Book: Калейдоскоп-3. Своя Игра: запасной ход



Пешкова Наталья


Калейдоскоп-3. Своя Игра: запасной ход. Общий файл.




Калейдоскоп 3. Своя Игра: запасной ход.


Пролог


Андрей вольготно развалился прямо на траве, любуясь ярко-синим небом Эршании. На полянке, посреди небольшой березовой рощицы, где мы устроили незапланированный пикник, было спокойно и уютно, и можно легко представить, что мы дома. Родной мир греймов оказался настолько похож на Землю, что я даже путалась первое время, ровно до тех пор, пока Умар не вытащил меня на ночную прогулку и не ткнул носом в две серебристые луны и россыпь ярких крупных звезд, танцующих в черном небе и собирающихся в незнакомые созвездия.

Неподалеку от нас среди густой травы журчал веселый ручеек. Пробираясь через завал блестящих на солнце камней, он нырял в круглое прозрачное озерцо. Наблюдая за свободно текущей водой, я на время забывала, что совсем рядом решается дальнейшая судьба Центра, из-за которого, собственно, и начались все мои приключения. Припомнив непреложную истину, что на огонь и воду можно смотреть бесконечно, равно, как на тех, кто работает, я уже подумывала, а не запалить ли мне костерок, чтобы на огонь полюбоваться, и Андрюху поработать неплохо было б заставить. Только такого бугая араж заставишь! Хотя знаете, это даже хорошо, что он бездельничает. Вот засмотрелась бы я, а у нас лишних бесконечностей в запасе нет. Да и дел невпроворот.

- Барбарисик, - Андрей вытащил из корзинки кусок пирога, - может, расскажешь, что там дальше.

- Скоро сам все увидишь, - улыбнулась я.

- Ладно, - не сдавался "разведчик", - про вариатор тогда расскажи.

- Да я и сама толком не знаю, - я пожала плечами, обрывая лепестки ромашки, - с помощью этого прибора Координатор и проводил свою Игру.

- Это я и сам сообразил. Меня другое интересует. Я так понимаю, про Игру и Координатора ты мне ничего не скажешь?

- Игра временно приостановлена, - честно ответила я. - Теперь все зависит от решения Совета.

- Хорошо, - продолжил "допрос" мой друг, - а почему ты мне встречу только через месяц назначила? У тебя ж под рукой машина времени. Могла бы и сразу меня забрать.

Я, склонив голову, с улыбкой глянула на Андрюху. Что тут скажешь? Молодец - в дверь не пускают, так он в окно влезет! И ведь не отстанет, придется рассказывать.

- Время в наших мирах течет по-разному: в Калейдоскопе немного быстрее, на Земле медленнее. Правда, если есть возможность заглянуть в прошлое, это особой роли не играет. Но Земля, как объяснил Марик, находится в каком-то другом секторе, и туда, в отличие от миров Калейдоскопа, можно только раз в месяц попасть. Причем этот самый месяц пройдет лишь на Земле. А здесь хоть через минуту ты портал начнешь открывать, хоть для начала в Мэйдес на годик-другой съездишь, неважно - все равно тридцать дней и точка. Вот я тебя и пригласила через месяц.

- А почему ты меня позвала? А не Витольда Сергеевича, к примеру?

- Что? - с притворным испугом округлила глаза я. - Папочку? Ужас какой! А ты можешь представить генерала Борисова спокойно сидящим в кресле вариатора? По-моему, он тут же кинется все кнопки подряд нажимать, лишь бы в центре событий оказаться.

- Ага, - расхохотался Андрей, - и построит тут всех разом, начиная с Координатора и заканчивая последним гоблином.

- Точно, - хмыкнула я, - а оно нам надо? Умар прав - стоит изменить что-то в прошлом, и будущее сложится совсем по-другому: не встретишься с тем, с кем должен был, не спасешь того, кто дорог, не выполнишь то, что нужно. И какой будет итог, уже и Лиивэра не предскажет. А если папу звать, тогда мама дома совсем одна останется. Кстати, а что вы ей сказали?

- Не переживай, - парень задорно мне подмигнул, - ты ей регулярно звонишь и рассказываешь, как продвигаются поиски снежного человека.

- Звоню?

- Так приборы, позволяющие имитировать голос, еще никто не отменял.

- И мама не догадалась?

- Нет. Твой отец сам ей звонит. А уж он-то неплохо тебя знает.


Мы с Андрюхой провалялись на солнышке еще пару часов, болтая о всякой всячине. Майор Логинов настойчиво пытался выведать у меня разные тайны, а я упорно изображала партизана на допросе. Отчаявшись вызнать правду, друг принялся рассказывать о том, что бы и как он сделал на моем месте. Не успели мы дойти в рассуждениях до второй разгромленной вражеской армии, как со мной связался Марик и сообщил, что горизонт чист, можно возвращаться.

- Барбарисик, - спросил Андрей, насмешливо кивая на окружающий меня ковер из оторванных лепестков ромашек, - что хоть выходит? Любит?

- Ага, любит, - я радостно улыбнулась. - Теперь осталось выяснить кого.



Из стратегического планирования генерала Борисова В.С.

Операция "Пух и перья".

Проводится на территории дружественного государства мира Мэйдес.

Участники операции:

- Борисова Лариса Витольдовна, кодовое имя "Барбариска"

- Логинов Андрей Сергеевич, кодовое имя "Болтун"

Сложности:

- Позднее информирование командования.

- Невозможность непосредственно влиять на проведение операции.

- Нестабильность мира, периодическое перемещение отдельно взятых участков различных территорий, именуемое Сдвигом, частота перемещений обозначена цветом той или иной зоны.

- Нет единой власти, страны раздроблены.

Завербованы:

-- Умар ал'Никс, грейм, использовать для подрывной деятельности на территории врага.

-- Айверин Шей'тар, человек, использовать для агитации местного населения.

-- Сэм Винфорд, человек, использовать для технического обеспечения операций, получения сведений о технических новинках мира Сантеро.

-- Виталерра, полуэльфийка, хайтаррасс (существо, полученное в результате эксперимента, владеющее способностью превращаться в туман), использовать вряд ли получится (Барбариска не позволит).

-- Сезариан, фраккат; использовать для ведения боевых действий, как физических, так и магических.

-- Верран Тар-тои-марр, урс (кот), использовать пока невозможно (находится в плену).

-- Эдигоран, человек, маг, использовать для получения сведений о возможных союзниках, а после восстановления памяти для ведения магического боя.

-- Орис Кса-эрри-олвэ-лирр, урс, использовать для ведения боевых действий, заключение военного союза с расой урсов.

-- Бумер, лингрэ (нечисть), использовать для устрашения противника, проведения диверсионных операций;

-- Нарханы (нечисть), использовать для устрашения противника, проведения диверсионных операций.

Противник: греймы.

Условное название группы: "Тени".

Состав группы:

-- Координатор

-- Такин ал'Ферьон

-- Чаир ал'Юрин

-- Луитти ал'Зитта

-- Тигара ал'Кавин

Занимаются поисками неких артефактов под кодовыми названиями "Планшет" и "Ключ". Ведут какую-то свою игру, правила которой неизвестны. Члены группы хитры, беспринципны, способны на нарушение собственных правил. Управляют представителями других рас словно куклами.

Объекты для дальнейшей вербовки:

-- Сейфиттин Мейр, оборотень, наемник для особых поручений.

-- Ильсан, полуэльф, обладает сильным магическим даром и уникальными способностями (живой детектор лжи, приносит окружающим удачу).

-- Ксанталл Руол те Витт, Высший вампир, владеет магией иллюзий.

-- ЛоурСан, мурат (пес), разумен, умеет читать, очень умен.

-- Руфинарис Эра'стуар, привидение, жаден, но своих не предаст.

-- Кэрлин Хорн, квартеронка, на четверть наш человек, с Земли, владеет магией иллюзий, прорицательница.

Для вербовки непригодны:

-- Сейтлана Мейр, оборотень, подверглась негативному воздействию на разум, уровень развития пятилетнего ребенка.

-- Анивиэль Эвринэ, эльфийка, владеет магией иллюзий, беременна, для активной работы непригодна.

-- Луори, эльф, всецело предан Анивиэль, перевербовать не удастся.

-- Костас Иборг, гном, поэт, певец, для активной работы непригоден. Разве что для написания боевых песен.

Выполненные мероприятия:

-- Внедрение своего человека на оккупированную противником территорию (подготовка агента отличная - сам готовил, с детства!).

-- Организация сил сопротивления - начата успешно.

-- Предотвращение эпидемии - выполнено.

-- Раскрытие заговора против местного командования - в разработке.

-- Расследование террористического акта в знаменитой школе магии Тел-Кристо - выполнено. Взрыв произошел в результате преступной неосторожности при проведении магического эксперимента. Вследствие еще одного неудачного опыта появились опасные хищники, хайтаррассы.

Задачи:

-- Получить максимально полные сведения о работе прибора под названием "вариатор".

-- Разработать и привести в исполнение план по ликвидации Координатора.

-- Нейтрализовать безумного мага-ученого Хайтавэрона Айрраса. Найти возможность повернуть процесс обращения людей в хайтаррассов вспять. Если восстановление невозможно, тварей уничтожить.

-- Наладить связь с Руфинарисом для расследования покушения на эльфийскую Княжну и в дальнейшем для заключения союза с расой эльфов.

-- Собрать данные о Городе, древнем живом артефакте.

-- Найти Ильсана, выяснить все о природе его силы, избавить парня от проклятия тура-найлисс. Наметить пути дальнейшего сотрудничества.

-- Разыскать Веррана.

-- Для скорейшего вовлечения Сейфиттина Мейра в работу оказать посильную помощь в восстановлении разума его сестры.

-- Получить полную информацию по Кэрлин Хорн и ее связи с противником. Если всесторонняя проверка подтвердит ее преданность нашему делу, завербовать.

-- Разобраться с террористами, устроившими эпидемию и революцию в Нисколене.

-- Раскрыть крупномасштабный заговор, затрагивающий разные расы.

-- Уговорить фраккатов пойти против греймов.

-- Найти расу аркатов, заключить союз.

-- Разыскать грейма, способного собрать миры.

-- Рассмотреть способы и методы восстановления миров Калейдоскопа.

-- Выяснить, что произошло с ал'Никсом.

-- Рассмотреть возможность применения новых технологий и магии в нашем мире.

Примечания: внук отличный! Только ребятам не покажешь, могут и в психушку сдать: не поверят, что у боевого генерала внук - маг, представитель расы фраккатов. Нужна наглядная демонстрация.

Глава 1. Переговоры на высшем уровне.


Барбариска


Вас когда-нибудь били пыльным мешком по голове? Вот и меня нет. Хотя симптомы очень похожи: глубокий ступор, полное безразличие, мушки в туманной дымке скачут, а события хоть и рядом да словно мимо бегут, тебя не задевая, вроде как три-дэ кино смотришь.

Зар и странный светловолосый мальчишка, минуту назад очень достоверно изображавший памятник, замерли друг напротив друга, как две армии перед боем - стоят, оружие наизготовку, команды ждут. Воздух звенит от напряжения и магии, готовой в любой миг сорваться атакующим заклинанием. Удивленно хлопает глазами сидящий на земле Эд, вцепившись обеими руками в непослушную ленту, которая не оставляет попыток добраться до штанов ехидно хихикающего Айверина. Сэм делает шаг вперед, закрывая нас с Леркой. Рядом с ним предупреждающе шипит распушившийся сверх меры Бумер. Не менее грозно вторит ему Орис, выпустивший острые когти.

Как легкое дуновение может сломать карточный домик, так и сейчас малейшее неосторожное движение может нарушить хрупкое равновесие и сорвать звенящую пружину. Собравшиеся на площади с тревогой и все возрастающим раздражением ждут, не решаясь сделать этот первый - роковой - шаг.

И все-таки он сделан...


- А ну не тронь его, дылда! - примчавшаяся словно ураган малышка лет пяти встала между фраккатом и его противником, гневно сверкая голубыми глазенками. - Ему же больно!

Она решительно тряхнула короткими светлыми кудряшками и с силой пнула Зара по ноге. И так еле стоящий на ногах из-за магического истощения юноша покачнулся и устоял лишь благодаря хайте, в ту же секунду оказавшейся рядом.

- Брысь отсюда! - рявкнул на воинственную малявку Орис, демонстративно скрежетнув когтями одной руки о другую.

- Ты бы когти свои прибрал, - почти ласково пригрозил ему сероглазый симпатичный парень, - пока хвост не оторвали!

- Ты, что ли, рвать будешь? - огрызнулся юный принц. - Смотри, как бы самому без хвоста не остаться!

Большой лохматый пес прыгнул вперед и свирепо зарычал, вынудив мальчишку-урса шарахнуться в сторону. На пути пса встал Бумер, в один миг вымахав почти вровень с врагом и набрав недостающий размер за счет стоящей дыбом шерсти. Еще миг и сцепятся, как кошка с собакой. Вернее, как две кошки с собакой, если Ориса считать. Нет, как две кошки против пса и сероглазого парня с кошачьими замашками - ишь, расшипелся тут.

А вот там кто-то уже дерется.

По темным камням мостовой катался яростно визжащий клубок из двух больших черных крыс, терзающих друг друга зубами и когтями.

- Иррррчик, - бросилась к дерущимся фигуристая девица лет семнадцати с длинной русой косой. - Мамаааа, этот злодей моего пусика мучает, - зарыдала она.

К ней на выручку примчались эльфийка, принявшаяся утешать девчонку, эльф, схвативший за хвост одну из крыс, и гном, угрожающе размахивающий топором.

- Император, ты чего сам воюешь? - заорал очнувшийся Ай. - Наших зови!

Словно в ответ на его слова, прямо из воздуха на место схватки посыпались самые разные существа: крысы с длинными голыми хвостами, уродливые человечки с лисьими мордочками, рыжие крокодильчики и большой плюшевый медведь с оторванной лапой и заячьими ушами, которого я самолично со злости разодрала в детстве, а отец, взявшись за ремень, велел чинить.

Увидав эту орду, эльфка и ее подопечная испуганно взвыли, а их громкие вопли окончательно сорвали пружину. Ожидавшие неизвестно чего противники кинулись в драку. Уродливые существа радостно верещали, криками подбадривая нашу сторону, хватали неприятеля за ноги и активно кусались. Лишь зачинщик этого безобразия, нарфов памятник, оставался на месте, прижимая к себе девчушку и злющим взглядом прожигая замерших напротив него Зара с Леркой. А я... я стояла и смотрела...

- Барбариска! - закричала Лера. - Да очнись ты! Сделай что-нибудь!

- Что? - глупо хлопая глазами, спросила я.


Упадок сил, которые понемногу тянул из меня Страж, беспокойство за Умника, попавшего в беду, не давали сосредоточиться и даже просто понять, что тут происходит. Мысли лениво толкались в голове, не позволяя найти среди них что-то ценное.

Интересно, а как вообще эту вакханалию можно остановить? Обычно на драчунов вроде как воду выливают. А где ж столько воды-то взять? Вот бы дождичек пошел.

Я закрыла глаза, в красках представляя, как на этих бравых вояк обрушивается ледяной водопад. Истошные крики боли и возмущения заставили меня очнуться и широко распахнуть глаза, а представшая перед глазами картина - испуганно съежиться.

Белобрысый мальчишка-памятник закрывал своим телом малышку. Зар, успевший оттолкнуть далеко в сторону Лерку, стряхивал с волос ярко-алые жгучие капли, к счастью, не причиняющие юноше вреда. Схлестнувшийся не на шутку народ разлетелся в разные стороны, жалобно стеная и удивленно рассматривая свою дымящуюся одежду и красные пятна ожогов. Над их головами огромным огненным зонтом раскинулся защитный купол, в который неутомимо били струи дождя. Оранжево-красные раскаленные плети яростно хлестали по недовольно плюющемуся жаркими искрами своду, но раз за разом терпели поражение, растворяясь в пылающей завесе, питая и усиливая ее.

- Идиотка! Ты нас всех чуть не сожгла! - злобно прошипел мужчина с множеством красных косичек, отвесив мне оплеуху. - Какой идиот тебя учил?

- Это не я! - слезы страха и отчаяния хлынули из моих глаз.

- Не смей ее трогать, упырь половинчатый! - из тумана между нами мгновенно выросла сердитая Виталерра.

- Почему половинчатый? - опешил тот.

- Потому что только половиной мозга думаешь! - припечатала хайта.

- Лита? - растерянно пробормотал красноволосый, рассматривая девочку.

- Слушай меня внимательно, вампир. Еще раз поднимешь руку на мою мать, пожалеешь! - холодно произнес Зар, оттесняя мужчину в сторону. - И огненный дождь из-за тебя, между прочим, начался.

- Из-за меня? - округлил глаза вампир. - Да я вас всех спас - щит установил!

- Да если бы ты, Ксантай, свои стрежни где попало не разбрасывал, - ехидно выдал Страж, - то никакого огня вообще не было бы!

- Мои стрежни? Так они ж в Тел-Кристо остались, - мужчина задумчиво потер висок. - Так ты хочешь сказать, что она в моей лаборатории побывала?

Фраккат кивнул.

- И укол себе сделала? - ошеломленно уставился на меня Ксантай.

- Нет, - покачала головой я. - Случайно поранилась. Недавно, - и обернувшись к остальным, тихо добавила. - Простите. Я, правда, не хотела. Я не знаю, как это получилось.

- Интересно, - не обращая внимания на мои слова протянул клыкастый, - значит, и на людях работает. Надо бы проверить.

- А я уже проверил, - радостно ответил ему Эдик, на миг отвлекшись от лечения раненых. - Я позавчера в Тел-Кристо был, эмппы Хайтавэрона искал. Прихватил и ваши стрежни. Отличная разработка!

- Правда? - польщенно сказал вампир. - А я с тех пор как-то науку забросил. Все думал, а не из-за меня ли пожар начался.

- Нет, - вмешалась в разговор Лера, - из-за Хайта. Мы сами видели.

Мужчина вновь посмотрел на девочку и ошеломленно прошептал:



- Ты это сама видела?

- Да, - простодушно кивнула она.

- Лита, любимая, - мужчина схватил Виталерру в охапку и прижал к себе.

- Пусти, дурак! - закричала хайта и, растворившись туманом, спряталась мне за спину.

- Кк-как эт-то?! - недоуменно тряхнул головой Ксантай. - Эт-то кт-то?

На вампира было жалко смотреть - он выглядел таким растерянным и беспомощным, что Лерка чуть было не кинулась его жалеть, но в последний момент передумала и прижалась ко мне сильнее.




Неор Туварэн


Ночь была чудесной: восхитительный праздник Рождения Сестер, роскошное платье, волшебный бал, любимый и любящий муж.

Что еще нужно женщине для счастья? Зависть на лице соперницы? О, этого тоже было вдоволь. Когда Муравелька увидела мое новое жемчужное платье с изысканной вышивкой, она аж позеленела вся. А, кстати, неплохо так получилось - личико в тон наряду! И цвет такой яркий, насыщенный, как в тот раз, когда Ильсан ей в пудру красящий порошок подсыпал. Мирэйли тогда припудрилась, не глядя, и долго понять не могла, чего это все вокруг ржут. Потом, правда, ил'яхзи нацепила, испортив нам всю потеху.

Здорово было с Ильсанчиком, весело. Да и Сейфи - отличный парень. Где ж они теперь, интересно? Все ли в порядке? Надо попросить Имара, пусть с дядей поговорит - тот наверняка о ребятах что-то знает.

Я накинула на плечи легкий платок и забралась с ногами на подоконник, любуясь садом, где еще играла тихая музыка и целовались припозднившиеся парочки. Везунчики! Как бы я хотела оказаться на их месте. А приходится сидеть одной - муж побежал искать мага, способного изгнать поселившуюся в нашей спальне нечисть.

Что за нечисть? Да я и сама не знаю. Все так хорошо начиналось. Имарчик принес меня в комнату на руках, уложил на кровать и принялся жарко целовать. Я, откинувшись на подушках, блаженствовала. И тут...

- Ну что ж ты на нее навалился, аки бревно какое, - раздался над нами скрипучий старческий голос, - придавил совсем девочку!

- Что? - Имар удивленно оглянулся.

Кроме нас в помещении никого не было. Пожав плечами, любимый продолжил, стиснув меня еще сильнее. Распустил шнуровку на платье.

Хорошо-то как. Я аж застонала.

- Вот ведь паразит! - ругнулся противный голос из пустоты. - Я кому сказал, не дави так! Что она тебе, тыква, что ли, сок выжимать?

Мой эльф подскочил, швырнув на голос подушку. Та зависла в воздухе и со смешком вернулась назад. Имар закрыл глаза, сосредоточился.

- Хм, - заявил он через минуту, - магией вроде не пахнет. К аражу голоса! Неор, радость моя, иди же ко мне.

Пару минут мы страстно целовались, а затем...

- Ну, кто так целуется? Кто так целуется? - не унимался голос. - Ничего-то эта молодежь не умеет! Не то, что в мое время! Вот куда ты руку положил? Не так надо! Ну, ничего сами не могут! Ладно, сейчас покажу.

Рука мужа медленно двинулась вдоль моего плеча, подбираясь к груди, затем резко перепрыгнула на шелковую подушечку, вновь вернулась на место и поползла ниже, только как-то дергано, рывками.

- Неор, - растерянно пробормотал Имар, - она меня не слушается.

- Кто она? - мурлыкнула я, жмурясь от удовольствия.

- Рука моя! - истерично рявкнул он, вскакивая с кровати. - Не иначе нечистый завелся!

- Что?! - возмущенно громыхнул голос. - Это я нечистый? Да я чище тебя и всех твоих ушастых родственничков вместе взятых! И моюсь... мылся я регулярно, а не брызгал поверх грязи отвратных духов, чтоб не пахло, в отличие от некоторых остроухов! Нет, люди добрые, вы на него только посмотрите! Я бросаю все дела, тайники... ТАЙНИКИ без присмотра оставляю, чтоб этому наглецу помочь! А он меня в нечисти записывает!

- Неор, не бойся, - велел муж, - я быстро. Только за магом и обратно!

Мой эльфик выскочил за дверь, и наступила тишина, иногда прерываемая тяжкими вздохами. Прошло уже несколько минут, а ничего необычного не происходило. Но стоило мне усесться на окошке, как голос добродушно проворчал со стороны кресла:

- Ты б это, внученька, слезла б оттуда. Не ровен час, свалишься. Или хоть шальку накинь, холодно ж!




Барбариска


- Послушайте, мне кажется, нам лучше уйти, - предложила я, - сейчас сюда стражники сбегутся.

- Хорошо, - кивнул вампир, - пошли.

- А эти? - сероглазый указал на собравшихся на площади зрителей.

- А с этими Император разберется, - с усмешкой заявил Ай, хлопнув парня по плечу. - Шррррр, отправь своих нарханов, пусть побеседуют со свидетелями, выяснят, что те видели, что страже сообщить хотят. Но я почему-то уверен, - хихикнул наш хитрец, - что никто ничего не видел, потому как здесь никого и нет.

Так это мифические нарханы? А крутые они ребята - всех свидетелей как ветром сдуло.


Бывший памятник по имени Сердце Города, а попросту Лисс, сообщил, что неподалеку есть небольшой пустырь, где никто не помешает нам беседовать, а место и подходящие условия для "переговоров" он нам обеспечит.

Городок, где мы оказались, назывался Гиар. И был он весьма странным - рос только в правую сторону от площади: там были и парк, и новые красивые дома, и вовсю кипела жизнь. А вот слева здания были старые, обветшалые. Да и прохожие на этой половине почти не встречались. Через город словно пролегла невидимая черта, навеки разделив юность и старость.

Эдигоран шагал рядом со мной и вцепившейся в меня Лерой и восторженно рассказывал, что он почти разобрался с проблемой хайтаррассов.

- Я взял координаты из записей Хайтавэрона, - заявил он, эмоционально размахивая руками, - сгонял в Тел-Кристо за новыми эмппами, просмотрел их. Нашел ошибку. Правда, пока не догадался, как обернуть процесс вспять. Но зато я знаю, как можно временно блокировать Голод!

- Я тоже знаю, - хихикнула Лерка, - шоколадом.

- Знаешь... - расстроено протянул юноша, в задумчивости кусая один конец черной ленты, вплетенной в его косу.

Той сие действие не понравилось - ленточка извернулась и вторым концом отвесила ученому пощечину, затем поднатужилась и, вырвав свой конец изо рта хозяина, недовольно перекинула косу тому за спину.




Сейфиттин Мейр


Странная у них компания. Непонятно, что их всех вместе-то свело.

Самый опасный среди них - Зар, полосатый маг с когтями. И это несмотря на то, что еле на ногах стоит. Интересно, это кто его так вымотал? Не хотелось бы с ними встретиться - все мои инстинкты в один голос кричат, что с этим парнем не стоит связываться, а что уж говорить о тех, кто его до такого состояния довел? Вот бы еще понять, к какой расе этот полосатик принадлежит, никогда таких существ не видел.

Айверин. Высокий мужчина с хитрыми синими глазами. Я бы не сказал, что он серьезный противник, но ухо с ним надо держать востро - обдурит на раз, сразу видно, опытный мошенник. Одни нарханы в подчинении чего стоят! Даже наш Ирррр после непродолжительной драки с нарханом, именующим себя Императором, перешел на их сторону - предатель. Сдается мне, что физиономию этого Айверина я где-то уже видел, и, похоже, на объявлении о поимке преступника. Сидит вон, нас рассматривает, изучает. Думаю, этот битый жизнью парень неплохо в людях разбирается. Как бы чего лишнего не углядел.

Дальше мальчишка, Сэм. Ровесник нашего Ильсана, или чуть старше. Явно технарь. В силу профессии я с этими ребятами тесно общаюсь - что-нибудь полезное прикупить, сведения получить, да мало ли что. Так вот, у паренька при себе куча разных технарских приспособлений, мой нюх об этом определенно говорит. А уж ему я доверяю. Способность чуять технику не раз выручала меня во время опасных заданий, а таких у агента для особых поручений бывает предостаточно.

Еще один юнец, Орис. Урс, лирр. Этот опасен тем, что не умеет контролировать себя: чуть что - в драку кидается. Стоит держать его в поле зрения, а то глупостей может натворить.

Девчонка. Виталерра. Очень необычная. Что могу сказать точно, полуэльфка. Но эльфы, как, впрочем, и вампиры, не умеют растворяться туманом. Талл утверждает, что она его дочь, он родную кровь в ней чувствует. Правда, первоначально ошибся, приняв ее за свою возлюбленную Литу - похожи очень, а теперь уверен, что Литайравэль - мать этой девочки. Как это может быть, он не знает. А Лера его даже слушать не хочет, боится, за человечку цепляется.

Вот тоже странная дамочка. На первый взгляд ничего особенного, разве что мордашка симпатичная и глаза красивые, но фигура - разве можно до такой степени отъедаться? Полная неумеха, чуть нас всех не сожгла! Ее что, магии никто не учил?! А, поди ж ты, главная в этой "семейке", и все ее практически беспрекословно слушаются - и полосатый, и лингрэ с идиотской кличкой Бумер, и второй маг.

На вид он придурок придурком, и имечко подходящее - Эдигоран. Одни опыты на уме, только о них и твердит, но силища у него ничуть не меньше, чем у полосатого будет, когда тот восстановится. И совершенно не ясно, что в этом белобрысом маге, над которым даже собственная коса издевается, нашел Лисс - ходит за ним как хвост, в глаза преданно заглядывает, чуть ли на шею не бросается.

Кстати, этот якобы памятник очень для их группы подходит - такой же ненормальный. Нет, ну нельзя же всерьез принимать его заявление, что он Город. Динирка, правда, верит, и Барбариска тоже. Человечка вообще утверждает, что Лисс - древний артефакт, ей, видите ли, об этом какой-то умник сказал. И что самое удивительное, каменный мальчишка с ней даже не спорит.


Нарф меня задери! И это с ними нам надо договариваться?! Лучше всего было бы тихо-мирно разойтись. Но Талл сказал, что без дочери не уйдет, а счастливо прижавшуюся к Городу Динь разве что силой оторвать можно будет. Значит, остаются ЛоурСан, Ани и Луори. Да и я, что уж тут скрывать, малышку не брошу. И так уже ее брата потерял.


А эта Барбариска весьма дельные предложения высказывает. Круглый стол вот выдумала, говорит, в их мире все только за круглыми столами и совещаются. Согласен, идея хорошая - так мы вроде как все вместе сидим, нет четкого разделения на группы.

Когда мы покинули площадь, Лисс привел нас на пустырь, где в мгновение ока построил дом - простенький, одноэтажный, без излишеств, но вполне вместительный. Внутри оказались стол, изначально прямоугольный, и лавки вокруг. Ирррр, Бумер и Император подсуетились и притащили нам разных вкусных блюд - ближайшие ресторанчики обчистили, не иначе. И сами неподалеку улеглись, нашими эмоциями подзакусить. Скандалы-то у нас знатные.

Сидим уже второй час, договариваемся. С переменным успехом. То одни сцепятся, то другие. Уже в ушах от крика звенит. Теперь вот маг полосатый с мальчишкой-памятником сцепились, словно враги давние - кричат друг на друга, глазами сверкают, еще немного и в драку кинутся.

Араж, я со своими размышлениями начало этого представления пропустил.

- Да кто ты такой, чтобы мне указывать?! - с возмущением рявкнул полосатик, сжав кулаки. - Стану я какой-то булыжник слушать!

- Не кричи на него! - бросилась защищать своего любимчика Динира, запрыгнув на лавку с ногами. - Ему и так больно!

- Больно? Почему? - Виталерра участливо посмотрела на Лисса.

- А тебе не было бы больно, - малышка вздохнула совсем по-взрослому, - если бы тебя пополам разорвали?

- Как это? - не понял я. - Вон он, целый и невредимый сидит.

- Ну он же Город, - пояснила Динь, - Сдвиг его на части разорвал, потому и больно! Один кусок сюда перекинуло, а другой на прежнем месте остался. К счастью, Сердце Города именно здесь оказалось, и мы смогли встретиться. А теперь нам надо найти вторую часть Лисса.

- Больше нам делать нечего, как всяким булыжникам помогать! - Зар с трудом сдерживал себя, вцепившись в край стола так, что пальцы побелели.

Что же эти двое не поделили, интересно?

Человечка успокаивающе поглаживала Зара по плечу, но это не очень-то помогало.

- Ой, кто бы говорил!- не остался в долгу "памятник", а по деревянной столешнице от удара кулаком зазмеилась глубокая трещина. - Может, я и простой артефакт, но уж точно не игрушка греймов!

И страсти, притихшие было от тихого голоска малышки, закипели с новой силой.

- Мы не игрушки! - взвился на ноги Зар, легко оттолкнув назад лавку вместе со всеми сидящими, его серые глаза метали молнии не хуже грозовых туч. - Мы - помощники!

- Что-то не больно-то вас греймы ценят! - с едким смешком бросил Лисс.

Воздух сгустился, пропахнув насквозь магией и приближающейся бурей.

- Зато нас ценят народы Калейдоскопа, - когти полосатого прочертили на столе несколько шипастых борозд, - только благодаря нам эти миры еще держатся! А где твои хозяева? Спрятались в своей зеркальной долине, и плевать им, что миры буквально рассыпаются!

- Это не так!!!

Стол с громким щелчком исчез. Противники бросились вперед. Но на пути Зара встала Барбариска, крепко обнимая его. А на шею Лиссу кинулась Динь. Парни остановились, но не успокоились, продолжая злобно рычать друг на друга.

- Да неужто? - негодующе воскликнул полосатый. - Тогда скажи, где они? Греймы хоть что-то делают. Нас вот разбудили и велели хранить Калейдоскоп. А что делают твои аркаты? Даже носа из своей долины не высовывают. Им-то что, они в любом случае выживут, им-то Сдвиги не страшны! Мне вообще не понятно, чего ты их защищаешь? Они ж тебя на произвол судьбы бросили! И, наверняка, не только тебя.

- Никто меня не бросал, - уже не так уверенно проговорил Город. - Создатель, что же вы молчите?- мальчишка с надеждой обернулся к белобрысому магу с вредной косой.

- Я?! - удивился тот.

- Много он тебе скажет! Его, как и тебя, - Зар горько вздохнул, - вышвырнули за ненадобностью. Еще и память подтерли.




Айверин Шей'тар


Странная у них компания. И подозрительная. Что, интересно, таких разномастных существ вместе свело? Вот, например, эльф и гном. Я бы не сказал, что эти расы так уж сильно ненавидят друг друга, но и любви особой не наблюдается. А эти впрямь, как друзья лучшие. Эльфка тоже необычная: ишь, как голову держит - Леди, не иначе. Ребенка опять же за собой таскают зачем-то.

Самый опасный у них вампир. Сильный, умный, опытный. И что-то мне подсказывает, что имя Руол те Витт не очень-то соответствует действительности. Вот просто Руол - это да. Только Высший может с такой легкостью прикрыть иллюзией целый дом, где мы сейчас заседаем. С ним надо быть поосторожнее. Хотя у нас есть отличный рычаг влияния на него - Лерка его дочерью оказалась. Если этот упырь не врет, конечно. Объяснить, как это могло произойти, и почему его дочь выросла у чужих людей, он не смог. Или не захотел. Ладно, попробуем последить за ним повнимательнее.

Дальше оборотень, тоже серьезный противник. И, главное, мне его рожа знакома! Араж, не могу вспомнить! Так, что еще... Хороший боец, хитрый, умный, наблюдательный. Уверен, что этот котяра сейчас мысленно досье на наших ребят составляет - четко, рационально, точно по схеме, как стражники в своих управлениях. Ха! Вспомнил! Это ж Сейфиттин Мейр, агент по особым поручениям. Его ж князь Итсерви нанял, чтобы меня поймать. Вернее, кошак не знал, что он ловит именно меня: княжна Паулиния - молодец, кремень! - ни слова правды не сказала. Я как раз у нее в шкафу сидел, когда она с донельзя испуганными и абсолютно честными глазами муженьку про "жуткого уродливого грабителя" рассказывала. И самое смешное, нашел Мейр таки грабителя, точь-в-точь по описанию. Пришлось бедолаге побег устраивать. А ну как расколется? Тогда князь обо всем и догадается, а я не хочу его женушку подставлять. Мы с Паулой отлично тогда время провели, пока муженек ее в клубе вечерами просиживал. Она такая знойная женщина, ух!

А эта эльфочка тоже ничего: красивая, стройная. Только вот пес рядом все время крутится - глаза злющие, сожрать готов с потрохами. Кстати, странно - взгляд у него уж больно осмысленный. Мураты вообще животные умные, но не до такой же степени! Будь на его месте человек или еще какой мужик, сказал бы, что ревнует. А может, ему хозяин велел эльфиечку охранять? Жаль, занята дамочка, а то б...

Вот вторая девица в этом плане куда как привлекательнее - фигуристая, глазастая, попка аппетитная. Но и у нее есть два существенных недостатка: с головой явные проблемы (ведет себя словно ребенок малый) и агрессивный братец под боком. Да, с такой лучше не связываться. Ну, я не то чтобы боюсь. Но кто этого кошака дурного знает? Вдруг возьмет да оторвет мне некий важный орган? А я ж к нему привык, можно сказать, с детства сроднился.


Ого! Вот это новость! На мешок золота потянет. Нет, то, что Зар так быстро вымахал, меня не сильно и смутило, но то, что он фраккат - это... это... это ж какие перспективки открываются! А денег-то никогда много не бывает.

Хм, а ведь Барбариска догадывалась, что Зарчик - Страж. Только я сам ее и запутал, да и себя тоже. Вот и верь после этого древним Легендам - есть, оказывается, у фраккатов дети, очень даже есть.

А вот Города, к сожалению, нет. Столько лет поисков, столько потраченных сил, денег - все аражу под хвост. Тоже мне Город: ни дворцов, ни богатств, ни сокровищ спрятанных - площадь, памятник, пара-тройка бесполезных зданий (брать там особо и нечего!), пустырь и полуразрушенная башня. Хм. А вот туда можно и наведаться. Чем нархан не шутит...

Что ж мне так не везет-то? Вместо сокровищ какой-то нарфов памятник! Давно я так не прокалывался. Думал, пошурую в этом Городе немного, подзаработаю. В таких местах обычно и вещичек много старинных, и книг. Не понимаю тех искателей, что книжки не ценят - их и прочесть можно (там столько интересного и, главное, полезного для работы!), да и стоят они очень даже неплохо. Все планы мне этот нарфов Лисс порушил. Так и хочется врезать по наглой морде - булыжник булыжником, а еще на наших рот разевает!



А если это ошибка? И Гиар никакой не Легендарный Город? Может, малышка все выдумала? Фантазерка она. Смешная девчушка - эта Динира, и смелая. Хотя... чего ей бояться, если рядом такие защитнички. Лерка наша, между прочим, одна, без помощи и поддержки, у хайтов выжила. Вот это я понимаю, смелость и сила воли!

Опа! Это недоразумение белобрысое само призналось, что оно артефакт! Смехота!

ЧТО?! Лохматый ученый с сумасбродной косой - аркат?! Мама дорогая! И как это Барбариска умудрилась с ним познакомиться? Хотя она и не то может. Не удивлюсь, если она и с богами подружится.


От размышлений меня отвлекла только что упомянутая мной коса. В течение всего нашего бедлама... тьфу, совещания маг держал безобразницу в кулаке, но когда это недоразумение вместо Города назвал его Создателем, Эдигоран так обалдел, что рот открыл и косищу свою из рук выпустил. Та недолго думая опять поползла ко мне. Я ее раз стряхнул, второй, третий - не успокаивается, зараза!

- Убери от моих штанов свою косу, извращенец, - возмущенно рявкнул я.

- Да она сама, - растерянно пробормотал Эд, придерживая свою собственность.

- Айверин, - Зар нервно сдул со лба челку, - да отдай ты парню уже то, что принадлежит ему по праву.

- Мои штаны? - хихикнул я.

- То, что в них спрятано.

- ЧТО?! - я изумленно округлил глаза, а вокруг раздались ехидные смешки.

Сообразив, что сморозил глупость, Зар поспешил объяснить:

- Часть артефакта отдай!

- Артефакта?

- Кусок ленты, - не сдержавшись, заорал он, - который спрятан в твоем поясе!

- Это Стабилизатор, - поддержал его "памятник", - верни его. У тебя он все равно работать не будет.

- Очень даже неплохо работает! - я с возмущением уставился на этих наглых грабителей (моя штучка, никому не отдам!).

- Да ты... - начал Лисс, но Барбариска его перебила.

- Давайте мы сначала основные вопросы решим, - твердо заявила она, - а со своими друзьями мы потом сами полюбовно договоримся. Я так понимаю, что какое-то время мы проведем все вместе, так как отдавать Леру неизвестно кому я не собираюсь.

- Ну почему неизвестно кому, - фыркнул Зар, сощурив глаза, - очень даже известно. Это Правитель Старшего дома Руол - Ксантай Руол, собственной персоной.

- Что?! - раздалось сразу несколько голосов.

Ха, а этот клыкастый, оказывается, свою команду за нос водит - вон как удивленно на него все вылупились.

- Неа, вы ошиблись, - пробасил гном, - его Ксанталл зовут.

- Ну, - хмыкнул еще не отошедший от недавней стычки фраккат, - посмотрим, что он сам скажет.



Барбариска


Вампир гневно глянул на Стража, растерянно на Лерку, затем обвел взглядом свою команду и закрыл глаза - ему предстояло сделать нелегкий выбор. Пользуясь тем, что все внимание привлечено к красноволосому, я попыталась успокоить сына.

- Зар, что с тобой? - шепнула я. - Ты ж этого мальчишку чуть не убил.

- А нечего строить тут из себя пуп земли, - нарочито громко ответил он, заставив Лисса недовольно нахмуриться. - Мы, значит, должны гибнуть один за другим, спасая Калейдоскоп, а они в своей долине будут прохлаждаться? Венцы творения, блин.

- Хороший мой, не стоит так психовать, - я ласково обняла юношу. - Эти аркаты действительно козлы. Но Лисс-то тут при чем? Он сам, можно сказать, пострадавший.

- Извини, - тихо вздохнул Зар. - Не сдержался. Видимо, энергетическое голодание сильно на эмоции влияет.

- Кстати, - засмеялась я, - а ты заметил, что стал часто мои словечки использовать?

- Ну, с кем поведешься, - улыбнулся он. - Ты, между прочим, тоже неплохо по-нашему ругаешься.

- Ха, да чем там ругаться-то? Бедноват у вас язык в этом плане!

-А может, - хмыкнул фраккат, - при тебе никто сильно и не ругался?

- Думаю, это упущение мы еще исправим, - буркнул себе под нос Город, заслужив одобрительные смешки окружающих и сжатый кулак фракката.

Но тут, останавливая новый виток ссоры, прозвучал тихий уверенный голос:

- Мое имя Ксантай Руол. Юридически я являюсь Правителем Старшего Дома Руол. Практически же, пока мы с братом не решим нашу проблему с телом, всем командует моя сестра Илиэритай.

- С братом? - переспросил, приподняв бровь оборотень.

- С братом, - раздался слегка хрипловатый низкий голос, и на скамью рядом с клыкастым заскочила лохматая псина. - Мое имя Ксанталл Руол. Я младший брат этого смельчака, который вместо того, чтобы всем рассказать, что с нами произошло, взвалил управление Домом на хрупкие плечи нашей сестрички.

Пес на миг замолчал, и Ланка, рассматривающая его восторженными глазами, выпалила:

- Ой, Лурсик, а я не знала, что ты разговаривать умеешь.

- А он и не умеет, - вздохнул Ксантай, - это иллюзия. Я только не пойму, зачем ему силы тратить, я и сам мог бы все рассказать.

Мурат насмешливо рыкнул и заявил:

- От тебя дождешься.

- Уже дождался, - ответил красноволосый, но смотрел при этом только на Леру и рассказывал, похоже, только ей. - Четыреста шесть лет назад я учился в магической школе Тел-Кристо. И погиб тогда же, во время взрыва. Вернее, погиб бы, если б Талл не провел эзри-гра. Это ритуал возрождения, когда ближайший родственник может выдернуть душу умирающего вампира и поместить ее в новое тело. К сожалению, подходящего тела у моего братца под рукой не нашлось, вот он и использовал тело мурата. Но что-то во время ритуала пошло не так, и теперь у нас с братишкой на двоих два связанных воедино тела - одно вампирье, одно... эх, - мужчина расстроенно махнул рукой.

- Зато, - улыбнулся во всю пасть Ксанталл, - мы можем меняться телами.

- Интересно, - уточнила я, - а что происходит с хозяином тела?

- С кем?

- В данном случае с песиком, ну, или с тем вампиром, чье тело вы собирались отобрать.

- А, ясно, - Руол нервно дернул уголком рта. - Обычно эзри-гра проводится для Высших вампиров, Правителей, Глав семей. Любой вассал считает для себя честью уступить свое тело Правителю, так что за добровольцами дело бы не встало.

- Только вампиров поблизости не было, я и решил временно использовать это тело, - Талл грустно махнул хвостом. - В этом случае разум животного ненадолго бы уснул. А из-за моей ошибки... мурата уже не вернуть.

- Но это же нечестно, - Лерка всхлипнула, вцепившись мне в руку. - Когда кто-то другой из-за тебя погибает.

- Извини, малышка, - пес подошел ближе и потерся о ноги девочки. - Я не хотел никого убивать. Думал, мы потом найдем подходящее тело: или вампира, уже потерявшего разум из-за какой-нибудь травмы, или добровольца. Но... Я не мог поступить иначе. Я очень испугался, когда почувствовал, что брат умирает.




Ильсан Авилэр


Из портала меня выкинуло с такой силой, что я чуть не впечатался в возникшую на пути каменную стену. В последний момент чья-то сильная рука ухватила меня за плечо и отшвырнула назад. Я упал на пол, пребольно ударившись локтем, и в любимых выражениях Сейфи высказал все, что я думаю о так называемых спасителях.

- Тихо ты! - меня вздернули на ноги и грозно зашипели на ухо.

- Сарана? - удивленно воскликнул я.

Орка поспешила закрыть мне ладонью рот:

- Мы не одни, молчи!

- Где мы? - прошептал я, когда она, наконец, убрала руку.

- В подвале, - хмыкнула она. - Или не видишь?

- Вижу, - обиженно буркнул я.

Мы стояли, прижавшись к одной из стен длинного темного коридора, по обеим сторонам которого размещались запертые железные двери с засовами. Освещения в этом подземелье практически не было - одинокий чадящий факел под потолком просто не мог разогнать промозглую затхлую тьму, так что разглядеть обстановку я смог лишь благодаря своему ночному зрению.

Я зябко передернул плечами, тонкая курточка совершенно не спасала от холода.

- Это тюрьма, что ли? - я дернул воительницу за рукав.

- Похоже на то, - кивнула она.

- А где все?

- Не знаю, - девушка собрала свои косички и спрятала за шиворот, чтобы не шуршали. - Я же первая шла.

- А я почти последним, вместе с Кэрлин. Но ее какая-то сила оторвала от меня, и нас потащило в разные стороны.

- Хм, - орка хищно прищурилась. - Наверняка это Луитти подстроила.

- Луитти?

- Ну, та белобрысая стерва, телепортистка. Вот и пьянчуга, что вперед меня в портал влетел, неожиданно вспыхнул и сгорел в одно мгновение. Не иначе меня убить хотела, дрянь!




Ксантай Руол


- Шестнадцатое ликанто (это четвертой месяц, если на общем) три тысячи двести шестьдесят седьмого года... Этот день намертво врезался в мою память. Было пасмурно,- тихо начал я, - над школой сгущались тучи, обещая скорый дождь. Но лично для меня сияло солнце, которое я видел даже сквозь плотные облака. Думаю, даже если б наступила кромешная ночь, я бы этого не заметил - сквозь призму безграничного счастья все видится по-другому. И если честно, с тех пор это чувство меня пугает - кажется, что за мгновением радости неминуемо придет расплата. Но тот юный влюбленный Ксан о таких вопросах не задумывался, сияя как яркий световой шарик.

Я закрыл глаза и продолжил:

- Казалось, все будет замечательно. Последний день учебы, впереди два месяца каникул. А главное, сегодня до-эр-брак подойдет к своему логическому завершению, и Лита станет моей настоящей женой.

- Так ведь ты ее и так того, женой сделал, - хмыкнул оборотень, - раз она забеременела.

- "И так того" - обязательное, но не единственное условие, - недовольно нахмурив брови, ответил я. - Лишь после того как до-эр-супруга будет официально представлена семье, брак можно считать свершившимся. Именно поэтому я и пригласил брата в гости, но, к счастью, он задержался. Иначе мы бы оба погибли. Мечты, планы - все аражу под хвост. А ведь мы на следующий день собирались отправиться в путешествие - в имении нашего друга Ронга Алсери завелись нарханы. И пусть мы всего лишь... уже почти второкурсники, но с мерзкой нечистью мы справились бы. Кай-раман разыскал в библиотеке записки знаменитого мага Коро Обвейна, который придумал, как усыплять эту поганую нечисть... ай... нарф драный... Айверин, утихомирь своего Императора! - возмущенно закончил я, стряхивая с головы остатки свалившегося туда арбуза.

- Тебе больно? - участливо спросила Лера.

Слова мгновенно появившейся рядом дочери прозвучали для меня чарующей музыкой. А вот с этой ее странной способностью становиться туманом не мешает разобраться.

Виталерра достала платок и стерла сок с моего лица, гневно посматривая на Шррррра, я же еле сдерживался, чтобы не замурлыкать от удовольствия.

- А что сразу я? - нархан упер ручки в боки и показал Лерке язык. - Он на моих братьев охотиться собрался, а я молчи?! Еще и с этим вредным Коровейном дружит, злыдень!

- Убью! - пригрозил я.

Тварь отбежала подальше и, спрятавшись за спиной уписывающего вторую крынку сметаны лингрэ, вновь высунула длинный розовый язык:

- Бееее!

- Шррррр, не мешай, - строго велел Шей'тар и закончил еле слышно, - пока...

- Бумер, - попросила кота Барбариска, - забери, пожалуйста, малышек. Не думаю, что им стоит это слушать. Поиграйте пока.

А ведь она права. Я поспешно прикрыл наш разговор иллюзией - теперь Динь и Ланка, если и отвлекутся от игр с "котиком", то услышат лишь нудные рассуждения о погоде. Талл, зная, о чем пойдет речь, попросил Ани присоединиться к детям - в конце концов, эльфийка беременна, мало ли как мой рассказ на ее ребенке отразится.

Я обнял дочь и хотел усадить к себе на колени, но она вывернулась и, метнувшись обратно, схватила человечку за руку. Спокойно, Ксантай, не торопи малышку. Девочка уже готова тебе поверить, принять. Главное, терпение!

Тряхнув головой, отчего косички смешно подпрыгнули, вызвав у Леры улыбку, я продолжил рассказ.

- Велев друзьям готовить праздничный ужин, я отправился в комнату ужасов, куда должен был прибыть телепортом мой брат. В небольшом городке, где на тот момент остановился проездом Ксанталл, был всего один телепортист, и тот слабенький. А комната поцелуев - единственное место, координаты которого этот маг помнил точно.

- Подожди, - перебил меня Сэм, - так где ж ты находился-то? То комната поцелуев, то ужасов.

- Молодец, внимательный какой! - я весело рассмеялся и, подмигнув мальчишке, пояснил. - Это одна и та же комната, полигон для тренировок боевых магов. Она расположена в подвале лабораторного корпуса. На самом деле там ничего нет, кроме голых каменных стен и широких лавок по периметру. А по вечерам или ночью парни приводят туда своих девушек, чтобы "проверить их смелость". Дальше у кого на что фантазии хватит: кто иллюзии разных страшилок наводит, кто монстриков вызывает. Но итог один - спасение любимой девушки и...

- Поцелуи! - захлопала в ладоши Виталерра.

- Точно, - улыбнулся я.

- Подозреваю, - хихикнула Барбариска, - что девицы именно за поцелуями туда и ходят. А на ужасы им плевать с высокой колокольни.

- И это правильно, - кивнул я, собираясь с силами и делая глубокий вдох. - Размышляя о предстоящей свадьбе, я спустился вниз, уселся на лавку и приготовился ждать. Через несколько минут в центре комнаты замерцал, раскрываясь, серебристый зев портала. И буквально в ту же секунду над моей головой что-то громыхнуло. Следом раздался мощный взрыв, здание хорошенько тряхнуло пару раз, и вроде бы наступила тишина. Я сначала и не расстроился даже - в лабораторном корпусе частенько что-то взрывалось. Было жаль только, что портал так и не достроился. Я перехватил нить заклинания и решил его немного подпитать, но ответом мне стал истошный вопль с той стороны.

- Это кричал телепортист, - пояснил Талл.

Братишка нервно встряхнулся, вновь усевшись на скамье рядом со мной, тихонько фыркнул в усы, вспоминая прошлое:

- Из наполовину открытого перехода неожиданно вырвался огненный смерч. Маг сгорел в считанные секунды. Я еле отпрыгнуть успел. К счастью, смерч исчез быстро, правда, соседский сарай спалить успел.

- Ой, - Лера всхлипнула, испуганно закрывая рот ладошкой и теснее прижимаясь к своей защитнице.

Я ободряюще улыбнулся дочери и стал рассказывать дальше:

- И вот тогда началось самое страшное. Магия словно сошла с ума. Самые обычные простенькие заклинания оборачивались непонятно чем, зачастую сильным и опасным. Прогремело еще два взрыва. Здание затрещало и начало рушиться. Я выскочил из комнаты, но далеко убежать не успел - коридор завалило. Попытался построить телепорт - не получилось. Хотя в этом виде магии я никогда и не был силен. Как я сейчас понимаю, хорошо, что не получилось. Уйти этим способом удалось лишь считанным единицам. Порталы либо не открывались, либо вели совсем не туда, либо то, что выходило из перехода, уже нельзя было назвать магом. Впоследствии я нашел некоторых из тех, кому удалось спастись. И дальнейшее знаю уже с их слов.

Я сделал паузу, окинув взглядом присутствующих - народ за столом притих. Равнодушных здесь не было: мужчины сжимали кулаки, а у дам даже слезы на глазах выступили.

- Может, я пропущу...

- Нет, продолжай, - попросила Лера. - Мне кажется, я тоже это помню. Мне надо понять, что со мной...

Мы с братом переглянулись. Неужели родовая память вампиров просыпается, и моя дочь способна заглянуть в воспоминания своей матери? В память отца проникнуть сложнее - на это способны лишь совершеннолетние вампиры. Ладно, если Виталерра хочет это услышать...

- От лабораторного корпуса в разные стороны протянулись плети чистой магии, разносившие в пыль все, что встречалось на их пути, - произнес я, стараясь говорить спокойно, но голос предательски дрожал. - Взорвалось еще несколько корпусов. Вспыхнул пожар. Вернее, он начался сразу же, но какое-то время его сдерживали защитные заклинания, много лет хранившие стены лабораторного корпуса от опытов нерадивых учеников. Буйство магии продолжалось. Если сначала не работали лишь новые, только что созданные, заклинания, то вскоре стали сбоить и старые, проверенные годами чары, выходили из строя артефакты, принося смерть своим владельцам. А пожар крепчал, подпитываясь магией, он пожирал все, до чего мог дотянуться. Даже камень поддался его напору. Это очень страшно, когда ты заперт в подвале, везде огонь, а твой магический дар впервые предал тебя.

Я замолчал, облизнув пересохшие губы. Неожиданно вокруг меня заклубился туман, и теплые руки дочери обвили мою шею, жалея и успокаивая.

- Я ничего не мог сделать, ничего, - прошептал я, но в наступившей тишине, мои слова прозвучали как удар колокола. - Если кто и мог сопротивляться, то это маги воды - но и у них на жалкую водяную струю уходила уйма сил. Повезло тем, кто в это время был на улице, вдалеке от зданий - им удалось уйти. Учителя остались в школе, до последнего пытаясь спасти учеников.

- Ты сгорел заживо? - в глазах дочери плескался ужас.

- Нет, родная, - я погладил мягкие черные кудри, - я ведь жив, как видишь. Мое тело погибло, когда обрушился потолок. А мою душу Талл умудрился выдернуть в последний момент.

- Когда появился смерч, - тихонько рыкнув, стал рассказывать Ксанталл, - я даже не понял, что произошло. Надеялся, что все обойдется. Потом от Ксана пришел сигнал... Я почувствовал - брат умирает, и действовать надо срочно. Только в том городишке других вампиров кроме меня не было, как и времени на поиски. Счет шел на минуты, поэтому я метнулся к бродячему цирку. Мне показалось, что я видел там мурата.

Лера протянула руку и потрепала пса по голове, тот довольно фыркнул и продолжил:

- Как эзри-гра сработает с людьми, я не знал, но слышал, что мураты неплохо переносят этот ритуал. А когда подвернется подходящее тело, можно будет переселить туда Ксана.

- И с тех пор, - вздохнул я, крепче обнимая дочь, - я и живу в чужом теле. А что произошло с моей Литой, где она была в момент взрыва, я так и не знаю.

- В твоей лаборатории, - вздохнула Лера, прижимаясь ко мне.

- Что? - опешил я.

- Она искала тебя, - тихо ответила девочка, вытирая слезы. - Я помню это...




Сэм Винфорд


Нет, ну откуда этот упырь взялся? Где он был, когда мы Лерку от хайтаррассов спасали, когда ее Голод пытались вылечить? А теперь, здравствуй, я твой папочка! Нате, любите меня! Еще и обниматься лезет, урод клыкастый! У Виталерры уже есть защитник! И другие ей не нужны!

Я злобно глянул на новоявленного папулю, но промолчал. Не хотелось Леру расстраивать. Она умная девочка, сама поймет, кто ее любит, а кто так, мимо пробегал! Ишь, воспоминания какие-то придумал. Ладно, посмотрим. Но если он ее обидит...


Виталерра закрыла глаза, а в центре, где раньше был стол, возникла объемная картинка, постепенно дополняющаяся новыми деталями. Сначала появились две потрясающе красивые девушки. Хотя, что тут удивительного - эльфийки, как говорит Барбариска, они и в Африке эльфийки. Не знаю, правда, что это за Африка, но звучит отлично.

У обеих девиц в комплекте имелись острые ушки, огромные фиалковые глаза, роскошные волосы - у одной иссиня-черные, у второй - золотистые. Обе были одеты в приталенную темно-синюю форму, состоящую из брюк и рубашки с эмблемой в виде огненной кометы с длинным хвостом, которую перечеркивает серебристая молния.

- Это Лита и Элинсаурэль, - кусая губы, сказал вампир. - Мы вместе учились на факультете боевой магии. Моей Литайравэль даже форма была к лицу. А это, - он ткнул пальцем каменное трехэтажное здание, - лабораторный корпус и аллейка, что ведет к нему от основного здания.

Вокруг застывших девушек проявлялись все новые и новые детали: посыпанная песком дорожка под ногами, вдоль нее невысокие аккуратно подстриженные кустики, деревянные скамейки. Несколько учеников школы, замерших в странных позах, словно их погрузили в стазис прямо посреди движения. Ага, двое из них тоже с боевого факультета, четверо в зеленой форме, наверняка, травники. Школяр слева сам по себе зеленый - не знал, что орки тоже в Тел-Кристо учились. Бледная лохматая девица в черном - поди, некромантка.

Араж, как бы заставить картинку двигаться. Интересно ведь, чем кончится потасовка вон тех парней, что дерутся за кустами, прямо посреди ухоженного газона. Кулак, остановившийся в паре сантиметров от глаза высокого крепкого юноши в красном, вряд ли может свидетельствовать о мирной дружеской беседе.

Перехватив мой вопросительный взгляд, упырь усмехнулся и указал на отделанное белым мрамором здание на заднем фоне:

- Это главный корпус, на втором этаже - вон видите большие витражные окна - проводились общие собрания и мероприятия.

- А цвета чего разные? - озвучил мой вопрос гном.

- У формы? - улыбнулся Ксан. - Синий - форма учеников факультета боевой магии, зеленый - травники, черный - некроманты, красный - артефакторы, бежевый - целители.

- А что это вообще за картинка? - уточнил я. - Иллюзия?

- Не просто иллюзия, - торжествующе заявил вампирюга. - Это воспоминание Литы. И еще одно свидетельство того, что Лера действительно моя дочь.

- Почему это? - с любопытством уставилась на него хайта.

- Только у Высших вампиров есть такая способность, как память рода. То есть вампир может получить доступ к воспоминаниям его предков. И чем сильнее вампир, тем дальше вглубь веков он может заглянуть. Раз у Лерочки эта способность есть, значит, она моя дочь. А вот магию иллюзий она и от меня и от Литы получила. Литайравэль любила разные истории показывать с помощью таких вот картинок. Правда, эти картинки у нее двигались, как настоящие.

- Как в кино? - улыбнулась Барбариска.

- В кино? - недоуменно переспросил вампир.

- Кино - это как запись эмппа, - пояснил я, - только все одновременно могут смотреть, а не кто-то один.

- А у меня это кино не получается, - Лера тихо вздохнула и с надеждой посмотрела на вампира.

Мне захотелось подойти и утешить ее, но, похоже, у нее тут новый защитник выискался! Ненавижу! Упырь нарханов!

- Я помогу, - этот урод погладил мою невесту по голове. - Давай пока так: ты держишь воспоминание, а я буду его показывать. Ты только позволь мне к твоему заклинанию подключиться.

Пока Лерка раздумывала, в разговор влез оборотень:

- Слышь, Ксан, или как тебя там, ты же говорил, что у тебя нет никаких детей и быть не может.

- Я ошибался, - покачал головой вампир. - Если честно, даже не пойму, как я мог не заметить, что Лита ждет ребенка.

- Ой, - хлопнула в ладоши Виталерра, - а я знаю! Мама боялась тебе сказать и потому пряталась. Они с этой тетенькой, - девочка махнула рукой в сторону золотоволосой эльфки, - как раз об этом и говорят.

- Боялась? - Ксантай удивленно нахмурился. - Меня?

- Нет, не тебя. Давай лучше картинки запустим. Она сама тогда скажет.


В застывшее изображение словно вдохнули жизнь. Эльфийки радостно заулыбались, парнишка в черном, наконец, дал в глаз своему сопернику, пробежала мимо растрепанная некромантка, что-то бормоча себе под нос. Вслед за ней торопливо удалились, о чем-то переговариваясь, будущие боевые маги. Травники, посмеиваясь и хлопая друг друга по плечам, направились к главному корпусу.

- Элин, представляешь, Ксан сказал, что вечером будет что-то грандиозное! - прозвучал в тишине звонкий смех черноволосой девушки. Она порывисто обняла подругу. - Я так счастлива!

Элин снисходительно хмыкнула и спросила:

- Лита, ну и долго ты собираешься водить Ксантая за нос?

Черноволосая тут же погрустнела и отвела глаза.

- Литайравэль, я с кем разговариваю? Еще месяц и скрывать это будет просто невозможно. Ты что, заявишься к парню с младенцем на руках и скажешь, здравствуй, дорогой, вот твоя дочь?!

- А что же мне делать? - всхлипнула Лита, хватая Элинсаурэль за руки.

- Надо было сразу сказать!

- Нет, ты что! - Литайравэль испуганно попятилась. - Ведь он Наследник Старшего дома Руол, практически уже Правитель. А это означает, что ему будет нужен настоящий чистокровный Наследник. Мне никогда не позволят стать его женой по-настоящему и тем более не признают моего ребенка, полукровку. У вампиров с этим строго!


- Что?! - вскричал Ксан, останавливая кино. - Вот я идиот! Сам же ей рассказывал про наши древние обычаи. Но сейчас все куда проще, ну, в смысле тогда, четыреста лет назад. Я сам виноват, надо было раньше завершить обряд. В конце концов, моим Наследником можно было Талла, например, назначить. Или вообще сразу ему власть передать.

- Э нет, - мурат мотнул головой, перебивая вампира, - мы об этом уже говорили. Ты старший, вот и командуй. На меня свои обязанности не перекладывай. А что касается женитьбы - похоже, я сейчас наступаю на те же грабли.

- Ты, главное, братишка, - тяжко вздохнул клыкастый, - не ошибись, как я. Доведи дело до конца, не тяни.

- Интересно, - протянул Сейфи, - а как ты умудрился беременность своей женушки проморгать? Если там всего месяц оставался до родов, то это ж никакой иллюзией не скроешь, на ощупь все почувствовать можно.

Вампир нервно дернул уголком рта, крепче сжав руку Леры:

- Во-первых, есть тактильная иллюзия. Это высший уровень мастерства, но при желании такой морок наложить можно. Во-вторых, Литайравэль почему-то начала носить эртуарсаль. Это очень мощный эльфийский артефакт, создающий стойкую иллюзию. Хотя теперь-то мне ясно почему. Да и последнее время она не позволяла к себе прикасаться, постоянно какие-то увертки, то она занята, то приболела, то еще что... Как же это меня тогда злило. Болван, как есть болван! - он ударил кулаком по лавке.

Лерка ласково погладила вампира по щеке:

- Не переживай. Теперь уже ничего не изменишь.

- Сейчас, конечно, не изменишь, - хмыкнул Сейфиттин, - только почему ты не смог тогда заглянуть под морок? Мы ж все видели - ты еще не то можешь.

- Если бы я попытался пробить силу эрта, Лита бы почувствовала. Боялся, что она обидится.

- Давай дальше смотреть, - предложила Виталерра, - тогда все узнаем.

- Давай.


Эльфийка тяжело опустилась на скамейку и, смахнув слезинку, прошептала:

- Эль, мне страшно. Я не знаю, что мне делать.

Золотоволосая уселась рядом, обняла и поцеловала подругу:

- Лита, не вздумай плакать, тебе вредно волноваться. А что-то делать надо было раньше.

- Я боялась.

- Ксана?! - удивленно воскликнула Элин.

- Нет, конечно! - Литайравэль задохнулась от возмущения. - Ему я верю, но даже представить не могу, как среагируют на это известие другие вампиры. А вдруг они попробуют что-то сделать с моей дочкой?

Девушка уткнулась лицом в плечо подруге, а та принялась нежно гладить Литу по волосам.

- Ничего они твоей малышке не сделают, не бойся. Ксан этого не позволит!

- А если они заставят Ксантая отказаться от Дома и власти из-за меня?

- Ха!- фыркнула златовласка. - Он откажется!

- Ага, а потом будет переживать. Я не хочу, чтобы он страдал. Эль, я так запуталась. И как мне теперь обо всем любимому рассказать? Что я ему скажу, почему столько молчала... Может, мне стоит вернуться домой? Дочь я и сама воспитаю.

- Литайравэль, ты мне эти глупости брось! - эльфийка недовольно нахмурилась. - Вот еще выдумала, сбежать. Так, ты должна дать мне слово, что сегодня же поговоришь с Ксаном.

- Хорошо, поговорю, - вздохнула та.

- И все расскажешь!

- Расскажу! - Лита подняла голову, ее глаза сияли. Похоже, девушка наконец-то приняла трудное решение. Она облегченно вздохнула и светло заулыбалась. - Обязательно расскажу!




Глава 2. Заглянуть в прошлое...


Барбариска


Как же я рада за Лерку, наконец-то малышке повезло. Тяжело ей было: никому не нужная полукровка, даже приютившая ее женщина заботилась о девочке постольку поскольку - боялась, что чудесный амулет, создающий иллюзию красоты, перестанет действовать. Потом похищение, Тел-Кристо и подвал, где на Виталерру напала некая полупрозрачная субстанция, хищный туман.

Хайтавэрон Айррас, безумный маг-ученый, создавший эту мерзость и назвавший ее литой в честь своей возлюбленной, облюбовал для своей резиденции развалины некогда известной магической школы Тел-Кристо, которую, можно сказать, собственноручно и развалил четыреста лет назад.

Его "ученики", постепенно мутировавшие в голодных тупых хищников, вылавливали в окрестностях бывшего "храма магической науки" людей: часть съедали на месте, а часть притаскивали Учителю. Несчастных заражали литой, и та проникала в каждую клеточку, полностью меняя организм хозяина. А если человек ел мясо, то скорость обращения возрастала. Замкнутый круг получается: чем чаще пленный пользуется новыми способностями, тем больше ему хочется мяса, тем сильнее Голод; чем больше он ест мяса, тем быстрее лита воздействует на его разум и тело. И, в конце концов, зараженный превращается в опасного хищника, сжигаемого изнутри жутким Голодом. Причем, сам Хайтавэрон разум не потерял - как был психом, конечно, так и остался (хотя, думаю, состояние больного значительно ухудшилось - такой образ жизни выздоровлению точно не способствует), но соображать не разучился. Будучи единственным и полноправным хозяином Тел-Кристо Хайт развлекался, как мог. Лекции разные проводил для своих "учеников", собрания. Когда же Великий Учитель понимал, что "учить" данный объект уже невозможно, то съедал "двоечника" и отправлял хайтаррассов на новую охоту. Затем все начиналось по новой: пленника запихивали в комнату к лите, насильно кормили мясом, и процесс обращения запущен.

Виталерре чертовски повезло дважды. Первый раз - когда Хайт увидел, что девочка очень похожа на Литайравэль, и объявил малышку своей дочерью, позволив ей ряд послаблений. По крайней мере, девочке удавалось не есть мяса и прятаться от "обрядов" и "лекций". Второй раз ей повезло, когда в Тел-Кристо в поисках сбежавшего мальчишки попала я. Свалившись в подвал-лабораторию, я встретила Леру и спасла, забрав девчонку с собой. Ага, вот такая я скромная! Ну ладно, Верран и его родичи мне немного помогли.

Теперь, кстати, моя очередь помочь Веррану, которого похитили аражевы революционеры. А значит, Ксану пока не стоит знать о знакомстве Леры с его давним врагом Хайтавэроном. Бросится ведь мстить клыкастый наш, а у нас времени на это нет. Вот потом, когда с насущными делами разберемся... Я даже сама с ним отправлюсь. Надо, наконец, с этим рассадником тварей разобраться.

А пока посмотрим, что там дальше было. Последний день Тел-Кристо...


Черноволосая красавица, радостно сверкнув глазами, вскочила с лавки и уверенно заявила:

- Вот прямо сейчас пойду и все Ксану расскажу! Он, кажется, у себя в лаборатории... Ой! Мамочки! - девица упала обратно на скамью и попыталась укрыться за подругой. - Элин, спрячь меня! Быстрее!

- Лита, что случилось? - воскликнула та, испуганно оглядываясь по сторонам, затем, заметив кого-то, насмешливо хмыкнула. - А, ясно. Хайтаррасс собственной персоной. Лит, да не прячься ты. Этот зануда тебя и так уже заметил, а если Хайтик взял след, то его и кулаком Ксана не свернешь.

- Это точно, - вздохнула Литайравэль, - нигде от него спасения нет.

От лабораторного корпуса к эльфийкам стремительно приближался светловолосый молодой парень в рабочем халате.

- Ага, - хихикнула Элин, - а это Хайтавэрон еще ничего про картину не знает. Ну, что там твоя бабуля изображена.

- Элинсаурэль, - сжала кулачки девушка, - если ты проболтаешься, я на тебя такую иллюзию наложу... такую... будешь как свежеподнятый упырь выглядеть, вот!

- Ладно-ладно, молчу, - примирительно сказала золотоволосая. - А вдруг Айррас успокоится, если узнает, что этот портрет был украден из вашего дома, что "Его Леди" на самом деле не его, да и вообще не Леди?

- Не думаю. Вряд ли его остановит известие, что дама на картине самая обычная девушка, из простой семьи. Этот придурок ведь упертый. Придумал тоже - вампиром стать! Что они, нечисть какая? Обычная ж раса.

- Ага, - засмеялась вторая девица, - только кровь пьют!

- Она им для баланса нужна, - Лита недовольно нахмурилась, - для долголетия. А так они обычной пищей питаются. Сама же видела! И Ксану, между прочим, кровь вообще раз в два-три месяца нужна, потому что он Высший.

- А низшие каждый день кусаются!

- Не каждый! Раз в месяц! Мы же это изучали. Неужели ты не помнишь? - щечки спорщицы раскраснелись, а испуг скрылся из пылающих возмущением глаз. - А что я смешного сказала? Так ты специально все это говоришь, чтобы меня позлить?

- Не позлить, а взбодрить. Угроза уже близко, - заговорщицки подмигнула Эль, с трудом скрывая улыбку, - надо быть в форме!

Хайтавэрон прямо на ходу приветливо помахал девушкам рукой:

- Лита, любимая! Не уходи, дождись меня.

- Жду-жду, - едко пробурчала себе под нос черноволосая, злобно поглядывая на ухажера.

- И что тебе не нравится? - засмеялась ее подруга. - Ты посмотри, какой красавчик!

Парнишка действительно был на загляденье: невысокий, с всклокоченными светлыми волосами, с шальной улыбкой на тонких поджатых губах, с безумным блеском больших серых глаз и уже начавшим отцветать синяком под правым глазом. Одет он был, как и обычно, в темно-синие форменные штаны и ярко-красную рубашку, выглядывающую из-под некогда белого, а сейчас заляпанного непонятно чем халата. Из карманов сей хламиды торчали горы разного хлама, или, как утверждал сам Хайт, нархански нужные для любого ученого предметы, которые периодически оттуда вываливались, и мальчишка принимался их собирать, громко умоляя Литайравэль не уходить.

- Странно, - шепнула Элин, - неужели наши целители не могли такую мелочь как фингал вылечить?

- Или не стали, - тихонько хихикнула ее подруга. - Он же в больничку каждый день ходит, как на работу. Достал там всех уже своими поучениями, как и что им надо делать.

Девицы весело рассмеялись. Айррас, подобрав с дорожки большую зеленую клизму, попытался на ходу затолкать в карман, запнулся о тянущуюся от нее трубку и растянулся у ног своей возлюбленной. Но не растерялся и тотчас, оставив в покое резиновый шланг, страстно обнял колени возлюбленной.

- Уйди, хайтаррасс, - взвизгнула она.

- Меня Хайтавэрон зовут, - привычно поправил тот, поднимаясь и горделиво поправляя свою грязную униформу с кучей разномастных подозрительных пятен.

- Моя Леди! - торжественно заявил он. - Теперь ты точно станешь моей женой! Эксперимент завершен, и я смогу стать таким, как ты любишь, - покопавшись в карманах, парень выудил из недр халата стержень для инъекций, внутри которого плескалась мутная сине-зеленая жидкость. - Это последний укол, и я получаю все способности вампиров! Причем, улучшенные! Я стану куда сильнее этого выскочки Ксантая, посмевшего встать между нами!

И прежде чем девушки опомнились, юноша поддернул рукав и, прижав стержень к запястью, ввел себе "последний укол".




Ксантай Руол


Нет никаких сомнений в том, что эта девочка, доверчиво обнимающая меня за шею, моя дочь. Если бы она не была далеким потомком Литы, то не смогла бы так легко проникнуть в память моей жены. Мое маленькое чудо, моя Виталерра, моя дочь... Как это волшебно звучит, моя дочь. И как же она на мать похожа. Только не ясно, как она здесь-то оказалась, в этом времени. Единственное предположение, Лита пыталась открыть портал, но взбесившаяся магия закинула ее сквозь время неизвестно куда.

- Что-то я устала немного, - пожаловалась Лерка.

Я пододвинул ей тарелку с копченой курочкой, пусть подкрепится малышка. Но она покачала головой:

- Мне нельзя мясо.

- Почему? - удивился я.

- Лерочка у нас вегетарианка, - поспешила вмешаться человечка.

Мальчишка, Сэм, понимающе глянул на мою дочь, сбегал за сумкой и, выудив оттуда шоколадку, протянул ее Виталерре. Та тут же жадно вгрызлась в сладкую плитку.

Хм...что-то здесь не так. Эти трое явно что-то скрывают. А пацан еще и зыркает на меня так зло, словно мешок золота в долг брал, а возвращать не хочет. Ладно, не будем торопить события. Рано или поздно Лера сама мне все расскажет, тут главное, не пережать.

- А ты, значит, мой дядя? - девочка потрепала Ксанталла по лохматой голове.

- Ага, - кивнул тот, лизнув ее руку и радостно виляя хвостом.

- А разве собаки столько живут? - удивился Сэм.

- Не живут, - хмыкнул я, - лет сто от силы. Но благодаря нашей связи часть жизненной силы вампира переходит к мурату. Проще говоря, теперь пес может прожить чуть дольше, а Талл чуть меньше. Обычно Высшие доживают до двух тысяч лет, но из-за эзри-гра Ксанталл столько явно не протянет. Максимум тысяча, может, чуть больше.

- Ну и что, - беззаботно рыкнул тот, - зато жив мой брат. Это куда важнее какой-то жалкой тысчонки лет.

- Вы сейчас новое тело для папы ищете, да? - отвлекла нас от привычного спора Лерка.

- Ищем, - братишка лизнул девочку в щеку и пояснил, - только Ильсан куда-то пропал. Теперь снова его искать придется.

- Ильсан? А кто это?

- Наш друг. Он тоже полуэльф, как и ты. Знаменитая предсказательница Лиивэра, которая нагадала, что мы тебя найдем, сказала, что только он сможет нам помочь.

- Куда же он пропал? - расстроенно спросила Лера.

- Мы и сами не знаем, - я кисло улыбнулся. - Мы шли через портал, когда мальчик и еще одна наша подруга, орка Сарана, пропали.

- Как это?

- А, я понял! - радостно вскричал маг с капризной косой. - Это был расщепленный портал. Видимо, телепортист был не очень опытный и что-то сделал неправильно.

- Или специально, - пробурчал я.

- Тогда нам надо скорее их найти! - решительно воскликнула моя дочь, даже попыталась вскочить, словно собираясь бежать на поиски в ту же секунду.

- Обязательно найдем, - кивнул чем-то недовольный Сейфи, - только сначала заедем в Кадар. Надо мою сестру вылечить.

- Она заболела?

- Что с ней? - почти одновременно с Лерой уточнила Барбариска.

- Ее заколдовали, - оборотень гневно глянул на гнома, - вон его дядюшка, маг аражев. Теперь, чтобы вернуть Сейтлане разум и память, надо либо найти сережку, на которую завязано заклятие, либо, на что я очень надеюсь, маг сможет отменить свое колдовство.

- Жалко ее, - моя малышка грустно вздохнула. - А нам Веррана надо найти, его похитили.

- Точно, - поддержал ее мальчишка-урс, - и Арсина тоже!

- Н-да, - подвела итог человечка, - хоть разорвись. И в какую нам сторону, спрашивается, кидаться?

- В Кадар! - твердо заявил Мейр. - Это ближе всего. А если ваш маг портал нам откроет, то мы сможем Ланку уже сегодня спасти. А потом будем остальных искать.

- Не спеши, - я попытался остудить пыл парня, - нет никаких гарантий, что ТаИборг разом все исправит. В любом случае час-другой ничего не изменят. Давай сначала досмотрим, что там с Литой.

- Ну, разумеется, - пробурчал себе под нос Сейфиттин, - это ж у нас самое актуальное.

Дочка, слопавшая уже пару шоколадок и несколько кусочков уцелевшего арбуза (с нарханом я еще разберусь!), сказала, что готова показывать кино дальше. Я погладил малышку по голове и добавил новую порцию силы в заклинание, поддерживающее воспоминания Литайравэль.


Хайтавэрон торжествующе посмотрел на Литу, шагнул вперед и вдруг резко побледнел, кожа его покрылась бисеринками пота, руки мелко задрожали, а глаза превратились в два бездонных омута боли. Парень со стоном рухнул на колени, затем на бок и согнулся пополам, прижав руки к животу. По худому жилистому телу покатилась волна судороги, следом вторая, третья.

- Лита, будь здесь, - строго велела Элин,- я за целителями, - и умчалась в сторону главного корпуса.

Эльфийка опустилась на колени, тронула юношу за плечо и ласково позвала:

- Хайтавэрон, ты меня слышишь? Что с тобой?

- Все... хорошо, - выдавил он сквозь стиснутые зубы. - Я... победил!

Какое-то время девушка сидела рядом с кусающим от боли губы Айррасом, гладила его по голове и рассказывала, что скоро ему помогут. Вокруг уже собралась приличная толпа. После очередной особо сильной конвульсии изо рта, глаз и ушей парня начала выделяться странная субстанция, похожая на синеватый полупрозрачный туман, которая вскоре окутала тело больного целиком. Кто-то из учащихся с целительского факультета подошел ближе, пытаясь прощупать пульс, но дымка, уплотнившись в месте прикосновения, ударила его маленькой яркой молнией и вновь самодовольно растеклась вокруг Хайта.

- Что за мерзость? - воскликнула Литайравэль, брезгливо отодвигаясь.

- Не знаю, - пожал плечами юный целитель и отступил, прижимая к себе пострадавшую руку.

- Это... - тяжело дыша, сказал Хайт, - лита... я ее так назвал... она живет... во мне, - он застонал, выгнувшись дугой, и потерял сознание.

Его тело задергалось и под испуганные вопли зрителей растворилось туманом. Народ шарахнулся в стороны от тянувшей к ним лапы хищной дымки. Через пару минут субстанция сжалась в кучу, полыхнула разными цветами, и на мелком песке, покрывающем дорожку, вновь лежал Хайтавэрон Айррас, живой и невредимый.

Широко распахнув горящие безумным пламенем глаза, парнишка вскочил на ноги, схватил эльфийку в охапку и радостно закружил:

- Получилось, жена моя! Получилось!

- Пусти меня, хайтаррасс аражев! - возмущенно заорала "жена", пытаясь пнуть Хайта.

Но тот и сам выпустил девушку, заметался по дорожке, а затем уверенно бросился к лабораторному корпусу, крикнув на ходу:

- Надо сообщить об этом учителю!

Лера, вздохнув, отключила изображение. Все-таки тяжело без подготовки так долго иллюзию поддерживать.

- Я знаю, что дальше случилось, - заявила человечка. - Я просматривала эмппы Хайта. Этот придурок, незадолго до своего превращения, телепортировался в комнату своего учителя, где тот проводил какой-то важный эксперимент. Колбу нельзя было задевать, иначе, как сказал АртеАлер, магия может выйти из-под контроля. Айррас же эту колбу чуть не уронил, потом, правда, все на место поставил, но, видимо, процесс уже пошел. И на следующий день рвануло.

- Так это Хайт постарался? - воскликнул я. - И почему я не удивлен? Первый взрыв был именно в комнате АртеАлера. Получается, этот хайтаррасс и там побывал. Хотя... К аражу его! Лер, а что с твоей мамой?



Барбариска


Ага, а вот тут надо быть поаккуратнее. Охота на хайтов пока в мои планы не входит. Надо бы отвлечь Лерку, чтобы всего не рассказывала. Вот с первоочередными делами закончим, а там, глядишь, и до Хайтавэрона доберемся!

- Потом тетка Майрун меня к себе взяла, - продолжала рассказ девочка. - Она меня не обижала, боялась, что амулет работать прекратит. А вот остальные...

- Орис... - раздалось вдруг на грани слышимости.

Лирр вскочил на ноги, удивленно озираясь по сторонам:

- Орхарн? Ты где?

Мальчишка на миг замер, а затем рванул к двери и выскочил на улицу.

- Стой! - закричала я. - Ведь Орхарн мертв!

Только Ориса и след простыл. Зар попытался было встать, но я уверила его, что сама справлюсь, а мысленно попросила проследить, чтобы Виталерра лишнего не ляпнула.

Выбежав на улицу, я успела заметить лишь мелькнувший среди кустов кончик рыжего хвоста, торопливо бросилась следом, испугавшись, что могу потерять парня из виду.

Не поняла, шум какой-то...

Продравшись сквозь кустарник, я оказалась около развалин каменного дома, заглянула в окно. Внутри шел бой. Двое урсов, Орис и Риарр, стоящие спиной друг к другу, отбивались от пары десятков типов с ножами. Если бы не серый цвет одежды, обтягивающей тела нападавших, решила бы, что это ниндзя.

Не отрывая взгляда от сражающихся, я торопливо нашарила в специальном кармашке крелл-кэн и сразу нацепила его на руку.

- Ты еще кто такая? - злобно рявкнули мне прямо в ухо.

От страха я резко развернулась и, недолго думая, ударила когтями на голос.




Айверин Шей'тар


Барбариска умчалась спасать своего очередного подопечного, а Лерка, обняв вампирюгу, рассказывала о своей жизни. Да уж, нелегко ей в детстве пришлось. Меня хоть любили, тот же дядька Грас. Заботился, как умел, уму-разуму учил, мастерство передавал. А что мастерство не совсем законное, вернее, совсем незаконное - это другой разговор.

Неожиданно в углу комнаты, созданной этим странным парнем Лиссом, раздался подозрительный шум, и нашему вниманию предстала радостная Ланка, художественно заляпанная черной краской. Она подбежала к Зару и, сияя зелеными глазищами, провозгласила под дружный хохот собравшихся:

- А я теперь как ты, полосатая!

- Полосатая, это точно, - улыбнулся фраккат. - А кто ж тебя красил-то?

- Ирррр.

- Где эта наглая нечисть? - Ани обвела помещение гневным взглядом и замерла, уперев руки в боки. - Пока Динира отвлекала нас с Костасом, этот гад Лану испачкал!

- Почему испачкал? - нархан свесился с потолочной балки, помахивая хвостом. - Я ей полоски нарисовал, как и просили!

- Ага! - подтвердил сидящий там же Шррррр, поправляя свой мундир с медальками.

- Полоски? - хихикнул Сэм. - По-моему, она теперь на пятнистых лесных кошек походит.

Это точно - девица была уляпана целиком: и волосы, и лицо, и одежда. Были там, конечно, и полоски, но куда больше было клякс самой разной формы.

- Вам не нравится? - большие глаза девушки наполнились слезами. - Я так старалась. Я хотела, чтобы у меня были красивые полосатые волосы.

Лерка подлетела к ней, обняла и что-то зашептала.

- Можно попробовать убрать краску, - предложил Эдигоран.

Он прищелкнул пальцами, пятна с одежды и лица исчезли, а вот волосы красотки продолжали радовать глаз своей пестростью. Эд повторил заклинание, с тем же результатом.

- Странно, - протянул он. - А можно посмотреть баночку из-под краски? - Гном передал магу банку, тот повертел ее в руках и прочел. - Краска для волос. Стойкая. Антимагическая защита три месяца.

- Это что, - возмутилась эльфийка, - она вот так и будет ходить три месяца?

Ланка горько разрыдалась, а хайта ласково погладила девицу по голове и предложила:

- Так ведь мы можем ей волосы целиком покрасить. Ланочка, не плачь. Смотри, черный цвет тоже красиво, - она протянула расстроенной кошке одну из своих прядок. - У нас с тобой будет одинаковый цвет.

- Как у сестричек? - всхлипнула Лана, накручивая на палец чужой локон.

- Ага, как у сестричек, - заулыбалась Виталерра.

А вампир хмыкнул - видать, новоявленной дочурке обрадовался.

- Слушайте, а ведь сбывается еще одно предсказание Лиивэры, - вдруг воскликнул он. - Помните, то, где я черноволосой Лане рассказываю, как нашел частичку Литы. Частичка Литы - вот она, - Ксан задорно подмигнул Лерке. - Ланка вон, тоже черненькой стала. А значит, и разум скоро вернется, ведь девушка, с которой я разговаривал в том видении, была вполне разумна.

- Ага, - хихикнула девица, - я умная! Я очень умная! А можно я тебе косичку заплету, - обратилась она к Зару и, не дожидаясь ответа, вцепилась в его волосы.

Динира посмотрела на подружку, потом на Лисса и его косу, обиженно всхлипнула, и парнишка, усмехнувшись, поспешил выдернуть из своей косищи ленту, предоставив свою шевелюру в распоряжение "мастера". Остальные весело смеялись, радуясь непосредственности малышек.

- Мияяяууу! - неожиданно с балки с диким мявом свалился Шррррр, несколько раз кувыркнувшись в воздухе, следом упал какой-то потрепанный свиток, примотанный к увесистому камню. - Уроды! Аражи поганые! Меня, своего Императора, камнем?! Убью!!!

- Шррррр, - позвал я, - что случилось-то?

- Да три придурка, которых я под командованием Руфи к эльфам на разведку отправил, доклад прислали, - нархан злобно пнул камень и взвыл, принимаясь прыгать на одной ножке.

- А откуда этот доклад взялся? - спросила Лерка.

- Фрррр перекинул, - пояснил Император, усаживаясь на пол и дуя на ушибленную лапку.

- А как? Он что, здесь?

- Неа. У эльфей он. А перекидывать разные мелкие вещички от родича к родичу мы запросто можем, - похвастался нархан. - Вот этот дурак каменюку и прислал.

- Давай хоть глянем, что пишет, - предложил я.

Шррррр недовольно на меня зыркнул, но "доклад" отдал.

- Н-да, - протянул я, разматывая веревку и просматривая бумагу, - судя по измятости и изодранности свитка, твой разведчик с кем-то отчаянно за этот доклад дрался.

Прочитав, я чуть не свалился с лавки от хохота. Сэм, заглядывающий через мое плечо, тоже начал хихикать.

- Вслух читай! - велела ему Лера.

- Неа. Это надо видеть.

Свиток пошел по рукам, и смех становился все громче и дружнее.


Доклад нарханов:


Дахлат Главного шпиена Фрра.

Даехали харашо.

ДаклатНаиглавнейшего шпиена Фррра.

Даехали весела.

Доклад Самого суперского наиглавнейшего шпиена Разведчика Фрррра.

Доехали бы хорошо, если бы эти два жадных дурака мою еду не воровали! Правда, дед и эльфка частенько бандитов свою охрану гоняли - вкусненько, сладенько, только делиться пришлось с дармоедами. Идиоты, даже проследить не могли, когда девка купаться ходит. Пришлось самому одежку ейную прятать.

Дахлат Главного шпиена Фрра.

Эльфы смешные. Ухи длинные.

ДаклатНаиглавнейшего шпиена Фррра.

Ухи длинные. А ума нет. Даже поймать нас не могут. Удивляются, откуда в столице столько зеленых лохматых мышек взялось.

Доклад Самого суперского наиглавнейшего шпиена Разведчика Фрррра.

Пока два идиота бегают по дворцу, изображая мышей, я выполняю секретное задание старикашки.

Напоминаю, меня зовут граф Руфинарис Эра'стуар, еще раз напишите "старикашка" хвосты бантиком завяжу!

Да обнаглел этот старикашка... ой...мудрый граф Руфина... хотя ничего так бантик, симпатичный. Так что старикашка, старикашка и... мерзкий старикан!

Ага, задание: проверить чувства главных эльфов. Ежели сильно злятся, то враги.

Проверил. Оказывается тут полдворца врагов. Особенно после того, как им на голову канделябр падает.




Ильсан Авилэр


Мы медленно продвигались вдоль коридора. Впереди, абсолютно неслышно, Сарана, следом я, под недовольное хмыканье орки. По правую руку тоннель скрывался во тьме, а по левую - был немного освещен и в конце даже расширялся. Решив, что выход там, мы отважно двинулись в противоположную сторону. Как заявила наша воительница, надо спрятаться, а потом она сходит на разведку. Одна. Всякие "увальни" ей в разведке не нужны.

Ну, не нужны, так не нужны. Я даже спорить не стал, так, наступил ей пару раз на ногу и все! В ответ получил подзатыльник и ласковое обещание, потом со мной разобраться.

Я пытался заглядывать в маленькие окошечки в верхней части дверей, что вели в камеры, ничего не увидел, зато получил увесистый пинок под зад. Нет, эта зеленая выдра точно нарывается. Не знает, с кем связывается! Жаль, она с Муравелькой и гномами не знакома, они б ей много чего понарассказывали, поостереглась бы ноги свои распускать!

Коридор закончился неожиданно. Вот только что был пол, как его уже нет.

Упал я удачно, правда, орка почему-то не согласилась с этим, спихивая меня в сторону и вскакивая на ноги.

- К стене! Живо! - рявкнула она.

Со всех сторон слышался странный шипящий шум. Араж драный! Я прижался к стене, на всякий случай вытащил нож. Рука задела что-то невесомое и липкое. Глаза, наконец, приноровились к полной темноте, и я увидел...

Нарф меня задери! Паутина! Ой, только не это! Только не пауки! Обещаю, я буду следить за словами! Я даже аражем ругаться не буду! Только не пауки!

Уф, пронесло! Это люди. Аража им за шиворот! Или не люди?

- Какой идиот низших выпустил? - ругнулась себе под нос Сарана, выхватывая меч и закрывая меня собой.

- Ссссссс! - радостно ответили ей существа и бросились на нас всей толпой, выставив перед собой тонкие руки с корявыми когтистыми пальцами.

Первых нападавших орка рубанула наотмашь. Не успели они, раненые или убитые, упасть, как откуда-то из-за спин тварей метнулись к ним белесые светящиеся нити, намертво прилипли к телам и утянули их в темноту. Следом раздалось множественное чавканье.

Э нет, я туда не хочу!

Сарана дралась легко и уверенно, не подпуская низших близко. Я присоединился к орке, нанося удары по подкрадывающимся с боков людишкам. С ножом я обращался неплохо, но тут меткость особо и не требовалась - стоило кого-то из существ даже просто поцарапать, как белые нити утаскивали новую жертву. Да уж, отличный пир Сарана устроила этим каннибалам.

Разглядеть тварей толком не удавалось - их было слишком много. Но это явно люди: грязные, худые, одеты в рванье, за спиной у каждого болтались какие-то белые драные тряпки.

Любование этими уродами не прошло для меня даром - я пусть ненадолго, но отвлекся. В мою руку сначала легонько ткнулась белая нить - араж, паутина! - затем прочно обхватила мое плечо, еще две нити впились в ноги. Последовал резкий болезненный рывок, и меня потащило сквозь толпу. Кто-то пытался тянуть ко мне свои загребущие лапки, но трое крупных мужчин на том конце нитей злобно на них зашипели, и покусившиеся на чужое недовольно отступили.

Надо мной склонилось, в общем-то, обычное человеческое лицо, если не считать за отличия почти полное отсутствие интеллекта, острые клыки во рту и вплотную прижатые к черепу уши.

- Ссссс! - ласково сказал мне низший, примериваясь к моему горлу.

Не знаю почему, но я совершенно не боялся. Возможно, разум просто отказывался признавать, что меня могут вот-вот сожрать. Ну и зря, я ж и вонь уже из мерзкой пасти этой твари чую.

Справа зашуршало, повернув голову, я заметил, как тощая, вся в шрамах тетка открыла рот и... плюнула в меня паутиной. Собравшийся отобедать низший нелюбезно на нее зыркнул и когтем оборвал чужую нить.

- Исссааа! - горестно взвыла тетка.

- Исссаааа! - подхватили остальные твари.

- Ангорлах! - раздался отчаянный крик Сараны.

Вспыхнул ослепительно яркий свет, больно ударив по глазам. Больше я ничего не видел. Да и сознание, похоже, потерял - так как слышался мне явный бред.



Барбариска


Потом еще не раз я видела во сне эту картину.

Мужчина, враг, с разорванной грудью и горлом. Его донельзя удивленные глаза в прорезях маски. Хлещущая из ран кровь, заливающая гладкую серую ткань водолазки. Моя дрожащая рука с окрасившимися алым когтями.

Я не кричу только потому, что от страха пропал голос, лишь беспомощно открываю-закрываю рот, словно вытащенная из воды рыба. Не понимая, что делаю, совершенно по-детски прячу за спину руку с компрометирующим меня оружием. Даже не пытаюсь оттолкнуть вцепившегося мне в плечо хрипящего воина. Торопливо сдергиваю с шеи платок, собираясь зажать его рану, хотя это уже бесполезно. Совершенно не осознаю, что тип в сером даже на последнем издыхании пытается меня душить.

Резкий толчок, и чужие руки разжимаются. Мужчина замолкает и медленно-медленно оседает на землю. И не двигается. "У него нож в спине", - пробуют докричаться до меня осколки сознания. Действительно, нож. Откуда?

Передо мной вырастает новая тень. Холодные зеленые глаза. Знакомые глаза. Это, кажется, Сейфиттин. Сильная боль в щеке. Еще удар. За что? Слезы градом катятся из глаз. Еще удар.

- Я... - вместо слов изо рта вырывается нервный всхлип.

Оборотень на миг прижимает меня к себе и шипит на ухо:

- Тихо! Не шуми! Огданов* еще много!

Меня сильно трясут, затем следует очередная сильная пощечина.

И вот тогда происходит самое худшее - возвращается сознание.

Испуганно зажимаю себе руками рот и до крови прокусываю губу, чтобы не заорать во весь голос. Тут еще этот кошак насмешливо шепчет:

- А ты молодец, даже не обделалась. Огдана с первого раза сложно замочить, - сердито добавляет он и бесшумно исчезает в кустах.

Я падаю на колени и на карачках уползаю вслед за ним в густой кустарник.

Молодец?! Он что, идиот? Я ж человека убила! Чертовы когти!

Сдергиваю с руки крелл-кэн, замахиваюсь, чтобы выкинуть и... кладу рядом.

Мамочки мои! Столько крови! О черт!

Сколько меня выворачивало наизнанку, я не помню. Зато начались галлюцинации. Тоненький голосок в голове строго велел взять воду, и следом из моего кошеля, как пробка из бутылки, выскочила фляжка. Я жадно присосалась к горлышку и, лишь вытряхнув себе в рот последние капли, радостно закричала (к счастью, мысленно):

~ Умник, ты вернулся!

~ Нет, я не Умник! Я Плюшкин! - гордо пропищали в ответ.


Огданы* - клан наемных убийц.




Неор Туварэн


Странный он, граф Руфинарис Эра'стуар. Может, потому что призрак... Но я сразу же поверила, что он мой дед. Ну, во-первых, у нас дома его портрет висит, а во-вторых, он от мамы письмо привез и маленькую посылочку с моими любимыми вещами. Оказывается, мамуля эльфийку быстро раскусила, но никому ничего говорить не стала, особенно после того, как Альси ей про мою свадьбу рассказала.

Руфи немного ворчал, что нельзя всяким незнакомым привидениям доверять, а вдруг он враг. Но как не поверить, когда и почерк мамин, и приписка в конце письма все на свои места расставляет - этот старикан точно от мамочки приехал. Что за приписка? Да просто все. "А чтобы ты не скучала, доченька, посылаю твои любимые картинки. Парочку иллюстраций, ты уж не обессудь, я себе оставила, уж больно хороши мерзавцы, а остальные видимо твой отец выкинул. Да ты не переживай, у тебя ж там поди оригинал под рукой имеется ". Ну и сами картинки в посылочке. Ага, те самые, что мне Ильсан по всей комнате развесил. Дедушка, как эту красоту неописуемую увидел, аж замерцал от возмущения:

- Что?! Мои потомки ТАКОЕ смотрят?! Ах вы!

Следующие пять минут старик емко и образно объяснял, что он про такое безобразие думает, а потом тяжко вздохнул и разочарованно добавил, брезгливо перелистывая картинки:

- А чего мужики-то одни? Почему девиц нет?

Фрррр, смешной такой нархан, сообщил расстроенному призраку, что знает, где их можно достать, и развеселая четверка мгновенно испарилась, оставив меня потрясенно хлопать ресницами. Вскоре примчался Имар с магом, чтобы изгнать злобную нечисть. Я же гордо заявила, что "самолично эту нечисть изгнала несколько минут назад". Правда, как и куда, сообщать не стала, только честно глядела в изумленные фиалковые глаза эльфийского красавчика-мага.


С тех пор как мой родственничек сотоварищи появился во дворце Князя, скучать стало просто некогда. Тут и один дедушка Руфи чего стоит, а вместе с тремя симпатичными розовыми зайчишками - так вообще убойная сила. Хотя я их не всегда понимаю. Вот скажите мне, какая связь между ударом канделябром по голове и доказательствами в предательстве? Если меня, например, такой штукой стукнуть, то я тоже во всем сразу же признаюсь, если выживу, конечно. Но, к счастью, дам Руфинарис своим разведчикам трогать запретил.

Я сначала, когда наглое привидение только объявилось в нашей с Имаром спальне, сильно перепугалась, но потом поняла, что дедушка-призрак - это просто замечательно. И пусть дедуля немного вредный и занудный, но меня он любит, я это чувствую. К тому же Руфи приехал сюда меня защитить, ведь тут в замке какие-то страшные дела творятся. Жуткий заговор, который нам надо отважно раскрыть, и только тогда граф Эра'стуар будет спокоен за мою жизнь. Ведь в этом "эльфячьем рассаднике предателей" даже Княжна не может быть в безопасности.

Дед сообщил, что Альси пряталась в Кадаре под моей личиной и изображала жену Тойна Ишвари. Но ее чуть не раскрыли, и пришлось бедняжке переодеваться мальчишкой и в обществе настоящих (ух ты!) разбойников тайно добираться сюда. Услыхав про пэра Нарфа, который за несколько дней знакомства так меня достал, что я сбежала из дома с первыми попавшимися попутчиками, я прониклась к юной Княжне самыми нежными чувствами и решила во что бы то ни стало помочь ей и дедушке. Сейчас Альсарианнэль вместе со своей бандитской свитой пряталась в лесу, в пещере. И пусть нарханы, под то и дело раздающиеся в замке недоуменно-возмущенные вопли, натаскали в подземелье и одеял, и еды, и всякой всячины, все равно там холодно и сыро. И компания для эльфийки неподходящая. Поэтому я горячо поддержала идею дедушки привезти Альси во дворец под видом моего брата. Я даже ей имя придумала - Сигизмунд. А что? Красиво звучит. И Руфинарису понравилось. Он даже сказал, что Княжна будет в восторге, правда, при этом почему-то хихикал.


Сегодня дедуля сидел в кресле в моей гостиной и самозабвенно ругался с нарханами. То, что мои зайчишки внаглую обворовывали эльфов, его не особо возмущало - как заявил мой неуемный предок: "Это не воровство, а экспроприация вражеской собственности!" Что это значит, я не поняла, но звучит отлично. Призрака куда сильнее злило, что нарханы предпочитали утаскивать чужие вещи прямо из-под носа их хозяев, ибо так "веселее и загадочнее, а уж как вкусно".

- Придурки! Идиоты! - орал разгневанный граф. - Мы тут на разведке, тайной! А вы всем на глаза показываетесь! Эльфей пугаете! Я вам что сказал? Отметить на карте комнаты знати. Отметить, а не пометить?! Теперь весь дворец благоухает. А если заговорщики что-то заподозрят?! А вдруг ушастики всерьез займутся поиском нечисти? Мне-то все равно, меня араж изгонишь!

- Так нам тоже, - беззаботно заявил Фрррр, сидевший у меня на плечах и помахивающий пушистым рыжим хвостом. - Неор, - он легонько дернул меня за рукав, - ну-ка, скажи "приглашаю".

- Приглашаю, - послушно повторила я, размышляя, как бы уговорить зверька закрыть глаза и немного помолчать, чтобы я смогла пройтись по коридорам и похвастаться новым лисьим воротником.

Будущий "воротник", не подозревая о моих коварных планах, радостно рассмеялся:

- Теперь и нас араж изгонишь!




Ильсан Авилэр


Шум вокруг усилился: крики, шипящий свист, заковыристая ругань орки. Меня схватили за ноги и куда-то потащили, тут же кто-то вцепился в мою руку, дергая на себя, а чьи-то зубы впились в бок - от боли я заорал во весь голос и задергался, пытаясь вырваться, но не смог.

- Орссах! - раздался повелительный окрик. - Орссах! Орссах!

А следом резкий, словно щелчок хлыста, звук. Нет, точно хлыст - один из ударов, отгоняющих тварей, пришелся по мне, обжигая живот. Но я этому даже обрадовался: и зубы, и когти оставили меня в покое.

- Ангорлах, наконец-то, - радостно воскликнула Сарана, подбираясь ближе.


Меня окутывает что-то мягкое, теплое и пугающее - магией от него прет будь здоров и спать сильно хочется, но нельзя. Сопротивляюсь изо всех сил, черпая силу из дергающей бок боли.

- Простите за опоздание, госпожа Ти, - виновато шепчут рядом, голос мужской с ярко выраженным присвистом и шипением.

- Какой идиот вообще выпустил низших?! - женский голос звенит от гнева.

Странно, на орку не похоже. Тогда где она? Ее, поди, усыпили, как и меня хотели?

Думать все тяжелее, мысли будто в густом киселе плавают. Слышу, как несколько человек сгоняют низших к выходу. Или это мне кажется?


Вскоре звуки плети и испуганно-злое шипение мерзких существ затихли. Надеюсь, их загнали туда, где им самое место. Чьи-то руки аккуратно меня перевернули и ощупали.

- Не смертельно, - облегченно вздохнула хозяйка неизвестных спасателей и тут же с нажимом уточнила. - Ангорлах, я жду ответа на свой вопрос. Кто натравил низших?

- Но, госпожа, - растерянно прошипел тот, - вы же сами сказали, что нужно организовать нападение, нужно напугать...

- Придурок! - хм, похоже, парень заработал неслабую пощечину. - Я сказала, напугать, а не убивать! Мне мальчишка живым нужен и, по возможности, здоровым. Бездна Рувала, ведь знала же, что с крошассами* нельзя связываться. У вас же мозгов совсем нет, улитки и те умнее. Чуть все дело мне не запороли.

- Мы как достовернее хотели, - залебезил Ангорлах.

- Я и говорю, дебилы, - насмешливо пропела женщина, затем властно добавила. - Ладно, мальчишку в камеру. Рану обработать, яд удалить. Пусть спит, потом я к нему загляну. Ах да, низших наказать, чтобы неповадно было на чужую добычу рот разевать.


Крошасс* - мутанты, человеко-пауки.


Когда дама убралась, Ангорлах взвалил меня на плечо и куда-то потащил, бурча себе под нос, что наглая еда, возомнившая себя госпожой крошассов, скоро поплатится. Вот как только их ученые найдут способ бороться с ее магией, так он первый ее жрать будет - ведь вожаку завсегда самый лучший кусок.

Дальнейший путь до камеры я помню плохо, так как от перечисления подробностей предстоящей трапезы меня стало подташнивать, хотя, может, и от яда, в итоге я повторил любимое занятие Неор - упал в обморок.

Очнулся на жестком холодном полу от того, что какая-то тварь присосалась к моей ране. Я рванулся прочь, но сильные руки удержали меня на месте.

- Не дергайся! Яд высасываю, - велел Ангорлах, сейчас он, похоже, не волновался, и шипение в его речи было почти незаметным. - Лежи.

Крошасс вновь приник к месту укуса. Удивительно, но больно совсем не было, по телу растеклось приятное тепло, сопротивляться больше не хотелось, да и вообще двигаться. Я закрыл глаза и расслабился. Зрение все еще не вернулось, и понять, как выглядит этот "лекарь" я не мог, но сильно подозревал, что он не очень-то отличается от пытавшихся нас сожрать низших.

Облизав мой бок, существо тяжко вздохнуло и нехотя отодвинулось - я прямо кожей чувствовал, что оно с удовольствием бы мной подзакусило, но боится таинственной госпожи Ти.

- Вожак, - раздалось от двери новое незнакомое шипение, - вещи куда?

- Сюда кидай, - приказал Ангорлах.

Что-то увесистое и твердое, ударив меня по голове, отлетело в сторону.

Араж, меткие, однако, твари! - мелькнула последняя мысль.

Встречи с вещевым мешком моя несчастная голова уже не вынесла, и сознание вновь уплыло.



Неор Туварэн



Этот день, который наверняка войдет в эльфийскую историю под названием "День исчезающих драгоценностей", ознаменовался истошными женскими воплями.

Теплое ясное утро не предвещало никаких неприятностей, но ближе к обеду самым таинственным образом начали пропадать украшения. У меня сразу же возникли некоторые подозрения в источнике проблем, но... Какого аража нарханам вообще понадобились сережки? Хватали они все серьги без разбора: и золотые, и серебряные, и большие, и маленькие. И не важно, где в данный момент находились украшения: в шкатулке на туалетном столике или в изящных острых ушках эльфочек - безопасность это не гарантировало. Испугавшись гнева дедушки, "разведчики" старались больше не показываться народу, но придворным дамам от этого было не легче. Не очень-то приятно ощущать, как чьи-то холодные лапки вытаскивают драгоценности прямо из твоих ушей или из лифа, куда некоторые изобретательные дамочки пытались припрятать свои побрякушки. Причем, особо умные ссыпали туда не только серьги, но и всю шкатулку разом.

Я на всякий случай сбегала в свою комнату. Уф, мои драгоценности все на месте, даже идиотский подарок Муравельки. Давно собиралась эту серьгу выкинуть, но каждый раз меня что-то останавливало в последний момент.

- Неор, - раздался позади скрипучий голос, - хватит ерундой заниматься. Пошли.

- Куда? - улыбнулась я, закрывая крышку и пряча шкатулку в стол.

- На разведку, - пояснил дедушка. - Твой муженек к Князю с докладом пошел. Надо выяснить, о чем они совещаются. Там тайный ход есть, как раз рядом с кабинетом эльфийского правителя. Одень что-нибудь потемнее, в этом коридоре грязновато.

- Дедуль, - я грустно вздохнула, не забыв поправить прическу, - а почему ты Имара не любишь?

- Что я, девка, что ли, мужика любить? - беззлобно огрызнулся он, усаживаясь в кресло и нетерпеливо ожидая, когда я переберусь из элегантного серебристого платья в темно-синий дорожный костюм с изящной вышивкой.

- Дедушка, ну я же серьезно, почему ты Имару не доверяешь? Он хороший! Давай я ему о тебе расскажу, а?

- Нет, - покачал головой призрак. - Пока не стоит. Вот проверим парня, тогда и представишь его мне. Хотя один плюс у эльфенка есть.

- Какой? - радостно подскочила я.

- Тебя любит.


Я со слезами на глазах рассматривала ошметки паутины, залепившие весь мой новый наряд. Нет, ну почему, никто эти тайные ходы не моет? Совсем ведь ходить невозможно - сыро, затхло и паутина кругом. Дедушке-то хорошо, он насквозь проходит. Когда мы добрались до кабинета Суара, я уже пожалела, что напросилась участвовать в расследовании заговора. Но усевшись на неожиданно удобный стульчик у хорошо замаскированного смотрового отверстия и почувствовав себя настоящей разведчицей, я слегка приободрилась.

Князь и его Советник сидели в мягких креслах около стола и, попивая красное вино, слушали доклад Имара.

Ага, если мы хорошо видим стол, то, значит, прячемся за камином. Интересно...

- Дедуль, - шепнула я, - а через камин можно в кабинет пробраться?

- Можно, - кивнул он, - тихо сиди, не мешай.

Я замолчала, разглядывая старших эльфов. До чего же они красивые: длинные золотистые локоны и огромные лучистые глаза, изысканные одежды и утонченные манеры. Но мой Имарчик все равно лучше - мне, оказывается, черноволосые ушастики куда больше нравятся, да и общаться с Имаром проще, он не такой заносчивый, как некоторые.

- Все шло по плану, - любимый продолжил рассказ, начало которого я благополучно проворонила, - мои ребята уже почти добрались до Княжны, когда неожиданно столкнулись с отрядом Лорда Эвринэ.

- Даже так? - насмешливо приподнял бровь Советник. - Как они пришли к этому выводу?

- Улвариантизель доложил, что это был очень странный отряд. В нем собраны представители самый разных рас - эльфы, гном, оборотни, мурат, вампир, да еще и полукровку за собой таскают.

- Да, очень необычный отряд, - усмехнулся Князь.

- Думаю, - важно кивнул юный эльф, - это просто прикрытие. Среди них Высший вампир, мастерски владеющий магией иллюзий. Рассмотреть, кто на самом деле скрывается под мороком, не удалось.

- Не удалось? - Суартинавэль недовольно нахмурился. - Неужели в твоем отряде, дорогой племянник, не было ни одного хорошего мага?

- Был, - поторопился объяснить мой красавчик. - Но с Высшим вампиром ему не справиться. Я же не знал, что Эвринэ с клыкастыми свяжется.

- Действительно, Суар, - улыбаясь, заявил Вуайливеритель, - не ругай парня. Я вот тоже не знал, что Шевел с вампирами дружбу водит. Надо бы это проверить.

Я рассматривала Советника и удивлялась - его глаза, несмотря на теплый фиалковый цвет, излучали ледяной холод (я даже плечами зябко передернула), а вроде бы ласковая улыбка эльфа казалась насквозь фальшивой. И я уже не первый раз это замечаю. Имар, правда, говорит, что Советник отличный товарищ и хороший специалист, а так как именно он возглавляет Службу Безопасности, то вполне нормально, что Вуайли такой строгий и скрытный. Ладно, мужу виднее - он лучше этого Советника знает. Надо потом с дедушкой посоветоваться, когда мы из этого лаза выберемся. Потом, когда грязь и паутину с себя счищу и в ванне пару часиков поваляюсь! Нет, ну все-таки, почему эти тайные ходы никто не моет, а?! Почему принцессы должны пачкаться?

- Как твои бойцы определили, что тот отряд послан Эвринэ? - задал очередной вопрос Князь.

Вот еще, кстати, отличие - дядя Имара заплел свои шикарные волосы в обычную косу, а не навертел на голове какую-то узорчатую башню. Справедливости ради надо признать, у Вуйали волосы тоже красивые - пышные, блестящие. Хотя это как раз и не удивительно, тут такие масла потрясающие, мне служанка в волосы их втирает, так теперь...

Уй! Больно же! Нет, ну вот чего он щипается?! Я гневно посмотрела на деда, но промолчала- мы ж на секретной разведоперации!

- Тогда Леди Эвринэ не выдержала и сняла иллюзию, - торжествующе закончил Имарчик свою речь, которую я опять прослушала. - И стало ясно, что это отряд Шевела. А история с побегом жены это для отвода глаз!

-И зачем же ему отправлять на такое опасное задание свою жену? - фыркнул себе под нос Суар.

- Как зачем? - сверкнул голубыми глазами Имар. - У Анивиэль неплохие отношения с Альси, только она и сможет уговорить Княжну пойти с ними!

- Может быть, может быть, - задумчиво протянул мой новый дядя. - Что дальше?

- Мои воины обманули врага, сказали, что им в другую сторону. А сами быстренько их обогнали по другой дороге и вошли в город первыми, забрали Княжну и направляются в безопасное убежище.

ЧТО? Я чуть не заорала от изумления. Какую Княжну они забрали, когда она в замке прячется, в тайной комнате. А там пылища такая и крысы, уууу! Так, надо слушать внимательнее. Может, я просто не поняла?

- В твоем отряде надежные ребята? Опытные? - уточнил Суар.

- Да, конечно, - после небольшой заминки ответил мой муж. - Надежные, все добровольцы. Задание-то опасное.

- Хорошо, - улыбнулся Князь, хлопнув племянника по плечу. - Дальше действуйте по плану.



Айверин Шей'тар


Сегодня воистину волшебный день. Объявилась Барбариска, а вместе с ней возможность перевести карты сокровищ, которые я видел в библиотеке в Виссэре. Нашелся Город, правда, здесь мои ожидания не сбылись, но если подумать, то этот артефакт можно неплохо использовать. А сейчас совсем удивительная штука - золотой дождь. Сверху, мне прямо на голову, падали различные драгоценности. Ан, нет, не только золотые - я перехватил одно из украшений, повертел в руках и сунул в карман. Вскоре стало понятно, что карманов мне не хватит, придется за запасными мешками в лавку бежать.

Чудо, это просто чудо! Сколько бы я в детстве ни просил у Богов помощи, ни разу не дождался - и ладно бы, когда я золото просил, так ведь иногда и просто о корочке хлеба умолял, но Боги были слепы и глухи. А вот сегодня вдруг расщедрились.

- Что это? - восторженно захлопала в ладони Динира.

- Это я сделал! - подскочила к ней мохнатая крыса с длинным розовым хвостом.

- Нет, я! - оттолкнул его Шррррр, звякнув медальками на своем мундире.

- Нет, я!

- Нет, я!

Император яростно взвыл и, обернувшись котом, бросился в драку, Ирррр тоже, и вот уже по полу катается визжащий, рычащий и кусающийся черный клубок. Когда к воюющим подскочил еще один огромный черный котяра, я азартно потер руки, но веселью не суждено было случиться. Двумя мощными ударами Бумер раскидал противников в стороны, и теперь они, выгнув спину, злобно шипели на неожиданного миротворца.

- Уррррод! - рычал Ирррр.

- Дурррак! - поддерживал его Шррррр. - Не смей меня трогать. Я - Император!

- А я... А я... - задумчиво протянул лингрэ и, горделиво выпятив грудь, добавил. - А я Президент. У нас демократия, а при демократии Президент самый главный! Ясно?! - грозно вопросил он.

- Неа, - Император недовольно почесал лапой за ухом, выудил оттуда золотую сережку и откинул в угол. - Это еще что за демократия и с чем ее едят?

- Демократия, - приосанился Бумер, пригладив лапкой шерсть,- это власть народа! Когда все равны и могут говорить, что хотят, и им за это ничего не будет.

Ни я, ни остальные члены нашей команды, как и нархан, ничего толком из этих объяснений не поняли, но с удовольствием наблюдали за бесплатным представлением. Один лишь Зар понимающе посмеивался. И наши малышки что-то подозрительно притихли, ладно - нарханы-то на глазах, значит, ничего страшного не случится.

- Но мы и так говорим, что хотим, - удивился Ирррр.

- Вот! - радостно подхватил лингрэ. - Я же сказал, что демократия! А главный там Президент!

- А откуда этот Президент берется? - хитро спросил Шррррр.

- Его выбирают на легитимных выборах.

- На каких? - обалдело уточнил я.

- На честных и предельно прозрачных. Вот я и выбрал! Себя!

- Чего? - возмутился Император.

- Того, - передразнил его новоиспеченный Президент, - я вам сразу все честно сказал, значит, выборы честные. Вы все меня предельно четко видите, значит, выборы прозрачные. Вот!

- Эй, а почему это ты? - заорал Ирррр. - Я тоже в Президенты хочу!

- А поздняк метаться! - ехидно фыркнул Бумер. - Президента на шесть лет выбирают. Вот потом можно и перевыборы сделать, если представишь мне в Центральную избирательную комиссию два миллиона подписей избирателей.

- Сколько? - расширил глаза Ирррр.

- Хм, - Шррррр о чем-то размышлял, от усердия высунув язык, - а что, вполне можно собрать. Нас, правда, пока всего сорок, но это не проблема.

- Э нет! - завопил я. - Нам тут два миллиона нарханов не нужны! Сам же сказал, что есть нечего будет. У простого народа подписи собирай!

- Ладно, - раздраженно помахал хвостом тот и вдруг подскочил. - А у эльфов можно подписи собирать?

- Можно, - кивнул я.

- Отлично! У нас же целый дворец остроухов почти подготовлен к процессу выборов. Надо только Фрррру команду дать - чем больше подписей, тем быстрее мои ребята оттуда уйдут!

Я чуть с лавки не свалился от хохота, представляя, как нарханы ходят по замку Князя с бумажками и требуют подписи за свое изгнание. Все присутствующие веселились вместе со мной, а бывшие противники и новый Президент уставились на нас во все глаза и сыто облизывались.

Вдруг позади, обрывая нашу забаву, раздался отчаянный вопль:

- Хватит!

Мы обернулись и вновь чуть не полегли от смеха на пол. Две позабытые во время выборов шалуньи, собрав падающие драгоценности, понацепляли их на себя. Это еще ладно, куда забавнее смотрелся гном, которого девчонки тоже украсили. Разномастные сережки у него были везде: в ушах, в волосах, в бороде. И, похоже, на достигнутом малышки останавливаться не собирались, решая, куда еще пристроить побрякушки.

- Деда, ты чего? - с удивлением спросила Ланка. - Красиво же!

- Убери от меня свою жену, - взвыл Костас, обращаясь к вампиру. - Она мне всю бороду спутала!

- Лана, иди сюда, - позвал тот, усаживая девушку рядом. - А все-таки откуда здесь это богатство?

- Так Сейфи же говорил, что Ланке нужна сережка, которую прячут эльфы, - пояснил Ирррр, оборачиваясь зеленым пушистым зайчиком и запрыгивая красотке на колени. - Вот я и попросил...

- А я, - перебил его Император, - приказал разведчикам найти и перекинуть сюда сережки, которые эльфы у наших друзей украли.

Я захихикал, представляя объем "украденного" и сколько лет рудников получили бы за это остроухи. Да уж, меры нарханы точно не знают. Одно хорошо, золота много! Ну, и Сейтлану сможем расколдовать, если найдем в этой куче нужную вещь. Вампир, словно услыхав мои мысли, вынул из ушка своей жены серьгу, продемонстрировал ее народу и велел искать вторую такую же. И мы дружно нырнули в серебряно-золотое море в поисках драгоценной рыбки. Вот только Зар как-то странно напрягся и остался сидеть на месте, а Эдигоран, которому фраккат что-то шепнул, опрометью выскочил из дома.




Глава 3. Нет такой тайны...


Барбариска


- Кто? - я не свалилась лишь потому, что и так сидела на траве.

Нет, шизофрения меня всё-таки настигла - мало мне Умника, теперь ещё и с поясом разговариваю.

- Я не пояс! - с возмущением заявил некто. - Я артефакт! Живой!

- Живой? - криво усмехнулась я.

- Ну, почти живой, - гонору в голосе слегка поубавилось, - зато разумный!

- Плюшкин, ты, что ли?

- Ага, - хихикнул он.

- Если ты такой разумный, чего раньше молчал?

- Так привязка должна была произойти, - терпеливо, как маленькому ребёнку, пояснил артефакт. - Ты ж вроде как чужая, сразу не получилось.

- А сейчас я могу тобой командовать? - уточнила я, отодвигая надоедливо лезущую в глаза ветку. - И ты, наконец, отдашь то, что я в тебя запихала?

- Отдам, - радостно ответил Плюшкин. - У меня тут такая отличная вещица есть. Тебе как раз пригодится. Погодь, найду... Где-то тут лежало, лет пятьсот как... Ага!

Воздух передо мной заискрился, сгустившись густым киселем. Я его даже пальцем от любопытства потыкала и замерла, наткнувшись на невидимую преграду, и в тот же миг, чуть не отрезав мне пальцы и таки отрубив настырную ветку, на землю плюхнулся огромный меч.

- Вот! - гордо провозгласил артефакт.

- Это что? - пискнула я, спрятав на всякий случай руки за спину.

- Как что? - удивленно отозвался он. - Оружие. Как ты без него сражаться будешь?

- Сражаться? - растерянно воскликнула я, отползая от оружия подальше.

- Ну да. Там же твои друзья. Ты разве не будешь им помогать?

Идиотка! Там же Орис, а я тут сижу, себя жалею!

Я вскочила на ноги и со всей возможной поспешностью и аккуратностью, чтобы не засекли, пробралась к дому и заглянула в окно. Меч? Да я его даже поднять не смогла, а тащить за собой волоком - просто глупость. Хотя если понадеяться, что враги сами помрут, от смеха, когда меня с этим оружием увидят, то тогда да, можно и прихватить. Вот мы какие, бойтесь нас!


Для урсов всё складывалось не очень хорошо, вернее, очень нехорошо. Несмотря на то, что котам удалось убить троих типов в сером, противников оставалось ещё много. И если бы нападавшие по непонятной причине не использовали лишь короткие ножи, то давно бы справились с двумя лиррами. По-моему, достаточно было бы одного выстрела откуда-то сверху - защищающиеся были в таком плотном кольце, что уклонится от пули или стрелы просто нереально. Собственно, и нападавших перестрелять тоже плевое дело, как мне кажется.

Будто в ответ на мои слова из зарослей справа вылетели две метательные звездочки. Они с тихим свистом нашли свои цели - и серых уродов стало чуток меньше. От группы тотчас отделились четверо серых. Обшарив взглядом стены, они неуловимой тенью скользнули к притаившемуся Сейфиттину. Или еще какой таинственный помощник объявился? Ан нет, точно - пушистик. Оборотень вновь воспользовался своим оружием, но теперь убийцы легко от него уклонились, и вскоре возник ещё один очаг боя: Мейр спрыгнул со второго этажа и, выхватив ножи, встретил противников лицом к лицу.

А он неплохо сражается. Вот бы я могла как-то нашим помочь...

- Эй, у тебя пистолета случайно нет? - шепотом спросила я у Плюшкина.

- Нет, - ответил мне на ухо Эдигоран, заставив испуганно шарахнуться в сторону.

- Эд, придурок! - злобно зашипела я, с трудом унимая отчаянно бьющееся сердце. - Ты чего так подкрадываешься?

- Я думал, ты меня слышишь, - парень изумленно распахнул по-детски наивные карие глаза.

- Ладно, - хмыкнула я, - об этом потом поговорим. Ты можешь этих серых остановить?

- Конечно, - улыбнулся юноша

Маг взмахнул рукой, недоуменно нахмурился, повторил попытку и жалобно оглянулся на меня.

- Не выходит, на них защита стоит антимагическая, - растерянно пробормотал он.

Я с силой тряхнула его за плечи, чтобы привести в чувство.

- Эд, - строго сказала я, заставив парня посмотреть мне в глаза, - что за защита?

- Против них нельзя применять магию.

- А если не против них? - задумчиво протянула я. - А если воздействовать на другие предметы? Ну, например, камень на башку слевитировать или ещё что. К ним магию можно применять?

- Можно! - обрадовался юный маг, прищелкнул пальцами, и лианы, оплетающие стены, хищными змеями рванули вперёд, цепляя огданов за ноги и растаскивая в стороны.

Вскоре я искренне веселилась, наблюдая уже знакомую, за исключением парочки отличий, картину: в этот раз у врагов не было длинных бород, и подвесил их маг не к потолку, а живописно разместил вдоль остатков стен, намертво прикрутив разросшимися толстыми стеблями. Опомнившись, я, не утруждая себя поисками двери, вылезла в окно, бросилась к мальчишке, схватив в его охапку. Орис обнял меня в ответ, но тут же отстранился, изображая крутого воина.

Риарр и Сейфи, понимающе переглянувшись, отправились методично добивать огданов.

- Но это же нечестно, - озадаченно пробормотала я, - убивать беззащитных.

- Беззащитных? - хмыкнул юный лирр. - Это ж наёмные убийцы. Они бы точно никого жалеть не стали.

Я пожала плечами, не в силах согласиться с ним.

- Или, по-твоему, честно нападать всей толпой на одного? - нервно дернул хвостом принц.

- Нечестно, - кивнула я.

- Вот, - заявил Орис, - это законы выживания - или ты, или тебя. Огданы получили заказ, и если мы их не уничтожим, то они не отстанут. Будут идти следом, пока заказ не выполнят. Вообще странно, что мы так долго продержались.

- Ничего странного, - пояснил подошедший Сейфиттин. - Если бы не серые робы, мы бы их даже ранить не смогли. Черные костюмы и маски, которые чаще всего используют огданы, зачарованы так, что их с первого раза и не пробьёшь. Видать, неплохо убийцам заплатили, раз они переоделись в эти тряпки, да и нападали в открытую. Обычно из-за угла бьют - стрела там или игла отравленная. А тут ножи... Непонятно.

- Очень даже понятно, - вздохнул мальчишка. - Их кто-то из наших нанял. Дуэль на ножах у нас привычное дело, особенно среди знатных урсов.

- Хороша дуэль, - с усмешкой заявила я, - один против двадцати. Благородство так и прёт!

- Думаю, - зло сощурился Орис, сжав кулаки, - этот араж хотел соблюсти лишь внешние приличия. Смерть от ножа - благородная смерть. Удар ножом в наличии, значит, дуэль состоялась по правилам. Ещё с древности считается, что тебя постигнет та же участь, как и того, кого ты убил на дуэли. Убил ядом - и тебя отравят, застрелил - и тебя встретит стрела. Но это относится лишь к тому, кто выше тебя по статусу, кто является твоим господином. А кому мог помешать Риарр? - принц задумчиво прикусил кончик рыжей косы. - Он, конечно, мог бы стать главой Семьи после смерти отца, а то и Главным Когтем, но когда погиб Орхарн, Риарр предпочел судьбу изгнанника.

- Его выгнали из клана? - спросила я, положив руку на плечо парнишки.

- Нет. Он сам ушёл.

- И всё-таки странно, - задумчиво протянула я, - зачем этим огданам так рисковать, если всё можно куда проще сделать?

- Можно и проще, - ухмыльнулся Сейфиттин, - но и заплатят в этом случае куда меньше.

- Точно, - к нам подошёл Риарр, раздраженно хлещущий себя хвостом по ногам. - К тому же слово заказчика для огданов - закон, чтоб этому заказчику икалось и мяукалось одновременно, пока я его не найду и не придушу!

- Придушу? - приподнял бровь Орис.

- Эта тварь недостойна благородной смерти! - рявкнул черноволосый воин, сжав кулаки.




Ильсан Авилэр


Просыпаться не хотелось, не мешал даже холодный, вытягивающий последнее тепло каменный пол, а дергающая боль в боку так вообще требовала спать как можно дольше, в безумной надежде, что от раны к тому времени ничего не останется. Но, к сожалению, этим мечтам не суждено было сбыться - два противных женских голоска шипели над ухом уже несколько минут.

- Человек!!

- Нет, не человек!! Людей не существует!

- А вот и существует! - капризно пропел первый голос со ставшим уже привычным присвистом.

- Люди вымерли давно! - не согласилась её собеседница. - Сразу после взрыва.

- Суисса, да ты сама посмотри, - меня аккуратно приподняли и легонько ударили по спине, - крыльев-то у него нет.

- Ну и что, - фыркнула Суисса, - может, он низший. Они все уроды!

- Сама ты уродка! - я с возмущением открыл глаза.

Незнакомая девица с короткими серебристыми волосами взвизгнула от неожиданности и, отпустив меня, отскочила назад, к своей подружке. Та приоткрыла милый ротик с острыми клыками и... Чтобы не оглохнуть от воплей перепуганных девчонок, я поспешно заткнул уши руками и попытался отползти к стене.

- Хватит визжать, дуры! - рявкнул я, запуская в источник кошмарных звуков собственным вещевым мешком, на который случайно наткнулся.

Серебристая перехватила снаряд в воздухе, злобно зашипела и метнула обратно.

- Нарф тебя задери! - ругнулся я, потирая свою многострадальную голову (эта зараза ещё и меткой оказалась), добавил несколько слов из богатого лексикона Сейфи и, лишь успокоившись, вежливо уточнил. - Какого аража вам от меня надо, дуры бешеные?

- Сам дурак! - черноволосая обиженно надула губки, а свист в нежном голосе от волнения стал только сильнее. - Ты зачем нас пугаешь?

- Я?! - мои глаза сами собой округлились от изумления. - Весело! Это я, значит, сам себя сюда запихал, покусал, а теперь ещё и посторонних девиц в камеру притащил и зверски пугаю!

Абсурдность происходящего вылилась в нервный смех, и несколько минут я самозабвенно хохотал, заразив этим и посетительниц. Они тоже засмеялись - сначала настороженно, а потом всё увереннее. Окончательно осмелев, среброволосая уселась на пол рядом со мной, не обращая внимания на то, что её коротенькие светлые шортики пачкаются в пыли, провела чёрными острыми коготками по своей щеке и сказала:

- Кссейна.

Затем крошасса протянула руку - только собрав всю силу воли в кулак, мне удалось не шарахнуться в сторону - когти нежно коснулись моей кожи, не оставляя даже малейших царапин.

- Ты? - спросила она, сощурив серые глаза.

- Я? Ильсан, - улыбнулся я, погладив девчонку по щеке.

- Суисса, - указала на подругу Кссейна.

Черноволосая, взмахнув полупрозрачными тонкими крылышками, плюхнулась на пол рядом с нами и, склонив на бок голову, принялась меня рассматривать. Я занялся тем же самым, разглядывая девиц самым бесцеремонным образом - думаю, мне, как будущему ужину этих красоток, можно всё!

Девушки разительно отличались от напавших на нас с Сараной тварей - в том, что они принадлежат к одной расе, у меня не возникло никаких сомнений - милые личики с вытянутыми к вискам серыми глазами, коротко обрезанные волосы, прижатые к голове острые ушки и маленькие аккуратные клычки во рту. Симпатяжки, да и только. И главное, кусаться не спешат.

Несмотря на то, что одеты крошассы весьма легко, в шорты и безрукавки с открытой спиной, холода они не чувствуют. А я, если честно, уже немного замерз. Надо бы хоть зарядку какую сделать и горяченького поесть. Но заикаться про еду я не рискнул - как бы основным блюдом этой трапезы не оказаться.

Интересно, а как они сюда, в камеру, вообще попали? Вряд ли малолетних девчонок, моих ровесниц, назначили бы охранниками. А если у них есть ключ, не получится ли удрать?

- Ильсан, - полюбопытствовала, облизнув губы, Суисса, - ты человек?

- Я - эльф! - гордо заявил я. - А потому жрать меня нельзя!

Девицы переглянулись и дружно расхохотались, хлопая себя по коленкам. Кссейна игриво толкнула меня в плечо, состроила жуткую рожицу и, прищелкнув зубами, сказала:

- Ильсссан, вкусссный!

Крошассы продолжили веселиться, а я сжал кулаки, собираясь примерно проучить насмешниц, совсем забыв о том, что кроме этих двух людоедок тут полным-полно и других аражевых тварей, которым моё самоуправство может сильно не понравиться. Заметив по моим глазам, что ещё немного, и я окуну её прелестную мордашку в тюремную пыль, Кссейна примирительно подняла руки вверх и улыбнулась:

- Извини, Ильсан. Мы не едим разумных - мы высшие.

- Ага, - хихикнула Суисса, подмигнув мне, - это низшие все жрут. А мы коров выращиваем!

- Коров? - недоверчиво хмыкнул я, представив красоток в роли пастушек целого стада (одна пасет, другая закусывает!). - Ну, тогда ясно, откуда у Ангорлаха хлыст, поди, с пастбища недавно вернулся.

- Нет, - Кссейна гордо приосанилась, - мой отец - вожак, он за всеми следит. Пасут коров другие.

- А что, Ангорлах твой отец? - недовольно скривился я. - Тогда странно, что ты меня съесть не хочешь. Папочка твой был очень даже не против мной подзакусить!

- Нет! - среброволосая гневно нахмурила бровки. - Папа не ест людей! Эльфов тоже не ест!

- Ну, ну! - не поверил я, вспоминая губы крошасса, впившиеся в мой бок. - Да если бы госпожа Ти не приказала ему меня не трогать, он бы с удовольствием меня цапнул!

- Нет! - Кссейна зло зашипела. - Он не мог!

- О да! Не мог! - съехидничал я, в который уже раз мысленно ругая свой болтливый язык, но остановиться не мог. - Да твой папочка такие подробности своего будущего обеда с Ти в качестве главного блюда рассказывал, что я впечатлился.

- А, ясно, - тут же успокоилась крошасса. - Он её не любит. Он был самый главный, а теперь - она. Тебя бы он не стал есть!

- Ну да, ну да! - не унимался я. - Эти в подвале тоже меня есть не хотели, а в бок для знакомства укусили!

- Это низшие, - презрительно засвистела Суисса, - они голодные. Коров у нас мало, на всех не хватает, а бананы низшие есть уже отказываются.

- Так вы их бананами кормите? - расхохотался я.

- Ага, - улыбнулась Кссейна. - Бананов много. Хочешь, мы тебе принесем?

- А может, - попробовал схитрить я, - вы меня проводите, и я сам их сорву? Заодно и коровок посмотрим.




Барбариска


Риарр кивком поблагодарил нас с Эдом, пожал руку Сейфиттину и шагнул к Орису, дружески обнимая мальчишку.

- Еле вас нагнал, - со вздохом сказал воин. - Вы так быстро из Нисколена уехали.

- Быстро? - хмыкнул принц. - Да мы там кучу времени проторчали.

- Я был ранен, без сознания, - укоризненно глянул на паренька Риарр. - А когда смог встать и отправился за Орисом, оказалось, что вы уже уехали. Хорошо, что мне телепортиста удалось найти. Правда, до Кадара. Сюда своим ходом пришлось добираться.

- А откуда ты узнал, что мы здесь? - уточнила я, не в силах справиться с терзавшими меня сомнениями.

- Курран подсказал.

- Курран Тар-тои-марр? - я удивленно округлила глаза.

- Он самый, - кивнул Риарр, поправив выбившуюся из длинной косы черную прядку. - Я от него сообщение получил. Курран - сильный вэррак, вероятности с легкостью просчитывает. По крайней мере, когда мы с Верраном в детстве планировали каверзы, он узнавал об этом ещё до их исполнения и, главное, ни разу не ошибся.

- С Верраном? - не поняла я.

- Он мой друг, - улыбнулся лирр.

- Друг?! - теперь пришла очередь Ориса удивляться. - Так вы ж дрались, каждый раз как встречались!

- Дрались, - урс весело сверкнул зелеными глазами. - Ты пока маленький, потом поймешь, что и друзья могут сцепиться, особенно если любят одну женщину. Вернее, думали, что любят.

- А кого? - с детским любопытством воскликнул мальчишка, нетерпеливо помахивая пушистым светло-рыжим хвостом.

- Тарньяну Край-сано-лирр.

- Так это же невеста моего брата Орхарна! - изумленно замер юный принц. - Так вы что, тоже в неё втрескались?

Риарр в ответ только плечами пожал.

- Ну, теперь ясно, - с усмешкой кивнула я, - почему Веррунчик исчез после встречи с этой белоснежкой.

- А здорово звучит, белоснежка, - засмеялся Орис, смешно встопорщив усы. - Ей подходит.

Черноволосый воин при этих словах на миг отвернулся и тихонько пробурчал себе под нос:

- Два года назад я бы с тобой согласился. Сначала почти одновременно в Тарни влюбились мы с Орхарном, ни о чём другом даже думать не могли. А когда на эту же удочку попался приехавший с официальным визитом Верран, мы заподозрили неладное. Эта дрянь опоила нас приворотными травами, рассчитывая, как мы предположили, удачно выйти замуж. Но всё оказалось куда хуже - она связалась с заговорщиками, да и в ловушку нас тоже эта стерва заманила! И что удивительно, даже вэрраки ничего не просчитали. Хотя эти умники могли и промолчать, если так было нужно для воплощения в жизнь лучшей, по их мнению, вариации, - Риарр окинул нас внимательным взглядом и продолжил. - Верран долго не хотел мне верить, но и он уже понял, что представляет из себя Тарньяна Край-сано-лирр. Поэтому марр и согласился отправиться вместе с заговорщиками, чтобы втереться в доверие и выяснить их планы.

- Как это? Они же его связали?

- Правильно, - кивнул урс, - кто ж ему сразу поверит. Это ж хитрые сволочи, к ним так просто не попасть. Мы рассчитываем, что Верран сумеет хорошо разыграть любовь к Тарни, и через это внедрится в их сплоченные ряды.

- Что?! - возмущенно заорала я. - Так это всё ложь, от начала и до конца? Всё, что мне Верран рассказывал? Я тут переживаю, что он в плену, беспокоюсь, как бы его там не убили, рвусь его спасать. А он, видите ли, там на задании! Разведчик, нарф его задери! Мог бы мне хоть полслова сказать, урод блохастый! Чувствуешь себя использованной половой тряпкой, об которую все кому не лень ноги вытерли, а потом выкинули за ненадобностью. Всё! Хватит с меня ваших революций, интриг, заговорщиков! - я сорвала с шеи тен и швырнула его под ноги котам.

Хотела выкинуть и крелл-кэн, но в последний момент перехватила растерянный взгляд Ориса - похоже, пареньку не слаще: его тоже водили за нос, даже учитель одним из этих серых оказался. Не будем расстраивать мальчишку ещё больше, он ведь от чистого сердца подарок делал, да и полезная вещь эти когти, пусть остаются.

- Короче, - решительно закончила я, - забирайте вашего принца и сами ищите своих завравшихся друзей. А я руки умываю!

Я резко развернулась и бросилась прочь от этих "подпольщиков". Коты остались доругиваться и выяснять отношения, а Эд, догнав меня, принялся восторженно рассказывать, как он этих серых сделал. Задумавшись о том, есть ли вообще в этом мире тот, кто меня не обманывал, я делала вид, что внимательно слушаю рассуждения мага. Сейфиттин тоже не особо интересовался переживаниями Эдика и торопил нас, переживая за сестру. Неудивительно, что к "залу заседаний "мы добрались в рекордные сроки.


Меня ещё немного трясло от всего произошедшего - мысли об убийстве упорно возвращались. Тот факт, что мой удар был не последним, от настырных воспоминаний не спасал - вряд ли можно выжить после той раны, что я ему нанесла. Одно радовало - нападавший был в маске, и его лицо не будет мне сниться. Зар крепко обнял меня, согревая своим сочувствием и нежностью, а также уверенностью, что всё будет хорошо. На моих коленях, свернувшись клубком, громко мурлыкал Бумер, вокруг привычный уже шум и суета. Народ, активно споря, ползал по полу, увлеченно занимаясь раскопками драгоценных залежей. Кстати, удивительно - тут буквально гора золота, а Айверина нет.

~ Не переживай, - хихикнул Сезариан, - самое дорогостоящее он из этой кучи уже выудил, в свою сумку припрятал и умчался проверять башню. Говорит, знамение ему было - именно там ожидает его нечто грандиозное.

~ Точно, - тут же согласилась я, - грандиознее некуда. Тайники, поди, искать пошёл. Этого ему, что ли, мало? - кивнула на шуршащий и позвякивающий ковер.

~ А это решено вернуть эльфам. Воровство, - твёрдо сказал фраккат, - незаконно!

~ Ага, - фыркнула я, - все подумали, и дяденька Страж решил... Ладно, не злись, я с тобой согласна. И незаконно, и с ушастиками нам ссориться не стоит. Главное, найти вторую сережку для Ланы, а без остального мы вполне обойдёмся. Похоже, с нашими новыми знакомыми скучно не бывает, и тишины нам не дождаться. Вот бы ещё Умник объявился, было б совсем чудесно.

~ Объявится, - ласково шепнул Сезариан, - обязательно объявится.

~ Думаешь?

~ Уверен.

~ Даже так? - удивленно приподняла бровь я. - Ты что-то знаешь? А ну, колись давай!

~ Извини, - виновато отозвался Страж, - нам запрещено про это рассказывать.

~ Так ты не рассказывай, - усмехнулась я, - ты думай погромче. А что тебя может кто-то подслушать, это совсем другой вопрос. Это ведь не запрещено?

~ Думать - нет! - расхохотавшись, ответил юноша. - Хорошо, может, что новое и подслушаешь. Умар уже почти всё рассказывал тебе о правилах Игры. Так вот, играют греймы тут уже давно.

~ Подожди, - попросила я, устраиваясь в его объятиях поуютнее, - в чем цель этой Игры?

~ Собрать Планшеты и Ключи и не допустить, чтобы их нашел ал'Руот.

~ А почему ал'Руот не должен найти Планшеты?

~ Не знаю, - пожал плечами фраккат, - нам об этом не сообщают. Всё, что я знаю, лишь обрывки информации. Так вот, лет триста назад я встретил одного старого орка. Он-то мне и рассказал, что такое запасной ход.

~ Запасной ход?

~ Ты меня всё время будешь перебивать? - парень насмешливо приподнял бровь. - Или я могу дальше думать?

~ Прости. Всё. Молчу-молчу.

~ Я тогда пытался удержать скрепы двух зон, которые чуть не разлетелись, но получалось плохо. Линии заклинаний рассыпались. И тут объявился этот старик и, обругав меня последними словами, указал на ошибку. Я успешно завершил свое дело, а затем разыскал его и постарался разговорить. Простой орк никак не мог знать такие заклинания, да и видеть структуру заклятий, а тем более скреп, вообще не должен был, ведь маги среди орков явление очень редкое. Оказалось, что он когда-то был греймом и участвовал в Игре.

~ Ого! - изумленно выдохнула я.

~ Нарушив правила, Тияр, так его звали, не смирился и решил воспользоваться запасным ходом. Если при обычной Игре греймы сидят себе в Центре, управляя своей Куклой издалека, то сделавший запасной ход получает тело Куклы целиком.

~ Как это?

~ Тело Игрока погружают в стазис, а его разум перемещают в чужое тело. При этом грейм лишается всех своих способностей, владея лишь тем, что доступно его новому телу. Как именно это происходит и как выбирается тело, старик не объяснял. Если бы он выиграл и нашел способ вернуться назад, то получил бы свое тело в целости и сохранности. Но Тияр проиграл и остался жить чужой жизнью.

~ Стоп! - чуть не подскочила я. - Это что, Умник захватит моё тело?

~ Нет, - рассмеялся Зар. - Кукла выбирается новая.

~ То есть, если Умар выберет запасной ход, его запихают в какого-нибудь орка или ещё в кого-то?

~ Точно.

~ Ага, а хозяина тела, значит, побоку, - едко протянула я и вздрогнула от неожиданно возникшей мысли. - Стоп! То есть Умник сейчас где-то здесь болтается? Один? Беззащитный? А если с ним что-то случится?

~ С ним? - улыбаясь, хмыкнул Страж. - Да этот хитрожо... хитроумный товарищ где угодно выкрутится! Уверен, мы с ним ещё встретимся.



Неор Туварэн


Когда Имар, поклонившись, удалился, я тоже встала, чтобы нырнуть в тайный ход и, обогнав мужа, встретить его в нашей спальне, но дедушка взял меня за руку, взглядом велев остаться. Я вновь прильнула к смотровому отверстию и успела заметить, как Советник что-то подсыпал в бокал отвлекшегося Князя. Я испуганно закричала, пытаясь предупредить Суара, но призрак успел закрыть мне рот вполне себе материальной рукой, и вышел лишь тихий хрип.

- Молчи, - шепнул Руфи, - это не яд.

- А фффттто? - выдавила я.

- Потом объясню, - грозно шикнул дед, убирая руку.

Я, вцепившись в стул, с ужасом наблюдала, как дядя Имара пьёт отраву, но молчала, не понимая, почему так безоговорочно верю Руфинарису. Уф! Я облегченно вытерла выступившую на лбу испарину - какое счастье, не умер. А с дорогим дедулей я потом поговорю, когда посуда под рукой будет - мама всегда так с папой разговаривает, когда он домой под утро приходит.

- Суар, - улыбнулся одними губами Советник, - чего ты к мальчишке цепляешься? Отвлекающий маневр он провел отлично - теперь заговорщики охотятся за его отрядом, и никто не знает про Кадар.

Знает, - грустно подумала я, - ещё как знает. Или там не один заговор? Одни поддельную Княжну ловят, а вторые догадались, где Альси прячется? Или им этот Советник растрепал? Подозрительный он - вот как глазами на Суара зло сверкает.

- Ты не прав, Вуайли. Немного критики Имару не повредит, - ответил Князь с добродушной усмешкой. - Его ошибка с формированием отряда из одних юнцов в итоге сыграла нам на руку - шпионы Шевела только порадовались, что им такие придурки попались. И теперь, как доложили мои разведчики, следят за мальчишками и липовой Альсарианнэль. Но это была именно ошибка Имара, а не сознательно спланированное действие - а таких ошибок допускать нельзя, это может плохо кончиться.

- Согласен, - кивнул второй эльф, - сглупил парнишка. Но какие его годы, ещё научится. Как думаешь, что это за отряд с Высшим вампиром во главе? Не думаю, что Эвринэ свяжется с клыкастыми.

- А я думаю, - задорно подмигнул собеседнику Суартинавэль, - точно не свяжется. А вот Сейфи, как оказалось, может.

- Сейфи? Твой тайный агент?

- Он самый. Оборотень был в том отряде, что проучил малолетних зарвавшихся наглецов.

- Проучил? - хмыкнул Вуайли.

Советник приподнялся и, подлив себе и собеседнику вина, откинулся на спинку кресла, с явным удовольствием смакуя напиток.

- Эти герои, - Князь весело рассмеялся, - сначала приставали к чужим дамам, заявив, что эльфы - высшая раса и венцы эволюции, а потом, когда их какая-то девчонка поставила на место, ещё и засаду устроили. Вот там и отличился вампир. Короче, взяли наших орлов голыми руками - Ани Эвринэ им ещё несколько воспитательных бесед провела. Так что удирали "венцы эволюции", сверкая пятками.

- О! Ани это может, - расхохотался Советник. - Стоп. Ани? - нахмурился он. - Твой агент продался Эвринэ?

- Нет. Сейфи этого гада ненавидит. А Ани просто сбежала с любовником.

- С любовником, говоришь, - зло процедил сквозь зубы Вуайливеритель. - Что-то у нас тут слишком много уродов развелось, которые к чужим женам пристают!

- Вуайли, ты чего? - удивленно приподнял красиво очерченную бровь Князь. - Ты что, Шевела жалеешь? Так этому гаду и надо! Не будет заговоры устраивать!

- Знаешь, - задумчиво протянул Советник, поправляя прическу, - сдается мне, за Шевелом кто-то стоит. Кто-то поумнее.

- Вот и я так думаю, - кивнул Князь, - иначе бы давно Шевела с Риттом в камеру бросил. Но пока до главных организаторов я не добрался.

- Ничего, - эльф, хитро усмехнувшись, отсалютовал бокалом с вином, - обязательно узнаем. А объявившиеся в замке нарханы нам в этом помогут.

- Нарханы? - расхохотался Суар. - Все эти безобразия твоих рук дело?

- Нет, - улыбнулся золотоволосый красавчик. - Они тут сами по себе появились, но если мы сумеем с ними договориться и направить их кипучую деятельность в нужное русло, то наши разлюбезные заговорщики надолго покой потеряют и наделают ошибок.

- Было бы неплохо, но боюсь, что эта нечисть здесь все разнесет раньше, чем мы что-то выясним. Поэтому давай, изгоняй их.

- Вот это вряд ли получится, - со вздохом поджал губы Вуайливеритель, - нарханов кто-то пригласил в замок. В этом случае их, к сожалению, изгнать невозможно, если только пригласивший сам не передумает. Но его ещё найти надо.

- А если просто усыпить? Я помню, какой-то маг отличное заклинание придумал.

- Не получается, - Советник резко поставил бокал на стол. - Такое впечатление, что нарханы уже находятся под воздействием какого-то заклинания, и другие на них не срабатывают.

- Тогда ищи мага, который их сюда приволок, - приказал Князь, поднимаясь и давая понять, что совещание окончено.



Айверин Шей'тар


Это самый кошмарный день в моей жизни. Эх, рано я обрадовался - от Стража куда больше вреда, чем пользы. Ишь, выдумал, всё эльфам вернуть. Несчастные нарханы трудились, не покладая лапок, эту красоту собирали. А теперь что, вся их работа нарфу под хвост? Даже из карманов проклятый фраккат заставил всё выгрести, ещё и усмехался, слушая мои горестные вздохи. Да и намеки, что я его на коленях не так давно нянчил, совершенно на гада полосатого не подействовали. К счастью, этот поборник законов ненадолго отвлекся, нахмурившись и закрыв глаза, и я смог, изображая активный поиск сережки для Ланы, выудить из золотого моря несколько весьма ценных рыбок и припрятать их в своей сумке. На всякий случай, под предлогом научного исследования развалин башни, я быстренько удрал, бережно прижимая к себе сумку - потом вернусь, как этот вредитель все украшения назад переправит. Нет, я просто не в силах смотреть на такое безобразие, сердце ж кровью обливается, когда эти чудные блестяшки из-под моего носа в чужие карманы уплывают. Уж лучше в башне покопаюсь, а вдруг что найду...

Выбравшись на пустырь, я оглянулся - ничего себе: уже в паре шагов никакого дома и не видно - со всех сторон высокая, по пояс, трава и низкорослый колючий кустарник, и никаких следов жилых построек. На дальнем краю пустоши высились остатки круглой широкой башни. На сегодняшний день сохранилось лишь три этажа, остальные каменной грудой валялись вокруг. Неутомимая растительность уже давно захватила и обломки, и саму башню, превратив её в подобие странной зелёной горы, и лишь небольшие открытые участки ещё подтверждали, что некогда именно человеческие руки воздвигли это сооружение. А может, и не человеческие. И даже лучше, если не человеческие - чем древнее постройка, тем больше шансов найти что-то стоящее.

Выработанная годами практики привычка позволила мне легко пробраться через завал, не потревожив ни один камушек. Ага, вот и вход - поросший мхом провал в стене и узкая выщербленная лестница, ведущая вниз. Отлично, в подвалах обычно клады и обретаются. Но и верхние этажи стоит проверить. С них и начнем, а подземелье на закуску оставим.

Обыскав все три этажа, ничего кроме старой, никуда не годной рухляди не нашел. К сожалению, и подвалы не порадовали меня. Собственно, на что я рассчитывал, когда тут город под боком - если и не профессиональные искатели сокровищ, то любопытные мальчишки сюда уж точно наведывались.

Неожиданно моё внимание привлек тихий шорох в одной из комнат, которые я обыскивал несколько минут назад. Метнувшись туда, в тусклом свете магического амулета, который периодически отключался, тем самым сообщая, что вот-вот сдохнет, я заметил свежую кладку на одной из стен. Интересно. И камни, как я погляжу, лежат не так плотно.

Опустившись на колени, я попробовал вынуть первый булыжник, но не преуспел в этом. Вновь раздалось шуршание и противный писк, теперь в противоположном углу. Кинул на звук стремительно гаснущий амулет и успел заметить длинный голый хвост - араж, нарханов тут только не хватает!

- Шррррр, это ты? - позвал шепотом.

Ответа не последовало. Значит, крысы. Ладно, можно идти. Хотя... что-то ведь за теми камнями есть. Проверим.

Провозившись не меньше часа и расцарапав руки в кровь, я наконец-то через узкий лаз попал в маленькую каморку. И вот тут мне улыбнулась удача.

Сундук! Большой! Тяжелый! Наверняка, сокровища!

Араж! На нем магия - не открыть!

Я попытался вытянуть сундук через полузаваленную и придавленную балкой дверь - по размеру он вполне мог пройти, сил у меня, конечно, не хватало, зато упорства хоть отбавляй. Ещё полчаса мучений, сопровождаемых отборной руганью, и сундук таки вытащен из кладовки. С тоской бросив взгляд на ведущую наверх лестницу, я понял, что на два этажа эту громадину мне не поднять. Да и стоит ли, всё равно без мага не открыть. Надо Эда сюда звать или Зара, надеюсь, это он эльфам отдавать не станет. Откроем, а там решим, что делать.





Сэм Винфорд


Мы больше часа искали сережку для Ланы - уже просмотренную часть побрякушек нарханы отсылали обратно своим разведчикам, чтобы те передали вещицы хозяевам, а мы, не теряя надежды, вновь ныряли в звенящее драгоценное море.

Не так давно вернулись Барбариска с Эдом и Сейфи, объявив, что спасли от огданов какого-то Риарра, и сейчас они с Орисом там отношения выясняют. Расстроенная женщина, спрятавшись в объятиях Зара, наотрез отказалась сообщать подробности того боя, а оборотень и маг, отмахнувшись от вопросов, кинулись помогать в поисках украшения. Ладно, потом принца допрошу - неплохой вроде парень, договоримся.

Ого! Вот это меч!

К нашей честной компании присоединились урсы. На плече Ориса, заставляя пушистика сгибаться от тяжести, покоился здоровенный двуручник, излюбленное оружие рыцарей.

- Это Риарр, - представил своего спутника лирр, - он друг моего брата, - и, скривившись, ядовито добавил: - бывший! Хочет с нами в Кадар идти.

- Может, тебе лучше с ним остаться? - спросил у мальчишки Зар.

- Ни за что! - огрызнулся тот, гордо задрав нос.

Второй кот лишь насмешливо хмыкнул, ничего не ответив.

- Да ладно, - улыбнулась Барбариска, - пусть оба идут.

- Мы ещё Арсина не нашли, - вздохнул Орис, сгружая меч на пол. - Ларис, кто-то из вас оружие забыл. Я принёс.

- Спасибо, - улыбнулась она, - это моё, мне его Плюшкин выдал. Только я этот меч даже поднять не смогла.

- Плюшкин? - с удивлением уставился на нас Сейфи. - Но там больше никого не было.

- Так я свой артефакт назвала, - Лариса указала на пояс, который полыхнул ярким светом, и меч просто испарился в воздухе. - Плюшкин сказал, что может дематериализовывать предметы в радиусе трех метров, помещать их внутрь своеобразного пространственного кармана, а потом обратно их выдавать.

- Ух ты! - восторженно раздалось от двери. - И целый сундук положить можно?

- Можно.

- Одолжи поясок ненадолго, - Айверин радостно потер руки, - я только до башни и обратно.

- А что за сундук? - заинтересовался я.

- Думаю, с сокровищами, - ответил мошенник, причем на удивление честно, но следующие слова расставили всё на свои места, - на нем магическая защита, открыть не могу. Хотел Эдигорана с собой взять. Мне б только магию убрать, а там я и сам справлюсь.

За сокровищами отправились впятером. Эда Айверин взял по уже понятной причине, Ларису, вернее её Плюшкина - чтобы драгоценности положить, ну и мы с Леркой из любопытства с ними увязались. Еле остальных уговорили остаться, обещали всё им в подробностях рассказать и показать.

Сундук оказался огромным. Эдик несколько минут распутывал чужое заклинание, всё изумляясь, что накладывал его профессионал, и почему-то, как ему кажется, изнутри. Когда же крышка, наконец, открылась, мы просто обалдели: сокровища там были, килограмм аж семьдесят, я бы даже сказал, черное золото с серебром. Целая коса серебра. На Айверина жалко было смотреть - вместо обожаемых им драгоценностей в окованном железом ящике лежал дроу, живой и почти невредимый, если не считать опутывающих парня веревок.

- Вы кто? - еле выдавил он пересохшими губами. - Где я?

- В подвале, - простодушно ответил ему маг, разрезая путы, и уточнил для ясности. - В сундуке.

- Это я и без тебя вижу! - огрызнулся дроу.

Ого, а я его знаю - это же Дэнавиарэ Муарр, Княжич дроу, тот самый, что напал на нас по дороге в Пост-ив.

- Ты ещё кто такой? - раздраженно рявкнул на пленника Шей'тар.

- Я... - дроу призадумался, потёр пальцами висок и тихо произнес. - Я Умар ал'Никс.



Ильсан Авилэр


Девицы удивленно на меня глянули, отбежали в угол и принялись активно шушукаться, напуская на себя таинственный вид. Если честно, понять, о чём говорят крошассы, я не мог, но со стороны слушать это было весело:

- Исссс.

- Ссссааасс.

- Фрсссс.

- Ирсссс.

- Ильсссссан, - ура, это я понял!

- Бссссанссс.

Я тихонько, стараясь не привлекать к себе внимания, засмеялся. Кссейна недоуменно на меня оглянулась, нахмурила бровки, и я тут же сделал самое честное, много раз отрепетированное на Роддуке, лицо и прикусил губу, чтобы не расхохотаться в голос - уж очень забавно выглядели эти малолетние заговорщицы.

Наконец совещание закончилось, и Кссейна, радостно улыбаясь, подхватила меня под локоть и потащила к двери:

- Мы решили показать тебе наш город, пока отец занят.

- Зря, - недовольно буркнула Суисса, - дядя ругаться будет.

- А он не узнает, - беспечно отозвалась среброволосая красавица. - Пошли.

Мы покинули камеру, оказавшись в уже знакомом мне коридоре, и, к моему огромному облегчению, направились в противоположную сторону от того места, где мы с Сараной свалились в пещеру к низшим. Кстати...

- А что с моей подругой?

- Подругой?! - Кссейна резко вырвала свою ладонь, расцарапав мне руку, и гневно зашипела. - У тебя есть подруга?!

Я на всякий случай отскочил назад, с удивлением уставившись на крошассу. Чего это она? Всё ж нормально было.

- Кто она?! - девушка зло замахнулась когтями.

- Кссейни, ты чего? - я сделал ещё пару шагов назад. - Это орка. Мы с ней вместе путешествовали. Она - воин, ученица моего друга Ксанталла.

- Просто путешествовали? - крылатая барышня подозрительно сощурилась, а черноволосая сдавленно хихикала за её спиной, что бесило Кссейну ещё больше. - Вдвоём?

- Нет, - простодушно ответил я, - у нас целая команда была. Но потом, когда мы проходили портал, нас с Сараной сюда выкинуло.

- Команда... - девчонка немного успокоилась, склонила на бок голову и уточнила. - А эта Сарана тебе нравится?

- Ну да, - кивнул я, озадаченно глядя в разъяренно сузившиеся серые глаза. - Она отличный воин, смелая, сильная.

- Нравится как воин? - Кссейна радостно подскочила и бросилась мне на шею.

- Дура! - испуганно шарахнулся я. - Ты чего, взбесилась, что ли?

- Ага, взбесилась! - расхохоталась Суисса, радостно хлопнув в ладоши, и, заработав подзатыльник от среброволосой, поспешила дальше по коридору.

Я торопливо догнал черненькую, не рискуя оставаться один на один с её сумасшедшей подружкой. И что на неё нашло? Странные эти крошассы! Вот выберусь из подземелья и смоюсь при первой же возможности! А то кто этих дур знает, что им в голову в следующую секунду взбредёт.


Длинные извилистые коридоры, по которым мы шли, и крутая выщербленная лестница, что вывела нас на грязноватую узкую улицу, поражали пустотой и тишиной - ни одного крошасса, ни низшего, ни высшего, мы не встретили.

- Где все? - шепотом спросил я.

- Так на работе, - пропела Кссейна, вновь повиснувшая на моей руке. - А дети в саду, под присмотром.

- А вы... - начал я, но девица, недовольно фыркнув, меня перебила:

- А мы с Суиссой уже не дети, можем без присмотра ходить!

- Ага, - вторая красотка вцепилась в меня с другой стороны, - мы взрослые!

- Если взрослые, - хмыкнул я, - тогда работать должны.

- Мы... это... - протянула среброволосая. - В отпуске!

- Сбежали, что ли? - насмешливо уточнил я.

- Ага, - засмеялась черноволосая. - Мы ж принцессы, значит, можем отдыхать. Я в книжке читала - если папа главный, то его дочь - принцесса.

- Э нет, - Кссейна резко остановилась и возмущенно зашипела, отталкивая подружку. - Это мой папа главный, значит, я - принцесса!

- Ну, Кссейночка, - жалобно взмолилась Суисса, - ведь Ангорлах - мой дядя. Можно я тоже буду принцессой?

Среброволосая окинула конкурентку внимательным оценивающим взглядом и милостиво кивнула:

- Ладно, но только я старшая принцесса!

- Хорошо! - черненькая радостно подпрыгнула.

- Эй, принцессы, - вмешался я в этот процесс деления власти, - а где мы находимся?

- Это, - девушка гордо обвела рукой неказистые одноэтажные домишки с давно облупившейся краской, - Крошарисс, наш город. Центральный район там, - она указала направо, - там красиво. У нас самый высокий дом, вот.

- Ага, - кивнула Суисса, - целых три этажа.

- Но туда мы не пойдем, поймать могут, - старшая принцесса потянула меня налево, к видневшимся вдалеке остовам зданий, по сравнению с которыми "самый высокий" дом крошассов казался сущим недомерком.




Барбариска


Я с умилением и восторгом смотрела, как дроу, разминая затекшие мышцы, садится, ошалело оглядывая нас, и спрашивает:

- А вы кто?

- Мы? - удивленно воскликнула я, кидаясь его обнимать. - Умник, ты чего? Ты меня не узнал?

- Кто? Умник? - недоуменно приподнял бровь красавчик, тряхнув длинной некогда белоснежной косой. - Ах да! - усмехнулся он, пробурчав себе под нос. - Ну, кто бы сомневался.

Я гладила Умара по голове и не могла нарадоваться, что вот он здесь, живой, даже почти невредимый.

- Хватит меня тискать, женщина! - неожиданно рявкнул тот, отталкивая меня, затем выбрался из сундука и надменно заявил. - Мне нужна вода, обед и новая одежда.

- Ага, - я обиженно фыркнула, - дайте воды, а то так есть хочется, что переночевать негде.

- Я что-то не то сказал? - непонимающе протянул Умник, слегка нахмурившись. - Почему такая странная реакция на мои слова?

- А с чего ты взял, что мы должны тебе прислуживать? - Айверин со злостью пнул сундук. - Не нравится, можем обратно замуровать!

- Не надо обратно, - уголки тонких губ дроу приподнялись, обозначая улыбку, - я действительно не хотел никого обидеть. А что бы вы подумали на моём месте, когда вместо того, чтобы проснуться в Центре, в кресле вариа... не важно... в общем, очнулись неизвестно где, неизвестно с кем. И что, даже воды нельзя попросить?

Уф, всё ясно, Умник просто в шоке, вот и не узнает никого.

- Можно, конечно, можно, - заулыбалась я и, мысленно выпросив у Плюшкина фляжку с водой, отдала её парню.

Эдигоран шагнул вперёд, предлагая вылечить раненого, но тот с испугом шарахнулся в сторону, грозно рявкнув, что лечение ему не требуется. Странно... Может, греймы из принципа постороннюю магию не приемлют, или ал'Никс боится, что Эд догадается, что тело вовсе не его?

Когда бывший узник вдоволь напился, мы отправились назад в зал заседаний - там, как говорится, и еда есть, и переночевать можно, тем более что уже стемнело, и Эдигорану приходилось подсвечивать наш путь парой световых шариков.

Айверин шёл впереди и громким шепотом рассказывал, где он видел такие сокровища и куда им стоит пойти. Наконец прекрасно слышащий это дроу, вежливо оскалившись, предложил обсудить этот вопрос в поединке и даже милостиво оставил за Аем выбор оружия. На что наш хитрец, окинув Умара внимательным взглядом, заявил, что это он сам с собой болтает, обдумывает дальнейшие планы по поиску сокровищ. Чернокожий воин насмешливо кивнул, сделав вид, что поверил, но всем нам было ясно, что на ногах он держится исключительно за счет силы воли, и ни о каком бое в ближайшие дни даже речи не идёт. Сердобольная Лерка принялась расспрашивать Умника о том, как он тут оказался, и словно невзначай обняла его за талию, утешая и поддерживая. Дроу благодарно улыбнулся девочке, тяжело опуская руку на её плечо, и удивленно приподнял бровь, почувствовав, какая силища скрывается в этой хрупкой малышке.

Дать вразумительные ответы на вопросы Умар не мог - про Игру рассказывать не хотел, лишь обмолвился случайно, что выбрал оборотня (остальные так ничего и не поняли), а вот, что случилось дальше, он не помнил. Или изображал потерю памяти... Но если притворялся, то делал это весьма искусно - ни разу в его больших синих глазах не мелькнул огонек узнавания. Но зачем Умнику это? Или чертов запасной ход ещё и воспоминания частично стирает? Одно могу сказать точно - Умар вполне осознает, что находится в чужом теле, уж очень долго он рассматривал свою физиономию в отполированном боку фляжки. Правда, когда Сэм предложил поискать других дроу и передать им "сокровища", чернокожий красавчик аж споткнулся и чуть не упал, а затем поспешно заявил, что он здесь инкогнито и будет очень признателен, если мы поможем ему добраться до Кадара.

Лера тут же заявила, что мы как раз собираемся в Кадар и с удовольствием возьмём его с собой. Я согласно кивнула - пусть Умар меня и забыл, но я-то всё помню и не брошу его в беде, тем более что память к грейму может вернуться в любой момент. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Да и в борьбе с греймами без ал'Никса никак.



Ильсан Авилэр


Городишко меня не впечатлил - серые, почти полностью скрытые в буйной зелени дома кое-где могли даже похвастаться грязными пыльными стеклами, но валявшийся прямо у калиток мусор портил всю картину, которую не спасали даже ярко-алые цветы обвивших стены и заборы лиан. Возможно, в центре города куда чище, но сомневаюсь, что крошассы уделяют много внимания ремонту домов. Намного больше меня интересовали развалины, к которым мы направлялись, ведь такие высотки только жители Сантеро строили, а это значит...

Улица плавно перешла в заваленный огромными камнями и шелестевший высокой травой пустырь, а за ним начиналась моя надежда на спасение - технарский город. Думаю, затеряться в этом скопище обломков бетона и железа и море мутировавших и бесконтрольно разросшихся растений, будет легче легкого.

Девицы довели меня до первых сооружений, но входить на территорию технарей не стали, свернув на хорошо утоптанную тропу, которая огибала столь манившие меня руины.

- Идем, - поторопила меня Кссейна, - плантация там.

- А это что?

- Это Станция, - пояснила серебристая барышня. - Она тут после Катастрофы появилась. Наши чужих убили и стали здесь главными.

- Станция... - задумчиво прошептал я, встав как вкопанный и не в силах оторвать взгляд от полускрытой лианами таблички.

Бросившись вперёд, я судорожно сорвал мешающие мне стебли и прочел:

- Станция Ди-Шалд.

Нет, язык технарей я не знал, но уже видел этот знак на вывеске - в книге из Кадарской библиотеки. Мне ее Сейфиттин показывал, когда мы с ним только познакомились. Я закрыл глаза, вспоминая тот день.


Мы встретились с оборотнем в библиотеке, где работала одна из его подружек. Я отобрал у Сейфи красочный журнал с голыми девицами, а кот, смеясь, гонял меня вокруг стола, якобы собираясь отобрать мою добычу, но на самом деле просто дурачась. Вот тогда я случайно и рассыпал стопку книг, которые Мейр приготовил себе для изучения. В одном из фолиантов я заметил странный знак в виде ядовито-желтого треугольника с черным кругом внутри и незнакомую надпись.

- Что это? - просто из любопытства спросил я.

- Если, дружище, ты где-то увидишь подобный знак, беги оттуда как можно быстрее, - пояснил Мейр, заглядывая мне через плечо и внимательно рассматривая открытую страницу. - Там опасно. Шагра-излучение.

- Шагра-излучение?

- Технарские станции, - начал рассказывать оборотень, - работали на шаграле. Это минерал, из которого ученые Сантеро получали очень много энергии. В открытом виде шагран-энергия очень опасна и вызывает мутации. На каждой станции ставили такой предупреждающий знак, - он указал на рисунок в книге.

- Как же технари там работали, если это так опасно? - не поверил я.

- Ну, - Сейфиттин усмехнулся, - технари ж не дураки, защиту наверняка ставили. Но после Катастрофы, боюсь, эта защита больше не действует.

- А что тут написано?

- Станция Ди-Шалд, - прочитал Мейр и, вздохнув, добавил. - Есть версия, что взрыв на этой станции и привел к Катастрофе. Там технари что-то новое изобретали.

Из воспоминаний меня вырвал сильный тычок в бок.

- Ильсан, ты что заснул? - обеспокоенно всмотрелась в моё лицо Кссейна. - Пошли бананы есть. Потом коров покажу.

- Конечно, - кивнул я, - сейчас.

Я не ошибся - это тот же знак опасности и та же самая надпись. Ничего себе...

Получается, что именно здесь, в этом ничем особо не примечательном городке, произошло нечто страшное, вызвавшее Катастрофу. А сейчас здесь весьма впечатляющие развалины...

Сходить бы глянуть на них аккуратненько, вдруг что интересное найду. В конце концов, шагран-энергия ведь не араж, сразу не убивает.

Я непроизвольно сделал несколько шагов навстречу своей цели, но меня грубо дернули за руку и потащили назад.

- Нам туда не надо, - решительно заявила среброволосая, направляясь к плантации бананов, которая интересовала меня куда как меньше.

Наша тропинка метров через сто почти вплотную прижималась к длинному каменному зданию, хищно смотрящему на нас провалами окон. Лучшего места для побега просто не придумаешь - сначала резкий рывок, затем ныряю вон в то крайнее окно, нет, лучше среднее окно, пробегаю дом насквозь, за ним такие густые заросли, что там меня араж выловишь. Решено!

- Ой! - Кссейна неожиданно остановилась, схватив меня за руку. - Совсем забыла.

С кончиков пальцев крошассы ко мне рванулись белесые нити паутины и крепко обвили моё запястье, намертво привязывая меня к девчонке. Оборвав нити, Кссейна обмотала их вокруг своей руки.

Араж, араж, араж! Тварь паучья!

Теперь дальше чем на пару метров мне от этой коварной заразы не отойти! Эх, прощай, свобода! Привет, бананы и коровы!

Дальше мы шли в тишине. Девицы сначала пытались меня разговорить, но я лишь злобно огрызался, вызвав слезы обиды и недоумения в серых глазах красоток. Надувшись, принцессы тоже замолчали. Но что удивительно, именно это и спасло нам жизнь - тишина, я имею в виду. Не успели мы добраться до плантации, как нас остановил странный шум - тихий нудный писк, усиливавшийся с каждой минутой. Вскоре он перешёл в монотонный гул, словно огромная стая птиц одновременно сорвалась с места и заполошно машет тонкими крылышками.

- Что за птички? - с улыбочкой спросил я, заметив на горизонте тёмное гудящее облако.

- Это не птички! - Кссейна испуганно прижалась ко мне. - Это ссстрезссмары!

- Стрезмары? - удивился я. - Это ещё что за звери?

- Узссснаешь, когда они твою кровь высосут, - с жалобным свистом пояснила Суисса, растерянно оглядываясь по сторонам.

- Что-то слишком много развелось желающих мной полакомиться, - фыркнул я, прикидывая, куда лучше бежать. - Эй, Кссейни, - я оторвал девушку от себя и встряхнул, как следует, - где можно укрыться от этих тварей?




Глава 4 . Осколки цивилизации.


Кэрлин Хорн


К поросшему сорняками пустырю, где под очень знакомой иллюзией скрывался невзрачный одноэтажный домишко, я добралась незамеченной, несмотря на то, что еле держалась на ногах после шоковой магической терапии. Аражеву магу, который предложил мне этот метод под названием "клин клином вышибают", чертовски повезло, что я больше суток была без сознания. Не дожидаясь, когда я очнусь и заявлюсь к нему выяснять отношения, "крупный специалист", сто акул ему в печень, удрал в Кадар, а его главный помощник так достоверно изображал идиота, что я его даже пожалела, ну после того, как пнула пару раз от души.

Ладно, пусть живут. Другого выхода у меня всё равно не было - остальные чародеи даже браться не хотели, так что либо "клин клином", либо поводок Ти.

Я и выбрала.

Сам метод при всей своей дороговизне оказался проще некуда: приосанившись, маг растопырил руки, повел плечами и шарахнул по мне таким количеством чистой силы, что я от боли соображать не могла. Нет, первое время всё было чудесно - обрушившаяся на меня лавина дарила ощущение настоящего всемогущества.

Да для меня теперь нет ничего невозможного! Я сотру чертову метку к аражам драным! Да я эту грейму по стенке размажу! Я!.. да я...

Но вскоре я почувствовала себя хрупким сосудом, в котором бурлит и клокочет нечто жуткое, неистовое и опасное, грозящее если не растереть в пыль, то уж точно разнести в клочья. Оно кружило рядом, подступая все ближе... ближе... Ненавистную метку, с помощью которой Тигара легко могла меня найти, втянуло в бушующий магический вихрь, тем самым преумножив хаос и увеличив боль.

К счастью, длилось это недолго, завершившись спасительным забытьем. Как пояснил потом ученик мага, избыток энергии я непроизвольно скинула прочь, оставив от сарая лишь глубокую дымящуюся яму.

Но нет худа без добра. Давненько я не чувствовала себя такой свободной. Тигара, якорь ей в задницу, если сильно захочет, то сможет, конечно, меня разыскать, но эта стерва получила, что хотела, и я ей больше не нужна.

Ну что ж, пусть Ти радуется своей сообразительности и празднует победу, пока... Ничего, уже недолго ждать осталось. Следующий шаг не за ней. Здесь и начинается наш путь по бездорожью. Боюсь, правда, Сейфи не простит мне, что я позволила забрать Ильсана. А я ведь даже объяснить ничего не могу, если хочу, чтобы путь мальчишки был легче и безопаснее. Но уверена, если б Ильсан всё узнал, то согласился бы на эту авантюру. Хотя сейчас уже ничего не изменишь. Кто ж знал, что эта стерва, отправляя меня за Ключом на Полигон, самолично там объявится. Не доверяет, значит. Ну и правильно, Луитти ведь не зря в той таверне объявилась, и всё сложилось как нельзя лучше. И если ничего не сорвется, мы положим конец Игре!

Так, не будем отвлекаться - тут куча всяких булыжников, надо быть повнимательнее, а то чуть под нос урсам не свалилась. К счастью, они сквозь иллюзию ничего не заметили, да и темновато уже. Правда, котам легкий полумрак помешать не должен, они и глубокой ночью все хорошо видят. Вот и сейчас пушистики что-то почуяли - вон, как подозрительно оглядываются.

Тысяча вонючих медуз! А ведь это неучтенный фактор! Надо выяснить, кто они такие и найти им место в раскладе.

Послушаем...

Неподалеку от замаскированного дома, за нагромождением камней, стояли двое урсов, лирров, если точнее. Один постарше, черноволосый, статный, второй - невысокий рыжий мальчишка. Пацан был чем-то явно недоволен, злился и нервничал, а в зеленых глазах воина плескалась затаенная тоска, исчезая каждый раз, стоит рыжику посмотреть на собеседника.

- И не смей мной командовать, - заявил мелкий урс. - Кто ты вообще такой, чтобы мне указывать?!

- Рыжик, послушай...

- Не называй меня так, Риарр! - мальчишка сузил глаза и раздраженно зашипел. - Так меня только брат звал. А ты его предал! Бросил, когда люди вас в засаду заманили!

- Это не так, - тихо проговорил черноволосый.

- Что не так? Что не так? - взвился парнишка. - Ты был его лучшим другом, телохранителем. Ты поклялся отдать за него жизнь. А когда это потребовалось, сбежал!

- Это не так, - спокойно повторил Риарр, но нервно подергивающийся кончик пушистого хвоста выдавал его волнение. - Я вынужден был уйти, так как выполнял последнюю просьбу друга. Если бы я погиб, его смерть была бы напрасной.

- Не он, а ты должен был погибнуть, - рявкнул младший лирр, - ты должен был дать ему время уйти!

- Знаешь, Рыжик, - прошептал себе под нос второй кот, - сколько раз я мечтал, чтобы все сложилось по-другому, чтобы ушел он, а не я. Но так нужно было для дела, которое необходимо закончить, во что бы то ни стало - это важнее и моей жизни, и его.

- Но почему он... - зелёные глаза мелкого наполнились злыми слезами, и только с силой сжатые кулаки и закушенная губа не давали им пролиться. - Почему он?

- Орис, - твердо произнес воин, - если ты уважаешь брата, то должен уважать и его решение. Ты же помнишь, что необдуманных решений он не принимал.

- Помню, - вздохнул Орис. - А почему ты не вернулся в ТоррЛийррис?

- Не мог. Придёт время, Ры... Орис, я всё тебе объясню.


Хм, похоже, ничего интересного я больше не услышу. Ладно, пробираемся дальше, навстречу наглым пушистикам.




Сейфиттин Мейр


Перерыв целую кучу эльфийских побрякушек, нужную серьгу мы так и не нашли, а сами украшения, по приказу Стража, Император переслал своим сородичам-шпионам. Динирка и Лана, расстроившись из-за исчезновения блестяшек, устроили дикий рев, пришлось Ани утешать малышек, обещая им поход на цирковое представление и покупку леденцов. Ручные медведи и конфеты оказались для девчонок куда важнее всяких сережек, и потому слезы испарились, но зато появилось множество вопросов по поводу будущих развлечений, коими детки закидали и Леди, и неосторожно сунувшихся ей помочь Луори и Костаса.

По приказу Президента, нарханы натаскали под недовольное покачивание головой Зара (вот уж поборник законов!) множество всякой вкуснятины, выставив на стол, вновь созданный Лиссом. И мы с удовольствием приступили к ужину, любуясь бесплатным представлением: Бумер, недовольный самоуправством Шррррра, бросился в драку. Истошно мяукающий клубок несколько минут катался по полу, а потом противники помирились и решили, что все распоряжения Президента будут передаваться через Императора.

- Этого, что ли, будить не будем? - хмыкнул я, указав на дроу, притащенного недавно человечкой и её компанией и теперь беззаботно дрыхнувшего на созданной Городом кровати под теплым одеялом.

- Нет, пусть поспит, - улыбнулась женщина, - он сильно вымотался. А обед от него никуда не убежит.

А удобная, кстати, штука этот пояс-артефакт - сколько угодно вещей запихивай, а всё равно место останется. Уплетая жареную картошечку с грибами и представляя, как бы я использовал такой пояс, я не сразу заметил, как вампир и фраккат одновременно обернулись к двери, но, перехватив их взгляды, насторожился.

Когда прочная дубовая дверь распахнулась и вошла она, я не знал, что мне делать - то ли врезать этой предательнице как следует, то ли схватить в охапку, прижать к себе и больше никогда не отпускать. Рядом с этой необычной девушкой я просто сходил с ума: в моей душе клокотал настоящий ураган из любви, ненависти, ярости, нежности и ещё целой кучи разных эмоций.

Почему? Вот почему она такая? Зачем обманула нас? Куда дела Ильсана и Сарану?

Вспомнившийся не вовремя мальчишка подстегнул мой гнев, и я бросился вперёд, сжимая кулаки и намереваясь высказать этой шельме всё, что о ней думаю.

Кэри широко и радостно улыбнулась, шагая через порог, и вдруг неловко покачнулась и, потеряв сознание, стала оседать на пол. Ещё никогда я не бегал так быстро, в последний миг подхватив любимую на руки. Я тормошил её, целовал холодные губы, теребил, требовал прийти в себя. Отрезвила меня сильная оплеуха - Ксан оттащил меня в сторону, позволяя магу подойти к больной. Эд положил руку ей на лоб, что-то прошептал, и на бледных щеках Кэри вскоре появился легкий румянец, а ещё минут через пять пушистые ресницы затрепетали, и наша бывшая проводница очнулась, тут же оказавшись в объятиях вампира.

Что?! Да как он посмел! Это моя девушка! Убью!..

Еле справившись со вспыхнувшей внезапно злостью, я смог расслышать, что говорит эта красноволосая сволочь.

- Спасибо, - горячо шептал вампир, - спасибо! Если бы не ты, то я никогда бы не нашел свою дочь!

- Не за что, - улыбнулась Кэрлин, приподнимаясь на локте. - Но это не единственная причина моего поступка. Нам всем нужно было встретиться.

Ксантай помог пэри Хорн встать и отвел к столу, я сел рядом, нежно сжав её ладонь в своих.

- Как ты? Что случилось?

- Ничего страшного, - ответила она, жадно набрасываясь на пирожки с мясом.

- Ничего? - удивленно уставился на неё Эдигоран. - Да её убить пытались! У неё вся аура в клочья! Думаю, это был сильный магический удар.

- Что?! - взревел я, грозно оскалившись. - Кто посмел?!

- Никто, - Кэри успокаивающе погладила меня по щеке. - Другого выхода просто не было. На мне была магическая метка, которую нужно было снять, во что бы то ни стало.

- Но ты же могла погибнуть, - я, похолодев от ужаса, прижал любимую к себе.

- Могла, - усмехнулась она, обнимая меня и тут же отстраняясь. - Но жива, как видишь.

- Может, ты тогда объяснишь, где Ильсан? - спокойно спросил вампир, но по горящим неподдельным нетерпением глазам, я понял, что клыкастый тоже переживает из-за мальчишки.

- С Ильсаном всё в порядке, - ответила Кэрлин. - Поверьте, так было нужно. Там начинается его путь по бездорожью, а здесь - наш. Помните, я вам объясняла...

- Помним, помним, - во мне вновь поднялось раздражение, и я едко продекламировал, передразнивая нашу провидицу. - Есть разные дороги: прямые и ровные, длинные с множеством крутых поворотов или короткие и опасные. Иногда оказывается, что бездорожье - это самый лучший путь, который очень сложно пройти. Но, - тут я сделал паузу, - каждый решает сам, готов ли он рисковать. Сам! Так почему ты сделала этот выбор за нас?

- Извините, - красавица виновато опустила голову, - я не могла иначе. Лишь в этом случае всё закончится самым наилучшим образом. - Она вздохнула и гордо задрала подбородок. - Да, я это сделала, но вы ещё будете меня благодарить. Ксантай вон тоже злился, а теперь...

- А теперь он тебе верит, - тепло улыбнулся ей вампир.

Гном, задумчиво теребя кончик бороды, подозрительно смотрел на Кэри и, наконец отважившись, спросил:

- Зачем же ты помогала той блондинистой ведьме?

- Кому? - моя красавица удивленно обернулась к нему.

- Этой... телепортистке, из-за которой Ильсан и Сарана пропали, - пояснил бородач.

Кэрлин обвела присутствующих взглядом, на миг закрыла глаза и, видимо, приняв решение, насмешливо протянула:

- Так вы до сих пор не догадались? Ильсана забрала не Луитти, а Тигара. Она ещё на Полигоне увязалась за нами.

- За нами кто-то следил? - недоуменно нахмурился Ксан.

- Нет, - покачала головой девушка, - не следил.




Неор Туварэн


Вернувшись с тайной слежки, я нырнула в горячую пенистую ванну, приготовленную заботливой служанкой.

Арлина, увидав, во что превратился мой костюм после беготни по этим пыльным ходам, испуганно всплеснула руками и уставилась на меня огромными фиалковыми глазами. Пришлось сказать, что я осматривала комнату, которую должны были подготовить моему брату, и осталась очень недовольна проверкой. Эльфийка скептически хмыкнула и заявила, что обязательно проследит, как убирают гостевую комнату, и напомнит, что под кроватью тоже следует мыть. Араж! Это она что обо мне подумала?!

- Я туда колечко уронила, - поспешно соврала я, - пусть поищут, а то я не нашла.

Девушка, кивнув, вышла. А я, подозвав Фрррра, велела ему взять колечко из моей шкатулки и засунуть под кровать в будущей спальне Сигизмунда.

Кстати, Альси уже сегодня приезжает, надо её встретить. Жаль, долго не поваляешься в такой чудесной, пахнущей розами, водичке. Прискакал довольный Фрррр, доложил об успешно выполненном задании и, хихикнув, добавил:

- Император приказал вернуть все украшения обратно, ежели хочешь увидеть это зрелище, то приходи к главной лестнице. И поторопись!

- Фрррр, а нашли твои друзья нужные серьги? - спросила я.

- Неа, - фыркнул зеленый длинноухий зайчишка, - не нашли.

- Почему? - удивленно воскликнула я. - Вы же все сережки во дворце им отправили.

- Ага, все, - вздохнул нархан и, махнув мне лапкой, растворился в воздухе.


Принарядившись к встрече брата, я побежала к центральной лестнице. В том, что я сумею остановить вредных звериков, у меня были большие сомнения, но хоть повеселюсь вдоволь. И мои ожидания оправдались в полной мере.

В холле уже собралась хихикающая толпа. Растолкав эльфов, я выбралась вперёд. Всего лишь через один лестничный пролет, на широкой площадке, начиналось самое интересное. Там стоял дорогущий письменный стол из кабинета Советника, на нем, закинув ногу на ногу, сидел Фрррр в черной форменной куртке стражи, видимо, привлекшей внимание нархана блестящими знаками отличия на рукаве. Рядом с ним высилась стопка листов бумаги и стояла дорогая чернильница Вуайли.

Фррр в виде желтого лохматого крокодильчика, чеканя шаг, маршировал вокруг стола с обломком швабры на плече вместо алебарды. Этим же страшным оружием он отгонял желающих пробраться мимо поста "охраны". Настене красовался плакат с торжественной и очень странной надписью "Императора в Президенты". Эльфики удивленно шушукались, пытаясь понять, что это за Император, когда у них в наличии лишь Князь.

Младший из нарханчиков, Фрр, развлекался по мере сил - крупный черный крыс с длинным розовым хвостиком и большим синим бантом вокруг шеи (а что? ведь так красивше!) разбегался и ловко скатывался вниз по гладким деревянным перилам. Шлепнувшись на пол, он делал вид, что хочет нырнуть под юбку одной из девушек. Выбранная красотка истошно визжала и падала в обморок, правда, не забыв удостовериться, что её всенепременно поймают. Затем нархан запрыгивал на перила, карабкался вверх, и все начиналось сначала.

Маг Лизард Дерарбэ, лучший дружок Пайриттивэля, возмущенно сжимал кулаки и оправдывался перед дамами, утверждая, что на нарханов магия совершенно не действует и вышвырнуть эту мерзость отсюда может только княжеская гвардия, которая почему-то бездействует. Бравые гвардейцы из личной охраны Суара парировали, что это происки заговорщиков и обычным эльфам с нечистью просто не справиться, и уж маг-то должен об этом знать и не нести всякую чушь. А Фррчик, как я догадалась по хитро блеснувшим алым глазкам, обиделся на "мерзость" и замыслил коварную месть - скатившись в очередной раз, он напугал сразу двух девиц, что стояли рядом с Дерарбэ. Те, ахнув и картинно закатив глаза, стали падать магу на руки, закономерно столкнувшись затылками. Барышни испуганно заорали и вцепились в эльфа, чтобы не упасть. Лизард с трудом оторвал от себя красавиц, заработав при этом несколько царапин, пару синяков, подбитые чьим-то затылком зубы и разорванную рубашку, и, злобно бурча проклятия себе под нос, торопливо ретировался с места происшествия. Зрители, деликатно отворачиваясь, хихикали, а неимоверно гордый собой Фрр, победно задрав хвост, запрыгал по ступенькам к своим сородичам.

И тут случилось нечто необычное, но восхитительное для женского сердца - прямо из воздуха посыпались похищенные недавно драгоценности. Дамы, радостно ахнув, ломанулись вперёд, но вставшие на их пути нарханы резко охладили пыл красавиц, заставив так же поспешно броситься вниз.

Приосанившись и поправив мундир, Фрррр громко и торжественно провозгласил:

- Любой, кто хочет вернуть своей леди её сережки, может подняться и, накарябав своё имя в подписных листах, забрать украшение. Только строго: одна подпись - одно украшение.

Заметив, что все остались на своих местах, нархан, плутовато прищурившись и сделав жутко удивленные глаза, спросил:

- А что, желающих нет? Тогда любой желающий может взять любую побрякушку, за подпись естественно.

- Э нет! - возмущенно рявкнул высокий черноволосый эльф. - Я за эти, как ты сказал, побрякушки своей жены столько денег отвалил, что не позволю кому попало их забрать. Где там у вас расписываться?

Он поднялся и, взяв перо, размашисто черкнул что-то на бумаге и склонился к золотой драгоценной горе, выискивая свои вещички.

- А ну стой! - Фррр грозно замахнулся на парня шваброй. - Одна подпись - одно украшение!

- Что? - нахмурился остроух. - Но у нас целая шкатулка пропала. Как мне оставшееся забрать?

- Приводи тех, кто распишется, - велел главный нархан. - А для тех, кто хочет нас обмануть, заявляю - если кто-то попытается смухлевать, то эти блестяшки вновь испарятся и уже навсегда!

- Ладно, - вздохнул эльф. - Ирийла, Отри, идите сюда, расписывайтесь. А я сбегаю, ещё кого-нибудь найду.

Эти слова вывели ушастиков из ступора, и к столу Фрррра потек ручеек желающих найти своё и присвоить чужое. Но "охрана" не дремала, каким-то чудом угадывая хозяина драгоценности, и на голову виновного опускалась пыльная швабра.



Барбариска


Вот уже час мы мчимся по узкой неровной дороге, бередящей душу и вызывающей сильную ностальгию - стоило только закрыть глаза, как начинало казаться, что едешь по улицам родного города: карета тряслась и подпрыгивала на разнообразных ямах и колдобинах уж очень знакомо. Но Сейфиттина это не останавливало, он то и дело высовывался в окно и приказывал вознице подхлестнуть коней. Оборотень, как и все мы, спешил в Кадар - сережку мы так и не нашли, но случилось кое-что похуже, вынуждая нас гнать несчастных лошадок почти на пределе сил.

Вроде в нашей дружной, а теперь еще и разросшейся компании все было как обычно: споры, ругань, выяснения отношений - можно сказать, мир и покой. Объявившаяся девица оказалась подругой наших новых товарищей и моей старой знакомой - рабыней, которая и подкинула мне Планшет. Из ее рассказа я поняла главное, то, что не поняли остальные - она чертовски много знает про Игру. Даже если дед Игнат ей что-то рассказывал (хотя он это и отрицает), имена новых Игроков он знать никак не мог. Выходит, Тигара каким-то образом заставила Кэри работать на себя, даже метку девчонке поставила, чтобы та не сбежала. И пришлось бедняжке под магический удар подставиться, чтобы метку пережечь. Но, несмотря на чужое влияние, черноволосая красавица, используя свой дар провидицы, вовсю вставляла палки в колеса греймам. И даже Ильсана, о котором так беспокоится Сейфи, отдала Ти, чтобы покончить с Игрой навсегда. Хотя, что может сделать один-единственный мальчишка против Сараны, которая и сама по себе отличная воительница, а тут еще и нарфова грейма в комплекте? Правда, Зар утверждает, что девице надо верить. И Лерке она отца нашла. Ладно, поверим.

Да и Мейр, похоже, спорит чисто из вредности - видно же, что он Кэрлин любит.




Неор Туварэн


Золотая гора медленно таяла, исписанные листочки исчезали в воздухе, а нарханы сыто потирали пузики.

- Это я удачно попал, - раздался над ухом хрипловатый голос, - весело тут у вас.

Я обернулась, с интересом разглядывая высокого черноволосого парня лет двадцати.

~ Дура! - рявкнул в другое ухо Руфинарис. - Кончай так пялиться! Выдашь Княжну. Она ж теперь твой брат!

- Ой, - пискнула я, но быстро взяла себя в руки и, радостно взвизгнув, повисла на шее у "брата". - Сигизмунд, братишка, я так счастлива!

Ого, и на ощупь парень парнем!

- Пойдем скорее, - я подхватила Альси под руку и потащила за собой, - я тебя с мужем познакомлю.

В галерее, ведущей в наше крыло замка, мы столкнулись с Советником.

- Добрый день, делар Фэйринэ, - кивнул ему Сигизмунд.

Эльф удивленно приподнял бровь, окинув взглядом стройную фигуру моего "брата".

- Мы знакомы? - уточнил он.

~ Да за что ж это на мою седую голову! - взвыл дедушка. - Две дуры за раз! Ты ж его не знаешь, первый раз видишь!

- Ой, - воскликнула Княжна. - Сестра столько о Вас рассказывала. Вы мне как родной!

- Даже так? - едко усмехнулся Вуали. - И как зовут моего нового родственничка?

- Граф Сигизмунд Эра'стуар к Вашим услугам, - представилась эльфийка, коротко кивнув.

Но золотоволосый красавчик уже не слушал ее, что-то высматривая в окно, что-то очень неприятное - тонкие изящные пальцы, с силой вцепившиеся в подоконник, аж побелели, а в глазах блеснул огонек гнева.

Что ж он там, в саду, такое увидел? Ой!

Я поспешно закрыла рот ладонью, за спиной сдавленно хмыкнула Альси.

В миленькой беседке, увитой цветами, целовались Риталисэль, жена Советника, и Суар. Теперь понятно, почему Вуайливеритель так на Князя злится. Да как он мог у лучшего друга жену отбивать?

- Делар Советник, - насмешливо заявила Альсарианнэль, - думаю, Вам будет любопытно взглянуть, что делается на центральной лестнице. И поторопитесь, пока она не ушла.

- Не понял?

- Скажем так, - улыбнулся Сигизмунд, сверкнув зелеными глазищами, - я только что видел там некую леди, очень похожую на даму из сада. И не я один. Порасспросите охрану, они подтвердят.

Эльф бросил быстрый взгляд в сад, затем сорвался с места и помчался к месту сбора подписей.

- А чего это он? - изумленно захлопала я ресницами.

- А ты не наблюдательна, сестричка, - засмеялась Княжна. - Рита сейчас с упоением роется в драгоценностях.

~ Точно, - важно кивнул Руфи, - там эльфка, побрякушки свои ищет. А в саду Муравелька и Ритт милуются.

- Муравелька? - нахмурился "братишка". - А это кто?

- Мирэйливэль Эвринэ, - хихикнула я. - Это я ее так обозвала. Случайно. А мой друг Ильсан подхватил.

- Отличное имя, - хохотнула девчонка. - Странно другое, - задумчиво проговорила она, рассматривая увлеченную делом парочку. - Я совсем не чувствую магии.

~ Так и нет там никакой магии, - пояснил призрак, недовольно постукивая тростью. - Чистая техника. У этих бесстыдников такой же приборчик, как у тебя.

- Вот значит как, - сжала кулаки девушка, вернее, парень. - Выходит, кто-то очень хочет рассорить отца и Вуайли, и этот кто-то раздает направо-налево разные технарские штучки. Хм...


Комната для "брата" была еще не готова - горничные вместо уборки отправились на бесплатное представление, устроенное нарханами. Княжна велела запереть дверь и упорхнула в мою собственную ванную. Без ил'яхзи девушка выглядела просто потрясающе - длинные шелковистые волосы, большие глаза, восхитительная фигурка.

- Ты бы приборчик-то включила, - попросила я, не в силах бороться с завистью, - не дайте Стражи кто войдет.

- Хорошо, сейчас, - пропела Альси, усаживаясь к зеркалу и примеряя мои украшения. - А это что? - она вытянула завалявшуюся сережку, которую мне Муравелька подарила. - Она одна почему-то. Потерялась?

- Нет, - криво усмехнулась я. - Это подарок на свадьбу от Леди Эвринэ. Она так одну серьгу и вручила.

- Что?! - с возмущением обернулась ко мне Княжна. - Да это просто оскорбление! - она со злостью скомкала сережку в руке и выкинула ее в окно.

- Да ну ее, - беспечно отмахнулась я. - Это просто жалкая попытка отыграться. Ты лучше послушай, как Ильсан ей отомстил.



Барбариска


- Она ещё на Полигоне увязалась за нами, - пояснила девушка.

- За нами кто-то следил? - недоуменно нахмурился Ксан.

- Нет, - покачала головой девушка, - не следил. Она совершенно открыто шла вместе с нами.

- Ты что, на Сарану намекаешь? - хмыкнул оборотень. - Но ведь она не маг и не могла расщепить портал.

- Могла, - уверенно произнесла эльфийка. - Я еще раньше замечала разные мелкие странности, но в общую картину они сложились лишь сейчас. Я уверена - Сарана очень хорошо разбиралась в магии.

- Допустим, мы тебе верим, - заявил Сейфи, подливая Кэри вина, - но, может быть, ты объяснишь, кто такая Тигара?

- Извини, но я не могу этого сказать, - в голубых глазах красавицы мелькнула искреннее сожаление и затаенная грусть.

- Ну вот, опять тайны, - обиженно поджал губы оборотень.

- Не злись, - Кэрлин улыбнулась и слегка дернула парня за волосы, собранные на затылки в тугой хвост. - Хорошо, если коротко, Тигара - это маг, который командует Сараной.

- Командует? - гневно сдвинул брови вампир. - Но как?

Эдигоран повертел в руке крупное синее яблочко, откусил пару раз, задумчиво комкая в кулаке кончик своей косы, за что тут же получил хлесткий шлепок от наглой ленты.

- Я слышал о таком, - сказал он, закинув черную нахалку за спину вместе с косой. - Маги разума могут подчинить себе кого-то и управлять им как марионеткой.

- Что?! - в бешенстве вскричал Ксан, стукнув кулаком по столу. - Кто посмел подчинить мою ученицу?!

- Не все так плохо, - Кэрлин накрыла ладонь вампира своей. - Воля орки не подавлена. Но Тигара как-то заставляет её выполнять свои приказы.

- Сарану нельзя заставить, - покачал головой Ксантай, отчего его многочисленные косички зло зашуршали. - Уж я-то ее знаю!

- Выходит, можно, - вздохнула прорицательница.

- Но как?

- Это тебе лучше знать, - хитрая улыбка тронула губы девушки. - Ты же ее учитель. Подумай, что может напугать бесстрашную орку?

- Позор, бесчестье...

- Вот и ответ на твой вопрос, - серьезно отозвалась Кэри. - Ти не составит труда полностью подчинить тело орки и наделать разных глупостей, тем самым ославить воительницу.

- Ты права, это может заставить Сарану подчиняться, но только до тех пор, пока ее родным и друзьям не грозит опасность.

- Вам ничего и не угрожало, - усмехнулась пэри Хорн. - Тигару интересовали лишь я и Ильсан. Я свою роль отыграла и была оставлена за ненадобностью.

- А Сарану можно спасти? - спросил вампир, нахмурившись.

Кэрлин молча кивнула, а оборотень, сжимавший в ладонях бокал с красным вином, залпом его выпил и с раздражением швырнул бокал в стену. Девушка обняла его, положив голову на плечо.

- Не переживай. С Ильсаном все в порядке. Наши дороги разошлись лишь временно. И для нас куда важнее найти родичей Эдигорана, без их помощи нам не обойтись.

- Зачем нам их помощь?

- Я не могу объяснить, - всхлипнула черноволосая красавица, спрятав лицо на груди друга. - Но так нужно. Так правильно.

- А знаете, - вмешался Айверин, поглядывая на свою руку, где ярким янтарем сверкало простенькое кольцо, - все, что она сказала, правда.

- И я ей верю, - кивнул Ксан, а Талл согласно гавкнул.

- Я тоже, - твердо сказала я.

Кэрлин подняла на нас голубые глаза, в которых, сквозь так и не пролившиеся слезы, светилась неподдельная радость, и облегченно вздохнула.

- Мы с Ильсаном обязательно встретимся, - улыбнулась она, - и с Сараной тоже. Теперь все зависит от орки - найдет ли она силы, чтобы справиться со своей гордыней и бросить вызов Ти. А у Ильса своя задача. Мальчишка буквально в двух шагах от цели. И если он выберет нужный путь, то все сложится просто...

Закончить мысль Кэри не успела, раздался громкий крик, полный страха и боли. Кричала Лана. Распростертое на полу тело девушки билось в лихорадке, изгибаясь под немыслимыми углами, словно неведомая сила ломала хрупкую игрушку. Мы бросились к малышке, Сейфиттин успел первым. Он подхватил сестру на руки, осторожно прижал к себе. Эд, положив руку девушке на плечо, что-то пробормотал, судороги прекратились, и Сейтлана, тихонько всхлипнув, потеряла сознание.

Только это было не самое худшее - вскоре, благодаря стараниям Эдигорана, Ланка пришла в себя, но ни на какие внешние раздражители больше не реагировала.

На мой вопросительный взгляд Зар ответил, что помочь не может - неправильно наложенное заклинание так исковеркало разум девушки, что без предмета, на которой оный разум завязан, туда лучше не соваться, будет только хуже.

- Возможно, маг, учинивший это безобразие, сможет это исправить, - добавил фраккат, по-моему, лишь для того, чтобы хоть немного успокоить Мейра.

- Тогда срочно отправляемся в Кадар, - заметался оборотень, не зная, за что хвататься.

- Конечно, - кивнул вампир, отвесив Сейфи увесистую пощечину. - Ну что, пришел в себя?

- Спасибо, - ответил тот и добавил с ухмылкой. - Но за мной должок.

- Сочтемся, - хмыкнул клыкастый. - Ани, займись детьми. Лариса, буди дроу. Остальные собирают вещи. Как только Эд возьмет у меня координаты Кадара, мы уходим.

Но уйти телепортом нам не удалось. Эдигоран без проблем взял из памяти Ксана координаты его дома в столице Зеленой зоны, а вот потом начались сложности. Портал просто-напросто не открылся, хотя маг очень старался. Но что удивительнее всего, и у Зара ничего не вышло, несмотря на то, что Эдик щедро поделился с фраккатом своей силой. Тогда маги попробовали пробиться в другое место, и с тем же результатом. Обеспокоенно вглядываясь в лицо Стража, впустую растратившего переданную ему силу, я ловила отголоски его замешательства и искреннего недоумения - заклинание работало правильно: портал начинал послушно строиться, а затем, словно натолкнувшись на глухую стену, рассыпался яркими искрами.

Выбора у нас не осталось - пришлось ехать в карете, которую торопливо подогнал испуганный Шррррром возница. Но тут во всей красе встал вопрос нехватки мест. Вампир через Президента собирался отправить нарханов за транспортом, но его остановил Лисс, предложив увеличить пространство кареты так, чтобы все поместились.

- А как бедные лошадки это твое пространство потащат? - усмехнулся Айверин. - Они ж даже с места не сдвинутся.

- Сдвинутся, - обиженно надулся Город. - Я ж понимаю. Внешне ничего не изменится, ни вес, ни размер. А вот внутри можно что угодно сделать.

- Здорово, - обрадовалась я. - И кровати можно сделать? - я с тревогой оглянулась на так и не пришедшего в себя Умара.

- Конечно, - важно кивнул Лисс, закрыл на миг глаза и возвестил: - Все готово.

Я открыла дверцу кареты и пораженно застыла - перед моими глазами предстал большой зал с рядом мягких кресел, стоящих полукругом. В дальнем конце комнаты за цветным гобеленом скрывалась деревянная дверь, ведущая в огромную спальню, где для каждого была приготовлена широкая кровать с мягкой периной и балдахином. Последний так понравился Динирке, что она тут же запрыгнула на ближайшую постель и опустила бархатные шторы, а воспользовавшийся этим Зар послал малышке легкий сонный импульс. Так же усыпили и Лану, рядом уселся ее брат, ласково поглаживая девушку по голове. Третью кровать занял дроу, которого перенес сюда сердито бурчащий Айверин, недовольный тем, что ему приходится таскать аражевы "сокровища".

Остальные удобно разместились в креслах. Отказавшаяся спать Лерка затеяла спор с Сэмом, кому сидеть рядом со мной - каждый из них претендовал на единственное свободное место - и в конце концов сошлись на том, что хайта усядется на колени к Сэму. Нахмурившийся Ксан грозно рявкнул, что не позволит своей дочери сидеть на коленях у незнамо кого, и вообще это привилегия отца. Тут разозлилась Лера, в доступных выражениях сообщив папочке, куда ему следует идти со своими привилегиями, и заявила, что тогда будет сидеть со мной. За что была тут же покусана возмущенным Бумером, искренне считавшим мои колени своей безраздельной вотчиной.

Но лингрэ опоздал - не участвовавший в споре Шррррр уже внаглую там разлегся. Бумер, грозно распушив хвост и вздыбив шерсть, бросился объяснять Императору, что не стоит покушаться на его Президентское кресло. Когда драчуны, выловленные за хвост и выкинутые Сэмом в окно, выбрались из кустов, нахохлившийся Шррррр, сверкнув алыми глазками, злобно прошипел:

- Ничего, мы еще поборемся за Президентское кресло! Я тут кое-что уже предпринял!



Ильсан Авилэр


Рваное мельтешащее облако стремительно приближалось. Острый эльфийский слух, словно издеваясь, раскладывал ровный гул голодных стрезмаров на множество отдельных, терзающих нервы звуков, от пронзительного противного писка до звонкого стрекота, и вновь собирал их в угрожающую шумовую лавину. Да и истошно визжащие девицы спокойствия не добавляли. Но если сейчас не собраться, твари знатно полакомятся. Ну, нет! Что-то желающих меня сожрать уж больно много! Так, надо отсюда сваливать! Тем более что первый в очереди Ангорлах - не будем лишать мужика законного обеда!

- Кссейна! Где мы можем спрятаться? - я отвесил девице сильную оплеуху.

Крошасса злобно на меня выщерилась, но соображать начала: быстро оглянувшись по сторонам, уверенно ткнула пальцем в развалины шагра-станции.

- Там, - ответила она, стараясь перекричать гул. - Только там есть помещение без щелей. До остальных убежищ мы добраться не успеем.

- Но там стрезссмары, - рыдала от ужаса Суисса, крепко схватив меня за руку.

Вырвав руку, я замахнулся и с удовольствием (ну надо ж хоть как-то душу отвести?) врезал ей по лицу. Рев тут же прекратился, а моя ладонь украсилась глубокими укусами. Вот зараза паучья!

- Вперед! - заорал я, толкая Кссейну в сторону станции. - Дорогу показывай!

На миг утонул в ее испуганных серых глазах и горячо прошептал:

- Все будет хорошо! Я удачу приношу, поверь!

Эх, самому бы еще поверить!

Девушка кивнула, взяла меня за руку, и мы бросились навстречу летучей смерти.

- Суисса, догоняй!

Сто шагов... Всего лишь сто шагов, затем поворот направо, несколько разрушенных домов, и вот оно наше спасение - мощное бетонное здание без верхних этажей. Но, к счастью, нижние кажутся надежными.

Мамочка... Как же страшно бежать навстречу, когда так хочется развернуться и, не оглядываясь, мчаться куда подальше. Единственное, что удерживает меня и заставляет бежать вперед, это теплая дрожащая ладошка, сжимающая мою руку. Нет! Не хочу туда! Назад!

Половина, уже половина пути. Быстрей! Ветер бьет в лицо. Глаза слезятся от поднятой стрезмарами, да и нами, пыли. От монотонного гула, пронизанного тонким писком, давно заложило уши. Тишина... От нее еще страшнее!

Резкий рывок за руку чуть не уронил меня на землю. Сердце, и так желающее покинуть нерадивого хозяина, испуганно замерло, а затем забилось еще сильнее. Что-то держит мою руку... Но боли нет. Поворачиваю голову... Уф! Суисса.

Да уж, прогулочка что надо - две красивые девушки и тучи стрезмаров!

Десять шагов... Сердце стучит как сумасшедшее.

Семь... Что-то кричит Кссейна, но я не слышу.

Пять... Твари все ближе. Уже различаю отдельных тварей. Стрекозы. Почти обычные стрекозы. Размером с мою руку. Серые, с ярко-малиновыми пятнами. С длинными мохнатыми хоботками. Мерзость какая!

Один...

Араж! Оказывается, нам нужно совсем не это здание!

Кссейна резко рванула меня вправо. Узкая тропка среди камней. Ветви хлещут по лицу. Но эта боль даже успокаивает. Вынужден отпустить руку Суиссы - втроем бежать неудобно.

Гул почти рядом. Не оборачиваюсь, чтобы не сбиться.

Пробегаем насквозь четырехэтажное здание. Потолок сильно шатается и грозится в любой момент свалиться нам на головы.

Дверь! Вижу дверь!..

В спину впивается острая игла. На мой крик оборачивается Кссейна и срывает присосавшуюся тварь.

Отчаянно кричит Суисса, пробиваясь через мою временную глухоту. Возвращаемся, сшибаем с девчонки сразу трех стрезмаров. Суиссу шатает, тащу ее за собой. Кссейна обрывает связывающую нас паутину. Вовремя. Отскакиваю в сторону, пропуская еще двух летучих монстров.

Араж! Не успеваем!

Толкаю Су в руки сестры. Девчонки изо всех сил ковыляют к убежищу.

Хватаю обломок какой-то железяки. Отмахиваюсь от вырвавшихся вперед стрекозок.

Живая лавина почти накрыла меня. Еще несколько метров и все...

Укус. Второй... Накатывает слабость и... злость. Сильная злость!

Да чтоб меня какие-то мушки-переростки сожрали?! Не дамся!

Тело наливается жаром. Железка падает из рук. По ним прокатывается огонь и вырывается наружу, вставая гигантской раскаленной стеной между мной и подступающей смертью.

Стрезмары, сунувшиеся вперед, осыпаются пеплом. Те, что поумнее, мчатся в обход преграды.

Падаю, пытаюсь ползти. Слезы заливают лицо.

Чьи-то руки подхватывают меня. Кссейна.

Висну на крошассе. Страх придает сил. Торопливо бредем к центральному зданию станции.

Самые хитрые твари уже обогнули стену.

Почти бежим.

Темный проход. Падаем.

Не могу встать...

Дверь захлопнулась. Кссейна медленно сползла вдоль нее и замерла, прижавшись щекой к стальной преграде, отрезавшей нас от опасности. Суисса тряпичной куклой растянулась на полу.

Почти полная тишина после дикого шума показалась чем-то чужеродным. Кссейна подползла ближе и положила мою голову себе на колени. Ее рука, ласково поглаживающая мои волосы, успокаивала, но не смогла прогнать укравшую мое сознание темноту.




Сэм Винфорд


Я поудобнее устроился в кресле, покрепче прижимая к себе Лерку и насмешливо поглядывая на вампира и еле удержался, чтобы не показать клыкастому язык. Уж очень это по-детски, а я уже взрослый! Нет, иногда, конечно, приятно почувствовать себя маленьким, когда тебя любят и о тебе заботятся, но не на глазах же у всех. Барбариска это, к счастью, понимает и не лезет с разными нежностями, но меня любит, это точно, я это хорошо чувствую. А Лера от нее вообще не отлипает, она ж малявка еще, а столько всякого натерпелась. Ничего, теперь она не одна - уж я постараюсь, чтобы малышка больше не страдала. Главное, чтобы Лерка меня братом не считала. Хотя ладно, пока не вырастет - буду братом, а на потом у меня самые грандиозные планы. Только б тут упыри разные под ногами не путались.

Виталерра, задорно смеясь, рассказывала Ларисе о наших приключениях в замке графа Дракт, веселя и всех прочих. От избытка чувств девчонка даже соскочила с моих коленей и изобразила танец фей и сборы дедушки Руфи в дорогу. Из-за кресел выбрался нахохлившийся Шррррр и негодующе заявил, превращаясь в фейку, что танец совершенно не похож, и он может показать настоящий. Вот тут возмутились мы с Айверином, в один голос заорав, чтобы этот гад проваливал куда подальше, пока мы ему хвост не оторвали. Шей'тар в него даже первым попавшимся мешком запустил. Император обиженно надулся, зло посмотрел на нас, особенно на хихикающего и потирающего лапки Президента, сверкнул алыми глазками и, занырнув в мешок, принялся швыряться в нас вещами. Еще и меткий, гад! Мне повезло куда больше остальных - в меня прилетели какие-то старые тетрадки, Ксану на голову шлепнулась пудреница, обсыпав физиономию упыря светлым порошком, Айверин же мог похвастаться висящими на ушах панталонами Кэрлин.

Вампир, не обращая ни на кого внимания, самозабвенно ругался, стряхивая это безобразие со своего лица. Вот упырь проклятый! Только о себе и думает! Ну, обсыпали его чуток. Чего такого? Так нет, сидит, в пустоту пялится, словно Шефлина в зеркало, и взгляд такой же отрешенный.

- Не может быть! - потрясенно прошептал Ксан.

Встревоженная Лерка, бросившись к отцу, обняла за плечи и провела ладошкой перед его лицом, но тот даже не заметил.

- Папа, что с тобой? - девочка испуганно дернула его за руку.

- Где ты? - спросил он.

- Все хорошо, папочка, - ответила Лера, погладив Ксана по голове. - Я здесь.

Но вампир не очнулся, повторяя как заведенный:

- Где ты? Где ты? Где ты?



Ильсан Авилэр


Настроение было гаже некуда. Торчим в аражевой пещере уже который день. Кэрлин отправилась к Кротам, Сейфи, пробурчав что-то о безмозглых дурах, умчался за ней. Я же валяюсь тут без сил и помираю от охватившего все тело холода и всепоглощающей скуки. Делать абсолютно нечего, да и не хочется, а из развлечений только рассматривание мха на стенах. Ах нет, еще на потолок можно полюбоваться и бубнеж Талла послушать. Но даже клыкастый куда-то исчезает временами, якобы на разведку.

Меня бил сильный озноб, заставляя сжиматься в комок. Одеяла почему-то под рукой не оказалось, хотя я точно помню, что оно было, где-то здесь... Я еще раз пошарил рукой вокруг себя - ничего. О, а с этой стороны что-то есть - большое, теплое, только невидимое. А, плевать! Поди, зрение из-за приступа шалит.

Я с трудом подполз и прижался боком к большому и теплому. Ага, так лучше, и мороз чуток отступил. Я довольно зажмурился и тут же возмущенно вскрикнул - на лоб шлепнулась мокрая тряпка.

- Какого нарфа?! - рявкнул я. - Холодно ведь!

- Холодно? - удивленно приподнял бровь Ксанталл. - Да ты горишь весь! Хм, ясно, жар чудит. На вот, попей.

Клыкастый поднес к моим губам кружку, и в горло полилось что-то волшебно-прохладное. Но стоило вампиру убрать чашку и отодвинуться, как неприятные ощущения во рту вновь вернулись, словно и не пил ничего. Облизнув пересохшие губы, я откинулся на подушку, больно стукнувшись головой. Не понял... А больно-то почему?

Талл вдруг недоуменно нахмурился, разглядывая меня.

- Не может быть! Ильсан, ты? - прошептал он и радостно закричал, хватая меня за плечи. - Где ты? Где?

- Здесь, - отмахнулся я. - Ты чего, ослеп на старости лет?

- Где ты? Где ты? Где ты? - не унимался он.

От его монотонных воплей голова закружилась сильнее, перед глазами все поплыло, размылось - камень стен выровнялся, стал гладким и каким-то металлическим, потолок существенно снизился и покрылся круглыми светящимися точками, впереди проявилась стальная дверь с уже хорошо знакомым мне знаком в виде ядовито-желтого треугольника с черным кругом внутри и не менее знакомой надписью.

- Ди-Шалд, вход N3, - машинально прочитал я.

- Ди-Шалд? - изумленно воскликнул вампир и с восхищением присвистнул. - Как ты ее найти-то умудрился? Эту станцию уже четыреста лет все разыскивают.

- Так я и не искал... - пробормотал я, поглаживая неожиданно занывшую руку и с ужасом наблюдая, как клыкастый медленно растворяется в воздухе.

- Тише, - кто-то ласково погладил меня по голове, - не двигайссся, надо осссстановить кровь.

Туман перед глазами нехотя рассеивался, но сильная слабость и бьющая молоточками в виски боль четко давали понять, что приступ в самом разгаре и заканчиваться явно не собирается. Значит, дня три от меня толку не будет, в лучшем случае дня через два смогу встать. А нужно сейчас...

Память, наконец, вернулась, как и зрение - мы с принцессами заперты в каком-то небольшом помещении, снаружи беснуются стрезмары, к счастью, их почти не слышно, только тихое царапанье в дверь.

Надо встать. Срочно. Девчонки ж ранены!

Не понял... А зачем Кссейни с меня рубашку снимает?

Видимо, я сказал это вслух, потому что крошасса ответила, приникая губами к моему плечу:

- Залечить надо.

Я удивленно фыркнул, но тут же вспомнил, как Ангорлах лечил мой бок - и ведь хорошо лечил, уже почти не болит. Теплый шершавый язычок пару раз лизнул маленькую, но обильно кровоточащую ранку, кожу словно иголочками защипало, и кровотечение остановилось.

- Еще три укуса, на спине, - вздохнула девушка, переворачивая меня на живот.

Закончив процедуру, Кссейна уселась рядом, подтянув колени к подбородку и устало опустила на них голову. Су лежала, беспомощно раскинув руки, около приоткрытой двери в дальнем конце нашего убежища. Если честно, понять, где мы находимся, я не мог - узкая продолговатая комната без окон, без мебели, без... да без всего, просто четыре стены, две прочные стальные двери и все. Единственное предположение - здесь проверяли тех, кто пришел, и лишь потом пропускали вперед. Серьезная охрана, а судя по толщине двери, и противников тут ожидали неслабых.

Я попытался сесть, что очень обрадовало обосновавшихся в моей несчастной головушке гномов-горнодобытчиков, они перехватили поудобнее свои кирки и застучали с удвоенной силой, заставив меня закусить губу и сжать ладонями виски. Араж, только не сейчас! Не сейчас!

Среброволосая тут же бросилась ко мне, обняла, поддерживая друг друга, мы доползли до стены.

- Что с Су? - отдышавшись, выдавил я.

- К счастью, без сознания, - с тихим печальным свистом отовалась Кссейна.

- К счастью? - удивился я.

- Для тебя, к счастью, - положив голову мне на плечо, пояснила она. - Укусы стрезмаров хоть и небольшие, но глубокие и кровоточат долго. Эти твари какой-то яд впрыскивают, - девочка горько улыбнулась пересохшими губами. - Если б мы с сестрой поели, смогли бы ранки затянуть.

- А облизать?

- Неа, - вздохнула крошасса, - против стрезмаров не помогает.

- Как это не помогает? - воскликнул я. - Мне же помогло.

- Ты странный, - улыбнулась она, - и красивый. Тебе хорошо помогает, это папа сразу заметил, когда твой бок лечил. А нам... Хочешь, могу проверить.

Девица провела язычком по месту укуса, чуть выше локтя, но кровь не остановилась, продолжая тонкой струйкой вытекать из ранки.

- Вот, смотри, - Кссейна протянула мне руку.

Не знаю, зачем, но я тоже лизнул рану - лечебного эффекта это, конечно не принесло, но малышка весело рассмеялась.

- Ты почти как мы, - она потерлась об меня щекой, - но другой. Мы думали, других больше не осталось. Наш город раньше был столицей целой страны Крошасс, - гордо сказала девочка, явно повторяя чьи-то слова, - здесь жил самый лучший народ, крошассы. А потом было страшно, взрывы, смерть. Часть города унесло в никуда, а взамен появилась Станция. Мы воевали с чужаками, многие из нас погибли. Но мы победили, враги сбежали на летающих жужжащих штуках. Мы отправили разведчиков в разные стороны, но почти никто не вернулся. Те же, кто пришел, рассказали, что вокруг Крошарисса жуткие выжженные земли, а потом разведчики покрылись страшными пятнами и умерли. И другие, кто ходил на Станцию умерли. Ой, - Кссейна закрыла рот ладошкой и испуганно уставилась на меня, - тебе же здесь нельзя находиться. Станция опасна для тебя.

- А для тебя?

- Те, кто сюда ходил сразу после взрыва, умирали быстро, а сейчас это не так опасно. Наверно, вредное излучение, так чужаки говорили, стало меньше, и теперь крошассы могут сюда ходить, но если долго здесь сидеть, то мы тоже можем заболеть. А ты другой. Вдруг тебе совсем нельзя сюда...

- Сейни, - я крепче прижал к себе девчонку, - выбора-то у нас нет. Там за дверью нас точно ждет смерть, а там... нам обязательно повезет! Кстати, а эти кусачки долго там болтаться будут? Может, мы сможем выйти, как вошли?

- Нет, - всхлипнула крошасса, - они там несколько дней ждать будут. Не все, часть улетит дальше. Но нам все равно не выйти.

- И ладно, - как можно беспечнее, чтобы не пугать малышку, отозвался я, - значит, выйдем через вторую дверь.

- За ней еще дверь, а на ней кодовый замок. Наши, тогда, четыреста лет назад, поймали охранников Станции, но те пароль так и не сообщили. С другой стороны стены есть несколько проломов, мы там в детстве часто лазали, но хода в это главное здание так и не нашли.

- Значит, найдем, - уверенно произнес я. - Вот отдохнем немного и придумаем, как отсюда выбраться. Ты пока расскажи, как вы тут жили.

Надо ж как-то девчонку отвлечь, а то еще разревется тут мне. Что я тогда делать буду?

- Наши предки после Катастрофы решили сохранить цивилизацию, бережно собрали ее по осколочкам, склеили да закрепили старыми законами и традициями, - уверенно сообщила Кссейна, сжав мою ладонь (похоже, девчонка сама не раз слышала эту историю). - Они разыскивали древние знания, берегли. Вскоре люди стали замечать, что им хочется мяса. Нет, они могли есть и другую пищу, но с мясом было лучше - и сил прибавлялось, и болезни отступали, и раны стали языком лечить... А потом крылышки появились, и люди научились паутину выпускать. Мяса было мало, всем не хватало. И тогда некоторые поддались низменным инстинктам и стали есть своих. Так появились низшие. Их отправили в пещеру, чтобы защитить всех остальных. А мы своих не едим. Это плохо, никто не хочет стать низшим. У них и разум постепенно теряется. Говорят, - прошептала она, - что низшие втихаря жрут друг друга. Но охрана им это запрещает, даже мясо иногда дают, чтобы они не бунтовали.

- Почему ж их просто не убьют?

- Убивать - это жестоко! - возмущенно сверкнула глазами девчонка. - А если твой друг вдруг станет низшим, ты сможешь его убить?

Я зажмурился, представляя на месте напавших на нас в тюрьме тварей Сейфи - нет, наверное, я не смогу его убить. А вот если б это Роддук был...

- Ага, - усмехнулась среброволосая, догадавшись о чем, я думаю, - сам убивать не хочешь. И мы не хотим - это не цивилизованно! - гордо закончила она.

У меня, правда, возникли сомнения, что ее папуля думает так же - возможно, низших чересчур много или убить их сложно (прячутся, например, в своих пещерах), или используют их для чего-то, да мало ли причин - но девушке я об этом не сказал, не хотелось ее расстраивать. Она хорошая. Жизнь вот мне спасла.

- А как долго нужно не есть мяса, чтобы свихнуться, как эти ваши родственнички?

- Неделю не ешь мясо и хорошо себя чувствуешь, вторую не ешь - уже труднее, а если больше месяца, вот тогда можешь низшим стать. А у кого сила воли большая, тот и два продержится.

- А если совсем ничего не жрать, - задумчиво протянул я.

- Это плохо, - вздохнула Кссейна. - Су уже без сознания, я тоже долго не продержусь. Нам бы хоть маленький кусочек.

- А кровь вам не подойдет? Можешь меня укусить, - улыбнулся я, немного наклонив голову.

- Что?! - с изумлением и затаенной радостью воскликнула она. - Ты хочешь, чтобы я тебя укусила? Правда?

- Конечно, - хмыкнул я. - А что? Ты только все не пей, мне хоть немного крови оставь.

- Не, кровь мне не нужна, - засмеялась девушка, легонько кусая меня в шею. - Теперь ты кусай!

- Зачем?!



Верран Тар-тои-марр


Араж бы побрал этого Орхарна с его интригами и заговорами! Нашел, блин горелый, разведчика! Сам, поди, сидит сейчас, жаркое трескает, а я трясусь в почтовой карете, связанный по рукам и ногам, получаю синяки и шишки на каждой кочке, да еще и изображаю по уши влюбленного идиота.

А уж какие песни мне пел: "Верран, ты должен! Это важно для всех урсов! От тебя зависит наше будущее! Только ты сможешь это сделать!" А я как дурак уши развесил.

Хотя... Прав он, что уж тут скрывать. Сам Харн к заговорщикам сунуться не может - это очень опасно, они могут и догадаться, что на самом деле произошло два года назад. Риарра, конечно, жаль, но если бы не его самопожертвование, во главе лирров встал бы этот гад Андир. Эти сволочи ведь и Ориса хотели извести. Мальчишке чертовски повезло, что его тен Барбариска подобрала. С такой тенирой он не пропадет. Хорошая женщина, добрая, веселая. Орис к ней быстро привыкнет. Лично я буквально за несколько дней привязался, как своих защищать готов, а уж сколько слов разных нахватался.

Очень надеюсь, что они выбрались из Нисколена. Ничего, там Харн, он их подстрахует.

Что касается его плана по внедрению меня любимого во вражеские ряды, то не очень-то он работает. Тарни мне пока не верит, остальные тем более. Может, я слишком плохо играю? Так, надо вспомнить, как мы с лирром себя вели, когда на нас зелье этой белобрысой заразы действовало. Да уж, смешная была физиономия у Харна, надо бы такую же изобразить. А то от веревок уже все тело затекло, да и к сонному настою, которым меня все время рыжий жрец пичкает, привыкнуть можно.

Тут, кстати, странность одна - возница, гном со смешным именем Беркан, непонятным образом следующий с нами аж из Нисколена, предлагал мне какую-то таблетку, велел под язык положить, но я ему что-то не доверяю. Вот откуда он узнал наш с Харном тайный знак, придуманный еще в детстве, когда мы мальцами в разбойников играли. Ну не стал бы Орхарн гнома мне на подмогу посылать, недолюбливает он бородачей. Или стал бы?




Глава 5. Месть с огоньком.


Неор Туварэн


Проверив шкатулку с драгоценностями, любезный братец добрался и до моего шкафа. Этого я вынести уже не могла. Да как она смеет? У самой целый дворец нарядов, а еще на мои честно заслуженные, можно сказать, выстраданные, украшения и платья покушается. Вырвав из цепких ручек Княжны свой серебристый костюм для верховых прогулок, я злобно зашипела, что эта эльфка своими выходками нас всех выдаст. Вдруг зайдет кто, а тут мой брат платье примеряет. Стыда ж не оберешься. Жалко дедушка куда-то умчался, вправил бы дурынде мозги, научил шпионской деятельности. Я-то уже опытный разведчик. А Альси еще учить и учить.

- Извини, - вздохнула Альсарианнэль, - я просто очень соскучилась по этой прелести, пока в пещере сидела. Парня изображать, конечно, очень весело, но так надоедает... Ладно, душу отвела, теперь я снова Сигизмунд, - она скривилась, словно откусив кусок лимона, включила свою маскировку и заявила с усмешкой. - Сигизмунда, кстати, я тебе никогда не забуду. Более идиотского имени я не слышала.

- Ну что ты, Сиги, - притворно изумилась я, хлопая ресничками, - я же старалась, имя выбирала. Не обижайся, хорошо?

- Не обижусь, - хитро улыбнулась Альси, - если подаришь мне свои серьги с изумрудиками.

- Ты что, рехнулась? - гневно заорала я. - Да мне эти серьги Имар подарил. Да... Ой, серьги...

Я испуганно закрыла рот ладошкой, затем резко сорвалась с места, бросившись к окну. Араж! Трава почти по пояс! Развели, нарф их задери, тут заросли. Где теперь серьгу искать?

- Ты чего? - "братишка" положил руку мне на плечо и тоже глянул вниз.

- Серьга, - горячо зашептала я, - та самая, которую Сейфи ищет. Как я сразу-то не поняла. Ведь нарханы перерыли весь замок, кроме моей комнаты.

- А зачем им эта сережка? - заинтересовалась эльфийка.

- От нее зависит жизнь сестренки моего друга, - пояснила я. - Если честно, толком я не поняла, но должно быть две сережки. Одна у них есть, а вторая где-то здесь, во дворце. Наверняка, это она, - я ткнула пальцем в заросли. - Как же ее отыскать в этих джунглях? Ладно, пойду, поищу.

- Подожди, - Альси задумчиво прошлась по комнате туда-обратно, - тебе нельзя идти. Представь, что будут говорить, если ты будешь ползать там по траве.

- Но... - возмущенно начала я.

- Не перебивай, - властно велела она, - другу надо помочь, я не спорю. Но кто мешает тебе отправить туда нарханов? Только двоих, для третьего у меня есть другое задание. Надо Мирэйли проучить, чтоб не смела впредь оскорблять жену моего брата!

- Проучить? А как?

- Зови нечисть, - приказала Княжна, - сразу все и объясню.

- Сама ты нечисть!!! - зарычал, вздыбив шерсть, большой черный кот, мгновенно появившийся на столе и недовольно хлещущий себя по бокам длинным розовым хвостом.

- Извини, дружище, - улыбнулась девушка, - больше не буду. Ты кто?

- Это Фрррр, - я ласково погладила котика и почесала за ушком, тот вытянул лапки и замурчал от удовольствия.

- А как ты их различаешь? - удивленно спросила Альси.

Я посмотрела на девушку, на Фрррра и растерянно пожала плечами:

- Знаю, и все. Даже не задумывалась, почему так происходит.

- Потому, - мурлыкнул нархан, - что ты вызывающая. Другим надо заклинания использовать, а ты можешь просто нас позвать.

- Просто позвать? - изумленно захлопала ресничками я.

- Э нет, - усмехнулась Альси, - звать никого не надо. Нам и троих за глаза хватит.

- Интересно, - я легонько щелкнула пушистика по носу, - если я тебя позову, а ты далеко, как же ты меня услышишь?

- Если по имени звать станешь, - фыркнул он, - тогда откуда угодно услышу. И другие тоже. А если незнакомых, тогда все ответят, кто неподалеку, ну на расстоянии в два-три дня пешего перехода.

- Неплохо, неплохо, - азартно потерла ручки Княжна. - Может пригодиться. А пока сделаем вот что.

Девушка, вернее, парень уселся в кресло, закинув ногу на ногу.

Араж! Так ведь и самой запутаться можно - девчонка, а выглядит как юноша, стройный, симпатичный. До эльфов "братишке", конечно, далеко, но тоже ничего так.

- Фрррр, отправь своих товарищей, - строго велел Сигизмунд, - пусть под нашим окном в траве пошуруют. Я туда сережку выкинула, которую вы искали. А сам, - тут братишка коварно ухмыльнулся, - будешь личным глашатаем Мирэйли.

- Это как? - в один голос воскликнули мы с нарханом.

- Очень просто, - разулыбалась моя новая подруга. - Был такой древний обычай: у каждого представителя знатной семьи был личный глашатай, который объявлял о решениях своего господина, представлял его на разных встречах. В общем, следовал за ним неотлучно. Потом от него отказались. Это жутко раздражает, когда за тобой кто-то постоянно таскается и орет на каждом углу: "Делари Авилэр решила отобедать", "Делари Авилэр покидает столовую", "Делари Авилэр следует на прогулку в сад". Араж драный! Да я этого придурка готова была через пару часов придушить.

- Ты? - недоуменно приподняла бровь я. - Но ты ведь сказала, что сейчас так не делают.

- Не делают, - кивнула она, - это папочка меня так наказал однажды. Приставил глашатая на два дня. Бррр, вспомнить страшно... Вот и мы будем действовать согласно традиций. Я искренне убеждена, что Мирэйливэль Эвринэ срочно требуется личный глашатай. Заодно и мы узнаем все, что она делает. Вдруг это поможет Руфи в раскрытии заговора.

- Не только мы узнаем, если я все правильно поняла, - расхохоталась я, представив Фррррчика в этой роли.

- А это уже мелочи, - хихикнула Альси.

- Здорово, мне нравится, - нархан потер лапки и исчез.

Вернулся через пару минут в виде миниатюрного эльфа в элегантном зеленом костюме.

- Дело сделано! - доложил он, дернув розовым хвостиком. - Дуралеи сережку ищут. А я к Муравельке наведался.

Нархан принял горделивую позу и торжественно заявил:

- Делари Эвринэ изволят принимать ванну. Нагишом, смею уточнить. Следующим на очереди, вероятно, будет сортир, - Фрррр задорно подмигнул нам. - Ну, все, я побежал. Работа глашатая требует внимания и сосредоточенности.



Ильсан Авилэр


Я с тревогой вглядывался в бледные до синевы лица девчонок. Прогремевший недавно скандал отобрал у них последние силы. И спрашивается, было б из-за чего ругаться. Что мне жалко, что ли, я могу и обоих укусить, ежели им это так важно. Даже странно, что просьба Кссейны так разозлила очнувшуюся не вовремя Суиссу. Зачем я должен их кусать, девицы толком не объяснили, лишь загадочно перемигиваясь, сообщили, что укусы обеспечат мне помощь Ангорлаха. Мое чутье утверждало, крошассы не врут, недоговаривают - это да, но не врут. Только аражев приступ, который хоть и слегка поутих, но проходить явно не собирался, активно мешал сосредоточиться и понять, что задумали принцесски.

- Эй, красавицы, кончайте вопить! - схватившись за виски, в которые старательно била стая дятлов, велел я. - А я ничем не заражусь? Тогда хорошо. Чтобы вы не ссорились, я могу вас обеих цапнуть.

Сказано-сделано. И вот счастливые девушки уже третий час валяются в обнимку. Без сознания, правда. А я те же три часа думаю, чем же их кормить. Боюсь, как бы мои милые клыкастые подружки мной не подзакусили, когда очнутся. Сейни говорила, что кровь им не нужна, а чтобы восстановиться почти полностью, надо немного мяса съесть. Где я им мясо-то возьму? Свое мне, между прочим, дорого, как память обо мне любимом. А тут в округе кроме стрекозок и нет никого...

Стоп! Стрезмары! А что? Сочные тварюшки, мясистые! Вот бы поймать парочку. Только как? Предположим, я открываю дверь, запускаю сюда несколько кровососов, и... они сжирают нас всех, так как оружия у меня нет. Итак, что у меня есть? Рубашка, штаны, ботинки и все. Хотя... Хм, планчик так себе. Может и сработать, а может и летучкам прожорливым повезти. Но ведь я не для себя, я для девчонок стараюсь, значит, и моя удача должна сработать. Нет, она просто обязана сработать! Да и выхода у меня нет. Вот только дождусь, когда мушки перед глазами прыгать перестанут. Мне надо быть на ногах, иначе план летит аражу под хвост.

Я устало опустился на пол и, кажется, задремал. Проснувшись, я почувствовал себя почти отлично. Пора за дело. Боюсь, другого шанса у меня не будет.

Для начала я заглянул в приоткрытую дверь - Кссейна была права: в соседнем крохотном (два на два шага) помещении была еще одна дверь, на этот раз запертая. По центру ее разместилось небольшое стеклянное окошечко, черное, непрозрачное, под ним ряд кнопок. Потыкав в них наугад, особого результата я не добился, разве что окошко стало синим.

Ладно, к нарханам эти игры, надо действовать, пока снова не накрыло. Сняв штаны, я плотно перевязал штанины оторванными от рубашки полосками, проверил ремень, чтобы ничего не помешало быстро его затянуть. Положил ловушку в центре комнаты и ухватился за дверь. Тяжелая, зараза! Так, надеюсь, я успею ее вовремя захлопнуть - больше двух стрезмаров мне тут не нужно.

Удача в кои-то веки не обошла меня стороной - летучки, не ожидавшие такой халявы, замешкались, и стальная преграда надежно оградила нас от кусачей смерти, пропустив ровно две особи. Те, радостно стрекотнув, бросились к беззащитным девушкам. Это был самый слабый пункт плана - но я рассчитывал, что если крошассы подзакусят, то и лишняя ранка, полученная во время моей охоты, сильного вреда не нанесет. Метнувшись вперед, я подхватил с пола свои штаны и пинком сшиб сначала одну, потом вторую тварь. Стрезмары недовольно закружились в воздухе, тут же снова устремляясь к добыче. Я с трудом увернулся, поймав таки одну из стрекоз в штанину-ловушку, а вторую схватил за крыло и отшвырнул в сторону. С бьющейся в ловушке стрекозкой, ловить ее подружку было уже сложнее. К счастью, мне удавалось сшибать ее в полете, яростно размахивая портками и не допуская взбешенного кровососа к принцессам. Вторая тварь, оглушенная ударами, не могла развернуться в тесном пространстве и, противно треща, рвала штаны из моих рук. Но расщедрившаяся удача, похоже, не собиралась меня покидать, и мне наконец-то удалось загнать стрезмара в ловушку. Резко затянув ремень, я принялся остервенело топтать тварей ногами.

Вскоре писк прекратился, и я, подойдя поближе к крошассам, вытряхнул обед к их ногам. В конце концов, я ж мужчина и должен заботиться о дамах. Брезгливо принюхавшись к тому, что некогда было моими дорожными штанами, я закинул их в угол и торопливо повязал вокруг талии остатки рубахи. Не хочется светить перед красотками своими эльфийскими панталончиками. Растолкав Сейни и ее сестричку, я подсунул им под нос раздавленных летучек, в которых девчонки тут же вгрызлись, урча от удовольствия.

Я же решил вновь осмотреть комнатенку со светящимся стеклом, пока еще есть силы. Подозреваю, что эта передышка, дарованная мне проклятым приступом, дорого мне аукнется. Так уже было однажды, когда пришлось срочно уносить ноги от папули Роддука - потом болезнь вернулась, десятикратно усилившись и заставив выть от боли. Надеюсь, девицы придумают, как отсюда выбраться.

За дверью ничего не изменилось, и окошечко все также светилось синим. Я нажимал все кнопки подряд, пока за спиной не раздались ехидные смешки.

- А ты чего голый? - улыбнулась вполне здоровая Кссейна.

- Еще не совсем голый, - хихикнула Су, сдергивая с меня рубашку, - а вот теперь совсем.

Я смущенно покраснел, пытаясь закрыться руками, а девчонки залились веселым смехом. И тут из пустоты раздался строгий мужской голос, заставив крошасс шарахнуться в сторону. Да и я, если честно, присел от неожиданности. Правда, понять, что так настойчиво требует от нас голос, я не мог - этого языка я не знал. И как довершение наших бед, стальная дверь захлопнулась, отрезав меня от подруг, а со всех сторон в меня стали бить струи теплого, наполненного странными ароматами воздуха.




Барбариска


Поездка проходила почти спокойно, если не считать пары неприятных моментов. Сначала Сэм заявил, что видел, как Умар роется в его сумке. Что-то мальчишка нервный какой-то последнее время: то на Ксана огрызается, теперь вот к Умнику прикопался. Нет, ну что тут такого: проснулся парень, захотел есть, решил найти себе чего съестного.

- А спросить нельзя было? - нахмурился Сэм.

- Будить никого не хотел,- ответила я, нежно рассматривая лицо безмятежно спящего дроу.

- В моей сумке жратвы нет! - буркнул парнишка, скрестив руки на груди.

- Так он откуда это знает?

- А нюх ему на что?! - прошипел он и, махнув рукой, отправился в свою спальню.

И чего, спрашивается, надо было меня будить? Вообще не похоже, что дроу приходил в себя - как потерял тогда сознание, так и лежит с тех пор. Эд пытался его лечить, все без толку: физически Умар здоров, а вот уже который час валяется словно растение, ни на что не реагирует. Может, это последствия запасного хода? Или Сэму приснилось все? Ладно, ал'Никс очнется, спрошу, что к чему. Ночь на дворе, еще успею немного вздремнуть.

Я с удовольствием растянулась на своей кровати.

Эх, хороший парень Лисс. Чтобы мы без него делали? А теперь едем со всеми удобствами: и столовая, и спальни. А если бы сортир построил, вообще б цены парню не было.


А под утро (и пусть уже далеко за полдень, раз проснулась - значит, утро!) произошла просто катастрофа. Разбудили меня возмущенные вопли нашего вампира и странный шум. Ксантай как бешеный носился по гостиной, круша все на своем пути, и орал:

- Тварь! Убью! Хайтаррасс аражев! Да как он посмел!

За ним, пытаясь успокоить и чуть не плача, бегала Лерка.

- Не надо, - девчонка хватала отца за руки и оттаскивала от пока еще целого кресла, - все же уже хорошо!

- Хорошо?! - взвыл тот. - Мою дочь превратили в хайта, и это хорошо?!

- Но ведь я уже нашла способ нейтрализовать Голод, - улыбнулась малышка.

- Ну и что! - Ксан с одного пинка разнес последнее кресло. - Эту тварь надо уничтожить! Так, - вампир резко затормозил и хищно ухмыльнулся, - а это идея! Эд, ты же говорил, что был в Тел-Кристо. Открой мне портал.

- Зачем? - маг сонно потер глаза.

- На охоту пойду! - злобно рявкнул вампир. - Пора этих хайтаррассов извести! Мне бы только до их Учителя добраться, а там... - он предвкушающе потер руки. - Чего замер? Проход открывай!

- Урррр! - поддержал его мурат.

- Стой! - Сейфи крепко сжал плечо Ксантая. - И как ты собираешься с хайтами сражаться? Их же ничего кроме огня не берет!

- Ну, я же маг огня, как-никак! - подмигнул ему красноволосый.

- А оружие зачаровать можешь, чтобы оно урон огнем наносило? - заинтересованно приподнял бровь оборотень, выудив откуда-то метательные звездочки.

Вампир взял их, положил на одну ладонь, накрыл второй. Его руки на миг вспыхнули, вверх взметнулись яркие язычки пламени.

- Готово, держи. При ударе вспыхнет огненный шар.

- Отлично, - кивнул Мейр, пряча оружие. - Жаль, конечно, звездочки терять, привык я к ним.

- Не переживай, - Ксан дружески улыбнулся, - не потеряешь. Я их закалил. В каждой по три заряда.

- Тогда я с тобой, - серьезно заявил оборотень, - хочу отвлечься. Да и хайты удобный объект, чтобы злость выместить.

- Хорошо, пошли.

- Я с вами, - влез Сэм и, полюбовавшись на вытянутое лицо клыкастого, добавил: - Оружие у меня свое.

- Нет, - горячо воскликнула я, бросаясь вперед, но, натолкнувшись на взгляд мальчишки, замерла на полуслове, яснее ясного поняв, что он все равно пойдет, что это для него не просто каприз. - Ладно, иди. Только будь осторожнее.

Парнишка благодарно мне улыбнулся, решительно вставая рядом с остальными охотниками. Я чуть было не напросилась с ними - магией огня я ж тоже владею, как-никак - но в последний момент остановила себя: пользы от меня немного, а вот вред вполне может быть. С трудом отговорила от этой авантюры Лерку: мало ли что, вдруг Великий Учитель до сих пор имеет на девочку влияние, он ведь ее обращал. Не хватало еще, чтобы малышка на его сторону перешла, или обратилась окончательно. Почувствовав мою тревогу, Бумер заявил, что отправится вместе с мстителями, и тогда я смогу все увидеть его глазами.

Ксан велел нам ехать вперед, тут до Кадара рукой подать, и дожидаться их в доме Талла, куда они потом телепортируются.

Эд, улыбнувшись мне, открыл первый портал каскада, и шестеро охотников скрылись в мареве перехода. Слезы, и так еле сдерживаемые, прорвали последнюю хрупкую преграду и хлынули из глаз двумя солеными водопадами. Лишь теплое плечо и надежные руки Зара смогли их остановить, да и то не сразу.




Ильсан Авилэр


Я испуганно метался по каморке, колотя в запертые двери и уворачиваясь от вонючих струй. Вскоре с тихим щелчком отверстия, откуда били мощные потоки воздуха, захлопнулись, а часть стены отъехала в сторону, открыв небольшую нишу, где аккуратной стопкой лежала одежда.

Ух ты, как здорово! А я даже не заметил, что тут такие хитрые ящички в стенках.

Придирчиво осмотрев простенькие светло-зеленые штаны, рубаху и мягкие ботиночки, обнаруженные там же, я решил одеться: ну не голым же ходить. Хотя где тут ходить-то - два шага направо, два шага налево?

Опа! И вторая дверь открылась!

Это чего, пока не переоденешься, пройти дальше нельзя? Какого аража, спрашивается? Да эти технари просто придурки!

Я осторожно выглянул из своей комнатушки. За дверью, тихо закрывшейся, стоило мне выйти, в обе стороны тянулся узкий короткий коридор, стены, пол и потолок которого покрывал странный материал, чисто белый и очень гладкий. Освещался переход слабым голубоватым светом, льющимся из одинаковых стеклянных кругов на потолке. Свет изредка мигал, но осматривать помещения не мешал. Все шесть найденных дверей, расположенные вдоль одной из стен, были заперты, на каждой серебрилась блестящая табличка с непонятными надписями. Можно попробовать выбить, если другого выхода не будет - эти дверцы куда хлипче, чем та, что привела меня сюда.

В дальнем конце коридорчика обнаружился спуск в подвал, погруженный в полную темноту. Но стоило мне спуститься на несколько ступеней вниз, как надо мной зажглась круглая синяя лампа. Я шел дальше - загорались все новые круги, а те, что оставались позади, тут же гасли. Я пробежал назад, светильники заторопились повторить мой путь. Я вниз, и световая дорожка вниз. Прикольно!

Подвал встретил меня тишиной, огромной комнатой за прочным прозрачным стеклом, закрытой на кодовый замок, и полумраком, мешающим разобрать, что за штуковины спрятаны там за стеклом. Видны были лишь несколько столов, полностью заставленных разными приборами и колбами. Возможно, это какая-то лаборатория, вроде тех, что устраивают наши алхимики, тоже, кстати, в подвалах, чтобы от их опытов никто не пострадал. Интересно, а какие здесь эксперименты проводили?

Я нажал несколько кнопок на замке, понадеявшись на удачу - но, похоже, свои обязательства по моему спасению она выполнила и сбежала к кому-то повезучее.

Пнув напоследок прозрачную стену - кроме ушибленной ноги последствий это не принесло - я решил вернуться к выходу, а вдруг крошассы уже догадались, как можно пройти ту каморку с воздушными струями. Хм, а чего это я тут ползаю, когда там девчонки раздеваться будут? На них и обычно-то одежды немного, но рассмотреть стройные фигурки во всей красе я бы не отказался.

Ждать пришлось недолго. Мощная дверь плавно отошла, и мне на шею кинулась радостно взвизгнувшая Кссейна. Она так торопилась покинуть странную каморку, что не удосужилась даже одеть зеленую форму (наверняка ведь и для нее ящичек в стене открылся). Девушка совершенно не стеснялась своей наготы, прижимаясь ко мне всем телом. Воспользовавшись моментом, я чуток потискал Сейни, погладил аппетитную попку, за что тут же получил резкий удар по руке.

- Ильсан, нет! - нахмурила бровки среброволосая. - Это можно только после второго укуса.

- Чего?! - пока я приходил в себя от изумления, девица упорхнула обратно и вскоре вернулась одетая в такой же костюмчик, как и у меня.

- Кссейна, - подозрительно сощурился я, - а что не так с укусами? Если после второго, можно делать это, то что означает первый?

- Ой, Ильсссанчик, - пропела она, опустив глаза, - когда ты исчез, мы так испугались. Стучали в дверь, пинали, кричали. А она не открылась, - крошасса встала рядом, положив головку мне на плечо и тяжко всхлипнув. - А потом раз, и открылась! Мы зашли, тебя нет. Я заплакала, а Су, заметив на полу твою рубашку, которую она сдернула, сказала, что, наверное, пройти можно, только раздевшись. Я разделась, и хоп - я здесь!

Сейни, улыбнувшись, чмокнула меня в щеку.

- Эй, так нечестно, - обиженно воскликнула Суисса, повиснув на моей второй руке и целуя в другую щеку.

- А ну хватит мне зубы заговаривать! - рявкнул я, стряхивая с себя принцесс. - Живо говорите, что означает тот укус!

- Ну, это... - промямлила Кссейна.

- О! А куда ведет этот коридор? - попыталась отвлечь меня Суисса, но я не сдавался.

- Ну?! - я грозно сдвинул брови и скрестил руки на груди.

Девушки быстро переглянулись, Су пожала плечами, и ее сестричка, сделав осторожный шаг назад, вздохнула.

- Ты же сам предложил! - заявила она, но перехватив мой недовольный взгляд, уточнила. - А разве у вас не так? Если двое влюблены и доверяют любимому, как себе, то они кусают друг друга в шею. Первый раз - это помолвка, второй...

- Да понял я, - сердито буркнул я, со злостью пнув ближайшую дверцу.

Ого! Открывшаяся картина заставила меня тут же забыть о хитрых противных девчонках. Я сразу узнал это помещение - сортир! Папуля Роддук не так давно где-то раздобыл эти технарские штуки - унитаз и раковину. А значит, здесь есть вода!


Я, надувшись, сидел около стеклянной стены, а девицы подлизывались, как могли, то предлагали принести воды, то уже в который раз лечили подступающий приступ, приложив холодные ладошки к моим вискам. Оказалось, что некоторые крошассы умеют снимать боль. Полезные девчонки, но это не значит, что я их простил. Вот!

Сейни устроилась напротив меня, жалобно заглядывая в глаза, а Су нажимала кнопки на кодовом замке. Аражевы технари! Понаставили тут дверей и запоров! Все беды от них. Наверняка, где-то на этой станции изобрели пакость, которая нам Катастрофу устроила. Стоп! Интересно, а не за этой ли стеночкой та пакость прячется? А если...

- Су, нажми три, два, семь, шесть, - велел я.

- Почему? - удивилась та.

- Три тысячи двести семьдесят шестой год - это год Катастрофы, - пояснил я.

- Хорошо, - кивнула она, надавив пальчиком на нужные кнопки. - Неа, не работает.

- А ты наоборот попробуй, - предложила Кссейна, - помнишь, мы в детстве в цифры наоборот играли.

- Ага, - хихикнула Су, выполнив ее просьбу.

Раздался громкий щелчок, и ненавистная дверь плавно отъехала в сторону. Правда, в комнате, где зажегся яркий свет, ничего интересного не оказалось. Везде все те же столы, что и у прозрачной стенки, непонятные приборы, детальки какие-то и кресло за ширмой. Почти обычное кресло, если не считать того, что оно наклонено и на нем можно удобно лежать (что я и сделал!) и какой-то обруч, прикрепленный к изголовью.

Примерим... Опа, а чего это он сжался? Нет, мне не больно, и снять я его могу запросто. Да и одеть без проблем. Но ведь не просто так этот обруч размер изменил? Надо бы осмотреть креслице получше. Как говорил Сейфи, где б ты ни был, чтобы ты ни делал, надо все как следует изучить, узнать каждую мелочь, и тогда это может пригодиться.

- Не пригодиться, болван, - проник в мои мысли чужой, но очень знакомый голос, - а спасти тебе жизнь! И вообще, ушастик, а как это ты в мою голову пробрался?!




Сейфиттин Мейр


Разместив метательные звездочки так, чтобы было удобно их выхватить, я шагнул в портал вслед за нетерпеливо переминающимся с ноги на ногу вампиром. Таким взбешенным я нашего упыриного друга еще не видел. Хотя если б моего ребенка кто тронул... Эх, если мы в Тел-Кристо могли б еще и Лорда Эвринэ встретить, я был бы счастлив. Ладно, чтобы отвести душу, и хайты сгодятся.

Высадились мы на вершине одного из холмов, которые кольцом окружали небольшую долину. Среди пышной зелени еще можно было заметить разрушенные корпуса знаменитой магической школы Тел-Кристо. Я замер, потрясенно рассматривая открывшуюся мне картину - я много читал об это месте, говорят, что Катастрофа началась именно здесь. Уж каких только ужасов я себе об этой школе не напридумывал, еще когда ребенком был, но все оказалось не так и страшно, даже немного уютно. Я руины и поопаснее посещал. А тут все далеко не так зловеще - остовы зданий скрывались под зеленой листвой и цветущими нежно-розовыми бутонами, опутывающих здания лиан.

На территории школы только два этажа, оставшиеся от центрального корпуса, и одна из башен, издевательски целая, почему-то не удосужились внимания зелени - их стены темными кляксами разбавляли цветущее зеленое море. А вот городок, некогда окружавший знаменитую магическую школу, "затопило" давно и прочно. Меткое выражение Барбариски про "каменные джунгли", относящееся почему-то к Кадару, именно здесь, в Тел-Кристо, попадало точно в цель - здесь в избытке было и камня, в той или иной форме скрывавшегося в зарослях, и самих джунглей, практически полностью поглотивших полуразрушенные дома.

Мы стояли на широкой каменной полосе, кольцом охватывающей всю долину. Странно. Под ногами ни травинки, даже вездесущие сорняки не пробились сквозь эти камни. Вот вам и вторая странность - из джунглей, сплошной стеной вставших за нашими спинами, не доносилось ни звука. Хотя они были к нам куда ближе, чем городок, в котором и проживали когда-то учителя и ученики Тел-Кристо, а вот слышимость там, на удивление отличная - в развалинах кто-то трещал, шелестел, порыкивал. Зверья здесь, похоже, много. Наверняка, какая-то мутировавшая мерзость. Нам бы аражей не встретить. Говорят, эти твари отсюда выбираются.

Ксан рванул было вперед, но метнувшийся ему под ноги мурат заставил парня резко затормозить.

- Талл, какого нарфа ты мне мешаешь? - заорал он.

- Не психуй, - рассудительно ответил его брат, - надо все обдумать, а не бросаться в омут головой. Вот где ты собрался искать Хайтавэрона?

- Как где? - ухмыльнулся клыкастый, сжав кулаки. - Он ведь большую часть времени в своей лаборатории проводил. Она неподалеку от моей находится. Так что я... мы с Таллом для начала туда заглянем. А вы обыскиваете развалины школы и ликвидируете всех его ученичков. Раз уж мы здесь, надо все зачистить. Справитесь одни? - насмешливо уточнил он, с таким презрением глянув на нас, что все, не сговариваясь, хором заявили, что, разумеется, справятся. Правда, слова, которые при этом использовались, были весьма далеки от приличных или хотя бы печатных.

Ксантай в упор посмотрел на Сэма и, покачав головой, хмыкнул:

- Зря мы с собой этого младенца взяли. Пользы от него никакой, окромя вреда.

- Да на себя посмотри, упырь проклятый! - взвился оскорбленный парнишка. - Спорим, что я больше тебя хайтов набью!

- Спорим! - уже на бегу отозвался Ксан, который явно не собирался давать мальцу фору.

Да уж, любят эти двое друг друга как никто.

Мы осторожно шли по широкой улице, местами перегороженной завалами из камня, досок и кусков металла, не выдержавших яростных атак магии и незаметного, но неумолимого воздействия времени.

Вокруг царила тишина, никто не спешил выскочить из-за угла и сожрать нас.

Араж драный, не охота, а прогулка по парку! Нет, так мы вообще никого не поймаем! И эти еще меня тормозят.

- Предлагаю разделиться, чтобы охватить максимально большую территорию, - развернувшись к напарникам, сказал я.

- Отлично, - хихикнул из травы совершенно незаметный там Бумер. - Я тут кое-что придумал.

- Эй, шум только не поднимай, - крикнул в пустоту я. - Так, вы двое идете дальше по улице. А я срежу путь через заросли и выйду к центральному корпусу.

- Хорошо, - беспечно отозвался маг, подкидывая на ладони маленький огненный шарик.

Винфорд лишь пожал плечами, обиженно зыркнув из-под ресниц. Ну и араж с ним. Пусть с ним Барбариска нянчится, у меня эльфеныш есть. Надеюсь, с ним ничего не случилось. А то эта проклятая станция доверия точно не вызывает.

Я бесшумно пробирался через заросли кустарника, когда в моей голове неожиданно раздался голос Ильсана. Сначала я думал, что мне просто померещилось - это ж Место Взбесившейся Магии, кто знает, как оно на сознание действует. Но чужое присутствие было настолько явным, что я даже различил слова.

~ Где б ты ни был, чтобы ты ни делал, - повторял мои слова мальчишка, - надо все как следует изучить, узнать каждую мелочь, и тогда это может пригодиться.

- Не пригодиться, болван, - раздраженно ответил я, чуть не провалившись в чью-то нору, - а спасти тебе жизнь! И вообще, ушастик, а как это ты в мою голову пробрался?!

- Сейфи, это ты?! - радостно закричал Ильсан, а мне пришлось торопливо опуститься на ближайший камень, спешно заткнув уши. К сожалению, это не помогло.

- Я, я. Только не ори, пожалуйста.

- А почему ты меня слышишь? - удивленно воскликнул тот.

- Это ты у меня спрашиваешь? - фыркнул я. - Понятия не имею.

- Ой, а я, кажется, знаю! - восторженно трещал Ильсан. - Я тут на станции нашел необычное кресло. Там такой обруч, одеваешь на голову, а он раз и сузился, и стал как раз впору. А потом я тебя услышал.

- Кресло, говоришь... - задумчиво протянул я. - Ну-ну. Думаю, эта информация пригодится Кэри. Если я ничего не путаю. Эй, Ильс, а ты чего молчишь-то?

Я позвал громче, но эльфенок не отозвался. Пройдя пару кварталов, я чуть не влетел в стелящийся по земле туман, успев отскочить в сторону в последний момент. Араж! Позорище-то какое!

Я выхватил звездочку, собираясь метнуть ее в уверенно ползущую ко мне дымку, становившуюся с каждым мгновением все плотнее. Истошный вопль "Сейфи", раздавшийся в голове, сбил бросок, и звездочка лишь краем задела призрачную тварь, но все же сработала, вспыхнув ослепительным огнем. Хайтаррасса подкинуло в воздух, перевернуло, оторвав клок тумана. Вниз упал уже худющий изможденный человек в каком-то неопознанном рванье, с обожженным боком и оторванной правой рукой. Я всадил нож в сердце твари по самую рукоять, хайт дернулся пару раз и затих.

Мысленно приказав пытающемуся докричаться до меня Ильсу заткнуться, я оценил ситуацию, плюнул с досады и истратил на тварь второй заряд звездочки. Огонь разорвал хайтаррасса на части и стал жадно пожирать его останки, затем перескочив на траву. Я быстро затоптал начавшееся возгорание. Спалить здесь все к аражам драным, идея, конечно, отличная, но не с нами же в центре. Ну, кто просил этого упыря прямо в пекло бросаться? Он что, с этим Хайтом врукопашную биться собрался?

- Сейфи!

- Ильсан, ну чего ты орешь? - тоскливо спросил я. - У меня уже голова от твоих воплей болит!

- Сейфи! Я такое видел! - захлебываясь, рассказывал он. - Там шел бой.

- Где там? - устало уточнил я.

- Не знаю, - вздохнул он. - Не перебивай. Светловолосый мальчик, мой ровесник, и юноша с длинной косой, перевязанной черной лентой, отбивались от хайтаррассов. Представляешь, там со всех сторон эти призрачные твари, их там штук десять, если не больше. Кто-то туманом подбирается, кто-то в человеческой форме. А эти двое... - голос Ильса просто звенел от восторга. - У мальчишки прямо из рук вырываются алые росчерки сжатого в тонкий луч пламени и режут тварей на куски. А второй маг шары огненные кидает направо-налево. У него даже коса воевала: словно живая отгоняла хайтов от своего хозяина, рассыпая вокруг огненные искорки. Тут мальчишка как закричит: "Врагу не сдается наш гордый Варяг, пощады никто не желает". Сейфи, а что это значит? Варяг это кто? Этого паренька так зовут, что ли?

- А я почем знаю? - буркнул я.

- Не, ты его точно знаешь, - усмехнулся Ильсан. - Ты как раз после этих слов и прибежал, добил последнюю тварь. Потом этот Варяг подошел к развалинам какого-то дома и попался в портал-ловушку, так тот маг с косой сказал. Ты кричал парню, чтобы он остановился, но тот, видимо, уже не слышал. Ну что? Вы его нашли?

- Сэма, что ли? - не понял я. - Да здесь он где-то болтается, Барбарискин любимчик. Вечно за этой человечкой всякую чушь повторяет. Странно... Вроде с парнишкой все в порядке, за ним маг присматривает. Хотя Эд - герой еще тот, - неожиданная мысль заставила меня испуганно замереть. - Нарф меня раздери! Так ведь не было еще такого. Ильсан, ты что, прорицателем заделался?

Эльфик хотел что-то ответить, но раздавшийся вдалеке крик "Врагу не сдается наш гордый Варяг" заставил его замолчать, а меня рвануть что есть мочи к месту боя.

Быстрее! Еще быстрее! Я должен успеть! Должен!

- Стой! Назад! - заорал я, швыряя в оказавшуюся на пути тварь метательную звездочку. - Сэм! Нет!!!

Я без сил упал на колени, сжав виски ладонями.

Опоздал...

- Может, вы еще его найдете? - тихонько всхлипнул Ильсан.




Сэм Винфорд


Упырь проклятый! Ненавижу! Ведь специально меня поддевает, гад такой! Нет, я ему докажу, что я и сам прекрасно справлюсь! Я ему такого младенца покажу! Главное, пари выиграть!

Опа! Вот это везение - да тут тварей десять, не меньше. Ишь, разлеглись. Нашли место для спячки. Ничего, счас мы вас быстро к предкам в гости отправим. Мне ж только настройку луча изменить. Хорошо, что я вторую модель выбрал - там и огнемет есть!

Бой был жаркий. И хайтаррассов мы с магом на равных били. Правда, Эд, подмигнув мне, заявил, что я могу всех хайтов на свой счет записать, он не против.

Одиннадцать! Да я уже почти выиграл!

Хм, а там что за шум? Может, в этом доме еще монстры засели?

Заглянуть в провал окна я не успел - обернувшись на раздавшийся позади крик "Стой! Назад!", я машинально сделал шаг вперед. Воздух вокруг меня заискрился разными цветами, на миг ощутив состояние невесомости, я весьма болезненно шлепнулся на что-то твердое.





Барбариска


На душе было тревожно. Нет, ну вот так я и знала, что нельзя было туда Сэма отпускать. Не успокаивало ни обещание Эда не отпускать от себя мальчика ни на шаг, ни украдкой переданный Сэму Айверином какой-то маленький сосудик с плотно подогнанной пробкой. Как пояснил наш хитрец, это как раз то самое противоядие, которое я ему раздобыла, чтобы спасти от укуса аража. Так вот, у этого ар-диара оказался один замечательный побочный эффект - ну еще бы, его ведь Эдигоран готовил - на какое-то время выпивший зелье ускорялся до невозможности, что очень даже может помочь нашему другу во время охоты. Хорошо бы. Но тут главное, успеть его выпить. Если бы Ай просветил меня заранее, я бы заставила Сэма сразу ар-диар выпить, но этот изворотливый жук велел парню зелье поберечь и использовать лишь в крайнем случае. Вот сволочь брюнетистая!

Нет! Вот так я и знала! Ну, кто их просил разделяться? Это опасно! Упырь проклятый! Затащил моих друзей в ловушку. Зар, ты можешь мне портал открыть?

~ Могу, - спокойно кивнул он, - но делать этого не стану.

- Что?! - вслух закричала я и, перехватив несколько удивленных взглядов и один понимающий и насмешливый, поспешила извиниться. - Простите, я просто волнуюсь.

- Не переживай, - улыбнулась Кэрлин. - Пока все идет наилучшим образом.

- Я так понимаю, - хмыкнула я, - что ключевое слово здесь "пока"?

- Нет, - покачала головой предсказательница, - ключевое слово "наилучшим"!

~ Она права, - мысленно ответил фраккат. - Не стоит нам вмешиваться. Силы у меня нет, лучше ее поберечь для критических ситуаций.

~ Но ты мне обещаешь, - я клещом уцепилась в руку Стража, - что в критический момент ты их спасешь?

~ Да, - коротко кивнул он.

Его слова позволили мне немного смириться с нашим бездействием. Я зажмурилась, наблюдая за происходящим глазами Бумера.

Когда Сейфиттин предложил разделиться, а лингрэ тут же с ним согласился и умчался развлекаться самостоятельно, я емко и образно, хоть и мысленно, высказала все, что думаю об этих идиотах. Но оборотень меня, к сожалению, не слышал, а Бумер лишь довольно хихикал и, задрав хвост трубой, беззаботно скакал по еле заметной тропинке средь густой травы.

Тропка резко завернула за угол полуразвалившегося двухэтажного дома, где кот чуть не налетел на троих лениво привалившихся к выщербленной стене хайтов.

Лингрэ сориентировался мгновенно.

- А ну, живо в круг сели! - заорал он, отчего троица испуганно принялась озираться. - Сидеть, кому я сказал! - кот запрыгнул на обломок стены, возвышающийся над травой, и распушился для солидности, ну и размерчик прилично так увеличил.

- Да, Великий Учитель! - хайты послушно плюхнулись прямо на землю, только потом сообразив, что Бумер для Учителя как-то ростом не вышел, да и мастью тоже.

- Ты кто? Еда? - с надеждой спросил худой парень лет двадцати пяти.

- Меня Великий Учитель послал!

- Кто?! - хайтаррассы опешили от удивления. - Великий Учитель?

- А то кто же?! - надменно выдал лингрэ. - По-вашему, я тут добровольно по кустам лазаю, шерстку пачкаю?! Я знаменитый лектор Бенавентуро Архиум. Великий Учитель пригласил меня провести для вас обучающую лекцию "Империя Хайтавэрона Первого, законы и правила". Итак, какое главное правило любого хайта?

- Хорошо пожрать? - робко предположил тот же хайт, запустив пятерню в уже изрядно спутанные грязные волосы.

- Нет! - недовольно взмахнул хвостом лектор. - Сделать так, чтобы Великий Учитель хорошо пожрал! Ибо тогда есть шанс, что тебя самого не схарчат. Так! - возмущенно прошипел он. - А почему никто не записывает? Я потом проверять буду!

Трое хайтов растерянно переглянулись, высокая тетка с изможденным лицом даже карманы своего замызганного платья проверила.

- Нечем, - печально констатировала она.

- Ладно, - смилостивился Бумер. - Можете просто запоминать. Для особо одаренных правила буду повторять по два раза, а вы их считайте.

- А как?

- На пальцах! - гневно рявкнул лингрэ, которому надоело, что его все время перебивают.

- Здорово! - радостно воскликнул рослый детина, единственный из троих отличавшийся относительной полнотой. - Накормить Учителя, - он торжественно загнул один палец, восторженно уставившись на кота.

Лингрэ, взмахнув пушистым хвостом, азартно потер лапки.

- Отлично! Правило второе, - встопорщив усы, заявил он, - надо уметь хорошо восхвалять Великого Учителя! Этот процесс следует довести до совершенства, чтобы все было идеально и безупречно. Вот сейчас и потренируемся. Только, - пушистый паразит ехидно ухмыльнулся, - для начала будем на моем титуле тренироваться, чтобы не дайте Стражи не обидеть Учителя. А вот когда будете все четко и уверенно говорить, добавим имя нашего благодетеля.

Тут кот захихикал, прикрыв рот хвостом, и мысленно уточнил: "А имя нашего благодетеля - Первый Президент Всея Нечисти Калейдоскопа Бумер".

- Итак, сели ровно. Когда будете восхвалять Великого Учителя, тогда, разумеется, встанете. Повторяем за мной.

Славься, славься, наш прекрасный Царь, то есть Президент.

Богами данный Царь-Президент!

Да будет бессмертным твой царский род!

Тебя приветствует весь хайтский народ!

Ура Царю! Тьфу, Президенту!

Похоже, мозгов у этих представителей хайтского народа не так и много осталось, повторить внаглую переделанный Бумером кусок из оперы "Жизнь за царя" эта троица смогла лишь с пятого раза, но зато душевно так выводили, радостно. Но досмотреть развлечение до конца мы, к сожалению, не смогли: объявившиеся жутко злющие Сейфи и Эд перебили наших певцов, не дав им даже пискнуть.

- Придурки! - зашипел разгневанный лингрэ. - Такую веселуху мурату под хвост пустили!




Сэм Винфорд


Это была ловушка. Нет, не для меня, для Ксана. Так тот светловолосый парень с шальными глазами сказал.

Они стояли в узком длинном коридоре и самозабвенно ругались. Хайтавэрон на фоне высокого статного Ксана казался сущим коротышкой, но силой явно превосходил своего противника, который безуспешно пытался пробить призрачную стену между ними.

Быстро оглядев комнатушку, где я очутился, на предмет возможного отступления, я вернулся на свой наблюдательный пункт. Н-да, а с выходами-то негусто - в небольшом прямоугольном помещении окон не было, и дверь всего одна, вернее пустой дверной проём, где я и притаился за обломками стены. Если принимать бой, то лучше в коридоре - комната уж очень захламлена: всюду сломанная мебель, рассыпавшиеся полуистлевшие книги, в центре широкий длинный стол, осколки стекла на нём. И аражева туча пыли. Если здесь огненными шарами швыряться, или мне луч применять, так тут такой пожар можно забабахать. В итоге, либо сами сгорим, либо дыма наглотаемся.

Обстановка в коридоре тоже оптимизма не внушала: оба его конца были плотно перекрыты хайтами: трое крупных радостно скалящих зубы мужчин поджидали добычу с каждой стороны. Это не так и страшно, наверху мы тварей славно потрепали, но здешние куда сильнее и опаснее. Да и присутствие Великого Учителя собственной персоной - весьма негативный фактор.

Мурат с пробитой головой лежал на каменном полу, силясь встать. Толку от него сейчас - самого спасать надо. Хм, а помощь упырю не помешает.

А оно мне надо? Нафига мне эту сволочь клыкастую спасать? Он ведь только и делает, что меня перед Леркой на посмешище выставляет. Без него ж все так замечательно было. Тоже мне, защитник для Виталерры выискался! Хотя если я без этого "папочки" отсюда сбегу, она мне этого не простит. Нарф их задери! Придется вытаскивать!

Айверин мне очень вовремя свой драгоценный ар-диар пожертвовал, правда, настоятельно просил вернуть в целости. Ну, уж как вышло.

Значит, так - я пью зелье... Нет, мне вампира не вытащить (ишь, какой боров вымахал!), да и мурата надо прихватить. Так, гадость из склянки пьет Ксантай, надо только его как-то в эту комнату заманить и сосуд в руки сунуть. А как его заманишь, когда он так орет, что ничего вокруг не слышит, и не видит, как один из монстров на его братишку облизывается?

Я снял с руки один из лучей, слегка сбил настройки - теперь малейший удар, и прибор неслабо так взорвется, спалив всех тварей вместе с их идиотом-учителем.

- Как ты посмел тронуть мою дочь, псих недоделанный?! - вопил клыкастый, злобно пиная туманную стенку перед ним.

- Лера - моя дочь! - приосанившись и поправив свой заляпанный араж знает чем халат, фыркал Хайт. - Лита - моя!

- Что?! - взвыл Руол, бессильно сжав кулаки.

- Лита, если бы ее не затянул случайный портал, - парень пригладил короткий ежик своих волос, - точно бы меня выбрала. Ведь я сделал, как она хотела! Научился превращаться в туман!

- Да она никогда бы даже не посмотрела в твою сторону! - Ксан обернулся, ища, вероятно, обходной путь, нахмурился, заметив меня, и вновь уставился на Хайта.

- А вот и посмотрела бы! - капризно протянул тот. - Литайравэль мне обещала, что если я стану вампиром, то она будет моей! Я победил! Я лучший! - истошно орал Айррас, выпучив глаза. - Я гений! Я заставлю тебя признать это!

Вампир, не слушая этот бред, сделал несколько осторожных шагов назад, чтобы поравняться с моим укрытием. Хайт, поняв, что враг отступает, разразился торжествующим безумным хохотом.

- Какого аража ты в моей лаборатории делаешь? - грозно зашипел на меня Ксантай.

- Вот эта рухлядь - лаборатория? - хмыкнул я. - Да здесь из целого лишь несколько красных сосудов вон на той полке.

- Целые? - облегченно вздохнул он. - Слава Стражам. Не трожь их. Взорваться может.

- Так это ж замечательно! Позже объясню, - прошептал я в ответ на изумленно поднятую бровь Ксантая и протянул ему склянку. - Выпей это, потом хватай нас с Таллом, и бегом отсюда. Когда я швырну луч об пол, - я указал на лежащий рядом прибор, - через несколько секунд тут все взорвется. Хайту крышка!

- Рехнулся? - искривил губы красноволосый.

- Пей ускоритель, придурок, и сваливаем! Да поверь ты мне хоть раз!

Руол перехватил мой решительный взгляд и кивнул. Увидеть во всей красе, как подыхают Великий Учитель и его ученики, мне не удалось - на такой скорости это, знаете, сложновато сделать. Глотнувший зелья упы... Ксантай успел не только скинуть нас с муратом на землю, убедиться, что его брат жив, но и закрыть нас своим телом, когда прогремел взрыв...

Ксантай стоял и как завороженный смотрел на полыхающее здание. Хищные алые всполохи находили свое отражение в его сузившихся глазах и торжествующей улыбке. Прижавшийся к его боку мурат дыбил шерсть и взрыкивал в такт рушившимся балкам и осыпающимся остаткам стен.

Оглушенный и слегка растерянный, я поднялся на ноги, вытряхивая из волос набившуюся туда пыль, и тут мне на плечи свалилось что-то тяжелое и лохматое.

- Нашелся! Нашелся! Живой! Здоровый! - радостно вопил Бумер, активно вылизывая мне щеки. - Спаситель ты мой! - теперь он добрался и до носа. - Спаситель моей чудесной шкурки и любимого хвостика! Теперь она меня убивать не будет! Урррряяяяя!

Устроившись поудобнее на моей шее, лингрэ немного полюбовался ярким заревом пожара и повернулся к вампиру.

- А ты чего встал? - фыркнул наглый котяра, сверкнув зелеными глазищами на Ксана. - Работай, давай! Тут еще зачистку провести не мешает. Не я же это буду делать! У меня и так шерстка свалялась. Стоять! - заорал он вслед мгновенно исчезнувшему вампиру. - Брата сначала вылечи!

- Ничего, мурата вылечу я, - ответил ему объявившийся из кустов Эдигоран.

- Этому тоже не помешает мозги чуток подправить, - с усмешкой заявил Сейфиттин, отвесив мне подзатыльник, - чтобы не лез, куда не просят!



Неор Туварэн


Довольные нахождением злополучной сережки и весьма гордые собой, мы с "братцем" прогуливались по парку - Альси показывала мне свои любимые места. Хотели позвать с собой Имарчика, но он заперся в кабинете, ничего не объяснив, но я ж умная, я сама догадалась - для связи со своим отрядом, который заманивает врагов в ловушку. Дедушка со мной согласился и отправился подслушивать... ой, на разведку. Руфинарис сказал, даже если воины Имара схватят преследователей, то это всего лишь исполнители, а нам надо поймать главарей и вычислить тех, кто догадался, где на самом деле пряталась делари Авилэр. Она ведь заметила, что посторонние эльфы крутятся около моего дома в Кадаре, потому и поспешила удрать. А теперь выясняется, что у заговорщиков чересчур много технических штучек. Нет, их, конечно, можно и купить, на Ярмарке чего только не встретишь, но я уверена, что технари тут замешаны по уши - они хотят власть захватить и всем нам отомстить. Правда, никто мне не верит, Княжна так вообще хихикает, а дедуля думает, что эти гады просто решили свергнуть Князя. Может быть, но тогда, спрашивается, зачем нужно было за Альсарианнэль гоняться?

Ой, я поняла!

- Сигизмунд, - я дернула эльфийку за рукав элегантного зеленого с черной вышивкой костюма, - а если на тебе кто-то женится...

- Ты чего! - гневно зашипела на меня Альси, указав на вытаращившихся на нас эльфочек.

- Ой! - испуганно пискнула я, закрыв рот ладошкой.

Золотоволосые красавицы насмешливо постучали себя пальцем по лбу - сами они дуры! - и, тряхнув длинными косами, важно удалились в сторону замка, а злобно ругающаяся Княжна потащила меня вглубь сада.

- Ты чего творишь?! - рявкнула она, когда вокруг никого больше не было.

- Аль...

Братец нахмурился и, тяжко вздохнув, сунул мне под нос сжатый кулак.

- Прости, Сиги, - я виновато опустила голову, - больше не буду! Честно!

- Ладно, - махнул рукой юноша, усаживаясь на резную деревянную скамеечку, - что ты там спросить-то хотела?

- Если кто-то женится на Княжне, он может стать Князем?

- Может, - кивнула Альси, - если папа... ой, делар Авилэр не назначит другого наследника.

- Тогда они за тобой... ой, за Княжной гонялись, чтоб жениться, а потом тво... ее муж убивает Суара и становится Князем.

- Логично, - "братишка" задумчиво потер висок. - Но Эвринэ уже женат, а Лорд развестись не может, значит, пока жива Ани, Шевел жениться на Княжне не может.

- Так он поэтому ее и ловит, - заявила я, - чтобы убить!

- Бедная Анивиэль, - эльфийка с силой вцепилась в мою руку, - ее надо срочно предупредить! Давай нарханов пошлем с сообщением. Фрррр вроде бы говорил, что Леди Эвринэ теперь в свите Императора.

- Ага, давай, - улыбнулась я, - только Фрррр занят, малыша отправим.

Я позвала нарханчика по имени, и Фрр пушистым котенком выпал из воздуха прямо мне на колени, радостно мурлыкнул, когда я погладила мягкую белую шерстку, согласно вильнул розовым хвостом и умчался на задание.

- Интересно, а кто еще может претендовать на место жениха?

- Ритт точно не подходит, - сверкнула зелеными глазами Альси. - Как бы Муилнэ не выделывался, но Мирэйли он очень любит и не согласится на другую жену, как бы его ни уговаривали. А вот... - девушка замолчала, уткнув нос в сорванную с куста розочку.

- Что вот? - подтолкнула подружку я, закусив губу от нетерпения.

- Лизард.

- Что Лизард? - не поняла я.

- Приставал он ко мне, - усмехнувшись, заявила эльфийка, - в любви клялся, замуж звал. Знаешь, а ведь делар Дерарбэ подходит на роль главного заговорщика куда больше своих хозяев. Хитрый, умный, целеустремленный, такой вполне мог пустить Ритта и Шевела по ложному следу, чтобы самому их обойти и стать Князем.

- А пошли за ним проследим! - пылко предложила я. - Дедушка потом нас похвалит!

- Пошли! - братец азартно потер руки, предварительно прикрепив алую розочку к своему камзолу.

Далеко уйти мы не успели, мне на голову - ну что за аражева привычка! - свалился Фррчик. Потоптавшись лапками и уничтожив прическу, над которой я трудилась не один час, он доложил, что мое распоряжение выполнено, эльфка предупреждена, а какая-то лохматая собака просила нам передать, чтоб мы не беспокоились, он Ани защитит, а вдовой стать так же просто, как и вдовцом. Мы с Сигизмундом удивленно переглянулись и, одновременно пожав плечами, продолжили путь к центральному фонтану, где не так давно прогуливались Ритт и Лизард.

Эльфы сидели в небольшой тенистой беседке неподалеку от главной аллеи. Пока нархан отвлекал их, кидаясь собранными с земли камешками, мы незаметно прокрались сквозь кусты и притаились в засаде. Прогнав (ну, как они думали) нечисть, юноши облегченно вздохнули и плюхнулись на скамью. Лизард небрежным движением отбросил на спину толстую серебристую косу, на фоне строгого черного костюма казавшуюся изящным украшением, закинул ногу на ногу и холодно взглянул на своего друга. Ритт, в фиалковых глазах которого плескалась тревога, грозящая перейти в настоящую панику, нервно теребил кончик косы. Не просидев и пары минут, он вскочил и заметался по беседке.

- Опять эта аражева девка приходила, - воскликнул он, сжав кулаки.

- Ну что ты, - снисходительно улыбнулся его собеседник, - Шефлина очень милая девушка.

- Милая?! - взвился Пайриттивэль. - Милая?! Да тварь она, каких мало! Еще угрожать мне посмела, что если мы не ускорим события, они сами начнут действовать. И тогда нам ничего не светит!

- Ничего они нам не сделают, - фыркнул Лизард, - мы и сами...

Что "они сами", мы так и не узнали: неподалеку, перебив мага, раздался чей-то веселый голос:

- Леди Эвринэ совершает дневной променад, - кричал развлекающийся нархан. - Леди Эвринэ споткнулась и чуть не шлепнулась на жоп... на землю. А теперь Леди Эвринэ строит мерзкие рожи и дерется веером.

- Аааааааааааааааааа! - истошный визг перекрыл даже слова глашатая, и Муравелька, как ураган, пронеслась через беседку, кинувшись на шею жениху.

- Ритт, спаси меня! - взвыла она под ехидные комментарии Фрррра на тему "Леди Эвринэ и Эвритарский водопад".

Маг, усмехнувшись, взмахнул рукой, и нархан, кувыркаясь, улетел в кусты шипара. Не успел Фррррчик вылезти и вытащить из пушистой шерстки колючки, как Ритт, благодарно кивнув Лизарду, подхватил рыдающую эльфийку на руки и поспешил удрать. Ха, так он вряд ли от глашатая избавится, а уж от разозленного глашатая... Н-да, я им не завидую.

- Неор, - заговорщицки шепнула мне Альси, - давай над Лизардом подшутим. Руфи говорил, что надо выводить врагов из равновесия, чтобы они совершали ошибки.

- Давай, - хихикнула я. - А как?

- Положись на меня, - подруга хлопнула меня по плечу. - Только нам публика нужна.

Мы направились вслед за надменным красавчиком, делая вид, что просто прогуливаемся, а когда Дерарбэ поравнялся с группой отдыхающих у фонтана гвардейцев Князя, Альси, вернее, Сигизмунд догнал мага, нежно положил руку ему на грудь и пропел:

- Лизард, милый, а почему ты сегодня ночью ко мне не пришел?

- Что? - опешил тот.

- Я так скучал, - братишка наивно хлопнул ресничками под безудержный хохот зрителей.

Сиреневые глаза эльфа потемнели от гнева, он отшвырнул Сиги в сторону и бросился прочь. К несчастью, на его пути оказалась смеющаяся я, за что и получила сильную оплеуху. Один из гвардейцев, высокий черноволосый юноша, наблюдавший это представление, подскочил ко мне и помог встать, обеспокоенно вглядываясь в мое лицо, где расцветал пышным цветом синяк.

- Ах ты, гад! - на голову парня стала стремительно опускаться дедушкина палка. - Мою малышку обидел!

- Это не он! - успела крикнуть я, оттолкнув эльфа.

- А кто?! - строго поинтересовался призрак, постукивая серебряным набалдашником по ладони.

- Лизард, - машинально ответил гвардеец, во все глаза глядя на возникшую из пустоты трость.




Глава 6. Так ли важна внешность.


Барбариска


Пока Ксан вымещал злобу, охотясь на оставшихся хайтов, а Эдик лечил Талла, Бумер, не обращая внимания на хихикающего Сэма, вышагивал взад-вперед по полянке, репетируя торжественную речь о своих подвигах по ликвидации банды Шизавэрона. Почему-то получалось, что без чуткого руководства и активного участия самого лингрэ операция неминуемо бы провалилась.

Оборотень вел себя весьма странно: то закрывал глаза и, погрузившись в себя, улыбался, то недовольно хмурился, а потом вообще испуганно заорал: "Ильсан, что случилось? Иль, ты где? Не молчи!" Ну, тут две версии: либо пушистик свихнулся от укуса какого-нибудь хайтаррасса, либо этот мальчишка-эльф где-то там, в Тел-Кристо.

- Сейфи, - обеспокоенно бросился к Мейру Сэм, - ты чего? Ильсан здесь? - парнишка быстро огляделся. - Но я никого не вижу.

- Все в порядке, - отмахнулся тот, - потом объясню. Хотя... Ты ж технарь? Да не отпирайся, все и так уже догадались. Ты мне лучше скажи, ты что-нибудь слышал о приборе в виде кресла с обручем на голову, который позволяет телепатически связываться на больших расстояниях?

- Слышал, - кивнул Сэм, - только это скорее легенда, точных данных нет. Говорят, что в Библиотеке в Виссэре есть тайник с настоящими документами тех лет, но...

- Не отвлекайся, - нетерпеливо фыркнул Сейфиттин, - о приборе говори.

- Согласно легенде, вариатор был построен незадолго до Катастрофы. Вроде бы в секретной лаборатории станции Ди-Шалд. Планировалось, что этот прибор будет показывать человеку возможные вариации будущего, чтобы можно было строить свою жизнь по наилучшему сценарию. Но оказалось, что вариатор кроме этого позволяет еще и телепатически связываться с тем, кого хорошо знаешь. Это единственные общедоступные сведения. Результаты дальнейших исследований не успели опубликовать, Катастрофа помешала. Правда, ходят слухи, что сохранился экспериментальный образец. Но никто не знает, где, и уцелела ли вообще эта станция.

- Уцелела-уцелела, - с хитрой усмешкой заявил Мейр. - И приборчик очень даже работает.

- Как?! - опешил технарь. - Откуда ты знаешь?

- Так Ильсан со мной с его помощью связался, - оборотень тепло улыбнулся. - Уж не знаю, каким ветром его на эту технарскую станцию занесло. За ее целостность, конечно, не поручусь, но Ди-Шалд точно существует.

- Существует... - прошептал мальчишка, счастливо глядя на оборотня. - Тогда, если мы найдем документацию, спрятанную в Виссэре, то узнаем, как пользоваться вариатором.

~ Хм, - призадумалась я. - Интересненько... Зар, а тебе этот вариатор ничего не напоминает?

~ Напоминает, - подмигнул мне Страж. - Наш любимый друг Умар, похоже, именно с помощью этого приборчика тобой управлял.

~ И ничего он не управлял! Просто советовал! - обиделась я, нежно посмотрев на дроу, который непонятно зачем взял мою сумку. - Умар, - позвала я, - а что тебе в моей сумке понадобилось?

- Ничего, - обезоруживающе улыбнулся он. - Мы приехали, если ты не заметила. Хочу помочь тебе вещи вытащить. А что? Что-то не так?

- Да нет, - мои губы сами собой растянулись в ответной улыбке. - Пошли.

Карета остановилась у прочных железных ворот, украшенных изящной ковкой. Высокая решетка, окружающая сад, тоже изобиловала украшениями, но и о безопасности мастер, ее изготовивший, не забывал - прутья и оплетающие их металлические лианы с резными листьями не оставляли злоумышленникам ни малейшей возможности проникнуть на защищенную территорию.

Ани решительно ударила кольцом, призванным играть в этом мире роль дверного звонка, по табличке с категоричной надписью "Не стучать!". Шррррр и его младший родственничек, забравшись на кромку ворот, принялись обстреливать охрану неизвестно откуда появляющимися шишками. Последствия не заставили себя ждать - небольшая дверца в воротах приоткрылась, и оттуда выглянул симпатичный вампирчик, брезгливо окинувший взглядом нашу пеструю компанию. Помянув нарханов добрым словом, он установил вокруг себя защитный экран, чем очень расстроил обоих крысов, и пренебрежительно бросил:

- Правителя нет дома. Проваливайте!

- Орадовис? - надменно приподняла бровь Леди.

Красноволосый удивленно распахнул глаза и кивнул.

- Так вот, Орадовис, - строго проговорила эльфийка, - извольте открыть и пропустить в дом жену младшего брата Правителя и его Наследника.

- А где они? - парень озадаченно захлопал пушистыми ресницами.

- Здесь! - Анивиэль изящно провела рукой вдоль своего тела, продемонстрировав небольшой перстенек на пальце.

- А Наследник где? - еще немного и вампир просто в осадок выпадет.

- Здесь, - тонкая ручка красавицы будто случайно легла на живот, скрытый под просторной шелковой блузой.

- Открывай, давай, - встряхнула клыкастого Кэрлин, - мы что, тут весь день должны стоять?

- Но Правитель?

- Правитель очень скоро приедет, - властно заявила Леди, - и сам все объяснит.

- Ага, - хихикнула наша предсказательница, - и руки-ноги оторвет, когда узнает, что ты нас тут держишь!

- Орадовис! - раздался от ворот строгий голос. - Ты что, кольца не видишь? Пропусти их!

- Конечно, отец, - парень торопливо распахнул перед нами тяжелые створки, а его отец учтиво поклонился Ани.

Император и Ирррр, от нечего делать игравшие на воротах в чехарду, с визгом попадали вниз, и несчастному юноше пришлось срочно прятаться в караулке. Пригрозив нарханам настучать на них Президенту, я пошла вслед за друзьями по тенистой аллейке к виднеющемуся вдалеке особняку.

Нарханчики тут же запрыгнули на плечи Айверина, и троица принялась азартно о чем-то шушукаться. Не иначе подвалы дома Ксана будут в самое ближайшее время тщательно проверены на предмет наличия неучтенного клада. Ладно, тут главное, чтобы учтенные не трогали. С тех пор, как Лана перестала реагировать на окружающую действительность (ее даже сейчас Луори на руках нес), а от Динирки крысов отгонял Лисс, нарханы спелись с нашим дорогим мошенником. Араж, как бы проблем от этой троицы не было!..

Стоп! Что это?

Бешено застучавшее сердце заставило меня замереть на месте, прижав руки к груди. Не понимая, что и зачем я делаю, я метнулась назад, выскочила на улицу и побежала вслед за радостно гомонящей толпой. Странная сила мешала соображать, но отдельные выкрики мне удалось разобрать.

- Казнь! Ура! Повеселимся! - на разные голоса шумел народ. - Смерть технарям! Не, там не технарь! Смерть уроду!

Людская река с яркими островками нелюдей вынесла меня на площадь, где на помосте рядом с гигантской виселицей стоял зеленый великан с короткими черными волосами, маленькими желтыми глазками, мясистым носом и острыми клыками, выпирающими изо рта.

Самым удивительным образом все, происходящее на эшафоте, было прекрасно видно и слышно с любой точки площади - магия, не иначе. Как говорится, для развлечения народа ничего не жалко.

Урод, похоже, не очень-то и переживал по поводу предстоящей казни, распевая во все горло:

- Вставай проклятьем заклеймённый,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущённый

И в смертный бой вести готов.


Это есть наш последний

И решительный бой,

И со жратвой халявной

Воспрянет род шаффтской!

Никто не даст нам избавленья -

Ни бог, ни царь и не герой,

Добьёмся мы освобожденья

Своею собственной рукой.


От шока я на миг замерла, а затем принялась решительно проталкиваться вперед, не обращая внимания на отдавленные ноги зевак и злобную ругань мне вслед. Понять, кто он такой и откуда знает нашу песню, я не могла, но каждой клеточкой чувствовала наше родство, а желание спасти шаффта росло с каждой минутой, не давая думать ни о чем другом. Логика попробовала было пробиться к затуманенному эмоциями разуму, но после нескольких попыток бросила это гиблое дело. В другой ситуации я бы давно сдалась - не в моих привычках лезть в толпу - но сейчас уверенно, словно мощный ледокол, пробила плотные льды любопытных и торпедой вылетела в свободные воды оцепленного стражей пространства.

- Тебе чего? - недоуменно уставился на меня полноватый лысеющий мужчина в форменном темно-синим костюме.

- Как это чего? - усмехнувшись, перебил его шаффт. - Она тоже возмущена незаконным задержанием!

- Как это незаконным?! - выпал в осадок зейт. - Ты ж людоед!

- А ты это видел?! - с искренним возмущением приподнял бровь гигант. - И вообще, хоть кто-то из вас видел? - обратился он к зевакам.

- Неа! - со смешком выкрикнул кто-то. - Мы ведь живые!

- Вот! - радостно отозвался шаффт. - Никто никогда не видел! Да это ж дискриминация по расовому признаку! - продолжил негодующе орать пленный, незаметно мне подмигнув. - А как же презумпция невиновности? Где доказательства, я вас спрашиваю? Где свидетели? Дело сфабриковано! Зейта на мыло! Свободу попугаям! Тьфу, несправедливо заключенным!

- Свободу, свободу! - хохотнул веселый и очень знакомый мужской голос.

- Какую свободу?! - заорал обалдевший зейт. - Он преступник! Его надо казнить!

- Казнить! Казнить! - обрадованно взвыла толпа.

- Так ведь не доказано, что он преступник! - очнувшись, закричала я.

- Что он тогда здесь делает, если не жратву себе ищет? - подозрительно сощурил серые глазки судья.

- Как что? - хитро улыбнулся шаффт. - Библиотеку ищу, дома уже все прочитал, пришел новинок взять. А потом в филармонию хотел заглянуть, говорят, там замечательная программа.

- Точно! - закричал тощенький белобрысый парень из первого ряда. - У нас отличная программа! Отпустите его! Все к нам в филармонию!

- Ага, - ответил все тот же насмешник, - прям сейчас всей толпой и пойдем!

- А как же его спасти? - машинально озвучила свою мысль я.

- А ты за него замуж выйди! - расхохотался наглый голос. - Если молодая невинная дева возьмет в мужья осужденного, его отпустят!

- Да какая она невинная! - удивленно пискнул зейт, но его возглас затерялся среди раздающегося то там, то здесь смеха.

- ЧЕГО? - испуганно попятился шаффт. - Какая свадьба?! Пощадите! Я еще так молод! - он умоляюще воздел руки к небу.

- Ха! Придумал! - выкрикнул неизвестный остряк. - Казнить его через женитьбу! Женить его!

- Женить! Женить! - оживленно скандировала публика.

Зеленый великан поспешил изгнать танцующих в его глазах лингрят, недовольно нахмурился и, сжав кулаки, шагнул вперед:

- Э нет! Я не согласен! Эй ты, да ты, в красном фартуке и с топором, сюда иди! Казни меня живо! Эй, ты куда? Стоять! Топор хоть отдай, я сам зарублюсь!

Палач растерянно пятился, крепко прижимая к себе свой рабочий инструмент. Оступившись на краю помоста, он отчаянно замахал руками и злополучным топором и, не удержавшись, шлепнулся вниз.

- Ааааа! Друг, ты куда? Не бросай меня на поругание! - шаффт чуть ли не рыдал от безысходности, чем еще больше веселил толпу.

- Женить! Женить его! - с восторгом орал народ.


Араж! Араж! Араж! Тысяча драных аражей! Что я наделала?! И в страшном сне такое не привидится - вместо принца на белом коне зеленый монстр! Где, интересно, был мой ум, когда я на это соглашалась?! Почему мой язык не отсох, когда я "да" ляпнула?!

- А я так и знал, - самодовольно заявил мой новоиспеченный муж, - что ты в меня с первой минуты нашего знакомства влюбилась! Ну, еще бы! Я ж умный и красивый! Ладно, женщина, так и быть, выполню свое обещание и усыновлю всю твою мелкую шайку!

- Чего? - опешила я, растерянно хлопая ресницами.

- Короче, жена, ждем нашу дочурку и идем в бар свадебку отпраздновать!

- Какую дочурку?

- Как какую? - делано удивился он. - Сама же просила этого хитреца Шей'тара удочерить! Хотя, надо признать, полезный парень - даже казнь с ног на голову перевернул. Кстати, не забудь у него наши вещи отобрать.



Сейфиттин Мейр


Раньше я думал, что у нас просто ненормальная компания, но теперь понял, как глубоко ошибался - ха, да у нас просто чопорное собрание клуба любительниц вышивания, было... А сейчас... Эх! Правильно говорит Барбариска, все познается в сравнении. Прошло всего полдня, а кажется, что этот бедлам творится уже целую вечность и никогда не закончится. Весь дом на ушах, а то и весь город - охрана на воротах уже замучилась выгонять желающих погулять на свадьбе.

Нет, я догадывался, что эта человечка очень странная, но что б так! Ну, скажите мне, какая нормальная женщина добровольно выйдет замуж за шаффта?! А эта мало того, что согласилась, так еще и светится вся, да смотрит на это чудище, как на кусок торта, нет, как на целый торт. Свадебный. У нас ведь завтра свадьба.

А сегодня ночью тайный совет заговорщиков: я, Ксан, братец его лохматый и Ирррр. Последний, правда, был вовсе не против предстоящего праздника, а на совет явился из принципа. Какого? Обычного, нарханьего - быть в центре веселухи. Это еще хорошо, что нас Император и Президент не слышали. Они, как и все прочие, с восторгом вертятся вокруг "влюбленной парочки".

Нет, этот Умник просто обнаглел! Ходит тут, командует!

Дети-то понятно, почему от него ни на шаг не отходят. А Кэри чего так радостно улыбается? Ей-то эта зеленая гора чем глянулась?

Рррррр! Нет, надо его спровадить и срочно! Вот Ланку спать уложу и прямиком в кабинет упыр... тьфу, привязалось, вампира.

- Сейфи, ты не представляешь, какой он хороший! - сестра мечтательно закатила глазки.

- Кто? - обалдело выдохнул я. - Умник?!

- Какой Умник? - нахмурилась малышка, смешно сдвинув бровки. - Нет, Ксанчик! Такой красивый, такой смелый, такой... Самый лучший, вот! И Умник, кстати, тоже хороший. Он мне обещал с Эвринэ разобраться. У них, оказывается, давние счеты, вот! А еще гном Орпин сказал, что если б не шаффт, он бы мою энергетическую структуру до конца ни за что бы не распутал. Сейфи, а что такое энергетическая структура?

- Аура твоя, - машинально ответил я, задумавшись над ее словами.

Неужели, правда, и это нечто действительно помогло гному? Но как такое возможно?! Я закрыл глаза, вспоминая прошедшие события.


Охота затянулась - Ксантай не успокоился, пока не перебил всех тварей. К тому времени как мы вернулись, наши друзья успели с комфортом устроиться в доме Правителя Старшего Дома Руол, а Барбариска и Айверин куда-то умотать.

Сейтлана лежала на мягкой кровати, абсолютно безучастные зеленые глаза смотрели в пустоту. Я нежно взял сестричку за руку, убрал длинный черный локон, прилипший ко лбу, оглядел комнату, которую ей выделили, и расстроился еще больше - если бы с Ланкой все было в порядке, она бы визжала от счастья, увидав такую шикарную обстановку. И цвет в комнате был ее любимый, светло-зеленый, и огромное зеркало у окна, и диван с кучей мягких подушек и пуфиков, и большой шкаф - все словно из ее детской мечты появилось. Родителей мы рано потеряли, я старался, как мог, в разные авантюры ввязывался, за любую работу хватался. На небольшую съемную комнату вполне хватало, а вот такую роскошь я ей обеспечить не мог при всем желании. Оставалось только мечтать, и долгими зимними вечерами я рассказывал сестренке, как здорово мы будем жить, а она рисовала наше будущее жилье и свои наряды.

И вот оно сбылось... Вряд ли надолго - знатный вампир никогда всерьез не женится на безродной девчонке-оборотне.

К аражу упырей! Тут дела поважнее!

Поцеловав малышку, я собрался было уйти, но тут мне на голову с радостным криком "нашел!" шлепнулся аражев Шррррр. Согнать его долго не удавалось: стоило мне поднять руку, как наглая тварь высоко подпрыгивала и вновь приземлялась мне на макушку, возмущенно вякая, что "ежели я буду обижать бедного благородного Императора, то не получу одну важную штучку". Когда я уже был готов порвать паразита на сотню маленьких нарханчиков, Шррррр сбросил мне в ладонь вторую сережку для Ланы. Сграбастав самого замечательного на свете Императора, я расцеловал милую крысиную мордочку и метнулся к кровати, торопливо вдев в ушко сестренки серьгу.

Девчонка слабо дернулась и жалобно застонала.

- Неси Лану к магу, быстрее, - в дверях стоял обеспокоенный Зар. - Ее ауру надо срочно восстанавливать. Костас ждет тебя у выхода и проводит к дяде.

- Он вылечит Ланку? - с надеждой спросил я, заглядывая в глаза Стража.

- Должен, - кивнул он. - Я бы с радостью помог, но, к сожалению, моя сила на нуле, и мое вмешательство может только навредить.

- Не переживай, - Кэрлин протиснулась мимо фракката и подошла ко мне, положив руку на плечо, - там и без Зара будет кому помочь. Идем, я с вами.

На полпути к дому ТаИборга мы столкнулись с весьма живописной компанией: впереди шествовал улыбающийся во все клыки шаффт, на руках которого восседала не менее радостная Барбариска, а позади во главе толпы любопытных шагал что-то рассказывающий Айверин.

Заметив нас, Лариса потребовала опустить ее на землю и велела зевакам проваливать, так как ни на какую свадьбу их не пригласят, а на брачную ночь тем более. Шей'тар, хохотнув, сообщил народу, что во всех подробностях расскажет, а возможно, и покажет всем желающим намечающееся празднество и последующую ночь, за определенное вознаграждение, естественно. Толпа, повздыхав, нехотя разошлась, а человечка обеспокоенно бросилась к нам.

- Что случилось? - она ласково погладила по голове Лану, которую я держал на руках.

- Мы к дяде идем, - затараторил гном. - Император вторую сережку принес, ее Неор нашла, а Фрррр нам передал. А дядя Орпин Ланочку вылечит.

- Ой, как здорово! - заулыбалась Лариса. - Мы с вами пойдем.

- Нафига? - хмыкнул шаффт.

- Это наши друзья, - терпеливо пояснила женщина, направляясь вслед за мной, - поэтому мы пойдем с ними, вдруг наша помощь понадобится.

- Как скажешь, любимая, - пожал плечами тот. - Интересно, кто это так над малышкой поработал? У нее ж вся аура в клочья.

- А разве ты, Умар, теперь ауры видишь? - удивленно округлила глаза Барбариска. - Но ведь запасной ход должен был лишить тебя всех способностей.

- Лишил-лишил, не сомневайся, - тяжко вздохнул великан, - просто шаффты и сами по себе ауры видят. Работать с ними не могут, это да, а видеть видят.

- Ты жалеешь, что сделал этот ход? - погладила его по руке человечка.

- Честно? - Умар приобнял ее своей огромной лапищей. - Не жалею. С нашей командой мы не только Чаиру морду набьем, чтоб чужими именами не пользовался, но и с дядюшкой разберемся.

О чем они говорят, я не понял, но на всякий случай запомнил.

Дом знаменитого мага ТаИборга эффектно выделялся на фоне соседних построек. Стены роскошного трехэтажного здания были отделаны белым мрамором, на крыше темнела дорогая зеленая черепица, в ухоженном саду вдоль дорожек, выложенных мозаикой, стояли изящные каменные скульптуры. На высоком крыльце с резными каменными перильцами нас встречал сам хозяин дома, крепкий приземистый гном с длинной черной бородой, заплетенной в три косички. Изумленно всплеснул руками, он бросился вперед и сграбастал своего племянника в объятия.

- Где ж ты пропадал, негодник? - укоризненно покачал головой маг. - Мы ж думали, ты погиб на Полигоне.

- Меня Кэрлин спасла, - пояснил Костас, кивнув на стоящую рядом со мной девушку.

- Спасла, это хорошо. А дядюшке сообщение не послать, это плохо, это очень плохо! - бородач недовольно сдвинул кустистые брови.

- Прости, дядя, - парнишка виновато опустил взгляд, - я не подумал.

- Эй, может, потом болтать будете, - решительно вмешался я. - Костас, давай о деле говори!

- Ой, да, - спохватился мелкий гном. - Дядя, моим друзьям очень нужна твоя помощь. Это Лана, она...

- Да понял я. Узнал я девочку, узнал. Вы уж простите меня, - вздохнул ТаИборг, посмотрев на меня, и в его темно-карих глазах я увидел искреннее раскаяние и сочувствие, - не хотел я такое с малышкой сотворить. Но приказ мне пришел от Советника, во всем помогать этому ушастому Лорду. Не мог я Советника ослушаться, никак не мог. Только недавно узнал, что ТаЧирк предателем оказался. Неси девочку в дом, постараюсь все исправить. Гляжу, сережки вы уже нашли. Странно, что заклятие не снялось, очень странно.

Гном задумчиво теребил бороду, поднимаясь по ступенькам на второй этаж.

- И с аурой непонятное что-то творится. Тут обмозговать все надо, чтоб беды не было.

В большой светлой комнате, куда привел нас бородач, из мебели имелся длинный стол, накрытый тяжелой синей скатертью с бахромой, еще один стол у окна, уже без скатерти, зато с кучей бумаг, стеллажи с книгами разместились вдоль стен и диван с парой кресел. Маг велел положить Лану на синий стол и принялся ходить вокруг, сосредоточенно вглядываясь в мою сестру.

- Хм, - пробормотал он себе под нос, - оба вместилища разума на месте, а заклинание полностью не снялось. Понять бы еще причину...

- Постойте, - вмешалась Барбариска, тоже бродившая вокруг стола и что-то внимательно изучавшая, - смотрите: одна сережка повреждена. Словно ее кто-то измял, а потом аккуратно выпрямил, но одного завитка все равно не хватает.

- А ведь точно, - обрадовался гном. - Спасибо. Теперь мне все ясно. Сядьте на диван или лучше вообще уходите, Костас покажет вам гостиную. Мне нужно время и полная тишина, чтобы распутать энергетические нити, срастить, где надо.

Кэрлин взяла меня за руку и мягко, но настойчиво вывела из комнаты, племянник ТаИборга и Айверин вышли следом, а вот Лариса и шаффт остались. Я хотел чуть ли не пинками погнать их оттуда, но провидица решительно преградила мне путь.

- Так надо, - строго сказала она. - Успокойся.

Больше часа из кабинета мага не доносилось ни звука. Я сидел прямо на полу в коридоре, отказавшись идти в гостиную, и тихо злился, едва сдерживая себя, чтобы не броситься к сестре. Больше всего меня напугал крик Умника, раздавшийся в самом начале: "Ты куда нить тянешь, идиот! Правее, правее надо!" После этого Орпин установил полог тишины, и о том, что там происходит, я мог только догадываться.

Следующий час я напряженно метался из одного конца коридора в другой, провожаемый сочувственными взглядами Костаса и Ая, разместившихся на широком подоконнике, а пэри Хорн время от времени пыталась усадить меня рядом с собой на один из стульев, которые по ее приказу притащили слуги. Когда же, наконец, дверь распахнулась и мне навстречу шагнула улыбающаяся Лана, я чуть не свихнулся.

Орпин проводил нас до ворот, уважительно поклонился шаффту, схватил за ухо своего племянничка, велев оставаться дома, и кивнул нам на прощание.

Всю дорогу сестра требовала рассказывать ей, что случилось и почему я такой взволнованный. Зная ее настойчивость, я пообещал все ей рассказать, но завтра утром. Сил что-то говорить просто не было. Тогда малышка переключилась на наших спутников, и тут-то выяснилось, что зеленый наглый урод, оказывается, муж Барбариски. И что хуже всего, это известие напомнило сестричке о ее собственном муже, имя которого весь последний час, пока я укладывал ее спать, не сходило с ее уст.

Малышка рвалась сейчас же с ним увидеться, но усталость взяла свое, и Лана, мечтательно вздохнув, согласилась заменить встречу с "красноволосой прелестью с косичками" стаканом молока. Спустившись на кухню, я узнал, что зеленый кошмар очаровал почти всю нашу команду, за редким исключением. И это исключение ожидало меня в кабинете на тайный совет.




Неор Туварэн


Мы с Альси почти бежали за разъяренным дедушкой. Объяснять, зачем он ведет нас в пещеру, где прячутся разбойники, Руфинарис не стал, сказав только, что из-за двух безмозглых девиц, решивших поразвлечься, теперь приходится их эвакуировать.

- Но мы не развлекались, - пискнула Княжна.

- Ага, - поддакнула я, - мы помогали выводить заговорщиков из равновесия.

- Нарханы и без вас это сделали! - гневно прошипел призрак. - А теперь и Лизард, и гвардейцы знают, кто привел нечисть в замок.

- Клорэлл и его друзья ничего не скажут, - не сдавалась эльфийка. - Они верны отцу. Я еще в парке Клорэллу наш тайный знак показала. Все в порядке.

- А если этот твой дружок предатель? - фыркнул дед.

- Нет, Клорэлл никогда меня не предаст, он меня любит! - девушка капризно надула губки, а так как иллюзию она так и не сняла, смотрелось это комично.

- Лизард тоже? - насмешливо приподнял бровь Руфи. - Этот негодяй молчать точно не будет.

- Будет, - хихикнула девушка, - уж я-то его знаю. Иначе я ему неслабо репутацию подпорчу.

- Ничего ты ему портить не будешь! Будете обе сидеть в пещере, пока я все не выясню и не решу, что для вас во дворце безопасно.

- Да не понял Лизард, что нарханы с нами, - уверенно заявила я. - Около беседки нас никто не видел, а у фонтана Фррррчика уже не было. Единственное, что поймет маг, так это то, что мой братишка извращенец!

- Ну и что! - расхохоталась Альси, беспечно махнув рукой. - Пусть думает, что хочет. Главное, что гвардейцы все правильно поняли.

Так за руганью... то есть, за светской беседой мы и не заметили, как добрались. Пещера скрывалась в зарослях колючего кустарника, на небольшом зеленом островке посреди болота, занесенного сюда, видать, одним из Сдвигов. Путь в это убежище нашел дедушка, когда они только появились в этих местах, и возмущался, что пришлось рыскать в толще тухлой воды, отыскивая брод.

В большом освещенном факелами гроте за деревянным столом сидели десять мужчин самого живописного вида и резались в карты. При нашем появлении они замолчали и стали подозрительно переглядываться.

- В чем дело? - строго спросил Руфинарис.

- Тут это вот... - замялся один из бандитов, тощий и длинный парень лет двадцати, он вздохнул, вытер нос рукавом грязно-серой рубахи и виновато опустил голову.

- Что "это"? - грозно вопросил дедушка, приподняв трость.

Тощий испуганно попятился, вытолкнув вперед еще одного разбойничка, такого же рыжего, худого и долговязого, но годков так на пять постарше.

- Не виноваты мы, ваше призрачество! - торопливо воскликнул тот, выставив перед собой руки. - Он сам пришел!

- Да кто пришел-то? - вылезла вперед Альси, властно приказав. - Докладывайте по порядку!

Руфи согласно кивнул, поощрительно улыбнувшись Сигизмунду.

- Мы это... - пробормотал старший рыжик, - гуляли мы, вот!

- Ага, - поддакнул его братец, - скучно тут. Мы с Ричи и пошли... того-этого... погулять.

- Но мы недалеко! - быстро выпалил Ричи, заметив, как дедуля хмурит брови. - Всего лишь до ручья, белок пострелять. А там этот... Но это не мы его честно-честно!

- Хватит мямлить! - рявкнул Руфинарис. - Два аражевых идиота! Что случилось?

- Тут это вот... - снова начал рыжий, потом шагнул в сторону, оттолкнув локтем брата.

В углу пещеры, прямо на каменном полу, беспомощно раскинув руки, лежала девушка, укрытая роскошным синим плащом. Лица несчастной я рассмотреть не смогла, его закрывали распущенные золотистые волосы.

- Что?! - взревел дед. - Я вам приказал тихо сидеть, а вы девок водите?!

Трость таки опустилась на загривок Ричи, и лишь вмешательство бородатого разбойника со встрепанной черной шевелюрой спасло от той же участи второго рыжика.

- Не девка это, - хрипловатым простуженным голосом заявил бородач. - Мертвяк.

- Что?! - прорычал Руфи, а я порадовалась, что он уже привидение, иначе точно удар бы хватил.

Сигизмунд решительно подошел к лежащему - и как это она не боится? - отодвинул прядь волос и резко вскочил, разразившись такой бранью, что бандиты даже зааплодировали. Дедуля перелетел к мертвецу, заглянул ему в лицо, и к аплодисментам прибавился восторженный свист. Из приличных слов в речи графа Эра'стуар были "Лорд", "какого", "Эвринэ", "гад", "кто", "тварь ушастая", "сдох, наконец".

Я осторожно приблизилась и остолбенела - это был отец Муравельки. В его груди торчал маленький изящный кинжал.



Айверин Шей'тар


Нет, ну надо же! Да что ж мне за компания-то попалась?! Все начинания на корню рубят. Я все уже подготовил: детишек настроил, чтобы праздник у Барбариски выпросили, несколько пропусков у начальника стражи в карты выиграл, места на всех близлежащих деревьях продал, амулетики, усиливающие зрение, прикупил, чтоб потом перепродать, магическую защиту дома проверил (чтоб, значится, бесплатно не подсматривали!), от взбешенного шаффта вокруг дома побегал (и чего он из-за той железки, что я продал, так расстроился?).

А тут эти заговорщики, араж их дери! Это еще хорошо, что я случайно подслушал, как они о встрече договариваются. Надо бы к ним на тайное заседание наведаться. Вот сразу после обсуждения подробностей предстоящего культурного мероприятия и пойду.

Шаффт сказал, что проводить свадьбу будем по их традициям - выкуп жениха, торжественная часть, ритуальный танец молодых, похищение жениха, обжираловка, швыряние букета и закусок в гостей, и так уж и быть - свадебный тортик для невесты. Сама невеста, вернее, уже жена, услыхав это, расхохоталась, но с планом согласилась, вычеркнув из него "швыряние закусок".

Странные они все-таки: и Барбариска, и муженек ее. Вот взять Ларису: у нее в мужьях людоед, а она ходит-радуется. Когда она вылезла во время казни прямо к помосту, я чуть не поседел. Но быстро взял себя в руки и принялся отвлекать внимание публики и стражи, чтобы подруга успела удрать. Так нет, вместо того, чтобы тихо улизнуть, она стала требовать, чтобы это чудище зеленое отпустили. Пришлось выручать обоих: в конце концов, Барбариска мне жизнь спасла, и если она хочет вытащить шаффта, пусть так и будет.

Завести толпу удалось на удивление легко, один ушлый торговец притащил прямо к эшафоту священника и возвестил, что в его лавке "дорогие сограждане найдут все необходимое к свадьбе, да и вообще вещицы на все случаи жизни". Молодых быстренько поженили под радостные вопли публики и горестные причитания зейта. Веселящийся народ отправился нас провожать, но был безжалостно разогнан.

И если странности Ларисы еще можно понять: другой мир и все такое, то Умар совершенно не похож на обычных шаффтов - они тупые ограниченные твари, думающие только о жратве, а этот умный и хитрый. Хотя я видел только пойманных людоедов, может, те, кто поумнее, не попадаются. Но вот что я никогда даже заподозрить не мог, так это то, что среди шаффтов такие добряки встречаются - и дети от него без ума, и с дамами весьма галантно себя ведет, даже дроу, который назывался его именем, целым и невредимым ушел. Зачем темному эльфу это понадобилось, не ясно, но когда шаффт схватил его за грудки, тот стал так яро оправдываться, что добился-таки своего - Умник ему даже морду не начистил, пнул пару раз для острастки и все. А потом ликующе скакал по двору и пел какую-то чушь, вроде:

Ай-я-я-яй! Убили гада. Убили гада. Убили.

Ай-я-я-яй! Так ему и надо, Ферьона замочили!


Тайный совет собрался, как я и предполагал, в кабинете Ксана, где я заранее установил подслушивающие амулеты. Заговорщики первым делом постановили, что и Барбариска, и мы все свои в доску, а потому нас надо срочно оградить от вредного влияния Умара. Правда, больше всего возмущался Ксантай, удивленно поглядывая на задумчиво помалкивающих товарищей. Нет, Ирррр тоже азартно орал "смерть зеленым тварям", но чисто из вредности, а вот Сейфи и Талл, похоже, были вовсе не против шаффта.

- Я думаю, - перебил клыкастого Мейр, - Умар хороший парень. Он совсем не похож на других шаффтов и вполне впишется в нашу сумасшедшую компанию. И он, - тихо закончил парень, - помог вернуть разум Лане.

- Знаешь, братец, - наконец заявил мурат, смахнув хвостом подпрыгивающего на лавке крыса, - зря ты злишься на Умника. Нельзя же кидаться на всех, с кем общается твоя дочь. Вашу с ней связь уже ничем не разорвать, и ты ей очень нравишься, она сама мне сказала. Наверное, стоит найти общий язык с ее друзьями.

- Тебе-то, братишка, этот людоед чем угодил? - с усмешкой протянул вампир.

- Принес радостную весть! - Талл улыбнулся во всю пасть. - И завтра будет не одна, а две свадьбы - Ани теперь свободна!

- Что?! - в один голос воскликнули Сейфиттин и Ксантай.

- Шевел мертв. Мне об этом шаффт сообщил, а потом Анивиэль подтвердила, что брачные браслеты спали.

- Хм, что-то я этих браслетов у нее не заметил, - приподнял бровь оборотень.

- Она их под иллюзией прятала, - вздохнул Ксанталл, - не хочет иметь с Эвринэ ничего общего. Кстати, братец, будь любезен вернуть мне мое тело завтра с утра, не могу же я жениться в образе мурата.

- Женишься, значит, - красноволосый грустно покачал головой. - А как же управление Домом.

- Э нет, - возмутился мурат, - Правитель у нас ты, и не надо на меня свои обязанности перекладывать. Если честно, власть это не мое. К тому же сестренка, по-моему, неплохо справляется. Вот вернем тебе тело, вы с Илиэритай и решите, кто встанет во главе Дома. Сдается мне, ты тоже не сильно-то к этому рвешься.

- Хорошо, - хмыкнул Ксан. - Свадьба так свадьба. Отдам распоряжение слугам, что праздник будет двойной. Пусть все как следует подготовят.

Стоп! А ведь он прав: праздник двойной, а цену я одну взял. Надо срочно повышать!




Ильсан Авилэр


Проснулся я от холода - каменный пол вытягивал последнее тепло. Голова слегка ныла: помнится, мне на лоб вещевой мешок свалился - правда, болит почему-то глаз. Странно.

Это ж надо, какая чушь мне снилась - девчонки, стрезмары, помолвка, Ди-Шалд, волшебное кресло, истошный крик "папочка, не надо!", летящий в лицо кулак. Жаль, что это лишь сон: ну и пусть страшный, зато не скучно. А в этой, ставшей уже почти родной, камере и посмотреть не на что - голые каменные стены, деревянный лежак у стены, железная дверь с узким окошечком и все. Хотя нет, еще мешок и плошка с кружкой у двери. В сумке тоже ничего интересного, переодеваться пока рано: одежда на мне на удивление чистая. Вот, кстати, еще одно доказательство, что охота на летучих кусачек мне в бреду привиделась - штаны, вон, целые. Хм, а внизу штанины вроде дырка была... Да не важно, в общем-то. Куда больше меня занимает содержимое плошки, от голода аж живот сводит. Такое чувство, что приступ недавно кончился, после него всегда есть хочется.

В миске оказалась каша, вкусная, сытная, с кусочком мяса на дне, а с учетом того, что мяса у крошассов мало, то ужин, или завтрак, ну или обед, просто шикарный. Даже парочку бананов на десерт принесли. Не тюрьма, а сказка. Сейни, поди, принесла.

Тьфу ты, Кссейна ж мне приснилась. А ничего так девчонка была, красивая, веселая, и Су тоже. Но слава Стражам, что это сон: две жены - точно перебор.

От нечего делать я прогуливался по камере, несколько шагов в одну сторону, несколько в другую, затем подбирал мелкие камешки и швырял их в дырку в полу, играющую в этой гостинице роль удобств, потом валялся на лежанке и смотрел в потолок. Не знаю, сколько прошло времени, но никто так и не появился. Я от скуки даже в вещевой мешок залез.

Опа, а это что такое?

Черная кожаная папка с узорчатой серебристой застежкой... Стоп! А ведь эта та штука, которую Кэрлин у гномов сперла, а они потом целой толпой за нами по зонам бегали, пока к Кротам не загнали. Одно непонятно, если Кэри так этот планшет оберегала, прятала ото всех, то что он в моем мешке делает? Араж! Получается, провидица сама этот альбом мне подсунула. Перед последней телепортацией пэри Хорн сказала, что у нее вещи в сумке не помещаются, и попросила разрешения ко мне кое-что положить. Я и разрешил. Но почему планшет? Неужели наша проводница думала, что у меня он в безопасности?

Интересно, а что там у нас внутри... Я только одним глазком посмотрю и все, сразу закрою.

Застежка, уколов палец словно острой иголочкой, легко открылась, и я с удивлением уставился на детскую игрушку. И чего, спрашивается, в ней ценного было? Ну да, магическая, ну да, замечательная, как живая, но игрушка ведь. У Динирки была похожая, паззл называется, только та обычная была, простая картинка из бумаги. А эта, стоило мне открыть крышку, стала объемной: в воздухе передо мной завис шар, маленький мир, составленный из кусочков, на которых тихонько шелестели леса, размеренно плескались моря, высились горы, изредка извергаясь вулканами, весело шумели города.

Хм, а пэри Хорн этот паззл так и не собрала. Может, мне попробовать... Ну, не будет же Кэрлин против, если несчастный ребенок, попавший в плен к кровожадным тварям, немного поиграет?!




Такин ал'Ферьон


Я отключился от вариатора, но вставать с кресла не спешил. А куда спешить? За очередной (и, похоже, последней) выволочкой от Координатора? Нет уж, лучше я его здесь подожду.

Да и, честно говоря, я эту выволочку честно заработал. Не из-за ал'Никса даже, из-за собственной самонадеянности. И ведь пока не влез в эту авантюру, считал себя хорошим стратегом - просчитывал ситуацию, выверял все до мелочей, всегда выходил сухим из воды. Почти всегда...

Ну, а кто бы такое просчитал?

Все пошло не так с самого начала. Стоило мне представиться именем ал'Никса, как я мгновенно утратил всякое подобие контроля над ситуацией. Барбариска поначалу очень мне обрадовалась, но вскоре стала что-то подозревать. Правда, тут я сам виноват - неверный тон взял. В сундук я, конечно, добровольно залез, только духота, теснота и прочие неприятные мелочи еще никого добрее не делали. Да и как я мог выбрать нужный подход к человечке, если раньше я никогда с "куклами" не общался? Приказать - это одно, а...

Это теперь я понимаю, что Умар попал под ее дурное влияние и стал общаться с Куклой на равных. Возможно, причина кроется в том, что девица явилась из другого мира, возможно, в чем-то другом. В итоге вместо планомерных поисков Планшетов они занимались всякой ерундой.

Что там случилось на самом деле, я знаю весьма приблизительно, даже придуманная амнезия не помогла. Можно было бы попытаться выудить нужную информацию у иномирянки. Если не мысли, то хотя бы эмоции. Но вокруг столько нечисти было, что применять воздействие я побоялся - засекут же! А рядом еще и Страж, который не дремлет и смотрит уж очень подозрительно. Поэтому я старательно изображал потерю сознания, не менее старательно подсматривая и подслушивая, а также стараясь "прочитать" кого смогу.

Так что узнать мне удалось мало. Во-первых, землянка действительно волнуется за ал'Никса. Очень сильно. Вот чем, спрашивается, этот дядюшкин племянник такое к себе отношение заслужил? Единственным романтическим ужином, который мне удалось подсмотреть? Не похоже, там ведь цирк сплошной был, а не ужин. Луитти, например, сколько ни корми, все на Планшет смотрит. И Тигара тоже. А эта...

Нет, ужин отпадает. Что остается? Общение... Только откуда я мог знать, что там ал'Никс ей наболтал?

И за других "своих" человечка тоже волнуется, как и они за нее. Когда охотники отправились в Тел-Кристо уничтожать хайтаррассов, Барбариска с трудом удержала девчонку-хайта от этой затеи, а потом и вовсе рыдала на плече у Стража, просила открыть ей портал, чтобы бежать спасать технаря. Вот разве это логичное поведение? А что самое удивительное, Страж ей сопереживал и утешал, как мог, хотя у них эмоций вообще быть не должно...

Второе, что мне удалось понять, Игра и Планшеты Барбариске глубоко параллельны. Подозреваю, Планшет, который мне так и не удалось найти в ее вещах, перепрятал кто-то из ее дружков, а сама она этого даже не заметила.

Тут еще и лингрэ вьюном вокруг нее вертится, ластится. Вот ему-то с какой стати человечке помогать? Что вообще свело их всех вместе, заставило действовать одной командой? Землянка, Страж, лингрэ, нарханы, маг, оборотень, вампир, хайт, эльфы, гном, урсы, полукровка-предсказательница, технарь и даже странный парень, который утверждает, что он артефакт Сердце Города (причем, не врет). Еще этот придурок, обозвавший меня "сокровищем". Кого-то не назвал? Да проще сказать, кого в их компании нет. Меня нет. Шаффт и тот появился. И сразу свататься!

Хм, оказывается, ал'Никс и без дядюшки может решения принимать. Молодец, что тут скажешь! Ой, огребет парень от Координатора, ой огребет! А ведь Умар вовсе не сожалеет о сделанном.

Хотя... Если эта Барбариска такую команду собрала, то что-то в ней есть. Может, я просто не успел это разглядеть, потому как в постоянной "отключке" был. А он успел...

Впрочем, если сравнивать с Лу и Ти... Тигара, кстати, к этому везунчику не так давно подкатывала с предложением интересного свойства, но ал'Никс сделал вид, что не понимает намеков. Затем и Лу решила попытать счастья. Обрадованная поражением соперницы, красавица заявилась к Умару во всеоружии, но получила той же монетой, что и ее заклятая подружка. Мне Луитти даже жалко стало. Секунд на десять. А потом мне стало жалко себя и всех, у кого были уши.

Координатор, когда узнал о предполагаемых невестках, помянул в сердцах Бездну Рувала и сказал, что уж лучше араж или нарф, чем эти две... А что, богатый словарный запас, оказывается, у Нарвиса ал'Стейна.

Теперь вот иномирянка, которую даже шаффтская внешность ал'Никса не пугает. Может, это серьезно, а? Вот бы лицо Координатора увидеть, когда он узнает о свадьбе. А то его маска уже достала, если честно - и не поймешь толком, о чем он думает. Уверен, Нарвис был в ярости, когда его племянничек заявил, что согласен на запасной ход и хочет спасти миры.

И пойдут они, значит, мир спасать... Странно, но мне почему-то кажется, что у них получится.

Бездна Рувала, да этот нарфов выскочка ал'Никс мне всю Игру испортил!


- Ну что, Ферьон, доигрался? - раздался рядом насмешливый голос.

- Что? - пробормотал я, только сейчас заметив, что вошел Координатор.

- Стоил того Планшет?

- Нет, но... Да я... - я просто кожей чувствовал его прожигающий взгляд, как всегда спрятанный под маской, и, растерявшись, выдал: - Поздравляю с прибавлением в семействе! То есть, я хотел сказать...

- Знаю я, что ты хотел сказать, - презрительно хмыкнул он. - Теперь у племянника своя жизнь и своя дорога. И Запасной Ход тоже свой. Правда, эта человечка заставила меня немного поволноваться. После того их ужина я разные варианты рассматривал, вплоть до ее физического устранения, но решил выждать и не прогадал. За ней интересно наблюдать. Пусть она знает не все, но многое - тем не менее, она не побежала о нас рассказывать всем и вся, не потребовала ни властных полномочий, ни высших магических сил. Планшеты... - Нарвис прошелся по комнате, задумчиво комкая в ладони кончик косы. - Да плевать ей на Планшеты! Но далеко не все равно, - тут в его по-змеиному скользком голосе промелькнуло с трудом скрытое злорадство, - что станет с теми, с кем ее свела Судьба. И племяннику теперь не все равно, от нее, видать, заразился. Пусть идут, посмотрим, куда приведет их дорога! А станут мешаться под ногами - ты меня знаешь. И Умар знает. Все честно!

Он замолчал и развернулся ко мне.

Странный грейм. И страшный...

- Впрочем, я здесь не для того, чтобы обсуждать с тобой будущее молодоженов или свои собственные планы, Ферьон. У меня и к тебе вопросы есть. Своих кукол сберечь не смог, теперь к чужим руки тянешь? -едко спросил он. -Что ж, неплохая тактика. Но, к моему глубокому сожалению, ты доигрался.

Мне вдруг вспомнилась та песенка, которую пел ал'Никс, когда я сдуру ляпнул, что Эвринэ убит. Я ее хорошо слышал, и смешной она мне точно не казалась.

Я обреченно вздохнул и вжался в кресло...




Верран Тар-тои-марр


Пилюлю, предложенную ушлым гномом, я, как и было велено, сунул под язык - надоело валяться беспомощным полуслепым котенком. Правда, теперь пришлось изображать беспамятство, но зато я смог подслушать, о чем говорят эти нарфовы революционеры, ведь никто из них не таился от меня.

Как я понял, остановились мы в старом заброшенном доме на краю небольшого городка Тилсаарин и теперь ожидали встречи с союзниками. Планировался какой-то большой сбор. Вот бы их тут всех накрыть, разом бы уничтожили большую часть банды. Верхушка, конечно, уцелеет, но, лишившись "рук", будет вынуждена отступить и затаиться на время. А пока они ищут новых бойцов, мы допросим старых и выясним, с кем имеем дело. Жаль только, что предупредить Орхарна я не могу. Можно передать весточку через гнома, но этот бородатый скряга такую цену заломит, что мало не покажется, а у меня сейчас и медянки в кармане нет.

Хм, оказывается, и у моего "бедственного" положения есть свои плюсы: благодаря Беркану и его лекарству удалось узнать, что Тарни действительно травила нас с Орхарном. Рыжий жрец устроил с ней перебранку из-за "бездарно проваленной белобрысой идиоткой такой замечательной операции". Тарньяна тоже не оставалась в долгу и орала, что сам Мердок аж два раза нархана свалял*: оба города потерял, а ведь в Нисколене целая группа работала, эпидемию готовила, а "рыжий дебил не смог даже на подготовленной почве цветок взрастить".

- Да что ты понимаешь?! - возмущенно рычал Глас, пригладив уложенные в каре рыжие волосы. - Мне оба раза противостояли настоящие Стражи!

- Да что ты говоришь? - язвительно смеялась урса, перекинув на грудь длинную белую косу. - А кто мешал тебе использовать оружие, переданное нам союзниками? Тогда никакие Стражи не смогли бы помешать.

- Здравый смысл! - парировал Мердок, зло сощурив холодные карие глаза. - Не стоит доверять тем, кто обеспечил нам такую чудную жизнь, устроив Катастрофу! Пока я не узнаю, зачем технарям участвовать в смене власти у трех разных рас, я поостерегусь использовать их штуки. К чему им помогать нам? Уверен, они думают лишь о себе.

- Не ты один такой умный, - фыркала лирра. - И ослу понятно, что технари хотят через нас управлять миром. Но Лизард говорит, что мы тоже можем их использовать, а в последний момент ликвидировать, сдав сантерцев их собственному начальству.

- Как бы поздно не было, - вздохнул жрец и, не слушая возражений, покинул комнату.

Тарни подошла ко мне - я усиленно имитировал ровное дыхание спящего - погладила по щеке и прошептала:

- Эх, Верранчик, ты ведь мне больше всех нравился, - теплые нежные губы припали к моим губам, и я лишь запредельным усилием воли не ответил на поцелуй: девчонка всегда умела потрясающе целоваться. - Ты красивый мальчик, но глупый. Ну, зачем было противиться моему зелью, противоядие искать. Мы могли бы быть вместе.

Я чуть не зашипел от ярости: вместе как же! Сами ведь только что обсуждали, как должно было завершиться задание Тарньяны. Мы с Орхарном стали бы просто послушными марионетками в их руках, но удивительным образом сорвались с крючка. Хм, а мы ведь предполагали, что гадина пичкает нас всего лишь приворотным зельем.

Поняв, что сдерживаться с каждым мгновением все труднее, я сжал кулаки, когти впились в ладонь, болью отвлекая от желания как следует врезать этой стерве.

От разоблачения меня спас вернувшийся из города Беркан. Ушлый гном принялся так азартно торговаться за каждую принесенную булку, что Тарни, позабыв про меня, тут же включилась в спор, но в итоге все равно заплатила, сколько требовали.

- Араж бородатый! - ругнулась она, когда коротышка ушел. - Ничего, я еще отберу у тебя все наше золото!

- Не злись, милая, - мурлыкнул черно-рыжий урс, приобняв лирру за талию. - Гном нам полезен. За те деньги, что мы ему платим, он и маму родную продаст.

- Точно так же он и нас продаст!

- Побоится, - воин насмешливо фыркнул. - Ты же видела - гнома чуть удар не хватил, когда мы забрали на хранение заработанные им деньги. И чтобы все это вернуть, ТаВирс расстарается, сделает все, что мы скажем. Потом мы его, разумеется, ликвидируем.


Нархана свалять* - сплоховать, сделать ошибку.


Рано или поздно расплата ждет каждого. И белобрысой стерве Тарньяне, и рыжему гаду Мердоку, и аражеву магу Лизарду, который недавно прибыл, воздастся по заслугам. И я в этом поучаствую. Осталось только открыть запасную дверь в тайное убежище, отобрав у заговорщиков ключи-амулеты. Проще некуда, учитывая, что я вообще-то и сам заперт. Беркан, усмехнувшись, предложил поменяться ролями: он ищет ключ, а я провожу капитана Инвери и его людей запутанными подземными ходами гномов.



Барбариска


После такого суматошного дня я думала, что просто не усну, прилегла на кровать и лишь на миг закрыла глаза, как меня разбудил восторженный вопль Лерки.

- Вставай, давай, - девочка принялась радостно тормошить меня, - полдень скоро и праздник!

- Полдень? - удивленно воскликнула я. - Ничего себе, так и собственную свадьбу проспишь!

- Пошли в сад, - хайта заговорщицки мне подмигнула, - там такое!

Заинтригованная я торопливо переоделась и побежала за тянущей меня за руку малышкой.

Во дворе нас поджидали Сэм и Лисс с Динь, ребята обступили меня со всех сторон и потащили вглубь парка.

Большая полянка, спрятавшаяся за кустами, сплошь усыпанными розовыми мелкими цветочками, была украшена лентами, цветами и гирляндами, прикрепленными к тонким белым столбикам. В центре красовалась круглая, закрытая светлой тканью площадка, по краю которой распустились огромные призрачные розы. Но больше всего меня поразил звенящий ручеек, окольцовывающий возвышение и разбегающийся в разные стороны серебристыми лучиками. То тут, то там на зеленом газоне были раскиданы мягкие разноцветные подушечки для гостей.

Я так и застыла с открытым ртом, рассматривая эту красоту.

- Ты сюда глянь, - Сэм с усмешкой ткнул пальцем мне за спину.

Обернувшись, я на миг замерла с расширившимися от удивления глазами и тут же согнулась пополам от хохота - за ночь сад преобразился и расцвел: на каждом дереве, расположенном вдоль забора, да что там, на каждой ветке сидели, висели и болтались многочисленные зрители. Да уж, Айверин постарался на славу.

- А чего их охрана оттуда не снимет? - сквозь смех выдавила я.

- Так Ай подговорил Эдика магическую защиту поставить, - хихикнув, пояснил мальчишка, - а тот как всегда что-то напутал, и сейчас ни вверх, ни вниз не пройти до вечера.

- Эдигоран не мог ничего напутать! - с искренним возмущением заявил Лисс. - Аркаты не ошибаются!

- Ага-ага, - пряча улыбку, кивнул Винфорд.

Артефакт недовольно фыркнул и, гордо задрав подбородок, направился к принюхивающейся к призрачным розочкам Динирке.

- Ой, а они пахнут! - в голубых глазенках малышки светился настоящий восторг.

- Пахнут, не пахнут, какая разница, - усмехнулся подошедший Шей'тар. - Тут дела поважнее есть. Платья-то у тебя нет. Но я все придумал! Это, - он указал на стоящего рядом пухлого старичка с пышными усами и добродушными серыми глазами, - лучший мастер в Кадаре. Он тебе отличное свадебное платье принес, причем, совершенно бесплатно. Тебе надо лишь немного помахать вот этим плакатом.

Хитрец протянул мне досочку на палке, где большими яркими буквами светилась надпись "Все к мастеру Самсуру! Лучшие платья и костюмы! И не только!". Прекрасно зная, что иначе отвязаться от Айверина невозможно, я взяла плакат и, подняв его над головой, прошлась вдоль зрительских рядов, потом воткнула деревяшку в землю и поспешила за мастером на примерку.

Платье село как влитое, скрывая недостатки и подчеркивая достоинства. Про роскошную струящуюся мягкими волнами ткань, про волшебный покрой, про идеально подобранные украшения я уже и не говорю. Самсур давно ушел, а я, как зачарованная, не могла оторвать взгляд от зеркала. Допущенные в святая святых Лера и Динь восхищенно хлопали в ладоши. И тут случилось непредвиденное - дверь распахнулась, и в комнату, оттолкнув Сэма, ввалился Умник.

- Ух ты! - усмехнулся он. - А ты, оказывается, красивая. Но похудеть все же не помешает, - хихикнул он, ловко уворачиваясь от летящей в его голову подушки. - Мелкие, а ну брысь отсюда, нам с Барбариской поговорить надо.

Я невольно залюбовалась "женихом" - свадебный брючный костюм не сделал его стройнее, но смотрелся удивительно гармонично. Черный, застегнутый на все пуговицы пиджак, наглаженные стрелочки на брюках, белая рубашка с отложным воротничком, серебристая вязь вышивки по краю выглядывающей из разреза пиджака темно-синей жилетки. Эх, если б не зеленая морда с клыками - такой красавец! И где только успел костюм раздобыть? Сомневаюсь, что тут шьют наряды для шаффтов. Не иначе как Айверин опять подсуетился. Интересно, Умника он тоже заставил с плакатиком бегать?

Девочки, дождавшись моего кивка, послушно выбежали в коридор, а шаффт сграбастал меня в охапку.

- Умар, видеть невесту до свадьбы плохая примета, - недовольно буркнула я, не пытаясь, впрочем, вырваться.

- Во-первых, ты мне уже жена, - беспечно отозвался тот, отпуская меня, - во-вторых, неприятности и так уже начались. Сынок наш, младшенький, сказал, да и я сам чувствую, как энергетическое поле Мэйдеса дрожит и искажается.

- Почему? - взволнованно спросила я, усаживаясь на кровать. - А это никак не связано с ал'Ферьоном? Ну, с тем, что он из Игры выбыл.

- Нет, - вздохнул Умник, тяжело опускаясь на диван. - Не думаю, что это он. Даже если бы Лорда Эвринэ не убили, Такина все равно бы выгнали. Дядя в прошлый раз очень сильно ругался, когда он параллельно с эльфом еще и гномом управлял. Когда Ферьон получил последнее строгое предупреждение, я решил, что больше он не станет так рисковать, что это Чаир притворяется мной, пытаясь украсть у тебя Планшет. Ан нет, ошибся. Этот идиот Такин вообразил, что уж теперь-то я не смогу на него настучать. С дядей напрямую мне не связаться, - он, криво усмехнувшись, махнул рукой. - Ну что тут скажешь... Нам чертовски повезло - Эвринэ никогда не умел ладить с дамами. Короче, Куклу Ферьон больше не получит и, соответственно, не сможет влиять на происходящее в этом мире. Так что он точно не при чем.




Неор Туварэн


Дедуля, поигрывая тростью, направился к сжавшимся в кучку бандитам. Я невольно залюбовалась его гордым профилем. Надо же, как его тут уважают! Старший рыжик, Брант, кажется, почесал грязной пятерней затылок и простодушно брякнул:

- Так мы, ваша прозрачность, это... не виноватые. Это все девка! Вот честно-честно!

Словно в ответ на его слова воздух заискрился множеством ярких золотистых точек. Альси испуганно пискнула и нырнула мне за спину, крепко вцепившись в мою руку.

- Ты чего? - с удивлением воскликнула я.

- Это... - договорить она не успела, из открывшегося портала в пещеру решительно шагнули Князь и Советник собственными ушастыми персонами.

Эльфы быстро огляделись, моментально оценив ситуацию, и Суар, неторопливо поправив сложную прическу из маленьких косичек и стряхнув несуществующую пыль с элегантного темно-зеленого костюма, презрительно искривил губы и едко заявил, обращаясь к Руфинарису:

- Не считаете, дорогой граф, что нам пора объясниться?

Дед коротко кивнул, приветствуя Князя, и тяжело оперся на свою палку. Вот интересно, разве приведения могут уставать? Или Руфи ведет себя так по привычке? Не важно, в общем-то, но лично у меня возникло сильное желание броситься к дедуле, чтобы помочь ему, и лишь дрожащая рука "братишки" удержала меня на месте.

- Догадались, значит, - беззлобно проворчал он.

- Я похож на тупого шаффта? - обычно мягкий голос Князя просто сочился ядом.

Странно, но мне почему-то померещилось, что и Советник с трудом сдерживает улыбку, по крайней мере, губу он закусывает очень выразительно.

- Когда ты приволок сюда мою дочь, - надменно произнес делар Авилэр, фамильярно обратившись к графу Эра'стуар на "ты", - я стерпел.

Эльф бросил не обещающий ничего хорошего взгляд на Альси и продолжил:

- Когда твои головорезы стали шляться по моему лесу, пугая белок, а потом распивали в этой дыре мои вина и эликсиры, рассказывая неприличные истории, я терпел!

- Ага, - пробормотал себе под нос Фэйринэ, - а ржал при этом, видать, от праведного возмущения.

Князь хмыкнул и вновь высокомерно приосанился:

- Когда мелкая нечисть пакостила в моем доме, я терпел! Но теперь эти идиоты принялись убивать моих подданных! - эльф глазами указал на тело Лорда Эвринэ.

- Да вы чего, ваша ушастость, - с почти искренним изумлением воскликнул Фрррр, шлепнувшийся на плечо Суара, нагло обернулся вокруг шеи эльфа и постучал лапкой тому по лбу. - Это не Ричи с Брантом ушастого гада замочили, это...

Последние слова бессовестного котишки потонули в раскатах хохота, в замкнутом пространстве показавшихся просто громовыми. Даже Советник смеялся, деликатно закрыв рот ладонью. А дальше... Князь даже в лице не изменился, а нархан будто сам собой взлетел в воздух и резко впечатался в стену, ощетинившуюся каменными выступами, сполз по ней вниз, жалобно мяуча и пересчитывая пушистыми боками все неровности, затем метнулся ко мне и споро влез на руки, жалуясь на несправедливость. Я гладила мягкую черную шерстку и растерянно смотрела на Князя, понимая, что так просто нархану это с рук не сойдет. Но, к моему удивлению, яркие фиалковые глаза Суара хитро улыбались.

- Ну и кто Шевела замочил? - насмешливо протянул Князь.

Фрррр завозился у меня на груди, устраиваясь поудобнее, потом, недовольно фыркнув, превратился в человечка с лисьей мордочкой и уселся на моей шее, свесив ножки.

- Ага, - важно возвестил нархан, - девка его убила, черная, лохматая.

- Черная? - нахмурив брови, переспросил Вуайли. - Дроу, что ли?

- Неа, волосья черные, лохматые.

- По порядку рассказывай, - прикрикнул на нечисть Руфинарис.

- Ага, ладно. Вы ж знаете, что я теперь Глашатаем работаю...

- Знаем, знаем, - усмехнулся делар Авилэр. - А неплохая, кстати, идея: и нужную информацию получить можно, и противника из равновесия вывести, и повеселиться.

- Правда? - робко уточнила Альси, осторожно выглянув из-за моего плеча.

- Ты молчи, давай, разведчица нарфова! - сердитый голос отца заставил девицу вновь спрятаться.

- Будете меня перебивать, - надулся Фрррр, - вообще ничего не скажу! - убедившись, что он снова в центре всеобщего внимания, нархан продолжил рассказ. - Ходил я, значит, за Муравелькой весь день, ходил, а тут отвлекся ненадолго, да и потерял эту ведьму из виду. Побегал чуток, поискал. Глядь, а она к лесу пробирается, только чегой-то лохматая вся. Я, значит, за ней тайно крадусь, чтобы потом как объявиться! Сюрприз, то есть! Идем мы, идем, идем, идем, идем, иде...

- Пришли уже! - рявкнул Князь.

- Пришли, - согласился нарханчик. - А там папашка ейный, злой весь, нахохлившийся. И как давай они ругаться. Ругались, ругались, ругались, руг...

- Изгоню паразита! - пригрозил болтуну дедушка.

- Ладно-ладно, - нечисть хихикнула и стала активно болтать ножками, мне даже пришлось легонько дернуть нахала за хвост. - Девка, значит, ругается, что Лорд до сих пор Альси не поймал, что из-за этого весь план по перевороту летит мне, значит, под хвост. Эвринэ кричит, что это их люди девчонку проворонили и до сих пор не предоставили ил'яхзи с достоверными иллюзиями опостылевшего всем Князя, его сумасбродной дочурки и въедливого Советника.

- Полная замена, как я и думал, - задумчиво пробормотал Суар. - Ну что ж, я готов сыграть самого себя. Надеюсь, мой агент сработает как надо.

- А кто агент? - от любопытства Фрррр аж подскочил, вцепившись мне в уши.

- Тебе только скажи, - усмехнувшись, призрак скинул наглеца с моей шеи, - через миг весь замок знать будет!

- Точно, - Суартинавэль с улыбкой кивнул и поторопил нархана, пытающегося угнездиться на столе среди обглоданных костей и пустых бутылок. - Что там дальше произошло?

- А дальше Шевел возьми и ляпни, что о проколах доложит Винфорду, тогда девчонка как психанет, как железяку огромную выхватит и по самую рукоятку в грудь ушастику бац! И бежать. Вот!

- Ты хочешь сказать, что Мирэйли убила собственного отца? - ошарашенно распахнул глаза Вуайли.

- Неа, это не Муравелька, - горделиво впятив грудь, заявил нархан. - Я ж умный, я ж почти сразу догадался!

- И как же ты понял, что это не Леди Эвринэ? - Княжна от любопытства даже из своего убежища выбралась, тут же попав в объятия отца.

- Так остроух ее Шефлиной называл, а не Муравелькой! Вот!




Глава 7. Враги и союзники.


Барбариска


Свадьба удалась на славу: и веселый выкуп Умника и Талла (первый очень даже долго кочевряжился, зараза зеленая!), и торжественная церемония, и различные конкурсы, и разноцветный фейерверк, который было замечательно видно и днем, и роскошный стол, уставленный всевозможными блюдами.

Праздничный обед сначала накрыли в главной зале дома, но, полюбовавшись на несчастное лицо Айверина, Ани предложила перенести столы на поляну, пообещав, что зрители настоящий разговор не услышат, лишь иллюзию беседы о погоде, моде или еще о чем-то безобидном - она частенько такое проделывала, когда не хотела идти на устраиваемые Эвринэ приемы.

- Отлично, - потер ручки Хитрец, - только разговоры можно и поинтереснее сделать, о политике там или...

- Точно, - хихикнул Умар, - о бабах!

- Вот, - согласно закивал Ай, состроив умильную мордашку, - а то придется деньги за билеты возвращать.

Вампиры быстренько перетащили все необходимое, и обед, наконец, состоялся. Пожалуй, эта часть мне понравилась куда больше предыдущих - давненько я такого разнообразия не видела. А вкусно-то как!

- Ой, а эти-то, наверно, голодные, - вздохнула сердобольная Лерка.

- Кто эти? - не поняла я.

- Ну, эти, на деревьях, - пояснила девочка. - С утра ведь сидят.

- И что? - с усмешкой уточнил Сейфиттин. - Мы теперь еще и зевак должны подкармливать?

- А мне тоже их жалко, - заявила Лана, поглаживая густую шерсть мурата, а Ксан даже не пытался скинуть ее руку, блаженно улыбаясь во всю пасть.

- И мне! - подхватила сидящая на коленях Лисса Динирка.

- Так я и знал, - хмыкнул Талл, - что наши дамы станут беспокоиться об этих любопытных наглецах, что посмели явиться без приглашения.

- А давай пригласим их, муж мой, - нежно пропела эльфийка, - ведь на свадьбе Леди и Правителя Старшего дома Руол...

- Э нет! - улыбнувшись, воскликнул клыкастый. - Я не согласен - правитель у нас Ксан!

- Хорошо, - вернула ему улыбку Анивиэль, - на свадьбе Леди и представителя правящего Дома Руол по этикету должно быть много гостей. А у нас гостей даже побольше будет, чем обычно, - девушка указала на усеявший все деревья народ, - если этих считать. Думаю, их стоит чем-то угостить.

- Точно, - радостно подскочил Шей'тар, - это ж сколько можно заработать, если им еще и обеды продавать!

- Нет! Угощение бесплатное! - заявила Ани, строго глядя на горестно опустившего плечи парня.

- Не переживай, приятель, - Умар дружески хлопнул Ая по плечу, отчего тот чуть не ткнулся носом в тарелку, - пусть жратва будет на халяву, мы кое на чем другом заработаем. И так как мы теперь одна семья, я тебе подскажу процентов так за тридцать.

- Чего?! - взревел синеглазый красавчик, стряхивая с носа лист салата. - Какие тридцать?! Максимум три!

- Ладно, двадцать и по рукам!

- Хорошо, два!

- Чего?! - шаффт демонстративно сжал кулаки. - Два?! Пять, и идея твоя!

- Хорошо, - кисло отозвался Ай. - Говори.

Умник встал из-за стола, поманил за собой Шей'тара и, отойдя с ним в сторонку, с самым заговорщицким видом что-то зашептал тому на ухо. Айверин расхохотался и, прищелкнув пальцами, подозвал Императора и Президента. Как мы ни прислушивались, ничего, кроме дикого хохота, разобрать не смогли. Жутко довольные Умар и Хитрец вернулись к столу, а в воздухе закружилась стайка феечек в коротеньких черных юбочках, из-под которых кокетливо выглядывал кончик розового хвостика, и в ослепительно-белых фартучках, обрамленных кружевной тесьмой. Шейки кудрявых малышек украшала белая шелковая повязка и большой черный бант.

- Айверин, - торопливо крикнул Сэм, - проследи, чтобы ко мне эти твари не приближались!

- Почему? - удивленно спросил сидящий напротив него Орис. - Выглядят вполне безобидно.

- Ну-ну, - хмыкнул Винфорд, - посмотрит тебе в глаза такая "безобидная", и будешь бегать за ней, как привязанный, и все желания этой фейки выполнять.

Все вопросительно уставились на Айверина, а он лишь наивно хлопнул ресничками, заявив, что все продумал и приказал нарханам не усердствовать.

- Ага, - Умник плюхнулся в свое кресло и захихикал, - они дали честное-пречестное слово никого не заколдовывать.

- Ага, - усмехнулась я, - а мы все прям так сразу им и поверили. Бумер, проследи, как Президент, чтобы твои подданные не своевольничали.

Лингрэ согласно мявкнул и телепортировался на ближайшее к нарханам дерево, откуда гневно на них зашипел. Феи нехотя прекратили свой завораживающий танец, выхватили из воздуха подносы с разными вкусностями и принялись летать, помахивая призрачными крылышками, вдоль зрительских веток и предлагая народу еду всего лишь за один поцелуй.

- А как же бесплатное угощение? - удивленно пробасил приглашенный на свадьбу Костас. - Если за поцелуй, то это уже не бесплатно!

- Ну вы, гномы, даете, - Айверин уселся к столу и налил себе вина. - Даже поцелуи платой считаете. Да что здесь такого? Один малюсенький поцелуйчик за бесплатную доставку обеда. За доставку, - парень с улыбкой выделил последнее слово. - Должны ведь нарханы как-то питаться.

- Еда! Еда! Кому вкусная, сочная еда! - трещали на разные голоса "официантки".

Сидящие с раннего утра на ветках любопытствующие, похоже, так проголодались, что были согласны на что угодно, и тарелки с еще дымящимися яствами, и небольшие кувшины с напитками быстро находили своих хозяев.

Когда каждый желающий получил свою порцию, нарханы превратились в маленьких человечков в строгих деловых костюмах и с объемными сумками через плечо, очень напомнив мне земных приставучих промоутеров.

- Памперсы, памперсы! Три серебрушки кучка, а в кучке три штучки! - закричали мелкие пакостники и, размахивая ярко-красными пакетами, принялись распевать:

- Чтоб не намочить штаны, наши памперсы возьми!

Коль не полный ты лопух, будешь весел, будешь сух!

Торговля шла бойко, Умник и Ай радостно потирали ручки и подсчитывали прибыль, народ за столом помирал со смеха, наблюдая, как висящие на ветках зрители торопливо натягивают на себя эту красную жуть прямо поверх одежды.

- Эй, предприниматели, - хихикая, уточнила я, - а как ваши памперсы действуют? Штаны-то не помешают?

- Неа, не помешают, - самодовольно фыркнул шаффт, обнимая меня одной лапищей. - Они ж магические, все что надо втягивают, стоит только захотеть. А эти голодающие очень хотят, - Умар перемигнулся с Айверином и пояснил: - Чтобы увеличить продажи, мы слегка стимулировали спрос, подсыпав в напитки кое-что интересненькое.

- Что?! - возмутилась я.

- Да все в порядке! Не смертельно, хотя памперсы им понадобятся, и скоро!

От заслуженной взбучки бизнесменов спас открывшийся в нескольких шагах от стола портал. Из светящегося серебристого перехода шагнул высокий молодой мужчина в черном форменном костюме. Коротко кивнув присутствующим, он направился к Риарру, поклонился ему и сообщил:

- Ваше Высочество, капитан Инвери просит Вас и вашего брата прибыть для завершающей операции по поимке преступников, под видом Гласов организующих смуту.

- Брата?! - ошеломленно вскричал Орис. - Араж драный! Я должен был догадаться! Эти тайны, оговорки постоянные! Орхарн, гад лохматый, ты почему мне ничего не сказал?!

"Гад лохматый" гневно зашипел на выдавшего его мага, с доброй усмешкой глянул на оскалившегося братишку, и, помахав нам на прощание, прыгнул в телепорт. Младший лирр, хлеща себя хвостом по бокам, метнулся за ним, последним ушел посыльный от Черного Человека.

Ничего себе новости! Тут тебе и явление наследного принца лирров народу, и заговорщиков вот-вот схватят, и братцы-котики, наконец, смогут поговорить и все обсудить.

Поняв, что еще чуть-чуть и друзья просто разорвут меня на мелкие частички от любопытства, я принялась рассказывать историю моего знакомства с юным принцем лирров. Мы так увлеклись беседой, что не сразу заметили исчезновение Умника. Видать, дорогой муженек решил вернуться к плану праздничных мероприятий и устроил "похищение жениха". Тогда вопрос, почему на месте второй "жених" Талл, и куда подевался Зар?




Ильсан Авилэр


В детстве игрушек у меня не было, не считать же за таковые пустые бутылки из-под папулиной продукции - хотя при хорошей фантазии и они весьма неплохи. Казалось бы, что я уже вырос из малышового возраста, что я уже взрослый и самостоятельный парень, ан нет - эта необычная игра захватила меня целиком.

Я осторожно смахнул с шара часть кусочков, а затем принялся укладывать узор правильно. Некоторые частички паззла просто липли к рукам, словно ласковые котята, и легонько покалывали пальцы, другие наоборот, старательно от меня ускользали, а если я их все-таки ловил, гневно шипели и кусались холодными искорками. Весело смеясь, я отпускал шкодников на свободу и, подхватывая нужные элементы, находил им подходящие места.

Было собрано уже больше половины паззла, когда в камеру, словно ураган, примчалась разъяренная Сарана. Ни слова не говоря, она сильным пинком откинула меня к стене.

- Бездна Рувала!! - воскликнул я, потирая ушибленную голову. - Сарана, что ты делаешь?!

- Я?! - злобно прорычала орка. - Да кто просил тебя, выкидыш бездны, хватать своими погаными руками Планшет?! Жаль, что тебе только память стерли, надо было и мозг спалить! Все равно ты им не пользуешься!

Девушка шагнула вперед, одной рукой схватила меня за грудки и швырнула в противоположную стену - после нового удара в голове помутилось, в боку что-то хрустнуло и заболело. Воительница ядовито усмехнулась, нарочито медленно подходя ко мне.

- За что? - ошеломленно прошептал я, не в силах разобраться в происходящем, и крепче вжался в стену.

В дверях появился взъерошенный Ангорлах, осмотрительно не подходя ближе.

- Ангорлах, - саркастически прошипела орка, - я так рада, что ты почтил нас своим присутствием, араж безмозглый! Дебил! Кретин вислоухий! Тля тупоголовая! Ты зачем ему Планшет отдал?!

- Простите, госпожа Ти, - смиренно опустив голову, ответил крошасс, - но Вы сами велели вернуть ему вещи. Что такое Планшет, я не знаю.

- Смеешь мне перечить?! - орку просто трясло от ярости.

Ангорлах на миг поднял на нее взгляд, в котором плескалась такая ненависть, что Сарана даже споткнулась.

- Тигара, милая... - я попытался приподняться, образы в моей голове плыли и путались. - Что ты здесь делаешь? Что со мной?

- Почуял, значит, - едко усмехнулась девушка. - Зря... Похоже, придется следовать правилам. Что ж, любимый, тебя ждет новый виток. Прощай, Ильсар, встретимся в твоей новой жизни!

Она вытащила меч и, предвкушающе улыбаясь, шагнула ко мне.

- Любимый?! - из коридора донесся донельзя возмущенный крик, и в камеру, оттолкнув Ангорлаха, влетела взбешенная Кссейна с металлическим подносом в руках. - Какой еще любимый?! Это мой муж!!! - поднос резко опустился на макушку не успевшей увернуться Сараны.

Но, видать, не врет молва и черепушки орков действительно, что тот камень (причем, целиком, как утверждают некоторые доброжелатели) - зеленокожая воительница, обзаведшаяся оригинальной металлической шляпкой, свела глаза в кучку, покачнулась и, сложив пальцы в какую-то странную фигуру, запулила в меня алым светящимся шаром, прозрачным и невесомым, но пребольно ударившим меня в лоб.

- Наш! Наш муж!!! - вторая девица, нахмурившись, замахнулась на Сарану железным прутом, но поднос наконец подействовал, и орка рухнула растерявшейся крошассе под ноги.

Я, расширившимися от удивления глазами, рассматривал девчонок и силился понять, отчего это вдруг ожил мой сон. Боль нарастала, а в виски как будто раскаленные штыри вбили.

- Дуры, ой дуры! - проворчал Ангорлах, хлопнув себя рукой по лбу. - Хватит парня целовать, дурынды, Ти вяжите, пока не очнулась. А я за сонным зельем схожу.

Крошассы бросились выполнять его указание, а я, оттерев обмусляканные губы тыльной стороной ладони, провалился в спасительный обморок.




Верран Тар-тои-марр


Мы сидели в отдельном кабинете самой дорогой ресторации в городе - Черный Человек пригласил нас с Берканом, чтобы отблагодарить за помощь. Серо-синие стены этого помещения, явно предназначенного для деловых переговоров, навевали на меня тоску. Я, конечно, не любитель разных там украшений, но одна единственная картинка с жутким геометрическим узором и тяжелые шторы стального цвета уюта точно не создают. Вот как можно что-то обсуждать в такой обстановке? Хорошо хоть кожаные диванчики около широкого дубового стола с белоснежной накрахмаленной скатертью очень мягкие, а для гнома услужливый официант притащил высокий стул. Да и еда здесь выше всех похвал.

Инвери, уговаривающий гнома перейти в штатные агенты ССД, вдруг остановился на полуслове и замер с закрытыми глазами, не иначе с кем-то телепатически общается. Бородач отдавал должное восхитительно пахнущему жаркому и крепкому темному пиву. А я, отхлебнув прохладного молока из большой кружки, глянул в окно, выходящее в сад, и принялся вспоминать "блестяще проведенную операцию". Если честно, ничего "блестящего", по-моему, не было, все скучно и обыденно. Хотя... один отличный момент там был. Ладно, не будем кривить душой, момент был далеко не один.


Я сидел на кровати в своей каморке, размышляя, как бы отсюда выбраться и что делать с охранником, болтающимся за дверью. И тут в комнату вошла Тарньяна. Я поспешно сделал вид, что я в отключке. Лирра вытащила из кармана стержень и сделала мне бодрящий укол. Но так как принесенные гномом пилюли я уже проглотил, то сейчас взбодрился так, что, как говорит Барбариска, мама не горюй!

Довольно улыбающаяся Тарни поднялась с пола, запахивая на груди остатки рубашки. Штаны восстановлению не подлежали и были без сожаления отправлены в ближайшую мусорную корзину.

- Ты постой здесь, - томно прошептала девушка мне на ухо и, направляясь к двери, будто невзначай провела хвостом по моей ноге.

Дойти до выхода она не успела. К аражу гнома! Подождет он со своим ключом часик. Ну, или два часика.

Когда утомленная красотка заснула на моей кровати, я, забрав у Тарни ключ, отправился выполнять задание Беркана.


Воспоминания настолько захватили меня, что я словно наяву увидел роскошное женское тело, почувствовал под пальцами теплую шелковистую шерстку... Сообразив, что еще немного, и предатель, пока еще прячущийся у меня в штанах, выдаст меня с потрохами, я усилием воли выкинул из головы эти мысли. Надо отвлечься и срочно. Но во время захвата заговорщиков все было так просто и неинтересно, что это меня вряд ли отвлечет. Хотя...

Лирра, желающая тесно со мной пообщаться, подсыпала конвоиру мощное слабительное, заставив парня умчаться в сортир. Там я его и нашел, спящим на деревянном подобии унитаза, установленном над дырой в полу. Отхохотавшись, я даже пожалел юношу - ну разве ж он виноват, что задолго до лирры ушлый гном подсыпал ему, как и всем прочим, сонное зелье с отсроченным действием, чтобы все заснули как раз к приходу людей Инвери. А что тем пришлось немного побегать и пострелять, так я не виноват - всякий опоздать может, если такая добыча сама раздевается и в руки плывет. Да я, можно сказать, ребят немного развлек. А то, что это за операция? Пришел, связал, перетащил в камеры. Скукота!

- Если тебе нужны яркость и зрелищность, - ответил Янкес, видимо, по моему лицу догадавшийся, о чем я думаю, - это к отделу пропаганды. Для ССД важна результативность при минимуме затрат. Самый сложный план не всегда самый лучший. Прошу меня извинить, - капитан встал и коротко поклонился, - Глас пришел в себя. Мне необходимо его допросить и выяснить, кто стоит во главе их организации. Беркан, мы еще вернемся к нашему разговору. Я не хочу отказываться от такого хорошего агента.

- Послушайте, - вмешался я, - а как ему удалось обмануть Тарньяну и Мердока? Почему они ему поверили?

- Все просто, - гном хитро глянул на меня, пригладил бороду и пояснил, - они привыкли судить других по себе. Предатели зачастую думают, что и другие не могут быть верными. К тому же сработал стереотип, что все гномы очень жадные, что нас можно купить за какую-то жалкую сотню золотых.

- Ого, - усмехнулся Черный Человек, - ты отказался от ста монет? Удивительно.

- А кто тебе сказал, что я отказался? - хохотнул Беркан. - Надеюсь, за помощь мне положена награда?

- Конечно.

- Вот, - коротышка довольно потер ручки. - Награда от тебя. Награда от Правителя Сунгара. Ну, и сто монет, которые я из тайника Жреца вытащил. Неплохой приработок, скажу я вам!



Ильсан Авилэр


Это был самый удивительный сон из тех, что я когда-либо видел. Не знаю, как и объяснить. Меня было два. Полуэльф Ильсан как будто не существовал, но мог все видеть, слышать и чувствовать. Зато существовал другой мальчишка - высокий, стройный, беловолосый, как Кссейни, и среброглазый, тихий, задумчивый. И это тоже был я, даже более настоящий я, чем я сам. Араж драный, так и свихнуться недолго. Наверное, лучше просто смотреть со стороны.

Второй я отрешенно прогуливался по выложенной мозаикой дорожке роскошного парка: вперед до фарфорового вазона с декоративными витыми прутьями вместо букета, резкий разворот, и назад к резной деревянной скамеечке. Небрежно собранные в длинный хвост искрящиеся волосы заполошно метались из стороны в сторону в такт шагам. Понять, о чем он думает, я не мог, да и не пытался. Но это явно что-то неприятное - юноша то и дело закусывал нижнюю губу, а его большие выразительные глаза недовольно щурились.

- Ильсар! - прозвучал рядом звонкий детский голос.

Ого, нас и зовут почти одинаково!

Ильсар на этот раз миновал злополучный вазон, вышел к большой клумбе, усеянной большими, яркими, но изрядно измятыми цветами, и ласково улыбнулся - посреди цветника сидела растрепанная малышка лет восьми в красивом веночке и перепачканном землей желтом платьице.

- Держи, - она протянула юноше венок из синих цветов, с серебряными волнистыми прожилками. - Это тебе.

- Спасибо, Иришаль, - парень, смеясь, водрузил украшение на голову. Девочка, улыбнувшись в ответ, смахнула со щеки прилипшую травинку, оставив вместо нее грязную полоску, органично вписавшуюся в общую чумазость физиономии.

- Ильсар, ты готов? - вмешался новый голос, взрослый, строгий, с холодными сердитыми нотками.

Стройный молодой мужчина с толстой тугой косой, такой же белоснежной, как и у мальчика, и ярко-синими, как у малышки, глазами, внимательно следил за реакцией Ильсара. Но тот лишь отвел резко помрачневший взгляд и покачал головой:

- Прости, Нар, но я не готов это сделать. По-моему, это очень опасно.

- Разумеется, - снисходительно кивнул Нар, - но ты должен понимать, что наша раса неотвратимо теряет свои способности. И предложенный мною план должен это исправить.

- Но... - Ильсар вздохнул, совсем по-детски шмыгнув носом.

- Ты и твои родители - последние, у кого есть Дар.

- Они и наши родители! - возмущенно пискнула Иришаль, вылезая из клумбы.

- Конечно, милая, конечно, - старший брат погладил ее по светлым кудряшкам, а Ильс подхватил на руки, чмокнув в макушку.

Малышка обняла его за шею и ткнулась губами в щеку. Этот поцелуй я ощутил настолько явственно, что удивленно замер. Иришаль что-то весело щебетала, перебравшись на руки Нара, а поцелуи не прекращались. Чужим мягким губам надоело муслякать щеку, и они перебрались к новой цели - моим губам.

Какого аража?!

Пока я пытался осмыслить происходящее, гневный вопль: "Су, зараза! Это я главная жена!" - вырвал меня из этого занимательного сна.




Тарньяна:


Ну, какая девушка не мечтает о поездке в карете с почетным эскортом?! Вот и я... домечталась! Вот скажите, каких богов мне благодарить за это? Знала б, храм им подожгла или статуи ногами попинала. Почему? Почему-почему... Да чтоб аражи их вечно кусали за такие дела!

Ну что тут скажешь, мечта моя, конечно, сбылась, но карета оказалась с решетками, а вместо эскорта - конвой!

Вот так иногда бывает... Заснула в объятьях любимого, а проснулась - в тюремной камере на деревянном топчане, связанной по рукам и ногам. Еще и совесть нежданно-негаданно объявилась, твердит, зараза, что я, мол, все это заслужила. И камеру с серыми каменными стенами, и шикарный вид из единственного окна - на огороженный высоченным забором двор, и комковатый матрас без привычного шелкового белья, и какую-то муть в миске в качестве обеда.

Да я-то здесь при чем?! Это все Верран, тварь блохастая, удружил! Да я для него все делала, а он меня ССД сдал!

Все делала? Это ты про приворотное зелье, что ли?

Так ведь не сработало же!

Ну и что? Сам факт его использования не мог не повлиять на чувства марра.

Но я же его люблю!

Его? Или его титул и возможность занять теплое местечко при сыне Главного Вэррака марров? Не получилось в жены к наследнику пробиться, переключилась на его дружка?

Нет! Он мне правда нравится. Куда больше Харна. Верран... он такой теплый, сильный, красивый...

И что же ты его теплого, сильного и красивого в путах держала да дурманящим зельем травила?

Чтобы спасти! Ты же знаешь! Мердок, Глас аражев, убить Верранчика приказал, я еле отговорила, сказала, что сумею убедить Тар-тои-марра присоединиться к нам.

А сам Верран знает об этом?

Нет. Он бы не согласился, я ведь уже предлагала раньше.

И что он ответил?

А то сама не помнишь? Из приличных там было лишь слово "нет". Потому я сейчас и молчала, надеялась, что нам удастся с ним удрать. Опоздала...

И не надо так тяжко вздыхать, сама виновата. К тому же, неужели ты, правда, веришь, что Мердок позволил бы тебе уйти? Хотя нет, позволил бы, конечно, чтобы потом устроить показательное жертвоприношение. Сгорели бы на пару! Так что Верран спас вас обоих.

Ты права, как всегда права. Но ведь он пришел! Пришел ко мне, хотя не мог не понимать, что наша встреча имеет все шансы стать для него последней. Значит, он все-таки меня любит. А я не хочу его убивать! И раньше не хотела, только Верран об этом не знает. И выбора у меня нет! Кто мне его дал бы, выбор этот? Что тогда, что сейчас!

Одна, всего одна ошибка, один неверный шаг и ты на крючке у опытных рыболовов, откуда уже не сорваться. Ну, разве я многого хотела? Просто стать женой Орхарна и все. Сдуру согласилась подлить ему зелье, которое притащил Глас. Мердок заявил, что в напиток добавлен компонент, приглушающий нюх, и принц ничего не почувствует. Но как я могла догадаться, что эту мерзость изготовят технари, и теперь мне нельзя против них и слова молвить, иначе костер, причем как с одной, так и с другой стороны. Нет, наши могли бы предложить нож, тот же Харн - он парень хороший, в память былой дружбы мог выбрать казнь поприличнее. Но он погиб, опять же из-за меня.

А смысл сейчас-то слезы лить?

Отстань! Не твое дело, хочу и реву! Харна жалко, и Веррана. Я, оказывается, его на самом деле люблю!

Коварная подруга-совесть, наконец, убралась, надеюсь, туда, куда я ее и послала, к драным аражам. Но свое нарханово дело она сделала.

Я долго смотрела сквозь решетку на прогуливающихся по двору бородатых мужиков в одинаковых серых робах, размышляя о любви, дружбе, власти, предательстве...

Даже не заметила, как за мной пришли.


Допрос. Стоило бы догадаться.

Небольшая серая комната, все убранство которой составляли стол, два кресла и изрядно обшарпанный деревянный стул, напугала меня. Отсутствие окон и железная толстая дверь, отрезавшая меня от солнечного света и свободы, спокойствия не добавили - я же не гномка какая, чтобы в подземельях жить, где под потолком лишь парочка световых шаров, не способных полностью разогнать здешний полумрак. А ледяная статуя вместо человека, вольготно разместившаяся в кресле напротив, добила окончательно. Капитан ССД Инвери самолично. Такого не стоит даже пытаться обмануть.

Когда предложили, я робко опустилась на стул, вжавшись в его спинку и поспешно спрятав руки под стол, чтобы Янкес не заметил, как они мелко трясутся.

Инвери задавал вопросы, я отвечала, изворачивалась. Говорила правду, не всю, конечно, но и не лгала. Маги ССД, наверняка сидящие за стеной, почувствовали бы ложь, а в некоторых недоговоренностях был мой шанс. Если рассказывать все и сразу - то убьют сразу. А если будут думать, что у меня еще остались козыри на руках, то... А какой у нас главный козырь? Правильно - информация. Больше-то мне рассчитывать не на что.

А если им предложить сотрудничество? Не поверят... А что мне еще остается? Бежать к своим? Так нет у меня "своих", а те, что есть, сами на тот свет отправят, с превеликим удовольствием. А следующий допрос уже не будет таким мягким.

Араж меня побери, как же я хочу жить!

Может, рассказать все? А вдруг капитан отпустит меня, если я поклянусь, что больше никто-никогда меня не увидит? Глупо, конечно, но если тонешь в болоте, то станешь хвататься и за воздух.

- Капитан, послушайте, - начала я, но закашлялась и поспешно вцепилась в предложенный стакан с водой.

- Добрый день, - раздался позади холодный властный голос. - Я смотрю, вы уже начали.

- Не беспокойтесь, Орхарн, - одними губами улыбнулся Инвери. - Вы еще ничего не пропустили.

Я резко развернулась, чуть не упав со стула. В распахнутых дверях стоял живой и насмешливо скалящийся Орхарн Кса-эрри-олвэ-лирр, а рядом с ним его младший братишка, зло сверкающий на меня зелеными глазищами, и... сердце радостно сжалось... Верран.

Любимый! Почему же ты не смотришь на меня?


По знаку капитана охрана притащила еще парочку стульев, поставив их у двери, и я чуть не застонала от разочарования - если бы я могла видеть Веррана, мне было б чуточку легче.

Орхарн подошел ближе, грубо схватил меня за подбородок, заставив взглянуть ему в глаза. Через несколько мгновений, показавшихся вечностью, принц отпустил меня и, удовлетворенно фыркнув, сел во второе кресло, рядом с Инвери.

Я испуганно дернулась. Что ж он прочел в моих глазах? Что понял? Что решил? От Ориса пощады ждать точно не стоит - этот мальчишка слишком молод и горяч. А Харн... Как же хорошо, что он жив! Надеюсь, он заметил мою радость. Главное, чтобы истолковал ее правильно.

Принц заинтересованно навострил уши и насмешливо приподнял бровь, предлагая мне начать рассказ.

А ведь он не злится! Я не могу ошибаться, я очень хорошо знаю это выражение его лица! Если только прошедшие годы не изменили моего... когда-то друга, а теперь... наверное, врага.

И я начала говорить, откровенно, искренне, без страха, как тогда, в детстве, когда маленькая Тарни жаловалась Харну на несправедливое наказание от отца за проделки, за проделки Орхарна, между прочим. А юный принц клал руку мне на плечо, как равной, не обращая внимания на то, что я всего лишь дочь его телохранителя, шептал на ухо ласковые слова, а потом мы снова отправлялись на "подвиги". Эти воспоминания еще больше успокоили меня, заставив даже улыбнуться сквозь подступившие слезы. Я рассказала, как попала к заговорщикам, как поняла, во что вляпалась, как хотела сбежать, но боялась, как Наирмар велел мне вызвать принца на свидание, а когда я отказалась, вколол какую-то дрянь. Да, я выполнила его приказ, заманив принца и Риарра в ловушку. Но ведь я слабая женщина, а не воин, к тому же жуткая трусиха.

- Значит, Наирмар, - холодно протянул Орхарн, угроза в его голосе не предвещала для бывшего охранника ничего хорошего. - Он тоже здесь?

- Здесь, - кивнул капитан, - в соседней с Тарньяной камере.

- Хорошо, - принц ненадолго задумался, по детской привычке зажав в кулаке кончик хвоста, мы с Орисом одновременно хихикнули, заставив лирра торопливо отпустить многострадальный хвост. - Не думаю, что Тарньяна много знает. Она лишь исполнитель, а вот с командиром своей охраны я бы побеседовал. Но чуть позже. Какие-то у меня странные ощущения. Что-то происходит, и что-то очень нехорошее.

- Я тоже это чую! - воскликнул Орис, но тут же сник под укоризненным взглядом брата.

- Янкес, пусть твои маги проверят, в чем дело, - Харн встал и направился к выходу. - Я поднимусь наверх и тоже попробую разобраться в происходящем. Потом допросим Наирмара.

Капитан вызвал стражников, которые велели мне следовать за ними. В дверях, оказавшись лицом к лицу с Харном, я не удержалась и схватила его за руку.

- Харн, пожалуйста, - горячо прошептала я. - Я помогу вам, я все, что знаю...

- Не переживай, Янни.

Я опешила: принц не только назвал меня детским прозвищем, но и улыбался почти как прежде.

- Мы потом поговорим, - лирр мягко высвободил свою ладонь. - Хорошо?

Вместе с Орисом и Верраном он направился вправо по длинному узкому коридору с множеством однообразных железных дверей. Высокий крепкий человек в темно-зеленой форме грубо толкнул меня в спину, вынуждая идти вперед, а к Инвери примчался какой-то белобрысый юнец в таком же, как у моего конвоира, кителе и принялся что-то докладывать. Я разобрала лишь отдельные слова "мертв", "...це остановилось", "никто не входил", "Наирмар", но не придала им особого значения, так как сообразила, что не сказала Харну самого главного. Извернувшись, я поднырнула под руку охранника и помчалась за принцем. Меня быстро поймали, ударили пару раз и потащили за собой.

- Орхарн! - заорала я что есть сил. - Заговорщики! У их командира множество лиц! Орхарн!

Шершавая сильная ладонь заткнула мне рот, и низкий хрипловатый голос прошипел мне в самое ухо:

- Глупая кошечка, очень глупая!



Я лежала на деревянном топчане в своей камере, сжавшись в комочек, и тихо всхлипывала. Больно, холодно, страшно. Еще и воняет тут - матрас я оттащила в дальний угол комнатушки, подальше от своего чувствительного носика.

Ну почему мне так не везет? Почему Харн не отпустил меня? Я ведь все ему рассказала! Даже про Многоликого. Это я его так называю, хотя на самом деле у него имен не меньше, чем лиц. Надеюсь, принц услышал и захочет со мной поговорить.


- Тарни! - чей-то тихий голос выдернул меня из сладкого сна, где Орхарн меня помиловал и позволил выйти замуж за Веррана.

Я недовольно зашипела и чуть не врезала когтями по аражу, помешавшему мне ответить любимому "да". Мою руку перехватили и крепко сжали.

- Тарни!


Этот голос...

- Тарни! - посетитель решительно встряхнул меня за плечи.

Я, наконец, распахнула глаза и недоверчиво прошептала:

- Верран? Ты пришел? - радостно взвизгнув, я запрыгнула парню на шею. - Ты все-таки пришел!

- Конечно, пришел, разве я мог оставить...

Договорить я ему не позволила. Поцелуй был жарким, страстным и... чужим. Немыслимо, непередаваемо чужим!

- Ты... Ты не Верран! - я хотела гневно выкрикнуть это, но вышло лишь жалкое мяуканье.

- А ты поумнела, как я погляжу, моя милая кошечка! - одними губами улыбнулся он. - Оказывается, надо было тебя в клетку посадить, чтобы соображать начала.

- Я не твоя кошечка, и тем более не милая! - прошипела я, торопливо отползая назад по лавке, пока не вжалась в угол, выставив перед собой коготки.

- Ну да, ну да, - усмехнулся он, присаживаясь рядом, - ты же только знать в своей постели привечаешь. Куда нам, простым охранникам!

- Наирмар? - испуганно пролепетала я.

- Разумеется, - надменно кивнул он, фыркая в длинные усы. - А ты что, действительно своего любовничка ждала?

- Но ты ведь мертв?! - от ужаса я почти перестала соображать.

- Это Наирмар мертв, - урс мерзко хохотнул и оскалился, наслаждаясь моим страхом. - Жаль, конечно, терять такое тело, - он игриво погладил меня по бедру, вовремя отдернув руку от моих когтей. - Я сначала хотел тебе память стереть, но нет гарантии, что местные маги не смогут что-то оттуда вытянуть. Они хоть и слабаки, но некоторые не без способностей. Считай, что тебе повезло - умрешь от ножа, как благородная! Ну, не бойся, милая, - тонкие губы раздвинулись в глумливой улыбке, - я с ножом умею обращаться. И Риарр это уже оценил.

- Так это ты убил Риарра?

- Я, - злой отблеск в холодных зеленых глазах. - Правда, до сегодняшнего дня я был уверен, что убил принца. Ну да ладно, никуда он от меня теперь не денется!

Играться с мышкой Многоликому, похоже, надоело, и он выхватил из-за пояса тонкий кинжал с изящной рунной вязью вдоль лезвия, ярко сверкнувшей в полутьме камеры.

- Верран! - отчаянно заорала я, не надеясь на спасение, зажмурилась и наотмашь ударила когтями.

Попала!

Урс болезненно вскрикнул и немного отодвинулся, погладив щеку, где набухали крупными каплями глубокие царапины.

- Пора с этим заканчивать, - спокойно заявил он сам себе, и от этого спокойствия последние остатки храбрости покинули меня, вынудив плакать и умолять о пощаде.

Под первый удар я исхитрилась подставить руку, а от второго, смертельного, уклониться уже не успевала.

От двери к Многоликому метнулась быстрая тень. Нож был выбит и отлетел на пол. А Верран, настоящий, мой Верран, сжал горло врага в смертельном захвате.

Тот захрипел.

Верран! Слава Богам, он все-таки меня любит! Он пришел спасти меня!

Я бросилась вперед, собираясь обнять Веррана, отшвырнувшего в сторону бездыханное тело врага. Но я ошиблась, в который уже раз ошиблась. Многоликий был еще жив и, падая, успел схватить меня за руку. Сверкнул алым камень в его кольце. Я почувствовала легкий укол, и в следующий миг меня сжали теплые руки Веррана.

Странно. Его большие глаза с тревогой смотрят на меня. Что с тобой, любимый? Ведь все уже хорошо! Правда, хорошо?



Гюнтер Алрайт


Я только успел отключить воду и схватиться за полотенце, как огромное, во всю стену раздевалки зеркало отразило за моей спиной две преисполненные собственной значимости физиономии. Обе молодые, безусые, с грозно сдвинутыми бровями, нархански похожие, только одна слегка рыжеватая и веснушчатая, вторая чернявая и востроносая. Хм, никак коршунам пополнение пришло с соседней базы.

- Гюнтер Алрайт? - строго поинтересовались сзади, так и не дождавшись, пока я щелкну каблуками и представлюсь по всей форме.

Ну, а чего вы хотели, други дорогие, ежели на мне из всей одежды только махровое розовое полотенце и зеленые шлепанцы. Хм, щелкнуть ими, что ли?

- А что, есть сомнения? - резко разворачиваясь, во все горло гаркнул я.

Шмяк! - радостно подтвердили столкнувшиеся шлепанцы.

Охраннички растерянно переглянулись и уткнули носы в коммуникатор, выискивая информацию обо мне.

- Гюнтер Алрайт, - с выражением прочел рыжий, старательно подражая кому-то из своих более опытных коллег, - научная база Ди-рактион, второй лепесток, лаборатория Пи.

Ха, сразу видно, что новички. Весь Ди-рактион нашу лабораторию иначе как Пи-суаром не называет. А все мой шкодливый братец и его шуточки.

- Рост выше среднего, - продолжил чтение юный коршун, - черные волосы, черные глаза, телосложение отсутствует, особые приметы - шило в заднице.

- Чего? - опешил второй мальчишка, вытаращив на меня зеленые глазищи.

- Шила нет, - усмехнулся я, прекрасно понимая, кто сунул свой наглый нос в мое личное дело. - Проверять, будете?

- Да пошел ты! - синхронно отозвались оба охранника, свирепо щелкая кнопками коммуникаторов.

Я хотел было предложить им заглянуть в карточку Шина - еще вчера наши записи были почти идентичны, как и наша внешность (всей разницы - предельно честное выражение на лице моего хитрого братца) - но не решился. Зачем-то ведь парней за мной послали... А если мы прочтем запись Шина, боюсь, уже никуда не дойдем - сдохнем прямо здесь, со смеху.

Сообразив, что их дурачат, бравые воины направили на меня свои шампуры, мощное универсальное оружие, переименованное угадайте кем.

- Гюнтер Алрайт, вы должны немедленно явиться в лабораторию Пи! - четко отрапортовал рыжий.

- Прям таки немедленно? - приподняв бровь, уточнил я.

- Живо! - рявкнули коршуны на два пискливых голоса.

- Готов следовать за вами! - отчеканил я, преданно уставившись на своих конвоиров, одетых как раз по всей форме, в неизменные черные кители с серебряными пуговицами, и... отпустил полотенце, демонстрируя как раз вполне присутствующее спортивное телосложение и кое-что еще, заставив парней позеленеть от зависти. - И чего стоим? - решительно шагнул к двери. - Ах да, штраф за неподобающий вид с ваших карточек спишут, вы же мне одеться не дали.

- Да кто тебе не дает? - огрызнулся рыжий и тут же прикусил язык, поняв, что сморозил.

Чернявый же молча выхватил из моего (открытого) ящичка форму и швырнул ее мне в лицо, затем также молча указал шампуром на дверь.

Эх, жаль, шутки кончились...


Пи-суар был переполнен. Кроме нашей команды в сравнительно небольшое помещение набилось едва ли два десятка коршунов, практически обескровив охрану всего второго лепестка. Бравые бойцы Департамента Науки и Безопасности грозно взирали на притихших ученых и размахивали, к моему удивлению, вовсе не шампурами, а... кто бы мог подумать, анализаторами магии и регуляторами защитного антимагического поля с камровыми усилителями. Это поле мелкой сетью опутывало весь Ди-рактион, ограничивая доступ вражеским магам, использующим телепортацию или перемещение, а также информируя спецслужбы о несанкционированном применении магии на территории научной базы и в непосредственной близости от нее. Некоторые лаборатории изучали как магию, так и самих магов (магов в особенности, дед на них даже опыты проводил по вирусному воздействию), поэтому полностью блокировать магию не стали. Для этого и существовали регуляторы - стальные полые трубки с камровой сердцевиной - они могли многократно увеличить плотность и мощность поля, вплоть до полной блокировки, как всей базы, так и отдельных лепестков и лабораторий.

Вот и сейчас, среагировав на антимагическую сирену, коршуны тщательно обыскивали наш Пи-суар, разогнав по углам ученых и лаборантов. Сигнал, как нам милостиво пояснили, шел из закрытого хранилища, и тупоумные коршуны ломанулись туда, не удосужившись даже одеть защитный костюм. Хорошо еще, что мастер Киджун, наш ведущий ученый, успел их остановить, а то валяться нам всем тут мертвыми тушками, если не хуже - в хранилище вирусы такого уровня, что даже обычные серые костюмы не спасают, даже если балахон (и какой идиот его разработал?) сверху напялить, тут нужны только белые, с максимальной защитой. И где, спрашивается, они там диверсантов искать собрались? Прочные стеклянные стены давали максимально полный обзор всего происходящего в хранилище. Даже шкафы и стол в углу были стеклянными. Хм, неужто, там невидимки?

Мастер хотел сам обыскать хранилище, но я, заметив за его спиной жуткие гримасы Шина (не был бы этот паршивец мне братом, решил бы, что у него наследственное мышечно-дегенеративное заболевание), предложил свою кандидатуру. Я ж, как-никак, его второй помощник. Правда, одному мне идти не позволили, Дюран, Винфордов прихвостень, увязался - дезинфекционная камера, видите ли, непрозрачная, мало ли... вернее, много ли, то бишь, там, где и одному то тесно, наверняка, скрывается целая куча магов. Ладно, пусть своим анализатором размахивает, главное, чтобы пробирки не задел.

Обернувшись напоследок, заметил, что рабочие столы и стеллажи с документацией уже обысканы, а их содержимое пестрым ковром лежало на гладких плитках пола. Лабораторные же столы в отдельном остекленном помещении мастер собирался защищать до последнего, и весь наш Пи-отряд выстроился за его спиной. Хешим, наша юная белокурая лаборантка, отчаянно боролась с высоченным усатым коршуном за право обладания старинной чернильницей-непроливайкой. Неужто коварный маг умудрился спрятаться даже там?

Нетерпеливой толчок в спину заставил меня влететь в дезкамеру, следом втиснулся Дюран.

- Не прижимайся ко мне, извращенец! - ругнулся я, прекрасно понимая, что отодвигаться коршуну некуда, но можно же при этом хотя бы камеру не обыскивать.

Как мы облачались в защитные вирусные костюмы, это отдельная песня. Надеюсь, мое имя будут славить в балладах и легендах.

В хранилище Дюран был предельно осторожен, но, тем не менее, сунул свой длинный нос в каждый угол. Мага здесь, естественно, не обнаружилось, как не обнаружилось и одной из десяти пробирок с экспериментальным вирусным оружием. Уж не об этом ли мне семафорил драгоценный братец? Зато в дальнем углу за ножкой шкафа нашелся небольшой осколок и пара зеленых капель. Первым стремлением было поднять тревогу, и рука уже дернулась к красной кнопке, но память в последний миг подкинула информацию как о свойствах КЭУ-7, так и о способе его создания. Правда, злость от этого не утихла, а только разгорелась с новой силой.

- Идиот! Дегенерат! - не сдержавшись, буркнул я. - Магово испражнение!

- Где? - мгновенно подобрался Дюран, активируя шампур.

- Что где?

- Ну, это... то, что от мага осталось, - протянул он и, глядя в мои изумленные глаза, пояснил. - Нагадил он где, спрашиваю?!

- Ах это! - расхохотался я. - Думаю, он это... того... в штаны наделал, как нашу военную мощь увидал, наделал и сразу в кусты. Удрал, в смысле.

- Тьфу ты, это ж надо на такую тупую шутку купиться, - зло выдохнул коршун. - Хотя, что с башкана взять. Не стоит считать себя самым умным, - предельно ласково улыбнулся он, - и башку свою побереги!

Многозначительно ухмыльнувшись, он ввалился в дезкамеру, захлопнув перед моим носом дверь. К счастью для моего братца, бой за доступ к лабораторным столам вышел на новый виток, и я смог незаметно совершить подмену: к девяти экспериментальным добавилась пробирка с относительно безобидной хмаррой, имеющей практически идентичный с КЭУ-7 цвет.

Повторно активировав максимальную дезинфекцию хранилища (хоть это Шин додумался сделать, а не только осколки убрать), я шагнул в открывшуюся дверь дезкамеры, с твердым намерением при первом же удобном случае оторвать одну безмозглую башку.

С появлением подмоги в лице Дюрана превосходящие силы противника взяли верх и коршуны под тихую напутственную ругань устремились в открытую дверь. Обыск проходил медленно - каждый из ученых, видя, что его работе может прийти полный шангрец с совершенно непредсказуемыми последствиями, бдительно охранял свой стол, защиту стеллажей с реактивами и лабораторных боксов взял на себя мастер Киджун.

Привычки бросать свои записи, где попало, за мной не водилось, ничего особо опасного на столе не наблюдалось (а коли у кого хвост отрастет, так не виноват я, сами чужие составы руками хватают!), так что, ухватив Шина за локоть, оттащил его в сторону. А то опять что-нибудь сшибет, и вот вам новый КЭУ-7.

Высказать раздолбаю все, что я о нем думаю, возможности пока не было, все, что мне оставалось - это стоять и тихо злиться. На себя, на Шина, на мастера, постоянно прикрывающего этого оболтуса в память нашего деда, на Винфорда, непонятно с чего выбравшего моего брата личным помощником. Нет, ради справедливости, следует сказать, что Шин для своих двадцати лет довольно умен, сообразителен и местами даже гениален. В этом парне будто уживаются два разных человека: серьезный, ответственный, напористый, если не сказать жестокий, и обаятельный шалопай не без способностей.

Знаете, чертовски обидно слышать за спиной, что, несмотря на разницу в пять лет и более высокие баллы по всем дисциплинам, Гюнтер звезд с неба не хватает, что, дескать, я хорош лишь как исполнитель, а свое открытие мне точно не светит. А вот Шин...

Открытие, как же! Сшиб, по своему обыкновению, несколько пробирок, припахал к уборке одного из испытуемых контрольной группы и на свидание удрал. И вот тут то и сработало его везение наивысшей пробы - мало того, что объект заболел и вскоре умер, так еще и всю контрольную группу заразил. И вдвойне повезло, что на людей данный вирус совершенно не действует, иначе Шину вместо благодарности и выговора вручили бы белые тапочки и надгробную мраморную плиту. Жаль, что магов среди этой расы не водится - отличное бы оружие вышло в дополнение к НЭА-43.



Верран-Тар-тои-марр:


Предателю, напавшему на Тарни, я просто свернул шею. Но это была единственная удача. Теперь он был мертв, и допросить его невозможно, как и выяснить, где этот гад раздобыл настолько мощный ил'яхзи, чтобы даже на ощупь походить на урса. Наемник как был в моем облике, так и остался, только вот ил-яхзи, видать, заклинило: тактильное воздействие сбоило - сверху настоящий урс, а внизу человек, ну или кто-то из их лысой породы. Интересно, а изначально он кто, человек, принявший образ урса, или урс, принявший образ человека, а потом превратившийся в меня? Тьфу, так и мозги сломать недолго. Враг, он враг и есть. Сдох, и хорошо!

Вычислить, кто это не удалось, прибор не отключался. По приказу капитана здание оцепили и тщательно обыскали. Вычислили еще двоих людей под личинами, но они клятвенно заверяли, что Наирмара не трогали, их задачей было лишь проследить, куда отправятся принцы. Телепаты подтвердили их слова, сообщив, что больше эти парни ничего не знают. Значит, тот, кому не посчастливилось попасть мне под тяжелую руку, убил Наирмара, а потом добрался до Тарни. Может, это кто-то из огданов? Есть у них там умельцы, "любое убийство за ваши деньги" организуют. А раз заговорщики поспешили избавиться от свидетелей, те знали что-то важное.

Наирмар нам больше ничего не расскажет, разве что если некроманта какого найти. А вот Тарни... Нет, она жива, конечно, но не помнит ничего. В первые часы я еще думал, что она разыгрывает потерю памяти, но увы. Маг все подтвердил, добавив, что бессилен помочь, с таким наши маги и шаманы не сталкивались. Аражевы технари!

Мы сидели в кабинете Янкеса и обсуждали последние слова Тарни, которые услыхал немного отставший тогда юный принц, но умудрился благополучно пропустить мимо ушей, думая об учителе. Мальчишка, узнав, что Арсин никого не предавал, а, как и я, выполнял приказ Орхарна, пришел в такой восторг, что ни о чем другом и думать не мог. И вот сейчас, под строгим взглядом брата, Орис с трудом выудил из памяти какие-то обрывки слов - что-то про Орхарна и множество лиц.

И вот что это значит, спрашивается?

Допрашивать девушку в такой ситуации было бессмысленно, поэтому Харн велел отвезти ее в уютную гостиницу неподалеку, где они сняли номера, и оставить под опекой сердобольной хозяйки.

Всю дорогу Тарни не спускала с меня влюбленных глаз, а в комнате даже пыталась погладить украдкой, а под конец, мило покраснев, шепнула, что никогда не встречала такого красивого и сильного воина. Я чуть было не размяк от ее слов, но потом словно в прошлое окунулся. Такое со мной уже было. Чистая, милая, доверчивая девушка. Любимая. Моя Тарни... И вот она снова стала такой, какой я ее когда-то полюбил.

Тогда она притворялась. А сейчас? Сейчас она настоящая? Хотелось бы в это верить.

И еще... Очнувшись в моих объятиях (когда я вытаскивал ее из камеры), девушка вообразила себе невесть что. Она так смотрела, что я просто не нашел в себе сил рассказать ей правду.

Прощание несколько затянулось. Ее робкий поцелуй чуть было не заставил меня забыть обо всем, но... Пусть я и не лгал Тарни, но чувствовал себя настоящим обманщиком.

- Ты, правда, вернешься? - красавица доверчиво положила голову мне на плечо

- Конечно, Тарни! - как можно более беззаботно ответил я.

- Мой воин! - нежно произнесла она, и сердце у меня защемило. - Возвращайся! Я буду ждать...

Буркнув что-то утешительное, я поспешно выскочил из комнаты. И не только ощущение надвигающихся неприятностей гнало меня к друзьям. Мне было страшно - страшно вновь поверить и вновь обмануться.



Барбариска


Гости, подбадриваемые зрителями с деревьев, отправились искать "жениха" - под дружный хохот собравшихся был обшарен каждый куст вокруг стола, дальние и ближние беседки. Айверин с наисерьезнейшим видом проверил вазоны вдоль аллейки, куда разве что мышь могла спрятаться, ну или тощий кот, пошарил рукой в фонтане, выудив вместо шаффта пару золотистых рыбок. Лерка тут же, не обращая внимания на горестные вопли Бумера, обрадовавшегося новой закуске, отпустила рыбешек обратно.

Несмотря на всю эту веселую суету, меня не отпускало беспокойство, настойчиво требующее отправится вглубь сада. Там я и застукала расчудесную компашку, пополнившуюся еще одним Стражем (Иритом, кажется) и о чем-то встревоженно беседующую. Немного отодвинув в сторону ветку приторно пахнущего кустарника, я вся обратилась в слух.

- Ирит, что происходит? - подскочил к нему Зар. - Я чувствую сильное возмущение поля. Скрепы так и трещат.

- Сдвиги, - коротко ответил фраккат. - Массовые. Межмировые.

- Межмировые? - изумленно воскликнул Умар, почесав огромной пятерней и без того лохматую черную шевелюру. - Но ведь такого давно не было. Обычно, больше одного Планшета никто не находил.

- Это не всё, - продолжил Ирит, никак не отреагировав на высказывание грейма. - Зоны перемещаются как-то странно.

- Странно? - нахмурился Зар.

- Обычно одна зона меняется с другой. А сейчас Сдвиги идут волнами. Словно кто-то сметает в междумирье какой-то участок пространства, затем вытягивает оттуда нужные ему куски и возвращает их на место, находит недостающие кусочки в других мирах, завершает линию, берётся за вторую.

- А что происходит с теми участками, которые не подошли? - не усидела в засаде я.

- Они встают в произвольном порядке на пустые места в других мирах.

Шаффт задумчиво покачался с пятки на носок, шумно фыркнул и расхохотался:

- Ха! Ильсар утер дядюшке нос. Молодец!

- Ты знаешь, что происходит? - я нетерпеливо дернула мужа за рукав.

- Ильсар собирает миры! - объяснил он, но лично мне понятнее не стало, хотя Стражи понимающе кивнули.

- Не миры, - поправил его Иритиан. - Мир. Варто. В остальных трех мирах вырванные куски встают на любые ближайшие места, разбивая уже практически собранные зоны.

- И Белую? - Зар удивленно уставился на собрата.

- Нет, Белая не задета. Но Зеленая рушится только так, - фраккат недовольно дернул уголком рта. - Следующая волна заденет ваш участок.

- Нам стоит его покинуть?

- Не уверен, - уголки губ Ирита дрогнули в подобии улыбки. - Нет гарантий, что та зона, куда вы переместитесь, не окажется задета Сдвигом. Все. Мне пора. Надо удерживать свой сектор.

Фраккат кивнул нам на прощание и без усилий распахнул портал.

- Постой, - окликнул его Сезариан. - Зачем ты приходил-то?

- Предупредить.

- Но ведь это не рациональная трата сил и времени, - с усмешкой поддел его собрат.

- Может быть, но твой метод очень хорошо действует.

Улыбнувшись, Страж решительно шагнул в серебристый разрез пространства, а Зар весело расхохотался, взмахнув рукой на прощание.

- Ты чего? - я положила руку ему на плечо. - Что он имел в виду? Какой метод?

Юноша схватил меня в охапку и легко закружил по полянке.

- Иритиан завел себе меле, - чмокнув меня в щеку, пояснил он. - Его структура почти достроилась. Вы разве не заметили, что он изменился?

- Заметили-заметили, - недовольно буркнул Умар. - Кончайте веселиться, у нас дела поважнее есть. И вообще, хватит тискать мою жену!

- Конечно, папа, - фыркнул парень, опуская меня на землю.

- Хороший мальчик, послушный! - громогласно расхохотался шаффт, огромная зеленая лапища дружески треснула хрупкого тоненького юношу по спине, но тот даже не шелохнулся. - А теперь, котеночек, поймай-ка для папы вон ту мышку, что в кустах притаилась.

- Якорь вам в зад! - злобно пискнула "мышка", пытаясь вырваться из магического захвата. - Нельзя поаккуратнее?! Не бревно тащишь! Ну, ладно, ладно, - примирительно помахала длинной косой Кэри, - перевернуть меня хотя бы можно?

- Перевернуть можно, - милостиво кивнул Умник, и фраккат демонстративно прищелкнул пальцами, разместив "добычу" как и положено вверх головой, но на землю так и не опустил.

- И чего вам от меня надо? - обиженно надула губки девушка.

- Ой, - испуганно округлил глаза грейм, - как это я сразу не понял! Это ж мы виноваты! Сидишь ты тихо-мирно в кустах, никого не трогаешь, а тут мы! И как давай свои разговоры секретные разговаривать! - шаффт схватился руками за голову и запричитал на одной ноте. - Ах мы араааажи поганыыыыяяяя! Помешаааали бедноооой девоооочке во кустах сидеееть, цветооочки нюхаааать.

- Умар, заткнись! - рявкнули мы, синхронно зажимая уши: уж очень вдохновенно, а главное, пискляво выводил свою "песню" шаффт.

- А если серьезно, - подозрительно сощурил маленькие глазки Умник, - колись, давай, шпионка коварная, кто тебя подослал? Чую руку своих сородичей. Да поставь ты ее уже, - криво улыбнувшись, велел он Зару.

Кэрлин мягко опустилась на землю, глубоко вздохнула, выравнивая дыхание и заявила, твердо глядя на моего муженька.

- Да... - она немного замялась, вытащила из кармана какой-то синеватый кристаллик, преломила его пополам и продолжила уже уверенней. - Да, без твоих сородичей не обошлось, тысячу дохлых медуз им за пазуху! Неприятности одни от вас! Но хоть подслушать нас теперь не смогут, а то нет гарантии, что кто-то из Игроков не шпионит за нами в данный момент, или Координатор на огонек не заглянет.

- Этот может, - с тяжким вздохом отозвался Умар. - Этот араж в юбке, любимый дядюшка, я хотел сказать, везде сует свой длинный нос, и понаблюдать за Игроками он точно не откажется. Я еще мальчишкой заметил, что он всегда и обо всем знает, даже если его рядом и в помине не было.

- Сейчас не слышит, - улыбнулась "коварная шпионка", - но времени у нас мало. Координатор может засечь звуковой купол. Даже если и не пробьет, то явно что-то заподозрит.

- Откуда амулет? - грозно сдвинул брови Умник. - Магия уж больно знакомая.

- Оттуда и есть. Грейма одна передала.

- Что за грейма?

- Она не представилась. Сказала, чем меньше я буду знать, тем для меня же будет безопаснее. И я с ней согласна. Когда за тобой, пусть и не постоянно, но частенько следят, можно случайно ляпнуть что-то такое, что поставит под угрозу весь план.

- Интересно, и почему это мы должны помогать неизвестно кому осуществлять какие-то там планы, даже не зная, в чем они заключаются? - ехидно уточнила я, прислонившись спиной к плечу мужа.

- Потому что они на нашей стороне...

- Они? Так эта грейма еще и не одна? - недовольно покачал головой Умар. - Целая шайка значит. Что, и они всей толпой тебе являются?

- Нет, я слышу только одну грейму, причем очень редко. Но судя по ее оговоркам, она не одна, да и когда просила о помощи, сослалась на Вэриата, даже тайный пароль назвала, который только дед и знает. Да вы ж с ним знакомы, с дедом моим, - Кэрлин широко улыбнулась и, подмигнув мне, добавила: - а кое-кто еще и земляком ему приходится. Так вот, дед Игнат сказал, что Вэриату можно верить. Он и город помог деду спасти, и память ему не стер в конце Игры, даже когда бабушка попалась на провокацию, которую устроили шпионы Координатора, пытался ее защитить, но не смог. Бабушку убили, а Вэриата вроде бы сослали куда-то, чтобы под ногами не путался. А может, тоже убили. Вэр письмо тогда прислал, прощальное. И с тех пор почти пятьдесят лет от него ничего слышно не было. А тут в моей голове вдруг девица эта объявилась, говорит, что хочет продолжить то, что Вэр с дедом планировали, миры, наконец, собрать, ну и еще одно дело у нее есть, личное. Вот об этом она ничего рассказать не может, заклинание какое-то ей мешает, но просила передать, что они наши союзники, и уж Умару-то никогда не навредят.

- И чем же это я такой особенный, - хохотнул шаффт, - али боятся дядюшку моего прогневить?

- А знаешь, - серьезно отозвалась Кэри, - по-моему, она действительно Координатора ненавидит и побаивается. Я ей верю, да и видения мои показывают, что она нам не враг. Все пока складывается, как нужно. Правда, Тигара вмешалась и чуть все не испортила, но мне удалось подкинуть ал'Руоту Планшет. Это должно разбудить его память и силу. Был определенный риск, что Ти заберет артефакт себе, но даже в этом случае он должен сработать - чем ближе Планшет к Ильсу, тем быстрее его силы восстановятся. Похоже, все удалось, и парень уже принялся за сборку миров. Лучше бы он повременил, конечно, пока все Планшеты не найдет, но этот вариант мы тоже рассматривали.

- И что теперь по плану? - поинтересовалась я, недоверчиво усмехнувшись.

- Поиск аркатов. Их сила понадобится, чтобы избежать новой Катастрофы. Ведь, по сути, новая перестройка миров - это та же катастрофа. Стражей очень мало, и их способности не безграничны. Тут сложность одна выходит.

- Какая?

- Планшет, который к Ильсару попал, это проекция Варто. А именно там один из входов в долину аркатов, единственный, расположение которого мы точно знаем - Зеркальное озеро в пустыне Скайриталь.

- Я так понимаю, - задумчиво протянул Умар, - это озеро было у нас под боком, а теперь благодаря усилиям ал'Руота этот кусок вернется на Варто?

- Уже вернулся, - виновато опустила голову девушка, - это озеро после Катастрофы попало в земли эльфов и стало называться Радужным. Нашей союзнице пришлось долго искать эту информацию. Она нашла какие-то "чертежи и наброски миров". Что это значит, я так и не поняла, но чтобы заручиться помощью аркатов, вам придется отправиться на Варто.

- Ага, - зло буркнул Умник, - вот только шнурки погладим!

- Умар, - я успокаивающе погладила его по руке, - выбора-то у нас нет. Если проиграем, нам никогда не вернуть твое тело. Да и миры жалко.

- У меня другой вопрос, - перебил нас Страж, - почему "вам", а не "нам"?

- А я поеду в Виссэр, - в ясных голубых глазах девушки светилась такая уверенность, что никто не стал ей перечить. - Надо найти документацию по созданию вариатора, без нее нам не доказать Совету греймов, что этот эксперимент не имеет к Катастрофе никакого отношения. Надеюсь, Сэм поедет со мной, я хоть и предсказательница, но в их технарских делах ничего не смыслю. Кстати, - лукаво улыбнулась она, - вещи-то я вам уже собрала. Ой, чуть не забыла. Умар, грейма просила тебе передать, что ты всегда можешь рассчитывать на ее помощь, и помни, что даже у привычных вещей бывает второе дно.




Глава 8. Практически курорт...


Неор Туварэн


- Шефлина, говоришь... - делар Авилэр с задумчивым видом прошелся по пещере, остановился у стола, красноречиво глянув на тощего лопоухого бандита в эльфийской светло-зеленой тунике, явно уворованной теми же нарханами.

Парень сначала опешил от такого внимания монаршей особы, а потом поспешно вскочил с лавки, опрокинув ее вместе со своими товарищами, за что удостоился от пострадавших, потирающих ушибленные места, теплых и дружеских слов сочувствия и благорасположения. Дедуля уважительно хмыкнул и, покачав головой, велел нам с Альси заткнуть ушки. Лопоухий, распихав барахтающихся на полу разбойничков, спешно вытянул лавку, поставил перед Князем, даже протер ее подолом туники. Но сесть Суару так и не удалось: с криком "Ты что, разбойничья морда, Князю предлагаешь?!" Фрррр выдернул из-под обалдевшего эльфа скамью. От позора правителя спас Руфи, поймав в последний момент.

Исчезнувший нархан объявился через несколько секунд, плюхнул на пол тяжелое кресло, обтянутое синим бархатом, которое совсем недавно стояло в личных покоях Суартинавэля, и гордо заявил:

- Вот на чем Князья сидеть должны! Я сначала трон хотел притащить, но он без подставки не смотрится.

- Без подставки? - приподнял бровь Суар, усаживаясь в кресло и не забыв предварительно проверить рукой его наличие в означенном месте.

- Ну, большая такая, двухэтажная!

- Пап, - хихикнула Альси, - он, наверно, подиум имеет в виду.

- Ага, его! - захлопал в ладоши маленький вредитель и, без зазрения совести запрыгнув Князю на колени, заявил: - А что я еще знаю!

- Что?

- Вкусное дашь, скажу!

Эльф молча схватил кота за шкирку и основательно встряхнул, у того даже зубы клацнули.

- Ладно, и так скажу, - пушистик, обиженно надувшись, телепортировался на стол.

Интересно, я одна хитрючий блеск в алых глазках заметила?

- Девка ж не сразу Лордика шлепнула, ага. Она ему кой-чего сказала, - нархан уселся на край стола, свесив лапки, и многозначительно замолчал.

- Ну, - первой не выдержала Княжна, - не тяни! Обещаю, вечером пойдем на Лизарда охотиться.

Его Светлость переглянулись с Советником, понимающе улыбнулись друг другу и не стали оспаривать слова Альси. Хм, что-то здесь не так... Да ладно, потом узнаем.

- Счас покажу, - обрадовался нархан и быстро-быстро расчистил себе место для выступления, скинув со стола и карты, и закуску.

Выпивку ценой героических усилий спас Ричи и теперь хвастался перед друзьями боевыми отметинами: ушибленным в прыжке за бутылкой боком и поцарапанным при падении носом.

Фрррр легко сменил ипостась, и вот перед нами прогуливается миниатюрная копия Мирэйли, виляя бедрами и кокетливо помахивая хвостиком.

- Ой, а здесь ошибочка, - радостно воскликнула я, заметив, как среди черных кудрей мелькнуло обычное человеческое ушко. - У Муравельки не такие уши.

- У Муравельки, может, и не такие, - нархан-эльфийка показала мне длинный розовый язычок и недовольно тряхнула волосами, - а у этой такие! У нее вообще морока не было! Я, правда, это не сразу заметил, - Фррррчик виновато опустил голову, но тут же весело подскочил. - Ну что? Показывать? А где аплодисменты?

Под раздавшиеся вокруг аплодисменты и дружный хохот "эльфочка" торжественно раскланялась и, уперев руки в боки, грозно рявкнула:

- Ну! Долго мне ждать?! - "девушка" растянула чувственные губы в едкой улыбке. - Или вы, Лорд Эвринэ, не способны добиться нужных результатов?

Нархан метнулся на другой край стола, и там гордо поднял голову "Лорд Эвринэ", недовольно хлеща себя алым хвостом по ногам, затянутым в узкие черные брюки. Маленький "эльф" был одет, как и его погибший двойник, в строгий синий камзол с искусной золотой вышивкой по подолу и краю рукава, высокие сапоги с набойками, Фрррр даже шпагу на бок нацепил и золотистые заколки с изумрудами не забыл в прическу пристроить.

- Как мы можем добиться результатов, - надменно процедил "Шевел", - если союзники не выполняют своих обещаний? Или мне обратиться напрямую к пэру Винфорду?

- Что? - взвилась "Муравель", зло сверкнув зелеными глазами. - Настучать на меня хочешь, папочка? Не получится! Ты уже один, нет, два раза предал нас с мамой, больше я не позволю мешать нас с грязью!

"Лорд" ошарашенно уставился на новоявленную дочь, хлопая губами, словно попавшая на берег большая пучеглазая рыбина.

- Ккккакк?

- Что "как", папочка? - глумливо пропела "девица", отодвинув черный локон и демонстрируя эльфу закругленное ухо. - Что с тобой? - с фальшивой тревогой воскликнула "она". - Сердце прихватило? Так тебе и надо! Не ожидал, что мы так с ней похожи? Одно лицо, одна фигура. Но ей все, а мне ничего! - "Шефлина" почти орала, задыхаясь от гнева. - По-твоему, легко быть дочерью всеми презираемого технаря, да еще и обычного ученого, даже не высшего ранга, зная, что на самом деле ты эльфийская Леди?

- Но... - пролепетал "счастливый отец".

- Как я погляжу, у тебя замечательная память, папуля! - расхохоталась "Мирэйли". - Что нужно хранит, что не нужно выкидывает за борт! Вышвырнул нас с мамой из своей жизни и рад? Избавился от проблемы? Вспомни хотя бы ту встречу, когда мама уговаривала тебя забрать нас, когда Винфорд стал догадываться о моем происхождении. Что побледнел? Помнишь? Как ты отдал на костер женщину, которая любила тебя, которая родила тебе дочь... Хорошо еще, что она догадалась меня дома оставить. А знаешь, каково было мне? Антерис, конечно, не выгнал меня на улицу, заботился, как мог, но и вполовину не любил так же сильно, как своего сыночка Сэма. Ну ладно, парнишку он тоже не шибко любил, но всяко больше, чем меня. Хотя стоит признать, малыш Сэм ко мне неплохо относился. Но он все же мне не ровня! А ты, папочка, лишил меня всего! Я долго ждала нашей встречи. И даже подарок приготовила.

"Эльфка" взмахнула ножом, и на деревянный стол, картинно раскинув руки, упал мертвый "Лорд", с надрывом в голосе завывающий о своей загубленной юности.

Не успел нархан насладиться заслуженными аплодисментами, как пещеру знатно тряхнуло. Сверху, чуть не попав мне по макушке, свалился большой камень, следом за ним, как цыплята за наседкой, посыпались камешки поменьше. Народ, поминая сородичей артиста недобрым словом, ломанулся к выходу, но дедушка, вцепившись мне в руку, заорал:

- Назад! Туда нельзя!

Князь, прижимающий к себе дочь, быстро глянул на Руфи и, видимо, что-то прочитав по его глазам, вернулся. Советник тоже остановился, как и трое бандитов, решивших, что с Руфинарисом побезопаснее будет, дух, как-никак. И уже через несколько мгновений разбойнички свято уверовали в призрака и его предсказания - каменный свод длинного коридора, который вел к выходу из пещеры, с жутким треском обвалился, погребя под собой всех желающих спастись.




Орхарн Кса-эрри-олвэ-лирр


Отправив Ориса в ближайшую ресторацию заказать нам обед, мы с Янкесом смогли обсудить наши дальнейшие действия и прийти к выводу, что мне пора возвращаться в ТоррЛийррис и брать все в свои руки. А то отец что-то чудит: советников распустил, сам скрылся в неизвестном направлении, прихватив лишь десяток урсов личной охраны, заговорщики творят, что хотят. Ничего, этих мы теперь быстро переловим. Вот с Многоликим сложнее. Придется вэрраков подключать, вероятность высчитывать, когда эту сволочь прищучить можно будет.

Расторопные официанты накрыли стол прямо в кабинете, Янкес достал дорогое эльфийское вино. Орис, сунувший было любопытный нос в мой бокал, получил щелчок по этому самому носу и, обиженно надувшись, заявил, что не очень-то и хотелось - он, между прочим, даже гномьи эликсиры пробовал. Показав братцу кулак, я налил ему молока. Мелкий негодник недовольно рыкнул и, прихватив куриную ножку, гордо удалился на подоконник. Короткий прерывистый стук в дверь отвлек мое внимание от восхитительной жареной рыбки - на пороге стоял хмурый Арсин. Скривившись, я демонстративно отвернулся. Орис, не заметивший моих манипуляций, радостно бросился к учителю и замер, натолкнувшись на потухший взгляд Арса.

- Учитель, - растерянно пробормотал мальчишка, - а почему ты с вещами?

- Уезжаю, - тихо ответил тот, сняв с плеча сумку и одернув серую дорожную куртку. - Попрощаться пришел.

- Попрощаться? Но почему? Ты разве не едешь вместе с нами домой?

- Нет, - излишне резко бросил я.

Брат растерянно вцепился в руку этого предателя, и мне стоило больших усилий не зашипеть от злости. Бывший друг, почувствовав мое состояние, мягко, но настойчиво отстранил Ориса.

- Учитель, что случилось? Харн! - почуяв неладное, мелкий беспомощно посмотрел на меня и, не выдержав гробовой тишины, взорвался, яростно рыкнув. - Аррраж вас задеррри! Что пррроисходит?!

Его крик, эхом отразившись от серых мрачных стен, больно ударил по ушам.

- Все в порядке, - Арсин успокаивающе положил руки на плечи моего братца. - Мне просто необходимо уйти. Небольшое путешествие...

- Уйти? - гневно сверкнул глазами Орис. - Уйти, когда мы еще не всех предателей выловили?

Предатель болезненно дернулся при этих словах, и мои губы сами собой растянулись в довольной ухмылке. Так тебе! Еще сюда явиться посмел, урод! Посмотрим, хватит ли тебе храбрости сказать мальчику правду. Молчишь? Хм, другого я и не ожидал.

- Что-то здесь не так, - Орис решительно шагнул ко мне, оперся ладонями о стол и грозно сдвинул брови. - Ну?! Опять тайны? Ты ведь обещал мне не врать!

Я смотрел в пылающие гневом глаза брата и молчал.

Я не вру, мелкий, не вру, как и обещал. Но и сказать тебе, что тот, кого ты чуть ли не боготворишь, поставил твою жизнь на кон и с легкостью раскрутил рулетку, не могу. Не его заслуга, малыш, что тебе в этой игре выпал "чет". И только то, что ты сейчас со мной, позволило заменить смертную казнь изгнанием. Пусть, вообще, Барбариску благодарит: именно она спасла мне брата, а не какие-то там предсказания выжившего из ума старика. Но я не скажу тебе этого, мелкий, не хочу причинять тебе боль.

- Что происходит? - не унимался Орис. - Что за нархан меж вами пробежал? Что... - мальчик на миг закрыл глаза и тут же, широко их распахнув, прошептал. - Это не путешествие, это изгнание... Харн, ты меня обманул. И на самом деле Арсин - предатель.

Мелкий медленно повернулся к учителю, а я, перехватив взгляд брата, полный боли и отчаяния, пожалел, что не свернул этому гаду шею.

- Орис... - ответный взгляд тоже резанул болью, - я действительно работал на Зайгарра, но я никогда...

- Зайгарр? - вмешался в разговор капитан.

- Один из советников отца, - пояснил я. - Выходит, и он участвует в заговоре.

- Да, - кивнул Арсин. - Именно Зайгарр давал мне задания. Я знаю, что это не оправдание, но возможно вы сможете хотя бы понять меня.

Братишка досадливо фыркнул и вновь запрыгнул на подоконник, делая вид, что происходящее за окном куда важнее исповеди предателя, но мечущийся из стороны в сторону хвост и побелевшие пальцы, намертво стиснувшие край подоконника, выдавали его с головой.

- В тот день, почти два года назад, я собирался навестить деда, - спокойно сказал лирр, но я видел, как тяжело дается ему это спокойствие: себя он контролировал куда лучше Ориса, но полностью скрыть чувства не мог. - По дороге к дальнему озеру меня перехватил Зайгарр и заявил, что если я хочу увидеть жену и дочь живыми, должен делать все, что он скажет. Поначалу я не поверил, ведь моя Сверри только утром уехала в соседний городок к родственникам. Но она так и не вернулась... Харн был мертв, а больше мне не к кому было обратиться без опасения нарваться на еще одного заговорщика. Я тянул с выполнением заданий, как мог, но... Орис, они пытали мою дочь и присылали мне эмппы с ее воспоминаниями. Я не мог...

Братишка судорожно всхлипнул, метнулся ко мне, прижавшись к плечу и взяв крепко за руку, и плотно сжал дрожащие от волнения губы. Я жестом предложил Арсину стоящий напротив стул. Воин криво улыбнулся и сел.

- Ты должен поехать с нами, - выпалил вдруг Орис, - чтобы Сверри найти и Лайте.

- Поздно, их убили. Тарни сказала. Теперь мне не место в ТоррЛийррис.

- Тарни могла и наврать, а теперь у нее ничего и не узнаешь. Так что надо срочно искать твою семью!

- Ты добрый парень, - воин с теплотой и надеждой посмотрел на ученика. - Я очень рад, что мне удалось спасти хотя бы тебя.

- Не обольщайся, - сердито бросил я, - Орису просто повезло. Спасли же его Барбариска и Страж, а вовсе не ты. И предсказания безумного Миландира здесь не при чем!

- Ты не прав, - Арсин покачал головой. - Может, дед и выжил из ума, как все говорят, но вариации он четко видит. И встречу с Ларисой он предсказал, и обряд посвящения Ориса в воины. Да, я очень рисковал, полагаясь на эти видения и удачу, но выбора все равно не было, Зайгарр планировал убить принца. Не напрямую, а так, чтобы внимание Сиднера раньше времени не привлекать. Тенир Ориса упал со скалы и разбился о камни. Даже свидетели нашлись, что принц незадолго до этого ссорился со своим тениром, и рядом с местом преступления его видели.

- Не убивал я Курта! - взвился мелкий.

- Я знаю! Я верю! - одновременно с Арсом воскликнули мы.

- Я знаю, - повторил он, - Зайгарр сам Курта столкнул, а потом собирался Ориса усыпить и тен подменить. Ритуал привязки нового тенира должны были провести уже с фальшивым теном, и через два месяца, когда принц достигнет совершеннолетия, болезнь взяла бы свое.

- Что? - я с силой сжал край стола. - Это бы убило Ориса!

- На это и был расчет. Но я успел подменить тен, так что Зайгарр снимал уже фальшивку. Принцу выбрали нового тенира, поддельный ритуал показал, что привязка произошла, что все в порядке. А настоящий тен постепенно разряжался, нужно было срочно что-то делать. Дед Миландир, просматривая вариации, выбрал самую лучшую и назвал место, где следовало передать амулет некой Барбариске. Самым сложным было несовершеннолетнего мальчишку в поход взять. Но все сложилось наилучшим образом. И теперь Орис полностью здоров, а мы знаем, как защитить остальных детей.

- А если бы человечка не взяла тен? - хмыкнул я.

- Взяла бы точно, - заулыбался мелкий, - ты ее просто не знаешь.

- Хорошо, взяла, - я ласково взлохматил братишке волосы, тот недовольно фыркнул и отодвинулся, приглаживая ладонью челку, - но это ничего бы не дало, ведь без ритуала тен действовал бы не в полную силу. Арсин не мог быть уверен, что Страж станет спасать Ориса.

- Да, мой принц, - виновато склонил голову воин, - я не был уверен на сто процентов, но иногда, чтобы выиграть, стоит рискнуть.

- Ладно, - сдался я, не выдержав укоризненного взгляда брата, - заменим изгнание испытательным сроком. Но учти, Арс, я буду следить за тобой. А сейчас собирайтесь, нам еще родной город чистить от всякой мрази. Поторопитесь, через пару часов прибудет телепортист.




Антерис Винфорд


Антерис прошелся по тронной зале, лениво попинывая упавших перед ним на колени эльфов, уселся на трон Князя, закинув ноги на один из подлокотников.

И пусть эльфы валялись перед ним лишь в его воображении, недалек тот день, когда все это случится наяву. И можно будет наконец снять очередную, доставшую до печенок, маску. Нет, это он зря - идея, что ни говори, хороша. Множество лиц, множество масок... Урс видит в нем урса, эльф эльфа, с людьми же можно вообще любой образ выбираться, всегда найдутся дураки, которые купятся. Помощник Шин Алрайт так и вовсе шикарный ход предложил: организовать пришествие темного бога народу. Многоликий... Чем не имя для нового бога? Хотя я изначально планировал всего лишь мировое господство - пусть знают, как технарей столько веков гнобить! - но стать богом... А что, звучит заманчиво.

А технология нам в этом поможет. Это даже хорошо, что остальные миры от нас сторонятся, зато и не знают всех наших возможностей. Ил'яхзи я, к примеру, так усовершенствовал, что ни один маг не почует. На зеленом, кстати, проверено - как маг он весьма хорош, но обмана тоже не засек. Шин тоже хорош, как организатор. До его знаменитого деда-вирусолога парнишке далеко, конечно, но в хитрости ему нет равных. Новый культ темного бога появился словно по волшебству и только набирал обороты. Правда, назначенный главным жрецом Мердок Сворн предложил взять для бога более известное имя, Хоо-Гирра, про него когда-то ходили слухи, и на их основе можно раскрутить культ в два счета, а уж потом и про Многоликого объявить. Действительно, почему у бога не может быть двух имен?..

- Господин... - склонился в поклоне зеленый, но, заметив недовольство на благородном лице "Князя", тут же поправился, - мой бог, замок проверен, охрана нейтрализована.

- Перебил, что ли?

- А надо было? - почесал в затылке верный, но туповатый подручный. - Так я могу их не будить! - просиял он, когда дельная мысль наконец достигла затуманенных мозгов. - И они сдохнут от голода и жажды!

- Ладно, - самодовольно улыбнулся Винфорд, - пусть живут пока. Что еще? Докладывай, - поторопил Хе-Стара он.

- Наши люди... гм, эльфы уже обыскали город, сторонники Князя арестованы, как за... - расхохотался подручный, - заговорщики. Вы гений, мой бог!

- А где сам Князь?

- Шпион сказал, что его вроде бы в пещере завалило.

- Почему вроде бы?

- Так тот кусок Сдвигом унесло.

- Отлично. Пусть обед принесут и вина, - велел Антерис, - и... и... Хм, что же я забыл? Ах да! Где моя дочь?

- Обжимается с кем-то, - глупо хихикнул зеленых, хлопнув ладонями себя по бокам.

- Вот ведь... - досадливо скривился "новый бог", - вся в мать. Та тоже шалавой была. Тогда дочь звать не надо, только вино. И эликсир. Могу же я хоть немного расслабиться.

- Ага, - кивнул маг, пятясь назад.

- Эй, - уже в дверях окликнул его Антерис - не забудь про невидимость, если вдруг Шина встретишь.

- Ага, - громко хлопнула дверь.

А Винфорд в который уже раз подумал, а стоило ли размораживать это нечто... Пациент ноль, на котором старик Гюнтер сто лет назад проводил свои опыты, не только выжил тогда (один из многих), но и сохранил свою силу. Правда, разум его оставлял желать лучшего - временами бывали проблески, но чаще всего Ха-Стар напоминал десятилетнего ребенка, сильного и жестокого ребенка. И чего, спрашивается, Шин так обозлился, когда Антерис предложил оживить зеленого? Его сородичей рядом нет, да и болезнь самостоятельно не распространяется. Да как этот малолетний выскочка вообще посмел с ним, Винфордом, спорить?! Нет, он, разумеется, не боялся Алрайта (станет он кого-то бояться, как же), но зеленого от помощников скрывал. Так, на всякий случай.




Барбариска


Крем для загара, темные очки, парео, купальник, пляжное полотенце, панамка от солнца... Полный набор, как говорится. Самое оно для Варто - мира роскошных, хоть и редких пляжей, цветущих степей и жарких пустынь.

Араж драный!

Я раздраженно сгребла разложенные передо мной вещи и выкинула в соседний сугроб.

- Жара, солнце... - злобно пробормотала я, выуживая из снега панамку и натягивая на уши. От пронизывающего холодного ветра она спасала мало, но уж лучше что-то чем ничего. - Охренеть как тепло!

Меня тут же выудили из глубокого, по пояс, сугроба, резко встряхнули, смахивая колючие снежинки, завернули в безразмерный, но теплый и уютный пиджак, и прижали к широкой груди. Рассмотрев свадебный костюм Умара уже целиком, я невольно захихикала - ярко-желтая жилетка с синей вставкой на груди и огромными светло-зелеными ромашками по всему периметру удивительно шла к его глазам и... хм, морде.

- Сама ты морда! - обиженно протянул он, перехватывая меня одной рукой, а второй выдергивая из снега парео и наматывая на голову наподобие чадры, почти полностью скрыв лицо. - А я белый и пушистый! - сверкнули из прорехи насмешливые желтые глаза.

- Лучше б ты на самом деле был пушистым, - вздохнула я, немного согреваясь, - тогда б мы на твоей шубе сэкономили. И какой придурок сказал, что здесь практически курорт?

Высунув наружу нос, я обозрела окрестности - повсюду, куда доставал взгляд расстилалась бескрайняя снежная пустыня. Пробирающий до костей ветер поднимал в воздух тысячи кусачих белых мух, закручивая их маленькими шустрыми смерчиками. Тяжелое низкое небо, скрытое тучами, тоже не внушало оптимизма. Как и встающие на горизонте горы.

- Мияяяу!

Мне на плечи шмякнулось что-то тяжелое и дрожащее, активно работая когтями, ввинтилось в мое уютное гнездышко, мазнув свалявшейся ледяными сосульками шерсткой по щеке, свернулось клубком на груди и замурчало.

Снег вокруг нас, жалобно потрескивая, стремительно таял, образуя небольшой ровный круг с пожухлой травой и усыпанными целой россыпью блестящих капель камнями. Потеплело. Стих ветер, отчаявшись пробить невидимую, но прочную преграду, отделившую нас от завывающей на разные голоса пурги. Любопытные снежинки так и липли к границе, пытаясь разузнать, кого это принесла нелегкая в их края, и вскоре над нами вырос настоящий белоснежный купол. Из смерзшейся земли робко, словно не веря такому чуду, потянулись зеленые ростки, обвивая ножки вытащенных из пояса-артефакта кресел. Нежно-лиловые бутоны, радуя глаз, распустились и наполнили наше убежище легким чуть сладковатым ароматом.

Умник, откинув чадру, осторожно опустил меня на землю, сорвал огромной лапищей притаившийся за камнем яркий цветок и воткнул мне в волосы. Бумер, высунув из-за пазухи нос, принюхался, недовольно скривился и, оглушительно чихнув, нырнул обратно. Ксантай, закинув ногу на ногу, развалился в кресле, что покоилось до поры до времени в надежных закромах Плюшкина и вот теперь пригодилось. Зар с трудом выцарапал из загребущих лапок прижимистого и своевольного артефакта второе кресло, куда осторожно уложил так и не пришедшего в себя после телепортации Эдигорана.

Жутко довольный собой Лисс оглядел наш новый "дом", торжествующе улыбнулся и уточнил, нужно ли строить стены. Зара он настолько демонстративно игнорировал, что ожидать спокойной атмосферы в нашей команде точно не стоило. За отсутствием Эда, Лисс выбрал в командиры шаффта, прозрачно намекая остальным на их весьма низкую ценность для общего дела.

Вот ведь вредный мальчишка! А каким милым казался. Хотя пользы от него явно больше, чем от того же вампира и его братца, разлегшегося на земле и разметающего хвостом песок и мелкие камешки.

- Нет, - неожиданно отрезал Умар, - стены нам не нужны.

Артефакт принял это без вопросов, кинувшись хлопотать вокруг своего разлюбезного арката.

- Ну, мы же не собираемся вечно сидеть здесь, - пояснил остальным шаффт.

- С этим никто не спорит, - качнул носком начищенного до блеска сапога Ксантай. - Остается вопрос, как.

- И вопрос, куда, - усмехнулась я.

- Нам нужно идти к горам, - ровно ответил Зар. - Я старался перекинуть нас максимально близко к Зеркальному озеру.

- То есть, сына, - хлопнул парня по плечу Умник, - ты утверждаешь, что сейчас мы находимся в пустыне Скайриталь?

- А что, - вступилась за юношу я, - очень даже похоже. Просто ее под снегом не видно.

- У тебя по географии что в школе было? - хмыкнул дорогой муженек. - В пустынях, ежели кто не в курсе, песочек должен быть, а не снег!

- Ну, говорят же, снежная пустыня, - не сдавалась я, с трудом скрывая улыбку. - Да и песочек в наличии.

Я наклонилась и, раздвинув травинки, набрала полную горсть песка, подкинув его в воздух. Песчинки закружились в причудливом танце, но вскоре, устав, внаглую осели на мою голову.

- О да! - засмеялся вампир. - Песка в самый раз для пустыни. А если серьезно, то где мы?

- В паре дней пути от пустыни, - улыбнулся Зар. - Только перевал через горы найти. С той стороны должна быть пустыня. И озеро.

- И как мы туда доберемся при такой-то аномальной погоде? - уточнил Ксантай. - Подкинул нам Сдвиг задачку. И почему никто не додумался подходящую одежду взять?

- А сам чем думал? - осадил его шаффт. - К походу бы собирался, вместо того, чтобы с Ланкой миловаться. Ах, Лана, - томно протянул он, явно передразнивая Ксана, - а я ведь даже мечтать не смел, что когда-нибудь встречу ту, в ком живёт частица моей Литы.

- Убью! - зло прошипел вампир, но с кресла, тем не менее, не встал.

- Попробуй! - криво усмехнулся Умар.

- Хватит препираться! - прикрикнула на них я. - Проблему решайте, а не языком мелите!

Опустившись на колени рядом с Эдигораном, я обеспокоенно всмотрелась в его лицо. Им с Заром пришлось столько раз открывать порталы, уходя от Сдвигов и приближая нас к цели, что удивительно, как фраккат вообще на ногах удерживается.

~ Я в порядке, - мысленно отозвался Сезариан. - Ему больше досталось. Он ведь сначала для тех, кто в Виссэр отправился, порталы открывал. А четыре лишних портала в нашей ситуации - это много.

~ И что теперь? Он очнется?

~ Конечно, - улыбнулся Зар, - Лисс с ним силой поделится, и все будет в порядке. Но магией ему в ближайшее время лучше не пользоваться.

~ Как и тебе! - решительно заявила я.

Фраккат не ответил, лишь плечами пожал и отправился потрошить Плюшкина. Нам ведь как-то надо пустыню эту снежную пройти. Выманив у Плюшкина все, что я когда-то в него напихала, и что могло нам сейчас сгодиться, принялся раздавать народу теплые вещи. Ксантаю досталось махровое банное полотенце, его братцу и шерсти хватит - вон какая густая. Умар получил подушку, с которой не знал, что и делать. А Лисс от одеяла отказался, укутав им Эда. Мне, вдобавок к пиджаку, вручили мягкий и теплый плед с кресла.

Н-да. Так до гор мы сможем добраться только с помощью крутого некроманта, коли он соизволит поднять наши хладные трупы.

- Я ему подниму! - Умар шутливо погрозил воображаемому некроманту толстым зеленым пальцем. - Не переживай, доберемся. Только пойдем мы не к горам.

- Почему? - опешила я.

- Найти кое-что надо, - загадочно подмигнул мне муженек.

- Туда тоже не один час идти, - возразил Ксантай, даже не подумавший спорить с шаффтом. Видимо, его главенство не оспаривается. Знать бы еще, почему.

- Ага, - кивнул шаффт, - а мы туда разведку вышлем. Эй, Бумер, - он легонько тряхнул пиджак на мой груди, - вылезай! На разведку пойдешь!

- Не пойду! - заявил не собирающийся шевелиться лингрэ.

- Почему это? - так ласково уточнил Умник, что и у меня по спине мурашки побежали.

Только наглую нечисть это не проняло.

- Потому! - я словно наяву представила высунутый в издевке язык. - У Президента слишком мягкие лапки, чтобы ранить их на такой холодрыге.

- Ах ты, гад! - возмутилась я, безуспешно пытаясь вытряхнуть его из-за пазухи. - Нам всем тоже холодно!

- Нифига подобного! Тебя вон на ручках, у сердца, носят. Шаффта любовь греет. Каменюка с косой холода не чувствует. Псина и так лохматая, ей снег нипочем. А упыря клыкастого не жалко.

- А Эдигоран?

- А этот сам согреться может. Один только я бедный-несчастный, всеми позабытый-позаброшенный! Не люби-и-ит меня никто, на мороз лю-ю-ютый гони-и-ит!

- Бумер! - укоризненно покачала головой я. - Ну и кто ты после этого?

- Сиротинушка!

- Вот, блин, сиротинушка! - хохотнул Умник. - Пузо отъел, втянуть не можешь!

- Ха! Это я с голоду пухну!




Сэм Винфорд


С погодой, как это и бывает после Сдвигов, творилось черт те что. Землю еще ощутимо потрясывало. Порывистый ветер гнал с запада низкие тяжелые тучи, обещая вскорости дождь. Стараясь перещеголять друг друга, сверкали яркие молнии, освещая потемневшее небо. Тревожно шумел окружающий узкую грунтовую дорогу лес. К счастью, вплотную к дороге он не подступал и продвижению кареты не мешал. А при желании не составит труда пересечь небольшую полосу травы, опасливо жмущейся к земле, и укрыться от дождя под деревьями. Хотя опять же молнии... Может, успеем до города добраться?..

Не мог, что ли, Эд нас сразу в Плиссар забросить? Какого аража было бросать нас в чистом поле? "Дальше сами доедете, тут всего-то ничего осталось - лесок проехать и пару холмов обогнуть". Тьфу! Сам бы по такой погоде по лесу шарился!

С раздражением ударив кулаком в стену, я прижался лбом к холодному стеклу, за которым стремительно сгущались сумерки.

Почему? Ну почему так? Сами, значит, аркатов искать отправились, а мне среди пыльных книжек копаться? Где, наверняка, и нет ничего стоящего! Какого нархана было эту дуру Кэрлин слушать?! Вечно от полукровок одни проблемы! Точно!

Я чуть на сиденье не подскочил от возникшей в голове догадки.

"И полукровка мир спасет!" Неужто Кэри верит в эту древнюю чушь с пророчеством? А ведь точно, верит. Еще, поди, себя в главной роли видит. Хочет мир спасать - вот бы сама и спасала. Нечего других запрягать! Мне, может, куда интереснее на долину аркатов взглянуть!

Теперь-то мне ясно, почему тут все полукровок терпеть не могут!

- Сэм, ты чего? - на плечо легла нежная маленькая ладошка. - Полукровки-то чем перед тобой виноваты?

- Я что, вслух все это говорил? - растерянно пробормотал я, меньше всего мне хотелось расстраивать Лерку.

И как я мог забыть, что ведь и она тоже...

- Лер, прости, а? Я не подумал... - горячо воскликнул я.

- Я заметила, - хихикнула девчонка, - что ты это плохо умеешь - думать!

- Ах ты!

Попытался схватить нахалку, но та проворно отскочила к двери, ведущей в основную часть нашей роскошной кареты, и скрылась в погруженных в темноту комнатах.

- Тихо ты там! - громким шепотом велел я. - Народ разбудишь!

- Ага, я тихо, - донеслось откуда-то из спальни.

Хорошо все-таки иметь в друзьях старинные артефакты. Лисс, разумеется, с нами не поехал, выбрав самое веселое приключение, но созданный им мини-дом в отдельно взятой карете остался - оказалось, для этого достаточно всего лишь привязать к карете его локон. Изменять пространство он уже не может, но удержать то, что уже сделано - вполне. Эд, правда, сказал, что часть силы это у Лисса оттянет, но тот беспечно отмахнулся, заявив, что один локон - это ничто, по сравнению с потерей большей части Города, и он этого даже не заметит.

Кстати, мне вот было интересно, а как он вообще смог с нами уехать - ведь в Гиаре осталась его "вторая половина". Я даже время нашел, чтобы Лисса порасспрашивать. Тот сначала молчал, и пришлось использовать тяжелую артиллерию в виде рыдающей (а на самом деле хихикающей) у меня на плече Динирки. Был, как говорит, Гиар волшебным городом, да весь вышел. Вернее, ушел. Вытянул из зданий всю свою магию и ушел. Нет, город не разрушится, как стоял, так и будет стоять, но уже один, без силы, без магии. Собственно, так им и надо - могли бы и получше за Лиссом ухаживать. А то понастроили в своей части кучу всего нового, а Лиссу даже башню починить не могли, жмоты!

Тихонько скрипнула дверца в углу за сиденьем, и мне на колени плюхнулась довольная Лерка с теплым пледом в руках.

- Укрывай нас, - велела она, устраиваясь поудобнее. - Я тут спать буду.

- А чем тебя кровать не устраивает?

- А вдруг кто-то в карету заглянет, получится, что ты тут один едешь.

Я окинул взглядом два мягких диванчика с высокими спинками, незаметную дверь, спрятанную за гобеленом с изображением фигуристой белокурой нимфы, шелковые пуфики и подушечки на сиденьях. Действительно, слишком роскошно для простого мальчишки. Но и Виталерра, со спутанными волосами и в пижаме со строящими рожи нарханами, тоже никак не тянет на хозяйку кареты. К тому же, задвижки на дверцах изнутри все равно не позволят кому ни попадя к нам заглядывать, и графский герб снаружи отпугнет излишне любопытных. Правда, коллег нашего Айверина он только привлечет. Ну да пусть он, Ай, в смысле, сам с ними и разбирается. Если бандитам вообще удастся пробраться мимо злющего на весь свет Сейфи. Оборотень, в очередной раз поругавшись со своей девицей, убрался на козлы и оттуда сверкал на всех серыми глазами с пугающим вертикальным зрачком.

Сменить бы его надо... Ладно, сейчас Лерку усыплю и предложу Мейру свою помощь.

- Лер, - давай я тебя в спальню отнесу.

- Не, с тобой спокойнее, - девчонка доверчиво положила голову мне на плечо и закрыла глаза. - Они же нас правда найдут? - сонно пробормотала она.

Кто они, я даже спрашивать не стал, и так ясно.

- Конечно, найдут! - с уверенностью, которой не испытывал, заявил я.

Хотя кому я вру - испытывал, вопреки всяческой логике испытывал. Да быть такого не может, чтобы Барбариска нас не нашла! Да и Умник тоже. Не говоря уже про чертового упыря... дорогого папочку, я хотел сказать.

Ласково поглаживая Леркины волосы, я вспоминал наше прощание с Барбариской, спор с переходом на личности о том, кто и куда идет. Злиться уже не хотелось. Наверное, они правы... Здесь я буду куда полезнее. А вдруг, действительно, найду в библиотеке что-то полезное. Вот, кстати, вопрос, отчего такое странное деление на группы - у них, значит, все маги, а у нас...

- А у нас лучше! - на шею шлепнулось что-то тяжелое и пушистое, завертелось волчком, уютно устраиваясь, и пояснило. - У нас Император!

- Слышь, Император, - недовольно прошипел я, - ты, когда гнездуешься, когти свои убирай. Все плечо изодрал, маг хренов!

- Бе-е! - отозвалась наглая тварь и демонстративно захрапела, игнорируя все претензии и попытки ее скинуть.

В конце концов, пожалев свое многострадальное плечо, я оставил Шррррра в покое. Какие-никакие, а действительно маги. Хотя вся их магия, обычно, направлена на вреднячество.

- Не всегда! - возмутился нархан. - Мы хорошие! Белые... то есть, черные и пушистые!

- Что пушистые, это да, - хохотнул я, торопливо зажав рот ладонью, чтобы не разбудить Леру.

- Вот! - гордый собой Император закрыл горящие изумрудной зеленью глаза и вскоре умиротворяюще замурчал.

Хорошо, маги у нас есть, целых два. К тому же, сил у них немерено, в отличие от Зара и Эда.

Еще на свадьбе я почувствовал неладное. И Барбариска, и Умник куда-то исчезли, а когда вернулись, были чем-то очень взволнованы. Как я понял, что-то не то происходит со Сдвигами - их куда больше, чем обычно, а Стражей слишком мало, чтобы успеть везде.

Шаффт даже про шуточки свои позабыл. Оказывается, командовать он умеет ничуть не хуже, чем хохмить. Как скажет, так всякое желание спорить пропадает. У меня, по крайней мере. Хоть и пришлось взять в кулак всю силу воли, чтобы не показать расстроенной Лерке, как мне не нравится их решение - тащить малышку к аркатам очень рискованно, и я это прекрасно понимал. Правда, там и без меня нашлись спорщики. Сейфи и Кэрлин были вполне довольны решением, а вот вампиры взбунтовались, заявив, что идут с первой группой и точка. Хм, и ругаться Умар умеет весьма неплохо, но переубедить Ксана и Талла не смог. Эд поступил проще - согласился ехать с нами, используя координаты Ксана, создал телепорт в Плиссар, откуда открывалась прямая дорога к границе Белой зоны, а затем попрощался и догнал первую группу. Эх, вот бы послушать, что ему папочка Умник сказал! Я бы тоже много чего сказал, так как высадили нас вовсе не в Плиссаре, а в какой-то дыре. Уж не знаю, это Эд с выходом промазал, или у Ксана большие проблемы с координированием.

Кстати, я так и не понял, почему они не хотели брать с собой Эдигорана, ведь он аркат и с ним будет проще пробраться в их долину. Или наоборот, сложнее?..

Всхлипывающая и отчаянно сдерживающая слезы Ланка долго попрощалась с братом и прочими "родственниками", но больше не спорила - а вот что сказал ей Ксан, уговаривая погостить в его доме, так и осталось загадкой. Веселее всего оказалось уламывать Диниру - от ее звонкого рева с деревьев дружно попадали те зрители, что не успели удрать после грозного рыка Умника. Мелкая ревела белугой, вцепившись в своего ненаглядного Лисса, а когда того отправили в город с "важным заданием", носилась кругами по дому и саду. С пятой попытки Ани удалось выманить забившуюся под диван малышку сладкими булочками и огромным плюшевым... нарханом. Пока Анивиэль с Динирой пили чай, Ксан максимально укрепил защиту дома и попросил остающегося с дядей Костаса заглядывать и развлекать дам песнями. А затем мы покинули город и отправились, кто в Виссэр, а кто к нархану на рога.

Похоже, я не заметил, как задремал, и дикий вопль над ухом стал полной неожиданностью.

- Подъем, кому сказал! - орал взъерошенный Император. - Взад вертай! Скорее!

- Куда вертать? - спросонья не понял я.

- Взад!

- Да сам ты пошел в зад! - оскорбился я, но глаз так и не открыл, за что и поплатился. - Мама! - подскочил я, потирая укушенное ухо, стукнулся затылком о стенку кареты, потом подбородком о макушку Лерки и высказал все, что думал о мерзкой твари.

Это я об Императоре, если кто не понял.

- Я убью эту аражеву крысу! - раздалось гневное из спальни.

Это Кэри про Оппозицию, если кто не понял.

- Тормози, говорю! Опасность впереди! Страха впереди много - вкусного, сладкого!

Это не собирающийся сдаваться Шррррр, если кто... ну вы поняли.

- Сладкого? Ух ты! Чур, мне булочки!

Это Динира, если кто... не понял, а она-то здесь откуда?



Неор Туварэн


Факелы, испугавшись жуткого грохота, отчаянно затрепыхались и, жалобно зашипев, погасли. Пещера, в одно мгновение ставшая смертельной ловушкой, погрузилась в кромешный мрак. Ноги коснулось что-то мягкое...

- Мама! Крысы! - истошно завизжала я, запрыгнув кому-то на руки.

Кому - в темноте не рассмотрела, но уши, в которые я вцепилась что есть силы, явно не эльфячьи.

- Крысы - это хорошо! - радостно пробасил мой "спаситель", крепче обнимая меня.

- Сами вы крысы! - возмутились снизу крысы.

Хм, а разве крысы разговаривают? Хотя это ладно. Вот кто бы мне сказал, когда девушек спасают, обязательно их за зад лапать и грудь тискать?

Ответа на этот вопрос я не ждала, но неожиданно он последовал.

- Обязательно-обязательно! - заржали снизу крысы.

Ой, а я что вслух это сказала? И правда, вслух. Ой, мама!

- ЧТО он делает?! - ласково уточнил мерцающий в темноте добрый дедушка Руфи, даже глаза орла с набалдашника его трости засверкали.

В холодном синем мерцании я сумела разглядеть рыжие космы своего "спасителя" и перепуганные карие глаза.

- Я... это... - пролепетал Ричи, поспешно отдергивая руку от моей груди и растерянно дергая куцую косичку. - Массаж сердца делаю, вот!

- Массаж, говоришь? - ледяным тоном переспросил Руфинарис, поигрывая тростью. - Сейчас я тебе массажик сделаю.

Но бандит, видимо, массажи предпочитал делать сам - прощальный шлепок по заду, короткий миг полета, и я в надежных объятиях дедушки.

- Еще раз сунешься... - пригрозил молодому бандиту призрак, договаривать он не стал, но рыжик и так впечатлился, метнулся в дальний самый темный угол и затаился там тише мыши.

Хотя сами мыши, то есть крысы таиться не собирались - они, вернее, она каталась по полу, дико хохотала и довольно облизывалась.

- Хватит! - Князь говорил тихо и спокойно, но замолчали все, включая крысу. - Надо думать, как нам отсюда выбираться.

Он щелкнул пальцами, и факелы, выстрелив колючими искрами, запылали ровным оранжевым пламенем, осветив пещерку и творящийся в ней бедлам. Стол перевернут, одна из лавок в щепки разбита сорвавшимся с потолка камнем, осколки посуды вперемешку с остатками трапезы. Устояло только массивное позолоченное кресло, куда и уселся Князь, предварительно стряхнув пыль и каменное крошево с мягкого сиденья. Альси уютно устроилась на широком подлокотнике, обняв отца за плечи.

- Какие будут предложения?

Со стороны бывшего тоннеля раздался шум, и между камнями показалась рыжая всклокоченная голова.

- Выход завален, - доложил Брант, - я проверил, там не пройти.

- Может, портал? - задумчиво приподнял бровь Советник.

- Опасно, - покачал головой делар Авилэр. - Скорее всего, произошел Сдвиг. И неизвестно, что сейчас снаружи.

- Значит, надо проверить, - глубокомысленно изрекла Княжна.

- И как? - съехидничал вредный Советник.

- Нам Дух поможет, - гордо задрала нос Альси. - Пап, помнишь, ты рассказывал, что древнее пророчество Латсайра напрямую касается нашей семьи...

- Даже так?.. - перебил ее Вуайли, насмешливо глянув на Князя. - Хорош, нечего сказать. Еще и спорил со мной!

- Да мало ли что там Лиивэра брякнула, не подумав! - раздраженно отмахнулся Суар.

- Мало ли? Мало ли! - темно-синие глаза эльфа недовольно сузились, а ни в чем неповинный камень, случайно подвернувшийся ему под ноги, улетел вглубь пещерки и, судя по сдавленному оху, попал в лоб прохвосту Ричи. - А кто, игнорируя пророчество и мои объяснения, пихал моего сына в пасть дракона?!

- Зря ты так, дракончик очень даже симпатичный, - улыбнулся Князь, глянув почему-то на меня.

- Симпатичный, кто спорит. Только сама судьба все расставила по местам, и вовсе не Илиас стал ее избранником, а твой племянник. "Рассеется в Грядущем мрак, - торжественно продекламировал он, - коль Князь, одобрив странный брак, Закону Счастье предпочтет". Так что не отвертеться тебе, Суар, не отвертеться.

- Да понял я уже, - печально и как-то привычно вздохнул Князь. - Потому и свадьбу разрешил. Только мрак, - эльф обвел рукой пещеру, - что-то не очень рассеивается.

- Рассеется, - радостно воскликнула Альси, - если нам Дух поможет!

- Дух?

- Ага. Ты же брак, как в пророчестве, разрешил! Значит, теперь дело за Духом. Именно он откроет нам проход!

- Дух... - вновь повторил Суар. - "А Дух, сломавши Зла печать..."

- Точно! - кивнула эльфийка. - Дух должен сломать завал, вот! И тогда мы спасемся!

Теперь не только она, но и Князь, и Советник смотрели весьма заинтересованно на дедушку Руфи, с разгорающейся в глазах надеждой, я бы даже сказала.

Польщенный таким вниманием призрак... то есть, дух милостиво согласился пройти сквозь завал и выяснить, можно ли открывать на ту сторону портал. Проводив Руфинариса, делар Авилэр погасил факелы, чтобы не жгли впустую кислород, что, впрочем, не помешало Вуйали выудить из завала единственную не разбившуюся бутылку вина.

Милая, кстати, получилась картинка - благородные эльфы в свете разноцветных световых шариков распивают дорогущее вино в компании чуть менее благородных разбойников. Хихикнув втихаря, я оттащила Альси в сторону, чтобы выяснить, что это еще за пророчества, Духи и драконы.

- А у вас правда драконы водятся? - с восхищением воскликнула я. - А какие они?

- Симпатичные, - вмешался в разговор вредный крыс, - но туууупые! И как только умудряются замуж за Княжеских племянников выходить...

- Хватит дразниться, - всхлипнула я, - обижусь!

- Ха! Напугала кота крынкой сметаны! - заявил Фрррр, демонстративно намывая мордочку.

Княжна, заметив, как закипают в моих глазах слезы, одним движением смахнула наглеца с облюбованного им камушка и пояснила.

- Нет у нас драконов. Это Советник просто образно выразился.

- Ага, образно... - обиженно шмыгнула носом я. - Да мне его противный Илиас и даром не нужен! Пусть сам его кусает! Нашел тоже дракона!

Слезы все же хлынули - мерзкая эльфийка вместо того, чтобы меня пожалеть, расхохоталась в голос. Пришлось отвернуться к стене, размазывая кулаком слезы.

- Неор, ну извини, - опомнилась нахалка. - Я просто представила, как ты кусаешь милашку Илиаса огромной пастью, и не удержалась.

Я тоже улыбнулась, представив это - Илиас действительно красавчик, каких поискать, и кусать его вовсе не хочется, хотя вру, иногда хочется. Тьфу, что я говорю, то есть думаю - у меня же муж есть!

- Когда Имар заявил Князю, что хочет на тебе жениться, - принялась объяснять виновато вздыхающая Альси, - отец его поначалу выгнал, велев выбросить эти глупости из головы.

- А ты откуда знаешь? Тебя же здесь не было!

- Мало ли, где меня не было, - фыркнула она. - Рассказали добрые люди, тьфу ты, эльфы. Так вот, тогда Имар разозлился и хотел сбежать, забрав тебя с собой. Но тут вмешался Советник, напомнив папе пророчество Латсайра. Это знаменитый прорицатель, живший еще до Катастрофы.

- Ага, я что-то такое слышала, - кивнула я. - Тойн Ильсанчика этим пророчеством дразнил. Ну что, говорит, полукровка, когда мир спасать будешь.

- Ильсана... - тихо проговорила эльфийка, от волнения не заметив, что кусает кончик своей косы. - А ведь он тоже... Нет, не может быть, что это про него. Свадьбы-то у него никакой не было.

- Альси, ты о чем?

- Ты пророчество хорошо помнишь?

- Нет.

- Слушай, - девушка зажмурилась и продекламировала:

Рассеется в Грядущем мрак,

Коль Князь, одобрив странный брак,

Закону Счастье предпочтет;

А Дух, сломавши Зла печать,

Сумеет восторжествовать,

И полукровка мир спасет!


- Теперь тебе ясно?

- Что?

- Ну, я же говорю, тууупая! - насмешливо заявили из-за камня.

- Ну что тут непонятного? - раздраженно буркнула Княжна. - Раз папа разрешил ваш с Имаром брак, хотя он и противоречил всем нашим законам - неравный, да еще и межрасовый, значит, Дух должен нас спасти, рассеяв мрак этой пещеры и сломав печать завала. Вот!

- Ты такая умная! - восхитилась я. - Действительно сходится.

- Вот дуры, - вздохнули за камнем. - А полукровка тут при чем тогда?

- Ну... - я даже покраснела от смущения, - он у нас с Имаром родится!

- Дааа! - хохотнул нархан. - От скромности ты не умрешь!



Сейфиттин Мейр


Страх накатывал волнами, липкими удушливыми волнами. Больше всего хотелось распушить хвост и, выгнув спину, зашипеть на врага. Хотя кого я обманываю?.. Какое шипеть... разве что мяучить, жалобно так, да в щель забиться.

Араж! Да что это такое?! Даже в детстве такого не было. Чуял опасность, это да, а чтоб так...

Когда в первый раз накрыло, так рванул поводья, что бедные лошади аж на дыбы встали, столкнулись, путая упряжь, заржали возмущенно. Эхом долетела из темных глубин кареты сонная ругань Сэма, рухнувшего со скамьи и набившего неслабую шишку.

Наглые нынче технари пошли, заявляют, что раз, на мое счастье, Лерка шлепнулась на растянувшегося во всю соседнюю лавку Императора, и не ушиблась, я прощен, а иначе хвост бы мне оторвали аж по самые уши.

Неимоверным усилием воли отказался от предложения мальчишки сменить меня на козлах - в тишину и безопасность тайного убежища хотелось так, что пальцы дрожали и холодок по спине пробегал, но разве мужчина может... тем более, когда она смотрит.

Я вспомнил, как серьезно мальчишка оберегает и успокаивает Леру, и невольно улыбнулся, представив Ильсана. Несмотря на всю свою показную шкодливость, которая, впрочем, последнее время проявлялась все реже, юный делар Авилэр - отличный парнишка. Уверен, они с Сэмом быстро нашли бы общий язык. Удивительно, кстати, как порою шутит судьба - только она могла собрать вместе столь разных существ: презираемые всеми полукровки рядом с Высшими вампирами, которыми людишки пугают своих детей, проклятый технарь и надменная эльфийская Леди, даже не пытающаяся кривить свои нежные губки при его виде, законопослушный гном, не собирающийся доносить властям на "гада технарского", маги, живые артефакты, не говоря уже про влюбленного в чужеземку шаффта. Такое мне даже во сне привидеться не могло, а вон оно, есть. Так, может, есть у рас шанс жить в мире, если мы смогли? Если не будут некоторые сознательно нагнетать злость, сеять распри. Интересно, как станут относиться к полукровкам, если сбудется пророчество? Похоже, Кэри искренне в него верит. Уж не себя ли она вообразила в главной роли? А что, миленькая бы вышла спасительница мира. Лично я бы не отказался приколоть медаль за спасение к ее роскошной груди. Ну и еще чего-нибудь с ней сделать, с грудью, в смысле.

Ночь медленно, но верно сдавала свои позиции: густая тьма поредела, уступая место предутреннему туману, роса спешила занять все возможные и невозможные, вроде моих растрепавшихся на ветру волос, места, заставляя крепче кутаться в теплый плащ. Солнце еще не проснулось, чтобы согреть землю и прогнать страх. Мое солнце, способное согреть и успокоить меня куда быстрее, впрочем, тоже спало, да и сомневаюсь, что захотело бы это сделать, скорее уж, съязвило что-то о трусливых котенках. Но, тем не менее, что-то неумолимо влекло к ней, к моему вредному хитрому солнцу, в отличие от настоящего светила.

Странно... Я, конечно, не пылкий юноша, встречающий рассветы с любимой и восхищающийся восходом, но полюбоваться первыми лучами, раскрашивающими землю, не отказывался. Обычно. А вот сегодня...

Почему? Ну почему мне кажется, что мы совершаем ошибку, двигаясь навстречу солнцу?

Густой лес, будто пылкий любовник, сжимал дорогу в своих крепких объятиях, и развернуть карету никак не получалось. Тратить время, распрягая коней и разворачивая эту махину вручную, нархански не хотелось. В надежде найти подходящую поляну я уже который раз говорил себе "ну вот сейчас..." и отчаянно гнал коней. Навстречу опасности.

Словно в подтверждение моих страхов дорога стала еще уже и извилистей. Наезженное покрытие уже давно сошло на нет, резко свернув направо и заставив меня не раз пожалеть о решении срезать путь. Торчащие из земли корни коварно бросались под копыта коней, надежно укрытые в траве камни изрядно трясли карету. Деревья, сливающиеся в сплошную темную стену, яростно хлестали ветками непрошенных гостей в моем лице и в мордах нашей четверки коней.

- Хватит! Да чтоб этому аражеву магу пусто было! Не мог, что ли, нас поближе перекинуть? - раздраженно буркнул я, заметив справа за расщепленным дубом небольшую полянку. - Больше ни шагу вперед! Разворачиваемся!

- Взад! Взад вертай! - эхом донеслось из кареты. - Скорее!

От неожиданности я излишне резко рванул поводья, передняя пара гнедых взвилась на дыбы, молотя копытами в воздухе, вторая пара столкнулась, путая упряжь. А я... рыбкой перелетев через их головы, шлепнулся в придорожные кусты. Выбрался, пылая праведным гневом и потирая ушибленные бока. Раздраженно распахнул дверцу.

- Да сам ты пошел в зад! - заявил Сэм, пытаясь ухватить за хвост мерзкого Императора.

- А я помогу! - ласково пообещал я. - Вот только зад выберу, куда ему пойти!

- Я убью эту аражеву крысу! - из спальни выскочила растрепанная Кэри, торопливо запахивая на груди рубашку с кружевным воротничком.

- Тормози, говорю! Опасность впереди!

- Вообще-то мы уже стоим, если кто не понял! - рявкнул я, резко шагнул вперед и вздернул наглеца в воздух за пушистый на этот раз хвост. - Какого аража ты орешь?!

- Впереди много страха - вкусного, сладкого!

- Сладкого? Ух ты! Чур мне булочки! - словно нархан из засады выскочила к нам Динирка.

От изумления я не придумал ничего лучше, как открыть рот и разжать кулак. Нархан, воспользовавшись этим, моментально сориентировался и взобрался девчонке на шею.

- Мне тоже булочки! Нет, бублики! - Шррррр задумчиво потер лапкой нос. - Из сосисок!

- Ща я тебе такие сосиски покажу! - грозно начал я, но меня быстро и радостно перебили.

- Покажи! Покажи! Покажи! - пританцовывая на плече Диниры, пел сыто облизывающийся Император.

- Всем молчать! Отвечать только на мои вопросы, - Кэри даже голоса не повысила, но все вокруг, включая нархана, тут же замолчали и попятились. - Динира, ты предупредила Ани, что отправилась с нами?

- Ага, - кивнула малышка, - я нарисовала, что еду вместе с вами в сундуке!

- Лера, займись ребенком. Накорми и уложи спать.

Девушка строго глянула на хайту, и та, вздохнув, взяла Диниру за руку и отправилась на кухню, напоследок подмигнув Сэму. Зная отношение этого мальчишке к Виталерре, я не сомневался, что хитрая девчонка выяснит все, что мы сейчас будем обсуждать, как бы Кэри не хотела это скрыть.

- Теперь ты, - пальчик пэри Хорн уперся прямо в нос развалившегося на спинке дивана Шррррра. - Что там впереди?

- Люди, - проникнувшись серьезностью ситуации, нархан важно надулся, уселся, выпятив грудь и обернув лапки хвостом. - Много. Боятся. Сильно. Вкусно.

- Чего боятся? - подался вперед я, в безумной надежде, выяснить, что же меня так напугало.

- Ты чего, дурак? - котяра лениво почесал задней лапой за ухом. - Я-то откуда знаю. Я только их эмоции чую!

- Зато я знаю... - на грани слышимости пробормотала пэри Хорн. - Нам надо ехать вперед! И срочно!

- Нет, назад! - испуганно подскочил Император, одним прыжком перемахнул на руки Сэму и ужом ввинтился мальчишке за пазуху.

- Назад! - с трудом скрывая тревогу, воскликнул я.

- Вперед! - повторила девушка и подняла на меня полные отчаяния глаза. - Поверь мне. Ехать надо вперед. Это единственный шанс на спасение.

За спиной пэри Хорн бесшумно отворилась дверь, и насмешливый голос произнес:

- Ну и чего орем, честным людям спать не даем?

"Честный человек", похоже, собирался вернуться к только прерванному занятию, так как открыл только один глаз, да и тот не полностью. Выслушав все стороны, Хитрец что-то быстренько прикинул в уме и заявил, быстренько заткнув рот Императору, что едем вперед. Я особо и не возражал - если так говорит мое солнце, то значит, так и есть. Возмущенный нархан, вырвавшись из рук Айверина, обозвал всех "обалдуями бесхребетными" и "трусливыми подкаблучниками", пояснив, что уж он-то никогда бабе подчиняться не станет.

- Ты ж первый перепугался, - ехидно усовестил наглеца Сэм.

- Я?! - выпучил зеленые глазищи тот. - Я вообще ничего не боюсь! Даже Коровейна! За вас переживал. Я-то маг, фьють, и ушел. А вам гибнуть!

- Никто не погибнет, - перебила его Кэрлин, - если мы поторопимся.

Отправив Хитреца на козлы, я опустился на сиденье рядом с мелко дрожащей Кэри, успокаивающе сжал ее ладонь, выразительно глянув на Сэма. Парнишка сориентировался мгновенно и, с трудом скрывая смех, признался, что управление каретой его давняя детская мечта. Император об этом явно не мечтал, но был утащен за шкирку твердой рукой.

Хм... Оказывается, поцелуи это не только отличное успокоительное для взволнованных девушек, но и замечательное средство скоротать время. Если честно, я даже не сразу заметил, как мы остановились.




Глава 9. Новые дороги, новые встречи...



Сейфиттин Мейр


Вместе с Сэмом и восседающим на его шее нарханом в карету ворвались утренняя прохлада, уличный шум и громкая ругань.

- Чего встали? - недовольно буркнул я, потирая ушибленный лоб и украдкой целуя Кэри, ей только шишки на лбу не хватало к прочим неприятностям.

- Пробка! - фыркнул технарь.

- Пробка? - опешил я. - Это еще что?

- Ой, - изнутри кареты вылетел восторженный вихрь и с разбегу вспорхнул мальчишке на шею. - Это когда на улице много повозок и не проехать!

- Откуда в лесу пробка? - не поверил я, но шум утверждал обратное.

Метнувшись наружу, я замер, а через миг согнулся пополам от хохота. Хм, пробка - это, однозначно, классная штука.

К нашей примыкала еще одна грунтовая дорога, узкая, кривая, с низко нависающими над ней ветвями деревьев. Не вписавшись в поворот и полностью преградив нам путь, стояла... вернее, живописно валялась на боку видавшая виды телега, рассыпав вокруг многочисленные мешки, баулы и котомки. Рядом толпились селяне, человек двадцать, с женщинами, детьми, домашним скарбом и живностью. Жалобные вопли и причитания сливались с бранью возницы и впряженного в маленькую деревянную арбу мужичка, который тоже никак не мог обогнуть телегу, рев чумазых сопливых детишек переплетался с ревом скотины. Как рогатой, так и лысой, бережно прижимающей к огромному пузу завернутую в тряпку бутыль. Ругань его дюжей и мордатой женушки с всклокоченными волосами и необъятной грудью спокойствия тоже не добавляла. Под ногами селян, отчаянно кудахча, сновали выбравшиеся из большой плетеной корзины куры.

А всё вместе создавало такой неповторимый шум, что единственным желанием было заткнуть уши и убраться отсюда подальше и побыстрее. Ну, после того, как отсмеюсь хорошенько. Битва за бутыль только набирала обороты - мужик с храбростью льва защищал свое добро и уворачивался от жены, пытаясь одновременно отхлебнуть из горла, но чаще всего проливал бесценную жидкость, горестно взвывал, падал на колени и руками, а иногда и языком старался ее собрать. На груди его милой женушки висела связка источающих чудный аромат колбасок, а уже на этой связке болтался орущий "мои бублики" Император, намертво вцепившийся зубами в одну из колбас и размахивающий всеми четырьмя лапками и хвостом в такт движениям бабищи. Как он одновременно умудряется восхвалять "бублики", жевать их и держаться, я понять не мог, но веселился от души. Пока не получил увесистый подзатыльник.

- У нас нет времени! - уперла руки в бока моя красавица.

- И что ты предлагаешь? - усмехнулся я. - Все равно не проехать.

- Предлагаю, вышвырнуть телегу с дороги!

- Так они и позволили ее выкинуть, - хихикнул рядом Сэм.

- Сейчас все решим, - заявила девушка и с обворожительной улыбкой двинулась к селянам. - Любезные, - она тронула за драный рукав высокого паренька в кроличьей шапке-ушанке, - что тут происходит?

- А ты чаво, не знаешь? - округлил карие с хитрыми искорками глаза парень. - Сдвиги кругом! Все в замок прятаться едут, самое ценное везут! - он кокетливо сдвинул на бок "самое ценное", изрядно побитое молью и покусанное непонятно кем.

- Замок-над-обрывом? - уточнила пэри Хорн.

- Ага, - подскочил к ней вертлявый мальчуган лет семи, как и хозяин шапки, темноглазый и веснушчатый. - А я там уже был! - ребенок горделиво шмыгнул носом. - Там обрыв - во! - руки раскинулись во всю ширь. - Стены - во! - теперь ладошки вскинулись вверх, от усердия мальчик даже на цыпочки встал и подпрыгнул пару раз. - А еще там такой мост, ворота, стража!

- Вот это нам и надо, - улыбнулась девушка, - обрыв, мост и стены. Кто у вас главный?

- Ну, я главный, и что? - отодвинул пацаненка в сторону коренастый седой дедок с козлиной бородкой и подозрительными синими глазами.

- Помочь вам хотим, - заявила наша проводница. - Мы тоже едем в замок, можем вас подвезти.

- На ентой штуковине, што ли? - хохотнул дед. - Мы на царских телегах отродяся не ездили, так что мы уж сами, как-нибудь.

- На как-нибудь времени уже нет, - покачала головой Кэрлин. - Опасность близко. Да вы и сами это знаете, раз уж покинули деревню.

- А ты откуда знаешь, что близко? Молода ещщо, чтоб к опасности кости ныли!

- Я предсказательница... - начала она, но ее тут же перебили.

- Слышь, предсказательница, - встала рядом бабища, зажавшая жующего колбасу нархана под мышкой, - предскажи, когда мой благоверный пить бросит.

- Через пару часов! - озлилась пэри Хорн, сузив от гнева глаза. - Все бросим, если не окажемся в замке! Мертвецы не пьют!

От нее исходила такая уверенность, что и мне стало жутковато. Народ примолк, чтоб через миг вновь разразиться плачем и воплями.

- А ну молчать! - гаркнул дед, наподдав непонятливым подобранной на обочине палкой. - Чего делать, говори!

- Все живо в карету! - велела Кэрлин.

- Да мы ж там не поместимся!

Хитро улыбающийся Айверин решительно отодвинул девушку себе за спину и важно изрек:

- Вам повезло, дети мои! - осенив "детей" защитным жестом, он продолжил. - Я великий маг Журниэр взял обет помощи ближним. Поэтому я с вас даже денег не возьму, - при этом он так недовольно глянул на Лерку, что лично мне сразу стало ясно, в чем причина такой щедрости. - Я увеличил нашу карету так, что все смогут поместиться. Но вы должны понять, как труден путь паломников в святые места, и достойно отблагодарить меня... нас.

Уж чего не отнять у этого мошенника, так умения дурить людям головы. Селяне, как завороженные, пялились на "великого мага", даже завернутый в одеяло младенец на руках румяной девицы, наконец, заткнулся.

- Всем взять с собой самое ценное, - приказал Хитрец. - И быстро за мной.

Народ, подхватив свои пожитки, гуськом двинулся за ним, исчезая в недрах нашей безразмерной кареты. У кого-то "ценного" оказалось куда больше, чем они могли унести в руках, и "паломник" милостиво отпустил их за следующей партией. Коробки и мешки, раскиданные по всей дороге, стремительно таяли, не сомневаюсь, что большая часть их осядет в бездонных карманах "благочестивого мага", если, конечно, Лерка своевременно не вмешается. Если уж хитрую и неугомонную малявку она сумела усыпить так, что даже шум и новые попутчики ей не помеха, то и с Шей'таром справится.

Пока мы с Сэмом оттаскивали с дороги сломанную телегу, вокруг стало значительно тише - и куры, и две облезлых козы куда-то исчезли, корова тоже. Своих коней мужики выпрягли из повозок, усевшись на них верхом.

- Скорее! - позвала на Кэри, восседающая на козлах.

Шагнув к карете, я растерянно замер, получив по лицу какой-то шершавой мочалкой, на поверку оказавшейся коровьим хвостом. Остальная часть его обладательницы была благополучно запихнута внутрь кареты, но черный с белыми пятнами зад застрял намертво. Хозяйка животины, пожертвовавшая в пользу голодающих Императоров уже всю связку колбасы, уперлась крепким плечом в зад коровы и усиленно пыталась пропихнуть ее дальше.

- Не лезет, - жалобно взглянула на нас тетка.

- Не лезет... - почти нежно ответил я, - сейчас отрубим все лишнее, и поедем дальше. Мясо на крышу закинем, потом зажарим. Давно я говядинкой не лакомился!

Не знаю, кто перепугался больше - тетка или корова, но через миг обе, прижавшись друг к другу в страстном объятии, оказались внутри кареты, заняв все свободное пространство. О том, чтобы пройти во внутренние помещения, не могло быть и речи. Сэм, усмехнувшись, захлопнул дверцу и, подмигнув мне, уселся на запятки кареты. Сердобольный Император отправился следом за ним и по доброте душевной даже огрызком колбаски поделился.

Окинув взглядом дорогу и убедившись, что никого не забыли, я дернул вожжи, и кони, благодаря Лиссу не ощущающие веса всего содержимого кареты, легко рванули вперед. Где-то через час мы выскочили из леса на широкую мощеную камнем дорогу, убегающую через поля к огромной горной гряде на горизонте. Подхлестнув лошадей, я передал управление Кэри и, откинувшись назад, закрыл глаза. Но передохнуть так и не удалось - испуганно-восторженный вскрик Сэма заставил подскочить на месте. Обернувшись, я понял, что так напугало и одновременно восхитило мальчишку.

Позади нас, от леса до леса встала многометровая голубая стена, искрящаяся в свете просыпающегося солнца. Белая шапка на ее вершине то пропадала, то появлялась вновь. Стена с шумом и плеском мчалась вперед, стремясь догнать нас.

- Волна! - завороженно выдохнул мальчишка, перебираясь через крышу к нам.

- Волна, - обреченно подтвердила Кэрлин.

- Какая к черту волна! - рявкнул я, рывком усаживая парня между нами. - Гони!




Сэм Винфорд


С этой стороны кареты волну не было видно, но мощный, с каждой минутой усиливающийся гул не давал ни на миг забыть о мчащейся за нами смерти. Сейфи, перехватив поводья и ругаясь сквозь зубы, нещадно подхлестывал лошадей, хотя те и сами, чувствуя опасность, гнали что есть мочи. А замок так и не приблизился.

Я успокаивающе обнял Кэрлин за плечи, пока она не сделала тоже самое - мужчина я, в конце концов, или кто! И только свернувшийся клубком у меня за пазухой Император что-то беспечно мурлыкал себе под нос. Да и народ в карете, вероятно, чувствовал себя неплохо, не зная, что нас ждет.

- Не завидуй! - усмехнулся оборотень, словно прочитав мои мысли. - Прикинь, какой там запах, если корова испугалась достаточно сильно.

Я прикинул и невольно хихикнул - уж лучше здесь, чем там вместе с трусливыми коровами. Ага, а еще с козами и курицами. И одним хитрым "паломником", как раз сейчас наверняка обрабатывающим сельских куриц. Ой... Лера ведь тоже там, и Динь... Надо бы их поскорее оттуда вытянуть! Поскорее... Поскорее? Поскорее!

- Придумал! - подскочил я и тут же завалился назад, больно стукнувшись затылком.

- Что придумал? - заинтересовалась пэри Хорн.

- У нас же есть ускоритель!

- Ускоритель?

- Ага, - радостно воскликнул я, - мы дадим его лошадям и домчим до замка за пять минут!

- Отличная идея, - хмыкнул Мейр, - у меня только один вопрос, как ты собираешься давать ускоритель лошадям на ходу?

- Нет, - вздохнул я, - вопросов на самом деле два. И первый, как добыть сам ускоритель. Он внутри, у Айверина.

- Вот-вот! - вожжи вновь взлетели и, резко свистнув, рухнули вниз, но особого толка от этого не было - скорость и так была максимальной.

- Тоже мне герои, - улыбнулась Кэри, - столкнулись с трудностями и тут же раскисли? Давайте для начала первый вопрос решим.

- Как?

- А Император тебе на что? Эй, Шррррр, вылезай!

Нархан завозился, насторожив уши, но вылезти не соизволил.

- Шррррр! - я решительно сунул руку за пазуху и... - Тварь чертова! - быстро ее выдернул.

- Я занят! - решительно щелкнул зубами нархан.

- Чем это? - язвительно протянул я, дуя на прокушенную ладонь.

- Мемуары пишу! Про спасение мира одним великим, но жутко скромным Императором.

- Может, для начала великий, но скромный Император спасет мир, заключенный в отдельно взятой карете? - подольстилась к нахалу Кэри.

- А что мне за это будет? - из-за ворота рубахи высунулось любопытное ухо.

- Хвост тогда не оторву! - рявкнула девица, ловко вытаскивая жалобно пищащего и прижимающего к груди последнюю колбаску нархана. - Живо дуй к Аю за ускорителем.

- Злые вы, - тяжко вздохнул кот, вытирая крупные слезы краешком колбасы, - обижаете маленького нечастного нарханчика...

- Еще бубликов куплю, - пообещал я.

- И сметаны! - возликовал Шррррр, исчезая.

Вернулся он спустя пару минут, довольно потрепанный и уже без колбасы, зато с ар-диаром, противоядием, ставшим волею случайной ошибки ускорителем. К сожалению, зелья оставалось не больше чем на глоток, да и тот для человека. Напоить этим четверых коней... и о чем я думал?

- Не переживай, - Кэри дружески хлопнула меня по плечу, - думаю, если разбавить в ведре воды, все получится.

- И как ты собираешься эту воду лошадям давать? - с горькой усмешкой спросил оборотень. - Это ведь надо делать одновременно всем четверых. А ну как какая-то рванет раньше остальных.

- Причем, на ходу, - опустила голову Кэрлин. - Если хоть на миг остановимся, волна нас нагонит.

- Удивительно, что она до сих пор этого не сделала, - прошептал я.

Думать об этом ужасно не хотелось, но упрямая логика сдаваться не хотела - медленно, волна двигалась слишком медленно для вырвавшейся из-под контроля стихии. И слишком быстро для нас.

- Ничего удивительного, - улыбнулась девушка, - волну пока еще сдерживают остатки заклинания. Стражи поставили защиту при Сдвиге, но либо сил не хватило, либо поторопились, что вполне объяснимо при столь массовых Сдвигах.

- Хватит трепаться, - нахмурился Сейфи, - нам надо спешить, пока волну окончательно с цепи не сорвало.

- Эй-ей-ей! А чего это вы все на меня уставились? - замахал лапами сидящий на коленях пэри Хорн Император. - Что? Я? Должен этих монстров поить? Своими нежными лапками держать тяжелые ведра?! Нет, нет и еще раз... мияяяууууу!!! Да! Да чтоб вы к аражам провалились! ДА! Но если пораню лапки, вы виноваты будете!

- Вот и хорошо, - довольно хмыкнул Мейр, еще раз для острастки раскрутил нархана в воздухе и вернул страдальца Кэри.

Мне даже стало жаль Шррррра, но лишь на миг - сейчас не время капризничать. Ладно, потом извинюсь, колбаской его задобрю, а пока...

- Итак, нас четверо, - заявила Кэри, - каждый забирается на свою лошадь и одновременно дает ей напиться воды с зельем.

- Хорошая идея, - кивнул Мейр, потерев в задумчивости висок. - Только ты в этих скачках не участвуешь. Император, дуй обратно в карету, и чтобы через минуту "праведник" был здесь. Заодно притащи нам четыре бурдюка с водой. Проследи, чтобы у них было широкое горлышко.

Зло встопорщивший шерсть нархан вернулся еще быстрее, чем в прошлый раз - бурдюки он нашел, правда, в одном из них была вовсе не вода, а кое-что покрепче. Но раз другого нет, придется рискнуть. Может, зелье и вместе с бражкой без проблем сработает. Ну или хотя бы одна бражка... Ведь неизвестно, и как поведет себя ар-диар, если его разбавить. Да и "праведника" Император не привел, заявил, что эта туша через корову не пролезает.

- А телепортировать его сюда слабо? - насмешливо хмыкнул Сейфиттин.

- А может тебе всю карету куда-нибудь телепортировать? - ехидно отозвался нархан.

- А можешь? - восторженным хором грянули мы.

- Нет, конечно, - Шррррр, спасая хвост, улепетнул на крышу, - нельзя щас колдовать. Иначе защиту волны напрочь сорвет.

- Араж! И кто тогда будет четвертым?

- Я, - строго заявила Кэрлин.

- Нет! - сжал ее руку оборотень. - Ты будешь управлять четверкой. А с нами пойдет...

- Не надо никому ходить! - раздался Леркин голос от распахнутой дверцы кареты. - Я придумала, что делать.

Девчонка, словно развивающийся на ветру флаг, висела на распахнутой дверце кареты, заставив мое сердце испуганно сжаться.

- А ну живо закрыла дверь изнутри! - рявкнул на нее Мейр.

- Ага, - хихикнула нахалка, даже не думая слушаться.

Она еще пару раз качнулась на дверце под заковыристую ругань оборотня и мой сдавленный стон, затем одним легким движением перемахнула за спину Сейфи, даже дверь умудрилась ногой захлопнуть. Одной рукой вцепившись в спинку сиденья, второй я крепко взял девчонку за руку.

- Аражшшшш! - взвыл оборотень, за волосы которого, собранные в куцый серый хвостик, в качестве опоры ухватилась Лерка. - Пуссссти! Сэм, убери ее!

Но "убрать" хайту не удалось - нахалка убралась сама вместе с зельем и бурдюками. Расплылась густым туманом, напоследок пребольно ущипнув меня за нос. Пузырек с зельем медленно поплыл в мареве, капнув поочередно в каждый мешок свою порцию ар-диара, и, утратив нужность, шлепнулся под колеса кареты. Мешки, плавно покачиваясь, двинулись вперед, не обращая внимания на попытки сунувшего мне вожжи Мейра поймать Лерку. Его руки впустую шарили в тумане, щелкая как клешни голодного краба, но ловить воздух - это ловить воздух.

Но как такое возможно... я про мешки, не про Мейра же. С точки зрения физики бурдюки не то что двигаться, даже удержаться в тумане не должны. Хотя людей хайты ведь как-то утаскивали... Или возможно... к примеру, если увеличить плотность воздуха в конкретной точке и...

Араж! О чем я думаю! Там же Лерка!

Я дернулся было за ней, но Мейр и не подумал забрать у меня поводья, а только прикрикнул:

- Сидеть! Только хуже...

Что "хуже" он не договорил, так как мешки вышли на исходную позицию, замерев в нерешительности перед мордами лошадей. Похоже, развязывать стягивающие горлышко мешков завязки туман не умел.

- Эх! Что бы вы без меня делали, - важно заявил Император, не желающий упускать из своих цепких лапок инициативу.

Нархан в два прыжка достиг гривы ведущей лошади, приосанился и завел привычную песню.

- Как самый мудрый, смелый и благородный среди вас я...

Туман зло зашипел - мне даже кулак за пеленой померещился - и нархан стрелой взмыл вверх и, с истошным мявом сделав в воздухе пару сальто, шлепнулся на морду несчастной лошади, страстно обняв ее лапами.

- Злые вы! Не любите вы меня! Не цените! - вновь завел он. - Мряяяууу! - только кошачья ловкость позволила нархану увернуться от лязгнувших конских зубов.

Махать в воздухе лапами, видать, было не так удобно как крылышками, и через миг пред нами предстала нежная фея в пышной желтой юбке. Быстро распустив завязки всех четырех бурдюков, она мстительно ухмыльнулась, зачем-то поменяв местами два передних мешка.

- Лерка, повторяй за мной! - велел Шррррр и резко удавил по пухлым бокам бурдюка, заставив его выстрелить струей воды прямо в ошеломленную морду коня.

Туман, хихикнув, повторил действия феи и метнулся ко мне, взобрался на колени и вцепился намертво дрожащей, но счастливой девчонкой.

- Сейчас начнется! - заявила она, и Мейр, ругнувшись, выхватил у меня вожжи.

Я еле успел одной рукой притянуть к себе Леру, а другой до боли в пальцах сжал край скамьи, как кони понесли.

Скорость была такой, что кусты вдоль широкого наезженного тракта слились в сплошную стену, а волна заметно подотстала. Только двигались мы как-то странно, рывками. Карета выполняла такие кульбиты, мотаясь из стороны в сторону, какие и мой скайдер* во время аварии не выделывал. Это было словно высший пилотаж с мертвыми петлями.


Скайдер* - небольшой 4-х местный летательный аппарат.


С трудом уняв подступившую к горлу тошноту - все-таки гонки на скайдерах и тренировки вестибулярного аппарата свое дело сделали - я сумел рассмотреть, что за нархан творится. Творил все это, конечно, не нархан, но не без его участия. Не зря этот урод кудрявый бурдюки местами менял - похоже, ар-диар усиливал не только скорость.

Ведущий конь с радостным ржанием мчался вперед, а его траектории мог позавидовать самый завзятый пьяница. Он прыгал то в одну, то в другую сторону, чуть не обрывая узду, то вставал на дыбы и бил копытами, то вновь срывался в неудержимый галоп, а иногда и вовсе скакал взбесившимся кузнечиком. Остальные кони, привыкшие следовать за своим вожаком, недоуменно всхрапывали, но старательно повторяли его маршрут. Венцом этого безобразия являлся нархан гордо восседающий на пьяном в дымину коне и распевающий во все горло "Ямщик не гони лошадей, нам некуда больше спешить".

На втором куплете любимой барбарискиной песни странно зеленый оборотень, не выдержав, стегнул наглеца кнутом. Эх, лучше бы он этого не делал. Нархан ловко взмыл в воздух, и удар принял на себя и так невменяемый конь. И все мысли тут же напрочь вынесло у меня из головы, кроме одной - удержаться. Удержаться любой ценой.



Барбариска


- Вставай! - тихий, но решительный голос горным эхом прокатился по цветущей лесной полянке, спугнув птиц и вдребезги разбив хрупкий предутренний сон. - Вставай!

Не выдержав такой настойчивости и резкого рывка за плечо, теплый и уютный сон осыпался хрустальными осколками, унеся с собой и лесную полянку, и яркое солнышко, и веселые птичьи трели, оставив взамен полутьму и беснующуюся за тонкой прозрачной стеной вьюгу. А стоило немного шевельнуть ногой, как убаюкивающее мурлыканье сменилось раздраженным шипением и коварным в своей неожиданности укусом.

- Да чтоб тебя! - рявкнула я, выпихивая цепляющегося всеми когтями наглеца наружу и плотнее заворачиваясь в одеяло.

Бросив быстрый взгляд за стену, я поспешила укрыться с головой - и пусть сон уже не вернуть, в моем гнездышке еще остаются крохи тепла и мягкая приятная тьма в противовес ледяным колючим завихрениям, скрывшим небо еще с вечера. К ночи пурга разыгралась не на шутку: тучи озлобленных снежных ос неистово бились в кажущееся таким ненадежным защитное поле, с грозным ревом взметались ввысь и осыпались белой крошкой, на время скрывая от нас и метель, и редкие звезды, с любопытством заглядывающие в рваные прорехи низких тяжелых туч.

Уже вторые сутки мы бредем по этой бескрайней пустыне, а снегам и холоду нет конца. Леденеют и теряют чувствительность пальцы, индевеют и смерзаются ресницы, ветер пронизывает насквозь и мешает идти. Силы наших магов тают с каждым часом - все реже остановки, все уже защитный круг, все меньше прогревается на стоянках воздух. Погибли в неравной борьбе с моим огненным талантом оба кресла (Зар еле успел выудить из "маленького костерка" одеяло), продуктов кот наплакал, про дрова я уже и не говорю - кресла уже закончились, а на чистой магии огонь долго не проживет. И что самое странное, идем в противоположную от гор сторону. И при этом абсолютно уверены, что поступаем правильно.

Эту ночь мы провели, сбившись в кучу, чтобы согреться. Под боком у шаффта было удивительно тепло и комфортно. Особенно с мурчащим за пазухой лингрэ. К тому же и одеяло мне досталось, как единственной даме. Наглый котяра правда пытался его оттяпать, заявив, что дескать он еще не определился, может, он в душе милая нежная кошечка. И значит, немедля подать ему как даме одеяло, подушку, пожрать чего-нибудь и...

- Кота! - подсказал не менее наглый вампир.

- И кота! - машинально подтвердил Бумер. - Чего?! - тут же возмущенно взвыл он, и одеяло перешло в мое безраздельное пользование.

К сожалению, ночь прошла, и гнездышко пришлось покинуть, выбираясь навстречу новому дню и ставшему почти привычным холоду. Метель, подустав за ночь, ярилась уже не так сильно, и небо слегка просветлело - ровно настолько, чтобы можно было видеть спину впереди идущего и спотыкаться на каждом шаге.

Замотавшись в тряпки и наскоро перекусив, мы собрались в путь. Взмах руки - и исчезает защитное поле, ветер радостно врывается внутрь, заметая снегом небольшую каменистую площадку, наше недавнее убежище, рвет и так уже изодранную одежду, пытаясь заморозить и оставить в ледяном плену навсегда. Лингрэ, маленький и печальный, трется о ноги, в который уже раз давя на жалость, чтобы не вздумали запрячь "бедную киску". Вот и в этот раз что-то новенькое выдумал. Сообразив, что истошное мяуканье нас не разжалобит, а скорее наоборот - обозлит, хитрющий Президент почесал лапкой за ухом, чем-то загадочно улыбнулся и, мазнув пушистым боком по моим штанам, запел:

Маленькой кошечке

Тьфу...

Милому котику

Холодно зимой,

Надо взять котика

И нести домой.


Черненький котенька

Ларочку просил:

"Вкусную рыбоньку

коте принеси!"


Шаффт рядом крутится

В шапке голубой.

Нет, сказать: Бумерчик,

Я навеки твой!


Вот тебе, Бумерчик,

Шариков мясных,

Молочка, сметанки и

Рыбок золотых!


И станет котику

Сразу же тепло!

Ну что за придурки тут -

Так и не дошло!


- Дошло-дошло, - усмехнулся Умар, подхватывая страдальца и заталкивая под свою жилетку с покрывшимися инеем ромашками.- Пошли. Должна же эта зима когда-нибудь кончиться. Уверен, следующая ночь будет куда теплее и приятнее. И нас таки ждет необычная встреча, как и сулит предчувствие.


Ильсан Авилэр


Нет, это тюремная камера, или в местном дурдоме был массовый побег?

В узкой полутемной каморке, где и одному-то было тесно, катались два разъяренных клубка, производя такой шум, что гномы в моей голове возликовали и, взяв на себе повышенные обязательства, усиленно застучали пудовыми молотами. Я вскинул руки, старательно заткнув уши, но истошный визг моих дорогих женушек, перемежающийся отборным матом орки и шипением Ангорлаха, стихать не собирался. Первый клубок, рычащий и кусающийся, достиг стены и распался на двух тяжело дышащих девиц.

- Я главная жена! - выставила коготки одна.

- А я любимая жена! - оскалила клыки вторая.

- Нет, я любимая!

- Нет, я!

- А я целуюсь лучше!

- А я...

Услышать, что умеет Су, я не сумел - второй клубок уткнулся практически мне в ноги. Встрепанный Ангорлах в порванной, а местами и прокушенной черной рубахе и пыльных серых штанах до колен восседал верхом на связанной по рукам и ногам взбешенной Саране и пытался вытащить из ее рта закушенные косички с жалобно постукивающими бусинами.

- Пей, кому сказал! - требовал он, потрясая какой-то пузатой колбой с грязно-желтой мутной жидкостью.

- Уыок! Ыяих! Фыаур! - отвечала орка, не выпуская свои волосы изо рта и силясь разорвать путы.

Ее крепкое мускулистое тело изгибалось дугой, но и крошасс был не из слабаков - его ладони оставили множество синяков на открытых руках девушки, а когти неплохо изодрали некогда белоснежную тунику. Но к цели пока не приблизились - пить желтую гадость орка явно не хотела.

- Чего сидишь, зятек, - рявкнул на меня Ангорлах, - помогай, пока эта тварь не выбралась и не поубивала нас всех.

- Чего? - любезно отозвался я, выпучив глаза.

- Я ее подержу, - пояснил мужчина, - а ты влей ей сонный отвар!

Я послушно подался вперед, прижав плечи девушки к полу, крошасс, ухмыльнувшись, вытащил из колбы пробку. Сообразив, что с двумя противниками ей не справиться, орка отчаянно заозиралась в поисках помощи и уверенно остановила свой взгляд на мне.

- Ильсан! Не делай этого! - вскричала она, ради такого дела даже выплюнув волосы изо рта. - Это же я, Сарана!

- Сарана? - тряхнул головой я, пытаясь прогнать гномов и прояснить наконец мысли.

- Не верь ей! - подскочила ко мне Суисса, размахивающая неизвестно откуда взявшимся подносом.

- Ведьма она! - вторила ей Кссейна, вооружившаяся вилкой и изрядно помятой железной кружкой.

- Я знаю, как пройти через выжженные земли! - выкрикнула орка, не любившая рассусоливать и переходившая сразу к главному. - Уходи! Быстрее!

- Путь через выжженные земли? - от смеха Ангорлах согнулся пополам и чуть не расплескал все зелье. - Вот же выдумала! Его не существует!

- Слезь с меня, придурок! - озлилась Сарана, резким движением скидывая с себя расслабившегося крошасса.

Сонное зелье под гневное шипение Ангорлаха растеклось по грязному каменному полу неаппетитной желтой лужицей, а сам крошасс сгруппировался для прыжка, угрожающе выставив перед собой руки с острыми когтями. Отважные воительницы в лице юных принцессок испуганно вздрогнули, на всякий случай отодвигаясь подальше от опасной добычи. Добыча же, ловко извернувшись, встала на одно колено, приготовившись давать отпор всем троим.

- Стойте! - остановил намечающуюся драку я. - Это действительно Сарана!

- Это госпожа Ти! - раздраженно прошипел Ангорлах. - Я ее хорошо знаю!

- Если это госпожа Ти, - усмехнулся я, потерев ладонями ноющие виски, - почему ты до сих пор жив?

- Что?.. - растерялся крошасс.

- Думаешь, ведьма не спалила бы тебя на месте за это нападение? - я в наигранном изумлении приподнял бровь и отобрал у Су поднос-шляпу, размахивая которым, девица чуть не треснула меня по затылку.

- Ты прав, - кивнул, успокаиваясь, мужчина. - Спалила бы, причем, всех. Но как?..

Времени на долгие объяснения не было, я словно кожей чувствовал, как оно стремительно утекает сквозь пальцы. Сарана права, нужно спешить!

- Госпожа Ти - паразит, - кратко пояснил я.

- Паразит? - вытаращились на меня крошассы.

- Вот уж точно, - горько рассмеялась орка. - Только я, к сожалению, сама ее впустила.

- Ти - маг, - глядя в непонимающие серые глаза, сказал я, - она может вселяться в чужие тела и управлять ими.

- В чужие тела? - испуганно прижалась ко мне Суисса. - И в наши тоже?

Возмущенная наглостью сестрицы Кссейна вихрем пролетела через камеру и вцепилась в меня с другой стороны, предварительно треснув Су по затылку погладив меня по щеке.

- Не знаю, - пожал плечами я, невольно улыбаясь, боль под нежными пальчиками Кссейни медленно, но верно уходила.

- Нет, - ответила за меня орка, - она может занимать только мое тело. Сейчас ее что-то задерживает. Или кто-то... Никто не знает, что означает слово "ферьон"? Вроде бы, это какая-то преграда, что встала у нее на пути. Впрочем, это неважно. Я тоже могу хоть и частично слышать мысли Ти. Путь через выжженные земли существует, вернее, существуют костюмы, в которых можно безопасно пройти эти земли. Правда, за ними расстилаются болота, но при твоей удаче это не должно стать проблемой.

- Моей удаче? Как же... - буркнул я. - На меня она араж подействует.

- К чему искать трудности там, где их нет, - улыбнулась мне Сарана. - Возьмешь кого-нибудь с собой, и ему будет сопутствовать удача.

- Кого-нибудь? - опешил я. - Разве ты не идешь со мной?

- По госпоже Ти соскучился? - фыркнула воительница. - Мне придется остаться здесь, чтобы эта стерва не добралась до тебя.

- Так она ведь все равно узнает, куда я пошел, как прочтет твои мысли.

- Не узнает. Есть специальные ментальные техники, очищающие на память. Перед смертным боем воина не должны отвлекать никакие переживания или сомнения. Правда, через пару дней память вернется, но не думаю, что Ти станет торчать в моем теле так долго, поняв, что никто не собирается выпускать меня из камеры.

- Или со злости разнесет камеру вместе со всем городом! - перебил ее Ангорлах.

- Не сможет, - качнула головой Сарана, - на станции есть приборы, блокирующие магию.

Орка обвела взглядом наш военный совет, сидящий кружком на полу тюремной камеры, усмехнулась и подвела итоги:

- Итак, план такой. Оправляйтесь с Ильсаном на станцию за костюмами и блокиратором магии...

- Ночь на дворе, - буркнул крошасс, ни к кому не обращаясь.

- Хорошо, - со вздохом отозвалась воительница, - утром идете на станцию. Я постараюсь продержаться, как можно дольше. Ангорлах, у вас есть карты местности? Хорошо, принесите их. А также подготовьте сопровождающего для Ильсана и все необходимое для путешествия.

- Я, я пойду! - вскричала Кссейна, схватив меня за руку.

- И я! - поддакнула Суисса, оккупировавшая вторую.

- Только посмейте... - нахмурился Ангорлах. - Хотя... ладно, идите. Лучше, если вы будете подальше отсюда, когда Ти вырвется на свободу.

- Не вырвется!

Но крошасс не был так уверен в словах Сараны и лишь печально качнул головой.

- Надеюсь, моим девочкам повезет. А мы уж тут как-нибудь сами...

- С ведьмой мы разберемся, не сомневайся, - хищно ухмыльнулась орка, и я, на месте Ти, поостерегся бы возвращаться. - Всех, хватит болтать. Отдыхайте, а утром за работу. Ангорлах, у тебя еще зелье осталось? Вдруг память вернется раньше, чем Ильсан успеет удрать.

- Есть, - кивнул крошасс, - сейчас принесу. И еще... - он на миг закрыл глаза, что-то припоминая, - точно, она должна была сохраниться.

- Кто она? - тут же полюбопытничала Кссейна.

- Самодвижущаяся тележка, - так гордо заявил крошасс, будто сам эту тележку сделал. - Мой прадед ее у чужаков отбил, а пленники рассказали, как она ездит. Там лишь кнопку нажать надо и колесо крутить. Только она уже давно без движения стоит. Предки ее даже кормить пытались, вдруг проголодалась и оттого не бегает. И толкали, и пинали, но ничего не получалось.

- Чем кормили-то? - хохотнула орка.

- Ну дак, это... - засмущался вдруг крошасс, - бананами. Мясо-то жалко какой-то телеге отдавать.

- Ну-ну... - хмыкнула Сарана. - А ты сам видел такую тележку? Там случайно не было рядом с колесом, которое крутят, желтого светящегося шара.

- Был. Вернее, есть шар, но он не светится.

- Если я не ошибаюсь, то именно этот шар надо заменить. По крайней мере, в воспоминаниях Ти он светился, а человек за колесом сказал, что не мешает его поменять, а то нарфов драндулет что-то не тянет.

- А кто его должен тянуть? - взмахнула ресничками Су, подсаживаясь к орке поближе. - И куда?

- Понятия не имею, - отрезала та. - Если повезет, найдем шар и проверим заработает ли тележка. Дело осталось за малым, найти на станции склад. И как-то туда попасть. Вряд ли его оставили открытым.

- Я знаю, где найти склад, - заявил Ангорлах, - мы детьми на станции все излазали. Даже карту на стене видели. Думаю, склад должен быть большим. Там четыре таких помещения, проверим все и найдем. Только двери мы так и не смогли открыть.

- Ой, - захлопала в ладоши Суисса, - а я знаю, а я знаю.

- Ага, - обрадовалась Кссейна, - я тоже знаю. Эти чужаки такие извращенцы.

- Извращенцы? - не понял ее отец. - Почему?

- Так через дверь надо голыми проходить!




Неор Туварэн


Дышать становилось все труднее. Уже давно погасили и факелы, чтобы не тратить попусту воздух, и магические световые шары, на удивление быстро высасывающие силу. Закончилась еда, собранная с пола и брезгливо проигнорированная эльфами, выпито вино и гномий эликсир во фляжке, снятой с одного из погибших бандитов. Смолк смех, а вскоре и разговоры. А дедушка все не возвращался...

Слезы тоже закончились. Забившись в угол, мы с Альси и вдоволь наревелись, и успели вздремнуть, а дедушка все не возвращался.

Магия будто сошла с ума и вытворяла араж знает что. Ничего сложнее банальных световых шариков не получалось. Эльфы не могли даже скрыть весьма специфический запах (почти сутки в маленькой замкнутой пещере с кучей трупов это не отдых на лесной полянке, скажу я вам), что уж говорить о порталах. Множественные отчаянные попытки их открыть провалились. И даже нархан, без проблем таскавший сюда всякую ерунду, не сумел вырваться - он несколько раз нырял в пустоту и через миг возвращался, взъерошенный и несчастный.

- У, коровейн поганый! - ругался Фрр, забираясь мне на плечо. - Урою гада! Будет знать, как пинать обратно маленьких безобидных котенков!

Устали бандиты в сотый раз обыскивающий пещеру и простукивающие стены, опустили руки Князь и Советник, до конца пытающиеся что-то предпринять и перебирающие бесполезные заклинания. Прекратились шуточки неунывающего Ричи и ехидные комментарии нархана. Надежда оставалась лишь на дедушку. А он все не возвращается...

И спать хочется. Но нельзя. Вдруг он вернется. Страшно спать... Голова кружится.

Темно, как же темно вокруг. И тихо...

Воздух какой-то колючий, и его больно глотать.

А Альси спит, и мурлыкающий мне в ухо Фрр спит. Все спят.

Нет, не все. Князь шевелится. Зовет кого-то... Альси.

Точно! Надо позвать!.. Вот только кого... Не помню.

Как же хочется спать. Но нельзя. Надо вспомнить. Позвать...

- Дедушка!!

Ильсан, а ты тут откуда?

Убежать с тобой? Конечно, хочу! А куда?

К эльфам! Они такие красавчики!

А как мы убежим? Тут же кругом стены? Ух ты, сквозь стены... Конечно, могу.

Ой, Имарчик! Ты тоже сквозь камень ходишь? А почему раньше не сказал?!

Ой, Имарчик! А ты светишься! И трость как у дедушки!

Зачем вставать? Мне так хорошо...

Идти? Зачем? Давай лучше улетим!

- Вставай, дура! Я тебя, чо, тащить должен? Эх, старикан, поспокойней! Да потащу я ее, потащу!

А куда? Аражу в зад? Ух ты, какой гладенький! И длинный!

А веревки зачем?

- Руки не растопыривай, дура!

Нет! Не хочу аражу в зад!

Ой, ветерком тянет!

А что там светится? Кишки?

А зачем мы по ним лезем? На выход?

А зубы где? Что, значит, какие зубы? Которые во рту. Еще слово и выбьешь?

Чего реву? Так ему же больно будет, если ты ему зубы выбьешь. Кому? Аражу, по которому мы лезем!

И ничего не дура! Сам дурак! Анатомию изучать надо! Если мы в зад влезли, то вылезти можно только через рот!

Ой, а я застряла.

Нечего было сиськи отращивать? Так они сами выросли. Не виноватая я.

Боком ползти?

Не хочу! А вдруг араж рот закроет?

- Ползи, дура! Я в этом тоннеле жить не намерен!

Ой, светло, глазкам больно! И стен нет!

Ага, я зажмурюсь, а он меня съест! Как кто? Араж!

Уже убежали? Ух ты!

А целоваться обязательно? За чудесное спасение? Хорошо.

Ой, больно!

Дедушка, ты чего дерешься?!

Куда прийти? В себя? А разве я уходила?


Очнулась я от бьющего в глаза солнца и легкого похлопывания по щекам.

- Дедушка? - удивленно похлопала ресничками я.

- Ну, слава Стражам, узнала. А то все араж да араж!

- Ну, я же говорю - дура! - хмыкнули из-за спины.

- Ты вообще помолчи, герой! С тобой потом разберемся! - ласково пообещал призрак.

- А чо сразу я-то! - отшатнулся от него Ричи и резво-резво пополз в сторону.

Такая прыть объяснялась просто - при ближайшем рассмотрении становился отчетливо виден фингал с отпечатком льва в центре.

- Дедуль, ты за что его так? - пожалела я парня.

- За аража и сиськи! - усмехнулся граф, недвусмысленно проигрывая тростью.

За аража с сиськами? А разве такие бывают? - не поняла я, а все присутствующие, включая Князя, неприлично заржали.

Им даже эхо ответило, со смехом пролаяв что-то типа "пхыр-быр-мыр". И размытой зеленой тенью прошмыгнуло из одних кустов в другие.

Хм, a разве эхо зеленое? Тьфу, материальное?

- А... - начала я, указывая на кусты, но эхо кроме меня никто не заметил, зато все понимающе улыбались, а Альси даже предложила сопроводить меня в эти самые кустики.

- Зачем?

Встречаться с... кем бы то ни было мне вовсе не хотелось.

- А она уже все,- прокомментировал наглый Ричи, - того... в штаны!

Окинув взглядом небольшую заросшую высокой травой полянку, скалу с идеально ровной круглой дырой в метрах трех от земли, кусты у ее подножия, где что-то усиленно пыхтело и шуршало, деликатно отворачивающихся эльфов, усатого разбойника, вылезшего из этих же кустов и старательно поддергивающего штаны, я наконец сообразила о чем речь и поспешила прибить рыжего насмешника.

И оттуда только силы взялись, ведь только что казалось, что и пальцем не пошевелить. Удирая от меня и ловко перескакивая через поросшие мхом валуны и нагромождения каких-то колючек, парень успевал отпускать едкие замечания по поводу моих умственных способностей и жевать сорванные с веток сизые крупные ягоды.

Несмотря на их крайне неаппетитный вид, рот моментально наполнился слюной, напомнила о себе жажда, и рыжий гад был моментально забыт. И таки да, захотелось кое-куда еще.

Когда же я, изрядно оцарапанная, вернулась на поляну, там был накрыт расчудесный стол. И плевать, что на камне, без скатерти и приборов, и плевать, что из еды только бананы и полуобглоданная кость, а из напитков - что-то непонятное в бурдюке.

- Все что нашел, - печально развел лапками Фрр, - далеко уйти не получилось, будто не пускает кто. А родичей я не чую.

- Не переживай, - Княжна взяла страдальца на руки, - ты не виноват, здесь просто магия как-то странно работает.

- Более чем странно, - согласился ее отец, потягивая руку к банану.

- Пхыр-быр-мыр! Гра! - отозвалось эхо, выхватывая кость у опешившего от такой наглости Брана.

- Вы видели? - воскликнул бандит, уставившись на дальние кусты, откуда доносилось радостное чавканье.

- Я уже давно заметил, что мы не одни, - ответил его братец, цапая со стола последний банан.

Эльфы дружно кивнули, подтверждая его слова и мои опасения.

- Я этого гада зеленого давно засек, - мрачно ответил дедушка,- сразу как завал прошел. Вернее, он меня...

- И что?

- И ничего! - огрызнулся на Советника призрак.- Ни магии, ни свободы!

- Как он выглядит?

- Не разглядел. Быстрый, гад! Ростом с меня, зеленый, пахнет отвратно. Зато магией от него тянет, дай бог. Сутки вокруг меня круги наматывал, ругался.

- Ругался? - Князь задумчиво прошелся взад-вперед. - То есть наш незнакомец вполне разумен, и с ним можно договориться.

- Сомневаюсь, - насмешливо фыркнул Руфинарис.

- Не переживай. У нас с Вуайли богатый опыт по части переговоров. И не с такими договаривались.

- Сомневаюсь, что разумен, - покачал головой призрак.- Чего я ему только не обещал, как ни угрожал, но ничего путного так и не добился. Там и членораздельными-то были лишь несколько слов. "Жрать, куда, охота и сам упырь".

- Сам упырь! - подтвердили кусты, безумно расхохотавшись.

- Дедуль, а как же ты из ловушки выбрался?

- Сам не понял, - пожал призрачными плечами Руфи. - Я как висел напротив вон той дыры, так и висел, сдвинуться не мог.

- А дыра откуда?

- Не перебивай старших, - грозно сдвинул брови старик, - а то выпорю!

- Давно пора, - поддакнул Ричи, доевший банан и старательно облизывающий пальцы.

- Тебя тоже, - пообещал призрак и продолжил, тяжко вздыхая. - Я ему уже и золото предложил, а он... Даже не среагировал, гад! Зато когда я от нечего делать стал считать, он тут же объявился: визжал, ругался, траву рвал... А как я до пятнадцати... а может, до шестнадцати дошел... Эх, дольше объяснять. Пятнадцать! Шестнадцать! - рявкнул он и с криком "ложись" повалил меня на землю.

Реакция не заставила себя ждать. Не успели остальные упасть рядом, как над нашими головами пронесся огромный огненный шар и врезался в скалу, проделав в ней еще одну дыру.

- Сам упырь! - ругнулись кусты, и все смолкло.

- Вот как-то так, - усмехнулся призрак.

Убедившись, что зеленое нечто действительно куда-то убралось, решили срочно уходить - пешком (магия, к сожалению, так и не вернулась). Пробравшись через колючие кусты и собрав по пути немного сизых ягод, мы (вернее, я) восхищенно замерли.

Перед нами расстилалось огромное безбрежное поле, покрытое странной, но очень симпатичной травкой. Ее круглые листочки не тянулись как обычно вверх, а стлались по поверхности, закрывая ее целиком. Тот там, то здесь среди зелени виднелись премиленькие синие цветочки с такими же круглыми лепестками. Один из таких цветочков оказался в двух шагах от меня, не удержавшись, я шагнула вперед, намереваясь его сорвать, но меня резко и грубо оттащили, рявкнув в ухо:

- Куда лезешь, дура? Это болото!




Сэм Винфорд


Мощный поток холодной соленой воды привел меня в чувство, заставив выразить эти самые чувства простым и доступным способом. Мейр, словно горное эхо, вторил моим словам, пока неожиданный обвал в виде крепкого подзатыльника от Кэри не пресек источник звука. Причем, дважды.

Осторожно потерев ноющий затылок, я быстро огляделся.

Шагран мне в сопла! Это еще что?

Проклятая волна нас-таки догнала. Почти. Вода была повсюду: на круглой площади, вымощенной серым булыжником, в неработающем мраморном фонтане и даже в шляпе с пером, что некогда красовалась на усатом статном вельможе, а ныне жалко свисала, обдавая мужчину множеством тонких струек.

- Вы-вы-вы... - пытался что-то объяснить он.

- Высокочтимые господа? - подбодрил парня мокрый как мышь оборотень.

- Выродки! - наконец разродился вельможа, парень лет двадцати пяти с красивым и надменным лицом. - Кретины! Это же мой новый костюм! И шляпа!

- Ну и чеши отсюда! Вместе со шляпой! - рявкнул обозленный сверх меры Мейр.

В добавок к нашему триумфальному прибытию оборвавший узду конь, скачущий пьяной белкой и вздымающий тучи брызг, в который уже раз окунул нашего пушистика с головой. Другие кони, с тяжело вздымающимися боками, жалобно ржали, сжавшись в кучу и растерянно поглядывая на вожака. Вокруг сновали не менее растерянные яркие рыбки. Одна из них задела мою ногу и пребольно царапнула. Пиранья?.. Пиранья!

- Мама! - взвился в воздух я, только сейчас заметив, что все это время стоял на коленях по грудь в воде, причем, на чем-то мягком, а на шее у меня клещом висела Лерка.

- Я не мама, я - Император! - выбрался из воды мокрый и разъяренный нархан.

Обругав меня последними словами под гнусные смешки разряженного типа, Шррррр улепетнул сушить шерстку на памятник какому-то мужику с удивительно знакомой шляпой.

- Что за сброд... - процедил сквозь зубы парень, старательно поправляя мокрый белый платочек в кармашке столь же мокрого черного камзола с серебряными пуговицами.- Откуда у нищих такая роскошная карета?

Прохаживаясь вдоль кареты вперед-назад, заложив руки с массивными перстнями за спину и задрав подбородок, вельможа не замечал, насколько смешно смотрится, рассекая слегка выпирающим животом морскую гладь, заполнившую нижний уровень Замка.

К счастью, основная часть волны осталась за прочными железными воротами, отрезавшими нас от неминуемой смерти. Распахнулись они удивительно вовремя - какое-то время мне казалось, что нам так и не откроют (да и какой дурак это сделает, когда надвигается такое?), и Замок-над-обрывом украсит живописная лепешка, но нам нархански повезло. Тем более что сбавлять скорость наш верный конь не собирался.

Все произошло в считанные мгновения. Отчаянный крик Лерки. Удивленный возглас Кэрлин. Звонкий голос по ту сторону стены. Скрип ворот. Металлический звон от удара створок. Рвущиеся от натяжения поводья. Ржание, испуганное и радостное. Мощный удар в стену. Дребезжание и стук выпавших камней о мостовую. Плеск пенного гребня, сумевшего преодолеть преграду и рухнувшего на нас с десятиметровой высоты. И разорвавшие гнетущую тишину звонкий смех и крики:

- Юнсоль, придурок! Что творишь? А если бы мы захлопнуть не успели?! Пожалуемся мастеру, будешь знать!

Ну и ругань присоединившегося к стражникам Мейра с моей посильной лептой.


Павлин в камзоле и шляпе с пером, повернувшись спиной к карете, отчитывал вытянувшихся перед ним в струнку стражников. Те виновато помалкивали, изредка поглядывая на истинного виновника "безобразного нарушения порядка и субординации", мальчишку с торчащими ежиком короткими рыжими волосами, который недолго думая присоединился к Императору, покровительственно положив руку на плечо мраморной статуе. Вытащив дрожащую Лерку из воды и усадив на козлы, я уже подумывал было вырвать у аражева "начальника" перо и затолкать ему же в глотку, чтобы наконец заткнулся и пропустил нас в карету. Еще немного и мы просто околеем от холода. Помощь пришла, откуда не ждали.

С возмущенным воплем "убери свой жирный зад с пути святого праведника!" дверца кареты распахнулась, основательно вдарив вельможу по тому самому месту, что мешало "праведнику. В очередной раз выбравшись из воды, парень одарил нас грозным взглядом, резко развернулся, чтобы высказать наглецу все что думает, да так и замер с открытым ртом. "Святой" выглядел весьма странно - мохнатый, черно-белый и с хвостом - и столь же странно пах. На гневные и не очень-то справедливые обвинения "праведник" обиженно замычал и выдал обильный ответ.

Мгновенно сориентировавшийся Айверин попытался успокоить вельможу, но безуспешно. Под еле сдерживаемый стражниками смех и наш откровенный хохот павлин, старательно, но безуспешно пытаясь сохранить достойный вид, удрал с водной площади.

- Зря вы так с Лангаром, - покачал головой пожилой стражник с короткой бородкой и седыми прядками в густых черных волосах. - Это младший сын нашего барона, начальник гарнизона, и гад каких поискать.

- Точно, - поддакнул парнишка лет тринадцати, с любопытными синими глазами и хитрой улыбкой, - теперь не успокоится, пока не отомстит.

- Ха! - фыркнул отряхивающийся, словно кот, Сейфиттин. - Боялись мы тех хомячков!


Заведение с гордым названием "ресторация Горный цвет" ничем не оправдывало своего статуса. Стены двухэтажного окрашенного зеленым здания радовали глаз буроватыми потеками и черными выщерблинами рассыпавшихся от старости кирпичей. Заляпанная непонятно чем деревянная дверь жалобно поскрипывала полуоторванной верхней петлей. Прямо у порога, на вымощенной красноватым камнем и затянутой мхом мостовой, видимо, в целях рекламы валялось нечто небритое, лохматое и насквозь пропитанное гномьим эликсиром.

Узкая грязная улочка, которая привела нас сюда, заставив взобраться на довольно крутую горку, убегала дальше вдоль высокого глухого забора и заканчивалась тупиком, заваленным старым хламом и ящиками с доживающими свой век фруктами и овощами. Штурмуя эту гору, визгливо грызлись друг с другом серые упитанные крысы. Одна, либо особо наглая, либо особая глупая, сунулась к ресторации и была с восторгом выловлена за хвост и зверски затискана. Пока ошалевшие взрослые и заинтересованно притихшая Лерка пытались прийти в себя, а я раздумывал, что предпринять, чтобы не напугать малышку, за дело взялись возмущенные до глубины души нарханы - да как вообще кто-то посмел претендовать на их священное место в нашей команде, да еще и образ чужой присвоить. Несчастная запуганная крыска, с отчаянным писком вырвавшись из объятий Динь, спешно юркнула в ближайшую нору, а битва за место под солнцем, то бишь, за пазухой Диниры только набирала обороты. Даже крысы с мусорной горы притихли, поглядывая с все возрастающим любопытством. Победил окончательно распоясавшийся в отсутствие Айверина Император, и то лишь потому, что разозлившийся оборотень ухватил Оппозицию за шиворот и, раскрутив за хвост, вышвырнул куда подальше, под радостный визг зрителей. Рекламное тело, коему прилетело нарханом прямо в лоб, пьяно икнуло, перевернулось на спину и самозабвенно захрапело.

- И это называется "уединенное местечко и роскошный вид"? - с трудом скрывая раздражение, прошипел Мейр. - Теперь-то ясно, почему Юнсоль удрал за пару поворотов отсюда. И почему горожане так не любезно на него посматривали. Вот попадется мне этот гаденыш! Мало ему не покажется!

- Не злись, милый, - Кэрлин ласково погладила парня по щеке, - может, внутри не так и плохо.

- Думаешь? - ехидно вздернул бровь оборотень. - Что-то я сомневаюсь. Нашего бы "святошу" сюда, а то сам в замке ошивается, а мы должны тут, в "уединенном месте", его дожидаться.

- Айверин на разведке! - влезла в разговор Лерка. - Не надо его обижать!

- Обидишь его, как же, "спасителя и праведника"!

- Неа, дядя Ай не на разведке, - хихикнула Динира, влезая вместе с Императором ко мне на руки, - он пошел шуршать.

- Чего?!

- Он сам так сказал, - важно кивнула малышка. - "Надо бы в замке пошуршать". Сэм, а почему дядя Хитрец заявил тому дяденьке в шляпе, что мы незнакомы?

- Потому и сказал, что хитрец, - вздохнул я.

- У него наверняка какой-то план, - встала на его защиту хайта.

- Шел бы он уже куда-нибудь со своим планом, - буркнул себе под нос так и неуспокоившийся оборотень.

- Лучше бы нам куда-нибудь пойти, - перебила его Кэрлин, указывая глазами на трех живописных типов в подворотне, окидывающих ее стройную фигурку сальным взглядом.

- Куда?

- Внутрь. Уверена, что Юнсоль не стал бы нас обманывать.

И ее ожидания не обманулись - внутри вид был еще роскошнее, чем снаружи. Грязные деревянные столы, заплеванный потемневший пол, пыльные горные пейзажи на стенах, паутина в углах и на свисающих с потолка масляных лампах, величественно шествующие по столам тараканы.

- Да чтоб тебя! - рявкнул подтянутый черноволосый мужчина со шрамом у виска, пытаясь прибить одного из них.

- Бамс. Дзинь. Скрисс. Бамс. Дзинь. Скрисс. Бамс. Дзинь. Скрисс.

Дробному стуку вторили стеклянный звон пивных кружек и жалобный скрип рассохшейся столешницы. И судя по непрекращающемуся стуку и последовавшей за ним ругани - скорость и ловкость победили затуманенный виной разум.

- Принес? - мужик со шрамом окинул собеседника цепким колючим взглядом.

- Ага! - гордо возвестил крупный, даже полноватый парень с крепкими руками и блестящей лысиной. - Вот!

На и без того грязный стол шмякнулся небольшой кожаный мешок, весьма странно пахнущий.

- Кровь... - растерянно прошептала Лерка, вцепившись в мой локоть.

- Совсем рехнулся?! - озлился тип со шрамом.

Он решительно приподнялся, сверкнув рукоятью клинка, и схватил толстяка за грудки, чуть не разорвав ему серую кожаную куртку, но заметив нас, быстренько смахнул мешочек в обитый железом ларец и проворно скинул его под стол, прямо на шевелящего усами бывшего сотрапезника.

- Подслушивать вздумал, поганец? - наемник на полном серьезе обругал таракана, но заметив Сейфи, замер на полуслове и вздрогнул, схватившись за оружие.

- Хм, - поприветствовал его оборотень насмешливо приподнятой бровью.

- Не стой у меня на пути! - сказал, как сплюнул, тип со шрамом. - Это мое задание!

- Да что ты? - нежно улыбнулся ему Мейр.

Наемник, помянув аражей, состоящих в близком родстве с нашим другом, выудил из-под стола ларец, схватил за руку толстяка и поволок к выходу.

- Подслушивать вздумал, поганец? - показавшийся в дверях радостно скалящийся Юнсоль огреб все то, что предназначалось двум противникам типа со шрамом - усатому и хвостатому. Ларец ему на голову, к счастью, не опустили, но оплеухой знатно припечатали, со всей силой и злостью.

Ни за что досталось и входной двери, окончательно сорвавшейся с петель, и рекламному телу, на которое, споткнувшись, рухнул толстяк, и оплакивающему свою тяжкую долю Ирррру, свернувшемуся вокруг неизвестно откуда взявшегося колбасного кольца. Урод со шрамом, бросив напарника и прижимая к себе ларец, улепетывал вниз по улочке, старательно делая вид, что никуда не спешит. Следом за ним, изображая гордое безразличие, крался вздыбивший шерсть нархан, раздраженно метя хвостом и прячась за разросшимися вдоль дороги лопухами. Похоже, наемник только что совершил самую большую глупость в мире - злить нарханов, по-моему, куда опаснее, чем дергать аража за хвост. Толстяк, кстати, тоже - "обижать уставшего дяденьку" на глазах Лерки может только идиот. Тщетно пытающийся подняться парень был рывком вздернут на ноги и пинком направлен на путь истинный, так что напарничка он догнал в считанные мгновения.

Бесстрастности Мейра могли позавидовать и ледяные статуи, но взгляд, которым оборотень буквально прожигал удаляющуюся парочку, говорил о многом. Но стоило Сейфи заметить мое внимание, как в глубине серых глаз разлилось то же ледяное спокойствие. Интересно, откуда он этих типов знает? Хотя нет, скорее только наемника... Наемника? Так вот оно что, коллеги, значит. Неужто нашему пушистику дорожку перебежал?

- Эй, а вы чего сюда-то поперлись? - выскочил вслед за нами на улицу потирающий мягкое место Юнсоль. - Я же ясно сказал, налево и еще раз направо! Тупые, что ли?

Наше общее мнение выразил Сейфиттин, отвесив маленькому нахалу еще одну оплеуху.

- Чего дерешься? - обиженно надулся тот, потирая затылок и старательно пряча пляшущих в глазах нарханов. - А я вам свое убежище хотел показать, а вы...

- С тобой я потом разберусь, - ласково пообещал оборотень.

- А чего сразу я-то! - огрызнулся нахал.

- Идите, - кивнул нам Мейр, - полюбуйтесь наконец роскошным видом, только с этого шутника глаз не спускайте. Я на разведку. Вас потом сам найду.

- Я тоже на разведку! - вывинтился из-за пазухи Динь Шррррр.

- Держите Императора! - с еле заметной ноткой тревоги крикнул на бегу Мейр. - Если он там с Оппозицией встретится, то это будет не разведка, а сплошная борьба за власть и предвыборная агитация! Араж! И кто их этой чуши научил?

- Сам ты чушь! - выловленный в последний момент нархан злорадно показал язык скрывшемуся за поворотом Сейфиттину. - И борьба вовсе не за власть, а за Президентское кресло. А ну пусти меня, приспешница Президентская! - оскалился он на крепко удерживающую его Лерку. - Доверенным мордам Президента запрещается таскать за хвост набирающего политическую силу конкурента.

- Чего? - опешила хайта.

- Объясняю для идиотов, - прошипел Шррррр, - упал намоченные лица Президента не вправе проводить агитацию против другого кандидата, честнейшего и неподкупнейшего, путем проведения предвыборных приседаний, демонстрации избирателей, публичных шествий по публичным домам. Кандидаты и их доверенные морды обязаны передавать избирателям... не, эти обойдутся, обязаны передавать мне денежные средства, подарки и иные материальные ценности.

Да что он себе позволяет, гад лохматый! Здесь же дети!

Я дернулся было вперед, заткнуть пасть нархану, но Кэри меня остановила, шепнув на ухо:

- Не надо, только лишнее внимание привлечешь. Юнсоль, - окликнула она, словно невзначай оттесняя Лерку вместе с разоряющимся Императором в сторону, - а что ты хотел нам показать?

- Скалу, оттуда весь город видно, - мальчишка горделиво задрал курносый нос. - Там и перекусим, - он приподнял корзинку, которую все это время держал в руке.

- А сосиски там есть? - тут же прекратил агитацию Император.

- Не, колбаса есть, - Юнсоль откинул крышку и слегка помрачнел, - вернее была...

- Что?! - взревел нархан. - Мою колбасу тырить?! С этой Оппозицией всегда так! Ничего святого!

- Зато сметана осталась! - утешил его мальчишка. - Айда все за мной!

Он двинулся в противоположную мусорному тупику сторону, но далеко не ушел - выбравшаяся из моих объятий Динира догнала его и, преградив путь, грозно вопросила:

- Юнсоль, а ты научишь меня тараканчиками управлять?

- А чего сразу я-то! - привычно отозвался белобрысый хулиган. - Чего?! - вникнув в суть вопроса, распахнул в изумлении рот. - Управлять тараканами? А кто сказал, что я это умею?

- Тот дяденька в ресторации, - наивно хлопнула глазенками Динь.

- Вот у людей фантазия работает! - восхищенно присвистнул парнишка. - В прошлый раз крысы были. Сейчас тараканы. Дальше что? Клопы?

- Не, - надула губы Динира, - клопов не надо, они плохие, кусаются, - доверительно пожаловалась она, - лучше тараканчики. Так научишь?

- Научу-научу, - лишь бы отвязаться буркнул Юнсоль.

- Ага! - возликовала девчонка и бросилась в ресторацию.

- Куда?! - попытался ее остановить целый хор голосов.

- На охоту! - отозвалось малолетнее наказание.

- На охоту! На охоту! На охоту! - высоко подкидывая лапки, проскакал за ней Император.

Следом в ту же дверь решительно вошла пэри Хорн. Дальнейшее произошло в считанные минуты. Короткий, но звонкий рев. Возмущенный мяв. Приветственные крики посетителей. Помянутые в сердцах вонючие киты. И вскоре на улице показались смущенно пожимающая плечами Кэри, влекомый за шкирку нархан, распевающий что-то грозное и воинственное, и счастливая Динира, одной рукой потирающая покрасневшее ухо, другой прижимающая к груди банку с ошалевшими тараканами.




Глава 10. Муки голода и грозные предзнаменования


Сейфиттин Мейр


Вот уж кого не ожидал встретить в Замке, так это Хмельта. Ну и что же ты тут забыл, заклятый конкурент? Ладно, в эти игры можно и вдвоем играть.

Спровадив детей и женщин в безопасное место и понадеявшись, что мелкий поганец не будет больше шутить, я поспешил за Хмельтом. Если он здесь, то мне следует быть в курсе всех дел - этот на шуточки размениваться не будет, тут пахнет серьезными неприятностями. Нам двоим не ужиться на одной территории - так что либо я, либо он. Тем более теперь, когда он видел и Кэри, и детей.

Араж! А ведь они теперь в опасности. Надо быстрее выбираться из города.

Следить за одним из лучших наемников для особых поручений было не так-то просто - преследователей он за версту чуял, одно что человек. Да и узкая улочка с тянущимися в обеих сторон абсолютно одинаковыми серыми домишками особых укрытий не предоставляла, разве что развешанное то там, то здесь, прямо поперек улицы, мокрое белье. Но прятаться за чьими-то, недостаточно хорошо простиранными портками не очень-то приятно. Перехватив за хвост кравшуюся впереди Оппозицию и назначив нархана своими глазами и ушами, я нырнул в один из домов с неброской зеленой дверью, расслышав за ней знакомый шум и задорный женский смех.

Слух не подвел меня и после встречи с охранником, решившим после знакомства с моим кулаком ненадолго прикорнуть в кладовке со швабрами, привел в ярко-освещенную украшенную шелковыми драпировками комнату. На мягких диванчиках у стен, покрашенных в теплые желтые тона, на подлокотниках кресел, а то и прямо на коленях у клиентов удобно устроились полуодетые (или полураздетые) девицы с точеными ножками и томными зазывающими взглядами. Выбрав красотку подходящей комплекции и небрежно бросив золотой опешившей хозяйке заведения, я проследовал за покачивающей бедрами девушкой на второй этаж.

- Раздевайся! - велел я, стоило двери захлопнуться за моей спиной.

Блондиночка глупо хихикнула и медленно потянула платье, обнажая нежное плечико.

- А помочь? - кокетливо уточнила она.

- А в глаз! - со злостью брякнул я, через миг обругав себя за опрометчивость.

Красотуля, обиженно надув ярко-алые губки, демонстративно взмахнула густо накрашенными ресницами, собираясь пустить слезу. Пришлось, собрав все мужество, утешать и обещать незабываемый вечер, то бишь, день. Воодушевленная девчонка, назвавшаяся Изабель, торопливо выскользнула из обтягивающего стройную фигурку платья, - то, что на ней осталось, одеждой можно было назвать с большой натяжкой, и прыгнула на кровать, приняв эффектную позу.

И вот тут мужества мне понадобилось куда больше. К сожалению, эту битву я проиграл вчистую - справиться с искушением мне не удалось, и раздевался я куда быстрее, чем девица. Когда до вожделенной добычи оставалась лишь пара шагов, перед мысленным взором встала пэри Хорн с большими садовыми ножницами в руках и, нежно улыбнувшись, пообещала отрезать кое-что ненужное. Ну что тут поделаешь? Вынужден подчиниться грубой силе. Но проще сказать, чем сделать. Когда тут такое на кровати валяется!

В сторону я отскочил еще быстрее, чем раздевался, сорвав с кресла пушистый плед, швырнул в коварную соблазнительницу. Рывком распахнул окно, жадно глотая свежий воздух, заметил на столике вазу с цветами и недолго думая повторил трюк Ильсана. Тьфу, мерзость какая! Ну, у них что, мода такая - воду в вазах не менять? Араж!

Задумчиво сняв с уха ромашку, я осторожно оглянулся - экстренные меры вроде подействовали, но кто знает... Девица, сообразившая, что ей попался полный псих, испуганно жалась к спинке кровати, старательно завернувшись в плед. Узнав, что именно я от нее хочу, Изабелька удивленно вытаращила на меня синие глаза, сравнявшиеся в размере с эльфийскими. Похоже, столь непристойного предложения она еще не получала. Но, как говорится, желание клиента - закон. На ее зов снизу примчались три скучающие в ожидании работы красотки, азартно потерли ручки, накинулись на меня все вчетвером. И понеслось...



Орхарн Кса-эрри-олвэ-лирр


Добраться до столицы оказалось не так и сложно - штатный телепортист ССД отлично знал свою работу и действовал молниеносно, опережая Сдвиги и с каждым прыжком приближая нас к цели, а пара истраченных магических накопителей - это так, мелочи. Сложнее было утащить с собой Ориса - наглый Рыжик потребовал, если не забрать с собой Барбариску, то хотя бы попрощаться. Спасение мира в целом и нашей желтой зоны в частности его мало волновало, как и наказание неких пока мифических заговорщиков, а уж встреча с отцом и вовсе не радовала. Положение спас Инвери, что-то шепнув мальчишке на ухо, после чего малолетний нахал уже спокойно выслушал сообщение гнома-разведчика, что человечки уже нет в Кадаре, и последовал за мной, грозно заявив капитану: "Помни, ты обещал!" Тоже мне великий герой, мастак обещания раздавать - я и сам эту Барбариску найду, потом, когда все закончится, а наши вэрраки покруче их ССДшников будут. Стоп! Так ведь я ему тоже самое пообещал, еще в самом начале. Чем ему мое слово-то не угодило? Ах ты ж, паразит мелкий! Значит, посторонним людишкам мы верим, а родному брату нет?

Я выразительно уставился на Ориса, одним взглядом озвучивая невысказанный вопрос, "паразит" же демонстративно отвернулся, одернув край узкой короткой юбки. Ха, так вот в чем дело! А нечего выпендриваться было, никто его за язык не тянул - использовал бы тут иллюзию, какую предложили, и проблем бы не было. И вообще, принц должен уметь отвечать за свои слова. Сказал, что "лучше будет бабой, чем этик криворуким задохликом"? Сказал! Так изволь выполнять. Сначала я планировал записать за братца что-то вроде пятого образа, что продемонстрировал нам Сэм, но потом передумал. Винфорда не прочь был обменяться - его ил'яхзи сломался и генерировал всего пять "осточертевших до печенок" образов - но, к сожалению, хвостов у иллюзий не было, и я вынужден был отказаться. Зато предложенные капитаном ил'яхзи работали без капризов, и первый, выделенный для Ориса, создал образ "бабы": расплывшееся тело с тусклой клочковатой шерстью, коротким хвостом и узкими желтыми глазками. Вот ведь, даже шуток не понимает. Расшипелся тут...

Девушка вышла очень даже симпатичной: стройная рыженькая, зеленоглазая, с длинной косой и высокой грудью, на которую мальчишка косился с плохо скрываемым интересом. Смотрелось это весьма странно, вряд ли девчонки будут облизываться на собственную грудь, пришлось привести его в чувство подзатыльником. Больше я не оригинальничал, и вскоре к красотке присоединились рыжий усатый купец с широкой грудью и небольшим едва наметившимся животиком и трое полосатых мордатых охранников с кучей шрамов. Иллюзию купца я создал для себя, назначив капитана "начальником моей охраны", с Веррана и тем более Арсина и роли простых охранников хватит. А Беркан, пожалев Ориса, не иначе, решил стать нашей престарелой бабулей, когда-то ярко-рыжей, а сейчас седой и сгорбленной (неуютно ему, видишь ли, с высоты на мир смотреть).

Ранним утром, оставив отряд капитана на заброшенной лесной заимке, где мы частенько ночевали с Риарром, отправляясь на охоту, купец с сестрой, бабулей и свитой направился в столицу, на встречу с будущим женихом Ориситы. "Орисита" ласково мне улыбнулась и пообещала самолично перегрызть горло и жениху, и драгоценному брату.

Лесная тропа, обогнув пару оврагов и поплутав чуток по колючему малиннику, вывела нас к широкой дороге, давно заросшей травой и мелкими кустиками. Такой знакомой и родной, что на глаза навернулись слезы и заныло в груди. Торопливо смахнув слезы, я сделал вид, что высматриваю что-то за деревьями. Приступ ностальгии прошел так же быстро, как и нахлынул, и озеро с кувшинками я встретил лишь легкой улыбкой. Продолжая любоваться родными местами, я не сразу заметил странности. Для начала из привычных кустов не выскочила привычная охрана, мост через речку оказался разрушен, и пришлось искать брод, ухоженный лес-сад на окраине столицы вместо фруктов зарос мусором.

Лес расступился, явив нашему взору огромную долину, где среди зелени прятался самый лучший город мира - ТоррЛийррис. Урсы не терпят вблизи от себя чужого присутствия, поэтому дома располагались далеко друг от друга, а некоторые даже скрывались ветвях деревьев. Улицы ветвились, изгибаясь под немыслимыми углами и создавая узорную паутину с сердцевиной в виде площади, вокруг которой разместились ратуша, центральный банк и Дом совета. Город никогда не отличался особым спокойствием, хотя на правом берегу пересекавшей столицу речушки, где стоял наш особняк и дома знатных лирров, всегда поддерживались полный порядок и относительная тишина.

Сейчас же ТоррЛийррис шумел сотней пчелиных ульев, разворошенных беспечными мальчишками (в роли которых, как выяснилось позднее, выступал мой отец), а местами разъяренно шипел, как и подобает порядочным урсам. Если бы не степень накала и раздражения, я бы предположил, что к нам в столицу приехала Ежегодная ярмарка вкупе с цирком и межмировым зверинцем. "Зверей", и правда, было много (драки вспыхивали то тут, то там), но особым разнообразием видов они не радовали. И если лирры завсегда отличались крутым нравом и отсутствием сдержанности, а людей хлебом не корми, дай подраться, то что заставляло обычно дружелюбных марров лезть в потасовки, я понять не мог. ТоррЛийррис и раньше-то не был гостеприимным городом, но уж торговцы-то здесь водились разных рас и мастей. Сейчас же их будто и след простыл, а город наводнили толпы взъерошенных возбужденных урсов, на фоне которых странные типы в серых длиннополых рясах казались язвенными пятнами, вгрызающимися в здоровую ткань.

Собственно, так оно и было. Пока я искал и уничтожал заразу в чужих краях, она пришла в мой дом. Попала на благодатную почву всеобщего недовольства, взросла на полном попустительстве со стороны моего отца и совета и расцвела пышным цветом, являя нам свои неприглядные последствия.

- Готовьтесь! - шуршало-гремело отовсюду. - Темный бог близко!

- Вступайте в ряды поклонников Хоо-Гирра! - торжественно звенело в центре площади, у длинных накрытых алой тканью столов. - Все в армию Многоликого!

- Спасайтесь, кто может! - тревожным шепотом летело с окраин. - Смерть! Смерть кругом!

- Бей неверных! - плотным слоем клубилось в воздухе и яростно взметалось ввысь. - Кто не с нами, тот против нас!

- Мор! - испуганно трепетало на разные голоса. - Больницы переполнены! Мы все умрем!

- Храм! Пожертвуйте на храм! - звонкими островками вспарывало море всеобщей паники.

- Да что за араж тут происходит?! - вклинился в тотальный шум и мой раздраженный голос.

В ответ капитан лишь усмехнулся и одними глазами указал на мелькнувшего за кустами рыжеволосого типа, но догнать мы его не смогли - путь к переулку, где скрылся нарфов маг, перекрыли размахивающие подписными листами агитаторы. Вступать в "победоносное войско Многоликого и бить морды чужакам" мы не пожелали, о чем тут же сообщили обоим парням серо-пятнистой масти, призывно распахнувшим объятья "новым братьям". Новые родичи слов не поняли, помог лишь волшебный пендель, последовавший за парой оплеух и одним фингалом. Обругав нас уродами и пообещав наслать гнев Темного бога, урсы живенько ретировались на поиски других жертв.

Искать Жреца дальше не имело смысла - у этого рыжего гада была удивительная способность раз за разом уходить от преследования. Будто и впрямь приближающуюся опасность чует. Ну и араж с ним, потом поймаем. Нюх у урсов всяко покруче будет.

Попытка пообедать обернулась очередным расстройством. И если сама ресторация ничуть не изменилась, как и подаваемые здесь блюда, то вот контингент оставлял желать лучшего. Хотя если глянуть с другой стороны, обычный обед позволил выявить еще одну язву общества, вернее, пару десятков этих язв. Все они толпились вокруг деревянного стола, на который, прямо поверх белоснежной скатерти взгромоздился молодой урс, высокий, крепкий, с короткой серой шерсткой и черными ушами. Парень воодушевленно что-то вещал, размахивая руками и прищелкивая черным хвостом. Погруженный в свои мысли и восхитительную рыбную похлебку, я не сразу заметил, что мои спутники прекратили есть, внимательно слушая серого болтуна.

Араж его и в хвост, и в гриву!

Мне с трудом удалось удержать рвущееся наружу шипение, а вот стеклянный стакан раздражения не вынес, расколовшись на несколько частей, и на стол хлынул молочный поток, окрасившийся моей кровью. Пальцы сами собой рванулись к черно-зеленому банту, приколотому каждому из нас еще на входе и являющемуся отличительным признаком всех присутствующих, стерли кровь и собирались решительно сдернуть эту пакость, по предостерегающий взгляд капитана заставил их отдернуться.

Нет, ну я, конечно, знал, что мой папаша не очень популярный политик, особенно в последнее время, когда вместо того, чтобы разбираться с эпидемией и заговорщиками, шляется неизвестно где, но даже не подозревал насколько. Похоже, с нашим везением мы влезли в самую сердцевину нового движения, можно сказать, братства, ратующего за свержение "узурпатора Сиднера Кса-арри-олвэ-лирра" и выбор нового Главы, народного. На вопрос, кого он видит в этой роли, парень опускал долу горящий желтым огнем азарта взгляд и скромно отмалчивался. Нет, ну я понимаю, почему позабыли про нас с Орисом (мертвецы не могут наследовать клан: я-то ладно, за два года свыкся с мыслью о своей смерти, а вот Орис, как донесла молва, погиб совсем недавно, в Нисколене, во время первой волны эпидемии), допускаю, что наш драгоценный родственничек Андир рожей (а скорее, умом и положением) для нового братства не вышел, но вот почему брат Донжар сбрасывает со счетов Многоликого. Сомневаюсь, что сей достойный господин намерен уступать кому-либо практически уже нагретое им местечко.

Пока я размышлял, болтун перешел от обвинений отца и восхвалений народного братства к организации выборов Народного Главы. Народ встретил это предложение радостными криками и объятиями. Капитан и подпихнутая им "охрана" старательно изобразили ликование под подозрительными взглядами троицы братьев у входа.

- Араж! Нам только выборов не хватает! - прошипел я, когда нарфовы революционеры отвернулись.

- Выборы?! - на стол шмякнулось что-то черное и лохматое, сунуло нос в лужицу молока, недовольно фыркнуло и ухватило зубами куриное крылышко. - Хто сдешь гафарит про фыборы? - обсосало косточку, запульнув ей в стоящей в углу вазон. - Мы лучшие организаторы выборов! Если не верите, спросите у эльфов, они подтвердят!

- Ну, еще бы, - хмыкнул Инвери, - а лучший инструмент агитатора - канделябр. Харн, не вздумай их приглашать, если не хочешь, чтобы урсы дружно назначили своим Главой некоего Императора.

- Чего? - возмутился нархан. - Какого еще Императора?! Голосовать надо за Оппозицию! И только за Оппозицию!

- Слышь, Оппозиция, - зло рыкнул я, - ты еще откуда тут взялся?

- Сами ж про выборы сказали, - обиделся наглый кот, утаскивая на этот раз куриную ножку и почему-то опять с моей тарелки, уставился алыми глазками на мой кулак и соизволил объяснить. - Швяшной я, - и дожевав, добавил, - Ирррр.

- Кто?

- Связной, - пояснила "сестрица", - его Барбариска прислала.

- Ого! - только и сказал я, припомнив, что действительно видел на свадьбе эту пушистую нечисть. - Так твоя подружка не только Стражей с шаффтами приручает, еще и нарханами командует?

- Никто нами не командует! - гневно распушился Ирррр. - Мы свободолюбивая раса! У нас не может быть никаких хозяев!

Я удивленно обернулся, услыхав эхо этой же фразы из уст брата Донжара.

Араж! И кто тут у кого учился?! И чего теперь ждать? Новой силы, ратующей за Оппозицию? А может, кое-кто соизволит убраться восвояси? Тем более что канделябров у нас все равно нет!

- Не переживай, - отмахнулся Швяшной, - полено тоже сгодится. Мы ж не такие снобы, как некоторые Императоры!

- Ты как вообще сюда пробрался? - уточнил я. - Над городом ведь защитное поле от телепортации растянуто.

- Ха! - хвост лениво мотнулся из стороны в сторону. - Напугал кота сосиской! Оно ж обычное, не от нарханов. А вообще я на зов явился.

Нахал сделал драматическую паузу, обвел всех взглядом хитрых алых глаз и, убедившись, что его внимательно слушают, продолжил:

- Не, на самом-то деле это того драного полосатика ко мне отправили. Так и сказали: "А пошел ты к нархану!" Ну а я думаю, чего ему далеко ходить. Я и сам могу. Тем более, - ласково мурлыкнули мне на ухо, уютно устраиваясь на моей шее, - вы тут про выборы говорили.

Терпеть такую наглость я не собирался, взял котяру за шкирку и сунул руку под стол, раздумывая, придушить Швяшного или нет.

- Ааааа! Оппозицию бьют! - словно громом сотрясло всю ресторацию.

- Что? Кого? - забеспокоились братья во главе с Донжаром. - Где?

Понять откуда именно шел звук было невозможно, и я, сжав морду нархана и чуть не взвыв от удара когтями, ткнул свободной руку в сторону двери и невозмутимо заявил:

- Там, на площади!

Народ и его Глава тут же ломанулся на улицу. Только я не понял, зачем - спасать Оппозицию или бить. А и араж с ним, пусть хоть перебьют друг друга. Нам проблем меньше.

Ресторация опустела, и можно, уже ни на что не отвлекаясь, закончить трапезу, малодушно швыряя под стол лакомые куски (авось этот гад пригодится) и дезинфицируя боевые раны гномьим эликсиром.




Барбариска


Вы когда-нибудь катались на араже? И зря, многое потеряли. Мягко, тепло, безопасно.

Хм, ну может, с настоящими и не так, и это просто Бумер для нас расстарался, но благодаря ему часть пути мы проделали с настоящим комфортом. Густая бархатистая шерсть неплохо согревает, огромные костяные наросты на спине, являющиеся чистой импровизацией моего меле, частично защищают от резких порывов ветра, а уж как чудно, что не надо идти пешком, вспарывая своим телом плотный слой снега. И пусть мне этого счастья досталось всего ничего - никто не заставлял, сама вызвалась испытать острые ощущения - а вот за Умника было тревожно. Надолго его сил не хватит. Ксантай сменял его пару раз в роли первопроходца, но будучи вдвое, а то и втрое стройнее нашего шаффта не мог проложить достаточно широкой тропы. Так что смысла в такой смене не было. Ехать верхом Умару тоже выпадало не часто - все-таки вес давал о себе знать, да и я не пушинка (а без меня тащить кого-либо Бумер наотрез отказывался). Вот и приходилось парню, проявляя героизм, танком переть вперед, кутаясь в промерзшее насквозь одеяло.

Шли цепочкой: впереди шаффт, за ним мурат, следом аккуратно переступая длинными лапами араж-лингрэ, милостиво протянувший хвост плетущемуся последним вампиру. Эдигоран с Лиссом спали в обнимку, даже во сне крепко цепляясь за наросты и прикрывая меня от ледяного ветра. К счастью, ближе к полудню погода сменила гнев на милость - температура понемногу снижалась, ветер стихать не собирался, но уже не бросал в лицо пригоршни снега с ледяным крошевом, иногда даже обдавая теплой приятной волной. Высоченные сугробы размело, и идти стало легче. Лишь туман портил общую картину, не позволяя в полной мере насладиться потеплением, да, собственно, и являлся его прямым следствием. Как и чавкающая под ногами грязная жижа, в которую со временем превратился сверкавший на солнце снег. А само солнце, устремившееся к закату, обрело размытую туманом оранжево-желтую корону.

Так и не разыгравшись, весна закончилась, вытолкнув нашу дружную компанию в лето. И в густую чащобу, сжимавшую в тесных объятиях кусок другого мира.

Ловкий и гибкий Ксантай без проблем взобрался на самую вершину могучего дуба, оглядел окрестности. Наша ледяная ловушка занимала не так и много места, неровными краями взрезая сплошной массив леса, а северной кромкой примыкала к горам. Где-то на западе блестящей в лучах заходящего солнца змейкой извивалась река, чуть правее и ближе расстилались обширные болота, заросшие невысоким кустарником. А совсем рядом, всего в паре часов ходьбы, прямо посреди леса курился уютный белый дымок. Голодные, промокшие, да и так толком не согревшиеся мы почти без раздумий двинулись в сторону ближайшего жилья.

Силы наших магов было решено поберечь, а когда свои услуги по обогреву предложила я - просто придушить, чтобы сама не мучилась и других не губила.

У, вредины! Не больно-то и хотелось! Вот и пусть мерзнут. А у меня меховой воротник есть, тепленький! Еще бы хвостом перед носом не мотал туда-сюда, было бы совсем чудно.


К счастью, мозги моих спутников еще не окончательно отмерзли, и в деревеньку, источающую весьма сильные ароматы нечистот, гнили и чего-то странно-приторного, сунуться никто не рискнул, по крайней мере, без разведки. А если разведка в лице нашего клыкастого друга и морде его лохматого братца раздобудет нам одежду и пожрать чего-нибудь, то и вовсе заходить не будем. Не очень-то хочется встречаться с местными жителями.

Хм, а вот у них, похоже, совсем другие планы.

- О, братан, привет! - опешивший не меньше нас Умник широко улыбнулся сунувшейся в наше убежище пухлой зеленой физиономии с огромными клыками и блестящей лысиной. - А я тут вам жратвы привел!

Физиономия вытянулась, пару раз изумленно моргнула и выдала глубокомысленное:

- Гы!

- Вот и я о том же! - с самой серьезной миной кивнул дорогой муженек, старательно зажимая рот обалдевшему от такой наглости Эду и коленом вдавливая усиленно дергающегося Лисса в слой старой опавшей хвои.

От шока и неожиданности я сжалась в комок и замерла, даже не пытаясь что-либо предпринять или хотя бы осмыслить, лишь нервно вздрагивала и, как полная дура, хлопала ресницами. Абсолютно беспристрастный Зар осторожно сдвинулся, закрывая меня своим телом, но особого смысла в этом не было. Укрывшая нас ель качнулась, а кусты жалобно затрещали, являя нашему взору еще с десяток "братанов".

- Гы! - поприветствовал их первый шаффт. - Гра!

- У гра! - радостно прогудели остальные. - Много гра!

- Не, мало! - попытался спорить Бумер, жующий последний чудом сохранившийся кусок колбаски. - Мало гра! - заявил он, мгновенно уменьшаясь в размерах до маленького котенка. - Хотя, что это я?.. Ходят тут всякие, жрать мешают!

От возмущения лингрэ стремительно раздуло почти вровень с шаффтами, мягкая шерстка сменилась мощным черным панцирем с ядовито-малиновыми разводами, а чтобы уж точно не сожрали, обросла многочисленными острыми шипами, заставив всех местных ежей удавиться от зависти.

- Меня нельзя есть! - громыхнуло в воздухе. - Я - Президент! Мне можно только импичмент объявлять!

- Гы? - первый шаффт задумчиво потер лысину, но соображать от этого лучше не стал. - Чаво?

Шаффты заволновались - жратва, заявляющая, что она не жратва, им, похоже, уже встречалась, а вот столь аргументированно никто еще свое возмущение не озвучивал. Сбившись в кучу, они что-то негромко бубнили, азартно жестикулируя и от избытка чувств используя кулаки. Обсуждение закончилось неожиданно - вперед, с легкой подачи одного из великанов, вылетел щуплый молодой шаффт. Встав, парень злобно зыркнул на сородичей, правда, будучи почти на две головы их ниже, ввязываться в драку не рискнул, нам же зубки показать не преминул. Эдигоран вскинул руку, но заклинание, пару раз слабо мигнув, так и не сорвалось с его ладони, вызвав у окружающих нас существ лишь хохот.

- Гы! Магик - гра! - прокомментировал самый крупный шаффт с татуировкой на лысине.

- Магия заблокирована, - шепотом перевел его слова Зар.

Лисс хотел было рвануть врукопашную, но передумал и упал в обморок отдохнуть. Умник же в ответ на мой укоризненный взгляд виновато улыбнулся и торопливо спрятал кулак за спину, вновь натягивая маску "братана". А оскал у него, надо признать, ничуть не хуже, чем у прочих - вон как уважительно поглядывают.

- Гы! - татуированный отвесил дипломатический пинок парламентеру, чтобы от дела не отвлекался. - Что за гра?

Щуплый вздохнул и, спрятав клыки, уточнил у Бумера:

- Повтори.

Лингрэ, смекнув, что его побаиваются, еще больше распушился - шипы стали куда длиннее и ярче, острые когти нетерпеливо полосовали землю, а хвост дирижировал сие действо острой иглой на конце.

- Меня нельзя есть! - гордо возвестил он. - Я - Президент! Мне можно только импичмент объявлять! И вообще, я сам голодный!

- Гы? - поторопили парламентера сородичи.

- Пичкать, говорит, его надо, - перевел тот, изобразив на морду кипучую мыслительную деятельность.

- Чем пичкать? - опешил главарь с татуировкой.

- Дык всем подряд, - парнишка ловко прихлопнул муху, сдуру усевшуюся ему на нос, и отправил ее в рот. - Иначе, говорит, сожрет всех.

"Гра" чуть не попадала на землю со смеху, вцепившись друг в друга и старательно пряча лица. Лишь Умар, собрав всю волю с кулак, зарыдал, уткнувшись лбом в ель - нет, не от смеха, что вы, от раскаяния.

- Ты! - быстро нашел виновного татуированный. - Зачем чудище привел?!

- Да откуда ж я знал, - еще горестнее взвыл Умник. - Оно ж всю дорогу едой притворялось.



Орхарн Кса-эрри-олвэ-лирр


Гномий эликсир оказался весьма коварной штукой. Меня повело уже со второй стопки, тогда как бабуля, хлеставшая его наравне со мной, без проблем приканчивала пятую. Превращение разведоперации в банальную пьянку было вовремя остановлено бдительным капитаном Инвери.

На улицу мы с гномом вышли в обнимку. А что? Имею право. Это ж моя бабуля, как-никак.

Для скорейшей реализации всех поставленных (можно сказать, брошенных прямо в морду) задач, решили разделиться. Инвери, как самый не заражуемый... самый вооружуемый... самый... короче, раз человек, пусть идет в больницу и выяснит все про симптомы новой заразы. Он уже работал по этому делу, ему и карты в руки. Верран и присоединившийся к нему Арсин, как самый невозможный?.. неподложный?.. а, ненадежный, пошли собирать сплетни... ну, то есть, отправились выяснять подробности появления в городе Многоликого с его армией и брата Донжара с его бандой. У бабули и Ориситы, как самых неподражаемых?.. неуслыхаемых?.. неубегаемых?.. короче, самых неподозрительных, была отдельная миссия - проследить за Хамирром, полосато-ушлым типом, ближайшим прихвостнем нашего братца Андира. Хотел дать задание и Швяшному, но тот, наевшись до отвала, куда-то пропал.

Я? Мне что делать? Как самому ответственному, поискать новых собутыльн..? Чего? А, соратников, искренне преданных правящей семье.

Сразу двинуться на поиски я не смог, подвела ответственность. Мысленно проклиная Многоликого и гномов с их эликсирами, я присел на лавочку около кондитерского магазина и попытался сосредоточиться. К сожалению, кое-кто не позволил мне сделать это. К счастью, зрение у меня отличное, как и слух, да и на память я никогда не жаловался. Ой, и пожалеет Хамирр, что подшучивал надо мной в детстве.


Полосатый щеголь лениво прогуливался по другой стороне улицы, вдоль цветочных лавочек и ювелирного салона, красуясь перед дамами своим дорогим зеленым сюртуком с меховой отделкой и новомодной короткой стрижкой, то и дело приглаживал черные напомаженные волосы и подмигивал очередной красотке хитрым желтым глазом. А мои руки так и чесались подбить ему этот самый глаз, второй, впрочем, тоже. Уж не знаю, кого он здесь ждал, но явно не того, кто подкрадывался к нему со спины. Расстояние стремительно сокращалось, еще пара шагов... Я азартно потер руки, и началось.

- Здраштвуй, милок, - бабуля цепко ухватила урса за руку и плаксиво потребовала. - Ты такой славный, как я погляжу. Будь ласков, внучок, проводи бабушку на ту сторону улицы. Бабушка старенькая, больная. Еле ходит, эликсирчики вот вынуждена пить, микстурки там разные.

Лирр презрительно скривился, окинув новоявленную родственницу надменным взглядом, но тут же сник, заметив огромные зеленые очи Ориситы и других девушек, внимательно следивших за разворачивающейся перед ними сценой. Позориться перед дамами щеголь не пожелал, натянул на морду сочувственную улыбку и осторожно подхватил бабку под руку.

- Прошу, - широким жестом предложил он, будто вся дорога принадлежала единолично ему, и шагнул на проезжую часть, игнорируя снующие туда-сюда повозки.

И собственно, правильно сделал - вряд ли в столице найдется такой недоумок, что не знает, кто такой Хамирр, и уж тем более, рискнувший его не пропустить.

Бабка шла медленно, старательно шаркая ногами и стараясь не дышать на провожатого, Хамирр шествовал рядом, гордо задрав подбородок, оценивая, насколько же поднимется его рейтинг среди женской половины столицы после сего благого поступка. Урс услужливо довел бабку до моей лавки, откуда мне пришлось срочно ретироваться в близлежащие кусты, и вежливо поклонился. Не успел парень развернуться и сделать пару шагов, как цепкие пальцы вновь сомкнулись на его локте.

- Будь ласков, внучок, проводи бабушку на ту сторону улицы.

Хамирр раздраженно заскрипел зубами, окинул взглядом все увеличивающееся количество зрителей и терпеливо пошел обратно с висевшей на руке охающей и жалобно стенающей ношей. Первый переход зрители встречали умилительными улыбками, второй - робкими смешками, третий - почти откровенным ржачем.

- Да что опять не так? - в отчаянии вскричал модник. - Я вас перевел? Перевел! Что вам еще надо?

- Да разве ж я сказала, что мне надо на ту сторону этой улицы? - иллюзия вслед за гномом старательно выпучила маленькие водянистые глазки. - Мне ж надо... забыла, - по старушечьей щеке скатилась одинокая слезинка, почти незаметная на фоне рыжеватой поредевшей шерсти, но легко угадываемая.

Мой заклятый "старший друг" возликовал, но не тут то было.

- Не помню... - печально вздохнула бабка.- Но показать могу!

- И откуда такие... - зло прошипел лирр, с трудом проглатывая ругательство, - берутся?

- Из Хмурикора, - не моргнув глазом выдала бабка.

- Чего? - опешил Хамирр, не хуже меня знавший, что нет на наших землях такого города.

- Из Хмаирисса, - пояснила внучка, обреченно таскающаяся за бабкой через улицу.

- Да пошли вы! - потеряв всякое терпение, взвыл урс.

- Чего? Как это мы пойдем, коли ты вести нас не хочешь? - возмутилась бабка, поискала глазами кого-то в толпе и призывно махнула рукой. - Эй ты, ага ты, из Армии Тьмы, подь сюды!

На зов явились сразу трое мордоворотов, то бишь, доблестных защитников справедливости.

- Чаво? - поинтересовался самый толстый, лениво почесывая бок

- Это вы в Армию Тьмы записываете? - участливо вопросила бабка.

- Ну дык!

- Тогда этого пиши, - бабка указала на ухмыляющегося черного урса с белым хвостом и рваным ухом, - злыдень ещщо тот. Он мне в спину плюнул! И этого пиши, - морщинистый палец и взгляды бойцов переместились на второго урса, помоложе и понаглее. - Он меня старой каргой обозвал. И...

Все дружно уставились на Хамирра.

- Меня нельзя в армию, - мгновенно сориентировался тот, хватая бабку за локоть. - Я бабушек через дорогу вожу!

Убедившись, что разведчицы без проблем доберутся прямо к логову Андира, я с чистой совестью пошел искать новых со... ик... ратников.



Сэм Винфорд


Дорога, которой вел нас Юнсоль, намного чище не становилась, но хотя бы запах притупился. Большие роскошные дома по обе ее стороны, как и ресторация, казались изрядно постаревшими и обветшалыми. Словно рачительные хозяева вдруг проснулись поутру, покинули свои жилища и боле сюда не возвращались. А те, кто пришли взамен, вовсе не собирались заботиться о заброшенных особняках - что могли, растащили, остальное - разломали или сожгли. Теперь же проживающий здесь контингент являлся постоянной головной болью местной стражи.

Болтавший без умолку Юнсоль подтвердил мои мысли - раньше здесь селились знатные и богатые люди, но после нескольких случаев, когда возвращающиеся с пьянки... то бишь, с важных заседаний богатеи падали с обрыва, этот район опустел. Добротные дома облюбовали купцы, вырубив цветущие сады и парки под склады для своих товаров. Но и у них частенько бывали важные заседания, да и доставлять товар по назначению было далековато - так что вскоре переехали и они. Часть складов еще пряталась за высокими надежными заборами, под охраной злых собак и магических ловушек, но защищать их от воров становилось все сложнее. Так что не удивительно, что рано или поздно здравый смысл победит жадность и заставит перевезти товар в пусть и дорогое, но более безопасное место.

Этот конец улочки завершился, как противоположный, тупиком. К счастью, мусорной свалки здесь не было - лишь скрытый разросшимся колючим кустарником деревянный забор. Приподняв ветки, мальчишка отодвинул одну из досок и нырнул в образовавшийся проход. На той стороне нас поджидал запущенный сад, наполовину вырубленный, огромные амбары вдалеке и те самые "злые" собаки, радостно виляющие хвостами навстречу Юнсолю.

Араж! А ведь реально злые! Нам даже шагу от дыры сделать не дали! И Лерку чуть с ног не сбили!

- Тише-тише! - потрепал по холке двух матерых волкодавов мальчишка. - Это свои, пропустите их.

Псы, высунув языки, преданно уставились на него и больше нам не препятствовали, хоть и поглядывали настороженно.

- Не переживайте, - улыбнулся маленький нахал, - я с животными хорошо лажу.

- Ага, особенно с тараканами, - зло буркнул я, с трудом унимая страх за Лерку.

- Думаю, и с тараканами, - хихикнул он. - А ты сам бы согласился на слияние с тараканом? Представляешь, если в этот момент сверху тапком прилетит?

Араж! И нафига я это представлял? Даже присел непроизвольно, и зажмурился. Чем вызвал новый приступ смеха у нашего проводника.

- Ща я тебе такое слияние устрою! - сжал кулаки я. - Динирочка, одолжи свою банку ненадолго. Как тебе этот, Юнсоль, нравится? - я ткнул пальцем в стекло. - А на тебя как похож! Такой же наглый!

- Не, - фыркнул тот, - я лучше с Пупсиком. Пупсик, сюда.

Ученик мага уселся на землю, прислонившись спиной к стволу старой покосившейся березы. Закрыл глаза, положил руку на холку сунувшегося к нему монстра, по недоразумению названного собакой и уж совершенно непонятно почему Пупсиком, потрепал за ухом и бессильно уронил ладонь. И в тот же миг волкодав высоко поднял голову, озорно сверкнув черным глазом из-под густой челки. Мускулистое поджарое тело с жесткой шерстью распласталось в воздухе, одним прыжком преодолев расстояние между нами.

- Гав! - радостно тявкнул монстр, положив лапы мне на плечи и лизнув в нос шершавым языком.

- Да чтоб тебя! - сгибаясь под его тяжестью, выдавил я.

По сузившимся глазам Лерки я понял, что сейчас кому-то оторвут что-то ненужное, хвост, к примеру. Песик тоже это сообразил и, показав хайте язык, умчался вглубь сада, к складам.

- Юнсоль, - позвала Кэрлин, пес притормозил было, оглянулся, заинтересованно склонив голову набок, но тут же вновь сорвался на бег. - Юнсоль? - потрясенно повторила она.

Девушка шагнула к сидящему у дерева и вроде бы спящему мальчишке, но второй пес, грозно рыкнув, преградил ей путь и с деланым безразличием разлегся у ног Юнсоля.

- Ух ты! - восторженно захлопала в ладоши Динь. - Он в собачек переселяется!

- Ага, - фыркнул я, - и в тараканов!

- Нет! Они мои! - малышка испуганно подхватила свою банку, пылу обстоятельств позабытую на большом плоском камне. - Юнсоль обещал научить меня ими командовать!

Хозяин обещания вернулся минут через пять, весь пыльный и жутко довольный. И даже с добычей.

- Моя прелесть! - первым сообразил что это Император.

Черной наглой молнией он метнулся вперед, на полной скорости выхватив сверток из пасти волкодава и использовав голову второго как трамплин, взлетел на березу и с комфортом разместился на одной из верхних веток. В ответ на разочарованный вой пса сверху посыпались несколько вареных картофелин, пара яиц и головка лука, следом клетчатым парашютом спикировало полотенце. А крепкие зубки нархана с наслаждением впились в основное блюдо чьего-то обеда - большой кусок колбасы.

- Грррр! - пес в прыжке попытался достать вредителя, но лишь вхолостую процарапал ствол.

Второй, не обращая на это внимания, ткнулся носом в ладонь Юнсоля, и вот уже не один, а два монстра беснуются под деревом.

- Пупсик, Джок, спокойно, - очнувшийся мальчишка рывком вскочил на ноги и бесстрашно оттащил собак за уши. - Там, у камня, еще есть. Специально для вас припрятал. А охранники без закуси быстрее отключатся и тогда... - последнюю фразу юный маг не закончил, да псы его уже и не слушали, умчавшись вглубь сада, а для нас пояснять, что же "тогда", видимо, никто не собирался. - Ну что, пошли? - подмигнул он нам.

- Интересно, куда? - огрызнулся я. - Слышь, ты, фокусник нарфов, ну чего ты к нам привязался, а?

- Я привязался? - почти обиженно сверкнул синими глазищами Юнсоль. - Да меня ваш командир просил вас с дороги убрать... ну, это, отвести в надежное уединенное место.

- Командир? Хм... Да я ему за такие дела хвост узлом...

- Он Айверина имеет в виду, - улыбнулась Кэри, положив руку мне на плечо, - но ход твоих мыслей мне нравится. Из Сейфи действительно выйдет отличный командир.

- И что будем делать? Поищем нашего "командира" и выясним, какого аража надо нас с дороги убирать? - поинтересовался я.

- Может, пообедаем? - состроила умильную мордашку Лера, собравшая с земли раскиданную нарханом еду и аккуратно спрятавшая ее в корзинку. - Уж больно есть хочется.

- Ага, все съедим, - важно кивнула Динь, - а потом тараканы.

- Тараканов съедим? - вытаращила на нее глаза хайта.

- Ты чего? - малышка испуганно прижала к груди банку со своим бесценным сокровищем. - Дрессировать будем! Правда?

- Правда, - кивнул ей мальчишка и потянул Кэрлин за руку. - Идемте, уже немного осталось. Вам понравится. Там такой шикарный вид.

- Шикарный вид? - хохотнул я. - Так мы его уже видели. Разве нет?

- И что делается в мире, узнать не хотите? - хитро сощурился он.

- Ты-то откуда знаешь?

- Оттуда, откуда и о вас узнал, - мальчуган заливисто свистнул, и ему на плечо спикировал сокол, серый с темным хвостом и рыжими вкраплениями на крыльях. - С птицами слияние не так просто получается. Но если птица ручная, то совсем другое дело.

- Ух ты! - восхитилась Динира, чуть не выронив банку.

Сокол окинул взглядом обитателей банки, не впечатлился и, клекотнув, сорвался с места, чтобы поймать себе обед в густой траве.

- Это Хейм, - махнул ему вслед юный маг, - мой помощник. Мои глаза и уши.

- Это, значит, он за нами следил? - с любопытством сунулась вперед Лера.

- Неа, я сам. Во время слияния хозяин тела вроде как спит и потом ничего не помнит.

- И что же ты видел?

- Много чего. Как придем, расскажу.


Через железную дверцу, которую Юнсоль открыл уворованным у охраны ключом, мы вышли к еще одной узкой улочке, петляющей меж глухих высоченных заборов с плотно запертыми калитками. Вскоре улица стала забирать резко вверх, а потом и вовсе исчезла среди серых каменных глыб. Теперь впереди была лишь относительно пологая скала, поросшая кустарником и редкими деревцами. Нырнув в лазейку, скрытую переплетенными ветвями с широкими листьями, и горными козл... котами проскакав по камням, мы выбрались на широкий уступ, откуда действительно открывался шикарный вид.


Когда-то живописный каньон Ин-хи, рассекающий непроходимую горную цепь, перегораживала крепость, надежно защищающая страну от вражеского вторжения. Климат по ту сторону хребта был куда суровее, и соседи частенько использовали реку, чтобы пробраться на чужую территорию, благо течение этому способствовало. Крепость стала спасением - налеты, вернее, наплывы прекратились. После Катастрофы, напрочь слизнувшей правую часть горного хребта вместе с половиной крепости, особой надобности в ней не стало. К чему плыть по бурной и порожистой реке, когда рядом такая отличная равнина? А бездонную расщелину в земле, появившуюся на месте гор, можно и обойти, она не так и велика, да и холмы вполне проходимы. Река постепенно обмелела, а после и вовсе исчезла. В опустевшей крепости гулял лишь ветер, да ночевали случайные путники. Возможно, кому-то из них и приглянулись мощные стены, добротные дворовые постройки и естественная защита для будущего замка - горы с одной стороны и крутой обрыв с другой.

Замок, быстро разросшийся до небольшого городка, сверху походил на огромный треугольник, третьей стороной которого стал глубокий овраг, вырытый по приказу первого барона, обосновавшегося здесь. Дом нынешнего барона, Инджара Ченти, утопающий в зелени, располагался в центре треугольника, как и дома его приближенных. Чуть дальше селились купцы, вдоль граней - ремесленники и стража, по углам - бедняки да разный неблагонадежный элемент.

Не знаю, как город выглядел раньше, но сейчас, когда волна заключила Замок-над-обрывом в голубое сверкающее колье, смотрелся просто восхитительно. Цветные крыши, покрытые яркой черепицей, зеленые островки садов в сложной паутине улиц, серая нить стен, очерченная изломанной водной линией, и пронзающие облака горы - все настолько красиво, что забываешь о залитой водой равнине и тех, кто не успел спрятаться за стенами Замка. Хорошо хоть дальше волна не прошла - казавшаяся бездонной расщелина приняла на себя основной удар, наполнившись до краев.

Но куда больше мне понравился накрытый нашими дамами стол. Юнсоль оказался парнишкой запасливым - в его пещерке, парой камней выше, чего только не было: старый деревянный столик с обломанными ножками, узкий застеленный одеялом топчан в дальнем углу, небольшой сундук, забитый под завязку, так, что даже крышка не закрывается, свернутые рулоном полосатые циновки и выцветший, побитый молью ковер на полу. Да и набивая корзинку, он не поскупился - в очень даже неплохой ресторанчик заглянул, не иначе, скудный обед охраны на фоне жареной курочки, тушеных овощей в горшочке и сладкого пирога с малиной смотрелся весьма убого.

Хм, а откуда деньги? Айверин дал, чтобы нас спровадить? Если так, то сколько же наш хитрец планирует выручить, обрабатывая барона?

Ух ты! У него и посуда имеется - пусть разномастная и слегка треснутая, но чистая и удобная. Ого! Это что, столовое серебро? На нашего юного друга так слияние с хомяками подействовало - все в дом тащит? А вот, точно, надо будет спросить, не влияют ли на мага такие переселения. Но это потом, а пока... Ммм, вкуснотища. И шоколад Лерке на десерт. Ладно, мелким тоже по шоколадке.

Набив пузо, наша отважная дрессировщица вспомнила про обещание Юнсоля, и отвертеться мальчишке не удалось. Посчитав банку недостаточно большой, малышка недолго думая вырастила на ровной площадке у самой скалы... дом. Настоящий дом, каменный, со стенами, окнами и даже дверью, только маленький, мне по колено. Перевернув банку, высыпала туда смирившихся с участью тараканов.

- Дом? Как ты это сделала?.. - выдавила потрясенная, как и мы все, хайта.

- Не знаю, - пожала плечами девочка, - оно само получается. Когда Лисс рядом, совсем легко получается. Он сказал, это потому, что наша связь крепче стала. А еще мы теперь друг друга издалека чувствовать будем. Хотя я его и раньше чувствовала, еще дома. А Ильсан не верил. Говорил, что я все выдумала, - она жалобно всхлипнула, вспомнив брата.

Лерка тут же бросилась ее утешать и отвлекать.

- Значит, ты про Лисса давно знала?

- Ага, - улыбнулась Динь. - Как легенду прочитала. Я сразу поняла, что он настоящий. Не выдумка. Он мне даже снился. А потом от меня как будто ниточка протянулась, вот отсюда, - она коснулась ладонью сердца. - Я даже знаю, где он.

- И где?

- Там! - пальчик уверенно ткнул в небо. - Далеко, - пухлые губки печально надулись, реснички моргнули, пытаясь остановить слезы.

Теперь поспешил вмешаться я.

- Динь, так ты тоже умеешь дома строить и пространство менять?

- Не, только домики, - покачала она головкой, - маленькие. А если Лисс силу дает, то большие. А еще мостик между двумя стульями. Но он недолго продержался. А сейчас у меня мало его силы, - пожаловалась Динирка. - Немного есть в карете. Но если ее забрать, там больше не будет комнатки. А еще вот, прядка на память.

Малышка торжественно вытащила из внутреннего кармашка свое сокровище.

Прядка? Бедный Лисс, похоже, ему скальп сняли, ну, или половину косы оттяпали.

- Ой, мама! - испуганно пискнула девчонка, заметив, что оставленные без внимания тараканы нашли лазейку, отсутствующую в домике крышу, и ломанулись на свободу.

И парочке это даже удалось, не верящие своему счастью насекомые скрылись среди камней, а остальным путь преградила плоская стеклянная крыша. Получив от Юнсоля инструкции, по мне, так полная чушь, девочка уселась рядом с домиком на заботливо подложенную Кэрлин циновку и принялась гипнотизировать тараканов взглядом.

- И к чему все это? - я с усмешкой кивнул на увлеченного делом ребенка.

- Не хотел при ней рассказывать, - со вздохом ответил мальчишка, - про это и... там... - он указал на залитую водой равнину и на узкую зеленую долину, зажатую между отрогом горной цепи и поросшими лесом холмами.


А там, за стенами замка, со слов юного мага, все было довольно нарфово. Насколько хватало сил Хейма, творилось черте что - знакомая нам волна прошлась по густозаселенному району, сметя несколько деревушек и пару мелких городков. На западе, где бы эту волну встретили с распростертыми объятиями, сейчас пылали пожары, а вместо дождя на гибнущие леса сыпался пепел от изрыгающего смерть вулкана. Откуда принесло эту гору, мальчишка не знал, но был рад, что удалось унести оттуда крылья. На востоке бушевали смерчи, уничтожая то, до чего не добралась волна. На юге же все было куда хуже - смерть там несла не природа, а те, кто мог бы помочь - люди. Тысячи и тысячи беглецов всеми правдами и неправдами стремились в Белую зону. И это было самой главной их ошибкой. Пропускать их никто не собирался, а тех, кто выживал в жуткой давке у врат, уничтожали отряды стражи, усиленные боевыми магами. Самые отчаявшиеся бросались сквозь грань и мгновенно сгорали, достигнув огненной стены. Врата были единственным местом, где можно было пересечь грань, да и об огненной защите знали все окрестные жители, но, похоже, страх и паника лишали их разума. Крики и плач вязкой пеленой висели вдоль границы, а на пропускном пункте у врат, забитом народом до отказа, звук достигал своего пика, словно острым ножом раня чуткие уши сокола.

Рассказывающего об этом мальчишку просто трясло, каково же это видеть, я даже представлять не хотел. Кэрлин поспешила обнять ребенка, а всхлипывающая Лерка сунула ему кусок пирога и остаток шоколадки.

В общем, Юнсоль-Хейм, не рискнув сунуться в Белую зону, умчался прочь. Сделав крюк над горами, заметил на обратном пути "морское чудовище", преследующее маленькую "рыбку". "Рыбка" бешено била плавниками, стремясь спрятаться в "аквариуме" с прочными высокими стенами, но "чудище" было все ближе, а другие "рыбки" вовсе не горели желанием открывать крышку и принимать нового жильца. Они, может, и помогли бы, но напыщенная "каракатица", вообразившая себя самой главной, запретила им кого-либо пускать в "аквариум". Тогда отважный и сильный "сокол" сам спас "рыбку". Там и делов-то было, спусковой механизм подвесного моста активировать и засов на воротах убрать. Это и на расстоянии можно сделать, минуя "рыб с мечами", маг он, в конце концов, или нет.

- Слышь, рыба-маг, спасибо, конечно, но к нам-то ты чего привязался? - не очень вежливо поинтересовался я (а нечего с моей девушкой обниматься!).

- Тогда уж сокол-маг, - перебила "девушка", впихивая в рот Юнсоля очередной кусок пирога.

- Аха, - прочавкал тот, - сокол. С рыбами слияние не получается. А с вами почему... Так весело же!

- Что, - хмыкнул я, - город уже достал, теперь за нас принялся?

- Не, еще и не начинал, - показал малиновый язык мальчишка.

- И не начнешь! Мы тебя с собой не возьмем, не надейся!

- А я у тебя и не спрашиваю! Меня дядя Айверин возьмет!

- Дядя Айверин? - усмехнулась Кэрлин, ей, похоже, тоже не улыбалась идея, взять с собой юного болтуна. - И зачем, спрашивается, этот добрый дядя велел нас на этой скале спрятать?

- Про скалу он не говорил, - серьезно отозвался Юнсоль, - только про укромное место. Мы не успели толком поговорить. Там народу много было, мигом бы Каракатице донесли. Уверен, и Джинхор не без его помощи пропал.

- А подробнее? - вдруг нахмурилась пэри Хорн. - Что здесь происходит и почему ты вдруг решил помогать Айверину?

- Он знак показал.

- Какой знак?

- Ну... это... профессиональный! Его любой член нашей гильдии знает.

- Так ты вор, что ли? - догадался я.

- Был, до восьми лет. Потом меня Джинхор нашел и в замок забрал. Так что я больше этим не занимаюсь...

- Не занимаешься? - с наигранным удивлением спросил я. - А только что кто несчастных охранников обеда лишил?

- А нечего меня обзывать было! - усмехнулся он. - А что касается вашего друга, то он подал знак ар.

- Знак ар?

- Такой знак используют только старшие, начиная с пятого ранга. Те, кто имеет право приказывать.

- А если не имеют?

- Тогда они об этом сильно пожалеют, - кровожадно улыбнулся малолетний вор, ладно, бывший малолетний вор. - Мне стало очень интересно, и я решил ответить. Тогда-то меня Айверин и попросил вас спрятать. Сразу видно, что ваш друг из верхов - нюх у него будь здоров! Лангар на самом деле опасен, зря вы его в расчет не берете.

Задумчивый отрешенный взгляд Кэрлин немного пугал - неужели у нее снова видение. И судя по всему, ничего хорошего нам не светит. Что же творится в этом замке?

- Так что там с Лангаром? - поторопил замолчавшего паренька я.

- Лангар - младший брат Джина. Когда мать Джинхора умерла, барон женился вновь. Стерва, говорят, еще та была. В Белую зону сбежала с любовником, и про сына не вспомнила. Лангар весь в нее пошел, тоже только о себе думает. Два года назад невеста Джина пропала во время Сдвига, Джин отправился ее искать и... больше мы о нем ничего не слышали. Барон, как Сонмина уехала, сильно сдал, а когда и Джин не вернулся, совсем от дел отошел. С тех пор Лангар здесь всем заправляет. Уверен, Каракатица обязательно что-то придумает, чтобы вам навредить.

- Уже придумал, - со злостью прошипели за моей спиной.

Позади нас, перекрывая спуск со скалы, красовался невысокий черноволосый мужчина с противными маленькими глазками и короткими кривоватыми ножками. Щегольская красная шляпа с довольно-таки облезлым пером совершенно не сочеталась с форменным темно-синим мундиром, еле застегивающимся на талии, но незнакомца, похоже, это совершенно не смущало. Наоборот, вид у него был донельзя напыщенный и самодовольный. Страх и уважение он, вопреки его собственным представлениям, не внушал, в отличие от десятка солдат, профессионально рассредоточившихся по площадке и взявших нас в кольцо.

- Вы арестованы! - лучась радостью, провозгласил кривоногий. - Ты, ты, ты, ты, - он бесцеремонно тыкал пальцем в каждого из нас, - и ты... хм...

Нет, это не "хм", а целое "ХМ"! Нет, скорее "Какого аража"!

Там, где совсем недавно, под чутким руководством Императора, проходил эксперимент по дрессировке братьев наших меньших, никого не было. Вернее, не было нархана, Динь и построенного ею домика, а вот "братья" как раз были, послушно маршируя парами по кругу. А еще впритык к скале высился непонятно откуда взявшийся валун. Задумчиво подергав кончик пера и пожав плечами, стражник повернулся к нам.

- Короче, все арестованы! Его Светлость Карака... Ченти сразу раскусил вашу подлую натуру! Вы специально втерлись в доверие к святому праведнику, чтобы проникнуть в замок и обокрасть его.

- Мы? - не удержался я от ехидного замечания, правда, шепотом и Лерке на ухо. - Это скорее на самого праведника похоже.

- В тюрьму их! - с воодушевлением провыл кривоногий. - На каторгу! В кандалы! Будете у меня работать с утра до ночи!

- Будем-будем, пэр Влайдмир, - совершенно серьезно кивнул Юнсоль, - только портки погладим.

Тот аж задохнулся от гнева, сравнявший в цвете со своей шляпой. Один из стражников, молодой высокий парень с теплыми карими глазами и темными чуть вьющимися волосами, стянутыми в короткую косичку, поспешно шагнул вперед и, заломив мальчишке руку за спину, заставил того замолчать.

- Что прикажете, капитан? - предостерегающе зыркнув на меня, спросил он.

- Этих связать по рукам и ногам, и за мной!

- Но тогда они не смогут идти, - резонно возразил его подчиненный.

- Ладно, тогда только руки, - смилостивился пэр Влайдмир и, посчитав свою миссию выполненной, удалился с гордо поднятой головой.

Стражники бросились выполнять его приказ, я же, оттолкнув Леру за спину, приготовился к бою.

- Не смей! - незаметно качнула головой Кэрлин. - Не сейчас.

Помянув всех чертей, я нехотя подчинился, позволив связать руки за спиной.

- Ты бы не выпендривался, Юнсоль, - проговорил темноволосый, скручивая руки юному магу. - Знаешь ведь, как Торки твои шуточки любит.

- Ага, - поддакнул кто-то из его товарищей, - особенно про грязные портки.

Остальные солидарно заржали - похоже, командир им не особо нравился, в отличие от шуток Юнсоля. Но отпускать нас они, тем не менее, не собирались. Хорошо хоть, девушек не связали.

- Не дергайтесь! - пригрозили нам. - Каракатица сказал, если будете сопротивляться, живыми вас не брать. Разве что девок. Пригодятся для борделя.

- Что?! - отчаянно рванулся я, но впившаяся в кожу веревка и приставленный к горлу Леры нож заставили замереть на месте.

- Райт, может, их того... с обрыва?

- Нет, - отрезал темноволосый, - отведем в камеру, а там начальство пусть само разбирается.

- А если сбегут?

- Куда, - хохотнул Райт, - Когда по всему городу объявления о поимке преступников развешены?

- Что, и вознаграждение за нас дают? - хихикнул невоспринимающий ситуацию всерьез Юнсоль.

- Каракатица? - усмехнулся уголком рта стражник. - Да у него и камней с обрыва не выпросишь! - он отвесил мальчишке легкий подзатыльник и со вздохом прошептал. - Боюсь, Соль, на этот раз ты доигрался. Ведь говорил же, не зли Лангара и его тень.

- Да ладно, - отмахнулся юный маг. - Что он мне сделает? У меня грамота есть. Как главный разведчик Замка, я подчиняюсь напрямую барону. А он любит мои истории.

- А еще больше он любит Лангара!

- Джина тоже! Даже грамоту для меня выправил по его просьбе.

- Соль, ну, сколько можно повторять, - недовольно поджал тонкие губы Райт, - рано или поздно память о Джине и любопытство померкнут на фоне интриг Лангара. И думаю, этот момент уже наступил.

- Может быть... - протянул Юнсоль. - Мастеру сообщишь, что меня схватили?

- Сообщу, куда я денусь.

- И пусть грамоту с собой не берет, когда к барону пойдет, - вмешалась Кэрлин.

Стражник удивленно приподнял бровь, но кивнул.

- Райт, хватит с этим щенком нянчиться, - раздраженно буркнул толстомордый стражник, поигрывая кинжалом. - Я понимаю, конечно, что Джин твой друг, но его здесь нет. А с Лангаром лучше дружить.

Темноволосый недовольно скривился, но, подтолкнув мальчишку, двинулся к тропинке. Остальные, окружив пленников, следом. Спрыгнув на первый выступ, я оглянулся в поисках спрятавшейся Диниры, но опять никого кроме марширующих за нами тараканов не увидел. И валун странным образом стал ближе.





Глава 1

1. Обман или хитрое жульство...


Айверин Шей'тар


Айверин Шей'тар раздвоением личности не страдал - он им наслаждался. Да и личностей было куда больше чем две. К чему переживать? Это использовать надо! И пока Святой Праведник обхаживал спесивую мокрую мышь в щегольской шляпе, Хитрец старательно оценивал обстановку.

Замок-над-обрывом состоял из двух уровней, по крайней мере, с северной стороны. Нижний, включающий в себя казармы стражи, конюшню и небольшой постоялый двор для приезжих, был полностью залит водой. Вода плескалась и на первых ступенях каменной лестницы, ведущей на второй уровень и завершающейся мощными железными воротами. Внизу, кроме нас, отряда стражников во главе с напыщенным типом и выбравшихся из кареты селян с их аражевой коровой, никого не было. Зато с высоченного уступа, ограниченного прочной стеной с хищными провалами бойниц, на нас пялилось множество любопытных глаз.

Ладно, с этими потом разберемся. Сначала его надутая Светлость.

Светлость, как же! Интересно, он всерьез думает, что на эльфа похож? Выдумали тоже моду, эльфийские титулы использовать направо и налево. Теперь куда ни плюнь, то в Светлость попадешь, то в Сиятельство. И, похоже, местное Светило всерьез настроено против моих друзей. Надо бы их убрать куда-нибудь, пока Хитрец тут со всем не разберется.

На знак ар, к моему удивлению, откликнулись, причем, сразу двое. Крепкий мордатый стражник лет сорока (этого побоку, не люблю перебежчиков) и рыжий мальчишка. Если судить по обрывкам фраз, именно он открыл нам ворота. Что ж, выбор очевиден. Переброситься парой фраз с младшим удалось без проблем - пэр Лангар ничего не замечал вокруг, кроме своей обиженной злыми чужаками персоны, и, перепрыгивая через ступеньки, спешил ко вторым воротам. Пришлось поторопиться, покуда двери перед носом не захлопнули.

Все дорогу до баронского дома Святой Праведник, под чутким руководством Хитреца, восхвалял небывалую доблесть и благородство начальника гарнизона, его выдающийся ум и красоту. Правда, в этом нелегком труде у меня оказался конкурент - кривоногий коротышка с хитрыми черными глазками, в точности копирующий своего господина: и дурацкую шляпу, и манеру двигаться, и даже мимику. Всерьез его опасаться не стоило - ума ему явно не хватало. Чего не скажешь о самом Лангаре - этого парня дураком не назовешь, да и хитрости ему не занимать. До Хитреца ему, конечно, далеко, но со счетов его сбрасывать не стоит.

- Что? Заплатить за спасение? - вопрос барона стал неожиданным, вырвав Хитреца из размышлений. - Да откуда у Святого мученика деньги?!

Делиться наворован...честно заработанным Хитрец не любил. Хотя, если быть совсем честным, последнее время все чаще это делал, проявляя чудеса щедрости и самоотверженности. Но быть честным Хитрец тоже не любил, поэтому выбросил непотребные мысли из головы и сосредоточился на деле. Что же делать? Какие еще деньги за спасение? Хм, а идея-то в целом неплоха. Деньги за спасение!

Мысль еще не оформилась окончательно, а тело уже начало действовать - затряслось, как в лихорадке, выгнулось дугой, чтобы через миг упасть на колени, глаза закатились, руки мелко задрожали и судорожно сжались - причем, прямо на черных щегольских брюках барона, ремень которых, как с удовольствием заметил Хитрец, был застегнут весьма неплотно.

- Ааааууооооэээаа! - губы болезненно искривились, а раздавшийся вой впечатлил не только зрителей, но и самого Хитреца (оказывается, от Праведника тоже польза есть).

- Ааааа! - испуганно шарахнулся в сторону Лангар, штаны жалобно затрещали и поползли вниз. - Ааааа!

Вот это вопль! Есть чему позавидовать.

С трудом скрывая смех... а чего собственно его скрывать? Так даже лучше будет!

Свернувшись клубком на земле, безумно хохоча и тайком поглядывая, как наш красавчик-барон торопливо натягивает штаны, я понял, что момент настал и, резко вскочив на ноги, перешел к чревовещанию:

- Грядет! Он грядет! Ужас! Страх! Смерть идут за ним! Берегитесь! Бойтесь! Прячьте свое добр... то есть, прячьтесь! Прячьтесь, люди! Ибо Хоо-Гирра близко!

Собравшаяся вокруг толпа боязливо замерла. Подобные сцены мне всегда удавались. Эх, и похвалить меня некому. Так, теперь впечатление надо усилить.

Окончательно обнаглевший Император не спешил являться на мой зов, заявив, что у него важный научный эксперимент по дрессировке. Вот ведь сволочь хвостатая! Так, пора, похоже, штрафные санкции вводить: мявкнул не по делу - минус голос, нижайшую про... то есть, высочайшую просьбу не выполнил - еще тысяча.

Ага, сработало! Явиться Шррррр, правда, не явился - сказал, что он типа на разведке, но подручных прислал. Невидимых, как и было велено. Ладно, играем дальше.

- Ой, мамочки мои! Там такое! Такое! - из угла дома выскочила рыдающая взахлеб миловидная девица. Потрясая выдающимися достоинствами, кои не могло скрыть узкое длинное платье на шнуровке, и светлыми мелкими кудряшками, красотка, не задумываясь, взлетела на шею барона. - Спаси, благодетель! Там такое... такое!

Что "такое", она не уточняла и не могла этого сделать, так как не получала инструкций на этот счет. В ее задачу входило нечто иное. Истошно визжа и не забывая рыдать, красотка карабкалась на шею пэра Ченти, словно собираясь оседлать его. Юбка на ее филейной части странно топорщилась - видать, нархан не нашел в себе сил отказаться от своей основополагающей части тела, которая не только бугрила мягкий шелк, но радостно виляла из стороны в сторону. Грозный мысленный рык и яркая картинка по отрыванию оной части, и рука барона, собиравшегося оторвать от себя дамочку, ну и потискать заодно, встретила лишь то, что и должна была встретить.

- Скорее, благодетель! Помогите! Там такое!

В огромных алых глазах... что?! алых? вот так-то лучше! В огромных зеленых глазищах блестели слезы, нежная ручка азартно шарила в кармане баронского камзола, а пухлые алые (вот тут правильно!) губки шептали Лангару на ухо, какой он смелый и только он сможет спасти бедную несчастную сиротку.

Ага, купился! Уверен, "сиротка" так просто добычу не выпустит. А мы пока доберемся до старшего барона Ченти. И напоследок...

- Люди добрые! - самозабвенно провыл Святой Праведник. - Помните, Темный бог близко! И первое предзнаменование - это исчезновение самого ценного! Спешите по домам! И помните, чем больше добра пропадет, тем ближе Хоо-Гирра! Трепещите!

Закончив речь на этой торжественной ноте, я двинулся к дому барона, велев нарханам внимательно следить, куда народ прячет самое ценное, и старательно приближать вторжение Темного Бога.


Дом барона Инджара Ченти оказался почти точной миниатюрой Замка-над-обрывом - прочная высокая стена с бойницами, окружающая дом и сад, два уровня защиты, ров с водой и подъемным мостом и даже специально вырытый обрыв, на юге, как и положено. За небольшой площадью с фонтаном и уже знакомым памятников придурку в шляпе лестница, ведущая на второй уровень к трехэтажному особняку под темно-зеленой крышей. Тяжелая дубовая дверь с колокольчиком, резные ставни на больших окнах, просторные коридоры и мягкие ковры на полу и стенах, картины и мраморные скульптуры по углам - а барон очень даже неплохо устроился.

Сам барон, которому доложили о моем приходе и о "пришествии", переминался с ноги на ногу у накрытого стола в круглой гостиной с горящим камином и большим диваном, заваленным множеством подушек.

- Добро пожаловать! - уютный толстячок с короткими черными кудрями, лихо закрученными усами и по-детски широко распахнутыми черными глазами колобком прокатился ко мне, цапнул мою руку и активно ее затряс. -Так рад, я так рад! - восторженно бормотал он, таская Праведника из стороны в сторону - то к столу, угостить обедом, то, не позволяя сесть, к окну, показать "чудный розовый куст", то к мягким креслам у камина, выкурить трубочку-другую, при этом не переставая болтать.

Старым он не выглядел, хотя виски уже припорошила седина, а у глаз и рта с пухлыми губами пролегли морщинки. Пэр Инджар был, на удивление, радушным хозяином, такого даже обманывать не хотелось. Но если учесть, что все уже украдено до нас, то можно особо и не стесняться.

Охая и хватаясь за голову, барон выслушал душещипательную историю спасения селян, испуганно округлил глаза, узнав о Хогги и "жутких знамениях", пообещал свою помощь и поддержку, впихнул в Праведника обед, которым можно было и троих накормить, а напоследок самолично провел экскурсию по дому. Расчувствовавшийся Хитрец даже пообещал разыскать старшего баронского сынка и наставить его на путь истинный, то бишь вернуть под родительский кров, буде святые дороги правильно лягут. После измученному Праведнику выделили роскошную спальню, позволив отдохнуть. К счастью, Хитрец все что нужно заметил еще во время экскурсии.

Не прошло и часа, как явление Хогги народу стало гораздо ближе - заброшенная потайная комната, самолично найденная Хитрецом при более тщательном осмотре дома, была уже практически заполнена, и на первый план вышел вопрос, как же все это забрать с собой. Заколдованная Лиссом карета была бы идеальным вариантом, но, к сожалению, вырвавшийся из объятий "сиротки" Лангар прибрал ее к рукам. Обмануть не вышло - слишком много людей видело проклятых селян с их аражевой коровой. Отказать тоже - нафига Святому Праведнику блага мирские. И какой нархан меня за язык тянул? Хотя эти пусть только попробуют.

"А что, можно?" - прозвучал в голове радостный Императорский голос.

"Нельзя!"

Араж! Этим только волю дай! Не только на шею сядут, ножки свесив, но лапы свои поганые протянут к моему главному источнику дохода. К языку, я имею в виду - то, что припрятано, это не источник, это результат.

- Но согласись, - дождавшись, когда слуга уйдет, нархан материализовался и, благосклонно глянув на целый таз сметаны, мурлыкнул, - результат весьма неплох.

- Неплох? - от негодования Хитрец аж подскочил с мягкого кресла, накрытого теплым пледом. - Да он просто возмутителен! Какая-то жалкая каморка, да и та не полностью! Почему не налажена работа с сокровищницей барона?! Почему до сих пор не обыскана комната Каракатицы? Прикольная, кстати, кличка.

- Да чего пристал? - Император лениво обмакнул лапку в сметану и нехотя ее облизал, а потом, посчитав эти действия излишней тратой сил, и вовсе влез в таз целиком. - Сокровищницу давно обыскали, такую мелочь даже последний вор не возьмет - пришлось подкинуть пару монет на бедность.

- Даже так... - усевшись обратно в кресло, Хитрец пригубил дорогое эльфийское вино, прихваченное во время экскурсии по замку. - Папуля, конечно, с головой уже давно не дружит, но любящий сынок превзошел все мои ожидания. Собственного отца обокрал, молодца! И где ж ты все это припрятал?

- Может, Юнсоль знает? - на миг вынул морду из сметаны нархан. - Он же умеет в тараканов вселяться и шпионить.

- В тараканов? Ты же говорил, что тараканов вы с Динь дрессировали, а мальчишка управлял соколом. Стоп! А где ребенок?! Ты что ее одну оставил?!

- Так сам же приказал с докладом явиться, - Шррррр нежно погладил заметно округлившееся пузо.

- Ррррр! - вышло ничуть не хуже, чем у разъяренного нархана, даже Император впечатлился.

- Да с нами она, с нами! За ней "тетя-нархана" приглядывает и... тараканы! Их там дофига. Можно дрессировать без передыху.

- С Динирой точно все в порядке? Хорошо. Так что там с тараканами? Они и правда поддаются дрессировке? Мы сможем их использовать?

- Неа, не сможем, - вздохнул Император - сметана стремительно заканчивалась, - на них только Динь влияет. А с ней твои делишки не провернуть.

- И как она это делает?

- Это все сила Лисса, которую он дарит мелкой. Он может управлять жителями Города. Вот и она может.

- Что-то уровень у них разный, - усмехнулся Хитрец.

- Так и города у них разные, - хохотнул Шррррр. - Эх, хорошо, что она свой городишко только для тараканов построила. Не хотелось бы стать его жителем.

- Выходит, Лисс далеко не так прост. Надо бы его на свою сторону перетянуть. Но это потом. А сейчас у нас по плану молитва и освящение комнаты дедули.





Барбариска


Деревушка, притаившаяся в густой чаще, превосходила все мыслимые и немыслимые ожидания. Похоже, шаффты испокон веков жили по принципу, где лег, там и хата, где мусор кинул, там и урна. Многочисленные норы-землянки, кое-как укрепленные подгнившими бревнами, были хаотично разбросаны среди деревьев, к лысым ободранным елям крепились кособокие шалаши, прикрытые шкурами, грязные лежанки из свалявшихся еловых лап и непонятного тряпья пестрыми кляксами покрывали сероватую землю с клочьями примятой травы и бугрящимися рубцами корней. Невыносимый запах разбросанных повсюду остатков еды, испражнений, немытых тел и плохо обработанных шкур забивал нос и заставлял слезиться глаза.

Остатки парео, с барского плеча сброшенного нам Умником, пошли на закрывающие нос и рот повязки. Другие же наши вещи остались сиротливо лежать на укромной полянке, по воле судьбы ставшей нам ловушкой. Восседающий на плечах Умара Президент, лениво махнув лапкой, соизволил объяснить наше самоуправство с повязками своим новым помощникам - депутатам по одномордатному округу.

- Не позволено какой-то там гра свободно болтать рядом с такими высоко посаженными особами, вот они и стараются, рот завязывают.

Я шла, клещом вцепившись в Эдигорана и Лисса, боясь отпустить их хоть на миг. Отпускать нас никто не собирался, как и сразу по прибытии тащить за... тьфу ты, на стол - наглость Бумера и хитрость моего муженька сделали свое дело, было решено для начала показать нас совету. А так как совет предполагал присутствие все шаффтов до единого, наше съедение временно откладывалось, и появлялся шанс выкрутиться. Как говорится, будет день, будет пища...

Араж! Только не это! Лезет же чушь в голову!

Невозмутимо шагавший впереди Зар являл собой просто образец ледяного спокойствия и уверенности, еще и со мной умудрялся им поделиться. Он, как, впрочем, и я, доверял грейму и его удачливости. Но морду мы ему все равно начистим, если не сможет достойно объяснить, какого нарфа мы сюда вообще приперлись. Вид ямы, заполненной почти до верху мутной вонючей водой, куда нас собирались сбросить, вызвал у меня такой ужас, что я без раздумий взлетела Умару на руки, взвизгнув не хуже пожарной сирены. Наши зеленые охотники и присоединившиеся к ним жители покатились со смеху, хлопая себя ладонями по бедрам и улюлюкая.

Хм, ну что ж - пять минут позора и прощай, яма. Подзуженные Бумером шаффты милостиво заменили смерть от вони и утопления безжалостным покусанием наглым местным комарьем. Видать, дальних родичей-людоедов подкармливают. Нас усадили спиной к врытым в землю гладким столбам на окраине поселения, неподалеку от заболоченного овражка, крепко привязали и на время оставили в покое, разве что жующая что-то непонятное ребятня ради развлечения изредка швырялась в нас камушками. А иногда и железками. Одно радовало - солнце, пробиваясь сквозь плотные кроны деревьев, слегка припекало, позволяя забыть о преследующем нас последние дни холоде. Да и Ксантай с Таллом, благополучно избежавшие плена, были где-то поблизости и наверняка обдумывали планы по нашему освобождению. И было совершенно неясно, чего это Умник так сияет, загребая огромной лапищей какую-то грязюку.

Деревушка просыпалась, напоминая потревоженный медведем улей, шаффты собирались кучками, что-то громогласно обсуждая и привычно переходя от слов к мордобою. Не в силах смотреть на все это безобразие, я устало прикрыла глаза и постаралась максимально отрешиться от ситуации и отдохнуть, силы мне еще пригодятся.

- Гра нра! - рявкнули над ухом, потрепав толстыми пальцами по щеке. - Вкусно!

Глаза распахнулись сами собой, спина похолодела, покрывшись мурашками, а руки, связанные за столбом, беспомощно дернулись.

Толстая лысая тетка в грязно-бурой шкуре, прикрывающей только одну грудь, гнилозубо ухмыльнулась, поигрывая мощным тесаком с застывшими потеками крови. Похоже, вокруг нас столпились все жители проклятой деревушки.

Я же, не иначе от страха, принялась сравнивать представительниц прекрасного пола с их сильными половинками. Особой разницы не заметила: та же массивная фигура, огромные клыки во рту и незаурядная лысина, одинаковые шкуры и пояса с заткнутыми за них ножами и дубинками. Разве что у некоторых дам на мощных шеях болталось нечто призванное играть роль бус - у кого связка ярких алых ягод, у кого сухие коробочки с гремящими в них семенами. Но странным мне показалось не это - за спинами своих наиболее крупных сородичей маячили шаффты помельче и, если так можно назвать, поизящнее. Их фигуры могли похвастаться некоей стройностью, клыки почти не выпирали изо рта, да и лица имело куда более осмысленное выражение. Похоже, они отлично осознавали, что с прочими шаффтами им не тягаться, и на первый план не лезли. Особым уважением у земляков мелкие не пользовались, нередко получая звонкие оплеухи и жестокие тычки.

- Выбирай! - прижимая Президента к груди, важно заявил главный одномордатник, тот самый шаффт, что нас выследил.

- Этих нельзя! - пытался хорохориться лингрэ, но было видно, что переубедить людоедов не удалось - "пичкать" Бумера они согласились, но, к сожалению, нами. - Не созрели еще! Других тащи!

- Нет еще, - развел руками предводитель, - это вся гра!

Сосредоточенно виноватое лицо Умара являлось лишним тому подтверждением. Переглянувшись с Заром, который почему-то не спешил начать представление под названием "грозный бог Хогги, явление второе", Умник подтолкнул вперед щуплого шаффтеныша из команды охотников.

- Есть! - выкрикнул тот. - Есть еще гра!

- Что? - нахмурился главный, а толпа недовольно зашумела. - Где?

- В яме.

- Нет там никого, - заявила тетка с тесаком, - сама проверяла.

- Есть, - заспорил щуплый, - он под водой прячется, когда кто-то подходит.

Несколько шаффтов, откомандированных предводителем к ямам, умчались, но, похоже, передышка не обещала быть долгой. Вернулись они мокрые насквозь, но с добычей. "Добыча" пыталась ругаться, но мощный удар в лицо отправил ее к моим ногам. Встать парнишка уже не смог, зло сверкая на монстров яркими зелеными глазами. Рассмотрев его получше сквозь слой грязи и ссадин, я ошеломленно распахнула рот - пленник был до удивления похож на Эдигорана. Хотя, возможно, я и ошибаюсь, а все сходство - это длинная светлая коса с похожей черной лентой. Нет, с точно такой же лентой!

Лента искрила и подергивалась, заставляя косу следовать за собой. Не знаю, как пленник, а лента без сомнения узнала Эдигорана, пытаясь доползти до него и получить, если не помощь, то хотя бы сочувствие. Лента Эда среагировала куда быстрее его самого - рванула навстречу товарке с такой скоростью, что чуть не оторвала хозяину голову. Лиссу же вконец отказало самообладание - и как он с такими нервами столько веков жителей терпел? - он, рывком разорвав путы, вскочил, закрывая собой Эдигорана, а из земли резво полез острый колючий частокол, отгораживая нас от шаффтов.

- Шестнадцатый, вы только гляньте, какая здесь зверушка, - раздался в наступившей тишине насмешливый молодой голос. - Дикая еще, без подчинения.

- Да кому она нужна, каменюка дикая, - отозвался второй не менее звонкий голос, - еще и ущербная.

- Действительно, ущербная, - сквозь толпу испуганно подавшихся в сторону шаффтов шагнул высокий парень, клыкасто улыбающийся замершему перед ним Лиссу.

Если бы не черный костюм, состоящий из безрукавки с воротничком-стоечкой и кожаных штанов на шнуровке, стянутых на поясе ярко-красной перевязью, я бы решила, что это мелкая версия шаффтов, еще более усовершенствованная. Стройная пропорциональная фигура, аккуратные черты лица, не столь хищный разрез глаз и маленькие, еле заметные клыки. Зеленую лысину частично прикрывал широкий черный обруч с серебряной рунной вязью. Трое его спутников, прикрывавших командира, рассредоточились вокруг него, взяв наизготовку какие-то серые трубки.

Еще с десяток стояли в оцеплении, которое безуспешно пытались прорвать впавшие в панику шаффты, начисто позабывшие о каком-либо сопротивлении. Они заполошно метались по деревне, рыча и стеная, прятались в норы, но зеленые лучи, бившие из трубок нападавших, находили их и там. Шум стоял такой, что уши закладывало и хотелось бежать отсюда сломя голову. Палачей оказалось куда больше, чем мне виделось сначала - прибывали все новые и новые... хм, видимо, тоже шаффты. Убивали пришельцы играючи, с неизменной улыбкой и небрежными, будто ленивыми движениями. Во славу какого-то Многоликого. Ловчая сеть стало плотнее, и вырваться удавалось лишь единицам. И что странно, из всех жертв в первую очередь выбирались именно мелкие.

- Вон, вон еще выродок! - звучало с разных краев деревни.

Охрана Шестнадцатого тоже не дремала - лучи, сменившие цвет на алый, в считанные мгновения спалили защитный частокол Лисса, и на его запястьях защелкнулись золотистые браслеты. Тот еще успел последним усилием метнуться вперед и засветить кулаком в глаз Шестнадцатого, да так и застыл мраморным памятником с вытянутой рукой. Следом золотыми украшениями обзавелись Эдигоран, Зар и пленник с косой. Веревки, в которых, видимо, больше не было никакой нужны, разрезали, а нас заставили выстроиться пред светлыми наполовину подбитыми очами командира.

- Хе-ри, убери выродка, - приказал Шестнадцатый, ткнув пальцем в Умника, пытавшегося пробраться ко мне.

- Нет! - на ультразвуке завизжала я, бросаясь к мужу. - Его нельзя убивать! Он... он... Он - сын Многоликого! - непонятно с чего выкрикнула я.

- Что?! - расхохотался главарь новых шаффтов. - Вот эта тупая скотина - сын Многоликого?

- А что? - завела привычную песню я. - Разве вы в курсе всех предпочтений Многоликого? Свечку держали? Или он с вами советуется?

- Помолчи! - рявкнул Шестнадцатый. - Это не твое дело. Ты нам собственно тоже не нужна...

Охрана даже не дала командиру договорить, трубки незамедлительно скрестились на мне.

- Мама! - заорала я, сжимаясь в комок и в бессильной попытке спастись закрывая голову руками.

- Стойте... - небрежный взмах руки с аккуратными светло-зелеными ногтями, - этих двоих возьмем с собой. Лишними на ежегодной Охоте точно не будут.

Охрана понимающе заухмылялась, и стало предельно ясного, что на этой охоте мы будем явно не охотниками.

- Хе-на, Хе-те, найти и разрушить узор. Не хотелось бы снова тащиться пешком к границе безмагической зоны. А мы пока займемся рабами, - новый шаффт развернулся к Эду и парню с лентой. - Хм, что-то я не слышал, что двое сбежало. Ну и кто из них наш?

- Предлагаю взять обоих, - поклонился охранник, - и пусть Восьмой сам разбирается, кто от него удрал.

- Ты идиот? - надменно вскинул бровь Шестнадцатый. - Кто ж от бесхозного раба откажется и на халяву Восьмому отдаст? Тут разобраться надо, кто из них кто. И какой грейм их сюда принес... Ну что, - холодные желтые глаза остановились на мне, - отвечать будем? Зачем сюда притащились? Бедных голодных тварей кормить?

- Аркатов искать! - огрызнулась я.

- Поздравляю, - белозубо ухмыльнулся он, - вы нас нашли!



Сейфиттин Мейр


Замок шумел в такт плещущим за его стенами волнам. Давненько здесь не случалось чего-то столь знаменательного, чего-то, что могло не один день поддерживать серьезные мужские беседы, многократно подливать масло в сплетни шустрых кумушек, да и кабацкие разговоры за жизнь то и дело перескакивали на волну и незваных гостей, имевших глупость наступить на хвост баронскому сынку. Происходящее на улицах городка, обыденное и уже приевшееся, мало кого волновало. Что, собственно, было мне только на руку - ибо девицы сотворили со мной такое... кому расскажешь, не поверят.

Спустя всего лишь пятнадцать минут из борделя на узкую грязную улочку вышла восхитительная красавица - невысокая, сероглазая, с пышным бюстом и аппетитной попкой, светлые кудри сколоты на затылке в пучок страшным женским оружием - шпильками, пара локонов кокетливо свисает, прикрывая уши. Крепкую стройную ножку обвивает перевязь с ножнами... эх, если б так, кружевная подвязка. Нафига она мне, девицы объяснить не смогли, только мерзко хихикали и говорили, что так надо. Араж! И как они на каблуках-то ходят?!

Оглядевшись, "девушка" подхватила увесистый мешок с одеждой и оружием и поспешила к центру города, куда не так давно отправились нарфов Хмельт и отважный нархан Ирррр. А парочка подвыпивших мужиков обязательно осознают всю глубину своего нехорошего поступка. Ну, когда... если очнутся. А не фиг было порядочных девиц за задницу щупать!

Дома с каждым шагом становились все солиднее и богаче, улицы шире и чище, а во все чаще встречающихся сквериках появились удобные лавочки. На одной из них меня ожидал симпатичный черноволосый юноша с алыми хитрыми глазками и пушистым черным хвостом.

Убью гада!

Внаглую пасущийся в моих мыслях нархан серьезно воспринял угрозу, и хвост, игриво погладив меня по бедру, исчез, а глаза стали ярко-синими. Надо сказать, подручный... ладно-ладно, глава тайной спецмиссии, только руку с моей груди убери, не дай Страж отвалится. Короче, работать с "главой спецмиссии" мне понравилось - и в слежке хорош, и образы только так меняет, и приказы с полумысли понимает. Еще бы выполнял в точности. А руки я ему потом оборву, после "миссии". Или Императору нажалуюсь. О, вот так-то лучше!

- Урод со шрамом там! - сделавшийся шелковым Ирррр указал на дорогую ресторацию с деревянной резной вывеской над входом. - С каким-то старикашкой разговаривает.

- Давно?

- Неа. Дед только что приехал.

Хм, а карета у деда весьма и весьма, как и четверка элитных лошадей. В деньгах он явно не нуждается. Так, а это что? Что-то уж больно морда у кучера знакомая. Уж не герцогский ли это герб был на этой дверце? И что же делает герцог Юн Шелли так далеко от Виссэра?

Нарф меня раздери! Так вот что задумал Хмельт - в Белую зону попасть хочет с герцогской помощью. Хм, нам тоже не помешает туда попасть. И чем же мой заклятый друг заинтересовал пэра Шелли? Проверим.

Взяв Ирррра под руку, я решительно двинулся к ресторации. Роскошный костюм моего спутника и упавший в ладонь усатого услужливо распорядителя золотой позволили нам занять лучший столик - и нас не очень видно, и Хмельта с герцогом отлично слышно, с усилителями-то. И ничего я их не крал! А ты вообще молчи, Оппозиция нарфова! Подумаешь, позаимствовал ненадолго. Ну не будет же Сэм на меня злиться. Свои люди, как-никак, сочтемся.

"Дед" оказался не таким уж и старым - хоть и пожилой, но весьма крепкий подтянутый мужчина с черными, коротко стриженными, волосами и цепким холодным взглядом. Его дорожный костюм, черная шляпа с широкими полями и висящий на вешалке плащ из неброской, но дорогой ткани, как и снятый с кареты герб, сообщали, что пэр Шелли здесь инкогнито. Мужчина отдавал должное восхитительно пахнущему жаркому, поданному с забористым гномьим эликсиром, а Хмельт, подобострастно склонив голову, ждал неподалеку, так и не получив приглашения сесть за стол. Уже знакомый железный ларец стоял у его ног. Меня так и подмывало, используя нархана, свистнуть этот сундук, но я старательно сдерживался.

Миленькая юная официантка в бело