Book: Сказание о Темном маге



Аннотация:

Недалеко от границы со зловещими Пустыми землями возвышается мрачная твердыня - замок Авангард. И живет в этом замке Темный маг, проклятье и ужас не только славного Редграда, но и всех четырех королевств Больших земель. Бельмо на глазу Великого инквизитора, пугало для непослушных детишек, да и не только детишек, гроза девственниц, кукловод, дергающий за ниточки марионетки-короля, мерзкий некромант и пособник демонов, продавший душу за неслыханное могущество. Его имя боятся произносить в сумерках и в полный голос. Многие отважные рыцари поставили своей целью очищение мира от скверны в его лице. Ибо по слухам нет более гнусного зла, чем властитель Авангарда, в котором невероятным образом сосредоточены все пороки человечества. Вот только, сколько правды в этих слухах? Об этом, пожалуй, знает лишь сам маг. Да еще уцелевшие обрывки дневников хранят крупицы истины. Сказания о жизни и смерти, взлетах и падениях, дороге и выборе.

Ветер перемен

Арий, запрокинув голову, отрешенно смотрел вверх на безразлично-спокойные, крупные серебристые звезды. Звезды были топорно намалеваны (иначе и не скажешь) на кое-как замазанном темно-синей краской потолке, призванном изображать небо. Правда, до настоящего небесного свода данному художеству было как этому захолустью до столицы. Точно не спутаешь при всем желании, даже в состоянии крайнего подпития - либо художник был большим шутником, либо руки росли из какого-то не совсем удобного места. А может так и было задумано изначально - аляповато и безвкусно.

Храм богов вообще-то считался единственным местом, где звездное небо можно увидеть днем. Но разве небо такое? Арий, немало наслышанный об этой особенности земного дома небожителей, был сильно разочарован. Конечно, молодой мужчина не настолько наивен, чтобы ожидать, что потолок будет выглядеть как НАСТОЯЩЕЕ ночное небо, но определенно рассчитывал на нечто большее. В памяти невольно возникали величественные росписи главного бального зала в королевском дворце, на которых и придворные дамы, и их кавалеры, и сцены охоты выглядели такими живыми, реальными. А здесь! И ведь не поймешь: расписаны ли все храмы так безвкусно или ему "повезло" - это был первый "божественный дом", который он посетил за всю свою жизнь. Так уж получилось: сначала не было возможности, потом времени, а затем и желания. В первый раз он видел высокие колонны, упирающиеся в пресловутое "небо", арки, украшенные каменными листьями. И священный алтарь, показавшийся Арию просто вычурной позолоченной, оббитой сверху алым бархатом тумбой. Впрочем, глупо было ждать большего. Если так уж приспичило увидеть нечто величественное, прекрасное, неземное - следовало бы идти в столичный храм трех богов, ну, или, по крайней мере, в святилище какого-нибудь крупного города, но не забытой провинции. А для городка из десяти улиц - в самый раз. Местным, вон, нравится, так что нечего демонстративно губы кривить. Он и сам уже далеко не столичный житель.

Арий отвлекся от созерцания потолка, утратив надежду понять сие "искусство" и серьезно задумался. Мысль была всего одна, но на редкость животрепещущая: "А зачем я собственно сюда приперся?" Ответить на заданный самому себе вопрос четко и ясно мужчина не мог - ну не молиться же, в самом деле! Хотя его молитва наверняка имела бы большой успех. Хорошо, что сейчас в обиталище богов он единственный посетитель, а то страшно и представить, какие слухи бы поползли! Не стоит лишний раз ворошить осиное гнездо.

И рьяным ценителем искусства во всех его проявлениях Арий тоже не был. Да, случалось, что он восхищенно замирал, любуясь высоким строгим зданием, навечно застывшим в одной позе каменным изваянием или висящей в простенке картиной. Но подобные случаи были редки, а в последнее время и вовсе сошли на "нет" - нечем тут было любоваться. К тому же весьма далекий от модных течений юноша прежде всего руководствовался собственными эстетическими предпочтениями, но вот только его вкусы, как правило, не совпадали с пониманием прекрасного подавляющего большинства. Пару раз он попадал из-за этого в неловкие ситуации. И научился замалчивать о собственном мнении - спорить со снисходительно поглядывающими вельможами о преимуществах классического стиля перед новейшими веяниями было бесполезно. К тому же Арий путался в названиях, направлениях и художниках; его главным аргументом было: "Но это же красиво!". И, судя по скептическим улыбкам, аргумент был на редкость неубедительным. Его закадычный приятель после первой же попытки отстоять свое видение отвел друга в сторону и попросил не высовываться, тем более, что за послужившую предметом спора картину владелец отвалил чуть ли не целое состояние. Так что вопрос: "А что значит это серо-синее пятно," - крайне неуместен. Впрочем, это было так давно, совсем в другой жизни! В те годы он вполне мог позволить себе некоторое легкомыслие. Но как же его задевали тогда всякие мелкие промахи, как же он боялся ударить лицом в грязь... Впрочем, этого ему и сейчас совсем не хочется.

Приходилось признать, что в святое место его привело самое банальное любопытство. И почти смертная скука - сказалось отсутствие хоть какой-то работы. С заказами действительно были проблемы: Ария, мягко говоря, не любили. Конечно, когда припекало серьезно, к нему обращались, отводя глаза и на всякий случай скрещивая пальцы за спиной. Но большую часть времени приходилось сидеть без дела. Впрочем, он все равно не бездельничал, а занимался самосовершенствованием, развивая природный талант и приобретенные умения. Не всю же свою жизнь ему придется провести в этой дыре! Он вернется, когда-нибудь непременно вернется!

Однако внезапно раздумья Ария были прерваны самым неожиданным образом. Нежный девичий голосок прозвучал, как гром среди ясного неба. Вспышка узнавания и накатившие воспоминания ударили молнией в замершую у алтаря фигуру. Ощущения по приятности были вполне равноценны. Словно искусственные небеса над головой разродились пронзительно-ледяным ливнем пополам с градом.

- Ну, надо же, кого я здесь вижу! Интересно, о чем можешь молить богиню ты? О прощении грехов? Мне право даже жаль, что я одна могу насладиться таким необычным зрелищем.

Арий медленно обернулся. Он прекрасно владел собой и ни один мускул не дрогнул на его лице при виде старой знакомой. Побелевшие губы даже тронула усмешка. И ответ нашелся легко и быстро, хотя накатившую слабость в ногах и учащенно забившееся сердце удалось успокоить далеко не сразу:

- Не думал, что еще когда-нибудь увижу тебя, Эвис. Тем более, в таком месте. Очевидно, старые грешки не дают покоя и тебе. Я смотрю, ты даже изменила своим привычкам и не побрезговала одеждой!

Назвать костюм Эвис целомудренным нельзя было даже с очень большой натяжкой. Замшевые штаны обтягивали стройные бедра, словно вторая кожа. Сшитая на мужской манер рубаха была из настолько тонкого прозрачного полотна, что не оставляла никаких иллюзий, не говоря уже о глубоком вырезе. О том, что под рубашкой ничего не было можно и не упоминать. Хотя, если сравнить с тем, как она одевалась раньше!.. Семь лет назад прекрасная Эвис была завсегдатай при дворе и в Академии и носила, как положено всякой придворной даме, платья. Но какие! Некоторые юбки кончались практически там же, где начинались, другие были разрезаны прямо от талии, полностью открывая святая святых - ноги, а о декольте и спинных вырезах даже говорить нечего. И все это еще очень часто состояло из отдельных лоскутков и дыр, открывающих в самое неподходящее время самые интересные места. Шлюхи в столичном борделе и то выглядели целомудреннее, но намекать об этом молодой женщине было крайне неосмотрительно. И пусть главный патриарх потихоньку плевался у нее за спиной, но плюнуть ей в лицо он не посмел бы никогда.

- А, это всего-навсего мой дорожный костюм! - беззаботно отмахнулась она. - Я уже несколько дней в пути, вот только-только въехала в этот вшивый городишко, устала ужасно, собиралась отдохнуть в каком-нибудь трактире, но вдруг увидела знакомую фигуру. Представляешь, сразу нахлынули воспоминания о беззаботной юности! Я машинально направила коня за тобой. Хотя, увидев, как ты вошел в храм, решила, что обозналась. Но все же решила проверить и не жалею об этом, несмотря на твои слова. А знаешь, ты повзрослел, возмужал.

- Да ну?

- Ну да... Вот только что ты делаешь в этой дыре, ученик мага?

- Я больше не ученик, - на лицо Ария набежала тень. Встреча с этой женщиной совсем не радовала его, а ведь Эвис совсем не изменилась! Все так же прекрасна, ни единой морщинки, а на губах легкая улыбка, сводившая с ума всех мужчин поголовно. Вот только кому, как не ей знать, что его ученичество закончилось давным-давно...

- Да, действительно, я что-то такое слышала после того, как пришлось покинуть двор. Тебя, вроде, учитель выгнал? Какая жалость! - в голосе искусительницы зазвучало самое искреннее сочувствие. - Но я совсем забыла об этом, прости. Сам понимаешь, прошло много времени, утекло столько воды... А моя жизнь всегда богата событиями, так что ты не в праве обижаться на небольшую забывчивость. И, надеюсь, ты не обвиняешь в своей беде меня? Как бы ни было жаль, но я все равно ничего не могла для тебя сделать. По-крайней мере, тогда. Я ведь лишь слабая женщина, но открою маленькую тайну - я служу очень влиятельному человеку. И теперь, может быть, в моей власти тебе помочь. Так сказать, во имя былой любви. Мне кажется, я смогу договориться с одним магом, который закончит твое обучение...

- Я не нуждаюсь в этом! - голос мужчины прозвучал несколько резковато, но Эвис не остудил бы и крик.

- Господи, да отбрось ты эту дурацкую гордость! Сидишь в захолустье и чем занимаешься? Кто ты сейчас? Писарь? Или какой-нибудь другой чиновник? Простой черный сюртук, далеко не новый... лекарь? Или учишь детишек письму? Что ты еще можешь делать?

- Я маг.

- Не смеши меня! Едва ли твой учитель сменил гнев на милость и провел посвящение, хотя ты наверняка просил об этом. А может, даже не успел - старик умер два года назад, ты знал? А что ты можешь без посвящения? Что тебе доверят? Официальной работы никто не даст, а за мелкую халтуру много не заплатят, да и инквизиторы могут запросто арестовать. Конечно, ты достаточно талантлив и безрассуден, чтобы выучиться самостоятельно, но ведь эти знания очень опасно использовать без официального посвящения. Именно это я тебе и предлагаю. Мой знакомый вполне может поставить печать, ты понимаешь это? - голос женщины звучал на редкость убедительно, он обволакивал и усыплял, но Арию теперь вполне хватало сил, чтобы противиться его гипнотическому воздействию. Его собственный голос не утратил ни твердости, ни пренебрежения.

- Это ты, видимо, не понимаешь. Или не знаешь, что посвящение может провести не только человек.

На мгновение в бирюзовых глазах Эвис промелькнул испуг, смешанный с разочарованием, но она тут же взяла себя в руки.

- Надо же, я и подумать не могла, что ты решишься потревожить ТАКИЕ силы. Хотя, если учитывать твою смелость и решительность... Только жаль, что с предложением помощи я опоздала. Знаешь, ведь я действительно тебя любила. Ты был, конечно, еще юнцом, а сейчас передо мной настоящий мужчина, воин. И время вспять уже не повернуть. Будь это возможно, я ни за что не уехала бы столь внезапно. Но пойми, дело было крайне серьезным, на кону слишком многое стояло, в том числе - моя собственная жизнь.

- Что тебе надо? - Арию порядком надоело выслушивать пустые фразы, тем более что Эвис права, он действительно вырос и теперь прекрасно понимал, к чему они ведут.

- О чем ты? Я не понимаю... Неужели ты сомневаешься во мне? - в голосе женщины прозвучала горечь, но Арий почти видел разливающуюся вокруг фальшь. - Я встретила тебя случайно, здесь я вообще проездом, еду к морю, хочу немного отдохнуть.

- И первую половину дня ты провела в седле и очень устала.

- Да! Я же говорила тебе...

- Тогда почему на твоей одежде ни пылинки? Волосы в идеальном порядке? Лицо свежо, как от недавнего умывания? И пахнешь ты не потом, а розовой водой? Мне кажется, лучше сбросить маски. Что тебе нужно? Говори или разойдемся.

Минуту лицо Эвис ничего не выражало, Арий уже было пошел к выходу, но приостановился, услышав оклик.

- Подожди! Хочешь начистоту - демон с тобой! Посмотри на себя: сидишь в этой глуши, прячешься от всего мира, слышишь злобные шепотки в спину... А знаешь, какие слухи о тебе ходят по городу? Тебя презирают, ненавидят и боятся. И в столице тебя еще не позабыли, обвинение в убийстве так и не снято. Или ты не знаешь о нем? По глазам вижу, что знаешь! Да, здесь ты пока никому не мешаешь, но только пока. Кто знает, что придет в голову верхушке Совета завтра? Может, им срочно понадобится выслужиться перед величеством и по твоему следу пустят погоню? А если нет, если забудут, ты что, так и останешься здесь? Зарыть свой талант поглубже в землю, забиться в раковину, забыть о славе и величии - разве ты хочешь этого?! Ты достоин того, чтобы быть одним из первых, чтобы возглавлять Совет, достоин поклонения и восхищения, но вместо этого предпочитаешь сидеть в грязи, перебиваясь жалкими грошами, жить в страхе быть пойманным? Я не верю...

- Короче.

- Я хочу, чтобы ты выполнил для меня совершенно пустяковую работу... привел одного человека. Тебе это не составит особого труда, а я попрошу за тебя моего покровителя. Ты сможешь наконец-то получить то, чего заслуживаешь, о чем мечтаешь...

- Да ну?

- Ну, да, только помоги мне.

- Все это очень напоминает мне сыр в крысоловке. Кого же я должен привести?

- Ты согласен? - вопрос был задан слишком поспешно, Арий поморщился.

- Я не глупая мышь, которая сначала лезет, а потом уже думать нечем. Прежде чем на что-либо соглашаться, я должен знать, что мне это сулит. В том числе и возможные неприятности.

- Ты боишься!

- Эвис, меня не купишь на "слабо", ты все еще живешь в прошлом. Может, это и на пользу твоему лицу, но твой разум явно страдает. Я уже не глупый мальчишка, который смотрел тебе в рот, и был готов на плаху за один благосклонный взгляд. Единожды дорого заплатив за свою влюбленность, я не повторю ошибки.

- Ладно. Ты должен привести ко мне одну девушку. Марлен ир Диллас. Вот в этот лесок на полянку у сломанного дуба. Скажем, послезавтра вечером, часам к одиннадцати... Я буду ждать там.

- Зачем тебе этот ребенок?

- Какая разница? К тому же эта юная леди далеко не ребенок, ты был примерно того же возраста, когда повстречал меня.

- Ее отец - номинальный хозяин этих земель. А я - практически изгой. По-твоему, он с радостью отпустит свою единственную дочь на позднюю прогулку с таким сомнительным типом?

- А зачем отцу знать об этой прогулке? Ты же сам только что говорил, что не мальчишка, а сейчас твои речи похожи на речи зеленого юнца, никогда не знавшего женщины!

- По-твоему девушка сама с радостью побежит на прогулку, ставящую под угрозу ее честь?

- Ты либо притворяешься, либо поразительно слеп. Да она же влюблена в тебя как кошка, и пойдет на край света, стоит только позвать ее!

Что правда, то правда. Арий давно заметил пристальное внимание со стороны молодой барышни. Девушка старательно вздыхала и строила глазки, но как и положено благовоспитанной леди, молчала. Едва ли хоть одна живая душа знала об этом увлечении, мрачная аура мага, казалось, еще больше привлекала ее вместо того, чтобы отпугнуть. Арий знал - ему достаточно просто сделать первый шаг но... это грозило новым скандалом, а он не хотел привлекать к себе внимания, и так не страдая от отсутствия оного.

Если он уведет дочь богатого (по местным меркам) лорда, скандал неизбежен и придется опять бежать с уже обжитого места. Тут надо все как следует взвесить...

- Допустим. И все же, зачем она тебе?

- Да какая разница?! - в голосе Эвис послышалась досада. - Если я попрошу тебя принести мне пудреницу, ты будешь спрашивать, зачем она мне понадобилась? Какая тебе разница, что я с ней сделаю - напудрю нос, подарю служанке, выкину, разобью! Разве тебе есть до этого дело?!

- Я повторяю в очередной раз - я больше не буду играть вслепую. Либо ты мне все расскажешь, либо ищи другого исполнителя.

Эвис закусила алую губку. Как хорошо, что мужчина не мог знать, о чем думает эта красивая и все еще притягательная женщина! А думала она о том, с каким удовольствием послала бы этого самоуверенного мальчишку, взбунтовавшуюся игрушку ко всем девяти низшим демоническим чинам! Как было бы приятно, вместо того, чтобы уламывать этого щенка, втоптать его в грязь всего лишь несколькими словами. Как ей хотелось поставить его на место! Но время поджимало, остался всего один день. Только он может выманить девчонку из уютного дома в столь позднее время. Если бы у Эвис был месяц! Да хотя бы неделя. Она успела бы втереться в доверие Марлен настолько, что девчонка ловила бы каждое слово новой подружки. Вот только времени не было. Приходилось идти на уступки.



- Ты же маг! Ты должен знать, что послезавтра Ночь трех Лун! Должен знать, какие обряды можно совершать в эту ночь, какие силы выходят из темных глубин. Нужна девственница благородных кровей. Леди ир Диллас подходит идеально. Так ты приведешь ее?

- Жертвоприношение? - голос Ария стал каким-то отрешенно-безразличным, маг явно задумался о своем. Эвис смотрела на него с беспокойством. - В этом лесу? Но ты же не ведьма... А, понимаю, твой хозяин, "влиятельный человек". Меньше всего мне хочется лезть в это дело.

- Кто бы говорил! - прошипела женщина. - Или тебе жалко девчонку? Может, хочешь с ней породниться? Все равно не удастся.

- Не хочу. И помогать тебе не имею желания. У меня тут неплохо быт налажен, домик есть, жизнь спокойная. Ни суеты, ни интриг... До того как ты появилась. Ну ладно, допустим, я соглашусь. Что я буду с этого иметь? - Арий говорил деланно-небрежно, хотя мозг его напряженно работал. Он не знал, кем был хозяин Эвис, не знал, сможет ли с ним потягаться в случае открытой стычки или силы заранее не равны. Маг отдавал себе отчет, что, несмотря на неплохие природные данные, он слишком молод и неопытен. Со времени посвящения едва минуло два года. Какие бы силы ни таились в его теле, пока они еще дремлют. Такая женщина как Эвис наверняка служит не самому последнему магу. Опять же, жертвоприношение в Ночь трех Лун говорит об очень многом. Молодой маг возраста Ария ни за что не решится на такое, если он, конечно, не безумец и хочет жить. Марлен обречена. Впрочем, девица сама по себе волновала Ария в самую последнюю очередь. Гораздо больше его беспокоили последствия: даже если он откажется, леди все равно не жить. А значит, в любом случае надо убираться из города. Про него действительно ходят не самые приятные слухи. Тут уже даже не стоит вопрос: кого обвинят в смерти девицы. Конечно же, вечно закутанного в черное пришлого колдуна. Можно попытаться предупредить лорда фон Диллас, но зачем? Арий прекрасно понимал, что лучше эти люди относиться к нему не будут, а вот серьезного врага он вполне может нажить. А еще может упустить немалую выгоду. В прошлый раз он позволил себя обмануть, но не в этот. Бежать из города с полными карманами куда приятнее, чем с пустыми.

- Я поговорю со своим нанимателем, он щедро наградит тебя. Только приведи девицу.

- Э нет. Второй раз со мной этот фокус не пройдет, я уже не тот круглый дурак.

- Чего же ты хочешь? - Эвис раздраженно закусила губу.

- Десять тысяч. В камешках. Половина предоплатой. И артефакт - тоже вперед естественно.

- Что? Зачем тебе артефакт?!

- Дело принципа. - Арий криво улыбнулся. - Ты брала его у меня "на пару дней", эти дни растянулись на семь лет. Пора возвращать долг, скажи спасибо, что без процентов.

- Его у меня нет!

- Достань. У тебя это хорошо получается. Иначе я и пальцем не шевельну. Едва ли твой хозяин погладит тебя по головке, когда поймет, что не получит нужную девку.

- Я попытаюсь, но ничего не обещаю.

- Значит, ничего не обещаю и я. А вот если сегодня вечером артефакт и деньги будут у меня на столе, мы вернемся к этому разговору. Не думаю, что тебе надо объяснять, где меня найти.

Арий мило улыбнулся и махнул пару раз рукой оставшейся стоять у алтаря женщине. Да, эта встреча не принесла ему особого удовольствия, но уходил он с ощущением победы, что немало грело душу.

Вечер наступал незаметно. Сумерки мягкими клочьями тумана ложились на город. Улицы пустели, лавки закрывались, рабочие расходились по домам. Многочисленные верующие - в сонном городке ежевечерняя служба - это практически единственное развлечение - потянулись в храм. К счастью, никто из них не знал, кто побывал в святом месте в самую жаркую пору, и какого рода разговор велся под нарисованным небом. После действа, напитавшись божественной благодатью и проникнувшись святой мудростью (и неважно, что местный жрец из раза в раз повторял одни и те же фразы, разве что изменяя их порядок), добропорядочные прихожане поспешили по домам обратно в город, уже громко галдя и перемывая косточки соседям. К их возвращению на улицах зажглись фонари. Масляные светильники освещали каждую улочку, где больше, где меньше, где поярче, а где и совсем тускло. Верующие разошлись, косясь на припозднившиеся парочки и громко возмущаясь нынешними нравами.

А вскоре на небе зажглись звезды. Самые настоящие, загадочно глядящие с высот.

Арий, впрочем, не интересовался ни звездным небом, ни жизнью жителей. Сидя за грубо сколоченным столом, он разбирал свои бумаги. Бумаг скопилось много, а времени оставалось все меньше: нужно решать, что забрать с собой, а что бросить на поругание. Он не сомневался, что его дом со всем нехитрым скарбом попросту сожгут, а уж в путанных "демонических" записях и точно не станут копаться. Да кому они нужны кроме него! Другого мага в ближайшей округе не было - кому, кроме изгнанника, захочется селиться в таком сонном пруду, где даже лягушки передохли. И разобраться в набросках Ария постороннему человеку не так уж просто: почерк у мага отвратный сам по себе, да и черкал он, как на душу придется. Главное, самому потом понять. А между тем многое в этих записях заинтересовало бы любого честолюбивого собрата по ремеслу. Разрабатывая поправки нескольких заклинаний, Арий сам не знал, какой шаг вперед он делает. Некоторые листы мужчина небрежно бросал на пол, некоторые бережно откладывал в сторону. На полу уже лежала сумка, о необычайной вместительности которой никто бы и не подумал. А между тем, если бы стол удалось пропихнуть в ее горловину, то и этот предмет мебели можно было прихватить с собой, еще и куча места осталась бы. Но стол мужчину не интересовал, а стопка книг в суме уже лежала порядочная. Включая и старый-престарый учебник, по которому маг когда-то изучал азы.

Когда падающего в небольшое оконце света перестало хватать, а мелкие значки и схемы на листах неуловимо "поплыли", Арий привычным жестом сотворил небольшой световой шарик, даже не отрывая взгляда от драгоценных бумаг. Сгустившаяся темнота - досадная помеха, которую необходимо исправить, но уделять ей повышенное внимание!.. Даже бесшумно проскользнувшую в дверь женщину, закутанную в длинный, темно-синий плащ Арий заметил не сразу, или же просто не пожелал заметить. Не дождавшись никакой видимой реакции, Эвис рассерженно хмыкнула и одним резким движением сбросила плащ на пол. Под ним оказалось вполне привычное платье до колен, четыре разреза и полностью обнаженная спина. Если бы хоть кто-то из жителей города увидел девушку в подобном наряде, ее просто закидали бы камнями, так что плащ - это разумная предосторожность: можно и щеголять в привычных нарядах, и не привлекать к себе ненужного внимания.

- Да, вот уж действительно дыра! - протянула поздняя гостья, оглядев единственную комнату. Стол, стул, лежак и небольшая печка составляли всю обстановку. Не считая книг, конечно, которые валялись и под столом, и вдоль стен вперемежку с бумагами. Так же у двери опасно кривилось несколько проржавевших крюков для одежды.

Арий предпочел промолчать. Конечно, избалованная Эвис привыкла к роскошно обставленным хоромам, стоит вспомнить хотя бы тот домик, где проходили их любовные свидания! Но сегодняшний визит нужен ей, а никак не ему. Самого мага жилье вполне устраивало, а отвечать на грубость красавицы он считал ниже собственного достоинства.

Опять не получив никакого ответа, женщина капризно надула губки:

- Мог бы хоть сесть предложить! Думаешь, легко было метаться туда-сюда, выполняя твои требования, а потом еще и разыскивать в лесу эту хижину? Провожатых-то мне так и не нашлось, никто не захотел показать дорогу к твоему жилищу даже за деньги. Мол, темно уже, боязно к колдуну тащиться. Хозяин таверны на окраину привел, рукой махнул - иди в ту сторону - и все! Мрачная у тебя слава. Боятся тебя.

- Правильно делают, - не отрываясь от своего занятия, пробормотал Арий. - Принесла?

- Да. Вот только думаю, а не много ли ты хочешь в качестве предоплаты - и деньги, и артефакт? Может, хоть камешками обойдешься, а то вдруг я тебе сейчас все отдам, а завтра ты уже в путь-дорожку отправишься. И где тебя искать?

- Я свое слово держу. А вот тебя мне разыскивать совсем не хочется. Поэтому либо ты выполняешь мои условия, либо можешь закрыть за собой дверь с той стороны.

- Да ладно, пошутила я. Держи. - Прямо на груду бумаг лег небольшой кожаный мешочек. - Бриллианты, сойдет?

- Вполне. - Арий развязал горловину и заглянул внутрь.

- Не доверяешь. Может, еще взвешивать будешь?

- Нет. Ты мне зубы не заговаривай! Где артефакт?

Тяжело вздохнув, словно вдовушка, у которой отбирали последнее имущество, Эвис поворошила пальцами сложную прическу. Тяжелая золотая заколка оказалась с секретом: верхняя часть с тихим щелчком откинулась крышкой и женщина достала из "шкатулки" небольшой жезл. Впрочем, Эвис была настолько небрежна, что заколка при этом расстегнулась, и на плечи водопадом упал каскад золотых волос.

Артефакт лег рядом с мешочком.

- Больше я тебя не задерживаю. - Тонкие пальцы мага быстро пробежали над жезлом, улавливая магические свойства, взгляд стал отрешенным.

- Не так быстро! Я хочу поговорить с тобой о деле.

- Говори. - Арий по-прежнему не смотрел на девушку, не предложил ей сесть, но она уже, раздраженно хмыкнув, сама опустилась на лежак.

- Завтра ты должен любым способом встретиться с Марлен и объясниться ей в любви.

- Зачем?

- А как ты думаешь выманить ее за город?

- Напишу записку, попрошу о встрече.

- Угу, может, сразу спросишь ее - "мне тут жертвы на ритуальное убийство не хватает, не хочешь поучаствовать"? По твоей логике она с радостью кинется на алтарь, еще и сама в себя ножик вонзит! Похоже, после меня у тебя вообще никого не было, раз до сих пор не знаешь, как надо вести себя с барышней. Так вот, нужно красиво признаться ей в любви, предложить побег, расписать все самыми радужными красками, пообещать бросить к ее ногам весь мир... Тогда она к тебе сама на шею кинется.

- Оригинально: пообещать весь мир, и привести на бойню. Я только одного не понимаю, почему твой хозяин не призовет девчонку магией?

Эвис пожала плечами. Саму ее такие мысли не занимали, гораздо важнее выполнить приказ.

- Ему виднее, где можно использовать зов, а где нет. Не хочешь обещать ей мир - не обещай. Сам что-нибудь придумай, главное - словесных нагромождений побольше и поизящнее, как в дамских романах. Еще можно на колени опуститься, вздыхать почаще и потяжелей.

- Слушай, хватит меня учить! Сказал приведу, значит приведу. А как - не твое дело. Чучело изображать из себя я не собираюсь.

- Ладно. - Женщина лениво потянулась, игриво поправив длинный локон. - А может, все-таки не будешь таким скучным? Или до сих пор дуешься на меня? Ведь мы могли бы неплохо провести время вместе, помнишь, как нам было хорошо? Ты говорил, что любишь меня.

- Эвис, меня это не интересует. Лучше всего для твоего дела, если ты сейчас уйдешь и не будешь мне мешать. Не думай, что таким способом ты сможешь избавиться от необходимости отдавать оставшуюся часть оплаты - за эти деньги я смогу на год поселится в борделе с не менее умелыми шлюхами.

- Хам! - бросила Эвис, встала, накинула плащ и вышла в ночь.

Но запах дорогих духов еще долго держался в комнате, несмотря на сразу же распахнутое окно.

Ухаживать за женщинами Арий действительно не умел. Тем более, за девушками. Пудрить мозги юной Марлен пустыми клятвами не хотелось, тем более говорить ей о любви - о чувстве, в реальности которого мужчина сам очень сомневался. Вот наслаждение, даримое слиянием двух тел, вполне реально, а эфемерные высокие чувства, "соединение душ" - то ли есть оно, то ли нет. Скорее все же нет. Так зачем же тратить время на ненужные ухаживания, зачем добиваться сердца неприступной красавицы, если тебе нужно только ее тело? Проще сходить в бордель, где на все есть своя цена. Там не нужно говорить комплименты, можно даже не говорить вообще. Продажные красавицы куда лучше понимают язык денег: при звоне монет их глаза загораются, и желания клиента угадываются с ошеломляющей точностью. Можно подумать, работницы борделей поголовно владеют телепатией! А то, что они вытворяют, не поддается никакому описанию. Никаких обязательств, никаких проблем и разочарований. Главное - наличие денег.

Теперь же нужно добиться согласия знатной девицы на вечернюю прогулку, нужно уверить ее в своей любви. Но как можно уверить в том, чего не испытываешь? Чего Арий не умел, так это притворяться.

Тем не менее, на следующее утро он отправился на площадь у дома лорда ир Диллас. Маяча там без всякой надобности, он привлекал к себе внимание, как пустошник в национальном наряде своего клана из глухой деревни. Проходящие люди подозрительно косились на мага, обходя его стороной. Когда Арий уже готов был плюнуть на все и пойти куда подальше, двери дома отворились, и молодая девушка вышла в сопровождении служанки и телохранителя. Мужчина подавил ехидную ухмылку - напасть на дочку лорда при ярком свете дня решился бы только полный псих. Или маг. Арий поймал быстрый настороженный взгляд, щечки девушки окрасились легким румянцем, и она о чем-то заговорила со служанкой преувеличенно громким голоском, старательно смотря в сторону. Мужчина пропустил ее вперед и пошел следом, держа дистанцию, выжидая удобного момента. Вот девица вошла в одну лавку, в другую. В руках у охранника появились объемные свертки. У третьей лавки Арий нырнул в пустую подворотню и накинул на себя невидимость. Еще пара минут, сложное плетение, сопровождаемое полушепотом заклятия, и заготовленный фантом барышни осталось только проявить в нужный момент. Теперь главное ни на кого не наткнуться. И не упустить добычу. Но леди все еще торчала в лавке, выбирая какую-то мелочевку - то ли шпильки, то ли кружева. Наконец, она вышла и оттуда. Оставалась сущая мелочь - улучить удобный момент. Несколько слов даже не шепотом - одними губами, быстрый взгляд, короткий жест рукой - и цветочный горшок на окне второго этажа срывается с подоконника и падает прямо на круп клячи, впряженной в телегу с товарами. Одуревшая кобыла рвется вперед, телега чиркает боком по стене, с жутким хрустом трескается оглобля, колесо подскакивает на выбоине и вот уже по земле разбросаны интересные детали дамского туалета: мужские кальсоны, расшитые бисером пояса... И все это под горестные вопли торговца и испуганные не совсем цензурные крики увертывающихся от мотающейся из стороны в сторону телеги людей. Гвалт поднялся неописуемый, охранник бросился помогать отлавливать взбесившуюся клячу, служанка с легкостью ввинтилась в толпу зевак, только барышня застыла на месте, в страхе прижав тоненькие пальчики к вискам. Осталось лишь зажать ей рот и затащить в ближайший закоулок, благо у зевак было чем заняться, а боковая улица совершенно опустела.

Маг снял с себя невидимость и отпустил девушку. Та стояла, ловя ртом воздух и хлопая глазами, из которых постепенно уходил испуг, сменяясь сначала недоумением, а потом и гневом:

- Да как вы посмели? - произнесла она, едва отдышавшись, ломким голосом и напустила на себя надменный вид.

Арий даже усомнился в ее чувствах, хотя в чем-чем, а в этом Эвис ошибиться не могла. Да и сам он много раз замечал пламенные взгляды. Чего греха таить - половина заказов поступала именно из дома лорда, без этой работы для молодой барышни пришлось бы совсем туго. Но сейчас зеленные глаза полыхали настоящим гневом.

Колдун склонил голову:

- Прошу простить меня, юная леди, я не решился бы на такой дикий поступок без крайней необходимости. - Галантная манера изъясняться вспомнилась не без труда, Арий никогда не был особо силен в придворном обхождении, хотя одно время и старался подражать столичным вельможам. - Но для меня этот разговор - вопрос жизни и смерти. Я прошу вас, выслушайте и попытайтесь не судить слишком строго...

- Говорите.

Арий бросил на девицу беглый взгляд, ее гнев прошел, как будто и не было, румянец вновь залил нежные щечки. Но крики на основной улице начали стихать, барышню могли хватиться в любой момент.

- Не здесь. Я умоляю вас о встрече, если вы, конечно, сочтете ее возможной.

Марлен посмотрела ему прямо в глаза, ее лицо озарилось надеждой:

- Я пошлю за вами ближе к вечеру. Надеюсь, вы будете вести себя приличней, и на сей раз обойдетесь без диких выходок. До свидания.

Барышня быстро вышла из переулка, с опаской оглядываясь по сторонам. Но не удержалась - подарила пылкий взгляд оставшемуся в переулке магу напоследок. Ее так и не успели хватиться: все произошло слишком быстро, Арий сам не ожидал такой легкости, не понадобился даже заготовленный фантом. Вот только сможет ли он уговорить девушку на крайне сомнительную авантюру, сможет ли усыпить ее благоразумие? В этом мужчина продолжал сомневаться - ну не привык он общаться с дамами!



Марлен мучилась сомнениями - правильно ли она поступает? Как-то быстро она согласилась на эту встречу... Непозволительно быстро. А с другой стороны, если бы она вела себя неприступно, как положено девице ее положения, маг мог просто развернуться и уйти. Девушка не пережила бы этого. Столько времени молчать, смотреть украдкой без малейшей надежды и вдруг... Нельзя упускать такой шанс. Быстро, ну и что, пусть быстро! Главное что он придет. Он хочет что-то сказать, и девушка догадывалась, что именно. В своих мечтах Марлен уже раз сто прокручивала это объяснение, и все же, все же... Только бы он не решил, что она легкодоступна.

Впрочем, гораздо больше страшило иное - а вдруг она просто неправильно поняла мага? И что тогда? Мысль была настолько ужасна, что девушка загнала ее на самые задворки сознания. Высокий блондин привлек ее внимание сразу же, с первого взгляда. Она еще не видела таких мужчин. Прошлый городской маг был уже глубоко в летах, с длинной седой бородой. И Марлен, будучи тогда еще ребенком, с детской непосредственностью решила, что все маги такие. Но через несколько лет после смерти старика, когда в городе уже смирились, что придется и дальше жить без магической поддержки - проезжие кудесники были редки и брали за свои услуги непомерно большие суммы, - пришел молодой колдун. Разведав обстановку в местном трактире и поняв, что конкуренции можно не опасаться, он самовольно поселился в старой, давно пустующей лесной хижине. Тут бы порадоваться - есть к кому обратиться в случае беды, вот только не возлюбили пришлого кудесника простые люди. Слишком чуждый, непонятный, пугающий - да что ему тут вообще надо? Но Марлен это не смущало. Одинокий изгой, немногословный, с обаятельной ироничной усмешкой, легким столичным лоском, изяществом манер, да еще с какой-то непонятной магнетической силой сразу же поразил ее воображение. Светлые голубые глаза притягивали, хоть и всегда были холодны, словно лед. Марлен убедила себя в том, что его терзают какие-то страдания, что молодой красавец пережил в прошлом нечто ужасное (подобные эпизоды были почти во всех читанных барышней романах), и полюбила еще больше той самой слепой первой любовью. Жуткие слухи, с каким-то извращенным удовольствием пересказываемые служанками бесчисленное число раз, никак не повлияли на чувства юной леди. Темная аура привлекала, манила, как огонек бабочку. И сейчас бабочка была готова броситься в этот огонь, совсем позабыв про нежные крылышки... Но она не знала об этом, не знала, что пламя вскоре взметнется и поглотит ее.

Недомогание себе девушка придумала, едва переступив порог дома - пожаловалась на головокружение и слабость. Служанка тут же доложила об уличном происшествии, которое и могло столь потрясти юную госпожу. От лекаря барышня отказалась - мол, само пройдет. Провалявшись в постели полдня, шатаясь, сошла по лестнице и потребовала мага. Отец, как всегда, не смог отказать единственной дочери. Тем более что маг действительно мог избавить от недомогания гораздо быстрее лекаря.

И теперь девушка старательно прихорашивалась перед зеркалом, прогнав служанок. Каштановые волосы, распущенные по плечам, выгодно оттеняли белизну свежего молодого личика, но Марлен все еще была недовольна. Роль больной вводила жесткие рамки - никаких платьев, корсетов, украшений, косметики. Это угнетало. Было сменено и небрежно отброшено в сторону уже три пеньюара, четвертый тоже не вызывал восторга, хотя желтый шелк шел девушке не меньше голубой кисеи. Она уже собиралась скинуть и его, но заглянувшая девица доложила о приходе мага. Марлен побледнела еще больше, запахнулась и без сил опустилась в кресло.

Маг медленно вошел в комнату и остановился у дверей. Леди махнула рукой служанке и произнесла настолько слабым голосом, что заподозрить ее в симулировании болезни было просто немыслимо:

- Оставь нас.

Девушка неохотно послушалась. Когда дверь за ней закрылась, Арий сделал легкий пасс рукой, поставив защиту от прослушивания. Покои наполнило молчание, мужчина смотрел в пол, собираясь с мыслями, а девушка сидела ни жива, ни мертва, комкая в руках ткань пеньюара. В голове ее роились мысли, но самой яркой была: "уж лучше бы в голубом!"

Наконец она не выдержала:

- Вы просили меня о встрече...

Маг вздрогнул, словно бы очнувшись, и порывисто шагнул к ней:

- Я прошу простить мне мою дерзость. Я знаю, как самонадеянно было с моей стороны умолять вас о свидании и безгранично благодарен за ваше милостивое согласие. Вы столь же добры, сколь и красивы. Но я прошу вас и о снисхождении - выслушайте меня и не судите строго, просто я не могу иначе. Видеть вас, говорить с вами и при этом молчать... Потому что так надо, потому что правда оскорбит вас. Но не бойтесь, даже сейчас я не произнесу ничего недозволенного. Даже в эту минуту... Я просто пришел, потому что понял: у всего есть предел, и ноша безмолвия слишком тяжела. Больше нет сил ее нести, просто нет сил... Я пришел попрощаться.

- Попрощаться? - произнесла Марлен непослушными губами. Это последнее слово вывело ее из той эйфории, в которой она пребывала, слушая сбивчивую речь.

- Да, я понимаю, что вам нет до меня никакого дела. Нет дела - уеду я, или останусь. Но попрощаться с вами я считаю своим долгом. Ведь вы - единственный человек в этом городе, с которым я бы не хотел расставаться.

- Так вы уезжаете?

- Да. Я вынужден уехать. Я не могу больше находиться здесь. Находиться в одном городе с вами. Я предпочитаю уехать, так будет лучше. Я не хотел бы тревожить ваш покой ни словом, ни взглядом. Но уехать, не простившись, я не могу. Так прощайте же, и простите, если в силах, мою неслыханную дерзость! - Арий порывисто развернулся, делая вид, что собирается уйти, но окрик ожидаемо остановил его.

- Подождите! - девушка на ватных ногах встала с кресла, протянула к магу дрожащую руку, словно пытаясь удержать его. - Вернитесь, я прошу вас.

С легким поклоном Арий приблизился к Марлен, продолжая смотреть в пол.

- Скажите, мне очень важно... Почему вы уезжаете? Скажите правду!

- Вы не догадываетесь? - легкая улыбка тронула бледные губы, он впервые открыто посмотрел не нее, и в этот раз в его глазах не было холодного льда. - Из-за вас.

- Так вы любите меня?

Голубые глаза затенили ресницы. Это было удивительно, но при светлых, золотистых волосах ресницы мага были черны.

- Вы любите меня...

Мужчина легко поклонился, и опять развернулся к двери.

- Но подождите! Вам не нужно уезжать! Я поговорю с отцом, я смогу его уговорить!

- О чем вы? - светлая бровь вопросительно приподнялась.

- Вам не нужно уезжать. Вы можете остаться. Со мной. Здесь.

Маг усмехнулся.

- Я знаю, ваш отец вас любит, но... Кто вы, и кто я...Не стоит даже затевать подобный разговор, ничего хорошего тут не выйдет. Вы добьетесь лишь того, что станете пленницей в собственном доме, а эти покои будут вашей темницей. Я не могу допустить этого. Уж лучше я уеду...

- Уедете... Тогда я отравлюсь! Вот увидите. Только этого вы и сможете добиться своим отъездом. Без вас я все равно никогда не буду счастлива, лучше уж сразу смерть...

Арий с трудом подавил совершенно неуместную улыбку. Надо же, сколько пафоса, какие нервные, на гране срыва, речи! Впрочем, чего еще можно ждать от не в меру избалованной, начитавшейся романов девицы. Пожалуй, она и вправду способна от дури и яду хлебнуть, и в петельку залезть: ну как же, из-за Великой Любви! Или из-за того, что она считает любовью... Расскажи ей сейчас Арий всю правду: зачем он пришел, и что никаких иных чувств, кроме веселья она у него не вызывает - и благородная Марлен и вправду сведет счеты с жизнью. Наивная, ничего не знающая о настоящей жизни девочка. Нежное, тщательно оберегаемое комнатное растение. Как раз из таких и получаются идеальные жертвы.

Впрочем, этот порыв был весьма на руку Арию, нужно лишь правильно выдержать тон.

- Нет, я вас прошу, не надо. Вы еще встретите человека, который будет достоин вас, вы будете счастливы с ним... А я должен уйти с вашей дороги. Поверьте мне, скоро вы позабудете меня, и даже будете смеяться над этим временным помрачением рассудка.

- Никогда! Никогда я не забуду вас!

- Мы не сможем быть вместе по законам этого города. - Арию успело порядком наскучить переливание из пустого в порожнее. Он решил взять дракона за клыки. - Люди никогда не поймут и не простят... В особенности, ваш отец. Поэтому лучше я уеду завтра, все уже готово, мои вещи собраны. Прошу простить меня.

- Я не допущу этого, я что-нибудь придумаю! Должен же быть другой выход...

Как же все-таки долго тянется этот разговор! Похоже, леди не отличается особой сообразительностью, ведь единственный вариант лежит на поверхности, Арий ясно намекнул на него. Но приходилось молчать, грустно склонив голову - лучше, если инициатором будет она.

И дождался таки.

- Тогда я убегу с вами!

- О нет, я не могу допустить этого! - тщательно скрывая радость, несколько пафоснее, чем следовало, провозгласил он. Впрочем, к счастью, девица была слишком захвачена своей "гениальной" идеей и ничего не заметила. - Тогда вас ждет ужасная участь! - а вот это истинная правда!

Но Марлен не обратила внимания и на это.

- Я убегу с тобой! Мы будем вместе. Завтра, так завтра. Хотя, зачем же ждать завтра? Бежим сегодня! Сейчас же!

- Нет, сегодня никак невозможно. Еще не все подготовлено к отъезду. Тем более, вам тоже следует подготовиться. Я планировал ехать один... Но если ваше решение осознано...

- Конечно, осознано. Я куда угодно готова ехать вместе с тобой! Даже на тот свет!

"Что ж, никто тебя за язык не тянул, так и будет. Правда, сам я туда пока не собираюсь", - подумал мужчина, а вслух произнес:

- Тогда соберите вещи. Только умоляю, Марлен, не набирайте слишком много! Вам обширный гардероб едва ли понадобится, а вторую лошадь я купить не успею. Так что мой конь должен будет везти нас обоих и еще поклажу.

- Да я вообще могу ничего не брать! Что мне эти платья и драгоценности! - девушка в эйфории бросилась к магу на шею, и тому пришлось обнять ее за талию. Прижавшись щекой к его груди, она доверчиво затихла. В силу воспитания барышне и голову не пришло первой поцеловать мужчину, Арий же не собирался быть инициатором. Висящая на шее девица раздражала, но следовало придерживаться роли.

- Мне пора идти, - сказал он через пару минут. - Вашему батюшке я скажу, что вам нужен покой: лучше не выходить из спальни до побега. В десять я буду под окном, оставьте его открытым. Впрочем, я пойму, если вы передумаете.

- Я не передумаю, я буду ждать.

Арий мягко улыбнулся и поцеловал надушенную ручку. Ему не терпелось скорее выйти на воздух. Лорд ждал в зале. Бегло переговорив с ним о нервном недомогании Марлен и заверив, что ничего опасного тут нет, но все же посоветовав продержать больную в постели еще хотя бы сутки и получив плату за визит, маг откланялся. Сгущающиеся сумерки мягко обволокли его, толчея города вскоре осталась за спиной, над головой зашуршали деревья. Облокотившись на ближайший широкий ствол, Арий посмотрел в сторону почти совсем скрывшегося из виду городка. Из-за опоясывавшей его стены почти ничего не было видно: так, верхушки пары особенно высоких крыш. В этом месте он прожил два года, а завтра покинет его навсегда. Притом опять из-за очередной прихоти Эвис. Внезапно мужчина понял, что почти ненавидит эту женщину, ненавидит за то, что опять приходится помогать ей, пусть в этот раз и на довольно выгодных условиях. Захотелось убить ее, раз и навсегда порвать с тем влиянием, которое она оказывает на его жизнь. Убить просто и жестко, вонзив нож в шею, а потом глядеть, как кровь медленно течет по коже, заливает грудь... И при этом Арий понимал, что не сможет, не решится сотворить такое. По крайней мере, сейчас. Рука не поднимется.

Ровно в десять часов Арий был под окном леди Марлен. Пробраться в сад особняка оказалось совсем не сложно: стражники стояли только у входа, вдоль стен никого не было, да и зачем? А вот псины бегали. Здоровые кобели, спущенные с цепей могли играючи разорвать чужака, избравшего сад местом вечерних прогулок. Любого, но не мага - одно простенькое заклятие и псы погрузились в крепкий и здоровый сон. Магическая сигнализация на заборе, поставленная еще предшественником Ария, так же не принесла особых хлопот. Мужчина разобрался в ее действии за пять минут. Отключить, правда, было сложнее и потребовало бы очень много сил, но Арий и не стал этого делать, просто сотворил небольшую лазейку. Одолеть стену получилось играючи как и проникнуть в комнату через заботливо распахнутое окно. Обычная левитация забирала много сил, но разовый импульс, позволяющий достичь нужной высоты - другое дело.

Марлен опять бросилась к нему на шею, но в этот раз Арий сдержал пыл девицы, сказав, что время ограничено и необходимо торопиться. Девица сдержала обещание и вещей с собой не брала. Почти. Арий легко перекинул ее сумку через плечо, даже не спрашивая о содержимом. Потом вскочил на подоконник, галантно подав даме руку. Но тут вышла небольшая заминка: Марлен совершенно не хотелось прыгать из окна. Нет, она, конечно, доверяет своему любимому, знает, что он великий маг, но может все же лучше по лестнице? Третий этаж - это как-никак высоковато, можно что-нибудь сломать. Арий постарался как можно более спокойно и доходчиво разъяснить девушке, что третий этаж - совсем не проблема, что она даже не почувствует приземления, а вот спуск по лестнице чреват неприятностями и немаленькими... В конце концов Марлен согласилась, правда Арию пришлось зажать ей рот, потому что спрыгнуть молча было не в слабых девичьих силах. Ограда была преодолена таким же образом.

- А где же лошадь? - оглянулась по сторонам Марлен.

- За городом. Стук копыт по мостовой слишком далеко разносится, нам не нужно шума. Но вы ведь не против пешей прогулки?

- Конечно нет!

Из города так же выбрались уже привычным путем - через стену. Стражники у ворот, конечно, были очень заняты - резались в карты, и отвести им глаза не составило бы труда, но Арий не хотел рисковать: вдруг у них есть амулеты. К тому же девица, похоже, вошла во вкус - подобный способ преодоления препятствий ей явно пришелся по душе. Объяснив, что конь ждет у его дома, уже оседланный и с поклажей, мужчина повел девушку по едва приметным в темноте тропкам, слегка подсвечивая себе возникшим над ладонью огоньком. Впрочем, сама Марлен почти ничего не видела в тусклом свете. Лес откровенно пугал, и она старалась сильнее прижаться к такому спокойному и надежному магу, уверенная, что с ним ей ничего не грозит. Дорогу в город она бы ни за что не нашла, даже под страхом смерти.

Внезапно Арий остановился и прижал палец к губам. А в следующую секунду погасил тусклый огонек.

- Жди меня здесь, - настороженно шепнул он и, оглядываясь по сторонам, тихо растворился в лесу. Девушка осталась стоять в абсолютной тьме, тихо переступая с ноги на ногу. Страх все больше и больше захватывал ее, но Марлен ждала, не зная, что больше никогда не увидит Ария, и что жить ей осталось около часа.

Конь действительно спокойно стоял у дома, правда, еще не оседланный, но это дело пары минут. Арий потуже затянул подпругу и перекинул через седло сумки. Узел с вещами Марлен он оставил рядом с девушкой. Женский крик, всколыхнувший ночную тишину, не заставил его даже повернуть головы. Крик был единственный - похоже, жертве зажали рот.

- Ну, вот птичка и попалась! - лениво произнесла Эвис, выйдя на крыльцо.

Арий не обратил на женщину никакого внимания.

- Мне показалось или она звала тебя?

- Все возможно, - процедил мужчина.

Эвис рассмеялась.

- Надо же, как у тебя все хорошо получилось! Гораздо лучше, чем у меня в свое время. Как легко вскружить голову молоденькой девушке, чистой, невинной... удивляюсь, как на столь маленькие аккуратненькие ушки поместилось столько лапши.

- Я ни слова лжи не сказал этой девице. Она додумала все сама. Воображение у леди, конечно, буйное, но я тут не причем! - в голосе Ария послышалось раздражение.

Эвис мягко улыбнулась:

- А ты не хочешь открыть девчонке глаза? Рассказать ей, какая она на самом деле дура? Как ты ее использовал и сколько получил за ее жизнь.

- О, хорошо, что ты вспомнила, а то я уж думал, у тебя склероз. Ты мне еще должна вторую половину гонорара. Что до Марлен - можешь рассказать ей все сама. Я не сомневаюсь, что это у тебя получится гораздо лучше и красочнее.

Эвис закусила губу. Будь ее воля, она бы так и поступила. Но только приказ хозяина ясно говорил, что девица до конца жизни должна верить в то, что Арий любит ее и делает все возможное, чтобы спасти. Для обряда нужна была сила чистой любви и надежды, и поэтому Эвис вынуждена была отказать себе в невинном развлечении. И в маленькой мести этому самоуверенному человеку. Злость захлестнула женщину и она, сорвав с пояса кошель, швырнула под ноги магу.

Арий вытянул руку и мешочек с камнями, вместо того, чтобы упасть на землю, послушно скакнул в нее. Маг легко оседлал коня.

- Прощай, Эвис! Искренне надеюсь, что наши пути больше не пересекутся.

Женщина промолчала, глядя вслед всаднику, пока тот не скрылся за деревьями, и желая ему всяческих бед.

Арий неторопливо ехал по лесной тропе, пока конь не вышел на дорогу. В голове не было ни единой мысли. Мужчина оглянулся - там, за поворотом притаился в глуши только что покинутый город, - но никакого сожаления не испытал. Внезапно налетевший порыв ветра ударил в лицо, растрепал короткие волосы и понесся дальше - срывать листья с деревьев, задувать ритуальные свечи и трепать развешенное на веревках белье. Маг подхлестнул коня, будто наваждение какое спало, расправил плечи и поспешил навстречу этому ветру. На север, туда, где он еще не был, где его ждет что-то новое, неизведанное. На душе стало легко, и магу показалось, что за его спиной не город остается, а могила, из которой каким-то чудом все же удалось вырваться.

Время страсти

Трава приятно пружинила под босыми ногами. Идти было мягко и легко... В груди нарастало щемящее, пугающее и притягательное чувство; так зудит уже заживающий порез - боли уже нет и понимаешь, что уже не будет... не сейчас... но скоро снова битва, а в прошлой ты выжила, все раны успели затянуться, и не болят. Нет боли, и страха тоже нет. Не в новинку раны.

Почему-то чувство свободы, свободы идти куда заблагорассудится, и делать то, что взбредет в голову, у Ивенны ассоциировалось именно с подживающими порезами. Возможно из-за того, что в своей жизни она часто получала раны, а еще чаще наносила сама, порой и смертельные. Когда-то давно, лежа в горячке полубреда-полуяви она думала, что лучше смерть, но когда боль ушла, края затянулись, не оставив даже шрама, а воспоминания о пережитом хоть и не исчезли полностью, но сгладились, потеряли свою остроту, пришла досада на собственную слабость. И Ивенна решила, что больше никогда не помыслит о смерти - не дождетесь! Уж лучше отправить на тот свет кого другого, чем уйти самой. Позже женщина научилась преодолевать себя и даже получать какое-то извращенное удовольствие от такого состояния. Выжить, выжить, несмотря ни на что, вопреки всему, назло этому недружелюбному миру. И снова. И еще раз...Организм давно приспособился справляться с чем угодно - и с физическими хворями, и с душевными. Последними, впрочем, Ивенна страдала все реже и реже...

Меч привычно висел за спиной. Ее верный защитник и опора, молчаливый спутник, единственный, кому она доверяла полностью и безоговорочно. Обвернутая вокруг талии куртка била полами по бедрам, но хотя Ивенне и было зябко, останавливаться и одеваться совершенно не хотелось: было лень снимать заплечные ножны, отвязывать от рюкзака привеску сапог, тем более что сгущающиеся сумерки и так предвещали скорый привал. Нужно лишь найти подходящую полянку, а там можно и рюкзак скинуть и одеться нормально. На левой руке загадочно блистал вычурный серебряный браслет с самоцветами-хамелеонами. Не раз дорогую побрякушку пытались украсть, а то и отобрать силой. Наивные! Женщине даже не было нужды браться за оружие в таких случаях, но они об этом не знали...

Выйдя на очередную полянку Ивенна наткнулась на небольшой бревенчатый домишко. Такие избушки не редкость в этих краях. Путнице не было нужды раздумывать, кем построена эта - отшельником, или ворожеей, разбойником-висельником, или лесным егерем. Главным было то, что сейчас жилье пустовало, а Ивенне было необходимо место для ночлега. Спать на земле конечно, не впервой, но почему бы не воспользоваться так кстати подвернувшейся избушкой, ведь сейчас она сама себе хозяйка и сама может решать что и как ей делать. И раз уж в кои-то веки есть возможность провести ночь под крышей и не заплатить за это ни монеты! В каком бы состоянии не был домик, едва ли ее испугают грязь и запустенье. Не мучаясь сомнениями, Ивенна распахнула дверь и шагнула внутрь. К ее удивлению, внутри избушка оказалась вполне обжитой - никакого запаха затхлости. У маленькой печки горкой сложены дрова, на дощатом полу - истертый ковер, в углу - высокий узкий шкаф, у окна примостился стол с двумя стульями, на лавке - довольно чистое покрывало и подушка, на крюке у двери висел чей-то плащ - такое впечатление, будто хозяин просто отлучился на минутку и вот-вот придет. Женщина хмыкнула и захлопнула дверь, скинув намозоливший плечо рюкзак у порога. Повозившись с затянувшимися узлами, рядом бросила сапоги; куртку заботливо пристроила на спинку стула. По-хозяйски обшарила шкафчик - к ее огромному разочарованию в нем не оказалось ни крошки съестного, как и на прибитой над окном полке. Ну, если, конечно, не считать едой соль, заботливо завернутую в старый лист бумаги. Пришлось разворачивать свои запасы. Кусок сыра с хлебом, несколько глотков воды - ужин далеко не королевский, но для одинокой путницы в самый раз. После еды женщина с удовольствием растянулась на жесткой лавке. Бревенчатый потолок над головой создавал странное ощущение защищенности, в одном из его углов копошился вышедший на промысел паук, казавшийся в сумерках черной шевелящейся точкой. Ивенна усмехнулась и закрыла глаза.

Утром она, как всегда, проснулась легко и сразу. Рассвет еще только угадывался на мглисто-сером небе, но птицы уже устроили привычную какофонию. Паук зловещей тенью затаился в самом углу. Ивенна потянулась и, вскочив с кровати, подхватила флягу и сапоги - предстояло разыскать в здешних краях воду, раз уж вчера этим не озаботилась. Небольшой ручеек вскоре обнаружился. Женщина наполнила флягу, а потом опустилась на колени и аккуратно окунула лицо. Вода была холодна как лед, впившийся в кожу сотнями иголок, но это невероятно бодрило. Длинные пепельные волосы, прядями рассыпавшись по поверхности, устремились в сторону течения. Вынырнув, купальщица расхохоталась от удовольствия. Холод промокшей косы, упавшей на спину, пробрал до самых костей, но она уже скидывала одежду и медленно входила в поток.

Позже, сидя на берегу и зашнуровывая сапоги, Ивенна вдруг подумала - а зачем ей собственно продолжать путь, если можно остаться здесь на пару деньков, пока не надоест. Ей некуда спешить, места довольно живописные, а домик, несмотря на скудность обстановки, вполне уютен. Растянувшись на траве и любуясь устремившимися ввысь, к небу, деревьями, Ивенна приняла окончательное решение. Она останется. А значит, необходимо позаботиться о пропитании. В первую очередь придется сделать лук и стрелы. Эта задача была совсем несложной: найти подходящее деревце, срезать ветку, тетива у нее всегда с собой на всякий случай, равно как и наконечники. Сами же стрелы вытесать вообще пара пустяков. Дело легкое и привычное. Будет лук - будет свежее мясо каждый день. Стреляла Ивенна превосходно. Впрочем, она с любым оружием была на "ты". Эти навыки, присущие ей с самого рождения были развиты и отточены до совершенства. И немудрено - ее жизнь проходила в постоянной борьбе. Вот разве что последние пять лет... Что ж, когда-нибудь каждый устает бороться и начинает плыть по течению, а уж куда это течение приведет...

Остатки кролика лежали в тщательно вымытой тарелке на столе. Сама охотница лениво растянулась на лавке: делать больше ничего не хотелось. Уже прошло два дня с тех пор, как она поселилась в лесной избушке. Первый день Ивенна старалась как-то обустроить свое жилье: перемыла скудный запас посуды, смастерила лук, запаслась хворостом. Даже пол подмела наспех собранным из свежих веток веником. Нашла неплохие кусты саинки - ягоды были еще не созревшие, но если немного подождать... Вчера она тщательно исследовала окрестности, заодно неплохо поохотившись. Ближе к вечеру немного помахала мечом для разминки - ежедневные тренировки давно стали традицией и редко когда пропускались. Но сегодня, не смотря на то, что время едва перевалило за полдень, женщине хотелось просто поспать. Она крайне редко спала днем, но сейчас просто не видела повода противиться желанию организма. Веки устало смежились...

Проснулась она от внезапного мысленного толчка и тут же села на лежанке, настороженно озираясь. Совсем рядом прогрохотал что-то гром, где-то ударила молния. До сознания внезапно дошло, что причиной побудки послужил всего-навсего обычный дождь, ничего больше. Наряженные до предела мышцы тут же расслабились. Зевнув и закутавшись в покрывало, - было довольно зябко, - Ивенна подошла к окну. Мда-а, не такой уж и обычный - проливной ливень хлестал о землю плетями потоков. Густо растущие деревья вовсе не представляли для него преграды - все вокруг уже успело основательно промокнуть, а из-за струй воды видимость сводилась к нулю. Сгустившаяся темнота мешала определить день сейчас или уже вечер, а то и ночь. На свои ощущения Ивенна полагаться не могла - она прекрасно выспалась, но сколько именно длился ее сон - полчаса, час, или пять? Женщина разожгла огонь в печи, сгребла со стола кусок кролика и, забравшись с ногами на кровать, принялась за еду. В пляске отблесков огня на стенах комната казалась какой-то загадочной и даже несколько зловещей. Паук на потолке тоже кем-то закусывал, и Ивенна поспешила отвернуться от неприятного зрелища. "Вот сейчас что-нибудь произойдет. Должно произойти", - вынырнула неведомо из каких глубин подсознания четкая мысль. И словно в ответ на нее дверь домика распахнулась и в полумраке на пороге предстала невнятная фигура, закутанная в плащ. От неурочного гостя отскакивали брызги воды и залетали в дом. В следующий миг человек захлопнул дверь за спиной и быстро скинул промокший плащ. У его ног уже успела натечь солидная лужа. Вот как раз в эту лужу плащ и шлепнулся, громко чавкнув. Пришла очередь сапог, брошенных столь же небрежно. Ивенна отметила, что гость молод, даже до тридцатника еще не дотянул, и довольно хорош собой. Длинные темные от воды волосы мокрыми сосульками падали на плечи. Промокшая насквозь одежда была из явно качественной добротной ткани. У бедра висел меч в простых черных кожаных ножнах на таком же кожаном поясе. А вот пряжка была явно необычной: по краям шел какой-то непонятный узор из переплетающихся знаков, а в центре раскинуло длинные, почему-то волнистые лучи солнце. Занятная гравировочка... Тут Ивенна заметила, что гость мнется на пороге, нерешительно глядя на нее. "Точно совсем молодой, еще зеленый", - припечатала она про себя.

- Чего застыл? Скидывай эти мокрые шмотки, а то еще простуду схватишь, или чего похуже. Вон, мою куртку возьми. И плащ сейчас дам, он в сумке. Размерчик тебе маловат будет, но уж не обессудь. Можешь, конечно, на себя еще вон то старье накинуть, - Ивенна кивнула на все так же висевший на крюке невесть кем позабытый плащ, - но я бы не советовала.

Получив обещанную одежду, гость все еще не спешил разоблачаться - так же мялся на пороге и косился на невозмутимо восседающую на лавке женщину. Та же с интересом буравила парня взглядом, но в конце концов жалость победила и она отвернулась. Мужчина начал быстро скидывать с себя одежду:

- А полотенца нет?

- Уж чего нет, того нет, - отвечая, Ивенна все же бросила беглый взгляд через плечо.

Определенно, паренек уделял большое внимание упражнениям с мечом, сложен он был идеально. Даже, пожалуй, чересчур накачан для своего возраста. Тем нелепее он смотрелся сейчас, закутанный в слишком узкий и короткий для него плащ.

- Куртку чего не надел?

Гость махнул рукой, и Ивенна пожала плечами. Его дело.

- Вещи что ли как-нибудь выжми и сушиться разложи, иначе этот мокрый ком к утру заплесневеет и тебе придется здесь загоститься. Не думай, что я настолько негостеприимная, просто места как-то маловато. Хотя, первое тоже имеет место быть.

Мужчина удивленно поднял брови и сел на стул:

- А ты вообще-то кто?

Тут уж пришел черед Ивенны удивляться. Не то чтобы она не допускала возможности возвращения хозяина дома, просто именно этот парень им быть ну никак не мог. По неуверенным движениям прекрасно видно: здесь он впервые.

Так что Ивенна не испытывала никаких сомнений, отвечая:

- Вообще-то я здесь живу, - в конце концов, это правда, она действительно жила в этом доме. А что всего два дня - это, право, такие мелочи!

- Нет, - парень уверенно мотнул мокрыми волосами. - Ты не можешь здесь жить.

- И тем не менее, живу.

Зеленые глаза вспыхнули решимостью:

- Тебе придется уйти.

И этого мужчину она посчитала стеснительным?! Впрочем, он определенно выбрал неверный тон - не этому мальчишке решать, что ей делать!

- С какой это стати? - женщина поудобнее расположилась на лавке.

- Я жду одного человека и присутствие посторонних мне не нужно.

- И что, ты прямо сейчас выставишь меня под дождь?

- Нет. К утру, возможно, развиднеется, и тогда ты вполне сможешь покинуть это место, - милостиво сообщил тот.

Нет, вот ведь наглости хватило! Ивенна, предвкушая неплохое развлечение, медленно поднялась с лавки, сбросив с себя покрывало, и плавно пошла в сторону наглеца, собираясь преподать тому урок.

- Значит так, слушай внимательно, еще пара таких фраз и в свободное плаванье отправишься ты. Да-да, в самом прямом смысле! Свои встречи ты можешь проводить где угодно, а если не хочешь присутствия посторонних, выкопай подземное убежище метров на десять и закройся там вместе со своим собеседником, обрушив вход. И то вам до начала разговора придется перебить всех кротов, червей, и прочую подземную живность. Ну, или просто попросить их покинуть это место. Притом именно попросить. А если хочешь все же переночевать здесь, сделай так, чтобы я тебя больше не замечала. Да, весь пол в твоем распоряжении, но если ты попробуешь сунуться на кровать... я тебе не завидую.

Мужчина с удивлением взирал на хрупкую девушку, говорившую с ним таким заносчивым тоном, словно ей ничего не стоит размазать его по стенке. Впрочем, он тут же вспомнил о висящем на крюке луке, взгляд скользнул по полуторному мечу, определенно слишком тяжелому для женских ручек. Сам Ник предпочитал одноручный, несмотря на свое богатырское сложение, но если девице нравится таскать с собой такую тяжесть... Что ж, по всему видно, незнакомка - одна из искательниц приключений, и чего этим девкам дома с мужиками не сидится?! Уверена, что ей все по силам, ну, это только до первого умелого противника, который с легкостью выбьет не по руке тяжелую железяку, а затем и собьет всю спесь с самой "воительницы". Впрочем, преподавать авантюристке этот урок Нику совершенно не хотелось - не в его правилах поднимать руку на женщину, пусть даже в благих целях. Сегодня он решил не спорить с нахалкой, а вот завтра... что бы там ни говорила эта девица, ей придется уйти.

К утру, погода действительно развиднелась. Когда Ивенна проснулась, наглый гость еще спал. Женщина пожала плечами и опасливо выглянула за дверь. Мда-а, в этом болоте и шагу не сделаешь. Придется ждать, пока земля не подсохнет, чтобы проваливаться в грязь хотя бы по щиколотку, а не по колено. К сожалению, все осложнялось тем, что незнакомец вчера подчистую доел кролика, а впрок Ивенна не охотилась - зачем? Она была уверенна, что в лесу голодать не придется, так какой смысл делать запасы, если каждый день можно есть свежее мясо? Нет, ей самой и такого припаса хватит, а вот мужчине... Такую гору мышц прокормить трудно.

Ивенна вздохнула и закрыла дверь. Хочет есть - пусть сам бегает по пояс в грязи в поисках добычи. Лук она ему, так и быть, одолжит.

Гость завозился и открыл глаза:

- Доброе утро.

- Угу, доброе, - буркнула она в ответ

- Как там?

- Сам посмотри. И одежду возвращай, все равно тебе мой плащ не идет! - определенно Ивенна встала сегодня не с той ноги. Мужчина пожал плечами и скинул плащ. Да, тело, конечно... выше всяких похвал. Ни капли жира, сплошной клубок мышц. Пока гость одевался в еще влажную одежду, она просмотрела свои запасы. Ничего, ей должно хватить. Тем более, что в случае чего она сможет и поголодать: не впервой, переживет. Ну, разве что настроение слегка испортится.

Ник тем временем выглянул за дверь и огорченно присвистнул:

- Ну ладно, оставайся пока. Тот, кого я жду, все равно не доберется сюда по такой грязи.

Ивенна почувствовала, что звереет. Тонкий пальчик уперся в почти породистый нос гостя.

- Значит так, заруби себе на носу! - при этом она постучала по вышеупомянутому органу. - Я отсюда никуда не уйду, пока сама не захочу этого. А вот ты при таком поведении можешь вылететь из этой двери в самое ближайшее время. Сомневаешься в этом - твое право. Можешь попробовать меня выставить просто ради эксперимента, сам упадешь лицом в грязь. В прямом смысле!

Ник хотел, было возразить, но тут увидел такое, что ему стало не до спора. Рукав рубашки девушки соскользнул с запястья, и мужчина получил возможность разглядеть тяжелый серебряный браслет. Явно очень дорогой и ничуть не напоминающий обычную побрякушку. "Неужели маг", - мелькнуло в мозгу. Если судить по поведению - явная ведьма. Но тогда она действительно может выполнить свою угрозу. А поэтому лучше отступить, по крайней мере пока.

- Ладно, может тогда хотя бы попробуем жить мирно?

- С тобой?! - Ивенна картинно подняла брови.

- Ну, если мы собираемся вместе жить в этом доме, нужно найти какие-то точки соприкосновения.

- Значит так, я не собираюсь жить с тобой в одном доме. Как только земля просохнет - вали на все четыре стороны. Или, если хочешь, можешь поселиться под ближайшим деревом и ждать своего дружка там. Или подружку? Впрочем, неважно.

- Ты какая-то уж очень агрессивная, - пробормотал Ник. - Нельзя же так.

Ивенна промолчала. Если бы парень не начал качать права, она вела бы себя иначе. Но на хамство она привыкла отвечать хамством. Стоило ей только посчитать, что ее кто-то пытается ущемить или оскорбить, как тут же включалась защитная реакция. Вот и сейчас ей безумно хотелось надавать этому заносчивому типу по шее и выкинуть вон. Но какие-то глупые понятия о долге и чести не позволяли ей прогнать странника в то болото, что находилось за дверью. Хоть он сам и пытался только что всеми силами выставить ее вон. Женщина отвернулась - она неплохо умела себя контролировать, научилась за прожитые годы, но сейчас эмоции были настолько сильны, что Ивенна не могла быть уверена, что справится. Если этот тип увидит ее глаза... проблем не оберешься! В итоге она легла на лавку, отвернувшись лицом к стене и пытаясь успокоиться. Но вскоре ее внимание привлек подозрительный шум за спиной. Предчувствуя очередные неприятности, Ивенна обернулась. Странный гость, у которого явно были не все дома, взобрался на стул и, стаскивал с ноги надетый всего полчаса назад сапог, рискуя свалиться.

- Ты что делаешь? - "убогий" - добавила она про себя.

- Да вот, убить хочу. - Ник указал свободной рукой на паука и чуть не сверзился со стула.

- А ну слезай немедленно, а то сейчас сам сапогом по голове получишь! Не смей трогать мое домашнее животное!

Уже прицелившийся для удара мужчина пошатнулся от окрика и опять чуть не упал. Ивенна тихо прыснула: смотреть на его физиономию без смеха было невозможно, столько эмоций там отразилось - и удивление, и брезгливость, и обида. Ник действительно был обескуражен - из общения с дамами он прекрасно уяснил, что все они боятся пауков, крыс и мышей, какими бы безвредными те ни были. Вот рыцарь и подумал, что если убьет восьмилапое страшилище, девушка отнесется к нему более благосклонно. Получилось наоборот. "Точно ведьма", - пронеслось в голове, когда он медленно слезал со стула. Внезапно девушка расхохоталась в голос:

- Ой, я не могу, ты бы свое лицо сейчас видел! Как тебя зовут хоть, недоразумение ходячее?

- Ник, - мужчина решил не обращать внимания ни на совершенно неуместный, с его точки зрения, смех, ни на явно оскорбительную снисходительность, а ловить момент и налаживать отношения с этой психопаткой, пока есть возможность. А то как бы она его самого в паука не колданула...

- Я - Ивенна. У тебя хоть какой-то дорожный припас есть? А то на охоту в ближайшее время не выйдешь.

- Есть, - ошарашено ответил тот.

- Вот и будешь его есть! - выдала эта ненормальная и снова расхохоталась.

День прошел на удивленнее спокойно, как и ночь. Ивенна читала какую-то книгу без названия на темной обложке, и Ник не решился ее отвлекать. Сам он просто пытался придумать, как объяснить послу, что это за девица и почему она присутствует на столь важной и тайной встрече. Возможно, получится устроить дело как-то так, что посол и Ивенна вовсе не столкнутся. А может ли быть, что эта странная девушка - шпионка? Но эту мысль рыцарь сразу отмел. Нет, нереально. Слишком неуравновешенна, на него - ноль внимания, а ведь будь она шпионкой, наверняка попыталась бы втереться в доверие. Лицо открытое и... красивое. Ярко-синие глаза, прямой нос, изящный разлет бровей, алые чувственные губы... Именно так должно выглядеть воплощенное совершенство! Впечатление портил только старый поношенный дорожный костюм.

Нет, невозможно, чтобы такая красавица промышляла шпионажем! Да и кто мог знать, что встреча будет проходить здесь, в этой избушке? Ведь секретность строжайшая. Сам Ник до последнего дня и то не знал, куда едет. Тот, кто назначил встречу, только позавчера определился с точным местом, а Ивенна явно живет в этом доме не первый день.

К утру Ник изрядно промерз на полу, а может, повлияла еще и позавчерашняя прогулка под проливным дождем, но простуда проявилась только сейчас. Глядя на непрестанно чихающего мужчину, Ивенна прониклась невольной жалостью. К счастью, жижа, в которую превратился лес, достаточно просохла, по ней уже можно было осторожно ходить, не оскальзываясь на каждом шагу. Так что, оставив шмыгающего носом Ника в домике и грозно пригрозив разобрать жилье по бревнышку и сложить из них погребальный костер для одного болезного типа, если оный вздумает забаррикадировать дверь изнутри, Ивенна отправилась на поиски травок от простуды. Они обнаружились достаточно быстро и еще быстрее были заварены. На содержимое котелка Ник смотрел с явной опаской, но все же выпил предложенное зелье. К полудню наступили улучшения: из носа перестало течь, и он уже не походил на нос запойного пьяницы.

- Надо же, как помогло! А я думал, ты меня отравить решила.

Ивенна раздраженно фыркнула: нет бы, спасибо сказать, - но тут же рассмеялась:

- Была такая мысль, но очень не хотелось возиться с телом. Для меня будет лучше, если ты уйдешь отсюда своими ножками.

- Мне нужно дождаться одного человека, - напомнил Ник.

- А мне до этого дела нет! - вяло огрызнулась Ивенна. Молодой мужчина ей, несмотря на некоторые разногласия, нравился, и поделать с этим она ничего не могла.

Возможно, именно поэтому женщина предложила ему вечером спать на лежанке, а сама решила перейти на пол. Но Ник, как ни странно, воспротивился:

- Нет. Я не могу себе позволить спать на кровати в то время, как дама мерзнет на полу.

- Не говори глупостей! Я вполне привычна к ночевкам на земле. Не замерзну.

- Нет, это недостойно мужчины.

- Значит, выставлять даму под дождь достойно мужчины, а вот позволять спать на полу - недостойно!

- Я не собирался выставлять тебя под дождь, ты сама это додумала.

- Угу, конечно. А вот на пол я хочу лечь действительно сама, и ты меня не остановишь. Инфекция ходячая. И вообще - спать на полу полезно для спины.

- Вот и замечательно: у меня как раз спина болит.

- Если ты не прекратишь со мной спорить, у тебя заболит не только спина!

- Да я не спорю! Я просто довожу до твоего сведенья, что буду спать на полу - и точка.

- Да? А вот скажи-ка мне, умник, как ты думаешь, почему лекарь, как правило, назначает больному постельный режим, а не напольный? - вкрадчиво поинтересовалась Ивенна. Ник только плечами пожал.

Эта перепалка могла длиться до бесконечности, куда проще махнуть на упрямца рукой и завалиться спать, но в Ивенну словно демон вселился. Спроси у нее кто сейчас: "А что ей-то, собственно, за дело до здоровья этого человека?", - она едва ли смогла бы дать толковый ответ и, как следствие, наорала бы, чтоб отвязаться. Решив во что бы то ни стало настоять на своем, женщина молча стащила с лежака подушку и улеглась на пол, завернувшись в плащ. Мужчина пожал плечами и повалился рядом, словно не замечая раздраженного шипения. К его удивлению, Ивенна не вскочила на ноги с жуткой руганью, а просто закрыла глаза и отвернула голову, явно не собираясь смотреть на такое безобразие.

Хворост догорал в печи, блики скользили по лицу лежащей девушки, в их загадочном мерцании она казалась еще красивее. Пепельные волосы, окрасившиеся в рыжеватый оттенок там, где на них падала полоса света, и загадочно черневшие в тени разметались по вытертому ковру. Веки закрыты, дыхание - ровное и спокойное. Ник откровенно любовался ею, из последних сил сражаясь с желанием коснуться бронзовой кожи. Он не знал, спала ли красавица на самом деле или только притворялась, но в любом случае не мог даже представить, какой будет ее реакция. Но все же страстное желание победило здравый смысл. Ник протянул руку и провел по шикарным волосам. Синие глаза распахнулись, и зрачки полыхнули красным. Ник даже не успел испугаться, как понял - это всего лишь игры огня. В следующую секунду он уже провел рукой по щеке, теплый атлас кожи не обманул ожиданий. А потом, осмелев, придвинулся ближе и легко поцеловал полураскрытые губы. Мягкие руки плавно обвили его шею, притягивая ближе, послышался тихий смешок:

- Ну, хотя бы пропотеешь.

Дальнейшее Ник уже смутно осознавал, провалившись в безумство страсти.

Дни проходили за днями, а в маленьком заброшенном лесном домике, внезапно обретшем сразу двух хозяев, ничего не менялось. Если раньше Ивенна думала просто слегка отдохнуть, проведя несколько дней под ветхой крышей в уединении, а потом решила проявить характер и переупрямить незваного несговорчивого соседа, то теперь она даже не вспоминала о том, что вскоре придется расстаться с прибежищем внезапного счастья. И ведь еще недавно казалось - ничего подобного уже не случится, огню не охватить своим пламенем голый камень, в который превратилось сердце. Здравый смысл уверял, что лучше собрать вещи и немедленно бежать как можно дальше, но Ивенна предпочитала отмахиваться от мрачных мыслей. Слишком уж легко и хорошо ей было сейчас. Ведь имеет и она право на кусочек спокойной, обычной жизни и... любви? Ник не казался ей необыкновенным, исключительным, Ивенна прекрасно видела, что это обычный человек, понимала, что их пути скоро разойдутся, и это даже к лучшему - не будет лишних разочарований. Но зачем думать об этом сейчас? Это время принадлежит ей, она вправе проживать его как угодно, не оглядываясь назад. А когда ветер жизни поменяет свое направление - что же, она поступит так, как должна. Пока можно просто жить настоящим, наслаждаясь каждым мигом, проведенным вместе. Ник так не мог - в его голове давно и прочно сложилась определенная система поведения, коей он и собирался следовать. Их отношения он воспринимал совсем по-другому, никак не мимолетным романом, пытаясь строить какие-то планы на будущее. Конечно, это были лишь мечты, Ивенна, как никто другой, ясно это осознавала, но включилась в игру. Возможно и зря - к чему питать ложные надежды? Не свои, нет - для нее все давно известно и решено. А вот юноша действительно верил в совместное счастье. Молодой рыцарь совсем не знал жизни, не знал, что нельзя так безоговорочно открываться перед случайной знакомой. Отношения, завязанные в подобной обстановке очень редко заканчиваются счастливым браком. Единственное, о чем они не говорили, так это о прошлом. Ивенна сразу сказала, что ей не интересно ни кто он, ни откуда, ни кого ждет. Она не будет ничего спрашивать, но и он должен не задавать лишних вопросов. Ника это устроило. Хотя однажды юноша спросил про необычный браслет, но лицо Ивенны словно закаменело на миг, а потом она сухо посоветовала не лезть не в свое дело.

Ник и не лез. В первое время он все ждал своего таинственного визитера, но тот все не появлялся и не появлялся. Сначала рыцарь всерьез беспокоился, но потом перестал, мысленно успокоив себя - в конце концов, его предупредили, что гонец может выжидать, проверять, нет ли за ним слежки. Да и в пути могут случиться всякие неожиданности, случайная задержка наподобие минувшей грозы. Главное, что место найдено правильное, а суета и волнения все равно никак не повлияют на события. И вообще, если вдуматься, то мужчине даже на руку, что визитер запаздывает.

Но однажды вечером случилось то, чего давно следовало ожидать. Поначалу Ивенна просто не обратила внимания на свои ощущения, но потом внезапно осознала, ЧТО они означают. Зов был довольно слабым, едва различимым, но женщина поняла - пришла пора возвращения. Накатила грусть. Да, она знала, что этот момент настанет, расставание неизбежно, только в груди все равно предательски заныло. Краденая сказка кончилась. Рядом с ней все еще смеялся над недавней шуткой неожиданно ставший таким родным мужчина и не знал, что им предстоит разлука, скорее всего, на всю жизнь. Ивенна отогнала охватившую тоску и заставила себя улыбаться. Она не хотела ничего объяснять, говорить какие-то никому не нужные слова, о которых, возможно, придется потом жалеть. Лучше уйти не прощаясь. А точнее, попрощаться, но другим способом.

В эту ночь она была необыкновенно нежна и в то же время ненасытна. Когда уставший Ник заснул, не выпуская девушку из своих объятий, Ивенна просто лежала, глядя в темный потолок, в тот самый угол, где копошился невидимый сейчас паук. Она понимала, что будет скучать по этому дому, вспоминать проведенное здесь время и даже этого паука, но никогда не сможет ничего вернуть, или повторить.

В конце концов, она не выдержала, мягко высвободилась из объятий, стараясь не разбудить любовника, и быстро бесшумно оделась. За окном еще даже не начало светать, когда она, подхватив заранее собранный рюкзак, бросив прощальный взгляд на ставшее дорогим лицо, но даже не различив его черт, выскользнула за дверь.

О том, что произошло дальше с ее случайным любовником, она не могла и предположить.

В этот день Ник проснулся поздно, сказалась бессонная, пусть и на редкость приятно проведенная ночь. Сонно потянувшись и не обнаружив рядом с собой своей подруги, он медленно открыл глаза. Впрочем тот факт, что женщина уже встала, не особенно удивил его - пропажи всех ее вещей Ник сперва даже не заметил. Спокойно сходив к ручью, умылся и, заглянув по дороге в пару излюбленных ими обоими мест, он решил, что Ивенна отправилась на охоту. К своему стыду он вынужден был признать, что стреляла она куда лучше него. Хотя это как раз было нормальным - рыцари не уделяли особого внимания стрельбе из лука, это было скорее пустошной забавой. А вот то, что и с мечом Ивенна обращалась ничуть не хуже!.. Несколько раз они разминались, чтобы держать себя в форме и Ник всякий раз удивлялся, как при столь изящном сложении можно так легко размахивать полуторником. Одержать над амазонкой верх ему не удалось ни разу. А от окончательного поражения порой отделяла сущая малость. Мысль, что ему просто не дают проиграть, постоянно скреблась в сознании, отравляя настроение. Приходилось силком выпихивать ее из головы. Как и другую - откуда в гибком теле такая поистине неженская сила?

Ни о чем не беспокоясь, придя к домику, он не стал заходить внутрь, намереваясь дождаться возлюбленную на крыльце. Но время шло, сидеть на ступеньке оказалось неудобно, а Ивенна все не появлялась. Махнув рукой на торжественную встречу, Ник зашел в дом. И только тут понял, что на крюке нет плаща девушки, только чей-то старый и порядком потрепанный. Не было ее рюкзака, ее меча, фляги. Зато лук со стрелами нетронутый лежал под столом. Ник тяжело опустился на стул. Когда же она ушла? Почему? В памяти промелькнули сладостные ночи - и прошлая, и те, что были до нее. Неужели он мог чем-то невольно обидеть возлюбленную? Да нет же, наоборот: все было прекрасно! Так почему теперь, так внезапно, без объяснений? Мужчина быстро обшарил домик - ни записки, ни какого-нибудь знака, ничего. Если бы он не спал так долго, еще можно было остановить, догнать, вернуть... А теперь слишком поздно. Дом изменился, стал чужим, незнакомым, брошенным. Вчерашний уют пропал без следа, оставив взамен пустоту. И такая же пустота разлилась в душе мужчины.

Вот в этот самый миг дверь и отворилась. Стоящий спиной к ней рыцарь радостно обернулся, подался было навстречу, но тут же снова угас - в дверях стоял незнакомец в серой куртке, с надвинутым на лицо капюшоном. Тот самый посланник, на встречу с которым Ник и ехал и которого он сейчас хотел видеть меньше всего.

Но дела не ждали, им не было никаких забот до переживаний молодого человека. Ник внимательно прослушал быструю инструкцию, в который раз! - и получил неприметный серый пакет, доставка которого адресату теперь ложилась на его, Ника, плечи. Разумеется, вместе с огромной ответственностью, куда же без этого!

Дальше была дорога. Сначала пешком, до ближайшей деревни, а потом верхом, на только что купленном, довольно неказистом коне. Возможно, если бы Ник ехал на своем Буране, все сложилось бы совсем иначе. А так на третьи сутки, после непродолжительной погони, юношу окружили недоброжелательно настроенные всадники на черных, как уголь конях. Все, что успел сделать Ник - это, следуя заученным инструкциям, сломать магическую печать, тем самым, отправив пакет в хранилище между мирами и временем. Самая верная и надежная защита от захватчиков - активированное заклятье было построено таким образом, что вернуть бумаги обратно мог лишь тот, кто запустил защитный переброс. За свое геройство рыцарь тут же получил увесистым кулаком в челюсть. Затем разъяренные воины стащили юношу с лошади и ему оставалось только радоваться, что на сапогах этих уродов нет металлических накладок. Впрочем, били его недолго. Наемников остановил властный голос, видимо принадлежащий их командиру:

- Совсем с ума спятили?! Сейчас этот сопляк копыта отбросит и что будете делать? Как отсчитываться? Хотите, чтобы из вас ремни вживую резали?! Притом, это еще в лучшем случае. Пакет-то уже прошляпили. На седло его, быстро! И молитесь, чтобы господин был в хорошем настроении.

Дальше Ник жалел лишь о том, что не может потерять сознание - болтаться поперек седла не самый приятный способ передвижения, особенно, если невыносимо болит грудная клетка, а кровь из сломанного носа заливает глаза.

Нежеланное путешествие продолжалось вот уже третий день. Впрочем, теперь Ник все же сидел в седле, а не болтался поперек него, как мешок с картошкой. Руки ему, правда, связали, но юноша был достаточно хорошим наездником, чтобы не обращать на это неудобство особого внимания. Ребра, к счастью оказавшиеся целыми, почти перестали ныть, вправленный на привале нос тоже не приносил особых неудобств. Ник прекрасно понимал: все это - мелочи, так называемые цветочки, а ягодки ожидают впереди.

Воины, окружившие пленника непрерывным кольцом, бросали на него на редкость мрачные взгляды. Вообще, из их поведения Ник сразу сделал вывод: они попросту боятся. Кого, тоже не составило труда угадать - загадочного "господина". Судя по всему, испытывающего недостаток в ремнях, и восполняющего оный за счет неугодных. Куда его везут, рыцарь тоже узнал довольно быстро из обрывков разговора - воины разговаривали между собой свободно, чужие уши их не волновали. И полученное знание оптимизма не прибавляло - опасения похитителей становились вполне понятными. Эти люди не были простыми наемниками, они были особым отрядом гвардии Авангарда - мрачного замка на окраине Редграда, рассадника черной магии. Юноша никогда особенно не увлекался историей, знал лишь, что хозяин этого замка по праву крови был сильным черным магом, держащим в страхе всю страну. Сам король опасался того, кто номинально считался его вассалом. Но, как оказалось, все познается в сравнении: несколько лет назад замок захватил другой маг, убив законного владельца. Этого самозваному властелину оказалось мало, и он развязал войну, призвав самые темные силы на свою сторону. Ник с содроганием вспоминал рассказы о жуткой армии, вставшей под знамена самозванца. Можно ли в одиночку совершить государственный переворот? Как оказалось - да. Король был убит, трон опустел, юная принцесса пропала без вести, говорили, что она стала рабыней мага. Править сам он, впрочем, не захотел, посадил на престол своего человека и вернулся в замок, продолжая заниматься богомерзкими делами. Урок не прошел даром - к магу потянулись посольства, попытаться стереть Авангард с лица земли никому и в голову не приходило.

Интересующийся историей человек мог припомнить куда больше. Например, что замок Авангард не всегда считался обителью зла. Давным-давно он был пожалован вместе с титулом баронства одному доблестному воину, особо отличившемуся в борьбе с дикарями. Замок и обширные земли, прилагающиеся к нему, располагались как раз у самой границы Редграда с Пустошами. Отряды пустошников, часто совершающих в то время набеги, не могли миновать стоящую на их пути твердыню, но молодой барон всегда с честью удерживал оборону, вынуждая налетчиков отступить. Именно поэтому замок и получил свое название - Авангард. Время шло, нравы менялись, полудикие народы перестали промышлять набегами, предпочитая отсиживаться в своих шалашах, со многими из их вождей даже были подписаны мирные договоры, и угроза со стороны Пустых земель отпала, но название замка сохранилось. С некоторых пор у потомков барона стал обнаруживаться магический дар, некоторые отправлялись учиться магии, но хозяином замка, по старой памяти, всегда становился воин. Так было до тех пор, пока старший сын очередного барона, не увлекся магическим искусством. Притом, как оказалось впоследствии, его темной стороной. Младший брат баронета пропал без вести, с родителями тоже случился какой-то несчастный случай, и поскольку других наследников не было, замок и земли перешли к колдуну.

О доблестном прошлом замка скоро забыли, так что теперь Авангард называли прибежищем Страха и Боли. И вот об этом Ник знал прекрасно. Юноша не боялся смерти, он бы легко встретил ее в бою, но извращенной фантазии мага, походя сменившего власть в стране, не мог не опасаться. И когда впереди показались черные каменные стены, он невольно сглотнул.

За воротами Ника заставили спешиться и, не дав оглядеться по сторонам, по узкой дороге мимо густо заросшего сада протащили на задний двор, где позволили умыться. Смыть дорожную грязь невероятно приятно даже в таких условиях, хотя подобная забота настораживала. Пока Ник приводил себя в порядок, к стоящему поодаль начальнику отряда подбежал молоденький парнишка и что-то быстро нашептал на ухо. Командир медленно провел рукой по волосам. Вояка понимал, что сейчас ему придется отчитываться перед господином за свой промах, но не представлял, какой реакции ожидать. Властитель славился своей непредсказуемостью. Оставалось надеяться, что сегодня он в хорошем настроении и милостиво посмотрит на провал сквозь пальцы.

Дав знак двум воинам остаться, он отпустил остальных и, приготовившись к самому худшему, приказал:

- Ведите мальчишку в тронный зал, - и сам пошел впереди.

Нику снова связали руки, и повели по коридорам, слившимся в единую серую ленту. Нет, поначалу парень честно пытался, как его и учили, подмечать все повороты и подъемы по лестницам, но вскоре осознал бесполезность своего занятия - создалось четкое впечатление, что его водят кругами, притом по одному и тому же месту. Наконец Ника подвели к широким кованым двустворчатым дверям, за которыми и скрылся начальник воинов. В коридоре остались только двое конвоиров, да сам пленник. Нику пришла в голову дикая идея - как раз сейчас можно попытаться бежать! Во время блужданий он не заметил в замке особой многолюдности. Ударить в челюсть одного, сломать шею другому, первому еще и по позвоночнику сцепленными руками добавить. Только сможет ли он потом выбраться из этого лабиринта, не заплутав?

Пока Ник раздумывал, двери вновь приоткрылись и наряженный в одежды ставшего уже привычным цвета стражник сделал знак конвоирам. Те молча толкнули юношу вперед. Тот послушно вошел в раскрытые двери - а что еще оставалось? - и, пораженный, замер на пороге. Нет, удивил его не сам зал, отделанный черным мрамором с серыми прожилками, в центре которого на возвышении стояло довольно удобное кресло, оббитое опять-таки черным мехом. А вот тот, кто сидел в нем... Человек, небрежно откинувшийся на спинку кресла и изящно наклонивший голову чуть набок, казался младше самого Ника. Длинные белокурые волосы мягкими волнами спускающиеся ниже плеч и тонкие черты лица делали бы его похожим на девушку, если бы не широкие плечи и узкие бедра. Впрочем, Ник злорадно отметил, что особой мускулистостью маг похвастаться не мог - видимо, не считал нужным утруждать себя тяжелыми тренировками, полагаясь на свое темное искусство. Одет колдун был в светлые и дорогие ткани, вообще весь его облик никак не вязался с мрачностью окружающей обстановки.

Тут Ник получил очередной тычок под ребра - хоть и промедлил он всего пару мгновений, но заминка явно не понравилась ни конвоирам, ни их командиру, в напряженной позе застывшему перед возвышением. Пленника тоже подвели к подножью платформы. Взглянув на сидящего в кресле вблизи, Ник еще больше уверился во мнении, что этого просто не может быть. Разве Темный маг, внушающий нешуточный ужас всему материку может выглядеть ТАК? Это просто глупый розыгрыш, или вообще сон.

- На колени! - тихо прошипел командир.

Выполнять этот приказ юноша и не подумал - вот еще! И тут же конвоиры сзади с двух сторон пнули его под колени, и пленник ощутимо приложился о мраморный пол.

- Хм... ну и зачем вы мне ЭТО притащили? - скучающий голос резанул слух, несмотря на довольно приятный тембр. Только услышав эти ленивые интонации, Ник понял, что перед ним враг. Тем более, что неестественно молодого лица мага он теперь не видел: смотреть на него снизу вверх - значит унижать себя еще больше. Поэтому зло уставился на свесившуюся с подлокотника кресла белую руку с длинными пальцами - как раз на уровне глаз. На среднем блестел синий камень в толстой серебряной оправе. Узор перстня показался юноше смутно знакомым, но голос начальника отряда отвлек его.

- Именно этот человек вез нужные вам бумаги.

- И вы считаете замену равноценной? - легкая насмешка заставила командира похолодеть.

- Я просто подумал, что лучше хотя бы доставить к вам курьера, вдруг он окажется полезным? Может, вы сможете вернуть пакет...

Маг захохотал:

- Нет, это уму непостижимо! - сказал он, отсмеявшись. - Значит вы, Сигор, предлагаете мне заняться вашей работой? Мне? - внезапно в веселом голосе прорезались стальные, опасные нотки. - По-вашему, я должен исправлять ошибки своих людей? Интересно, какой тогда прок от вас... Может, стоит задуматься о смене начальника.

Голос мага все больше и больше раздражал. Если бы Ник был уверен, что между ними не стоит магический барьер, можно было бы попытаться кинуться вперед и... что с того, что руки связанны? Нет оружия? Юноша был уверен, что в состоянии свернуть вражескую шею голыми руками, и трое воинов, стоящих рядом с ним, не смогут помешать. Не успеют. Да и сам маг не успеет булькнуть ни одного заклинания - в горле застрянет. Вот только охрана! Наверняка маг постоянно окружает себя защитными заклятиями, иначе не разговаривал бы он со здоровым воином так заносчиво, не подпускал бы к себе никого так близко, на расстояние броска. Биться в незримую стену, пытаясь добраться до ненавистной глотки... это недостойно, по-детски. И толку от этого никакого не будет, только повеселит мерзавца.

- Так что же мне со всем этим делать... - задумчиво протянул колдун.

Тут до слуха Ника донесся легкий скрип двери. Стоящий рядом командир чуть обернулся, послышались осторожные шаги. По стуку каблуков об пол Ник понял, что вошла женщина. Очевидно, разглядев происходящее, она остановилась в нерешительности, но рука с перстнем сделала приглашающий жест:

- Проходи. Ты не помешаешь. Я вот тут как раз думаю, не сменить ли мне начальника первого отряда, а то вместо документов его группа привозит мне мальчишку, да еще и предлагает самому эти документы добывать.

Цокот каблуков возобновился, мимо Ника прошуршало длинное алое платье, обоняние уловило приятный аромат явно дорогих духов. Колдун небрежным взмахом руки создал по правую сторону от себя еще одно кресло, и женщина, неспешно поднявшись по ступенькам на платформу, села рядом с ним.

- Жаль, что не ты поехала на это задание, тогда такой осечки не случилось бы.

Ник невидяще уставился на руки женщины. Ухоженная кисть с кольцом его уже порядком раздражала. Впрочем, руки вновь прибывшей тоже вызывали злость. Из длинных алых рукавов выглядывала только часть ладони и тонкие пальцы безо всяких украшений. Длинные ногти были подстрижены в форме миндалин и выкрашены кроваво-красным лаком. Больше всего мужчине хотелось поднять глаза и взглянуть в лицо этой девице, делящей постель с таким чудовищем. Иначе с чего властитель позволил ей сесть рядом с собой? Тут же в голову ударила догадка - наверняка это та самая пропавшая принцесса. Но тут сидящая поправила рукав и, пристраивая руку на подлокотнике кресла, открыла запястье. Пленник выдохнул сквозь сжатые зубы - на женской руке красовался хорошо знакомый ему браслет! Правда, камни были другие... Тогда Ника очень удивил контраст серебра искусной работы и вставленных в оправу булыжников. В этот раз камни были подходящими - в солнечном свете играли острыми гранями рубины. И все же, такое совпадение! Пленник, не удержавшись, медленно перевел взгляд на лицо... Ивенне очень шла высокая прическа. И алое платье превосходно подчеркивало каждый изгиб тела. Да и на троне рядом с Темным магом она смотрелась куда уместнее, чем в бедной хижине, чего скрывать!

Ник мог только догадываться, какой болью исказилось его лицо, но сидевшая в кресле сохраняла равнодушное спокойствие. Она смотрела на мужчину, с которым провела столько ночей, как на пустое место.

- И что ты собираешься со всем этим делать? - голос, такой родной и знакомый, сейчас звучал необычайно сухо.

- А что я могу с этим сделать? Придется смириться, что на меня работают остолопы. Нет, конечно, можно их казнить... но тогда у меня вскоре вообще не останется людей, тем более, что на это задание ездили лучшие. А что до мальчишки - ему придется выдать мне пакет, можешь поверить! - маг спокойно посмотрел в глаза Нику. - Советую тебе не примерять роль мученика, а вернуть бумаги прямо сейчас, тогда я, возможно, сохраню твою жизнь. Или, по крайней мере, подарю легкую смерть.

-Да пошел ты, мразь! - мужчина сплюнул на пол и тотчас же получил сильный удар от стража слева.

- Ай-яй-яй, какой невоспитанный молодой человек! И это цвет нынешнего рыцарства? - колдун укоризненно покачал головой. Именно в этот миг Ник в полной мере ощутил, что, несмотря на кажущуюся юность, маг гораздо старше его. - Куда катиться мир? Ну ничего, я преподам тебе пару уроков хороших манер. Позже. Как жаль, что ты не сможешь воспользоваться ими в жизни. Увести!

Ника подхватили под локти и буквально волоком вытащили из зала.

- Вы тоже свободны, капитан. Отдыхайте. Как бы там ни было, ключ к документам вы привезли, а требовать от вас большего... - колдун многозначительно промолчал.

Капитан отряда отвесил почтительный поклон и, развернувшись на каблуках, удалился, радуясь, что так невероятно легко отделался.

Маг перекатил головой по спинке кресла, повернувшись к единственной оставшейся собеседнице.

- И давно ты приехала?

- Полтора часа назад. Мне просто нужно было привести себя в порядок с дороги, потому и задержалась.

- Понимаю. Выглядишь прекрасно. У других женщин на такое ушло бы, по меньшей мере, полдня.

- Арий, а этот допрос... о чем вообще идет речь? Я многое упустила, пока путешествовала. Что за бумаги? Ты хотел послать за ними меня?

- Да так, ничего особенного. От совместного Совета магов и инквизиции Инверии были посланы документы оппозиции Редграда. Политика - сложное и запутанное дело. Сейчас все вельможи, особенно те, что стоят во главе государств, мило улыбаются мне в лицо и шлют посольства с дарами, но это совершенно не мешает им плести интриги за моей спиной. Вокруг этого пакета разлита такая таинственность... Право, даже как-то стыдно не среагировать, и не увести документы у них из-под носа. Хотя бы шутки ради.

- Шутки? Ты совсем не опасаешься недовольных? - Ивенна изумленно приподняла брови.

- Руки у них коротки, и решимости маловато. Вот собраться в грязном темном склепе и при свете единственной свечки громким шепотом вещать о том, что нельзя допускать, чтобы всякие безродные маги меняли монаршую власть - это они могут. Был я на одном таком собрании. Инкогнито, разумеется. Пока их глава толкал речь, с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться, а потом взял слово и предложил покончить с этой заразой, выступить на замок мага, предложил им реальный план. Так на меня испуганно зашикали! А потом начали разглагольствовать, что у них еще мало сил, недостаток людей и прочее в том же духе. Даже с поддержкой трех государств материка едва ли они на что-то решатся. Тем более что никто не будет играть в открытую - всем хочется сохранить трон под своей задницей.

- Я вообще не понимаю, чем они недовольны? Ведь Киан тоже королевской крови. И его политика вполне терпима...

- Ивенна, не будь такой наивной! Они будут недовольны всем. Тем более, из моих рук. Даже если завра я устрою акт самосожжения, народ будет возмущен и этим, подозревая в очередной гадости.

Женщина грустно усмехнулась. Она как никто другой могла понять.

- И все же, Арий, что с документами? При чем здесь этот... мальчик?

- Этот мальчик как раз вез пакет. Но мои остолопы дали ему время активировать защитное заклятие, которое отправило пакет в межмирье. И извлечь документы может только он. Уговаривать мальчишку бесполезно, мозгов у него нет, как и здравого смысла с инстинктом самосохранения. Пытать - это был бы вариант, но при сильной боли связь теряется и хранилище захлопывается. После этого документы не выцарапать никакими силами - межмирье не отдает своего. А эти идиоты еще и били его в пути...

- Да, я заметила. Но ведь связь все еще есть?

Арий искоса глянул на собеседницу:

- Надо же, какой интерес. Хочешь поучиться магии?

- Ты же знаешь: как бы я ни хотела, ничего не выйдет. Просто любопытно.

- Ну-ну... Любопытство - не порок. Остается как-нибудь распутать защитное заклинание или хотя бы ослабить его, разобраться в чужой магии, найти ключ, и тогда я смогу достать пакет самостоятельно.

- Насколько я знаю, ты любишь такие задачи, - пробормотала Ивенна.

- Любить-то люблю, но работа слишком тонкая. Одна ошибка, и документы будут уничтожены, а копии мне точно никто не вышлет, хотя могли бы здорово упростить задачу, и себе в том числе. А что касается заклятий на мальчишке - ничего лучше подобной топорной защиты дилетант, накладывающий их, придумать не мог.

- А мне казалось, ты сам пользуешься чем-то подобным. Или нет?

-Даже не сравнивай, - довольно резко оборвал маг. - У меня нет подобных побочных эффектов.

- Каких эффектов?

- Я не сказал? При малейшем магическом проникновении в сознание связь носителя с пакетом обрывается...

- Ну?! - недоуменно пожала плечами Ивенна. - Это я уже поняла.

- А сам парень просто сойдет с ума. Говорю же, дилетант работал. В моих заклятиях ничего подобного просто не может быть! Судьба курьера меня, конечно, не заботит - он и так не жилец, но документы! Придется быть осторожнее, защиту я успел прощупать, пока разговаривал с мальчишкой. Кстати, он странно на тебя смотрел.

- Не знаю, не заметила, - тон девушки был безразличен.

- Он нигде не мог видеть тебя раньше? - продолжал допытываться Арий.

- Он слишком молод. Впрочем, все возможно, я ведь немало попутешествовала.

- Возможно, его поразила твоя неземная красота?

- С такой рожей на объект восхищения не смотрят, - заметила Ивенна. - Скорее, он просто понял, КТО я.

- Вполне возможно. Ладно, пока отдыхай - дорога наверняка была утомительна, даже для тебя. А вечером поужинаешь со мной. Завтра жду тебя в кабинете в половину девятого, нужно обсудить кое-какие планы: возможно, скоро тебе предстоит работа, готовься.

- Меня не удивишь никакой работой, - заметила Ивенна. - Ладно, я тогда пошла, не хочу отвлекать тебя от любимого дела - копания в чужих мозгах.

- За копание я примусь только завтра. Нужно все обдумать - я не имею права на ошибку.

Ивенна лежала на кровати, заложив руки за голову. За свою жизнь она привыкла, что Судьба часто преподносит ей сюрпризы, но такой подлости не ожидала. Лучше бы она никогда в жизни не увидела больше Ника, чем здесь, при таких обстоятельствах! На милосердие Ария рассчитывать не приходилось. Если бы юноша хотя бы не артачился, а так... Убьет и, скорее всего, не сразу. А то еще и начнет ставить над Ником опыты.

Ну почему именно сейчас и именно он?! Ивенна была уверенна, что больше не сможет полюбить никогда, никого, а теперь! Неужели ей оказалось мало одного удара граблями по лбу, и теперь она решила вернуться и всласть на них попрыгать? Ну нет, просто ей больно, нестерпимо больно было видеть своего случайного знакомого на коленях перед Темным магом. Горько вспоминать, как исказились знакомые черты при виде нее... Но это не любовь, это не может быть любовью!

И даже если и так, она не сможет оставить Ника в плену, на верную смерть.

Женщина устало прикрыла глаза. Она спасет своего любовника, несмотря ни на что. Какую бы цену потом за это не пришлось заплатить...

Ивенна бесшумно шла по темному коридору, освещенному только тусклым светом факелов. Босые ступни холодил каменный пол: если коридоры верхних этажей были почти сплошь застелены коврами, то здесь такой роскоши не предусматривалось. Туфли пришлось оставить в комнате - пройти неслышно на шпильках не представлялось возможным, а дорожные сапоги унесла прислуга. Ноги успели заледенеть, но Ивенна не обращала на это внимания. Перед дверью в конце коридора она на некоторое время замерла, чего-то выжидая, наконец бесшумно просочилась внутрь.

Лестница в подземелье освещалась еще хуже, чем коридор. Женщина подобрала длинную юбку так и не смененного алого платья и, все так же тихо ступая, спустилась по ступенькам в подземелье. Выбрав из трех коридоров левый, скользнула в него и затаилась в тени. В тусклом свете свечей, вполоборота к девушке сидел дежурный стражник. Его присутствие было чисто символическим: темницы охранялись магическими заклятиями, а потому к своему посту он относился небрежно, точнее, просто дремал, но в случае случайного пробуждения вполне мог поднять тревогу.

Ивенна задержала дыхание, несколько шагов - и вот она уже в круге света, если сейчас страж проснется... Он не проснулся. Безошибочное нажатие нужной точки на шее и голова стражника, и так сонно клонящаяся, падает на стол. Путь свободен, в распоряжении отступницы по меньшей мере семь минут, потом по коридору пройдет патруль, с которым в случае задержки тоже можно легко разобраться.

Она спокойно пошла по коридору, заглядывая в решетчатые окошки камер. Пусто, пусто... Среди народа ходило мнение, что камеры Темного мага всегда забиты под завязку. Вот уж глупость так глупость - зачем Арию столько пленных, который еще и кормить надо? Так на узниках и разориться можно. Напротив, камеры, как правило, пустовали, ведь те, кто в них попадал, не задерживались. Ни в плену, ни в жизни.

Глянув в следующее оконце, Ивенна наконец обнаружила Ника. Слегка удивляло, почему его не поместили в первую же камеру, но заведующему тюрьмой виднее.

Женщина поднесла к скважине магический ключ, который на мгновение слегка поменял цвет. Вот теперь можно и открывать. Повернув в скважине ключ обычный, с предусмотрительно захваченный у дежурного со связки, Ивенна быстро прошла внутрь, аккуратно прикрыв дверь на всякий случай. Ник сидел на полу, опершись спиной на лавку, от стены к его ноге шла довольно длинная, также магически заговоренная, цепь. Он чуть повернул голову, разглядывая вошедшую:

- Пришла полюбоваться?

- Тише! - шикнула Ивенна. Ник пожал плечами и отвернулся. Она быстро поднесла магический ключ к цепи. После того, как заклятие отключилось, цепь можно легко разомкнуть, нажав на потайную пружину. Ник наблюдал за ее действиями безо всяких видимых эмоций.

- Вставай! - прошептала женщина, доставая из декольте очередную непонятную висюлину на цепочке. Но Ник, будто не слышал, продолжая источать равнодушие. Ивенна пожала плечами и рванула пленника за шкирку, как щенка, легко подняв на ноги. Прежде, чем тот успел вырваться, женщина обхватила его руками в страстном, сильном объятии и сломала висюлину пополам. В следующий миг он с видимым отвращением отшатнулся от нее, но Ивенна уже и не удерживала юношу - одноразовый телепорт сделал свое дело, камеры как не бывало. Теперь беглецов окружало широкое поле, вдали виднелась дорога.

- Пойдешь вон в ту сторону, выйдешь к окраине города, как раз к утру. Штаб оппозиции находится в нижнем подвальном этаже заброшенного склепа, не вздумай соваться к ним днем. Пароль, надеюсь, знаешь? - сухо спросила женщина.

С минуту Ник непонимающе смотрел на нее, а потом криво усмехнулся:

- Совсем за дурака меня держишь? Заканчивай свой спектакль! Второй раз я тебе не поверю.

Ивенна только плечами пожала. Объяснять ничего не хотелось, гораздо больше ее занимал вопрос - сколько осталось времени? Едва ли много.

- Иди быстрее, куда хочешь. Главное - отойди от меня как можно дальше.

- Не сомневайся, отойду. Противно даже стоять с тобой рядом. Но меня вот только одно интересует: скажи, а Темный маг не брезгует сам спать с такой подстилкой? - Ник зло выплевывал слова. - Под скольких он тебя подкладывал? Или это одному мне так "сказочно" повезло?

Мужчина продолжал сыпать оскорблениями, не замечая, что Ивенна просто не слушает его, да и не может слышать. Боль накатила внезапно, сначала резким уколом в левой руке, за которую женщина непроизвольно схватилась, а потом расползлась по всему телу, заполняя и подчиняя. В первое мгновение она смогла удержать крик усилием воли, а потом кричать уже не было возможности, оставалось только ловить ртом воздух и то приходилось заставлять себя вдыхать и выдыхать. Ник не замечал ничего этого, погруженный в собственную обиду, а Ивенна уже оседала на землю... Наконец Ник обернулся, в глазах мелькнуло недоумение, сменившееся беспокойством. Он кинулся к скорчившейся на земле женщине, зрачки которой уже вовсю отливали красным, но тут же отшатнулся - лежащее тело охватил огонь. Ник еще успел разглядеть за взметнувшимися языками пламени смертельно бледное лицо и огромные, полные боли глаза, а в следующее мгновение все пропало: и огонь, и Ивенна, как будто и не было. Да и было ли? - на траве не осталось ни малейших следов полыхающего костра.

Трудовые будни

- Так я не понял, тебе работа нужна, али как?

Арий неопределенно пожал плечами. Не то чтобы у него было туго с деньгами, даже наоборот, но говорить об этом сидящему напротив него скользкому типу слишком непредусмотрительно. Да, насчет возможной работы маг действительно интересовался не далее как два часа назад, только въехав в город. Его теперешний собеседник прекрасно слышал короткий и продуктивный разговор пришельца с местным магом и куда кто кого послал - тоже. В свете этого отпираться сейчас уже бессмысленно, ведь ясно, другой подработки в этом городе не найти. Лезть на рожон в его положении просто глупо, как и объяснять, что о работе он спрашивал просто из чистого интереса. Но соглашаться на дело подобного рода!

- Это не по моему профилю, - устало сказал Арий.

- Чего? Да там делать ниче не надо. Проще пареной репы! Оживишь покойницу и...

- Оживить человека невозможно. Я могу создать ходячий труп, зомби, но кому это нужно? Тем более что сил на поднятие мертвого тела тратится порядком, а потом еще придется озаботиться упокоением... Вам лучше обратиться к профессиональному некроманту.

- Но ты же маг? Ты же можешь это?

- Теоретически - да. А практически... не вижу в этом смысла.

- Двадцать золотых монет. Теперь видишь?

Маг поморщился. Как бы отвязаться от этого типа повежливее?

- Оживление покойников не совсем законно.

- Да ты че?! - захохотал собеседник. - Будь это законно, платил бы я такие деньги! В том, что на этом можно погореть, и весь фокус.

- Тогда давайте разойдемся в разные стороны. Я не слышал вашего предложения, а вы меня не видели.

- Не по силенкам тебе покойницу допросить?

Арий только хмыкнул и кинул трактирщику медную монетку. Позволить развести себя как глупого мальчишку? Вот еще! Пусть ищет другого лопуха, на худой конец есть еще городской маг.

Но скользкий тип прилип как репей к собачьей заднице - уже у арки он догнал мужчину, схватил за рукав.

- Двадцать пять!

- Что?

- Двадцать пять золотых. Сегодня ночью. Знать не должна ни одна живая душа.

Арий нахмурился.

- Я не понимаю, чего вы от меня хотите. Мне позвать стражу? - звать стражу было совсем не в интересах мага, но прилипала этого не знал.

- Тридцать.

Мужчина страдальчески закатил глаза. Впору действительно звать на помощь. А может, просто представиться? В Аверии его именем детей пугали, он сам слышал. Как и леденящую кровь историю о том, что получил колдовскую силу, принеся демону в жертву свою невесту за день перед свадьбой. Даже сам заслушался, уж очень хорошо рассказчик вещал. Тем не менее, наводить на свой след погоню Арий не собирался: и так уже успел порядком наследить в этой стране. Но разве можно было заранее предугадать, что у изобретенного снадобья окажется настолько сильный эффект?

А у инквизиции, как известно, длинные руки, и связывать разрозненные случаи воедино чернорясые умеют...

- Ты тугоухий? Я могу это быстро исправить, притом совершенно бесплатно - одно коротенькое заклинание, и ты легко сможешь разобрать такое простое слово, как "нет". Побочные эффекты - облысение, энурез и помутнение рассудка. Впрочем, последнее тебе не грозит. Так как, начинать, или ты все же отвяжешься?

- Ну, будь же ты человеком! - зачастил настырный наниматель, опасливо пятясь назад на всякий случай. - Мне же и обратиться-то больше не к кому. Труп уже и так не первой свежести, а маги в этом городе не задерживаются, а все из-за этого хлыща местного. Чтоб ему икалось, не переставая! Слушай, а может ты ему за отдельную плату свое заклинание прочтешь? Он-то у нас совсем глухой, все по губам читает. Сделай доброе дело, помоги человеку, а?

Перед мысленным взором Ария пронеслась соблазнительнейшая картинка - городской маг, полностью лысый и в мокрых штанах поет церковные гимны. Вслед за ней пришла другая, менее радужная: Арий, увертываясь от летящих в него боевых заклятий, носится за этим самым магом по всему городу, пытаясь прочесть длиннющее заклинание на ходу. И, наконец, совсем печальная: полгода работы над изобретением пресловутого заклинания именно с такими побочными эффектами. Нет уж, пусть живет.

- Боюсь, человек не оценит такой заботы.

- Ага, а я оценю?!

- Ты отвяжешься от меня или нет?

- Ну, я же тебе говорю, другого шанса у меня не будет, старуха умерла неделю назад! Наверняка черви уже изъели. Я сам ее раскопаю, ты только оживи!

- Да зачем тебе эта старуха? Неужели она была так дорога тебе при жизни, что ты решил еще раз с ней проститься? Что-то не верится...

Мужик отвел глаза и замялся. Арий подозрительно сощурился:

- Значит так, или ты мне сейчас все рассказываешь, или исчезаешь со своими просьбами куда подальше. Слух я тебе исправлять, конечно, не буду, а вот энурез с облысением организую запросто.

- Без ножа режешь, - пробормотал мужик.

- На то я и маг, - усмехнулся Арий.

Рассказ нанимателя не произвел на мага особого впечатления - обычная байка для скудоумных и детей, над которой маг мог только посмеяться. Удивительным было, что сам мужик свято верил в эту нелепицу.

Вся суть в том, что недавно на окраине города умерла старуха. По словам рассказчика, склочная и жадная. Жила тем, что плела корзины на продажу. Но в городе поговаривали, что много лет назад она работала горничной у какой-то дамы в самой столице. После того, как дама попала в немилость, ее, как водится, сослали в глушь, с глаз долой да подальше. Горничная последовала за своей госпожой и служила ей и в изгнании. Только сиятельная сеньора, не привычная к лишениям, подхватила не то лихорадку, не то чахотку и сгорела в течении месяца. Перед смертью она завещала верной горничной свои украшения - бриллианты и рубины, которые старуха сохранила, как память, а может, из скупости. После смерти в доме покойницы сокровищ не нашли, хотя искали и внуки, и стражники, и даже священник - камни как в воду канули. И теперь мужичек готов потратить все свои сбережения, только бы узнать, куда старушка сунула побрякушки.

- И ты в это веришь? - Арий не скрывал скептицизма.

- Да в это все верят. Сколько народа в доме старухи побывало - все надеялись захоронку найти.

- И ты искал?

- Искал. Одним из первых.

- Родственник, что ли?

- Угу. Дальний, - мужик с надеждой глядел на мага. - Ну, так как, возьмешься?

- Забыл бы ты про эти камни, может, их и не было никогда. А если и были - все уже продано и истрачено.

- Не, есть они, я уверен. Старуха не жировала, больше чем зарабатывала, не тратила. Заныкала где-то камни ведьма. Ни себе, ни людям.

- А мертвец ходячий тебе зачем?

- Так как же еще узнать, где захоронка? У самой старухи спросить и надо. Она ж уже мертвая, зачем ей камни?

Арий хмыкнул - на этот счет он придерживался иного мнения, сам слышал рассказ о том, как один "счастливчик" откопал сокровища, а потом их законный хозяин каждую ночь являлся несчастному в виде бледного, но на редкость жуткого призрака, и качал права, обвиняя в краже и грозясь королевским судом.

- Поднятый из могилы мертвец не может говорить - только мычать и выполнять приказы.

- Так пусть тогда сама тайник покажет!

Маг представил, как идет по городу следом за полуразложившимся зомби средь белого дня, как во все стороны разбегаются встречные прохожие, и невольно содрогнулся - разве это называется не привлекать ненужного внимания? Да за ним потом, как за разорителем могил, будут охотиться все, кому не лень. А какие слухи поползут...

- Ну, уж нет. Но если тебе и впрямь не жаль денег на свою бредовую идею, я могу кое-что сделать... - в конце концов, объяснять дураку, что он дурак бесполезно, только нервы себе истрепишь, да охрипнешь. Хочет выкинуть деньги на ветер - пусть, значит не так уж они ему и нужны, а вот Арий применение золотым всегда найдет. Да и задача обещает быть интересной, теорию маг знал неплохо, но на практике не применял этих знаний ни разу.

В любом более-менее крупном городе при сыскной конторе на жаловании состоял маг, специализирующийся на допросе мертвых. Работа вполне безопасная, не пыльная и доход стабильный. А особых умений на это не требовалось - только средние способности в некромантии. В больших городах таких специалистов было несколько, и гораздо более высокого уровня. Именно благодаря им раскрытие преступлений значительно облегчалось. А суть в том, что такие маги могли вызвать дух покойника и задать ему один вопрос, не ответить на который дух просто не мог. Естественно, охотнее всего души убиенных отвечали на вопросы об их убийцах, если, конечно видели их. Чем свежее тело - тем проще проводить ритуал, хотя маститые столичные специалисты могли допросить и пожелтевший от времени скелетик, если бы на то возникла надобность.

Именно это и собирался предложить приставучему мужику Арий. За тридцать золотых - деньги довольно неплохие. И риск минимальный - конечно, дух покойного будет потревожен, что крайне не одобряется чернью, но все же не так порицается, как поднятый из могилы мертвец. Да и кто об этом узнает - в интересах самого клиента молчать в тряпочку.

- Так поможешь?

- Если ты так хочешь, я задам старушке вопрос о камнях. Уклониться от ответа или солгать она будет не в силах. Другое дело, что никаких бриллиантов у нее может и не оказаться. Но это уже твои проблемы.

- Так я тогда тебя жду у ворот кладбища, как стемнеет?

Арий пожал плечами. Обряд по вызову духа он мог провести и днем, но ночь негласно считалась временем черного колдовства, зачем же разрушать иллюзии? И больше шансов избежать случайных свидетелей.

- Жди. Только деньги не забудь. И десять монет задатка вперед - я за честное слово не работаю.

Клиент криво усмехнулся, отсчитывая монеты. В том, что старая карга зажилила камешки, он не сомневался. Главное, чтобы маг грамотно сделал свою работу, вызнал о тайнике. А потом можно от него и избавиться, а то еще потребует добычей делиться. Все колдуны жадные до денег. Главное золотые горы пообещать - и готово. А от удара по башке и "пера" под ребро никакая магия не убережет - главное, действовать быстро и четко.

Будь колдун постарше да поопытнее Торк не решился бы на подобное, но уже успевшему уйти пацану было лет двадцать, может, чуть больше. Одно слово, что маг, повелитель стихий. Лицо смазливое, взгляд наивный-наивный. Девки таких любят. Как и вольные ловцы удачи. Грязную работу вполне можно поручить, если она не очень сложная. А платить совсем не обязательно.

Сам Торк считал себя матерым волком, но среди авторитетов слыл мелкой шушерой, берущейся за те дела, которыми брезгуют нормальные бандиты. К своим тридцати пяти карточный шулер и вор, порой не чурающийся и "мокрого" дела, не заработал должной репутации и опыта. А выбиться в люди очень хотелось... Бредовая идея с сокровищем захватила его целиком, в свои силы Торк верил. Будь на его месте кто другой, мигом подметил бы и спокойную уверенность мага ничего общего не имеющую с глупой самоуверенностью юнцов, и цепкую внимательность стальных глаз. И то что, не смотря на худобу, блондина никак нельзя назвать тщедушным. Подметил, оценил, и не стал бы связываться, или предпочел играть честно. Хотя едва ли такой человек мог оказаться на месте Торка...

На "темное дело" маг не спешил, отоспался днем на постоялом дворе, ополоснулся над бадьей, гордо поименованной ванной, как следует поужинал и неспешным, прогулочным шагом направился к местному кладбищу. Поэтому совсем не удивился, увидев опирающегося на давно некрашеный и местами покосившийся забор, порядком раздраженного клиента. Рядом с ним была воткнута в землю лопата, отбрасывающая зловещую тень в тусклом свете луны.

- Я тебя уже час жду.

Арий лениво пожал плечами - точного времени оговорено не было, поэтому часом раньше, часом позже! Ему вообще не особенно хотелось тащиться на это кладбище и задавать идиотские вопросы усопшим старушкам, но раз уж согласился... Да и интересно было попробовать, получится ли у него заставить дух заговорить. Все же, этому обучали специально.

Впрочем, глянув на недовольную рожу клиента и вспомнив, что кто платит, тот, теоретически и прав, Арий снизошел до ответа:

- А чего торопиться, если все равно полуночи ждать?

- Так мне же еще труп откопать надо! - напомнил Торк, потрясая лопатой.

Арий скептически хмыкнул - надо же, с каким жаром человек рвется копать. И что же? Труп недельной давности! Сам Арий например не испытывал никакого желания лицезреть полуразложившиеся останки, а если еще вспомнить сопутствующий им запах! А этот прямо светится энтузиазмом. Лучше бы огород чей-нибудь вскопал, все больше пользы.

- Веди уж к могиле, копатель.

Путь предстоял нелегкий - кладбищенская земля помимо характерных холмиков изобиловала рытвинами и колдобинами. А если принять во внимание недостаток света, то и вовсе опасный. Когда не видишь, куда ступаешь, запросто можно поздороваться с сырой землей, или и вовсе угодить в подготовленную для завтрашних похорон яму. Идущий впереди мужик несколько раз спотыкался, сдавленно матерясь сквозь зубы, но посветить не просил, боясь привлечь чужое внимание вспыхнувшим огнем. Самому магу темнота не была особой помехой - короткое заклятие помогало видеть во мраке вполне сносно, с кошачьим зрением, конечно, не сравнить, но лучше, чем ничего. Да и на кладбище, в отличие от клиента, Арий чувствовал себя вполне привычно - несколько раз ему случалось упокоевать кладбищенскую нежить, а пару - и создавать... Неряшливые, заросшие травой холмики с врытыми стоймя плитами не вызывали особых эмоций. Как и искаженные зловещие тени. Кладбище - место ничем не хуже других, а то, что под ногами мертвецы... а где их нет? Кто может поручиться, что его дом не стоит на чьих-нибудь позабытых костях? Вот поросли густого кустарника внушали волне понятные опасения, как и особо большие плиты. Мало ли, кто там может затаиться? С другой стороны, едва ли местный маг допустит разгул нежити.

Оставалось загадкой, как плохо видящий в неверном лунном свете клиент смог отыскать среди одинаковых холмиков единственный ему нужный, служивший пристанищем вздорной старушки. Не иначе на зубок дорогу при свете дня вызубрил, специально туда-сюда бегал, может, даже глаза завязывал - для лучшей усвояемости.

- Вот она! - торжественно возвестил Торк, воткнув в середину холма лопату и пожирая его алчным взглядом. Плиты на этой могиле не было, и травой она еще не заросла.

- Она так она. В сторону отойди!

- А копать!? - обиженно возопил мужчина.

- Слушай, давай я сначала все закончу и уйду, а потом ты свою родственницу выкопаешь, если уж так неймется. А то труп неделю в земле пролежал, а я поел недавно.

"Родственник" половил ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, но не отступился.

- Так до полуночи еще полтора часа!

- Ничего, раньше начну, раньше уйду... спать. - Арий красноречиво зевнул, выдернул лопату и начертил прямо на могиле пентакль. Мужик на всякий случай отодвинулся куда-то за правое плечо мага. Краем глаза Арий заметил алчно-нетерпеливое выражение лица клиента, и жадные огоньки в его глазах. Но акцентировать на этом внимание не стал, погрузившись в работу. Наблюдавший за его действиями Торк уже устал переминаться с ноги на ногу, ожидая, когда же клятый мальчишка наконец-то прекратит рисовать значки и шептать себе под нос и начнет собственно колдовать, но внезапно без всяких громов и молний над могилой сгустилось белое облачко тумана, соткавшись в знакомое старушечье лицо.

- Она! Это она! - пораженно выдохнул Торк.

Незрячие глаза в упор уставились на вора, и тот сглотнул неожиданно подступивший к горлу комок.

- И засим повелеваю тебе без утайки ответить на поставленный мною вопрос, после коего ты можешь удалиться на покой, на веки вечные, и никто больше не потревожит дух твой, - уже в полный голос закончил Арий, дорисовывая в пентакле последнюю закорючку. - Может ты заткнешься, идиот?

Но ответить магу Торк не успел, так как обретшее голос привидение тоже не пожелало остаться в стороне и набросилось на вора с площадной бранью:

- А!!! Подлец, негодяй, скотина! Приперся! И в могиле от тебя нет покоя! Чтоб ты издох, проклятущий! Чтоб тебя низшие демоны утащили на забаву! Чтоб ты несвежей говядиной подавился, а потом три дня желудком маялся! Чтоб тебе до конца жизни общественные бесплатные туалеты чистить!

- Одну минуточку, дама! - наконец вклинился Арий между сыплющим проклятиями духом и выпучившим глаза ошарашенным клиентом. - Мое время дорого, а все ваши претензии вы можете высказать потом, дождавшись этого действительно крайне неприятного типа на том свете. Но сами понимаете, работодателей не выбирают, а жить на что-то надо. У меня на одни снадобья и мази знаете, сколько денег уходит? Поэтому давайте не будем терять времени даром - вам уже все равно, а я спать хочу. Деваться вам некуда, придется ответить на один мой вопрос. Притом ответить честно и откровенно.

Призрак насупился, отвернувшись от побагровевшего от злости Торка и обратив, наконец, внимание на виновника своего появления в мире живых.

- И чего тебе надо окаянный? Охтишь горюшко, развелось колдунов проклятущих как собак нерезаных, ни по улице пройти, ни в могилке полежать. И завсегда ж они злому делу поспособствовать рады!

- И не говорите, - поддержал Арий, невольно подстраиваясь под манеру речи собеседницы. - Жечь нас всех надо на кострах инквизиторских, чтоб другим неповадно было.

- Ага, а то молодежь совсем распустилась. Нет бы, поле пахать, в колдуны идут, там ручек белых марать ненадоть.

- Угу, и главное учились бы хоть прилежно, а то в одно ухо влетает - в другое вылетает. Вместо того чтобы зубрить по девкам шляются. Можете мне поверить, сам когда-то таким был... В жизни ученика не возьму!

- То-то и оно. Мало того, что сами поганцы и волшбу богомерзкую делом жизни выбрали, так еще и наставников своих не уважают.

- Да, и не говорите. Куда мир катится?

- Эй, а я вам тут не мешаю?! - зло рявкнул позабытый Торк.

- А ты вообще молчи! С тобой в пакостливости ни один колдун не сравняется - вообще ни чести, ни совести, - рявкнул дух и обернувшись к Арию уже спокойно вопросил - Чего тебе надо-то, мальчик?

Маг беспрекословно (спорить себе дороже) проглотив такое обращение, вежливо напомнил:

- Вопрос задать.

- Ох, зря ты с этим мерзавцем связался, как бы не вышло чего!

- Не беспокойтесь, не выйдет.

- Ну, как знаешь, мое-то дело предупредить... Задавай свой вопрос. Деньги-то он тебе уже заплатил?

- Заплатит, не беспокойтесь. Моему клиенту очень хочется узнать, где сейчас находятся бриллианты, полученные вами в наследство.

- Это твой вопрос? - лицо духа помрачнело.

- Да. - Арий без страха смотрел в призрачные глаза.

- Отвечай уже давай, грымза старая!

Но на требование Торка ни призрак, ни маг не обратили внимания.

- И ответ нужен вот ему? - дух подбородком указал на звереющего от ожидания мужика.

- Да.

- А вот фигу ему без масла! - торжествующе гаркнула призрачная старушка и... растаяла.

Ошеломление, вызванное нетипичным ответом, продлилось несколько секунд. Потом Лицо Торка исказилось еще сильнее и он, брызжа слюной, зашипел, ткнув в сторону мага грязным пальцем с обгрызенным ногтем:

- И это твоя хваленая магия?! Упустил поганку! Да что ты вообще умеешь, недоучка хренов?!

- Заткнись, - холодно посоветовал Арий. Он был удивлен куда больше Торка. Потому что знал, ошибки быть не могло, пентакль должен был удержать духа, пока тот не ответит. Маг ожидал, что дух рассмеется, скажет, что никаких камней нет, и не было, или что он не знает об их теперешнем местонахождении, но что просто исчезнет вот так, вообще без внятного ответа! Нереально. Арий еще раз проглядел начертанный пентакль. Нет, все верно, линии четкие и ровные, нигде ни единого просвета. И все символы на месте. Так что же тогда? Ответ духа никак нельзя назвать четким. Разве что... Арий медленно перевел взгляд на все еще брызжущего слюной заказчика. Под прицелом этих холодных, испытывающих, словно видящих насквозь глаз тот осекся и замолчал.

- А скажи-ка мне, мил человек, почему это твоя "родственница" так тебя не любит?

- Какое твое дело?!

- Представь себе, дело есть, - голос мага был тих и вкрадчив, но Торку явно стало неуютно. - Так почему?

- Демон старую перечницу разберет, - пробормотал клиент, отводя глаза - смотреть в лицо мальчишке отчего-то стало неприятно, даже страшновато.

- Она отказалась ответить на вопрос, потому что ответ нужен был тебе. Тебе, понимаешь?

- И что? - вяло огрызнулся Торк, заставив себя вновь встреться с колдуном взглядом.

- Ответ нужен был тебе. То, что вопрос задал я, особого значения не имело. Я просто выполнял свою работу. Хорошо выполнил, кстати. Твоя старушка должна была ответить, иначе она не могла уйти. Но она ушла. Без ответа. Потому что он нужен был тебе.

- Ну и что?! К чему ты ведешь, засранец?!

Серо-голубые глаза подернулись ледком, и Торк прикусил язык. Теперь ему стало по-настоящему страшно. Таких холодных пронизывающих глаз не бывает у кое-как выучившихся мальчишек.

- Дух может уйти без ответа только в одном случае. Если вопрос задан его убийцей, - голос Ария был до жути бесцветен. - Если бы я знал это, я ни за что не согласился бы на эту работу.

- Чистенький, да? Ручек запачкать не хочешь?! - убийца снова сорвался, злость вытеснила страх.

- Просто считаю, что зря потратил силы на обряд. Неужели ты думал, что жертва ответит своему убийце? Ты не знал законов вызова, неоткуда знать, но чисто по-человечески...

- По-человечески! Я тебя нанял задать вопрос! Ты должен был заставить ее ответить! Должен был! Сделай что-нибудь, повтори обряд! Вредная баба, цеплялась за свои камни при жизни, до последнего молчала, и после смерти не отдает. Зачем они ей?! Повтори обряд, заставь ее говорить!

Ария передернуло от отвращения. Стоящий напротив него тип не напоминал человека даже отдаленно. Мужчина никогда не считал себя воплощением добродетели и осознавал, что однажды ему придется держать ответ за свой выбор. Что ж, когда придет его время он заплатит положенную цену за все, что уже сделал, и что еще сделает в будущем. Правда, это будет не скоро - маг так надеялся. Но ему никогда и в голову бы не пришло запытать до смерти беззащитную старушку из-за довольно эфемерного сокровища. Просто хотя бы потому, что это грязно. И недостойно ни человека, ни мага, ни убийцы. И уж совсем недостойно Торк вел себя сейчас. Арий не был истово верующим и не обращался к богам с просьбами уже давно. Но упасите боги когда-нибудь превратиться в... такое.

Отвращение плеснулось через край и прорвалось наружу.

- Ты сейчас же, сию минуту уберешься из этого города. И если когда-нибудь ты попадешься еще раз на моем пути... Ты пожалеешь, что не умер раньше так, как предрекал тебе этот дух. Прочь с моих глаз!

Торк уже раскрыл было рот, собираясь высказать наглому колдуну все, что о нем думает в глубоко нецензурной форме, но слова застряли у него в горле - за спиной колдуна из ночной тени ткалась жуткая и уродливая фигура. Вот она развела в стороны когтистые руки-лапы, за горбатой спиной распахнулись кожистые лоскуты крыльев, вот открылся рваный проем пасти, обнажив кинжальные зубы и длинный, с жалом язык, зажглись алые прорези глаз.

Убийца в ужасе вскрикнул, развернулся и побежал.

- Стой! - спокойный голос хлестанул плетью. Бегущий человек остановился, не решаясь обернуться и зажмурившись, ожидая удара в спину.

- Ты все еще должен мне денег за обряд вызова. Я не работаю бесплатно и не прощаю долгов.

Убийца сдавленно икнул и отвязал кошель. Кинул через плечо и бросился бежать без оглядки, молясь лишь о том, чтобы золото показалось магу более соблазнительным, чем возможность его прихлопнуть.

Арий, впрочем, и не собирался с завываниями гонять Торка по кладбищу. Щелчком пальцев снял иллюзию и медленно пошел за кошелем. Золота там оказалось даже больше, чем уговаривались.

В город маг проник в обход ворот, левитировав через стену. Можно было вернуться в съемную комнату и, проспав до утра, уехать на следующий день. Вот только, почему-то не хотелось. А хотелось плюнуть на все и убраться из этого города куда подальше. Работы здесь больше все равно не будет. Арий привык поступать согласно своим желаниям, поэтому растолкал мирно храпящего на конюшне при постоялом дворе конюха и велел седлать коня. Мужик принялся было ворчать, но золотая монета и подсвеченные в темноте глаза сделали свое дело. Через пятнадцать минут маг уже проезжал через ближайшие ворота, заставив изумленных его вторым отбытием из города стражников чесать затылки и ругать проклятущих магов.

В деревню Арий добрался уже на рассвете. Подозвав первую же встреченную им бабу, идущую к колодцу с пустыми ведрами, маг договорился о временном жилье. Баба проводила его в чисто выметенную избу с небольшим опрятным садиком рядом и указала на лавку. Строго наказав не шуметь и не будить, мужчина завалился спать. Хозяйка только головой покачала и пошла кормить кур.

Когда к избе неспешным важным шагом подошел местный священнослужитель, она уже возилась в огороде.

- Доброго дня тебе, Мариска, - степенно поздоровался лысоватый мужчина в годах со знаком бога-творца на груди. В деревне про него говорили разное, в том числе и то, что в прошлом он был воином-наемником, положившим сотни людей в могилки, но при этом уважали, ибо службу он вел исправно. А прошлое - оно же и есть прошлое... Как бы то ни было, этот человек определенно знал другую жизнь, а что именно заставило его все бросить и уйти в служители божьи в захолустной деревне, было тайной, выпытывать которую не только неразумно, но и опасно.

- И тебе того же, святой человек, - женщина устало разогнулась, радуясь передышке. За хозяйством ей приходилось следить одной - муж прошлой зимой помер, а дети в город на заработки подались, да там и остались.

- Ну, до святости мне еще далеко. Я лишь скромный служитель милостивого.

- Да сохранит он тебя, - положенные слова слетали с губ легко - Мариска и вправду желала священнослужителю всяческих благ.

- А ты все одна да одна...

- Да вот Миржка с прошлым обозом писульку прислал, обещался к осени приехать.

- Ну-ну, хорошо, если так. Но ты особо на него не надейся. Замуж тебе надо. Вон, кузнец наш к тебе приглядывается, мужик хороший, руки рабочие - за таким не пропадешь.

Женщина покраснела, но непреклонно помотала головой. Кузнец действительно мужиком был хорошим, уж пять лет как вдовый, и возможно это действительно было бы разумно, но вот сердце не лежало.

- Ну, как знаешь. Только вот тяжело тебе одной в хате, корову-то уже продала.

- Козы остались. С остальным-то со всем я сама справляюсь, а если что - боги не оставят.

- Боги никогда не оставляют верующих в них, - наставительно изрек жрец.- А конь-то у сарая чей? Хотя бабы сказывали, что ты постояльца пустила.

- Да обратился ко мне сегодня поутру человек, попросил пустить отоспаться. Сказал, еще засветло уедет.

- Что ж он, всю ночь скакал?

- Да видать скакал. Конь уставший, в мыле был.

- А не знаешь ли ты, Мариска, уж не колдун ли твой постоялец?

- Нет, не знаю. Может и колдун. Хоть мальчик еще совсем молоденький, не старше моего Миржки. Но меч у него был, я видала!

- Ладно. Тогда как постоялец твой проснется, пока в дорогу собираться будет, ты уж скажи мне.

- Скажу, скажу.

Священник удалился, довольный разговором, а женщина опять принялась за борьбу с сорняками.

Когда Арий, наконец, выспался, время уже перевалило за полдень. Глотать пыль по самой жаре не хотелось, а хлебосольная хозяйка уже зазывала за стол, на котором дымилась в миске рассыпчатая каша. Насчет обеда Арий не договаривался, но отнекиваться не стал. Усадив гостя за еду и убедившись, что ему больше ничего не нужно, баба выскользнула во двор. Маг поел и, дождавшись возвращения хозяйки, расплатился за постель и еду. После чего пошел седлать коня. Вот только уехать ему не дали.

По ту сторону забора Ария уже поджидал пожилой мужчина в темной рясе с поистине богатырским разворотом плеч. За спиной жреца собралась толпа любопытных, довольно плотно перегородив дорогу. Конь недовольно переступил с ноги на ногу, всадник нахмурился.

- Вам чего, люди добрые?

- Ты - колдун? - вместо ответа вопросил священнослужитель, сдвинув брови.

- А что, у вас уже есть ордер на показательное сожжение, заверенный королем, инквизицией, и главой магического Совета? - съязвил Арий, на всякий случай, заготавливая "огненную дорожку".

Священник поморщился:

- Ты не ответил на мой вопрос.

- А вы - на мой, - хмыкнул Арий. - Да, я маг. И что дальше?

- У меня есть к тебе дело. Если ты, конечно, возьмешься за него.

Арий оценивающе оглядел очередного клиента. Стало любопытно, какое же дело может предложить священник, во всяком случае, ничего запрещенного он точно не затребует. Служение богам и темная магия плохо сочетаются.

Арий легко соскочил с седла, зацепив поводья за забор и подойдя к священнику, скрестил руки на груди:

- Ну, излагай. Только заранее учти - я не беру за работу божьей благодатью и отпущением грехов.

- Об этом я как-то догадался, - поморщился собеседник.

Предлагаемая работа оказалась весьма прозаичной - что-то предположительно поселилось в лесу с другой стороны деревни. Девки, ходившие за ягодами, видели какую-то тень. На их россказни, конечно, никто не обратил бы внимания - жертв еще не было, под окнами никто не выл, в двери не скребся. Вот только недавно лесорубы вернулись из леса какие-то пришибленные - стволы некоторых деревьев оказались подраны и изгрызены, да так, что с существом, оставившим такие метки, очень не хотелось встречаться. А на следующий день обнаружилась растерзанная медвежья туша в опасной близости от облюбованного детьми малинника. Теперь ночная тишина казалась особенно зловещей и обманчивой. В лес старались не соваться поодиночке и без оружия даже днем. Деревню это существо, конечно, еще не навещало, людей не трогало, но ведь все когда-нибудь случается впервые. Лучше избавиться от неведомого монстра загодя, пока тот еще не попробовал человеченки. В ближайший город уже послали с проезжающими путниками письмо к городскому магу, но когда тот еще приедет! А тут проезжий колдун этак удачно в деревне остановился. Так может он с любителем медвежатинки и разберется?

- Отчего же не разобраться? - пробормотал Арий, мстительно представив рожу городского мага, когда ему скажут, что полдня пути он потратил зря и можно сразу же ехать назад.

- Только вот остается одна деталь. Я хочу нанять мага, а не недоучку или ученика. Настоящего мага. Поэтому будь добр покажи знак, если оный у тебя есть. Если же нет, то лучше уж езжай своей дорогой.

Арий скорчил недовольную гримасу. Знак, или печать носил на своем теле каждый посвященный маг. Вполне естественно, когда клиент хочет убедиться, что нанимает действительно профессионала, а не деревенского самоучку. Вот только печать Арию ставил не учитель, и не комиссия Академии. Хотя тех, кто по-настоящему разбирается в печатях среди обычных людей - раз-два и обчелся. Тем более нереально встретить знатока в таком захолустье. Вот только священник... Арий рванул шнуровку на рубашке, повернувшись к святому отцу спиной, отогнул край высокого воротника. Обычно печать ставят на плече, предплечье, или сгибе локтя. Тот, кто провел посвящение Ария, выбрал основание шеи - немного непривычное место, но в итоге ничем не хуже других.

Молчание затягивалось. Мужчина глянул через плечо. Священник с перекошенным лицом разглядывал черные, будто выжженные на коже живые линии. Треугольник, вписанный в круг, внутри еще один круг. По краям - символы земли, воды, воздуха, с небольшим преобладанием - огня, в центре куга равносторонний крест. Но священник смотрел в верхний угол треугольника. Встретившись взглядом с магом, он отшатнулся и, осенив себя защитным знаком, внезапно закричал:

- Приспешник демонов!

Маг вздрогнул. В следующий миг он уже вскакивал в седло. Верный конь взвился на дыбы, отогнав копытами кинувшихся было вперед мужиков. Бабы с криками расступились сами. Но несколько смельчаков все же заступили Арию дорогу, вооружившись тем, что под руку попалось. Среди них был и священник, державший лопату, как боевой шест. Его экономность движений и жесткий взгляд крайне не понравились магу. Как и то, что количество мужиков увеличивалось, грабли и косы не внушали оптимизма, а на лицах была написана твердая решимость. Арий резко махнул рукой, пока ближайшие крестьяне не подошли на расстояние удара, и с пальцев сорвалась таки "дорожка". Послышались крики боли и ужаса, те, кто успел отскочить, думали лишь о том, как бы откатиться подальше от пылающего куска земли, на котором корчились люди, напрасно силясь сбить пламя - такой огонь никогда не отпускал добычи. Впрочем, конь мага проскакал прямо по огню без какого-либо вреда для себя, или всадника. На краю деревни Арий обернулся - погони не было. Да и какая погоня? И все же маг был недоволен собой - он снова наследил. Скоро, очень скоро по его следу побегут инквизиторские гончие, и как знать, кому будет сопутствовать удача?

Цена верности

- Господин маг, вас тут его сиятельство к себе требуют! - оттарабанил мальчишка в щель едва приоткрытой двери. Арий не успел даже обернуться на голос, как створка поздоровалась с косяком, и раздался быстро удаляющийся топот - видать слуга опрометью бросился прочь. Волей-неволей пришлось отложить свиток и выбираться из уютного кресла - его сиятельство не любил ждать, и ссылаться на занятость бессмысленно. Даже труд в поте лица на его же пользу не мог считаться уважительной причиной опоздания. Все объяснения воспринимались, как пустые отговорки, и приводили к еще большему недовольству. А если недовольство выливалось в гнев! До этого лучше не доводить - прогневавшие господина не могли похвастаться долгой и счастливой жизнью. Или, хотя бы легкой смертью. Так что лучше поспешить, а то, как бы не потерять сиятельную благосклонность. Маг даже позволить себе выругаться сквозь зубы не мог - в этом замке и у стен были уши. Конечно, у Ария имелся амулет, защищающий и от прослушивания и от подглядывания, хорошо защищающий - не просто глушащий все звуки, что само по себе подозрительно, а искажающий разговор и картинку по желанию владельца - маг делал его сам. Вот только амулет лежал в шкатулке под заговоренным замком - пользоваться им часто все равно слишком рискованно.

Мужчина вышел в коридор, бросив через плечо магический импульс, запечатавший дверь и быстро пошел по полутемному коридору. Обилие серых стен угнетало, говорят нынешний хозяин замка специально велел снять все гобелены и занавеси, убрать ковры. Оставил только доспехи, да зловещего вида статуи и то далеко не во всех коридорах. В этом, например не было ничего. Даже факелы, и те попадались редко.

Вниз по лестнице, поворот направо, еще один, и вот, наконец, центральный коридор. Дойти до конца, остановиться перед огромными двухстворчатыми дверьми, подождать, пока глашатай объявит о его приходе. Войти, сделать несколько шагов к стоящему в центре зала на возвышении трону, поклониться и замереть, ожидая повелительного жеста. После него можно приблизиться к трону на расстоянии десяти шагов. Снова почтительно склониться - все это было заучено до полного автоматизма.

- Приветствую вас, ваше сиятельство. Мне сказали, что вы изволили позвать меня, - тон предельно вежливый, и совсем не важно, какие мысли роятся при этом в голове, все равно человек, сидящий на троне не сможет их прочесть - мастерства не хватит. А вот Арий порой мог ловить отголоски мыслей владыки. Но, естественно, об этом никто не знал.

- Да, я звал тебя, Арий, - сидящий на троне мужчина небрежно отставил бокал с вином на поднос, жестом велев служанке удалиться.

Девушка поспешно попятилась к стене. Двое телохранителей замерших за троном наподобие статуй проводили ее алчными взглядами - дурнушек при себе Таэн не держал.

- Мне нужно с тобой серьезно поговорить...

- Неужели я чем-то не угодил вашему сиятельству? - самым трудным было подальше засунуть иронию, спрятав ее под напускным смирением - насмешек над собой Таэн не терпел.

- Да нет, ты на редкость талантливый маг, жаль, что твои способности несколько скудноваты, зато теоретик ты весьма неплохой, - владыка милостиво улыбнулся, смакуя свою щедрую похвалу.

Арий вновь почтительно поклонился, скрывая улыбку - "Знал бы ты, каковы мои способности на самом деле, и сколько усилий мне приходится прилагать для постоянного контроля над ними и для поддержания иллюзии накинутой на печать! Я бы давно уже был мертв".

- Ваше сиятельство слишком милостивы ко мне.

- Я всегда справедлив - и всегда воздаю должное. Все же не зря я прислушался тогда к Эвис, хоть в этом она не солгала - ты достоин того, чтобы служить мне.

"Еще один поклон - может, вообще не разгибаться? А владыку-то сегодня на похвалы прорвало - с чего бы это? И сам такой благостный-благостный, просто тошно становится. Какую же очередную гадость ты задумал, твоя светлость?".

- Тебе, наверное, приятно будет узнать, что твоя ловушка, наконец, сработала. Ловцы поймали нелюдь! Наконец-то я приблизился к своей цели! Ты будешь щедро вознагражден, разумеется, после того, как поможешь мне осуществить мой план.

Арий едва сдержал готовое сорваться с губ грязное ругательство. На его лице не дрогнул ни единый мускул - все та же почтительная вежливость, то же абсолютное спокойствие. Но каких усилий ему стоило удержать привычную маску, притом, что в душе бушевал настоящий вулкан! "Твой план? Да если осуществить его удастся, на земле наступит настоящий ад без помощи демонов - ты вполне справишься собственными силами. И ты хочешь, чтобы я помог тебе в этом, чтобы я сам подписал свой смертный приговор? Ибо даже если я и выживу в ходе всех проработок, по завершении я стану больше не нужен, и ты от меня избавишься - моя смерть будет моей наградой, и, возможно, я даже об этом не пожалею, ведь страшно подумать, что натворишь ты с помощью созданных монстров. Впрочем, кто сказал, что эти эксперименты завершатся успехом? Кто сказал, что созданные по твоему желанию существа будут тебе подчиняться, что их можно будет контролировать? Почему ты решил, что умнее того, давно покойного мага, который был хоть и безумцем, но все же настоящим гением. А ты даже не безумец - ты просто напыщенный дурак".

- Ваше сиятельство, то, что вы задумали, крайне рискованно, а всего один опытный образец... Мы крайне мало знаем о природе их способностей и устройстве организма, если существо случайно умрет в ходе исследований - это отбросит нас далеко назад.

- Брось, Арий, эти твари крайне живучи.

Маг стиснул зубы, ну тут же позволил себе легкую улыбку:

- О да, но вы же знаете, что и им случалось быть убитыми. Скольких из них сожгли на кострах в древние времена, да и на поле боя не всегда им сопутствовала удача - есть предел повреждений, после которого не поможет никакая живучесть. О, кстати, они хитры и коварны, но отличные воины. Почему бы вам вместо того, чтобы списывать тварь со счетов, не попытаться приручить ее?

- Приручить? - Таэн скорчил брезгливую гримасу и расхохотался. - Они никого не слушают, верность для них пустой звук. Эта тварь никогда не согласится служить мне, а если и согласится, то предаст при первом удобном случае.

- Я слышал, они держат слово. Нужно просто грамотно оговорить все детали.

- Она не согласится.

- Я мог бы попытаться ее уговорить, - маг понимал, что ходит по лезвию ножа. Вот сейчас владыке надоест этот разговор, он поймет, что Арий просто пытается увести его подальше от "гениальной" идеи, и тогда...

- Даже если и так, что толку мне от одного воина, когда мне нужны сотни? Притом полностью подчиненные моей воле, бездумные исполнители и идеальные убийцы.

"Так не бывает. Либо ты получаешь марионеток, не могущих сделать и шагу без приказа, от которых мало толку, либо воина, способного рассуждать и реагировать на изменчивость ситуаций, самостоятельно мыслящего. И однажды в его голову придет резонный вопрос - почему я служу этому ничтожеству?".

- Да, конечно, вы правы. Можно попробовать и сейчас, но я уже говорил - если произойдет сбой, и мы лишимся единственного опытного образца... Нужно иметь хотя бы трех-четырех, на всякий случай.

- Да ты хоть понимаешь, о чем говоришь?! - владыка изрядно разозлился. - Я потратил десять лет на то, что бы поймать одну тварь! Десять! Три-четыре, ха! Да я сам умру раньше.

"Нет, такого большого подарка ты мне не сделаешь... добровольно, по крайней мере".

- Поэтому я и предлагаю попытаться приручить эту нелюдь. Нет - так нет. Но если все получится, у вас будет то, чем не может похвастаться ни один король - воин-нелюдь, лучший боец и исполнитель приказов, какого только можно себе представить. Никто не смог уговорить нелюдей пойти на длительную службу, а у вас в услужении такая диковинка будет. Вас станут уважать еще больше, к тому же я смогу параллельно исследовать ее. Процесс пойдет хоть и медленнее, но безопаснее, без остановок.

Арий устало перевел дух. Он никогда не любил молоть всякую вдохновенную чушь, а лгать не любил еще больше. Вот только иначе нельзя - в этом месте по-другому не выжить. И тем более необходимо отговорить владыку от первоначального плана любой ценой. "На худой конец можно его по-тихому придушить" - мрачно подумал мужчина.

Но крайние меры не понадобились.

- Да, ты пожалуй, прав... Ни у кого в свите нет нелюди. В этом что-то есть! Что ж, отправляйся в форт Арка, попытайся уговорить ее. Если твой план обернется успехом, и ты получишь ее согласие, я награжу тебя.

Арий почтительно поклонился и развернулся к выходу, но внезапно остановился и решился-таки задать вопрос:

- Мой господин, не сочтите за дерзость, но вы постоянно говорите - "она". Имеете ли вы в виду нелюдь вообще, или... существо действительно женского пола?

Владыка снисходительно передернул плечами:

- Демон ее знает, я не интересовался. Да и какая разница? Тварь она и есть тварь.

- Да, действительно. Вы правы, ваше сиятельство. - Арий почтительно склонил голову.

"Действительно, зачем интересоваться такими "мелочами". Чем ты вообще интересуешься, кроме как самим собой?".

- Отправляйся немедленно! И учти, я жду от тебя донесения, как только ты вернешься. Постарайся не разочаровать меня, Арий.

- Я приложу все усилия, - еще один поклон и можно, наконец, покинуть тронный зал. Разводить церемонии порядком надоело. Не терпелось перейти к действию.

В дорогу Арий собрался быстро. Хотя "дорога" - это слишком громко сказано. Телепорт мгновенно доставит мага почти до самого форта. Можно, конечно, напрямую телепортироваться и прямиком в кабинет коменданта, но для этого, во-первых, придется выставить напоказ часть скрытой силы, чтобы обойти поставленную на форт защиту, а во-вторых, это просто невежливо. Скинув расшитый серебряной нитью камзол, мужчина облачился в простую белую рубаху, из очень тонкого полотна и серые замшевые штаны. Мнение коменданта его ничуть не волновало, пусть думает что хочет, собственный комфорт гораздо важнее глупого желания пустить пыль в глаза. Камзол был надет исключительно для визита к владыке, носить эту бархатную тряпку на довольно жесткой плотной подкладке целый день Арий не согласился бы ни за какие блага мира. А вот коня маг решил взять - и неважно, что до форта будет всего-то метров тридцать, тащиться пешком как-то несолидно. Все же Арий был далеко не последним человеком при дворе великого Таэна.

Вскочив верхом на оседланного Огонька, Арий мысленно представил опушку перед фортом и активировал телепорт. Животное недовольно всхрапнуло, но выражать свое возмущение столь внезапной сменой обстановки как-то иначе не стало, слишком привычное к причудам хозяина. Мужчина легонько похлопал скакуна по шее:

- А что поделать, своим ходом мы бы дня три добирались.

Конь фыркнул, намекая, что не прочь бы и поразмяться, а то на конюшне скучно, нудно и вообще надоело.

Мужчина легонько тронул поводья, и Огонек послушно тронулся в сторону форта. Сам конь предпочел бы пуститься вскачь, но Арий хотел, чтобы его приближение заметили и открыли ворота - ждать у закрытой решетки прихода коменданта, как-то не улыбалось.

- Какие люди! Я приветствую вас господин...

- Арий, - сухо напомнил маг. Он уже не раз бывал в этом форте, комендант знал его прекрасно, как особо приближенное к владыке лицо, но вот имя почему-то каждый раз "забывал", что порядком раздражало.

- Приехали посмотреть на нашу добычу? Их сиятельство, Владыка Авангарда был нами весьма доволен. Мы уже начали готовить лабораторию, вы видимо хотите тоже поучаствовать, ведь, если я не ошибаюсь, вы тоже входите в исследовательскую группу?

- Не совсем. У меня приказ Владыки, вам придется пропустить меня в темницу к нелюди.

- О, ну зачем же туда ходить? Эти создания крайне опасны, на нее вполне можно посмотреть и через зеркало у меня в кабинете, так гораздо комфортнее и никакого риска.

- Я не сомневаюсь, что на вашей должности следует избегать всяческого риска, это ваша обязанность, ибо без главы форта здесь все мгновенно придет в упадок, не говоря уже о внешних недоброжелателях, коих вы, безусловно, порадовали бы, позабыв об осторожности.

Насмешка была настолько тонка, что комендант просто не имел права обидеться. Он даже не был уверен, что она наличествовала. Оставалось только кивать и вежливо улыбаться.

- Но меня вам все же придется пропустить - мне просто необходимо поговорить с существом.

- Вы вполне можете поговорить и через дверь.

- Не могу. Я не понимаю ваших сомнений - вы не хотите выполнять приказ Владыки?

Комендант испуганно замахал руками:

- Что вы, что вы! Я же только о вас беспокоюсь. Вы собираетесь зайти в камеру к обозленной нелюди, прирожденному убийце! Притом, что магия на них вообще плохо действует, а с вашими способностями... Я просто боюсь за вас. Ну, ничего, соблаговолите подождать полчасика, я приготовлю группу сопровождения, тварь скрутят, и вы сможете спокойно с ней поговорить.

- Я не стану ждать. Владыке очень важен результат моего визита, и эскорт для этой беседы мне совершенно не нужен... как и свидетели. - Арий привычно пропустил мимо ушей намек о его мизерных магических способностях. - Потрудитесь проводить меня в темницу и открыть дверь. Пусть ваш человек ждет в конце коридора - когда я пожелаю выйти, я постучу.

- Это безумие!

- Вы считаете, что Владыка способен отдать хоть один безумный приказ?!

- Нет, но...

- Тогда выполняйте!

- Я просто не хочу отвечать потом за вашу смерть! - рявкнул комендант.

- Не хотите - не отвечайте. Я жду.

Комендант выругался, но все же подозвал двух стражей, велев им впустить мага к нелюди. Арий сделал вид, что не услышал, как начальник тихо шепнул своим людям - "Дверь откроете, но сами не подставляйтесь. Разорвет этого придурка - туда ему и дорога". Парни слаженно кивнули и перевели взгляд на Ария.

- Чего застыли, ведите! - бросил им маг.

Вот чего Арий не любил, так это темницы - уж очень мрачная атмосфера в них царила. Хотя особой разницы между этим подземельем и замком Владыки он не видел. Первое даже было предпочтительней, поскольку хотя бы называлось правильно. И все же менять место жительства маг не собирался.

Стражи остановились у прочной железной двери, от которой за километр разило запирающими заклятиями и ловушками. Приоткрыв дверное окошечко, настолько маленькое, что даже руку не просунуть, да еще и зарешеченное мелкой железной сеткой, служивый целую минуту безуспешно вглядывался во тьму. Наконец толи, что-то там разглядев, толи, просто махнув на все рукой, крикнул:

- Не вздумай рыпаться, а то щас как засветим огнем! - открыл дверь. - Быстрее!

Арий послушно зашел в камеру, и дверь с громким стуком захлопнулась за спиной. Зловеще щелкнул замок и тут же послышались удаляющиеся шаги - парни предпочли не рисковать. По спине пробежал холодок - маг прекрасно осознавал, насколько легкой добычей он сейчас является. Глаза ничего не видели в этой тьме, а творить заклинание ночного зрения сейчас слишком рискованно - кто знает, как нелюдь отреагирует на магию. Арий закрыл глаза - толку от них открытых сейчас все равно не было, а так хоть быстрее к темноте привыкнут. Понимание того, что его-то как раз прекрасно видят, и наверняка внимательно изучают, оптимизма не прибавляло. Хотя в тишине не раздавалось ни звука. Мелькнула даже дикая мысль - вдруг стражники решили пошутить и привели его в пустую камеру? Глаза раскрылись практически против воли. Как ни странно, в темнице стало светлее - неуверенный луч света падал откуда-то сверху, освещая кучу гнилой соломы, заменяющей узнику кровать. Но на соломе никого не было. Арий уже почти уверился в специфическом чувстве юмора стражников, но внезапно в самом темном углу что-то шевельнулось и, напрягая зрение, мужчина наконец-то различил очертания скорчившейся в комок фигуры.

- Я пришел только поговорить с тобой, ты не волнуйся, ладно? - стараясь произносить слова убедительно и неторопливо, попросил он. - Я хочу тебе помочь.

Послышалось скептическое фырканье, сидящий в углу все так же оставался неподвижен. Да когда же, наконец, зрение полностью адаптируется! Арий сделал несколько шагов по направлению к скорчившемуся существу, но услышал угрожающее шипение и замер.

- Я просто хочу поговорить. Но я привык видеть того, с кем говорю!

- Я могу броситься сейчас на тебя и перебить хребет, - в голосе сквозили скука и безразличие, но Арию, несмотря на жуткий смысл фразы, стало легче - наконец хоть какие-то слова, и к тому же стало ясно, что собеседник действительно женщина.

- Я - маг, - тихо просветил Арий.

- Это тебя не спасет. На меня магия слабо действует. В любом случае, я успею свернуть твою шею. У тебя против меня нет никаких шансов, и помощь не придет - пока солдаты добегут до двери... Ты - труп.

- Ты могла убить меня много раз, когда я только вошел у тебя был прекрасный шанс.

- Так неинтересно.

Арий пожал плечами. Фигура оставалась все так же недвижима, но мужчина знал, что угрозы нелюди не пустая болтовня - если она действительно решит кинуться, он не успеет даже увернуться. И магия действительно не поможет - можно выпалить ей в лицо десять заклятий, и не факт, что ее это убьет - регенерировали нелюди с поразительной быстротой.

- Ты молчишь?

- Мне нечего тебе возразить - ты права во всем, - Арий говорил предельно искренне.

Фигура в углу шевельнулась.

- Ты не боишься... - утвердительно, удивленно. - Ты дурак?

У мага вырвался легкий смешок:

- Возможно.

- Ты не боишься. Говори. Я выслушаю тебя.

В полумраке Арий различил, что женщина подняла голову, и понял, она заинтересованно смотрит на него.

- Я все же чувствую себя несколько неловко. Знаешь, я сейчас произнесу одно заклинание, оно не причинит тебе вреда, просто я наконец-то смогу тебя видеть. Если ты, конечно, не возражаешь.

- Колдуй, - голос все так же безразличен.

Получив разрешение, маг быстро произнес про себя формулу, и темнота наконец-то отступила. Он огляделся - все те же мрачные стены, углы затянуты паутиной, на полу прямо у его ног какая-то лужа, в соломе копошится мышь. Сжавшейся в комок женщине Арий не дал бы и двадцати лет. Худощава, на осунувшемся лице глаза кажутся просто огромными, волосы коротко обрезаны, едва достигают основания шеи. Какого они цвета - вообще не разберешь, от грязи кажутся очень темными, кое-где свалялись в колтуны. На виске запеклась кровь. Вся одежда тоже в грязи и крови, куски материи свисают лохмотьями - видимо не смотря на магическую сеть, победа далась стражникам нелегко. Нелюди не привыкли сдаваться без боя. Правда ран в живописных дырах одежды Арий не заметил - видимо женщина успела их стянуть. На первый взгляд серьезным противником она не выглядела, но маг не обманывался на этот счет - его самого довольно часто принимали за не знающего с какой стороны взяться за меч юнца. И он не сомневался, что на проверку это тело окажется гибким, сильным и опасным.

- Насмотрелся? - выдохнула нелюдь сквозь зубы. - Быстро говори, что хотел сказать и проваливай.

- Ты знаешь, зачем тебя поймали?

- Хороводы вокруг костра захотелось поводить? - вяло предположила нелюдь.

- Нет. Все гораздо хуже. - Арий помолчал, ожидая вопроса, но девушка отрешенно наблюдала за ползущей по стене мокрицей, казалось, захватившей все ее внимание. Арий тоже глянул на насекомое, поморщился, моргнул и мокрицу охватил огонь.

- Вот, оказывается, для чего на самом деле обучаются магии! Интересно, а не разрушать вы не можете?

- Твой народ тоже не отличается миролюбивостью. Разве ты сама не идеальная убийца?

- Я такая, какой меня создали! - фыркнула нелюдь. - Ты начинаешь меня злить. Неужели надеешься, что твой огонь остановит меня?

- Нет, я просто знаю, что ты не бросишься.

- Мне нечего терять!

- Я уже говорил, что хочу тебе помочь! Я сказал правду. Я могу забрать тебя отсюда, могу спасти от мучительной смерти. Все, что от тебя требуется, чтобы ты согласилась служить одному магу.

Нелюдь раскатисто расхохоталась.

- Служить... человеку? Уж не тебе ли?

- Нет. Властелину Авангарда, могучему магу Таэну, потомку знатнейшего из родов Рэдграда, барону Эр Гортем.

- Моему народу всегда было плевать на титулы. Предпочитаю умереть свободной.

- Тебе не дадут этого.

- Посмотрим, - зло бросила она, потом глянула магу в глаза, прищурилась, - А ведь я и сейчас свободна. В отличие от тебя.

К ее удивлению маг утвердительно склонил голову. Потом легко сжал в левой руке какую-то подвеску и тихо заговорил:

- Да, ты права. Я вынужден служить человеку, которого презираю. Я вынужден стоять тут и уговаривать тебя спасти свою жизнь, хотя твоя судьба мне абсолютно безразлична. Если бы тебя собирались всего-навсего убить, я не шевельнул бы и пальцем. Но тебя собираются изучать, проводить над тобой эксперименты. Моему господину - Арий вложил в это слово столько яда, сколько смог, - пришла в голову идея, которую он сам считает гениальной, на самом же деле - это полный бред. Притом бред, опасный для окружающих. Он хочет повторить эксперимент безымянного мага, хочет воссоздать существо. А для этого нужно разобрать на составляющие тебя. Что, как ты понимаешь, гарантирует тебе массу не самых приятных ощущений. В таком положении вся твоя живучесть скорее помешает, чем поможет. В конце концов, ты, конечно, умрешь. Насколько свободной, правда, не знаю. Но вот только, что будет, если его затея удастся хотя бы частично? Добавлю, что Таэн не ограничится одним созданием, ему нужны сотни. И если все это вырвется из-под контроля, что станет с этим миром? А что случится, если монстры будут повиноваться Таэну? В данной ситуации слабым утешением может служить только то, что ни ты, ни я этого уже не увидим. Ты - расходный материал, а я, как главный исполнитель, просто перестану быть нужен и даже стану опасен. Да, я забыл тебе сказать - Таэн считает меня лучшим разработчиком-теоретиком, и курирование процессом поручит именно мне. Так что разбирать тебя на составляющие тоже буду именно я.

- А тебя, конечно, очень заботит судьба этого мира? - выплюнула нелюдь.

- Представь себе, заботит. Притом, я не хочу умирать так глупо. Как-то не вдохновляет меня смерть от руки Таэна. Поэтому, если предпочитаешь отказаться, лучше сверни мне шею, как обещала. Возможно, это даже несколько отсрочит твою участь опытного образца - сам Таэн в теории магии ни бум-бум. Между прочим, сеть, с помощью которой тебя поймали, тоже конструировал я.

Выговорившись, мужчина замолчал, вскинув голову. Карты раскрыты - теперь можно ожидать чего угодно - того же броска. Но кидаться на врага нелюдь не спешила.

- Если твоему Таэну нужны сотни, зачем ему я? Или он готов отказаться от своей цели, заполучив меня в качестве цепной собаки?

- Он готов подождать. Как ты понимаешь, его ожидание затянется надолго. К тому же, ты что-то вроде диковинки, которой нет больше ни у кого - нелюдь на службе, остальным остается только тихо завидовать. Таэн очень тщеславен, на этом я его и подловил.

- Я смотрю, ты не страдаешь излишней скромностью.

- Я говорю все так, как есть. Тебе решать - верить моим словам, или не верить. И тебе делать выбор - прогнуться один раз, чтобы спасти и собственную жизнь, и жизни других людей, или отказаться с гордо поднятой головой, обрекая и себя и еще много кого на смерть.

Нелюдь прикусила губу в раздумье. Минуту, не мигая, смотрела в глаза мага, словно пытаясь прочесть его мысли, понять, чего же он на самом деле хочет. Арий прямо встретил ее взгляд, стараясь даже не моргать. Наконец синие глаза затенили ресницы.

- Хорошо. Мои условия - ванна, сытный обед, и чистая кровать.

Арий удивленно приподнял брови, но тут же поспешно кивнул. Очень хотелось съязвить насчет низкой цены, но мужчина сдержался.

- Договорились. Сейчас я вернусь к властелину, скажу, что ты согласна, а потом заберу тебя.

- Ты не понял, ты заберешь меня сейчас.

- Но... я не могу. Меня просто не выпустят из форта вместе с тобой без приказа Таэна, ты же должна понимать...

Женщина мотнула головой, короткие спутанные волосы упали на лицо, полностью его завесив.

- Я ничего не должна понимать. Или ты выводишь меня отсюда прямо сейчас, или можешь считать наш разговор законченным.

Арий пытливо посмотрел на нее, прикинул варианты и выругался сквозь зубы. Развернулся и со всей силы двинул кулаком по двери. Послышались осторожные шаги стражников.

- Господин, это вы?

- Вы еще живы? - в голосах звучали любопытство и неуверенность.

- Отпирайте, давайте! Живо! - рявкнул мужчина. По ту сторону тут же завозились, щелкнул один замок, потом Арий почувствовал, как рассеивается защитное заклинание. Раздался еще один щелчок. Маг обернулся - девушка все так же сидела в углу, обхватив руками колени. Выражения лица из-за волос не было видно.

- Поднимайся, - неохотно бросил он. И даже не успел заметить, как нелюдь взвилась на ноги, настолько неуловимо быстро это произошло.

Уже распахнувшие дверь стражники попятились, вскинув арбалеты.

- Я забираю нелюдь! - резко, повелительно. Тоном, не допускающим возражений.

Но стражники оказались не из робких. Или не из умных...

- Никак нельзя. Она не покинет этой камеры. Комендант...

- Плевать на коменданта. Это приказ Властелина.

- Не было такого приказа! - тот, что помоложе попытался захлопнуть дверь, а в следующую секунду его откинуло назад силовым толчком в грудь. Парень упал на спину и, проехав еще пару метров по коридору, затих. В то же мгновение второй спустил курок, целясь прямо в грудь мага, но стрела, не долетев до цели, повернула назад. Послышался крик боли - стражник отшатнулся, зажимая рукой кровоточащее плечо.

- Как же ты меня подставила! - с чувством бросил Арий. Теперь нужно было как-то выйти из тщательно охраняемого форта, и при этом не превысить той вехи, которой маг ограничил свои магические способности. А потом еще долго и нудно оправдываться пред Таэном за самоуправство и жертвы.

Нелюдь, впрочем, не собиралась вникать в проблемы мужчины. Бесшумно выскользнув из камеры, она играючи выбила арбалет из рук раненого, легким тычком отправляя его в беспамятство, а то и на тот свет - Арий не приглядывался. Его гораздо больше заботил шум наверху. Похоже, стражники у входа в темницу успели поднять тревогу и перекрыть выход.

- Что будем делать? - деловито спросила бывшая пленница, также не страдающая глухотой.

Больше всего Арию хотелось ответить чем-нибудь нецензурным, но он сдержался:

- Можно вернуться в камеру, забаррикадироваться изнутри, дождаться донесения коменданта властелину и уповать на то, что он прикажет нас отпустить.

- Ну, уж нет. Теперь меня в этот мешок живую не загонят! Ты же маг! Или действительно только и можешь, что букашек давить? А как же сеть?

- К твоему сведенью, для разработки и плетения сети необходимо было мастерство и ум, а не грубая сила. Я могу пробить дверь и раскидать десяток стражей, но учти, что за дверью еще один коридор, потом лестница, коридор, снова лестница, вестибюль и внутренний дворик форта. Просто так отсюда не выбраться, а мои магические силы действительно ограничены.

- Боги, ну почему вы так жестоки ко мне?! - выдохнула нелюдь. Боги безмолвствовали. - А ты не можешь перенести нас сразу за стены форта?

- Сил не хватит.

- На что у тебя вообще их хватит?

- На "помереть с честью"! - умирать Арий совершенно не собирался, но злость на девушку требовала хоть какого-нибудь выхода. - Я могу погрузить коридор во тьму. Если мы успеем подняться на верхний ярус! Нас будут ждать у выхода, а мы вылезем в окно. С внешней стороны. Там я активирую телепорт.

Маг сам понимал, что в этом плане уйма прорех. Окна были расположены высоко, прыжки из них могут очень плохо закончиться, а времени на розыск подходящей веревки не было. К тому же до пресловутых окон еще нужно добраться. Но сообщница молча кивнула, соглашаясь с предложенным безумием. Впрочем, она просто не знала этой крепости, так что предложить нечего лучше все равно не могла. Дальше пришлось действовать очень быстро и возможности остановиться и подумать, а следовательно и усомниться в наскоро составленном плане, не представилось. Дверь вышибла сама нелюдь - маг только снял с нее магическую защиту. Затем схватил женщину за руку и потащил ее через враз сгустившуюся тьму к лестнице. По дороге беглецы то и дело натыкались на препятствия в виде солдат, к счастью ничего не видящих и не понимающих. Все же спокойно пробежать мимо не удалось - кто-то все же смог сориентироваться в ситуации и пришлось отбиваться. А один раз Арий чуть не упал, споткнувшись о лежащее на полу тело, если судить по раздавшейся ругани - вполне живое. Достигнув долгожданных ступеней, маг машинально отметил, что ходить по трупам ему приходилось, а сегодня представилась возможность пройтись по живым. Поднявшись по лестнице, мужчина рывком затащил сообщницу в узкий боковой коридор, пропуская бегущую на выручку все еще шатающимся во тьме стражам подмогу. К счастью, нелюдь не стала сопротивляться и ввязываться в бой. Оказаться, наконец, на свободе ей хотелось куда больше, чем пролить кровь. Потом маг повел ее в противоположную от выхода сторону, на следующий этаж, где и были окна. Стычка с встретившимся в коридоре одиноким воином закончилась на удивление быстро, даже не пришлось применять магию. Воительница брезгливо обтерла на бегу запачканную в крови руку о свои же лохмотья. Арий только головой покачал - в его планы совсем не входили горы трупов. Но тратить магию тоже не хотелось - нужно ведь еще как-то слевитировать из окна, при этом, не нарушив счастливого заблуждения Таэна, что Арию недоступна левитация!

Пережив еще одну короткую стычку уже на нужном этаже, маг подтолкнул женщину к ближайшему окну.

- Прыгнуть сможешь? Не высоко?

Та презрительно фыркнула, вскочила на подоконник и сразу прыгнула вниз. Арий только головой покачал, затем отшвырнул силовой волной преследователей, аккуратно свесился с подоконника, повисел пару секунд на руках, и лишь слегка замедляя падение, полетел вниз. Ноги все же отбил порядочно, как и задницу, на которую все же грохнулся, не удержавшись стоя, но хоть более серьезных повреждений удалось избежать. Стоящая рядом, как ни в чем ни бывало, нелюдь глядела насмешливо, но комментировать не стала, и на том спасибо. Молча протянула руку, помогая подняться. Из окон посыпались стрелы, маг еле успел закрыть щитом себя и спутницу. Хотел, было свистнуть коню, но досадливо махнул рукой - Огонька придется бросить, телепорт просто не потянет их троих, а добавлять собственную силу маг не мог. Впрочем, ничего не мешает ему потребовать, когда все недоразумения разрешатся, вернуть коня. Мужчина вытащил телепортационный амулет из кармана, другой рукой резко притянул к себе женщину и открыл портал. Самое время - из-за угла форта показалась погоня во главе с комендантом и тремя магами. Их разъяренные раскрасневшиеся лица беглецы еще успели заметить.

Открыв глаза, Арий с облегчением увидел собственную комнату, небрежно брошенный на столе свиток, стопку записей. Нелюдь он тотчас же отпустил, и она с интересом принялась оглядываться вокруг. Маг поднял небрежно брошенный на спинке кресла бархатный камзол, встряхнул его, критически осмотрел. Решив, что образовавшиеся складки разгладятся на теле и не будут заметны, со вздохом принялся одеваться.

- Располагайся, - предложил он широким жестом. - В умывальную можно попасть из спальни - вон дверь. Тут проведен водопровод, поэтому можешь спокойно мыться. Одежду на смену я тебе дам, извини, что слегка ношенная и мужская - женских шмоток у меня нет. Кровать тоже к твоим услугам. Да, обед я тебе пришлю со слугой, прикажу оставить в этой комнате - здесь у меня, как видишь, нечто среднее между кабинетом, гостиной и будуаром. Мешать тебе не буду - мне сейчас предстоит очень серьезный разговор с властителем. Отдыхай! - маг зашел в спальню, покопался в шкафу, бросил на кровать какую-то одежду и критически оглядел себя в зеркале. Камзол вопреки надеждам выглядел мятым. Арий досадливо махнул рукой и складки мгновенно разгладились. А вот на то, чтобы разобраться с волосами, пришлось потратить несколько минут. В конце концов, мужчина все же смог уложить их во вполне приличный хвост, отсалютовал девушке, и скрылся за дверью.

Нелюдь осталась в полном одиночестве.

Впрочем, скучать она не собиралась.

Водопровод - это просто замечательно! Сильные струи приятно обволакивали тело, прохладная вода смывала грязь и, казалось, саму усталость, позволяя наконец-то расслабиться. Как же иногда прекрасно - ни о чем не думать! Что за наслаждение глотать заливающую лицо воду! И какая разница, что будет завтра? Главное, что сейчас так хорошо. И волосы больше не будут висеть кровавыми колтунами. И о побоях, физические следы которых уже исчезли, можно вообще забыть - вода смоет саму память о них, память о боли... и о подземелье. Порой душ намного лучше простой ванны. Тем более что такую роскошь может позволить себе далеко не каждый, лохань с водой можно потребовать на любом постоялом дворе, и получить почти на любом. А вот водопровод есть далеко не везде. А в этой ванной комнате имелся даже неплохой выбор моющих средств - видать маг старательно следит за собой. Впрочем, это и так видно. Женщина с улыбкой задумалась - подвивает ли он волосы, или они от природы так вьются? С виду такой безобидный... а на самом деле - хищник, почище ее самой. Жесткий, жестокий, опасный. Она поняла это почти сразу. Поняла, когда почувствовала, что он не боится. Даже не сразу поверила, настолько это казалось невероятным. Но его ледяное спокойствие... Эта уверенность... И глаза. Внимательные, умные, холодные. И при этом обжигают почище любого огня, просвечивают насквозь, как будто всю душу наизнанку выворачивают. Брр! Ее передернуло. Такого человека очень опасно иметь во врагах, здешний властелин, скорее всего еще жив только потому, что зачем-то нужен блондину. Хотя... может быть они друг друга стоят. Скорее всего. Девушка блаженно потянулась и с легким сожалением вылезла из покрытого мрамором бассейна, выключила воду и с наслаждением растерла наконец-то чистое тело полотенцем.

Теперь можно разобраться и с одеждой. Нелюдь натянула льняную белую рубаху - немного великовата и широка в плечах, рукава несколько длинны, но вполне сойдет. Все же хорошо, что ей попался худощавый маг. А вот штаны она и примерять не стала - налезь-то они, налезут, но в бедрах будут узки, а она все же спать собирается.

Теперь можно и подкрепиться.

В первой комнате нелюдь уже ждал поднос, заваленный едой - маг держал слово. Женщина задумчиво посмотрела на все это изобилие, прикидывая свои силы, печально вздохнула...

Через полчаса на подносе не осталось ничего съедобного. Только утиные кости, огрызки яблок, апельсиновая кожура, прочий мусор, тарелки и пустая бутылка из-под коллекционного вина. Сытая и довольная нелюдь с удобством устроилась в кровати, свернувшись клубочком на хрустящих простынях, как кошка. Глаза закрылись почти против воли - даже организму нелюди нужно давать отдых. А женщина очень давно не могла ни нормально поесть, ни поспать - так, подремать вполглаза. Сейчас же она впервые позволила себе забыться крепким сном - впрочем, подвоха она не чувствовала, в любом случае, хуже уже быть не может...

- И это идеальный убийца?! Ты хочешь мне сказать, что вот ЭТО... - Таэн брызгал слюной и обвиняющее указывал пальцем в зеркало. Стекло, к счастью, не отражало его перекошенной от злобы физиономии, а показывало мирно спящую в обнимку с подушкой девушку. Эта картина была куда приятнее, поэтому Арий старался смотреть не на собеседника, а в зеркало.

- По-моему, вы зря доверились Арию, мой повелитель. Ну, куда ему отличить нелюдь от обычной девицы? Притащил первую попавшуюся малолетку.

Маг резко обернулся на насмешливый голос.

- Повелитель не делает ошибок, Лоррин. И я привел того, кого следовало. А по малолеткам, по-моему, ты у нас, куда больший специалист, чем я.

- А ну заткнитесь, быстро! Тренируйте свое острословие где-нибудь подальше от моего тронного зала! Именно эту девчонку схватили мои люди, говорят, что с большими потерями. Что, Лоррин, по-твоему, они все идиоты, и я вместе с ними?!

- Нет, мой повелитель, я вовсе не это имел в виду, - первый советник покорно склонил голову.

- Другое дело, стоило ли ее приводить сюда... Как-то она тщедушна. Будет ли с нее толк? Может, разумнее все же списать в расход? Вдруг исследования увенчаются успехом.

- Вот и я о том же, мой господин. Разве эта пигалица способна внушить ужас вашим зложелателям?

- Эта пигалица - нелюдь, - холодно прервал Лоррина Арий. - Ее внешний вид не имеет никакого значения. Я видел ее в деле - это воплощенная смерть

- А разумно ли приводить смерть в замок Властителя? - сменил тактику Лоррин.

- Наш повелитель достаточно могуч, чтобы не бояться даже смерти!

На губах Таэна возникла довольная усмешка. Арий всегда с легкостью покупал властелина на лесть. Лоррин только досадливо прикусил губу, но возражать дальше не посмел. Остальные свидетели этой сцены облегченно вздохнули - видимо, до последнего момента не верили, что гроза пройдет стороной. Хотя, прошла ли она?

- И все же ты поступил своевольно. Зачем нужно было устраивать это побоище в форте? Пострадали мои доблестные воины.

- Зато вам теперь сразу видно, чего стоит нелюдь, а чего - солдаты в этой крепости. Разве проверка боем - не лучшая проверка? И отсев слабых периодически проводить просто необходимо.

- Позвольте, но это были наши люди! - от возмущения вскинулся первый советник.

- С каких это пор ты начал жалеть людей?

- Ты должен был подождать, пока я пошлю в форт официальный приказ! Что до людей - туда им и дорога - слабым действительно не место в моей армии, - жестко отрезал властитель.

Лоррин благоразумно не стал упоминать о том, что замолчал Арий - любой, даже самый умелый человек проигрывает нелюди и в скорости, и в силе, и в умении обращаться с оружием.

- В этом действительно моя вина, мой господин. Я просто не совсем верно понял ваш приказ, я думал, что должен не просто уговорить нелюдь поступить к вам на службу, но и привести ее немедленно.

- Почему же тогда не привел? Почему взамен я лицезрю вот это? - еще один тычок пальца в сторону зеркала.

- О, все очень просто - она была в ужасающем виде, в грязи, крови, и лохмотьях. Не мог же я представить ее пред ваши очи в таком состоянии. Вот и взял на себя смелость - отвел в свою комнату, чтобы привела себя в порядок. Теперь она выглядит гораздо приличнее, но все же пусть сперва отоспится.

- И сколько же я долен ждать?

Арий пожал плечами. Властитель скривился, но затем милостиво махнул рукой:

- Ладно, иди. Когда это существо проснется, приведешь ее ко мне. Только ночью вломиться не вздумай, а то знаю я тебя! И вы все пошли вон! Достали уже ваши мерзкие рожи! - свита прихлебателей, которые не иначе как по недоразумению гордо именовались советниками, поспешила к дверям. Лоррин тоже неохотно развернулся. - Лоррин, стой! Вот как раз с тобой мне нужно поговорить.

Арий, подошедший уже к самым дверям, недовольно обернулся. Оставлять властелина наедине с первым советником совершенно не хотелось - мало ли что ушлый маг наговорит Таэну. Тот хоть и считает себя великим и независимым, но если разговор правильно повести, так уши доверчиво и развесит. Арий совсем не желал впасть в немилость из-за длинного ядовитого языка Лоррина, а ведь недруг не упустит случая наговорить о нем гадостей. Среди тех магов, которых властелин держал при себе, Лоррин был самым сильным, чем и гордился, полагая, что и отношение к нему должно быть соответствующим. На деле же являлся среднячком - ничего особенно выдающегося. А то, что остальные еще посредственнее, едва ли может служить поводом для самодовольства. Все дело в том, что Таэн не хотел держать подле себя по-настоящему могущественных магов, боялся, что из верных соратников они могут перетечь в соперников. Ария властелин приблизил лишь потому, что тот скрыл большую часть своих сил, оставив для пользования минимум. И Лоррину очень не понравилось, что какой-то слабак, который только магическим огоньком себе ночью подсветить и может, постепенно занимает его место при троне.

Дверь закрылась за спиной. Арий зло глянул на выдворенных вместе с ним советников и пошел в свои комнаты.

Разбудили нелюдь косые солнечные лучи, аккуратно скользящие по лицу. Женщина лениво перекатилась на другой бок, натянула на плечо простыню. Еще немного полежала с закрытыми глазами, поняла, что спать больше не хочется, и распахнула веки. В спальной она находилась в гордом одиночестве, солнце ярко светило в так и не зашторенное вечером окно, получается уже следующее утро. Медленно встала, потянулась и осторожно выглянула в соседнюю комнату. К великому разочарованию, завтрака на столе не обнаружилось, поднос с объедками тоже испарился. Или превратился - с этими магами и такое возможно - в целый ворох исчерканных бумажек, которые и перебирал сидящий в кресле знакомец. Услышать ее он не мог - нелюди вообще ходят очень тихо, а тут еще и босиком по толстому пушистому ковру, видимо просто почувствовал взгляд и поднял голову.

- А, проснулась, наконец.

- Не так уж долго я и спала!

- Угу, совсем недолго! Чуть-чуть до двух суток не дотянула. Таэн меня чуть не съел, а эта гадюка, Лоррин, еще и масла в огонь подливает. Так что нужно собираться и идти в тронный зал, пока у властителя терпение не лопнуло.

- Я спала двое суток? То-то я так голодна. Без завтрака никуда не пойду!

- Завтрак в нашем договоре не был предусмотрен. Так что сначала к властителю, а потом уже и завтракай. Так и быть, можешь даже в моих покоях, напоследок. После официального представления господину, я надеюсь, тебе выделят отдельные комнаты или комнату.

- Ты так хочешь поскорее выставить меня за дверь? - нелюдь склонила голову, прядь странного темно-пепельного оттенка упала на лицо, пришлось сдуть.

Арий только хмыкнул, представив, как все это выглядит со стороны - в его комнате провела две ночи полуголая девица, теперь требует завтрака, чуть ли не в постель, а он сам думает только о том, как бы скорее сплавить ее подальше. И ладно бы дурнушка какая, так нет же! И фигура, и лицо... Все при ней. Вот только происхождение...

- Да нет, что ты, оставайся. Только уж не обессудь - следующей ночью кровать придется делить на двоих - кресла у меня хоть и удобные, но спал я эти две ночи преотвратно - шея затекает, знаешь ли. Впрочем, может, ты сама хочешь попробовать провести ночь в кресле? Тогда не буду мешать

- Ну, уж нет, пусть выделяют отдельную комнату. И позавтракать я вполне могу там. Или в трапезной, если она тут вообще есть.

- Обижаешь. Конечно, есть. Хотя я предпочитаю принимать пищу здесь, а не в этой банке с пауками. За общий стол сажусь только на официальных приемах. Хотя тебя, конечно, еще может пригласить составить компанию за ужином сам властитель...

- Ладно, пошли в твой тронный зал!

- Он не мой! - запротестовал Арий.

- А хотелось бы?

Маг только досадливо отмахнулся. Особо откровенничать после дня знакомства было просто глупо.

- Вот, я тут какую-то одежду нашел, переоденься. А то твои ноги совратят весь замок.

- У вас тут ног, что ли не видели? - нелюдь все же взяла ворох одежды и вновь скрылась в спальне. Арий тем временем пытался сгрести свои бумаги в одну стопку. Получалось плохо.

- В таком виде - нет. Прислуга носит платья до пола, женщин воинов или магов здесь нет, как и шлюх. Стража развлекается либо со служанками, либо в выходные посещает бордели. У властелина есть кое-какой гарем, но его наложницы по коридорам обычно не шастают, особенно в таком виде. Хотя у трона их и можно увидеть, но рассматривать в упор крайне не рекомендуется. Так что со времен Эвис здесь голых ног, на которые можно полюбоваться без опаски и не наблюдали.

- Таращиться на мои ноги тоже не рекомендуется - можно без глаз остаться, - рассеяно донеслось из-за двери. - А кто такая Эвис?

- Да так, была здесь одна... авантюристка. Плохо кончила.

Нелюдь наконец-то показалась из-за двери, уже вполне прилично одетая - мужского кроя штаны, заправленная в них все та же рубашка, туфли на высоком каблуке. Маг каким-то чудом даже с размерами не промахнулся - все пришлось впору.

- Я рубашечку у тебя заберу? Надеюсь не жалко?

- Что ты! Я еще тряпок не жалел. Слушай, может, хотя бы скажешь, как тебя зовут?

- А что, называть меня "поганой тварью" не совсем удобно?

- Ну... вдруг ты обидишься. А те, кто рискнул обидеть нелюдь, как я знаю, долго не живут.

- Ивенна.

- Арий, - мужчина протянул руку и нелюдь, после некоторого колебания пожала ее. Маг не переставал ее удивлять. Предельно спокойный, ядовито-насмешливый, он разговаривал с ней так, словно она была равной, человеком. Он не боялся ее, но и не презирал. За свою достаточно долгую жизнь Ивенна научилась неплохо разбираться в людях, но чего в итоге хочет этот конкретный человек, понять не могла. Ясно было одно - он не лгал, ни словами, ни эмоциями. Наверняка многое не договаривал, но не лгал. Скорее всего, именно поэтому Ивенна и согласилась на его предложение. - Пойдем, представлю тебя нашему властелину.

По дороге через мрачные коридоры, отличающиеся от подземелий только чистотой и отсутствием насекомых-крыс, Арий давал Ивенне последние наставления:

- Будь сдержанной. Ни в коем случае не огрызайся. Не иронизируй. Не перечь. Не смотри на него слишком вызывающе, или насмешливо. Лучше всего вообще опусти глаза в пол, побольше молчи и соглашайся с любыми его словами.

- Дышать-то хоть можно?

- Можно. Через раз. Хотя лучше все-таки благоговейно затаить дыхание, - буркнул мужчина. Ершистость Ивенны его порядком напрягала. Как бы она действительно какую-нибудь гадость не ляпнула, в сочетании с ее двухдневным сном это может доставить массу проблем. - Когда войдешь, не забудь поклониться, дождешься разрешения и только тогда приблизишься к трону. Близко не подходи. Не вздумай при этом ухмыляться - церемониал здесь превыше всего, ты должна выказать максимум уважения и благоговения. Когда будешь обращаться к властителю, не забудь, что ты должна называть его "ваше сиятельство", или "мой господин", не иначе.

Впереди показались створки дверей. Маг досадливо вздохнул - он не был уверен, что Ивенна вообще услышала его наставления, а уж принять их к сведению наверняка и вовсе не подумала. Пропустила мимо ушей, а ему в итоге расхлебывать.

У самых дверей он схватил девушку за руку, трагически прошептав:

- Доклад...

К его удивлению та пожала плечами и остановилась. Глашатай, стоящий у двери навытяжку, рядом с двумя рослыми стражами, как обычно, змеей скользнул внутрь, но на этот раз ждать его появления пришлось целую минуту. Впрочем, ничего особенно необычного в этом не было - Таэн порой специально тянул время, наслаждаясь властью. Наконец глашатай показался вновь, сделав приглашающий жест.

- Вы можете войти.

Арий машинально придержал дверь для "дамы", пропуская ее вперед. И только спустя мгновение понял, какую ошибку совершил. Впрочем, даже войди он первым, едва ли это что-то бы изменило. Кланяться нелюдь и не подумала. Собравшееся в зале общество окинула долгим взглядом, таким испытывающим, что восседающий на троне Таэн нервно заерзал, а стоящие у подножья платформы советники, маги и прочие прихлебатели постарались, как можно незаметнее отодвинуться подальше, желательно, вообще за высокую спинку трона. Многие были бы не прочь там и залечь. Телохранители, стоящие по обе стороны от властителя погрустнели, поудобнее перехватывая мечи и готовясь вступить в неравную схватку ради непонятно каких идеалов. В свете всего этого Арий тоже не стал кланяться, а вместо этого напрягся, готовясь в случае чего перехватить подопечную. Хотя охранные заклинания, слоями возведенные вокруг трона так и так должны были ее задержать. Вот, оказывается, чем властитель тут занимался - защиту вместе с придворными магами ставил. И, надо признать, хорошую поставил, качественную, раз в пять мощнее обычной. Нелюдь не могла видеть самих защитных заклинаний - три сияющих купола, один в другом, сотканных из энергетических потоков. Но прекрасно их чувствовала, как и любую другую магию. Так же от нее не ускользнуло изобилие стоящей вдоль стен стражи в полном боевом облачении. И еще щекотнул чувства страх. Похоже, в этом зале вообще не было ни одного человека, который не боялся бы ее. Ну, разве что только Арий, который просто опасался ее выходок. И как оказалось, не зря.

Губы нелюди искривила ироничная ухмылка, надо признать, примерзкая:

- Значит так, все приказы будешь передавать вот через него - махнула, не глядя в сторону Ария. - К себе можешь больше не вызывать, я думаю, чем меньше мы будем друг друга видеть, тем лучше для нас обоих. Тем более что в прямом общении с тобой я не вижу никакого смысла. Надеюсь, ты все понял, твое сиятельство?

А потом Ивенна просто развернулась и вышла из зала. Никто и не подумал препятствовать ей, один из стражников вовсе был занят тем, что пытался поймать отпавшую челюсть, правда, безрезультатно.

И только Лоррин торжествующе ухмылялся. Правда, пока молчал, видимо, опасался, что властитель сорвет злость на нем, если привлечь внимание неосторожным словом. На самого властителя страшно было смотреть - побагровевшее от гнева лицо, вылезшие из орбит глаза, трясущиеся пальцы...

- И... как ЭТО понимать?!!! - наконец выдавил он.

- Простите, ваше сиятельство, вы же знаете, нелюди плохо управляемы. Зато она согласилась служить вам верой и правдой. И сдержит свое слово, - слова Ария возымели обратный эффект.

- Да как эта тварь посмела так говорить со мной?! Убью!!! - Таэн кинул взгляд на ближайшего "соратника" и тот испуганно сжался, словно угроза была направлена ему.

- Эта девица просто в первый раз попала в высшее общество. Она не знает, как себя вести. Ваше сиятельство, ну что можно взять с нелюди? Она согласилась служить вам, это уже большое достижение.

- Достижение? Да эта сволочь смеет выдвигать какие-то условия! Уж не твоя ли это идея - стать посредником? Снюхался с этой тварью?!

- И в мыслях не было, мой господин. Зачем мне это? Поверьте, я и представить себе такого не мог, ее слова для меня столь же неожиданны, как для остальных. А может, ее, когда ловили, сильно по голове ударили? Вид у нее был изрядно потрепанный...

- Я не позволю какой-то шлюхе так со мной говорить!

- Разумеется. Вы во всем правы, ваше сиятельство, но не стоит принимать сразу крайние меры. Поверьте, я смогу усмирить ее норов, - в душе, впрочем, Арий, не смотря ни на что, аплодировал Ивенне, хотя одновременно и ругал ее предпоследними словами - последние доставались все тому же властелину.

- Немедленно верни ее сюда! Я научу эту гадину хорошим манерам!

"Не самое верное решение. Она ведь тоже молчать не будет. Сказанет опять что-нибудь этакое, тебе только и останется, что ртом воздух ловить. Повторного унижения хочешь, при стольких-то свидетелях?"

- Я не думаю, что это необходимо. Позвольте мне самому разобраться с ней, в конце концов, это был мой промах, я не смог внушить ей должного к вам почтения. Но повиноваться она вашему сиятельству все же будет, а это уже огромный плюс. Раньше нелюди никогда не шли на службу к человеку, а вы добились этого. Естественно девчонка чувствует себя униженной, злится и хочет отыграться. Не обращайте внимания, это пройдет. Дайте ей время свыкнуться с мыслью, что теперь ее жизнь принадлежит вам. Позвольте, я догоню нелюдь, и серьезно с ней поговорю прямо сейчас?

- Да, позвольте ему, ваше сиятельство, - елейно, с намеком влез-таки Лоррин. - Я лично уверен, они до мно-огого договорятся.

- Ты бы уж точно не упустил возможность, да?! - все же не надо было Лоррину встревать со своими комментариями - Таэн резко обернулся на голос и успел заметить и довольную ухмылочку, и счастливое выражение лица. Переполняющий его гнев переключился с уже ушедшей а потому не могущей его оценить, как следует, нелюди, на первого советника. На которого, безусловно, произвел большое впечатление. - Только и можешь, что языком молоть, а за моей спиной интриги плетешь? Думаешь, я не знаю, чего ты на самом деле хочешь?! Ошибаешься!

А ты иди, догоняй эту мерзавку и вправляй ей мозги! Я надеюсь, что ты не лжешь, и она действительно будет мне верна, впрочем, это мы вскоре проверим... И учти, отныне ты отвечаешь за нее головой. Если эта хамка что-нибудь выкинет, если ослушается приказа...

Арий напрасно ждал продолжения, Таэн не договорил, считая, что и так все понятно. Впрочем, он едва ли мог придумать что-либо кроме колесования, обдирания кожи и четвертования. Дождавшись повелительно-отсылающего жеста, маг вышел из зала и быстрым шагом направился в свою комнату. Нелюдь уже ждала его там - зрительная память у нее была прекрасная. Единожды пройдя по довольно запутанным коридорам, обратный путь Ивенна нашла безошибочно.

- Ты что вообще вытворяешь?! Я очень удивлен, что властелин не приказал казнить тебя на месте, милость его безгранична. Радуйся этому, нелюдь и будь благодарна! - тут Арий наконец-то достал амулет и активировал его. - Насчет казни я говорю абсолютно серьезно, Таэн вполне мог отдать такой приказ. Какой-то он сегодня странно-покладистый.

Ивенна, слушавшая начало монолога с поднятыми бровями, увидев манипуляцию с амулетом мотнула головой:

- Что, этот лысый хмырь согласился на мои условия?

- Не совсем. Он послал меня вправлять тебе мозги. Теперь если что не так, моя голова ляжет рядом с твоей, ты довольна? С чего ты вообще так на него взъелась?

- Сама не знаю. Очень уж не хочется служить такому ничтожеству.

- У тебя нет выхода, ты понимаешь это? Тебе ПРИДЕТСЯ подчиняться ему.

- Придется. Я ведь дала слово. Хотя я дала его тебе, а не этому...

Мужчина и женщина замолчали. Потом Ивенна глянула в холодные глаза, пытаясь все-таки хоть что-то в них разглядеть, и тихо сказала:

- А ты ведь смотрелся бы на этом троне куда достойнее, не смотря на то, что твои способности ниже...

Арий промолчал. Он и сам давно так думал, но знать об этом нелюди пока рано. Как и то, что способностей у него как раз хватает.

Но сначала нужно было самому составить четкий план и нигде не проколоться - попытка переворота может быть только одна...

Печать

Теолон медленно поднимался по лестнице. И кой демон подбил его выстроить вместо обычной винтовую? Когда-то это было модно... Но с тех пор утекло слишком много воды. Маг состарился, и крутизна лестницы уже не казались пустяком, где-то на середине подъема начинала кружиться голова, а поднимать ноги было все тяжелее и тяжелее. Да, сто двадцать три года - приличный возраст. По некой невероятной иронии судьбы один из самых уважаемых магов Аверии, воспитавший и давший посвящение четырем ученикам, и почти каждый год состоящий в экзаменационной комиссии Академии, не смог сохранить своей молодости. Вот продлить жизненный путь получилось вполне, но возраст все равно брал свое. Силы - силы были не те. Когда-то, еще шестьдесят лет назад Теолон одолел бы эту лестницу играючи. Теперь же его так и подмывало остановиться на очередной ступеньке, облокотиться об стену и перевести дух. Но гордость не позволяла. Самым простым решением было вообще махнуть на лестницу рукой и просто телепортироваться в свою комнату. Только это значило наступить на горло собственной песне - много лет Теолон неодобрительно качал головой при виде магов, ленящихся сделать несколько лишних шагов. Перемещение на короткие дистанции он воспринимал не иначе как позерство и преступное расточительство энергетических ресурсов. Это зеленые мальчишки разбрасываются силой направо и налево, а Теолон давно не в том возрасте, чтобы расходовать магию по пустякам. Лучший друг только улыбался в усы, слыша подобные заявления. Но к чести Джесса следовало заметить - сам магистр тоже предпочитал ходить пешком, хотя как раз ему с этим было куда проще.

Можно еще перенести спальню и кабинет куда-нибудь на нижние этажи, но уж очень маг привык к ощущению высоты. К тому же любой уважающий себя маг просто обязан иметь личные покои именно под самой крышей башни! Знакомые просто не поймут, реши Теолон переселиться на нижние этажи. Да и сложно отказываться от старых привычек, особенно, когда им без малого восемьдесят лет. Так что приходится мучиться подъемом каждый день - спуск-то пока давался значительно легче. При посторонних тем более нельзя проявлять слабость - не дай боги прислуга начнет шептаться, что их хозяин - старая развалина. Впрочем, сегодня слуг в доме-башне не было - их рабочий день давно закончился, все разошлись по домам. Раньше у мага работала одна женщина, круглосуточно живущая в башне, но не так давно она взяла расчет. Так что Теолон был совершенно один, но, тем не менее, желанную остановку делать не стал. Тем более что наконец-то ступеньки закончились, вот и долгожданная дверь.

Старый маг дернул за ручку, и дверь послушно отворилась. В комнате царил полумрак, в открытое окно задумчиво светила далекая луна, легкий ветерок колыхал тяжелые шторы, перекатывал по полу смятый лист бумаги - пришедшее утром письмо маг небрежно скомкал и кинул на стол перед уходом. Вероятно, его сдул порыв ветра, а непутевая служанка и не подумала убрать. Впрочем, маг сам запретил ей заниматься самоуправством в своих апартаментах. Что здесь мусор, а что может и пригодиться для дальнейшей работы, решать мог только сам Теолон.

Все столь привычно и знакомо - маг не менял облик этой комнаты много лет, и мог найти любую вещь с закрытыми глазами. Даже легкий беспорядок не выходил за рамки. Все как обычно! И открытое окно... Маг закрывал окна только в зимние холода, в остальное же время твердил о несомненной пользе воздуха и оставлял ставни нараспашку. Все равно залезть в его дом мог только полный псих или самоубийца.

И, тем не менее, в комнате уже кто-то был.

Этот кто-то самым наглым образом сидел в любимом кресле мага, закинув ногу на ногу и слегка покачивая носком сапога. Теолон не мог видеть, как выглядит незваный визитер, но тем не менее, он показался магу до жути знакомым. И то, как уверенно он себя держал наводило на определенные мысли.

Повинуясь воле мага, магический светлячок вспыхнул на раскрытой ладони и отделившись, завис в середине комнаты, чуть помедлив разделился на насколько светящихся небольших шариков, тут же рассредоточившихся по комнате. Поначалу тусклые, они одновременно вспыхнули, ничем не уступая лучам давно скрывшегося солнца. Яркий свет ослепил и гостя и самого мага. Теолон подслеповато заморгал, привыкая к свету, глянул на заслонившегося рукой юношу и тихо выдохнул:

- Ты!

- Я, - согласился тот.

Лицо Теолона исказилось. Он смотрел на вставшего из кресла молодого человека так, словно увидел ядовитую и очень мерзкую змею. Хотя вместе с явным отвращением в этом взгляде присутствовала боль. Юноша почти не изменился. Все те же коротко остриженные светлые волосы, отливающие при свете светлячков золотом, те же внимательные смешливые голубые глаза, аристократическая худоба. Вот разве что вытянулся еще больше, ну и плечи стали малость пошире. И в самой глубине глаз появилась какая-то серьезность, задумчивость. Но улыбался он все так же - слегка, кончиком рта, словно еще решал, стоит ли растягивать губы дальше? Раньше эта неуверенность выглядела столь располагающе! Но теперь эта усмешка казалась, чуть ли не отвратительной, этаким самоуверенным оскалом. Истинную сущность не скрыть за обманчиво невинным видом, однажды раскрывшиеся глаза больше не завесит пелена лжи. Каким бы обаятельным ни был поздний гость, он не был зван и пусть не рассчитывает на теплую встречу.

- Зачем ты пришел? - выдохнул маг.

- Я пришел к вам, учитель. Вы знаете, зачем. Я закончил свое обучение самостоятельно - можете сами проверить. Я готов стать магом, я могу... могу очень многое. И прошу вас, как человека, который обучал меня раньше, закончить начатое. Прошу вас провести мое посвящение, поставить печать.

- С какой стати? - криво усмехнулся маг. - Я отказался от тебя.

- Отказались. Но все равно вы остаетесь моим учителем. По крайней мере, я вас считаю им. - Арий чуть склонил голову, как бы отдавая дань уважения магу.

- Я отказался от тебя официально. Ты - никто. Убирайся из моего дома!

- Я думал, что за пять лет вы могли переосмыслить...

- Переосмыслить - что?! - сухие ладони Теолона непроизвольно сжались в кулаки. - То, что я принял в свой дом негодяя? Доверял ему, растил, учил... Думал, что мой ученик прилежный талантливый хороший мальчик, которому просто не повезло в начале жизни. А оказалось, что пригрел на груди змею - ты как был ворьем, так ворьем и остался!

- Я. Не. Вор! - раздельно произнес юноша.

- А кто ты, а Арий? Может, я чего и не знаю? Может, ты уже начал убивать?

Под злым взглядом своего бывшего учителя Арий невольно отступил назад. Он, конечно, и не ожидал радушного приема, но действительно думал, что гнев наставника мог и поостыть за давностью. Оказалось, нет. Тогда, чуть менее пяти лет назад, Теолон говорил своему ученику, что тот уже почти готов стать магом, еще максимум год - и можно ставить печать, дающую возможность естественным способностям развиваться в полную силу. Радужным перспективам было не суждено сбыться - ученик совершил ошибку, которую учитель ему так и не простил, как оказалось до сих пор. Да, Теолон действительно попал из-за своего ученика в крайне неловкое положение, и ничего не хотел слушать и знать - ни тогда, ни теперь. Арий, впрочем, и не собирался оправдываться. Да, он и не предполагал, что его проступок приведет к таким последствиям! Напротив, с юношеской беспечностью был уверен - все обойдется. Искренне считал, что поступает правильно. И когда его обвинили в воровстве, стойко принял обвинение как должное, не пытаясь обелить себя. Перекладывать вину на другого он не собирался. Полностью признался в содеянном - ведь брал артефакт действительно он. А для кого? - какая разница! Учитель до сих пор не знал, кто подбил его воспитанника на роковую кражу. И, пожалуй, это злило Теолона даже больше, чем сам факт преступления. Впрочем, отдавать ученика под суд маг все же не стал, просто отрекся от него и выкинул из своей жизни. Уже на следующий день мальчишка исчез и больше его в столице не видели. До сегодняшнего дня. То, что наставник все же спас его от тюрьмы и инквизиторского разбирательства внушало Арию определенные надежды. В конце концов, посвящение - это такая малость для учителя! А вот ученику без печати никак нельзя. Магом без посвящения не стать. Наниматели порой требуют показать знак, но это далеко не главное. До посвящения ученик, как правило, может пользоваться примерно одной третью собственных природных способностей, а после посвящения в его силах даже развить природные таланты, если хватит мозгов и терпения. Арию было очень мало одной трети - он хотел всего. Юноша еще никогда не использовал свои силы в полную мощность, и, тем не менее, без магии своей жизни просто не мыслил. Он мечтал стать великим магистром с того самого дня, как седоволосый старик подобрал его, оборванного и полуголодного на базаре. Потому и решился вернуться, и просить о посвящении, потому, с замиранием сердца ждал прихода учителя. Знакомая комната, распахнутое окно, легкий беспорядок... Арий с тоской смотрел на то место, которое совсем недавно было и его домом. И ждал тихих шагов по лестнице... Дождался.

- Я никого не убивал. И воровать ничего не собирался.

- Ах, не собирался... Случайно получилось, да? По привычке. Шаловливые пальчики покоя не давали?!

Юноша вскинул голову, сжав побелевшие губы в нитку. Он уже вполне осознал, какую ошибку совершил, но все-таки хотел верить.

- Кто тебя подучил? Говори, живо!

- Никто.

С минуту Теолон стоял, буравя ученика взглядом. Потом резко ударил воздух ребром ладони, будто отсекая что-то. Сомнения?.. Сожаление?.. Привязанность?..

- Убирайся вон из моего дома! Немедленно! И не смей больше переступать его порог, или очень сильно об этом пожалеешь...

- В пыль развеете? - насмешливо спросил юноша, его горечь быстро перерастала в злость. - Меня этим больше не запугать - вас самого за такое инквизиция по головке не погладит. Как-никак трехступенчатое заклинание с усилением, мало того, что смертельное, так еще и уничтожающее с особой жестокостью. Ну, так почему-то считают.

- Защищая свой дом от ворья и бандитов, я могу использовать любые заклинания! Я сказал, пошел вон, мальчишка! Я не собираюсь помогать тебе. Я отрекся от тебя - ты не ученик мне! Пшел прочь, щенок!

- Это ваше окончательное решение? - криво усмехаясь, спросил Арий.

- Вон!!!

- Смотри, как бы тебе не пришлось пожалеть об этом, старик.

Юноша быстро прошел мимо остолбеневшего Теолона, окинув напоследок учителя презрительным взглядом. Дверь с хлопком закрылась за спиной бывшего ученика. Лестницу, каждый день оборачивающуюся мучением для старого мага, Арий одолел в одно мгновение. Вот только спускаясь со второго этажа, разминувшись с каким-то посетителем мага, невольно толкнул того плечом. Остановиться и извиниться ему не пришло в голову - слишком душила злоба. А вот поднимающийся резко обернулся и посмотрел ему вслед. Его брови удивленно поползли вверх.

- Арий? - неуверенно выдохнул он вслед юноше. Но тот его даже не услышал. Громко хлопнувшая входная дверь вывела гостя из столбняка. Он пожал плечами и продолжил подъем.

Этот человек всегда был желанным гостем у Теолона. Тем сильнее было его удивление, когда, открыв дверь, он увидел разгневанного хозяина башни, на кончиках пальцев которого переливалось атакующее заклятье.

- Теолон, что с тобой? Я не вовремя?

- Ничего, извини, - маг заметно стушевался, переливающееся свечение неохотно втянулось в тонкие пальцы. - Был довольно неприятный разговор... Проходи, я очень рад твоему визиту. Присаживайся.

Человек медленно вошел в комнату, подошел к окну. На улице никого не было, кроме припозднившейся парочки и стража закона. Предыдущий визитер наверняка уже успел далеко уйти.

- Неприятный разговор... - пробормотал гость.

- Да, из тех, которых я бы предпочел избегать. Джесс, может, чаю?

- О нет, благодарю. - Джесс неохотно отвернулся от окна и опустился в кресло, задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. Теолон нервно оглянулся на дверь, словно опасаясь, что сейчас она снова распахнется, и опустился в созданное из воздуха кресло напротив гостя.

Они были совершенно не похожи друг на друга - полностью седой Теолон с изборожденным морщинами лицом и выцветшими серыми глазами. И Джесс, которому можно было дать максимум лет сорок, подтянутый, с каштановыми волосами, собранными в хвост и аккуратной модной бородкой, живыми яркими глазами и задорной улыбкой на тонких губах. Но, тем не менее, в магическую Академию они поступали вместе, вместе и сдавали выпускные экзамены. И печати им тоже ставили в один день, одна комиссия. Правда, Джесс все же был младше старого друга на два года. Никто не знал, как неловко было Теолону порой смотреть на почти ровесника, и осознавать, что он выглядит в лучшем случае, его дедушкой. Джессу, правда, было еще труднее. Но все же их дружба выдержала то, что Джесс, в отличие от Теолона смог остановить свой возраст.

- Послушай, - Джесс вновь перебрал унизанными перстнями пальцами по подлокотнику. - Я только что столкнулся на лестнице с одним юношей. И мне показалось, что я знаю его.

- Да? - Теолон нервно сжал пальцами свой подлокотник.

- Возможно, это просто поразительное сходство, но все же... это был Арий?

Теолон вскочил, сделал пару шагов в сторону, развернулся и снова упал в кресло.

- Это был он. Мальчишка снова посмел прийти сюда! И с чем? Он, видите ли, закончил свое обучение самостоятельно, и хотел, чтобы я провел посвящение! Я! Его посвящение!

- Теолон, я прошу тебя, успокойся.

- Нет, я завтра же, даже сегодня, сменю охранные заклятия! Этот гаденыш больше не сможет проникнуть в мой дом!

- Теолон, хватит, не кипятись. В конце концов, это твой ученик. Вполне естественно, что он пришел просить тебя о посвящении.

- Это мой БЫВШИЙ ученик!

Джесс заметно поморщился:

- Мне всегда казалось, что бывших учеников не бывает. Впрочем, тебе виднее. Арий всегда был очень талантливым мальчиком, с большим потенциалом.

- Да уж, его потенциал огромен! Подумать только, я вырастил воришку.

- Насколько я понимаю, ты прогнал его?

- А как ты думаешь? - Теолон снова начал закипать. - Конечно, прогнал! Нечего ЭТОМУ делать в моем доме.

Джесс помолчал. Его друг совсем не изменился - все такой же горячий и жесткий. Для него всегда существовала лишь одна правда - своя собственная. Он не хотел взглянуть на ситуацию с другой стороны, поставить себя на место оппонента. Время не пощадило его лицо и тело, но нрав смягчить не смогло. Теолон был превосходным магом. И превосходным другом. Вот только эта поспешность выводов... Да, конечно Джесс прекрасно понимал, что именно ТАК бесило его друга. Паренек, для которого учитель еще недавно был непререкаемым авторитетом, отказался выполнить приказ, проявил своеволие. И смог оказать достойное сопротивление. И если само воровство Теолон еще мог бы простить, то неповиновение - никогда! Уговорить его смягчиться, убедить в некоторой неправоте было нереально. Хотя сам Джесс прекрасно понимал - молодости свойственно заблуждаться, поступками юнца куда чаще руководит не трезвый разум, а порывистые чувства. И с такой горячей самоотверженностью абы кого не защищают.

Еще тогда, сразу после происшествия возникли у Джесса кое-какие догадки. Поначалу он от них отмахнулся, но некоторое время спустя вновь вернулся к ним. Конечно, скоропалительный отъезд редградского посольства мог быть простым совпадением, только интуиция шептала иное. И, если она не ошибается, то не Теолону тягаться с белокурой интриганкой.

- Ты уверен, что не слишком поспешил? Может, стоило все же выслушать мальчика?

- Этот "мальчик" не сказал бы мне ничего нового! Ты только представь, когда я указал ему на дверь, он начал угрожать мне!!

Джесс вскинул брови.

- Нет уж, я не собираюсь слушать этого подонка. Сегодня же изменю заклинания. Этот мальчишка больше никогда не переступит порог моего дома!!!

Арий почти бежал по тускло освещенным улицам. Дороги он не разбирал - куда угодно, лишь бы подальше от дома-башни. Юношу переполнял гнев. В том числе и на себя самого. Каким наивным глупцом надо быть, чтобы просить помощи у наставника, уже один раз прогнавшего его? Ко всему прочему Арий осознавал, что идти-то просто больше не к кому... Не в Академию же! Там тоже откажут - то, что от него отрекся учитель, сделало юношу изгоем. Кому нужен чужой брак? Так неужели же его судьба - стать деревенским знахарем? Или доморощенным колдуном, способным лишь наколдовать дождик над собственным огородиком, да излечить от лихорадки девчонку, которая и так оклемалась бы через пару дней? На что еще хватит скованных без печати способностей?! Но на такую жизнь Арий был не согласен - лучше вообще отказаться от магии, чем довольствоваться малыми крохами. Отказаться - и с обрыва, вниз головой...

Юноша громко захохотал, как одержимый. Вниз головой, значит? Почему бы и нет?! Вот только не на камни, не дождетесь! Прыгнуть с обрыва ведь можно и в переносном смысле - и не умереть. А получить все! Силу, власть могущество - печать! А дальше - только от тебя самого зависит - сможешь ли распорядиться вырвавшейся из оков силой, сможешь ли приумножить ее?

Арий был уверен, что сможет!

Давно, очень давно он читал об этом обряде. И притом мельком - учитель не собирался передавать ему такие знания, книга была добыта контрабандой и изучалась тайком. Но ученик запомнил, казалось, ненужный ритуал. И вот же - пригодилось!

Возможно, не будь Арий так рассержен на Теолона, он бы еще подумал и отказался от этой мысли. Возможно, оная мысль даже и не пришла бы ему в голову... Но теперь он схватился за нее, как утопающий за соломинку, и тут же начал делать все для осуществления своего замысла. Чтобы доказать всем, всему миру, и прежде всего Теолону. Доказать, что он может, что его возможности безграничны. И никакие препятствия не смогут остановить на пути к цели. И вообще, он вполне самостоятелен, и обойдется собственными силами!

По-детски? Возможно. Но сейчас Арий видел только этот выход.

Ибо посвящение может провести не только человек.

Все же, как бы ни захватила Ария внезапная идея, осуществление ее пришлось отложить. Необходимо было подготовиться к обряду, соблюсти необходимые условия и позаботиться о мерах предосторожности. Прежде всего, юноша перебрался из столицы в пригород, отыскал там походящий сарай и договорился с его владельцем. Мужик, раз десять переспросивший и в итоге все же поверивший, что его недвижимости ничего не угрожает, взял деньги и махнул рукой - колдуй, мол. Монет в кошеле заметно поубавилось, а ведь нужен еще новый нож, свечи, уголь... жертва. Нож и свечи юноша купил в лавке, уголек попросту стянул, но с жертвой дело обстояло куда сложнее, да и деньги успели закончиться окончательно. В итоге Арий решил пойти на преступление. Тем более, учитель и так считает его вором. Вот юноша и решил соответствовать - оправдать ожидания. Терять-то все равно уже нечего.

Дождавшись, когда окончательно стемнеет и селяне заснут, он пробрался на первый попавшийся двор, предварительно нагнав страху на собак, отпер магией замок птичника и похитил курицу.

Вот теперь можно начинать обряд вызова.

Юноша начертал на полу в центре сарая круг, расставил по его линии свечи. В середину положил связанную курицу и нож, бегло оглядел дело рук своих, проверяя, все ли правильно и ничего ли не позабыто и опустился рядом с курицей на колени. Тихо, полушепотом забормотал традиционную форму взывания к потусторонним силам. Полной уверенности, что отчаянное предприятие увенчается успехом, у ученика не было. И, если уж быть предельно искренним (а обманывать самого себя не имеет смысла), он не так уж расстроился бы неудачей. Первый запал успел пройти и сейчас юноша не был уверен, что озарившая его идея столь хороша. Но сходить с единожды выбранного пути - не в его правилах. Теперь только и осталось, что стоять на своем до конца.

По окончании формулы никаких видимых изменений не произошло, да и колебаний магии в пространстве Арий не почувствовал. Тем не менее, взял нож, и полоснул по горлу птицы. Та забилась в предсмертной агонии. В центр круга брызнула кровь, попав и на одежду юноши. Тот с трудом сдержал совершенно лишнее в данный момент ругательство - кровь очень плохо отстирывалась, а отчищать одежду с помощью магии пока не получалось.

Но следовало продолжать.

Арий подставил ладони лодочкой, подождал, пока они наполнятся черной в свете свечей кровью, а потом, оставив уже ненужную тушку, подошел к краю круга и разомкнул ладони. Кровь хлынула вниз, но не разбилась уродливой кляксой, а потекла по краю начертанного контура, закрывая собой черную линию, плавно огибая свечи, замыкая круг. Юноша волновался зря - зов был услышан и ворота уже приоткрывались. Теперь главное - правильно сформулировать сам вызов. Нельзя совершить ошибку и призвать вместо мелкого демона желаний низшего демона. Ведь всех тонкостей обряда Арий не знал, и пытался сымпровизировать, изменив формулу вызова низших с поправкой на необходимую сущность. Все еще слегка не уверенный, он нараспев проговорил заклятие. Оставалось только наедятся, что оно подействует как надо, и сделанные поправки придутся к месту. В противном случае собирать по частям придется не только Ария и сарай, но, возможно и предместья.

Воздух в круге сгустился, тишина оглушительно зазвенела. Юноша на секунду закрыл глаза, а когда раскрыл вновь рядом с ним уже стоял довольно уродливый демон, подозрительно смахивающий на низшего. Арий попятился - если это действительно низший демон, то тот факт, что взывающий ничем не оградил себя, может стоить ему жизни. Хотя демон пока не проявлял агрессии. Щелкнув здоровенными зубами в три ряда, он с любопытством уставился на человека пятью глазами, склонив голову на бок совершенно по-собачьи. Затем поскреб лысый затылок здоровущими когтями и проговорил-проревел:

- Ты не маг.

- Да я собственно как раз по этому вопросу... - неуверенно просветил Арий. Демона он видел впервые, и нельзя сказать, что это зрелище доставляло ему большое удовольствие. К тому же запах! Эйфории от собственной крутизны и могущества тоже не наблюдалось - вызвать, как говорится, только полдела. Нужно ведь потом еще и обратно запихать. Только полные полудурки могут скакать от радости, при виде чешуйчато-волосатой зубастой гадости. До тех пор, разумеется, пока эта гадость не слопает раздражающий ее своими воплями и мельтешением предмет.

- Чего?!

- Мне нужно провести посвящение. Вод-ок-нааки это могут, я знаю.

- Можем. Только что мне за это будет? - прищурился демон двумя левыми глазами. Средний напротив, вопросительно округлился.

Юноша с каким-то сомнением покосился на лежащую между ними тушку курицы. Вод-ок-наак перехватил его взгляд.

- Э нет! Мне этой дохлятины даром не надо, можешь сам ее потом схарчить.

- Можешь забрать треть моей жизни, - неуверенно предложил юноша.

- На кой она мне? - фыркнул демон. - Вдруг ты до конца своих дней так и останешься никем? Или вообще, подохнешь в следующем году от какой-нибудь лихорадки. Вот о душе, пожалуй, еще можно вести разговор.

Тут уж покачал головой Арий. Из множества прочитанных трактатов он прекрасно уяснил, что на такую цену ни в коем случае нельзя соглашаться. Даже самые пропащие чернокнижники, если у них, конечно, были мозги, не шли на подобные сделки и старательно хранили свои души, как бы черны и уродливы те не были. У Ария сохранилось достаточно здравого смысла, чтобы понимать - эта дверь ведет прямиком в бездну.

- Умные все стали... - хмыкнул демон. - Ладно, упырь с тобой, тогда отдай мне то, что тебе не принадлежит. То, что тебе и даром не нужно.

- Это что же? - поинтересовался юноша, постепенно входя во вкус торга.

- Что слышал! - огрызнулся демон. - Говорить конкретнее не положено.

- Угу, я сейчас соглашусь, а потом выяснится, что речь идет о моем будущем ребенке!

- То, о чем я говорю, существует уже в данное время!

- А может, оно мне только сейчас не нужно, а завтра очень даже понадобится!

- А посвящение тебе нужно уже сейчас! Или я что-то путаю?

- Посвящение, проведенное вод-ок-нааком, подталкивает мага к тьме. Это уже само по себе должно являться для тебя наградой.

- Хи-итренький! - протянул демон. - Мне-то какая радость от того? Никакой. И выгоды лично мне тоже никакой. И вообще, вы, людишки, сами по себе пакости друг другу разные делаете, а потом на нас все валите. А вот нечего!

Арий задумался. Демон тоже обиженно замолчал. Потом снова почесал тыковку, и решил:

- А знаешь, проведу я твое посвящение! Но ты мне за это дашь час в этом мире.

- Ты меня за идиота держишь? - взвыл юноша. - Ты же здесь такого натворишь!

- Тебе-то что? - вод-ок-наак глянул на перекосившееся лицо юноши и сжалился. - Не бойся, не натворю. Так, развлекусь малость. Обещаю, что подальше от тебя и без особых разрушений. Одна-две жизни - что тебе до них? Люди ежедневно гибнут пачками без моей помощи.

Арий нехотя кивнул. В конце концов, всего один час. Вполне удобоваримая плата.

- Значит, по рукам? Вот и чудненько! - кошмарная рожа просияла. В следующее мгновение демон схватил юношу за воротник, развернул спиной и надавил когтем куда-то в основание шеи. Все произошло слишком быстро, Арий не успел даже отпрянуть, не то что увернуться. Вырваться в любом случае не получилось. Шею словно обожгло огнем, коготь как будто ввинчивался в кожу, с легкостью проникая в хрящи и кости. Боль была дикая. Юноша кричал, и сам не слышал своего крика. Казалось, эта пытка длится уже целую вечность. Но, наконец, демон отпустил его. Без поддержки Арий сразу же упал сначала на колени, а потом плашмя на пол. Перед глазами плыли разноцветные пятна, в голове шумело. Но тут, наконец, накатила спасительная темнота - новоиспеченный маг потерял сознание.

Демон с удовлетворением полюбовался своей работой - на основании шеи Ария красовалось свеженькое клеймо. Решил, что вышло довольно симпатично. Потом легонько дунул - и свечи погасли. Тушку жертвенной курицы небрежно отбросил ботинком уже высокий мужчина, с утонченно-прекрасными чертами лица и черным шелком волос. Та вылетела за грань круга, задев кровавую черту, рассыпавшуюся в пыль, тут же тщательно развеянную внезапным порывом ветра. Мужчина еще раз оглядел сарай, бросил прощальный взгляд на лежащего лицом вниз парня, прислушался к его тихому дыханию и распахнул дверь. На улице не было ни души, то, как он вышел в ночь, могли видеть лишь горящие в вышине звезды. Но они будут молчать.

Высший демон улыбался - давненько он так не веселился. Юноша замечательно развлек его.

Первое посольство

Толстая ткань занавеса откинулась, и в походный шатер безо всякого доклада вошел человек. Сидящий за столом и что-то пишущий мужчина резко обернулся, но, увидев потревожившего его уединение, смягчился. У нежданного визитера были свои привилегии.

- Ваше величество, - почтительно склонился вошедший. В его темных волосах уже поблескивали седые нити, но лицо выглядело довольно молодым - лет сорок - сорок пять. Серые глаза, жесткая линия рта, властный подбородок. Темные неброские одежды, из довольно дорогой, впрочем, ткани. И знак первого советника красовался на витой цепочке на груди. Этот человек знал себе цену, был умен и крайне наблюдателен. Кто другой может, и не заметил бы, что король в шатре не один, но советник уже давно взял себе в привычку входя, окидывать помещение беглым взглядом, подмечая окружающую обстановку, местонахождение людей, возможные ловушки и тайники. Для него было не так уж важно, входит он в притон, или к королю - привычка впиталась в самую сущность его натуры. И только поэтому советник смог разглядеть за приоткрытым пологом балдахина среди груды подушек лежащую на кровати девушку. Которую и не замедлил поприветствовать чуть менее низким поклоном. - Ваше высочество...

Девушка нехотя приподняла голову и кивнула. Видеть сейчас этого человека совершенно не хотелось, ведь именно он подкинул отцу ту роковую идею... Находиться с ним в одном помещении - слишком большое испытание для нее. Можно, конечно, вернуться к себе, но молчаливое сочувствие служанок, их тоскливые вздохи угнетали. Принцессе и так хотелось выть в полный голос, кричать, дать волю слезам, или забиться в какой-нибудь угол, обхватить плечи руками и тихо скулить, а при виде похоронных лиц и дрожащих губ прислужниц и вовсе хоть в петлю! Но приходилось сдерживаться, приходилось вежливо улыбаться, или хотя бы придавать лицу каменно-безразличное выражение. Присутствие девушек тяготило ее, но и отослать их не было возможности, не здесь, не в походном лагере. Подобное еще удалось бы во дворце, но тут оставалось только запасаться терпением. Вот Ингретт и предпочитала общество отца, тот, по крайней мере, не доставал ее своим напускным сочувствием. Просто молча работал, не обращая на дочь внимания, но при этом девушка не ощущала себя совсем уж одинокой и не позволяла распускаться, продолжая держать лицо.

Хотя, скорее всего, отец просто не понимал, ЧТО она чувствует. Не понимал, какое отчаянье ее гложет. Если бы не одно слово - "долг", которое принцесса узнала, даже не научившись говорить, может, она и решилась бы на крайность - кто знает? Но долг превыше всего - превыше собственных интересов и желаний, превыше чувств. Долг перед страной. И ради своей страны можно и должно пожертвовать счастьем, телом, жизнью... В конце концов, жизнь одной-единственной принцессы за благополучие целого народа, ведь это такая малость! Нечего и обсуждать.

Но, хоть принцесса и осознавала все это, хоть и признавала умом необходимость данного шага, радости от лицезрения первого советника испытать не получилось.

- Ваше величество, срочные известия!

- Догадываюсь, - буркнул король. - Не будь известия срочными, вы бы не посмели так ко мне ворваться. Подождали бы до того времени, как я закончу с делами. Уже три дня торчим под этими стенами, может, вы скажете, когда, наконец, меня удостоят аудиенции?!

- Об этом и речь, ваше величество! Дело в том, что Темный властелин... умер.

- Как - умер? - король даже привстал из кресла, удивленно глядя на советника.

Принцесса не издала ни звука, даже не шелохнулась, но по ее холеному лицу разлилась смертельная бледность, глаза широко распахнулись. А тонкие пальцы до боли стиснули угол шитого золотом покрывала, безжалостно смяв его. Известие оказалось столь неожиданным, что поверить в него было почти невозможно. И страшно - а вдруг все же жив? Лучше не верить, ибо разочарование ее сердце может просто не выдержать.

- Я не знаю, как именно, но он умер вчерашним вечером. И эти сведенья абсолютно точны. Вы же знаете, я всегда перепроверяю все по нескольку раз и сообщаю вам только вернейшую информацию.

Это король знал. Знала и принцесса, позволившая себе тихий вздох облегчения. Значит, умер. Умер. Глаза сами собой обратились к небу, точнее, потолку шатра - все же богиня хранит ее.

- Что ж, но это же прекрасно! Наследников у него не было, по крайней мере, законных. Бастарды, если они и есть, не в счет. Немного жаль, конечно, что столь славный род вот так угас, но это лучше, чем терпеть на своих землях гадюшник, в который этот поганец превратил свой родовой замок. По правде говоря, туда чернокнижнику и дорога, он не был достойным представителем своей фамилии. Больше нам тут делать нечего, мы уезжаем сейчас же! Распорядись!

- Ваше величество, по-моему, вы принимаете слишком поспешные решения... - тихо заметил советник.

Но король, только поверивший в избавление от гнезда черной магии в своей стране, будто и не услышал этих слов.

- Темный маг мертв, наследников нет, значит, его земли снова возвращаются под опеку короны. Позже я подумаю, как ими распорядиться. Если вы намекаете на то, что нужно бы отчистить замок от прихлебателей колдуна, то я, признаться, не вижу в этом смысла. Эти твари перегрызутся между собой за власть в считанные мгновения. Уже сейчас наверняка у них завязалась свара. Так что пусть пауки передавят сами себя, зачем им мешать? Едва ли у кого из них хватит сил захватить трон и тем более, удержать его. Пусть изничтожат друг друга. Тех же, кто в итоге останется в живых, выбить из замка не составит труда. Я разрушу этот авангард темных искусств, сожгу под корень саму память о нем!

- Ваше величество, дело в том, что трон уже захвачен. В замке нет никакой путаницы и суматохи, нашелся новый правитель, который, судя по всему, уже навел свои порядки. Я слышал, что всех приближенных к Таэну людей уже казнили, в том числе, и его магов. Остальные принесли новому хозяину присягу, и не помышляют о сопротивлении. Видимо, показательные казни оказались достаточно устрашающими. Безусловно, сыграло свою роль и то, что именно этот новый властитель и убил предыдущего.

- Убил Таэна?! Кто же он такой? Когда мы пытались уничтожить этого мерзавца, наши маги даже не смогли пробить защиту.

Советник кисло пожал плечами - он сам был магом, пусть и довольно посредственным. Настолько, что просто не видел всех слоев защитных заклятий, непрестанно окружающих Таэна. Впрочем, это не мешало ему грамотно соизмерять силы и тогда он, помнится, пытался отговорить короля от этого покушения.

- Некий Арий. Может, ваше величество изволит его помнить? Он сопровождал Таэна во время одного из визитов того во дворец, года полтора тому назад. Вы еще изволили в тот раз сильно поругаться с покойным магом.

Король наморщил было лоб, но потом махнул на попытки вспомнить рукой - все равно бесполезно. Ругались они с Таэном при каждой встрече, король славился горячим нравом, а темный властелин ни в чем не желал уступать.

- Этот Арий был при Таэне кем-то вроде разработчика новых заклятий, в последнее время считался, чуть ли не его правой рукой. Довольно интересная личность...

- Безумно! - буркнул король. - Только я не понимаю - что с того? Все равно этот твой Арий не сможет удержать замок. И претендовать на него не имеет права - едва ли Таэн составил завещание в его пользу. Тем более, что по нашим законам убийца не может наследовать имущество убитого. Интересно только, как он мог справиться с Таэном...

- Вот именно, ваше величество, КАК? Арий считался слабым магом, даже я мог прекрасно видеть предел его возможностей и, в случае схватки, дать достойный отпор, а то и одержать верх.

- Так может, убийца кто-то другой, а этот Арий просто пешка? Щит для кого-то более могущественного, живое прикрытие.

- Не думаю, ваше величество. Мои сведенья довольно обрывочны, но вполне достоверны. Убил именно Арий. И сейчас вся власть в замке сосредоточенна в его руках. Сегодня утром ему присягнула большая часть армии Таэна - весь гарнизон замка, и воины из двух ближайших фортов. Если уж армия взяла его сторону! - Я думаю, этот человек останется на троне.

- Если я его оттуда не скину!

- Я вновь вынужден вновь просить ваше величество не делать поспешных выводов. Полагаю, что справиться с этим магом может оказаться даже сложнее, чем с Таэном. Судите сами - Таэн был на виду, все знали, что он великий маг, с ним приходилось считаться. И тут его убивает какой-то мальчишка. Можно посчитать это простой случайностью, неимоверным везением. Вот только, чтобы убить такого сильного мага, одной удачей не обойтись. Нужно приложить максимум усилий и ничем себя не выдать, заручиться доверием, напасть неожиданно, и действовать очень быстро. Нужно пробить его защиту и успеть нанести удар прежде, чем жертва опомнится и выпалит ответное убойное заклинание. Здесь мало застать противника врасплох - щиты Таэна нельзя сломать в одно мгновение, вы сами имели случай в этом убедиться. Кроме того, нужно позаботиться и о своей защите, поддерживать ее на протяжении всей схватки. Для такого нападения мало быть просто везучим, необходимы колоссальная сила и неординарные способности, умение трезво мыслить, быстро реагировать и подстраиваться под любую ситуацию. То, что Арий смог уничтожить Таэна говорит об очень многом, и в первую очередь о том, что его способности были оценены неправильно - и нами, и покойным властелином, который уже поплатился за свою слепоту. Не стоит повторять его ошибок. Тем более, Арий прислал вам послание, - с этими словами советник достал из рукава конверт, запечатанный обычной печатью без всякого герба.

Король неохотно взял письмо в руки, вскрыл, бегло прочитал, потом перечитал еще раз, гораздо медленнее и вдумчивее. Принцесса приподнялась на локте, с интересом наблюдая за озадаченным лицом отца. Ее терзало любопытство, но при этом Ингретт совершенно не хотелось обращать на себя ненужное внимание - мужчины вполне могли решить, что обсуждаемое на этом маленьком совете вовсе не для ушей юной принцессы и выставить ее вон. А между тем Ингретт была уверенна, что все это как-то коснется и ее, где-то на самом краю сознания продолжала нашептывать неоформленная тревога.

- Этот маг извиняется за наше вынужденное ожидание, и просит прощения за то, что не может принять нас немедленно, ссылаясь на неотложные дела по приведению обитателей ЕГО замка и ЕГО земель в порядок и повиновение. Но при этом он уверяет, что готов принять наше посольство завтра в двенадцать часов, и даже просит непременно быть... И как это все мне понимать? Может написать ему, что мы не собираемся общаться с захватчиком и узурпатором?

- А я бы посоветовал вашему величеству принять приглашение и согласиться на аудиенцию. Даже более того, я полагаю, что такого человека лучше держать в союзниках, чем недругах, и ни в коем случае нельзя оскорблять, даже ненамеренно. Кроме того, я считаю, что Арию, как нынешнему властителю Авангарда, следует предложить то, ради чего мы сюда и приехали.

У Ингретт потемнело в глазах, на миг ей показалось, что сейчас она лишится чувств, но голос отца вернул ее на землю.

- Что?! Мою дочь - неизвестно кому? Первому же попавшемуся простолюдину, только потому, что он маг, и смог захватить власть?! Захватить противозаконно! Я никогда не пойду на подобное!

- Ваше величество, я прошу вас, успокойтесь. Происхождение этого человека неизвестно, может он и дворянских кровей. И уж тем более, он не "первый попавшийся" - абы кто не смог бы убить Таэна. Поверьте, нам необходимо заключить договор с Авангардом, получить поддержку его хозяина. Вы же знаете, в каком положении сейчас Редград. Гарнизон Авангарда очень велик и силен, я уже не говорю о самом маге. Авангард в союзниках - это очень крупный козырь, был и остается, не смотря на смерть Таэна. Вы почтили меня своим доверием, а я не сомневаюсь, что этот Арий способен на очень многое. Договориться с ним необходимо, притом любой ценой. И закрепить договор. Я думаю, что своему тестю маг в любом случае окажет посильную поддержку.

- Но все равно, отдавать абы кому особу чистейшей королевской крови...

- Это - не абы кто, ваше величество, - терпеливо, словно маленькому ребенку растолковывал советник. - Это владыка Авангарда, твердыни-легенды, главной опоры трона ваших предков. И станет ли этот великий замок опорой вашего трона - решать только вам.

Король серьезно задумался. Принцесса снова опустилась на подушки, отвернулась к матерчатой стене. По щеке скатилась одинокая слеза, и тут же затерялась в черных волосах.

В собственный шатер Ингретт возвращалась уже в сумерках. На душе было муторно - отец все же поддался на уговоры Уоса. Советнику практически всегда удавалось убедить короля в собственной правоте. Справедливости ради стоит заметить, что он и правда, как правило, давал дельные советы. Впрочем, принцессе от этого легче не было.

По лагерю сновали люди, от разведенных костров доносился аппетитный запах жареного мяса. Ингретт нужно было сделать всего пятнадцать шагов от шатра короля до собственного. Однако стоило девушке только отдернуть тяжелую ткань, как рядом с ней тут же привычно замаячили два телохранителя. И никуда от этих стражей не денешься - в походных условиях ее безопасностью озаботились особенно. Хотя, если вдуматься - зложелателю, который сумел преодолеть все посты и пробраться в самое сердце лагеря, двое закованных в броню громил едва ли послужат помехой. Ингретт поплотнее закуталась в тонкую накидку, хотя нельзя было пожаловаться на излишнюю прохладу. Видимо холод поселился где-то в сердце. Сделав несколько неуверенных шагов, словно в тумане - снующие мимо люди привычно кланялись и уступали дорогу, принцесса остановилась и подняла лицо к небу. Замерли, словно статуи, и молчаливые стражи.

О чем думала в этот момент девушка, оставалось загадкой для всех, тем более, мало кто из находящихся здесь людей действительно беспокоился о ней. А если кто и сопереживал попавшей в ловушку принцессе от чистого сердца, то все равно не стал бы приставать с вопросами и сочувствием - слишком уж это рискованно. Ингретт привыкла быть своего рода изгоем, которому постоянно выказывают почтение и раболепие, на которого боятся поднять лишний раз глаза - вдруг прямой взгляд воспримут за оскорбление? И ни разу, никогда, ни при каких обстоятельствах с ней не будут говорить просто и искренне. И она сама не имеет право на искренность и сердечность ни с кем, ибо все ее фрейлины, не говоря о служанках, ниже ее по происхождению, а значит, необходимо поддерживать дистанцию. И некому пожаловаться на свое горе, некому рассказать о своих переживаниях! Только, разве что, небу.

Потому Ингретт и смотрела на безмолвствующие небеса, смотрела на алую полосу, оставленную уже скрывшимся за верхушками деревьев солнцем. Сейчас эта полоса напоминала ей сильно разбавленную водой кровь. Однажды, еще в детстве принцесса случайно порезала палец, и ее заставили опустить руку в чашу с насыщенной благовониями водой. Кровь очень быстро перестала течь и из пореза ушла боль, но вода окрасилась вот в точно такой же цвет...

Отогнав воспоминания, девушка быстро преодолела оставшийся путь и нырнула в шатер, где на нее тут же накинулись служанки. Принцесса покорно позволила себя накормить, расчесать, раздеть, помыть, намазать пахучими маслами и снова одеть, теперь уже в ночное платье. После чего объявила что устала, хочет спать и, наконец, получила возможность лечь в постель и с чистой совестью отгородиться от назойливых девушек пологом.

Хотя спать ей на самом деле совершенно не хотелось, Ингретт старалась лежать неподвижно, чтобы не вызывать у служанок ненужных подозрений. Пережитое сегодня потрясение оказалось слишком велико - подумать только, она почти поверила в то, что освободилась от ненавистного брака! И вот, снова попала в сети, только паук на этот раз другой, незнакомый, но оттого пугающий еще больше.

Таэна Ингретт видела несколько раз, покойный маг вызывал у нее лишь страх и отвращение. Его могущество и жестокость не могли не пугать девушку, чувствующую себя овечкой, заталкиваемой в клетку к голодному тигру на глазах у любящей подобные зрелища черни. При этом Таэн был еще и слишком стар для нее, лицо имел на редкость неприятное, с плотно сжатыми губами, уголки которых вечно провисали вниз, маслянистыми бесцветными глазами, и двойным подбородком, не говоря уже о наметившемся животе и руках, которые не спасали ни дорогущие мази, ни магия. Ингретт просто передергивало, стоило только представить, что эти руки прикоснутся к ней.

Теперь Таэн был мертв. Того, кто его убил, девушка не видела ни разу, и ничего хорошего от него не ждала. Ибо тот, кто смог одолеть Таэна наверняка сам еще больший монстр, хитрый, коварный и жестокий. Такой же паук, только еще более ядовитый. И Ингретт все больше и больше увязает в этой паутине, из которой живой точно не выбраться не удастся.

Человек, сидящий на подоконнике у широко распахнутого окна тоже смотрел на закат. И хотя, в отличие от Ингретт, к небу он был гораздо ближе, ибо его комната находилась на одном из верхних этажей замка, толку от такой разницы не было. Небеса были столь же неприступны и загадочны, не собираясь делиться высшими тайнами или давать ответы на глупые вопросы, заданные смертным. Примостившаяся рядом высокая стройная девушка пытливо вглядывалась в лицо соседа, словно чего-то ждала. Мужчина перевел взгляд на раскинувшийся внизу лагерь, пестрящий броскими цветами.

- Завтра припрутся, - в раздумье пробормотал он.

- Ты хотел меня видеть? - подала голос девушка. - Я, вообще-то собиралась спать.

- Да, я понимаю, - человек заправил за ухо длинный светлый локон. - Просто меня несколько напрягает необходимость общения с королем именно сейчас. По-моему, с ним не очень-то легко договориться, тяжелый человек. Впрочем, я пойду к нему навстречу и заключу договор - это выгодно мне, по крайней мере, сейчас. Надеюсь, он осознает, что тоже нуждается в моей поддержке.

- Завтра увидим.

Мужчина еще немного помолчал, разглядывая пестрые шатры и суетящихся между ними людей, казавшихся отсюда муравьями.

- Ты очень сильно помогла мне, Ивенна, - наконец сказал он.

Нелюдь внимательно посмотрела ему в лицо, в прозрачные серо-голубые глаза, но как всегда, не смогла угадать мыслей своего собеседника. Арий был непроницаем. Сейчас он выглядел очень серьезным и задумчивым, но вот что у него на уме? Ивенна знала только одно - он всегда предпочитал говорить правду - не самое плохое качество, с ее точки зрения. А то, что в результате эта правда выворачивалась под совершенно немыслимым углом - все, как говорится, зависит от подачи. Сплетенные интриги состояли из искусно подданной двусмысленности, недоговорок, но основой всегда служила истина. Кто виноват, что остальные не в силах ее разглядеть? Ивенна невольно восхищалась такой способностью, хотя порой задумывалась - а не обманута ли она так же, как все остальные? Нелюдь не чувствовала лжи в словах Ария, но сколько в них было правды? Кто скажет?

- Ты мог бы справиться и без меня, - осторожно проговорила она. - Потратил бы на подготовку больше времени и получил тот же результат.

- Больше времени? - хмыкнул Арий. - Да, что значит время для тебя? Хотя и для меня оно значит гораздо меньше, чем для обычного человека! Ждать я действительно умею. Но в любом случае, один я едва ли справился. Я умею трезво оценивать свои силы, Ивенна. Твоя помощь была необходима. И всякую помощь следует вознаграждать... - маг снова замолчал, то ли пытаясь подобрать слова, то ли просто задумался о своем.

Женщина тоже молчала - слишком хорошо знала, как могут наградить за подобную помощь. Да, она поспособствовала приходу к власти этого человека, и тем более столь опасного помощника лучше устранить. Многие люди поступают именно так. Ивенна еще раз взглянула на Ария, пытаясь оценить его и свои шансы. Прогноз выходил неутешительным - слишком хорошо она знала, на что он способен. Простому человеку не тягаться с нелюдью, магия не сильно поможет в этой схватке, она быстрее, сильнее и ловчее. Но Арий тоже был крепким орешком - воительница поняла это во время совместных долгих тренировок на площадке. Он не полагался на одну магию и, по тому, как владел клинками можно заключить, что его тренировкам много лет. Внешняя безобидность делает такого соперника опасным вдвойне. И тренировочные поединки сводились вничью вовсе не от того, что Ивенна постоянно поддавалась. Да, она уравнивала шансы, сознательно ограничивая себя, но и маг тогда сражался не насмерть!

- Ты свободна, Ивенна, - нелюдь невольно вздрогнула. - Ты можешь идти, куда тебе заблагорассудится, я возвращаю тебе твое слово. Таэн мертв, и у тебя больше нет хозяина.

Ивенна порывисто вскочила с подоконника. Удивление было столь велико, что на миг она потеряла контроль - в глубине бездонных зрачков вспыхнули алые искорки. И тут же погасли. Девушка оперлась побелевшими пальцами об оконную раму. Свободна! Такого она не ожидала. Уйти. Развернуться, пройти в последний раз по коридорам, в которых уже начали расстилать ковровые дорожки и расставлять скульптуры, выйти во двор, распахнуть ворота и уйти навсегда. Не дожидаясь утра, даже не заходя в свою комнату. В свою БЫВШУЮ комнату. Раствориться в сумерках и оставить весь этот год позади. Перевернуть страницу.

Если бы ей предложили это год назад, она так бы и поступила, даже не раздумывая и не сомневаясь. Тогда это было для нее вполне естественным. Сейчас же женщина серьезно задумалась. Вся ее прошлая жизнь, с того самого момента, как она ушла от своего народа, состояла из сплошных скитаний. Это первое время Ивенна пыталась осесть на месте, найти свой дом. Однажды даже хотела выйти замуж... Но люди не принимали ее. Стоило им понять, кто перед ними, начиналась травля. А узнавали они всегда, раньше ли, позже. За спиной нелюди уже осталось семь так и не разожженных костров, трех из которых удалось миновать лишь чудом и ценой огромных жертв. Если в юности Ивенна не хотела убивать людей, то в зрелости уже не щадила преследователей, выкашивая тех, кто имел глупость встать на ее пути. Она научилась не думать о том, что те существа, что корчатся у ног в лужах собственной крови, виноваты лишь в неизбывной ненависти к ее роду. Научилась не испытывать жалости и сострадания. И поняла, что в этом мире нет места, где может жить спокойно такая, как она. Ее удел - вечная война против всего мира, вечное бегство от инквизиции, магов, воинов, простых крестьян! И изменить ничего нельзя. Один раз попыталась - и увидела, как любимый человек падает на колени с ножом между лопаток, как из его горла толчками выходит темная, почти черная кровь вперемешку со слюной. Падает, сраженный в спину собственным братом, посчитавшим его гнусным предателем и выродком только за то, что дал ей уйти, а не отрубил голову, как следовало поступить любому добропорядочному рыцарю, узнавшему, что его возлюбленная - мерзкое отродье. Потомок неудавшегося эксперимента. Эта картина перечеркнула в ее памяти даже горькое - "Убирайся", брошенное, когда он понял, кто она такая. Слишком уж сильное потрясение нелюдь испытала, когда гордый воин заслонил ее собой, защищая от брата. Ивенна запомнила на всю жизнь его потухающий взгляд, обращенный к ней, и то, как он медленно завалился на бок. Запомнила и полный ненависти взгляд его брата. И второй метательный нож, руку, отведенную для замаха. Тогда тело среагировало само. Хоть женщина жить уже и не хотела - рефлексы оказались сильнее. Увернувшись от просвистевшей в воздухе смерти, Ивенна кинулась бежать. Почему-то мыслей о мести даже не возникло в ее сознании - нелюдь понимала - Он бы этого не одобрил...

После этого случая она перестала мечтать об обычной жизни. Война, так война. И в этом замке точно такие же люди - враги. Но странное дело, за тот год, что Ивенна провела в этих стенах, Авангард стал для нее чем-то вроде... дома. Конечно, он не мог сравниться с тем полузабытым домом, который был у нее в детстве, но здесь она могла жить, не скрывая своей природы. Могла спокойно ходить по коридорам, не опасаясь нападения из-за угла. В это место она могла вернуться израненная, и спокойно отлежаться. До следующего задания, разумеется. Таэн поручал ей все самое сложное, на грани возможностей, словно мстя за пренебрежительное отношение, невольные унижения и холодный взгляд свысока. Но пару дней покоя и обильная еда быстро возвращали нелюди прежнюю форму - терять такого воина действительно было не в интересах властелина. Поэтому после выполнения очередного задания Ивенне давали передышку.

В этом замке нелюдь могла не беспокоиться о завтрашнем дне, могла не думать о будущем. Думали за нее. И каждый день была еда, мягкая кровать, чистая одежда и вполне приличная ванная комната. Да, конечно, в любой момент ее могли послать на смерть - но ведь вся ее жизнь - борьба со смертью. И теперь нелюдь понимала - эта борьба обречена на провал, ведь с каждым годом сражаться за выживание становилось все труднее. Не физически - морально. Год назад она этого просто не замечала.

И еще - все в замке знали, кто она, и все молчали в тряпочку, не смея высказать своего недовольства. А некоторые даже кланялись при встрече в коридорах.

Все это Ивенна прокрутила сейчас мысленно и поняла, что уходить совсем не хочется. Может быть, она постарела и устала, и, как это не стыдно, стала ценить свободу куда меньше. А ведь когда-то независимость была для нее превыше всего! Но теперь Ивенну вполне устраивал простой комфорт. Нет, конечно, ее по-прежнему тянула дорога, которую будет выбирать только она сама, без чьей-то указки. Тянули приключения и свободное наемничество. Но при этом хотелось, до боли, до крика хотелось иметь место, в которое можно вернуться. И зализать раны. Где ее если и не любят, то терпят, такую, какая она есть.

Ивенна вскинула голову и усмехнулась - нелюдь приняла решение.

- Знаешь, а я никуда не хочу идти. Меня Авангард вполне устраивает - тепло, светло, все меня боятся, значит - уважают. Работка не пыльная и как раз по специальности. Кормежка неплохая. Водопровод есть. Так что, пожалуй, поселюсь-ка я тут навеки. Ты, надеюсь, не против?

- А если против, это что-нибудь изменит? - иронично поинтересовался Арий.

- Не думаю, - шалея от собственной наглости, нелюдь прямо посмотрела нынешнему правителю Авангарда и окрестных земель в глаза. Покойный Таэн усмотрел бы в подобном взгляде гнуснейшее оскорбление, требующее немедленного наказания. Арий спокойно встретил немой вызов, на лице не дрогнул ни единый мускул.

- Что ж, признаться, я ожидал чего-то подобного. Ты не упускаешь ни одной возможности вступить в пререкания - неосмотрительно предполагать, что в этот раз будет по-другому. Попытка выгнать тебя против воли может привести к плачевным последствиям, особенно, если ты решись уцепиться за какой-нибудь косяк - хватку нелюди, как известно, не разжать. Разве что вместе с приглянувшейся частью стены и вынести. И едва ли на этом все закончится - ничто не помешает тебе вернуться через окно. Мои подданные меня определенно не поймут. Поэтому, лучше и не пытаться. Но то, что я не могу просто так тебя здесь оставить, это ты, надеюсь, понимаешь? Ты слишком сильна, слишком неуязвима, слишком опасна. Не смотря на все твои заслуги - не могу.

- Боишься?

- Опасаюсь. Когда-то ты сама мне говорила, что сможешь легко сломать мой хребет голыми руками. Ведь сможешь! Могу ли я беспечно оставить такую угрозу при себе не приняв мер?

Ивенна отвернулась - да, все верно. В словах Ария был смысл - вчера она помогла ему убить Таэна, но кто даст гарантию, что завтра она не решит так же избавиться от него самого? Тем более что в отличие от предшественника Арий не окружал себя магической защитой. Даже сейчас, наедине с нелюдью он не создал ни одного щита... Подшучивать над опасениями мага и дальше просто глупо. Ивенна решила, что лучше промолчать и подождать - ведь если он заранее предполагал, что ситуация сложится именно так, то и выход наверняка нашел. Она не ошиблась. Арий неохотно встал и достал из шкафа резную деревянную шкатулку. Откинул крышку и протянул Ивенне. В оббитом алым бархатом вместилеще лежал толстый серебряный браслет удивительно искусной работы - тонкие серебряные побеги переплетались между собой, создавая удивительнейший узор, и поддерживая на стебельках изящные пятилепестковые цветки, в середине каждого из которых был вставлен прозрачный, как вода, камень. Рядом с ним красовался и перстень, сделанный в том же стиле, только камень был покрупнее и в обычной оправе, а не цветке. Браслет явно старинный и дорогой, перстень выглядел более новым, видимо, неизвестный мастер сделал его в пару к браслету на заказ. И явно на мужскую руку.

Возможно, обычная девушка запрыгала бы от радости, увидев подобную вещь, но Ивенна понимала - это вовсе не простое украшение. Магией от него веяло столь сильно, что женщина с трудом подавила желание отшатнуться. Внешний вид побрякушки в данной ситуации не имел какого-либо значения, внутренним чутьем нелюдь воспринимала браслет не иначе, как сковывающие по рукам и ногам кандалы. И вовсе не горела желанием примерять подобный "подарочек".

- Меня давно посетила идея сделать такую штуку, еще в молодости. А несколько лет назад в лавке у одного ювелира я увидел эту вещь - очень искусная работа. Браслет стоил дорого, но я удвоил цену. Единственным моим требованием было - к браслету нужна пара, перстень. И в кратчайшие сроки. Ювелир возился полторы недели, даже временно закрыл лавку, но мою просьбу выполнил. Я получил то, что хотел. Дальнейшую работу над артефактами я продолжил сам, - голос мага был удивительно невыразителен. - Вот, что получилось. Как только ты наденешь этот браслет, а я - кольцо, ты перейдешь в мое полное подчинение. Если я буду недоволен твоей работой, или твоим поведением, да даже если у меня просто будет плохое настроение и я захочу на ком-нибудь отыграться! я смогу причинить тебе невероятную, немыслимую боль. И совершенно неважно, на каком расстоянии от меня ты будешь находиться - боль найдет тебя всюду. Снять браслет самовольно ты не сможешь - даже не пытайся. Разве только вместе с рукой. Не думай, я не сомневаюсь - ты на такое способна, но в этом случае, как только твое тело расстанется с артефактом, ты умрешь. Если браслет попытается снять кто-то другой - умрет он, даже не успев его коснуться. Вернуть тебе свободу, избавив от этих оков, могу только я. Если попытаешься убить меня - даже если я и не буду знать о надвигающейся угрозе, тебя моментально скрутит такая боль, что ты и пошевелиться не сможешь, не то, что осуществить задуманное. Если я просто умру, ты тоже умрешь в тот же миг. Благодаря этим артефактам я могу мгновенно найти тебя, где бы ты не находилась и перенести к себе, если захочу. Я могу передать тебе мой приказ на расстоянии. Уловить твои эмоции, и даже мысли. Вроде, это все. Теперь думай сама, соглашаться ли на такое. Но этот браслет - единственная твоя возможность остаться здесь.

Ивенна машинально потянулась рукой к волосам, заплетенным в короткую косу, пальцы принялись безжалостно устраивать на голове бардак вместо прически. Условия не радовали, хотелось на все плюнуть и уйти, куда угодно, подальше от этого браслета и связанных с ним перспектив. А с другой стороны - что, опять таки, ждет ее за воротами? В итоге, как не крути, все та же смерть. Мир людей жесток, и выжить в нем можно, только превзойдя его хозяев в жестокости. Вся жизнь за стенами Авангарда заключается в убийствах ради собственного выживания. Пусть сама ее сущность связана с войной - это лучше всего получается у ей подобных, но только здесь можно не опасаться удара в спину. К тому же выполняя чужой приказ, она избавлена от ответственности за последствия. Создается ощущение, что не просто лишаешь человека жизни, а делаешь это ради какой-то неизвестной цели. Уж Арий-то не пошлет ее убивать просто так, чтобы развлечься, посмотрев на резню.

Высказав желание остаться, нелюдь таким образом согласилась служить новому властелину.

А что до поставленного условия - разве служа Таэну, она не была его рабыней? Разве не носила сковывающий ошейник? Браслет, все же, наверное, удобнее. И выглядит гораздо лучше.

Коса, не выдержав издевательств, расплелась, волосы рассыпались по плечам - успели отрасти за год. Жалко состригать будет. А ведь придется - если решит уйти.

Хотя, какого демона?

- Ну, во всяком случае, я думаю, ты будешь лучшим хозяином, чем Таэн.

- Я в этом не уверен, - спокойно возразил маг.

- Ты хотя бы не полезешь ночью в мою спальню?

- Ну, уж нет! - хмыкнул Арий. - Разве, только по делу.

- Таэн, скорее всего, как раз и считал, что идет по делу, - возразила нелюдь.

Случай со спальней прогремел на весь замок, Таэн ничего не мог поделать с всеобщей осведомленностью. Шептались потихоньку, украдкой пряча усмешки. Покойный маг злился, но поймать на распространении слухов никого не смог. Как и пресечь оные - слишком уж много было свидетелей его позора, и слишком многое было додумано впоследствии. Арий тогда, помнится, выговаривал Ивенне минут пять. А затем еще десять хохотал.

Дело в том, что Таэн был весьма охоч до женского пола. Не мог пройти даже мимо хорошенькой поломойки, все миловидные служанки моментально оказывались в его постели. Отказа могучий маг не знал никогда - кто же посмеет?! И необычная красота нелюди сразу привлекла внимание Таэна, чтобы он там не говорил о мерзости нелюдей в целом и данной представительницы их в особенности. Маг еще довольно долго себя сдерживал, но, в конце концов, решился - ведь это всего-навсего его рабыня, женщина. Мог ли он предполагать, что его поздний визит закончится таким образом?

У нелюдей превосходно развиты и слух, и зрение, и обоняние. Не говоря уже о чувствительности к улавливанию магии. Ивенна еще во сне почувствовала, что кто-то колдует возле ее двери, но не придала этому значения - в этом замке все пропитано магией, да и в коридорах туго с освещением - проходящий мимо колдун мог просто зажечь "светлячок". Но в следующий миг женщина вынуждена была проснуться - щелкнувший замок в момент вырвал ее из мира грез и вернул на грешную землю. Сквозь сомкнутые веки она уловила тусклый свет, падающий прямо на лицо. Дверь со щелчком закрылась за спиной злоумышленника. Выждав пару секунд, Ивенна слегка приоткрыла глаза и сквозь перекрестья длинных ресниц увидела маслянистую физиономию властителя. Нелюдь мысленно застонала, старательно сохраняя на лице безмятежное выражение - Арий уже порядком надоел ей своими поучениями на тему "Как надо вести себя с господином". Краткого куса о том, что же делать, если данный объект вломится в святая святых - спальню, там, впрочем, не было. Поэтому Ивенна решила сымпровизировать.

Дождавшись, когда пускающий от нетерпения слюни Таэн приблизится к постели и тяжело дыша, склонится над ней, Ивенна соблазнительно потянулась, выгнувшись с нечеловеческой гибкостью и позволив краю шелковой простыни соскользнуть с тела. А, поселившись в замке и заполучив в свое распоряжение личные покои, спать она предпочитала, не сковывая себя лишней одеждой, то бишь, нагишом. Маг задышал громче, по губам нелюди скользнула нежная улыбка, а в следующий миг она открыла глаза сделав вид, что только проснулась и... громко завизжав, дала правителю в глаз, да с такой силой, что он от неожиданности потерял концентрацию и зависший над правым плечом "светлячок" погас. На пол маг грохнулся уже в полной темноте, в которой, будучи обычным человеком, ничего не видел. Наливающийся под глазом синим цветом "фонарь", ни в чем не мог ему помочь. Нелюдь же, не прекращая визга, бесшумно скатилась с кровати, и вовремя! В то место, где она до этого лежала уже ударила какая-то гадость. Ивенна оскорбилась, и в ответ запустила в агрессора стащенной с кровати подушкой. Так как в отличие от мага, она видела, куда кидать, то попала. Таэн, в первый миг просто не понявший, что в него врезалось, заорал от ужаса и выпалил какое-то заклятие, от чего наволочка рассыпалась пеплом, а сам маг с ног до головы оказался усыпанным гусиным пухом. Ошарашенный, он уже просто не понимал, что происходит, визг нелюди, не прекращающийся ни на минуту здорово бил и по ушам, и по нервам. В довершении всего в коридорах уже слышались топот и голоса - слуги бежали на не смолкающие крики и шум борьбы, и представать перед челядью в таком виде было совсем не в интересах Таэна. Маг икнул и телепортировался в собственные покои. Ивенна тут же прекратила психическую атаку, вскочила, завернулась в простыню и, слегка приоткрыв дверь, чтобы никто из слуг не увидел беспорядка в комнате, выскользнула в коридор, присоединившись к общей суматохе. Все заверения, что шум шел именно из ее комнаты, нелюдь отметала на корню, слуги же не решались настаивать, косясь, тем не менее, подозрительно. Но так как шум стих, вскоре все разошлись. В последний момент Ивенна заловила какую-то девицу, уговорила помочь прибрать небольшой беспорядок в комнате. И пока та ошарашено рассматривала огромную черную дыру в кровати и летающий по комнате пух, под большим-большим секретом поведала, что к ней вломился какой-то придурок, перепутавший спальную с борделем, и спросонья пришлось защищаться всем, что подвернулось под руку. У служанки в момент загорелись глаза - не особо старательно сметая пух в кучу, она принялась выпытывать подробности. Ивенна не заставила себя долго упрашивать. Расстались девушки вполне довольные друг другом, после чего Ивенна закрыла дверь и, расстелив на полу снятое со спинки изуродованной кровати покрывало, спокойно проспала до утра.

Утром же ее вызвали к властителю. Таэн сидел на троне крайне недовольный. Не смотря на все магические ухищрения "фонарь" весело светил под глазом даже сквозь сантиметровый слой пудры. Маг открыл уже было рот, собираясь что-то сказать, но Ивенна опередила его. Почтительно склонившись, в на редкость изящных, совсем не свойственных ей выражениях, она заявила о том, что хочет подать жалобу на одного из подвластных властителю магов. И в красках описала то краснеющему, то бледнеющему Таэну ночное происшествие. В конце еще раз попросив уже пошедшего неровными багровыми пятнами и испариной мага разобраться в произошедшем. После такого изложения событий неудавшемуся сластолюбцу только и оставалось, что пообещать наказать виновного. Хотя придворных в зале почти не было - Таэн об этом позаботился, но стоящая вдоль стен и возле трона стража слышала каждое слово нелюди, и устраивать скандал теперь было вовсе не в интересах Таэна. Да и обращалась за судом женщина весьма почтительно, завуалированной издевки властитель просто не заметил и так и не смог понять, был он узнан, или же девушка искренна.

Хотя синяк, продержавшийся на вельможном лице еще неделю, все равно ясно показал всем подданным, кто же так неудачно заглянул "на огонек" к нелюди. И, видимо, предостерег Таэна от дальнейших посягательств - повторить вылазку маг так и не решился.

Впрочем, воспоминания о былом не смогли отвлечь Ивенну от настоящего.

- Я соглашусь на твои условия, но взамен хочу поставить свои.

Арий благосклонно кивнул, и нелюдь продолжила.

- Ты будешь изредка, хотя бы раз в год, давать мне свободное время. Время, которое будет только МОИМ. Когда я смогу делать что хочу, идти куда захочу, и не должна буду давать ответа за свои поступки.

Мужчина задумался.

- Что ж, это вполне понятное для любого человека желание. Но твои действия все равно не должны противоречить моим интересам. Ты не должна совершать то, что может принести мне какой-либо вред, ты понимаешь это?

Ивенна медленно кивнула.

- В таком случае у тебя будет такое время. Но как только ты мне понадобишься, я дам тебе знать при помощи браслета, и ты должна будешь тут же отставить все дела и повернуть в Авангард.

- Но хотя бы три недели свободы ты мне выделишь?

- Не беспокойся, я держу свое слово.

Ивенна медленно, через силу протянула руку. Позволять защелкнуть у себя на запястье эту штуку все рано совершенно не хотелось. Мужчина достал из шкатулки браслет. Нелюдь только сейчас заметила, что кольцо вдето в застежку украшения, по сути, являясь ее частью - раньше она думала, что артефакты просто лежат рядом. Маг надавил на какую-то пружину, и браслет с легким щелчком раскрылся, перстень остался на прежнем месте. Взяв Ивенну за руку, Арий аккуратно застегнул браслет, словно не замечая, как ту передернуло. Затем прошептал пару слов и, к удивлению нелюди, кольцо легко отделилось от браслета. Сама застежка в следующую секунду исчезла - нити-побеги серебра ожили, переплетаясь, и соединяясь друг с другом, образуя бесконечный, полностью завершенный узор. Мелькнула мрачная мысль, что эту штуку теперь действительно не снять - просто не разомкнуть. Арий медленно повертел кольцо, надел его на средний палец правой руки. Слегка полюбовался бликами камня, тут же окрасившегося в голубой цвет.

- Камни могут менять свой цвет в зависимости от желания носителя-владельца. Ты также можешь изменить их вид, - как бы, между прочим, заметил он.

Ивенна все еще внимательно разглядывала левую руку. Потом перевела выжидательный взгляд на Ария - еще минуту назад они были равными, союзниками, и она могла спокойно разговаривать с ним. А вот как теперь вести себя со своим новым повелителем нелюдь не знала. Едва ли он потребует почтительных церемоний, как Таэн, но все же...

- Может, вина? - предложил маг.

- Как-то не хочется, - пробормотала Ивенна. И, внезапно даже для самой себя, спросила в лоб. - И как мне к тебе теперь обращаться? Высокочтимый властитель?

Мужчина криво усмехнулся:

- Не заморачивайся. Как звала, так и зови. В конце концов, я многим тебе обязан.

- Так может, ты тогда меня отпустишь, наконец, спать?

- Разумеется, Ивенна. Просто, ты сама должна понимать, есть вещи, которые лучше разрешить немедленно.

- Я понимаю...

- Спокойной ночи, - мужчина снова повернулся к окну.

Нелюдь молча пошла к двери, открыла, и уже было вышла из комнаты, когда ее остановила бесцветная фраза.

- Только учти, я не прощаю предательства, - слова были брошены вскользь, как бы между прочим, но Ивенну словно плетью огрели, она даже замерла на миг. Потом медленно обернулась к все так же смотрящему в окно магу, и тихо произнесла:

- Я тоже, - и закрыла дверь.

Приветственная речь Уоса была длинна и вычурна. Сам король молча покусывал кончик уса, не понимая, почему его первый советник придает столько значения какому-то мальчишке. По левую руку, чуть позади отца стояла принцесса, одетая в длинное ало-золотое платье по последней моде, без объемной каркасной сетки и пятерки пышных нижних юбок. Глаза ее были устремлены в черный мрамор пола, слова советника, как и ответные любезности нового властителя Авангарда она пропускала мимо ушей. Сам же король пребывал в бешенстве. Нет, внешне все было довольно чинно - стража немедленно впустила делегацию в замок, и тут же почетный эскорт препроводил их в тронный зал. Но то, что на троне восседал какой-то сопляк, даже не подумавший встать при виде своего короля, изрядно выводило из равновесия. За спинкой трона замерла высокая девица, в которой венценосный визитер сразу же опознал уже виданную прежде нелюдь. Очевидно, что эта мерзавка встала на сторону победителя. Стояла она спокойно и вид имела скучающий, но никто этим не обманывался - уж король так точно понимал, что в случае малейшей угрозы нелюдь будет действовать молниеносно и те два клинка, что виднелись в заплечных ножнах, пустит в ход, не задумываясь. Других телохранителей возле трона не наблюдалось. Да и вообще, стражи в зале непривычно мало, по сравнению с тем, что было при прошлом властителе. Простых придворных тоже. Из этакой малолюдности можно сделать вывод, что маг, захватив власть, казнил очень многих, возможно, просто "на всякий случай".

Наконец первый советник все же унялся, а может, исчерпал запас красноречия и закончил свое обращение надеждой на то, что смена власти не повлияет на, уже было заключенную, договоренность. Сидящий прямо, словно в его позвоночник вставили металлический штырь, маг задумчиво кивнул головой:

- Да, я слышал про то, что Таэн обещал вам лояльность и некое содействие... Таэн мертв. Но я знаю историю Авангарда и чту ее, не смотря на то, что не принадлежу к славному роду Эр Гортэм, так трагически прервавшемуся. Что же, Авангард всегда стоял на страже интересов Редграда. За исключением последних лет, разумеется. Но этот замок и его история накладывают определенные обязательства. Я обещаю вам, что не выступлю в союзе с врагами ваших интересов, как минимум сохраню нейтралитет в ходе мелких стычек. Кроме того, я обещаю так же посильную помощь в защите границ Редграда и поддержку в общении с вашими соседями. Как новый хозяин этих земель, я согласен заключить с вами тот договор, что не успел подписать Таэн.

Королю пришлось проглотить замечания про хозяина земель и замка. Как и показавшийся слишком высокомерным тон. О, было прекрасно видно, что этот маг на редкость уверен в себе, возможно, и не без оснований. Уос вообще мастерски умел делать правильные выводы из мелочей, его мнению вполне можно доверять, и поэтому венценосный отец, скрепя сердце, выступил вперед.

- Мы рады, что вы не отказываетесь от заключения тех договоренностей, что пообещал нам высокородный Таэн, сын Эдаса. Мы проделали долгий путь для того, чтобы подписать пакт о мире и взаимной поддержке. Однако и мы хотим выполнить то обещание, что дали прежнему властителю Авангарда. Всякому мужчине нужна женщина для продолжения рода и услаждения взора, тем более, достойная супруга нужна любому властителю. Я думаю, вы не сможете отыскать более достойную партию, чем моя дочь, принцесса крови. Она прекрасна, добродетельна и родовита. Кроме того, этот брак послужит хорошим гарантом наших договоренностей, ибо узы родства скрепляют данное слово куда крепче, чем подписи на бумаге.

На губах мага промелькнул призрак улыбки, он кивнул - своим ли мыслям, или соглашаясь с замечанием правителя.

- Безусловно, ваше предложение - огромная честь для меня. Но я еще слишком молод, да и не уверен, что смогу обеспечить вашей дочери достойное будущее. Я не могу ручаться за завтрашний день - Таэн, например, ведь и подумать не мог, что вести этот разговор с вами буду я, а не он. В этом мире все настолько зыбко и ненадежно! Кроме того, я не могу похвастаться знатным происхождением, даже, в некотором смысле, наоборот. Можно сказать, принцесса крови - СЛИШКОМ большая честь для меня. Я недостоин.

По спине Ингретт пробежал холодок. Внезапно она полностью осознала, какой беды удалось избежать. Ведь страшно даже подумать, что с нею было, если бы переворот в этом проклятом замке состоялся через полгода-год, тогда, когда она, несомненно, была бы уже супругой Таэна и, возможно, носила его ребенка. Нечего и думать, что этот человек, с прозрачными, как вода, глазами, пощадил бы ее - ее, имеющую права на замок и земли по закону! Каким-то шестым чувством принцесса поняла, что не следует обманываться этой наружной мягкостью и обольстительным обхождением. Не смотря на всю свою юность и неопытность, она чувствовала исходящую от мага опасность - ее терзал страх уже не неведомого, а просто, куда большего зла. Гораздо большего. В голове билась только одна мысль - "Богиня-покровительница, сделай так, чтобы отец не настаивал на свадьбе. Пожалуйста!" Но видимо как раз сегодня богиня была очень занята и не услышала мольбу принцессы.

- О, я уверен, что владыка Авангарда сможет обеспечить достойное будущее Ингретт. А что до молодости, то когда же жениться, как не в юных летах? Наша дочь тоже очень юна - ей еще не исполнилось и шестнадцати. Однако Ингретт при этом, можем вас заверить, умна и образованна. Не говоря уже о красоте - это сразу бросается в глаза.

- Да, их высочество прекрасны, как полураспустившийся бутон, и я не сомневаюсь в ее умственных способностях, но жениться сейчас не входит в мои планы. Что же до пакта, ваше величество, вы можете не сомневаться, я сдержу свое слово, - довольно мягко но непреклонно произнес Арий.

Однако король усмотрел в этих словах пренебрежение, и начал закипать.

- Неужели вы способны пренебречь возможностью породниться с особой королевской крови?! Такой шанс выпадает далеко не каждому, каким бы искусным магом вы ни были... и только один раз в жизни. Мы оказываем вам огромную честь!

- И я еще раз смиреннейше за нее благодарю, - в голосе Ария послышалось раздраженное ехидство, едва заметное, но Уос вздрогнул, а Ивенна бросила удивленно-вопросительный взгляд на мага.

Принцесса тоже оторвалась от созерцания серых прожилок на черном мраморе, хотя почему - едва ли смогла бы объяснить.

- Но я еще раз вынужден повторить, что не собираюсь жениться.

- Ну уж нет! - король зло глянул на попытавшегося остановить его советника и сделал шаг вперед. - Я хочу знать, чем МОЯ дочь не угодила колдуну без рода без племени! Почему это он пренебрегает ТАКИМ предложением, как будто ему пытаются втюхать восьмидесятилетнюю горбатую поломойку, беззубую и кривую на один глаз, а не прекрасную принцессу, о которой мечтает любой вельможа нашего королевства!

- Да потому, что я вообще не собираюсь жениться! Мне не нужна жена, мне нужна наложница. И прекрасная принцесса едва ли согласится занять такое место при мне. Впрочем, если вам так уж непременно хочется "втюхать" именно мне свою дочь, пожалуйста, я не против. Но без венчальной церемонии.

Несколько мгновений казалось, что король сейчас задохнется, он стоял, ловил ртом воздух, и просто не мог ничего выговорить, на лице медленно проступали багровые пятна. Уос, махнув рукой на все приличия, что-то шептал, успокаивая и пытаясь погасить конфликт - но напрасно, уже не было никаких сомнений, что гром грянет. И точно.

- Да как... как ты посмел?! Моя дочь - наложница? Мальчишка, ничтожество! Этот замок стоит на моей земле, у тебя нет никаких прав, и клянусь, я вышибу тебя отсюда! Мало всадить нож в спину своему господину, чтобы занять его место, и ты это скоро узнаешь!

Принцесса широко раскрытыми от ужаса глазами смотрела на своего отца, все происходящее казалось ей нереальным видением, бредом. Ведь не могли же тщательно подготовленные переговоры пройти так! Девушка затравленно оглянулась вокруг - красивое лицо мага ровным счетом ничего не выражало, глаза словно остекленели. Отец продолжает кричать и брызгать слюной - такое впечатление, что сейчас с ним случится удар. Стражи у стен все, как один, шагнули вперед, их руки легли на рукояти клинков. Уос дрожащими пальцами вытаскивает из-за пазухи какой-то амулет, его лицо кажется белее снега. Телохранители придвигаются ближе к королю, один из них пытается закрыть собой Ингретт, девушка вынужденно делает несколько шагов ближе к отцу и натыкается взглядом на еще одно лицо. На эту женщину она старалась не смотреть вообще, с того времени как вошла в зал. Ну, в самом деле, кем может быть девица, стоящая за спинкой трона мага - не телохранителем же! И пристало ли невесте разглядывать любовницу своего будущего мужа? Того, что маг будет так отбиваться от этого брака руками и ногами, Ингертт и помыслить не могла. И сначала даже обрадовалась, хотя пренебрежение ее и уязвило - неужели ей можно предпочесть эту дылду с мечом? Сейчас же глянув на эту женщину, Ингретт заметила, что та поразительно красива, как ни горько это признавать. Однако лицо ее слегка нахмурено, а во всем теле чувствуется напряжение, словно тетиву лука натянули до предела, так, что еще чуть-чуть - и лопнет, и держат, не отпускают. А стрела ждет только мига, чтобы сорваться в полет, одного только знака, дозволения! И действительно, ждет - глаза женщины обращены на мага, и если тот даст команду... Ингретт почувствовала такой панический ужас, что с крепко сжатых, побелевших губ сорвался тихий стон, который, впрочем, так никто и не услышал.

- Довольно! Я достаточно наслушался, и прекрасно понял, какого вы обо мне мнения, - в голосе Ария было столько властности, что король вынужденно замолчал. - Покиньте мой замок немедленно!

- Ты горько пожалеешь об этом! Я сотру это осиное гнездо с лица земли, черной магии не место в Редграде! Все, кто практикует ее, будут обречены на смерть - и ты будешь в числе первых! Тебе не удержать Авангард.

- Посмотрим.

С минуту король продолжал буравить взглядом невозмутимо сидящего на троне мага, но тот так и не отвел глаза. Тогда он резко развернулся на каблуках, схватил дочь за руку и буквально выволок ее из зала, свита, тревожно озираясь, не отставала от своего правителя.

Слуги и воины в лагере и представить не могли, чем закончатся переговоры их сюзерена с магом, но что король вернется из замка таким злющим! Это было уже слишком. Их величество потребовал тотчас же свернуть лагерь и отправиться в столицу. Пожитки сложили в рекордные сроки - через полчаса отряд уже отъезжал от высоких стен. Принцесса, в полуобморочном состоянии возлежащая на подушках кареты, почти не слышала причитаний двух доверенных служанок, пытающихся привести ее в чувства и ругающих зарвавшегося наглеца, не понявшего, какого счастья он лишился. Да, она молила небеса избавить ее от этого замужества, но не так... Не ценой войны. А что теперь начнется война, Ингретт не сомневалась.

Дорога заняла две недели. По приезде худшие подозрения Ингретт оправдались - отец созвал Большой Совет и затворился в зале заседаний на сутки. В исходе совещания принцесса почти не сомневалась. Больше всего ее тревожило то, как старательно Уос избегает ее общества, уходит от серьезного разговора . Девушка еще в пути предприняла несколько попыток расспросить первого советника, но тот поначалу виртуозно уводил разговор в сторону, заговаривая о погоде и прочей светской чепухе, а потом и вовсе принялся делать все, чтобы не оказаться от нее в опасной близости и тем более не остаться наедине. Ингретт кусала губы до крови, но сделать ничего не могла - Уос был изворотлив как угорь, и не юной девушке с ним тягаться. Но в этой ситуации принцесса проявила несвойственное ей упрямство. Не обращая внимания на замечания фрейлин, она с упорством прогуливалась у дверей зала советов, нервно обмахиваясь веером. После очередного комментария леди Алии о том, что место крайне неудачно для променада и лучше спустится в сад, да и вообще государственные дела не для женского ума, терпение принцессы лопнуло. Ингретт рявкнула на ни в чем не повинных фрейлин в первый раз в жизни и послала их... в сад. Дамы начали, было отнекиваться, но принцесса настояла. Не ожидавшие такого от обычно кроткой подопечной девушки были вынуждены удалиться. А принцесса дождалась-таки своего - через час двери распахнулись и озабоченные советники потянулись наружу, в галерею. Когда их поток несколько спал, из зала вылетел и Уос - его лицо застыло, словно маска. Глянул на принцессу, попятился и широкими шагами направился к лестнице. Чтобы настигнуть его девушке пришлось бежать - и то догнать советника удалось только в коридоре двумя этажами ниже. К счастью, пустом, ибо Ингретт, нарушая всяческие приличия, цепко схватила советника за рукав. Не ожидавший такой прыти Уос попытался высвободиться, но потерпел поражение - хватка девичьих пальчиков оказалась крепкой. К счастью, советник быстро опомнился:

- Ваше высочество, что вы делаете?

- Я хочу поговорить с вами, первый советник!

- Ваше высочество... - Уос предпринял еще одну слабую попытку отобрать свой рукав - куда там! - Нас могут увидеть. Что подумают ваши подданные?

- Мне все равно! Я хочу с вами поговорить. Пытаюсь это сделать уже две недели, а вы только и делаете, что прячетесь от меня! Я не отпущу вас, пока не получу ответы на свои вопросы.

- Ваше высочество! - советник махнул свободной рукой, поняв, что на сей раз, избежать неприятного разговора не удастся. - Спрашивайте.

- Что все это значит? Будет война? Все уже решено?

- Вашего отца не переубедить.

- Да, будет война, я знала... - Ингретт закусила алую губку, в раздумье устремив взгляд на кадку с цветком в углу. - Ничего нельзя сделать, это ясно. Но каковы наши шансы на победу? Ведь наша армия сильна, Авангард - всего лишь баронство, с крепостями и замком, но ведь Ему не тягаться с мощью Рэдгада? Ведь Он не сможет одержать верх над королевской армией? Мы победим?

Принцесса говорила торопливо, словно опасаясь, что не успеет досказать, тон ее был уверен, но карие глаза так просительно впились в глаза советника! Уос медленно покачал головой:

- Я не знаю, ваше высочество...

- Но... как же? Как же так? - Ингретт даже выпустила рукав собеседника, но тот больше не пытался сбежать, с непонятным чувством глядя на расстроенную девушку. - Кто же Он? Неужели Он так силен? Что Он может?

- Я не знаю, - внезапно советника прорвало. - Если бы я знал! Только одно понял - он опасен, очень опасен. Ваш отец зря оскорбил его, зря затеял эту войну. Этот человек - вовсе не сопливый мальчишка. Когда я увидел его первый раз, он очень искусно скрыл свои истинные способности, теперь я и представить не могу, какова на самом деле его сила. Я помню, как Таэн приезжал к нам на приемы, либо я сам бывал у него, я знал, что его окружает защита, половину этих заклинаний видел, другую - просто чувствовал, на подсознательном уровне, хотя разобрать не мог! Но ведь ощущал же! А тут, во время спора вашего отца и мага все пытался хоть что-то засечь - ничего! Ни одного щита! Ни намека! Вы понимаете, что это значит? Либо он НАСТОЛЬКО силен, что я даже не могу почувствовать его охранные заклятия, не говоря уже о том, чтобы понять их структуру! Либо он даже не утруждал себя защитными чарами, слишком уверен в себе. И можете мне поверить, человек, который смог убить Таэна, а до этого столько времени провел рядом с ним, скрывая свои истинные возможности и не вызывая подозрений, не будет глупо подставляться. Не будет пренебрегать защитой тот, кто сам только что убил прежнего правителя и занял его место. И если такой человек решил уничтожить Редград, если он решил занять трон вашего отца! Я почти уверен - у него это получится. Ваше высочество, вы знаете, я служил королю верой и правдой, я все это время пытался отговорить его от рокового шага, пытался убедить сделать попытку сгладить конфликт любым способом. Но вашего отца не переубедить. Война будет, и мне даже страшно представить, чем это все закончится.

- Мы обречены? - голос девушки был очень тих, взгляд остекленел. Да и вопроса она, по сути, не задавала, скорее утверждая непреложный факт.

Уос и не стал отвечать, смотря на свою принцессу с легкой грустью - ему страшно было даже подумать, какая судьба ждет теперь эту девочку. Ингретт же развернулась и медленно пошла по коридору. Ее прекрасное лицо было бесстрастно, походка легка и величественна. А что в это время происходило в душе - одним богам известно.

Едва в коридоре затихли тяжелые шаги короля и его свиты, Арий поднялся с трона, потянулся и пошел к окну, встав за тяжелой занавеской и небрежно облокотившись о стенку. Ивенна решила, что глупо стоять около пустого трона, охраняя невесть кого, и последовала за своим новоиспеченным господином. Остальные стражи и уцелевшая кучка придворных, присутствовавшие в зале во время аудиенции и не получившие разрешения удалиться, старательно притворялись слепыми и глухими.

- И что теперь? Вчера ты говорил, что война нам не выгодна, - Ивенна осознавала, что когда-нибудь это любопытство может ее погубить, но удержаться не могла. - Или еще можно обойтись без нее?

- Ну, уж нет. Война будет. Теперь - будет. Я не собираюсь терпеть оскорбления ни от кого, будь он даже трижды король.

На некоторое время эти двое погрузились в молчание - маг наблюдал, как его замок покидает свита короля во главе с предводителем. Вслед за этим в обустроенном под стеной лагере началась беготня.

- Они хотят уехать немедленно - скатертью дорога!

- Почему ты их выпустил? - Ивенна с интересом вглядывалась в его лицо, словно обнаружив что-то новое, незнакомое. - Можно было перебить их всех сразу, тогда удалось бы избежать войны, началась междоусобица, тут уж не до нас. А ты бы сполна и сразу отомстил за оскорбление.

- Может, я и мерзавец, и бич народа, но я не трус, а такой поступок приравнивается к трусости и подлости - перебить мирную делегацию, десять человек во главе с королем и принцессой - в этом мало доблести. Они были у меня в руках, пришли сами - и я отдаю приказ уничтожить их! При этаком неравенстве сил подобное деяние может внушать омерзение, но не страх. Оно само свидетельствует о страхе. И это не тот путь. А так будет война - все честно. И когда я одержу победу, никто не посмеет сказать, что я заманил короля в ловушку и ударил из-за угла. Я продемонстрирую силу, и меня действительно будут бояться, а главное - никто больше не полезет на рожон. Это еще и политика - теперь я должен уделять серьезное внимание и ей. Положение обязывает, чтоб его!

- Ты так уверен в победе? Но армия короля гораздо больше армии Авангарда, ко всему прочему еще не все отряды принесли присягу. И если нам не будет сопутствовать колоссальный успех, в который лично я, как воин, не верю, твоя армия может обернуться против тебя - ты не имеешь прав на эти земли - а король всегда был и остается их законным властелином. Тебя могут предать после первого же значительного поражения. К тому же терять сейчас верных тебе людей - непозволительная роскошь. Это - тоже политика.

- О да! - губы мага растянулись в одобрительной улыбке орка-людоеда, заметившего заблудившихся на его территории детей. - Я вижу, ты неплохо оцениваешь сложившуюся ситуацию. Но только ты упускаешь из виду одну ма-аленькую деталь - я маг. И я даже не собираюсь рисковать верными мне людьми. Зачем? Это даже как-то... неэтично. О нет, я пошлю в бой отнюдь не людей. По-крайней мере, сначала. Вот штурмовать королевский замок будут мои войска - неплохая разминка для воинов. А пока... пусть в бой пойдут мертвые. Я слышал, что, едва взойдя на престол, нынешний король затеял довольно кровопролитную войну, и тела погибших вражеских солдат все еще лежат на территории Редграда. Кроме того, и его внутреннюю политику мягкой не назовешь - было казнено множество недовольных. Король отличается жестким нравом. Вернее, думаю, уже можно говорить - "отличался". У всех уничтоженных его режимом, есть сильный стимул для мести, поднять их будет очень легко. Как и натравить на нужного врага. А с помощью пары-другой амулетов - и вовсе нечего делать. Я отправлю на войну сильную, заинтересованную в победе армию - армию нежити. Это будет и их посмертная месть, а мои живые воины не будут гибнуть зазря. Нежить же - хорошее пушечное мясо, в случае осложнений - кладбища всегда полны. И павших солдат противника я тоже могу поднять и заставить сражаться на своей стороне. Подумай, сможет ли выдержать королевская армия такое испытание - живые мертвецы, не чувствующие боли, не боящиеся ран и смерти, не умеющие отступать и сворачивать, выполняющие единственную вложенную в их изъеденные червями мозги функцию - убивать тех, кого я считаю врагом. Прущие напролом. А каково - отправлять повторно на тот свет того, кто только что стоял рядом с тобой, сражался плечом к плечу, был союзником, может и другом, а теперь - изо всех сил пытается добраться до твоего горла, ненавидяще смотря мутными, подернутыми смертью глазами и не обращая никакого внимания на распоротое брюхо, из которого вываливаются внутренности? Тут дрогнет даже самый смелый, отступит самый решительный. Война окончится быстро, очень быстро...

- И ты действительно ЭТО можешь?

Глаза мага решительно блеснули:

- Смогу!

Смог. Война действительно окончилась очень быстро. От нежити некуда было деться - даже изрубленная на куски она рвалась в бой. Обрубленные конечности хватали за руки и за ноги, пытались повалить на землю, разорвать на куски. Останавливал мертвецов только огонь, и то, горящие, они пытались ухватить солдат и, если удавалось - не отпускали. Мертвецы не боялись смерти - в отличие от живых людей. Когда солдаты поняли, что маги не могут помочь, а трупы отступать не собираются и их уничтожение практически бесполезно, они дрогнули. Никому не хотелось умирать просто так, без малейшей надежды. Тем более никому не хотелось пополнить ряды живых мертвецов. Гражданских нежить, как ни странно, не трогала. Хотя они тоже не испытывали особенного удовольствия от вида марширующей мимо полуразложившейся армии. Ну хоть дома и имущество оставались целыми...

То, что король отсиживался во дворце, тоже не поднимало воинский дух. Два отряда на западном фронте сложили оружие, требуя либо магической помощи, либо хотя бы пояснения, как бороться с этой заразой. Вскоре их примеру последовали и остальные. Нежить беспрепятственно продвигалась к столице...

Никто так никогда и не узнал, кто именно нарушил королевский приказ и открыл ворота. Видимо, большое значение сыграло то, что мертвецы не трогали тех, кто не становился на их пути. А сидеть в осаде на редкость неприятно. В народе уже давно ходил слух, что владыка Авангарда рассердился на короля, и, как только тот отправится за Грань, мертвецы вернутся в могилы. Вот кто-то и решил ускорить и без того неизбежный исход - королю-то хорошо, заперся во дворце, и в ус не дует, а вот простому народу неприятно. Голодно, торговля нарушилась, работа простаивает и мертвецы представляют на редкость отвратное зрелище. Не говоря уже о запахе! Если король не может защитить свой народ, пусть отвечает за это перед богами. В конце концов, мага он оскорбил.

Но в столицу вошли уже живые воины - цвет Авангарда. Мертвецы остались за стенами. Впрочем, живые солдаты также не покушались на жизнь и свободу мирных жителей - направились прямиком во дворец. Во главе отряда шла пепельноволосая женщина в черно-красных одеждах. Два заточенных обоюдоострых меча из орроской стали сверкали на солнце. В глазах воительницы то и дело алыми искрами полыхала Смерть.

В замке тоже мало кто решился оказать сопротивление. Да и сами воины старались не убивать понапрасну. Король встретил свою судьбу в тронном зале, облаченный в полный доспех и с оружием в руках. Но это его не спасло, схватка не заняла и минуты. Воительница небрежно обтерла окровавленный клинок об алый плащ мертвого правителя.

- Голову - властителю! - развернулась, и вышла на поиски нового противника.

Проходя мимо очередных покоев, услышала возню, заглянула. Двое солдат крутили руки сопротивляющейся изо всех сил странно знакомой девице в дорогущих тряпках, третий задирал длинный подол. "Принцесса" - всплыло в памяти.

- Оставьте ее! - голос резкий, повелительный, ранит почище клинка. Уже предвкушающие забаву солдаты нехотя повинуются. Мальчишки!

Ивенна медленно, почти ласково отводит клинок для замаха - вот так, девочка, ты даже ничего не почувствуешь. Всяко лучше, чем, если они тебя...

- Подождите, миледи!

Нелюдь недовольно оборачивается - кто это осмелился ей помешать? Молоденький воин из третьего отряда смело встретил раздраженный взгляд полыхающих алым глаз.

- Чего ты хочешь? Забрать эту девку себе?!

- Нет, миледи.

Ивенна поморщилась - этот человек прекрасно знал, кто она, неужели пытается подлизаться таким образом? Лесть женщина терпеть не могла.

- Я просто подумал, что куда разумнее будет отправить принцессу в дар господину. Ведь война разгорелась именно из-за нее.

Ивенна задумалась - что же, возможно этот воин прав, сама нелюдь считала голову поверженного врага куда более ценным трофеем, но многие мужчины думают иначе. Хотя Ивенна и не заметила за Арием особой склонности к загулам, но знала, что магия не занимает все его помыслы и силы, и что периодически он очень даже неплохо проводит время. Пожалуй, девица и вправду будет неплохим подарком для мага.

- Как твое имя?

- Сигор, миледи.

- Хорошо, проследи за этим. Отвечаешь головой - если с ней хоть что-нибудь случится... - Ивена не договорила - в этом не было нужды. Развернулась и пошла - дальше бродить по коридорам, оставив энтузиаста самого разбираться с перепуганной насмерть девицей.

Вечером того же дня Арий вошел в казарму четвертого отряда. Каждый отряд состоял из тридцати человек, и занимал одну большую общую комнату на нижних этажах западного крыла - так называемых казарм. Тут же стихли все шутки и разговоры, вытянувшиеся в струнку воины опасливо смотрели на господина. Торжественную речь перед вернувшейся с помощью настроенного портала армией маг произнес еще два часа назад, во дворе. Сейчас воины собирались в трапезную, на обещанный пир. Мертвецы, с помощью которых так легко и бескровно для Авангарда была одержана победа, рассыпались в пыль еще под стенами столицы, едва только весть о смерти короля облетела округу. В замке же пока заправлял передовой отряд под предводительством Ивенны.

Молча, властитель медленно пошел вдоль кроватей, пока не остановился перед молодым полуодетым солдатом - тот как раз менял рубашку.

- Всем выйти отсюда. Ты - останься!

Люди повиновались, недоуменно переглядываясь и пожимая плечами. Оставшийся наедине с господином юноша переминался с ноги на ногу, не зная, чего ждать.

- Твое имя - Киан?

Парень кивнул.

- Садись, - маг и сам по-простому опустился на соседнюю койку, подавая пример. .

Юноша помедлил, но все же сел на свою кровать, нервно переплетя пальцы.

- Это правда, что ты королевской крови? - напрямую спросил маг. Киан тут же вскочил с места, как распрямившаяся пружина. - Сядь! - юноша без сил опустился обратно. - Я слышал, что ты сын внебрачного сына Иала, отца покойного короля. Слышал, что едва Иал погиб, и новый правитель взошел на трон, он приказал уничтожить и твоего отца, и тебя самого. Но твоя мать успела послать весть в Академию, в которой ты обучался, и ты успел скрыться. Сколько тебе тогда было лет? Четырнадцать? Пятнадцать? Впрочем, неважно. Ты знал, что необходимо исчезнуть, ибо иначе тебя убьют, как отца, и поэтому пришел в Авангард. Сначала был пажом, потом смог подняться до воина. Сегодня ты своими глазами видел, как погиб убийца твоего отца. Я прав?

- Хочешь убить меня, чтобы я не предъявил свои права на престол и не помешал его занять тебе? - прошипел юноша.

- Нет, напротив. Я хочу, чтобы ты занял трон и избавил меня от него.

Глаза юноши изумленно расширились.

- Видишь ли, завоевать страну достаточно легко, а вот что делать с ней потом? На трон может воссесть либо сам завоеватель, либо тот, в ком есть кровь королевской династии. Прямой наследник погиб в самом начале войны, решив поиграть в героя и возглавить отцовскую армию. Мне еще один престол и даром не нужен - хватает и этого. Головная боль в виде целой страны меня совершенно не привлекает. А ты, хоть и бастард, но, тем не менее, действительно вполне законный претендент на престол. Народ примет тебя тем более с моей поддержкой. Ты успел получить неплохое воспитание, родители и дедушка позаботились о твоем образовании. Да, учебу в военной Академии пришлось прервать, но два года ты там все же проучился...

- Три с половиной.

- Три с половиной - тем более. Ты справишься с управлением Редградом, я в тебя верю. А если возникнут какие-либо трудности - обращайся, я всегда тебя поддержу. Надеюсь, ты будешь гораздо умнее прежнего короля. Надо бы еще придумать, что делать с его головой... Закопать что ли? Вот же подарочек!

- И вы... Вы серьезно хотите отказаться от власти? Хотите посадить на трон меня?

- Мальчик, сколько тебе лет? Двадцать три? Ты знаешь, сколько времени занимают занятия магией, усовершенствование старых заклинаний, разработка новых? А сколько времени занимает управление такой большой страной, как Редград? Мне бы с землями Авангарда справиться! Власти мне хватает и на этих землях, с головой. Еще большая не нужна, тем более, в ущерб магии. Но, завоевав эту страну, я в какой-то мере несу за нее ответственность и не могу просто так бросить ее на произвол судьбы. Если я оставлю все как есть, начнется гражданская война. А крови пролилось уже достаточно. Ты можешь занять этот несчастный трон и стать достойным правителем. А можешь и отказаться - все в твоих руках. Я не хочу лишать тебя права выбора. Но все же, подумай о народе - без тебя ему может быть очень плохо.

- А если я соглашусь? Что я буду должен вам?

- Да ровным счетом ничего. Хватит и гарантий мира. Только, очень тебя прошу, не пытайся подсовывать мне в жены всяких благородных девиц, я предпочитаю вести холостой образ жизни. Видишь ли, жена, как и трон, отнимает очень много времени, которое с куда большей пользой можно потратить на самосовершенствование и занятия магией. Так как - по рукам?

- По рукам! - юноша впервые искренне улыбнулся, напряжение спало. - Обещаю, никаких девиц сватать вам я не буду.

- Вот и хорошо! Я думаю, мы нашли общий язык и всегда сможем договориться!

Маг и новый король обменялись понимающими улыбками.

Игры с тенью.

- Господин маг!... Погодите, господин маг...

Молодой светловолосый мужчина досадливо поморщился, но все же подавил первый порыв - не глядя пальнуть огнем на окликающий голос и подхлестнуть лошадь. Напротив, он натянул поводья и развернул кобылу, поджидая бегущего. Спрыгивать на землю все же не стал - мало ли... Жизнь в последнее время часто преподносила ему не самые приятные сюрпризы. Порой известность весьма тяготит. Хотя едва ли можно ожидать какой-либо подлянки от запыхавшегося дедка, еще вполне крепенького, но уже явно староватого для таких пробежек. Увидев, что маг все же решил подождать, дедок перешел на быстрый шаг и, подковыляв к лошади, остановился перевести дух, впрочем, цепенько ухватившись за стремя - видимо, все же опасался, что колдун передумает и сбежит. Всадник нетерпеливо перебирал пальцами повод, гадая, откуда этот человек мог узнать о его профессии. Единственный висевший на шее амулет, самый обычный осколочек бирюзы, выглядел простым камнем, о том, какие силы в нем скрыты, не догадался бы не только деревенский мужик, но и даже маг средних способностей. И то камень был надежно спрятан под рубашкой. Вот разве что девки подглядели во время купания, мужчина заприметил мельтешение в кустах у озера, да и придушенное хихиканье было прекрасно слышно, но особого внимания этому не придал. Как видимо зря. И какая же оказалась настолько глазастой, что умудрилась заметить печать? Нет, больше никакого плескания в реках у деревень! Да и волосы, пожалуй, стоит подлиней отпустить, хотя бы до плеч, чтобы прикрыть уж слишком приметный знак. Хорошо, если до этой деревеньки слухи еще не дошли, а то с мужиков станется сначала о помощи попросить, задержать подольше, а тем временем заранее извещенная инквизиция подоспеет. И все же пока рано ударяться в бегство, убегающий маг крайне подозрителен, тем более, убегающий от какой-то деревенщины. Самое разумное - выслушать этого деда, может, удастся понять - узнали его, или нет. Проявить заинтересованность - в конце концов, такие небогатые наемники, каким он выглядит, должны хвататься за любую работу. Главное - снова не наследить.

У Ария были веские причины для беспокойства. Три недели назад в придорожном трактире он случайно услышал крайне интересный для себя разговор. Трое уже изрядно подвыпивших мужчин за соседним столом развлекали друг друга страшилками - ничего из ряда вон выходящего в их байках не было, обычное дело. Вот только в виде главного пугала, на сей раз, выступал сам Арий. Вначале маг не особенно вслушивался в полупьяные голоса, но потом краем уха уловил что-то знакомое.

- Три деревни потравил.

- Как же ж потравил? Пожег, я сам слышал.

- Не то ты слышал, я тебе говорю - потравил! Колданул - да и наслал какую-то болячку, в неделю все люди дух-то и испустили, и старики и младенцы. Всех угробил. А пожег он другую деревню. Там свояк мой живет, он мне и рассказал. Его тамошний священник попросил чудище изловить, а колдун захохотал только. И глазами по сторонам так и зыркает! А глаза у него - чисто вода болотная, затягивают. А потом и зубы оскалил - изловлю, грит, ваше чудище. Ну, святой отец и захотел на знак его колдовской глянуть - видать почуял чегой-то. Святой человек был, царство ему небесное. Сказал слово Творца священное, колдун поморщился, а все ж не смог противиться, знак показал. А знак тот у него на шее.

- Врешь, все знают, знак на плечо обычно ставят!

- А вот и нет, я еще мальцом был, у сеструхи лихорадка была, так мать ведьму лечить приглашала. У той на сгибе локтя был, я точно помню.

- Все одно на руке.

- Так знак тот ему сам демон ставил! Священник сразу так и закричал - "ловите демонское отродье"! Ну, люди тогда схватить колдуна захотели, а он как заржет! А потом свистнул - все кто рядом стоял и загорелись. Паника началась, все закричали, а маг той самой чудищью то и обернулся, что деревне покоя не давало, подхватил девочку в зубы, да в лес и ускакал!

- Какую девочку?

Хрипловатый голос на миг запнулся, но рассказчик тут же нашелся:

- Дык дочку старостину! Тока косточки ее потом в овраге и нашли... А еще говорят, он могилы разрывал около Трополя. Трупный яд добывал и зелья всякие из него делал, а мертвяков заставлял на добрых людей нападать. А когда находил он свежую могилку умершего от удушья младенца, то сжирал его целиком. И сила от того демонская в нем прибавляется. Потому его до сих пор ин-ки-зит-ци-я поймать и не могет.

- Про Трополь я слышал, - в разговор включился новый голос. - Упырей там, в округе действительно видимо-невидимо. Ночью не то, что мимо кладбища не пройдешь, вообще за стену городскую не выйдешь. Но вот три деревни - это ты загнул.

- И ничего не загнул! Зуб даю - потравил всех. Не зря ж его так ищщуть! Ынквизитция - это... сила, во! Вот веришь - я бы сам туда пошшел... Вот прям завтра. Гада этого ловить! Ибо жечь их надо, этим... как его... пламением божиийм. И его сожжут... сожгут! - дальше послышалось громкое бульканье - видать рассказчик решил подкрепить силы и поискать в кружке красноречия.

- Инквизиция и вправду ищет колдуна. И с деревней че-то такое было, врать не буду, но я слышал, что пожег он ее. Воке виднее, он много всякого знает...

- А скажи-ка, мил человек, может, ты тогда и знаешь, как этот колдун выглядит?

Вока булькнул что-то невнятное, но все же собрался с силами, хотя его речь становилась все более несвязной:

- Белобрысый, как баба, совсем сопляком выглядит, а глаз.... у-у-у-у... недобрый. С этими... как их...иссскрами-и д-явольскими.

- Один глаз? - в голосе вопрошающего слышалась неприкрытая ирония и Арию подумалось, что третий собеседник явно поумнее остальных будет. И гораздо трезвее. Что наводило на очень нехорошие мысли.

- Че?

- Глаз говорю один? Одноглазый маг твой?

- Х-хто его знает-ет! Настоящий-то его облик - чу-удищще! Страшшное! Вот.

Дальше Арий вслушиваться не стал, кивнул подавальщице, чтобы приписала ужин к счету за комнату, и ушел наверх. Пьяный бред Воки его немало позабавил. Но и насторожил - конечно, он и так знал, что его ищут, знал. Но все же не предполагал, что стал настолько известен. Если уж какой-то мужик смог связать недавний пожар в деревне с мором семилетней давности, то инквизиция тем более свяжет светловолосого колдуна с печатью посвящения на шее и пропавшего десять лет назад аверийского мага Ария, ученика покойного Теолона, объявленного вне закона на родине. Мелькнула мысль откочевать в Редград, может, там его не будут искать, но мужчина отогнал ее от себя - уж очень неподходящий климат, Пустоши рядом. А залечь на дно можно и здесь. Главное не высовываться, не работать - деньги-то пока есть. На худой конец, поселиться где-нибудь в лесу на пару лет, с вурдалаками. Те-то точно жаловаться в инквизицию не побегут. Мемуары, что ли начать писать? А то будут всякие Воки по трактирам о трех деревнях баять. Интересно, а что бы было, подсядь маг к соседнему столику, да представься? Продолжал бы пьяный рассказчик орать о немедленном сожжении всех магов в частности, и его, Ария, в особенности? Или резко протрезвел и изменил точку зрения? Три деревни... одна всего была, и то случайно. Девка попросила проучить ветреного ухажера, соблазнившего ее, а потом женившегося на другой. Мести захотела, рыдала, чего только не предлагала, лишь бы "господин колдун" извел молодую семью. На чувства девицы, как и на ее формы, весьма недурные, кстати, Арию было глубоко плевать, как и на те деньги, что она предлагала. Вот только захотелось испытать новое, недавно изобретенное заклинание, он и согласился. Деньги, конечно, тоже взял, да и девицу из хаты на ночь глядя не выгнал, а то волки за забором ходят... И неважно, что до леса метров двести полей, а темнеть в пять часов даже и не начинало.

Вот только того, как подействует это заклятье, маг и представить себе не мог. Поболели все, даже покинутая ревнивица. Арий сделал в памяти зарубку доработать разрушительное заклинание и больше не делать таких масштабных экспериментов и пошел в деревню, предлагать помощь. В конце концов, нужно же контр-заклятье разработать, на всякий случай. Бесплатно предлагал, между прочим, чисто из научного интереса! Крестьяне не оценили. Камнями побить собирались, эта дура чокнутая громче всех орала. Пришлось спешно паковать вещи и уезжать из обжитого места, о чем маг, впрочем, нисколько не жалел. О судьбе деревни он узнал спустя пару месяцев - спасти ее жителей не удалось, когда туда прибыли маги, в том числе и столичный целитель, выживших можно было пересчитать по пальцам. И тех светилам излечить не удалось. Имени чернокнижника никто из умирающих сообщить не смог, как и описать его приметы. Лихорадка, вызванная убойным заклятьем, помутила людям разум, а у некоторых отняла и речь...

- Господин маг, помощь ваша нужна.

- А? - выдернутый из воспоминаний Арий вернулся на грешную землю и с досадой уставился на задержавшего его мужичка. Тот поежился от пронизывающего насквозь взгляда, но не отступился и стремя не выпустил. - Чего тебе конкретно нужно? Целительством я не занимаюсь. И проклятиями тоже.

- Да Богиня с вами, какие проклятья? Горе у нас... Жуть какая-то творится, уж целый месяц, и сладу с ней никакого нет. По ночам из людей как будто силы кто-то тянет, просыпаются все разбитыми, будто не по кроватям лежали, а пахали без передыху. Куда ж это годится?! Некоторые уж вообще, на дневной сон перешли, а у нас покос, работа стоит. По ночам-то в поле идти тоже боязно. А на прошлой неделе Анаська наутро так и не проснулась - померла. К этому все и шло - ослабла слишком в последние дни, с постели совсем не поднималась.

- Старуха?

- Да какая старуха? - дед обреченно махнул рукой. - Молодая совсем девка, и семнадцати годков-то не было! Напасть эта ночная неведомая все больше к молодым да сильным цепляется, здоровье все выпивает, а стариков почти не трогает. Пока, по крайней мере.

- Раны, следы от укусов или засосов на телах есть?

- Нету, ничего нету! Наш маг, местный, первым делом всех осматривал, когда эта напасть еще только началась, и ничегошеньки не нашел. Сказал еще чей-то такое... не вспомню точно, но я так понял, что из нас не кровь, а жизнь вытягивают.

- Что ж ваш местный маг сам с этой напастью не разберется? - хмыкнул Арий. - Или он только и может, что диагнозы ставить, а для работы приходится пришлого нанимать? - весть о том, что в этой деревне есть свой маг, изрядно насторожила мужчину.

- Дык, он пытался разобраться-то. На ночь в старом коровнике заперся, какое-то чародейство там творил, а наутро смотрим, а он все не выходит. Ну, мужики, поздоровее в сарай и заглянули, а он там мертвый лежит. На полу знаки бесовские, простите, начертаны. А на следующее утро Анаську мертвой и нашли. И еще пять человек лежмя лежат, как она перед смертью - три девицы, женщина и парень. Не сегодня-завтра в райские сады отправятся.

Арий вспомнил о хихикающих девицах на речке - как-то они не очень вязались с только что красочно обрисованной дедком картиной странной эпидемии.

- И что, все молодые подверглись этой хвори?

- Да не, не все. Пока что в лежку только пятеро лежат, Еще десяток сильной слабостью маются, остальные как-то меньше. И что самое интересное, - дедок таинственно понизил голос. - Хуже всего приходится самым крепким, пышущим здоровьем, а хилых эта напасть не трогает. Как и стариков.

- Если ей нужна жизненная сила... это логично. А скажи-ка мне, смерть пока только одну взяла, не считая мага?

- Ну да, одну. Но если ничего не сделать, то скоро будут другие. Помогите, господин маг! Мы денег соберем, не поскупимся. Пропадает же деревня!

- И наиболее болезни подвержены девицы и женщины?

- Вот этого не знаю... В лежку и правда почти одни бабы лежат. Но мужикам тоже несладко приходится.

Арий еще раз окинул мужичка внимательным взглядом, но поймать на фальши так и не смог - тот действительно выглядел очень расстроенным и обеспокоенным. Все его помыслы, казалось, были только о судьбе родной деревни. Если это и притворство, то очень уж профессиональное. Актер еще смог бы так сыграть, но бесхитростный мужик - едва ли. Маг на минуту прикрыл глаза - с недавнего времени у него появился новый дар - улавливание отголосков эмоций окружающих. К сожалению, этот дар проявлялся спонтанно. Пока. В данный момент мужчина ничего не почувствовал, но все же решил рискнуть:

- Ладно, пошли. Сначала покажешь мне парочку ваших умирающих, а потом то место, где погиб маг.

Беглый осмотр лежащих в полубреду людей убедил Ария в искренности нанимателя - по крайней мере, беда на деревню свалилась вполне реальная. Лежащая на лежаке девушка находилась на грани физического истощения, да и у встречных деревенских мужчина подметил лихорадочный румянец, хотя некоторым девицам он даже шел.

- Ну что, господин маг, это ж не простая хворь?

Арий пожал плечами, убрав с покрытого испариной бледного лба руку. Пересохшие губы лежащей чуть шевельнулись, будто она пыталась что-то сказать. В болезнях он не слишком разбирался, в тайны целительства проникнуть не спешил, ему вполне хватало способности залечивать собственные раны, а чем-либо страшнее насморка он сроду не болел. Да и очень тяжело давалась магия исцеления тем, кто тяготел к темным силам. Но в том, что это не обычная болезнь, мужчина не сомневался. А еще ощущалось в хате что-то непонятное. Не присутствие чужого, потустороннего, но какие-то следы, совсем свежие. Кто-то недавно потревожил магический фон. Или что-то.

- Теперь проводи меня к месту смерти моего коллеги.

Мужичек почесал тыковку, и вывел мага на окраину деревни, к старенькому коровнику, ныне переделанному в склад. Впрочем, строение настолько покосилось, что и хлам отсюда уже унесли, на полу валялось только несколько пустых мешков, какие-то тряпки, да бутылки, в основном битые. Маг глянул на крошево осколков на полу и брезгливо поморщился. Менее подходящего места для проведения магических ритуалов он просто не мог себе представить. Но деревенский маг действительно колдовал именно здесь - начерченная углем на полу в центре сарая звезда бросалась в глаза практически сразу. Если бы вокруг еще не было так много пыли! Арий с сомнением покосился на грязный пол, но все же опустился на колени, провел ладонью над пентаграммой. Да, магия творилась именно здесь. И существо пришло. Но удержать его деревенский недоучка не смог. Подсветив себе светлячком, мужчина еще раз оглядел призванную запереть вызванную сущность звезду - так и есть, начертана кое-как, а вот и просвет, тоненький, всего в волос, но загадочному убийце этого хватило. Рядом, в метре от звезды на полу виднелось пятно давно засохшей крови.

- И кого же ваш маг в жертву приносил? - поинтересовался Арий.

- Да Творец с вами, господин маг, какие жертвы! - старичка передернуло. - Это у него горлом кровь хлынула. Наши-то тут сразу, как труп нашли да чародейство все это увидали, испужались, прибрать все хотели, даже сарай сжечь, да я запретил. Только тело вынесли.

- И на том спасибо, - мужчина представил посреди этого бедлама еще и полуразложившийся труп, и соответствующий запах! Видение не радовало. - Ладно, упокойся, правильно ты все сделал. Теперь слушай внимательно, мне нужно пять свечей, еще ни разу не горевших, но не длинных, а таких с палец, и толстых, чтобы сами стоять могли, и чтобы на целую ночь хватило. Желательно, желтых. Уголь, вот такой же, каким этот рисуночек нарисован. Да, и стул нормальный сюда пусть принесут, еды и воды. И чтобы ночью рядом никто не ошивался, по домам сидите, на улицу не высовывайтесь. Накуролесил тут ваш маг.

У мужика отвисла челюсть:

- Так это он на нас эту хворь напустил?!

- Нет, я имею в виду, что он взялся эту хворь... гм, лечить, но не обладая нужными знаниями и силой не смог довести дело до конца, - объяснил мужчина, мысленно качая головой - вот так всегда, люди сразу готовы поверить в то, что во всем виноваты маги. Нашли козлов отпущения. Хотя к мертвому коллеге Арий не испытывал никаких добрых чувств - полез в дело, в котором понимал не больше, чем изнеженная девица в заточке меча, совершил кучу ошибок, да еще и помер. А теперь сущность настороже, теперь ее будет куда труднее поймать в ловушку. Кроме того, в другое место она не придет, формально все еще привязанная к этому сараю - маг умер и не успел ее отпустить, она ушла самовольно. Так что призвать ее можно только сюда. А вот получится ли удержать! И что потом? Уничтожить? Создания иного мира коварны и мстительны, они обладают силами, неподвластными человеку, умертвить такое существо окончательно очень трудно, а недобитое, оно будет мстить. Арий уже давно пережил то время, когда море кажется по колено, а вера в собственное могущество зашкаливает за все границы. По сути, у него такого времени толком и не было - взрослеть пришлось быстро. Самоуверенность сменилась спокойной уверенностью в собственных силах. Он смог выжить, приспособиться к обстоятельствам и принять далеко не легкие условия сосуществования с окружающими. Смог добиться довольно высокой ступени мастерства, о которой брошенный учителем без посвящения мальчишка не мог и мечтать. И в том, что он сможет уничтожить то, что высасывает жизнь из людей, маг не сомневался. Но оставался вопрос - какой ценой?

Тьма медленно опускалась на деревню. Тонкий серп полумесяца больше всего напоминал кривую ехидную усмешку, то и дело ныряющую за облако. Звезды, холодные и далекие, безмолвно наблюдали за одиноко стоящим у стены покосившейся развалюхи человеком. Им было глубоко наплевать на проблемы и беды смертных. Арию впрочем, тоже. Из сарая он вышел только для того, чтобы убедиться, что деревенские идиоты послушались его наказа и сидят по домам. Убедился. В окнах даже свет не горел, темнота стояла такая, что и из дому выйти жутко, тем более, что рядом какая-то невидимая тварь бродит. А если к этому прибавить еще и заезжего колдуна с его чародейством! Неудивительно, что простые люди предпочли попрятаться под одеялами. Маг не боялся темноты, не боялся он и того, что вскоре должно прийти в деревню. А что Оно придет, Арий не сомневался. Еще раз взглянув на равнодушное небо, раскинувшееся над головой куском черного бархата с золотистыми блестками, человек пинком ноги открыл дверь сарая, чуть не сорвав ее с петель и вошел во внутрь.

Ждать оставалось недолго.

Он внимательно проверил заново наведенную поверх старой пентаграмму. Тщательно просмотрел все грани и места соединения, убедившись, что в этот раз никаких просветов нет. Расставленные у каждого луча свечи ждали своего часа, готовые захлопнуть ловушку в любой момент. Не хватало только мышки. Но какая мышка оставит почти целый сыр? Она ведь уверена, что его больше никто не охраняет, старый кот мертв. А сыр вот он, лежит себе спокойно на блюде, лакомый кусочек. Главное, не обнаружить раньше времени своего присутствия. Арий подошел к принесенному из какой-то хаты крепко сбитому стулу. Жестковат, конечно, но и не табурет, хоть на спинку облокотиться можно, а с полом и вовсе не сравнить. Устроившись поудобнее, мужчина прикрыл глаза и развеял заклятье ночного зрения. Никакой магии раньше времени. А в темноте абсолютно безразлично, открыты глаза, закрыты - все равно ни зги не видно. Чем вглядываться в окружающий густой мрак, гораздо лучше закрыть глаза и сосредоточиться на внутренних ощущениях. Открытые глаза только помешают. А так, в абсолютной темноте, не отвлекаясь ни на что лишнее, он с легкостью сможет уловить даже самое незначительное магическое шевеление. Услышать дробный топоток мышиных лапок, шуршание хвостика по полу... Главное - не заснуть.

Долгое время ничего не происходило. Арий прекрасно знал, что ожидание порой выматывает больше всего, куда больше открытой схватки даже и с превосходящим противником. Но сам он давно научился отвлекать себя, заставлять не думать о предстоящем, при том без ущерба для концентрации. Очень полезное качество для мага. Он мог сидеть в засаде часами, но тут воздух ощутимо потяжелел, дыхание перехватило, исчезли все звуки. Оно пришло.

И пришло время действовать.

Мужчина скороговоркой пробормотал формулу замыкания пентаграммы и бросил в сторону звезды на полу сгусток силы, вновь оживляя до этого практически бесполезный рисунок. Мгновение спустя темноту разорвала вспышка света - все еще привязанное к ненавистному рисунку существо оказалось в его центре - начертанные углем линии вспыхнули ярким светом! Но расслабляться было еще рано - существо, кем бы оно ни было, вовсе не собиралось так просто сдаваться, уже единожды разорванная пентаграмма могла не выдержать и во второй раз. Слово огня Арий почти выкрикнул, и в ту же секунду зажглись расставленные у каждого луча свечи, отгоняя мрак и замыкая дилетантский рисунок надежнее любой клетки. Мышеловка захлопнулась. Вот так. И незачем творить лишние заклятья, тратить силу, время и нервы, да при этом еще и предупреждать существо о своем присутствии. Все это уже было сделано раньше, раньше были прочитаны заклинание вызова, заклинание замыкания, была начертана пентаграмма. Ухватить чужое заклинание, никуда не девшееся и после гибели творца - ход куда более простой и неожиданный одновременно. Не каждый новичок бы до этого додумался. Не каждый профессионал на это бы решился.

Маг перевел дыхание и медленно поднялся со стула - все же напряжение сказывалось, как и два часа почти неподвижного сидения на неудобном стуле. Тусклый свет свечей с непривычки слепил глаза, мужчина отвернулся, глядя в самый темный угол, привыкая к свету. Пойманное существо не подавало признаков жизни, но Арию не было нужды смотреть на него, чтобы убедиться - оно никуда не делось. Он кожей чувствовал гнев и ненависть, исходящие от пентаграммы.

Когда свет, наконец, перестал резать глаза, он обернулся, подошел к капкану, разглядывая попавшуюся "мышку". Да, смотреть тут особо не на что - в пентаграмме, в полуметре от пола зависла бесформенная туманная субстанция серого цвета, с колеблющимися очертаниями. Больше всего она напоминала густой клок дыма, вот только вверху, в районе несуществующей головы красовались две раскосые прорези, светившиеся враждебным оранжевым огнем - глаза. С минуту человек и демон изучали друг друга. Человек заговорил первым:

- Значит, все-таки тень... Что ж, я думал об этом, хотя вы довольно редко встречаетесь и обычно куда более осторожны. Зачем тебе понадобилась эта деревня? Неужели нельзя подпитываться в разных местах? Обязательно надо было доводить людей до смерти? Или ты был настолько уверен в собственной безнаказанности?

Под горящими прорезями-глазами появилась впадина - рот.

- Это не твое дело, человек! - голос сухой, безликий, неживой, слова словно впаивались в мозг. Но магу уже случалось общаться с иномирными существами, он знал об их методах воздействия и не обращал внимания на мелкие неудобства.

- Ты ошибаешься, демон. Люди из деревни заплатили мне, и я пообещал им избавиться от тебя. А я всегда стараюсь держать слово.

Впадина широко раскрылась и тень захохотала. Арий с трудом подавил желание зажать уши - звуки были невыносимо мерзкими. Но показывать слабину ни в коем случае нельзя - мужчина сохранил все тот же невозмутимо-скучающий вид.

- И как же ты собираешься избавляться от меня? Ты не сможешь убить тень!

- Да, это, конечно, проблематично, но вполне возможно. Впрочем, убивать тебя я бы не хотел - слишком много возни. И пользы лично мне от этого никакой.

- Чего же ты хочешь? Чтобы я убралась из деревни?

- Это само собой. Но если бы я хотел только этого, я бы просто развеял тебя. Нет, я хочу твоей службы.

- ЧТО?! - от нечеловеческого рева зазвенели остатки стекол, щели-прорези округлились. - Ты хочешь, чтобы Я служила тебе?!!! Смертный червяк, ты слишком много на себя берешь!

- А ты, видимо, не понимаешь, в какой ситуации оказался, демон. Ты не сможешь без моего разрешения пересечь границу пентаграммы, не сможешь вернуться в свой мир. Ты зависишь от меня, в моей воле развеять тебя, или отпустить на все четыре стороны... до того момента, когда ты мне понадобишься. Я не требую от тебя вечного рабства. Но один раз я призову тебя. И ты придешь. И сделаешь все, что я прикажу. В конце концов, это вполне приемлемые условия.

- Я не буду служить смертному колдунишке! Ты не сможешь удержать меня долго! Скоро твоя магия ослабнет, свечи потухнут, я вырвусь на свободу. И на утро крестьяне едва ли опознают в том пятне, которое от тебя останется, своего спасителя!

- Возможно. Но я бы на твоем месте не надеялся на это, тень. Свечи будут гореть столько, сколько я захочу. Хоть сутки, хоть месяц. Но ведь мне столько и не надо... Достаточно просто подождать до утра. Что станет с тобой с рассветом? Что произойдет, когда лучи солнца разгонят мрак и доберутся до тебя? Свечи будут больше не нужны. И магия моя тоже будет не нужна. От тебя и пятна не останется.

- Это не убьет меня! Ты слишком наивен. Я вернусь, и угадай, кого я буду искать в первую очередь?

- Ты думаешь? Хотя конечно, да, я не сомневаюсь, что ты вернешься. Вот только... две смерти, пять человек на грани - сколько силы ты из них вытянул? И куда же это все пропадет? Ай-яй-яй, боюсь, тебе придется с ней распрощаться. Как и со своей убогой оболочкой в этом мире. Сколько времени у тебя уйдет на восстановление? Год? Едва ли! Пару лет как минимум, и то при хорошем стечении обстоятельств. А ведь еще понадобится накопить достаточно сил для мести. Ведь ты будешь мстить? Будешь. Но накапливание сил с нуля - трудоемкий процесс. Тебе нравятся люди? Нет, я знаю, что ты их презираешь, как и положено демону. Но на вкус, согласись, они куда приятнее всего остального. Так вот, о них тебе придется забыть. После того, как тебе лет через пять все же удастся снова прорваться в этот мир, на первых порах ты не потянешь ничего серьезнее насекомых. Всяких там сверчков-паучков. Энергии из них много, конечно, не вытянешь, но первое время для тебя - самое то. Ну, потом, еще лет через пять, можно будет перейти и на зайчиков-белочек. Пища уже получше, правда? Главное, не спеши менять меню, а то можешь не выдержать и снова оказаться на нуле. К чему я это все? Ах да! Так вот, пройдет лет пятнадцать, прежде чем ты сможешь дойти до своего теперешнего уровня, вернуть все растраченные силы. А ведь ты много вытянул из этих людей. Как жалко будет потерять все, стать гораздо меньшим, чем ты был до входа в этот мир. Да, и еще! Ты ведь собирался мстить, верно? Так вот, для того, чтобы у тебя был ощутимый шанс все же сделать из меня пятно, сил тебе еще нужно подкопить - сейчас их слишком мало, скажу тебе по большому секрету. А это, опять-таки - все то же время. И если для тебя двадцать лет не имеют никакого значения - я не сомневаюсь, что ты выживешь и вернешь себе былое могущество, то я, как ты сам заметил, человек. Смертный. Не факт, что через двадцать лет тебе еще будет, кому мстить - я подпортил немало крови многим. А если я еще буду жив, я ведь тоже не собираюсь стоять на месте. Ты так уверен, что не обломаешь об меня свои острые зубки?

- Язык у тебя слишком острый, человек, - буркнуло пятно. - Ничего, если ты действительно будешь мертв, я не очень огорчусь. А насчет своей силы - ты явно себя переоцениваешь.

- Возможно, демон. А может, и нет, как знать. В любом случае, тебе стоит подумать над моим предложением. И учти, что до рассвета осталось часа четыре, а ты еще должен... должно принять какое-то решение.

- Да пошел ты... - огрызнулась тень.

- Пойду, не сомневайся. Утром.

Маг не отворачиваясь смотрел в оранжевые светящиеся прорези, хотя их огненный враждебный взгляд и слепил его собственные глаза. Тень молчала. Понять, о чем думает этот клок тумана, лишенный мимики, да и вообще нормального лица, было невозможно. Магии тени Арий не чувствовал, возможно, просто не мог ее ощутить, а может, демон и сам понимал тщетность попыток прорваться. Или прощупывал ментальные стены очень осторожно...

Но, в конце концов, провал рта вновь открылся:

- Выпусти меня.

- Ты согласен?

- Нет. Слушай, давай поговорим нормально, на равных. Ты пытаешься давить на меня, и это не делает тебе честь.

- За кого ты принимаешь меня, демон?

- Я клянусь, что не трону тебя. Давай поговорим спокойно.

- Давай поговорим. Но мне спокойно, когда ты заперт в пентаграмме. Тебе некуда из нее деться, ты не сможешь бежать в свой мир. А что до твоих клятв - я не такой дурак, чтобы поверить тому, что даже не имеет формы. Слова тумана тоже туман.

- У меня есть своя форма!

- То, что ты представляешь собой сейчас, нельзя назвать формой, тень, - Арий скучающе отвернулся. - Мне надоедают пустые разговоры, надоедают быстро. Ты надоела мне.

- Ты уверен в этом? - прозвучавший голос показался магу гораздо более человечным, более мягким. Он медленно обернулся. Да, тень очень изменилась за эти несколько секунд. Теперь в центре пентаграммы стояла сотканная из тумана девушка. Поразительные формы, длинные ноги, высокая грудь и полное отсутствие какой-либо, пусть бы и туманной, одежды. Длинные волосы свободно вились в воздухе вокруг головы, точеный нос, пухлые капризно изогнутые губки... и все так же горевшие оранжевым прорези глаз, без радужек и зрачков.

Тень изящно изогнулась, слегка отставив ножку и откинув назад особо настырную прядь, плавающую прямо перед лицом.

- И чего ты хочешь этим добиться, демон? Кому, как не магу знать, какие соблазнительные формы порой принимают тени. Я неплохой маг, и я знаю, что тень остается тенью. Ты все тот же туман, просто в другой форме, вот и все.

- Да, смертный, я все тот же туман, но это - мой истинный вид. Моя настоящая форма. Может, и убогая, но другой нет. Ты можешь думать все, что тебе заблагорассудится, но я не лгу тебе. А вот ты! Ты столько говорил мне о своем могуществе, о том, что я не могу с тобой тягаться, и вместе с этим, боишься выпустить меня за грань этой клетки. Я никуда не собираюсь бежать, можешь не сомневаться в этом, я просто жажду разобраться с тобой. Ты смог поймать меня в ловушку и пытаешься диктовать условия, но вот достоин ли ты того, чтобы я хотя бы просто подумала над твоим предложением? Мне так не кажется.

- Ты думаешь, что я куплюсь на такую простую провокацию? Вот мне интересно, тому магу, которого ты убила, ты тоже рассказывала сказки? Или хватило одного твоего "человеческого" вида?

- Ты не хуже меня знаешь, что этот идиот просто криво начертил пентаграмму.

Серое лицо казалось маской, глаза полыхали гораздо ярче свечей. Арий знал, что все демоны презирают трусость и слабость, осторожность же они приравнивают к трусости. И проявлять излишнюю осторожность ни в коем случае нельзя. Вот только излишнюю ли? Обмануть демону ничего не стоит. Да, и у них есть какие-то законы и принципы, у всех - разные. И всех не упомнишь. А глупость они презирают не меньше трусости. Медлить нельзя, нужно принимать решение. И нельзя ошибиться. Что ж, вся жизнь мага - риск, а мага-изгоя - тем более.

Мужчина медленно подошел к пентаграмме практически вплотную. Тень не сводила глаз с его почти такого же безразличного, как у нее лица. Для этого ей пришлось задрать голову - маг был выше тени в ее истинном (или не истинном) облике на голову. Искривив губы в усмешке, готовый ко всему, он небрежно, играючи, носком сапога сбил ближайшую свечу. Прорези радостно расширились. Легкой, скользящей походкой, почти не касаясь пола, тень обошла вытянувшегося нервной струной мага. Казалось, она еще до конца не решила, как ей поступить. Желание раздавить наглого человечишку боролось в ней со жгучем любопытством - все же смертный вел себя довольно уверенно. И вызывал невольное уважение и желание понять, что же им движет, кто он на самом деле. Второе все же одержало верх.

Арий внутренне похолодел, когда на его плечи легли две тонкие руки.

- Так что же могучий маг может мне противопоставить? - вкрадчиво прошелестело в самое ухо.

Что ж, демоница всегда остается демоницей, играть с ней в игры смертельно опасно, она сама устанавливает правила и может неожиданно менять их по своему желанию. И снисходя до человека, не простит ни пренебрежения, ни оплошностей, ни тем более отказа. Пожалуй, только сейчас Арий до конца осознал, во что вляпался. На задворках сознания мелькнула мысль неожиданно ударить лучом тьмы - уничтожить, конечно, не удастся, но заденет-то наверняка, а потом можно попытаться и добить. Но тогда с возможностью заключения мирного договора между ним и демоном точно придется распрощаться, а так, может, что еще и получится.

Скользнувшие по щеке губы показались вполне реальными и даже теплыми. Маг выдохнул и медленно провел рукой по телу тени - от живота к груди. По ощущениям - никакого отличия от человеческой кожи. Красивые губы изогнула предвкушающая улыбка - маг принял вызов.

Нельзя сказать, что последующее сильно отличалось от секса с самой обычной женщиной. Тень была вполне материальной и очень страстной. И требовательной. Мужчине даже подумалось что, пожалуй, соглашаться на эту работу стоило хотя бы ради вот этого. Хотя мысль тут же растворилась, не успев толком оформиться.

Когда тень, наконец, отстранилась от случайного любовника, свечи сгорели больше, чем наполовину. Арий перевел дух и нагнулся за штанами - ложиться на грязный пол он не смог себя заставить просто физически, благо его достаточно богатый опыт позволил спокойно без этого обойтись.

- Ну что ж, человек, думаю, я выполнила все твои желания, и мы можем распрощаться.

- Прости, но я так не думаю. Я вовсе не хотел ничего... подобного. Это была исключительно твоя инициатива.

- Неужели ты хочешь разозлить меня, смертный? Ты, конечно, неплох, но это не дает тебе права разговаривать со мной в таком тоне! - серые пальцы запутались в светлых волосах, потянули назад, заставив мага запрокинуть голову. В светлых глазах вспыхнул гнев, но Арий не дал ему воли, мягко отстранив тень от себя.

- Пару минут назад ты позволяла мне все и была этим очень довольна. А теперь что, снова решила поиграть в могучего демона? Боюсь, в таком случае мне все же придется применить силу.

- Тебе - силу?!!! - демоница зашипела рассерженной кошкой.

Арий в который раз подумал, что она практически не отличается от обычной женщины - так же капризна, взбалмошна, истерична. Возможностей испортить жизнь, правда, гораздо больше. Тем не менее, он без опасений повернулся к ней спиной, подбирая рубашку. В том, что тень не станет нападать исподтишка, он был уверен.

- Да что ты о себе думаешь! Ты - обычный смертный и... - внезапно голос пересекся.

Мужчина, уже успевший просунуть руки в рукава, рывком натянул все остальное и обернулся. По полыхающим глазам понять что-либо было невозможно, но пухлый ротик был удивленно приоткрыт и никакой враждебности Арий не заметил. Но когда тень рывком кинулась к нему, рефлекторно отшатнулся.

- Ты что?!

- Что это? - демоница все же изловила мужчину за рубаху и резко оттянула ворот назад, у мага даже создалось впечатление, что она хочет его банально удушить. Перехватив врезающийся в горло ворот, и оттянув его подальше, чуть не порвав по шву, маг крайне неодобрительно уставился на сумасшедшую тень, но она не обратила на это ни малейшего внимания, разглядывая что-то в районе шейных позвонков. До Ария, наконец, дошло.

- Знаешь, вообще-то это называется "печать". Она есть у всех магов, - как можно ехиднее просветил он. Но тень никак не среагировала на издевательски-вкрадчивый тон, пальцы скользнули по рисунку, повторяя линии.

- Интересно... - наконец протянула она. - А ведь ты куда старше, чем выглядишь.

- И что? Тебя это не устраивает? И вообще, не так уж и старше. Я еще вполне молод.

- Конечно, - явно думая о чем-то своем, согласилась демон. - Так значит, ты говоришь, я должна буду выполнить одну твою просьбу. Почему бы и нет? Я надеюсь, ты не будешь наглеть, и требовать луну с неба или власть над миром?

- Думаю, так далеко я не зайду.

- Тогда я, так и быть, соглашусь на твои условия. Когда понадобится помощь, зови. Мое имя - Таккеннери-ин-ренна, не забудь, а то у вас, смертных, память дырявая.

- Не волнуйся, запомню. Только и ты не забудь покинуть навсегда эту деревню - это тоже входит в мои условия.

- Успокойся, больше я не трону твоих людишек. Только вот еще что... Прибери здесь все это, - тень дернула рукой в сторону пентаграммы. - Я вовсе не хочу, чтобы меня сюда регулярно дергали. В конце концов, это и в твоих интересах.

- Не волнуйся., - Арий позволил себе тонкую улыбку. - Я сделаю все, чтобы тебя больше ничего не связывало с этим местом. Ты будешь полностью свободна от этой пентаграммы. Но не от меня.

- Да помню я.

- Так дай клятву. Поклянись сумраком и своим создателем.

Тень недовольно надулась, но все же буркнула:

- Клянусь явиться по первому твоему слову и исполнить один твой приказ в точности и без всяких оговорок. Клянусь сумраком, дающим мне право и возможность появляться в этом мире и своим создателем, подарившим мне его, - потом внезапно озорно улыбнулась и добавила. - Зови, смертный. Один раз я приду к тебе на помощь. И если захочешь развлечься, как сегодня - тоже зови. Это никак не будет относиться к нашей сделке, можешь не волноваться. Ты мне понравился. Но сегодня мне, пожалуй, пора, скоро рассвет. Отпускаешь?

- Отпускаю.

- Зови, а то я обижусь, - тень послала несколько ошарашенному магу воздушный поцелуй и спустя секунду развеялась без следа. Арий только головой покачал и пошел "прибирать" пентаграмму.

Наутро Арий получил расчет у бодренького дедка, клятвенно пообещав, что больше никто силы из жителей деревни тянуть не будет, и уехал. Поскольку в эту ночь все крестьяне наконец-то смогли нормально выспаться, и даже лежащим при смерти успело полегчать, дедок поверил магу безоговорочно. Исключение составили только пара-тройка человек, живущих рядом с сараем и имевших крайне чуткий сон, а потому промучившихся бессонницей. Они еще долго рассказывали всем желающим о жутких стонах и криках, доносящихся из сарая, где пришлый маг доблестно боролся с нежитью. Сам сарай с тех пор люди старались суеверно обходить.

Первая развилка

Упырь выпрыгнул из-за угла совершенно неожиданно. Сильный удар когтистой лапой выбил из рук меч, который откатился к дальней стене, да еще и наполовину провалился в расщелину, застряв там намертво. К счастью, самого Ария страшные когти не зацепили. Отработанным кувырком уйдя в сторону, маг метнул огненный шар прямо в оскаленную пасть. Упырь завыл, раздирая загоревшуюся морду лапами. Арий тут же воспользовался паузой, метнувшись за мечом, пальцы сомкнулись на рукояти, рванули... Меч уже начал поддаваться, еще рывок и... в руках у мага оказалась обломанная рукоять. А секундой позже что-то оторвало его от пола, подняло над землей и припечатало лопатками в стену. Прямо перед лицом Ария возникла мерзкая полуразложившаяся харя, бывшая когда-то человеческим лицом. В мутных маленьких глазках светилась злоба, смрадная пасть открылась - нескольких зубов в ней не хватало, зато остальные были заостренны и больше всего напоминали иглы. В голове билась только одна мысль - "Неужели, это конец", и тут...

- Арий, паршивец, вставай немедленно!

Голос был до боли знакомым. Жуткая морда смазалась и растаяла. Мрачное подземелье сменилось тускло освещенной комнатой. Прямо перед глазами стояла чернильница, рядом валялось перо, и растеклась размазанная клякса. Оторвав голову от служившего подушкой учебника, юноша обнаружил, что вся его правая рука вымазана чернилам, а поскольку именно на нее он и облокачивался во сне... лучше даже не представлять, как сейчас выглядит его лицо. В довершении всех бед над столом возвышался наставник Теолон, и выражение его лица явно не свидетельствовало о хорошем настроении. Обозрев все это, Арий с ясностью осознал, что ему дико хочется назад, в свой сон, к упырю.

- Сейчас ты мне скажешь, что сон сморил тебя всего минуту назад, а до этого ты усердно занимался.

- Не совсем.

- Что?

- Не совсем минуту. Примерно с полчаса. - Арий бросил взгляд за оконце, на опускающиеся сумерки.

- И много же ты успел прочесть?

- Полторы главы, - ученик подавил зевок. - Эти древние так заумно писали...

- Ты еще мне покритикуй! Что читал-то, хоть понял?

- А как же, учитель. - Арий не стал распространяться о том, что последние две страницы буквы издевательски расплывались перед усталыми глазами, решив просто перечитать их попозже.

- С заклятиями Воды разобрался?

- А как же! Продемонстрировать? - и чего у Теолона такой вид, будто он сейчас кипятком плеваться начнет? Ну, подумаешь, уснул! Тоже мне, преступление! Учитель побуравил юношу строгим взором с минуту, не нашел к чему еще придраться и перешел к сути.

- Декорации на свадьбе Идоха - твоя работа?

- Да, - осторожно ответил юноша, лихорадочно перебирая в уме, что он там мог сделать не так. Впрочем, Теолон не стал долго мучить ученика неизвестностью.

- Они развеялись за полчаса до конца торжества.

Арий чуть было не ляпнул - "Всего-то!", но сдержался. И, как выяснилось, вовремя:

- Молодую удар хватил, когда стенные украшения и гирлянды начали плавиться у нее на глазах. А нарядная скатерть и вовсе истлела! Какая брачная ночь - муж ее до утра валерианой отпаивал. А перебравшие гости, подумав, что начинается пожар, все разом рванули к выходу и в дверях, естественно, образовалась давка. Двое человек сильно пострадали. Ко всему прочему тесть выплеснул на любимое платье свекрови воду из ближайшей вазы, пытаясь спасти ее от воображаемого огня. Женщина этой заботы не оценила - новоявленные родственники успели разругаться вдрызг. А претензии за испорченное торжество теперь предъявляют мне! И что я, по-твоему, должен им говорить?!

- Но учитель, я просто чуть-чуть не рассчитал со временем, ведь всякое бывает. Мороки вообще нестабильны, а на свадьбах и прочих торжествах часто засиживаются. Не всегда получается точно рассчитать время. Что до разрушения, так вы же сами говорили, что нельзя, чтобы иллюзии исчезали мгновенно, это может слишком травмировать человеческую психику, вот я и...

- Ну да, конечно, вспыхивающие и сыплющие искрами стены травмируют психику куда меньше! Ты бы их еще прахом развеял или паутиной осыпал, добросердечный ты наш! Я имел в виду, что иллюзия должна исчезать постепенно, истаивать, а не разлетаться летучими мышами и прочей дрянью!

- Но ничего и не разлеталось.

- Да, конечно! А пузырящиеся и лопающиеся гирлянды - это так, мелочи! А ты в курсе, что теща в связи с твоими экспериментами поседела? Зачем ты вообще взялся за эту подработку? Я, по-моему, тебя и кормлю и одеваю, если тебе чего-то не хватает, ты всегда можешь об этом сказать.

Значит так, сейчас будешь прорабатывать наложение иллюзий, при мне. И чтобы больше никаких жутких эффектов, просто постепенное медленное исчезновение. Понятно?

Арий обреченно кивнул - весь вечер был безнадежно испорчен. Теперь учитель Теолон отстанет от него, в лучшем случае, часа через четыре. Да, подработать фокусами в "Ночной жизни" сегодня не удастся. Говорить о своих планах по поводу работы юноша не стал - старый маг все равно не признает всей этой "показушной шелухи" и явно не обрадуется, что его ученик тратит время, силы, и талант на увеселение всякой пьяни. Тем более что он вообще не понимал, зачем Арий берется за любую возможность заработать. Учитель был свято уверен, что обеспечивает ученика всем необходимым, и считал, что если мальчику понадобится что-то еще, он всегда может об этом сказать. При этом сам Теолон давно уже вышедший из юношеского возраста просто не понимал, что сказать можно далеко не обо всем и тем более - учителю.

Так что Арий практиковал сначала нанесение и снятие иллюзий, потом демонстрировал умение применять усложненные заклятия Воды, потом Теолон показал ему еще один вариант ментального щита и пока Арий с ним разобрался! - занятия закончились далеко за полночь. Радовало только одно - завтра Теолон проведет весь день в Академии - намечался какой-то очередной совет. А советы магов, как известно, длятся очень долго. И это означает, завтра Арий наконец-то будет предоставлен самому себе, что на редкость удачно - не придется отпрашиваться после четырех часов. Впрочем, учитель в компенсацию за то, что не сможет завтра самолично помучить ученика, решил помучить его заочно и надавал кучу заданий:

- Прочтешь пять глав из учебника Митиаса Мудрого, попрактикуешь ментальный щит, выучишь заклятье Вечного Огня - я уверен, ты сможешь разобраться с ним самостоятельно. Да, и еще прочтешь сочинение о Проблемных проклятиях, вот оно, на третьей полке слева... Стоп. А где труд Тороса и Левеса о пентаграммах? Я точно помню, что он стоял вот здесь.

- Это "Пентаграммы, пентакли и другие сложные фигуры в демонологии"? Я взял почитать. Просто так.

- Тебе еще рано читать такие книги! Не с твоими силами связываться с демонами.

- Да я просто так взял. Для общего развития. Я не собираюсь никого вызывать.

- А об этом даже и не думай! - отрезал Теолон. - Это очень опасно, кроме того, подобная магия граничит с Тьмой. Не стоит просто так затрагивать эти силы. Взрослые сильные маги и то десять раз подумают, прежде чем призвать демона в наш мир, ведь если тварь вырвется из-под контроля! На это идут, когда нет другого выбора. Я сам ни разу не вызывал демонов. Другое дело - использовать пентаграмму для излова твари, но с твоими возможностями сейчас не стоит связываться и с этим. Тебе вообще не стоит связываться с разной нечистью до посвящения.

- Да я и не собирался! Я просто взял почитать эту книгу, и все! И про опасность вызова там было написано. Я же не идиот - чертить пентаграмму и призывать кого ни попадя!

- Да, ты не идиот, - согласился Теолон, впрочем, таким тоном, будто сильно в этом сомневался. - Когда дочитаешь, поставишь книгу на место. А ее место на четвертой полке, десятая слева. Понятно? А то опять запихнешь, куда придется, как трактат о нежити кладбищенской... Я его потом целый день искал, а оказалось, что ты сунул его на первую полку! В лекарственные растения! Это надо же.

Учитель еще немого посокрушался нерадивостью дарованного богами ученичка и, наконец, отпустил парня спать. Сил у Ария с трудом хватило на то, чтобы спуститься по винтовой лестнице и добраться до собственной кровати в комнатке этажом ниже. Снов на этот раз ему не снилось.

Несмотря на вчерашние занятия допоздна, встал Арий в семь часов. Утреннюю сонливость удалось прогнать умыванием ледяной водой. Даже не позавтракав, юноша принялся за учебу - нужно успеть выучить все заданное Теолоном, ведь завтрашний урок он непременно начнет с проверки. А вечер Арий планировал провести куда более приятно, чем за учебниками в тесной комнатушке.

Сам же учитель, пребывая в святой уверенности, что намаявшийся вчера ученик будет спать до полудня, встал лишь два часа спустя, неспешно позавтракал в одиночестве и направился в Академию.

Впрочем, ученик даже не обратил внимания на его уход. Отвлекло его от занятий только появление Иты - служанки, удивленной долгим сном юноши и пришедшей его будить. Узнав, что Арий давно встал и до сих пор не завтракал, сердобольная женщина принялась причитать, а потом потребовала, чтобы он сейчас же отложил книги и пошел есть. Арий отбивался, как только мог, но уверения, что он не голоден, на Иту не действовали:

- Да ты что, так над собой издеваться! Не удивительно, что ты такой худенький, в чем только душа держится? Совсем прозрачным скоро станешь, не то, что меч, перо поднять не сможешь.

- Не беспокойся, подниму. У меня с боевыми искусствами все в полном порядке.

- Да как же, в порядке! Мальчик должен хорошо кушать, тогда и сила будет, и мышцы. А ты такой бледненький, хиленький - какой же из тебя маг?

- Обычный. Ита, оставь меня в покое, а? Я когда есть захочу, спущусь и сам все возьму. Мне тут совсем чуть-чуть дочитать осталось.

- Вот Теолон никогда завтрака не пропускал! Дочитает он! Да без еды, чтоб ты знал, и мозги работать не будут. Да тебе же уже шестнадцать лет, а на вид и тринадцать-то с трудом дашь! А все потому, что кушаешь плохо. Хочешь заниматься - занимайся, но не в ущерб здоровью. Я тебе сейчас сюда все принесу.

Арий не ответил и Ита, бухтя на тему того, что Теолон совсем не следит за здоровьем мальчонки и только гробит его бесконечными занятиями, в то время как ребенку нужны хорошее питание и свежий воздух, а не пыль книг, ушла на кухню за подносом.

Поел юноша так же, не отрываясь от учебника. Зато к четырем часам он был полностью свободен и мог со спокойной совестью уйти из дома. Что и сделал.

Когда-то улицы столицы поразили его своим шумом, суетой, обилием людей и повозок. Восьмилетний ребенок первое время шарахался от прохожих и боялся поднять взгляд. Потом пообвык. В большом городе и вправду оказалось проще добыть пропитание, конкуренция тоже была соответствующая, но Арий научился не попадаться на глаза, не выделяться, потихоньку пользуясь своим магическим даром, неосознанно даже для самого себя. Зато вполне заметно для магистра - возвращающийся из Академии наставник Теолон обратил внимание на талантливого бродяжку и привел его к себе домой. Теперь идущий с высоко поднятой головой по одной из главных улиц юноша ничем не напоминал давешнего оборванца, его не узнали бы ни товарищи по ночлежке, ни профессиональные нищие, ни барыга, для которого мальчишка когда-то подворовывал. Да он и сам бы себя не узнал! В детстве жизнь сыграла с Арием злую шутку, но теперь ученик мага твердо верил - все будет иначе. Судьба благосклонно улыбалась ему, щедро суля радужные перспективы. Мечты уводили в заоблачные дали - впереди грезилось место в Совете, собственный особняк, восхищенные взгляды окружающих. Все это непременно его ждет, в будущем. Но и настоящее было совсем не плохо - сегодня Арий попадет не куда-нибудь, а прямиком в королевский дворец на прием, куда пускают далеко не каждого.

Свернув в знакомые ворота, пройдя по выложенной цветными плитками дорожке, он постучал в дверь шикарного особняка, и она тут же распахнулась.

- Господин Арий! - старый слуга чуть наклонил голову в приветственном поклоне. - Виконт ждет вас в своей комнате.

- Да, спасибо, - юноша тоже кивнул в ответ и, быстрым шагом пересек широкий вестибюль, легко взбежал по ступенькам. В хорошо известную дверь он вошел без стука.

- Арий! Ну, сколько можно тебя ждать, опоздаем же! Вон твой костюм, на диване, одевайся, живо.

- Не гони лошадей, успеем. Знаешь, мне не так много осталось насобирать, скоро я куплю себе что-нибудь подходящее и перестану вечно одалживать твои вещи.

- Брось! Пока ты насобираешь на что-то стоящее, мода десять раз успеет поменяться, к тому же носить постоянно один и тот же наряд - дурной тон! - просветил виконт. - Ты, кстати, в курсе, что стоячий воротник снова в моде, а кружевные манжеты уже отживают свое?

- Неужели? - спросил юноша, в основном для того, чтобы поддержать разговор.

- Мда-а, тяжелый случай. Когда все же решишься себе что-то покупать, позови меня, иначе выбросишь деньги на ветер. Ну, долго тебе там еще? Все же хорошо, что у нас почти одинаковые фигуры. Но расти тебе пора бы и перестать.

- Женщины любят высоких, - отшутился Арий.

- Женщины любят красноречивых и галантных. А еще - знаменитых и богатых. Последних, кстати, больше всего.

- Ну, вообще-то, я уже готов.

- Волосы-то хоть расчеши! - виконт небрежным жестом поправил собственную шевелюру. - Тебе надо подстричься чуть короче, больше срезать с боков - сейчас носят удлиненной только челку, а сзади и по бокам принято обрезать совсем коротко.

- Сам-то не стрижешься.

- Мне не пойдет. А вот кто издевается над твоими волосами? Такого цирюльника, на мой взгляд, нужно просто четвертовать!

- Э... знаешь, Гайрон, я вообще-то сам себя стригу.

- Вообще заметно. Пожалуй, приглашу для тебя как-нибудь своего парикмахера - ты сразу увидишь разницу. Ну ладно, пошли уже, карета давно ждет.

Гайрон, виконт ир Наррош порой напоминал Арию шквал. С легкостью переходящий с одной темы на другую, эмоциональный, импульсивный, пожалуй, даже слишком импульсивный. И при этом всегда изящно-утонченный, несколько экстравагантный, но никогда не выходящий за рамки приличий, нормы и вкуса. Кроме того, что он происходил из знатнейшей семьи, виконт был вправе похвалиться и финансовым достатком - не смотря на юный возраст он уже имел собственный капитал, который мог прожигать, ни в чем не зная отказа. О будущем, в частности о карьере, юноша не задумывался - отец всегда решит все проблемы, ведь он занимает пост доверенного советника при дворе. Естественно, сам виконт в будущем тоже поступит на королевскую службу. Типичный представитель золотой молодежи, сливок общества он, тем не менее, был единственным другом Ария. Вместе их свел случай. Год назад юный Гайрон впервые влюбился. В дочку лучшего ювелира маменьки. Сама маменька едва ли одобрила бы такой адюльтер, но примерный сын был достаточно умен, чтобы не показывать своих чувств в присутствии достопочтимой леди ир Наррош. И достаточно ловок, чтобы намекнуть о них предмету любви, стоило маменьке только отвернуться. Благо ювелир очень часто навещал почтенную леди в сопровождении очаровательной девушки, ловко демонстрирующей украшения и безделушки. А маменьку даже радовало внимание сына, тем более что юноша обладал тонким вкусом. Таким образом, он мог спокойно находиться в будуаре, бросая то и дело ничего не значащие комментарии а, порою давая советы. И кидать на юную прелестницу страстные взгляды, как только выпадал удобный момент. Девица мило краснела и затеняла прекрасные глаза длиннющими ресницами, но дальше дело как-то не шло. А когда виконт однажды попытался передать ей записку, так резко отшатнулась, что привлекла ненужное внимание. Гайрон понял что, во-первых, следует удвоить осторожность, во-вторых, просто так эта крепость не падет, нужно проявить оригинальность. В первую очередь на ум пришла мысль о серенадах под окном. Довольно банально, с другой стороны, юноша знал, что это, как правило, срабатывает. По крайней мере, девичье сердечко гарантировано дрогнет. Нанять менестреля ничего не стоило, но все же одной музыки Наррошу показалось мало. Хотелось удивлять и поражать. Подумав еще с полчаса, юноша решил нанять мага. Пусть сопроводит музыку каким-нибудь фейерверком, или чем-нибудь в этом роде. А заодно сделает так, чтобы серенада не достигла ничьих ушей, кроме ушек прекрасной дамы сердца. Мысль о маге показалась виконту гениальной и он, на крыльях любви, понесся ее осуществлять. Притом понесся не куда-нибудь, а в башню к самому магистру Теолону, одному из самых именитых магов Аверии. Тут сработала излишняя самоуверенность, вызванная тем, что раньше Наррош ни в чем не знал отказа. Пришлось узнать. Громкая фамилия и титул помогли юноше попасть в кабинет Теолона и изложить свою просьбу, но и только. Маг, позволив дворянину выговориться, помолчал в седую бороду и весьма доходчиво, как несмышленому ребенку объяснил, что не занимается такими вещами, и уважаемому виконту лучше обратиться к какому-нибудь фокуснику, коих в столице не меряно, а лично у него есть дела поважнее. Например, изготовление лекарства от зеленой лихорадки, эпидемия которой недавно вспыхнула на окраине страны, и обычные порошки без магической составляющей на эту болезнь не действуют. После чего весьма недвусмысленно указал на дверь. Гайрону ничего не оставалось, кроме как откланяться. Спускаясь вниз по крайне неудобной винтовой лестнице, Наррош был остановлен пареньком, не старше его самого. Практика магического подслушивания, разработанная Арием, оказалась крайне действенна - юный ученик был в курсе разговора виконта с наставником, сам же наставник просто не заметил слабенького, но эффективного заклинания, затерявшегося в общем магическом фоне кабинета, и не подозревал, что его разговоры периодически выходят за границы святая святых. И если в первый момент виконт воспринял неожиданную помеху в виде белобрысого парня с долей раздражения и скептицизма, то, выслушав его, заметно повеселел. В конце концов, ученик известного мага действительно больше подходит для подобной работы, чем сам именитый маг. Ровесник всегда лучше поймет влюбленного юношу, чем седовласый старик, давно забывший восторги первой любви. И воображение у подростка работает гораздо лучше. Так что двое молодых людей довольно легко нашли общий язык, и ударили по рукам. Так или иначе, виконт добился своей цели.

И уже на следующий вечер под окном спальни дочери ювелира стояли - сам блистательный кавалер, странствующий менестрель и ученик мага. Луч непонятно откуда льющегося света освещал влюбленного виконта, скрывая в тени остальных. Невероятно красивая, чарующая, немного грустная мелодия скрипки лилась ручьем, заставляя юное сердечко сжиматься от непонятной тоски. И в довершении всего происходило настоящее чудо - прямо с неба перед удивленными глазами красавицы падали розовые лепестки и самый настоящий холодный снег! В середине лета! При этом маленькие яркие птички безбоязненно летали так близко от девушки, временами садясь на плечо, или подставленный пальчик и щекоча мягкими перышками. Сюрприз удался как нельзя лучше. Дама сердца была сражена наповал, и, хотя и не пригласила подняться к себе, что впрочем, вполне понятно, сбросила своему обожателю вниз целый чепчик! Арий только ехидно улыбнулся - по всему видно, девица перечитала романов, но Наррош благоговейно прижал дар к груди. К счастью, девушка успела уйти с балкончика и задернуть шторы прежде, чем лепестки роз начали стремительно засыхать, а потом и вовсе рассыпались в пыль, а птицы полопались с громким неприятным чавканьем, их перышки еще какое-то время кружились в воздухе, пока не рассыпались пеплом. А вот какому-то бездомному коту, решившему полакомиться беспечной пичугой, повезло меньше. Уже законченная добыча разорвалась прямо около довольной рыжей морды. Ошарашенный кот с полчаса приходил в себя под крыльцом и от птиц с тех пор старательно держался подальше.

Но что самое главное, Наррош был доволен. С этого дня молодые люди и сдружились. Несмотря на то, что они принадлежали к разным слоям общества, их дружба была крепкой и искренней. Виконт, часто говорил в шутку, что иметь в друзьях будущего великого мага весьма полезно. Но едва ли то покровительство, которое он оказывал Арию, сводилось только к сухому расчету. Просто избалованный жизнью Гайрон и сам не мог объяснить странной симпатии к человеку простого происхождения. С его легкой руки Арий стал бывать в высшем свете, завел некоторые полезные знакомства. Наррош имел большой вес в обществе, его рекомендации вполне доставало, чтобы Ария принимали в самых именитых салонах.

И вот теперь - бал в королевском дворце!

- Главное - завести знакомства, когда станешь магом, все эти люди будут обращаться именно к тебе. Как только обзаведешься хотя бы одним постоянным клиентом с громким именем - а он у тебя, считай, уже есть, народ к тебе валом повалит. Твоя карьера в момент взлетит на вершину, и уже через пяток лет сможешь совершенно спокойно задирать нос, как твой наставник. Разница лишь в том, что ему глубоко за сотню, а тебе наверняка не будет и тридцати, - вещал виконт. - Кстати, что он там говорит про твое посвящение?

- Ничего не говорит, - вздохнул Арий. - Я не думаю, что этого следует ждать в ближайшее время, ведь я учусь всего восемь лет.

- Да даже в Академии обучаются десять! Плюс, некоторые особо одаренные получают посвящение раньше. Такие как ты, конечно, зависят от наставника, но я думаю, через пару лет ты спокойно можешь требовать себе печать.

- Это как наставник решит.

- Да уж, "повезло" тебе со стариком! Как он тебя еще к рабочему столу не привязал? Или не колданул какое-нибудь заумное заклятье, чтобы ты вообще от книг оторваться не смог. Никогда. Хотя, ты и так от них почти не отрываешься!

Арий предпочел промолчать. Мерное покачивание кареты действовало усыпляюще. Болтовня Гайрона не особенно мешала, а впереди был сверкающий сотнями огней королевский дворец.

- Да, теперь впереди целых два месяца непрерывного веселья, если, конечно, твой старик соизволит хоть иногда давать тебе расслабиться. Сегодня открытие бального сезона, первый бал всегда проходит в королевском дворце, а затем уже наступает черед всех остальных вельмож. Тут уж начнется самое интересное - каждый хочет перещеголять других своим размахом и роскошью. Мой отец тоже даст бал, как всегда, в самой середине сезона, и на нем ты должен присутствовать обязательно. А закончится все большим королевским маскарадом. Готовиться к нему лучше заранее, а то в последний момент порядочного портного не найдешь, притом даже косорукие кривые на один глаз подмастерья будут брать за свое убожество втридорога. Но опять же, на этот счет можешь не беспокоиться, я на следующей неделе закажу своему портному два костюма, так что от маскарада ты не сможешь отвертеться!

На это Арий тоже ничего не ответил. Думать о том, попадет он на маскарад, или нет, было еще слишком рано, все зависело от настроения Теолона. Ведь едва ли ученику мага постоянно будет так везти, как сегодня, не каждый день в Академии созывают большой совет. Но объяснять все это Наррошу бессмысленно.

Карета остановилась. Форейтор услужливо распахнул дверцу и застыл в поклоне. Виконт первым легко спрыгнул на мостовую, Арий последовал его примеру. Карета стояла во внешнем дворе дворца, и юноша впервые увидел королевскую резиденцию так близко. Раньше он никогда не заходил за дворцовую ограду, хотя довольно часто провожал до ворот Теолона. Дворец действительно был великолепен. Юноша много раз слышал от наставника, что строили обиталище монарха пять веков назад, когда люди еще обладали отменным вкусом и не тянулись за излишней помпезностью. Возмущения Теолона новыми веяньями архитектуры Арий, признаться, не разделял - ему самому нравился и дом-дворец Нарроша с вычурными колоннами и лепниной, и другие дома в квартале знати. Но теперь он, по крайней мере, понял, что именно старый маг имел в виду. Тут не было ни высоких колонн, ни лепнины, по крайней мере, снаружи. Не было сидящих на крыше юных дев и скалящих зубы горгулий. Безупречно прямые стены, выложенные светлым камнем, поднимались ввысь, их природным украшением служил только разросшийся за годы плющ. Но производило это неизгладимое впечатление. Как и мраморный фонтан перед главным входом сделанный в виде большой чаши выложенной изнутри кусочками слюды всех оттенков синего и бирюзового. По краям чашу украшали перламутровые раковины, а в центре на камне сидела, омываемая струями воды из них, русалочка.

- Арий, ты чего застыл, пошли! - Наррош легко подтолкнул друга к распахнутым настежь воротам, светски улыбаясь проходящим мимо дамам. - Сейчас не время изображать статую. И не вздумай больше застывать с отсутствующим видом и остекленевшими глазами - народ тебя не поймет. Держись на всякий случай поближе ко мне и не забывай улыбаться.

"Держись поближе" - это, конечно, совет правильный. Арий уже бывал на нескольких приемах, но светские посиделки в гостиной какой-нибудь очередной дамы никак не могли сравниться с балом в королевском дворце. Здесь присутствовало столько народу! - со всех сторон доносились веселые голоса, лилась музыка, сверкали драгоценности, между разодетых в пух и прах дам и кавалеров сновали официанты с подносами груженными шампанским и легкими закусками, слышался смех и удивленные возгласы, робко жались у стены под опекой мамочек и тетушек дебютантки, вокруг них уже сновали кавалеры, оценивающе оглядывая, словно породистых лошадей, а в соседней зале собирались танцующие, и первые пары кружились в вальсе. Вся эта суета свалилась на Ария внезапно, словно лавина, юноша просто растерялся от обилия красок и мишуры. Наррош, напротив, чувствовал себя прекрасно - сыпал шутками и комплиментами, делал авансы дамам и с легкостью влился в общую суматоху. Арий почти сразу же потерял друга из виду и пока искал, чуть не попал в круг танцующих.

- Пригласите даму! - раздалось у самого уха. Юноша вздрогнул, а рука в белой перчатке уже тянула его за собой.

- Простите, но я не очень хорошо танцую... - попытался было отвертеться он, девица обернулась, и Арий наконец разглядел ее лицо. Леди Жулианна состроила забавную гримаску.

- Хорошо и не надо. Я все же продолжаю надеяться, что вы не бросите даму в беде, господин ученик мага. И вашей сноровки достанет, чтобы не отдавить мне ноги.

Покорившись судьбе, Арий подставил девушке руку.

С леди Жулианной он был знаком чуть меньше года - именно в дом ее родителей Наррош привел своего друга в первую очередь. И если поначалу Арий не мог найти с девушкой общий язык, то вскоре заметил, что Жулианна выгодно выделяется на фоне остальных девиц. Она оказалась довольно умна и начитанна, а разговаривала не только о моде и свежих сплетнях. Когда один раз Арий был вынужден полчаса слушать разговор о неполадках с пищеварением у любимой болонки ее величества, и уже просто не знал куда деваться, леди Жулианна вмешалась в беседу маменьки и ее подруг, заявив, что болонку надо просто перестать кормить сладостями и перевести на постную овсянку - пищеварение вмиг наладится. Дамы были возмущены, но Арий, да и Гайрон тоже, вздохнули с облегчением. Разговор вынужденно сменил русло. После этого случая общаться с леди Жулианной стало куда проще. Сама девушка, которой уже осточертели всяческие претенденты на руку и сердце, казалось, была рада, что, наконец, может просто говорить без оглядки то, о чем думает, ведь Арий ни при каких обстоятельствах не мог и надеяться на брак с ней, и его вполне устраивали дружеские отношения. В обществе Жулианну считали слишком странной молодой леди, иногда называли даже "синим чулком", но необыкновенная красота девушки все равно привлекала к ней внимание молодых людей. Несмотря на возраст Жулианна все еще была популярна - ведь этот сезон балов был у нее четвертым, и девушке уже было девятнадцать. Маменька рвала и метала, но дочь это совсем не заботило, она продолжала мастерски отваживать одного жениха за другим.

- Ах, сударь, вы даже не представляете себе, какую услугу только что мне оказали! Пожалуй, она вполне равноценна моей бедной ноге, на которую вы только что изволили наступить.

- Простите. - Арию было крайне неловко, он двигался как деревянный, притом, без шарниров.

- Мой вам совет, возьмите несколько уроков танцев, а до тех пор лучше не приглашайте других дам.

- Признаться, я вообще не собирался никого приглашать, это была исключительно ваша инициатива, - чуть более грубовато, чем хотел, буркнул юноша. Галантной манеры разговора ни о чем, он так до сих пор и не освоил. Вот Наррош мог часами сыпать комплиментами, и все его реплики отличались исключительной изысканностью и утонченностью, как и сам виконт. Ария же необходимость говорить так называемым великосветским языком порядком напрягала.

- Простите меня, если я вас обидела, но у меня просто не было выбора. Надеюсь, вы не воспримете в штыки мой совет - не напрягайтесь так. Будет гораздо лучше, если поведу я.

Как раз в этот момент молодые люди только чудом избежали столкновения с соседней парой и Арий, мысленно махнув рукой, оставил всякие попытки борьбы и передал бразды правления Жулианне. После этого дело определенно пошло на лад, по крайней мере, больше на изящные ножки он не наступал и не налетал на других танцоров.

- Так какой же случай заставил вас втянуть меня в этот... танец?

Жулианна хихикнула:

- Ну вот, теперь если вы расскажете хоть кому-нибудь об этом, то завтра же в обществе пойдет слух, что я пыталась вас соблазнить, а послезавтра - что похитить. Поэтому умоляю, ради Богини, никому ни слова. И в первую очередь - Наррошу. Запомните, это вы меня пригласили! Клянитесь.

- Леди, я ученик мага и клятва! вы понимаете, это слишком тонкая материя, мне нельзя разбрасываться клятвами направо и налево. Может, будет вполне достаточно честного слова?

- Фи, вы меня разочаровываете... Неужели вы уже сейчас пытаетесь найти какую-нибудь лазейку и ускользнуть? Зачем бояться давать клятву, если не собираетесь ее нарушать? Неужели вы можете так поступить со мной?! Ладно, вовсе не обязательно так краснеть, мне, право, даже неловко. Успокойтесь, я пошутила. Я вовсе не настаиваю на непременной клятве, ведь вы честный юноша и не позволите себе скомпрометировать несчастную, доверившуюся вам девушку? Пусть будет честное слово, я вам верю.

- Я обещаю говорить всем, что это я умолял вас о танце и вы милостиво согласились.

- Ну, прямо всем все же не надо, только тем, кто будет этим интересоваться. Моей маменьке можете добавить, что просто просили показать вам некоторые движения, а то она еще, чего доброго, закроет для вас двери. Вы знаете, она и так не в восторге от нашего общения.

- Леди терпит меня, только потому, что я друг Нарроша, и будущий маг. Но вы мне так и не ответили. Зачем вам понадобилось тащить в круг именно меня?

- Ах, Арий, вы не поверите, но вы просто на редкость удачно оказались рядом.

- Иными словами - просто подвернулся под руку?

- Да. Но, кроме того, вы один из немногих, кому я могу доверять. Вы же знаете, у моей матушки навязчивая идея - она решила непременно выдать меня замуж. Помните, в прошлом месяце вы несколько раз сталкивались у нас в салоне с графом ир Лорреном? Так вот, он уже не актуален. Теперь за мной излишне навязчиво пытается ухаживать сын маркиза Этиаля. Граф, по-крайней мере, был умен - оказалось достаточно всего одного прозрачного разговора наедине, чтобы он все понял. Но данный индивид явно особым умом не блещет - все мои намеки разбиваются о стену его непонимания, а порой и принимают в его воображении совершенно иной, прямо противоположный смысл. Я просто не знаю, куда деваться! А матушка его еще и подбадривает. Того и гляди, он с ее попустительства попросит моей руки.

- Я вам сочувствую.

- Вы даже не представляете, в каком я положении! Матушка его поддерживает, она была так опечалена из-за графа... Теперь я не могу отказать напрямую - второго подобного ее огорчения я могу и не пережить. Лучше всего избегать Этиаля, что я, впрочем, и делаю.

- Боюсь, вам придется тяжело.

- Да уж, задача не из легких. Только что он едва не перехватил меня, лишь благодаря вам я смогла избежать его общества.

Отзвенели последние аккорды и Арий склонился в поклоне, благодаря за танец. Когда он выпрямился, Жулианны рядом уже не было - девушка поспешила затеряться в толпе. Краем глаза юноша заметил озирающегося вокруг молодого Этиаля. На ученика мага он глянул крайне недовольно, но сам Арий заметил, что Этиаль выглядит потерянным и нелепым. Немного испортившееся настроение вновь поднялось. Опять заиграла музыка и юноша поспешил покинуть круг танцующих, пока его не сшибли, порадовавшись про себя, что предыдущий танец был медленным. Такого ритма он бы точно не выдержал.

- О, а вот и ты! Я уже с ног сбился, а ты тут оказывается, танцуешь. Быстро же ты освоился... - появление Нарроша, как всегда, было подобно внезапно сошедшей лавине.

- Вообще-то, это я не мог тебя найти.

- Пойдем скорей, сюда уже приехала моя невеста, а я еще не успел ее поприветствовать!

Арий обреченно позволил другу увести себя из танцевальной залы. Невесту Гайрона он не то чтобы не любил, но напрягала она изрядно. С пару месяцев назад супруги ир Наррош решили, что сыну пора бы и подыскать пару. И хотя сам Гайрон считал себя еще слишком молодым для брачных уз, но как умный сын, перечить родителям не стал. Тем более что невесту они выбрали вполне приемлемую. Мариэтта была молода, красива, родовита и к тому же с весьма неплохим приданным. Так что Наррош согласился на помолвку, поставив только условие, что спешить со свадьбой пока не будут. Арию, удивленному таким легким согласием он объяснил, что раз уж когда-нибудь придется жениться, то пусть уж это будет весьма недурная собой Мариэтта, чем какая-нибудь серая мышка. Сочетание происхождения, богатства, влиятельных родителей и красоты не так уж часто встречается. Умом юноша и сам это понимал, вот только побороть легкой неприязни к будущей жене друга так до сих пор и не смог. Дело в том, что в отличие от Жулианны, Мариэтта не обладала особым умом. Она, безусловно, блистала в обществе, но при всей внешней мишуре была слишком поверхностна. Впрочем, кто сказал, что женщина обязательно должна быть умной? Гайрон как-то отметил: "Да, я и сам знаю, что она глупа, как пробка. И что? Я же не собираюсь вести с ней умные разговоры. От нее требуется просто быть всегда обворожительной и милой, как, и положено жене будущего королевского советника. Держать лицо, как говорится. А с этим Мариэтта вполне справится. Кроме того, мне будет гораздо проще скрывать свои интрижки, если жена не будет семи пядей во лбу". С этими доводами Арий был вынужден согласиться.

- А ну стой! - Гайрон затормозил так резко, что Арий этого просто не заметил. - Глянь-ка вон туда. Узнаешь?

Юноша проследил за кивком виконта и замер. Всего лишь в десяти метрах от него стоял довольно высокий человек в длинном алом плаще с шитой перевязью через плечо. По-сути, он ничем не отличался от остальных кавалеров, вот только лицо этого мужчины было до жути знакомо - именно его профиль красовался на новеньких золотых монетах. Король. Он не носил короны, только тонкий золотой венец, да и наряд не бросался в глаза особой роскошью. Зато сколько благородства в чертах еще совсем молодого лица! - королю не исполнилось и тридцати лет.

- Ну, как тебе их величество?

- Невероятно, я просто поверить не могу, что вижу самого короля!..

- Только не надо делать такое лицо! Если вдуматься - король такой же человек, как и мы с тобой. Спрячь свои восторги поглубже. Вообще, на твоем лице можно прочесть все, о чем думаешь. Если хочешь как следует зацепиться в этом мире, нужно учиться скрывать свои эмоции, сохранять спокойствие и невозмутимость. И еще уметь лицемерить - без этого никуда! Хотя, конечно, наш король действительно достоин восхищения - ты слышал о том, что в отличие от своего отца он всегда присутствует на заключительном маскараде? Прежний король, если и появлялся там, то всегда надевал такой костюм, чтобы все сразу видели - перед ними Их Несравненное Величество! Этот наоборот, одевается так, чтобы его не узнали, и веселится от души. Это говорит о многом.

Арий, хоть и удивился несколько панибратскому отношению Гайрона к королю, постарался не подавать виду. В конце концов, происхождение его друга безупречно и, наверное, из его уст такой тон вполне допустим. Кроме того, юношу слегка задели замечания друга о слишком выразительных эмоциях - сам он думал, что умеет неплохо владеть собой.

- Ладно, пошли, вон Мариэтта!

Разряженная в платье из белого атласа с золотой вышивкой, блистающая фамильными бриллиантами, юная леди Мариэтта была просто бесподобна. О чем ей и не преминул сообщить виконт, склонившись в почтительном поклоне. Арий тоже поклонился, пробормотав какие-то слова приветствия. Наррошу девушка протянула тонкие, затянутые в перчатку пальчики, украшенные чересчур массивными кольцами, Арий же был едва удостоен взглядом.

- Ах, Гайрон, вы как всегда мне льстите! - прощебетала красавица, самодовольно поправляя и без того безупречную прическу. - Вы уже видели леди ир Кассе? На ней сегодня такой кошмарный лимонный туалет! Столь яркий цвет, и это в ее-то годы! И с румянами она явно переборщила, только зря старается, всех морщинок ей уже белилами не замазать и выглядит она так, будто больна красной лихорадкой. Маменька говорит, что это просто нелепо - одеваться в сорок лет в такие цвета. А, по-моему, это еще и неприлично!

Арий не удержался и хмыкнул - по его мнению, гораздо неприличнее было болтать за спиной у дамы, вежливо улыбаясь ей в лицо. Да еще при этом явно повторяя чужие слова.

Мариэтта неодобрительно покосилась на юношу:

- О, сударь, я вижу, вас тоже пустили во дворец. Забавно... Кстати, на вас надет очень милый костюм. Гайрон, а это не в нем ли, случайно, вы наносили мне визит пару недель назад? Я еще тогда обратила внимание на эти изумительной работы кружева манжет и воротника. Он смотрелся на вас просто великолепно! Хотя кружева на мужских костюмах почти вышли из моды. Впрочем, должна признать, что и вам, Арий, этот наряд весьма к лицу.

- Мариэтта, вы что-то путаете, свой костюм я сдал в чистку. Хотя, конечно, наряд Ария несколько похож на мой, но весьма отдаленно.

- Неужели? Вообще-то я отличаюсь превосходной памятью, но как вам будет угодно! - Мариэтта наградила юношу еще одним презрительным взглядом и снова заворковала со своим женихом. Арий почел за лучшее отойти - находиться рядом с этой великосветской девицей ему было и вообще неприятно, а уж после ее замечаний! Вечер определенно не задался.

- Арий! А ты что здесь делаешь?!

Ученик мага обернулся на изумленный голос, и испытал жгучее желание немедленно рассыпаться пылью. Да, вечер не задался. Стоящий перед ним мужчина был ему хорошо знаком. Лет сорока на вид, приятной внешности, одет с явным пренебрежением к современной моде, в обычную, хоть и невероятно тонкого шелка, зеленую рубашку, и серые замшевые штаны, через одно плечо был перекинут явно неуместный на этом балу черный плащ. Впрочем, приблизительно так этот человек одевался всегда. Заметив затравленное выражение на лице юноши, он улыбнулся и хлопнул его по плечу.

- Да не напрягайся ты так! Ничего страшного - когда веселиться, как не в молодости! Помнится, мы с Теолоном тоже порой сбегали с уроков в ближайший трактир, большой беды в том, чтобы иногда расслабиться и отвлечься от пыльных книг, нет. Даже наоборот.

Юноша выдохнул с облегчением, поняв, что нагоняя он избежал. Впрочем, магистр Джесс, лучший друг Теолона, вообще никогда не читал ему нудных нотаций, хоть и участвовал в какой-то мере в его обучении. Именно у Джесса Арий часто брал крайне редкие и интересные книги, правда, без ведома Теолона. Ученик знал, что его наставник и этот цветущий мужчина приблизительно ровесники и вместе учились, принимал это как данность. Для себя он давно решил, что в лепешку расшибется, но сделает все, чтобы избежать старости, ибо при всем уважении к наставнику гораздо больше хотел быть похожим на Джесса. И уж во всяком случае, избежать таких сомнительных прелестей, как радикулит, одышка, и морщины с сединой.

- А я думал, что сегодня в Академии совещание и там все будут, - тут же мелькнула страшная мысль, что Теолон давно дома, рвет и мечет, не обнаружив ученика за книгами, но Джесс сразу же успокоил парня.

- Совет советом, но я предпочитаю провести время здесь, чем в кругу занудных стариков. Никаких важных вопросов сегодня там решается. Порою мне кажется, что эти совещания специально стараются подгадать к королевским балам и маскарадам, чтобы была уважительная причина не присутствовать во дворце. Успокойся, Теолон сейчас наверняка толкает какую-нибудь заумную речь. И домой он придет поздно - пока все выскажут свое мнение, поспорят, придут к согласию, проголосуют, а потом еще и вспомнят, для чего собирались... Бал давно кончится, а ты вернешься домой. Так что, если ты сам себя не выдашь, наставник так и не узнает, где ты провел вечер. Его задание, ты, надеюсь, выполнил?

- Конечно! Магистр Джесс, а я почти дочитал вашу книгу! Это просто невероятно - создание разумного сверхорганизма. Я и не знал, что такое возможно! А нет чего-нибудь более подробного на эту тему?

- Видишь ли, Арий, заметки того мага-творца до нас не дошли. Кажется, они вообще не сохранились, уйдя в небытие вместе с автором. От него самого, как и от его дома, вообще мало чего осталось. И создание живого организма - в принципе возможно, вот только нужно ли? Неужели людям мало обычной нежити, нечисти и демонов?

- Да, я почти дочитал, и уже знаю, чем все закончилось, и сколько было жертв. Но чисто теоретически - ведь это означает, что усовершенствовать человеческую природу возможно! Избавиться от болезней и недомоганий, продлить жизнь! Если все как следует проработать в теории, то возможно...

- Арий, ты знаешь, я никогда не избегал различных экспериментов и даже изобрел три довольно удачных заклинания. Но пытаться как-либо влиять на природу человека, перекраивая ее по своему желанию! У людей масса недостатков, даже у самых лучших из них. И с этим ничего не поделаешь. Да, продлить человеческую жизнь вполне возможно, живой пример этого перед тобой, вот только пойдет ли это на пользу всем людям? Срок человеческой жизни отмерен богами, и не стоит вступать с ними в спор, не стоит пытаться создать "сверхчеловека", об этом нам достаточно четко говорит история прошлого.

- Но ведь потомки того... существа, ведь они до сих пор существуют? Автор книги отзывается о них довольно... негативно, но раз их до сих пор не уничтожили!

- Поверь, это совсем не так просто, как кажется. Они умны, сильны, быстры и на редкость устойчивы к магии. Сто тридцать пять лет назад закончилась последняя волна повальной охоты на них, и знаешь, уничтожить так называемых нелюдей удалось совсем немного, а вот люди гибли сотнями. Размен был слишком неравноценен. Со времен той резни мы, маги, и решили оставить этих существ в покое, по крайней мере, до тех пор, пока они не проявляют агрессии к обычным людям. Инквизиция тоже вроде как махнула на них рукой, хотя тут все зависит от того, как настроен их очередной Великий Инквизитор. Но в любом случае, те облавы, что периодически все же официально проводятся никак нельзя сравнить с минувшими. А вот люди в основной своей массе всегда ненавидели и боялись "нелюдей". И до сих пор пытаются то закидать кого-нибудь из них камнями, то устроить показательное сожжение. Даже есть парочка рыцарских орденов, посвятивших свою жизнь борьбе с нелюдями. Сами же существа тоже не испытывают особого восторга от общения с людьми, в особенности, после всех этих облав, и отгородились на своем острове в Синейском море. У них там что-то вроде общины, насколько я знаю. И туда они никого не пускают, даже купцов. Торговля осуществляется на соседнем пустом островке. Правда некоторые любители приключений живут и на нашем материке, работают, как правило, наемниками. Нелюди - лучшие бойцы, которых только можно вообразить.

- А вы сами как к ним относитесь?

- Да как тебе сказать? - магистр задумчиво потер затылок, чуть не растрепав собранные в хвост волосы. - Знал я одного из них. Лет шестьдесят назад. Довольно неприятный был тип. Не внешне, тут как раз все наоборот. Вообще говорят, что все нелюди невероятно красивы внешне и отвратительны изнутри. Вот и он примерно так же. Тогда была очередная стычка на границе с Редградом, дело вполне привычное для тех лет, и мы оба были в основном отряде. Ну, я тогда был еще самым обычным магом и просто был присоединен к полку "в помощь", а этот - вольный наемник. Молчаливый, "себе на уме". Сразу видно - на людей ему плевать со стены замка. Презирал он всех - и врагов, и своих временных союзников. Его, понятное дело, тоже недолюбливали, но молчали. В бою всегда был первым, двигался с ужасающей скоростью, убивал врагов больше любого другого бойца и явно получал от этого удовольствие. Даже в раж входил. Но на "своих" не бросался. А потом просто заявил, что контракт окончен и ушел. Как командир не уговаривал, только мы его и видели. Хорошо хоть, на сторону редградцев не переметнулся, тогда бы нам туго пришлось. А так все же границу защитили.

- Но ведь логичнее было сразу заключить контракт на весь срок битвы. Ведь разве можно вот так - бросить все и уйти?

- У нелюдей другие законы и понятия о чести. Видимо, ему просто наскучила эта битва. Из-за таких вот перепадов настроения с ними не любят связываться, какие бы выгоды такой боец не сулил. Этот же уход и вовсе расценили как предательство. Поэтому, даже не могу сказать, как я к этим существам отношусь. С одной стороны, они были созданы искусственно, и созданы безумцем, слишком отличаются от нас, слишком сильные и неуязвимые. Опасные. С другой стороны, при всем этом они очень на нас похожи. Ведь как бы то ни было, наполовину они люди. И потом, будь нелюди так уж чужды этому миру, природа бы их уничтожила, они же смогли не только выжить, но и приумножить свой род. Видишь ли, я в чем-то не смотря на весь свой возраст и опыт, фаталист.

- Ну я тогда занесу вам эту книгу на днях, когда будет удобно?

- Да приходи в любое время! Ты же знаешь, мой дом для тебя открыт. Даже если меня не будет дома. Книгу оставишь в библиотеке, только Аисе не отдавай, а то она опять уберет неизвестно куда, ищи потом. Да, кстати, у меня же есть новейшая энциклопедия демонов, тебе наверняка будет интересно почитать. И "Основные правила составления многоступенчатых заклятий", буквально вчера нашел! Так что заходи, если сможешь меня застать, еще поговорим, если нет - книги я, как всегда оставлю в шкафу номер пять на средней полке слева. Оттуда и возьмешь. Только Теолону не показывай, а то он опять начнет брюзжать, что тебе такое читать еще рано и вообще не нужно. Ему почему-то кажется, что ты сразу же, даже не дочитав, кинешься творить глупости. Как будто себя в твои годы не помнит. Хотя... может и вправду не помнит. Но лично мне кажется, что парень ты умный, ко всему прочему, когда хорошо знаешь темные стороны магии, меньше опасность во все это вляпаться. Если бы все эти так называемые заклинатели, тела которых сейчас часто находят на кладбищах рядом с их жертвами, лучше знали, на что идут, и чем все это может кончиться, то и девиц с кошками бы не резали, и сами бы живы остались.

- А что, опять какой-то ритуал на кладбище проводился?

- Да нет, с прошлого месяца не было, это я так, вспомнил. Ладно, веселись, не буду тебя отвлекать мрачными разговорами, пойду лучше с их величеством пообщаюсь, еще ему настроение испорчу. - Джесс озорно подмигнул и затерялся в пестрой толпе.

К юноше подошел слуга с подносом. Арий рассеяно взял бокал шампанского и отошел к стене. Разговор несколько отвлек его от происходящего, и юноша хотел подумать, но погрузиться в размышления, как всегда, не удалось. Откуда-то в компании Мариэтты и еще каких-то девиц вынырнул Наррош, и они все вместе принялись требовать страшную историю из жизни настоящих магов. Разговор опять скатился к трупам на кладбище, никто не верил, что ученик мага знает не больше их самих. В итоге девицы куда-то унеслись, так ничего и, не добившись, а виконт опять потащил юношу в неизвестном направлении - заводить полезные знакомства. Арию давно уже порядком надоело, что друг постоянно представляет его, как "будущего великого мага", но приходилось улыбаться и шутить что, впрочем, уже начинало получаться весьма неплохо. Видимо, подействовало выпитое шампанское.

- А еще тебе надо бы завести женщину. Желательно, конечно, из высших кругов, какую-нибудь молодую вдову, или ту, которой муж уже опостылел. Хотя, сойдет и кто-нибудь незнатного происхождения, но близкий к свету. И естественно, постарше. Лет тридцати. Для тебя - самое то.

- Да ты хоть соображаешь, что мелешь?

- Нет, это ты не соображаешь, ты послушай... - но объяснений Гайрона Арий уже не слышал. То, что он увидел, целиком завладело его вниманием.

Рядом с королем стояла женщина, что-то увлеченно ему говорящая и ТАКИХ женщин юноша еще не встречал. В первую очередь он обратил внимание на ее наряд, явно очень богатый и дорогой, но крайне неуместный во дворце. Да таких платьев Арий вообще никогда не видел! Густо расшитый жемчугом лиф столь открыт и держался на таких тонких бретелях, что скорее напоминал нижнее белье. Да, у многих дам были открыты плечи, но ведь не настолько! При этом в области живота была прозрачная вставка, открывающая пупок. Подол платья слишком короток, позволяя видеть изящные щиколотки и ножки в туфлях на высоченном каблуке. И под тканью подола не было каркаса, широкая юбка повторяла изгибы тела. Ко всему прочему, именно в этот момент неизвестная сделала шаг в сторону и Арий с ужасом и восторгом увидел, что юбка вообще не является цельной - длинный разрез на несколько мгновений обнажил ногу выше колена. Арий находился во дворце в первый раз, но все равно пребывал в уверенности, что женщине в таком платье не место рядом с королем и, тем более, она не может с ним так свободно разговаривать. Но ведь сейчас он видит это своими глазами и происходящему есть только одно приемлемое объяснение.

- Эй, ты вообще меня слушаешь? Я тут тебе всю твою выгоду от такого романа буквально по слогам объяснил, а ты...

- Слушай, Гайрон, ты не знаешь, вон там, та женщина - это танцовщица?

- Где? - Нарошш загоревшимися глазами проследил в указанном направлении, но тут же глянул на друга как на умалишенного. - Если ты про ту, что разговаривает с королем, не вздумай ляпнуть такое при ком-либо еще.

- А кто она?

- Это леди Эвис, уполномоченный посол Редграда! Очень влиятельная дама. И не смотри на нее так - она тебе не по зубам и мне, кстати, тоже. Похоже, у нее вообще нет любовника и заводить его она не собирается. Ее возбуждают только дела государственной важности. Очень крепкий орешек - не разгрызть, и молотком не разбить.

- А почему она так одета? - Арий, наконец, оторвался от очень соблазнительных изгибов и перевел взгляд на лицо. Оно оказалось необычайно красивым, под стать фигуре. И волосы! Убранные в сложную объемную прическу, сверкающие, словно чистое золото. Невероятно, что вообще можно столь легко удерживать на голове такую тяжесть.

- При дворе все с этим давно смирились - ведет-то она себя довольно строго, навязчивым кавалерам дает отставку, а дамам с ней в спор лучше не вступать - всегда находит, что ответить. И вроде вполне вежливо, с виду. А на деле - такими помоями обливает. Все знают, что с десяти лет она жила где-то в Пустошах. То ли в крупном племени, то ли в мелком местном царстве. У них там порой мизерный клочок земли царством называют! Вот оттуда и нахваталась. Теперь все платья себе заказывает в стиле нарядов тамошних красавиц, а одежда у них гораздо больше демонстрирует, чем скрывает. Непонятно, как их мужчины вообще могут такое терпеть - видимо, железная выдержка и привычка. Ей поначалу - леди Эвис здесь уже второй год - еще пытались делать замечания, но она всем доступно объяснила, что будет одеваться так, как ей удобно, и что у нее дипломатическая неприкосновенность, которую она нарушить не позволит. Поэтому с некоторых пор ее внешний вид - чуть ли не запретная тема.

Женщина, наконец, закончила разговор с правителем и отошла в сторону, скучающе окинула взглядом зал. На миг Арию показалось, что она смотрит на него, но нет, прекрасные глаза были направлены в пустоту. Нестерпимо хотелось подойти поближе, коснуться, убедиться, что это не видение, что это совершенство реально. Но юноша не решился приблизиться к той, что воплотила в его воображении образ самой Богини, ни на шаг.

Теолон остался вполне доволен своим учеником, даже расщедрился на похвалу:

- Что ж, надо сказать, ты неплохо усвоил материал. Мальчик ты вообще талантливый, и выдержки в том, чтобы овладеть истинным знанием тебе хватает. Я не ошибся в тебе. Пожалуй, скоро можно будет и печать поставить. И где-то через год, если не раньше, я это сделаю. Ты, наконец, сможешь вполне официально подрабатывать. Но не радуйся преждевременно - тебе еще учиться и учиться, просто посвящение позволит разбудить пока спящие силы и возможностей у тебя прибавится. Поэтому готовься к усердной работе - еще лет пять минимум я с тобой прозанимаюсь.

Возможность получить печать в скорм времени не могла не обрадовать. Это был первый большой шаг на пути к исполнению заветной мечты Ария. Да, конечно, юноша и сам понимал, что потом придется учиться пользоваться резко увеличившейся силой, и это будет не так просто как кажется, но зато какие возможности перед ним откроются! Вчитываясь в полувыцветшие от времени строки на пожелтевших страницах, ученик часто ловил себя на мысли, а каково это - самостоятельно придумать заклинание, которое потом так же будут учить другие ученики? Или собственноручно спасти какой-нибудь город от нежити? Изгнать из этого мира демона? Исцелять болезни и останавливать природные катастрофы? Когда-нибудь все это будет в его жизни! Будут опасные приключения, будет слава. И еще у него будет замок. Самый настоящий. Ну, или, в крайнем случае, очень большой особняк на окраине столицы. Много денег, богатая обстановка, слуги. И сам король будет обращаться к нему за помощью. И в Высший Совет он тоже будет вхож. При всем при этом он, конечно, не останется одинок, как Теолон. Рядом с ним будет красивая женщина, верная и любящая. Поддерживающая его во всем. Тут перед мысленным взором Ария вновь появлялось расплавленное золото волос, и стройная нога, на миг мелькнувшая в разрезе, алые, капризно изогнутые губы - в его представлении на эти губах играла улыбка. Юноша еще ни разу не видел ее улыбки, но в мечтах Она всегда улыбалась для него, только для него! И во снах... Ее образ, словно впечатался в мозг, забыть эту невероятную леди не представлялось возможным. Тут Арий всегда одергивал себя - если замок, богатство, место в Совете представлялись чем-то вполне осуществимым, в то, что такая женщина, как Эвис, подарит ему свое внимание и любовь, он решительно не верил, стараясь отгонять даже мысли о ней. И с удвоенным вниманием брался за книги - учеба хорошо помогала отвлечься.

Но перестать видеть сны он не мог.

Дни проходили за днями, Теолон, видя усердность ученика, легко отпустил того на несколько балов. Наррош, как и обещал, пригласил для друга своего парикмахера, после чего заявил, что Арий наконец-то стал похож на человека. Самому юноше стрижка не слишком понравилась - стараниями мастера он стал еще больше похож на девушку, подвитые локоны раздражали.

- Если модно стричься коротко, то зачем же твой гений оставил такую длину? Это мне тяжело состригать то, что сзади.

- Вообще-то, мастеру виднее, какая прическа тебе подойдет больше, можно полностью довериться его вкусу. Да и длина вполне приемлема - видишь, волосы и до плеч не достают? И лицо так красиво обрамляют! Я уверен, дамы будут в восторге от тебя. Главное, не соблазни ненароком какую-нибудь девицу - пользы это тебе никакой не принесет, кроме минутного удовольствия, зато скандал разгорится!

Юноша только плечами пожал. Он так и не смог признаться другу в тех чувствах, которые зародились в его сердце. На самом деле он и сам в них до сих пор не смог разобраться. Но каждый раз, находясь на балу, искал взглядом Ее. Искал, и не мог найти. Гайрон как-то между делом обмолвился, что леди Эвис, как правило, не дает визиты и чужда развлечениям. А если и посещает кого-нибудь, то только по государственным делам. Пустое времяпровождение и болтовня ни о чем, ее мало занимают. И все же Арий надеялся, даже дал себе зарок - если еще раз встретит ее, непременно заговорит. То, что он бывал далеко не на всех празднествах, угнетало. Каждый вечер, ложась спать, он думал - а вдруг, именно на этом бале она была, а он пропустил... упустил свой шанс, возможно единственный. Оставалось только успокаивать себя, что это, возможно, к лучшему.

И, конечно же, Арий посетил бал у Наррошей. Целых пять часов бродил среди гостей, слушал нескончаемую трескотню Мариэтты и ее таких же "умных" подружек, пил шампанское. То, о чем он еще недавно так мечтал, потеряло теперь всякую привлекательность. Да, в обществе его приняли, хотя порою эти господа и относятся к нему свысока, все же не избегают разговоров, а с некоторыми даже удалось завязать дружбу, как с леди Жулианной. Ее-то, как раз, на приеме у Наррошей не было. Девушке, по слухам, удалось отвадить настырного жениха но, видимо, деликатно это сделать не получилось. По-крайней мере, в обществе горячо обсуждается поднявшийся скандал, разыгравшаяся на его фоне болезнь матери и даже слухи о возможном отправлении юной леди в монастырскую общину. Ария не очень интересовали подробности, но то, что, скорее всего, в ближайшее время Жулианну не увидеть, расстраивало.

Приближалось закрытие сезона и завершающее его грандиозное событие - большой маскарад в королевском саду. Последние теплые дни радовали яркими красками и прощальными солнечными лучами. Гайрон увлеченно рассказывал о приготовлениях к маскараду, о которых узнавал от отца. Советовал не упускать своего шанса:

- Ты пойми, на маскараде все будут в масках а, надев маску, освобождаешься от множества условностей, в том числе и кастовых пут. Маскарад - это время невиданной свободы. Ведь скрыв лицо даже самые примерные жены и матери семейств способны на настоящее безумие! Это твой последний шанс завязать отношения. Ты будешь в маске, и твое происхождение в этот день никого не будет волновать. Так что все зависит от того, как ты себя поставишь. Поведешь себя правильно - и одна ночь блаженства тебе гарантирована. Это - как минимум. А если сможешь как следует угодить своей даме, то обзаведешься постоянной любовницей, а возможно, и покровительницей. Не упускай шанс.

Даже магистр Джесс, которому юноша относил взятые книги, выдав очередной раритет, посоветовал хорошо повеселиться напоследок. В том, что сам магистр тоже будет присутствовать на закрытии бального сезона, Арий не сомневался.

Одного Теолона грядущий маскарад, казалось, совершенно не занимал. Наверное, потому что магистр все равно не смог бы упрятать под маску свою длинную бороду, а с бородой, в каком костюме не появишься - все равно узнают. Лишаться же столь ценного украшения из-за какого-то очередного королевского празднества Теолон явно не собирался - в конце концов, сколько он их видел на своем веку! А то, что для его ученика этот маскарад будет первым, как-то ускользало от внимания наставника - задания, казалось, становились все сложнее, как и количество обязательных к прочтению книг. Но Арий не унывал - его душу согревало предвкушение скорого посвящения. Да и учеба, как он сам недавно понял, гораздо интереснее придворной фальши и, во всяком случае, полезнее. Юноша успевал и практиковаться в новых для него заклятиях, и читать врученные учителем книги, а так же те, что брал самостоятельно. И конечно, те, что давал Джесс. Притом в последних, как ни странно, видел гораздо больше пользы.

И все же в назначенный для маскарада день Арий привычно пришел в особняк Нарроша, переоделся в маскарадный бирюзового шелка костюм, к которому прилагалась полумаска, надежно скрывающая верх лица, и сел вместе с другом в карету, на этот раз, без гербов.

Едва приехав, друзья сразу окунулись в водоворот толпы. Наррош, как всегда, куда-то унесся, Ария против воли затянуло в самую гущу веселья. Как он попал в круг танцующих, которых всегда старался избегать, юноша и сам объяснить бы не смог, но вырваться из этого бешеного хоровода не представлялось возможным - все равно как пытаться плыть против течения в бурной реке. Несколько попыток прорваться к тому краю, где заметил мелькнувший костюм из золотой парчи - в похожем щеголял Гайрон, Арий все-таки сделал, но неудачно. Да и в том, что это действительно был виконт, а не кто-нибудь еще, юноша ручаться не мог. Общий круг распался на пары, партнершей Ария оказалась какая-то довольно пышная дама, вся в розовых оборках. Танцевал юноша, может, и получше, чем в начале сезона, Гайрон пытался дать ему пару уроков, но усвоил их тот не так, чтобы очень. Да и дама не была верхом изящества и грациозности. Оба с трудом дождались окончания танца и расстались крайне недовольные друг другом.

Отойдя подальше, Арий уже привычно остановил слугу с напитками и подхватил бокал шампанского. Мимоходом подумал, что в последние два месяца стал как-то много пить, до открытия сезона только несколько раз делал пару глотков легкого вина, да еще и с интервалами чуть ли не в полгода, а сейчас на каждом балу по нескольку бокалов, чуть ли не каждую неделю. Пристроившись на одной из лавочек в тени деревьев подальше от шума, юноша пригубил вино и задумался, а можно ли спиться таким образом, и не вызвало ли это еще привыкания. А если вызвало, как с этим бороться? И что скажет наставник Теолон, если узнает, что его ученик спивается?

- Не занято? - спросил над ухом нежный голос. Арий вздрогнул, шагов он не слышал. Глянув вверх, увидел женскую фигуру в черном платье и поспешно мотнул головой.

Незнакомка опустилась на скамью, и юноша подумал, как бы поделикатнее уйти - чьего-либо общества ему сейчас совершенно не хотелось. А хотелось махнуть рукой на все и потихоньку отправиться домой - все равно все в масках и Наррош не заметит его отсутствия.

Женщина заговорила как раз тогда, когда юноша собирался встать.

- Я вам не мешаю?

- Нет, - зачем-то сказал Арий, снова откидываясь на спинку скамейки.

- Вы простите, что я вот так нарушила ваше уединение, просто весь этот шум... захотелось побыть в относительной тишине. Вы заметили, что здесь, в тени, как-то даже дышится легче. И музыка сюда тоже доносится, но не раздражает, как возле оркестра. И крики гостей на нервы не действуют, - голос незнакомки был тихим, завораживающим.

Арий с интересом взглянул на сидящую рядом с ним даму. В тусклом свете в прорезях маски блестели глаза, отражая свет далеких огней. Какого они цвета на самом деле, понять невозможно, сейчас казались темными. И вся она была в каких-то темных, даже черных тонах. Черное платье с довольно глубоким декольте, черные перчатки выше локтей, черный плащ до самой земли, черная полумаска с вуалью и черная шляпа с перьями, а на плечи спадают длинные черные распущенные волосы. При обилии столь мрачного цвета кожа леди кажется алебастрово-белой. А губы красны, как лепестки роз. Или кровь. Судя по всему, незнакомка молода и красива. Хотя, ручаться Арий бы не стал - мало ли. Он уже успел понять - дамы идут на немыслимые ухищрения, чтобы выглядеть моложе. И порой, это у них получается. Хотя иногда под всеми слоями белил, румян и помады они просто смешны. Но думать о том, что необычная красота неожиданной собеседницы - следствие маски и косметики, не хотелось. И черный... загадочный, притягательный цвет, странно, что эта женщина выбрала его для костюма, ведь, как юноша успел заметить, в основном гости предпочитали яркие, нарядные цвета.

- Кто вы?

Дама усмехнулась:

- Знаете, на маскарадах обычно такие вопросы не задают. Это бестактно, ведь, когда надеваешь маску, перестаешь быть собой. Маскарад потеряет весь свой смысл, если каждому встречному называть свое имя.

- Прошу прощения, я просто имел в виду - кого вы изображаете?

- Ах, это... Странно, я думала, мой костюм достаточно понятен - я Черная Ведьма. Вам страшно?

- Не очень.

- Что ж, значит, вы очень храбрый юный рыцарь - ведь я могу наслать на вас страшное неотвратимое проклятье, или еще хуже... - незнакомка зловеще замолчала.

- Что же может быть хуже? - решил подыграть Арий.

- Я могу влюбить вас в себя.

Юноша еще раз взглянул на свою собеседницу. Та выглядела весьма серьезно и торжественно, вот только уголки губ слегка подрагивали.

- Что же, попробуйте.

- Вы сами напросились - так потом не жалуйтесь! Кстати, а кого вы сами изображаете? Ну, нужно же мне знать!

- Да, признаться, я и сам не знаю - костюм выбирал мой друг. Так что я буду тем, кто вам угоднее.

- Вы будете рыцарем!... Слышите? - ведьма внезапно вскинула голову.

Арий прислушался - вдалеке играла изумительно красивая мелодия - медленный вальс.

- Пойдемте танцевать!

- Я не умею... - признаваться в этом было очень неудобно, но показать свою неловкость, наступив на ногу загадочной незнакомке, еще хуже. К тому же идти на площадку, к шуму, суете и слепящему свету безумно не хотелось.

- Глупости! В этом нет ничего сложного - достаточно просто слушать музыку. Я уверена, вы справитесь.

Сам юноша в этом очень сомневался, однако покорно поднялся со скамейки и подал своей даме руку. Странное дело, еще совсем недавно он собирался бросить все и отправиться домой, и уж точно был твердо уверен, что в танец его больше никто не вовлечет. Но сейчас уже совершенно не хотелось никуда уходить от этой таинственной маски. И юноша был готов на любую авантюру, лишь бы неизвестная была с ним рядом. Арий несмело положил руку на ее тонкую талию, а Черная Ведьма придвинулась к нему вплотную, так близко, что он почувствовал все изгибы великолепного тела даже через одежду. А ведь приличия требовали держать дистанцию! Но маскарад раскрепощает, все безумства совершает маска, и загадочная дама, кем бы она не была на самом деле - знатной леди, или же какой-нибудь служанкой, не собиралась сковывать себя условностями и позволила Черной Ведьме вести себя как заблагорассудится. По телу юноши пробежала дрожь, когда ее дыхание, словно огнем, обожгло его шею, на висках выступил пот. Где-то вдали, как будто бы даже в другом мире играла музыка, но здесь они только вдвоем на всем свете. Ведьма танцевала превосходно, и, неожиданно для себя Арий понял, что ничего особо сложного в этом танце и вправду нет. И искренне пожалел, когда вдали отзвучали последние аккорды. Юноша замер, все еще не отпуская партнершу от себя, ее дыхание продолжало щекотать шею, женщина не пыталась отстраниться.

- Мне надоел этот бал, - тихий шепот прозвучал как гром среди ясного неба, юноша неохотно отодвинулся и склонил голову в почтительном поклоне, опустив глаза.

Праздник кончился, как это всегда бывает в жизни, совершенно неожиданно. Впрочем, Арий все равно думал, что все произошедшее было на редкость щедрым подарком судьбы, а о большем не стоит и мечтать. Тем сложнее было осознать, что последующие слова произнесены на самом деле, а не в его бешеном воображении.

- Давай сбежим отсюда, мой Рыцарь?

Когда Арий все же выпал из ступора, он нашел в себе силы ответить в лучших традициях своего титулованного друга:

- Как будет угодно прекрасной леди.

Женщина рассмеялась - как будто колокольчики зазвенели:

- А вы довольно учтивы с Ведьмой, сэр Рыцарь. Видимо, моя магия уже начала действовать. Мне действительно угодно, пойдемте!

Арий попытался было предложить даме руку, но она первой крепко ухватила его ладонь и повлекла за собой. Юноша даже не обращал внимания на дорогу, но, судя по всему, его спутница превосходно ориентировалась в дворцовом парке, даже в темноте. Шла она очень уверенно и старательно избегала мест, откуда доносился шум. Через некоторое время они вышли к воротам, правда, не к тем, через которые пару часов назад Арий приехал, уж в этом-то он был уверен! Несшие у входа караул стражники не стали препятствовать уходящей с маскарада пешком парочке - судя по всему это было вполне привычным делом. А маска все не замедляла шага, целеустремленно ведя куда-то своего спутника. За все это время она не произнесла ни слова, и юноша просто не решился сам нарушить молчание. Незнакомка интриговала его все больше и больше - странная женщина, блистающая драгоценностями, решившаяся на позднюю прогулку по темным улицам города без охраны, притом сознательно сворачивающая в неосвещенные переулки, в компании совершенно незнакомого человека... кем она могла быть? Куда она его ведет? Если бы он был знатным сынком какого-нибудь богатенького вельможи, можно было подумать, что его заманивают в ловушку. Но кому нужен ученик мага, не имеющий и гроша за душой? К тому же еще и слишком опасный для похитителей - ведь Арий знал немало разрушительных заклятий. И многие из них мог применить.

Внезапно женщина остановилась, резко развернулась и схватила юношу за плечи, встала на цыпочки, внимательно вглядываясь в глаза. Сейчас ее лицо казалось темным пятном под черной маской, и Арий искренне недоумевал, что она может разглядеть в таком мраке?

- Ты обещаешь хранить молчание? Что бы ты не узнал, что бы не случилось, ты никому не расскажешь об этой ночи, не расскажешь обо мне. И забудешь то место, куда я тебя отведу, забудешь туда дорогу! - ее слова звучали, как приказ и требовали немедленного ответа.

- Да, я обещаю. Никому и ничего. Все, как вам угодно.

Еще какое-то время женщина продолжала смотреть на юношу, но потом все же решилась:

- Я надеюсь, что могу тебе верить, сэр рыцарь. Впрочем, рыцарь и не способен на подлость, не способен скомпрометировать доверившуюся ему даму. Я надеюсь, что не ошиблась в тебе. Пойдем!

Арий поспешил за вновь стремительно зашагавшей вперед маской. Некоторое время они опять шли в молчании, но потом юноша тихо произнес:

- Вам вообще не о чем волноваться - я мало кого знаю при дворе и, сказать по правде, там нечастый гость. Едва ли я знаю вас в лицо. А значит, в любом случае, не смогу скомпрометировать. Но обещание я сдержу в любом случае.

- Меня знают практически все, кто бывает при дворе. А часто, или не часто - не имеет значения. Хотя, признаться, я немного удивлена - мне почему-то показалось, что тебе вполне привычна вся эта суета, и ты даже успел устать от нее.

- Устать успел, но привыкнуть... все это не мое. Это не тот мир, в котором протекает моя повседневная жизнь. Вы будете разочарованы, но ко двору я вообще не имею никакого отношения, на самом деле я обычный ученик...

- Молчать! - женщина резко обернулась, черные волосы хлестнули по груди юноши. - Я не желаю знать кто ты. Мне это совершенно не нужно. На самом деле вся внешняя шелуха абсолютно не важна, она не имеет никакой цены. Ценно другое - каков ты в душе. К сожалению, большинство людей об этом давно позабыли, и обращают внимание только на титулы и кошелек. А ты... в тебе есть что-то такое... настоящее. Иначе я бы не выбрала тебя. Но мы почти пришли. Следуйте за мной, сэр рыцарь.

Двухэтажный домик ничем не выделялся из ряда остальных на этой улице - точно такой же маленький, серый и убогий. Над крыльцом даже лампа не горела, не говоря уже о магическом огоньке над дверью - их в этом районе вообще можно было пересчитать по пальцам. Арий прекрасно осознавал, что даже не дай он обещания забыть дорогу к этому месту и попробуй сюда вернуться - не смог бы осуществить намеренье. Впрочем, обмануть прекрасную незнакомку у ученика мага и в мыслях не было, так что он и не пытался как-то выделить домик из ряда остальных. Девушка тем временем постучала, несмотря на то, что при входе висел колокольчик. Дверь раскрылась почти сразу, брызнувший в проем свет мгновенно ослепил юношу, и ему оставалось только покориться хозяйке, втолкнувшей его вовнутрь. Проморгавшись, гость увидел, что попал в узкую, нищенски обставленную прихожую, освещаемую лишь огарком свечи в руке высокой простоволосой старухи, которая беззастенчиво разглядывала его самого. Черной госпоже видимо, надоело ждать, когда кавалер придет в себя, и она, протиснувшись мимо старухи к деревянной лесенке, стала подниматься по поскрипывающим ступеням. Арий очнулся, и, слегка кивнув замершей служанке, поспешил за дамой. На втором этаже было немногим просторнее. Но незнакомка уже открыла дверь в комнату, жестом пригласив юношу следовать за собой.

В комнате, как и на площадке второго этажа, было темно, но хозяйка не спешила зажигать свет, на ощупь, пройдя к окну и проверив шторы. Убедившись, что они плотно закрыты, дама всплеснула руками и тихо пробормотала про себя:

- Надо было взять свечу у Хильды.

Арий на автомате щелкнул пальцами, привычно зажигая светлячка.

- Ух, ты! - выдохнула маска. - Оказывается, я тут не одна ведьма. Сэр рыцарь владеет заклинаниями?

- Немного.

- Скромность украшает человека. И свечи зажечь сможешь?

Ученик пожал плечами и, красуясь перед зрительницей, метнул огоньки к ближайшему подсвечнику прямо из глаз. Остальные свечи, а их было много в этой комнате, запылали в тот же миг, как одна, освещая невероятно богатую обстановку. Тяжелые, от потолка до пола черные шторы, стены, обтянутые алым бархатом. Ковры и шкуры, полностью скрывающие пол и уложенные в несколько слоев, заваленные подушечками и пуфиками. И огромную, под парчовым балдахином, резного дуба кровать.

- Надо же! - теперь уже Арий не смог сдержать изумления, не ожидая подобного убранства в таком доме.

- Нравится? Но это не единственный сюрприз, который тебя ждет! - загадочно произнесла хозяйка покоев. - Сейчас ты увидишь удивительное превращение. Готова поклясться, ты мог ждать от меня чего угодно, но не этого, - женщина отошла от Ария на несколько шагов и резко сбросила плащ. Подол юбки, повинуясь желанию хозяйки, незаметно расстегнувшей скрытую застежку, с тихим шелестом упал к ногам, и женщина легко переступила через него. Медленно, словно во сне, поднесла руку к лицу, задержав ее у маски. Необычные, голубые, с изумрудным вкраплением глаза светились таинственным светом, несколько секунд женщина внимательно разглядывала своего зрителя, наблюдающего за ней с гулко бьющимся сердцем. Странное дело, но юноша смотрел только на закрытое лицо, пока закрытое. Как будто это самое важное в жизни. Даже обнаженные ноги прелестницы не могли перетянуть на себя внимание. Еще несколько мучительных секунд! А потом она стянула маску через голову. Стянула вместе со шляпой и прикрепленным к ней угольно-черным париком. На плечи упали спутанные, чуть влажные волосы цвета расплавленного золота. На Ария смотрела самая прекрасная, самая желанная женщина на всей земле. Та, что сотни раз приходила к нему во снах. И сейчас все было наяву.

- Надеюсь, ты сумеешь расшнуровать мой корсет, сэр рыцарь!

Когда наутро юноша вышел из закрытого экипажа на площади Королевского Слова, голова кружилась, а ноги плохо слушались, но не от выпитого шампанского. Проводив взглядом отъезжающую карету, Арий медленно побрел к дому. Шум столичных улиц, грохот подкованных копыт лошадей, скрип каретных колес и, наконец, то, что на него налетел какой-то грузный посыльный, чуть не сбив с ног - все это, наконец, заставило прийти в себя. По крайней мере, из серо-голубых глаз исчезла мечтательная дымка, а ноги зашагали гораздо уверенней. В памяти же, помимо отрадных фрагментов прошедшей ночи вспыхнула паническая мысль: "Теолон"! Юноша вынужденно прибавил шагу, хоть и понимал, что если старый маг уже проснулся, то выволочки ему не избежать и лишнее пять минут не помогут. С другой стороны оставалась призрачная надежда - а вдруг он все же еще спит? И тогда можно притвориться, что вернулся уже давно. Это было невероятным - Теолон никогда не вставал позже девяти утра, но ведь иначе, чем невероятным, невозможным, назвать вчерашнее ночное приключение было нельзя. Арий до сих пор не мог отделаться от мысли, что все произошедшее - лишь очередной сон, да разве может такое случиться на самом деле?! Разве в реальности благородная леди Эвис обратила бы благосклонный взор на такого, как он? Разве могла случиться такая ночь в жизни обычного ученика мага? Уж скорее это произошло бы с виконтом Наррошем, но никак ни с ним. Только настолько четких грез не бывает, да и от одежды Ария все еще исходил слабый аромат женских духов. И, несмотря на то, что утром юноша проснулся один, подушка хранила след самой очаровательной головки на свете. Вчерашняя старуха встретила его на лестнице и посадила в карету, ожидающую у входа, притом по улице провела так быстро, что не оставила времени даже оглядеться по сторонам. Так он и не увидел ничего, что могло бы помочь отыскать загадочный дом. Хотя в любом случае данное леди слово сковывало по рукам и ногам. Обмануть женщину немыслимо, но обмануть Эвис! Арию это казалось самым тяжким преступлением из возможных. Окно он попытался открыть лишь минут десять спустя и потерпел поражение - ставни оказались приваренными друг к другу, притом, как он вскоре почувствовал, скреплены они были магией. Пришлось смириться с тем, что эта ночь была единственной, неповторимой. Жалел будущий маг лишь об одном - он так и не успел сказать ей о своей любви и безграничном восхищении, не успел сказать, что даже и Богиня не сравнится своей красотой со златокудрой Эвис. И теперь уже никогда она не узнает о его истинных чувствах, о том, что он всю свою жизнь готов положить на служение Ей. Хотя, наверное, Эвис очень часто слышала подобные слова.

За такими размышлениями юноша и скоротал дорогу к башне. Теолон встретил ученика на первом же этаже. Старый маг сидел с книгой у камина и, заметив в открытую дверь осторожно поднимающегося наверх юношу, сделал знак приблизиться. Таким образом, с треском провалилась попытка пробраться в свою комнату незамеченным. Арий неохотно подошел. Пару минут учитель неотрывно сверлил ученика взглядом и, наконец, вопросил:

- И где же ты был?

- На маскараде, - Арий зачем-то поправил жакет уже порядком мятого костюма.

Теолон еще раз скептически оглядел взлохмаченного юношу.

- С Гайроном

- Маскарад закончился семь часов назад, - просветил учитель. - А шесть часов назад сюда пытался войти небезызвестный тебе виконт, распевая во все горло хвалебный гимн. Притом войти ему помешали не магические защитные заклинания и даже не засов на двери, а то, что он эту дверь не смог отыскать. И развлекался твой друг, таким образом, минут сорок. А поскольку тебя рядом с благородным Наррошем не наблюдалось, я могу предположить, что ты в это время точно так же ломился в дом к своему другу. Если же нет, то я просто теряюсь в догадках, где ты пропадал до сего момента.

- Ну, я потом... гулял. По ночным улицам. А с Гайроном мы, наверное, просто разминулись. Там столько народу было, и все в масках.

- Да, все в масках. Ценное наблюдение на маскараде. Значит, ты гулял. Ну да ну да, вечерний моцион полезен... или уже утренний? Хотя, это не важно. Правда, такие прогулки могут закончиться плачевно, очень плачевно. Надеюсь, ты это осознаешь. Учти на будущее - если мне подкинут месяцев через девять результат этих "гуляний", я с ним нянчиться не буду. Вся ответственность ляжет на тебя.

Сейчас иди, приведи себя в порядок. Через полчаса - в мой кабинет. Устрою тебе короткий экзамен.

Арий поспешил выскользнуть из комнаты. Былая эйфория медленно, но верно улетучивалась - Теолон всегда знал, что сказать, чтобы вернуть ученика на грешную землю. И дело даже не в очередной проверке знаний, хотя время учитель выбрал не самое удачное. Просто юноша вдруг осознал, чем может закончиться это приключение. И что тогда? Эвис все же будет скомпрометирована, возможно, ее вышлют из страны. И все из-за него! Арию оставалось только успокаивать себя тем, что Эвис взрослая и явно опытная женщина - в этом он имел счастье убедиться ночью. А значит, она должна знать, что делает. В конце концов, есть же определенные заклинания, на худой конец, даже травы, которые могут предохранить от нежелательных последствий. Посол Редграда прекрасно понимала, чем рискует. В памяти Ария возник сбивчивый шепот уткнувшейся ему в плечо девушки. Тогда он не вслушивался в ее несколько несвязную речь, слишком уж хорошо ему было, слова любовницы звучали ничего не значащим фоном, а сейчас вдруг выяснилось, что он сохранил в памяти каждое слово:

- Боги, как же я устала от всего этого! Ты такой хороший мальчик, чистый, светлый... ты не понимаешь. Они же все ждут, когда я оступлюсь, сделаю ошибку. И тогда затравят. И если узнают о том, что эту ночь я провела с мужчиной... да мне при дворе тогда и не появиться! И так все эти сплетни, слухи. Змеи. Кругом одни змеи. Фальшивые насквозь. Я ведь раньше не так жила, я к такому не привыкла. Этот их этикет, правила приличия! В гробу я эти правила видала! И наряды эти, балы. Кругом мишура, а под мишурой - лучше не заглядывать. Как из Дорхарты вернулась, так и началось. При дворе в Редграде неугодна - сюда сослали. Здесь смотрят как на интересного зверька - ну как же! Корсетов носить не желаю, юбки без каркасов. А я задыхаюсь в этой одежде! Вот решила - буду назло одеваться так, как хочу! И пусть считают, кем им угодно. И - в работу с головой! Пусть из Редграда меня сослали, с почетом, но все же сослали, а все равно - интересы страны для меня превыше всего! Дела отвлечься помогают, отгородиться от этих гадюк расфуфыренных. Но я же тоже не железная. Я тоже хочу тепла. А ты... ты не такой как все, ты настоящий, я это сразу поняла, с первого взгляда. Но если узнают - начнут травлю. Заставят уехать. А я не могу - политика, это все, что у меня есть! Я даже и не заметила, как она стала моей жизнью. Смыслом жизни. И я... я люблю этот город. Город сам по себе. Ты, наверное, не поймешь, но я не хочу отсюда уезжать. А значит, я не должна давать поводов для слухов, не должна проявлять слабость, не имею права любить! Это страшно. Ты молод, ты можешь и не понять, насколько это страшно. Ты думаешь, я сняла маску, думаешь, я была в маске только на балу? Ошибаешься, моя маска всегда на мне, почти всегда. Ты - рыцарь, я надеюсь, что все-таки разбираюсь в людях. Я знаю, я могу тебе доверять. Ты никому ничего не расскажешь. Но встречи со мной больше не ищи - мне не простят... Забудь все, забудь!

Слова продолжали стучаться кровью в мозгу. И если тогда, погруженный в собственные ощущения, опустошенный свалившимся на него счастьем, Арий не воспринимал их смысла, пропускал мимо ушей, то сейчас он поразился, сколько боли и отчаянья было скрыто за снисходительной улыбкой его Богини. Говорила бы она ему все это, если бы знала, кто он на самом деле? Хотя, видимо, ей просто нужно было выговориться, ведь нельзя же вечно носить все в себе. И пусть Арий не самый подходящий хранитель тайны, но раз уж Эвис открылась именно ему, он сделает все, чтобы оказаться достойным такого доверия, никто и никогда не узнает, где и с кем он провел эту ночь, никому и никогда он не расскажет, какова же на самом деле эта великолепная женщина. Даже Наррошу.

Он будет хранителем этой тайны. Будет Ее Рыцарем. И сдержит все свои обещания. Пусть этой ночи не суждено повториться, пусть эта женщина больше не снизойдет к простому ученику, подмастерью. Но Арий был твердо уверен, что ему есть, чем гордиться - только на мгновение, но его богиня открыла ему свое истинное лицо, сняв маску, одетую для всего света. Избрав его достойным этой тайны.

Экзамен ученик выдержал. Хотя и с трудом. Теолон явно поставил своей целью в тот день выжать из юноши все соки. Видимо, ночное отсутствие порядком вывело старого мага из себя. Арию только и оставалось, что сжать зубы, спрятав все свои чувства подальше и отвечать предельно спокойным тоном. А, колдуя, и вовсе следовало отсечь себя ото всех эмоций, а то, как знать, что получиться в случае невольной ошибки. Впрочем, магия всегда успокаивала, по крайней мере, его. Ощущать, как сквозь тебя проходит поток чистой силы, преобразовываясь в то, что тебе угодно, невероятно приятно, несмотря на накатывающую впоследствии усталость. Ученик знал, что за все надо платить, и эта цена устраивала, тем более, знал он и то, что после того, как станет магом, негативные последствия снизятся.

В итоге, Теолон даже расщедрился на скупую похвалу. Юноша, правда, не обратил на это никакого внимания - хотелось просто рухнуть в кровать, закрыть глаза и лежать, лежать! Заснуть бы он все равно не смог - эмоции переполняли. А усталость после бессонной ночи и колдовства давала о себе знать. Арий не сомневался, что Теолон гонял его специально, вымотал до предела, да еще и надеялся, что ученик ошибется либо в заклинании, либо отвечая теорию. И испытывал обиду - ведь он уже вполне взрослый и одна ночевка вне дома - это не преступление. Но объяснять что-либо наставнику было бесполезно, да и не хотелось.

И снова потекли обычные будни - занятия, походы в лавки, визит к Джессу за очередной редкой книгой, которую юноша с трудом пронес в дом-башню необнаруженной - фолиант был размером с добрый каменный блок, и весил соответственно. Через три дня к другу заглянул несколько смущенный виконт Наррош - смущенный из-за того, что на лестнице случайно столкнулся со спускающимся Теолоном. Старый маг проводил представителя золотой молодежи таким взглядом, что Гайрон про себя зарекся пить. Ну, или хотя бы не смешивать. Впрочем, закрыв за своей спиной дверь комнатушки друга, юноша несколько пришел в себя. Тем более что старый маг уже покинул дом, отправившись в Академию.

Гайрон припомнил другу все, что смог - тот куда-то делся в самый разгар веселья, ушел с маскарада не дождавшись, да еще так и не смог закрутить роман, хотя ему был предоставлен такой шанс! И если сначала Арий еще пытался как-то защищаться, объяснял что просто не смог найти Нарроша в толпе и никуда он от него не сбегал и не прятался. Вообще, они просто разминулись. То потом махнул на друга рукой и молча выслушивал многочисленные упреки.

- Неужели ты так никого и не соблазнил? - в голосе виконта было столько надежды, что Арий почувствовал себя несколько неудобно.

- Нет.

- А где же ты тогда был? Я же заходил к вам. Теолон, вроде, говорил, что тебя нет дома. По-крайней мере, так я помню. Если ты все же был дома, то мог бы и помочь, а то я тогда почему-то несколько не ориентировался в пространстве.

- Дома-то меня как раз и не было. Я гулял. Воздухом свежим дышал. В квартал какой-то незнакомый забрел. - Арий твердо держал свое слово. Да, если вдуматься другу-то он тоже не лгал - действительно гулял, по всяким незнакомым переулкам, а то, что не один, это не суть важно. Да еще и неизвестно, кто кого соблазнил - если бы тогда, на балу вся инициатива была полностью в руках Ария, никакой ночи в незнакомом доме и не было бы. Все ограничилось разговором на лавочке и прощальным поцелуем руки.

- Все-таки алкоголь - это зло! - грустно пробормотал Наррош.

Арий согласно кивнул, думая в это время совсем о другом. Бальный сезон закончен, в королевский дворец путь заказан. Увидит ли он еще когда-нибудь Эвис? Прекрасную Черную Ведьму, оказавшуюся белокурым ангелом. А если увидит, сможет ли сохранить внешне бесстрастный вид? Сможет ли удержаться и не броситься к Ее ногам? Впервые ученик мага пожалел о том, что не имеет длинного дворянского титула - раньше его даже радовала перспектива того, что он всего добьется собственными силами, сам пробьет путь наверх. Но будь у него титул и влиятельные родители - он бы с легкостью смог устроиться во дворец, в дипломатический корпус по международным связям. И видел бы Эвис чуть ли не каждый день, смог находиться рядом с ней. Да что там! Если бы он принадлежал к сливкам общества, он мог просить ее руки. Может, она и дала бы согласие - ведь сама говорила, что он особенный. Настоящее зло - это не видеть Ее. И понимать, что никогда больше не сможешь быть с Ней рядом. Зато во снах лицезреть регулярно, а, просыпаясь, осознавать, что это лишь грезы.

Проведя с Эвис ночь, Арий надеялся, что успокоится, что теперь мечты не будут так неотвязно терзать его и эти сны исчезнут. Как бы не так! Теперь он понимал, как ошибался. И смог признаться самому себе, пусть и мысленно, что он просто любит эту женщину.

И все набирающая обороты болтовня Нарроша не могла отвлечь юношу от собственных мыслей.

Полторы недели пролетели, как один день. Арий старался не вспоминать о прошедшей ночи, старался вообще не думать об Эвис. Спасения от этих мыслей он, как всегда, искал в учебе. Даже Теолон недоуменно разводил руками, видя такую тягу к знаниям. В итоге он сам стал советовать ученику сходить развеяться, сначала несколько неуверенно, а потом, понукаемый Итой, все настойчивее. Юноша вяло отнекивался, даже не поднимая от книги изрядно покрасневших глаз. Едва ли он воспринимал, что именно бормочет учитель. Скороговоркой оттарабанив ответы на вопросы по учебе он тут же снова принимался за чтение. При этом параллельно чертил какую-то сферу, при беглом взгляде на которую у наставника полезли глаза на лоб. Более подробно Теолон чертеж рассмотреть не смог - ученик тут же спрятал его между страниц книги и на просьбы показать отговорился, мол, еще не готово. Учитель весь вечер бормотал себе под нос что-то об улучшенной схеме одноразового телепорта, чем окончательно доконал расстроенную домработницу, которая в свою очередь твердила, что мальчик себя губит, а Теолон этому попустительствует. Арий словно и правда решил себя загнать. Короткие передышки на еду и сон - благо после столь усердных занятий эротические сны со златовласой героиней больше не донимали ученика - и снова пыльные фолианты. В итоге подстрекаемый Итой Теолон решился на совсем уж крайние меры и скрепя сердце послал магического вестника к Наррошу. Виконт явился на следующий же день, но все его попытки растормошить друга, были заранее обречены на провал - общаться с Гайроном Арию совершенно не хотелось, так как теперь друг неизменно ассоциировался с дворцом, а дворец в свою очередь - с Черной Ведьмой и безумной ночью. Да и схема развлечений Гайрона давно известна - либо визит в очередной великосветский салон, либо пьяный загул в кабаке. Или сначала одно, а потом второе. Философские беседы и современная поэзия, перемежающаяся музицированием на фортепьяно уже давно были на уровне горла - скоро из ушей полезут. А в кабаках не выносящий местного пойла Арий чувствовал себя на редкость неуютно, тем более, что когда друг хватал больше нормы, именно ему приходилось доставлять пошатывающегося виконта домой и сдавать с рук на руки осуждающе глядящему дворецкому. Поэтому все предложения развеяться не вызвали особого энтузиазма. Когда Наррош, растеряв все свое красноречие перед столь безучастным слушателем прибегнул к последнему средству и предложил сходить в веселый квартал к гулящим девкам, Арий, которому тоже надело постоянно отвлекаться от учебника, принялся зачитывать другу вслух особо интересные места. Притом с таким восторженно-вдохновенным видом и горящими глазами, будто грамоту о своем зачислении в рыцари. Гайрону было вообще жутко смотреть на столь усердное погружение в знания, а если учесть, что понимал он только одно-два слова из предложения, да и то в лучшем случае! Поэтому виконт почел за лучшее скорее распрощаться. Встретив внизу Теолона, юноша только и смог, что растерянно покачать головой. Ита расстроено всплеснула руками - она переживала за воспитанника мага, как за родного сына. Уже второй день ученик не спускался поесть, служанка вынуждена была носить обед наверх. Видеть как "мальчик" губит себя, было выше ее сил. Но от причитаний Иты Арий и вовсе отмахивался.

В итоге, вконец замороченный придирками домработницы и нестандартным поведением ученика, Теолон психанул, прошипев что-то сквозь зубы, что впечатлительная Ита вначале приняла за грязное ругательство. Впрочем, оказалось, что женщина ошиблась. Неразборчивые слова были всего лишь заклинанием, захлопнувшим все книги в комнате Ария. Не успел ученик высказать возмущение по этому поводу, как старый маг буквально вытолкнул сопротивляющегося ученика за дверь, на свежий воздух, запретив возвращаться раньше, чем через пять часов.

Оказавшись на улице, юноша попытался подергать дверь, но та оказалась заперта. Арий уже решил было так и остаться у входа в башню, и попробовать разобраться в хитрых чарах, но в это время окно на третьем этаже распахнулась, и на юношу выплеснулся поток воды, тот еле успел увернуться. Показавшийся в окне с пустым кувшином Теолон искренне посетовал, что не попал и пообещал наколдовать над башней целый ливень, если ученик немедленно не уберется. Поскольку осенний вечер и так не радовал теплом, Арию совсем не с руки было мокнуть, даже временно - высушить одежду он бы, конечно, смог. Но стоять вымокшим до нитки даже пять необходимых для колдовства минут совершено не хотелось. Ученик сдался и побрел по улице. Определенной цели у него не было, но задувающий под куртку ветер отбивал всякую охоту просто прогуляться по столице. Выставляя ученика за дверь в спешке, Теолон явно не подумал о том, что юноше следовало хотя бы дать время одеться. Пять часов в тонкой куртке при такой погоде! а ведь скоро стемнеет и станет еще холоднее. Арий поежился, сунул руку в карман, нашарил какую-то мелочь, вытряхнул на ладонь - взять кошель он тоже не успел. Полтора золотых - негусто. Можно, конечно, пойти в кабак, из тех, что подешевле. В приличном месте на эти деньги только стакан вина и купишь. А в кабаке, особенно в трущобах можно и скоротать пару часов. Но пить пойло, которое там подают, Арий был не в состоянии. Наррош, и тот удивлялся такой переборчивости, сам-то он не один раз напивался в подобных местах, просто из интереса. Для аристократа это было своеобразной экзотикой. Ученик мага не разделял данного увлечения друга, может потому, что помнил, каково это - ходить в лохмотьях и есть зачерствевший хлеб и суп из очистков. Человек, которому восьмилетний бродяжка сбывал за медяки украденные днем вещи, развлекался по вечерам именно в таком притоне. Там же мальчишка тратил полученные деньги, покупая то, что трактирщик гордо именовал едой. Арий даже помнил, где располагалось это место. И всегда обходил его стороной. Не из страха - он всегда был свободен, в отличие от других "помощников" барыги, да и что мог сделать какой-то бандит будущему магу! И вообще неизвестно, может его и в живых-то давно нет.

Просто из брезгливости.

Нет, вот в низкопробный кабак он точно не пойдет! Даже под угрозой обморожения. Направить стопы в более приличное место тоже не имеет смысла - медленно потягивать стакан вина по глоточку - так, чтобы хватило на пять часов, он не сможет. Да и никто не сможет! Можно, конечно создать иллюзию, но как это будет выглядеть со стороны! Библиотека Академии вот-вот закроется, а ведь там как раз можно прекрасно скоротать время. Но не судьба. Пройтись по лавкам? Некоторые из них работали допоздна. Арий представил, как полчаса перебирает товар, мороча голову продавцу, а потом уходит, ничего не купив. И что этот продавец ему вслед подумает. Торговцу не объяснишь, что самому юноше гораздо хуже - бродить по лавкам, не собираясь ничего покупать, может, кому и нравится, но только не Арию. Ничего скучнее и придумать нельзя. Разве что музей прикладного искусства, но музей тоже уже закрыт. Можно пойти в гости к Наррошу, надеясь застать его дома, что весьма сомнительно. Но не хочется.

Арий добрел до фонтана Дружбы Народов на площади Мира и присел на холодный каменный бортик. Фонтан, к сожалению, работал, несмотря на вечер и отнюдь не теплую погоду. Брызги воды долетали и до юноши, не повышая его настроения. Пристроившаяся напротив парочка откровенно раздражала. Ладно бы еще летом, но сейчас, когда заходящее солнце совсем не греет, сидеть около брызгающегося фонтана, да еще и с такими идиотски счастливыми лицами! ну неужели нельзя найти другого места? Но влюбленная парочка не замечала неудобств. Мало того, справа от юноши с громким смехом плюхнулись еще двое, девица весело плеснула водой в лицо своему ухажеру. Сумасшедшие! Арий поймал себя на мысли, что сам выглядит так, словно ждет свою пассию, и поспешно вскочил. Ну, точно - вон на площади стоят еще два парня и девушка, видать их милые запаздывают. Самые стойкие, предпочитающие гуляния на природе пока еще не совсем холодно, или просто не имеющие денег провести свидание с большим комфортом. А ведь площадь Мира не такое уж популярное место среди парочек! По истории, именно на этой площади встретились посольства Аверии, Редргада и Шайхэнского халифата для заключения первого мирного договора. Именно здесь примирялись враждующие - от поссорившихся детей, до решивших махнуть рукой на родовую ненависть кровников. С этой площади ежегодно отпускали в полет сотню белых голубей. А для влюбленных гораздо более подходил тенистый городской парк. Были там и лабиринты из живой изгороди, и фонтаны с крылатыми ангелочками и русалками, и скрытые от всеобщего обозрения аллеи с удобными скамейками. Атмосфера, во всяком случае, там точно гораздо более романтическая, чем на окруженной со всех сторон домами площади, в центре которой под струями воды стояла скульптурная группа изображающая трех здоровенных воинов в национальных костюмах.

Запахнув куртку поплотнее и обхватив плечи руками юноша снова побрел, куда глаза глядят. Заглянуть, что ли в гости к магистру Джессу? Если тот дома, то можно напроситься на стаканчик вина, объяснив сложившуюся ситуацию. И приятно провести время, слушая увлекательные байки из жизни мага. Возможно, тот даже расскажет что-нибудь про наставника в молодости. Если же нет, все равно можно остаться в гостиной подождать его, или пройти в библиотеку и заняться чтением. Этот вариант, пожалуй, и есть единственный выход из положения, а то так и до простуды недалеко.

Свернув в переулок, Арий зашагал уже целенаправленно к дому Джесса, но на подходе к желанному порогу был остановлен какой-то старухой, прячущей лицо под капюшоном плаща.

- Уделите мне минутку внимания, молодой господин! - прогнусавила она.

Арий молча сунул руку в карман и выгреб горсть мелочи, но женщина покачала головой и быстро оглянулась по сторонам.

- Следуйте за мной, если еще помните о ночи последнего бала, - едва слышно прошелестела она, убедившись, что никто из прохожих не обращает на них внимания. - Но соблюдайте дистанцию и помните, что назад дороги уже не будет... Благодарю вас за участие, молодой господин!

Арий ошарашено проводил старуху взглядом. Упоминание о ночи кольнуло в груди раскаленной иглой. Эвис! Но как? Ведь она говорила, чтобы он не вспоминал о том, что произошло, чтобы и не пытался искать! Неужели, передумала? Не нарушит ли он сейчас свою клятву? Но раз его позвали, значит, хотят видеть, значит, он должен идти. Старуха как раз заворачивала за угол, и Арий поспешил за ней, старательно глядя в сторону. На пронизывающий ветер юноша теперь просто не обращал внимания, хотя и понимал, что путь предстоит неблизкий. В прошлый раз от дворца они шли довольно долго, а ведь сейчас он и вовсе почти в другой части города! Но, к его удивлению, старуха привела его почти к родному дому-башне, разве что с другой стороны улицы. Служанка забралась в закрытую карету без опознавательных знаков, поманив юношу за собой. Арий выждал несколько минут, поглядывая на дремавшего на козлах возницу, но тот не подавал признаков жизни. Торопливо прошагал мимо какой-то прохожий, из ближайшей лавки вышел торговец, запер ее на ключ, активировал магическую защиту и степенно зашагал домой. Вроде, никому и дела нет ни до кареты, ни до самого юноши.

Едва Арий занял место в экипаже, как возница пришел в себя и подхлестнул лошадей. Еще не успевший сеть юноша грохнулся на скамью и завалился на бок, хорошо еще, что не задел старуху. Та откинула капюшон и молча смотрела, как тот копошится, пытаясь нормально сесть. Наконец, выровнялся и откинулся на спинку. Экипаж все равно сильно трясло, поэтому пришлось уцепиться за дверную ручку. Соседка, впрочем не испытывала каких-либо видимых неудобств. Ее покрытое морщинами лицо показалось Арию знакомым - ну конечно, он уже видел эту женщину, только тогда она была простоволосой в ночном платье и халате.

- А вас послала...

- Тш-ш-ш - шикнула старуха и отвернулась. Юноша вынужденно замолчал. Хотя и не понимал, зачем? Кто их может подслушать в движущейся карете? Не кучер же - скорее всего он тоже доверенный человек. Да и кому это надо, если на то пошло? Как бы не ненавидели Эвис при дворе, но едва ли вельможные дамы организовали за ней и ее людьми слежку - в конце концов, это просто недостойно дворянской чести. Скорее всего, старуха просто сама не хочет с ним говорить, и вид у нее какой-то недовольный. И вообще, эта женщина еще тогда, с первого взгляда произвела на юношу самое неприятное впечатление. И видимо, неприязнь взаимна.

В карете было гораздо теплее, чем на улице, поэтому, когда она, наконец, остановилась, Арий выбрался наружу с легким сожалением. Но смутно знакомый дом сразу заставил его воспрянуть духом. Женщина, которой юноша, слишком увлеченный грядущим свиданием, и не подумал подать руку, медленно сошла на землю, обеими руками держась за дверцу, и прошла к крыльцу, отодвинув юношу с дороги. Достав ключи, отперла дверь и скрылась в доме. Не получивший никаких указаний Арий помедлил мгновение, но потом все же последовал за проводницей. Женщина уже снимала плащ. Глянув на юношу, поджала губы, словно не она сама привела его сюда, а потом молча указала на лестницу.

Деревянные ступеньки все так же поскрипывали под почему-то ставшими ватными ногами. Перед дверью Арий снова остановился, не решаясь взяться за ручку и пытаясь успокоить норовящее вырваться из груди сердце. Оглянулся назад, но по лестнице за ним служанка не поднялась, а прихожей отсюда не видно. И, наконец, решившись, рывком распахнул дверь. Сидящая в кресле женщина подняла голову, тонкие пальцы перебрали по подлокотнику, но она не сделала ни единого движения навстречу, не издала ни звука. Юноша неуверенно шагнул вперед, не в силах отвести от леди взгляда, споткнулся о лежащую на пути подушку и почти упал к ее обнаженным ногам.

Эвис встала, оправляя до неприличия короткую, не достающую до колен на целую ладонь юбку. Зато в этот раз на каркасе - машинально отметил Арий.

- Какой пошлый штамп! - пробормотала она.

Покрасневший юноша поспешно вскочил, отводя глаза от таких притягательных ножек, почти потерялся в глубоком декольте и покраснел еще сильней.

- Ты так и будешь стоять, словно воды в рот набрал?

- Я... я счастлив, видеть вас, благородная леди Эвис и...

- Оставь церемонии, - поморщилась дама. - Я хочу знать, зачем ты пришел?

- Но как же? Ведь мне сказали... я подумал... Вы хотите меня видеть... - совсем не такого приема ожидал Арий. Перед глазами все поплыло - а что, если старуха просто решила насмеяться над ним, а Эвис его вовсе не ждала и сейчас отошлет с глаз долой.

- Тебе сказали - ты и пошел. Все понятно. Что ж, это вполне естественно, - голос возлюбленной был на удивление сух и юноша понял, что все его надежды и мечты так и останутся мечтами. Здесь его не ждали и никогда ждать не будут. И самое лучшее сейчас - извиниться и уйти.

- Я просто очень хотел еще раз вас увидеть. Простите меня.

- Подожди! Значит, ты пришел потому, что хотел меня увидеть?

- Ну да. Извините.

- Постой! - женщина стремительно подошла к нему, Арию оставалось только молча удивляться, как она умудряется так легко и изящно передвигаться по столь мягким коврам на высоченных шпильках и, схватив за подбородок, заглянула в глаза. - Возможно, я и не ошиблась. Располагайся! - и тут же подала пример, опустившись прямо на пол, скрестив ноги, отчего юбка приподнялась, открыв на обозрение много интересного - белья на Эвис не было. Арий по-простому опустился рядом, стараясь смотреть только в глаза собеседнице.

- Ты какой-то скованный, - пробормотала она, переместившись за спину юноше и принявшись умело разминать плечи. - Расслабься. Я понимаю, что ты, наверное, обескуражен такой встречей, но дело в том, что я совсем не уверена, что поступаю правильно. Политика - дело тонкое и если допустишь ошибку... это хуже, чем смерть. Я не имею права на чувства, не имею права на эмоции. Но ведь я же тоже живой человек! Я - женщина, хотя, приехав сюда, я и постаралась сделать все, чтобы об этом забыли.

- В таких платьях, это проблематично, - попытался пошутить Арий.

- Да что вы так привязались к этим платьям! В Шайхэнском халифате одеваются в коротенькие безрукавки и полупрозрачные шаровары, только лицо и прячут! Но почему-то никому и в голову не приходит обсуждать недостатки такой моды с их послом. А вот мне первое время весь двор, включая короля, пытался навязать эти ваши закрытые платья, в которых и дышать-то невозможно.

- Наверное, Шайхэнский посол во многом уступает вам по красоте и его столь же открытый наряд просто теряется на вашем фоне.

- Шайхэнский посол - мужчина, - просветила Эвис. - Но дело-то не в этом. Просто халифат признают вполне цивилизованной страной, а вот то царство в Пустошах, где я росла! Оно и не на всех здешних картах есть. Пожалуй, лучше для меня было бы там и остаться, не возвращаться в Редград. Но уже ничего не изменишь. Знаешь, как я устала от лицемерия? Не знаешь. Ты живешь совсем в другом мире, и относятся к тебе по-другому. Хотя ты тоже очень отличаешься ото всех, с кем я знакома. Теперь-то я понимаю, почему - ты просто не принадлежишь к здешнему обществу, как и я. Поэтому ты такой - настоящий, искренний. Я ведь о тебе думала, все это время думала. Сначала уговаривала себя забыть - мне действительно опасно иметь с кем-либо связь. Малейший скандал - меня тут же отошлют обратно. А потом махнула рукой на здравый смысл и начала поиски. Вот только найти нигде не могла. А сам ты не пришел - держал слово. Но потом я вспомнила твои слова, что ты не принадлежишь к высшему свету, а где-то учишься, я тогда не дала тебе договорить, если бы дала, тебя нашли бы гораздо раньше. Однако было понятно, что ты имеешь отношение к магии. Благодаря этим зацепкам верные мне люди смогли тебя вычислить. Я не могу предложить тебе покровительство, помощь, славу. Напротив, ты должен будешь держать наши встречи в тайне ото всех. И если ты согласен на такие условия - двери этого дома будут открыты для тебя. Мы не сможем встречаться очень часто, но раз в неделю я буду ждать тебя здесь. Если что-нибудь изменится, тебе сообщит Хильда. Если тебя не устраивают такие условия - скажи об этом сразу, пока не поздно.

Арий обернулся, посмотрев в огромные бирюзовые глаза, окруженные пушистыми ресницами, потом вспомнил слова Нарроша о том, что ему нужна влиятельная покровительница, которая поможет ему пробиться на самый верх, и состоять в связи с которой престижно. И мысленно послал Гайрона к демонам.

С этого дня многое в жизни юноши изменилось. Нет, внешне все оставалось как прежде - он учился, выполнял мелкие поручения Теолона, читал разные книги, изредка встречался с Наррошем. Разве только стал несколько рассеянным, что заметно выводило из себя наставника. В который раз замечая остекленевший, отсутствующий взгляд Ария во время урока, Теолон ворчал, что его ученик витает в облаках, мечтая о грядущей славе и подвигах, вместо того, чтобы усердно заниматься. После очередной нотации юноша неизменно брал себя в руки (по крайней мере, очень старался) и сосредотачивался на объяснениях наставника. Но Теолон даже не подозревал, что ученик грезит вовсе не о победах над зомби и вурдалаками, не о получении звания магистра и даже не об месте в Совете. Все мысли Ария в такие минуты были направлены только на грядущее свидание с Эвис. Или сосредоточены на воспоминаниях о свидании минувшем. Умудренному сединами Теолону почему-то даже не думалось о возможности связи ученика с женщиной. В его представлении тот до сих пор оставался мальчишкой. Арий же прекрасно понимал, на какой риск идет его возлюбленная, связавшись с ним, и поклялся ни в коем случае не подвести ее. И, если в первый раз говоря учителю, что проведет сегодняшний вечер вместе с Наррошем, ученик старательно отводил глаза, то вскоре слова лжи стали слетать с его губ вполне уверенно. Да, сегодня он тоже пойдет к Гайрону. Нет, не домой. И на прием они тоже не пойдут - друг собирался отметить то, что его официальная помолвка откладывается на месяц. И вообще по этому знаменательному поводу Гайрон собирается почаще устраивать мальчишники, на которые будет приглашать и Ария...

Куда собрался сегодня? Нет, сегодня не в кабак с виконтом. Сегодня к магистру Джессу - он обещал дать почитать какую-то книгу...

О, магистр! Нет, сейчас никак не получится - библиотека ждет...

На прием? Нет, сегодня он не может. Ну не может, и все. Теолон не отпустит. Гайрон же должен понимать, что быть учеником мага не так просто, Теолон ведь пошел навстречу в период балов и отпускал ученика повеселиться, а теперь пришло время заниматься. Так что, никак...

Да и вообще, Арий считал такую ложь вполне оправданной, Ведь его небольшой обман никому не приносит вреда, даже наоборот, он помогает сохранить честь его возлюбленной. Сама Эвис называла это "несущественным искажением реальности" и юноша с легкостью с ней согласился, про себя подумав, бывает же ложь во спасение! А потом и вовсе забыл о сомнениях, растворившись в поцелуях любовницы.

Однако вскоре он вынужден был осознать, как зыбка и непрочна конструкция его лжи. Как просто и быстро неправда может раскрыться. Покупая в лавке пергамент и перья - за бумагой и всяческими магическими штуками Теолон гонял Ария, не доверяя такие важные закупки служанке, а если речь шла о чем-то действительно важном, и вовсе ходил лично, юноша столкнулся с магистром Джессом. Маг кивнул ученику друга и попросил подождать его. Арий пожал плечами и вышел на улицу. Небо все мрачнело и мрачнело - здоровенная туча почти полностью затянула небосвод над столицей. Арий поежился, представив, что будет, когда она прольется дождем. Не хотелось во время такого ливня оказаться на улице. А ведь дождь действительно хлынет, не сегодня - завтра. Приближается пора дождей, за которой последуют заморозки. Скоро зима войдет в свои права.

- Ну что, как твои дела? Как учеба?

Арий вздрогнул от неожиданности, он ведь даже не услышал скрипа двери, но магистр уже успел сделать покупки и теперь приветливо улыбался.

- Да нормально.

- Теолон до сих пор не провел твое посвящение? - это был скорее не вопрос, а утверждение - уж что-что, а печать маг такого уровня как Джесс не смог бы не почувствовать. Арий и не стал отвечать, ограничившись тем, что мотнул головой. - Ну что ж, я думаю, ждать тебе осталось недолго. Пришло время дать тебе возможность развиваться на новой ступени, Теолон не может этого не понимать. Мальчишеский возраст ты уже явно перерос. Ты знаешь, в Академии посвящение обычно проводят в последнем месяце весны. И не только потому, что в конце весны заканчивается учебный год. Просто в это время на магическую печать тратится меньше сил, и само посвящение проходит легче. Природа оказывает сильное влияние на магию, к сожалению, далеко не все берут это в расчет. Так вот, я думаю, что твое посвящение Теолон проведет весной. Советую, наберись терпения - хоть ждать осталось недолго, но именно последние дни ожидания выматывают сильнее всего.

- Да я все понимаю. Я готов ждать столько, сколько нужно.

- Я не сомневаюсь. Ты всегда был довольно рассудительным. Но молодость часто толкает на совершение довольно опрометчивых, необдуманных поступков. Есть чувства, которые застилают глаза... и разум. Да! А ты, оказывается, зачастил ко мне в последнее время.

- О чем вы? - в последний раз Арий заходил к Джессу около двух, а то и трех недель назад - дни пролетали с ошеломляющей скоростью и перемешались между собой. Юноша подумал, что к другу учителя действительно следует зайти - взятую у него книгу он уже прочитал. Но не сегодня - сегодня Теолон явно намеревается, как следует, погонять ученика на предмет новых заклинаний. А назавтра запланирована встреча с Эвис.

- Да вот я вчера заходил к Теолону и узнал, что оказывается, ты навещал меня два дня назад. И трижды посещал на прошлой неделе. При этом проводил у меня в доме часа три-четыре. Странно только, что при этом я тебя не видел ни в один из визитов.

Арий мучительно покраснел. Ну, вот и все. Удивительно, что Теолон до сих пор не взял ученика в оборот насчет отлучек непонятно куда. И ведь нельзя сказать, что Арий не понимал, насколько рискует, пользуясь такими отговорками, ведь стоило, например, виконту зайти за другом к Теолону в то самое время, когда они, якобы, гуляли в кабаке! Правда, Гайрон старался как можно реже попадаться в поле зрения старого мага. Но все равно, с таким трудом построенный карточный домик обмана мог в любой момент рухнуть из-за легкого дуновения, даже не ветерка - случая. Арий все же почему-то не задумывался над этим, надеясь на удачу. И до сегодняшнего, вернее, вчерашнего дня она ему сопутствовала. А теперь везение закончилось.

- К счастью для тебя, мне удалось скрыть свое удивление. Но все же я советую в следующий раз быть умнее.

Юноша кивнул, не поднимая глаз. Он сам понимал, что эти частые визиты к магистру выглядят на редкость странно. Но что делать, если виконт ир Наррош заявил, что не выносит такой промозглой сырости, и укатил к горячим источникам на две недели, "подлечиться" о чем Теолон был наверняка осведомлен. Тут до Ария, наконец, дошел смысл слов мага, и он отважился посмотреть Джессу в глаза. Тот понимающе улыбался, а потом неожиданно подмигнул юноше:

- Надеюсь, она хотя бы красива, - после чего развернулся и, насвистывая, пошел прочь, оставив красного, как рак, Ария в полном смятении.

Хотя не прошло и минуты, как юноша встряхнулся и решил, что ничего особенно страшного на этот раз, не произошло. Джесс явно не имеет ни малейшего представления о том, кто эта таинственная "она". И о вранье Теолону не расскажет. Да и сам наставник ничего не успел заподозрить, иначе еще вчера вечером попытался бы выудить из ученика правду и устроил разнос. Впрочем, впредь надо быть гораздо осторожнее.

Так что следующим вечером Арий просто сказал наставнику, что пойдет посидеть в кабак. Теолон конечно, поворчал, но и запрещать "очередной пьяный загул" не стал, слишком свежи были воспоминания о том, как уже бледно-зеленого ученика пришлось оттаскивать от учебников. Даже предложил дать денег, от которых юноша отказался. Арий в последнее время чувствовал себя несколько неудобно на полном обеспечении учителя. Хоть и понимал - у Теолона достаточно средств, чтобы спокойно прокормить еще с десяток учеников, но ведь он, Арий, уже взрослый. Пусть еще и не маг, но уже вполне может зарабатывать самостоятельно. Кроме того, Теолону он не внук, не правнук и даже не седьмая вода на киселе. Поэтому уж на вино-то у наставника брать и вовсе зазорно. Да и не пить он идет.

Эвис встретила его, как всегда, в своей шикарно отделанной спальне в доме бедного квартала. Не дав и слова вымолвить, запечатала ему рот жарким поцелуем. Юноша задохнулся - находиться так близко от этой потрясающей женщины, чувствовать ее жаркое тело и не потерять при этом голову - это просто невозможно! Ему много раз хотелось просто рассказать ей все то, что распирало изнутри - как он счастлив, что видит ее, что из всех блестящих молодых людей она выбрала именно его, бедного ученика. Но глядя в эти невероятные сине-зеленные глаза, Арий словно немел. Оставались лишь эти бездонные озера, властно затягивающие, подчиняющие... а если и начинал что-то говорить, то неизменно сбивался и замолкал, не в силах подобрать нужных слов. Она заливисто смеялась и неизменно повторяла, что настоящие чувства не требуют словесного изложения, их проявляют по-другому, действием. Арий краснел, а Эвис тянула его в постель.

И сегодня все происходило точно так же. Вот только на этот раз, на миг, юноше показалось, что Эвис какая-то не такая, что ее что-то тревожит. Мысль пронеслась и улетучилась, наслаждение унесло все без остатка.

Спустя час женщина ненавязчиво выскользнула из кровати. Арий устало откинулся на подушки, заложив руки за голову и прикрыв глаза, наблюдая из-под скрещенных ресниц за любовницей. Она была бесподобна! Совершенное тело, нежная кожа, грациозные, легкие движения. Накинув полупрозрачный пеньюар, Эвис подошла к зеркалу и принялась укладывать растрепавшиеся волосы в сложную прическу. Тонкие пальцы быстро и умело разбирали локоны, подкалывая их шпильками с бриллиантами.

- Не засыпай! - она улыбнулась, не оборачиваясь. - Мне еще сегодня идти к королю, так что тебе тоже пора собираться. Да, боюсь, мы не сможем увидеться до следующей пятницы.

Арий мысленно застонал - полторы недели! Это же целая вечность.

Но еще его насторожило, ему снова показалось, что в отраженных равнодушным зеркалом глазах любимой промелькнула тревога. И этот голос - неужели грустные нотки звучали лишь в его воображении?

- Что-нибудь случилось?

Эвис зажала шпильку зубами и полуобернулась, вопросительно глядя на него. Ее руки тем временем продолжали создавать на голове совершенство.

- Мне показалось, у тебя какие-то проблемы... - Арий стушевался. Даже если у нее действительно проблемы, он-то чем может помочь? Только лезет не в свое дело.

Очередная шпилька перекочевала изо рта в волосы.

- У меня не может быть личных проблем, только проблемы Редграда. Не бери в голову, любимый. Лучше приготовься - поможешь мне зашнуровать корсет.

Арий бросил беглый взгляд на небрежно разложенное в кресле алое платье, расшитое жемчугом. Да-а... Интересно, куда будет прятать глаза его величество? Или он уже научился не обращать внимания на то, сколь мало ткани надето на его собеседнице?

- Арий, тут к тебе пришли! - Ита бесцеремонно просунула голову в дверь и в ожидании уставилась на юношу.

Арий подавил раздражение - ведь сколько раз просил не входить без стука! Но нет, служанка стучалась только к Теолону, а к нему могла сунуться со всякой ерундой в любое время.

- Кто? - отрываться от учебников по пустякам не хотелось - чем больше он выучит сейчас, тем свободнее будет к следующей пятнице и тем охотнее Теолон его отпустит... куда? Арий еще не придумал. Что до странного визитера, то, скорее всего, это насчет подработки - Наррош-то до сих пор не вернулся. Странно, конечно, что пришли именно к нему - учеников в столице хватает, но возможно, это по чьему-то совету. В другое время юноша схватился бы за возможность подработать обеими руками, но в последнее время он забросил побочные заработки, полностью посвятив свободное от учебы время Эвис.

- Какая-то старуха, - полноватая, находящаяся на пороге заката Ита поправила чепец. Себя она старухой уж никак не считала. - Из швейной лавки.

- Наверное, ошиблась домом, - юноша снова склонился над книгой, рисунок гексаграммы завораживал. - Мне ничего не нужно, скажешь ей об этом, ладно? Мне заниматься надо.

- Как же домом ошиблась, если она тебя по имени знает! - обиженно возразила Ита.

- Что ей от меня надо?

- Понятия не имею! Иди сам спроси, - дверь захлопнулась.

Арий тяжело вздохнул и поднялся из-за стола. Каково же было его удивление, когда, спустившись вниз по винтовой лестнице, он обнаружил в прихожей Хильду.

- Молодой господин, я нашла то, что вы у нас заказывали, - старуха поманила остолбеневшего Ария и раскрыла объемную сумку. Юноша, возможно, слишком поспешно, подошел к ней.

- Что-то с госпожой? - взволнованно спросил он. Хильда шикнула, не разжимая губ, бросив неодобрительный взгляд на замершую у двери в кладовку Иту. Но тут же снова заулыбалась, доставая пижонского вида шейный платок.

- Вы посмотрите, какая красота! А ткань! Подобных сейчас и не достанешь, считайте, это последний, только у вас такой будет!... Госпожа ждет тебя сегодня вечером, просит прийти как можно быстрее - тихо прошептала она, продолжая вертеть платком перед его носом. - Такой шелк ценится на вес золота! У господина превосходный вкус.

- Э-э-э... Спасибо. - Арий неуверенно взял абсолютно бесполезный для него кусок шелка. - Сколько я вам должен?

- Господин, видимо, забыл, что уже заплатил нам, когда заказывал эту вещь, - старуха слегка склонила голову, изображая поклон, и развернулась к двери. - Мы всегда рады вам в нашей лавке! - кинула она через плечо.

Арий недоуменно посмотрел на захлопнувшуюся дверь. Ита уже подскочила, чтобы защелкнуть замок. Хильда Ария недолюбливала и никогда не скрывала этого. Госпоже она не перечила, но явно считала, что та достойна более знатного поклонника. У самого юноши старуха также не вызывала добрых чувств - их антипатия была вполне взаимной. Но Эвис явно доверяла своей служанке полностью и безоговорочно. И Хильда, похоже, оправдывала это доверие. Весть о свидании она передала поистине виртуозно, да и опознать в сгорбившейся, оборванной разносчице высокую, надменную старуху практически невозможно. Арий сжал платок, безжалостно комкая тонкий шелк. Что же случилось? Что такого могло произойти, раз Эвис решилась пойти на столь рискованный шаг - прислать служанку прямо к нему в дом? Спустя два дня после их последней встречи. Тогда она тоже казалась обеспокоенной! Но, быть может, он зря паникует? Может, у женщины просто освободился вечер, отменились какие-то дела, и она решила провести время с ним?

Провожаемый любопытным взглядом Иты Арий пошел в свою комнату. Глянул за окно - полдень в самом разгаре. Выходить можно только часов через пять. Теолон как раз собирался сегодня посетить Академию, если он не вернется до этого времени, можно просто уйти, а приемлемое объяснение придумать потом. Погода за окном, как назло, тоже не радовала, отговориться обычной прогулкой не удастся.

- Что? Что случилось?

Мимо открывшей на условный стук дверь Хильды Арий проскочил, словно молния. Взбежал по скрипящим деревянным ступеням и без стука распахнул заветную дверь. Эвис резко обернулась. Она стояла у плотно зашторенного окна, теребя пальцами край тяжелой занавеси. Арию с порога бросилась в глаза чрезмерная бледность возлюбленной. На его порывистый вопрос она попыталась было улыбнуться, но внезапно закрыла лицо руками и разрыдалась. Юноша опешил. Он не представлял, что делать в такой ситуации. Если для того, чтобы вернуть на губы любимой улыбку, нужно немедленно умереть, Арий бы принял смерть, не раздумывая. В этот момент он понял, что просто не выносит женских слез. Тем более, слез Эвис. Его Эвис! Ведь она всегда казалась такой сильной, а с ним была еще и беззаботной.

Подойдя к женщине, он неловко обхватил ее за плечи, прижал к себе. Арию еще никогда не приходилось никого утешать, но она сама прильнула к нему, словно ища опоры... защиты. Через некоторое время ее обнаженные плечи перестали мелко трястись, и Эвис отстранилась, вытирая остатки слез расшитым широким рукавом.

- Извини, я не должна была... Просто не сдержалась.

- Так что же все-таки произошло? - повторил свой вопрос Арий, втайне радуясь, что его женщина постепенно приходит в себя.

- Произошло то, что, скорее всего, мне придется уехать. Я попала в западню, Арий. В западню, из которой едва ли смогу выбраться, не утащив за собой Редград. А я - посол. Я не могу допустить, чтобы мои личные проблемы поставили под угрозу мир между нашими странами. Сегодня мы, скорее всего, видимся в последний раз.

Арий почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Нет! Только не это!

- Но как же? Почему?

- Потому что меня ненавидят. Да, все улыбаются мне в лицо, но порою мне даже вдохнуть тяжело - их неприязнь чувствуется вполне осязаемо, она просто разлита в воздухе! А теперь кто-то решил действовать. Я не знаю, входит ли в его планы просто погубить меня, или он пойдет дальше, но то, что он уже начал действовать, несомненно. Расставленная ловушка захлопнулась, и из нее невозможно выбраться без потерь. В лучшем случае, я окажусь посмешищем и буду вынуждена покинуть пост посла. В худшем я лишусь жизни, и не только я! А война будет обеспеченна. Лучше будет отступить и уехать пока не поздно. Для всех. Жаль, я уже успела полюбить эту страну. Она мне гораздо роднее, чем Редград. И мне невыносимо тяжело расставаться с тобой.

- Но почему... Объясни, в чем же дело! Может, я смогу помочь?

- Помочь? - Эвис печально улыбнулась. - Спасибо, конечно. Да только что ты можешь сделать? Я не хочу взваливать на тебя свои проблемы. Я просто решила попрощаться с тобой. Не могу уехать, просто оставив тебя. Ты стал самым дорогим человеком в моей жизни.

- А ты - в моей! Неужели ты не доверяешь мне? Расскажи, что случилось, хотя бы просто расскажи!

- Почему бы и нет? Я верю тебе, как самой себе. Просто политика - это не та сфера, которая тебе близка. Я не хотела тебя втягивать. Дело в том, что три дня назад я обнаружила в своей спальне некую странную вещь - небольшой темный шарик за софой у окна. Я бы туда и не полезла, если бы не закатившаяся сережка. А так этот шарик не заметишь - он сам висит в воздухе сантиметрах в двадцати над полом в самом дальнем углу. На всякий случай я не стала его трогать и вызвала мага. У меня в окружении есть один маг, которому я могу доверять. К сожалению, средних способностей. Он пришел так быстро, как только смог. И сказал, что этот шарик ни что иное, как сфера тьмы. Ты знаешь, что это такое?

Арий знал. Темные заклятия, как и заклятия вызова демонов Теолон считал крайне вредными для юного ума и не знакомил ученика с ними даже в теории. Только обычные боевые и защитные. Но не направленные исключительно на уничтожение живого. Тем более, заклятия ТАКОЙ силы и построения! К счастью, существуют книги и самообразование, тайком от учителя.

Арий поймал себя на том, что нервно оглядывается по сторонам, в поисках зловещей сферы. Впрочем, он тут же понял, что никаких сфер в этом домишке быть не может. Она размещена в спальне, но другой, в официальной резиденции Эвис, в посольстве. А рядом - центральная площадь. Страшно даже подумать, что будет, если заклятье активируется. Интересно, насколько оно мощное, а то ведь там и королевский дворец недалеко!

- Так чего же ты медлишь? Твой маг не может ее убрать, но ведь можно обратиться в Совет! Там сильные, опытные маги, они помогут. И никто не сможет ни в чем тебя обвинить, не ты же эту сферу создавала! Наоборот, ты о ней уведомишь. И вообще, скорее всего это покушение именно на тебя!

Эвис печально помотала головой.

- Это - политика. Здесь все не так просто, как тебе кажется на первый взгляд. Будь это покушение на меня, сфера бы давно подействовала. Прошло уже три дня, три ночи я сплю в своей кровати, в двух метрах от тайника - и ничего. И подумай - такое заклятие для одной меня, слишком много чести, не находишь? Мне хватило бы чего-нибудь и менее масштабного. Нет, ее в комнате кто-то оставил "на хранение". Кто-то смог пронести готовое заклинание мимо аверийской стражи и мимо моей личной охраны. Кто-то, кто свободно заходит не только в само посольство, но и в его жилую часть. И даже в мою спальню... Прислуга? Дворецкий? Кто из моих людей подкуплен? Кому я могу доверять?

- Все равно! В чем тебя могут обвинить? Ты больше всех пострадала в этой истории! Пусть теперь королевские службы выясняют, чьих это рук дело и кто из твоих людей участвует в этом сговоре.

- Не все так просто! - печально повторила Эвис. - Я уже говорила, мой доверенный маг не обладает сверх ординарными способностями. Но он уверен, сферу ставил сильный маг - ее присутствие почти не ощущается в пространстве. Правда, это может быть просто очень качественная иллюзия, но разбираться со всем этим серьезно он не решается - одна ошибка, легкое колебание магии и о последствиях страшно даже подумать!

- Вот пусть Совет и разбирается, кто это так пошутил и пошутил ли! - упрямо повторил Арий.

- Хорошо, я заявляю в Совет, поднимаю на ноги короля и спецслужбы. Среди народа начинается паника. А теперь представь, что будет, если сфера окажется ненастоящей. Какой поднимется скандал! Я стану посмешищем в обществе, никто не упустит возможности ткнуть этим событием мне в лицо! И я все равно вынуждена буду сложить с себя полномочия. Да меня просто отзовут из Аверии! Посол не может, не должен вызывать смех и издевки. А в худшем случае у моего короля взыграет гордость, и он объявит Аверии войну. Точно так же он может объявить войну, если сфера окажется настоящей - попытка покушения на посла может прийти в голову не только тебе. Или ваш король может объявить войну Редграду - вдруг мы замыслили заговор, и я специально храню сферу до нужного часа? Ну не я, так кто-то из моей свиты, но по приказу короля. И это еще далеко не все варианты развития событий. Скажу только, что благоприятное решение проблемы почти не реально.

- Так что же делать? - потерянно спросил юноша.

- Мой отъезд - лучшее решение проблемы. Мне на смену кого-нибудь вышлют, возможно, этот кто-то больше придется здесь ко двору. И я уже написала одному магу в Редград, он достаточно силен. Приедет вместе с новым посольством и потихоньку разберется со сферой. Я же больше никому не буду мозолить здесь глаза.

- Но, а как же мы? Ведь я... Неужели нет другого способа? Можно к кому-нибудь обратиться. К Теолону! Он точно сможет помочь, ведь он один из лучших магов в Совете. Я попрошу, он мне не откажет.

- Арий, я тоже очень не хочу уезжать от тебя, но это не выход. Теолон меня терпеть не может! Да, он не откажется мне помочь, но что помешает ему за тем обмолвиться при дворе об этом инциденте, и как следует проехаться по моей репутации? А если он еще и догадается о нашей связи!

Арий хотел было сказать, что его учитель никогда так не сделает, но осекся. Кто его знает? Если он к кому-то неприязненно относится, то вполне может во всеуслышание сказать о нем гадость. А то, что к Эвис он питает неприязнь, как раз легко объяснимо. Арий окинул свою возлюбленную беглым взглядом. Длинный сзади, впереди подол платья был укорочен таким образом, что ноги спокойно просматривались до середины бедра. Рукава на этот раз почти полностью скрывали руки, зато корсаж... Юноша отвел глаза, борясь с собой. Не хватало еще, чтобы Эвис думала, что его интересует только одно! Сейчас ей нужна помощь и он просто обязан проявить участие. С другой стороны сразу становится понятно, почему Теолон не в восторге от Эвис. Его наставник слишком консервативен, а такой наряд легко вызовет возмущение и у более свободомыслящего человека.

Да и учитель вполне может проговориться случайно. В конце концов, сколько ему лет? Ум Теолона работает превосходно, но ведь нельзя помнить все.

- Можно еще обратиться к магистру Джессу, - неуверенно начал Арий и тут же загорелся этой идеей. - Конечно, он поможет. Джесс как раз тот, кто все поймет и не станет задавать лишних вопросов. И он никогда никому не проговорится!

- Да, у меня тоже сложилось хорошее впечатление об этом человеке, но...

- Поверь мне, я просто не знаю человека лучше! Он очень сильный маг, как и Теолон. Возможно, даже сильнее. Ведь они ровесники, хоть это трудно представить. Раз Джессу удалось сохранить молодость, он расправится со сферой вовсе играючи. Он очень сильный.

- Да, но я все равно не хочу никого втягивать в это дело. Еще неизвестно, во что это все выльется! Впрочем, если бы я была уверенна, что это действительно сфера тьмы, я бы пожалуй позвала магистра. Но тревожить столь уважаемого человека из-за обманки! Впрочем, обманку может убрать и мой маг. А может и не убирать - вреда от нее никакого. Кроме того, если все это было проделано, просто чтобы запугать и спровоцировать меня, то, видя отсутствие реакции, мой зложелатель сам себя проявит. Я смогу поймать его с поличным! Но для этого нужно точно знать, что на самом деле находится в моей комнате, - Эвис вновь обреченно вздохнула.

- Для этого достаточно позвать Джесса, он разберется.

- Нет, это привлечет ненужное внимание. Если бы можно было узнать так, никого не впутывая. Разобраться в этой проблеме самостоятельно... А ведь можно! - девушка подняла на Ария огромные глаза, в которых зажглась надежда. - Можно! Ведь есть артефакт, позволяющий видеть истинную сущность предмета. Притом, он ведь не просто существует в этом мире, он находится в Аверии, в столице, совсем рядом! Боги, как я могла об этом забыть! Ведь мне рассказывал о нем ваш король в этом году, летом. Я даже знаю, где артефакт хранится.

- И где?

- У магистра Джесса.

- Так я попрошу... Он обязательно одолжит! Считай, тебе уже не нужно никуда уезжать.

Но к его печали надежда в бирюзовых глазах медленно гасла.

- Боюсь, ничего не получится. Нельзя никого впутывать, никому говорить. Я уже совершила ошибку, сказала тебе. Не стоит бередить рану, терять надежду слишком больно...

- Но почему?

- Это политика, я уже говорила. Вот если бы можно было просто взять артефакт, так, чтобы об этом никто не узнал, а на следующий день вернуть. Мой маг бы справился - уж понять работу артефакта он вполне в состоянии. Тогда все решилось без шума. А если сфера настоящая, я бы пошла прямо к королю! Но все это только мечты.

- Да, политика - очень сложная штука, боюсь я так никогда и не пойму что можно делать, а что нельзя, - юноша зарылся пальцами в светлые волосы, взлохматил их, стимулируя мыслительный процесс. - Но разве это не будет воровством?

- Мне стыдно говорить тебе об этом, но в политике совершаются и гораздо более ужасные вещи. Да и нельзя это назвать воровством, ведь я вернула бы артефакт на следующий же день! Но что об этом говорить.

Арий задумался. Воровство внушало ему отвращение. Еще с детства, когда он был вынужден красть, чтобы купить хоть какой-то еды. Скупщик, которому мальчишка носил добытые вещи, всегда мерзостно ухмылялся и кидал ему несколько мелких монет. Ария перекашивало от этой ухмылки - именно из-за таких людей погибли его родители. Погибли из-за того, что подобным этому бандитам захотелось быстрой и легкой наживы, ради которой они не раздумывая решились на убийство. Что сказали бы родители, узнав, что их сын сам теперь промышляет воровством? Но судьба была к нему благосклонна. Он смог выкарабкаться из ямы - ему помог Теолон. Арий был бесконечно благодарен наставнику, он делал все, чтобы доказать Теолону - тот в нем не ошибся. Чтобы больше никогда не попасть в то болото. Но Джессом парень восхищался даже больше, чем учителем. Джесс проще в общении, ближе и обаятельнее, кроме того, он куда лучше понимал Ария, не относился свысока и, казалось, всегда был готов протянуть руку помощи. Случалось, что он с легкостью объяснял принцип создания непонятного заклинания. Там, где Теолон просто указывал рукой на книгу, отговариваясь, что все уже давно подробно изложено умными людьми во вполне доступной форме - любой поймет и разжевать еще больше невозможно, Джесс приводил какой-нибудь интересный пример или сравнение. А уж те байки, что он рассказывал ученику друга! И, наконец, Джесс не считал его слишком глупым или не доросшим до какого-либо знания. Арий мог спокойно прийти к нему в любое время, даже в отсутствие хозяина, взять из библиотеки почитать приглянувшуюся книгу. Даже те трактаты с цветными иллюстрациями, что лежали на самой верхней полке дальнего от двери стеллажа, и благодаря которым Арию несколько раз удалось удивить Эвис.

Да, охранные заклятия воспринимали юношу, как своего, и вынести из дома магистра вместо очередного запыленного тома артефакт вполне реально. Но ведь это подло! Нечестно! Неблагодарно...

С другой стороны - Эвис. Ей нужна помощь. Арий так и не понял, почему она хочет оставить все в тайне, но ведь ей виднее! Она разбирается в этой политике. Про себя юноша твердо решил, что ни в какие политические игры вмешиваться никогда не будет. Если он поможет ей сейчас, то это лучше всяких слов продемонстрирует ей его истинные чувства. И разве Джесс отказал бы девушке в небольшой услуге? Ведь артефакт нужен Эвис не в вечное пользованье, только на время. Всего на один день. А потом Арий вернет его на место. Обязательно.

В уголке глаза девушки вновь показалась слезинка, и юноша решился:

- Знаешь, вообще-то я могу достать для тебя этот артефакт.

- Ты шутишь!

- Нет, я серьезно. Я вхож в дом магистра.

- Но я не хочу, чтобы он знал об этом! Нельзя, это опасно...

- Успокойся, он не узнает. Я просто возьму артефакт, а потом положу его на место. У Джесса много вещей, он едва ли хватится, - мысленно Арий ненавидел себя, но когда лицо Эвис просияло таким восхищением, восторгом и благодарностью, его моральные страдания несколько поутихли.

- Я могу принести тебе его завтра. Только... ты сможешь мне его описать? Я же не знаю, как он выглядит. И послезавтра я должен вернуть его назад.

- Ты меня спасаешь! Боги, спасибо! Конечно, ты вернешь артефакт. И я могу тебе его описать, король показывал мне... Арий, я люблю тебя! Ты даже не представляешь, как я тебя люблю!

Девушка повисла у него на шее. Арий слабо улыбнулся. Не такой уж плохой поступок он совершает. Эвис никогда не попросила бы его о чем-то бесчестном, в этом он был более чем уверен.

Двери дома Джесса распахнулись перед Арием, как обычно. Слуги давно привыкли, что светловолосый юноша может заявиться в дом почти в любое время. Правда оставалось легкое недоумение - что общего может быть у великого магистра и зеленого мальчишки, который не является его учеником? Но в дела господ лучше не лезть.

- Магистр Джесс в здании Академии, сегодня малый совет, - просветил чопорный дворецкий. В отличие от Теолона штат прислуги у Джесса был гораздо обширнее - дворецкий, повариха, и горничная. При этом вся прислуга была приходящей, но дворецкий не мог "покинуть пост" до возвращения магистра. Кто-то обязательно должен быть в доме и Арий рассудил, что лучше пусть это будет слуга, чем хозяин. О совете юноша знал, и еще вчера порадовался, что все так удачно сложилось, как будто заранее распланировано. Ни Теолона, ни Джесса. Никто не помешает найти артефакт. Завтра, конечно будет сложнее, но все же Арий надеялся, что незаметно подкинуть вещь гораздо проще, чем незаметно ее забрать.

- Я пройду в библиотеку, верну книгу. У меня сегодня еще дела, поэтому дожидаться магистра я не буду. Только передайте ему, что зайду еще завтра, я бы хотел кое-что уточнить о некоторых заклятиях в этой книге.

- Вас проводить? - без особого энтузиазма поинтересовался дворецкий, с тоской посмотрев на тяжелый канделябр с пятью свечами. Было видно, что ему очень неохота тащиться наверх, освещая путь нежданному гостю, который и без того не заблудится. Тем более что хозяин позволяет мальчишке свободно бродить по всему дому.

- Не стоит, - эскорт не входил в планы Ария. Протянув вперед руку, он раскрыл ладонь и небрежно подбросил вверх шарик теплого желтоватого света, который тут же завис у левого плеча юноши. Дворецкий только головой покачал, глядя, как парень поднимается по лестнице. Магистр никогда не пользовался светлячками. Тем более так картинно, напоказ. Впрочем, и подсвечник он за собой не таскал. Все светильники в доме и так зажигались, стоило хозяину переступить порог.

На втором этаже было совсем темно. Арий легко толкнул нужную дверь и проскользнул в библиотеку. Он бывал здесь много раз, в том числе и в отсутствии Джесса, и после захода солнца тоже. Но никогда еще его сердце не билось с такой скоростью. Возможно потому, что до этого он уносил отсюда только книги, а магистр с самого начала, как только познакомился с Арием, разрешил пользоваться библиотекой.

"Книги, артефакт - какая разница? Ведь случалось же мне брать дорогие старинные фолианты и ничего! Я же верну".

Но все же червячок сомнения остался - Арий так и не смог до конца убедить себя, что никакой разницы нет. Пришлось даже остановиться и восстановить сбившееся, как от тренировки с мечом, дыхание. Несколько шагов по покрытому ковром полу (ну почему же они кажутся такими гулкими, ведь всегда же проходил бесшумно?), и юноша остановился возле письменного стола. Положил книгу. Мелькнула мысль - развернуться и уйти, но ученик мага отогнал ее от себя. Эвис рассчитывает на него, он не может подвести свою возлюбленную.

"Может, артефакт еще и не здесь... может, Джесс забрал его сегодня с собой".

Эта мысль и успокаивала, и пугала одновременно. Ведь он обещал принести артефакт сегодня! Но ведь и не его вина, если нужной вещи просто не окажется в доме! Эвис сама настаивала, чтобы магистр ничего не знал и если он унес вещицу с собой, пенять надо только на эту чрезмерную осторожность. Тогда, придется возвращаться за артефактом завтра, может, к этому времени Арий сумеет окончательно убедить себя в правомерности такого поступка. Или убедить Эвис довериться Джессу. Если нет, всегда можно как-нибудь отвлечь мага.

Да, хорошо бы артефакта действительно не оказалось на месте, ведь он словно создан для постоянного ношения при себе. Арий прекрасно знал, что ищет. И знал, где эта вещь обычно находится. Впервые артефакт Арий увидел года три назад, тогда они встретились с Джессом у порога дома, и маг сразу провел мальчика в библиотеку, при нем сняв с шеи небольшую висюлину на цепочке, больше всего напоминающую идеально круглую позолоченную палочку или короткий карандаш, и просто положил ее в ящик стола, без предосторожностей. После этого Арий еще пару раз видел ее, когда магистр при нем выдвигал ящик. Арий слегка потянул ручку верхнего левого ящика, втайне надеясь, что тот окажется заперт. Едва ли ученик сможет разобраться в охранных заклятьях магистра, так что это вполне достойное оправдание неудачи. Ящик оказался открыт. Цепочка артефакта виднелась из-под кипы бумаг.

Судьба.

Аккуратно вытащив цепочку из-под наваленных сверху документов, юноша быстро сунул артефакт в карман. Вещь, обладающая особой ценностью, едва ли лежала бы вот так просто, без всякой охраны - еще один аргумент для успокоения непрестанно колющей острой иглы совести. Арий не знал, что любого другого человека, попытавшегося войти в библиотеку ударило бы заклятьем еще за три шага до двери, где нежеланный визитер и был бы вынужден простоять живой статуей до прихода магистра. Библиотека была защищена на совесть, и все самое ценное хранилось именно в ней. Юноша даже не представлял, сколько еще важных артефактов лежало в ящиках письменного стола.

Дом он так же покинул без препятствий, дворецкий даже не соизволил встать, провожая гостя, рассудив, что дверь тот в состоянии захлопнуть сам.

Солнце давно село и путь Арию освещали только фонари, холодный свет которых навевал необъяснимую тоску. Моросил мелкий дождь. Холодный ветер проник даже под теплую куртку, заставив юношу поежиться. Путь предстоял неблизкий. Парень почти бежал по улицам - так было и теплее и быстрее. Редкие прохожие окидывали его равнодушным взглядом и тут же отворачивались, забывая. Иди он медленнее, и вовсе бы не обращали внимания. В столице у каждого свои дела, а в этот холодный вечер можно мечтать лишь о том, чтобы скорее оказаться дома. Вот и паренек, скорее всего, бежит домой.

Когда благополучные районы сменились более бедными, Арий чуть сбросил скорость и вновь зажег светлячок. Промелькнула беглая мысль о бандитах, но бандит с магическим даром редкость, юноша не сомневался, что маг всегда найдет, как заработать на жизнь честным путем, а от обычных головорезов он с легкостью отобьется. Но никто и не подумал преградить ему дорогу, возможно, бандиты тоже предпочитали в такую погоду сидеть по домам, или не решались напасть, распознав колдуна.

Вот и знакомое крыльцо. Арий недоумевал, как он не запомнил этот дом сразу, в первое же посещение. Теперь он нашел бы приют любви с завязанными глазами, возникни такая необходимость.

Дверь открылась почти сразу же. Стоящая на пороге Хильда молча посторонилась, пропуская юношу в дом. Слов приветствия Арий от нее не дождался ни разу. Впрочем, он и сам не собирался с ней здороваться. Старуха плотнее запахнула темную шаль, глядя вслед поднимающемуся по лестнице Арию со странным выражением на лице.

Эвис порывисто поднялась навстречу юноше. Ее лицо выражало легкое беспокойство, но вопрос так и не слетел с алых губ. Она зябко обхватила себя руками - тонкий пеньюар совсем не грел, а теплый плед остался лежать скомканным в кресле. Юноша вытащил из кармана цепочку и вложил артефакт в ледяную ладонь. С минуту Эвис молча рассматривала висюлину, будто не могла поверить, что все происходит на самом деле. Потом обвила руками шею своего героя, уткнулась в грудь.

- Спасибо...

Арий обнял девушку, поймал губами ее губы, но Эвис легко выскользнула из кольца рук.

- Не сейчас... Завтра. Я должна спешить. Завтра ты вернешь эту вещь хозяину. Завтра над моей головой развеется неопределенность. Сейчас не время для утех - в посольстве меня уже ждет маг. Извини.

- Ничего, - пробормотал Арий, старательно скрывая разочарование. Что ж, в конце концов, она права - чем скорее она вернется в посольство и передаст магу артефакт, чем скорее разберется со своей проблемой, тем скорее он сможет вернуть "позаимствованную" вещь на место.

Эвис спустилась вниз, проводив Ария до двери, чего еще никогда не случалось. Она даже остановилась на пороге, помахав ему вслед, не обращая внимания ни на холод, ни на то, что она свободно просматривается в прямоугольнике света. Получив прощальный воздушный поцелуй и махнув возлюбленной рукой, Арий направился домой почти успокоенный. Полдела сделано, а уж вернуть вещь на место гораздо легче, по крайней мере, это не связанно с моральными страданиями.

Эвис закрыла дверь, набросила цепочку и устало облокотилась об нее. Губы тронула легкая улыбка. Она прекрасно справилась со своим заданием. Приоткрыв боковую дверь в коридор, выглянула Хильда, встретилась со своей госпожой взглядом.

- Идем, поможешь мне собраться. Мы немедленно уезжаем! - девушка отвернулась и пошла наверх.

Старуха сжала тонкие губы в нитку. Как же ей надоела эта девчонка! И подумать только что ей! Ей! Приходится прислуживать этому ничтожеству. Пустышка, только на то и способна, что мужиками крутить, на которых ей указывают. Самостоятельно и примитивного плана не придумает. Вот сама Хильда в ее годы!

"Ну ничего, - думала женщина, поднимаясь вслед за "госпожой" по лестнице, - вот вернемся домой и посмотрим кто кем будет командовать. Пора напомнить хозяину, кому он обязан своим теперешним положением. Так сказать восстановить историческую справедливость. Пусть в следующий раз разъясняет этому ничтожеству, кто в их паре на самом деле главный, кто имеет право отдавать приказы!".

Если бы не Хильда, никогда бы ее нынешнему господину не стать великим черным магом, никогда не получить в единоличное владение родовой замок. Между ним и родовым гнездом навсегда остался бы младенец, нежеланный братишка. Молодому господину, единственному сыну барона Эр Гортэм едва исполнилось шестнадцать лет, когда его мать понесла во второй раз. Нежданное, но такое радостное событие, для всех, кроме старшего сынка, избалованного всеобщим вниманием и любовью, а главное, рассчитывающего спокойненько унаследовать замок в обход семейной традиции, чтоб ее! Ведь глупый пережиток, ну кто сказал, что замком может владеть только воин? Везде наследство достается старшему сыну! Во всех нормальных семьях! И что с того, что он с семи лет баловался магией, после того, как заезжий колдун, шутя, обучил его паре трюков? Какая разница, что он таскал магические книги из библиотеки и урывал такие притягательные знания по крупицам? Зато как здорово было впервые зажечь магический огонь! Какое удовольствие как следует пришибить ударной волной сынка кузнеца, оказавшегося более ловким в одной из игр. Нет, ну какой наглец! Позволил себе уложить его, единственного наследника на лопатки. И это на глазах другой детворы - его будущих вассалов! Да, падая, тот неловко покатился и сильно разбил себе голову о камень. И поделом! А он еще и не такое может. В его жилах течет самая, что ни на есть, благородная кровь, а потому с холопами он волен поступать так, как заблагорассудится. Родители, правда, все равно были недовольны. Слишком поздно они поняли, что позволяли сыну слишком многое. И слишком поздно обратили внимание, что его интерес к заклинаниям гораздо пересиливает интерес к оружию. Да он не любил сражаться. А зачем? Достаточно махнуть рукой - и любой противник упадет к его ногам - ногам победителя. Традиция... к демонам ее! Все равно он единственный сын. Мать едва ли понесет во второй раз, а если чудо и случится - слишком она болезненна, не выносит плод. Либо скинет, либо и сама на тот свет отправится. Да и возраст и вовсе уже не тот.

Кто же знал, что баронесса все же забеременеет на тридцать четвертом году жизни? Счастливый отец был вне себя от радости, а вот до сей поры, единственный наследник приуныл. Особенно когда барон, беспокоясь за здоровье супруги, пригласил в замок ведьму-целительницу. Баронет даже не представлял тогда, как ему повезло. Как правило, темные силы и умение исцелять не сочетаются, но Хильда неплохо разбиралась в целительстве, знала травы, лечила наложением рук. Кто же мог подумать, что ее основное занятие - именно черная магия. А какое убежище может быть лучше для вынужденной скрываться от карающего перста инквизиции ведьмы, чем замок одного из самых благородных родов? Потомственных поборников справедливости и белой магии? А столь ладно прилаженная маска белой целительницы позволила легко проникнуть за надежные стены.

Воистину, повезло и самой Хильде, нашедшей теплое местечко, и недалекому наследничку.

За свои обязанности Хильда взялась со всем старанием - и ежедневные осмотры, внимательное наблюдение за развитием плода, укрепляющие отвары. Баронессе едва ли удалось выносить и родить второго ребенка без нее. Как радовались господа, когда женщина сообщила им, что будет мальчик. И как перекосилось лицо юноши, осознавшего, что больше он не является наследником замка и немаленького куска земель. Но это заметила только Хильда. Еще бы, ведь с первого дня пребывания в замке она заинтересовалась избалованным барчонком. И сделала выводы. Благодаря ее стараниям счастливая мать благополучно разрешилась от бремени. Ребенок родился абсолютно здоровым. И конечно этот мальчик станет воином, и именно ему достанется все - земли, замок, титул. Уж барон об этом позаботится. Стороннему человеку, не знакомому с историей рода это может показаться несправедливым. Но у каждого свои традиции, а традиции необходимо чтить.

Юноша, потерявший в одночасье все, смотрел на Хильду полными ненависти глазами, еще не зная, что когда наступит ночь, она придет к нему. Придет, чтобы предложить ему выход. Силу, власть, знания... и себя. О да, в те годы Хильда была еще вполне хороша собой. Ей было сорок шесть, и в волосах уже блестели седые пряди, а на лице уже появились морщинки, но тогда они придавали ей даже некоторое строгое очарование. Тело же ее и сейчас было стройным, а осанка и вовсе по-королевски величественной. Вот только лицо и волосы - былой красоты уж не вернуть. Но в былое время она могла дать сто очков вперед этой девчонке Эвис, хоть и не обладала таким обаянием и не рядилась в пошлые наряды. И баронет не устоял перед ней. Именно Хильда научила его смело смотреть в глаза настоящей тьме, показала, как во много раз, пусть и на время, приумножить собственную силу. Она поставила ему печать. И она согревала его постель. Стала для него всем. И то, как виртуозно ее воспитанник избавился от братишки, этой занозы, тоже заслуга ведьмы. А следом она помогла устранить и родителей, сделав юношу единственным хозяином замка.

Да, Хильда очень многое сделала для своего хозяина, она фактически создала его самого, сложила нынешнего властелина по кирпичику. И как же обидно, что теперь он позабыл ее! Ну, ничего, самое время напомнить о себе. Хильда понимала, что ее время, как любовницы, давно истекло, хозяин больше не захочет постаревшего тела. Рядом с ним теперь молодые красотки, одна другой милее. Та же Эвис. Но ведьма не собиралась терпеть пренебрежение и приказной тон от этой девицы. Особенно, если учесть что эту Эвис хозяину привела именно она. И хитроумный план, только что осуществленный, тоже принадлежал старой ведьме.

Хильда не сомневалась, что заслужила почет и уважение. И место подле черного трона.

- Так значит, Арий ушел три часа назад? Плохо. А Теолон у себя?

- Да, господин. - Ита с поклоном пропустила внутрь башни лучшего друга своего хозяина. Джесс кинул ей плащ и начал восхождение по лестнице с такой скоростью, что служанка только головой покачала. Этак пока господин магистр до кабинета Теолона доберется, голова у него совсем закружится. Если темп, конечно не снизит.

Теолон тоже несколько удивился, когда старый друг почти вбежал к нему в кабинет даже без стука. Джесс, конечно, всегда вел себя чересчур легкомысленно для своего возраста и статуса, но бежать по винтовой лестнице, перепрыгивая через ступеньку чересчур даже для него. Кроме того, друг выглядел обеспокоенным.

- Что-то случилось? Неприятности в Совете?

Джесс замялся. Как отреагирует на дикое известие Теолон? Если бы удалось сначала переговорить с Арием! Может, все это еще получится как-то уладить.

- Нет, в Совете все в порядке. По-правде, сегодня я вообще там не был. Но боюсь, что-то действительно случилось. Я хочу поговорить о твоем ученике...

По мере рассказа лицо Теолона каменело, а кулаки сжимались. Неужели мальчишка решился... но ради чего?! Неблагодарный гаденыш.

- Я приношу извинения за своего ученика. - Теолон отвернулся, пытаясь совладать с гневом. Обокрасть чужой дом! Более того, дом его друга! В каком положении оказался сам Теолон? Если Джесс потребует огласки... ученик Теолона - вор! О таком нескоро забудут. Какое пятно на репутации! Как теперь смотреть в глаза друга? Тот в своем праве - просить его не поднимать шума, это верх подлости. Маг выдохнул. - Ты будешь официально заявлять о краже? Я понимаю, артефакт обладает огромными свойствами, кроме того, во всем этом большая часть и моей вины, но все же я прошу тебя об одном - дай мне шанс разобраться с этим самостоятельно. Возможно, артефакт еще можно вернуть. Разумеется, мой ученик будет примерно наказан.

- Я для того и пришел, чтобы разобраться в этом деле. Не стоит втягивать во все это посторонних - если вещь можно вернуть, мы вполне справимся с этим сами. Если же нет, обращение в службу закона все равно ничего не даст, только поднимет ненужный шум. Кроме того, мне кажется, мальчик не так уж и виноват. Возможно, он совершил этот поступок по незнанию. Кроме артефакта Истины ничего не пропало, а ты же помнишь, у меня в доме полно ценных вещей. И Арий собирался зайти сегодня - так передал мне слуга.

Не виноват, как же! Руки Теолона непроизвольно сжались в кулаки. Будь проклят тот день, когда он решил подобрать на улице талантливого оборвыша, подворовывающего с помощью магии. Тогда Теолон удивился, что мальчишка пошел с ним добровольно, и с легкостью согласился на условие больше никогда не воровать. А на учебу накинулся с такой же жадностью, как и на еду. Про себя маг всегда думал, что более прилежного ученика у него еще не было.

В первое время он внимательно наблюдал за мальчишкой. Все ждал, когда тот, наконец, решится бежать, прихватив побольше ценных вещей. Даже специально оставлял на видном месте кошельки и всякие безделушки. Но время шло, а на дорогие вещицы Арий не обращал никакого внимания - все они так и оставались лежать на своих местах. И Теолон расслабился, поверил ученику. В конце концов, мальчишка провел на улице очень мало времени, и возможно не успел испортиться, превратиться в законченного негодяя. Кто же мог предположить, что дурные наклонности проявятся только сейчас, когда учитель о них и думать забыл!

Пробормотав заклинание прицельной передачи слов Теолон рявкнул на всю башню:

- Ита! Когда Арий вернется, пусть немедленно поднимется ко мне! - "если мальчишка, конечно, вернется" - подумал он про себя.

Арий оглянулся вокруг - на улице окончательно стемнело. Уже третий час он стоит у крыльца дома, третий час ждет, когда же, наконец, подъедет закрытая карета. Мимо него проходили люди, заходили в соседние дома, зажигался свет. Но заветные окна оставались темными и безжизненным. Устав стоять, юноша прогуливался взад вперед по улице, а потом неизменно снова подходил к двери и стучал. И пусть карета не проезжала, а вдруг он все же пропустил, не заметил. Или в доме есть неведомый черный ход. Но ему никто не открыл, да и свет в окнах так и не зажегся. Теперь прямоугольники соседних строений наоборот, начали постепенно гаснуть. Люди уже ложились спать.

К дому свиданий Арий подошел как обычно, около пяти часов. Обычно Хильда открывала ему с небольшой заминкой, но в этот раз дверь так и не распахнулась, за ней не раздалось ни звука. На всякий случай юноша постучал еще раз, погромче. Ничего.

"Они еще не приехали. Надо подождать" - успокоил он себя, и потянулись минуты ожидания. Правда раньше ему казалось, что Хильда постоянно живет здесь, но ведь он мог и ошибаться. А Эвис до сих пор, наверное, разбирается с этой сферой, возможно, заклятье оказалось настоящим, и женщина вынуждена была обратиться к королю. Но потом она обязательно придет, ведь они же договаривались! Нужно просто подождать. Час, два, три...

Полдесятого Арий наконец понял, что ожидания напрасны. Обычно в это время он уже был на пол пути домой. Наверное, Эвис слишком занята и так и не смогла вырваться. Естественно, ведь со сферой тьмы много мороки. Она наверняка уверенна, что Арий догадается прийти завтра. А может, она уже сама вернула артефакт Джессу и все ему объяснила.

Арий в последний раз глянул на такой родной дом и медленно побрел прочь. Себя можно успокаивать как угодно, можно находить любые объяснения закрытой двери, надеяться на лучшее, на то, что это лишь недоразумение. Но в глубине души юноша уже прекрасно понимал, что больше никогда не войдет в эту дверь. Хоть и старался не прислушиваться к пока еще тихому внутреннему голосу, заглушая его, пытаясь убедить себя, что все наладится.

- Арий, где ты ходишь?! Тебя Теолон уже два с половиной часа ждет! Одиннадцать часов, на улице - темень! Мог хотя бы предупредить - магистр в отвратительном настроении.

Юноша глянул на Иту потухшими глазами. Залитая светом прихожая не успокаивала и не давала ощущения тепла после темной промозглой улицы. Более того, ученик почувствовал как холод, которого он почти не ощущал пока брел, не разбирая дороги, сейчас захватывает все существо, хотя в доме должно быть теплее, а он еще не успел снять куртку.

- Ну, чего ты стоишь? Быстрее беги к наставнику! Хотя лучше все же сначала хоть чуть-чуть привести себя в порядок.

Совет не лишний, ведь за время пути юноша не пытался обходить многочисленные лужи - вчерашней ночью был сильный дождь. Тем более, это хоть и не надолго, но отсрочило бы объяснение с наставником. Хотя, десятью минутами раньше, десятью позже - какая разница?

Не раздеваясь, Арий начал подниматься наверх. Лестница, длинная, неудобная. Но лучше бы она была в сотни раз длиннее! И можно даже не надеяться, что Теолон всего-навсего отсчитает его за самовольный уход и долгое отсутствие - едва переступив порог башни, юноша заметил на вешалке плащ Джесса.

Чисто символический стук в дверь - пара ударов костяшками пальцев. Проявление вежливости сейчас все рано не спасет. И самое трудное - переступить порог.

Двое мужчин впились взглядами в вошедшего юношу. Теолон медленно поднялся из-за громоздкого письменного стола, молча указав парню на жесткий стул, стоящий спинкой к двери, сам же прошел и сел напротив, в послушно подкатившееся за ним кресло. Джесс прикрыл глаза и снова отвернулся к окну, возвращаясь к прерванному было созерцанию почти черного неба, на котором сегодня не мерцали звезды. Арий сделал несколько неуверенных шагов и опустился на стул так осторожно, словно боялся, что тот развалится, или сбежит. Все правильно, разбираться с ним - прерогатива учителя, Джесс не имеет такого права. Но уж лучше бы именно Джесс объяснил Арию, кто он есть на самом деле.

Молчание затягивалось. Теолон сверлил юношу пронизывающим взором.

- Где артефакт?

- Я не знаю, - ученик опустил глаза.

- Сейчас ты, наверное, скажешь, что в глаза его не видел и уж тем более, в руках не держал? - в голосе наставника звучала такая издевка, что юношу передернуло.

- Не скажу.

- Значит, ты не отрицаешь, что вчера пробрался в дом магистра Джесса и украл артефакт?

Арий покачал головой. Как он мог это отрицать? Да, он пришел в дом магистра и забрал артефакт. Украл вещь, ему не принадлежащую. И едва ли теперь он сможет ее вернуть...

- И куда ты его дел? В моем доме украденной тобой вещи нет. Отвечай, щенок! - Теолон сорвался на крик, его лицо покраснело от гнева. - Продал скупщику краденого? Заранее с ним договорился? Вот значит, где ты шлялся в последнее время - по разным притонам! Возобновил старые связи?! Выяснял, где больше заплатят?

Юноша молчал. Отвечать было нечего.

- А может, тебе заказали именно эту вещь? Обещали много денег, да?! - внезапно наставник взял себя в руки и заговорил тихо и вкрадчиво. - А ты знаешь, какое наказание в нашей стране дается за воровство в особо крупных размерах? Минимум десять лет общественно полезных работ на рудниках или болотах. Но ведь это для простых людей... С магами дело обстоит значительно сложнее. Ведь чтобы маг сполна отбыл свое наказание, его нужно удержать, а это не так просто, сам понимаешь. Но в инквизиции, а именно инквизиция занимается преступлениями, совершенными магами, служат люди изобретательные. Чтобы сотворить заклятие необходимо произнести его вслух, часто сопровождая пассом, это ты знаешь. Как знаешь и то, что умелые маги могут обходиться только пассами, без слов. И, наконец, самые искусные способны творить магию только силой мысли. Так вот, тем магам, чьи преступления не настолько тяжелы, чтобы сжигать отступника на костре всего-навсего дробят пальцы, вырывают язык и глаза. При таком раскладе человек остается живым, но не может воспользоваться своими силами, магия сжирает его изнутри. Хотя ты всего лишь ученик, тебе достаточно будет только перебить пальцы. И печать срезать не придется - как удобно! Ее у тебя просто нет. Печать срезают, чтобы каждый человек знал - этому магу запрещено зарабатывать колдовством. Это одно из самых мягких наказаний, не находишь? Так что, ты хочешь, чтобы я обратился в спецслужбы? Там тебя сразу передадут инквизиторам.

Арий молчал, хотя по спине бегали мурашки. Ему всего шестнадцать. Стать калекой, потерять все... заслужил ли он это? Возможно. Надо было думать, думать прежде, чем лезть в дом, где его всегда принимали как друга. Он совершил предательство, неизмеримую подлость. Если он сейчас расскажет все, как было, возможно, Теолон его поймет. Хотя бы попытается. И уж во всяком случае, оставит на время в покое. И наказание отмерит согласно вине, самостоятельно, не прибегая к помощи инквизиторов. Изредка встречаемые люди в черных плащах откровенно пугали.

Но для этого нужно рассказать все. Эвис почти наверняка обманула его, предала их любовь, но, выдав ее, не совершит ли он очередное предательство? Он обещал молчать! Сам вызвался принести артефакт, так ему ли сейчас указывать пальцем - мол, это она меня подговорила, а я тут ни причем?! Да и не достойно мужчины прятаться за женскую юбку. Тем более что юбки Эвис не в состоянии закрыть даже ее собственные ноги.

Джесс внимательно наблюдал за юношей, стоя вполоборота к окну. Бледнее губы упрямо сжаты, глаза опущены в пол, на лице отчаянье. Еще бы! Послушать те ужасы, что рассказывает Теолон, так еще удивительно, как парень не бьется в истерике. Боится, явно боится. Но молчит. Теолон откровенно перебарщивает - да, он рассказывает правду, так действительно поступают, но едва ли к парню применят столь крайние меры, даже если и дело перейдет в ведомость закона. Друг просто сознательно запугивает своего ученика, вымещает злость. И рассчитывает таким способом выудить признание. Но, судя по упрямству на бледном лице Ария, Теолон взял неверный тон. Все вовсе не так просто, как ему кажется. Глядя сейчас на парня, Джесс не верил в то, что мальчишка украл, чтобы получить от этого материальную выгоду. Если бы это было так, он давно сдал бы заказчика. И вещей забрал бы побольше. Да и не стал дожидаться расправы - прихватил бы денег и сбежал из дому. Но нет, он явно надеялся, что сможет выпутаться из ситуации, что пропажу не обнаружат. Возможно, его обманули, сказав, что эта вещь Джессу не принадлежит, или пообещав вернуть артефакт на место. И эти его отлучки... Теолон может сколько угодно кричать о бандитских притонах, но это потому, что сам, кажется, давно забыл, что интересовало его самого в годы Ария. Джесс склонялся скорее к мысли, что юноша проводил время в борделях. Да и это скорее вывод ошибочный! Арий еще не в том возрасте, чтобы уповать только на покупную любовь, еще не успел изведать разочарования. В его годы и с таким характером ищут большого и светлого чувства. Первая любовь всегда прекрасна. Но случается, что она приносит боль. Арий явно еще не обладает таким опытом, чтобы отличить истинное чувство от притворства. А некоторые женщины очень хорошо умеют притворяться. Джесс вспомнил новость, которую узнал сегодня утром, еще до того как обнаружил что артефакт украден. Неужели? Да быть того не может! И все же...

- Сегодня утром обнаружили пропажу полномочного посла Редграда. Леди Эвис неожиданно уехала, хотя ее сменщика ждут только через три дня. Притом уехала еще вечером - стража утверждает, что она не ночевала дома, - как бы про себя пробормотал Джесс, внимательно следя за реакцией юноши.

Но на лице Ария не промелькнуло ни одной эмоции. Виконт ир Наррош, не единожды утверждавший, что по лицу друга можно прочесть все его мысли был бы доволен. Хотя внутри у юноши все сжалось оттого, что его худшие догадки подтвердились, он ничем не выдал себя. А вот Теолон посмотрел на Джесса недоуменно - при чем тут посол Редграда? Да как мальчишка вообще мог познакомиться с этой леди... как ее там? Что ей за дело до него? Уехала, и что? Все знают, что женщины истеричны и непредсказуемы, им в голову что угодно может прийти. Вот раньше слабый пол к государственным делам вовсе не подпускали! И правильно делали. Но внимание наставника вновь переключилось на строптивого ученика. Проклятый мальчишка молчал.

- Я дождусь от тебя сегодня правды, или нет?! Кому ты продал вещь? Если ее удастся вернуть, ты можешь избежать застенков!

- Не удастся, - слова были едва слышны. - Перекупщик сразу же сбыл вещь с рук. Заказчика я не знаю, и не видел. Да и перекупщик мне не знаком. Я не знаю его имени, не видел его лица.

- Надеюсь, хоть не продешевил! - прошипел Теолон.

- Нет. - Арий вскинул глаза на магистра и тот захлебнулся от гнева. Ну, ничего, сейчас мы посмотрим, кто кого! Довольно этому молокососу издеваться и смеяться в лицо! Сейчас он вынужден будет рассказать правду. Всю правду.

Теолон сделал нужный пасс рукой и что-то пробормотал себе по нос. Глаза юноши расширились. Взгляд наставника жег каленым железом. Арий попытался было отвернуться, но не смог. Он не мог даже пошевелиться. "Заклинание подчинения" - всплыло в памяти. Сам юноша их не знал, применять их вообще, насколько он помнил, могли немногие. Хотя в инквизиции это умение ценилось, пожалуй, больше всего. Но одно дело накладывать такие заклинания на нужную вещь, чаще всего, ошейник, а другое - вот так, зрительно, без вспомогательных предметов! Нужна очень сильная концентрация. Но наставник сможет. Уже смог. И Арий вынужден будет сказать ему всю правду - не ему тягаться с одним из сильнейших магистров.

Таким беспомощным и слабым Арий не ощущал себя уже давно. С того самого времени, когда его, пытавшегося просить милостыню у храма избивала ватага таких же мальчишек-попрошаек. Арий пытался сопротивляться, но силы были слишком неравны. Возможно, его так и забили бы насмерть за то, что даже лежа на земле, пытался встать и огрызался, но его спас проходящий мимо патруль. Тогда он отполз-отошел подальше и сидел на земле, размазывая кровавые сопли. По щекам катились слезы, не столько от боли, сколько от обиды. Ведь так нечестно! Их же намного больше! Он не мог справиться, не смог защитить себя. И за что? Ведь он просто хотел есть. Откуда он мог знать, что все места у храма поделены? Как вообще так можно?

- Отвечай мне! Для кого ты украл Жезл Истины?! - слова отдавались в голове набатом. Все кончено. Сейчас он выдаст Эвис. Просто не сможет не выдать - магия учителя сильнее его воли. Наверное, оно и к лучшему - тогда его, наконец, оставят в покое. И никто не обвинит в том, что он поступил нечестно. Ведь он пытался сохранить имя женщины в тайне.

Что делать, если обстоятельства оказались сильнее.

Вот только... Даже, когда голодный мальчишка понял, что ему не вырваться, не то что отбиться, даже убежать не получится, пока его не соизволят отпустить... если соизволят - даже тогда он пытался брыкаться, в ход пошли ногти и зубы. Мальчишки могли убить его, покалечить, но не заставить подчиниться, прогнуться, согласиться с тем, что неправильно. А наставник сейчас пытается заставить подчиниться своей воле - не обосновав правоту, а просто не оставляя выбора. Нечестно, когда толпа избивает одного. Но еще более нечестно, когда пытаются сломить, искалечить дух. Ведь у ученика гораздо меньше шансов противиться заклятиям магистра, чем восьмилетнему оборванцу отбиться от таких же мальчишек, бездомных, обозленных на весь мир. Но какое право Теолон имеет лезть в его голову! Какое право он имеет отбирать у него единственное, что есть у каждого человека - свободу выбора? Стать окончательным подлецом, или попытаться сохранить хоть остатки своих представлений о порядочности - это имеет право решать только он сам!!!

Внезапно Теолон отшатнулся, откинулся на спинку кресла. А сам Арий осознал, что снова может двигаться. Тело юноши сотрясала легкая дрожь, слабость была невыносимой, а дыхание сбилось, как от быстрого бега. Его грудь часто вздымалась и опускалась, словно он пытался надышаться напоследок. Ведь Теолон явно собирается довести дело до конца, достаточно только посмотреть на его пышущее яростью лицо. Арий понимал, что во второй раз ему не удастся оттолкнуть напор учителя. Чудо, что сейчас получилось! Теолон вытянул в сторону юноши руку, но...

- Стой! - голос Джесса был тих, но рука мага замерла в воздухе. - Магия, способная подчинять себе другого человека, находится на границе между белой и черной. Тебе не следует делать того, о чем, когда успокоишься, наверняка пожалеешь

Арий сглотнул тугой комок. Чувствовал он себя препаршиво. Сначала его предала любимая женщина, а теперь и наставник, человек, заменивший отца. В данный момент Арию казалось, что уж лучше бы Теолон отдал его в застенок. Глаза предательски защипало... Ну нет! Юноша на миг зажмурился, загоняя слезы обратно. Он не расплачется. Он больше не маленький ребенок, имеющий право на слезы!

- Я унес артефакт. Я передал его посреднику. Мне заплатили. Много. Я не знаю, что с этой вещью будут делать дальше. Человек, забравший у меня ее, наверняка уже далеко отсюда. Вы не сможете его поймать. Это просто сделка. Я сам решился на это. Забрал артефакт и получил плату. Хотите выдать меня инквизиторам - вперед! Я повторю им то же самое.

На миг юноше показалось, что учитель сейчас бросится на него, но тот глубоко вздохнул и отвернулся. Его последующие слова ударяли, словно гвозди, заколачиваемые в крышку гроба.

- Убирайся из моего дома. Немедленно. Ты мне больше не ученик. И если я еще хоть раз тебя увижу - в пыль развею, так и знай!

С усилием поднявшись на норовящие подкоситься ноги, юноша развернулся и медленно вышел из комнаты. Вот и все. Его привычный мир снова рухнул, как тогда, в детстве. И дома у него больше нет. Ступеньки норовили выскочить из-под ног, и Арий покрепче вцепился в перила. Что ж, он это заслужил. И он справится. Должен. Он уже не восьмилетний мальчишка. И кое-что умеет. Проживет. Надо было раньше думать, а теперь остается только уйти. Да он бы и сам не задержался в доме Теолона, после того, что тот пытался сделать.

В свою комнату... бывшую комнату юноша по дороге все же завернул. Да, он уже не восьмилетний мальчишка. И понимает, что никому ничего не докажет, если опять уйдет с пустыми руками. Ведь в этой комнате есть и вещи, которые принадлежат лично ему. Рубаха, купленная полгода назад и забракованная Наррошем, пара книг, старых и потрепанных, приобретенных у старьевщика по дешевке. И кое-какие деньги - халтуру Арий в последнее время забросил, но ведь раньше-то использовал любую возможность заработать. А костюм он себе так и не купил. Так что на первое время хватит.

Из комнаты он вышел уже гораздо увереннее. Поспешно спустился по лестнице и, проигнорировав кудахтанье Иты, вышел за дверь. Куда идти? Если бы виконт был в городе, можно было хотя бы до утра переждать у него. И как знать, Гайрон мог дать хоть какой-то совет, что делать дальше. Но друг вернется только через три дня. Арий взлохматил все еще липкие от пота волосы. Нет, лучше больше не думать о том, что могло бы быть. Это ни к чему хорошему не приведет. Прошлое надо отсекать одним махом, а не по частям. Важно не КУДА он пойдет сейчас, а ОТКУДА. А пойдет он куда угодно, главное, подальше от столицы.

Больше всего Джесс жалел о том, что заварил эту кашу. Не нужно было ничего говорить Теолону. Уж очень тот злится, когда кто-либо обманывает его ожидания. Вот и спустил сейчас на парня всех собак. Теперь магистр корил себя за решение поставить наставника в известность о проделках ученика. Ну почему он посчитал, что так будет правильнее? Даже потеря артефакта отошла на второй план, в конце концов, это вещь, пусть очень ценная и дорогая, но вещь. И возможно, ее еще получится вернуть. А вот то, что вытворил в своем буйстве Теолон, так просто не исправишь! Едва ли Арий забудет все то, что наговорил наставник. Гораздо лучше было подловить мальчишку и потихоньку поговорить с ним самому, с глазу на глаз. Просто поговорить, без криков, угроз и унижений! Как с взрослым человеком. Ведь Арий всегда был очень умненьким, если объяснить ему, что собой представляет этот артефакт, какие силы в нем сокрыты, и как важно его вернуть он бы наверняка понял. И не стал запираться в себе, отгораживаясь стеной, а попытался помочь. То, что мальчик так и не сдал человека, подбившего его на кражу, вызывало у Джесса не гнев, а уважение. Хоть такой поступок и был, по сути, большой глупостью. Тем более что Теолон раздражался все больше. Но и его вполне можно понять. Несколько раз магистр хотел остановить друга, но сдерживал себя - раз уж рассказал все Теолону, надо молчать и терпеть. Авторитет учителя должен быть непререкаем. И только когда дело зашло слишком далеко, не выдержал, вмешался.

А потом Теолон просто взял, и отсек последнюю ниточку, связывающую его и Ария. Отказал мальчишке в ученичестве. Едва ли сам понимая, что натворил. А вот Джесс понимал - Ария нельзя отпускать, даже выгонять, вот так. В таком состоянии он запросто наделает еще больших глупостей, особенно, если принять во внимание его возраст. И хотел остановить юношу, но взглянул на обессилено опустившегося в кресло друга и сдержался. Не сейчас. Не при Теолоне. Пусть друг остынет, придет в себя, не в его годы так переживать. Если сам Джесс чувствовал себя все еще молодым и полным сил, как и выглядел, то Теолон, хоть и старался этого не показывать, внутренне тоже вполне соответствовал своему внешнему виду. Джесс знал, что ему уже трудно подолгу ходить и сердце давно пошаливает. И тем более ему тяжело сейчас, после такого стресса. Нужно остаться и попытаться успокоить его. А Арий никуда не денется, его вполне можно найти и завтра. Пусть пока проветрится, ему тоже явно нужно прийти в себя.

Планам Джесса не суждено было сбыться - юношу он не нашел ни на следующий день, ни потом. Тот как сквозь землю провалился. И артефакт тоже.

Между прошлым и будущим

Темно-синие густые чернила, высыхая, казались почти черными. Молодой мужчина со светлыми вьющимися, забранными от ушей в косу волосами поставил последнюю точку и откинулся на высокую спинку кресла, критически изучая свою работу. Недурно, совсем недурно. И, пожалуй, на сегодня хватит, а то уже рука онемела, да и спина затекла. Он отложил ручку и тщательно завинтил крышку чернильницы. Исписанные страницы убирать пока не спешил - чернила еще не до конца просохли. Интересно, включат ли его работу в список для обязательного изучения? Или осмелятся отказать? В составлении учебников он себя еще не пробовал, до недавнего времени все разработки и наброски делал исключительно для себя. Но недавно у него появилось больше свободного времени и новые идеи. Учебник по прикладной магии для начинающих должен стать первым его трудом. Забавно, раньше он и не думал заботиться о молодом поколении, неужели, стареет? Мысль о том, что на этот раз работу придется отдавать переписчику, вынуждала писать гораздо аккуратнее и разборчивее а, следовательно, и медленнее. Тем не менее, труд уже приближался к завершению, осталось совсем немного.

Темный маг, суровый властелин Авангарда, гроза и ужас всего материка лениво потянулся и встал из-за стола. Его рабочий кабинет не отличался большими размерами, однако туда были втиснуты громоздкий письменный стол, изготовленный по специальному заказу из мореного дуба с множеством ящиков, два стеллажа почти до самого потолка, забитые под завязку книгами и папками с бумагами, которые могли понадобиться магу в любую минуту и удобное мягкое кресло. Пол полностью застилал толстый ковер, а на стене, прямо напротив стола висела единственная картина - лесной пейзаж, весь пропитанный светом. Свободного пространства в кабинете было очень мало, но самому магу места вполне хватало, он специально выбрал именно эту комнатушку, где ничто не могло помешать его творчеству. И уж тем более, сюда ни при каких обстоятельствах не допускались посетители. Впрочем, ничего не мешало самому магу возиться со своими бумажками в любой части замка, что маг, впрочем, и делал. Точно такие же стеллажи стояли и в его спальне. Но над рукописью учебника он работал только здесь.

Маг подошел к окну, на ходу поправляя бархатный камзол - с тех пор, как Арий вернулся из Пустошей, он тщательно заботился о своей внешности, а уж после того, как стал властителем Авангарда! Владыка темных сил не имеет права выглядеть небрежно. Все накладывает свой отпечаток. Впрочем, что уж греха таить - Арию нравилось носить одежду из тонких, легких дорогих тканей. А еще больше ему нравилось наблюдать, как удивленно вытягиваются лица у тех, кто видит его впервые. И подумать только, когда-то он был недоволен своей внешностью и телосложением, хотел выглядеть более представительно. Тонкая кость, нежные черты лица и вьющиеся волосы создавали этакий невинный образ. Юношу бесило, что его никто не воспринимает всерьез. Но этот период прошел довольно быстро, уже к двадцати трем годам молодой маг осознал, как удобно, когда ты не вызываешь подозрений, в тебе не видят угрозы. И еще более удобно, что такая внешность останется с ним навсегда. Никто не мог дать сильнейшему темному магу материка больше двадцати - двадцати двух лет. А уж в народе образ властителя зла был и вовсе овеян легендами.

Убедившись, что его одежда и волосы в полном порядке, Арий лениво глянул в окно. Ну конечно, а чего он еще мог ожидать? На ограждающей замок высокой стене замерла одинокая женская фигура. Узкое темно-синее платье выгодно подчеркивало гибкое стройное тело, накинутая на плечи тонкая шаль развивалась по ветру, словно крылья. И так же развивались длинные, до пояса, темные, будто присыпанные пеплом, волосы. Чувственные губы мага тронула легкая улыбка. Все-таки все женщины склонны к легкой театральности, куда же без этого? Вот бы сюда какого-нибудь барда, чтобы сложил трогательную длинную балладу о принцессе, ожидающей из десятилетнего похода своего рыцаря. Ага, и все десять лет она так и простояла на стене! Или художника, чтобы увековечил эту романтичную картину в красках.

Но, к сожалению, за вглядывающейся вдаль женщиной наблюдал весьма неблагодарный зритель, не склонный к сочинительству стихов или рисованию...

Маг отвернулся от окна. Ну и что толку стоять на продуваемой ветрами стене? Для возвращения отряда все равно еще слишком рано. Кому нужна эта картинность? Разве что, ей самой... Арий сгреб со стола исписанные бумаги, поправил стопку и убрал в ящик. Да, до возвращения отряда с задания еще как минимум час. Ко всему прочему, людям надо дать отдышаться и привести себя в порядок - пусть хоть переоденутся, кровь смоют. Дело не настолько важное, чтобы сидеть в тронном зале и ерзать от нетерпения, ожидая немедленного доклада по прибытии. Чем бы таким пока заняться? Пожалуй, стоит подняться к женщинам. Да, давно он не навещал своих наложниц! Стоит, еще как стоит немного расслабиться, выпить бокал вина, послушать тихий перебор струн... И проведет он это блаженное время, пожалуй, с Лианной. Прекрасная бронзовокожая уроженка Пустошей была второй из наложниц, появившихся после его воцарения на престоле. И первой из тех, что ему преподнесли в дар. А так же одной из немногих, кого он решил оставить. Ее необычная для "цивилизованных" городов внешность - слегка неправильные черты лица, миндалевидные, чуть раскосые влажные глаза, полные губы, черные, струящиеся по прямой спине водопадом волосы, навевали приятные воспоминания о годах, проведенных в Пустых Землях. Выжить в Пустошах может не всякий, выжженная солнцем степь сменяется пустыней, или островками чахлой растительности. Среди всего этого редко встречаются настоящие оазисы. За плодородные земли, война между многочисленными племенами и царствами, ведется по сию пору. Чужаков там принимают с опаской, не доверяя первому встречному. И проявившему слабость там не выжить, и, тем более, не стать своим. Наибольшую ценность в Пустошах имеет не золото, не драгоценные камни, а обычная вода. А в людях - и в женщинах, ценят, прежде всего, не красоту, а силу духа, характер. Жизнь там всегда тяжела, но Арий смог приспособиться к ней. И тамошние порядки стали ему вполне родными.

Хотя, о Пустошах хорошо вспоминать, полусидя на мягком лежаке и попивая прохладное вино в объятиях Лианны, а вот вновь оказаться посреди иссушенной солнцем земли, вдохнуть сухой, пропитанный пылью воздух все же не хотелось бы.

Очередной порыв ветра с силой дернул волосы назад, доброкачественно спутывая их в колтун. Даже страшно представить, КАК потом придется их распутывать. Пожалуй, ЭТО будет гораздо проще срезать, чем расчесать. Надо было все-таки связать волосы в узел или заплести косу. Ивенна прикрыла слезящиеся от ветра глаза. Сколько она уже здесь торчит? Час, больше? Как узнать? И для чего? Ведь куда лучше ждать в собственной комнате, в удобном кресле. Достаточно было просто приказать, и ей бы сообщили о возвращении отряда. Ведь она все еще могла приказывать. Но сидеть в четырех стенах просто не было сил. Все существо нелюди требовало хоть каких-то действий. Хотя бы подняться на стену. Стоять на свежем воздухе под ударами безжалостного ветра все же лучше, чем метаться, как зверь, в четырех стенах. По крайней мере, для нее - лучше.

Они уехали часа два назад. Без телепорта. Пока приедут на место, пока выполнят задание, а ведь еще придется возвращаться, тоже своим ходом. Ждать еще долго. Какой у них приказ? Ивенна не знала. Она пришла в тронный зал слишком поздно, уже к концу инструктажа. Она даже не знала, что Арий собирает воинов. Узнала слишком поздно. И сразу же пошла к нему, но не опоздала и ничего толком не услышала. На заданный как бы между прочим вопрос - "Почему же не позвали меня?", она получила простой ответ - "Потому что ты не едешь. Не в этот раз". Произнесенные самым доброжелательным тоном слова словно хлыстом ее огрели. Можно было остаться и дослушать хотя бы конец разговора, но Ивенна развернулась и ушла. "Ты не едешь"... Внешне все выглядит как раньше, как будто ничего не произошло тогда, полторы недели назад. Но ведь это невозможно. На самом деле все очень изменилось...

... Боль накатила внезапно. Еще секунду тому Ивенна слушала выплевываемые Ником слова, горькие слова, а в следующее мгновение они растворились, перестали существовать, так же, как и мир вокруг. Не было больше ничего, кроме этой боли, разлившейся по всему телу из левой руки. Нелюдь не могла даже дышать, а ведь ей не привыкать к боли. Она была уверенна, что не боится ничего. Раньше. А потом все застила кроваво-красная пелена, и женщина вообще перестала существовать.

Сознание возвращалось медленно, неохотно. Сначала возникли какие-то обрывки мыслей, становящихся все более связными. Это... конец, или еще нет? Собственное тело не ощущалось, как будто его и не было. Глаза... она ничего не видела. Закрыты они, или открыты? Кругом такая тьма! Это и есть тот свет? Хорошо бы. Ведь если она еще жива, то минувшая боль ей скоро покажется легкой разминкой. Пытки физические - еще куда ни шло, но ЭТО! Таэн так не умел. Внезапно Ивенна осознала, что дышит. Кислород с трудом, но проталкивается в легкие. Значит, все-таки жива. И ощущения вернулись. Да, боль полностью оставила ослабевшее тело, пока оставила, но левая рука онемела от кончиков пальцев до локтя. А все остальное... нелюдь поняла, что лежит. Причем лежит на чем-то твердом и холодном. И вообще, она вся промокла, будто на нее ведро воды вылили. Пот - всплыла догадка. Платье просто промокло от пота и сейчас, когда боль ушла, а сознание вернулось, ей безумно холодно. Нечеловеческое усилие - и Ивенна все-таки смогла распахнуть глаза. В поле зрения попал алый кусок ткани - рукав платья, пол - она на нем лежала и стена, виднеющаяся в отдалении. Светлая, с легкими разводами каменная плитка. Зал отдыха. А значит... Еще одно неимоверное усилие и Ивенна смогла перекатить голову в другую сторону. Да, это она сделала зря. Теперь прямо перед ее лицом была нога. Мужская нога в сером сапоге из тончайшей замши, шитой по голенищу золотом. Носок ноги небрежно качнулся туда-сюда.

- Забавно... - протянул где-то над головой ленивый мужской голос, притом по интонации было сразу ясно - ничего забавного в данной ситуации говоривший не видит. Скорее, ему смертельно скучно. - И что же это у нас получилось? Последняя прогулка так повлияла на твои умственные способности? Среди ночи прокрасться в подземелья в моем замке и с помощью изготовленной мною отмычки разомкнуть замок на цепи моего узника. А потом покинуть замок вместе с мальчишкой, опять-таки, при помощи МОЕГО телепорта. Возможно, я чего-то не понимаю - ты хотела сохранить в тайне свои манипуляции? Или сделала все, чтобы я обратил на них внимание?

"Я надеялась, что успею вывести Ника до того, как ты примешь меры. И это у меня получилось. Или нет?" - жуткая мысль прошибла потом. Но вопрос так и не сорвался с пересушенных губ, и причиной тому была не гордость. Ивенна просто вообще еще не могла ничего сказать, даже если бы и хотела. Но Арий, казалось, вовсе не нуждался в собеседнике.

- Возможно, это я все не так понял. Ты, наверное, хотела добыть документы, завоевав доверие мальчишки, вот и вывела его на позднюю прогулку. А я просто поторопился. Ведь ты же знала, мне нужен его пакет, и всего-навсего решила помочь, - сторонний человек и вовсе не заметит издевки в этом участливом голосе. - Не может же это быть столь изощренный способ самоубийства! Ведь самоубийство - это слабость.

"Чего ты добиваешься? Ведь знаешь, что я никогда не опущусь до мольбы! Я все сделала так, как должна была и ничего не изменить. Я не могла допустить, чтобы ты взялся за Ника всерьез. Как бы он сам ко мне не относился, чего бы не думал, но я не могла его оставить. Это противно моей совести".

- Ты знала мальчишку раньше. Не случайно он так смотрел на тебя, - теперь из голоса мужчины исчезли все эмоции, он был сух и безжизнен. - Ты умеешь притворяться, прекрасно контролируешь свои чувства, но он - нет. Ты решила обмануть меня, вывести мальчишку из замка, хотя знала, что он мне нужен. И знала, что твое наказание будет неизбежным. Тебе просто некуда деться от меня. От браслета. Надев эту побрякушку, ты заключила сделку, теперь твоя жизнь в моих руках. Она принадлежит мне. Вот интересно, а какое наказание ты бы придумала для себя? Какое наказание искупит твой проступок? Подумай об этом, Ивенна, пока у тебя еще есть время думать. Когда немного придешь в себя, сможешь найти меня в моей спальне. Любопытно будет выслушать твои мысли. И не советую тянуть с визитом.

Маг с грацией хищника поднялся из кресла, переступил через лежащую на полу нелюдь и вышел из комнаты. Ивенна даже не пошевелилась - сил все еще не было. Значит, Арий решил отложить экзекуцию. Потянуть время, поиграть на нервах. Он это умеет. Быстрой смерти она явно не дождется. Кроме того, ей еще и предлагают самой поучаствовать в выборе казни. Когда-то Темный маг сказал ей, что не прощает предательства. А ведь именно предательство она сегодня и совершила. Решив остаться в замке, она приняла все условия его хозяина. Позволив надеть браслет - скрепила свою клятву верности. И сегодня она пошла наперекор интересам своего господина - именно господина, сколь бы панибратскими их отношения не выглядели со стороны, Ивенна никогда не забывала, где ее место. Но бездействием она совершила бы другое предательство. Предала бы Ника и то, что между ними было. То светлое и чистое, что еще давало о себе знать. Что ж, она прекрасно осознает свою вину и сможет принять любое наказание. А в том, что Арий наверняка придумает для нее что-нибудь особенное, сомневаться не приходится. Уж кто-кто, а он точно знает, что нелюдь может умирать долго... очень долго. Кроме того, чем ближе он допустил ее к себе, тем более ужасным и запоминающимся должно стать ее падение - чтобы другим впредь неповадно было. Чтобы знали - властитель не пощадит никого.

Нелюдь пошевелилась - лежать на каменном полу было холодно. И твердо. Нужно вставать и идти... идти к хозяину. Другая, возможно, и порадовалась бы приглашению в спальню, рассудив, что все свои проблемы проще всего разрешить как раз через постель. Ивенна не была такой дурой. И дело вовсе не в том, что она прекрасно знала - в собственной спальне Арий еще ни разу не занимался любовью, посещая для этих нужд комнаты наложниц. И не в том, что за минувшие годы службы он ни разу не предпринял попытки затащить ее в постель. Просто Ивенна понимала - Арий не согласится на такую замену, не сочтет равноценной. Переспать с ней сейчас - самое последнее, что может прийти в его голову. В спальню маг позвал ее просто потому, что время уже позднее и тащиться в тронный зал ему самому совершенно не хочется. Да и спальные покои мага выполняли функции и кабинета, и трапезной. Места там не было только женщинам. Другим женщинам - Ивенна бывала там и раньше. Еще до воцарения Ария на темном престоле. Случилось однажды даже поспать в его кровати, правда, в гордом одиночестве.

Ивенна все же поднялась на ноги - с трудом. Ее ощутимо пошатывало от слабости. Бросив тоскливый взгляд на кресло, она на подгибающихся ногах побрела к двери, схватилась за ручку - хоть какая-то опора - и выглянула в коридор. Пусто. И хорошо. По крайней мере, сегодня ее никто не увидит в таком состоянии. Еще есть время прийти в себя, собраться с силами. Интересно, скольких обитателей замка порадует ее падение, кто позлорадствует, узнав об этом? И будет ли хоть кто-то, кто посочувствует? Едва ли. Ивенна закрыла дверь и облокотилась на нее спиной, еще раз окинула взглядом комнату, потом провела рукой по длинным спутавшимся волосам, приводя их в относительный порядок, расправила алое платье, бегло осмотрела левую руку. Ожога на ней не оказалось, как и каких-либо других повреждений, браслет затаился, до поры до времени, вновь притворяясь обычным украшением. А вот на ладони обнаружились четыре кровоточащие ранки. "От ногтей" - поняла женщина. Что ж, дольше тянуть не имеет смысла, тем более, что босые ступни и вовсе заледенели на мраморном полу. Подняв повыше голову, Ивенна распахнула дверь и царственной походкой пошла по пустому коридору, загнав слабость на задворки сознания и стараясь не обращать на нее внимание.

В комнаты властителя она вошла без стука - терять-то уже все равно нечего. В первой комнате, так называемом будуаре, хозяина не было. Не задумываясь, Ивенна резко распахнула дверь спальни и остановилась на пороге. Арий лежал на кровати поверх покрывала и при свете "светлячка" почитывал какую-то книгу. Дверь не скрипнула, шаги Ивенны, так и не надевшей хоть какую-то обувь и вовсе бесшумны, но маг поднял голову и отложил книгу в сторону, выжидающе посмотрев на нелюдь. Молчание затягивалось.

- Я полностью признаю свою вину. Да, я вывела из замка твоего пленника, а до этого утаила то, что знаю его. Я сделала это за твоей спиной и против твоей воли. Своим поступком я наверняка нарушила твои планы и совершила предательство. Я готова принять любую смерть, какую ты сочтешь приемлемой. Это твое право и моя жизнь в твоей власти. Но я не отрекаюсь от того, что сделала и знай, что если бы время повернулось вспять я поступила бы так же.

- Забавно, ты признаешься в предательстве и тут же уверяешь, что предала бы еще раз. И снова. На редкость неосмотрительно с твоей стороны.

- Мне нечего терять!

- Ты в этом так уверенна? - от его будничного тона по коже пробежали мурашки. - Итак, давай еще раз все повторим и взвесим, ты же не против? Вот и хорошо. Ты обманула меня, сказав, что впервые видишь этого наглого юнца, обманула, уже тогда наверняка замыслив свой план. Зная, что мне нужны документы, которые он вез, ты помогаешь ему бежать. Прямо какой-то роман у нас получается, не находишь? Надеюсь, он успел, как следует изложить тебе свою благодарность и благоговейно припасть к твоей руке в лучших традициях романтического чтива?

- Разумеется, - Ивенна вспомнила, в каких выражениях Ник ее благодарил, и порадовалась, что браслет призвал ее в замок, избавив от необходимости дослушивать полный страсти монолог.

- Обычно в конце таких романов следует свадьба героев... или смерть. Пожалуй, в нашем случае, скорее второе. Но мы отвлеклись. Как я уже сказал, твой мальчишка совершенно не умеет скрывать своих чувств, его можно читать как открытую книгу. Когда ты сказала мне, что он тебе незнаком, я понял - ты что-то задумала. Кроме того, я не мог не почувствовать, как ты хозяйничаешь в моей темнице, но это так, к слову. Поняв, что ты решила разыграть благородную спасительницу я, в свою очередь, решил извлечь из этого максимальную выгоду. Твой парень даже не заметил моего воздействия. Я слегка расшатал структуру наложенного на его сознание заклятья, а в момент эмоционального всплеска, когда этот рыцарь потерял над собой контроль - просто призвал документы. Заменив их совершенно другим пакетом. Юнец даже не догадывается, что привезет подделку. В итоге все сложилось наилучшим образом. Гнев, ярость и обида - это не боль и страх, заклятье не чувствовало угрозы для носителя и документы остались целы. В то же время такое психическое состояние позволило мне открыть "лазейку" для пакета. Не без твоей, пусть и невольной, помощи. Так что все твои усилия оказались на благо моим замыслам. Уж извини, я понимаю, ты привыкла к масштабным действиям, но это никак нельзя назвать предательством. Это просто глупость, совершенная витающей в облаках девчонкой. Признаюсь, такой поступок заставил меня усомниться в твоих умственных способностях но, в конце концов, любой имеет право на собственные романтические бредни. Мои планы не пострадали - благодари богов. А значит и убивать тебя вроде как не за что. Тем более что никто, кроме нас двоих, не знает, куда девался пленник. Если ты будешь достаточно благоразумна - и не узнает. Твое наказание я считаю уже вполне осуществленным и достаточным. Так что можешь идти приводить себя в порядок. Да, и еще, завтра я желаю видеть тебя в зале на совещании.

Все еще не веря до конца в услышанное, нелюдь вышла из покоев мага и побрела по коридору. Ведь не могло все это быть на самом деле! Но и глупых розыгрышей за властелином раньше не наблюдалось, Арий любил поиграть на нервах потенциальной жертвы, но обнадеживать мнимым помилованием он не стал бы...

Да, со стороны могло показаться, что отношения между магом и ручной нелюдью не изменились, по крайней мере, Арий был все так же дружелюбен и предупредителен. Но Ивенна не могла забыть - ей очень доступно указали на место. Хотя - она и раньше не питала особых иллюзий. Вглядываясь в даль уже слезящимися от ветра глазами, нелюдь вновь вспоминала тот разговор. Мужчина отчитал ее, как нашкодившую девчонку, а потом предпочел сделать вид, что забыл о проступке и вернул на лицо доброжелательную маску. Но в отряд так и не включил, что само по себе говорило о многом. Не доверяет. Опасается очередного срыва. Помнит о случившемся. Какой приказ получил Сигор? Сможет ли хоть кто-то спастись от карающего меча Темного Мага? Как поступил Ник, передав мнимые документы? Уехал? Или остался? И как было приказано поступить с ним, если юношу обнаружат в логове повстанцев? Убить на месте? Привести в замок? В голове были сплошные вопросы, и ответ на них могло дать лишь время. Можно конечно, попытаться спросить, может, ОН и ответил бы. Но Ивенна не в состоянии пересилить свою натуру.

Она почти ненавидела - себя, за проявленную слабость, за то, что оказалась не готова к такой боли. Расслабилась, размякла за годы служения Арию. Стала уязвимой. И не то чтобы забыла, что на ее шее затянута удавка, но не учла, что на внутренней стороне вклепаны острейшие шипы, да еще и смазанные ядом. Не учла, хотя маг ее предупреждал. И его - за то, что не дергал за поводок раньше, не пытался затянуть эту петлю потуже на шее, чтобы не забывала про удавку. За то, что улыбался и говорил с ней как с равной. И до этого ни разу не унизил, ни прилюдно, ни наедине. И теперь, после произошедшего, ведет себя, как ни в чем не бывало.

Женщина машинально потерла руку с браслетом. Тяжелое кольцо серебра нехотя передвинулось по кисти, открыв вдавленные покрасневшие полосы кожи от вычурных побегов - как и от обычного украшения. Вот только снять его не получится.

Но всякое ожидание заканчивается. Когда вдалеке показались всадники на черных конях, Ивенна уже раз сто успела обругать себя - вышла отряд встречать на стену, в ветреную погоду, а головой подумать не удосужилась. Какого она взяла с собой эту дурацкую шаль, которую уже раз десять чуть не унесло ветром? Тепла от этой тряпки все равно нет. Только из-за того, что к платью прилагалась? Так и платье-то можно надеть другое, попроще, а лучше и вовсе костюм. Нечего потакать взращенной в замке привычке к красивым нарядам. Пора вспомнить, что она не женщина, а нелюдь. Тварь, от которой любой узнавший о ее истинной природе мужчина шарахнется вне зависимости от того, что на ней надето. И волосы следовало в косу заплести. Лишние десять минут потратила бы с пользой, а не на то, чтобы пугалом здесь стоять. И так бы настоялась. Зато теперь - спасибо ветру! этот колтун придется часа полтора распутывать - вот занятие на весь вечер. Подождав, пока всадники подъедут поближе, Ивенна развернулась и пошла к ближайшей лестнице, стараясь умерить шаг. Не хватало еще бежать! Хотя можно было бы и просто спрыгнуть. Возможно, будь Ивенна в брюках и сапогах - так и поступила. Но туфли на шпильках - не самая лучшая обувь для кульбитов. Да и в юбке можно запутаться. Нет, лучше уж медленно сойти по ступеням навстречу въезжающему в ворота отряду. Всадники уже спешивались, бросая поводья подбежавшим слугам. Нелюдь бегло отметила, что один из воинов прижимает к груди неработающую и кое-как перевязанную руку, а другой с неестественно бледным лицом и вовсе почти висит на товарище, помогающем ему спешиться. Но, по крайней мере, коней вовсе без седоков не видно.

Ивенна отыскала взглядом командира и направилась прямиком к нему. Тот, заметив женщину, остановился, сделав людям знак идти в казарму. Выглядел он сам тоже не очень - усталый, тяжело дышащий от скачки, в пропыленной черной одежде, пропитанные потом волосы налипли на загорелое лицо. Во дворе толпилось много любопытных, но окликни его кто другой - послал бы подальше. Очень хотелось скорее смыть с себя грязь, напиться и чего-нибудь пожевать. Да и в тронный зал еще идти с докладом. Властитель не требовал, чтобы к нему заявлялись с новостями прямо с порога, давал людям время прийти в себя, но всему же есть предел!

Но эта женщина имела право спрашивать.

- Миледи, - командир наклонил голову в почтительном приветствии.

- Рада видеть вас благополучно вернувшимся, Сигор. Если я правильно заметила, потерь с нашей стороны нет?

- Да миледи.

- А заговорщики?

- Им повезло гораздо меньше.

- Значит, они больше не будут занимать время властителя?

- Надеюсь, нет. - Сигор неопределенно пожал плечами.

- Так значит, мертвы не все?

- Нет, миледи. Но большинство... - поспешно добавил командир. Не выдержав взгляда нелюди он отвел глаза в сторону, но тут же вновь перевел их на женщину. Не то, чтобы он ей не доверял. Сигор давно знал Ивенну. Простым солдатом он восхищенно наблюдал за ее тренировками, став офицером под ее командованьем он сражался в королевском дворце. И нынешней должностью тоже был отчасти обязан ей - именно Ивенна выделила его среди других и указала властителю. И все же - все знают, что нет для нелюди ничего дороже хорошей битвы, что, убивая, такие как Ивенна получают наивысшее наслаждение. И вот такого наслаждения она была лишена. И если посчитает виновником его, если решит, что он не оправдал при этом доверия! Любимица властителя казалась вполне вменяемой, если не знать о ее происхождении - можно принять за человека. Ни разу еще она не убила "своего", ни разу не убила без приказа. Но ведь все когда-нибудь происходит впервые. - Таков был приказ.

- Приказ, значит. Расскажите подробнее.

- Рассказывать, вообще-то и нечего. Нашего появления не ждали, мы застали их врасплох. Вначале о сопротивлении не могло быть и речи, люди погибали на месте, не успев даже встать. Потом эти изменники пришли в себя, схватились за оружие. Но скоординировать свои действия так и не смогли. Схватка была недолгой, те, кто поумнее - дали деру. Мы их особо не преследовали, так, "проводили" немного. Господин посчитал, что если оставить выживших, память о резне, подкрепленная рассказами очевидцев, глубже впечатается в мозг недовольных.

- Да, я не сомневаюсь, что ваш отряд совершил все, что мог. И всего два раненых - ничтожная цена за избавление от этой скверны. А что тот парень, которого ты привозил в замок? Ведь это отчасти его стоит благодарить за успешно проведенную операцию - мальчишка исполнил волю властителя, заманил своих сообщников в ловушку, пусть даже не зная об этом. Он был там?

- Да миледи.

Ивенна почувствовала, как ее сердце сжала ледяная рука. Зная Ника - он наверняка бросился на Сигора, мстить. И погиб.

- Он мертв? - ее голос не дрогнул, не потерял и доли доброжелательной светскости.

- Нет миледи.

- Нет?

- Понимаете, господин специально отдал приказ оставить мальчишке жизнь, - излишне торопливо объяснил командир. Промелькнувшее на лице нелюди выражение уж очень ему не понравилось - не иначе, Ивенна жаждала смерти юнца, надерзившего хозяину. - Мальчишка быстро сориентировался и попытался ввязаться в драку. Именно он задел Итора. Но приказ есть приказ - я просто оглушил юнца. Полежит и оклемается. Видимо, он зачем-то нужен господину. А возможно, жизнь - это благодарность за невольную наводку, - вояка позволил себе легкую улыбку.

- Возможно, - пробормотала нелюдь, явно думая о своем. - Что ж, Сигор, благодарю, что удовлетворили мое любопытство. Не смею больше вас задерживать.

- Быть полезным вам - большая честь для меня, миледи, - молодой мужчина отвесил вежливый поклон, и поспешил в замок. Ивенна постояла с минуту и тоже направилась к себе в комнату.

Жив. Все-таки жив. И это сейчас главное. Но зачем все это Арию? Ведь Темный маг ничего не делает просто так. Для чего-то ему понадобилось, чтобы Ник выжил, ведь если бы властитель не отдал приказ, юношу просто убили. Арий явно что-то задумал. Что ж, глупо было считать, что он оставит проступок без наказания. Как бы складно маг не говорил, что никакого предательства не было, как бы виртуозно не делал вид, что ничего не произошло, расслабляться нельзя. Просто мужчина задумал очередную игру, игру, разгадать смысл которой нет никакой возможности. Уж кто-кто, а Ивенна прекрасно знала, насколько виртуозно Арий может менять маски. Стоя на приемах за спинкой его кресла, а потом и сидя по правую руку, она насмотрелась сполна. И для себя решила, что в этом человеке уживается великое множество разных людей, и ни одного из них нельзя назвать настоящим. Временами ей казалось, что он вообще не человек.

Но почему же он не приказал привести Ника в замок? Это было бы гораздо логичнее. Впрочем, у Ария наверняка все просчитано на многие ходы вперед. Он знает, как ударить больнее.

Зайдя в свои комнаты, она защелкнула задвижку и медленно опустилась в кресло. Теперь никто не потревожит ее без стука. Даже Арий. Она так до сих пор и не смогла понять, что скрывается за его галантным обхождением и дружескими улыбками. Да, по правде говоря, Ивенна и не задумывалась об этом. До последних событий. А ведь давно нужно было привыкнуть, что она лишь рабыня, опасная диковинка, отравленный клинок. Даже не человек, а зверь, притом на редкость отвратительный, хоть и приносящий пользу. И относиться к ней всегда будут соответственно - кто позволит хищному зверю разгуливать без крепкой привязи? И дергать за удавку нужно почаще - чтобы знала место. Так было при Таэне. А когда власть сменилась и Ивенна добровольно решила остаться в клетке - слишком уж не хотелось опять уходить в никуда - новый властитель честно предупредил, что удавка никуда не исчезнет. И тут же, казалось, позабыл про эти слова. Относился к ней лучше, чем к кому бы то ни было. Как к человеку, женщине, леди. Притом очень умной и способной дать совет. Все в замке принимали такое отношение как должное - еще бы, ведь именно нелюдь первая встала на сторону нового властителя. И склоняли головы перед фавориткой. И она привыкла ко всему этому, расслабилась и не пыталась доискаться причины этого благоволения со стороны хозяина. А сам маг, наверное, посмеивался, глядя с незримой высоты. Действительно, когда обладаешь несомненной властью, можно позволить себе небольшие причуды, например, возвысить рабыню, относиться к вещи, которую можно сломать в любой момент, как к равной. Посадить ее за свой стол, пропускать вперед себя в залу, вставать при ее появлении. Даже советоваться, как будто ее мнение что-то значит. И посадить рядом с собой во время малых приемов - пусть только кто-нибудь попробует вякнуть, что это унижает достоинство господина! Мало такому доброхоту не покажется. Уже одно то, что Арий никогда не позволял себе войти без стука в ее покои, говорило о многом. Ивенна чувствовала себя в полной безопасности, закрыв дверь - в этом замке никто не попытается отодвинуть задвижку магией. По крайней мере, так было раньше.

Раньше... Нелюдь откинула голову на спинку кресла и прикрыла глаза. А что было бы раньше? Четыре года назад? Нет, даже не так... Что было бы, если бы Таэн был жив, если бы он все еще был властителем Авангарда? Увидь Ивенна Ника у ЕГО трона? Разум вопил, что такой ситуации просто не могло быть, ни при каком раскладе - Таэн всегда предпочитал более простые ходы. Перехват документов - это не для него. Как и распутывание заклятий. Юношу бы сразу отправили в пыточную. Да если бы Таэн все еще восседал на престоле, нелюди просто неоткуда было знать пленного юношу - прежний властитель в жизни не отпустил бы ее на прогулку не то, что на месяц, на день! Но если абстрагироваться от всего этого - Ник на коленях перед Таэном... Толпа подхалимов вокруг трона... Противная ухмылка Лоррина, стоящего за спиной властителя, по правую руку... И Арий, с невозмутимым видом замерший по левую, его пустой взгляд в никуда... Ивенна сжала руками подлокотники, сминая их костяк, из мягкой обивки брызнули пружины. Плохо. Женщина отметила, что нужно лучше себя контролировать. И тут же позабыла про искалеченное кресло. Представить, что на троне сидит другой - и изменится вся картина. Пусть Нику останется только один день, одна ночь, а завтра за него примутся всерьез. Так же, как это было в реальной жизни, когда она не раздумывая, поспешила на помощь своему случайному знакомцу. Но властитель не Арий, Таэн. Что бы она сделала в таком случае? Губы Ивенны искривила горькая улыбка - и думать нечего! В первую очередь она кинулась к Арию - и рассказала бы ему все. К человеку, который за нее поручился. К тому, кто вел себя с ней, как с равной. Потому что когда на троне восседал Таэн, они действительно стояли на одной ступеньке. Были равны. Она рассказала бы ему все, и спросила совета. И либо маг ей помог, либо она все равно поступила бы по-своему. Но в известность поставила, это точно. Раньше.

Так почему же она не сделала этого сейчас? Почему она не обратилась к нему на самом деле? Не рассказала о своих чувствах, не попросила о милости для пленника? Неужели Арий не выслушал бы ее? Выслушал. И, возможно, даже прислушался, а если это не слишком противоречило его планам, даже оказал эту милость. Уж во всяком случае, что-нибудь придумал. Например, разрешил все тот же побег. И волки сыты, и овцы целы. Так почему же она решила действовать в одиночку, наперекор воле мага? Неужели, что-то изменилось за эти четыре года? Ведь сам Арий относился к ней все так же, будто они до сих пор стоят на одной ступеньке... Получается, изменилось. Как на самом деле относится к ней Арий - загадка. Но вот она стала смотреть на него, как на хозяина. Притом задолго до того, как он ей об этом напомнил. Потому и смолчала, решив действовать на свой страх и риск. А Арий, он поступил правильно. Пожалуй, только так и мог поступить хозяин взбунтовавшейся рабыни, чтобы призвать ее к порядку. Она предала его. Предала даже не тем, что совершила, а тем, что решила скрыть свой поступок. Наказание еще было слишком гуманным - и не важно, чем именно руководствовался маг, не сделав ее падение достоянием общественности. Волновался ли он только за свой престиж, или не хотел чрезмерно унижать ее. В любом случае, он сохранил жизнь Нику. Ведь не отдай Арий указаний на счет юноши - его бы не стали щадить. И смерть Ника ударила бы Ивенну гораздо больнее, чем собственное унижение - ведь тогда бы оказалось, что все зря. Выходит, она должна быть благодарна Арию. И даже за то, что он не включил ее в отряд - по правде говоря, встречаться с юношей после побега ей совсем не хотелось. Снова увидеть ненависть в тех глазах, в которых раньше видела лишь любовь... А если он поймет кто она, отвращение во взгляде только усилится.

Выходит, Арий все сделал правильно. Это она совершила ошибку. Нелюдь застонала и рванула подлокотник - кресло не выдержало такого обращения, и Ивенна недоуменно уставилась на кусок дерева в руке. Мягкая набивка посыпалась на ковер. Теперь еще придется просить новое кресло.

На душе стало совсем паршиво. Послать бы все куда подальше и залечь в спячку на месяцок. Подождать, пока все образуется и забудется само собой. Но не получится. Во-первых, нелюди в спячку не впадают. Во-вторых, Ивенна очень сомневалась, что сможет выкинуть свой промах из памяти даже спустя месяц. И в-третьих, у нее наверняка случится бессонница, просто из чувства противоречия. Нужно что-то решать, решать сейчас. Уйти из замка не получится - ведь она, считай, подписала пожизненный контракт. А значит, надо определиться, как вести себя дальше.

Владыка в расслабленной позе восседал в мягком обитом черным мехом кресле и слушал доклад Сигора. Лицо мага было непроницаемо - понять, доволен ли властитель Авангарда проведенной операцией, не представлялось возможным. Сигор внимательно наблюдал за лицом господина, в надежде разглядеть мелькнувшее одобрение, но тщетно. Впрочем, на выражение лица Ария вообще-то и не следовало полагаться - бывало, что Темный маг посылал на плаху лучась доброжелательностью... Но Сигор надеялся, что это не тот случай. Тем более что владыка вроде бы благоволил молодому командиру. Воин прекрасно понимал, что не приди Арий к власти, и ему самому никогда не занять такого высокого поста. И не желал себе другого начальника, не смотря ни на что. В конце концов он знал мага лет семь, и служил ему четыре года. И если бы у него спросили, каков Темный маг, не задумываясь, ответил бы - сильный воин, хороший командир и мудрый правитель. О магическом даре властителя можно и не говорить.

Сам же Арий внимал офицеру с легкой рассеянностью. По-сути, ему не так уж важны все эти подробности, достаточно просто того, что заговорщики разогнаны. Но маг все же потребовал обстоятельного рассказа - властитель обязан проявить интерес. А потом достойно наградить воинов. Без этого никак. Хотя с куда большим удовольствием сейчас он предпочел бы находиться рядом с Лианной. Гладить ее черные, гладкие, как шелк, волосы, целовать пухлые губы, слушать сбивчивые слова, таять под умелыми ласками сильных рук. Или просто обнимать ее, сладко спящую. Сам маг никогда не засыпал рядом с женщиной, он мог дождаться сна любовницы, а потом разомкнуть объятья и уйти к себе. Так было правильнее. Ни одна из этих женщин никогда не сможет стать для него кем-то большим, чем просто любовница, ни одна не может рассчитывать на какие-либо чувства. Даже Лианна. Но красавица из Пустошей хотя бы осознает это и ни на что не претендует... в отличие от некоторых. Тем и ценна. Мужчина все еще ощущал запах ее тела, Лианна не пользовалась духами, но все равно от ее кожи исходил запах пустынных цветов, такой знакомый, почти родной. Маг поймал себя на том, что еще чуть-чуть, и его губы разъедутся в совсем неуместной улыбке. Окружающие, конечно же, примут ее как должное, посчитав злорадно-кровожадной, но сам-то властитель никаких улыбок не планировал. Нужно лучше держать эмоции под контролем.

Чтобы отвлечься, Арий окинул зал скучающим взглядом. Ну да, разумеется, ее тут нет. Как же иначе! Нелюдь вообще предпочитала последнее время его избегать. И делала это воистину виртуозно. Сегодня же она наверняка уже узнала все новости из первых рук - не зря столько времен проторчала на стене. А значит, больше не видела смысла в том, чтобы осчастливить тронный зал своим присутствием. Если так пойдет и дальше начнутся пересуды. Арий не сомневался, что поведение женщины уже привлекло кое чье внимание. Искоренить полностью сплетни в замке невозможно, даже если отрезать всем застигнутым за этим занятием языки. Косточки ему все равно будут перемывать, прячась по темным углам. И уж тем более, он не может запретить слугам думать. А значит, придется принимать меры. Пожалуй, лучше всего куда-нибудь отослать Ивенну, дать какое-нибудь "важное" задание. Да, надо подумать на досуге, куда бы ее послать. Так, чтобы далеко и надолго...

- ...Так что я смею надеяться, наши действия заставят выживших серьезно задуматься о том, следует ли в дальнейшем плести заговоры против вашей милости.

- Благодарю Сигор. Вы и ваши люди славно поработали на этот раз. Передайте им мою благодарность. Весь отряд заслужил отдых, не говоря о раненых, которыми, я уверен, уже занимаются целители. Так что передайте своим орлам, что за хорошо выполненную работу я дарую им недельный отпуск. Все желающие могут получить одноразовые телепорты и отправиться развлекаться куда пожелают. И конечно, денежное вознаграждение. Думаю, двадцати золотых на брата будет достаточно.

- Благодарю от имени всего отряда, мой господин. - Сигор склонил голову.

- Можете идти.

Еще раз поклонившись, мужчина развернулся на каблуках и вышел из зала. Арий потянулся и рассеянно провел по заплетенным в сложную косу волосам - Лианна поизощрялась на славу. Внимательно оглядел своих подданных - может, кто-то хочет высказаться? Не нашел таковых и с чистой совестью покинул место на возвышении. В конце концов, каким бы удобным ни было заменяющее трон кресло, просто так рассиживать в нем мужчина не собирался - всегда можно найти дела поважнее. И уж точно гораздо интереснее.

Ивенна еще раз постучала в толстую дубовую дверь. На этот раз уже ногой. Результат был тот же. Пробегающий мимо молоденький слуга, заметив яростно колотящую каблуком сапога в двери покоев властителя нелюдь, испуганно ойкнул. Его глаза на миг округлились, потом он попятился, резко развернулся и опрометью припустил почему-то в обратную сторону. Возможно, предпочел поискать обходной путь. Женщина поморщилась. Теперь мальчишка растрезвонит об увиденном по всему замку, как только отойдет от испуга. И еще не известно, какими подробностями обрастет эта история. Надо было сразу уходить. Еще пятнадцать минут назад. Но Ивенна продолжала стучать с упорством, достойным лучшего применения. Мало ли, вдруг маг просто занят и не хочет открывать. Или так увлечен очередной гениальной идеей, что даже не слышит стука. На худой конец, принимает ванну. А может, просто не хочет с ней разговаривать. Так что женщина старательно стучала, делая короткие перерывы чтобы прислушаться - не раздадутся ли в комнатах тихие шаги, или какой другой шорох. Но было тихо. Видимо, Ария и в самом деле не было в комнатах. С другой стороны, до этого она вроде бы проверила все возможные места. Оставались только покои наложниц...

- Арий, открой, мне нужно с тобой поговорить, - сказала Ивенна в скважину, чувствуя себя последней дурой. На слова реакция была такая же, как и на стук. Тем более что если бы маг был в комнате, он бы уже давно знал, кто к нему так нагло ломится. И наверняка бы открыл хотя бы для того, чтобы дать по шее. Нелюдь поборола в себе желание выбить демонову дверь - это было совсем невежливо, все же покои господина, развернулась и пошла в ту же сторону, куда до этого убежал слуга.

Где же все-таки может находиться этот маг? Авангард - довольно большой замок. И если Арий постоянно переходит из комнаты в комнату - ведь не обязан же он сидеть на месте! Воображение тут же включилось, показав замок в разрезе и мужчину, непрестанно бегающего по этажам и прячущегося в темных закоулках. Когда Арий, беззвучно хихикая в ладонь, затаился за дальним левым стеллажом в библиотеке, нелюдь досадливо тряхнула головой. Да нет, быть такого не может! Нужно меньше думать о всякой чуши. Лучше еще раз проверить... ну, скажем, библиотеку.

Библиотека Авангарда была обширна. При желании в ней мог скрыться не только один маг, знавший ее как свои пять пальцев, но и весь специальный отряд Сигора. А сторонний человек, попавший в эту обитель знаний в первый раз, и вовсе мог заблудиться. Если властитель и вправду решит здесь прятаться, хотя Ивенна не могла и представить себе то количество спиртного, после которого магу может придти в голову такая идея, то его не найдет и поисковый отряд инквизиции. Но на всякий случай женщина проверила не только крайний левый стеллаж, но и портьеры на окнах рядом с ним. А, уходя, еще и заглянула для чего-то под ближайший стол. Заметив изумленно приподнявшего брови Ротхана - молодого хранителя книжного богатства, смутилась и поспешила отгородиться дверью.

Нет, такие поиски просто бесполезны! Если уж даже библиотекарь отвлекся от чтения, заинтересовавшись ее поведением, а ведь Ротхана мало интересует реальность, только буквы! Лучше подождать Ария в каком-то одном месте - рано или поздно он там появится. Например, у его спальни, туда он точно придет еще сегодня. Ну, уж после полуночи наверняка. Сидеть под дверью хозяина, как собака, на виду у мимо проходящих обитателей замка - лучше сразу объявить себя сумасшедшей. Нет уж. Вопрос разговора не стоит столь остро. Хотя, чем раньше разрешится эта проблема, тем лучше.

Подойдя к окну, нелюдь глянула на плац. Там шла чья-то тренировка, но Темного мага среди воинов не было. Что ли, мечом помахать? Поздновато уже, конечно, но раз уж делать все равно нечего! Однако идти и переодеваться не хотелось. Ну, хоть другим настроение испортит! Ивенна решительно направилась к ближайшей лестнице, предвкушая, как она сейчас отыграется на этих ни о чем не подозревающий парнях, как ехидно и свысока она прокомментирует и их манеру держать меч, и нелепые выпады, неправильную осанку. Нелюдь всегда найдет, к чему придраться. И вымещение собственного дурного настроения на людях более чем характерно для всего ее рода. Да и сами люди, как правило, ничего хорошего от нелюдей и не ждали, сваливая на них вину за все беды человеческие. Так что Ивенна не чувствовала никаких угрызений совести, оправдывая самые гадостные представления - а такие сильные эмоции как страх, ненависть, отвращение она чувствовала превосходно. Хотели стерву - получите!

Но до плаца она не дошла. Мельком глянув на вольер - нововведение во внутреннем дворике, через который она решила срезать путь, нелюдь остановилась. Арий неподвижно стоял перед сеткой, внимательно глядя на волка. Волк по ту сторону заграждения так же молча смотрел на мага. Оставалось только гадать, сколько уже длится эта немая сцена.

Волк появился в замке недавно. Просто четыре дня назад Ивенна, выглянув в окно, увидела полностью сооруженный вольер, а на следующий день в нем уже появился молодой сильный зверь. Отвечая на заданный вопрос, выловленный слуга пожал плечами и посоветовал обратиться за разъяснениями к Сигору. Ивенна хмыкнула, но при встрече повторила вопрос главе особого отряда. Тот так же пожал плечами и поведал, что это приказ господина. Мол, тот три дня назад вызвал офицера к себе и, глядя в никуда, сказал - "Поймайте мне волка". Тогда же мастера получили задание изготовить вольер, что и выполнили в рекордные сроки. Приказ господина - закон. Так что, что бы Сигор про себя не думал, а воинам из своего отряда приказ передал и послал в леса - ловить. И сам тоже поехал. Господину нужен был самец, молодой, здоровый и при поимке не приведи боги поранить. Особенно Арий почему-то упирал на цвет шкуры - как можно светлее, желательно, вообще белый. Но белых волков в этих краях не сыщешь, пойманный зверь был серебристо серым.

С минуту Ивенна раздумывала, не лучше ли сейчас просто развернуться и уйти. Былая решимость как-то неуловимо утекала сквозь пальцы. А с другой стороны - ну смотрит маг на волка, а волк на мага, и что? Раньше Ивенна не задумываясь, вмешивалась в его разговоры, даже с послами. Раньше... Так, пора наконец определиться, имеет ли она такое право сейчас! Вот только нелюдь с ужасом поняла, что не находит нужных слов - продумать свой монолог она как-то не удосужилась. Слишком была занята поиском мага, до этого размышляла, стоит ли вообще заводить с ним какой-то разговор, а до этого просто пила вино и смотрела в пустоту, пытаясь понять, действительно ли она так неправа, как ей кажется.

Волк встряхнулся и перевел взгляд янтарно-желтых глаз на подошедшую. Но Арий не сделал ни малейшего движения, словно и не заметил реакции зверя.

- Спасибо.

- Потрясающие создания. Сильные, смелые, хищные. Привыкшие бороться до последнего за жизнь... и за то, что им дорого. - Арий все так же не сводил взгляда со зверя, слов Ивенны он будто бы и не слышал. - Но люди недолюбливают их и боятся - устраивают облавы, обвиняют во всех грехах. Волкам приходится биться за свою жизнь и свободу. Чем-то мы похожи с этим зверем.

- Но его ты сам приказал посадить в клетку.

- Да. Но я ведь все-таки тоже человек. Несмотря на то, что народная молва изо всех сил открещивается от родства со мной... За что?

- Ч-что? - от удивления нелюдь даже начала заикаться. Уж чего-чего, но жалоб на свою горькую участь за Арием раньше не наблюдалось.

- Ты меня благодарила. За что? - Арий наконец развернулся к собеседнице. В ясных голубых глазах светилось любопытство. Настоящее, или наигранное?

- За то, что сохранил Нику жизнь, - если раньше извинения казались первоочередными, то теперь нелюди показалось, что она сморозила глупость, начала совсем не с того.

- Хм, ну что ж - пожалуйста. Правда я приказал не трогать мальчишку исключительно из соображений собственной безопасности, - поймав удивление во взгляде Ивенны, маг усмехнулся краем губ и пояснил. - Браслет, заклятья - это все, конечно, хорошо. Но я не могу предугадать всех твоих возможностей в разных ситуациях. Не могу быть уверенным в том, что браслет успеет тебя остановить, если ты, допустим, будешь в состоянии крайнего отчаянья. Вызванного, скажем, гибелью любимого человека. Вы, женщины, придаете так много значения любви. Даже обычная утонченная барышня может превратиться в настоящую фурию, если дело коснется ее возлюбленного. А ты, как-никак, нелюдь. И как "великое горе" повлияет на твои возможности... страшно даже подумать. Не исключено, что перед смертью ты все-таки успеешь прихватить с собой и меня. Или внешность попортишь, что тоже не очень приятно. Властитель Авангарда не может ходить с подбитым глазом и расцарапанной щекой, с таким видом никому не внушишь уважение и трепет. Так что твоя благодарность - явно лишнее. Я руководствовался исключительно собственными интересами.

- Что-то непохоже, что ты меня боишься. Я не чувствую страха. Да и поздновато начинать - спустя пять лет!

- Пять с половиной. А может, тебя чутье подводит? Говорят, это случается с возрастом у животных, может, и у тебя так же.

Ивенна клацнула зубами с такой силой, что чуть не откусила язык.

- Не думаю. Я еще достаточно молода.

- Охотно верю. Допускаю даже, что ты моложе меня, раз еще способна совершать столь романтические поступки. Но, судя по твоей реакции, возраст - это больная тема, поэтому лучше оставим ее, - внимание мага вновь переключилось на пленного волка и нелюдь было уже развернулась, чтобы уйти, но Арий заговорил вновь. - Да, и еще! Я искренне надеюсь, что ты не совершишь попытки побега из замка ради поисков своего рыцаря. Дождись хотя бы следующего "собственного времени". И никогда не приводи мальчишку сюда - здесь все-таки не приют для сирых, убогих и слабоумных... и героев, которые, как правило, сочетают в себе все эти три качества.

- Ты хочешь сказать, что отпустишь меня... еще раз? - нелюдь пропустила мимо ушей вторую часть фразы, выделив самое главное для себя.

- А куда я денусь? Наш договор по-прежнему в силе.

- Ты странный! Любого другого на моем месте ты убил бы.

- Не волнуйся, тебя я когда-нибудь тоже убью. Но ты обладаешь слишком большой ценностью, так что пока живи.

- Вопрос престижа?

- Он самый.

Ивенна не видела лица мага, но почему-то ей показалось, что он улыбается. Она фыркнула, как рассерженная кошка и гордо прошествовала прочь, не прощаясь. Однако с души как будто камень свалился. Да и вообще, какая разница, из-за чего Арий пощадил Ника? Главное, он это сделал. Правда маг не знал, что как бы он не поступил (и не поступит в будущем), нелюдь все равно никогда не кинется мстить. Не из-за страха смерти, нет. Просто - этому человеку она принесла клятву, пусть безмолвную, но все равно. И одно дело выкрасть из подземелий пленника вместе с документами - ведь не жизненно же эти документы важны для мага! И совсем другое - попытаться убить. Предать. Так она никогда не поступит, не сможет. Не из-за кодекса и прочих заморочек, которые вдалбливал непокорной девочке-подростку Верховный Старейшина на Заповедном острове. Притом параллельно объясняя, как их обойти. А из-за совсем других наставлений, даваемых гораздо раньше. "...Если дала кому-то слово, пообещала что-либо, всенепременно надо выполнить. Ибо нет в мире ничего хуже лжи...." Ивенна давно позабыла и голос, и лицо говорившего так человека, но слова накрепко врезались в память. "Жить по чести, чтобы стыдно не было" - так ее учил когда-то отец. И она старалась следовать этим заветам. Пусть его давно нет в живых - это не важно! Важно то, что она дала Арию клятву верности, и не просто так, а потому что маг вызывал у нее уважение. Пожалуй, он был единственным достойным ее службы, из тех, кого она знала. В общине бы наверняка решили, что Ивенна опустилась ниже некуда, но ей было давно наплевать на мнение родичей. Обещание, данное старейшине перед уходом, она тоже сдержала - женщина ни разу и не подумала о том, чтобы вернуться. Община никогда не была ее домом. А Авангард почему-то стал.

И значит, надо сделать все, чтобы вновь научиться доверять Арию так, как доверяла четыре года назад. Пусть понять его невозможно, пусть, когда он улыбается, его глаза остаются серьезными, и наоборот. Темный маг Авангарда непредсказуем, но она сама выбрала такого хозяина. И уже поздно что-либо менять.

Колдун и инквизитор

Арий еще раз внимательно всмотрелся в карту. По его расчетам он уже должен подъезжать к поселку. Вот только поселка и близко не видать. И дернул же его демон пуститься в путь! Нет, даже не три часа назад, а гораздо раньше, вчера, когда днем в придорожном трактире он услышал о том, что из приграничной деревни посылали за колдуном. Мол, дело важное, срочное и серьезное. Первая мысль была - очередной разгул нежити. Или нечисти. Небось, уже загрызли кого-то, вот крестьяне и спохватились, в набат бьют. В таких случаях платят не торгуясь. Спокойный сон без опасений, что поутру ты можешь просто не проснуться, люди ценят куда больше золота. Особенно если твоего соседа вчера нашли в кровати, скажем, без головы. Или без еще чего-то жизненно важного. Нежити Арий не боялся - приятная разминка, позволяющая не потерять квалификацию. К тому же такой заработок вполне законен, упокоение - это не оживление. Мужчине приходилось заниматься и тем и другим, но за второе вполне можно загреметь в отделение инквизиции, где его уже давно ждут с распростертыми объятьями и горящей жаровней. Последние полгода Арий старательно заметал следы, работал по мелочам, и никаких "темных" дел, никаких сомнительных ритуалов. Проблема заключалась в том, что ездить приходилось по отдаленным селам, обходя большие города по дуге, где и на работу нормальную редко наткнешься, и на приличный гонорар можно не рассчитывать. Немного выручали все те же монстры, да только встречались они не так часто, как хотелось. Да и нанимали пришлого колдуна с неохотой, почему-то сомневаясь в его способностях. Что ж, именитые маги по захолустьям действительно не ездят, а Арий еще и выглядел лет этак на двадцать - мальчишка, что он может-то? Поэтому, если в ближайших окрестностях наличествовал еще один маг, посолиднее, обращаться предпочитали к нему. Так что тратиться на постой и еду мужчине приходилось часто, а вот пополнять денежный запас! За последнее время Арий порядком поиздержался и был вовсе не прочь подзаработать. Тем более что близились холода, и с ночевками на голой земле пора было заканчивать. Лучше всего вообще осесть где-нибудь на зиму. И не работать - пусть окружающие не знают, что он маг. Но для такой жизни нужны деньги. Пара упокоенных монстров могла помочь не умереть зимой с голоду.

Было в этом деле только одно "но", удерживающее Ария от того, чтобы немедленно рвануть в деревню. Граница. Совсем близко, рукой подать. Разумно ли так приближаться к Инверии? Вдруг неподалеку ошивается кто-то из инквизиции? Хотя, в таком случае, они бы сами попытались разобраться с монстром. Да и крестьяне не упустили бы такой возможности - служителям инквизиции практически не надо было платить, в отличие от магов. Избавление земли от скверны - их прямая обязанность, и цена за богоугодное деяние чисто символическая. Арий задумчиво облизнул губу. А, была, не была! Задерживаться в деревне он долго не будет, выполнит работу и сразу уедет. И вообще, отделения инквизиции есть везде, а ее служители разъезжают повсюду, с людьми в черных рясах можно столкнуться на любом тракте. Правда Инверию тоже не зря называют центром инквизиции, там же расположена и главная крепость. И Великий Инквизитор негласно правит в столице, его голос ценится гораздо выше, чем голоса Совета Магов все вместе взятые. Очень религиозная страна.

Но все-таки маг поехал в деревню. И совершил ошибку. Нет, его не поджидали мрачные личности в черных накидках с капюшонами и с зажженными факелами в руках. Просто никакой работы не оказалось. То есть, работы для Ария. В деревне нужен был маг, но не боевой, а целитель. Заболела дочка старосты, притом тяжело, со вчерашнего дня в сознание не приходила, в лихорадке металась, и сыпь по всему телу. Отчаявшийся отец готов был выложить все, что у него было за лечение, включая нательный серебряный знак богини. Но исцелять от серьезных болезней Арий не умел.

Пришлось уехать ни с чем.

Поразмыслив, мужчина решил, что возвращаться той же дорогой глупо - чего он там не видел? Да и долго. И опять через тот же трактир, опять траты. Гораздо лучше попытать счастье в соседнем поселке. Все дальше в глушь, но и отдаляясь от границы. И ночевать в частном доме дешевле, могут даже бесплатно на постой пустить. Как знать, вдруг именно возле того поселка монстры и ошиваются - самое подходящее для них место. Даже дороги туда нормальной не проложено, одни тропки, всаднику кое-как проехать. Ария не остановило даже то, что день начал клониться к закату, маг был уверен, что успеет, и решил не искушать судьбу, поскорее покинув деревню.

А сейчас уже начинает смеркаться, а признаков жилья все не видно. Опять придется ночевать под открытым небом и, хотя днем еще было тепло, даже жарко, по ночам осень уже давала о себе знать.

Нужно было все-таки остаться в деревне. Подумаешь, граница! Пожалуй, вообще стоит поехать в Инверию и там перезимовать. Да что там, наглеть так наглеть! Не просто в Инверию, в ее столицу! Кто будет искать известного Темного мага под носом у Великого Инквизитора? Мысль о том, что можно и вовсе временно влиться в ряды чернорясых маг отогнал. Если кто заметит его печать! В Инверии в знаках разбираются многие. Правда, есть у него одна задумка, как навести на печать иллюзию, качественную, незаметную. Но над ней еще надо работать.

- Арий? - неуверенный женский голос заставил мужчину вздрогнуть, карта чуть не выскользнула из рук. Надо же, как задумался, даже не услышал стука копыт за спиной.

Маг оглянулся, отросшие волосы щекотнули шею. Миловидная брюнетка в мужской, ладно скроенной по фигуре одежде, чуть склонив голову набок, с легким удивлением смотрела на него. Ее конь невозмутимо объедал ближайший куст. Хороша конечно, но припомнить ее Арий не смог, хотя мало ли.

Всех не упомнишь, особенно тех, знакомство с которыми ограничилось одной ночью.

- Да, красавица? - в следующую секунду маг уже разворачивался навстречу нападающим с боков, еще успев заметить, как лицо девицы исказило хищное выражение. Двое мужчин применили старый добрый прием "клещи". Ну-ну! Черная звезда сорвалась с пальцев машинально, но правый нападавший успел, как ни странно, выставить щит. Маг? Как бы то ни было, ударной волной его отбросило далеко в заросли. А вот левый успел подобраться на расстояние удара. Широкий охотничий нож взметнулся в воздух. Маг отпрянул, дернул за повод, разворачивая лошадь. Огненный шар метил противнику прямо в грудь, но растекся по невидимой защите, жаром, впрочем, обдало и обоих мужчин, и кобылу. Зато Арий успел подметить, как сверкнул амулет на шее избежавшего смерти. Вот значит как! Но тут враг пришел в себя и все-таки ударил. Лошадь захрипела, начала заваливаться на бок, маг едва успел вытащить ноги из стремян и соскочить прежде, чем его придавило. Коснувшись земли, упал и перекатился, подальше от вооруженного. Вскочив выхватил меч и уже сам пошел навстречу к противнику, мерзки ухмыляясь. Но дойти ему не дали. Чужой огненный шар ударил в спину, разбившись о выставленный в самом начале заварушки круговой щит. Но приятного все равно было мало. С-с-стерва. Арий кинул через плечо ответный шар, краем глаза проследив, что он достиг цели, но ущерба так же почти не нанес. Правда, девица все же упала с коня, приложилась о землю и затихла. Все с амулетами. Вот же засада!

Тип с ножом явно не собирался давать магу время на размышления. Оказалось, в его арсенале был не только нож, маг едва успел увернуться от сюрикена. Мало этого, первый напавший выбрался из зарослей и, сжав в правой руке какой-то артефакт, принялся вовсю швыряться молниями. Ну все, пора с этим заканчивать! Влив в щит дополнительную энергию и, отодвинув его на пол метра от себя, Арий развернулся к летящему второму сюрикену и просто отправил его в обратный путь. Пока тип с ножом пытался увернуться от собственной "звезды", маг целенаправленно кинул в него сгусток энергии. Амулет прощально полыхнул синим, и рассыпался на кусочки. Горе-убийца схватился за опаленную грудь. Вторая "черная звезда" достигла цели. Один есть.

Второй, видя, что молнии неэффективны, уже вовсю копался в притороченной к поясу суме. Заметив пристальное внимание жертвы неудачного покушения, нервно сглотнул, и вытащил на свет божий горсть перепутанных между собой амулетов и оплетенный многочисленными цепочками ошейник. В глазах мага промелькнуло мрачное торжество. Значит, он правильно подумал, его собирались брать живым. Вы просчитались, господа инквизиторы! Связка полыхнула огнем. Инквизитор заорал и выронил полыхающие артефакты-амулеты, затряс обожженными руками. Как оказалось, первая "черная звезда" разрушила его щит, полностью израсходовав силу амулета. Арий опустил меч, немного полюбовался на корчившегося от боли парня и добил все той же "звездой". Ну, вот и все.

А в следующий миг на голову с размаха опустилось что-то тяжелое, перед глазами вспыхнули звезды, и накатила тьма.

Возвращение из небытия оказалось тяжелым и малоприятным. Голова болела зверски, как будто в затылок кто-то старательно и монотонно забивал тупые гвозди. И не просто забивал, а потом еще их там и проворачивал. Ощущения от похмелья и то приятнее. Арий даже подумал, что неплохо еще пару часиков поваляться в отключке, но было уже поздно. Кто же его так? Тропа, нападение... убийца с ножом, горящие амулеты, стонущий мужик, в ужасе смотрящий на обгоревшие руки... оба трупы, черная звезда явно достигла своей цели. Тогда... с-с-стерва!

Но, по крайней мере, он жив. Сейчас, прежде всего, надо разобраться с головной болью и осмотреться. Арий привычно зашептал самоисцеляющее заклинание и тут же зашипел сквозь зубы. Шею сдавила какая-то раскаленная гадость.

- Даже не пытайся, колдовать ты не сможешь.

Превозмогая боль, мужчина распахнул глаза и перекатился на другой бок, чтобы видеть говорившую. Ну да, глупо ожидать кого-то другого - все та же брюнетка, сидит себе у костра, злорадно наблюдая за его страданиями. Блики пламени отражаются в черных, расширенных из-за темноты, зрачках. Если так успело стемнеть, значит, он провалялся без сознания не меньше двух часов.

- Любуешься?

Женщина не ответила, отвернулась, подкинула в огонь веток. Арию тоже было чем заняться - потянулся к шее, благо руки были не связаны. Неужели у этой паршивки оказался запасной ошейник? Да, самонадеянно думать, что он сжег все артефакты. Но, как ни странно, ошейника на шее не оказалось. Зато при более детальном ощупывании обнаружилась тонкая нитка, которая, когда Арий попытался ее сорвать, вновь обожгла шею и пальцы. Значит, ведьма. Вот же повезло!

- Я надеюсь, у тебя хватит ума не пробовать снова. Все равно ничего не получится. Твоя магия так же надежно запечатана. Попробуешь применить, наказание немедленное - боль. И не стоит пытаться убить меня, все равно не поможет. Ты умрешь. Мои приказы придется выполнять, в противном случае - снова боль. Или смерть - по моему желанию. Ты все понял?

Арий промолчал, продолжая осматривать стоянку. Невдалеке, полускрытые тьмой, паслись стреноженные лошади. Костер в нескольких метрах от него, рядом куча хвороста, напротив девица, сидящая на спальном мешке, меч в потертых ножнах у нее под рукой - опасается за свою безопасность, несмотря на заговоренную нитку? Или просто привычка держать оружие рядом? Не может быть, чтобы она не могла выставить защитный контур. А в голове у спального мешка скатка, заменяющая подушку - инквизиторская накидка. Ну, это уже не новость, хоть и приятно получить подтверждение своих догадок. И сумка. Его сумка. Интересно, успела ли инквизиторша в ней порыться? Наверняка, времени-то у нее было предостаточно. Но губки придется закатать - найти что-либо в этой сумке мог только сам маг. На нее уже давно было наложено заклятье безразмерности с выходом в другое измерение - Межмирье. Чтобы достать оттуда какую-нибудь вещь надо четко знать, какую. И фокус с вытряхиванием всего содержимого наружу здесь не пройдет. С деньгами, впрочем, можно попрощаться.

Боль, вновь завладевшая сознанием, грубо выхватила мага из размышлений. Мало того, нитка словно сжалась, врезаясь в кожу, кажется, еще чуть-чуть - и потечет кровь.

- Ты меня понял? - с нажимом.

Отмолчаться явно не удастся. Глупо строить героя-мученика в его положении, все равно не потянет.

- Д-да.

Боль прошла, мужчина с облегчением просунул под удавку руку, убеждаясь, что п