Book: Расплата



Расплата

Крапицкая Влада

Расплата

   Теперь я знаю ты-моя расплата

За тех, кого обидела когда-то,

За тех, кого легко так покоряла,

За тех, кого бросала и теряла.

Теперь я знаю, ты -- моя расплата

За тех, пред кем я очень виновата,

За тех, кого безудержно любила,

За тех, кого легко потом забыла.

 Аглая.

   Нам предстоял подъём в гору и, оглянувшись на группу идущих за мной людей, я презрительно подумала: "Сейчас начнётся нытьё и скуление, что они устали и сил больше нет. Особенно заведутся те две блондинки и толстенький типчик, идущий за ними. Холёные блондиночки, скорее всего, любовницы бывших толстосумов, а этот жирдяй был каким-нибудь топ-менеджером, в крупной компании. Такое пузо себе отрастил, что и под ноги смотреть не может, а ведь ему лет двадцать пять, не больше". В подтверждение моих слов мужчина споткнулся и чуть не упал.

   "Повезло мне, как утопленнику, с этой группой. И зачем они нам нужны? Из пятнадцати человек только от пятерых будет толк. Видно, они что сильные и крепкие, и физической работы чураться не будут. А остальные - это балласт, который теперь нам придётся кормить и защищать. Но Сергей считает, что все имеют право на спасение и спорить с ним бесполезно".

   -Нам ещё долго идти? - за спиной раздался жалобный женский голос.

   -Долго, - холодно бросила я, не поворачиваясь. - А если не пошевелитесь, то ночью станете едой.

   -Дай нам хоть пять минут отдохнуть, - взмолился второй голос. - Иначе мы умрём и так, от усталости.

   -Надо было не просиживать задницы в офисах и спа-салонах, а следить за своей физической формой, - процедила я. - Мы и так уже отстаём от графика, и если будем отдыхать через каждые пять-шесть километров, то наша попытка спасти вас окажется тщетной. Из-за вас и так уже погиб один холькан. Так пусть хоть его смерть не будет напрасной.

   Сегодня, когда мы отбивали очередную группу людей, погиб один из нас, и я печально вздохнула. "Нас, хольканов, становится всё меньше и меньше, а новые учатся очень медленно. Вот почему только один человек из десятков тысяч обладает возможностью противостоять вампирам и способен развить способность на снятие их внушения?" - я задумалась, пытаясь в очередной раз найти ответ на этот вопрос. Но мы уже четыре месяца пытались на него ответить и пока не приблизились к разгадке.

   -Всё, я больше не могу. Хоть убейте меня, но дальше я не пойду, - плаксиво протянул женский голос и, обернувшись, я увидела, как одна из блондинок присела на камень.

   "Как и предполагалось, сдулась в числе первых" - подумала я, с отвращением глядя на девицу.

   -Убить говоришь? Могу и убить, чтобы твоя медлительность не убила других людей, - громко сказала я, и чтобы напугать девицу, двинулась к ней, доставая ятаган. - Лучше спасу четырнадцать людей, чем из-за тебя одной потеряю всех.

   -Не ннаддо... Я смогу, - заикаясь, пробормотала она и встала на ноги.

   -Умница, - пренебрежительно бросила я и вернулась во главу нашей группы.

   "Но долго они всё равно не протянут. Необходимо их довести хотя бы до середины склона. Если я сейчас проявлю мягкость и дам им отдохнуть, потом они всё равно потребуют отдыха, а это потеря двадцати минут, которые для нас важны" - идя вперёд, я оправдывала свой тон и мнимую жестокость, которую, естественно, не собиралась проявлять.

   "Как же тяжело быть сильной и всё знающей, а я ведь простая девушка, как и они. Отличаюсь, в общем-то, лишь тем, что не позволяла себе распуститься и занималась спортом, когда жизнь ещё была мирной, и вампиры являлись мифом. И вхожу в число тех счастливчиков, на которых вампиры не могут воздействовать. Да и разговаривать так с людьми не в моём характере, но это необходимо. Если я начну со всеми сюсюкать и жалеть их, то погублю. Лучше уж быть сукой и стервой для живых, чем жалостливой для покойников" - наставляла я себя, чтобы не сдаться и не устроить всем привал.

   Идущие за мной тем временем всё громче сопели и тяжелее дышали, а кто-то даже всхлипывал и стонал.

   "Господи, а люди-то все не старые! Ведь всех, кто старше сорока лет, вампиры уничтожили в первую очередь, потому что производить потомство они уже не могли, как молодые, да и кровь таких людей им не очень нравилась. Куда мы катимся?".

   Через плечо я посмотрела назад и увидела, что всхлипывает девица, которой я угрожала убийством, а каждый свой шаг стоном оглашает полный мужчина, которого я про себя назвала топ-менеджером. Остальные шли молча и сосредоточенно смотрели себе под ноги, но и они, судя по лицам, были уже изможденны.

   "Всё-таки люди стали слишком изнеженны. А я ведь, похоже, самая старшая из них. Мне уже двадцать восемь, а в группе самому старшему мужчине вроде не больше двадцати шести, а всё равно он кряхтит и сопит, как паровоз. Вот что с нами сделал прогресс и желание посидеть в сети или поиграть в компьютерные игры".

   "Но они сами виноваты!" - тут же напомнила я себе. "Кто им мешал уделять хотя бы час времени занятиям спортом? Сейчас бы не валились с ног от усталости. Слабаки!" - в душе снова начало расти презрение к ним. Но тут же вспомнилось, что и я виновата в том, что вампиры сейчас чувствуют себя хозяевами мира и меня, в очередной раз захлестнуло чувство вины.

   -Всё, хотите, убейте меня, но дальше я идти не могу, - произнёс уже знакомый женский голос.

   -И я не могу, - раздался другой голос и, повернувшись, я увидела, что рядом с первой блондинкой, на землю опустилась вторая.

   -Я тоже с места не сдвинусь, если не отдохну, - пробубнил "топ-менеджер", вытирая рукавом пот с лица.

   -Жрать надо было меньше, и ходить пешком, а не вести жизнь сибарита, - рявкнула я, поняв, что действительно надо дать людям отдохнуть. - Ладно, привал двадцать минут.

   Присев на камень, я посмотрела на часы и вздохнула. "Солнце скоро скроется, и если мы не дойдём до ближайшего убежища, то дело будет плохо. Остаётся надеяться только на то, что вампиры пойдут не по нашему следу, а за другой группой, и что хотя бы те будут порасторопней".

   Тактика у нас всегда применялась одна. Нападая на вампиров днём, когда они не могли оказать должного сопротивления, мы забирали сорок - пятьдесят людей и, разбившись на группы, уходили разными путями. Нас, холькан, насчитывалось немного, и поэтому в вылазку шло не больше четырёх человек, а группы спасённых набирались, как правило, не больше десяти - двенадцати человек. Но так как в этот раз при отступлении погиб один из нас, то его группу пришлось разбить между тремя выжившими.

   "Блин, знали бы, что Кирилл погибнет, не выводили бы из-под влияния вампиров столько людей. Или хотя бы этих блондинок и "топ-менеджера" не брали. Ведь по ним сразу видно, что проблемные и капризные товарищи. Но нет, Кирилл обожал эффектных девиц, а те млели по нему, и он выбрал именно их. "Менеджера" же пришлось брать прицепом, потому что он заметил нас и в трансе мог поднять тревогу. А приведя его в чувство, бросить его мы уже не могли. Теперь вот мне нянчись с ними" - я тяжело вздохнула.

   "Да ещё и как назло осень наступает, и световой день становится всё короче и короче, давая возможность вампирам появляться раньше. Надо что-то думать с убежищами. Мало того, что подавляющее большинство людей и так физически плохо развито, так вампиры ещё и откармливают их на убой, чтобы кровь была вкуснее. Ещё три месяца назад среди десяти спасённых, с избыточным весом встречалось только человека два, а сейчас минимум пять. Такими темпами, через год, все спасённые будут толстяками и не смогут быстро преодолевать большие расстояния. Соответственно, будут уязвимы, потому что расстояния между убежищами немалые. Выходит, надо уже сейчас, между имеющимися убежищами, строить одно посередине, чтобы прятать людей. Но построить то можно, а вот как осветить? Настоящих священников не так много, и их стараются беречь и лишний раз не выпускать из наших поселений. А без их благословения убежище от вампиров не спасает. Замкнутый круг какой-то" - я сжала зубы, не зная, как дальше смогу спасать людей.

   "Вот во что вылилось наше безбожие и семьдесят лет атеистической культуры. Истинно верующих священнослужителей не так много, и только они могут освятить убежище, посёлок, или воду с оружием. То подавляющее большинство попов, которое появилось за последние двадцать лет, по-настоящему в Бога не верили, и шли в религию, чтобы заработать денег, поэтому помочь нам не могли. Да ещё и вампиры хорошо постарались, перед тем, как взяли нас под контроль. А пока вырастет новое поколение, которое всей душой будет верить в существование Бога, и сможет освящать воду и жилища, пройдёт не один год".

   Мои мысли прервал тихий, полный ненависти голос:

   -Вот сука. Ненавижу таких. Раньше, я бы не задумываясь, вытер об неё ноги, и она бы мне спасибо ещё сказала. А сейчас эта шушера приказы мне отдаёт, - "топ-менеджер" поглядывая в мою сторону, обращался к девицам, а они кивали ему головой.

   -Да, из-за вампиров нормальные люди теперь потеряли свою значимость, а эта шваль быстро сориентировалась и прибрала власть к своим рукам, - поддакнула одна из них.

   -Это вы то значимые люди? - иронично спросила я, и они дёрнулись. - Да-да, я всё слышу! Слух у меня идеальный. Это кстати одно из требований, предъявляемых к хольканам.

   Поднявшись, я подошла к ним и, обведя их взглядом, продолжила:

   -А в чём состояла твоя значимость, милочка? Ноги раздвигала и послушно хлопала ресницами, когда твой папик выводил тебя на тусовку? Или ты, - я посмотрела на "топ-менеджера". - Сидел в каком-нибудь офисе и нажимал клавиши на компьютере, зарабатывая при этом бешеные деньги. В чём заключалась твоя значимость? Только в размере кошелька? Так у меня кошелёк был не меньше, и ещё большой вопрос - кто и об кого вытер бы ноги. Я, мой жирный пупсик, являлась достаточно обеспеченным человеком и дело не в том, что сориентировалась вовремя, а в том, что следила за собой, и не позволяла всяким упырям подчинить себя. А для этого надо, чтобы здесь, - я ткнула ему пальцем в лоб, - Были мозги, а у тебя они, похоже, уже жиром заплыли.

   Мужчина тут же опустил глаза, а девицы сжались от страха, и можно было уже замолчать, но меня укололи их слова и, не удержавшись, я развернулась к девицам, и презрительно добавила:

   -А у вас, мои козочки, от краски для волос мозги уже давно сморщились и атрофировались.

   -Никогда не видел, чтобы одна блондинка наезжала на других, давая им понять, что они дуры, - раздался весёлый голос за спиной, и я обернулась, желая посмотреть на того, кто посмел гавкнуть в мою сторону.

   Прислонившись спиной к дереву, на меня смотрел симпатичный парень лет двадцати трёх и улыбался. Окинув его взглядом, я прищурилась и громко обратилась ко всем:

   -У четверых уже прорезался голос, причём трое из них десять минут назад клялись, что умрут, если не отдохнут. Но раз силы на разговоры есть, то и для ходьбы они тоже найдутся. Привал закончен!

   Мои подопечные с ненавистью посмотрели на блондинок с "менеджером" и устало поднялись на ноги.

   "Я вас быстро отучу вякать и трепать языками" - усмехнувшись, подумала я, когда мы двинулись в путь. "Мне нужна тишина, чтобы в случае опасности я могла заранее приготовиться к защите, а разговоры только отвлекают меня. Хватает и того, что вы сопением и кряхтением мешаете мне прислушиваться к окружающим звукам".

   -Ух ты, какой злобный у нас холькан, - парень нагнал меня и пошёл следом. - Никогда бы не подумал, что Галая Стархова, когда-то писавшая о вампирах только в положительном свете, и старавшаяся сделать свои книги светлыми и добрыми, на самом деле окажется такой...

   -Стервой? - перебив его, холодно спросила я. - Да, милый, именно так. И я не просто стерва, а ещё хуже, поэтому держись от меня подальше, или язык отрежу.

   Окатив его ледяным взглядом, я ускорила шаг. Я ненавидела, когда мне напоминали о том, что когда-то я писала о вампирах под псевдонимом Галая Стархова. Вернее, ненавидела себя, что вообще писала на эту тему и была частью огромного плана по порабощению людей. Маленьким винтиком, но таких винтиков было тысячи, и мы запустили огромный механизм, который привёл к катастрофе. А самое главное, я писала их добровольно, без всяких внушений и оправдания мне не было.

   "Какая же я была дура!" - от осознания собственной глупости хотелось плакать, но распустить сопли я не могла себе позволить, поэтому сжала зубы и пошла ещё быстрее. Но воспоминания о прошлой жизни уже нахлынули и не отпускали.

   "Всего полтора года назад я горя не знала и радовалась жизни, пока не познакомилась с Крассом, а потом и узнала страшную правду" - вспомнила я, и сердце болезненно сжалось, когда в памяти всплыл тот вечер.

   В одном из ресторанов мой муж Олег устроил мне праздник. Поводов нашлось два. Первым было то, что из печати вышла моя очередная книга, а вторым - одна кинокомпания предложила мне подписать контракт на съёмки сериала по моим романам. Раздуваясь от гордости, что меня не только печатают, а и снимают, я с Олегом ходила под руку между гостями и вела светскую беседу.

   Жизнь была полной чашей, и казалось, что счастливее уже быть нельзя. Мне было двадцать семь лет, я была красива и считалась талантливой, несмотря на то, что писала на тему, которую никто не воспринимает всерьёз. Удачно была замужем уже шесть лет и любила своего мужа, гордясь тем, что он успешно строит свою карьеру, полностью удовлетворяя все мои капризы.

   Как только Олег женился на мне, то сразу настоял на том, чтобы я бросила работу. Для вида посопротивлявшись, я с радостью это сделала и занялась обустройством нашего дома и собой. А когда однажды поняла, что мне скучно, решила писать книги.

   Олег этому удивился. Я являлась типичной представительницей кукольных блондинок, и вроде не должна была интересоваться такими вещами. Но он ещё перед свадьбой понял, что помимо милого личика и хорошей фигурки, мозги у меня тоже присутствуют, поэтому пошёл навстречу и чтобы порадовать, даже напечатал первую книгу за свой счёт. Затем меня заметили издатели и пошло-поехало. Единственное, о чём попросил муж, это взять псевдоним и, поменяв местами некоторые буквы в имени и фамилии, я превратилась из Аглаи Страховой в Галаю Стархову.

   Я стала популярной среди любителей вампиров, и мой муж уже с гордостью говорил, что его жена писательница и даже не стеснялся темы, на которую я пишу.

   И в тот памятный вечер, он также с гордостью рассказывал приглашённым, что будет ещё сниматься и сериал, а я улыбалась, радуясь, что у моего любимого есть ещё один дополнительный повод гордиться мной.

   Мы стояли с нашими друзьями и смеялись над какой-то шуткой, когда в зале, под руку с одной из приглашённых, появился Красс. Моё внимание он привлёк сразу, потому что выделялся из толпы. Во-первых, был высокого роста и атлетического телосложения, а главное уж очень красив. Но таких типов я видела и раньше, и они не особо производили на меня впечатление, потому что я любила своего мужа. Да и брюнеты с исиння-чёрными волосами не привлекали меня, я предпочитала светловолосых мужчин. Привлёк меня его взгляд. В невероятно синих глазах чувствовалась какая-то усталость, и читалось лёгкое презрение к окружающим. В тот момент меня это возмутило, и я подумала, глядя на его дорогой костюм и осанку: "Скорее всего, какой-то банкир или олигарх. По взгляду видно, что властвовать он не только любит, а имеет эту власть. А может и начинающий политик, потому что ему явно не больше тридцати. Но что он тогда здесь делает? Мои книжечки его точно не заинтересуют. Это уже понятно хотя бы по его презрительным взглядам. Зачем вообще сюда приходить и с кислой миной смотреть на всех. Даже подходить к нему и его спутнице не буду, а то ещё чего доброго не выдержу и начну язвить".

   Вообще-то язвить и иронично отвечать было не в моём характере, но когда я стала издаваться, меня начинали донимать разного рода критики и ненавистники вампиров. Первое время я пожимала плечами, прекрасно понимая, что нравиться всем не могу, и это естественно, что мои книги вызывают у некоторых раздражение, поэтому не отвечала им. Но критиканы начали наглеть, и я решила поставить их на место, чтобы они не думали, что их высказывания как-то влияют на меня. Написала пару статеек и на высказывания в свой адрес отвечала уже не стесняясь показаться грубой или невоспитанной. Как говорится, с волками жить, по-волчьи выть.

   Сдерживая данное себе обещание, я игнорировала незнакомца и даже не смотрела больше в его сторону, но он здорово удивил меня, сам подойдя к нам и сказав, что читал мои книги и они ему понравились. А потом как-то незаметно мы разговорились, и он оказался хорошим и приятным, а главное интересным собеседником. И в том же разговоре я узнала, что он приехал в Россию из Австрии для расширения семейного бизнеса. Но на самом деле его корни уходи к грекам, этим объяснялась его внешность и необычное имя Красс.



   Также оказалось, что его интересы совпадают с интересами моего мужа, и они могут оказаться полезны друг другу в бизнесе, поэтому наше знакомство продолжилось после вечеринки. После этого я подумала, что мои книги, скорее всего, были просто поводом познакомиться с моим мужем, но нисколько на него не обиделась.

   Друзьями Красс ещё не успел обзавестись, поэтому стал часто бывать у нас дома. И чем больше я его узнавала, тем больше он мне нравился... Даже не нравился, а меня влекло к нему. Чувствовалось в нём что-то загадочное и притягивающее.

   Когда я впервые поймала себя на мысли, что он интересует меня, как мужчина, то испугалась и постаралась избегать встреч с ним, потому что Олега по-прежнему любила. Но Красс всегда находил повод побыть в моём обществе, и как я не старалась относиться к нему, как к другу, однажды сдалась.

   Это произошло в середине октября. Олег уехал по работе в Челябинск, и я решила посвятить время написанию нового романа. Но в гости пожаловал Красс и начал чуть ли не умолять составить ему компанию на одной из вечеринок. Не в моих правилах было бегать по тусовкам без мужа, и я всячески старалась избежать похода туда, объясняя это тем, что Олег такие вещи не одобряет. Но Красс не растерялся и позвонил мужу. Тот, считая его своим другом и не подозревая о моем интересе, сам начал уговаривать пойти на вечеринку и познакомить Красса с нужными людьми.

   Шампанское там лилось рекой, и как только мой бокал пустел, Красс тут же приносил мне полный, поэтому я и не заметила, как напилась. А когда мы ехали домой, он начал целовать меня. Я пыталась не поддаться искушению и всячески старалась противостоять ему, но он действовал с таким напором, что, в конце концов, я сдалась.

   Та ночь была незабываемой. Красс оказался превосходным и ненасытным любовником, и я умирала от блаженства в его объятиях. Но проснувшись утром, осознала всё, что натворила, и мне стало безмерно стыдно перед мужем. Чувство вины было настолько сильным, что я даже уехала к матери в Пермь.

   Врать было не в моих правилах, и я хотела повиниться перед Олегом, но не смогла этого сделать. По дороге из Челябинска, он заехал к матери за мной, и когда я посмотрела ему в глаза, то поняла, что просто не могу причинить ему боль рассказом о своей измене. Я слишком сильно его любила и дорожила им, поэтому вернулась с мужем в Москву.

   Но с того момента моё сердце как будто поделили на две части. Одна любила мужа, а вторая часть постоянно вспоминала ночь с Крассом и то, что я чувствовала в постели с ним. Нет, с Олегом мне тоже всегда было хорошо, но они с Крассом были разными. Олег всегда был нежен и ласков, а Красс настойчив и требователен.

   Жизнь превратилась в ад. Мне было мучительно стыдно видеть Красса и одновременно с этим хотелось опять испытать всю ту гамму чувств, как той памятной ночью. Чтобы хоть как-то успокоить свою совесть, я приняла решение вообще с ним не встречаться, и когда он должен был приехать к нам в гости, уезжала из дома.

   Больше месяца у меня получалось избегать его общества, хотя он чуть ли не преследовал меня. Порой я ловила себя на мысли, что я дичь, а он хищник. А потом... Однажды он застал меня врасплох, и я снова оказалась в его постели. И после этого перестала бороться, потому что поняла - желание сильнее угрызений совести.

   Мы с Крассом стали любовниками, и надежда оставалось только на одно. Вернее, это являлось и моей надеждой, и страхом. Я понимала, что долго не смогу привлекать внимание такого мужчины, разбалованного вниманием женщин, и надеялась, что наигравшись, он оставит меня в покое. Но одновременно и боялась этого, потому что он меня манил, и я уже не представляла своей жизни без него. Хотя в его поведении присутствовало несколько странностей, которые пугали меня и порой ставили в тупик.

   Но всё это было цветочками, по сравнению с тем, что случилось дальше. Через два месяца Красс завёл разговор о том, что я должна бросить своего мужа и жить с ним. Он, видите ли, собственник и не привык делить свою женщину с другим мужчиной. И опять моё сердце раскололось на части. Одна часть радовалась, что я заинтересовала Красса настолько, что он хочет, чтобы я была только с ним, а с другой стороны я понимала, что не смогу бросить Олега.

   Несмотря на мои измены, мужа я всё равно любила. И даже больше того, чувствуя свою вину за измены, я всячески старалась порадовать его и во многом стала уступать. Если раньше я могла и поскандалить, с упорством отстаивая свою точку зрения, то начав изменять, часто прикусывала язык и делала то, что хотел Олег, чтобы хоть как-то успокоить свою совесть. Он же посчитал, что я из умной девушки превращаюсь в мудрую женщину, и казалось, начал любить меня ещё сильнее. Внешне в нашей семье наступила полная идиллия, и мы казались... нет, мы были любящими супругами.

   Но в моей душе бушевали страсти. Я не могла, да и не хотела бросать Олега, но и без Красса уже не могла жить. А он с каждым днём всё более настойчиво требовал бросить мужа, угрожая тем, что иначе сам решит мою проблему выбора способом, который вряд ли мне понравится.

   Что это за способ я узнала в конце февраля. Моего мужа убили, правда, тогда это ещё называлось несчастным случаем. А потом я узнала, что Красс тот, про кого я писала и что вампиры на самом деле существуют. Впрочем, о них тогда узнал весь мир...

   -Мы когда-нибудь дойдём туда, где сможем отдохнуть? - плаксивый голос заставил меня вернуться в реальность, и я с досадой поняла, что до убежища мы не дойдём, так как солнце уже скрывалось за горизонтом.

   -Уже дошли, - раздражённо ответила я. - Из-за вашей медлительности к убежищу мы не успеем, а в темноте двигаться опасно, поэтому будем располагаться на ночлег здесь.

   В принципе, мы могли пройти ещё пару километров, но как раз вышли на небольшую полянку, и я решила, что лучше остановиться здесь, чем потом ещё неизвестно сколько тащиться, чтобы найти другую.

   Все облегчённо выдохнули, и чуть ли не упали от усталости на землю. "Везёт им, сейчас спать завалятся без задних ног, и мне придётся всю ночь охранять их. В убежище я могла бы отдохнуть, но здесь расслабляться нельзя" - с завистью подумала я.

   -А как нам спать? На земле что ли? - одна из моих "любимых" блондинок с недоумением оглянулась вокруг. - Здесь же камни!

   -Не хочешь спать на камнях, спи стоя, - саркастично ответила я.

   -Может, тогда хоть костёр разведём, чтобы было не так холодно, - робко предложила одна из девушек, которая до этого молчала.

   -Ага, а ещё напишем плакат "Вампиры, мы тут! Добро пожаловать на пир!" и оркестр ещё закажем, чтобы они нас точно нашли, если не по запаху, то по громким звукам и горящему костру! - порой глупость людей сильно раздражала. - Надо было ногами шевелить, тогда бы спали сейчас под крышей и на тёплых одеялах, перед этим поев. А сейчас, максимум на что вы можете рассчитывать, это вода и чеснок.

   Мои подопечные промолчали, и я начала раздавать всем по зубчику чеснока, а потом сама села на камень и, почистив себе один, принялась его жевать, морщась от жжения.

   На самом деле вампиры не то чтобы боялись чеснока, а просто не любили тех, кто его ест. Вернее не любили такую кровь, потому что эфирные масла чеснока меняли её вкус, и она горчила. Но убивать нас, это им не мешало. Да и сами масла быстро усваивались организмом, и уже через сутки во вкусе крови не ощущалось посторонних примесей. Но мне, как и остальным хотелось верить, что чеснок хоть как-то нас защищает от этих упырей.

   "Это единственное, что может их хоть как-то обезопасить сейчас. И жаль, что я не могу покормить людей. Они уже обессилили, а без еды завтра будут еле плестись. Такими темпами мы только к полудню придём в убежище, где хранятся сухие пайки. Всё же надо пересматривать графики движения и строить новые убежища, иначе те очаги сопротивления вампирам, которые есть сейчас, быстро исчезнут" - подумала я и, достав флягу со свячёной водой, разрешила всем сделать по одному глотку, при этом понимая, что в случае нападения это тоже мало поможет.

   "При отступлении пришлось отбиваться, и почти все запасы свячёной воды я израсходовала. А чтобы вампиру начало выжигать желудок от крови, человек должен помногу пить такой воды. Те капли, что я могу сейчас дать людям, быстро растворятся в организме. Остаётся только одно - надеяться, что вампиры не пойдут по нашему следу" - надежда, это единственное, что мне оставалось.

   -Всем спать, - скомандовала я. - Как только на горизонте появятся первые лучи солнца, я разбужу вас и сразу предупреждаю, ворчание и жалобы слушать не буду! Завтра нам предстоит пройти ещё больше. И лягте все в кучу, не разбредайтесь по местности. У меня только два глаза, чтобы следить за вашей безопасностью.

   "И вам же теплее будет" - добавила про себя, но показывать, что мной движет забота о них, не стала. Я вела уже не первую группу и давно знала, что если проявлять понимание, заботу и жалость, то люди начинают расслабляться и пытаются сесть на шею, прося то отдыха, то больше еды, то внимания к своей персоне. "Если я буду с ними нянчиться, то могу потерять. А моя главная обязанность не только спасти их от вампиров, но и доставить живыми в безопасное место" - в очередной раз напомнила я себе.

   Когда все улеглись в один ряд, я достала из рюкзака два своих одеяла, чтобы ими укрыть тех, кто оказался с краю, и они не сильно мёрзли. Одним из тех смельчаков, кто лёг с краю оказался тот парень, который узнал меня.

   -Вампиры при нападениях первыми забирают тех, кто ближе к ним, и я сейчас первый кандидат на то, чтобы стать их блюдом. Но я верю, что ты сможешь меня защитить, - улыбнувшись, тихо сказал он, когда я накрыла его одеялом. - И спасибо за заботу. Одеяло у тебя тёплое и так приятно пахнет тобой...

   -Это не забота, - цинично бросила я, обрывая его на полуслове. - Просто не хочу, чтобы ты завтра начал пускать сопли пузырями и чихать от простуды на каждом шагу, задерживая всю группу.

   -Врёшь, - добродушно ответил он. - Это именно забота. Ты добрая, тебя глаза выдают. Кстати, они у тебя очень красивые. Давно не видел такого светлого оттенка серого цвета...

   -Ты, милок, молись, чтобы дожить до утра и увидеть серое, предрассветное небо, а не мои серые глаза, - опять не дав ему закончить фразу, язвительно ответила я и отошла от него.

   Сев на высокий валун, я вытащила из-за спины ятаган и, положив его рядом, замерла, наблюдая за тем, как сумерки уступают место ночи, и прислушиваясь к малейшим шорохам.

   Но воспоминания вернулись вновь и я с болью подумала: "Прости меня, Олежка, что за мою измену и глупость, ты поплатился своей жизнью! Я себе этого никогда не прощу, и Красс заплатит за твоё убийство собственной жизнью!". Но от этих обещаний легче не становилось.

   "Какая же я была непроходимая идиотка тогда! Я даже искала утешение в объятиях того, кто убил моего мужа!". Сердце болезненно сжалось, когда я вспомнила похороны Олега и то, как Красс не отходил от меня. Тогда я ещё не знала всей правды, и мне даже в голову не приходило, что он виновен в том несчастном случаи, который якобы случился.

   Лишь спустя два месяца я узнала, что Олег не просто попал в аварию, а что она была спланирована. Но перед этим я узнала то, что шокировало и испугало меня. "Хотя тот памятный весенний месяц запомнило всё человечество, потому что наша жизнь перевернулась. Я просто узнала правду чуть раньше, чем все люди".

   Та ночь, когда я всё узнала, до сих пор помнилась мне в мельчайших подробностях. Лёжа рядом с Крассом, я не могла заснуть. Меня тревожило чувство вины. С момента смерти Олега прошло чуть больше месяца, и я тосковала по нему всем сердцем, но и не могла отказаться от встреч с Крассом, а это было неправильно.

   "Я самая натуральная, похотливая шлюха. Мой любимый муж умер, а я кувыркаюсь со своим любовников в постели. Надо немедленно прекратить эти встречи. Пусть хотя бы полгода пройдёт. Если я на самом деле нужна Крассу, он поймёт меня и подождёт, пока я приду в себя. А если нет..." - дальше я боялась думать, страшась уже и его потерять. Но чувство вины перед Олегом было сильнее, поэтому я собралась духом и пробормотала:

   -Красс, я хочу тебе кое-что сказать.

   -Что? - он навис надо мной, а одной рукой начал водить по телу.

   -Я хочу уехать к матери в Пермь.

   -Зачем и на сколько? - требовательно спросил он.

   -На полгода, - тихо ответила я и когда увидела, что его глаза сузились, быстро затараторила: - Это неправильно, что Олег умер, а мы тут с тобой наслаждаемся жизнью. Я не могу так! Я чувствую себя шлюхой! Олег заслуживает того, чтобы я скорбела о нём. Пусть хотя бы полгода пройдёт...

   -Об этом не может быть и речи, - отрезал он, не дав мне договорить. - Я запрещаю тебе уезжать.

   -Что?! - я изумлённо посмотрела на него, а потом меня затопила волна негодования. - А я тебя не спрашиваю - можно или нет, а ставлю в известность! Я еду и точка! Это не обсуждается!

   -Нет, ты не едешь, - безапелляционно заявил он. - На пару дней я мог бы тебя отпустить, и то, только со мной. Но о сроке в полгода не может быть и речи.

   -Хм, посмотрим! Я сама себе хозяйка! - воскликнула я и попыталась вскочить с кровати.

   Но Красс мгновенно схватил меня и, уложив назад, тихо произнёс:

   -Через неделю может начаться хаос, и я не знаю, сколько он продлится. А я хочу быть твёрдо уверенным в твоей безопасности, поэтому никуда не отпущу.

   -Какай хаос? - оторопело спросила я, потому что его голос звучал угрожающе, и я не понимала, что это может значить.

   Он больше минуты пристально смотрел мне в глаза, а потом сказал:

   -Мы объявим людям о своём существовании.

   -Не поняла... Кто мы? И что значит, объявим? - я непонимающе смотрела на него.

   -Мы, это вампиры...

   -Ой, Красс, не смеши меня! - я улыбнулась, перебив его. - Если я пишу книги на эту тематику, то это совсем не значит, что я поверю в реальное существование вампиров! Ну какой ты вампир? Нет, конечно, если бы ты лежал в кровати с девушкой лет восемнадцати, то может она бы тебе и поверила, но я-то не верю в эти сказки!

   -Ты когда-нибудь видела меня при свете дня? - небрежно поинтересовался он.

   -Хм, не видела, - подумав, удивлённо ответила я, но тут же нашла оправдание. - Но, наверное, просто ты занят в это время делами.

   -А температура моего тела не пугает тебя?

   Он на самом деле иногда казался ледяным, но стоило подержать его за руку, или прислониться к нему, и он согревался, поэтому я всегда списывала это на плохую циркуляцию крови.

   -А сердце ты моё слышала когда-нибудь? - не унимался он. - Не задавалась вопросом, почему всегда, когда ты пыталась положить мне голову на грудь, я сразу менял позу?

   Он на самом деле вёл себя именно так, но я думала, что может ему просто не нравится так лежать. В тот момент рука сама собой потянулась к его груди, но уже в следующее мгновение я испуганно забиралась в угол кровати, потому что он привёл последний и самый веский аргумент. А именно - оскалился, и я увидела клыки, которых всего минуту назад не было.

   -Шутка не очень смешная, - промямлила я, когда смогла взять себя в руки, всё ещё не веря в происходящее. - Перестань меня пугать.

   -Это не шутка и я на самом деле вампир, - спокойно ответил он. - И нам надоело прятаться от вас и жить в тени, поэтому мы приняли решение заявить о своём существовании. Правда, перед этим проделали большую работу, чтобы не сильно испугать людей. И ты, кстати, тоже неплохо поработала на создание нашего положительно имиджа.

   -В каком смысле? - ошеломлённо спросила я.

   -В своих книгах изображала нас положительными существами, и причём без наших указаний, - он улыбнулся. - Правда, твоя фантазия увела тебя в сторону от реальности, но это уже не столь важно. Главное, что люди перестали воспринимать нас, как монстров и исчадий ада. Очень надеюсь, что и в дальнейшем ты будешь придерживаться этой линии в других своих книгах. А я тебе помогу и расскажу обо всех наших особенностях. Хочешь?

   То, что Красс вампир, до сих пор как-то не укладывалось в голове, и я онемела от изумления. Но узнать правду из первых уст было очень занимательно, и я кивнула головой, всё ещё боясь подпустить его ближе.

   И Красс мне всё рассказал той ночью. В первую очередь он заверил меня, что вампиры для людей не опасны и рассказал, что они питаются кровью доноров, которые идут на это добровольно. Услышав это, я с облегчением вздохнула и перестала испуганно дрожать в углу кровати.

   Затем я узнала, что большая часть мифов и легенд не врали. Вампиры на самом деле могли жить вечно и не переносили солнечного света, прячась от него днём. Но не спали в гробах, как принято было думать, а жили, как и мы люди, в домах и отсыпались в своих постелях. И точно так же, как и мы, ходили на работу и зарабатывали деньги. Также он рассказал, почему им не нравятся люди, употребляющие чеснок, и ещё многое другое.



   Сидя с открытым ртом, я слушала и не могла поверить в его слова, но когда он ещё пару раз показал мне появляющиеся клыки, а затем без проблем согнул кованые прутья на спинке кровати, я окончательно поверила ему.

   Когда наступил рассвет, он не уехал, как бывало раньше, а остался со мной, хотя в тот момент я больше всего хотела побыть одна, чтобы всё обдумать, а не бегать по дому и плотно зашторивать все окна.

   У меня ушла почти неделя, чтобы окончательно примириться с тем, что меня влечёт к вампиру, но это был мой Красс, которого я узнала раньше, чем его сущность. Да и он, практически, не оставил мне выбора, сразу дав понять, что не отпустит меня и я могу быть только с ним, что в принципе меня устраивало.

   А ещё через неделю мир взорвался. Вампиры, вернее их королева, обратились к людям через средства массовой информации и заявили о себе, а также предоставили учёным возможность убедиться в том, что они действительно те, за кого себя выдают.

   Естественно человечество тут же поделилось на два лагеря. Одни с восторгом приняли весть о реальном существовании вампиров, а другие начали требовать немедленной расправы над ними. Но уже через месяц количество вторых начало резко уменьшаться и всё реже и реже проходили акции протеста с громкими лозунгами, а потом они вообще затихли, и раздавались лишь единичные голоса, на которые уже мало кто обращал внимание.

   Для меня было несколько странным то, что все те, кто месяц назад с пеной у рта требовали смерти монстров, смотрели на вампиров уже с обожанием, внимая каждому слову. Но объясняла себе это тем, что вампиры были максимально открыты для людей и всегда шли навстречу митингующим, не боясь перед ними выступать, отвечать на вопросы и даже созывали ради них огромные съезды, приглашая всех протестующих туда.

   Жизнь постепенно начала входить в прежнее русло, и в ней мало что изменилось. Вампиры уже не пугали людей, а многих наоборот привлекали, и я их понимала, потому уже не могла представить жизни без Красса. И даже уже не испытывала страха, когда он, занимаясь со мной любовью, пил мою кровь. Наоборот это добавляло пикантности и остроты в наши отношения и мне это нравилось.

   Но... Как-то раз ночью я случайно узнала настоящие мотивы двигающие вампирами и пришла в ужас.

   В дом часто приезжали другие вампиры, и я совершенного этого не пугалась, но каждый раз давала Крассу с сородичами побыть наедине и не докучала своим обществом. Но однажды до меня донесся звук спора и некоторые слова насторожили, поэтому тихонько подобравшись к дверям комнаты, я начала прислушиваться.

   Оказалось, что выход из тени и громкое заявление о себе, это только первый шаг к порабощению человечества. В конечном итоге вампиры хотели подчинить нас себе, чтобы использовать в качестве пищи и рабочей силы. Они хотели властвовать над нами и отводили нам роль марионеток в их руках.

   Первым шагом оказалось как раз создание их позитивного образа в литературе. Именно они дали толчок к написанию рассказов и всячески поддерживали к теме вампиров интерес, давая деньги на съёмки фильмов и создание сайтов. Также я узнала, что вампиры не рассказали нам всей правды о себе. Помимо огромной силы и обострённых чувств, они все обладали даром внушения и, не стесняясь, пользовались им. Именно поэтому все протестующие так быстро умолкли. Вампиры им просто навязали свою волю. Но находились и те, кто не поддавался внушению. Такие просто тихо исчезали, потому что неугодных, вампиры просто убивали.

   Тогда, стоя под дверью, я тряслась от ярости и страха, а внутри всё кричало о том, что и я вхожу в число тех, кто приложил руку к порабощению людей! Но самым страшным являлось то, что я, в отличие от большинства писателей делала это добровольно, потому что, как оказалась, не поддавалась внушению вампиров, а значит, по-настоящему была виновата в том, что выставляла их в романтически-загадочном свете и делала из них положительных персонажей.

   О том, что я не поддаюсь внушению, я узнала тогда же. Один из вампиров спросил Красса о том, что тот будет делать со мной, когда они приступят ко второй части своего плана и я буквально прилипла ухом к двери, поняв, что решается моя судьба. Но всё, что он сказал, это то, что моя судьба ещё не решена, и что даже если я начну возмущаться поведению вампиров и их действиям, это ничего не изменит, и он всегда найдёт способ заставить меня не обращать на это внимание.

   Тогда мне хотелось ворваться в комнату и, вцепившись ему в лицо кричать, что я никогда не буду стоять в стороне, но заставила себя слушать дальше и узнала не менее интересные вещи.

   Вампиры заявляли, что не боятся крестов и свячёной воды, и люди этому верили, потому что не раз, чуть ли не в лицо, тыкали в вампиров крестами, а тем было хоть бы хны. Но из разговоров, я узнала, что сам по себе крест не несёт им угрозы. Только если он находился в руках истинно верующего в Бога человека, вот тогда они его боялись. То же самое касалось и свячёной воды. Только священник, искренне верящий в божественную силу, мог освятить воду, которая причиняла им вред. Но ещё до своего прилюдного появления вампиры подготовились к таким ситуациям.

   Как только они спровоцировали бум литературы на вампирскую тематику, они начали по всему миру искать по-настоящему верующих священников и отдавали приказы людям убивать их. Поэтому к тому моменту, когда они заявили о себе, большая часть священнослужителей, которые могли противостоять им, были уже мертвы. А обыкновенные попы не могли причинить им вред.

   Но и это оказалось не последним из того, что я узнала в ту ночь. И именно это открытие подкосило меня окончательно. Выяснилось, что Олег погиб не в результате несчастного случая, а в результате хорошо спланированной аварии. Один из упырей пожаловался, что зря послушался Красса. Мол, можно было устроить аварию с пожаром, а перед этим полакомиться кровью моего мужа, и огонь скрыл бы все следы.

   В тот момент меня забило крупной дрожью, и я была готова порвать своими зубами глотку каждого вампира в комнате, а в первую очередь Красса. Но понимала, что обладаю слишком ценными знаниями, чтобы так глупо умереть, поэтому решила бежать, чтобы найти себе единомышленников...

   Неожиданно издали до меня донёсся звук катящихся вниз по склону небольших камней, и я мгновенно подскочила на ноги, обнажая ятаган. "А вот, похоже, и наши ночные гости пожаловали. Интересно, кто кого в этот раз?".

2

    Красс.

   Зайдя в комнату диспетчеров видеонаблюдения, я обвёл всех презрительным взглядом, и они тут же опустили головы.

   -Что, какие-то людишки пощипали вас в очередной раз? - вкрадчиво спросил я. - И как вы собираетесь контролировать этот городок, если не можете справиться с жалкой кучкой повстанцев? Сколько их было?

   -Четверо, претор, - не поднимая головы, ответил начальник охраны. - Но одного удалось убить.

   -Ух ты, это прогресс! Даже одного убили! - саркастично бросил я. - А скольких вампиров убили они?

   -Пятерых, - тихо ответил он и тут же добавил. - Но ведь они не поддаются нашему внушению.

   -А сила и быстрота вам на что даны?

   -Они не подпускают нас к себе близко, - оправдываясь, ещё тише сказал он. - Все хольканы обладают хорошей реакцией.

   -Хольканы! - зло выплюнул я, потому что меня раздражало уже одно это слово. - Показывай мне видеозапись! Хочу видеть, настолько бездарны здешние вампиры! Может, вас и кормить не стоит, а нужно сразу убить? Желающих занять ваши места много.

   Старший смены тут же оказался возле мониторов и, пригласив меня жестом присесть, включил видеозапись.

   В общем-то, ничего нового я не ожидал увидеть, потому что уже изучил тактику нападений хольканов. Она была одинаковой по всему миру. Первыми её применили южноамериканские племена индейцев, и они же дали названия тем, кто сопротивлялся нам и спасал людей.

   Когда мы впервые столкнулись с сопротивлением, то не особо обратили на это внимание, но оно начало расти, как снежный ком и уже стало приобретать угрожающие масштабы. Всё больше людей выпадало из-под нашего влияния, и Королева стала беспокоиться. Каждый претор сейчас объезжал вверенную ему территорию, чтобы лично ознакомиться с обстановкой, а затем мы планировали общий сбор, чтобы уже сообща решить участь тех, кто может нам противостоять.

   Под моим контролем находилась часть России от Европы до Урала включительно, и Североуральск был одним из последних городов, где я собирался побывать, потому что ситуация везде складывалась практически одинаковая.

   Нападения всегда совершались утром. Находясь в помещениях, мы не могли противостоять хольканам, а люди должны были работать, и соответственно перемещались по городу.

   Мы попробовали ограничить их передвижения по улицам, но полностью исключить его не могли, поэтому запретили им ездить на окраины городов. Именно туда наведывались хольканы и, выводя людей из-под нашего внушения, уводили их с собой. И всё, что мы могли делать - это бессильно наблюдать, как наша пища разбегается. Тогда мы поставили запрет на посещение окраин во время светового дня и перенесли большую часть офисов обслуживающих компаний в центр, не тронув лишь производства и места работы людей, где не требовалось перемещений по городу, установив там посты охраны.

   Но хольканов это не остановило. Они начали появляться в центрах городов и продолжили забирать людей с улиц. Мы пробовали поменять графики работы людей, чтобы днём они спали, а ночами работали, но некоторые отрасли производства требовали либо постоянного рабочего цикла, либо делали работу ночью невозможной.

   Например, то же сельское хозяйство. Необходимо было его поддерживать, чтобы люди полноценно питались, потому что от этого зависел вкус их крови. А чтобы поддерживать его, необходимо было ухаживать за теми же посевами и скотом. Но ввиду слабого зрения людей, работа на полях в ночное время исключалась. Примерна та же ситуация складывалась и с некоторыми видами производства. Та же металлургия не позволяла останавливать работу, а она была необходима и нам, и людям.

   Многое в жизни людей изменилось. Например, всех уравняли социально. Больше не было богатых, бедных и среднего класса. Все жили одинаково и не в индивидуальных жилищах, а большими группами, потому что так их легче было контролировать. А платой за труд являлась еда. Но в принципе, мы её не жалели и люди питались сытно.

   Многие отрасли производства и направления в науке мы полностью закрыли, потому что не видели в них смысла. Они были ориентированы только на людей и нас не интересовали, а освободившихся людей заняли на другой работе. Но мы обязательно учитывали их способности при распределении. Сильные и крепкие отправлялись на работу с большими физическими нагрузками, умные и талантливые продолжали развитие некоторых направлений науки, а те, кто не имел особых способностей, были заняты в обслуживании людей и в первую очередь нас. Некоторым людям мы даже разрешали маленькие слабости. Например, привлекательным парням и девушкам мы позволяли следить за собой, потому что, чего уж греха таить, любили тёплые человеческие тела и секс. А ещё мы любили роскошь. Для нас продолжали производиться предметы роскоши и хорошая одежда с техникой, но всё это делалось уже с учётом наших особенностей, и людям было недоступно.

   Но они и не жаловались. После того, как мы вышли из тени и заявили о себе, нам понадобилось немного времени, чтобы подчинить людей и дать им установку радоваться жизни и работать на наше благо, и они были счастливы услужить нам во всём. Лишь единицы не поддавались внушению, но мы никогда не думали, что это настолько нам будет мешать. Мы планировали перебить их всех, но люди поняли силу настоящей веры и, прячась в своих освящённых посёлках, были для нас недоступны. А нам очень не нравилось, когда нам противостоят.

   Первое, что мы сделали, когда хольканы начали постоянно нападать, это направили в такие посёлки людей с приказом вывести всех из освящённой зоны, но эти мятежники выработали методику снятия наших внушений и в итоге все те, кто должен был вернуть нам нашу пищу, остались с людьми.

   Тогда мы решили отбивать уведённых людей назад до того, как они попадут в посёлок. Но и здесь люди проявили смекалку. Свои поселения они устраивали далеко от городов, и даже нам требовался не один день пути, чтобы добраться туда, а на солнце мы находиться не могли. Мы пробовали было строить укрытия для себя, но люди днём просто разрушали их, а тех, кто их строил, опять же, выводили из транса и забирали к себе. Был только один шанс вернуть людей после нападения, это в первые сутки догнать их и, убив холькана, опять вернуть под наше влияние. Но был один нюанс - мятежники построили собственные укрытия и мы даже не могли к ним подойти, не то чтобы войти.

   Мы перепробовали много вариантов, даже пытались преследовать их днём в закрытых машинах, но выйти на свет божий надолго всё равно не могли, да ещё и оставались порой без людей-водителей. А хольканы стали выбирать труднодоступные для техники маршруты.

   В общем, с каждым днём всё ощутимее мы чувствовали угрозу, и пришло время кардинально решать эту проблему.

   "Разбомбить их поселения к чёртовой матери и всё! Вернуть пилотов боевых истребителей назад, на службу, и отдать им чёткий приказ. В небе они будут недоступны хольканам и те не смогут вывести их из транса. Лучше уж сейчас потерять тех, кого у нас успели отбить, чем потом потерять ещё больше!" - у меня уже было готово решение проблемы с повстанцами, и именно его я планировал предложить Королеве. "Пищи и сейчас достаточно. Да и всегда можно отдать людям приказ активнее размножаться, поэтому нечего миндальничать с мятежниками. Восстание необходимо подавить в зародыше, чтобы это не переросло в войну, а потом жить в своё удовольствие".

   Всё это пронеслось в голове, пока я просматривал первые кадры видеозаписи.

   -Как они вошли в город камеры не зафиксировали, и как продвигались к центру тоже, - пояснил тем временем начальник охраны.

   -Значит, необходимо установить камеры абсолютно везде, чтобы просматривался каждый сантиметр улиц! - рявкнул я.

   -Слушаюсь, претор, - подобострастно ответил он.

   -Вы должны отстреливать хольканов ещё до того, как они дойдут до центра! Чтобы пользоваться огнестрельным оружием, необязательно появляться на свет божий! - поучал я и, увидев, как он из вампиров выскочил в защитном костюме на улицу, чтобы схватить холькана, ударил по столу. - Вот почему этот идиот бросился на улицу, а не выстрелил в противника из укрытия! Вы же знаете, что защитные костюмы спасают нас от солнечных лучей всего на пять минут. Или ты не выдал им оружие?

   -Выдал, - мрачно ответил он. - Но сила привычки убивать людей собственными руками сильнее, да и желание поохотиться побеждает.

   -А хольканы потом побеждают нас! За такие желания приходится платить собственной жизнью! - холодно бросил я. - В конце концов, если кто-то хочет драйва охоты, у вас масса людей, которых можно погонять, а потом убить. Хольканам нельзя давать ни единого шанса!

   В этот момент, на экране холькан подбежав к человеку, схватил его за плечо и, подняв руку вверх, пристально посмотрел ему в глаза, что-то сказав. Затем резко развернулся и бросил в бегущего к нему вампира полиэтиленовый пакет с водой. Тот от удара в голову тут же разорвался и вампир, схватившись за голову, начал стягивать с себя защитную маску, чтобы избежать контакта со свячёной водой. Но та уже попала на кожу, а солнечный свет довершил своё дело и он стал покрываться язвами и ожогами, крича при этом.

   -Этот идиот даже добежать не успел! - презрительно бросил я, глядя на его предсмертную агонию.

   -У хольканов хороший слух, - начальник снова начал оправдываться. - И эту, кстати, мы чуть не схватили.

   -Эту? Это что, баба? - изумлённо спросил я. - Нас, вампиров, что уже и человеческие бабы способны убить?!

   Это был уже неслабый удар по нашему авторитету, и меня начала переполнять ярость. Хотя на самом деле мы никогда не знали, кто скрывается под маскировкой хольканов. Они одевались в свободные защитные костюмы цвета хаки и шапочки, которые скрывали их лицо, оставляя лишь прорези для глаз. Но сейчас получалось, что среди них есть и женщины. "Выходит, они расторопнее, чем мужчины, ведь женщин мы ещё ни разу не ловили".

   -Да, баба, - ответил он. - Сейчас один из вампиров попытается её схватить, но она увернётся и тот лишь сдёрнет с неё шапку.

   В этот момент к ней бросились два вампира с разных сторон и она, как будто танцуя, увернулась от них, при этом на развороте снеся одному из них голову какой-то тонкой саблей.

   -Хм, а двигается неплохо и саблей владеет хорошо, - морщась, признал я.

   -Это ятаган. Оружие турецких янычар. При весе всего в восемьсот грамм имеет достаточно длинный клинок, около шестидесяти - семидесяти сантиметров. Да ещё и рукоятка сделана таким образом, что даже при рубящем ударе не даёт ятагану выпасть из рук. Считается неплохим колюще-режущее и рубяще-режущее оружием, - сообщил вампир.

   -Да пусть хоть меч-кладенец будет у неё в руках, мне плевать! Это баба и она убивает наших...

   Договорить я не успел, потому что второй вампир снова бросился в атаку, но она присела и нанесла ему режущий удар по животу. Тот успел схватить только кончик её шапочки, и по инерции двигаясь вперёд, стянул её с головы холькана и я узнал девушку. Это была Аглая. Внутри тут же всё оцепенело, и я замер, не веря своим глазам.

   "Моя Аглая? Она холькан? Но как? Этого просто не может быть!" - это первое что пришло на ум. Но я тут же улыбнулся и понял что может. "Вот чертовка! Я же всегда чувствовал, что за привлекательным личиком, стройной фигуркой и озорным, ироничным характером есть что-то ещё! Не зря меня к ней влекло. И вот значит, чем она занималась в спортивном центре? Я-то думал, что она на фитнес или ещё какую-то другую ерунду бегает, чтобы поддерживать свои аппетитные формы, а она получается, занималась каким-то из боевых искусств? Этим долбаным ятаганом она умело крошит всех налево и направо. Да и почему бы ей не быть хольканом? Внушению ведь она не поддаётся".

   -Выйдите все! - приказал я, желая ещё раз в одиночестве посмотреть запись.

   Уже через секунду помещение освободили и, вернув запись на начало, я прилип взглядом к монитору, внимательно следя за ней. "Ммм, крошка, ты уж если чему-то отдаёшься, то полностью. В постели была страстной любовницей, с недругами язвительной стервочкой, с острым, как бритва языком, а в бою оказалась опасной, безжалостной противницей. Ты меня заводишь до сих пор" - подумал я и ощутил лёгкое возбуждение, потому что глядя на Аглаю всегда испытывал желание.

   Остановив запись на моменте, где она, уже без шапочки, повернулась лицом к камере, я притронулся к монитору пальцами, вглядываясь в знакомые черты лица. "А ты изменилась, моя плутовка... Или я просто никогда не знал тебя с такой стороны? Хоть ты и заставила меня за тобой побегать, но всё же была ласковой и податливой. А здесь ты похожа на растрёпанную, злобную кошечку с острыми коготками, которую я бы с удовольствием приласкал". На стоп-кадре Аглая застыла в момент нанесения удара очередному вампиру, и её лицо было перекошено яростью, но даже в таком виде она выглядела очень привлекательной, и мне казалось, что я слышу её рык. "Хищница моя, зря ты от меня сбежала. Теперь, когда я знаю, что ты жива, я землю переверну и обязательно тебя найду, чтобы вернуть туда, где тебе самое место, а именно в мою постель. И плевать, что ты не поддаешься нашему внушению. Я тебе не раз говорил, что ты моя, а значит, так и будет, независимо от того, хочешь ты этого или нет! Отказов я не принимаю".

   Встав, я вышел в коридор, где стояла вся смена диспетчеров видеонаблюдения с начальником охраны, и произнёс:

   -Как стемнеет, отправляйте команды на поиск беглецов. Я хочу, чтобы эту девицу доставили ко мне живой и здоровой! Если хоть один волосок упадёт с её головы, я собственноручно спущу шкуру с виновника, и выброшу его на солнце!

   -Но хольканы всегда разделяются, когда уводят людей, и в каком направлении ушла именно эта баба мы не знаем, - сказал начальник. - У нас город небольшой и хольканы наведываются очень редко, поэтому всего две команды...

   -Мне плевать сколько у вас команд! Чтобы завтра к рассвету она находилась здесь, иначе искупаю всех в собственной крови, - властно заявил я и, развернувшись, пошёл в приготовленную для меня комнату.

   Для главного здания, где располагались наши основные службы слежения за людьми, и где проживал наместник города со своими приближёнными, мы всегда выбирали гостиничные комплексы, чтобы можно было, и проживать в них, и нужных людей держать, и разместить подчинённых. И в каждом из таких комплексов для меня были обустроены апартаменты. И хотя в Североуральск я наведался впервые, всё равно знал, куда мне идти, потому что люди не отличались особой фантазией и в маленьких городах строили типовые гостиницы, и соответственно, типовые номера.

   Я уже поднялся на верхний этаж и подошёл к своим апартаментам, когда из-за спины раздался голос наместника:

   -Претор Красс! - нехотя остановившись, я повернулся к нему. - Мы рады вашему визиту, и надеюсь что, тот маленький инцидент с хольканами, который произошёл на рассвете, после вашего приезда никак не повлияет на ваше настроение...

   -Повлияет, - с усмешкой заявил я, прервав слащавую речь наместника.

   -Но ведь хольканы нападают на все города, - растерянно произнёс он, меняясь в лице. - Мы конечно будет впредь более внимательны...

   -Да, на все, но хольканы разные бывают. Напавшие на вас, подняли моё настроение, так что можете быть спокойны. Вы останетесь при власти, и наказывать я вас не буду, - произнёс я, а затем угрожающе добавил: - Но если вы не заставите своих вампиров пользоваться оружием и не воспитаете в них чувство сдержанности, в следующий раз я не буду так мягок.

   -Всё будет сделано, - он с готовностью кивнул, а потом улыбнулся, поняв, что для него угроза миновала, и спросил: - Не желаете отобедать, или женщину, или может всё сразу?

   Для вас я приготовил девушек на любой вкус и с разными группами крови.

   -Не желаю, - отрезал я и, открыв дверь, зашёл в свои апартаменты.

   "Лучше поберегу силы для Аглаи. И когда её доставят ко мне, устрою себе и пир горой, и полную программу наслаждений. А для начала мы нагоним те четыре месяца, что она бегала от меня" - про себя подумал я, снимая одежду и ложась в кровать, а в голове уже рисовались картинки того, что буду с ней делать. "А самое главное, я наконец-то напьюсь её крови, по которой скучал всё это время!".

   Устроившись с комфортом, я закрыл глаза и, улыбнувшись, вспомнил свою белокурую чертовку.

   Познакомились мы с ней случайно. Наш план находился тогда ещё в первой фазе, и мы внушали людям создавать наш позитивный образ. Но Галая Стархова, как она себя называла, нас не интересовала, потому что и без наших подсказок писала про нас в положительном свете. Просто я как раз занялся тогда главой одного издательства, а её пригласили на вечеринку в честь выхода очередной книги Аглаи, и я решил составить ей компанию, чтобы развеяться.

   Первое впечатление от знакомства оказалось двояким. Во-первых, мне не понравилось, что она игнорировала нас, а ведь как хозяйка вечера должна была подойти первой. Когда мне не оказывали должного уважения, я раздражался и считал нужным наказать за такое. Поэтому решил подойти и, лично представившись, улучить потом в разговоре момент и прилюдно унизить её. А во-вторых, почему-то задело то, что она, в отличие от большинства женщин не бросала в мою сторону зазывные взгляды и томно не вздыхала, глядя на меня. То, что я производил на женщин неизгладимое впечатление, я всегда знал, и практически не пользовался внушением, чтобы затащить в свою постель очередной трофей, но на Аглаю моё мужское обаяние и харизма не производили впечатление.

   Но помимо неприятных моментов нашлись и приятные, и они же спасли её от моей мести за проявленное неуважение и невнимание к моей персоне. Разговорившись с ней и её мужем, в какой-то момент я поймал себя на мысли, что мне интересно с ней общаться. Она с неподдельным интересом слушала меня, и искренне желала мне удачи в моём придуманном семейном бизнесе. А когда я рассказывал что-нибудь смешное, так заразительно смеялась, что это ласкало слух. Да и сама сыпала шутками. Причём дело даже было не в самой шутке, а в том, как она её рассказывала, и какие рожицы при этом корчила. Но больше всего мне понравилось наблюдать за ней, когда кто-то из гостей, завидующих её успеху, пытался её поддеть. Спуска она им не давала и на любой двусмысленный комплимент или высказывание отвечала так, что сразу затыкала всем рот. В голосе чувствовалось столько сладкой иронии и прикрытого сарказма, что я покатывался со смеху, когда гости отходили. В тот же вечер я решил, что хочу продолжить знакомство, потому что с ней мне было не скучно.

   Так как я был претором этой части России, и в моё ведение входило всё, чем занимались вампиры на этой территории, найти среди наших предприятий то, которое перекликалось бы с бизнесом её мужа, особого труда не составило. После этого двери в их дом для меня всегда были открыты.

   А однажды я понял, что помимо интересного общения, хочу её и как женщину. Даже не знаю, что мной больше руководило, когда я решил уложить её в свою постель. Банальный интерес познать её до конца, или всё же меня продолжало задевать, что она не упала к моим ногам сама. И я начал свою охоту за ней. Женщины никогда мне не сопротивлялись, и чем больше она старалась избегать меня, тем больше я испытывал интерес к ней и желание. Да ещё и оказалось, что мои внушения на неё не действуют, поэтому приходилось добиваться всего самому.

   В конце концов, я уложил её в свою постель и делал всё, что хотел. Секс с ней мне понравился, но я бы не сказал, что он получился каким-то особенным. И может даже я оставил бы её в покое, потому что удовлетворил свой интерес и желание. Но... Я думал, что она будет смотреть на меня глазами преданной собаки, и уже сама станет вешаться на шею и предлагать себя. А вместо этого Аглая развернулась и уехала к матери в Пермь, а вернувшись с мужем в Москву, вообще стала уезжать из дома, когда я у них появлялся.

   Её поведение задело моё самолюбие, и даже стали посещать мысли, что ночь со мной ей не понравилась. Имелся только один способ убедиться в обратном, и заставить её умолять меня о внимание к её персоне - это снова её соблазнить.

   Во второй раз мне пришлось постараться ещё больше, чем в первый. Снова пить спиртное в моём обществе она не собиралась и, перепробовав всё, сломить её сопротивление я смог только когда её муж опять уехал, а я подстерёг её возле дома и чуть ли не силой затащил в кровать.

   А дальше случилось то, чего я меньше всего ожидал. Мне понравился секс с ней, и на других женщин даже не тянуло, что было странно. Помимо моей постоянной подруги Эльберты, с которой я уже встречался более ста лет, у меня всегда имелись две-три любовницы среди людей, а у Эли любовники среди человеческих парней. И нас обоих это устраивало, потому что в нашей среде это считалось нормой. Но в этот раз я не хотел никого, только Аглаю. Оказалось, что в кровати она может быть не только исполнительной, готовой на всё и послушной, а может быть и нежной и ласковой, или агрессивной, диктуя свои правила и чуть ли не дрессируя меня. Каждый раз, ложась с ней в постель, я с интересом ждал - какая же она будет в этот раз. И мне она нравилась любая. Да и вообще, чем дольше длилась наша связь, тем раскованней она становилась и всё больше манила к себе.

   Но помимо того, что я хотел только её, однажды я понял, что не желаю делить Аглаю с её мужем. Ночами, кружа возле их дома, я чутко прислушивался к звукам из него, пытаясь понять - занимаются они сексом или нет. И если слышал хоть какой-то непонятный отзвук, хотел ворваться в дом и убить её мужа, чтобы он не трогал то, что принадлежит мне.

   Чувствуя себя кретином, от этих постоянных брожений под её домом, я потребовал, чтобы Аглая бросила мужа, но она тянула с разводом. Поэтому, однажды ночью, снова слоняясь возле их дома, я решил убить его.

   Конечно, было бы проще приказать Олегу бросить её, но он, как и Аглая, входил в малое число тех, кто не поддавался нашему внушению. Вообще, это было интересно, что два человека с такими способностями, нашли друг друга и создали пару. Но это меня меньше всего занимало. Я хотел только его крови и смерти. Да и в любом случае он был не жилец, потому что при переходе на вторую фаза плана его бы уничтожили. Поэтому я без сожалений отдал приказ о его уничтожении, хотя и сам бы с большим удовольствием отправил его на тот свет. А потом, в тот момент, когда он умирал в своём автомобиле после аварии, я долго занимался с Аглаей сексом, испытывая дополнительное удовольствие от сознания, что теперь она только моя.

   Но, всё получилось не совсем так, как я рассчитывал. Хоть Олег и был уже мёртв, у меня порой создавалось впечатление, что он лежит рядом с нами в кровати, потому что Аглая тосковала по нему, и я всё равно не мог сказать, что она принадлежит мне душой и телом. Это было уже невыносимо. Только во время секса она становилась собой, но порой и самого секса было тяжело добиться. А потом она заявила, что хочет уехать к матери.

   Здесь я уже не выдержал и решил рассказать чуть раньше, чем планировал, о том, что я вампир. Я хотел, чтобы она поняла, что я хищник, который получив в свои руки дичь, ни за что не выпустит её, и она теперь моя и должна выбросить из головы все мысли о своём мёртвом муженьке.

   В первый момент она естественно испугалась, но придя в себя, должного уважения не проявила, и порой мне казалось, что на неё вообще не производит впечатления то, что я вампир. Это злило. Но то, что я рассказал ей о своей сущности, дало и свои преимущества - после этого я смог пить её кровь.

   "Кровь!" - зажмурившись, я вспомнил её привкус, и рот тут же наполнился слюной. У Аглаи она была чуть солёнее, чем обычно, и чем больше я её пил, тем больше мне хотелось. Иногда, прижав её к себе и ритмично входя в неё, я боялся, что не смогу остановиться и выпью её всю до последней капли. И только огромным усилием воли заставлял себя оторваться от её шеи или плеча. Сдерживало мою жажду только то, что я пока не готов был отказаться от секса с ней и её крови.

   Но однажды она исчезла. Просто растворилась, ничего не сказав. Я тогда рвал и метал, потому что считал её уже своей собственностью и не понимал, почему она так внезапно пропала. У меня даже появлялись мысли, что это кто-то из вампиров, желающих занять мой пост, выкрал её, но допросы с пристрастием и угрозы казни, ничего не дали. Потом я думал, что это Эльберта приложила к этому свою руку, потому что я расстался с ней, сказав, что она меня больше не интересует. Но у неё имелось железное алиби, в тот момента она находилась в полутора тысячах километров. А помогать бы ей никто не стал, потому что все знали мой нрав и то, что я не прощаю даже малейшего посягательства на то, что считаю своим.

   Получалось, что Аглая сама ушла от меня, и причина могла быть только одна - она узнала что-то, что ей не следовало знать.

   Накануне её бегства к нам в дом приехали мои подчинённые, и мы были слишком заняты обсуждением дальнейших действий, касающихся перехода ко второй фазе нашего плана, поэтому Аглая могла подслушать наш разговор, а мы в пылу обсуждений не обратили на это внимания.

   Меня пугало, что она могла услышать об убийстве своего мужа, но ведь если она всё слышала, то должна была понять, что его смерть неизбежна. И взбесило то, что она вообще посмела от меня сбежать. Я переворачивал небо и землю, чтобы найти её, но всё было тщетно. А больше всего я боялся, что её давно уже нет в живых, потому что любой вампир, встретивший её и понявший, что внушению она не поддаётся, мог убить её.

   "Ха, убить её! Как оказалось, это она у нас занимается убийствами! Настоящая дьяволица с ятаганом! Я мог предполагать что угодно, но только не то, что найду её среди хольканов. Удивила в очередной раз! Мне определённо нравится её воинственность во время боя и то, как она двигалась. Ну ничего, завтра утром она будет проявлять свой темперамент у меня в постели и двигаться подо мной, а я большими глотками буду пить её кровь и заставлю кричать от удовольствия!" - решил я и довольно усмехнулся, предвкушая встречу. "Пожалуй, стоит отдохнуть, чтобы потом не терять время на сон" - подумал я и, повернувшись на бок, заснул.

3

   Аглая.

   Сердце учащенно билось в груди, но это был не страх, а азарт и я уже рвалась в бой. "Жаль, что воды мало. Всего два пакета и фляга для питья. Два пакета, это два мёртвых вампира, да и флягу можно открыть и плеснуть в лицо. Значит, три. Но неизвестно сколько их будет. Главное, не подпускать их близко к себе, потому что в ближнем бою шансов у людей практически нет. Но сейчас темно и у них преимущество, так как я не могу похвалиться таким же превосходным ночным зрением. Выходит, меня может спасти только слух. Земля покрыта камнями и сухими листьями с веточками деревьев, и бесшумно двигаться почти невозможно. Следовательно, делаю упор на звуки, а не на движения" - скомандовала я себе.

   "И лучше притвориться, что ничего не слышала. Если я буду стоять тут как истукан, с обнажённым ятаганом, они сразу ринутся в бой. А если сделаю вид, что сплю, то будут не так осторожны" - подумала я и снова опустилась на большой валун.

   Прислонившись к другому камню спиной, я тихонько положила ятаган рядом, и сняла с пояса один пакет с водой, а потом осторожно открутила крышечку на фляге. "Начну с воды, а там уж, как карта ляжет".

   Больше пяти минут вообще ничего не происходило, и я уже начала думать, что тревога оказалась ложной, но в этот момент справа раздался треск ломающейся веточки. Перестав дышать, я вслушивалась в звуки, пытаясь определить количество вампиров, расстояние до них и месторасположения каждого, моля Бога, чтобы их было не больше трёх-четырёх.

   Но как обычно, Богу на меня и мои просьбы было плевать. Вампиров было не меньше пяти.

   "Против такого количества и без воды, мне не выстоять. Если хотя бы было светло, то может и получилось бы. Но они просто набросятся на меня со всех сторон, и в темноте я не успею среагировать. Ну что ж, значит, сегодня я умру. Но перед этим хоть пару-тройку упырей утащу за собой" - сказала я себе, и осторожно взяла пакет с водой в руку.

   "В бой!". Дав себе команду, в следующее мгновение я вскочила на ноги и бросила пакет в том направление, откуда перед этим донёсся шорох. Спустя секунду раздался вой и рычание, и я усмехнулась, поняв, что слух меня не подвёл, и вода угодила в цель. Но уже через пару секунду перестала улыбаться, потому что вой вампира разбудил людей, и они начали кричать и метаться по поляне, мешая мне сосредоточиться и вычислить следующего вампира.

   -Всем заткнуть и лечь! Иначе пошинкую в стружку! - рявкнула я, хотя понимала, что люди сейчас в панике и не слышат меня. Да и перекричать один из вопящих на высоких тонах женский голос, было нереально.

   "Мне конец" - пронеслось в голове, но в следующее мгновение послышался звук удара, и особо голосистая девица замолчала, а затем мужской голос выкрикнул:

   -Не ляжете и не заткнётесь - подохнете.

   Люди, как подкошенные рухнули на землю и, схватив флягу с водой, я начала оглядываться, пытаясь вычислить местонахождение другого вампира. На слух уже надежды не было. Люди хоть и легли, но кто-то всхлипывал, кто-то скулил, а кто-то так громко сопел, что я слышала только их.

   Стоя, я вертела головой в разные стороны и пыталась хоть что-то увидеть, и в этот момент меня толкнули в спину. Падая вперёд, я извернулась и выплеснула воду из флаги в тень, а затем свалилась на землю. Но быстро вскочила на ноги и бросилась к своему оружию, с радостью поняв, что вторая порция воды настигла свою цель, и вампир сейчас бьётся в агонии.

   Но, похоже, удача всё же отвернулась от меня, потому что не успела я взять ятаган, лежащий на камне, как мне вцепились в плечо и с силой встряхнув, отбросили. "Мне крышка! Сейчас они все навалятся и просто раздавят меня" - с ужасом подумала я, срывая с пояса последний пакет с водой.

   И действительно, в следующее мгновение рядом со мной появился вампир, и моментально оказавшись сверху, попытался схватить за запястья. Не раздумывая, я ткнула ему пакетом в лицо и, порвавшись, он обдал водой и меня, и вампира. Закрыв лицо руками, он завопил, и я тут же сбросила его с себя и вскочила на ноги.

   -Ненавижу! - крикнула я и ринулась к своему оружию, надеясь, что в этот раз успею к нему добежать.

   "Если не успею, то шансов совсем нет! Ятаган, это единственное, что я ещё могу противопоставить вампирам".

   Справа промелькнула тень и едва успев увернуться, уже через секунду я оказалась возле камня. Схватив оружие, развернулась и заняла оборонительную стойку.

   -Давайте, вампирята, налетайте! Потанцуем! - процедила я, внимательно всматриваясь в темноту, а потом испуганно сглотнула, когда увидела четыре тени, обступившие меня.

   "Ещё четверо? Нет, у меня точно нет шансов, если только здесь нет так называемых кровных братьев. Было бы очень удобно одним махом убить весь отряд или хотя бы его часть, ведь если мы убиваем вампира, то умирают все те, кого он обратил. Но вампиры не дураки, и в такие отряды никогда не ставят связанных между собой. Однако всё равно мне каждый раз греет душу то, что когда убиваю упыря, в мире ещё где-то умирает парочка" - подумала я. "Эх, надеяться на такое везение нет смысла, эти сейчас одновременно налетят, и я максимум - обезврежу одно. Значит точно, сейчас я умру".

   Но к моему удивлению вампиры почему-то не нападали, а медленно кружа вокруг меня, не сводили взгляда. Неожиданно один из них сказал:

   -А может выстрелить ей из пистолета в ногу или руку? Тогда она не сможет защищаться.

   -Нет. Приказ был чётким - живой и здоровой, а за малейшую царапину виновник будет выброшен на солнце, без шкуры, - ответил другой вампир. - Хочешь позагорать?

   "Что это значит?" - удивлённо подумала я, а потом до меня дошло, что вампиры вообще ведут себя странно. "Ведь уже два раза меня могли убить. Вместо того чтобы толкнуть в спину, мне могли свернуть шею. Да и второй раз меня просто встряхнули и отбросили. Это кому я понадобилась живой и здоровой?". Но ответ был очевиден. Из вампиров я могла интересовать только одного Красса. "Ублюдок! Он знает, где меня искать и зачем-то хочет вернуть! Ну нет! Не время мне ещё встречаться с ним! Вот когда я буду уверена, что смогу убить его, тогда сама найду этого упыря" - внутри всё бурлило от ярости. А следующая пришедшая в голову мысль заставила меня расплыться в довольной улыбке. "Живой и здоровой, говорите? Значит, я могу вас убивать, а вы меня нет! Этим я обязательно воспользуюсь!" - решила я, выбирая момент для нападения.

   Внезапно один из вампиров метнулся к толпе людей и, подняв с земли какую-то девушку, лет семнадцати, холодно произнёс:

   -Брось оружие, или мы начнём убивать людей.

   -Вы и так их убьёте, если не сейчас, так потом, выпив из них всю кровь, - ответила я, сильнее сжимая рукоятку ятагана.

   -У нас приказ доставить тебя, а люди не важны. Если ты сдашься, мы их отпустим.

   -Хм, и ты думаешь, я поверю тебе?- презрительно спросила я. - Как только я брошу оружие, вы введёте их снова в транс и погоните в город.

   -Я не хочу возвращаться в город! - вдруг пробормотала девушка, которую держал вампир и, заплакав, с жаром зашептала: - Отче наш, сущий на небесах! Помоги! Да святится имя Твое; Да приидет Царствие Твое; Да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день; И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Яко Твое есть и Царство, и сила, и слава Отца и Сына, и Святаго Духа; И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь!

   Не успела она произнести слова молитвы до конца, как вампир зарычал, а его ладонь начала дымиться и он, разжав руку, шарахнулся в сторону от неё.

   Мы все замерли, с непониманием глядя на девушку, которая медленно осев на землю, продолжала, как заведённая, читать молитву, повторяя её снова и снова.

   "Это как такое может быть? Она же не священник! Хотя...". В памяти тут же всплыли воспоминания об одной передаче про религию. Там рассказывалось, что в Библии указано, что любой человек, искренне верящий в бога, может и воду освятить, и детей окрестить, и благословить.

   "А вот это уже удача! С этой девушкой мы сможем выстоять до рассвета! Вот это свезло, так свезло! Значит, Богу на меня не наплевать" - с облегчением подумала я и обратилась к девушке:

   -Не переставай молиться и крестись!

   На секунду замолчав, она посмотрела на меня, глазами полными ужаса, а потом кивнула и ещё пламеннее стала молиться.

   Не опуская ятагана, и внимательно следя за вампирами, я двинулась к ней. Оказавшись рядом, я тихо сказала:

   -Встань и, молясь, иди за мной. Ничего не бойся. Если поняла, то кивни.

   Она с готовностью кивнула и, поднявшись, встала у меня за спиной. Что делать, я уже решила, поэтому направилась к лежащим на земле людям и, дойдя до первого, пнула его носком ботинок и приказала:

   -Встань и найди две палки, быстро!

   -Ххорошшо, - запинаясь, ответил он и начал оглядываться по сторонам.

   Тем временем вампиры продолжали кружить возле нас, всё громче рыча и скалясь.

   -Что, ушки болят от слов молитвы из уст истинно верующего человека? - саркастично спросила я. - А мы с ней сейчас ещё лужицу с водой найдём, и она её освятит, после чего я устрою вам водные процедуры!

   -Ввот! - парень, которому я приказала найти палки, протянул мне их, но я кивнула головой в сторону девушки и сказала ему:

   -Отдай ей. Пусть она сложит их в виде креста, а потом очертит большой круг на земле. И главное, пусть очень громко молится.

   Парень передал палки девушка и та начала исполнять мой приказ, а когда всё было готово, я произнесла:

   -Все в круг!

   Вся моя группа, как по команде, вскочила на ноги и табуном ринулась в круг, а собравшись там, испуганно принялись жаться друг к другу. "Да и мне не мешало бы там спрятаться" - решила я, и начала отступать.

   Вампиры ещё больше занервничали и утробно рыча, начали сновать туда-себя, поняв, наверное, что через пару секунд, и я буду для них недоступна. И тут один не выдержал и, пригнувшись, прыгнул на меня.

   "Придурок!" - подумала я, и за секунду до его приземления, сделала шаг в сторону, а потом размахнулась и, не дав ему подняться, срубила голову. После чего сразу же бросилась в круг, боясь, что и остальные вампиры пойдут в атаку.

   -Фух! Теперь нам ничего не страшно! - оказавшись в кругу, я облегчённо выдохнула и обвела всех довольным взглядом. - Надеюсь, все целы и на месте?

   -Вроде все, - пробормотал молодой парень, узнавший меня. - Спасибо тебе! Ты молодец!

   -Не я молодец, а та девчонка, - я кивнула на продолжавшую молиться девушку. - Если бы не она, всем бы уже настал крантец!

   -Вы обе молодчины, - он тепло улыбнулся мне, и я тут же нахмурилась.

   -Заткнись, много разговариваешь! - как можно грубее сказала я. "Не хватало мне ещё заигрываний молодого пацана! У меня, что других проблем мало? Вон, сначала надо с ребятами-вампирятами разобраться".

   Держа наготове ятаган, я продолжала наблюдать за их передвижениями, потому что не чувствовала уверенности, что очерченный круг на самом деле защищает нас. "Одно дело, когда священник очерчивает круг возле убежища, чтобы вампиры не смогли даже к нему подойди, и совсем другое дело эта девчонка. Вдруг только чтение молитвы нас спасает сейчас?".

   Один из вампиров, наверное, подумал то же самое, и решил проверить прочность нашего круга. Двинувшись к нам, он пристально смотрел на девушку читающую молитву и я испугалась. "А вдруг он поймает её взгляд и внушит ей замолчать? Круг спасёт или нет?"

   -Опустите все головы и не смотрите на упырей! - громко сказала я, и он, оскалившись, с ненавистью посмотрел на меня.

   Медленно поднимая своё оружие, я начала осторожно подходить к черте, чтобы успеть убить вампира, если она не защищает нас. "Если защиты нет, и я смогу этого типчика отправить на тот свет, то останется только два вампира, а это уже шанс на спасение. Да и молитва девушки им здорово режет слух. Вот как бесятся от злости!".

   В этот время, два других вампира державшиеся в стороне уже стали усиленно трясти головами, пытаясь, наверное, избавиться от неприятных ощущений. "Даже если круг и не работает, я всё равно смогу их убить. Они сейчас уязвимы. Главное теперь не потерять девушку".

   Мы с вампиром почти одновременно подошли к черте и с ненавистью уставились друг на друга. Его, по-видимому, от слов молитвы уже трясло мелкой дрожью, но он не сдавался.

   Осторожно протянув руку, он сделала ещё шаг и я тут же, выскочив из круга, рубанула по ней ятаганом, а потом кинулась назад.

   -Сука! - заорал он, когда кисть его руки упала на землю, а затем бросился на меня.

   Но уже в следующее мгновение его отбросило назад, как будто он столкнулся с невидимой стеной.

   -Обломайся, кровосос! - победно крикнула я и рассмеялась, глядя как он встряхивает головой, пытаясь прийти в себя.

   -Мы ещё встретимся, обещаю! И ты сильно пожалеешь, что не умерла сегодня! - прошипел он, поднявшись на ноги, а потом повернулся к своим спутникам и бросил: - Уходим!

   Напоследок оскалившись ещё раз, они исчезли, и только тогда я позволила себе расслабиться. С шумом выдохнув, я опустилась на землю, и поняла, что от напряжения меня сейчас трясёт не меньше, чем вампиров от молитвы.

   -Они ушли? - с надеждой спросила наша спасительница, перестав молиться.

   -Думаю, да. Черту переступить они не могут, и понимают, что до рассвета мы не выйдем за неё, поэтому нет смысла кружить возле нас, - ответила я, а потом с интересом посмотрела на неё. - Кто ты такая?

   -Меня зовут Ольга, - она робко улыбнулась мне. - У вампиров я работа на кухне... Ну, то есть, не у них на кухне, а готовила еду для людей.

   -Как ты вообще, истинно верующая, могла попасть к ним в руки? Или ты делала это добровольно? - я прищурилась, глядя на неё.

   -Нет, что вы! - она испуганно посмотрела на меня и перекрестилась, а потом, задумавшись, пробормотала: - Я даже и сама сейчас не понимаю, как могла работать у них и считать, что так и должно быть. Тогда мне казалось это правильным и единственно верным решением. Я просто знала, что должна делать всё, что они скажут и радовалась, когда могла угодить им.

   -Внушение, - сказала я, поморщившись.

   Но всё равно я не понимала, как ей, верящей в Бога, могли навязать внушение, поэтому спросила:

   -А раньше, до того как появились вампиры, где ты жила и что делала?

   -Я была послушницей в монастыре и однажды собиралась принять постриг, чтобы стать монахиней.

   -Хм, ещё интересней. А как же тогда попала к самим вампирам? - ещё больше удивившись, спросила я.

   -Как-то раз мы с матушкой по делам мирским покинули стены обители. Проходя по городской площади, мы увидели собрание людей, требующих убить всех вампиров. Я знала, что вампиры заявили о себе, и мне стало интересно посмотреть хоть на одного из них. Наш настоятель говорил, что мы должны принять их, потому что, раз они не боятся крестов и освящённой воды, то значит тоже дети божие...

   -Поздравляю, ваш настоятель на самом деле не верил в Бога, - зло процедила я. - А дальше?

   -Я чуть отстала от матушки и подошла к людям, а потом увидела очень красивого молодого человека в толпе, - замолчав, она покраснела и опустила глаза. А потом тихо пробормотала: - Я знаю, что не должна была смотреть на него и чувствовать... я даже не знаю, как это назвать... он просто понравился мне... а когда он посмотрел мне в глаза, я уже не хотела ничего... не хотела возвращаться в монастырь, не хотела принимать постриг... я хотела только одного - быть рядом с ним... Сейчас мне так стыдно, - она всхлипнула. - Живя в городе, я видела, такие страшные вещи, но мне было всё равно... Нет, не верно! Мне было не всё равно, а доставляло радость то, что эти ужасы приносят вампирам удовольствие! Я думала только об их благе и ни разу не вспомнила о Боге и заповедях! - на последних словах она уже не выдержала и, закрыв лицо руками, разрыдалась.

   -Ты была под внушением и ничего не могла сделать! Так что немедленно перестань плакать! - потребовала я, но она разрыдалась только ещё сильнее.

   Мне было жалко эту девушку. Встав и подойдя к ней, я обняла её за плечи и прижала к себе.

   -Не плачь. У тебя не было выбора.

   -Был, - пробубнила она, уткнувшись мне в плечо. - Не следовало мне проявлять любопытство, и тогда бы я не попала под их влияние. Я теперь никогда не смогу замолить свои грехи и гореть мне в аду вечность!

   -Во-первых, под влияние ты попала бы в любом случае, просто это случилось бы чуть позже. А не попала бы, уже умерла бы. Во-вторых, ни в каком аду тебе не гореть. Ты чистая душа. Как ты не понимаешь? Раз ты словом молитвы можешь останавливать вампиров, то уже не можешь попасть в ад.

   -Вот это меня и беспокоит, - она уже начала вздрагивать от рыданий. - Пока я жила среди вампиров, я могла спасти многих... но равнодушно взирала на происходящее! Нет мне прощения!

   -Ты равнодушно взирала на происходящее, потому что тебе приказали это делать. Подумай сама хорошенько, и ты поймёшь, что твоей вины нет.

   Она промолчала в ответ, а я, продолжая её обнимать и гладя по голове, задумалась. "Хм, как же так может быть, что истинно верующей навязали внушение? Или вера не спасает от внушения? Но тогда почему вампиры не могут навязать свою волю священникам? Ведь это мы точно знаем. Не могут же абсолютно все настоящие священники не поддаваться внушению. Или могут? Или дело здесь в другом? К истинно верующим священникам вампиры даже подойти боятся, и шарахаются от них. А эта девчонка работала у вампиров и пока не открыла рот, они не обращали на неё внимания. Может дело здесь ещё и в сане? У настоящего священника и посвящение в сан становится защитой? Он, как броня защищает от вампиров постоянно, а так как девушка являлась только послушницей и её не посвящали в сан, то и не было этой брони. Только молясь, она может защищаться. Очень похоже, что именно так. Значит, среди жертв вампиров могут быть и другие люди, которые способны бороться с ними. Вот только как их вычислишь? На лбу ведь у них не написано, что когда-то они верили в Бога. В общем, есть над чем подумать".

   Тем временем девушка уже успокоилась и я сказала:

   -Не вздумай ни в чём винить себя и лучше отдохни. И вообще, всем спать! У нас ещё есть три часа. Вампиров уже можно не бояться.

   Но моя команда и не требовалась. Часть людей уже спали, а часть держались из последних сил.

   Когда все улеглись, я отошла к черте, и сев на землю, снова начала прислушиваться к звукам. Спать мне хотелось не меньше, чем остальным, но я всё же решила подежурить. "А вдруг круг действует только, когда девчонка молится? Она уже заснула и может наша защита пропала. Лучше уж не рисковать. Не впервой сутками не спать. Да и рассвет скоро".

   Как только показались первые лучи солнца, я разбудила всех и дала им десять минут на беганье по кустам.

   -Рассвет я уже сегодня видел, теперь хочу посмотреть в твои глаза, - рядом появился мой болтливый ухажёр, и улыбнулся.

   После насыщенного дня и не менее насыщенной бессонной ночи огрызаться сил не нашлось, и я решила сразу расставить точки над "i".

   -Слушай, не надо со мной пытаться подружиться и уж тем более не надо со мной заигрывать. Не терплю малолетних с... - договаривать я не стала, потому что в этот момент из кустов вышла одна из моих "любимых" блондинок и я увидела на её лице синяк.

   -Некрасиво получилось, - парень проследил за моим взглядом. - Хотел её ночью успокоить, чтобы она не голосила, но не рассчитал силу удара.

   -Нехорошо женщин бить, - строго сказала я, а потом, улыбнувшись, добавила: - Но в этот раз это стоило сделать! Молодец!

   Парень расплылся в довольной улыбке и только собрался что-то сказать, как я тут же прищурилась и холодно посмотрела на него.

   -Дальше продолжать не стоит. Всё остальное я сказала тебе перед этим, - а затем отошла от него и громко сказала: - В путь! К обеду будем возле убежища, и там сможете поесть.

   Все тут же с готовностью выстроились в ряд и без жалоб и вздохов, двинулись за мной. "Я сказала волшебное слово "еда". Наверное, они сейчас и бежать готовы. Ну что ж, тем лучше".

4

   Красс.

   Чем ближе был рассвет, тем большее нетерпение охватывало меня. Хотелось поскорее увидеть свою чертовку и заняться её воспитанием, чтобы она не смела больше сбегать от меня. Но когда мне доложили, что пять вампиров в городе рухнуло замертво, нетерпение начало перерастать в тревогу. "Какая-то из групп, посланных вдогонку, терпит неудачу" - сразу понял я. "Но вот какая? Та, что настигла Аглаю или другая? Но с другой стороны, если вампиры умирают, значит, группа людей и холькан вне убежища, а соответственно есть шанс, что их схватят".

   Ожидание было невыносимо, и я метался по комнате диспетчеров видеонаблюдения, заодно проклиная всех за то, что мы связанны между собой. "Хольканы порой своими нападениями лишали нас от пятнадцати до двадцати вампиров, и это только в одном городе. А если считать все нападения по миру, то количество получается внушительное. Хотя, кандидатов на обращение тоже достаточно, и на двух умерших, можно обратить трёх новых. Да и те вампиры, которых мы обращали для боевых операций, в обращении людей участвовали по минимуму, чтобы не ослаблять нашу защиту. Только единицы из тех, кто часто обращал, вступают в прямые схватки с людьми. Теряются в основном маловажные вампиры, поэтому особой проблемы в этом нет. Но, однозначно надо бомбить посёлки мятежников. Не поддающиеся внушению остались только там, и они единственные кто по-настоящему может дать нам отпор. Как только они все погибнут, сопротивление сойдёт на нет, и мы станем полноправными хозяева Земли, где все будут подчиняться только нам, и исполнять любые наши прихоти. Но перед этим, я должен забрать Аглаю. Её смерти я не хочу. По крайней мере, пока".

   -Претор Красс, одна из групп вошла в город, - доложил один из диспетчеров, глядя на монитор.

   -С людьми?

   -Нет, - ответил он, а спустя секунду добавил: - Эта группа состояла из семи вампиров, а вернулось только трое.

   -Значит, они потеряли четверых, и это ночью, когда у них преимущество? - сдержанно спросил я и начальник охраны сжался, понимая, что сейчас моя сдержанность лишь маска. - Я хочу их видеть немедленно!

   Начальник кивнул и тут же исчез, а я сел в кресло и в ожидании уставился на дверь. Минут через семь она открылась и появилась группа.

   -Вижу, ваша вылазка потерпела крах, - вкрадчиво произнёс я. - И кто, позвольте узнать, ночью, вне убежища, убил четверых ваших собратьев, когда у нас преимущество?

   -Эта баба, за которой вы нас послали, - ответил вампир, у которого, по-видимому, была отрублена кисть руки и уже начала формироваться новая. - Но ей просто повезло. У неё в группе нашлась истинно верующая девчонка и она, начав читать молитву, помешала нам схватить бабу. Да и преимущество у неё имелось. Если бы её можно было убить, мы бы это сделали уже через минуту после нападения. Но вы сами сказали, что она нужна живой и здоровой.

   Чем дальше он говорил, тем больше меня охватывала ярость и, не выдержав, я вскочил на ноги и метнулся к вампиру без руки.

   -Идиоты! Бездари! Вы смогли её нагнать вне убежища и обосрали всё дело! Всемером не справились с одной пигалицей! Она обыкновенная писательница, а не спецназовец!

   -Претор, она быстра, да и оружием владеет хорошо, - пытаясь оправдываться, вампир начал трястись от страха.

   -Да?! А может, это вы недостаточно расторопны? - спросил я, прищурившись. - Тогда мне не нужны такие вампиры!

   -Претор, мы исправимся, - испуганно пробормотал безрукий.

   Потеряв к ним интерес, я повернулся к начальнику охраны и бросил:

   -Казнить их, - а потом вышел из комнаты.

   -Претор Красс! - начальник догнал меня в коридоре. - Гнедыш достаточно опытный вампир, да и многих обратил. Если я казню его, то погибнет не менее ста вампиров.

   -Мне плевать, сколько вампиров погибнет! Он бездарность и скорее всего, обратил таких же бездарностей, - процедил я, но тут в голову пришла интересная мысли. - А впрочем, безрукого оставь в живых пока. Я хочу, чтобы он показал маршрут, которым они преследовали людей. Остальных двух на солнце, когда оно встанет.

   -Слушаюсь, претор, - он подобострастно склонил голову.

   Во мне всё кипело от ярости и от того, что не получил то, что хотел, поэтому я решил действовать сам. "Ну, Аглая! Ну, чертовка! Я тебя ведь всё равно найду! И за каждую секунду моей злости ты заплатишь мне часами удовольствий!".

   Хотя я понимал, что Аглая не совсем виновата в моём настроении. Эта была проблема всех вампиров. Мы были слишком эмоциональны. Природа наградила нас не только обострённым слухом, зрением, силой и обонянием, но и обострёнными эмоциями. Это являлось нашим своеобразным проклятием, потому что порой из-за эмоций мы принимали неверные решения. Например, те же вампиры, которые днём обязаны защищать города. Я прекрасно понимал, почему они не пользуются оружием, а предпочитают разобраться самостоятельно. Нетерпение и излишняя самоуверенность в своих силах, а также азарт хищника толкал их в бой. Но из-за этого мы несли потери, и я требовал в первую очередь сдержанности, и готов был казнить десятки вампиров, чтобы потом сотни последующих думали головой.

   "А сам-то! Где моя сдержанность?" - с усмешкой спросил я себя и тут же ответил: "А я претор и мне сдерживать себя необязательно. Все, на вверенной территории обязаны бояться меня и в точности исполнять мои приказы! Да и потом, всё же иногда я пытаюсь себя обуздать, и в принципе у меня это получается. Только когда дело касалось Аглаи, я не могу себя держать в руках. Может, когда я полностью удовлетворю к ней интерес, то перестану заводиться так каждый раз, когда о ней думаю? Ладно, время покажет. Для начала надо эту мелкую заразу изловить".

   План у меня уже имелся, поэтому я направился в комнату своего помощника Гурко. Не стучась, я вошёл к нему и заявил:

   -Пусть готовят мой вертолёт. Нам необходимо облететь местность.

   -Будет сделано, Красс, - он вскочил с кровати, отталкивая двух девушек и вытирая губы, измазанные в крови. - Через пятнадцать минут всё будет готово.

   "Может и мне стоит поесть?" - подумал я, глядя на девушек и чувствуя аромат их крови. "Нет, сначала осмотрю территорию. Может, удастся самому схватить Аглаю. А если не получится, то уже тогда оторвусь на полную, чтобы хоть как-то успокоить себя".

   Развернувшись, я направился в свои апартаменты и, достав защитный костюм, стал надевать его. "Необходимо учёных поторопить с разработкой новых тканей. Всего пять минут нахождения на солнце меня не устраивают. Не верю я, что других вариантов не существует. Надо им придать стимул, например, казнив парочку, чтобы остальные больше старались" - мимоходом подумал я.

   Выйдя в крытый ангар, я довольно улыбнулся, потому что пилот уже находился в кабине и вертолёт был готов к вылету, а возле него стоял Гурко, начальник охраны и Гнедыш.

   Разместившись в салоне, полностью защищённом от солнечного света, я приказал Гнедышу указать направление моему пилоту, а потом холодно произнёс, когда мы взлетели:

   -Рассказывай, что произошло. До самых мелких деталей.

   Он с готовностью начал описывать произошедшие события, и когда сказал про девчонку, читающую молитву, я прищурился. "Хм, значит, не только священники могут противостоять нам? Это что-то новенькое. Почему же мы раньше об этом не узнали?".

   Сила истинно верующих священников нам была известна всегда, поэтому, когда мы разработали план по захвату власти, на предварительном этапе мы занялись именно ими. В течение пятидесяти лет мы разыскивали их по всему миру и заставляли других людей убивать их, потому что сами не могли к ним подойти, из-за того, что их защищал сан. Мы специально действовали медленно, чтобы люди не обратили внимания на убийства, а параллельно с этим насаждали в мире безбожие и разврат, давая понять людям, что верить в Бога необязательно и надо жить только в своё удовольствие. Это принесло нужные нам результаты. Верующих людей становилось всё меньше. Да, они по-прежнему бегали в церкви, но скорее для успокоения своей совести, но по настоящему уже не верили в Бога, а священники ударились в политику и зарабатывание денег, что было нам только на руку".

   "Но оказывается, всё не так просто. Девчонка находилась у нас, и мы могли влиять на неё и не боялись подходить. И теперь непонятно, сколько таких истинно верующих пребывает под нашим влиянием. С этим необходимо что-то делать. Этак любой человек, после выведения из-под внушения, сможет словами молитвы уничтожить весь отряд".

   Однажды я столкнулся со священником и до сих пор помнил, как внутри всё болело от его слов, а мозг разрывало на части. Я даже не мог сосредоточиться толком, а тело отказывалось слушаться, и каждое движение давалось с огромным трудом. "Мы слишком уязвимы в таком состоянии. Поэтому надо срочно отдать приказ расспросить людей об их прошлых жизнях. Тех, кто ходил в церковь постоянно, нужно уничтожить, чтобы в дальнейшем не возникало таких эксцессов" - решил я.

   -Вот здесь мы с ними встретились, - произнёс Гнедыш, тыкая пальцем в окно.

   Посмотрев в иллюминатор, я увидел небольшую поляну. Затемняющая защитная плёнка на стёклах мешала рассмотреть её во всех деталях, но мне это и не нужно было.

   -От этого места лети, как можно ниже. Сначала возьми курс на северо-восток, - приказал я пилоту, а затем повернулся к вампирам. - А вы смотрите в оба, в иллюминаторы. Далеко люди не могли уйти.

   Они послушно кивнули и начали внимательно всматриваться вниз, а меня снова охватил мандраж и нетерпение.

   "Аглая, ну давай же, показывайся! Хватит слоняться по лесам и горам. Ты же домашняя барышня, любящая комфорт и уют. Всё это я тебе дам за секс и твою кровь. Ни в чём не будешь знать отказа" - повторял я про себя, тоже глядя за борт.

   Сегодня, как назло был ясный солнечный день, и даже плёнка не могла полностью защитить нас от солнца. У меня уже начали болеть глаза, когда Гурко радостно закричал:

   -Есть движение!

   Оказавшись рядом с ним, я приник к иллюминатору и увидел, как группа людей бежит к какому-то холму, и скрываются в нём. "Твою мать! Это, наверное, замаскированное убежище. Что за невезение!" - зло подумал я, а потом увидел Аглаю. Она стояла в стороне, и что-то крича людям, подгоняла их.

   -Садись, - крикнул я пилоту, хотя не представлял, что делать дальше.

   "Из-за этих грёбанных освященных территорий я даже подойти к дверям не смогу. Если бы мы их в лесу встретили, я бы быстро выскочил из вертолёта и схватил Аглаю, а сейчас... Осаду что ли устраивать? Но в ней нет смысла. Они с этой девчонкой, искренне верящей в Бога, могут и дальше двинуться в путь, и в любой момент скрыться в круге, а мы при свете дня будем сидеть, как придурки, в вертолёте. Ладно, хоть попробую с Аглаей поговорить".

   -Мы не можем сесть. Слишком много деревьев. В километре отсюда я видел поляну, смогу только там приземлиться, - пилот с сожалением посмотрел на меня.

   -Да? И что, ты предлагаешь мне под солнцем этот километр пробежать? - саркастично спросил я, испытывая желание его прямо сейчас порвать на куски. Но он был единственным, кто мог нас доставить назад в город и мог управлять вертолётом при свете дня, потому что являлся человеком. Да и жалко было терять высококлассного специалиста, который мог летать практически на всех видах воздушной техники.

   Пилот в ответ горестно посмотрел на меня, и я добавил:

   -Ладно, расслабься. Не можешь сесть, ну и ладно.

   "Не стоит его сильно мучить. Ему уже плохо, от сознания того, что он не может исполнить мой приказ и доставить мне радость" - подумал я про себя, и снова посмотрел на Аглаю.

   Все люди уже скрылись в убежище, и она единственная осталась стоять на улице. Неожиданно она развернулась и, посмотрев на вертолёт, широко улыбнулась, а затем подняла руку верх и показала нам средний палец.

   "Ах ты, стервочка! Ещё и издеваешься? Ну подожди, я ещё доберусь до твоих тонких, нежных пальчиков" - подумал я, когда она скрылась в убежище. И хотя я должен был злиться, меня почему-то наоборот душил смех. "Наверное, ярости нет, потому что я уже знаю, где её искать. Вычислить поселение будет несложно. А там что-нибудь уже придумаю".

   -Надо было взять с собой гранатомёт, - произнёс Гурко. - И взорвать к чертям эту халупу, вместе с этим сбродом.

   -Нет, мы поступим по-другому, - ответил я и в голове уже созрел план. - Возвращаемся в город.

   Всю дорогу назад, я продумывал план действий и удивлённо спрашивал себя, почему мы раньше до этого не додумались. "А ведь всё просто. Мы пытались заслать людей в посёлки, но любого, кто входил на территорию, хольканы проверяли на внушение и снимали его, а стоило сразу дать установку не входить в посёлок и просто наблюдать, прячась от людей. Так мы могли бы здорово уменьшить число жертв среди нас и количество спасённых людей. Если возле известных нам посёлков поставить по одному такому наблюдателю, мы моментально будем знать, когда ожидать нападения. Нужно будет так и сделать. Но сейчас мы поступим так, ради того, что схватить Аглаю. Необходимо послать наблюдателя и как только она выйдет за территорию, для очередной операции, и будет вне освящённой территории и без всяких верующих девчонок, схватить её".

   Приземлившись в городе, я отдал приказ подобрать из числа людей спортивного, выносливого парня и прислать ко мне, а сам пошёл к себе.

   Переодевшись, я достал фотографию Аглаи и в очередной раз улыбнулся. "Ну что, крошка, скоро твоя бурная жизнь закончится и тебе придётся сосредоточиться только на мне".

   В двери постучали и я сказал:

   -Войдите!

   Гурко ввёл высоко, атлетичного парня, лет двадцати и сказал:

   -Это Павел. Раньше занимался дзюдо, и местность вокруг города хорошо знает. Подойдёт?

   -Подойдёт, - я кивнул и обратился к парню, показывая фотографию Аглаи: - Слушай меня внимательно. Тебя высадят из вертолёта недалеко от посёлка людей. Дойдя до него, ты должен спрятаться и следить за воротами. Вход в таких посёлках всегда только один, поэтому проблем не возникнет. Как только увидишь вот эту девушку, ты немедленно должен позвонить мне. Но на глаза ей или другим людям не показывайся. Если будут выходить другие, на них не обращай внимания. Меня интересуется только она. И когда она появится, ты должен за ней проследить. Всё ясно?

   Парень с готовностью кивнул, а я повернулся к Гурко.

   -Выдай ему телефон, а затем дайте запас еды. Потом с пилотом вылетайте на облёт местности и поищите посёлок. Как найдёте его, близко не подлетайте, и километрах в трёх-четырёх высадите парня.

   -Слушаюсь, - ответил Гурко и с парнем вышел из комнаты.

   "Надеюсь, посёлок найдут быстро, и Аглая не будет там долго рассиживаться, а кинется спасать новую группу людей" - подумал я. "Но лучше пока настраивать себя на ожидание, чтобы потом не беситься от злости. А чтобы ожидание не тянулось мучительно долго, стоит поесть и развлечься".

   Сняв трубку внутреннего телефона, я набрал номер наместника и властно произнёс:

   -Ты там говорил про девчонок, приготовленных для меня. Пусть их приведут.

   -Конечно-конечно, претор Красс. Через пять минут они будут уже у вас, - елейным голосом пропел он.

   Через пять минут в двери действительно постучали, и наместник, с льстивой улыбкой, ввёл в комнату двенадцать молодых девушек.

   -Претор Красс, простите, но я ещё не знаю ваших вкусов. Поэтому выбрал четырёх блондинок с разными группами крови, четырёх брюнеток и четырёх рыжих. Если эти не устроят вас, то через минуту могу привести других.

   -Подойдут, - ответил я, лениво разглядывая девиц. - Возьму вот эту, - я указал на миниатюрную блондинку, у которой, судя по запаху, была вторая группа крови, а потом на рыжую девушку, чуть постарше, с третьей группой крови.

   -Всегда рад услуживать вам, - угодливо ответил он и, подтолкнув ко мне двух выбранных девушек, остальных вывел из комнаты.

   -Раздевайтесь, и в постель, - приказал я, снимая с себя одежду.

   "На безрыбье и рак - рыба. Конечно, было бы интереснее с Аглаей покувыркаться, но зато этих я могу выпить до последней капли, если захочу" - подумал я, ложась в постель и прижимая к себе девчонок.

5

   Аглая.

   В посёлок мы добрались на следующий день, и поволноваться я успела не раз. А вернее даже испугаться. Когда ближе к полудню над нами завис вертолёт, я не знала чего ожидать. Таким образом нас ещё никогда не выслеживали и мне это не понравилось. "Конечно, я как обычно не сдержалась и поёрничала с преследователей, показав им средний палец. Но сдаётся мне, что ничем хорошим эти полёты вертолётов для нас не обернутся. Нам повезло, что к этому моменту мы успели дойти до убежища и спрятаться там. Но потом я не раз слышала шум вертолёта вдалеке, а значит, что-то может произойти".

   Плюс, когда мы шли, в памяти всплыло предложение одного из вампиров о том, чтобы ранить меня и почувствовала тревогу. "Неужели вампиры отбросили своё самолюбие и опустились на грешную землю, поняв, что всё же стоит применять оружие? Надо срочно рассказать об этом Сергею. Они могут начать с пистолетов, а закончить какими-нибудь базуками или чем похуже. Гранате или ракете по барабану - на освящённой территории уничтожать всё живое, или нет".

   Правда, у меня теплилась надежда, что всё это может ничего особенного не значить. И это просто Красс пытается найти именно меня.

   "Интересно, а кто он такой, что может отдавать приказы найти меня и летать на вертолёте, если это конечно был он". Всю дорогу об этом думая, я вспоминала последние два месяца с ним.

   Я никогда его не спрашивала про иерархию в их сообществе и знала только про Королеву. Просто в тот момент мне было не до того. Мало того, что умер Олег, так ещё и миф о вампирах оказался совсем не мифом. В тот момент я вообще была дезориентирована и мало интересовалась происходящим вокруг, пытаясь смириться с потерей мужа и снова наладить свою жизнь. "А зря! В наш дом каждый вечер съезжалось не меньше пяти-шести вампиров и вели они себя с Крассом очень уважительно, поэтому стоило поинтересоваться кто он. Но уже ничего не сделаешь. Да и плевать мне на то, кем он может быть".

   В посёлке, сдав людей для распределения старостам домов, я сразу пошла к Сергею, чтобы доложить о вылазке и поделиться некоторыми своими мыслями.

   Нашла я его в центре посёлка, в нашем главном здании. Хотя зданием это можно было назвать с натяжкой. Так как жизнь и быт прошлось налаживать с нуля, и из стройматериалов нам доступно было только дерево, весь посёлок состоял из одноэтажных, деревянных домов. Те, что предназначались для людей, были похожи на общежития, с небольшими комнатами, рассчитанными на четыре человека. А наш штаб вообще являлся натуральной деревенской избой.

   И там же, перед избой, находилась площадь, где все собирались на собрания, и обучались будущие хольканы.

   По дороге я перездоровалась с половиной посёлка и с радостью отметила, что будущие хольканы, как раз сейчас тренирующиеся в метании пакетов с водой, делают успехи.

   Стоя возле окна, Сергей наблюдал за тренировкой, и когда я вошла, сказал:

   -Ты припозднилась в этот раз. Слава и Матвей пришли ещё вчера. Я уже начал думать, что тебя постигла участь Кирилла.

   -Она бы меня и постигла, если бы в нашей группе не обнаружилась одна девушка, с весьма интересными способностями, - ответила, устало опускаясь на стул.

   -Какими? - сев напротив, он с интересом посмотрел на меня.

   Про саму операцию уже не было необходимости докладывать, потому что пришедшие раньше это уже сделали, и я решила перейти сразу к главному.

   Сергей внимательно меня слушал, и чем дальше я рассказывала, тем удивлённее смотрел на меня.

   -Подожди, это получается, что слова молитвы и из уст обыкновенного человека защищают нас? - в конце концов, спросил он. - Вот это да! Очень полезное открытие! А главное, это даёт нам ещё большую надежду на спасение людей.

   -Согласна. Но всё же некоторые вопросы у меня остались. Я, например не знаю - тот круг действует только, когда девушка читает молитву, или это уже считается освящённая территория. Ведь даже у священников есть ограничение.

   Ограничение на самом деле существовало, и если бы не оно, мы бы уже давно расправились с вампирами. Узнав про силу слова, мы сделали записи молитв, и пробовали транслировать её в городах, но на вампиров это не возымело действия, из чего мы сделали вывод, что молитва должна читаться вживую.

   -Мы обязательно это выясним, - пообещал Сергей.

   -Надо это сделать как можно быстрее. Люди начинают всё больше распускаться и не в силах преодолевать большие расстояния, поэтому необходимо строить дополнительные убежища. А для их освещения нам нужны священники, которых не так много. Если такие люди, как эта девушка в состоянии освятить территорию, то у нас будет дополнительный козырь.

   -Верно, - он кивнул. - Надо бы изловить хоть одного вампира и с ним поэкспериментировать. А заодно проверить остальных людей в лагере. Может, среди спасённых ранее, найдутся ещё истинно верующие.

   -Было бы не плохо, но есть ещё пару моментов, которые меня обеспокоили, - произнесла я и принялась рассказывать про упоминание оружия и вертолёт.

   Здесь Сергей уже хмурился, слушая меня, а когда я закончила, с тревогой произнёс:

   -Этого я опасался больше всего. Если вампиры возьмутся за оружие и поднимут в воздух боевую технику, нам придётся несладко. Спасением людей из городов вообще будет проблемой. Если хольканов начнут отстреливать, операции придётся свернуть и беречь вас для других, не менее важных операций. А для живущих в посёлках, единственный выход в данной ситуации - это уход под землю.

   -Да, но если жить под землёй ещё как-нибудь можно, то как мы будем выращивать там пищу? Любому растению нужен солнечный свет. На поверхность в любом случаи придётся выходить, чтобы ухаживать за посевами. Если, конечно, вампиры не уничтожат их в самом начале, скажем тем же напалмом. Никто не помешает им отдать людям приказ сделать это с воздуха, и мы будем бессильны.

   -Я над этим уже думал, потому что знал - вампиры не будут постоянно закрывать глаза на наше существование. Эти четыре месяца у них имелись более насущные проблемы, и они отлаживали механизмы управления людьми, но боюсь, мы следующие на очереди. Выход только один - выращивать всё в ящиках. Днём мы будем выносить их на солнечный свет, а ночью снова прятать. Если достаточно продуманно подбирать новое место для посёлка, скажем в гуще леса, то вряд ли с воздуха будут видны наши ящики с посевами.

   -Возможно, - ответила я и задумалась.

   В плане Сергея имелось много моментов, которые меня беспокоили. "А как мы там будем получать электричество? Сейчас нам помогают солнечные батареи и ветряки, но вампиры ведь обязательно и их разрушат. Мы окончательно опустимся в каменный век. Уже сейчас нам недоступен интернет и телефонная связь, а только старая, добрая морзянка, и то, мы пользуемся ею только в экстренных случаях, потому что нет уверенности, что вампиры не перехватят сообщения. А уж как на большое количество людей выращивать пищу в ящиках, вообще непонятно". Но это был реальный шанс на спасение. "Да и всегда можно устроить набеги на склады продуктов в городах. Если совсем туго станет, предпримем тактику грабежа. Может, хоть в городах люди не будут так разъедаться".

   -Ладно, иди отдыхай, - сказал Сергей. - А я пока побеседую с прибывшими. Может кто-нибудь владеет интересной информацией.

   -Хорошо, - сказала я и, попрощавшись, направилась в своё общежитие.

   За каждым хольканом закреплялось здание, которое в случаи опасности он должен был охранять и там же постоянно проживал. Но не ютился в комнате с соседями, а имел отдельную небольшую комнатушку. Такая комнатка имелась и у меня. И хотя там вмещалась только кровать, небольшой комод и маленький стол со стулом, это место я любила, потому что могла побыть в одиночестве и нормально выспаться, после марш-броска.

   Зайдя в неё, я быстро умылась над тазиком с водой и, начала раздеваться. "Конечно, не мешало бы принять душ, но сил уже нет. Завтра с утра это сделаю" - решила я и улеглась в кровать. "Какое блаженство!" - я зажмурилась, укрывшись одеялом. "Как мало теперь мне надо для счастья. Раньше я спала только на шёлковом белье, в большой кровати, с удобным матрасом, а сейчас радуюсь, когда вообще есть хоть какое-то постельное бельё, и кровать с любым матрасом, а не жёсткие доски, засланные одеялом. Всё познаётся в сравнении. Не ценила то, что раньше была, а сейчас довольствуюсь малым. Но сама во всём виновата. Нечего было книжечки писать о всяких монстрах, идеализирую их" - подумала я и тут же оборвала себя. "Так, спи! Хватит себя пилить. Это уже не имеет смысла. Надо теперь выбираться из сложившейся ситуации, а не вздыхать, думая о прошлом, которое уже не изменить".

   Проснулась я, когда за окном было ещё темно. Часы показывали пять утра, но спать не хотелось. Бодро вскочив с кровати, я умылась и, почистив зубы, решила устроить себе банно-прачечный день по полной программе. "Как раз и в душевых никого не будет. Поэтому спокойно помоюсь и постираюсь".

   Собрав грязное одежду и сняв постельное бельё, я направилась в нашу так называемую баню. Она стояла недалеко от штаба и была единственным зданием, где все могли помыться. Вообще-то, для каждого общежития был определён один день в неделе, когда люди могли помыться и постирать, но нам, хольканам, разрешалась пользоваться баней в любой день, потому что зачастую нас и в посёлке не было, когда был банный день нашего общежития.

   Замочив бельё, я с удовольствие встала под душой и, помывшись, ещё десять минут нежилась под струями тёплой воды и фыркала от удовольствия. "Нам ещё повезло, что у нас река рядом, и мы смогли наладить постоянную подачи воды, а в некоторых посёлках единственные источники воды, это колодцы и там люди вообще моются в тазиках" - подумала я и, выключив воду, принялась за стирку.

   К восьми часам утра, когда в бане начали появляться люди, у которых по графику был банный день, я уже справилась. Развесив бельё, я похвалила себя за проделанную работу и побежала в столовую.

   Позавтракав на скорую руку, вместе с подопечными со своего общежития и поболтав с ними о произошедшем в моё отсутствие, я направилась на площадь.

   Раньше, когда жизнь была нормальной, я занималась айки-будо. Конечно, я могла выбрать всё, что угодно, скажем тот же фитнес, но просто скакать под музыку, и делать какие-то упражнения мне казалось не интересным. А от айки-будо имелась двойная польза. Во-первых, там я постоянно находилась в не меньшем движение, чем на фитнесе. А во-вторых, изучала не только фехтование, но и приёмы рукопашного боя, которые могла применить для своей защиты в случаи чего.

   Как показала жизнь, это "в случаи чего" наступило, и мне здорово помогло предыдущее обучение. Правда, в первое время возникли проблемы с ятаганом, но я упорно тренировалась и уже уверенно себя чувствовала с этим оружием. Но чтобы быть ещё проворнее, теперь тренировалась каждый день, а не так, как при спокойной жизни - три раза в неделю.

   На площади молодые хольканы уже разминались перед тренировкой и, поздоровавшись, я присоединилась к ним. Но не успела пробежать и пары разминочных кругов, как из штаба вышел Сергей и позвал меня.

   Войдя в помещение, первого кого я увидела, это молодого парня из моей группы. Тепло улыбнувшись, он поздоровался со мной, но я только холодно буркнула ему "привет" и вопросительно посмотрела на Сергея, и стоящего рядом с ним заместителя, а заодно поздоровавшись с присутствующими хольканами.

   -Аглая, познакомься, это Виктор, - сказал он.

   -Он шёл в моей группе, - ответила я, вместо того, чтобы сказать "очень приятно" или "рада знакомству".

   "Лучше этого парня игнорировать. Он и так слишком навязчив, а если ещё и расшаркиваться с ним, на шею сядет, и будет заигрывать" - подумала я. Но всё с интересом покосилась на него. "С каждым новоприбывшим Сергей проводит личные беседы о том, как человек жил в городе. И зачастую мы узнаём после рассказов людей много полезной информации. А раз тут собралось столько людей, то парень знает что-то очень важное. Интересненько".

   -Виктор поведал нам весьма много интересной информации, - произнёс Сергей. - Он жил в основном здании вампиров и владеет важными данными о количестве вампиров в городе, графиках работ людей, количестве охраны в разных сменах, ну и другими сведениями. В числе прочих, оказывается, ранее мы обладали недостоверными сведениями, думая, что после наместников городов следующими в иерархии вампиров стоят бурмистры, которые напрямую отчитываются Королеве. Но, как, оказалось, есть ещё одно должностное лицо, это претор. Он руководит от лица Королевы огромными территориями.

   -Подумаешь, на одного урода больше, - пробормотал один из хольканов. - Нам-то какая разница.

   -Большая, - нахмурившись, Сергей посмотрел на него. - Претор нашей территории сейчас как раз объезжает её, и находится в Североуральске. Виктор сказал, что он прилетел на вертолёте, и охраны с ним практически нет. Это шанс нанести ощутимый удар по вампирам. Вы все знаете, чем выше должность, тем больше этот вампир обратил людей. Мы одним махом можем убить не менее тысячи вампиров, а вместе с этим внести сумятицу в сообществе самих вампиров.

   -Мы к наместнику и бурмистру не можем приблизиться из-за охраны, а тут претор. Вряд ли у нас выйдет, но это очень заманчиво, - произнёс другой холькан, самый старший из нас.

   -Если собраться всем хольканам из ближайших посёлков, и взять тех, кто сейчас на обучении, у нас может всё выйти, - предположил наш глава.

   -Но тогда мы оставим посёлки совсем без защиты, и вампиры могут попытаться выкурить отсюда людей, и мы потеряем уже спасённых. И не факт, что сможет достать претора. Надо хотя бы знать его в лицо. Мы должны идти точно к цели. Если мы начнём убивать всех вампиров подряд, то можем упустить этого кровососа, - заметил старший холькан, а потом обратился к парню: - Ты видел этого упыря? Описать нам его можешь?

   -Нет, - Виктор с сожалением посмотрел на нас. - Его я не видел. Только имя слышал, потому что наместник со своей любовницей всё причитали: "Претор Красс едет, как бы не разгневать его".

   -Претор, кто? - изумлённо спросила я. - Красс?

   -Да, - парень кивнул. - Так они его называли. Но, к сожалению, я так его и не увидел. Он приехал перед вашим нападением и меня послали по поручению хозяйки, а на улице я встретил уже одного из вас и вот...

   Закрыв глаза, я испуганно сглотнула, потому что, впервые услышав имя, подумала, что у меня что-то со слухом. Но имя было именно то, которое я хотела слышать меньше всего.

   "Красс! Мерзавец! Так он у нас не просто кровосос, а высокопоставленный кровосос? И это именно он виновен не только в смерти моего мужа, а и всех остальных погибших за последние месяцы людей?" - внутри начала подниматься волна ненависти.

   -Плохо, - тем временем произнёс старший из хольканов, озадачено обводя нас взглядом. - Хотелось бы всё же идти к цели, зная её.

   -Я знаю цель в лицо, - сквозь зубы процедила я. - И к этому упырю у меня личные счёты.

   -Да? - Сергей и остальные с интересом посмотрели на меня. - Точно? Можешь его узнать?

   -Могу. Но только обещайте, что я лично его убью.

   -Хм, а это как получится, - сказал один из хольканов. - Ведь только ты его видела, а нам без разницы какого упыря убить, и в пылу схватки мы разбираться не будет.

   -Необходимо срочно собирать отряды для вылазки в город, - перебив парня, заговорил Сергей. - Морзянке мы доверять не можем, поэтому придётся лично посетить все посёлки и обрисовать ситуацию. И действовать надо быстро, чтобы этот упырь не улетел в свой склеп.

   -Не улетит, - заверила я. - Думаю, он слишком жаждет моей крови и не успокоится, пока не получит её. Красс никогда не отступает, но нам это сейчас на руку.

   Все опять с любопытством посмотрели на меня, но наш глава перешёл к разработке детального плана и мы сосредоточились на нём.

   Требовалось собрать как можно больше хольканов, поэтому решили к операции подключить даже те посёлки, которые находились в трёх днях бега от нас. Разглядывая карту, каждому из нас Сергей называл посёлок, в который мы должны бежать, и я с нетерпением ждала своего задания, потому что жаждала добраться до Краса и поквитаться с ним за всё. Но неожиданно наш глава свернул карту, не назвав моего имени, и я с недоумением посмотрела на него.

   -А я? Мне что, сидеть тут без дела, пока все по окрестностям бегают? - меня охватило чувство обиды.

   -Ты единственная, кто знает претора, и я не хочу потерять тебя на начальном этапе операции. Если он тебя ищет, то будет прочёсывать всё вокруг, и вампиров в лесах сейчас будет хватать. Посидишь здесь.

   -До самого дальнего посёлка три дня бега, столько же назад, плюс день на сбор! Ты хочешь, чтобы я неделю здесь металась, как зверь в клетке? - возмущённо спросила я. - Ну уж нет! Не отправишь меня в посёлок, пойду в город на разведку! - я решила применить тактику шантажа, хотя понимала, что соваться в город одной очень глупо.

   Прищурившись, Сергей смотрел мне в глаза, но я выдержала взгляд и с наглостью смотрела на него, как бы говоря: "Давай, попробуй меня остановить!". Поняв, что я точно сделаю какую-нибудь глупость, он поморщился и снова развернул карту.

   -Ладно, направляйся в посёлок в дне бега от нас, а ты Семён, тогда иди в этот посёлок, - он указал на карту. - Чем больше нас будет, тем лучше.

   Через пять минут мы уже вышли из штаба и рассыпались по посёлку. Те, кто должен был известить дальние посёлки, направились к себе, чтобы подготовится к дороге, а я вернулась к тренировке.

   Внутри всё бурлило от жажды действий, но так как мой пункт назначения располагался близко, прямо сегодня выходить не имело смысла. Посовещавшись с Сергеем, мы решили, что можно это сделать через три дня, когда первые хольканы доберутся до самых дальних посёлков.

   "Ничего, зато у меня есть время, чтобы лишний раз отточить своё владение ятаганом. Красс не будет покорно ждать, пока я отправлю его в ад. Соперник он серьёзный" - говорила я себе, наматывая разминочные круги по площади, и выбирая себе будущего холькана попроворнее для спарринга.

   -А можно спросить, откуда ты знаешь Красса? - невесть откуда появился этот приставучий Виктор, и с интересом посмотрев на меня, побежал рядом.

   -Не можно, - отрезала я, и побежала быстрее.

   Но он не отставал и хитро произнёс:

   -Я знаю, где претору отведены апартаменты и могу нарисовать детальный план здания. Ты сможешь первая до него добраться.

   "Предложение очень заманчивое, но вряд ли Красс будет прятаться в комнате, когда узнает о нападении. А если я начну с этим парнем общаться, он точно не отстанет" - решила я и съязвила:

   -Смотрю, ты слишком осведомлён о жизни вампиров...

   -Да, я ведь был любовником у вампирши наместника, - он улыбнулся и бросил на меня игривый взгляд. - Она выбрала меня из числа многих, между прочим...

   -С чем тебя и поздравляю! Ещё одна вампирская подстилка, - с отвращением ответила я. - Так иди, похлебай сметанки и пощёлкай орешки, чтобы восстановить свои силы.

   -У меня с этим всё в порядке. Могу доказать, - весело ответил он.

   Это уже было верхом наглости и, развернувшись, я схватила его за ветровку. Проведя бросок через бедро, я со всей силы кинула его на землю, а потом села сверху и процедила:

   -Парень, сколько раз тебе надо дать понять, чтобы ты держался подальше от меня?

   -Всё, больше не надо, - хватая воздух ртом, пробормотал он. - Просто мне нравилось читать твои книги, да и личность ты сильная, поэтому мне интересно с тобой познакомиться. Обещаю, что больше не буду заигрывать, и взамен хочу лишь попросить научить меня обороне.

   В его глазах читалось смирение, и голос звучал кротко, поэтому мне стало стыдно за свою выходку, и я сдержанно спросила:

   -Обороне от кого, от вампиров? Это не имеет смысла. В ближнем бою шансов у людей нет. Показать парочку приёмов с холодным оружием невозможно. Для владения им необходимы навыки. А научиться метать пакеты со свячёной водой ты и сам можешь.

   -Пожалуйста, мне это очень нужно, - взмолился он. - Не у одной тебя счёты к вампирам.

   -У меня на это нет времени, прости. Но могу дать тебе совет - хочешь чему-то научиться, понаблюдай для начала за тренировками хольканов.

   Встав, я протянула ему руку и помогла подняться, а затем вернулась к тренировке.

   До самого обеда, не щадя себя и своего спарринг-партнёра я тренировалась с оружием, а Виктор сидел неподалёку и наблюдал за нами.

   "Наверное, и у него есть кто-то за кого он хочет отомстить. Может мать, ведь вампиры убили всех, старше сорока лет, а может сестра, из которой упыри сделали себе игрушку для постельных утех. Или любимая. Он парень симпатичный, поэтому девушка у него точно имелась. У каждого человека найдётся повод для мести. Но у него нет шансов, потому что он поддаётся внушению" - идя в атаку на холькана, думала я, но разрушать иллюзии парня не хотелось. "Ладно, попробую его хоть чему-то научить, чтобы у него был стимул жить и бороться дальше" - решила я.

   -Стоп! - крикнула я своему партнёру. - Подожди, я сниму свитер, а то солнышко припекает, как летом.

   День на самом деле выдался тёплым и солнечным, поэтому многие хольканы уже сняли верхнюю одежду и тренировались в майках и футболках.

   Отбросив свитер, и оставшись в одной майке, я снова ринулась в атаку, но тут зазвонил колокол, приглашая всех к обеду.

   -Ты молодец! Делаешь успехи, - похвалила я своего партнёра и, положив деревянный меч, с которым тренировалась, направилась со всеми в столовую.

   -Аглая, а сколько ты тренировалась, чтобы научиться владеть ятаганом? - спросил Виктор, догнав меня.

   -Семь лет. Но это был не ятаган. Я занималась айки-будо, а затем уже переучивалась.

   -Семь? - он с отчаянием посмотрел на меня, а потом его взгляд переместился на мою шею и он потрясённо прошептал: - У тебя следы от вампирских укусов. Но ведь ты не поддаёшься внушению и говоришь, что вампиров подпускать нельзя. Ты что, добровольно это делала?

   Сжав зубы, я тут же натянула свитер, потому что Красс успел оставить на моём теле не одну отметину, и я старалась их прятать, чтобы избежать вот таких вопросов.

   -Ты что, была лично знакома с вампирами... Погоди, это претор, да? - Виктор ошеломлённо смотрел на меня.

   -Не твоё дело! - огрызнулась я.

   -Подожди, я тебя не обвиняю, а просто спрашиваю, - он добродушно посмотрел на меня. - В конце концов, ты писала про них книги, и для достоверной передачи эмоций должна была с ними познакомиться, ну и кровь дать попить... Знаешь, когда я сам узнал об их существовании, то искал встречи с ними, не понимая, во что это может вылиться. И с удовольствием позволял себя кусать и пить мою кровь, ведь это было не больно, а ощущения оказались потрясающие.

   То, что я чувствовала, когда Красс пил мою кровь, я до сих пор помнила. Это было какое-то невероятное чувство. А их укусы на самом деле не вызывали боли, потому что при появлении клыков их слюна начинала выделять какой-то анестетик, который обезболивал место укуса.

   -Тогда я была дурой и многого не понимала, - тоскливо ответила я и с благодарностью посмотрела на парня.

   -Да всё нормально, - жизнерадостно ответил он. - Многие тогда не понимали, к чему ведёт знакомство с вампирами.

   Не многие, увидев отметины, пытались понять меня, и я часто читала в глазах людей осуждение, а Виктор спокойно к этому отнёсся и даже сам придумал мне оправдание. "А он не так уж и плох. Но, пожалуй, правду, об этих укусах ему знать не обязательно" решила я.

   Следующие три дня я усиленно тренировалась, изматывая и себя, и молодых хольканов, а Виктор постоянно держался где-то рядом, наблюдая за тренировками. А затем засыпал вопросами о тактиках боя, провожая меня до моего общежития.

   -Ну, у тебя и реакция! - восхищённо воскликнул он, когда в конце третьего дня я еле тащилась к себе. - Покажешь мне завтра тот выпад, который ты применила в конце? По-моему парень даже не понял, как остался без оружия!

   -Нет, завтра я ухожу в другой посёлок, чтобы рассказать о готовящейся операции и собрать группу, - устало ответила я. - Так что завтрашняя тренировка будет без меня, но ты обязательно за ней понаблюдай. Тебе ещё многому предстоит научиться, прежде чем осваивать приёмы.

   -Жаль, - он вздохнул. - А во сколько ты выходишь?

   -Как только солнце встанет.

   Дойдя до своего общежития, я попрощалась с Виктором и, добравшись до кровати, быстро сняла одежду. "Завтра придётся много пробежать и надо набраться сил" - подумала я, проваливаясь в сон.

   Наутро силы полностью восстановились и, перекусив в столовой на скорую руку вчерашним ужином, я двинулась в путь.

   "Мне даже не день пути потребуется, а меньше, потому что сейчас бегу налегке" - с оптимизмом подумала я, стараясь сильно не разгоняться, чтобы потом держать один темп.

   Все расстояния у нас теперь измерялись днями пути, а не километрами, и для любого холькана было естественным бегать, а не ходить, потому что другие средства передвижения нам были недоступны. Те же машины мы не могли себе позволить, потому что их необходимо заправлять, а бензин достать было проблемно, да и дорог в горах нормальных не имелось. А лошадей было не много, и они необходимы в посёлке, особенно сейчас, когда мы готовились к зиме и собирали урожай. Но мы и не жаловались, а воспринимали это, как дополнительную тренировку.

   "Сейчас вообще за счастье пробежаться, и можно наслаждаться окружающей красотой. Это когда в город идёшь за людьми, чувствуешь себя, как вьючная лошадь, потому что тащишь сухие пайки и распределяешь их по убежищам, чтобы было, чем кормить людей в пути. А назад уже возвращаешься с людьми и о беге даже не заикаешься, потому что спасенные еле ноги тащат" - думала я, вдыхая свежий воздух полной грудью.

   Я бежала уже где-то полтора часа, как неожиданно до меня донёсся крик:

   -Аглая! Подожди!

   Остановившись, я с удивление оглянулась, но никого не увидела. И, наверное, подумала бы, что у меня глюки, если бы крик не раздался вновь:

   -Аглая! Ну где же ты?

   Голос казался знакомым, и я нахмурилась, а спустя минуту, из-за очередного пригорка показался Виктор. Увидев меня, он остановился и тяжело дыша, начал медленно спускаться ко мне.

   -Что ты здесь делаешь? - раздражённо спросила я, когда он подошёл.

   -Решил тебе... составить компанию, - согнувшись, он тяжело дышал. - Но не думал... что ты быстро... побежишь.

   -Ты вообще не думал! Немедленно возвращайся назад! Брать я тебя с собой не буду. Ты меня и так уже задерживаешь, - категорично заявила я.

   -Ох... я уже понял, что это было... моей ошибкой, - держась за бок, он всё не мог отдышаться. - Не поможешь мне дойти до камня, чтобы я передохнул, а то сил уже нет? - он умоляющее посмотрел на меня. - А потом можешь бежать дальше.

   -Тоже мне легкоатлет. Помогу, - проворчала я.

   Подойдя, я закинула его руку себе на плечо и приобняв, повела к ближайшему камню.

   -Спасибо тебе огромное. Я же знал, что ты добрая, - сказал он, когда я усаживала его на камень, и в этот момент ощутила колющую боль в плече.

   -Что за фигня? - я дёрнулась, и внезапно Виктор злорадно усмехнувшись, добавил:

   -Но глупая, как пробка! И доверчивая! Блондинка, одним словом.

   Непонимающе уставившись на него, я почувствовала, как перед глазами всё поплыло.

   -Ты что со мной сделал?

   -Маленький укольчик, чтобы ты сильно не брыкалась. Ты мой билет в мир вампиров. Теперь-то я буду сам одним из них, а не игрушкой в чьих-то руках! И может, однажды ты станешь моей игрушкой? Я совсем не против, ты в моём вкусе. Но если тебя убьют, тоже скучать не буду.

   -Не дождёшься, - прошипела я и покачнулась, чувствуя, как земля уходит из-под ног. - Ублюдок!

   -Если я и ублюдок, то умный ублюдок, а вот ты дура! Не смогла сложить очевидных фактов, - он довольно улыбнулся. - Если я тебя узнал, значит, любил книги о вампирах и интересовался ими, а когда они пришли, хотел им стать. Правда, поддавшись внушению обо всём забыл, но вы помогли всё вспомнить. А когда я услышал, что вампиры хотят заполучить тебя, задумался. Плюс, ты навела меня кое на какие мысли. Грех не воспользоваться ситуацией. Я позвонил своей хозяйке и предложил сделку.

   -Тварь продажная, - прошептала я, оседая на землю, потому что меня начала охватывать слабость и сонливость.

   -Слушай, а кто ты такая? - подойдя, он присел на корточки и с интересом посмотрел на меня. - Лично претор Красс изъявил желание пообщаться со мной, когда ему сообщили, что я хочу поговорить о тебе. И обещал чуть ли не озолотить, если я найду способ вывести тебя за территорию освящённой зоны и усыпить транквилизатором.

   -Я твоя смерть. Ты ещё пожалеешь об этом, поверь, - каждое слово давалось уже с трудом.

   Хмыкнув, он победно посмотрел на меня и, достав телефон, принялся набирать какой-то номер.

   "Надо было обыскать его, когда выводили из города, или хотя бы в посёлке. У личных игрушек вампиров всегда есть телефоны, чтобы хозяева в любой момент могли их вызвать или куда-то послать. Я действительно дура, что не додумалась до этого" - успела подумать я, и сознание отключилось.

6

    Красс.

   Я никак не мог убрать с лица довольную, идиотскую улыбку. Но повод для радости имелся. Помощь в поимке Аглаи пришла оттуда, откуда я меньше всего ожидал.

   Все свои надежды я возлагал на парня, которого отправил следить за посёлком, и приготовился терпеливо ждать от него вестей. Но уже на третий день ко мне в апартаменты ворвался наместник и возбуждённо сообщил, что звонит какой-то Виктор и предлагает сделку, которая меня возможно заинтересует. И она меня заинтересовала.

   Оказалось, что этот Виктор был игрушкой любовницы наместника, и пропал в день нападения хольканов. Естественно они сразу поняли, что произошло, и никто не ожидал его появления. Но парень всех удивил. За то, чтобы самому стать вампиром, он готов был предать всех, и в частности предлагал рассказать о планах людей и сдать все передвижения хольканов. Остальные хольканы меня не интересовали, а приговор посёлкам был вынесен, поэтому я мог и не пойти на сделку, но прозвучало имя Аглаи и я, естественно, согласился.

   "Как же хорошо, что у парня имелся телефон!" - в очередной раз подумал я, быстро переодеваясь в защитный костюм. "Он здорово помог скоординировать наши действия".

   Именно благодаря ему мы быстро разработали операцию. Парень заверил нас, что может незаметно выбраться из посёлка, за территорию освящённой зоны и таким образом, уже через сутки мы передали ему транквилизатор, чтобы он усыпил Аглаю, когда представится удобный случай. И вот ещё через сутки, операция вошла в последнюю стадию.

   Виктор сообщил, что она двинулась в соседний посёлок, чтобы собрать хольканом для покушения на меня, и это был идеальный вариант. Аглая осталась одна, вне освящённой территории и доверяла парню.

   "Осталось совсем чуть-чуть. Надеюсь, этот придурок ничего не испортит в последний момент" - подумал я и усмехнулся, вспомнив какой способ придумал, чтобы отблагодарить его.

   Одевшись, я обвёл взглядом комнату и улыбнулся. "Если повезёт, уже ночью мы будем лететь в Москву вместе с Аглаей. Не хочу держать её в этом убожестве. Она заслуживает только лучшего. Осталось только дождаться звонка, что её нейтрализовали, и узнать место. А там уже просто заберём её. Скорей бы!".

   Чем ближе находилась цель, тем быстрее мне не терпелось закончить операцию, поэтому прождав ещё двадцать минут звонка у себя в комнате, я решил, что можно уже и сейчас вылетать, чтобы потом меньше времени тратить на дорогу.

   "Виктор позвонил приблизительно полтора часа назад, а значит, они уже на приличном расстоянии от посёлка и он начнёт действовать. Останется только засечь его по маяку, который мы ему вручили вместе со снотворным" - направляясь в ангар к вертолёту, я пытался высчитать время звонка.

   Мой пилот стоял уже возле вертолёта, а рядом находился Гурко и два крепкий парня из людей. Их мы решили взять, чтобы самим не появляться на солнце, и сейчас мой помощник отдавал им приказ, показывая фотографию Аглаи.

   -Как только вертолёт приземлится, вы должны будете забрать вот эту девушку и принести её к нам. Ясно?

   Они закивали головой, и в этот момент зазвонил мой телефон.

   -Да?

   -Это Виктор, - раздался голос из трубки. - Всё готово. Она без сознания.

   -Хорошо, мы скоро будем, - ответил я и, нажав отбой, отправил запрос с телефона о местонахождении маяка.

   Спустя несколько секунд мне пришёл ответ и, указав пилоту направление, я скомандовал занять всех свои места и мы взлетели.

   "Наконец-то скоро получу то, что хотел!" - с радостью подумал я, но тут же нахмурился. "Хм, я думал только о том, чтобы найти Аглаю и остальное меня не волновало. А ведь с её норовистым характером можно ожидать чего угодно. Вряд ли она бросится в мои объятия, раз хотела меня убить. Выходит, она точно знает, что я приложил руку к смерти Олега... Ну и ладно. Она у нас барышня умная, и я ей просто объясню, что всё равно бы он умер, а у неё нет другого выхода, кроме как быть со мной. Да и должна же она понимать, что шансов у повстанцев нет. Она обязательно смирится. А не захочет, я ей помогу" - я улыбнулся, уже зная, что буду делать. "Против моих методов она не устоит".

   -Вон парень! - Гурко указал на человека внизу, машущего нам руками.

   -Чудесно, - ответил я, глядя вниз.

   Виктор идеально подобрал место, и вертолёт без проблем мог приземлиться на небольшой поляне.

   -Садись, - крикнул я пилоту и, сделав ещё небольшой круг, он посадил вертолёт.

   -Пошли! - Гурко открыл дверь и подтолкнул парней к выходу.

   Они тут же побежали к Аглае, лежащей без сознания возле камня, а я подошёл к двери, чтобы сразу забрать её, как только её принесут.

   "Как же всё-таки медленно двигаются люди!" - я недовольно поморщился, наблюдая за парнями и тем, как они идут назад. "А впрочем, дело, скорее всего в моём нетерпении. Лучше бы сам забрал её. Управился бы меньше, чем за минуту и солнце даже не успело бы меня обжечь".

   -Дайте сюда! - требовательно произнёс я, как только парни подошли к вертолёту, и когда Аглая оказалась у меня на руках, довольно улыбнулся и прошептал: - Ну, привет, бегунья! Я соскучился и теперь уже точно больше не упущу тебя.

   Сев в кресло, я усадил её к себе на колени и начал всматриваться в лицо, отмечая малейшие изменения, произошедшие в ней за последние четыре месяца. "А постоянное пребывание на свежем воздухе пошло ей на пользу. Личико посвежело и щёчки розовыми стали. Правда она ещё больше похудела, но мы это быстро исправим. А запах-то от неё какой умопомрачительный! Представляю, какая у неё на вкус стала кровь" - во рту тут же появилась слюна, и начали прорезаться клыки, но я оборвал себя. "Нет! Сейчас я пробовать её не буду. В крови транквилизатор и это испортит её вкус. Лучше уж потерпеть".

   Внутри всё ликовало, и мне уже не терпелось, чтобы она быстрее пришла в себя, но я знал, что под действием лекарства она будет не менее семи часов.

   "Ладно, придётся потерпеть. Как раз успеем долететь до Перми, а там уже моим самолётом в Москву. И лучше переехать за город, чтобы она продолжала находиться на природе, подальше от городской пыли. Да и лучше ей не видеть, во что мы превратили Москву".

   -Всё прошло даже ещё лучше, чем я планировал, - подал голос Виктор, с преданностью глядя на меня. - Вы бы видели, как она удивилась!

   -Заткнись, - рявкнул я, окатив его презрительным взглядом, потому что меньше всего хотел слушать сейчас этого выродка, втёршегося в доверие Аглаи и предавшего её.

   Парень сжался и тут же замолчал, так и не проронив ни звука всю оставшуюся дорогу, а я прижимал свою чертовку к себе и думал, чем в первую очередь побаловать её, когда мы прилетим в Москву.

   Как только мы приземлились в Североуральске, и вертолёт затащили в ангар, я сразу отдал приказ Гурко собирать мои вещи, а пилоту заправить вертолёт. Они бросились исполнять их, а я аккуратно уложив Аглаю, вышел из салона, чтобы отдать наместнику последние приказы.

   -Нам так жаль, претор Красс, что вы уже покидаете наш город. Но надеюсь, вы остались довольны всем? - наместник уже ждал меня, и с надеждой заглядывал в глаза.

   -Да, более чем, - высокомерно ответил я.

   -Кому приказать обратить молодого человека? - он кивнул на Виктора, стоящего неподалеку.

   При обращении всегда было важным кто именно им займётся. Если претендент на обращение считался ценным, то выбирался вампир, который не подвергался опасности и не участвовал в операциях, в которых мог умереть. А если был, грубо говоря, пушечным мясом, то обратить его мог любой вампир.

   -Мне всё равно, потому что сразу после обращения, вы должны выкинуть этого кретина на солнце, - ответил я.

   -Как? За что? Я же помог вам! - воскликнул Виктор, испуганно глядя на меня.

   -Помог, - согласился я. - И данное тебе обещание выполнят. Ты станешь вампиром. Вот только я не обещал, что после этого ты будешь жить.

   -Умоляю вас, не убивайте меня! - парень упал на колени.

   -Думаю, Аглая очень расстроилась, когда поняла, что ты её предал. А те, кто её расстраивают, мои личные враги, и соответственно живут очень мало, - холодно бросил я и кивнул наместнику, чтобы парня убрали от меня.

   -Всё будет исполнено, претор, - ответил он, и дал знак двум вампирам, которые моментально подхватив Виктора, потащили его в другое здание. - Будут ещё какие-либо приказания?

   -Нет, кроме того, что вы должны заняться воспитанием сдержанности в своих подопечных. В скором времени она им очень понадобится, потому что мы начнём полномасштабную операцию против повстанцев.

   -Я лично прослежу за этим, - заверил он.

   Ещё полчаса ушло на сборы и подготовку вертолёта, после чего мы вылетели в Пермь, а оттуда, уже на моём самолёте в Москву. Всю дорогу я занимался текущими проблемами, чтобы дома уже не отвлекаться на них, и периодически бросал взгляды на Аглаю, желая, чтобы она поскорее проснулась.

   Но до самого приезда домой она продолжала спать и я начал хмуриться. "Может надо дозу поменьше дать? Как-то уж слишком долго она спит. Или это нормально?" - обеспокоенно думал я, въезжая во двор своего дома.

   На улице ещё было светло, поэтому машина сразу въехала в гараж, где меня ждали люди, прислуживающие в доме.

   -Разденьте её и уложите в мою кровать, - приказал я одной из своих горничных и передал Аглаю одному из парней, чтобы он её отнёс в мою комнату, а сам поднялся в свой кабинет.

   "Сейчас сделаю пару звонков, затем доложу секретарю Королевы, что уже в Москве, и буду абсолютно свободен" - успокаивал я себя, потому что расставаться с Аглаей не хотелось даже на секунду. Но задержаться пришлось почти на час, потому что Королева изъявила желание поговорить лично, и пришлось ей докладывать о поездке.

   "Наконец-то!" - взбегая по лестнице на третий этаж дома, думал я, когда освободился. "Надеюсь, Аглая уже проснулась. Хотя, скорее всего, нет. В доме слишком тихо, а она вряд ли спокойно воспримет своё пленение и устроит крик".

   Я оказался прав. Она ещё спала, а моя горничная сидела на кровати и расчёсывала её волосы.

   -Господин, ваше приказание выполнено, - произнесла она, глядя на меня преданными глазами.

   -Хорошо, - ответил я, и оглянулся вокруг. - Уберите-ка отсюда все хрупкие и бьющиеся вещи.

   "Мало ли что Аглае взбредёт в голову. Она может и криком обойтись, а может полезть и драться, или начать кидаться чем-нибудь. Мне то, конечно, вреда она не причинит, но может сама пораниться" - подумал я и улыбнулся, представляя, как она будет рвать и метать.

   Через пятнадцать минут всё было исполнено, и я остался в комнате один. Подойдя к кровати, я присел на краешек и ощутил лёгкий аромат. "Горничная успела не только раздеть и расчесать Аглаю, а и обтереть водой с душистым маслом. Надо будет её похвалить. А может она её и в красивое бельё успела одеть?" - я с интересом заглянул под одеяло. "О-оу! Её вообще раздели! Зря! Аглая точно раскричится... Хотя, с другой стороны она не будет бегать по всей комнате и драться, иначе потеряет одеяло, которым ей придётся укрываться. А вернее вообще не сможет бегать по комнате, потому что я сейчас на него сяду и с места не сдвинусь. Аглае придётся или лежать, или голышом бегать. В общем-то, меня оба варианта устраивают" - я улыбнулся.

   Спустя полчаса, когда я уже всерьёз начал подумывать о вызове доктора из-за слишком долгого сна, она пошевелилась.

   -Привет, беглянка, - весело произнёс я, когда она открыла глаза и начала сонно осматриваться вокруг.

   Первые несколько секунд она непонимающе смотрела на меня, но потом прищурилась и с ненавистью прошипела:

   -Красс... сволочь!

   Другой реакции я от неё не ожидал, поэтому на настроение это никак не повлияло.

   -И я рад тебя видеть! Я же говорил, что ты моя, а значит, я землю переверну и найду тебя!

   -Убью! - она откинула одеяло, чтобы вскочить, но поняв, что без одежды, тут же в него укуталась и постаралась встать.

   -Что такое, не получается выдернуть одеяло из-под меня? - ещё больше веселясь, спросил я, когда она с остервенением начала дёргать одеяло, а потом вообще улёгся на кровать. - Как тебе жилось эти месяцы?

   -Чудесно! Встань, скотина! - процедила она, сверля меня взглядом. - Ненавижу! Ты монстр!

   -Меня по-разному называли, - я пожал плечами. - И монстр ещё не самое плохое слово. Ладно, покричи, а потом нормально поговорим. Выскажи, всё что думаешь. Я внимательно слушаю.

   Она тяжело задышала от переполнявшей её злости, а потом с изумлением спросила:

   -Ты что думаешь, что я сейчас накричусь, а потом буду вести с тобой светскую беседу?

   -Светские беседы меня достали ещё лет триста назад, поэтому я хочу, чтобы ты была собой, - прямо ответил я.

   -Ты шутишь? После всего того, что ты сделал? Ты напрямую причастен к смерти миллионов людей, и в том числе моего мужа!

   "Она всё же знает правду про Олега. Ну и чёрт с ним!".

   -В смерти Олега, кстати, только меня одного не корректно обвинять, - спокойно произнёс я. - В течение двух месяцев я предлагал тебе самой решить этот вопрос, и предупреждал, что могу взяться за него сам. Разве нет?

   Она промолчала, исподлобья глядя на меня, а я продолжил:

   -И потом, у него всё равно не было шансов выжить. Он, как и ты, не поддавался внушению и его бы убили в любом случаи.

   -Не поддавался? - с интересом переспросила она.

   -Да, иначе я бы просто отдал ему приказ самому тебя бросить, а потом бы с большим удовольствием утешал тебя.

   Она на секунду задумал, а потом с яростью бросила:

   -Всё равно, это не меняет того, что ты убил его! Никогда не прощу тебе этого!

   -И себе тоже, по-видимому?

   -И себе, - она мгновенно стушевалась и опустила глаза, но уже через секунду воинственно заявила: - Но на моих руках только кровь Олега, а на твоих миллионов людей!

   -Только ли Олега? А как же убитые вампиры? Ты ведь знала, что убивая одного, ещё нескольких отправляла на тот свет. Или вампиры не считаются, потому что они не люди?

   -Не люди! Вы несёте смерть за собой и забрали у нас свободу выбора, навязав свою волю! Значит, заслуживаете смерти!

   -Хм, ты судишь с позиции человека об участи вампиров. Точно также могли думать, скажем, животные, которых вы убивали ради питания или просто прихоти. Они бы оправдали ваши смерти, - сдержанно ответил я. - Но не это важно в данной ситуации. Ты же не раз бывала в городах, и видела, что жизнь изменилась. Раньше ваше общество раздирало от социального неравенства, и большая часть людей была несчастна. Теперь же посмотри вокруг - они счастливы!

   -Это не настоящее счастье, а навязанное! - запальчиво бросила она.

   -Но они-то этого не понимают, и с радостью пребывают в неведении. Однако это не единственный плюс нашего правления. Ваше общество превратилось в потребительское и вы, как саранча, уничтожали природные ресурсы, истощали почвы, загрязняли окружающую среду, не думая о последствиях. Всеми двигала только жажда наживы. Мы же, в отличие от вас, думаем о будущем, потому что нам жить на планете ещё столетиями. Между прочим, после того, как мы закрыли часть предприятий, производивших разные излишества для людей, в воздухе на шесть процентов уменьшилось количество вредных веществ, а ведь прошло только четыре месяца. Да и вы стали питаться нормальной, здоровой пищей, а не всякой дрянью с консервантами...

   -Ой, только не надо строить тут спасителя человечества из себя. Вы делаете это не ради нас, а ради улучшения вкуса крови! Да я, блин, яд готова ложками есть, и других им кормить, чтобы у подобных тебе заворот кишок был!

   -То есть, ты готова убить людей, чтобы убить нас? - с усмешкой спросила я. - И в чём же тогда смысл спасения?

   -Не надо так переворачивать мои слова! - Аглая уже начала повышать голос и вот-вот должна была взорваться. - Уже одно то, что вы убиваете людей, не даёт вам шансов на оправдание! И за наше здоровье бороться не нужно! Зачем оно нам, если люди и до сорока лет не доживают!

   -Хм, да вы убивали раньше тысячи людей в день, а уж если развязывали войны, то там вообще счёт шёл на десятки тысяч. А сейчас посмотри вокруг! Убийств, грабежей изнасилований, драк, военных конфликтов и прочего нет вообще. Вы все живёте в мире и радости. Мы убиваем людей только для питания, и стараемся выбирать тех, кто уже мало приносит пользы для общества, - меня и самого начало уже выводить упрямство Аглаи из себя.

   -Да неужели? - саркастично спросила она. - А вы никогда не задумывались, что эти люди кому-то дороги, просто за то, что они есть, а не за то, что могут приносить пользу! Например, родители! Или братья и сёстры?

   -Но люди не ощущают боли, когда узнают об их кончине, - парировал я. - Кстати, а где твоя мать?

   До меня только сейчас дошло, что её мать могла также попасть в список уничтоженных в первую очередь, потому что была старше сорока лет. "Тут уж мне будет сложно отвертеться. Если в смерти мужа Аглая винит и себя, то в смерти матери всю вину она возложит на меня одного".

   -Обломайся! - она высокомерно усмехнулась. - Вам её не достать! Она находится в безопасном месте!

   -Ага, значит, успела её забрать из города. Молодец, - я искренне её похвалил, потому что это снимало в дальнейшем все обвинения с меня в убийстве и давало больше шансов, что Аглая быстро перебесится и прислушается к доводам разума. - Именно поэтому ты очутилась на Урале, да? И как я сразу не подумал, что ты двинешься туда...

   -Потому что тебе нечем думать!

   -А у Королевы другое мнение на этот счёт, - с улыбкой ответил я.

   "Раз Аглая начала язвить, то скоро точно взорвётся. Может её ещё подразнить, чтобы уже окончательно вывести из себя. Пожалуй, стоит".

   -Ещё какие-нибудь аргументы будут? - снисходительно спросил я.

   -Будут! - она покраснела от ярости, а затем резко выбросила руку вперёд, желая ударить меня.

   Но рука со сжатым кулаком не успела проделать ещё и половину пути, как я уже перехватил её и весело сказал:

   -Аглая, ну ты знаешь, что у тебя нет шансов причинить мне боль или вред. Ты же холькан и понимаешь, что в ближнем бою и физически, я превосхожу тебя. Успокойся, пожалуйста, у тебя пульс просто зашкаливает. Лучше иди сюда и обними меня.

   Я потянул её за руку к себе, но она начала сопротивляться, шипя и пыхтя, чем ещё больше развеселила меня.

   -Гад! Отпусти! Я видеть тебя не могу! Если бы у меня было оружие, я бы тебе показала, у кого тут превосходство! - крикнула она и начала брыкаться ногами.

   -Будь у тебя три оружия, это ничего бы не изменила, - ответил я, сев сверху и зажав её ноги коленями. - У меня богатое боевое прошлое, насчитывающее не одно столетие, и противники в двадцать раз серьёзнее тебя складывали оружие.

   -Чихать мне на твоё прошлое! - она начала изо всех сил выворачиваться, и одеяло съехало в сторону, открывая моему взору все её прелести.

   "Больше разговаривать нет смысла. Она сейчас в ярости и не будет прислушиваться к моим доводам, поэтому стоит применить другой метод убеждения и напомнить ей положительные стороны общения со мной" - решил я и, навалившись на неё, припал поцелуем к губам, заставляя её ответить.

   Но она ещё сильнее начала вырываться и попыталась укусить меня за губу.

   -Перестань. Вспомни, как ты таяла в моих объятиях от удовольствия, и как нам было хорошо, - прошептал я, наклоняясь к её ушку, а потом начал целовать в шею.

   Из-за сопротивления, кровь по её венам сейчас бежала с бешеной скоростью, а от кожи шёл такой аромат, что я почувствовал, как возбуждение нарастает с каждой секундой.

   -Тварь похотливая! - закричала она. - Не смей ко мне прикасаться! Ненавижу!

   -Аглая, нет смысла сопротивляться, - сдержанно произнёс я, теряя остатки терпения. - Не вынуждай меня на крайние меры!

   -Только попробуй что-нибудь со мной сделать! Я тебе сердце вырву!

   Больше бороться со своими желаниями я не мог, потому что та, о которой я думал все эти месяцы, находилась рядом, и я хотел только её.

   -Прости, я не так себе представлял нашу встречу, но ты не даёшь мне шансов, - пробормотал я и, встав с кровати, начал снимать с себя одежду.

   Аглая натянула одеяло до самого подбородка и загнано начала осматриваться, по-видимому, ища пути спасения, а потом с ненавистью бросила:

   -Ты знаешь, что если против моей воли притронешься ко мне, я тебе это никогда не прощу!

   -А кто сказал, что против воли? Через пять минут ты будешь умолять меня не останавливаться, - ответил я, не спуская с неё глаз. - Да и потом, ты меня за смерть мужа не собираешься прощать и за порабощение человечества, так что ещё один пунктик в обвинениях меня как-то уже мало волнует. Я тебе в сотый раз повторяю - ты моя!

   -Не дождёшься! - крикнула она и, вскочив с кровати, бросила к двери.

   -Глупенькая, хватит бегать. Это бесполезно, - в два счёта догнав её, я сдёрнул одеяло и, прижав её к себе спиной, направился к кровати.

   -Гад! Мерзавец! Ублюдок! - заверещала она, снова брыкаясь. - Я тебе язык откушу, если полезешь ко мне со своими мерзкими поцелуями, и переломаю все кости, если дотронешься хоть пальцем!

   -Это вряд ли, - ответил я и, перехватив её тело одной рукой, второй взял одну из подушек и бросил её в центр кровати.

   От Аглаи шёл такой жар, и кожа так приятно согревала мою, что ждать ни секунды я не желал и хотел поскорее заняться с ней сексом, поэтому уложил её лицом в кровать, а подушку положил под живот.

   -Нет смысла сопротивляться, радость моя, - заявил я, перехватывая её руки за спиной, и сжимая её ноги своими коленями. - Всё будет по-моему.

   А потом начал медленно входить в неё. Дыхание тут же перехватило от нахлынувших впечатлений и погружаюсь в неё, я зажмурился.

   -Крошка, как же в тебе хорошо, - простонал я, не в силах справиться с ощущениями и стал медленно двигаться, наслаждаясь каждой секундой.

   Но Аглая не собиралась сдаваться, и продолжала пытаться вырваться, вместо того, чтобы получать удовольствие. "Надо слегка менять тактику" - подумал я, в очередной раз глубоко входя в неё и чувствуя обволакивающее тепло, от которого сходил с ума. "Просто взять её не интересно. Я хочу, чтобы она сама отдавалась мне, со страстью и нежностью, как раньше".

   -Знаешь, я хотел наслаждаться каждой секундой и доводить тебя до оргазма медленно, но передумал. Я напомню тебе сразу, насколько тебе было хорошо со мной, чтобы ты перестала сопротивляться и расслабилась, - сказал я и, перехватив её запястья одной рукой, вторую руку просунул между животом и подушкой, начав ласкать её между ног, одновременно с этим наращивая темп.

   От блаженства уже самому хотелось кричать, но я сдерживал себя, наблюдая за её реакцией, понимая, что долго она уже не продержится. Она хотела меня, и скрывать это было невозможно.

   -Не сдерживай себя! Получи удовольствие, - прошептал я. - Ты же хочешь меня.

   -Ненавижу, - жалостливо всхлипнула она. - Это не я хочу тебя, а моё тело. Я тебе никогда не прощу, что ты делаешь меня такой слабой.

   Сказав это, она ещё раз всхлипнула, а потом застонала и по её телу прокатилась дрожь. "Сдалась!" - внутри всё ликовало, и стоны Аглаи ласкали слух, заводя меня ещё больше. "А теперь и крови её не мешало бы попить" - решил я.

   Отстранившись на секунду, я отбросил подушку в сторону и, перевернув её на спину, снова вошёл в неё, не давая опомниться. А она уже сама раскрылась мне на встречу и, двигаясь, обняла за шею. Стоны становились всё громче, и я понял, что сейчас она придёт к финишу.

   "Пора!" - подумал я, желая как можно быстрее попробовать её кровь, и впился в её плечо. Рот тут же наполнился кровью и я принялся жадными глотками пить её, чувствуя, что и сам недолго продержусь, потому что только она могла меня заставить испытывать такое неимоверное по силе желание.

   "Главное потом не давать ей прийти в себя и начать всё заново" - успел подумать я, и меня захлестнуло невероятным оргазмом от ощущений и вкуса крови. Зарычав, я последний раз глубоко вошёл в неё, и меня затрясло, а всё вокруг потеряло значение, и главным было только то, что Аглая рядом со мной и испытывает не меньшее наслаждение.

   -Вот видишь, ничего страшного, - с улыбкой сказал я, когда пришёл в себя. - Нам по-прежнему хорошо друг с другом.

   -Ненавижу тебя, - с отчаянием прошептала она, и я увидел в глазах слёзы. - Ты ещё пожалеешь, что заставляешь меня хотеть тебя.

   -Это ненависть скоро пройдёт, - ласково ответил я, проводя пальцем по щеке и стирая слезинку. - Ты просто забыла меня и то, как тебе хорошо со мной, но я очень буду стараться, чтобы ты вспомнила...

   -Ты не понимаешь...

   -Шшш, брось эти бесполезные разговоры, - перебил я, чувствуя, как меня опять охватывает желание. - Потом расскажешь, какая я сволочь, а сейчас поцелуй меня, - попросил я и снова начал двигаться, в этот раз уже собираясь заставить Аглаю непрерывно кричать от удовольствия и сам получать не меньшее удовлетворение, потому что, после четырёх месяцев поисков, наконец-то нашёл ту, которая могла дать такое наслаждение, как никто и никогда.

7

 Аглая.

   Лёжа в кровати, я покосилась на вампиршу, стоящую возле двери, а потом уставилась в потолок, кипя от ярости. Наше противостояние с Крассом длилось уже неделю, и я проигрывала по всем пунктам.

   "Мерзавец! Ненавижу!" - повторяла я. Но злость на Красса была ерундой, по сравнению с тем, что я чувствовала к себе. "А я похотливая шлюха, которая не может держать в узде свои желания!" - я сжала зубы и повернулась на бок.

   "Гад, он слишком хорошо изучил меня и то, что мне приносит мне удовольствие. И теперь вовсю пользуется этими знания, да и любовником он всегда был превосходным" - мне хотелось плакать от собственного бессилия.

   "Что же делать? Что придумать?" - я в очередной раз задалась этим вопросом. Всю неделю я пыталась противостоять ему и не поддаваться, но физическая сила была на его стороне, и меня никто не спрашивал, чего я хочу. А получив, так сказать, доступ к телу, он уже не стеснялся, и каждый раз ломал моё сопротивление, заставляя сходить с ума от удовольствия. Иногда у меня получалось продержаться полчаса, но потом я сдавалась и готова была умолять его не останавливаться.

   "Хорошо, что у него хоть хватает такта не ухмыляться на этот счёт" - подумала я и покраснела. "Иначе я бы себя окончательно возненавидела. Но от этого не легче. Пусть он нежен и ласков, когда я начинаю отвечать ему, но то, каким способом он получает ответ, это аморально! Это настоящее насилие над личностью и я должна это пресечь! Но вот как?".

   Что я только не пробовала за эту неделю. Помимо драк и жестоко отпора, я пыталась прикидываться равнодушной и вообще не сопротивлялась, лёжа бревном, в надежде, что он отстанет, потому что у меня мелькнула мысль, что его заводит именно моё сопротивление. Но Красс лишь улыбался и быстро заставлял меня ответить ему. Пыталась я и вообще не подпускать его к себе, забрасывая всем, что попадалось под руку, но из комнаты исчезло вообще всё, что я была в состоянии поднять и бросить в него.

   "Блин, было бы не так обидно, если бы я хоть раз попала в него, но он, сволочь, всегда мастерски изворачивается" - я сжала кулаки, вспомнив своё последнее фиаско со стулом, которое разбилось в щепки об стену.

   "Может попробовать его как-нибудь удушить, когда он заснёт? Или по-другому убить?" - подумала я и тут же, поморщившись, отбросила эту идею. "Этот подлец изматывает меня настолько своими постельными утехами, что я засыпаю до того, как голову на подушку опущу, да ещё и кровь из меня сосёт, не переставая. И за всю эту неделю, я ни разу не видела, чтобы он спал. Когда я засыпала, он ещё не спит, а когда просыпаюсь, его или уже нет рядом, либо он бодрствует. Да и вряд ли у меня на это силёнок хватит. Может, если бы он не так часто пил мою кровь, то и получилось бы" - я вздохнула, вспоминая, как последнее время у меня кружится голова.

   "Конечно, было бы идеальным вариантом сбежать, но этот вампирюга приставил ко мне двух топтунов, которые ни на шаг не отходили от меня. Вон эта крыса, возле двери, как будто ушла в себе, а я ведь чувствую, что она следит за мной!" - я с ненавистью посмотрела на вампиршу, которая постоянно находилась при мне, когда не было рядом Красса. А за дверью находился ещё один вампир, который присоединялся к нам, как только я покидала комнату.

   "Хорошо, что этот упырь хотя бы не держит меня постоянно взаперти, иначе я бы точно сошла с ума". Хотя и свободой это было нельзя назвать. Два вампира за спиной ни на секунду не давали мне забыть, кто я на самом деле такая и ходили за мной по всему дому, и если я что-то брала в руки, чем можно кого-либо поранить, тут же отбирали вещь, а на улицу выпускали только когда темнело. За пределы же самого двора меня вообще не выпускали.

   "Эх, ну что за невезение! Влипла по полной и как выбраться, совсем не понимаю. Если бы у меня хотя бы имелся кристалл холькана, я бы попыталась отцепиться от своих хвостов и снять с какого-нибудь человека внушение, чтобы он помог мне бежать. Но без кристалла, я как без рук. Они намолены священниками и вкупе с определённым набором фраз, действуют на людей. Или может всё же попробовать? А вдруг, кристалл и сам по себе действует, без священников? Только вот где взять хоть какой-нибудь кристалл? У Красса что ли попросить? Но он сразу потребует объяснений. Да и как от своих "хвостов" отцепиться? Они уж точно не будут стоять и молча наблюдать за мной, пока я буду экспериментировать с человеком".

   Все возможные пути побега были перекрыты, и чем больше я думала об этом, тем большее отчаяние меня охватывало, и порой хотелось биться в истерике и топать ногами.

   "Блин, не будь на окнах решёток, я бы попробовала разбить окно днём и выскочить на улицу, но и здесь Красс всё предусмотрел. Решётка, роллеты - никак на солнце не выбраться. Да и к входным дверям меня не подпускают, как только на улице начинает светлеть. Хоть ты вешайся... Ха! Мне и повеситься не дадут!" - я снова вспомнила про свою стражницу и поморщилась.

   -Аглая Павловна, - послышался звук открывающейся двери, и меня позвала одна из девушек, работающая в доме Красса. - Господин ждёт вас в столовой, к завтраку.

   -Пусть ждёт! - зло ответила я. - Не хочу я завтраков.

   -Пожалуйста! Господин будет недоволен, если я скажу ему об этом, - взмолилась она и, подойдя к кровати, дотронулась до моей руки.

   Посмотрев на неё и увидев в глазах отчаяние, я тихо выругалась:

   -Чтоб твоему господину пусто было!

   Все эти люди, которые прислуживали Крассу и с благоговением внимали каждому его слову, вызывали у меня жалость. Особенно я терпеть не могла, когда они вот так смотрели на меня, слыша мой отказ исполнять желания Красса. "Он, гад, специально их посылает, чтобы я чувствовала свою вину, видя их мучения!".

   Нехотя сев, я недовольно посмотрела на девушку, а она широко улыбнулась и, подав мне халат, пошла к шкафу, чтобы достать одежду.

   -Я так пойду, и переодеваться не буду, - произнесла я и, встав с кровати, набросила халат.

   "Ради чего собственно переодеваться, умываться, расчёсываться? Ради Красса? Обойдётся!" - спускаясь по лестнице, со злостью думала я. "Будь вообще неладны эти завтраки, обеды и ужины! Не понимаю, чего он вообще постоянно устраивает их. Ведь сам же не раз говорил, что запах человеческой пищи раздражает его, но всё равно упорно садится за стол со мной и терпит. В семью, что ли охота поиграть?".

   Красс ждал меня в столовой, сидя за большим столом, с бокалом крови в руке. Даже не посмотрев на него, я села за стол.

   -Нет настроения переодеваться? - весело спросил он.

   -Нет! Мне твои игры в добропорядочную семью, с переодеваниями, завтраками и прочей ерундой не интересны! - огрызнулась я.

   -А вид у тебя как раз самый семейный. Заспанная, растрёпанная и в халате, ты выглядишь, как настоящая жена, - произнёс он и подмигнул мне. - Мне так даже больше нравится.

   Хотелось в него хоть чем-нибудь запустить, но под рукой не нашлось даже салфетки.

   -Жёны обычно любят своих мужей, а я тебя ненавижу!

   -Не обязательно. Я знал много семей, где супруги не испытывали тёплых чувств друг к другу. А уж та страсть, что между нами, переплюнет всякую любовь, - парировал он и, подняв в честь меня бокал, сделал глоток.

   -И когда ты уже напьёшься! Мало того, что с меня кровь сосёшь, так ещё и чужую пьёшь, - с отвращением сказала я.

   -Я бы с удовольствие пил только твою, но боюсь, тогда ты долго не протянешь, - он вздохнул. - Вот и приходится пить чужую. Мне ведь нужны силы, чтобы доставлять тебе удовольствие.

   -Засунь себе это удовольствие, знаешь куда?! - процедила я.

   -Знаю, в тебя! - он улыбнулся. - Просвещать меня на этот счёт не надо. И потом, тебе ведь нравится. Ты с таким жаром отдаёшься мне! Вспомни, как вчера днём ты стонала подо мной.

   От этих слов тут же загорелись щёки и я поморщилась. Но тут же нацепила маску равнодушия и высокомерно сказала:

   -Но что-то с каждым днём ты меня всё меньше заводишь. Думаю, ты мне скоро надоешь. Не тешь себя мыслью, что ты супер любовник.

   -Аглая, не провоцируй меня. Иначе я прямо здесь начну тебе доказывать, что ты меня хочешь всегда и везде, и для этого от меня требуется минимум усилий, - прищурившись, тихо произнёс он.

   Я испуганно сглотнула, зная, что слов на ветер он не бросает. "Если уж унижать его, то не в плане секса. Иначе я из кровати вообще не буду вылазить. Но так приятно знать, что я задела его хоть капельку. Самодовольная улыбочка сразу исчезла с лица!".

   -Где мой завтрак? - требовательно спросила я, чтобы сменить тему.

   -Почти готов, - ответил он, слегка потянув носом воздух и снова пригубил кровь из бокала. - Просто ты всегда так копаешься, перед тем как выйти к столу, что я решил в этот раз послать за тобой пораньше.

   -Я не копаюсь! А вообще не хочу завтракать с тобой...

   -Но не можешь отказать людям, видя их страдания, - перебив меня, весело сказал он.

   -Красс, не думай, что ты такой хитрый, - я тут уже прищурилась. - Моя доброта тоже имеет границы, и однажды я плюну на людей и буду делать только то, что хочу!

   -Всё-всё! Не буду тебя провоцировать, - он добродушно улыбнулся. - Ты ведёшь себя примерно, и меня всё устраивает. Кстати, что тебе подарить в знак этого?

   -Свободу!

   -Это исключено. Выбери что-нибудь другое.

   -Тогда ничего! - презрительно бросила я и меня осенило.

   "Красс готов идти на уступки и этим необходимо срочно воспользоваться!"

   -А вообще-то, я хочу кулон из горного хрусталя, - ответила я, а в голове уже складывался план действий.

   "Если сначала выпросить у него кулон, а через какое-то время пожаловаться, что мне не хватает солнечного света, то может всё и получится. Если его уболтать на прогулки днём под присмотром людей, то на улице я могу попробовать снять внушение и сбежать, а вампиры на улицу носа не смогут высунуть из-за солнца!".

   -Из горного хрусталя? - он удивлённо посмотрел на меня. - Будет тебе кулон, но не из хрусталя. Я свою женщину никогда не унижу таким подарком.

   -Я хочу из хрусталя! - заявила я. - Другие мне не нужны!

   Красс ничего не ответил, а в столовую как раз вошла девушка с подносом и начала выставлять возле меня блюда с едой.

   От аппетитных ароматов тут же потекли слюнки, и я потеряла интерес к своему мучителю. Взяв блинчик, я залила его сметаной и с удовольствием принялась жевать, поглядывая на икру.

   -Кстати, давно хотел тебя спросить, чему ты отдаёшь предпочтения в еде? Может у тебя есть какие-то пожелания? Я взял в дом одного из лучших шеф-поваров Москвы, и он может готовить абсолютно всё.

   -Я предпочла бы есть всё, от чего моя кровь будет вызывать у тебя несварение желудка, - пробурчала я.

   -Язвочка моя, - он довольно улыбнулся. - Но боюсь, таким тебя кормить не станут. В общем, я тебя поставил в известность, а ты сама выбирай, что хочешь. Все твои желания будут исполняться.

   -Ты главное кулон мне подари. Это моё самое главное желание, - сказала я, облизав губы и, взяв хлеб, стала намазывать масло, решив съесть ещё и бутерброд с икрой.

   -А Библию к нему тоже принести? Или молитвы помнишь наизусть? - ехидно спросил Красс и я замерла.

   "Он догадался!" - пронеслось в голове.

   -Аглая, радость моя, не получится у тебя заговорить кристалл, чтобы снимать внушение, - добродушно продолжил он. - Ты у нас из десяти заповедей постоянно нарушала четыре. Например, третья - не произноси имени Господа твоего напрасно. А у тебя ведь одно из любимых выражений: "боже мой" или "о господи!". И четвёртая - помни день субботний, чтобы проводить его свято, а ты ведь писала в эти дни, то есть работала. Шестую заповедь, не убивай, ты вообще постоянно нарушаешь...

   -Не понимаю, о чём ты говоришь, - холодно произнесла я. - Ничего я заговаривать не собиралась. А если уж насчёт заповедей разговор пошёл, то убийство вампиров не считается грехом.

   -Но дело даже не в предыдущих заповедях, - он широко улыбнулся. - Седьмая заповедь и её постоянное нарушение делают из тебя грешницу и соответственно не дают божественной силы твоему слову. А именно - не прелюбодействуй. Её ты очень любила нарушать.

   Услышав это, я почувствовала, как затряслись руки. "Вот гад! Сам же меня соблазнял и теперь я одна тут виновная во всех грехах!". Внутри как будто что-то перемкнуло, и не думая, я запустила в него столовым ножом, которым намазывала масло.

   -Раз так всё плохо, я ещё раз с удовольствие нарушу шестую заповедь! Убью тебя, мерзавца! - крикнула я.

   -Нет, я предпочитаю продолжать нарушать седьмую заповедь, - он без труда увернулся от ножа и послал мне воздушный поцелуй.

   -Ненавижу! - вскочив на ноги, я выбежала из столовой, потому что аппетит полностью пропал.

   Оказавшись в своей комнате, я села в кресло. Внутри всё кипело от ярости и хотелось дать ей хоть какой-то выход. Оглянувшись в поисках какого-нибудь предмета, чтобы разбить его, я поморщилась, потому что всё давно было или вынесено, или уничтожено. "Но я просто взорвусь, если куда-то не выплесну энергию!". Вскочив на ноги, я начала метаться по комнате и мне стало чуть легче.

   "Хм, а что-то я давно не тренировалась. Так ведь можно и форму потерять. Красс естественно не даст мне тренироваться с холодным оружием, но физические тренировки не запретит. В конце концов, ведь не захочет он, чтобы моя фигура расплылась, и я стала похожа на желе".

   -Позови сюда Красса, - приказала я вампирше.

   Промолчав, она открыла дверь и передала мои слова своему напарнику, а потом снова замерла возле входа.

   Ждать этого подлеца мне пришлось почти четыре часа, потому что оказалось, что он куда-то уехал. Внутри уже всё не просто кипело, а бурлило и клокотало, и я намотала по комнате не один километр, а закончилось всё головокружением и слабостью.

   "Он специально изводит меня" - решила я, сев в кресло и чувствуя себя усталой, как после дня бега по горам. "А тренироваться надо обязательно. Раньше я так быстро не уставала. Хотя тут, скорее всего, дело в том, что Красс постоянно пьёт мою кровь. Не могла я за неделю потерять форму. Надо его как-то ограничивать, иначе, когда подвернётся удобный случай сбежать, у меня может не хватить сил. Вот только как его ограничивать?" - задумавшись, я тяжело вздохнула.

   -Вот я и дома, - в комнату вошёл мой мучитель и кивнул вампирше, чтобы она вышла. - Мне сказали, что ты хотела меня видеть. Я рад этому, - он тепло улыбнулся, держа руки за спиной. - Но прежде чем ты скажешь причину, хочу кое-что вручить тебе.

   Подойдя к креслу, он протянул ко мне руку, и я увидела большую плоскую коробочку с логотипом дорогой ювелирной фирмы.

   -Я решил, что кулон это скучно, поэтому купил тебе колье. И не с хрусталём, а с бриллиантами, - сказал он и открыл коробочку.

   Внутри лежало изумительной украшение, и в первые секунды я слегка обалдела от блеска золота и сияния камней. А Красс тем временем вытащил его и, встав за спинкой кресла, попытался его одеть мне на шею.

   -Не надо мне твоих подарков! - прошипела я, вскочив на ноги. - Сам носи эти цацки!

   -Перестань, ты раньше любила такие вещи, - дружелюбно произнёс он и сделал шаг ко мне.

   -Я много чего раньше любила! А сейчас мне это не надо. Тем более от тебя!

   -Да? Значит, от меня тебе ничего не надо? - в голосе начало проступать раздражение. - А зачем же ты хотела меня видеть? Что-то всё же тебе нужно?

   -Я хочу, чтобы ты оборудовал для меня спортзал. Мне необходимо следить за фигурой, - холодно ответила я. - Или ты хочешь, чтобы я располнела?

   -Тебе мало физических нагрузок со мной в кровати? - спросил он. - Хотя, если хочешь спортзал, не проблема, но тогда ты должна примерить колье, - он потряс им в воздухе, а потом добавил: - Будешь идти мне навстречу, и я с радостью буду исполнять все твои желания.

   Поняв, что он не отступит, я протянула руку и презрительно бросила:

   -Давай сюда свой хомут!

   -Я сам! - он расплылся в улыбке и через секунду уже оказался у меня за спиной.

   Аккуратно убрав волосы, он одел мне его на шею, и я ощутила холод металла и тяжесть, потому что колье было объёмным.

   -Это ручная работа и оно единственное в мире, - сказал Красс, и повёл меня в ванную, где висело зеркало. - Тебе очень идёт! Только вот халат надо чуть приспустить. Оно будет потрясающе смотреться с открытым вечерним платьем, - протянув руки, он потянул вниз ткань и улыбнулся, когда оголились плечи. - Идеально!

   Колье на самом деле смотрелось потрясающее. Несколько соединённых между собой цепочек золота усыпанного камнями охватывало шею, а затем соединялось со второй частью, которая наполовину закрывала грудь, а венчал всё огромный бриллиант, который располагался в ложбинке грудей. "Если бы я когда-нибудь раньше появилась с таким украшением на какой-нибудь вечеринке, все женщины просто сошли с ума от зависти, потому что колье просто кричит о дороговизне и роскоши" - подумала я, глядя в зеркало. Но как-то сейчас оно меня не радовало.

   -Прости, я тебя всю искусал, - раздался шёпот Красса над ухом, и я ощутила его губы на своём предплечье. - Буду стараться держать себя в руках и не так часто пить твою кровь.

   Нахмурившись, я посмотрела в зеркало на его отражение и испуганно подумала: "Только не это!". В его шёпоте чувствовалось раскаяние, и он с такой нежностью целовал раны от укусов, что у меня по коже побежали мурашки, и я вспомнила дни, когда ещё был жив Олег, и я понятия не имела, что мой любовник вампир. "Раньше он только так со мной разговаривал и лишь изредка в голосе проскакивали властные нотки. Таким Крассом я была очарована и если сейчас он включит своё обаяние, я стану послушной игрушкой в его руках".

   -Ой, только не надо разыгрывать тут из себя заботливого кровососа, - саркастично бросила я и отошла от него. - Посмотрите, упырь прозрел и увидел свои укусы! А раньше он не ведал, что творил!

   Лицо Красса на мгновение исказилось, а потом он нахально улыбнулся и дерзко произнёс:

   -Смотри-ка, не купилась! А раньше это на тебя действовало безотказно.

   -Раньше время было другое, - ответила я, и хотела было снять колье, но Красс взял меня за руки.

   -Не снимай его пока, тебе оно очень идёт, - кротко попросил он, а потом неожиданно грубо добавил: - Что ты прицепилась к тому, что было раньше? Аглая, открой глаза и прими мир таким, каким он стал. Не живи прошлым!

   -Принять этот мир? Ну уж нет! Вы превратили людей в бесправную пищу! Рабов, у которых теперь только один приоритет - угождать вам.

   -А ты думаешь, вы раньше имели свободу? Вами также управляли. Только это делало алчное правительство и олигархи, которые наживались на всём. Вы для них были быдлом. Знаешь в чём разница между ними и нами? Мы не скрываем мотивов, движущих нами. И мы, по крайней мере, делаем вас сейчас счастливыми! Посмотри вокруг! Все живущие в моём доме счастливы уже только от того, что я хвалю их. Нет больше несчастных людей, алкоголиков и наркоманов, которые гробят свои жизни и делают несчастными своих близких. Нет злобы и зависти! Почему ты зациклилась на бесправности людей, и не видишь положительные стороны?

   -Да нет здесь положительных сторон! - воскликнула я. - И ты не дождёшься моего смирения с этим! Я буду бороться!

   -Бороться, говоришь? - вкрадчиво спросил он и двинулся ко мне. - Неужели последняя неделя тебя ничему не научила?

   Этот взгляд я уже знала и, крикнула:

   -Не смей ко мне приближаться, тварь похотливая! - а потом занесла руку для пощёчины.

   Но Красс, как обычно был быстрее меня и перехватил её, а затем дёрнул на себя и, сжав в кольцо рук, сдержанно спросил:

   -Аглая, я хоть раз тебя ударил? Хоть раз причинил боль? Я всегда действую аккуратно, хотя мог бы и не сдерживаться себя, потому что не люблю, когда мне перечат. Почему ты постоянно стараешься причинить мне боль?

   -Потому что я тебя ненавижу!

   -Неправда. Тебе со мной хорошо, но ты слишком упряма, чтобы это признать.

   -Ты каждый раз унижаешь меня морально, заставляя сдаваться тебе! Лучше бы ты меня бил! Я бы хоть не чувствовала себя такой похотливой шлюхой! Ненавижу! - выкрикнула я, стараясь освободиться.

   -А ты просто не сопротивляйся и наслаждайся, - посоветовал он. - Поверь, и сразу всё изменится. Как только ты сдашься, я буду настолько нежен и ласков, что ты будешь чувствовать себя не похотливой шлюхой, а самой желанной женщиной на свете.

   -Сдаться тому, кто убил моего мужа? Никогда!

   -Это какой-то замкнутый круг, - устало произнёс Красс. - Но и я не сдамся.

   Оторвав меня от пола, он направился в спальню, а я завизжала и начала брыкаться. Но он как будто и не замечал моих попыток сопротивления.

   Уже через секунду он уложил меня на кровать и принялся быстро сбрасывать с себя одежду. Этого времени мне хватило, чтобы вскочить с кровати и метнуться назад к ванной, чтобы попытаться там закрыться, хотя я и понимала, что дверь его задержит лишь на секунду.

   -Козочка моя шустрая, ты куда? - настигнув в считанные секунды, он схватил меня, и я снова оказалась в постели.

   Сжав одной рукой запястья, он закинул мои руки верх, а второй развязал пояс халата и начал шарить по телу. Сначала прикосновения были грубые и требовательные, но с каждой секундой они становились всё нежнее и когда он легонько сжал грудь, а потом начал играть с соском, я замерла, пытаясь не дышать.

   -Моя непокорная плутовка, - прорычал он, наклоняясь, и поцеловал меня в шею, а рука начала опускаться ниже.

   Поглаживая меня по животу, он прикусил зубами мочку уха и начал её посасывать, а потом нырнул рукой между ног и стал ласкать меня.

   -Давай же, покажи, как ты меня хочешь, - раздался страстный шёпот и по коже побежали мурашки, а внизу живота образовался горячий, пульсирующий комок.

   -Нет, - я замотала головой пытаясь избавиться от ощущений и чувствуя, как тело предательски отвечает на ласки Красса.

   -Ммм, а уже и не надо, - ответил он и пальцем вошёл в меня. - Ты уже готова.

   Мне захотелось в очередной раз расплакаться от бессилия и собственной слабости, поэтому, когда Красс повернул меня на бок, спиной к себе и вошёл, я просто сжалась, стараясь отрешиться от всего происходящего.

   Но отрешиться было очень тяжело. Красс медленно двигался, продолжая ласкать меня рукой, и по телу уже разливалось тепло, а стук собственного сердца отдавался в ушах. Сдерживать дыхание с каждой секундой становилось всё тяжелее, а из груди уже рвался стон.

   -Аглая, не противься, - нежный голос ласкал не меньше, и я судорожно втянула воздух, держась из последних сил. - Ты же знаешь, я могу мучить тебя так очень долго.

   С каждой секундой волны блаженства накатывали всё больше, захлёстывая меня, и я поняла, что он опять выиграл.

   -Какой же ты мерзавец, - пробормотала я, но это скорее прозвучало как похвала, а не как укор.

   -Знаю, но мерзавец, который готов положить к твоим ногам весь мир, - ответил он и, отстранившись, навис надо мной. - И всего лишь за один твой поцелуй.

   Уложив на спину, он припал к моим губам, и снова начал ласкать руками, вызывая ещё более жгущее желание. Отвечая на поцелуи, я обняла его, желая опять ощутить в себе, и поддалась вперёд.

   -Хочу тебя, - выдохнула я.

   -Сейчас, моя сладкая, - отозвался он и, приподняв меня, снял халат, отбросив его в сторону, а потом улыбнулся и с нежностью прошептал: - Обнажённая злючка в одних драгоценностях. Ты не представляешь, как сексуально сейчас выглядишь.

   А затем снова начал целовать, одновременно с этим входя в меня, и под кожей побежал огонь. Обхватив его поясницу ногами, я двигалась ему навстречу и начала постанывать, желая раствориться в нём и забыть обо всём на свете...


   За окном уже наступил вечер, когда Красс наконец-то оставил меня в покое. Лёжа рядом с ним, я старалась отдышаться, а лицо уже заливала краска стыда, и внутри росло недовольство собой. "Опять я повела себя, как сучка во время течки. Ну почему я не могу держать себя в руках" - с отчаянием подумала я.

   -Как же я буду скучать без тебя, - с сожаление произнёс он и я напряглась.

   "Неужели он решил сдаться и отпустит меня?" - в душе появилась робкая надежда на свободу, но она тут же умерла, когда я услышала продолжение.

   -Но ничего, ты за три дня моего отсутствия наберёшься сил и нормально выспишься. Плюс никто из тебя не будет пить кровь, и я надеюсь, у тебя исчезнут эти круги под глазами, - повернувшись на бок, он обнял меня, притягивая к себе. - И может, ты даже тоже соскучишься по мне.

   -Не дождёшься! - заявила я, чувствуя себя в очередной раз дурой.

   "Меня отсюда просто так не выпустят. Пока я ему не надоем, быть мне его игрушкой! Да и когда надоем, он может в наказание оставить меня при себе, чтобы ещё больше унизить" - с отвращением подумала я.

   -Я всё же буду надеяться, что соскучишься, - с улыбкой ответил он и поцеловал меня. - Будь ты не такой строптивой, я бы взял тебя с собой, но... Не хочу, чтобы в замке Королевы ты поднимала крик и беспокоила её. Она не так добра к людям, как я, и может принять радикальные меры.

   -Замке Королевы? - спросила я, с интересом посмотрев на Красса.

   -Да, она объявила сбор всех преторов, чтобы решить неотложные вопросы. Через четыре дня я уеду, - ответил он.

   Сердце внутри на секунду замерло, а потом бешено застучало, потому что меня осенило, как можно одним махом избавиться от всех вампиров. "Если убить Королеву, вымрут все её выродки! Я должна попасть в её замок и попробовать покончить с этой тварью!" - решила я. "И если всё правильно разыграть, Красс мне в этом поможет, сам того не желая!".

8

  Красс.

   Сидя в своём кабинете, я устало откинулся на спинку кресла. Но это была не физическая, а моральная усталость из-за противостояния с Аглаей.

   "Всё, чего я хочу - это просто спокойно жить с ней, а она... Впервые в жизни меня настолько заинтересовала женщина, что ни о ком другом я думать не хочу и готов на всё, а тут такое! Неужели ей трудно стать такой, как раньше? Она теперь всегда будет меня мучить и никогда не простит?" - я тяжело вздохнул, ища ответы на вопрос.

   Сейчас мне уже стало ясно, что я изначально совершил массу ошибок. "А самой главной являлось убийство её муженька! Ведь после него она изменилась и чем дальше, тем злее становится. До смерти этого щенка, она была милой, нежной, весёлой и страстной. Хотя порой становилась и агрессивной, и саркастичной, но длилось это недолго, и она всегда потом находила способ загладить свою вину. Причём способ выбирала такой, что я готов был прощать ей всё. Но после того как её муженёк отправился на тот свет, моя Аглая поменялась. В глазах появилась тоска и чувство вины, и её смех уже не так часто ласкал мой слух. Но даже такая она меня устраивала. Сейчас же она превратилась в злобную фурию".

   "Надо было не убивать Олега, а просто подсунуть ему какую-нибудь девицу, чтобы та его соблазнила и увела из семьи. Или на крайний случай показать Аглае пару фотографий этого прыща с девицей. Она сама бы его бросила и прибежала ко мне. Конечно, она бы пострадала чуть-чуть, но я быстро бы нашёл способ её утешить и забыть обо всём. И почему я раньше об этом не подумал?" - я поморщился из-за своей глупости.

   "Сейчас жил бы и наслаждался её обществом. Баловал бы её, дарил наслаждение и радовался каждому мгновению с ней". Закрыв глаза, я представил такую свою жизни и почувствовал, как внутри что-то дрогнуло. Чувство безвозвратной потери с каждым днём охватывало меня всё больше, когда думал об этом, и становилось всё тоскливее.

   "Неужели я не заслуживаю толику счастья? Или это моё наказание за предыдущее поведение и отношение к женщинам?".

   Раньше ни одна из них не заставляла меня чувствовать то, что я сейчас испытывал к Аглае. Я просто шёл по жизни и получал всё, что хотел, или брал силой. Мне было глубоко плевать на чувства окружающих, а уж с женщинами вообще проблем не возникало.

   "Будь вообще проклят тот день, когда я её встретил! Сейчас жил бы спокойно и горя не знал, наслаждаясь властью и поклонением. Но жизнь никогда уже не будет прежней, и Аглая нужна мне. Даже такая - строптивая и непокорная. А уж за те минуты счастья, когда я ломаю её сопротивление, и она лежит в моих объятиях ласковая и послушная, я готов отдать многое".

   "Хотя, и это было моей ошибкой. Не стоило действовать таким образом и необходимо было дать ей привыкнуть ко мне. Может, если бы я окружил её заботой и вниманием, она бы и сама сдалась. Ведь я чувствую, что она так действует просто из упрямства и желания наказать меня за то, что я пытаюсь сломать её и покориться. Ненавидь она меня на самом деле, она бы не отдавалась мне с такой страстью. И пусть она говорит, что это слабость её тела, но я-то понимаю, что не будь у неё в сердце хоть капля любви ко мне, тело бы не откликалось. В общем, моя несдержанность и самоуверенность подвела меня. И сейчас уже поздно что-то менять. Теперь она не верит мне и считает это очередной хитрость".

   За первую неделю я не раз пытался проявить нежность к ней и готов был уже даже терпеть и не трогать её, но она тут же начинала насмехаться надо мной, говоря, что видит меня насквозь и не поведётся на это. Мне оставалось только соглашаться с ней и картинно вздыхать, говоря, что она разгадывает все мои уловки. "Но я ведь на самом деле чувствую к ней всё это! И готов пылинки в неё сдувать и носить на руках, только чтобы она улыбалась мне и дарила себя! Надоело мне ломать её сопротивление и клянчить хоть каплю ласки! Я хочу засыпать и просыпаться в её объятиях. Хочу слышать её смех и беззлобные ироничные высказывания насчёт тех или иных вещей. Хочу, чтобы она смотрела на меня с восхищением и любовью, а не зло и презрительно. Хочу дарить ей подарки, я не навязывать их силой, взамен исполняя её требования. Я много чего хочу и готов дать ещё больше. Как теперь хоть чуть-чуть всё исправить? Хотя бы заставить её поверить, что меня интересует не только её тело, а и душа?".

   "Правда, за последние трое суток её поведение резко изменилось, но я-то понимаю, что послужило этому причиной, и знаю, что всё это лишь обман. А я хочу искренности".

   Аглая сейчас стала именно такой, какой я её хотел видеть - она уступала мне во всём, не противилась ложиться со мной в постель, улыбалась и даже порой шутила, как раньше. Но дело было только в том, что я заикнулся о поездке к Королеве.

   Уже на следующее утро после этого, в столовую она вышла мягко улыбаясь мне, а голос был полон нежности, когда она смиренно сказала, что устала бороться со мной и готова смириться со всем и угождать мне. И что я действительно прав - пора жить настоящим, а прошлое забыть. В первые секунды я даже поверил ей и готов был просить прощение за всё совершённые ранее ошибки, но быстро всё понял. Её целью была поездка к Королеве.

   "Глупенькая, она думает, что сможет убить её и не понимает, что шансов у неё. Она умрёт ещё до того, как приблизится к ней! А я не хочу этого".

   Внутри всё болезненно сжалось, когда я представил, что Аглаи не будет рядом, и я больше не смогу посмотреть в её серые глаза и прижать к себе.

   "Но её надежда на то, что я возьму её с собой, делает меня сейчас счастливым, даже несмотря на то, что я знаю о притворстве. Чёрт возьми, я готов жить в этом притворстве вечно! Мне нравится, когда она игриво поддевает меня и ласкается, как кошечка. Возбуждающе водит своими нежными пальчиками по моей коже, шепчет на ухо все свои желания, и готова в любой момент исполнять мои. Нравится, как зазывно смотрит на меня из-под полуопущенных ресниц, и как облизывает розовые губки кончиком языка. Как соблазнительно улыбается, маня к себе пальчиком, когда хочет поцеловать. Да я готов, как собачка бежать за ней и преданно смотреть в глаза, только чтобы она и дальше притворялась. Пусть лучше так, чем противостояние и борьба. Но ведь это невозможно. Следующей ночью я должен вылететь в Англию, и как только Аглая поймёт, что я, несмотря на всю её покорность и послушание, не беру её с собой, она взорвётся и снова начнёт превращать мою жизнь в ад. А если я возьму её, то потеряю навсегда. Выходит, выбор у меня невелик - либо ад с ней, либо жизнь без неё. Естественно, я лучше выберу первое, потому что второе ещё хуже" - я горько усмехнулся.

   "Представляю, как она разозлится, когда поймёт, что я разгадал причины её поведения и подыгрывал ей. Она постарается сделать мою жизнь ещё более невыносимой, но всё равно это лучше, чем жить без неё" - решил я и, встав, подошёл к окну.

   "Как же так вышло, что сейчас я готов терпеть всё, только чтобы она находилась рядом? Ведь всё начиналось обыденно, с простого мужского интереса. Когда она стала настолько важна для меня?" - я задумался, вспоминая, когда впервые почувствовал непонятные ощущения внутри. Порой это было что-то щемящее и тоскливое, когда я смотрел в её глаза и видел в них слёзы. А порой что-то большое и горячее, когда она дарила себя мне с нежностью и страстью, и казалось в груди мало место для этих ощущений. Или тёплое или ласкающее, дающее успокоение, когда она доверчиво прижималась ко мне.

   "Или я всегда это чувствовал, когда Аглая была рядом? Просто с каждым днём эти ощущения росли и становились ярче? И вот сейчас я уже не могу без них жить". Представив на секунду, что больше никогда такого не испытаю, я ощутил, как внутри всё сковывает холодом. "А зачем тогда жить? Не чувствуя этого никогда, можно жить и наслаждаться, но зная, что в жизни есть что-то более прекрасное, уже страшно это потерять. Власть, возможность вершить судьбы, внушать всем страх, заставлять покоряться и испытывать благоговение передо мной - все эти возможности не приносят радости, когда не с кем их разделить. Но та, с кем я хочу это разделить, не желает всего этого" - прислонившись лбом к окну, я замер.

   "Ладно, всё это лирика. Не хочет - значит необходимо найти способ заставить её. У меня просто нет другого выхода. Но ломать её бесполезно, она только ещё ожесточённее сопротивляется. Буду надеяться, однажды Аглае надоест беситься и она смирится. Выходит, у меня только один способ получить то, что я хочу - ждать. Соответственно, надо запастись терпением, и я готов к этому" - решительно подумал я.

   "А пока буду пользоваться тем, что есть. Раз сейчас она послушна и ласкова, надо получить максимум удовольствий, потому что скоро она снова начнёт изводить меня" - сказал я себе, и направился к выходу из кабинета.

   Найдя своего личного слугу, я отдал распоряжение упаковать мои вещи, и самому собраться в дорогу, а затем поднялся в спальню Аглаи.

   -Выйди, - тихо приказал я вампирше, приставленной к Аглае для слежки, и чтобы та не наделала глупостей.

   Мгновенно исполнив мой приказ, она исчезла за дверью, а я подошёл к кровати и, раздевшись, лёг в неё. Аглая что-то сонно забормотала, когда я прижал её к себе, а я улыбнулся, чувствую тепло её тело и то, как оно согревает меня. "Ну вот почему только с ней так хорошо? У меня в постели перебывали тысячи человеческих женщин, но ни с одной мне не было так хорошо. Прижимать её к себе уже счастье" - казалось, что в груди опять не хватаем места для всего того, что я сейчас чувствовал. "И почему именно у той, которая мне нужна, такой строптивый характер и она не поддаётся моему внушению? Это что, какое-то издевательство? Ирония судьбы такая? Или я бы не стал применять к ней внушение? Может в этом, в её характере, и есть её привлекательность для меня? Внуши я ей подчинение, она меня бы не привлекала?" - я задумался.

   "Вообще-то мне уже действительно приелось это безоговорочное подчинение, преданные взгляды, благоговение и готовность исполнять любую мою волю. И в Аглае ценно именно то, что она имеет на всё свою точку зрения и готова её отстаивать. Значит, даже если бы я мог внушить ей что-то, я бы этого не делал?" - спросил я себя и тут же ответил: "Не делал бы".

   "Но есть ведь и другой аспект. Вот сейчас, она мне полностью подчиняется, а я испытываю к ней не меньше интерес, и даже нежность и желание ей угождать. Получается, она в любом случаи привлекает меня. И без разницы - послушная она или непокорная...".

   -Красс, обязательно меня замораживать каждый раз? Мне сейчас приснилось, что меня голой высадили на Северном полюсе, - раздался жалобный голос Аглаи. - В следующий раз, будь так добр, сначала прими горячий душ или ванну, а потом тяни ко мне свои ручки.

   -Ты для меня самый лучший обогреватель, - зарывшись лицом в её волосы, пробубнил я. - Никакой душ или ванная не согреет меня так, как ты.

   -Фу, какой ты мерзкий, - манерно протянула и повернулась ко мне лицом. - Вот и дожилась, на старости лет мало того, что служу игрушкой вампиру, так ещё и обогревателем.

   Она говорила это весёлым тоном, без тени укора или злости, но я чувствовал, что именно так она и считает.

   -Аглая, ты не игрушка, запомни это раз и навсегда, - тихо ответил я, сильнее прижимая её к себе и чувствую, как что-то внутри болезненно защемило. - Ты женщина, которую я готов холить, лелеять и беречь от всего плохого.

   -И которая отвечает тебе тем же, - промурлыкала она, потеревшись щекой о мою грудь, а потом начала водить пальчиком по животу.

   По телу моментально прошла дрожь, и я ощутил желание. "Никто и никогда ещё не заводил меня одним прикосновением, а она может, и это после полутора лет знакомства. И пусть я не всегда мог затащить её в свою кровать, но и этот срок для меня уже рекорд. Раньше я меньше, чем за месяц терял интерес к человеческим женщинам" - подумал я, перехватывая её руку.

   -Иди-ка сюда, - прошептал я и, приподняв, уложил её на себя.

   Обхватив меня ногами, она заёрзала, вызывая ещё большее возбуждение, а затем припала губами к шее и начала меня целовать, опускаясь всё ниже. Когда она добралась до груди и укусила меня за сосок, а затем стала обводить своим горячим язычком, я застонал от удовольствия. От её близости и тепла я ощутил лёгкое головокружение и, взяв её за руку, лизнул подушечку пальца, а потом провёл им по своему клыку и начал посасывать палец, смакуя каждую каплю крови из крохотного разреза.

   Мне хотелось намного большего. Хотелось впиваться в её шелковистую кожу зубами, пить её кровь большими глотками, занимаясь с ней сексом, но чем дальше, тем больше я боялся её потерять и теперь старался ограничивать себя хоть иногда, чтобы не истощать её.

   "Ничего, вот приеду из Англии, и напьюсь её крови. Правда, потом опять придётся прикладывать усилия, чтобы уложить её в постель, но оно того стоит. Для меня Аглая та, ради которой я пойду на всё, чтобы и дальше сходить с ума от её близости" - последнее, что подумал я, когда она села и начала медленно впускать меня в себя.

   -Да, - выдохнул я и зажмурился, чувствуя невероятное наслаждение...

   Почти до вечера, с перерывом на завтрак и обед, я не выпускал её из кровати, потому что знал - не скоро ещё смогу добиться от неё добровольной ласки, а вполне возможно, что больше никогда такое не повторится. Поэтому хотел насладиться сполна и прилагал максимум усилий, чтобы и она никогда не забыла этот день.

   "А вдруг она наконец-то поймёт, что если мне не сопротивляться, я готов ради неё на всё? И может, не захочет больше превращать мою жизнь в ад?" - тешил я себя робкой надеждой. Ответы на эти вопросы я мог получить только вечером, поэтому одновременно и ждал его, и боялся.

   Часы уже показывали начало шестого, а я всё никак не мог настроиться, чтобы начать разговор. "Надо ещё заняться с ней сексом и быть настолько нежным, как никогда раньше, чтобы ей понравилось, и она не захотела это терять" - в очередной раз сказал я себе и протянул к ней руку.

   Звонко рассмеявшись, Аглая прильнула ко мне и, заглянув в глаза, игриво спросила:

   -Неужели ты настолько ненасытен?

   -Это перед расставанием с тобой, - ответил я, внимательно наблюдая за её реакцией.

   Она обольстительно улыбнулась, а потом забралась на меня и вытянувшись, поцеловала в губы. Когда я обнял её и прижал к себе, она начала водить мне пальчиком по лицу, обрисовывая контуры губ, проводя по щекам, по изгибу бровей и томно сказала:

   -Но расставаться ведь необязательно. Я могу полететь с тобой.

   -Не можешь, - тихо ответил я.

   -Хочешь меня оставить здесь, чтобы я тосковала по тебе? - она обиженно посмотрела на меня.

   -Лучше тебе здесь тосковать, чем там делать глупости.

   -Красс, ну какие глупости? Я буду сидеть тиши воды, ниже травы. Обещаю! Ну возьми меня собой! Мне очень интересно посмотреть на замок Королевы, - стала клянчить она, одновременно с этим начав тереться о мои бёдра и возбуждая меня. - И потом, кто тебя будет согревать в холодной, слякотной Англии? Я же твой обогреватель. Не заставляй меня умолять тебя.

   -Аглая, нет, - твёрдо произнёс я, чувствуя, как меня охватывает желание от её движений.

   -Ну пожалуйста! - она соблазнительно облизала губы, а потом резко села и начала прокладывать дорожку из поцелуев к моему животу и опускаться всё ниже.

   -Не надо, - судорожно выдохнул я и, взяв её за плечи, потянул на себя, потому что понял, как она собирается меня уговаривать.

   "Ещё чего доброго, соглашусь на всё. А если не соглашусь, она меня возненавидит. Лучше уж обойтись традиционным сексом" - подумал я.

   -Почему? - она удивлённо посмотрела на меня. - Ты ведь раньше любил...

   -И сейчас люблю, - прижав её себе, произнёс я. - Но так ты меня не уговоришь взять тебя с собой.

   -А как уговорю? - хитро спросила она. - Просто не хочу киснуть здесь без тебя.

   "Лучше правду сказать, чем заставлять её умолять меня" - решил я и глубоко вздохнул, прижимая её к себе сильнее, чтобы она сразу не сбежала, а затем спокойно произнёс:

   -Аглая, даже не надейся, что у тебя получится убить Королеву. Её постоянно охраняют два телохранителя. И даже я, как претор, и один из главных приближённых, не всегда могу к ней подойти.

   -Не понимаю, о чём ты говоришь, - безмятежно сказала она. - Я просто хочу поехать с тобой, и мне дела нет до Королевы.

   -Не ври, - я мрачно посмотрел на неё. - Ты думаешь, я не понял, почему ты вдруг передумала и стала такой ласковой. Ты решила её убить, чтобы за один раз избавить свет от вампиров. У тебя ничего не выйдет, поверь. Это тебя, скорее всего, убьют. Даже не скорее всего, а точно. И я не смогу тебя защитить. И потом, ты не всё знаешь...

   Договорить я не успел, потому что с лица Аглаи тут же исчезла улыбка и ласковые выражение. Зашипев, она начала вырываться и крикнула:

   -Скотина! Ты с самого начала всё знал и исподтишка насмехался надо мной, видя мои унижения! Отпусти!

   -Я не насмехался, а наслаждался твоим обществом, потому что именно по такой тебе тосковал, - ответил я, чувствуя, как внутри всё сжимается. - И разве ты унижалась? Я был с тобой нежен и добр. Вот если бы я заставлял тебя выполнять все свои приказы и презрительно с тобой разговаривал, требуя слепого послушания, то тогда да, ты могла обвинять меня в этом. А теперь ответь - тебе было плохо, противно, омерзительно все эти дни?

   -Да! - крикнула она. - Ненавижу тебя!

   -Неправда.

   Аглая могла сколько угодно врать себе, но я-то видел, как в её глазах появились слёзы, когда я задавал ей вопрос. "Ей тоже было хорошо. И пусть притворство послужило начальным толчком, потом и ей самой начала нравиться идиллия, которая между нами царила. А значит, есть шанс, что однажды она перестанет скандалить".

   -И поверь, дело не в том, что я дорожу жизнью Королевы, - решил добавить я, чтобы она, наконец, поняла, чего я боюсь. - Я дорожу твоей жизнью и не хочу тебя потерять. Я не беру тебя с собой, чтобы защитить!

   -Не надо мне твоя защита! Отпусти! - тяжело дыша, воскликнула она и попыталась сползти с меня.

   "Так-с, к доводам разума она не собирается прислушиваться и уже встала на тропу войны. Ладно. Значит и мне можно позлить её".

   -Нет, дорогая. Нечего было ерзать на мне и возбуждать! Теперь мы доведём дело до конца. Секс на дорожку, так сказать, - заявил я и, видя, что она уже выбилась из сил, слегка ослабил хватку.

   Приподняв её, я быстро вошёл в неё, и снова прижав к себе, начал двигаться. "Я не увижу её трое суток. Тоска. Но лучше скучать это время, чем потом вечность. А с остальным я точно разберусь" - пообещал я себе и сосредоточился на Аглае.


   Весь полёт я проспал, потому что вымотался, проведя в постели с Аглаей целый день и знал - в замке у Королевы будет расписан каждый час, и мне удастся поспать только через сутки. А когда мы приземлились и приехали в замок, сразу окунулся в дела, чему был рад. "Меньше буду думать об Аглае и том, как она грозилась мне отомстить за всё. У неё будет масса времени, чтобы выдумать месть. Интересно, что же она мне приготовит?" - но варианты её мести предугадывать времени не было.

   Первые двое суток оказались самыми загруженными. Собрались преторы всех территорий, а проблем накопилось немало, поэтому мы сообща решали их и увязывали все отношения между территориями, от административных до экономических.

   Когда мы только планировали захватить власть, нам казалось, что мы предусмотрели всё, но на деле выходил полный бардак и сейчас мы уже понимали, что уйдёт не меньше года на обустройство новой жизни, и наведение порядков во всех сферах.

   Единственное, с чем мы быстро разобрались - это проблема с хольканами и повстанцами. Королева, услышав моё предложение, без всякой жалости отдала приказ сравнять посёлки с землёй. Хотя ещё один претор выдвинул предложение применить бактериологическое оружие, и мне оно тоже показалось заслуживающим внимания. Но Королева побоялась, что люди ринутся в города, и начнётся эпидемия, поэтому приняла мой вариант.

   К вечеру третьего дня основные вопросы наконец-то были решены и все с облегчением вздохнули, потому что дальше предстояло посетить только приём Королевы, даваемый в честь сбора преторов, а затем можно было разъезжаться по домам.

   "Завтра к утру я уже буду дома и увижу Аглаю" - с радостью подумал я, стоя возле зеркала и ожидая пока слуга подаст мне смокинг. "Интересно, как она меня встретит? Хотелось бы, чтобы она соскучилась, но надеяться на это не стоит. Хорошо уже будет, если она не станет мстить за придуманные обиды и не заставит меня долго ломать её сопротивление. Я по ней реально соскучился, и могу сорваться. Ладно, потом об этом подумаю, когда смогу оценить ситуацию дома, а сейчас ещё надо поговорить с Европейским претором и Зауральским, чтобы решить мелкие проблемы, которые не видел смысла поднимать на общем совете" - сказал я себе и, одевшись, вышел из комнаты.

   Начало приёма было запланировано на девять вечера и помимо преторов со свитами, на него пригласили ещё и других вампиров, и когда я спустился в бальный зал, там уже собрались практически все.

   Некоторые вампиры были со своими подругами из нашего общества, а некоторые взяли своих игрушек, и я с лёгкой завистью подумал: "Я бы тоже с Аглаей, одетой в роскошное платье, с удовольствие провёл здесь время, но её необузданный характер и нечувствительность к внушению, не дают мне такой возможности. А жаль. Но с другой стороны - займусь делами, и быстро решив их, раньше вылечу домой".

   Почти два часа ушло на то, чтобы переговорить с преторами соседних территорий, и мы быстро решили все проблемы, что меня порадовало. "Ещё часик побуду здесь, а потом можно уходить" - решил я, бросив взгляд на часы. "А заодно можно и поесть. Для Королевских приёмов всегда отбираются люди с редкими группами крови и абсолютно здоровые".

   Подойдя к людям, приготовленным для угощения, я принялся рассматривать их и, выбрав красивую девушку лет восемнадцати, с четвёртой группой крови, поманил её к себе. Она безропотно подошла, и, отведя её в комнату для кормления, я сел в кресло, а её усадил к себе на колени. Впившись ей в горло, я делал жадные глотки и тихо рычал от удовольствия, потому что кровь у девицы имела восхитительный вкус. "Королева знает толк в угощениях".

   К моменту, когда я насытился, девица уже была без сознания и, оставив её в кресле, я решил, что неплохо бы подышать свежим воздухом.

   Выйдя на балкон, я стал всматриваться в огни вечернего Лондона, виднеющегося вдалеке, и вспомнил далёкое прошлое. "Хм, если бы когда-то очень давно, именно в этом замке я не дал присягу на верность Королеве, я бы не дожил до этих дней, и никогда бы не встретил Аглаю. А ведь мог бы...".

   -Красс, - за спиной раздался знакомый голос, и я удивлённо оглянулся.

   -Эльберта? А что ты делаешь на приёме? - спросил я, увидев свою бывшую подругу.

   Таких, как она, никогда не приглашали на значимые приёмы, потому что они были рядовыми вампирами, и я непонимающе смотрел на неё.

   -Или ты тут с новым любовником? Тогда поздравляю. Я всегда знал, что ты на всё пойдёшь, ради повышения своего статуса.

   -На всё, - она как-то нервно дёрнулась. - И даже на большее, чем ты можешь предполагать.

   -Эля, дорогуша, меня ты ничем не удивишь, - я добродушно улыбнулся. - Мы с тобой встречались более ста лет, и я знаю, на что ты способна.

   -Красс, а где твоя белобрысая потаскуха? - неожиданно спросила она, пряча от меня взгляд. - Ведь здесь, с тобой?

   -А тебе какое дело? - прищурившись, спросил я, и почувствовал тревогу. - И ещё раз назовёшь Аглаю потаскухой, я тебе язык вырву.

   Эльберта вся как-то сжалась и начала нервно топтаться на месте, чем ещё больше усилила во мне тревожные ощущения.

   -Так здесь, или в Москве?

   Глядя на неё, я понял, что она что-то замыслила, и испугался за Аглаю.

   -Эльберта, если ты сейчас мне не скажешь, почему тебя это интересует, я тебя в порошок сотру, - угрожающе произнёс я и, метнувшись к ней, схватил её за шею. - Говори, гадюка!

   -Красс, прости! Всё вышло из-под контроля! - с отчаянием произнесла она. - Олег не прислушался ко мне и сбежал! Я думала, что эта по... девица здесь с тобой, и хотела тебя предупредить!

   -Кто сбежал? - изумлённо спросил я.

   -Олег, её муж, - робко произнесла она, а потом внезапно запальчиво добавила: - Да, я обратила его без твоего согласия! Ты меня бросил ради неё и это меня взбесило! Она не собиралась бросать своего мужа, и я хотела таким образом тебе отомстить!

   -Но как? Я ведь сам видел труп... - начал говорить я и осёкся, всё поняв, а в памяти всплыл незначительный эпизод, которому я когда-то не предал значения.

   "Твою мать! Ведь обращение в вампира происходит три дня, во время которых кандидат на самом деле кажется трупом! Вернее, он и есть труп! А Аглая, на следующий день после похорон, поехала на кладбище и потом сказала мне, что крест как-то не слишком глубоко закопан и венки стоят не так, как ставили их в день похорон. Я тогда списал всё на то, что она просто из-за горя что-то перепутала, потому что на похоронах рыдала. А выходит она права была? Венки и крест стояли не так, потому что могилу раскапывали!".

   -Я следила за ним, чтобы рассказать об её изменах, - прошептала Эльберта. - Но никак не могла подобрать удобного случая, и тут авария... Твои исполнители не стали ждать пока он умрёт и бросили его. А мне в голову пришла идея обратить его. Я напоила его своей кровью, потом быстро добила, а после похорон выкопала... Он слушался меня все эти месяцы, а узнав про то, что она у тебя, как с цепи сорвался и сбежал. Я сразу приехала предупредить тебя... Красс, он очень зол, но я не знаю, кому он будет мстить первому. Прости меня, пожалуйста! Я не хотела, чтобы он причинил тебе вред!

   За себя я переживал меньше всего, и меня волновала только Аглая. "Если он хоть пальцем её тронет, я буду убивать его годами! Нет, столетиями!".

   -Ты умрёшь, потому что не имела права обращать без моего согласия, - процедил я. - Но то, как ты будешь умирать, зависит от того щенка! Если хоть волос упадёт в её головы, я тебя буду каждый день жарить на солнце и не давать умереть в течение веков!

   -Красс, прости! Я готова умереть, но не мучай меня! - взмолилась она.

   -Нет! Это слишком просто! Лучше молись, чтобы твой выродок не причинил вреда Аглае, - произнёс я и сильнее сжал её гордо.

   -Ты её любишь, - с горечью прохрипела она и неожиданно улыбнулась. - Я всегда мечтала посмотреть на влюблённого Красса и надеялась, что найдётся та, кто сможет отказать тебе и наказать за всё! Она ведь тебе не сдалась, я знаю! И теперь я готова умереть любой смертью! Пусть я буду веками жариться на солнце, зато ты веками будешь жариться в собственном аду, потеряв её!

   -Ошибаешься, тварь! Я люблю только себя! Просто Аглая моя собственность, а я не люблю делиться! - презрительно ответил я.

   -Ты можешь называть её как хочешь, но в сердце она тебе запала! Тебя глаза выдают! Мучайся теперь, сволочь, а...

   Договорить Эльберте я не дал и, свернув шею, бросил на балконе, а потом кинулся в свою комнату.

   Схватив телефон, я набрал домашний номер и стал ждать ответа. Трубку никто не брал, и я ощутил леденящий холод. "Только не это! Не мог какой-то новообращённый вампирёныш проникнуть в мой дом и перебить там всех! Или мог? Ведь охраны как таковой у меня там нет, потому что ни один вампир не решится напасть на дом претора. Это могут сделать только хольканы, но посёлок обнесён стеной, и за неё им пробиться не под силу. А если Олег вампир, то его пропустят, а дома в основном люди и только три вампира, которых можно попытаться убить".

   -Красс, что случилось? - в комнате появился Гурко. - Ты по лестнице нёсся, как угорелый.

   -Пусть немедленно готовят мой самолёт, а ты забери с балкона тело Эльберты. Эта сука скоро придёт в себя, и я не хочу, чтобы она сбежала, - отдал приказ я.

   -Самолёт уже давно готов. А телом я сейчас займусь, - ответил он и выбежал из комнаты.

   Пока слуга быстро упаковывал вещи, я постоянно набирал номера своих домочадцев и всё больше ощущал панику, потому что мне никто не отвечал. А уже через десять минут, мы покинули замок и направились в аэропорт.

   "Главное, чтобы с Аглаей всё было хорошо, а с остальным я разберусь" - постоянно повторял я, не выпуская телефон из рук. "Только она меня волнует! Если она умрёт, я действительно буду жариться в собственном аду вечность!" - пронеслось в голове и я замер. "А может Эльберта права? Может это чувство внутри и есть любовь, в которую я не верил и над которой насмехался? Тогда судьба мне жестоко отомстила за это" - с отчаянием подумал я. "Дала возможность полюбить ту, которая мне противится, да ещё и решила забрать её у меня. Но это не честно! Так не должно быть!".

   "Но, с другой стороны, если я успею, то одно из обвинений Аглаи с меня снимается! Олег то жив! Значит, я должен успеть!" - в голове уже начал вырисовываться план действий, и я набрал номер вампира, который командовал отрядом по борьбе с хольканами. "Отдам приказ всех стянуть к моему дому и охранять его! Не мог этот щенок пробраться туда, а проблемы с телефонами у моих домочадцев объяснимы. Ведь муженёк Аглаи руководил когда-то компанией сотовой связи, и он-то уж знает, где достать оборудование, и как заглушить все сигналы. Может на дом вообще никто ещё не успел напасть!".

9

 Аглая.

   Еле переставляя ноги, я бродила по дому и не знала, куда себя деть. "Тоска зелёная. А самое противное, что и делать то ничего не хочется. Мне даже не спится" - я поморщилась, взглянув на часы. Они показывали половину второго ночи, а в сон не клонило.

   "Красса нет и ничего не вызывает интереса. Будь он дома я подоставала бы его, или он меня, или занялись бы сексом, и я свалилась потом спать без задних ног. А так...".

   "Но если быть откровенной, то доставать его почему-то уже не хочется. Последние дни перед отъездом он был такими милым и нежным, что порой я ловила себя на мысли, что не хочу его уже провоцировать на конфликт. Свинство какое-то!" - я плюхнулась на диван в гостиной и начала ковырять обивку, злись на себя.

   "Этот вампирюга почти насилует меня, убил моего мужа, людей превратил в бесправную скотину, а меня к нему влечёт. Это разве правильно? Неправильно! Я должна вырваться и бороться, а не чахнуть тут по нему!". Но одно дело слушать голос разума и совсем другое шёпот сердца. А сердце требовало именно Красса.

   Воспоминания последних дней не давали покоя, и я не могла забыть то, с какой нежностью он смотрел на меня, как мы занимались сексом, как болтали о всякой ерунде и шутили. "Попритворялась называется, но кто же знал, что он может быть таким? Ведь даже до всего этого захвата власти, он не вёл себя так. Да, тогда он тоже был нежен и ласков, но всё же чувствовалось, что его воля и желания стоят на первом месте, и он готов идти на уступки только до определённого момента, а сейчас что-то изменилось. У него даже взгляд стал другим. Порой казалось, что он готов ради меня на всё...". "Ага, на всё, а к Королеве не взял!" - в душе начала разгораться ярость на него, но тут же угасла. "Хотя тоже понятно - убей я Королеву, умрёт и он. А кто же будет желать собственной смерти? Да и не хочется мне, чтобы он умирал. Я его, конечно, ненавижу, но не до такой степени. Или ненависти вообще уже нет?" - я прислушалась к себе стараясь понять, чего же я больше хочу и на что готова закрыть глаза.

   "Итак, начнём по порядку. Властный и эгоистичный Красс мне точно не нравится, но как только я постаралась обуздать свой характер и перестала злить его, он изменился. Получается, на самом деле, как он не раз говорил, всё в моих руках? Он не из тех, кто будет заискивающе смотреть в глаза и терпеть все издевательства, и будет относиться ко мне уважительно, если я тоже буду уважать его. Но как можно хорошо к нему относиться, если он убил Олега? Я и так уже чувствую себя предательницей, что в его объятиях умираю от наслаждения! Так у меня было хоть какое-то оправдание, ведь я сопротивлялась, а потом просто хотела поехать к Королеве, чтобы убить эту тварь. Но если я сейчас перестану его изводить, то я точно буду предательницей по всем пунктам! Или забить на всё и как опять же, как говорил Красс, жить настоящим, а не прошлым? Ведь, по сути, он прав - Олега убила моя нерешительность и желание усидеть на двух стульях. Дай я тогда Крассу жёсткий отпор, или разведись с Олегом, сейчас мой муж был бы жив... Или нет? Красс сказал, что Олег не поддавался внушению, и его убили бы. И меня тоже! Ведь я выжила по двум причинам. Во-первых, как любовницу Красса меня никто не смел трогать, а во-вторых - именно благодаря этому же, я узнала правду раньше и подняла тревогу. И пусть я не смогла донести правду до всех, но часть людей мне поверила, и это дало нам возможность подготовиться к захвату власти и сделать многое до того, как это произошло. Ведь многие посёлки оборудованы автономной выработкой энергии потому, что мы успели закупить необходимое оборудование, а также успели сделать запасы продуктов и семян, чтобы потом выращивать себе всё необходимое. Что же получается? Не будь у меня с Крассом романа вообще, и я, и Олег были бы сейчас мертвы? А брось я мужа, я бы в любом случаи постаралась его спасти и упросила бы его спрятаться. Тогда опять упирается всё в меня? Смерть Олега полностью моя вина? И теперь мне всю жизнь корить себя за это" - я тяжело вздохнула, пытаясь с этим примириться.

   "И буду корить! Здесь мне прощения нет, но что же делать с Крассом? Можно винить себя во всём и жить с ним, или в наказание за проступок надо отказаться от всего?" - я задумалась. "Конечно, было бы правильнее отказаться от всего, чтобы искупить хоть часть вины, сделав себя на всю оставшуюся жизнь несчастной. Но я всё же эгоистка и мне хочется быть с Крассом" - я недовольно поморщилась. "Чудесно, я и потаскуха, и эгоистка, и убийца, как людей, так и вампиров. Гореть мне в аду после смерти. Но с другой стороны - гореть мне уже в любом случаи, и думаю, если я сдамся Крассу, то это ничего не изменит. Так может хотя бы здесь лучше насладиться тем, что сейчас есть? Пожить с Крассом нормально, а потом уже на том свете разом платить за все грехи? Слишком уж он хорош, подлец, чтобы отказываться от него. Да и он вроде отказываться не собирается. Так чего тогда мучить себя, строить из себя недотрогу, портить и ему и себе нервы. Кому от этого лучше? Никому! Надо наслаждаться тем, что имею, пока есть возможность. А в обществе Красса мне всегда было хорошо. За ним всегда, как за каменной стеной, и так приятно когда он рядом. Сердце до сих пор учащённо бьётся, когда он смотрит на меня, а внутри разливается тепло. Такого я даже рядом с Олегом не испытывала... О Боже, да я влюбилась, как кошка! Это же очевидно! Если бы Красс не пытался сломать меня, а я бы из упрямства не сопротивлялась, то давно бы уже поняла, что люблю его! Кошмар! Даже несмотря на то, что он повинен в убийстве тысяч людей и убийстве Олега, я всё равно его люблю!" - я застыла от осознания всего этого.

   Неожиданно с третьего этажа донёсся звук бьющегося стекла и, вскочив на ноги, я удивлённо посмотрела на своих охранников. Они мгновенно насторожились, и вампир выскочил из комнаты, а вампирша схватила меня в охапку, и зажала в угол, закрывая собой.

   -Что происходит? - задала я глупый вопрос, потому что было очевидно, что она знает не больше меня. - Может, пойти посмотреть?

   -Замолчи! - рявкнула она, к чему-то прислушиваясь.

   Прикусив язык, я замерла, тоже прислушиваясь, и в это момент раздался непонятный звук и моя охранница ойкнула. А у меня прямо перед глазами появился окровавленный наконечник стрелы.

   "Что за шутки? Также и мне можно голову пробить. Но я, в отличие от вампирши, ойком с временной потерей сознания не отделаюсь!" - подумала я, видя, как моя охранница начала оседать на пол.

   Но уже через секунду все мысли из головы вылетели, и я оцепенела, не веря своим глазам.

   В дверном проёме, с арбалетом в руках, стоял Олег и готовился выстрелить во второго моего охранника, спускающегося по лестнице.

   "У меня либо галлюцинация, либо я сплю" - констатировала я. "Олег мёртв уже почти семь месяцев. Я сама его хоронила, поэтому он не может передо мной стоять!".

   Хлопая ресницами, я стояла, открыв рот, а двойник Олега в этот момент успел выстрелить в вампира, и тот, отключившись, кубарем скатился с лестницы.

   -Ну что, сучка блудливая, не ожидала?! - раздался до боли знакомый голос и Олег оказался возле меня. - Сюрприз!

   -Олег?! - всё ещё не веря в происходящее, спросила я.

   -Да! - сказал он, презрительно глядя на меня, а затем перехватил за талию и, оторвав от пола, бросился к выходу из дома.

   Закинув меня на плечо, как куль с мукой, он быстро преодолел двор дома и выбежал за ворота. А ещё через мгновение я уже лежала в багажнике какого-то автомобиля.

   "Это на самом деле происходит или нет?" - спрашивала я себя, всё ещё не в состоянии поверить в реальность происходящего.

   Машина тем временем тронулась с места и поехала, а через какое-то время остановилась и я услышала голоса, но через минуту мы снова поехали и начали набирать скорость.

   "Неужели Олег как-то выжил? Но как?" - изумлённо подумала я, и тут до меня дошло, что он изменился. Он и раньше был привлекательным мужчиной, но сейчас стал по-настоящему красивым. "Да он вампир! Мой Олежка вампир!" - сердце на секунду остановилось, а потом учащённо забилось, и я тяжело задышала, поняв, что и мой муж стал тем, кого я нещадно уничтожала.

   "О Боже, и что же теперь делать?" - пронеслось в голове, а в следующий момент я вспомнила его первые слова и испуганно сжалась. "Он знает про меня и Красса! Мне конец!". Но ещё через мгновение меня пронзила другая мысль. "Стоп! Прошло почти семь месяцев после похорон, а обратить можно только живого человека, и соответственно, все эти семь месяцев он был жив! Значит я, как дура, обвиняла себя в его смерти, а он спокойно кровушку у людей посасывал?".

   От всех этих мыслей в животе образовалась какая-то непонятная пустота, а голова пошла кругом и я не могла никак сосредоточиться, вообще не понимая, как мне себя вести со своим воскресшим мужем-вампиром, и что говорить.

   Минут через пятнадцать - двадцать машина начала притормаживать и когда остановилась, сердце опять бешено забилось в груди. "Судя по первым словам Олега, он меня ненавидит, и чего от него ожидать - неизвестно" - успела подумать я, и багажник открылся.

   Меня грубо схватили за талию и, вытащив из багажника, встряхнули. Оглянувшись, я увидела заброшенные дома, в которых когда-то жили люди, а потом посмотрела на своего мужа, не зная, что сказать.

   -Что, до сих пор не можешь прийти в себя? Думала, что с любовничком давно избавилась от меня? А не вышло! - с сарказмом произнёс Олег.

   -Олег, это на самом деле ты? И ты вампир? - спросила я, нерешительно протянув к нему руку.

   -Я! - зло сказал он и, схватив за руку, укусил.

   Ощутив в первые секунды боль, я дёрнулась, а он добавил:

   -На второй вопрос хочешь слышать ответ, или достаточно будет укуса?

   Оцепенев, я стояла с протянутой рукой, не зная, что он дальше будет делать. С минуту он пристально смотрел мне в глаза, а потом отбросил мою руку и с отвращением сказал:

   -Даже кровь твою омерзительно пробовать! Подстилка вампирская!

   От его слов и взгляда меня покоробило, и я опустила голову, боясь посмотреть ему в глаза.

   -Давай, скажи мне что-нибудь! - потребовал он, видя, что я молчу. - Расскажи, как ты делала из меня идиота, пока я был человеком! Кувыркалась в постели с Крассом, а потом преданно смотрела мне в глаза! Потаскуха лицемерная!

   -Олег, всё не совсем так, как тебе кажется, - промямлила я, не зная, как объяснить всё.

   -Не совсем так? Я всё знаю! Я тебе доверял, а ты... Блядь, каких свет не видывал! - он схватил меня за плечи, а потом с силой толкнул и я упала.

   Внутри что-то щёлкнуло, и меня охватила злость. "Значит, блядь? Ну хорошо!" - поднявшись, я исподлобья посмотрела на него, а потом процедила:

   -Да, блядь! Но не надо думать, что это только моя вина! Красс меня преследовал, но я всячески пыталась отделаться от него, и у меня это получалось, пока ты чуть ли не силой приказал мне пойти с ним на вечеринку! Помнишь, как ты уехал в Челябинск и настоятельно советовал мне по телефону сопроводить его?

   -Я просил сопроводить его, а не ноги перед ним раздвигать! Преследовал он её! Не надо тут овцу безропотную передо мной строить! Сучка не захочет, кобель не вскочит! - в каждом слове Олега всё больше чувствовалось сарказма, и я ощутила, что сама начала не на шутку заводиться.

   -Я не собиралась перед ним раздвигать ноги! Он напоил меня! Знаешь, что я чувствовала после этого? Я хотела тебе рассказать правду и готова была к разводу. Мне было настолько стыдно, что я к матери уехала!

   -Так почему же не рассказала? - закричал он.

   -Не смогла тебе причинить боль! - крикнула я в ответ.

   -Да ты что? И поэтому продолжила спать с этим ублюдком? Не ври мне! Ты ничего не собиралась рассказывать! А потом ещё и убийство моё спланировала с ним! Сука! Ненавижу! - с яростью выплюнул он и схватил меня за шею.

   -Ничего я не планировала, - прохрипела я.

   От боли и несправедливого обвинения на глаза упала красная пелена, и я со всей силы ударила Олега в пах. Он тут же отпустил горло и, поморщившись, присел, а я заорала:

   -Я понятия не имела, что Красс хочет тебя убить! Он требовал тебя бросить, но я не могла это сделать, потому что любила тебя! Можешь мне не верить, но когда мне позвонили и сказали, что ты разбился, я чуть с ума не сошла! Я тосковала по тебе...

   -Тосковала?! - он пришёл в себя и начал надвигаться на меня. - В кровати этого козла? В каждом твоём стоне была тоска, да?

   -Я хотела уехать, но Красс меня не отпустил! А где ты, кстати, находился всё это время, а? - запальчиво спросила я. - Тебя не вчера обратили, и ты мог бы меня найти, чтобы всё рассказать! Два месяца я вообще ничего не знала и думала, что ты погиб из-за несчастного случая! Когда узнала всю правду, сразу сбежала и все эти месяцы корила себя, что стала виновницей твоей смерти! А ты, как я понимаю, жизнью наслаждался в теле вампира!

   -Да, наслаждался! - прорычал он. - Знаешь скольких белобрысых блядей, похожих на тебя, я отправил на тот свет!? Много! И делал это с удовольствием!

   Глядя в разъярённое лицо Олега, я испытала ужас, потому что никогда таким его не видела.

   -Ты монстр, - прошептала я.

   -Монстр? А ту думаешь, твой любовничек другой? Он такой же! И тебе не мешает это, раз ты вернулась к нему! Или что хорошо для него, то не подходит для меня? - иронично спросил он.

   -Я вернулась не по своей воле! Меня предали и отдали Крассу! Я была хольканом и спасала людей, оправляя на тот свет вампиров!

   -Так почему же ты не отправишь на тот свет своего дражайшего претора? А? Ты ведь спишь с ним, вместо того, чтобы убить!

   -Сплю, - тихо ответила я и вдруг почувствовала неимоверную усталость. - А вообще, Олег, ты прав. Всё, что ты говорил мне сейчас, я себе говорила последние полтора года. Дня не проходило, чтобы я не обругала себя за нерешительность и то, что не смогла устоять перед Крассом. За то, что изменяла тебе. За то, что не могла выбрать кого-то одного из вас, и это повлекло за собой твою смерть... Вернее, вот это всё, - я почему-то никак не могла вслух произнести слово "вампир" в отношении Олега. - Я ругала себя за всё, но ничего не изменишь. И Красса я убить не могу... Хотела бы ему отомстить за тебя, но не могу...

   С каждым словом силы всё больше покидали меня и ноги стали ватными, поэтому я просто опустилась на землю и, прижав колени к груди, уставилась в одну точку.

   -Это моё проклятие. Ты и Красс... - прошептала я. - В жизни всё настолько запуталось, что я уже и не знаю, как мне жить дальше. Кого убивать, кого спасать, за что винить себя, а в чём я не виновата. Я устала бороться...

   -На шлюху снизошло раскаяние, но меня этим не проймёшь! - пренебрежительно сказал Олег. - Все эти месяцы я тренировался, чтобы отомстить вам и планировал операцию, поэтому доведу её до конца! Сначала тебя отправлю на тот свет, а потом подброшу твоё тело этому козлу и грохну его! Вы должны понести за всё наказание!

   -Думай, что хочешь, обо мне, - равнодушно ответила я. - И если хочешь убить, то убивай. Я на самом деле устала от всего этого. Устала думать о тебе, сопротивляться Крассу и считать себя похотливой шлюхой. Не могу я больше так жить. И я заслуживаю смерти.

   Мне на самом деле было уже всё равно, что будет дальше и даже с какой-то непонятной радостью я думала о том, что всё закончится наконец-то.

   Закрыв глаза, я прислонилась лбом к коленям и замерла, не зная какую смерть для меня выбрал Олег. "А впрочем, какая разница какую, главное, что больше не будет этих мучительных сомнений и метаний" - вяло подумала я.

   Больше минуты ничего не происходило, а потом меня подняли с земли, и я зажмурилась, в ожидании боли, но вместо этого Олег прижал меня к себе и с болью прошептал:

   -Аглая, какая же ты дура! Я ведь любил тебя и ради тебя готов был на всё! А ты... Ты предала меня...

   -Прости, - пробормотала я, чувствую, как на глаза навернулись слёзы, потому что это был мой Олег, которого я любила. - Чтобы ты там не думал, но я тебя тоже любила, поэтому и не могла уйти к Крассу. Я на самом деле хотела тебе всё рассказать, но не смогла... Я месяц потом от него бегала, в надежде, что он отстанет от меня, но... Я не знаю, как всё это объяснить, - я судорожно всхлипнула и слёзы полились из глаз.

   Схватив его за куртку, я уткнулась в плечо, оплакивая все свои глупые ошибки и нерешительность.

   -Своим молчанием ты причинила мне ещё больше боли, - измученно сказал он. - Когда я пришёл в себя и Эля рассказа мне всё, я чуть с ума не сошёл! Ей пришлось закрыть меня и долго уговаривать не мстить, пока не разработаем план, и не представится удобного случая. Все эти месяцы я жил только ради того, чтобы однажды найти тебя...

   -Кто такая Эля? - спросила я, вытирая льющиеся слёзы. - Из-за того, что тебя закрыли, ты не мог найти меня, да?

   -Думаю, она бывшая подруга Красса и хотела моими руками отомстить и ему, и тебе, - ответил Олег, гладя меня по спине. - А найти... Сначала не мог, потому что эмоции били через край, и я сидел взаперти. Потом я научился их контролировать, но исчезла ты... Всё так глупо получилось... А недавно узнал, что ты у него в доме и решил действовать. Ты причинила мне столько боли, что я каждую секунду думал о твоём предательстве...

   -Прости, - я снова всхлипнула. - Я так виновата перед тобой! Ты был самым лучшим мужем, а я всё испортила!

   -Испортила и плюнула в душу, - тоскливо произнёс Олег, без тени осуждения. - Все эти месяцы я представлял нашу встречу и думал о том, что с тобой сделаю, а сейчас почему-то не могу. Всё перегорело в одночасье и внутри пустота. Ни любви, ни злости, ни ярости - ничего нет.

   -Олежка, мне так жаль... Я такое с нами сделала, и из-за меня ты стал вампиром, - запинаясь, пробормотала я, чувствуя, как в сердце что-то рвётся и медленно умирает, причиняя боль.

   -На самом деле вампиром быть не так уж и плохо, - ответил он, отстраняясь. - В этом есть и положительные стороны. Наверное, если бы я стал им в другой ситуации, я бы не смог выжить в этом теле, но сейчас, когда ты оставила во мне выжженную пустыню, уже ничего не трогает.

   -Не говори так! Это не ты! - воскликнула я и заглянула ему в глаза. - Ты ведь всегда был нежным, любящим и заботливым!

   -Был, Аглая, но всё изменилось, - бесстрастно ответил он. - Всё перегорело.

   -Нет! Никогда себе этого не прощу! - слёзы с новой силой хлынули из глаз, и я опять хотела обнять его, но Олег аккуратно убрал мои руки и сделал шаг назад.

   -Не простишь? А может так и должно быть? Может, это твоё наказание за то, что ты сделала со мной? - он с жалостью посмотрел на меня. - Если так, то я сочувствую тебе. Наверное, было бы лучше, если бы я убил тебя, но я не могу и не хочу этого делать. Прощай, Аглая!

   Произнеся последние слова, он пошёл к машине и сев в неё, завёл двигатель. В первые секунду я стояла, бессильно опустив руки, а потом до меня дошло, что сейчас он может уехать и я больше его никогда не увижу, а мне хотелось ему ещё многое сказать. Хотелось упасть на колени и просить у него прощение за всё. Хотелось увидеть хоть что-то живое в его глазах, а не вспоминать его, как бездушного вампира.

   -Олег! Подожди! Не уезжай! - крикнула я.

   Но он даже не повернул голову в мою сторону и, тронувшись с места, начал отъезжать.

   -Олег! Ну пожалуйста! - закричала я, бросившись за машиной. - Выслушай меня! Мне столько тебе ещё надо сказать!

   Машина всё больше набирала скорость, и я уже понимала, что он не остановится, но продолжала упорно бежать и кричала. Слёзы уже ручьём лились из глаз, и я не видела дороги, ориентируясь только на свет фар и, наверное, бежала бы ещё долго, но неожиданно споткнулась и покатилась кубарем по дороге, сдирая кожу на ладонях и коленках.

   Лёжа в пыли, я не чувствовала боли от ссадин, потому что нестерпимо болело сердце от того, что причинила боль тому, кого когда-то любила и сделала из него монстра, с которыми так отчаянно боролась.

   "Нет! Монстр не Олег, а я! Это я во всём виновата! И смерть была бы мне только облегчением! Вот она моя расплата за причинённую другим боль - это жизнь, с осознанием того, что я делаю окружающих несчастными!".

   Сколько я так лежала на дороге и рыдала, не знаю, но когда в душе осталась только пустота, наконец-то поднялась и побрела. Где я, и куда мне идти, я не знала. Да и всё равно мне уже было, куда я попаду. Просто хотелось куда-то двигаться и слушать свои шаги.

   Два раза я слышала, как издалека доносится шум вертолёта, но меня уже ничего не интересовало, и было глубоко плевать на происходящее вокруг.

   Неожиданно вдалеке показался свет фар машины, и я замерла. "А может это Олег решил вернуться? Может, он всё же решил выслушать меня? И пусть прощения мне уже не заслужить, но может он хоть не будет таким бездушным взглядом смотреть на мир? Я просто не смогу жить, если буду знать, что превратила его в чудовище!" - в душе появилась робкая надежда, и я бросилась навстречу машине.

   Но когда до неё осталось метров десять, остановилась, потому что поняла, что передо мной джип, а Олег управлял легковой машиной. Затравленно оглянувшись по сторонам, я судорожно начала выискивать место, чтобы спрятаться, хотя и понимала, что шансов уже нет, потому что из машины меня точно видели.

   "А зачем собственно прятаться? Ради чего? Чтобы потом мучиться от боли? Всем будет лучше без меня. Из Олега я уже сделала монстра и если вернусь к Крассу, сделаю несчастным и его. Надо хоть одного уберечь от такой чумы, как я. Кем бы не являлся Красс в глобальном масштабе, ко мне он всегда относился с заботой. Пришло время и мне о нём позаботиться. Ведь это правильно - заботиться о тех, кого любишь, и защищать их. А его от меня защитить необходимо" - подумала я и безразлично стала рассматривать приближающуюся машину.

   -И кто у нас здесь? - раздался весёлый голос, когда машина остановилась, и открылось переднее окно.

   -Холькан, - громко сказала я. - Не поддающаяся внушению.

   На секунду повисла тишина, а потом все двери открылись, и из машины вышло четыре вампира. Пригнувшись, они зарычали, глядя на меня.

   "Молодняк. Только недавно прошли обращение и ещё толком не могут контролировать своё тело" - сразу поняла я, глядя на их движения и то, как они скалятся. "Будь у меня ятаган, я бы могла с ними справиться. Но ятагана нет, да и бороться за свою жизнь не хочется".

   -Филя, ты посмотри, как тебе повезло, - сказал один из вампиров. - Ты можешь оттачивать свои навыки охоты на холькане, а не на тех ничтожествах, которые лежат у нас в багажнике!

   -Что-то не верится, что это холькан, - ответил вампир помоложе. - Какая-то вся ободранная, в грязи, в крови. И оружия нет.

   -Хм, сомневаешься, щенок? А ты дай мне оружие, и я быстро развею твои сомнения, - устало произнесла я.

   -Она точно холькан! Только они такие наглые. Ненавижу их! - подал голос третий вампир и бросился ко мне.

   Не сопротивляясь, я дала себя схватить и ощутила лёгкое покалывание от укуса в правое плечо, а затем на меня набросился второй вампир и сбил с ног. Упав на землю, я почувствовала, что меня кусают за левую руку и закрыла глаза.

   "Вот и всё. Скоро я потеряю сознание, а потом умру. И все эти мучения наконец-то закончатся" - подумала я, поняв, что ещё один вампир впился мне зубами в правую руку.

   Голова начала кружиться и на меня стала наваливаться сонливость, но полностью не давал отключиться какой-то громкий звук, который быстро приближался.

   "Похоже на вертолёт" - вяло подумала я. "Наверное, ещё вампирята прилетели, чтобы похлебать моей крови. Но боюсь, их ждёт облом. На всех меня точно не хватит".

   Решив всё же посмотреть, сколько вампиров меня будут терзать перед смертью, я открыла глаза и, застонав, тут же их закрыла, потому что ослепляющий луч прожектора был направлен прямо на меня и больно бил в глаза. "Да какая собственно разница сколько их. Крови-то во мне столько же, сколько и у других людей, а они пусть хоть тут передерутся, а больше, чем есть, не получат".

   -Пошли вон от неё! - донесся крик, сквозь шум лопастей вертолёта, а потом началась какая-то возня.

   Но посмотреть, что происходит вокруг, сил уже не хватало. Голова кружилась, а перед глазами начали появляться какие-то разноцветные вспышки, и казалось, что я куда-то проваливаюсь. Невесомость обволакивала со всех сторон и я парила в воздухе, уже не чувствуя ни боли от ссадин на руках и ногах, ни ноющей боли в сердце, ни боли от укусов. "А умирать совсем не страшно" - с облегчением подумала я.

   -Аглая! Очнись! - как сквозь вату до меня донёсся мужской голос. - Не умирай, прошу тебя! Открой же глаза!

   Голос казался знакомым, но вспомнить, кому он принадлежит, я не могла, хотя и очень хотела. "Это голос кого-то очень важного в моей жизни" - подумала я, и мне захотелось открыть глаза.

   Огромным усилием воля я заставила себя это сделать и в первые секунды ничего не увидела, потому что всё расплывалось.

   -Молодец! - голос звучал ласково. - А теперь не закрывай их и слушай меня! Скоро мы будем дома, и ты поправишься, обещаю! Только не закрывай глаза и держись!

   -Красс, - прошептала я, когда смогла сфокусировать взгляд и ощутила радость, увидев его.

   "Как же хорошо, что я смогла увидеть его перед смертью" - в сердце разлилось тепло, потому что не хотелось умирать чёрте где, среди незнакомых вампиров.

   -А я ведь тебя любила... только поздно поняла, - собрав последние силы, пробормотала я и меня куда-то начало уносить, а всё вокруг почернело...

10

  Красс.

   "Не правы те, кто говорит, что у нас нет сердца и души! Ведь если их нет, что тогда так нестерпимо болит внутри?" - думал я, сидя возле кровати Аглаи. "За последние сутки я хорошо успел прочувствовать, где у меня находится и то, и другое".

   Подняв руку к груди, я потёр её, пытаясь избавиться от щемящей боли и закрыл глаза, в очередной раз переживая всё ужасы прошедших суток.

   Приземлившись в Москве, я узнал, что нападение на мой дом Олег всё же успел совершить. От ярости на самого себя, что был слишком самоуверен и не особо заботился об охране дома, надеясь только на охрану посёлка, я готов был крушить всё вокруг.

   "И, в общем-то, крушил, чего уж скрывать. Эмоции опять взяли верх" - поморщившись, подумал я. "Зато стало легче. Правда теперь надо набирать новую охрану для посёлка, но раз они так безалаберно отнеслись к своим обязанностям, пропустив в посёлок, где живёт претор, незнакомого вампира, то им здесь не место" - уверенно сказал я себе, вспомнив, как приказал всех казнить.

   Дома тоже не обошлось без жёстких решений. Узнав, у пришедших уже в себя охранников Аглаи, как всё происходило, я даже не пытался сдерживать себя.

   "Идиоты! Их просто отвлекли, разбив окно на третьем этаже, а потом зашли с другой стороны, обезвредив по очереди. Это же самая простая тактика! Если приставили вас двоих охранять объект, вы должны находиться только рядом с ним, а не разделяться и бегать по дому!" - меня до сих пор приводили в ярость действия охранников.

   Как только я получил все необходимые сведения от них, то сразу без всяких колебаний отдал приказ уничтожить и их, а потом возглавил поиски.

   С момента нападения прошло не так много времени, поэтому я надеялся, что мы сможем найти Олега. Тем более что Зорах, командир отряда по борьбе с хольканами, который развернул поиски до моего приезда, успел прочесать уже немалую территорию. А на самый крайний случай у меня имелся ещё один козырь в руках - это Эльберта.

   Так как она обращала Олега, то убив её, я соответственно убивал и его. Но с убийством я не спешил, потому что, во-первых, эту гадину собирался убивать медленно, если с Аглаей что-нибудь случится, чтобы она мучилась вместе со мной. А во-вторых, не знал, как потом поведёт себя Аглая, если я второй раз отправлю на тот свет её муженька. Но с другой стороны, я очень боялся за неё, не зная, что предпримет её муж - убьёт её или заберёт.

   "Да ладно уж врать то себе! Я боялся не только действий Олега, а и самой Аглаи, потому что не знал, как она себя поведёт с ним. И самым неприятным в тот момент было то, что она убежит с ним, и я её больше не найду. И даже смерть Олега мне бы не помогла. Второй раз схватить Аглаю могло бы и не получиться".

   "А вообще, за то время пока мы на вертолёте облетали окрестности, меня постоянно мучили какие-то страхи, а ведь раньше такого не было. Я то боялся за Аглаю, то боялся её действий, то боялся убить Олега и обозлить её. Так ведь можно и с ума сойти! Угораздило же меня влюбиться в ту, с которой вечно что-то происходит. То она свой буйный нрав проявляет, то бегает от меня, то её похищают" - подумал я и улыбнулся, посмотрев на неё. "А может именно за это я её полюбил? С ней я никогда не соскучусь".

   "Но всё же порой лучше поскучать, чем переживать то, что я пережил за последние сутки" - нахмурившись, подумал я, вспомнив, как мы схватили Олега.

   Когда мы заметили на одной из дорог движущийся автомобиль и, преградив путь, остановили его, я очень надеялся, что это машина Олега и оказался прав, но когда узнал, что Аглаи в нём нет, чуть не поседел. Думая самое худшее, что он уже убил её, я готов был прикончить Олега на месте, но вовремя остановился и, взяв себя в руки, заставил ответить на мои вопросы. А потом...

   "А потом случилось самое страшное. Когда я почти расслабился, думая, что быстро найду Аглаю, я увидел то, отчего внутри закипела кровь" - меня передёрнуло от воспоминаний увиденного. "Если бы мы задержались хоть на десять минут, я бы не успел её спасти! Каких-то десять минут и её бы уже не было на свете!" - меня каждый раз пробирала дрожь, когда я об этом думал.

   Перед глазами до сих пор стояла картина, как луч прожектора выхватывает на дороге сначала машину, а чуть поодаль группу вампиров, склонившихся над чьим-то телом. И этим телом была Аглая. В порванной одежде она лежала на пыльной дороге, в какой-то неестественной позе, а четыре вампира пили её кровь. В этот момент я испытал такой ужас, как никогда раньше.

   Как я оказался на земле я не помнил, и в памяти сохранились только обрывки того, как я оттаскиваю от неё вампиров и, разрывая их на части, что-то кричу. Только с момента, когда я поднял её и, прижав к себе, понял, что сердце ещё бьётся и она жива, всё обретало чёткость. "Но лучше бы и это не помнил" - я сглотнул, вспомнив тот животный ужас от сознания того, что она может умереть у меня на руках. "Хотя нет, лучше помнить, потому что она сказала мне то, что я хотел больше всего услышать на свете" - я улыбнулся, взяв Аглаю за руку и поцеловав её в ладошку, прижал к своей щеке.

   "Она любит меня! И сама это признала, без всякого давления и принуждения, а это дорогого стоит" - от этой мысли каждый раз замирало что-то внутри, а потом чувствовал, как по телу растекается какое-то тёплое и приятное чувство. "Только боюсь, моих слов она не услышала" - с сожалением подумал я. "Но ничего, я ей ещё не раз их скажу, когда она придёт в себя. Кризис миновал и теперь всё будет хорошо".

   Но пока миновал этот кризис, я не раз успел подумать о самом страшном. Пока мы летели домой, и я держал окровавленную Аглаю на руках, я до ужаса боялся, что не успею её довезти, и мне казалось, что мы летим слишком долго. Потом мне казалось, что доктор, которого привезли для неё, слишком долго копается и постоянно криками подгонял его. Затем мне казалось, ей слишком медленно переливают кровь других людей и обрабатывают раны. Время как-то замедлилось и это сводило с ума. За те часы, пока пришлось ждать улучшения, я чуть пол не протоптал в спальне, и не раз окружающие попадали мне под горячую руку.

   И вот, два часа назад врач вновь осмотрел Аглаю и сказал, что всё хорошо и опасность ей больше не угрожает. После чего я наконец-то мог с облегчением выдохнуть.

   Держа её за руку, я ждал момента, когда она очнётся и уже представлял, как теперь мы с ней будем жить, рисуя в голове картинки счастливого будущего.

   "Всё это чудесно, но что если опять что-нибудь случится, и я не успею прийти ей на помощь? Ведь она человек и может, скажем, поперхнуться во время обеда. Или споткнуться, спускаясь по лестнице и свернуть себе шею? У неё может образоваться какой-нибудь тромб в сосуде, и она умрёт? Да с ней может случиться всё, что угодно! В конце концов, она постареет и умрёт!" - подумал я и опять ощутил внутри холод. Переживать то, что пережил за эти сутки, я больше не хотел и боялся, что просто не вынесу этого второй раз. "Есть только один выход избежать всего этого - обратить её" - сказал я себе.

   А вообще за прошедшие сутки я не раз думал об этом, и было даже пару моментов, когда хотел сделать это. Но вовремя останавливал себя, всё же надеясь на лучшее. "Да и не хочу я, чтобы обращение Аглаи было таким. Она сама должна захотеть этого. Силой не хочется этого делать, потому что она может снова взбунтоваться и всё пойдёт прахом. А сейчас есть шанс, что она согласится пройти его, ведь она сказала, что любит меня. Но настолько ли сильно она меня любит, чтобы стать тем, кого она убивала и кого так ненавидит? Не уверен. Значит, надо предложить ей помимо моей любви что-то такое, от чего она точно не сможет отказаться" - я задумался, выискивая возможные варианты.

   "Есть только один вариант, ради которого она согласится на обращение, но смогу ли я на него пойти?" - я тяжело вздохнул, уже зная, что можно предложить. "Это ведь не просто предательство всей расы, это будет практически тотальным уничтожением. Стоит Аглая этого?" - спросил я себя и тут же ответил: "Стоит! Без неё я уже не смогу жить. А для того, чтобы закончить свою жизнь, когда она умрёт, я слишком эгоистичен и мне нравится жизнь и мои возможности в ней. Если понадобится, я могу полностью уничтожить всех вампиров, только чтобы Аглая всегда находилась рядом".

   "Но прежде всего, необходимо урегулировать ещё один вопрос. А именно разобраться с Олегом. Не хочу, чтобы он стоял у меня на пути. Пожалуй, лучше заняться этим сейчас, пока она без сознания. Мало ли что Аглае взбредёт в голову, когда она узнает, что он в моём доме. Хорошо, если разозлится за то, что он её бросил и возненавидит его, но ведь может поступить и по-другому. К её пробуждению Олега здесь уже не должно быть" - решил я и, поднявшись, тихо вышел из комнаты.

   Спускаясь по лестнице в подвал, я очень хотел там навсегда его и похоронить бы, но боялся, что Аглая случайно узнает об этом, и принял для себя нелёгкое решение, на которое никогда раньше не пошёл бы.

   -Открой дверь, - приказал я, дежурившему возле неё вампиру. - И уходи.

   Тот мгновенно выполнил мой приказ и скрылся, а я вошёл внутрь камеры и посмотрел на своего пленника.

   -Ты свободен, - холодно бросил я.

   -Значит, Аглая выжила, - с облегчением сказал Олег и посмотрел мне в глаза. - Я не думал, что всё так получится.

   -Ты действительно не думал, - презрительно ответил я. - А просто бросил её одну ночью, возле большого города, где постоянно ездят молодые вампиры, желающие развлечься.

   Опустив голову, он помолчал, а потом с интересом спросил, снова посмотрев на меня:

   -А зачем ты меня отпускаешь? Неужели не хочешь ещё раз отправить на тот свет?

   -Не хочу, - произнёс я. - Мне хватило одного раза, за который Аглая чуть не свела меня с ума. Второй раз такой ошибки я не совершу.

   -Выходит, она на самом деле не знала о моём убийстве? Только ты его спланировал?

   -Да, - честно ответил я. - Когда я что-нибудь хочу получить, я это получаю и мне плевать на методы. Она не желала с тобой разводиться, а я не желал делить её с тобой.

   -Ну ты и ублюдок, - произнёс Олег. - Я ведь считал тебя своим другом, а ты... Поимел мою жену, меня в могилу упрятал.

   -Другом я тебе стал, только чтобы получить доступ к Аглае. Ты меня не интересовал. Мне было просто интересно с ней общаться, а потом и в свою кровать затащить. Может, если бы после первого раза она не начала бегать от меня, ничего бы и не произошло дальше, но... Не мне тебе рассказывать про характер Аглаи, и что чувствует мужчина, когда ему отказывают. Здесь, как говорится, нашла коса на камень и...

   Я осёкся, не желая посвящать Олега во всё остальное, а он, прищурившись, смотрел на меня.

   -Ты разрушил нашу жизнь, всего лишь потому, что Аглая не упала к твоим ногам сразу? Так получается?

   -Не поэтому, - сухо ответил я.

   Внимательно посмотрев на меня, он тихо спросил:

   -Ты её полюбил, да?

   -Это не твоё дело. Ты должен знать только одно - если хоть раз встанешь на моём пути, пощады уже не будет, - угрожающе произнёс я. - Не советую предпринимать действий по освобождению Аглаи. У меня в руках Эльберта и если мне хоть что-то не понравится, или я заподозрю, что ты что-нибудь планируешь, я убью её без всяких зазрений совести. Знаешь, чем это грозит тебе?

   -Смертью, - спокойно ответил Олег. - Не волнуйся, я ничего предпринимать не буду. Аглая предала меня, связавшись с тобой. Все эти месяцы я кипел от ненависти к ней, но сейчас уже вообще ничего не чувствую. Хотя мне и приятно узнать, что она всё же сопротивлялась тебе, а не сразу раздвинула ноги, как говорила Эля.

   -Сразу?! Как бы не так! - хмыкнул я.

   Поняв, что Олег на самом деле не будет претендовать на Аглаю, я расслабился и, пройдя, сел на лавку рядом с ним.

   -Каждый шаг в отношениях с ней, это огромный труд. Она заставила меня за ней побегать так, как ни за одной женщиной. Когда же ты умер, я сто раз пожалел, что убил тебя. А уж как она меня сейчас изводила, когда её привезли ко мне, это вообще кошмар, - устало сказал я. - Слушай, ты с ней прожил шесть лет и знаешь её. Она всегда такая упрямая?

   -Красс, ты идиот. Привык брать всё силой, а она не всегда нужна, - он прислонился к стене и улыбнулся. - Я сразу понял, когда встретил Аглаю, что ей нельзя диктовать свои условия. С ней надо действовать хитростью, если хочешь получить что-нибудь от неё. Нежностью и лаской от неё можно добиться намного большего. А вот если заставлять, она упирается, как сто ослов и даже зная, что ей желают добра, будет специально идти наперекор.

   -К голосу разума и аргументам она никогда не прислушивается, - вздохнув, произнёс я.

   Мы оба замолчали думая о своём. "А Олег нормальный мужик, в общем-то. Наверное, не будь я так зациклен на Аглае, мы могли бы с ним стать друзьями. Хотя нет, понятие дружба и я не совместимы... Хм, а впрочем, всего неделю назад я думал, что и любовь чувство не для меня".

   -Я хочу увидеть Аглаю последний раз, - произнёс Олег. - На той дороге мы расстались с ней некрасиво, и я хотел бы, чтобы последние воспоминания о ней остались приятными.

   Моментально насторожившись, я пристально посмотрел на него. Во мне опять проснулся собственник, и подпускать к Аглае другого мужчину, и уж тем более бывшего мужа, я не хотел.

   -Она ещё без сознания.

   -Тем лучше. Объясняться я с ней в очередной раз не хочу. Просто хочу её увидеть.

   -Ладно, - сдавшись, ответил я. - Пошли, но у тебя пять минут, а потом ты должен уйти навсегда.

   -Навсегда, - как это, повторил он и кивнул.

   Что-то в поведение Олега казалось неестественным, и пока мы поднимались наверх, я решил, что глаз с него не спущу. "И вообще, какого чёрта я пошёл ему навстречу? Мне плевать, как он там расстался с Аглаей. Вернее, чем больше он её обидел, тем лучше для меня. Мало ли что у него там в голове. Может он только с виду такой смирный, а сейчас набросится на неё и попытается убить".

   "Но тогда и я на месте стоять не буду. Прибью его на месте и плевать на то, как потом Аглая себя поведёт" - решил я.

   Войдя в комнату, я первым подошёл к кровати и не спускал глаз с Олега, наблюдая за каждым его движением.

   Подойдя, он с минуту виновато смотрел на забинтованные раны и бледное лицо Аглаи, а потом провёл ей пальцем по щеке и, наклонившись, поцеловал её в лоб.

   -Прощай, родная. Всё же в нашей жизни было больше хорошего, и я рад, что когда-то встретил тебя. Будь счастлива, - до меня донёсся его тихий шёпот, а затем он развернулся, и, не оглядываясь, пошёл к дверям.

   "Нет, всё же он хороший мужик" - подумал я, направляясь за ним. "Я бы так не смог и на его месте попытался бы убить ту, которая мне изменяла".

   -Красс, у меня ещё одна просьба. Я хочу увидеть Эльберту. Хоть на пару минут и наедине, - выйдя в коридор, сказал Олег.

   "Наверное, у него с ней были отношения, после того, как она обратила его. Ну что ж, будет неправильным, забрав у него жену, ещё и не дать возможности попрощаться с любовницей".

   -Не проблема, - тут же ответил я. - Можешь хоть час с ней провести.

   Спустившись вниз, я приказал открыть камеру, где сидит Эльберта и когда Олег вошёл туда, отдал приказ потом вывести из дома, когда он выйдет, а сам направился снова наверх, чтобы вернуться к Аглае. Но не успел подняться даже на второй этаж, как за спиной раздался голос:

   -Претор Красс! Он убил её и сам умер! - догнавший охранник, со страхом смотрел на меня. - Я даже ничего не успел понять. Он вошёл, что-то сказал, а потом свернул и оторвал ей голову, а уже через секунду упал замертво!

   -Он сам убил Эльберту? - изумлённо спросил я и всё понял.

   "А чему я собственно удивляюсь? Он любил Аглаю, но она его предала, и он потерял смысл жизни. Простить её он уже не мог, а жить с таким трудно, вот он и выбрал то, что его навсегда освободит от всей этой боли. Я ведь и сам с трудом представляю жизнь без Аглаи, а ведь знаю её всего полтора года, а он жил с ней шесть лет. В общем-то, поступок логичный. Хотя я бы в такой ситуации и Аглаю убил".

   -Избавься от тел, так чтобы никто этого не видел, - приказал я. - А если вздумаешь болтать об этом, отправишься следом за этими двумя, понял?

   -Слушаюсь, претор, - ответил он и побежал вниз.

   "Аглае лучше не знать, что её муж мёртв, иначе потом не докажу, что это не я его убил. Скажу, что просто отпустил его с Эльбертой на все четыре стороны, и у них там любовь неземная. Может это ещё быстрее поможет ей забыть его и наслаждаться жизнью со мной" - решил я.

   Вернувшись в комнату, я снова сел в кресло возле кровати, и взяв её за руку, стал ждать пробуждения.

   Прошёл час, потом ещё два и я всё больше нервничал, потому что Аглая даже не шевелилась. "А вдруг всё же потеря крови была слишком большой, и произошло какое-то необратимое изменение в её организме?".

   Снова приказав врачу осмотреть Аглаю, я нервно постукивал пальцем по подлокотнику кресла и ждал его вердикта. "Жаль, что сразу убил тех вампиров, которые пили её кровь. Надо было проучить их так, чтобы все остальные на будущее знали, что пить кровь тех, кого встречаешь на дороге нельзя, и сначала надо разобраться, кого вообще встретил и чем это может грозить" - зло думал я, чувствуя, как внутри поднимается волна ярости на тех вампиров и вообще на весь мир.

   Закончив осмотр, врач опять меня заверил, что всё хорошо и просто необходимо подождать.

   "Опять ждать! Сколько можно? Если через три часа она не придёт в себя, обращу её. И после можно сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться" - решил я.

   Сверля взглядом часы, а наблюдал, как нестерпимо медленно двигаются стрелки, и порывался начать обращение прямо сейчас. Но каждый раз останавливал себя. "Нет уж, решил ждать три часа, будь добр, жди!" - говорил я себе.

   Когда положенное время прошло, я глубоко вздохнул и, поднявшись, посмотрел на Аглаю. "Раз она не пришла в себя, значит ей суждено так пройти обращение" - подумал я и сел на кровать.

   "Не думал, что когда-либо нарушу приказ Королевы, но для того, чтобы она выжила, после того, как мы начнём действовать, именно я её должен обратить. И сделаю это с радостью! Хочу, чтобы моя кровь текла по её венам".

   Укусив себя за запястье, я протянул руку к лицу Аглаи, чтобы влить в её рот свою кровь и неожиданно она зашевелилась, а потом открыла глаза.

   -Наконец-то! - воскликнул я, пряча руку за спину.

   -Красс... - прошептала она и застенчиво улыбнулась.

   -Он самый! - весело ответил я и, наклонившись, поцеловал её. - Или ты хотела видеть кого-то другого, а? Сразу предупреждаю, даже не надейся на это!

   -Нет, тебя, - с нежностью ответила она, но потом нахмурилась, и мне стало не по себе.

   В её взгляде читалась какая-то холодная решимость, и я понял, что в Аглае произошёл какой-то серьёзный перелом.

   -Что не так? У тебя что-то болит? - спросил я, чувствую, как в груди опять что-то заныло.

   Отвернувшись к окну, она больше минуты молчала, и я уже не знал, что мне думать.

   -Не болит, - тоскливо прошептала она, а потом с жаром добавила: - Красс, отпусти меня, пожалуйста!

   -Нет! - твёрдо произнёс я, чувствуя боль от того, что все мои мечты в одночасье разрушились.

   "А я то, идиот, понадеялся, что она на самом деле любит меня! Кретин! Наверное, она думает, что сможет найти своего муженька и жить с ним" - внутри всё начало закипать от гнева. "Ну уж нет! Она только моя! И я никому её не отдам! И плевать мне, что она там надумала себе!".

   -Красс, я чума, которая делает всех несчастными! Я превратила Олега в монстра, и тебе принесу только беды! Не хочу чувствовать вину ещё и за тебя! Хоть кого-то я должна оградить от себя! - с отчаянием продолжила она. - Я причинила боль тому, кого когда-то любила, и не хочу делать то же самое с тобой! Пойми, я люблю тебя и желаю только добра! Но пока я рядом, я всё буду портить!

   -Глупая, - с облегчением прошептал я и прижал её к себе, чувствуя, как внутри опять разливается тепло.

   "Всё же она любит меня! Надумала себе чёрте что, а мне тут мучайся. С ней вечно, как на американских горках. За секунду она может поднять меня высоко верх, даря надежду на счастье, а потом с размаху опустить вниз, да так, что жить вообще не хочется. Это когда-нибудь кончится или нет?".

   -Никуда я тебя не отпущу. И перестань говорить, что ты что-то портишь и тебе надо держаться от меня подальше, - сказал я. - Без тебя у меня уже не будет нормальной жизни, как ты не понимаешь? Я же люблю тебя, и если тебя не будет рядом, я действительно буду несчастным.

   -Это ты не понимаешь! - воскликнула она, а затем осеклась и робко спросила: - Любишь? На самом деле?

   -Люблю. Иначе с чего бы заботился о тебе, оберегал от всего, переживал и старался не дать совершать тебе глупости, - отстранившись, я заглянул ей в глаза. - Знаешь, что я пережил за последние сутки, пока ты лежала без сознания? Такого ужаса я никогда ещё не испытывал и больше не желаю так мучиться.

   -Тебе нельзя меня любить, - с болью прошептала она. - Ничего хорошего из нашей любви не выйдет. Ты вампир, я человек, да ещё и не поддающийся внушению... Ведь таких, как я приказано убивать. А вдруг об этом узнает ваша Королева? Она ведь может приказать убить тебя. Я не хочу этого! Нет, Красс, отпусти меня! У тебя это быстро пройдёт! Ты не из тех, кто любит, и скоро забудешь меня. Вот увидишь!

   -Аглая, ну какая же ты дура иногда! - ласково произнёс я и, подняв её, усадил к себе на колени. - Откуда тебе знать, какой я на самом деле? Ты знаешь претора Красса, а ведь когда и я был человеком. Правда, это было очень давно, и я думал, что во мне человеческого уже не осталось. Чтобы выжить в мире вампиром, я должен был стать жестоким и бессердечным, и я стал таким. По-другому я бы не выжил. Хотя не буду скрывать, мне нравится быть вампиром и властвовать над людьми. А сейчас я полюбил тебя и готов разделить эту власть с тобой. И уж точно - я тебя никогда не смогу забыть.

   -Сможешь! Обязательно это сделаешь! Ты должен! Дело ведь не только в том, что я боюсь за тебя! Я боюсь ещё и за себя... вернее того, как буду вести себя. Ты вампир и я не смогу спокойно смотреть на то, как ты убиваешь тысячи людей. Я буду мучиться от сознания того, что тоже косвенно причастна к этому, потому что живу с тобой, и соответственно буду мучить тебя! - прижавшись ко мне, с жаром сказала она. - И я никогда не брошу попыток освободить людей! Ты представляешь, что это будет? Наша жизнь превратится в ад! Зачем тебе это? Обещаю, что не буду пытаться убить Королеву, если ты меня отпустишь, потому что не хочу твоей смерти!

   -Аглая...

   -Подожди, не перебивай! Пойми, даже если я останусь с тобой, и ты будешь сквозь пальцы смотреть на мои попытки спасти людей, это может дойти до вашей Королевы, и она прикажет тебя убить! В нашей ситуации, как не крути, на хорошее не стоит надеяться!

   -А теперь ты не перебивай меня и выслушай, - мягко произнёс я. - Спасибо, что заботишься обо мне, но всё совсем не так плохо, как тебе кажется. Что если выход из ситуации всё же есть? Но для этого тебе придётся пойти на кое-какие жертвы.

   -Какой выход и какие жертвы? - она выжидающе посмотрела на меня.

   -Ты должна пройти обращение...

   -Что?! Стать чудовищем? Никогда! - возмутилась она и начала вырываться из моих объятий.

   -Не отпущу! И, между прочим, я мог давно уже тебя обратить без всяких разговоров! - заявил я и тут же осёкся, вспомнив слова Олега. "С ней надо разговаривать мягко и нежно" - напомнил я себе и дружелюбно добавил: - Подожди, я ведь не просто так это предлагаю, выслушай меня до конца, а потом уже принимай решение.

   -Ну давай, рассказывай, что ты там придумал, - сопя, пробормотала она. - Но вряд ли что-то меня заставит добровольно стать вампиром.

   -Обращение я предлагаю пройти тебе не просто так, а для того, чтобы ты смогла помочь мне и остальным людям. Твои попытки спасти людей, если ты сама останешься человеком, тщетны. И сейчас объясню почему. Ты знаешь, зачем Королева объявляла сбор преторов, а перед этим я объезжал всю свою территорию.

   -Нет. Зачем? Только не говори, что вы решали уничтожить сопротивление, - со страхом произнесла она.

   -Именно так. Принято решение бомбить ваши посёлки...

   -Гады! Сволочи! Отпусти меня! Я должна предупредить людей, чтобы они ушли под землю! - Аглая принялась с остервенением вырываться, крича и отпихивая меня. - У меня мама в одном из таких посёлков!

   -И это та, кто потерял много крови, и сутки лежал без сознания, - пробормотал я, крепко держа её, а потом громко продолжил: - Да выслушай ты всё до конца! Уйдёт минимум месяц, а то и два, пока вампиры прочешут все территории и выявят все посёлки. Мы хотим нанести удар по всему миру одновременно, чтобы у сопротивления не осталось шансов на спасение, поэтому время ещё есть.

   -Точно? Не врёшь? - тяжело дыша, спросила она. - И за эту информацию те предлагаешь пройти мне обращение?

   -Нет, - я улыбнулся. - Ведь это всё равно не решило бы наши основные проблемы. Да и потом, твоё обращение стоит намного дороже, чем какие-то там посёлки. Ты себя недооцениваешь, радость моя. Я готов тебе предложить намного больше, взамен на то, чтобы ты стала вампиром и навеки была со мной.

   -Что? Не томи уже, говори! - она моментально успокоилась и с любопытством посмотрела на меня.

   -Я предлагаю тебе стать вампиром, а взамен этого готов убить Королеву и таким образом освободить человечество...

   -Что? - она с изумлением посмотрела на меня. - Нет, я не согласна! Не хочу, чтобы ты умирал!

   "Она пройдёт обращение! Ведь если моя жизнь дороже ей жизни всего человечества, то она согласится на всё! Она на самом деле любит меня" - с нежностью подумал я, чувствуя, как внутри разливается щекочущее тепло, а на душе становится как никогда легко.

   -И я не хочу, - весело ответил я. - Поэтому и не собираюсь умирать.

   -Но как же... - растеряно спросила она. - Ведь вы все связаны между собой... Если умрёт Королева, то умрут все...

   -Не все. Пять вампиров и я, в том числе, не умру. Это наша страшная вампирская тайна, в которую посвящены лишь мы...

   -Да? - ошеломлённо протянула она. - Страсть, как люблю всякие тайны!

   -Тогда слушай. На самом деле мы не всегда подчинялись Королеве. Много столетий назад нами правил Король, а наша Королева, как таковой власти не имела. В те далёкие времена нас насчитывалось ещё не так много, и каждым обращением занимался лично Король. Всё были завязаны на нём, даже сама Королева, и это позволяло ему не бояться свержения. Но однажды она решила, что желает властвовать. Что у них там произошло, никто не знает. Может она разлюбила его, а может он её, но в итоге она решила свергнуть его, а заодно создать себе новую армию, потому что понимала - не многие захотят подчиняться ей. Поэтому разработала целый план. Но чтобы претворить его в жизнь, ей необходимы были помощники. И одним из таких помощников стал я...

   -Ты предал того, кто тебя обратил? - спросила Аглая. - В отместку за то, что он сделал тебя вампиром?

   -Спасибо, что думаешь обо мне так хорошо, но на самом деле мной двигали только амбиции и желание властвовать, - честно ответил я. - Быть рядовым вампиром мне не хотелось, поэтому я был согласен на всё, а Королева мне могла дать эту власть. В общем, она уговорила Короля перестать лично заниматься обращениями. Мол, не царское это дело и предложила выбрать вампиров, которые будут это делать за него. Хитростью, лестью и умением играть на тщеславии, она претворяла свой план в действие. Король действительно выбрал вампиров, и те сами стали обращать людей. В это же время Королева скрытно, при нашей помощи убивала тех, кого когда-то обратил сам Король...

   -Так ты убивал вампиров?

   -Да. Причём за века я отправил на тот свет их не меньше, чем людей, - я поморщился, вспомнив, какие бойни устраивал. - Приходилось действовать медленно и осторожно, чтобы Король не заподозрил чего-нибудь. Но, в конце концов, в мире осталось только пять вампиров, не считая Королевы, которых обратил Король. Вот тогда-то она и показала себя во всей красе. Схватив Короля, она изолировала его в одной из темниц замка, а затем приказала убить тех, кто занимался обращением. Как ты понимаешь - началась цепная реакция и вампиры вымерли. Так, за одну ночь, она захватила власть, убрав абсолютно всех и начала создавать себе новую армию. Опять же выбрав людей, она лично обратила их и уже им поручила обращать других, завязывая всех на себе. А нас, тех, кто преданно служил ей веками, наградила и одарила властью, и запретила только одно - самим заниматься обращением.

   -Ваша Королева дура! - заявила Аглая. - Я бы и вас убила!

   -Если быть откровенным, я бы тоже нас убил, - я улыбнулся. - Но любой власти надо на кого-то опираться. И сейчас мы может сыграть на этом, освободив твоих любимых людишек от нашего гнёта. Убив Королеву, мы автоматически уничтожим всех вампиров. Но я согласен сделать всё это только при условии, что ты станешь вампиром. Меня не устраивает коротенькая жизнь с тобой человеком, а потом вечность в одиночестве.

   -А Король? Что с ним? И что с теми четырьмя вампирами?

   -Заботу о Короле нам естественно придётся взять на себя. Будем продолжать держать его в заточении, а остальных вампиров, думаю, уничтожат сами люди. А если нет, то это сделаю я. Так как, моё предложение уже не выглядит так страшно?

   Аглая задумалась, а я перестал дышать в ожидании её ответа. "Надо её подтолкнуть ещё больше".

   -Кстати, людей, чтобы питаться, убивать не обязательно. Ты можешь насытиться, а затем приказать человеку всё забыть.

   -Значит, после моего обращения, мы можем освободить всех людей, и плюс я ещё получу тебя в вечное пользование? Конечно, я согласна! - она радостно улыбнулась и, обняв меня за шею, поцеловала. - Но, чур, потом не жаловаться, что у меня несносный характер и что я тебе плешь проела в голове своими выбрыками! Сам предложил!

   -Не буду, - заверил я, испытывая неимоверное облегчение, что она согласилась стать вампиром и лёгкое возбуждение от поцелуев. - А как ты себя чувствуешь?

   -Хорошо! - она с любовью посмотрела на меня.

   -Просто хорошо, или настолько хорошо, что готова и любовью заняться? - хитро спросил я.

   -Ненасытный ты мой! Конечно, второе!

   -Чудесно! А насчёт ненасытности - посмотрим, как ты ещё будешь вести себя, когда станешь вампиром, - прорычал я и, уложив Аглаю на спину, начал целовать её...

11

 Аглая.

   Сидя на кровати, я за обе щёки уплетала принесённый обед, а Красс лежал на животе и наблюдал за мной.

   -Хочешь? - подцепив на вилку кусочек жареного мяса, я протянула к нему руку.

   -Фу! - он скривился от отвращения и отвёл в сторону мою руку. - Издеваешься, да? Меня и так от запахов воротит, а ты ещё и ближе к носу мне это подносишь.

   -А что будет, если ты съешь мясо? - я с интересом посмотрел на него.

   -А что будет, если я тебя кровью напою?

   -Гадость какая!

   -Вот и я о том, - он рассмеялся. - Но скоро твои вкусы поменяются.

   -Угу, - пробубнила я, чувствуя, как меня опять охватывает страх.

   Меня пугало то, что я стану вампиром, но понимала, что по другому Красс не согласится убить Королеву. "Да и люблю я этого поганца. Очень уж заманчиво провести жизнь с ним и не дёргаться, что однажды я постарею, и он потеряет ко мне интерес. И как бы мне не претила мысль самой стать той, кого я убивала, но всё же в этом предложении больше плюсов, чем минусов. Порой некоторыми вещами стоит пожертвовать, чтобы получить что-то более важное. А в этом случаи самое важное - дальнейшая судьба людей. Раз уж писала книжечки и вводила людей в заблуждение, то должна сделать всё возможное, чтобы исправить свои ошибки. Жизнь в теле вампира будет моей расплатой за них".

   -А как всё происходит? - спросила я, чтобы заранее подготовить себя к обращению.

   -Ты должна будешь выпить пару глотков моей крови, а потом я сделаю небольшой разрез на твоей руке и мы соединим наши раны, чтобы моя кровь попала не только в твой желудок, а и организм.

   -Пару глотков крови, - повторила я, и в горле образовался ком, из-за которого я чуть не поперхнулась и с трудом заставила себя проглотить мясо. - А потом? Я буду мучиться от боли, да?

   -Не в этот раз, я тебя сразу убью. Ты не успеешь ничего ощутить, - ответил он и тяжело вздохнул.

   -И на том спасибо, - проворчала я, испытывая ещё больший страх.

   -Аглая, знаю, ты боишься. Но поверь, для меня это будет ещё страшнее, чем для тебя, - с грустью произнёс он. - Ты потом три дня будешь лежать замертво, а я буду сходить с ума от переживаний.

   -Понимаю, - протянув руку, я коснулась его ладони и ободряющее её пожала. - Но зато потом мы будем вместе!

   -Да, но это не всё. Ты проснёшься не совсем вампиром...

   -Как это понимать? А кем я проснусь? - удивлённо спросила я.

   -Я не знаю, как это назвать. Это что-то наподобие переходного этапа. Если выражаться фигурально, сейчас ты гусеница, а когда выпьешь моей крови, окажешься в коконе, а вот чтобы выбраться из этого кокона и стать прекрасной бабочкой, тебе необходимо будет выпить крови человека. Вот тогда и начнётся самое страшное для тебя, и для меня. Ты начнёшь трансформироваться в вампира. Организм начнёт меняться, и ты будешь испытывать адскую боль в течение двух часов. Но с этим ничего не поделаешь. Через это проходят все. Это плата за красоту и вечную жизнь.

   -Ясно, - прошептала я, чувствуя уже панику. - И когда мы начнём?

   Перед глазами уже рисовались страшные картины мук, и меня бросало в дрожь от всего этого. "Лучше уж побыстрее пройти обращение! А то я вся издергаюсь, представляя себе его, и ещё чего доброго в самый ответственный момент струшу".

   -Прежде чем приступить к нему, надо всё приготовить. Во-первых, никто не должен знать о твоём обращении. Тот же Гурко, мой помощник, знает, что я не имею право обращать людей и может донести об этом Королеве, чтобы занять моё место. Поэтому после обращения ты не сможешь жить в доме, а я не могу просто исчезнуть, иначе вызову подозрения, и мы не сможем попасть к Королеве. Соответственно, сначала мне необходимо найти место, где я могу тебя спрятать. Во-вторых - когда всё случится, люди обязательно начнут рыскать по всей земле в поисках уцелевших вампиров и нам надо найти такое место, где они нас не найдут и не заподозрят, что мы вампиры. И таких мест, для начала, должно быть минимум три, чтобы в случаи опасности мы могли уйти оттуда. Конечно, внушение нам поможет, если что, но всегда есть шанс напороться на тех, кто ему не поддаётся. В-третьих - к выбору мест необходимо подходить с умом не только из-за людей, но и ради Короля. От него зависит наша жизнь, и мы должны оберегать его и кормить...

   -О Господи! Мы что людей ему будет приводить? - меня снова бросило в дрожь, потому что я не представляла, как кого-нибудь отдам на закланье.

   -Да, должны будем, но не волнуйся за это. Короля уже много столетий держат на жёсткой диете, чтобы он мог только жить, но был бессилен освободиться. Крови ему надо не много, поэтому люди страдать не будут.

   -Слушай, а он не вырвется на свободу?

   -Нет. Королева когда-то очень сильно постаралась и он даже двигаться не может. Он скован своеобразным каменным мешком, который выглядит, как статуя. А кормят его через небольшое отверстие...

   -Кошмар. Подожди, что значит каменная статуя? А как мы его перевозить будем? Например, в случаи опасности для нас, или сейчас, когда будем переезжать на новое место? - представив себе каменную глыбу, я непонимающе посмотрела на Красса.

   -Точно так же, как это делала Королева. Статуя с человеческий рост, поэтому с перевозкой проблем никогда не возникало. Если появятся вопросы, всегда можно сказать, что она нам дорога, как память. А если необходимо будет скрываться срочно, то статую можно и потом забрать. Поверь, она меньше всего будет интересовать людей. Вот ты бы заинтересовалась какой-то статуей из камня, которая и сделана то не очень изящно?

   -Наверное, нет, - подумав, ответила я. - Слушай, а как она засунула Короля внутрь камня?

   -Очень просто. Сначала его закрыла в подземелье и долго морила голодом, а когда он ослаб, приказала распилить камень и сделать в нём нишу, а потом снова соединила его и приказала скрепить металлическими скобами и кольцами. Так как Король очень слаб, он не может вырваться.

   -Ясно, - представив себе всё это и то, что чувствует сейчас Король, мне вдруг стало его жалко.

   "Но с другой стороны - он чудовище. А значит ему самое место в той статуе" - решила я. "Да и не о Короле сейчас надо думать. Есть проблемы поважнее".

   -Значит, я буду жить одна, пока ты будешь готовить нападение?

   -Да, после похорон ты в доме уже не появишься, но я обязательно буду тебя навещать, чтобы ты не скучала по мне...

   -Похорон? Ты что меня похоронишь? То есть в землю зароешь? - шокировано спросила я и ощутила леденящий холод.

   -Придётся, - Красс с сожалением посмотрел на меня. - Но ты не волнуйся, я тебя обязательно выкопаю. В земле ты пролежишь меньше суток.

   "Кошмар! Меня ещё и закопают!" - я пыталась справиться с собой, но представляя себя в гробу под землёй, чувствовала головокружение и нехватку воздуха.

   -Это для того, чтобы другие вампиры не почувствовали, что я сама обращаюсь в вампира, да? - запинаясь спросила я.

   -Нет, пока ты не придёшь в себя и не выпьешь крови, никто этого и не ощутит. Вспомни того же Олега. Я ведь видел его труп и ...

   Красс осёкся и виновато посмотрел на меня, а я замерла от пришедшей в голову мысли: "Господи, а ведь Олегу пришлось пройти через всё это!". А потом в голову пришла ещё более страшная мысль, и меня бросило в холодный пот. "Если у нас с Крассом всё получится, Олег тоже умрёт! Я второй раз его убью!".

   -В общем, твои похороны нужны для того, чтобы потом не возникло вопросов у окружающих, куда ты пропала, - закончил он, отведя взгляд. - Конечно, я никому не должен отчитываться, но в нашем случае необходимо быть очень аккуратными.

   -Красс, я не могу, - прошептала я и опустила голову. - Если я пройду обращение, и мы убьём Королеву, то Олег тоже умрёт... Я не хочу, чтобы он во второй раз пострадал из-за меня. Надо придумать что-то другое.

   -Аглая, есть только один выход из всей этой ситуации - тот, который я тебе предложил, - с сожалением произнёс он. - Придётся пожертвовать Олегом, чтобы спасти миллионы жизней.

   -Нет, я не могу. Только не Олегом! Я и так ему причинила много бед. Ты не представляешь, какие у него были глаза, когда мы расставались. Я очень надеюсь, что он всё же не до конца разочаруется в окружающих и ещё будет счастлив. Он заслуживает этого, - с жаром произнесла, чувствуя себя снова виноватой.

   Красс нахмурившись, отвернулся к окну, а затем тихо сказал:

   -Про Олега... Я тебе кое-что не рассказал.

   От его тона мне стало не по себе, и я со страхом промямлила:

   -Только не говори мне, что ты его схватил и убил. Ты не мог второй раз с ним так поступить...

   -Не мог, поэтому и дал ему свободу...

   -Спасибо, - с облегчением выдохнула я.

   -Но он не захотел воспользоваться шансом, - продолжил Красс, и внутри всё оборвалось от тревожных предчувствий. - Мне даже в голову не могло прийти, что он так поступит. Сначала он захотел попрощаться с тобой, а потом с Эльбертой, которая его обратила. Естественно я разрешил. А он взял и убил её... Я даже не успел подняться к тебе, когда мне доложили, что он умер. Поверь, если бы я знал, что он такое задумал, не позволил бы ему увидеть Элю. И я на самом деле планировал его отпустить...

   -Значит, Олежка мёртв? - спросила я, ощущая, как внутри всё заныло от боли.

   -Аглая, я чем хочешь поклянусь, что не убивал его, - Красс заглянул мне в глаза. - Поверь, если бы я мог всё вернуть назад, не допустил бы его смерти. Пожалуйста, не думай...

   -Я тебе верю, - прошептала я. - Это я во всём виновата. Я причинила ему столько боли, и он просто разочаровался в окружающих... Он верил мне, а я его предала... Жить с таким тяжело. Он, наверное, понял, что больше никому не сможет доверять... Он всегда был хорошим человеком и просто не выжил бы в теле вампира... Он мне сам сказал, что жил все эти месяцы ради мести мне. А поняв, что и мстить не хочет, не видел больше смысла жить... И наверное он понял, что станет бездушным монстром и не захотел такой судьбы для себя... Боже, что же я надела? Я дважды убила его! И убила не просто тело, а и душу...

   Дальше говорить я не могла. Дыхание перехватило, а из глаз полились слёзы. "Олежка, прости меня! Я так перед тобой виновата! Лучше бы я умерла, чем ты".

   -Не плачь, пожалуйста! - Красс забрал у меня поднос и отставив его в сторону, прижал к себе. - Олег принял решение волевое решение и сделал так, как считал нужным...

   -Он сделал так, потому что я вела себя, как последняя тварь, - пробубнила я, уткнувшись ему в плечо. - Если бы я не предала его, он бы сейчас жил, или мы были бы оба мертвы, но ушли бы на тот свет без разочарования в близких и тех, кого любили!

   -Хорошая моя, да, могло бы всё и так получиться. Но кто бы тогда спасал людей? Другие хольканы? Вряд ли бы у них это получилось, так как у тебя. И потом, Олег был хорошим парнем, и его душу не надо было спасать, а вот моя душа чернее сажи, и может ты для этого и выжила, чтобы наставить меня на путь истинный?

   -Нельзя убийством одно оправдать спасение других. Да и я далеко не ангел, чтобы тебя спасать. Моя душа не лучше. Нет мне прощения! - ответила я и расплакалась ещё сильнее, представляя Олега в последние минуты жизни.

   -Он на тебя зла не держал, - Красс начал гладить меня по спине, стараясь успокоить. Знаешь, что он сказал тебе, когда прощался?

   -Что? - я оторвалась от плеча и посмотрела на него.

   -Что в вашей жизни всё же было больше хорошего, и он рад, что встретил тебя, а затем пожелал тебе счастья.

   От этих слов мне стало ещё хуже и, всхлипнув, я разрыдалась в голос. "В этом весь Олег! Любящий, заботливый, всё понимающий, а я... Гадина! Змея подколодная!".

   Омерзение к самой себе было настолько сильным, что хотелось выть и немедленно умереть. Отстранившись от Красса, я бессильно упала на кровать и уткнулась в подушку, чтобы заглушить своё скуление.

   Красс лёг рядом, и опять прижав к себе, начал мне что-то шептать, успокаивающе гладя, но я его не слышала, потому что в голове билась только одна мысль: "Я убила Олега собственными руками дважды, и я никогда себе это не прощу!".

   Сколько длилась истерика, не знаю, но когда слёзы иссякли, я почувствовала неимоверную усталость и провалилась в сон, желая больше никогда не просыпаться.

   Но проснуться пришлось, и требовалось дальше жить, но вот как жить, я не знала.

   Известие о смерти Олега подкосило меня второй раз, и пережить это оказалось сложнее, чем в первый. Тогда я просто по нему горевала, а сейчас сознание того, что он сам выбрал смерть из-за моего предательства, болью отзывалось внутри.

   Меня охватила какая-то апатия, и не хотелось вообще ничего - ни есть, ни двигаться, ни спасать людей. Первую неделю я вообще с трудом волочила ноги по дому и Красс, как мог, отвлекал меня, и я перестала его узнавать, потому что таким любящим и заботливым он ещё никогда не был, но лишь ненадолго я могла забыться в его объятиях.

   Дошло даже до того, что он разрешил мне гулять днём, но солнце и золотая осень, которая вступила уже в свои права, не радовала меня. Порой мне казалось, что я уже никогда не смогу улыбнуться, а отвращение к себе росло с каждым днём.

   Затем прошла ещё неделя, и началась следующая, но легче не становилось. А Красс всё чаще стал исчезать из дома. Приезжая, он рассказывал мне про то, что предпринимает, но почему-то это мало интересовало меня и беспокоило только одно - подготовка к убийству Королевы находилась в завершающей стадии, а это значило, что скоро мне предстоит обращение.

   Третья неделя моего ступора приближалась к концу, когда на рассвете меня разбудил Красс.

   Сквозь сон я почувствовала холод, а потом поцелуй и нехотя открыла глаза. Повернувшись к Крассу, обняла его и, прижавшись щекой к его груди, замерла.

   -Как ты, моя радость? - ласково спросил он.

   -Нормально, - как обычно ответила я.

   -Аглая, послушай, перестань себя корить за произошедшее, иначе я откажусь претворять наш план в жизнь. Все чувства и эмоции у вампиров обострены, и если ты не найдёшь силы взять себя в руки, обращать я тебя не буду. Не хочу, чтобы ты вообще впала в депрессию. Времени у нас будет мало, и ты должна будешь действовать, а не казнить себя за то, что уже не исправить. Пойми, наконец, Олег умер бы в любом случаи. Он не поддавался внушению. А тебя он прости и желал только счастья.

   -Вот именно. Он желал мне счастья, а я тварь неблагодарная, предала его, - пробормотала я и всхлипнула.

   -Всё ясно, - холодно произнёс Красс и поднялся с кровати. - Значит, убийство Королевы, и спасение людей откладывается. Будем ждать, пока ты придёшь в себя. Правда, потом может и спасать то уже некого будет.

   -В каком смысле? - я моментально насторожилась.

   -В прямом. Прочёсывание территорий Королева считает процессом долгим и приказала запустить беспилотники в небо. Они, в отличие от нас, могут исследовать территории и днём, а соответственно мы в два раза быстрее узнаем обо всех посёлка и быстрее начнём операцию по уничтожению сопротивления.

   -О боже, нет! Сколько у нас есть времени? И сколько тебе ещё готовить нашу операцию?

   -Времени очень мало, а наша подготовка закончена. Дома я уже нам нашёл, транспорт подготовил, золото и всё то, что может потом иметь ценность, спрятал. Осталось тебя обратить. Но в таком состоянии я отказываюсь это делать.

   -Красс, обещаю, что возьму себя в руки! - заверила я.

   -Точно? - он снова присел на кровать и пристально посмотрел мне в глаза. - Времени, чтобы успокаивать тебя у нас не будет. И ты должна будешь кое-что сделать, прежде чем мы начнём действовать.

   -Точно! Что я должна буду сделать? - во мне начала просыпаться жажда действий.

   -Предупредить хольканов о нашей операции.

   -Но мне никто не поверит. Да и не знаю я, где в Подмосковье посёлки хольканов, - растерянно произнесла я.

   -Чтобы тебе поверили, ты полетишь на Урал и предупредишь тех, с кем раньше работала. Сразу после обращения этим и займёшься.

   -После обращения? - я непонимающе посмотрела на него. - Может мне лучше это сделать сейчас?

   -Нет. Это необходимо сделать именно когда ты станешь вампиром...

   -Мне точно никто не поверит. Для всех я буду упырём, который убивает людей!

   -Для всех ты будешь девушкой, которая пожертвовала своей жизнью, ради спасения человечества. А параллельно ты прикроешь и меня. Ведь, как претора, меня видели многие люди и могут начаться поиски.

   -Хм, точно, я не подумала об этом.

   -Я обо всём подумал, не волнуйся, - Красс улыбнулся и улёгся в кровать. - Слушай меня внимательно. Ты должна будешь вылететь на Урал. Пилота я тебе дам и вертолётом обеспечу. Там ты должна будешь найти своих, и рассказать о нашем плане. Но не всё, и кое в чём соврать. Скажешь, что специально пошла на обращение, чтобы попасть в замок Королевы и убить её. Про то, что я тебе помогаю, ни слова. Пусть они думаю, что ты используешь меня втёмную. Также скажешь, что узнала о четырёх вампирах, которые выживут после убийства, потому что не связанны с Королевой. Я тебе дам их имена, чтобы хольканы обязательно их выследили и убрали.

   -Меня обязательно спросят про тех, с кем они связаны. Что сказать?

   -Скажешь про Короля, но направишь их по ложному следу. Ты якобы услышала, что он заперт в одной из пещер где-то в Южной Америки, но место его заточения тебе не известно. При этом обязательно оговоришься, что в любом случаи он вскоре умрёт, потому что тот, кто его кормит, погибнет после убийства Королевы. Ты вроде как заботишься, чтобы выжившие вампиры снова не начала плодить себе армию.

   -Ясно, - я кивнула и нахмурилась от пришедшей в голову мысли. Решив сразу всё прояснить, я сказала: - Красс, обещай мне, что мы не будем заниматься обращением вампиров!

   -Конечно, не будем, - твёрдо ответил он. - Это глупо в данной ситуации. Не факт, что мы сможем их контролировать, и одного прокола хватит, чтобы нас начали искать. Нас будет только двое. Только так мы сможем жить тихо и спокойно.

   -Спасибо, - я прижалась к нему. - Не хочу больше ставить человечество под угрозу.

   -Пожалуйста! - он подмигнул мне и продолжил: - Обязательно акцентируй внимание, что и я, и ты умрёшь после убийства. Ты якобы пожертвуешь своей жизнью, чтобы человечество выжило.

   -Подожди, а вдруг люди начнут искать наши трупы? Не найдя их, они могут что-нибудь заподозрить.

   -Верно, но и об этом я подумал. Убийство Королевы я планирую совершить за час до рассвета. Большая часть вампиров в этот момент будут находиться на улице. Они упадут замертво, и когда взойдёт солнце, трупы просто сгорят.

   -Но ведь люди в городах могут кинуться спасать своих хозяев, и начнут заносить их в помещения, - задумчиво произнесла я, стараясь сразу предусмотреть все варианты развития событий. - Да и часовые пояса везде разные. У кого-то уже будет день, у кого-то вечер.

   -Но в Англии будет ещё темно и там многие трупы вампиров сгорят на солнце. Для нас это главное. Именно для того, чтобы нас потом не искали, ты должны будешь рассказать о нашем местонахождении. А чтобы полностью оправдать твой приезд к хольканам, сообщишь им время и день операции. Но с задержкой на час, чтобы мы успели уйти из замка Королевы и забрать Короля. А они там пусть уже хоть азбукой Морзе трубят сбор всех хольканов, чтобы броситься в города и снимать внушение с людей.

   -То есть, по сути, я ему к хольканам, чтобы потом не искали наши трупы? - переспросила я.

   -Да, а вернее мой. Будет очень неудобно жить, если меня начнут показывать по всем каналам телевидения, с пометкой разыскивается. В смерти преторов и элиты вампиров люди захотят убедиться полностью.

   -Понимаю, - согласилась я. - А нам хватит времени, чтобы самим уйти из замка и успеть спрятаться до рассвета и появления людей?

   -Да. Я полностью распланировал наш маршрут до дома, где мы будем жить первые года три, и всё приготовил. За это не волнуйся.

   -А как в сам замок Королевы мы попадём, и как будем действовать?

   -А вот это всецело моя забота. Как только я тебе позвоню, ты приедешь, но сначала я буду действовать один.

   -Ты с ума сошёл? Я тебя одного не отпущу!

   -Аглая, у меня уже всё продумано и поверь, ты мне будешь только мешать. Там мне опасность не грозит. Это самая лёгкая часть нашей операции.

   -Точно? Клянёшься?

   -Клянусь! - торжественно произнёс он.

   -Выходит, осталось только обратить меня? - с замиранием сердца спросила я.

   -Да.

   Закрыв глаза, я глубоко вздохнула, а потом уверенно произнесла:

   -Я готова. Когда ты этим займёшься?

   -У меня к тебе будет просьба, перед обращением, - приподнявшись, Красс облокотился на локоть и посмотрел на меня. - Хочу заняться с тобой любовью, но нормально, а не так, как в последние недели. Хочу тебя настоящую, а не тень Аглаи. И очень хочу напиться твоей крови в последний раз.

   -Хорошо, - я смущённо улыбнулась.

   В последние недели я чуть ли рыдала после каждого оргазма, потому что испытывала стыд, что жива, а Олег мёртв, но Красс терпеливо всё сносил, а кровь он вообще боялся пить после нападения на дороге, и я понимала, что он обязательно захочет напиться напоследок.

   -Хотя знаешь, секс дело десятое, - он обольстительно улыбнулся. - Вот когда ты станешь вампиром, у нас будет настоящий секс. Ты у нас девушка темпераментная и думаю, будешь выматывать меня по полной.

   -Пошляк, - чопорно ответила я. - Ты так говоришь, как будто я какая-то сексуально озабоченная.

   -Поверь, после обращения ты ей станешь. Мы же очень чувствительны и то, что нам приносит удовольствие, всегда стараемся повторять раз за разом. Поверь, когда всё воспринимается слишком ярко, секс чуть ли не единственное, что приносит радость. А так как сил у нас много, этой радости мы стараемся уделять как можно больше времени. А теперь иди сюда и порадуй меня, - обняв меня, он перевернулся на спину, и я оказалась сверху. - А потом я буду радовать тебя в течение многих веков, обещаю.

   -Хм, посмотрим, как ты потом будешь справляться, - дерзко ответила я и, поцеловав его в губы, начала прокладывать дорожку из поцелуев вниз, зная, чем именно порадовать Красса в первую очередь.

   "Это мой последний раз в теле человека. Так пусть он будет таким, чтобы я никогда этого не забыла"!

   И уже ближе к вечеру, я поняла, что такое действительно никогда не забуду. В меня как будто зверь вселился, и я вытворяла такое, чего от себя никак не ожидала. Крассу явно это нравилось, но всё же иногда он предпочитал брать верх, и тогда уже я становилась послушной игрушкой в его руках. Хотя я была и не против, потому что, несмотря на его силу, он действовал аккуратно и нежно, заставляя меня чуть ли не кричать от страсти.

   -Всё, я больше не могу, - жалобно пропищала я, откидываясь на подушку и стараясь отдышаться. - Мне надо снова хоть часик отдохнуть.

   Часы показывали начало шестого, и я чувствовала уже усталость и головокружение, потому что ни еда, ни короткий сон днём не помогли мне, а Красс ещё и окончательно вымотал меня вечерним сексом.

   -Хочу ещё разок успеть, чтобы окончательно насытился по всем пунктам, - он улыбнулся, облизывая губы. - Когда у нас снова будет время для нормального занятия любовью неизвестно, а ограничивать себя я не очень люблю.

   -Потерпишь! А не потерпишь, будешь бедный, - сразу предупредила я. - Лишу всего и надолго! Понял?

   -Понял, - он громко рассмеялся, но тут же нахмурился и уныло сказал: - Но один раз придётся потерпеть тебе. Это необходимо для дела.

   -В каком смысле? Что потерпеть?

   -Другую женщину в моей постели.

   -Что? Ты вообще оборзел! - возмущённо воскликнула я, садясь в кровати. - Мало того, что собираешься изменять мне, так ещё и ставишь в известность! Плюс, просишь потерпеть! Ну и нахал!

   -По-другому я не подберусь к Королеве, - мрачно произнёс он. - Остаться с ней наедине я могу только в её спальне. Хотя может и получится избежать с ней секса. Если она захочет развлечься ближе к рассвету, то до постели мы и не дойдём. А вот если она решит начать пораньше, то придётся заниматься с ней сексом. И, между прочим, я мог бы тебе не рассказывать об этом, но хочу быть предельно честным.

   -Весь твой план завязан на сексе с Королевой? - ошеломлённо спросила я.

   -Да. Я же тебе говорил, пока рядом её охранники, шансов убить её, нет. Только наедине я могу это сделать.

   -А с чего ты взял, что Королева захочет с тобой переспать? - фыркнув, спросила я. - Может она будет не в настроении! Или она заинтересована в ком-то другом, а не в тебе? Или ты уже спал с ней до этого? - прищурившись, я наблюдала за Крассом, испытывая ревность.

   -Я не просто с ней спал, а был её игрушкой, когда был человеком, - он поморщился, произнеся это. - Именно она изъявила желание, чтобы Король сделал меня вампиром. Да и потом мы долгое время являлись любовниками. А сейчас время от времени мы проводим с ней ночи. Так что в её спальню я попаду.

   -Да? А когда ты уезжал перед этим, ты тоже в её спальню попадал? - небрежно спросила я, чувствуя, как внутри всё закипает от ярости.

   -Ого, а ты у нас ревнивая! - Красс заулыбался. - Могу тебя успокоить - не попадал! Мы с ней давно не спали.

   -Я не ревнивая, - запротестовала я, но он меня оборвал.

   -Ага, просто не любишь делиться своим! Я это тоже так называл. Но после того как встретил тебя, понял что это ревность.

   -Ладно, ревность, - с недовольством согласилась я. - И один раз я потерплю, если это надо для дела.

   -Спасибо, и обещаю, что мне не понравится, если дело дойдёт до кровати, - прижав к себе, он нежно поцеловал меня. - Я хочу только тебя и только с тобой мне настолько хорошо, что другие уже не интересуют.

   -Надеюсь, - я вздохнула, а потом ехидно добавила: - И кстати, а с чего ты взял, что она захочет тебя в этот раз? Что если у тебя ничего не получится?

   -У меня всегда, всё получается, - самоуверенно заявил он.

   -Фу, иногда твоя самонадеянность здорово меня бесит, - ворчливо бросила я.

   -Вот и будешь меня много столетий исправлять. Смотришь, лет через пятьсот я стану милым, покорным, ласковым плюшевым медвежонком.

   -Сомневаюсь, - я смерила его скептичным взглядом. - Такого как ты и через тысячу лет не исправишь. Но обещаю, что буду очень стараться!

   -Договорились, - весело сказал он. - А теперь у меня будет просьба - постарайся устроить хороший скандал, когда приедет Гурко.

   -Зачем?

   -Чтобы я убил тебя, - лицо Красса стало серьёзным, и он с раскаянием посмотрел на меня. - Понимаешь, все видят, что я изменился, и никто не поверит, что я просто потерял к тебе интерес. Единственный вариант убить тебя не вызвав никаких подозрений, это совершить всё в пылу скандала. Мы же все очень эмоциональны и не сдержанны, поэтому такой вариант все примут.

   -Хорошо, - запинаясь, ответила я, и сердце бешено застучало в груди.

   -Не бойся, - ласково прошептал он. - Больно не будет, обещаю.

   -Верю, - ответила я, стараясь не паниковать, а потом с нервным смешком добавила: - Блин, я белые тапочки себе не погладила.

   -Поцелуй меня и забудь про тапочки, - попросил Красс. - Хочу тебя ещё раз, пока Гурко не прикатил.

   Но только я прильнула к нему, как он напрягся и недовольно поморщился:

   -Не успеем. Гурко через минуту въедет во двор. Его машина уже возле ворот. Лучше начать сейчас скандалить.

   -Прямо сейчас? Х-хорошо, - меня снова охватил страх.

   Красс тем временем поднялся и, одевшись, протянул мне халат.

   -Начинай, - скомандовал он. - Но из комнаты не выходи, пока не дам команды, поняла?

   Я кивнула и, набросив халат, глубоко вздохнула, а потом закричала:

   -Мерзавец! Ты меня уже достал! Сколько можно! Мне надоело притворяться! Я устала исполнять все твои прихоти! Этого я точно делать не буду!

   -Ты будешь делать всё, что я хочу! - властно произнёс он. - И будешь исполнять любую мою прихоть! Ты здесь именно для этого!

   -Да неужели! А если не буду, ты что, меня заставишь?

   -Заставлю!

   -Интересно как?

   -Могу тебя голодом морить, пока не одумаешься, а могу и силу применить. Тебя хоть раз надо выпороть, чтобы ты знала, где твоё место и кто ты здесь такая!

   -Только попробуй пальцем ко мне притронуться ублюдок, я твою жизнь превращу в ад!

   -Ты - в ад? Не смеши меня! Кто ты и кто я? Да я тебя одним ногтём придавлю и не замечу!

   -Знаешь, иголка тоже маленькая, а если попадает под ноготь, то может причинить сильную боль! Так что советую свои ногти держать подальше от меня!

   -Ну всё, ты меня достала! Я с тобой нянчился месяц, и мне надоело! - крикнул он, а потом тихо добавил: - Завизжи, брось в меня светильником, а потом выбегай из комнаты и беги вниз по лестнице.

   Кивнув, я изо всех сил завизжала и, схватив ночник с прикроватной тумбы, бросила его в стену. Осколки абажура со звоном разлетелись в стороны, и я бросилась к дверям, слыша за спиной разъярённый рёв Красса.

   -Сука! Тебе конец! Ты допрыгалась! Держите эту тварь!

   Быстро спускаясь по лестнице, я оглядывалась, и мне на самом деле было страшно, потому что понимала, что когда Красс нагонит меня, мне уже недолго останется быть человеком.

   -Куда?! - непонятно откуда выскочил Гурко и схватил меня за талию.

   -Отпусти! - завизжала я и начала вырываться.

   -Дай мне эту сучку! - рядом с нами появился Красс, и я обмерла, глядя на его окровавленное лицо. - Ты сейчас у меня ответишь за все свои выбрыки! И будешь, как миленькая исполнять мои приказы!

   Схватив меня в охапку, он взметнулся верх по лестнице, и мы снова оказались в комнате.

   -Молодец! - прошептал он и поцеловал меня, а потом громко добавил: - Давно стоило тебя поучить уму-разуму! - и снова перейдя на шёпот, сказал: - Кричи.

   Я послушно закричала и мне тут же на лицо легла его ладонь, а он зашептал:

   -Ты продолжай пытаться кричать, а я сейчас укушу себя за запястье, и ты выпьешь моей крови, а потом сделаю небольшой разрез у тебя на руке.

   И не дав мне опомниться, укусил себя за запястье и, убрав ладонь от моего рта, поднёс к губам вторую руку. Хватая ртом воздух, я боялась пошевелиться и с ужасом смотрела на рану.

   -Пей! - тихо приказал он и громко закричал: - Ну что, так нравится? Заткнулась наконец-то? И ты не посмеешь больше открыть рот, если я не дам тебе команду! - а затем снова перешёл на шёпот: - Аглая, пей же! Рана скоро заживёт. Прошу тебя!

   Как робот, я наклонилась и сделала пару глотков, чувствуя, как внутри всё протестует, но всё же проглотила кровь.

   -Молодец! - Красс улыбнулся, а потом быстро провел языком по моему запястью и, укусив его, прижал к своему. - Люблю тебя!

   -И я тебя люблю, - промямлила я, чувствуя растерянность от того, что всё так быстро происходит.

   -До скорой встречи, любимая, - обняв, он поцеловал меня, а потом я погрузилась во тьму...

12

 Красс.

   Гроб с Аглаей опустили в землю, и первая горсть земли с глухим стуком упала на него. "Не думал, что мне будет так тяжело! Хоть и знаю, что скоро увижу её, а всё равно не по себе".

   Меня до сих пор бросало в дрожь от воспоминаний, как Аглая обмякла у меня на руках, когда я свернул её шею, и долго не мог заставить себя отпустить её тело, держа его на руках, пока оно остывало. А потом сутки не мог заставить себя отойти от неё, пока её готовили к похоронам.

   "Если бы я не знал, что она придёт в себя, я бы точно сошёл с ума. Надо её оберегать от всего! Не желаю переживать её смерть!" - подумал я.

   -Красс, не понимаю, зачем тебе эти похороны. Ну, подумаешь, нечаянно убил её. Делов-то, она же просто игрушка, - тихо произнёс Гурко. - Эти человеческие обряды не имеют смысла. Гробы, одевания, расчёсывания - это глупость. Ты вот, например, только расстроился из-за всего этого.

   -Это последняя дань уважения тем, кто был интересен нам, - холодно ответил я.

   -Слушай, если тебе так нравилось дрессировать её, я могу заняться поисками похожей на неё, и дать нужные установки. Думаю, её копию найти не сложно. Большая часть блондинок на одно лицо.

   Услышав это, меня охватило жгучее желание сломать шею своему помощнику. "Идиот, думает, что дело в типе внешности и характере. Такой, как Аглая - нет, и не будет больше. Только она может доставать так, что хочется не убить её, а любить. И только она, с внешностью типичной блондинки, может так мило смотреться растрёпанной и не накрашенной, и так смешно морщить лоб и кривляться".

   -Нет, блондинки мне надоели, - вслух ответил я. - В этот раз возьму себе какую-нибудь рыжую или брюнетку для разнообразия.

   -Отобрать тебе на выбор кого-нибудь или сам этим займёшься?

   -Сам.

   -Хорошо. И знаешь, я рад, что ты нечаянно придушил её. В последнее время ты как-то изменился, и я уже начал думать чёрт знает что...

   -Что, например? - сухо спросил я.

   -Ну, что она нравится тебе, - Гурко нерешительно посмотрел на меня. - Ты терпел все её выходки, а это не в твоём характере. Но я рад, что ты уже подумываешь о новой игрушке. Только вот всё же не понимаю, зачем ты всё это с похоронами затеял? Сожгли бы её в крематории, как остальных.

   -Я должен перед тобой отчитываться, почему я хочу сделать так, а не иначе? - вкрадчиво спросил я, теряя терпение.

   -Красс, нет, конечно! - он тут же пошёл на попятную. - Я просто так спросил.

   -Будешь просто так спрашивать и рот открывать, когда тебя не просят, я тебя самого в крематорий отправлю, - процедил я. - Пошёл вон.

   Он моментально скрылся, оставив меня одного, а я ещё долго не мог заставить себя пошевелиться и смотрел, как закапывают гроб. "Завтра, как только стемнеет, приеду и выкопаю Аглаю. Даже ночи ждать не буду" - решил я. "Иначе свихнусь от переживаний за неё. Только когда она рядом, я могу нормально жить".

   Следующие сутки стали настоящим испытанием на прочность. Дом без Аглаи казался пустым и холодным, и я не мог заставить себя хоть на чём-то сосредоточиться и постоянно думал о ней, лежащей в гробу под землёй. Поняв, что бесполезно чем-то пытаться себя отвлечь, я закрылся в спальне, и улёгся на кровать. Постельное бельё и одежда впитали её аромат, и это хоть как-то давало мне ощущение её присутствия.

   Закрыв глаза, я говорил себе, что она рядом и тихонько спит, или вышла на пару минут из комнаты, и пытался представить, какой она станет после обращения.

   То, что она станет ещё прекрасней, и так было ясно. Но мне не терпелось посмотреть, насколько красива она станет. "А вот с характером я уже сейчас точно могу сказать - мне придётся мириться. Аглая и раньше не сильно сдерживала свои эмоции, а сейчас и подавно не будет этого делать. Но с другой стороны - её импульсивность и несдержанность, своеобразный плюс. Только она так упорно может доказывать свою точку зрения и упираться, после чего так приятно мириться с ней. А уж когда дело касается постели, здесь ей вообще нет равных. Темперамент бешенный!". Я улыбнулся, вспомнив всё то, что она вытворяла со мной в последний раз. "Когда хочет, может быть такой выдумщицей! Даже страшно представить, что она будет выделывать, когда станет вампиром! Будет моей ненасытной чертовкой!". В голове уже начали вырисовываться картинки будущих утех, и я ощутил лёгкое возбуждение.

   "Надо срочно притормозить! Мне ещё, после того, как я её выкопаю, минимум сутки ждать, пока она придёт в себя. Да и обратить до конца необходимо..." - внутри всё заледенело от этой мысли. Последний этап в обращении был самый болезненный и я ощутил страх, не зная, как смогу пережить мучения Аглаи. "Но по-другому нельзя. Зато потом она будет рядом, и я перестану трястись, что с её человеческим телом что-нибудь случится. Она станет практически неуязвима".

   Когда на улице наконец-то потемнело, я быстро оделся и поехал на кладбище. Лопата у меня припасена заранее, и оказавшись на месте, я приступил к раскапыванию могилы. Так как мы терпеть не могли запах разлагающихся тел и обходили кладбища стороной, я мог не опасаться, что меня кто-то застанет за этим делом.

   Желая поскорее добраться до Аглаи, я быстро работал лопатой и не позволял себе ни на секунду остановиться. А когда добрался до крышки гроба впервые с момента её смерти, улыбнулся.

   -Иди сюда, родная, - пробормотал я, открывая крышку и беря её на руки. - Я же обещал, что ты и суток в земле не пролежишь.

   Прижав её к себе, я всматривался в любимые черты, и на душе стало спокойно. "Вот вляпался! Даже суток без неё уже не могу прожить. Кому расскажи - не поверят!" - с усмешкой думал я, выбираясь из могилы.

   Аккуратно уложив Аглаю на заднее сиденье автомобиля, я вернулся назад и стал закапывать могилу. Но в этот раз работа шла медленнее, потому что я постоянно отвлекался и посматривал на машину. "Вот чего постоянно оглядываться? Аглая ещё сутки будет без сознания. Давай, работай! Потом ею налюбуешься. Сейчас только драгоценное время теряешь. Быстрее закопаешь могилу, больше времени проведёшь с ней до рассвета" - говорил я себе, с усердием работая лопатой.

   Закопав могилу, я оглянулся вокруг и довольно улыбнулся. "Всё вроде на местах и следов повторного раскапывания и закапывания нет" - подумал я и, бросив лопату в багажник, сел в машину.

   -А теперь поехали в твоё гнёздышко! - я с любовью посмотрел на Аглаю.

   В виду того, что людей мы согнали в большие общежития, много домов сейчас пустовало и мне не составило труда найти небольшой, но уютный домик для Аглаи в одном из бывших садовых товариществ. Оно располагалось достаточно далеко от Москвы, но близко к моему дому, а самым главным являлось то, что в такие товарищества молодые вампиры не заезжали. Так как домики были маленькие, и было много свободного пространства, молодняк не жаловал такие места для развлечений, предпочитая бывшие небольшие подмосковные города, где плотность застройки выше, и соответственно было интереснее гонять привезённых из города людей, для оттачивания своих охотничьих навыков. А для меня сейчас самым важным было, чтобы до пробуждения, Аглаю не обнаружили и не беспокоили.

   -Сейчас приедем, и я удобно устрою тебя. Домик хоть и одноэтажный, но там есть всё необходимое - и автономное отопление, и вода, и даже камин, а в спальне огромная кровать. Прислуга и первая жертва тоже уже ожидают, так что думаю, тебе понравится твоё временное жилище, - приговаривал я, ведя машину и поглядывая на заднее сиденье.

   Через двадцать минут я остановился перед нужным домом и мне тут же открыли двери. Парень, которого я выбрал для полного обращения Аглаи подошёл к машине и хотел забрать её, чтобы занести в дом, но я отодвинул его в сторону и, взяв её, направился в дом.

   -Вот ты и дома, - я улыбнулся, укладывая её в кровать.

   -Господин желает, чтобы мы искупали госпожу? - спросила девушка, которую я выбрал в помощницы.

   -Нет, я сам. Просто принеси воды и полотенца, - приказал я и принялся снимать одежду с Аглаи.

   Пока я раскапывал могилу и доставал Аглаю, а потом снова закапывал могилу, то сильно испачкал нас обоих, поэтому не мешало привести и себя, и её в порядок.

   "Как раз и время быстрее пройдёт. Лучше чем-то полезным заняться, чем сидеть в кресле или наматывать круги по комнате".

   Когда девушка всё принесла, я намочил полотенце и начал аккуратно стирать грязь с лица Аглаи, а затем обтёр её полностью и уложил под одеяло.

   -А теперь не мешало бы заняться и собой, - пробормотал я и, осмотрев себя поморщился. - Тут без душа не обойтись.

   Стоя под душем, я в очередной раз прокручивал весь план в голове, ища в нём слабые места. "Необходимо предусмотреть абсолютно всё, чтобы потом быстро уйти и больше не расставаться с Аглаей. А главное полностью её обезопасить от всяких угроз. Мне хватило и последних двух суток, чтобы в полной мере почувствовать - каково это жить без неё. А ведь ещё и сегодня к утру придётся возвращаться домой, чтобы приближённые ничего не заподозрили. Или всё же остаться с ней?". Аглаю ужасно не хотелось бросать сейчас одну, и я задумался. " Вроде и претор, и никому не должен отчитываться, а всё равно нельзя назвать это полной свободой. Гурко и так, по-моему, всполошился, когда я решил похоронить Аглаю, а не сжечь её в крематории, как мы делаем это со всеми трупами. Он точно будет сейчас держать ухо востро. И если я не заявлюсь домой к утру, будет стараться узнать, где я был. Или вообще позвонит мне и придумает какой-нибудь повод для встречи. Для него не проблема посадить за руль человека и приказать отвезти в нужное место, а я не могу отсюда выехать при свете дня, а водителя было опасно брать. Нет, лучше не рисковать и уехать, чтобы не поставить весь план под удар. Если хоть кто-нибудь узнает, что я обращаю Аглаю, нам не выжить. Королева немедленно отдаст приказ о нашем уничтожении. Лучше день провести в разлуке с ней, чем попрощаться с жизнью" - сказал я себе и, выключив воду, начал вытираться.

   Вернувшись в комнату, я оделся в чистую одежду, которую заранее привёз и для себя, и для Аглаи, а потом улёгся на кровать и, улыбнувшись, протянул руку. Проводя пальцами по её щеке, очерчивая изгиб бровей и контур губ, я чувствовал прохладу её кожи и испытывал радость от того, что скоро она станет вампиром.

   "Как же рядом с ней хорошо и спокойно. Раньше я как будто существовал наполовину, и меня всё вполне устраивало, но когда появилась она, всё резко изменилось, и только сейчас я могу сказать, что начал полноценно жить" - подумал я, чувствуя, как меня охватывает сонливость.

   "Пожалуй, стоит поспать. А то сначала похороны, а затем сегодняшнее ожидание забрали много сил, а завтра ночка будет адской и надо хорошо отдохнуть, чтобы потом успокаивать Аглаю, когда она будет биться в агонии" - решил я.

   Проснулся я за час до рассвета и, поцеловав Аглаю в лоб, поспешил вернуться домой. Там меня уже поджидал Гурко и я порадовался, что нашёл в себе силы вернуться, потому что он был с водителем. "Он точно что-то заподозрил. Прикатил под утро, да ещё и с человеком. Он явно собирался направиться на мои поиски".

   -Я объездил весь город в поисках тебя, - произнёс он.

   -Зачем? - небрежно спросил я.

   -Тут кое-какие вопросы накопились, а я не мог тебя найти.

   -Я выбирал себе новую игрушку. Попробовал трёх девиц, но что-то они меня не впечатлили. Какие-то все пресные, зажатые и скучные, - презрительно ответил я. - Какие там вопросы у тебя накопились?

   -Вот, - он протянул мне папку. - Здесь соглашение с нашими Европейскими и Зауральскими соседями. Я подумал, что ты захочешь их просмотреть и внести правки. А также у нас возникли кое-какие проблемы в Тольятти. В докладе от наместника всё написано.

   Открыв папку, я начал просматривать документы. "Гурко точно что-то заподозрил и это просто повод. Ну ничего, я у тебя сейчас раз и навсегда отобью желание шпионить за мной!".

   -Что это? И ради этого ты меня искал? - раздражённо спросил я. - Соглашения с нашими соседями ещё в начальной стадии разработке, а ты мне его уже суёшь для ознакомления? Да здесь закреплено всё то, о чём я с ними лично договаривался! Ты что хочешь, чтобы я прописывал и мелкие детали? То есть я должен сейчас лично позвонить помощникам соседних преторов и обсудить всё с ними? - я начал угрожающе надвигаться на своего помощника. - А нахера тогда ты мне нужен? Это твоя обязанность обсуждать каждый пункт, а я уже буду смотреть конечный вариант! Инструкции я тебе уже давал! Или ты по своей тупости забыл их?

   -Красс... Претор, простите! Я думал...

   -Ты думал? Да ты вообще не думаешь, как я посмотрю! - зло процедил я и, вытащив из папки доклад наместника, бросил его в лицо Гурко. - А что это вообще такое?! Я что теперь должен заниматься докладом каждого наместника? Ещё раз спрашиваю - а ты для чего мне? Или ты перестал справляться со своими обязанностями? Тогда я быстро найду тебе замену!

   -Претор Красс... извините... - запинаясь, произнёс он и подобрал листок. - Я думал, что вы захотите отвлечься после... Ну после всего того, что случилось с вашей игрушкой. И думал, что захотите погрузиться более плотно в работу.

   -Я и отвлекался, выбирая себе новую игрушку! А заодно и погружался в них! - заорал я. - Ещё раз побеспокоишь меня по таким пустякам, я буду отвлекаться, медленно убивая тебя, понял?

   -Понял, претор Красс, - помощник смиренно склонил голову. - Разрешите идти?

   -Да, - презрительно бросил я и, развернувшись, направился в свой кабинет.

   "Теперь он долго будет бояться лишний раз позвонить мне или приехать" - самодовольно подумал я. "Посмотри-ка, думает, что если я терпел выходки Аглаи, то и с другими я стану добреньким? Нет, только с ней я готов быть нежным и терпеливым, а остальных это не касается!".

   До самого вечера я сидел в своём кабинете и занимался текущими вопросами, а затем вызвал к себе одну из горничных и, утолив ею голод, пошёл переодеваться. После утреннего разгона в доме стояла тишина и мне вообще старались не попадаться на глаза. "Все меня таким бояться, но только не Аглая!". Вспомнив, как она принимала воинственную стойку, если я начинал злиться, и сопротивлялась мне, я улыбнулся. "Пигалица, а гонору на трёх меня хватит!" - меня начал душить смех, когда я вспомнил, как она огрызалась. "Но в тоже время, она как никто умеет быть нежной, ласковой и послушной, когда на неё не давишь".

   Меня начало охватывать нетерпение, и хотелось как можно быстрее увидеть её, поэтому быстро переодевшись, я выбежал в гараж и сел в машину.

   Дорогу к домику я преодолел в рекордные сроки и, оказавшись возле него, уже через пару секунд стоял на пороге.

   -Как госпожа? Ещё не пришла в себя? - спросил я, когда горничная открыла дверь.

   -Очнулась десять минут назад, - услышал я в ответ.

   "Чёрт! Не успел! А так хотелось видеть, как она просыпается!" - с сожалением подумал я и прошёл в спальню.

   Аглая сидела на кровати, и когда я вошёл, радостно улыбнулась.

   -Красс! Наконец-то! Я тут встать без тебя боюсь и не знаю чего мне вообще ожидать, - стеснительно произнесла она. - Всё вокруг такое яркое, и так хочется всё потрогать и понюхать!

   -Прости! Не рассчитал время. Думал, что у меня ещё час есть, - с раскаянием произнёс я и сев на край кровати, поцеловал её. - Как ты себя чувствуешь?

   -Ммм, как приятно, - пробормотала она и притронулась к своим губам. - А ещё раз поцелуй!

   -Ага, а я же тебе говорил, что мы стараемся как можно чаще повторять всё то, что нам приносит удовольствие, - со смешком сказал я и, устроившись на кровати, прижал её к себе. - Ты уже попалась на крючок, радость моя!

   Наклонившись, я стал целовать её, испытывая невыразимое счастье от того, что снова могут наслаждаться вкусом её губ. В первые секунды Аглая замерла, а потом, обхватив меня за шею, начала со страстью отвечать на поцелуй. "Ох, и нелёгкая жизнь меня ждёт в будущем! Сексуально озабоченная вампирочка с буйным нравом будет каждый мой день делать незабываемым, уж это точно" - весело подумал я.

   Тем временем она просуну руку мне под футболку и начала возбуждающе водить пальчиками по коже, и я застонал от удовольствия.

   -Хочу тебя, - пробормотала Аглая и потянулась к поясу на джинсах.

   -Нет, - твёрдо сказал я и перехватил её руку. - Нельзя сейчас.

   -А я хочу, - упрямо повторила она и громко засопела, пытаясь вырвать руку. - Разочек можно! Ощущения необыкновенные и я хочу испытать всё до конца!

   -Нет, моя радость, нельзя, - уныло ответил я и тяжело вздохнул, потому что и сам бы сейчас с большим удовольствием занялся с ней любовью. - Только после обращения это можно делать.

   -Почему? Я чувствую себя превосходно! Красс, ну пожалуйста! Давай один разочек, по быстренькому! - она умоляюще посмотрела на меня. - Ты говорил, что полное обращение болезненное, и мне страшновато, а полученное удовольствие поможет мне легче его пережить.

   -Нет. Аглая, пойми ты сейчас не человек уже, но и не вампир. И держишься только на моей крови, которая попала к тебе в организм перед смертью. Она сейчас предаёт тебе жизненной энергии, но эту энергию надо расходовать очень аккуратно. А занятие любовью забирает силы, и ты в любой момент можешь умереть.

   -Свинство! Поманил конфеткой, а потом кукиш показал, - пробурчала она и поморщилась. - Тогда не лезь ко мне больше с поцелуями.

   -Прости. Обещаю, что потом всё компенсирую. Получишь вместо одной конфетки целую конфетную фабрику, - весело ответил я, и поцеловал её в лоб.

   -Ты опять! Отойди вообще! Нельзя, а сам провоцирует. Тоже мне кондитер-любитель, - прошипела она. - А встать-то можно?

   -Можно. Попробуй походить, потрогай вещи, - посоветовал я, прекрасно понимая, что испытывает Аглая.

   "Как раз и отвлечётся. Сейчас все чувства и ощущения обострились, и сразу к такому привыкнуть нельзя. На это уходят недели, а то и месяцы. Я после обращения вообще неделю ходил, как оглушённый и не мог сосредоточиться на чём-нибудь одном. А уж когда попробовал секс, то готов был заниматься им сутками, поэтому сейчас никак нельзя заниматься любовью с ней. Она просто не сможет остановиться и взять контроль над собой" - подумал я, наблюдая, как она осторожно встаёт и делает первые шаги.

   -Такое всё странное. Как-то необычно пахнет вокруг и вещи совсем другие на ощупь, - удивлённо сказала она, притрагиваясь к одеялу, а потом к спинке кровати.

   -Ты стала более чувствительна, - пояснил я. - Правда, должен тебя сразу предупредить, не всё может нравиться. Иногда запахи бывают слишком резкими, а ткань слишком грубой, но со временем ты научишься не обращать на это внимание.

   -Ясно, - пробормотала она, а затем неожиданно подпрыгнула и звонко рассмеялась. - Прелесть какая! Тело кажется одновременно и невесомым, и переполненным силой!

   -Эй, ты поаккуратней! - испуганно попросил я, видя, как она подпрыгивает второй раз, а затем третий. - Не забывай про энергию.

   Вообще-то некоторые люди до суток могли держаться на переходном этапе, но страх за Аглаю был настолько силён, что я предпочитал, чтобы она двигалась осторожно и медленно, экономя силы.

   -Во мне полно энергии! Я даже тебя, наверное, могу сейчас поднять! - пропела она и, подбежав, обхватила меня руками, а затем оторвала от пола.

   -Аглая, немедленно прекрати! - скомандовал я. - Поставь меня и успокойся! Береги силы!

   -Какой ты зануда! Мне хорошо, а ты всё портишь! Деспот! - сказала она, поставив меня на пол и показав язык, отбежала в другой конец комнаты.

   Там она начала брать с полки всякие сувениры и безделушки, оставшиеся от прежних хозяев, и увлечённо принялась их ощупывать и обнюхивать. "Необходимо как можно быстрее окончательно обратить её. Это она ещё из спальни не выходила, а я уже успокоить её не могу. Представляю, как она на улице начнёт метаться и всё пробовать на ощупь, а то и по деревьям начнёт прыгать, проверяя свою силу и ловкость. Её сейчас только одно может отвлечь - запах крови".

   Тихо выйдя из комнаты, я нашёл парня, выбранного для обращения, и поманил его к себе. Он безропотно подошёл и, взяв его за руку, я впился клыками в запястье, чтобы пустить кровь.

   -Через тридцать секунд зайдёшь в спальню, - приказал я, и он с готовностью кивнул.

   Вернувшись в спальню, я обнаружил Аглаю возле шкафа. Продолжая всё с интересом ощупывать, она перебирала вещи, и часть уже успела выбросить на кровать.

   -Хочу выйти на улицу, - пояснила она, когда я вопросительно посмотрел на кучку одежды. - Там, наверное, ещё интереснее и...

   Договорить она не успела, потому что парень зашёл в комнату, и Аглая оцепенела, ощутив запах крови.

   -Родная, давай ты сначала полностью пройдёшь обращение, а потом мы уже будет гулять по улице, и ты будешь резвиться сколько хочешь, обещаю, - попросил я, подойдя к ней.

   -Обращение... - прошептала она и втянула носом воздух. - А может позже? Мне страшно.

   -Понимаю. Мне тоже страшно и больно от того, что тебе предстоят мучения, но этого не избежать, - мрачно произнёс я. - Зато потом мы всегда будем вместе, и ты будешь делать всё, что хочешь.

   -Вместе...

   Она вся сжалась, и я понял, что лучше не тянуть. "Чем дольше медлить, тем больше она будет паниковать" - подумал я и поманил парня к нам.

   Подойдя, он протянул окровавленную руку, и Аглая дёрнулась, собираясь убежать, но я взял её за плечи и зашептал на ухо:

   -Не бойся. Попей чуть-чуть крови. Сделай хотя бы три-четыре глотка. Этого хватит для того, чтобы началось обращение.

   -Ты же рядом будешь, да? Не бросишь меня здесь одну? - жалобно спросила она и посмотрела мне в глаза.

   -Я никогда тебя не брошу. Ни сейчас, ни в будущем. Мы через всё пройдём вместе, и я всегда буду помогать тебе и оберегать, - пообещал я и, наклонившись, поцеловал её, а потом сразу взял парня за руку и поднёс её ко рту Аглаи. - Пей!

   Она громко сглотнула, закрыла глаза и нерешительно припала к ране губами.

   -Молодец! Пей, не бойся! - подбадривал я, хотя знал, что в этом уже нет необходимости, потому что сложно только первый раз заставить себя выпить кровь, а потом уже входишь во вкус.

   Первые глотки получились маленькими, и я чувствовал, как она напряжена, но уже через минуту Аглая расслабилась и, начав делать глотки больше, взяла парня за руку.

   -Умница моя, - ласково прошептал я, радуясь, что ей понравилась кровь.

   Но тут же понял свою ошибку - после моих слов Аглая отшатнулась от парня и снова вся сжалась. "Кретин! Она забылась и наслаждалась вкусом крови, а ты испугал её" - зло подумал я.

   -Ты хорошо себя чувствуешь? - она с раскаянием посмотрела на парня, а потом беспомощно оглянулась на меня, когда он ничего не ответил, и прошептала: - Я много выпила, да?

   -Нет. Ты же видишь, он стоит на ногах и с ним всё хорошо, - успокаивающе произнёс я и жестом приказал парню удалиться.

   -Надо контролировать себя. Не хочу убивать людей.

   -Ты и не будешь никого убивать, - заверил я, прижимая её к себе. - А теперь скажи мне, что ты ощущаешь?

   -Ничего, вроде... - она начала прислушиваться к себе. - Точно, вроде никакой боли нет и всё нормально.

   -Вот и хорошо, - я ободряюще улыбнулся, хотя понимал, что рано или поздно боль обращения даст о себе знать. - Но давай всё же спокойно посидим, а не будем бегать по дому. Хочу обнять тебя и наслаждаться тем, что ты рядом.

   -Давай посидим спокойно, - согласилась она и тоже улыбнулась мне.

   Подхватив Аглаю на руки, я направился к кровати и, уложив её, устроился рядом, неотрывно наблюдая за ней, а она весело спросила:

   -Слушай, а может меня пронесёт? Я же не поддаюсь внушению, поэтому могу и боли не испытывать.

   В памяти всплыли неясные обрывки моего обращения и виденные не раз обращения других, и хотя я знал, что боль всё же будет, решил соврать. "Она ещё натерпится, и лучше не вселять в неё страх заранее".

   -Может и пронести. Я бы очень этого хотел. Если бы можно было забрать эту боль у тебя, я бы обязательно это сделала.

   -Красс, ты иногда такой душка, что я совсем не понимаю за что мне такое счастье, - она кротко посмотрела на меня, но тут же дерзко добавила: - Но иногда такая сволочь, что мне придушить тебя хочется!

   -Поверь, это взаимно, - рассмеявшись, ответил я. - Мне иногда так и хочется отходить тебя ремнём по пятой точке, чтобы поменьше огрызалась.

   Однако уже через секунду улыбка исчезла с лица, потому что Аглая замерла, испуганно глядя на меня, а потом содрогнулась и застонала. И тут началось то, чего я так боялся. Её начало бить мелкой дрожью и она, тяжело задышав, выгнулась, а потом схватила меня за руку.

   -Красс... мне больно...

   -Знаю, родная. Потерпи, - умоляюще произнёс я, прижав её к себе.

   Я чувствовал, как она вся напряглась, и тело затрясло ещё сильнее. Сжав зубы, она старалась не стонать, но я понимал, что долго она не продержится.

   -Если тебе станет от этого легче, кричи и...

   Закончить фразу я не успел, потому что Аглая резко выгнулась, внутри неё что-то щёлкнуло, и она закричала. "Будь проклята эта красота! Это ради неё мы все терпим эти муки!" - с яростью подумал я, стараясь удержать Аглаю, бьющуюся в моих руках. "У неё прекрасное телосложение и не надо ничего менять! Зачем её так мучить?" - зло спрашивал я непонятно у кого.

   -Это скоро кончится, обещаю, - заверил я, испытывая невероятную боль от того, что моя любимая сейчас испытывает адские муки.

   Но адские муки были ещё впереди. Спустя пятнадцать минут её скелет начал полностью перестраиваться и кости хрустели и щёлкали так, что мне хотелось выть от ужаса, а Аглая уже не просто кричала, а на невероятно высоких тонах издавала такой звук, что я ощущал боль в ушах.

   Прижимая к себе её тело, бьющееся в агонии, я что-то умоляюще шептал ей и проклинал всех на свете, за то, что ей приходится это переносить. Мне казалось, что она не выдержит этого и я ощущал панику, боясь, что она умрёт и начал проклинать уже себя, за то, что подверг её этому испытанию. "Я эгоист! Мне жизнь, видите ли, нравится. Думаю только о себе! Лучше бы оставил Аглаю человеком, и когда бы она умерла, ушёл бы следом за ней! Так нет же! Мне подавай всё и сразу! Это из-за моей прихоти она сейчас так мучается".

   А через полтора часа я уже перешёл от угроз и самобичевания, к мольбам. "Ну почему так медленно идёт время?! Пусть это всё поскорее закончится! Не надо над ней так издеваться! Пожалуйста!" - шептал я, не выпускаю из рук Аглаю. "Она же хрупкая женщина и может не вынести этого! Пошла к чёрту эта идеальная красота и совершенное телосложение! Мне и так в ней всё нравится!". Но меня естественно никто не слышал, и внешние изменения продолжались и были уже заметны - лицо чуть вытянулось, кожа стала атласной, а маленькие морщинки на лбу полностью разгладились. Глаза приобрели миндалевидный разрез, носик стал безукоризненно прямым, а губы чуть более пухлыми. Изменения коснулись также тела, и теперь моя Аглая имела тонкую талию, узкие бедра и очень аппетитную грудь.

   "Красавица будет, это ясно, но пошла к чёрту эта красота, дающаяся в таких муках! Когда всё это прекратится? Сил больше нет смотреть на то, как она страдает!". Чувствуя неимоверную усталость, я продолжал держать Аглаю и хотел только одного - чтобы всё закончилось.

   И вот в конце второго часа она начала затихать, и через десять минут я наконец-то смог выдохнуть с облегчением.

   -Всё уже позади, - измученно прошептал я, вглядываясь ей в лицо. - Теперь ты одна из нас.

   Зная, что после всей этой экзекуции и мук, она от усталости проспит не меньше трёх часов, я осторожно уложил её в кровать и бессильно упал рядом. "После всего того, что она перенесла ради меня, я убью любого, кто даже косо посмотрит на неё. А уж человечество перед ней вообще в неоплатном долгу" - взяв её за руку, подумал я и провалился в сон.

13

   Аглая.

   Сидя в беседке возле домика, я ожидала приезда Красса, и с удовольствие вдыхала свежий воздух, наполненный ароматом осени. "А раньше я и половину всех запахов не чувствовала! Да и вообще все человеческие ощущения кажутся теперь какими-то скудными и неглубокими. Такое впечатление, что став вампиром, я сняла с глаз очки, мешающие мне смотреть ясным взглядом на мир, из ушей вытащила беруши, которые мешали мне вслушиваться в звуки, и избавилась от насморка, который мешал мне воспринимать все запахи. Да и тактильные ощущения совершенно другие. В общем-то, пока мне всё нравится. Не считая обращения, конечно же".

   С момента обращения прошла уже неделя, но я до сих пор с ужасом вспоминала его и всю ту адскую боль, которую пришлось перенести. Кости в прямом смысле ломались внутри, причиняя нестерпимую муку, потом заново срастаясь. И казалось, что я пылаю в огне, а каждое нервное окончание прижигают раскалёнными щипцами, чтобы усилить страдание. Красс говорил, что это длилось всего два часа, но мне казалось, что я мучаюсь годы.

   "Да уж, такое и врагу не пожелаешь" - я в очередной раз ощутила, как по телу прошла дрожь. "Будь я в полной мере человеком, я бы умерла от болевого шока. Но ведь я по сути мертвец, и умереть от такого уже не могу ... Хотя какой я мертвец! Сейчас я себя чувствую, как никогда живой! Всё невероятно яркое, манящее, захватывающее! А эмоции просто захлёстывают! Особенно, когда Красс рядом" - я улыбнулась.

   Эмоции на самом деле били через край, и порой я не могла с собой совладать. Вернее я не могла контролировать себя в одном месте - в кровати. "Но это не самый плохой вариант" - успокаивала я себя. "Правда Красс, подлец, теперь обзывается. Ну да ладно, как-нибудь переживу. Главное, он даёт мне всё, что мне нужно и для людей я не опасна".

   Когда я ещё была человеком, то больше всего боялась, что не смогу контролировать свою жажду, но оказалось, что это довольно просто. Даже увлечённо наслаждаясь питьём крови, я на уровне подсознания всегда помнила, что передо мной живой человек и боялась причинить ему боль, поэтому умела вовремя остановиться. Единственное, меня несколько пугали мои аппетиты, но Красс говорил, что моя ненасытность, это следствие несдержанности в постели, и поэтому привёз в дом ещё двух людей. Теперь я могла, не бояться истощить своих доноров, и спокойно утоляла жажду.

   "Но всё же надо что-то с этим делать. Сейчас-то я могу спокойно пить кровь у людей, а вот когда мы претворим свой план в жизнь, и вампиры вымрут, кровь придётся пить очень аккуратно, чтобы люди не начали за нами охоту. Внушение вещь чудесная, но остаются ведь характерные раны от укусов. После того, как люди придут в себя, вампиров они уже не будут считать детской страшилкой и долго этого не забудут, а соответственно увидев раны, поймут, что кто-то из вампиров жив. Придётся что-нибудь придумывать, чтобы скрыть укусы. Например, маскировать их ожогами, или порезами" - я поморщилась от такой перспективы. "Но это лучше, чем убивать людей. А если я смогу держать себя в руках, то и меньше крови буду пить, тогда вообще сведу к минимуму риск нашего обнаружение. Только вот как держать себя в руках? Секс приносит такое удовольствие, что порой я ни о чём не могу думать, и чувствую себя какой-то ненормальной. Стоит Крассу появиться и поцеловать меня, как накатывает такое дикое желание, что кружится голова. И хотя он говорит, что это нормально, мне всё равно как-то неловко за свою необузданность. Мы даже разговаривать с ним нормально перестали. Стоит ему появиться, как я уже тащу его в кровать. Вот точно - сексиманушечка!".

   Это прозвище придумал для меня Красс, когда я его сутки не выпускала из постели, после того, как пришла в себя. Расшифровывалось оно примерно так - сексуальная маньячка-душечка, и оно здорово злило меня.

   "Гад, сам специально возбуждает меня, а потом и смеётся с этого! Вот сегодня возьму себя в руки, и не буду приставать к нему. Посмотрим, как он запрыгает" - решительно подумала я. "Ему самому не меньше нравится секс, а он так это преподносит, как будто я чуть ли не насилую его. Пусть знает, что я тоже умею посмеиваться над ним! Главное, сдержать себя!".

   Издалека донёсся шум машины, и я встала. "А вот и мой Красс! Наконец-то, а то я уже заждалась!" - я улыбнулась, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

   -Привет, моя радость! - выйдя из машины, он довольно улыбнулся. - Ты решила меня встретить на улице, чтобы прямо с порога начать?

   -Что начать? - невинно спросила я.

   -Что? Иди сюда, покажу, - игриво произнёс он и раскрыл объятия.

   "Ага, бегу и падаю! Нельзя к нему подходить, иначе сорвусь!" - пронеслось в голове.

   -Ой, милый, что-то у меня сегодня голова болит, - капризно ответила я и, усевшись на лавку, жалобно посмотрела на него.

   -Голова болит? Даже так? А давление не беспокоит? Ревматизм случайно не начался? Сердечко не пошаливает? - весело спросил он, подойдя ко мне.

   -Ой, ты знаешь и это тоже, - я картинно вздохнула. - Прямо на глазах разваливаюсь. Что делать, ума не приложу.

   -У меня есть одно хорошее лекарство. Пошли в дом, я тебя буду лечить, - он подмигнул мне и взял за руку.

   -В больничку хочешь поиграть? - стараясь не рассмеяться, спросила я.

   -Ага. Буду гинекологом-сексологом.

   -Тогда я, чур, патологоанатом! Только скальпели сейчас продезинфекцию и перчаточки резиновые надену, чтобы кровью не заляпаться!

   -Кровожадная моя! - Красс рассмеялся и, подняв меня с лавки, прижал к себе. - Я соскучился. Поцелуй меня.

   -Не буду, - пробубнила я, чувствуя, что уже испытываю возбуждение, глядя на него и вдыхая его аромат. - Не хочу.

   -Хочешь, и причём очень сильно, - самоуверенно произнёс он и, положив ладонь мне на затылок, впился в губы.

   По телу тут же разлилось тепло, и я чуть не застонала от удовольствия. Голова начала кружиться, а руками так и тянуло прикоснуться к Крассу и начать срывать с него одежду. "Надо держаться!" - скомандовала я себе, но тут же какой-то писклявый голос подленько вставил: "А может, завтра начнёшь проявлять выдержку? Сегодня можно расслабиться разочек". "Нет! Решила сегодня, значит сегодня. А то я так каждый вечер буду себя давать обещание, что завтра всё сделать" - решительно подумала я, и начала вырываться из рук Красса.

   -Ух ты, - он с шумом выдохнул и с гордостью посмотрел на меня. - Решила проявлять выдержку? Молодец! Буквально ещё вчера, и от менее страстного поцелуя ты превратилась в сексиманушечку и порвала на мне рубашку. А сегодня даже не застонала. Значит, можно начинать нашу основную операцию.

   -Не поняла, это что была проверка? - я с обидой на него посмотрела, испытывая желание снова порвать на нём рубашку и затащить в постель, как это происходило в предыдущие дни. Но в то же время чувствовала радость, что выдержала и не набросилась на Красса, давая волю своим желаниям.

   -Да, - он улыбнулся. - Видишь ли, я с некоторых пор стал собственником, причём очень ревнивым. И очень не хотел отпускать свою любимую одну по делам, потому что она заводится от простых прикосновений. Мало ли кто встретится ей на пути и нечаянно к ней прикоснётся, а мне тут мучайся и представляй эти сцены в ярких красках.

   -Фу, Красс! Ты думаешь, что если я изменяла Олегу с тобой, то я и от тебя налево бегать буду? Ну, спасибо! - я окинула его презрительным взглядом. - Отпусти меня немедленно!

   На место возбуждения тут же пришла обида, и мне захотелось расплакаться. Я начала вырываться, но он только сильнее прижал меня к себе и примирительно сказал:

   -Аглая, подожди, не обижайся. Я полностью доверяю тебе, но одновременно с этим помню, как вёл себя и что чувствовал. Ты вообще в этом плане умница. Я после того, как попробовал секс в теле вампира, три месяца ни о чём думать не мог. Королева чуть ли уже не пряталась от меня, а её служанки ходили с трудом. Тогда мне было всё равно кто подо мной - Королева, вампир или человек, и я не мог себя сдерживать. Поэтому боялся, что и ты можешь сорваться. Слишком много новых ощущений и они могут полностью захватывать, а мне просто голову сносит от мысли, что ты с кем-то может лечь в постель, кроме меня.

   -Вот это наглость! Нормально? Сначала возбуждает меня, а потом смотрит, что я буду делать! - возмутилась я. - Мне, между прочим, не всё равно, кто подо мной! Это можно было уже давно понять! В доме четыре человека и двое из них парни, но мне и в голову не приходило заниматься с ними сексом, потому что я хочу только тебя! А если поверить поговорке, что каждый думает в меру своей распущенности, то это я должна волноваться о том, с кем ты проводишь время, пока я тут днями сижу взаперти! Ты не меньше меня озабочен сексом! Вспомни, как ты себя вёл, когда я была человеком! Да и сейчас ты далеко не пример для сдержанности и контроля своих желаний!

   -Ну, всё-всё, не кипятись. Я понял свою ошибку и раскаялся. И поверь, после того, как я встретил тебя, мне тоже не всё равно, с кем я занимаюсь любовью. Я хочу только тебя. Мир? Не будешь злиться из моей проверки?

   Он с таким раскаянием посмотрел на меня и так мило улыбнулся, что моя злость и обида тут же испарилась.

   -Злиться не буду, но мирные переговоры начать не готова, - пробурчала я.

   -А если я сделаю вот так? - игриво спросил он, и снова поцеловав меня, просунул руку под кофту и начал поглаживать меня по спине.

   Кончиками пальцев он нежно касался обнажённой коже, и тут же покрывшись мурашками, я задрожала от приятных ощущений.

   -Ну, не знаю, - оторвавшись от него, с трудом выдавила я, потому что меня охватило дикое желание. - Как-то слишком мало одного поцелуя, для того, чтобы я сменила гнев на милость.

   -Намёк понят! - весело сказал он и, подхватив меня на руки, направился в дом. - Буду просить прощения за свои идиотские мысли по-взрослому и с полной отдачей! А теперь выпускай наружу мою любимую сексиманушечку!

   -Чтобы ты снова начал говорить, что я не умею сдерживать себя? Нет уж!

   -Не буду я ничего говорить, - заверил он. - Мне наоборот нравится, когда ты такая! Но запомни раз и навсегда - только со мной тебе разрешено всё это делать! Иначе... - он на секунду задумался, а потом улыбнулся. - Потом придумаю, что сделаю с тобой, если ты хоть краем глаза посмотришь на другого мужчину.

   -Собственник и эгоист! - с улыбкой пробормотала я и, обняв его за шею, дала волю своим желаниям...

   Под утро, лёжа в кровати и прижавшись к Крассу, я довольно улыбалась и думала: "А просить прощения он умеет! Да ещё как! Надо-ка почаще на него обижаться. Сегодня вечером снова что-нибудь придумаю, чтобы ему было, за что извиняться... Стоп! Он сказал, что можно начинать операцию".

   -Красс, а что ты там про начало операции говорил? - спросила я. - Уже пора действовать?

   -Действовать давно пора, - он нахмурился. - Только один из преторов Южноамериканского континента и один с Азиатской части ещё не до конца исследовали свои территории, но в любой момент могут подать нужные сведения и Королева прикажет начать бомбардировки. Да и вокруг меня начинается непонятная возня. Вернее, мой помощник Гурко что-то заподозрил. Боюсь, как бы он не вздумал раскопать твою могилу и проверить в ней наличие твоего трупа. Я слишком часто и надолго пропадаю. Сейчас я аргументирую это тем, что выбираю себе новую игрушку, но раньше я никогда себя так не вёл. Я предпочитал не сам себе искать развлечения, а приказывал привозить красоток в свой дом, а это, как ты понимаешь, наталкивает на размышления.

   -Понимаю, - согласилась я. - Тогда необходимо действовать, и как можно быстрее!

   -У меня всё готово, и ты можешь в любой момент вылетать на Урал, - повернувшись, он внимательно посмотрел на меня. - Только обещай, что будешь очень аккуратна со своими хольканами. Я не переживу, если ты пострадаешь.

   -Обещаю, - заверила я. - Я уже даже всё распланировала. А если всё готова, то я могу вылететь и сегодня. Вот только у меня кое-какие пожелания - я должна появиться днём перед посёлком, иначе ко мне никто не выйдет, и мне нужен человек, которого я потом отпущу. Это возможно?

   -Возможно. И самолёт, и вертолёт полностью защищён от света, и ты можешь без ущерба для себя летать в них днём, но не вздумай надолго покидать салон. А с человеком вообще проблем нет, выбирай любого.

   -Хорошо, тогда я возьму одну из своих горничных. А куда мне ехать, чтобы вылететь на Урал? - во мне проснулась жажда действий, и хотелось немедленно приступить к исполнению плана. - Мне лучше вылететь с утра. Не хочу ещё день сидеть здесь взаперти и трястись, что в любой момент начнут бомбить посёлок, где живёт моя мама.

   -Если ты на самом деле готова, то лучше нам поторопиться, чтобы я до рассвета отвёз тебя в аэропорт и отдал все необходимые распоряжения.

   -Дай мне двадцать минут, и мы можем выезжать, - ответила я и, поднявшись, побежала в ванную.

   Приняв душ, я наспех привела себя в порядок и, вернувшись в комнату, начала одеваться.

   -Слушай, а это не опасно для тебя? Никто не начнёт интересоваться тем, что кто-то взял твой самолёт и вылетел на Урал? И как быть в Перми? Никто ко мне не привяжется, с требованием объяснений - кто я такая и куда лечу? - спросила я, натягивая сразу защитный костюм, чтобы потом не переодеваться.

   -Аглая, я претор и чем-то интересоваться у меня, себе дороже, - Красс улыбнулся. - Скорее это я опасен тем, кто пытается что-либо выведать у меня. Поверь, одного моего появления в аэропорте, а также звонка в Пермь хватит, чтобы на тебя даже боялись посмотреть или сказали слово против. И потом, тебя единицы видели в облике человека, а в теле вампира вообще никто. Ты точно не встретишь тех, кто знал, что ты была моей игрушкой и соответственно не свяжут твою смерть, поездку и обращение. Для всех ты будешь вампиром, который выполняет моё секретное поручение.

   -А Гурко? Ты же говорил, что он что-то заподозрил. Он не начнёт интересоваться тем, кто выполняет твоё секретное поручение?

   -Во-первых - поручение то секретное и он даже знать о нём не будет, потому что никто не решится трепать языком о моих действиях и поступках. Я же претор и меня обсуждать, это значит искать себе неприятностей. А во-вторых - на Гурко за эту неделю я прилично нагнал страху, и у него пока хватает ума не рыть под меня. Но я всё же подстраховался и приставил к нему хвост. Если он всполошится и начнёт проверять что-либо, я его быстро уберу. Правда, чем позже мы это сделаем, тем лучше. Он общается с помощниками Королевы и если внезапно исчезнет, это вызовет подозрения, которые в дальнейшем могут отразиться на нашем плане. Однако если мы начинаем действовать, то я могу убрать его. Сейчас всё будет происходить быстро и его исчезновение уже не сыграет особой роли.

   -А насколько быстро мы будем действовать? - с интересом спросила я. - Какую дату назвать хольканам? И кто те четыре вампира, о которых я должна предупредить?

   -Скажи, что завтра утром по лондонскому времени всё произойдет. Если учесть часовую разницу, то у них будет приблизительно полдень или час дня. Как только ты вернёшься, и стемнеет, мы вылетим в Англию. А список - вот, - потянувшись к своим джинсам, он достал небольшой листок и передал его мне.

   -Так быстро? Получается, что завтра в это время люди уже будут свободны? - спросила я и всё внутри замерло.

   "Завтра утром, если всё получится, мир уже будет другим!" - с воодушевлением подумала я и улыбнулась.

   -Да, они свободны, а мы - счастливы вдвоём.

   -Тогда давай быстрее выдвигаться в аэропорт! Я готова. Только сейчас девушку заберу.

   -Хорошо, жду тебя на улице, - сказал он и вышел.

   Зайдя в кухню, я разбудила девушку, которую выбрала для передачи сообщения и, сказав ей направляться за мной, пошла на улицу. А уже через полтора часа мы прибыли в аэропорт.

   Красс сразу подъехал к трапу самолёта и возле машины тут же появился вампир, который, по-видимому, следил за порядком в аэропорту. Красс вышел и начал холодно отдавать приказы, а я, наблюдая, как вампир услужливо склоняется перед ним и с каким почтением слушает его, улыбнулась. "Проблем у меня точно не будет. Красса, по-моему, все боятся до дрожи в коленках".

   Разговор длился недолго и уже через пару минут, вампир, кланяясь чуть ли не до земли, начал пятиться назад.

   -Вот и всё, - открыв для меня дверь, он улыбнулся. - Через четыре часа ты будешь в Перми, где тебя уже будет ждать мой вертолёт. Пилот знает куда лететь, и доставит тебя до посёлка, где ты раньше проживала. Думаю, за час ты всё объяснишь хольканам, и уже вылетишь назад. Учитывая разницу часовых поясов, плюс полёты на вертолёте и разговор, часам к четырём-пяти ты снова прибудешь в Москве.

   -Я буду всё это время скучать по тебе, - выйдя из машины, произнесла я, и жестом указала девушке, чтобы она села в самолёт.

   -А я буду не просто скучать, а сходить с ума от переживаний, чтобы твои дражайшие хольканы и люди не причинили тебе вреда, - уныло ответил он.

   -Не волнуйся! Всё будет хорошо! - оптимистично заверила я.

   -Надеюсь. Телефон взяла?

   -Угу, - достав его из кармана, я показала его Крассу. - Буду трезвонить тебе постоянно, и отвлекать от дел!

   -Сделай такую милость, трезвонь, - прошептал он и прижал меня к себе. - Люблю тебя! Пожалуйста, береги себя! И если хольканы начнут проявлять агрессию, сразу улетай! Мы можем что-нибудь другое придумать, чтобы нас не искали.

   -И я тебя люблю! Не переживай, у меня всё получится, - пообещала я и поднявшись на цыпочки, поцеловала его.

   Красс в ответ страстно впился в мои губы, а потом тяжело вздохнул и подтолкнул меня к трапу. Взбежав по нему, я послала воздушный поцелуй и, скрывшись в салоне, уселась там в кресло. На самом деле я не испытывала уверенности, что всё пойдёт по задуманному плану и сама боялась встречаться с хольканами, но хотелось прикрыть Красса по всем пунктам, и ради этого готова была рискнуть.

   Всю дорогу до Перми я раз за разом прокручивала свой план в голове, ища в нём недочёты, и продумывала своё поведение в разных ситуациях, который могут сложиться. А когда в Перми мы пересели в вертолёт, принялась писать записку Сергею. Испортив не один листок, в конечном итоге я остановилась на варианте, где написала, что уговорила Красса представить меня Королеве, как будущую жену, а также написала, что планирую её убить, и указала имена вампиров, которые не умрут. "Если вдруг Сергей не выйдет для разговора со мной, или сразу направит хольканов, чтобы убить меня и придётся срочно улетать, завтра он всё равно поймёт, что я говорила правду, и наши трупы искать не будут. А это главное!".

   -Через пятнадцать минут будем на месте, - крикнул пилот и я, кивнув, подозвала к себе девушку.

   -Слушай меня внимательно! Когда мы приземлимся, ты выйдешь из вертолёта и подойдёшь к воротам посёлка. Тебя впустят внутрь и сразу же снимут внушение. Ты моментально поймёшь, что все эти месяцы ты была рабом вампиром и возненавидишь и меня, и всех тех, кто пил твою кровь и отдавал тебе приказы...

   -Госпожа, я вас всегда буду уважать, - пролепетала она. - И свою жизнь отдам за вас!

   -Ага, через двадцать минут ты в мою сторону будешь такие матюки гнуть, что людям в посёлке детей придётся уводить, - с усмешкой ответила я. - Но это ерунда. Главное в том, что я тебя отпускаю, но ты обязательно должна кое-что сделать. Как только придёшь в себя и почувствуешь ярость, найди в себе силы на секундочку остановиться и передать для Сергея вот это письмо. Сергей глава этого посёлка и письмо должно обязательно попасть к нему. Это очень важно! От этого зависит судьба всех людей на планете. Понимаешь? Если спросят от кого оно, скажи что от Аглаи, и я жду ответа за территорией. Ты всё поняла? В первую очередь передай письмо, а потом уже ненавидь меня по полной программе. Кивни, если уяснила.

   Она с готовностью кивнула, преданно глядя на меня, и я вздохнула, прекрасно понимая, что скоро на смену преданности придёт злость и ярость.

   Пилот начал снижаться прямо напротив ворот посёлка, на неосвящённой территории и я увидела, как в посёлке мечутся люди, указывая друг другу на вертолёт. "Сейчас точно выскочат хольканы! Надо действовать быстро!".

   -Давай родимая, вперёд! Беги к воротам! - крикнула я девушке, как только вертолёт коснулся земли, и выпихнула её наружу.

   Закрыв сразу же дверь, я крикнула пилоту:

   -Двигатели не глуши! И сразу по моей команде взлетай!

   А потом прилипла к окну, наблюдая, как ворота открываются и из них появляются вооружённые хольканы. "Очень надеюсь, что за время моего отсутствия они не успели обзавестись базуками или гранатомётами! А то я быстро взлечу на воздух вместе с этой жестянкой, и если сразу не умру, то просто сгорю на солнце, потому что костюм спасает только первые пять минут. Но самое главное, чтобы они не посчитала девушку какой-то шпионкой и не убили её" - пронеслось в голове.

   Но вроде огнестрельного оружия ни у кого в руках не было, а девушку тут же взяли в кольцо, когда она оказалась на освящённой территории и я увидела, как один из хольканов коснулся кристаллом её лба и произнёс слова, снимающие внушение. Пошатнувшись, она начала оседать, но её поддержали и повели в посёлок, а я готова была кричать: "Отдай письмо! Сейчас же!".

   Часть хольканов за воротами не скрылась и, подойдя к черте освящения, замерли с оружием в руках, пристально наблюдая за вертолётом.

   "Ну что ж, осталось только ждать" - подумала я и обратилась к пилоту:

   -Сколько мы можем здесь стоять с включенным двигателем, чтобы потом горючего хватило вернуться в Пермь?

   -Минут двадцать, не больше, - ответил он.

   "Значит, если через двадцать минут никто не выйдем, отдам приказ улетать" - решила я и с надеждой принялась смотреть на ворота. "Давайте же, выходите хоть кто-нибудь!" - нетерпеливо приговаривала я, потому что у меня имелась ещё одна просьба, вернее письмо, и я боялась доверять его девушке.

   Прошло пять минут, потом десять, потом пятнадцать и внутри всё заныло. "Очень надеюсь, что девушка в ярости не порвала письмо. Пусть уж лучше в написанное сейчас никто не поверит, чем вообще не узнают, что я там написала. Не хочу, чтобы Красса потом искали!" - подумала я и в этот момент ворота начали открываться.

   Я застыла в ожидании, умоляя, чтобы это был Сергей. И с облегчением выдохнула, когда увидела его.

   Открыв дверь, я подошла к кромке кабины, чтобы он увидел меня, и выжидающе посмотрела на него. В первые секунды он изумлённо смотрел на меня, а потом медленно двинулся в сторону вертолёта, держа наготове три пакета с освящённой водой.

   -Аглая, это на самом деле ты? - крикнул он.

   -Я!

   После обращения я, конечно же, изменилась, но всё же узнать меня было можно, и сейчас как раз вся надежда полагалась на это.

   -И ты специально прилетела, чтобы рассказать о плане? Это правда, всё то, что ты там написала?

   -Правда! Могу подробнее рассказать. Кидаться водой не будешь? Не хочу так глупо умереть, не осуществив свой план. Если да, то я прикажу заглушить двигатели.

   -Не буду, ели ты не станешь на меня бросаться! - заверил он.

   -Глуши двигатели, - крикнула я пилоту, и с улыбкой посмотрела на Сергея. - Не волнуйся, я не бросаюсь на людей и по-прежнему в душе холькан, несмотря на то, что стала вампиром.

   Сергей подошёл чуть ближе к вертолёту и начал с интересом рассматривать меня, а потом сказал:

   -Мы тебя очень долго искали, но ты, как сквозь землю провалилась.

   -Меня предал Виктор и отдал в руки претора. А взамен пожелал стать вампиром.

   -Вот сволочь!

   -Согласна, но зато благодаря этому я могу теперь осуществить свой план.

   -А почему я должен верить, что ты на нашей стороне? - Сергей тут же насторожился. - Может ты теперь на стороне вампиров? Что-то мне с трудом верится, что твой претор такой идиот, и ты можешь использовать его. Может, ты хочешь наоборот выведать все наши планы, чтобы до конца уничтожить сопротивление! Вот как ты, например, объяснила ему сейчас свой полёт на Урал?

   -Очень просто. Я тебе писала про массированную бомбардировку посёлков и просто сказала ему, что лечу за мамой. Но естественно дальше я не полечу, а Крассу скажу, что узнала об её смерти, и теперь меня судьба посёлков не волнует. И поверь, Красс действительно не идиот, но и я не вчера родилась. А от вас мне ничего не нужно! Я просто хочу предупредить вас, что уже завтра вы можете идти в города и снимать внушения с людей. А самое главное, что в живых останутся четыре вампира, до которых я добраться не смогу, потому что умру через мгновение после смерти Королевы. Вам необходимо их найти и убить, чтобы история однажды не повторилась. Конечно, есть шанс, что они и сами умрут, как только сканает Король, которого некому будет кормить. Но вдруг кто-то из них найдёт Короля до его смерти и выпустит, или начнёт поддерживать и дальше в нём жизнь, параллельно начав плодить новых вампиров?

   -А где Король ты точно не знаешь?

   -Нет. Думаю, об этом знает только Королева и может два-три вампира, которые мне точно этого не расскажут.

   Сергей задумался, поглядывая на меня, и в глазах продолжало читаться недоверие.

   -Ладно, можешь мне не верить. Завтра всё станет понятно. У меня к тебе только одна просьба, - я полезла в карман и достала письмо. - Передай его моей матери и скажи, чтобы она не горевала обо мне. Я иду на смерть сознательно и не боюсь этого.

   -Ты на самом деле умрёшь? - он недоверчиво посмотрел на меня.

   -Да. И это будем моей расплатой за то, что я когда-то сама писала книжечки, в которых вампиры были положительными, - произнесла я заготовленную речь. - Я принимала участие в формировании их позитивного образа, а значит, причастна к тому, что сейчас творится. И моя смерть, это лишь малая плата за причинённое зло и миллионы погибших людей.

   Бросив письмо, я посмотрела, как Сергей его подобрал и с грустью вздохнула. Его я написала ещё три дня назад и там прощалась с мамой, потому что не хотела, чтобы она знала о том, кем я стала. "Ей будет проще перенести мою смерть, чем знать, что я живу в теле монстра".

   -Хорошо, допустим, я тебе поверю. А ты точно сможешь попасть в замок Королевы, чтобы убить её? Как, если не секрет?

   -Сергей, ну какая разница, как я это сделаю? - начав терять терпение, спросила я. - Главное ведь результат. Если завтра в час дня вампиры ещё будут живы и здоровы, то я погибла по идиотски, и Королеву жива, а если вампиры умрут, значит, у меня всё получилось.

   В этих словах не было ни грамма лжи, и я подумала: "Очень надеюсь, что будет второй вариант".

   -Всё, мне пора лететь! Обязательно передай письмо моей матери! - произнесла я и повернулась к пилоту. - Заводи двигатели.

   -Аглая подожди! - Сергей подошёл к двери и с жалостью посмотрел на меня. - Удачи тебе! Я рад, что когда-то познакомился с тобой. Ты хороший человек... то есть вамп... в общем, я горжусь твоим решением, - он замялся, боясь назвать меня вампиром и я улыбнулась.

   -Спасибо! Я тоже рада, что когда-то работала под твоим руководством. И пожалуйста, когда будете строить новый мир, не превращайте его снова в помойку, и не совершайте старых ошибок.

   -Обещаю, что приложу максимум усилий, - заверил он.

   -Прощай!

   Лопасти вертолёта начали набирать обороты и, помахав Сергею рукой, я закрыла дверь. "Вот и всё! Часть плана выполнено, и осталось лишь разобраться с Королевой. Очень надеюсь, что и дальше нам будет везти" - подумала я, садясь в кресло.

   Прилетев в Пермь, я сразу пересела в самолёт и принялась с нетерпением ждать, пока пилот займёт своё место. Мы с Крассом осторожно старались вести разговоры, чтобы потом не пришлось убивать свидетелей, а сейчас мне очень хотелось ему позвонить и рассказать, как всё прошло. Поэтому только когда пилот прошёл в кабину, я вытащила телефон и набрала номер Красса.

   -Наконец-то! С тобой всё хорошо? - в трубке раздался его взволнованный голос. - Ты не пострадала? Хольканы не пытались тебя убить?

   -Милый, всё просто чудесно! - радостно ответила я, чувствуя, как внутри всё теплее от звуков его голоса. - Меня никто не пытался убить и мне даже пожелали удачи! Я уже вылетаю из Перми и через четыре часа буду в Москве!

   -Умница, - довольно прорычал он. - Я уже тут весь извёлся, ожидая твоего звонка.

   -Слушай, а что мне делать в Москве? Меня там машина будет ждать? - поняв, что времени до вылета в Лондон будет ещё много, я не знала, как мне дальше поступить.

   -Прости, родная, но тебе придётся посидеть в самолёте до ночи, - с сожалением произнёс Красс. - Я уже предупредил, чтобы его только заправили, а внутрь не заходили. Тебе лучше лишний раз не появляться перед вампирами, а я не хочу слишком рано прилетать к Королеве, чтобы не пришлось потом с ней на самом деле... - он осёкся, но и я так поняла, что он имеет в виду.

   -Я с удовольствие посижу в самолёте! - быстро ответила я, чувствуя, как внутри всё загорается от ревности. - И не смей приезжать слишком рано! Чем позже, тем лучше!

   В трубке раздался смех, и он весело сказал:

   -Люблю, когда ты меня ревнуешь, - а затем серьёзно добавил: - Но здесь ещё важно прилететь в Лондон и не слишком поздно, чтобы у нас потом было время уехать. Не обязательно, что Королева сразу потащит меня в постель, когда я об этом намекну. Она дамочка своенравная и всё зависит от её настроения. Если она начнёт ломаться, много времени уйдёт на то, чтобы остаться с ней наедине. Понимаешь?

   -Понимаю, - проворчала я. - Ладно, смотри сам, во сколько лучше вылететь. А я тогда пока посплю.

   -Вот и правильно. Когда всё закончится, я планирую отметить нашу победу грандиозным сексуальным марафоном и спать тебе долго не дам!

   -Ловлю на слове!

   -Спи, милая! Целую!

   Нажав отбой, я прошла в кабину пилота и, дав ему распоряжение не покидать самолёт по прилёту в Москву, вернулась в салон. Взяв подушку и плед, я устроилась на диванчике и, закрыв глаза, стала представлять, как мы будем жить с Крассом тихой и спокойной жизнью. Постепенно меня начала охватывать сонливость, и я стала засыпать...

   Проснулась я от нежного шёпота и прикосновения к лицу.

   -Моя спящая красавица, - раздалось над ухом, и я открыла глаза.

   Перед диванчиком на корточках сидел Красс и с улыбкой смотрел на меня.

   -Ты приехал раньше? - спросила я, не зная то ли радоваться этому, то ли злиться.

   -Нет, уже одиннадцать вечера. И нам пора вылетать.

   -Ого, это я столько спала? - удивлённо произнесла я, чувствуя, как самолёт начал набирать скорость перед взлётом.

   -Это нормально, если учесть, что перед этим ты всю ночь провела со мной в постели, а потом полдня летала по стране, - ответил он и, подняв меня, сел на диван, а меня усадил к себе на колени.

   Нежась в его объятиях, я потёрлась щекой о его куртку и улыбнулась. "Как же рядом с ним хорошо. Спокойно, уютно, и я чувствую себя такой защищённой, как никогда до этого".

   -Рассказывай, как слетала на Урал, - попросил он. - Что говорила и как они это восприняли.

   Устроившись поудобнее, я принялась всё рассказывать, а он внимательно меня слушал, держа за руку.

   -Вот и всё, собственно, - закончив рассказ, сказала я.

   -Я рад, что всё прошло идеально.

   -Надеюсь, что и замке всё получится, - ответила я, чувствуя страх за Красса. - Слушай, а это нормально, что ты сейчас летишь к Королеве? Подозрений это не вызовет? Ты с ней можешь встречаться, когда захочешь?

   -Вообще-то нет. Встречу необходимо заранее назначать. Но, во-первых, так как мы когда-то были любовниками, это всё же даёт мне кое-какие преимущества. А во-вторых, я позвонил и сообщил, что у меня срочные новости и по телефону обсуждать их нельзя. Сказал, что это касается сопротивления.

   -И что ты ей расскажешь? Или сразу потащишь её в постель? - от одной этой мысли мне становилось плохо, но я старалась не проявлять эмоций.

   -Расскажу, что схватил холькана и под пытками узнал, что они готовят себе убежища под землёй и наша бомбардировка может не дать результатов. Порекомендую ей применить потом и биологическое оружие...

   -Ты с ума сошёл! - я зло посмотрела на него. - Сопротивление на самом деле готовится уйти под землю! Когда я ещё была хольканом, мы обсуждали такой вариант и думаю, к нему сейчас готовятся. Биологическое оружие не даст людям шанса на выживание!

   -Не горячись. Это всего лишь повод, чтобы привлечь внимание Королевы и завоевать её полное доверие. Она ничего не успеет применить, потому что на рассвете уже будет мертва, - примирительно произнёс Красс.

   -А если не будет? Вдруг ничего не получится, и мы умрём? Она ведь обязательно применит его!

   -Мы не умрём, и всё получится, - самоуверенно заявил он. - У меня хороший стимул, чтобы жить и бороться за жизнь.

   -Какой интересно?

   -Ты!

   -Спасибо и на этом, - проворчала я. - А может мне всё же пойти с тобой, чтобы подстраховать? Ведь Королева не знает, что именно ты меня обратил. Скажешь, что я твоя служанка.

   Мы с Крассом уже не раз обговаривали все наши действия, и мне очень не нравилось, что придётся сидеть в самолёте, ожидая его звонка.

   -Аглая, Королева прекрасно знает мои повадки и поймёт, что ты не служанка. Вернее, поймёт, где именно ты мне служишь, - Красс улыбнулся. - И тогда моя легенда, придуманная для спальни, не сработает.

   -А что за легенда?

   -Между делом намекну ей, что недавно нечаянно убил свою игрушку, и вот теперь не могу найти ей нормальную замену. Также скажу, что моя мечта найти такую любовница, как наша любимая Королева, а потом печально повздыхаю, рассказывая, что секс с ней был невероятным, и я о нём не могу забыть. А потом уже и начну приставать к ней. Лесть и заверения в вечной любви на женщин действуют безотказно. Но это не единственный вариант действий. Буду смотреть по обстоятельствам и её настроению. Она в любом случаи сдастся и захочет переспать со мной.

   -Тоже мне знаток женщин, - буркнула я, чувствуя, как меня всё больше охватывает ревность. - Но очень надеюсь, что у тебя всё получится. А ещё больше надеюсь, что до постели вы не доберётесь.

   -И я надеюсь, что не доберёмся. Убить я её должен не позже пяти часов утра, но и не раньше четырёх, чтобы люди не успели занести все трупы в помещения. Буду стараться так вести разговор, чтобы попасть в нужное время в спальню, а не раньше, - пообещал он.

   -Уж постарайся, - мрачно ответила я.

   -А сейчас я хочу постараться с тобой, - он хитро улыбнулся. - Занималась когда-нибудь любовью в небе?

   -Нет, - я улыбнулась.

   -Сейчас мы это исправим! - произнёс он и, расстегнув защитный костюм, юркнул рукой под свитер.

   Почти до самого Лондона мы не могли оторваться друг от друга и пришли в себя, только когда пилот по громкой связи объявил, что скоро начнёт снижение. Одевшись и приведя себя в порядок, мы сели рядом и обнявшись, замолчали, думая каждый о своём.

   Когда самолёт приземлился и пилот покинул его, мы оба встали и обнялись. "Может так случится, что я вижу Красса последний раз" - с ужасом подумала я. "Но если он умрёт и меня через мгновение не станет. Хотя бы это радует. Не хочу жить без него".

   -Удачи тебе, - прошептала я, боясь отпустить его.

   -Она обязательно будет на нашей стороне, - с мягкой улыбкой ответил он. - Что делать дальше помнишь?

   Я кивнула и, встав на цыпочки, поцеловала его, давясь слезами.

   -Не вздумай реветь и жди моего звонка. Люблю тебя!

   -И я тебя, - промямлила я, продолжая цепляться за него.

   Прижав меня к себе напоследок, Красс аккуратно высвободился из моих рук и вышел из салона, а я вернулась в кресло и застыла. Предстояло минимум четыре часа ожидания, и я понимала, что они будут тянуться бесконечно медленно.

   Чтобы хоть как-то скоротать время, я прокручивала в голове свои действия. Как только все вампиры упадут замертво, я должна была выбраться из аэропорта. "Очень надеюсь, что людей мне попадётся немного. И хоть Красс говорит, что они будут дезориентированы, и вряд ли обратят на меня внимание, но лучше держаться от них подальше. Вдруг потом кто-то из них вспомнит, что видел живого вампира, причём женского пола, который после смерти своих собратьев выжил. А у Сергея в списке нет никого из женщин, и это может навести его на некоторые мысли. Да и на нас потом охотиться начнут. Буду стараться передвигаться очень аккуратно" - решила я.

   На стоянке аэропорта меня уже ждал пикап, заранее приготовленный Крассом, и я должна была на нём направляться в замок Королевы. "Ох, надеюсь, я не начну плутать по дорогам!" - подумала я, и в очередной раз открыв карту с пометками Красса, начала пристально её изучать. И хотя я уже помнила её практически наизусть, всё равно внимательно её рассматривала. "Потом времени уже не будет. Надо сейчас досконально запомнить весь маршрут и повороты, которые мне придётся проехать. Моя задержка в пути, это потеря времени предназначенного для того, чтобы скрыться и доехать до первого убежища. Ошибаться мне никак нельзя!" - внутри всё сжималось от страха.

   "А там я уже должна найти Красса и помочь погрузить ему Короля в машину. Надеюсь, что всё получится! Господи, пожалуйста! Пусть удача сопутствует нам! Ведь мы стараемся не только для себя, а и для людей!" - взмолилась я.

   С каждой минутой напряжение нарастало и, через два часа меня начала бить дрожь. Поднявшись на ноги, я стала метаться по салону, пытаясь предугадать, что сейчас может делать Красс. "Очень надеюсь, что он сейчас ведёт разговоры с Королевой, а не ублажает её в спальне! Хотя... плевать на это! Пусть, что угодно делает! Главное, чтобы он выжил, и я снова смогла посмотреть в его глаза и обнять".

   Следующие два часа показалась ещё более тягостными и у меня от переживания начала кружиться голова. Бегая туда-сюда по салону, я не сводила взгляда с часов, а когда они показали четыре часа ночи, плюхнулась в кресло и стала смотреть в иллюминатор.

   Недалеко от нас под разгрузкой стоял большой грузовой самолёт, и два вампира наблюдали за снующими возле него людьми. В любой момент вампиры могли упасть замертво, и я пристально наблюдала за ними. Но время шло, а ничего не происходило. "Пять минут, десять, пятнадцать" - отсчитывала я и меня начал охватывать ужас. "Неужели ничего не вышло? Стоп! Не паникуй! Время терпит до пяти утра! И я-то ведь жива, значит и Красс жив!" - сказала я себе, и почувствовала ещё больший ужас. "А не факт, что раскрыв замысел Красса, Королева сразу захочет его убить! Может она его уже сейчас мучает, а ты тут сидишь и пялишься в иллюминатор!". От этой мысли мне стало нереально плохо, и я вскочила на ноги.

   "Плевать на план! Еду в замок немедленно! Если всё раскрыто, по крайней мере, буду рядом с ним! Для начала попытаюсь его отбить! Хорошо, что не забыла попросить Красса привезти мой ятаган. Правда, думала, что он будет мне памятью о бурной человеческой жизни, а выходит, что снова пущу его в ход. Ну, а если не получится ничего, значит, умру, зная, что сделала всё возможное!".

   Схватив свой ятаган, я сбежала по трапу и ринулась к терминалу, чтобы через него выйти на стоянку. В самом терминале я слегка растерялась, потому что впервые оказалась среди такого количества людей и вампиров. Запахи людей щекотали нос, и я вдруг ощутила жажду. "Чудесно! Надо было ещё больше любовью заниматься! И что теперь делать?" - жажда с каждой секундой возрастала, и я поняла, что скоро не смогу сосредоточиться, постоянно думая о еде.

   Неожиданно меня что-то ударило по ноге, и я резко обернулась.

   -Госпожа, простите, я не хотел, - на меня с раскаянием смотрел парень лет двадцати двух, с тележкой в руках. - Может, я чем-то могу вам помочь, чтобы загладить свою вину?

   -Вообще-то можешь, - пробормотала я. "Это мой последний шанс нормально поесть. Потом придётся скрывать укусы и быть очень осторожными". - Я хочу есть.

   -Как прикажите, - он улыбнулся. - Желаете отдельную кабинку для питания или общий зал?

   -Кабинку, - сказала я, а сама подумала: "Даже если у вампиров не принято пить кровь служащих аэропорта, и есть какие-то отдельные люди, в кабинке никто не увидит, что я пью его кровь".

   -Прошу за мной, - парень сделал приглашающий жест и повёл меня вглубь терминала.

   Уже через минуту мы вошли в небольшую комнатку, и парень вопросительно посмотрел на меня. Не понимая, чего он хочет, я тоже его рассматривала и он, наконец спросил:

   -Вы хотели крови из руки или из шеи?

   -Из руки, - ответила я, ругая себя за тупость.

   Парень тут же закатал рукав, и я впилась ему в запястье. Глотая кровь, я наблюдала за ним и краем глаза поглядывала на часы. Они показывали двадцать пять минут пятого, и я чувствовала уже панику. "А вдруг вампиры упадут замертво прямо сейчас? Парень точно меня запомнит, и его придётся убивать" - делать его не хотелось. "Надо срочно отсюда уходить" - скомандовала я себе и, сделав ещё два глотка, оторвалась от руки.

   -Госпожа довольна? - парень с обожанием смотрел на меня.

   -Очень! - бросила я и выбежала из кабинки.

   Поев, я уже совсем по-другому воспринимала запахи и не отвлекалась на людей. Выйдя из терминала, и увидев стоянку, я побежала к ней, вспоминая нарисованный Крассом план и место, где меня ждал пикап.

   Машину я нашла быстро и, открыв её, села внутрь. Найдя в бардачке ключи, завела мотор и выехала на дорогу. Первую часть пути я преодолела быстро, а потом въехала на окраину города, чтобы оттуда направиться уже к замку Королевы. Проезжая по улицам, я вертела головой в разные стороны и видя, что вампиры ещё живы, чувствовала леденящий ужас из-за переживаний об участи Красса. "Неужели наш план провалился? Смогу ли я отбить его? Скорее всего, нет, но и трусливо сбегать, бросая его, я не хочу!".

   Выехав за город, я увидела вдалеке замок и прибавила скорость. Неожиданно встречная машина выехала на мою полосу, и я едва успела уйти от столкновения. "Придурок!" - зло подумала я, посмотрев в зеркало заднего вида. Увидев, что машина проехала ещё пару метров и, съехав в кювет, остановилась, я тоже притормозила.

   "Может это Красс всё же добрался до Королевы? Надо посмотреть, кто сидит за рулём" - решила я и, заглушив мотор, вышла из машины. Но не успела пробежать и пять метров, как зазвонил мой телефон. Увидев, что звонит Красс, я готова была упасть на колени и благодарить небеса.

   -Красс! - я чуть ли не кричала. - С тобой всё хорошо?

   -Всё хорошо, родная, - раздался его ласковый голос, и я с облегчением выдохнула.

   -Я чуть с ума не сошла от переживаний!

   -Прости, но эта изворотливая тварь долго не могла принять меня, потому что была занята, а потом ещё и ломалась, строя из себя целку, - с отвращением произнёс он. - Срочно выезжай за мной, потому что времени в обрез, а я пока попытаюсь стащить статую Короля вниз, чтобы мы потом быстро уехали.

   -Буду через пять - семь минут! - весело ответила я, направляясь назад к машине.

   -Как через пять минут? - изумлённо спросил он.

   -Прости, я тут себе такого напридумывала и поэтому сорвалась тебя спасать, - виновато произнесла я. - Решила ворваться в замок Королевы и либо отбить тебя, либо умереть рядом с тобой.

   -Ох, Аглая, пороть тебя надо, да некому. Чуть не испортила мне весь план, - строго сказал он, а потом мягко добавил: - Но чертовски приятно знать, что ты не пожелала бросить меня в придуманной беде.

   -Ну как я могла тебя бросить! Я же тебя люблю! А самое главное, тебе не надо меня ждать и времени для отъезда достаточно! - весело ответила я, сев в машину. - Всё, я скоро буду! Жди!

   Нажав отбой, я отбросила трубку и, заведя двигатель, выехала на дорогу. Внутри всё ликовало и мне хотелось кричать от радости. "Всё вышло! Невероятно! Так просто и люди свободны! Красс молодец! Просто чудо! И он мой!" - меня переполняло от эмоций, и я с трудом заставила себя сосредоточиться на вождении.

   Как только я въехала во двор, огромная дверь, ведущая в замок открылась, и на пороге появился мой милый. Выскочив из машины, я взвизгнула и, бросившись к нему, повисла у него на шее.

   -Красс!

   -Моя дьяволица, - прорычал он, прижимая меня к себе.

   Впившись в его губы страстным поцелуем, я таяла от счастья в его объятиях, а внутри всё пело от радости, что наш план сработал.

   -Давай займёмся Королём, - произнёс Красс, с любовью глядя на меня. - А то, как бы мы прямо здесь не начали отмечать нашу победу.

   -Давай! Чем быстрее отсюда уберёмся, тем лучше! - согласилась я.

   Взяв за руку, Красс повёл меня внутрь замка. Здесь всё дышало стариной и в другой ситуации я бы, наверное, с огромным интересом рассматривала убранство, но сейчас оно волновало меня меньше всего. Да и под ноги требовалось смотреть, потому что то там, то здесь валялись трупы вампиров.

   -Красс, а где люди из прислуги? Никто из них потом не проболтается, что видел нас живыми после всего? - спросила я, когда мы по мраморной лестнице стали подниматься на второй этаж.

   -Королева не держала в замке человеческую прислугу, - ответил он. - Ей прислуживали только вампиры. А люди, предназначенные для питания и её игрушки, находятся в отдельных комнатах под замком. Так что волноваться нечего.

   -Это хорошо. Не хотелось бы никого убивать, - пробормотала я, радуясь, что не придётся брать ещё один грех на душу. - А где Король ты знаешь?

   -Знаю, - он поморщился. - Раньше его статуя находилась в подземелье, но сегодня я узнал, что эта ненормальная перенесла её в спальню, чтобы он мог слышать, как она развлекается со своими игрушками и любовниками.

   -Ого, а она у вас стерва приличная, раз ей мало просто держать его в заточении, и хочется ещё и поиздеваться. Типа "у меня жизнь бьёт ключом, а ты давись от ярости". Это что же он такое ей сделал, что она до сих пор простить его не может? - поинтересовалась я.

   Королеву я видела всего пару раз по телевизору, когда она обращалась к людям и если честно, она произвела очень приятное впечатление. Брюнетка с изумительными зелёными глазами, лет двадцати пяти, с потрясающей фигурой, она просто гипнотизировала своей красотой, а нежный приятный голос завораживал. Она казалась каким-то неземным существом и очень многие главы стран изъявили желание с ней встретиться, чтобы так сказать, наладить отношения с миром вампиров.

   "Да уж, она с ними на славу повстречалась! А нам теперь с Крассом разгребай" - с отвращением подумала я.

   -Понятия не имею, - он пожал плечами. - Но нам его перемещение только на руку. Не надо искать его каземат в подземелье. Просто стащим его вниз и загрузим в пикап.

   Поднявшись на третий этаж, Красс толкнут массивную дверь, возле которой лежало два вампира, и мы оказались в роскошных апартаментах, отделанных в бордовых тонах. Посередине, напротив камина стояла огромная кровать таких размеров, что я открыла рот. А в её центре лежало полуобнажённое, обезглавленное тело.

   -Круто ты её, - пробормотала я.

   Красс, даже не посмотрев на тело, подошёл к статуе в углу комнаты, и с усмешкой произнёс:

   -Здравствуй, Дикс. Радуйся, твоя Королева мертва. Ты, наверное, все эти столетия мечтал о её смерти, и я исполнил твою мечту. Вот только думаю, у тебя есть ещё одна мечта - получить свободу, но этого не будет. Прости старик, вампиры сейчас не в моде. Однако не волнуйся, свою порцию крови ты будет получать постоянно.

   Статуя как будто слегка качнулась, и до моего чуткого слуха донеслось то ли какое-то мычание, то ли стон. "Участь страшнее не придумаешь. Не хотела бы я вот так стоять заключённая в камень" - меня передёрнуло, когда я представила такую жизнь. "И Красс прав, выглядит она не очень изящно, поэтому людей вряд ли бы заинтересовала" - осматривая статую, подумала я. Камень был обработан грубо, да и пропорции силуэта не соблюдены. А металлические пояса и заклёпки казались вообще неуместными. "Как будто это черновая работа скульптора-неудачника, но нам это только на руку".

   -Его вынесем чуть позже, а сейчас надо всё приготовить, чтобы замести наши следы, - отойдя от статуи, Красс подошёл к окну и начал открывать тяжёлые портьеры.

   Поняв, что он хочет, я стала делать то же самое. "Как только солнце встанет, комнату зальёт светом, и трупы сгорят".

   -Ты заканчивай с портьерами, а я сейчас, - сказал он и вышел из комнаты, а вернулся уже с женским трупом на руках. - Это у нас будешь ты.

   Подмигнув мне, он положил вампиршу возле окна, а затем вложил в её руки голову Королевы, а следом и её перенёс к окну.

   -Сейчас пойду, принесу себя, - весело бросил он и снова вышел из комнаты.

   Вернувшись с мужским трупом на руках, он снял свой перстень претора и, надев его на палец трупа, положил его возле кровати.

   -Так, наше алиби частично готово. Необходимо ещё на первом этаже раздвинуть все шторы, и хоть в некоторых комнатах на втором этаже, чтобы не вызвать подозрений у людей. А то получится, что сгорят только наши трупы и труп Королевы. Займись этим, а я перенесу Короля.

   -А со статуей сам справишься? Может тебе помочь спустить её вниз?

   Вид у статуи был весьма внушительный, и мне казалось, что она очень тяжёлая.

   -Обижаешь, любимая, - он с недовольством посмотрел на меня. - Неужели я выгляжу таким слабаком?

   -Прости, - я виновато улыбнулась. - Глупость брякнула. Обязательно заглажу свою вину, когда мы окажемся в убежище. А пока займусь шторами.

   Забежав ещё в пару комнат на третьем этаже, я раздвинула шторы там, а затем спустилась на второй этаж. Бегая по комнатам, я везде находила трупы и невольно задалась вопросом, сколько же вампиров жило в замке. "Свита у Королевы была очень внушительная".

   Неожиданно моё внимание привлёк звук с улицы и, выглянув в окно, я обмерла. Во двор замка въехала машина и Красс, уже загрузивший статую Короля, пригнулся, занимая боевую стойку.

   "Это кто-то из людей приехал" - успокаивала я себя, несясь по лестнице. "Придётся его убить, но у нас нет другого выхода" - решила я и кинулась к двери, но тут же затормозила, когда услышала мужской голос, полный иронии.

   -Красс! А я всё думал - кто же это нашу Королеву отправил в мир иной? Признаюсь честно, я не сильно удивился, увидев тебя! Ты всегда был излишне честолюбивым и жаждал власти.

   -Да и ты, Изан, желал властвовать не меньше, - насмешливо ответил Красс.

   "Изан! Это же вампир из списка! Один из тех, кого обращал Король!" - пронеслось в голове и я начала отступать вглубь холла. Интуиция подсказывала, что эта встреча превратится в смертельную схватку и лучше вампиру пока не знать, что у Красса есть помощница.

   Стараясь двигаться предельно тихо, я начала оглядываться по сторонам, в поисках оружия, но как назло ничего подходящего не находила. "Блин, ятаган в машине!".

   -Отдай Короля добровольно, и я тебя отпущу, - тем временем донеслось со двора.

   -Прости, но я и сам не против иметь такой памятный сувенир о прошлой жизни, - саркастично ответил Красс.

   -Слушай, а у меня более выгодное предложение. Ведь ты планируешь создать свою армию и подчинить весь мир себе, а я в любом случаи создам свою. Так может нам объединить силы и править вместе, чем в будущем топить мир в крови и делить территории?

   -Два Короля? А не слишком ли? Да и потом, ты ведь сам только что сказал, что я излишне честолюбив, - небрежно бросил Красс. - Я предпочитаю власть держать в своих руках.

   -Ну что ж, значит, решим прямо здесь и сейчас, кто станет новым Королём. У тебя был шанс, но ты не захотел им воспользоваться, - презрительно сказал Изан.

   В следующее мгновение с улицы раздался рык, а затем шум и я поняла, что они вступили в бой. "Капец! А я так радовалась, что всё прошло удачно! И каким ветром этого Изана принесло?! Наверное, он находился где-то неподалёку. Ну, ничего, он быстро пожалеет, что прикатил сюда, а не забился в какую-нибудь нору! Я сама его зубами порву за Красса".

   Метнувшись из холла в соседнее помещение, я начала лихорадочно осматриваться там, в поисках оружия, но и здесь ничего не было. "Ну что за напасть!" - с отчаянием подумала я. "Придётся бежать к машине".

   Подобравшись к дверям, я осторожно выглянула на улицу и едва сдержала крик. Красс с приехавшим вампиром сцепились в смертельной схватке, и наносили друг другу такие удары, что мне стало не по себе. Оба уже были в крови, и преимущество было то на одной стороне, то на другой.

   "Сейчас возьму свой ятаган и покажу этой твари, почём фунт лиха!". Глубоко вздохнув, я выбежала во двор.

   -Аглая, спрячься в замке! - закричал Красс, увидев меня и, пропустив удар, покатился по земле.

   -Так вот в чём дело! - Изан оскалился, увидев меня. - Ты даже уже и Королеву себе присмотрел! Ну что ж ... - договорить он не успел, потому что Красс поднялся с земли и бросился на него.

   Снова схлестнувшись в бою, они продолжили наносить друг другу удары, а я бросилась к машине. Ятаган лежал на пассажирском сиденье, и я едва успела его схватить, как ощутила удар по ногам. Рухнув на землю, я упустила его, а в следующее мгновение услышала рёв Красса:

   -Аглая, нет!

   "Мне конец!" - пронеслось в голове, и я перекатилась на спину, чтобы хоть встретить смерть лицом к лицу. Это меня и спасло - на то место, где я только что лежала, опустился мой ятаган. Сила удара была такая, что кончик оружия вошел в металлический порог автомобиля, и не увернись я, мне бы точно разрубили голову пополам.

   Увидев холодный блеск металла в свете фар, я ощутила ярость и, зарычав, схватила Изана за куртку, а потом с силой дёрнула на себя. По-видимому, не ожидая от меня сопротивления, он не удержался на ногах и начал заваливаться на меня, но Красс уже был рядом и отбросил его в сторону. "Пронесло" - выдохнула я и вскочила на ноги.

   Однако Изан тоже уже поднялся и снова бросился на Красса. Выдернув ятаган из порога автомобиля, я занесла его вверх, готовая в любой момент нанести удар, но как назло, бой был ближним, и я могла ранить Красса.

   Перемещаясь следом за дерущимися, я с ужасом смотрела на них и вообще не понимала, как они до сих пор держатся на ногах. "А Красс реально сильный и опытный противник" - с гордостью подумала я. "Сойдись я с ним в схватке, то и тридцати секунд не продержалась бы".

   В этом момент Изан повернулся ко мне спиной и, кинувшись к нему, я нанесла удар по ногам в районе коленей. Его ноги тут же подкосились, и он рухнул на землю, а Красс моментально воспользовался преимуществом и, подскочив к нему, оторвал голову.

   Осознать, что всё закончено я смогла только в тот момент, когда Красс оказался рядом, и аккуратно забрав ятаган, прижал меня к себе.

   -Я так испугался за тебя, - с нежность сказал он, а потом холодно добавил: - Но я вплотную займусь твоим воспитанием, чтобы в следующий раз ты прилежно исполняла мои команды! Если я приказываю тебе прятаться в доме, ты должна именно так и делать! Я тебя научу слушаться меня!

   -Ну-ну, мечтай, - выдавила я, наслаждаясь тем, что он рядом. - Ещё посмотрим, кто кого и чему научит.

   -Вот именно, посмотрим! - он рассмеялся. - Ох и упрямая ты!

   -Что есть, то есть, - согласилась я. - Ты сильно ранен? Как себя чувствуешь?

   -Нормально. А раны скоро затянутся, не переживай. Сейчас надо убрать за собой и выезжать. До рассвета осталось полтора часа, а нам ещё приличное расстояние необходимо преодолеть.

   -Мне осталось только на первом этаже раздвинуть шторы, - нехотя оторвавшись от Красса, я посмотрела на замок.

   -Тогда занимайся этим, а я пока разберусь с Изаном. Его труп люди должны опознать, чтобы потом не рыскали по всей землей, беспокоя нас. И боюсь, тебе придётся распрощаться со своим ятаганом.

   -Почему?

   -Люди посчитают подозрительным, если ты и Королеве, и Изану головы оторвёшь. Получится, что они тебе не сопротивлялись, и дали себя убить, а такого быть не может. А вот если ты Изану голову отрубишь, а во время схватки уже Королеве голову открутишь, то все воспримут это нормально. Я всё устрою так, как будто ты проникла в комнату Королевы, когда она развлекалась с этим уродом и застав их врасплох, быстро отрубила ему голову, а потом убила и её.

   -Логично, - я вздохнула. - Только ты недолго, а то вдруг ещё кто-нибудь прикатит.

   -В принципе мне надо только подровнять рану на шее Изана, чтобы голова казалась отрубленной, а не оторванной, подложить его труп в спальню, а его голову спрятать от солнечного света. Ну и твой ятаган подбросить. Это минуты полторы - две займёт.

   -Хорошо, - я кивнула и побежала в замок, чтобы раскрыть остальные шторы.

   Красс, взвалив на плечо труп Изана, и взяв в руку его голову и ятаган, направился наверх, а через две минуты спустился.

   -Всё готово. Пора уходить, - произнёс он и подтолкнул меня к выходу. - Впереди у нас новая, интересная жизнь.

   Сев в пикап, он завёл двигатель, и мы выехали со двора. Оглянувшись, я посмотрела на замок скрывающийся во тьме и вздохнула. "Люди расплатились за свои ошибки и отсутствие веры, миллионами жизней. Но у них снова появился шанс, и надеюсь, они с умом им воспользуются. А моя расплата за написание книг о хороших вампирах и измены Олегу - жизнь в теле монстра. Да и Красса я умудрилась лишить власти. Однако с ним у меня есть шанс всё исправить - это быть хорошей и верной подругой ему, и я сделаю всё, чтобы никогда не причинить ему той боли, что когда-то испытал по моей вине Олег. А также чтобы он не пожалел о том, что отправил своих собратьев на тот свет" - пообещала я себя, а потом улыбнулась и добавила: "Но и полной покорности Красс от меня никогда не добьётся! Иногда полезно для профилактики пощекотать ему нервишки и поспорить с ним, чтобы сильно не зазнавался!".


home | my bookshelf | | Расплата |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу