Book: Чернокнижница. Практикум по дипломатии



Низамова Таша

ЧЕРНОКНИЖНИЦА. ПРАКТИКУМ ПО ДИПЛОМАТИИ

Пролог

Отбрасываю длинные черные волосы назад.

— Я не понимаю Учитель, почему вы выбрали меня? — скажете так нельзя? Можно. Когда тебя отправляют неизвестно куда, а главное зачем, тут все Правила и Уставы не только вылетают из головы, но и кажется абсурдными.

— Ты одна из лучших моих учеников.

Короткий ответ. А сколько смысла! Одна из… но не самая. Зачем рисковать тем, что по-настоящему дорого? Но позориться тоже не стоит. Все как всегда просто, нужно немного подумать, подумать и найти правильный ответ. Что ж Тина, можно поздравить тебя с очередной глупостью и … тупостью. Отбросим начало фразы, останется столь дорогое слуху «лучшая».

— Ограничения?

Пожалуй, мне удалось придумать стоящий вопрос.

— Не трогай могилу Эльвариада.

О! Все так плохо. Эльвариад, первый светлый, ставший темным. Гм, я не сказала, что он стал очень-очень сильным черным магом? Да, я еще в своем уме, что б пойти на такую авантюру. Меня потом за это не только четвертуют белые маги, но и черные. Нет, вот ничто так не прививает любовь к жизни, как Черная Цитадель Тьмы.

— Хорошо, — скромно потупила я взгляд. Честно хотела еще добавить нечто вроде «если Вы так просите…», но вместо этого выдала другую глупость — Почему вы, наставник, не воспользуйтесь столь милым предложением белых магов и не поедете со мной?

— Дорогая моя девочка, гибнуть должны Ученики. Запомни эту простую истину, возможно когда-нибудь и ты станешь Учителем.

Ой! Какое доверие. Бедные мои ученики, я сомневаюсь, что они чему-нибудь хорошему у меня научатся. Да и вряд ли после пары моих уроков Цитадель устоит.

— Гибнуть должны те, кто не угоден и не может быть полезен, — а я ведь вам еще нужна? Столько есть способов избавиться от назойливой ученицы, ну почему нужно выбирать самый паршивый?

— Когда ты вернешься, мы еще поговорим об этом, а сейчас просто прими свое…

— Наказание, — впервые в жизни перебиваю Учителя.

— Нет, направление на повышение практических знаний дипломатии — он вручает мне сложенный пергамент и свиток перевязанный красной нитью.

Принимаю. Все уже решено еще вчера. Я могла уйти и остаться недоучкой, я выбрала поездку в светлые земли. Я первая из служителей тьмы, кто пересечет границу между двумя мирами. Первая после Пятивековой Войны.

Учитель улыбается, открывает дверцу кареты. Какая честь. Великий Маг не только взял меня в ученики, но и провожает до кареты. Учитель… Высокий, мускулистый мужчина, еще не старец, но не молод. Черный плащ величаво спадает с плеч. Черная просторная рубашка, обшитая серебром, высокие сапоги, говорят из кожи дракона. Он родился в войну, он вырос в войну, он один из трех магов подписавших договор о взаимном Перемирии. Он Верховный Маг Тьмы. Светло-зеленные нечеловеческие глаза смотрят серьезно, но не жалостно. А мог бы немного и пожалеть.

Ну, что ж Тина. Вот и твой похоронный эскорт. Карета, одна их трех, числившихся за Цитаделью, традиционно черная, отделанная лунным металлом, крепче алмаза, украшенная сухими черными розами. Если бы не вся эта ситуация, я бы была покорена ее красотой, но сейчас… Мама дорогая, я же дальше Цитадели никуда не ездила!

Принимаю галантно поданную руку Наставника и забираюсь в карету, ну и все. Осматриваю, надеюсь не в последней раз, ставшую родной Цитадель, архитектурный комплекс из пяти главных и самых высоких башен всего мира. Черная мышь, каменная статуя, одна из нескольких чудовищ, украшавших крыши Цитадели, поднимает крылья. Рассвет только касается главного пика.

— Nerou selha.

Простите, что? Да, с языками у меня плохо. С натяжкой владею двумя: родным и общепринятым. Общепринятым хуже. А это похоже на древне темный. И что ответить?

— Я вернусь.

Коротко и по делу. Учитель закрывает дверь кареты, впервые оставляя мою реплику без ответа.

Глава 1

Джеральд

— Ваше Высочество, пора вставать. Первая пара через десять минут, — это Ден. Чтоб его. Такой сон испортил. Натягиваю одеяло на уши.

— Сколько раз тебе говорить, что я не высочество?

— Высочество, высочество, — рассеянно отвечает Ден, явно думая о другом.

— Я — Лорд, — объясняю я в который раз. Мог бы уже запомнить, или у него от учебы все мозги заняты? Лорд — всего четыре буквы, высочество — ого-го сколько много. По-моему, если заменить высочество на лорд, то сколько памяти освободиться!

— Тебе будильник на вторую пару поставить?

— Нет.

— Хорошо, поставлю, — иногда мне кажется, что он надо мной издевается. Но развивать тему я не стал, сон важнее! А уж тем более вставать и выкидывать этот чертов будильник в коридор…


Треск. Такой противный и нудный. Бе. Заползаю под подушку, в надежде, что будильник заткнется. Но увы. Ден! Мысленно представляю, что я сделаю с этим «умным» созданием тьмы. Это придает силы, и я сползаю с кровати. Шлепая по деревянному полу босыми ногами, обнаруживаю источник треска под деновой подушкой. Зараза. Еще через секунду соображаю, как его заткнуть. О! Тишина. Бросаю пакость обратно и забираюсь в еще теплую кровать. Живем.

Ден мой приятель по комнате. Сосед так сказать. Он со странностями, с тех пор как я поселился здесь на соседней кровати, он усердно пытается вытащить меня на пары. Он будит меня каждое утро! Да, он ненормальный, с причудами (еще какими!). Не пьет, не курит, не прогуливает, не танцует, не шутит, не получает неуды, не верит ни в одного бога, не поддается на уговоры, не отступает от принципов, не нарушает правила и зовет меня высочеством, чтоб его! Спешу вас заверить, я не принц! Я двоюродный брат королевских отпрысков. Лорд, только лорд.

Почему мы живем вместе? Кхе, кхе… Просто следуя традициям семьи, я учусь на боевого мага, во имя Света. Раньше, до второго курса я жил вместе со своим другом Ривальдом. Но недавно мы, как бы это сказать, сожгли свои апартаменты. Нет, не специально. Так получилось. Ну немного подрались, с кем не бывает? Да, мы с ним оба огневика. Самые сильные огневики на факультете. И что? Это не наше вина, что защитные заклинания не выдержали!

Вот. Ректор почему-то посчитал, что селить нас вместе больше не стоит и не выделил новую комнату в общежитии, так как нашу старую комнату смели веником в совок. Меня он подселил к Дену, обитавшему до его в гордом одиночестве, Рива третьем к Фреду, в этом году он заканчивает эту Ступень, и Никасу — некроманту. Еще та компания. Они конечно со странностями, но нормальные. Вот так мы теперь и жили.

Днем спали, ну как все студенты, после обеда заползали на пары (иногда проползали мимо), вечер всегда в дружеской компании, почему-то очень шумной и утро мучилось похмельем. Кстати, не мешало бы что-нибудь испить. Это мысль запала мне в душу. Поворочавшись еще с полчасика, я нашел в себе силы подняться. Оделся. Скривив нос, напялил нелюбимую мантию. Уж лучше бы школьной формой был плащ. Пошарил, нашел свою сумку с пергаментом и чернилами. Там лежали все свитки по всем предметам. Никак не могу списать расписание, почему-то, когда иду на пары, бывает некогда остановиться, а с пар уже просто не культурно. Так что свитки в сумке практично вытеснили учебники.

Ключ я не стал искать. Как помню, вчера он выпал куда-то, когда я пытался попасть в маленькое отверстие в замке. Безуспешно. Мне открыл Ден. Скривился, почувствовав запах, схватил учебники и поспешил в библиотеку. А мне так хотелось поговорить!

Взмах рукой, дверь закрылась на заклятье. Жаль нельзя так же с похмельем. О-очень жаль. Мои ступни уверенно направились в трактир. Выпивки там не осталось. Ее выпили вчера. Школа, первая ступень Белой Цитадели, имела склонность заботиться о своих подопечных, и в три местных трактира спиртные напитки поставлялись раз в месяц. День поставки совпадал с днем получения стипендии. И все напитки выпивались к началу следующего дня. Сейчас была середина того самого дня, когда похмелиться уже нечем. Так что мне приходилось надеяться только на сок. Конечно, в больную голову могла прийти мысль вырваться из студгородка и забежать в городской трактир, но увы, вследствие проведенных экспериментов на первым курсе могу с уверенностью сообщить, что это бредовая идея.

Так что завтрак: яичница с беконом и три стакана томатного сока- прошли в хмурой обстановке. Есть не хотелось, хотелось пить, но поесть надо было. Посидев еще, я поплелся на третью пару. Маги-практики второго курса встретили меня поредевшими рядами. Стипендию как-то некстати выдали среди недели. Поприветствовав собравших (мне отозвались невнятными возгласами), я уселся за парту, тяжело дыша. А вы попробуйте обойти вверх-вниз по ступенькам человек этак сто? Третья пара оказалась совмещенной, маги воды, воздуха, огня и земли все вместе и, вот незадача, со всеми я дружу.

— Ну, что было на первых двух? — я протянул руку Дену, моему соседу по комнате, теперь и соседу по парте.

— Хочешь узнать, почитай мой конспект, — лениво отозвался Ден, пожимая протянутую руку.

— Что ты, я так просто, из вежливости спросил, — не на шутку испугался я, понимая, что Ден в хорошем расположении духа и правда может засадить меня за свои конспекты.

— Списывай, — Денис положил передо мной пергамент.

— Что это? — не дожидаясь ответа, я сравнил название предмета на пергаменте друга и у своего. Совпало. Иногда бывает и не совпадает.

— Дзешька.

О! В принципе я не каждую домашнюю работу списывал, но несколько недель назад, я выиграл в кости вот это место за партой у Сэма. Да, раньше здесь сидел Самуил, маг воздушник как и Денис, но после того как я узнал, что мой Ден имеет склонность к предсказанию и еще ни разу не ошибся в вопросе о дз. Если он кому-то говорит списывай, значит у тебя это будут проверять, но говорит он только своему соседу по парте. Наверное, испытывает какую-ту ответственность за близ сидящего.

Я быстро застрочил по пергаменту.

— Сколько времени до…

— Пять минут.

Я так рано пришел? Даже не верится! Может, стоит провозгласить сегодня день начала новой жизни?

И как Ден разбирается во всем этом. Слияние Четырех Стихий или сокращенно СЧС это не с больной головой разбираться! И вообще из практиков в этом разбирается только Ден. У него все ее и скатывают. До сих пор не пойму, как наш второй курс на этом не поймали?

Я писал, не вдумываясь в текст. Мысли разлетались. Может мне не стоило сегодня покидать уютную кроватку? Рив после вчерашнего не пришел. Спит, наверное, еще. Как помнится, он сидел в трактире, когда я ушел.

Внезапно Ден вырвал у меня пергамент.

— Ты че?

— Так, так, сэр Джеральд Д'Вальдгард.

Упс. А вот и препод. Ларсенда Агнер. О! Стерва еще та. Высокая дамочка, среднего возраста. Что странно блондинка, но умная ужас.

— Да, — поднимаюсь, держась за парту. — А что, пара уже началась?

— Нет, сэр.

Фи. А что кричит тогда? Приземляюсь на место. Я, между прочим, в своем праве.

— Но этот урок начнем с опроса. И вы первый кандидат к доске.

О! А можно сразу неуд? Да, кстати, про что тема? Лихорадочно листаю учебник, позаимствованный у Дена. Легким движением руки Дениса учебник как дрессированная собачка открывается на нужным месте.

— Адепт Денис Севельан, — магистр Агнер серьезна как никогда, — потрудитесь объяснить, что делал ваш пергамент у адепта Джеральд Д'Вальдгард?

— Он просто сравнивал свое решение с моим, — поднимаю глаза от учебника. Интересно он меня будит с такими же невинными глазами как сейчас?

— Неужели? А мне показалось, что адепт Джеральд Д'Вальдгард занимался плагиатом?

— Он нашел ошибку в своем решении.

— Денис, — более мягким голосом, — я заметила.

— Что? — вопрос с третьей парты первого ряда. Не знает человек, только проснулся?

— Ветариад, заклинание второй Ступени.

— Вы ошиблись, вы же знаете, — Ден был спокоен. Это про что они говорят?

Глаза магистра потемнели.

— Все так просто! Браво! Я поставлю вам отлично по СЧС за курс изучения, если вы назовете имена тех, кто сегодня воспользовался вашей хитрой тетрадью.

Приехали. Вылет отменяется. Метлы замерзли. Воспользовались пергаментом Дена? Ой, да весь наш второй курс! Я даже не знаю человека, который бы не списывал у Дена. Ден наш всезнайка! Над ним и подшучивать-то не интересно, закроет лавочку и все. Свои и уделают тебя за это. Среда студентов довольно жестока, но сдать всех? А что?

Ден может, я бы даже сказал, что он единственный кто может. И цена довольно щедрая. Пять лет можно СЧС стороной обходить! Мечта студента!! А сдаст, что с нами будет и как мы без него будем?

Тихо-то как стало! Даже шум в голове теперь превратился в отчетливый звон.

— У меня никто не списывал, — лучезарная улыбка. Наверное, с такой улыбкой он по утрам прячет свой зверский будильник под подушку.

Внезапно глаза Дена остекленели, взгляд магистра остановился. В полной тишине прошла минута, другая.

— Это ваше последнее слово, Денис?

— Да, магистр Агнер.

— Хорошо. После ужина зайдите к Ректору, — Ларсенда Агнер была спокойна. — Приступим к занятиям. Адепт Джеральд Д'Вальдгард к доске!

— А может не надо? — жалобно спросил я, но Агнер не ответила. Пришлось ползти к доске. Покривлявшись там минут пятнадцать, я с чувствам выполненного долга вернулся на место. В мой стройный ряд оценок затесался новый уд. Честно сказать я не ожидал от себя такой прыти! Победно взглянул на Дена, обычно после моих выступлений всегда следовали его ехидные реплики. Ден не ответил, он потирал виски и вообще похоже не замечал, что происходит вокруг. Я не стал его трогать, можно понять, у человека горе. Его впервые в жизни вызывают к Ректору!

Агнер успокоилась только на шестом приговоренном. Почему-то наши скромные знания ее предмета магистра не устроили, и она пообещала контрольную по всем темам на следующей паре. На что мы ответили дружным стоном. Проигнорировав наш протест, она приступила к новой теме. Зевнув в кулак на пятом предложении, я стал прикидывать, как бы мне лучше спрятаться за широкой спиной Карла и вздремнуть часок. А что, Ден все запишет! И если меня как-нибудь потянет к знаниям, так еще и все объяснит.

Я краем глаза взглянул на Дена. Обычно он первый приступал к конспекту и старался записать каждое слово препода, но сейчас он отстраненно крутил перо, как будто впервые его видя.

— Ты чего? — проявил я беспокойство. Ден не ответил. — Да, ладно не переживай! Подумаешь, к Ректору вызывают. Я там каждую неделю бываю. Он добрый. — Ден даже не посмотрел в мою сторону. — Они же понимают, что слияние, если кто и знает так это ты! Ничего они не сделают. Ну, скажут, чтоб ты не давал списывал и все!

— Джеральд Д'Вальдгард, перестаньте бубнить! Пишите лекцию! — даже Агнер не выдержала, а Ден по-прежнему не подавал признаков жизни. Ну и ладно. Не хочет, как хочет. Я тоже обидеться могу. Смочив перо в чернильнице, я стал записывать за магистром.

— Денис Севельан, это вас тоже касается!

Ден вздрогнул. Смочил перо и … поставил жирную кляксу на пергаменте. После чего потер висок и пристроил рядом перо. На этом Ден закончил конспект лекции и свернул пергамент. Агнер только фыркнула, но замечаний больше не сделала. Готов поспорить, решила отыграться у Ректора.

Дальнейшая пара прошла в дружеском, почти семейном кругу. Она нам что-то рассказывала, мы писали и сопровождали уверенным возгласом «Да» каждый ее вопрос «Всем все понятно?», совсем не задумываясь над таким пустяками как: кому и что понятно? Ясное дело, не нам.

Долгожданное «На этом мы на сегодня закончим. Готовьтесь к контрольной работе» застало меня не подготовленным, на середине сна.

— Уже все? — осведомился я у Дена.

Ден фыркнул, кинул так и не открытый пергамент в сумку. Туда последовал и учебник.

— Сейчас что?

— Обед.

Ну наконец-то! А то я уж устал от этих пар! Надо Рива разбудить.

— Ден, слушай, спасибо тебе! — это с соседней парты.

— Ден! Мы твои должники! — это с задней.

— Ден! Спасибо! Ты настоящий друг! — это уже весь наш второй курс собрался вокруг нашей парты. Кто жал руку Денису, кто хлопал по плечу.

— Да, ладно. — Ден немного растерялся. — Но насчет должников, это я запомню, — произнес он поднимаясь.

— Может не стоит? Это кто там про должников сказал? — заголосила толпа.

Ден не стал ждать ответа. Он первым покинул аудиторию. Правда никто и не сознался.

— Сегодня в кабак после занятий? Так пронесло, надо отметить!

— Точно! Джер, Дена тоже тащи!

— Обязательно! — пообещал я. Угу, этого притащишь…

— У старшиков спиртного надо поискать!

Продолжая обсуждать эту тему, народ стал потихоньку расходиться. Пораскинув мозгами, я решил сначала найди Рива. Находиться тот не спешил. Оказалось, он успел проснуться и куда-то смыться. Ну и ладно. Убежал наверно к своей Эмме. Честно сказать, мне очень стыдно, кроме ее имени я о ней ничего не знал, но Рив в последнее время все чаще стал упоминать это имя. По-моему, там намечался серьезный роман. Проискал я его довольно долго, идти в кабак не имело смысла. Но есть уже захотелось. Так что, пойду я наверно в столовую.



Столовая встретила меня большой очередью. Интересно, она когда-нибудь здесь кончается? Мой опыт показывает, что нет. Взяв поднос, я примостился в конце. Ну, ну! А преподы удивляются, почему студенты с обеда всегда опаздывают. Вот тут я заметил макушку Дена. Притом она уже была почти у кассы.

— Ден! — заорал я на всю столовую. Студенты вздрогнули. Ден обернулся с рожей великого мученика. Воспользовавшись общим негодованием, я быстро проскользнул к другу, схватив по пути парочку тарелок с горячим. Примостившись рядом, я громко поблагодарил друга:

— Спасибо, что занял мне место!

Ден фыркнул, покачал головой. Расплатился. Он думал, что я от него отстану? Щас! Занятый им столик был единственным свободным, так что я уверенно сел напротив.

Ден грустно поводил ложкой в тарелке. Похоже, настроение у моего друга так и не прибавилось по окончанию пары.

— Да не переживай ты!

Денис не ответил. Приступил к еде. Что-то он после пары стал совсем неразговорчивым.

— Пошли вечером с ребятами в кабак, отвлечешься.

— Мне к ректору.

— Вот как раз после ректора и надо развеяться. Там девчонки будут. Потанцуем, повеселимся! — Ден молчал. Точно! Его надо с какой-нибудь девушкой познакомить! И почему мне раньше не пришла в голову эта идея? Может тогда у него мозги на место встанут. — Пошли, Ден, не пожалеешь.

— Завтра у нас имка.

— И что?

Ден вздохнул и принялся объяснять.

— По Исцеляющий Магии у нас была практика. Нужно подготовить отчет. Насколько я помню, у тебя тоже не получилось исцелить ожог.

— Ну и что? Ден, ты слишком много занимаешься.

— Потом на третьей паре у нас Разумные Расы.

— Ден, успокойся, — тот приподнял бровь. — Слушай, что ты такой злой?

— Злой? — Ден поперхнулся. Сейчас его лицо выражало нечто: «Я столько для вас делаю, а вы?».

— Ну, да. Насколько я понимаю, свидание с ректором, не главная причина, которая тебя расстраивает?

— С чего ты решил?

— Поверь мне, я видел людей, которых вызывали к ректору. Особенно впервые. Они ни о чем другом думать не могли.

— Мне предлагали отл! По-моему, хорошая причина обидеться на весь мир.

— Угу, но ты не обиделся. Даже я, как ты говоришь, со своими куриными мозгами, понимаю, что если кто и сдаст СЧС, так это ты!

— Спасибо за доверие.

— Ден, что произошло?

— У меня забрали пропуск в библиотеку, — сдался Ден.

— Что-то я не слышал ни о каких пропусках в библиотеку, туда ходит, кто хочет.

— Ту часть, которую называют Архив.

— У тебя есть пропуск в Архив? — у меня отвисла челюсть. Пропуск в Архив выдают преподавателям только после пяти лет работе в Цитадели, а во время войны туда могли зайти только Верховные Маги! А он какой-то второкурсник… Куда катится мир?

— Был.

— И ты ничего не сказал?!

— Ты не спрашивал.

— А сам сказать не мог?

— Ты не спрашивал.

— А у тебя там еще ничего интересного в загашнике нет?

Ден прищурился. Не знаю, есть ли у него еще какие тайны, но расставаться с ними он не собирался.

— Ладно, проехали.

— У меня теперь и пропуска нет…

— А что, так уж он и нужен? Меньше знаешь, дольше спишь…

— Пары рано начинаются.

Да, проспать даже не предлагаю. Сложный он человек.

— Если так надо, почему не проберешься без пропуска? Можно попытаться взломать их защиту.

Вот теперь удивился Ден. Да еще как! А я и не знал, что его можно НАСТОЛЬКО удивить.

— Ты думаешь, что говоришь? — наконец сформировал он свои мысли в слова.

— А что?

— Ладно, о том, что это нельзя делать и все такое я говорить не буду, но… Джер, там защиту ставили лучшие Белые маги Альянса! Многих из них стали Историей!

— Слушай, тебе надо в Архив? — уверенный кивок. — Ну так в чем проблема? Если магистр считает, что ты можешь сотворить заклятье Второй Ступени, так почему не попробовать сломать их защиту! Мы с Ривом тебе поможем.

— Издеваешься?

— Я серьезен как никогда! Твои мозги, наша удача.

— И нет Архива!

— Ну, это как дело пойдет, — деловито перебираю пальцами по столу. — Вообще-то такой исход не желателен, но если ты хочешь… — прерываюсь на половине фразы, замечая, как Ден начинает сползать под стол. — Да, не переживай ты так! Мы аккуратно, честное слово!

— Жрете, да? — раздается над нашими головами. Поднимаю глаза и вижу довольную физиономию Рива.

— Рив, дружище! — протягиваю ему руку. Тот деловито жмет. Присаживается рядом. Протягивает руку Дену.

— О! Денис, герой дня. Мне уже все рассказали. Зачем от отла отказался? Сдал бы их!

Показываю Риву кулак.

— Ден, не слушай его! — Рив скорчил мне рожицу. Потом задумчиво почесал затылок и зевнул. Вообще должен вам сказать, Рив — маг Огня прям с картинки. Высокий, выше меня, но ненамного, широкоплечий, рыжий и вечно голодный. Вот и сейчас, готов спорить зашел в столовую перекусить, очередь его не вдохновила, но он заметил нас. Его ореховые глаза, внимательно изучили содержимое моего подноса. Рука потянулась к пирожку. Жду, когда начнет жевать, чтоб произнести:

— Завтра идем взламывать Архив.

— Что???

Не подавился. Ладно, учтем на будущее. Больше пирожками не жертвую. Осторожно, пододвигаю их к себе ближе. Нет, я не жадный. Но он уже явно пообедал, я еще нет!

— Ты с нами?

— К-конечно. Только, Джер, там защиту ладил мой отец. Он знаток — пространственник.

— С нами Ден!

Рив оценивающе посмотрел на моего друга. Потянулся за вторым пирожком. И получил по руке. Так-то!

— А чья идея?

— Дена.

Денис покачал головой. «Сумасшедшие» — было написано на его лице. Отставив недопитый чай, он произнес «Спасибо», поднос послушно исчез.

— Знаете, я, пожалуй, пойду. Сейчас практика. Не хотелось бы опаздывать, — и Ден смылся. Подальше, так сказать, от греха.

Рив фыркнул.

— По-моему, вдохновитель идеи не совсем вдохновлен.

— Да ладно. Ему просто нужно подумать…Тем более в Архив нужно ему, а не нам. Найдет способ туда официально проникнуть, проникнет, нет, будет знать к кому обращаться.

— А что это ему в Архив понадобилось? Библиотеку всю уже прочитал?

Пожимаю плечами.

— Наверно. — некоторое время сидим молча. Я жую, Рив разглядывает студенток. — Сейчас у нас практика, а потом?

— Тоже практика, потом общая какая-то.

— Две пары практики? Надо опоздать, — Рив согласно кивает. Допиваю сок. — Спасибо.

— Не за что!

— Пошли в библиотеку.

— Средь бело дня решил грабануть Архив? Новая стратегия?

— Увидишь.

— Ну, пошли. — нехотя соглашается Рив. Не пожалеет. Представление будет еще то!

Сто лет не был в библиотеки. Хотя нет, вру. Кажется, на первом курсе я сюда заглядывал. По-моему, потом меня сопровождали к выходу все библиотекари вместе взятые. Так что, я там почти что важная персона.

— Много Уважаемый, Магист Рувильд Норст, — со всем почтением обращаюсь к старику. Даже придыхание правильно расставляю. Но меня встречает растерянно-мрачный взгляд. По-моему, его уже довели.

— Каталог книг располагается сзади вас.

— Ох, простите, а Вы не могли бы выделить мне немного вашего драгоценного времени? — хмурый взгляд. — Дело в том, что мне поручили написать реферат. — еще более хмурый взгляд. Маг явно собирался послать меня к учебникам. — По Слиянию Четырех Стихий. Я уже изучил весь основной материал по теме. Но охота привести пример из жизни. Мне друг рассказал легенду, о том, как несколько веков назад четыре мага создали уникальное защитное поле вокруг Архива…

— Скажите тоже: «несколько веков назад»! — Маг брезгливо поморщился — Это было еще в начале Пятивековой войны!

— Да что вы говорите! — изумился я и восхищенно переглянулся с Ривом. Магистр попался.

— Да, да. Белые маги собрали удивительную библиотеку. Все книги встречаются в мире только в одном экземпляре! Но угроза Тьмы заставила их задуматься о безопасности и сохранности своей коллекции и тогда они принесли ее в Белую Цитадель. Здесь четыре Верховных Мага Стихий создали уникальный Щит, представлявший по сути слияние стихий. Вода, Земля, Огонь и Воздух — все переплетено в заклятье. До сих пор никому не удалось повторить их магию.

— Ничего себе! — восхитился я. — А нельзя хоть одним глазком на это посмотреть? Ну, пожалуйста!

— Нет, к сожалению, нет. Впоследствии на этот уникальный щит были наложены новые заклятья-щиты. Цитадель несколько раз подвергалась штурму… Даже пытались переместить Архив в другое, более безопасное место. Но что-то пошло не так, пространство исковеркалось, — маг грустно улыбнулся. — Теперь никто точно не может сказать, где в пространстве он расположен… Несколько раз приезжали Верховные Маги. Им удалось найти туда более короткую дорогу, чем ту, которой пользовались во время войны. Архив стал доступен не только самым сильным магам. Но, увы, увы. Путь туда остается опасным. Слишком много там заклятий перемешалось, слишком много…

— И не страшно, каждый раз отправляться туда?

— Нет, мой мальчик, — я поморщился. Обращение мне не понравился, но все комментарии я оставил при себе. — Не так страшно туда идти, как возвращаться…

— Почему? — не выдержал Рив.

— Потому что туда тебя ведут, а обратно возвращаешься ты сам.

— То есть?

Маг нахмурился. Но видно здорово мы его разговорили. Потому что он снял с шеи артефакт и показал его нам.

— Это амулет, сделанный Верховными магами, он служит пропуском, теперь и маяком.

Меня потянуло его пощупать, но…

— Мяу! — веско сказала кошка свое слово.

Я чуть не подпрыгнул. Рив усмехнулся, наверно он раньше заметил кошку. Маг вздохнул и чихнул. Потом еще раз. Судорожно схватился за платок.

— А вы не боитесь, что его студенты украдут? — в принципе это я и собирался сделать.

— Нет. Апчхи! Ох… Апчхи! Он настроен на… Апчхи!! … ауру.

— У вас на кошачьих аллергия, да? — заинтересовался мой друг. Потом закрыл глаза и пробормотал какое-то заклятье. Чих прекратился. — Вам лучше?

— О, да. Спасибо. Все времени нет сходить в медицинский корпус.

— Вам все же лучше сходить. Это недолго действует, — улыбнулся Рив, подхватывая кошку.

— Спасибо, до свидания, — засобирался я, пока дяденька не опомнился, что это мы его допрашиваем.

— До свидания, — вторил мне Рив.

— Приходите еще! — это он зря. Что-то мне подсказывает, что придем.

Как только закрываю дверь в библиотеку, тяжело вздыхаю:

— Минус одна гениальная идея.

— Хотел позаимствовать пропуск? — щурится Рив, совсем как кошечка в его руках. О! Простите, наверно это еще котенок. Между прочим, рыжий.

— Ну да, ну да… Зато узнали, что это бесполезная идея. Если уж он настроен на ауру, то только этот человек и сможет по нему пройти.

— Что теперь?

— Есть еще идея попробовать сделать нечто подобное. Хотя не представляю как?

Рив кивает. Задумчиво гладит кошку. Я бы рад сказать, что он думает над делом, но… Машу рукой перед его физиономией.

— Ау, ты где?

— Здесь, — недовольно бурчит он.

— Что-то случилось? — ну, вот. Второй раз за сегодняшний день чувствую себя психотерапевтом.

— Ничего не случилось, — вздыхает друг, прижимая кошку ближе к себя. Честно, я бы на ее месте решил, что меня собираются задушить, но та довольно урчит. Интересно, чья она. Я таких здесь не видел. И вообще она ли?

— Красивая кошечка, — задумчиво произношу я. Что же такого могло случиться с Ривом, что он даже мне не говорит?

— Ага.

— Интересно чья?

Упс. Кажется, я попал в яблочко! С закрытыми глазами — прямое попадание! Честно, никогда не видел Рива красным. Оказывается, он становиться полностью похожим на пылающий от смущения огонь!

— Почти моя, — тихо отвечает он, пытаясь спрятать рожу в шерсти кошки.

Ну и что в этом такого? Жителям студгородка разрешалась заводить домашних любимцев, даже поощрялось. Я вот, когда узнал об этом, просил родителей о маленьком драконьем яйце. Меня не поняли. Рив вот решил завести кошечку. И что? Интуиция уверенно твердила: здесь замешена девушка.

— Почти?

— Я ее подарил.

— Эмме? — проявил я чудеса эрудиции.

— Ну, да. У нее сегодня День Варенья и она очень любит всех животных…

— Правильно ты сделал! Теперь будет любить не всех, а конкретно одну. Смотреть на нее и думать о тебя! — подлил я масло в огонь.

— У нее, оказывается, аллергия на кошек!

Ой! Отойду-ка я подальше. Что-то жарко стало. Кошка попыталась вырваться из рук, но Рив держал крепко.

— Тихо, Ривальд. Если на нашем счете еще будет поджог основного здания Ступени…

— Я спокоен как никогда! — жар исчез. — У нее аллергия. Вот, даже заклинанием меня выучила. Только действует оно не долго, с полчаса.

— Не понял. Так подарок ей понравился или нет?

— Не знаю я! Она зачихала. Кошка убежала. Заклинанию меня обучила…

— Обучила, значит не обиделась, — рассудил я. Как где-то слева что-то екнуло. Так противно, завистливо.

— А что теперь с кошкой делать?

— Вернуть хозяйке, конечно же!

— Как я верну? У нее же аллергия. Будет потом из-за меня мучиться и чихать!

Вот, блин, забота. Похоже, он всерьез попал. Теперь будет вздыхать на каждое слово: как же она там, а я тут. Был Рив Пламенный, теперь Риф Влюбленный!

— Парень верни кошку на базу, тьфу ты, хозяйке. Припрет, так она в медкорпус сходит, ее подлечат, или передарит твой подарок кому-нибудь менее впечатлительному.

— То есть, как передарит?

— Рив, дружок, ты кого любишь? Кошку или Эмму?

— Эмму.

— Ну какое тебе дело, что она с ней сделает? — теперь кошка смотрела на меня круглыми глазами. — Зато ты с ней еще раз увидишься, так сказать под благовидным предлогом! Не забудь назначить ей свидание, — ляпнул я, честно, не подумав. Лицо Рива вытянулось.

— Я не могу.

— Это еще что за новость?

— Она другая. Ну, понимаешь: д-р-у-г-а-я, — я искренне покачал головой. Что у нее, ноги что ль не оттуда растут? На свидание не может ходить. — Она умная, воспитанная. Отличница, — добавил он сокрушенно. — Может, у нее и парень есть…

Да-а. Не девушка, а одни недостатки. И как он на нее запал?

— А борщ вкусно готовит?

— Ты это к чему? — насупился Рив.

— Если не вкусно, то точно не наш кадр.

— Это еще почему? Если не вкусно, сам сварю.

— Только ты ей об этом не говори, — вопросительный взгляд. Щас! Я ему, что еще должен объяснять, что хаять то, что готовит слабая половина человечества, небезопасно для жизни? (житейская мудрость, объясненная мне в детстве дядей). — А теперь серьезно. — Я даже остановился и заглянул ему в глаза. — Ты готов готовить ей сам, хотя терпеть не можешь это занятие, но тебя смущает наличие у нее ума и оценки на пергаменте! Плюнь и разотри! Тебе что, лучше бы она была набитой дурой?

— Было бы проще.

— Было бы проще, если бы не любил! Испил бы всю любовь за один день, а утром свободен! Никаких уз, никаких обязательств! И совесть чиста.

— Джер, ты чего?

— Ничего, — на этот раз бурчу я.

— Джер?

Вот пристал! А сердце уже заныло. Свободен. Так просто, всего одно слово. Утро, рассвет, свобода. Я ей не нужен. А ведь она даже и не поняла, что сделала мне больно. Что я как последний болван в нее влюбился. Она старше меня на пять заветных лет. Графиня, а дура дурой! Одну ночь подарила мне. Тонкие намеки на большое и светлое чувство, игривое касание губ…Больше ничего, только пара поцелуев. Как много и так мало. Единственно, все время забывала мое имя! Это я потом узнал, что она просто решила развеяться. Ночь после королевского бала навевает романтическое настроение, а утром мучает похмелье!

— Джер? Ты где?

— Тут я, тут.

— Ты думаешь, она согласится, если я ее приглашу?

— Ты об этом не у меня спрашивай, а у нее. И вообще, не согласится — не отчаивайся. Найдешь другую.

— Да ну тебя, — он не кричит. Улыбается. По-моему, сегодня в кабаке мы не досчитаемся Рива.

— На сколько я понимаю, твоя Эмма сейчас на парах, значит подарок вручать будешь вечером, при свечах, — Рив на меня покосился, толи укоризненно, толи мечтательно. — Сейчас оттащим ее к тебе в комнату, затем заглянем на пару. — Нет, я бы конечно предложил ее взять с собой, но думаю, она к вечеру потеряет товарный вид. Тем более у нас практика. Я бы даже сказал, огненная практика. Всему, что горит, там не место. Я сомневаюсь, что от кошки остался бы даже шашлык.

Рив был полностью со мной согласен. Он бережно положил ее на свою кровать, как сокровище мира, налил блюдце молока. Еще раз взглянул на кошечку и повесил на двери огромный пергамент, адресованный Фреду и Никасу, нецензурного содержание, но точно обрисовывающий смысл. Кто тронет кошку хоть пальцем, получит от доброго Рива огромную порцию огонька. Они, конечно, у него незлые ребята, но чувство юмора Ника даже меня иногда ставит в тупик. Некромант, он и светлый, некромант.

На паре нам были не рады. Странно, а мы так соскучились по нашему многоуважаемому профессору Логрусу, который и вел у нас практику. Честно, я даже так и сказал ему, на его предложение покинуть аудиторию. В кои-то веки людей потянуло на знания, а он? Хотя, он нам никогда не был рад. Уж как мы его любили! Не передать словами. Всю неделю ждали этого заветного часа, чтобы… чтобы оторваться по полной. Практикум по профилирующему предмету, в нашем случае, огню, предполагал использование огня во всех ипостасях. Сегодня на паре отрабатывались щиты огня второго уровня. Задача была поставить не простой щит, а щит наносящий подконтрольные слабые удары противнику. Как раз-таки с контролем получалось не у всех. Студенты разделились на пары. Один закидывал в другого малый огненный шар, от которого тот не только должен был защититься, но и уничтожить с помощью щита. Среди группы царил настоящий ажиотаж. Пять помощников профессора и еще около десяти саламандр пытались уследить за всем этим.



Война кончилась довольно давно. Я вот уже родился в мирное время, но магов не хватало. Раньше в Цитадели практика проходило иначе. Группами по три человека. С каждой группой магистры занимались отдельно, по индивидуальной программе. Сейчас такое было просто не возможно физически. Или процесс нашего обучение нужно было растянуть до старости или увеличить группы. Ректор пошел по второму варианту, за что я ему искренне благодарен, в отличии от профессоров.

Кстати о профессорах. Логрус добрый, просто не всегда знает, что с нами делать. Вот и сейчас он пустил нас на пару, предварительно заняв самый дальний угол. Одногруппники посторонились, выделив нам довольно большую территорию. Так-с. Позаимствовав у Рива учебник и конспект, пообещав в следующий раз обязательно припереть свой (правда не уточнив, какой из тех раз мой заветный следующий). Я углубился в изучение. Рив сопел над моим плечом.

Логрус несколько раз поднимал вопросов о нашем с Ривом разделение, но Ректор оставался молчалив к его просьбам. Честно, не знаю почему. Вообще мне нравилось заниматься в паре с Ривальдом. Мы друг друга понимали с полуслова. Нет, даже с одного взгляда. Вместе мы с легкостью сплетали новые заклятья и разбирали старые.

Вот и сейчас, не прошло и десяти минут как мы во всю швыряли огневики, азартно пытаясь задеть друг друга. Счет был много обещающий, 0:0. Потом нам это надоело, мы полистали учебник туда-сюда, почитали новые заклинания, понаблюдали за остальными. И с воплями «Посторонись!» — запустили большой огненный шар, с немного искаженной формулой. Он не мог причинить серьезного вреда, на нем уже был только что изученный щит со слабым, подконтрольным (направленным на все живое) снарядом. Максимум что он мог — это оставить маленький ожог. Но общественность-то не знала, и мы не спешили ее информировать. Все попадали. А под наш следующий крик «Не расколдовывается!», вся группа стала лихорадочно вспоминать все известные заклятья. Тогда я добавил шару скорость. Так что оставшиеся полчаса студенты и преподаватели усердно ставили шиты, пытаясь защититься от творения неучей. Дело в том, что от прикосновения нашей игрушки плохо поставленный щит падал и незадачливому студенту приходилось ставить новый. Но зато к концу пары в экстремальных условиях все освоили заклятья и получили отлы. Нам поставили уды и еще устроили выговор. Спрашивается, за что? Мог, между прочим, просто в самой начале игры погасить наш шарик.

Зато у наших ребят с чувством юмора все в порядке и поэтому, когда узнали, что опасности как таковой и не было, разразились хохотом, просили записать наше заклинание, но увы, мы его уже давно благополучно забыли. Всю следующую пару наши огневики, слегка подуставшие, взъерошенные, время от времени смеялись, припоминая как ползали по полу, натыкались друг на друга. Между прочим, мы с Ривом во всем этом тоже принимали участия. Я даже пару синяками обзавелся, пытаясь спрятаться от шара. Магистр никак не могла нас утихомирить и когда кто-то с последней парты крикнул «Не расколдовывается!» в классе поднялся оглушающий хохот. Ден покосился на меня, я только отмахнулся. Магистр покачала головой и на полчаса раньше закончила пару.

Весь курс дружно направился в трактир. Ни на что особо не рассчитывая, я позвал и Дена. Тот отказался. В моральной поддержке при сопровождении к ректору он явно тоже не нуждался. Даже мамонт позавидовал бы его спокойствию, а раз так я с чистой совестью направился со всеми. Привычно сдвинув столы вместе, мы расселись полукругом. Рив, как и ожидалось, не наблюдался. Разговоры медленно потекли своим чередом. Очень не хватало всей компании пива, за что ругали Ректора. Восхваляли подвиг Дена и вспоминали практику. На улице незаметно стемнело. Я почесал нос и определил время как девять. Курс потянуло танцевать. В трактире места не хватило, мы высыпали на улицу, прихватив заколдованные инструменты. Первым был медленный танец. Студенты разбрелись на пары. Немного подумав, я произнес простенькое заклинание и небо озарили искры. Стало совсем красиво. Красиво и романтично. Опять вспомнилась графиня, черт бы ее побрал. Настроение скатилось к минусу. Побродив еще туда-сюда для виду, я смылся.

Эх, любовь, любовь, какого черта бог тебя придумал? Под этим лозунгом я постучал в дверь. Комната осталась молчалива. Похоже, Ден все еще у Ректора или упер в свою возлюбленную библиотеку. Мысленно провозгласив тот же лозунг, я с некоторой опаской сделал привычный жест рукой, отпирающий мое заклятье. Если Ден возвращался и закрыл дверь на ключ, то… Да, ничего пойду дальше гулять.

Тэк-с. Дена не было. Дверь бесшумно распахнулась. Ну-ну. Недолго думая, я завалился спать. Но увы, сон не шел. Поворочавшись туда-сюда, я понял, что мой организм привык ложиться под утро и хандру хозяина воспринимает как личное оскорбление. Свеча безмолвно зажглась под моим взглядом. Не вставая, я дотянулся до сумки. Так, кто-то сведущий в вопросах о д/з говорил мне про отчет по исцеляющий магии. Посмотрим, посмотрим. Смочив перо, я стал писать. Если бы еще утром, кто-нибудь сказал, что вечером я добровольно примусь за уроки, над ним смеялся бы не только весь курс, но и все магистры вместе взятые!

На середине моего творческого порыва в дверь постучали. Как-то так нехорошо постучали, я бы даже сказал вежливо. К примеру, так мог постучать Ден, но тот никогда не забывал ключи и прекрасно знал мое отпирающее заклятье. Или Ректор, но точно не Рив.

Пока я размышлял, в дверь опять постучали. Как-то не решительно, словно прикидывая, туда ли стучат. Ладно, достали. Крикнув «Иду», я нацепил штаны и распахнул дверь. Ой! Я все еще сплю? Это была первая мысль, пришедшая мне в голову после секундного остолбенения. Вторая более четкая. Разве такие девушки бывают? Быстро заведя руки назад, я ущипнул себя. Больно.

Даже не знаю, как ее описать… Большие голубые глаза, я бы даже сказал цвета неба. Золотистые, слегка вьющиеся волосы по плечи. Аккуратный носик. Губки… так не будем задерживать взгляд, а то догадается, какие у меня мысли летают в голосе. Идеальная фигура. Белая блузка и совершенно неприличная юбка (по моему мнению), ниже колен. Профессорская юбка. Но… Я сражен. Может, в ее жилах кровь эльфов?

Только сейчас я заметил, что она заглядывает в полумрак комнаты, через мое плечо. Поймав мой вопросительный взгляд, она нерешительно спросила:

— А Денис Севельан? Здесь живет?

— Да, но его сейчас нет, — и где Ден познакомился с этой милашкой? Может так еще такие есть? — Он, наверное, в библиотеке.

— Его там нет, — растерянный взгляд.

— Значит у ректора. Его сегодня туда вызвали.

— А, — кивает она, но не интересуется за что. Значит, с Деном знакома недавно.

— Может что-нибудь передать? — так хочется что-то для нее сделать.

— А можно я ему записку напишу?

— Конечно! — широким жестом приглашаю войти, тут же зажигая все свечи. В комнате становиться светло и как-то не убрано. В основном, конечно, разбросаны мои вещи. Ден парень аккуратный. Но меня можно тоже понять, я же не ждал гостей.

Протягиваю ей перо, чернильницу и нахожу чистый кусок пергамента. Девушка склоняется над листком и быстро пишет несколько строк. Хоть тресни, не могу оторвать от нее взгляд. Она складывает пергамент пополам и чиркает «Денису».

— Спасибо, — преисполненный благодарности взгляд.

— Не за что, — несколько теряюсь. Чуть не сказал «Кушайте на здоровье».

— До свиданья.

— А оно будет?

— Что?

— Свидание.

Растерянная улыбка на мою наглость, пожимание плеч. Девушка поспешно покидает комнату. Закрываю за ней дверь, все еще пребывая в ауте. Она в принципе не отказала. А интересно, она вообще кто? Кошусь на ее записку. Может, открыть и почитать? Еще не хватало, чужие письма читать! Забираюсь на кровать, вооружаюсь отчетом по имке, но… ни одной умной мысли. Бездумно листаю учебник туда-сюда.

Я даже подпрыгнул на кровати, когда дверь отлетела в сторону от жесткого пинка. В комнату в бешенстве влетает Ден.

— Чтоб его!!! Теоретик, блин! Да не пошел бы он… — с этими возгласами он хлопает дверью так, что аж стены содрогаются.

— Ден, ты чего?

Впервые вижу его таким. В глазах ураган, сам взъерошенный. Ругается. А это вообще точно Ден? Пламя свечей никак не желало успокаиваться. По комнате плясали тени, придавая силуэту Дениса какое-то устрашающее могущество.

— Агнер, сволочь глазастая, — Ден не обратил на меня никакого внимания, продолжил ругаться и со всей злостью пнул кровать. После чего воскликнув «Ой!» и осел на пол, стягивая ботинок и хватаясь за ушибленный палец. Вот и сходил к Ректору называется.

Я слез с кровати, с некоторой опаской приземлился рядом с другом. Пас рукой и ушиб должен был пройти. Должен был, но я не уверен, что все правильно сделал. Нет у меня способностей к целительству! Жизнь заставила выучить пару заклинаний. Это в том числе. Малое исцеляющее. Ну извини, что знаем, тем богаты.

— Оооо, — простонал Денис, хватаясь за голову. Наконец-то тени успокоились. Свечи стали гореть ровно. Но я, похоже, все-таки что-то напутал…

— Извини, — пробормотал я растерянно, — я хотел только помочь…

Ден махнул рукой.

— Это не из-за тебя. Ты все правильно сделал. — тихо простонал он, пряча голову между коленками. — Че-ерт.

— Да что произошло? — чувствую себя идиотом.

Денис приподнял голову, по-прежнему держа руки у висков. Что-то мне эта поза знакома. Совсем недавно он точно так же сидел на не безызвестной паре.

— Ну не все же такие сильные маги как ты, — буркнул он. Не с обидой, просто констатация факта.

Хочет сказать, что он слабее меня? Да в жизни не поверю! Я как-то заглянул к ним на практику. Так он там такие штуки выкидывал. Он даже магистра сбил с ног порывом ветра!

— Агнер — сволочь, — еще одна констатация факта.

— Я тебе всегда говорил, а ты не верил, — попытался пошутить я, помогая ему подняться и сесть на кровать. Ден лег, не убирая рук от головы и закрыл глаза.

— Ректор… садист, — Ден явно хотел сказать какое-то другое определения, но передумал. Похоже, ему немного полегчало.

— Это все из-за того, что ты дал мне списать?

Денис молчал. Я уже решил, что он не ответит, но тот заговорил.

— Это все из-за того, что мне надо было еще после сдачи экзаменов, собрать манатки и свалить отсюда. Нет, блин, в маги потянуло.

— Ден, ты отличный маг! Ты лучший на курсе и плюнь на то, что тебе Ректор наговорил!

— Нет, Джер. Он как раз-таки все правильно сказал. — Денис повернул голову в мою сторону. — Ты знаешь, что я вступительные экзамены вообще провалил?

Я покачал головой. Бредит, про себя решил я. Если бы он не сдал хоть один экзамен, он бы здесь не валялся.

— Черт возьми, да я не один экзамен не сдал! На последним, чуть вообще к праотцам не отправился!

— Но ты же здесь, — внес ясность я.

— Ректор меня в Теоретики зачислил. Без пересдачи. Зачислил и все. — Ден сел. — Я слишком слабый маг для Практика, слишком… Да меня любое боевое заклинание изнутри убьет и по ветру пустит. Вон, даже пару минут телекинеза истощает меня полностью.

— Это когда это ты в телекинезе себя пробовал?

— Тогда. На паре по СЧС, сегодня. Только не я себя, а меня Агнер. Ты даже не представляешь, что я от нее наслушался! «Я тебе пропуск, а ты мне…», — передразнил Ден.

— А ты ей?

— Списывать всем даю.

Я почесал затылок.

— Тогда почему ты среди Практиков?

— Потому что я или буду Практиком, или не буду Светлым магом, — последнее он произнес как-то странно, и после маленькой паузы добавил. — Третьего не дано.

— Ничего не понимаю, — вконец растерялся я. Говорит, честное слово, какими-то загадками. Ничего не сдал, поступил на Теоретика, учится на Практика и ходит в Архив! Да еще слабый маг, который по мнению магистра запросто может освоить какое-то там заклинание Второй Ступени! Где логика? — Ты можешь все нормально объяснить?

Он глянул на меня, словно прикидывая, а стою ли я его доверия? Почему-то этот взгляд меня задел.

— Ректор подписал приказ о зачислении меня на факультет Теоретиков, — все же стал объяснять он. — Я не знаю, почему он вдруг обратил на меня внимание. Со мной таких же недомагов было человек двадцать. Я честно ему сказал, что Теоретиком я не буду. Он стал мне объяснять, что Теоретиком быть престижно. Мы поругались. Я порвал приказ.

О! Да, убедить Дена в чем-либо очень сложно. Понимаю, как нелегко было Ректору. Я не считал, как многие другие практики, что теоретики, трусливые и ненужные маги. Очень даже наоборот. В войну только благодаря их новым открытием и созданию новых заклинаний мы могли противостоять силам Тьмы. И я, конечно же, не разделяю мнение теоретиков, что практики только и могут, что кричать их заклинания на каждом углу и считать себя крутыми. Хотел бы я посмотреть, как они без нас бы сражались. И вообще, между двумя факультетами я всегда ставил твердое равно. Но у Дена, наверное, было другое мнение.

Ден, потерев висок, продолжил.

— Я собрал вещи и подался куда глаза глядят, когда меня догнал посыльный и вручил новый приказ о зачислении меня в ряды Практиков, но с условием, что я буду посещать факультативные занятия по Теоретической Магии. Я согласился и вернулся. Факультатив ведет магистр Агнер. Через полгода я изучил всю литературу, сдал ей все контрольные. Я надеялся, что она разведет руками и отстанет от меня, но она вручила мне пропуск в Архив и назначал дополнительные индивидуальные занятия. — Ден наклонил голову вбок. — Так что вот. Индивидуальные занятия я посещал до сих пор, так, для галочки, ради пропуска в Архив. А теперь даже не знаю. Может, послать ее с этими занятиями?

Я рефлекторно покачал головой. Послать Агнер? Не, она конечно стерва еще та, но… Она с некоторых пор возглавляет коллегию двенадцати лучших Теоретиков мира! Кажется, последнее я сказал вслух.

— В гробу я видел этих Теоретиков, — буркнул Ден.

Мы помолчали. Честно, не представляю, за что Теоретики попали в немилость к Денису. Они вообще ребята умные, вежливые. Может, немного увлеченные? Но у всех профессий свои недостатки. А так вообще нормальные. Я знаком со всеми двенадцатью. И на меня они, как люди, произвели даже очень положительное впечатление. Но говорить ему об этом мне было неохота. Все равно его не переубежу. Поэтому, немного с ехидством, но не с обидным, я все же спросил.

— А вроде с теоретиками-второкурсниками ты только так общаешься? — честно я его часто вижу в их компании.

Ден возмущенно зыркнул на меня и весомо произнес, что это другое. Ну, другое так другое. Я что, спорю?

— Слушай, а что это за заклинание, с которым Агнер к тебе на паре пристала? — сменил я тему.

— Ветариад?

— Ну, да, — осторожно подтвердил я, начиная сомневаться стоило ли вообще задавать этот вопрос. Знаю я Дена, он же мне теперь до утра лекцию читать будет!

— Сложное заклинание иллюзии. Создание многогранной иллюзии, — как по учебнику процитировал он.

Чего-чего? Что-то он мне не про то заклинание бает.

— Причем здесь иллюзия?

— Иллюзия притом, что заклинание ее создает, — снизошел он до объяснения.

Секунду растеряно хлопаю глазами. Ден шутит? Не может такого быть! Швыряю в него подушкой.

— Между прочим, я тебя серьезно спрашиваю.

Ден аккуратно пристраивает мою подушку рядом.

— Я тебе серьезно и отвечаю. Это заклинание создает иллюзию. Очень качественную, но требует много сил. А вот после создание не требует подпитки и работает полностью отстранено от мага.

— Причем здесь СЧС?

— Притом, что Агнер дура, решила, что я его использовал на свою тетрадку! Магистры уже несколько месяцев бьются над неразрешимой задачей, почему наш второй курс домашку делает всегда в срок и безукоризненно правильно, а как самостоятельная работа, так заваливаются почти все. Вот и когда она увидела, как ты у меня катаешь д/з, то ее посетила гениальная идея, что я использовал сие заклинание на свой пергамент, хитро задав вектора изменения, так что при записи решение изменялось в зависимости от того, кто берет тетрадку. И соответственно получалось, что у всех списавших задание оно было решено правильно, но по-разному.

— Ты гений? — вырвался у меня вопрос. Настроить заклинание на ВСЕХ студентов нашего курса? С ума сойти…

— Конечно! Я же не использовал это творение Великого Иллюзиониста. Я бы сдох на первом слое заклинания.

— Тогда почему…

— Я создал свое, — перебил меня Ден, устало. — Простенькое, маленькое, с подковыркой. Взял за основу Ветариад, убрал лишнее, добавил свои мыслишки. Получилось грубовато, но надежно. А главное, магический фон пергамента совершенно не виден, за счет того, что рассматривали маги. В руках человека, не наделенного магическим даром, могли бы быть некоторые казусы, а так просто идеально заклинание! Было… Агнер — сволочь, — он от души ударил кулаком по подушке. — Теперь оно числится в реестре запрещенных. У меня даже прав на него нет! Под именем создателя числиться «Светлая Цитадель Добра», чтоб ее! «Практики не могут создавать заклинание», — передразнил он кого-то, — «Переведись на факультет теоретиков и тогда запись в реестре изменится, а пока…». Тоже мне, Ректор, шантажист хренов!

— И что делает твое заклинание?

— Да в принципе то же самое, что и Ветариад но малой кровью создателя.

— И зачем тебе это вообще надо было?

Ден хитро прищурился. По-моему, у него созрел какой-то плохой план относительно меня.

— Хочешь, покажу?

— Хочу, — эх, погубит меня любопытство.

Денис сполз с кровати, порылся в тумбочке, достал новый кусок мела и сложенный вчетверо листочек пергамента. Задумчиво огляделся и взял мой труд по ИМке. Я не стал возражать. В крайнем случае, под уважительном предлогом заставлю его переписывать. Да и он же не знает, что я так и не дописал отчет?

— Мое заклинание уже числится в запрещенных, поэтому, чтоб не было всяких недоразумений, сначала создадим Щит Отрешения. Это из пространственной магии. Вторая ступень, — взгляд на меня. — Поможешь?

— Конечно! — отозвался я с поддельной готовностью. — А что делать надо?

— Да ничего сложного! — он протянул мне сложенный листок бумаги. — Здесь все подробно написано, а если что, я тебя подправлю.

Так, посмотрим. Аккуратным почерком Дена, по циферкам была изложена инструкция. Начертить круг, диаметром… Ничего себе кружок! Это расстояние между нашими кроватями! Я что теперь, должен ползать по полу, измеряя его?

— Слушай, а круг чертится точно по размерам?

— Не переживай, круг я начерчу сам. Ты там дальше читай.

Угу. Погружаюсь в листок. Произнести вот эту чушь. Ну, думаю, с этим я справлюсь. Дальше сделать пас рукой. Несколько раз перечитываю, как делать пас. Это как это надо вывернуть кисть, чтоб она заняла такое положение, как тут написано? «Средний палец загнуть к ладони, два ближайших выгнуть в другую сторону, как чтобы они были параллельны кругу. Мизинец полукругом прижать к безымянному, а большой к мизинцу. Общее расположение пальцев будет напоминать руну „Расслоение Пространства“. Резко встряхнуть ладонь.»

С третий попытки могу констатировать, что это не так и сложно, если пол располагать параллельно пальцам. И вообще знак получается какой-то нехороший, я бы даже сказал неприличный.

— Ден, а где ты вообще это заклинание раздобыл?

— В Архиве.

— Ты его пробовал? — в мою душу закрались смутные подозрения, что заклинание с такой заковыристой руной никак не может быть добрым и пушистым.

— Вот и попробуем!

Ну, да, ну да… Если б кто другой предложил, я б еще понял, но Ден!!

Тем временем Денис не терял время даром. Распихав вещи по углам, он освободил довольно-таки большое пространство. Легким движением руки он начертил. В общем начертил… Хотелось бы сказать круг.

— Тут сказано, что круг должен быть идеально ровным в диаметре… — чувствуя себя занудой, проговорил я, сверяясь с листочком. Ден не дослушав, перебил. Махнув рукой, он с чувством произнес:

— Да, ерунда все это. Главное, чтоб круг был замкнут.

Если так, то да. Денов «круг» под данное описание подходил.

— Что теперь?

— Вставай в центре и заворачивай пространство.

— Что?

— Читай заклинание. Можешь по листочку, но только чтоб правильно. И пас рукой.

— Слушай, а что это за руна? — изобразил я гигис-мигис.

— Там же сказано, «Расслоение Пространства». В принципе то, что ты и будешь делать. Раньше ее относили к темной магии. Но ничего темного здесь нет. Образуешь пустоту по линии и по обе ее стороны ставятся отражающие щиты. Вот и все. Оно уже до Войны числилось в нейтральных. А в Войну с ним часто наши маги играли. Ну, готов?

Я махнул головой и торжественно прочитал заклинание. Отработанным движением рассек воздух. Честно ожидал чего-то. Ну ладно, на искры, хлопки и молнии рассчитывать не приходилось, но какой-нибудь эффект должен же быть! Все осталось так, как и было. Не получилось? Сей вопрос я и адресовал Дену, который остался за пределами круга. Тот не ответил. Он осторожно провел рукой вдоль линии круга, как будто там была стена.

Гм. Озадачено, я повторил его движения, так сказать, со своей стороны. Моя рука натолкнулась на препятствие. Я попытался его сдвинуть. Но какой там! Стена не поддалась. Кажется, что-то получилось! Я обошел круг по линии. Везде была невидимая стена.

Ден восторженно смотрел на потолок. Предметом его восторга оказался круг, копия того, который был на полу. Да, конечно это все интересно, но…

— Ден! — позвал я. Никакой реакции. Как будто он меня не слышал. — Ден!! — предпринял я еще одну попытку. Безрезультатно. Никогда не страдал боязнью замкнутого пространство, но в этой клетке мне было не по себе. Такое чувство, что эта стена отрезала меня полностью от внешнего мира. И даже если все вокруг вдруг рухнет, мой щит будет стоят на месте как ни в чем не бывало.

Так. Ничего лучше не придумав, я постучал по стене. Естественно, никакого звука не было и, наверное, со стороны это больше напоминало то, что я кому-то погрозил кулаком. Я даже знаю кому!

Ден отлепился от созерцания потолка. Что-то сказал. К сожалению, читать по губам я не умею. Пока как-то в голову не приходило научиться. Не знал, что это настолько полезное умение!

Денис быстро сообразил, что я его не слышу, чиркнул на чистом пергаменте строчку и продемонстрировал ее мне. «Сделай жест в обратном порядке» — гласила надпись. Встряхнуть ладонью и собрать руну. Попробуем-с. Заняв исходную позицию в центре круга, я совершил это действие. Никаких видимых изменений.

Ден осторожно перешагнул линию круга. Уфф! Получилось!

— Почему ты мне сразу не сказал, как это работает? — накинулся я на него.

— Я же сказал, — удивился тот.

— Ты сказал не все!

— Все, — настаивал он. — Если ты половину прослушал или не захотел услышать, я не виноват. Тем более у тебя все там написано. Круг обозначает линию, по которой пройдет щит. Соответственно его размеры ограничиваются только возможностями мага. Линия должна быть замкнутая, чтобы не было всяких казусов в пространстве. Заклинание распространяется по линии и подчиняет ее руне. Соответственно, руна управляет пространством.

— И где там это написано?

— Там все написано по пунктам. — остался невозмутим Ден. Что б я еще согласился на эксперименты с Денисом?

— Что теперь? — сменил я тему. Спорить с ним бесполезно.

— Ставь щит.

— Читать заново заклинание? — на всякий случай уточнил я.

— Нет, конечно. Сделай заново пас рукой.

Это уже запросто! Пальцы охотно сложились в сложную руну. Ден потрогал стену, убеждаясь, что щит есть.

— Ну, а теперь самое время заняться запретной магией, — из уст Дениса фраза прозвучала зловеще. Опустившись на корточки, он на полу изобразил сложную пентаграмму. Линии путались, пересекались и больше всего это напоминало рисунок несмышленого ребенка.

— Это работает? — усомнился я.

— Конечно, просто здесь три слоя воздействия: пергамент, маг и сила. Плюс СЧС, — он ткнул в центр. Да, очень просто, так просто, что ничего не понятно.

— Ты это о чем?

— На пергамент ложится заклинание, — снизошел он до объяснения. — При помощи вот этой конструкции, — он ткнул в пентаграмму, — я делаю почти незаметными магические следы на пергаменте. Это достигается при помощи силы мага, взявшего пергамент. Для инициализации заклинания достаточно совсем малой крохи силы мага, такой, что очень слабый маг не почувствует изменений. Запускается принцип иллюзии по векторам возможных изменений. Эти вектора я постарался сориентировать на стихию мага, так что для магов одной стихии иллюзии будут чем-то похожи. Вот и все. Понятно?

Я кивнул. Впервые мне была понятна теория лучше, чем практика, потому что не представляю как то, что изложил Ден, можно перевести в заклинание. Но Денис представлял, еще как! Он уверено положил на пентаграмму мой отчет по ИМке и, проводя ладонью по часовой стрелке над рисунком, прошептал заклинание. Пентаграмма засветилась приятным стальным цветом и переползла на мой отчет. Несколько секунд на пергаменте были различимы ее очертания. Потом и они рассеялись. Я пристально следил за действиями друга, но так и не ощутил никакого всплеска сил. Вот уж действительно иллюзия малой кровью создателя!

Ден протянул мне отчет. Я с некоторой опаской его принял. Посмотрим, что тут натворил Денис. Прочитав первые же строчки, я воскликнул:

— Ты гений!

Скромный Ден кивнул. Отчет был написан совершено не в моем стиле. Все факты изложены сухо, четко. А уж сколько умных слов! Если бы не видел все происходящее своими глазами, то точно бы решил, что отчет писала сама магистр.

— Только будь осторожен, вектора я накладывал без точных расчетов.

Я его не слушал, восторженно переворачивая страницы. Мне так в жизни не написать! Мое восхищение прервал Ден, взяв отчет посмотреть. И тут мне стало плохо. Голова закружилась, и я осел по стеночки на пол. Ох. Вот это номер. Не припомню, чтоб мне было так дурно.

Денис встревожился.

— Голова болит? Тошнит? Засыпаешь? — как доктор завалил он меня вопросами. Я покачал головой. Наваждение проходило удивительно быстро. Я поднялся без помощи Дена.

— Что это было? — проговорил я потирая висок.

— Ну, — замялся Ден. — Я же сказал, что вектора накладывал без точного расчета?

— Причем тут иллюзия?

— Я вектора силы накладывал без расчета, — пояснил он. — Дело в том, что я на достигнутом не остановился и создал заклинание «кладовки». Прикасающийся маг не только инициировал заклинание, но и оставлял часть своей силы на пергаменте. Своего рода плата. Пергамент превращался в артефакт, постоянно накапливающий силу. При этом совершено не важно, кто из Стихий его брал. Затем я пополнял свои резервы с помощью этих артефактов-конспектов. Сейчас я хотел немного увеличить этот вектор, но ошибся. Он из тебя высосал довольно приличную порцию. Вообще защититься от него можно при помощи любого щита, но даже магистры не считают нужным его здесь носить.

— Прям какое-то темное заклинание у тебя вышло, — оценил я. Начиная задумываться, а не прав ли Ректор был, определив его в запрещенные? Вот так ошибется Ден пару раз и желание списывать совсем пропадет.

— Ну, ты сам хотел, чтоб я показал, — напомнил он.

Ведь чувствовал, что Денис темнит, но любопытство это святое. Ден тем временем провел над пергаментом рукой, закрыв глаза.

— Интересно получилось, — констатировал он. — Мои «кладовки» не были рассчитаны на такое количество силы и поэтому некоторые линии пентаграммы оборвались. Теперь это неизменяемая иллюзия. Но очень мощный артефакт. Моя пентаграмма предусматривала сохранение силы на листе даже в том случае, если его порвать. Теперь порвать эти листы — это единственная возможность добраться до «кладовки». Но тогда будет такой выброс неконтролируемой энергии! Знаешь, я еще подумаю, как здесь все аккуратно исправить, только ты постарайся его сохранить в целостности, хорошо?

— Постараюсь, — легко согласился я. Я что дурак его рвать? Тут же кроме моей родной силы, настоящий Отл! С минусом. Отчет по-прежнему был не дописан.

— Слушай, но как же тебе удается создавать такую иллюзию? — честно, я не специально. Просто не смог удержаться! Шальная мысль — вот так бы все д/з, не давала мне покоя.

— Я же тебе сказал, — в который раз повторил Ден сокрушенно. — В основу иллюзии я взял принцип из Ветариад. Ну, давай на примере. Скажем, иллюзия свечи. Маг, создающий Ветариад, закладывает в него свои знания о ней. Она из воска, тут маг вкладывает свои представления о нем. Далее, когда подносишь руку, жжется. Колышется на ветру. Потухает от воды. Чем ярче маг представляет результат иллюзии, тем четче она будет. Так и я. Вместо того, что пергамент горит, представляю как можно изменить слова, написанные на нем. В принципе здесь очень важен словарный запас создателя. Далее. Законченный вариант представляет собой свечу. Иногда ее можно даже потрогать. Но на самом деле ее нет. Она может выполнять только те вектора, которые заложил создатель. Подует ветер, пламя заколышется. Забыл маг указать, что тени запляшут, останутся они на месте. Так и у меня. Взял маг в руки пергамент, сработала иллюзия. Слова подменились другими. К примеру: волдырь на коже — ожог, целительство — зализывание. Как задал, так и будет. Вот и получилось зализывание ожога. Ясно?

— Почти, — честно признался я. Совершенно точно мне было ясно, что создать такую иллюзию я не смогу. Это же чтобы сделать такой отчетчик, надо сколько знать! Это по силу только Дену.

— И как тебе не лень было корпеть так над каждой д/з? — искренне поразился я.

— Чтоб учиться на практика, нужно много магической силы. Одна практика занимает сколько! — констатировал Денис грустно. — Покупать артефакты-«шкатулки» у меня денег нет, вот и появилась затея сделать нечто подобное самому. Работать с чистой стихией пока не умею, а д/з наш курс не любит. Мои старания хорошо окупались, да и вы не были в накладе, ведь так?

— Так, — пришлось согласиться мне. — Но если бы ты еще чуть-чуть ошибся в векторах силы…

— Ничего бы не было! Мое заклинание забирает то количество силы, что указанно в векторах. Если маг не обладает такой силой или не имеет ее в свободном распоряжении, он просто не увидит иллюзию! Заклинание воздействует только на первый слой кружева. Ты заметил, как быстро восстановил затраченные силы? Заклинание забрало у тебя те силы, с которыми ты с легкостью расстался. Так что, оно полностью безопасно.

Вообще в этом что-то есть. Не осталось и следа внезапного недомогания.

— По-прежнему потихоньку будешь пользоваться этим заклинанием или как? — на всякий случай спросил я. Лучше знать, что тебя ждет.

— Нет, конечно. Оно теперь запрещенное. Попробую придумать что-нибудь еще, — задумчиво произнес Денис. — И пропуска нет…

— Так может, все же в Архив без?..

Ден покачал головой. Что и следовало ожидать. Временное помутнение рассудка у Дениса закончилось. Ден не нарушает правила. Стоит добавить, «пока не выведут из себя».

— Убирай щит.

А, да, щит! Что-то я про него почти что забыл. Так-с! Легкое движение руки и щита нет. Если я еще пару раз его поставлю и уберу, это движение войдет у меня в привычку. Первый переступаю линию щита. Ура! Свобода.

— Слушай, а это заклинание никогда не рассеивается? Теперь тут в любое время можно завернуть пространство? — Во! Отрицательное воздействие Дениса. Как я теперь умно выражаюсь.

— Нет, сейчас сотру линию и все. Заклинание рассеется.

Угу. Аккуратно складываю отчет в сумку. Жалко. Вообще — этот щит полезная штука. Переписать что ли его у Дениса? Всерьез задумался я, наблюдая, как Ден пытается стереть линю щита маленькой тряпочкой из своего шкафа. Как-то безрезультатно, однако.

— Может помочь? — предложил я. Доставая чистый носовой платок. Ден не ответил. По-моему, не слышал. Он задумчиво отложил тряпку и, скрестив ноги, сел рядом с меловой линией, закинув голову. Я проследил за его взглядом. На потолке по-прежнему красовался брат-близнец Денова круга. Честно, не представляю, как он там оказался. В принципе, Ден похоже тоже.

Смочив платок водой из графина, я потер линию. Безрезультатно. Странно. Присмотревшись к меловой линии, меня посетила мысль: а меловая ли она? Точно помню, как Ден ее рисовал, но… Сейчас она настолько срослась с полом, что скорее можно было предположить, что это доски из странного дерева с линией.

— Денис, — позвал я.

— Джер, — отозвался он. — Ты зачем такую мощь вложил в это заклинание?

Э-э.

— Чем сильнее маг, чем выше щит над кругом. Ты вложил в него столько, что он поднялся до потолка и, похоже, наткнулся на какое-то строительное заклинание цитадели и не смог пройти через него, ушел вниз до соответственно следующего строительного заклинание в полу. Таким образом, чтоб рассеять это заклинание необходимо одновременно стереть два основания, которые теперь находятся где-то в перекрытии. — Ден озадачено смотрел на меня.

— Я просто старался, — попытался оправдаться я.

— Да-а — Ден стер свою пентаграмму иллюзии в центре круга и еще раз оценил остатки щита. — Ну ничего не вечно и это заклинание рассеется лет так через двести. — Обрадовал он. — Наверх как-то не все люди смотрят, тем более потолки высокие… А вот на пол придется купить ковер. Когда у нас следующая ярмарка?

Ярмарка или базар приезжала к нам два раза в год. На дворе школы собирались торговцы, раскладывали товары. И конечно эти дни для школы были праздником. Но выручка у купцов была не такая уж и большая. Студенты небогатый народ. В основном все вещи привозились студентами из дома или присылались родителями. Конечно, ковер тоже можно попросить у родителей, но мои сразу что-то заподозрят. Ден похоже тоже не хотел тревожить своих.

— Скоро, через неделю, — сориентировался я.

— Ну, вот и купим.

Я согласно кивнул. Уж больно у нас приметный кружок выдался. Прямо достопримечательность комнаты и, главное, сразу бросался в глаза. Гмм.

Тихий стук в окно вывел нас из ступора. Синхронно мы повернули головы к нему. Маленький голубь, присев на жердочку, требовательно стучал по стеклу. Не мой. Наших родовых ни с какими не спутаешь. Значит, Дену письмо. Заметив, что я не тороплюсь впускать голубя, он открыл окно. Никогда не видел, как Денис получает письма. Письма среди его тетрадей иногда попадались, но свидетелем их получения мне не доводилось быть. Возможно, потому что я обычно приходил за полночь?

Ден несколько удивился, когда голубь приземлился к нему на голову. Но молча отвязал маленький пергамент, прикрепленный к ножке золотой ленточкой. Голубь тут же вылетел в окно, не став ждать ответа.

Денис пробежал глазами по пергаменту. Нахмурился.

— Что-то случилась?

— Ректор хочет срочно меня видеть, вместе с каким-нибудь конспектом с заклинанием.

— Странно, никогда не видел, чтоб Ректор студентов через почту вызывал, — удивился я.

— Наверное, он посылал заклинание, но оно нас не смогло найти за щитом, — предположил Ден.

— Наверное, — согласился я.

— И зачем я ему опять понадобился?

— Скорей всего, хочет поговорить без свидетелей, — Дена моя мысль не вдохновила. Тяжело вздохнув, он наугад достал из сумки конспект. Внезапно я вспомнил про девушку, которая приходила к Денису. — Тут к тебе приходили, записку оставили, — протянул я ему листок со стола.

Ден, удивленно прочитал «Денису» и развернул пергамент. Дочитав до конца, он хмыкнул:

— Ясное дело, что она была не права!

— А что случилось? — и что эта тема меня так волнует? Ну поссорился Ден с девушкой, и что?

— Она утверждала, что чистая магическая энергия не способна без целителя к исцелению, — он протянул мне листок. — Глупость еще та! В умеренном количестве энергия сама по себе является исцеляющей.

— Ден, а ты можешь думать о чем-нибудь кроме учения? — сорвалось у меня с языка. Денис странно глянул на меня. Но мои глаза уже побежали по строчкам письма. «Денис, прости меня, я была не права. Давай сегодня встретимся и все обсудим. Жду тебя в парке.» И подпись «Твоя Роксана».

— Тебя ждут в парке, — вывел я суть. — Пойдешь?

— Нет, — помахал Ден перед моим носом письмом Ректора. — Меня уже ждут в другом месте.

— Ну так загляни в парк, сообщи девушке что тебя Ректор вызывает или «вестника» пошли, — при упоминание заклинания он скривился.

— Зачем? Завтра увидимся и поговорим.

— Но она тебя ждет!

— Подождет и уйдет, — равнодушно отозвался Ден. — Если так переживаешь, сходи сам. — С этими словами он спокойно покинул комнату.

И где его учили хорошим манерам? Представив, как Роксана в одиночестве ходит по парку в ожидания Дениса, мне стало не по себе. Сердце заныло. Натянув футболку поприличнее и пригладив волосы, я спустился в парк. Я не буду уводить чужих девушек, просто сообщу, что Ден не сможет прейти и все. Тем более Денис был не против. Я несколько задержался перед клумбой. Немного потерявшей первоначальный вид, но все еще с красивыми цветами. Магистры уже давно бросили безнадежную затею сохранить цветы от влюбленных студентов, ибо их не останавливали никакие заклинания. Теперь использовали какие-то новые сорта с быстром ростом.

Сорвав цветы нейтральных расцветок, чтоб не подумала она про меня всякого такого, я углубился в парк, спрятав букет за спину. Здесь было тихо, спокойно. Зажженные магические фонари не давали яркого света и сохраняли полумрак. Роксану я нашел довольно быстро, она не спеша шла по главной аллеи парка. Заслышав мои шаги, она обернулась.

— Вы, — удивилась она.

— Я, — согласился я. — Ден не смог прийти. Его опять вызвал Ректор. Он послал меня вам сказать, тьфу ты, тебе. Мы же вроде на ты? — она кивнула. Я заворожено смотрел на нее. Мне кажется или она с нашей последней встречи еще более похорошела? Это платье цвета океана ей безумно идет. — Так вот, — сбился я с мысли. Она так резко погрустнела, когда я сказал, что Ден не придет. Кажется, даже глаза потемнели. — Он просил передать вам это, — протянул я ней букет. Зачем вру?

Девушка не спешила принимать цветы. Недоверчиво смотрела на меня.

— Еще он просил извиниться за него, — проговорил я, снова протягивая ней букет. — Ну, так ты его простишь? От Ректора же не отвертишься, — зачем-то попытался я выгородить друга. Девушка слегка улыбнулась и приняла букет. Другое дело. — Можно я тебя провожу, уже поздно, — предпринял я еще одну попытку налаживания дружеских отношений.

— Я сама доберусь.

— Ну, пожалейте меня! Что я скажу Дену. Передал цветы и бросил ночью в темном парке? Он же меня после такого в лягушку превратит! — Она на меня по-прежнему смотрела насторожено. Неужели я настолько не вызываю хоть маленького доверия? — Сжальтесь!

— Хорошо, — она улыбнулась. Я покорен.

— Меня зовут Джеральд, можно просто Джер, — запоздало представился я.

— Я знаю как тебя зовут. Наверно в Цитадели нет человека, который бы тебя не знал.

— Не знал, что я настолько знаменит, — искренне удивляюсь. И когда успел прославиться? — Я тебя зовут Роксана. — проявил я чудеса эрудиции. — Мне Ден сказал.

Она кивнула. Женское общежитие располагалась на другой стороне территории школы. Иногда мне кажется, что архитекторы специально так задумали. И сейчас я был им очень признателен.

— А как по фамилии? — мне было буквально все интересно связанное с ней.

— Ауриальн, — представилась она. Нет, не слышал. Черт возьми, как же я мог с ней раньше не встретиться. Завтра серьезно поговорю с Деном. Что у них? Роман?

— Безумно приятно познакомиться! А на каком факультете ты учишься?

— Целительство.

— Знаешь, я почему-то сразу так и подумал! — опять вру. Ничего я не думал. Просто когда на нее смотрю, остатки разума рассеиваются. — Из тебя получиться отличный Целитель!

— Я стараюсь, — скромно ответила она. — Из тебя тоже получится хороший маг.

— Ну, магистры не столь оптимистичны, — честно признался я. — Ты на втором курсе?

— Да.

— И как учеба, нравится?

— Очень! Денис такой умный, он с легкостью разбирает любую задачу. Мне несколько раз помогал.

Причем здесь Ден? Мы же говорим о ней? И вообще, Ден и Целительство?

— Ден разбирается в Целительстве?

— Да, лучше любого магистра!

И когда успел?

— Но в последнее время он заинтересовался Некромантией.

— С чего ты решила?

— В библиотеке он в основном берет эти книги.

Не хочу говорить о Дене. Почему с такой симпатичной девушкой я должен обсуждать своего друга? Я поднял глаза к небу. Мне тут же подмигнули звезды.

— Красивое сегодня небо, — перевел я тему разговора.

Роксана подняла глаза.

— Очень. А из-за чего Дениса вызвал Ректор?

Опять Ден! Ну сколько можно!

— Он, наверное, сам тебе завтра расскажет.

Она кивнула. Некоторое время мы шли молча. Не знаю, о чем думала Роксана, а я представлял как буду пытать Дена на счет нее.

— Ты откуда родом?

— Мы с Денисом из одного города.

— А, — кивнул я. Ден был из провинции на юге страны, довольно большого города, но далеко от столицы.

Больше я не предпринимал попыток заговорить с ней и всю дорогу молчал. Она была не против. Любовалась ночным пейзажем. Мне было грустно. Как так получается, что все темы сводятся к Денису? Даже родной город! Везде Ден!

У дверей общежития мы с ней попрощались.

— Спокойной ночи, — пожелал я, на что получил прощальную улыбку и ответное пожелание спокойной ночи. Я дождался, пока за ней закроется дверь и только потом пошел обратно. Три девушки-студентки с факультета теоретиков, сидевшие на скамейке у общаги, проводили меня долгим взглядом.

Общение с Роксаной оставило тяжелый осадок на сердце. Заперев дверь на любимое заклятье, я лег спать. Утро вечера мудренее, так кажется говорят?

Глава 2

Тианесса

Растеряно жую булку. Ощущаю себя премерзко. Еще б! Целый день сижу! Не встать, не размяться, не потянуться. Хотя, насчет последнего, вру. Карета довольно просторная, уютная. А в остальном, все так.

Останавливалась я только пару раз, и то на несколько минут, чтоб почувствовать землю под ногами. Почувствовать и назад в карету. Время не ждет. Недаром же мне выделили одну из самых лучших карет? Учитель сказал, чтобы через две ночи я была на месте. Я выглянула в окно. Луна весело подмигнула мне. Первая уже на середине. А я где?

Этот вопрос я наверно задаю себе каждые десять минут. Но ничего с собой поделать не могу. Волнуюсь. Итак, быстро создаю магическую карту. Тут же рядом с собой на сиденье. Гм. Ого! Минут через пять я буду у границы. Пожалуй, стоит спуститься с небес на землю. Мысленный приказ черным пегасам, запряженным в карету. Вообще-то запряжены они чисто для эстетики. Карета прекрасно может лететь и без них, правда на это будут уходить значительные запасы маленьких волшебных кристаллов, которые так чудесно переплетены с черными розами. Ну и вырисовываться силуэты костяных драконов. Как выразился мой Учитель, это слишком шокирующее для белых магов.

Пегасы, конечно, летают значительней тише Драконов, но я бы не сказала, что медленно. За один день я пересекла почти весь Черный Мир. Да не каждая пташка сравниться с породистыми пегасами!

Карета мягко соприкасается с землей. Если бы я ехала в обычном экипаже ученика, то меня сейчас бы трясло ого-го как! Пегасы еле касаются земли, карета слегка покачивается, и не скажешь, что я еду по заброшенной тропе.

Убираю карту. Создаю теневое зеркало. Придирчиво себя оглядываю. Как-никак через несколько минут впервые в жизни увижу Белого Мага. Надо выглядеть подобающе случаю. Но из зеркала на меня смотрит бледная девушка с уставшими глазами. Хорошо хоть кругов под ними нет. Набрасываю капюшон. Надеюсь, тень от него скроет замученный взгляд.

Черные маги на нашей заставе даже не вышли из своей сторожки, чтобы узнать, кто да куда едет. И я не стала останавливать пегасов. Меня проводили долгим взглядом пару зомби и скелет. Видно, в дозоре некроманты.

Границу между мирами я почувствовала сразу же и не только на магическом фоне. Внезапно заросшая тропа сменилась хорошо вымощенной дорогой. Путь мне преградили закрытые огромные ворота, зачарованные, между прочим. В несколько слоев щиты. Ко мне уже бежали магов десять. Белые, однозначно.

Самый солидный подошел к окну. Я приказала стеклу раствориться, но открывать дверцу не спешила. Мало ли что у них на уме? Инстинкты, привитые Черной Цитаделью работали безукоризненно.

— Кто такая, куда путь держите? — проговорил он, словно совершая старый, но забытый обряд.

Нет, я, конечно, могу и рассказать. Но зачем? Оно ему надо, чтоб я рассказывала? И так наверно все знает! А надо ему вот этот документик. В моей ладони материализуется сложенный пергамент. Молча протягиваю его.

Стражник долго изучает, косясь то на меня, то на пегасов.

— Значит ученик Черного Мага, — спокойно киваю. И охота ему со мной возиться? Открыл ворота и все. — Значит, в Цитадель путь держите?

Вот пристал! Начинаю сердиться. Спокойно, Тина, спокойно. Ты прибыла как символ дипломатии. Не стоит покушаться на жизнь первых встреченных Белых Магов.

Киваю, из-под капюшона разглядывая его. Вся аура светлая. Надо же, ни одного темного пятна! И волосы белые. И глаза светлые. Немного настороженные. Белая рубашечка, светлые штаны. Только плащ темный. Зачем ночью облачаться в белое? Итак волосы слишком заметные. Стоп. Нашла на кого критику наводить!

— Одна?

Странный вопрос. Это он сейчас что имеет в виду? Быстро оглядываю карету. И на кого он еще намекает? Не считаю нужным отвечать на такие глупости! Тем более он не мой Учитель.

— Проезжайте, — в конце концов сдается он, возвращая мне пергамент, отмеченный белой магической печатью. И когда успел? Пегасы срываются с места, устремляясь в открывающиеся ворота. Щит меня пропускает.

Через некоторое время я заметила четыре белых заклинания. По строению я догадалась, что это нечто виде нашей «следилки», только в белом варианте.

Тоже мне белые маги называется! За бедной девушкой вздумали следить! Ух! Как я зла! Задергиваю штору, предварительно возвратив стекло. Ненавижу когда за мной следят. Что я теперь перед ними должна наводить марафет перед прибытием в Цитадель Света? Щас! Вот делать больше нечего. И пусть только посмеют даже попробовать проникнуть внутрь кареты. Узнают, что такое раздраженный дипломат-Черный Маг! Я их заклинания так дипломатически уделаю, что создатели пожалеют, что не умерли до встречи со мной! Правда, предварительно стоит найти какую-нибудь милую заброшенную деревеньку, надеюсь, если что, там меня учитель не найдет? Слабая надежда.

Черные занавески создавали странный уют внутри, но я вполне могла видеть, что происходит за окном, а вот что делаю я, мог теперь увидеть только очень сильный маг и то я почувствую его присутствие. А пока, интересно где я? Быстро раскидываю карту. Ну как и ожидалось, недалеко от границы, но очень далеко от цитадели. Хотя, по крайней мере, я вроде успеваю в срок.

Джеральд

— Ваше Высочество, пора вставать. Первая пара через десять минут, — это Ден. Кто бы сомневался? Заползаю под подушку и сверху накрываюсь еще одеялом.

— Я — не высочество, — бурчу из-под подушки. Выходит не слишком внятно.

— Высочество, высочество, — традиционно отвечает Ден.

— Я — Лорд, — даже высовываю нос, чтоб ему лучше было слышно. Вот честно, когда-нибудь встану и огрею его чем-нибудь, чтоб уяснил. Лорд я и все. Чем-нибудь… Огоньком лучше или подушкой? Всерьез задумался я.

— Тебе будильник на вторую пару поставить?

— Нет, — обреченно отвечаю я, опять скрываясь под подушкой.

— Хорошо, поставлю, — интересно, зачем он каждое утро это спрашивает? Да, ну его. Хочет ставить — пусть ставит, а я, пожалуй, еще посплю.

Кажется, он меня еще о чем-то спрашивал, но я уже засыпал. Странно, лег вроде вчера рано, а спать хочу, как будто вчера всю ночь с друзьями гуляли…


Настойчивый «бум» внезапно ворвался в сон. Ден сменил звонок у будильника. Убрал этот противный треск? Слабо вериться. «Бум» повторилось вновь. Растеряно разлепляю веки. Странные подозрения закрались в мою душу. Даже чуть приподнимаюсь на кровати, чтоб увидеть, как при следующем «бум» содрогается дверь.

Рив встал раньше Денова будильника или я проспал, как он звонил? Вряд ли. И то и это невероятно. Натягиваю штаны. Поспешно открываю дверь. Еще чуть-чуть и она открылась бы и без моего участия с другой стороны. Рив не ожидал, что дверь внезапно впустит его и со всего размаха повалился на меня. А я — на пол.

— О! — провозгласил он, вскакивая с меня. — С добрым утром! — ни намека на раскаяния.

— С добром, — прокряхтел я, поднимаясь и потирая ушибленный копчик. С бывшим добрым.

Рив по-хозяйски осмотрел комнату. Я ждал вердикт. Ривальда заинтересовал круг. Гм, чтоб никому не обидно было, будем называть эту новую геометрическую фигуру — деновым кругом, по имени автора.

— Чем это ты тут занимаешься? — он с любопытством прошелся вдоль линии. Не, а почему я?!

— Эксперемент-с, создаю нестираемый мел.

— Чего, чего? А зачем он тебе нужен?

— Чтоб покраситься под цвет одеяла, тогда Ден меня утром не заметит, даже если окатит холодной водой, — нашелся я. Рив подозрительно покосился на меня. Мне кажется или он правда сейчас всерьез прикидывает этот вариант? Не, конечно, он наслышан об увлечении Дениса будить меня, но не все же так плохо!

— А где он, кстати?

— Под кроватью, — я пропустил что-то интересное? Рив утром успел набраться? Что за идиотский вопрос! Конечно на парах, где ж ему еще быть? Обогнув Рива, я опять примостился под одеяло. Вздремну еще часок. — Связанный, — пояснил я.

Еще немного и Рив, правда, заглянул бы под кровать! Но тут зазвонил будильник. Бе. Ривальд непонимающе огляделся вокруг, не видя источник звука.

— Под подушкой у Дена. Будь другом, выключи его!

Тот послушно обыскал указанное место и, к своему большому удивлению, нашел будильник. Еще несколько секунд он растерянно разглядывал его, но все же сообразил, как его отключить.

— Он что еще жив? — поразился Рив, когда треск затих.

— А что ему сделается? Лежит себе и лежит, — продолжил я гнуть свою линию.

— Будильник, — пояснил он.

Я хмыкнул.

— Как видишь…

Было время, когда я наивно полагал, что от него, будильника, можно избавиться! Как же, избавишься от него. Какие я только в него заклинания не запускал спросонья. Огненные шары можно даже не считать! Но его ничего не брало. Как-то утром, после того как ушел Ден, я выкинул его в окно! Ненадолго, Ден приволок бяку назад. О! Я даже дарил ему новый будильничик, с таким милым переливчатым звонком под колыбельную. Ден был так рад, так благодарил меня и на утро завел опять эту трещотку! Новый решил поберечь. Бесполезно объяснять, что я ему таких могу надарить хоть полсотни!

— Так, где Ден? — Весь сон растревожил. Вот принесло его на мою голову!

— На паре, — открыл я ему тайну.

— Так нет его там!

Он что, издевается?

— А ты откуда знаешь, что нет его там?

— Я сам оттуда, — сознался Ривальд. — Нас пораньше отпустили, вот я и решил поискать Дена.

Чего-то я после экспериментов с Денисом совсем туго соображаю. Рив ходил на первую пару? Да он засоня еще больше, чем я!

— Ты не заболел? — проявил я беспокойство.

— Нет, мне нужен Ден! И вообще, я решил учиться.

— Ты чего?.. — вот и со слухом у меня стало неважно.

— Ну, ходить на пары, делать уроки… Короче, ты понял.

— Гмммм, — ничего более членораздельного я не смог произнести.

— Ну так где Ден?

— Зачем тебе он? Ты же решил сам учиться, — съязвил я.

— А ты сомневаешься, что я смогу? — насупился Ривальд.

— Нет, — соврал я. Я бы не смог. Максимум на что меня хватило бы, так это доползти до первой пары и там благополучно досмотреть сон. Хотя это еще вопрос. Пока Дену не удалось довести меня до воображаемого максимума. А кто довел Рива? На ум пришло только одно имя — Эмма. Или Ник, но тот скорее доведет до кладбища.

— А как Эмма поживает? Кота приняла? — пошел я в обход.

— Причем тут Эмма? — покраснел Рив.

— Не причем, — поспешно согласился я. — Совсем не причем. — Вторил я, скрываясь под одеялом с головой. Хи-хи. А Рив влюбился даже больше чем по уши!

Ривальд это не Ден. Недолго думая, он сдернул с меня одеяло и выкинул его на пол. Его глаза блестели, не зло, скорее возмущенно.

— Чего смешного?

— Ничего, — состроил я чудную мину, заглядывая ему в глаза. И уже серьезно добавил — Слушай, ты когда меня познакомишь с ней? А то пригласите на свадьбу, а я с невестой не знаком!

Рив вырвал подушку из-под моего затылка и шлепнул ее обратно на мою наглую рожу.

— Где Ден? — процедил он.

— Да не знаю я! Он мне не докладывал, — пробурчал я из-под подушки, окончательно прощаясь с мыслью о сне. — Зачем тебе он?

— У нас с ним одинаковые темы по докладу.

Я удивленно высунул рожу. По-моему я его уже спрашивал, но стоит повторить.

— А как же «делать уроки»?

— Нуу, — замялся Рив и сел на кровать. — Понимаешь, я как раз вчера специально ходил в библиотеку, что б написать этот доклад.

— И, — поторопил я.

— Не написал.

— Книга была занята, — посочувствовал я.

— Нет. Книг было много. Даже слишком. — Рив опять залился краской. — Понимаешь, там Эмма с подругами была. Ну и… Короче, я ничего не написал.

— Что так? Эмма не дала заниматься?

— Нет. Они вообще сидели за другим столиком у окна. А мне там места не хватило, ну и пришлось соседний столик занимать. Я сидел один со стопкой книг. Никто мне мешать не мог! — Рив тяжело вздохнул. — Сам не понимаю, что происходит! Из-за нее потащился в библиотеку, благо предлог классный был. И как дурак, вместо такого чтобы писать доклад, все время до вечера просмотрел на нее! — Рив расстроено посмотрел на меня, явно что-то ожидая от меня. А что я мог нового сказать?

— Влюбился, брат, ты влюбился.

— Понимаешь, у меня никогда ничего подобного не было. Я как-то влюблялся что ли иначе… Она под конец ко мне подошла, спросила, типа написал ли я доклад. А что я мог ответить? Вот и сказал, что написал. А теперь если она спросит, что мне поставили, что я ей скажу?

— Скажи, что проспал.

— Понимаешь, она в основном общается только с отличниками и тут я. Уд на неуд. И вообще, я ей еще в первую встречу сказал, что тоже хорошо учусь!

— Зачем соврал? — поразился я.

— Чтоб в ее глазах выше быть! Как-то само вырвалось.

— Ну ты даешь! Так эта же ложь легко вскрыться может.

— Она с теоретиков. Они с нашими мало общаются.

— Да, — протянул я. — Как все сложно. Скажи ей лучше правду, легче будет.

— Не могу! Она сама несколько раз говорила, что ложь не переносит! Она меня потом уважать не станет.

— Слушай, ты поэтому ее не с кем из наших не знакомишь? Боишься, что твоя ложь вскроется?

— Ну, да.

— Скажи ей правду. Все равно рано или поздно это откроется, — рассудил я здраво.

— Я уже все придумал. Я хорошистом стану. И получится, что это и не ложь! И вообще, мне с ней легче общаться будет, а то она рассказывает про что-нибудь, а я даже ничего ответить не могу! Так что вот, буду учиться.

Я пожал плечами. Рив явно решил все без меня, а моя здравая мысль до него не доходила.

— Списки тех, кто не сдал доклад, будут, как обычно бывает по Разумным Расам, вывешены на доске объявлений. Она запросто там прочитает мою фамилию и мне конец. Как я смогу объяснить ей, чем я занимался в библиотеке?

— Придумай что-нибудь. Скажи, что потерял свой конспект.

— Это глупо! И я не хочу ей больше врать.

— Слушай, а может она уже знает, что ты не хорошист? Нас с тобой почти вся Цитадель знает.

— Нет. Она с первого курса. И среди второкурсников-практиков она знает только Дена. И о тебе много слышала. Больше никого. Ты что, не знаешь теоретиков на первом курсе? Они в основном сидят и зубрят. У них такие предметы, что крыша едет! А она вообще отличница и, представляешь, во всем так хорошо разбирается!

Не лучше Дена, подумалось мне.

— Пробовал Дениса через «вестника» искать? — спросил я. Заклинание «вестник» было несложным и излюбленным у студентов. С помощью него студенты отправляли друг другу короткие послание. Оно было предназначено не для больших расстояний, но всю цитадель покрывало.

— Конечно! Вестник возвращается назад.

Вестник мог возвратиться назад только в том случае, если не находил мага, которому предназначался.

И куда мог деться Ден? Взгляд упал на линию на полу. Ну, не под щитом же он в самом деле где-нибудь? Еще более бредовая мысль — взломал Архив и теперь взахлеб читает очередной шедевр по созданию артефактов. А то старое заклинание в запрещенных, вряд ли правильный Ден будет теперь его использовать.

Ага, Денис прогуливает пары! Скорее я туда пойду, чем Ден их прогуляет. Тогда что?

— Может его опять к Ректору вызвали? — предположил я вслух.

— Я Ректора только что в коридоре видел, — покачал головой Рив.

— Это еще не значит, что Денис не у него в кабинете и, между прочим, туда вполне может и не залетать «вестник».

Рив задумался, прикидывая такой вариант.

А что, по-моему, идея ничего. Логично. Кто его знает, какие щиты стоят на кабинете Ректора? Но стоит проверить. Я поскреб макушку. И исключать вариант, что Денис где-то под шумок экспериментирует, с ходу тоже не стоит. Оставим ее как маловероятную. А про то, что Денис в Архиве без пропуска и во время пар… Ну, не знаю. Не верю, я в это.

— Может и не залетать, — согласился Ривальд. — Но как проверить? Не Ректору же в самом деле посылать «вестника», когда он вернется в кабинет?

— Нет, — поспешно заявил я. А то чего доброго, вдруг и правда возьмет и отправит. Если Ректор выбежит с гневными глазами — щита нет и нас нет. Хотя, это какое сообщение отправить. Но чтоб наверняка узнать… — У меня есть менее зловещие идеи. Открыть дверь и посмотреть.

— А если он ее на ключ закрыл?

— Так мы дождемся, когда он вернется и мы следом. Хотя, конечно, он наверняка заметит нас. Но, с другой стороны, ничего такого мы не делаем. Может случайно не в ту дверь заглянули, по привычке, так сказать, открыли. И вообще, я один пойду, — решил я.

— Это еще почему?

— А вдруг он за ухо схватит каким-нибудь заклинанием. Хочешь славы на всю Цитадель. Рив и Джер заглянули к Ректору на огонек с утра пораньше с ревизией.

Рив замотал головой.

— Значит так, — взял я на себя командование. — Ты обыскиваешь левую часть цитадели, я правую, заодно и кабинет Ректора. Особое внимание удели темным углам, куда не каждый день заглядывают и лабораторным кабинетам.

Он кивнул.

— На все времени полчаса. Встречаемся у девчачьего общежития.

— Ты думаешь, Ден там? — вытаращил глаза Рив.

— Нет, там план В, — пояснил я, уже натягивая мантию и перебрасывая через плечо сумку. Надеюсь, что там. — Пошли?

Рив послушно кивнул и, махнув мне рукой, направился по своему, так сказать, заданию. Я, тяжело вздохнув, закрыл дверь на заклинание. Надо бы все же наколдовать дубликат ключа.

Коридор перед кабинетом Ректора встретил меня тишиной и пустотой. Это было одно из тех мест, которые студенты обходили стороной. Я сбавил скорость только перед искомой дверью, отдышался и, набрав в легкие больше воздуха, дернул за ручку. Эх, была — не была! Дверь с легкостью поддалась, гостеприимно приглашая войти. Секретарша, еще одно препятствие, была на месте. Она удивленно подняла на меня глаза. Никогда не мог понять, зачем она нашему Ректору? Он ей, по моим наблюдениям, вообще никакую работу не доверял.

— А, — несколько замялся я, — он у себя?

Секретарша кивнула и проявила любопытство.

— Вас вызывали?

— А что, уже с утра еще кого-то вызывали? — состроил я испуганное лицо.

— Вроде никого не вызывали, — в голосе было столько сомнения, как будто она была в этом не уверена. Что вовсе не обнадежило меня. Спрашивается, зачем она здесь сидит, если элементарное не знает?

— Он злой? — продолжил я допрос.

— Нет, — опять не уверено.

— А он один? — задал я наводящий вопрос, приближаясь к заветной двери.

— Нет, — это для меня было словно сигналом и я дернул Ректорскую дверь и быстро заглянул в кабинет. Никого — был мой диагноз. Секретарша не растерялась, соскочив со своего места, она попыталась схватить меня, но не тут-то было! Резко увернувшись от ее объятий, я поспешил скрыться в коридоре, с криком «Я, пожалуй, зайду в другой раз!». Наивно было предполагать, что она меня не узнала. Узнала еще как и в скором времени донесет Ректору о моем странном визите. Ну и что? Студент может с Ректором хотел пообщаться? И передумал. Всякое бывает, мы студенты народ странный.

Минус одна гениальная идея. А я готов был поспорить, что он там…

Но время не ждет. Мне теперь еще надо все лабораторные кабинеты оббежать. И заодно на кафедру теоретиков, к Агнер, загляну…


Я замедлил бег только перед девчачьим общежитием, заметив там под деревом дежурившего Рива. Рив сосредоточено пожевывал какую-ту травинку. Вид у него был расстроенный и потрепанный.

— Ну как? — поднялся он мне на встречу. В голосе было столько надежды, что мне стало как-то не по себе.

Я покачал головой, переводя дыхание.

— И у меня никак. Дена нигде нет и никто его не видел после вчерашних пар. Он даже вчера в библиотеку не приходил, — поделился Ривальд последними новостями.

Ясное дело не приходил. Он ходил в другое место.

— Что делать? Пара через пятьдесят минут! А чтобы написать достойный доклад нужно как минимум полдня! Я покойник.

— Есть еще план В, — прохрипел я.

— Какой план! У меня тема только с Деном совпадает!

Я повалился на траву.

— Он может быть еще в Архиве, — выдал я последнею идею.

Рив посмотрел на меня с сомнением. Я тоже в это не больно верю, но факты говорят сами за себя.

— И как мы туда попадем?

— Нам нужно снотворное, кошка и лекарство от аллергии. Причем надежное лекарство, чтоб без риска.

Рив поднял глаза на третий этаж, всматриваясь в одно заветное окно.

— Кошку — это ты имеешь в виду Фаирку мою… то есть Эммину?

— У тебя есть другие идеи?

Тот покачал головой. Конечно, можно найти и другую кошку, если постараться, но на это нужно много времени. Обычно любимцы студентов в отсутствие хозяев предано сторожат вещи этих самых хозяев от хулиганов. (Эх, где ты, первый курс?)

— Но как?..

Рив не досказал вопрос. Я поднялся и прикинул расстояние до третьего этажа. Воздушника бы сюда. А то с левитацией у нас с Ривом… В общем, никак у нас с левитацией. А остается только… Я постучал по дереву. Вариант прошмыгнуть через защитные заклинания на входе даже не предлагаю. Дерево же росло довольно близко к зданию и ветки так прямо и заглядывали в окна.

Несколько секунд Рив смотрел на меня, соображая, всерьез ли я. Всерьез, всерьез, еще как!

Рив, качая головой, обошел дерево по кругу, примериваясь.

— Можно на все плюнуть и сказать ей правду, — в который раз здраво рассудил я.

Тот сосредоточено помотал головой. Скинул мантию и сумку. Интересно, а я ради любви на такие подвиги способен? Вслед полетели ботинки. Рив поднял еще раз глаза к окну и завернул на ближнюю клумбу, вернувшись оттуда с цветком в зубах. Да-а. Нет слов.

— Если что, я тебя подстрахую, — заверил я его. — А заодно и буду отвлекать прохожих.

Рив что-то промычал, явно сомневаясь в моей подстраховке. Уверен, дерево было хорошее, с точки зрения мартышки. Не знаю как с точки зрения Рива, но он довольно проворно полез наверх. С веткой было хуже, под Ривом она затрещала и стала прогибаться вниз, но Ривальд не растерялся, он схватился за две другие. Еще немного и он одной ногой ступил на карниз, еще чуть-чуть и достал до окна. Благо оно было не закрыто и с легкостью поддалось. Рив скользнул внутрь. И пропал там. Чтоб его! Я уже начал нервничать, когда он высунулся из окна. Кошачьи рыжие ушки торчали у него из воротника.

Рив поймал свою ветку и стал перебираться обратно на дерево. Кошка забеспокоилась, выскочила из его рубашки и уверено по стволу спустилась вниз, подавая пример бывшему хозяину, и как ни в чем не бывало, принялась умываться. Именно в этот момент меня в ней что-то насторожило. Убедившись, что Ривальд благополучно закрыл окно и, надежно вцепившись в ствол, стал спускаться, я взял Фаиру на руки. Та не возражала. Пристально оглядев мордашку со всех сторон, я мог заключить только одно.

Рив мягко приземлился рядом, победно смотря на меня.

— Скажи-ка, а эту кошку ты купил или тебе родители прислали?

— Родители, а что? — удивился он.

— А ты знаешь, что это «хранитель»?

Рив выхватил у меня кошку и быстро осмотрел ее, прищурившись. По мере осмотра его лицо вытягивалось. Теперь знает, заключил я, не дождавшись ответа. «Хранители» — так называются кошки очень редкого рода, они, как и стихийные маги, были связаны с определенной стихией. Встречались довольно редко. Выбирали хозяина себе сами и уж если выбрали, то это до смерти. А уж если они выбрали тебя, то это большая удача! Сложно найти более ответственного хранителя.

— И что теперь делать?

— Да ничего, после пар опять вернешь ее Эмме.

— Третий раз?

Я пожал плечами.

— Ну, хочешь, я верну, скажу, что нашел в парке.

Рив хмыкнул, принялся обуваться и одеваться.

— Что дальше?

— Ты ждешь меня у библиотеки, так, чтоб тебя там никто не заметил.

— А ты?

— А я к Роксане. Надеюсь, она поможет.

— Роксана, это из Целителей? — с непонятной интонацией, спросил Рив.

— Ну, да.

— Сегодня с утра только о вас и говорят. Девушка из провинции покорила каменное сердце Джера. Кстати, это правда?

— Нет, у меня сердце не каменное, — буркнул я. — Потом расскажу, у нас времени совсем не остается.

Рив подмигнул, опять запихнул кошку под рубашку и побежал в сторону главного корпуса. Я последовал за ним. Рив свернул в сторону библиотеки, а я к расписанию. Так, так. Ох, и где тут группа целителей? А наша? О! Нашел. Так аудитория 312.

Быстро взлетаю по лестнице вверх. Благо у целителей нормальная пара. Там магистр добрый преподает, так что может и получиться.

Официально стучу в дверь и, не доживаясь ответа, распахиваю и нагло спрашиваю, несколько замешкавшего магистра:

— А Роксану Ауриальн можно?

Преподаватель, уже не молодой, поседевший маг, добро улыбается и спрашивает у Роксаны:

— Роксана, вас можно?

Нахожу взглядом мою новую знакомую. Она сидит на третьей парте и несколько (если не сказать очень) удивлена, но кивает.

— Можно, — объявляет он уже мне. Роксана спускается вниз и плотно прикрывает за собой дверь в аудиторию. В коридоре мы остались одни. Распущенные волосы сменились высоким хвостом, юбка брюками, но этот хвостик ей тоже безумно шел!

— Ты Дена не видела?

— Нет, а что?

— Да нет, ничего, — и без перехода спрашиваю. — Ты бы не могла мне помочь? — и прежде чем она сказала «нет», начинаю излагать свою проблему. — У одного моего знакомого маленькая проблема, у него ужасная аллергия на кошек, а в больницу он не хочет идти. Все откладывает и откладывает. А мне так хочется ему помочь! У него еще часто бессонница бывает, — грустно добавил я. А что? Почти правда.

— Ему все же лучше сходить в больничное крыло, — искренне советует она.

— Да не пойдет он! Такой характер, пока совсем плохо не станет, к целителям не обратится!

Она нахмурилась.

— Подожди меня здесь, я сейчас, — все же проговорила она и уверено застучала каблуками в сторону больничного крыла. Не перестану восхищаться ей! Через некоторое время она вернулась, неся два маленьких пузырька с прозрачными жидкостями.

Она протянула мне первый.

— Это он аллергии, а это, — в мою руку перекочевал вторая колбочка, — от бессонницы. Только будь осторожен, я бы не рекомендовала их вместе принимать, одновременно. Желательно от аллергии утром, а от бессонницы на ночь. Все один раз в день, по две столовые ложки, после еды.

Я серьезно кивнул.

— Спасибо тебе большое! Ты прям жизнь человеку спасла!

— Курс применения — одна неделя.

— О, так быстро действует?

— Если бы твой приятель сходил бы сам к целителям, это заняло бы пару часов.

— Я ему передам! — Роксана кивает. — Но как тебе все же это удалось? — я кивнул на врученные мне бутылочки. — Целители же лекарства не дают на руки.

Она пожала плечами.

— Мне дали. Надеюсь, ты меня не подведешь, и это действительно для благого дела, — красивые глаза, требовательно смотрели на меня.

— Конечно! — почти правда. Почти, но все же правда.

Она кивнула.

— Ну, ладно. Спасибо еще раз. Увидимся? — животрепещущий вопрос. Она кивнула! Может еще не все безнадежно, как мне вчера показалось? Галантно открываю перед ней дверь. — До встречи.

Она улыбнулась, но ничего не ответила. Ну и ладно! На бегу быстро смешиваю два зелья. Эх, будь что будет! Смотри-ка, не взорвалось. Даже цвет не поменяло.

Рив стоял за колонной, рядом с библиотекой и нервно покусывал губу.

— Ты где пропал! — накинулся он на меня. — Полчаса осталось!

— Спокойно! Я уже тут, — обрадовал я его. — Сейчас дыхание переведу и пойдем.

Я прислонился к колонне. Пару тяжелых выдохов. Уф! Бешеный день, однако. Отряхиваю мантию, что называется, создаю некое подобие хорошего ученика. Драгоценную колбу прячу в сумку. И…

— Сначала заходишь ты, — даю я последние распоряжения. — Отвлекаешь магистра. Постарайся чтобы он стоял спиной к двери. Я вношу кошку, он чихает и я его пою снадобьем от аллергии. Он засыпает. Все ясно? — и не дожидаясь ответа, забираю у него кошку и командую, — Пошел.

Рив скрывается за дверьми библиотеки, с возгласом:

— Магистр Рувильд Норст, вы бы не могли помочь…

Так теперь мы. Быстро, стараясь не шуметь, проскальзываю в дверь, оставленную Ривом открытой. Магистр стоит ко мне спиной и что-то возмущенно втолковывает Риву. Опускаю кошку под стол. Жестом приказываю сидеть. Интересно, какова вероятность того, что она меня послушает? Я бы не послушался. Но если магистр ее увидит, то у него скорей всего возникнет соответствующий вопрос, что за ученая кошка появилась в цитадели, которая каждый день ходит в библиотеку вместе с нами.

— Вы все поняли, молодой маг? — надменно спрашивает магистр у бедного Рива.

— Да, — смирено кивнул Ривальд.

— Вот и… апчхи… хорошо, — магистр достал платок. Как хорошо, что он не послушал нашего совета и не пошел в больничное крыло! — Апчхи.

— Магистр Норст, — окрикнул я его, подходя к ним. — Будьте здоровы. Вы так и не посетили целителей? — заботливо спрашиваю.

— О! Апчхи… Некогда…Апчхи…Дела.

— Моя девушка учиться на целителя и, когда я вчера ей рассказал о вашей проблеме, она посоветовала вам выпить вот это, — извлекаю я из сумки флакон.

Могу поспорить хоть на что, если бы не очередной приступ аллергии, он бы наверняка отказался от сомнительного лекарства.

— О, — утирая слезу от чиха, он принимает колбочку. Недоверчиво принюхивается. Ничем не пахнет. Я уже нюхал. Осторожно делает первый глоток. Потом еще и падает на стул. Зелье растекается по ковру. Со стороны магистра раздается здоровый храп.

Несколько секунд мы с Ривом растерянно наблюдаем за ним. Дам-с. Кто же знал, что оно такое сильное? Как Роксана и сказала, две столовые ложки.

Первым спохватываюсь я.

— За дело, у нас мало времени, — быстро закрываю дверь. Надеюсь, во время пар мало желающих посетить библиотеку.

— И как ты рассчитываешь попасть в Архив? — все еще недоумевает Ривальд.

— Очень просто. Дверь откроется, так как у него амулет и соответствующая аура, а пройду я. Понятно?

— Ты думаешь, получится, — засомневался Рив.

— Думать некогда, — обрываю я его. — Бери за ноги, а я тут. К Архиву.

Рив хмыкнул, но послушался. О! Воздушника бы сюда, в который раз подумалось мне. Магистр оказался, мягко говоря, о-о-очень тяжелым. Благо нести не далеко. Дверь в Архив была близко, скрыта за занавеской, но каждый студент знал, куда она ведет. Так. Дверь. Интересно, кто ее так назвал? Стена, абсолютно ровная, только с маленькой резьбой в центре для ключа.

Со второго раза правильно прикладываю ключ, поддерживая его рукой спящего магистра. Затаив дыхание, ждем. Через несколько секунд все же дверь принимает ключ и медленно тает, открывая бездну. Вот теперь становиться понятно, почему магистр говорил, что страшно. Еще как!

— Ну, я пошел, — нерешительно подбадриваю я себя.

Взгляд Рива выражает сомнение. Набрав в легкие побольше воздуха я делаю шаг. Моя нога не падает в пустоту, а встает на что-то твердое. Уф. И прежде чем я успел шагнуть дальше, вперед пронеслось что-то рыженькое, маленькое. Фаира! О, нет! Я побежал за ней. Куда тебя потянуло, хранительница? Где мне потом тебя искать? Если я вернусь без тебя, меня же Рив просто съест!!

Внезапно выпадаю куда-то. Несколько магических огней создают безмятежный полумрак. Фаира довольно сидит на стеллаже. Ого! Я оглядываюсь. Это и есть тайный Архив? Книги, свитки и снова книги. Сколько их здесь? Стеллажи, кажется, уходят в бесконечность.

— Фаира, спускайся, — приказываю я. Ее взгляд выражает упрек. «Кто бы спасибо сказал», — говорят кошачьи глаза.

— Фаира, — тихо зову я, но мой голос эхом усиливается в несколько раз.

Однако кошка вдруг соглашается. «Уговорил», было написано на ее мордашке, и она быстро спустилась вниз. И, пока ее не понесло куда-нибудь в сторону, хватаю и укладываю кошку в сумку на замок. Откуда раздается фырканье. Ничего, потерпишь, я, между прочим, не твой хозяин. Нет, я, конечно, очень благодарен тебе, но если я вернусь без тебя, твой хозяин… Дожил. Уже мысленно общаюсь с кошкой. Как будто она меня слышат!

Стараясь тихо ступать по ковру, заглядываю во все ответвления, но не захожу. Никакого намека на присутствие здесь еще кого-то. Так-с. Быстро создаю вестника «Ты где?» и отправляю Дену. Через некоторое время вестник возвращается назад. Не понял. Его здесь нет? Не может быть! Может, здесь вестник не летает?

Еще немного прохожу вперед и до моего слуха долетает обрывок чьей-то фразы:

— … это странно.

О! Маги! Люди! Подкрадываюсь ближе и вижу яркий свет за очередным ответвлением. Голоса становиться четче. Останавливаюсь перед поворотом, прислонившись к стеллажу.

— Очень жаль. Есть какие-нибудь вести из Черного Мира? — упс. Голос дяди я узнаю даже спросонья. Король в Архиве? Зашел почитать?

— С черным вороном пришло письмо от нашего знакомого, — неторопливый голос Ректора. — Он не приедет, но посылает к нам свою ученицу.

— Он не торопился с письмом, — легкий сарказм в голосе отца.

— Ученица ночью пересекла границу между Мирами, — это уже отец Ривальда, самый приближенный к Королю человек во дворце, после моего отца. — Горделивая, надменная девушка, по докладам из гарнизона. Довольно сильная магичка. В дороге занимается странной запрещенной магией.

Кто-то перебрал пальцами по столу:

— Вы думаете, она справится? — спокойный голос дяди.

— Какая-то девчонка, с тем, что не смогли сделать лучшие белые маги? — в голосе Агнер слышаться откровенный смех.

— Ее учитель считает, что да, — Ректор даже на тон не повысил голос.

— С ней будет сложно, — отклонился от ответа отец Рива.

— Пока у нас нет другого варианта, — мой отец, похоже, как всегда оперировал своими любимыми фактами.

— Нет другого варианта! — передразнила Агнер. — Дайте нам еще месяц!

— Почему он сам не едет? — размышления вслух отца Рива.

— Он играет в свою игру, — Ректор, как всегда, говорил загадками.

Раздались чьи-то шаги. Агнер, решил я, потому что стучали женские каблуки. Наверно ее переполняли эмоции.

— Я не понимаю Вас! Вы считаете, что мы сами не в состоянии справиться с этой проблемой!

— Пока Ваши изыскания не дали результатов, — опять отец.

— Время! Нам совсем немного не хватило времени!

Обстановка накалялась. У меня в сумке тоже. Фаира предприняла очередную попытку выбраться на свободу, ощутимо пихнув меня в бок. Я взял сумку на руки.

— У нас нет времени, это ваши слова.

— Нам просто…

В это время кошка сдалась перед сумкой и умоляюще мяукнула.

Тихо-то как стало! Попал. Еще как! Я постарался беззвучно скрыться за стеллажом, но там, в темноте, оказался стол, который я не заметил, споткнулся о его ножку и грохнулся на другой стеллаж. Он, конечно же, не выдержал моего веса и повалился на пол. За ним следующий. О черт! Я быстро перекатился и скрылся в темном углу. В момент падения сумка открылась, и из нее выпали и покатились свитки. Конечно же, и кошка поспешила покинуть свою тюрьму.

Прибежавшая компания застала странную картину. На груде книг, довольная, восседала Фаира и меланхолично умывалась, приводя в порядок шерстку.

— И что вы думаете об этом? — растерянный голос дяди.

Кто-то взял кошку на руки.

— Я даже знаю, чье имя это носит, — отец Рива. Он узнал кошку! — Пойдемте.

Стеллажи, подчиняясь чьему-то заклинанию, поднялись. Книги вместе с моими конспектами запрыгнули на полку.

— И вы даже не будете искать нарушителей? — взволнованный голос Агнер.

— Зачем? Господа, у меня есть предложение, которое следует обсудить, но не здесь, — Отец Рива что-то задумал. И почему мне кажется, что ничего хорошего?

Собравшиеся по одному исчезли. И кошку забрали. Ну- ну. Я выполз из своего укрытия. Пару моих конспектов оказались пристроенными на верхней полке. Мне туда не добраться. Нет, конечно, я могу опять повалить стеллаж, но… Результат не стоит стараний. Там в конспектах пару строк. Благо отчет по ИМке был на месте, резюмировал я, изучив содержание сумки. Гм. А это что за аккуратный рулончик в моей сумке? Так-с. Ого! Да, чтоб… Я тихо выругался. Аккуратный почерк Дена я ни с каким другим не спутаю. Доклад по Разумным Расам!

Ну, конечно! Если Ден знал, что не сможет прийти на пару, он должен был передать этот доклад с кем-нибудь. Но он вчера пришел поздно, а утром, наверное, куда-то спешил и оставил его мне, в надежде на то, что к третьей паре я все же проснусь! Он, может быть, даже и говорил мне утром! Ооо!

Тихо ругая себя последними словами, я поплелся назад туда, откуда пришел. Как бы помягче обо всем рассказать Риву? Ну так, чтобы он меня хотя бы не сразу зажарил? Главное же, в виде доклада Дена я… гм… нашел. Может, обойдется?

Ровная стена на месте двери исчезла, как только я к ней прикоснулся, открывая уже знакомую и ничуть не ужасную пустоту. Ладно, почти не ужасную. Ну, совсем-совсем немножко страшную. И как теперь найти дорогу домой? Над этим, если честно, я не задумывался, когда лез сюда. Этот пункт плана у меня предполагал нечто «там посмотрим». Ну и посмотрел. И что?

Новых идей нет, поэтому решительно, с некоторой заминкой, я ступаю в пустому. Вот спрашивается, что бы эти великим магам было не поискать хулиганов. Заодно и доставили бы меня с комфортом. Все равно наказывать будут. Рива точно. Как нехорошо получилось-то! Да, в принципе они не дураки, и запросто догадаются допросить магистра Нортона. Он уж точно выдаст им нашу парочку, так что и мне достанется, наверняка. Ладно, хотя бы не одному Риву отдуваться.

За размышлениями я чуть было не прошел странные следы. Вот именно, следы! Магические, еле заметные. Медленно гаснувшие. Как будто в пространстве кто-то выжигал дыры. Потом передумал и смылся. А пятна теперь потихоньку гаснут и затягиваются… Какие-то интересные следы. Я бы даже сказал, что они что-то напоминают. К примеру, следы маленькой кошечки! Фаиры! Наверняка! Что будет, если огненного хранителя заставить пройти по этим магическим заворотам пространства? Готов спорить, что только я знаю ответ!

От радости я не заметил, как пробежал все преграды и выбежал в нашу родную библиотеку. Честное слово, даже от радости проскочил мимо Рива.

— Эй! — окликнул он меня, спуская с небес на грешную землю. — Нашел?

— Ага, — я помахал перед ним пергаментом.

— Где Фаира?

Вот, а если так сходу сказать правду? Нет, не буду.

— Сначала давай перетащим его, — я кивнул на магистра, — за стол, а потом я уж все расскажу по порядку.

— Где Фаира? — не сдался Рив. Вот зачем она ему сейчас?

— В хороших заботливых руках, — и увидев мину, Рива я сдался. — У твоего отца. Он меня засек.

— Что???

Я взялся за ноги магистра, намекая сначала дело, а потом сжигание.

Рив некоторое время тупо созерцал меня. Потом насупился, но признал мою правоту, что здесь не место для выяснения подробностей моего маленького путешествия. Вместе мы усадили магистра за стол. Поправили мантию, но вообще картина: магистры тоже люди! Как студенты…


Несколькими минутами позже, когда Рив успешно «написал» доклад, местами изменяя его так, чтобы не очень было похоже, какой именно литературой он пользовался при составлении своего реферата, он выслушал мою историю. К тому времени его мысли приятно грел факт отсутствие его фамилии в списке двоечников, и к моей истории он отнесся более мягко. Даже огоньком не запустил. Его мысли теперь волновал вопрос, как забрать свою кошечку и незаметно подсунуть ее Эмме, на что у меня было только одно предложение: заглянуть к ректору. Но думаю, с этим не стоит торопиться, скорей всего скоро он сам пригласит нас к себе. А еще он очень надеялся, что история не будет предана огласке. Наказание, похоже, волновало только меня. И когда я заикнулся, что если они все же меня не вызовут, то я все равно постараюсь все взять на себя, в конце концов, моя вина, он только рассеянно кивнул. Выдав, как хорошо, что его отец не знает, что он подарил кошку Эмме, а то у нее могли бы быть проблемы и, конечно же, вскрылось бы его вранье. Кто о чем, а Рив все об одном!

На этом мы с ним расстались. Рив пошел на пару, я в кабак, хотя он меня звал с собой. Тоже мне новый Ден выискался! Что я забыл на РР? По докладу я даже темы не знаю. А слушать восторженные речи магистра о великих эльфах и их цивилизации меня не прельщало. И вообще, я не завтракал, не говоря уж об обеде! Так что в кабак и точка.

Кабак сегодня не пустовал. Было довольно много придерживающихся моего мнения на счет РР, так что заказав поесть, я присоединился к их компании. Темой обсуждения были выходные, которые, кстати, начинались уже завтра. Я зевнул. Планировать что-либо на выходные, по-моему, бесполезное занятие. Но идеи были довольно интересные. Кто-то предложил турнир между магами-практиками второго курса. Многие поддержали. Я остался в стороне. Мне куда интересней карточные турниры. Но кому как… Даже список игроков стали собирать. М-да, что из этого получиться не знаю, но точно скучно не будет! К концу пары народ еще подтянулся и список значительно вырос. Меня записали в судьи. Рив не появился, так что на четверную пару я потопал вместе с Сэмом. Все пары у нас сегодня были общие.

Привычно достав конспект, я приготовился поспать. Но сон не шел и я, развалившись на всю парту, лениво строчил на пергаменте лекцию, пропуская по несколько предложений, просто от нечего делать. Как-то странно, но без Дена было скучно. Чего-то не хватало.

Меня нисколько не удивила секретарша, заглянувшая к нам где-то на середине пары и объявившая, что нас с Ривом ждет Ректор. Чего-то подобного я и ждал. Правда не думал, что она придет лично, но как видно, Ректор озаботился нашей доставкой. Кинув в сумку пергамент и дождавшись Рива, последовал за ней следом. Рив потихоньку ворчал, но так, что только я его слышал. Он был очень расстроен, что не сможет дописать лекцию! Я качал головой, пытаясь тем самым выразить свое согласие с ним, но у меня это не больно получалось, потому что голова качалась совершенно не по той траектории, которая выражает знак согласия.

Перед дверью Ректора, вздохнув поглубже, мы вошли внутрь.

— Здрасте, — выдавили мы с Ривом в один голос. За столом у Ректора, кроме него самого, сидели еще и наши отцы. Попали, одни словом. На столе сидела Фаира. Увидев Рива, она радостно соскочила и принялась тереться о его ноги, словно прося прощение. Что и требовалось доказать, по лицам присутствующих прочитал я. А мы и не спорили.

Рив обречено взял кошку на руки. Почесал за ухом. Как вздох облегчение раздалось довольное урчание. А я бы на его месте за ухо оттаскал и себя бы заодно.

— Никогда бы не подумал, что вас заинтересует Архив, — это Ректор. В этом пункте я был с ним полностью согласен. — Вы знаете, что вход туда запрещен уставом Цитадели?

Мы кивнули.

— Итак, молодые люди, потрудитесь объяснить, что же все-таки вас привело туда?

— Любопытство, — выдал я. Еще какое!

— И в чем же оно заключалось?

Как бы это сказать помягче?

— Мы хотели написать интересный и необычный доклад, — выкрутился я.

— А литературы в библиотеке вам было недостаточно?

Нет, чуть не выдал я, но вовремя спохватился. Им же не объяснишь, что там не выдают доклады Дена. Так что, просто оба потупили взгляд. Понимайте, как хотите.

Ректор улыбнулся.

— Меня очень радует то, что вас все же потянуло на знания, но Архив закрыт не потому, что там скрыты особые книги, запрещенные для чтения. Как вы могли убедиться, в Архив довольно сложно попасть и это небезопасно. Можно затеряться в пространстве навсегда. Вы понимаете меня?

Не знаю, как Рив, но я понимал прекрасно!

— Но все же, как вам удалось туда проникнуть и вернуться?

— Случайно. Повезло, — честно признался я.

Видя, что распространяться по этому поводу я дальше не собираюсь, Ректор почему-то не стал настаивать. И вообще, он сегодня как-то совсем не по ректорски либерально к нам настроен. Он явно что-то нехорошее задумал. И это касается не только нашего наказания! По-моему, он нас совсем и не отговаривает лазить в Архив. Такое чувство, что он просто предупреждает о том, что может случиться и оставляет право выбора нам. То есть, хотите, залезайте, но это будет на ваших совестях. Вы люди взрослые. Вон даже отцы переглянулись.

— Надеюсь, вы все поняли и сделаете соответствующие выводы, — подвел итог странной беседы Ректор. Честно, я чуть не спросил — какие? Мне лично совсем не понятно, какие выводы мы должны сделать. — Что ж, я вас покину. Вам есть, что обсудить.

С этими словами Ректор исчез. Наши взгляды упали на отцов.

— Как учеба? — это мой.

— Нормально, — признался я. Рив пожал плечами.

— Что ж вы стоите, садитесь, — это Ривен.

Мы осторожно присели. Отчитывать нас вроде как пока они не собираются, но честно за весь первый курс никто из них не заглядывал в Цитадель, чтобы нас проведать. Это радовало.

— Что-то случилось? — проявил любопытство Рив.

— Дело в том, что буквально завтра с дипломатической миссией в Цитадель должен был прибыть черный маг. Но, к сожалению, он не смог и направил к нам свою ученицу. — Ох, неспроста мой отец разоткровенничался. — Было бы замечательно, если бы вы приглядывали за ней, заодно показали Цитадель.

— Вы с ней примерно ровесники. Соответственно, вам будет проще найти общий язык, — поддакнул отец Ривальда.

Мы ошарашено переглянулись с Ривом.

— Черный маг? В Белую Цитадель?

Ох, темнят они.

— Да. Война кончилась давно. Мы, как и черные маги, заплатили за нее слишком большой ценой. Сколько убито с нашей стороны, с их. Не счесть. Но это прошлое. Заключенный мирный договор — это хорошо, но настало время следующего этапа — сотрудничества между двумя мирами. И первым шагом к этому должен стать приезд молодой магички из Цитадели Тьмы. Она первый черный маг за несколько веков, который вступит на землю Белой Цитадели. И очень важно то, как мы ее примем и ее впечатления о нас. От этого зависит будущее двух миров.

Ого! Как все непросто! Но причем здесь Агнер со своими теоретиками? Отец что-то не договаривает. Но допрашивать его бесполезное занятие. Так что я только согласно кивнул. О сотрудничестве, ну ладно, хотя бы сообщении между двумя мирами давно поговаривают при дворе.

— И что конкретно требуется от нас? — перешел я на деловой тон.

— По возможности сделать ее пребывание здесь приятным.

Мы с Ривом переглянулись. О, как я его понимал. Никакая черная ученица не значилась в его планах. Ну ладно, я не влюбленный (почти), свободный, так что эту госпожу, похоже, придется мне брать на себя.

— А если у нее вообще аллергия на белых магов? — выдал я.

— Джеральд! Мы говорим о серьезных вещах.

Ну, ладно, ладно.

— Вы надеетесь, что после нее все же прибудет этот недоверчивый черный маг? — попытался я все же подобраться ближе к их тайнам.

— Хотелось бы в это верить, — вздохнул отец Ривальда.

— А он вообще кто? — поддержал мою игру верный Рив.

— Один из трех черных магов, подписавших мирный договор. Верховный магистр Тьмы Равен Даркнес из клана Регалиант.

Упс. Ой, как хорошо, что он сам не пожаловал! Наслышан я о нем, наслышан. Притом говорят самое разное, от того, что он убивает одним лишь взглядом и пьет кровь детей, до того, что он самый либеральный маг на всей черной земле! Он первый поддержал предложение о мире!

— А его ученица? — не растерялся, в отличие от меня, Рив.

— По документам Тианесса Меджисан. Это все, что известно о ней.

Да, наверное, еще тот фрукт, раз у нее такой учитель.

— А она вообще надолго?

— На месяц.

Надолго, согласился я мысленно.

— И прибывает?

— Ориентировочно завтра рано утром. Если что изменится, вас предупредят. Встречать ее пойдем вместе с Ректором. Всю Цитадель о ее приезде Ректор оповестит лично на вечернем собрании, о котором предупреждалось с утра.

Я перевел взгляд на Рива. Что-то я не слышал ни о каком цитадельном собрании. Рив кивнул. Ну, ясно. Это было на первой паре.

— Что-то еще? — и кто сказал, что сегодня вообще было доброе утро?

— Все.

— Мы, конечно, попытаемся за ней присмотреть, но… Ты же знаешь, — обратился я к отцу, — я в роли дипломата как-то не очень…

— Вы справитесь, — обнадежили нас отцы.

Хотелось бы верить, чуть не ляпнул я.

Мы поднялись.

— Ну, тогда мы пошли, а то там пара идет, — пробубнил Рив. О, они еще не знают, что у нашего Рива тяжелая жизнь пошла.

На этом мы попрощались.

За дверью мы с Ривом расстались. Я, забрав у него кошку, пошел в парк, он на пары. По пути я прочел объявление, что пятой пары не будет. И всех на шестой просят собраться в зале Собраний. Можно и не ходить. Уже знаем-с новость. С этими мыслями мы с Фаирой пошли выгуливаться.

Когда народ после пары высыпал на улицу, я научил хранительницу очень сложной команде — дай лапу. При этом она строго поворачивала голову влево, уже прекрасно зная, что в протянутой руке ее не ждет ничего вкусного. По-моему, она пребывала в некой растерянности, зачем я ей раз за разом протягиваю пустую ладонь, а потом хватаюсь за ее лапку.

Я заметил Рива раньше, чем он меня, и успел дать Фаире последние наставления. То есть, как только я отойду, вылезти из нашего маленького укрытия за деревом.

Рив был не один. С ним рядом шла девушка. Неужели та сама Эмма? Быстро оценив вкус Рива, я должен был признать — хороша. Стройная фигурка, карие большие глаза, темно-русые короткие волосы и какая-то необыкновенно добрая улыбка на губах.

— Привет, — поздоровался я.

— Привет, — тут же ответила она.

— Это Джер, — представил Рив меня. — Это Эмма.

— Приятно познакомится, — я протянул руку.

— Взаимно, — она не растерялась и пожала мою руку.

Тут раздалось долгожданное мяу.

— Ой! Это же Фаира, — удивилась Эмма. Рив состряпал тоже удивленное лицо. Я сделал вид, что впервые вижу это чудо-создание.

— Твоя? — спросил я, наблюдая как Фаира довольно жмурится в руках хозяйки.

— Ну, да. Ума не приложу, как она выбралась из комнаты…

Я тоже пожал плечами. Даже не догадываюсь! И тут я заметил Роксану, она шла по аллее в толпе девчонок. Они что-то обсуждали и громко смеялись. Махнув новой знакомой и Риву, я поспешил их догнать.

— Роксана, — окликнул я ее.

Заметив меня, толпа девчонок странно подмигнула Роксане и поспешила по дорожке дальше.

— Как дела? — ничего умнее не придумалось мне.

— Нормально. Ты Дениса не видел?

Я покачал головой.

— Его на парах не было.

— Странно. Я подумала, что он заболел, но в больничном крыле его тоже нет. И в библиотеке нет.

Кстати о библиотеке. Надеюсь, мне в скором времени туда не понадобиться, но все же.

— Роксан, а какое там противопоказание, если те два зелья вместе принимать?

— Я точно не знаю, но одно из них может дать противоположный эффект. Или усилится аллергия или бессонница. А может и все обойдется. Это зависит от индивидуальной переносимости.

Определенно, библиотеку не посещаю и Риву надо сказать.

— А ты сейчас куда? Может проводить?

— Да у нас тут маленький девичник намечается. Спасибо, Джер, но не надо.

Она улыбнулась на прощание и побежала догонять подружек.

И почему у меня такое чувство, что меня отшили? Настроение с минуса спустилось на большой минус. И с Ривом не поговоришь, так что пойду-ка я домой. Эх, жизнь моя! С этим возгласом я отворил дверь заклинанием и завалился на кровать. Может, ближе к ночи схожу в кабак…

Глава 3

Джеральд

С добрым утром. Чего изволите, лорд, с утра пораньше? А, не утро? Ну, тогда с доброй ночью вас! Давно не полуночничали? Да, кстати, получите, распишитесь. Не желаете получать? Да кто бы вас спрашивал! Ворчал я, натягивая школьную мантию. Вестник, с оглушающим ревом возникший прямо у меня под ухом, не желал растворяться, хотя весть давно была прочитана. Время от времени он напоминал о себе противным гудком, поторапливая меня.

Весть была пренеприятнейшая, уважаемый Ректор успел соскучиться и вызвал меня к себе. Странно, а я по нему совсем не соскучился. Еще пару годков бы не видел. Так сказать, до окончания Ступени. Мечты-мечты. Тут я опять подпрыгнул от внезапного гудка, выругался и поспешил покинуть комнату, со всего размаха хлопнув на дверь заклинание. Дена не было. Ну он завтра появится, как я его отругаю за прогулы и вообще. Во! За неадекватное поведение, как иногда выражается ректор.

В холле я столкнулся с Ривом. Он на ходу застегивал мантию. Вслед за ним несся увесистый том, по некромантии, определил я. Следом лопата и парочка ножей. Ник не пожалел расстаться с самым дорогим. Это говорит о многом. К примеру, что будили Рива таким же оригинальным способом.

Не сговариваясь, мы кинулись к парадной двери. Рив выскочил первым, я за ним, плотно закрывая дверь, и прислонился к ней спиной. Дверь у нас хорошая! Надежная. Ее так просто не возьмешь. Проверено!

Только через несколько секунд решаюсь ее приоткрыть и тут же захлопываю. Весь походный набор некроманта учтиво завис перед дверью в ожидании, когда ее откроют. Будет кому-то сюрприз.

Ловлю вопросительный взгляд Рива. Пожимаю плечами. По крайне мере, Ник не успел наколдовать по-настоящему чего-то устрашающего.

— К Ректору? — уточняю я у Рива.

— К нему, — кивает он. — Ты тоже?

— И какой вывод можно сделать? — Рив сонно трет глаза. Вывода у него явно нет. — Что-то мне подсказывает, что наша чернокнижница прибыла.

— Что-то быстро, — недоверчиво отвечает Рив.

В ответ пожимаю плечами. А что тут скажешь? Есть еще одна идея. Ректор испугался, что мы сбежим, и решил столь оригинальным образом проверить нас. Или нас подозревают в очередном хулиганстве. Так мы вроде еще ничего не натворили?

Главное здание встречает нас пустотой и тишиной. Кто бы мог подумать, что здесь так бывает тихо? Пока мы шли, нам не встретилась ни одна живая душа, и мертвая, кстати, тоже. А говорят, что в Цитадели после войны уйма призраков в полнолуние бродит. Мимоходом бросаю взгляд в окно. Полнолуние. Двое студентов брели к ректору, а за окном… Тьфу ты! Какие мысли лезут в голову. Это все от того, что я не выспался.

Ректора мы встретили у кабинета и не одного. Рядом с ним, конечно же, был мой отец. Ривиного не видно. Странно. Хотя, если не видно, вовсе и не значит, что где-то по близости его нет.

— Наконец-то, — прокомментировал наше появление Ректор.

— Где вас носит? — это уже мой отец. Обычно его сложно вывести из равновесия, но сейчас он определенно нервничал.

— Что-то случилось? — сделал я невинные глазки.

— Тианесса Меджисан прибывает с минуты на минуту.

Ну, а что я и говорил? Одариваю Рива победным взглядом. Тот хмурится.

— Что требуется от нас?

— Торжественный прием будет завтра, поэтому на сегодня ваша задача проводить ее в общежитие. Там для нее приготовлен весь последний этаж.

Звучит вроде как несложно. Доставить, раскланяться и пойти в кабак или спать. С этим, вроде бы, мы должны справиться.

Тианесса

Отбрасываю черные длинные волосы за спину и несколько приглаживаю их. Так вроде ничего. Ничего хорошего, я бы сказала. Уф. Когда вырасту, ни за что не стану дипломатом. Дипломат — лицо государства. Ну и лицо у тебя, мое государство! В жизни бы не подумала, что ты, государство, так выглядишь. Ладно бы светлое… Усталый взгляд, круги по глазами, бледная кожа…По земле так, наверное, вообще ходить разучилась. И правда, не выбираться же мне из кареты, чтобы совершить пробную прогулку. Во-первых — это потеря времени, во-вторых, как-то не солидно.

Развеиваю теневое зеркало. С другой стороны, светлые маги в темноте вроде как плохо видят. Может, не заметят? Ага, как же, не заметят, размечталась ты, Тина, размечталась. Они наверняка будут смотреть на меня, как я на тех белых магов у границы. В общем, как на дивного зверя из плохой и ужасной сказки. Кстати, на него я, наверное, как раз похожа.

Срочно нужно отвлечься. Еще пару таких комплементов от самой себя, и я впаду в настоящую панику. Так, посмотрим, где я? Ого, так я же через пару минут уже буду на месте! Это называется, чуть не пролетела. Быстро приказываю пегасам опуститься. Принимаю надменный вид. Эх! Была, не была.

Кто сказал, что любопытство не присуще черным магам? Это я в хронике прошлого столетия вычитала. Эх, как был не прав тот маг! Вместо того, чтобы соблюдать это правило, я тут же отдергиваю штору и магическое стекло под моим взглядом тает. В карету врывается легкий ночной ветерок, принося с собой запах травы и цветов. Главная дорога в белую цитадель проходила по удивительному лесу. Даже ночью он кажется каким-то светлым и добрым.

Цитадель. Непередаваемое зрелище. Она совершено не походила на мою родную Черную Цитадель Тьмы. Другая. Белый камень, из которого в основном были сотканы здания, при лунном свете отливал серебром. Нет, не холодным, отталкивающим, а светлым и чистым, манящим. Я никогда не думала, что его можно заставить так играть в лучах нашей звезды.

Копыта пегаса застучали по мраморной мостовой. Раньше, как говорили хроники, перед цитаделью был неприступный ров. Сейчас его не видно и ничего не напоминало о нем, словно передо мной вовсе и не та самая непокоренная крепость за все века войны. Сейчас это был гостеприимный дворец, который был рад мне. Рад? Но наваждение не растаяло. Я не могу сказать почему, но меня всерьез охватила чувство, что меня ждали и теперь рады мне, приветствуют. Я вдруг почувствовала надежду. Она видала в воздухе. Но надежду на что? Не знаю…

Цитадель впустила меня с легкостью, без вопросов и всяких проверок. Кто бы мог подумать еще пару дней назад, что это возможно? Черный маг в святая святых Светлого Мира. До сих пор не верю.

Дорога привела меня к парадному входу. Там меня ожидали два мага и, насколько я понимаю, два ученика. Хотя не будем торопиться с выводами. Вдруг окажется, что они уже полноправные магистры? Не дожидаясь, пока мне соизволят открыть карету, я спускаюсь вниз. Земля! Ох, как я по тебе скучала! Ну и что, что немного не по этикету! Между прочим, могли позвать какого-нибудь шустрого слугу, корой распахнул бы дверцу моей кареты. Кстати о карете! Маленький мысленный приказ и она растворяется, собираясь вокруг меня вихрем мерцающих холодных бриллиантов. Следующий шаг подчинения и они оседают на руке, собираясь в опасную змейку-артефакт. Нет, я, конечно, все понимаю. Дипломат, представительный черный маг… Но разбрасываться цитадельным имуществом? Ни за что! Да меня потом Учитель собственными руками и без всякой магии. Пусть карета лучше при мне побудет. На душе спокойнее.

Избавившись от надоевшей узды, пегасы не рвались на волю. Они обступили меня, ожидая приказа, с которым я не спешила. Пусть белые маги теперь сделают шаг навстречу, а я пока попридержу мою по совместительству охрану. Боевой пегас ого-го как опасен в гневе. На крайний случай, пока они будут сражаться, я успею соткать не один телепорт. Но это крайний нежелательный разворот событий. Я надеюсь, маловероятный, но не стоит все же и самые худшие варианты сбрасывать со счетов.

— Тианесса Меджисан, — вышел вперед самый старый маг, — ученица Верховный магистр Тьмы Равен Даркнес из клана Регалиант, — легкий слегка заметный поклон.

И что на это скажешь? Можно просто Тина?

— Добро пожаловать в Белую Цитадель Света. Разрешите представиться, Ректор Аверен де Савиан.

Киваю. В общем, рада знакомству. Век бы не видела и не знала! Ой, что-то я не туда. Рада, рада. Улыбочку. Вот так. Надеюсь, не совсем корявая вышла. Именно на его имя написано мое направление на повышении «практических навыков дипломатии». Ректор был уже магом в годах. Седые короткие волосы, уже даже невозможно определить какими они были в молодости. Морщинки в уголках серых глаз. Еле заметный шрам на щеке. И добрая-добрая улыбка. И глаза смотрят как-то особенно. Нет, не радушно, а какое-то спокойно, уверенно.

Приняв мое подобие улыбки за благосклонность, он продолжил.

— Имею честь вам представить Лорда Д'Вальдгарда и его сына, — легкий жест в сторону второго мага. А кто из парней сын? — Джеральда. И младшего герцога Ривальда Д`Орбиста.

Так. Первые два Лорда. Лорд — наивысший титул в светлой иерархии. Выше него только Король. Фамилия, между прочим, правящего дома. Значит, родственники короля. Насколько близкие, неплохо бы узнать. К сожалению, о правящих кругах этого мира я знаю мало. Учитель в последнее время все больше тренировал мою выдержку, и на чтение политических трактатов у меня совсем не было времени. Да, черт возьми, если бы знать раньше, что они мне понадобиться! Учитель дал мне на подготовку всего один день, снабдив меня целой библиотекой о традициях, привычках, этикете Светлого Мира. Плюс несколько десятков трактатов о дипломатии и психологии.

— Джеральд и Ривальд проходят обучения в Белой Цитадели Света. Если вам что-то понадобится, вы всегда можете обратиться к ним и, конечно же, ко мне.

— Я очень рад, Тианесса Меджисан, нашему знакомству, — заговорил Лорд. — Смею надеяться на плодотворное сотрудничество.

К-какое сотрудничество? Это он про что? Про мои навыки дипломатии? Ой, спасибо, да я их как-то сама, надеюсь, повышу. Только почему-то мне кажется, он про другое. Еще бы знать, про что? Ладно, там разберемся. Киваю. Нет, я бы сказала что-нибудь, но только боюсь, ляпну что-то не так.

— Вы, наверное, устали с дороги? — предпринял попытку номер два Ректор.

Цепляюсь за возможность ускользнуть и опять соглашаюсь. Надо срочно поговорить с Учителем. Вот чувствую, не все так просто, как он мне говорил. По глазам вижу, они явно что-то от меня хотят.

— Джеральд и Ривальд вас проводят.

Очень хорошо. Отпускаю пегасов. Вроде как настроены светлые дружелюбно. Пегасы с сомнением косятся на меня, чувствуя мое внутреннее напряжение, но подчиняются. Одно радует, я могу их призвать в любое время. Вопрос в том, как далеко они будут.

— Вы не откажетесь завтра отобедать с нами? — опять Лорд.

— Не откажусь, — и тут соглашаюсь. Надо же, разговор получился крайне дипломатичным и без препирательств с обеих сторон. Можно поздравить тебя, Тина, с боевым крещением.

— До завтра.

Киваю.

Вперед вышел один из учеников.

— Следуйте за мной.

Следую. Что еще остается? За нами тронулся еще один ученик. Это что — личная охрана? Или это под знаменем «великая честь»?

Маги проводили нас взглядом. Я бы сказала, тяжелым. Может, зря я радовалась успешному началу?

— Как вам Цитадель? — не выдержал первый после несколько минут молчания.

— Красивая, — нисхожу до ответа. Только моя все равно лучше. Но вслух я, конечно, ничего не добавила.

Ученик согласно кивает. Кажется, все же это Джеральд. Но разговор угасает. Может, я как-то не так ответила? До огромной башни мы идем молча. Маги почему-то отводят глаза. Ну и ладно. Чувствую я себя очень неловко. Боюсь даже лишний раз голову в сторону повернуть, из-за чего еще больше злюсь.

И все же, все же… красиво у них здесь. Завораживает. Основная дорога пролегает по парку. Деревья сонно перешептываются. Совсем не как у нас. Здесь все тихо, спокойно. И ночь приобретает другие очертания. Гармония…

Вот мы и пришли. Один из учеников галантно открывает передо мной дверь. Магическая лестница после поворота сразу приводит нас на последний этаж башни. Ой, мама дорогая! Я мимолетно взглянула в окно. Как высоко! О, нет! Я надеюсь, не побелела? Честно, высоты боюсь до жути. Хотя, надо говорить боялась. Именно боялась. Ровно до того, как Учитель не узнал об этом. И начались мои тренировки на высоте птичьего полета. С тех пор этот страх ушел. Ну, почти ушел. Вот только Учителю не следует знать что почти, а то мало не покажется.

— Вот, собственно, твои покои.

Я догадалась, если честно. Но держим марку, спокойно киваем.

— Ну, мы пойдем?

— Идите, — соглашаюсь я.

Выждав несколько секунд после их ухода, я облегченно вздохнула. Кажется «аудиенции» с белыми магами на сегодня окончены. Я медленно двинулась по коридору. Ну и покои мне выделили! Похоже, весь этаж в моем распоряжение. Ничего себя! Щедро.

Обойдя по кругу все комнаты, я остановилась на самой темной, всего с одним окном. Чем меньше я буду наталкиваться взглядом на пейзажи за окнами, тем лучше для моей психики. Спать хотелось ужасно, но сначала дело. Пристраиваю кожаный плащ на стул рядом с кроватью. Стаскиваю коврик с пола. На секунду задумываюсь, и легким движением руки замок на двери щелкнул. Так-то лучше. Не жду я гостей, не нужны мне они сейчас.

Из маленького неприметного кошелечка, надежно приклепанного на поясе, достаю мел и скомканную бумажечку. Благо учитель не видит. Ну, не могу я запомнить Печать Ученика и все тут. Путаюсь, получается Вызов Из Мира Смерти. Ладно, в родной цитадели ошибусь, а тут? Нет, уж, лучше по шпаргалке!

Буквально через пару минут пол украшал замысловатый рисунок. Можно воспользоваться другим способом, но этот самый надежный. Итак. Занимаю смиренную позу ученика, преклонив одно колено и склонив голову. Прикладываю левое запястье с татуировкой Цитадели к Печати и… Меня больше нет. Есть только Зов. Спокойный, размеренный Зов. В нем нет тревоги. Вопросы, желание знать.

Учитель откликается внезапно. Резкое осознание себя, окружающего мира приходит вместе с болью в голове, которая тут же исчезает. Учитель встревожен? Чем еще объяснить такой ответ? Ждал?

Я в лесу, в темном мире, хотя мое тело осталось там, в Белой Цитадели. Я все в той же позе, чуть в стороне от Наставника.

— Что-то случилось, Тина? — голос как всегда спокойный. Больше похоже на утверждение, нежели на вопрос.

— Я приехала, — ответила я, не поднимая головы.

Легкое магическое прикосновение. Разрешение подняться, разрешение следовать. Учитель не дожидается, пока я встану, продолжает путь, но медленным шагом. Я догоняю, несколько минут идем молча. Я не знаю, как начать доклад, Учитель не спешит мне в этом помогать.

Лес ночью — не место для прогулок. Не думаю, что это правило является в Светлых землях исключением, а уж у нас здесь — просто совет для тех, кто хочет выжить. Особенно этот лес. Я его знаю. За ним земли дроу. А уж они-то постарались, чтоб он стал хорошей могилой для нежданных (впрочем, и жданных) врагов и всех путников, посмевших войти в него. Но рядом с Учителем лес был спокоен. Ни один зверь, ни одна нечисть не посмеет без его разрешения приблизиться к нам даже на метр. Лес окружала непривычная для него тишина.

— Меня встретили Ректор Аверен де Савиан, — заговорила я нерешительно. Учитель ничего не сказал, и я продолжила. — Лорд Д'Вальдгард, его сын Джеральд и младший герцог Ривальд Д'Орбист.

— Так и должно было быть, — согласился Учитель. — У них упрямый Король. Не обиделся. Прислал Лорда. И честь оказана и недовольство высказано.

Мне высказано недовольство? А я и не заметила. Что еще я пропустила?

— Джеральд и Ривальд, — задумчиво произнес Наставник. — Интересный ход. Я предполагал, что они побояться вас знакомить и предпочтут их спрятать. Хорошая приманка.

Я бы сказала, невкусная приманка. Что-то то маленькое общение не настроило меня на желание их вновь созерцать.

— Тебе следует побольше узнать о главных лицах пьесы. Ректор Первой Ступени Белой Цитадели Света Аверен де Савиан. Родился в маленьком южном городке Сеатл, в годы войны. Как многие его сверстники при первом удобном случае сбежал в Цитадель, конечно же, учиться на боевого мага. Не окончил. После одной из наших длительной осад Цитадели пристроился в полк. Отсюда началась его военная карьера. Умный, талантливый маг быстро пробился в высшие круги. Даже очень быстро. Именно из-за его плана мы потерпели крушения и были вынуждены отступить в родные земли. Это было первое наше отступление.

А потом было второе и третье, потом победоносное шествие к Цитадели, снова отступление и нападение. Я довольно хорошо знаю хронику.

— Его представили Королю, тогда еще правил отец нынешнего короля Светлых. Он даровал ему очень высокую должность Архимага. Почти назначал своей правой рукой. С этого момента он руководил всеми действиями Светлой Армии. Он и был первым кто заговорил о мире.

Точно! Вспомнила. Он один из подписавших мирный договор. Со стороны светлых там были еще Шериен и, конечно же, их нынешний Король. Да-а. Ой! И куда меня занесло, мама дорогая!

— Через несколько лет, после заключения мира, он подал в отставку, перебравшись в Цитадель на скромную должность Ректора. На свое место он рекомендовал Д'Орбиста, который, конечно же, ее и занял. Д'Орбист был учеником де Савиана. Ривальд его сын.

Так-с. Не скажу, что меня это известие очень радует. А чему, собственно, радоваться? Но кое-что объясняет. Сын почти второго лица в государстве.

— Род Д'Орбист очень старый и многоуважаемый в светлых землях. Архимаг Д'Орбист занимается исключительно тем, что связано с практической магии. Левой рукой Короля, главным теоретиком светлых земель является магистр Агнер. Она работает в Цитадели. Думаю, с ней ты познакомишься в ближайшем будущем.

Еще одна важная персона на мою голову.

— Итак, Лорд Д'Вальдгарда. Скрытная персона, редко появляется на публике. Я склонен думать, глаза и уши Короля, недаром родные братья. Не замечал за ним желание скинуть брата с трона, даже во время войны.

Вывод — абсолютно не властолюбив.

— Он намекал на сотрудничество, — пожаловалась я, стараясь, чтоб мой голос звучал как простая констатация факта.

— Даже интересно, о каких вопросах он будет говорить с тобой. Но, если от намеков он переедет к конкретным фактам, свяжись со мной, а пока, если хочешь, можешь поиграть с ним в слова.

Что-то неохота. Не чувствую вдохновения.

Учитель задумчиво поднял глаза к небу, что-то прикидывая. Наверное, прикидывает расстояние. Сегодня чудная ночь. Полнолуние, звезды…

— Постарайся подружиться с Джеральдом. Выясни, какие у него отношения с семьей, особенно его отношения с дядей. Возможно, он не доволен своим титулом, жаждет большего или, наоборот, хочет сбежать подальше от Короля. Нашел ли он свою вторую половинку или какой бы он хотел ее видеть? Сильный ли он маг? Нравится ли ему в Цитадели или он хочет сбежать? Меня интересует все, вплоть до домашних любимцев. Думаю, на дружбе мы и постараемся сыграть. Да и Рив. Присматривайся к нему тоже, но главное — Джер.

Пауза. Учитель дал мне время осмыслить сказанное. А что тут осмыслять? Если бы я хоть как-то представляла, как с ними можно подружиться! Задача казалась мне невыполнимой, но Учитель, как всегда, считал иначе.

— Вопросы?

Я покачала головой. Я, как лучшая (почти) ученица, прекрасно знала, что эта фраза означает конец разговора. Учитель считал, что если из сказанного что-то не ясно, то общаться дальше не имеет смысла, а если все понятно, то к чему вопросы?

— Я свяжусь с тобой.

Я все также сидела рядом с печатью. Странно, на этот раз я даже не почувствовала, как Учитель отсоединил канал. Все произошло так быстро… Последнее, что я успела заметить, как впереди показались две фигуры. Скорей всего дроу. Никогда не понимала, что связывает его с дроу. А то, что что-то связывает, это определенно. Зачастил он к ним.

Я поднялась и резко остановилась, прислушиваясь к себе. Я не чувствовала усталости, спать не хотелось, хотя за эти два дня я спала от силы три часа, за что спасибо моей проклятой боязни высоты. Магический резерв был перенасыщен. Даже не припомню, когда я последний раз себя так хорошо чувствовала. Неужели Учитель позаботился? За что? А главное когда успел? Я не почувствовала чужого вторжения? Да я с Учителем всегда начеку. Знаю его любовь к магии Разума, особенно чтению мыслей. Будь я в родной Цитадели, то побежала бы в Библиотеку. Не нравится мне моя рассеянность. Я даже не могу предположить, какое заклинание он использовал. Да, черт возьми, я была все время рядом и упустила момент! Тоже мне лучшая ученица!

Так спокойно, Тина. Ты не дома. Быстро стираю Печать и возвращаю коврик на место. Еще бы понять, зачем он накачал меня силой, и было бы замечательно. Но идей нет, разве что для того чтобы разнести Цитадель по камешкам (вернее начать процесс, а там как получиться, но урон довольно большой будет), но мы вроде об этом не договаривались.

Все, хватит. Ночью все равно в Светлом мире нечего ловить, так что пойду, проверю, как у них здесь с бытовой магией, и попробую заснуть. Чем гадать, что меня ждет на этом чертовом обеде, лучше время провести с пользой, а то надумаю неизвестно что, а толку? Будь, что будет.

Джеральд

— Уф, — выдохнул я, когда мы вышли на улицу. — Ну и как тебе она?

Рив фыркнул.

— Черный маг — он и есть черный маг.

— Это точно. Как тебе понравилось ее «идите»? Тоже мне госпожа выискалась!

— Ты тоже хорош! Нашел о чем ее спросить. Она Цитадель-то еще не видела. Только приехала и тем более ночь.

— Ну не о погоде же с ней было говорить! — искренне возмутился я.

Рив промолчал. Я почесал затылок.

— Контакт наладить у нас явно не получилось, — подвел я итог. А еще целый месяц с ней возиться, — поддакнул мне внутренний голос. На душе совсем стало тоскливо.

— Еще все впереди! — попытался подбодрить меня Рив. Я только криво усмехнулся.

— Сейчас к Ректору? — от «мечтаний» перешел я к проблемам насущным. — На доклад?

— Надо бы, — согласился Ривальд не охотно.

— А, может, не пойдем? Что докладывать-то? Доставили, жалоб нет?

— Да хотя бы это. Может у них распоряжения какие есть?

Ага, знаю, я их распоряжения. Завтра на обед как штык! Еще скажут за ней зайти, проводить милую даму. Мы хмуро поплелись к Ректору. Дверь в его кабинет была приоткрыта, на темный пол падала яркая полоска света. Я притормозил и жестом приказал Риву остановиться. В кабинете говорили тихо и, чтобы что-то расслышать, приходилось замирать и даже не дышать.

— Просто не представляю, что с ней делать, — говорил мой отец. — Вести какие-либо переговоры бессмысленно. Она еще совсем ребенок!

— Не похоже, чтоб ее готовили для ведения серьезных переговоров, — согласился отец Рива. Так, а он откуда? Его же там не было.

— А зачем? — готов спорить, Ректор улыбнулся. — Равен и отправил ее к нам, чтобы мы научили вести такие разговоры. «Повышение дипломатических навыков» — как-то так должно значиться у нее в направлении.

— Научить вести дипломатические разговоры за месяц? Это невозможно. Такие навыки приходят с опытом, — авторитетно утверждает Ривен отец, словно что-то припоминая.

— Да уж! Я с детства пытаюсь научить сына этому и должен признать, что я не много преуспел.

— Джеральд, по сравнению с моим Ривом, кладезь дипломатии.

«Кладезь дипломатии» возмущенно, но как можно тише, фыркнул. Рив скорчил недовольную мину. Молчу, молчу.

— Нам не нужно учить, всего лишь повысить, — скрипнуло кресло, похоже, что Ректор поднялся, прошел по кабинету. — Как вы смотрите на то, что для начала она походит на занятия вместе со всеми студентами? Скажем, вольным слушателем? Пообщается с ребятами, возможно с кем-то подружится. Больше практики — больше навыков. Заодно и мы к ней присмотримся.

— Сам склонялся к этому варианту, — задумчиво ответил после маленькой паузы мой отец. — Но не знаю. Я был бы спокойней, если с ней всегда был рядом опытный боевой маг.

— Было бы неплохо, но это значительно усложнит нашу задачу, — вздохнул отец Ривена.

— Думаю, я вполне смогу приглядеть за ней. Меня беспокоит несколько другой аспект. Вряд ли студенты примут ее с распростертыми объятиями.

Вот здесь я был с Ректором согласен. А может, да ну ее вообще?

Дверь внезапно открылась. Повелительным жестом Ректор пригласил нас войти, нисколько не удивившись нашему присутствию, хотя глаза улыбнулись при виде наших испуганных лиц. Он знал, что мы здесь? Но откуда? И как давно?

— И что скажете вы по этому вопросу? — спросил Ректор, когда мы неловко расселись за стол под хмурыми взглядами родителей.

— Ну. эээ-э — начал я вдохновенно.

— По-разному студенты отнесутся к ней, — перебил меня Рив, буравя взглядом отца. — Возможно, будут и такие, кто захотят высказать свое неблагопристойное мнение о черной магии. Но, насколько я понимаю, наша миссия и сводиться к тому, чтобы этого избежать и показать, что Светлый Мир готов во всех отношениях к дальнейшему сотрудничеству двух миров. Так что вам нечего опасаться в этом аспекте, — подвел итог своей речи Рив.

— Очень хорошо, — одобрил Ректор.

— Завтра в час будет торжественный обед, — заговорил мой отец.

— Мы встретим и проводим Тианессу Меджисан, — согласился Рив. Во дает! Что-то он разошелся.

— Как ваше впечатления о ней?

— Было бы неправильно делать какие-то выводы о ней за сегодняшний вечер. Путь не близкий. Она, наверное, устала. Завтрашний день скажет куда больше о ней.

— Если бы еще понять, чего именно добивается Равен Даркнес, отправляя к нам свою ученицу, — вздохнул мой отец.

— Если тебе вдруг покажется, что ты понял Равена до конца, знай, ты стал безвольной пешкой в его игре, — тихо ответил Ректор.

— И все же, что думаете вы? — нахмурился родитель Рива.

— Нужно ставить вопрос иначе: почему ее?

Я посмотрел на Рива. Тот с серьезным выражением слушал их перепалку. Интересно, он правда что-то понимает?

— За эту неделю мы узнаем ее получше. А пока подождем.

Все согласно закивали. Ну и я тоже кивнул.

— Наверно, она захочет посетить уроки некромантии, — предположил мой отец.

— Пусть сама решит, — возразил Ректор.

— Заодно узнаем, что для нее ближе, — такое чувство, что ривен отец пояснил это для нас.

— Что ж, — мой отец поднялся. — Решено.

Ректор кивнул. Рив поднялся. Я следом. Пора и честь знать, как говорят. Мы коротко попрощались, так сказать до завтра и покинули кабинет. И куда Рив заторопился? Могли бы еще посидеть. Пробурчал я еле слышно, заметив боковым зрением, как отец садится назад в кресло. Кстати, нас не выгоняли. Даже интересно, почему? Но Ривальд не остановился и в коридоре, чтобы послушать, а молнией спустился вниз по ступенькам и только на улице дал волю своему гневу.

— Значит, он считает, что я ни на что не способен! Мой отец считает, что зря тратит на меня время! Мой родной отец…

— Подожди, — дернул я его за рукав, призывая замедлить шаг. — Он этого не говорил.

— Он это сказал прямым текстом!

— Да нет же! Ты неправильно его понял. Он всего лишь хотел сказать… И вообще, это сказал мой. И не в том смысле. Ну согласись, дипломаты из нас никакие.

Ну вот, опять вспомнил. Ночь, звезды, дворцовый парк, легкое воздушное платье из шелка, ее улыбка, ее глаза. Графиня… Возможно, если бы я хоть немного был бы искуснее в речи, совсем чуть-чуть. Все бы сложилось иначе. Как иногда хочется верить, что что-то могло быть иначе.

— И они сами сказали, что для этого нужен опыт. Так что у нас все впереди. И вообще, кто еще может сказать, что в наши годы бывал на тайнах собраниях. Да пару человек и то в войну! Они просто ворчат по привычке, — убежденно закончил я. Рив нахмурился. Но, похоже, отлегло у него от сердца.

— А я не смогу на этих выходных, — жалобно проговорил он.

— Что?

— Не смогу я следить за ней. Понимаешь, у Эммы с подругой в одну неделю день рождения и они решили на выходных в кабаке вместе отмечать. Меня тоже пригласили. Завтра помочь надо. А потом праздник…

— Ясно, — я хлопнул его по плечу. — Не переживай! Ты только на обед приходи, а два дня я запросто продержусь. Так что, гуляй на здоровье. Да и не забудь от меня привет передать своей Эмме.

— Не забуду, — просиял Рив.

Вот и отлично.

— В кабак? — предложил я.

— Спать, — махнул он мне рукой и направился в общежитие.

Спать совсем не хотелось. Душа ныла и требовала чего-нибудь погорячей. Конечно, в кабаке выпивку искать бесполезно, но может, у кого из посетителей будет? Может, повезет. А бальзамчик, пусть и сомнительного студенческого производства, ой, как мне не повредит!

За грустными размышлениями я и не заметил, как уткнулся носом в закрытую дверь. Думал я, как не странно, о Тианессе. Мысли о ней как-то незаметно вытеснили из головы Графиню. И что мне завтра с ней делать? По парку поводить? Ага, за ручку подержать и цветы подарить! Цитадель показать? Здесь у нас расписание, а в этих четырех стенах мы лекции слушаем. Да, крайне занимательная беседа.

В окнах избранного мной кабака не горел свет, и по окружающей тишине можно было сказать наверняка, что там никого нет. То же самое, как оказалось, можно сказать было и о других кабаках. И как Ректору удалось выгнать от сюда всех студентов и повесить на всех трех замок? Который, кстати, почему-то не сломали те же самые студенты.

М-да. Потоптавшись еще немного, я отправился спать. Следов драки и Рива у общежития не наблюдалось, так что вывод напрашивался сам собой. Скряга Ник не выдержал долгого расставания со своими сокровищами и, как настоящий некромант, вернулся за самым ценным. Наверное, без своей любимой книжки, которую он читал на сон грядущий, кошмары приснились.

Быстрый осмотр комнаты показал, что Ден так и не возвращался. И ноги его здесь не было, определил я, споткнувшись о собственную сумку, второпях брошенную мной у самой двери. Печально, печально. Пожалуй, он мог бы дать мне отличный совет. Все же надеюсь, завтра он появиться.

Тианесса, Тиана, Тина. Что же с тобой делать? Перед глазами тут же возник образ. Длинные черные волосы откинуты за идеально прямую спину. Большие пронзающие черные глаза, казавшиеся матовыми из-за длинных пушистых ресниц. На мой взгляд идеальный контур губ. Слегка вздернутый нос. И самой собой разумеющийся плащ. Он почему-то так шел ей, что представить ее без него не представлялось возможным. И сверкающие кристаллы незабываемым вихрем окружившие ее на несколько мгновений. Ведьма, Черная ведьма. И под стать этому определению два черных, легендарных пегаса.

Где-то на этих мыслях я заснул.


Что меня разбудило, я и не смог понять, но сна не было. Первые лучи солнца нерешительно падали через окно. Приподнявшись на локтях, я определил, что Ден так и не появился, а вот его будильник, забытый вчера на тумбочке, показывал начало первой пары. По всем признакам заклинание на будильнике было неактивным, а значит, трещать он не мог. Ну и хорошо, посплю еще. Но сон не шел. Тщетно провалявшись еще с полчасика, я недовольно поднялся. Такой хороший день, а мне не спится. Ну, правда, пар нет, Дена, который бы меня все равно разбудил в выходной, — нет, будильник выключен. Прям все условия созданы, а мне не спиться!

Выглянув еще раз в окно, я убедился, что улицы пустынны и весь нормальный народ спит. Может, кабак все же уже открыт? Раз встал, позавтракать не помешает. Столовая точно не работает. С такими грустными мыслями я покинул комнату. Почему-то в своей бессоннице я винил исключительно Дена. Вот если бы он меня как обычно разбудил, я бы точно ни за что не встал. Но Ден пропадал где-то уже второй день, что меня изрядно беспокоило. Ну куда он мог деться? Ладно бы я пропал, это понятно, но такой человек как Ден. Может, правда, к Ректору обратиться? В конце концов, студент пропал! Но к Ректору я опять-таки не пошел. Кто его знает, этого Дена? Может, не пропал он вовсе, а экспериментирует где-то в тайном месте. Тогда получится, я его сдам. С другой стороны, может ему нужна помощь? Ладно, подождем еще денек, но если он завтра не появится…

Кабак я выбрал что поближе, и к моей большой радости он был открыт. Непривычно пустые столы как-то не вязались у меня с этим местом, но с другой стороны, кто в такую рань ходит по кабакам? Конечно, ответ напрашивался сам собой. Особенно если учесть, что я как раз таки был тут… И не один. Мой взгляд на натолкнулся на Тину. Тьфу ты, Тианессу. Она сидела на маленьком диванчики в темном углу. Как и вчера в одежде темных тонов, она практически сливалась с черной кожаной обивкой дивана. Диван, надо сказать, был небольшой и единственный. В основном здесь все деревянное. Сидела она неподвижно, замерев как статуя. Складывалось ощущение, что больше всего на свете ее интересует чашка, которую она держала в руках. И вообще, ее поза больше походила на медитацию. По всем правилам: скрещенные ноги, руки опираются на коленки. Если бы она держала не чашку, а какой-нибудь кристалл, то я бы решил, что проводится какой-то странный, черный ритуал. Но кристалла не было, ровно как и не было магических возмущений.

Стряхнув оцепенение, я прошел к стойке. И что мне было не пройти в другой кабак? Во всем виновата была моя лень. Но не мог же я теперь уйти, хотя очень хотелось. Общение с Тиной у меня было намечено на обед, притом в официальной обстановке. И что-то в ее позе меня злило. Она даже не подняла глаз, как будто и не заметила. Может просто не хотела замечать.

Сонный официант за стойко выслушал мой заказ, кивнул и скрылся в кухне. По тишине, до этого стоящий в кухне, можно было предположить, что он и дежурный повар в одном лице. Что-то загремело и послышалась тихая ругань. Притом один голос, что подтверждало мою догадку. А Тина даже не шелохнулась. М-да. День определенно не складывался.

Отлепившись от стойки, я все же подошел к ней.

— Привет, — начал я беседу. Что, спрашивается, буду я делать, если она никак не среагирует. И так ощущаю себя не в своей тарелке. А проще говоря, полным…

Но опасения мои не подтвердились. Тина приподняла голову и согласилась:

— Привет.

— Можно, — кивнул я на столик, рядом с диваном. И получил согласный кивок. Не скажу, что в ее глазах светилась радость от общения со мной, но она вроде как была настроена дружелюбно.

— Что пьете? — попытался я продолжить беседу.

— Горячий шоколад.

— Здесь его вкусно готовят, — одобрил я ее выбор. Она кивнула.

Пообщались, называется. Официант не торопился с моим заказом. За столом повисла пауза, которую Тина не пыталась развеять. Она покрутила в руках чашку и немного отхлебнула. Из чашки подымался еле заметный пар. Я от нечего делать провел пальцами по столу. И только тут отметил, что грязной посуды рядом с Тиной не было. Похоже, она не завтракала или так давно сидит, что уже убрали. Ну и ладно, я поерзал на стуле и отвернулся в сторону кухни. Он что там, специально не торопится? Ничего сложного я не заказывал. Все готовится буквально за пару минут!

Тианесса

Кто его просил сюда припираться? Сижу себе, никого не трогаю, и на тебе, свалился он на голову. До обеда не мог подождать? Больше в этот трактир не ногой. Найду какой-нибудь другой. Спокойно поесть не дадут! Хотя, он конечно, не виноват, что я здесь облюбовала себе место и у меня плохое настроение. А если честно, то я очень надеялась совершить вылазку не замеченной. Кто его знает? Может, по правилам хорошего тона я не должна покидать свои апартаменты? Но ужинать-то охота. Хотя на светлых землях это считается завтраком. Конечно, можно было и поесть остатки еды, что брала в дорогу. Но не устояла от искушения побродить одной по Цитадели и попробовать местную кухню. Надо отдать должное, готовят здесь замечательно!

А главное, он отвлек меня от размышлений. Я строила коварный план, как отсюда поскорее сбежать. И мыслей было много. Но я склонялась к самой нехорошей. Интересно, как Ректор относиться к взяткам? Особенно тем, что предназначаются ему. Ну правда, если ему дать взятку, чтобы он поставил свою подпись под моим направление и хотя бы короткое резюме «удовлетворительно»? И я свободна! Хотя это может не понравиться Учителю, но за чем посылал, то и привезла. Учитель поймет. И Ректор должен понять. Зачем ему возиться со мной. А тут я его избавлю от себя, и получит солидное вознаграждения. Рулианские алмазы. Ценнейшие алмазы во всем темном мире, а уж в светлом настоящая редкость. А у меня как раз завалялась лишняя горстка. Правда жалко, но это того стоит.

Через несколько минут официант принес его заказ.

— Приятного аппетита, — желаю я. В конце концов, мне сказали подружиться и сроки не установили. Учитель мог связаться со мной в любой момент и потребовать отчет. Есть и еще один минус. Учитель сказал, что сам свяжется со мной, а это значило, что он запрещает мне связываться с ним.

— Спасибо, — отозвался парень, приступая к еде. Видно, он проголодался. Еда быстро исчезает с тарелки. Темные волосы, правильные черты лица, серые завораживающие глаза. Он красив, нехотя отмечаю я, допивая горячий шоколад. Но с моим Учителем не сравнится, даже когда вырастет. Отставляю чашку. Пожалуй, пойду. Не буду мешать человеку. Пусть поест спокойно. Поднимаюсь.

— Может, вас проводить?

Киваю. Я бы, конечно, лучше сама прошлась. Но, может мне нельзя. Но Учитель дал конкретное распоряжение. Но, да черт его знает, что за «но». Просто я уже согласилась и тут же пожалела. Все же я еще не обошла и половины Цитадели.

Убаюкивающий рассвет. Тихий, спокойный. Черная Цитадель Тьмы готовиться ко сну. Учителя к этому времени нас обычно уже отпускали. Несколько часов, прежде чем свалиться спать, когда мы, ученики, предоставлены сами себе, и то не всегда. Уже скучаю, а что будет дальше?

— В час назначен торжественный обед. За Вами зайти? — после долгой паузы заговорил парень.

— Было бы замечательно.

Даже очень. После маленькой прогулки, занявшей несколько предрассветных часов, я начала немного ориентироваться, но и то не очень хорошо. Огромный парк, несколько аллей, фонтаны, красивые здания и постройки, только белым известны их назначения. Нет, сама я дорогу буду искать долго, даже если мне подробно объяснят.

— У нас вечером намечается небольшой турнир между вторым курсом. Немного неофициальный. Так, инициатива студентов. Но будет интересно. Придете?

— Конечно.

— Отлично, договорились.

Улыбка ему шла. Открытая, добрая. Я так не умею улыбаться. Хотя может стоит потренироваться перед зеркалом?

До моего временного места жительства мы добрались очень быстро. Он уверено вел меня по лабиринту тропинок. Эти места я не узнавала. Наверно сюда я шла как-то иначе. Подниматься он не стал. Я не пригласила. И все же, все же, меня можно поздравить с маленькой победой. Кажется, что-то у меня получается! Хотя это и не дружба, но и не мертвая точка. По крайне мере, мне представился шанс.

Джеральд

Дождавшись, когда за Тиной закрылись двери, я облегченно вздохнул. И что меня дернуло сказать про турнир? Вопрос не прояснился и к обеду. Кто тянул меня за язык? Но, увы. Сделанного не воротишь. Нажил себе неприятности. И почему мне было не понежиться в постельке в тот роковой рассветный час. Почему роковой? Я сам не знал, но иначе о нем думать я никак не мог.

Ближе к часу я поднялся на ее этаж и постучал в открытые двери. Раздалось «сейчас» и буквально через пару минут, когда я уж собрался стучать еще, вышла Тина. Она изменилась до неузнаваемости. Длинные волосы, аккуратно убранные в прическу, платье. Наверно наши студентки заметили еще много чего, но я мог только констатировать — обворожительно.

Тианесса

Не понимаю его пристального взгляда. У меня что, рога выросли? Может, я не так оделась? Сами говорили — торжественный обед. Это не бал, но все же официальное мероприятие. Я просто постаралась выглядеть солидно. Платье не открытое, скромное, но зато хорошо сидит. Маленькое черное платье должно быть в гардеробе любой ведьмы. Правда, оно не по последнему писку моды. Я купила его довольно давно. Хотя, что они здесь знают о нашей моде? Серьги и колье именно для таких случаев я и привезла.

Да ну его! Нет у меня рогов. Даже на всякий случай, когда он стал спускаться по лестнице, мгновенно создаю теневое зеркало и убираю. Все в порядке. Прическа не распалась, платье не порвалось.

Как и ожидалось, обед прошел в скучной и нудной обстановке. Сначала меня представили собравшемуся народу, выстроенному по какой-то странной логике. Студенты спокойно поаплодировали. Интересно чему? Я что, клоун им тут? Потом мне дали слово. Где я, улыбнувшись собравшимся, от чистого сердца соврала, что рада их видеть и рада нашему знакомству. Для разнообразия сказала правду, что мне очень нравится их цитадель. Все это я старалась произнести покрасивее. В принципе, на этом я кончила свою речь. Между прочим, могли бы и предупредить, что я тут буду говорить. На этот раз аплодисменты не раздались. Больно надо. Похоже, у нас с ними взаимная нелюбовь намечается.

Потом еще что-то говорил Ректор. Ничего нового. И, наконец, мы расселись за столы. Ректор и, я так поняла, учителя расселись за отдельный стол. Студенты, тоже следуя странному правилу, разделились на шесть столов. Джеральд (его все же звали Джеральд) усадил меня рядом. С другого бока сел Ривальд. Личная охрана, одним словом.

Есть не хотелось. Я украдкой разглядывала студентов. Все в мантиях. На мантиях за моим столом была вышита руна огня. Я в платье чувствовала себя неловко. Но мантии у меня не было. На себе я ощущала тяжелые взгляды, но стоило мне обернуться, как опускали глаза.

Все когда-нибудь кончается. И обед тоже кончился. Ректор проводил меня в свой кабинет. Я была рада сбежать. Вот он момент, когда можно предложить взятку! Секретарша разбирала какие-то документы и даже не взглянула на меня.

Ректор уселся в кожаное кресло, я напротив. После обмена любезностями, он все же спросил.

— Разрешите взглянуть на ваше направление?

Не вопрос. Но почему-то мне показалось, что он проверяет меня. Прекрасно видно, что с собой я его не взяла. Но это легко исправить. На моей руке материализовался документ.

Ноль эмоций. Он просто взял бумажку. Молча изучил.

— Очень хорошо.

Сейчас он позовет какого-нибудь преподавателя или все же сам возьмется меня учить? Наверно выдаст увесистый том. Прочитай, ознакомься, а затем устроим зачет. И тут-то я ему про алмазики намекну.

— Сейчас у нас два дня выходных. Занятия не проводятся, — вздохнул Ректор. — Зато у вас будет много времени ознакомиться с Белой Цитаделью Света. А с понедельника вы можете посмотреть, как у нас проводят занятия. Вы согласны?

Я кивнула, чуть не ляпнув «а как же мое обучение?». Или это какой-то изощренный метод обучения, или Ректор с самого начала решил просто так подписать мою бумажку и ничему меня не учить. Но если так, то явно намеревается держать меня здесь весь отведенный срок. Тогда зачем тратить родные алмазы, если все равно делов-то ходить и слушать. Даже слушать не обязательно. Во мне заговорил скряга. Вернусь в родную Цитадель, и нужно будет опять учиться в поте лица, а здесь прям таки курорт намечается. Тем более, если вернусь раньше, Учитель явно заподозрит что-то не ладное, а так с чувством выполненного долга можно сказать, что всеми днями только и занималась. А плохое знание предмета можно свалить на белых магов, как учили, так и выучилась. С другой стороны, очень хочется назад. М-да-с. Дилемма. Ладно, пару деньков еще осмотрюсь, а потом решим. Все-таки взятка дело тонкое. Надо к Ректору приглядеться получше, послушать, что про него говорят.

На этом мы с Ректором расстались. Он проводил меня задумчивым взглядом, под стать тем, что я совсем недавно одарила его. До дому я дошла быстро. Обстановка не располагала к долгим прогулкам. Под оценивающими взглядами студентов чувствовала я себе крайне неловко, но старалась держаться спокойно. Пожалуй, сейчас бы я не задумываясь дала взятку, но момент был упущен. Так что, поскрипывая зубами, я шла дальше.

Джеральд

К проведению турнира было уже все готово. Предполагалось, что турнир займет все выходные и, соответственно, будет проводиться в два этапа. На первом сражаются все желающие. Нечто в виде отборного тура. А завтра победители, до тех пор, пока не будет ясен финалист, которому полагалась вот эта медаль, сделанная двумя теоретиками, и халявное угощение в кабаке. Турнир предполагалось отметить с масштабом, недаром все утро умельцы из старших курсов за умеренную плату варили студенческую бурду.

Известие о том, что на турнир я пригласил черную магичку, вызвало легкий шепоток и пару косых взглядов. В основном ребята уже смирились с ее присутствием в цитадели. Умные головы со знанием дела кивали и развивали тему, что давно пора возобновить торговые отношения с Темным Миром. По их скромному мнению, это выгодно нам. Скептики ворчали, искренне ненавидя черных магов. Разговоров было уйма.

У кабака я поймал озабоченного Рива и пригласил его на турнир. Конечно, можно было просто отправить вестника, но мне было по пути. Тот заверил меня, что уже в курсе, но прийти не сможет.

— Ты что, такое событие пропустишь! Там чуть ли не вся Цитадель собирается, — уговаривал я его. Такое незаметное событие, как турнир, после известия о присутствие на нем Тины стал внезапно очень популярным. В основном все хотели еще раз поглядеть на Черного Мага при в более обыденной обстановке. Даже пару лаборантов изъявили желание помочь нам с организацией и наколдовали щиты, в том числе и щит отвода глаз. Отводить глаза, конечно же, собирались Ректору, который такие турниры искренне недолюбливал, но не запрещал.

— Как ты не понимаешь, — ворчал Рив, понизив голос до предела слышимости. — А если кто-нибудь Эмме расскажет?

— Там до тебя никому дела не будет. Ты же не участник.

— А если она спросит, почему я не участник?

Тут я заметил между деревьями возлюбленную девушку Рива. Она шла, углубившись в какой-то список.

— Опоздал, — похлопал я его по плечу. — Надо бы вчера записываться. Уже прием окончен.

Эмма подняла глаза от пергамента.

— Привет! Сегодня турнир межу вторым курсом, — радостно поприветствовал я ее. — Так что бросайте все и приходите.

Рив вопросительно посмотрел на нее.

— В принципе, мы уже почти закончили…

— Вот и приходите.

— Хорошо, придем, — согласился Рив. Эмма кивнула.

— Учтите, без вас не начнем, — пригрозил я им и поспешил дальше. Надеюсь, у Рива хватит ума не тащить всех Эмминых подруг? Мест катастрофически не хватало.

Перед девчачьим общежитием я притормозил, перевел дыхание и, задрав голову, тяжелым взглядом оценил последний этаж. Зачастил я туда.


Стучу как всегда в открытые двери.

— Проходи, — раздалось из недр.

Я пошел на голос. В коридоре имелось только одна приоткрытая гостеприимна дверь, куда я и заглянул. Довольно неуютная комнатка, надо отдать должное. Одно окно не давало желаемого освещения. Ну и вкус, однако.

Тина сидела на полу, скрестив ноги. Вокруг нее лежали книги на странном языке. В правой руке у нее был зажат прозрачный камень. Вот теперь я готов спорить, здесь колдовали! Истолковав мой взгляд как вопрос, она пояснила.

— Заряжала артефакт.

Тут я заметил веревочку у камня и, подтверждая мою догадку, Тина одела его на шею. Или мне показалось, или правда, но камень на мгновение моргнул красным светом, словно лукаво мне подмигнул. Ведьма, одним словом.

— Турнир скоро начнется.

— Хорошо, я сейчас иду. — Тина ловко поднялась. На этот раз на ней были черные кожаные штаны и черный атласный блузон с серебристой вышивкой. Волосы зацеплены в хвост. Со стула она взяла маленький кошелек и легким движением руки засунула, туда все книги. Вот так прямо и все. Интересно, а у этой вещички вообще есть дно?

— Я готова, — сообщила она. Я кивнул, мол «пошли» и только тут заметил, что на шее не было никого камня. Но я же его точно видел совсем недавно! Когда она успела его снять? Ничего не понимаю. Чертовщина какая-то.

Тина шла рядом каким-то легким невесомым шагом. Я не слышал ее шаги, и меня это немного напрягало, особенно когда из-за узких троп она оказывалась сзади. Мне начинало казаться, что она где-то отстала, но нет, она шла следом, смотря на небо. До заката еще далеко, но солнце начинало клониться к горизонту.

— А у вас часто бывают турниры? — заговорил я.

— Нет, очень редко.

Я еще хотел спросить про тот камень, но не стал. Мы пришли. Для проведения соревнования была выбрана оздоровительно-спортивная площадка. Здесь имелись трибуны и довольно большое поле для тренировок, где и будет турнир.

Как только мы появились, гул на мгновение стих, но тут же возник с новой силой. Готов спорить, теперь по другому поводу. И повод звался Тианесса. Но Тина на перемену настроение собравшихся, кажется, никак не отреагировала. Молча мы прошли на отведенное нам место, с которого просматривалось все поле. Судий всего было пять и, поздоровавшись с остальными, я занял место с боку и усадил рядом Тину, мимолетно пояснив ей, что я тоже судья.

Протрубили трубы, призывая всех к тишине, и громогласным голосом Карл объявил о начале соревнования и первую пару участников. Пары подбирались по всем правилам: случайным образом. Перед Карлом стояла шляпа с маленькими клочками пергамента, где были написаны имена участников. Задача Карла состояла в том, чтобы с закрытыми глазами извлекать оттуда по две бумажки и объявлять участников.

Первая пара дралась так себе. Поединок закончился уже через пару минут. В обязанности судий входило следить за соблюдением правил таких турниров. Неиспользование запрещенных заклинаний и приемов — основное, за чем мы следили. Первая пара об этом даже не помышляла. Я глянул на Тину. Бой не произвел на нее никакого впечатления. Ну, это понятно. Посмотрим, что будет дальше. Пары сменялись. Многие уходили под одобрительный гул аплодисментов. Тина была равнодушна. Это стали замечать и окружающие студенты, недовольно поглядывая на нее и перешептываясь. Я решил уточнить:

— Вам не нравиться? — обратился я к ней.

— Я, наверное, плохо понимаю суть, — ответила она.

— Чтобы победить, достаточно уронить противника на лопатки.

— Я поняла. Вы оцениваете не мастерство, а ловкость.

— Почему вы так решили? — успел спросить я до того, как с задних рядов раздалась бы грубость.

— По кругу используемых здесь заклинаний, достаточно победить, имея хорошую физическую подготовку, но не использовав ни одного заклинание. Значит, это не магический турнир.

— Ведьма, не лезь в то, что ты не понимаешь!!! — все-таки кого-то прорвало на задних рядах.

— Это магический турнир, — как можно мягче проговорил я.

— Уронить противника необходимо только при помощи магии?

— Нет.

— Тогда я действительно не понимаю, — согласилась она, но ее голос звучал так, как будто говорит о своем достоинстве.

— Темная магичка, еще критиковать нас вздумала, — буркнул кто-то из толпы.

— То же мне всезнайка нашлась.

Ситуация вышла из-под контроля. И что меня дернуло ее сюда пригласить?

— Все темные маги — убийцы.

Повисла пауза.

— Извинись, — попросил я. Сказавшего последнюю фразу звали Лариалд.

— Не подумаю.

Тина положила мне руку на плече, призывая меня к спокойствию. Сердце забилось чаще. Дура, для нее стараюсь!

— Ты так считаешь из-за войны? — Черные, как ночь глаза были спокойны. Не намека на гнев. — Или у тебя есть другие факты?

Нет у него никаких других фактов! Просто близкие люди были на войне. Может и погибли. Рассказы он слышал.

— Вы начали войну!

— Война кончилась. Или ты считаешь себя выше Мирного Договора Света и Тьмы?

— Это вас не обеляет.

— Белый цвет не наш, — она произнесла слово «белый» с таким презрением, что я не выдерживаю и вступаю в перепалку.

— Конечно не ваш. Ваш черный. Как и все делишки твоего учителя.

Тианесса

Я резко отдернула руку. В его голосе прозвучала оскорбление. Я, наверное, плохо владею всеобщим, чтобы до конца осознать его. Так, Тина, спокойно. Я никому никогда не позволю оскорблять своего Учителя. Да пусть передо мной стоит сам Светлый Король! Оскорбление может быть смыто только кровью.

Может быть, я все же ошиблась. Напридумывала бог знает чего, а он ничего плохого не сказал. Лучше надо было учить язык, лучше.

А ладно, звучит, наверное, глупо, но я должна знать точно.

— Это оскорбление?

— Да, — и вызов в глазах.

Черная печатка сама легла мне в руку, еще секунда и она была у ног Джеральда. Вот и все. Конец. Мне конец. Дружбы у нас с ним теперь точно не будет. Успокаивало одно, я не могла иначе.

Он в ярости поднял перчатку. Это еще довоенный обычай вызова на поединок. Можно иначе, сплетением заклинаний. Но я всегда придерживалась более древнего. Когда его пальцы коснулись печатки, я почувствовала, как магическая нить нас связала.

— До первой крови, — вплела я свое условие. Он медленно кивнул.

Только сейчас я заметила, какая тишина обрушилась на все поле. Хотите представление, будет вам представление. Я резко поднялась и направилась вниз, на площадку. Люди вскакивали, пропуская меня. Он, как и я, не оговорил оружие, значит можно пользоваться любым. Я выбираю магию. Судя по тому, что его руки тоже пусты, его выбор такой же.

Что ж, начнем. Так как на твоей мантии еще в обед красовался знак огня, могу предположить, это твоя наисильнейшая сторона. По крайней мере, сделаем на нем акцент. Первый защитный щит предназначается, конечно, от огня. Второй более сложный. Учитель был бы против, но ненавижу чувствовать боль. Парень напротив меня не спешит атаковать. Не проблема, буду первой я. Мое любимое «Под Тенью Страха» находит свою жертву. Джеральд морщится. Не даю ему прийти в себя и тут же отправляю «Осколки Тьмы». Они рвут его щит, но не достигают тела. Неплохо. Повторим последнее. На этот раз они встречают огненную стену. Мне интересно с тобой играть, но не люблю, когда меня оплетает нити Обязательств. Так что ускорим события. «Мгла» окутывает площадку. Светлые без света становиться как слепые котятки, но я вижу все прекрасно. Я подхожу ближе. Мне будет достаточно маленькой царапины. Огромный огненный шар рвет мой щит. Поосторожней надо, так и убить можно. Кстати, убийство предполагалось? Заглядываю в его глаза. Рассеянный взгляд. Он ничего не видит. Делаю подсечку и валю его на спину. А черт! Что за бяку ты одел на себя? Я чуть серьезно не обожглась!

Пока я трогала лицо, чтоб оценить ущерб, парень пришел в себя, и на этот раз на землю повалилась я. Не знаю, насколько серьезные у него претензии к моему Учителю, но рассердился он на славу. Разве что только пар из ушей не идет.

Опять, недооценила своего противника. Парень надежно держал меня, прижав к земле. Он до сих пор ничего не видел, наверно поэтому склонился слишком близко, пытаясь меня разглядеть. Это зря ты, красавчик! Люблю поиграть с Землей. Приличных размеров валун отрывается от земли вместе с травой. Ни о чем не подозревая он улыбается, наверное, в предвкушении победы. Валун распадается на куски и еще через секунду ударяет его по лицу. Маленькие кусочки, столкнувшись со щитом, падают на землю, но несколько пробивают его защиту, расцарапывая ему морду.

Какой-то сильный маг развеивает мою Мглу, но уже все закончилось. Нить Обязательств, связавшая нас, рвется. Я, наверное, должна быть довольна, но от победы не испытываю никакой радости. Почему-то мне грустно. С его лица срывается капля крови и падает мне на губы. Хищно слизываю ее языком и заставляю губы расплыться в улыбке. Теперь точно меня отправят назад. Не этого ли я добивалась? Учитель меня убьет и будет прав. Не то что Миру между мирами не поспособствовала, так еще и Лорда избила, не говоря уж о нашей с ним дружбе и моих дипломатических навыках. Хотя с последними все как раз таки понятно.

— Что здесь происходит? — кто-то приходит в себя. По голосу я бы даже сказала Ректор, но откуда бы ему тут взяться? В нескольких метрах нахожу следы портала. Ясно, откуда черта принесло.

Пытаюсь пошевелиться. Нет, ты в конце-то концов слезешь с меня? Не скажу, что меня это особо волнует, но наша поза становиться просто некультурной!

— Рив! — трибуны оживают. Нехотя поворачиваю голову, чтобы обнаружить в нескольких метрах еще одного парня. Ривальд, тяжело дыша, поднимался с земли. Кажется, его задели парочка моих кусочков. Судя по всему, не из мелких. А он то откуда взялся?! В руках поблескивает наспех сплетенный знак Примирения. Если бы ему удалось встать между нами, мы должны были остановиться и, по крайней мере, выслушать его. Не успел. К нему подбегает девчонка и пытается помочь ему подняться.

Кто бы мне помог. Джеральд наконец-то слезает с меня. Так то лучше. Одним движением встаю. Ректор наблюдает нашу возню молча, ждет, пока последний не вытянется по струнке, после чего объявляет.

— Джеральд, Ривальд, Тианесса жду вас в своем кабинете через три минуты. Думаю, вам хватит времени привести себя в порядок, — не знала, что его мягкий голос может так грозно звучать. Даже чем-то похож на голос моего Учителя в легком гневе.

— Попали, — коротко констатирует Ривальд, после того как Ректор исчезает. Не то слово. Уходим с поля в полной тишине. Уже за нашими спинами раздается:

— Может, продолжим?

Может, и продолжим, — ехидно отвечаю я мысленно, — А может и в другой раз.

Как только деревья скрывают нас от трибун, создаю теневое зеркало. Ай, зараза! Все же кой-где появятся волдыри. Сама виновата, щит сильнее надо было держать. Замечая мой взгляд, Джеральд подходит ближе:

— Извини.

Отмахиваюсь от него. Какое это имеет сейчас значение? Создаю на кончиках пальцев целительское заклинание и аккуратно провожу по лицу. Скоро все пройдет.

Джеральд насупился. Бормочет какое-то заклинание. Царапины мгновенно заживают, благо не должны быть глубокими. Я старалась, чтобы комки только слегка задели. Над Ривальдом колдует та самая девчонка, по моему мнению, не очень хорошо. В теневом зеркале я вижу, как он ловит ее руки и прижимает к себе.

— Со мной все в порядке, — доносится до меня его голос. Телячьи нежности! Разрушаю зеркало. Оглядываю собравшихся. «Мы идем?» — читается в моем взгляде. Три минуты почти истекли, а заставлять ждать разгневанного преподавателя не в моих правилах. Себе дороже.

Парни кивают. Вот и отлично! Идем молча. А о чем собственно говорить? Особенно теперь. То, что меня отправят обратно, я и не сомневалась. Встреча с Учителем мне никак не рисовалась радостной.

Помощница ректора сообщила, что нас уже ждут. Джеральд, как не кстати, видно вспомнил о правилах хорошего тона, открыл передо мной дверь и жестом пригласил войти. «Только после Вас» — чуть не буркнула я, но сдержалась, молча вошла. Дверь за нами бесшумно закрылась. Ректор обвел нас хмурым взглядом.

— Очень хорошо, — прокомментировал он наше скромное появление. — А теперь, студенты маги, потрудитесь объяснить, что же все-таки между вами произошло? — мы молчали. — Джеральд, начнем с тебя.

— Ничего, — коротко ответил парень.

— Тианесса?

Я пожала плечами. Жаловаться кому-то я не намеревалась, тем более спрашивал не мой Учитель. Да и ситуация уже решена.

Взгляд на Ривальда. Тот отвел глаза.

— Что вы пытаетесь скрыть? Вся Цитадель была свидетелями вашей дуэли! Если Тианесса прибыла только вчера и не успела ознакомиться со сводом Правил, то вам молодые люди должно быть прекрасно известно, что на территории Цитадели запрещены любые дуэли. Почему ты, Джер, не предпринял ни одной попытки прекратить все в зародыше?

Парень молчал.

— Из-за чего возникла ссора?

Это уже ко мне.

— Уже все решено, — обрадовала я Ректора, не отвечая на вопрос. Зачем? Готова спорить, он уже все сам прекрасно знает. Не просто же так он нам дал три минуты? Вы же всерьез не думаете, что он в это время просто разглядывал потолок? Так что, к чему лишние вопросы? Может сразу приговор? Наверное, что-то отразилось на моем лице, потому что Ректор тяжело вздохнул, словно подтверждая мою догадку.

— Значит, вы не имеете больше претензий к Джеральду?

— Нет.

На секунду мне показалось, он понимает меня. Понимает, почему я не могла поступить иначе. Но откуда ему могут быть известны наши Цитадельные законы? Хотя, это не секрет. Или все же он не уверен, что до конца понимает наши правила? Вот к чему все эти вопросы.

— Хорошо. Я попрошу, чтобы завтра Вас ознакомили с нашим Уставом.

Не поняла. Меня не выгоняют?

— Жду Вас в понедельник, утром в моем кабинете. Вы можете идти.

Я остаюсь? Я остаюсь! А это значит, что вовсе не обязательно докладывать Учителю о моей оплошности! Нужно, как следует изучить захваченные книги по психологии, дипломатии и искусству слова. Этим и займусь. Хотя Искусство Слова я должна была изучить давно. Мне не надо было вступать в перепалку и доказывать этим белым, что мы не бараны. Надо было незаметно увести разговор в другую сторону, тогда бы он точно не перекинулся на личность моего Учителя и его и моя честь остались бы не оскверненные. Вот бы еще сюда Теорию Ведения Переговоров, но, увы, она осталась в родной библиотеке.

Джеральд

После того, как за Тиной закрылась дверь, Ректор вновь окинул нас недовольным взглядом. Покачал головой.

— Джер, я не понимаю, какая собака тебя укусила? Зачем ты вообще заговорил о ее Учителе? Почему не остановил назревающий конфликт в самом начале? И зачем ты потащил ее туда?

Вот так сразу я все и рассказал. Да, черт возьми, знать бы самому! Ну почему меня утром понесло в кабак? Кто рано встает тому… М-да.

— Ты хоть понимаешь, что она могла тебя убить?

Убить? Вот об этом я совсем не думал. Растеряно поднимаю глаза на Ректора. Он машет на меня рукой, всем видом показывая, что вообще сомневается, что я умею думать.

— Джер, с твоим отношением к учебе, ты мог на всю жизнь остаться после боя калекой. И не один целитель бы не помог. Она ученица Равена Даркнеса. И это не просто словосочетание. К своей репутации Равен всегда относился с осторожностью. Она, как минимум, отличный боец, если даже предположить, что она ужасно слабый маг, — Ректор покачал головой. — Ладно, на мир тебе наплевать, но ты бы хоть подумал о своей матери с отцом. Да что я тебе говорю? — в глазах Ректора промелькнуло такое разочарование, ни дай бог, кому-нибудь увидеть такое в глазах собеседника. Я сглотнул. — Чтоб я тебя больше не видел рядом с ней. Это не шутки, это не детская игра. На кону судьба мира! Как должен был отреагировать король на смерть родного племянника от рук ученицы одной из главных персон Темного Мира? Ты понимаешь, это крах! Это крах всему, что мы строили. Еще не известно, как поведет себя Равен, узнав о твоей выходке. А нам так сейчас нужна его помощь…

Помощь Черного Мага? Зачем? Хотя, это уже не мое дело. Если, как говорит Ректор, Равен узнает, то… Уж лучше даже не думать. Он прав, я все испортил.

— Ривальд, а ты? Ты же хоть немного должен соображать! Ты сидел недалеко, почему не вмешался?

Рив молчал. Недалеко? Тут Ректор не прав. Я бы сказал, в приличном отдалении. Да он, наверное, вообще ничего не слышал! Какое ему дело, что происходит в стороне судий, когда рядом сидит любимая девушка? Да и перепалка у нас была недолгая. Даже не весь близсидящий народ обратил на нас внимание. Многие увлеченно следили за концом поединка на поле.

— Почему не развеял «Мглу», прежде чем соваться на поле, раз она не поставила защитный контур для поединка? Ты вообще смотрел, был он или нет?

Садитесь, два. Еще какое «два»!

— Да не черта вы оба не думали, — подвел итог Ректор. Видно сильно мы его достали. Впервые слышу как он ругается. Обычно вывести его из себя невозможно. — Значит так, Ривальд, завтра покажешь Тианессе библиотеку. Ознакомишь ее с Уставом и сам перечитай, не повредит. — Уже спокойно заговорил Ректор. — Обедать сводишь ее в столовую. Никаких кабаков и других нестандартных развлечений. Если она захочет, покажешь Цитадель. И все, понял? — глаза его говорили «я на тебя надеюсь». Рив кивнул. — Хорошо. Можете быть свободны. Надеюсь, вы хоть что-то извлекли из урока.

Я уже схватился за ручку двери, когда все же остановился. А что я собственно уже теряю?

— Почему она бросила вызов?

— Ты задел честь ее Учителя. Ты оскорбил Черную Цитадель Тьмы, а значит, ты оскорбил их Короля. Оскорбление может быть смыто кровью, ее или твоей. Если оскорбление сильное, то только смертью. Ты назвал дела ее учителя черными. Если бы не подтвердил, что это оскорбление, то она могла списать на то, что у Черного мага дела цвета магии. В этом ничего оскорбительного для нее нет. Наверное, она так и хотела сделать, но ты полез в бутылку. Думаю, все же оскорбление она не сочла сильным и поступила довольно мудро, нанеся тебе несколько плевых царапин до крови. Как видишь, она считает, что оскорбление «смыто».

— Вы сказали «моей или ее» кровью?

— Да. Если бы в поединке проиграла она, то, насколько я знаю, ее Учитель был бы вправе выгнать ее из Черной Цитадели, если решил, что она не сделала все возможное. А это очень жестокое наказание. С нанесшим оскорбление Учитель разбирается сам. Но смельчаков, которые бы пошли против Цитадели Тьмы, еще нужно поискать, а у нас в Светлом Мире нашелся тут один, часом не подсказать, как звать?

— Не надо, — буркнул я и поспешил покинуть столь негостеприимное место. Почему мне это никогда не рассказывали? Или все же говорили в детстве? Наверно говорили, но я не запоминал. Зачем мне это? Тогда казалось, что сотрудничество с Темным миром просто невозможно. Черт, как я мог забыть такую важную вещь?

Рив попробовал меня успокоить. Оказалось, что и он не знал, что так все запущенно.

— Слушай, извини, теперь из-за меня ты не погуляешь на днюхе… — внезапно вспомнил я.

— Нашел из-за чего переживать, — неестественно бодро ответил Рив. — День рождения будет вечером, а в библиотеку я днем пойду! Вот увидишь, все образуется.

Ну да, ну да. Где-то это я уже слышал. Махнув Риву на прощания, я побрел в кабак. Где-то за полночь, кончился турнир, и он наполнился веселыми студентами. Сначала я хотел улизнуть, но тут принесли горячительные напитки и эта мысль меня покинула. Да и народ от меня отстал с вопросами, видя мое настроение. Так что, будем здоровы! Ух!.. И из чего это будущие алхимики варят?

Тианесса

Учитель, как видно, был занят и так и не связался со мной вчера, что, несомненно, радовало. Ну зачем ему знать, как я допустила его оскорбление? Да и оно благополучно смыто. Но ведь узнает! Еще не было бы такой вещи, которую мне бы удалось от него скрыть, но чем позднее он узнает, тем лучше.

Я радушно приняла приглашение Ривальда посетить библиотеку. Я бы сказала, очень заманчивое предложение, и с увлечением погрузилась в чтение «Устава». Мало того, что у них тут запрещалось проводить всякого рода дуэли, также были запрещены студенческие эксперименты без надзора преподавателей и еще куча всего. Самое интересное выходило то, что заключать дуэли можно, а вот подраться выходите, пожалуйста, за ворота. И снизу сноска. Покидать территорию можно только во время каникул (два месяца летом) и на практику. Полистав еще Устав, я определила, что на практику распределяли те же магистры. То есть глубоко не факт, что на практике тоже удаться выяснить отношения. Таким образом, получается, что перед каникулами, как человек держащий слово, ты должен проверить все Нити Обязательств, покопаться в памяти и вспомнить, кто за что тебе должен, а может и ты кому задолжал хорошую взбучку и поймать всех за шиворот, пока не разбежались по домам. Но если учесть, что каникулы сразу после практики, то все каникулы придется проводить в разъездах. Притом за свой счет. Не дешевле будет всех простить? Да и к концу года у меня бы скопился такой клубок Нитей Обязательств, что распутать не каждый Архимаг сможет. Придется блокнотик заводить.

Не подумайте, что я такая злая, но за год-то всякое случиться может.

Тюрьма какая-то.

Хотя вот и положительный момент имеется. У них тут есть столовая, притом студенческая. У нас только для Учителей и их Личных Учеников. Закрытая. Приехали учиться, так учитесь и готовить в том числе. Не нравится? Мы вас не держим! А тут их держали. Сдал экзамены, все, хочешь не хочешь, не куда не денешься, а учиться будешь. Странные они, светлые…

Ладно, смотрим дальше.

А вот заметочка про кабаки, где я успела побывать. Значит, драться, бить, колоть ничего нельзя. Не дай бог чего уронишь. Штраф. Сам не оплатишь, без спроса вешается на родителей. Позор-то какой! Еще родители за меня будут платить, когда я в Цитадели. М-дам-с. Лучше их, этих ненормальных таверн, посторониться. Во-первых, деньги у меня только на взятку и так, по мелочам. Мало ли какие у них, светлых, штрафы. Здесь только хитрое упоминание, что, мол, назначает хозяин-арендатор заведения. Нет уж, обойдусь без таверны, тем более, столовая есть.

Ругаться, препираться с магистрами-преподавателями катастрофически нельзя. А что? Были случаи? Студенты-то живы? Оставим вопрос открытым. Смотрим следующий раздел. Не опаздывать на занятия — это еще понятно. Обстоятельство бывают разными, правда, после пары раз таких опозданий они больше не возникают. Но как понять вот это: не спать на уроках? Это что, возможно?… Заснуть на уроке? Я всерьез засомневалась о том, что я правильно поняла эту фразу. Я осторожно перевернула страницу и перешла к следующей группе предписаний. Выполнять и сдавать рефераты, доклады, домашние задания вовремя, в указанный преподавателем день. Попробуй не сдай. Такие шишки получишь от Учителя. Дома не узнают. Телесные наказания запрещены, — вычитала я все в том же Уставе. Ну вот, все ясно. Сначала разбаловали, а потом удивляются, что они у них тут всякие ужасы творят. В качестве наказание возможны выговоры, лишение стипендии, общеполезные трудовые работы, дополнительные занятия. Везет же некоторым! Не знаю, что у них имеется в виду под выговорами, но мой Учитель делает мне внушения каждый раз, когда я долго не могу что-то выполнить. Стипендия у нас даже не предусматривается. И вообще, это только Светлые могут платить за то, что ученики у них время отнимают. Вот на счет трудовых работ, это когда Учителю что-то не нравиться, к примеру, разведенный мной бардак во время тренировки или пару пылинок в его кабинете или дворце. Вот тут-то, убирайте дорогие ученики, все, что не радует глаз Учителя. Дополнительные занятия, так это вообще счастье! Учитель готов потратить пару лишних минут на тебя. Так это же раз в сто лет бывает! Не жизнь, а рай!

А вот и упоминание про вольного слушателя. Студенту необходимо посещать в удобное ему время, внимательно слушать магистра. И все? Похоже, Ректор совсем не заморачивается моим воспитание.

Я дочитала до корки. Ну, что можно сказать? Мне не дано понять Светлых.

Я взглянула на Ривальда. Он писал конспект с какой-то книги. Наверное, почувствовав мой взгляд, он обернулся.

— Не проголодалась? Может, сходим, пообедаем?

Кто же против? Хотя стоит уточнить.

— В столовую?

— Ну, да.

Я кивнула. В столовой кормили куда приличней, чем я ожидала. Вкусно и дешево. Вкусней, чем я готовлю. Хотя с другой стороны, у меня не бывает времени готовить всякие разносолы. После обеда я сообщила, что хотела бы еще посидеть в библиотеке. Он побрел следом за мной. Похоже, меня боялись оставлять без присмотра. Зря. К книгам я отношусь крайне аккуратно, да и в библиотеке никого из студентов нет. Ну, как хотят.

Я зачиталась, забыв обо всем. Попалась мне светлая сага, где бегал озлобленный черный маг и не только с маний величия, но и норовящий всем пустить кровь. А кому не кровь, так покрошить на мелкие кусочки и потом из них собирал Зомби. Какой-то трудоголик — некромант мелкого пошиба. Так вот, в конце его догнали и убили серебряной стрелой. Даже жалко стало. Такой эксклюзив. Интересно, его с реального образа писали или как? Плюс в книге шла речь о великом светлом маге, который страдал от любви к прекрасной деве, и в промежутках докучал некроманту, хотя, по-моему, у последнего и так было работы невпроворот. Сей юноша имел странные представления о подарках дамах, потому видимо и подарил ей мертвое тело в конце книги. Хотя, может, она была Светлой некроманкой и он убил ее конкурента?

М-дам-с. Я поставила книгу обратно. А тут есть про чернокнижников? Хотела спросить у Ривальда, но он смотрел на меня такими замученными глазами, что вместо этого я произнесла.

— Наверное, на сегодня хватит.

— Я провожу, — обрадовался парень.

Что делать? Провожай, если у тебя такая работа. Я жадно покосилась на ряд со светлыми рассказами. Пожалуй, я сюда еще загляну.

Джеральд

Я встретил одного друга с первого курса. Он-то меня и пригласил в кабак, где всем ходом шел день варенья двух его однокурсников. Я радостно принял его предложение. Во-первых, с утра я был уже навеселе. Надо сказать, проснулся я неожиданно у Сэма в гостях на полу. Там же спали еще штук пять второкурсников. Вместе мы оправились на поиски чего-нибудь жидкого и желательно с градусом. Сей объект был найден и тут же испит. Потом неожиданно оказалось, что наш родной турнир уже в разгаре. Начали вторую часть значительно раньше предписанного срока, и все кончалось, когда только начинало смеркаться. Неожиданно победил маг воды. Наш огневик занял почетное третье место, уступив еще одному магу воды. Так что вот. Это дело мы отметили, и я вспомнил про Дена. Решил проверить, ночевал ли он дома. По пути меня и перехватил первокурсник. Во-вторых, насилу я сообразил, что гуляет скорей всего Эмма, а я ее не поздравил. Почему-то мне стало крайне обидно за себя, не подарившему подруге друга подарок. И за нее, не получившей мой оригинальный подарок. Кстати сказать, какой? Вот над этим я глубоко задумался. Как-то времени не было придумать, а тут попалась грядка… тьфу ты!.. клумба. После моего набега она значительно поредела и стала какой-то невзрачной. Ну не мог же я один ее так затоптать? А черт с ней. Мы двинулись дальше.

В кабаке веселье было в разгаре. Торжественно вручив именинникам по букету цветов, произнес душещипательную речь, желая им всех благ, о которых они еще сами не догадываются. Тут мне налили штрафную, и я ощутил, что это явно на сегодня была лишняя. Но не отказываться же…

Приземлившись за столик к гостям, я стал высматривать Рива. Наблюдалось его полное отсутствие. Перебросившись парами фраз с близ сидящими гостями, я уяснил, что он не приходил. Странно. Выпив еще одну, я закусил салатом. М-мм. Умопомрачительно вкусно!

— Похоже, у нашей Эммы новый ухажер, — донесся до меня шепоток с соседнего стола.

— Значит, Рив свободен? — заинтересовалась блондиночка. В отражение кувшина я видел, как она кокетливо поправила прическу.

— Рив отдыхает! Видишь, она весь вечер уже с другим. Ты только посмотри, как сладко танцуют, — и я посмотрел. Действительно, как-то неприлично. Эмма кружилась в центре зала, где специально для танцев и освободили площадку, навешав туда различных подсвечивающих заклинаний. Вокруг нее прыгал какой-то не знакомый мне парень. В целом выглядело очень красиво, как влюбленная парочка.

Я аж вздрогнул, когда рядом кто-то сел. Ривальд!

— Ты что подкрадываешься, — накинулся я на него.

— А ничего, — он разлил нам по местной бурде. Выпили. Молча. Не чокаясь. Я искоса наблюдал за Ривом. Он не сводил глаз с танцующей пары и с каждой минутой мрачнел. Что сейчас будет! Ой, я опустил глаза, когда парень так некстати прижал ее к себе, но Рив спокойно откинулся на спинку стула.

— Хорошо танцуют.

— Угу-гу, — согласился я.

— Пойду, поздравлю, — решил он.

— Может, не стоит? — вырвалось у меня. Больно уж он как-то особо выделил «поздравлю». Зря сказал. Рив покосился на меня, как будто я что-то знал, а ему не сказал. Музыка кончилась. Ой-е-ей. Рив поднялся. В полной тишине подошел к Эмме. Слегка приобнял, чмокнул в щечку.

— Поздравляю! Будь счастлива, — он произнес это, как будто прощался навсегда.

— Спасибо, — ее голос звучал несколько растерянно.

— Ты уж извини, но я пойду. Меня Ректор к себе вызвал, — не дожидаясь ответа, Рив и правда вышел.

Ох-хо-хо. Готов спорить, Ректор тут вообще не причем. Похоже, Эмма решила также. Даже мне было видно как в глазах, еще пару минут сверкающих радостью, появились слезы. Она выскочила следом. Что-то мне подсказывает, бурю не миновать. Я захватил недопитую бутыль, поплелся следом.

На улице уже прилично стемнело. Не видно ни зги. Тропинка перед глазами шаталась. То оказывалась справа, то слева. И какому магу земли делать было нечего? Прямо ходить по ней невозможно. Тут впереди я заслышал голоса.

— Да? Значит, во всем виноват я? — это Рив.

— Я этого не говорила. Ты это сказал сам. И почему я должна оправдываться? Танцую, с кем хочу.

— Вот и танцуй!

— И ты катись к своему ненаглядному «Ректору»! — выкрикнула Эмма и пронеслась мимо меня, кажется, даже не заметив.

Я несколько помялся, давая возможность Риву перевести дыхания. Вот теперь можно и выйти.

— Рив, — позвал я его.

— Чего приперся? — встретил он меня с распростертыми объятиями.

— Поговорить, — предложил я робко.

— Не хочу ни с кем говорить.

Ривальд сидел под деревом. Вокруг него трава несколько опалилась. Говоря попросту, превратилась в пепел, но все же он уже успокоился.

— Выпьем?

— Давай, — согласился он, и я сел рядом. Мы пили из горлышка, занюхивая свежими листьями, сорванными тут же с дерева.

— Все они одинаковые — разоткровенничался Ривальд, когда бутыль ополовинилась.

— Это точно, — поддержал я его.

— Только бы хвостом махать!

— И не говори.

— Не женюсь никогда!

— Да ну их всех.

Мы выпили.

— Представляешь, она меня обвиняет, что я во всем виноват, не пришел на день рождения. А я не мог! Эта темная, ну ни в какую не хотела уходить из библиотеки. Читала какой-то роман о рыцаре и некроманте. Ну не мог я уйти, ну вдруг бы она на какого-нибудь языкастого опять нарвалась? Меня же Ректор потом…

— Зря. Надо было ее там бросить и уйти к Эмме. Языкастый тут только я. Давай еще?

— Все к лучшему. Когда бы я еще узнал, что Эмма такая!

— А может, тебе только показалось? Ну, танцуют…

— Да про них там вся таверна гудела!

— А, ну тогда, да. Еще?

— Еще! За нас!

— За нас!

Выпили.

— Сволочи они.

— Сволочи. За сволочей?

— Угу.

В бутылке плескалось чуть на донышке, когда Рив махнул мне, мол пойду, спасибо большое, но хочется побыть в одиночестве. Я не спорил и остатки уже допивал один.


Что было дальше, честно, не знаю. Обнаружил я себя, стоящим, облокотившись на другое дерево. В руке сжимал пустую бутылку. Голова болела. Стояла глубокая ночь.

— О-о-о, — простонал я, пытаясь сообразить что-то вразумительное или хотя бы вспомнить недавнее прошлое. Помню, пили с Ривом. Говорили, кажется, о дамах. Тут по спине пошли мурашки. Я так испугался, что, кажется, даже несколько протрезвел. Я стоял у стен общежития, притом женского. Я облизнул вмиг пересохшие губы. Будем считать, что приходил я к Роксане. Несколько ошибся стороной здания, ну ничего, с пьяными и не такое бывает. Я поднял глаза. Стоял я прямо под окнами той самой темной. На последнем этаже светилось только одно окно, под которым я и стоял. На закрытых шторах четко вырисовывался силуэт Тины. Она, наверное, сидела рядом с окном и что-то читала.

Я надеюсь, ничего непотребного не кричал? Вроде новых Нитей Обязательств нет. Значит на дуэль пока не вызывали, ее учителя я не оскорблял. Меня сверху по идее не должно быть видно. Я воровато огляделся. Никого по близости не было. Надеюсь, эпизод останется между нами? Я вопросительно посмотрел на дерево. Пойду-ка я побыстрее отсюда. Тина пошевелилась. Я вжался в ствол. Она положила книгу и, по-видимому, отошла от окна. Делаем ноги!

Дыхание я перевел только в своей комнате, плотно закрыв дверь, словно за мной была погоня. Дениса не наблюдалось. К лучшему. Вроде все обошлось без свидетелей. На этой радостной ноте я завалился спать, не раздеваясь и по-прежнему сжимая бутыль.

Глава 4

Джеральд

— Ваше Высочество, пора вставать!

Я аж подпрыгнул. Ден! Родненький! Не ожидая от меня такой прыти, Ден рефлекторно подался назад и шлепнулся на свою кровать.

— Где тебя носило? — руки в боки напирал я на него.

Ден скривился, заткнул нос и недовольно помахал перед лицом рукой, надеясь разогнать запах моего перегара.

— Я же тебе говорил… — тут его, наверное, посетила совсем нехорошая мысль. — Ты все заспал и не сдал мой доклад по Разумным Расам, — обречено констатировал он. Где-то он был прав. Особенно в том, что я его не сдал, но сдал его Рив. Припишем себе чужие заслуги. А вот на счет того, что он мне говорил… Большой вопрос. Ну не такой же я соня, чтоб такие вещи забыть.

— Сдал.

У Дена отлегло от сердца, и он снизошел до объяснений.

— Ректор всерьез решил сделать из меня теоретика! — пожаловался он. — И отправил меня к Двенадцати Великим.

Не знаю, кого мне стало жалко больше …

— И как? — я осел на свою кровать. Видно очень уж Ден зацепил Ректора, что он ухитрился договориться с этими очень занятыми людьми.

— Да ну их!

И правда, ну их! Но ведь любопытно…

— А что ты там делал?

— Да ничего не делал, — нахмурился Ден. — Абсолютная потеря времени. Агнер тонко намекнула, что пропуск вернет в Архив, вот я и согласился. Только что-то она не спешит.

— А они чем занимаются?

— У них какое-то строго засекреченное задание. Я одним глазом глянул, пока они чаи гоняли, так вот, ничего секретного там нет. Какая-то темная пентаграмма с накопителями энергии, рассчитанная на большой резерв.

— Откуда знаешь?

— Не знаю. Предполагаю. Я так думаю. Они при мне ничего не говорили.

Да-а-а… А я голову сломал, где Ден! Он, оказывается, со всеми удобствами прохлаждался на берегу моря. Во, даже подзагорел. Везет же некоторым!

— Так ты идешь на пару? — Ден закинул сумку на плече.

А что еще делать? Уже встал.

— Подожди, приведу себя в порядок и пойдем, — крякнул я. Голова раскалывается, такое чувство, что все кости болят. А он на пару, на пару! Кто бы меня пожалел? Я ощупал голову и направился в душ.

— Пить меньше надо, высочество — осуждающе вздохнул Ден. — Жить легче станет.

Он неисправим. И бесполезно пробовать что-то сделать. Остается только махнуть рукой и все же напомнить.

— Я не «высочество», я — Лорд, — и, помолчав, буркнул — Вот как запомнишь, так брошу.

Ой, не подумав сказал! Еще правда запомнит. Вроде тихо сказал. Может, не слышал? Быстро скрываюсь за дверью. Хоть бы не слышал!


Рядом с аудиторией мы с Деном расстаемся. Он решил перед парой еще зайти на Исцеляющую Магию, отчет сдать, ну я ему заодно и свой вручил. А то пропадет добро! Жалко…

Подергав за ручку двери, где у нас по расписанию стояла пара, я убедился — там меня никто не ждет, а говоря просто, закрыто. Да-а… Когда такое бывало? Подстелив сумку под мягкое место, я сел тут же ждать. Народ стал потихоньку прибывать. На пятом вопросе «что, не спится?» — я поклялся себе, что после обеда не приду. И чтоб я еще раз пришел на первую пару! Рив тоже пришел, шлепнулся рядом.

— Не спится? — бухнул он, вместо приветствия.

Досчитав до десяти, я спокойно ответил.

— Сплю.

Тот кивнул, наклонил голову и стал созерцать потолок. Покосившись на него, я тоже возвел глаза к небу. Вдруг там и, правда, что-то интересное?

— Джеральд Д'Вальдгарда?

Я вздрогнул. Магистр удивленно смотрела на меня сверху вниз. Надо бы встать. Критично оценил я ситуацию. Где твои манеры, Лорд?

— Решили почтить нас своим визитом?

Я скромно потупил взгляд. Я что виноват, что «Разумные лекции», как прозвали их студенты, всегда ставили первыми парами? Если честно, даже не знаю, как ее зовут. Магистр, качая головой, открыла дверь, пропуская студентов. Ее взгляд остановился на грустном Риве, но на этот раз она сдержалась. Что-то не сказать, что она нам рада. Еще допрос какой устроит, за все пары разом. Пока не поздно, пойду погуляю. В кабак схожу, горло промочу. На этой здравой мысли и вернулся Денис. Критически оценив ситуацию, он на ходу поздоровался с магистром и бесцеремонно подтолкнул меня в спину. Я буквально ввалился в кабинет. Не дав мне опомниться, Ден дернул меня за рукав, направляя к нашей парте. Ууу! Зараза! Хотя сам виноват, с самого начала не надо было идти. Это все с похмелья, на трезвую голову я бы такую ошибку не сделал.

— А дать списать? — я скорчил жалобную мину.

— Не дам.

Ну и пожалуйста. Я порылся в сумке. Как оказалось, отдельного пергамента по Основам Воздействия на Разум я не заводил, зато нашел полуобгрызенный листочек. Ничего, сойдет. Благо Карл пришел, посплю. Если не ошибаюсь, у нас в этом кабинете три пары подряд.

— Нам ничего не задавали, — все же пояснил через некоторое время Ден.

О! Даже так? Я благодушно расплылся в улыбки. Первый раз пришел на пару и то подготовленным. Магистр глянула на большие песочные часы, украшавшие боковую стенку аудитории.

— Что ж. Начнем.

Пара студентов рыпнулись подняться и я в их числе.

— Сидите, сидите, — разрешила магистр.

Тут в дверь поскребли, скрипнув, она приоткрылась.

— Можно?

Тина! Я чуть не застонал. Ну и на кой она приперлась? Кто ее сюда звал? Все настроение испортила! Я вцепился в перо. Ненавижу!

Тианесса

Я встала с рассветом. Потихоньку начинаю привыкать к светлому режиму. Ночью только пару раз просыпалась. Настроение было великолепное. В планах посетить библиотеку. В подпланах поговорить с кем-нибудь о Ректоре. Но сначала выполним-с его распоряжения, и уже через пятнадцать минут я караулила Ректора у его кабинета. Кабинет был закрыт, но и это меня не огорчило. Надо было точнее узнать во сколько прийти. Я настроилась ждать долго. Вскоре пришла секретарша. Она и позвала меня через пару минут, сказав, что Ректор меня уже ожидает. Хм. Мимо меня он не проходил. Есть два варианта. Он ночевал в своем кабинете или у него туда стационарный телепорт, потому что никаких возмущений на магическом плане я не почувствовала, хотя от нечего делать специально их отслеживала.

Ректор куда-то торопился, быстро поздоровался, и не успела я сказать «а», он уже вручил мне расписание занятий всей цитадели, объяснил, что посещать я могу любые занятия, есть правда одна просьба, по возможности не опаздывать. Я только хотела сказать, что на счет того можете не сомневаться, как оказалось, что он со мной уже успел попрощаться и проводить меня к выходу.

М-дам-с. Ничего, не понимая, я созерцала выданное расписание. А как же узнать о выполненном задании? Нет, я, конечно, понимаю то, что я читала, ему уже могли доложить, но вот узнать, как я усвоила прочитанное? Это же ему просто полагается по статусу!

Ладно, посмотрим, что тут. Хмм. Имеем магов огня, воды, воздуха, земли и еще некромантов и целителей. Маловато, однако ж. К некромантам не хочу. Да ну их с этими мертвяками. Неженское это дело, хотя многие считают иначе. Целители? На кой мне светлое исцеление? Потеря времени. Лучше пойду к боевым. А это что еще за пометка? Теоретики, практики. У нас такого разделения нет. Да и вообще, какое-то ненормальное расписание!

Делать-то что-то надо. Может наугад? Ага, так и есть, к некромантам на практику. Мне их в Черной Цитадели хватает во как! В общем, по горло. Короче неразумный подход. И что я мучаюсь? Пойду к Огневикам. А) Там есть знакомые. Б) Во время дуэли я упустила специфику щита. В) Из «Хроники» выходило, что они чаще других встречаются в Армии Света.

Вот не удосужилась спросить, Ривальд теоретик или как? Я почесала нос. Если да, то это плохо. Теорию огня я могу спросить и у Учителя. А Ривальд единственный кандидат на допрос о Ректоре. Нет, пойду к практикам. Во-первых, это будет не скучно, во-вторых, может с кем нейтральным познакомлюсь и поговорю о волнующем вопросе.

Все решено! Осталось определиться с курсом. Их тут четыре. А что это у всех стихийников — второкурсников сегодня один предмет стоит? Вот и затеряюсь в их толпе. Через некоторое время я засомневалась. Пара вот-вот начнется, а указанного кабинета просто нет! Я уж решила стучаться в первую дверь, что попадется, когда восхищенно прочла «512». Нашла!! Ай да я! Ай да молодец!

— Можно?

— Проходите. Если не ошибаюсь, Тианесса Меджисан? Садитесь, — магистр добро улыбалась.

Я оглядела кабинет. О! Вот та пустая парта в уголке, меня вполне устраивает. С того места все прекрасно будет видно, и спина на всякий случай прикрыта.

— Мы изучаем Основы Воздействия на Разум. Темой сегодняшнего занятия будет «Установка Блока как способ защиты от нежелательного воздействия». Сегодня мы рассмотрим только теорию. Итак…

Я стала внимательно вслушиваться. Конечно, жаль, что не практика, но такие знания никогда не бывают лишними. Здесь определенно становиться все интереснее и интереснее.

От лекции меня отвлек паренек. По привычке я следила за всем классом, а этот юноша вот уже черт знает какой раз оборачивался. Нет, конечно, он был не единственным таким, но, в конце концов, сколько можно. Да, я темная, да я тут с вами на лекции, и мне ужасно интересно. Все, успокоился? Но он даже не опустил глаз. Его взгляд был оценивающим, заинтересованным. Можно, конечно, разозлиться, но почему-то в моих глазах застыл вопрос. И на сколько балов? По какой шкале? Ответом мне была легкая усмешка. Его сосед по парте, заинтересовался, что же так привлекло его друга и вот на меня воззрились еще одна пара глаз. Джер! Угадала, угадала! Где-то здесь должен быть и Ривальд. Гм, наверно. Я повнимательнее оглядела класс и нашла его на последней парте самого отдаленного от меня ряда. Он, покусывая перо, о чем-то размышлял, разглядывая пространство перед своим носом. Складывалось впечатление, что магистра он вообще не слышит. Теперь главное не потерять его из виду до третьей пары, после которой в расписании значился обед.

Джеральд

Я тихонько постучал пальцами по столу, чтобы привлечь внимание Дена. Тот нахмурился, но все же повернулся в мою сторону.

— Магистр там, — просветил я его, кивнув в сторону доски.

— Я знаю, — не остался в долгу он.

— А я начал сомневаться, — притворно вздохнул я.

— Почему ты мне сразу не сказал, что к нам приехала темная? — накинулся он на меня.

— Ты не спрашивал, — не удержался я и передразнил его.

Неожиданно он принял мой аргумент.

— Стоило только на пару дней уехать!.. Я там почти всю их библиотеку перетряс, а тут! — от возмущения не найдя больше слов, он как-то неопределенно помахал пером.

— Что тут?

— Ничего, — спохватился Ден.

— То есть как ничего? — не отстал я. Знаю, что бесполезное это дело, но любопытно же!

— Тебе не понять, — изрек он, списывая с доски формулу и покосившись на лекцию впередисидящего Карла. Лист был на половину исписан, когда его сверкал почти девственной чистотой.

— А ты попробуй, объясни, — не сдался я и даже списал формулу.

Ден фыркнул и снова покосился на листок Карла.

— Потом, может как-нибудь, ладно? — изрек он мне.

— Итак, запишем, — подвела итого своей речи магистр.

М-дя. Тонкое Деново перо забегало по пергаменту.

— Я не отстану.

Он махнул на меня рукой.

Я поскреб пером по пергаменту, изобразив замысловатую фигуру. Моя угроза была проигнорирована. И зачем Денису — светлому магу Воздуха, Темная ведьма? Зачем ему знания по некромантии, которыми он увлекся, как утверждала Роксана? Ох, не чисто тут! Задумчиво я скосил глаза на Тину. Она, кусая губу, провела рукой над столешницей и расправила толстый свиток пергамента. Еще взмах и в руках у нее появилось черное перо. Быстро отмотав на нужное место, она принялась водить пером, что-то подчеркивая и дописывая.

Где это видано, чтобы темную магичку учили в светлой цитадели? И как Ректор на такое пошел?

Тианесса

Три первых урока прошли просто незаметно. Сколько всего нового! Нет, конечно, многое из услышанного я знала или предполагала, но где еще могут так подробно объяснять принципы защиты белых магов, как не в их родной цитадели. Почему-то ближе к обеду я почувствовала себя вражеским шпионом, засланным к белым в тыл. Магистр на последней паре так косился на меня, что в его глазах отчетливо читалось желание вырвать у меня пергамент. Пусть бы только попробовал. Ни за что не отдам! Все студенты темной цитадели обзавидуются, когда я хоть пару строк продекламирую из его лекции. «Теория защиты». Да просто нет слов! Вот так удача.

— На этом мы закончим, остальное на практике. Все свободны, — процедил он под конец и получил удивленный гул студентов. По обрывкам фраз я поняла, пара кончилась раньше срока. Очень жаль, но ничего не поделаешь. Я телепортировала свитки к себе в комнату. Это заняло пару секунд, но, когда я оглянулась, Ривальда уже не было. Вот черт! А есть-то как охота. Что-то я проголодалась. Ладно, еще не вечер. Выловлю до заката.

Я присоединилась к общему потоку студентов. Кабинет опустел прямо на глазах. В коридоре я оглянулась, пытаясь сориентироваться. Кажется столовая там.

— Тина! — окликнули меня.

Спокойная жизнь нам только снится, — вздохнулось мне, и я оглянулась. Кому я там понадобилась? И почему этим белым не оставить бедную меня в покое? Еще один желающий выяснить кто прав в войне?

Ко мне спешил, пробираясь через толпу, тот самый парень с урока. Я замерла, пораженная. Студенты еще в основной своей массе не рассосались и образовывали некоторое столпотворение. Он шел через толпу играя. Такое чувство, что студенты расступались перед ним. Черные волосы без толики оттенка наводили на несколько неадекватные мысли, что передо мной прирожденный темный маг. Просто настолько насыщенного черного цвета у белых магов не бывает, или я ошибаюсь? Его глаза. Готова чем угодно поклясться, в его глазах играл ветер. Легкий, невесомый, слегка озорной, но довольный. Так не бывает. Так просто не может быть.

Он подошел ближе и протянул руку.

— Денис, — представился он, — можно просто Ден.

Я помедлила. Не то что бы простое дружеское рукопожатие сильно ограничило спектр моих любимых заклинаний, но… Не знала, что я когда-нибудь это скажу, но я боюсь белого мага. Да-да, белого. Здесь просто должна быть ошибка.

— Тианесса, — молчать дальше — просто глупо, — Тина.

Я пожала руку. Конечно, имя мое он знал, но по этикету положено представиться.

— Ты голодна? — оживился Ден. — Может, пообедаем? Здесь недалеко столовая.

Я кивнула, соглашаясь. Денис уверено повел меня по коридору. Краем глаза я заметила Джера. Он следил за нами. Наткнувшись на мой взгляд, он хмыкнул, хлопнул по плечу рядом стоящего парня. Пару фраз и они вдвоем направились в противоположную сторону.

— Хочешь, расскажу немного о цитадели? — через некоторое время вновь заговорил Ден.

— Хочу.

Ден говорил, как читал по учебнику. Легко, без заминки, но слова так и ложились друг к другу. Первый кирпич был заложен еще в незапамятные времена, до войны, четырьмя магами стихийниками. Что-то смутное я припомнила из Хроник. Это событие там упоминалось вскользь. Примерная дата и четыре имени, которые я тут же назвала Денису. Тот закивал. И тут же пояснил, это их ненастоящие имена. Их так прозвали Светлые Эльфы. В переводе на всеобщий они звучат просто — Пламя, Смерч, Скала, Водоворот. А настоящие имена, к сожалению, утеряны. Кстати, как оказалось, эльфы и посадили тот парк, по которому я гуляла. Правда, конечно, с тех пор он очень изменился. Его дополняли уже люди. Камень, из которого заложены самые старые здания, высекали гномы. Но строили маги по своему проекту.

Цитадель никогда не была неизменным монолитам. Она всегда менялась, дополнялась. Маги не боялись экспериментировать. Самые грандиозные, шокирующие идеи с легкостью накладывались сверху. Это происходит и сейчас. Каждый год, летом, здесь собираются лучшие маги, чтобы сделать это совершенство еще совершеннее. Самое удивительное, что разные эпохи просто невероятным образом сочетались здесь, а вместе это выглядело потрясающе. Что я и сказала Денису.

Мы уже сидели в столовой. Народу почти не было. Третья пара еще шла. Мое забытое блюдо почти остыло. Денис тоже не притронулся. Я почувствовала себя неловко. Как только мы зашли в столовую, он усадил меня за стол, спросил, что я хочу, заплатил за еду… Я должна была возразить. Настроение медленно покатилось вниз. Теперь я ему должна. Пусть хоть что говорит, но я должна ему обед. Ненавижу быть кому-то должной. Черт, и как такое могло произойти? Уболтал совсем. Может, не есть? А вдруг обидится? Совсем неохота его обижать. Я взялась за ложку.

— У вас странная система преподавания, — продолжила я беседу, пробуя первое блюдо.

— Почему ж? Для каждого предмета свой магистр, студенты поделены на группы… Я слышал у вас, в Черной Цитадели иначе?

— Иначе. Учитель выбирает себе учеников, которых только он и обучает. Среди них он выбирает Личного Ученика, лучшего среди остальных. По-моему, такая система намного лучше.

— Не скажи. Он может обучить только тому, что знает сам, а магистры всю жизнь занимаются по своей специальности. Следовательно, ученик получает больше знаний.

Я не согласилась. Моя позиция его тоже не устроила и уже через некоторое время мы азартно спорили, перечисляя плюсы и минусы той и этой системы образования. Столовая наполнилась людьми. На нас стали оборачиваться.

— Ничья? — предложил Ден.

— Ничья, — согласилась я, только тут вспомнив, что хотела избегать всех споров. Но с Денисом было не страшно. Такое чувство, что знаю его уже не первый год и это после получаса общение?! Осторожней надо быть, Тина, осторожней.

— А кто твой учитель?

— Верховный магистр Тьмы Равен Даркнес из клана Регалиант, — отчеканила я осторожно.

— О нем много всего болтают. Одна из самых страшных фигур темного мира, так?

— Старших, — поправила я. — Высших. Одна из трех опор. Кому как больше нравится.

— Ты, наверное, тоже из высокопоставленного клана?

— Нет. Я не из клана. Мой отец землевладелец, мать из младших дворян. Я из обычной семьи, — зачем я все это ему рассказываю? Довольно одного краткого ответа. И когда мой язык успел стать таким длинным? Надо аккуратно прощупать Дениса. Очень аккуратно.

— Мой — купец, держит небольшую лавку в провинциальным городке.

Врет? Прощупывание чужой ауры не из простых занятий, пока не сделаешь это раз сто. Мой Учитель довел это умение до совершенства, по крайней мере, до той степени, когда на его лице расцвела довольная улыбка, значит, я могу быть уверена, что никто ничего не заметит.

Ничего себе! Я чуть не воскликнула вслух, когда под моим воздействием совсем открытая и незащищенная аура стала таять. «Мираж», неужели это правда? Несложное заклинание, но сделать такое искусное подобие, которое так легко рассеять. Зачем? Об ответ я в прямом смысле столкнулась. Блок. Абсолютный блок. Обойти его? Шутите? Да тут разве что только Учитель и справится.

Я подняла глаза, что бы в следующую секунду столкнуться с внимательным взглядом Дениса. Он заинтересовано следил за мной. Почувствовал? Не может быть!

— И как? — вопрос был задан так, что становилось понятно — заметил. Но почему? Где я сделала ошибку?

— Великолепно, — коротко резюмировала я, быстро анализируя свои действия. Нет, все как обычно, не единого лишнего вздоха. Если так, то он необычайно силен. Очень силен. Безгранично силе… Внезапное озарение заставило приоткрыть рот. Нечеловеческая защита. Ее делал не человек. Не факт, что сильный, просто она другая и у меня элементарно не хватает знаний!

— У тебя хороший учитель, — кивнул он, подтверждая мой вывод.

Ты даже не представляешь, насколько. Защиту тебе делало темное существо, из моего мира. Не дроу. Не драконы. Стоит ли гадать?

— Ты хотел что-то у меня спросить? — наконец догадалась я.

— Хотел, — согласился Ден, оглядываясь по сторонам. Народу было много. Столовая гудела. Я ждала.

— Темное подчинение, — решился Денис. Он хочет подчинить ТО существо или боится оказаться целиком в его руках? Скорее второе. Нет, я не могу определить силу Дениса, так что не надо торопиться с выводами. Надо быть осторожной. Очень.

— Расскажи о подчинении.

— Тебя волнует что-то конкретное, — даже не вопрос, факт. И не надейся, что я сейчас буду пересказывать все четыре тома! Особенно не выяснив причин.

— Последствие если разорвать подчинение во время обряда.

— Какой силы подчинение?

— Сильной, наивысшей. Я не знаю разграничений. Достаточно сильной, я так думаю.

— Кем разорвано?

— Третий силой.

Что ж, отвечу. Секретного в этом нет. Наверное, это даже можно прочесть в любой книге, тем более у них тут преподают некромантию.

— Подчиняющий решает или продолжить обряд или в его власти убить подчиняемого.

Правда, если это наивысшее подчинение, то никакая третья сторона не сможет вмешаться.

— А если тем, кого подчиняют?

— Если обряд сильный, это невозможно, но если даже предположить, что такое произошло, то он умрет.

— Тем, кто подчиняет?

Что за глупый вопрос! Каким надо быть магом, чтобы на полпути передумать? Не уверен, не берись, особенно если творится Высшее подчинение, ведь разорвать его уже нельзя.

— Обрубленные нити всегда требуют завершения. Скорей всего обряд будет закончен в ближайшее время.

— А если нет?

— Все зависит от силы подчиняемого. Силы для незавершенного контура постоянно будут черпаться из него.

— То есть, он может умереть?

— Конечно. Правда, если говорить о Родовом Высшем Подчинении, то после его смерти заклинание перейдет к наследнику Рода, — подкинула я дров в печку.

— Нет, не Родовое. Я надеюсь, что не Родовое, — добавил он тихо. — А разорвать высшее подчинение, насколько я знаю, нельзя?

— Можно освободить только после смерти, а можно не освобождать. Все зависит, о каком именно подчинении мы говорим.

— Спасибо, ты мне очень помогла, — тут же закрыл он тему. Не доверяет, это понятно. Но я, правда, могла бы помочь куда больше. Ден задумчиво покрутил в руках бокал. Озабочен, расстроен. Ему определено нужно подумать. Ох, не просто так, ты все это расспрашивал, к Учителю не ходи.

Ден глянул на едва заметные часы, пристроенные в углу.

— Следующая пара в другом корпусе.

Я кивнула и поспешно сказала «спасибо». Интересные у них тут чары. Нет, конечно, разобраться в них до конца мне не дано, недаром светлые, но чувствуется что это что-то простенькое и о-очень удобное. Денис повторил за мной, поднялся.

— Ты к нам на урок?

— Ну, да.

А куда ж еще? Искать новую группу для прослушивания лекции в мои планы не входило. Мы покинули столовую и направились через парк в другое здание. Я несколько задержалась у фонтана. Красотища-то какая! Чистая, абсолютно прозрачная вода так игриво поблескивала на солнце, что я не выдержала, запустила руку в фонтан и загребла чуток воды и попробовала, предварительно убедившись, что на ней не навешано никакой магии. Мм-м! Вкуснотища. У нас такого нет. Фонтан, конечно, есть, но чтобы вот с такой простой водой. Нет, на ней много различных заклинаний и только самоубийца решиться ее испить.

— Ректор у вас очень строгий? — заговорила я, когда мы продолжили путь.

— В меру. А что?

— Да так, просто. У меня направление написано на его имя.

— Он у нас хороший, некоторые даже считают добрый. Справедливый, как не крути, это больше подойдет.

— Интриган? — продолжила допытываться я. Знаю, вопрос, возможно, звучит странно, но вот мой учитель точно интриган и насколько я могу судить о здешнем ректоре, он тоже не обделен этой чертой.

— Куда ж без этого.

— Слушай, а взятки у вас тут бывают? — как можно невиннее голос.

— Нет. Ректор лично следит за этим. А у вас?

— Кому? Собственному учителю?

— Ну, директору. Или тому, кто управляет цитаделью.

— У нас Цитаделью управляет Совет Учителей, куда входят все учителя цитадели.

— А если все же учителю?

— Купить репутацию Учителя? Бред.

Однозначный и бесповоротный. Какой Цитадельный учитель возьмет взятку у собственного ученика-неуча? Да чтоб он потом позорил его имя? Это дорого стоит. Я даже не могу представить, за какую цену это вообще возможно!

У приоткрытой двери в класс уже стал собираться народ. Входить без магистра не спешили. Наше появление не прошло незамеченным. Легкий шепоток, взгляды в спину… Наверное, многие нас видели вместе в столовой. Меня поразила реакция Дениса, вернее ее полное отсутствие. Он не спешил слиться с толпой, отойти подальше. Он невозмутимо сел рядом со мной на облюбованный мной подоконник. Задумчиво глянул в окно, достал из сумки пергамент и перо. Еще через пару мгновений пергамент украшала странная пентаграмма.

— Ты знаешь, что это?

— Нет, — честно ответила я, беря листок в руки. Итак, что мы имеем? Я поводила пальцем по линиям силы. Очень мощное заклинание. Темное.

Ох, есть такие чары, от которых лучше держаться подальше. Именно так бы я охарактеризовала эту пентаграмму. Что еще? По всей видимости, пентаграмма не является основой заклинания. Она служит для того чтобы упростить работу мага. Не несет определенных смысловых характеристик, но все же можно однозначно классифицировать ее как:

— Единение.

— Что это значит?

— Это может значить разное, — я покачала головой. — По этому, — я тряхнула листком, — сказать что-то более определенное нельзя.

— Это опасно?

— Не всегда. Единение можно использовать по-разному. К примеру, на слух: можно слышать то же, что тот, над которым колдовали, двигать чужой рукой как своей.

— Всего-то? — в голосе послышалось облегчение.

— Не совсем. Единение может быть полным. Это очень емкое заклинание. Его редко используют. Проще провести Подчинение.

— Что значит это? — Ден указал на самый опасный участок. Почему опасный? Я не понимала его. Абсолютно. Никакой догадки, за что он отвечает. Совершенно чуждый строению всей пентаграммы. Лишний. Ненужный. Чуждый. Да, точно. Опять почерк нечеловека?

— Я не знаю, — я отдала листок.

— А это, — еще одна пентаграмма украсила лист. Сколько у него их в запасе? Рисует по памяти, уверено четко, как с книжки. Рисует не первый раз?

Я с опаской приняла новый чертеж. Три круга. Посмотрим первый. Ого!

— Бездонный накопитель! — потрясенно воскликнула я. — Это заклинание официально считается утерянным. Откуда оно у тебя?

— Случайно подглядел в одном месте.

По глазам вижу, больше не скажет. Пока. Нет, Денис я теперь так просто от тебя не отстану. Надо показать Учителю.

— Второй круг — Вызов.

— Кого?

— Третий круг — проклятие, — я нагло телепортировала листок к себе. — Так, где и у кого ты его подглядел?

— На берегу моря, у группы белых магов, — не задумываясь, честно ответил Ден. Ответил, не сказав ничего конкретного. Нет, так не пойдет!

— Вызов существ, от которых я бы предпочла держаться подальше.

Ден кивнул, принимая невысказанные мною условия.

— К сожалению, больше я сказать не могу.

— Как хочешь, — пожала я плечами. Посмотрим, что скажет Учитель.

Пока мы разговаривали, коридор опустел. Пара должна была начаться с минуты на минуту. Студенты предпочли уже зайти в кабинет. Мы с Деном молча расселись каждый за свою парту. Джера не было. Зато Рив был на месте. После обеда он слегка повеселел и теперь о чем-то разговаривал с соседями сзади.

Поприветствовав класс, магистр приступил к лекции. Заметив, что на меня он совсем не обращает внимания, я телепортировала листок с последней деновой пентаграммой. Что-то в ней меня зацепило и еще как! Будь бы моя воля, я бы разорвала листок от греха, но, увы, боюсь по памяти я все это не начерчу. Остается надеяться, что она не активирована. А что может быть опасного в неактивированной пентаграмме? Хороший вопрос, правда, есть еще один, а как собственно ее активировать? Простым дуновением силы? Если бы здесь было все так просто.

После получаса размышлений я могла констатировать, что здесь изображен полный бред, за исключением накопителя. Бездонный накопитель выполнен абсолютно точно. Я как-то видела у Учителя такой же. Моим заданием было разбить его. Это было три месяца назад. С тех пор мой бездонный накопитель так и ждет, пока меня посетит хоть немного реалистичная идея. Хотя экспериментировать Учитель не запрещал, только боюсь, что после моих экспериментов я сползу на «одну из худших» или «хуже не бывает». И эксперименты надо проводить с умом. Вот так и стоит нетронутая моя пентаграмма, благо Учитель вроде как про нее забыл. Тьфу, тьфу, через левое плечо. Как бы ни сглазить.

Но тут накопитель был окружен еще двумя слоями. Может, я чего недопонимаю, но энергию-то он, собственно, откуда накапливать должен? Из первых двух заклинаний? Оригинальный подход. Кидаешь энергию на проклятие, а накопитель ее пожирает. Где логика?

Ну ладно, предположим, накопитель берет энергию из n источника и передает ее постоянно заклинанию вызова. Тогда зачем проклятие? Зачем проклинать тех, кого вызвал? Не проще ли поставить подчинение?

Может, она работает на оборот? Проклял, вызвал и бесконечный накопитель каким-то непостижимым чудом настроен на то, чтобы гасить нежелательные волнения в пространстве? Да… Ну и разыгралось же у меня воображение!

Я посмотрела на листок. Зато никаких чужих следов, все знакомое и родное. Наше, темное. Вот бы еще понять, как все это работает.

Джеральд

Сэм обижено крякнул и кинул на пол к общей куче еще одну серебреную монетку.

— Не везет нам в кости, повезет в любви, — пропел я дурным голосом, кидая кости. Три шестерки. Мне сегодня просто несказанно везло. К чему бы это? Я театрально пригубил… хм… яблочный сок, за неимением других напитков:

— Ваша очередь, месье.

Месье, то есть Сэм, немного помедлив, все же кинул кости. 1, 3 и 5. Что ж, неплохой результат, если бы играли во что-то сложнее, но сейчас, немного подустав от нескольких часов в заковыристые игры, мы решили переброситься в саму простую. Три игральных кости, кто-то из толпы выкрикивает число от 1 до 6, делается ставка и лидирующий игрок бросает кость. Чем больше выпадет совпадений, тем больше твоя доля. На кону — число 6.

— Ты опять выиграл, — констатировал Сэм очевидное. Я сгреб монеты.

— Еще?

— Не сегодня, — сдался Сэм. — Играли бы на улице, точно решил бы, что кости заговоренные.

Я бы тоже. Выигрывал я сегодня легко, просто, без всякого напряга, но окружающие точно уверились, что я знаю какой-то секрет. Секрет я не знал. Да и какой может быть секрет, если мы по правилам арендовали зал в таверне под игру? Любую магию это сразу исключало.

— Немного удачи и никакого мошенничества!

— Ну, ну — скептически протянул Сэм.

Освободившийся стол тут же заняла новая пара игроков. Вместе с Сэмом мы двинули на выход. Он — скорей всего, потому что деньги кончались, я… Вряд ли сегодня еще кто сядет со мной играть.

Вечерело. Не то что бы солнце уже клонилось к горизонту, просто пары кончились, студенты поужинали и высыпали на улицу. Все хотели насладиться последними теплыми деньками. Скоро осень вступит в права. Еще неделька и все оденутся в плащи…

Я сладко потянулся. Сейчас в соседнем кабаке перекушу и на боковую. Отличный денек был. Конечно, азартные игры были запрещены Уставом Цитадели, но имелась маленькая лазейка, которой уж студенты не один год пользуются. Кабаки арендовали богатые торговцы, и их территория была не запрещена для игр. Но за такими играми всегда пристально приглядывали магистры. Насколько пристально, знают только они, мы же, простые ученики, особо над этим не задумывались.

Вестник, спустился мне на плечо, прерывая сумбурный поток мыслей. Не понял, в честь чего это собрание наших? Я поймал недоуменный взгляд Сэма.

— Ты что-нибудь знаешь об этом?

— Понятия не имею, — «успокоил» я его.

— После заката, в тренировочном зале, — прочитал воздушник.

— Ничего более оригинального не придумали, как ночью тащиться в подвальные помещения? — искренне возмутился я. Не, это же надо до такого додуматься. Все подвалы находились в ведомстве факультета некромантии и, несмотря на то, что это самый молодой факультет Цитадели, все, что с ним связано, обрастало ужасающими легендами. А еще некроманты очень не любили незваных гостей.

— Боишься? — поддел меня Сэм.

— Кого?

— Зомби с отрезанными головами, бродящих…

Я фыркнул.

— Скорей уж Ректора.

— Так ты идешь?

— Конечно.

— Тогда я тоже пойду. Встретимся у ворот?

Я кивнул. На этом мы с Сэмом разошлись. Он пошел по своим делам, а я в другой кабак. Что-то есть охота. А в нашем «арендованном» здании носили только безалкогольные напитки. По дороге мне встретилась еще двое одногруппников. Вестников они тоже получили, но идти вроде как не собирались. Правда, потом передумали, и мы тоже с ними договорились встретиться у ворот в подвал.

Заказав еду, я устроился за столиком у окна. Будем надеяться, что все это собрание не связано с Тиной. Все же надо найти Рива. После обеда он собирался на пары. Хотя, произойди там что-то из ряда вон выходящее, я бы уже знал.

Тут я заметил Роксану. Она в одиночестве сидела за стойкой бара, пила безалкогольный коктейль. Я окликнул ее. Она нехотя села за мой столик. Нет, мне не показалась, она была грустна.

— Что-то случилось? — опять бестактно лезу в чужие проблемы.

— Нет, все хорошо. Домашки много задали.

— Ааа, — протянул я. — Ну ты не ходи завтра, прогуляй.

Блеклая, еле заметная улыбка. Полукивок согласия. Где это видано, чтобы так расстраиваться из-за д/з?

— Ден объявился, — сменил я тему разговора. Девушку надо отвлечь от грустных размышлений. Помнится, прошлый раз она была не прочь поговорить о нем.

— Я его видела, — ноль эмоций.

— Вы же из одного города? — посетила меня мысль. — Наверное, с детства дружите?

— Мы с ним соседи.

О! Даже так. Вот честное слово, в жизни бы не подумал.

— Насколько знаю, его отец купец?

— Да. Держит небольшую лавку.

— А твои родители?

— Мой отец служит, мать — целительница. Мне дар по наследству перешел. Правда, не такой сильный, как у мамы.

— У Дена, наверное, родители маги?

— Нет. Он маг в первом поколении. Если честно, я даже не знала, что он собирается сюда поступать. Даже родителям ничего не сказал. Вот была шумиха, когда он поставил их перед фактом.

— А как же он до Цитадели добрался? Насколько помню, ваш город довольно далеко. Его родители не искали?

— Нет. Наверное, они решили, что он ушел к бабушке. Она живет в соседнем городе и Денис последнее время зачастил туда.

Значит, обманул родителей, а сам в Цитадель на экзамены. М-да. Не ожидал.

— А бабушка со стороны матери?

— Со стороны отца.

Я почесал нос. Что-то где-то не стыкуется или я чего-то недопонимаю.

— А что это ты вдруг биографией Дениса заинтересовался? — прищур внимательных глаз.

— Да собственно, просто для разговора, — пожал я плечами. — Хотел отвлечь тебя от грустных мыслей. Получилось?

— Не очень.

— Джер, можно тебя на минутку?

Упс. Ден стоял, оперевшись спиной о косяк и скрестив руки на груди. Давно стоит? Роксана сидела к выходу спиной, а я по сторонам не смотрел, увлекшись разговором.

— Можно.

Смотри-ка, а порог не переступил, — ехидно подумалось мне. Интересно, слышал разговор? Сидели мы от входа не так далеко. Музыка не играла, да и веселых компаний не наблюдалось. Так что, теоретически может и слышал. Некрасиво получилось, вынюхиваю тут за его спиной.

Ден сменил косяк на дерево, отойдя подальше от кабака и народа.

— И? — поторопил я его. Уж больно у него серьезное, сосредоточенное лицо.

— Ваше предложение с Ривом еще действует?

— К-какое предложение?

— Начет Архива.

Несколько секунд я переваривал услышанное.

— Ты что, правда решил?..

— Так да или нет?

— Да, — ох, не нравиться мне это.

— Отлично. Сегодня, до прихода хранителя библиотеки. Я тебя разбужу.

— Слушай, — Ден уже собрался уходить, но я остановил его. — У тебя с Роксаной?…

— Мы с Рокси соседи, как ты слышал, — Ден не выдержал и улыбнулся. — Да, кстати, прабабушка по материнской линии тоже имела кой-какие способности в магии. Белой, между прочим. А темных магов у меня в родне нет.

— Ээээ, — и что на это скажешь?

— С Рокси мы мало общались. Просто они с моей сестрой хорошие подруги. А еще у меня есть брат. Они с сестрой близнецы на четыре года младше меня. И…

— Успокойся! — взмолился я. — Скажи лучше, что тебе надо было от темной?

— Ответы на вопросы, — резко посерьезней он. И прежде, чем я успел что-то сказать, Ден махнул мне и зашагал в сторону общаги. Не хочет отвечать. Абсолютно бесполезно спрашивать. Сдаться? Не, попробую еще как-нибудь. Подождем-с удобного момента.

Я вернулся за стол. Роксана допила коктейль. Мне принесли мой заказ.

— Я пойду, — поднялась она.

— Счастливо, — ответил я. Она кивнула и скрылась за дверью.

Что-то неспокойно стало на душе после встречи с Деном. Я поковырялся вилкой в салате. Есть расхотелось. Все же запихнув в себя пару ложек лапши, я выпил чай и отправил Риву вестника с короткой фразой «Ты где?». Тут же получил ответ «В библиотеке». М-дям-с. Новое любимое место обитания Ривальда. Расплатившись, я не торопясь побрел в указанном направлении. И что ему не облюбовать какое-нибудь другой уголок?

Тианесса

После пар и еще одного маленького налета на столовую, я отправилась к себе. Ничего нового я не смогла придумать про пентаграмму, которую после занятий привычным образом отправила к себе в комнату на подоконник, и, набравшись смелости, все же окончательно решила связаться с Учителем. Я как раз обдумывала, как вести с ним беседу, когда, ничего не подозревая, открыла дверь в свою облюбованную небольшую комнатушку…

Мама дорогая! — пробормотала я, кажется даже вслух, быстро уходя с линии атаки, одновременно создавая ловушку с простеньким заклинанием парализации. Сколько у меня времени до того, как сюда сбегутся все светлые маги? Минуты две? Ну, пока они осознают, что тут пахнет вовсе не игрушечной тьмой, плюс принятие решения. Сократим до одной.

Итак, имеем два взбешенных скелета, паука из Алых Долин и какое-то не опознанное кровожадное растение. А Ден еще спрашивал, на кого вызов! Да на любую тварь, жаждущую убивать, до которой дотянется! Причем, если заклинание хорошо зарядить, то и до демона дотянется, а это вам уже не шутки.

Почему-то в том, что они пришли сюда на огонек, была виновата эта странная пентаграмма, я даже не сомневалась. Минус паук, он, как и предполагалось, угодил в мою ловушку. Я с легкостью добила его «Осколками Тьмы». Два скелета, кинувшиеся ко мне, разлетелись на куски, то есть кости. Заклинание, сдерживающее их, было разбито вдребезги. И… Где ты, мой сорняк? Враждебная травка затравлено пряталась в углу комнаты, приняв образ безвредной орхидеи. Не, номер не пройдет. Пара вздохов и она безжизненно опала, превратившись в засохший черный гербарий.

Неосознанно я отметила колебания пространства в метре от меня, где-то в коридоре. А вот и белые маги. Одно движение и кости, труп паука полетели в мой кошель. У! Не успею замаскировать все следы. Если постараться и с должным упорством скорей всего можно будет восстановить всю картину. Значит, главное не дать им время. Ну, Денис, только попадись мне!

— Что здесь происходит? — Ректор замер в дверном проеме, за его спиной мельтешили еще три макушки.

— Я тренируюсь, — кстати, мне никто не запрещал. Ничего больше я не смогла придумать сходу.

Не знаю, что подумал Ректор обо мне. Ничего хорошего, наверное. Я проследила за его взглядом. Окно — в копоти, словно там был «большой бум». Который, наверное, и был. Скорей всего, я все же как-то активизировала пентаграмму, и она на каком-то этапе срезонировала с защитной белой магией, которой буквально все тут было увешано. Однако, стёкла остались целы, что свидетельствует в пользу того, что энергии у пентаграммы было немного. Я вообще не понимаю, откуда она там взялась, но ее, по крайней мере, вполне хватило на довольно-таки большой призыв существ из моего мира. Да, если еще учесть расстояние? И то, что совершенно точно провести такой вызов в Цитадели, окруженной черт знает какими щитами, практически невозможно. Что из этого следует? Не стоит рисовать темные заклинания на чем попало, а уж оставлять их без присмотра…

Взгляд ректора переместился на мою кровать. Покрывало — изодрано, из подушки торчит пух. Спасибо братьям — скелетам постарались. Растяжка паутины от кровати, до тумбочки. Упс. Надо бы убрать. Горстка сухой травы в уголке — по-моему самое безобидное, что было в комнате. Ну и в завершение, зеленая ядовитая жижа под ногами и на башмаке Ректора, служившая пауку кровью. Не все так страшно, как могло бы быть.

— Я попросил бы вас отложить свои тренировки до конца этого месяца, — вот это самообладание. — Или, если это не возможно, снизить их уровень до минимального и проводить их в специально отведенных для этого местах. Профессор Логрус вас проводит.

Я высказала полную готовность следовать за профессором.

— Очень хорошо, — ободрил мое поведение Ректор.

— Но сначала я бы хотела здесь прибраться.

— Профессора Логруса вы сможете найти в любое время на кафедре Огня.

Я кивнула. Ректор еще раз оглядел комнату и наконец-то ушел вместе со всей свитой. Ух. Я перевела дыхание и шлепнулась на кровать. И тут же вскочила, как ненормальная. Проклятие! Я дура. А. Проклятия действует не на каждую нечисть. Б. Оно действует на людей, которые могли находиться рядом. Рядом вовсе не значит в шаге от пентаграммы. Радиус действия может быть просто огромным. Так спокойно. Если бы что случилось по настоящему опасное, Ректор бы меня так просто не оставил в покое.

Я бегом спустилась на предпоследний этаж. Постаравшись придать себе беззаботный вид, я прошла по коридору. На меня оглядывались. Это понятно. Кто-то даже замер с кружкой у рта. Кажется, она была меня не рада видеть. Не страшно. Потерпит. Насколько я могла судить, никаких следов. Вариантов теоретически немного: оно или проявится со временем, или его здесь нет. Щиты, вложенные в стены и перекладины, остановили его. Будем надеяться.

Нужно поговорить с Учителем, он все знает. Он точно сможет классифицировать проклятие и распознать его силу. К сожалению, я с таким еще не встречалась.

Что же я наделала, мама дорогая!


Уборка в комнате заняла совсем немного времени. Через минут десять комната вернулась в прежний вид. Ковер, чудом оставшийся целым, я привычно сдвинула в сторону. Еще пару минут упорного труда и Печать Ученика как будто и была здесь. Уф. Занимаю привычную позу Ученика и растворяюсь в Зове. Вопрос, тревога, мне нужно знать. Смирение. Учитель не откликается. Открываю глаза. Я по-прежнему у себя в комнате. Странно. Я не почувствовала отказа. Так, попробуем еще разок. Нарастающая тревога, желание знать и… И ничего. Да этого просто не может быть! Я панически схватилась за Камень Ученика, висящий у меня на шее. Спокойно. Камень на месте. Я все еще ученица. Я сжала Камень, еще один способ связаться с Учителем. Пусто.

Глупо кричать «Так не бывает!» еще глупее первая постыдная мысль «Так не честно!». Уже в первый месяц учебы я усвоила простое правило, если что-то считается не возможным, еще не факт, что этого не может мой Учитель.

Еще несколько секунд я ошарашено разглядывала Печать, наверно по-детски ожидая, как оттуда появится Учитель и спокойно проговорит:

— А теперь повторим урок.

Бесполезность своего занятия я ощутила довольно скоро. Стерла Печать. Вернула ковер. А теперь будем думать, что делать.

Джеральд

Магистр Рувильд Норст как назло был на месте и по злому стечению обстоятельств поднял глаза от своего занимательного чтива как раз в тот момент, когда я проходил мимо на цыпочках, еле дыша. Мне ничего не оставалось, как расплыться в широкой улыбке и жизнерадостно поздороваться.

— А Джеральд Д'Вальдгарда, — в глазах появился радостный блеск. Ох, не к добру. — Я так рад, что Вы решили заглянуть в библиотеку, — продолжил счастливый магистр. — Надеюсь, сегодня Вы ограничитесь посещением только библиотеки? Или же вас опять интересует Архив?

— Да нет, что вы.

Не в этот раз и не сегодня. Завтра, хм. И не по собственному желанию.

— Просто замечательно. Надеюсь, вы поняли, что запреты устанавливаются не просто так? Вы могли просто не вернуться.

Кажется, что-то подобное мне уже говорил Ректор.

— Да, я понимаю.

— Впрочем, теперь у вас бы ничего не вышло. Ректор наложил еще один щит. Так что забудьте пока про Архив. А лет так через десять, как закончите Вторую Ступень, приходите. Милости просим.

Я смиренно покивал. Что-то ваш драгоценный Архив не произвел на меня должного впечатления.

— Вот и договорились. Можете идти.

Я поспешил скрыться, пока магистр не перешел от скромного нагоняя, на какие-нибудь исправительные общеполезные наказания. Его окрик «Да и!..» застал меня уже практически за стеллажом. Пришлось обернуться.

— Передайте от меня большое спасибо своей девушке. Из нее получится отличная Целительница. Аллергия меня больше не мучает! А уж выспался я на неделю вперед, — с этими словами вечно серьезный магистр Норст подмигнул мне и вернулся к своему трактату.

— Непременно. — Я растерянно побрел дальше. То ли магистр Норст ожидал от меня по пробуждению какой-то уж совсем невообразимой гадости, что ужасно обрадовался, когда узнал, что ничего страшного с ним не произошло, то ли его еще и бессонница мучила. С этими мыслями я и приземлился за стол Рива.

— Я уже заканчиваю, — заметив мой серьезный вид, он поспешил успокоить меня.

— Да не торопись, — махнул я рукой, оценивая стопку книг возвышавшуюся над ним. — Что изучаем?

— Всего понемногу.

— С Эммой вроде поссорился, — решил прощупать я почву.

— Не трави душу.

О! Значит, все еще не безнадежно. Ладно, с этим вопросом подождем еще денек, пока он совсем остынет.

— Вестника получил? — кивок. — Что об этом думаешь?

— Что это какая-то твоя новая идея.

Я хмыкнул.

— А вот и не моя.

Рив отложил перо и серьезно посмотрел на меня.

— Знаешь, а я был уверен, что это дело твоих рук. И не я один. Половина уж точно считает, что это тебе ночью не спится.

— И что еще говорят?

— Что у тебя на чернокнижницу зуб, что ты отмстить собираешься каким-то изощренным способом. Многие собираются тебя поддержать.

Я обвел небольшой зал взглядом. Ну и богатая у людей фантазия! Из людей в нашем закутке, было три девчонки, склонившиеся над какой-то толстой книгой и тихо читающие ее вслух. Кинутое без внимания перо заботливо выводило кляксы по пергаменту. Им определенно было не до нас.

— А еще говорят, что будут собираться подписи на интересную бумажечку — ультиматум. Или она — или мы покидаем Цитадель. Говорят, если много подписей собрать, то Ректор не сможет проигнорировать. Если еще учесть, что автором числишься вроде как ты, то дело верняк.

Что-то не нравится мне все это.

— Мммммм-дя, — протянул я.

— Значит, не ты?

— Да, не я, не я.

Рив перевел дыхание. Кажется, он всерьез считал, что это моя бредовая идея. А уж, если Рив повелся на этот слух то, что говорить об остальных?

— И что собираешься делать?

— Пойти и кой-кому там надрать уши. — А нечего народ в заблуждение вводить.

— Это будет непросто. Судя по общественному мнению, у него появилось много сторонников.

— Они что — новой войны хотят?

— «Поставить темных на место», — Рив явно процитировал кого-то из студентов.

— Они с ума сошли! Это не шутки. Мы даже сотой части не восстановили всех разрушений. Да нам это и не по силу сейчас восстановить!

— Ты это мне сейчас говоришь? Я сам все прекрасно понимаю. Но я не настроен так же оптимистично как отец. Что-то не верю я в славных и прекрасных темных, которые кинутся нам помогать разгребать все свои темные заклятия, до сих пор разбросанные по нашей земле в бесконечном количестве.

— Я тоже не настолько наивен. Но знаешь такое, не буди лихо, пока оно спит тихо. Темные вот уже много лет выполняют мирный договор и носа не суют на наши земли. По мне, так будет просто прекрасно, если Тина уедет обратно вполне довольная жизнью и темные забудут о нашем существовании еще на пару десятков лет.

Ага, как же, забудут. Жди. И что меня дернуло принять ее вызов на дуэль?

— Хотя не понятно, что дяде собственно надо от Равена Даркнеса?

— Гос. Тайна.

Мы переглянулись. Ох, темнят наши родители. Хотя и не впервой. С детства остаются недомолвки. Вам еще рано, подрастите. А там посмотрим. В общем «Гос. Тайна». А тут еще Ден. Тьфу ты! Совсем про него забыл. Сбил меня с толку этот магистр Норст.

— Ден в Архив собрался, — невпопад проговорил я, непроизвольно понизив голос, так что еле сам себя расслышал.

— Пропуск вернули?

— Если бы.

Глаза Рива округлились.

— Он что, правда?…

— Он был серьезен как никогда.

Рив покачал головой. Я с ним полностью согласен. Что с миром творится? Это какая причина должна была укусить Дена в одно место, что он пошел против всех правил? Ну, хорошо, не всех. Но по крайне мере одного точно.

— И ты?…

— Согласился.

— Когда идем?

— Значит, ты с нами? — обрадовался я.

— Конечно.

— На рассвете, до прихода Норста.

— А может, завтра. Сегодня и так ночка обещает быть насыщенной. Может, Ден потерпит до завтра. Книжки из Архива уж точно не убегут.

— Что-то мне подсказывает, что нет, — да не будет Ден менять своих планов хоть бы из упрямства, а если быть точными, то «пару часиков поспать» он никогда не считал уважительной причиной.

— Тогда, есть предложение вздремнуть.

— Отличное предложение, — оценил я. Сам хотел предложить. Рив свернул пергамент, расставил книги по местам. Вместе покинули библиотеку. Я тыркнулся в свою комнату, но она оказалась закрыта на ключ. Дена поблизости не наблюдалось. Пришлось идти к Риву, благо он был один и я без зазрения всякой совести плюхнулся на кровать Фреда с возгласом «Разбудишь!».


И Рив разбудил… выбив подушку из-под головы. Но посчитав, что этого не достаточно, окатил меня еще холодной водой из стакана. Я подпрыгнул. Бррр.

— А без умывальника в постель обойтись никак нельзя было? — обиженно проворчал я, стаскивая измятую мокрую мантию и вытирая ею же лицо.

— Нет.

Ах, так? Заметив вмиг изменившееся выражение лица, Рив поспешил скрыться за дверью.

— Ну, так ты идешь или тебя закрыть?

Я кинул мантию на Ривину постель к своей сумке, уже лежащий там. И со вздохом покинул комнату следом. Вот возьму и при случаи припомню!

Улица встретила ночной прохладой. Я поежился. Пожалуй, сегодня ночью теплый свитер был бы совсем нелишним. Рив тоже не догадался захватить вещи потеплее и весомо предложил:

— Может, пойдем быстрее?

Да легко! Я перешел на бег. Рив последовал моему примеру и через некоторое время сравнялся.

— Знаешь, а в подвале вряд ли теплее, — проговорил он.

— Разожжем костер, — оптимистично успокоил я его. Рив хмыкнул, но воздержался от комментариев.

Ночь была беззвездной, мрачной, но частые фонари довольно хорошо освещали дорогу. К Башне некромантов мы добежали буквально за минуту. Огромная, железная дверь была слегка приоткрыта. Кажется, мы не первые. Я потянул за ручку на себя. Дверь с противным лязгом сдвинулась на пару сантиметром. А догадаться смазать петли для конспирации? Удивительно, как еще сюда не сбежались все магистры некромантии. Я протиснулся в щель. Рив нырнул следом. Ну и место, если честно! Тут при свете дня не по себе, а что говорить про ночь? Жуть, одним словом.

В конце коридора горела приглушенная свеча. Там коридор резко поворачивал влево, открывая небольшой холл, где и располагались ворота в подвал. Похоже, мы не первые. Я уверено направился к обозначенному месту. И правда не первые. В центре, на полу, стояла догорающая свеча. Вокруг нее расселись знакомые лица, студенты второкурсники. А народу-то! Готов спорить, здесь половина курса, если не больше. Вот и Сэм тут.

Заметив меня, они поднялись, образовав круг.

— И что на повестке дня? — проговорил я, неспеша занимая центр, рядом с тонкой свечей. Рив притормозил сзади, таким образом замкнув круг.

— Повестка дня дальше, — кивок в сторону плотно закрытых дверей в подвал.

— И что ждем?

— Слушай, Джер, это конечно твое право, но мне кажется, что разбираться так с темной… Ну не цивилизовано, — это Лорис. Довольно сильная магичка-огневик.

— Не знаю, кто что вам наплел, но я считаю так же и горю желанием побыстрее познакомиться с этим анонимным автором. Лично у меня нет никаких претензий к Тианессе. Дуэль была честной, — кажется, нечто подобное я уже объяснял Риву?

Лорис не смогла скрыть облегченный вздох.

— Так вы со мной? — обратился я к собравшимся.

Дружный хор голосов был мне ответом. Со мной. Вот и отлично. Где там наш «доброжелатель»? Ворота в подвал удивительно бесшумно открылись. Я прошел первым и уверено спустился вниз по лестнице на несколько пролетов до первого в коридоре ответвления. Здесь мне как-то на первом курсе доводилось бывать. Правда, недолго и забрел я сюда случайно. Некроманты не любят гостей.

Гогот с едва различимым словом «Вон», был мне указателем. В принципе митингующие не забрались далеко. Найти их не составляло труда. Ими была облюбована большая комната с хм… скажем постаментом. Что ставили туда некроманты, вопрос открытый, но сейчас на него забрался Орлишер (или просто Лишер) и выкрикивал короткие лозунги типа «Долой темных из лучшей в мире Цитадели». Что-то раньше я за ним не наблюдал такой симпатии к нашему милому учебному заведению. Почему-то у меня складывалось впечатление, что он ее тихо ненавидит.

Лишер — водник, довольно посредственный, если сказать честно, но среди своих был большим авторитетом. Он никогда не прислушивался к чужому мнению, имея на все свою точку зрения, обычно противоположную. Невысокий брюнет с темно-синими глазами и вечно растрепанными волосами.

Послушаем, что он еще скажет. Может, чего вразумительного? Поставить его на место я всегда успею.

— Долой предателя! — я успел заскучать, когда в, мягко говоря, однообразной речи Лишера появился новый лозунг. Дай догадаюсь, кто у нас на повестке дня числится в предателях! Особенно если учесть, как он на паре так заинтересовался наличием здесь темной… Лишер не обманул моих ожиданий. Из толпы, крепко держа за руки, вывели Дена. Это он зря.

Ден не сопротивлялся. Даже складывалось ощущение, что не его вывели, а он на себе на сцену притащил лишних людей, которые теперь нерешительно замерли по обе стороны.

— Ты можешь что-то сказать в свое оправдание? — водник старался, чтобы его голос звучал угрожающе.

— Ты — дурак, Лишер, — Ден как всегда был спокоен.

— Да ну, бред, — здравая мысль со стороны сторонников заговорщика.

— А ты видел, как они сегодня на обеде полуобнявшись сидели и о чем-то перешептывались? — накинулись на беднягу.

— А тайными записочками обменивались?

— Ведьма что-то задумала и очаровала его, чтобы он все ее приказания исполнял!

— Я сам слышал, как она ему сказала «объединяемся»!

— Это заговор против Светлых!

— Может, сдать его Ректору?

— Сами разберемся! — прервал дебаты Лишер.

— Зря ты это затеял, — Ден даже с какой-то жалостью глянул на «руководителя восстания».

— Значит, ты признаешься в сговоре с…

— Если ума нет, то и не прибавится, — философски изрек Ден. — Какой сговор? Ты сам-то веришь в то, что говоришь?

— Похоже, это ты не совсем понимаешь, что происходит. Она темная ведьма…

— Чернокнижница, — поправил Ден.

— Она Темная. Ты думаешь, она просто так приехала в Цитадель? Да все они одинаковы! Они хотят, чтобы нас не стало. Ты понимаешь? Им нужна власть над нашим миром. Хаос. Новая война. Они не случайно показали нос из своей норы. Кровушки захотелось.

— У тебя какое-то извращенное представление о темных.

— Ты просто не видишь очевидного.

— Может тебе просто поговорить с ней, и ты поймешь, что если бы они хотели войны, то и мира сейчас бы не было.

— Тебя околдовали.

— Предатель! — огласил кто-то из толпы, кому хотелось действий и жутко надоели препирательства сторон. Вслед за возгласом полетело недоеденное яблоко. Целился активист в Дена, но слегка не учел внезапный порыв ветра в замкнутом помещении, который снес огрызок в сторону на Лишера. И как Ден успел? Приготовил заранее заклинание? Знал, что пригодится?

Лишер ногой отпихнул яблоко и хмурым взглядом обвел вмиг примолкнувшую толпу.

— Тебя не больно уважают, — подлил Ден масло в огонь. Ден нарывается? Не замечал за ним такого. Скорее задумал что-то.

— А ты, вообще молчи, игрушка темных, — фонтан воды, возникший из ниоткуда, окатил двух охранников Дена и брызги долетели до первых рядов митингующих. Дениса уже на том месте не было. Он стоял в стороне, успев в последнюю секунду спрыгнуть с пьедестала. Правда несколько капель все же попали на него, но это совсем чуть-чуть.

— Про игрушку, это ты зря, — голос Дена даже не дрогнул. Констатация факта, не более.

— Чего встали? — налетел Лишер на мокрую охрану Дениса. — Схватить предателя!

Двое студентов водников послушно прыгнули следом за Деном.

— Предатель — это тот, кто предал, — Ден остался невозмутим и наблюдал, как к нему осторожно приближаются двое магов, — Я никого не предавал. А если ты не слышал про такие термины, как «мирный договор», «конец войны», «сотрудничество», «торговля» — это не ко мне. Это к лингвисту…

В следующую секунду я заметил, как губы Дена дернулись, словно он тихо произнес какое-то короткое слово, а дальше… Никакой магии. Четко отработанный прием и оба студента, скрючившись, валяются у его ног. Из толпы выскочило еще несколько, послышались пара заклинаний. К тем двум присоединились еще трое, и еще в двоих благодаря Дену попали заклинания толпы.

— Стоп! Разнять их! — я первый кинулся выполнять свой приказ. За мной последовали остальные.

Вот и дождался! Раньше надо было вмешаться. Где Ден так научился драться? Я всерьез испугался за толпу. Мне как-то приходилось видеть тренировки одного замечательного человека. По воли судьбы он не был наделен магическим даром. Но был одним из лучший бойцов в войну. За несколько минут он раскидал опытных магов, не использовав ни одного заклинания. Не это главное. Его движения. Четко отработанные не одним десятилетием. Абсолютно совершенные. Что-то подобное чувствовалось в стиле Дена. Но. Когда, как и у кого он мог научиться так драться? Парень из провинции, сын купца, на лето уезжающий к бабушке. Вертелась биография Дена у меня в голове. Да он по возрасту просто не мог набраться такого опыта! Или мог?…

А это идея.

— Бежим! Ректор идет, — возопил я как резанный.

— Магистры! — поддержал меня Рив.

Рефлекс студента сработал на сто процентов. Забыв о препирательствах, все дружно кинулись в коридор. Мы с Ривом посторонились к стенке. Конечно, отпускать, не объяснив элементарных правил поведения в отношении гостей Цитадели, нехорошо, но к завтрашнему авось остынут и поговорим спокойно. Сегодня они уж слишком взъерошенные. Чувствуется, Лишер капал им на мозги с обеда. И надо же, меня еще прикопал к своим делам. Но это мы разберемся завтра.

В подвале остались только мы втроем. Ден не сдвинулся с места. Как толпа обошла его — загадка. Я подошел и слегка потряс за плечо.

— С тобой все в порядке?

Ден пару секунд стоял молча, потом поднял на меня свои голубые глаза. Странно, в них не играл ветер. Тишь. Абсолютная тишь.

— С тобой все в порядке? — повторил я вопрос.

— Все как обычно, — кивнул он.

— Как обычно это как? — влез Рив. В голосе проскользнула тревога. Видно тоже почувствовал, что что-то не так.

— Жить буду, — оптимистично подвел итог Ден и направился к выходу. — Стоит поторопиться. Не знаю как Ректор, но магистры некромантии точно скоро заглянут на огонек.

— С чего бы это такая уверенность? — его спокойствие начало меня раздражать.

— Ты не заметил? У них тут несколько шпионских плетений. Скажем так, нестандартное открытие ворот в подвал, их вряд ли заинтересовало. Кому охота вставать ночью и тащиться сюда, ловить студентов, решивших поглазеть на призраков и на зомби? Проще с утречка у призрака или зомби и спросить про нежданных гостей. Да и призраки уж точно кого надо выгонят, чтоб другим неповадно было ходить. А вот всплеск магической энергии магистров точно заинтересует. На мою магию они бы вряд ли прибежали, а вот Лишер постарался на славу. Такую бучу энергии в расстроенных чувствах всыпал.

— Что-то призраков мы не видели, — не успокоился я.

— Им это надо, когда такая орава пришла?

— А тебе-то откуда знать, что им надо? — это Рив, заступился за меня.

— Книжек много читал, — просветил Ден.

— Значит, ты ждал, пока магистры придут? Слушай, а нас предупредить не мог?

— А нечего ночью ходить на сомнительные мероприятия в подвал.

— Сам-то ты пошел, — не остался я в долгу.

— Меня туда сопроводили.

Спорить с ним бесполезно! Я махнул рукой и высунулся в дверь башни. Вроде как магистров не наблюдалось. Быстро мы скрылись в парке, благоразумно решив избежать освещенных дорог.

— Скажи-ка лучше, где ты научился так драться? — не отстал я.

— Так, на уроках по физ. подготовке нас учат драться.

— Там ТАК не учат.

— И так учат. Если бы чаще там бывал, знал бы. Лишер не успокоится, — сменил тему Ден.

— Здорово ты его разозлил, — согласился Рив.

— Надо бы с ним разобраться, — кивнул я.

— Не вопрос. Завтра его и выловим. Хотя, может лучше опять собрать наших и спокойно на этот раз поговорить, — предложил Рив.

— Спокойно вряд ли выйдет. Хотя можно.

— Все же за Тиной стоит присмотреть, — продолжил Рив.

— Согласен. Не думаю, что он сейчас решиться на активные действия. Завтра некроманты будут искать возмутителей спокойствия, так что скорей всего он забудет о своей ненависти.

— Думаю, искать они будут недолго.

— Да… Не погладят завтра наш курс по головке. Может, вылазку в Архив отложим? Как думаешь, Ден, может пару деньков потерпишь? — тишина. — Ден? — я огляделся. Дениса не было. — Он же шел за нами?

— Шел, — кивнул Рив, растеряно оглядываясь по сторонам.

Я поспешил назад.

— Ден, — позвал я опять. Тишина. — Ден, — крикнул я громче.

Рив дернул меня за рукав.

— Смотри, — он указал немного в строну.

Я присмотрелся. Темный силуэт под деревом, который ночью можно было принять за большую кучу муравейника, оказался Денисом. Он сидел, обхватив голову руками. Уф, — выдохнул я. Я уж не знал, что подумать.

— Ден, что с тобой? — я присел рядом. Ден долго не отвечал, потом все же поднял на меня измученные глаза.

— Все нормально, — тихо произнес он.

Как же нормально! Помню, он уже как-то хватался за голову. Слабый маг, чтоб его! Но он же совсем чуть-чуть колдовал.

— Мы можем чем-то помочь? — это Рив.

— Да все нормально, — он преувеличенно бодро поднялся. — Идем? Или вы здесь остаетесь? Не забыли, вы обещали мне помочь с Архивом?

— Может, отложим? — осторожно предложил я.

— Испугались?

— Нет, но…

— Значит, сегодня на рассвете, — и уверено направился в сторону общежития, изредка хватаясь за стволы деревьев и замирая рядом с ними на несколько секунд. Ох, хреново ему, похоже. Зачем от помощи отказывается, не понятно. Надо бы его отвести к Целителю. Так не пойдет же! Так молча мы и добрели до комнаты. Рив, кивнув нам, мол разбудите, когда соберетесь, пошел дальше к себе.

— Может?… — начал я сначала. Ответом мне был тяжелый взгляд. Ну как хочет! Я лег, не раздеваясь. Ден выставил свою тарахтелку на нужное время и тоже лег. Я отвернулся к стенке и еще долго пялился в пространство. Почему-то мне казалось, что Ден тоже не спит.

Глава 5

Джеральд

— Высочество, пора вставать, — тихий голос откуда-то издалека.

Я отмахнулся, крепче ухватившись за подушку.

— Я Лорд, — просипел я, не открывая глаза.

— Джер, ты встаешь?

— Нет.

— Ты обещал, — безжалостно напомнил Ден. Я простонал и сполз с кровати. Только после этого разлепил один глаз. За окном ни намека на рассвет.

— Который час? — полюбопытничал я с пола.

— Время идти в Архив, — Ден был бодр и скидывал какие-то листочки в сумку.

— Может через часок? — не удержался и внес дельное предложение.

— Через час будет поздно, — Ден закинул сумку на плече. — Идешь?

Издав нечленораздельный звук, я все же поднялся и поплелся к двери. Ден нетерпеливо перебрал пальцами по деревянному косяку. Ну, вышел я, вышел. Просто ужас, как хочется спать. Вот бы прямо здесь лег и уснул. Пока Ден старательно запирал дверь, я стоял, оперившись о стенку, и разглядывал каменный пол. Конечно, жестковато. И почему убрали мягкий ворсистый ковер? Но все же, если лечь прямо здесь, утром затопчут.

— Держи, — вывел меня Денис из размышлений, протягивая металлическую пластинку.

— О! Ты нашел мой ключ? — просиял я.

— Идешь? — Денис, не оборачиваясь, поспешил к лестнице.

— Где нашел? — пришлось идти следом.

— Как Ривальда будем будить?

Нет, это он специально меня игнорирует? Или Ден нервничает?

— Очень просто, — я послал Риву небольшую хлопушку. Через пару секунд материализовался вестник. — Он в холле, — растерянно прочитал я.

— Отлично, — оценил Ден.

Что Рив делает в холле? Я даже не заметил, как на изгибе лестницы обогнал Дена.

— Рив, — позвал я.

От колоны отделилась зевающая тень:

— Уже пора? — полузакрытые глаза.

— Рив, а почему ты не у себя? — пробормотал я, разглядывая помятого друга.

— А, — он махнул рукой и прикрыл рот при следующем зевке. — Немного поругался с соседями. Они облили мою кровать какой-то противной жидкостью.

— Они что, уже совсем того?..

— Да, нет, все нормально. Помнишь, я тебя будил? А Фред решил, что его кровать обмочила моя кошка… Ну, то есть не моя. Короче, ты понял.

— А ты что?

— Завтра разберусь…

— Может помочь?

— Вы идете, нет? — раздался голос нашего мучителя уже с улицы.

— Как думаешь, стоило взять Фаиру? — понизил голос Рив.

— Нет. Посмотрим, что придумал Денис.

Мы поспешили догнать Дена. Сколько прошло с первой нашей ночной вылазки? Ууу. Сложно сказать. Но на улице за это время заметно похолодало. Я опять не прихватил что-нибудь теплое. Поежившись, я покосился на Дениса. Погрузившись в свои мысли, он ничего не замечал вокруг. Шел уверенно, большими шагами. И уже через пару минут мы были в нужном крыле Цитадели. Благо здесь тепло, горит свет и звенящая тишина. Наверное, звук наших шагов можно было расслышать и в противоположной стороне этажа. Но Дена это не смутило. Он даже не попытался идти медленнее. Наверное, торопится. Библиотека встретила нас закрытой дверью. Притом намертво. Подергав еще, я вопросительно посмотрел на Дена. Тот достал свечу.

— Зажги.

Это как раз плюнуть!

— Что теперь?

Свеча еле горела. В магическом освещенном коридоре ее свет почти не было видено.

— Здесь одно защитное заклинание по контору, запирающее, и увесистый замок. Ничего сложного.

— Ты уверен?

— Я бы не сказал, что просто.

— И все-то ты знаешь… — поддел я его.

— Не все. — Риву торжественно был вручен клочок бумаги. — Произнеси это заклинание.

Где-то это уже было. Рив старательно прочел заклинание. Ничего не произошло. На второй раз тоже. И третий…

— Отлично. Теперь просто держи, не отпуская ее. Джер, возьмись тоже.

В свою очередь Ден коснулся бумаги. Жмот. Хоть бы бумажку больше выбрал…

Что произошло дальше? Э-э… Кажется, Ден что-то сказал. И вуаля! Мы внутри. Пальцы обожгли угли.

— У! — я потряс рукой. — А предупредить?

— И что, собственно, я наколдовал? — Рив растерянно разглядывал на полу, в свете предусмотрительно взятой Деном свечи, пепел от бывшего клочка.

— Малый телепорт, на очень малые расстояния, — и, предупреждая следующий вопрос, пояснил. — Вычитал в Архиве.

— Здорово! У тебя еще есть?

— Нет, — Ден поспешил к заветной двери.

— А назад? — догнал я его.

— Кому как нравится. Можно через окно.

— А если летать не умеешь?

— Можно подождать прихода магистра.

Нет, с ним определенно не соскучишься. Добренький он, однако ж.

Ден замер перед дверцей и пару секунд задумчиво разглядывал. А то и понятно. Святая святых, мечта можно так сказать.

— Они, кстати, новый щит поставили, — вспомнилось мне.

— Странно, не вижу изменений, — Ден был серьезен. — Будем надеяться, нам он не помешает.

И где еще увидишь, чтобы студент так рвался к знаниям, а магистр не пускал? Где справедливость?

Ден достал из кармана еще пару десятков бумажек. Коллекция, что ли у него там такая. Отобрал не все. И когда успел приготовиться? Первые четыре клочка перекочевали к Риву с четкой инструкцией колдовать с паузой в минуту. Если почувствует что-то неладное, сейчас же прекратить. Мне досталось только два. «Это первое, а это второе», Ден повторил эту фразу несколько раз. Можно подумать, я запутаюсь!

— Приступим? Рив, ты первый.

— А почему не я? — не сдержался, честное слово!

— Начнем!

Может не надо, хотелось сказать мне. Но я промолчал. Ох, зря промолчал. После первого Ривенного заклинания дверь покрылась рунами. Ден заворожено следил за тем, как они переливаются в полумраке. Словно давно представлял эту картину, но уже не надеялся увидеть. Второе заклинание выжгло их. Ден в такт кивнул. Значит все идет по плану. Слишком гладко, сказал мне внутренний голос. Слишком просто. При следующем заклинании никаких видимых эффектов не было, но если переключиться на магическое зрение… Вот тебе и магия, внучек. Щиты, одни за другим, появлялись, гасли, возникали новые, трещали, рушились… Это сколько же мы защит обошли тогда с Ривом. Я восторженно замер, когда Ден коротко обронил.

— Теперь ты.

Итак, первое. Ничего не произошло. Абсолютно ничего.

— Может еще раз?

— Не отвлекайся, второе.

Ну как скажете, господин ученый. Сначала мои слова звучали как шепот, но, словно раскаты грома набирали силу, и, уже дальше мне казалось, что я кричал. Сила, она покидала меня с каждым словом. Я никогда так остро не чувствовал, как она уходит. Что за заклинание я читаю? С ужасом подумалось мне. К концу я ощутил себя вымотавшимся, усталым. Но заклинание внезапно оборвалось. Последняя строка, последнее слово, конец.

Странная волна подхватила меня, с силой ударила о противоположную стенку и исчезла. Внезапно, потеряв опору, я шлепнулся на пол. Благо невысоко взлетелось…

Мой взгляд с удивлением наткнулся на черный проем в стене вместо двери. Получилось? Я постарался пошевелиться. Руки, ноги на месте?

— Джер! — Рив резко пришел в себя. — Ты как? — Он кинулся меня поднимать.

Как я? Пустота. Хотя, нет. Я попытался зажечь маленький файербол. На руке задребезжали искры. Хреново, брат, мне однако.

— Не трать силы понапрасну, — это подошел Ден. — Прости, я должен был тебя предупредить. Просто…, - мне на секунду показалось, что он хотел что-то еще сказать. Важное, что заставило его пойти на такой шаг. — Просто прости.

— Да все нормально, — бодро ответил я. Ну, правда, в чем трагедия? Посплю денек, поваляюсь, и силы восстановятся.

— Рив, ты же знаешь общеисцеляющее? — тот кивнул — Ему бы оно сейчас не помешало.

— Ты вообще думал, что творишь? — Рива прорвало. — А если бы у него сил не хватило?

— Извини, — Ден обернулся на дверь. — Мне надо торопиться. Через пару минут магистры уже будут здесь.

— Магистры?

— Да. Если что, это я во всем виноват. Ясно?

— Ден, ты понимаешь, что говоришь? — мне показалось или, пока я колдовал, мир успел сойти с ума?

— Мне пора. Простите.

Он произнес это так, как будто прощался. В смысле прощался насовсем. Это что еще за новости!

— Ты не хочешь нам кое-что объяснить?! — прокричал я ему в вдогонку.

— Да пусть катится! — вынес вердикт Рив, принимаясь за общеисцеляющее. То есть как катится? Ден скрылся в уже знакомой мне бездне, только на секунду обернувшись. В глазах читалось невысказанное. «Я иначе не мог».

Нет уж, пока все не объяснит… Я рванул следом.

— Джер! — Рив все же успел в меня вцепиться, и мы оба влетели в бездну. Не успел я что-либо сообразить, как нас с Ривом повело в сторону. Огромная магическая воронка затягивала нас. Что это? Плод творения Дена или побочный эффект? Одно ясно, в прошлой раз ее здесь не было. И что-то не очень мне туда охота. Я попытался сопротивляться. Нас только с большой силой потащило. Вот, черт!

Кажется, Рив что-то сказал. Я не разобрал слов. Что б я еще раз согласился на уговоры Дена! Воронка нас поглотила. Самое интересное, ничего особо страшного я не почувствовал. Секунда, мягкое теплое прикосновение разгоряченного воздуха, и все отступило. Мы стояли…

— Что за!.. — пробормотал я в сердцах, не веря глазам.

— Это Архив? — неверие в голосе Рива.

— Если да, то он сильно изменился, — справился я с удивлением.

Мы стояли, как не парадоксально это звучало, в обычной степи. Край небосвода уже тронул рассвет, и было прекрасно видно, как степь раскинула свои широкие крылья от горизонта до горизонта. А у нас в Цитадели еще темно… Так это получается, на какое расстояние нас выкинуло? Я попытался припомнить карту. Безрезультатно.

— Кажется, там Ден, — Рив указал в сторону. — Ну, я ему сейчас!

— Эй, подожди, — я кинулся за ним.

И, правда, в метрах трех от нас сидел Денис, скрестив ноги, закрыв глаза. Такое чувство, что он медитировал. Рив бесцеремонно схватил его за шиворот. Не скажу точно, но на секунду мне показалось, что в руках Дена блеснул нож.

— Рив, Джер, — удивление в голосе, граничившее с облегчением.

— А ты кого-то еще ждал? — горячился Ривальд.

— Я никого не ждал, — Ден ловко вырвался из крепкой хватки. — Но это многое объясняет.

— Не знаю, что тебе там это объясняет… Объясни-ка ты лучше нам, что это все значит!

— Это значит, что у… теперь уже «нас» маленькая проблемка. Мы заблудились.

— Это значит проблема? А ты вообще думал, когда подсовывал Джеральду это заклинание? А если бы у него сил не хватило?

Ден отстранился.

— Значит, ты считаешь, что я рисковал его жизнью? — Ден перевел взгляд на меня. Ох, что сейчас будет. В глазах Дена поднялся ураган негодования. — Джер, скажи, а у тебя головка не болит? Не кружится? А слабость в теле не наблюдается? Земля из-под ног не уходит? Чувства нет, что еще секунда и тебя больше не будет?

Я покачал головой.

— Что ж. Поздравляю. Истощения у тебя не наблюдается. Попробуй, зажги огненный шар. Только осторожно, — в глазах появилась тревога. — Если почувствуешь хоть малейший дискомфорт, обрывай заклинание.

Мне даже самому стало интересно. В прошлый раз не получилось, а сейчас? Я вытянул руку, немного помедлил и решился. На руке тут же весело заиграл огонь.

— Но…

— Отлично, — похвалил меня Ден. — Жить будешь. Да, ты потратил много энергии, я должен был тебя предупредить. Удивляешься, почему у тебя там не получилось? Просто пространство вокруг было слишком возбужденно, благодаря нашему вторжению.

— Это не шутки! Ты не ответил на вопрос, если бы у него не хватило сил?

— Он мог остановиться в любой момент.

— А ты вообще представляешь эту странную волшбу в незавершенном виде?!

— Да. Много раз. Ничего опасного в ней нет.

— Рив, успокойся, — вмешался я. — Это все ерунда. Ден, почему ты нас там бросил на растерзание магистров? Если уж решили вместе идти в Архив, так и до конца вместе, — я заглянул ему в глаза, но там был только скепсис. — И где, кстати, обещанный Архив?

— Я не собирался в Архив, — буркнул Ден и видно счел на этом разговор оконченным, потому что зашагал в сторону. Э, не. Не так быстро. И что это за любовь все недоговаривать!

— То есть, как не собирался? — я обогнал его и преградил ему путь.

— Джер, я собирался сбежать из Цитадели и, если ты еще не заметил, у меня это получилось.

— Что? — от удивления я даже потерял весь напыщенный грозный вид, — Но зачем? — вопрос вырвался сам собой. Ладно, мы с Ривом несколько раз на первом курсе пробовали удрать, но Ден. Это же совсем другое. Это же, как земля и небо! Может, я что-то не так расслышал?

— А нас предупредить не мог? — Рив все еще не остыл. Ему можно, он плохо знает Дениса.

— Нет! Да и вообще, зачем вы рванули за мной?

— Нам не понравилось твое предложение ждать магистров, — взял я себя в руки.

— И очень зря! Я не рассчитывал на такое количество людей. Вот результат: мы выпали не там, где я думал оказаться. Да, черт его знает, где мы, — Ден с силой пнул ни в чем не повинное растение.

— А надо было, раз позвал нас с собой.

— Я не звал, — устало повторил Ден.

— Денис, ты можешь объяснить, зачем тебе понадобилось сбегать из Цитадели, — лезу не в свое дело, но с другой стороны, это уже и наша проблема.

— Вопрос жизни и смерти, — не капли иронии. Просто ответ. Не доверяет, даже сейчас не доверяет.

— Чьей жизни? — это Рив. Слегка язвительно, слегка скептически. Я думал, Ден не ответит, но после маленькой паузы он поднял глаза от земли:

— Моей.

— Чем мы можем помочь?

— Уже помогли, — Ден огибает меня и направляется дальше. Как будто ничего не было. Как будто пару минут назад мы и не ссорились. Как будто и не было этого страшного и ничего не объясняющего признания. Полное равнодушие. Просто факт, не требующий внимания.

— Мы с тобой!

— Как пожелаете.

Я качаю головой и направляюсь следом. Мне не понравился его ответ. Он сказал его так, что в конце читалось столь знакомое обращение «высочество».

Рив догоняет меня. Некоторое время идем молча. Ден впереди, как всегда уверенно, быстро. Дуется. Мы медленнее сзади. Честно слово, как обуза. Даже обидно. Магистры нас, наверное, уже схватились.

Солнце поднялось над горизонтом. Есть охота. Я покосился на спину Дениса. Нет уж, ни за что не признаюсь, что проголодался, в конце-то концов и он когда-нибудь захочет перекусить. А уж то, что предусмотрительный Ден ничего не взял с собой съестного… Не, это вряд ли.

Рива заботило совсем другое. Он замедлил шаг, так что Ден оказался на приличном отдалении от нас, но тот, погруженный в свои планы, не обратил на это внимание. А интересно, если мы совсем остановимся, он это заметит?

— Куда он нас ведет? — шепотом спросил Рив.

Я пожал плечами.

— Слушай, а ты ему вообще доверяешь? — настороженность.

— Конечно. А ты нет?

— Нет, — совершенно убежденно. — Он ничего не объясняет, ведет себя странно. Да и его вчерашние шашни с темной. Я их видел перед парой. Сидели на подоконнике рядом, как заядлые друзья. О чем-то перешептывались. Студенческое мнение не на пустом месте сложилось.

— Ты что, правда думаешь, что Лишер прав и Ден о чем-то сговорился с Тиной? Бред.

— Можешь считать, как хочешь, но будь осторожен с ним. Не верю я ему.

— Рив, это полный бред.

— Я останусь при своем мнении.

Да что же это такое! Теперь оказывается, уже мой лучший друг не доверяет Денису. Ну, пообедал человек с красивой девушкой. Что из этого делать трагедию? А ведь Ден сам признался, что что-то искал. И так обрадовался приезду темной…

Еще чуть-чуть и я сам перестану верить Дену. Вот удружил Рив. Подозревать человека, который с первых дней заселения меня по соседству, пытается вытащить меня на пары, а если вдруг меня тянет на знания, старательно объясняет, что имел в виду магистр? А может догнать и еще раз допрос устроить? Я с сомнением покосился на спину Дена. А стоит ли? Внезапно Ден осел и повалился на землю.

— Ден! — я сорвался с места. — Ден, ты чего? — я перевернул его на спину. Он еле дышал, посинел. Рив схватил его за запястье.

— Пульс не чувствую.

Я испугано попытался нащупать сонную артерию. Сердце еле билось.

— Что делать? — спросил я Рива, и не узнал свой голос.

— Общее исцеляющее? — предложил он.

Я пожал плечами. Не думаю, что это тот случай. Хотя, кто его знает. Я же не целитель.

— Хуже, наверное, не будет? — спросил я друга.

— Наверное, — неуверенно согласился Рив.

— Давай, — решил я. А что, собственно, мы можем еще сделать? Раны?.. Я быстро осмотрел Дена. Ран нет. Тогда что это? Рив сплел заклинание, но ничего не изменилось.

— И что теперь? — паники в голосе Рива прибавилось.

Главное спокойствие, спокойствие! Что могло случиться, пока мы перешептывались? Съел что-то? Но общеисцеляющее разве не лечит отравления? Да и что мог съесть рассудительный Ден? Змея укусила? Травой порезался?

Легче Дену не становилось. Где же вы, магистры?! Неужели вы не можете вычислить, куда мы пропали?

— Может, стоит посмотреть на его ауру? — предложил Рив.

Думаю, стоит. Вряд ли мы, что-то поймем, но хоть бы попытаемся. Я закрыл глаза для концентрации. Аура Дениса слегка побледнела, но особо каких-то выдающихся изъянов я не заметил. Что это? Я испугано отшатнулся. Открыл глаза и натолкнулся на такие же удивленные и испуганные глаза Рива.

— Что это? — просипел он, мой вопрос.

— Ничего хорошего, это точно.

Я закрыл глаза и повторил опыт еще раз. «Аура» под моим пристальном взглядом растаяла, испарилась. Но сейчас я уже был готов. Под ней обнаружилась странная волшба. Темная.

— Общение с Тиной дало о себе знать, — заключил Рив.

— Ты думаешь, это она?

— Есть другие предположения?

Какие предложения?! Парня надо как-то спасать! Сколько он протянет, не понятно. Ничего не понятно!

— Может попробовать позвать магистров. Нас же учили. Помнишь, мы как-то заблудились в лесу?

Магистров? А что, это очень хорошая идея, только вот… Не от них ли сбежал Ден? Из-за этой волшбы? Да кто его знает!

— Зови, — решил я. Они хоть что-то поймут и помогут. А ему помощь нужна — это точно.

Рив закрыл глаза, стал колдовать. Заклинание не из простых, но надежное. Достанет из любого щита, не говоря уж о расстоянии. Внезапно брови Рива нахмурились, на лбу выступили капли пота, на кончиках пальцев заиграли искры. Он вздрогнул и открыл глаза.

— Не понимаю, — растерянный голос, слегка с хрипотой.

— Что?

— Попробуй сам, может я что-то не так делаю? Только осторожно. У тебя хватит сил?

Я махнул на него рукой. То же мне няня нашлась. Теперь он меня до конца жизни будет спрашивать, как у меня с силой? Итак. Я сосредоточился. Сначала попробуем до Ректора достучаться. Не выйдет — потревожу отца. Голова закружилась, перед глазами поплыли круги. А вот и звездочки. Что-то мне нехорошо… Резко теряя концентрацию, я зажал рот рукой и поспешил отбежать подальше. Содержимое желудка попросилось наружу. Вот, черт! Атмосфера здесь что ли какая отравленная? Изнеможенно я опустился на землю. А вроде ничего и не ел.

— Ты как? — я нашел силы открыть один глаз. Бледный испуганный Рив склонился надо мной.

— О, — просипел я. — Воды…

— Сейчас, — Рива как ветром сдуло.

Моя голова! Я схватился за лоб, ощупал виски.

— Вот, держи, — Рив протянул мне флягу и попытался содержимое влить мне в рот. Я запротестовал. Не, так не пойдет. Кряхтя, с помощью Рива я сел. В глазах потемнело. Сейчас, сейчас… Рукой, почему-то дрожащий, я взял флягу. Теперь ополоснуть горло и… Кажется, полегчало. Я присосался к фляге и не успокоился, пока не выдул половину. Кажется, я живу!

Наконец-то отлепившись, я вернул сосуд Риву:

— Откуда?

— У Дена в сумке нашел.

Я кивнул. Поднялся. Какая-то небольшая птичка облюбовала покинутого Дена и теперь по-хозяйски осматривала новое приобретение. Э, не! А ну, кыш! Я потопал назад, слегка путаясь в ногах. Рив подхватил меня с боку. Да со мной все в порядке. Я отказался от его помощи. Видно со стороны я выглядел ого-го как! Потому что птица, недолго думая, решила бросить свою добычу и не связываться со странными людишками. То-то же! С возгласом «ох!» я шлепнулся обратно рядом с Деном. Ну и денек.

— Ты как? — Рив озадаченно разглядывал меня. — Может общеисцеляющее?

— Да, все нормально! Я, наверное, просто где-то в заклинании спутался. Давно же его не повторял, вот и результат.

— Ты думаешь?

— По крайне мере, стараюсь, — попробовал пошутить я.

— Ну так скажи, какое заклинание ты произносишь?

Запросто! Я наизусть отчеканил зазубренные слова.

— Хм, я тоже самое.

И что это значит?

— У тебя было такое ощущение, что голова кружится?

— Еще как кружилась! — я скривился, припоминая последствия.

— Ничего не понимаю.

— Я тоже, — не мог не обрадовать его и склонился над Деном. Ничего не изменилось. Я попробовал привести Дениса в себя, ударив по щекам. Голова Дена послушно склонилась на бок. Из носа выступила кровь. Вот… И пару нехороших слов, которые так и лезли на язык. Я вытащил носовой платок из кармана и попытался стереть кровь, размазав ее по лицу еще сильнее. Теперь зрелище было самое то. Можно сразу в обморок, как только на него глянешь. Жуть! Кровь не спешила останавливаться.

Рив наблюдал за моими действиями равнодушно, углубившись в свои мысли.

— Это получается, что заклинание не работает?

— А может и не получается, — хмыкнул я. — Попробуй его на мне.

Рив с сомнением покачал головой, но закрыл глаза. Буквально тут же я ощутил его зов. Он открыл глаза.

— Получилось, — совсем озабоченный голос. — Ну-ка, я еще раз попробую достучаться до ректора.

— Попробуй, — кивнул я, особо не надеясь на положительный результат. Придерживая платок у носа Дена, я опять нащупал сонную артерию. Сердце билось. Медленно, неравномерно, но билось.

— Ох, — выдохнул Рив. — Что-то не то…

— Перестань тратить силы. Уж Ректор-то нас найдет. Просто ему время нужно, — уверено проговорил я, подавляя зарождение паники, — Ты лучше попробуй его еще раз полечить.

Рив безмолвно приступил к делу. Кровь остановилась. И то большое достижение. Я смочил кончик ткани в воде и стал вытирать размазанную кровь. Значит, все же исцеляющее заклинание на Дена действует. Что из этого следует? Чем дальше, тем страшнее.

Внезапно Ден пошевелился. Веки дернулись.

— Денис! — в один голос закричали мы с Ривом.

— Люди… там люди… цита…..ци..дель… — его голос прозвучал не знакомо, глухо.

— Денис! — я попробовал еще раз привести его в себя. Не получилось. — Рив, давай еще раз исцеляющее.

Безрезультатно.

— Что теперь?

— Ничего, — я покачал головой, внезапно почувствовав ужасную усталость. — Сейчас передохнем. Потом ты еще раз попробуешь достучаться до ректора.

— И?

— И пойдем. Что еще делать? Тут сидеть до скончания века? Он сказал, там люди. Вот и пойдем туда, куда он шел. Может, встретим кого… А там посмотрим.

Посмотрим… Рив кивнул, принимая мое командование. Похоже, он всерьез решил, что я знаю, что творю. Зря. Ох, зря. Главное, чтобы Дену хуже не стало. А если станет?

У Рива с заклинанием так ничего и не вышло. Я не рискнул пробовать. При помощи Рива я взвалил Дена на спину как мешок и поплелся. Потом Ривальд меня сменит, а я попробую Ректора вызвать. Прорвемся…

А где-то на краю сознания так и бегали сомнения. А если мы никого не встретим? Что будем есть? Пить? А если Дениса нельзя было трогать? Может, перемещением мы только навредили. Ненавижу темных!

Тианесса

Вскочила я ни свет ни заря. Еще удивительно, как я вообще заснула. Срочно нужно найти Дениса, билась мысль в голове. Найти, допросить. Метод допроса не важен. Пока не расскажет всю правду. Я даже готова рискнуть и вытащить из своего арсенала чего-нибудь пострашнее. Главное, чтобы у него наконец-то развязался язык. Я должна все узнать об этом заклинании.

Спокойнее. Еще мне надо не привлекать внимание. Оно ой как не нужно. Я металась по комнате. А еще надо попробовать еще раз связаться с Учителем. Да, пожалуй, с этого и начнем. Не веря в успех, я коснулась камня Ученика. Что и следовало ожидать. Учителя я не почувствовала. Так, ладно. Просто стоило попробовать.

За окно по-прежнему темно. До пар еще довольно-таки далеко. Надо себя чем-то занять, а то так и с ума сойти не долго. Я глянула на раскрытый конспект, который уже успела перечитать с вечера. Конечно, ничего нового о вызове, проклятии и накопителях я не узнала, но зато освежила память. Пентаграмма по-прежнему казалась бредовой, а ее дееспособность — аномальной. Еще один минус: у меня были только сплошные подозрения, что ее могло активировать. Факты, факты! Как же мне не хватает вас!

Главный вопрос: сработало ли проклятие? Пока я была склонна думать, что нет. Склонна, ровна настолько же насколько и думать, что сработало. В общем пятьдесят на пятьдесят. Вызов же произошел, так чем проклятие хуже? Пойти и рассказать ректору? «Я тут у вас поколдовала. Студенты, наверное, скоро умрут, но я, честное слово, ничего плохого не хотела! Вы тут не обижайтесь, но я, наверное, поеду домой…» А там Учитель.

Нет. Рассказать я могла и вчера. Так что оставим этот вариант на самый крайний случай. Где-то тут на подоконнике должны быть мои вчерашние наброски античар. Ага, вот они. Исписанный пергамент с двух сторон в основном состоял из зачеркнутых обрывках заклинаний. Вчера мне не удалось придумать ничего путного. Все же, кто бы то ни был автором этой пентаграммы, он — гений, величайший маг. Чего только стоит фрагмент с проклятием. Исключительная работа! Ни один из известных мне темных щитов ему не преграда. Определенно, имя мага должно было остаться в истории. Просто он не мог прожить жизнь незаметно!

Вопрос другой. Могли ли светлые чары остановить его? По-моему, этот вопрос я задавала себе раз сто. И ответ у меня только один — не знаю.

Я взяла перо, обмакнула его в чернила. Как выходило из вчерашних рассуждений, все известные мне заклинания снятия проклятий в данном случае имеют противоположную сторону. Опять-таки теоретически. А если рассмотреть заклинание, замораживающее процесс, скажем, на пару часов? Возможно, и получится. Не надо торопиться. Надо все обдумать…

От пергамента я отцепилась, когда на улице рассвело. Результат был феноменальный. Кажется, я нащупала путь. Хотя он не позволял полностью избавиться от проклятия, но уже кое-что. Возможно, это даже сработает. Ключевое слово «возможно». Хм… Есть охота. Столовая должна была уже открыться. Вот и отличненько. Собрав волосы в высокий хвост, я поплелась в общепит. Ден, наверное, еще спит. Если бы знать, где его комната в общаге, я бы уже давно его разбудила. А пока придется потерпеть. Проблем не было бы, примени я заклинание поиска, но зачем светиться? Подождем.

В столовой на удивление было мало народу. Небольшая компания в углу и все. Наверное, завтрак не пользовался здесь большим спросом. Взяв свои любимые бутерброды и два стакана крепкого чая, я выбрала столик у окна. Отсюда был прекрасно виден вход в здание. Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что Ден предпочитает столовую тавернам.

Я допила одну кружку чая, когда в столовой появилось новое лицо. Среднего роста девушка. Не сказать, что она уж больно упитанная, но худоба точно не ее удел. Круглолицая, с очень серьезным взглядом. А улыбка ей пошла бы больше, отметила я, отставляя пустой бокал. За окном постепенно оживала студенческая жизнь, но в столовую они не спешили.

Я слышала, как девушка расплатилась с продавцом и направилась в мою сторону, но все же вздрогнула, когда она остановилась у моего столика:

— Можно? — такой простой вопрос вызвал во мне бурю негодования. А что, собственно, ей вдруг от меня понадобилось? Вот не до выяснений мне отношений между светлыми и темными!

— Конечно, — выдавила я улыбку. Просто всю жизнь мечтала с вами отобедать!

— Меня Лорис зовут. Можно просто Ори — девушка улыбнулась.

— Тина.

— Ты, наверное, меня видела на парах. Я тоже со второго курса. Огневичка… Ой, а ничего, что я к тебе на «ты»?

— Ничего, конечно, — не будь она магичкой, я бы еще может возмутилась. А так, по сути, мы обе ученицы и, следовательно, равны. Да и наш обед никак нельзя назвать официальным мероприятием.

Я взяла бутерброд и покосилась в окно. Как же вы мне, светлые, уже надоели. Она нерешительно поковырялась в овсяной каше. Однако и скудный же завтрак у девушки. Каша и кружка чая. Это не мои бутербродики с мясцом. Неужели комплексует по поводу фигуры? Диету соблюдает?

— Это, ты не обращай внимание на Джеральда и остальных. Они про войну на турнире так рассуждали…

И что они-то про войну рассуждали? Учителя оскорбил, это да. Но за оскорбление заплачено кровью. Собственно, это давно забыто.

— Ори, я на всякую глупость не обращаю внимание.

— Правда?

— Конечно!

Она облегчено вздохнула. Мы помолчали. Я опять посмотрела в окно. Ну надо же, кажется, у меня появился первый доброжелатель. Интересно, что ее подтолкнуло ко мне подойти?

— Я вообще считаю, что между светлыми и темными должны налаживаться отношения. Развиваться торговля… ну и всякое такое. Сотрудничество.

Я внимательней оглядела девушку. И кого это она сейчас перефразировала? Какое, к черту, сотрудничество! Тут бы новая война не разразилась по моей глупости! Ох, недаром я ехать-то не хотела. Вот как чувствовала, что со светлыми все гладко никогда не может быть!

— Ты абсолютно права. Война осталось далеко позади и нам пора двигаться вперед, — ага-ага. Главное, нам уши подставляй, а лапшу мы сами повесим. Куда вперед? Надеюсь, ее это не заинтересует. Как важно вовремя оборвать фразу!

Глаза девушки радостно блеснули. Вот интересно, чего именно хотел мой Учитель, отправляя меня сюда? Поддержать мир? Так почему не нашел кого-то более опытного? Не поверю, что не мог! А, ну да, развить мои дипломатические навыки, которых у меня нет. Полигон-то можно было выбрать попроще для начала. Почему именно сюда? Почему меня? Почему абсолютно не подготовленную? Может он по правде войны хочет? Ага, пара моих ляпов и вся местная общественность негодует! Или ржет в кулак за спиной. Да здравствует позор! Но ведь он и не сказал, что хочет поддержать мир? А сказал он, чтоб я подружилась с двумя учениками и получила информация об их семьях. Ищет слабые места? Для воздействия? Для какого, если не секрет? Может, просто для подписания ряда престижных договоров. Свои агенты нужны везде. А может, для смуты и как следствие — новый виток победоносных действий по захвату светлых. Сам еще не определился? Не верю!

— Ты на диете? — сменила я тему. Будим играть в подружек.

— Нет, просто что-то желудок побаливает, — призналась она.

— А к целителям ходила?

— Вчера несвежие пирожки с подругами доедали вот и результат на лицо.

— Сама готовишь?

— Ага! Просто обожаю готовку. Как-нибудь еще сделаю и тебя приглашу. Пальчики оближешь! Ой… — Ори смутилась. — А придешь?

— Обязательно!

Светлая улыбнулась. Отставила недоеденную кашу в сторону и залпом выпила чай.

— Я пойду, наверное… — я согласно кивнула. — Спасибо.

Поднос исчез. Девушка поднялась еще раз, улыбнулась и поспешила к выходу. В окно я проследила, как она направилась по дорожке в сторону общежития. М-да. Везет некоторым. Терпеть не могу готовить! Надеюсь, Ори не передумает. Как давно я не ела настоящей домашней пищи!

Я еще посидела. Дена так и не наблюдалось. Надо было у Ори про него спросить, да что теперь говорить?

— Спасибо, — проговорила я поднимаясь. Пойду на пару. Хотя, конечно, еще рановато, но все же. Может там время побыстрее пролетит. Только попробуй Денис не прийти!

Коридор, как и ожидалось, оказался пуст. Да что ж какие недисциплинированные студенты! Я забралась на широкий подоконник с ногами. Взглянула в окно. Высоковато, однако. По спине пробежались мурашки. Не, так не пойдет. Совсем расклеилась! Я глянула опять, на этот раз пытаясь разглядеть человека, идущего по тропе. Рефлекторно рука посильнее вцепилась в подоконник.

Я резко вздрогнула, когда по коридору раздался стук каблуков и тихо выругалась. Они специально, да? Только стоило отвлечься на медитацию и вот результат! Я закрыла глаза, сосредоточилась, вслушиваясь в шаги. Магов двое. Девушка и парень. Если бы я слезла с окна, то прекрасно бы их увидела, но лень.

— На обеде встретимся? — голос юноши.

— Ты меня приглашаешь в кабак? — слегка нараспев ответил ему голос девушки.

Судя по звукам, телячьи нежности.

— Я тебя люблю, — парень.

— Я не смогу на обеде.

— Почему?

— У меня сердце побаливает. С утра ходила к целителям — ничего путного не сказали. Придется опять идти.

Не любит — резюмировала я.

— Уж не из-за меня ли побаливает?

— Лишер, я серьезно.

— Ладно, хорошо. А после пар?

И он не любит. Мог бы и проводить больную половинку к лекарям. Да на худой конец хоть притвориться, что его интересует ее здоровье.

— Я подумаю.

Зря, — зевнула я. Раздался новый чмок.

— Эй, осторожней. Я же говорил, что старый перелом снова болеть стал.

— Ладно, до встречи, — быстрый стук каблуков. Девушка прошла мимо, не заметив меня. Небольшого роста, стройная. Старше меня, года на два.

Ну и пара. Двое из больнички! Я отвернулась к окну, пряча улыбку от возможных свидетелей.

— Ты? — парень удивленно замер напротив моего окна. — Ты вообще что тут делаешь?!

— Пару жду, — просветила я его. Если Ори я не помнила, то он точно из «моего» класса.

— На подоконниках нельзя сидеть. Слезай! И встань рядом с дверью!

— Тебе надо ты и стой, — обрадовала я его. И что он на меня налетел? Сижу, никого не трогаю. Парня не устроил мой ответ, и он с силой потащил меня на пол. Ага, разбежалась. Я сделала вид, что поддалась. Затем, резко вставая на ноги, освободила свою руку, мимолетно нанося удар под коленки так, что ноги у него подкосились и он рухнул на пол.

Хотела сказать грубость, но тут вспомнила, что я не дома и протянула руку, чтобы помочь подняться. Добрее надо быть к людям. Если он не дурак и не хочет конфликта, что вряд ли, то примет мою руку, иначе вся вина ложиться на его плечи.

Как я и думала, парень отшвырнул мою руку. Жаль, я все же надеялась на что-то иное. Всего мгновение — я позволила соприкоснуться рукам. Тьма коснулась меня. Тихо, еле слышно, малый отголосок зарождения. Я отшатнулась. Почему я не ощутила раньше, при первом контакте? Была сосредоточена на другом? Или просто не почувствовала? Без паники! Подумаешь, на парне навешано какое-то темное заклинание. Мало ли где он мог его подхватить в Белой Цитадели? Правда, мест не много… На ум приходит только одно. Но это не факт.

Парень поднялся, одной рукой держась за ребро.

— Ты темное отро…

Как не хорошо! Я могу и рассердиться. И рассердилась бы, но куда важнее сейчас кое-что другое.

— Некоторые слова лучше держать при себе, — философски отметила я, перебивая его и давая ему еще одну возможность все закончить миром.

Лишера передернуло от моих слов.

— Нет, это ты послушай, — он больно вцепился в мою руку. — Тебе здесь не твои темные земли! А значит, ты должна соблюдать наши правила. Слышишь, ведьма? Я присмотрю за тобой. Только попробуй что-нибудь выкинуть!

Ага, испугалась! Прям коленки дрожат. И когда я успела попасть в такую немилость? И вообще, с чего он решил, что я собираюсь что-то там «выкидывать»? Ладно, все это не так важно. Темные нити мягко скользнули по его венам. Он ничего не заметил. Слишком встревожен, невнимателен, да и без щитов. Бывает, разнервничался, не подстраховался. Под щитами у них, как я заметила, не принято ходить. Очень хорошо. Итак, что у нас тут? Темное заклинание на парне откликнулось легко, признавая меня хозяйкой. Нет, не так, узнавая хозяйку, вот так правильней. Я резко вырвала руку, прекращая магический контакт. Все ясно, — подумалось мне уже отстраненно. Он скоро умрет. Сгниет изнутри. Не самая красивая смерть, но пока неотвратимая. Мучительная, я бы сказала. Даже для врага выбрала бы иную.

Что ж, Тина, поздравляю, ты нашла идеальное заклинание-убийцу. Если раньше у меня были только предположения, теперь я могу однозначно сказать, проклятие прошло через все великолепные щиты светлых. Нереально? Невозможно? В голове не укладывается? Факт. Вот даже ПОКА живое доказательство. Насколько пока? Через недельку труп будет готов, можно отдавать некромантам, потом… Потом уже поздно, потому что и им уже ничего не останется. Кстати, процесс можно ускорить.

Неужели… Неужели все? Абсолютно все? Вот теперь пора паниковать. Но ведь темное заклинание что-то остановило? Его что-то смогло остановить.

Значит, оно не идеально. Может не все потерянно?

Я поймала себя на том, что вот уже несколько минут стою молча, а от меня ждут ответ. Был задан вопрос? Была задана угроза.

— Лишер, я соблюдаю только одни правила, установленные тем, кто имеет права мне приказывать. Так что иди ты… куда шел.

— Тианесса, Орлишер, что происходит? — маг в темно-коричневой мантии бесшумно приблизился к нам.

— Все в порядке, магистр Логрус, — быстро произнес Лишер. — Еще поговорим, — это мне. Да пожалуйста, сколько угодно. Я что, не человек что ли? Может быть предпоследнее его желание…

Лишер поспешил скрыться от взгляда магистра, свернув на лестницу, оставив нас наедине. Вот бы мне тоже так смыться, но серьезные глаза магистра остановились на мне. Сейчас скажет гадость, — подумалось. Наше вчерашнее знакомство было довольно кратким. После уборки комнаты, для поддержания легенды, я все же посетила кафедру Огня и магистр Логрус был так добр, что проводил меня аж до дверей тренировочного комплекса. И только после того, как удостоверился, что мне больше ничего не нужно, отбыл восвояси. Притом, честно отбыл. Не стоял, не подглядывал, не караулил. Просто еще раз уточнил, где его найти, если возникнут вопросы, и поспешил обратно в свой кабинет.

— Точно, все в порядке?

Я уже привычно выдала улыбку.

— Все в порядке.

Да просто лучше не бывает! Куда уж лучше…

— Хорошо вчера потренировались?

— Да, спасибо, — вежливость и еще раз вежливость.

— Вот и замечательно. Тренировочный комплекс почти всегда бывает свободен по вечерам. Наверное, в вашей Цитадели тренировки проходили каждый день?

К чему это он клонит?

— Да.

— Я слышал, что ваш учитель собирается в новом году набрать еще несколько учеников?

Ему-то это зачем? Ну да, было дело. Он как-то обронил такую фразу.

— К сожалению, мне об этом ничего не известно.

— А сейчас много учеников проходит у него обучение?

Это что, допрос? Нет, так не пойдет.

— Наверно мало, если ваш слух правдив.

Легкая улыбка коснулась его губ.

— Как вам Белая Цитадель? Не разочарованы?

— Нет, здесь очень красиво.

— Ходит легенда, что когда Верховный магистр Тьмы Равен Даркнес впервые увидел пики Цитадели, разочаровано отметил, что такую нелепицу и уничтожить будет не жалко. Вы с ним не согласны?

Согласна, не согласна… В какую игру этот вежливый магистр со мной играет? И что ответить? Оспорить слова собственного Учителя?! Ну-ну… Впервые у нас с Учителем такие разные мнения. Достаточно один раз увидеть это чудо, что бы просто влюбиться.

— Возможно, за несколько лет мира Белая Цитадель Света расцвела по-новому? — А вот пусть как хочет, так и понимает!

— Несомненно. Жаль, что ваш Учитель не нашел времени приехать с Вами.

— К сожалению, много дел.

Что-то мне подсказывает, что он и не собирался «искать время».

— Ну что ж, Тина, если, что вы знаете, где меня найти.

Я кивнула. Магистр не спеша направился к лестнице. Поднимающиеся ученики вразнобой поздоровались и посторонились. И что этот маг от меня хотел? Пришел не вовремя. Нарушил, так сказать, нашу идиллию с Лишером, поспрашивал и ушел. И что он заладил, обращайся к нему, да обращайся к нему. Ректор нашел мне няню? Уже поздно!

Я забралась на облюбованный подоконник. Выглянула в окно. Дениса не наблюдалось. Прикрыв глаза, я осмотрела себя на предмет шпионских белых заклинаний. Тоже нет. Откуда взялся этот Логрус? Так и параноиком недолго стать, но уж в больно подозрительный момент он появился. Еще пару слов и мы бы точно с этим студентом сцепились.

Народу сегодня на парах было меньше, чем обычно. Денис так и не пришел. Джеральда и Ривальда тоже не было. На каждом уроке магистры удивленно отмечали отсутствие Дена, из чего следовало, что прогулы для него не характерны. Студенты тоже тихо перешептывались. К сожалению, разобрать всех слов мне не удавалось, но определенно я расслышала четыре имени Ден, Джер, Лишер, ну и конечно куда ж без моего. Уловить криминальную связь я так и не смогла за исключением того, что со всеми тремя я за время моего здесь пребывания успела переброситься парой фраз. Правда, не с ними одними. Мне оставалось теряться в догадках и напрягать слух.

Занятия тянулись медленно, словно кто-то специально остановил время. Я рискнула и еще троих сидящих близко ко мне проверила на темные заклинания. В одном, а вернее одной, обнаружились «мои» чары. Ну что ж, есть и положительные стороны, что-то остановило проклятие до того, как оно заразило всех.

Обеда я еле дождалась. Последний час я просто уже отсчитывала буквально по песчинкам, падающим в настенных часах. Одна, еще одна и еще… И наконец-то долгожданное «Все могут быть свободны…»! Из аудитории я вышла в числе первых и поспешила в столовую, где уже выстроилась очередь у кассы. Дениса не было. Ладно. Я обежала все три таверны. Опять пусто. Походила по парку и покрутилась у мужского общежития. Так и хотелось остановить первого попавшего студента и спросить, в какой комнате проживает моя потеря. Но, увы, фамилии я не знала, а «наших» из класса я не увидела. Так бы и раскинула сеть поиска, но, с другой стороны, не мог же он уйти из Цитадели. Это строго запрещалось изученным мной уставом, значит, он где-то здесь. Последнее, что мне пришло в голову, это библиотека.

Крыло, где располагалась библиотека, подозрительно пустовало. Уже издали я заметила, что гостеприимные двери крепко-накрепко закрыты. Выходной? Да что ж за день сегодня такой! Рядом с дверьми на корточках присела девушка. А может, закрыто на обед? Какая разница, определенно Дениса и тут нет. Я уже развернулась, когда услышала слова девушки.

— Ну, может все же пойдем, Фаира? Скоро начнутся пары…

Она что? Сама с собой? Я от неожиданности остановилась и обернулась. Девушка по-прежнему сидела на корточках напротив двери. Ой, котенок! Красивый, ярко-рыжий. И как я его не заметила?

Девушка поднялась и взяла котенка на руки. Тот послушно дался в руки, но как только она сделала шаг прочь, вырвался, мягко приземлился на лапки и вернулся к двери, недовольно обронив «Мяв».

— Фаира, ну сколько можно! Закрыто…

Фаира, повторила я мысленно. Красивое имя. Надо бы запомнить, может, тоже когда-нибудь заведу котенка. Черненького и попушистее.

Рыжий, словно услышал мои мысли, развернулся ко мне. Готова поклясться, зеленные глаза свернули угрозой. Вот тебе и милое животное.

— Шеира, — вырвалось у меня вслух.

Девушка только сейчас заметила меня.

— Ее зовут Фаира, — поправила она. — Ни в какую не хочет уходить. — Пожаловалась девушка. Кошка настороженно повела ушами, не отрывая от меня тяжелого взгляда.

— Нет, ты не поняла. Это Шеира, — Вечная проблема с языками. Как сказать на общепринятом? — Ну, Спутник… Защитница… Охранительница… — стала я перебирать слова, пытаясь найти более подходящие для перевода.

— Охранительница? — удивилась девушка. — Может «Хранительница»?

— Может, — с легкостью соглашаюсь я. А может и не так.

— Ты хочешь сказать, что Фаира — Хранительница?

По-моему, я так и сказала.

— Да, Шеира.

Очень редкое животное. Сама выбирает себе хозяина. Понимает ли эта девчонка как ей повезло? Вряд ли. Найти кого-нибудь более преданного просто нельзя. Вырезанное сердце хранителя спасает жизнь хозяину. Просто вторая путевка. Просто Щит, который не обойдешь.

— Этого не может быть! Ты уверена?… Прости, как тебя зовут?

— Тина, — охотно представилась я. — Я уверена. Здесь не может быть ошибки.

При упоминании моего имени, она как-то странно на меня посмотрела. Похоже, только сейчас поняла, что перед ней «та самая» темная. Как мне надоела эта реакция на мою более чем скромную персону!

— Эмма, — все же представилась она. — Ну, я, наверное, пойду. Спасибо тебе большое.

— Не за что, — несколько растерялась я.

Девушка взяла на руки Шеиру, но та опять вырвалась и вернулась к двери, не сводя с меня глаз. И чем я ей не угодила? Киска, успокойся, мне не нужна твоя хозяйка. Фаира только приглушенно шикнула на меня. Уже дрожу.

— И что с ней делать?! Ни в какую не хочет уходить! — вот и нотки отчаянья в голосе. А еще некоторая надежда, что я подскажу. Подсказать то я могу, но уверена, ей не понравится мой ответ.

— Во-первых, никогда ни к чему не принуждать. Слушать. Она никогда не даст тебе плохой совет. А главное доверять ей, как она доверяет тебе. Если она хочет, чтобы ты отправилась туда, значит так лучше для тебя.

— Лучше? В библиотеке? Скоро пара. У нас сейчас должна быть практика…

— Мне кажется, что важнее узнать, что хочет твоя хранительница.

В глазах кошки мелькнуло неописуемое удивление. Она никак не ожидала, что я займу ее сторону.

— Бред, — сорвалось с губ девушки. Тихо, почти полушепотом, но я отчетливо расслышала. Она, похоже, до конца не понимала, кто выбрал ее хозяином. Слышала легенды, да, наверное, но ни одна легенда не расскажет, как сложно бывает магам с этими существами, которые абсолютно уверены, что знают лучше, что тебе сейчас надо. А самое противное, что в ста случаях из ста оказываются правы.

— По-моему, она хочет в библиотеку, — не отстала я.

— Там закрыто. Сегодня учет.

Но попробовать постучать стоит. Особенно мне. Такое чувство, что откроют, хотя бы для того, чтобы объяснить, что значит «учет», и узнать, а собственно, что я хотела почитать. Хотя, конечно, я могу быть и не права. Просто осадок паранойи от разговора с магистром Логрусом.

Подхожу ближе и кошка отходит в сторону, но все же не возражает. Поняла, что до ее хозяйки мне дела нет. Или все же есть? Зачем, собственно, я вмешалась? Воздух что ли в этой цитадели какой-то особый. Будь я дома, точно прошла бы мимо! А теперь отступать некуда. Стучу. Проходит несколько долгих секунд, и дверь открывает пожилой магистр. Открывает нехотя, и недовольный оценивающий взгляд уже скользит по мне.

— Учет, — срывается короткое все объясняющее слово с его губ.

Учет? Быстрый взгляд за его плечо. Нет, конечно, обычным взглядом не-мага ничего особенного не заметно. Стопки аккуратных книг громоздятся на полу. Полубоком, выделяясь из общего ряда, виден стеллаж. Слегка разобранный. Пары полок не хватает. А так, обычная муторная работа, которую время от времени обязуют проводить любого библиотекаря. Но! Но я маг, черт возьми! Пространство раскурочено, разорвано. Стопки книг, стеллаж? Осколки пространства. Какой-то опытный маг — пространственник пытается собрать картину заново! Почему опытный? Да стоит только на секунду расслабиться и мозг выдаст такие выкрутасы! Даже я стою вдалеке и то чувствую, как голова начинает кружиться, а уж в эпицентре… А что, собственно, здесь произошло? Шалость студентов? Не поверю! Тут, как минимум, колдовали два сильных мага вместе. Очень сильных, стоит поправиться. Но зачем? Вот уж точно бред, разворотить, да еще таким жестоким способом, самое мирное помещение в любой цитадели!

— Вы хотели что-то почитать? — поторопил меня маг.

— Я? Да, нет… То есть хотела, наверное, но… Да, в общем, нет, наверное, — промямлила я.

Не дождавшись от меня вразумительного ответа, магистр хлопнул дверью. «Ходят тут всякие», — все же расслышала я его ворчания.

— И что теперь? — красивые глаза девушки требовательно воззрились на абсолютно растерявшуюся меня.

— Что? — пришлось переспрашивать.

— Когда магистр открыл дверь, Фаира проскочила внутрь. А я тут. Ты говорила, что хранительница лучше знает, что для меня важно? И как это понимать?

— Хмм… Наверное, так лучше для тебя, — нашлась я.

— Замечательно! Что может быть лучше библиофила-кошки? — теперь Эмма определенно решила, что я над ней издеваюсь. — И как мне теперь ее оттуда забрать?

Я пожала плечами. Боюсь, мой ответ ей не понравится.

Девушка забарабанила в дверь.

— Да что за студенты пошли! — раздалось из-за двери. — Учет, написано же!

— Там моя… — попыталась возразить Эмма.

— Приходите завтра! — гаркнули с другой стороны.

— Сама придет, как нагуляется, — попыталась успокоить я девушку.

Она хмыкнула, но ничего не сказала. Расстроено скользнув по мне взглядом, она пробормотала:

— Да, наверное, — и поспешила на пары.

Я покачала головой. Хотела как лучше — получилось как всегда в своем репертуаре. Тяжело вздохнув, я отправилась в свой «класс». Конечно, неприятная история, но не так важно. Главное, чтобы пришел Денис. После пар еще раз попробую связаться с Учителем. Если не получится, придется поговорить с кем-то еще из его учеников. Не хотелось бы, но еще несколько дней и ситуация точно станет критической.

Джеральд

Все больше не могу! Сейчас упаду. И что Ден такой тяжелый? Пропыхтел что-то нечленораздельное, что в оригинале значило: «Рив, сними его, пожалуйста, пока не стало худо!». Удивительно, но Ривальд меня понял и… О, чудо! Я повалился на землю. Вот это счастье! И сколько интересно весит Денис? На вид тушка не упитанная, а килограмм сто есть… Жуть!

— По-моему он побелел, — задумчиво произнес Рив, разглядывая мою ношу.

Этого еще не хватало! Я перевалился на бок. И правда бледный, чуть ли не белый.

— Сердце по-прежнему бьется, — хоть это радует.

С тех пор, как Ден потерял сознание, прошло довольно много времени. Связаться с Ректором так и не получилось. От отчаяния мы даже попробовали поговорить с кем-нибудь из студентов, но натолкнулись на щит. Хотя щит это или нет — спорный вопрос. Голова не кружится, но такое ощущение, что вот он контакт, еще чуть-чуть и получится, ан нет. Происходил обрыв связи. После долгих обсуждений мы решили, что в данный момент нам мешает один из щитов Цитадели.

Есть хотелось страшно. Прихваченный Деном бутерброд мы давно съели и выпили фляжку воды. Река нам не встретилась, зато на горизонте появился лес, за кромкой которого так и спешит скрыться солнце. Еще пару часов и начнет темнеть. И холодать…

— Попытаться связаться с ректором?

— А толку? — отозвался я.

— Тогда пошли дальше. Поможешь? — Рив кивнул на Дениса. Ну да, его очередь тащить.

— А толку?

— Джер, ты чего?

— Я ничего. Просто… Ну дойдем мы до леса, в лучшем случае дотемна, и что?

— Насколько я понимаю, у тебя есть гениальная идея, как вернуться в Цитадель?

— Не смешно.

— Значит, нет. Сам же был против того, чтобы сидеть на месте. Вот и пошли!

— Куда? — воззрился я на него.

— Да, ну тебя, — Рив в сердцах махнул на меня рукой.

Хм, а это идея…

— Слушай, — я сел, скрестив ноги. — Если Ден сказал, что там люди…

— Это ты сказал, что он это сказал, — перебил меня друг. — Я лично особо ничего не расслышал. И… Сколько тебе говорить, я не склонен ему верить!

— Короче, если где-то там люди… Ну маги мы или нет?!

— Ты это сейчас о чем?

О чем я? Сей момент. Я вскочил на ноги и сделал быстро несколько пасов. Затем возвел ладони к небу и… Вуаля! Надо мной завис большой огненный файербол. А теперь добавим дымка и поднимем повыше. Будь я на месте тех людей, то бы точно заинтересовался, что за сумасшедший маг завелся в степи. Так и до пожара не далеко. Будем ждать, когда приедут мне уши надирать!

— Гмм, — все это время Рив с сомнением наблюдал за моими действиями. — А ты раньше придумать это не мог?

— Нет чтобы порадоваться, — состроил я оскорбленную мину.

Вообще-то я был уверен, что до людей недалеко, ведь Ден так уверено шагал… А теперь, если честно, начинаю сомневаться, что они вообще здесь есть. Грустные мысли, отставить! Чем бы развлечься?

— Теперь может, поохотимся? — я демонстративно задрал голову.

Рив меня понял с полуслова, и следующие полчаса мы усердно бросали огненные шары в мимо пролетавших птиц. Правда, не разу не попали. Сноровки, тренировки что ли не хватало? Но птицы перестали над нами кружить.

Устав, я опять растянулся на земле. Рив сел рядом, покосился на мой огненный шар.

— Что-то к нам никто не рвется, — отметил он как бы между прочим.

Согласно вздыхаю. Еще больше меня беспокоило, что и Ректор не спешит на выручку своим студентам. Пора уж было нас раз сто найти.

— Ну так что, пойдем к лесу или здесь заночуем?

— А что еще делать? Пошли. Может, там ягоды какие есть, раз уж мы с тобой охотники, прямо скажем, так себе…

— Ага, грибочки — мухоморчики, — перебил меня Рив.

— Это кому что нравиться.

Взгромоздив Дена на спину Рива, мы тронулись. Огненный шар полетел следом. Интересно, а сколько Денис еще протянет? А если он, правда, умрет? Вот при следующей остановке окажется, что пульса уже нет, и он не дышит? Я аж вздрогнул от таких мыслей! Не, он парень крепкий. И вообще, он не имеет право сейчас умирать! Я встревожено покосился на Дена. Что же с тобой? Тинка прокляла, порчу навела? Не знаю почему, но мне в это не хотелось верить, хотя это самое простое… гм… и единственное объяснение, которое приходило в голову. Ведь раньше с ним такого не было! Если вчера, когда его шатало, я все списал на то, что он слабый маг, то сейчас… Сейчас он точно ни одно заклинание не произносил!

— Слушай Рив, может я понесу?

— Нет, — пропыхтел Ривальд.

— А может давай?

— Нет.

Я вздохнул. Жалко. Тяжелые мысли опять полезли в голову. Вот час назад я нес и думал только об одном. Не упасть, не уронить, идти, повторяя эти слова по кругу, а сейчас я шел свободно, немного ныли мышцы и картина нашего путешествия мне все казалась мрачнее и мрачней.

Взгляд потянулся к горизонту. Солнечный диск еще больше склонился к лесу. К лесу? Я прищурился. Я определенно что-то видел! Там что-то… то есть кто-то двигается!

— Рив!

— Что? — Ривальд оторвал взгляд от земли.

— Там люди!

После короткой паузы, он тихо произнес:

— Не может быть…

— А ты не верил! — я замахал руками, подпрыгивая — Эй! Мы здесь! Здесь! — Я рванул к ним. — Я их приведу.

— Да постой! Это могут быть бан…

Но я его уже не слышал. От леса отделились трое всадников и направились к нам. Еще небольшая группа осталась на месте. Через пару минут, показавшиеся мне вечностью, всадники поравнялись со мной. Все трое были на белых лошадях, вооруженные мечами. На них была легкая кольчуга, а шлем они держали в левой руке, управляя конями только одной. Все трое уже не юноши, но в глазах застыло самое настоящее детское любопытство.

— Господин маг, — обратился ко мне голубоглазый блондин — А что это? — он кивнул на мой огромный файербол, зависший в воздухе прямо надо мной. Согласен, со стороны странная картина.

— Уважаемый маг, не обращайте внимание на этого оболтуса, — серые глаза второго блондина вмиг посерьезнели. Старший брат, сразу подумалось мне. Почему брат? Все трое были очень похожи. А разница в возрасте, хотя и имела место, но не была довольно большой. — Мы бы вас… — парень стал аккуратно подбирать слова…

— Помогите! — перебил я его. — Моему приятелю стало плохо.

Кажется, только тут они оторвали глаза он огненного шара и обратили внимание на мой потрепанный вид. Двое, не сговариваясь, подскочили к Риву. Помогли снять Дена. Устроили обоих на седлах. Я потушил файербол. Старший помог мне забраться на коня.

— К сожалению, у нас нет целителя, господин маг, — стал объяснять он, направляя коня к лесу. — У нас маленькая деревушка. Ближайший город в трех днях пути.

Три дня пути? С ума сойти!

— Но не переживайте, у нас хорошая знахарка. Конечно, Цитадель она не кончала, но многое умеет. Она поможет вашему приятелю.

Будем надеяться.

Небольшая группа людей, в основной состоящая из детей и подростков, при нашем приближении загудела.

— Это маги. Им нужна помощь, — объяснил мой сопровождающий и уверено направил коня на заброшенную тропу. — К сожалению, маги у нас редкость, — объяснял он мне. — Если кто и едет в город или обратно, то к нам не заглядывают. Мы далековато от тракта. Так что магов мы только и видим, что на новогодний карнавал, который в городе проходит. Да и город у нас маленький. Провинция, одним словом. Вы, наверное, в город ехали и срезать решили, сошли с дороги и немного заблудились?

— Ну да, — согласился я.

— Бывает… А вы что, пешком путешествуете? Коней-то не видно…

— Пешком.

— Однако ж, расстояния то у нас тут большие… Да и разбойнички завелись, поговаривают. Хотя, вы же маг… Простите, а как вас зовут?

— Джеральд.

— А я Ревэл. Очень приятно познакомиться.

Деревня и вправду была небольшая. Располагалась она на другом конце леса. Дома кучкой громоздились на двух берегах реки. Селяне провожали добродушно-любопытном взглядом, перешептываясь. Ревэл остановил коня у самого крайнего дома, построенного как-то обособленно от всех остальных.

— Вот здесь и живет наша знахарка.

Словно услышав его, дверь скрипнула и приоткрылась, на порог вышла пожилая женщина с тросточкой. Хмурым взглядом она окинула нас и вместо приветствия как-то недовольно бросила:

— В дом несите.

Наши спасители безмолвно подчинились. Мы последовали за ними. Неприветливый снаружи дом внутри, как ни странно, был уютным. Дена уложили на кровать в светлой тесной комнате. Туда нас не пустили. Изнеможенно упав на жесткий стул, прислоненный к стене, я внезапно понял, что нас и вправду нашли и что теперь все будет хорошо. Знахарка спасет Дениса. По-другому просто и быть не может! Она опытная, сколько ей лет? Точно войну прошла. Да и с Деном вряд ли что-то невероятное. В конце концов, мы же из Светлой Цитадели, а не из логова темных!

— Велено вас накормить, — отрапортовал Ревэл, входя в комнату. Его братья быстро собрали на стол, разлили чай. Вкусно запахло пирогами. Нас с Ривом долго упрашивать не пришлось. То есть, совсем не пришлось. Как только сказали «Вот и можно садиться» — мы тут же как два голодных волка прибежали в кухню. Кухонька была совсем маленькой. Нас пятеро еле поместилось за стол. Но это не имело никакого значения, мы накинулись на пироги. Хотя они и были холодные, но мне показались ужасно вкусными, божественными.

— Вы кушайте, кушайте, — подбадривал нас Ревэл. — И не переживайте, вылечит бабушка Неррил вашего друга. Еще не было человека, которому она бы не помогла. — Может, вам налить чего погорячее? Вина, уж извините нет, но я сейчас могу быстренько домой сбегать и чего получше принести…

— Не, не — замотал я головой. — Спасибо, не надо.

— А чего ж не надо? — оживился один из братьев. Но Ревэл на него шикнул.

— Ты еще с магом поспорь — сказал он тихо, стараясь, чтобы мы не расслышали.

А может, стоило согласиться? Нет, ясная голова мне сегодня еще пригодится. Рив слегка поморщился. Да, ну и в глушь мы попали!

Внезапно братья посерьезнели. Я обернулся. В комнату вошла знахарка.

— Ваш друг умер.

— Что? — я уронил откусанный пирог.

— Ваш друг умер, — повторила она, чеканя каждое слово в полной тишине.

— Но этого не может быть! — вырвалось у меня.

— Джер, — окликнул меня Рив.

Я вскочил с места, выбежал из комнаты. Дверь в комнату, где лежал Денис, была закрыта. Я с силой толкнул ее, она с легкостью ушла в сторону. Не рассчитав силы, я с оглушающим грохотом шлепнулся на пол, прямо перед кроватью Дена.

— Денис, — почему-то позвал я, беря его за руку. Рука была холодной, кожа какой-то мраморной. Но грудь медленно поднималась и опускалась. Он дышит? Теперь я попробовал нащупать пульс. Сердце еле слышно по-прежнему билось.

— Живой, — проговорил я. Ну и шутки у госпожи знахарки, зло подумалось мне.

— Так бывает, — раздался ее хрипловатый голос сзади. — Сердце бьется, но его уже нет с нами.

— Это не правда!

— Послушай меня, мальчик! Как все случилось? Внезапно упал и не поднялся? Ведь так?

— Так, — я не узнал свой голос.

— Я видела много таких смертей. Внезапно человек падал и если не умирал на месте, то еще долго и безнадежно занимал место среди раненных. Они никогда не приходили в себя. И, в конечном счете, умирали. Это темная магия. Они умерли, уже когда на них было наложено это заклинание. Темные называют его «Куклой».

— С чего вы решили, что именно это заклинание?

Знахарка опустила глаза.

— Мальчик, ты же маг. Ты же видишь — вместо ауры у него одна тьма. Сказать что-то определенное сложно…

— Значит, вы не уверены? — схватился я за последнюю ниточку.

— Тебе не понять! Это могут видеть только люди, наделенные даром Исцелять. Его уже давно нет здесь, его забрал искусный темный маг.

— Я вам не верю!

— Он очнется только если этого захочет темный маг.

Тина. Я должен ее заставить это сделать! Я резко вскочил, но…

— Но Ден говорил с нами уже после того как упал!

— Как же ты не понимаешь, мальчишка! Это говорил не ваш друг. С вами уже давно говорит только Темный Маг.

— Бред, — тихо произнес Рив.

— Вашего друга не вернуть. Чем раньше вы это поймете и умертвите бесполезное тело, тем меньше ваш друг будет мучиться.

— Нет! — Я встал, заслоняя от нее кровать с Денисом.

— Нет, — рядом со мной встал Рив.

— Глупые мальчишки! Вашего друга больше нет, смиритесь. Вы охраняете труп.

— Мы уже сказали свое слово, — тихо проговорил я и сам испугался своего голоса.

Знахарка побелела.

— Хорошо. Глава города должен знать, что здесь происходит. Я отправлю голубя.

Я пожал плечами.

— Как вам будет угодно.

— До его приезда вы посидите здесь.

Я кивнул. Не самый худший вариант. Уж Глава Города точно сможет связаться с Цитаделью.

Она еще раз сверкнула на нас глазами и захлопнула дверь. Тихо щелкнул замок.

— Бабушка Неррил, — позвал голос Ревэла за дверью.

— Не спорь! Так будет лучше. Мы должны сообщить в город обо всем, что здесь произошло. Их друг подвергся очень опасному темному заклинанию. Маг, наложивший его, очень силен, — и уже более мягким голосом. — Посидят здесь денька три, ничего с ними не случится. Чай, не где-то на улице, а в доме. В тепле, да при еде.

— Y…

— Это мое последнее слово.

Решительные удаляющиеся шаги.

— И что теперь будем делать? — тихо спросил Рив.

Делать? Убежать-то отсюда не сложно, но куда податься? Да и зачем? А значит:

— Ждать, или есть какие другие предложения?

Рив покачал головой.

— Как думаешь, она права на счет Дена? — осторожный вопрос.

— Сейчас я предпочитаю не думать по этому поводу, — огрызнулся я и еще раз бросил взгляд на Дениса. Он лежал в прежней позе. Сейчас, когда он был на кровати, складывалось впечатление, что он просто спит.

В безделье день тянулся медленно. Заглянула знахарка, принесла нам по одеялу и подушке, тарелку пирогов и фруктов. Но с нами не заговорила. Мы тоже молчали. Медленно на улице стемнело.

Я прислонил подушку к стенке, сел, оперся на нее, сверху укрылся одеялом. Спать, как ни странно, совсем не хотелось. Время от времени я испугано бросал взгляд на Дениса. Но он по-прежнему дышал. Рив улегся на пол с другой стороны комнаты, укрылся одеялом, но тоже не спал. Мышцы ныли. Пару раз я побаловал себя общеисцеляющим. Боль на некоторое время отступала, но потом возвращалась. Просить помощи у знахарки совсем не хотелось. Я даже попробовал еще раз связаться с ректором, но натолкнулся на то же самое.

В голове неуклонно билось, во всем виноваты мы. А кто ж еще? Ден ведь и правда не шутил, когда сказал, что это вопрос жизни и смерти. Мы все испортили, последовав за ним. Нет, не так. Это я виноват. Это из-за меня он в таком состоянии.

Но знахарка сказала, что он умер, когда на него наложили заклинание. Так, стоп. Это что, темный маг Тина нам сказала, что вопрос жизни и смерти? То есть получается, речь шла о ней? Что-то я совсем запутался. Не стоит делать поспешных выводов. Но почему знахарка упорно твердит, что это все происходит давно? Или давно понятие растяжимое? Мне вот кажется, что давно должно было утро наступить. Я поежился. Внезапно дверь открылась. В глаза ударил яркий свет.

Мяу! Авторитетно сказала кошка и направилась в сторону Рива. И почему его так все кошки любят…

— Вот вы где, студенты-подрыватели! — огласил до боли знакомый голос.

— Ректор Аверен де Савиан? — я подскочил как ужаленный.

Глава 6

Джеральд

— А ты кого ждал? — глаза привыкли к яркому свету, и я смог различить, как брови Ректора сошлись в одной точке.

— Вообще-то никого, — признался Рив, в руках он держал недовольную Фаиру.

— Так-так… И Денис с вами. Вот теперь ясна вся картина.

— Денис, он… — начал я, но договорить не смог.

Ректор подошел ближе к кровати.

— Знаю. Что замерли? Собирайтесь. Поедем в назад в Цитадель. Или опять бежать хотите? И чем вам Цитадель не приглянулась?

— Мы… — попытался я сказать хоть что-то, но внезапно в комнате стало тесно.

Чья-то рука легла мне на плечо.

— Пойдем, — проговорил совершенно незнакомый мне человек. Он не был магистром. По форме я догадался, что он из внутренних силовых структур. Нас вывели под удивленные взгляды собравшихся селян. Как преступников. Магов в форме было много. Они с суровыми лицами следили, чтобы мы не сделали лишнего движения. Благо еще никаких своих фирменных заклинаний не повесили. А уж что-нибудь этакое у них определенно в арсенале должно быть.

Одного я все же узнал. Я видел его пару раз дома. Он приезжал к отцу.

Нас привели к телепорту. Дениса вынесли на носилках. Ректор о чем-то говорил со знахаркой. Телепорт сработал внезапно, и вот мы уже стояли в больничном крыле. Дена передали медсестрам. Маги в форме исчезли.

Пока нас осматривали целители, Ректор стоял рядом. Только сейчас я заметил темные круги под его глазами.

— С ними все в порядки, — наконец огласил Главный Целитель. — Имеет место легкое переутомление. Им надо поспать.

Ректор кивнул.

— Сейчас вы свободны. Поговорим завтра о вашем поведении.

— Что с Деном? — влез я.

— Его еще осматривают, — ответил мне Целитель. — Идите спать. Вам сейчас это очень необходимо.

— А мы можем подождать, пока закончат осмотр?

— Нет. Приходите завтра.

— Но…

— Джеральд, ты слышал, что сказал врач. Идем, — Ректор приобнял меня за плечи и вывел из больничного крыла. Странно, сейчас на улице совсем не было холодно. Или это Ректор что-то наколдовал.

— Идите спать. Завтра утром я жду вас в своем кабинете.

Мы с Ривом одновременно кивнули и под строгим взглядом Ректора направились в общежитие. Мы шли в тишине, и только на лестничной площадке на мой этаж Рив произнес.

— Все будет хорошо.

— Ну да, ну да… Надо поговорить с Тиной.

— Как ты себе это представляешь? Во-первых, сейчас ночь, во-вторых, прости, конечно, но не лучше ли будет, если Ректор сам с этим разберется?

— Возможно, ты и прав.

— Надо постараться заснуть.

Я фыркнул. И что он со мной как с маленьким.

— До завтра, — кивнул я ему. Рив махнул рукой и направился к себе вверх по лестнице.

Я дернул дверь. Закрыто. Удивительно, но в кармане обнаружился ключ, врученный Денисом. Надо же, не потерял. Комната встретила меня непривычной пустотой. Вздохнув, я шлепнулся на свою кровать. Несколько минут просто пялился в потолок, разглядывая на нем памятный денов круг, которой в темноте отливал серебром.

Нет, так нельзя. Если в том, что случилось с Денисом, виновата Тина (кто ж еще?), надо с ней попробовать поговорить. Осторожно. Посмотреть на ее реакцию. Взгляд упал на окно. Хотя Рив прав, поздно уже. Но мне не спалось. А если счет идет на минуты? Да, ну, не может быть. У нас тут Целители получше будут, чем деревенская знахарка. Мысли пошли по кругу, и я все же встал. Решил прогуляться до девчачьего общежития.

Накинув теплый плащ, я хлопнул дверь на заклинание. Любителей прогулок за полночь не нашлось, и я в полном одиночестве брел по тропе через парк. Светящееся окно на последнем этаже я разглядел издалека. Тина не спала. Что еще больше обеспокоило меня. Что это ведьма творит ночью, когда все почивают? Странно, очень странно. Я был уверен, что в такое позднее время она уже спит. Недолго думая, я пробрался на последний этаж и постучал в дверь.

Тианесса

Денис так и не появился на парах. Я пыталась расспросить у одногруппников, где он может быть, но мне в ответ пожимали плечами и говорили, что сами не против знать. Некоторые, заметив отсутствие Дена, просто сворачивали в противоположную сторону, объясняя свое поведение тем, что лучше отчитаться за прогул, чем потом исправлять очередной неуд. В начале пары у студентов собрали пергаменты с каким-то выполненным заданием. Потом была лекция. Говорили о чем-то, по-видимому, сложном, я несколько раз пыталась заставить себя слушать, но мысли возвращались все к одному, тем более, если раньше для того, чтобы почувствовать проклятие, мне приходилось напрягаться, то теперь я его стала ощущать четче. Надо действовать. Но как?

После лекции значилась практика. Узнав, что Ден воздушник, я направилась к ним, чем заслужила еще одну охапку колючих взглядов. Но опять-таки Ден не появился. Последнюю пару отменили. Весь курс куда-то повели, мне сказали, что я могу быть свободна. Вот и отлично. Я отправилась в парк и, злясь на себе, все же раскинула паутину поиска и тут же пожалела об этом. Сеть запуталась, завязалась узлом и, чтобы избежать недоразумений, пришлось ее развеять. Почему так произошло? Тут же вспомнилась библиотека. Скорей всего, один узел угодил туда, вот тебе и результат. Заклинание я сплела сильное, чтобы пробивало довольно хорошие щиты. Теперь я точно привлекла к себе столь нежелательное внимание. Можно меня поздравить с очередным проколом.

Где я еще его не искала? Больница? Вот туда я как раз таки боялась заходить, но вчера Ден выглядел вполне здоровым. Хотя, если он попал под мое проклятие и у него очень слабый иммунитет, то вполне вероятно, что его положили в больницу. Но, наверняка, студенчество бы уже знало, однако проверить стоит. Нехотя я поплелась туда.

Мой вопрос в приемной вызвал легкое недоумение. Значит, массово в больницу еще не обращались. Ответ же был отрицательный. Этот Ден как сквозь землю провалился, честное слово! Расстроенная, я пошла к себе и еще раз попыталась связаться с Учителем. Ага, так он и ответил. Ладно. Я коснулась камня на шее. Попробуем поговорить с еще одним учеником моего Учителя, Лораном. Не сказать, что у нас ним были уж больно хорошие отношения. Скорее, наша дружба больше напоминала взаимный нейтралитет. Тем лучше.

Длинная тирада ругательств было моим вознаграждением за старательство. Лоран был не в духе. Но я не дала каналу разорваться, когда он попытался это сделать.

— Тина, передай большое спасибо белым магам, что они до сих пор тебя не пришибли, потому что это сделаю я, как только ты почтишь нас своим визитом… — полушепотом проговорил он, ставя барьеры, чтобы мое сознание не смогло переместиться к нему.

— У тебя завышенная самооценка, — не осталась я в долгу.

— Я не договорил. Хотя не важно… И так, какого черта ты меня разбудила до заката?

Ай, черт. Совсем забыла, что Темная Цитадель еще не проснулась.

— Не могу связаться с Учителем… — начала я.

— Твоя новость протухла.

— Что это значит?

— Никто не может связаться с Учителем. Никто не знает, где его носит. Никто не знает, когда он появится. Никто не знает, как у него получилось от всех скрыться. Он в очередной раз совершил невозможное. Если это все, из-за чего ты меня разбудила, то тебя прощает только то, что ты у Белых.

— Постой, неужели даже опоры…

— Проветри мозги. Если ему удалось заблокировать связь с нами — учениками, то уж скрыться от них ему, наверное, как раз плюнуть! А что проблемы? — впервые за весь диалог в голосе прозвучало любопытство.

— Есть одно недоразумение, — уклонилась я от ответа.

— Поздравляю, ты последняя, у кого оно возникло! Меня вот со дня на день башки лишат. Так что будешь в храме Смерти, не забудь за меня свечку зажечь.

— Ты это сейчас серьезно?

У Лорана никогда не было проблем. За все то время, что мы вместе учимся у Учителя, у него ни разу не возникали проблемы. Он всегда смотрел на нашу суету несколько свысока. Конечно, одно его происхождение чего стоит.

— Нет, шучу! — раздраженно процедил он сквозь зубы. — Знаешь ли, чувство юмора перед смертью отказывает. Меня, может, завтра подкараулят в темном переулке, и поминай как звали. Если хочешь знать, знаменитые браслеты на меня уже одели. У меня дня два, чтобы доказать, что я не баран. Так что, спасибо, что поинтересовалась, как мое здравие, но я хочу выспаться. Думаю, в гробу я буду лучше смотреться без темных кругов под глазами.

Он еще раз попытался прервать связь.

— Ты не пробовал сам искать Учителя?

— Ты что хочешь, чтобы я по всему темному миру бегал с браслетами и заглядывал под каждый куст «Ау, господин Учитель, вы тут часом не прячетесь?». Издеваешься, да?

— Нет. Я серьезно. Последний раз я видела, как он направился к дроу.

— Это было после твоего отъезда?

— Да.

— Замечательно! Вот только дроу у меня еще не видели браслеты! Пойду, покажу. Авось поменяться захотят. Я им брюлики, а они мне Учителя…

— Лоран, я серьезно.

— А уж как я серьезен, аж плакать хочется! Согласен, появление Учителя решит мою проблему, но, во-первых, никто меня не отпустит в такую даль, во-вторых, всю жизнь мечтал, чтобы меня их приграничная живность съела, так как я в браслетах приличный щит-то не смогу наложить… Говоришь у тебя там тоже проблемка, раз ты кинулась искать Учителя?

— Если не решить ее сегодня-завтра, то у Белых возникнет серьезный повод ненавидеть нас, вплоть до объявления новой войны, — пришлось сознаваться.

— Что ж, Тина, если тебе удастся его найти, я при всех скажу тебе «большое спасибо».

— Мило, но хотелось бы что-то посущественней. К примеру, помощи в столь нелегком труде.

— Какой именно? Учти, спектр моих возможностей крайне ограничен, а вернее, связан по рукам.

— Для начала ответь-ка мне на вопрос, наши уже пробовали его искать?

— Наши? Близнецы искали. Но кривая их привела к оборотням. Не то что бы там его след, в пути возникли проблемы, и они срочно свернули к оборотням. Я не вникал, что у них там стряслось, но теперь они молитву читают, что б Учитель подольше не возвращался.

Значит Эл и Эн искали. Они не совсем близнецы, даже вообще не родня и не ровня. До приезда в Цитадель они не были знакомы, но с первых дней их обучение Учитель проводил в паре. И уже через неделю невозможно было представить Элисон без Эндриу и наоборот. Что мне это дает?

— Ты с ними поддерживал связь, — даже не вопрос.

— Черт, Тина. Я им такое предлагал, чтоб они продолжили поиски, но увы. У них с оборотнями точно серьезное недоразумение.

— Что они нарыли?

— Догадайся!

— Слушай, для игры в «Отгадайку» у меня тут целая цитадель народу. Отвечай конкретно и по делу.

— Что у оборотней его нет. Больше они ничего не знают.

Можно было и догадаться…

— Что с остальными?

— Леон воспользовавшись ситуацией, поехал домой. У них опять маленькая междоусобная война за владением очередным кусочком земли. Ему сейчас крайне не с руки, что б Учитель вернулся.

Минус еще один.

— Остальные двое как в воду канули. Насколько я понимаю, они давно собирались провернуть кой-какое левое дело, но при Учителе это было просто невозможно, а сейчас лучше момента и не найти. Только я думал, они сегодня днем вернуться в Цитадель, но увы. На связь они не выходят. Упорно играют в молчанку. Честно, если бы у них все прошло гладко, даже ты бы у Белых узнала, какие они выдающиеся маги, а так… Готов спорить на сто золотых, у них проблемы. Притом, судя по всему, нелегального характера. А еще точнее, если кто узнает, что они провернуть собирались, их из Цитадели выпрут. Думаю, вряд ли Учитель, когда вернется, за них заступится.

Вот ведь не сидится на месте! Экстремалы хреновы!

— Так что, прости, Тина, но вся надежда на тебя.

— Если организуешь бумажечку от имени Совета Цитадели, который срочно просит меня вернуться обратно в кротчайшие сроки, то я смогу отправиться к дроу.

Будем надеяться, что Учителю потом удастся разрулить ситуацию. А мне так, если и не отправиться к дроу, то уж точно где-нибудь зарыться поглубже, что б ни темные, ни светлые не добрались.

— Как ты себе это представляешь?

— Нет уж, представить придется тебе. Хотя есть еще один вариант. Заставить кого-нибудь из высокопоставленных поискать его у дроу. Тебе это больше нравится?

— Ну-ну. Тиночка, дорогая, когда одна опора отсутствует, две другие уж точно время зря не проводят. Не думаю, что в их интересах найти Учителя.

— В твоих интересах подумать, кому сейчас, как и нам, нужно найти Учителя.

— Это не так просто, как может показаться.

— Это и не кажется просто, но я верю, ты справишься. Хотя если предложишь что-нибудь умнее, я всегда рада тебя выслушать.

— Слушай, а ты просто не можешь удрать из Светлой Цитадели?

— Если даже мне каким-то чудом удастся преодолеть Высший Щит, наложенный на Светлую Цитадель, то за ее пределами меня вычислят за пару минут.

— Да… Что ж. Мне нужно подумать. Я свяжусь с тобой.

— Не затягивай с этим. Как я понимаю, не только у меня каждая минута на счету.

На этот раз я прервала связь сама.

Тут же стал вопрос, насколько я склонна ему доверять? С другой стороны, какой резон ему врать? Доверяй, но проверяй — простое правило, которое спасает жизнь. Дождавшись пока стемнеет, я связалась с Эл. Хотя она старалась говорить непринужденно, но ее голос подрагивал.

— Тина, я тоже рада тебя слышать! Прости, что не даю тебе переместиться сюда. Дело в том, что мы не в Цитадели. Ты, наверное, насчет Учителя? Правда, хорошо он на некоторое время исчез?

— Я слышала, что вы его пробовали искать, — уклонилась я от ответа.

— Безрезультатно. Тин, это дохлый номер. Да и зачем. Пока его нет, у нас своего рода каникулы!

— И докуда вам удалось пройти по следу?

— Ты серьезно собираешься его искать? — Эл напряглась.

— Рассматриваю варианты, — ухмыльнулась я.

— Искать Учителя — напрасная потеря времени, — заверила она меня. — Уж поверь нам. Мы не нашли ни одной зацепки.

— А другие пробовали его искать?

— Если честно, то все в восторге, что его нет. Столько дел скопилось… Так что расслабься и развлекайся. Захочет, придет сам! Как там светлые? — явная попытка перевести разговор в другую строну. Ладно, и так понятно, что толку от разговора никакого. Если она и что-то знает, то делиться знаниями не собирается. То, что я хотела выяснить, я уже выяснила. Лоран не соврал. Не соврал, по крайней мере, в той части, что касается поисков Учителя.

— Приезжай и сама все увидишь, — не удержалась я и закинула очередную удочку.

— В следующий раз.

— Следующего раза может и не быть.

— Тин, ты сама подумай, как я через Светлую границу проеду.

— Придумаем что-нибудь.

— Ой, давай поговорим позже, — и Эл попробовала разорвать связь. Ну и ладно. Я не стала препятствовать. Темнишь, подруга. Что ж мне то делать?

От внезапного стука я аж подпрыгнула. Обнаружили проклятье? Пришли за мной? Кому еще придет в голову ночью стучать в дверь темной?

— Не заперто, — я постаралась, чтоб мой голос звучал равнодушно, хотя сердце бешено забилось.

Дверь приоткрылась и в щель просунулась голова Джера.

— Не спишь?

Я осела на кровать. Вряд ли бы Ректор по такому вопросу послал ученика.

— Нет, — насторожено ответила я, выпуская камень из рук. Буквально через секунду он снова сольется со мной — Проходи. — А что тут еще скажешь? Тут же вспомнились слова Учителя. Мне нужно с ним подружиться. Имеет ли это сейчас хоть какое-то значение?

Джер вошел, прикрыл за собой дверь, помялся.

— Извини, что так поздно… — начал он. — Я хотел поговорить о Денисе. Правда, он последнее время какой-то странный?

Последнее время? Странный? Это точно. Хотя насчет последнего времени не гарантирую. Для меня он стал странным буквально в минуту знакомства. Но… Мой взгляд наткнулся на светящиеся какой-то холодной уверенностью глаза Джера. Начнем издалека.

— Что ты имеешь в виду?

— А ты сама не понимаешь, о чем я?

Мило. Ох, как же я не люблю эту игру в слова.

— Объясни.

— Я все знаю…

Все знает? Про проклятье? Но откуда?! Так, стоп. Уже пора совершать необдуманные поступки? Хватать вещи и бежать куда глаза глядят? Если быстро сорвать покрывало с кровати, у меня будет чем связать плюс эффект неожиданности. Я прикрыла веки, прикидывая шансы. Ладно, его свяжу. Но сбежать-то все равно далеко не смогу. Этот щит на Цитадели! Чтоб его!

— Денис в больнице из-за тебя, — полу-вопрос полу-утверждение.

Я подскочила.

— Денис в больнице? Но мне сказали, что его там нет…

— Заклинание «Кукла», ведь так.

— «Кукла»… — ахнула я следом, хватая плащ со стула и выбегая в коридор. Мама дорогая! Еще не хватало, чтоб он умер! Моя единственная зацепка! Черт, я даже не смогу найти того мага, не человека. Все из-за этого щита на ауре. Но надо же что-то делать! Уж точно не сидеть сложа руки.

Джер догнал меня уже на улице.

— Да постой же ты! — прохрипел он, хватая меня за локоть, я резко обернулась, буквально сталкиваясь с ним нос к носу.

— К заклинанию «Куклы»… тьфу ты «Марионетки», — (вот умудрятся же светлые исказить название), — я не имею никого отношения.

Под его взглядом я почувствовала себя неловко и резко скинула его руку, зашагала в сторону больницы. Надеюсь все-таки, в сторону больницы… Ночью здесь все выглядело совсем иначе, чем днем.

Джер не заставил себя ждать и снова поймал меня за руку.

— Объясни же наконец, что это за заклинание!

— Полное Единение. Когда тело уже не принадлежит человеку. Им управляет тот, кто наложил заклинание.

Некоторое время Джер шел рядом молча.

— От этого умирают, ведь так?

— Так. От этого можно умереть. Если маг долго пользуется чужим телом, то душу хозяина уже нельзя бывает вернуть обратно. Если маг разрывает связи, то тело, конечно, умирает. Есть и еще способ, если нанести телу несовместимые с жизнью удары, тогда появляеться небольшой шанс убить и самого мага. Что произошло с Денисом?

— Он внезапно упал и все…

— Умер? — кажется, мой голос дрогнул.

— Нет, он дышал, сердце билось, но в сознание не приходил.

— Значит, маг не выкинул игрушку.

— Тогда почему он…

— Больше всего похоже, что у мага внезапно кончились силы. Или он решил сузить канал.

— Сузить канал?

— Да. Управлять не всем телом. Только слухом, глазами и жизненно необходимыми органами. Это намного снижает затраты магической энергии.

Кого я посвящаю в темную магию! Да меня за это по головке не погладят, определенно.

— Внезапно кончились силы? — не отстал Джер.

— Всякое в жизни бывает. Может, расстояние между магом и телом стало слишком большим, а может на мага напали… Единственно радует, если маг не выбросил марионетку, значит, он еще нужен. Есть небольшой шанс, что Ден придет в себя.

— Но он уже будет не он?

Я промолчала. А кто сказал, что до этого Ден был Деном? И, собственно, какого черта этому нечеловеку понадобилось в Цитадели?

— Но ведь можно хоть что-то сделать? — Джер расценил мое молчание по-своему.

— Я не знаю, что можно сделать! — я уже кричала. — У Дена отличный щит. Да даже и не щит. Мы не может повлиять на мага. Он может в любой момент бросить марионетку!

По мертвому телу я точно не смогу найти мага. А ведь именно темный маг в теле Дена мог подбросить мне это проклятие. Зачем тогда он спрашивал меня про Подчинение? Ничего не понимаю!

Джер отпустил мою руку и теперь замолчал надолго. В полной тишине мы подошли к широким дверям больницы. Джер слегка коснулся ручки, и двери разошлись. Он пропустил меня вперед. Огромный белый холл был пуст, но стоило нам сделать пару шагов, как на середине комнаты появилась высокая женщина, облаченная в длинный белый халат.

— Что случилось? — она озабочено подошла к нам. Морщинки вокруг глаз говорили, что целительница уже в возрасте.

— Вечером сюда доставили моего друга… — начал Джер.

— Дениса? — уточнила целитель.

— Да. А это темная магичка… — продолжил он, но я перебила его.

— Возможно, я смогу помочь, — я требовательно заглянула в добрые глаза женщины. Но на ее лице отразилась полуулыбка.

— Не переживайте. С вашим другом все в порядке. Он просто сейчас спит. И вам бы не мешала отдохнуть.

— Но… — возразила я.

Из коридора вышел мужчина. Почему-то я сразу подумала, что его должность куда выше должности женщины, встретивший нас.

— Девушка, мы благодарны вам за ваше желание помочь, но жизни вашего друга больше ничто не угрожает, — он не повысил голос ни на нотку, но стало сразу ясно, что спорить с ним бесполезно.

— Я бы все же хотела его увидеть, — не сдалась я.

— Он пришел в себя? — не отстал и Джер.

— С ним все хорошо, молодые люди, но пустить вас сейчас к нему я не могу. Приходите утром. А еще лучше, после пар.

— Вы не ответили на вопрос, — насторожился Джер.

— Часы приема вывешены на входе, — от голоса целителя повеяло холодком.

— Но я правда… — попыталась возразить я.

— Я уверен ваш друг очень обрадуется, увидев вас завтра бодрыми, веселыми и выспавшимися. А сейчас, как я уже сказал, он спит. А сон в его положении очень важен. Так что приходите завтра, — с этими словами Целитель развернулся и скрылся в коридоре.

— Правда, приходите завтра, — мягко проговорила женщина.

Джер нахмурился.

— Всего доброго, — не стала ждать наших возражений целительница и проследовала в коридор, куда скрылся мужчина.

Я оглянулась на Джера.

— А здесь нет какого-нибудь другого входа?

Джер разражено кинул плащ на скамью.

— Если только самим его сделать, он поднял глаза к потолку. — Но боюсь, будет много шума, и нас поймают раньше, чем мы пробьем дыру.

— А через окна?

— Дохлый номер. На здании какие-то специальные охранные щиты. Что-то вроде зашиты от распространения эпидемий. Без разрешения Целителей сюда ни одна живая душа не пролезет. А на нас до утра повесил запрет сам Главный Целитель, — Джер скинул обувь. — Правда, есть еще вариант. Не лучший.

На этом Джер замолчал, уселся на скамью и сделал из плаща что-то в виде комка.

— Какой? — поторопила я его.

— Сломать себе что-нибудь. Тогда они обязаны будут нас принять. Хотя добраться до Дена мы все равно вряд ли сможем. Ты согласна?

Я фыркнула.

— Как думаешь, — уже серьезно заговорил он, — они правда могли его спасти?

— Если только нашли «хозяина» марионетки или маг вернулся к своей игрушке.

Джер грустно улыбнулся.

— Умеешь обнадежить, — скрестив руки на груди, он улегся на скамью.

Пройдя туда-сюда, тыркнулась в коридор, но уткнулась в невидимую стенку и все же, скрипя зубами, я забралась на подоконник. Не то, чтобы здесь больше не было скамеечек. Просто рядом с окном лучше. Чертовщина какая-то. У этих белых все не как у людей. Ну что, спрашивается, не пускать меня к нему! Жди теперь утра. А если к утру он сдохнет?

— Если хочешь, могу проводить тебя обратно в общежитие.

— Нет, спасибо. Я спать не хочу. Так что посижу с тобой, — улыбнулась я ему в ответ. Надеюсь, непринужденно. Как ни крути, Ден единственная зацепка.

Мы помолчали. Я смотрела в окно. Лоран не спешил со мной связываться.

— Тин, — позвал Джер через некоторое время. Я обернулась. — Спасибо, тебе.

— За что? — несколько опешила я.

— За то, что пытаешься помочь… И это… Извини меня за тот случай на турнире…

— Забыто, — ммм… в который раз я это говорю?

Джер улыбнулся. Как-то так, ну совсем не так. Я отвернулась к окну. Не нравится мне его улыбка. Вламываются посреди ночи с претензиями, а теперь вот лыбятся. Черт их разберет, этих светлых. Однако через некоторое время я опять скосила на него глаза. Он по-прежнему лежал в той же позе, но подняв глаза к потолку, о чем-то думая. Приходится признать, красив он. Да и видно надежный. Вот как за друга готов стоять. Веселый. Наверно и девушка есть. Какая-нибудь, которая, ну вообще!.. Легко сказать Учителю, подружись. Мда…

— Привет, дипломатам, — от неожиданности я чуть не свалилась с подоконника. Лоран, чтоб его. В следующую секунду я почувствовала, что еще чуть-чуть и его сознание переместится сюда. Мгновенно я поставила щиты.

— Не одна? — почувствовал он препятствие.

— В точку. Какие новости?

— Насколько я понимаю, Белая Цитадель сейчас изволит ночевать, а Тин?

Я прикусила язык. Аккуратнее надо быть со своими, аккуратнее.

— Как я посмотрю, ты в хорошем расположении духа. Тебе есть чем меня порадовать?

— Неа! Зато могу огорчить, — довольно произнес он.

— Не томи, выкладывай, что там у тебя?

— Я на самых нижних ярусах Цитадели. Меня поймали, когда я отправлял письмо по твоему заказу. Так что мне еще собираются выдвинуть обвинение в том, что я пошел против Совета Черной Цитадели.

— Ничего себе! — кажется, я даже это произнесла вслух. Быстро глянула на Джеральда, вроде не слышал.

— Как тебя угораздило?

— Как меня угораздило? Да это ты меня подговорила на этот шаг! Откуда я знал, что решение о твоем отъезде к белым принималось на общем собрании всех магистров? Я был уверен, что максимум, что мне грозит, так это поход против воли Учителя, — он рассмеялся.

— Ничего смешного, — буркнула я, постепенно осознавая, чем, собственно, все это грозит Лорану. То, что его изгонят из клана, это не вопрос, не вопрос и то, что его изгонят из цитадели. Как бы не обернулся такой вердикт загробным служением. Ох, чувствует мое сердце, именно к этому будет склонен Совет.

— Это все, что ты можешь мне сказать?

— Ты знал, на что шел, — вру, конечно. Честно, я даже не предполагала, что все может зайти так далеко.

— Хочешь сказать, мог догадаться? Ох, хитра ты, Тина. Я начинаю понимать, почему Учитель выбрал из нас всех тебя. Можно даже сказать, преклоняюсь, — яд так и сочился из каждого слова.

Молчу. А что сказать? Я не хотела, чтоб так все получилось, извини, дорогой. Легче ему от этого не станет.

— Без ведома Учителя они все равно ничего не смогут тебе сделать, — приходится прятаться за очевидными вещами.

— Проживешь еще пару деньков, это хотела сказать? Тут тебя точно никто не достанет? Ну, да. Есть свои плюсы. Даже браслетики сняли. Кормят три раза. Знаешь, есть обряды, для которых худая жертва не лучший вариант.

— Оставь эти мысли.

— Есть идеи как меня вытащить?

— А стоит? Ты даже с элементарной отправкой письма справиться не можешь, — закидываю приманку.

— Я не знаю, как они меня вычислили, все было абсолютно гладко. Я даже магическую печать цитадели поставил, чтоб светлым и мысли не пришло, что это чужих рук дела. Уже кинул пергамент в портал, как ввалились двое Стражей.

Значит портал. Кто мог поставить на портал охранное заклинание, которое сработало на «мое» письмо? Кому могло прийти в голову, что кто-то из учеников попытается отправить письмо Ректору Белой Цитадели? Учитель?

— Не дрейфь, прорвемся, — я попыталась отсоединить канал. Не вышло.

— Тин, если ты мне поможешь…

— Посмотрим, хотя, сидя тут это, знаешь ли, сложновато. Не скучай, — я отсоединилась.

Ну почему, если все ужасно плохо, оно становиться еще хуже? — мысленно простонала я. Черт, черт, черт. Что же делать, а? Я глянула в окно. Лоран ведь правда из-за меня подставился, да еще как! Все из-за этого чертова заклинания. Ну почему все так паршиво? Я шмыгнула носом. Еще не хватало расплакаться. Ай, черт. Быстро размазываю слезинку по щеке. Ага, теперь еще в голос зарыдать. Ловлю очередную слезу. И Учителя нет, шмыг. И светлые из-за меня умрут. Шмыг. И, и…

— Тин, ты что? — растерянный голос Джеральда с боку.

Уууууу. Что я?

— Ничего, — быстро вытираю слезы. — Вспомнилась родная Цитадель, — ага теперь он точно будет считать меня истеричкой. Нормально. Ведьма-истеричка. У, врать надо лучше. Шмыг.

— Ну, ты это… не плачь…

Решаюсь поднять на него глаза. Взгляд Джеральда несколько испуганный и абсолютно растерянный. Ведьма плакса. Кошмар. Позор-то какой. Ну не стоило ехать в эту Цитадель. Что ж я голоса сердца не послушалась и не сбежала куда-нибудь, когда еще можно было? Уууу. Прячу лицо в ладонях. Слезы и не думают останавливаться.

— Тин, ну месяц это не много…

Шмыг. С-совсем нет. Я тут таких дел наворотила всего за пару деньков. А уж за месяц… Ыыы. Вот, черт. Как же перестать плакать? Шмыг. Ыыыы.

Внезапно Джер меня приобнял, развернул лицом к себе, и я носом уткнулась в его рубашку. Ой. Он погладил меня по волосам.

— Вот увидишь, месяц быстро пролетит, и ты вернешься к своим.

Вернусь к своим? Разве что перееду на местный последний ярус или что тут у них вместо него? Тюрьма? Джер еще что-то говорил, но я его не слушала. Почему-то в его объятиях я почувствовала какую-то непонятную защищенность. Мне вдруг перестало быть страшно. Может, потому что я в нем не почувствовала «своего» проклятия?.. Сделав над собой усилие, я отстранилась. Вытерла глаза.

— Извини, я, я…

Обычно не плачу? Вернее, сто лет назад не плакала.

— Все нормально, — заверил Джер.

Угу. Расплакалась перед белым магам. Ужас!

Джер еще немного постоял. Я старательно отводила глаза. Черт, так стыдно за истерику. Черт, дура, не могла сдержаться? Ух, как я зла на себя.

Джер вернулся на свою скамью. Я отвернулась к окну. Дура.

Время потекло медленно. Джер не спал. Я спиной чувствовала его взгляд. Устроившись удобнее, я закрыла глаза. Если Ден не придет в себя, пойду к Ректору. Решено.

Я проснулась внезапно. За окном начинало светать. Кто-то заботливо пристроил мне под голову мягкий плащ, а сверху укрыл меня моим. Тело затекло. Я пошевелилась и, тихо ойкнув, сползла с подоконника.

На рядом стоящей лавке зашевелился Джер. Он сонно потер глаза. Сел. Чужой плащ, служивший мне подушкой, сполз на пол. Черт. Я быстро подняла его. Конечно же, плащ принадлежал Джеральду. От сего факта я почувствовала, что краснею. Интересно, это он после моей истерики решил позаботиться обо мне?

Я протянула вещь хозяину.

— Как спалось, — поинтересовался он как ни в чем не бывало, неаккуратно кинув плащ на спинку скамьи.

— Нормально, а тебе?

— Пойдет, — он сонно потянулся.

— Гхе, — раздалось со стороны коридора. Мы одновременно обернулись. Главный Целитель вошел в холл.

— Ваш друг проснулся час назад. Вы можете навестить его.

— О, спасибо, — обрадовался Джер. И уже ко мне — Пойдем?

Я кивнула.

— Эх, студенты, студенты. И что же вам так неймется. Пришли бы позже, — Целитель старался, чтоб его голос звучал ворчливо, но вместо этого в нем чувствовалась обеспокоенность за нас. Он проводил нас до дверей палаты. — Вы уж постарайтесь недолго. Он еще слаб, ему противопоказаны переутомления и сильные эмоции. Мы закивали. Еще раз вздохнув, Целитель оставил нас.

Джер не стал стучаться, а просто ввалился внутрь.

— Привет, больным!

Я зашла следом и скромно поздоровалась.

Ден почему-то от нашего появления скривился. Отбросил какую-ту толстую книгу.

— Привет, — буркнул он.

Выглядел он не очень. Бледная, почти синеватая кожа, покрасневшие глаза.

— Что читаешь? — Джер старался говорить бодро.

— Не важно, — отозвался Денис и Денис ли?

— А это что? — Джер взял стопку пергамента с тумбочки. — Какие-то знакомые руны…

Я не удержалась и заглянула через его плечо. Явно не темная магия.

— Отдай! — потребовал Ден. Джер не подчинился, а просто перелистнул страницу.

— Ты что?..

— Не важно, — взгляд Дениса упал на меня.

Джер оставил листки в покое и резко посерьезнел.

— Ден, тут такое дело, на тебя, возможно, наложено темное заклинание…

— Какое? — Ден прищурился.

— Марионетка.

— С чего ты решил? — ни капли удивления или недоумения, просто желание знать факты.

— Я описал Тине, как ты потерял сознание… потом еще знахарка в деревне сказала…

— Значит, Марионетка… — вот теперь Ден нахмурился. — Джер, ты не мог бы оставить нас с Тиной наедине?

Джеральд оглянулся на меня.

— Да не вопрос! — он постарался, чтоб его голос прозвучал равнодушно. Хотя, может я и ошибаюсь. Быстро обогнув меня, он скрылся за дверью, старательно ее прикрыв.

Я подошла ближе.

Джеральд

Плотно прикрыв дверь, я шлепнулся на ближайшую скамью. Правда, признаться честно, было большое искушение оставить ма-аленькую щелочку или громко хлопнуть. Ден в своем репертуаре. Нам, «высочествам», в его дела вход заказан. Не того мы сорта люди. А вот с Тиной быстро нашел общий язык. Ведьмачка, как услышала, что Ден в больнице, так сразу с места сорвалась и всю ночь, можно сказать, под дверью просидела. И расплакалась… Нет, Рив прав, про непустое место, на котором строятся слухи в студгородке.

А, ладно. Я поднялся и заходил по коридору. Туда-сюда, туда-сюда…. И что они там так долго? Ох, не нравится мне все это. И листочки с рунами. Что бы там Ден не говорил, про важно и неважно, но ЭТИ руны я запомнил надолго. Опять ведь что-то мутит. Вряд ли, конечно, он попытается бежать через библиотеку, но зуб даю, что-то он задумал. И какой-такой у него там за Цитаделью вопрос жизни и смерти и где собственно он успел его подхватить? Раньше я за ним таких странностей не замечал. Нормально, каждый день как штык на занятиях. А теперь? Надо с ним серьезно поговорить, и пусть только попробует отвертеться!

Я подошел к окну. Небо хмурилось. Отсюда был хорошо виден безлюдный парк. Студенты в это время еще спят или идут спать.

— Ректор, — я вздрогнул, повернул голову на звук. Главный Целитель замер на пролете выше, и слегка склонил голову. Ректор бесшумно поднимался по лестнице. Я встретился с ним глазами.

— Здравствуйте, — просипел я. Плохая примета встретит самого Ректора с утра пораньше. День определенно незаладится. Хотя, собственно, мне сегодня с Ривом приказано к нему зайти. Ничего хорошего ждать не приходиться.

— Здравствуй, Джеральд.

— Я ожидаю Вас уже полтора часа, — главный Целитель был встревожен.

— Ох, прости, Сариэль. Дела.

— Пройдемте в мой кабинет. Наш разговор не займет много времени.

— Веди, — по-доброму улыбнулся Ректор.

Главный Целитель нахмурился. Он не разделял веселого настроения Ректора. Я проследил взглядом, как начальство скрылось на следующем этаже. И о чем это таком Целитель собирается разговаривать с Ректором? Немного постояв, я все же поднялся выше и замер на середине лестнице.

Дверь в кабинет Главного Целителя осталась открытой. М-да. Вряд ли что интересное будут говорить. Я собрался вернуться обратно, но передумал:

— Взгляните на это, — перешел сразу к делу Целитель.

— Вы увлекаетесь темной магией? — голос Ректора.

— Это щит.

— Я вижу.

— Вас совсем он не удивляет, ведь так?

— Так, — вздохнул Ректор, словно в чем-то каялся.

— Значит, знали? — осуждение в голосе Целителя.

— Знал.

— И молчали? — пауза. — Но как так можно, господин Ректор? Я вас не понимаю! Я… Что могло заставить Вас скрыть это?

— Боюсь, у меня нет достойного оправдания, — тяжело сознался Ректор.

Пауза, еще одна, более длинная.

— И что прикажете мне с этим делать? — растерянный голос Целителя. — Вы просто не имели права скрывать это! Темная, опасная магия на одном из ваших учеников! Он проучился здесь больше года и все это время вы знали?..

— Ну, во-первых, вы сами назвали эту магию Щитом…

— Хорошо, давайте быть точными до конца. Для нас это Барьер, абсолютный.

— Хорошо, пусть так, но ведь не опасный?

— Не опасный?! Вы слышите себя? Да кто знает, что он скрывает за собой!

— Во-вторых, скажи я вам раньше… Нет, даже так, приведи я его сюда в саму ту минуту, как обнаружил на нем шит, вы что-нибудь смогли бы сделать?

Молчание. Я уж решил, что Целитель не ответит, но он заговорил:

— Нет, ничего. Мы бессильны. Темный Щит был одет на него слишком давно. В раннем детстве, сказать более точно, к сожалению, нельзя. Снять чары, не затронув психику ребенка, шансы слишком малы, что б я позволил кому-нибудь провернуть такую авантюру. Но это вас не оправдывает.

— Я не ищу оправданий.

— Ровно как и не оправдывает родителей этого ребенка. Столько лет! Господи, неужели он ни разу не болел и не посещал больницу? Неужели ни разу за столько лет ребенок не побывал у… да, самого бездарного целителя?!

— Меня тоже в свое время потряс сей факт. В Больницах города я нашел только запись о том, что роды прошли хорошо и больше не единой строчки!

— Значит, вы все же интересовались его судьбой? Что ж, хотя бы так. Хотя бы так… Как же я хотел бы взглянуть в глаза этих, с позволения сказать, «родителей»! Они не маги?

— Нет.

— Я не знаю, что скажут ваши люди, бывшие здесь ночью, по поводу темных чар, но со своей стороны я могу только повторить, что мы бессильны. Простите меня, Ректор, но я возьму на себя смелость и изложу родителям всю ситуацию. Я думаю, они должны знать, что происходит с их ребенком.

— Вы правы.

— Что ж, не смею вас больше задерживать.

Я стрелой метнулся вниз.

Тианесса

— Тин, — позвал Денис. — Есть какие-нибудь способы снять с меня эту «марионетку»?

Я быстро взглянула на его ауру, и, как ожидалось, столкнулась со щитом.

— Нет, — пришлось признать. Я хотела пояснить почему, но парень меня перебил:

— А противостоять этому?

— Нет.

— Я так и думал, — вздохнул он. Хотя это его не больно расстроило. Просто факт, с которым придется смириться. Из книги он быстро выудил сложенный пополам листочек и протянул его мне. — Последний вопрос, если не возражаешь.

Я приняла листок, развернула. В углу листа был изображен замысловатый незнакомый узор.

— Ты знаешь этот клан?

— Нет, — пришлось признать. Я нехотя вернула листок. Что-то в этом узоре меня зацепило. Что-то такое неуловимо знакомое. Черт, могла ли я его видеть раньше? Нет, определенно. Что, если Ден ошибся и это не эмблема клана, а нечто иное. Что же мне в нем показалось знакомым?

— Спасибо, Тин, — так искренне поблагодарил Денис, что мне стало неловко. В конце концов, я ему ничем не смогла помочь. Главное сочувствие, как говорит Лоран.

— Денис, — я села на краешек кровати. А вот теперь моя очередь. Как хорошо, что Джер оставил нас наедине. — Откуда у тебя то заклинание с проклятием?

— Зачем тебе? — в принципе, подобного вопроса я и ожидала.

— Мне очень нужно знать все об этом проклятии. Пойми, это очень важно!

И я не уйду, пока ты мне все не расскажешь, мысленно добавила я.

— Значит очень важно, — задумчиво проговорил Ден. — Ладно, хорошо. Это заклинание я видел у Теоретиков. Меня оно заинтересовало, я и спросил у тебя для чего оно.

— Теоретиков? — переспросила я.

— Да. Это Маги, занимающиеся разработкой новых чар. Скорей всего, они пытались создать щит, — пожал плечами Ден.

— Они его создали?

— Я не знаю.

— А где их можно найти?

— Тин, это немного засекреченный отдел. Когда я у них был, они были на берегу моря. Вряд ли они там до сих пор.

— Значит, ты давно там был? — если да, то у них было много времени что-нибудь создать.

— Нет. Совсем недавно.

Ай, черт.

— Как ты к ним попал?

— Это долгая история. Меня туда телепортировал Ректор.

Тупик. То, что сам Ректор, телепоритирует простого ученика к «несколько секретной» организации, я уже не удивляюсь. С Денисом легко перестать удивляться. Может, я ошибаюсь, и Ден все врет?

— Тин, зачем тебе все это?

— Да так, просто надо.

Ден кивнул, принимая мои объяснения. Интересно у нас с ним получается, я не лезу в его тайны, он в мои. Мда, мои тайны. Пойду к Ректору сознаваться. Другого выхода я не вижу. Лоран же сидит в тюрьме — вот и я посижу.

Я поднялась.

— Ты поправляйся. Я пойду, наверное.

— Извини, Тин, но я правда больше ничего не знаю.

Я махнула рукой на прощание. Вышла, плотно прикрыла дверь. Надо зайти к себе и прихватить все наброски. Покажу Ректору, может, что ему пригодиться. Ох, не верится, что этим теоретикам удалось создать нечто такое, что поможет моим проклятым.

На лестничном пролете на меня налетел Джер. Потеряв равновесия, я повалилась на ковер, увлекая и его за собой. Ай, черт, благо Учитель не видит. Наверное, способов сто было уйти от удара или хотя бы не шлепнуться!

— Извини, — пробормотал Джеральд, не торопясь слезать с меня. Ну, ну. Немного магии и — вуаля! Джера подбросило вверх, не сильно крутануло в воздухе и отпустило. Он шлепнулся рядом со мной.

— Теперь в расчете, — довольно констатировала я, легко поднимаясь, и в следующую секунду столкнулась взглядом с Ректором. Ой, мама дорогая, он мысли читает? Откуда он здесь?!

Несколько секунд я просто тупо смотрела на него, пока не очнулся внутренний голос. Надо бы поздороваться для начала, госпожа ведьма.

— Здрасти, — промямлила я. И улыбочку. Пошире и поласковее. С улыбочкой ничего не вышло.

— Что здесь происходит? — забеспокоился Главный Целитель, замерший на две ступеньки выше ректора.

— Ничего, — отозвался Джер с пола.

— Дети, Сариэль. Вспомни себя в их возрасте, — неожиданно Ректор встал на нашу сторону.

— В их возрасте я был куда серьезнее, сэр.

— Помню я, каким ты был в их возрасте.

— Больница — это не развлекательное заведение, — остался при своем мнении Целитель.

— Мы все поняли, — встрял Джер, поднимаясь.

— Надеюсь.

Процессия Ректор — Целитель двинулась дальше вниз. Ректор еле сдерживая улыбку, Целитель качая головой. Мы с Джером переглянулись.

— Ты на пары?

— Ага, — легко соврала я. — Только к себе загляну.

— А я к Дену еще зайду.

Я кивнула.

— Увидимся на парах, — мягкая улыбка коснулась его губ.

— Ну, да, — хотя вряд ли. Добавила я про себя и направилась вниз по лестнице.

Джеральд

Я проводил глазами Тину. Она не торопясь спускалась по лестнице, видно не хотела догнать Ректора. Интересно, а какие собственно у нас сегодня пары? Всерьез задумался я. Дена что ль спросить?

Недолго думая, я вторгся к нему в палату. Ден встал с кровати и недовольно осматривал свой больничный наряд в зеркале. В глазах бушевал ураган.

— Ден, ты чего? — позвал я его.

— Они забрали мои вещи, оставив вот это, — он ткнул в зеркало.

— Нормальная больничная одежда, — пожал плечами я. Белые легкие брюки и длинная свободная рубашка. Такую выдают в каждой больнице.

— Ну, ну, — промямлил он. — Ты что-то хотел?

— А ты куда-то собираешься? — не остался я в долгу.

— К Целителю. Я не намерен здесь прохлаждаться целый день. И из-за какой-то глупости пропускать занятия.

— Это вовсе не глупость, — обиделся я, вспоминая, как тащил его полуживое тело на себе.

— Глупость.

— Ты уверен, что на занятия собираешься? — пошел я в обход, кинув взгляд на стопку листов, теперь торчавшую из-под подушки.

— Неважно куда. Но целый день без дела валяться в кровати я не собираюсь.

— Слушай, Ден, ты ведь опять собираешься бежать. Я узнал Руны.

— Это не важно, — он повернулся ко мне. В глазах застыл лед. Так, на этот раз Денис точно нас с собой не возьмет. И вообще, он похоже на что-то конкретно обиделся.

— По-моему ты чем-то недоволен, — промямлил я, под его холодным взглядом.

— Все прекрасно, Джер. Лучше не бывает.

— Ты о чем? — я осел на стул, пристроенный в углу.

— Ни о чем.

— Нет уж. Я не отстану. В чем дело?

— Ни в чем. Все замечательно. Я снова в Цитадели. Надо мной полночи кружили какие-то маги со своими чарами. Кстати, Агнер тоже на огонек заходила, со своими друзьями Теоретиками. Я становлюсь популярным. Спасибо, тебе с Ривом и Целителю.

— Причем тут я и Рив?

— Причем тут ты? Слушай, зачем вы вообще с Ривом полезли за мной, а? Зачем ты меня притащил к Знахарке? Если вам приспичило назад в Цитадель, то причем здесь я? Могли бы бросить, где-нибудь по дороге под куст.

— Оригинальная мысль. И почему она нам в голову не пришла? — обиделся я. — Мы, между прочим, за тебя переживали. Тащили, думали сейчас сдохнешь. И ты сам сказал «Цитадель».

— Я не говорил, — буркнул он и махнул на меня рукой.

Больно надо. Я вскочил со стула:

— Знаешь, когда в следующий раз потеряешь сознание, записку оставляй. Так, мол, и так — не трогать, закуска для местной дичи — с этими словами я вышел вон и с силой хлопнул дверью.

Вот тебе и «спасибо», ругался я, спускаясь по лестнице, прыгая через одну ступеньку. Показался наконец-то первый этаж, холл. Я выбежал на улицу. Неужели бы Ден на моем месте так и поступил, как говорит? Но с другой стороны ему давно надо было обратиться за помощью к знающим людям. Темная магия не шутки! Ден должен это понимать! И вообще, если подумать, Целитель прав. Прав во всем.

Я широким шагом направился в общежитие. Сонные студенты потихоньку выползали на улицу.

Но что Дениса заставляло столько времени держать все в тайне? Правильного, рассудительного Дена… Я тяжело выдохнул. У него просто обязаны быть веские аргументы, с которыми в принципе он никогда ни с кем не поделиться. По крайней мере, со мной. Точно такие же, что заставили его бежать из Цитадели. Вопрос жизни и смерти. Что он готов быть брошенным под кустом. Может у него и правда есть все права на меня обижаться? А мог ли я поступить иначе? Я остановился и с силой ударил по ни в чем не повинной ветке, свисавший так низко, что угрожала оцарапать лицо.

Значит, тебе надо удрать отсюда, Ден. Не будем себе льстить, скажем прямо, если бы Денис мог обойтись без нашей с Ривом помощи, он бы уж точно нас не стал привлекать. А это значит, что другого способа, как через Архив, он не нашел. Да и руны у него сейчас на пергаменте те же самые. Так что и сейчас он не видит никакого другого выхода. Хотя выход определенно есть. Помочь? Ладно, получать от Ректора наказание мне не в первой, потерпим. Я резко развернулся и легкой трусцой направился в девчачье общежитие.

В жизни бы не подумал, что двери в женское общежитие, закрываемые на ночь, в такую рань уже будут во всю нараспашку. Стоило только войти в холл, как тут же до меня долетел запах душистого чая и блинов. Живот недовольно буркнул. Я решительно направился на последний этаж. Будем надеяться, что Тина меня угостит чаем с чем-нибудь не менее вкусным.

Зря надеялся. Поводив носом, я констатировал, все прекрасные ароматы кончились этажом ниже. Здесь же рассчитывать на плотный (и не совсем) завтрак не приходилось. А дверь в знакомую комнатку была открыта. Я стукнул по косяку и заглянул:

— Можно?

Тина стояла посередине комнаты, прижав к груди стопку листочков, и как-то рассеянно осматривалась по сторонам. Длинные волосы рассыпались по плечам. Она была одета в легкую серую футболку с коротким рукавом и черные атласные штаны. Мой взгляд упал на нить из поблескивающих камней, обвивших, как змея, ее руку. Тут же вспомнилась первая встреча.

Тина проследила за моим взглядом. Нить камней блеснула холодом.

— Ты что-то хотел? — спросила она. Абсолютно черные глаза были серьезны.

Будь что будет. Попытка не пытка.

— Просто поговорить хотел, — пожал я плечами. — На чай позвать или напроситься, — добавил я и не смог сдержать улыбку. Черные глаза остались беспристрастно холодными, но Тина отложила листки.

— Кофе будешь? — почему-то я был уверен, что она меня пошлет и ее вопрос несколько застал врасплох, поэтому я слегка запоздало, но все же кивнул.

Она помедлила, и уточнила.

— Наколдованное будешь?

— Буду, — согласился я. Странно, но черные глаза за весь вполне дружеский диалог ни разу не потеплели.

Тина прошептала несколько слов и рядом с ее рукой возникла две маленьких чашки с ароматным напитком. Изящное движение рукой и чашка поплыла в мою сторону. Я неуклюже ее поймал.

— Там, дальше по коридору, нечто в виде кухни есть, — сообщила она, легко проходя в щель между мной и дверью, только прядь волос коснулась моего плеча.

Пришлось следовать за хозяйкой. «Нечто в виде кухни» было спрятано за третьей дверью от нее. Это довольно просторная светлая комната с большим столом посередине. По стенам вились цветы, цвели розы на подоконнике. Вся эта комната как-то совсем не вязалась у меня с образом Тины. Заметив мой взгляд, она слегка нахмурилась:

— Что-то не так?

— Все нормально, — поспешно заверил я, усаживаясь за стол. Тина села напротив. Пару не разборчивых фраз и на столе появились конфеты и замысловатой формы печенья.

— Ты всегда так ешь? — несколько опешил я. Честно признаться, наколдованная еды — это не моя стихия. Она получается у меня, ну скажем «не очень». Э, совсем не очень. Тина пожала плечами, явно не намереваясь распространяться на эту тему.

Я осторожно отпил из чашки.

— Вкусно, — оценил я. Тина с сомнением повела плечами. — Правда, вкусно.

— Настоящие лучше.

— Твое почти не отличишь.

— Ты хотел о чем-то поговорить, — напомнила она. Вот же ведьма, и не уболтаешь.

— Ни о чем конкретно. Просто поболтать.

Тина опустила глаза в чашку. Не верит. Ну почему она уверена, что так просто зайти поболтать я не могу? Даже немного обидно. Вот в следующий раз «так просто» возьму и приду!

— Ладно, — сознался я. В конце концов, она ночью побежала Дениса спасать. — Надо помочь одному человеку. Дену, если точнее.

Брови слегка нахмурились.

— Ему очень надо из Цитадели на пару деньков отлучиться…

— Разве это возможно?

— Есть одна идея, — я отставил кружку, чтобы не мешала излагать. — Тут в шести часах езды есть небольшой городок. Очень известный. Под ним много боев проходило, — Тина кивнула, словно что-то вспомнив. — Ну, так вот, если ты попросишь Ректора его посмотреть, думаю, он не будет против.

— Ты думаешь? А мне кажется наоборот…

— Тин, Ректор у нас не совсем дурак. И понимает некий казус: Темная учится в Белой Цитадели. Даже не звучит. Уверен, он тоже чувствует абсурд, и если ты попросишься посмотреть такое легендарное место, никто не удивится.

Вот теперь в глазах девушки ясно читалось сомнение.

— Ну, попробовать, по крайней мере, стоит.

— Хорошо, — кивнула Тина. — Но причем тут Денис?

Я выудил конфету.

— Это самое важное. Ты можешь так невзначай уронить какую-нибудь хорошую фразу, из которой бы следовало, что надо взять с собой Дена?

— Фразы не роняют, — автоматически поправила она. — Фразу я вполне могу подобрать, но ты думаешь, ректора не насторожит, все это?

— Конечно, насторожит! Хотя то, что ты хочешь взять с собой Дена, вряд ли. Уж о том, что мы всю ночь просидели в больничном крыле, он, наверное, уже в курсе, тем более сам нас там видел. Если мой план и не удастся, и Дена он не выпустить, то, по крайней мере, сама съездишь, посмотришь, развеешься. Будет, что вспомнить.

— А меня, думаешь, выпустит?

— Конечно не одну. С кем-нибудь из магистров запросто. Просто, если бы ты еще Дена захватила…

— Я попробую, — глаза сверкнули решительностью. — Когда лучше к нему подойти?

— Давай, ты после обеда заглянешь к нему, хорошо? Просто надо еще одно дело провернуть.

Она кивнула.

— Договорились, — только сейчас улыбка коснулась ее губ.

Не думал, что когда-нибудь это скажу, но ведьма мне все больше и больше нравится! Честно думал, что придется долго и нудно уговаривать, подходя ко всему издалека. Хотя, она наверно из-за Дена и согласилась. Мда, наш Ден и темную очаровал.

— Вот и отлично, — обрадовался я. Тина отпила кофе, я развернул конфету и слегка надкусил. Шоколад как шоколад.

— Это не наколдованное, — заметила она мою настороженность. — Это из моей Цитадели, я в дорогу брала.

— Шоколад из Темного мира? — поразился я. — Ммм… А на вкус не отличишь!

Вот теперь мне удалось ее насмешить. Сейчас улыбались не только губы, но и в глазах появился веселый огонек. Хороша ведьма, особенно когда вот так смеется. Внезапно, Тина посерьезнела.

— Пара начнется через полчаса.

Во, второй Ден на мою голову!

— Я на пару не пойду.

— А я опоздаю, если не потороплюсь, — Тина быстро допила кофе.

— Да тут до корпуса идти минут пятнадцать, не больше!

— Еще надо найти кабинет, — она произнесла это так, словно искать кабинет была самым тяжелым и скучным наказанием.

— Я тебя провожу, — пообещал я и тут же спохватился. — А у нас сейчас что?

Что у нас сейчас, в отличие от меня, Тина прекрасно знала. Допив кофе с не менее вкусным печеньем, я подождал, пока Тина соберется, а именно: натянет длинный темный свитер и плащ, что заняло буквально три секунды. Никогда еще не видел, чтоб девушка так быстро собиралась. Мы вышли на улицу. По дороге разговор не вязался. Я отправил Риву вестника и получил ответ, что он уже стоит под дверями ректорского кабинета. Вот не спится человеку.

Как обещал, я довел Тину до дверей аудитории. Пришли мы, на мой взгляд, очень рано. Никого из наших еще не было. Здесь я с ней и попрощался, зачем-то пообещав прийти на пару этак четвертую.

Ривальд встретил меня хмурым взглядом.

— Чему радуешься? — пробурчав он, заметив меня в конце коридора.

— Я — радуюсь?

— У тебя такой довольный вид, словно идешь не к ректору, а на свидание, — подразнил он меня.

— Есть одна тема, — я схватил его за локоть и отвел в сторону от дверей в приемную.

— И? — поторопил он меня. Нет, Рив точно сегодня встал не стой ноги.

— Если коротко, то весь наш побег вали на меня. Это я подговорил тебя и Дена бежать.

— Джер, тебе плохо? Или по наказанию соскучился?

— Я тебе потом все объясню, просто так надо.

— Тебе как-то странно надо… Ладно, хорошо. Хочешь выгородить Дена. Будь по-твоему, но надеюсь, ты подумал над моими словами на счет Дениса?

— Я знаю, что делаю.

— Будем надеяться, — похоронно прошептал Рив, наверно, надеясь, что я не услышу. Ага, сейчас. Быстро скатав маленький огненный шар, я запустил в Ривальда. Тот отклонился. Шар исчез, коснувшись стены.

— Д'Вальдгард и Д`Орбист — окликнула нас секретарша Ректора. — Вас ждут.

Я кинул взгляд на Рива. «Договорились?» — должно было читаться во взгляде. «Куда ж от тебя денешься» — вздохнул Рив. Мы протиснулись в приемную и не дожидаясь, пока секретарша войдет следом за нами и объявит нас Ректору, я потянул тяжелую дверь на себя и заглянул внутрь:

— Можно?

Ректор отложил бумаги. Отец Рива перестал мерить кабинет шагами, замер, приподняв бровь. Надо было постучаться, запоздало сообразил я. Рив сзади чуть слышно простонал. Мда… Хотя бы моего нет.

— Можно, проходите, — ответил Ректор.

Мы переступили порог и нерешительно замерли, прикрыв дверь.

— Итак, юные маги, известно ли вам, что покидать Белую Цитадель Света в учебный период нельзя?

Мы кивнули. Как же не известно. Помнится, на первом курсе, когда нас поймали за перелезанием через забор, нам битых два часа разъясняли сей факт. Нельзя и точка. Это сделано для вашего же блага. Магия в столь юном возрасте нестабильна, вы еще не в силах полностью ей овладеть. И так далее в том же духе, занудным голосом и по кругу.

— Очень хорошо, — обрадовался Ректор. — А теперь разъясните, как вам это удалось?

Отец Рива поперхнулся. Я опустил глаза в пол. Срочно нужно придумать нечто правдоподобное.

— Повезло, — нашелся я.

— Что-то вам последнее время стало несказанно везти. Чего только стоит посещение Архива, закрытого не одним десятком щитов. Теперь вот вам удалось найти лазейку в, казалось бы, безупречной защите всей Цитадели, которое создавалась не одно столетие. Не слишком ли много для одного везения?

Ректор обвел нас суровым взглядом.

— Чья была идея совершить побег? — брови ректора хмуро сошлись на переносице.

— Моя, — признался я, поднимая глаза. — Это я подговорил остальных.

— Зачем? — просто спросил отец Рива.

Я пожал плечами.

Ректор покачал головой.

— Тебя не нравится здесь учиться? — вот пристал. Хорошо еще моего отца не пригласили.

— Нравится, просто… — пространственно ответил я.

— Значит просто? — переспросил правая рука дяди. — О, господи. Такое чувство, что вам по пять лет, и вы не способны отвечать за свои поступки! Вы посмотрите на себя. Здоровые парни, а все в игры играют. Джеральд, ты хоть понимаешь, что твой товарищ чуть не умер? Еще пару часов и уже никто ничего не смог бы сделать! Твоя шалость на этот раз чуть не обернулось смертью твоего друга. Друга, которой поверил тебе, пошел за тобой. Ты вообще понимаешь, что чуть не произошло?

Я кивнул.

— Ничего ты не понимаешь, — разочарование в голосе отца Рива. — Целитель всю ночь не отходил от Дениса не на шаг. А ты знаешь, что не существует античар для «Марионетки»? Только истинно великий целитель может поддерживать связь тела и души, когда пациент под воздействием «Марионетки», а черный маг кинул его на смерть, не позаботившись вернуть душу назад. А ты знаешь, что Денис уже почти ушел? Что Целитель буквально вернул его с того света? Пара часов и все!

— Герцог, успокойтесь. Это могло случиться в любое время.

— Здесь ему сразу же оказали помощь. Почему вы, создав такую безупречно продуманную магию, не подумали, как можно вернуть? Или возврат не предполагался?

Я потупил взгляд. Да в глазах отца Рива я на долго останусь эээ плохим человеком. И зачем я в это ввязался?

— На ваши поиски была задействованы люди из силовых структур. Вас искали несколько сот магов по всей земле. Вы понимаете? Несколько сот магов бросили все дела, чтоб найти студентов второкурсников. Да, в конце то концов, вы могли погибнуть при перемещение!

— Кто автор заклинания? — перебил Ректор.

Мы молчали. Тишина повисла на несколько минут.

— Если я не ошибаюсь, то Денис, так? — это Ректор понял, что ответа не получит.

Мы не ответили. Это была самая сколькая грань во всем вранье. Выдать его творения за свое я при всем желание бы не смог. А заставить что-нибудь сделать Дениса без его желания, проще осла переупрямить.

Отец Рива, смотря на наши бесстрастные мины, покачал головой, словно ставя где-то большой жирный крест.

— У вас есть к ним еще вопросы? — тихо спросил Ректор старшего Д`Орбиста.

— Нет.

— Идите, молодые люди. Подумайте о своем поведении. Позже, когда поправиться Денис, я вас приглашу еще раз, и там мы решим о мере вашего наказания.

Мы помялись.

— Идите, — отец Рива. Простая фраза, но было произнесена с такой интонации, что нас ветром сдуло.

Секретарша проводила нас настороженным взглядом. Думаю о том, что горстке студентов удалось сбежать, никто не знает. М-да. Мы шли по коридору. Я хлопнул по плечу повесившего голову Риву.

— Прорвемся, — подбодрил я его.

— Ага… Только знаешь, он ведь в чем-то прав. Почему ты не хочешь сказать, что все из-за Дена?

— Так надо.

— Джер, мне не нравится все это. Денис, темная магия, Тина и его побег, марионетка. Уж больно нехорошая цепочка получается. Ты сам подумай. Он нам ровесник. Так?

— Так, — пришлось согласиться.

— У взрослых, конечно, свои секреты, но если бы какой темный маг хоть раз проскочил через границу между мирами, вряд ли бы это осталось незамеченным. По крайней мере, уж точно наши отцы не смогли бы обойти эту тему. Это факт. Все Темные Маги после войны вернулись в свой Мир. Тоже факт. Мы с тобой как-то даже сами видели протокол поиска темных на наших землях. Откуда могла взяться «Марионетка»?

— Хороший вопрос.

— А теперь заметь, что Тина, по сути, и есть тот самый Темный Маг, которая первая после подписания договора пересекла границу.

— Рив, это бред.

— Она общалась с Деном.

— Говорю тебе: бред.

— Хочешь сказать, что ты знаешь что-то такое, чего не знаю я? Поэтому отмахиваешься от моих доводов?

— Эта не Тина. Щиту, который мы видели на ауре, несколько лет.

Рив замолчал, переваривая полученную информацию. Я почему-то ощутил себе предателем, разгласившим секрет друга.

— Хорошо, Щит Тина не ставила. Но это не снимает с нее подозрений насчет «Марионетки».

— Она ночь провела в больнице, переживая за Дена!

— Просто хотела быть рядом с творением рук своих.

— Это не Тина, — повторил я, выделяя каждое слово. Рив покачал головой, оставаясь при своих сомнениях.

Ривальд направился на пары. Я последовал за ним. Спать не хотелось. На душе было скверно. Еще отец Рива здорово подпортил настроение. А еще точно могу сказать, про эту мою выходку отец уж в курсе. Да, чувствую, счастливые у меня будут зимние каникулы.

Заметив нас, застывших на пороге, магистр махнул рукой, мол, проходите, и продолжила самозабвенно читать лекцию. Класс скрипел пером по пергаменту, теребя полусонные глаза. Тина внимательно слушала, подперев подбородок рукой. Моя парта не пустовала. Денис как штык корпел над конспектом. Я пораженно бухнулся рядом. Это он вчера ночью был почти на том свете? А по горящим глазам и не скажешь…

Заметив мой взгляд, он оторвал перо от пергамента и просто сказал:

— Извини.

Я моргнул.

— Я был не прав, — продолжил он. — Ты не мог знать. Прости.

— Забыто, — легко согласился я.

— Спасибо, что не бросил, хотя лучше бы бросил.

— Странный ты, — признался я.

Ден не ответил. Смочил перо в чернилах. Магистр, прикрыв глаза, рисовала сложную схему на доске. Мел самостоятельно уверенно вычерчивал замысловатый рисунок.

Я помолчал. Сначала чуть было не сорвался вопрос о том, чего собственно я не знал, но подумав, решил. Захочет, расскажет.

— Есть маленький шанс, что Ректор тебя выпустит на пару дней из Цитадели.

Глаза Дениса округлились.

— С чего бы это вдруг?

— Вечером станет ясно, выпустит или нет. Тебе-то пару дней хватит? Или ты решил вообще больше не возвращаться?

— Честно, после того побега я не думал возвращаться… Но если у меня будет шанс вернуться, то мне хватит и одной ночи.

— Не собирался возвращаться? — теперь поразился я. — Да ты с ума сошел! Бросить учебу тебе?! Ты ненормальный.

Точно ненормальный. Ладно бы я бросил, но Ден… Это как-то и в голове не укладывалось.

— Какой есть.

Я хмыкнул, да уж. Немного помолчав, Ден позвал.

— Джер, — я оглянулся, — спасибо тебе.

— Я сказал, что есть всего лишь шанс…

— Все равно, спасибо.

— Значит мир, — я протянул руку.

Ден пожал.

— Мир.

Вот и отлично. А с Ректором, отцом и мистером Д`Орбист я как-нибудь разберусь. Ден вернулся к конспекту. Хотел достать листок, но тут вспомнил, а сумка-то у меня в комнате. Зря пришел. Я оглянулся. Тина сложила руки на парту и, слегка прищурившись, пыталась разобраться в замудреной схеме. Словно почувствовав мой взгляд, черные глаза остановились на меня. Я подмигнул. Тина не ответила, вернулась к созерцанию схемы.

М-да. Карл был на месте, посему я несколько отодвинулся в бок, прячась за его широкой спиной. Поспим. А после пары пойду домой, тут мой правильный Рив меня не переубедит. А вот этого Дена вообще спрашивать не буду. Быстренько смоюсь домой. Я покосился на Дениса.

— Слушай, а тебя Целитель то отпустил?

— Отпустил, как видишь.

И этот сдался под деновым натиском. Плохая тенденция намечается.

Я закрыл глаза.

Тианесса

Джеральд исчез после первой пары, как будто его и не было. Я медленно поднималась по лестнице к Ректору в кабинет. По сути, обед прошел. И если я не хотела опаздывать на пару, то надо торопиться, но я упорно отодвигала встречу с Ректором. Идея Джеральда казалось простой и бредовой. Если бы я с таким предложением подошла к Учителю… Нет, я бы никогда не посмела, но Джеральд говорил так уверенно. Ему определенно не казалась вся ситуация абсурдной. А у меня просто нет другого выхода. Если мне удастся вырваться из Цитадели, это уже полдела. Большие полдела. Ладно, сначала надо вырваться, а уж потом мечтать.

По крайней мере, если Ректор меня отправит с такими предложениями куда подальше, то он определенно будет прав. Я постучала в тяжелую дубовую дверь. Мне открыла приветливая секретарша. Она спросила, вызывал ли меня ректор де Савиан, и попросила подождать меня несколько минут. Сама скрылась в его кабинете. Будь что будет.

— Тианесса Меджисан, — улыбнулась она, выходя, — проходите.

Надо быть вежливой, напомнила я себе.

— Спасибо.

Я прошмыгнула в щель. Секретарша за мной закрыла дверь. Ректор сидел за столом, потирая переносицу. На столе лежали бумаги. Взгляд Ректора был усталый. Увидев меня, он поднялся.

— Проходите, Тина. Присаживайтесь, — он указал на стул, рядом со столом. Я села. Ректор тоже сел.

— Я вас слушаю, — поторопил он меня.

Ох, мамочка дорогая, помоги мне.

— Дело в том, что я бы очень хотела побывать в легендарном городе Нарилангранд, — промямлила я не складно.

Глаза Ректора округлились, он слегка побелел, но быстро справился с эмоциями и взял себя в руки. Возможно, если бы я не смотрела на него в упор, то даже бы не заметила его реакции. Сейчас пошлет, поняла я.

— Чем вызван ваш интерес?

Вопрос меня озадачил. Он что-то подозревает?

— Я много читала о нем… и о тех битвах, что происходили в нем. Мне было бы очень интересно посмотреть на все своими глазами…

Да, мне с такой речью определенно только в дипломаты. Ужас! А если еще учесть, что за всю речь я пару раз сбилась.

Ректор встал, прошелся по комнате, сложив руки за спину.

— А вашему учителю известно о ваших намерениях?

— Нет, — пришлось сознаваться.

— Что ж, — Ректор остановился и хмуро на меня посмотрел. — Почему бы и нет? Город полностью отреставрирован. На месте великих битв возведены памятники. Думаю, вы не пожалеете о поездке. Тем более это совсем не далеко. Пять часов пути. Когда бы вы хотели отправиться?

— Если можно, я бы отправилась завтра.

Неужели правда отпустит? Если не завтра, то и ехать уже смысла нет. Сегодня, скорей всего, народ потянется в больницу. Как ни крути, вряд ли целители сразу найдут мою магию. Какими бы они выдающими не были, им все равно понадобится сутки или двое, чтоб разобраться.

— Хорошо. Завтра на рассвете. Но я не могу отпустить вас одну. С вами отправятся два магистра Белой Цитадели, — он сделал паузу, словно давая мне время на возражения. Я кинула. Конечно, это нежелательно, но думаю неизбежно.

— А можно со мной поедет еще и кто-нибудь из учеников? К примеру, Денис Савальян?

— Денис? — Ректор озадачился. — Вообще-то завтра учебный день.

— Он все нагонит.

Ректор одарил меня еще одним хмурым взглядом.

— Хорошо, если он не будет против.

Я не ослышалась? Ректор согласился? Ура! Если со мной поедет еще кто-нибудь из учеников, то удрать определенно будет легче.

— У вас все?

— Да, — я поднялась.

— Очень хорошо. Я позабочусь, чтоб к завтрашнему утру подготовили лошадей и провизию. Думаю, ваша поездка займет не больше двух дней.

Два дня?!

— Да, конечно. Спасибо.

— До свидания.

— До свидания, — поддакнула я, выбираясь из кабинета.

Получилось, получилось! Я прошмыгнула мимо секретарши и только после этого перевела дыхание. Надо рассказать Джеральду.

Джеральд на пару не пришел. Немного помявшись, я на перемене подошла к Денису и рассказала ему о предстоящей вылазке. Мгновенно в глазах Дениса поднялся радостный ветер.

— Тин, спасибо тебе большое!

— Джеральда благодари. Кстати, где он?

— А кто его знает, где его носит. Может, на последнюю пару придет.

Вот так у них тут учатся. Не то, что у нас. Попробуй не приди в назначенное время к Учителю. Даже в голове не укладывается.

Джеральд

Блаженно потянувшись, я отметил, что за окно уже далеко не утро. Как бы так сказать, больше даже вечер. Ну, я соня! Рывком поднявшись, нашел денову пакость. Будильник показывал начало последней пары. Да, ничего не скажешь. День как-то незаметно пролетел. Кажется, мне даже что-то снилось. Что-то хорошее. Я натянул штаны и на мятую рубашку теплый пушистый свитер. Плащ не стал одевать и, выйдя на улицу, покаялся. Да, пора привыкать, лето кончилось. Дни все холоднее и холоднее. Точнее, вечера. Ноги сами привели меня к кабаку. Я потянул на себя дубовую дверь. Однако, для такого времени маловато сегодня народу. Раза в два меньше. Углядев кучку второкурсников-практиков, я присоединился к ним. Быстро поздоровавшись со всеми, кого не видел, я шлепнулся на свободный стул, заказал много всего, однозначно больше, чем обычно беру. Довольно потер руки:

— Эй, парни, чего-то вы сегодня какие-то кислые.

— Настроения нет, — буркнули справа.

— А что так?

— У меня девушка заболела. В больницу положили.

— Да, ладно. С кем не бывает! Осень — время простуд. Поправится!

Другой посмотрел на недоеденную еду.

— Меня тошнит. Как будто весь вечер вчера пил.

— А что, нет? — подколол я.

— Какой там! Ты вчера правильно сделал, что на пары вообще не приходил. Знаешь, что некроманты учудили?

— Нет.

— Весь курс с последней пары сняли. В катакомбы свои повели. Видите ли, у них призраки после нашего визита икать стали. Трудотерапия — одним словом. И как узнали, что это мы?

— Все из-за Лишера! Тоже мне, нашел место! — голос слева.

— Да что Лишер. Эти некроманты совсем уж оборзели. Носы задрали. Тоже мне, господа. Слышал, они нас на «поговорить» в субботу вызывают?

Ничего себе я пропустил. Всего-то день в Цитадели отсутствовал.

— Ну и пойдем, поговорим! — объявил я. — Пусть напрямую все претензии выскажут, а там разберемся. Не дрейфьте, парни!

Тут мне принесли еду, и я понял, насколько я голодный! Кто-то из-под стола достал початую бутыль местного студенческого производства, и разговор потек как ручей. О некромантах, о Лишере, о Тине. Поднялись мы, когда на улице заметно потемнело. Итог был скромный: некроманты — козлы, а с остальным разобраться надо. Странно, но за всю беседу особо не вспоминали про Дена. Лишь только кто-то вскользь сказал, что он сегодня какой-то странный, домашку делал на парах и никому списать не дал. Особенно говорящего волновало про «списать» и почему-то меня спросили, не новая ли это стратегия Дениса? Я промолчал. Боюсь, ответ им бы мой не понравился. М-да, если Ден не придумает чего-нибудь нового, наш курс погрязнет в неудах.

У кабака мы расстались. Меня волновало, удалась ли моя задумка с побегом, и я направил ступни к Тине. Почему к Тине? Да потому что Ден в это время, как пить дать, сидит где-нибудь в библиотеке или еще где с домашкой. Нет, уж. В такое время к нему с вопросами лучше не соваться. Заучит насмерть.

Недолго думая, я решил пойти через парк напрямую. Погода не располагающая для долгих прогулок. Поднялся ветер. Однако свернув с тропы, я тут же об этом пожалел. Кажется, все же сегодня был дождь. Ботинок утоп в грязи, но я упрямо поперся дальше. Нет уж, приду грязным, как свинья, но главное быстро. Что ж сегодня так холодно?

— Джер! — я резко затормозил и чуть не растянулся, поскользнувшись на грязи. В несколько метрах под деревом сидела фигура, только подойдя ближе, я понял, что это Лишер.

— Что с тобой? — поразился я.

— Ногу не чувствую.

— Встать можешь?

— Нет.

— Так. Общеисцеляющее пробовал?

Лишер скривился, наверное, от боли. Недолго думая, я быстро колданул общеисцеляющем. Гримаса исчезла.

— Легче?

— Ага, спасибо, — я помог ему подняться.

— Тебе в больничное крыло надо.

— Делать больше нечего, — отозвался он и тут же схватился за плечо.

— Не хочешь в больницу, давай позову кого-нибудь из наших целителей?

Он почала головой. Да ну тебя, решил я и отправил Роксане вестника. «Иду», — ответ пришел мгновенно.

— Сейчас тебя посмотрят.

— Не надо же, сказал.

Я пожал плечами, давай понять, что собственно уже поздно. Идут.

— Да ничего они не сделают. Перелом старый болит. Никогда не болел, а тут вот стал.

— Тем более надо, чтоб посмотрел кто-то в этом понимающий.

— Да не болят старые переломы! У меня года три как все зажило, и при поступлении Целитель сказал, что так вся отлично заросло, что все как новое. Что могу даже забыть, что когда-то падал!

Я нахмурился. Собственно к чему он все это?

— А ведьма приехала, вот тебе и пожалуйста!

— У тебя паранойя, — честно признался я.

— Да какая паранойя. Я тебе точно говорю, что это все из-за нее! Она со мной что-то сделала. Я даже знаю когда. Я тогда почувствовал, что как будто по крови лед потек, я только сейчас понял, это она колдовала!

— Бред.

— Да нет же!

— Слушай, если всерьез считаешь что это Тина, почему не пойдешь к Целителям? Они уж точно определят.

— Здесь Целители не помогут. Это надо к магистрам!

— Вот и иди к магистрам, параноик, — начал закипать я.

— Джер, как ты не понимаешь, она ведьма, она … Да все из-за этой су…

Я не успел сообразить, что делаю и хорошо врезал по морде. Лишер не удержался и шлепнулся. Губа у него треснула, выступила кровь.

Я наклонился.

— Никогда так не говори о ней.

— Джер, ты чего? — он растерянно ощупал припухшую губу. — Ты это из-за нее? Она тебя тоже околдовала.

— Сам ты околдованный.

— Она ведьма, — упрямо повторил Лишер. — Она темная и намерения у нее темные, вот увидишь.

Я пропустил подножку и повалился рядом. Теперь Лишер возвышался надо мной.

— Они несколько веков убивали наших, и ты думаешь, что она белая и пушистая?

Я резко поднялся.

— Это не повод обзывать девушку.

— Это не девушка, это темный маг, это сволочь в женском обличии, это …

Дальше я слушать не стал, и мы клубком повалились по земле, пихая друг друга. Вокруг шипела трава, словно на нее кинули раскаленные угли. Кто-то что-то рядом кричал. Нас пытались разнять. Я не сразу ощутил, что Лишер больше не сопротивляется. Меня оттащили. Я грязно выругался.

— Джер, а ну успокойся! Посмотри кругом! — Рив? Откуда он здесь? Я огляделся. Кругом пылали деревья. Я ощутил боль в руке и с удивлением обнаружил ожог. Перед Лишером на одно колено опустилась Роксана. Она быстро что-то говорила и колдовала.

— Что здесь происходит? — я обернулся, в центре побоища телепортировался магистр Логрус. Огонь мгновенно погас.

— Я не понимаю, что с ним, — паника в голосе Роксаны.

Рядом с магистром появились двое в белых плащах из больничного крыла, они обступили Лишера.

— А ты, — глаза магистра нехорошо сверкнули. — Пройдешь со мной.

Он схватил меня за шиворот, как несмышленого котенка. Шаг и мы у дверей в приемную Ректора. Еще шаг и магистр протолкнул меня внутрь.

Секретарша быстро оценила ситуацию и нырнула в кабинет к главе Цитадели.

— Да пустите меня, — возмутился я. — Я никуда не убегу.

Да и куда собственно бежать?

Логрус оставил в покое мой рваный свитер. Так-то лучше. Я независимо отдернул безнадежно испорченную вещь.

— Проходите, — объявила секретарша, распахивая перед нами двери.

Ректор седел все за тем же столом, все с тем же хмурым взглядом, единственное, что бумаг не было.

— Уважаемый де Савиан, я поймал адепта Джеральда Д'Вальгарда, когда он безжалостно избивал своего коллегу адепта Олишера…

Да, я всегда знал, что вы, многоуважаемый магистр, меня просто «обожаете». Это же надо так извратить ситуацию. Теперь я настоящее чудовище.

— Спасибо, магистр Логрус. — Перебил Ректор — Я уже в курсе, — он скосил глаза на меня, — Но думаю, рано делать выводы. Дождемся, что скажут Целители. А пока я возьму это дело под личный контроль. Спасибо, магистр Логрус. Вы можете быть свободны.

Маг кивнул и скрылся за дверью, полностью принимая решения Ректора. Я несколько расслабился. Зря.

Ректор поднялся.

— Покажи кулаки.

Я вытянул руки. Отпираться бессмысленно, не успел я с общеисцеляющем, так что все улики против меня или вернее на мне.

— Да, хорош, — протянул Ректор, давая знак, что я могу опустить руки. — Маг, ничего не скажешь. — Аверен де Савиан пробежался глазами от моей макушки до ног. Я тоже опустил глаза, осматриваясь. Брюки в мусорку, грязные, обожженные. Свитер туда же. Лицо, наверное, еще лучше. С синяками.

— Иногда правда так и чешутся руки взять розги и отлупить по одному мягкому месту, чтоб еще долго сидеть не смог.

Кхе, я помялся с ноги на ногу.

— Из-за чего на этот раз была драка?

Я отвел взгляд.

— Молчишь. Но причина как всегда просто вопиющей важности, не так ли?

Я прикусил губу. Ожоги и ссадины давали о себе знать. Словно прочитав мои мысли, Ректор провел по воздуху рукой, по коже разнеслась приятная прохлада. Ожоги затянулись.

— А почему вы не поверили магистру Логрусу, — полез я на таран.

— Почему? Целители однозначно говорят, что в случае с Олишером имеет место запретная магия. А ты на эту кандидатуру никак не подходишь. Тебе терпения не хватит учиться тайно самому запретной магии. Нет, Джер, это кто-то другой. Кроме тебя у Олишера были враги?

— Я не знаю.

Правда, с Лишером я мало общался. У него своя маленькая группа подражателей, я к ним не суюсь. Да и до недавнего времени врагами нас нельзя было назвать.

— Значит, не знаешь, — Ректор прошелся по кабинету, вернулся за стол. Указал на рядом стоящий стул. — Присаживайся, разговор будет долгим и серьезным.

Что-то новенькое. Я устроился на указанное место.

— Давно хотел тебя спросить, Джеральд, ты сам выбрал Цитадель для учебы или нет?

Вообще-то вопрос даже и не стоял. Это с самого начало всем было ясно. Но Ректору я не сказал не слова, только потупил взгляд.

— Молчишь, — отметил внимательный Ректор. — И учиться тебе здесь не нравится.

— Нравится, — возразил я.

— Нет, не нравится. Вот даже бежать решился. Пары не посещаешь, уроки не учишь. Зачем ты здесь вообще? Может, пора бросить и заняться тем, что тебе действительно будет интересно.

Ректор предлагает мне отчислиться? От изумления у меня даже приоткрылся рот. Я не смог ничего внятно возразить. О том, что я буду учиться в Цитадели, отец талдычил с самого детства. Это было само собою разумеющееся.

— Но…

— Джеральд, ты уже взрослый парень. И не глупый надо сказать. Ленивый — это есть, но не глупый. Ты сам должен для себя решить, нужна ли тебе Цитадель. Если нет, я, да хоть завтра, готовлю приказ о твоем отчислении. Если нужна, это совсем другой разговор. Если ты готов здесь учиться, я повторяю — учиться, а не заниматься в учебное время не пойми чем, — Ректор скривил нос и помахал рукой отгоняя запах. Упс, не хорошо получилось. Да я выпил-то рюмки две, не больше! — то будь добр, посещай занятия. Давай договоримся так. Я даю тебе два-три дня, чтобы все обдумать. Через два-три дня ты приходишь ко мне и говоришь свое решение. Вот такого безобразия, — он провел рукой, словно обводя меня по контору, — я терпеть больше не намерен. Или ты учишься или иди гуляй в другое место. Все, я умываю руки.

Вот тебе и поговорили.

— Можно идти?

— Иди.

Я поднялся.

— Да и, Тианесса Меджессон завтра едет в Нарилангранд.

Тина едет? Неужели получилось?

— Думаю, тебе тоже не повредит отвлечься и привести мысли в порядок. Поедешь тоже.

— А?..

Чуть не спросил «А как же Ден?»

— Если Ривальд захочет, он может ехать с тобой.

— Спасибо.

— Поговорим через два дня, — сурово напомнил Ректор.

Я закрыл дверь и чуть не сполз по ней вниз.

— Вам плохо? — ко мне подскочила секретарша.

Еще как! Меня собираются отчислить! Вот не было проблем! Я прислушался к себе. Особо большого расстройства я по этому поводу не испытывал. Учится же мой двоюродный брат дома и ничего. Хотя отец уж точно счастлив не будет. Отлепившись от двери, я поковылял в общагу. На улице меня ждал Рив с плащом и Роксана.

— А вы что тут делаете? — поразился я.

— Тебя ждем, — хмыкнул Рив, набрасывая мне на плече плащ. — Как там Ректор. Не в духе?

Я кивнул.

— Ну, ничего обойдется, — подбодрил меня верный друг.

— Как Лишер? — обратился я к Роксане.

— Не знаю. Целители к нему не пускают.

— Ну и ладно. Пойдемте-ка, ребята, по домам, — предложил я. — Роксана, тебя проводить?

— Нет, я сама доберусь.

Девушка без вопросов махнула нам рукой и уже успела отойти на несколько шагов, когда меня посетила очередная мысль.

— Рокси, подожди! — окликнул я ее.

— Не называй меня Рокси, — попросила она. Да без проблем. — У тебя еще нет зелья от бессонницы?

— Или для сна? — подозрительно сощурились глаза.

— Или для сна, — согласился я. — Просто позарез надо. Ну, ничего же страшного, что человек пару часов лишних вздремнет?

— Джеральд, что ты задумал? — встревожилась она.

— Ничего плохого. Все только для пользы. Ну, пожалуйста? — Я умоляюще заглянул в глаза.

— Зайди утром, но учти — это последний раз. Я больше не хочу участвовать в твоих странных делах.

— Роксана, ты просто чудо!

Девушка покачала головой, и предпочла поторопиться, пока мне еще какая гениальная идея не пришла в голову.

— Зачем тебе зелья? — нахмурился Рив.

— Ты же слышал, исключительно для доброго дела. Завтра мы едем в Нарилангранд!

Я потащил Рива в общагу, по пути объясняя всю ситуацию и мой очередной план. Должен признать, Ривальд особо не загорелся энтузиазмом, но куда он денется? Надо еще все обсудить с Деном. Главное, едет он или нет? А про отчисления я пока промолчу.

Глава 7

Тианесса

Я подгадала время так, чтобы прийти к парадному входу ровно в означенное время. Подходя ближе, я услышала тихое ржание лошадей. Неужели, правда едут? Я прибавила шаг. У широкой лестницы, ведущей к распахнутым дверям Цитадели, переминались с ноги на ногу шесть коней. Они были оседланы. Сутулый человек в длинных бесформенных одеждах цеплял еду с провизией.

— Доброе утро, — поприветствовал меня незамеченный ранее магистр Логрус. Он стоял в тени, подперев плечом дерево. Широкий плащ слегка покачивался на ветру. Шляпа с длинными полями почти скрывала глаза.

— Утро доброе, — улыбнулась я. Можно было и догадаться, кого назначит ректор. Но почему лошадей шесть. Ответ не заставил долго ждать.

— Привет, — я оглянулась. Откуда-то сбоку вышел Рив. Темно-коричневый плащ не по погоде отброшен назад. — Мы с Джером тоже едем, — вздохнул он как-то нерадостно.

Я хотела переспросить, но он счел на этом разговор оконченным и, развернувшись к ближайшей лошади, угостил ее чем-то, по-видимому, очень вкусным. С магистром он, наверное, уже здоровался.

Следующими появились хмурый Ден. Он вышел из Цитадели вместе с высокой женщиной, закутанной в непрактично белый плащ. На плече Дениса висела сумка.

— Тианесса Меджисан, — женщина подошла ко мне, — магистр Ларсенда Агнер. Я и магистр Логрус будем сопровождать вас в этом небольшом путешествии. — Агнер улыбнулась. По спине пробежали мурашки. Словосочетание «небольшое путешествие» она произнесла со странной интонацией, как будто намекала мне на что-то, о чем я, конечно, должна была знать. Мило. Ничего не скажешь.

— Приятно познакомиться, — соврала я, женщина мне не понравилась.

Агнер. Я где-то уже слышала эту фамилию. Ой, точно! Как же я могла забыть? Слова Учителя, как пророчество: «Левой рукой Короля, главным теоретиком светлых земель является магистр Агнер. Она работает в Цитадели. Думаю, с ней ты познакомишься в ближайшем будущем». Глава теоретиков… Тех собственно, откуда и пошло это проклятие. Может, стоит именно ей все рассказать? Я еще раз окинула взглядом женщину, которая теперь затеяла тихий разговор с магистром Логрусом. Слов было не различить. Что-то не лежит у меня к ней душа. И тем более, не похожа она на человека, погруженного в науку. Об этом однозначно свидетельствует тот факт, что ее отдел в поте лица «отдыхает» на море, а она тут преподает.

Денис обменялся рукопожатием с Ривом и затем поздоровался со мной. Джеральда пришлось ждать довольно долго. Он прибежал, когда мы уже расселись по коням и собирались тронуться в путь без него.

— Опаздываете, — проронила Агнер.

Джер кивнул, на бегу громко здороваясь со всеми. Одним прыжком он взобрался на лошадь. Конь, не ожидавший такой наглости, поднялся на дыбы. Джеральд не позволил себя скинуть и с легкостью приструнил животное.

— Что ж, в путь, — отметила Агнер, не отрывая взор от Джера.

Мы тронулись. Признаться, я думала, что Ректор выйдет проводить, ан нет. Почему он со мной отправил еще и Лорда с Ривом?

Главные ворота Цитадели безмолвно отворились, выпуская нас. Я облегченно бесшумно выдохнула. Оказывается, проезжая мимо ворот, я задержала дыхание.

Агнер возглавила процессию. За ней ехали я и Ден. Сзади нас пристроились Джер и Рив. В конце магистр Логрус. Я приготовилась к долгому и не совсем комфортному путешествию. Это не в карете по воздуху лететь. Ден не был настроен на разговоры. Ехали мы не спеша. Он достал из сумки книгу. Перехватив поводья одной рукой, он пристроил книгу на несуществующую подставку из воздуха и углубился в чтение, поднимая глаза только для того, чтобы проверить, не свернула ли его лошадка в другую сторону.

Зато Джеру довольно быстро наскучило ехать молча. Сначала он попробовал завести разговор с Ривом. Но тот определенно пребывал в плохом настроении и на все подначки Джера отмахивался. Тогда Джеральд обратился к магистру Логрусу, интересуясь, что собственно можно посмотреть в Нарилангранде. И магистр нехотя, но все же ответил. Я тоже навострила уши, припоминая хронику.

В Нарилангранд в то время прошло не одно сражение. Темным несколько раз удавалось захватить город, а вот Цитадель нет. Много масштабных битв выпало именно на него. Один тот факт, что там прошла вторая значительная битва, где мой Учитель отступил, значило многое. Первая, конечно ж, под стенами Цитадели. Проиграв под Нариланграндом, он отдал еще несколько городов и прошел по другой стороне, вернувшись опять к Цитадели. Именно после второй битвы под Цитаделью Светлые Силы стали нас теснить. Через пять лет с Равена Даркнеса сняли полномочия и отозвали в темные земли. Буквально в тот же год его официально признали Опорой Владыке. Хотя в хрониках пишут, что событие это было неожиданным, но могло ли быть по-другому? Если он уже к тому времени лет двадцать самостоятельно вел армию Тьмы. Говорят, ему было разрешено не посвящать в свои планы и стратегии даже Владыку.

Из уст магистра сражение выглядело совсем по-другому, нежели мне представилось из прочитанного. По его версии выходило, что Темные Силы были настолько недальновидные, что отыграть город не стоило никакого труда. Бред. Никогда в это не поверю. В хрониках приводится гениальный план. Проигрыш темных теоретически был невозможен. Только чудо спасло Светлых.

За рассказом магистра Логруса дорога прошла незаметно. Кончился лес, на равнине возвышался город. К нему и вела мраморная дорога. Ворота удивительно дружелюбно были распахнуты. На страже стояли два молодых часовых. Да, со времен войны город перестроили. Я помню ту картину с зарисовкой из хроник. Сейчас его не узнать. Чего только стоит его стена, огибавшая город, с высеченными барельефами картин сражений. Светлые постарались на славу. Я прикрыла глаза и оценила щиты. Надежно, ничего не скажешь.

— Впечатляет? — ну, вот. Я опять не заметила, как этот магистр Логрус ко мне подкрался.

— Да, — легко согласилась я.

— У ворот памятники двум великим воинам Света, погибшим в последнем бою, проходившем здесь.

Памятники я заметила не сразу. Как не крути, я не любитель архитектуры. Меня больше восхитила защищенность города в магическом и не совсем плане.

— А в центре Нарилангранда возвели памятник нашему Ректору, — встрял Джер.

Агнер кашлянула, словно намекая парню, чтоб он замолчал.

— Идемте, — остановила она разгорающиеся дебаты и пустила коня рысью к воротам.

Нам ничего не оставалось, как последовать за ней. У ворот стража даже не стала проверять документы. Молча пропустила. Значит предупреждена. Только не говорите, что весь город будет теперь коситься в мою сторону и за спиной шептать «темная». Меня это абсолютно не устраивает! Где-то в конспектах у меня было хорошее заклинание-блок, позволяющее маскироваться в немага. А уж замаскировать внешность для побега, я смогу и не прибегая к услугам магии.

— Тина, как ты смотришь на то, чтобы сейчас заехать на постоялый двор. Поесть, отдохнуть, переодеться. А уж к часам трем выйдем на экскурсию? — предложила магистр Агнер.

— Хорошо.

— Вот и замечательно. Если ты не против, мы сегодня осмотрим только западную часть. А завтра с утра все остальное?

Я кивнула. Собственно мне все равно с чего начинать осмотр и вообще что осматривать. Я скосила глаза и успела заметить, как у выходящего за нами человека проверяли бумаги. Нет, главные и не очень ворота — это не выход. Куда проще найти стационарный телепорт. Думаю, его поисками и займусь… в западной части города.

Я подняла глаза и увидела, что Джеральд тоже проводил взглядом «моего» выходящего крестьянина у ворот. Зачем ему это? Может, мне только показалось?

До постоялого двора добрались очень быстро. Агнер уверенно вела коня по узким улицам. Складывалось впечатление, что она уже была в этом городе, и не раз. Выбранная для нас Ректором гостиница поражала. Огромный, хорошо ухоженный двор, больше напоминавший сад. Вся опадающая листва собрана, широкая дорога вычищена. И само здание было похоже на малый дворец.

Пока мы восторженно оглядывались, магистр Логрус спешился. Вручил поводья тут же подбежавшему мальчишке и отдал несколько распоряжений на счет коней. В маленькие ладошки паренька перекочевал золотой.

В гостиницу мы вошли все вместе. Комнаты для нас уже были готовы. Все они располагались на третьем этаже, в одном крыле. Спокойно передохнуть и приготовиться к побегу мне не дали. Через десять минут, по распоряжению магистра Агнер, мы уже были внизу, обедали. А уже через час вновь на улице. Экскурсия предполагалась пешая.

В основном экскурсию вел магистр Логрус. Он рассказывал интересно, но я быстро устала сопоставлять его рассказ с известными мне фактами из Хроник. Через некоторое время я поняла, что вообще его не слушаю. И еще хуже, мой взгляд замирает не на памятниках и архитектурных творениях, а на витринах, торговых лавках и тому подобном. Но стоило мне только сделать и полшага в сторону, как рядом со мной вырастала бдительная Агнер. Да что она, право слово, как клещ! Что плохого в том, что я посмотрю вот тот кусочек отличного атласного материала или вот те бусы? Я недовольно сверкнула на нее глазами. Может, ей взятку предложить? Хотя по глазам вижу, не возьмет. Еще через полчаса я была готова просто выть. Ну что это за наказание! К тому же осмотренная часть города не имела ни одного телепорта.

Возращение в гостиницу я расценила как подарок свыше. Ладно, от одного дня я многого и не ждала. Ночь, вот мое время. «Здесь мне никакая Агнер не сможет помешать», — думала я, раздраженно жуя пищу, абсолютно не чувствуя вкуса. Стол ломился от яств. Джеральд придирчиво осмотрел нагромождения еды.

— А можно сока? — спросил он негромко, но за столом стояла звенящая тишина, и его голос заставил вздрогнуть всех.

Агнер немного помедлила, но все же, взяла довольно увесистый колокол, висевший над столом. Секунда по залу разлетелся мелодичный звон.

— Да я сам схожу, — он подскочил как ужаленный и унесся в кухню, по дороге перехватывая официанта, спешившего к нам. Через полминуты Джер вернулся, держа в руках бокал с темно-бурой жидкостью. За ним чинно следовал официант с широким серебристым подносом. Он расставил бокалы, разлил всем сок. Аккуратно водрузил в центр кувшин. Так же чинно удалился. Я нерешительно пригубила напиток. Мммм. Вкусно. И сделала большой глоток. Сок был вишневым. Агнер проследила за мной и тоже пригубила. Магистр Логрус последовал нашему примеру.

Постепенно тарелки опустели. Сок был выпит наполовину. Я зачем-то отметила, что ни Ден, ни Ривальд так и не притронулись к нему.

После ужина Агнер разогнала нас по комнатам. Завтра обещала ранний подъем. Ну, ну. Я прилегла на кровать, решив дождаться, когда начнет темнеть. Время тянулась ужасно медленно. Сумерки опускались нехотя. Через полтора часа я не выдержала, пристроила безразмерный кошель на пояс, бесшумно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Каково же было мое удивления, когда рядом с дверью магистра Логруса обнаружились ученики из светлой Цитадели в полном составе. Благо, они стояли ко мне спиной и не могли меня видеть. Я прислушалась. Говорили они тихо, но я прекрасно могла различить слова.

Джеральд

Я замер перед дверью магистра Логруса, боясь вздохнуть, припал к замочной скважине. Хорошая щель, надо сказать, люблю я такие замки с толстыми ключами.

Магистр Логрус не спал. Он устроился в кресле, катая в руке прозрачный маленький шар. Напротив него на диване, закинув ногу на ногу, сидела Агнер с кружкой. Слов слышно не было, но по губам и жестам легко можно догадаться, что между магистрами идет интенсивный диалог, а если проще, перепалка. Кто-то постучал по моей спине. Я недовольно отстранился от щели.

— И? — поторопил меня Ден.

— Они не спят, — пришлось признаться.

— Странное у тебя сонное зелье. Ты уверен, что ничего не перепутал? — прищурился Рив.

— Очень смешно, — передразнил я его.

— Где ты его вообще раздобыл? — Денис потер переносицу.

— У Роксаны взял, — не вижу повода скрытничать.

— Ничего умнее не придумал? — нахмурился Ден.

— Ну уж прости, кто дал у того и взял.

— А ты уверен, что она тебе дала именно сонное зелье? Ты проверял?

Интересно, как бы я это проверил. А вернее на ком? Только и успел утром к ней заскочить и обратно. Правда, на сборы я все же опоздал, чем заслужил охапку колючих взглядов от магистров. Хорошо еще, Ректора не было.

— Ясно, — констатировал Ден.

— Что будем делать?

Ден поправил сумку на плече.

— Что планировалось, то и будем, — он направился к лестнице. Мы с Ривом переглянулись и кинулись следом.

— Ты думаешь, они нас не схватятся?

— Схватятся. Где-то через час. Может вам стоит все же остаться?

— Действуем, как договорились. Кстати, я знаю, как покинуть город незамеченными, — обрадовал я их.

— И как? — голос Рива прозвучал недовольно. Ага, как же, дождешься от них похвалы.

— Мальчишка с кухни рассказал, как по утрам бегает через потайной ход по грибы в лес. Так что все же на ужине за соком я ходил не зря!

— Сначала нам гостиницу покинуть надо. На выходе Агнер щит поставила, — Ден тоже был хмур. — Если бы она спала, не было б проблем.

— Сложный щит?

— Насколько я понял, он из теории слияний.

— О, — многозначительно протянул я. И когда Ден разглядеть-то успел?

Мы вышли на улицу. Постояльцев было немного. Да собственно, какое им до нас дело? Никто даже не подошел, пока Денис разбирался со щитом на заднем дворе, куда у магистров не выходили окна.

— Все, — объявил он, выглядывая из небольшого каменного строения, где и колдовал, не доверив нам. Он несколько секунд оглядывался по сторонам, не веря, что магистры ничего не заметили. Но на улице по-прежнему подозрительно тихо.

— Ты гений, — честно признался я, разглядывая творение его рук. В прозрачном полотне магического щита виднелась довольно большая дырка.

— Просто книжки читать надо. Это типичный щит. Он часто приводится в мемуарах…

Угу, типичный. Да кто, собственно, эти мемуары читает? Не удивлюсь, что они только в Архиве и водятся.

— Все, все. Успокойся. Давай лекцию отложим.

— Думаю «выходить» нам придется здесь, — оценил Ривальд забор, возведенный по периметру гостиницы.

— В принципе, он небольшой, — поддержал я его. Метра два с половиной высотой и какой-то совсем не приспособленной для того чтоб его возможно было перелезть. Скользкий я бы сказал.

Ден, пошарив в сумке, извлек клочок бумаги.

— Не забыли, как с этим обращаться?

— Телепорт на очень малые расстояния, — прошептал я. — Помним!

Такое забудешь.

— Думаю он не вызовет больших колебаний. Рискнем?

— А то!

Мы ухватились за клочок, секунда и забор позади.

— За мной, — скомандовал я, метнувшись в сторону. Дружный топот мне был ответом. Значит три квартала прямо, потом заворот и до ограждения, а там, по утверждению мальчишки, есть заветный камешек, который и открывает волшебный туннель. Через двадцать минут спортивного бега мы уткнулись в искомую стену. Тяжело дыша, я нащупал нужный камень. Ден схватил меня и Рива за руки, и вуаля, мы в лесу. М-да… Волшебный туннель оказался простым стационарным телепортом. А как красиво-то назывался.

— У нас получилось! — провозгласил я.

— Все как-то слишком просто, — насторожился Ден. Нет, чтоб порадоваться!

Рив кивнул. Сговорились!

— Теперь врассыпную, как и было условлено? — не хотят радоваться, ну и пожалуйста.

— Связь через вестники, — поддержал меня Рив.

— Думаю, вас быстро найдут, — не отстал Ден.

— Главное хоть часок мы тебе фору дадим.

— Меня не так просто найти, как вас…

— Просто или нет, главное не теряйся. Мы будем держать тебя в курсе нашего отлова. Ну что, — я оглядел друзей. — Удачи нам! — и протянул руку вперед. Сверху на мою ладонь легла рука Рива. Ден немного помедлил и положил свою.

— Спасибо вам.

— На то мы и друзья, — просто ответил я. Набрав в легкие больше воздуха, я разбил горку из рук и скомандовал.

— Разбежались!

И первый метнулся в сторону. Насчет «разбежались» я конечно перегнул. Лес был самый настоящий. Деревья плотно прижимались друг к другу, а нога так и цеплялась за торчащие корни, палки и прочую гадость. Плюс сумерки, которые никак не способствовали быстрому передвижению. А через час станет, хоть глаз выколи. Но зажигать огненный шар я не спешил. Он будет слишком приметным. Может позже, когда пройдет достаточно времени, чтоб Ден ушел далеко. А пока, придется потерпеть. Я больно ударил ногу. У! Я запрыгал на одной ноге. Будет синяк.

— Джер! — я вздрогнул. Голос Рива гулко разнесся по спящему лесу, пугая стаю птиц.

— Рив?

— Джер! — в голосе добавилась паника.

Сердце бешено забилось. Что могло случиться? Договорились общаться через вестник! Я кинулся назад, забыв про всякую предосторожность, зажег свет. Среди деревьев замаячил огонь.

— А ну пусти меня, тварь! — расслышал я напряженный до предела голос Рив. — Кому сказал?!

Опять полыхнул огонь. Я выбежал на поляну, возводя щит. Вообще, это была не поляна. Довольно широкая протоптанная дорога. Но мне было не до таких подробностей. Рива схватили двое…зомби. Откуда тут зомби? Вот уж точно, не ходите дети ночью гулять. Один крепко держал его за ноги, другой за руки. Вдвоем они волочили брыкающегося Рива куда-то дальше по дороге. Я быстро сплел файербол и запустил в нечисть. Огненный шар прожег почти сгнившие куски ткани и опалил кожу зомби. Тот зарычал. У меня уже был готов новый файербол.

— Сзади! — завопил Рив.

Я рефлекторно оглянулся и запустил шар во тьму. О-го-го! От деревьев отелились еще пара десятков скелетов. Они наступали полукругом, желая меня окружить. Вот тебе и вечерок. Одни из державших Рива зомби зарычал. Это Ривальд поджег ему руку.

Так, главное не паниковать! Я по памяти сплел стену огня и обрушил на скелетов. Не тут-то было. Стена прошла сквозь них, не причинив абсолютно никакого вреда, и погасла. Что я еще умею? Из тьмы за скелетами показалась еще одна нежить. На вид такой же зомби, но почему-то с горящими глазами. Я почувствовал, как меня обволакивают темные чары. Не так быстро. Мне удалось их разрушать. Я оглянулся на Рива. Его по прежнему волокли теперь слегка дымящих два зомби куда-то в сторону, но пока я занимался «сзади» спереди тоже зря время не теряли и Рива от меня отделяли скелетов двадцать. Круг сжимался и замыкал меня в центре.

Я сплел еще заклинание, кинул на нежить, затем еще и еще. Двое рассыпались в прах. Я бы порадовался, только кольцо теперь окончательно сомкнулось. Вот тут я испугался по-настоящему. Но зомби с горящими глазами время зря не терял. Мое тело стало как неродное. Внезапно заклинание отпустило. Зомби распался в пыль. Повеяло темной магией. На дорогу вышла девушка, закутанная в черный плащ. Я не сразу узнал Тину. А она тут откуда? Зомби восстал из пыли. Тина была спокойна. Легко, играючи она уложила двух ближних от себя скелетов. А потом так же непринужденно снесла голову восставшему зомби, каким-то темным заклинанием. Глядя на нее, казалось, что бой этот всего лишь хорошо разученный танец. Ни одного лишнего движения, ни одной осечки. Боец, так назвал ее Ректор? Вот уж точно. В нашей дуэли она-то и драться не начала…

Внезапная, отнюдь не ласковая хватка вывела меня…. Из чего собственно? Я любовался Тиной? Бред. Было б чем! Раздраженно я вывернулся и запустил в скелета файербол. Еще мешать мне будет. Пока я разбирался со скелетом, на дороге произошли изменения. В наши ряды добавился еще Ден. Уже заранее приготовленным заклинанием он обезвредил одного скелета. Другой заставил его отступить на шаг, и тут же был сбит порывом ветра с ног. Ден потер висок и чуть не пропустил следующий удар. Вернее так: он его пропустил, но удар не достиг цели, потому что скелет лишился руки. Причиной этого был человек, появившийся буквально ниоткуда за спиной Дениса. В руках он сжимал парные клинки. Решительно неизвестный отодвинул Дена в сторону и принял бой. Несмотря на то, что капюшон надвинут буквально до самого подбородка, все его движения были поразительно точны.

Следующего скелета я просто поджег. И понеслось. Я четко ощутил, как мне не хватает знаний и практики. Между произносимыми заклинаниями была довольно большая пауза, и скелеты ухитрялись подобраться слишком близко. Даже повалить меня на землю. Тяжелый удар в живот заставил меня скривиться. Боль быстро разнеслась по телу. Сконцентрируйся, приказал я себе, и следующий удар наткнулся на невидимый щит. Так-то лучше, я поднялся, меня шатало. Ну, я тебя, гада! Сделать я ничего не успел, потому что с ним уже разделалась Тина. Скелет разлетелся на составляющие.

— Ты как? — одними губами произнесла Тина.

— Нормально, — заверил я ее и огляделся. Почти вся нечисть была повержена. Незнакомец монотонно добивал тех, кто еще шевелился.

— Рив! — Опомнился я.

Его нигде не было видно. Недолго думая, я кинулся вверх по дороге, в ту сторону, куда его тащили. Тина без вопросов последовала за мной. Дорога делала резкий поворот и, выбежав на новый ее виток, я успел заметить, как зомби вместе с добычей скрываются в портале. Каких-то полторы секунды и я был у него, но слишком поздно. Портал захлопнулся, прямо перед нашими с Тиной носами, проглотив Рива и двух дымящихся зомби. Я грязно выругался.

— Осторожней со словами, — тихий манящий голос заставил нас с Тиной синхронно обернуться.

Темная сталь почти касалась наших шей, одно неосторожное движение и можно попрощаться с жизнью. Перед нами высился незнакомец. Из темного провала капюшона сверкнули красные глаза. Я ощутил, как по позвоночнику пробежала леденящая волна. Внезапно я понял, что не ощущаю свое тело. Абсолютно.

Сзади на дороге показался Денис. Он шел, цепляясь за деревья. Его качало. Незнакомец расплылся в улыбке. Нехорошей, я бы сказал. Из белоснежного ряда зубов выделялись два больших, нечеловеческих клыка. Заметив мой взгляд, незнакомец улыбнулся шире. Готов спорить, два клыка подросли! Теперь они больше напоминали два хороших жала.

— Дорогой, ты привел мне Обед и Ужин?

При слове «Обед» его взгляд задержался на мне. Я сглотнул.

— Это мои друзья, — откликнулся Денис, сползая по стволу дерева на землю.

— «Друзья» — странное имя для блюда.

— Тэч! — возмутился Ден.

— Ну, хорошо, хорошо, — ласково согласился он… Или она? Стоп, такой голос не может принадлежать мужчине. Она шумно втянула ноздрями воздух и скривилась. Я не удержался и тоже принюхался. Ничем не пахло.

— Фу, — презрительно обронила она, смотря на меня. Это я что ли плохо пахну? — Воняет светлятиной. Не в первом поколении маг. Древняя ветвь. Случаем, этот не тот самый Лорд, о котором ты мне говорил?

— Опусти мечи, — холодно произнес Ден, потирая виски.

— Ты не умеешь выбирать друзей. Светлый Лорд тебе не друг. Называй его, как хочешь, но обращение друг я не потерплю! Меня устроит враг. — Ден промолчал. — А это у нас кто? — Взгляд переместился на Тину. — Дружба с темными магами невозможна по определению! И что я вижу? Ученица Равена Даркнеса. Ден, я же тебе говорила, держаться подальше от всего, что связано с этим именем! — клинки взметнулись вверх и скрылись в необъятном плаще вампира. О, да Вампира самого настоящего, если я вообще что-то понимаю в вампирах.

— Приношу свои извинения за это недоразумение, — вампирша слегка склонила голову. — Вы свободны.

Лед, раскатившийся по позвоночнику, внезапно растаял. Я попробовал пошевелиться. Все тело словно деревянное. Надо сказать, совсем не приятные ощущения. Я потер руки, разгоняя кровь.

— Спасибо, — тихо произнесла вампирша.

Я удивленно поднял глаза и столкнулся взглядом с красным бархатом ее зрачков. Она это мне?

— Что? — переспросил я.

— Спасибо, что тогда вернул этого олуха в Цитадель и… — прежде чем я что-то сообразил, вампирша влепила мне хорошую затрещину. — А это за то, что помог ему опять бежать.

— Тэч! — возмутился Ден. — Ты невыносима.

Я ошарашено потер горящую щеку. Что это было? Да собственно, откуда она знает о нашей вылазке?

— Высший Вампир, — тихо прошептала Тина. — Не совсем нежить… Вы же обладаете магической силой.

— Дама вспомнила уроки? — заботливо осведомилась вампирша.

Да, плевать я хотел на эту вампиршу!

— Ден, ты можешь проследить, куда ведет портал? — я слышал, есть какие-то способы. Денис точно должен знать.

— Ближайшие полчаса я ничего не могу, — признался он.

— Он не будет этого делать и через полчаса, — просветила меня вампирша.

— Я могу, — откликнулась Тина. — Я могу открыть его заново. Только надо торопиться, через несколько минут и следа не найдешь, что он здесь был.

Ведьма покосилась на нашу новую знакомую и присела на корточки. Поводила рукой над землей. Кажется, она еще что-то приговаривала, но слов я не различил.

— Тин, а вообще ты откуда тут? Ты же должна быть там, в гостинице — внезапно дошло до меня.

— Вы тоже, — не осталась она в долгу. — Я шла за вами следом, — все же пояснила она.

Да, хороши. Мы ничего не заметили.

— Получилось. Дай руку, — потребовала она через некоторое время.

— Подождите меня, — Ден поднялся и заковылял к нам.

— Это плохая идея, — тут же откликнулась вампирша. — Надо вернуться в город.

— Тэч, я иду с ними.

— А твой вопрос жизни и смерти? — я был серьезен.

— Подождет, — ответил он, почему-то посмотрев на вампиршу.

— Знаешь, — флегматично отметила она, беря его за руку. — Когда-нибудь я тебя съем.

Портал сработал мгновенно. Секунда и мы были уже в другом месте. Я огляделся. Да, чем дальше, тем все печальнее. Это был мертвый лес. В самом прямом смысле слова. Деревья серые, безжизненные. Листва еле держалась, такая же серая, мертвая. Зелень давно высохла. Я пошевелил ногой, и трава распалась в пыль. Не нравится мне это место, ох не нравится… И еще туман, как с кладбища, честное слово.

Зомби вынырнули из тумана внезапно. Обожженные, тут же отметил я. Наши. Быстра скатав заклинания, я со всей дури запустил в одного. Так вышло, что с Тиной мы выбрали одну цель. Зомби взревел и разлетелся на куски. Я сглотнул. Весь поглощенный ужин попросился наружу. Второго добила Тэч.

— Где Рив? — я не узнал собственный голос. Прочистил горло и повторил — Где Рив?

— Его здесь нет, — откликнулась Тина. Она подошла к останкам мертвого зомби, нагнулась и стала что-то рассматривать.

— То есть, как нет? — испугался я.

Тэч махнула в сторону.

— Хочешь найти, иди туда, — просветила она. Мило, ничего не скажешь.

— Зомби свежий, — поделилась своими наблюдениями Тина, поднимаясь, — буквально несколько часов назад поднятый из могилы. Конечно не самый сильный, но прилично, а значит, мы имеем дело, как минимум, с хорошо обученным магом.

— Каким еще магом?! — подпрыгнул я.

— Однозначно темным, — хихикнула вампирша.

— С чего вы решили, что это дело рук мага? Может, какое темное заклинание, оставшееся от войны, сработало? Я знаю — есть такие.

— Джер, на просто заблудившихся зомби, они не похожи. Ими кто-то управляет, однозначно. А еще я чувствую, смерть. Не далеко отсюда умерли люди. Много людей.

Чушь! Этого просто не может быть!

— И боль, она здесь повсюду, — тихо закончила Тина.

— Тогда надо срочно найти Рива и делать ноги!

— Счастливого пути, — пожелала мне вампирша.

— Джер, может, вернемся и позовем на помощь? — рассудил здраво Ден.

— Подожди, я сейчас попробую Ректора позвать.

Сейчас должно получиться! Просто обязано! Я закрыл глаза, заставил себя успокоиться и сосредоточенно стал плести заклинание. Узел, за узлом. Готово. Я ощутил себя в кабинете Ректора. Вот он встревожено поднимает глаза:

— Помогите, — почему-то шепчу. Говорить нет сил, и я падаю в бездну. Мне кажется, что уже лечу несколько минут, прежде чем внезапно вздрагиваю и открываю глаза. Меня держала чернокнижница. В черных глазах застыл страх. Зачем меня держать? Со мной все хорошо! Скидываю ее руки и отстраняюсь. Меня повело вправо. Я сделал неосторожный шаг и, почувствовал, что меня теперь клонит влево. О-го-го. Все же Ден ухитряется меня подхватить, прежде чем я растянусь на земле. Пусто? Нет, не пусто. Я зажигаю маленький огонек. Хоть что-то.

— И как? — интересуется Денис — Получилось?

— Вроде, да. Но я не собираюсь сидеть, сложа руки. Только вот немного передохнем-с.

— Он умирает, — Тина быстро рассеяла какое-то заклинание. И когда успела сплести? Стоп, что она сказала?

— Умирает?

— Ривальд. Я искала поблизости живых, — объяснила она. — Только он и есть. Но он слабеет. Как будто кто-то размеренно избивает или вытягивает из него жизнь.

— Его срочно надо найти, — я скинул руки Дениса. Стоять я уже способен, наверное. — Стоп. Ты сказала, что из живых только Рив? Значит, мага нет.

— Если только он не скрывается за сильным щитом, — Тина скосила глаза на вампиршу.

— Я чую только белого мага, — пояснила Тэч.

— Так что ж мы теряем время?

— Ден, ты остаешься. Помаши ручкой своим «друзьям».

— Тэч, я иду с ними.

— Нет, остаешься.

— Опять применишь «марионетку»? — насупился Денис, делая шаг в ту сторону, куда недавно махала рукой вампирша.

— В случае с тобой, все средства хороши, баран упертый!

— Джер, — позвала Тина. — Я не пойду.

— Почему? — вопрос вырвался сам собой, прежде чем я успел подумать. Да, правда, зачем ей спасать Рива?

— Мне нужно найти Учителя. Это очень важно. Жизненно важно, поверь. Если я его не найду, будет очень плохо, — она сделала шаг назад.

Да пусть катится на все четыре стороны. Без нее справимся. Если и Ден уйдет, пойду один!

— Хорошо, — кивнул я и бодро зашагал в указанном направлении. У, как я зол.

Меня обогнала Тэч. Выходит, в безмолвном споре победил Денис.

— Я иду первая. Ден следом. Ты замыкаешь. И не спорить! — скомандовала вампирша. — И чему вас там в цитадели учат?

Я ждал, пока Ден нас догонит, и займет указанное место, когда вдруг услышал легкий хлопок. Я резко обернулся. Мы ушли не так далеко, чтобы не видеть место, куда нас выкинул телепорт. Тина безжизненно лежала в круге с замысловатыми рисунками. Я бегом вернулся назад. За мной последовали Ден с Тэч. Я приподнял голову Тины. Дышит. Глаза девушки открылись:

— Не понимаю, — произнесла она растерянно.

— Бежим! — скомандовала Тэч, подталкивая Дена, и буквально за шиворот поставила нас с Тиной на ноги. — Или шевелите ногами или подставляем горло для укуса!

Гаркнула вампирша. Я огляделся. Их было сотни две? Нее, больше. Лично я бы оценил как тысяча. Тысяча чего? Да всякой гадости! Явно голодной и предпочитающей нерастительную пищу. Откуда тут такое разнообразие? Даже учебник «Сборник темных существ» не мог похвастаться таким изобилием видов. Наверное. Я его никогда не открывал. Нервы беречь надо. Скелетов было больше, чем кого-то другого. Но и скелеты тоже были разные, с горящими глазами, светящиеся синим пламенем, в доспехах и без. На любой вкус!

— Куда мы бежим? — пропыхтел я через некоторое время.

— Можешь остаться, — радостно предложила вампирша.

Ну, ну… Лес расступился. Дорога упиралась в хлипкий бревенчатый мост. Мы одним махом взлетели на него. Я искренне порадовался, что бревна на деле куда прочней, чем показались с первого взгляда.

— Замерли, — скомандовала вампирша. — И ауру заблокировали. Чтоб даже я усомнилась, что вы живы.

Тину укутала тьма. Тэч кивнула и покосилась на меня.

— Эээ, — маленькая проблема: в упор не помню ни одного такого щита.

Я почувствовал, как скользкая тьма, коснулась кожи. Бее, противные ощущения.

— Не сопротивляйся, — приказала Тина.

Я попытался расслабиться. Ощущения того, что на меня одели какой-то отвратительный чехол, не проходила. Хотелось сорвать его с кожи.

— Не прошло и часа, — пробурчала вампирша.

Я посмотрел на берег. Нежить замерла перед водой. Не решаясь даже вступить на мост. Я оглянулся на другой берег. Та же картина. А там-то они откуда?!

— А почему?..

— Теперь прыгаем в воду. И, детки, главное потом выбраться на берег.

Я свесился в низ. Мутная вода не внушала доверия. Тут еще Ден, решил поделиться мыслью:

— Они не идут, чего-то боятся. В воде живет кто-то более сильный?

— Не шли, — поправила Тина.

— Дал бы съесть одного из «друзей», не было б проблем! Прыгай, — скомандовала она Дену, и, не дожидаясь, подтолкнула его вниз. Прыгнула следом. Мы с Тиной переглянулись и последовали за ними. Будь, что будет.

Ненавижу воду! С детства. Или с рождения. Как можно вообще ее любить. Бурное течение подхватило наши тела, унося дальше по руслу. Я рефлекторно пытался зацепиться хоть за что-нибудь. Безрезультатно. Сколько времени нас несла вода, не знаю. Почему-то я ожидал, что нас выкинет в водопад, уж больно бурное течение. Ан, нет. Река доставила нас в маленькое спокойное озерцо. Я вынырнул на поверхность, возлагая всем известным богам молитву. Пересчитал головы. Уф, все целы.

В глади воды из центра озера пошли круги. А это что еще такое? Тэч с Денисом гребли к берегу. Тина тоже. Надо бы и мне поторопиться. Внезапно что-то схватило меня за ноги и потащило вниз. Последнее, что я успел заметить, это как над водой показалось нечто большое и омерзительно страшное. Вода вновь сошлась над моей макушкой. Мое тело, как змея обволакивали шупальцы, увлекая на дно. Я попробовал создать файербол. Бесполезно. Ненавижу воду!

Помощь пришла внезапно, темное заклинание разрубило щупальцы. Как только щупальце опало, мы рванули к берегу, но не тут-то было. Нас опять поймали за ноги. Тина нахмурилась, и выпустила еще одно заклинание. Я перевернулся и схватил свою уздечку руками. Сейчас мы тебя поджарим. Из рук моих полыхнуло пламя. Щупальце дернулось и отпустило меня. Я судорожно вынырнул и задышал. Воздух обжег легкие. Я огляделся. Тэч тащила Дена к берегу. Тот не сопротивлялся, как-то обмяк. Тина не показалась над водой.

Я набрал воздуха в легкие и нырнул. Глубоко под водой шел бой. Я чувствовал темные заклинания. Надо торопиться. Я погружался, быстро как мог, но опоздал. Когда я добрался до дна, Чудовище было повержено. Оно своей тушей придавило Тину. Ведьма была без сознания. Черт! Я попытался его сдвинуть. Ага, такую тушу сдвинешь! Я потянул Тину к себе. Ну же, ну пожалуйста! Мне показалось или мне правда удалось немного сдвинуть ее? Тут я почувствовал острое желание вздохнуть, кислород кончался. Черт, черт! Никаких проблем не было, знай я левитацию, а так… Тиночка, ну пожалуйста, еще немного. Я с силой дернул, поднимая ил со дна, выпуская драгоценные пузырьки воздуха. Внезапно до меня дошло, что ведьма не дышит. Умерла? Испуганно пронеслась мысль. Еще рывок. Есть, есть! Получилось! Подхватив освобожденное тело Тины, я рванул наверх.

Еще чуть-чуть и… Я вздохнул. Живем. А теперь как можно быстрее к берегу. Счет идет на секунды. Главное, вытащить Тину на берег. Там общеисцеляющим можно, там Ден подскажет. Я греб без отдыха, как обезумевший. Быстрей, быстрей. Время словно остановилось, а берег не желал приближаться и на дюйм. Ну же, еще рывок, еще.

Победа! Я добрался до берега. Вытащил Тину. Все мышцы от перенапряжения дрожали. Первым делом я проверил пульс. Сердце билось, тихо, но билось.

— Ден, она не дышит! — прошептал я, потому что говорить не было сил.

Ден устроился в метре от пляжа. Задрав штанину, он философски созерцал кровоточащую рану, располосовавшую ногу от пятки почти до самого колена. Ни чего себе, ранка! Вампирша сидела спиной, в метрах трех от него, зажав нос и рот рукой и прикрыв глаза.

— Чего замер, быстро делай искусственное дыхание! Необходимо легкие освободить от воды. Потом общеисциляющим, — Ден попробовал подняться, ухватившись за ствол ближайшего дерева.

Искусственное дыхание? Но мне никогда не приходилось его делать! В голове путались обрывки теории. Освободить рот, глубоко вздохнуть, задержать дыхание, зажать нос и вперед. Так? Я что-то забыл? Как-то по-особенному расположить тело, чтоб вода вытекала или я что-то путаю? Время не ждет, надо действовать. Я наклонился и еще сомневался буквально пол секунды, прежде чем коснуться ее губ.

Все произошло мгновенно. Темная сила ударила меня в грудь, заставив опрокинуться на спину. Тина легко поднялась, вытянув руку вперед. На шее сомкнулась удавка. Стало тяжело дышать. В глазах ведьмы полыхала обещание смерти, но мне почему-то совсем не страшно. Жива, уф.

— Тин, он тебя спасал! — за меня заступился Ден.

— Отчего?

— Ты не дышала. Мы подумали, ты утонула… — В голосе Дена проскользнули извиняющиеся нотки. Мне стало смешно.

Удавка разочаровано соскользнула с шеи.

— Я не утонула, всего лишь чары чтоб обмануть тут тварь в воде.

И тут нас накрыла волна. Озеро бушевало. В центре него высилось то самое чудовище. Сейчас оно гневно било гигантскими плавниками по воде заставляю воду вставать на дыбы.

— Ты разве его не убила? — от смеха не осталось и следа.

— Издеваешься? Его почти невозможно убить, но на суше мы в безопасности.

Тут Тина потеряла ко мне всякий интерес и переместилась к Дену.

— Убери руки, дай посмотрю.

— Может общеисцеляющим? — предложил я.

— Оно много магической энергии занимает?

— Не знаю, — честно признался я.

— Да, — сказал Ден.

— Давайте воздержимся от больших заклинаний. Может я, конечно, и ошибаюсь, но лучше будет, если некоторое время мы будем колдовать по минимуму.

Ой, да, пожалуйста. Нравится, пусть занимается деновой ногой, я что, против? Мне, собственно, все равно! Я стащил мокрый свитер. Футболка тоже безнадежно промокла. Одно радует, обувь я не потерял и водоотталкивающие чары сработали, ноги остались сухими. Я сгреб свитер и футболку вместе и отжал. Встряхнул. Суше они не стали. М-да. Вспомнить бы еще эти самые для сушки белья чары. Благо, сегодня теплая ночь. Или просто в этом богом забытом месте тепло. Ветра нет.

— Вот и все, — произнесла Тина, поднимаясь.

Я покосился на Дена. Рана затянулась.

— Спасибо, Тин.

— Не за что, — пожала она плечами. Подхватила свою сумочку и направилась в лес.

— Ты куда? — встревожился я.

— Переодеться, — бросила, она не оборачиваясь.

— Ты, это… осторожней.

От меня не укрылось, как вампирша отняла от носа руку, принюхалась, скривилась. Обернулась в сторону Дена, но ничего не сказала.

— Тин, — вдруг спохватился Денис. — У тебя не найдется, что-нибудь для Тэч? А я пока чары для сушки поищу, — он покосился на свою сумку с конспектами.

Тина оценивающе скользнула взглядом по вампирше, хотя ума не приложу, что она могла разглядеть под широким плащом, который скрывал фигуру.

— Не думаю, но посмотрим.

Ден кивнул вампирше, словно отпуская ее. Девушки скрылись за деревьями.

— Какие чары для сушки! — возмутился я. — Нам торопиться надо!

Ден молча распахнул сумку и вытряс конспекты. «Вылил» было бы точнее. Все рулоны безнадежно промокли. Я присвистнул. Он хмыкнул, аккуратно попробовал раскрыть один, мокрая бумага легко разорвалась.

— Безнадежно. Хотя, если просушить, может что-то останется?

— Сомневаюсь, — вздохнул он и запихал конспекты обратно. Стащил с себя мокрую рубашку. Раздраженно кинул на ветку. Потер переносицу, словно пытаясь что-то вспомнить.

Я молча сел рядом.

— Как нога? — перебил я его размышления.

— Нормально.

— Слушай, а кем тебе приходится эта вампирша?

Ден хмыкнул. Покрутил сумку туда-сюда. Ясно, опять не скажет, решил я. Да ну его, со всеми тайнами!

— Она единственное, что осталось от отца, — тихо признался он.

— То есть? — опешил я. — У тебя же жив отец?

— Это не родной отец. Отчим. Мой отец умер. Давно, — Ден опустил взгляд, пряча глаза.

— Денис, извини, я не знал, — я почувствовал себя неловко. Зачем вообще полез с вопросами?

— Все нормально, Джер. Я его никогда не видел… Хотя вру. Тэч рассказывала, что он приходил, когда я был младенцем. А потом… Потом он умер. Пьяная драка. Он запретил Тэч вмешиваться. Он хотел умереть.

— Запретил? Разве ей можно что-то запретить? — удивился я.

Черт. Надо кончать с вопросами. Такое чувство, что вожу ножом по не зажившей ране.

— Он был ее хозяином.

— Что?

— Хозяином. Темное подчинение. Одно из высших. Точно не знаю.

— Темное подчинение? — похолодел я. — Твой отец — Темный маг?

— Не говори так о нем! — Ден подскочил. — Он был Светлым. Светлым Магом.

Ден сделал ударение на слово «маг» и счел разговор оконченным. Ушел к кромке озера. Вытянул руку, словно что-то хотел нащупать. Благо чудовище уже угомонилось и скрылось под толщей воды.

— Извини, — пролепетал я.

— Он служил в разведке. В Высших эшелонах. Его внедрили к темным в качестве слуги, чернорабочего. Его объектом не был Равен Даркнес, но кто не мечтал о подвигах? Это и сыграло с ним злую шутку. Даркнес имел привычку гулять в одиночестве, что вызывало шорох даже в рядах темных. И мой отец решил проследить за ним, в одну из таких прогулок. Что было дальше? Я не знаю, он никогда не рассказывал об этом Тэч, но по его словам, он очнулся в лазарете светлых. Ему сказали, что его нашли среди тел мертвых, приготовленных для захоронения. Он смог встать с кровати только через год. Видимых повреждений на теле не обнаружили. Целители не смогли определить причину недомогания. Еще через несколько недель он понял, что никогда больше не сможет колдовать. Никогда. В нем не осталась и капли силы. Он потерял Дар Мага.

— Но… но это невозможно!

— Его отправили к Теоретикам. Но они даже и секунды не думали ему помогать! Они пытались понять, как такое вышло. Есть Темные заклинания, позволяющие высосать всю силу мага. Их много, они все давно изучены. Разработаны Щиты. Но чтоб забрать Дар… Теория, опыты, провалы. И так по кругу. Главное понять как, а способы не важны. Цель оправдывает средства, не так ли? Абсолютное оружие против магов, не только темных. Победить в войне, да как раз плюнуть!

Я похолодел. Нет, я никогда не слышал об этом засекреченном проекте Теоретиков, но… Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, за ТАКОЙ разработкой король следил пристально. Мой дед… или дядя выдали разрешение на ведения проекта. Они прекрасно были осведомлены о каждом опыте и его результатах. Даже, возможно, непосредственный контроль осуществлял мой отец или Ректор.

— Ден…, - я не нашел слов ни успокоительных, ни оправдательных. Отказался бы я от поиска абсолютного оружия победы, если темные силы под командованием Равена Даркнеса сносили все, убивали всех: детей, женщин, стариков?

— Переносная секретная лаборатория не задерживалась нигде больше чем на месяц, но их вычислили. Знал ли Равен Даркнес, что за разработки ведутся там? Вряд ли. Но ему зачем-то был нужен мой отец. «Игрушка» — так он называл его, когда они оставались вдвоем. Даркнес заставил отца присягнуть ему. Он великодушно назвал его своим «пажом», затем пожаловав титул дворянина. Через несколько лет отец решился отправить первое донесение светлым. Так и пошло. Ему помогала Тэч. Донесения были редкими, но содержательными. Не думаю, что к тому времени у Белых был другой источник. Вернее, так считает Тэч. А потом было подписание Мирного Договора. А накануне Равен разоблачил моего отца. Но, «самый страшный и ужасный» маг темного мира, внезапно сжалился над шпионом и даже позаботился о возращение его на родину. Тэч до сих пор гадает, почему он так поступил.

— А Тэч? Откуда она взялась?

— В первый же год Равен Даркнес сослал отца к вампирам. Приговор с маленьким шансом выжить. Отец смог разбудить, вернее, воскресить младшего брата Тэч. А за жизнь в темном мире платят жизнью. Он был несовершеннолетним и по законам вампиров еще не мог распоряжаться своей жизнью. За него Тэч отдала свою.

— И твой отец согласился?!

— Да.

— Но как ему удалось вернуть младшего брата? Он же не мог колдовать…

— Очень просто. Добровольно отданная кровь. Много крови.

Тианесса

Отойдя подальше и убедившись, что высокие деревья полностью скрыли меня от взора белых магов, я кинула сумку на землю, а если точнее небольшой кошель, и покосилась на Тэч. Она поняла мой взгляд правильно и скинула промокший плащ. Отлично, значит вампирша не чувствует пока поблизости нечисть и другую пакость, раз не стала возражать. А на чувства Высшего Вампира надежнее даже магии. Что мы имеем? Я окинула идеальную фигуру Тэч. Гм. Она, как я и думала, куда крупнее меня. Кажется, я с собой брала один вязаный свитер, который мне был велик, но теплый. Я его носила дома, подворачивала рукава. А вот с брюками сложнее. Определенно, все штаны будут короткими.

Как хорошо, что перед отъездом в Белую Цитадель я не поскупилась на безразмерную сумку! Раскрыв ее шире, я запустила руку внутрь. А это еще что такое странное. Я ощупала что-то твердое. Недолго думая, я извлекла предмет на свет. Кость.

— Не брезгуем человечинкой? — оценила вампирша.

Я ее проигнорировала. Где Ден вообще взял эту вампиршу? Никакого уважения к Темным Магам! Я оглядела кость со всех сторон. М-да. Вспомнила я, откуда у меня такое богатство. Тут еще дохлый паук должен быть. Все из-за того чертова проклятия! А паук, наверное, гнить начал… И если его не вытащить сейчас, то добрую половину вещей можно будет сразу отправить на свалку. Я потянулась сознанием к кошелю и он радостно выплюнул тело паука и все кости от двух скелетов. Горка получилась приличная.

Тэч присвистнула, но удержалась от колкой реплики. Интересно, а что собственно она про меня подумала? Убила двух человек и трупы ношу с собой? Угу, какая я ужасная. А кости хорошие, крепкие. Можно даже попробовать собрать их обратно, в скелетов.

— Слушай, а одежда-то у тебя там есть? Часом, тряпки не с них? — озабоченный кивок на кости.

— Нет, — буркнула я и, сунув руку опять, извлекла требуемый свитер и старые брюки.

Тэч скривилась. Тоже мне привереда! Я из собственных запасов выделила ей одежду, между прочим, вполне приличную, а она еще нос гнет. Я кинула тряпки на землю. Другого не будет.

Тэч помедлила, но все же подняла одежду.

— А волосы расчесать?

Наглость второе счастье. Пришлось еще гребень выдать. Тэч гордо удалилась за дерево. Наконец-то. Я снова осмотрела кости. В принципе заклинание не сложное. Да и оживлять-то тут всего двоих. Но, с другой стороны, местность определенно имела аномалию. На любое заклинание приходилось тратить чуть ли не вдвое, а то и втрое больше. Идеально место, чтобы залечь на дно. А еще стабильно темный фон заклинаний, витавший буквально в воздухе. Найти меня здесь невозможно. Я могла бы скрываться бесконечно. Стоит, правда, сначала отказаться от Учителя и Цитадели и вперед в отшельники.

По-хорошему, так и надо было бы поступить. Тем более построить здесь телепорт все равно самоубийство, что в принципе я выяснила на собственной шкуре. Заклинание на конечном этапе начинает полностью тебя поглощать и затягивать. Мне просто повезло, что я смогла разорвать нити, иначе… короче ясно, что иначе. Это значит, выбраться отсюда можно только старым проверенным методом, а именно ножками и больше никак.

Наспех раскинутая сеть не достигла конца «темной зоны», а это значит, что шагать придется долго. Очень долго. Самое противное то, что я начинаю ощущать боль проклятых, оставшихся в Белой Цитадели. Нет, не всю, до меня докатывается только эхо чужих страданий. А что будет дальше? Надо торопиться.

Быстрый анализ остатков сил показал, жить буду, но пора позаботиться о полноценном отдыхе, или найти источник, где бы поправить. Короче, бывало и хуже. Много раз хуже. Спасибо Учителю, напичкавшему меня в первый же вечер силой. Вряд ли я, конечно, расходую ее по назначению, ну ладно. Вернемся к нашим костям. Как не крути, скелеты лишними не будут, а, значит, придется поднимать. Заклятие слетает с губ и кости невидимая сила подбрасывает вверх, чтобы в следующее мгновение каждая из них заняла строго отведенное ей место в анатомии человека. Вот и все, готово. Надо признать, слабые. А зачем мне сильные? Два скелета — не армия. Главную свою задачу отвлечь и встать под удар они вполне способны выполнить, так что сойдет.

Что-то Тэч затихла. Оглядываюсь и обнаруживаю несколько ошарашенную вампиршу, уже переодетую в сухое и сжимающую в руке мокрые тряпки.

— Контролировать-то ты их можешь? — скривилась Тэч.

— Вполне, — за моей спиной, скелеты одновременно занимают боевую позу.

— Ну-ну… — отозвалась вампирша и взялась за гребень.

Ее волосы… Но этого не может быть! Черные блестящие пряди переплелись с тусклыми седыми. Но она же еще молодая. Конечно, сотню лет она уже разменяла. Но что такое сотня лет для вампиров? Что могло случится с Высшем Вампиром, чтоб она поседела? Да и вампиры такого порядка быстро регенерируют, а, следовательно, если и потрясение было, то она давно должна была восстановиться, но это не происходит. Почему?

— Так и будешь ходить, как облезлая курица? — Тэч заменила мой пристальный взгляд.

— Сама ты курица, — оскорбилась я и полезла в кошель за сменой одежды.

— Скорее мышь, — расплылась она в улыбке.

— Станешь курицей, если не будешь держать язык за зубами, — посуровела я, хотя не представляю как такое возможно, но Тэч замолчала. Вот и ладушки. Быстро нацепив сухую одежду и завязав высокий хвост, я прицепила кошель на пояс и мы вернулись на пляж. Скелеты, подчиняясь моей воле, следовали за нами, отстав всего на несколько шагов.

Стоило нам только выти на наш пляж, как Тэч в мгновение ока оказалась рядом с Денисом и зарядила тому невесомый подзатыльник.

— Болтун! Нашел ЧТО, а главное С КЕМ обсуждать. Стоило только на несколько секунд отлучиться…

— Тэч, он мой друг, он никому ничего не расскажет, — перебил Ден.

А о чем, собственно, речь?

— Конечно, не скажет, — голос Тэч прозвучал тихо и убаюкивающе. В воздухе сверкнула сталь, чтоб в следующее мгновение зависнуть в миллиметрах от шеи Джера. — Ты же не хочешь его смерти. Хорошо, я сотру ему память. Он обо всем забудет, да ведь, Лорд?

Джер, как в трансе кивнул. Что-то о таком явление упоминал Учитель вскользь на уроках. Одна из врожденных способностей Высших Вампиров. Она, правда, может стереть ему память.

— Тэч, прекрати, — Ден не оставил попыток присмирить вампиршу.

— Это ради твоего блага.

— Не трогай его.

— Даже пальцем не прикоснусь!

— Оставь его.

— И не подумаю.

— Тэч! — возмутился Ден.

— Еще скажи «к ноге».

— Извини, — Ден остыл. — Но не могла бы ты его отпустить, пожалуйста.

Клинок блеснул и послушно опустился в приготовленные ножны на поясе, защелкнулось заклинание, не позволяющее им покидать их без спроса хозяйки. Тэч оттолкнула Джера. Тот повалился на землю как кукла.

— Ты должен был мне приказать! Указать место! — накинулась она на Дена.

Я опустилась на коленки рядом с Джером. Холодный. Кровь еле течет по жилам, медленно нехотя приходит в нормальный ритм. В глазах появился осмысленный взгляд.

— Что это было?

— Урок хороших манер, — ответила Тэч. — Надеюсь, ты все понял, Лорд?

— Почти, — отозвался Джер, поднимаясь.

— Тэч, ты не исправима, — покачал головой Ден.

— А тебе и не надо меня исправлять. Это уже не твоя компетенция, господин.

Господин? Ден? А этот его вопрос, про темное подчинение? И не завершенные подчинения…

— Хотел бы я посмотреть на того смельчака, кто попробует приструнить твой характер, — хмыкнул Денис.

— Но-но! — возмутилась вампирша и обернулась ко мне. — У тебя не найдется еще что-нибудь для Дениса.

Нормально. Я им склад что ли?

— Не надо! Мне не холодно, — испугался Ден, схватив свою рубашку с ветки. Помял в руках, пытаясь выжать. М-да, с водоотталкивающими чарами плохо не только у меня. Придется жертвовать новым плащом, приготовленным на парадный выход, боюсь, больше ему ничего не подойдет. От плаща он попытался отказаться, но все же благоразумие взяло верх. Наверно решающим фактором было то, что он был пошит на мужской фасон без всяких модных причиндалов. Просто строгий универсальный стиль. Теперь Джер. Как ни странно, но одежда на нем уже подсохла, так что проблема отпала сама собой.

— Ден, ты еще не передумал с авантюрой по спасению неудачника? — вернулась к разговору Тэч, убедившись, что он плотно закутался в плащ.

Джер нахмурил брови, но удержался от ответной реплики.

— Нет, конечно. Почему ты спрашиваешь? — насторожился Денис.

— Я чувствую, что скопление тьмы вокруг того места, где он, рассасывается. А вернее, строго двигается на Север. Между прочим, к ним присоединились и наши старые знакомые, что гнали нас к реке.

— Неспроста все это, — озадачилась я.

— Но лучшего момента может и не быть. Хотя, с другой стороны, все это больше похоже на ловушку. Так что, Ден, надеюсь, ты примешь правильное решение, и мы пойдем домой. Кто хочет, пусть разбирается сам.

— Тэч, я уже принял решение и озвучил его, — Ден обернулся к примолкнувшему Джеру. — Что скажешь?

— Возможно и ловушка, но думаю, глянуть стоит. И Ректор не спешит нам на помощь.

— Значит, идем, — кивнул Ден. — Тэч, ты пойдешь?

— Ага, оставишь тебя одного.

— Тин, а ты? — Джер посмотрел мне в глаза. Телепортироваться я все равно отсюда не могу.

— Иду.

Тэч неодобрительно покачала головой, но промолчала.

— Какие-то странные скелеты. Замерли у кромки леса и не двигаются. Может, это и глупо, но такое чувство, что они нас подслушивают, — отметил Джеральд. Оказывается, он давно присматривался к моему творению.

— Это мои. Пригодятся.

Ни слова благодарности, зато охапка колючих взглядов от парней. Вот так помогай людям, то есть магам. Белым.

Мы шли друг за другом, чуть ли не в ногу. Вела нас Тэч. За ней шел Денис. Следующее место галантно уступил мне Джер. Замыкали отряд скелеты.

— А далеко нам еще шагать, — тихо осведомился Джер.

— Почти пришли, — недовольно ответила Тэч, так же шепотом. — Скажи спасибо реке. Она нас подкинула в нужную сторону.

И правда, скоро мы вышли на просторную поляну. Но вот что это была за поляна… Я содрогнулась всем телом. Трупы, много трупов людей, наверно при жизни они служили в каких-то светлых войсках. На всех была одна и та же военная форма. Как и полагается солдатам, они умерли в бою, убив довольно много темных тварей, но не всех… Тьма! Я конечно не некромант, наверняка не скажу, но, по моему мнению, умерли они меньше суток назад.

Тэч склонилась к одному из мертвых магов. Попробовала засохшую кровь на вкус. Тут же сплюнула.

— Не съедобно, — констатировала она.

Джер прожег ее взглядом.

— У вас такие лица, как будто вы не ожидали наткнуться на трупы. Я, между прочим, вас предупреждала.

— Ты сказала, что «недалеко» умерли люди. Ты не сказала, что мы идем сюда, — возразил Ден.

— Можно было и догадаться! — не согласилась она. — Но теперь, улицезрев все это, Денис, надеюсь, ты принял правильное решение бежать отсюда куда подальше?

Внезапно Тэч схватила Дена за шиворот и оттолкнула в сторону. На том месте, где только что был Ден, из-под земли поднялся огромный мраморный монолит. У его основания почва обрушилась, образовав вход в туннель. Из него выскочил разъяренный трехглавый цербер.

Одновременно с Джеральдом мы запустили в монстра боевые заклинания. Цербер остановился на пару вздохов, но для Высшего вампира этого было достаточно, чтоб нанести смертельный удар в сердце зверя. Тэч выругалась.

— Вот тебе и сюрприз, — тихо пробормотал Джер.

Я раскинула сеть. Рив под землей. Еще живой, но очень слаб. Больше я никого не чувствовала. Как же мне все это не нравится.

Джер обошел обрыв и с краю подобрался к монолиту. Отряхнул приставшую землю.

— Гринеэль Эльвариад Д Льелис, — прочитал он, и надпись вспыхнула синим пламенем. Вход в туннель осветился холодным голубым свечением. — Странно, а я слышал, что он похоронен где-то на границе с темным миром.

Эльвариад… мои ноги подкосились. Первый кто переродился в темного. Мама дорогая! Я отшатнулась. За что мне все это? Бежать! Срочно бежать отсюда! Откуда Учитель мог знать, что я здесь окажусь? «Не трогай могилу…» Я ведь ее не тронула? Правда? Ой, мамочка!

— Рив там?

Вампирша кивнула.

— Тэч, ты правда не чувствуешь там скопление темных тварей? — нахмурился Ден.

— Нет. Но если тебя интересуют мои чувства, то скажу, бежать отсюда надо и такие места обходить стороной за несколько десятков километров!

— Чего мы медлим? — нахмурился Джер.

— Бежать надо отсюда, говорю же, — откликнулась Тэч.

Я отошла от греха подальше на несколько шагов.

— Джер, я не могу туда идти…

— Почему?

— Я не могу… Учитель… Нет, я не могу, — ну, вот! Нужно собраться и успокоиться. Ага, успокоиться. Если б я могла успокоиться. — Я не пойду.

— Хорошо, — внезапно легко согласился Джеральд. — Подождешь нас здесь. Только будь осторожна, мы быстро.

— Нет, Джер. Я не могу ждать. Мне нужно идти, — если он меня сейчас примет за слегка ненормальную, то я, пожалуй, пойму.

— Куда идти? Рива вытащим и вместе поищем дорогу назад.

— Ты не понимаешь. Мне нужно вернуться в свой мир, найти учителя. От этого зависит жизнь нескольких людей, — зачем я все ему объясняю?!

— Ты пожди, вытащим Рива и…

— Нет, — перебила я его. — Я ухожу, прости. Я не могу остаться…

Я резко развернулась и уже было сделала шаг, когда Джер схватил меня за плечи и развернул к себе.

— Ты уверена? — он заглянул мне в глаза. Что же я творю. Как я этих светлых отпущу в могилу темного мага. С ними Тэч, тут же заговорил внутренний голос.

— Я оставлю вам скелетов. Они пойдут впереди, если что, примут удар на себя, — почему мне так сложно отвести взгляд от его глаз? Почему я грубо не сброшу его руки? Почему я, чего же врать, готова с ним отправиться в эту авантюру? Да чтоб черт со всеми другими низшими демонами нашего мира протоптали тебе дорогу! — Прощай.

— Будь осторожна, Тин.

Он отпустил меня. Я быстро пересекла поляну и скрылась в лесу, перейдя на бег. Время не терпит. Чем быстрее я покину эту темную местность, тем быстрее создам телепорт. Итак много времени потеряла. А они справятся. Должны справиться….

Джеральд

Я спустился в подземелье первым. Следом скатился Ден. Последняя ворчащая Тэч. Я был очень рад, что Ден не поддался на уговоры вампирши и пошел со мной. Все-таки есть некоторые плюсы в его упрямстве. Втроем не так страшно. Как Тина и обещала, скелеты бодро шагали впереди.

— Ты дурак, Лорд, — прошипела Тэч, мне пришлось напрячь слух, чтоб различить слова. — Зачем темную отпустил?

Зачем отпустил? Она так испугалась, когда я прочел имя на могильном камне… Да и что б там не говорила Тэч, могила — это не место для девушки, пусть даже ведьмы. Очень хорошо, что она не пошла. Главное, чтоб в лапы тварям не попала. И Тэч надо было оставить, только вот без нее мы не справимся. Учиться надо было лучше боевым искусствам и боевой магии. Мне. На Дена в плане магии полагаться не приходится. Вряд ли его более чем на пару заклинаний хватит. И так уже за вечер тер виски. Дорассуждался называется. Стратег еще тот. Если верить вампирше, мы вообще придем, заберем Рива и назад. И драться не придется. Ох, слабо верится.

— Лорд, ты вообще меня слышишь?

— Тэч, помолчи, — не выдержал я.

Как-то все слишком спокойно. Тропа, проложенная под землей, все время шла под уклоном. Туннель небольшой. Максимум два человека только и смогут вместе протиснуться. Но надо отдать должное, потолок высокий. Три метра, не меньше. Освещенный противным голубым светом.

— А я слышал, что темные защищали свои могилы кучей смертоносных заклинаний.

— Спасибо, Ден, ты как всегда обрадовал, — нервы не к черту. Уже кидаться на людей начинаю. — И какой вывод можно сделать?

— Что здесь уже до нас проходили.

Я опешил. Вывод я сделал из слов Дена другой. Что слух его не верен, но это в голову Денису не пришло. Но в его словах определенно был резон. Те погибшие маги (по-хорошему, надо бы их как-то похоронить, а еще лучше — привести сюда людей отца) вполне могли как раз таки, и заниматься раскопкой этой могилы. И возможно прошли довольно далеко, но что все-таки случилось?

Через некоторое время я заметил, что туннель идет под небольшим уклоном вниз. То есть все время мы медленно, но верно забираемся глубже под землю, следовательно, толща над нашими головами становится все больше. Я поежился. Неприятные ощущения. А если где в стене трещина и потолок обвалится? Похоронят заживо, однозначно!

— Мы близко, — шепнула Тэч через некоторое время. — Что-то живое сразу за поворотом налево. — Вампирша шумно втянула воздух. — Пахнет кровью. Свежей. Ден, иди сзади. — Тот попробовал возразить, но Тэч грубо закрыла ему рот ладонью и отодвинула Дена за спину. — Если что, беги.

— Ты еще что-то чувствуешь? — нахмурился Денис.

— Я ничего больше не чувствую, и мне это не нравится. Все очень похоже на мышеловку.

— Ты просто сгущаешь краски.

Я шикнул на них. Отношения выяснять будем на свежем воздухе. Показался поворот, о котором говорила Тэч. Вернее не поворот. Конечно, боюсь ошибиться, но по мне так там просторный зал. Ага, и гроб, наверное, на середине. Ну, ну. Гроба не было. Двое скелетов совершенно спокойно заняли центр зала. Раздался стон. Уже ничего не остерегаясь, я выбежал в зал и кинулся к Риву, как верно и указала вампирша, он лежал у входа немного слева, вжавшись в стену.

— Рив, — позвал я, опускаясь на четвереньки рядом.

Ривальд застонал, но не открыл глаз. Ден, подошедший следом, молча указал на кровавые потеки, пропитавшие ткань рубашки насквозь. Я краем глаза заметил, как Тэч поморщилась, крепче вцепившись в рукояти парных клинков, так что костяшки пальцев побелели.

— Хватайте его и уходим.

— Сначала общеисцеляющим, а то мы его не донесем, — предложил Ден.

Я уже привычно произнес заклинание, но чары столкнувшись о невидимый щит вокруг Ривальда, расплылись и растаяли.

— Что это? — в горле пересохло от волнения.

— Что вы там возитесь, — зло процедила вампирша.

— Иллюзия, — тихо прошептал Ден, резко вытянул руку вперед и коснулся стены. Когда он отдернул руку, в кулаке была зажата горсть сырой земли, хотя могу поклясться, стена абсолютно чистая, сложенная из массивной темной кладки.

— Умница! — прогремел глухой бас.

Я резко оглянулся и успел заметить, как два скелета осыпались прахом.

Буквально с потолка спустился маг. Темный Маг. Настоящий Темный Маг воплоти. Черный изодранный плащ. Элегантная рубашка, ботфорты для верховой езды и лицо. Синее, безжизненное, высохшее. Впалые глаза и темные круги под ними. Узкие бескровные губы. Аристократический нос с горбинкой.

— Мертвый, — прошептала Тэч.

— Был, — расхохотался он.

Внезапная вспышка ослепила меня. Когда глаза привыкли, все изменилось. Никакой кладки. Обычные стены при подкопе аккуратно прижатые балками, чтоб не рассыпались. Факелы с магическим огнем. Все больше похоже на шахту. А в центре под куполом Ривальд. Он висел в воздухе, скорей всего без сознания. Его оплетали странные нити заклинания. Параллельно им текла струйка крови Ривальда. Все нити опускались к Темному Магу.

— Но уже нет, благодаря моему… праправнуку? Двоюродному племеннику? — маг задумался ровно на секунду. — Я ждал не вас, дети! Досадно, но придется вас убить, — закончил он равнодушно.

Тэч выступила вперед, закрыв нас…

Тианесса

Я бежала по лесу и ветви мертвых деревьев хлыстали по предусмотрительно вытянутым вперед рукам. Благо наступила ночь и на землю опустилась привычная тьма, в которой я все прекрасно видела и перестала спотыкаться о коряги. Куда я бегу? Зачем? Шок не спешил уступить места здравому рассудку. Зачем? Повторила я шепотом. Разве я успею их спасти? Конечно, нет. Время упущено. Давно упущено. Предположим, я решусь воспользоваться Каретой, самым быстрым транспортом в таких обстоятельствах. Предположим, белые маги меня не заметят. Ага, каждый день в небе у светлых летает Королевская Темная Карета, как же меня можно заметить? Я все равно не успею. Два дня до Цитадели. Еще день до земли дроу. Итого три. Предположим, учителя, я найду стразу. Сколько времени ему останется, чтобы все исправить? Даже если он каким-то чудом знает, что делать? Ему же еще надо добраться до Светлой Цитадели. А на прямую телепортацию нужно разрешение самого Владыки… Слишком мало времени. Слишком мало шансов.

И что? Сложить руки и ничего не делать? Почему так тревожно на душе? Мысли вернулись к ученикам Светлой Цитадели. Как будто они не смогут спуститься в могилу и забрать полуживого Ривальда? Тем более, вампирша говорила, что больше там никого нет. Высшие вампиры не ошибаются. Только очень сильный маг может их обмануть. Только очень искусный маг может вести столько нечисти, сколько мы видели. Маг, маг…

Что я теряю? Несколько минут, чтоб вернуться и удостовериться, что у них все в порядке? Несколько минут, которые могут оказаться решающими в жизни нескольких.

Я знаю, я поступаю неправильно. Я не должна возвращаться, просто не имею права! Но я не могу уйти. Нарушить запрет учителя? Да кто собственно сказал, что он останется моим Учителем после того, как узнает, что я натворила? Я коснулась камня на шее. Разорвать связь? Уйти самой сейчас? Отказаться от Учителя? Навсегда отказаться от родной Цитадели? Опозорить свой род? Но тогда у проклятых точно не останется надежды.

Я быстро нашла ту самую кровавую поляну. Могильный монолит по-прежнему высился над трупами белых магов. Ровный мерцающий свет дружелюбно приглашал войти. Они до сих пор не поднялись. А времени много прошло. Что-то не так. Может, туннель длинный. Или даже лабиринт. А если попали в ловушку?

Ладно. Похоже, я составлю компанию в наказании Лорану. Скоро мы вместе будем на нижним ярусе время коротать. Хотя, по сравнению с моим проклятием, нарушение запрета Учителя выглядит мелко. Быстро нацепив пару дополнительных щитов, в том числе убирающий всякое ощущение боли. Если нарушать запреты, так до конца.

Если Учитель в результате откажется от меня, в чем я не сомневаюсь, подамся к светлым. Дипломат я или нет, пусть предоставляют убежище. Сами виноваты. Тем более как я спущусь вниз, вряд ли в темном мире мне найдется место. Отказников в Цитадели не любят.

Подбадривая себя подобными мыслями, а как с горки по земле съехала вниз, в пасть могилы. Быстро раскидываю легкую незаметную паутинку. Достаточно найти скелетов. Они там. Ладно, бегом. Связь со скелетами оборвалась внезапно. Очень быстро. Слишком быстро, чтоб я поверила, что они угодили в ловушку или, хотя бы бой имел место. Простые конкретные уничтожающие чары, рассчитанные именно на моих подопечных. Впереди показался зал.

— Я ждал не вас, дети! Досадно, но придется вас убить, — равнодушный мужской голос явно принадлежал не моим знакомым. Я вжалась в стену, и бесшумно приблизилась. Маг! Очень сильный. Что делать?!

— Что стесняться? — услышала я бас из зала. — Проходите, девушка, вставайте в общую шеренгу.

Вот тебе и эффект неожиданности. Как он меня заметил? Где я сделала ошибку?

Медленно я вышла к проему. Быстро огляделась. Какое-то некромантское заклинание обвило Рива. Это плохо. Плохо, что он в центре зала. А вот остальные тут, рядом с проходом. Что мне это дает?

— Тина? — опешил Джер.

Спасибо, можно было и обойтись без имен.

Постойте, но ведь этот Темный Маг не Эльвариад… Конечно, нет. Он даже грамма на него не похож. Правда, не мог же настолько ошибиться автор хроник, изображая его профиль на страницах книг. Даже если он был совсем бездарным художником!

— Ден, — в свою очередь воскликнула я и указала глазами на Рива. Он должен был меня понять! Хоть бы понял! В конце концов, он маг воздуха, кто лучше него может владеть левитацией?

— Темная, — даже в голосе мага несколько ноток удивления.

А теперь надо его отвлечь, но как, черт побери?! Как?

Я вышла вперед.

— Гринеэль Эльвариад Д Льелис если не ошибаюсь? Или ошибаюсь? — иронически улыбаюсь, словно что-то знаю. Что я творю? Какую опасную игру я затеяла. Хожу по острию смертельных чар. Самый верный способ отвлечь в чем-то — это разозлить, что здесь совершенно невозможно, не знаю куда бить и вывести мага его уровня из себя очень проблематично или отвлечь на что-то более интересное. А что может быть интересней новости из темного мира, когда несколько десятилетий он провел в могиле. Ох, не с руки ему меня сразу убивать, если он не забыл такие понятия как логика и стратегия.

— Имеет значение?

— Хотелось бы знать, кто посмел поставить меня в одну линию со светлыми, — играю. Наверное, учитель бы сказал плохо, но как умею, главное не переигрывать. Эльвариад, как утверждает автор хроник, будучи светлым, принадлежал к стихии огня. Это дает малый шанс.

— А разве это не так? Ты не заодно с ними?

— Мы с вами прекрасно знаем за кого темные. Итак, ваше имя. Или вы боитесь?

Язык мой — враг мой. Зачем я про «боитесь»? Любой нормальный маг оберегает свое имя от нежелательных ушей. Имя в некоторых проклятиях бывает одной из важных составляющих.

— Мориэн Д Льелис, наследник рода. К сожалению, более известен под именем безумного отца. Вот даже на надгробии написали, — последнюю фразу он обманно произнес развязано, скорбно. Однако по-прежнему напряжен и сосредоточен, вижу, готов к неожиданностям. Правильно угадал, разговор не просто так. Однако не спешит его прерывать. И эти некромантские чары вокруг Ривальда… Пытается использовать его душу для оживления себя, но есть более быстрые способы. Не торопится? Или ему нужно тело Ривальда в целости и сохранности, чтобы потом забрать его себе?

Очень хорошо, что он все-таки сын того мага, а не забредший сюда расхититель. Говорят, владения стихией в большинстве случай передается по наследству. Ага, магия огня в нескольких метрах под землей, очень полезное свойство. Горшки глиняные обжигать. Или всяких забредших сюда.

— Ты мне нравишься, Тина, я бы с радостью взял тебя в ученики, но вижу, это место уже занято. Кто он? Кого мне придется для этого убить?

Так я и поверила про ученичество. Ха! Красивая байка. Просто если ты намерен меня убить, а как видишь камень на моей шее принадлежит разливу цитадельных. Ты справедливо рассудил, что лучше знать, с какой стороны потом ждать удара. Еще прекрасно понимаешь, что Цитадель занимает очень сильную позицию при короне и ссориться с ней, как не крути, не с руку тебе. Значит, первый удар в идеале должна нанести я или отказаться от учителя. Ну, ну. Но все равно такое чувство, что в рукаве у мага есть козырь. В открытую говорить об убийстве цитадельного учителя ни один нормальный говорить не станет, вряд ли несколько десятков лет назад картина слишком сильно отличалась от нынешней.

— Мой учитель Верховный магистр Тьмы Равен Даркнес из клана Регалиант, — почти прошептала я. Если бы я знала, что одно имя учителя вызовет такой резонанс, ни за что бы не стала тянуть время. Давно заметила, что на имя учителя у каждого, кому бы я его не говорила, своя реакция, но она всегда есть и всегда ярко выраженная. Вот и сейчас лицо мага перекосило от ярости. Тьма буквально сгустилась, стало тяжело дышать. Сейчас или никогда, пока маг не обрел прежний холодный, расчетливый рассудок.

— Ден, — воскликнула я, одновременно мысленно потянулась к земле. Земля всегда меня слушалась лучше любой другой стихии и сейчас она была готова подчиняться. Ден понял меня сразу, тело Ривальда мгновенно переместилось по воздуху, полсекунды зависло над парнями и рухнуло на них. Темный маг сплел заклинание, но Тэч была быстрее. Наверное, она давно подготовила чары, а сейчас просто выпустила их. Магия вампиров иная, нежели наша темная. Они редко используют наши чары, только в тех случаях, когда среди их не находится подобного. Но направленное заклинание на мага было как раз таки из числа исконно их, вампирских. Боюсь утверждать наверняка, но будь на месте Д Льелис какой-нибудь неопытный маг-недоучка, да хотя бы я, то или умерла или потеряла сознание. А маг лишь отмахнулся. Однако это заняло хоть и пол секунды, но время было упущено. Мой план сработал. Земля на потолке раскололась, и первый огромный кусок шлепнулся на пол в миллиметре от мага.

— Бежим! — завопила я. Конечно, обрушение могилы остановит мага ненадолго. Хотя бы для того, чтоб убраться, как мы, или остановить разрушение. Принять бой было бы еще глупее. Лучше попробовать выбраться и закрыть эту могилу к черту! Должно там быть что-то такое, что закрывает вход наглухо, чтоб такие вот ожившие мертвецы, нежелательные обществу, не возвращались.

Тэч резко осела. Ненормальный маг, нет чтоб спасать свою шкуру, он что решил забрать на тот свет как можно больше вредных детишек? Только поднявшиеся парни схватились было оба за Рива, теперь Джер поднимал Тэч. Я кинулась к ним, отпустив в мага «Осколки Тьмы», но тут прямо передо мной упала глыба земли, пробила пол, и я не успела отпрыгнуть в сторону, когда пол обрушился и я неудачно свалилась вниз, повредив о твердую землю нос и руку.

— Тина! — наверху закричал Джер.

Мгновенно сориентировалась, отползла к стене. Тоже мне строители, я по черному выругалась, кто под одним залом располагает сразу другой, при этом разделив их тонким слоем земли. Я раздраженно смахнула кровь, выступившую из предположительно сломанного носа. Боли я не чувствовала, благодаря щиту. Бывший пол, теперь потолок, продолжал крошиться и осыпаться. Вот так и похоронят заживо. Жаль, лопатку не прихватила, зло подумала я, вот у некромантов она всегда с собой.

Бесконечный град камней не спешил заканчиваться. Я заметила небольшую щель в стене на другой стороне, откуда падал свет. Не раздумывая, я кинулась туда, стараясь увернуться от каменного дождя и магически отвести его в сторону. Шмыгнув в щель, я отметила, что вот и все. Комнату окончательно завалило.

Свет… Свет исходил от пентаграммы. Линии силы переливались от абсолютно белого до ярко синего. Я вскрикнула, узнавая рисунок. Но это невозможно! Вот он в центре, бесконечный накопитель, затем вызов и… проклятие. Два круга из трех активны. Третий, последний — проклятие, еще нет. Кому-то повезло меньше, чем мне. Активация заклинания прошла неверно и теперь пентаграмма активизировалась замедленно, слой за слоем. Как же это знакомо! У меня так тоже было, на другом заклинании. Я ошиблась в одном действии и затем всю ночь ждала, пока пентаграмма активизируется полностью. Сила обижено, нехотя перетекала из слоя в слой.

У меня на это ушел день. А здесь процесс куда медленнее. Это значит, что накопитель работает уже… скажем так — давно. И сосет энергию буквально из всего. Вспомнился безжизненный лес, трава чуть ли не осыпающаяся прахом, попытка создать телепорт. Тьма, какой у него радиус действия?! И есть ли этому радиусу предел или, высосав энергии из одного места, он медленно переходит дальше? Черт, я не знаю.

Сколько же в тебе силы? Пентаграмма весело подмигнула синим и в центре возник огромный волк с горящими глазами. Он обнажил два ряда клыков. А вот и ответ, откуда здесь столько темной живности. Сначала «Осколки Тьмы». Я быстра скатала заклинание и кинула на хищника. Шерсть зверя покрыла изморозь и «Осколки» разлетелись в стороны. Ого! А волчонок не так прост, как кажется. Мама, дорогая! Главное не паниковать. Подумаешь, зверек высокого уровня, было и хуже. Волк зарычал и кинулся в атаку. Следующее заклинание достало его уже в прыжке и слегка ранило. Я в последнюю секунду ушла с линии атаки, однако до моей многострадальной руки зверь дотянулся, и когти разодрали рукав, задев плоть. Значит так? Заклинания летели одно за другим, я выпустила злобу. За все! За эту ужасную поездку к светлым. За то, что осталось несколько дней, чтоб активизировался последний круг.

Зверь взвизгнул последний раз и затих. Я подошла ближе и с силой ударила его ботинком в бок. Никакой реакции. Мертв. Внезапно я почувствовала холод темной магии. Неестественно быстро труп высох, остались только кости. Я отступила на шаг. Скелет волка поднялся. Тишину нарушили аплодисменты. У противоположной стены замер Мориэн Д Льелис. Потайная дверь бесшумно закрылась за его спиной, полностью слившись со стеной.

— Великолепно! — оценил он. — Не каждый маг вышел бы из такого боя, всего с исцарапанной рукой. Прими мои поздравления. Да, если Равен берется за обучения, то делает это на славу. По себе знаю, — маг отделился от стены, подошел ближе. — Мы ведь в некотором роде с тобой коллеги.

Я облизнула пересохшие губы. Во рту остался привкус крови.

— Коллеги?

— Меня тоже учил Равен, правда так официально и не признал учеником, — учтиво улыбнулся Д Льелис.

О-го-го! Кто бы мог подумать? Но Д Льелис старше моего учителя, или мне так просто кажется?

— …но тем слаще для меня твоя смерть, — не переставая улыбаться, закончил темный маг. Я содрогнулась. Пентаграмма мигнула синим, и в центре появился молодой грифон. Маг махнул рукой, и животное радостно подбежала к нему, чуть ли не урча от удовольствия. Приказ хозяина, разве не счастье? Хозяина? Меня вызванные моей пентаграммой скелеты хозяйкой не признавали, однако…

— Нравится моя пентаграмма? — мой взгляд был замечен.

— Нравится, — решила тянуть время я.

— Благодаря тому мальчишке, все кончиться куда раньше. Завтра. — Он хищно оскалился. — Завтра все белые маги умрут. Завтра этот мир будет принадлежать мне. Если бы ты знала, как долго я этого ждал. Но ты это уже не увидишь. Прощай. — Первое заклинание разбило вдребезги мои щиты, правда, не тронув только защиту от боли. Не став ждать следующее, я атаковала. Я знала, что живой из боя я выйду только чудом. И дело не только в том, что противник сильней меня в несколько раз и опытнее. Моя сила… Я чувствовала, что скоро конец. Я почти истощена. Готова спорить, из Д Льелис накопитель не высасывает энергию. И даже не это. Светлые… Ведь он прав, если проклятие сработает. Я знаю последствия. И поражены будут не горсть студентов, поражены будут все. Проклятие будет распространяться бесконечно, пока не кончится сила в накопителе (а это никогда не произойдет) или кто-нибудь не уничтожит его.

Но ведь мое проклятие что-то остановило, — шелохнулись сомнение где-то глубоко в душе. Но я не знаю, что его остановило, и оно было слабо, потому что в накопителе было мало сил.

Есть только один способ все остановить. Уничтожить накопитель. Чем раньше, тем лучше. Я знаю только один способ как это сделать. Разомкнуть линии, освободить энергию. Будет взрыв. Умрут люди. Наверно выброс будет очень большим и затронет не один город поблизости, но все же не всех. Возможно, по контору вымершей земли светлые догадались пустить щит. Тогда часть энергии задержится, но не вся. Чтобы полностью поглотить взрыв, светлым нужно было бы создать щит, по силе не уступающий набранной накопителем энергии. Чистую энергию может задержать только столько же чистой энергии.

Ну почему я раньше не спросила учителя о правильном решении, когда он задал мне такую задачку?

Я должна уничтожить пентаграмму. Или сейчас или никогда.

Прощай, мама. Прощай Учитель, я недостойная ученица.

Очередное заклинание темного мага подбросило меня в воздух, я почувствовала как затрещали кости, ломаясь под натиском, и он резко отпустил меня. Я мешком упала на землю. Земля… Последний раз, сослужи службу, иначе мне не достать до линий пентаграммы, чтоб разорвать их.

Я вложила в заклинание все оставшиеся силы. Земля треснула. Зигзагообразная линия послушно метнулась к пентаграмме.

— Нет! — взревел маг, со злостью откидывая меня к стене. Со всего размаха я ударилась спиной, наверное, повреждая позвоночник. Маг шептал какое-то заклинание. Трещина замерла в миллиметре от линии. Ну, пожалуйста, совсем немного. Еще чуть-чуть. Ну же, миленькая. И земля ответила. Рывком трещина разомкнула линию. Вот и все. Я зажмурила глаза.

Тишина. Я уже умерла? Так быстро? Я попробовала пошевелиться. Ни руки, ни ноги не чувствовались, не слушались. Несколько секунд поколебавшись, я открыла глаза. Я все также лежала на земле. Пентаграмму пересекали несколько трещин, кое-где земля осыпалась. Но… Почему не было взрыва? Как это возможно?

Рядом с недавней пентаграммой стоял маг. Мне была видна только его спина, и новый атласный плащ, волной спускающийся с плеч. Это не Д Льелис…

Я закашлялась и сплюнула кровью.

— Ошибка первая, — голос — лед, но я б узнала его из тысячи.

— Учитель?!

Если б я могла, я бы подпрыгнула и склонилась в традиционном в поклоне. Как здесь мог оказаться Учитель? Я не настолько дура, чтобы пропустить телепорт! Вспомнилась старая цитадельная поговорка «Там, где Ученик, всегда есть Учитель». Вот уж, правда. Вот у меня предсмертный глюк.

Глюк даже не обернулся в мою сторону.

— Никогда не называй имя учителя тому, с кем предстоит поединок. Ты непозволительно много рассказываешь о себе. Ошибка вторая — если собираешься все разнести к чертям, приготовь себе пути к отступлению. Ошибка третья — никогда не нарушай приказы Учителя.

— Равен? — голос Мориэна Д Льелис прозвучал испуганно.

— Позволь узнать, Мориэн, а кого ты собственно ждал, нападая на мою ученицу?

Д Льелис расхохотался.

— Меня ты оставил умирать.

— Ты не был моим учеником. Ты сам глупо завалил экзамен. Гордыня помешала.

— Ты называл меня другом.

— Не знал, что после смерти люди становятся сентиментальными.

— Сентиментальными? — языки тьмы, окутавшие помещение, стали чуть ли не физически ощутимы. — Ты запер меня здесь, оставив подыхать! Пентаграмма была активирована неверно. Мне пришлось умереть, чтобы дождаться, когда она войдет в силу. Еще пару дней и я бы стал бы непобедим благодаря твоему проклятию. Я стал бы Владыкой Светлых земель и огромной армии скелетов. Но теперь. Ты и твоя ученица разбили накопитель. Вся магическая энергия, накопленная десятилетиями, в мгновения ока чудесным образом исчезла. Накопитель был уже пуст к тому времени, когда разбился. Но как?

— У тебя было десятилетия, чтоб поставить охранные заклинания на пентаграмму. Ты не пожелал пошевелить извилинами и теперь, в чем собственно ты меня обвиняешь? В смерти? Это сугубо твой выбор. Поддержать жизнеспособность своего организма ты мог уж ни как не меньше века. Скажи, ты испугался. Испугался, что светлые маги найдут могилу раньше, чем ты обзаведешься благодаря своей теории вызовов достаточно большой армией или активизируется мое проклятие. Ты предпочел умереть, прекрасно зная, что род Д Ордист довольно большой и занимает привилегированное положение. Очень большие шансы, что, в конце концов, один из его представителей попадет в твои руки.

— Ты обвиняешь меня в трусости, когда сам не смог довести начатое дело до конца и активизировать пентаграмму. Из нас двоих ты больший трус.

— Активизация пентаграммы — это безумие. Она бы убила не только светлых, но и Армию Тьмы.

— И что с того? Ты до сих пор не понял, Равен, что я хочу править не только Светом, но и Тьмой. И я буду править, — Д Льелис расхохотался в голос. Повелительный взмах рукой и стены зала осыпались. Из земли со всех четырех сторон ступили скелеты, зомби и другие представители нечисти. Они, жадно вытянув руки, сжимая круг, двинулись на Учителя. — Ты уничтожил проклятие, но за несколько десятков лет я получил Армию. Ты и твоя ученица умрете первыми в новой победоносной войне. Убить их! — короткий приказ и новый взрыв смеха.

Я испуганно сжалась. Но Учитель был спокоен. Его голос звучал мягко, словно он говорил с ребенком или сумасшедшим.

— Мориэн, мне глубоко плевать, что стало бы со светлыми в результате твоей войны. Позволь заметить, я не вмешивался в твои дела. Сказать по правде, мне бы было очень интересно посмотреть на тебя в роли владыки Света. Возможно, я бы даже тебе в этом помог. Но… Мориэн, ты поднял руку на мою ученицу, к сожалению, без веских причин на то. А такого оскорбления я терпеть не намерен. К сожалению, ты так ничему не научился.

Внезапно нежить остановилась, замерла и в следующее мгновение синхронно стала убивать саму себя.

— Ты наивно полагал, что хозяином вызванных тварей становиться маг, активировавший пентаграмму. Позволь тебя расстроить, маг, поделившийся своей силой с пентаграммой или наславший на нее любое заклинание для активизации, всего лишь получает защиту от проклятия. Но хозяином зверушек становимся только мы с тобой, кто бы ни был тот маг. А они не могут убить хозяина, они лучше убьют себя, — я не видела, но наверно именно сейчас его губы расплылись в фирменной улыбке, от которой дрожала не только вся темная цитадель. — И чтоб больше не возникал этот вопрос, пусть все вызванные упокоятся.

— Стоп! Остановиться!!! — закричал Д Льелис, но по его лицу я поняла, что поздно. Приказ Учителя выполнен. Нечисть опала, умерев теперь навсегда.

— Ты убил их всех! Всех! Ты поплатишься за это!

Я зажмурилась, не в силах смотреть на ожесточенный поединок, состоящий из самых страшных заклинаний тьмы, но перестать ощущать магию я не могла. И от этого прикосновения к совершенно темной, высшей магии меня бросало в дрожь. А от осознания могущества и ужаса заложенного в каждом из них хотелось бежать и остаться. Расплывчатое и страшное, Высший Темный маг, внезапно обрело четкие грани. Маг, для которого нет границ. Маг, который по праву идет с Тьмой под руку, способен на все… Это мой Учитель. Это то, что смогу я?…

Осознание что все кончено, пришло не сразу. Медленно я попробовала прощупать мир вокруг. Хаос. Полный хаос. Я открыла глаза, чтоб увидеть, как Учитель склонился над побежденным магом и закрыл ему глаза. Я не испытывала к поверженному магу ничего, кроме отвращения.

— Мориэн Д Льелис, покойся с миром, теперь уже навсегда. Жажда власти убила тебя раньше нашей встречи. Но род Д Льелис не умрет. Я позабочусь о твоем сыне. — С этими словами Учитель поднялся. Зеленные нечеловеческие глаза сверкнули нехорошем пламенем, словно в предвкушении судьбы того самого сына. — Да будет так. — Тело темного мага буквально на глазах превратилось в пепел.

Я не сдержала стон. Чары, закрывающие боль, рассеялись. По щеке скользнула слезинка.

Учитель еще несколько секунд постоял над прахом и подошел ко мне.

— Твоя любовь к обезболиванию впервые сослужила тебя добрую службу, — произнес он, как ни в чем не бывало, слегка ворчливо, садясь рядом и устраивая мою голову у себя на коленях.

«Сослужила добрую службу». Простая фраза. А смысл как всегда заставляет внутренне задрожать. Если бы не этот щит, я б уже умерла. Это ведь не договорили вы, Учитель?

Учитель нежно провел по волосам, убирая их со лба.

— Я умру? — о, боги! Что я несу? И так все ясно. Нет, пытаться сделать диагностику я не стала. Да и зачем. Скорей всего, Темная Магия сломала позвоночник. Скорей всего, он не подлежит восстановлению. Я не хочу быть калекой! Я…я…

— Ты собираешься жить вечно? — легкая заинтересованность и вся фраза была сказана иначе, чем обычно. Как-то спокойно, по-домашнему. — Что ж, — более жесткий тон. — Мы обсудим это сразу по возращению в Темную Цитадель.

Цитадель — одно слово болью разорвало сердце.

— Они умрут, ведь так?

Я не смогла уточнить кто, но Учитель меня прекрасно понял.

— Твои отношения со Светлой Цитаделью, сугубо твои. — Легкая раздраженность в голосе, словно я в очередной раз перекладывала свои проблемы на него. Разве не так? — шепнул внутренний голос. — Вот когда ты вернешься или не вернешься, только тогда я вмешаюсь. А пока спи. — Он наклонился и поцеловал меня в лоб, как дочь.

— Учитель…

Прошептала я чувствуя, что силы меня в конце оставили. Учитель был рядом и в сердце разлилось непонятное спокойствие. Все будет хорошо, — глупая детская уверенность. Он был рядом. Мне казалось, я лежу на свежей майской траве, а он сидит рядом и рассказывает чудесную завораживающую, но добрую сказку. Так не бывает. Так не бывает — приглушенный отдаленный шепот разума.

Глава 8

Джеральд

— Тина! — Я, было, метнулся к провалу, в котором исчезла Тина, но глыба земли, сорвавшаяся с потолка, приложила меня по голове. Надо отдать должное хорошо так приложила, сказал бы профессионально, будь она человеком. Ноги подкосились, я осел, в глазах все поплыло.

— Тина, — повторил я уже тихо.

Кто-то схватил меня за шиворот и грубо потащил назад. Толстовка сдавила горло. Я схватился за ворот, пытаясь освободить хоть немного места для маленького глотка воздуха. Бесполезно. Извернувшись змеей, я с силой ударил по цепкой руке Дениса.

— Убить меня решил? — завопил я. Хотя завопил- громко сказано. Просипел, если быть точным.

— Уходим! — он подполз к Тэч, которая так и не пришла в себя, и с силой потянул к туннелю, через который мы пришли. — Хватай Рива. Сейчас все завалит к чертям!

— Там Тина, — указал я на провал. То, что служило в пещере полом, опасно покрылось сеткой из трещин. Мгновение и один за другим куски проваливались, уходя вниз.

— Быстрее, Джер! — поторопил он меня, уже почти впихнув вампиршу в туннель. — У меня нет сил, чтобы слевитировать темную сюда. Если ее не накрыло при падении, то создать себе местечко на несколько часов она явно сможет, недаром такой камнепад устроила.

Я не понял, причем здесь обвал могилы и какое-то там местечко. Не знаю почему, но я подчинился, схватил Рива, взваливая его на себя, и потащил к ожидавшему меня Дену. Скорее всего, подействовал шок. Лишь через пару долгих секунд пришло осознание, что Ривальда я все же смогу спасти, а Тину… Тину нет. Ее накрыло землей. Только обернувшись, я заметил, что Д' Льелиса нет в зале.

Земля осыпалась и в туннеле, но стены его были сложены куда лучше, и нам удалось добраться до выхода. Обратный путь показался куда длиннее и тяжелей. Первым наверх взобрался Ден. Затем он перетащил туда Тэч и Рива. Помог подняться мне. Но не успокоился, пока мы все не перебрались на край поляны под защиту мертвых деревьев.

Тяжело дыша, опустившись на колени буквально на пару секунд, чтобы перевести дыхание, я хотел было возмутиться, когда вся поляна, усыпанная телами погибших магов, провалилась вниз чуть ли не на два метра. Внезапно небо загорелось всеми цветами радуги и тут же померкло.

— Тина, — выдохнул я и как будто внутри что-то разорвалось. Это я должен был погибнуть там…

— Тэч, — Ден нагнулся над вампиршей, отчаянно хлеща ее по щекам. Тэч… А Тина там погибла.

— Ривальд, — позвал я. Тишина. Я нащупал артерию. Если ты еще вздумаешь умереть, так и знай — достану с того света! Как ни старался, я так и не смог найти пульс. Перед глазами почему-то застыл образ Тины. Наша первая встреча. Надменный взгляд черных глаз. Распущенные струящие волосы. Легкая невесомая улыбка и блеск кристаллов, змейкой окутывающих ее руку. Тианесса. Я потер глаза.

— Нет пульса, — и только сейчас поднял взгляд на Дена. Он весь дрожал. Лоб покрылся испариной. Сосредоточенный взгляд.

— Денис, — позвал я испуганно. В руках Дена сверкнул нож, — ты что задумал?

— Неважно, — лед глаз. — Тэч говорит, что близко маги. Сюда идет много белых магов. — Я не сводил взгляд с подрагивающего ножа в руках Дена. Бред.

— Что замер? — накинулся он на меня. — Каждая секунда на счету. Чары убивают Рива. Приведи магов сюда!

— Ден, Тэч ничего не может говорить. Она без сознания, — тихо проговорил я.

— Делай, что говорю! — рявкнул вечно спокойной Ден. — Иди!

Я попятился назад. Сейчас Денис больше всего походил на сумасшедшего, но опыт общения с ним грустно твердил, что Ден никогда не ошибается. Я поднялся и ломанулся в лес на поиск магов.

Отбежал я прилично, когда неизвестное заклинание парализовало меня. Рядом материализовались два мага в стандартной форме разведчиков. Тут же стало тесно.

— Там человек при смерти, — протараторил я. Но меня не слушали. Сначала по телу скользнуло какое-то заклинания, разбивающее последнее, что осталось у меня от Тины, ее щит. Затем я почувствовал чужое сознание в голове.

— Лорд! — определил кто-то.

— Жив! — чьи-то крепкие руки стиснули меня в объятиях. Отец?

— Там Ривальд. Он умирает, — на мгновения мне показалось, что в толпе я увидел старшего Герцога Д Орбиста. — и Тина… — слова довались с болью. Отец встряхнул меня за плечи.

— Успокойся, — приказал он. — Пусти меня.

Пустить его? Куда?

— Расслабься.

Короткие приказы не допускали и мысли ослушаться. Глаза отца расширились, и я понял что тону. Ухожу. Очнулся я на траве. Вокруг меня кружили Целители в белом. Отец стоял рядом, заложив руки за спину. Напряженно вглядываясь вперед.

Я резко отмахнулся от Целителя, вскакивая на ноги.

— Тина, Ривальд, Ден?

— Ривальда и Дениса нашли. Сейчас их осматривают.

— Пап, где они?

— Все хорошо.

— Где они? — взревел я.

Девушка-целитель коснулась моей руки и указала куда-то мне за спину. В метре от меня целители перевязывали Дениса. Я подошел ближе — Ден был без сознания. Глаза неестественно закатились, были видны только белки. Рукав разодран. Целитель аккуратно накладывал повязку на перерезанные вены. Кровь, видно, уже остановили.

— Что с ним? — выдохнул я.

— Вампир, — коротко бросил отец, последовавший за мной, как будто я собирался сбежать. Я похолодел. Они читали мою память. Они все знают?

— Вампир, — тупо повторил я.

— Предположительно Высший. Джер, ты должен мне все рассказать, что здесь стряслось. Это очень важно.

— Вы же читали память.

— Ты слишком слаб для этого сейчас.

— Он будет жить? — вот что сейчас действительно важно.

Целитель кивнул, аккуратно повернул голову Дена. На шее четко виднелись два следа от острых клыков вампира. Тэч напала на Дена? Где она сейчас?

Отец схватил меня за руку.

— Ты меня слышишь? Твой друг, видимо под воздействием чар Высшего Вампира, порезал вены, — взгляд натолкнулся на аккуратно завернутый в тряпочку денов нож. — Но зачем это надо было вампиру? Не логично…

— Он станет вампиром? — перебил я его.

— Об этом рано говорить, — отрезал Отец.

— А Рив?

— Его уже увезли. Мы успели вовремя. Он будет жить.

Как от сердца отлегло.

— Тина?

— Джер, что произошло?

— Могила, трупы… — выговорил я.

— Идем, — кинул Отец и вывел меня к той самой поляне. Сейчас здесь развернулась глобальная работа. Слой за слоем поднимали землю.

— Тина. Там Тина! Отец, чем я могу помочь?

— Сиди на месте. Сейчас откроют телепорт и переправят вас отсюда вместе с ранеными.

— Ранеными?

— Да, ранеными, сынок. Когда же ты, наконец, поймешь, что это все не шуточки.

— Какие шутки?! — я буквально чуть не подпрыгнул, но мой протест заглушил грохот осыпающейся земли. Маги что-то проворонили и очередной пласт не удержался и волной осыпался на высохшие деревья, подгребая их под собой.

— Стой здесь, — процедил отец и в два шага, оказался у края вырытого кратера. К нему подбежала магистр Агнер, неестественно бледная, взволнованная. Она что-то тихо стало объяснять.

Стоять здесь? Сейчас! Тем более «здесь», это где? Может вот там, у кратера. Ну, точно там! И как я сразу не понял? Стоило, только мне сделать шаг, как рядом выросло двое хмурых магов.

— Лорд, вам не стоит туда идти, — вкрадчиво обронил тот, что справа.

Я не обратил на него внимание. Раз уж речь зашла о титулах… на то я и Лорд, что хожу, где хочу.

Отец не заметил, как я приблизился к раю провала или сделал вид, что не заметил. Я заглянул в яму. Ничего себе, сколько уже земли подняли! Это же, на сколько метров могила уходила вниз? А когда спускаешься, даже и не замечаешь.

— Нам не стоит… это опасно… — визжала Агнер.

— Выполняйте приказ, — бросил отец равнодушно.

— Есть, — Агнер была недовольна, — Но всю ответственность…

— Вы еще тут? — в глазах отца полыхнул огонь.

— Джеральд, — и все-таки заметил, кто бы сомневался. — Телепорт открыт. Тебя проводят.

Ага, иду, иду. Земля в яме зашевелилась. Я заметил, как тонкие нити магии оплели ее. Еще секунда и очередной клок земли взлетел в воздух, открывая потаенную неосыпавшуюся пустоту. Как будто у кукольного домика снесли крышу. Точно так же сверху я мог видеть все внизу. Разбитую пентаграмму, труп какой-то огромной собачки, но, самое главное, там внизу лежал человек.

— Тина, — выкрикнул я. Волосы спутаны, лицо в крови. Руки неестественно сложены на груди, и абсолютно чистый черный плащ укрывал ноги. На шее тонкой нитью полыхал красный амулет. — Тина, — я ринулся вниз, совершенно не осознавая, что делаю. Спуститься хорошо, как с горочки, мне не удалось. Я сорвался и камнем полетел вниз. Чьи-то чары не позволили мне разбиться.

— Джер! — выдохнул отец, когда я благополучно приземлился.

Быстро вскочив на ноги, я подбежал к Тине. Коснулся руки. Ледяная. Пульс? Дышит? Жива? Меня мягко отстранили.

— Будет лучше, если ее осмотрим мы, — улыбнулся уже немолодой мужчина в очках и форме целителя. За ним в яму телепортировались и остальные. Осмотр длился мучительно долго. Кажется, отец что-то мне говорил. Как и целители, он спустился вниз. Держал меня за плечо, пытался куда-то увести. Я брыкался.

— Как она? — не выдержал я, наконец, заметив, как целитель задумчиво потирает подбородок.

— Молодой человек, боюсь мы не в силах, что-либо сделать. На ней тонкие темные чары, поддерживающие ее жизнь. Любое наше заклинание нарушит их. Нам остается только ждать и надеяться.

— Она жива?

— Увы, увы. Здесь речь идет о темной магии, и утверждать однозначно — жива, я не берусь. Теплая постель и тишина лучшее, что можно прописать в данном случае.

— Уж о тишине мы позаботимся, — заверила Агнер, не оборачиваясь. Она сидела у разбитой пентаграммы и разглядывала камни.

Дальше? Дальше меня все же увели к телепорту. Простая фраза «Господин дворянин, ты еще долго собираешься заставлять ждать себя раненых бойцов, по праву заслуживших отдых и помощь целителей?» прозвучавшая сквозь сжатые губа отца, была куда лучше хорошей оплеухи. Я сверкнул глазами и… хотелось бы сказать — гордо удалился, но если говорить правду, меня удалили к телепорту.

Раненых было человек двадцать. Я ожидал увидеть угрюмых злых магов, но меня встретили доброй улыбкой. Все как один поднялись и подтянулись по строгой форме. Я растерялся.

— Все в сборе, — пробурчал маг у телепорта. — Артефакт заряжен. Прошу — он указал на небольшой круг на земле, впрочем, не такой маленький, мы поместились свободно. Телепорт сработал внезапно и грубо. Меня затрясло, я почувствовал, как заложило уши, тошнота комком встала в горле, но… Но не мог я в присутствии этих солдат позволить себе расслабиться. Я держал лицо как мог. Все закончилось так же внезапно. Дурнота схлынула волной, мы стояли в огромном мраморном зале.

— Прибыли, — отметила девушка, отвечающая за телепорт. — Поздравляю, — улыбнулась она нежно. Целители устремились к раненым, и в мгновения я оказался один.

— Лорд Д'Вальгард? — обратилась ко мне женщина, которая заведовала телепортом.

Я кивнул.

— Не будете ли Вы так любезны, проследовать вот сюда, — она указала на место между двумя большими колоннами. — Для Вас заказан прямой переход в Цитадель Первой Ступени.

— А сейчас я где?

— Центральный госпиталь, — Девушка была серьезна.

Мда, эк меня занесло. А Рив и Ден тоже тут?

Девушка кашлянула в кулак, заметив, что я не тороплюсь к телепорту.

— Младший Герцог Д'Орбист…. - я запнулся, пытаясь сформировать вопрос.

— Уже доставлен в Цитадель, — доложила девушка. — Прощу прощения за неудобство, к сожалению, организовать прямой телепорт в Цитадель невозможно. — Она еще раз жестом указала, куда мне надо проследовать.

На этот раз я подчинился, девушка облегченно перевела дыхание. Телепорт был мягким и комфортным. Секунда, и я стоял в уже знакомом холе больничного крыла.

Не успел я оглядеться, как на меня налетела Роксана.

— Ох, — выдохнула она. — Извини, я тебя не заметила. — Она резко отстранилась и отдернула блузку. Ее голос прозвучал с надрывом.

— Ничего страшного, — заверил я ее, удивленно заметив заплаканные глаза и слегка покрасневший нос. — Что-то случилось?

— Случилось? Это все из-за тебя! Пока Денис не связался с тобой — все было хорошо, а теперь целители разводят руками и ничего не говорят!

Вот так и никак иначе. Значит, виноват я. Ну конечно, кому придет в голову, что если разобраться до конца, то «дурной компанией» в данном случае был как раз таки Ден. Это его все тянула из Цитадели. Вот и доигрались.

— Как понимать: «целители разводят руками»?

— Джеральд Д'Вальгард, вы уже прибыли? — я резко обернулся и заметил в коридоре ту саму женщину — целительницу, которая не пускала нас с Тиной к Дену в первый раз. — Идемте. Вас должны осмотреть.

— Тетя, — воскликнула Роксана. — Как Денис?

Тетя? Ну, теперь становится понятно, почему она без проблем достала сонное зелье для библиотекаря.

— Все хорошо, деточка. Иди, поспи. Завтра ночью твоя смена.

— Теть, можно к нему?

— Нет, дорогая. Иди, отдохни. Ночное дежурство будет не из легких.

— Какое дежурство? — встрял я.

— Роксана, иди, — настаивала Целительница.

Та шмыгнула носом, но удалилась.

— Идемте, Джеральд.

Целительница повела меня по длинному коридору. Странно. Больничное крыло никогда не было таким оживленным. Сейчас оно больше напоминало муравейник. Люди в халатах шныряли туда-сюда. Среди них часто попадались студенты. У курса Целителей какой-то экзамен? Учения?

— Что здесь происходит? — не выдержал я.

— Происходит? Ах, да. Вы отправились с Темной как раз перед тем, как все обнаружилось. Небольшая эпидемия. Но уже все под контролем.

Под контролем? Странный у них контроль. Я по озабоченным лицам целителей, попадавшихся нам, не сказал бы, что у них все прекрасно. Но промолчал. Зная тетю Роксаны по прежней встрече, я мог с уверенностью утверждать, что добиться от нее что- либо конкретного просто невозможно.

Стандартный осмотр прошел быстро и показал, что я абсолютно здоров. Мне рекомендовали есть больше фруктов и овощей. Ну да, ну да. Еле дождался, когда это нудная процедура кончится. Я уверенно направился прямиком к главному Целителю. Знаю, шансов немного, но… Но я должен хотя бы узнать, станет ли Ден вампиром.

Знакомая дверь в кабинет была дружелюбно распахнута. Собравшись с духом, я аккуратно постучал по косяку.

— Можно?

Главный Целитель хмуро поднял взгляд от пергамента. Несколько секунд изучал меня.

— Что вам? — наконец спросил он.

— Мне очень нужно с вами поговорить.

Целитель устало потер красные глаза. С последней встречи он как-то похудел и осунулся.

— Эпидемия идет на спад. Новых больных не выявлено. Заражение остановлено. Никаких больше комментариев я давать не намерен. — Целитель счел разговор оконечным и погрузился в чтение какого-то документа.

Вот хоть тресни, что-то с этой эпидемией нечисто! Но меня сейчас больше интересует другое. Я нагло переступил порог и прикрыл за собой дверь. Целитель опять поднял глаза. На этот раз в них читалось раздражение.

— Денис Севельан, поступивший к вам сегодня…

— Молодой человек, а вам не кажется… — я перебил.

— Укушен Высшим Вампиром. Какие у него шансы остаться человеком?

— Время покажет. И, молодой маг, идите вон.

— Вы не можете ничего сказать из-за темного щита, ведь так? — я не отрываясь следил за его реакцией. Куда лучше было бы вести этот разговор с темным магом. Да, хоть с Тиной. И ответов я бы получил куда больше…

Целитель дернулся как от пощечины.

— Откуда тебе известно про… Хотя, не важно. Историю болезни пациента я не намерен обсуждать с кем бы то ни было!

Нет, я не Целитель. Никогда не питал к этому страсти. Однако я, кажется, прав. Потеряв всякую осторожность, я выпалил на одном дыхании.

— Значит, из-за щита вы действуете наугад… — но меня перебили.

— Из-за него наши действия сведены к минимуму. Ты знаешь, как его снять?

Сведены к минимуму. Я похолодел. Но это равносильно тому, что они бездействуют! Мне срочно нужно найти Тэч! Хотя…

— Ден — слабый маг.

— Да, мы предполагаем истощение.

Стоп, стоп, стоп. Конспекты! «Я пополнял свои резервы с помощью этих артефактов-конспектов» — внезапно всплыло в памяти. «Роксана утверждала, что чистая магическая энергия не способна без целителя к исцелению, — Ден протягивает мне листок с ее письмом. — Глупость еще та!..»

— В умеренном количестве энергия сама по себе является исцеляющей, — тихо закончил я вслух.

— Интересно утверждение, Лорд. И правда, есть такая теория.

— Почему вы не испытаете?

— Испытаете? — Целитель свирепо вскочил с кресло и зашагал по комнате. — Испытаете! Речь идет о жизни.

— Вот именно «О жизни»!

«Глупость еще та!» — так мог говорить человек, точно имеющий факты, испытавший это.

— В этой теории слишком много «если», это я тебе как один из ее разработчиков говорю. Передать энергию от одного мага другому, при условии, что маг в сознании и готов ее принять, проще простого. Но в данном случае Ден не приходит в себя. А энергия? Где взять достаточно чистой энергии? И это слово «чистой». Чистая магия воздуха, слишком широкое понятие…

— Об энергии не беспокойтесь. Достаточно взять один из конспектов Дена.

— Что вы этим хотите сказать?

— У вас есть его сумка. Лучше один раз показать, чем я сбивчиво буду объяснять.

Целитель помедлил, но все же успокоился. Сел в кресло, нагнулся и достал из ящика требуемый предмет.

— Вы толкаете меня на должностное преступление.

Я буквально вырвал из его рук сумку. Достал наугад пергамент. Присмотрелся к линиям магии. Долго, напряженно вглядывался. Обрывки нитей заклинаний, единственно, что удалось мне найти. Лист был слегка надорван, но просушен. Я вытряхнул содержимое сумки на стол. Ну, просто обязан хоть один да конспект сохраниться. Целитель поморщился. А то что? Я повертел в руках небольшой клочок бумаги. О, знакомые руны телепорта на очень малые расстояния. Кошусь в сторону Целителя, тот хмуро наблюдает за беспорядком на столе. Быстро прячу листок. Он определенно мне пригодится. А в остальном мои поиски бесполезны. Одним большим комком сую все обратно в сумку. Да… За такое обращение Ден меня по головке не погладит.

— Все листы порваны, — объясняю Целителю. — Я сейчас!

Не знаю, как Дену удавалось все это носить в тряпочной сумке через плечо, но у меня туда ничего не лезет. А ладно, некогда. Бросаю все как есть на совесть Целителя и скрываюсь за дверью.

— Я мигом!

Первой мыслью было зайти в общагу и там порыться, но… Не факт, что он в приступе правильности не снес всю запрещенную магию с пергаментов. А ведь мог. И даже очень похоже, что так он и поступил. Остается одно. Вернее один: отчет по ИМке.

Расстояние от больничного крыла до главного здания Цитадели я пересек бегом буквально за пару минут. Тяжело дыша, я взлетел по лестнице. Мне везло. Корпус был пуст. Хотя это довольно странно. Боюсь утверждать наверняка, но мне казалось, что время приближается к первой паре.

Дверь на кафедру была закрыта. Тоже неплохо. Зная препода не первый год, могу со сто процентной уверенностью гарантировать, что все наши работы она хранит здесь. Вот и телепортик пригодился. Я расправил листок. Будем надеяться, что если он потерял товарный вид — это еще не значит, что и растерял свою чудесную способность. Теперь беремся за кончик и, дай бог памяти вспомнить, что там нашептывал Ден?

Ой, тьфу, тьфу! Мои пальцы! Больно — то как! Я засунул указательный палец в рот. Наверное, у этого заклинания тоже есть какая-то своя особенность. Маленький клочок бумаги сгорел за мгновение, безжалостно опалив мой палец, но телепорт сработал. Осталось найти отчеты. Гхм… Не люблю кафедру целителей. Не то, что от вида крови падаю в обморок, но вот такие чучела скелетов, я глянул в угол комнаты, не поднимают у меня настроение. Особенно в последнее время. И даже та нечисть, гнавшаяся за нами в лесу, тут не причем, хотя, как посмотреть…

Я стал монотонно открывать шкафы один за другим. Мой взгляд натыкался на стопки бумаг, пристроенные вместе с разными колбочками и макетами внутренних органов и много чего другого, о назначении предметов я старался особо не задумываться.

А дело все в том, я скосил глаза на скелет — макет. Хоть тресни, мне кажется, он стоял ко мне другим боком. Факультет некромантии самый молодой из всех, и, говорят, целители их сразу невзлюбили. Некроманты — люди добрые, знаю по Нику. И любовь их прямо пропорциональна расстоянию. Чем дальше ты от них держишься, тем меньше им до тебя дела. А целители народ въедливый, особенно, когда речь заходит о смерти. Не хуже некроманта будут. Вот и выставочный материал для уроков оба любят. Особенно поколдовать над ним.

Я резко присел, пропуская удар ожившего манекена. А никто и не говорил, что кафедра ИМки безопасное место. Скелет получил вывих кисти. Так — то со всего размаха бить по деревянному шкафу. Манекен схватился за поврежденную руку и издал булькающий звук, совсем как ребенок, собирающийся расплакаться. По красней мере, нападать он пока не собирается. Я залез в следующий шкаф. А это уже ближе. Отчеты по практической работе N1 нашей группы. Я поднял стопку. N2 работа и о чудо! N3. Я вытащил всю стопку. Сейчас, сейчас!

— Джеральд.

Я аж подпрыгнул. Затравленно оглянулся.

— Мммагистр… — начал я лихорадочно подбирать слова, но, к моему большому удивлению, в комнате кроме меня и скелета по-прежнему было пусто. Макет оторвался от руки, и пустые глазницы впялились в меня. Да, не каждый день на кафедру пробирается студент, чтобы поболтать, то ли сам с собой, то ли вот с ним.

— Джеральд, — не понял. Это он что ли со мной? Теперь я вытаращил глаза на скелет. Простите, а мы знакомы? — чуть не выпалил я. — Не мешало бы представиться, прежде чем вести интеллектуальную беседу и размахивать кулаками.

— Джер, ты меня слышишь? — между мной и скелетом пространство исказилось, как будто по воздуху пробежала рябь и появился отец, какой-то прозрачный. Я сквозь него по-прежнему видел изумленного скелета.

— Слышу, — облегченно выдохнул я, неловко пытаясь скрыть за спиной стопку с отчетами. А что, я ничего, вы что-то видели? Не, вам показалось!

— Через пять минут начнется совет. Ты должен на нем присутствовать. Нам необходимо знать, что произошло там, в могиле.

— А, ну ладно, — равнодушно отозвался я, надеясь, что он быстрее от меня отстанет.

— Джеральд, совет тайный. Он пройдет в Архиве. В библиотеке тебя ждет Магистр Агнер. Она сопроводит тебя до места. И, Джер, все то, что ты знаешь для нас очень и очень важно. Ты понял?

— Ага, — что тут не понятного?

— Джеральд, пойми, от этого многое зависит…

— Да, понял я, понял, — не выдержал я и перебил его. — Уже иду.

— Вот и отлично, — фигура отца стала таять. Терпение скелета лопнуло, и он со всего размаха попытался ударить отца, но его рука рассекла только воздух. Тогда он кинулся на меня. Я в последний момент отскочил в сторону. Удар был такой силы, что расколол столешницу пополам. Вот тебе и выпускная работа по упрочнению хрящевых тканей. Манекен быстро оправился и перешел в атаку. Следующим разлетелся на осколки стеклянный выставочный шкаф, гордость кафедры. Я запустил в манекен файербол. Огонь осел на костях, не причиняя, по-видимому, никакого вреда, зато теперь он выглядел куда зловеще. Я схватил стопку с отчетами. Побежал к двери.

— Эй! Я здесь! — закричал я, привлекая его внимания, даже рукой свободной помахал. Можно сказать, на прощание. Скелет, недолго думая, кинулся на меня. Я не успел вовремя пригнуться и получил смачный удар в скулу. Ого-го… Следующий удар все же пришелся в дверь. Слабый какой-то удар, расстроено отметил я. Рука манекена застряла в двери, проломив насквозь. А я надеялся, что он ее вышибет. Не судьба. Я прислушался. Вроде не слышно, чтоб сюда неслись магистры. Я быстро разложил стопку. Нашел свой доклад. Кстати об ожогах. Вот бы прочитать на досуге, а то пальцы так и болят. Ладно, некогда. Я оглядел кафедру. Честно сказать, рассчитывалось на посещении кафедры инкогнито, чтобы даже самому подозрительному магистру не пришло в голову, что сюда кто-то заходил. Ну, скажем так. У меня почти получилось. Я выглянул в окно. Народа мало. Да и какой-то он озабоченный. Куда-то целеустремленно мчится по тропинкам. Была — не была. Я распахнул окно. Под окном шел маленький карниз, если не упасть, то по нему вполне можно пройти. Ага, «если».

Скелет всхлипнул. Ну, извини, приятель. Надо быть дружелюбней к людям. И не поминай лихом. Я засунул отчет за пояс и вылез через окно, осторожно ступая на сомнительную почву. Хорошо, отец меня сейчас не видит. Я осторожно сделал шаг, плотно прижавшись к стене, хватаясь за многочисленные выступы. Если я доживу до завтра, то запишусь на индивидуальные занятия по левитации. Вот, честное слово. Даже если они будут идти до первой пары. Высоковато, однако.

Тяжело дыша, я добрался до заветного окна, ведущего в коридор. Каковы шансы, что оно открыто? Я с силой дернул, благо открывалось оно внутрь, но одна нога соскользнула, я каким-то чудом удержался на карнизе. Сердце, остановившееся на мгновение, забилось с тройным усилием. Я медленно поднялся, схватившись за стену так, что побелели пальцы. Чтоб тебя, окно, я грязно тихо выругался. Бешенство вкупе со страхом подкатилось к самому горлу и, не осознавая, что творю, от отчаянья, я выпрямился, положил обе ладони на стекло и слегка надавил. Медленно, одна за другой нити заклинания, оплетавшего стекло, рвались. Стекло стало плавиться, рама вспыхнула. Гхм-с. А теперь главное — быстро скрыться с места преступления. Ноги в руки! Закрыв глаза, я перемахнул через горящее окно и бегом слетел по лестнице. До больничного крыла я бежал, не переводя дыхания. Без стука я ворвался в кабинет главного Целителя.

Главный Целитель так и сидел в той позе, в которой я его оставил, убегая. Такое чувство, что не пошевелился и на миллиметр. Зато денова сумка с конспектами исчезла.

— Вот, — я положил перед ним с боем вырванный отчет.

Целитель молча изучил обложку, перелистал пару страниц.

— Хорошо написанная работа, но боюсь, материал вы не усвоили, — Целитель несколько секунд молча, изучал меня.

Что-то не так? Я поймал свое отражение в начищенном до блеска большом стенном шкафу. Во-первых, лицо красное, немного черное, больше напоминающее трубочиста, нежели студента. Во-вторых, одежда… Да, несколько язычков пламени меня все же зацепили. И, конечно, пальцы. Скача по карнизу, я как-то про них забыл. Наверное, выброс адреналина или чего еще, но теперь обожженные кончики пальцев с удвоенной силой заныли. Хорошо еще синяка на скуле не видно. Замаскировал, однако.

— Да причем здесь материал? Конспект — это своего рода кладовка силы, — принялся я объяснять. — Эта энергия любого мага преобразуется с помощью СЧС и закладывается в магические «шкатулочки» на хранения. Затем, при необходимости, Ден ее извлекает и использует. Получается, она полностью с ним совместима!

Хотя, честно сказать, не берусь утверждать, что все изложил правильно, но, по крайней мере, как понял из короткой лекции Дениса.

Целитель еще раз обвел взглядом документ.

— Говоришь, принцип СЧС? — с сомнением протянул главный целитель. — Денис использовал энергию в сознании?

— А когда силы у слабого мага кончаются, это состояние сознания?

— Хмм… Кто автор заклинания?

— Вы собираетесь спасать Дена или так и будете вести допрос? — накинулся я на него. Не для этого я лазил по карнизу и поджигал корпус!

— Здесь все надо взвесить, обдумать…

— Обдумать? А потом поздно не будет? Вы говорите, возможно истощение. С таким диагнозом долго не живут.

— Ты знаешь, как достать «клад» из «кладовок»?

— Порвать пергамент.

Целитель задумчиво пролистал отчет.

— Все сказанное тобой больше похоже на сказку. О, а отчет-то не проверен, — Целитель поднял на меня глаза. — Не жалко? Такой труд занял бы призовое место на олимпиаде.

— Думаю, им было бы не интересно, — я потянулся за отчетом. Толку от Целителя, ну честно слово, никакого. Надо найти Роксану. Расспросить ее. В конце — концов, Ден спорил с ней.

— Погоди, — Целитель притянул отчет к себе. — В одном ты прав. Теория исцеления энергией единственное, что может нам помочь в этом случае. Подожди за дверью. Надо детально обдумать операцию. Время играет против нас.

— Значит, вы согласны?

— Все это очень рискованно, но у нас, правда, нет другого варианта.

— Спасибо, — выбухнул я.

— Рано еще до «спасибо». Вот поставим твоего друга на ноги, — Целитель подмигнул. Только глаза осталась грустными и сосредоточенными.

Я выскочил в коридор, чуть не ударив дверью целителя в белом халате, открывавшего ее с другой стороны. Не найдя себе место, я стал ходить по коридору взад вперед. Дождусь результата и пойду на этот «тайный совет». В кабинет Главного Целителя как по волшебству потянулись медики. Я досчитал до двадцати и подивился, как они все там уместились.

Время тянулось ужасно медленно. Я облизнул пересохшие губы. Несколько раз прочитал общеисцеляющее. Боль в пальцах улеглась. Я рубашкой ветер лицо. Больше всего на свете хотелось выпить. Много, очень много. Вот как только все благополучно, именно благополучно, а никак иначе, закончится — уйду в запой дней на десять, нервы лечить.

Наконец-то дверь распахнулась и целители, перешептываясь с испуганными глазами, вывалились в коридор. Ко мне подошел Главный Целитель. Он переоделся. Белый халат, несколько сильных амулетов. В руках он аккуратно держал мой доклад по ИМке.

— Ну, вот. По подсчетам вся магия займет не более пяти минут.

Мне показалось, что он еще что-то хотел сказать, но только ободряюще похлопал меня по плечу. Мол, все хорошо. Ну, да. Ну, да.

Вся делегация из лучших Целителей последовал за ним на этаж выше. Я пристроился в конце. Целители опять-таки захлопнули перед моим носом дверь в палату, приказав ждать в коридоре. Я успел только мельком заметить лежащего Дена на кровати и свисавшую, перевязанную на запястье, руку. Сквозь белоснежный бинт ярко просвечивали красные точки. Похоже, им даже кровь толком не удалось остановить.

Время опять остановилась. Я приземлился на пол тут же перед дверью, закинув голову и созерцая потолок. «Давай же, Ден, очнись» повторял я тихо, едва слышно, шепча одними губами.

Внезапно дверь распахнулась. Выскочил Главный Целитель с лихорадочно поблескивающими глазами.

— Джеральд! — позвал он меня. Но мое ноги внезапно отказали, сердце ушло в пятки, горло пересохло.

— И? — прохрипел я, не в силах подняться, только повернув голову.

— Идем же, — требовательно приказал он и, не дожидаясь пока я соображу что либо, одним взмахом поднял меня и втолкнул внутрь. Через спины в белом я разглядел Дена. Он сидел на кровати. В одной руке держал неровный клочок пергамента и, совершенно не обращая внимания на удивленную толпу Целителей, пытался зубами сорвать бинт со второй.

— Поздравляю! — рядом воскликнул кто-то и пожал руку Главному Целителю. — Это войдет в историю!

— Со вторым рождениям, Денис, — мягкий незнакомый женский голос. Целительница потрепала его по голове. Кто-то догадался помочь ему с бинтом.

— С третьим, — брякнул я.

Все взгляды остановились на мне. Я кашлянул.

— Жизнь пациента вне опасности, — резюмировал Главный Целитель. — Я распоряжусь о плотном завтраке. Денис, мы понаблюдаем за тобой дней пять. Что ж, коллеги, пойдемте. — И целитель первым покинул палату. Остальные потянулись за ним.

Мы остались одни. Я шлепнулся на стул рядом с больным. Мы помолчали.

— Как Рив, Тина?

— Жизнь Рива вне опасности, Тина… Целители пытаются что-то сделать, — вздохнул я.

— Джер, спасибо, — Ден зачем-то вернул мне огрызок конспекта.

— Да, пустяки, — пожал я плечами.

— Не пустяки. Ты меня уже второй раз вытаскиваешь.

— А ты больше не попадайся и вытаскивать не придется, — я попытался его подбодрить и скорчил назидательную мину. — Зачем вены порезал?

Ден поднял разбинтованную руку. Через запястье тянулся белый неровный шрам. Словно что-то вспомнив, он коснулся горла.

— Тэч, — тихо произнес он.

— Угу, — кивнул я, подтверждая его догадку. — Кстати, на кровушку не тянет? Зубки не режутся? Света не боишься? — Что там еще характерно для вампиров? А, чеснок. — Чес….

— Да, ну тебя! — возмутился Ден, отнимая руку от горла. — Я совершенно не об этом! Ты не понимаешь! — Денис замолчал. — Когда я немного повзрослел, Тэч заставила меня создать подчинение. Где-то на середине чар я… наверно испугался и оборвал магию. Я стал чем-то вроде недогосподина. Меня все устраивало, но повзрослев, я стал замечать, что моя вампирша умирает. Тихо, мучительно. Она ничего не говорила и только отмахивалась. Но я чувствовал, что с каждым днем, а в последнее время часом, она становится все слабее. Я… Я не мог понять, почему. Я думал, из-за того, что она часто голодает и не пьет человеческую кровь в должном количестве. Но это не объясняло другое. Я слабый маг. Я знаю это с детства. Но магия во мне восстанавливалась с фантастической скоростью. Десять- пятнадцать минут и резерв полон. Даже величайшие маги не могли накапливать энергию с такой скоростью. Я обшарил всю библиотеку в городе, в Цитадели и даже Архив, но нигде не смог найти ответа. Постепенное осознание, что только темный маг сможет помочь мне стало преследовать меня…

— И тут появляется Тина, — договорил я за него. Теперь становится понятна его странная реакция на ведьмочку.

— Ответ был прост. Оборванное заклинание стремилось к завершению, вытягивая жизнь из Тэч. По хлипким нитям от нее ко мне текла сила. И каждый раз оказываясь на грани истощения, я убивал ее. Убивал, не осознавая этого!

— Вопрос жизни и смерти?

— Да, Джер. Я не смог бы жить, зная, что убил ее.

— Но как ты собирался остановить это?

— Закончить подчинение. Это был единственный способ.

— Был? — зачем-то уцепился я за слово.

— Вот именно, был! Я не чувствую ее так, как раньше. Я не слышу ее. — Ден вскочил и зашагал по комнате. Затем резко остановился перед зеркалом. — Я не нахожу ни единой нити связывающего нас подчинения.

— Это же хорошо!

— Но я чувствую, что она жива и сейчас в бешенстве. Но это совсем другие чувства, — Ден поднял руку и еще раз изучил запястье. — Кровь. Я заставил выпить ее своей крови, чтобы она смогла уйти. Но она внезапно кинулась на меня, — Ден провел пальцем по еле заметным следам на шее. — Но «слуга» не может нанести вред «хозяину»! Значит, к тому времени подчинение спало совсем. Она свободна. Джер, она свободна!

— Поздравляю, — хотя факт освобождения вампирши от уз подчинения мне весьма и весьма не казался радостным. — И что теперь?

— Теперь я вполне могу продолжить учебу. Пожалуй, у меня есть неплохая идейка, как создать «кладовку» — амулет. В конце концов, принцип накопителя куда совершение, чем мое творение и если его использовать с умом.

— Оооо, — простонал я. — Чур, я пас. Не, не совсем пас. Хотя… Ты поправься сначала, а уж потом.

— Да я и так здоров!

— Нет уж, пока Главный Целитель не даст добро… Слушай, а что у тебя за темный щит?

— Который ауру закрывает? Это Тэч. Ради моей безопасности и чтоб меньше привлекать внимание.

— Меньше привлекать внимание? — переспросил я, не веря своим ушам. Ну конечно, темный щит да белая цитадель, какое уж тут внимание?

— Если уж быть честным до конца, — Ден сел на кровать, в глазах застыла грусть. — У меня есть отклонения в ауре. Поэтому меня мама всегда прятала от целителей и магов, так советовал ей отец. Тэч решила, что будет лучше скрыть ее, а сверху сделать «мираж». Легкое заклинание, своего рода иллюзия. Если не всматриваться, то не отличишь от настоящей.

— К-какие отклонения?

— Ну, не знаю, — Ден смутился. — Тэч никогда не разговаривала на эту тему. Да, собственно, не важно. Какой уж есть.

— Гхмм, — протянул я. — Да какие отклонения? Больше похоже на бред. Это твоя вампирша чудная.

— Не, ты просто плохо знаешь Тэч. Она классная. Правда, за меня очень переживает.

— Угу, не позавидуешь тебе.

— Да ну тебя. Я серьезно.

— Кто бы сомневался, — хмыкнул я. — Ты давай поправляйся, сил набирайся. Я к тебе еще позже зайду. Ректор ждет, — я пожал ему руку. — Будь здоров.

— Спасибо, Джер.

— С тебя отчет по ИМке! — не остался я в долгу и вышел. На встречу мне попалась медсестра, приносящая завтрак Дену. Тоже, кстати, не мешало бы перекусить. Я принюхался к дивным ароматам. Вот бы поваляться в больнице с недельку.

Тут я заметил Роксану. Она пристроилась на краешке скамейки и вертела в руках платок.

— С тобой все в порядке? — окликнул я ее.

Роксана подняла красные глаза. Похоже, плакала. Заметив меня, она резко вскочила.

— Мне сказали, ты его спас, — с места в карьер выпалила она. — Спасибо тебя большое! Ты извини, что я там с утра наговорила. Я была не права и спасибо…

— Э, нет, — я еле вклинился в тираду. — Я тут совершенно не причем. Это Главного Целителя благодари. И вообще, что здесь сидишь, а к Дену не заходишь?

— Я…

— Он, кстати, в хорошем расположении духа, — подбодрил я ее. — И будет рад тебя видеть, — Гм. Наверное. Но вслух я, конечно, это не сказал.

— Да, наверное, я пойду, — кивнула она.

— Роксан, — окликнул я ее, когда она уже взялась за ручку двери в палату Дена. — Зачем ты меня обманула с этими сонными зельями?

Девушка вспыхнула.

— Я подумала, ты что-то затеял плохое и …

— Могла бы просто отказаться в этом учувствовать с самого начала.

— Извини…

— Да, ладно. Проехали, — я махнул ей на прощание и вместо того, чтобы иди в библиотеку, опять завернул к Целителю. Признаю, постучать забыл, но дверь легко поддалась, и я застал Целителя с рюмкой в руке. На столе стояла дорогая бутылка вина, отличной выдержки. Я знаю эту марку, по праву носящую звание королевской. Целитель не растерялся. Кивнул на стул и достал вторую рюмку и вазу с конфетами. Налил вино. Я, плотно прикрыв дверь, занял указанное место.

— Ну, за Дениса, — произнес он короткий тост и мы выпили. Я помял в руках конфету.

— Спасибо вам, — наконец произнес я. — Чем я могу вас отблагодарить? — Мне очень хотелось сделать для него что-нибудь. А деньги он не возьмет, по глазам видно.

— Да бросать ты это! И, если разобраться, если бы не ты и твоя настойчивость, мы бы не спасли его.

— Это не я, это Ден. Он мне накануне рассказывал про такое исцеление. И конспект — его работа.

— А принес его ты и заставил меня поверить в это. Так что не будем делить, кто что сделал. Главное, нам удалось его спасти. Нам вместе, — Целитель подмигнул.

— Он ведь не станет вампиром? — знаю, уже спрашивал, но все уходят от простого короткого ответа. — Хотя бы скажите, какие шансы?

— Знаешь, Джер, — Главный Целитель как-то сник и неловко покрутил стакан в руках. — Мы с вашим Ректором воевали вместе. На какие я только ранения не насмотрелся. Но за всю мою обширную практику не было ни одного мага, который после укуса вампира не умер или не обратился. Всегда было два варианта. Или смерть или они становились на сторону врага. Другого не дано. Но у Дениса не наблюдается ни одного признака, свойственного вампирам. Я боюсь делать выводы. К сожалению, мы не может просмотреть его ауру. Понаблюдаем за ним дней пять, а там уж видно будет. Но, если ты хочешь знать мое мнение, я не думаю, что он обратится. Конечно, это противоречит всей здравой логике, но… Тьфу, тьфу, — Целитель постучал по столу. — Пока все идет просто замечательно. Да, и про укус вампира знаем только я, ты и Ректор. Ты и сам понимаешь, не стоит на счет этого распространяться.

Я кивнул.

— А Тианесса Междисан? Тоже здесь? — сменил я тему.

Целитель поморщился, словно съел лимон.

— Тианесса не в моем ведомстве. Здесь я тебе ничем помочь не могу. А вот третий ваш друг, Ривальд, прекрасно себя чувствует. Конечно, некроманские чары вещь неприятная и на восстановление уйдет чуть больше трех недель, но он держится молодцом. Он на втором этаже, 211 палата, если хочешь проведать.

— Спасибо, — я подскочил. — Я пойду, — не дожидаясь ответа, я выскочил за дверь и стрелой спустился по лестнице. Палату я нашел быстро и, не ожидая подвоха, распахнул дверь с возгласом:

— Ну держись, Рив!

Свою оплошность я понял мгновенно. Ривальду выделили отдельную палату, но один он не был. Фаира недовольно прожгла меня зеленными глазами. Эмма неловко отодвинулась от Рива. Упс. Похоже, они помирились.

— Ты как себя чувствуешь? — нашел я.

Пока Эмма опустила глаза. Рив запустил в меня файер. Я легко его погасил. Вот, беспокоишься за него, беспокоишься. Вытаскиваешь из рук злобного темного волшебника, а он?

— Вижу, все хорошо. Ну, я пойду.

Рив погрозил мне кулаком.

— Пока, — я захлопнул дверь.

Хотя бы кто-то счастлив. С этими мыслями я побрел в библиотеку. Ноги заплетались, то ли от усталости, то ли вино некачественное. Магистр Агнер ждала меня у входа. Схватив за шиворот, она ничего не сказала и потащила меня к Архиву.

— Ээээй, — запротестовал я. Библиотекарь проводил меня сочувственным взглядом. — Здрасти, — немного запоздало поздоровался я. Скажи мне кто несколькими днями раньше, что я буду чуть ли не постоянным клиентом библиотеки, я бы рассмеялся в лицо. А вон что получается. Уже дня не могу прожить, не заглянув сюда, особенно в Архив.

Переход я не почувствовал. Словно Агнер открыла дверь в читальном зале, переступила порог и оказалась в Архиве. Не то, что я плутал. Несколько уверенных поворотов как в лабиринте и мы вышли в искомый зал. Надо отдать должное, просторный. Яркое магическое освещение. Круглый стол с дымящимся кофе. Диваны по последней аристократической моде. Когда мы вошли, разговор резко оборвался. Четыре пары глаз остановились на мне.

— Джер, мы ждем тебя уже час, — отец был возмущен. Еще чуть-чуть и такое чувство, что он прожжет меня взглядом. Я ощупал скулу. Боли не было. А желтый синяк, наверное, еще остался. Надо было попросить кого-нибудь из больничного крыла. Отец Рива кашлянул, обведя меня взглядом с головы до ног. Я неловко поправил порванную футболку. Ректор удержался от комментариев. Лишь только в глазах Дяди затерялась легкая улыбка.

— Раз мы в сборе, не пора ли начать наше собрание? — перехватил инициативу Король властно нетребующим спора и возражений голосом. А вопрос? Вопрос — просто высказывание уважения к присутствующим. — Присаживайтесь, — разрешил он нам с Агнер.

Я буквально упал на мягкий диван. Какое блаженство! Я устроил голову удобней. Веки отяжелели. Уж не было ли в том вине усыпляющего порошка? Пришлось тянуться за кофе. Чувствую, разговор будет долгим и нудным.

Магистр присела на краешке, сложив руки на груди.

— Джеральд, мне очень жаль, что ты оказался втянут в это дело. Я был против, но, должен признаться, мне было лестно услышать, то вы вместе с Ривальдом все же согласились оказать нам посильную помощь.

Не понял. У нас был выбор? Я перевел взгляд с отца на дядю. Ну конечно, насильно нас никто не заставлял.

— Мне также известно, что в подробности вас не посвятили. Считаю это большим упущением. Возможно, будь вам известны некоторые факты, вы бы вели себя осмотрительней. Но лучше поздно, чем никогда, как говорит народная мудрость. Герцог Д'Орбист, не будете ли вы так любезны изложить нам всем еще раз все с самого начала.

Отец Рива кашлянул. Переглянулся с моим. Скосил глаза на ректора и поймал, мягко говоря, ошарашенный взгляд магистра. Да, мой дядя всегда умел застать врасплох.

— Ваше Величество, — начел Герцог вкрадчиво. — Но младший Лорд Д'Вальгард не прошел посвящение, а значит не приносил клятву и с нашей стороны было бы верхом неосмотрительности посвящать его в столь тонкое дело, тем более его близкое знакомство с госпожой Тианессой обязывает нас проявлять осторожность.

Значит так, да? А я вообще-то могу и обидеться. Нет, герцог не позволил бы себе меня оскорбить, но его недоверие, а вернее недоверие всех собравшихся, включая моего отца, наводило только на одну мысль. Если мне здесь не рады, что было меня тревожить, пойду к старшакам за студенческой бурдой, а затем спать. Сначала только откланяюсь.

— Очень рад, что вы это подметили, — кивнул я герцогу, однозначно отставляя кофе. — Не хотелось бы более отнимать у вас столь дорогое время. Я ценю вашу преданность дяде, и все понимаю. Есть вещи, которые должны остаться только в очень малом кругу посвященных, а значит…

Закончить я хотел менее возвышено, что-то вроде «конец дебатам — пора на боковую», собираясь столь удобно избавиться от допроса, но мне не дали. Король прервал мою речь повелительным жестом. Хотя это не в его правилах, обычно он всегда дослушивает собеседника.

— А значит это многое, — дядя улыбнулся. Не люблю с ним спорить. Иногда мне кажется, он понимает меня куда лучше, чем даже я сам себя. И сейчас, он прекрасно понял, что я собрался сбежать. И вся эта красивая витиеватая фраза ради только одного, но мечтам сбыться было не дано.

— Герцог, я понимаю вашу осмотрительность, но давайте перейдем к делу. Итак?

— Несколько лет назад было принято решение о глобальной реконструкции и воссоздании довоенного лика Нарилангранда. В работе принимали участие выдающиеся мастера своего дела, а также маги отряда специального назначения по рассеиванию темной волшбы. Они-то первые и обратили внимание на хаос темной магии, воронкой окутывающий лес из центра. После долгого изучения явления не был обнаружен источник, но были выявлены ряд закономерностей. Во-первых, темная магия расширялась, во-вторых, все попадавшее под ее воздействие медленно умирало и истощалось, в-третьих, любая сильная волшба на месте поражения была равносильна смерти. Было высказано предположение о возможной подготовленной ловушке для Светлых сил во время войны. Зону отметили на карте и запечатали рядом стандартных щитов. На несколько лет ее изучение отложили, приписав темной волшбе малый класс опасности. Маги — расплетатели не придали ей особого значения. Только по прошествии длительного периода времени пришло сообщение из города о том, что горстка детишек настаивает, что в лесу встретилась со скелетом. Который и гнал их до самых ворот. Сообщение скорее вызывало легкий шепоток о мэре города, поверившего в сказки детишек, пока не стали пропадать люди. Но слишком много было упущено времени. Высланный спецотряд действительно обнаружил следы нежити, которые привели их в центр мертвой долины. После нескольких дней упорной работы им удалось все же обнаружить темное надгробье, гласившее, что здесь похоронен Эльвариад, первый светлый маг, ставший необычайно сильным и жестоким темным. Одна эта запись настораживала. К тому времени его могила, считалась найденной у границы между мирами. Однако не многим известно, что его тело так и не обнаружили. Все становилось на место. Та могила — просто муляж. Высланный отряд Армии Света сломал печать и спустился вниз. Могила была оборудована множеством все возможных темных ловушек. Настораживало одно. Все ловушки скорее были направлены на то, чтобы подниматься из могилы, нежели спускаться в нее. Словно кто-то предусмотрительно возводил защиту от того, кто внутри. Что еще раз свидетельствовало о полезности могилы.

— Как впоследствии выяснили мои люди и печать на могиле и ловушки рассчитывались на живого или на того, в ком еще способна течь кровь, — дополнила Агнер.

— Вот именно! — кивнул отец Рива. — Кто-то нашел идеальный способ от них избавиться. Поднятые скелеты затаскивали людей внутрь, тем самым обрекая их на смерть и очищая проход.

— А твои люди не придумали ничего умнее, как развоплотить все ловушки, — проворчал Ректор.

— Если бы мы не сняли ловушки, мы бы никогда не добрались до пентаграммы, — возмутился мой отец.

— Господа, давайте по прядку, — охладил пыл дядя.

— Итак, нам удалось спуститься вниз. Могила представляла собой довольно скромное зрелище. Туннель по кругу уходил очень глубоко под землю, что наводило на мысль, что готовилось это не как могила. Скорее, помещение вырыли под нечто другое. Мы обнаружили огромный зал. Из зала был создан механический потайной ход в комнату, располагавшуюся еще этажом ниже. Вот там исследователи и нашли темную активизированную пентаграмму.

— Но нашли ее слишком поздно, — опять заговорила Агнер. — Наши исследования показали то, что пентаграмма состоит из трех кругов. Первые два активированы полностью. До вступления в полную силу пентаграмме оставалось три месяца. Чем дальше мы изучали, тем страшнее становилось. Первый круг — одно из сильнейших заклинание Тьмы, «бездонный накопитель». Сомнений не было. Заклинание, способное вытягивать энергию из всего! Заклинание-убийца, защиту от которого просто невозможно создать, потому что любой щит — это тоже пища. Камень, воздух — энергию он собирает из всего. Только медленно. Но найденной нами пентаграмме было не десяток лет и не тридцать. Ее создали еще в войну, а значит, накопитель собрал глобальную силу! Любое искажение линии пентаграммы, и вся сила вырвется на волю. Большой взрыв энергии, способный уничтожить все живое на огромнейшую территорию. Первым делом мы запретили даже дышать на него. Маги земли поддерживали истощенную породу, на которой располагался накопитель. Второй круг вызов. Здесь все просто. Активированный Круг переносил сюда чудовищ из Темного Мира. Вот откуда появились скелеты. Созданный отряд дежурил в три смены, уничтожая появляющуюся нежить.

— К сожалению, тогда мы не придали значение такому вопросу. Раз второй круг действует и действует, по утверждению наших Теоретиков, довольно давно. Где та нежить, которая появлялась здесь до нас? Три скелета, о которых болтал весь город? Нет, круг переносил нежить регулярно, в среднем по двадцать в час. Посчитайте двадцать в час, в сутках 24 часа, а год… Получается огромное число! Армия. Но ее не было. Когда мы пробрались в могилу, она была пуста.

— Вызов — самое страшное, что было в пентаграмме. Последний круг — неизвестное проклятие. Все наши исследования показали, мы бессильны перед ним. У темной магии есть такое свойство, иногда легче остановить заклинание, чем справиться с его последствиями.

— Вероятная активация третьего круга заставляла нас торопиться, — заговорил мой отец. — Было принято решение связаться с темным миром.

— Мда, — протянул Ректор, — только одна персона темного мира, настолько хмм, — Ректор задумчиво потер переносицу, подбирая слово, но подходящее слово не спешило находиться. — Непредсказуемая, чтоб связаться со светлыми, в обход столь однозначного презрения нас со стороны владыки темных земель. Равен Даркнес ответил не сразу. Долгие два месяца мы шаг за шагом заманивали его сюда. И вот, после длительных переговоров, он все же решил нанести нам визит вежливости.

— И, вместо ожидаемого Великого Мага, границу пересекла девчонка. Совсем юная, неопытная магичка, направленная к нам для повышения дипломатических навыков!

— Тина, — догадался я.

Отец кивнул.

— Надо признать, очень талантливая ведьма, — вмешался Ректор, — одно то, что Черные Пегасы признали ее хозяином, говорит о многом. А карета? Она сложила ее шутя, так, между прочим. Стоит отметить, что такая карета редкость даже в темном мире. Она котируется как Высший Артефакт, управлять которым дано далеко не каждому. Очень смелая девушка. Создавать темные телепорты на территории Цитадели, пусть даже для перенесения неживых объектов! Слишком тонкая работа для начинающего в этом деле. Верховный магистр Тьмы не пожалел отправить, не побоюсь этого слова, одного из лучший учеников. Но все же ученика… хотя и хорошо подготовленного, даже в вопросах ведения диалога. Признаюсь, после некоторого инцидента, о котором речь пойдет дальше, я назначил магистра Логруса присмотреть за ней. И после общения с ней Логрус был восхищен ее манерой вести разговор.

— Не будем забегать вперед. Прошу вас, Герцог, продолжайте, — Король был непреклонен.

— Как бы то ни было, но ученица прибыла в Цитадель. Буквально несколькими часами позже пришло донесение от нашего шпиона. Равена Даркнеса в который раз упустили. На утро уже весь темный мир шептал о загадочном исчезновении одной из опор. Пожалуй, только Темного Владыку известие оставило равнодушным. Новость обсуждали даже в глухих провинциях.

— Для нас это было ударом. Надежда на темного мага, который бы справился с пентаграммой, рушилась. Осталась только Тина, как тонкая нить, все же связывающая нас с Равеном Даркнесом.

— Мы попросили вас приглядеться к ней. Как вы понимаете, это для нас было крайне важно.

Теперь, пожалуй, начинаю понимать всю эту возню с темной.

— И ты на следующий же день после ее прибытия вызываешь ее на дуэль, оскорбив Равена Даркнеса! — слово опять взял Отец. — Ты понимаешь, что это был почти провал? Благо, Тине хватило ума не раздувать скандал. Оскорбление смыто кровью. Ты вообще о чем думал, вызывая ее на дуэль? Джер, ты мог умереть.

— Мне говорили, — кивнул я.

— Но сюрпризы не кончились. Мы должны были насторожиться, когда ведьма устроила тренировку в своей комнате с одним из страшнейших пауков темного мира, как показал детальный анализ крови на ботинке господина Ректора. Но мы опять-таки списали на демонстрацию могущества темного мира. Пожалуй, возвращаясь мысленно в прошлое, это была наша самая большая ошибка. Мы отнеслись к этому слишком халатно. Договорились проводить впредь тренировки в специально отведенном месте, защищенном сильнейшими щитами. Но тогда мы успокоились и стали готовиться к предстоящему тяжелому разговору. К сожалению, теоретики по прежнему ничем не могли порадовать нас, а время как вода убегало сквозь пальцы. Когда вдруг Тианесса изъявила желание выбраться в тот самый Нарилангранд и не одна.

Я похолодел. Идею с городом, в принципе, подкинул я.

— Она просила, чтобы ее сопроводил Денис Севельан, — продолжил Ректор. — Бесспорно талантливый маг. Но почему именно он? А если учесть, что по моей просьбе Денис был направлен к Теоретикам, по стечению обстоятельств как раз занимающихся разработкой пентаграммы…

А ведь Ден видел эту пентаграмму, осознал я. Он мне говорил о каком-то темном заклинании, накапливающем энергию. Надо же, угадал. Интересно, как он узнал? Хотя пентаграмма заинтересовала его между прочим. Весь свой отдых он резюмировал, как потерю времени. Скорей всего, он искал ответ на все тот же вопрос жизни и смерти.

— Просто совпадение! — возмутилась Агнер. — Денис не мог знать про пентаграмму. Все связанное с ее исследованием хранится в глубочайшей тайне.

Ну, ну. У Дена прекраснейшая память. Иногда мне кажется, что ему достаточно один раз прочитать учебник от корки до корки, чтоб потом мне всю ночь цитировать его наизусть. Так что он вполне мог запомнить пентаграмму, взглянув на нее краешком глаза.

— Но, тем не менее, именно Дениса Севельана она просила для сопровождения.

А если учесть что как раз таки в некотором роде даже из-за меня его тайна про щит стала известна широкому кругу. И наш побег накануне. Ох, какие выводы напрашиваются.

— Но в первый же вечер вы все вчетвером сбежали. О том, как вам удалось разрушить щит, созданный магистром Агнер, отдельный вопрос. В ту же ночь Могила, где располагался наш отряд, ожила. Нежить не обнаруженная нами, оказывается была замурована в стены. Это последнее сообщение, пришедшее к нам из отряда ценой жизни мага. Чтобы отправить последнею весть, он умер от истощения. Нежить бесчисленной толпой выбралась из заточения. И вы все четверо пропали из города. Для подавления Армии нежити были кинуты лучшие подразделения Света. Но их было слишком много и работавший по-прежнему накопитель связал нас по рукам. К сожалению, шансы были не в нашу пользу. Разрабатывался план эвакуации. Поднимались военные щиты над Цитаделью. Когда внезапно, как в хорошей сказке, нежить кинулась друг на друга! Еще через некоторое время мы констатировали, что не ощущаем действие темного накопителя. Остальное тебе известно.

— Кроме одного, — заговорила Агнер. — Проклятие, которое так боялись все мы, было обнаружено сначала на одном из учеников цитадели, а затем как в эпидемии люди потянулись друг за другом. Вся Цитадель проклята, кроме вас. Ни на тебе, ни на Ривальде проклятие не обнаружено, хотя оно есть и на мне и даже на Ректоре. Просто у каждого мага проклятие развивается по-разному. У кого-то медленнее, но основная масса учеников при смерти. Скорее всего, Тианесса просто выполнила приказ Учителя.

Вот тебе и эпидемия.

— Слишком мало фактов, чтобы делать однозначные выводы, — нахмурился ректор.

— Вряд ли у нас их будет больше. Так или иначе, мы все в руках Равена Даркнеса, ибо попытки связаться с темным миром после обнаружение проклятия ни к чему не привели. За дела учеников в ответе только Учитель, а раз так — никто из темного мира не придет на помощь, пока Равен Даркнес не скажет свое веское слово. А так как он пропал… Вся эта затея с просьбой помощи бесполезна. Но и сами мы бессильны.

— Однако мы обыскали всю Цитадель, но пентаграммы не обнаружили, и здесь есть только два варианта. Ее никогда не было и наши теоретики ошиблись, это не одно и то же проклятие или Тина ее уничтожала, чтобы замести следы.

— Позвольте, господа, — вмешался Ректор. — Пентаграмма в могиле уничтожена буквально за несколько дней то того, как активизировалась последняя ветвь — проклятие.

Все взгляды остановились на мне. А что я мог сказать? Я даже эту пентаграмму не видел.

— Нам не спалось и мы решили прогуляться, — начал я с подготовленной легенды. Агнерг хмыкнула. — Когда Ривальда схватили двое зомби, — решил я не вдаваться в подробности. Правда, зачем они им? — Они ушли через портал. Тина смогла его повторно открыть и мы попали на ту самую поляну. Спустились вниз и натолкнулись на темного мага Мориэн Д Льелис.

— Значит все-таки Мориэн, безумный сын Эльвариада. Даже Темные удивлялись его жестокости. Но позвольте, он сам назвал вам имя?

— Ну, да, — кивнул я и сказал правду. — Потом Тина что-то наколдовала и земля стала обрушиваться. Нам удалось выбраться. Вот и все.

— Все? — Отец Ривальда удивленно приподнял бровь. — А вампир?

— Какой? — скорчил я невинную рожу.

— Укусивший твоего друга.

— Я не знаю, откуда он взялся.

— Джер! — возмутился отец, наверно почувствовав неладное.

— Лорд, — окликнул его дядя. — Откуда взялся вампир — вполне понятно. Откуда собственно и вся нежить. Непонятно другое. Если прах, обнаруженный нами, принадлежит Мориэну, то, как это ни странно, его кто-то убил. И, как известно, в былые времена Высший вампир был ему не соперник. Так же кто-то уничтожил пентаграмму, с которой не смогли справиться наши лучшие умы. Но кроме едва живой Тианессы Меджисан там не было ни одного следа пребывания кого-то постороннего и вывод напрашивается сам собой. Но тогда зачем ей проклинать Цитадель, при этом спасая нас?

— Тианесса была укрыта мужским плащом, — напомнил герцог.

— Это ни о чем не говорит, — возразила Агнер. — Ни одному магу не под силу построить через истощенное пространство телепорт, не оставив и следа. Это просто невозможно.

— Невозможно, — задумчиво повторил Ректор.

— Возможно, не возможно, одно предельно ясно — ждать помощи от Равена Даркнеса не приходится, — подвел итог отец.

— Какие есть предложения? — дядя хитро прищурил глаза.

— У меня нет предложений, — призналась Агнер. — Мы бессильны.

— Но мы не можем допустить их смерти! — это отец Рива. — Мы пытаемся завербовать несколько темных магов, но результатов пока нет.

— К сожалению, наш шпион провалил задание, пусть будет ему земля пухом. У нас нет даже трактата Основ проклятий, который так просили наши Теоретики.

— Тианесса по-прежнему без сознания, — вновь заговорил Герцог. Я подался вперед, жадно ловя каждое слово. — Ни целители, ни теоретики ничего не могут сделать.

— Любое касание белой магии в данном случае равносильно смерти. Нам остается просто ждать, — развела руками Магистр. — Однако целители с беспокойством говорят о слишком быстром процессе регенерации. Она просто может не выдержать.

— Бедная девочка, — вздохнул Ректор. — Все кости вдребезги, даже позвоночник — и тот пострадал. Сариэль всерьез опасается, как бы она не осталась калекой на всю жизнь.

— Главный Целитель Цитадели не должен был вообще к ней подходить! — возмутился отец. — Ее наблюдают лучшие врачи Военного госпиталя. К сожалению, мы не могли оставить ее там и нам пришлось перевезти ее сюда. Только после этого проклятые успокоились и перестали пытаться во сне выпрыгнуть через окно! Сариэль нарушил прямой приказ!..

Тина здесь? Я отставил кофе.

— Сариэль подчинялся и будет подчиняться только мне и Королю — грубо прервал Ректор.

— Что еще сказал Сариэль? — нахмурился Король. Ну да, дядя мог быть очень грозным. Правда, не всегда это соответствовала действительности. Вот и сейчас, глаза весело блеснули.

— Бешенная бесконтрольная регенерация организма ее, конечно же, убьет.

— Это мы и так знаем, — герцог был в легком бешенстве.

— Позвольте, Д'Орбист, закончить старику, — хмыкнул Ректор. Отец Рива мгновенно сник. — Здесь главное слово «бесконтрольная». Бесспорно проклятие, нависшие над Цитаделью, принадлежит Тианессе. Как бы то ни было, она является исполнителем. У нас есть даже несколько молодых непроклятых людей, проведших с ней куда больше времени, чем мы здесь все, вместе взятые… А выводы? Выводы делайте сами. Я давно отошел от дел, но главное я услышал. Могила принадлежала Мориэну. Я прекрасно помню то страшное время, когда парочка Равен и Мориэн были почти неразлучны, в отличие от Эльвариада, с которым они на дух не переносили друг друга. Хотя подробности их конфликта нам до сих пор не известны. К чему я это? Мориэн всегда называл себя Чернокнижником, но проклятия… Проклятия ему никогда не давались, в отличие от Великого Мага Равена. Зато, говорят, магией переноса в пространстве он владел в совершенстве. Как сейчас помню, шептали про Мориэна, «Этот всегда сможет сбежать». А из могилы сбежать не смог. К созданию склепа приложил руки тот, кто хорошо знал секреты Мориэна по созданию телепорта. Да и пентаграмма. Уж больно четко вырисованы три направления, словно создавалась по частям. А потом? Склеили, как получилось. И почему только три, ведь звезда пятиконечная.

— Вы хотите сказать, — Отец был ошеломлен.

— Я сказал все, что хотел, и выводы не делаю. Равен слишком опасный человек, чтобы говорить что-то однозначно. Я вас предупредил.

— Равен Даркнес знал про пентаграмму. Вернее мог знать. Но почему он не воспользовался ей на войне. Нелогично. Такое оружие и замуровать, — в глазах отца плескался огонь.

— Вы забываете про накопитель, — прошептала Агнер. — Чем больше лет, тем он сильнее.

— Нелогично. Ждать столько лет, чтобы разрушить пентаграмму руками ученицы, но наложить проклятие на одну единственную Цитадель, когда можно погрести столько земель!

— Все это было бы интересно, не будь это просто вашими домыслами, — лениво отметил дядя. — Что говорят некроманты, обследовавшие останки, найденные в могиле?

Я обратил внимание, что дядя оставил останки обезличенными. Если мой отец любитель фактов, то дядя в таких вопросах иногда становится невозможно дотошным.

Отец Рива потупил взгляд.

— Некроманты бессильны. Кто-бы то ни был — он очень грамотно избавился от свидетеля. Единственно, о чем они говорят, так это то, что трупу уже несколько десятков лет. И обрывки некроманских черных чар могут только косвенно свидетельствовать о том, что это маг, наложивший чары на Ривальда. К сожалению, что-либо точнее они сказать не могут.

— Подведем итоги, — Дядя перебрал пальцами по подлокотнику кресла. Глаза сверкнули огнем. — Неутешительные. У нас есть куча догадок, которые возможно ничего общего не имеют с истиной. Мы не в силах на данный момент остановить проклятие, а это значит, что судьба целого поколения белых магов в руках темных. И единственный наш шанс, это не выдающийся темный маг всех времен Равен Даркнес, а всего лишь его ученица. Через час я жду у себя вашего протеже, уважаемый Ректор, Целителя Сариэль. Магистр Агнер, ваши отчеты о проклятии я по-прежнему жду через каждые два часа. Герцог Д'Орбист, вам следует провести более тщательную работу по этой могиле. Архивы, воспоминая стариков, пронырливые дети — любые сведения. У вас пять часов. Старший Лорд, я поручаю вам самая драгоценное. Вы лично должны проследить за состоянием Тианессы. А также работа с темными по-прежнему на вас. Джеральд, ты довольно долго общался с Тиной. Обрывки фраз, странное поведение, любые вос