Book: Женщина как реальность. Особенности женского интеллекта



Женщина как реальность. Особенности женского интеллекта

Ева Весельницкая

Женщина как реальность. Особенности женского интеллекта

Предыстория

Так случается иногда. В ситуации совершенно посторонней, в суете повседневных забот, среди размышлений о насущных делах и планах вдруг обнаруживаешь в сознании неожиданную мысль – четкую, внятно сформулированную и в первый момент как будто даже не свою. Удивляешься: откуда, с чего бы это? И она, невостребованная, непонятая, отдаляется, меркнет, тонет в бездонности сознания, как соскользнувшее с пальца кольцо в море.

Вроде бы и жалко, но ничего не поделаешь. И, простившись с любимой вещью, плывешь обратно, но все поглядываешь на руку – вдруг почудилось? Однако вот уже и берег, а чуда не произошло. И выходишь из воды в расстроенных чувствах, делишься со всеми подряд своим огорчением. Так вещица, незаметная в своей привычности, вдруг становится значимой, цепляет одно воспоминание за другим, меняет вектор твоих размышлений, смещает акценты того, что важно и что нет. И вот ты уже перебираешь в шкатулке давно забытые украшения, а в памяти всплывают все другие: потерянные, и подаренные, и несправедливо забытые. И уже начинаешь даже радоваться потере. Сколько всего произошло! Как неожиданно развернулся мир, сколько событий ожило, сколько людей вспомнилось. А ведь всего-то и случилось, что было потеряно не очень дорогое, простенькое, купленное по случаю колечко.

А потом приходишь к морю через несколько дней, к тебе радостно подбегает голый, в песке и брызгах малыш и кричит: «Тетя, тетя, я нашел! Мама, скажи, я нашел!» Довольная мама роется в кошельке и достает твое колечко. Рассказывает, гордая за малыша, как он рылся вчера в песке и как что-то нашел и в рот потащил, а она бросилась его ругать и велела выбросить… Но тут увидела колечко и вспомнила, что была женщина, которая делилась огорчением – кольцо в море соскользнуло. Она не знала, где искать его хозяйку, только надеялась, что та еще не уехала, и можно будет столкнуться где-нибудь случайно, городок-то маленький. Говорит и все держит что-то в руке, и никак не отдает, вся в своем рассказе и гордости за сына. А ты уже изнемогаешь: неужели?

Стоишь смущенно, и хочется остановить ее, попросить наконец показать эту находку, но нельзя, неловко, да и боязно – вдруг ошибка? Но ладонь разжимается. Да. Ошибки нет. Оно. Ты радуешься, и привычно надеваешь колечко на палец, и благодаришь, и покупаешь малышу большой персик. А потом остаешься со своим сокровищем наконец один на один. И спрашиваешь не то его, не то себя: «Ну и что теперь делать будем?»

Таким же образом возвращаются к нам мысли, рожденные не суетой и беспокойством, а те, о которых мы точно знаем: они к нам пришли не просто поболтать, как регулярно забегающая «на минутку» уже изрядно надоевшая соседка. Ее и пускать-то не хочется, потому что заранее знаешь, о чем она будет говорить и на что жаловаться, но воспитание не позволяет, и открываешь дверь, и видишь… к тебе пришел человек, и, еще не услышав ни слова, понимаешь – у твоих дверей в знакомом домашнем халатике стоит Событие.

А мысль была такая: «Каково быть женщиной в начале двадцать первого века? Как видит ее мир и что в этом мире представляет собой она?». Сегодня много книг об «истинной женственности», о «женской мудрости», об отношении женщины к себе, о том, как сделать себя или хотя бы свой вид более эффектным и эффективным для… Вот и вопрос: для чего?

Не счесть, сколько раз я выслушивала в самых разнообразных ситуациях и в самом разном исполнении историю о том, что смысл и счастье женской жизни – это ее «половинка», поиск, обретение и сохранение любой ценой этой недостающей от рождения загадочной части женщины. Не могу не признать, что ощущение неправильности этой формулировки присутствовало у меня всегда, но сказать, что я над этим задумывалась или искала причины своей неловкости и смущения, не могу. Мало ли глупостей слышим мы за свою жизнь.

Но мне кажется, что последние годы упорное навязывание этой конкретной жизненной задачи прекрасной половине человечества даже как-то усилилось. Что бы ни предлагали женщинам в сфере усовершенствования, чаще всего их внешнего, витринного вида (будь то косметику, диеты, одежду, места отдыха и развлечений, даже выбор профессии), самым сильным положительным критерием предлагаемого товара постоянно служит факт: поспособствует или не поспособствует все это обретению и сохранению искомой «половинки». Ладно бы молоденькие, движимые зовом пола и гормональной бурей девочки стыдливо прикрывали с трудом сдерживаемый воспитанием зов природы такой дозволенной занавесочкой, но взрослые, опытные в житейских сражениях, самодостаточные, успешные и независимые женщины тоже повторяют, как ретивый буддийский монах мантру: «Ищу свою половинку». Они-то о чем? Какую деталь недодала им природа? Почему они приняли эту версию о своей ущербности, недоделанности, инвалидности?

Вопросы крутились во мне на фоне собственных размышлений о полноте бытия и способах обретения себя, о возможностях сохранения этого ошеломительного переживания наряду с активным участием в жизни. И однажды, застряв в пробке, из включенного в машине радио я в очередной раз услышала: «Без того чтобы найти свою половинку, жизнь женщины и жизнью-то в полном смысле слова называться не может».

И такие радостные, такие уверенные были голоса у тех, кто это говорил, и у тех, кто с этим соглашался. Так печалились они о тех, с кем это судьбоносное событие не произошло. Так осуждали тех, кто, намучившись и настрадавшись, с радостных вздохом освободился от своей «половинки» и еще смел говорить, что прекрасно себя чувствует. Это вызвало в моем сознании давно зревший там переворот, какой-то качественный скачок. Неловкость и вопросы стали не просто забредающими мыслями, а настойчивым призывом к действию. Распространение этой инфекции потребовало поиска средств для ее остановки. Сама постановка вопроса напомнила мне жизнь в королевстве кривых зеркал. В них женщина должна видеть себя недоделанным, беспомощным инвалидом просто по факту того, что рядом с ней в этом зеркале не отражается реально или виртуально присутствующее еще одно (как вы понимаете, мужское) тело. А ведь это не просто оптические иллюзии – это важная часть системы управления практически половиной человечества. Так направляются потоки феминистических движений и демографических, двигаются в наших умах установки на свободу, карьеру, самостоятельность или семью, детей, опору на мужчину. Идет управление нашим сознанием. И подумалось мне, что кроется в этом проблема женщины в мире. Посудите сами…

Две базовые потребности человека: потребность в эмоциональном контакте и потребность биологического вида Homo sapiens в продолжении рода, а наряду с ними веками существовавшая экономическая зависимость женщины, сохранились как допотопный рычаг управления. Удовлетворение одной из этих потребностей (в эмоциональном контакте) стало важнейшим двигателей создания человеческого сообщества, удовлетворение другой – не дало прекратиться человеческому роду. Но и та, и другая позволяют управлять человечеством как массой. И женщинами как массой в первую очередь. Вот и бросаемся массово на поиск «половинки».

И это в XXI веке, с его огромными коммуникативными возможностями, с пониманием ценности отдельной человеческой жизни, с возможностями экономической независимости для любого человека, было бы желание. А эффективность этого рычага двух потребностей такова, что сами женщины, обесценивая свои достижения, свои победы в профессии, уважение и любовь окружающих, виновато и смущенно опускают голову и шепчут, как позорное признание, или, защищаясь, бросают с вызовом: «Да не сложилась жизнь, нет у меня половинки». О чем это говорит? Что рассказывает о женщинах?

Размышления мои переключились на анализ этой ситуации и поиск причин такой странной позиции, такой покорности наших воспетых в своей силе, стойкости и высоком чувстве собственного достоинства женщин.

И когда я уже была готова поделиться своими размышлениями со всеми, произошла еще одна встреча. Ставшая последней, можно сказать, каплей.

Всего одна история… из тысяч

С какой подачи возникла идея книги? С одной конкретной клиентки, которая ко мне пришла за помощью.

Встреча с этой женщиной, ее необычная, но такая банальная история поставила точку в моих долгих размышлениях о том, нужно ли мне, хочу ли я через двадцать пять лет возвращаться к теме особенностей женской природы. Что я могу сказать об отношении самой женщины к своей природе, а также к тем проблемам и противоречиям, которые возникают у нее и у окружающего ее мира в связи с этими особенностями? Стало совершенно очевидно: мне есть что сказать, мне это надо и я этого хочу.

Итак, некоторое время назад пришла ко мне на консультацию клиентка. Пришла она не сама, то есть это была не ее идея. Она участвовала в каком-то женском шоу, и редакторы передачи, проникнувшись ее историей, захотели, чтобы женщина получила от шоу какие-то плюсы. Плюсы прежде всего для самооценки, дабы она как-то укрепилась в своем внутреннем существовании. Я знаю этих редакторов, там прекрасные женщины, честь им и хвала, они доказательство того, что, кем бы ни казались телевизионщики в целом, люди остаются людьми. Хорошими, плохими, порядочными, человечными – разными. И они попросили меня проконсультировать участницу их шоу.

Мне много лет, я живу в этой стране всю жизнь, совсем не в башне из слоновой кости, и пересекалась за все эти годы с разными женщинами из разных социальных слоев. Это были и представительницы низов, и высоко расположившиеся в пирамиде за счет себя или доходов мужа (чаще всего). И консультирую я достаточно давно, ко мне приходили многие. Кроме того, я очень благодарна опыту, который получила, участвуя в различных передачах на телевидении в качестве консультанта, где рассматривались реальные ситуации реальных людей, людей из таких мест, миров, городов, окраин страны, с которыми я просто никогда бы напрямую не пересеклась… Но историю жизни этой женщины, если бы она не сидела сама передо мной и сама мне это не рассказывала, услышав с экрана или в передаче, я отнесла бы к подставным. Поскольку все самое страшное, что может произойти в жизни женщины, с ней произошло. Ей еще нет сорока, она на удивление хорошо для своей жизни выглядит. Я всегда поражалась российским женщинам, их устойчивости к бедам и неустойчивости к хорошему, кстати говоря. Это какая-то социогенетическая способность – крепчать от всего, что других убивает.

В истории этой женщины есть все. Умерший в ее раннем детстве любимый отец, которого она помнит до сих пор. Ей было шесть лет, на этом их счастливая жизнь закончилась. У нее еще есть брат. Сменяющиеся безостановочно отчимы, истеричная, ищущая свою половинку мать. Мать, которая начала пить под влиянием одного из отчимов. Сексуальные домогательства одного из отчимов, когда девочке едва минуло двенадцать. Предательство матери. Когда она бросилась к ней, та просто ударила ее и сказала: «Не смей, ты выдумываешь!» Сексуальные домогательства отчима продолжались еще три года, но матери она уже никогда больше не жаловалась.

В пятнадцать лет она сбежала из дома с первым попавшимся парнем, который показался ей человеком. Три года жизни с ним в маргинальном мире полунаркотиков, полуалкоголя, легкого воровства. Три года тюрьмы за кражу и хранение наркотиков. Причем села она за этого парня – взяла на себя его вину. Он уговорил ее: мол, женщине же меньше дадут. Родила она своего сына в тюрьме (беременная – меньше дают). Почти невозможно было устроиться на работу после, естественно, отсутствие каких-либо средств для того, чтобы обрести какую-то профессию, значит, работа на уровне базар, ларек, уборщица…

Потом какая-то совершенно сказочная, как в кино, встреча с прекрасным человеком, шесть лет нормальной жизни, какие-то бухгалтерские курсы, работа, квартира… Его гибель – этого единственного мужчины в ее жизни. Сын его принял, шесть лет совершенно отдельной жизни, как будто не из ее истории жизни. Он погиб, его сбила машина на дороге, трезвого, вечером идущего домой. Виновного так и не нашли.

Сын после этого вообще перестал учитывать факт существования впавшей в депрессию матери. От края ее спасло то, что, напуганная историей жизни своей матери, тюрьмой и всем прочим, она не пила. Но чудовищная депрессия приводила к ошибкам на работе, и моя клиентка ушла оттуда, опять пошла чуть ли не в уборщицы. Сын жил, как хотел. Прошло два года такой жизни, потом она немного пришла в себя, опять устроилась в какую-то маленькую фирмочку бухгалтером. Зарплата, естественно, копеечная, одно счастье, что есть квартира, оставшаяся от мужа.

Мать, спившаяся абсолютно, постоянно появляется и требует у нее денег, та самая мать, которая фактически изуродовала ее жизнь тем, что встала на сторону своей половинки. Но при этом у нее только одна мечта – встретить хорошего человека. Ничего больше в желаниях этой женщины нет.

Ей нет сорока. У нее одно, прямо-таки исступленное желание – желание встретить хорошего человека. И последние несколько лет бесконечные попытки интернет-знакомств. Какие-то случайные встречи для интимных отношений, какие-то пересечения, полный хаос. Сын, который живет отдельно, сам, приходя, уходя, за год до нашей с ней встречи привел в дом беременную девочку, сказал, что это его жена, его ребенок. Этот сын проклинает мать за то, что у них такая бедная, тяжелая, неустроенная жизнь. Как он живет, где он зарабатывает – она ничего про него не знает. И старается об этом не думать.

В момент, когда мы встретились, мать ее умерла, отмучилась, как она сказала, сын уже окончил институт, женился, не пригласив мать на свадьбу, а она продолжала искать свою «половинку» в интернете, не отказываясь от коротких связей, потому что «это же лучше, чем совсем никого». А совсем недавно с ней случилась история, после которой ей и посоветовали прийти ко мне.

Он моложе ее, он такой внимательный, такой красивый, они познакомились в социальных сетях. С первой же встречи он остался у нее, все было сказочно, она была желанна и счастлива, она тут же поняла, что вот она наконец – ее настоящая половинка. Три месяца длилось счастье. А потом он исчез с несколькими золотыми украшениями, сохранившимися у нее от недолгого семейного счастья, со всеми деньгами, которые она откладывала на долгожданную совместную поездку в Турцию. Даже ее далеко не новая шубка, купленная в комиссионке, и та исчезла.

Вне себя от горя, она бросилась к сыну, уверенная, что с любимым случилось что-то страшное и его надо искать. Но сын не понял ее. Зато сразу понял, что произошло в действительности. А она разругалась с сыном и в сердцах кричала ему те же слова о женском счастье, которые когда-то кричала ей мать. Сын требовал, чтобы мать обратилась в полицию, но оказалось, что она не знает о своей «половинке» ничего, кроме имени, и даже никогда не видела его паспорт.

Она была совсем на сломе, и каким-то чудом, сцеплением событий в маленьком учреждении, где она работает то ли бухгалтером, то ли помощником бухгалтера, появилась женщина, которая знакома с редактором телешоу и просто за нее попросила. А там оказались действительно хорошие люди, и решили как-то поддержать несчастную женщину. Пока они ею занимались (это мы смотрим передачу всего час-полтора, а процесс создания сюжета занимает несколько дней), вроде бы наладилось, но в момент, когда уже надо было выходить в эфир, у нее начался срыв. Мол, это же ужас, меня увидят, это стыд, – и они, и по-человечески, и не желая, чтобы сорвалась передача, памятуя о сотрудничестве со мной, прислали ее ко мне. Оплатили визит. Я даже, честно говоря, норовила отказаться от денег, но меня успокоили, что делают это не из своего кармана, они поддерживают своих участников передачи и чтобы я тут никаких нравственных мук не испытывала.

Два часа мы разбирались… Что можно сделать при первом визите? Сначала она выложила мне историю всей своей жизни. Причем она мне сказала, что первый раз она ее рассказала девочкам из передачи, и то не столь подробно, как мне, и вообще второй раз в жизни все до конца, все выговорила. За один раз можно лишь помочь как-то переориентироваться, показать возможность смены отношения к ситуации, еще что-то поискать, хоть какие-то плюсы, хотя при такой биографии это далеко не просто. Я ей предложила помощь. Я сказала, что готова помочь ей бесплатно, поскольку вижу, что у нее есть возможность найти опору прежде всего внутри себя. И она на энергии нашего разговора, на энергии передачи вроде бы «да, да», согласилась – и… больше не пришла.

Я позвонила в редакцию телепередачи, мне сказали, что после нашей встречи состоялась заключительная съемка. Я оставила свой телефон и сказала, что готова работать бесплатно, потому что просто по-человечески вижу возможность для нее вырваться из этого порочного круга, но придется делать какие-то внутренние усилия, а не искать в интернете очередную любовь. Но перезванивать ей не стала, потому что это странно было бы – навязываться.



Каждого эпизода, кусочка из ее жизни достаточно для впечатляющей истории. У нее сложилось все. И вот встреча с этой женщиной, внешне очень симпатичной, хотя, конечно, она пришла ко мне уже со стрижкой из салона, ладная, подтянутая, с хорошей фигурой, такая живая женщина, да, выглядящая на свои тридцать пять с чем-то, очень обаятельная, и абсолютно инфантильная. Вот этот абсолютный инфантилизм, то есть полное отсутствие даже минимального усилия, хоть какого-то размышления, какой-то энергии, направленной на то, чтобы отстоять себя в обстоятельствах этой жизни, и был последней каплей.

Она не считала свою жизнь какой-то особенно неудачной и долго уговаривала меня, что все так живут. Я уверена, что так живут далеко не все. История этой женщины уникальна по концентрации в одной жизни всех несчастий, которые только могут обрушиться на одного человека. Но есть один момент, который объединяет ее историю с историями многих других женщин, живущих совершенно иначе, успешных, любимых и благополучных, – это особенности женского интеллекта. Это упорная зацикленность женщин на себе, неспособность и нежелание видеть, что есть надличностные законы, которые надо знать и учитывать. Настойчивое желание все, что происходит с ними, сваливать в одну кучу и последовательное стремление найти виноватого, переложить на него ответственность и ничему не учиться, сколько бы урок не повторялся.

То, что в этой истории нет ничего выдуманного, я могу подтвердить только своим словом.

Часть 1. Три этапа жизни женщины

Это природное существо

Поговорим о данности, о том, что женщине дано природой. Это один из важнейших, но часто упускаемых из виду моментов. Все нас пытаются как-то доделать, улучшить, вписать, и мы вслед пытаемся тоже… соответствовать и вписаться. Как будто и правда чего-то не хватает. История с «половинкой» из той же серии. А может быть, хватает, может уже все есть? Посмотрим.

Женщина – существо природное. Такая у нее данность. Ей от рождения дано – не терять связь с бытием, природой, стихией. Но как мы уже обнаружили, внешний управленец представляет ей самой это ее природное свойство как весьма печальный факт, от которого больше проблем, чем пользы. Женщина практически соглашается и… и что?

Мне это напоминает историю о знаменитом итальянском поваре, который в России впервые в жизни попробовал разнообразные блюда с лесными грибами. Он восхитился, но сказал: «Вы знаете, в Италии тоже есть леса и там растут такие же грибы, но идти их собирать, а тем более готовить и предлагать грибные блюда клиентам может только сумасшедший». Поведение женщин по отношению к себе, своей природе, своей сути очень похоже. Поэтому предлагаю рискнуть, сойти с тропы чужого ума и с уверенностью в своем праве углубиться на малоизведанную территорию собственного видения того, что же означает быть женщиной.

Что искать будем? Я полагаю, что предметом поиска должны быть свои способности и возможности. Не выученные, не взятые у кого-то в аренду, а данные просто по факту того, что вы родились женщиной. То есть искать будем ресурс, точку опоры в себе самой и для себя, любимой. Ресурс всегда пригодится и для жизни, и для обмена, и для эффективности в любой сфере. Кроме того, забегая немного вперед, скажу, что от полноты и искусства использования этого ресурса зависят все сферы жизни. Что там предлагают женские журналы? Карьеру, красоту, молодость, отношения? Для всего этого ресурс данности необходим, как воздух для жизни.

А что с этой точки зрения означает быть по преимуществу природным существом?

Значит обладать связью с практически неисчерпаемым источником энергии – природой. Иметь возможность черпать энергию из хаоса бытия (природа не починяется логике и структуре, на которые опирается мужской социальный мир, она изначально устроена по-другому, как и женщина). Ощущать реально, как факт своей жизни, связь времен, процессуальность мира и наличествующей ситуации. Быть экспертом в определении движения процессов между живым и неживым. Обладать способностью практически безошибочно видеть, существует ли в данной ситуации угроза живому и не несет ли ее запущенный процесс или новая ситуация. Женщина – истинная, я бы сказала, урожденная служба безопасности человеческого сообщества. Итак, запомним: энергия хаоса бытия, связь времен, чувство живого – уже огромный потенциал.

Если эти способности подкреплены в ходе воспитания знаниями о жизни людей и процессах, происходящих в социальной жизни, то женщина сохраняет свои преимущества и в социуме, то есть на мужской территории. Что это означает на практике? Женщина ощущает живость и подлинность любых отношений на уровне инстинкта, в этом ее нельзя обмануть, если только она сама не захочет обмануться.

Женщина также инстинктивно видит ложность, мертвенность нежизнеспособных идей или отношений.

Женщине присуще реальное ощущение живых связей, которые могут дать шанс выжить, родиться, произрасти не только ребенку, но и делу, дому, идее, чему угодно, что нуждается быть живым для того, чтобы состояться. Если у чего-то в потенциале есть рост, женщина это просто почувствует. Вопрос в том, доверится ли она своим ощущениям.

Думаете, управляющая система не знает об этих исключительных способностях женщины? Знает прекрасно. Но… выслушай женщину и сделай наоборот. Исключительные способности представляют собой силу. А любую не подчиняющуюся ей, а тем более не понятную силу власть воспринимает как угрозу. Страх потерять власть лишает разума и, казалось бы, очень умных. Поэтому, раз не можем совсем убить и отменить, сведем все до минимума. Обозначим удобную для управления территорию реализации: женщина – хранительница жизни. Вот вам на откуп продолжение рода, и храните в свое удовольствие. Немало, но совершенно недостаточно.

И казалось бы, нет у женщины шансов спасти и сохранить свою природную данность под давлением управляющей системы социума, если бы не период индивидуальности. Есть такое время в жизни женщины, которое социум не то чтобы упустил из виду, а отдал на откуп природной женской сути: «пусть побудет». Это «пусть» – есть реальный шанс научиться быть, обрести знания и навыки быть женщиной и в мире социальном.

Женщина в период индивидуальности

В период индивидуальности (примерно 14–25 лет) женская натура получает реальную возможность окрепнуть и утвердиться.

Но начнем с самого начала. Давно известно: девочка рождается на свет со всем внутренним знанием, которое только доступно женщине. Она рождается уже женщиной, в которой это знание с возрастом только разворачивается и раскрывается, как разворачивается и раскрывается из почки бутон, из бутона цветок, и никуда нам не деться от природных сравнений, потому что так устроен процесс жизни.

Откуда что берется? Не устают удивляться и умиляться взрослые, наблюдая за этим юным очарованием. Бытие, хаос бытия живой природы – вечный и неисчерпаемый источник знания и энергии дочерей человеческих. Данный при рождении, он не требует осознавания для своей реализации, он требует возможности предъявления. И каждая следующая женщина, приходя в этот мир, несет в себе новый аспект бесконечности бытия и предъявляет его миру, доверяясь инстинкту, чувству, данности. Женщина изначально знает, где можно, где нельзя, что правильно для жизни и что нет, и никогда не перепутает живое с неживым.

Вот почему в каждой маленькой девочке живет взрослая женщина и проглядывает еще не искаженная расчетом и выгодой мудрость. Когда взрослые говорят, что маленькая девочка уже кокетничает с мужчиной, они не совсем правы. Ее поведение лишено стратегии и расчета на будущее, оно рождено сиюминутным ощущением возможности возникновения взаимосвязи, каких-то отношений. И девочка входит в этот момент, включается в него, предъявляя себя как женщина. Вписывается, вписывается, вписывается в этот мир, предъявляя себя. Не захватывает, а предъявляет. Это очень важно. Часто мужчины жалуются, что женщины как вода занимают весь предоставленный объем. Это верно. Но это не экспансия, потому что объем «предоставленный». И если задана структура, правила, территория, пространство, сфера, то женщина будет предъявлять себя именно в этой заданности. Опять же «но», но только если женщина осознает себя, свои сильные и слабые стороны.

Девочка, женщина вписывает себя в мир, как новое дерево врастает лес, образуя новые связи и включаясь в уже существующие. Женщина вписывается, не отменяя ничего. Она принимает данность как факт и живет, действует из нее. Отсюда и берет начало идиотская идея, что если женщина – принимающая сторона, то сторона пассивная. А что, земля, принимающая зерно и впитывающая дождь, только берет? Откуда бы тогда взяться всему, что родилось и произросло?

Воспринимающая она, потому что воспринимает потенциальность всех этих процессов, эти токи, движения, возможные связи, возможности развития и через себя их предъявляет, дает. Смотрите, я покажу, берите: вот это может быть, вот так можно, и так можно, вот это живое, вот здесь будет развитие и там, а это – не будет, это фу, это неживое, это ломается, это ненастоящее. Именно это врожденное свойство и его предъявление так рано делает девочку взрослой в глазах остального мира. Это то самое зерно женской мудрости, которое может или прорасти или заглохнуть в процессе жизни. Шанс прорасти, как я уже говорила, дает период индивидуальности.

В период индивидуальности такой природный способ существования устраивает не только саму женщину, но и внешний мир. Все в это время совершенно замечательно: живое, органичное, юное существо расцветает, получает огромное количество плюсов за сам факт своего существования, за свою природную естественность, притягивая к себе умильные, восхищенные, иногда чуть завистливые или умудренно грустные взгляды тех, кто понимает, что, как ни прекрасна весна в своем цветении, движение жизни неумолимо.

Но сама юная женщина об этом думать не хочет и не будет, да и нечем ей об этом думать. Жизнь прекрасна. Все, что ни происходит – органично, а следовательно, очень привлекательно. Бьющая через край энергия живого и органика завораживают и притягивают. Девушки очаровательны, они уверены в этом сами и получают тому массу подтверждений. Между юной женщиной и неисчерпаемым источником природной энергии еще нет плотин здравомыслия, и стены из расчета и выгоды, склеенные страхом перед этим бурлящим котлом жизни, еще не возведены. Молодая еще, пусть погуляет. Что за этими словами? Возможность, разрешение быть. Официально выделенное миром время для бытия. Только это большая эзотерическая тайна и потому называется «пусть погуляет».

Конечно, и в этом возрасте есть свои переживания, проблемы и горькие слезы: ах, не на том поле, не в том саду привела судьба расцвести. Не совпадают эстетические предпочтения того социума, в котором цветок расцветает, и его сорт не считается в этом мире красивым. Вот горе-то, вот печаль. Может, жизнь вообще не удалась?

Где-то любят розы, где-то – полевые цветы, где-то – луга многотравные, и если это не совпадает, то возникают вопросы о красивых и некрасивых, жалобы на несправедливость природы, и уже под давлением внешних сил попытки исправить природу или обида на нее. Весь мир юной женщины в период индивидуальности крутится вокруг одного: есть ли где еще такой же цветочек, такое деревце, как еще показать-доказать, что «я на свете всех милее, всех румяней и белее»?

А может, не стоит тратить девичьи слезы и такое плодотворное время на никчемные сожаления и пустые сетования?

Но хочется доказать миру и себе, что ты действительно единственная и неповторимая, таких, как ты, еще не было и потом никогда не будет. И мучает страх, что эту неповторимость не увидят, не заметят, не оценят.

Прекрасно. Но почему рука тянется к предлагающему стандарт журналу? Зачем вглядываться в черты и походку признанной красавицы и, страдая перед зеркалом, горько вздыхать – не то, не так, все плохо? Не противоречишь ли ты самой себе, стремясь одновременно быть неповторимой и повторить уже существующее?

Еще один большой секрет. В этом журнале незримо прописаны правила, в которые управляющая система так ненавязчиво все-таки пытается упаковать энергию природного существа. Пусть потратит излишек не на получение знания о самой себе, не на свою уникальность, а на подгонку себя под стандарты. Да это не требование… Но как сильны ожидания, буквально разлитые вокруг… И уже в них проскальзывает идея поиска «половинки»: не будешь соответствовать стандартам, кто тебя из «половинок» возьмет? Что тут сказать?

Данность не изменить. А природа мудра. Никогда не спрашивай: «Почему я не такая, как она?» Спроси: «Зачем я, такая, как есть?» Зачем именно такой ум, именно такая душа, такие чувства живут именно в таком теле, что кроется в этом уникальном, единственном в своем роде сочетании? Для какой жизни, для какой работы пришла ты в этот мир? К чему готовиться? И что можно сделать для того, чтобы ко времени выхода в большой мир, в следующий период жизни (период личности – активного существования в социуме) быть во всеоружии знаний и умений? Уверенной в себе и в своем праве быть такой, какая ты есть.

Период индивидуальности – время максимальной свободы. Позволено и даже поощряется пробовать и выбирать. Это своеобразный учебный полигон, когда можно копить знания о том, как устроен и действует социальный мир, в котором нужно будет найти свое место и реализовываться. Период индивидуальности – это время, когда можно и нужно проверять на практике достоверность пока еще теоретического знания и истинность чужого опыта. А главное – учиться понимать движения собственной души, время, когда необходимо откликаться на свои «хочу» и рисковать их осуществлять. Время желаний! Это время учиться жить человеком среди людей, соединяя то, что дано от рождения, с тем, что предлагает мир.

Я предлагаю особый подход, особый взгляд, который возможно отличается от бытового привычного, что в это время желательно получить образование и найти пару. Отличается, но не противоречит. Да это время учебы, но не только лекций и семинаров, но и освоения всего, что предлагает внешний мир. Обучение включению в него без потери, запрятывания, продажи того, что дано природой.

Да это время поиска, но не «половинки», а того свободного и самостоятельного, целого существа, с которым вы по каким-то причинам пожелаете быть рядом, создать что-то третье – пару или семью. И это время поисков себя, своего пути как женщины. Это нелегкое, напряженное время осознания своих сил и облачения их знаниями. Мы будем говорить о женщинах-ведьмах. В период индивидуальности женщина или увидит в себе это качество и научится с ним жить, или опустит все на самотек, или притворится, что ничего такого в ней нет. Время желаний и время выборов.

Время, когда женщине необходимо познакомиться со своим интеллектом, изучить его возможности и буквально натренироваться использовать, чтобы в следующем периоде быть собственным произведением, продуктом своих желаний, а не сырьем для воплощения желаний чужих.

Есть при таком подходе шанс не оказаться вечной пленницей коварной особенности женского интеллекта – автоматического стремления отбросить напрягающие сложности и свести все к одному, назвав его главным. И остаться, как старуха у разбитого корыта, с одной мыслью – почему природа со мной так ошиблась?

Женщина в период личности

Но период индивидуальности заканчивается и начинаются игры на чужом поле – период личности, время реализации в социуме. Женщина в мужском мире – это женщина, живущая во власти и под управлением социальной природы. Этим определяется ее жизнь в период личности (примерно 25–50 лет). Самый неоднозначный, самый непростой, ключевой в жизни женщины период. Период, когда заканчивается вольница индивидуальности, когда цветущая и необузданная природность вдруг оказывается недостаточной для того, чтобы чувствовать себя уверенной и довольной жизнью. Это период, когда общество перестает делать скидки на то, что ты очаровательна, пышешь энергией и здоровьем, ну, напутала что-то, ну, недоучила, что с нее возьмешь? И все было бы не так уж тревожно, если бы и сами женщины не начинали чувствовать, что их тоже не устраивает этот снисходительно-восхищенный, и это в лучшем случае, а часто и раздраженный, тон. Вчера еще восхищались и прощали, а сегодня недовольны и чего-то требуют.

Требуют и будут требовать. Время такое, называется «период личности». Время вступления на социальную территорию в качестве активной и действующей фигуры. И отказаться от этого невозможно. Смена периодов человеческой жизни, смена доминирования природ, которым принадлежит человек, – такой же непреложный закон, как смена времен года. А раз так, то есть только два варианта. Первый: готовиться к этому моменту, чтобы оказаться максимально вооруженной теоретически и, насколько удастся практически подготовленной. Второй: по привычке понадеявшись на природу – «как-то будет», – нырнуть в новый мир, зажмурившись, громким визгом сообщая о своем присутствии: вот она я!



Никого не удивляет, что путешественник, который отправляется в неизвестную ему страну, тщательно готовится к путешествию. Он старается хоть немножко подучить язык, выясняет основные законы, действующие в этой стране, пытается узнать неписаные правила, знание которых для его безопасности порой важнее юридических норм. Он, узнает, что в этой стране считается хорошо, а что плохо, что принято и что из того, к чему он привык, окажется совершенно неприемлемым на новом месте… Возможно, вы скажете, так поступают далеко не все. Соглашусь, но что случается с теми, кто так не поступает, обсудим несколько позже.

Так вот, для женщины вступление в период личности – это даже не путешествие в незнакомую, но цивилизованную, а потому в большой степени терпимую к чужим слабостям и чужому незнанию, территорию. Это начало жизни в чужой и весьма враждебной стране, где незнание законов не освобождает от ответственности и попытка давить на жалость или напоминать по привычке, что «я же женщина», а значит, могу рассчитывать на снисхождение, ничего, кроме поражения, не означает.

Поэтому для начала небольшой справочник для начинающих личностей:

• основной закон социальной жизни – соревнование и конкурентная борьба;

• основная характеристика местности – пирамида, закон иерархии, чем выше, тем успешнее;

• основное правило взаимодействия – мои интересы превыше всего, пирамида не автобус, место в ней уступать не принято;

• основное условие выживания – неуклонное следование своей цели;

• основное условие психологического выживания – отсутствие частных отношений, только взаимодействие в своих интересах или интересах дела.

Даже того немногого, что мы успели узнать о женской природе и особенностях женского интеллекта, несомненно достаточно, чтобы увидеть, до какой степени чужд женщине этот мир. А посему – учите матчасть. И поздно начинать изучение, когда период личности уже наступил: жизнь не останавливается, колесики вертятся и все сразу пишется на чистовик.

Вооружаться надо начинать в период индивидуальности, вот в чем дело. Период индивидуальности кажется таким радужным и прекрасным, потому что биологическая природа, особенно для женщины, сама знает, что делать. Период индивидуальности – время, дающее огромное количество энергии, ибо источник не где-нибудь, а внутри самой женщины, в ее же природе и натуре. Можно черпать легко и свободно, и никто ничего не потребует взамен. Не использовать такой подарок для того, чтобы подготовиться и вооружиться перед выходом на чужую территорию – все равно что забить гол в свои ворота в матче своей судьбы.

Период личности – неженский период. Это время жизни, дающее преимущества мужчинам по факту родства, – соревнование, демонстрация бойцовских качеств, стратегия, победы и призы. Вот почему женщине стоит так тщательно готовиться к нему, взвешивать свои силы, четко определять свои намерения и знать свои ресурсы. И ни в коем случае не льстить себя надеждой, что можно найти убежище, переждать, зарывшись в частную жизнь, как в теплую перину, спрятавшись за домашними хлопотами, в уповании на «половинку»-добытчика.

Надличностные законы, увы, беспощадны в своей незыблемости, а частная жизнь – она не вместо, она одновременно. Не гроза это, не переждете. И даже если вы не чувствуете в себе сил и желания выходить в социальный мир как «воин», а ощущаете мир как рачительная «хозяйка» или очаровательный «приз», все же осмотритесь и выберите место, где ваш способ социальной реализации востребован и уместен. (О способах социализации читайте в книге Евы Весельницкой «Женщина в мужском мире»).

Понятно, что не всем возглавлять корпорации и руководить. Однако можно учить, лечить, можно открыть небольшой ресторан или маленький магазин, можно шить и стричь, но ради себя любимой, себя выражая и реализуя и утверждая, чтобы никогда не навестила вас тень курицы-наседки и растерянной от суеты социального мира квашни. Ради того, чтобы скрытый в вас драгоценный камень засверкал, не пытайтесь избежать встречи со шлифовальщиком и гранильщиком, роль которого так виртуозно выполняет социальная реальность.

В период личности женщине нужна работа. Желательно та, которую она выберет согласно своим желаниям и представлениям, естественную для ее социализации и потенциала. Работой может быть и роль мамы и жены, но не стоит забывать, что работу должны делать профессионалы. Поэтому, если вы жена, не забывайте повышать квалификацию, осваивать профессиональные секреты… Есть множество и других работы. Мужской мир предлагает: хозяйничай, воюй, представляй, вдохновляй – но при этом помни, что ты на социальной территории. Твое самовыражение, самоутверждение и самореализация зависят от того, насколько ты конкурентоспособна в своей сфере.

Вот о чем, я говорила, когда призывала готовиться к периоду личности заранее: об изучении той сферы, где женщина хочет реализовывать себя. Не абстрактно изучать законы социума, а поговорить с собой, понять свои желания, определиться с намерениями и внимательно исследовать все кодексы той части социального мира, где вы собираетесь действовать. Потому что не действовать, не работать в этот период нельзя. Это разрушает. Точнее сначала лишает энергии, а потом начинается процесс разложения этой самой личности.

Дело в том, что в период личности энергия для жизни и поступает через личность, то есть через социальные связи: оценки, экспертизы, выигрыши и проигрыши, задачи, проблем, ситуации… – все это источники энергии. А если она не поступает, то личность как система социальных связей становиться пустой и разваливается. Зачем жить? Как жить? Поговорим о том, как.

Поведение женщин, не подготовленных к социальной битве, – это поведение сырьевых государств. Мы уже поняли, что в социуме нужно выигрывать, нужно соревноваться, нужно утверждаться, нужно иметь ресурсы. Только за счет ресурсов ты что-то продвигаешь, с ресурсом можешь быть профессионалом, ресурсом могут быть связи, ресурсом могут быть знания… А когда всего этого нет?

Что делает государство, у которого не развиты промышленность, производство, наука? Продает сырье. То же происходит с женщиной невооруженной и не подготовленной к наступлению периода личности и активной деятельности. Она оказывается на социальной территории в положении, ничем от положения сырьевого государства не отличающемся. Вот что самое обидное. Ты не готова, ты не знаешь правил и законов, у тебя нет дополнительных ресурсов, и ты проигрываешь в вооружении. У тебя есть только «сырье» – данная от природы способность рожать, и тело, которое так легко превратить в товар. Надличностные законы социальной реальности уже вступили в свои права, и все, что в таком случае остается, – это надеяться, что твое «сырье» конкурентоспособно и конъюнктура рынка благосклонна.

А тем временем управляющая система нашептывает: «Видишь, как мы были правы? Как все неустойчиво и рискованно? Выход один – срочно ищи «половинку», пока твоя инвалидность, ограниченность твоих возможностей еще как-то уравновешивается качеством предлагаемого тобой „сырья“».

Женщина в период сущности

Период личности – длинный, важный, насыщенный – сменяется периодом сущности – временем когда женщину начинают волновать вопросы смысла, вопросы нужности, вопросы: «А что я сделала в жизни и что еще могу сделать?» Доминирует суть. А для сути важны такие три «С» как: самовыражение, самоутверждение, самореализация. Больше всего последнее. Они делятся на внешние и внутренние. Внешние управляются внешним миром и надличностными законами. И той конкретной социальной проявленностью надличностных законов, в которых конкретная женщина существует. Живя в городе, где нет киностудии, невозможно самовыразиться как киноактриса.

Женщина получает свои плюсы-минусы в зависимости от требований, ожиданий, соответствий социальной ситуации, в которой находится. Они бывают жесткими или смягченными, проработанными и подробными или же более общими, в них может заключаться бо́льшая или меньшая степень свободы, но они есть всегда. И как только все эти требования, ожидания, соответствия реализованы, все заканчивается. Ни энергии, ни плюсов, ни ресурсов ситуация женщине больше не даст. Представьте себе, что вы участвовали в конкурсе красоты. Выполнили все требования, предъявлявшиеся к участникам, удовлетворили ожидания и зрителей и жюри. Продвигаясь все выше к короне, старались соответствовать идеалам данного мира. И получали плюсы: аплодисменты, очки, дальнейшее участие… Но вот вы получили корону. Всё. Ресурс исчерпан, управляющей системе от нее уже ничего не нужно. Всем спасибо, все свободны. Надличностный закон – вне нравственных категорий.

И что же происходит, если мы не озаботились, поленились или побоялись задействовать интеллект, потратить усилия на то, чтобы пережить себя существующими и живыми и проигнорировали внутреннюю тоску по собственному смыслу? Корона есть, а смысла в ней нет. Если мы легкомысленно подумали, что как-то все происходит, значит, и дальше неизвестно почему, но обязательно все будет хорошо, привычно понадеялись на внешний мир, ведь мы же такие хорошие, умные, добрые, красивые?

Здесь срабатывает еще один хорошо всем известный закон: свято место пусто не бывает – и это освободившееся место занимает страх. Будет следующий конкурс, корона может перейти к другой, я перестану быть королевой, я исчезну. Этот страх очень часто сильнее страха физической смерти и зачастую способствует ее приближению, – страх небытия. Это чувство сродни тому, что испытывает человек, подходя к зеркалу и не обнаруживая там своего отражения. И если нет у человека внутренней уверенности в том, что он есть, то первая мысль будет не о том, будто что-то не так с зеркалом, первой пришедшей в голову мыслью станет сомнение в своем существовании.

И это несчастное существо женского пола, не уверенное в своей реальности, мечется и суетится, униженно стараясь доказать жуткому, малоизвестному, плохо изученному конкретной женщиной монстру под неблагозвучным именем «социум», что она ему еще нужна. «Сейчас, погодите, я только переоденусь, подкрашусь, схожу в фитнес, найду нового партнера, и вы увидите, меня еще рано списывать со счетов, я еще нужна вам, нужна, как же я без вас буду? Как мне жить? Зачем мне жить?»

Помните, как в молодости мечтают «пожить для себя»? Вы не знаете, куда исчезает эта часть «себя», для которой вам когда-то хотелось пожить? Может, есть возможность перестать суетиться и выяснить с ней: ты, та, для которой так хотелось жить, то есть я сама, ты еще здесь?

Да, слава богу, мы живем в мире, когда ненужный, отработанный материал уже не выносят насильно на кладбище и на Фудзияму. Но шуточки на тему, что пора к земле привыкать, существуют. Такой кризис случается с женщиной в период перехода от личности к сущности (45–50 лет), в период, когда завершаются природные программы и социальные ожидания.

Рожать не можешь – биологическому виду ты больше не нужна, ну разве что внуков понянчи… Как это не хочешь? А что еще тебе делать? И нянчат… К сожалению, не потому, что всю жизнь об этом мечтали и видят смысл своей жизни в том, чтобы реализоваться через своих наследников и войти в поток вечности. Тем, для кого это так, повезло. Но чаще всего нянчат потому, что это последнее и единственное доказательство своего существования, единственное зеркало, которое еще готово вас отражать.

Но это игры биологической природы, а что же социальная природа? Если вы не уникальный специалист и продукт, который вы можете произвести для социума, другие могут делать лучше, быстрее, качественнее и эффективнее, то еще одно зеркало разбивается вдребезги. И вы остаетесь наедине с собственной жизнью и с собой. При условии, если это «собой», замурованное, заброшенное ради сиюминутных пряников и мелких удобств, дожило до этого момента. Каким окажется ваше знакомство и не окажется ли эта встреча слишком поздней, решать вам.

Может быть, теперь станет понятно, почему я так уверена, что просто преступно по отношению к собственной жизни, которая, позвольте напомнить, самое ценное, что у нас есть, упустить шанс прожить ее самой в полноте и уникальности – интеллектуальных усилий и душевных сил. Прожить так, чтобы оставаться уверенной в своем существовании и среди уже ничего не отражающих зеркал найти свои собственные желания, а не потратить время своей жизни только на повышение качества удовлетворения автоматических потребностей в еде, питье, воздухе и продолжении рода, да так и уйти из этого мира, не усомнившись: «Неужели только за этим приходила?»

Вот такая получается история. А ведь есть шанс, когда расторгается договор с социумом, остаться свободной не от страха и печали, а для… для реализации договора с вечностью. Извольте пример.

Жила-была женщина – все, как у всех, детей растила, мужа любила, работала. Вся в заботах и хлопотах, всем нужна, уважаема. Но дети выросли и уехали, возраст подошел, на пенсию пора, первое время еще подружки по работе звонили и заходили, потом кого не стало, кто к внукам перебрался. Загрустила женщина. Неужели пора? И вспомнилось ей однажды, как в далеком детстве видела она рукодельницу, которая умела плести кружева и была знаменита, говорили, что ее кружева за границей покупают и самые знаменитые модницы их заказывают. Вспомнила, как ей хотелось вот так же перебирать эти странные штучки и чтобы из-под ее рук выходило такое же чудесное кружево.

Через два года в интернете появилась онлайн-школа кружевниц, через пять и по сей день это уже самая известная в нашей стране школа-мастерская по производству уникальных кружевных изделий.

Женщина живет все в том же небольшом городке. Да, забыла сказать, что учиться плести кружева да интернет осваивать она начала в семьдесят шесть лет. И ее давно уже не волнуют чужие зеркала.

Часть 2. Особенности женского интеллекта

Женщина все валит в кучу

Прошло более четверти века с того момента, как появилась книга «Женщина в мужском мире». Тогда, впервые подступаясь к теме, мы даже не задумывались над тем, что прежде всего сосредоточились на исследовании позиции женщины с точки зрения внешней управляющей системы, хотя теперь я прекрасно вижу, как уже в самом названии был заложен такой подход.

Сегодня не надо отстаивать позицию, что социальный мир – мужской и создан в процессе эволюции человеческого сообщества мужчинами и для мужчин. Нет нужды доказывать, что мужчины чувствуют себя в нем спокойно и уверенно, как чувствует себя человек на своей территории.

А женщины? Женщины продолжают утверждаться в своем праве не чувствовать себя на этой мужской территории гостьями, иногда желанными, иногда не очень. Это факт, и проблема заключается только в том, как действовать в такой картине мира. Никто не может игнорировать его – ни государства, ни мужчины, ни женщины. А как жить с этим фактом, пытаться изменить мир или использовать возможности такого мироустройства, каждый решает сам.

Принимающее устройство

Внешняя управляющая система, социальный мир всегда использовал во взаимодействии с женщинами одно из глубинных женских свойств – способность быть принимающим устройством. Сильные качества женщин (интуиция, эмпатия, более высокая, чем у мужчин, чувствительность), не став средством самоутверждения женщины, стали орудием управления со стороны внешних сил. Почему? Прежде всего потому, что внешние силы структурированы по мужскому принципу сверхценностного отношения к логичности и системности, а значит опасаются этих «женских» «неразумных» качеств как разрушительных. Поэтому вся система внешней суггестии последовательно внушала женщинам свой страх перед их сильными качествами.

Внешняя управляющая система не воспринимает эти качества женской природы как что-то естественное и органичное. Сообщение реальности о том, что полнота бытия человечества возможна только при гармоничном и сбалансированном использовании данных природой особенностей обеих его частей прочитано не было. Но даже узурпировав с течением времени право облечь Творца в исключительно мужскую форму и достигнув в этом успеха, управляющая система не могла игнорировать тот факт, что женщины существовали, существуют и будут существовать как обязательное, хотя и не единственное условие существования и развития человечества.

История отношения к женщине прекрасно отражается в истории человеческой культуры, в традициях и быте разных народов. Она очень похожа на качели, которые в зависимости от внешнего толчка или возносятся к недосягаемым вершинам: прекрасная, непостижимая, загадочная, восхитительная и вдохновляющая Женщина, или так же глубоко падают вниз: ужасная, грешная, порочная, низменная женская особь. Всегда вверх или вниз, практически никогда женщина не была просто женщиной – равной частью целостного человеческого сообщества.

И пусть бы так и было, если бы не та самая природная уникальная женская способность принимать, впитывать, то есть впускать в себя и делать частью себя все, что принято и впущено. Потому что именно благодаря этому своему качеству женщины не только восприняли идущее извне описание, но и сами стали так себя воспринимать, смотреть на себя глазами внешнего мира. Я – женщина, и это нечто необыкновенное и недостижимое, вы сами это сказали, вы меня в этом убедили, и теперь вы мне все должны. Или я – женщина, и это что-то ужасное, неправильное, неполноценное, все так говорят, я этому верю и потому изо всех сил это прячу, простите меня, я виновата. Отношение управляющей системы, воспринятое женщиной как свой собственный взгляд на себя, если хорошо покопаться, лежит в основе истории жизни каждой женщины, будь то история борьбы и преодоления или история приспособления и максимального соответствия ожиданиям.

В итоге каждая женщина встает перед выбором: быть или казаться?

Быть тем, кто ты есть, или казаться тем, что от тебя ждут?

Советами и указаниями о том, что надо делать, дабы наилучшим образом казаться, полны «женские» журналы, огромное количество книг, передачи радио и телевидения «для женщин», «женские» интернет-порталы. Там устами самих женщин, уверенных, что это они так думают, уверенных в своей правоте, даются друг другу бесконечные советы и указания, как наилучшим образом казаться. На эти требования внешней управляющей системы работают очень многие, от транснациональных корпораций и рекламных агентств с мировым именем до вечных бабушек, сидящих на лавочках у подъезда.

А как же быть тем, кто выбрал быть? На какую силу могут они опереться в своем дерзком намерении? Возможно, вас обрадует ответ. На себя самих, на свое желание и, наверное, на понимание людей, выбравших то же самое.

Я совершенно уверена, что первым следствием такого решения станет смена вектора интереса от привычного «Кто-нибудь обратит наконец внимание на то, как я сегодня выгляжу?» к поначалу для многих непривычному вопросу самой себе «Эй, подруга, как поживаешь?». И до предела внимательному отношению к услышанному ответу.

Логика одного

Женскому сознанию свойственна логика одного. Логика одного характеризуется стремлением к упрощению, когда из большого потока информации выбирается один факт, часто совершенно произвольно, и в дальнейшем вся цепочка рассуждений строится с опорой только на него.

– Ну что ты прицепилась к этим словам? Ну, мало ли кто что ляпнул? Сколько человек тебе после этого говорили, что ты и умна, и хороша, почему ты этого не видишь и не помнишь?

Знакомая ситуация?

– Ну, посмотри, все видят, что он тебя любит, какими глазами смотрит, как внимателен, как заботлив, чего тебе не хватает?

– Он мне никогда просто так цветы не дарил.

И выходит она замуж за того, кто пару раз их «просто так» подарил. И не находит ни заботы, ни ласки, ни внимания, и плачет, и жалуется на жизнь, и горюет, что случайное совпадение с неизвестно почему казавшимся когда-то таким важным знаком оказалось совсем не той дорогой, по которой стоило идти.

Напряжение в какой-то момент было снято. «Знак» отменил необходимость интеллектуальной работы, осознанности, вопроса к себе: «А чего я хочу? Хватит ли мне на всю жизнь подаренного просто так букета или…» Нет, я не говорю, что «надо было уделить внимание другому». Нет. Надо было быть внимательной к себе. Себе уделить максимум внимания, увидеть и понять, что ты сама хочешь, а не подчиняться когда-то и где-то подцепленному «знаку». Знак – всего лишь маленький пример работы внешней управляющей системы, которая вложила в сознание установку: букет – значит, мне туда, букет подарен, значит, он – моя «половинка». И подтолкнула к этому знаку как к главному факту. В логике одного так и есть. Более того, женское сознание склонно к этой логике, потому что самый лежащий на поверхности способ хоть как-то привести в порядок внутренний хаос – это выбрать что-то одно, главное, и на него опереться. И строить все дальнейшие рассуждения и действия исходя того, что вот оно единственное, главное.

Помните шутки о женской логике? Они отсюда. Это насмешки и претензии именно к этой слабости женского способа думать. Пока не включен интеллект, женщина опирается на естественную для ее сознания практику работы с информацией.

Во-первых, она опирается на ощущения, в которых сама подчас не в силах разобраться. И из этих ощущений действует. А во-вторых, чтобы как-то замаскировать метания между предчувствиями, интуицией, сомнениями и необходимостью соответствовать хоть какой-то последовательности действий, она произвольно на данный момент выделяет первое попавшееся ощущение – «знак» – и ставит его во главе. Вот это моя главная ценность. Не важно что через час ее место займет другая, сейчас она – главная, и женщина в полном смысле слова живет из нее.

Что получается практически? А практически из этого вытекают такие байки для анекдотов, как то, что «верность женщины зависит от ситуации». Конечно, от ситуации. И не потому что она не хочет быть верной, а потому что «главная» ценность зависит от сиюминутных ощущений. А знаменитое «нечего надеть» при не закрывающемся шкафе, от чего зависит? Правильно, от того, что даже выбрать главную ценность на данный момент не удается.

Оттого и ходят слухи о том, что женщины не умеют думать и вообще интеллект не их сфера. Это неправда. Это претензии не к женскому интеллекту, а к женщине доинтеллектуальной, то есть к автоматической работе женского сознания. Оно, как мы выяснили, все валит в кучу, потом из этой кучи выбирает что-то произвольное, и делает это фундаментом своих так называемых размышлений, но вскоре ее захлестывает другое ощущение, другая эмоция, и фундаментом становится другая ценность. Мужчины говорит: «Сама не знает, что хочет». Не совсем так. Знает сиюминутно. Но на это знание совершенно нельзя полагаться, оно изменчиво.

А для того чтобы проявить свои сильные стороны, опять же с опорой на ощущения, эмоции, энергию бытия, женщине необходима логика единого – то есть включение и работа интеллекта, который у женщины есть, но работает по-иному, нежели интеллект мужской. Научиться пользоваться собственным интеллектом – задача совершенно необходимая, если женщина хочет быть.

Вот так в самой ткани нашей жизни, в ее практике выглядит, казалось бы, такой абстрактный, философский, такой далекий от жизни момент, как механизм работы сознания и интеллекта. Логика одного загоняет женщину в ловушку глупости и беспомощности перед собственным потенциалом, мужскими доводами и внешним управлением.

Эта логика приводит их к тому, что они сами нивелируют, уменьшают значимость того, что им дано от природы, и сами не видят возможности, которые у них есть. И не веря собственным глазам или не зная, что есть такая возможность, как собственный взгляд, смотрят на себя сторонним, корыстным взглядом управляющей системы. И взгляд этот искажает их образ под свои задачи, а они принимают его за истинный.

Не думая, что все внешние посылки кому-то или чему-то выгодны. Говоря жестко, это предлагаемые способы использовать женщину и ее возможности, предложения, на что можно обменять силу, где, как и за сколько, в какой упаковке ее продать. И взгляд внешний всегда – оценивающий: сколько получишь, если будешь применять свои способности только в указанных сферах? Что значат твои действия и какова их рыночная цена? О чем ты говоришь миру, предъявляя себя? Что предлагаешь?

И получается только один смысл – на продажу. В логике одного трехлетняя девочка, кокетничающая с пожилым гостем своих родителей, в глазах родителей не предъявляет всю широту и возможность своей природы, еще ничем не структурированной, минимально социализированной, живой, не изуродованной страхом, а совершает что-то почти неприличное, запретное, стыдное. Что можно поделать в такой ситуации с сознанием мамы, женщины, которая точно знает, как такое поведение дочери будет читаться со стороны? Она сама прочитает такое поведение у любой женщины, начиная с себя, как попытку продать. Почему? Да потому что в ее голове сидит установка на главное – главную ценность, которой обладает ее дочь. И ничего другого сознание предположить не может. Ибо действует на автомате из логики одного, отбрасывая все другие варианты, разрывая связи. Она свернет это единое в одно, в свои установки. Главным станет страх разума перед живой природой. Разум этот упорно утверждает, что он битву с природой и хаосом выиграл, но тем не менее проецирует свой ужас перед ней на женщину с ее неодолимой, пусть даже искаженной насилием, природностью.

Что остается женщине, не осознающей себя и не находящей поддержки? Признать справедливость отраженного образа и испугаться своей неправильности, своей опасности, прежде всего для себя самой. В логике одного остается делать усилия, чтобы хотя бы казаться правильной, выпрашивать или требовать за это плюсы. Или… твердить как заклинание «Я это Я» и «Я есть». Такая, какая есть – живая и, как все живое, не сводимая к одному.

Логика единого – спасение от ловушки

Помните, как любят спрашивать дети: а он плохой или хороший? А он наш или не наш? А почему бабочку можно трогать, а червяка нельзя? А почему с Петей дружить можно, а с Васей – нет? Ведь это папа у него пьяница, а не Вася. Дети не делят, дети чувствуют связи. Взрослые все поделили… и потеряли связи. Дети не видят, почему осень хуже весны, и их привязанность к игрушкам не определяется ценой. Что-то они знают. Они чувствуют единое, но ничего не знают о логике. Взрослые, казалось бы, знают о логике все… но куда-то упрятали знание о едином.

А очень бы хотелось, не потеряв единого, знать и понимать законы, по котором оно живет и развивается. А женщине это особенно важно, ведь единое в каком-то смысле органично ее природе, оно предполагает возможность быть, не отказываясь от возможности жить. В логике единого, в отличие от логики одного, ничего не отменяется.

Инструкция по спасению из капкана:

Соединяя – не смешивай, разъединяя – не разрывай.

Не оставляй усилий, чтобы сохранить видение множественности любой ситуации. Не упирайся в один факт.

Не упускай из внимания процессы, построенные на принципе баланса противоположностей. Нет плохого и хорошего, есть живое и мертвое.

Верная стремлению не разорвать и не смешать, ищи этот баланс. Недостатки – всегда продолжение достоинств и наоборот.

Как самое ценное, сохрани единство связей, живость процессов и принцип множественности. Все связано со всем, тебе дано это видеть, не лишай себя силы, поддаваясь искушению упростить.

Что может произойти?

Женщина, сделавшая усилие по переходу в логику единого, по включению своих интеллектуальных способностей, обретает ясность видения, не замутненного очками, в которых есть стекла, чтобы видеть, «что такое хорошо», и стекла, чтобы видеть, «что такое плохо».

И если упадет этот взгляд на нее саму, то откроется ей, какова она есть. И будет она жить и действовать как опытный специалист, знающий свои сильные и слабые места и границы своих реальных возможностей.

А если упадет этот взгляд, к примеру, на ее семью, то увидит она связь времен и людей, которые уже не просто семья, а род, где и корни, и ствол, и ветки, и листья, и можно уже не делить на плохих и хороших, нужных и ненужных. Останется только отделить уже неживые связи от живых – расчистить живому пространство для роста и развития и не дать мертвому заглушить ни один росток.

Так станет женщина истинным экспертом в отношениях, экспертом по связям и их хранителем.

Женская мудрость

Пытаясь разобраться в такой не очень популярной и во многом загадочной для рационального подхода теме, как особенности женского интеллекта, просто невозможно пройти мимо ставшего общим местом понятия «женская мудрость».

Приписав женщине это качество как некую уступку в случаях, когда уже невозможно не признать правоту и победу женского подхода, но не пытаясь выяснить, в чем суть этого способа мыслить, мужской мир вовсе не оказал женщине услугу. Получив свою территорию в противоречивой и сложной сфере деятельности сознания, женщины тут же продемонстрировали свои банальные качества, свалили все, как привыкли, в кучу и успокоились: «А зато мы – мудрые».

«Есть три вещи, которые женщина может сделать из ничего, – шляпку, салат и скандал». Так мы получили очередной салат.

Мудра от природы

Словосочетание «женская мудрость» стало до такой степени расхожим понятием, что, когда в поисковике набираешь слово «мудрость», первое, что он предлагает, – это понятие «женская мудрость», а следующее «мудрость жизни». То, что эти понятия соседствуют и в такой ситуации, меня очень обрадовало, даже поисковик чует их родственную связь. Это обнадеживает.

Имеются, правда, еще несколько моментов, которые сразу всплывают в памяти, когда речь заходит о мудрости: опыт, возраст, седобородые старцы, – и сразу куда-то исчезает тема женщины. Может быть, действительно особенностью мужского сознания является тот момент, что мужчины способны обрести мудрость только с опытом. Но то, что это не про женскую мудрость, я совершенно уверена.

Да и что скрывать, не всякий опыт переплавляется в мудрость. Посмотрим.


Ум – то, что определяет способность видеть связи: причинно-следственные, более широкие, менее широкие. Чем больше видит человек объем взаимосвязей, причин, не утопая в следствиях, чем бо́льшим объемом фактов он может оперировать, тем он умнее. А когда этого нет, то этого нет.

Интеллект – это то, что ставит задачи и ищет способы их решения. А что же в таком случае мудрость и почему она свойственна женской природе?

Мудрость – это способность извлекать уроки, то есть извлекать информацию. Такое свойство разума, которое дает возможность не только обладать знаниями, но и осваивать их и, что еще более важно для нас, осваивать подсознательный опыт, полученный в результате переживаний. Кроме того, мудрость таит в себе способность эти освоенные знания и переживания применять во внешнем мире.

Здесь мы обнаруживаем, что в самой сути понятия «мудрость» содержится объяснение, почему она свойственна женской природе.

Для внимательного человека не новость, что маленькая девочка многое видит и понимает про себя, людей вокруг, их отношения. Проблемы возникают только в том случае, если так называемые взрослые не готовы признать ее видение и принять ее понимание ситуации и действия в них. А девочки, которым еще никто не объяснил, что они слишком малы и неопытны, чтобы разбираться во взрослой жизни, действительно видят, поэтому взрослеют они раньше, чем мальчики. Ведь мальчикам еще надо все закономерности и связи узнать и разучить, а это занимает довольно много времени.

Юные женщины, которых, чтобы не испытывать постоянного напряжения от своих же проекций, взрослые предпочитают называть девочками, извлекают знания из общения с людьми гораздо чаще, чем из книжек и формул. Поэтому, чтобы как-то самим себе объяснить происходящее, мужчины и согласившиеся с ними из разных соображений женщины сузили границы этой мудрости. Так появилось понятие «житейская мудрость». Эдакая мудрость, сведенная до бытового уровня.

Наверное, потому что мужчинам хочется говорить о великих мудрецах и философах, им хочется и мудрость тоже как-то прибрать под свое крыло. А поэтому, по их понятиям и установкам, мудрой невозможно быть сразу и так просто, к этому надо идти очень длинным путем, через горы книг. И только когда окажешься в состоянии связать разные концы и начала, философии и мировоззрения, к седым волосам и морщинам, может быть, в качестве утешительного приза мужской мир признает – мудра.

И тогда будет правильно. Годам к восьмидесяти где-нибудь… случится, поэтому мудрость очень часто отсылается в старость. В бытовом, а бывает, и в культурологическом сознании старец и мудрец – это практически одно и то же. Но я сторонница того, что сказала когда-то моя мама, женщина мудрая, ибо она умела видеть уроки и помнить их: «С возрастом ума не прибавляется, а только высыхает то, что было в молодости».

За этим стоит, кстати, вполне оправданное психологически объяснение о консервации. Она происходит с сознанием человека, если он не занят внутренним развитием, расширением своей картины мира, внутренней работой, сохранением своей адекватности меняющемуся миру. Количество связей в мозге (физиологически) и в сознании (психологически) не увеличивается, человек решает, что он уже все понял, все знает. Не зря говорят о консервативности мышления, которая возникает с годами. Закон адаптации и потребность в сохранении энергии движут человека в сторону не увеличения, а сохранения территории, где он уже более или менее адаптировался. Это же естественно!

Никто спорить не будет, и никаких особых, специальных объяснений не нужно тому, что с возрастом сознание консервируется и становится все сложнее воспринимать новое. А те, кто не законсервировался, вот те – мудрецы.

И что же это, звание такое – «мудрец», – или должность? Может быть, и так, чего только в мире не бывает. Но мы не об этом, мы о специфическом свойстве человеческого разума, в силу особенности природной данности, присущей женщине. Обратите внимание: хотите не слыть, а быть мудрыми, дорога все та же. Принятие особенностей женской природы, сохранение связи с источником – жизнью и бытием. И еще один несомненный повод ценить то, что дано, не поддаваясь на провокации мужского мира.

А в особенности мужской мудрости неоспоримо включена способность преодолевать любые концепции и установки, может быть, в том числе и установки на невозможность восприятия и использования особенностей женского интеллекта.

С собой на своем языке

Главная особенность женского интеллекта определяется природной способностью воспринимать объемы, нечеткие множества, мыслить картинкой и видеть процессы. Но если женщина не вооружается интеллектуальными инструментами, структурирующими пространство ее сознания, то есть средствами перевода с женского языка на ставший всем привычным язык систем, структур, сравнений, иерархии – короче говоря, язык мужского мира, то она лишает себя возможности перевести свое видение, передать свое знание и быть адекватно понятой.

Но ведь и лишенная таких знаний женщина не молчит. Нет, конечно, она видит и пытается свое видение как-то передать.

Есть такая расхожая шутка. Мужчины привычно упрекают женщин в том, что они много говорят, женщины объясняют это тем, что мужчины плохо понимают. Вот вам и очередной скандал из ничего. Вы наверняка хоть раз видели, как пытаются договориться два человека, когда ни один из них не знает языка другого. Оба говорят очень много, коверкая свой родной язык в надежде, что так будет понятнее, говорят излишне громко, как будто проблема не в незнании языка, а в слухе, и в результате расходятся обиженные друг на друга. Не правда ли, очень похожая схема?

Женщина, использующая только свой язык, привычно называет «объяснением» свои попытки описать то, что она видит и чувствует. Вы когда-нибудь пробовали описывать увиденную вами картину, пейзаж, ситуацию, в которой вы находитесь, со всеми подробностями? Сколько это займет времени? Сколько понадобится слов? Все знают, как это сложно, и потому, если у нас есть возможность, мы предпочитаем взять человека за руку и сказать: «Пойдем, сам посмотришь». Это и быстрее, и эффективнее.

Поэтому и говорят, что женщина очень много говорит непонятно о чем. Именно так все выглядит с позиции структурированного, систематизированного мужского языка. Он пренебрежительно относится к женскому способу изложения, то есть образно-художественному, сильно эмоционально окрашенному, объемному, а в связи с этим часто непоследовательному. Почему? Потому что попытка передать объем, если не слушать и не встраиваться в него, не быть к нему внимательным, кажется иногда хаотическим набрасыванием бессвязных кусков.

Если женский язык не выучить, то понять ее невозможно. Так уж устроился мир, и ничего с этим не сделать. Если он – мужской, то и коммуникация, и оценка ума, интеллекта, мудрости происходит с позиции мужского языка, то есть способности четкого, системного, структурированного, последовательного изложения. К счастью, даже мужчины в своем шовинизме, расслабленные тем, что они в своем праве и в своем мире, уже признают, что линейной логики очень часто не хватает. Нужны миру более сложные способы думания. И для изучения этих новых интеллектуальных инструментов совершенно все равно, мужчина ты или женщина. Сложность в другом – в адекватном переводе.

Рассказ женщины о чем-то для нее порой жизненно важном воспринимается мужчиной как поэтическая преамбула к тому моменту, когда она наконец-то скажет, чего хочет. А женщина уже сказала и не один раз повторила, потому что видит, что ее не понимают, и старается объяснить еще раз иначе. Но она говорит на своем языке.

Оттого что мы все живем в одном социуме, мы все люди одного народа и у нас один общий язык, нам кажется, что мы и говорим на этом общем одном языке. Возникает устойчивая иллюзия, что мы просто не можем не понимать друг друга. Профессиональные переводчики очень хорошо знают проблему, когда схожесть звучания – враг перевода. У каждой природы свой язык: у биологической – свой, у социальной – свой. Опускаясь до обобщений, можно говорить о мужском и женском языке в рамках языка русского, например.

Так под давлением внешней управляющей системы, которая озабочена максимальной пользой того или иного члена человеческого сообщества для себя, с женским языком происходит тот же процесс, что происходит с языками малых народов, – его за ненадобностью постепенно забывают, вытесняют на этнографические окраины.

В своих многочисленных путешествиях по уже не существующей стране, которая, казалось бы, гордилась своим многоязычием, я часто сталкивалась с тем, что люди не знали своего родного языка. Более того не видели смысла его знать, потому что общение на нем очень часто было признаком отсталости и необразованности. «А вы почему на родном языке не говорите?» – «Мы что, деревенские?» А ведь потеря языка – это потеря возможности общения с частью мира, это сужение культурного фона. Потом страна изменилась, и потери стали очевидными.

Процесс, который происходит с женщинами, так и не освоившими в полноте язык своей природы, или согласившимися на отказ от него в сделке с социальной реальностью, абсолютно схож с трагедией народов, утративших свой язык, а с ним свою культуру и самоидентификацию.

Понимать для себя, выражать для других

Девочку, женщину, не поддерживают в ее попытках выражения себя, своего понимания, видения и восприятия мира. Она не получает подтверждения своих интуитивных ощущений: справедливого – несправедливого, живого – мертвого, настоящего – ненастоящего. Ее не учат понимать и выражать себя, так чтобы между ее внутренним миром и миром внешним образовалась связь. А эта связь необходима для жизни, для жизни женщины внутри существа женского пола. Она обеспечивает тот самый энергоинформационный обмен, который мы отдали на откуп «ведьмам», открывает все новые и новые смыслы, конкретные смыслы конкретной жизни. Если этой связи нет, жизнь консервируется. И женщина действительно становится «половинкой», которая способна общаться с миром только через проводника – мужчину. Либо подтверждает реплику: «что с нее взять, она же – женщина» – кроме скандала, салата и шляпки больше нечего.

От девочки требуют выучить мужской язык – и хвалят, и выдают плюсы, и рисуют радужные перспективы успеха, если выучит. И она его осваивает, потому что для этого созданы все условия, на этом построено воспитание, образование, – она этот язык осваивает и более или менее вписывается в социум. Вот только не предъявляйте после этого претензий в потере женственности, в мужеподобности, не требуйте того, что сами отобрали.

Запомни правила, разучи что как называется, умей вовремя вставлять заученное в подходящих ситуациях, объясни логично, не выдумывай. Не важно, что все внутри сопротивляется рациональным доводам. Все кричит: это жить не будет, так нельзя! Слушать никто не станет, если это не выражено адекватно, логично, стройно, доказательно. Но для того чтобы предъявить себя таким образом, нужна связь внешнего и внутреннего. Женщина должна понимать себя и уметь выразить так, чтобы ее понимали другие.

Все прекрасно знают, что, как бы хорошо мы ни выучили чужой язык, все равно мы не становимся такими, как его носители. Да, мы увеличиваем шанс взаимопонимания, но, как известно, даже прекрасно владеющие английским или немецким люди не становятся англичанами или немцами по культуре, по способу восприятия мира, по существу… И остается странен английский юмор и не понять, почему так радуются или грустят от своих песен и сказок немцы. А китайцы? А индусы? Сейчас все учат английский, но кто оказывается в состоянии мыслить как англичанин? Они все равно кажутся странными, они не такие, как мы.

Не зря American English проще, сильно проще языка британцев. Уже весь мир смеется, что единственные, кто не умеет говорить по-английски, – это сами англичане. Все друг друга понимают, но я представляю, как болит душа у тех, кто любит свой родной язык, слушая упрощенную, нивелированную, без нюансов, топорную речь, которой пользуется большинство. Чем искуснее человек владеет языком, тем тоньше он выражает внутренний мир. Поэтому внутренний мир англичан так и остается тайной за семью печатями, несмотря на то, что с ними вполне можно договориться иногда даже по сложным деловым вопросам.

Еще сложнее с китайцами, или японцами, или арабами. Наверное, есть среди европейцев люди, жизнь положившие на то, чтобы проникнуть в тайны азиатского сознания, и все равно они не китайцы. Как бы блистательно они ни владели языком, любые местные жители увидят, что это иностранец. Не потому, что у него другой разрез глаз и другой цвет кожи, а потому, что за языком стоит мировосприятие. Мировосприятие, основанное на каких-то совершенно иных законах.

К чему такое длинное лирическое отступление? А к тому, чтобы, используя эти убедительные и мало у кого вызывающие неприятие примеры, еще и еще раз напомнить: женщина, освоившая мужской язык, добившаяся благодаря этому успеха в мужских играх, но забывшая, забросившая язык родной, специфический, женский, рискует потерять свою культуру, а следовательно, связь со своей природой и свою силу. Рискует своей самоидентификацией и данным ей от природы источником силы и энергии.

Как мы видим, связь необходима двухсторонняя: со своим внутренним миром и с миром внешним. И для того, и для другого нужно знать язык.

Для связи с миром внутренним женщине нужно вспомнить, обнаружить свой индивидуальный язык общения с собой. Что это будет, каждая узнает о себе сама. Кому-то «зелененькое забрезжило», значит дело будет жить, а у кого-то холодок по коже в предчувствии плодоносной идеи. Одна ориентируется на то, как выглядит ее внутренний сад, а другая бродит по туннелям в поисках света. Кто-то несется дикой кобылицей, кто-то пробирается мягким кошачьим шагом или прорастает колосом. Один женщины чуют, другие видят, третьи слышат, четвертые ориентируются какими-то ясными только им ощущениями… Пытаться перечислять нет смысла. Смысл есть найти свои образы, свои зацепки, свой словарь и поговорить с собой на своем языке.

Но это еще не все о смысле и бессмыслице. Бессмысленно также постоянно пытаться на этом же языке общаться с внешним миром. Он исключительно для вашего внутреннего. Для всего, что связано с другими людьми существует язык конвенциональный, построенный на словах, договоренностях и логике. Да, он бывает прекрасен. Но он общий. Изучить его тонкости и изыски полезно и необходимо, но не надо структурировать им себя внутри. Внешняя речь существует для внешнего. Для предъявления адекватного себя вовне. Это такое орудие, которое сразу же ставит мужчину и женщину на равных. Великое дело – общественный договор.

Таким образом, женщина изначально вынуждена быть полиглотом: изучать свой внутренний язык, чтобы сохранить связь со своим источником силы и учить язык социума, чтобы эту силу успешно и эффективно применять в жизни.

Повторюсь, женщина, если она хочет жить как женщина и при этом адекватно реализовываться, должна научиться говорить на своем языке сама с собой. Себя понимать и своему сознанию уметь донести без потерь то бесконечное разнообразие ощущений, объемов, прозрений, предчувствий, которое она воспринимает в силу своей природы. Для себя объяснить и создать свою собственную жизнеспособную структуру для восприятия, переработки и, если нужно, перевода со своего языка на язык социума. Проще говоря, для начала женщине надо разобраться в себе, а потом помочь в ней разобраться и другим. При необходимости, естественно. А любовь женщины к бесконечным переживаниям, перекатываниям чувств, ощущений – это не общение с собой.

Первейшая задача – научиться разговаривать с собой на женском языке, на языке образов, на языке объемов, на языке картинок. А что такое разговаривать с собой? Это значит понимать, о чем идет речь, что эти образы, ощущения, переживания, картинки тебе сообщают. Реагировать на них адекватно, управлять этим движением, как-то их систематизировать, видеть причины их возникновения и последствия, к которым могут привести эти видения и ощущения, – видеть и знать, что с чем и как связано. То есть ум-то не отменяется.

Мудрость, интеллект, ум действуют в женщине, как и в любом человеке. Мы говорим об особенностях, которые нужно учитывать, чтобы эти прекрасные составляющие сознания работали, не руша женское естество и не делая женщину неадекватной в социальных играх.

А иначе о какой мудрости может идти речь? При всех условиях женщине никогда не стать мужчиной, своей и равной в их мире, но и женщиной ей в таком случае уже не быть. Играть на чужом поле, зная чужие правила, всегда очень привлекательно, вопрос только в цене за вход в игру.

Вот и получается, что мудрость, присущая женщине от природы и даже признанная мужским миром, существует, но о том, чтобы иметь возможность воспользоваться плодами этой мудрости, никто, и в первую очередь сами женщины, практически не заботится. В мире сложилась такая ситуация, когда для того, чтобы женщина могла предъявить свое восприятие мира, ей непременно нужно знать условия перевода. Так уж устроено, что мало находится мужчин, которые видят смысл и необходимость в том, чтобы изучить женский язык. И женщины вынуждены изучать мужской.

Разница мужского и женского способов мыслить

Если говорить всерьез, то глубинное противоречие, несовпадение в миропонимании и мировосприятии между мужчиной и женщиной совсем не в том, что одни с Венеры, другие с Марса. Данное объяснение очень удобное, ничего не объясняющее, но всем «понятное».

Мужчина – структура

Мы уже вспоминали, что социальный мир мужчины строили для себя, а следовательно, по своим законам. Что же это за законы такие? Прежде всего это законы Логоса. Законы, по которым сознание работает без помех, привносимых эмоционально-чувственной сферой, то есть без учета стихийных, природных процессов. Царство разума мужчины строили расчетливо и последовательно, все глубже внедряя законы, дающие ему устойчивость и прочность: иерархию, последовательность, соревнование, борьбу интересов.

А о том, какую цену придется за победу разума заплатить подчиняющейся совсем другим законам живой природе, как окружающей человека, так и живущей в нем самом, об этом думать было как-то не с руки. Все дальше отрываясь от природности, озабоченные ее покорением воле разумности и целесообразности, строители социальной реальности привыкли считать природность не самостоятельной и равной разуму ценностью, а препятствием на пути их планов и устремлений. Или в лучшем случае строительным материалом, источником энергии.

Я сейчас не о лесах и зверушках, не о реках и рыбных запасах, я о человеке, принадлежащем трем природам одновременно: биологической, социальной и идеальной. В какой-то момент своего развития человечество, сосредоточившись на строительстве и совершенствовании социальной природы, подменило изначальное их равенство все той же иерархией. При этом безоговорочно объявив социальную природу царством разума, главенствующим над двумя другими.

Увидеть это просто. Естественные биологические потребности человек сегодня удовлетворяет только согласно социальному расписанию. Сначала закон, потом желания, сначала правила, потом деятельность, сначала здравый смысл, потом мечты и идеалы и т. д. Кто спорит, это необходимо для выживания человеческого сообщества, как правила дорожного движения в мегаполисе. Но… Вместе с увеличением и разветвлением социальных законов, регламентирующих жизнь общества, уменьшалась территория человечности. Так называемая частная жизнь, где нет соревнований и иерархии, где живут отношения, а не интересы, где людям свойственно проявлять свои «хочу» и признавать и поддерживать связи друг с другом…

Вместе с сокращением пространства человеческих отношений уменьшалось и пространство, где женщина могла реализовывать себя естественно и органично. Об это мы еще поговорим, а сейчас вернемся к тому, что социальная природа стала главной в нашей жизни.

Поэтому мальчик, приходящий в мир, принимается этим миром как свой. Для него заранее выстроены требования, ожидания и соответствия, следуя которым он, конечно же, впишется в систему, победит трудности и достигнет своего. Мальчик – дитя социальной природы на 60 %. Он свой в социальном мире. Сделан из него и под него. Именно поэтому мужчина легко и органично принимает факт существования надличностных законов как для мира в целом, так и лично для него. И вся история внешней жизни для него – вопрос успешного или неуспешного вписывания, противостояния, борьбы или попытки найти свое место в рамках, очерченных этими надличностными законами. Социум для мужчины органичен также как природа для женщины. Вот вам и особенности.

Надличностные законы не меняются, они – данность. Законы биологической природы, законы социальной природы, законы идеальной природы – это данность, такая же, как солнце, всходящее на востоке, и то, что после зимы, даже самой затяжной, все равно придет весна. А если на небе туча, то это не значит, что солнце вообще исчезло из жизни человечества. Это данность. Однако этот само собой разумеющийся факт для мужчин – абсолютно несуществующий факт для женщин. Вот в этом – в мировосприятии – и есть принципиальная разница. И принципиальная разница в реализации в этом мире.

Женщина – стихия

Женская натура не может воспринять рациональный подход как органичный и естественный, по факту того, что женщина на 60 % принадлежит биологической природе и только на 40 % – социальной, тогда как у мужчин все с точностью наоборот. А непризнание рациональности прежде всего выражается в практическом неприятии надличностных законов. И здесь опять проявляется характерная сторона автоматической работы женского сознания. Она не может отвести взгляд от себя, от одной себя и так воспринимает все происходящее. Причем это «себя» совершенно магическое и ей самой непонятное, о нем в большинстве случаев известно только одно: со мной все будет по-другому. То есть автоматически женщина исключает себя из действия надличностных социальных законов. Они ей не органичны и она делает вид, что их нет. Однако законы не перестают действовать. И она попадается в ловушку логики одного: не понимаю, почему так произошло. Почему под меня не перестроилась работа компании? Почему мужчина не преобразился из ловеласа в примерного семьянина? Почему карьера не сложилась, неужели из-за того, что я, такая исключительная, не приобрела каких-то там дополнительных знаний и навыков? Почему, я ведь… Потому что не учла, не научилась навыкам жизни в социальном мире.

Дерево не рассчитывает заранее, под каким углом и какой длины у него вырастут ветви, река не производит математический расчет пролегания русла. Дерево растет, река течет, и они умирают, если внешнее рациональное вмешательство не учитывает их требований для жизни. Именно поэтому женщины без специальных интеллектуальных усилий, без специальной подготовки и конкретной, осознанной внутренней необходимости не могут органично и не хотят, не видят смысла в том, чтобы делать усилия и принять тот факт, что существуют надличностные законы.

Женщина завязана на себя саму и видит мир через себя саму, потому что природа – она и есть природа, в себе самой для себя бытие. В этом смысле у природы нет погоды вообще, ни плохой, ни хорошей, у нее есть просто процесс жизни, и, находясь внутри этого процесса, увидеть его со стороны просто нечем. Погода, плохая ли, хорошая, соответствует ли норме, не соответствует, – это заботы стороннего наблюдателя, беспокоящегося о чем-то своем, а природа живет себе и живет. Она процесс. Закончился один период, начался другой.

А женщина сама себя со стороны не видит. В большинстве случаев ее жизнь представляет собой принцип «будь, что будет» и зависит от тех ощущений и эмоций, которые ею владеют. Силы много, а искусство ею управлять не освоено. Более того, осваивать его в голову не приходит. Действует опять же прекрасная установка, что все осознанно сделанное лишается естественности, чувства, жизни. А женщина прежде всего инстинктивно старается не потерять ощущение живого процесса.

Это другая сторона особенности женского способа думать. Доминирование стихийности в женщине и дает ей ту самую связь с живым, о которой мы говорили, на этом доминировании базируются все сильные стороны именно женской природы и женского сознания, ее восприятие мира. Через свою природу женщина видит другие приоритеты, у нее совсем иная система ценностей. Женщину беспокоит процесс жизни, сохранение живого как внутри самого человека, так и в окружающем его мире, она очень остро реагирует на нарушение законов живого, воспринимая как опасность любое действие, которое может этот процесс остановить.

Вот так в одном и сила и слабость. Что же делать?

Она видит мир по-другому

Женщина никого не видит и не слышит, она зациклена на себе. Ей могут сотню раз сказать, что она красивая, но если она отразилась в другом и у нее впечаталось иное, она не будет верить этим словам. Парадокс: с одной стороны женщина впускает все, что ей внушается снаружи. Что-то из этого произвольно переживает как истину, а остальное отбрасывает. Автоматическая работа сознания – логика одного. Поэтому считается, что женщины легко внушаемы. С другой стороны, она сама в себе и ни о каких внешних законах ничего знать не хочет. А оттого, что она не хочет знать ни о каких законах, не может по натуре, по природе, женщина и не обнаруживает себя саму как отдельно от этой природы существующую.

Это муки самости, муки осмысления себя самой вне зависимости от всего окружающего мира. Определение «я сама» для женщины без специальных усилий невозможно. Сама она о себе ничего сказать не может, она не может сама себя описать, она этим не занята, к этому ее ничто в ее натуре не мотивирует. Данность такая. В этом и есть особенность женского интеллекта. Поэтому, я настаиваю, мы говорим не об отсутствии интеллекта, а об особенности восприятия себя только через внешние связи, только через отражение вовне. Отсюда невозможность и неумение думать о себе, осознавать себя отдельной и полноценной.

Это не плохо и не хорошо – это факт, который можно было бы очень ценить, поскольку он дает определенные преимущества и силу. Этот факт и есть источник той самой великой женской интуиции: она ощущает связи, она ощущает закономерность, она ощущает процесс, и если ее спросить, точно его опишет, просто видя, как есть. Но она не выделяет себя из этих связей и процессов, она не видит себя отдельно положенной: вот я, вот процесс. Именно здесь кроется разница мужского и женского способов мыслить. У мужчины есть четкая расстановка: вот я, вот такие законы, вот сейчас я «иду на вы». Сейчас я или впишусь, или поломаю, или сам угроблюсь – это его самостоятельное дело.

Женщина видит мир по-другому. И чтобы сделать это «по-другому»: образно, эмоционально, причастно лично к себе, на ощущениях – инструментом в социальном мире, ей нужны специальные знания и усилия. Необходимо выделить себя из процесса, описать себя на своем внутреннем языке, сперва этот язык в себе открыв, и создать себе систему перевода со своего языка на язык социума. Тогда и биологическая природа с ее неисчерпаемой энергией, с ее ощущением жизни и непосредственным восприятием станет для женщины не приговором и страхом, а ресурсом и хорошо сделанным орудием, не слабостью, но силой. Не признаком неполноценности, «половинки», а умело используемой данностью.

Часть 3. Кто ты, женщина?

Я – женщина. Я – женщина?! Я – женщина

Скажите, пожалуйста, откуда на этом фоне взяться ровному, спокойному состоянию? Смешение требований, игнорирование природы, обесценивание сути – и мы получаем такую малоустойчивую и взрывоопасную смесь. Смотрит женщина на себя глазами внешнего мира и понимает, что с опознавательными знаками совсем беда, и чувствует себя, как витязь на распутье.

• Биологическая природа требует свое: «О чем ты думаешь? В чем сомневаешься? Что выбираешь, когда понятно все и ясно – рожай, воспитывай и будет тебе счастье».

• Социальная природа свое поет: «Ты, конечно, рожай, конечно, воспитывай, но это не все! Нам нужны твои руки, твои способности, твое трудолюбие, работай, делай карьеру, не отставай, беги, спеши, выигрывай – и будет тебе еще большее счастье».

• А идеальная природа? Идеальная совсем с толку сбивает: «Не забывай себя, не дай себя поглотить! Такая удача – родиться и быть, быть женщиной, уникальной и неповторимой! Если ты сама не ответишь на вопрос, что делаешь на этой земле, за тебя ответят другие и это будет уже не твоя жизнь, а их! Ты этого хотела?»

Приговор или привилегия?

Весь этот хаос очень часто приводит к тому, что немалое количество женщин всю жизнь считают: быть женщиной – наказание, и не могут расстаться с чувством вины за свою неполноценность. Их жизненная история становится историей искупления своего греха. Или, при другом темпераменте, принимается решение: «Ах так, вы меня произвели женщиной? Это ваши проблемы. Теперь вы мне за все заплатите. Вы мне по жизни должны». А между ярко выраженными крайними позициями располагаются сюжеты всех драм, трагедий и комедий, и реальных житейских ситуаций. А что сделаешь? Сон разума порождает чудовищ.

Начинается же все с любимой у людей безответственной путаницы: «Ты у меня, доченька, должна быть самая красивая и умная, хозяйственная и заботливая, а уж учиться как хорошо должна и профессию надо получить, чтобы люди уважали, моя дочь должна быть прекрасной матерью и женой, человеком с активной жизненной позицией». Список каждый может продолжить и расширить по своему усмотрению. Меня только одно интересует: найдется ли такой программист и такой компьютер, который в состоянии создать программу, в которую все эти и еще множество добавленных вами входящих требований и ожиданий войдут, и что, интересно, в результате получится.

Бедные компы, куда им до хаоса человеческой жизни и пространства человеческого сознания! А вы говорите, что женщин с неврозами, психозами и нервными расстройствами становится все больше. Странно, что еще так мало. А спасает женщин опять-таки особенность их сознания, стремящаяся, как мы уже говорили, не пробуждая интеллект, свернуть все в одно, упростить… и будь что будет. Рожать так рожать, карьера так карьера, бороться так бороться. Движения домохозяек, стерв и феминисток сменяют друг друга волнами. В зависимости от того, какая линия воспитания побеждает в данный момент.

А как это складывается в жизни, мы все прекрасно знаем: воспитание девочки чаще всего сводится к тренировке под мальчика, адаптации ее к мужскому миру. «Умная девочка: ясно, внятно излагает, четко говорит, быстро соображает, конкретная, собранная», – почти мальчика растят, очень характерно для многих образованных, особенно интеллигентных, семей.

А женскому чего учить, оно и так вылезет. Тут не учить, тут обуздывать надо! Страшно родителям, опасно с точки зрения учителей, а учителя-то в основном женщины, в основном давно обузданные. Так последовательными совместными усилиями представители управляющей системы организуют в субъективной реальности женщины очень неоднозначное отношение к тому факту, что она женщина, и к своим женским проявлениям.

Женщина по совместительству

Возникает так или иначе конфликт с собой, с природой, с фактом рождения себя женщиной. А как конфликту не быть, когда такой хаос и понять ничего невозможно? Вот жительницы Центральной Европы и США решают его в сторону игнорирования своей природы. Все бы хорошо, но население стареет и детей рождается все меньше, да и количество неврозов не уменьшается. А есть страны, где пока этим вопросом особо не заморачиваются, все идет как идет, «как природа захотела, почему – не наше дело, для чего – не нам судить».

Мы же с вами живем на такой территории и в такой культуре, которая если не может впрямую требовать, то уж о своих ожиданиях женщине сообщит настойчиво и весьма категорично. Что за ожидания? А простые: совмещай, голубушка, совмещай. Какие дифирамбы поет управляющая система: «Да вы у нас самые красивые, простой натуральной красотой, да вы у нас работящие, на ваших плечах и вашими руками, да без вас нам не жить, не есть, не пить, ни детей растить! Вы и пожалеете, и простите, вы же сильные, но добрые и терпеливые». И все про коней и горящие избы цитируют.

И женщины наши с отчаянием людей, которым нечего терять, повторяют эти заклинания на разные лады. Конечно, каждая решает для себя сама, гордиться ей этим или нет, но небольшая заметка для спекулянтов: Н. А. Некрасов, дворянин и крепостник, писал эти слова не о своей любимой женщине. Это слова о крепостных крестьянках. Кто не в курсе или подзабыл, освежите в памяти, что такое крепостное право и как выглядела реальная жизнь женщины в тех условиях. Чтение может оказаться очень полезным. Может быть, не стоит в XXI веке так уж гордиться качествами крепостных?

А мы ведем себя как люди, по ошибке или по чьему-то недосмотру оказавшиеся на чужом празднике жизни, стараясь забиться в угол, чтобы нас не заметили, не попрекнули, не прогнали. Или по той же самой причине шумим, вызывающе демонстрируем себя, стараясь своим же громким криком заглушить свою неуверенность и смущение.

«Я женщина, мне положено». Больше всего выдает неуверенность и растерянность женщины перед мужским миром, его многочисленными ожиданиями и требованиями громкое, настойчивое и назойливое требование к соблюдению принятых в этом обществе ритуалов, как бы свидетельствующих об уважении к ней. Руку подать, вперед пропустить, помочь надеть верхнюю одежду и другие всем известные церемонии. И придираются, и настаивают, и глупо, нелепо стоят перед дверью, и задерживают очереди в гардеробах, и, выдавая себя с головой, обиженно спрашивают: «Ты что, совсем меня женщиной не считаешь?» Странные люди – мужчины, теряются иногда, не знают, как подойти. Да разучите ритуалы, а она уже сама себе и вам их объяснит и содержание припишет.

Привязка к ритуалам очень часто связана с неуверенностью женщины в факте своего существования, в своем праве быть такой, какая она есть. А ритуалы – это те же зеркала, в которых ей так надо отразиться, чтобы точно знать, что она существует.

Внимание: «бабство»!

Двойственность отношения женщин к мужчинам и тщательно скрываемая женщинами неуверенность в собственном положении породили еще одну иллюзию женщин в отношении себя самих и своей позиции в социальном мире. Женщины все активнее, иногда просто агрессивно, настаивают на том, что они, особенно в нашей стране, отвечают за все. Чем аргументируют? Чаще всего эмоциями и оценками. Повседневная жизнь трудна, хлопотна, оценка мужчинам выставлена, но мир все-таки не рухнул, значит, это наша и только наша заслуга.

Ваша, милые дамы? Тогда доведем мысль до конца. Чья заслуга, на том и ответственность за последствия этих заслуг. Взять на себя ответственность готовы? Почему тогда последний аргумент нерадивой дочке и непослушному сыну: «Вот отцу скажу»? Откуда требовательное вопрошание: «Сделай что-нибудь, ты же отец»? И целенаправленный поиск правильного мужчины, а не правильной профессии? Где планы карьерного роста? И откуда сложившееся общественное мнение, что «не дай бог начальника женщину»? Не складывается как-то. А так хочется не напрягаться, натянуть на себя ситуацию, как уютное одеяло, свалить все в кучу и пафосно заявить: вот не пойду в магазин, не буду готовить, не пущу в постель – как миленький приползет. Вы уверены?

Только вот как быть с параллельно существующим стремлением любой ценой найти мужчину? С бесконечными требованиями к мужчинам и с этой точки зрения ничем не оправданным нежеланием отказаться от отношений, к которым столько претензий? По-моему, еще Гегель говорил, что категориями самой высокой степени абстракции чаще всего пользуются кухарки и торговки на рынке: «все», «всегда», «никто», «никогда». Что это значит? Да только одно – преобладание эмоциональной оценки и нежелание и неумение сделать шаг к осознанности.

Но что еще остается выбравшим оказаться под властью беспощадного руководства внешней управляющей системы? Какой еще способ самоутверждения может родиться у женщины, чувствующей себя униженной, у женщины, которая так и не нашла в себе силы для того, чтобы обнаружить свою позицию в жизни, в отсутствии чувства самоуважения и самодостаточности? Остается только в одностороннем порядке объявить о своей победе над мужчинами на их же территории.

А поиски сказочных героев и «настоящих мужчин» между тем не прекращаются ни на день. И сотворилась гремучая смесь из упоения иллюзией своей победы, агрессивного неуважения к мужчинам и чувства зависимости от них, приправленного конфликтом с собственной природой, которое, несмотря на эту «победу», осталось. Из смеси вырос не ожидаемый триумф женственности, а смертельное для женственности качество – «бабство». Эдакий воинствующий антиинтеллектуализм.


Что такое неухоженный сад? Он становится диким, темным, заросшим, с хаосом одновременных ростков молодых цветков и гнили. Такое место перестает быть садом – совместным произведением природы и человеческого интеллекта.

Так и женщина. Невостребованная природность, невостребованная натура, неорганизованная, неструктурированная, непонятая даже собой, она никуда не девается. Загнанная на задворки внутреннего мира, она постепенно разрушает его и прорывается вовне, казалось бы, беспочвенной и немотивированной агрессией. Неуправляемая природа прибирает к рукам власть над женщиной, направляет работу ее сознания, ее эмоции, ее действия. И, защищая свое право на дикость и необузданность, активно отрицает любые попытки интеллектуального вмешательства в решение своих проблем. Настаивает на том, что этот хаос и дикость не что иное, как столь украшающие женщину «непосредственность» и «спонтанность» в проявлении чувств и эмоций. Шумит, кричит, настаивает, мучает себя и других. Бабство. Тяжелая, опасная и затяжная болезнь, так знакомая многим.

Это власть хаоса, разрушающего внутренние законы и внешние границы. Столкновение с женщиной, идущей вразнос под влиянием тектонического взрыва не структурированных разумом природных сил, по сути своей ничем не отличается от лесного пожара, извержения вулкана или цунами.

А причины все те же, и лекарство существует. Все опять-таки упирается в непонимание себя самой. В незнание собственного языка. В неузнавание процессов, происходящих в собственной субъективной реальности, в обесценивании собственных знаний, собственной уникальной способности воспринимать мир, в неумении предъявить миру такие взгляды, подходы, которые больше никто не может предъявить. В отсутствии внутренней работы, по сути, в отсутствии отношений с собой. Вот это все неуправляемое, непонятое, неструктурированное, дикое и необузданное, но существующее и порождает страх себя и, как следствие этого, агрессию.

Как может женщина в таком состоянии адекватно оценивать ситуацию, в которой она находится, как обнаружит зону своей ответственности и ее границы?

Неясна территория самоутверждения, нет пространства самовыражения и нет реализации. Предложения, поступающие извне, не удовлетворяют (нечего надеть), самой определиться просто нечем (чего хочу, не ведаю), нет ни навыка, ни желания это делать самостоятельно (я же женщина, почему я должна решать). Потому что «само» – это прежде всего ответственность за поступок и за последствия. Хаос не хочет, не желает ставить подпись под собственной жизнью.

Женщины привыкли спекулировать своей безответственностью, потому что в кодекс бабства входит, что должны ей, а не она. Общество весьма снисходительно к женщинам в этом месте, мы уже говорили о причинах такого отношения.

Мужской социум так устроен, что в джентльменский набор мужчины входит ответственность за поступки, и даже, если он об этом забывает, ему обязательно постараются напомнить о его обязанностях. У женщины это даже в набор социализации не входит, ответственность за нее должен нести мужчина. Потому что она слабая, она – «половинка». Сидит ураган и думает, какой он слабый. За то, что он все разрушил, отвечают строители, которые плохо построили эти дома. Если бы они хорошо построили, то он, ураган, не разразился бы, наводнения бы не произошло и землетрясение бы не состоялось. Это, собственно говоря, позиция женщины. Поэтому не трогайте меня, иначе я тут все сейчас разнесу.

Вот и получается – или ты взрослеешь, или нет. Или ты признаешь тот факт, что ты есть, и тогда видишь весь комплекс и прав, и обязанностей, и ответственности «ведьмы» по рождению и в жизни.

Или социум забирает твою природную данность в свое управление, и ты гордо несешь имя «стервы».

Или твоя природа забирает тебя в свое управление, и ты вступаешь в бабство.

Решение, по какому пути двигаться, принимать приходится каждой в одиночку, это путь исключительно индивидуальный.

Таковы законы, такое ты существо, так ты взаимодействуешь с миром, это тебе дано. Так воспринимает мир то, что тебе дано, и так ты под влиянием этого мира сама воспринимаешь то, что дано. Так оно есть. Можно делать вид, что этого нет, и тем самым подтверждать правило о том, что женщины не любят признавать существование надличностных законов. Они живут так, как будто их не существует. Пожалуйста, и будет так. Можно ходить от психологов к портным, от косметологов к парикмахерам и искать того, кто тебя как-то уговорит, что все хорошо. Но рано или поздно кончаются или средства, или психологи.

Вопрос один: есть желание считать собственную жизнь своим произведением или такого желания нет, и вообще – жизнь твоя или не твоя? Будешь ты тратить силы и время, которого очень много, а иллюзия, что его нет, на то, чтобы перенести управляющую систему внутрь себя, или «ладно, где тут „моя половинка“, пусть она мной покомандует»? Женское счастье буду искать всю жизнь, был бы милый рядом.

Милый – это какой? В один период жизни один, в другой период жизни – другой. Чему он будет мил: душе, телу, уму? Что ты ищешь? Где бы душе погреться, где бы телу получить удовольствие? Отца своих детей? Партнера в интеллектуальных размышлениях, человека, который, может быть, найдет мужество выучить твой язык, чтобы тебя понять? Но если внутри тебя хаос и ты сама себя не понимаешь, то как сможешь понять, кто этот самый милый? И почему вчера был мил, а сегодня уже нет…

Женщины – стервы

В старые, может быть, действительно более изысканные и деликатные времена их называли женщины-вамп. А совсем недавно управляющая система подсунула женщинам моду на стерв. И женщины, получив разрешение извне, преодолели еще один рубеж борьбы со своей природой и гордо стали именовать себя стервами.

Я не буду цитировать словарь Даля, который дает исчерпывающее определение этому понятию, но каждый, для кого русский язык родной, и без словаря в состоянии довольно точно раскрыть содержание этого слова. «Я – стерва», – гордо заявляла еще не нюхавшая пороха социальных битв вчерашняя школьница, и ей вторила, снисходительно улыбаясь, прошедшая огонь, воду и медные трубы светская тусовщица. «Школа стерв приглашает», – пестрели зазывными объявлениями интернет и печатные издания. И книги с этим сокровенным знанием лежали на полках книжных магазинов, хорошо хоть не рядом с Толстым, Достоевским и Бальзаком, великими знатоками как женской природы, так и порожденных ею проблем.

Что же произошло? Как получилось, что внешнее управление так понизило планку и возвело в ранг достоинств то, что раньше считалось позором?

Для меня ситуация выглядит следующим образом. Управляющая система отреагировала на изменение в более или менее сбалансированном, отлаженном процессе взаимодействия мужского и женского в мире. Дрогнул баланс, качнулась стрелка, уверенный в себе мужской мир расслабился, а женский сделал решительный шаг к власти. Казалось бы, что тут плохого, женщины делают карьеру, достигают профессиональных высот – отлично, посоревнуемся, но не об этом речь. Из-под контроля начал выходить хаос во всей его необузданной первозданности.

Помните, мы уже говорили, почему мужчины боятся женщин, а женщины не боятся никого, кроме себя? Потому что под тонкой оболочкой социальных норм или, говоря красивее, цивилизованности в каждой женщине бушует хаос. И если женщина приходит к власти, то есть большая вероятность, что под давлением ответственности хаос выйдет из-под контроля. И женщины это про себя знают, и мужчины про женщин. Отсюда и страх. Неуправляемый хаос – это уже не угроза проигрыша в конкурентной борьбе и ущемление интересов, это угроза всей социальной системе.

Контролировать хаос и управлять им может или сама женщина, озаботившаяся изучением своего внутреннего мира, или внешняя система управления. Система управления сделала свой ход, предложив женщине уже не сырье продавать, а вынести на торг саму свою природу, непознанную и необузданную, приспособив для этого форму под названием «стерва». Хотите власти, – просим, не стесняйтесь, можно, нам даже нравится, нас это будоражит. Мы даже знаем, где та территория, на которой вы можете попробовать властвовать, – соблазняйте, покоряйте. Мужчины только этого и ждут.

Да, система не стала сопротивляться идущим к власти женщинам, она просто ограничила сферу. Хотите власти – властвуйте над отдельными конкретными мужчинами. Вот что хотите, то и делайте. Спускайте пар, пробуйте оружие, наслаждайтесь. А мужчины… Ну что ж, если кто-то из них не справится, так тому и быть. Возможности пристроены, энергия перетекает, перехлестывает из одного резервуара в другой. Управляющей системе угрозы никакой, ведь стерва не управляет ситуацией, она реализует свою жажду власти над конкретными людьми. И прекрасно. Порушит, покрушит тайфун вокруг себя, насколько энергии хватит, и замрет в растерянности. Самый худший вариант, что разрушит и сама себя.

Вот так еще и еще раз подтверждается давно известная истина: свято место пусто не бывает. Не можешь сама, не желаешь становиться хозяйкой своей силы и своих возможностей, найдется тот, кто подберет и для своей пользы пристроит.

Не хочешь быть «ведьмой», знать свою силу и свой талант, будешь «стервой», и мы сами разберемся, что с этой силой и ее возможностями делать. Милые, самоуверенные «стервы», поймите, вы проиграли, потому что сила, которой так гордится ваша сделанная внешней системой личность, разрушает прежде всего вас, как разрушается все, что отказывается от своей сути. Направленная извне, она предсказуема, и ее действия легко просчитать. Уж что-что, а считать мужской мир умеет.

А «ведьму» посчитать нельзя, потому что понять ее и увидеть законы, по которым она действует, может только тот, кто присоединен к тому же источнику.

Так что и тут, как говорится, облом. А проигрыш обусловлен, казалось бы, просто. Перед тем как становиться кем-либо или чем-либо, важно задаться вопросом: в чьих это интересах? И не примерять на себя историю про мышку и бесплатный сыр. Способы решения конфликта между женской природой и природой социальной, предложенные извне, часто порождают иллюзию, что наконец-то найден выход. Может быть, только для кого? Явно для той стороны, которая эти способы предлагает. А что можете предложить себе вы? В ваших интересах быть стервой? Сможете вы стать счастливее, успешнее, живее, употребив свою природную силу на удовлетворение жажды власти? Готовы ли вы заплатить за это самой своей сутью? Вопросы, которые нужно задавать себе на берегу, пока вы не ринулись в воды. Это тоже работа интеллекта, выбор между свободой от и свободой для.

Если в вас живо намерение сохранить свою природу и достойно действовать в социальном мире, то вам не миновать трудов по исследованию особенностей своего интеллекта, специальной работы по осознанию себя, своей субъективности, своей природы, умения описать себя, думать о себе, обнаруживать себя без использования внешних зеркал. Работа эта не из легких, кто станет возражать, но какой мотив – быть, состояться. И не цепляться за формулу «половинки» для «простого женского счастья» (наверное, где-то есть сложное или неженское) а выбирать то, что нужно для счастья именно твоего, личного, неповторимого, любой сложности и формы.

А если при этом удастся сохранить и укрепить свою связь с биологической природой, то вот он, единственный способ действительно победить. Победить не кого-то, а победить в соревновании на чужом поле, утвердиться и реализоваться как личность, сохранив свою сущность для, может быть, гораздо более важных дел. Дорога к этой гармонии длинна, но цена ей – жизнь.

Женщина – ведьма

История женщины в социальной реальности – это история, замешанная на страхе Логоса перед Хаосом и на страхе женщин перед своей собственной природой. Эта природа, непознанная, незнакомая самим женщинам, все время стремится вырваться и проявить себя в эмоциональных всплесках, в интуитивных прозрениях, в видении шансов на жизнь и безжизненности связей, отношений, планов, идей.

У источника силы

Отказываясь вооружаться знанием законов и языка давно и бесповоротно победившего мужского мира, женщины лишают себя своей позиции и теряют связь со своим исконным источником силы. При этом они получают внешние плюсы, чаще всего за то, что соответствуют требованиям и ожиданиям чуждой им природы. Свою природную силу и способности по требованиям отдала. Пользоваться ими в рамках социальных законов не научилась. Связь с силой потеряла, искусством жить в социуме не овладела. Хорошо, если удалось удачно продать данность и стать чьей-то «половинкой». А если нет? Себя-то тоже нет. Это самый печальный портрет. Есть множество промежуточных вариантов… Поговорим о том, что выражает как бы концентрированный вариант всех женских чаяний на это счет.

Есть такое слово «ведьма».

Даже те из нас, кто мимикрировал максимально удачно, в глубине души сознают, что, когда женщину называют ведьмой, может быть, пытаясь оскорбить или унизить, это даже не комплимент, а свидетельство бессилия управляющей системы перед бессмертием природы.

Нет большего комплимента женщине, чем сказать ей, что она ведьма. Конечно, как бы ругательство, но какое сладкое ругательство! Высший статус – признание и восхищение. Верить, не верить в это, сделать из этого торговую марку – это отдельная история, но каждая женщина – ведьма.

Кто же такая ведьма? Женщина, не загубившая свою связь с бытием и природой, черпающая оттуда силы и каким-то чудом получившая знание от других бесстрашных женщин, которые научились этим управлять, – и все! И пусть она будет кем угодно, министром ли, президентом – это ее главный признак. Ни одна женщина на свете не откажется от констатации этого факта: она – ведьма, она – женщина, она – живая. Ведьма, колдунья, волшебница, чаровница… Такое смущенное признание факта принадлежности иной природе.

Это мы все еще продолжаем разговор об особенностях женского сознания и женского интеллекта. О разнице работы того и другого. Ведь сознание предназначено для большой, но вполне автономной работы по обслуживанию наших потребностей. Более ни для чего. И прекрасно с этой работой справляется, как у мужчин, так и у женщин. Но делает это разными способами, согласно разному предназначению двух половин человечества.

А вот интеллект – это инструмент совсем другого рода. Он предназначен не для удовлетворения потребностей, а для решения задач. Как и сознание, мужской и женский интеллект работают на разных принципах. Почему? Потому что имеют дело с разной данностью. Надо признать, в силу того, что мужчинам с их принадлежностью к социальной природе приходится ставить и решать задачи гораздо чаще, интеллект у них чаще и включается. Просто по причине большей в нем нужды.

Включение женского интеллекта требует усилий и желания самой женщины, ведь ей, как существу по преимуществу природному, никаких задач вроде бы ставить и не нужно. Все идет, как идет, как река течет. Какие задачи? Но весь секрет в том, что ведьма – это женщина, структурировавшая свою силу интеллектуальными инструментами. Так мы и добрались до необходимости интеллекта в нашей стихийной, природной, питающейся энергией бытия женской субъективности.

Природные ведьмы, те женщины, которые реально ощущают свою силу, свой источник энергии, встречаются довольно часто. К сожалению, значительно меньше тех, кто сознательно умеет эту силу и энергию направлять по собственному усмотрению и ею пользоваться. Трудно сказать, почему где-то эти умения и навыки вошли в культуру, как, скажем, на Украине или в Латинской Америке, а в других местах стерлись из памяти людей, отодвинулись далеко на маргинальные задворки. Наверное, существуют какие-то серьезные исследования того или иного толка. Вспомним хотя бы пылавшие в Европе костры инквизиции, а ведь именно женщин жгли на них чаще всего, жгли, обвиняя в ведовстве и колдовстве.

Что оставалось делать женщинам, когда ценой отказа от природной сути была жизнь? И это почти чудо, свидетельство жизненной силы природы, что и в наше, возведшее рациональность в абсолют, время сохранились такие места, где социум не посчитал за минус женщине ее умение, ее мужество сохранить связь со своим естеством. И только поэтому мы знаем, что рука матери на лбу больного ребенка действует лучше любых антибиотиков и что такая женщина, погладившая ушибленное место, снимает боль. Это что? Это и есть неразрывная связь с природой.

На самом деле вопрос не в том, есть ли эта сила и эта природа. Она, конечно, есть, и схоластические споры на тему, зло это или благо, не что иное, как поиск максимально эффективного способа управления. Действительно, мороз зимой – во зло или во благо? А дожди осенью? Вопрос не в факте существования того, что и так существует. Вопрос в трудностях перевода. Возможно ли знания, полученные через прямое и непосредственное взаимодействие со своей природой, с минимальными потерями перевести на язык социального мира, чтобы иметь возможность использовать их и передавать дальше?

Интеллект – единственный инструмент сознания, который предназначен для решения наших внутренних задач. Он не обслуживает потребности, а ставит задачи и создает инструменты для реализации наших внутренних намерений. Только задействовав интеллект, мы сможем разобраться в нашем внутреннем мире, только он поможет нам преодолеть страх перед собой и создать мост, который соединит наш внутренний и наш внешний мир.

Дело в том, что интеллект носит индивидуальный характер, интеллект не передается. Интеллект каждого человека имеет индивидуальный код, ибо опирается на качественную сторону сознания, то есть на переживания, на субъективность конкретного человека, которая уникальна и неповторима. И только желание предъявить результат деятельности своего неповторимого и уникального интеллекта другим вынуждает изучать общий язык внешнего мира, который станет мостом между вашей уникальностью и всем остальным миром. Тут выбор за вами. Хотите предъявить себя миру и быть понятыми? Учите язык.

А так можно и не знать этого языка. Поэтому мы часто сталкиваемся как с высоким интеллектом людей малообразованных, так и с абсолютной неинтеллектуальностью обладателей того или иного количества дипломов.

Возвращаясь к женщине-ведьме. Чтобы творить, а не разрушать, создавать по собственному желанию, а не буйствовать, как получится – придется думать. Просто сознания, удовлетворяющего потребности, не хватит. Даже осознания своего источника силы недостаточно, надо еще уметь эту силу использовать: найти подходящие сферы, выяснить у себя внутри свои желания, вписать эти желания в жизнь, чтобы не идти против надличностных законов, и выразить свои мечты, идеи, возможности так, чтобы другие вас поняли. Все это работа ведьмы, работа по тому как быть, а не казаться женщиной. А если по-другому – работа над собственным счастьем.

Потому что интеллект, он такой… Он любит задаваться совершенно непривычными сознанию вопросами. Нравится ли тебе жизнь, которой ты живешь? Видишь ли ты в ней смысл? Как ты мечтаешь реализоваться? Твои ли это желания? Есть ли жизнь в этих отношениях? Кто сказал, что то, чего ты хочешь, невозможно? Какая ты? Для чего ты в этом мире?.. Из вопросов вырастают желания, из желаний задачи. Задачи связаны с обстоятельствами, обстоятельства – с людьми, люди с ситуациями… И все это пространство для жизни, для творчества. Оно многообразно и напрягает своим многообразием. В нем нет готовых шаблонов, как действовать. Зато в нем действуют законы, которые нужно учитывать.

А что скажут люди?

Получается, что осуществить намерение быть, а не казаться без того, чтобы задействовать интеллект, нам не удастся. Именно интеллектуальные усилия, направленные на поиски внутренних задач, структурирование нашей внутренней реальности, помогут создать путеводитель по этой реальности и дадут нам ориентиры для знакомства с собой. А уж следуя этим ориентирам, мы себя, искомую, и обнаружим, и будет нам счастье. Ну и отлично. Так нет же, оказывается, что опять не все так безоблачно.

А не безоблачно прежде всего потому, что, увлекшись намерением, женщина привычно делится своей радостью и новым интересом с окружающими, друзьями, подругами, родственниками, скорее всего, даже гордится собой, но… Но чаще всего не встречает понимания, сочувствия и ожидаемого поощрения. Суть в том, что, делая первый шаг в сторону своего внутреннего мира, совершая первые попытки обнаружить себя для себя и реально почувствовать себя живой и существующей, мы натыкаемся на ситуацию непривычную, не удобную и смущающую многих. Ведь это никому, кроме нас, не нужно и не интересно. За такой внутренний труд и такие внутренние усилия не выдадут бонусов, не похвалят, не поддержат.

Наоборот, вы получите полный набор негативных реакций. Начиная с мягких упреков и легкого недоумения: мол, тебе, что, больше делать нечего, «половинка» не найдена, а если к этому времени найдена, то недокормлена, недоласкана, того и гляди сбежит, к лету гардероб не обновлен, и вообще по тебе косметолог плачет. И заканчивая серьезными обвинениями в эгоизме и предательстве общих интересов и прозрачных намеков на то, к каким последствиям это все может привести: как минимум лишение сладкого, как максимум «ты стала совсем чужой». А что ж вы думали, управляющая система очень бдительно охраняет свои границы, надличностные законы социальной природы действуют без перерывов на выходные и праздничные дни.

И не стоит думать, что законы эти производит какая-то безличная машина, стоящая посередине мира. Нет. Эти законы действуют на нас через близких, друзей, родных, коллег, через всех людей, с которыми мы общаемся. И чем ближе человек, тем сильнее действие закона, который она представляет. Пример? Например, любое изменение ваших привычек, особенно из внутренних побуждений, то есть рационально необъяснимое, повлечет напряжение в ближнем кругу. Женщина, задумавшаяся о своем внутреннем мире и «боже упаси об этой, как ее, само-, само-, самореализации» должна быть готова к тому, что возникнут необъяснимые трения и вопросы.

Если бы законное желание человека пережить себя живым и существующим не вызывало во внешнем мире напряжения, если бы попытки создать в противовес внешней системе управления внутреннюю, не усложняли отлаженную, привычную и удобную жизнь, о чем бы тогда говорилось, размышлялось и переживалось? Кто бы мучился вопросом о том, что есть свобода воли? И кто бы сомневался в том, что у человека есть право на его собственную уникальную жизнь? Человечество давно бы умиротворилось, перестав смешивать свободу от – бунт против надличностных законов, со свободой для – правом на самовыражение, самоутверждение и самореализацию, как правом жизни своей субъективности.

А когда такие намерения высказывает женщина, это уже просто ни в какие ворота не лезет. Не вписывается такая женщина в накатанную схему приготовленной для нее внешним управлением ситуации. Не предусмотрено.

Перенаправляем энергию

Не могу не признать: устрашение, порицание, отсутствие поддержки срабатывают очень часто. Женщина заглушает свои переживания, свои ощущения, свое интуитивное, во многих случаях, к сожалению, невыразимое знание. Она чувствует себя непонятно кем обманутой, неизвестно на кого обиженной, потому что видит, что если ее жизнь – это только то, что предлагают внешние обстоятельства, то это какая-то неправильная, не совсем ее жизнь.

И, не имея других способов выразить все свои ощущения и переживания, не зная, как увидеть истинные причины своего постоянного внутреннего дискомфорта, привычно, автоматически ищет виноватых вне себя. А следуя привычной логике одного – сваливая все в кучу, громко кричит: «Весь мир против меня!» – или тихо плачет: «Я никому не нужна…» И ищет, как учили, кому бы стать нужной, чтобы прилепиться к нему и, зажмурившись, дрожать от страха перед своим внутренним миром. И строит внутри себя крепостные стены и укреп-районы, по мощности мало отличающиеся от саркофага над Чернобыльской АЭС.

Женщина боится того бурлящего, живого, мощного, что не дает ей иногда спокойно спать по ночам, толкает на разрушающие ее же благополучную, ею же выбранную жизнь поступки и так пугает, когда волею обстоятельств приходится остаться наедине с собой. Боится не меньше, чем боится человечество того, что осталось под этим пресловутым саркофагом, напоминанием о границах «всесилия» человеческого разума.

А ведь так мало в действительности надо. Надо бы просто перенаправить ту энергию, которая уходит на стены и баррикады, против извечного страха себя, на обнаружение структурирующего начала внутренней жизни. Этой энергии сполна хватит, чтобы запустить механизм внутренней работы, поиски смысла своей отдельной, неповторимой и уникальной жизни.

И не надо поддаваться на провокации. Не требует такая внутренняя деятельность отказа от близких, друзей и любимых, от удовольствий и трудов внешней жизни, от социальных амбиций и мечты об успешности! Не верьте всем тем, кто будет вас этим пугать. Обретение смысла служит совсем другому – оно дает новый, только ваш источник энергии, а значит, силу, устойчивые ориентиры и внутреннее содержание любой деятельности человека.

Я уверена: ничто не дает человеку такую полноту ощущения себя живым, как обнаружение смысла своей отдельной жизни. Своей. А для того чтобы обнаружить этот смысл, сначала нужно ощутить себя существующим. И поэтому идея того, чтобы обрести «половинку», мне очень нравится. Если только искать половинку себя в себе самой, дополняя себя внешнюю собой внутренней для обретения баланса внешнего и внутреннего. Чтобы во внутреннем мире иметь опору и независимость от мира внешнего и чтобы собственное присутствие, собственная активность во внешнем мире были осознанным выбором и решением. Это кардинально отличается от гипнотического внушения управляющей системы: «Ищи половинку для того, чтобы выжить, потому что ты не то корабль без парусов, не то автомобиль без двигателя».

С моей точки зрения, «половинчатость» унижает достоинство человека, а главное – лишает его возможности за довольно короткий период его биологической жизни (что там какие-то 80–90 лет!) ощутить вкус и полноту бытия.

Позволять себе жить, отказываясь от попыток обнаружить смысл своей единственной, неповторимой жизни, означает лишить себя права говорить о том, что живешь. Ведь в такой послушной и автоматической жизни нет никакой личной заслуги. Следование внешним обстоятельствам, реагирование на них и более-менее качественное удовлетворение потребностей в результате этого реагирования – это лишь цепь случайностей. Будем же благодарны тем, кто вложил осознанную деятельность в создание тех или иных обстоятельств, плодами которых мы пользуемся, чтобы удовлетворить наши потребности, но не станем при этом отказываться от собственного творчества.

Интеллект позволяет не только обнаружить себя и свои возможности, но и предъявить их миру через самоутверждение, самовыражение и самореализацию – три потребности человека как сущего, отдельного и полноценного существа. Вот для чего нужна энергия.

Часть 4. Проблемы в социуме

Продавать или продаваться?

Я много лет удивлялась тому, как прижилась формулировка, которую мы использовали около тридцати лет назад. Тогда мы рискнули впервые выйти к аудитории, собравшейся в удивительном по красоте зале старого, тогда еще ленинградского, особняка послушать двух сравнительно молодых и мало кому известных женщин. Мы имели смелость заявить, что знаем о женщинах нечто такое, о чем еще практически никто не говорит. Мы – это я, ваша покорная слуга, и Виргиния Калинаускене, которая тоже все эти годы продолжает свою работу по исследованию женской природы.

Мы назвали наш первый цикл лекций «Женщина в мужском мире» (я уже упоминала эту формулировку), рискнули предъявить свой взгляд и не ошиблись. Наши слушательницы такой подход приняли. Мы были молоды, не знали, что будет дальше, и попытались рассказать и показать в тех трех встречах все, что к тому времени знали о женщинах, да и, наверное, о себе. Но и сегодня словосочетание «женщина в мужском мире» кажется мне очень емким и точным, а вот объем, который звучит за ним, я воспринимаю более конкретно и подробно. Если тогда мы были готовы предъявить сам факт, то сейчас, я думаю, можно уже и разобраться, что за этим фактом стоит.

Проблема женщины в социуме

Вступив в период личности, женщина испытывает потребность реализоваться как личность. И вне зависимости от того, вооружена она для такой жизни или нет, по факту своей принадлежности к природе, к стихии бытия вынуждена разрешать противоречия между законами, по которым существует ее основная природа, и законами природы социальной, на территории управления которой она хочет действовать. Собственно говоря, в этом вся суть конфликта.

С одной стороны, место силы женщины – законы живого, особенности ее интеллекта, опирающегося на ощущения, интуицию и переживания. С другой – обязательным условием успеха и активной позиции в социальном мире остается необходимость следовать его требованиям и ожиданиям. В этом мире нет никаких предпосылок для того, чтобы особенности ее интеллекта были востребованы. Разве что маргинальная ниша экстрасенсов, ведуний, колдуний, чья позиция может, конечно, на время обеспечить некоторый успех, но в большинстве цивилизованных стран зависима и уязвима.

Женщина, оказавшись в зоне действия конфликта, попадает в ловушку. Следуя линейной логике, она решает, что если для проявления специфических способностей и дара, который ей дан от природы, социальный мир никаких специальных условий не создает, плюсов за факт их существования не выписывает, то и ей это все совершенно не нужно. Сама якобы решает. Не получив никакой подготовки и знаний о своих возможностях, она и не видит, и не ведает, куда их можно пристроить.

Мне этот дар не нужен

Но ведь невостребованность социальным миром не отменяет особенностей женской природы. Наоборот, она дает женщине специфическую вооруженность, можно сказать, тайное оружие, ресурс, который умелая мастерица может использовать в момент, когда этого никто не ждет. И все это прекрасно работает на территории мужского, то есть на территории социума и его законов. Позвольте подчеркнуть: тайное, то есть скрытое под образом деловой, сдержанной и профессиональной особы, а не явное, которое сразу приходит в голову: декольте, мини-юбка, призывный взгляд. Это, конечно, тоже работает, но не удивляйтесь, если предложения начнут поступать не совсем те, которых вы ожидали.

А что происходит с любой невостребованной способностью? Она слабеет и отмирает, тем более что, включившись в социальные игры, женщины довольно быстро сами начинают проявлять недовольство и раздражаться на свою природу. А подводит их одно из ее качеств. Дело в том, что следствием особенности женской природы является высокая степень восприимчивости, которая без внутреннего управления оборачивается высокой же степенью внушаемости.

Как тут не согласиться, что все природное женское в тебе, кроме желательно приятной в глазах окружающих внешности, конечно же эстетизирующей ситуацию, только мешает. Да и есть ли что-нибудь еще такое уж важное, только женщине присущее? Еще большой вопрос. Никто ничего ей про это не говорит. Всем надо только одно. И это не интеллект. Женщине начинает мешать женщина в себе. Где уж тут строить отношения с собой, на своем языке общаться, к себе быть внимательной. Некогда. Надо соответствовать требованиям и ожиданиям.

Зарождает гибельный процесс. Женщина отказывается от себя как от женщины и начинает культивировать в угоду требованиям и ожиданиям социального мира внешние признаки принадлежности к женской части человечества (именно так, не к женскому миру и женской природе, а к женской части человечества). И прилагает огромные усилия, чтобы подогнать себя под продиктованный со стороны облик. Так женщины теряют связь с данной им по рождению силой. Они теряют возможность узнать и реализовать ту уникальность, которая заложена в каждой из нас. То есть разоружаются практически добровольно. В угоду мужскому миру разрывая связь с женским в себе, они, перестав быть женщинами, естественно, никогда не становятся мужчинами. В этом смысле на территории социума пресловутая битва полов давно проиграна.

А теперь посмотрим, как это выглядит на деле. Практические поступки довольно легко укладываются в несколько узнаваемых вариантов со скидкой на уровень притязаний и уровень ожиданий каждой конкретной женщины.

Первый вариант, как мы уже говорили, самый примитивный – это вариант продажи сырья. Это вариант, когда женщина, вместо того чтобы производить продукт, товар и предлагать его на рынок, делает товаром себя. В качестве козырной карты предъявляется отнюдь не блестящий диплом, профессиональный опыт или амбиции, но в ход идут «вечные ценности»: я привлекательна, я весьма привлекательна, я очень привлекательна, как такое и не оценить?

Женщина начинает распродавать все, что она получила от природы. И, само собой, находится в постоянном страхе, что ее сырье закончится, перестанет котироваться, что цена на него упадет прежде, чем она получит за него желаемое – достойную, по ее понятиям, «половинку» и все, что в ее управляющей системе считается необходимым к этой «половинке» приложением. От скромной, но гарантированной зарплаты, небольшой квартирки и Египта или Турции в отпуске до вилл, яхт, особняков и бриллиантов. Все это один и тот же путь, просто цену себе каждая вольна назначать, какую считает достойной. А уж как отреагирует рынок… Рынок отреагирует по своим законам.

Поэтому давайте в открытую или скрываясь смотреть сериалы – современную замену сказок. И вопреки здравому смыслу надеяться, что не могли все это выдумать, наверное, бывают же такие истории в жизни? Каких только историй в жизни не бывает… С одной из них я начала эту книгу.

Управляемые страхом

Что же делает с женщиной выбор такого способа проживания периода личности? Ее главной руководящей силой он делает страх. Страх перед законами прежде всего биологической природы, той самой природы, связь с которой – ее сила и ее козырь. Истина, как известно, в глазах смотрящего, но какую истину видят эти затуманенные страхом глаза? Возраст, старость, морщины, вес, цвет волос, формы лица и тела. В таком состоянии у женщины нет своих глаз, это глаза управляющей системы, которая осуждает, пугает, подстегивает. Молодые, которые дышат в спину, конкуренция, чистая биология – самка моложе, самка старше, – она распродает себя и торопится продать как можно быстрее, потому что время поджимает.

Второй вариант проживания, который довольно легко обнаруживается, – это путь отрицания того, что вообще какие-то особенности природы могут повлиять на деятельность личности. «Да и вообще я настаиваю на том, что никаких таких особенностей не существует, – заявляет такая женщина. – Просто мужчины, захватившие власть, для своего удобства придают слишком большое значение некоторым физиологическим особенностям. Я человек, такой же, как вы, – категорично заявляет она мужскому миру. – А то, что вы учитываете в общении со мной мои физиологические особенности, пошлость, которая меня унижает. Это не что иное, как присущий мужчинам мерзкий сексизм».

Из этого способа действия и зародился культ бесполости, мода на унисекс. Как повезло человечеству, что никакая мода не может отменить надличностные законы! Отрицая свою природу, превращаясь в подобие мужчины, сводя к минимуму «мешающие» женские качества, выучив мужской язык, мужскую манеру поведения, усвоив, а порой и довольно удачно присвоив мужские требования и ожидания, женщина становится на сторону мужчин. Она пытается соревноваться с ними на мужском поле, изо всех сил доказывая, что по большому счету ничем не отличается от своих коллег и партнеров, а физиологические различия – просто досадная ошибка природы. Такие женщины что-то выигрывают, поскольку мужчины все тоже разные, есть психологически слабые, малоактивные, и эти женщины обожают унижать мужчин, ломать их психологически и при первом возможном случае уничтожать социально. Они самоутверждаются таким способом, и это самоутверждение происходит не за счет профессионального или интеллектуального превосходства – это самый примитивный способ самоутверждения. За счет других, только за счет других.

Если в первом случае самоутверждение происходит за счет природы, то здесь за счет других личностей, мужчин и женщин. Но даже поломав некоторое количество достаточно слабых мужчин, которые все равно остаются мужчинами, женщины тем не менее проигрывают. Ибо, конечно, может талантливая девочка победить в определенном возрасте, соревнуясь с мальчишками, но наступит момент, и на соревновании высшего уровня все встанет на свои места. Чемпионка и рекордсменка мира в беге на стометровку среди женщин может просто не начинать бежать, если выйдут чемпионы, рекордсмены мира по той же стометровке – мужчины. То же самое происходит и с игрой в шахматы. Вот вам, пожалуйста, – тут бег, тут шахматы. Точно так же, как женщина не может поднять штангу. Не может! Есть предел ее женских возможностей.

И пусть я сейчас вызову на себя гнев феминистского сообщества, но большинство великих ученых в мире – мужчины не потому, что женщин не пускают, отстраняют и закрывают им дорогу, нет. Как можно не позволить мыслить, задаваться вопросами и искать на них ответы? По большому счету не нужны для этого какие-то специально благоприятные условия. Нужны специфические особенности интеллекта. И похоже, что пока развитие науки движется по законам, которые ближе интеллекту мужскому. Может быть, действительно стоит начать с изучения себя? Пока у мужчин это получается эффективнее.

Мужское и женское в мире

Можно, конечно, помечтать и представить, что настанет момент, и мужчины увидят пользу и смысл в том, чтобы выучить наш язык. Тем более что иногда встречаются эти редкие птицы, но эта мечта – еще один аргумент для женщин. Может быть, сначала стоит женщинам восстановить умение разговаривать на своем языке с собой?

Я же говорю о другом – о возможности активной, адекватной социальной реализации без потерь этой способности. Получается такая вещь: если женщина понимает себя на своем языке, то есть знакома со своей субъективностью, со своим внутренним миром, то он для нее служит источником знаний и опорой. Почему? Да потому, что этих знаний в мире мужском нет. Им неоткуда взяться в мужском мире в силу иной специфики мужского восприятия мира. Эксклюзивный материал. Чувствуете, что это означает?

Вооружившись интеллектуальными инструментами, используя вооруженность социального мира (а он ей нужен для решения ее внешних задач) и опираясь на свой интеллект, женщина оказывается в выгодной ситуации. Между прочим, первый раз на протяжении всей книги я готова сказать о выгодах быть женщиной в социальном мужском мире. Во-первых, женщина выходит на битву с тайным оружием, которого не имеет окружающий мир, а во-вторых, она вступает в этот социальный мир не как в войну, а как в игру. И в этой игре она создает персоны для исполнения ролей: становится врачом, учителем, инженером, руководителем – кем угодно. Но когда она выходит с этого поля битвы-игры, персона вместе с деловым костюмом вешается в шкаф и жить остается… женщина.

И еще один момент. Мужчина и женщина – не «половинки», а порождения доминирования двух разных природ. Они могут очень эффективно дополнить друг друга, чтобы породить нечто третье – союз мужчины и женщины, который по закону целого всегда больше суммы частей, его составляющих. Образовать союз, а не склеиваться в попытках поднять из мертвых какое-то мифическое существо – полуженщину-полумужчину. Только взаимное дополнение самостоятельных и самоценных людей дает максимальный эффект взаимодействия. И каждый из этих людей соглашается вступить в союз не потому, что не может и боится быть один, а потому, что у него есть избыток энергии и возможностей принять другого, не потеряв себя.

Но зачем управляющей системе такие самодостаточные союзы? Как ими управлять? И песня о двух «половинках» продолжает звучать на разные лады и мотивы громкой музыкой из радио, и цветной картинкой в телевизоре, и тихим сердитым шепотом родственников и друзей. Эта песня преследует одну цель – убедить здоровую и сильную женщину в том, что она просто слепа и не видит своего истинного положения, что, только найдя эту пресловутую «половинку», какую уж бог пошлет, она поймет, что просто не осознавала свою инвалидность.

Страх Логоса перед Хаосом был, есть и будет, и, подвластные каждый своей доминирующей природе, мужчины и женщины или взаимодействуют по законам живого, или воюют по законам социального. Есть ли что-то третье? Третье – это то взаимодействие, которое возникает, когда и его, и ее усилия направлены на постижение природы и законов, по которым живет каждый, и принят этот факт, и найдены компромиссы, и учтены особенности, а желание быть рядом от этого только возросло.

Чего хотят от женщин?

Есть одно замечательное правило, которым не следует пренебрегать. Если мы оказываемся в новой ситуации: устраиваемся на новую работу, переселяемся жить в другую страну, знакомимся с семьей любимого человека, то предполагается, что мы знаем, зачем мы это делаем. Стало быть, у нас есть свои требования к этой новой ситуации, мы знаем, чего мы от нее ждем, и надеемся, что она будет соответствовать нашим ожиданиям. И чем четче мы все это представляем, тем больше у нас шансов на успех. При условии, конечно, если мы не поленились подробно выяснить, что может и будет требовать от нас новая ситуация, какие ожидания на нас возлагаются и каким образцам мы должны будем соответствовать.

Для успешного решения задач знание и о том, и о другом важно одинаково. Поэтому для вступления в активную социальную жизнь следует не только знать, чего мы от нее хотим, но и чего она ждет от нас. А то ведь можно и ошибиться, а такие ошибки потом очень непросто исправить, социум злопамятен и беспощаден по праву сильнейшего. И действует в своих интересах без сантиментов. Демографическая яма? Рожайте, растите. Женщина – прежде всего мать. И фильмы про счастливую жизнь многодетных матерей, и книги, и передачи. Проблемы с рабочей силой? Стране нужны ваши руки, ваша работоспособность, ответственность и чувство долга! И опять книги, фильмы, передачи.

Чтобы увидеть иерархию ожиданий управляющей системы в данное время в данном месте, стоит просто внимательно осмотреться. А увидев, сравнить с иерархией своих, так называемых «своих» желаний и стремлений. И хотя бы в основных своих решениях попытаться понять: я этого действительно хочу? За этими решениями стоят мои смыслы или это мне усиленно и грамотно помогают хотеть?

А там уже выбор каждой – следовать подготовленным и намеченным кем-то путем или соотнестись как-то с собственными намерениями. Хватит ли вам только своих внутренних плюсов или вы не сможете устоять перед внешним давлением? «Что это ты замуж не выходишь? А что это у тебя детей нет? А второго когда? А чего это ты дома сидишь? Бездельничаешь. На работу когда?» Просто хор многоголосый, то: «Что ты так много работаешь, карьеру делаешь, о семье не думаешь – эгоистка». То: «Сколько можно дома сидеть? Все рожали и работали, и ничего, справлялись. Лентяйка». И таких песен на разные лады великое множество.

Наше общество сформировано управляющей системой так, что чаще всего ожидает от женщины и того, и другого. Но при прочих равных, хотя бы на словах, всегда встанет на сторону тех, кто поступится мечтами о карьере и профессиональной реализации ради «основной программы» – семья, дети. «Что ж вы, мамаша, все работаете, а за мужем ухаживать, а детей воспитывать?..» И этой мамаше нужно неизвестно каким способом добиться очень высокого положения в пирамиде, чтобы давление хоть немного ослабло. Но этого положения еще надо достичь.

Все понимают, что сделать карьеру, действительно добиться высочайшего профессионализма – означает жить на работе, гореть на работе, тонуть в работе, какая уж тут семья и дети. Это разрешено мужчине, а женщина у него – тыл, она его половинка, то есть она его накормит, подождет, поддержит, размножит. Все сделает.

В России еще не дошло до квот на присутствие женщин в эшелонах власти в правительстве. У нас в правительстве мало женщин, во властных структурах мало женщин, женщины максимум до среднего звена доходят, все остальное, – большая редкость, только подтверждающая правило. Это не значит, что у нас неправильные законы – это отражение именно нашего социума как общества, которое совершенно не готово к равным отношениям, не видит смысла в толерантности по европейскому типу. В действительности позиции равного отношения социума как общества к мужчине и женщине не существует.

Существует юридическое, закрепленное конституционно положение о равных правах, но и оно тоже имеет свои лазейки, потому что тут женщине дадут меньше, тут учтут, что у нее ребенок, тут что-нибудь еще… Но общество как гражданское, человеческое сообщество не имеет возможности состоять из двух равных разных человеческих существ: мужчины и женщины. Как только у нас появляются женщины-лидеры, это вызывает огромное напряжение и совершенно явственную неприязнь. И яснее, и громче эту неприязнь высказывают прежде всего женщины. Вот они, послушные винтики мужского мира.

Посмотрела я как-то на Ирину Хакамаду. Так она же уникум в нашей стране! Она просто артефакт. Она заработала – какой ценой, какими внутренними потерями, каким трудом, какой душевной болью, какими сражениями и кровью, даже она при всей своей откровенности не расскажет, – свое эксклюзивное право быть тем, кто она есть. Так это Хакамада, последний оплот. А когда уже совсем нечего сказать, остается последний аргумент: да она же наполовину японка, самурай в юбке.

Что это объясняет, непонятно, но видно невооруженным взглядом: как только появляются у нас в общественных движениях, в политике, во власти женщины – сразу шум и шепот: у этой что там в семейной жизни, у этой какое платье, эта сколько сделала пластических операций, эта как выглядит… Общество не готово к перевороту в сознании. Количество минусов, сразу выдаваемое любой женщине, которая пытается оказаться на волне, имеет внутреннее намерение, собственную активную позицию как отдельного человека, зашкаливает. Позиция, предъявленная в мир, вызывает немедленное, автоматическое давление на все эти кнопки. Социум пытается задвинуть женщину назад, потому что она должна быть «при половинке». А не сама по себе.

Наша страна к этому не готова, и в первую очередь не готовы сами женщины. Чулпан Хаматова делает нечто великое своим фондом и все-таки очень женское – спасает детей. Но надо было сначала стать Чулпан, чтобы все это сделать, отвоевать.

А отвоевать право на свою частную жизнь, чтобы никто туда не лез? Это тоже подвиг. И тех, кто такое право уже отвоевал, выносят за скобки, чтобы показывать их всему миру: мол, у нас тоже есть.

Но если в нашей стране спросить, хотим ли мы, чтобы женщина была президентом, первый, кто скажет «нет», это женщины. И знаете, каким будет главный аргумент? «Страшно себе представить, что будет со страной». Вот такой факт – женщины боятся себя, как неведомой зверушки. И рисковать пока не готовы.

Часть 5. Потеря места силы

Kinder, Küche, Kirche

Хотите обидеть современную женщину? Напомните ей про эти три «К». Сколько поднимется шума и крика: «Унизительно, оскорбительно, средние века, мракобесие!» А в чем, собственно, дело? В чем оскорбление? Если взглянуть поверхностно, то, конечно, в настоящее время попытка описать роль женщины в социальном мире таким образом воспринимается как покушение на право свободного выбора своей судьбы. Как заранее наложенное ограничение на варианты внешней реализации и свободу самовыражения. Но попробуем рассмотреть иные аргументы.

Вековые устои шатаются

Если отследить процесс взаимодействия женщины и социума, то трудно не заметить, что проблемы у социума с женщинами и у женщин с социумом на плюс-минус европейской территории начались в самом конце XVIII века и постепенно нарастали в XX веке.

Пока мужской социум развивался и строился исключительно мужскими силами, первоначальный принцип устройства мужского мира более или менее сохранялся. Мужчины строили города и государства, занимались наукой и ремеслами, обеспечивая и охраняя, кто как мог и как умел, своих женщин и детей. Еще не в столь давние времена считалось, что истинный воин не воюет с женщинами и детьми. Но мир менялся, цивилизация разрасталась, и без того, чтобы использовать женский труд во благо этого мира, уже было не обойтись. Так все и началось.

Вековые устои зашатались, но ведь и глобальные природные катаклизмы начинаются с миллиметровой подвижки земной коры или сорвавшегося камешка. Пришел двадцатый век с его социальными революциями, экономическими изменениями и войнами. Ни о каком благородстве не шло и речи, перемолол и перекроил не только политическую карту мира, судьбы целых народов и отдельных людей. Он изменил и казавшиеся незыблемыми вековые традиции во взаимоотношениях мужчин и женщин. Он привел к изменению позиции женщины в социальном мире.

Равенство перед законом, право на профессию, экономические свободы… и сексуальная революция – все это достижения ХХ века. Это ж до какой степени нуждался в женщинах социум! Мужской мир пошел на необходимый и разумный компромисс, женский в силу своей природы начал проверять, так ли устойчивы границы. И случилось то, что случилось.

Уровень хаоса резко вырос. И вырос он не во внешнем мире. Новые права только увеличили количество новых обязанностей женщины, но совершенно не отменили прежние. Да и невозможно их отменить по факту природной данности. При избирательном праве, при праве учиться, выбирать профессию и сексуального партнера женщины продолжали искать свою «половинку», надежное плечо и опору в жизни, продолжали рожать и воспитывать детей и, самое главное, сохранили свою природную суть – доминирующее влияние биологической природы на интеллект, психику и физиологию.

Так что хаос усилился прежде всего в женском сознании. И как совместить или выстроить приоритеты разнообразных требований, которые предъявляет управляющая система? Какие ожидания оправдывать, а какие подождут? Какой из предложенных идеалов самый выгодный? Как в этом разобраться? Женщины суетятся, нервничают и бросаются из крайности в крайность. Попытки опереться на опыт старины глубокой практически не работают. Мир меняется быстро, как картинка на экране или вид за окном автомобиля. Внешние структуры размыты и неустойчивы, выстроить структуру внутреннюю – как-то руки не дошли, а уровень невротизации и агрессии растет.

«Казаться», «будь что будет», «быть»

К сожалению, ожидать другой реакции и другого поведения от существа, которому для уверенности в факте своего существования нужно четкое и устойчивое внешнее отражение, не приходится. Так что же делать? Воевать? Хозяйничать? Красоваться? Вдохновлять? Что делать в этой ситуации бедному неструктурированному женскому сознанию? Вот такой женский вариант картины «Витязь на распутье» – «казаться», «будь что будет», «быть».

Казаться. На первый взгляд очень заманчивая дорожка. Путеводителей море. Мир пестрит заманчивыми предложениями помочь не отстать и быть в тренде. Кто захочет казаться тем, что не актуально, не модно и не востребовано, а значит, не принесет никаких дивидендов? Только успевай реагировать. Гламур уже не в тренде. Секретарша у богатого начальника уже не престижно. Очень актуально быть очаровательной матерью семейства с несколькими милыми детишками. Какие клубешники? Что вы? Современное искусство, интеллектуальное кино, здоровый образ жизни, семейные ценности. Ой, говорят, что юристов, экономистов, дизайнеров уже слишком много. А что, есть еще какие-то профессии? Что? Врач, учитель, инженер. Да что вы? Ну, может, вот общественный деятель? Политик? Худеть, не худеть, мода на естественную красоту? А в какой клинике ее делают? Длинное, короткое? Все так быстро меняется. Что они все от меня хотят?

Как страшно жить!

Будь что будет. Отличный вариант. Когда отправляется поезд? Что, вы хотите сказать, что мы уже в нем? Отлично. А куда едем? И расписание известно? Еще лучше. Так, что там у нас. Школа, институт, ну или не институт, работа, пенсия, дача. Первая любовь, замужество или так, человек рядом, дети, дай бог удачные, внуки, дай бог здоровые, пенсия, домик за городом.

Это не жизнь? Почему? У нас знаете какой урожай в этом году на огороде? До весны только свое едим. Экологически чистое. Жизнь как жизнь. Не хуже, чем у других, вон сколько народу в поезде. И всякие аттракционы, развлечения – то соседи поссорятся, то сериал новый покажут, зарплату могут повысить, отпуск опять же. Что вы все усложняете? Наденьте это, все так носят. Мало ли что там за окном, вам что, телевизора не хватает? Что вы все ищете? Себя? Я же говорила – поперек людей идти до добра не доведет.

Как страшно жить!

Напоминание о месте силы

Чему же удивляться, что при таком выборе упоминание о трех «К» представляется лишним, пугающим и оскорбительным. Это же напоминание о сути, о природе, об утраченном за суетой или равнодушием месте силы. Напоминание об утерянных возможностях, об отказе ощущения себя живой и существующей. И любой разговор об этом злит, вызывает агрессию, как указание на что-то постыдное, что мы совершили, но изо всех сил стараемся забыть.

Kinder, Küche, Kirche – давайте не будем щеголять знанием иностранного языка, давайте заглянем в суть – дети, дом, духовная культура. Совсем даже не три «К», а три «Д» у нас получилось. Три «Д», которые описывают изначальную территорию влияния женщины, территорию ее естественного самоутверждения и самовыражения, территорию ее силы и власти.

Как же с теми, кто рискнет быть?

Ничем им не придется жертвовать и ни от чего не надо будет отказываться, если они сами этого захотят. Они вольны выбирать тот стиль жизни, который им по нраву, и дело, которое им по силам. Они вольны быть в тренде, если им это зачем-то надо, и не спеша ехать в поезде, если их намерения совпали с его движением. Но если их внутреннее движение, их намерение поведет их другой дорогой – они сойдут, где им надо, и сами создадут новый тренд, потому что им не нужны зеркала и компания, чтобы не сомневаться в своем существовании.

Да, им понадобится немало сил, чтобы не прервалась связь с природой, источником жизни. Им будет необходимо мужество, чтобы не соблазниться и верить своему внутреннему ощущению. Им потребуется долгая и кропотливая учеба, чтобы понимать себя и, если надо, предъявлять себя другим. Но это единственный способ получить ценность, которую ни мода, ни политические катаклизмы, ни стихийные бедствия не смогут отобрать, – себя, себя живую и существующую и этим фактом наполняющую смыслом любой момент жизни.

И тогда предложение ответственности за физическое, духовное и нравственное здоровье человечества и звучит, и воспринимается совершенно органично и естественно, как признание возможностей.

Женская природа и сильные стороны женского интеллекта определили основную роль и место женщины в сообществе людей, состоящем из мужчин и женщин, – хранить культуру и не дать разорваться связи времен. Беречь и передавать тот нравственный закон, который не прописан ни в одной конституции, ни в каких юридических документах, но всегда остается последним оплотом жизни, охраняя живое, которое столь часто подвергают опасности мужчины. Ведь они, следуя своей природе, в азарте борьбы ставят на кон саму жизнь. Такое вот равновесие: мужчины рискуют, женщины хранят. Но оно легко рушится, если женщины, не потратив силы на обретение себя, так и не обнаружив, чем хотят заняться в этом мире, просто выставляют свою природу на торги, как вышедшие из моды тряпки. И выторговывают право не быть собой.

Имеет ли смысл родиться женщиной?

Не имеет, если так никогда и не увидишь и не узнаешь:

• что дети – это не просто продолжение физического существования рода человеческого;

• что дом – это не просто место, где можно поесть, поспать и посмотреть телевизор.

Имеет смысл родиться женщиной, если видеть и знать:

• что дети – это новые миры, которые реальность доверяет нам привести в жизнь;

• что дом может стать уникальной территорией, свободной от социальных игр и масок, местом частной жизни, где все живущие в нем без страха предъявляют себя такими, как они есть, и искренность – и единственное условие пребывания на этой территории, территории свободной для.

Дом – это место, которое должно быть у каждого человека, чтобы он чувствовал себя существующим. Это место, где каждый человек впервые осознает себя сущим, где мать впервые отпускает руку и говорит: «Ну, теперь ты сам». Отпуская ребенка в мир, она рассказывает ему о том, что такое добро и зло, что хорошо и что плохо, она читает ему сказки, она завязывает первые узелки его связи с культурой. Она указывает ему на те зеркала, в которых он может отразиться и себя обнаружить. Если, конечно, она сначала позаботилась все это сделать для себя.

Как бы вы ответили на вопрос: что такое человек? Мы останавливаем на улице любого никогда не занимавшегося философией прохожего и рассказываем какие-нибудь страшные истории из жизни человечества или факты, случившиеся вчера на соседней улице с вызовом полиции, или наоборот, какие-нибудь замечательные события, и вне зависимости от социального слоя, образования, возраста, человек определяет: это по-человечески, это – нет; это по-людски, это не по-людски.

Так вот, ответственность за то, чтобы человечество не потеряло эти критерии, лежит не на политиках и бизнесменах, не на военных и философах, она лежит на женщинах по факту доминирующей принадлежности к бытию.

Место ответственности женщины

Когда-то предложили женщине территорию для владения, отграничив ее такими фундаментальными сферами, как продолжение рода, сохранение очага и ответственность за одухотворение этого рода и этого очага. И придумали удобную формулу «три К»: Kinder, Küche, Kirche. Если посмотреть со стороны осмысленной, то вообще-то человечество ожидает от женщины, что она сохранит его не только как биологический вид Homo sapiens, но и как род человеческий.

Сохранение биологии и человечности, очеловечивание этой самой биологии, возвышение над чисто биологической природой и чисто биологической необходимостью любого вида выжить – это и есть та часть работы, за которую отвечает женщина. Пока мужчины отвоевывают, строят, структурируют, систематизируют, разведывают, создают так называемую цивилизацию, самоутверждаясь и реализуясь таким образом, женщина самоутверждается, самовыражается и самореализуется через продолжение рода и его очеловечивание. Таково построение человеческой реальности.

Есть и романтическая составляющая этой истории. Она вне зависимости от печальных и неприятных или непростых обстоятельств жизни в человеческой культуре сохраняется как некий покров из маминых сказок, надежд на безусловную любовь, самых первых, основополагающих душевных переживаний, из которых потом кристаллизуется душа. Все это завязано на мать, на женщину, на бабушку, на няню. Все это словно рождается из старых как мир легенд неагрессивности. Неагрессивности не как противопоставления агрессии современного мира, мира злого, слабого, напуганного и посему ищущего способ выжить через разрушение и утверждение себя за счет других, нет. О неагрессивности в смысле, может быть, неучастия женщин в войне и соревновании ради того, чтобы отвоеванное и выигранное в соревновании стало живой частью живой жизни этого самого человечества, а не осталось только зарубками и разрушенными памятниками.

Мужчина завоевывает и оставляет мир за спиной, а женщина его или оживляет, или не оживляет. Женщина ясно чувствует, перспективно ли это оживлять или неперспективно. Она может давать советы полководцу с позиции не того, как это завоевать, а с позиции, нужно ли это завоевывать. Не станет ли новое завоевание мертвым грузом, несет ли оно в себе перспективу роста и развития и новые жизненные силы тому, ради чего все это завоевывается.

Так выглядит источник равновесия в отношениях мужского и женского. Тут нет ничего загадочного и мистического, это просто попытка осознанного отношения к особенностям данности тех и других. Сложность достижения этого равновесия в том, что кроме данности нужна осознанность и твердое намерение. Осознанность мужской позиции созидателя, отвечающего за направление движения и за его последствия. И осознанность позиции женщины как хранительницы, отвечающей за непрерывность потока жизни. Потому что в принципе нужно просто не дать траве увянуть, а расти-то она будет сама.

И тогда это две абсолютно равные по значимости задачи.

Реальность, которая сотворила этот мир, планету Земля, на которой живут и люди тоже, сотворила его таким. Что спорить о данности? Вопрос в том, какую жизнь строить, опираясь на данность. Пока человечество не в состоянии противостоять задумке реальности.

В итоге получаются две совершенно равнозначные функции, каждая из которых является условием обязательным, но недостаточным для осмысления и одухотворения той реальности, в которой мы живем. Я сторонник того, что существование человечества и любых порождений реальности не бессмысленно. А раз так, то, может быть, эффективнее спрашивать не как с этой данностью жить, а зачем нам досталась такая данность и такая природа?

Знать ничего не желаю!

Мы уже не раз говорили, что период личности, период активной социальной реализации для женщин ключевой. Это период практического решения противоречия между доминирующей природной данностью женщины и законами социума, которые базируются на доминировании мужской природы. В период этой практики и становится видно, в чем истинное намерение женщины – быть, казаться или будь что будет.

Есть ли у тебя позиция

Для начала стоит разобраться, принимала ли сама женщина хоть какое-то решение, знает ли она о том, какая у нее позиция в отношении себя и ситуации, в которой она оказалась, да и есть ли эта позиция. А позиции никакой, как мы уже не раз убеждались, чаще всего и нет.

Нет позиции, потому что непонятно, не видно, не ясно свое предназначение в этом мире или говоря проще, женщина понятия не имеет, чем хочет заниматься, что делать годы отведенные ей для жизни. С одной стороны ее ведут биологические программы, с другой, управляющая система диктует свои правила. По идее, должна быть еще одна сторона – чего хочет женщина. Но для того, чтобы эта третья сторона, третий голос появился, женщина должна выделить себя из увлекающих ее процессов, остановиться и заглянуть в себя.

Но это только один момент. Второй заключается в том, что, заглянув в себя, женщина обнаруживает хаос, и как с ним разбираться, не знает. С собой разговаривать никто не учил, а от природы не получается, и язык, чтобы перевести то, что чувствуешь, ощущаешь, переживаешь, о чем знаешь, отсутствует. Кажется, что тебя никто не видит, не понимает, точно также как и ты себя.

Специалисты по найму на работу говорят, что легче всего договориться с женщинами за тридцать. А если еще семейные обстоятельства сложные, то такие женщины совсем редко интересуются подробностями контракта, гораздо быстрее соглашаются на условия, которые им предлагают, легче берут работу, превышающую условия контракта. Почему? Потому что у такой женщины нет своей позиции, а внутренний ничем не структурированный хаос толкает уцепиться за первую же более или менее четкую ситуацию. Женщина быстро к ней приспосабливается, обрастает отношениями и «работает, как работается». Она себя как специалиста не знает, она не знает себе цену, она не знает свой уровень притязаний, она не видит себя изнутри. Так особенности женского интеллекта без участия хозяйки и здесь делают ее ситуацию совсем даже не ее.

В действительности ощущение того, что это внутри и никто этого не увидит и об этом не заподозрит (мы же так хорошо адаптируемся, мы такие гибкие и пластичные), – иллюзия. Потому практика и служит критерием истины, что сколько ни старайся, а подлинное состояние дел обязательно проявится. Создается практически безвыходная ситуация. Внешний мир воспринимает это невнятное внутреннее состояние женщины: не знаю, чего хочу, то ли революции, то ли севрюжины с хреном, – как ненадежность. И сама женщина, как бы ни демонстрировала свою твердость, испытывает неуверенность: какое из предлагаемых отражений выбрать в качестве истинного? Кроме того, она же сама не знает, что там в глубине ее субъективного мира происходит, тогда откуда взять уверенность, что, случись взрыв, катастрофа, она сможет этим управлять?

Неизвестно, какая волна увлечет ее в следующий час. Она и сама не знает, за какими ощущениями последует, какая ценность окажется главенствующей: дети, муж, карьера, комфорт, самовыражение… В автоматическом режиме работы сознания – это зона неизвестного. А значит, неуправляемого. И не может быть тут никакой позиции, потому что позицию должен кто-то отстаивать, и этот кто-то должен быть и твердо ощущать себя в мире.

Поэтому так сопротивляется мужской мир стремлению женщин утвердиться на территории, где деятельность связана не столько с физическим, но с психологическим и интеллектуальным напряжением. Это не сознательный заговор, это переведенный на рациональный язык инстинктивный страх перед природной непредсказуемостью и неуправляемостью.

Бессчетное количество женщин прекрасно водят машины, работают на ответственных должностях, служат в полиции и армии, делают сложнейшие операции. Но каждой приходится преодолевать то, что принято называть предубеждением, а в действительности является страхом. А кроме того, им приходится преодолевать природные особенности своего сознания и включать интеллект, чтобы утверждаться, не стервозно, за счет других, а за счет собственных усилий и собственного труда. Социум только с виду так уж сложен, а в реальности все довольно просто: хочешь участвовать в соревнованиях – докажи свое право и свою состоятельность. Состоятельность прежде всего предполагает позицию:

• что ты хочешь?

• какие ресурсы имеешь для осуществления своего намерения?

• что готова для этого сделать?

Больше социум не интересует ничего, и это бодрит. Победителей, как известно, не судят и это вызывает азарт.

Женщины избалованы

Для того, чтобы начать действовать, необходимо иметь мужество согласиться с тем, положением, в котором женщина находится по природе. А именно с тем, что одной из особенностей женского сознания является отсутствие стремления к осознанности, часто активное неприятие этого качества. А где нет осознанности, там не может включиться интеллект и женщине не выйти из логики одного. Осознанность отвергается под «замечательным» лозунгом – якобы она убивает искренность и подлинность чувств. Блестящее умозаключение. Так что ж вы тогда претендуете на серьезные позиции в мире, где осознанность – один из фундаментов успеха?

Совсем недавно я услышала, как красивая молодая женщина рассказывала историю своей жизни. Любила она очень известного человека, давно и, как теперь принято говорить, глубоко женатого, родила от него сына, была счастлива и большего не хотела, в его окружении и то мало кто знал о ее существовании. Но он внезапно трагически погиб, и факт ее присутствия в его жизни стал широко известен. И вот, рассказывая об этом, она произнесла запавшую мне в душу фразу: «Я ничего большего и не хотела, я не собиралась забирать его у жены – я жила как жила». Вот такое предельно емкое и точное сообщение о процессе, происходящем в не потревоженной осознанностью женской субъективности, – «я жила как жила»…

Прекрасное, блаженное пребывание, если есть кому вместо тебя осознавать, принимать решения и отвечать за последствия. Идеальная мечта искательниц «половинок», вот только что дальше?

Природное неприятие осознанности и довольно низкий уровень требования социума по поводу осознанности очень балуют женщину. Как результат, ее автоматически занимаемая позиция в социальном мире – не положение бедного, несчастного и слабого существа, а позиция существа избалованного и безответственного. У многих хватает ума, то есть способности к связыванию причин и следствий, чтобы это место использовать, им торговать, применяя его как оружие.

Даже выходя на социальную территорию, женщина держит про запас, как козырь в рукаве, точное знание, что имеющие с ней дело мужчины всегда допускают мысль: «Все-таки это женщина». Это означает, будто она где-то не совсем надежна и, следовательно, спрос с нее окажется значительно меньше, поскольку в какой-то момент она скажет: «Ну что же вы хотите, я ведь женщина!»

Иногда это, конечно, доводило и доводит дам до очень печальных ситуаций. Особенно в так называемые «лихие девяностые», когда закон стаи возобладал над законами цивилизации и, влезая в мужские игры, женщины платили по мужским счетам. Но ведь даже закон, даже юриспруденция дает женщинам за те же преступления меньшие сроки. И почему-то здесь никто не кричит, что у нас одинаковые права.

Да, женщины реже идут на преступление, но если уж идут, то они обычно страшнее, более жесткие, более жестокие. Выпущенная на волю биологическая природа, потерявшая контроль, тормозов не знает, это естественно определяется натурой. Драки женщин гораздо более жестоки, чем драки мужчин. Мужчина хочет победить, ему не придет в голову изуродовать, – ей же нужно не просто победить, ей нужно соперницу уничтожить. Криминалисты достаточно легко квалифицируют, совершено преступление женщиной или мужчиной.

Безответственность, как козырь и аргумент, сами дамы используют часто и с удовольствием: «Ну что вы от меня хотите, я же женщина!» Вот только одно интересно: а где в такой момент та, которая претендовала на равные условия в соревнованиях и очень настойчиво рвалась стартовать вместе со всеми другими участниками? В салон пошла, красоту к финишу наводить?

Одна знаменитая бегунья рассказывала мне о своем проигрыше, как они говорят, «на полступни», о главном старте своей жизни. На долю секунды, перед самым победным финишем, она забыла, что в этой ситуации она боец и спортсмен. И вспомнив, что она женщина, постаралась сделать не такое ужасное, напряженное лицо, потому что вот сейчас она победит и весь мир обойдут ее фотографии. Мысль стоила ей потери на доли секунды предельной концентрации, медали и триумфального завершения карьеры. «На войне как на войне».

Женщины с удовольствием присвоили себе это право спекулировать своей загадочной и неизведанной (к слову, прежде всего ими самими) природой. Однако идут войной на социальный мир, который им об этом напоминает и с опаской смотрит на женщин, претендующих на самоутверждение и самореализацию в мире мужском.

Так неосознанное место силы превращается в место слабости, становится ловушкой для самих женщин. Собственно говоря, основные претензии женщин к социальному миру – это и есть претензии к тому, что им не прощается их женская природа. А почему она должна прощаться? Это не грех, не болезнь, не инвалидность, но и не привилегия.

Однако очень часто мы имеем возможность наблюдать два основных стереотипа поведения. Один продиктован восприятием своей женственности как несправедливого приговора и мешающего самоутверждению недостатка. Другой вызван отношением к факту того, что она женщина, как к привилегии, данной при рождении. Первые со своей природой воюют, вторые ею торгуют. И то и другое – гордыня. А следовательно, слабость. Потому что и то и другое сообщает об отсутствии спокойной уверенности в факте того, что ты есть на самом деле. И то и другое сообщает о нежелании осознать сильные и слабые стороны своей данности и соотнести их с требованиями, ожиданиями, соответствиями мира, в котором мы вынуждены жить. Не можем не жить.

И если не приходит понимание необходимости учиться и меняться, то остается или впадать в агрессию, или уходить в глухую оборону.

Мы живем в мире разбитых зеркал. Мне очень интересно, видят ли женщины, что они ведут себя как природа: как только цивилизация чуть-чуть отступает, трава начинает расти сквозь асфальт. А потом возникает возмущение, почему у нас плохие дороги. Получается, что, с одной стороны, это привилегия, то есть расту, где хочу, а с другой стороны, устройте мне, пожалуйста, идеальную дорогу. Но тогда тебе придется расти только там, где можно. Вот такая складывается история.

Часть 6. Поиск «половинки»

Половинчатость или целостность?

Мы выяснили, что женская природа и особенности женского интеллекта не дают женщине автоматического, легкого способа осознания себя, существующей вне зеркала, вне отражения, вне внешнего мира. Но вместо того, чтобы принять эти особенности как данность, способную открыть свой, женский, иной, чем привыкли мужчины, способ познания мира и человека, женщина идет на поводу у мужского мира. А тот, взяв за точку отсчета себя, навязывает женщине восприятие ее женской сущности как чего-то ущербного и несамостоятельного, чья полноценная жизнь возможна не путем познания себя, а путем обретения своей полноты за счет мужчины. Так возникла идея необходимости «половинки», распространив биологическую потребность для продления рода на всю остальную жизнь.

Человечество проделало длинный путь в своем мироустройстве от библейских времен до XXI века, провело огромную работу по самопознанию, но, по существу, сохранило этот взгляд. Что подтверждает печальную истину: цивилизованность – лишь тонкая прослойка, которая проникает в суть людей значительно медленнее, чем технический прогресс в их дома. И модные картинки XVII века мало отличаются от рекламы новейшего портала для женщин: все о моде, косметике, мужчинах и жизни звезд. Граница обозначена! Можно запускать.

Внешнее и внутреннее

Меня бесконечно удивляет, почему женщины с их богатым воображением не могут себе представить эту устрашающую картинку: более или менее нарядные, более или менее модные, постарше и помоложе, разного типа красоты, разного уровня образования – половинки, боящиеся сделать самостоятельный шаг. Вдруг упадут, не устоят, опозорятся? Напрягите воображение. Вам нравится эта картина?

Вот стоят эти красавицы, меняющие одежды, макияж, прически, цвет волос, сверкающие, как хорошо ограненные и правильно оправленные талантливым ювелиром драгоценные камни. И кажется им, что талант мастеров не просто украсил их, а изменил окончательно и бесповоротно. Они смотрят на себя в зеркало, они видят свое отражение в восхищенных и завистливых взглядах и твердят в восторге: «Да, это я, я именно такая». Замечательно!

Подводит женщину ее привычка мыслить, зацепившись за что-то одно, отбрасывая, как ненужную шелуху, все остальное, что сейчас кажется неважным, просто незаметным. И совершенно неудивительно, что творческое самовыражение дизайнеров и модельеров, косметологов, специалистов по отделке квартир и даже дизайнеров автомобилей направлено на то, чтобы их оценили прежде всего женщины. Потому что очень хорошо знают они эту особенность женского сознания.

А как не знать? Профессия требует. И, улучив момент, ловят дам на красоту и комплиментарность, как бабочку на свет. А все забытое всколыхнется потом, когда пройдет момент эйфории и восторга. Нерешенные проблемы, смутное недовольство, отодвинутые ненадолго страх и неуверенность напомнят о себе с новой силой на фоне только что пережитой сказки. Новая прическа помогает, но очень временно, если не подкреплена новым образом себя изнутри. Эти прекрасные, работающие ради вас люди не волшебники, они всего лишь фокусники, которые показывают мир и вас, какими вы можете быть. Волшебницы – вы сами. Это ваша работа – изменить себя. И волшебной палочкой для вас может стать только ваш собственный труд.

Женщина, как уже говорилось, существо природное, пластичное, легкое, очень тонко и органично реагирующее на все изменения внешнего мира, изменения внутренних установок, нравственных законов, культурных перемен. Она действительно должна чаще менять атрибуты внешней формы, чтобы находиться в гармонии, стремясь к единству формы и содержания, своего содержания, выраженного в своей форме.

Внутреннее, субъективное требует от женщины соответствующей внешней формы, внешнего предъявления. И поиски правильной формы, пусть они даже выражаются в смене нарядов, макияжа и цвета волос, казалось бы, должны добавлять женщине сил в ее самости. С этой позиции игнорирование внешнего по принципу: «Я мышь серая, зато какой океан красоты, яркости и многоцветья у меня внутри!» – никак не победа над диктатом внешних сил, а пренебрежение к своему внутреннему миру. Ведь он, следуя закону живого, лишенный возможности прорасти, цвести и давать плоды, схлопывается, теряет жизненную силу и умирает, превращаясь в тлен.

Не давая себе самовыразиться, лишая возможности быть замеченной, женщина превращает внутреннее в сверхценность, и, боясь продать себя, просто перестает реализовываться вовне. Она отгораживается от внешнего мира, объясняя свой страх перед ним презрением к суете и тщеславию, равнодушием к преходящим ценностям в угоду вечным… И остается невостребованной потенциальностью.

Стихи пишутся в мечтах, в мечтах бьются мировые рекорды, и в красочных видениях встает и аплодирует восхищенная публика, дарят цветы спасенные люди, и ученики приходят за мудрым советом все в тех же мечтах. А почему все осталось только в мечтах? Мир так ужасен, так груб, так не достоин. Пусть чувствует себя виноватым, думают эти часто уже не молодые, так и не рискнувшие стать взрослыми девочки.

Но все дело в том, что наш баланс, наше самовыражение и реализация, наш внутренний мир – это только наше дело, это наша жизнь, в которой необходимо самоутвердиться. А со специалистами по внешнему декору, за редким исключением, все в порядке – это они самоутверждаются в своей профессии, самовыражаются и реализуются, используя других, как полигон.

Машина соцзаказа работает на выполнение управляющей системы, создавая инвалидные коляски. Вот сейчас тебя красиво оденут, в соответствии с требованиями тех, кто ищет эти половинки, в соответствии с прогуливающимися вдоль этих витрин потенциальными покупателями, и тебя подберут, и ты перестанешь быть половинкой, потому что обретешь костыль. Вся идея в том, чтобы этот костыль был из максимально дорогого дерева, модной формы, ну а если уж совсем повезет, то это будет инвалидная коляска с электрическим приводом или даже автомобиль для инвалидов.

Почему женщины согласились считать себя половинками, притянув за уши искаженную старую историю о рассердившихся богах, которые так не хотели, чтобы люди сравнялись с ними в могуществе, интеллекте и духовной силе, что разрубили их пополам, и теперь каждый человек ищет свою половину? Так ведь половинку себя! Себя! А не костыль, который как раз и должен отвлечь нас от продолжения поисков, создав иллюзию, что все уже хорошо. Время идет, мир меняется, казалось бы, меняются управляющие божества, но женщине все так же внушают, что она неполноценна, потому что где-то бродит ее половинка. И не следует искать полноты себя и полноты духа, надо просто найти подходящий костыль.

Кстати, это очень удобно придумано. Можно, конечно, и в XXI веке слепо следовать таким сказкам доисторических времен. Легенды и мифы… Ну чем лучше история о двенадцатом годе как последнем? Сколько психических расстройств на тему конца света! Очень удобно, пусть люди беспокоятся о конце света, пусть это станет главной заботой современного человека. Чего заботиться, если он кончится? Потому что сделать ничего нельзя, а значит, и не надо ничего делать…

А вот сделать из себя не половинку, а целое – можно. Но тогда надо взрослеть. То есть попытаться начать с такой трудной для женщины вещи, как предъявить себя себе. Баланс человека, его целостность, его почти божественное могущество заключается в равновесии образа себя для себя и образа себя для других. И факта существования себя для себя и себя для других. Женщина будет чувствовать себя половинкой до тех пор, пока она есть только для других, когда в отсутствии хоть каких-нибудь «других» она даже не знает, есть она или ее нет.

Кап-кап на самооценку

Вот мы говорим все время об управляющей системе, о рычагах, с помощью которых она действует, и, конечно, не можем не вспомнить о главном элементе этого управления, который так заманчиво называется – самооценка. Плюс– и минус-подкрепление, кнут и пряник, плохо – хорошо. Такие вот качели. Именно между этими магнитными полюсами проходит коридор, по которому пропускают ребенка в процессе социализации, постепенно вылепляя из него образ для других, чтобы плюс притягивался туда, где плюс, а там, где минус, там бьет током, и чтобы оттуда отскакивало.

Идеальная социализация – это когда человек двигается все время в сторону плюса. Он-то двигается, вот только создать такой идеальный коридор, в который проникала бы только одна-единственная система плюс– и минус-подкреплений, еще никому не удавалось. На этом проваливались рано или поздно все тоталитарные способы управления, неважно, было ли это в семье или в государстве. Очень удобно забрать ребенка из семьи, чтобы система плюсов и минусов была одна. Так воспитывают фанатиков.

Но, к счастью, ребенок, пока растет, все-таки попадает в разные системы плюсов и минусов: родители, школа, друзья во дворе, – эти системы часто очень сильно разнятся, создают конфликты, непонимание, напряжение. И это замечательно, поскольку человек получает возможность проявить свое право на свободу выбора, и тут вопрос в мощности притяжения удовольствия на плюсе и силы тока, бьющего на минусе.

Процесс социализации для мужчин совпадает с требованиями и ожиданиями внешнего мира, то есть социум делает мужчин, у них там свои проблемы и свои законы, они в своем мире и его правила им органичны. А как быть с женской природой? Сила бытия, естество, желание живой травы расти, где угодно и способность найти щель, даже где-нибудь на двенадцатом этаже, на крыше вдруг березка. Или на какой-нибудь скале вдруг какой-то кустик… Где только что ни вырастает, куда только ни просачивается вода. Не зря же говорят, и это признанный факт, что женщины гораздо более живучи, их уровень биологической адаптации гораздо выше, чем у мужчин. Правильно, природа позаботилась.

Противоестественная для женщины социализация не учитывает женскую природу, игнорирует ее. И во многом бьет минусами, причем очень сильными минусами, на любые попытки обнаружить себя для себя. Потому что как выстроенному на логике, на законах здравомыслия и разума социальному миру учитывать хаос природы? Вот так он его и учитывает – как потенциальную опасность. Огораживает. Хорошо, если это заповедник, а если это английский парк со всеми его треугольными, ромбовидными, квадратными, прямоугольными деревьями и кустами? Символ беспредельного насилия над природой. Зато понятно, зато нестрашно.

Происходит процесс замуровывания, бетонирования природы, и в основе этого бетона лежит страх. Он, этот всевластный бог людей, уже давно подготовил нужные ему и удобные для использования половинчатые формы. Добро пожаловать, отформатируешься – и будет тебе счастье. Да, ослабеешь, да, иногда в страшных снах и еще более страшных моментах прозрения будешь чувствовать себя неполноценной. Зато нужной и правильной. И это вкладывается в процесс социализации.

И очень часто разговоры идут такие: «Ну естественно, ну посмотри на нее: разве же… Что ей оставалось делать? Женского счастья-то никакого, вот она тут в науку…» И оттаскивают от науки, от желания учиться, от желания осознать себя в этом мире как сущее, от своей природы, своих плюсов и минусов, своих сильных сторон, от своих собственных, рожденных изнутри задач как от болезненного желания. И говорят: «Ничего, ничего, сейчас мы тебя приоденем, накрасим, здесь подрежем, тут подтянем, и найдется целая очередь половинок…» Сейчас будем примеривать: прилепляешься – не прилепляешься.

Самое забавное, что мужчины-то, естественно, себя половинками не считают. Мужчина живет на своей территории, в своем мире и в своем праве. Он ощущает себя хозяином положения. Так что странный какой-то союз получается – полуторный, очень напоминающий такую нелепую вещь, как полуторная кровать. Всю жизнь не могла понять, что имеется в виду? Но и это еще не все.

Сила управляющей системы проявляется и в том, что, даже узнав о существовании путей и способов, как перестать чувствовать себя половинкой, встречая женщин, прошедших это путь, и очень часто восхищаясь ими, совсем не многие бросаются с энтузиазмом реализовывать эту возможность. Потому что нет ничего более страшного, нежели человек, избалованный плохой жизнью. Избалованный возможностью сваливать на других принятие решений и ответственность за их последствия. Так удобно всегда иметь под рукой виноватого в своей лени, безответственности и своих неудачах, сетовать на ошибки реальности, которая привела их в мир не в то время, не в том месте или не у тех родителей.

Отношение женщины к себе

Сидит передо мной женщина, не спектакль, не книжка, где для интенсивности проживания дана невозможная в жизни плотность событий, не персонаж мыльной оперы. Живая женщина, коренная москвичка, на излете XX века, ее историю я описала во введении на фоне всех этих поисков смыслов, борьбы женщин за свои права, споров на тему «гламур или интеллект». Она прошла через век сексуальной революции, свободы, хиппи, всей этой истории, которая дала женщине свободу. Она была свидетелем бесконечных разговоров о домашнем насилии, феминистических сражений за право женщин на все и даже больше, – и вот она такая с такой жизнью. Откуда? Почему?

Насилие в быту

Итак, сидит передо мной женщина, история ее жизни ужасает, но еще больший ужас вселяет статистика: каждые 35 минут от руки мужа или партнера в России погибает женщина. В нашей стране семейное насилие – бич. Можно заглянуть в статистику нашего МВД и увидеть невероятное количество подобных историй. Можно умножить их на два, потому что очень часто никакие дела по домашнему насилию не фиксируются. Конечно, это не МВД виновато. Не врут наши полицейские, рассказывая, что, вызывая полицию от страха перед пьяным разбушевавшимся мужиком, «половинкой» любимой, от страха остаться калекой, быть убитой или потерять ребенка, больше половины женщин, когда полиция приезжает, не открывают дверь, не пускают, не отдают, отказываются писать заявления или забирают их обратно. И полицейские говорят: «Да мы не поедем». Такой вот блистательный результат управления: страх потерять «половинку» – больше страха потерять жизнь.

Я не хочу трогать социальную подоплеку этого кошмара. Но параллельно с этим приведу еще один эпизод. На одном из милых, очень добрых, как бы хороших, заботливых ток-шоу, тоже про женщин, героиня рассказывает историю, как она со своим первым кавалером, с которым прожила в гражданском браке два года, рассталась после того, как он ее ударил. Он поднял на нее руку, и это было для нее абсолютно неприемлемым фактом, они мгновенно разошлись. В этот момент показывают зрителей, участников передачи, которым отведено для выступления другое время. Там сидят такие же молодые женщины, мгновенно среагировавшие: «Ну так было за что, не надо было доводить мужика». И это не случайное совпадение, они демонстрируют реакцию очень большого количества женщин в нашей стране.

Я перечисляю социально чудовищные факты, но интересует меня психологическая сторона вопроса. И в данном случае я встану, наверное, не на сторону женщин. У нас есть и другие страшные явления: не дай бог, женщина подверглась насилию или попытке изнасилования. Большинство не пишет заявления в полицию, потому что общественное мнение здесь не на их стороне. Потому что фраза «Сама виновата» в подобных случаях наиболее частая. И она не зависит ни от социального слоя, ни от финансового положения, ни от образования.

Я считаю, что эта очень показательная история, где женщины друг друга никогда не защищают, и она не объясняется веселыми шуточками на тему женской дружбы. Чем отличаются от нас европейки? Чем отличаются от нас латиноамериканки? Чем отличаются от нас американки? Они могут не любить друг друга, у них тоже конкуренция и конфликты, но в них живет столь редко встречающийся у нас инстинкт солидарности. Поэтому там есть куда обратиться женщине, если она подверглась домашнему насилию. Поэтому там любая попытка физического насилия карается. Суд может человека и оправдать, но на карьере ему в любом случае придется поставить крест.

Мы весело смеемся над перегибом в другую сторону: над тем, что как хорошо в Америке-то, будьте аккуратны, ни в коем случае не подайте руку, не откройте дверь, не пропустите женщину вперед… Очень удобно смеяться: у нас ведь тоже не подают руку, не открывают дверь и не пропускают женщину вперед. Только не потому, что мы этого не хотим, а потому, что женщины сами позволили с собой так обращаться. Недавно я услышала шутку: если мужчина открывает дверь машины, то тут два варианта – или у него новая женщина, или новая машина. Наличие отдельных экземпляров, которые это делают, ничего не меняет, как всякое исключение, только подтверждая правило.

Вся эта история к мужчинам отношения не имеет, она имеет отношение к женщинам. У нас очень любят объяснять напряженные отношения между женщинами тем, что «ах, в нашей стране была война, и у нас женщин больше, чем мужчин». Однако война минула полвека назад, и два поколения уже точно родилось после этого. Или, как всегда, война прошла, а привычка осталась?

Во всем мире женщин больше, чем мужчин. Популяция такая. Так растет стая. Дело не в этом. Дело совсем не в этом. Дело в какой-то жуткой путанице, характерной прежде всего для нашей страны, путанице между психологией крепостной крестьянки и правами и возможностями, которые существуют у самостоятельной женщины даже в нашем, так часто ругаемом за несовершенство мире.

Психология правнучек крепостных

Особенности истории нашей бывшей общей большой страны, конечно же, не могли не проявиться в истории взаимоотношений женщин и социума. Эта история прежде всего характерна тем, что женщинам практически не пришлось бороться за социальное равноправие. Оно на них свалилось как по волшебству, одним декретом. «Каждая кухарка должна уметь управлять государством». А у кухарки спросили? Оно ей надо? И покатилась волна: женские слабости – чушь, женские финтифлюшки – позор, женственность – слабость. Гражданка. Товарищ. Боец. Тонкость, чувственность, природность – черты отмирающего дворянского класса. Дети? Государство воспитает. Отношения, переживания? Все должно остаться под развалинами старого мира. Сколько книг было написано. Сколько фильмов снято.

Вся мощь формовочного социального пресса была обрушена на вчера еще не имевших права ни на что, кроме послушания отцу, брату, мужу, абсолютно социально бесправных женщин той страны. Кто сейчас помнит те образцы и тех героинь? В дни календарных праздников с трибун начинают говорить, что в самые трудные времена, а их у нас всегда хватало, женщины вынесли на своих «хрупких» плечах неимоверные трудности. Но ведь вынесли, ей-богу, не благодаря этой навязанной в корыстных интересах социума картинке, а вопреки ей. Потому что она, к нашей общей радости, так и не смогла убить в женщинах их природу. А великий инстинкт сохранения жизни перед лицом угрозы гибели живого и поднял их, и укрепил, и дал силы. Сделали, выстояли, уберегли, выходили. Так почему же не проснулись? Не оценили сами себя.

Вот она, психология праправнучек крепостных, которые сами никогда за свою свободу не сражались, которым эта свобода для не нужна, которые до сих пор гордятся качествами, за которые так ценили этих рабынь: покорность, терпение, неумение отстоять свое право на честь и достоинство.

Все любят фильм «Служебный роман», в котором профессионализм главной героини, блестяще сыгранной великой Алисой Фрейндлих, – это такой профессионализм с горя, от «несчастной женской судьбы», и он скоренько испарился, потому что, слава богу, все кончилось хорошо, она наконец нарядилась ради мужика, и вышла замуж, и через девять месяцев у Новосельцевых было уже три мальчика. А карьеру она делала потому, что несчастная была, личной жизни у нее не было, «половинку» свою не нашла. Что бедной оставалось? А вот, слава богу, нашла, и все стало хорошо. Не мог иначе кончиться этот фильм в нашей стране. Он не мог кончиться тем, что она добавила к своему профессионализму (такой руководитель!), к своей успешности еще и женское обаяние, сделала еще один шаг и стала министром. Ни в коем разе! Ни в коем разе! Потому что установка на самих себя как на половинок, конечно же, корректирует и восприятие других.

Хочешь быть – сражайся

Стая не любит чужих. Если ты хочешь вырваться из-под давления стаи, будь готова сражаться, будь готова, что тебя никто не поддержит. Если кому-то покажется, будто такой подход несправедлив, излишне жесток и обижает наших прекрасных женщин, обратитесь к статистике: каждый день в нашей стране от домашнего насилия гибнут женщины. Обратитесь к прессе и сводкам: истории о женщинах, которые убивают собственных детей ради того, чтобы не потерять мужчину, – это подлинные истории. И это XXI век, где на каждом углу средства контрацепции в свободном доступе. Но для этого же надо хоть как-то подключить мозги к своей биологической природе!

Страх потерять эту самую «половинку», страх остаться одной – в этом случае страх животный. Как будто молодая здоровая женщина в цивилизованной стране чувствует себя беспомощной самкой, которой не выжить в одиночестве среди дикого леса. И рожают детей не на радость и счастье, как высшее свидетельство любви и венец союза, а как последнее средство, чтобы удержать отпадающую «половинку», которая уже нашла себе другую, моложе и лучше качеством. И тогда можно терпеть, можно унижаться, можно из страха родить ребенка, чтобы им удержать, а если не удержать, то можно этого ребенка и убить.

Это психология рабства неизжитого, несгоревшего, не пережившего осознание, потому что ценности отдельной своей жизни просто нет. Это психология человека, отличительной чертой которого является неспособность, неумение, а в конечном итоге и нежелание принимать решения. Нет в обществе такой ясно заявленной ценности, как сильный, свободный и самодостаточный человек. Разговоры есть, а реальной ценности нет. Потому что страх перед реально существующими людьми, осознающими свою ценность, очень велик в самом обществе. Обществе, которое на самом деле совсем недавно вышло из рабства. Такой самодостаточный человек плохо управляем, маловнушаем, неудобен четкостью своей позиции, мужчин-то таких терпят с трудом, до конца проверяя на прочность, а уж если это женщина?.. И вы все еще задаетесь вопросом: почему в нашей стране долго не будет женщины-президента?

Общество не заинтересовано, чтобы женщины, которые всегда готовы давать, мало что получая взамен, из этой биологической массы становились свободными, самодостаточными, с высокой самооценкой. И становились не за счет «половинок», не за счет ценников на витрине, а за счет чувства собственного достоинства и свободы самовыражения.

Психология людей меняется очень медленно, совершенствуются плоды цивилизации, достижения науки и техники, психология рабства никуда не делась. Она в глазах женщины, которая смотрит на занесенную для удара руку и выбрасывает в мусорный бак только что рожденного ребенка. Поэтому я предлагаю не ждать светлого будущего, которое никогда не настанет, мгновенно превращаясь в не слишком светлое настоящее, не ждать самого правильного указания, которое даст управляющая система, и будет всем счастье, а медленно и неуклонно, шаг за шагом, по принципу улитки добывать себя для себя, свое право быть и право на свою свободу для.

Иначе ничего не переменится. Потому что женщина, униженная своей половинчатостью, никогда не вырастит свободного человека, сын ли это будет, дочь ли. Униженная женщина не будет связующим звеном, половинка не может выполнить свою главную функцию – функцию присутствия вечности в человеке, функцию сохранения культуры. Культуры не как набора скульптур и картин, висящих в более или менее красивых помещениях, а культуры как нравственного закона, который был не под силу для осмысления даже Иммануилу Канту. Но этот нравственный закон всегда был явлением мистическим и останется не поддающимся пониманию, но поддающимся осознанию и сопереживанию. Это то, что отделяет человека от человекоподобного, а двуногое оно и с биологическим телом или сделанный робот – это уже не важно.

Отношение к мужчине

Что же за жизнь вырастает из всего этого хаоса, путаницы природ, смешения требований, невнятности ожиданий, неизвестно откуда появляющихся и исчезающих идеалов? В большинстве случаев суетная, часто бессмысленная и все время как будто не своя. Неужели только меня царапают такие обыденные и расхожие фразы: «так сложилось», «так получилось». Так получилось, что вышла замуж; так сложилось, что родился ребенок, что работаю там, где работаю, и живу, где живу, так получилось, что одна, так случилось, что не одна. Хотела петь, а работаю в бухгалтерии, так получилось, хотела сделать карьеру, но так сложилось, что родила… И так можно продолжать до бесконечности.

Сама виновата

Я думаю, мои размышления о психологии крепостных многим не понравятся, но эта так часто встречающаяся покорно-рабская интонация, она откуда произрастает? Кто может так говорить о своей жизни? Человек, который, как рачительная хозяйка запасы, пересмотрел все свои ценности и точно знает, что самое дорогое его имущество – это он сам, или живущая из милости на чужих хлебах бедная родственница?

Есть еще один момент, который не хочется упустить из виду. Чаще всего в ситуации конфликта женское общественное мнение спешит встать на сторону этой пресловутой «половинки». Муж избил – сама виновата, не надо было мужика доводить, подверглась изнасилованию – спровоцировала, не там шла, не так смотрела, не так одета. Изменяет муж – ничего страшного, можно сделать вид, что не знаешь. Это что, логика людей, имеющих чувство собственного достоинства? Это реакция свободного самодостаточного человека на посягательство на самоуважение?

Несомненно, существуют и другие реакции, и другое поведение, и другие женщины. Редкие экземпляры, нестандартные, но они, как всякое исключение, только подтверждают правило. Столкновение с такими исключениями отнюдь не вызывает восхищения, уважения и желания следовать их путем. Общественное возмущение, чаще всего выраженное именно женщинами, становится только острее, потому что они выбиваются из стаи, они решаются иметь и выражать свою позицию. И управляющая система, интересы которой всегда выражает толпа, увеличивает давление и с большей или меньшей суровостью дает понять, к чему приводит несогласие с МЫ. Самая распространенная угроза: терпи, если останешься одна – лучше тебе будет?

Довольно часто я выступаю экспертом на разных ток-шоу. Я очень рада этой возможности, поскольку это участие дает, кроме профессионального, еще и опыт таких жизненных ситуаций, в возможность и подлинность которых я с радостью бы не поверила, если бы сама не общалась с их героями. Есть одна из передач, куда я хожу, там, как и в большинстве ток-шоу, есть публика. Она имеет возможность принимать довольно активное участие в обсуждении. Среди публики всегда есть несколько женщин, которые выступают в роли гласа народа. Они свободны высказывать свое мнение, и оно, так же как и мнение экспертов, только на их совести. Так вот, этот глас народа всегда осуждает женщину. За редчайшим исключением. Он всегда осуждающий.

И осуждает он прежде всего женщин, которые пытаются небанально, нестандартно жить, имеют смелость противостоять и возмущаться. Как вы, бабушка, вот еще здоровая совершенно, а вы почему сами внуков не забрали?.. Нет, вы посмотрите, она еще пожить хочет? Да что ж ты за жена такая, чтобы мужа в полицию сдавать? Не доводи мужика, сама виновата. Ушла от бедного? Корыстна. Ушла от богатого? Чего ей не хватало?

Я начала свою книгу с того, каково это – быть женщиной, с жизни моей клиентки. Страшная, почти нереальная, правдивая история, но, может быть, еще более сильным толчком в моих размышлениях был другой эпизод. Женщина, мать двоих детей, умудрилась скрыть свою третью беременность и, родив дома в ванной, убила свое новорожденное дитя, потому что муж больше детей не хотел и она боялась, что он их бросит. Тот же глас народа в лице немолодых женщин, большинство из которых сами матери, нашли этому ужасу оправдание. А вдруг бы он действительно ее бросил и что бы она тогда делала уже с тремя детьми? И они очень ратовали за то, чтобы ее не осуждали, потому что старшие останутся без матери.

Это не мир каннибалов – это XXI век, цивилизованная страна и две тысячи лет от Рождества Христова. А ведь еще в Древней Греции знали, что внешние обстоятельства и атмосфера, в которой находится беременная женщина, влияют на душу и психику ребенка, который еще только должен родиться.

Такая вырисовывается интересная история: с одной стороны, социальная природа, получившая власть над биологической – достижение человечества, дорога от стаи к цивилизованному обществу. А с другой – очень действенный рычаг управления. Выяснив, что отменить или уничтожить связь и влияние биологической природы на людей не только невозможно, но и опасно для самого существования рода человеческого, социум не мог не использовать это на полную катушку. И стал главным контролером проявлений биологической природы в социальной жизни человека.

Правила, пряники, кнуты, система поощрений и наказаний для тех, кто соответствовал или не желал слушаться, с развитием цивилизации и гуманизацией общества менялись. Женщины уже не горят на кострах в странах, которые называют себя колыбелью европейской культуры. Однако смысл остался прежним – степень социальной свободы женщины под давлением необходимости, конечно, растет. Но… Но для «вашего же блага» – думая о своей жизни, в своих мечтах, в образе удавшейся жизни, женщина по-прежнему может считать, что ее жизнь удалась, только если у нее нашлась «половинка».

Ты, конечно, можешь мечтать о самостоятельности, о самоутверждении и самовыражении через талант и профессию, но не забывай: без «половинки» ты в наших глазах так и останешься существом с ограниченными возможностями. А уж какими характеристиками должна эта «половинка» обладать, какая для тебя правильная, а какая нет, это, девочка, не волнуйся – мама расскажет, соседки посоветуют, в кино покажут, в телевизоре увидишь. И казалось бы, как повезло мужчинам, ведь эти сверхнужные и сверхценные «половинки» – это они! Как же должны женщины их уважать, ценить, находить в них неисчерпаемый источник всяческих достоинств. Только вот не тут-то было.

Зависимость порождает неприязнь

Зависимость не может породить уважение, зависимость порождает агрессию и неприязнь. Унижение порождает желание отыграться, если не на деле, то хотя бы на словах, если не сказать в глаза, то хотя бы обсудить с все понимающими подругами, которые также «счастливы» до тошноты. Такой вот способ самоутверждения наших женщин – неуважительное отношение к муж чине.

Дело не в том, что мужской мир как-то специально настроен против женщин. Он такой, какой есть.

Хаос женского сознания вызывает в мужчинах опасения.

Большое количество энергетического ресурса, который у женщин есть, вызывает желание его контролировать и использовать.

Необходимость женского труда в социуме вызывает к жизни требования к женщинам как к работницам.

Биологические функции, которые может выполнять только женщина, определяют ее неизменные обязанности перед родом человеческим.

Из этого вырастает система требований, ожиданий и соответствий, предъявляемых женщине. Почему «половинка»? Да потому что хаос, источник энергии, возможность размножения и рабочую силу лучше всего держать под контролем. Контроль означает зависимость. Зависимость оформлена в упаковку – «непременное условие быть настоящей женщиной – „половинка“». При всех прочих равных выигрывает та, которая ее нашла. Причем условие распространяется как на успех в социуме, так и на счастье в личной жизни и даже на творческую реализацию.

Половинка – это мужчина. Следовательно, чем бы женщина ни занималась, попутно она должна держать в уме, сердце и теле настройку на поиск мужчины. Ну, хорошо. А что происходит потом, когда она решает, что вот, нашла? Условие выполнено. Клад найден, надо его как-то использовать. А если использовать так, как мечталось, не получается, то виноват, естественно, клад, в поиски которого вложено столько сил.

Возникает совершенно особое отношение к тому, что так долго искалось. Непонятное. Болезненное. Называется – презрение. И откуда тут взяться любви? Откуда взяться уважению к себе и уважению к другому?

Совершенно неважно, нашлась ли «половинка» на рыночном развале или в пафосном ресторане, – все равно неуважение к мужчине все чаще становится способом утверждении себя на своей территории. А повод не уважать? Повод всегда найдется. Нашлась «половинка» на оптовом рынке: ты меня не стоишь, задешево приобрела, стыдно, неудобно, непрестижно. И ведь не к себе претензии, к нему. Словно не сама выбирала, а кота в мешке подсунули.

Если же в клубе или дорогом ресторане судьба свела, то сил немало приложила, чтобы только тебя видел, никуда больше не отвлекался, цену хорошую дал, наряды, курорты, няньки, горничные, – опять уважать нечего. Только и осталось подругам рассказывать, «как я его, дурака, приманивала да приваживала, а он? Да ничего он так и не понял. Все они, мужики…» А за бравадой этой – страх. Вдруг сам разберется, вдруг другая еще хитрее окажется? Какое уж тут уважение. Боящийся, как известно, в любви не совершенен. Но как только женщины остаются одни… Мы все прекрасно знаем и анекдоты, и байки, и разговоры, и фильмы типа «Все мужики сво…» или грубее – козлы.


Как ни прискорбно, но удивляться не приходится. Не может испытывать уважение к другому человек зависимый и этой зависимостью униженный. Чувствующий себя все время неуверенно. В женщине же постоянно присутствует такая неуверенность: меня-то нет, я себя существующей не ощущаю, как отдельный человек я нереальна. И что удивительно, так у нас выстроено, так сложилось и нелегко преодолевается, – достоинства, успехи в социуме, карьерные, творческие, в области самовыражения все равно не становятся точкой опоры для женского сознания. Мы прекрасно знаем факты, что многого достигшие, талантливые, известные, реализованные профессионально женщины унижены в доме, в семье, с перепуганными глазами, забыв все свои знания, навыки, умения, бегут за мужиком, чтобы найти или не упустить свою «половинку».

То, что на нее молятся: допустим, она актриса на сцене, или врач, или ученики ее обожают, или она парикмахер, к которому записываются в очередь за месяц, – это все ерунда и не ценится прежде всего самой женщиной. Не ценится, потому что не реализована установка на обретение своей целостности по стандартной схеме: «Женское счастье – был бы милый рядом, ну а больше ничего, ничего не надо».

«Женское счастье»

В списке успешности для женщины на первом месте так называемое «женское счастье». Счастье совершенно мифическое, поскольку в действительности абсолютно непонятно, что оно такое. «Женское счастье» – это факт наличия чего? Мужчины в доме? Постоянного партнера для секса? Сопровождающего в свет? Или душевная привязанность, которая компенсирует для любого человека потребность в эмоциональном контакте? На ней, между прочим, держится желание людей быть вместе, неважно, друзья это или подруги, это вообще то, на чем держится человеческое сообщество…

Давайте рассмотрим внимательней душевную привязанность – фундамент человеческих отношений, которая основывается на потребности в эмоциональном контакте. Эта же потребность – основа личности как совокупности социальных связей и база социального мира. Человеческое общество, можно сказать, зиждется на базовой потребности в эмоциональном контакте, и невозможности ее полностью удовлетворить. Почему удовлетворить ее невозможно? Потому что, после того как человек родился и произошел разрыв связи с матерью, полного единения, такого, как было с ней, больше нигде не найти, все остальное будет всегда компенсаторика.

Это не значит, что всегда будет плохо. Это означает, что потребность в эмоциональном контакте все время будет требовать к себе внимания, всю жизнь. И кроме того, что она практически ненасытна, она еще и противоречива. Из этой потребности вырастает весь букет потребностей социальных, которые удовлетворяются ценностями социума. Но сама она непосредственно может быть удовлетворена только в жизни частной (которой, к слову, у нас очень мало, если не сказать практически нет совсем).

Чувствуете противоречие? Душевная привязанность и социальные взаимосвязи. Потребность в другом, близком, и социальный мир. Мы уже говорили, что удовлетворение многих потребностей у людей глубоко социализировано, регламентировано. Иначе нельзя, иначе цивилизация рухнет. Но этот контроль, как бы кто что ни сделал неправильно или недозволенно, вторгается и в частную жизнь. И снова женщина путается, не может решить, какая ценность, составляющая это женское счастье, ей важнее: большая и светлая любовь или большая и светлая квартира, высокие чувства или высокий статус, крепкие чувства или крепкая уверенность, что ни на кого не променяет. Как выбирать? Какие требования предъявлять? По каким критериям искать? Какие идеалы преследовать?

Глубоко субъективное, абсолютно частное дело по удовлетворению эмоциональной потребности становится достоянием социальной игры и ее частью. Тем самым женщина лишается возможности получить это самое счастье, очень, между прочим, в каждом случае конкретное. Если, конечно, счастьем в данном контексте назвать удовлетворенную потребность в эмоциональном контакте, сытую отношениями, чувствами, связями с людьми, которые тебе близки, созвучны твоей душе.

Посмотрим на такую разновидность счастья. Оно действительно возможно, но при одном условии, что удовлетворение потребности женщина будет держать в пространстве своей частной жизни. Что сумеет организовать себе это пространство и охранять его от наступления социума и не позволять себе удовлетворять ее в социуме. Такое счастье требует трепетной и бдительной охраны. Дело в том, что потребность-то, может быть, на время сыта, и женщина ощущает вкус жизни. Однако чем больше потребности удовлетворяешь, тем больше хочется. И наступает момент, когда она стремиться прорасти в жизнь социальную, где женщина начинает искать новую «пищу» для души.

Но пищи для души в социуме нет. Там могут быть общие интересы, общий азарт, игры, соревнования, но никак не душевные привязанности. И надо быть наивным ребенком, ничего не знающим про социальную жизнь, чтобы думать, надеяться, иметь иллюзию, будто в социальной жизни, в этой бесконечной войне можно обрести пищу для души, восполнить человеческую нехватку в душевном общении.

Душевность, близость, родство, любовь, дружба – все это не имеет отношения к социальной жизни и успешности, это территория частной жизни, которой у большинства нет. Потому что территория частной жизни – это та территория, где законы социума не действуют совершенно, здесь действуют законы отношений, душевной привязанности и искренности. А создать и сохранить такое пространство – дело непростое, я бы даже сказала, невозможное, если не применять логику единого, не включать интеллект и не видеть, что же происходит.

А происходит то, что женщина снова путает и валит все в кучу: отношения и интересы, кооперацию и дружбу, инструменты для соревнования и привязанность. Опять вместо логики единого, вместо сложного процесса жизни, в котором одновременно происходят разные явления, переплетается разнообразная, многогранная деятельность, проявляются самые различные человеческие устремления, удовлетворяются потребности, рождаются и реализуются душевные порывы, идет попытка все свернуть в одну точку.

А в этой точке существует лишь одно устремление – обрести для этого «инвалида половинчатого» максимально модный костыль. Вызывающий восхищение у окружающих, и надеяться, что он будет всем: и источником пищи для души, и территорией для предъявления своей субъективности и предельной искренности, и при этом еще признаком и орудием борьбы и победы.

Может ли это быть одновременно? Это как с хрустальным мечом на битву выходить. Женщину просто преследует постоянное желание все упростить и свернуть. Поэтому и требует она от одного человека или от одной ситуации, чтобы он/она решил(а) все тонкие, сложные, простые, известные, автоматические, индивидуальные, неповторимые, уникальные моменты, вспыхивающие и присутствующие в жизни человека, одномоментно через печать в паспорте.

Хорошо, теперь уже без печати, это будет называться хоть гражданским, но все-таки браком. А перепись населения уже в который раз неумолимо подтверждает, что в нашей стране замужних женщин раза в полтора больше, чем женатых мужчин (как ни крути, мужчины не чувствуют себя половинками). А обнародование этого факта заставит мужчин в очередной раз снисходительно улыбаться, а женщин злиться и расстраиваться. Опять уплывает мечта о «половинке». Претензии предъявляются мужчинам – совсем стали не такие, как надо, испортились к двадцать первому веку окончательно. Не могут дать женщине простого женского счастья.

Претензии абсолютно не обоснованы, потому что женщина вообще не дает себе труда увидеть, какую из своих потребностей она удовлетворяет и какую из своих задач решает этим бесконечным поиском так называемой половинки. Ведь остановиться и задуматься – это надо, во-первых напрячься интеллектуально, а во-вторых, это может лишить процесс органичности, естественности, спонтанности… Короче, думать об этом нехорошо, плохо даже. Интересно, это сами женщины придумали или опять управляющая система подсказала?

Ну а если поступить «нехорошо» и все-таки подумать. Что получится? Если женщина этим решает задачу статуса в социуме, то есть мужчина служит ей средством утверждения в социальном мире и получения положительной социальной оценки, тогда какие претензии на душевность? Нашла «половинку» – держись. И не стоит упрекать средство утверждения, что оно, то есть он – мужчина, не обладает теми качествами, которые и не обсуждались, которые не искались и не ценились. Вариант, если искалась душевная близость, рассмотрите сами. Что там с претензиями к тому, что он не миллионер?..

Скандал – не повод для знакомства

Если я сейчас заявлю, что сфера человеческих отношений – это территория, на которой женщина чувствует себя уверенно, и что принято считать, что женщины хорошо разбираются в отношениях, тонко их чувствуют, то мало кто будет со мной спорить. Да и сама женская природа, ее способность воспринимать процессы, умение отделять живое от неживого, видеть связи и ощущать связность явлений делает женщину экспертом в этом мире. Все это так, но при одном условии – она должна сохранить связь со своей природой и доверять ее голосу.

А если эта связь утеряна? И наступила душевная глухота? А память подсовывает информацию: ты же женщина, кто лучше тебя разбирается в отношениях, ты все об этом знаешь и все понимаешь? Когда человек постепенно теряет слух и не хочет в этом себе признаться, он начинает предъявлять претензии другим, обвиняет их в том, что они нарочно тихо говорят и что-то хотят от него скрыть. Так и женщины, потерявшие свою природную способность, пытаются заменить чувство властью. Пусть я глуха, слепа, но я женщина, мать, жена – поэтому быть по-моему. Сказку о золотой рыбке все читали?

Даже на этой своей по факту данности территории женщина теряется и недоумевает. Не находя точку опоры, она оказывается не в состоянии осознать свою позицию, предъявить ее и отстоять. Позиция – это основание, фундамент, на котором строится переживание себя реально существующим, отсутствие позиции – это неуверенность, размытость переживания себя как себя. Предъявление позиции – это всегда напряжение, угроза конфликта, потому что это предъявление своих базовых, фундаментальных неколебимых истин, основ. «На том стояла, стоит и стоять будет…»

Удивительно: позицию предъявлять страшно, а бесконечные семейные скандалы уже никого не пугают. Чего пугаться? Знакомое всем, осмеянное и трагичное выяснение отношений вообще не лежит на территории отношений. Это не предъявление позиции – это борьба за территорию, за власть, за свои интересы. При чем тут отношения? В отсутствии хозяев социальные законы просто расширяют свою территорию влияния на частные владения.

Что такое по существу семейный скандал? Эмоциональное реагирование хаоса на несоответствие его хаотическим ожиданиям. Совпало – все отлично, не совпало – сейчас я ему все объясню, чтоб не казалось. Именно поэтому трудно подвести женщину к мысли о том, что обсудить позицию, выяснить требования, ожидания, соответствия и предъявить их со своей стороны нужно в момент, когда все хорошо, в ситуации ровной, спокойной, доверительной, когда есть, кому слышать и кому говорить.

Показать женщине, что во вспыхнувшем на пустом месте выяснении отношений, то есть в сбросе эмоционального напряжения, называемом семейным скандалом, нет и быть не может ничего конструктивного, порой удается. Большинство, опираясь на свой опыт, с этим согласны. Но вот убедить женщину в том, что нужно не ждать очередного взрыва, а делать шаг к открытому и искреннему разговору, получается крайне редко.

Нет, даже не так. Женщина прекрасно понимает необходимость таких разговоров и часто сетует на то, что их не хватает. Но при этом она страшится их. Страшится опять же сама себя. Ту себя, которая чувствует дисгармонию, но ничего не может объяснить, чувствует умирание отношений, но не имеет аргументов. А самое главное, она прекрасно понимает, что эмоциональный всплеск, когда говорится «лишнее», всегда можно списать на «половинку», на подругу, на детей, да на любого, кто подвернется, и поднять спасительный лозунг «Я женщина, не доводите меня». И окружающий мир поморщится, посердится, вздохнет тяжело, и все как-то успокоится.

Вы что, не знаете, как хорошо после грозы? Фундамент подмыло, крыша протекла и пару деревьев с корнем вывернуло, зато какое было примирение! Каждый день бы так ругалась! А вы хотите, чтобы наутро, после такого бурного примирения, «когда в кои-то веки все хорошо, чтоб я сама все испортила?» И никто не решается вернуться к вопросу, сесть за стол переговоров и начать наконец разговаривать о самом главном. Между прочим, о своей жизни. И все потому, что такие разговоры требуют внутренней подготовки, четкой позиции, продуманности требований и ожиданий, готовности принимать решения и нести ответственность за их последствия. А если цена за чувство собственного достоинства и самоуважение кажется слишком высокой, тогда… до следующего урагана.

О какой позиции можно говорить, если нет того, кто может ее предъявить?! Если женщина не осознает себя существующей вне и отдельно, вне зависимости от того, есть ли у нее рядом мужчина, «человечек». Очень показательно это вошедшее в моду словечко для обозначения близкого человека, друга, подруги, собственного ребенка. Друзья так говорят друг про друга, мужья про жен, бойфренды и герлфренды: «Такой милый человечек», – с перепугу так, чтобы человеком не назвать. Потому что непонятно, как называть. Можно, например, взять американские слова, которые для нас ничего не значат.

Даже «подруга» не выговаривают или «мой друг», нет: «Это мой бойфренд». Потому что за этим обозначением нет объема, оно не тянет никаких обязательств, не влечет никаких ассоциаций. Не решаются сказать про женщину: «Это моя подруга» – не надо говорить, что мы живем в гражданском браке, просто: «Это моя подруга». Я уже упоминала о том, что, когда у нас была перепись населения, в стране оказалось больше замужних женщин, чем женатых мужчин. Вот и все. Это как раз про тех, кто в так называемом гражданском браке, потому что когда в паспорте штамп, тогда и мужчины говорят, что они женаты.

Сама себе чужая

Вот и получается, что при отсутствии внятности в отношениях с собой часто нет более чужого человека для женщины, чем она сама. Не зря испокон веку сказано, что мужчины боятся женщин. Ой, как любят женщины эту фразу! Почему-то никто не доносит следующую часть: женщины же боятся самих себя. Чего боятся? Давайте зададим простой вопрос: чего боятся? Стихийных сил? Ведьминских колдовских возможностей? Да глупости. Боятся неизвестности – они не знают, кто это. Они не знают, что там живет, чего от этого ждать.

В социуме мужчины напрягаются, сотрудничая с женщинами, потому что не знают, чего от них ждать, не исчезнет ли вдруг профессионал и коллега и не появится ли капризная женщина или истеричная тетка, которая вдруг начнет спекулировать своей половой принадлежностью и особенностями физиологии в момент, когда нужно напряженно работать. Это мужчины.

А женщины-то чего боятся? Они ее – саму себя – не знают, а неизвестного незнакомца, тем более так близко живущего, как не опасаться… Они не могут описать себя, они никогда не задумывались над этим, хаос субъективной реальности подменяет собой все. Нет ни критерия, ни инструмента, чтобы увидеть, где они самоутвердились, есть ли у них какая-нибудь позиция по отношению к себе самой и почему они именно так предъявляют себя миру. Где границы, до какого места ты готова идти, места, куда ты дальше не шагнешь? Чем ты готова пожертвовать ради своей задачи, а чем не готова, какие задачи ты решаешь, совершая те или другие поступки? Не так страшно, когда не могут – это преодолимо, гораздо обиднее, когда и не хотят. Привыкли обходиться без себя.

Для чего тебе мужчина?

Когда-то в книжке про материнство я говорила, что задать вопрос: «Зачем вам ребенок?» – это риск нарваться на обиду или увидеть, что ты оскорбила человека. Но если женщина решила родить ребенка, приняла такое судьбоносное, абсолютно невозвратное решение, то почему она не может ответить на вопрос «зачем»?! Почему не может? Потому что не уверена в ответе? Потому что не знает ответа и никогда его себе не задавала? Стыдно признать, что решение принимала программа, биология, тело на стенки полезло, больше не могу, не хочу, и все произошло как бы без твоего ведома? Не хочется признавать давление снаружи: мол, все смотрят как на какую-то неполноценную, неуспешную, оттого что у меня нет детей? И опять все как-то без тебя? По принципу «так вышло». А может, потребность в эмоциональном контакте сильно не удовлетворена и нет другого человека, и есть мечта и надежда, что ребенок уж точно станет самым близким человеком? Ответь же себе на вопрос, ты же будешь знать, кто ты! Хоть в какой-то части.

Если ты хочешь, чтобы рядом был мужчина, ну бога ради, прекрасно, замечательно. Для чего? Ты какая? Ты кто в этом мире? Ты в этом мире сама по себе кто? Зачем он тебе так нужен?.. Это ж потом придется ответственность нести. И получается, что многократно упомянутый нами страх себя порождает хаос. Хаос движет обстоятельствами, человек становится похож на цветочек в проруби, а дальше – нет счастья в жизни, и складывается «несчастная женская судьба». Почему женская? Просто несчастная судьба. Потому что нет специального женского счастья, есть счастье каждого отдельно взятого человека, и вряд ли половая принадлежность играет тут значимую роль. «Хоть кого-то бы, ладно, хоть какой-то плохонький, да мой», – он что для тебя сделает? Он прикроет твою душу? Он тебя накормит? Он интеллектуально тебя поддержит и приободрит? Он физически тебя поддержит в трудную минуту? Что? Зачем?

Достаточно давно я стала свидетелем одного разговора. Лихой свободный молодой человек, самодостаточный и при этом «давно и глубоко женатый», спрашивает у приятеля, глубоко холостого и в никаких связях не замеченного: «А как это ты, ты чего никого не заведешь?» Тот спрашивает его: «Зачем?» – «Ну как, ну чтоб шуршала…» Мы ищем «половинку», чтоб кому-нибудь «шуршать»?.. А потом предъявляем претензии, как будто нас добивались годами, как будто нас умоляли быть рядом, долго и подробно объясняли, почему нам будет лучше, если мы будем не одни…

Да, я верю в любовь с первого взгляда. Я вообще считаю, что любовь возможна только с первого взгляда, потому что резонанс или случается, или не случается. Но резонанс – это резонанс, а жизнь – это жизнь, можно за ним следовать или не следовать. Абсолютно без резонанса жить невозможно, хоть что-то должно срезонировать: социальные устремления, тело, энергетика, что-то должно, иначе просто нет шанса пересечься.

Ах да, есть еще «стерпится – слюбится» – это как раз история о том, что резонанс можно выстроить. Да, ну стерпится – слюбится. Действительно, если люди находятся в безвыходной ситуации и вынуждены быть вместе, если они не идиоты, они будут искать общие точки соприкосновения, какой-то третий голос, что-то одинаково важное и ценное для обоих. И уцепившись за этот спасительный плотик, начнут свой совместный труд по созданию общей жизни. И это будет уже душевная работа.

В Индии существует поговорка, что хорошо воспитанные девушка и юноша всегда смогут добиться любви. Знать бы еще, что они называют хорошим воспитанием.

Что мы хотим друг от друга?

Итак, первозданный внутренний хаос приводит в ловушку, с которой я начала свой рассказ. С одной стороны, наличие «половинки» – это сверхценность, с другой стороны, отношение к мужчинам, к которым и должна прилепиться эта «половинка», очень часто или агрессивное, или неуважительное. Причем это отношение не к какому-то одному конкретному мужчине, своим поведением это отношение заслужившему. Это еще можно было бы понять, чего в жизни не бывает. Нет, это постоянно присутствующая установка на мужчин вообще, по принципу «все они…» и дальше в меру воспитанности.

Неуважительное отношение к мужчине закладывается еще в детстве, начиная с отца, которого гоняла и попрекала вечно всем недовольная мать. А потом возмущаются, почему в России мужчины так агрессивны. И общество им это позволяет, формально, конечно, нет, но на уровне понятий – легко. В систему ожиданий большого количества социально-психологических миров вписывается представление, что такой способ общения возможен, существует и пока не собирается исчезать.

Мол, да, конечно, это не совсем хорошо, но ты сама виновата. Не надо было приставать к пьяному, не надо было его пилить, что ты его замучила? Чего ты к нему лезла, когда он телевизор смотрел? Что ты хочешь, пусть футбол посмотрит… Что ты от него хотела? Масса претензий. А с другой стороны, мужчины-то так агрессивны именно в силу того, что они чувствуют: вроде бы их как бы добивались, но теперь почему-то не ценят и не уважают. И предъявляют претензии в том, на что они не подписывались. Вот оно. Чаще всего мужчине предъявляются претензии в том, на что не подписывались. Сойтись сошлись, а поговорить, как жить будем, не удосужились.

Есть у меня один прием, которым пришло время поделиться. Когда ко мне приходят на консультацию пары (это простой прием, думаю, не я одна им пользуюсь), особенно те, кто решают жить вместе или только начали совместную жизнь и вдруг обнаружили, что было все хорошо, а тут вдруг все ужасно, я прошу и мужчину, и женщину составить список: с вашей точки зрения, муж – это что? Список требований, ожиданий. Жена – требования, ожидания. И женщину прошу сделать то же самое. Это восхитительные истории, поскольку в этих парных списках ничего не совпадает. В мужском списке превалируют требования очень внятные, и под этими требованиями можно написать чаще всего адреса и телефоны фирм, оказывающих бытовые услуги, где можно взять посудомойку, кухарку, где находится прачечная и где покупается посудомоечная машина. Ну, еще нянька, когда появятся дети. И любовница в плюс к этому.

А у женщин в основном ожидания, причем ожидания чаще всего размытые и радужные, как мыльные пузыри, которые большей частью нужно отправлять в кино, в сказку, в мыльные оперы, в сериалы. Но в основном мужчина фигурирует как источник разнообразных ресурсов, будем так говорить. Если совсем просто, то ресурсы эти романтизированно-финансовые.

И я почти не утрирую. У большинства мужчин в списке хотя бы присутствует, что он готов зарабатывать. Люди, которые ходят к психологу на консультацию, – это люди, которые социально более или менее осознают себя, и они понимают, что в социуме плюс. Мужчина должен зарабатывать, и даже если он не готов надрываться, то в джентльменский набор представлений о себе входит то, что он, конечно, будет обеспечивать свою семью. Вопрос лишь в том, что такое «обеспечивать» в его представлении, а потом в ее – они ведь еще не поговорили.

А у женщины о том, что она привнесет в семью, практически никогда ничего не написано. В ответ на мое недоумение, как же можно так долго собираться замуж, мечтать об этом, строить так называемые планы совместной жизни и при этом не иметь ответа на столь очевидный вопрос, обычно сопровождается кокетливым взглядом и невнятным движением руки, демонстрирующим: «Ну вот, ну как же вы не понимаете, вы что, не видите? Ну вот же – бриллиант, и я тут сижу».

И хотя для женщин исторически как-то не сложилось в нашей стране «джентльменского набора», некоторый реестр если не требований, то ожиданий по отношению к той, которая собралась быть женой и матерью, есть. Конечно, он может различаться в зависимости от социально-психологического мира и социально-культурного слоя, но базовые ожидания у всех очень схожи.

Очень полезно выяснить, умеет ли она готовить, хозяйственная ли она, собирается ли рожать детей, готова ли заботиться о муже. Такие ожидания есть у любого мужчины, они заложены в само собой разумеющихся нормах, в традициях, пусть и почти утраченных. И сказать: нет, я не буду ничего такого делать – значит вызвать в отношении себя общественное, ну, если не напряжение, то недоумение. Ситуация может быть такой, что не придется ни готовить, ни убирать и даже за собственными детьми ухаживать, но женщина, которая категорически заявляет о такой позиции, минус-то от любого внешнего окружения схлопочет. И совсем не за свое неумение. Это дело поправимое – была бы охота.

Женщина, которая бравирует такой позицией, почему-то думает, будто она таким образом сообщает, как высоко себя ценит, и цена эта складывается не из «примитивных» и «низких» вещей, доступных всем. Она дает понять, что есть нечто более значимое, необыкновенное, только ей известное, за что и должны ее ценить, на руках носить и пылинки с нее сдувать. Что поделаешь с маленькими девочками, если в сказках, сериалах и глянцевых журналах не пишут и не показывают, как «быть», они дают советы не только как наилучшим образом «казаться», но и кем. А хотя бы почитать, как и из чего складывается реальная жизнь настоящих, сегодня живущих принцесс и королев, им просто недосуг, да и не поверят они в это, им в сказке не так рассказывали.

Если по существу, это скорее сообщение о том, что путь «стервы» ей кажется гораздо привлекательнее пути «ведьмы», что, так ничего и не узнав о женской сути, она прекрасно ориентируется в требованиях к форме.

Однако даже Баба-яга сначала кормила случайного путника, а потом решала – помогать или в печку сажать. Еда, приготовленная собственными руками для близкого человека, – это ли не волшебная палочка, которую не надо искать где-то за тридевять земель. Очень часто она в умелых и теплых руках служит первым шагом к душевному общению, к такой близости, которую далеко не всегда дает общая постель. Это же до какой степени должна быть утрачена связь со своей природой и источником силы, чтобы не чувствовать, как ты собственными руками уничтожаешь свои же надежды в погоне за красочной оберткой.

Брак по расчету

Не зря говорят, что самые прочные браки – по расчету. Расхожее мнение: по расчету – это значит деньги посчитали. Нет, в действительности это значит, что обо всем подумали. Два свободных и самостоятельных человека, каждый из которых вполне справляется со своими делами, умеет принимать решения и нести за них ответственность, сам для себя и без принуждения принимает решение объединить с другим, таким же самостоятельным, свою жизнь. Вот это расчет. А причины для этого могут быть самые разные: осознанное желание иметь детей, а не вообще, не случайно, слепо следуя зову инстинкта; душевное притяжение, телесная радость, которую испытываешь только от близости с этим конкретным человеком, совпадение планов и взглядов на жизнь… Да мало ли еще может возникнуть у свободных людей поводов, чтобы объединиться в любви и согласии?

Так и только так делает свой выбор женщина, которая сначала приняла решение и сделала усилие, чтобы узнать и понять себя. Женщина, которая сначала нашла и познакомилась с собой, утвердилась в ощущении и знании, что она есть. И только после этого может принять решение жить вместе, предъявить миру себя и своего партнера как пару, семью, увидеть пересечение желаний, спокойно озвучить свои требования, ожидания и соответствия и без страха принять другого с его требованиями, ожиданиями и соответствиями и договориться о том, по каким правилам и какой конвенции наше «Мы» будет существовать. Конечно, в таком случае можно рассчитывать на длительный брак. Пока конвенция не нарушается. (А брак – это тоже конвенция в отличие от отношений, которые существуют на территории частной жизни, по другим, не социальным законам).

Чем подробнее разработана конвенция, тем надежнее. Она граница, которая отделяет жизнь двоих людей, или семьи, от социального поля битвы. Если эта граница есть, тогда возникает надежда, что появится подлинная частная жизнь, не подвластная законам социума, жизнь, единственным законом которой станет искренность. А значит, доверие, а значит, свобода и самое главное – отсутствие страха. Конечно, у этих двоих может быть немало дел и на территории открытого социума, но чтобы не проникли в частную жизнь его законы, необходимо просто договориться, как мы действуем «в миру», где у нас граница, на которой власть социума и внешней управляющей системы заканчивается. А как проистекает наша частная жизнь, из чего она складывается, есть тайна за семью печатями для всех, кто в нее не допущен.

Вот что я называю жизнью по расчету, то есть по уму. Я совершенно уверена, что любая нормальная женщина хотела бы, чтобы у нее в жизни было такое. Все об этом мечтают и на это надеются, только вот почему-то никто не объясняет, что не возникнет такая жизнь по мановению волшебной палочки, что искусству жить, как и любому другому искусству, приходится учиться долго и терпеливо. Если же пренебречь обучением, то будет «как получится» или «как случится», и можно утешиться тем, что «я этого не хотела, но что поделаешь».

Часть 7. Следует быть

Когда я делюсь с женщинами своими размышлениями об особенностях женского интеллекта и специфике женского поведения, к которому эти особенности приводят, то чаще всего слышу вопрос-крик, вопрос-ужас, вопрос-истерику: «Так что, если я сделаю то, о чем вы говорите: научусь общаться с собой, познакомлюсь со своим внутренним миром, перестану сомневаться, что я есть, даже когда рядом нет зеркала и людей, – то мне уже никто не будет нужен? Я что, одна останусь?!»

А как еще может думать женщина, следуя автоматической привычке сваливать все в одно? Для такого способа думания всегда только одна схема – или-или. А что же произойдет на самом деле? Мироустройство не изменится. Принадлежность трем природам, биологической, социальной и идеальной, сохранится. И доминирующее влияние биологической природы на женщину останется неизменным. Данность, программы, базовые потребности, социальное давление не исчезнут, как не исчезает смена дня и ночи и смена времен года.

Будут изменения

Случится только одно «небольшое» изменение, о котором не напишут в газетах и не сообщат в новостях, но для вас, для вашей конкретной уникальной жизни оно будет равнозначно самой громкой новости, долго не сходящей с первых страниц и экранов. Произойдет государственный переворот и смена власти в масштабах одной уникальной вселенной, и это вселенная – ваш внутренний мир, ваша субъективность. Вы начнете видеть и влияние природ, и работу программ, и давление социума, и, как у каждой подлинной хозяйки, у вас появится право и практическая возможность принимать самостоятельные решения, соглашаясь или не соглашаясь с предложениями внешнего мира, следуя или не следуя зову природы и требованиям программ. Вот, собственно, и все, что произойдет.

Ах, да! Еще и отвечать за свои решения и последствия своих поступков вы будете сами. И это будет уже ваш выбор, в какие игры играть, какой образ себя предъявлять другим в соответствии с задачами, которые вы перед собой ставите. И ответы на такие животрепещущие вопросы, как «Останусь я одна или объединю свою жизнь еще с чьей-то?», «Останусь я одна или приму решение дать жизнь еще одному человеческому существу?» – вы будете принимать сами, как бы ни давило, ни требовало и ни возмущалось все то, что не вы, а просто ваше, – данность, программы, окружение.

Почему я так огорчаюсь и даже возмущаюсь от устоявшегося привычного «половинчатого» отношения женщин к себе? Прежде всего потому, что вижу в этом молчаливое согласие на жизнь от недостатка, по принципу выживания, «не до жиру – быть бы живу». Я вижу, как этот принцип, возведенный в норму, лишает женщину энергии, как ее сжирает страх, а значит, убивает творческие импульсы, лишает свободы самовыражения. И она так и проживает эту якобы свою жизнь, не предъявив себя миру, по собственной глупости и лени лишив себя и мир своей уникальности, которая уже никогда не повторится. Если это увидеть, то, может, вас перестанет удивлять, почему богатые тоже плачут, может, их слезы помогут вам поверить, что блеск или нищета внутри, и они не определяются ни доходом, ни карьерой, ни даже наличием такого весомого аргумента, как «половинка».

Ну, хорошо, как выглядит жизнь от недостатка, когда и внутри, и снаружи хозяйничает неизвестно кто, и нам остается только расхлебывать неизвестно как возникшие последствия, и винить первого, кто подвернется, и судорожно сражаться за то, чтобы не хуже, чем у других таких же, мы понемногу разобрались.

А как же когда от избытка? Что происходит, когда в нашем мире наконец появляется хозяйка? Себя она обнаружила, с собой познакомилась, чувствует себя цельной, сильной и свободной. И при этом не одна?

Не надо разводиться

Недавно я слышала, что одну очень знаменитую женщину спросили: «Как вы смогли прожить вместе тридцать пять лет, в чем секрет?» Действительно, в наши дни это такая редкость. Ответ был неожиданно короток и очень прост: «Не надо разводиться».

Может показаться, что я противоречу сама себе. Я так долго убеждала вас, что нет ничего губительнее для ума, души и тела женщины, как унизительное терпение, что страх остаться одной, который сильнее этого унижения, лишает нас шансов себя же обнаружить, и тут вдруг – «не надо разводиться».

Да, переход от логики одного к логике единого неискушенному человеку очень часто кажется отсутствием самой логики. Но дело в том, что я вижу в этом сообщении, подкрепленном блестящим результатом многолетнего плодотворного во всех отношениях союза, опыт двух самостоятельных людей, которые прекрасно могли справляться с жизнью и по отдельности, но выбрали жить вместе. Сознательно выбрали этот гораздо более трудный способ существования и теперь, через тридцать пять лет после когда-то сделанного выбора, наслаждаются миром, созданным ими обоими, как наслаждается мастер, любуясь на плоды трудов своих, когда все встретившиеся по дороге сложности, препятствия, ухабы и соблазны уже не имеют значения.

Жить с «половиной», с человеком, которого ты не уважаешь, все время обвиняя его во всех своих несчастьях, загоняя его в комплекс неполноценности и постоянно понижая свой уровень притязаний, чтобы не так стыдно было не то перед другими, не то перед собой, – это просто. И мы уже знаем почему.

Просто переживать спонтанно возникающие скандалы от эмоционального напряжения, искать причины которых даже попытки ни в коем случае не надо делать, потому что вдруг такие причины найдутся, и узнаешь о себе что-то, с чем уже не сможешь жить как раньше, не вмешиваясь в автоматические реакции, относясь к этому не как к своей жизни, а как к неизбежному стихийному бедствию. Гроза, конечно, неприятное явление, но после грозы всегда так легко дышится. Стихла, миновала, и слава богу. Жить так, адаптируясь один к другому, чтобы какое-то там «Мы» более или менее ехало, или шло, или двигалось, – и есть один из слоев смысла древнего как мир сообщения: «Все суета сует и всяческая суета». Суета – пустая, бессмысленная имитация жизни. А какую иногда видимость создает! Представляете, жизнь, потраченная на создание подделок.

Выбор людей, которые уже себя для себя существующими обнаружили и ощущают себя как отдельные уникальные существа, – это другое. Для них быть вместе – это объединение двух творцов для создания чего-то третьего, и, как вы понимаете, речь идет не об автоматическом воспроизводстве по принципу «меня нет, так хоть детей произведу, все не зря прожил».

Не надейтесь, они не заключают контракт о том, что вот мы объединимся, у нас общие интересы, и все получится. Получится деловое партнерство до момента, пока интересы не разойдутся. Партнерство, интересы, общее дело и общие дети, если они захотят, чтобы у них были дети, все это будет потом, по их общему хотению. А сначала возникает резонанс, некая сонастройка, искра на каком-то уровне, как сообщение, что у этих людей есть шанс, и они сами решают, как этот шанс использовать. Или, что очень важно, поблагодарить друг друга и мир за встречу и не использовать. И в этом они вольны.

Ты видишь совершенно другой мир – этого другого человека, и он или притягивает тебя, и ты остаешься, движимая желанием познать и исследовать, или восхищаешься, или не принимаешь и идешь дальше. Фактически такие люди совершают открытие, то есть другой человек – это мир, который мне интересен, очень важен и очень нужен. Таким людям не бывает скучно вместе. Глазам стороннего наблюдателя не видно ничего необычного, как бы все как у всех, и ссоры, и недопонимания, и напряжение, и кризисы.

«Что тут особенного?!» – возмущалась качающаяся на нелепых в утренний экскурсионный час каблуках, размазывая еще более нелепую боевую раскраску, замученная туристка. Она судорожно пыталась понять, что такого сокровенного и притягательного в этой вполне обычной женщине по имени Гала и как она могла жить с этим ненормальным, которого восхищенно называют великим Дали. В этом странном доме, который годится только для сумасшедших. Вот и гид рассказывает, что приличные жители городка Фигерас были ими возмущены, и она этих жителей очень даже понимала.

А в памяти всплывают все новые и новые имена. Галина Вишневская и Мстислав Ростропович. Екатерина Максимова и Владимир Васильев. Раиса и Михаил Горбачевы. Майя Плисецкая и Родион Щедрин. Лев Толстой и Софья Толстая. Наина и Борис Ельцины. Их много, таких людей, выбравших быть и выбравших быть вместе. Они очень разные, из разного времени и разных миров, но у них есть одно общее качество: они не уставали открывать другого как мир. И из этого познания черпали силы и строительный материал для создания мира, который, кроме них, никто никогда не построил бы, и пространство человеческих отношений было бы беднее. И что интересно, есть у них и внешняя общая черта – все эти союзы очень длительны. Такая вот воплотившаяся мечта многих барышень, которым бабушки читали на ночь сказки, чаще заканчивавшиеся словами: и жили они долго и счастливо, и умерли в один день. Но сказки потому так и называются, что там никогда не рассказывают, а как у них это получилось.

Их объединение, мир, который они создают вместе, больше, чем мир каждого из них по отдельности. Целое всегда больше суммы частей, из которого оно состоит.

Вариант выхода не простой, но он вот такой. Другого не знаю, извините. Есть еще один – захлопнуть эту книгу и не думать о том, как все непросто.

Женщина ищет мужчину

Еще двадцать пять лет назад в книге «Женщина в мужском мире» мы впервые рассказали о структуре взаимодействия мужского и женского. Из этой структуры следует, что женщина может назвать своим мужчину, направление жизни которого она принимает как свое. То есть его способ структурирования пространства их совместной жизни абсолютно соответствует ее представлениям о том, в каком мире она хочет жить, какой мир она считает для себя максимально безопасным, дающим ей возможность эффективной самореализации и самовыражения. Вот вам еще одно доказательство того, что невозможно слепо искать мужчину вообще, просто «половинку», не разобравшись в самом главном – кто ты и в каком мире ты хочешь жить.

Так что «я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила» – деятельность более чем неэффективная.

Женщина ищет мужчину. Женщина хочет быть женой, хозяйкой дома, и ищет мужа, в доме которого она хочет быть хозяйкой. Женщина хочет стать матерью и ищет отца своим будущим детям. Можно найти и другие причины таких поисков. Чтобы что-то найти, надо знать, что ищешь. Человечество так устроено, что люди предпочитают жить в паре, находя в этом смысл. Но каждый человек, если он осознает себя как сущего, знает, что в это обычное для человечества обстоятельство можно вложить свое уникальное содержание. Можно заполнить совместную жизнь своим и только своим смыслом и искать или ждать, пока встретится тот, с кем эти смыслы совпадут.

И если ты себя знаешь и понимаешь, то оглядываешься вокруг и ищешь человека, направление жизни которого подойдет для твоей реализации, дополнит твое понимание своей жизни, твои желания. Ты будешь отвечать за то, чтобы процесс взаимодействия был живым. А он – за то, чтобы все не рассыпалось, не развалилось и структурировалось. А ты будешь наполнять это жизнью для того, чтобы оно просто не свернулось и не умерло. Потом из этого что-то вырастет, как вершина вашего совместного жизненного творчества.

А если все происходит на уровне инстинкта, когда совпала биология, или интересы какие-то совпали, или чисто эмоционально вы вдруг почувствовали комфорт, или, в конце концов, увидели социальное или финансовое удобство, и судорожно, забыв включить голову, решили, что этого сиюминутного совпадения достаточно для счастья на всю жизнь… то дальше будут только претензии, конфликты и взаимные обвинения в хитрости и обмане. Обманули, не оправдали ожиданий, но ожидания-то не были заявлены. Были ли ясны самой женщине в подобной ситуации те требования, ожидания, соответствия, которые она предъявляет мужчине? Предъявляет миру, который он ей предлагает. Ей подходит этот мир?

Сейчас ведется много всяких разговоров и споров о том, что наши женщины выходят замуж в мусульманские страны, в другой мир, резко отличающийся от всего, к чему мы привыкли. Большинство из них сталкиваются с совершенно немыслимым для себя направлением жизни, совершенно немыслимыми для себя требованиями, ожиданиями и соответствиями, и в большинстве случаев кончается это печально, хорошо если не трагично. Но находятся и те, кто с радостью рассказывает, как они себя в этом обрели, живя второй женой, первой женой, третьей женой. Как они абсолютно и полностью довольны. Совпало. Но таких женщин очень мало, у которых что-то совпало. А другие даже не интересуются, что их ожидает после свадьбы, потом с удивлением приезжают в тот мир и выясняют, что там уже есть пара других жен.

О том, что требования этого человека следует выяснить хотя бы ради собственной безопасности, я даже не говорю. В какой мир ты попадешь! Ни во что не верят. «Нет, я приезжала, видела его семью, никакие там не угнетенные женщины, меня так хорошо принимали». Ага, только вы не заметили, что вас принимали на женской половине?

Социум очень не любит таких женщин, которые знают, чего хотят, и имеют мужество ждать. Ждать, приняв решение, что или они соединят свою жизнь с жизнью человека, чье направление совпадает с их устремлениями, или лучше попытаются справиться с жизнью сами. Но не будут ломать свое понимание себя, отказываться от своих требований и ожиданий. Социум на таких женщин оказывает очень сильное давление. Досужие люди так и норовят подцепить: мол, кого ты ждешь? Чего ты ждешь – принца на белом коне, миллионера на белом «мерседесе»? А то, что ты ждешь, возможно, того, с кем единственным будешь счастлива, не важно.

Право выбирать и ждать

В такой установке большинства социально-психологических миров не приветствуется и не поддерживается право женщины на свободное решение, на выбор. Потому что есть программа. Социум требует ее выполнения, и сулит поощрения, и грозит наказанием. Ты что, поздно будет! Поздно будет – это обычно или с точки зрения биологической, что уже товарный вид пропадет и продолжение рода рискованно, или с точки зрения социальной, что проигрываешь в конкурентной борьбе. И там уже за спиной молодые, которые никаких претензий не предъявляют. И это право женщины – решать…

«Крышу снесло», «не знаю, как получилось» – это оправдания и повод для внешнего мира строить планы совместной жизни до гробовой доски. И социум примет такое объяснение гораздо легче, чем разумный, осмысленный, осознанный выбор. Зачем ему осознанный человек, который знает, чего хочет, и умеет удерживать свои позиции? Как им управлять?

Да, технология «влюблен по собственному желанию» как-то не вошла в обиход. Такой вот парадокс: о безумной любви, сносящей и так несуществующую крышу, больше всего мечтают тонущие в хаосе и суете. Не имея опыта и не испытав удовольствия от возможности размышлять, они принимают мельтешение стимулов и реакций за «тяжелый умственный труд». Принимают хорошо если страсть, а то и примитивную похоть за это вожделенное состояние вечной любви, которая должна оправдать все. Только вот дело в том, что как только крыша вернется, так человек с ужасом начинает думать, а с кем он оказался. «И что-то левое храпит в постели справа».

В такой момент приходит ужасающее понимание, что этого человека не знаешь, что с ним ничто тебя не связывает, он тебе неинтересен, он тебе противоположен, его представления о жизни, его правила жизни совершенно поперек твоим… Но тут уже дети, и мама советовала: стерпится – слюбится, и не разводиться же сразу после свадьбы… И начинается добровольная каторга под названием «личная жизнь с половинкой». Такое вот самонаказание, самоистязание, приукрашенное словами о чувстве долга, ответственности, как удобрениями, орошаемое ночными слезами в подушку и постепенно прорастающими на этой удобренной почве цветами зла и ненависти. А над ними, как над могилкой, стоит сочувствующий социум, и управляющая система жмет и жмет на рычаг под названием «жертвенность». Ну как сопротивляться, чего тут взбрыкивать? Уже как-то и ребенок появился, ответственность, и в общем-то иногда и ничего… Это не жертвенность – это обреченность.

И это еще один повод превратиться из женщины в бабу: последовала зову плоти, натуры, – так все, натура виновата, ненависть к этой натуре. Отказалась из-за этого от каких-то своих, может быть, и невыполнимых мечтаний об учебе, другой работе, профессии, – но не проверишь же, а себе же не поставишь на вид, что вот я, дура, пожертвовала, отказалась. Нет. Значит, вот он, ходит, причина всех этих моих бед. Один побольше, другие поменьше. Я их, конечно, очень люблю…

Вопрос уже только во внедренных установках поведения. Если социальные установки поведения внедрены сильно, то все правила соблюдаются. Правда, количество женских заболеваний растет. Статистика свидетельствует, что женская онкология увеличивается, увеличивается, увеличивается. И самые лучшие врачи в мире соглашаются с тем, что причина этой болезни неизвестна. Мистические причины. Может быть, исковерканная собственная натура – тоже одна из причин, по которой начинает уродоваться организм. Мы же все-таки целое существо. Целое. А то, что женские болезни в огромном своем проценте – психосоматика, так это вам скажет любой врач. И получается, что приносила вроде бы возвышенную жертву, а расплачиваешься собственной физической жизнью.

Болит внутри

Я не пугаю, но мы почему-то не хотим думать о том, что загнанные внутрь конфликты, неосмысленные переживания, нереализованные знания о себе отражаются на женщине, как на целом, именно в силу того, что она – существо природное. Отражается на всем: на эмоциональной сфере, которая становится все более агрессивной, на сознании, которое перестает воспринимать новое, потому что нужно будет принимать решения. Страх увидеть подлинную свою ситуацию оказывается так велик, что загоняется глубоко внутрь. Ведь если его увидишь, он потребует каких-то действий и поступков.

Помните, дорогие мои, уничтожая себя, вы прежде всего приносите вред себе, а потом своим близким, которыми прикрываетесь. Все это отражается на организме, приводит к бесконечному числу женских болезней и к раннему старению, с которым так усиленно борются женщины. Но ведь внутреннее понимание себя, внутренняя осознанность, отсутствие конфликтов с собственной природой и собственным нутром еще никому не вредили!

Наверное, нет такой статистики, ее невозможно привести. Но есть просто женщины. Живые и прекрасные именно потому, что живые. Но почему так привлекают сшитые и наколотые куклы, у которых уже нет кожи на лице для того, чтобы выразить хоть какое-то движение души, почему так интересно, кто их сшил и как их кормят? Возможно, потому, что нежить чувствует родство и способна отразиться только в неживом и ищет средства как можно дольше прикидываться живой.

А те, что выбрали быть, и живы – обрадуются восхитительной красоте Ирины Антоновой, отпраздновавшей недавно свое девяностолетие в трудах и хлопотах, которых невероятно много у директора крупнейшего музея нашей страны. И воспользуются редкой возможностью отразиться в этом великом явлении – женщины живой, существующей, реализованной и совершенно не находящей места для скуки в своей долгой и прекрасной жизни.

Она поделилась в одном своем интервью: «Я так боялась делать выставку Караваджо, я так боялась! Мы живем в такое квелое время… Ни эмоций, ни страстей, ни чувств, а тут одинаковые, одинаковые сюжеты, только страсть внутри – вдруг не услышат…» И завет, и урок.

Быть, чтобы не стареть

Как любят сетовать женщины на то, что рано стареют, и причины ведь называют: экология, напряжение большого города, тяжелый труд в деревне, мужчины, дети, государство. И в заботах о форме и фасаде не замечают, что эмоциональное и интеллектуальное старение не скрыть ни пластикой, ни косметикой.

Женщины стареют очень быстро. Именно потому и стареют, что теряют источник жизни, разрывается связь с природой, с натурой. Живут дольше благодаря ухищрениям всяких наук и индустрий и выглядят… как продукт ухищрения этих индустрий. Мало кто выглядит как Ирина Антонова. Абсолютно живая.

Старение – цена и плата за предательство своей натуры. Говорил ведь Федор Михайлович: через натуру не перешагнуть. Перешагнуть через нее никак, а вот заблокировать можно. И она будет мстить – разрушением, болезнями, интеллектуальной, умственной слабостью, эмоциональной выхолощенностью. Все это – месть натуры, непризнанной, непринятой, неосмысленной, нелюбимой.

Как сладко, жалея себя, мечтать о несбывшемся и несостоявшемся! Все мечтают любить и быть любимыми. Но пока будет задвигаться подальше очевидная истина, что человек, так и не сумевший полюбить себя, не потративший на это усилий, не имеет ресурса для любви к другому, мечта о любви не сбудется. Потому что первый полигон, на котором закаляется душа для любви, – это ты сама, твой мир, твоя субъективная реальность, твоя природа, твоя уникальность. И если душа не прошла закалку на этом полигоне, где же ей взять навык, опыт и умение любить. Откуда взять знание о том, что происходит с человеком, которого ты любишь. Чем увидеть, что любовь не торговое соглашение: «Я тебя люблю, и поэтому…» – и дальше список требований. А любовь: «Я тебя люблю, и поэтому у меня есть неиссякаемый источник, из которого я даю, и ты можешь брать, брать и брать, и чем больше я даю, тем сильнее, живее и многообразнее мой источник».


home | my bookshelf | | Женщина как реальность. Особенности женского интеллекта |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу