Book: Непросто Мария, или Огонь любви, волна надежды



Юлия, Марина


Непросто Мария, или Огонь любви, волна надежды.



Глава 1



Основы пластической хирургии: снаружи ангел, внутри бес.


Средняя полоса России, недалеко от Москвы. Июль. Утро.

На запыленных тополях весело чирикали воробьи. Клочки тумана уже почти полностью растаяли в придорожной канаве. Городские жители бодро трусили вдоль заборов, следуя на базар или выгуливая мелких шавок и громадных псин.

Я уже минут десять наблюдала из машины за чуть обрюзгшим, начинающим лысеть мужчиной, переминающимся с ноги на ногу у газетного ларька на автобусной остановке. Он то поглядывал на часы, поддергивая рукав голубой рубашки, то доставал из кармана черных, слегка помятых брюк телефон.

Так вот ты какая, золотая рыбка!

Все еще импозантен. Или пытается произвести таковое впечатление. Но годы, годы... они беспощадно высвечивают то, что в юности прячется на самом дне.

В самом деле, чрезмерно резвый юноша, когда ему стукнет за сорок, кажется дешевым клоуном. У драчуна агрессия проступает на лице грубыми чертами обезьяны. А у бабника, склонного к пустопорожнему пафосу и чисто павлиньему пусканию пыли в глаза, на лице остается...

Первое впечатление после многих лет - слизняк. Второе - исключительно нецензурно. Третье... Я помедлила еще немного, хватаясь за любую возможность отвлечься от предстоящей встречи и нервно поглядывая по сторонам.

В этот ранний час он стоял в ожидании один. Левее остановки, в нескольких метрах пристроились бабушки с цветами, семечками и пластиковыми стаканчиками с земляникой и черникой.

- Ближе, - велела я своему шоферу и телохранителю с красивым именем Диего, экзотической внешностью мачистого испанца и чисто русским выговором.

Черный блестящий 'Мерс' сорвался с места и подъехал к тротуару.

Пора! Я глубоко вздохнула, как перед прыжком в воду, открыла окно, сдернув темные очки, и лучезарно улыбнулась:

- Вас подвезти?

- Вы мне? - воззрился на меня рыжеватый блондин с намечающимися залысинами. Тонкогубый, с нездоровым румянцем, свидетельствующим о не слишком правильном образе жизни и частом употреблении горячительного.

- Безусловно, - еще шире улыбнулась я. - Такой представительный мужчина не должен опаздывать. К тому же это чудесный повод познакомиться.

Охмуряемый объект расправил плечи, колыхнул пивным брюшком и почувствовал себя пупом земли:

- Это было бы весьма кстати. Если я вас не затрудню...

- Ну что вы, - пропела я, накручивая на палец локон рыжевато-золотистых волос и делая глаза лани, влажные и зовущие. - Мне будет приятно, - подавая знак Диего.

Шофер вышел из машины и открыл дверь, предлагая моей мышке сесть в салон к готовой его поймать кошке.

Блондин оторопел, покрепче сжал ручку слегка потрепанного кейса известной фирмы неизвестного производства и, надувшись, как индюк, обошел 'Мерседес'.

Я поспешно нацепила свои очки от солнца, готовясь к битве. Вооружена и очень... прекрасна. Извините, опасна.

Рядом с Диего этот... это недоразумение смотрелось именно недоразумением. Но меня сей факт полностью устраивал.

Мужчина плюхнулся на кожаные подушки сиденья, показав мне коричневые носки, и расцвел в сексапильной улыбке Донжуана... как он думал. Или крысы... как думала я. Но вслух свое мнение не озвучила.

- Вы меня так выручите!

Я приняла правила игры и закокетничала, внутренне содрогаясь от отвращения:

- Это вы меня выручите, если по дороге разделите со мной чашечку кофе.

- Разве можно отказать такой красивой женщине... - Его эго так раздулось, что в салоне стало тесно. Еще немного - и лопнет! Он протянул руку и представился: - Вольдемар!

Меня чуть не снесло с сиденья. Какой пассаж, а смотрелся обыкновенным Вованом! Я мысленно поблагодарила свои черные очки, скрывающие глаза. В данную секунду мои органы зрения имели форму как минимум октагона.

Справившись с собой и положив свою руку на его, я прощебетала, старательно изображая упившуюся тормозной жидкости идиотку:

- Какое у вас громкое имя! Вам оно так подходит! А я - Мария!

Русый блондин вальяжно обмусолил кончики моих пальцев, заставляя владелицу остро пожалеть об отсутствии одноразовых (а лучше - толстых хирургических!) перчаток, и высокопарно выдал:

- Восхитительное имя для прекрасной женщины! Звучит, как музыка! Мария Магдалена!

Я задохнулась, причем отнюдь не от восторга. Диего пригнулся над рулем и тихо хрюкнул.

- В кофейню! - велела я, мучительно соображая - выйду ли я из образа блондинки с силиконовыми мозгами, если серьезно обижусь?

Вольдемара же понесла нелегкая по просторам избитого, в колдобинах, типично местечкового псевдоинтеллигентского флирта:

- Мария - это исконно русское имя! Оно звучит, словно песня, будто легенда, сказка, как...

Я внимала, внутренне морщась, и вспоминала, как один тип двадцать лет назад без малейшего пиетета произносил это имя как Машка, Манька, Маруська или сокращал до банально-кошачьего - Муська.

- Вы так поэтичны! - выдавила я из себя, пытаясь проделать два дела одновременно - остановить безудержный словестный поток, направляя его в другое русло, и освободить свою руку, пока мне ее не раздавили в порыве страсти к философии до состояния ласты.

Мы покрутились немного по однотипным улочкам городка. Машина остановилась возле моей любимой кофейни 'Ароматы Востока', уютно устроившейся в тихом переулке.

Мы вышли из авто и отправились пить кофе. Надеюсь, я все же сдержусь и не подсыплю яда в благородный напиток. Не хотелось бы портить хорошим людям бизнес.

Диего предусмотрительно открыл дверцу, помог мне выйти и придержал массивную дверь. Правда, телохранитель неловко отпустил створку, когда подошел Вольдемар. Видимо, от сознания собственной неполноценности перед лицом такого бесподобного, напичканного комплексами чисто мужского превосходства экземпляра.

Вольдемар яростно зыркнул на Диего, словно ощеренный пес. Без особого результата. Мой телохранитель безлично сверкал стеклами 'хамелеонов', которые он всегда надевал вне машины, и понять его истинное выражение лица под зеркалами очков непривычному человеку довольно сложно.

Дверью Вольдемара все же приложило. По дряблому седалищу. Мужчина от неожиданности споткнулся и уцепился за статую Ходжи Насреддина у входа.

- Люди не одиноки, они - едины; в этом - самая глубокая истина нашего совместного бытия! - прошептал мне на ухо Диего, напоминая изречение Ходжи. Обычно по-русски мой телохранитель говорит абсолютно чисто, словно исконно русский, но вот когда волнуется, появляется легкий иностранный акцент, в чем-то довольно приятный. Во-всяком, случае, для моего уха. Так вот, сейчас Диего почему-то волновался.

- Дорогу осилит идущий... - не осталась я долгу, опять начиная щебетать, как безмозглая гламурная курица-блондинка: - Ах, вы, наверное, ушиблись! Вам нигде не больно? - И глазками по мужику - огонь пли! Длинными очередями.

Для пущего эффекта даже очки сняла, чтобы броситься на эту потрепанную жизнью амбразуру. Только, к сожалению, такое можно заткнуть исключительно чем-то большим. Например, противотанковой миной.

- Ему должно быть больно за бесцельно прожитые годы! - поддел меня цитатой из Островского телохранитель, помогая встать на ноги пострадавшему Вольдемару.

- Вы головой не ударились? - продолжила я, больно наступая Диего на ногу туфелькой.

- Нельзя ударить то, чего нет, - тихо пробурчал телохранитель. Я стиснула зубы и смерила его надменным взглядом. Не хватало, чтобы Диего мне весь план работ насмарку пустил!

- Мужчина, э! - вырулил из подсобки хозяин Ашот. - Статуй тут для красоты стоит, да?!! Себя положи на стул, а статуй оставь людям, пусть удовольствие полючат. Э?

- Со мной все в порядке, - со скрипом выпрямился блондин. Слащаво, с придыханием: - Просто я загляделся на неземную красоту Марии.

Я слегка запунцовела от комплимента, внутренне отплевываясь, и стрельнула глазками в сторону Ашота:

- Вы же не будете нас ругать?

- Нэт! - расцвел хозяин. - Такой красывый дэвушка нэльзя ругать, можно поить кофе и коньяком!

- Ага, - вполголоса поддакнул Диего, иронически ухмыляясь. - Напоить - и спать уложить.

- Завидуешь? - прошипела я сквозь зубы.

- Открываю тебе глаза, - не согласился телохранитель.

- Давай заходи! - хлопнул Вольдемара по плечу Ашот. - А статуй оставь тут, он каменный - кофе-коньяк не пьет!

- Спасибо! - пропела я, протаптывая народную тропу на мокасинах Диего. Тот даже не поморщился. Силен мужик!

- Слюшай, красавица, - громким шепотом сказал мне Ашот, деликатно придерживая за локоть. - На какой помойке ты вот это подобрала, а? Давай я тебя с настоящим джигитом познакомлю?

- У нее есть свой джигит, - немедленно вмешался сердитый Диего, оттесняя Ашота.

Мы вошли в полутемный зал.

Мне нравится это место. Низкие каменные своды из красного кирпича прекрасно гармонируют с такими же стенами, увешанными связками алых перчиков и декоративными шалями. Уютный полумрак, кое-где освещаемый горящими свечами. Пахнет куркумой, перцем и специфической смесью чисто восточных специй. Запах огня и юга. Мой любимый.

- Здравствуйте, Мария, - приветствовал меня бармен Сережа, темноволосый кареглазик лет двадцати с азиатской внешностью. - Вам как обычно?

- Да, спасибо! - кивнула я. - Мой столик свободен?

- Как всегда, - широко улыбнулся студент. Обратился к моим спутникам: - А вы что будете?

- Эспрессо, - бросил Диего, внимательным взглядом профессионала сканируя кофейню.

- Я хочу... - начал блондин.

- Можно я угадаю? - влезла я, широко улыбаясь и оказывая всевозможные женские знаки внимания стоящему рядом мерзавцу. Только что на руки ему не запрыгнула.

Вольдемар почувствовал себя маленьким гигантом большого секса и уверенно распрямил все еще широкие плечи, самодовольно кивая.

- Такой представительный мужчина, - кудахтала я, стараясь ненароком не брызнуть ядом. - Скорее всего должен любить... 'Американо'!

Угу. Попала! 'Угадай мелодию', приз в студию!

- Как вы проницательны, Мария! - расплылся в улыбке блондин и цапнул меня за руку.

Диего сделал неуловимое движение, стараясь помешать Вольдемару допустить в отношении меня какие-либо вольности, но я остановила незваного защитника скептически заломленной бровью.

- Вы волшебница! - пел курской жабой мой подопытный, провожая меня к столику. Я пожалела, что предварительно не зашла в аптеку и не купила себе какой-нибудь 'Аэрон'. Без него выживать рядом с этим ходячим атавизмом будет крайне трудно.

А насчет моей колдовской проницательности... Хм. Конечно, волшебница! Память у меня уж точно волшебная. Помню все. До мельчайших подробностей.

- Принесите наш заказ на столик, Сережа, - обернулась я, ловко манипулируя спутником и подводя того к своему любимому столу около дальней стены зала.

Здесь никого днем не бывает. Нам гарантировано уединение.

Диего занял соседний стол, сев лицом к залу и цепко обозревая окрестности. Судя по напряженной линии рта, телохранителя что-то сильно обеспокоило, хотя моя внутренняя сигнализация почему-то молчала...

***

В дальнем углу кофейни за столиком устроились двое мужчин. Несмотря на полумрак, оба находились в помещении в темных очках. Экспрессивные собеседники так сильно жестикулировали, что сторонний наблюдатель издали мог бы предположить: здесь сидят глухонемые.

- Смотри-ка, - ухмыльнулся шатен с вкраплениями огненных прядей в шевелюре и широкой татуировкой-браслетом на правом предплечье. - Hija de puta! Наша красотка уже попала в расставленные сети.

- Ты думаешь - сработает? - усомнился второй, отпивая кофе и откидывая с лица густую золотистую челку.

- Гарантирую, Ким, - оскалился первый. - Я затратил массу усилий и задействовал все нужные связи, чтобы она получила именно это задание. Пришлось кой-кому даже кое-что пообещать, но я не в накладе. Я никогда не проигрываю.

- А вдруг она все-таки устоит? - все еще сомневался Ким, с недобрым прищуром наблюдая за привлекательной золотоглазой девушкой, флиртующей с мужчиной. - Это у нее далеко не первое задание...

- Но первое, где задействован личный интерес! - насмешливо пояснил шатен, аккуратно поправляя край джинсовой безрукавки. - Тем более, что у нее грань подошла очень близко.

- Смотри, как хранитель напрягся, - усмехнулся Ким. Он, в отличие от джинсового винтажа собеседника, щеголял брюками и рубашкой от Ив Сент Лорана с элегантными запонками в виде рубиновых скорпионов. - Зараза, а ведь этот поганец, кажется, нас умудрился почувствовать даже сквозь нерушимый блок!

Второй недовольно хмыкнул. Сверхчувствительность Диего ему была знакома не понаслышке, но здесь проявила себя весьма некстати.

Светловолосый продолжал откровенно восхищаться:

- А он молодец! Виртуоз! - Без перехода: - Как ты думаешь, Рамон, он в нее влюблен?

- Скорей всего, - скупо пожал плечами собеседник. - Он никого еще так не пас. Но это не остановит его чувства долга. У Диего оно развито потрясающе. Если она пересечет грань, то хранитель, даже любя, все равно мгновенно уничтожит огненную - и рука не дрогнет.

- Ты великий комбинатор, Рамон, - хмыкнул Ким, не то восхищаясь, не то скрыто неодобряя. - Только одного не пойму - чем она тебе так насолила? Поделишься, брат?

- Это уж мое дело! - сжал зубы шатен, нервно затягиваясь и откидываясь на оббитую тканью спинку угловой лавки. - Мои мотивы останутся при мне, для тебя главное - итог, который совпадает с моим желанием.

- И тебе не жалко такую красотку? - спросил Ким, откровенно рассматривая девушку. Он залюбовался шикарной копной вьющихся светлых волос, достигающих тонкой талии. Отметил про себя точеное лицо с удивительными золотыми глазами, утонувшими в черных длинных ресницах; загляделся на пухлый рот с чуть капризным изгибом и легкой загадочной полуулыбкой.

- Нет, - решительно покачал головой хмурый Рамон. Глаза его полыхнули злым огнем. Яростно: - Я предлагаю лишь однажды, а потом уничтожаю. По возможности - чужими руками. Нам пора уходить! Время.

И пара растаяла в полумраке, как будто и не было их. Только на столике остались стоять две чашки и оплывшая свеча.

***

По моему позвоночнику пробежал холодок опасности, заставивший содрогнуться и передернуть плечами. Что-то явно происходит...

Я напряженно раздумывала, не забывая кивать собеседнику и расточать сладкие улыбки, пока он нес всякие глупости на грани пошлости.

- К сожалению, мне пора, - сообщил мне Вольдемар. - Работа, заботы.

- Вас подвезти? - расстроилась я. - Мы могли бы еще поговорить. Вы такой интеллектуальный собеседник!

- Вот мои номера телефонов, - достал блондин визитку. На обороте написал дополнительную цепочку цифр: - Это личный. Ну, вы понимаете...

- Конечно! - обрадовалась я. Натужно осклабилась: - Это так приятно. Значит, я могу быть уверена, что мы с вами еще встретимся?

- В любое время! - надул грудь упитанным индюком блондин, расцветая сальной улыбочкой. (Могу поспорить: в своих фантазиях он сейчас Ален Делон и Бред Питт, не меньше!) - Но не в рабочее! Тогда я, увы, занят. А теперь прошу меня простить, - он припал к моей руке. - Удаляюсь. Нужно еще поймать машину.

Диего скорчил кислую физиономию и шутовским жестом приложил руку к сердцу, так, чтобы видеть его ужимки могла только я.

- Я обязательно позвоню! - Пришлось пообещать пронафталиненному ловеласу.

Вольдемар заверил меня в своем пламенном ожидании и ушел, бодро помахивая портфелем.

Я еле дождалась, пока он покинет зал, и стерла с лица улыбку слащавой идиотки, доставая телефон. Нажала кнопку быстрого набора. Когда ответили, сказала:

- Привет, Лёна. Найди все на Владимира Юрьевича Петрякина, дата рождения -пятое апреля семьдесят четвертого года. Да, прошлого века, шутница ты наша! Место рождения - город Н-ск. Остальные данные скину по электронке. Жду.

Мой телохранитель Диего бесцельно послонялся по заведению, подошел к уютному столику в сторонке, где стояли забытые официантами чашки кофе с блюдцами, и зачем-то сунул средний палец в одну из них. Словно обжегшись, отпрянул и вернулся хмурый и встревоженный.

На ровном месте найти на свою голову горячий кофе? Мазохист! Причем, со стажем.




Глава 2



Кто имеет информацию, тот имеет всех!


Как только я запихнула в карман телефон, за моим столиком очутился Диего. Телохранитель положил на столешницу сцепленные в замок руки и негромко, с нажимом, сказал:

- Откажись от него!

Такое поведение было так непохоже на Диего, что я вопреки обыкновению не фыркнула и не отправила его по всем знакомому адресу, а заинтересовалась:

- В смысле? От Вольдемара или задания?.. В чем причина?

- Это дело смертельно опасно, - напрягся мужчина. Он молча смотрел, каменея скулами, и явно не собирался полностью вводить меня в курс дела.

- Основание? - подняла я брови.

- Интуиция, - на полном серьезе ответил он.

Для Диего, скрупулезного даже в мелочах, необычно вдвойне. Сколько его знаю - твердокаменный профессионал. Бесед насчет пресловутой интуиции, 'чуйки' и тому подобного не вел за все время ни разу. НИ РАЗУ! Только аргументы и факты, причем железно проверенные и сто раз подтвержденные.

- Весомо, - кивнула я, быстро набирая сообщение для Лёны на планшете. - Но уже поздно... - И если бы ты знал, НАСКОЛЬКО!

- Для кого? - Сильные руки сжались до побелевших суставов.

- Для меня, - ответила, не отрываясь от пересылки информации. - Это мой шанс избавить мир от еще одного редкостного подлеца.

- Это твой шанс избавить мир от себя! - взорвался телохранитель. - Ты испытываешь к нему чувства! Малейшая ошибка - и...

- И?..

Он сглотнул. Руки расцепились из замка и легли на стол ладонями вниз, параллельно:

- Ты хоть представляешь, сколько в схронах лежит дел с резюме 'Сгорел на работе'?

А ты представляешь себе, умник, что, в отличие от тебя, у меня НЕТ ВЫБОРА?! По своей воле исполнителями не становятся. Если я хорошо одета и живу в относительном достатке, это вовсе не означает, что я в восторге от однажды навязанной роли. Отнюдь. Такой мерзостью ни одна нормальная женщина по своей воле не занимается. Хотя... бывают приятные исключения. Как вот в этом случае.

- Диего, меньше слушай дурные офисные байки, - не выдержала его напора. - Я и к тебе испытываю чувства, - хмыкнула я, касанием пальца отправляя письмо. - Разные...

- Мы говорим о личном! - не сдавался мужчина. - Ты вступила на скользкую тропу!

- Да? - фальшиво удивилась, убирая планшет в сумочку. - Придется посыпать песочком, а для кого-то и наждачную шкурку положить, чтобы до финала доехали только уши гада!

- Разумные доводы на тебя не действуют? - Диего в раздражении стащил очки и уставился на меня аквамариновыми глазами.

- На меня никакие доводы не действуют... если я на работе, - спокойно ответила я, любуясь великолепным образчиком мужской красоты. Чисто эстетически. Уже много лет к мужикам я не испытывала никаких чувств, кроме азарта погони. Именно поэтому была одной из лучших в своем деле.

- Ты не понимаешь... - снова завелся телохранитель.

'Скажи мне правду, атаман!' - звучно заорал телефон.

- Извини, - сказала я без капли сожаления. Ответила: - Да. Да, буду. Полчаса.

К столику подошел Сережа:

- Вам что-то еще принести?

- Нет, - рявкнул разозленный моим отказом Диего, расплачиваясь и оставляя щедрые чаевые. Через секунду резко передумал: - Да! Новые мозги для этой, - кивок, - дамы!

- Для блондинки - это лишнее. Никому не нужная роскошь, - с достоинством парировала я, улыбнувшись студенту. - Спасибо! Потом повернулась к Диего: - Поехали!

Мы вышли из кафе. Галантный телохранитель чуть в сердцах не зажал меня дверцей машины.

- Ты повторяешься, - спокойно заметила я. - Это становится скучным.

- Повторение - мать!.. - кратко проинформировал меня мужчина, садясь за руль.

- Мать чего?.. - проявила я любознательность. Если кому-то сильно хочется сразить меня знаниями, то зачем мешать человеку пребывать в иллюзиях?

- Просто мать! - рявкнул телохранитель.

Кстати, давно заметила: для испаноязычного, наш Диего удивительно физически малоэмоционален. Практически не жестикулирует, как все добропорядочные южане. Если бы точно не знала, решила бы, что он подкидыш. Или англичанин!

- Куда едем?..

- В офис, к Лёне, - фыркнула я, удивленная его выходками. Никак съел с утра что-то несвежее? Так вроде на рассвете от него упорхнула молоденькая шатенка. Вот и верь после этого глазам своим...

Машина резко рванула с места.

- Если ты не прекратишь вредничать, - безмятежно сказала я, тщательно расправляя золотистую шифоновую юбку. - То, кроме копии повестки в суд за неуплату алиментов на троих несовершеннолетних детей, я буду показывать твоим пассиям фотографии твоих трех тещ в состоянии аффекта!

Мы еле вписались в поворот. Поскольку я была по своему обыкновению не пристегнута, меня ощутимо приложило о дверцу.

- По-моему, - пробормотала я, изо всех сил цепляясь за ручку, - твои предупреждения вкупе с гласом интуиции здесь ни к чему. Ты меня угробишь гораздо раньше!

Диего неожиданно съехал на обочину, остановил машину и развернулся ко мне, сверкая разъяренными глазами:

- Так это ты испоганила мне личную жизнь?! Ну, ты и...

- А были другие предположения? - лукаво поинтересовалась я, ничуть не впечатленная силой его гнева.

- Были! - рявкнул телохранитель.

- Тогда подозревай их дальше, - мирно посоветовал главный объект подозрений. - Иначе мне придется показывать твоим дамам следы плетки, других побоев и по секрету рассказывать о чьих-то пристрастиях к очень жесткому сексу... в одежде из латекса.

- Мария, не доводи до греха! - От рева у меня заложило уши. - И пристегнись!

Давно я не проходилась по больным местам этого самоуверенного самца. И вот результат, дожились: на меня орет мой собственный подчиненный!

Я вызверилась:

- И вообще, мистер Фрост, хочешь, чтобы тебе по утрам радовались - купи себе аксолотля! Он будет тебе нежно улыбаться за одну-две креветки, а мне будет приятней и спокойней! - но пристегнулась. Не хватало, чтобы он взялся за мой ремень безопасности самолично. Есть шанс, что пришпилит та-ак... я потом дышать не смогу!

Опять он на меня уставился, как монахиня на стриптизера! Того и гляди крестить начнет!

- Ты - чудовище! - безнадежно заявил Диего. - И не предлагай мне мучить несчастную зверушку!

- Надеюсь, от слова 'чудо'? - невинно полюбопытствовала я, устраиваясь поудобнее и раскрывая свою сумочку в поисках пудреницы и блеска для губ.

Невнятное рычание подтвердило мое предположение. Дальше мы ехали в полной тишине.

Остановившись возле практически полностью стеклянного офиса с крутящимися дверьми, Диего повернулся ко мне еще раз и тихо спросил:

- Тебе доставляет удовольствие издеваться надо мной?

- Нет, - ответила я честно.

- Тогда зачем ты это делаешь? - не отставал мужчина.

- Потому что мне доставляет удовольствие издеваться над твоими подружками, - призналась я. - Слишком уж восторженными выпархивают они из твоей комнаты.

- И чем это плохо? - удивился Диего, осторожно поглаживая мои пальцы на спинке сиденья. Мне почудилась в этом скрытая нежность.

Нафиг, нафиг! Обойдемся без экстрима!

- Это плохо именно тем, - осторожно высвободила я руку. - Что ты только что сделал.

- Ты ясно дала мне понять мое место в твоей жизни, - красивый мужской рот исказила кривая усмешка. - Ты поменяла свое решение?

- Нет, - улыбнулась я, чувствуя себя макакой, которой не разорваться. - Я предпочитаю не смешивать личные и рабочие отношения. - Стиснула руки на коленях: - Но и твоих одноразовых девушек терпеть не буду!

- Они одноразовые твоими стараниями, - оскалясь почище уссурийского тигра, злобно укорил меня телохранитель. - Каждый раз, когда я кому-то звоню вторично, мне сообщают дрожащим голоском, что я ошибся номером и тут нет никакой Оли, Раи, Вали. И вообще... это говорит автоответчик.

- Значит, моя тактика себя оправдала! - с удовлетворением заметила я, вылезая из 'Мерса'.

- Собственница! - обозвал меня уязвленный Диего, следуя за мной. - Пожалуй, я сниму себе квартиру.

- Попробуй, - не стала я его отговаривать. Зачем? Малозаметный подъем брови: - Только не удивляйся, если милейшие бабушки у подъезда будут считать тебя маньяком со стажем и террористом с гранатометом в штанах.

Препираясь и переругиваясь, мы дошли до офиса Лёны, расположенного в дальней части здания и имеющего большой внутренний дворик.

- Тук-тук, - стукнула я костяшками пальцев об косяк. - Здесь ли моя любимая, легендарная, известная своим коварством и лютой непримиримостью к врагам подруга?

- Заходи уже, припаленный паяц! - раздалось недовольное глубокое контральто. - Тебе нужно на паперти юродствовать - обогатишься.

- Меня оттуда уже выперли, - повинилась я, вплывая в кабинет. - Сказали, что моральным калекам у них не подают. Привет, Лёна.

- Здоровались уже, - хмыкнула невысокая, чуть полноватая шатенка с золотисто-каштановыми вьющимися волосами. Наше информационно-аналитическое и передаточное звено, а порою, и не так уж редко - рука помощи в трудную минуту.

- Чем порадуешь, солнышко? - плюхнулась я в давно облюбованное кресло около ее рабочего стола. У стола приятно обвевал кондиционер, напротив сиял неоновыми красками псевдоаквариум-монитор с движущимися коралловыми рыбками и прочей морской фауной.

Хорошо тут сидеть. Расслабляет.

Офис у Лёны обставлен известным дизайнером. Это заметно с первого взгляда, при входе сразу начинаешь проникаться атмосферностью его работы. Огромный круглый ковер, кажется, созданный из оттенков сливок, синего и цвета темного дерева. Пузатые кожаные диваны со стоящими рядом напольными лампами, один напротив другого, пара примыкающих столиков розового дерева. Белоснежные фактурные кресла. Акварели на сливочно-белых стенах, что-то из видов набережной Марселя.

Игра светлых и приглушенных темных цветов и оттенков. Днем - ярко и небанально, при электрическом освещении - уютно. В полумраке, когда включены только настольные лампы, преследует странное ощущение, словно находишься в пещере: тени по углам и отблески мягкого света.

Вдоль стен несколько бюро и стеллажей с эстетичными мелочами - классическими статуэтками, изящными безделушками и прочими изысками.

В таком зале президента не стыдно принимать.

- Ноги не закидывай, - строго предупредила меня сероглазая юристка, запихивая в ящик стола незаконченную вышивку. С мягким горловым смешком: - Не создавай у меня комплекс неполноценности.

- Чего стоишь пирамидой ацтеков, - обратилась Лёна к застывшему у двери Диего. - Садись уже!

- Из уст юриста слышать такие слова чревато нехорошими последствиями, - осветил белозубой улыбкой кабинет мой телохранитель. - Я лучше так постою. На свободе.

- Тогда присаживайся, - велела девушка. - У нас будет очень долгий и серьезный разговор. По ее тону стало понятно: всплыли весьма интересные сведения.

К сожалению, специфика моей работы не позволяет просто перекрыть клиенту кислородный баллон и сказать сакраментальное: 'Hasta la vista, baby!'. По законам и правилам Огненных, следует поймать преступника на 'горячем', сделать пламенное внушение с порицанием, затем уже мягким вразумлением попробовать вернуть провинившегося на стезю моральной чистоты. Ага.

Звучит занимательно и выглядит правильно. Практически идеально.

Вот только в моей практике такого не случалось ни разу. В основном, все заканчивалось на 'сделать пламенное внушение' ... До 'мягкого' вразумления клиент обычно не доживал. Ну, по крайней мере, умственно неповрежденным.

Внутри стал нарастать смех. Что поделать... огненные, они такие огненные...

- Смотри, - переправила мне Лёна толстую папку. Сухо уведомила: - Учти, здесь только часть. Интересный экземпляр, однако, попался. Понятное дело, не самая большая шишка, но...

Я внимательно изучила душещипательное содержимое, просмотрела фотографии и с удовлетворением сообщила:

- Какая обширная у человека деятельность! Феномен. За двадцать последних лет объект успел навертеть на свою карму как минимум пять пожизненных. А то и все десять!

Диего огорченно вздохнул и завозился. Он меня слишком хорошо успел узнать. Понимает: из шкуры вылезу, кишки себе на руку намотаю, но живым подобного подонка не выпущу!

А я продолжила спектакль одной актрисы персонально для воинственной Испании в его лице:

- Уникум! Куда там некоторым маньякам! - Лицемерно вздохнула: - И моя прямая обязанность помочь ему облегчиться!

- Облегчить душу, полиглотка! - поправила меня подруга. Замерла. Просканировала меня взглядом до мельчайших атомов, просеяла сквозь сито аналитически острого разума и гневно резюмировала: - МАРИЯ! Ты его знаешь!

- Была когда-то...мнэ-э-э... знакома, - поправила я ее в свою очередь. - Очень-очень давно.

- Это против правил! - вспылила Лёна, вскакивая и начиная носиться туда-сюда, от окна к рабочему месту и обратно.

Я демонстративно припудрила носик.

Лёна воззрилась с укором на невозмутимого Диего, сидящего с каменной рожей поодаль и сосредоточенно взмахивающего крылышками кинетической игрушки-браслета, лично им привезенной аж из Канзаса :

- А ты куда смотрел?

- В ту же сторону, - мрачно огрызнулся мужчина. - Кто бы только прислушивался? Если не ко мне, так хоть к голосу разума!

- У меня нет шизофрении, - сообщила я им, задумчиво накручивая локон на палец и обдумывая дальнейшую наступательную стратегию.

- Ты обязана отказаться! - повернулась ко мне Алёна. - Первое правило огненных - никаких личных контактов! Или я доложу наверх!

- А первое правило воздушных... - рассматривала я свои ногти с необычным французским маникюром - тонкой полоской стразиков и 3-D блесток по краешку. - Никаких вмешательств! Только помощь с информацией и наблюдение за исполнением.

- Ты погибнешь! - сменила тактику Лёна, переходя от прямых угроз к настойчивым уговорам. Амплитуда метаний увеличилась, она уже носилась по офису, словно маленький метеор, цепляясь каблуками за ковер и задевая провода мониторов. - Это опасно!

Мой резкий смех диссонирующими колокольчиками прокатился по комнате.

- Жить тоже опасно, - с ухмылкой заявила я, отрываясь от разглядывания ногтей. - От жизни всегда в конце умирают, знаешь? - Перевела разговор: - У тебя пилочки нет?

- Твою тупую башку даже бензопила не возьмет! - рявкнула командирским голосом милая дама-юристка. - Давай сама оторву, а?

- Не стоит, - напрягся Диего. - Она все еще под моей защитой.

- Надолго ли? - скептически усмехнулась Лёна, переводя цепкий многозначительный взгляд то на меня, то на телохранителя. - Сам ведь знаешь, как все быстро вверх дном переворачивается в наше время...

Диего ссутулился и помрачнел. Даже игрушечными крыльями размахивать перестал.

Юристка обратилась ко мне:

- Сколько за твою карьеру у тебя помощников сменилось?

Я закатила глаза:

- Причем тут это?

- И все же? - пристала юридической пиявкой верная подруга. Или вредная?

- Мигель, Иван, Матильда, Денис, Максимилиан, Тони, Джема, Луис... Хм. Восемнадцать, - посчитала я, загибая пальцы. - Диего - девятнадцатый.

- Странно, - делано удивилась девушка. - И чего это они так от тебя быстро сбегали, а? Не подскажешь?

- Так работа шибко нервная, - невозмутимо пожала я плечами. - Молока за вредность хотели. Но я ж не корова, чтоб доиться...

- Значит, в среднем по одному на год, - скрупулезно подытожила Лёна. - Круто! Еще одного сменить - и наступит юбилей!

Глаза моего бодигарда невольно вспыхнули, но он тут же взял себя в руки и перевел взгляд на рыбок.

- Не-а, - я все же нашла в недрах черной дыры, именуемой дамской сумочкой, пилочку и стала подпиливать непонравившийся мне ноготь. - Диего со мной третий год, остальные ломались намного раньше. Хлипкие больно.

- Да-а-а, - с невольным уважением протянула Лёна. - Я гляжу, ты еще большая стерва, чем я думала.

- Можно считать это комплиментом? - флегматично поинтересовалась я. Потом стала серьезной и обрисовала задачу: - Итак, суть дела я поняла. Остается только выяснить, как упасть этому скунсу на хвост.

- Не надо на хвост, - поморщилась коллега и по совместительству подруга. Она перестала носиться, как угорелая, и вернулась обратно в удобное широкое кресло. Напомнила: - Вони не оберешься. Скунсы, они такие... вонючие. И все же хочу напомнить тебе о существующих правилах...

- Бесполезно, - горько хмыкнула я. - Хошь верь, хошь - не верь, но не могу я отказаться, даже если бы захотела. А я не хочу.

- Это еще почему? - возмутилась шатенка, упирая руки в бока. - Законы одни для всех!

- Угу, - согласно кивнула я. - Умничка. Возьми с полки пирожок. А теперь скажи это Эйдену.

Мои оппоненты притихли и переглянулись.

- Это его личное распоряжение? - прошептала Лёна, в ужасе вцепляясь ноготками в свою пышную шевелюру. За мгновение коллега посерела, будто вылиняв.

- Это его приказ, - красноречиво хмыкнула я. - По крайней мере, слова: 'Иди и выверни этого поганца наизнанку для химчистки!' - по-другому я перевести не могу.

- А ему известно, что ты хорошо знакома с объектом?.. - осторожно поинтересовался Диего. Реплика прозвучала, словно сигнал тревоги.

- Известно, - почесала я лоб в легкой растерянности. - Обяза... наверное. Потому как вряд ли есть в этом мире хоть что-то такое, чего Эйден не знает. И ему, как ты понимаешь, по своей воле не отказывают. Тем более - низшие.

- Поздравляю, ты влипла, - горестно констатировала Лёна, отводя глаза и начиная перебирать папки на столе. - Капитально.



Диего подтвердил этот тезис неодобрительным взмахом чернявой головы и возгласом 'угу'.

- И мой долг тебе в этом помочь! - продолжила дочь российской и международной юриспруденции.

- Клея подольешь, добрая ты моя? - съехидничала я.

- В болото отправлю, - на полном серьезе парировала она. - Называется 'Женская радость'. Там во время войн, включая войну 1812 года, бабы французов и поляков отлавливали. Тех, которых трясина почти засосала. Ну и... устраивали себе нечаянную радость.

- Не продолжай, - остановила я поток исторических сведений. - А мне туда зачем? Там все еще какой-нибудь французик завалялся?

- Нет, - обрадовала меня Лёна, приосаниваясь. - Араб. Рошаном зовут.

- И что он в болоте делает? - недоумевала я. - Квакает? Зеленеет?

- Похоже на то. Зелень он там считает, - с немалой долей ехидства пояснила подруга, рассеянно водя пальцем по клавиатуре ультрабука. Уже более внятно: - У него там на дальнем хуторе загон для девчонок. Называется: 'Как стать самой успешной танцовщицей, официанткой, горничной и манекенщицей'.

Я замотрелась на цветастых электронных рыбок, чтобы вернуть себе хоть чуточку релакса и здравого смысла. Не помогло. Один и один не складывались.

- Что, в болоте?.. - не поняла загадочной мужской логики.

- В борделе! - рявкнула юрист. - Он там действительно обучает самых красивых. И скрытую съемку делает... Чтобы у богатых клиентов о товаре представление было.

- Понятно, - начала я злиться, потихоньку накаляясь. Ничего мне не понятно! Даже искры из глаз от злости посыпались.

Я глубоко вдохнула, дала себе команду успокоиться и вернула разговор в нужное русло:

- И все же он - не мое задание. Объясни на пальцах, как это связано с Вовчиком?

- Вовчик твой девчонок активно обманом вербует и туда привозит для окончательного отбора, - более подробно разъяснила Лёна. - Пачками. Девчат Вован с Рошаном в лагере сортируют, и там же друг с другом на месте мужики рассчитываются.

Я невольно перехватила напряженный взгляд испанца. Взгляд не телохранителя - убийцы. По какой-то своей, личной причине Диего работорговлю и торговцев наркотиками ненавидел больше всего. Ненавидел люто, до кровавых точек и помутнения в мозгах, хоть и почему-то тщательно это скрывал. Даже от меня.

- По-крайней мере, я так предполагаю, потому что другой возможности получить деньги мы не нашли, - внесла ясность Лёна. - И если ты хочешь припереть своего красавчика к стенке, то достань снимки и запись, - окончательно сформулировала рабочее задание назначенный юрист огненных и офис-менеджер в одном лице.

На этих словах мой телохранитель отчего-то стал скучным и задумчивым. Знает, чем дело пахнет, не дурак небось!

- Потому как это, - указала Лёна на внушительную папку, - всего лишь косвенные улики. - С тоской вздохнула и скривилась, словно ей подсунули лимон вместо яблока: - Для высшего суда их, сама понимаешь, недостаточно.

- Понятно, - хмыкнула я. Подумала еще немного и повернулась к Диего: - Будем вызывать двоих из ларца!

- О боже, Мария, ты просто зверь! - закатил глаза мужчина, хотя идея ему явно понравилась. Хитро улыбаясь, спросил: - Может, обойдемся банальным погромом? Нельзя так издеваться над людьми! Я Женевскую конвенцию читал...

- Они им тоже почитают, - терпеливо заверила его я. - На ночь. Вслух и с выражением.

- Лучше сразу прибей гадов, - посоветовал Диего, передергивая широкими плечами. - Милосердие не чуждо даже тебе.

- Приятно слышать, - улыбнулась я. Нависла над бодигардом: - Звони!


Глава 3



Берегите мужчин! Это исчезающая разновидность человека.


Диего достал свои телефон и потыкал пальцем в кнопки, посылая СМС-ку.

- Готово, - недовольно пробурчал мужчина. - И все же я настаиваю...

- Ты, чё, своих не узнал? - раздалось за дверью мелодичное сопрано. - Глаза протри, жертва офисной удавки!

- Хулиганка! - парировал мужской голос. - А если я тебя привлеку за оскорбление словом?

- Давай лучше за оскорбление действием? - последовало встречное предложение. И в нем была такая надежда!

Дверь открылась и в кабинет вошла девушка-готка. Среднего роста, чуть полноватая, что подчеркивал облегающий кожаный корсет и суперкороткая юбка. Высокие сапоги на головокружительных металлических шпильках бряцали цепочками в такт шагам.

- Всем полной луны! - поздоровалась гостья, поправляя шляпу с высокой тульей. Густая черная вуаль прикрывала намарафеченное до состояния штукатурки миловидное округлое девичье личико. Готка плюхнулась в кресло и закинула ногу на ногу, сверкнув сетчатыми колготками. Эфирная сложила затянутые в длинные перчатки миниатюрные руки и уставилась на нас в ожидании. - Зачем ты звал меня, старик?

- Я звал тебя, коль не во гнев, чтоб помогла ты мне поднять мою вязанку, - прошипел Диего, выбрав цитату из той же басни.

- Привет, Марика! - улыбнулась я. - А где Сапфира?

- Она вне стен обители сей светлой паркует к стенке вашего нахала, - пояснила Марика, приветственно кивая.

- О, боже! - подорвалась Лёна. - Игорь! - включила третью скорость и выскочила в коридор.

Меня замучило любопытство и я последовала за ней, чтобы увидеть, как миниатюрная байкерша с ирокезом из светлых волос пришпиливает к стенке высокого парня.

- Сапфира! - заорала Лёна. - Не трогай офисное имуще... офисного мужчи... отпусти практиканта!

- Почему? - отозвалась девушка, припирая тело к стене и придерживая тяжелым ботинком. - Ему нужна опора в жизни!

- Я сказала - отпусти! - бесновалась Лёна.

- Как хочешь? - пожала хрупкими плечиками под кожаной курткой Сапфира и отошла в сторону.

Практикант с глухим стуком познакомился с полом.

- Я предупреждала! - пропела байкерша, обводя нас карими глазами.

- И ты все еще хочешь их задействовать? - возмутился Диего, поднимая парня и усаживая в кресло. - Этих двух террористок нельзя отправлять в приличное общество!

- А там все неприличные, - утешила его я. Скомандовала: - Девочки, у нас новая задача! За мной!

В кабинете я подсунула неформалкам толстую папку с документами и дала время на ознакомление. Девчонки уткнули носики в материалы дела и читали, тихо переговариваясь между собой.

- Это две ходячие катастрофы! - никак не мог успокоиться Диего, подсев ко мне и тихо бухтя на ухо. - Ты помнишь, чем закончилось дело с их участием в последний раз?

- Выполнением задания? - подколола я его, параллельно размышляя о решении проблемы.

- А кто потом прятал последствия этого задания? - взбунтовался телохранитель.

- Лес рубят - щепки летят, - хмыкнула я, подавляя в себе желание запустить руки в его густую блестящую гриву.

- Тридцать две вековые ели, вывороченные с корнем - ты называешь щепками? - возмутился мужчина, раздувая ноздри. - Ты хоть знаешь, сколько мне пришлось приложить усилий, чтобы это прошло по документам как плановая вырубка леса?

- Девочки увлеклись, - пояснила я ему, сжимая ладони и отодвигаясь, чтобы не позволить себе лишнего. - Забыли, что они не в кегельбане.

- Ну да, ну да, - пробурчал Диего. Ядовито: - А у нас есть связи среди мелиораторов? Вдруг 'девочки' забудут, что они в болоте и захотят поиграть в водное поло?

- С этим все ясно, - отодвинула бумаги Марика. - Что требуется от нас?

- Вы должны туда попасть, - сказала я.- Собрать кой-какую информацию и немножко расшевелить осиное гнездо.

- Только не в таком разнузданном виде! - перебил меня Диего. - Таких оторв не возьмут туда даже балластом! Должно быть что-то хрупкое, невинное...

Подруги переглянулись, ухмыльнулись, и в помещении закрутилось два маленьких вихря.

Когда потоки воздуха улеглись, перед нами предстали две постройневшие девушки очень юного возраста.

Марика, одетая в розовое платье с кружевами, гольфы и лаковые туфельки, прижимала к груди плюшевого зайца. Каштановые волосы, забранные в два хвоста, украсились пышными бантами.

Сапфира нарядилась в голубой сарафанчик, белые носочки и теннисные туфли. Русые косы, закрученные баранками, обрамляли невинное личико без грамма косметики. В руках девушка держала школьный ранец.

- Мечта педофила, - мрачно прокомментировал Диего и подпрыгнул на стуле, получив электрический разряд в седалище.

- Симпатично, - кивнула я, показывая кулак Сапфире за использование стимулятора. - Но лучше бы постарше... чуть-чуть.

Подруги кивнули и снова закрутились в мини-торнадо.

Теперь нам выдали вариант постарше. Тонкие летние платья пастельных тонов облегали гармоничные девичьи тела. Босоножки на среднем каблуке подчеркивали идеальную стройность ног. Длинные распущенные волосы обрамляли юные свежие личики с невинными, широко распахнутыми глазами.

- Ну как? - пропела Сапфира, лукаво опуская длинные ресницы долу и покрываясь нежным персиковым румянцем.

- Прекрасно! - отреагировала Лёна. - Нам подходит!

Диего закашлялся.

Юристка выдала девушкам инструкцию:

- Значит так, эфирные! Матом не ругаться, мужчин в углу не зажимать, напитки из горла не хлестать и на спор зубами гвозди из досок не вытаскивать!

- Тетенька, - уставилась на юриста целомудренным взглядом Сапфира. - А кто в прошлый раз ставки поднимал? А потом на выигрыш проставлялся? Мы в стрип...

- Иногда нужно расслабляться, - молниеносно прервала ее спич Лёна. - Сейчас другие правила игры.

- Да, мамочка, - прошептала Марика. - Ты не напишешь нам шпаргалку, какие слова нельзя использовать? Чтобы мы ненароком не облажались...

Лёна, как всегда, не смолчала:

- Вам на латыни или на русском юридическом?..

Весь офис расхохотался. Девочки привяли.

- А теперь к делу, - прервала я разбор полетов. - Мне нужны записи разговоров и фотографии, потому что люди нынче пошли недоверчивые, так и норовят презумпцией невиновности в глаз потыкать.

- O tempora! O mores! - согласилась со мной Марика. - А можно еще вещественные доказательства принести? Если приставать начнут?

- De mortius aut bene, aut nihil - прошипел Диего, меняясь в лице.

- Ты о чем? - уставилась на него Сапфира. - Никто ничего отрывать не будет. Мы ж не садистки какие-нибудь. Пару раз ботинком по... ребрам - и все. А Марика вообще о другом говорила.

- Это о чем? - поинтересовалась я, вставая между телохранителем и подругами. Быстро сообразила: - Использованные средства защиты приносить не нужно. Нам не на отцовство тест делать.

- Жалко, - надулась Марика. - Ничто так не стимулирует мужчин, как перспектива краткосрочных вкладов с длительной выплатой алиментов.

- Ладно, - ткнула локтем в бок подругу Сапфира. - Хватит развлекаться, давай ближе к делу!

- Я больше предпочитаю ближе к телу, - потянулась Марика, соблазнительно выгибаясь перед Диего.

Тот попытался отстранить ее рукой, но Марика свободно просочилась сквозь преграду.

Это два неотъемлемых свойства эфира. Первое - слышать призыв электромагнитных полей на любом расстоянии, второе - не знать преград. Есть еще и третье, опять-таки, связанное с исконными свойствами.

Все эфиры - воплощенные молнии. При желании, шарашат током так, что любой полицейский шокер нервно курит в сторонке. Могут игриво кольнуть, а могут вжарить силой нескольких десятков гигаватт. Потом от несчастного одни угольки да пепел останутся. Оружие почти как у огненных.

Одно хорошо - буквой закона им не дана сила карать. Не то, зная их безудержную легкомысленность, на Земле остались бы жить одни эфиры, а прочая жизнь в материальной оболочке раз и навсегда исчезла. Вымерла как класс.

- Диего, ты же не оставишь в беде несчастную неудовлетворенную девушку, - потерлась бедром о телохранителя Сапфира, которая подошла к нему с другой стороны.

Красавец брюнет сочно выругался исключительно по-испански и пулей вылетел из кабинета.

- Использование ненормативной лексики запрещено! - крикнула ему вслед девушка. Потом повернулась к нам и скинула шутливую маску. Сверкнули построжевшие карие глаза: - А теперь точно к делу! Кто такой Рошан?

- Никто не знает точно, - призналась Лёна. - Но дела там творятся очень странные. Во-первых, он до сих пор не оказался в поле зрения правоохранительных органов, несмотря на то, что девушки постоянно пропадают...

- Глаукома, - кивнула Сапфира, выразительным жестом потирая большой палец и указательный. - Извини, перебила.

- Во-вторых, - пронзила недовольным взглядом девушку шатенка. - Около его хутора ощущается сильное энергетическое поле. Хотя к этому нет никаких предпосылок.

- Жертвоприношения? - предположила я.

- Если только сексуальные, - задумалась Лёна. - Нет тяжелого фона смерти.

- Понятно, - приняли мы к сведению. - Дальше.

- В-третьих, Рошан имеет возможность скрывать свое присутствие - внезапно появляться и так же непредсказуемо исчезать в нужных местах, - продолжила шатенка. Предостерегла: - Все его конкуренты в бизнесе были найдены мертвыми в запертых помещениях и камеры слежения ничего не зафиксировали, кроме едва уловимого глазу движения...

- О-о-о, как интересно, - пробормотала я, нервным жестом автоматически поглаживая левую бровь. - А есть запись?

- Нет, - покачала головой Лёна. - Но у меня есть кое-что другое, - и девушка протянула нам нечеткий снимок мужчины арабской внешности, на смуглой коже которого проступали едва видные синие татуировки.

- Ифрит, - прошептала Сапфира, водя пальчиком по линиям татуировок. - Там должен быть огонь все время. Какие-то открытые источники.

- В доме много каминов, - заглянула в свои записи Лёна. - Которые топятся даже летом.

- Еще там должно присутствовать дополнительно большое искажение магнитных полей, - сообщила Сапфира. - Эти твари состоят в основном из металла.

- Рядом с болотом официально разрабатывается месторождение железной руды, - заглянула в компьютер Лёна.

- А неофициально? - сложила я пальцы 'домиком' и уперлась сверху подбородком.

- Неофициально там вырыли шурф и построили времянки для рабочих, которые обжиты головорезами в защитных костюмах, - развернула к нам экран лэптопа шатенка.

- Любопытно, - признала я. Присвистнула: - Такого в моей практике еще не было.

- В нашей - тоже, - плотоядно оскалились подружки. Обе показали отросшие когти. - И мы в предвкушении встречи!

- Тогда встали и пошли на вербовочный пункт, - озвучила я приказ начальства. - После того, как вас охмурят, снимете лапшу и принесете отчет. Ясно?

Губы эфирных затронула опасная улыбка. Ой, чую, наплачусь я с ними!

- Лапшу взвешивать? - невинно поинтересовалась Марика. - Или оптом сдавать?

- Марш отсюда! - фыркнула я. - У меня своих макарон девать некуда!

Девушки встали и, плавно покачивая бедрами, отправились на выход.

- Стоп! - остановила подруг Лёна. - Можно я взгляну на ваши паспорта?

Девушки синхронно залезли в сумочки и протянули юристке книжечки.

Лёна взяла, пролистала и обвиняющим взглядом уставилась на Марику:

- Значит, Марика Франкенштейн? - прошипела сердитая шатенка.

- А что? - невинно моргнула глазками девушка. - Хорошая еврейская фамилия. Или вы расисты?

- Поменять! - приказала Лёна. - Ничего известного и привлекающего дополнительное внимание! Возьми фамилию - Сидорова!

- Марика Коза Ностра звучит гордо! - поддела подругу Сапфира.

- А ты, - перевела на нее обличающий взгляд Лёна, пролистывая странички паспорта до графы семейного положения. - Как ты объяснишь наличие двенадцати штампов о браке в девятнадцать лет с пометкой 'выбыл по причине смерти'? Чумой? Сибирской язвой?

- Ой, извини, - смутилась Сапфира. - Не тот документ случайно дала. Этот хорошо помогает при знакомстве.

- Аферистки! - сделала вывод юристка. - Обзавестись новыми 'ксивами' и вести себя как примерные девочки из хорошей семьи! Понятно?

- Да! - гаркнули в унисон подруги и вылетели в коридор с криком: - Тетенька разрешила нам курить травку, глотать ЛСД, пить абсент и глушить виски!

- Молодежь, - пожала я плечами, доставая телефон и перелистывая записную книжку.

- Хулиганки! - улыбнулась офис-менеджер. - Кому хочешь звонить? - полюбопытствовала Лёна, доставая из спрятанного под столешницей холодильника бутылку 'Перье' . - Объекту?

- Не-а, - широко улыбнулась я. - Будем вызывать тяжелую артиллерию! - и нажала на вызов.

- Только через мой труп! - рванула ко мне подруга, пытаясь отобрать мобильник.

Поздно! Я отпрыгнула в сторону и нежно пропела в трубку.

- Привет, солнце! Давно не виделись, Лана!

Раздавшийся от дверей стон прозвучал аккомпанементом к разбитой об стену бутылке минералки.


Глава 4



Из двух зол выбирают меньшее. А большим радуют ближнего!


Диего налетел на меня коршуном, схватил за плечи и повторил попытку совершить самоубийство и лишить меня средств коммуникации, пока я разговариваю с Ланой, прозванную Солнцем не за широту души (это само собой!), а за любовь к масштабной деятельности.

Пришлось мне удерживать телохранителя на расстоянии вытянутого стула, чтобы закончить важную беседу.

- Мне хотелось бы увидеться, - пропела я в телефон.

- Только не в моем офисе! - взвизгнула с тоской эмоционально вздрюченная Лёна.

- Прекрати немедленно! - орал Диего, отламывая ножки у офисной мебели.

Второй психопат выискался. А еще они мне говорят, что я маньячка. Это я-то? Да мне до них далеко, как до созвездия Кассиопеи!

- У тебя? - бойко переспросила я, понимая, что долго против них двоих не продержусь. - На даче? А где у тебя новая дача? Ага...

- Прикопай ее там же, на месте, - посоветовала шатенка, показывая на меня холеным пальцем разъяренному телохранителю. - Будет меньше проблем.

- Мария! - выдернул у меня остаток стула Диего. - Хватит с меня уже твоих выкрутасов!

- Буду, - сообщила я собеседнице и отключилась. Подошла вплотную к мужчине, задрала голову и уверенно заявила, глядя в невероятные аквамариновые глаза:

- Выкрутасы у твоих однодневок в постели, а здесь трезвый расчет и разум.

- У кого разум? - схватилась за лоб Лёна. - У тебя? Ты его потеряла по дороге! Может, пойдешь поищешь? Вдруг никому не понадобился?

- Завидуешь? - раздул ноздри телохранитель, меряясь со мной взглядом. - Хочешь на себе испытать?

- Я в очередях принципиально не стою, - спокойно отбрила я. - А помощь Ланы для нейтрализации ифрита нам очень даже понадобится!

- Зачем? - не сообразила Лёна.

- А как ты собралась его убивать, если ифритов практически невозможно уничтожить? Или у тебя есть печать Соломона для закупорки сосуда?

- Откуда взялся ифрит? - встревожился Диего.

О! Дошло! Надо же!

- Пока ты воображал себя клапаном и спускал пар, мы выяснили, что Рошан - ифрит, - любезно просветила я охранника.

- Мы окончательно влипли, - плюхнулась в свое кресло Лёна. Уставилась на меня жалобными глазами Кота из 'Шрека': - Ты хоть в курсе, что тебе нельзя находиться рядом с Ланой?

- В курсе, - кивнула я. - И что? Я похожа на самоубийцу?

- А то, что она может только каплей своей энергетики уничтожить тебя или толкнуть за грань, ты тоже в курсе? - тихо спросил мужчина. - Общение с ней для тебя гибельно!

- И откуда только у телохранителя-человека такие обширные знания? - прищурилась я. - Никак у тебя в постели побывала целая говорящая библиотека!

- Книгохранилище, - тряхнул кудрями Диего и резко отвернулся.

- Нет, я понимаю твои мотивы, - завелась подруга. - Но может, все же лучше и разумнее отказаться?

- Сама позвонишь? - повернулась я к ней. - Или будешь смотреть, как меня испепеляют? С огнетушителем наготове?

- Мария... - начал что-то говорить Диего, когда зазвонил мой телефон. На этот раз аппарат выдал: 'Куда ты, тропинка, меня привела!'.

Я кинула взгляд на дисплей, криво ухмыльнулась и ответила:

- Алло, я слушаю! - Прощебетала, взглядом призывая парочку заткнуться: - Кто это? Ах, Вольдемар!

Диего закатил глаза. Лёна скривилась, словно ей доставили несвежее суши.

- Как приятно, что вы позвонили, - кудахтала я, истекая сиропом, хотя отлично помнила, что номер я ему не давала. И на все сто процентов была уверена, что этот хлыщ уже в курсе даже размера моего бюста. Справки в его организации наводились быстро.

- Вечером встретиться?.. - я показала жестами, чтобы мне налили холодненькой водички. - А сейчас? Еще две клиентки? Да-да, понимаю... бизнес прежде всего...

На заднем фоне послышался звонкий голосок Сапфиры:

- Можно в манекенщицы записаться? Подумаешь, роста не хватает! Я энтузиазмом дополню! Ну пожалуйста!

Трудно отрешиться, когда рядом происходят подобные дебаты, но пришлось постараться.

- Конечно-конечно, - журчала я сиропным потоком, чувствуя, как склеиваются зубы от приторной лести. - Вечером. В ресторане? Где находится? Ой, какая прелесть! В восемь? С нетерпением жду нашей встречи!

Я бросила телефон и прохрипела:

- Воды! Пока меня от этой слащавости не стошнило!

Мне сунули стакан с минералкой. Я выдула ее залпом и сообщила окружающим:

- Итак, план такой. Сейчас мы с Диего едем к Лане, затем домой - я переоденусь и покормлю Дарси, а потом в ресторан 'Взоры одалиски'. Надеюсь там все же кормят, а не просто пялятся на меня за мои же деньги!

- Когда появишься? - заботливо спросила Лёна, словно жена-наседка. Так! Это меня начинает настораживать! Неужели все настолько плохо?

- Я позвоню, - схватила я сумочку и направилась к выходу. Бросила через плечо: - Ты каждый раз сообщаешь мне, что общение с моей персоной - это как затыкание мягким местом вулкана. Так вот, лава уже на подходе. Советую приобрести огнеупорные штаны!

- И я тебя люблю! - крикнула мне вслед подруга.

- Куда мы едем? - деловито спросил Диего по дороге к машине.

- Ты не поверишь, - ухмыльнулась я. - В сад!

- С тобой я поверю даже в Супермена, - невозмутимо заверил меня телохранитель, трогаясь с места после того, как я подробно объяснила ему наш маршрут.

- Мужик в красных трусах не такое уж редкое явление, - заметила я.

- Тогда в Спайдермена, - поменял имя Диего.

- Вы все плетете свою паутину, в которую влипают бедные беззащитные женщины, - сообщила ему я, копаясь в сумке.

- Что по поводу Халка? - заинтересовался телохранитель.

- В каждом из вас живет монстр, которого вы постоянно выдаете за пушистого зайчика, хотя он зеленый и громадный, - поведала я свою теорию.

- Я понял, - кивнул Диего. - Монстров в мире нет, их место заняли мужчины!

- Как-то так, - согласилась с ним я, отворачиваясь к окну.

Замелькали городские улицы, на которых кипела жизнь. Бегали стайки ребятишек за мороженым. Спешили одетые в легкие платья женщины за покупками. Твердым шагом утюжили тротуары сосредоточенные на мировых проблемах мужчины в светлых брюках и рубашках с короткими рукавами.

- Тоскуешь по нормальной жизни? - неожиданно спросил Диего, кидая взгляд в зеркало заднего вида.

- Что именно можно считать 'нормальной жизнью'? - оторвалась я от окна.

- Ты могла бы выйти замуж, иметь детей, - пояснил телохранитель, сворачивая на загородное шоссе.

- Не могла, - вздохнула я. - Моя нормальная, как ты говоришь, жизнь закончилась не начавшись. И давай не будем об этом...

Потому что в моей душе поднималось что-то темное и страшное, раскидывая щупальца и грозя выйти наружу и спалить все дотла. Все, до чего я могла бы дотянуться. А дотянуться я могла до многого. Прожитые годы и полученный опыт питали мои силы, подкрепленные волевым характером.

Впереди показались заброшенные сады, когда-то принадлежавшие одному из многих сгинувших в эпоху перестройки совхозу.

Одичавшие плодовые деревья, заросшая сорной травой земля, гниющие мусорные кучи по обочинам дороги. И запах... Запах запустения, разрухи и безнадежности.

- Останови здесь, - попросила я Диего, когда мы проезжали мимо яблочного сада.

Я скинула босоножки и вышла из машины, ступая по серой пыли. Впитывая ступнями тепло земли. Слушая ее стон и обиду.

- Мне туда, - кивнула я на сад. - Оставайся здесь. Я должна прийти одна.

- Это опасно! - вскинулся мужчина. - Мне следует прикрывать тебя...

- Не сейчас, - мягко остановила его я. - Здесь мне ничего не грозит. Если мне будет необходима твоя помощь, то ты узнаешь.

- И все же... - не сдавался Диего.

- Лана не любит людей, - еще мягче сказала я. - Они разрушают ее силы. Поэтому останься здесь.

- Хорошо, - смирился мужчина и прислонился к нагретому летним солнцем боку 'Мерса'. - Я буду ждать.

Я улыбнулась ему и пошла вглубь одичавшего сада, осторожно ступая по колючей траве. С каждым сделанным шагом трава становилась мягче и ласковей. Деревья выпрямлялись и покрывались яркой зеленой листвой. Полевые цветы ластились к босым ступням.

Здесь начиналось царство Солнца.

Я раздвинула склонившиеся до земли ветки, и предо мной возник небольшой сельский домик из сосновых досок, обнесенный чуть потемневшим от времени и погоды штакетником.

Около цветущих помидоров стояла, что-то внимательно разглядывая, среднего роста женщина с пропорциональной фигурой, запакованная в рабочий комбинезон цвета хаки.

- Я вам вчера что велела? - Лана уперла руки в бока, не сводя глаз с посадок. - А вы что? Не хотите по-хорошему?

Вокруг 'земляной' закружились вихри энергии. Женщина поймала их, сплела энергетическую веревку и запустила в посадки с приказом:

- А-ну стоять прямо! Я сказала!

Выпрямились не только помидоры. Честно-честно! Я своими глазами увидела, как задрала вверх алые ягоды клубника, приподнялись ветки плодоносных деревьев. Даже тыква попыталось встать во фрунт.

- Тебе отбой, - милостиво пожалела несчастное растение Лана.

- Тебе бы армию, - засмеялась я, выходя из укрытия. - Здравствуй и процветай, Солнце!

- И тебе огня и жара, Мария, - кивнула женщина, откидывая с лица прядь волос цвета чернозема. - Зачем мне армия, тут бы со своими сорванцами управиться!

Лана была высшей, 'рожденной с даром', а не обращенной, поэтому могла иметь своих детей. Я никогда не встречалась с ее мужем, личность последнего не афишировалась. Но двоих мальчишек-подростков я один раз видела.

Шустрые пацанята. Все в маму. В тот раз я наблюдала за экспериментом пробуждающихся 'земляных' сил в ребятах, когда те пытались заставить вишню саму чистить косточки. Интересно получилось.

Зрелище дерева, обстреливающего косточками босоногих пацанят, подарило мне хорошее настроение надолго.

- Что привело тебя ко мне, огненный страж? - спросила Лана, приглашая на открытую веранду.

- Мне нужен твой совет, а, возможно, и помощь, хранительница земли, - присела я плетеное кресло.

- Рассказывай, - кивнула женщина, подвигая ко мне корзинку с фруктами.

По мере моего рассказа зеленые глаза собеседницы меняли цвет от изумрудного до серо-зеленого, а потом и до черного, показывая чувства собеседницы.

- В общем-то все, - закончила я. - Что скажешь?

Вскоре меня стала бить крупная дрожь. Затемненная терраса и присутствие сильной противоположной моей силы сделали свое дело. Я начала слабеть.

Лана сходила в дом и принесла зажженную свечу, которую сунула мне в руки. Дама земли в раздумье уселась на свое место. К ней на радостях тут же набежали какие-то вьющиеся побеги, летние тапочки оплели шаловливые усики вьюнка и винограда. Лана шикнула на них по-доброму и опять задумалась. Наморщила лоб, покусала нижнюю губу и сказала:

- Я помогу.

- Что ты хочешь за это? - Я грела руки в пламени свечи и успокаивалась. Этикет общения между сущностями требовал назначить цену за помощь.

Мы все делали одно дело, но по-разному. У каждой сущности свое предназначение. 'Эфирные' разведчики добывают сведения и сообщают о нарушениях. Иногда работают на подхвате у остальных, потому что практически невозможно уязвить существо, сделанное из эфира. 'Воздушные' собирают информацию и следят за исполнением. 'Земляные' судят и выносят окончательный приговор. 'Огненные' приводят его в исполнение... Мы, и только мы, огненные, наделены нашим сообществом неотъемлемым и страшным правом - мы работаем палачами, ведь огонь очищает.

Есть еще одна сила - 'водные', но они встречаются крайне редко и они стихийные анархисты, так сказать, вольные гуляки. В нашу систему они практически никогда не привлекаются, потому что цена их услуг невероятно высока. Правильней сказать - непомерна. Тем более, никто не знает заранее - согласится ли тебе помочь своенравный 'водный' или помашет ручкой и исчезнет без следа, прихватив оплату (а они всегда берут ее только наперед!).

Самая большая проблема заключается в том, что мы все теряем силы в присутствии друг друга. Не настолько примитивно, конечно. У меня есть некоторый иммунитет по отношению к эфиру, а воздухом я вообще, можно сказать, питаюсь. Но земля быстро высасывает силы огненных и способна даже убить. Так же, как и вода.

Люди, которыми мы занимаемся - не просто люди. Они всегда - ВСЕГДА! - обладают некими необычными способностями. Когда я говорю 'необычными' - имеются в виду сверхспособности, экстрасенсорные, сенситивные, или как вам угодно это еще называть. И это доказано опытом.

Не может! - ну просто не может маньяк на облаве после удушения, пойманный с веревкой, мылом и молотком в пустом портфеле спокойно выкрутиться, если не обладает толикой внушения. Как иначе сделать, чтобы у опытных, матерых милиционеров не возникло даже тени сомнений и они его отпустили домой, как? Не настолько уж тот маньяк был и хитер. И таких случаев множество. Способности к внушению, эмпатия, телепатия, создание иллюзий, телекинез, талант к частичному управлению стихиями - вот неполный перечень свойств, не позволяющих обычным органам правопорядка легко разбираться с некоторыми выдающимися преступниками.

Зато ими занимаемся мы. Такие, как я.

Почему огонь? - только после очищающего действия стихии пламени такие души могут возрождаться и следовать дальше по пути эволюции, не обремененные прежними грехами. И все же это тяжелая ноша - карать.

- Платы не возьму, - взмахнула изящной рукой Солнце. - Я тебе еще и останусь должна! Эта пакость поганит МОЮ землю.

- Спасибо, - поблагодарила я, не отрывая взгляда от огня.

- Пора уходить, - поднялась Лана. - Твои силы на исходе. Буду нужна - положи руку на землю и позови истинным именем. Я приду.

- Благодарю тебя еще раз, защитница земли, - склонила я голову, вставая. - Да пребудет с тобой сила и плодородие.

- Да хранит тебя жар, - ответила ритуальными словами Лана, провожая меня за калитку.

Покинув 'земляную', я нашла открытое место и подставила лицо солнцу, впитывая в себя силу горячей звезды. Купаясь в лучах светила, восстанавливала утерянное равновесие.

Там меня и нашел взволнованный Диего, появившийся со словами:

- Ты опять полумертвая. Я же говорил!

Я повернула к нему лицо, поймала солнечный зайчик и улыбнулась:

- У нас есть поддержка от земли!

- Ну хоть что-то у нас есть, - проворчал телохранитель, подхватывая меня на руки. - Куда теперь, лучик?

- Домой, - зажмурилась я, прислоняясь к широкой груди. - Отнеси меня домой, Диего.


home | my bookshelf | | Непросто Мария, или Огонь любви, волна надежды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 27
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу