговора в первый день Инесса Васильевна старалась избегать Ленайру всеми силами. А если не получалось, то делала вид, что девушки не замечает. Ленайра же молча сидела, наблюдала за всем и слегка улыбалась понимающей такой улыбкой. Несколько раз Инесса Васильевна пыталась что-то высказать в адрес нахалки, но натыкалась на взгляд, полный легкой заинтересованности, и затыкалась. Юрий Петрович, когда бывал свидетелем таких молчаливых битв, только головой качал.

— И как у тебя получилось с ней справиться? И ведь не сказала почти ничего.

Ленайра честно сначала пыталась что-то ответить, но потом пожала плечами:

— Сама не знаю. Оно как-то само получается. Я просто знаю, как нужно реагировать на то или иное действие человека. Главное, не опуститься на их уровень. Самое глупое, что можно сделать — начать скандалить и выяснять, кто тут главный.

Все это, конечно, так, но на памяти Юрия Петровича еще никому не удавалось поставить его родственницу на место так изящно с минимум слов и действий. Жест, мимика, пара вежливых реплик… все. И теперь Инесса откровенно девочку боялась, хотя даже сама себе не призналась бы в этом. Но Юрий Петрович это видел. Она действительно боялась, что попытайся еще надавить в своей манере и ее опустят еще ниже. Понимала это, а что делать не знала. Отсюда и эти метания при встречах. Но, понимая свой страх на уровне инстинктов и не зная, как решить проблему привычными методами, которые тут совершенно не работали, она пугалась еще больше, пугалась, что эта девчонка сама начнет бить, как это обязательно сделала бы она. Вот и со слугами вышел неожиданный облом.

Ленайра послушала несколько разговоров Инессы Васильевны с распорядителями, дождалась, когда дама уйдет, раздав ценные указания и оставив растерянных людей осмысливать их, не понимая, что делать и чьи команды выполнять.

— Простите, я тут невольно слышала… — девушка глянула вслед ушедшей дамы. — Можно мне тоже посмотреть предстоящий план?

Распорядитель уныло протянул бумаги. Если еще одна кинется отдавать приказы, противоречащие двум предыдущим…

— Ага. — Ленайра бегло просмотрела его. — А уважаемая Инесса Васильевна хочет внести дополнения и кое-что изменить. А где смета? Ага, спасибо. Если следовать приказам Инессы Васильевны, то смету следует увеличивать почти в два раза. Так, она утверждена Юрием Петровичем и выделен бюджет… Инесса Васильевна не говорила, где дополнительные средства брать?

— Нет, — осторожно отозвался распорядитель.

— В таком случае все понятно. — Ленайра вернула бумаги. — Прав тот, кто платит. Этот план, — девушка постучала тыльной стороной ладони по бумагам, — оплачивается по уже утвержденной смете. Если кто хочет внести дополнения, должен утвердить их у того, кто оплачивает. Без этого все остается по-старому. Да… и если Инесса Васильевна спросит, можете послать ее ко мне. Я сама поговорю с ней о дополнительных средствах, если у нее возникнут вопросы.