Book: Собрание стихотворений



Собрание стихотворений

Александр Вертинский

СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ

И в хаосе этого страшного мира,

Под бешеный вихрь огня

Проносится огромный, истрепанный том Шекспира

И только маленький томик — меня…

Содержание:

Femme raffinee («Рафинированная» женщина)

Piccolo bambino (Маленький мальчик)

Аллилуйя

Бал Господен

Бар-девочка

Без женщин

Безноженька

В синем и далеком океане

В снегах России

В степи молдаванской

«В этой жизни ничего не водится…»

Ваши пальцы

Ворчливая песенка

Все, что осталось

Дансинг-гёрл

Девочка с капризами

Детский городок

Джимми

Дни бегут

Доченьки

Дым без огня

Желтый Ангел

Жене Лиле

За кулисами

Злые духи

«И в хаосе этого страшного мира…»

Иная песня

Ирине Строцци

Испано-Суиза

«Каждый тонет — как желает…»

«Как жаль, что с годами уходит…»

«Какой ценой Вы победили…»

Кинокумир

Кокаинетка

Концерт Сарасате

Лиловый негр

Личная песенка

Любовнице

Любовь

«Любовью болеют все на свете…»

Мадам, уже падают листья

Маленькие актрисы

Маленький креольчик

Малиновка

Марлен

Минуточка

Музыканты лета

Мыши

Наше горе

Ненужное письмо

О моей собаке

О нас и о Родине

Обезьянка Чарли

Оловянное сердце

Осень

Отчизна

Палестинское танго

Пани Ирена

«Пей, моя девочка, пей, моя милая…»

Песенка о моей жене

«По золотым степям, по голубым дорогам…»

Поздняя встреча

Полукровка

Попугай Флобер

Пред ликом Родины

Прощальный ужин

Прощание

Птицы певчие

Ракель Меллер

Рождество

Салют

Сердце в петлицу

Сероглазочка

«Сквозь чащу пошлости, дрожа от отвращенья…»

Сумасшедший шарманщик

Танго «Магнолия»

Танцовщица

Твоя любовь

То, что я должен сказать

«Ты сказала, что Смерть носит…»

Ты успокой меня

«У моих дочурок много есть игрушек…»

Убившей любовь

«Хорошо в этой „собственной“ даче…»

«Хорошо в этой маленькой даче…»

Я сегодня смеюсь над собой

«Я всегда был за тех, кому горше и хуже…»

Femme raffinee

(«Рафинированная» женщина)

Разве можно от женщины требовать многого?

Вы так мило танцуете, в Вас есть шик.

А от Вас и не ждут поведения строгого,

Никому не мешает Вас муж-старик.


Только не надо играть в загадочность

И делать из жизни «le vin triste».

Это все чепуха, да и Ваша порядочность -

Это тоже кокетливый фиговый лист.


Вы, несомненно, с большими данными

Три — четыре банкротства — приличный стаж.

Вас воспитали чуть-чуть по-странному,

Я б сказал, европейски — фокстрот и пляж!


Я Вас так понимаю, я так Вам сочувствую,

Я готов разорваться на сто частей.

Восемнадцатый раз я спокойно присутствую

При одной из обычных для Вас «смертей».


Я давно уже выучил все завещание

И могу повторить Вам в любой момент:

Фокстерьера Люлю отослать в Испанию,

Где живет Ваш любовник… один… студент.


Ваши шляпки и платья раздать учащимся.

А «dessous» сдать в музей прикладных искусств.

А потом я и муж, мы вдвоем потащимся

Покупать Вам на гроб сирени куст.


Разве можно от женщины требовать многого?

Там, где глупость божественна, ум — ничто!


1933

Париж

Piccolo bambino

(Маленький мальчик)

Вечерело. Пели вьюги.

Хоронили Магдалину,

Цирковую балерину.

Провожали две подруги,

Две подруги — акробатки.

Шел и клоун. Плакал клоун,

Закрывал лицо перчаткой.


Он был другом Магдалины,

Только другом, не мужчиной,

Чистил ей трико бензином.

И смеялась Магдалина:

«Ну какой же ты мужчина?

Ты чудак, ты пахнешь псиной!»

Бедный piccolo bambino…


На кладбище снег был чище,

Голубее городского.

Вот зарыли Магдалину,

Цирковую балерину,

И ушли от смерти снова…


Вечерело. Город ник.

В темной сумеречной тени.

Поднял клоун воротник

И, упавши на колени,

Вдруг завыл в тоске звериной.


Он любил… Он был мужчиной,

Он не знал, что даже розы

От мороза пахнут псиной.

Бедный piccolo bambino!


1933

Париж

Аллилуйя

М. Юрьевой


Ах, вчера умерла моя девочка бедная,

Моя кукла балетная в рваном трико.

В керосиновом солнце закружилась, победная,

Точно бабочка бледная, — так смешно и легко!


Девятнадцать шутов с куплетистами

Отпевали невесту мою.

В куполах солнца луч расцветал аметистами.

Я не плачу! Ты видишь? Я тоже пою!


Я крещу твою ножку упрямую,

Я крещу твой атласный башмак.

И тебя, и не ту и ту самую,

Я целую — вот так!


И за гипсовой маской, спокойной и строгою,

Буду прятать тоску о твоих фуэте,

О полете шифонном… и многое, многое,

Что не знает никто. Даже братья Патэ!


Упокой меня. Господи, скомороха смешного,

Хоть в аду упокой, только дай мне забыть, что болит!

Высоко в куполах трепетало последнее слово

«Аллилуйя» — лиловая птица смертельных молитв.


1916–1917

Бал Господень

В пыльный маленький город, где Вы жили ребенком,

Из Парижа весной к Вам пришел туалет.

В этом платье печальном Вы казались Орленком,

Бледным маленьким герцогом сказочных лет…


В этом городе сонном Вы вечно мечтали

О балах, о пажах, вереницах карет

И о том, как ночами в горящем Версале

С мертвым принцем танцуете Вы менуэт…


В этом городе сонном балов не бывало,

Даже не было просто приличных карет.

Шли года. Вы поблекли, и платье увяло,

Ваше дивное платье «Мэзон Лавалетт».


Но однажды сбылися мечты сумасшедшие.

Платье было надето. Фиалки цвели.

И какие-то люди, за Вами пришедшие,

В катафалке по городу Вас повезли.


На слепых лошадях колыхались плюмажики,

Старый попик любезно кадилом махал…

Так весной в бутафорском смешном экипажике

Вы поехали к Богу на бал.


1917

Бар-девочка

Вы похожи на куклу в этом платьице аленьком,

Зачесанная по-детски и по-смешному.

И мне странно, что Вы, такая маленькая,

Принесли столько муки мне, такому большому.


Истерически злая, подчеркнуто пошлая,

За публичною стойкой — всегда в распродаже.

Вы мне мстите за все Ваше бедное прошлое-

Без семьи, без любви и без юности даже.


Сигарета в крови. Зубы детские, крохкие.

Эти терпкие яды глотая,

Вы сожжете назло свои слабые легкие,

Проиграете в «дайс» Вашу жизнь, дорогая.


А потом, а потом на кладбище китайское,

Наряженная в тихое белое платьице,

Вот в такое же утро весеннее, майское

Колесница с поломанной куклой покатится.


И останется… песня, но песня не новая.

Очень грустный и очень банальный сюжет:

Две подруги и я. И цветочки лиловые.

И чужая весна. Только Вас уже нет.


1938

Без женщин

Как хорошо без женщины, без фраз,

Без горьких слов и сладких поцелуев,

Без этих милых, слишком честных глаз,

Которые вам лгут и вас еще ревнуют!


Как хорошо без театральных сцен,

Без длинных «благородных» объяснений,

Без этих истерических измен,

Без этих запоздалых сожалений.


И как смешна нелепая игра,

Где проигрыш велик, а выигрыш ничтожен,

Когда партнеры ваши — шулера,

А выход из игры уж невозможен.


Как хорошо с приятелем вдвоем

Сидеть и пить простой шотландский виски

И, улыбаясь, вспоминать о том,

Что с этой дамой вы когда-то были близки.


Как хорошо проснуться одному

В своем веселом холостяцком «флете»

И знать, что вам не нужно никому

«Давать отчеты» — никому на свете!


А чтобы «проигрыш» немного отыграть,

С ее подругою затеять флирт невинный

И как-нибудь уж там «застраховать»

Простое самолюбие мужчины!


1940

Безноженька

Ночью на кладбище строгое,

Чуть только месяц взойдет,

Крошка-малютка безногая

Пыльной дорогой ползет.


Днем по канавам валяется,

Что-то тихонько скулит.

Ночью в траву забирается,

Между могилками спит.


Старой, забытой дороженькой

Между лохматых могил

Добрый и ласковый Боженька

Нынче во сне приходил.


Ноги большие и новые

Ей подарить обещал,

А колокольцы лиловые

Тихо звенели хорал…


«Боженька, ласковый Боженька,

Что тебе стоит к весне

Глупой и малой безноженьке

Ноги приклеить во сне?»


1916

В синем и далеком океане

Вы сегодня нежны,

Вы сегодня бледны,

Вы сегодня бледнее луны…

Вы читали стихи,

Вы считали грехи,

Вы совсем как ребенок тихи.


Ваш лиловый аббат

Будет искренно рад

И отпустит грехи наугад…

Бросьте ж думу свою,

Места хватит в раю.

Вы усните, а я вам спою.


В синем и далеком океане,

Где-то возле Огненной Земли,

Плавают в сиреневом тумане

Мертвые седые корабли.

Их ведут слепые капитаны,

Где-то затонувшие давно.

Утром их немые караваны

Тихо опускаются на дно.

Ждет их океан в свои объятья,

Волны их приветствуют, звеня.

Страшны их бессильные проклятья

Солнцу наступающего дня…


1927

Польша, Краков

В снегах России

По синим волнам океана…

(Лермонтов)


По снежным дорогам России,

Как стаи голодных волков,

Бредут вереницы немые

Плененных германских полков.


Не видно средь них командиров.

Навеки замкнуты их рты.

И жалко сквозь клочья мундиров

Железные блещут кресты.


Бредут сквозь донские станицы

Под дьявольский посвист пурги

И прячут угрюмые лица

От русского взгляда враги.


И холод, и жгучие раны

Терзают усталую рать,

И кличут в бреду капитанов,

И маршала просят позвать.


Но смерть в генеральском мундире,

Как маршал пред бывшим полком,

Плывет перед ними в эфире

На белом коне боевом.


И мстительный ветер Отчизны

Заносит в серебряный прах

Останки покойных дивизий,

Усопших в российских снегах.


И сквозь погребальную мессу,

Под вьюги тоскующий вой,

Рождается новая песня

Над нашей Великой Страной.


Февраль 1943

Шанхай

В степи молдаванской

Тихо тянутся сонные дроги

И, вздыхая, ползут под откос.

И печально глядит на дороги

У колодцев распятый Христос.


Что за ветер в степи молдаванской!

Как поет под ногами земля!

И легко мне с душою цыганской

Кочевать, никого не любя!


Как все эти картины мне близки,

Сколько вижу знакомых я черт!

И две ласточки, как гимназистки,

Провожают меня на концерт.


Что за ветер в степи молдаванской!

Как поет под ногами земля!

И легко мне с душою цыганской

Кочевать, никого не любя!


Звону дальнему тихо я внемлю

У Днестра на зеленом лугу.

И Российскую милую землю

Узнаю я на том берегу.


А когда засыпают березы

И поля затихают ко сну,

О, как сладко, как больно сквозь слезы

Хоть взглянуть на родную страну…


1925

x x х

В этой жизни ничего не водится —

Ни дружбы, ни чистой любви.

Эту жизнь прожить приходится

По горло и в грязи, и в крови.


А поэтому нужно с каждого

Сдирать сколько можно кож.

А чтоб сердце любви не жаждало,

Засунуть под сердце нож!


И для нас на земле не осталось

Ни Мадонн, ни Прекрасных Дам.

Это только когда-то казалось

Или, может быть, снилось нам.


Это нас обманули поэты.

Утверждая, что есть Любовь,

И какие-то рыцари где-то

Умирали и лили кровь…


И только шептали имя

Высоко благородных дам

Для того, чтобы те с другими

Изменяли своим мечтам.


Шанхай

1940



Ваши пальцы

Ваши пальцы пахнут ладаном,

А в ресницах спит печаль.

Ничего теперь не надо нам,

Никого теперь не жаль.


И когда Весенней Вестницей

Вы пойдете в синий край,

Сам Господь по белой лестнице

Поведет Вас в светлый рай.


Тихо шепчет дьякон седенький,

За поклоном бьет поклон

И метет бородкой реденькой

Вековую пыль с икон.


Ваши пальцы пахнут ладаном,

А в ресницах спит печаль.

Ничего теперь не надо нам,

Никого теперь не жаль.


1916

Ворчливая песенка

Тяжело таким, как я, «отсталым папам»:

Подрастают дочки и сынки,

И уже нас прибирают к лапам

Эти юные большевики!


Вот, допустим, выскажешь суждение.

Может, ты всю жизнь над ним потел.

Им — смешно. У них другое мнение.

«Ты, отец, ужасно устарел».


Виноват! Я — в ногу… А одышка —

Это, так сказать, уже не в счет.

Не могу ж я, черт возьми, вприпрыжку

Забегать на двести лет вперед!


Ну, конечно, спорить бесполезно.

Отвечать им тоже ни к чему…

Но упрямо, кротко и любезно

Можно научить их кой-чему.


Научить хотя б не зазнаваться

И своих отцов не презирать,

Как-то с нашим возрастом считаться,

Как-то все же «старших» уважать.


Их послушать- так они «большие»,

Могут целым миром управлять!

Впрочем, замыслы у них такие,

Что, конечно, трудно возражать.


Ну и надо, в общем, соглашаться,

Отходить в сторонку и молчать,

Как-то с этим возрастом считаться,

Как-то этих «младших» уважать.


И боюсь я, что придется «папам»

Уступить насиженный престол,

Все отдать бесцеремонным лапам

И пойти учиться… в комсомол!


1955

Все, что осталось

Это все, что от Вас осталось,-

Пачка писем и прядь волос.

Только сердце немного сжалось,

В нем уже не осталось слез.


Вот в субботу куплю собаку,

Буду петь по ночам псалом,

Закажу себе туфли к фраку…

Ничего. Как-нибудь проживем.


Все окончилось так нормально,

Так логичен и прост конец:

Вы сказали, что нынче в спальню

Не приносят с собой сердец.


1918

Дансинг-гёрл

Это бред. Это сон. Это снится…

Это прошлого сладкий дурман.

Это Юности Белая Птица,

Улетевшая в серый туман…


Вы в гимназии. Церковь. Суббота.

Хор так звонко, весенне поет…

Вы уже влюблены, и кого-то

Ваше сердце взволнованно ждет.


И когда золотые лампады

Кто-то гасит усталой рукой,

От высокой церковной ограды

Он один провожает домой.


И весной и любовью волнуем,

Ваши руки холодные жмет.

О, как сладко отдать поцелуям

Свой застенчивый девичий рот!


А потом у разлапистой ели,

Убежав с бокового крыльца,

С ним качаться в саду на качели —

Без конца, без конца, без конца…


Это бред! Это сон! Это снится!

Это юности сладкий обман!

Это лучшая в книге страница,

Начинавшая жизни роман!


Дни бегут все быстрей и короче,

И уже в кабаках пятый год

С иностранцами целые ночи

Вы танцуете пьяный фокстрот.


Беспокойные жадные руки

И насмешка презрительных губ,

А оркестром раздавлены, — звуки

Выползают, как змеи, из труб.


В барабан свое сердце засунуть —

Пусть его растерзает фокстрот!

О, как бешено хочется плюнуть

В этот нагло смеющийся рот!


И под дикий напев людоедов,

С деревянною маской лица,

Вы качаетесь в ритме соседа

Без конца, без конца, без конца…


Это бред! Это сон! Это снится!

Это чей-то жестокий обман!

Это Вам подменили страницы

И испортили нежный роман!


1937

Девочка с капризами

Мы читаем Шницлера. Бредим мы маркизами.

Осень мы проводим с мамой в Туапсе.

Девочка с привычками, девочка с капризами,

Девочка не «как-нибудь», а не так, как все.


Мы никем не поняты и разочарованы.

Нас считают маленькой и теснят во всем.

И хотя мы мамою не очень избалованы,

Все же мы умеем поставить на своем.


Из-за нас страдают здесь очень-очень многие.

Летом в Евпатории был такой момент,

Что Володя Кустиков принял грамм цикория.

Правда, он в гимназии, но почти студент.


Платьица короткие вызывают страстные

Споры до истерики с бонной и мама.

Эти бонны кроткие — сволочи ужасные.

Нет от них спасения. Хуже, чем чума!


Вечно неприятности. Не дают возможности,

Заставляют волосы распускать, как хвост.

Что это, от глупости иль от осторожности?

А кузен Сереженька все острит, прохвост!


Он и бонна рыжая целый день сопутствуют.

Ходишь, как по ниточке, — воробей в плену!..

Девочка с капризами, я Вам так сочувствую.

Вашу жизнь тяжелую я один пойму!

Детский городок

Строили дети город новый

Из морских голубых камней.

Догорал над ними закат лиловый,

Замирал в лесу соловей.


И один сказал: «Мы тут вал нароем,

Никого не допустим к нам —

Ни людей, ни зверей, и дома построим

Мы для тех, кто без пап и мам!


А другой ответил: «Нас очень много,

Этот город нам будет мал.

А давайте мы лучше попросим Бога,

Чтобы он нас к себе забрал.


Мы из солнца костер разведем над небом,

Будем шапкой луну тушить

И Большую Медведицу черным хлебом

Будем мы по ночам кормить.


Там есть ангелы. Вроде как люди, но- птицы.

Пусть они нас научат летать…»

«А ты знаешь, что там надо много молиться,

А когда же мы будем играть?»


Это третий сказал. И добавил строго:

«Этим ангелам я не рад.

Вот они мне уже оторвали ногу —

Бомбу бросили с неба в ребят…»


Они замолчали. Умолк в печали,

Захлебнувшись от слез соловей.

И, шипя как змеи, волны смывали

Недостроенный город детей…


1946

Джимми

Я знаю, Джимми, Вы б хотели быть пиратом,

Но в наше время это невозможно.

Вам хочется командовать фрегатом,

Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,

Вам жизни хочется отважной и тревожной.


Вам хочется бродить по океанам

И грабить шхуны, бриги и фелуки,

Подставить грудь ветрам и ураганам,

Стать знаменитым черным капитаном

И на борту стоять, скрестивши гордо руки…


Но, к сожалению… Вы мальчик при буфете

На мирном пароходе «Гватемале».

На триста лет мы с Вами опоздали,

И сказок больше нет на этом скучном свете.


Вас обижает мэтр за допитый коктейль,

Бьет повар за пропавшие бисквиты.

Что эти мелочи, когда мечты разбиты,

Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!


Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,

Вы б их повесили однажды на рассвете

На первой мочте Вашего фрегата…

Но вот звонок, и Вас зовут куда-то…

Прощайте, Джимми, — сказок нет на свете!


1934

Средиземное море, пароход «Теофиль Готье»

Дни бегут

Сколько вычурных поз,

Сколько сломанных роз,

Сколько мук, и проклятий, и слез!


Как сияют венцы!

Как банальны концы!

Как мы все в наших чувствах глупцы!


А любовь — это яд.

А любовь — это ад,

Где сердца наши вечно горят.


Но дни бегут,

Как уходит весной вода,

Дни бегут,

Унося за собой года.


Время лечит людей,

И от всех этих дней

Остается тоска одна,

И со мною всегда она.


Но зато, разлюбя,

Столько чувств загубя,

Как потом мы жалеем себя!


Как нам стыдно за ложь,

За сердечную дрожь,

И какой носим в сердце мы нож!


Никому не понять,

Никому не сказать,

Остается застыть и молчать.


А… дни бегут,

Как уходит весной вода,

Дни бегут,

Унося за собой года.


Время лечит людей,

И от всех этих дней

Остается тоска одна,

И со мною всегда она…


1932

Доченьки

У меня завелись ангелята,

Завелись среди белого дня!

Все, над чем я смеялся когда-то,

Все теперь восхищает меня!

Жил я шумно и весело — каюсь,

Но жена все к рукам прибрала.

Совершенно со мной не считаясь,

Мне двух дочек она родила.


Я был против. Начнутся пеленки…

Для чего свою жизнь осложнять?

Но залезли мне в сердце девчонки,

Как котята в чужую кровать!

И теперь, с новым смыслом и целью

Я, как птица, гнездо свое вью

И порою над их колыбелью

Сам себе удивленно пою:


«Доченьки, доченьки, доченьки мои!

Где ж вы, мои ноченьки, где вы, соловьи?»

Вырастут доченьки, доченьки мои…

Будут у них ноченьки, будут соловьи!


Много русского солнца и света

Будет в жизни дочурок моих.

И, что самое главное, это

То, что Родина будет у них!

Будет дом. Будет много игрушек,

Мы на елку повесим звезду…

Я каких-нибудь добрых старушек

Специально для них заведу!


Чтобы песни им русские пели,

Чтобы сказки ночами плели,

Чтобы тихо года шелестели,

Чтобы детства забыть не могли!

Правда, я постарею немного,

Но душой буду юн как они!

И просить буду доброго Бога,

Чтоб продлил мои грешные дни!


Вырастут доченьки, доченьки мои…

Будут у них ноченьки, будут соловьи!

А закроют доченьки оченьки мои —

Мне споют на кладбище те же соловьи.


1945

Дым без огня

Вот зима. На деревьях цветут снеговые улыбки.

Я не верю, что в эту страну забредет Рождество.

По утрам мой комичный маэстро так печально играет на скрипке

И в снегах голубых за окном мне поет Божество!


Мне когда-то хотелось иметь золотого ребенка,

А теперь я мечтаю уйти в монастырь, постареть

И молиться у старых притворов печально и тонко

Или, может, совсем не молиться, а эти же песенки петь!


Все бывает не так, как мечтаешь под лунные звуки.

Всем понятно, что я никуда не уйду, что сейчас у меня

Есть обиды, долги, есть собака, любовница, муки

И что все это — так… пустяки… просто дым без огня!


1916

Желтый Ангел

В вечерних ресторанах,

В парижских балаганах,

В дешевом электрическом раю,

Всю ночь ломаю руки

От ярости и муки

И людям что-то жалобно пою.


Звенят, гудят джаз-банды,

И злые обезьяны

Мне скалят искалеченные рты.

А я, кривой и пьяный,

Зову их в океаны

И сыплю им в шампанское цветы.


А когда наступит утро, я бреду бульваром сонным,

Где в испуге даже дети убегают от меня.

Я усталый, старый клоун, я машу мечом картонным,

И лучах моей короны умирает светоч дня.


Звенят, гудят джаз-банды,

Танцуют обезьяны

И бешено встречают Рождество.

А я, кривой и пьяный,

Заснул у фортепьяно

Под этот дикий гул и торжество.


На башне бьют куранты,

Уходят музыканты,

И елка догорела до конца.

Лакеи тушат свечи,

Давно замолкли речи,

И я уж не могу поднять лица.


И тогда с потухшей елки тихо спрыгнул желтый Ангел

И сказал: «Маэстро бедный, Вы устали, Вы больны.

Говорят, что Вы в притонах по ночам поете танго.

Даже в нашем добром небе были все удивлены».


И, закрыв лицо руками, я внимал жестокой речи,

Утирая фраком слезы, слезы боли и стыда.

А высоко в синем небе догорали божьи свечи

И печальный желтый Ангел тихо таял без следа.


1934

Париж

Жене Лиле

в день девятилетия нашей свадьбы


Девять лет. Девять птиц-лебедей,

Навсегда улетевших куда-то…

Точно девять больших кораблей.

Исчезающих в дымке заката.


Что ж, поздравлю себя с сединой,

А тебя — с молодыми годами,

С той дорогой, большой и прямой,

Что лежит, как ковер голубой,

Пред тобой. Под твоими ногами.


Я — хозяин и муж и отец.

У меня обязательств немало.

Но сознаюсь тебе наконец:

Если б все начиналось сначала,

Я б опять с тобой стал под венец!


Чтобы ты в белом платье была,

Чтобы церковь огнями сияла,

Чтобы снова душа замерла

И испуганной птицей дрожала,

Улетая с тобой- в купола!


Уплывают и тают года…

Я уже разлюбил навсегда

То, чем так увлекался когда-то.

Пережил и Любовь, и Весну,

И меня уже клонит ко сну,

Понимаешь? Как солнце к закату!


Но не время еще умирать.

Надо Родине честно отдать

Все, что ей задолжал я за годы,

И на свадьбе детей погулять,

И внучат — писенят — покачать.

И еще послужить для народа.


1951

За кулисами

Вы стояли в театре, в углу, за кулисами,

А за Вами, словами звеня,

Парикмахер, суфлер и актеры с актрисами

Потихоньку ругали меня.


Кто-то злобно шипел: «Молодой, да удаленький.

Вот кто за нос умеет водить».

И тогда Вы сказали: «Послушайте, маленький,

Можно мне Вас тихонько любить?»


Вот окончен концерт… Помню степь белоснежную..

На вокзале Ваш мягкий поклон.

В этот вечер Вы были особенно нежною,

Как лампадка у старых икон…


А потом — города, степь, дороги, проталинки…

Я забыл то, чего не хотел бы забыть.

И осталась лишь фраза: «Послушайте, маленький,

Можно мне Вас тихонько любить?»


1916


Крым

Злые духи

Я опять посылаю письмо и тихонько целую страницы

И, открыв Ваши злые духи, я вдыхаю их сладостный хмель.

И тогда мне так ясно видны эти черные тонкие птицы,

Что летят из флакона — на юг, из флакона «Nuit de Noёl».


Скоро будет весна. И Венеции юные скрипки

Распоют Вашу грусть, растанцуют тоску и печаль,

И тогда станут легче грехи и светлей голубые ошибки.

Не жалейте весной поцелуев, когда зацветает миндаль.


Обо мне не грустите, мой друг. Я озябшая хмурая птица.

Мой хозяин — жестокий шарманщик — меня заставляет плясать.

Вынимая билетики счастья, я смотрю в несчастливые лица,

И под вечные стоны шарманки мне мучительно хочется спать.


Скоро будет весна. Солнце высушит мерзкую слякоть,

И в полях расцветут первоцветы, фиалки и сны…

Только нам до весны не допеть, только нам до весны не доплакать:

Мы с шарманкой измокли, устали и уже безнадежно больны.


Я опять посылаю письмо и тихонько целую страницы.

Не сердитесь за грустный конец и за слов моих горестных хмель.

Это все Ваши злые духи. Это черные мысли как птицы,

Что летят из флакона — на юг, из флакона «Nuit de Noёl».


1925

x x х

И в хаосе этого страшного мира,

Под бешеный вихрь огня

Проносится огромный, истрепанный том Шекспира

И только маленький томик — меня…

Иная песня

Скоро день начнется,

И конец ночам,

И душа вернется

К милым берегам


Птицей, что устала

Петь в чужом краю

И, вернувшись, вдруг узнала

Родину свою.


Много спел я песен,

Сказок и баллад,

Только не был весел

Их печальный лад.


Но не будет в мире

Песни той звончей,

Что спою теперь я милой

Родине своей.


А настанет время

И прикажет Мать

Всунуть ногу в стремя

Иль винтовку взять,


Я не затоскую,

Слезы не пролью,

Я совсем, совсем иную

Песню запою.


И моя винтовка

Или пулемет,

Верьте, так же ловко

Песню ту споет.


Перед этой песней

Враг не устоит.

Всем уже давно известно,

Как она звучит.


И за все ошибки

Расплачусь я с ней,-

Жизнь свою отдав с улыбкой

Родине своей.


1943

Ирине Строцци

Насмешница моя, лукавый рыжий мальчик,

Мой нежный враг, мой беспощадный друг,

Я так влюблен в Ваш узкий длинный пальчик,

И лунное кольцо, и кисти бледных рук,


И глаз пленительных лукавые расстрелы,

И рта порочного изысканный размер,

И прямо в сердце мне направленные стрелы,

Мой падший Ангел из «Фоли Бержер».


А сколько хитрости, упрямства и искусства,

Чтоб только как-нибудь подальше от меня

Запрятать возникающее чувство,

Которое идет, ликуя и звеня.


Я верю в силу чувств. И не спешу с победой.

Любовь — давление в сто тысяч атмосфер,

Как там ни говори, что там не проповедуй,

Мой падший Ангел из «Фоли Бержер».


1934

Париж

Испано-Суиза

(Шарж на западную кинозвезду)


Ах сегодня весна Боттичелли!

Вы во власти весеннего бриза,

Вас баюкает в мягкой качели

Голубая Испано-Суиза.


Вы — царица экрана и моды,

Вы пушисты, светлы и нахальны,

Ваши платья — надменно-печальны,

Ваши жесты смелы от природы.


Вам противны красивые морды,

От которых тошнит на экране,

И для Вас все лакеи и лорды

Перепутались в кинотумане.


Идеал Ваших грез — Квазимодо.

А пока его нет. Вы — весталка.

Как обидно, и больно, и жалко —

Полюбить неживого урода!


Измельчал современный мужчина,

Стал таким заурядным и пресным,

А герой фабрикуется в кино,

И рецепты Вам точно известны.




Лучше всех был Раджа из Кашмира,

Что прислал золотых парадизов,

Только он в санаторьях Каира

Умирает от Ваших капризов…


И мне жаль, что на тысячи метров

И любви, и восторгов, и страсти,

Не найдется у Вас сантиметра

Настоящего, личного счастья.


Но сегодня Весна беспечальна,

Как и все Ваши кинокапризы.

И летит напряженно и дальне

Голубая Испано-Суиза!


1928

x x х

Каждый тонет — как желает.

Каждый гибнет — как умеет.

Или просто умирает.

Как мечтает, как посмеет.


Мы с тобою гибнем разно.

Несогласно, несозвучно,

Безысходно, безобразно,

Беспощадно, зло и скучно.


Как из колдовского круга

Нам уйти, великий Боже,

Если больше друг без друга

Жить на свете мы не можем?


Шанхай

1940

x x х

Как жаль, что с годами уходит

Чудесный мой песенный дар.

Как жаль, что в крови уж не бродит

Весенний влюбленный угар.


И вот, когда должно и надо

Весь мир своей песней будить,

Какого-то сладкого яда

Уже не хватает в груди…


И только в забытом мотиве,

Уже бесконечно чужом,

В огромной, как век, перспективе

Мне прошлое машет крылом.


1950-е

x x х

Какой ценой Вы победили.

Какой неслыханной ценой!

Какую Вы любовь убили.

Какое солнце погасили

В своей душе полуживой!


И как Вам страшно, друг мой дальний,

Как одиноко, как темно!

Гудит оркестр. Напев банальный

Стучится в сердце, как в окно.

Что может быть любви печальней?


И Ваши очи… Ваши очи

Смертельно раненной любви,

И все мои глухие ночи,

И дни все тише, все короче…

О сердце, сердце, не зови!


Мне все равно. Вы все убили.

Я не живу. Я не живой…

Какой ценой Вы победили,

Какой неслыханной ценой!


1940

Кинокумир

Она долго понять не умела,

Кто он — апостол, артист или клоун?

А потом решила: «Какое мне дело?»

И пришла к нему ночью.

Он был очарован.

Отдавался он страсти

С искусством актера.

Хотя под конец и проснулся в нем клоун,

Апостолом стал после рюмки ликера…

А потом… заснул! Он был избалован.

И тогда стало скучно. Она разгадала,

Что он не апостол, не артист и не клоун,

Что просто кривлялся душой как попало

И был неживой —

Нарисован!


1935

Кокаинетка

Что Вы плачете здесь, одинокая глупая деточка

Кокаином распятая в мокрых бульварах Москвы?

Вашу тонкую шейку едва прикрывает горжеточка.

Облысевшая, мокрая вся и смешная, как Вы…


Вас уже отравила осенняя слякоть бульварная

И я знаю, что крикнув, Вы можете спрыгнуть с ума.

И когда Вы умрете на этой скамейке, кошмарная

Ваш сиреневый трупик окутает саваном тьма…


Так не плачьте ж, не стоит, моя одинокая деточка.

Кокаином распятая в мокрых бульварах Москвы.

Лучше шейку свою затяните потуже горжеточкой

И ступайте туда, где никто Вас не спросит, кто Вы.


1916

Концерт Сарасате

Ваш любовник скрипач, он седой и горбатый.

Он Вас дико ревнует, не любит и бьет.

Но когда он играет «Концерт Сарасате»,

Ваше сердце, как птица, летит и поет.


Он альфонс по призванью. Он знает секреты

И умеет из женщины сделать «зеро»…

Но когда затоскуют его флажолеты,

Он божественный принц, он влюбленный Пьеро!


Он Вас скомкал, сломал, обокрал, обезличил.

Femme de luxe он сумел превратить в femme de chambrc.

И давно уж не моден, давно неприличен

Ваш кротовый жакет с легким запахом амбр.


И в усталом лице, и в манере держаться

Появилась у Вас и небрежность, и лень.

Разве можно так горько, так зло насмехаться?

Разве можно топтать каблуками сирень?..


И когда Вы, страдая от ласк хамоватых,

Тихо плачете где-то в углу, не дыша, —

Он играет для Вас свой «Концерт Сарасате»,

От которого кровью зальется душа!


Безобразной, ненужной, больной и брюхатой,

Ненавидя его, презирая себя,

Вы прощаете все за «Концерт Сарасате»,

Исступленно, безумно и больно любя!..


1927

Черновцы

Лиловый негр

В. Холодной


Где Вы теперь? Кто Вам целует пальцы?

Куда ушел Ваш китайчонок Ли?..

Вы, кажется, потом любили португальца,

А может быть, с малайцем Вы ушли.


В последний раз я видел Вас так близко.

В пролеты улиц Вас умчал авто.

И снится мне — в притонах Сан-Франциско

Лиловый негр Вам подает манто.


1916

Личная песенка

Что же мы себя мучаем?

Мы ведь жизнью научены…

Разве мы расстаемся навек?


А ведь были же сладости

В каждом горе и радости,

Что когда-то делили с тобой.

Все, что сердце заполнило,

Мне сегодня напомнила

Эта песня, пропетая мной.


Я всегда был с причудинкой,

И тебе, моей худенькой,

Я достаточно горя принес.

Не одну сжег я ноченьку

И тебя, мою доченьку,

Доводил, обижая, до слез.


И, звеня погремушкою,

Был я только игрушкою

У жестокой судьбы на пути.

Расплатились наличными

И остались приличными,

А теперь, если можешь, прости.


Все пройдет, все прокатиться.

Вынь же новое платьице

И надень к нему шапочку в тон.

Мы возьмем нашу сучечку

И друг друга под ручечку,

И поедем в Буа де Булонь.


Будем снова веселыми,

А за днями тяжелыми

Только песня помчится, звеня.

Разве ты не любимая?

Разве ты не единая?

Разве ты не жена у меня?


1934

Париж

Любовнице

Замолчи, замолчи, умоляю,

Я от слов твоих горьких устал.

Никакого я счастья не знаю,

Никакой я любви не встречал.


Не ломай свои тонкие руки.

Надо жизнь до конца дотянуть.

Я пою пои песни от скуки,

Чтобы только совсем не заснуть.


Поищи себе лучше другого,

И умней и сильнее меня,

Чтоб ловил твое каждое слово,

Чтоб любил тебя «жарче огня».


В этом странном, «веселом» Париже

Невеселых гуляк и зевак

Ты одна всех понятней и ближе,

Мой любимый, единственный враг.


Скоро, скоро с далеким поклоном,

Мою «русскую» грусть затая,

За бродячим цыганским вагоном

Я уйду в голубые края.


А потом как-нибудь за стеною

Ты услышишь мой голос сквозь сон,

И про нашу разлуку с тобою

Равнодушно споет граммофон.


1934

Париж

Любовь

Ты проходишь дальними дорогами

В стороне от моего жилья.

За морями, за долами, за порогами

Где-то бродишь ты, Любовь моя.


И тебя, Невесту неневестную,

Тщетно ждет усталая душа,

То взлетая в высоту небесную,

То влачась в пыли, едва дыша.


Эту жизнь, с печалью и тревогами

Наших будней нищего былья,

Ты обходишь дальними дорогами

В стороне от нашего жилья.


1934

Париж

x x х

Любовью болеют все на свете.

Это вроде собачьей чумы.

Ее так легко переносят дети

И совсем не выносим мы.


Она нас спасает. Она нас поддерживает.

Обещает нам счастье, маня.

Но усталое сердце уже не выдерживает

Температуры огня.


Потому что оно безнадежно замучено

От самых простых вещей.

К вечной казни и муке оно приучено,

Но не может привыкнуть к ней.


1950-е

Мадам, уже падают листья

На солнечном пляже в июне

В своих голубых пижама

Девчонка — звезда и шалунья —

Она меня сводит с ума.


Под синий berceuse океана

На желто-лимонном песке

Настойчиво, нежно и рьяно

Я ей напеваю в тоске:


«Мадам, уже песни пропеты!

Мне нечего больше сказать!

В такое волшебное лето

Не надо так долго терзать!


Я жду Вас, как сна голубого!

Я гибну в любовном огне!

Когда же Вы скажете слово,

Когда Вы придете ко мне?»


И, взглядом играя лукаво,

Роняет она на ходу:

«Вас слишком испортила слава.

А впрочем… Вы ждите… приду!..»


Потом опустели террасы,

И с пляжа кабинки свезли.

И даже рыбачьи баркасы

В далекое море ушли.


А птицы так грустно и нежно

Прощались со мной на заре.

И вот уж совсем безнадежно

Я ей говорил в октябре:


«Мадам, уже падают листья,

И осень в смертельном бреду!

Уже виноградные кисти

Желтеют в забытом саду!


Я жду Вас, как сна голубого!

Я гибну в осеннем огне!

Когда же Вы скажете слово?

Когда Вы придете ко мне?!»


И, взгляд опуская устало,

Шепнула она, как в бреду:

«Я Вас слишком долго желала.

Я к Вам… никогда не приду».


1930

Цоппот, Данциг

Маленькие актрисы

Я знаю этих маленьких актрис,

Настойчивых, лукавых и упорных,

Фальшивых в жизни, ласковых в уборных,

Где каждый вечер чей-то бенефис.


Они грустят, влюбленные напрасно

В самих себя- Офелий и Джульетт.

Они давно и глубоко несчастны,

В такой взаимности, увы, успеха нет.


А рядом жизнь. Они не замечают,

Что где-то есть и солнце, и любовь,

Они в чужом успехе умирают

И, умирая, воскресают вновь.


От ревности, от этой жгучей боли

Они стареют раз и навсегда

И по ночам оплакивают роли,

Которых не играли никогда.


Я узнаю их по заметной дрожи

Горячих рук, по блеску жадных глаз,

Их разговор напоминает тоже

Каких-то пьес знакомый пересказ.


Трагически бесплодны их усилия,

Но, твердо веря, что дождутся дня,

Как бабочки, они сжигают крылья

На холоде бенгальского огня.


И, вынося привычные подносы,

Глубоко затаив тоску и гнев,

Они уже не задают вопросов

И только в горничных играют королев.


1945

Маленький креольчик

Вере Холодной


Ах, где же Вы, мой маленький креольчик,

Мой смуглый принц с Антильских островов,

Мой маленький китайский колокольчик,

Капризный, как дитя, как песенка без слов?


Такой беспомощный, как дикий одуванчик,

Такой изысканный, изящный и простой,

Как пуст без Вас мой старый балаганчик,

Как бледен Ваш Пьеро, как плачет он порой!


Куда же Вы ушли, мой маленький креольчик,

Мой смуглый принц с Антильских островов,

Мой маленький китайский колокольчик,

Капризный, как дитя, как песенка без слов?..


1916

Москва

Малиновка

Малиновка моя, не улетай!

Зачем тебе Алжир, зачем Китай?

Каких ты хочешь мук? Какой ты ищешь рай?

Малиновка моя, не улетай!


Не покидай меня и не зови с собой,

Не оставляй меня наедине с судьбой,

Чтоб вечно петь и петь, кричать в сердца людей

И укрощать зверей!


Твоя судьба — звенеть и вить свое гнездо.

Я ж обречен лететь упавшею звездой,

Полнеба озарив, погаснуть без следа,

Как луч на дне пруда.


И как сказать тебе, мой светлый Май,

Что ты последний сон, последний рай,

Что мне не пережить холодного «прощай»…

Малиновка моя, не улетай!


1935

Марлен

Вас не трудно полюбить,

Нужно только храбрым быть,

Все сносить, не рваться в бой

И не плакать над судьбой,

Ой-ой-ой-ю!


Надо розы приносить

И всегда влюбленным быть,

Не грустить, не ревновать,

Улыбаться и вздыхать.


Надо Вас боготворить,

Ваши фильмы вслух хвалить

И смотреть по двадцать раз,

Как актер целует Вас,

Прижимая невзначай…

Гуд-бай!


Все журналы покупать,

Все портреты вырезать,

Все, что пишется о Вас,

Наизусть учить тотчас.


Попугая не дразнить,

С камеристкой в дружбе жить

(«Здрасьте, Марья Семеновна!»),

Чистить щеточкой «бижу»

И водить гулять Жужу

(«Пойдем, собачечка!»).

На ночь надо Вам попеть,

С поцелуями раздеть,

Притушить кругом огни -

Завтра съемка… ни-ни-ни

(«Что вы, с ума сошли?»).

И сказать, сваривши чай: -

Гуд-бай!


Ожидая Вас — не спать,

В телефон — не проверять,

Не совать свой нос в «дела»,

Приставая: «Где была?»

(«А вам какое дело?»)


И когда под утро злой

Вы являетесь домой -

Не вылазить на крыльцо,

Сделать милое лицо. -

Замолчи, Жужу, не лай!..

Гуд-бай!


Так проживши года три,

Потерять свое «эспри»,

Постареть на десять лет

И остаться другом?.. Нет!


Чтоб какой-нибудь прохвост,

Наступивши мне на хвост,

Начал роль мою играть

И ко мне Вас ревновать?


Нет. Уж лучше в нужный срок

Медленно взвести курок

И сказать любви: «Прощай!..»

Гуд-бай…


1935

Минуточка

Ах, солнечным, солнечным маем,

На пляже встречаясь тайком,

С Люлю мы, как дети, играем,

Мы солнцем пьяны, как вином.


У моря за старенькой будкой

Люлю с обезьянкой шалит,

Меня называет «Минуткой»

И мне постоянно твердит:


«Ну погоди, ну погоди, Минуточка,

Ну погоди, мой мальчик-пай,

Ведь любовь— это только шуточка,

Это выдумал глупый май».


Мы в августе горе скрываем

И, в парке прощаясь тайком,

С Люлю, точно дети, рыдаем

Осенним и пасмурным днем.


Я плачу, как глупый ребенок,

И, голосом милым звеня,

Ласкаясь ко мне, как котенок,

Люлю утешает меня:


«Ну погоди, ну не плачь, Минуточка,

Ну не плачь, мой мальчик-пай,

Ведь любовь наша — только шуточка,

Ее выдумал глупый май».


1914–1915

Музыканты лета

Провожают умершее лето.

Служат панихиду тишины.

На могилах-клумбах астр букеты

Осенью-вдовой возложены.


Отзвенели в чаще золотистой

Божьих птиц высокие концерты.

И уже спешат в турне артисты —

Вечные певцы любви и смерти.


Ласточки летят на Гонолулу,

Журавли — в Египет на гастроли,

А малиновки еще в июле

Обещали выступать в Тироле.


Соловьи мечтают о Сорренто,

Чтоб развить свои фиоритуры,

Починить больные инструменты

И пройти с маэстро партитуры.


Сам Господь дает ангажементы

Беззаботным музыкантам лета,

И всегда в тяжелые моменты

Их пути Он озаряет светом.


Только я останусь на вокзале.

Чтоб махать им бледною рукою.

Почему вы раньше не сказали?

Я бы с вами… Я бы всей душою.


Мне теперь совсем не нужно тело

В этой мертвой солнечной глуши.

Никому нет никакого дела

До моей пустеющей души.


1939–1940

Циндао

Мыши

Мыши съели Ваши письма и записки.

Как забвенны «незабвенные» слова!

Как Вы были мне когда-то близки!

Как от Вас кружилась голова!


Я Вас помню юною актрисой.

Внешность… Ноздри, полные огня…

То Вы были Норой, то Ларисой,

То печальною сестрою Беатрисой…

Но играли, в общем, для меня.


А со мной Вы гневно объяснялись,

Голос Ваш мог «потрясать миры»!

И для сцены Вы «практиковались»,

Я ж был только «жертвою игры».


Все тогда, что требовали музы,

Я тащил покорно на алтарь.

Видел в Вас Элеонору Дузе

И не замечал, что Вы — бездарь!


Где теперь Вы вянете, старея?

Годы ловят женщин в сеть морщин.

Так в стакане вянет орхидея,

Если в воду ей не бросить аспирин.


Хорошо, что Вы не здесь, в Союзе.

Что б Вы делали у нас теперь, когда

Наши женщины не вампы, не медузы,

А разумно кончившие вузы

Воины науки и труда!


И живем мы так, чтоб не краснея

Наши дети вспоминали нас.

Впрочем, Вы бездетны. И грустнее

Что же может быть для женщины сейчас?


Скоро полночь. Звуки в доме тише,

Но знакомый шорох узнаю.

Это где-то доедают мыши

Ваши письма — молодость мою.


1949

Наше горе

Нам осталось очень, очень мало.

Мы не смеем ничего сказать.

Наше поколение сбежало,

Бросило свой дом, семью и мать!


И, пройдя весь ад судьбы превратной,

Растеряв начала и концы,

Мы стучимся к Родине обратно,

Нищие и блудные отцы!


Что мы можем? Слать врагу проклятья?

Из газет бессильно узнавать,

Как идут святые наши братья

За родную землю умирать?


Как своим живым, горячим телом

Затыкают вражий пулемет?

Как объятый пламенем Гастелло

Наказаньем с неба упадет?


Мы- ничто! О нас давно забыли.

В памяти у них исчез наш след.

С благодарностью о нас не скажут «были»,

Но с презреньем скажут детям «нет»!


Что ж нам делать? Посылать подарки?

Песни многослезные слагать?

Или, как другие, злобно каркать?

Иль какого-то прощенья ждать?


Нет, ни ждать, ни плакать нам не надо!

Надо только думать день и ночь,

Как уйти от собственного ада,

Как и чем нам Родине помочь!


1942

Ненужное письмо

Приезжайте. Не бойтесь.

Мы будем друзьями,

Нам обоим пора от любви отдохнуть,

Потому что, увы, никакими словами,

Никакими слезами ее не вернуть.


Будем плавать, смеяться, ловить мандаринов,

В белой узенькой лодке уйдем за маяк.

На закате, когда будет вечер малинов,

Будем книги читать о далеких краях.


Мы в горячих камнях черепаху поймаем,

Я Вам маленьких крабов в руках принесу.

А любовь — похороним, любовь закопаем

В прошлогодние листья в зеленом лесу.


И когда тонкий месяц начнет серебриться

И лиловое море уйдет за косу,

Вам покажется белой серебряной птицей

Адмиральская яхта на желтом мысу.


Будем слушать, как плачут фаготы и трубы

В танцевальном оркестре в большом казино,

И за Ваши печальные детские губы

Будем пить по ночам золотое вино.


А любовь мы не будем тревожить словами

Это мертвое пламя уже не раздуть,

Потому что, увы, никакими мечтами,

Никакими стихами любви не вернуть.


Лето 1938

Циндао

О моей собаке

Это неважно, что Вы — собака.

Важно то, что Вы человек.

Вы не любите сцены, не носите фрака,

Мы как будто различны, а друзья навек.


Вы женщин не любите — а я обожаю.

Вы любите запахи — а я нет.

Я ненужные песни упрямо слагаю,

А Вы уверены, что я настоящий поэт.


И когда я домой прихожу на рассвете,

Иногда пьяный, или грустный, иль злой.

Вы меня встречаете нежно-приветливо,

А хвост Ваш как сердце — дает перебой.


Улыбаетесь Вы — как сама Джиоконда,

И если бы было собачье кино,

Вы были б «ведеттой», «звездой синемонда»

И Вы б Грету Гарбо забили давно.


Только в эту мечту мы утратили веру,

Нужны деньги и деньги, кроме побед,

И я не могу Вам сделать карьеру.

Не могу. Понимаете? Средств нет.


Вот так и живем мы. Бедно, но гордо.

А главное — держим высоко всегда

Я свою голову, а Вы свою морду, -

Вы, конено, безгрешны, ну а я без стыда.


И хотя Вам порой приходилось кусаться,

Побеждая врагов и «врагинь» гоня,

Все же я, к сожалению, должен сознаться -

Вы намного честней и благородней меня.


И когда мы устанем бежать за веком

И уйдем от жизни в другие края,

Все поймут: это ты была человеком,

А собакой был я.


1934

Париж — Нью-Йорк

О нас и о Родине

Проплываем океаны,

Бороздим материки

И несем в чужие страны

Чувство русское тоски.


И никак понять не можем,

Что в сочувствии чужом

Только раны мы тревожим,

А покоя не найдем.


И пора уже сознаться,

Что напрасен дальний путь,

Что довольно улыбаться,

Извиняться как-нибудь.


Что пора остановиться,

Как-то где-то отдохнуть

И спокойно согласиться,

Что былого не вернуть.


И еще понять беззлобно,

Что свою, пусть злую, мать

Все же как-то неудобно

Вечно в обществе ругать.


А она цветет и зреет,

Возрожденная в Огне,

И простит и пожалеет

И о вас и обо мне!..


1935

Обезьянка Чарли

Обезьянка Чарли устает ужасно

От больших спектаклей, от больших ролей.

Все это ненужно, все это напрасно,

Вечные гастроли надоели ей.


Быть всегда на сцене! И уже с рассвета

Надевать костюмы и смешить людей.

Бедная актриса устает за лето,

Дачные успехи безразличны ей.


Чарли курит «кэмел», Чарли любит виски,

Собственно, не любит, но «для дела» пьет.

Вот она сегодня в роли одалиски

Исполняет танец, оголив живот.


И матросы смотрят. Вспоминают страны,

Где таких, как Чарли, много обезьян.

И швыряют деньги. И дают бананы.

А хозяин хмурый все кладет в карман.


Только с каждым годом все трудней работа.

Люди не смеются. Людям не смешно.

Чарли не жалеет. Их обидел кто-то,

Оттого и стало людям все равно.


Звери, те добрее. Людям что за дело?

Им нужны паяцы, им нужны шуты.

А зверям самим кривляться надоело,

В цирках да в зверинцах поджимать хвосты.


Ах, и мне не легче- этим же матросам

Петь на нашем трудном, чудном языке!

Думали ль вы, Чарли, над одним вопросом:

Почему мы с вами в этом кабаке?


Потому что бродим нищие по свету.

Потому что людям дела нет до нас.

Потому что тяжко зверю и поэту.

Потому что нету Родины у нас!


1940

Оловянное сердце

Я увидел Вас в летнем тире,

Где звенит монтекрист, как шмель.

В этом мертво кричащем мире

Вы почти недоступная цель.


О, как часто юнец жантильный,

Энергично наметив Вас,

Опускал монтекрист бессильно

Под огнем Ваших странных глаз…


Вот запела входная дверца…

Он — в цилиндре, она — в манто.

В оловянное Ваше сердце

Еще не попал никто!


Но однажды, когда на панели

Танцевали лучи менуэт,

В Вашем сонном картонном теле

Пробудился весенний бред.


И когда, всех милей и краше,

Он прицелился, вскинув бровь,

Оловянное сердце Ваше

Пронзила его любовь!


Огонек синевато-звонкий…

И под музыку, крик и гам

Ваше сердце на нитке тонкой

Покатилось к его ногам.

Осень

Холодеют высокие звезды,

Умирают медузы в воде,

И глициний лиловые гроздья.

Как поникшие флаги везде.


И уже не спешат почтальоны.

Не приносят твой детский конверт.

Только ветер с афишной колонны

Рвет плакаты «Последний концерт».


Да… Конечно, последний, прощальный,

Из моей расставальной тоски…

Вот и листья кружатся печально,

Точно порванных писем клочки.


Это осень меняет кочевья.

Это кто-то уходит навек.

Это травы, цветы и деревья

Покидает опять человек.


Ничего от тебя не осталось.

Только кукла с отбитой ногой.

Даже то, что мне счастьем казалось,

Было тоже придумано мной.


Август 1940

Циндао

Отчизна

Восстань, пророк, и виждь, и внемли.

Исполнись волею моей

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

(Пушкин)


Я прожил жизнь в скитаниях без сроку.

Но и теперь еще сквозь грохот дней

Я слышу глас, я слышу глас пророка:

«Восстань! Исполнись волею моей!»


И я встаю. Бреду, слепой от вьюги,

Дрожу в просторах Родины моей.

Еще пытаясь в творческой потуге

Уже не жечь, а греть сердца людей.


Но заметают звонкие метели

Мои следы, ведущие в мечту,

И гибнут песни, не достигнув цели.

Как птицы замерзая на лету.


Россия, Родина, страна родная!

Ужели мне навеки суждено

В твоих снегах брести изнемогая.

Бросая в снег ненужное зерно?


Ну что ж… Прими мой бедный дар, Отчизна!

Но, раскрывая щедрую ладонь,

Я знаю, что в мартенах коммунизма

Все переплавит в сталь святой огонь.


1950

Палестинское танго

Манит, звенит, зовет, поет дорога,

Еще томит, еще пьянит весна,

А жить уже осталось так немного,

И на висках белеет седина.


Идут, бегут, летят, спешат заботы,

И в даль туманную текут года.

И так настойчиво и нежно кто-то

От жизни нас уводит навсегда.


И только сердце знает, мечтает и ждет

И вечно нас куда-то зовет,

Туда, где улетает и тает печаль,

Туда, где зацветает миндаль.


И в том краю, где нет ни бурь, ни битвы,

Где с неба льется золотая лень,

Еще поют какие-то молитвы,

Встречая ласковый и тихий божий день.


И люди там застенчивы и мудры,

И небо там как синее стекло.

И мне, уставшему от лжи и пудры,

Мне было с ними тихо и светло.


Так пусть же сердце знает, мечтает и ждет

А вечно нас куда-то зовет,

Туда, где улетает и тает печать,

Туда, где зацветает миндаль…


Палестина

Пани Ирена

Ирине Н-й


Я безумно боюсь золотистого плена

Ваших медно-змеиных волос,

Я влюблен в Ваше тонкое имя «Ирена»

И в следы Ваших слез.


Я влюблен в Ваши гордые польские руки,

В эту кровь голубых королей,

В эту бледность лица, до восторга, до муки

Обожженного песней моей.


Разве можно забыть эти детские плечи,

Этот горький, заплаканный рот,

И акцент Вашей польской изысканной речи,

И ресниц утомленных полет?


А крылатые брови? А лоб Беатриче?

А весна в повороте лица?..

О, как трудно любить в этом мире приличий,

О, как больно любить без конца!


И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться,

И, зажав свое сердце в руке,

Осторожно уйти, навсегда отказаться

И еще улыбаться в тоске.


Не могу, не хочу, наконец — не желаю!

И, приветствуя радостный плен,

Я со сцены Вам сердце, как мячик, бросаю.

Ну, ловите, принцесса Ирен!

x x х

Пей, моя девочка, пей, моя милая,

Это плохое вино.

Оба мы нищие, оба унылые,

Счастия нам не дано.


Нас обманули, нас ложью опутали,

Нас заставляли любить…

Хитро и тонко, так тонко запутали,

Даже не дали забыть!


Пей, моя девочка, пей, моя милая,

Это плохое вино.

Оба мы нищие, оба унылые,

Счастия нам не дано.


Выпили нас, как бокалы хрустальные

С светлым душистым вином.

Вот отчего мои песни печальные,

Вот отчего мы вдвоем.


Пей, моя девочка, пей, моя милая,

Это плохое вино.

Оба мы нищие, оба унылые,

Счастия нам не дано.


Наши сердца, как перчатки, изношены,

Нам нужно много молчать!

Чьей-то жестокой рукою мы брошены

В эту большую кровать.


Пей, моя девочка, пей, моя милая,

Это плохое вино.

Оба мы нищие, оба унылые,

Счастия нам не дано.


1917

Песенка о моей жене

Надоело в песнях душу разбазаривать,

И, с концертов возвратясь к себе домой,

Так приятно вечерами разговаривать

С своей умненькой, веселенькой женой.


И сказать с улыбкой нежной, незаученной:

«Ах ты чижик мой, бесхвостый и смешной,

Ничего, что я усталый и замученный

И немножко сумасшедший и больной.


Ты не плачь, не плачь, моя красавица,

Ты не плачь, женулечка — жена.

В нашей жизни многое не нравится,

Но зато в ней столько раз весна!»


Чтоб терпеть мои актерские наклонности,

Нужно ангельским терпеньем обладать.

А прощать мои дежурные влюбленности —

В этом тоже надо что-то понимать!..


И, целуя ей затылочек подстриженный,

Чтоб вину свою загладить и замять,

Моментально притворяешься обиженным,

Начиная потихоньку напевать:


«Ну не плачь, не плачь, моя красавица,

Ну не злись, женулечка — жена.

В нашей жизни все еще поправится,

В нашей жизни столько раз весна!»


А потом пройдут года, и, Вами брошенный,

Постаревший, жалкий и смешной,

Никому уже не нужный и изношенный,

Я, как прежде возвращусь к себе домой.


И скажу с улыбкой жалкой и измученной:

«Здравствуй, чиженька, единственный и мой!

Ничего, что я усталый и замученный,

Одинокий, позабытый и больной.


Ты не плачь, не плачь, моя красавица,

Ты не плачь, женулечка-жена.

Наша жизнь уж больше не поправится,

Но зато ведь в ней была весна!»


1930

x x x

По золотым степям, по голубым дорогам

Неповторимой Родины моей

Брожу я странником — веселым и убогим —

И с тихой песнею вхожу в сердца людей.


Идут года, тускнеет взор и серебрится волос,

А я бреду и радостно пою,

Пока во всех сердцах не прозвенит мой голос,

Пока не испою всю Родину мою.


О всех обиженных, усталых, позабытых

Напоминает миру песнь моя,

И много в ней людских мечтаний скрытых,

И много жалоб в книгу Бытия…


1950-е

Поздняя встреча

Встретились случайно, где-то на концерте,

То, что было прежде, умерло давно.

Ласковые письма в голубом конверте -

Это все забыто, все погребено.


Оба постарели. Он в обычном фраке

И с каким-то горьким, невеселым ртом,

А в лице застыли огненные знаки…

А она — печальная, с золотым кольцом


Все прошло. Забыто. По дороге к смерти

Путь земной так беден, одинок и сер…

Встретились случайно, где-то на концерте,

Он ей поклонился и прошел в партер…


1928

Полукровка

Мне не нужна женщина. Мне нужна лишь тема,

Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев.

Я могу из падали создавать поэмы,

Я люблю из горничных — делать королев.


И в вечернем дансинге, как-то ночью мая,

Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,

Я так нежно выдумал Вас, моя простая,

Вас, моя волшебница недалеких стран.


Как поет в хрусталях электрчество!

Я влюблен в Вашу тонкую бровь!

Вы танцуете, Ваше Величество

Королева Любовь!


Так в вечернем дансинге, как-то ночью мая,

Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,

Я так глупо выдумал Вас, моя простая,

Вас, моя волшебница недалеких стран.


И души Вашей нищей убожество

Было так тяжело разгадать.

Вы уходите… Ваше Ничтожество

Полукровка… Ошибка опять…


1930

Варшава

Попугай Флобер

Владимиру Васильевичу Максимову


Я помню эту ночь. Вы плакали, малютка.

Из Ваших синих, подведенных глаз

В бокал вина скатился вдруг алмаз…

И много, много раз

Я вспоминал давным-давно, давным-давно

Ушедшую минутку…

На креслах в комнате белеют Ваши блузки.

Вот Вы ушли, и день так пуст и сер.

Грустит в углу Ваш попугай Флобер,

Он говорит «жамэ»,

Он все твердит — «жамэ, жамэ, жамэ, жамэ»

И плачет по-французски.


1916

Пред ликом Родины

Мне в этой жизни очень мало надо,

И те года, что мне осталось жить,

Я бы хотел задумчивой лампадой

Пред ликом Родины торжественно светить.


Пусть огонек мой еле освещает

Ее лицо бессмертной красоты,

Но он горит, он радостно сияет

И в мировую ночь свой бледный луч роняет,

Смягчая нежно строгие черты.


О Родина моя, в своей простой шинели,

В пудовых сапогах, сынов своих любя,

Ты поднялась сквозь бури и метели,

Спасая мир, не веривший в тебя.


И ты спасла их. На века.

Навеки. С Востока хлынул свет! Опять идут к звезде

Замученные горем человеки,

Опять в слезах поклонятся тебе!


И будет мне великою наградой

И радостно и драгоценно знать,

Что в эти дни тишайшею лампадой

Я мог пред ликом Родины сиять.


1946

Прощальный ужин

Сегодня томная луна,

Как пленная царевна,

Грустна, задумчива, бледна

И безнадежно влюблена.


Сегодня музыка больна,

Едва звучит напевно.

Она капризна и нежна,

И холодна, и гневна.


Сегодня наш последний день

В приморском ресторане,

Упала на террасу тень,

Зажглись огни в тумане…


Отлив лениво ткет по дну

Узоры пенных кружев.

Мы пригласили тишину

На наш прощальный ужин.


Благодарю Вас, милый друг,

За тайные свиданья,

За незабвенные слова

И пылкие признанья.


Они, как яркие огни,

Горят в моем ненастье.

За эти золотые дни

Украденного счастья.


Благодарю Вас за любовь,

Похожую на муки,

За то, что Вы мне дали вновь

Изведать боль разлуки.


За упоительную власть

Пленительного тела,

За ту божественную страсть,

Что в нас обоих пела.


Я подымаю свой бокал

За неизбежность смены,

За Ваши новые пути

И новые измены.


Я не завидую тому,

Кто Вас там ждет, тоскуя…

За возвращение к нему

Бокал свой молча пью я!


Я знаю. Я совсем не тот,

Кто Вам для счастья нужен.

А он — иной… Но пусть он ждет,

Пока мы кончим ужин!


Я знаю, даже кораблям

Необходима пристань.

Но не таким, как я! Не нам,

Бродягам и артистам!


1939

Прощание

С большою нежностью — потому,

Что скоро уйду от всех,

Я всё раздумываю, кому

Достанется волчий мех.

(Марина Цветаева)


С большою нежностью, ибо скоро уйду от всех,

Я часто думаю, кому достанется Ваш звонкий смех?

И нежная гамма тончайших чувств, и юного сердца пыл,

И Вашего тела розовый куст- который я так любил.


И диких фантазий капризный взлет,

И милых ошибок рой,

И Ваш иронический горький рот,

Смеявшийся над собой.


И все Ваши страсти, и все грехи,

Над безднами чувств скользя,

И письма мои, и мои стихи,

Которых забыть нельзя!


И кто победит?

Кто соперник мой?

Придет «фаворит» иль «фукс»?

И кто он будет, — поэт, герой иль «Жиголо де Люкс»?


И как-нибудь утром, снимая фрак,

Кладя гардению в лед,

Сумеет ли он, мой бедный враг,

Пустить себе пулю в рот?


Потому что не надо срывать цветов

И в клетках томить птиц,

Потому что нельзя удержать любовь,

Упав перед нею ниц.


1937

Птицы певчие

Мы — птицы певчие. Поем мы, как умеем.

Сегодня — хорошо, а завтра — кое-как.

Но все, что с песнями на Родине мы сеем,

На ней произрастает в хлебный злак!


Без песни жить нельзя. Она нужнее хлеба.

Она в сердцах людей, как птица, гнезда вьет,

И с нею легче труд, и голубее небо,

И только с песней жизнь идет вперед.


Нас, старых, мудрых птиц, осталось очень мало,

У нас нет голосов, порой нет нужных слов,

Притом война, конечно, распугала

Обидчивых и нежных соловьев.


А мы… А мы поем! Дыханье нам не сперло,

От Родины своей нам незачем лететь.

Во все бесхитростное наше птичье горло

Мы будем радостно, мы будем звонко петь!


Мы — птицы русские. Мы петь не можем в клетке,

И не о чем нам петь в чужом краю.

Зато свои родные пятилетки

Мы будем петь, как молодость свою!


1946

Ракель Меллер

Из глухих притонов Барселоны

На асфальт парижских площадей

Принесли Вы эти песни-звоны

Изумрудной родины своей.


И из скромной девочки-певуньи,

Тихой и простой, как василек,

Расцвели в таинственный и лунный,

Никому не ведомый цветок.


И теперь от принца до апаша,

От cartier Latin до Sacre Coeur -

Все в Париже знают имя Ваше,

Весь Париж влюблен в Ракель Меллер.


Вами бредят в Лондоне и Вене,

Вами пьян Мадрид и Сан-Суси.

Это Ваши светлые колени

Вдохновили гений Дебюсси.


И, забыв свой строгий стиль латинский,

Перепутав грозные слова,

Из-за Вас епископ лотарингский

Уронил в причастье кружева.


Но, безгрешней мертвой туберозы,

Вы строги, печальны и нежны.

Ваших песен светлые наркозы

Укачали сердце до весны.


И сквозь строй мужчин, как сквозь горилл,

Вы прошли с улыбкой антиквара,

И мужской любви упрямый пыл

В Вашем сердце не зажег пожара!


На асфальт парижских площадей

Вы, смеясь, швырнули сердца стоны —

Золотые песни Барселоны,

Изумрудной родины своей.


1928

Рождество

Рождество в стране моей родной,

Синий праздник с дальнею звездой,

Где на паперти церквей в метели

Вихри стелют ангелам постели.


С белых клиросов взлетает волчий вой…

Добрый праздник, старый и седой.

Мертвый месяц щерит рот кривой,

И в снегах глубоких стынут ели.


Рождество в стране моей родной.

Добрый дед с пушистой бородой,

Пахнет мандаринами и елкой

С пушками, хлопушками в кошелке.


Детский праздник, а когда-то мой.

Кто-то близкий, теплый и родной

Тихо гладит ласковой рукой.

………..

Время унесло тебя с собой,

Рождество страны моей родной.


1934

Париж

Салют

Небеса расцвечены алмазами,

Возжигает Родина огни.

Все о вас, родные сероглазые

Братья, драгоценные мои!


Все о том, уже бессмертном мужестве,

За которым восхищенный мир

Наблюдает со священным ужасом

Из своих разрушенных квартир.


Каждый раз за шторой затемнения

Из-за слез не отыскать окна, -

От восторга, гордости, волнения

Глубоко душа потрясена.


Этот праздник стал нас всех обязывать.

Мы должны трудиться выше сил,

Чтоб потом нам не пришлось доказывать,

Кто и как свою страну любил…


1943

Москва

Сердце в петлицу

Мне смешны теперь мои печали детские

И наивны кажутся мечты.

Я увидел, как недавно на Кузнецком

Зацветали ярко-красные цветы.


Я увидел, как от счастья слезы катятся…

Коломбина, та, что прежде спотыкалась в облаках,

По Тверской теперь гуляет в красном платьице

С алой лентой в синих волосах.


Это солнце, это счастье нестерпимое

Отогрело черные поля,

И цветами красными любимая

Зацвела усталая земля.


И народу моему, большому и прекрасному,

Победившему седого сатану,

Мое сердце, окровавленное, красное,

Как цветок, в петлицу я воткну.

Сероглазочка

Я люблю Вас, моя сероглазочка,

Золотая ошибка моя!

Вы — вечерняя жуткая сказочка,

Вы — цветок из картины Гойя.


Я люблю Ваши пальцы старинные

Католических строгих мадонн,

Ваши волосы сказочно-длинные

И надменно-ленивый поклон.


Я люблю Ваши руки усталые,

Как у только что снятых с креста,

Ваши детские губы коралловые

И углы оскорбленного рта.


Я люблю этот блеск интонации,

Этот голос — звенящий хрусталь,

И головку цветущей акации,

И в словах голубую вуаль.


Так естественно, просто и ласково

Вы, какую-то месть затая,

Мою душу опутали сказкою,

Сумасшедшею сказкой Гойя…


Под напев Ваших слов летаргических

Умереть так легко и тепло.

В этой сказке смешной и трагической

И конец, и начало светло…


1915

x x x

Сквозь чащу пошлости, дрожа от отвращенья,

Я продираюсь к дальнему лучу.

Я задыхаюсь. Но в изнеможеньи

Я все еще о чем-то бормочу…

Сумасшедший шарманщик

Каждый день под окошком он заводит шарманку.

Монотонно и сонно он поет об одном.

Плачет старое небо, мочит дождь обезьянку,

Пожилую актрису с утомленным лицом.


Ты усталый паяц, ты смешной балаганщик

С обнаженной душой, ты не знаешь стыда!

Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,

Мои песни мне надо забыть навсегда, навсегда!


Мчится бешеный шар и летит в бесконечность,

И смешные букашки облепили его,

Бьются, вьются, жужжат и с расчетом на вечность

Исчезают, как дым, не узнав ничего.


А высоко вверху Время — старый обманщик,

Как пылинки с цветов, с них сдувает года…

Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,

Этой песни нам лучше не знать никогда, никогда!


Мы — осенние листья, нас бурей сорвало.

Нас все гонят и гонят ветров табуны.

Кто же нас успокоит, бесконечно усталых,

Кто укажет нам путь в это царство Весны?


Будет это пророк или просто обманщик,

И в какой только рай нас погонят тогда?..

Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,

Эту песнь мы не можем забыть никогда, никогда!


1930

Румыния

Танго «Магнолия»

В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,

Когда поет и плачет океан

И гонит в ослепительной лазури

Птиц дальний караван,


В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,

Когда у Вас на сердце тишина,

Вы, брови темно-синие нахмурив,

Тоскуете одна…


И, нежно вспоминая

Иное небо мая,

Слова мои, и ласки, и меня,

Вы плачете, Иветта,

Что наша песня спета,

А сердце не согрето без любви огня.

И, сладко замирая от криков попугая,

Как дикая магнолия в цвету,

Вы плачете, Иветта,

Что песня недопета,

Что это

Лето

Где-то

Унеслось в мечту!


В банановом и лунном Сингапуре, в бури,

Когда под ветром ломится банан,

Вы грезите всю ночь на желтой шкуре

Под вопли обезьян.


В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,

Запястьями и кольцами звеня,

Магнолия тропической лазури,

Вы любите меня.


1931

Бессарабия

Танцовщица

В бродячем цирке, где тоскует львица,

Где людям весело, а зверям тяжело,

Вы в танце огненном священной Белой Птицы

Взвиваете свободное крыло.


Гремит оркестр, и ярый звон струится,

И где-то воют звери под замком.

И каждый вечер тот же сон Вам снится -

О чем-то давнишнем, небывшем и былом.


Вас снится храм, и жертвенник, и пламя,

И чей-то взгляд, застывший в высоте,

И юный раб дрожащими руками

Вас подает на бронзовом щите.


И Вы танцуете, колдунья и царица.

И вдруг в толпе, повергнутой в экстаз,

Вы узнаете обезьяньи лица

Вечерней публики, глазеющей на Вас.


И, вздрогнув, как подстреленная птица,

Вы падаете камнем в пустоту.

Гремит оркестр, и ярый звон струится…

А Вас уже уносят в темноту.


Потом конец. И вот в другую смену

Выводят клоуна с раскрашенным лицом.

Еще момент… и желтую арену,

Как мертвеца, затягивают холстом.


Огни погасли. Спит больная львица,

Дрожит в асфальте мокрое стекло,

И Вы на улице — на пять минут царица -

Волочите разбитое крыло.


1933

Данциг

Твоя любовь

Л.В.


Знаешь, если б ты меня любила,

Ты бы так легко не отдала

Ни того, что мне сама дарила,

Ни того, что от меня брала.


Но пожара нет. А запах дыма

Очень скоро с ветром улетит,

И твое божественное имя

Для меня уже едва звучит.


Я живу. Я жить могу без веры,

Только для искусства одного.

И в моих глазах, пустых и серых,

Люди не заметят ничего.


1941

То, что я должен сказать

Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,

Только так беспощадно, так зло и ненужно

Опустили их в Вечный Покой!


Осторожные зрители молча кутались в шубы,

И какая-то женщина с искаженным лицом

Целовала покойника в посиневшие губы

И швырнула в священника обручальным кольцом.


Закидали их елками, замесили их грязью

И пошли по домам — под шумок толковать,

Что пора положить бы уж конец безобразью,

Что и так уже скоро, мол, мы начнем голодать.


И никто не додумался просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране

Даже светлые подвиги — это только ступени

В бесконечные пропасти — к недоступной Весне!


Октябрь 1917

Москва

x x x

Ты сказала, что Смерть носит

Котомку с косой — косит,

Что она, беззубая, просит:

«Дай ему, Господи, срок!»


Но Она — без косы, без котомки.

Голос нежный у ней, негромкий.

Вроде той Она — Незнакомки,

О которой писал Блок.


Знаешь, много любимых было.

Горело сердце. И стыло.

И ты бы меня позабыла.

Если бы шли года.


Но скоро с Дамой Прекрасной

От жизни моей напрасной

Уйду я в путь безопасный.

Чтоб остаться с ней навсегда.


А ты и спорить не будешь!

Отдашь ей меня, забудешь

И где-нибудь раздобудешь

Себе другого «меня».


Соперницы Ты и Дама.

Слышишь, девочка, — Ты и Дама!

Но она верней, эта Дама,

Что уводит в мир без огня.


Вот придет. Постучит тревожно.

Ласково спросит: «Можно?»

Уведет меня осторожно,

Чтоб разлуку с тобой облегчить.


Ну а разве ты поручишься,

Что ты придешь, постучишься?

Ты ведь, маленькая, — ты побоишься

С этой Дамой меня разлучить!


1 Марта 1941

Ты успокой меня

Ты успокой меня, Скажи, что это шутка,

Что ты по-прежнему, По-старому моя!

Не покидай меня! Мне бесконечно жутко,

Мне так мучительно, Так страшно без тебя!..


Но ты уйдешь, холодной и далекой,

Укутав сердце в шелк и шиншилла.

Не презирай меня! Не будь такой жестокой!

Пусть мне покажется, Что ты еще моя!..


1930

x x x

У моих дочурок много есть игрушек —

Целый деревянный коробок.

Мы читали книжку,

Мы поймали мышку.

Мы посадим мышку в башмачок.


Чтобы в шкаф не лазила,

Чтоб не безобразила,

Чтоб не грызла бабушкин сундук,

Чтобы книг не кушала.

Чтобы старших слушала

И не приводила к нам подруг.


Дочь сказала: «Папа,

У медведя лапа.

Кажется, распухла и болит…»

Я ответил сухо.

Пришивая ухо

Зайцу, у которого бронхит:


«Твой любимец Мишка —

Пакостный воришка:

Лижет в холодильнике он мед.

И, бродя по шкапу,

Отморозил лапу,

А теперь он плачет и ревет»


1951

Убившей любовь

Какое мне дело, что ты существуешь на свете,

Страдаешь, играешь, о чем-то мечтаешь и лжешь,

Какое мне дело, что ты увядаешь в расцвете,

Что ты забываешь о свете и счастья не ждешь.


Какое мне дело, что все твои пьяные ночи

Холодную душу не могут мечтою согреть,

Что ты угасаешь, что рот твой устало-порочен,

Что падшие ангелы в небо не смеют взлететь.


И кто виноват, что играют плохие актеры,

Что даже иллюзии счастья тебе ни один не дает,

Что бледное тело твое терзают, как псы, сутенеры,

Что бедное сердце твое превращается в лед.


Ты — злая принцесса, убившая добрую фею,

Горят твои очи, и слабые руки в крови.

Ты бродишь в лесу, никуда постучаться не смея,

Укрыться от этой, тобою убитой любви.


Какое мне дело, что ты заблудилась в дороге,

Что ты потеряла от нашего счастья ключи.

Убитой любви не прощают ни люди, ни боги.

Аминь. Исчезай. Умирай. Погибай и молчи.


1939

x x x

Хорошо в этой „собственной“ даче

Бурной жизни итог подвести.

Промелькнули победы, удачи

И мечтаний восторги телячьи,

И надежды, как старые клячи,

Уж давно притомились в пути.


И сидишь целый день на террасе,

Озирая свой «рай в шалаше»…

Так немного терпенья в запасе,

Ничего не осталось в сберкассе,

Ничего не осталось в душе.


Но зато, если скинуть сорочку,

Взять лопату, залезть в огород,

Можно разбогатеть в одиночку,

Продавая клубнику в рассрочку,

И всего за какой-нибудь год!


Но, увы, мне нельзя нагибаться,

К сожаленью, мешает склероз…

И чего мне в навозе копаться?

И вообще молодым притворяться

Мне давно очертело до слез!


1956

Москва

x x x

Хорошо в этой маленькой даче

Вечерами грустить о тебе.

Так по-детски, обиженно плачет

Маячок на зеленой губе.


И уходят в закатные дали

Золотые кораблики — сны.

Те, что в детстве когда-то пускали

Мы, играя, по лужам весны.


Скоро вспыхнут опалами ядра

Фонарей в предвечерней тени

И на реях японской эскадры,

Как на елках, зажгутся огни.


А вчера в кабаке у фонтана

Человек с деревянной ногой

Утверждал, что любовные раны

Заживают от пули простой.


И, смеясь над моими стихами.

После пятой бутылки вина

Говорил, заливаясь слезами.

Что его разлюбила жена.


«Понимаешь, сбежала с матросом!

Я калека, а он молодой!..»

Я подумал: такие вопросы

Не решаются пулей простой.


Но ему ничего не ответил.

Я молчал, улыбаясь тебе.

Где-то в море, печален и светел.

Ангел ночи пропел на трубе.


Да… Любовь — это Синяя Птица,

Только птицы не любят людей…

Я усну. Мне сегодня приснится

Мягкий шелк твоих рыжих кудрей.


15 июля 1940

Циндао

Я сегодня смеюсь над собой

Я сегодня смеюсь над собой…

Мне так хочется счастья и ласки,

Мне так хочется глупенькой сказки,

Детской сказки наивной, смешной.


Я устал от белил и румян

И от вечной трагической маски,

Я хочу хоть немножечко ласки,

Чтоб забыть этот дикий обман.


Я сегодня смеюсь над собой:

Мне так хочется счастья и ласки,

Мне так хочется глупенькой сказки,

Детской сказки про сон золотой…


1915

x x x

Я всегда был за тех, кому горше и хуже,

Я всегда был для тех, кому жить тяжело.

А искусство мое, как мороз, даже лужи

Превращало порой в голубое стекло.


Я любил и люблю этот бренный и тленный.

Равнодушный, уже остывающий мир,

И сады голубые кудрявой вселенной,

И в высоких надзвездиях синий эфир.


Трубочист, перепачканный черною сажей.

Землекоп, из горы добывающий мел.

Жил я странною жизнью моих персонажей,

Только собственной жизнью пожить не успел.


И, меняя легко свои роли и гримы.

Растворяясь в печали и жизни чужой,

Я свою — проиграл, но зато Серафимы

В смертный час прилетят за моею душой!


1952


home | my bookshelf | | Собрание стихотворений |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу