Book: Калейдоскоп-2. Водовороты Игры



Пешкова Наталья


Калейдоскоп-2. Водовороты Игры. Общий файл.




Пешкова Н.Ю. Калейдоскоп. Водовороты Игры.

Пролог

Я осторожно выглянула в коридор и, убедившись, что путь свободен, быстро миновала открытое пространство, тихой мышкой юркнув в комнату отдыха. И замерла, широко распахнув глаза. В помещении царил непроглядный мрак, резкие порывы ветра трепали мои волосы, рвали легкую шелковую блузку, заставляя ежиться от холода. Откуда-то издалека сквозь жалобный треск веток доносилось недовольное уханье.

- Какого аража! - поддержала возмущенную птицу я.

Сверкнула молния, осветив небольшую полянку, окруженную деревьями, и развалившегося в корнях дуба мужчину. Хлынул проливной дождь.

- Андрей! Ты что творишь? - я нырнула в уютное укрытие, созданное пышными ветвями огромной ели, и оттуда показала другу кулак.

- Прости, - засмеялся он, вставая и подставляя дождю лицо. - Люблю грозу.

- В начале мая?! - запальчиво уточнила я. - А ну, прекращай это безобразие!

Непогода как по волшебству сменилась теплой летней ночью с россыпью ярких звезд.

Хотя почему как... волшебство и есть. Причем, управляемое. Берешь пульт, и моделируй себе - и место, и погоду, и даже время. Эта комната отдыха просто чудо что такое: развлекайся, сколько душа пожелает (хоть день, хоть месяц), а выйдешь все равно в нужное тебе время.

Марик пытался как-то объяснить, что такое Центр и как он действует, но мне, видимо, все эти технико-магические тонкости не понять. Работает, и ладно. Главное, я комнатой отдыха управлять научилась и вариатором. Тут важно втихаря все провернуть, чтобы обслуживающий персонал не застукал. Что мы, собственно, с Андрюхой и делаем, и пока еще никто нас не заметил.

Андрей, растянувшийся на мягкой траве, выглядел бодрым и отдохнувшим. Улыбнувшись, я опустилась на землю рядом с ним.

- Барбарисик, - попросил мой друг и, приподнявшись на локте, протянул мне пухлый конверт, - переправь это на Землю, пожалуйста.

- Что это? - насмешливо изогнув бровь, поинтересовалась я.

- Ну, понимаешь... - замялся он.

- Все ясно. Доклад моему папочке.

- Так точно, - усевшись по-турецки, козырнул парень. - Он ведь мой командир. Приказал выяснить, что с тобой происходит и ему доложить. Прости, Барбарисик, но мне пришлось генералу твою записку показать. Нет, ну это ж надо такое написать! "Андрей, мне надо срочно уехать, не ищите меня, все в порядке! Успокой родителей, приходи сюда через месяц, один". Думаешь, после такой записки твой папочка успокоился?

- Думаю... - хмыкнула я, - хотя нет, я просто уверена, что папулю этим не успокоить. Я надеялась, ты что-нибудь сам сочинишь. У меня просто времени не было все подробно объяснять - окно в прошлое уже закрывалось, а я хотела отправить записку точно в момент моего исчезновения, чтоб вы не волновались.

- О, да! - ехидно хмыкнул мой друг. - Мы совсем не волновались. Да твой отец, как письмо прочитал, такую бурную деятельность развил: объявил народу, что ты уехала в научно-исследовательскую экспедицию на поиски снежного человека, а сам втихаря своих ребят на твои поиски снарядил. А как узнал, что ты меня к себе заберешь, организовал мне отпуск по месту службы и специальное задание по сбору информации.

- И в этом конверте отчет?- засмеялась я.

- Ага, - весело подмигнул он. - И рисунки. Жаль, что ты не знаешь, как на вариаторе фотографии сделать.

- Ладно, давай свое творчество, попрошу Марика переправить. Ну что? Готов ко второй серии?

- Так точно, готов!

Из доклада майора Андрея Логинова генералу Борисову В.С.:

По результатам визуального наблюдения за объектом Б. были получены следующие данные.

Место действия: мир Мэйдес.

Характеристики и особенности местности: вся территория разделена на зоны, обозначенные определенным цветом. Названия зон: Белая, Зеленая, Желтая, Синяя, Красная, Черная. Каждые полгода зоны перемещаются.

Единой власти нет. За порядком следят Стражи. Достоверных данных о последних выявить не удалось. Известно только, что сильные маги.

Мною были замечены три действующие группы.

Первая под кодовым обозначение "Наши".

Отношения в группе дружеские, родственные.

Состав группы:

-- командир Борисова Лариса Витольдовна, псевдоним "Барбариска" - человек, осуществляет общее руководство и организацию разведывательных, боевых и мирных операций;

-- Умник, псевдоним "Умник" - некая непонятная личность (разум, голос), периодически появляется в голове Объекта и именует себя сознанием Барбариски; визуально не обнаруживается, общение идет на телепатическом уровне; полезность субъекта не определена.

-- Айверин Шей'тар, псевдоним "Ай" - человек, тридцать лет; индивидуальное задание: планирование операций, связи с местными подпольными организациями;

-- Сэм Винфорд, псевдоним "Сэм" - человек, шестнадцать лет; индивидуальное задание: техническое обеспечение операций;

-- Виталерра, псевдоним "Лерка" - полуэльфийка, хайтаррасса (существо, полученное в результате научно-магического эксперимента, владеющее способностью превращаться в туман), одиннадцать лет; индивидуальное задание: силовое обеспечение операций, устрашающий фактор;

-- Зар, псевдоним "Зар" - раса не определена, предположительно фраккат, возраст от двух месяцев до двух лет, быстрое взросление; индивидуальное задание: обеспечение командира ночным зрением и другими полезными способностями;

-- Бумер, псевдоним "Бумер" - лингрэ (нечисть-оборотень), возраст неизвестен; индивидуальное задание: диверсионные операции, устрашение противника, также используется в качестве транспорта;

-- Верран Тар-тои-марр, псевдоним "Веррунчик" - урс (кот), около двадцати лет; индивидуальное задание: обеспечение личной охраны командира группы;

-- Эдигоран, псевдоним "Эдик" - человек, около двадцати лет, магическая поддержка, пока не является действующим членом группы, стадия вербовки.

Действия объекта Б. и проведенные группой "Наши" операции в хронологическом порядке:

-- перемещение объекта Б. в Мэйдес с помощью Блуждающей зоны;

-- встреча с урсами-работорговцами, стратегическое отступление;

-- вербовка Зара, нахождение Планшета и пояса с необычными свойствами (все, что положишь в кошель на ремне, исчезает);

-- крушение скайдера (летательный аппарат) в непосредственной близости от Объекта;

-- чудесное спасение от казни на костре по ложному обвинению;

-- вербовка Ая;

-- встреча и вербовка Сэма; приобретение транспорта (Бумер);

-- сражение с аражами (гигантские пауки-людоеды), победа, несколько человек ранено, им необходим ар-диар (противоядие);

-- спасение ребенка, похищенного хайтаррассами, обследование Тел-Кристо (Место Взбесившейся магии), встреча и вербовка Лерки, нахождение "Ключа";

-- марш-бросок в Янкар (город, где можно найти ар-диар);

-- изучение Объектом найденных в Тел-Кристо материалов (по результатам сделаны два вывода, первый: знаменитая школа погибла в результате преступной неосторожности при проведении магического эксперимента, второй: хайтаррассы появились вследствие еще одного неудачного эксперимента);

-- расквартировка большей части отряда в Пост-Ив (город на стыке двух зон), в дальнейший путь Объект сопровождает только Верран;

-- встреча с Игнатом Васильевым, моряком с Земли, попавшим на Мэйдес 50 лет назад, получение разведданных об Игре;

-- встреча с Эдигораном, изготовление им ар-диара;

-- телепортация объекта Б. в Пост-ив;

-- Сдвиг (перемещение зон);

-- непреднамеренное разделение отряда: первая группа - Барбариска, Зар, Верран (предположительно); вторая группа - Ай, Сэм, Лерка, Бумер;

-- последняя договоренность - встреча групп в Виссэре (столице Белой зоны).

Условный противник - сборище непонятных личностей под кодовым обозначением "Тени".

Состав группы:

-- Координатор;

-- ал'Никс;

-- другие игроки, точные данные о них получить не удалось.

Занимаются поисками артефактов под кодовыми названиями "Планшет" и "Ключ". Правила Игры неизвестны. Члены группы хитры, беспринципны, способны на нарушение собственных правил.

В поисках "Планшета" участвует также Лорд Эвринэ, эльф. Как он связан с остальными членами группы, неизвестно.

Нейтральная группа под кодовым обозначение "Интернационал".

В состав группы входят представители различных рас Мэйдеса. Отношения в группе дружеские, ровные. Любители шуток и розыгрышей.

Состав группы:

-- Сейфиттин Мейр, псевдоним "Сейфи" - оборотень (вторая ипостась - скальный кот), возраст около двадцати пяти лет, наемник для особых поручений, носит магическую личину (маскировку) светлого эльфа Эйрифисейнталя Тимейрэла; цель - вернуть память сестре;

-- Ильсан Вест, псевдоним "Ильсан" - полуэльф, возраст четырнадцать лет, обладает уникальными способностями (живой детектор лжи, приносит окружающим удачу), по легенде сын Эйрифисейнталя Тимейрэла; цель - сбежать от родителей из-за жестокого обращения (достигнута);

-- Ксанталл Руол те Витт, псевдоним "Талл" - вампир, возраст неизвестен, предположительно из Старшего дома (правящая элита вампиров); цель неизвестна;

-- ЛоурСан, псевдоним "Лурсик" - мурат (пес), возраст неизвестен, способности: разумен, умеет читать, очень умен; цель неизвестна;

-- Сейтлана Мейр, псевдоним "Ланка" - оборотень (скальный кот), семнадцать лет, сестра Сейфи, подверглась негативному магическому воздействию, вследствие чего потеряла разум, ведет себя как обычное животное; цели нет (не способна размышлять и ставить цели);

-- Неор Эра'стуар, псевдоним "Неор" - человек, семнадцать лет, из обедневшей аристократической семьи, путешествовала под магической личиной эльфийской Княжны; цель - выйти замуж (достигнута); группу покинула.

Действия группы "Интернационал" в хронологическом порядке:

-- побег Ильсана, Неор и Сейфи (в образе эльфа) из города Кадар;

-- к группе для охраны присоединился отряд эльфов, принявший замаскированную Неор за их Княжну;

-- во время путешествия в Таиндэ (столица эльфов) были убиты пятеро эльфов, убийцу установить не удалось;

-- к группе присоединились Лурсик, Ланка;

-- прибытие в замок Князя Авилэр, отчет Сейфи о проделанной работе (задание Князя: спрятать его дочь (выполнено);

-- проведенное эльфийскими магами расследование показало, что эльфов убила Неор из-за проклятия тура-найлис, наложенного на Ильсана;

-- самосуд (Ильсана чуть не повесили по приказу разозленных родственников убитых), мальчика спас некто (предположительно вампир из Старшего дома), носящий личину эльфа Пайриттивэля;

-- вынесение приговора по делу о проклятии: Ильсан обязан постоянно носить Ограничитель, блокирующий тура-найлис;

-- свадьба Неор и Имарианзинтэля (Имара) Туварэна (племянника Князя Авилэр);

-- разведоперация, проведенная Сейфи в замке Лорда Эвринэ с целью выяснения произошедшего с Ланкой, оканчивается встречей с Ксанталлом, предположительно присоединившимся к группе одновременно с Лурсиком и Ланкой и действующим под прикрытием невидимости;

-- Сдвиг;

-- объединение группы (мурат в последний момент успел переместить свою часть группы к Сейфи и Таллу);

-- погоня, организованная эльфами лорда Эвринэ, вынуждает группу отступить.

К докладу прилагаются иллюстрации (изображения членов групп, географических объектов, животных).


Глава 1. Начать сначала? Не вопрос!



Барбариска


Интересно, это мне кажется, или мы действительно направляемся уже привычной мне дорогой в Янкар?

- Эй, - я осторожно дернула дроу за рукав, - мы куда?

- Иди за мной, женщина, - раздраженно бросил тот. - Нам надо убраться подальше отсюда, на окраине города нас ждут лошади.

- Лошади?! - испуганно взвыла я. - Я на этот пыточный аппарат не сяду!

- Значит, побежишь следом! - припечатал мужчина.

Мы с трудом выбрались из толпы и, двигаясь вдоль границы, огибали бедняцкий квартал. Трясти стало еще сильнее, народ заполошно метался туда-сюда, а моя паника неожиданно улеглась. Наоборот, мне было любопытно до чертиков, так и подмывало, подойти к Грани и потрогать ее. Подумаешь, Сдвиг какой-то!

Блин горелый, но ведь так не бывает! Я должна бежать отсюда сломя голову, а я только и думаю о том, как бы вернуться и понаблюдать за работой Стража. Я даже почти не грущу о ребятах, оставшихся с той стороны, я почему-то твердо убеждена, что мы встретимся, что с ними все будет хорошо. Непонятно. Хм, опять Зар постарался?.. Хотя объяснений я вряд ли дождусь: Умник опять заявит, что ему Тени запрещают что-либо рассказывать, а Зар... Стоп! А ведь и ему кто-то запрещает говорить. Тени? Да чтоб их приподняло и развеяло!

Погрузившись в размышления, я споткнулась и не упала лишь благодаря дроу.

- Почему мы вдоль границы идем? - я осторожно дернула спасителя за рукав. - Опасно же!

- Так будет быстрее, - нехотя ответил он, - толпа не будет мешаться.

- А куда мы идем?

- В Янкар. У меня там дела. Что я сказал смешного? - нахмурился дроу, отпуская мою руку и отступая назад.

- Все в порядке! - ответила я, старательно пряча улыбку. - Странно, - протянула я через пару минут, рассматривая виднеющийся не так уж и далеко раздел зон, - когда мы шли здесь в прошлый раз, никакой границы вроде не было.

- Она пролегала дальше, - пояснил замедливший шаг воин, - за лесом, теперь вот переместилась.

- А я думала, зоны строго по границам меняются.

- Не обязательно, - покачал головой он, - раздел где угодно может быть, хоть посреди дома. Единственное, что останется неизменным, так это Белая зона. Если стена белым окрашивается, можно сказать, повезло. Пошли, потом поговорим.

Но я его уже не слушала, рассматривая Грань. Это было так потрясающе красиво, что я была не в силах отвести взгляд. Вдоль всей серой однотонной стены прозмеились несколько мерцающих серебристых нитей, составив своеобразную решетку из параллельных земле линий. От одной из них отделился небольшой отросток, неуверенно покачался в воздухе и на огромной скорости понесся к нам. Я хотела шарахнуться в сторону, но окрик малыша "Стой!" и сжигающее изнутри любопытство заставили остаться на месте (да и не успела бы я сбежать за пару секунд-то!). Серебряный луч ударил в Зара, и меня окатило такой волной силы, что я просто задохнулась от восторга, самой себе показавшись огромной и всемогущей. Как говорится, взмахнула направо - улица, взмахнула налево - переулочек...

~ Ага, в руинах! - прокомментировал Умник, до этого обиженно молчавший.

А как же, Планшета его, бедненького, лишили!

~ Дура! - взъярился тот. - Да этот Планшет поважнее всех твоих дружков вместе взятых! А теперь из-за тебя надо начинать все заново.

~ Не переживай! - улыбнулась я. - Начнем с начала, не вопрос! Тем более что один Ключ у нас уже есть, а Планшет ребята обязательно сохранят.

~ Хорошо хоть Ключ сообразила с собой взять! - печально вздохнул он.

Проснувшаяся во мне совесть, была безжалостно изгнана бурлящая во мне силой, предлагавшей действовать немедленно и со всем размахом широкой русской души. Умник, в очередной раз обозвав меня дурой, набычился и замолчал. Дроу, только сейчас заметивший, что я отстала, вернулся и, буркнув что-то весьма нелестное, потащил меня за собой.

~ О, нет, только не это! - воскликнул Умник, заставив меня вздрогнуть - такой растерянной интонации я у него раньше не слышала.




Ильсан Вест


Подгоняемые Сейфи, мы мчались к границе зон, надеясь скрыться от эльфийской погони на той стороне. Талл, сомневающийся в разумности такого решения, быстро сдался под напором "убедительнейших аргументов" Мейра, а я восхищенно распахнул рот, сожалея, что мне некуда записать эти перлы. Даже вампир в ответ криво усмехнулся, пожал плечами и, придерживая восседающего на его спине "папочку", послушно двинулся в нужном направлении.

Мы остановились на привал около небольшого родничка. Талл, всю дорогу тащивший Сейфиттина на своем горбу, сгрузил его под ближайшим деревом и, подумав, прикрыл нас иллюзией. Напоив "дорогого папочку", я уселся неподалеку, любуясь брызгающимися в ручейке муратом и кошкой.

Странно... Лурсик от Ланки практически не отходит, играет с ней, чуть ли не облизывает, а в замке на нее же рычал.

Громкие крики с той стороны ручья заставили всех притихнуть, хотя Ксанталл и обещал, что сквозь слуховую иллюзию нас не услышат. Я встревоженно посмотрел на спутников. И что теперь? Позади взбешенные эльфы с магом во главе (правда, отстали немного), впереди гвалт какой-то. Еще одна погоня?

Шум стремительно приближался.

Ого, - невольно восхитился я, - погоня-то какая симпатичная!

Юная эльфиечка с дорожным мешком за плечами легко бежала по лесу, изредка оглядываясь назад, отчего ее тугая черная коса скакала из стороны в сторону. Мокрая ткань светло-зеленой рубашки и тонких серых брюк совершенно не скрывала стройной фигурки с приятными выпуклостями и будоражила воображение.

Поравнявшись с нами, девушка вдруг затормозила, настороженно оглядывая местность огромными голубыми глазищами, потом пожала плечами и продолжила свое путешествие, лишь немного отклонившись от первоначального маршрута. Попыталась сходу проскочить мимо меня, но споткнулась о мои вытянутые ноги и плашмя упала прямо на развалившегося Сейфи. И ладно бы ему на грудь, так ведь, невезуха какая, туда же, куда пару часов назад свалился я. Оборотень взвыл от боли, а девица не спешила подниматься, изучая местность вокруг. Вот где упала, там и изучала, ладошкой.



- О! - насмешливо протянула она. - Какой красивый мужчина!

Ответом ей был громовой хохот вампира, раздраженное шипение Ланки, ехидное тявканье Лурсика, ну и мои сдавленные смешки. Лишь сам "мужчина" пока никак не реагировал на девичьи попытки познакомиться. Растерялся, наверное?

- Тысяча дохлых медуз! - возмутилась красавица, немного отодвигаясь. - Какого аража валяться там, где бегают приличные девушки!

- Приличные девушки, - огрызнулся Сейфи, - не бросаются на парней в первый же день знакомства. И уж руки тем более не распускают!

- А приличные парни, - парировала незнакомка, - якорь им в глотку, не прячутся под иллюзиями и подножки девушкам не ставят.

- Так я и не ставил... - тут Сейфи наконец сообразил, кто виновник торжества. - Вест, зараза, убью!

- Да не ставил я ей подножку! - горячо воскликнул я. - Я вообще тут сижу, никого не трогаю. А чего она под ноги не смотрит?

- Вот если бы вы повесили транспарант "Мы тут лежим! Проходи мимо!", я, может, и обошла бы ваше лежбище стороной, - захихикала девица, - но уж точно многое потеряла бы!

- А если учесть, - вмешался в перебранку Талл, - что эта полукровка нас прекрасно слышит и даже видит сквозь морок, то встает вопрос...

- И не только вопрос! - перебила его расхохотавшаяся девчонка, торопливо отскакивая от разозленного оборотня. - Да шучу я, шучу.

Она повернулась к вампиру и серьезно поинтересовалась:

- Слышь, клыкастый, а у тебя какой уровень? Усиль иллюзию, а то гномы нас заметят.

- О! Какие мы смелые! - едко прокомментировал Сейфи, проглатывая уже вторую таблетку обезболивающего за день. - Горстку коротышек испугалась!

- Ну, разумеется, - фыркнула красотка, - оборотни ведь у нас герои: им, что две сотни коротышек, что три, разницы нет - всех наземь положат. Только, мне кажется, - притворно всхлипнула она, - это очень жестоко - смерть от хохота!

- Ах ты, нарфово отродье! - рявкнул оборотень, запуская в девчонку сухой веткой, как по заказу валявшейся неподалеку.

Черноволосая, хихикнув, легко уклонилась от "стрелы".

- Интересно, с чего это ты решила, что мы станем тебе помогать? - уточнил Талл. - И почему гномы за тобой почти молот* отправили?

- Прихватила кое-что, - девушка похлопала по сумке, висящей за ее спиной, - коротышкам все равно без надобности. И их предводителю теперь тоже. Думаю, гномов скоро отзовут. А пока мне с вами по пути, да и безопаснее будет. У коротышек ил'сибо есть, какой у него уровень я не знаю. Если первый, то я и сама справлюсь. А если выше... - она выразительно посмотрела на вампира.

- Зачем мы тебе нужны, и дураку ясно, - прошипел Сейфи. - А вот нам какого аража силы на тебя тратить?

- Посмотрим, милый, что ты скажешь, когда мы в Кадар доберемся, - ласково пропела девушка.

- И как доберемся? - ухмыльнулся вампир. - Успешно?

- Вполне.

- Хорошо, провидица, - улыбнулся он, - пойдешь с нами.

- Пойду, - вернула улыбку девчонка, - только не провидица я, так, балуюсь помаленьку.

- Эй! - возмутился Сейфи. - А мое мнение здесь кто-то спрашивать будет, нет?

- Обязательно, милый! - подмигнула ему красотка.


Молот* - (гном.) отряд из пяти сотен воинов.




Сэм Винфорд


Радужный барьер сменился серым. Народ, отталкивая друг друга и ругаясь, ломанулся прочь от границы, а Лерка продолжала стоять у стены, молча размазывая по щекам катящиеся градом слезы. Ее можно понять - тяжело полукровкам живется, а если ты еще и хайтаррасс, то и вовсе жуть, а Барбариска первая, кто отнесся к девчонке по-человечески. Да и ко мне тоже. С ней хорошо было, спокойно. Мне и самому, если честно, плакать хочется, но я держусь - мужчинам рыдать не пристало.

Араж драный, ну почему мне так не везет? Я надеялся, что Барбариска поможет мне разгадать тайну Катастрофы. Отец говорил, что в Виссэре, в тайном хранилище Библиотеки, спрятаны собранные за четыреста лет документы, и там можно найти нужную нам информацию. Только там такая защита стоит, что технарям хода нет, и никакие приборы не помогают.

Все, хватит нюни распускать! Я теперь за старшего! Да и кто нам мешает разыскать Барбариску? Решено! Вперед!

- Лерка, кончай ныть! - я обнял малышку за плечи и решительно потянул прочь от стены. - Бумер, ты тоже прекращай! Если бы Грань можно было процарапать, то это бы и до тебя уже сделали. Уходим отсюда!

- Куда? - доверчиво спросила девчонка, шмыгая носом.

- Сначала в гостиницу к Айверину, надо ему лекарство дать. Потом подальше от стены, чтобы не задело - мало ли что с той стороны окажется. Бумер, двоих увезешь?

- Запросто!

- Нет! - насторожилась вдруг хайта, к чему-то усиленно прислушиваясь. - Отправляйтесь без меня. Что-то происходит, что-то плохое. Я все проверю и догоню вас, - с этими словами девочка крепко обняла меня и, растворившись туманом, мгновенно исчезла.

Помахав ей вслед, я запрыгнул на Бумера, без споров сменившего ипостась и рванувшего с места так, что я чуть не свалился, в последний момент вцепившись в гриву.

- Вот интересно, - протянул я, не надеясь на ответ, - это наша зона перемещается или Ларискина?

- Наша, - неожиданно отозвался лингрэ.

- Откуда знаешь?

- Знаю и все!


Тарланна, поселившаяся с нами в одной корчме, подтвердила, что лекарство, переданное мне Барбариской, действительно ар-диар, только у зелья какой-то странный запах. Но выбора не было, решили дать умирающим что есть, разлили по стаканчикам три порции (там и надо-то всего пару глотков), и я со своей долей помчался в нашу комнату. Там уже вовсю суетился Бумер в своей кошачьей форме, пытаясь упихать в мешок черную папку, с которой таскалась Барбариска. Получалось плохо, кот попыток не бросал, недовольно шипя.

Склонившись над Аем, я аккуратно влил лекарство в безвольно приоткрытый рот и уселся рядом, наблюдая за результатами. И они не заставили себя ждать. Айверин широко распахнул глаза, которые размерами теперь могли поспорить с эльфийскими, дико взвыл и, соскочив с кровати, заметался по комнате. Заметив на столике кувшин с водой, выхлебал его в несколько глотков, зашарил ошалелым взглядом по сторонам в поисках добавки, торопливо схватил таз, где мы смачивали платок, который клали ему на лоб, опрокинул на себя, жадно глотая ртом воду. Когда наш друг смог спокойно дышать и говорить, я об этом сразу пожалел, ибо наслушался такого Да уж, словарный запас у него отличный. Еле удалось Ая отвлечь, сообщив ему о Сдвиге.

- Что стоишь? Пошли! - велел он.

Это что? Это как так? Я от неожиданности сел там, где стоял, рядом с кроватью. Айверин не просто переоделся, он собрал сумки, затолкал Барбарискин альбом в мешок, причем, вместе с возмущенно пищащим Бумером, и все это за несколько секунд. Я даже заметить ничего не успел. Лингрэ, выбравшись из мешка, сидел на постели, вздыбив шерсть и яростно почесывая лапой затылок.

- В чем дело? - удивленно воскликнул хитрец. - Чего вылупились? За комнату я заплатил, еды в дорогу купил. Можем ехать.

- И как, интересно, ты все это успел? - фыркнул я. - Я и моргнуть не успел.

- Чего? - нахмурился Айверин, окидывая взглядом комнату. Странно, - пожал плечами он, - раньше такого не было. Видать, твоя аражева отрава постаралась! Поди, побочный эффект. А неплохая, кстати, способность. Интересно, долго ли действовать будет? Думаю, нам эта гадость, что ты мне влил, может пригодиться. Там еще осталось?

Я только молча кивнул. Миг, и Ай стоит рядом со мной и держит в руках небьющуюся склянку с ар-диаром, которую я оставил в комнате знахарки.

- Отлично, еще почти половина осталась, - удовлетворенно заявил Шей'тар, запихивая лекарство в свой мешок. - Ну и где Лерка? Уже идти пора.

Словно в ответ на его слова посреди комнаты закружился сгусток тумана, стремительно превращаясь в симпатичную девчонку.

Ух ты какая красавица! Удивительно, как из чумазой худющей замухрышки получилась симпатичная малышка. Всего-то и понадобилось, что отмыть, откормить и принарядить. И этот синий дорожный костюм, который я, между прочим, самолично покупал, ей к лицу.

- Нас ищут! - выдохнула она. - Уходите, я их задержу!

- Кто ищет? - тут же подобрался Ай.

- Гномы.

- Что им надо?

- Какой-то планшет,- пожала плечами хайта. - Я еще у ворот их услышала, они о Барбариске говорили. Я за ними пошла. А их там целая куча. Они нас схватить хотят и этот самый планшет отобрать.

- Все ясно, - кивнул Айверин, - это, скорее всего, Барбарискин альбом. Странная штука. Раз он так всем нужен, значит, вещь ценная, и отдавать ее нельзя ни в коем случае. Так. Мы с Сэмом отправимся дорогой на Гришт. Ты, Лера, отвлекаешь гномов. Только постарайся никого не убивать - эти коротышки очень мстительные, потом вовек не отстанут.




Барбариска


Энергия продолжала укутывать нас с Заром искрящимся коконом, заполняя каждую клеточку, казалось, что достаточно всего лишь оттолкнуться от земли, и полетишь. Охватившие серую Грань жгуты силы быстро ветвились, опутывая ее плотной сетью, ячейки которой сокращались с каждой секундой.


И тут меня снова выкинуло в пустоту. Нет, ну вот почему, араж драный, такое происходит? Я ведь даже сознание не теряла. Да и это не совсем пустота, хотя действующие лица все те же. Хорошо хоть, видно все гораздо четче и слышно тоже.

Небольшая замкнутая комната без дверей, зато с множеством заполненных тьмой окон, вдоль серых стен выстроились такие же серые шкафы. Ни штор, ни каких либо украшений в помещении нет, лишь в углу ярким пятном блестел букет синих лилий. В центре, за большим овальным столом, спиной ко мне сидели шестеро людей. Четверо мужчин и две женщины в серо-серебристых комбинезонах со странными черными символами на рукавах. Светлые пшеничные волосы Теней уложены в замысловатые прически, а у троих такие роскошные кудри, что мне даже завидно стало. Напротив них, грозно нахмурившись, прохаживается высокий стройный мужчина, его роскошная белоснежная грива заплетена в две толстые тугие косы, слегка раскачивающиеся в такт шагам. Одет он в черную рубашку под горлышко с длинными рукавами и двумя белыми вертикальными полосками, проходящими по правой стороне груди, и длинная, в пол, широкая розовая юбка. Нет, это сто процентов мужик, груди-то нет. Да и голос грубоватый, зато надменности в нем хоть ковшом вычерпывай, все равно до дна не достанешь. А вот лицо я увидеть не могу: все на месте - нос, рот, глаза - но общую картинку не рассмотреть: сосредоточишь на лице взгляд, и все будто плывет перед глазами. Интересно, это он для меня такую мордашку изобразил, или Тени за столом тоже рылом не вышли его красоту лицезреть?

- Я так понимаю, - холодно произнес беловолосый, - были нарушены правила.

- Так и есть! - негодующе воскликнул мужчина справа. - Нельзя открывать Планшет, пока не будут собраны все Ключи и все Планшеты.

- В Контракте это не написано! - парировал мужчина слева. - Ты и сам нечестно играешь, ал'Никс! Кто тебе позволил подобное самоуправство?

- А это тоже не запрещено Контрактом! - насмешливо отозвался ал'Никс и решительно добавил. - Нарушение с Планшетом серьезнее! Координатор, Вы должны его наказать!

- Согласна, - поддержала его одна из женщин. - Пусть выбывает из Игры! Ал'Ферьон, что скажешь?

- Полностью поддерживаю! - ответил ее сосед, поправив выбившуюся из сложной прически косичку.

Двое оставшихся согласно кивнули.

- Решение принято! - кивнул Координатор. - Ал'Кэстар, Вы покидаете Игру. Ал'Никс получает штрафное очко.

- Что? - возмутился оштрафованный. - Да я и так пострадал больше всех! А мне теперь еще и приз урежут?!!


Привычное жжение в груди резко, словно рыбку из воды, выдернуло меня из пустоты, где обитают проклятые Тени.

- Хватит! - услышала я спокойный голос Зара, который, протянув руку, оборвал тянущуюся от него к Грани силовую нить.

Дроу, стоящий рядом и крепко держащий меня за руку, смотрел широко распахнутыми глазами прямо перед собой. Я обернулась и обомлела.

Море! С той стороны было МОРЕ! От этого водного великолепия, плещущегося за прозрачной, искрящейся множеством серебристых точек преградой, просто дух захватывало. По его поверхности, расположившейся на высоте примерно пятиэтажного дома, прокатывались огромные волны, разбивались о невидимую границу, вспенивались небольшими бурунами и откатывались назад. А некоторым особо настырным морским валам удавалось перепрыгнуть барьер, немного, самым краешком, и с шумом и плеском ухнуть вниз, рассыпая брызги. Словно в гигантском аквариуме плавали, суетились большие лупоглазые рыбины разнообразных форм и расцветок, заполошно тыкались в "стекло" и исчезали в глубине.

Неожиданно уровень моря скакнул вниз метра на три-четыре, землю под ногами резко качнуло, и только сильные руки дроу удержали меня от падения.

- Что это? - выдохнули мы с эльфом одновременно.

- Страж зоны стабилизирует, - пояснил Зар, - выравнивает. Уходим быстрее, он может и не удержать. Вдруг заклинание сорвется...

Мужчина окинул нас с малышом подозрительным взглядом, но спорить и выяснять отношения не стал. Но что-то мне подсказывает, что так просто мне от разговора не отвертеться.

Мы припустили к уже знакомой мне полянке, где у Веррана неожиданно объявилась новая сестра. Бежать было на удивление легко. Никогда я не чувствовала себя так хорошо, разве что килограмм тридцать назад. Кстати, и тащить на руках подросшего малыша (сейчас он выглядел года на два) не составляло особого труда. Да что там мелкий фраккат, я даже лошадь смогу запросто поднять и унести! Все равно я на этих чудовищ больше не сяду!


Села. Ага, попробуй не сядь, когда на тебя злобно смотрит разъяренный дроу.

Зарчика мужчина разместил передо мной на сложенном в несколько раз одеяле, а сам запрыгнул на второго коня. Вот интересно, а что это за тюк перед ним? А если он маньяк и промышляет похищением невинных девиц, а потом продает их в заморские бордели?

~ Ну, у тебя и самомнение! - хихикнул объявившийся Умник. - Если он и маньяк, то ты под параметры юной невинной красавицы не подходишь, ну разве что полом.

~ Да я здесь самая красивая и юная женщина! - фыркнула я.

~ А вот с этим я согласен, - отозвался вреднюк, - других дам здесь просто нет. Если не считать пленницы в мешке. Но еще не все потеряно, ты можешь надеяться, что она окажется старше и страшнее тебя. Правда, тогда возникнет вопрос о душевном здравии эльфика.

~ Умник, - пригрозила я, - заканчивай, а то обижусь!

~ Да это я должен обижаться, ты мой Планшет потеряла!

~ Он у ребят, думаю, они его с собой заберут.

~ А если не заберут?

~ Точно заберут, - ответила я. - Ты что, теперь меня всю жизнь этим попрекать будешь?

~ Ага, - согласился он, - каждый день каждую минуту все двадцать четыре часа в сутки.

~ Двадцать шесть часов, две тысячи восемьдесят минут, сто шестьдесят шесть тысяч четыреста секунд, - пояснили часики.

~ Именно! - заржал Умник.

Уф, если смеется, значит, я прощена.

~ Я еще подумаю, - капризно протянул он.

~ Умник, а ты Теней видел? - начала было я, но особо сильный толчок заставил меня забыть про расспросы и сосредоточиться на скачке.

Помните, я говорила, что лошади - это зло, а путешествие на них - ужас? Так вот, забудьте это! Путешествие на лошади - это детские игры, а вот путешествие на лошади во время землетрясения - это ЖУТЬ! Одно хорошо, ехали мы недолго, минут пятнадцать.

~ Семнадцать минут, шесть секунд, - поправили меня часики.

- Стоп! - воскликнула я. - Не поняла! Какие семнадцать минут? Ведь в прошлый раз ехали почти два часа.

Дроу тоже уставился на меня весьма подозрительно. В его глазах явственно читалось, что из нас двоих маньяк вовсе не он, а я. Ох, чую, ждет меня теплый дружественный допрос. И вот как я ему должна объяснять все эти фокусы? Что Зар простой ребенок, а я и того проще, эльф ни в жизнь не поверит. Может, сказать, что это я такая крутая магичка, а малыш так, мимо проползал? Или ответить честно и правдиво: "А хрен его знает"?


Из домика нам навстречу выбежал взъерошенный дед Игнат, охая и жалея "бедную девочку", помог мне слезть с лошади и крепко обнял (меня, естественно, не это же чудовище).

- Как же я рад тебя видеть, дочка, разрази меня гром!

- Я тоже очень рада, - улыбнулась я. - Может, ты с нами поедешь?

- Зачем это, тысяча дохлых медуз?

- Так Сдвиг ведь!

- Ну и что? Морские волки Сдвигов не боятся!

- А про "морских волков" очень даже в точку! - засмеялась я. - Скоро они здесь появятся.

- Неужто море вернулось? - всплеснул руками он. - Вот спасибо, вот порадовала дедушку!

- Ну, это не мне спасибо, к Сдвигам я уж точно отношения не имею!

- Не скажи, не скажи, - покачал головой Игнат. - А море - это хорошо, оно ведь здесь и раньше было, вот и возвернулося, утешение мне на старости лет. Пошли в дом, чайку попьем.

- Мы торопимся! - отрезал дроу.

- Послушай,... - я замялась, сообразив, что мы даже не познакомились. - Я Лариса, - улыбнулась, протягивая руку.

Дроу брезгливо взял мою грязную ладошку с поломанными ногтями, но, собравшись с духом, изобразил на лице самое любезное выражение и поцеловал руку "милой дамы".

- Хоэлвирэ Ферр, - представился он.

- Послушай, Хоэлвирэ. Мне надо поговорить с дедом Игнатом, это очень важно. Я быстро, всего на пять минут.

~ Ага, а ты кашу каждые полчаса помешивай! - влез со старым анекдотом Умник.

~ Не, я точно быстро!







Глава 2. Честность - лучшая политика.



Виталерра


Сэм и Айверин ушли, а я осталась в засаде. Прятаться я не стала: кто девчонку заподозрит. Просто сидела около дороги под раскидистым деревом и грызла шоколадку.

Ой, это такая замечательная штука! Представляете, она Голод убирает. Ну, почти совсем. Меня один мальчишка в Пост-ив угостил. Я как сладкий тающий кусочек съела да пальцы облизала, сразу и почувствовала. Это так здорово - даже никого съесть не хочется. Совсем как раньше.

Перед отъездом я сбегала в лавку за шоколадом. Да я немного и взяла, всего-то три мешка получилось. А продавец как давай орать, что две серебрушки - это мало. Пришлось дяденьке объяснить, для чего мне его товар нужен, даже показать. Тот кричать прекратил, глаза выпучил и кланяться начал, как болванчик в уличном театре. И шоколад в сумки запихивать. Хороший дядька. Я ему потом денежки занесу. Вот как Барбариска вернется, так и принесу.

Ой... А ведь она не вернулась, не успела. Ууууу! Когда теперь еще свидимся... Уууу...

Нет, так нельзя. Я же тут на задании. В засаде сижу! Нельзя нюни распускать, так Сэм говорит. Надо о чем-то другом подумать.

А какие смешные физиономии были у Ая и Сэмми, когда я свои сумки притащила. Дорогой "папочка Ай" еле-еле их на лошадь закинул. И у коняшки такие глаза сразу грустные стали. Бумер-то сразу заявил, что мы рылом не вышли на благороднейших тыгыдымских конях ездить, тем более поклажу возить. Вот и пришлось Айверину нам новых лошадков искать. Нашел-то он их быстро, правда, хих, при этом так встревоженно оглядывался и нас подгонял, что мы с Сэмом чуть не попадали от хохота.

Сэмми, пожалев коника, переложил один из мешков на вторую кобылу, под ехидное ржание первой. Когда все собрались, Бумерчик с гордо поднятой головой двинулся вперед по дороге. Медленно так, оглядываясь, значит, бросать нас точно не собирается.

И чего Ай так возмущался? Легкие же мешки, я все три спокойно поднимаю. Одну сумку, кстати, я себе оставила, самую маленькую - я же в засаде и проголодаться могу.

Я подтянула сумочку поближе - надо, чтобы она ко мне привыкла, ну, или я к ней. Тогда она тоже сможет стать туманом вместе со мной, как и одежда. Отчего так происходит, я и не знаю. Учитель объяснял это "подчиняющим полем хайтаррасса". Вроде то, с чем хайт имеет дело долгое время, под него подстраивается и тоже форму меняет, когда надо. А вообще Великого Учителя сложно понять. По-моему, он полный псих, и уже давно. У него, хих, "жена" есть - мне про это новые "родственнички" рассказали. Так я сперва думала, что ее тоже поймали, как и меня, и в хайту превратили. Как бы не так! Это картина! Говорят, он ее много лет назад откуда-то приволок. А теперь везде с ней таскается, разговаривает, за стол усаживает, даже спит с ней. Великий Учитель на этой Лите просто помешался, даже эту мерзость, что всех в хайтов превращает, в ее честь назвал. Тоже мне честь!

И это еще не все! С его слов выходит, что я дочь Учителя и... картины! И очень на "мамочку" похожа. Ну не бред ли? И ничего у меня общего с ней нет. Только волосы у тетки на картинке такие же черные как у меня, да ушки острые. А глаза у меня не фиалковые, а зеленые.

Не хочу я быть такой, как эта "Леди"! Про нее одна из моих "сестричек" сказала: "Иначе как стервой эту некогда роскошную, а нынче потрескавшуюся красавицу и не назовешь". А я не стерва, вот! Я хорошая!

Зато понятно, почему со мной в Тел-Кристо все так нянчились. Остальных пойманных уже на второй день насильно мясом кормили и обращали полностью. Мне же поблажки делали, даже ходить я могла где угодно. И вообще, это глупости все! Как я могу быть дочерью Литы, если она давно погибла? Получается, если она моя мама, то мне что, уже четыреста лет? Чушь! Да и знаю я свою мать. Вернее, слышала про нее от тетки Майрун.

Она неплохая женщина, Майрун Оруни. В ее доме меня не обижали, почти. Пытался как-то ее сынок Адри меня задирать, так мать ему такую трепку задала! Еще бы, какая женщина откажется от красоты, особенно, если у нее шрам через все лицо и на спине рубцы от плети. Тетка Майрун в юности бандитам из Красной зоны попалась. Тогда и отметины получила, еле живой ушла. Два года она в чаще от людей пряталась. Знахарка, которая Майрун в своем доме приютила, научила ее лечить, в травах разбираться. И вот однажды нашла девушка около лесной дороги свою удачу. Она много раз мне про это рассказывала. Я эту историю слово в слово помню.


- Тогда рядом с нами Красная зона обосновалась, и повадились тамошние бандиты караваны грабить и жечь. Опасно стало к тракту, что вдоль границы зон тянется, ходить, сама знаю, но нужная травка только там и растет, на небольшой полянке. Иду я, значит, по лесу, слышу, стонет кто-то в кустах, ветки раздвигаю. А там женщина лежит, эльфийка, обгоревшая вся. Видать, маслом облили бедняжку, а потом факелом ткнули. Добивать не стали, душегубы, вроде как "шанс на спасение" дали. Как и мне когда-то, только я-то выжила, а она нет. Даже дите не пожалели ублюдки - брюхатая она была. Склонилась я над эльфкой, а она как глаза откроет, как за руку меня схватит. Да и говорит: "Спаси мою дочь, вырасти, а я тебе амулет магический сделаю, что иллюзии создает. Красавицей всю жизнь будешь. Только если малышку обидишь, так он тут же действовать и перестанет". А я что? Мне не сложно. Тем более в деревне парень один уж так сильно мне глянулся. Видный жених. Да разве ж возьмет он в жены меченую? Родить у эльфки сил уже не осталось, тогда я ей живот вскрыла и дите достала. Потом она за брошку на рубашке схватилась, а ее рука как засветится. Стонет эльфка, а брошь не отпускает. Вскоре и померла, только раз тебя и поцеловала, да шепнуть успела: "Значок возьми". Теперь я вот ращу тебя, убогую, сил не жалею.


Еще бы она силы жалела! Без морока-то она страшна, как араж! Волосы только красивые, кудрявые, и глаза большие. А как амулет оденет, сразу красавицей становится. Даже на ощупь шрамы не чувствуются. И в зеркало можно безбоязненно глядеться, и по деревне гулять-красоваться, и замуж за видного жениха пойти. Глаза у нее, как и у меня, зеленые, вот все в деревне и думали, что она моя мать и есть, а ту историю с эльфийкой просто выдумала. Так что берегла она меня и другим в обиду не давала. Только я там все равно чужой была, никому не нужной. Даже Учитель обо мне больше заботился, по своему, конечно.

Потом Барбариска появилась, Сэм - с ними хорошо было. Даже Бумер, на что зараза наглая, а и то как родной. У меня до них и друзей-то не было. Да и кто захочет дружить с полукровкой. Вот я с книжками и сидела целые вечера, когда работу заканчивала, по дому там или в огороде. У знахарки большая библиотека была, она частенько с Ярмарки что-то новенькое привозила. Ну, это мне тогда казалось, что у нас в доме книг много. А потом, как кабинет Учителя в Тел-Кристо увидела, поняла, что такое библиотека. Учитель все книги, что не сгорели, туда притащил. Сэм говорит, что в Виссэре библиотека еще больше. Вот бы увидеть...

Стоп. Кажись, гости. Ага, не зря я тут в засаде сидела!




Барбариска


Мы прошли в дом, где мне с трудом удалось отказаться от чая с ватрушками.

~ О! - восхитился Умник. - Да это же подвиг!

- Дедуль, ты мне лучше с собой заверни несколько штучек, - попросила я.

~ Тьфу, дура! - горестно вздохнуло мое наказание. - А я-то обрадовался. Думал, вот оно, похудеешь - будешь жить полной жизнью!

~ Трудно жить полной жизнью на пустой желудок! - парировала я. - Не мешай, мы тут по делу!

Я уселась за стол, не удержавшись, укусила сочную ватрушку и принялась подробно рассказывать деду Игнату о том, как Тени отношения выясняли.

- Сколько их там было, якорь им в зад? - уточнил старик.

- Семеро. Шестеро сидели за столом, и один стоял. Они его Координатором называли.

- Шестеро осталось... - задумчиво проговорил мой земляк. - Двое уже выбыли.

- Пятеро осталось, - поправила я. - Одного вышибли за нарушение правил.

- Интересно. И что он такое нарушил?

- Планшет открыл. Подожди, сейчас поточнее вспомню, - я закрыла глаза, оживляя в памяти те события. - Вот. "Нельзя открывать Планшет, пока не собраны все Ключи и Планшеты".

- Тысяча дохлых медуз! Отличные новости! Чем их меньше, тем тебе проще!

- А те двое, про которых ты говорил, их тоже выгнали? Я там только шестерых игроков видела.

- Обычно их восемь бывает. На Мэйдесе это число частенько встречается. Например, в Янкаре, как и в других городах, есть градоправитель и семь советников. В неделе опять же восемь дней, в году восемь месяцев. Да, любят тут восьмерочку-то.

- А что ты про этих можешь рассказать, про игроков?

- Ничего не могу, - горько улыбнулся мужчина, - клятву я дал. Будь осторожнее, девочка. Игрокам верить нельзя!

Я тепло попрощалась с дедом Игнатом, который отказался ехать с нами, надеясь еще походить по морям (у него тут неподалеку катер припрятан - тоже по волнам и соленым брызгам соскучился). Тяжко вздохнув, я забралась на пыточное приспособление, именуемое лошадью, и направила ее вслед за дроу.


Тропа, что показал мне Верран в прошлый раз, осталась далеко позади. Дроу выбрал совершенно другой путь в Янкар. Дорожка, на которую мы свернули, популярностью явно не пользовалась и практически полностью заросла густой высокой травой, где шныряли мелкие зверьки, недовольные нашим вторжением. Ферр, высматривающий еле заметные очертания тропинки, придержал лошадей, чтобы, не дайте Стражи, не поломали ноги на неприметных ямках. Деревья, стоящие вплотную к нашей "трассе", то и дело норовили хлестнуть меня по лицу. Дроу же они почему-то не трогали, что только усиливало мое раздражение.

- Это кто? - воин, указав на сидящего передо мной мальчишку, вопросительно изогнул тонко очерченную бровь.

Глянув на малыша, я невольно разулыбалась. Хотя какой он сейчас малыш - за время разговора с дедом Игнатом он заметно подрос и выглядел уже года на три. Если так дело и дальше пойдет, то...

~ То завтра мы его уже женить будем! - расхохотался Умник. - А через два дня внуков нянчить.

~ Ну тебя! - отмахнулась я. - Я ж серьезно. Вот что мне этому Холэ... Хоэви... Хэлу, короче, сказать? Легенда, что Зар мой сын, уже не прокатит, ведь маскировки больше нет. Вот как в нас этот энергетический луч ударил, так к малышу его настоящий облик и вернулся. А эмоций как не было, так и нет.

- Я тебя слушаю! - гневно напомнил о себе Хэл, остановив коня и грозно уставившись на меня.

~ Ишь какой! Пугать он нас вздумал! - возмущенно фыркнул Умник. - Ха, боялись мы того хомячка!

~Ладно, - улыбнулась я, - будем действовать по принципу "когда не знаешь, что сказать, говори правду".

- О! - протянула я вслух. - Это очень древняя и таинственная раса!

На этих словах Зарчик обернулся и посмотрел на меня. Странно. Мне померещилось или в серебристых глазках малыша действительно мелькнуло удивление? Хотя как обычно ни один мускул на его мордашке не дрогнул.

- Какая? - презрительно ухмыльнулся мой проводник.

- Ахез!

- Кто? - одновременно воскликнули дроу и "ахез".

- Ахез! - торжественно повторила я. - Что в переводе означает "а хрен его знает"!

Представитель новой расы, как мне показалось, вздохнул с облегчением, а Ферр позволил себе кривоватую усмешку. У дроу что, смеяться запрещается? Или этот конкретный представитель темных какой-то обет взял?

~ Точно! - влез Умник. - Обет! До свадьбы ни-ни!

~ Чего ни-ни? - хихикнула я.

~ Всего! - серьезно отозвался он. - Ни-ни есть, ни-ни спать, ни-ни женщин, ни-ни выпивки. А если все это "ни-ни", то смеяться и сам не захочешь!

Но тут моим вниманием вновь завладел эльф, задав очередной вопрос.

- Где ты его нашла?

- В лесу.

- Исчерпывающая информация, - покачал головой Хэл. - Почему Страж его подпитывал?

- Ахез! - уже совершенно искренне ответила я.

- С чем связан столь быстрый рост? С переданной Стражем энергией?

- Ахез!

- Ты другие слова знаешь? - злобно рявкнул дроу, твердой рукой успокаивая пританцовывающую на месте кобылу.

- Ахе... Ладно-ладно, молчу! Я действительно не знаю, кто он. И почему Страж нам помочь решил, не знаю. И рост из-за чего такой. И... Но это не важно! - я с честью выдержала холодный взгляд синих глаз воина, даже не дрогнув (надеюсь, он не понял, каких усилий мне это стоило). - Я малыша все равно в обиду не дам! А тебя никто насильно не заставляет с нами идти! Доведешь нас до Янкара и свободен!

- Пожалуй, я так и сделаю! - раздраженно заявил он. - Если бы не обещание Княжича, вообще бы тебя спасать не стал! Поехали. Не будем время терять!




Кэрлин Хорн


Весь день мы пробирались вдоль границы зон в надежде найти свободный проход. Вглубь этой зоны (ставшей, как и та, откуда я удрала, Желтой) мы пойти не могли - там нас поджидали эльфы, взбешенные наглостью моих новых друзей, по другую сторону Грани нас (вернее, меня) выискивали гномы - выстроившись цепочкой и вооружившись ил'сибо, они методично прочесывали лес.

Интересно, раз теперь две зоны одного цвета рядом, исчезнет ли внутренняя стенка? Так иногда бывает. Впрочем, неважно. Главное, выбраться.

Хорошо коротышки аражевы нас обложили, качественно. Зоны действия приборов захлестывают одна на другую, так что приходится постоянно держать иллюзию. Мы с Таллом неплохо сработались: ил'сибо первого уровня - отряд прикрываю я, второго-третьего - он. Похоже, я не ошиблась, этот клыкастый действительно из Старшего дома, а второе имя у него липовое. Антиморок* третьего уровня обмануть сложно, это только у членов правящих вампирьих семей получается. И отлично, кстати, получается. Только держать иллюзию целый день тяжело даже для Высшего вампира.

Сколько он так продержится? А ведь еще и оборотня тащит. Одна бы я сквозь сеть легко прошла, даже с мальчишкой в нагрузку - нашла бы какую-нибудь лазейку. Но Ильс Сейфи ни за что не бросит, а тот, соответственно, свою сестрицу, за которой мурат увяжется. А нам с Таллом мучайся, такую толпу прикрывай.

И проклятые гномы ведь не отстанут. Упорные сволочи. Всю сокровищницу вдоль и поперек излазали, пока этот Планшет искали. И прикрытие Советник отличное нашел - учет и ревизия казны. Так бы и мучились, второй раз эти золотые горы рыли, если бы я Советнику не шепнула, что нет в сокровищнице никакого "артефакта" и уже давно, лет тридцать как. Лично я его видела в человеческом музее, но убей не помню каком. Но явно где-то поблизости.

Не дурак был грейм, отличную Куклу себе выбрал - куча подданных, доверчивый король, командуй, не хочу. А уж как удивились люди, когда началось повальное увлечение гномов их историей и магией, ни один музей без внимания не остался. Всего-то три дня, и Планшет в твоих руках. Одного не учел идиот, нечего было с симпатичными черноволосыми красотками заигрывать, тем более, когда они провидицы и про Игру не понаслышке знают. Хотя, надо признать, мне пришлось использовать все свое обаяние, чтобы заморочить гному (считай, грейму) голову и заставить его открыть Планшет. Если дед ничего с правилами не напутал, то грейму сейчас несладко. Надеюсь, теперь Советник одумается и отзовет своих ищеек. Да, собственно, так и будет! Я же это видела. Почти.


Антиморок* - ил'сибо (разг.)


От размышлений меня отвлек звонкий голос Ильсана, который приставал к вампиру с разными глупыми вопросами.

- А смогут они нас засечь? А как долго ты сможешь удерживать иллюзию? А откуда ты силы возьмешь? А что круче магия или технология? А как эльфы домой вернутся, если нас неизвестно куда Сдвигом унесло?

Вампир, тяжко вздыхая, пытался выбраться из-под этого водопада любопытства:

- Не смогут. Пока сил хватит. Подзакушу приставучим мальчишкой. Круче тот, у кого уровень выше. Каскадом вернутся, если их одних унесло. Или пешком, если и замок прихватило.

- А как это каскадом?

- Если надо куда-то переместиться, - терпеливо ответил Талл, невольно улыбнувшись, - то маг задает нужные координаты. Заклинание находит эту точку, определяет вектор направления. Если точка выхода находится в той же зоне, то портал открывается свободно, если зона другая, то мага выкидывает у ближайшей границы вдоль вектора. Затем пеший переход сквозь Грань, и новый прыжок. Иногда, чтобы добраться до цели, требуется несколько прыжков, целый каскад.

- А ты так можешь?

- Нет, - покачал головой маг. - Это не моя специализация.

- Жаль, - выразил общую мысль Вест.

Действительно, жаль. Было бы здорово, убраться от погони куда подальше. Ведь у аражевых гномов кроме всего прочего еще и куча разных амулетов и технических приспособлений имеется. Иначе с чего б сила так быстро расходовалась? Тысяча дохлых китов, кто же им операцию спланировал? Сами бы точно не додумались, да и такого количества хардвэ* у гномов отродясь не водилось. Без грейма тут явно не обошлось! Но ведь его должны были дисквалифицировать за нарушение правил. Зря я, что ли, его столько времени на это подбивала?

Пока все идет по плану: мне удалось выкрасть у Кэстара Планшет, а второй пристроить в надежные руки. Так что не получат нарфовы греймы ни артефакты, ни мальчишку! Нам бы только какое-то безопасное место найти, чтобы отсидеться.


Хардвэ* - технология, любая вещь технического происхождения.


Такин ал'Ферьон


Бездна Рувала! Что ж мне так не везет?! Сначала какие-то воры, забравшиеся в дом Шевела, сбежавшая от Лорда жена, укравшая драгоценности, потом Сдвиг, забросивший меня вместе замком араж знает куда! Теперь, чтобы вернуться, придется использовать каскад и тратить на это уйму сил. Хорошо хоть, охотничий домик на месте остался. Вроде бы... Не очень-то хочется во Дворце Князя обосноваться, это уменьшит мне свободу действий. И ладно бы все ограничилось проблемами Эвринэ, я бы даже не стал никого ловить, но этот идиот ал'Кэстар не только из Игры выбыл, но и Планшет упустил.

Нет, это ж надо, какая-то безродная человечка втерлась в доверие Кэстара и умыкнула артефакт! Чтоб ей в Бездну провалиться!

Но я своего добьюсь. Я лучший! Нехитрая комбинация, и я в выигрыше. Мне без проблем удалось перехватить у неудачника управление его Куклой, и теперь гномы, используя приборы, переданные им союзниками Лорда Эвринэ, присоединились к погоне.

Ничего, вот возьмем в клещи беглецов, и Планшет будет у меня!




Барбариска


Деревья немного расступились, являя нашему взору дивную картинку. Нет, на самом деле, эта небольшая гора смотрелась очень красиво: отвесные скалы, частично поросшие травами, кое-где на уступах зеленеют пышные кусты, среди камней яркими алыми пятнами блестят россыпи цветов. Но если на Веррунчиковой тропе нам пришлось лезть в узкий лаз, то здесь...

Мама дорогая, теперь ясно, почему ни тем, ни этим путем никто не ходит, кроме таких же придурков, как мы. Коней-то в дыру на соседней тропе точно не затолкаешь, да и здесь они вряд ли пройдут. Разве что чисто теоретически.

~ Почему? - вмешался в размышления Умник. - Вполне себе затолкаешь, а вот вытащить вряд ли получится! И на мост коняшек загнать можно, если сзади пугануть хорошенько. Как миленькие вперед поскачут!

- Ага, - горько кивнула я, рассматривая узкий проход в неприступных скалах.

От края до края, не оставляя ни малейшего шанса путникам, тянулась глубокая расщелина, дощатый мостик без перил тоже особых надеж не внушал. А если учесть, что Страж со своей утряской зон еще не закончил, то можно представить, как это порождение гениальной инженерной мысли сейчас раскачивается.

Я осторожно глянула вниз.

Араж драный! Дна-то нет - я его, по крайней мере, не вижу. А протянутая внизу, метрах в пятнадцати, огромная паутина что-то оптимизма не вселяет. Вряд ли ее хозяин любезно согласится меня из своей паутинищи выпутать и сопроводить наверх.

~ О! - захохотало мое наказание. - Я прям так себе это и представляю: паук тебя наверх отвел, спускается, а там его жена ждет со скалкой в лапе. Хрясь муженька по башке, и говорит: "Ты пошто добычу отпустил? Ты пошто малых детушек голодными оставил?" И снова хрясь, хрясь! "Ты пошто меня новой шубы лишил?"

~ Эй, шутник, - хихикнула я, - а шуба-то тут каким боком?

~ А может, паук планировал такой ценный продукт, как ты, на Ярмарку отвезти, продать, деньги пропить, а на вырученные от сдачи бутылок монетки купить жене шубку?

От веселья меня оторвал недовольный получившейся заминкой дроу, искренне недоумевающий, что могло так меня насмешить. Он уже успел завязать своей лошади глаза и теперь ждал меня у обрыва.

- Сначала иду я, - заявил он, - перевожу своего коня, потом ты.

- Ты всерьез думаешь, что я туда пойду? - возмутилась я. - Да я свалюсь оттуда в два счета!

- Тогда останешься здесь! - отрезал мужчина, решительно ступая на мост и ведя в поводу коня.

Хэл преодолел где-то треть пути, как пространство вокруг нас заискрилось, пошло волнами. Свет на несколько мгновений померк, а когда "электричество" наконец дали, мы уже стояли во дворе дома Эдика. А на крыльце нас встречали сам хозяин, Ли и раздраженно шипящий Верран.




Виталерра


По дороге, шумно топая, двигался отряд гномов. Ух ты, а отряд, похоже, элитный! Вон форма какая красивая - темно-синяя. И серебреные кольчуги здоровски на солнышке блестят. Интересно, а сколько времени уходит, чтобы так бороды заплести - ровненько, волосок к волоску? И ленточки у всех одинаковые - бирюзовые, это, поди, у них знак отличия такой. Только зачем бороды-то за ремень заправлять? Там ведь метательные топорики торчат. А вдруг такую шикарную бородищу отрежет?

Ух ты какие все одинаковые. У каждого секира на плече и рост, как на подбор. Хих, во время зачисления в отряд гномов, видать, по линейке измеряют: тех, кто ниже планки, за уши подтягивают, тем, кто выше - обухом по башке рост уменьшают.

Уткнувшись в колени, я пыталась удержать смех. А кто вообще сказал, что в засаде ржать нельзя? Это в простой, поди, нельзя, а в особо секретной - можно.

Когда командир коротышек поравнялся со мной, я заступила ему путь. И выступившие от смеха слезы очень даже пригодились.

- Дяденька, - жалобно всхлипнула я, - ты туда не ходи, там страшно. А если золотой дашь, скажу, что за опасность!

- Чего? - опешил гном. - А ну кыш с дороги! Гномы ничего не боятся! Тем более жалких побирушек!

Ну-ну, посмотрим, какие вы смелые!

- Дяденька! - обхватив того обеими руками и обливаясь горючими слезами, взвыла я. - Ой, там такое страховидло, такое страховидло! Тут вампиры до вас проходили, тоже не поверили. Так тока один назад вернулся, поседел весь. Не ходите, дяденьки!

- Ладно, говори, - попытался отцепить меня гном, - что там за страховидло.

- Да мы с любым чудищем в два счета справимся! - раздался выкрик из строя.

А остальные бородачи дружно расхохотались.

- Э нет! Хитрый какой! - заявила я. - Золотой гони!

К командиру подошел один из гномов - немолодой сильный воин с седыми прядками в бороде и добрыми карими глазами.

- На, пигалица, золотой, - улыбнулся он, - купи себе сладостей. У меня внучка твоего возраста, тоже такая выдумщица.

- И ничего я не выдумщица! - обиженно надулась я, заталкивая золотой в карман. - Есть там опасность!

Смотреть в теплые серые глаза пожилого воина было совестно. Но что делать... Он хоть и добрый, но все равно враг. Да и деньги нужны.

- Ну и какая? - усмехнувшись, спросил бородач.

- Хайтаррасс в засаде! - честно ответила я.

Ровный строй воинов загудел - встречаться с хайтами они явно не желали. Командир недовольно шикнул на них, и ворчание смолкло.

- А ты иди отсюда, врушка! - рявкнул он.

- Что? - возмутилась я. - Да я правду говорю!

- И на камне правды поклянешься? - попытался уесть меня гном, показывая перстенек с синим камнем.

- Да запросто!

- Говори, - велел командир, протягивая вперед руку с кольцом.

- На этой дороге в засаде сидит хайтаррасс! - уверенно повторила я.


Камешек засветился янтарным. А что ж ему не засветиться? Я же ни слова лжи не сказала. Хайт есть? Есть! В засаде сидит? Сидит! Ой, уже стоит! Но это не важно.

Среди коротышек поднялся шум: кто-то предлагал повернуть назад, кто-то утверждал, что я вру, кто-то заявлял, что если "придурки с Планшетом" и пошли сюда, то хайт их давно сожрал.

И тут позади отряда гномов, практически полностью перекрывшего дорогу, остановилась повозка, запряженная парочкой коников.

Ух ты, целая семейка рыжих: папа-купец с короткой окладистой бородкой, мама - пышная тетка в платке, дочка - мелкая и тоже рыжая. На телеге громоздились разные коробки и тюки, сверху восседала та самая девчонка с кучей конопушек на носу.

- Чего встали? - заорал торговец. - Уходь с дороги, дайте проехать.

- Куда собрался? К хайтам в пасть? - ответили ему гномы.

- Какие хайты? Откуда? - удивился мужик. - В наших местах их отродясь не бывало.

- А вот и нет! - пискнула девчонка, тряхнув куцыми косичками. - Бабка Лукара говорила, что тетка Вельда слышала, как тетка Ихти хайтаррасса прям около врат видела.

- Глупости!

- А вот и нет! А вот и нет! - закричала малявка. - Эту тварь и кузнец видел, и Вишка, конюх из таверны.

Сама ты - тварь рыжая! Я тут сижу... тьфу ты, стою в засаде, а всякие малолетки меня обзывают!

- Я тоже хайта видел, причем собственными глазами, - из-за телеги вышел мальчишка лет двенадцати, такой же рыжий, как и сестра.

- Что ж сразу-то не сказал? - всплеснула руками тетка.

- А ты бы мне поверила? - фыркнул парнишка, подмигивая мне.

Вот это встреча - это же тот самый паренек, с которым мы в Пост-ив подрались. Вернее, не с ним, а вместе с ним против трех старших мальчишек, которые пристали к рыжику около рынка. Не честно ж - трое на одного, вот я и вмешалась. А когда мы победили, рыжик со мной шоколадкой поделился.

Получается, мальчишка меня у стены видел, да и сейчас узнал. Только выдавать не спешит. Видать, те трое ему так сильно насолили, что он даже с хайтом задружиться согласен.

- И чего? Это чудовище теперь здесь сидит? - уточнил купец.

- Ага, сидит, - засмеялся мой рыжий дружок.

- В засаде, - кивнула я.

Короче, и торгаш с телегой, и гномы (после долгого совещания и ругани) таки свернули на вторую дорогу. А рыжик, кстати, мне опять помог: сказал коротышкам, что видел на западной дороге двух всадников, похожих на тех, кого бородачи разыскивают.

Вот и все! Дело сделано, можно превращаться и своих догонять.




Кэрлин Хорн


Вечером мурат разыскал замечательную полянку в кустах шипара, где мы и остановились на ночлег. Забрались мы туда, конечно, с трудом, все исцарапались, но зато убежище надежное - ни коротышкам, ни ушастикам даже в голову не придет, что сюда кто-то добровольно полезет.

Талл, правда, предлагал продолжить путь, сказал, что он полон сил и может идти дальше, а сам за последний час споткнулся раза три и не упал лишь потому, что я его вовремя подхватила. Да и Ильсан тоже устал.

Теперь вон дрыхнут все, кроме меня. Сейчас моя очередь дежурить.

Занимательная у нас подобралась компашка.

Ильсан - славный мальчишка, шкодливый только сверх меры, но для его возраста в самый раз. Думаю, это поможет мне с ним подружиться. Еще бы узнать, зачем паренек нужен греймам. А ведь Кэстар его не меньше, чем Ключи и Планшеты, искал. Забрать бы мальчика, да не пойдет один. Ладно, придется и дружков его за собой таскать.

Идем дальше, Сейфи - оборотень увечный, балласт. Толку с него. Идеи, правда, как выбраться отсюда, вполне разумные предлагает. Только не знает, кто нам на самом деле противостоит. А значит, все эти идеи бесполезны. Греймы ни перед чем не остановятся, чтобы Планшет свой вернуть. Хотя, если пушистика подлечить, может, и он на что сгодится... Мужчинка-то симпатичный.

Ланка, его сестрица - кошка хвостатая, наглая и капризная. Пользы точно никакой, вреда пока тоже. Кто-то неплохо над ее разумом поработал.

Вампир Ксанталл Руол те Витт. Скрытный товарищ. Имя фальшивое, второе так точно. Имеет какие-то виды на моего мальчишку. Подослан другим игроком? Триста злобных акул! Тогда почему не настаивал на своем, когда мы направление выбирали? Или ему без разницы? Может, я вижу зло там, где его нет? Вдруг он искренне привязался к мальчику? Вот и псина его от Ильсана не отходит, даже сейчас подушкой подрабатывает.

Не спит, зараза блохастая. Ишь как глазами сверкает - меня караулит, не доверяет. Взгляд очень уж осмысленный. И вот еще что странно, не вижу я ни вампира, ни Лурсика этого. Только внешние уровни и различаю, а вглубь что-то не пускает. Только по внешним уровням много не скажешь: вампир уже сотню лет точно разменял, а то и не одну, Лурсик же - самый обычный мурат. Я таких зверей уже видела - хитрые, опасные, сильные, но не разумные, это точно. Ауры оборотня у него тоже не наблюдается, получается, не перевертыш. Непонятный зверь, и просчитать его непросто. Это плохо. Вот пушистика, например, легко получилось из душевного равновесия вывести.





Глава 3. Сдвиг во всей его красе.



Сэм Винфорд


Мы с трудом пробирались в густом людском потоке: телеги с различным скарбом, пешие беженцы с тяжелыми мешками, ревущие дети, путающиеся под копытами коней; орки, силой расчищающие себе дорогу; вампиры, пугающие народ дружелюбными улыбками и благодаря этому передвигающиеся почти свободно - все это живое месиво медленно, но уверенно ползло в сторону Гришта. И "сия чудная картинка", как любит говорить Барбариска, сопровождалась криками, руганью, палящим солнцем, ссорами и склоками, сломанными колесами повозок и рассыпавшимися вещами, собирать которые бросались всей толпой (к хозяевам почему-то возвращалось далеко не все добро). Воры, шныряющие и присматривающиеся к чужим незащищенным карманам, плачь и вопли обворованных. Толкотня, якобы случайные тычки в бок. Короче, Сдвиг во всей его красе.

Знакомая и привычная ситуация. Правда, не для меня, для Айверина. Я раньше Сдвиги только с наших территорий и видел, а там вполне нормальная эвакуация организована. Подается специальный транспорт, а военные направляют народ.

Так что все происходящее сейчас мне сильно не нравилось. Не только мне, кстати: благороднейший тыгыдымский конь плаксиво заявил, что ему отдавили копыта, что в такой давке ему попортят ценную шкурку. Потом он недолго думая обернулся котом, запрыгнул мне на шею и, вытянувшись вокруг нее, погрузился "в разработку дальнейшего плана действий". А тихое посапывание, видать, этой самой разработке весьма способствует.

Одно хорошо, перед сменой ипостаси Бумер успел неслабо цапнуть помешавшего ему жеребца, угрожающе зарычать на его хозяина, вырвать из рук замахнувшейся на него бабки палку. В общем, неплохо всех напугал, так что нас по возможности сторонились. Быть раздавленными нам не грозило, но и скорости опять же не прибавляло. Активно работающее ворье нас не трогало (хотя что у нас брать, собственно?), так как Ай подал одному из них какой-то причудливый знак (не общеизвестный неприличный жест из трех пальцев, а что-то новенькое), и с тех пор нас не беспокоили.

Если кто и был в выигрышном положение во всем этом безобразии, так это эльфы: они на дорогу не совались, шли через лес, и наверняка давно нас обогнали.

Довольная и веселая Лерка объявилась через час, похвасталась золотым и, смеясь, сообщила, что дело сделано, а все подробности потом. Становиться конем лингрэ отказался наотрез, поэтому девчонка уселась позади меня, а тяжеленный мешок с шоколадом пришлось переложить с моего коня на лошадку Айверина.

- Вот интересно, - спросила хайта, - а куда они все направляются? Можно подумать, в Гриште такой толпе обрадуются.

- Думаю, что у наших попутчиков, как почти у всех, жителей приграничных зон, - ответил наш "папочка",- есть заранее подготовленные убежища, где они прячутся и пережидают Сдвиг. Кто-то в корчме поселится, кто-то у родственников. У тех, кто побогаче, домик прикуплен где-нибудь в надежном месте, у бедняков в лесу либо норка вырыта, либо сруб в чаще поставлен. Да и не собираются они в Гриште жить. Как только станет ясно, что с той стороны угрозы нет, так и вернутся обратно.

- А я видела, - продолжала любопытничать хайта, - что некоторые в Пост-ив остались. Хозяин гостиницы, где мы останавливались, например, и другие тоже.

- Да, - кивнул Ай, - есть рисковые люди - ни аража, ни Сдвига не боятся. Кто-то добро стеречь собирается, кто-то, наоборот, его добывать. Некоторые от провидцев узнают, что с той стороны безопасная зона появится. Только это все глупости - еще никому не удалось точно предсказать, что будет после Сдвига. Хотя если провидец сильный, а главное, умный, то на основании своих видений он может предположить, что произойдет.

- А как?

- Ну, я ж не провидец, - пожал плечами Шей'тар. - Так, слышал немного. К примеру, видит маг картинку, как сидит кто-то в знакомом ему парке и свежую газету читает. Запоминает Провидец дату на газете и потом с важным видом пророчит, что тогда-то тогда-то в этом парке будет спокойная зона, ни морей, ни вулканов, все хорошо. Прикинь, сколько таких видений нужно, чтобы полную картину происходящего сложить. А если место неизвестное и дату не определить? Вот и думай сама, сколько правды в таких предсказаниях. И вот еще что. Сдается мне, что свободных мест в гостиницах и ночлежках Гришта скоро не останется. Поэтому дуй-ка ты, подружка, туда и номер нам сними. Запоминай. Трактир "Добрый араж", хозяина зовут Кривой Грас. Скажешь ему, что ты от меня, назовешь пароль "два пьяных нарфа и тупая рыбка". Пусть даст тебе ключ от моей комнаты. И не вздумай ему сказать, что ты моя дочь! - пригрозил девчонке хитрец. - Легенда меняется. Вы дети одного известного... ладно, по дороге придумаю кого, фамилия ваша... ну пусть будет Врицэль, а я вас сопровождаю к отцу, ты ждешь меня и своего брата в городе, мы скоро должны приехать. Все, больше ничего не говоришь. Ни на какие вопросы не отвечай, если что сразу рыдай. Он женские слезы не выносит. Или скажи, что спать хочешь. Но дверь изнутри подопри чем-нибудь на всякий случай, так, для безопасности.

- На всякий случай?! - возмущенно вскричал я. - Ей что, баррикадироваться придется?! И ты не боишься Леру туда отправлять?

- Боюсь! - ответил Айверин, грустно вздохнув. - Бедный беззащитный Кривой Грас и его дружки! Один на один с таким монстром! Надеюсь, хоть запертая дверь ее остановит!

- Неа, не остановит, - захихикал "монстр".

- Ладно, - вдруг усмехнулся Шей'тар, - тогда я сам с тобой сбегаю, проконтролирую. Сэм, лошадок приведешь!

- Эй, мы так не договаривались! - опешил я.

- Только что договорились!- подмигнул мне хитрец и вслед за хайтой скрылся в лесу.




Ильсан Вест


Эта Кэрлин, оказывается, замечательная девчонка. Мы тут с ней немного поболтали, когда я на ночное дежурство заступал.

Кэри меня очень хорошо понимает, она ведь тоже полукровка. Вернее, квартеронка - у нее бабушка эльфийкой была. В городе, где девушка выросла, к ней хорошо относились - дед с бабкой этот город когда-то спасли, вот никто ни дочку их, ни внучку не обижал. А когда она из дома уехала, так сразу и поняла, каково это быть полукровкой в Мэйдесе. У нас с ней все наоборот получается: мне в детстве нарфово было, а потом повезло, как Сейфи встретил, а Кэрлин сначала хорошо жила, а потом как одна осталась - такого натерпелась бедняжка. Но она сильная, все выдержала, не сломалась. Молодец!

У нас с ней вообще много общего. Она тоже разные приколы любит. Так хохотала, когда я ей про свои похождения в замке Князя Авилэр рассказывал, чуть всех не перебудила. Больше всего ей зелененькая Муравелька понравилась. Спросила, не осталось ли у меня того порошочка. Я, к сожалению, тогда все истратил, но если посмотреть в сумке у Сейфи...

Порошок Кэри, кстати, нашла, только синий. Сказала, что она повторяться не любит, но раз гномы про мою штуку не знают, значит, сюрприз будет.

- Кэри, - хихикнул я, представляя обрадовавшихся сюрпризу бородачей, - а как ты заставишь гномов пудриться?

Девица весело рассмеялась и, обняв меня за плечи, заговорщицки зашептала на ухо:

- Гномы леса не любят и под ноги особо не смотрят, и если над землей натянуть тонюсенькую такую ниточку, а к ней прикрепить воздушный шарик с подкрашенной водой, то все пройдет просто великолепно, и синие физиономии неосторожным бородачам обеспечены.

- А шарики у тебя откуда?

- Да так, - пожала плечами девушка, - на всякий случай взяла. Вот видишь, пригодились. У меня еще много всяких штучек припасено, для "сюрпризов".

Подмигнув мне, Кэрлин отправилась в лес "с важной миссией".

Хм, похоже, с пэри Хорн мы точно не соскучимся.

Только Лурсик ей почему-то не доверяет - хмурится, рычит недовольно, вот и сейчас за девушкой увязался.

Араж! Я бы тоже не отказался за ней проследить, если б не дежурство.




Барбариска


Не успела я спешиться, как эта троица накинулась на меня, словно стая голодных акул, а еще мужчины называются.

- Как ты это сделала? - восторженно уставился на меня Эдик. - Я первый раз такой способ перемещения вижу.

- Почему без меня ушла? - прошипел распушившийся Верран.

- Предупреждать надо, когда порталы открываешь! - раздраженно рыкнул Хэл.

Не зная, кому и что отвечать, я стояла и растерянно хлопала глазами.

- Это не порталы! - маг чуть ли не прыгал от нетерпения. - Это совершенно новый вид телепортации! Научное открытие!

- К аражам эту твою портацию! - урс нервно бил хвостом по ногам. - А если бы она погибла?! Тогда бы и тали погиб!

- Погибла бы она как же! - хмыкнул дроу, зло сверкая глазами. - Я же с ней как с собственным ребенком таскаюсь! Да если бы не слово Княжича... - он со вздохом махнул рукой и недовольно поджал губы.

- Вот мастер Хансар обрадуется! - Эдигоран от избытка чувств схватил меня за руку. - Это же новые возможности: синхронный перенос удаленных друг от друга объектов!

~ Нет! Ну, они совсем офигели! - возмущенно заорал Умник. - Это какой-то тупой негритос, блохастый драный кот и глупый мальчишка на нас наезжать будут?! Моя б воля, всем бы в нос дал!

~ Не преувеличивай, - улыбнулась я, польщенная такой заботой, - дроу не такой уж и тупой, Веррунчик не блохастый, а Эдик так вовсе прелесть.

~ Раз они такие все из себя умные, прелестные и замечательные, - не успокаивался мой товарищ, - то пусть заводят собственных женщин и орут на них, сколько им вздумается. А то явились на все готовенькое, дармоеды! Нечего на чужое свои рты раскрывать! Ищите себе других девочек для битья, а эта уже занята!

- Что?! - закричала я вслух, этого даже не заметив. - Ах ты, гад безрогий! Что, девочку для битья себе нашел?! Да я тебе покажу девочку для битья! Да чтоб тебя в твоем астрале аражи.... и ....., а потом....!

Мужчины ошарашено уставились на меня, а Эдик тихонько спросил:

- Это ты кому?

- Не вам! - рявкнула я и спокойнее добавила. - Извините, и так день тяжелый, да еще некоторые наглые уроды настроение портят.

- А кто? - уточнила выглянувшая на шум Ли.

- Есть тут один, жаль, по башке никак не дашь! А то бы я сковородки не пожалела!

~ А кто тебе мешает, вон дом рядом, берешь сковородочку побольше, размахиваешься и... - расхохотался вреднюк.

~ И валяешься полдня без сознания! - мысленно ответила я. - И вообще, я больше с тобой не разговариваю! Вот!

- Ой, какая прелесть! - пропела урса, протягивая руки к Зару, незаметно для всех вернувшему себе человеческий вид. - Чей это такой чудесный котеночек?

- Я не котенок, - серьезно ответил малыш, позволяя Улиане снять себя с лошади, - а разумное существо. И вполне способен к нормальному общению, нет необходимости со мной сюсюкать. Опусти меня.

Ошарашенная марра послушно поставила мальчика на землю, хотела погладить его по русым кудряшкам, но в последний момент отдернула руку, уставившись на меня во все глаза. В ответ я лишь виновато улыбнулась и развела руками.

- Серьезный парень! - фыркнул Верран, усмехаясь. - Так тебе и надо, сестренка, будешь знать, как к таким взрослым ребятам приставать!

- На вашем месте, - надменно улыбнувшись, заявил дроу, - я бы не относился к этому ребенку столь легкомысленно. И не был бы так уверен, что это существо неопасно.

- А на твоем месте, - "ласково-ласково" отозвалась я, с каждым словом распаляясь все больше, даже ладони от злости жечь стало, - я бы не лезла в чужие дела, не обижала чужого ребенка, не орала бы на незнакомых женщин. Лучше бы за своим плащом следил, - с усмешкой бросила я. - Или тебя загрызла совесть, и ты решил покончить жизнь самосожжением?

Слабый оранжевый огонек, сначала лизавший края темно-синего плаща дроу, все больше входил во вкус и все быстрее карабкался вверх. К тому моменту, как Ферру с помощью ножа и "доброго слова", посвященного почему-то только мне любимой, удалось справиться с запутавшимися завязками и скинуть плащ, огонь уже перекинулся на его черные брюки, да и рубашка на спине уже начала дымиться. Ситуацию спас (хотя это как посмотреть) Эдигоран - он недолго думая устроил Хоэлвирэ неслабый такой душ. И, видать, жутко холодный, так как у бедного дроу после спасения зуб на зуб не попадал. Неудивительно, что он взвыл дурным голосом и, выхватив меч, ринулся на мага. Тот с детским удивлением уставился на стремительно приближающегося противника, виновато улыбнулся и щелчком пальцев обездвижил его.

Я подошла поближе к дроу, застывшему впечатляющим памятником самому себе. Его действительно можно было бы пожалеть: насквозь мокрый, обгоревшие штаны, подпалины на некогда белоснежной рубашке, слипшаяся от воды челка, сосульками облепившая лоб, почерневший кончик тугой (а теперь, после душа, еще и тяжеленной) белой косы. Но стоило взглянуть в пылающие яростью голубые глаза, заметить в застывшем теле резкость и стремительность остановленного движения, напряженную руку с оружием, как появлялись совсем иные мысли.

А ведь он опасный товарищ, не стоило его злить, ой не стоило. Надо как-то исправлять ситуацию... Хотя красивая статуя получилась. И Хэл такой красивый...

~ Эй-ей-ей! - с возмущением заорал Умник. - Это еще что?! Под носом у мужа на других мужиков пялиться!

~ У какого мужа? - опешила я, даже про бойкот забыла.

~ У меня!

~ Это когда это ты успел на мне жениться? - усмехнувшись, спросила я.

~ Не успел. Но предложение уже сделал! Даже всю твою банду обещал усыновить, вот!

~ Да ну тебя с твоими приколами!

~ Вот так всегда, - безутешно вздохнул он, - женщинам только опасные и грубые типы, вроде этого черномазого, нравятся. А нам, милым, добрым, домашним мужчинам, отворот поворот.

Отмахнувшись от этого балагура, я подошла к Хэлу и, положив руку ему на плечо, принялась извиняться. Сразу размораживать дроу не стали - а то мало ли что. Лишь когда бешенство в глазах воина сменилось простым раздражением, маг снял свое заклятие и высушил ему одежду. Не дав дроу опомниться, я подхватила его под руку и потащила в дом завтракать... или обедать... впрочем, неважно. Что надо сделать, чтобы хищник на тебя не бросался? Правильно, накормить! И чем больше, тем лучше.

Теперь только одна проблема осталась - где взять в этом доме еду. Вряд ли за полдня Эдик научился готовить. Да и Ли, похоже, не очень-то готовкой увлекается. Я? А я что, нанималась всех кормить, что ли? Неа, нам срочно нужен мастер Хансар, а точнее, его жена Нинара.




Ильсан Вест


Утром меня разбудил дежуривший последним Талл. Все, кроме Кэри, уже встали. Девушка лежала на боку с закрытыми глазами и на свое имя не отзывалась. Я подошел, присел рядом, легонько тронув ее за руку, но разбудить не смог, а когда усилил нажим, Кэрлин бессильно упала на спину, не издав ни звука. Испугавшись, я принялся трясти ее за плечи.

- Кэри! - жалобно звал я. - Очнись! Кэри! Что с тобой?! Ну, очнись, ну пожалуйста!

- Что случилось? - вампир моментально оказался рядом.

Он похлопал девчонку по щекам, но это тоже не принесло результатов - лишь голова Кэри мотнулась из стороны в сторону, и тихий стон сорвался с губ. Ухмыляющийся Сейфи резко выплеснул ей в лицо воду из котелка, который собирался поставить на огонь. Мокрая как мышь пэри Хорн, закашлявшись, подскочила на месте, распахнула невидящие пустые глаза, несколько раз судорожно дернулась и только потом пришла в себя.

- Аражевы дети! - взбешенной кошкой зашипела она. - Кто вас просил меня будить, когда я путешествую?! Придурки! Я ведь могла и не успеть вернуться!

- Вернуться куда? - переспросил я.

- В тело! - рявкнула она, забирая у Сейфи котелок и делая несколько жадных глотков. - Кончилось. Еще дайте.

Я молча принес ей свою фляжку, даже крышку открутил.

- Может, объяснишь, что это за путешествия, - попросил Талл, когда девчонка напилась, - и как ты это делаешь?

- Это сейчас не важно, - вздохнула она, - лучше бы спросили, что я там увидела.

- И что ты там во сне увидела? - ехидно поинтересовался Сейфи. - Голых мужиков?

- Ой! - округлив глаза, радостно пискнула Кэри. - Ты догадался, да? Ты во сне такоооой крааасивый был! - и она задорно расхохоталась, рассматривая покрасневшего (наверное, от злости) оборотня.

- У нас нет времени на шутки! - прикрикнул на них вампир. - Что ты узнала?

- Хорошая новость: у нас на одного противника меньше. Гномы натолкнулись на ваших ушастых преследователей и, видимо, не поделили добычу. Коротышек оказалось больше, и эльфам пришлось отступить, но подозреваю, что ушастики могут вернуться с подмогой. Теперь плохая новость: эта стычка произошла гораздо ближе, чем мы думали, гномы практически рядом. Нам нужно решить, куда мы идем! И срочно!

Девушка окинула всех внимательным взглядом и уставилась на вампира, решив, что он здесь главный.

- Ну, так куда? - поторопила она.

- А ты, выходит, с нами собралась? - недовольно отозвался "папочка Эйри". - Какого аража ты нам сдалась? Сдадим тебя гномам и спокойно пройдем вперед.

- Пройдете, - серьезно кивнула Кэри, даже не возмутившись, - но не все. Одного из вас гномы с собой прихватят. У них строжайший приказ доставить Объект к Тайному Советнику. Даже специальный приборчик, чтобы Объект опознать, у них есть.

Что? Теперь меня и коротышки ищут? Зачем?

Я испуганно глянул на оборотня, тот ободряюще мне улыбнулся и заявил:

- Ладно, к гномам не пойдем.

- Тогда один путь, - констатировал Талл, - в Красную зону. В таких местах я бывал, думаю, сможем пробраться.

- А я бывала именно в этой Красной зоне. К тому же я знаю, как оторваться от гномов. Есть тут у меня заранее обдуманный план. Похоже, пора его использовать. И кое-какие шаги для осуществления этого плана я уже предприняла.

- А, - догадался я, - ты водяные бомбочки с краской имеешь в виду?

- Ага, - кивнула девчонка, - и еще кое-какие сюрпризики от себя добавила.

Узнав, в чем дело, Сейфи ужасно разозлился.

- Два идиота! - орал он, размахивая руками. - Что, по-вашему, может быть хуже сотни гномов? Так я отвечу! Сотня разъяренных гномов с синими мордами!

- Так это же замечательно! - пропела Кэрлин. - То, что нужно!

- Что нужно? - рыкнул Мейр. - Толпы разозленных коротышек? Тупоголовая стерва!

- Что? - опешила девушка, и ее большие голубые глаза начали наполняться слезами. - Да меня никто... да я... так не называл... - ее голос жалобно дрожал, а руки теребили кончик косы. - Да я же помочь...

Девчонка вскочила на ноги, отвернулась и отошла к кромке кустов, ее плечики затряслись от сдерживаемых рыданий.

- Меня ругали, да, - шептала она. - Но чтобы так....

Я бросился к ней и крепко обнял.

Н-да, не дорос я еще до того, чтобы девушки у меня на груди рыдали: Кэри даже нагнуться немного пришлось, и теперь ее горячее дыхание щекотало мою шею.

- Ты... это, - выдавил из себя Сейфи, - ну извини, я не хотел.

- Меня как только не называли, - отозвалась Кэрлин, - и наглой стервой, и хитрой стервой, и красивой стервой, но тупоголовой - это перебор! - закончила она, больше не скрывая смеющихся глаз.

- Ах ты .... аражева.... дочь пьяного нарфа с .... чтоб.... тебя.... с.... - прочувствованно высказался оборотень.

- Ой! - восхитилась Кэри. - Так ты у нас дамский угодник! Столько комплиментов и все мне одной? О! Я польщена!

- Хватит паясничать! - остановил этот спектакль Талл. - Сама же говоришь, враг близко.

- Ну, не то чтоб совсем близко, но поторопиться стоит.

- Тогда уходим, - велел вампир, - а по дороге объяснишь, зачем ты за нами увязалась. И чтоб без вранья.

- Соврешь тут как же! - хихикнула девушка и кивнула на меня. - Когда у вас собственный детектор лжи есть.

- Мейр, идти сможешь? - уточнил наш самозваный клыкастый командир.

- Смогу, - ответил тот, - кость срослась. А боль и потерпеть можно.

Он подхватил свой мешок и, прихрамывая, направился к лазу среди колючек. Стоило оборотню скрыться, как вампир решительно заступил дорогу Кэрлин.

- Ты зачем парня дразнишь? - еле слышно спросил он.

- Пусть лучше на меня злится и строит планы мести, - также тихо ответила она, - чем чувствует себя беспомощным и переживает, что тормозит нас.


Мы продолжили путь вдоль границы зон. Избавившись от ноши, Талл смог идти быстрее, все-таки двойная нагрузка - раненый и постоянное поддерживание иллюзии - может вымотать и вампира из Старшего дома. Да и оборотень шел наравне со всеми. Видать, заряд злости хорошо подействовал. Он отломал себе небольшую прочную ветку и теперь во время ходьбы опирался на нее как на трость, всеми силами стараясь нас не задерживать. Как бы не перестарался. Но ведущая отряд Кэрлин держала ровный темп, не позволяя "папочке" отстать.

- Зачем ты идешь с нами? - поравнявшись с девушкой, спросил Ксанталл.

- Хочу вам помочь.

- Ильсан, что скажешь? - обернулся ко мне клыкастый. - Это правда?

- Правда, - честно ответил я. - Только не совсем...

- Что это значит? - этот вопрос он задал уже Кэри.

- Вот зануды! - вздохнула она. - Ладно! На самом деле меня интересует только один из вас.

- Правда, - констатировал я.

- Я готова его спасти, даже ценой собственной жизни.

- И это правда.

- А остальным помогаю, поскольку вы его друзья.

- Правда.

- И я даже знаю, кто он, - отозвался Сейфи.

Девушка фыркнула и продолжила:

- А я знаю, как нам пройти Красную зону. Если будете слушаться меня, выберемся без потерь.

Я лишь кивнул, подтверждая правдивость ее слов.

- Гномов зачем было злить? - хмыкнув, поинтересовался вампир.

- Это очень просто: чтобы они от бешенства совсем соображать перестали. В здравом рассудке к Кротам никто не сунется.

- Ты собираешься вести нас к Кротам? - округлив глаза, взвыл Сейфи. - Да ты не тупоголовая, ты... ты... - он замешкался, подбирая слова, а девчонка, воспользовавшись паузой, чмокнула его в щеку .

- Я тоже люблю тебя, милый! - пропела она. - И не бойся, вам рисковать не придется. К Кротам погоню уведу я, вы будете меня ждать в одном уютном и относительно безопасном местечке.




Барбариска


Мы прошли в столовую, самоотверженно вычищенную мною и Эдиком этой ночью. Улиана сказала, что сбегает за вином и водой, заставив дроу нервно дернуться на этом слове, а Эдик пообещал связаться со своим учителем и раздобыть нам обед.

Первой в комнату, словно ураган, ворвалась пэр-эри Хансар, обняла меня, потискала Зарчика, улыбаясь, поприветствовала остальных и, подхватив под локоток несопротивляющегося Веррана, утащила его за дверь. Вскоре они вернулись с двумя подносами, заставленными кучей всевозможных восхитительно пахнущих блюд - одним большим и одним огромным. Ни Эд, ни его учитель так и не появились. Ладно, в большой семье клювом не щелкают! Тем более что мы вряд ли все это сможем съесть. Хотя, судя по тому, как уплетают вкусности наши мужчины и Ли, я сильно погорячилась - может и не хватить. Ой, так и мне не достанется!

Так, все! Меня в ближайшее время не отвлекать!

Ошарашенный всем происходящим (Сдвиг, море и энергетические линии-змейки, телепортация, поджог, утопление, неподвижность - ну, не из-за меня же, в самом деле!) дроу покорно ел ватрушки, которые я ему подсовывала, и задумчиво смотрел, как сидящая напротив него пэр-эри Хансар пытается накормить кашей жутко недовольного этим Зара. Нет, эмоции на его личике так и не проявились, но я непостижимым образом научилась ощущать его чувства. Зар молча, чтобы не пугать старую женщину, пытался отодвинуть от себя тарелку, но пэр-эри бдительности не теряла, и очередная ложка с ласковым "а теперь за мамочку" оказывалась у малыша во рту. Но стоило Нинаре отвлечься на вошедших в столовую мужа и Эдигорана, как остатки каши мгновенно испарились. Одна надежда, что они не материализовались где-то на улице, и мне не придется успокаивать очередного разозленного типа.

- Лариса, - начал Словэй, - не могла бы ты мне рассказать, что именно произошло? Как вы переместились к дому моего ученика? А еще меня интересует спонтанное возгорание.

- Меня тоже! - очнулся дроу.

К счастью, неутомимая пэр-эри Нинара усадила магов за стол, поставила перед каждым по тарелке и заявила, что пока они не поедят, никаких разговоров не будет.




Сэм Винфорд


Через пятнадцать часов утомительного путешествия, я (и вся толпа) заметили вдалеке огни Гришта. Вот и слушай Ая после этого: "Девять часов и ты с нами!" Какие девять часов? Врун несчастный! Еще хорошо, что у меня стимулятор с собой был, иначе столько времени я бы в седле не продержался.

Часть народа, как минул двенадцатичасовой срок, решила, что опасность миновала, и повернула назад, часть осталась ночевать в лесу у дороги, остальные продолжили путь.

Вот интересно, кто определил эти самые двенадцать часов? Сдвиги многие пытались изучать, только все это зря - Магически Грани исследовать невозможно, даже от наших приборов толку мало. Только из рассказов очевидцев и можно получить крохи сведений.

При Сдвиге сначала возникает непреодолимый Радужный барьер, который сменяет сплошная серая стена, а затем снова Радужный на несколько минут. А вот следующие двенадцать часов зоны разделяет прозрачная преграда, сквозь которую все видно, но пройти ее опять же нельзя. Затем эта прозрачная граница обретает цвет, и становится ясно, какая зона обосновалась по ту сторону. По какому принципу это происходит, непонятно. Иногда после перемещения окраска остается такой же, как и была, а иногда меняется. Но вот эти двенадцать часов безопасности - величина постоянная уже на протяжении четырехсот лет. За этот разгон*, как его в народе обозвали (вроде как разгоняет всех куда подальше), люди стремятся убраться прочь от границы. Мало ли что - а вдруг оттуда море хлынет и смоет все к аражам драным. Или другое море - голодных шаффтов, к примеру. Потом, убедившись, что пронесло, народ возвращается назад. А если не повезло... Лучше об этом не думать. Мне остается лишь надеяться, что Бумер почует опасность и вовремя вытащит меня отсюда. А раз он мирно дрыхнет на моей шее, то все хорошо.


Разгон* - двенадцатичасовой интервал после Сдвига, когда Грань остается закрытой (жарг.).


Толпа заметно поредела, и я смог ехать быстрее. Проснувшийся Бумер пересел на пегую лошадку Айверина и взял в лапы вожжи, изображая крутого наездника. Но это ему очень быстро надоело, и лингрэ стал развлекаться тем, что скакал с телеги на телегу, используя всадников в качестве трамплинов. Народ злился, ругался, прыскал его святой водой. Вот это совсем глупость - после "освящения" Бумер так разошелся, что я его еле успокоил. Правда, связываться всерьез с ним побаивались: ходит поверье, обидишь лингрэ, век удачи не видать.

Я раньше в эти бредни мало верил. Ну что может сделать мелкая нечисть? Оказывается, очень даже может, и много чего. И если то, что творит Бумер, в его понимании легкие безобидные шуточки, то страшно представить, какими могут быть небезобидные. А если он еще и родичей позовет...

Пообещав вредному котяре огромную крынку сметаны, я сумел его угомонить, и теперь он снова дрых у меня на шее. Вторую лошадку мне пришлось вести в поводу, удивительно, что ни один мешок не пропал. Хм, а действенный знак Айверин воришкам показывал - надо бы его запомнить.


К Гришту я подъехал поздно вечером, когда уже стемнело.

Это был обычный торговый городок, не самый мелкий, но и до крупных не дотягивал. Как мне пояснили благодарные за спасение от Бумера попутчики, в этом городишке проводилась ежегодная Ярмарка. Именно для нее на поляне рядом с городом выстраивались целые палаточные лабиринты. В самом Гриште тоже было полно всяких лавок и магазинчиков.

Опа, это еще что? Кондитерский бутик? Первый раз такое название вижу. Овощной бутик, кожевенный бутик, мясной бутик, ювелирный бутик... Они что, всей улицей дружно с ума посходили?

- Любезный, - я тронул за локоть пробегавшего мимо оборванного мальчишку, указывая на свежую вывеску "хлебный бутик", - не подскажешь, это что?

- Ну дык, - пацан почесал грязной рукой не менее грязные волосы, - хлеб тута подают.

- Это я и без тебя понял? Что за бутик такой?

- А я почем знаю? - пожал плечами он. - Говорят, что все лучшие лавки должны бутиками называться. Это типа прыстыж такой.

- Кто? - не понял я.

- Прыстыж, - важно повторил беспризорник, - типа, у кого не бутик, того пристыживать будет, во.

Хихикая над "прыстыжными" вывесками, я двинулся дальше.

Трактир "Добрый араж" мне помог найти тот же паренек за возможность погладить настоящего лингрэ. Самое удивительное, что Бумер совсем не возражал, даже позволил малышу взять себя на руки, лизнул того в грязную щеку и мурлыкнул. Мне малец тоже понравился: худенький, чумазый, любопытный, а главное, смелый. Так мы до трактира и ехали: я на коне, а "благороднейший тыгыдымский конь" на руках мальчугана, к счастью, в кошачьем облике.

Поблагодарив мальчишку и подарив ему на прощанье одну из Леркиных шоколадок (надеюсь, она не будет против), я, стараясь не расхохотаться, выслушал предупреждение, произнесенное громким заговорщицким шепотом, что в этом "Араже" только бандиты останавливаются.

Ну еще бы! Там теперь не только бандиты, но и хайты!

Я, улыбнувшись своим мыслям, решительно направил коней вперед. И пусть бандиты и хайты - Леру я все равно не брошу.

Обязательно не брошу, если сумею отцепить ее от моей шеи и не умру от удушья.





Глава 4. Результаты научно-магической диссертации


Барбариска


Обед прошел в теплой дружественной обстановке, это если не смотреть на недовольную физиономию Ферра.

Сыто облизываясь, я вылезла из-за стола и направилась вслед за остальными в лабораторию Эдигорана. Отпустить нас из столовой просто так пэр-эри Нинара не смогла, поэтому в центре круглого стола, вокруг которого мы расселись, утонув в удобных мягких креслах, перенесенных сюда мастером Хансаром, красовались исходящий чудными ароматами лесных травок чайник, три чашки и огромное блюдо с ватрушками. Как будто после такого обеда кто-то сможет найти в себе силы съесть что-то еще.

~ О! - восхитился Умник. - Что я слышу? Какие разумные слова! Мои уроки наконец возымели действие! Вот бы ты еще сказала это перед обедом, а не после. А то накинулась на еду, как уставший грузчик.

~ Ну еще бы, - хихикнула я, - весь день не спишь, всю ночь не ешь - конечно, устаешь!

От уже ставшей привычной пикировки меня отвлекли маги, прожигающие "источник информации" голодными взглядами. Боюсь, еще пара минут молчания, и эти любители научно-магических исследований сожрут меня живьем.

~ Почему любители? - фыркнул Умник. - Профессионалы! Сожрут, не сомневайся! Такие и слона осилят, если им скажут, что как только они доедят кончик слоновьего хвоста, им тут же откроется свет истины и все магические знания мира!

Я вновь посмотрела на своих собеседников, встретилась с заинтересованно-внимательным взглядом старшего мага, заметила неуемное, почти детское любопытство, искрящееся в еще одних карих глазах (интересно, а ученики всегда так сильно на своих учителей похожи?), и поняла, что на этот раз прав Умник: не отпустят, пока все не выпытают - не отпустят!

Я обернулась в поисках путей отступления, но и тут мне не повезло - то ли специально, то ли случайно, но Эдик и Словэй сели, перекрывая оба пути: и к окну, и к двери. Мама дорогая! И зачем я согласилась с ними сюда пойти?

~ Ты же сама хотела поговорить наедине, - любезно напомнил мой дорогой вреднюк.

~ Хотела, - вздохнула я, - только не учла, что здесь не будет факторов, сдерживающих профессиональный интерес некоторых любознательных товарищей.

Даже мой любимый защитник, увязавшийся за нами - еще бы он не увязался, вам бы попытались впихнуть третью тарелку каши со словами "ой, какой худенький малыш" - не спешил меня спасать, внимательно изучая выставленные в шкафу со стазис-полем результаты незаконченных экспериментов юного мага.

- Лариса, так что все-таки произошло перед телепортацией? - истратив терпение, задал вопрос мастер Хансар. - Если я правильно понял, то ты и сама не знаешь, что там случилось. Просто опиши все свои ощущения. Попробуем разобраться.

В том, что эти двое дотошных ученых разберутся, я не сомневалась, но...

Знамо дело, все поймут! - не преминула заявить интуиция.

Но могу ли я им полностью доверять?

А як же ж! - подтвердила интуиция.

~ А ты монетку кинь! - предложил Умник. - Сама ведь хотела. Короче, загадываем так: орел - сообщишь только про свои ощущения от телепортации, ведь про всякие там догадки и подозрения у тебя никто не спрашивал; решка - можно будет и про свои предположения добавить, и про встречу со Стражем. Он, кстати, очень удобный объект для перевода стрелок. А если уж монетка на ребро встанет - тогда расскажешь все про Зара, ну а ежели в воздухе зависнет - тогда можешь и про меня рассказать!

~ Подергаем удачу за хвост? - усмехнулась я.

~ Нет, - хихикнул он, - за хвост мы подергаем Веррана. Хотя я бы, конечно, предпочел его сестричку. А удачу беречь надо! Давай, кидай!

Я подкинула монетку, протянула руку, чтобы ее поймать, но грохот и шум, раздавшиеся с первого этажа, на миг меня отвлекли, а когда мое внимание вновь вернулось к серебрушке, она уже благополучно миновала подставленную ладонь и по закону тяготения (или подлости, как заявил один вреднюк) падала на пол. Представляя красочную картинку, как я ползаю под столом кверху поп... спиной и ищу сбежавшую денежку, я с тоской следила за ее полетом. Вдруг в нескольких сантиметрах от сверкающих чистотой досок (мы с уборкой и сюда добрались) монета остановилась, зависла в воздухе, медленно поплыла обратно и под дикий ржач, раздавшийся в голове, плюхнулась в мою ладошку.

- Ты уронила, - улыбнулся мне Эдик и нетерпеливо воскликнул. - Так что же там случилось? Как вы переместились? Не молчи!

- Хорошо, расскажу, - начала и сделала небольшую паузу, ожидая, когда Умник отсмеется и осознает, что именно выбрала капризная дама-удача, но тот даже не возмутился, видимо, смирившись с выбором серебрушки, - я из другого мира, попала в Мэйдес через Блуждающую зону.

- Это очень интересно, - заявил Словэй. - Опиши, пожалуйста, переход, что ты чувствовала.

- Очень неприятные ощущения - словно внутри тебя есть что-то еще, у каждой твоей клеточки есть сосед, который стремится, во чтобы-то ни стало выпихнуть ее с места. Короче, рейдерский захват чужих территорий.

- Какой? - не понял Эдик.

- Неважно, - усмехнулась я, - это у нас так говорят, когда кто-то силой пытается захватить чужую собственность. Вот и при переходе через Блуждающую кажется, что у каждой точки пространства два хозяина. Например, дерево и куст на одном и том же месте.

- Правильно! - подтвердил мои слова мастер Хансар. - Так и есть! Совмещенное пространство! Еще одно подтверждение моим исследованиям. Что еще произошло тогда?

- Да ничего особенного. Постепенно давление прошло, посторонний призрачный лес исчез. Ну, это я тогда так думала, что посторонний, а оказалось, что мой. И осталась я одна в чужом мире.




Сэм Винфорд


Проснулся я от бьющего в глаза яркого света. Уже утро, а такое ощущение, будто только-только прилег.

Хотя понятно, почему я не выспался: сначала Лерка приставала с расспросами, что да как, потом Ай возмущался, что мне ничего нельзя поручать, что из-за меня лошади уставшие, а его кобылка даже покусанная. Нет, а ко мне-то какие претензии? Я-то здесь при чем? Истинный виновник покусания в это время совершенно спокойно ужинал, засунув морду в крынку, и одновременно с этим пытался незаметно утянуть мой кусок колбасы.

- Дурррак! - получив по загребущим лапкам, лингрэ показал мне вымазанный сметаной язык. - Я с Сэмом больше не поеду! У него прррриступы бешенства! Он как взбесился, как кинется всех кусать! Я еле удррррал! - притворщик горестно вздохнул, обхватив лапками Леркину шею.

Девочка рассмеялась, обнимая эту пушистую заразу.

- Не обращай на него внимания, Сэмми, - улыбнулась она. - Он хороший, только вредный. И нам без него Барбариску не найти.

- Злые вы! - заявил обиженный кот, запрыгивая на стол. - Бяки! - и гордо удалился на подоконник, доедать честно уворованную на этот раз колбасу.

Затем мы делили кровать, стоящую около окна, и узкий диванчик, расположившийся между высоким дубовым шкафом и письменным столом, над которым красовался плакат со знакомой синеглазой физиономией и миленькой надписью "Вилантий Карби, награда за поимку сто золотых".

На мой вежливый вопрос, кто это там изображен, "пэр Карби" ответил уклончиво: "А не пойти бы вам в .... аража!". И завалился на диван прямо в сапогах.

Ха, теперь ясно, почему все покрывала в этой "гостинице" одинакового цвета - видать, местные посетители не утруждают себя такими мелочами, как снятие сапог перед сном. Пол тоже был не особо чистый, поэтому я смело расстелил там снятую с кровати пародию на плед и только собрался лечь, как Лера дернула меня за рукав.

- На полу холодно, дует, и вообще твердо, - смущаясь, заявила она. - А мне одной страшно. Ты ж теперь мой брат и должен меня охранять.

Короче, кровать, под дружеские смешки нашего "телохранителя" (согласно новой легенде), мы поделили по-братски: девчонка легла у окна, завернувшись в притащенное откуда-то почти новое одеяло, я с краю под свежей простынкой, кажущейся на фоне скинутых на пол товарок просто белоснежной. Раздавшиеся снизу вопли хозяина трактира "Какая .... аражева.... сперла ... новое белье с моей ... кровати?!" и еще много теплых ласковых слов прояснили источник происхождения наших новых вещей.

- Лер, - укоризненно сказал я, - тебе не стыдно чужие вещи утаскивать?

- Нет! - отрезала хайта. - Это Грасу должно быть стыдно, что он постояльцев в такой грязи держит! - она откинулась на спину, сложив руки под голову, и закрыла глаза.

Я подоткнул своей "сестренке" одеяло и, не удержавшись, заправил за острое ушко непослушную черную прядь. Вот такая - сонная, с растрепанными волосами, с мечтательной улыбкой (наверняка что-то хорошее снится) - она совсем не казалась опасной. Хорошо, что мы ее забрали из Тел-Кристо. Вот бы еще найти способ Лерку вылечить.

Отодвинувшись на самый край, чтобы ей было удобнее, я попытался заснуть.

Ага, как же! Так мне и позволили!

Вернувшийся с прогулки лингрэ тоже стал искать себе удобную лежанку. Сначала он прыгнул на пузо Айверину и, судя по возмущенному громкому мяву, получил там под зад, затем перебрался на Лерку, но та, смеясь, растворилась туманом, и кот шмякнулся на кровать. Потом пришла и моя очередь: Бумер плюхнулся мне на ноги и начал торжественное шествие вверх, периодически трогая меня лапкой и горько заявляя "жестко", "жестко", "жестко". Поднявшись выше пояса, котяра завертелся волчком и принялся готовить себе гнездо, выпуская когти прямо в мой любимый живот. Несколько попыток согнать наглую заразу не увенчались успехом - закончив свое важное дело, лингрэ улегся спать на... подушке, рядом с моей головой, периодически укладывая свой лохматый хвост мне на лоб.

Не удивительно, что выспаться мне не удалось.




Барбариска


- А ты откуда? - Эдик придвинул кресло поближе к столу, устроился поудобнее, приготовившись меня слушать, даже подпер подбородок ладонью, чуть не столкнув при этом тарелку. - Варто, Эрл'лария?

- Нет, я не из Калейдоскопа, - улыбнулась я, - с Земли, так мой мир называется.

- Интересно, - задумчиво протянул пэр Хансар, похоже, не услышав наших последних фраз, - данные о прохождении Блуждающей я уже получал раньше, правда, не из первых рук. Замечательно, просто замечательно. Что в тебе изменилось после этого?

- Кое-что изменилось, но я не уверена, что это связано именно с Блуждающей. Может быть, сначала Вы расскажете, что известно об этой зоне, и тогда я смогу сориентироваться, что к ней относится, а что нет.

- Так существуют и другие факторы, которые повлияли на твое изменение? - обрадовался маг. - Это просто чудесно! Какой материал для диссертации!

- Эй-ей-ей! - возмутилась я (странно, а почему это Умник отмалчивается?). - Никаким материалом я быть не согласна.

- Не беспокойся, Лариса, я всего лишь приложу запись с твоим рассказом к своей работе. Хорошо бы еще сделать парочку магических слепков твоей ауры. Но тебе это никаких неудобств не принесет. Жаль, что нет данных о твоем состоянии до перемещения. Итак, что там со способностями?

- А что там с Блуждающей? - умильно захлопала глазками я (ну должна же быть хоть какая-то польза от этого допроса). - Очень интересно, честное слово!

- Хорошо, - кивнул старик. - Думаю, стоит немного рассказать тебе о нашем мире. Что ты уже знаешь?

- Четыреста лет назад произошла Катастрофа, - ответила я, припомнив рассказ Айверина, - четыре мира разлетелись на куски, затем сложились в произвольном порядке, как в детской игре калейдоскоп. А хорошее чувство юмора, однако, было у того, кто получившимся мирам новое имя дал. Приколист, блин! Возникшая структура миров тоже оказалась нестабильна, раз зоны периодически меняются местами. Так? - я сделала небольшую вопросительную паузу, а маги одновременно кивнули. - И как в эту картину мира вписывается Блуждающая?

- Существует несколько теорий, объясняющих возникновение этой зоны. Все они описаны в моей научно-магической диссертации, - вдохновенно начал старый учитель, - если захочешь, можешь прочитать потом. К сожалению, это лишь теории. Точно утверждать ничего нельзя. Остановимся на одной из них, которую я считаю наиболее вероятной. Когда собирались миры, одна из зон не нашла постоянного места.

- Да уж, - криво улыбнулась я, - отличные специалисты на сборке миров работали, у них даже лишние детали остались!

~ Это они инструкцию плохо читали! - захихикал Умник. - Там же русским по белому написано: после сборки обработать напильником!

Кусая губы, чтобы не рассмеяться, я ожидала продолжения рассказа.

- Хорошее сравнение, - вздохнул маг, - это действительно лишняя деталь, которая теперь постоянно перемещается по всему Калейдоскопу, встает на уже занятые другими территориями места. В момент синхронизации двух зон можно перейти из одной в другую, как в твоем случае. На одном месте она находится в среднем часа три, обычно уходит и того раньше, но может и задержаться. Я придумал систему, как определить, где именно окажется эта зона в определенный момент времени. Правда, там есть погрешность от двух часов до двух дней, поэтому поймать Блуждающую очень сложно. Мне ни разу это не удалось. Зато, - он улыбнулся, тепло посмотрев на Эдика, - ученика себе нашел.

- Пусть я сейчас скажу глупость, - начала я (~ ничего удивительного! - не забыл прокомментировать Умник), - но если Блуждающая не может найти себе место, то, выходит, где-то есть пустующее пространство.

- Молодец! Это ты хорошо заметила, - учитель Эда откинулся на спинку стула, закидывая ногу на ногу. - Такие пустоты есть, и не одна.

- Получается, что Блуждающих несколько?

- Нет, Блуждающая зона одна. Но в некоторых случаях бывает, что вновь появившийся кусок меньше своего предшественника, вот тогда пустоты и возникают. Это, к счастью, редко бывает.

- А если зона больше того места, куда она встанет, что будет?

- Видимо, окружающие части как-то сдвигаются. Если быть совсем откровенным, то это явление воочию никто не наблюдал. Эта информация получена путем расчетов и вычислений.

- И что? Кто-то в эти пустоты вываливался?

- Нет, - рассмеялся пэр Хансар, - тогда Грань серой остается, и пройти сквозь нее невозможно.

- Серые зоны?

Маг отрицательно покачал головой:

- Просто пустота. Там ничего нет. Это гипотеза, но я лично уверен, что все так и есть.

- А правда, что Блуждающая наделяет особыми свойствами? - с деланым безразличием поинтересовалась я.

- Да, такие слухи ходят, даже есть зафиксированные случаи. Появлялось ночное зрение, увеличивалась сила, усиливалась регенерация, есть и другие примеры. Но подтвердить связь этих изменений с Блуждающей не удается, так как никто эту зону так и не исследовал. Но народ верит. Вот у Эда, к примеру, потрясающие магические способности. Только откуда они, наследственные или приобретенные в результате прохода через Блуждающую, неизвестно. А что получила ты?

- У меня периодически усиливается зрение и слух, я чудесным образом могу говорить и читать на любых языках Калейдоскопа. Плюс быстрое заживление ран. Хотя нет, это позже появилось, после Тел-Кристо и дурацкого стержня. Эд, ты, кстати, его проверил?

- Не успел еще, но обязательно посмотрю.

- Ты можешь с уверенностью сказать, что именно переход через Блуждающую дал тебе эти новые качества? - уточнил мастер Хансар.

- Нет, не могу, есть еще два фактора, которые могли на это повлиять. И они мне кажутся более вероятными. А еще я слышала, что этой зоной как транспортом пользуются Стражи.

- Это так, пользуются. В пределах мира они могут телепортироваться свободно, а в другие миры Калейдоскопа с помощью Блуждающей перемещаются. Но это, опять же, только предположения. Стражи, знаешь ли, нам об этом не докладывают.

- А в другие миры могут? К нам на Землю, например?

- Не могу сказать, я таких данных не получал, - виновато развел руками маг. - Мне не приходилось встречаться с жителями чужих миров. Ты первая. И я бы с удовольствием узнал что-нибудь о твоем мире.




Ильсан Вест


Вот уже третий час мы сидим на деревьях, скоро гнезда начнем вить и в теплые края полетим. Хотя улететь было бы хорошо. По земле сейчас не пройти - там беснуется синемордое гномье море.

Почему так много крашеных? Так это просто. Закладок с краской было всего десять. Но на наше счастье в одну из них сотник угодил, а его подчиненные совершили самую большую глупость в их жизни - захихикали. После того как смыть эту красоту не удалось, начальство обиделось и недолго думая приказало найти несработавшие ловушки, а затем методично ткнуло в краску каждого проштрафившегося.

Я и сам с трудом смех сдержал, наблюдая за этим действом из-за кустов. Сходил, называется, до ветру. Осторожно выбравшись, я бросился догонять своих.

Но веселились мы недолго - навстречу нам двигался довольно большой отряд коротышек, а с двух сторон к нему подтягивалось подкрепление. Позади пыхтели синий сотник и его пестрая команда. Обходить врагов было поздно, осталось только одно направление - вверх. Мы еле успели забраться на два растущих рядом дуба (я, Сейфи и Кэри - на одном, Талл, Ланка и Лурсик - на втором) и удобно устроиться на ветках, как внизу сошлись сразу три группы гномов. Те, что пришли первыми, встретили своих крашеных сородичей смешками, за что тут же и поплатились. На всех краски сотнику не хватило, поэтому остатки он разбавил водой, и последние три десятка бородачей щеголяли лишь синей начальственной пятерней, отпечатавшейся у кого на щеке, у кого на лбу.

И вот теперь отряд "синих" расположился на привал прямо под нашим убежищем, дразня нас чудными запахами готовящейся на костре каши. Одно хорошо, ил'сибо они отключили, так что Таллу не пришлось тратить много сил, прикрывая нас иллюзией.

Ну и долго коротышки там сидеть собрались?




Барбариска


Не выдержав пытку ватрушками, я таки ухватила одну и перед тем, как отправить ее в рот, успела спросить у задумавшегося мастера Хансара:

- Как Вы думаете, что явилось причиной Катастрофы? Какой-то неудачный эксперимент технарей с Сантеро?

- Ну что тебе сказать, - потерев пальцем висок, начал тот, - действительно, официальная версия - взрыв на одной из научных станций Сантеро. Одни источники называют ее "диШалд семь", другие утверждают, что это "БиКор шесть", но точных данных, подтверждающих эту версию, нет. Равно как нет обоснований версии технарей, что Катастрофа - есть ничто иное как следствие взрыва в магической школе Тел-Кристо. Теперь благодаря тебе мы выяснили, что именно там произошло. К сожалению, мы так и не знаем, в чем заключалось исследование, которое проводил учитель Хайтавэрона, и могло ли постороннее вмешательство в ход эксперимента иметь столь глобальные последствия.

- Вряд ли, мастер, - перебил его Эдик, - он ведь проводил опыты с животными. Что там можно сделать такого, чтобы так рвануло?

- А что можно сделать такого с зельем левитации, - раздался тихий спокойный голос, заставивший всех вздрогнуть и обернуться, - чтобы любого, кто его выпьет, подняло метров на сто и разорвало как воздушный шарик?

- Что?! - возмущенно вскричал изобретатель зелья. - Оно еще не закончено! Там не хватает нескольких компонентов.

- А я бы сказал, наоборот - парочка лишних, - все также бесстрастно отозвался Зар.

Я внимательно наблюдала за мальчиком: ни на лице, ни в голосе не было заметно никаких эмоций. Но вот почему мне кажется, что фраккат ехидничает? У "папочки Умника" научился?

~ Это почему это у меня? - не смог промолчать тот. - Ты у нас тоже язва еще та! И когда это я отцом успел стать, а?

~ Ты сам обещал всех усыновить! - парировала я.

~ Обещал, но после того, как ты на мне женишься. Тьфу, дура, совсем запутала - как я на тебе женюсь! Так что сначала свадебка, а потом посмотрим, куда всю твою шайку малолетнюю девать!

Пока мы предавались "милым семейным разборкам", события вокруг начали набирать скорость. К шкафу с "недоработками" подошел пэр Хансар и, внимательно изучив зелье левитации, разгневанно высказал ученичку все, что он думает о таких раздолбаях, которые не могут сделать элементарных вещей и не замечают ошибок, допустимых только для первогодок. Затем Словэй переключился на Зара, его маг рассматривал гораздо дольше, даже пощупать хотел, но был остановлен легким покачиванием головы и пугающей невозмутимостью в детском взоре. Тогда прикрыв глаза, маг словно задремал.

- Ауру читает, - шепнул мне Эдик, а Зар кивком подтвердил его слова.

- Так-так-так, - протянул мастер Хансар.

Незамечающий ничего вокруг маг отошел к окну, задумчиво постоял там, стремительно вернулся назад и прежде чем упасть в кресло, сделал еще два полных круга по комнате, что-то бормоча себе под нос. Рисуя прямо в воздухе странные символы, загорающиеся желтым, он подозвал фракката и предложил ему сесть напротив.

- Если я правильно понял, то ты можешь читать ауры и видишь структуру заклинаний и зелий? - спросил старик, внимательно наблюдая за малышом:

- Да.

- Так это ты перенес всех сюда? - догадался Эдик.

- Да.

- Как ты это сделал? - нетерпеливо подался вперед Словэй.

Весело! Он что ждет, что двухлетний ребенок сейчас расскажет весь процесс телепортации, используя специальные магические термины, да еще и продемонстрирует эту... как ее... структуру заклинания? Тоже мне собрата академика нашел!

- Это закрытая информация.

- А что ты еще умеешь?

- Это закрытая информация.

Вот! - мысленно хихикнула я. - Знай наших!

- Учитель, - воскликнул вдруг Эдигоран, - я понял, что мне показалось знакомым, когда я снимал слепок* заклинания телепортации. Помните ту проекцию, что Вы в школе показывали, ну, когда Страж сдвигал русло реки. Вот! И там, и здесь есть общие штрихи.

- Ты хочешь сказать, что этот малыш - Страж? - усмехнулся тот. - Но ведь у Стражей не бывает детей, их женщин тоже никто никогда не видел.

- Магическое поле тоже не все видят, - парировал юноша, - но это не значит, что его нет.

- Это так, - улыбнулся пэр Хансар, - но достоверно известно, что число Стражей весьма ограничено. Имен их, к сожалению, никто не знает. И за четыреста лет их численность не увеличивается, а сокращается. К тому же они такие правильные. Неужели ты думаешь, что в таких условиях, они бы оставили своего ребенка человеку? - маг обернулся ко мне. - Лариса, а где ты его нашла?

- В лесу, сразу после перемещения в Мэйдес.

- Один в лесу... - протянул мастер Хансар. - Нет, не может быть. Я считаю, что Стражи и брошенный ребенок - это вещи несовместимые! Ты что-нибудь помнишь о своих родителях? - уточнил он у Зара.

- Это закрытая информация.

- Да что ты заладил "закрытая информация, закрытая информация", - раздосадовано буркнул Эд. - Кто ее закрыл-то?

- Похоже, я знаю, кто, - усмехнулась я. - Есть тут одна наглая шайка любителей непонятных игр.

Договорить мне не дал раздавшийся со двора шум. Я подошла к окну, выглянула.

Мама дорогая, это еще кто? Откуда?



Снимать слепок заклинания* - фиксировать ментальную проекцию структуры заклинания.




Сэм Винфорд


При свете дня наш номер не казался таким уж мрачным: стены не грязно-коричневые, а желтые (хотя все равно грязные!), мебель хорошая, добротная, даже обивка мягкого кресла, притаившегося в углу у книжного шкафа, не такая облезлая, а всего лишь пыльная. Зеркало, очищенное от паутины, отражало мое заспанное лицо и старую картину на стене, изображающую эмблему этой гостиницы - аража, а кривоватая улыбка на морде зверя, похоже, символизировала его доброту. На тумбочке рядом с кроватью откуда-то появилась ваза с цветами. А скачущие на физиономии "опасного преступника Вилантия Карби" солнечные зайчики заставили улыбнуться.

Кроме меня в комнате присутствовала только толстая крыса (или крыс), внаглую присвоившая себе мой завтрак. Шуганув воришку, который, даже отступая, не поленился уволочь с собой уже изрядно покусанную сдобную булку, я взял со стола не тронутое грызуном яблоко и выглянул в окно.

В этой части двора располагался небольшой уютный садик с ухоженной клумбой, несколькими фруктовыми деревьями и зарослями кустов, усыпанных большими желто-голубыми цветами. Около кустарника за столиком, прятавшимся под увитым плющом навесом, расселись Айверин, хозяин таверны и еще пара типов из тех, чьими портретами стражники украшают все доски объявлений в городе.

Ха, а Кривой Грас не такой уж и кривой - оба глаза на месте, большие, синие. И взгляд такой же как у Айверина - цепкий, хитрющий. Сказал бы, что они родственнички, если б не ярко-рыжая шевелюра Граса, стянутая на затылке в хвост. Рыжими были и густые брови, и короткая бородка, и шейный платок с редкими черными полосками. Похоже, этот мужчина тот еще франт. А вот двое других - ну чистые бандиты: небритые, с грязными волосами неопределенного цвета, лишь одежда была довольно приличной, но явно с чужого плеча.

Все четверо активно резались в карты. Между беседкой и кустами клубился легкий утренний туман. Туман? Стоп! А Лерка где? Я пригляделся внимательнее и заметил кое-что странное - дымка охватывала игроков полукругом, почему-то совсем не задевая Айверина. Полупрозрачная пелена то уплотнялась, становясь темнее, то вновь светлела, иногда там возникали небольшие завихрения.

Спустившись во двор, я направился к играющим и ехидно спросил у нашего телохранителя, не знает ли он, где Лера.

- Она еще спит, - отмахнулся тот, - не мешай. Не видишь, что ли, как мне везет.

На столе перед мужчиной высилась приличная горка монет, а судя по недовольным мордам остальных, эта кучка уже не первая.

- Иди отсюда! - Ай показал мне кулак и обратился к рыжему. - Дядюшка, не отвлекайся, раздавай! Сэм, кому сказал, исчезни. Не спугни мне удачу!

Что? Ах ты, гад! Да эту удачу надо не только спугнуть, но выпороть как следует, чтобы глупостями не занималась.

Пока я думал, как прекратить это безобразие, не подставив Лерку, к нам подошли три женщины и пацаненок лет семи.

- В чем дело, Ренули? - рявкнул Кривой Грас. - Мы заняты!

- Это очень важно, дорогой, - улыбнулась ему высокая фигуристая женщина с густыми рыжими волосами, забранными в пышный хвост. - Говорят, в городе объявились нарханы.

- Объявились, как есть, объявились! - всплеснула руками толстая тетка в сером платье с передником. - Сама видала!

- И я, и я видел! - закричал мальчишка. - Черный весь, лохматый, глаза как огни горят!

- Точно! И хвост, - испуганно пискнула высокая симпатичная девица с длинной русой косой, - хвост длинный, голый, а на конце шип острый. Он мне юбку порвал, - она протянула вперед руку с зажатым там куском подола, - вот.

- Все это очень интересно, - прошипел хозяин "Доброго аража", - только мы-то тут при чем? Проваливайте отсюда! Мы заняты!

- Так мы вот к нему, - заголосила баба, указывая на Айверина. - Не погуби, Роканд - гроза нарханов, помоги, заступник ты наш, - она плюхнулась на колени, пытаясь поймать и облобызать руку мужчины.

А девчонка, залившись слезами, кинулась ему на шею. Два бандитистых картежника недоуменно уставились на Ая, даже туман замер, прижавшись ко мне. Лишь на губах Кривого Граса мелькнула понимающая усмешка.

- Откуда вы обо мне узнали? - вопросил "гроза нарханов", с трудом отцепляя от себя девчонку. - Я же здесь инкогнито.

- Так народ на рынке говорит, - отвесила низкий поклон тетка.

- А я вас узнала! - воскликнула девица. - Вы год назад спасли мельницу моего дядьки в Больших Норках. Там нарханы завелись, а вы помогли. Я как вас увидала, поняла, что вы по следам этих бестий едете. Вы, наверное, этих тварей издалека чуете, да? Они уже в десяти домах на нашей улице буянят.

- Ага, - кивнула торговка. - А наш в подвале заперся и частушки непотребные орет, говорит, пока сметаны не притащим, не замолчит.

Так! Что-то у этих "нарханов" поведение нархански знакомое. И кстати, это еще вопрос, кто по чьим следам едет: "гроза" за "бестиями" или "бестии" за "грозой".

- Хорошо, помогу, - благосклонно кивнул хитрец. - А это мой ученик! - на мое плечо легла рука "победителя нечисти".

Что? Какой еще ученик?

- Мы будем работать на пару! - важно закончил Айверин.

- Нет! - воскликнул я, собираясь объявить, что никакой я не ученик, ни с какими нарханами работать не собираюсь, и вообще не хочу ни в каких аферах участвовать.

- В чем дело, малыш, - перебил меня "учитель". - Ты испугался?

- Что?! - взвился я. - Это я испугался?! Да я ничего не боюсь!

- Тогда никаких проблем, идем с двух сторон улицы, чтобы твари не сбежали. В центре встретимся. А вы, - он ткнул пальцем в тетку, - про оплату не забудьте.





Глава 5. Охота - дело опасное.



Барбариска


Картина, разворачивающаяся передо мной, радовала взор и тешила ностальгические чувства - ну прям как дома: муж, жена со сковородкой, зрители на заборе. Ну, не будем же мы придираться к мелочам: и пусть муж - грозный воин-дроу, а у жены вместо сковородки отобранный у него же меч, и неважно, что зрители на заборе пушистые и хвостатые. Но в целом-то - свое, родное, до боли знакомое. И соседка так мужа гоняла, и подруга моя, Марья, Ивана своего, когда он с рыбалки весь в помаде вернулся. Продвинутые нынче рыбы пошли, губки красят, да еще и блеском сверху для красоты проводят.

Местная "жена" была разгневана не меньше Марьюшки, но выглядела куда колоритнее. Узкие черные брючки, голубая рубашка и белая жилетка на фоне иссиня-черной кожи и длинной белой косы смотрелись просто потрясающе. Да и фигурка у дамочки славная: все на месте и размерчик что надо.

Парочка дроу носилась по двору, путаясь в давно нестриженой траве, перепрыгивая через валяющийся то там, то здесь мусор, до которого наш трудовой энтузиазм еще не дошел. Девица вместо сковородки пыталась огреть старательно уворачивающегося Хэла его же собственным мечом. Пушистые болельщики - Верран с сестричкой - поддерживали этот забег приветственными криками:

- Влево, влево бери! Она близко!

- Трус! Стой! Девушку испугался, что ли?

- Вы чего это удумали, - охала с крыльца пэр-эри Нинара, - заканчивайте это безобразие!

Но дроу явно вошли во вкус и останавливаться не собирались.

- Какой еще муж, нархан тебя задери!- возмущалась красотка. - Я своего согласия не давала!

- Сама же заявила, - отвечал "муж", - "раз ты меня обесчестил, то обязан на мне жениться". Я и женился!

- Ты-то здесь при чем? - не сдавалась девушка, заходя на новый круг. - Я это Дэнавиарчику говорила!

- Кому? - опешил парень и затормозил, за что тут же поплатился (хорошо еще, что удар был плашмя). - Кому? - повторил он, отбирая у девчонки орудие мести.

- Дэнавиарчику! - захлопала ресничками красавица и попыталась пнуть "мужа".

- Дэнавиарчику? - расхохотался тот и простонал сквозь слезы. - Вот бы Дэн это услышал!

- Чего ты смеешься? - девушка обиженно надулась и даже драться прекратила, укоризненно сложив руки на груди. - Сам меня усыпил, на себе обженил, увез, араж знает куда, а теперь еще и ржет надо мной!

- Не над тобой, Майра, - примирительно сказал Хэл, - я просто представил лицо Дэнавиарэ, если бы ты на какой-нибудь церемонии такое ляпнула.

- Это он должен был на мне жениться! - капризно надула губки Майра. - Его отец объявил, что Княжич обязан жениться на той, кого он соблазнит. А он меня соблазнил! Вот!

- Так вот ты какая коварная, оказывается, - фыркнул дроу, - на Дэна охоту устроила? Только я тебя первый соблазнил, значит, мне и жениться.

- Эй, Хэл, - крикнул Веррунчик, - а про "соблазнил" можно подробнее?

- Ах ты паразит! - Улиана протянула руку, собираясь отвесить братцу подзатыльник, но тот сноровисто передвинулся в сторону.

- Можно, - улыбнулся делар Ферр.

- Что?! - возмутилась деларис Ферр. - Хочешь меня еще больше опозорить?!

- Так там и не было ничего такого, - усмехнулся муж. - Просто поцелуйчики. Ты даже после стакана гномьего эликсира себе большего не позволила. Только меня с Дэном попутала и давай орать: "Ты меня соблазнил. Пошли жениться!" А я что? Я не против! В эту же ночь брачные браслеты и одели. Ты тут же вырубилась. Теперь вот едем к твоему отцу, чтобы завершить обряд.

- А в мешок ты ее зачем запихал? - подозрительно сощурилась урса, спрыгивая вниз и подходя к "новобрачным".

- Чтобы ее подруженьки мне не помешали. Я ведь давно Майрилианэ люблю. А тут так все удачно сложилось: она с подругами в столицу Зеленой зоны отправилась, мы с Дэном перед возвращением домой туда же собирались, вот и встретились.

- А почему мы с Княжичем не поехали? - нахмурилась девушка и тут же застонала, схватившись за виски. - А почему у меня так голова болит?

~ Ну еще бы, - влез проснувшийся Умник, - после стакана-то гномьей водки!

- С Княжичем мы не поехали, - Хэл обнял жену за талию и повел ее к дому, - чтобы у тебя не возникло соблазна браслеты снять.

- Снимешь их, как же, - вздохнула красотка, подергав изящный серебристый браслетик на запястье, - я ж их специально заговорила.

~ Вот! - прокомментировал мой товарищ. - Не рой другому яму... Хотя нет, лучше так. Не зарывай чужой колодец, а то плевать некуда будет!

Я уже привычно пропустила его хохмы мимо ушей, заинтересованно прислушиваясь к тому, что ответит Хэл на второй вопрос. И почему девицу столько времени даже слышно не было.

- А голова у тебя болит, - продолжил дроу, - потому что кончилось действие сонного и поддерживающего силы заклинания, после него всегда так. Сейчас дам лекарство.

~ Эй-эй-эй! - возмутилось мое персональное наказание. - А про похмелье почему не сказал, а про рассольчик? У какой!!!

~ Зато сразу видно, - мысленно отозвалась я, - что он ее любит и не хочет указывать даме на ее промахи.

~ Да ну, - отмахнулся Умник. - Про то, как она к Дэнавиарчику приставала, он преспокойненько всем рассказал, а тут он ее чувства бережет, как же. Прям чудо-муж!

~ Точно, чудо-муж! Он не говорит жене каждую свободную минутку, какая она толстая и некрасивая.

~ Не говорит, он ее сразу в мешок запихивает, - захихикал тот и добавил серьезнее, - а я тебя некрасивой и не называл. Я ж для тебя стараюсь, чтоб ты самой лучшей стала. А ты меня не ценишь!

~ Ценю, ой ценю. Последний золотой отдам, - заявила я, спускаясь по лестнице в столовую, - лишь бы ты помолчал, когда тебя не спрашивают.

~ Ну и замолчу! - обиделся тот.



Ильсан Вест


Заметив, что каша уже готова и бородатые выстраиваются в очередь за своей порцией, Кэрлин, усмехнувшись, начала слезать с дерева. Сейфи перехватил ее за руку и спросил, какого аража она собралась делать. Стряхнув его ладонь и заявив, что младенцев и раненых положено кормить, девушка решительно продолжила спуск. Один из гномов, крепыш с синей пятерней на правой половине лица, расположился прямо под нашим убежищем, расстелил платок и, водрузив на него тарелку гречневой каши с мясом и большую резную ложку, отправился за хлебом.

Кэри ловко спрыгнула с дерева и, легко лавируя среди голодающих коротышек, проявляя чудеса гибкости, утянула у зазевавшегося повара несколько ломтей хлеба, кусок сыра и пару луковиц, спрятав все это богатство за пазуху. Котел гномы обступили так плотно, что лезть туда девица не решилась. Зато на обратном пути она сцапала под нашим деревом тарелку и ложку, оставленные без должного присмотра. Помогая Кэрлин подняться, я, свесившись вниз, перехватил у нее добычу. Тарелка с гречкой досталась "младенцу", то бишь мне (ничего, "младенцев" мы ей обязательно припомним), даме отдали сыр, остальным - по кусочку хлеба, а Сейфи - лук. Оборотень недовольно фыркнул и, пообещав красотке после обеда страстный поцелуй, вгрызся в луковицу.

На третьей съеденной ложке я чуть не подавился кашей от хохота - вернулся хозяин вышеозначенного обеда. Он удивленно уставился на пустующий платок, почесал затылок, не поверив глазам, протянул руку и на ощупь проверил отсутствие еды. Бородач с подозрением заглянул под ткань, недоуменно нахмурился, осмотрелся по сторонам и нашел виноватого - с другой стороны дуба сидел и наворачивал свой обед еще один представитель нового элитного подразделения "Синие морды" (а если кратко, то "СМ"). Обворованный, недолго думая, зарядил товарищу в ухо неслабым таким кулаком. Но и его противник хлюпиком не был, поэтому напавший словил от поднявшегося на ноги воина ответный удар и отлетел на пару метров, мягко приземлившись на третьего коротышку, который, разозлившись, отпихнул увесистый бородатый "снаряд" в сторону мирно обедающей и втихаря от командира выпивающей четверки гномов. Ценный продукт был безнадежно испорчен - разлит по земле и возвращению в бутылку никак не подлежал - что не привело коротышек в восторг. Драка вспыхнула нешуточная.

Кэри на грозно сдвинутые брови Талла и кулак Сейфи ответила невинной улыбочкой, типа, а я тут при чем. Проглотив еще несколько ложек гречки, я отправил миску по кругу (что я совсем гад, один есть?). Когда каши уже не осталось, мурат начисто вылизал миску, а девчонка вернула ее на законное место, аккуратно пристроив рядом ложку.

Свара коротышек не успела перерасти в эпохальную битву, вовремя остановленная недовольным сотником. Жалко, могли бы разом от всех противников избавиться.

Зачинщика "беспорядка" вычислили быстро, тот в свое оправдание пояснил, что некий Брук украл его обед, а в доказательство гном ткнул пальцем в свой платок и застыл с открытым ртом, увидев там и тарелку, и ложку. И что гораздо хуже, их увидели и сотник, и невинно поруганный Брук, и лишившаяся эликсира четверка. Драка грозила разгореться с новой силой, но сотник быстро пресек, самолично всех обругав, а "зачинщика" отправив чистить котел.

Мне даже стало немного жаль этого гнома - и голодным остался из-за нас, и наказание получил опять же. Только Кэри со мной не согласилась, заявив, что ни этот, ни прочие коротышки нас жалеть точно не стали бы, если бы схватили. А Сейфи из солидарности со мной (а может, чтобы насолить пэри Хорн) отдал пострадавшему свою последнюю луковицу, но немного промахнулся, и та, стукнув гнома по голове, отлетела в котелок. Бородач, пожелав "... аражам, которые это сделали", "успеха и благоденствия", ушел к ручью чистить котел.

Через полчаса отряд "СМ", разделившись на три группы, продолжил охоту на "нарфову стерву с Планшетом и ее помощничков". К сожалению, одна из групп двигалась параллельным с нами курсом, что отнюдь не входило в наши планы.




Сэм Винфорд


К месту охоты нам пришлось идти через весь город. Похоже, "нарханы" облюбовали самые его окраины. Улочка, куда нас привели "просители", оказалась вполне приличной: дома хоть и деревянные, но большие, ухоженные, а некоторые даже трехэтажные, что считается символом роскоши.

- Тут тока хозяива бутиков живут, - горделиво пояснил один из наших проводников, вихрастый белобрысый пацаненок.

Торговцы, стало быть. Ну, эти точно не обеднеют от нескольких монет, потраченных на "избавление от нарханов". Хотя обман - это все равно обман. Как же мне не хочется в нем участвовать... Но Ай прав, без денег нам в Виссэр не попасть, еду опять же надо покупать, одежду там, мелочи разные. Шоколад для Лерки! Не говоря уж о непонятно откуда взявшемся долге Айверина. Вот и выходит, что теперь я "лучший ученик Роканда-грозы нарханов".

А если с другой стороны посмотреть, артисты тоже деньги за свои представления получают. Вот и мы народ развлекаем. Нет, хозяева разоренных домов, разумеется, не обрадуются, а любопытные зрители очень даже. Вон их сколько собралось, не протиснуться.

Обвешавшийся разными амулетами и "уникальными приспособлениями для охоты на нечисть" Айверин начал свое выступление еще в таверне. А сейчас с умным видом водил из стороны в сторону небольшой железной трубкой с привязанным к ней камешком и бормотал какие-то заумные слова. Толпа же с восторгом внимала герою.

- Все ясно, - объявил аферист, остановившись около широких ворот, на которых была намалевана мелом какая-то странная загогулина, - это нарханы. Если эти существа посетили чей-то дом, там обязательно появляется особый знак!

- Что за знак такой? - подозрительно поинтересовался дедок в серых грубых штанах и в эльфийской шелковой рубашке (тоже мне модник выискался). - Кто ж ентот знак рисуеть?

- Никто не рисует, - важно ответил "охотник", - он сам по себе возникает.

- А я туточки кота видал черного, - старикан почесал затылок, из-за чего красивая зеленая в тон рубахе лента, удерживающая его не очень-то чистые седые волосы, съехала на бок, - как раз у ворот крутился.

- Вот именно! - торжественно воскликнул Айверин, еще раз мотнув своим "определителем нечисти". - Черные коты являются предвестниками прихода нарханов. А также черные мыши и крысы. Крысы тут с мышами есть?

- Есть, а как не быть! - выскочила вперед симпатичная моложавая женщина, и два ее выдающихся достоинства заскакали вместе с ней.

Ай аж засмотрелся, и про нарханов забыл, и про крыс. И не только он.

- Так у нас крысы завсегда были! - снова вмешался вредный дед. - Их, почитай, ничем и не выгонишь!

Его хриплый каркающий голос вывел "отважного героя" из ступора, оторвав от созерцания прекрасного.

- Это и есть важное доказательство существования нарханов, - заявил тот, - если нельзя никак извести ни мышей, ни крыс, значит, дом проклят нарханами. Каждый знает, что эти злые духи любят портить людям жизнь. Наверняка кому-то из вас довелось видеть их.

- Да, да! - закричала давешняя торговка в сером платье. - Как есть видели! Черный, лохматый, мне по колено будет!

- Когтищи во! - развел руки ее сынишка, шмыгнув носом. - Клыки - во! Глаза - во! И красным горят!

Миленькое существо получается, если поверить мальцу на слово: клыки размером с неслабый такой двуручник, когти - Кроты с их метательными кинжалами обзавидуются, глаза - можно вместо фар на скайдер устанавливать. Хотя толпе нравится, вон как взвыла.

- Спокойно! - заявил Айверин. - Не бойтесь. Судя по показаниям амулета, нарханов здесь не больше десятка. Что, кстати, странно, обычно штук двадцать бывает, а иногда и больше. Внимание! Мы с учеником приступим к работе, всем отойти от занятых нечистью домов подальше. Ты начнешь с этого дома, здесь тварюшка послабже, я на ту сторону улицы перейду. Ты помнишь мои инструкции, Улисс? - многозначительно посмотрев на меня, спросил "Роканд".

- Помню, помню, - прошипел я.

Ага, я теперь еще и Улисс какой-то! А инструкцию такую нархан забудешь: "Заходишь в дом, шумишь, изображаешь борьбу, находишь шип, выходишь, показываешь людям шип, говоришь, что тварь сдохла. Все!"


"Нархан" обнаружился лишь в четвертом по счету (от начала охоты) доме. В первых трех я спускался в подвал, изображал шум драки и согласно инструкции находил шип, заранее оставленный там сочувствующим охотникам "нарханом". А хозяева, жмущиеся на улице и не решающиеся войти в дом, после предъявления им шипа, "единственного, что осталось после уничтожения нечисти", принимались меня истово благодарить: пихать деньги (хозяин), обнимать (хозяйка), дарить цветы (хозяйская дочка), а иногда и целовать (тоже дочка), дергать за рукав и просить взять с собой (это уже хозяйский сын).

Ха! Оказывается, охота на "мерзких тварей" не такое уж и скучное занятие.


Существо возлежало на лавке посреди раскиданных корзин, банок, мешков, макало длинный изогнутый коготь в стоящую рядом крынку со сметаной и лениво его облизывало. Выглядело оно почти так же, как описывал мальчишка: небольшое, черно-лохматое, с крупными, я бы даже сказал симпатичными, кудряшками на голове. На лисьей мордочке "нархана" горели большие зеленые глаза с вертикальным зрачком, длинный голый хвост, свешивающийся со скамьи, мерно раскачивался туда-сюда в такт неприличной песенке про гномов и эльфов. Ага, вон и шип на конце, один в один, как подброшенные в предыдущие дома подделки.

Тварь обернулась и, приветливо помахав мне лапкой, запела частушки о технарях.

Ну Бумер, ну гад! Сейчас ты у меня получишь.

Я схватил стоящий у стены ухват, размахнулся и врезал им по лавке. Наглый котяра, успевший, как я и предполагал, увернуться, отскочил к двери и негромко зашипел:

- Сэм! Дуррррак! Ты чего? Своих не узнаешшшшшь?

- Вот именно, что узнаю! - я попытался достать его своим оружием. - Ты чего про технарей всякие гадости поешь? Кот драный!

- Сам ты кот! Беееееее! - закривлялся тот. - Я - нархан!

Вот тут Бумер прав, сейчас он не кот, а скорее целиком обросший шерстью маленький хвостатый человечек, с когтями и клыками, или вставшая на задние лапы корявая помесь лисицы и крысы. Бррр, мерзость. Да еще и увертливый, зараза!

Еще раз заявив, что я "дуррррак", лингрэ шмыгнул в приоткрытую дверь, за которой сразу же раздался оглушительный визг и следом звук падения чего-то тяжелого.

Я бросился вперед. Так и есть, прямо на земле лежит девчонка с длинной светлой косой, вроде как в обмороке. А сама на меня глазками из-под опущенных ресниц так и сверкает. Ничего так девица, фигуристая. Пойти, что ли, спасти ее по методу принца из сказки про спящую красавицу, которую нам Барбариска рассказывала. Или этого нархана блохастого ловить? Вон он уже в окно соседнего дома нырнул. Хотя... ну ее, эту девицу, потом еще жениться заставят. Да и не такая уж она и симпатичная, вон и уши как два лопуха, и нос кривой. И вообще, я здесь на задании - на нечисть охочусь, а девиц всяких пусть Ай спасает!

Я решительно направился к соседнему зданию, из подвала которого раздавался шум и скрежет. Выгнав всех из дома, я спустился вниз. В помещении было довольно темно, лишь часть его была залита тусклым рассеянным светом, проникающим сюда через узкое окошечко. Вдоль стен тянулись пустые стеллажи для солений-варений, но сами банки валялись разбитыми на полу. Странно, а в предыдущих домах все банки были целыми, некоторые частично пустыми, но тоже целыми.

С полки на полку, раскидывая вещи, металась, злобно хохоча, черная тень. Мне лишь изредка удавалось заметить алый отблеск его глаз.

Вот Бумер, зараза, разошелся! Быстрый, гад!

Я размахнулся и попытался достать наглую бестию утащенным с предыдущего "места боя" ухватом, но промахнулся. Лингрэ на время затаился, а потом принялся прицельно метать в меня картошку, постоянно меняя диспозицию в лучших традициях военной науки. Получив несколько болезненных ушибов от попадающих в голову "снарядов", я закрылся снятой с ближайшей бочки крышкой. Поняв, что ему меня не достать, Бумер вновь затих, спрятался.

И чего это он так взбесился? Я же по нему даже ни разу не попал.

Пробираясь вдоль шкафов с рабочими инструментами, я увидел кончик облезлого хвоста с шипом на конце и, схватившись за него, резко дернул. "Нархан" полетел вниз, вереща и цепляясь когтями за полки, шмякнулся на пол, затем резко развернувшись, бросился на меня и впился зубами в плечо. Метил в шею, но я успел в последний момент его немного оттолкнуть.

- Бумер! Прекрати! - заорал я, пытаясь оторвать лингрэ, терзающего острыми клыками мое тело.

Но тот лишь усиливал натиск, и очень скоро я перестал чувствовать правую руку - она плетью повисла вдоль тела.

- Не трррррожь его! - в битву вступил еще один нархан, с зелеными глазами, он попытался оттащить первого за хвост. - Не тррррожь!

Красноглазый отпустил меня и накинулся на нового обидчика, повалив того на пол. Какое-то время кусающийся и шипящий клубок катался вокруг меня, потом противники, тяжело дыша, разошлись по углам, готовясь к новой драке. Только тут я сообразил, что у меня с собой есть луч*. Сгенерированный основной частью оружия заряд вырвался из насадок на пальцах и разрезал нархана на части.

К моим ногам тут же прижался мелко дрожащий и жалобно мяукающий Бумер в своем обычном кошачьем виде. Подхватив лингрэ одной рукой, я побрел к двери. Больно не было. Совсем. Лишь в глазах все плыло немного. Со второй попытки мне удалось взобраться по лестнице, полюбоваться на вытянувшиеся физиономии хозяев и Айверина, сделать несколько шагов к стоящей у крыльца лавке и прошептать:

- Убил.


Луч* - оружие, создающее узкий шагран-луч; есть разные виды данного оружия.




Барбариска


Когда мы зашли в обеденную залу, девушка уже сидела в кресле и пила из кружки какую-то жидкость с очень знакомым запахом. Только не пойму, что это.

~ А это он и есть! Рассол! - хихикнул Умник (недолго же его обида длилась!). - А я потом на тебя подуюсь, попозже! Чего это я молчать должен, когда тут так весело?

Хоэлвирэ с фляжкой в руках сидел рядом с женой, на спинке ее кресла:

- Еще, милая?

- Нет, уже лучше, - улыбнулась та. - Но я тебя все равно еще не простила!

Урсы расположились на диване и, безуспешно пытаясь скрыть смешки, любовались "влюбленной парочкой". Около стола суетилась Нинара, накладывая новой гостье тарелку... каши. Бедный Зарчик, как это увидел, аж передернулся весь - ага, теперь ясно, как отсутствие эмоций лечится! Не боись, малыш, мы своих в обиду не даем!

~ Сама, что ли, за него кашу есть будешь? - поинтересовался насмешник.

~ Тебе скормлю!

~ Ой, как я напугался-то! - фыркнул он.

Но спасать Зара не пришлось, Майра вцепилась в эту кашу, как утопающий в соломинку. Вот что всякие вредные заклинания с людями... тьфу ты, дроу делают - что угодно съешь. Как я тогда, после этого дурацкого леденца-стимулятора.

~ Что, - усмехнулся Умник, - нашла объяснение своему неуемному аппетиту?

~ Так это ж правда. Эдик же сказал, что будут последствия.

~ Ну-ну! Придется мне, видимо, принимать радикальные меры!

~ Какие?

~ Не боись! Придумаю!

Мастер Хансар присмотрелся к обгоревшей одежде Хэла, укоризненно взглянул на своего ученика, а тот, предатель, перевел стрелки на меня. Состроив виноватую мордочку, я пожала плечами и уселась на подоконник.

Ну я честно не знаю, как это произошло! Может, это вовсе не я! Вдруг оно само загорелось?

Маг не стал меня расспрашивать и, обернувшись к дроу, восстановил тому одежду. Мужчина кивком головы его поблагодарил и вновь вернулся к разговору с женой, а та, топнув ножкой, потребовала рассказать ей все, что произошло, пока она спала. Со слов делара Ферра выходило, что он просто герой: спас меня и Зара, бесстрашно защищал нас от злобных пауков из пропасти, чуть ли не помог Стражу остановить море. Девушка восторженно ему внимала. Судя по понимающим усмешкам присутствующих, выдавать "храбреца" никто не собирался, тем более что нас-то он на самом деле спас.

От его вдохновенной саги я отвлеклась лишь дважды. Первый раз мне показалось, что кончик черной ленты, вплетенной в короткую косичку Эдика, пытается погладить Зарчика, сидящего у меня на коленях.

Бред какой-то! Всякая чушь мерещится!

Второй раз от занимательного повествования меня оторвал легкий толчок в голову, словно что-то об нее ударилось. Я оглянулась. Ага, так и есть - какой-то уличный мальчишка лет восьми собирался запустить в меня очередной камешек. Увидев, что я обратила на него внимание, паренек поманил меня пальцем и кивнул, дескать, выходи на улицу. Что это там такое, интересно?


- Тебе просили передать, - чумазый мальчуган шмыгнул носом, - что если ты хочешь узнать кое-что важное про контракт, то должна прийти вечером, как стемнеет, к мосту Рыжей Бристы. Одна.

- Контракт? - нахмурилась я.

~ Контракт?! - опешил Умник. - А при чем тут мост? И кто вообще узнал... - тут он замолчал, о чем-то задумавшись.

- Ага, - кивнул мальчик, вытерев грязным рукавом нос, - а если кому скажешь, пеняй на себя! - пригрозил он, и раньше, чем я успела что-то сказать, шмыгнул в дыру в заборе и сбежал.

~ Не вздумай туда ходить! - распорядился Умник. - Это опасно!




Айверин Шей'тар


Операция прошла успешно. Бумер - отличный напарник!

Он все сделал правильно: нашумел, народ напугал, заранее подготовленные шипы подкинул куда надо. Нам с Сэмом только и оставалось, что пройтись по домам, собрать шипы как доказательство нашей работы и получить честно заработанные деньги.

И пусть чистоплюи, вроде нашего технаря, называют мои дела авантюрами и мошенничеством, но те же торговцы сами кого хочешь обманут и не заплачут. Так что немного их обдурить - не грех. Не обеднеют. Зато какое развлечение для народа! Вон актеры на площади тоже врут, а их никто не ругает, только денежки им тащат.

Итак, что мы имеем: награда за поимку "нарханов" плюс выигрыш у Граса - неплохая прибавка к пенсии (еще бы узнать у Барбариски, что это такое). На дорогу в Виссэр точно хватит, даже на подкуп стражи чуток останется. А по пути еще заработаем.

Араж!

Совсем про долг забыл. Ну почему всегда так, если в одном месте прибыло, то в другом непременно убыло? Нельзя, что ли, чтобы только прибывало? Эх, зря в тот бордель ходил, и спорить явно не стоило. А может, и впрямь забыть про долг? Хм, боюсь, они обо мне не забудут.


Когда я вошел в ворота последнего дома, который должен был "спасать" Сэм, беззаботная улыбка на моих губах увяла сама собой. Дверь в подвал открылась, и оттуда выбралось нечто грязное и окровавленное, прижимающее к себе какую-то лохматую черную шкуру. Лишь когда оно шагнуло вперед и прошептало "Убил", я сообразил, что это Сэм. Выглядел мальчишка ужасно: глубокая рваная рана на плече, некогда светло-бежевая рубашка залита кровью, штаны порваны, в глазах пустота.

Что это? Как это? Этого не может быть!

Ничего не понимая, я стоял и оцепенело смотрел, как паренек медленно оседает на землю. Лишь когда Бумер с грозным мявом цапнул меня за ногу, я вышел из ступора.

К аражу размышления, надо действовать.

Я бросился вперед, поднял Сэма на руки, велев хозяину срочно принести воды и бинты, отправил его сына за лекарем, отнес раненого в дом, уложил на кровать. Пока ожидали целителя, изо всех сил зажимал рану мальчика полотенцем. Рядом свернулся клубком несчастный лингрэ, даже не пытающийся говорить. Пока лекарь осматривал Сэма, я нервно ходил из угла в угол в соседней комнате.

И чего я так дергаюсь? Хороший вроде маг: пожилой, лицо умное, очки на носу, дорогой костюм, трость.

Солидный... Значит, возьмет дорого. А денег и так негусто. Какого нархана мне этот пацан сдался? От него одни неприятности, сначала аражи, теперь вот еще какие-то твари.

Так. Надо бы проверить, что это там за монстры такие.

Я метнулся в подвал - к счастью, действие ар-диара еще не прошло, и я мог передвигаться очень быстро.

Это что? НАРХАН?!! Живой?!

Тьфу ты, уже мертвый. Но откуда? Они ведь давно уже просто миф.

И этот придурок тоже хорош - использовал свое технарское оружие. Еле обозникам рты закрыли, так Сэм нас по новой подставляет. Нет, от тела нархана надо срочно избавиться. Его пока никто не видел, что нам на руку.

Я наплел хозяевам всяких страшилок и, затолкав тварь в мешок, оттащил его в трущобы, бросил в каких-то развалинах, облил прихваченным в том же подвале маслом и поджег.

Вернувшись, я столкнулся в дверях с лекарем, который был чем-то очень недоволен. Он отвел меня в сторонку и заявил:

- Мне очень не нравится, что Вы заставляете мальчика иметь дело с такими опасными существами. У него все плечо разворочено. Рану я стянул, но залечить полностью не смог: она очень плохо поддается магическому воздействию. Видимо, эти нарханы ядовиты.

- У меня есть ар-диар, - я полез в карман за склянкой.

- В этом нет необходимости. Ар-диар не поможет, он только от яда аражей спасает. Единственное же воздействие этого яда на организм мальчика, я вам уже назвал - частичная невосприимчивость к магии. Но это с другой стороны хорошо, проклятия или, например, атакующие заклинания тоже в полную силу не подействуют. Теперь рана не очень опасна. Время, уход, перевязки, и от нее не останется и следа. Хуже другое...- маг сделал многозначительную паузу, дернув уголком рта.

- Что? - я пристально посмотрел на собеседника.

- Те приспособления, что прикреплены на груди мальчика. Пусть они невидимы, но на ощупь вполне заметны. Так как магией от них и не пахнет, то я делаю вывод: это что-то технарское.

- А если я осмелюсь утверждать, что Вы ошиблись, - уточнил я, - сколько это будет мне стоить?

- Вы умный молодой человек. С вами приятно иметь дело, - усмехнулся лекарь, пригладив и без того ровно уложенные русые волосы.


Дорого же нынче стоит молчание.

Араж драный, неудача за неудачей! И вот где я возьму столько денег? А если...

Карта была старая, затертая до дыр, и вела она якобы к сокровищнице гномов. Хотя почему якобы... Что-то там точно было, я раза три пытался пробраться, но мерзкие гномы там столько ловушек понаставили, что я еле ноги унес. Рисковать больше не хотелось, а выбрасывать карту было жаль, деньги, как-никак, плачены.

И если мы ее сейчас продадим, то... все равно не наберем нужную сумму. А вот если к ней добавить "могучий, но разряженный артефакт", который лишь надо правильно зарядить, то, глядишь, наскребем и на долг и магу этому за молчание.

Правда, Барбариска просила эту железку беречь. Но, в конце концов, кто этого пацана притащил? Что ей для Сэма какой-то фиговины жаль? Тем более, что альбом-то остается.

Провернуть эту аферу оказалось проще некуда - спасителю города верили безоговорочно и карту с "артефактом" просто с руками оторвали.

Эх. Все, что заработано честным... тьфу ты, нечестным трудом, все, что... все пришлось отдать. Да чего уж сейчас жалеть. Потом пожалеем, и счетик выставим кому надо.

Хорошо хоть, парень может ходить самостоятельно. Маг еще какой-то настой дал, обезболивающий и поддерживающий силы. Да уж, отлично мы сейчас с Сэмом выглядим, не удивительно, что все оборачиваются - шатающийся мальчишка с забинтованным плечом и я словно беременная баба на сносях. Бумер, заметивший, что мы собираемся уходить, забрался мне за пазуху и наотрез отказался оттуда вылезать.

Я решил срезать путь через довольно безлюдный (и этим опасный) переулок. Пройти его без проблем не удалось: опасность, по закону подлости, нас там и поджидала.

- Что случилось? - воскликнула она, бросаясь к Сэму, обнимая парня и помогая ему удержаться на ногах.

Странно, а от моей помощи он отказался.

- Все в порядке, - успокоил ее Сэм. - Просто укус.

- Просто укус?! - вскричала хайта. - Да ты весь в крови!

- Ничего страшного, - через силу улыбнулся мальчишка. - Лекарь все уже осмотрел, все хорошо.

- Кто на тебя напал? - не отставала Лерка.

- Да не знаю я!

- Нархан! - раздалось вдруг из-под моей куртки.

- Кто? - опешил я. - Но их не существует! Это миф!

- Существуют, - вздохнул Бумер, - они в спячке были. Их что-то разбудило, а ты их накликал своими разговорами об избавлении города от нечисти. Я тебе говорил, не стоит этого делать. Ты не поверил.

- Ты же сам согласился участвовать в этой операции, - возразил я, - что ж не отказался, если это так опасно?

- Думал, весело будет. Думал, вдруг не услышат.

- А ты чего туда сунулся, - спросил я у парня, - если видел, что эта тварь там?

- Я думал, это Бумер, - тихо проговорил он.

- О, да! - раздраженно прошипел я. - Думали они, значит! Очень весело, ничего не скажешь! Да у меня никогда столько неприятностей подряд не было! Сначала нападение аражей, потом невесть откуда объявившиеся нарханы. Хотя я сам виноват, нечего было всяких технарей на дорогах подбирать! Ничего бы этого не случилось! И три золотых не пришлось бы отдавать! Теперь возись с тобой!

- Тебя никто не просит со мной возиться! - огрызнулся этот щенок. - Могу и уйти! Нужен ты мне! Мы, между прочим, тебя не бросили, противоядие тебе искали! И от аражей я тебя спас!

- Да если бы я один был, никаких аражей бы не встретил!

- Вот и иди один! - рявкнул Сэм, останавливаясь. - Отдавай мою долю, и я ухожу!

- Вы чего? - попыталась нас помирить Лерка. - Мы же вместе! Не надо ссориться!

- А никто и не ссорится! - заявил технарь. - Просто теперь наши дороги расходятся. Ты со мной или с ним?

- С тобой, - ответила девчонка, глядя ему в глаза, - но я думаю, что нам не стоит расставаться. Вместе легче до Виссэра добраться.

- Да пусть проваливает! - усмехнулся я. - Посмотрим, как он сквозь границу Белой зоны проходить будет! Без моей-то помощи! И спасибо бы лучше сказал, что я труп нархана сжег, чтобы никто не увидел следы твоего луча. Иначе уже давно страже бы сдали!

- ЧТО?!! - Бумер рванул наружу, когтями разрывая ворот моей новой синей рубашки.

- Зверь придурошный! - заорал я. - Ты чего делаешь? Я эту рубаху только вчера купил, она к моему костюму подходит.

- Дуррраки! - вопил кот, бегая от меня к Сэму. - Что вы наделали! Нельзя наррррханов жечь! Нельзя!

- Почему? - не понял я.

- Нарррханы не любят огонь. Они почуют смеррррть сорррродича в огне.

- Так ведь эту тварь Сэм раньше убил. Я просто ее спалил.

- Не важно, - сказал лингрэ, испуганно вцепившись когтями в и без того драные штаны мальчишки, - нарррханы учуют именно огонь. Смерррть и огонь. А рррешать, что было рррраньше, они не станут. Надо уходить! Срррочно!





Глава 6. Сделать все по-своему.

Умные учатся на своих ошибках, а дуракам закон не писан.



Барбариска


Обед завершился через час по одной простой причине - у пэр-эри Нинары закончилась еда. Закончилась, к сожалению, временно, так как пожилая дама тут же умчалась домой готовить ужин. Видать, она является убежденной приверженкой диеты, известной у нас дома под названием "русская", когда есть надо один раз в день, но абсолютно не выходя из-за стола. Вот интересно, как ее муж и выросший в их доме Эдик умудряются быть стройными и подтянутыми? Магия, поди, какая-нибудь. Вот бы мне так! А то сил оторваться от таких чудесных ватрушек с творогом у меня просто нет. Но вы про меня плохо не думайте - остановиться я таки смогла, тем более что в тарелке все равно ничего больше не осталось.

Умник свалил в свою астральную библиотеку, что "информационным полем планеты" обзывается, решил выяснить, что Тени задумали. А мне приказал быть хорошей девочкой и сидеть на месте, пока он не вернется. А куда ж я денусь, когда тут так интересно - после героической саги, что поведал нам делар Ферр, мастер Хансар принялся рассказывать о Сдвигах.

Оказывается, магически предсказать Сдвиг невозможно, разве что догадаться по поведению животных, но и те могут его учуять только в самый последний момент. Зоны перемещаются согласно границам и купленным билетам не целиком, а в произвольном порядке: на новое место жительства может переселиться хоть большой участок территории, хоть мелкий, причем границы никакого значения не играют, кусок может быть вырван даже из центра зоны. Такое происходит приблизительно каждые полгода. В одно и то же время передвигается несколько разных кусочков-зон, обычно не меньше десяти. В Красных зонах это происходит чаще, в Синей зоне реже, а в Зеленой лишь изредка, но полностью такая возможность исключена только в Белой. Причем, после Сдвига ты можешь оказаться в любом из четырех миров.

- Пэр Хансар, - пожирая мага глазами, спросила я, - а как узнали, что Сдвигов бывает десять?

- Не десять, - покачал головой тот, - а не меньше десяти. Такие данные удалось собрать далеко не сразу. В каждом городе есть представитель организации КС, "Контроль Сдвигов" - маг, отвечающий за сбор и передачу информации в Виссэр. Он и должен определить, перемещалась ли его зона, и если да, то определить, куда именно.

- И как это делается? - уточнила Ли, нетерпеливо подергивающая кончиком хвоста.

- Есть способы, - пожилой мужчина взял со стола возникший из ниоткуда стакан с водой, сделал несколько глотков, смачивая горло, и продолжил: - Самые простые: определить положение по звездам или проверить границы, те же зоны соседствуют с вами или уже другие. Сориентироваться можно относительно Белой зоны, она всегда на месте остается, и на астральном уровне видна достаточно четко, в отличие от остальных. Из общедоступного - опрос очевидцев. К примеру, Лариса и делар Ферр видели собственными глазами, что часть Пост-ив исчезла, и теперь с той стороны будет море. На основании этих фактов уже можно сделать некоторые выводы. Вечером проверю небо, и можно будет уже уверенно сказать, что западнее Янкара появилась новая зона.

- А почему вы думаете, - усмехнулся Верран, - что это море к нам скакнуло, а не мы к морю?

- Если нашим друзьям удалось телепортироваться сюда, значит, Янкар и часть Пост-ив по-прежнему находятся рядом, кроме того, заклинания поиска, отправленные мной, показали, что с остальных трех сторон ближайшее окружение нашего города тоже не изменилось. Получается, - улыбнувшись, сказал мастер Хансар, передразнивая Веррунчика, - что это море "скакнуло сюда". Разумеется, это далеко не полные данные.

- Но ведь определить местоположение по звездам, - задумчиво протянула я, - получится только в своем мире, да и то, это в состоянии сделать лишь те, кто в этом разбирается. С тем же успехом из-за Сдвига можно оказаться и в любом из трех других миров. И тогда этот способ не сработает.

- Почему? - ответил маг. - Во-первых, эти наблюдения покажут, что над тобой незнакомое небо, значит, твоя зона сдвинулась. Во-вторых, кто тебе мешает изучить звездные карты остальных миров? Такие данные в КС есть.

- А Белая зона есть в каждом из миров? - спросила Майра, удобно устроившаяся на коленях у своего мужа.

Быстро ж она Дэнавиарчика забыла. Или действует по принципу, если гоняться за журавлями, то и синицу можно проворонить?

- Да, в каждом мире, - кивнул Эдигоран. - КС предполагает, что Белыми являются те зоны, что встали на свои собственные места, туда, где и располагались до Катастрофы.

- Зато, - засмеялась красавица-дроу, - теперь из-за Сдвигов можно в другие миры попасть.

- Можно, - улыбнулся ей пожилой маг, - только если ты Страж и пользуешься Блуждающей. Ну, или дождаться, когда твою зону случайно в чужой мир занесет, на Варто, например.

- Нет, - хихикнула девушка, - уж лучше в Эрл'ларию. Всегда хотела туда попасть. Там наша родина.


Беседа, конечно, очень увлекательная, и я бы с удовольствием дослушала все до конца, но за окном уже начало темнеть. И скоро эта таинственная встреча. Умника же до сих пор нет.

Вот где он шляется? Уже идти пора. А собственно чего я жду? Кто он вообще такой! Раскомандовался тут. Туда ходи, сюда смотри, это бери, то не трогай! Начальство, блин, самозваное! И про Теней что-то темнит, гад! Решено: пойду на встречу и все про Контракт узнаю!

Сославшись на усталость, я поднялась в свою комнату, прихватив Зара, который и в самом деле утомился. Я уложила ребенка в кровать, дождалась, когда он уснет, и тихонько выбралась из дома.

В этот вечер Сестры танцевать явно не собирались - на улице хоть глаз выколи. Похоже, в той части города, где находился этот самый мост Рыжей Бристы, маги, ответственные за электрификацию Янкара, вообще никогда не заглядывали. Да и сам райончик уж очень на бандитский смахивает.

Блин горелый, и какого аража я сюда одна поперлась?! Но не идти же теперь назад. Что я, совсем трусиха, что ли? Вперед, так вперед!




Ильсан Вест


До границы Красной зоны оставалось идти не более получаса, как ведущая отряд Кэри неожиданно свернула вправо и углубилась в самую чащу. Мы перешли вброд глубокий быстрый ручей - Ланка, наотрез отказавшаяся мочить лапы, перебиралась на ту сторону на руках брата - и вскоре оказались перед настоящим лабиринтом из поваленных деревьев. Я живо представил, как вымахавшие сверх всякой меры шаффты дерутся за желанную добычу, размахивая вырванными с корнем столетними дубами, и невольно содрогнулся: надеюсь, худенькими полуэльфами эти зеленые людоеды побрезгуют.

Пэри Хорн легко ориентировалась в этом древесном хаосе. Вот и пришлось ползти вслед за ней под корягами, перелезать через валяющиеся на дороге стволы. Минут через пятнадцать мы вышли к "схрону", как обозвала его девчонка. Оглядевшись вокруг, никаких убежищ я не заметил: лес как лес, хоть и густой, но особо не спрячешься. Мои друзья тоже удивленно оглядывались, лишь мурат и примкнувшая к нему кошка, нетерпеливо подергивающая хвостом, уселись около совершенно обычного пня. Кэри, хихикнув, шагнула к ним и подняла хорошо замаскированный люк, под которым скрывалась небольшая землянка с несколькими лежаками, покрытыми еловыми лапами. Под потолком, освещая нору, зажегся магический шар-светильник, очень старый, но тем не менее работающий.

Накрыв колючие ветки своим одеялом, я с огромным удовольствием растянулся на лежанке - хм, а ничуть не хуже, чем в эльфийском замке!

Вампир и звери тоже улеглись спать, Сейфи собирался на дежурство, а Кэри, по ее собственным словам, "гонять гномов".

Что-то мне уже жаль коротышек становится: если они всю ночь будут ловить девчонку, то к утру совсем озвереют.

- А так даже лучше! - рассмеялась "добыча". - Уставший и измотанный противник хуже соображает и как миленький пойдет в расставленную ловушку. Или откажется от своей цели и уберется обратно. Нам и тот, и другой вариант подойдут.

- Так ты ведь и сама устанешь, - возразил я. - И как ты дальше пойдешь?

- Всяких малолеток, - фыркнула она, - это волновать не должно. А ежели я устану, то у меня в запасе есть чудесный пушистый кошачий транспорт, - и прежде чем "транспорт" сообразил, в чем дело, девушка чмокнула его в макушку и скрылась среди деревьев.

Сейфи потом еще долго злился, обещая поймать наглую заразу и... А вот тут версии разнились, причем, в некоторых местах оборотень замолкал, мечтательно закрывая глаза.




Сэм Винфорд


Знаете, а иногда быть раненым очень даже приятно. Вот как сейчас, к примеру: боли нет (ведь зелье еще действует), зато красивые девушки за тобой ухаживают, по головке гладят, целуют, с ложечки накормить пытаются. И пусть девушка всего одна. Зато какая!

Я откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза и поглаживая мурлыкающего Бумера, который свернулся уютным клубком на моих коленях. Лерка носилась по комнате, торопливо уталкивая вещи в наши походные мешки. Айверин заявил, что нам необходимо срочно покинуть не только гостеприимный "Добрый араж", но и сам город, и тут же умотал по каким-то важным делам.

После того, что произошло в переулке, я бы с ним и на одном поле сра... свои дела делать не сел, не то что куда-то ехать. Но Лера непререкаемым тоном заявила, что мы должны оставаться все вместе, иначе... со мной она больше не разговаривает, а ехидно ухмыляющегося Ая сдаст его братцу, которого наш хитрец в карты обжулил.

Представляете, Кривой Грас, оказывается, братишка нашего афериста. Хороша семейка - бандит на бандите!

Хотя... может, Айверин не так уж и не прав, утверждая, что я действительно приношу несчастья.

Странный он, этот Шей'тар. Сначала орет почем зря, а когда я собрался втихаря смыться, не отпустил. Даже заявил, покраснев, чтобы я тут аражей за хвосты не дергал, выбросил все глупости из головы, и он вовсе не хотел меня обидеть, но все равно я сам виноват, и ибо дурак. Короче, это он типа извиняется. Так и захотелось этому пройдохе в рожу дать. Намереваясь высказать все, что я думаю о таких наглых эгоистах, я посмотрел ему в глаза и ударить уже не смог - понял, что бы Шей'тар там ни говорил и ни делал, нас он точно не бросит. Вот поэтому мы сейчас сидим и ждем нашего... друга, наверное.


Дверь отворилась, и в комнату вплыла потрясающая красавица, я таких еще не видел: роскошные светлые кудри, стройная фигурка, большая аппетитная грудь, яркие синие глазищи. Девушка подошла ко мне, наклонилась, демонстрируя шикарный бюст в откровенном декольте, сложила губки бантиком и, чмокая меня в щеку, нежно прошептала:

- Здравствуй, сестренка! Соскучилась по мне?

- Здравствуй, - машинально ответил я, не в силах отвести взгляд от двух главных достоинств "сестренки".

Сестренки?! Не понял. Что она там сказала? Я ошалело уставился на девицу, посреди комнаты застыла не менее удивленная Лерка, лишь Бумер хохотал, спрыгнув с моих коленей и катаясь по полу.

- Не стой столбом, братишка, - приказала незнакомка Лерке, - вот там мешок за дверью с вашей одеждой, одевайтесь и уходим.

Хайта внимательно вгляделась в красотку, покачала головой и, усмехнувшись, ушла за сумкой. А я все смотрел и смотрел на...

- Не переживай, малышка, - хихикнув, обратилась ко мне дама, - скоро и у тебя такие вырастут, причем гораздо раньше, чем ты думаешь, дорогая Сэммина, - и ее звонкий смех колокольчиком разлетелся по комнате.

Девица обошла меня по кругу, внимательно рассматривая.

- Чего уставилась? - буркнул я. - На мне узоров нет!

- Н-да, тяжелый случай, - протянула она мужским голосом и отвесила мне неслабую такую оплеуху. - Вот уж не думал, что на тебя так эти духи подействуют.

- Ты что творишь, - закричала хайта, бросаясь на девушку, - он же ранен! Не трожь его!

- Да кто твоего дружка трогает-то? - возмутилась та. - Это чисто в лечебных целях, чтобы в себя пришел. На вот, - она достала из своей дамской сумочки маленький сухой листик какого-то растения, растерла пальцами и сунула мне под нос.

- Фу! - отодвинулся я, пытаясь отдышаться и смахнуть выступившие на глазах слезы. - Убери эту мерзость! - поднял голову и вновь глянул на красавицу. - Айверин, это ты, что ли?!

- А кто еще станет с такими глупыми мальчишками возиться? - криво улыбнулся он, присаживаясь на подлокотник кресла.

Я протянул руки и погладил выглядывающий из декольте бюст - ничего себе, на ощупь как настоящий.

- Нравится? Сейчас тебе такой же сделаем! Лерка, не стой, переодевайся быстрее.

- Зачем? - спросила девчонка. - Вряд ли нарханы смотрят на внешний вид, наверняка по запаху или еще как-то ориентируются.

- Нарханы - да, - ответил Ай, - но кроме нарханов нас еще и гномы ищут. Или вы забыли?

- Так Лерка же их увела, - удивленно сказал я.

- А кто помешает им притащиться сюда другой дорогой? Мне сообщили, что час назад отряд коротышек вошел в город и ищет нас. Так что мы теперь дружная семья Ман-Лихо: две сестрички и младший братик, едем в Серси, по моему новому месту работы, швеей.

- Кем? - расхохотался я. - С такими-то... только швеей и работать.

- Как скажешь, сестричка! - прыснул пройдоха. - Тогда... Профессия новой личной горничной графа тебя устроит?

- Вполне. Только зачем мне надевать это платье? - уточнил я, рассматривая розово-кружавчатый ужас. - У меня же ил'яхзи есть, нацеплю иллюзию, и порядок!

- А какой у него уровень?

- Первый.

- А если у гномов третьего уровня?

- Ил'сибо? - удивленно воскликнул я. - Не может быть! Гномы и наши приборы?! Бородатые принципиально ими не пользуются.

- Или принципиально об этом врут! - передразнил меня Ай. - Не тратим время, родственнички, граф нас уже заждался!


Через час стражники на восточных воротах поняли, что их сегодняшнее дежурство прошло не зря. Через их пост в Норояр направлялась весьма колоритная семейка: красавица с большой грудью, ее сестра, вполне симпатичная, с менее выдающимися формами (еле отбившаяся в таверне "Добрый араж" от такого же, как у "Эвелины", украшения) и скромный незрячий мальчишка в черных очках.

Доблестные служители порядка выслушали душещипательную историю о погибших родителях, новой работе и добром графе, о его графинчике... тьфу, сыночке, который влюбился в юную Сэммину (убью этого гада Айверина потом!). Откровенно ржущие стражники немного потискали отбивающуюся для виду красавицу Эвелину ("Только за грудь, я женщина порядочная!"), пообещали никому о красотке и ее семье не рассказывать и, главное, никому не сообщать, что они поехали в Норояр.




Барбариска


И какой черт меня дернул сюда притащиться? В такие трущобы я и дома никогда не забиралась. А если и болталась по улицам, то неподалеку незримо обреталась приставленная папулей охрана, так что страшно мне не было. Тогда. А вот сейчас...

Сейчас даже не удерешь - путь назад перекрыт тремя типами бандитской наружности, и на мосту еще двое тусуются. А бугай с длинными сальными патлами, смачно сплюнув сквозь зубы, указал мне на стоящий в конце грязного узкого переулка двухэтажный дом.

Вот это вляпалась! Араж драный! Ну что стоило подождать немного или Веррана с собой взять? Мамааааа! Что же делать?

Так, спокойно! Барбариски не сдаются! Ну ведь правда ж не сдаются...

Грубый толчок в спину заставил меня буквально пролететь последние метры и открыть дубовую дверь... собственным лбом. К моему счастью, она оказалась не заперта.

В большой комнате, освещенной множеством свечей ("Только б не секта!" - мелькнула неуместная в этой ситуации мысль), было довольно чисто: и мебель не сломана, и пахнет не в пример лучше, чем на улице, и тип, что сидит в кресле с высокой спинкой, смотрится гораздо солиднее своих подручных. Черные волосы незнакомца, в отличие от его помощников чистые, аккуратно расчесаны и собраны сзади в хвост. Одет он в хороший, хоть и не новый костюм. Тонкая рука поигрывает небольшой металлической трубочкой, с нашу авторучку размером, заставляя ее на большой скорости мелькать среди пальцев.

Это что, ко мне сам босс вышел?! Только вот на Теней ни он, ни тем более его подручные совсем не похожи. Те вроде как Высшее общество, все из себя такие надменные. А тут обычные бандиты, причем самого низкого пошиба, разве что главарь чуток поприличнее.

Кроме него в комнате еще четверо: двое, что меня держат, и двое, развалившихся на диванчике справа у окна. Их показная расслабленность не вязалась с настороженным цепким взглядом. Думают, что я сбегу? Правильно думают!

Я рванула к окну, поднырнув под руку одного из охранников, но уйти мне не дали: один из бандитов вскочил с дивана и мгновенно заступил мне путь, с наслаждением ударив меня по лицу, а когда я упала, пнул в живот. Дыхание перехватило, я даже кричать не могла.

- Ну, зачем же так грубо с дамой, Стипар, - с усмешкой заявил чуть хрипловатый мужской голос. По лестнице со второго этажа спускался богато (по-моему, даже чересчур богато!) одетый молодой человек.

Меня рывком усадили на деревянный стул, заломили руки за спину, с разбитых губ сорвался тихий стон - я из последних сил сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

"Босс" подорвался с кресла и, поминутно кланяясь надменно ухмыляющемуся красавчику, попятился к двери в соседнюю комнату.

- Стой, Курт, - приказал тот, усаживаясь в кресло и закидывая ногу на ногу, - не уходи, ты мне еще пригодишься.

- Конечно, пэр Ювер, конечно, - залебезил бандит, - я ж только за вином побежал, чтоб, значится, Вам принести.

- Вино потом, сначала дело, - вновь пришедший сделал знак моим конвоирам, и руки мне таки отпустили.

Пэр Ювер искривил губы, якобы презрительно, но на деле довольно наиграно и потому жалко, пригладил короткие светлые волосы, смахнул несуществующую пылинку с камзола, демонстрируя массивные кольца на пальцах, уничижительно взглянул на меня, привычно отыгрывая свою роль. Нет, Тени тут точно ни при чем! До того же ал'Ферьона ему как пешком до Луны.

- Ну что, милочка, ты уже поняла, зачем мы тебя пригласили?

- Нет, - искренне ответила я.

- Нет? - фыркнул босс, приподняв бровь. - А я думал, что ты умнее, такое дело организовала: авторские права, проценты, адвокаты. Молодец! Только не стоило нам дорожку перебегать.

- Ой, так это вот в чем дело, - чуть ли не с облегчением вырвалось у меня. - Я даже не подумала, что кто-то уже этим занимается.

- А вот это зря, дорогуша, ой как зря. Думать, оно, знаешь ли, полезно для здоровья, - парень почти ласково улыбнулся, постукивая пальцами левой руки по сжатой в кулак правой. - Вот ты бы раньше подумала, глядишь, и сегодня здоровой бы осталась.

- Что вы хотите? - прошептала я, вжавшись в стул. - А если я откажусь от этого договора, вы меня отпустите?

- Поздно, милочка, поздно, - отозвался пэр Ювер, - ты создала нам проблемы, а я этого не люблю. Твоя ушлая киска успела зарегистрировать договоры у градоправителя, и теперь торговцы отказываются с нами делиться, заявляют, что теперь они действуют по закону, и чтоб мы сами с магом все дела утрясали. Чем мы сейчас и занимаемся.

Я замерла, вцепившись в сиденье, в горле стоял противный ком, который приходилось постоянно сглатывать.

- Мы собирались тебя и твою блохастую кошку просто убить, - в маленьких хитрых глазках сверкнуло торжество, - но на тебя поступил очень интересный заказ. Ты не знаешь случайно, зачем это ты так коротышкам понадобилась, что они за тебя золотом заплатили, да еще антимагические артефакты дали?

Я испуганно замотала головой.

- Нет, я ничего не знаю. Пожалуйста, отпустите меня! - я бросила отчаянный взгляд на окно.

- Даже и не мечтай сбежать. Да и твой дружок-маг тебя не спасет, - желчно рассмеялся босс. - Я же сказал, артефакты, - он ткнул пальцем в развешанные на одном уровне по всем стенам белые узорчатые пластины, - древние, даже этому выскочке Эдигорану не по зубам.

- Пэр Ювер, - один из конвоиров, сплюнув сквозь зубы, положил свою грязную лапищу мне на грудь, больно стиснув ее, - так бородатые, того-этого, ее живой просили, а про то, чтобы целой, ни слова не было. Может, мы, того-этого, развлечемся.

- Точно, - отозвался рыжий тип с дивана, - симпатичная девка, люблю полненьких.

Босс окинул меня циничным взглядом. Я, чтобы не закричать в голос, уже искусала себе все губы, а вот слезы остановить не удалось. Еще немного, и я кинусь этому типу в ноги, умоляя о пощаде. Трусиха я, оказывается...

- Гномы скоро будут здесь, - начал главарь, но Курт его перебил, все также поигрывая своей железячкой.

- Так мы успеем, пэр Ювер, - ухмыльнулся он, - все успеем. Вы, разумеется, первый. Я Вам сейчас все подготовлю, - и умчался в соседнюю комнату.

- А почему бы и нет, - протянул парень, сально уставившись на меня.

Мне уже от одного этого взгляда стало мерзко, противно и жутко, но оставшиеся крохи собственного достоинства заставляли держаться. В конце концов, отец учил меня приемам самообороны, пусть я и сбегала с половины занятий, но что-то же должна была запомнить. Надеюсь, мне хватит силы духа бороться до последнего. Только упрямая логика твердила, что мне не справиться со всеми. И я так же упрямо кусала губы, чтобы остановить подступающую все ближе истерику.

Ну зачем, зачем я сюда поперлась? Вообразила себя невесть кем! А на деле... А на деле я именно сейчас очень четко и ясно поняла, насколько я беспомощна и бесполезна. Если бы не мои друзья, я бы уже давно погибла. У-у-у-у! Да какая из меня спасительница мира! Даже умных советов не могу послушаться! Толку от меня никакого, только спасать меня все время приходится. И Аю, и Сэму, и Хэлу, и даже Зару. Заруууу! Зару... Зару!

Черт, он же там один остался! И ребят надо найти, я же обещала им помочь! И вообще, что я - совсем размазня, что ли?! Зубы у меня еще никто не отнимал пока что! И ноги свободны! Получи, фашист, гранату! Будешь знать, как Барбарисок лапать! Не переживай, детки таким гадам как ты не нужны! На и тебе!

Довольная своей маленькой победой над не ожидающими нападения бандитами, я забыла про остальных членов шайки. Сильный удар сбил меня с ног и отшвырнул к стене. Больно-то как... Наблюдая за приближающимися под звонкий хохот командира рыжим типом и одним из охранников с перекошенной злобой и старым шрамом рожей, умудрившимся встать с пола и разогнуться, я поняла, что надеяться осталось только на чудо.

Надежда, она, знаете ли, умирает последней. Нет бы хоть раз первой умереть, раньше меня - глядишь, и мне удалось бы смыться!

Из последних сил я встала, держась за стену.

- Ну что, тварь, бежать некуда? - прошипел мужик со шрамом. - Сейчас ты за все ответишь!

Он, злорадно ухмыляясь, нарочито медленно отвел назад руку, собираясь меня ударить, но тут его сшибла с ног какая-то стремительная черная тень.


Время словно замедлило свой ход, позволяя в мельчайших деталях рассмотреть испуганное лицо бандита и замершее над ним взбешенное существо. Глаза с алыми бликами ярости прожигают врага насквозь. Невысокое (бандиту по пояс) поджарое тело покрыто мелкими черно-синими чешуйками, с острыми короткими шипами на плечах, руках и спине вдоль позвоночника. Рука-лапа взлетает и резко опускается, разрывая горло бандита длинными серебристыми когтями. Насыщенно-красные капли разлетаются в разные стороны, частично оседая на моем лице.

Н-да, а маникюрчик-то у монстра неплохой - Фредди Крюгер обзавидуется!

Рыжий тип, завизжав, хватает меня и отгораживается от твари, а специфический запах, исходящий от этого храброго воина, вызывает у меня нервный смешок, и на ум приходят знаменитые строки "Тебя бы так пронесло!".

Мама дорогая, меня ж сейчас харчить будут, а мне всякая чушь в голову лезет.

Существо поворачивается к нам, изображает милую улыбочку во все тридцать два (или сколько их там) белоснежных клыка. Ан нет, не пронесло бандюгана: монстр вытаскивает этот Чрезвычайно Мужественный Объект из-за моей спины, отрывает ему голову и прицельно запускает ее в окно.

Мамочки мои, да у меня теперь не то что руки в крови, да я вся целиком в ней.

Тварь, не мигая, смотрит на меня, и на алой радужке ее глаз появляются серебристые звездочки. Странно, но мне уже совсем не страшно, наоборот, спокойнее как-то. Не тронув меня, существо резко разворачивается и одним прыжком оказывается рядом с боссом, пытающимся удрать через дверь.

И тут силы оставляют меня, причем все разом. Пытаясь удержаться на ногах, я шарю рукой по стене, хватаюсь за какую-то обжигающую холодом штуковину и падаю на пол. Сверху приземляется, больно бьет в плечо и откатывается в сторону одна из пластин аражева артефакта.

Время вновь набирает свой ход. Только я уже не в состоянии следить за происходящим - все, что мне удается сделать, это беспомощно закрыть глаза.


~ Нет, ну что это такое, - заявил вредный, но такой родной голос, - стоит мне уйти на несколько минут, как она тут же куда-нибудь вступит, не в ..., так в партию! Правду говорят, умные учатся на своих ошибках, а дуракам закон не писан.

~ Ууумничек! - расплакалась я, испытывая огромное облегчение. - Я тебя не послуууушалась! Прости, я дууумала, что уууузнаю все про Контраааакт. А тут... Так страааашно было!

~ Успокойся, - тихо и тепло отозвался он. - Все уже кончилось. Наши победили. Все хорошо.

Я еще не успела удивиться такому непривычно ласковому тону, как он закончил:

~ Не переживай, ты еще не самая большая дура! Есть и совсем неизлечимые случаи. А здесь еще все поправимо. Хотя если бы фраккат из-за тебя погиб, было бы жаль.

- Кто погиб? - вслух воскликнула я.

~ Фраккат твой, Зар.

- Ты хочешь сказать, что ЭТО - Зар?! - обалдела я, посмотрев на когтисто-шипастого монстра, бессильно лежащего в другом конце комнаты.

~ А кто же еще? - фыркнул насмешник. - Ты что, не чувствуешь, как он твою силу тянет? О! Я понял! Так ты, оказывается, почетный энергетический донор всея... Мэйдес и подкармливаешь всех подряд?

- Зар превращается в ЭТО?! - я изумленно хлопала глазами, не решаясь поверить. - Нет, не может быть. Это существо больше, оно мне почти до плеча!

~ Ну-ну, - усмехнулся Умник. - А что тебе сейчас хочется сделать больше всего? Так иди... ладно, ползи и сделай! - и добавил грустным шепотом. - Не заставляй своего меле ждать.




Ильсан Вест


Сон никак не шел. Сбежал из дома, называется. Теперь вот постоянно от кого-то бегаю, прячусь. Все вокруг что-то про меня знают и молчат, как мышь перед лингрэ. Но зато здесь я хоть кому-то нужен. Вот и Сейфи обо мне заботится, и Лурсик, теперь еще Кэри. Может, у них и есть на это какие-то свои причины, только с этими ребятами все равно хорошо, тепло, как дома. В смысле, как должно быть в нормальном доме. В нашей семейке на меня ведь никто, кроме сестренки, и внимания не обращал, вспоминая обо мне только, если возникало желание зло на ком-то сорвать.

Как она там сейчас без меня, Динирка - сестричка моя маленькая? И как мама могла так со мной поступить? Даже если она ненавидит моего отца, разве я виноват? А она... Теперь вот Ограничитель этот всю жизнь таскать. Убить-то я ее все равно не смогу. Правда, Князь говорил, что он сам разберется с Источником. Вот что это значит? Надеюсь, эльфы маму не тронут.

О! Это пушистик удачно с дежурства вернулся - буду пытать, пока не сознается.

- Ладно, ладно, скажу, - вздохнул уставший парень, - только отвяжись. Ничего с твоей матерью не случится, Суар ее не тронет и другим не позволит, в память о своем брате.

- О ком?

- О твоем отце, Новиэрсавэле Авилэр, младшем брате Суара.

- Я - племянник Князя! - потрясенно вскричал я.

- Тихо ты, эльфеныш! - зашипел оборотень. - Всех перебудишь!

- Почему ты мне это раньше не сказал? - с обидой начал я.- И Князь не сказал, и никто... Это, получается, Имар - мой двоюродный брат?

- Брат-брат, успокойся, - фыркнул Сейфиттин. - Потому и не сказали, чтобы ты не психовал и себя не выдал. Если бы Лорды узнали, кто ты на самом деле, то уже давно бы тебя убрали. Им лишние наследники ни к чему.

- Так я же полукровка, разве я могу наследовать Князю?

- Если все другие наследники разом исчезнут, то тогда да, можешь. Но сам понимаешь, чистокровные, кичащиеся этим Лорды такого никогда не допустят. Проще от тебя избавиться. Тем более когда такой отличный повод с тура-найлис.

- Но ты-то мог мне сказать! Друг, называется!

- Да я сам не знал! - рявкнул кот. - Мало ли сколько по миру полукровок болтается. Это уже в замке, когда Суар тебя увидел, родную кровь узнал. И про мать твою рассказал, и как Виэр ее любил, тайком к ней сбегал. Только однажды он не вернулся, погиб во время телепортации. Князь до сих пор не знает точно, что тогда случилось, хотя и подозревает кое-кого. А вот про то, что Тасса беременна от Виэра, Суар не подозревал, иначе никогда бы не бросил ее одну. Но все сложилось так, как сложилось, сейчас уже ничего не исправишь. Ильсан, поверь, Князь тебе не враг, ты зря сбежал из замка. Он бы точно придумал, как тебе помочь.

- Но все сложилось так, как сложилось, - передразнил я, украдкой смахивая слезу, - сейчас уже ничего не исправишь!

- Все будет хорошо! - хлопнул меня по плечу мой лучший друг. - Прорвемся!

Тут люк приоткрылся и в схрон забралась веселая и весьма довольная собой Кэрлин:

- Все, теперь коротышки до утра не уснут! - хихикнула она. - Может, и назад повернут. Я ж все-таки не монстр, чтобы кого-то к Кротам заманивать. А не повернут, сами виноваты! Так, а чего это мы не спим? Ильсан, ты что: ревешь, что ли? - девушка подсела поближе, обнимая меня за плечи. - Тебя эта собака злобная обидела?

- Собака?!

- Ну, кот драный, какая разница! Скажи-ка, малыш, тете Кэри, что случилось, - она чмокнула меня в макушку.

Оборотень на этот раз пропустил ее подколку мимо ушей, лишь на губах мелькнула ехидная улыбочка - наверняка какую-то ответную пакость задумал. Чего это они друг к другу цепляются? И почему только вдвоем развлекаются? Я тоже хочу!

Посмотрев девушке в глаза, я улыбнулся и заявил:

- Поцелуешь, скажу!

- Да без проблем, - фыркнула та, целуя меня в щеку, - говори!

- Э нет, Сейфи поцелуешь, скажу!

- Что?! - слаженный вопль на два голоса.

Их счастье, что Талл и Лурсик дежурить ушли, а то б за такую побудку... в общем, мало бы не показалось! А Ланку и араж не разбудит!

- Чего это я должна с ним целоваться? - уже спокойнее уточнила Кэрлин.

- А я не против! - вдруг сообщил оборотень, по-хозяйски укладывая свою руку девице на талию.

- Эй-эй-эй! - возмутилась она (руку так и не стряхнув!). - Я еще согласия не давала. Тогда так, - фыркнула пэри Хорн, - если я соглашаюсь, ты мне рассказываешь, чего ревел, что это у тебя за браслетик и почему ты так доверяешь этому драному коту!




Глава 7. Главное, чтобы костюмчик сидел.

Маскировка, маскировка и еще раз маскировка...



Барбариска


Что мне хочется сейчас больше всего? Обнять Зара или хотя бы рукой коснуться... И не важно, как он выглядит. Хочется так, что больше ни о чем и не думается.

Я должна быть рядом с ним, должна помочь, потому что это нужно, потому что это правильно, потому что это обязанность и право меле.

Кто такие меле? Я не знаю, но чувствую - это что-то хорошее, доброе, родное.


Сил, чтобы встать, не было, но и оставаться на месте я не могла. Когда ползешь, скорость хоть и маленькая, но до цели добраться можно... рано или поздно. Всяко лучше, чем бездействие.

Зар лежал на боку лицом ко мне. Похоже, малыш без сознания: глаза закрыты, на свое имя не откликается. Периодически его скручивал сильный спазм, заставляя худенькое тельце выгибаться дугой. Но больше всего пугала глубокая тишина, нарушаемая неприятным скрежетом, с которым когти сведенных судорогой рук чертили на деревянном полу замысловатый узор.

- Держись, мой хороший, - как молитву шептала я, - держись, я сейчас!

А ведь он действительно вырос. Не знаю, как должны выглядеть фраккаты, но если судить по росту, то мальчику сейчас примерно лет десять. Ничего себе! За час на восемь лет! И вовсе он не страшный. Симпатичный даже. Ото лба и висков назад тянулось множество жестких гребней, похожих на застывшие дреды. На затылке они сливались в прочную черную косу-гребень, спускающуюся вдоль позвоночника и ощетинившуюся острыми шипами.

Я решительно протянула руку и осторожно погладила мальчика по голове, взяла за руку - шипы и когти тотчас втянулись - легла рядом, обнимая со спины и прижимаясь к теплым, немного колючим чешуйкам.

Так надо, так правильно - я в этом уверена!

Мальчик застонал, крепко сжал мою ладонь и открыл глаза.

- Тебе так легче взять мою энергию? - спросила я.

- Да, - прошелестел он. - Ты уверена, что готова поделиться?

- Ты мне тут всякие глупости не говори! Бери сколько надо!

В груди разлилось привычное жжение, и сила хлынула из меня мощным потоком - сразу же закружилась голова, накатила сильная слабость (хотя куда уж больше), в висках застучало.

- Извини, меле, - услышала я, уплывая в беспамятство.


На этот раз перед моим взором предстала небольшая шикарная комната. Затянутые желтыми драпировками стены, большое окно, выходящее в яблоневый сад, золотистые полупрозрачные занавеси с искусной вышивкой по краю. Выдержанная в одном стиле мебель: небольшой мягкий диван, два уютных кресла, шкаф в углу, трюмо, на котором в художественном беспорядке разбросаны украшения (видимо, в стоящей здесь же шкатулочке им тесновато), большое напольное зеркало в резной серебряной раме. В центре столик, накрытый кружевной скатертью, на нем два высоких бокала с рубиновой жидкостью и блюдо с пирожными.

А вот и хозяйки всей этой прелести - две высокие юные красавицы в дорогих нарядах. В отличие от серых комбинезонов, что были на этих особах в прошлый раз, нынешние одеяния им очень идут, лишний раз подчеркивая стройность их владелиц.

Девушки поприветствовали друг друга лицемерными ничего не значащими поцелуями и уселись в кресла, взяв бокалы и хищно улыбнувшись друг другу.

- К чему все эти погони, охоты, куча загонщиков, - заявила одна из них, делая пару маленьких глоточков, - когда все можно сделать гораздо проще. И вот он, результат.

- И как тебе это удалось, милочка? - спросила вторая, наивно хлопая ресницами и накручивая на пальчик длинный льняной локон.

- Немного удачи, немного снотворного, знакомый повар в ресторанчике - и Кукла у меня, - надменно выдала первая дама в длинном золотистом приталенном платье.

- Ты такая умная, Луитти, - льстиво протянула красавица в зеленом охотничьем костюме.

- Так и ты не дурочка, Тигара, - усмехнулась Луитти, тряхнув роскошной светлой гривой, свободно падающей на плечи. - Мы могли бы стать хорошей командой, если бы научились доверять друг другу.

- А я тебе доверяю, милочка, - улыбнулась одними губами Тигара.

- Конечно, дорогая, - кивнула ее заклятая подруга, - и именно поэтому ты никогда не поворачиваешься ко мне спиной.

- Ты тоже, милочка, ты тоже, - криво усмехнувшись, заявила леди в зеленом, прекращая изображать наивную дурочку. - Но пока нам лучше держаться вместе, чтобы избавиться от конкурентов. Ну а в поиске Планшетов, уж извини, каждый сам за себя.

- И что, - приподняла ровно очерченную бровь дева в золотом, - ты уже нашла?

- Не думаешь ли ты, Лу, что я сейчас все тебе расскажу? - зазвенели хрустальные колокольчики смеха Тигары.

- Можешь не говорить, - фыркнула та, - я и так знаю: ты уже дождалась всходов.

- Скажем так, росток проклюнулся, и ждать осталось не так долго. Если бы ал'Ферьон не подсуетился и не перехватил у ал'Кэстара управление гномами, результаты были бы еще раньше. Но ничего - я ждать умею.

- Я тоже, Ти, я тоже, - склонила голову набок Лу, внимательно рассматривая соперницу.

- Что ты собираешься делать с Куклой?

- Ничего особенного, - на губах ее собеседницы зазмеилась едкая ухмылка, - оставлю Чаиру маленький подарочек и верну на место.

Она подошла к зеркалу, полюбовалась на свою идеальную фигуру, поправила и без того отлично сидящий наряд.

- Что ты думаешь, дорогая, про эту историю с фраккатом?

- Отлично придумано, - Ти тряхнула тяжелой длинной косой, перебрасывая ее через плечо.

- Отлично? - воскликнула Луитти, широко распахнув и без того огромные глазищи. - Но ведь это против правил. Фраккатов нельзя использовать в Игре! Куда только Координатор смотрит?!

- Так фраккат и не участвует в Игре.

- Как это? Он все время вмешивается. Помогает этой, как ее...

- Вот это как раз не запрещено. Ал'Ферьон управляет эльфами, ал'Кэстар командовал гномами. Почему бы не использовать фраккатов? - пожала плечами красотка в зеленом.

- А разве это возможно? - удивилась ее приятельница. - Ведь фраккатов нельзя заставить что-либо сделать против их воли.

- Что тут непонятно, милочка? Все просто - фраккат делает это добровольно, по собственной инициативе. Меня больше интересует, почему он это делает. Я просто уверена, что здесь какая-то хитрая интрига. И вообще... очнись, дура!

~ ОЧНИСЬ, ДУРА! - яростно рявкнула Тигара голосом Умника.




Ильсан Авилэр


- Ладно, договорились, - протянула Кэри, - я целую эту собаку наглую, а ты мне все-все-все рассказываешь!

- Если ты хочешь целоваться с собаками, - едко заявил Сейфи, - то милости прошу к Лурсику. Думаю, он не откажется. А я кот!!

- Драный! - в тон ему закончила девчонка. - Ай! Чего ты щиплешься?!

Кэрлин потерла пострадавшее место, вздохнула и, скривив горестную мордашку, чмокнула оборотня в щеку.

- Вот! - гордо заявила она. - Я его поцеловала! Рассказывай!

- Э нет! - возмутился Сейфиттин, притягивая девушку к себе и крепко целуя.

- О! - выдохнула та, ненадолго отрываясь от его губ. - Так! Мелкий, отвернись! - велела она, возвращаясь к прерванному занятию.

Подождав минуту, две, пять, изучив все трещинки на деревянных стенках нашей норки, я спросил:

- Ну, уже можно?

- Нет! - рявкнули в ответ два недовольных голоса.

Время тянулось, поцелуй все не заканчивался. От нечего делать я стал представлять и считать бегающих сквозь границу зон гномиков. Один. Второй. Третий... Двадцать шестой. Двадцать седьмой... Тридцать второй... Эй, бородач, куда поперся? Давай за остальными! Сорок пятый... Не спать!.. Семьдесят второй... Эй, куда, котяра лохматая! Дальше только после свадьбы!.. Семьдесят третий. Странные какие-то гномы: кошек с собой зачем-то таскают. И при чем тут свадьба?.. Семьдесят четвертый...


- Мелкий, подъем! - раздался над ухом голос Кэри. - Вставай! А то завтрак без тебя съедят! Там этих голодных собак знаешь сколько!

- Собак? - спросонья переспросил я.

- Ну да, собак, кошек, упырей! - задорно рассмеялась она. - Только эльфенышей не хватает! Пошли.

- А тебе про Ограничитель рассказывать уже не надо? - я приподнялся и сел, потирая глаза.

- Так мне Сейфи вчера все про тебя уже рассказал. Да и про себя тоже. Какой это, оказывается, приятный способ допроса! - девушка сладко потянулась. - И чего я им раньше не пользовалась?

- ЭТО? - с усмешкой спросил я.

- Фу, какой! - Кэри отвесила мне шутливый подзатыльник. - Я девушка порядочная! Только поцелуи! А ЭТО после свадьбы! Вставай скорей, нам надо успеть проскочить границу и добраться до укрытия, пока Кроты на Охоту не вышли.

- Что за Охота?

- Пошли завтракать, расскажу, - улыбнулась она, взбираясь по лесенке вверх.

Вокруг салфетки, призванной изображать роскошный стол, собрался почти весь наш отряд, кроме обещанной собаки. Из роскоши на столе присутствовало - несколько кусочков вяленого мяса, сыр, сухари, печеный картофель (еще с прошлого раза, давно остывший), яблоки, чеснок. Видимо, костер ребята разжигать не стали, чтобы не привлекать к нам ненужного внимания.

Я присел рядом, взял сыр и, утолив первый голод, решил прояснить судьбу отсутствующей собаки:

- А где Лурсик?

- Гномов ушел гонять, - Талл заговорщицки подмигнул Кэрлин.

- Не боитесь перестараться? - спросил Сейфи, отправляя в рот очередной кусочек мяса. - После ваших шуточек нам с коротышками лучше не встречаться. Они и так-то мстительные и обидчивые. А тут...

- Не бойся, милый, - пропела девушка, - я сумею тебя защитить. На-ка вот, поешь, - она протянула ему головку чеснока. Задумавшийся о чем-то парень, не глядя, взял предложенное и надкусил.

- Тьфу! Дура! Ты что мне подсовываешь?!

- Ну вот! - глаза пэри Хорн наполнились крупными слезами. - Я о нем забочусь! А в ответ одни оскорбления!

- Хороша забота - всякую дрянь подсовывать! - возмутился оборотень.

- Это не дрянь! Это защита от вампиров! Нельзя пренебрегать средствами безопасности, когда путешествуешь вместе с кровососом!

- А жрать-то чеснок зачем?! Он что, со мной целоваться будет?!

Упомянутый вампир чуть на землю не свалился от хохота.

- Правильно! Пусть ест! А то ж мы, кровососы, такие, - сквозь смех выдавил он, - нас кровью не корми, дай кого-то поймать и зверски зацеловать!

- А я и не знал, что для тебя это так важно! - фыркнул Сейфиттин и, сложив губы бантиком, томно протянул. - Иди же сюда! Я не могу позволить другу умереть!!

- Прости, друг, - притворно возрыдал "упырь", - но ты уже отведал чесночной защиты, и я не могу преодолеть ее!




Сэм Винфорд


Айверин обещал, что как только мы отойдем от ворот на достаточное расстояние, я смогу снять весь этот ужас. Мало того, что это аражево платье розовое, длинное, своим краем землю подметает, собирая на себя всю пыль, проклятые кружавчики сильно царапаются, еще и талия перетянута так, что и не вздохнуть толком. А обувь! Еле от каблуков отбился, когда мы в таверне переодевались. Как только девчонки на них ходят? Я ведь уговаривал Ая, чтобы он позволил мне надеть собственные ботинки, так нет, нельзя, "надо соблюдать достоверность!". И теперь на мне черные узкие туфли, а блестят-то как - жуть!

Так что ни одежда, ни прогулка по жаре настроения не поднимали. А вот что мне действительно нравилось, так это густо растущие вдоль дороги кусты, манящие спрятаться в их тени и сорвать с себя эти тряпки. Лерку же наш маскарад изрядно веселил, и когда мимо нас проходили следующие тем же трактом путники, она усиленно изображала слепую, ощупывая землю палочкой или беспомощно цепляясь за меня.

Очень скоро аражевы туфли так натерли ноги, что идти пришлось через силу. Когда кустарник немного расступился, образуя маленькую полянку, над которой нависали спасающие от зноя ветки деревьев, я решительно свернул туда и, не заботясь о розовой тряпке, плюхнулся на траву.

- Сэммина, в чем дело? - недовольно нахмурился Айверин, вернее, Эвелина.

Хм, ну раз я теперь девчонка - должны же быть у этого свои преимущества?

Я капризно надул губки и заныл:

- Эвелиночка, сестричка моя, я так устала. У меня ножки болят, мне жарко и пить хочется, а еще мороженого и новое зеркальце. А то старое разбиииилось! И свою любимую куклу я дооооома забыла! - я посмотрел на ухахатывающихся "родственничков" и зло буркнул. - И вообще, я ранен, если ты еще помнишь!

- Да помню я, помню, - вздохнул папочка-охранник-сестричка. - Лекарь сказал, что рану он стянул и обезболивающее заклинание наложил. На день его точно должно хватить.

- Тогда либо заклинание нарфовое, либо туфли особенные - ноги все равно ноют!

- А плечо? - присела рядом Лерка.

- А плечо, как ни странно, нет.

- Наверное, заклинание не общее, - высказал предположение Ай, - и действует выборочно, на нужную часть тела. Сэм, ты потерпи немного. Доберемся до города, найдем нового лекаря, он обновит заклинание, а может, и до конца все вылечит. Но сейчас нам надо уйти как можно дальше.

- Сэм, давай я тебя понесу, - предложила хайта. - Я справлюсь, правда.

- Ага, меня еще девчонки на руках не носили, - фыркнул я.

- Не хочешь девчонку, - усмехнулся Айверин, - вон смотри, какие мужчины сильные идут. Давай их попросим? Пусть довезут нас до Норояра на своем резвом скакуне.

По дороге в нужную нам сторону направлялись двое довольно крепких парней крестьянской наружности, ведущих в поводу резвого скакуна, он же пестрая корова. Поравнявшись с нами тот, что постарше, с крупными веснушками на носу, окинул Эвелину сальным взглядом и спросил:

- Ну что, красотки, помощь не требуется?

- НЕТ!! - заорал я так, что юноша наконец оторвал взгляд от груди моей "сестрички" и недоуменно уставился на меня.

- Нет, так нет, - почесав в затылке, выдал он. - Чего орать-то? Мы это... тока помочь.

- Не обращайте внимания. Моя сестренка малость больная, - стараясь скрыть смех, выдала Эвелина, не обращая ни малейшего внимания на мой кулак. - Вы идите, добрые люди, мы тут как-нибудь сами.

Добрые люди еще раз с жадностью облизнулись на "Эвелину" и удалились, что-то азартно обсуждая, размахивая руками и противно хихикая.

- И чем тебе не понравились эти бравые ребята и их боевой конь? - хохотнул Ай.

- А нечего пялиться, куда их не просят!

- Сразу видно, сестренка, - продолжал веселиться аферист, - что ты еще маленькая. Истинная женщина не станет возмущаться, когда на нее обращают внимание мужчины.

- Это не мужчины, - начал я, но меня перебила Лера.

- Так у нас же свой боевой конь есть, - она вытянула вперед руки, на которых мирно дрых черный кот, - надо его разбудить. Пусть он Сэма везет.

- Я не сплю! - приоткрыл один глаз лингрэ.

- Я думаю, почему я не сплю! - со смешком продолжил за него Ай.

- Я не думаю, - обиделся Бумер, - я делаю! Я нас от нарханов прикрываю, чтобы они след не взяли. На это много сил надо. Так что выбирайте: либо маскировка, либо конь!

- Маскировка-маскировка, - серьезно ответил наш командир. - Транспорт мы и так найдем. В общем так, Сэммина, кончай капризничать, едем на первой же телеге, что появится.




Барбариска


Очнулась я там же, на полу бандитского притона, с сильной головной болью. Странно... это мне, что ли, было сказано, про дуру?

~ Тебе! Кому еще! - раздраженно рявкнул Умник. - Тебя фиг добудишься! А гномы уже близко! Уходить надо и срочно! Вставай!

Легко сказать, вставай, когда я ног почти не чувствую. Ощущаю себя беспомощной тряпичной куклой, сил нет совсем, руки дрожат, мысли путаются. Да и Зару, похоже, нарфово. Его била крупная дрожь, хорошо, хоть судороги прошли. Веселенькую картинку увидят коротышки, как зайдут. Грязная окровавленная женщина с фингалом на пол-лица, худой изможденный ребенок, весь в крови и без сознания.

Ой, Зару же, наверное, холодно? Ему одежда нужна.

~ Идиотка! Какая одежда! - заорал Умник. - Да вам скоро не одежда, а белые тапочки понадобятся. Вставай!

- Да не могу я встать! - из горла вырывался только хрип.

Я погладила малыша по голове, убирая с его лица спутанные серебристые волосы, легонько похлопала по щеке - тот тихо застонал и лишь крепче сжал мою правую руку.

- Зар, мальчик мой! - позвала я.

~ Не трать время на мальчишку - это бесполезно, он не очнется! Энергетическое истощение даром не проходит. Не можешь идти, ползи! Делай хоть что-нибудь!

Интересно, мне кажется, или у этого наглеца истерика?

~ Дура! Ведь схватят же тебя сейчас! - простонал он, помолчал немного и закончил с горьким вздохом. - Все, опоздали, придется вас как-то вытаскивать.

После этих его слов дверь распахнулась, и в комнату вошли четверо коротышек, бегло огляделись, один метнулся назад, и вскоре по помещению шныряла толпа гномов, а их командир подошел и, уставившись на меня, довольно потер руки:

- Отлично! Задание выполнено. Квиц, Гран, - он ткнул толстым пальцем в подчиненных, - поднимай эту.

Те протянули ко мне свои лапищи, пытаясь оторвать от Зара, но пока безуспешно - правду говорят, страх все резервы организма мобилизует, вот и я вцепилась так, что клещи нервно курят в сторонке. И тут... я даже рот открыла от изумления... какая-то непонятная сила начала поднимать гномов вверх, затем резко их вздернула и перевернула вверх ногами. Причем всех, одновременно. Я в восхищении подняла голову - хих, ну и оригинальным украшением обзавелась бандитская резиденция: висящие под потолком и отчаянно матерящиеся гномы. Я даже захихикала, не обращая внимания на просвистевший над ухом метательный топорик и крик бородатого командира: "Она нам живой нужна, придурок!"

Хм... похоже, я скоро порадую всех присутствующих бурной и продолжительной истерикой.

Тут в дом влетели взбешенные и яростно шипящие Верран и Улиана.

Ха! А у Зарчика коготки-то побольше будут! О! Вот и Эдичек! А чего это он такой злой? А глаза-то как горят! И волосы дыбом, будто электричеством шарахнуло! Ой, а вот и само электричество! Какие разряды веселые вокруг Эдика сверкают! Супер, вот это лента!

С косички мага черная лента перескочила на болтающегося рядом с дверью вниз головой гномика и давай того душить.

О! Знай наших! Эй, Эд, ты чего это ленту в карман суешь? Она ж еще не закончила! Ой как здорово - центробежная сила в действии! Ух ты, как гномов по сторонам разметало и в стены впечатало. Ли, ты чего? Не надо меня по лицу бить! Там и так синяк! Ничего я не смеюсь! Я плачу, вот! Зачем вставать? Мне и здесь хорошо, весело! Верран, ты куда меня потащил? Зара, Зара возьмите! Да, это Зар! Ой, Верранчик, ты такой мягкий и пушистый! Нет, я не хочу спать, я хочу посмотреть, что там с гномиками. Ой, а можно я твой хвостик поглажу? А ушки? Не надо на меня тут колдовать, я не хочу спа...




Ильсан Авилэр


Какое-то время мы веселились, обсуждая способы защиты от кровожадных упырей, пока не пришел мурат и злобным рыком не призвал нас к порядку. Пес полюбовался, как Ланка, довольно урча, уплетает пойманного им зайца, затем уставился Таллу в глаза, передавая информацию. Я уже давно заметил, что вампир и ЛоурСан могут мысленно общаться. Правда, объяснять, как это и почему, никто из них не собирается.

- Бородатые сворачивают лагерь, собираются идти по тропе через ущелье, - перевел Ксанталл. - Путь, о котором ты говорила, свободен. Ты уверена, что нам стоит лезть в горы?

- Уверена, - кивнула девушка, - во-первых, мы обгоним гномов на полдня, во-вторых, обойдем большую часть ловушек Кротов, в-третьих, так гораздо ближе до моего убежища.

- В-четвертых, - ехидно продолжил Сейфиттин, - мы там замерзнем!

- Там не так уж и высоко, - звонко рассмеялась девушка, - не замерзнем. Потом я вас спрячу в безопасном месте, а сама уведу погоню к Кротам.

- Нет! - решительно сказал оборотень. - Я тебя не отпущу, это опасно. Я пойду сам!

- Отличная идея, - фыркнула Кэри, - а мне потом придется вытаскивать тебя с Полигона.

- Можно подумать, будет лучше, если придется вытаскивать тебя!

- А меня не надо вытаскивать, - не сдавалась спорщица, - я не попадусь!

- А я, значит, попадусь?! - возмущенно уставился на нее кот.

- Попадешься! Ты же там не был, а я была и все их штучки знаю!

- Тихо! - остановил разошедшуюся парочку вампир, недоверчиво взглянул на девушку и спросил. - Кэри, ты хочешь сказать, что была на Полигоне и выжила?

- Была, - тихо отозвалась та, - и выжила. И больше туда не хочу, поэтому буду осторожна втройне.

- Мне кто-нибудь объяснит, что это за Полигон, кто такие Кроты? - влез в разговор я. - И что там такого опасного?

Девушка обернулась ко мне, взяла за руку:

- Не бойся, мелкий, мы выберемся, обязательно!

- Да я и не боюсь, - недовольно буркнул я. - Что ты меня совсем за ребенка держишь? Я просто хочу узнать, что нас ждет впереди.

- Нас ждет, - улыбнулась Кэрлин, - увлекательная прогулка по Красной зоне, ознакомление с ее красотами и особенностями, но, очень надеюсь, без посещения достопримечательностей.

- Кэри!

- Ладно. Кроты - это название банды, что там проживает.

- Я бы не назвал их бандой, - вмешался Сейфи, - там, по-моему, целая организация, довольно многочисленная, чуть ли не мини государство со своими законами и правилами.

- Но это не мешает им быть обычными бандитами, - парировала девица. - Вернее, не совсем обычными. Чем занимаются простые разбойники? Грабеж, разбой, убийства, работорговля. Кротам этого мало. Скучно им, видишь ли! Поэтому они и придумали Охоту. На их территории есть небольшой разрушенный город технарей, который они называют Полигон. После Катастрофы на одной из технарских энергетических станций, расположенной неподалеку, произошел взрыв, и этот городок оказался в зоне поражения.

- Ты хочешь сказать, там Черная зона?

- Была когда-то. Сейчас излучение лишь чуть выше нормы, но это не смертельно. Только за триста лет там такого зверья расплодилось! Да и сами Кроты... мутанты еще те.

- А как они выглядят?- заинтересовался я.

- По-разному, там много всяких рас намешано-перепутано. Да еще и изменений куча. Есть такие, что от людей и не отличишь, а есть... Ну, например, как тебе такие эльфы: высокие, стройные, большие фиалковые глаза, острые ушки, волосы длинные, до пояса, белоснежные (если их моют), а на голове короткие прочные зеленые иглы, которые в случае опасности встают дыбом. У некоторых просто иглы, без волос.

- Лысые? - хихикнул Сейфи.

- Лысо-иглистые, - ответила Кэрлин. - И не вздумай над ними смеяться, это прямой путь на Полигон. По себе знаю. Кроме того, кожа у этих красавцев неровная, пупырчатая.

- Зеленая? - засмеялся я. - А у этих эльфов в родне лягух не было?

- Да кто ж их там знает, мутантов! - фыркнула девушка. - Кожа у них, кстати, не зеленая, а вполне себе обычная, как у нас с тобой. Только неоднородная какая-то: то выпуклость, то ямка. У отдельных товарищей еще и чешуйки кое-где видны, причем, не сплошным слоем, а отдельными кусками в разных местах.

- Да уж, - протянул оборотень, - красотища неописуемая!

- А что там с Полигоном? - снова спросил я.

- Полигон - это разрушенный город технарей. Там Кроты свою Охоту устраивают. Берут добровольцев, отвозят туда. Дают два дня на поиск и сбор специальных флажков. Если собрал двадцать штук, считай, что спасен. Но те же два дня даются и самим Кротам, чтобы поохотиться на "ящериц". Так они добровольцев, приглашенных на роль дичи, называют. В общем, развлекаются ребятки как могут. А кроме них там еще и голодного зверья полно.

- А где они берут добровольцев? - спросил я.

- А где поймают, там и берут. Короче, лучше им не попадаться. Хорошо, если просто в рабство кому продадут, там сбежать проще. Хуже, если в добровольцы запишут. Все, хватит болтать. Идти пора.




Сэм Винфорд


Ждать пришлось еще минут пятнадцать. Я только собрался распустить шнуровку и снять аражево платье, как зоркая Лерка углядела приближающийся транспорт.

"Первой же телегой", на которой Айверин грозился меня везти, оказалась... карета. Причем, с гербом. Нарф меня задери, графским гербом!

Эвелина подошла поближе к дороге и быстренько приняла эффектную позу. Хотя с ее-то образом, куда уж эффектнее!

Из остановившейся напротив нас кареты вылез высокий худющий мужчина лет сорока в дорогущем дорожном костюме. А вот выражение лица было точь-в-точь как у давешних крестьян, одно что, слюнки не капали.

- Пгекгасная пэга, газгешите пгедставиться. Ггаф Миклош Дгакт, к Вашим услугам! - он изящно поклонился и поцеловал нашей "сестричке" ручку.

- О, милый граф! - пропела та. - Вас нам сами боги послали. Мы сейчас в такой затруднительной ситуации. Мы с семьей ехали в Норояр, моей сестре стало душно. Мы вышли отдохнуть на этой чудной полянке, а тут... - глаза афериста наполнились самыми неподдельными слезами, - наших коней увели какие-то бандиты. К счастью, нас не тронули. Но там было все: деньги, документы, багаж...

Молодец Ай! У нас, значит, и багаж был, и деньги, и... А кони - это, видать, та пестрая корова!

- Мы были бы Вам, дорогой Миклош, - продолжал разливаться соловьем мошенник, - так признательны, если бы Вы подвезли нас в Норояр.

Тут из дверцы экипажа, запряженного четверкой вороных, выглянула круглая физиономия мальчишки с признаками мужественности в виде пробивающихся усиков и полным отсутствием интеллекта.

- Отец, что случилось?

Вот вам и графин, то бишь, сынок графский. Кстати, похоже, мы с этим пузаном ровесники.

Вот интересно, сначала нарханы оживают, теперь вот графья появляются. Как Айверин это проделывает? Это что - случайное совпадение, хорошая информированность или уникальная способность материализовывать свои фантазии? Если последнее, то я очень надеюсь, что графинчик в меня не влюбится, как было рассказано Эвелиной стражникам на воротах.

Юный граф выбрался наружу, чуть не свалившись при этом, и совсем не по благородному вытер рукавом нос.

- Пап, а это кто? - он уставился на меня телячьими синими глазами. - О, юная пэри, я помогу Вам встать.

Парень бросился вперед и, споткнувшись на ровном месте, рухнул прямо на мои ноги.

- Сейчас, пэри, - проблеял он. - Я помогу Вам встать.

Вот придурок! Встанешь тут - как же, когда на ногах эта туша разлеглась!

- Слезь с меня, - прошипел я, с трудом удержавшись от емких образных характеристик, что так и просились на язык.

Графин наконец поднялся, схватил меня за руку и потянул на себя, оторвав рукав.

- Не беспокойтесь, пэр Дракт, - вмешалась Лерка, кусающая губы, чтобы не расхохотаться в голос, - я сам помогу сестре.

Она подняла меня, отобрала у парня мой рукав, попыталась приладить на место. Тут к нам подошел отец этого ходячего бедствия и заявил:

- Не гасстгаивайтесь, юная леди, я подагю Вам новое платье. Еще лучше.

Можно подумать, я тут весь такой расстроенный стою!

- Не злитесь, багышня. Я пгиглашаю Вас, Вашу сестгу и бгата в наш замок, там вы сможете отдохнуть. А потом отпгавиться дальше. У нас в замке вам будет хогошо.

- Ага, - шмыгнул носом мальчишка, - тока, если вы привидений не боитесь!

- Привидений? - приподняла бровь моя "сестра".

- Не слушайте моего сына, догогая Эвелина, он шутит.




Глава 8.

И старые сказки бывают полезны.



Ильсан Авилэр


Высоко в горы, как и обещала Кэри, тропинка нас не уводила, но от этого идти по ней не становилось легче. Относительно ровные участки сменялись резкими, почти отвесными подъемами. Ланка и ее братец, обернувшийся котом, чувствовали себя как... как горные коты в горах. Мурат поражал общество удивительными прыжками, легко взлетая на уступы. Талл и Кэри спокойно поднимались, не выказывая пока признаков усталости, а я сдал буквально через час. И если силы, чтобы втащить свое тело на следующую "ступеньку", поначалу были, то вот роста мне явно не хватало - я просто не мог достать до нужной трещинки и выемки, чтобы уцепиться и подтянуться, разве что самыми кончиками пальцев. Поэтому и путешествовал я весьма оригинальным способом: вставал на цыпочки, хватался за протянутую ладонь вампира, а затем рывком возносился вверх. Кэри, глядя на это, хихикала и предлагала Таллу спускать вниз свои косички вместо веревки, все равно они больше ни на что не годятся. Но даже такой, не требующий от меня особых усилий способ перемещения давался с трудом. Силы таяли, голова слегка кружилась, а перед глазами начинали свой аражев танец мелкие противные мушки.

Опять? Нет, только не сейчас! Не сейчас!

Благодаря особо настойчивым мушкам и пришедшими им на подмогу звездочкам я не заметил глубокой расщелины. От незапланированного урока левитации меня спасла Кэри, схватив за волосы и дернув на себя. Спасти-то она меня спасла, но последняя хрупкая стена на пути очередного приступа, словно лавина, сметающая сознание, рухнула с громким треском и погребла меня под обломками.

Временами я приходил в себя, обводил местность мутным взором, замечая, что выглядит она весьма странно - гора почему-то постепенно сдвигалась вниз небольшими кусками, а перед глазами болталось множество непонятных красных веревочек, жестких и щекочущих нос. Слышал чьи-то голоса.

"Поосторожнее, упырь, не тряси его!"

"Не нравится, сама мальчишку на спину сажай и тащи, командирша!"

"Рррррр."

"Тихо вы!"

В голове проносились обрывки мыслей, образов, но остановить внимание на чем-то одном не получалось.

Нет, ну почему моя удача помогла моим спутникам незамеченными пройти мимо гномов, вставших лагерем около ущелья, а меня в который уже раз обошла стороной?

Я судорожно глотал живительный воздух, выбиваемый из легких особо сильными спазмами, и вновь погружался в беспамятство.


Пришел я в себя в какой-то узкой длинной пещере, по крайней мере, та ее часть, которую можно было рассмотреть в свете чадящих факелов, укрепленных на каменных стенах, выглядела именно так. Лежал я на широком деревянном настиле, накрытом нашими одеялами, и в одно из них был укутан, словно гусеница в кокон. Еле выпутался. Когда попробовал приподняться, теплая лохматая подушка недовольно заворчала, но подползла ближе, подпирая мне спину. Обретавшаяся тут же Ланка радостно замурчала и попыталась забраться мне на грудь (котеночком себя вообразила, что ли?), но была отогнана твердой рукой брата.

- Привет, болезный! - улыбнулся он. - Ну как, тебе лучше?

- Вроде да, - ответил я, почти не соврав.

Голова до сих пор кружилась, и в висках стучало, но резкой дергающей боли уже не было. Но если судить по прошлым приступам, еще минимум день двигаться я не смогу: слабость нарфова встать не позволит, разве что только ползком, медленно так, аккуратно, чтобы бедную головушку не растрясти.

- Двигайся давай, собака наглая, - заявила Кэри, присаживаясь рядом, и нежно провела рукой по моим волосам. - Мейр, тебя зачем здесь оставили, тысяча злобных акул? Сестрицу свою придурошную отгонять! А то ишь выдумала, лежанку себе нашла! - девушка протянула мне миску и велела: - Ешь!

- Какую лежанку? - спросил я, чуть не пролив на себя горячий ароматный бульон.

- Так эта кошка, - пояснила девица, забирая у меня тарелку, - решила улечься спать у тебя на груди, несколько раз гоняли, а она обратно лезет, медузу ей в печень. В конце концов соизволила лечь рядом, но лапы и хвост таки на тебя сложила. И ничего смешного!

Да, смеяться мне пока рановато, пришлось поспешно схватиться руками за голову, чтобы хоть немного унять бушующий там шторм. Фух, вроде отпустило.

- Вот что, давай-ка я лучше сама тебя накормлю, - она решительно поднесла к моим губам ложку и пропела. - Эту за папу Сейфи.

Услышав это, "папа" чуть не свалился от смеха на пол, да и я едва не подавился. Девицу это ничуть не смутило, она принесла салфетку и заправила ее мне за ворот на манер слюнявчика. "Папочка", давясь хохотом, уполз к костру, около которого сидел Талл. У меня такой возможности не было, как и сил, чтобы сбежать от заботливой няньки.

- Эту ложку за маму Кэри! - и очередная порция мясного бульона отправляется мне в рот.

Стараясь не хихикать, я доел все, что было предложено: и за дядю Талла, упыря проклятущего, и за милых домашних звериков Лурсика и Ланку, и за бедного голодного гномика, чтоб ему тоже что-то перепало, и за успех нашего общего дела.

А все-таки приятно, когда о тебе заботятся, вон даже с ложечки кормят и настой какой-то горький подсовывают.

Оказывается, пока я "лодырничал" на спине вампира и "игрался с его париком", ребята ускоренным, насколько возможно, темпом добрались до этого убежища контрабандистов. Кэри пояснила, что действуют эти ушлые типы в обход Кротов, поэтому здесь безопасно... относительно безопасно, конечно. Потом ЛоурСан поймал где-то тощую птицу, из которой сварганили дивный бульончик, а мурату на сладкое достались кости. Правда, Сейфи галантно предложил их "дорогой мамочке", но та вежливо отказалась. А что котел ему на голову одела, так там все равно ничего уже не осталось. В котле, я имею в виду. А вы что подумали?

Уложив "младенца" (араж, ну когда ж я смогу отыграться?!) спать, компания села обсуждать планы на будущее. Решили, что Кэри идет на разведку, а все прочие ждут здесь. Оборотень не соглашался отпускать девчонку одну, но его уговорили остаться и "охранять малыша" (нет, все, страшная жестокая месть!).

Дальше я уже не слушал. Сытый желудок отдал строгую команду "глаза, закройсь, ать-два". И я был вынужден подчиниться и заснуть, предварительно устроившись поудобнее и взбив подушку, за что был обруган грозным рычанием и злобно (но ласково) укушен за руку.




Барбариска


Проснулась я от сильного чувства голода, словно несколько дней вагоны с картошкой разгружала. Как эти самые вагоны разгружают, я, разумеется, не знаю, но слышала, что тяжело это. Значит, и есть потом жутко хочется. Вот и мне хотелось, ой как хотелось, а вот вставать не очень.

Рядом, положив голову мне на плечо, спал Зар, а у него на груди уютненько расположилась наглая лента, свернувшись в клубок и поглаживая одним своим концом нежную кожу мальчика. Мне стало завидно, и я тоже тихонько провела ладошкой по щеке малыша (хотя не такой он уже и малыш), сдула волосы с его лба. Ленточка тут же приподняла "голову" и принялась раскачиваться, словно потревоженная кобра, только что не шипела за неимением рта и глазками меня не буровила по той же причине. Поняв, что обижать ее любимчика я не собираюсь, эта гадина спокойно улеглась обратно. Жаль, что ленты мурлыкать не умеют, думаю, эта сейчас бы не отказалась от такой способности.

Я внимательно оглядела Зара: вроде бы ничего страшного, по крайней мере, дышит ровно и спокойно, жара тоже нет, а кожа - да кто этих фраккатов знает, может, она и должна быть такой бледной. Превращаться в человека паренек не стал, его длинные черно-белые волосы спутались, разлохматились и занимали на кровати (на подушке в особенности) не меньше места, чем сам мальчишка. Он, как, впрочем, и я, был полностью чистым, от крови не осталось и следа, а чьи-то заботливые руки натянули на нас пижамки. На меня розовенькую с васильками, на Зара - зеленую с... хм, со змейками. Интересно, а эта вредная черная "змейка" сама пуговицы на рубашке малыша расстегивала, или как? Не удивлюсь, если сама, уж больно умная.

Поумилявшись, я вспомнила о более насущных проблемах - чертовски хотелось есть.

Как бы так добраться до еды, чтобы не вставать и не тревожить Зара? Вот было б здорово, если в этом мире водились добрые феи, которые вместо того, чтобы воровать у бедных детишек их зубки, приносят им что-нибудь вкусненькое. Ватрушки, например.

Араж! Похоже, я совсем с голодухи сбрендила, даже ватрушечный запах мерещится.

Ой, какая прелесть! Ням! А вот и фея! Уряя! Таки они здесь водятся!

Вот уж не знала, что они по утрам шерсткой обрастают и длинным пушистым хвостом обзаводятся.

Ура! Еда!!!

Я аккуратненько сдвинула мальчика в сторону, села, прислонившись к спинке кровати, и схватила свежую мягкую булочку.

- Здравствуй, Улиана, я так рада тебя видеть, спасибо за угощение, - ехидно пропела урса.

- Профти, Улианофка, здфафствуй, - прочавкала я, - я уфасно голофная.

- Еще бы. Вторые сутки уже спите.

- Что? - вытаращила глаза я, чуть не подавившись. - Как вторые сутки? Вон утро за окном.

- Во-первых, - строго сказала кошка, - не утро, а день, во-вторых, это уже второй день. Ну и горазды же вы дрыхнуть!

- Ты мне лучше расскажи, - попросила я, цапнув вторую ватрушку, - что произошло?

- Это я тебе должна рассказать, что произошло? - делано удивилась Ли. - Вообще-то, я собиралась твою версию послушать.

- Давай с твоей начнем. Как вы нас нашли?

- Ладно, расскажу, только пообещай, что драться не будешь, - рассмеялась девушка.

Так как рот был забит вкусной сдобой, мне удалось лишь кивнуть.

- После того как ты в прошлый раз сбежала, Верран, чтобы тебя не потерять, следилку на тебя повесил.

- Што пофесил?

- Следилку. Заклинание, чтобы можно было узнать, где объект находится. Перед глазами словно карта рисуется с точным местонахождением. Правда, если объект очень далеко, может и не сработать.

- Верран - маг?

- Нет, - засмеялась урса, - вот уж кому никаких способностей от отца не досталось, так это моему братцу. Заклинание мое, оно прикрепляется к любой мелкой вещице, и остается лишь подбросить ее. Когда объект удаляется на определенное расстояние, следилка дает сигнал. Правда, - вздохнула Ли, - мой братишка ее активировать забыл, поэтому мы поздно заметили твое отсутствие. Майра упросила меня погадать ей.

- Погадать?

- Вероятности посмотреть, сказать, что ее ждет. Только бросая камни, я почему-то про тебя думала, какие-то предчувствия нехорошие были, вот расклад на тебя и вышел. Плохой расклад: насилие, похищение, смерть. И все это в самое ближайшее время. Несколько раз кидала, все одно выходит - насилие, похищение. Хорошо хоть, смерть больше не выпадала. В общем, побежала я в твою комнату, проверить. Дверь распахиваю - тебя нет, и мальчишка твой в телепорте исчезает. Слушай, а как он так вырасти умудрился?

- Не знаю, - пожала плечами я, - я его уже таким увидела.

- Ясно, что ничего не ясно! - глубокомысленно изрекла девушка. - Короче, бросилась я к брату, чтобы он следилку проверил. Тут и выяснилось, что он ее и не включал. Активировали, а братец говорит, что нет сигнала, не видит он тебя.

- А как он мог меня увидеть? И где эта ваша следилка спрятана?

- Следилка в твоем ремне.

- Смешно, - фыркнула я. - А если я этот ремень не надену? Как тогда?

- Так Верран же устанавливал, говорит, что ты с этим поясом не расстаешься. Только не удалось тебя отследить, не видно ничего - словно прикрывал тебя кто-то.

- Артефакт антимагический?

- Точно. Я потом этот артефакт заметила, на месте уже, Сильная штука, ничего не скажешь. Я, кстати, потом его с собой прихватила. Хорошо, что ты догадалась сорвать одну из пластин, нарушив стабильность магического поля. Тогда мой братец тебя и почуял, место указал. Эд нас туда перебросил, правда, не совсем точно - в этих трущобах он не был, только в парке неподалеку. Оттуда уже бегом бежали. Влетаем в дом, а там эти коротышки, ты на полу вся в крови, мальчишка какой-то.

- Зар.

- На нем, знаешь ли, не написано. Эд так разозлился, что всех гномов вверх вздернул.

- Ага, - захихикала я, - я видела.

- Бедный Верран так расстроился, он ведь тоже хотел душу отвести, а поверженного врага бить - это не по нему. Зато, - весело рассмеялась Ли, - от кресла одни полоски остались.

- О! Это же был самый главный злодей! Да, Верран - просто герой! - вторила ей я.

- Только это сейчас смешно. А там... Ничего не понятно, у тебя истерика. Мы решили разборки с гномами потом устроить, сначала тебя и мальчика домой отнести, вылечить. Мой дражайший братец прихватил их бородатого командира для допроса, а остальным коротышкам приказал ждать нашего возвращения в доме.

- И они на это согласились?

- Когда перед твоим носом мелькают когти разъяренного урса, тут любую просьбу выполнишь! Не то что какой-то приказ своим подчиненным отдать.

- Это что, получается, - ужаснулась я, - гномы так два дня в этом бандитском притоне и сидят? С трупами? Голодные?

- Так какие проблемы, - зло оскалилась Улиана, - трупы ж есть, проголодаются, зажарят.

Полюбовавшись на мои круглые от изумления и страха глаза, кошка расхохоталась, держась за живот.

- Ой, не могу! Купилась! - выдавила она сквозь смех. - Не едят бородачи падаль, не переживай. И чего это ты так о них беспокоишься? Они ж тебя чуть не убили.

- Не знаю, - грустно улыбнулась я. - Жалко их... Да и не собирались они меня убивать, забрать куда-то хотели. А теперь сидят там два дня безвылазно.

- Да кто тебе сказал, что безвылазно? Да, для гномов слово командира - это святое, и выполняются все распоряжения беспрекословно. Но они ведь не дураки, давно придумали способ, как и приказ выполнить, и про себя не забыть. У меня был один бородач знакомый, рассказывал. Все просто: приказ выполняется строго, как говорится, по букве закона. То есть слово в слово. Например, наш пленник велел своим подчиненным ждать его возвращения в этом доме. Ничего другого он не говорил. Так кто мешает коротышкам выйти из дома, те же трупы убрать, еды прикупить, выпивки, и при этом усердно ждать возвращения командира. Так что, я уверена, они там неплохо устроились. Сложнее с пленным. Молчит, словно золото во рту прячет. Видать, прямой приказ получил, про это не рассказывать. Вот мы и решили тебя дождаться.

- Вы хотите, чтобы я его допрашивала? - обалдела я. - Я не умею, я не буду!

- Да никто тебя и не заставляет, может, ты вспомнишь что-то, за что можно будет зацепиться и информацию из него выудить. А пока его Эд в стазис-поле запихал, стоит теперь, как памятник, прямо у Эдика в кабинете.

~ А это они неплохо придумали, - заявил проснувшийся Умник, - одевайся, пошли с этим гномом побеседуем, что ли.

~ Так я не умею!

~ Кто бы сомневался! - притворно вздохнул он. - Вот почему мне так не везет? Такая неумеха попалась! Все самому приходится делать! Все самому!




Сэм Винфорд


Перед ужином любящая (авантюры) семейка Ман-Лихо собралась в моей комнате в замке Дракт.

Араж, как это я забыл?! Мы ведь теперь не Ман-Лихо, а дальние бедные родственнички графа Миклоша и приехали к нему погостить. Мы с Эвелиной - графини Эра'стуар, а Лерка - виконт Эра'стуар. Я сначала попытался Леру так же как этого толстяка Вальта графинчиком обзывать, но передумал. И вовсе я не испугался угрозы, что она расскажет Вальту о том, как я в него влюбился. Я просто девчонку пожалел. Хотя этот парень просто ходячий кошмар! Он меня еще при первой встрече так достал, что слов нет... приличных!


Пока его папочка совещался о чем-то с Эвелиной, утащив "девушку" в сторонку, Вальт решил развлечь "юную леди", меня, то бишь, беседой. За десять минут, что Ай и граф выдумывали нам новую легенду, я узнал, сколько раз парень ездил на охоту, сколько в замке собак, как каждую из них зовут, как вчера лучшая гончая графа Миклоша принимала в своем вольере лучшего кобеля, и все подробности этой эпохальной встречи. В конце концов я перестал вслушиваться в смысл слов, считая, сколько раз мальчишка произнесет "ну эта". Слово "ы" я даже подсчитывать не взялся, оно мелькало постоянно.

Вот уж никогда не думал, что смогу так обрадоваться возвращению Айверина.

Родной ты мой, спаситель! ЧТО?! Мы с ними едем?! НЕТ! Не хочу!!!

А придется...

Дорогая "сестричка", когда графья скрылись в карете, объяснила, что на данный момент это - наилучший выход для нас, что гномы даже не подумают нас там искать, а я смогу в спокойной обстановке поправить здоровье.

- А нарханы нас там тоже не найдут? - ехидно поинтересовался я.

- От нарханов нас Бумер прикроет. Слышь, животное, - обратился аферист к лингрэ, - слабо защиту на недельку поставить?

- Сам ты животное! - кот резко вздыбил шерсть и распушил хвост.

- Значит, слабо! - с притворной скорбью констатировал Ай.

- Ррррр! Не слабо! - встав на задние лапы, горделиво выпятил грудь Бумер. - Я даже десять дней могу!

- Вот! - обернулся ко мне аферист. - У нас есть целых десять дней. Мне даже горничной работать не придется. Граф получше легенду придумал. Мы якобы его дальняя родня из Кадара. Его жена про них слышать слышала, а видеть не видела. Так что лишних вопросов не возникнет. Считай, что мы отправляемся на отдых.

- Хорош отдых, ничего не скажешь, - усмехнулся я. - И что, граф твой просто так нас в гости зовет? Отрабатывать ведь придется. По ночам.

- Этот вопрос я беру на себя. Не впервой.

- ЧТО?! - обалдел я, уставившись на парня круглыми глазами.

- Как это? - удивленно пропищала Лерка.

- Вы чего это подумали, а? - обиженно фыркнул Ай. - Есть тут у меня одна штучка занятная. С ее помощью мы неплохо устроимся. Так, хватит болтать, а то наши новые родичи заскучают.

- А если проведу еще хоть час в обществе этого графина, то я повешусь! - не хуже Бумера зашипел я.

- А ты представь, - предложил мошенник, - что ты герой, и тебе надо совершить подвиг! Например, ты - драконоборец, а это твой дракон. Вперед, отважный воин, подвиг ждет тебя!

- Убить его, что ли? - хихикнул я.

- Ты что?! - изобразив жутко испуганное лицо, воскликнул Ай. - Это же последний дракон Калейдоскопа! Его нельзя убивать! Его надо холить и лелеять!

- Ну уж нет! - рассмеялся я. - Лелеять его я отказываюсь!

- Тогда твоя задача - просто сохранить сей реликт для потомков в неприкосновенности. Короче, это проверка твоего терпения и выдержки, ну и женского обаяния, - с улыбочкой добавил хитрец, уворачиваясь от моей оплеухи. - Все, поехали, видишь, тебе твой дракончик ручкой машет.

В общем, всю дорогу "отважный драконоборец" отважно спал, вернее, делал вид, что спит. Ведь стоило только мне приоткрыть глаза, как "коварный дракон" налетал на меня и начинал рассказывать, на этот раз о том, как он изучает математику и экономику, чтобы "достойно управлять графством" (и не важно, что эти владения насчитывают лишь замок и три деревеньки). Больше всего меня впечатлило, что этот гений освоил, вы только это представьте, СЧЕТ ДО ДЕСЯТИ, и всего за... ГОД! Мои выпученные глаза парень принял за искреннее восхищение его успехами и попытался в ответ облобызать мою ручку (вот когда я порадовался, что надел эти аражевы розовенькие перчатки). Вот после этого у "юной леди Сэммины" резко разболелась голова (разумеется, от невозможности постичь и уложить в своей девичьей головке таких глобальных знаний!), и очень захотелось спать. О, Лерочка, теперь я тебя люблю еще больше! Эта замечательная девчонка, то есть лучший в мире братишка, уселась между мной и "драконом", а потом и выжила его на соседнюю лавку, заявив, что невинной деве не пристало спать рядом с посторонним парнем, не будучи его женой, и поэтому она, как брат, обязана подставить уставшей сестре свое плечо.

Занавесив лицо волосами, я уставился в окно, стараясь не прислушиваться к болтовне Эвелины (как он этих ггафов выносит?). Сначала вдоль тракта расстилались широкие душистые луга. Дракт велел остановить карету и отправил сынулю за букетом. Жаль, что графинчик начал свое обучение с математики, а не с ботаники, тогда б он знал, что не все то, что сильно пахнет, есть дивный цветок. А может, я зря возмущаюсь, и он просто дальтоник? Так это или нет, но теперь мы с Айверином сидели по уши в этом цветуще-вонючем великолепии. Затем кучер свернул с хорошего, мощенного серым камнем тракта на лесную просеку. Похоже, лесу эта узкая полоска дороги давно встала поперек горла, и он всеми силами старался выжить чужака со своей территории и затянуть рубленую рану на своем теле. Иначе зачем деревьям так агрессивно атаковать наезженную колею, максимально сужая ее. Иногда карету приходилось буквально проталкивать между мощных стволов. Недовольные нашим вторжением ветки хлестали по крыше нашей повозки, выстукивая какую-то ритмичную мелодию. Ух ты, а ведь это юлтар, и это. А вон там вдалеке коэлн. Ну, теперь мне все ясно. Не любит эльфийский лес дороги, ой, не любит, тем более когда самих эльфов тут не водится.




Кэрлин Хорн


Да, клетка крепкая, ничего не скажешь. Не выбраться, еще в прошлый раз проверено. Надеюсь, что лазейка, через которую я во время той Охоты ускользнула, еще существует, а Шаум жив, здоров, свободен и так же горит желанием подсидеть Шовера. Тогда шансы на спасение резко возрастут.

Ну кто просил этого аражева кота за мной идти? Ведь просила же его в пещере сидеть, мальчишку и Планшет охранять. И ладно бы просто шел. Так ведь мы же "мужчина", мы же "герой", нам же вперед надо. Ага, прямо в ловушку! Пока пушистика из сети выпутывала, пока упрашивала на время отступить, типа в засаду (активно так уговаривала, аж губы припухли), пока ручкой вслед махала, оказалось, что прятаться уже поздно. Объявился гномий отряд из пяти человек, тьфу, гномов. О! Кого я вижу! Старый знакомый! Его хоть покормили, бедолажку? Или так голодным на разведку и отправили? Какое-то время мы активно занимались спортом: бег, прыжки, снова бег, теперь с препятствиями. Параллельным с нами курсом двигались восхищенные зрители, они же кроты, и противно хихикали. Интересно, почему коротышки их не замечают? Или гномий сотник, зная, что в Красную зону соваться опасно, что ничего хорошего их там не ждет, а приказ выполнять надо, послал тех, кого не жалко, самых бесполезных?

Похоже, мутантам надоело ждать, ишь повылазили отовсюду. Н-да, прощай, свобода - здравствуйте, морды пупырчатые! Эй, и чего я такого сказала? Просто поздоровалась! И чего было драться? Гномы, увидев противника, схватились за свои топоры и вступили в бой, а я, наоборот, прекратила всяческое сопротивление, потому как бесполезно - не особо помогают мечи и топоры против засевших в кустах стрелков с духовыми трубками, да и сбежать не получится. Такая возможность (удрать, то бишь) теперь только во время Охоты представится. Ладно, прорвемся, не впервой! Главное, чтобы Сейфи не вздумал высовываться. Хм, коротышки не такие уж и слабаки, двоих кротов таки уложили, только зря - сами тут же рядом легли с отравленными иглами в шее, почти все. Ха, а этот несчастный голодающий, оказывается, чертовски везучий: сначала с нами задружился, потом вовремя за камень ногой зацепился и наземь грохнулся (стрелка мимо просвистела). Ладно, бородатик, считай, что к тебе снова удача привалила - я друзей в беде не бросаю, да и на Охоте вдвоем проще. Почему друг? Так мне дедуля рассказывал, что в его мире есть такое правило "Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу" (я, правда, никогда не понимала, почему это я должна всяких там врагов кормить), а раз гномик с нами обедом поделился, получается, он наш новый друг.

Теперь вот сидим с этим другом в соседних клетках, на зеленую морду хвата* любуемся. Вот уж у кого в родне лягухи были, так это у Шовера. И как это я про него забыла, когда Ильсану про Кротов рассказывала? Обязательно исправлю эту оплошность, как вернусь.

- Привет, зелененький! - крикнула я, когда хват проходил мимо наших клеток.


Хват* - командир отряда Кротов, численность отряда от 100 до 200 человек.


В прошлый раз у нас с ним вышло полное взаимопонимание: он меня терпеть не может, а я его ненавижу. Глядишь, опять какую-нибудь глупость выкинет, если довести его до состояния "ежики атакуют". Как это? Да очень просто: когда иглы дыбом, а ярость думать мешает. О! Его зеленое пупыршество на меня внимание обратило!

- Кого я вижу? - ядовито протянул крот. - Ее хитрейшество снова в клетке? Что-то недолго ты бегала на свободе, ящерка. Или по мне соскучилась?

- Так точно, вашвысокблагродь! - вытянувшись стрункой и прищелкнув каблучками ботинок, отчеканила я. - Я ж завсегда с вами, вашвысокблагродь! Куда ж я без своего благодетеля! - я уставилась на мутанта преданнейшим взглядом.

О! А у гномика, видать, в родословной эльфы неплохо так наследили, иначе откуда у парнишки такие большие глаза? Мое поведение удивляет? Это он меня пока плохо знает, я ж не совсем дурочка, знаю, что делаю! Только зеленого иглистого ушастика такими подколками не проймешь, привыкший, собака! Вон только губы кривит, да ножичком поигрывает.

- Каким ветром сюда занесло прекрасную леди? - галантно произнес он, но я тоже на эту вежливость и улыбочки не покупаюсь: глаза у Шовера уж больно цепкие, хитрые.

Ладно, будем злить дальше, чтобы обеспечить себе достойную, а главное, безопасную жизнь в клетке.

- Мне тут дедушка одну сказк... легенду поведал о царевн... царевиче-лягухе, - начала я.

Окружающие нас кроты прыснули было, но под ледяным взглядом командира всех резко свалил страшный недуг - кашель.

- Что за легенда? - Шовер удобно уселся в притащенное по первому знаку кресло.

Да мне разве жалко? Ну и рассказала я эту старую сказочку, в подробностях. А что поменяла пол главным героям, так кто о том знает?

- Так поцелуй принцессы превращает лягуха в царевича? - задумчиво протянул мутант. - Рохмур, Бир, давайте девку сюда!

- Зачем? - спросил тощий и высокий как жердь Бир.

- Проверять будем! - едкая насмешка на тонких губах.

- Что? - не понял добродушный на вид толстяк Рохмур.

- Действенность метода из легенды. Если стану принцем, значит, правда, а вот если нет... - пояснил командир, его подчиненные заржали, а бессменный помощник хвата, Рохмур, лишь недоуменно заморгал глазами и, подтянув грубые серые штаны, полез внутрь клетки.

- Тысяча дохлых китов! - завопила я, вцепившись изо всех сил в решетку. - Я-то здесь при чем?! Там о принцессе речь! Вот принцессу лови и проверяй!

- Не переживай, милая, мы тебя в царское звание возведем! Временно! - злорадно рассмеялся Шовер, наблюдая, как его подручные тянут за ноги повисшую в воздухе девчонку, так и не отцепившуюся от решетки, пыхтят-стараются под дружный хохот остальных кротов и мою затейливую ругань. Понимая, что долго мне все равно не продержаться, я дождалась особо сильного рывка и разжала руки. Не ожидавшие этого бандиты плюхнулись на пол и получили по лбу свалившейся сверху мной. Бир, придавленный своим большим (во всех смыслах!) другом, придушенно запищал. Рохмур поспешно вскочил (а я шлепнулась на пятую точку) и принялся отскребать того от неровных досок клетки. Отряхнув напарника, бугай сграбастал меня за шиворот и, видимо, собрался поучить хорошим, в его понимании, манерам.

- Не трогать! - резкий обжигающий холодом крик.

- Хват, ты чего? - кулак замер на полпути, а его хозяин, озадаченно почесав затылок, уставился на своего командира наивными телячьими глазами. - Она ж тебя оскорбляет!

- Рохмур, - спокойно, почти ласково сказал Шовер, - это не твоего ума дело. Давай с этой ящерицей я сам разберусь, а ты проверь, все ли готово к Охоте.

- Хорошо, хват, - закивал бугай, протискиваясь в узкую дверку клетки и скрываясь в глубине пещеры.

Его дружок собрал свои тощие кости в кучку, злобно зыркнул на меня и, прошипев, что он меня запомнил, шатаясь, выбрался наружу, запер засов и провернул ключ в замке.

Запомнит он меня! Надо же! Вот это у парня память! Я уже завидую!

- То, что ты ее запомнил, это хорошо, - кивнул зеленый, а затем, слегка встопорщив иглы на голове, продолжил, - но лучше забудь. Вас это тоже касается. Эта девка моя! Люблю языкастых стерв. Так что пусть говорит, что хочет. Тем слаще будет поймать эту ящерку на Охоте и вырвать ее ядовитое жало. И не стоит мешать мне! Всем ясно?! Вот и хорошо. Отдыхай, моя принцесса. У нас еще будет время претворить в жизнь твою легенду!

Ты смотри, а приемчик-то опять сработал! Теперь до начала Охоты я в безопасности, никакие уроды не будут меня хватать своими грязными лапами, да и потом поостерегутся дорожку хвату переходить. Отлично, число противников уменьшается. Ну что ж, дорогой Шовер, поиграем и посмотрим, чья возьмет на этот раз! Вот только что с гномом делать? Он - не воин, это точно. И как его только в разведку послали? На Охоте ему явно не выжить. Мальчишка ведь совсем, немногим старше Ильсана. Во время обеда я его особо и не рассматривала, а то не стала бы мелюзгу обижать. С собой взять? Только удастся ли выбраться с такой обузой? Ладно, еще успею решить - сидеть нам здесь не меньше суток. Кроты обычно в сумерках на Охоту выходят, привыкли в своих пещерах к полумраку. К аражу рассуждения, все потом, а сейчас спать.




Глава 9.

Откуда берется удача.



Барбариска


- Итак, я тебя слушаю, - с улыбкой заявила я, усаживаясь напротив Зара. - Чего это ты у меня так резко вымахал? Растишки переел?

На губах фракката мелькнула еле заметная (но она таки есть!) улыбка.

- Произошел спонтанный скачок развития, - спокойно ответил он.

- А припадок, энергетическое голодание тоже из-за этого? - я заправила за ухо мальчика особо непослушную черную прядку, выбившуюся из косы, которую я совсем недавно заплела, с трудом распутав его черно-белую лохматую шевелюру.

- Для экстренного взросления необходимо большое количество энергии. Моей собственной не хватило, - прозвучал его четкий размеренный голос, так не свойственный обычным мальчишкам. - Отсюда энергетическое истощение. Организм взял недостающую силу из ближайшего доступного источника, что спровоцировало ослабление последнего.

- Какого? - удивленно приподняла брови я.

- У тебя, - спокойный ответ.

~ Это ж надо! - возмущенно воскликнул Умник. - Мы о нем заботимся, ночами не спим, пеленки его вонючие стираем, а он нас в бесплатные аккумуляторы записал!

~ Умник, заткнись! - велела я. - Мы с тобой еще поговорим, где ты шляешься в самый ответственный момент!

~ А я тебе говорил, сиди дома! Так нет, мы же самые умные, нам же надо все по-своему сделать! - со злостью и непонятной затаенной тревогой заорал он. - Ты хоть понимаешь, что погибнуть могла? А как же тогда я?! Я ведь и помочь-то тебе не мог из-за этого аражева артефакта!

~ Давай потом поговорим, хорошо?

~ Вот всегда так! Какой-то фраккат тебе дороже меня! - горько воскликнул он. - А как же я?.. - тихий всхлип. - Я ведь лучше собаки! - закончил этот хохмач, срываясь в дикий ржач.

~ Лучший-лучший! - хихикнула я. - Что бы я без тебя делала, счастье мое? Помолчи только чуток, видишь, с ребенком разговариваю.

~ Ну-ну, - хихикнул он. - Удачи!

- И часто у вас такие скачки бывают? - спросила я, не надеясь, впрочем, на ответ (ну откуда это может знать младенец, даже если он так быстро вырос?).

- Доля вероятности спонтанных скачков взросления, - прозвучал его бесстрастный голос, - в экстремальных жизненных ситуациях достигает ста процентов. При естественном развитии такого не происходит. В сравнении с другими расами взросление идет быстрее.

- А как называется ваша раса?

- Фра-аркат.

- Фра-аркат, фраккат... - задумчиво протянула я.

- Можно и так, - отозвался мальчик. - Первые именно так нас называют.

- А кто такие Первые?

- Это закрытая информация.

- Хорошо. А твои родители? Ты знаешь, кто они?

- Это закрытая информация.

- Ну хоть что-то ты можешь сказать? Как нам их искать?

- Искать не надо. Я с тобой останусь, - и вновь уголки губ дрогнули в улыбке.

- Я тоже очень не хочу с тобой расставаться, - сказала я, обнимая мальчишку, - но разве ты не хочешь найти своих родителей.

- В этом нет необходимости, - Зар снял со своего запястья блаженствующую там черную ленту и принялся ее внимательно рассматривать. - Стабилизатор, сломанный... Странно, что он еще действует.

- Хочешь, я ее тебе в волосы вплету? - предложила я.

- Нет. У него уже есть хозяин. Эдигоран. Надо вернуть, рядом с магом Стабилизатор сумеет восстановить недостающую часть.


Хозяина черной ленты-змейки мы нашли в столовой, как и всех остальных. Тут-то и выяснилось, что нам надо срочно уезжать.

Блин горелый, нашли тут скорую помощь: пойди туда, не знаю куда, спаси того, не знаю кого! Теперь хоть с местом определились, и то хлеб.

Короче, мы подумали, и Улиана решила - едем. Вернее, едем мы с Заром и Верраном, а Ли остается доучиваться и заканчивать наше дело с авторскими правами Эдика. Урса сказала, что на следующие переговоры пригласит парочку своих родичей из клана лиршис и предупредит торгашей, что если кто вздумает на нас опять бандитов натравить, будут иметь дело с лиррами. Среди приглашенных, наверняка будет кто-то, связанный с бандой, и те поостерегутся теперь с нами связываться.

Дроу со своей женой отправляются, как и планировали, к ее папеньке, чтобы завершить свой брачный обряд. На прощание мне было заявлено, что спасать меня все время делар Ферр не нанимался - помог, и хватит с меня, у него и свои дела есть. А ежели мне так сильно нужна охрана, то я могу проваливать куда... к его дружку Дэнавиарэ, короче, и пусть он сам со своей "невестой" возится.

Ладно, и без ушастых справимся! С гномами вон запросто разобрались!

Умник же у нас такая хитрожо... хитроумная, я говорю, свол... личность. Он так все повернул, что сотник Ортум засомневался, а предан ли народу гномов Тайный Советник, который их сюда и послал с дурацким заданием. А не засран... засланец ли он? Про Планшет ведь Советник гномам ничего не объяснил, да и ведет себя не так, как раньше. А вдруг этот Планшет для покушения на Правителя нужен? Короче, пусть этот вредитель пред светлые очи Правителя предстанет да все ему и объяснит.

В общем, почувствовал сотник, что его где-то дурят, но вот где... Решил у своего помощника уточнить, действительно ли Советник очень странно себя ведет последнее время. Помощник этот раньше у самого Советника в личной гвардии служил, так что информация из первых рук, как говорится.

Пошли спрашивать.

Как и предполагала Улиана, в бывшем бандитском притоне весело... было. Пока мы не пришли. Да, умеют коротышки правильно приказы выполнять, молодцы! А уж как быстро они выпивку и закуску прятать умеют, любой фокусник позавидует.

Ортум одного бородача в сторонку отвел и давай расспрашивать, а правда ли... У того аж глаза от радости заблестели. Он сотнику такого про свое бывшее начальство понарассказывал, что даже Умник зааплодировал. Если этому гному верить, то Тайного Советника еще в колыбели следовало подушкой придушить. Неслабо он парню насолил, ой неслабо!

Сотник растерялся окончательно, а потом вознегодовал. Это какую ж змеюку Правитель на своей груди пригрел! Отправил он через своего родича секретное донесение, так что допрос в присутствии Правителя Тайному Советнику обеспечен.

А в чем здесь подвох, Умник мне потом объяснил. Оказывается, ни один гном не может солгать своему Правителю (то ли сам по себе не может, то ли у того детектор лжи какой есть), а рассказывать правду "этот идиот" тоже не будет (правила Игры запрещают). Выход, у него один - сбежать. А как признают Советника врагом народа, приказ о поисках Планшета будет отменен. Не любят гномы без выгоды для себя человеческими, то есть гномьими ресурсами разбрасываться.

Трогать нас в Янкаре сотник не решился: стать элементом новомодного потолочного декора ему очень не хотелось, но парочку гномов отправил за нами проследить. А вдруг приказ не отменят? Тогда он смело скажет, что он, дескать, не бездействовал, он работал в поте лица, слежку организовывал. Только толку с нее, когда мы телепортом ушли.




Сэм Винфорд


Я собрался было снять аражево платье, но передумал, вспомнив, что Вальт обещал зайти и "пригласить леди на ужин". Горестно вздохнув, я прямо в этом розовом ужасе плюхнулся на кровать.

- Помнешь! - Лерка возмущенно всплеснула руками.

- Да какая теперь разница, - засмеялся Айверин, - оно и так словно у аража в заднице побывало. Пусть новое выберет: граф нам платья своей дочурки прислал, из которых та выросла, они в шкафу.

- А выросла дочурка, видимо, вширь? - фыркнул я, вспоминая знакомство с графинями Дракт. - Да по сравнению с ними Барбариска - хрупкая фея, что порхает с цветка на цветок!

- О! - от смеха аферист согнулся пополам. - Это какие ж должны быть цветочки, чтобы Барбариска могла по ним порхать! Хотя ты прав, она у нас дама что надо! А эти две туши не то что цветочки, даже эльфийские коэлны не выдержат. Вот интересно, из чего у них кровати?

- Из чугуна? - со смешком предположила Лерка.

- О! - Шей'тар застонал, смахивая слезы с глаз.

- Чего один ржешь? - нетерпеливо хлопнула его по плечу хайта. - Нам тоже хочется!

- Я просто... - теперь Ай уже не стонал, а похрюкивал. - Я просто... представил, как...

- Ну! - грозно топнула ножкой девчонка.

- Сейчас... - он сел в кресло, закрыл глаза, и тут его накрыл новый приступ хохота. - Я представил... - Айверин набрал воздуха в грудь и выпалил. - Лежит, значит, граф Миклош в своей кровати, в одних подштанниках, зовет Эвелину: "Любимая, приди, я жду тебя, сгорая от страсти!" И одеяло так в сторону откидывает. А тут в комнату входит графиня Алдирабэль: "Милый! Вот она я - твоя любовь! Бегу к тебе!" Разбегается и рыбкой в кровать прыг!

Теперь веселились все, даже Бумер на подоконнике ржал, словно конь, хоть и был на данный момент котом.

- Но это еще не конец истории, - заявил хитрец. - Кровать-то оказалась прочной!

- Чугунной! - хихикнула Лера.

- Я бы сказал "чугуниевой"! - добавил я, припомнив представления деревенских жителей о прочности металлов.

- Хорошо, - хихикнул Ай. - Кровать оказалась прочной, чугуниевой, а вот пол...

После этого мы уже говорить не могли, совсем, долго...

Отдышавшись и вытерев слезы полотенцем, я решил-таки прояснить ситуацию с нашим проживанием здесь.

- Может, ты уже объяснишь нам, дорогая сестрица, - спросил я, устраиваясь поудобнее на кровати, - как ты собираешься обманывать графа Миклоша?

Лерка схватила подушку и устроилась у меня под боком.

- Ага, нам очень интересно, - пискнула она, - что там у тебя за штучка.

- Сейчас покажу, - ответил мошенник и, задрав юбку, начал снимать надетые под ней женские подштанники.

В первую секунду я даже в ступор впал от его бесстыдства. Он сбрендил, да?

- Айверин, придурок! - заорал я, очнувшись, и поспешно закрыл ладонью Лере глаза. - Рехнулся?! Здесь же дети!

- Ах да! - хмыкнул тот, продолжая свое грязное дело. - Я и забыл, что ты еще маленький!

- Идиот! - еще больше разозлился я, борясь с девочкой, пытающейся отодвинуть мою руку. - Прекрати сейчас же! Здесь никого твоя штучка не интересует! Здесь извращенцев нет!

- Да? - захлопал ресницами этот гад. - А я и не знал!!

Теперь Ай возился с резинкой своих голубых в ромашку трусов, панталоны он, к счастью, не снял, только приспустил.

- Ой, какие трусики симпатичные! - захихикала Лерка, которой наконец удалось сбросить мою руку.

- А то ж! - самодовольно ответил Айверин. - По специальному заказу шили! Вот! - он торжественно шлепнул на кровать рядом с нами кусок какой-то атласной черной тряпки с вышитой белой загогулиной. - Это и есть моя штучка!

Девчонка протянула руку, собираясь взять это, но я, хлопнув ей по пальцам, велел:

- Не трожь гадость! Ты что не видела, откуда он ее достал!

- В отличие от тебя, - улыбнулась хайта, - видела. Он ее в резинке от трусов прятал, - и пояснила, - ну там где разрез, в который резинку вдевают.

- И что это? - уже спокойнее уточнил я.

- Думаю, артефакт! - горделиво выпрямился и поправил юбку Ай.

- Этот клочок?!

- Ага. Я тоже не сразу понял, что это его рук... нитей дело. Если хотите, по порядку расскажу.

- Хотим! - усиленно закивала Лера и откинулась назад, используя мое плечо в качестве подголовника кресла.

- Слушайте. Только невеселая эта история, - вздохнул Айверин.


- Поймали, поймали! - кричали вездесущие мальчишки.

- Вечером казнь! - оживленно шептали друг другу мужички в кургузых тулупах.

- Опять под утро из кабака пьяные приползут! Отмечать будут! - вздыхали бабы.

Паренек лет семнадцати, зябко кутаясь в коротенькую легкую курточку, рассматривал последнее, что он увидит в своей не очень-то и длинной жизни - эту грязную площадку посреди деревни, которую жители гордо именуют "центральной площадью". А само небольшое, домов на сто, поселение, где его скоро казнят, носило звучное название "город Сотмар".

Как же глупо все получилось... Ну кто ему мешал пройти тогда мимо, тогда, на лесной дороге? Сделал бы вид, что не узнал Лимара. Ну и что, что родич. Так ведь седьмая вода на киселе - если он правильно помнит, этот Лимар вроде дядька жены брата дорогого папашки. Да и видел-то его паренек всего пару раз в жизни. Нет, ну кто мешал, тут же распрощаться с родственничком и дальше пойти? Зачем-то с ними на заимку поперся. Думал переночевать, да утром в путь отправиться. Не получилось...

Утром нагрянули стражники, тихо подкрались, незаметно. Не иначе навел кто - всех повязали.

Пока вели через лес, один из конвоиров сдернул с парня тулуп, заявив, что мертвецу он уже не понадобится. А тулуп, между прочим, добротный, теплый, выторгованный почти задарма месяц назад на Ярмарке. Честно купленный на собственные, между прочим, денежки, честно заработанные от продажи безделушек, что он в разрушенном городе нашел. Поранился он тогда, во время этой вылазки, сильно поранился: что заработал, то на лечение и потратил, почти все ушло. Тайничок, правда, остался (там же, в развалинах), только нарфы рядом логово себе устроили, не добраться до закладки пока, тут помощник нужен, оружие.

Хотя уже и не нужен: за шесть часов даже при его ловкости и везучести, почему-то в последнее время отказавшей, удрать не успеешь - камера охраняется словно и не сарай это, а гномье золотое хранилище: стражники туда-сюда ходят, стерегут. Еще бы, неуловимую ватагу Лимара поймали, ту, что уже несколько лет на все окрестные села да деревни страх наводила.

Нет, ну разве похож он на ватажника?

Приговоренный посмотрел в старое треснутое зеркало, валяющееся в углу у стены - обычный вроде мальчишка, щеки только немного впали, да круги темные под глаза легли (последствия недавней болезни), но лицо чистое, без щетины и шрамов, и зубы целые, и одежда, хоть и заштопанная, но вполне приличная. На черных волосах, словно седина, лежат снежинки и таять вовсе не собираются. В этом аражевом сарае не намного теплее, чем на улице.

Нет, не похож он на ватажника! Но господину зейту, что устроил показное судилище прямо на "центральной площади", паренек ничего не сказал: доказательств у него нет, кончились доказательства - последние на покупку тулупа ушли.

Судья, маленький тщедушный человечек в казенном синем плаще, чинно восседает за большим дубовым столом. Он старается казаться значимее: посматривает на всех свысока, грозно раздувает щеки, но, похоже, особым уважением у солдат не пользуется. Те глядят на начальство без особого подобострастия, а их командир даже с усмешкой.

Первым на допрос дядьку Лимара вызвали. Тот, хлопнув племянника по плечу, уверенно идет вперед, возвышаясь над своими конвоирами на целую голову и злобно зыркая на собравшихся зрителей, отчего те вздрагивают испуганно и в сторону шарахаются. Еще бы, это Лимар всегда умел - запугать одним лишь хищным взглядом. Да и в целом он серьезно смотрится - настоящий главарь банды: крепкий, высокий, с давно нечесаными длинными угольно-черными волосами, небольшой козлиной бородкой и неизменной желчной усмешкой на тонких губах.

- Расскажите, подсудимый, как вы совершили ограбление? - строго и напыщенно говорит судья.

- Какое ограбление, господин зейт? Они сами попросили, - разводит руками Лимар, а ватажники глумливо ржут.

- Как это? - хмурит брови судья.

- Ну, подходят ко мне вечером два мужика и говорят: "Снимай кошель и ботинки". Я и снял. С одного - кошель, с другого - ботинки!

Теперь смеются не только бандиты, стражники тоже тишком подхихикивают. Зейт обводит подчиненных грозным взглядом, те торопливо опускают глаза, скрывая насмешку. Тогда судья, приняв грозный вид, пискляво рявкает:

- Этого повесить! Следующего ко мне!

Затем, чтобы ускорить процесс - господин зейт изволили замерзнуть - вызывали уже по несколько человек, но приговор был все тот же. И завтра с утра на лесной дороге, где промышляла ватага Лимара, появится необычное (или обычное) украшение - веревки для него уже готовы. А главарей банды, к которым почему-то причислили и паренька, повесят прямо здесь на площади, вечером.

За окном снует народ, торопится, спешит, чтобы успеть все подготовить к предстоящему празднику. Виселицу уже оборудовали, теперь лавки тащат.

Мальчишка с силой сжал кулаки и губу закусил, чтобы прогнать подступающие слезы. Страшно умирать, очень страшно. А раньше ему казалось, что он ничего не боится - и аферы хитрые проворачивал, и в разрушенные города за сокровищами смело ходил. Ан нет, страшно... Было бы чем охранника подкупить, без раздумий бы отдал. Только нет ничего.

Парнишка пошарил по карманам, в безумной надежде, что там хоть что-то завалялось, но нашел только клочок черной ткани. Он точно помнит, в развалинах эту тряпочку нашел: там за кучей битого кирпича какие-то железяки валялись, пара монет старинных да этот оборвыш. Ему тогда буква "А", вышитая на ткани, понравилась, первая буква его имени, вот и сунул клочок ленты в карман, да забыл про него.

Зажал мальчишка этот непонятный клочок в кулаке, да и сам в комочек сжался, чтобы хоть чуток согреться. А взгляд, как приклеенный, к одной и той же точке возвращается - к виселице. И кажется мальчику, что вон та его петля, вторая справа.

Вот бы мне сейчас тулуп вернули, - мечтательно подумал юноша, - вот бы зейт приговор отменил и отпустили бы меня на все четыре стороны.

И так ярко он все это представил, что даже про холод забыл. Зажмурился посильнее, мысленные картинки рисуя. Вбегает, значит, этот мерзкий зейт, кланяется ему в ноги, тулуп протягивает, умоляет слезно: "Простите, господин Айверин, ошибочка вышла! Это все стражники виноваты! Не разобрались!" И поклоны бьет один за другим. Ватажники сидят, рот разинув, а стражники на колени бухнулись и давай об землю лбом биться: "Простите, княжич! Не погубите, благодетель!"

И так хорошо мальчишке стало, весело. Заулыбался он, и не сразу на скрип двери внимания обратил.

- Не погуби, княжич! Не виноваты мы! Нархан попутал! - отголоском его мыслей прозвучало над ухом.

Музыкой звучат эти слова, греют душу, как тулуп тело.

Странно...

Открывает парнишка глаза, а рядом с ним стражники на коленях стоят, лбом об пол стукаются и твердят "Не погуби, княжич!", зейт его в плащ свой укутывает, с ящика поднимает, за собой ведет. И бандиты прямо как в видении на него во все глаза пялятся, ничего понять не могут.

В избе старостиной юношу за стол усадили, супчика горячего налили, винца тепленького.

- Что ж это вы, княжич, - говорит зейт, - не сказали, что вы из знатной семьи, что ищут вас безутешные родственники. Вот письмецо магическое я получил, с описанием вашим.

- Так его, поди, бандиты пытали, - всплеснула руками крепкая черноволосая женщина с добрыми глазами, жена старосты, - вот он все и забыл, окромя имени своего.

Мальчишка-то не дурак был, сообразил, что его мечты сбываться начали, почему да как, не понял, да и не интересовало его это тогда, после вина-то на голодный желудок. Уверился юноша в своей удаче и давай выделываться, зейта со стражниками по двору гонять, типа проверка боевой подготовки.

Кабы хмель в голову не вдарил, по-другому бы себя вел, может, и придумал бы, как дядьку Лимара спасти. Не гад ведь он, чтобы родичей в беде бросать. А получается, что гад. Ведь его самого пять лет назад, как родители померли, не бросили одного, брат отца к себе взял, заботился, как умел. А он забыл про Лимара, вообще тогда не соображал ничего. Эх...

Пока парень веселился, карета из города пришла, чтобы переправить "княжича Айверина к любящим родственникам". Пришлось ехать. Выспался по дороге, а в городе, знамо дело, убег, пока маг и охранники не сообразили, что ошибочка вышла.


- Так это тряпочка такое сделала? - Лерка восторженно погладила ткань пальцем. - Ой, она меня уколола.

- Ага, она, - кивнул "княжич". - Только я не сразу догадался. Поначалу решил, что эта штука мне удачу приносит, с тех пор и таскаю ее всегда с собой как амулет. Потом, правда, еще несколько странных случаев было.

- Расскажи, - попросил я, но тут в дверь постучали и пригласили нас на ужин.

- Сейчас идем, - тоненьким голоском пропел аферист и, обернувшись ко мне, сказал. - Потом расскажу, как время будет.

- Интересный артефакт, - задумчиво протянул я. - Только как он тебе с графом поможет? Будешь представлять, что он про тебя каждый вечер забывает?

- Нет, - усмехнулся он. - Моя штучка еще и на сны влияет. Бокальчик вина, снотворное, и дорогой Миклош будет уверен, что провел чудную ночь с красивой женщиной. Все, братики-сестрички, пошли, а то нас, поди, уже потеряли.




Кэрлин Хорн


Я улеглась на спину, сложив руки под головой, и закрыла глаза. Даже почти заснула, но тут меня дернули за штанину, робко так, нерешительно.

Тысяча дохлых медуз! Нафига клетки так близко друг к другу ставить? А не буду вставать! Нет меня, я в отпуске!

Дерганье не прекратилось, став настойчивее. Я, помянув противоестественную связь того, кто меня будит, с китами, нехотя открыла глаза.

Хм, вот, значит, кто мне спать не дает.

Я протянула руку и отвесила гному подзатыльник. Хорошо, что клетки рядом стоят!

- За что? - обиженно протянул бородач.

- А будить меня зачем было? Я всегда, когда не выспавшаяся, такая злая! - ласково-ласково оскалилась я.

- Я не знал, - примирительно сказал парнишка, - думал, просто лежишь. Рано же еще...

- А может, у меня бурная ночь планируется?

- Что? - не понял он. - Как это?

- Ладно, шучу, - вздохнула я, поняв, что отдых отменяется, - давай хоть познакомимся. Тебя как зовут-то?

- Костас Иборг.

- А я Кэрлин, - улыбнулась я. - Чего хотел-то?

- Спросить хотел, - застенчиво пролепетал Костас, - ты этих знаешь, что ли? - он кивнул в сторону охранника, подремывающего на продавленном диванчике через несколько клеток от нас.

- Этого - нет, - усмехнулась я. - А вот зелененького - да. Он - командир одного из отрядов.

- А про какую охоту он говорил? - набравшись храбрости, выпалил гном, теребя конец короткой, но тщательно расчесанной и заплетенной в косу черной бороды.

- Забава у них такая, - начала я и, поняв по наступившей тишине, что слушает меня не только Костас, но и все обитатели (а их немало) близлежащих клеток, стала говорить громче, - выпускают "ящерок" погулять, а потом на них охотятся. Для тех, кто не понял, поясняю: "ящерки" сидят здесь, в клетках.

- В каких? - переспросил рослый орк с плохо зажившим шрамом на виске.

- В таких! - хихикнула я. - Вот, например, в третьей клетке с края сидит очень миленькая ящерица оркской наружности.

- Убью! - взревел тот, дернув прутья решетки.

- Так они на нас будут охотиться? - уточнил симпатичный золотоволосый эльф в "домике" справа.

- А нам оружие дадут? - поинтересовался его собрат с длинной черной косой, с силой сжав кулаки.

- Дадут, одно оружие на одну ящерку.

- Хорошо! - зло усмехнулся черноволосый остроух. - Тогда мы еще посмотрим, кто на кого будет охотиться!

Народ зашумел, бурно обсуждая тему, как они покажут этим гадам на предстоящей Охоте. О моем существовании благополучно забыли, и я решила поболтать с нашим новым бородатым другом. Что-то мне его имя знакомым показалось, совсем недавно его где-то слышала.

Араж драный, не помню! Может, в разговоре прояснится?

- Слушай, - начала я, но гном меня перебил.

- Зачем ты этого злила, ну который командир? - спросил он.

- Затем, чтобы он захотел сам на меня охотиться, а другим даже трогать запретил.

- Они тебя что, бить собирались?

- Нет, не бить, - фыркнула я, - кое-что другое...

- А что? - недоуменно захлопало ресницами это наивное дитя.

И вот как его могли в разведку отправить? Что у коротышек за начальство такое, якорь им в зад?! Как это чудо вообще в армию взяли? Они там что, малолеток только от мамкиной груди отняли и сразу в бой бросают? А я, значит, должна их просвещением заниматься? Хотя почему бы не заняться, делать-то все равно нечего.

- Уверен, что хочешь это знать? - ехидненько протянула я, заглянув в ярко-синие по-детски любопытные глаза. - Ты хоть знаешь, чем дяди и тети занимаются по ночам наедине?

- Знаю, - гномик густо покраснел и принялся теребить бороду. - Так это же после свадьбы только.

- А у Кротов здесь по-простому: кого в кровать затащил, тот и жена!

- Как так? - часто-часто заморгал парень.

- Мутанты, что с них взять! - хихикнула я. - Дяденек тут много, а красивых тетенек мало. К тому же, впереди ночь, вот и стала Шовера злить, чтобы он остальным запретил меня трогать.

- Так они хотели... - бородач закрыл себе рот ладошкой, испуганно уставившись на меня, пару раз сглотнул и решительно сжал кулаки. - Я бы тебя защитил!

Ой, мамочки мои, прелесть какая! Нет, это чудо дивное нельзя Кротам оставлять. Решено, беру парня с собой!

Я, конечно, слышала, что у коротышек строгие правила на счет этого, но чтоб настолько! Где этот цветочек тепличный рос, интересно? И...

- Сколько тебе лет, дружище? - последний вопрос я задала вслух.

Гном покраснел еще больше и вновь вцепился в бороду.

- Двадцать четыре*, - пролепетал он.

Ну замечательно, оно еще и несовершеннолетнее!

Поймать бы сотника, который этого младенца сюда заслал, да ноги вырвать!


Двадцать четыре* - совершеннолетие у гномов наступает в двадцать пять лет.


- Знаешь что, - приблизившись вплотную к прутьям, я поманила парнишку пальцем, а когда он подставил ухо, зашептала, - у меня есть план побега, но мне нужен защитник. Пойдешь со мной?

Гном усиленно закивал, польщенный такой ролью, а я продолжила:

- Только пообещай меня слушаться: я эти места лучше знаю, я выведу. А вот ежели на нас нападут, то тут я на тебя полагаюсь, ты же мужчина!

"Мужчина" так обрадовался, что готов был согласиться на что угодно, а пока смотрел на меня честными преданными глазами. Н-да, не было у меня проблем, теперь вот "защитника" себе завела.




Сэм Винфорд


Ай ушел в свою комнату переодеться к ужину. Как он сможет сделать это один, я даже не представляю, лично я бы без Лерки точно бы не справился.

Платья, которые предлагала мне хайта, я забраковал, как слишком пышные и расфуфыренные.

- Не нравится, сам выбирай, - обиженно сказала она и демонстративно повернулась ко мне спиной. - Выбирай-выбирай, они там все такие!

Я заглянул в шкаф и еще раз уверился в том, что Лера у нас девочка правдивая: наряды действительно были "все такие". Вытащив самое на мой взгляд темное и простое, я влез в это пыточное устройство.

В столовую нас провожал графин Вальт самолично, рассказывая какой я красивый в этом платье и поминутно пытаясь облобызать мою ручку.

Достал совсем, урод! Так, надо срочно отвлечься.

Я не понимаю, как можно так испоганить замок? Когда мы только подъезжали, мне резиденция ггафов Дгакт очень понравилась: высокая крепостная стена, ров с водой, подъемный мост, мощные стены замка, узкие окна первых двух этажей, да и расположен удачно, на холме. Третий и четвертый этажи только подкачали (окна большие, витражные, карнизы широкие), для обороны они совершенно не пригодны. Похоже, их отдельно делали, и явно не тот, кто строил основную часть. Первый-то настоящий воин был, знал толк в защите.

Я кучу записей видел с различными замками, да и с ребятами мы несколько раз сбегали подобные крепости смотреть: к целым близко не подлетали, а вот по развалинам шастали. Я так радовался, что смогу как следует изучить древнее сооружение, но стоило мне войти внутрь, как от радости не осталось и следа. Доблестными воинами и героями здесь и не пахло, а пахло цветами в вазонах и какими-то благовониями. Если учесть, что цветов было много, запахи соседних букетов смешивались, а воду, похоже, меняли не слишком часто, то можно представить, какой в доме стоял ароматец. Везде позолота, блеск, в роскошных залах большие хрустальные люстры, в коридорах магические светильники странной формы. Кругом пушистые ковры - на полу, стенах. Даже на диванах валялись какие-то лохматые тряпки.

Только вот охраны во время экскурсии, устроенной Миклошем сразу после полдника, я не заметил. Нет, если быть честным, то на крепостной стене солдаты были, а вот в доме ни одного вооруженного человека. Это что, получается, стоит врагу пройти незамеченным первый (он же единственный) круг охраны, или подземным ходом пробраться, и все - можно брать замок голыми руками!

Не графы, а блин горелый, как Барбариска говорит!

Ах да, как же я забыл - здесь же оружейная есть! Но я очень сомневаюсь, что выставленные там образцы, сверкающие множеством драгоценных камней, можно реально использовать в бою. Не оружейная, а музей какой-то. Я лезвие парочки с позволения сказать мечей пальцем потрогал - тупооое, жуть.


Стоп, а куда это нас Вальт потащил? Полдник вроде в другой комнате был.

Ага, ясно, там была гостиная, а здесь столовая.

Хм, и тут обычная для замка обстановка - напыщенная и вычурная. Огромный зал, большие витражные окна, на стенах картины в золотых рамах, в центре большой овальный стол, вокруг него мягкие кресла.

Так, не понял... А где ковры?

Паркет на полу при желании можно было использовать вместо зеркала, но ни одного, даже самого мало-мальского коврика не наблюдалось. Зато наблюдались странные парни в серых ливреях с плоскими деревянными сковородками в руках. Эти бравые ребята стояли за каждым креслом, словно истуканы.

Что-то мне это "оружие" напоминает...

А, точно! Ракетки для новомодной женской игры "воздушный мяч"*. Форма один в один, только эти тяжелые и деревянные.

Интересно, а зачем они нужны? Горячие блюда на них подавать?


Воздушный мяч* - игра наподобие нашего бадминтона.


Сам обед, надо отдать должное повару, был превосходный, чего не скажешь о компании, собравшейся за столом. Светская беседа о нарядах, моде и птичках мне надоела еще в первые пять... да какие пять, в первую же минуту! И если Вальт обычно болтал сам, от меня даже ответов не требовалось, то его сестрица постоянно что-то спрашивала. Про тряпки и моду я не знал ничего, поэтому сидел с загадочным видом, притворяясь, что внимательно слушаю графина - так хоть молчать можно.

Если бы не новое действующее лицо, появившееся, когда мы приступили к горячему, я бы точно помер со скуки. Это был голос, просто голос - мужской, старый, дребезжащий. Иногда ехидный, иногда злой, иногда язвительный. Но его едкие замечания были весьма точными и меткими. И судя по тому как хихикала Лерка, закрывая рот ладошкой, она тоже этого дедулю слышала.

- Ишь, нищеброды неугомонные, расселись тут! - возмущался голос. - Добро мое проедаете?! А я для вас его копил-собирал, ворюги нархановы?! Ишь какие, расфуфырились! Расплодились тут, паразиты, детей наделали - один тупей другого! А вот так вам и надо! - злобный каркающий смех. - Будете знать, как чужое добро тырить! Мало мне этих нищебродов, так они еще троих притащили! Ну и чего ты на меня вылупился, смерд?! И нечего тут круглые глаза делать! Да, я с тобой разговариваю! Я всегда правду говорю! Вот кто ты такой? Нищеброд! Как есть нищеброд! Еще и лыбится сидит, стервец!

Я торопливо схватил салфетку и закрыл ею рот, всеми силами пытаясь не расхохотаться в голос, но глаза меня выдавали, как, впрочем, и Лерку. Ничего не понимающий, а главное, не слышащий Ай исподтишка показывал нам кулак, но это тоже не помогало. Тем более что дедок разошелся не на шутку.

- Ты пошто мою серебряную вилку хватаешь, туша необъятная? - вопил он. - Вон во дворе, в сарае, вилы стоят, тебе в самый раз будут! Ну, я щас тебе...

Небольшой серебряный соусник взмыл в воздух, покачался немного и полетел в сторону хозяйки, зависнув над ее головой.

- Кушай, милая, - глумливо пропел призрак, - не обляпайся! - и перевернул посудину.

И тут я понял, зачем нужны слуги с деревянными ракетками. Один из них, что стоял позади графини Дракт, резко размахнувшись своим грозным оружием, на лету сбил вражеский объект, откинув его в сторону. Соусница шмякнулась на пол, а ее содержимое растеклось по паркету несимпатичной лужицей. Вскоре к ним присоединились черепки от супницы и остатки деликатесного черепахового супа, колбаска, элитный эльфийский сыр, штоф с гномьим эликсиром (не разбившийся), соленые огурчики, треснувшее блюдо с запеченной рыбой, толстый полосатый кот (ан нет, он не прилетел, а сам выполз из-под дивана) и многое другое. Судя по злым взглядам спортсменов-метателей, которые они бросали на обжирающегося кота, питались парни тем, что сами же и сбивали в полете.

Вот интересно, как составляется их меню? Едят, что получится? Или они с дедулей-призраком договариваются? А то и эликсирчик, и закусочка... Зря они, что ли, летающими стаканами прямо в котика метят - при его аппетите и без закуси можно остаться!

И чего это я сюда ехать не хотел? Тут так весело!




Кэрлин Хорн


Принесли ужин. Все та же зеленоватая бурда, противная, но питательная. В прошлый раз до начала Охоты я тут месяц просидела, так что к здешней кормежке привыкла, но сейчас даже пробовать не стала - если я все просчитала правильно, то лучше это не есть.

Я демонстративно поднесла ко рту пару ложек, не проглотив при этом ни капли. Скривила недовольное лицо - пусть охранники порадуются, не только им эта мерзость не нравится. Гномик же наяривал это варево будь здоров. А что? Организм молодой, растущий, витаминки, однако ж, нужны! Я протянула ему свою порцию, пусть питается. Мне ведь не жалко, к тому же он тоже обедом с нами поделился, пусть и не очень-то добровольно.

Золотистый эльф, брезгливо глянув на содержимое тарелки и приподняв тонко очерченную бровь, уточнил:

- Мы должны ЭТО есть?!

- Не нравится, не ешь, нам больше останется, - меланхолично отозвался бандит с мясистым наростом на левой половине лица.

Он выхватил из рук пленника миску и похромал к следующей клетке. Его напарник, высокий лысый парень с иглами (вот бы Ильсанчику этого урода показать!), ехидно спросил у второго эльфа:

- Тоже есть не будешь?

Тот отрицательно замотал головой, вцепившись в тарелку и делая шаг назад.

- Ты собрался это есть?! - изумленно повторил свой вопрос первый красавчик, когда охранники отошли.

- Новоольсивиаль, чтобы сражаться, нужны силы. А значит, надо есть, пусть даже это! - черноволосый протянул другу миску. - Ешь.

Эльф принюхался, зачерпнул похлебку (ага, это именуется похлебкой - а вот из чего оно делается, лучше не спрашивайте!), вздохнул и мужественно отправил содержимое ложки в рот.


Доев обе порции, Костас робко обратился ко мне:

- Кэри, извини, я тут спросить хотел.

- Ну так спрашивай, - усмехнулась я. - Чего тушуешься? Тому гному на стоянке ты неплохо врезал. А сейчас словно мальчишка себя ведешь.

- Я не мальчишка! - запальчиво выкрикнул гном, яростно сверкнув глазами. - Мне уже через два месяца приставку Та к имени* дадут. Я думал, ты другая, не такая как все! А ты!


Приставка к имени* - дается гному в день совершеннолетия, указывает на принадлежность к клану, ставится перед фамилией.


- Эй, Костас, я не хотела тебя обидеть, извини, - примирительно сказала я, создавая простенькую иллюзию, чтобы остальные пленные слышали совсем другой разговор, - ну надо же быть как-то... решительнее, что ли.

- Вот и эти все, ну из отряда, также говорят: "давай действуй", "не сиди", "ты же мужчина", "сражайся", - вздохнул парень. - И подстраивают какие-нибудь пакости, то оружие спрячут, то в бороду во сне хвои засунут, то еду утащат, не один раз причем. Сдачи-то я давать научился, приемы боевые выучил, только это не значит, что мне стали нравиться драки, войны, оружие. Мне другое по душе, - он мечтательно закрыл глаза. - Вот зачем надо ругаться, если можно мирно все решить? Как можно о даме гадости говорить, а тем более ее обижать? В древних балладах ведь не так поется.

В балладах? Вот это поворот. Гном, обожающий древние баллады - это нечто!

- А ты много баллад слышал?

- Ага, много. Мы в детстве, когда еще отец был жив, часто на Ярмарку ездили. Там всегда артисты выступали. Мне так понравилось, я все песни запомнил. А потом дома сам несколько баллад написал, - гордо заявил он и тут же сник. - Только дядя говорит, что это недостойное настоящего гнома занятие - песенки петь, вот молот и кузня - это другое дело.

- Так ты и петь умеешь?

- Умею. Хочешь, я тебе спою? - с надеждой спросил парень. - С тобой почему-то легко разговаривать. Я раньше с женщинами мало общался - не положено до совершеннолетия гному с девчонками дел иметь, а сестры у меня нет. Ты извини, если я что не так делаю. Мне дядька не объяснял еще как надо. Мальчишки, правда, со старшими ребятами все это обсуждали, но меня не брали, да я и сам не просился. В балладах ведь это лучше расскажут, чем на улице.

- То есть ты до сих пор с девушками не общался? - удивилась я. - Их что, в самых дальних пещерах прячут?

- Нет, не прячут, - ответил Костас, - но до совершеннолетия мальчикам нельзя заговаривать с посторонними женщинами, а девочек везде сопровождает кто-то из старших родственников. Школы у нас раздельные. А вечером после звукового сигнала детям вообще нельзя на улицу выходить. Но так даже лучше, никто не мешает песни писать. Так спеть тебе?

- Спой, - улыбнулась я, заранее готовясь зажать уши, ну и морок накинуть, чтобы Костик этого не заметил.

Ничего себе. Вот это голос! Да такому и эльфы позавидуют! И слова хорошие: про дорогу и ветер, про дальние странствия и смелость, про поющий горн и расплавленный металл, про любовь, куда уж без нее.

- Ну как? - робко спросил он.

- Здорово! - честно ответила я. - А слова твои?

- Мои, - улыбнулся Костас. - Я эту песню придумал, когда у дядьки Рунта в кузне работал. Мне ее слова кузнечный горн пропел и молоточки простучали. А вот подкова, что я тогда делал, не получилась, - усмехнулся гном. - Дядька долго ругался, за два года я у него много заготовок попортил. Потом терпение у дядьки Рунта кончилось, вот и отправил он меня к другому дядьке, его брату старшему. Тот магом заделался, знаменитым. Думали, вдруг у меня способности к магии проснутся.

- Проснулись? - уточнила я, почти уверенная в ответе.

- Неа, - пожал плечами Костас, - не проснулись, не маг я. Стали дядья решать, куда меня еще пристроить, чтоб я настоящим гномом стал. А пока я дядьке Орпину помогал: зелье там принести, за посетителями следил, чтоб не шумели. ТаИборг очень известный маг, к нему много народу ходило, даже эльфы. Как-то, года три назад, один важный остроух заглянул. Сразу видно знатный да богатый - надутый, как мешок в сокровищнице Правителя ТаСунгара. Я почему запомнил, дядька Орпин тогда на меня сильно осерчал, важное дело я ему испортил. А так он хороший, добрый, дядька-то.

- Что за дело? - заинтересовалась я.

- В тот день дядька еще с утра велел мне приемную залу, ну комнату, где он посетителей встречает, проветрить, как следует, чтобы старых запахов не осталось, а сам пошел новое зелье готовить и травки, ну благовония. Ему травки эти не особо и нужны, Орпин и без них умеет, - тут Костик снизил голос до таинственного шепота, - в чужие головы залезать! А травки, это так, чтобы клиент расслабился и чувствовал себя как дома.

Ну-ну, дружище, - мысленно усмехнулась я. - Ушлый у тебя дядька, оказывается. Хотя в голову влезать не только он может. Думаешь, почему ты вдруг так со мной разоткровенничался? Жаль только, что мало я в магии разума разбираюсь. Этот ТаИборг, видать, неплохой маг, раз народ толпами к нему валит. Вон и эльфы даже приходят, хотя обычно ушастики считают, что гномы и магия, то же самое, что шаффты и салат из лепестков роз.

Хм, если этот эльф тот, о ком я думаю, надо разузнать о той встрече поподробнее.

- Костас, а дальше что? Что с ушастиком-то случилось?

- Дядька ушел зелье готовить, а мне приказал найти какое-нибудь украшение и на стол в приемной зале положить, под деревянное блюдце, на нем еще такие руны интересные вырезаны. Ну я и положил. Там, кстати, хитрость такая есть. Под блюдцем кусочек столешницы, если на одну кнопочку нажать, вниз уходит, а дальше желобок, по которому вещица скатывается и словно сама собой прямо на колени клиенту падает. Короче, для колдовства я все приготовил, потом во двор вышел отдохнуть, а там клетка стоит с кошечкой. Серенькой такой, пушистой, только злой очень, ей даже рот веревкой завязали.

- Есть! - торжествующе выпалила я.

- Что? - не понял гном.

- Нет-нет, все в порядке. Что дальше?

- Я ее погладить хотел, но тот эльф на меня накричал, идиотом обозвал, сказал, чтобы я его зверя не трогал. Потом остроух в дом ушел, а следом его слуги клетку затащили. Через час выходит этот ушастый, довольный весь, сияет, как начищенный щит, и кошка рядом с ним бежит спокойно, уже без всяких веревок. После обеда Орпин погнал меня залу убирать, я тарелочку-то сдвигаю, а она там лежит.

- Кто она?

- Так сережка. Я дядьке говорю, чего это эльф украшение-то не забрал, и сережку показываю. Ну я же не знал, что надо было одну вещь класть. Орпин сказал "украшение", я и положил. Разве серьги не украшение? Вот и получилось так, что одну серьгу эльф забрал, а вторая у меня осталась. Ой, дядька ругался! Говорил, что из-за одного остолопа он чуть весь процесс не завалил, еле-еле поток удержал. Одно хорошо, дядьке понятно стало, отчего поток баловал - оказывается, он, поток, то бишь, там под тарелочкой на две части делился.

Якорь мне в зад! Вот это дела!

- А где вторая сережка теперь?

- У меня. Дядька тогда велел за эльфом бежать и вторую серьгу ему отдать. Но опоздал я, ушастый телепортом ушел. А признаться дядьке я побоялся, решил, что потом когда-нибудь найду эльфа да передам украшение. Только...

- Что только?

- Забрали у меня сережку. Этот, который тебя из клетки вытаскивал, ну толстый такой...

- Рохмур? - спросила я, но ответом мне был только бодрый заливистый храп.

Оглядевшись, я поняла, что предчувствия меня таки не обманули - в похлебке действительно было снотворное.




Барбариска


И чего, спрашивается, мы поперлись на ночь глядя этого проклятого тали искать?

Пока мы с Умником допрашивали гнома, Ли приспичило свои камешки покидать, а они возьми да и покажи, что моему тали что-то угрожает, и даже место назвали - городок Нисколен. Отсюда вывод, бедной Барбариске надо срочно собираться и мчатся на всех парах спасать какого-то неизвестного котенка. Да ладно, я в принципе не против - расположен этот городишко неподалеку от Янкара, в той же Зеленой зоне, всего в паре недель пути, а там и до Виссэра рукой подать. А если Эдик перебросит нас к реке Со-Рор, то оттуда всего три дня до Нисколена - это если в объезд, и один день - если путь срезать.

Тратить время я не хотела, да и Тар-тои-марр особо не настаивал на окольном пути. Одно плохо, на коротком гоблины повадились свои "дыры" закладывать - телепорты стационарные.

На самом деле никаких дыр там, конечно, нет, а есть вход, ничем особо не примечательный, и выход, обозначенный десятком карликов, вооруженных метательными ножами. По слухам, свои железки они бросают очень даже метко. Только, по моему скромному мнению, без разницы метко шибздики ножички-то кидают или нет - если нападают они по сорок-пятьдесят воино-штук, то могут запросто сделать из тебя ежика в считанные минуты. Говорят, маги посулили кучу денег тому, кто раскроет им тайну "гоблинских дыр", но недомерки своих Наделенных Даром берегут как святыню, и никто никогда их не видел и даже близко не стоял.

Как телепорты работают? Короче, идешь ты, значит, по дороге, солнышко светит, птички поют, травка зеленеет, а потом бац - ни солнышка, ни птичек, а из зеленого только довольные-предовольные морды гоблинов.

Что они с пленными делают? Шаффтам продают, на обед. Берут либо деньгами, либо рыбой, либо вещами всякими, потому как шаффты в свободное от людоедства время грабежом занимаются или на рыбалку ходят. Некоторым пленным, правда, везет - их отпускают домой в обмен на еду или одежду. А особо предприимчивые деревеньки, ежели гоблины поблизости объявились, сразу договариваются, что будут оставлять еду в условленном месте, чтобы их не трогали.

Н-да, смешного тут мало. Особенно если учесть, что ловушки гоблинов засечь практически невозможно: магически они не определяются, визуально тоже, разве что по мельчайшему дрожанию воздуха, но это далеко не каждый заметит, а если и заметит, то не поймет. Хотя урс уверял, что он-то как раз такие штуки издалека чует. Поверить ему, что ли, на слово? Или положиться на удачу? Да и поздно сворачивать, давно уже в земли гоблинов углубились. Да и Зар не особо возражал, когда мы сюда сворачивали.


Мы ехали уже второй час, усталости я не чувствовала: либо я уже привыкла к верховой езде, либо Зарчик опять со мной силой делится, либо одно из двух. В общем, скакали мы, скакали...

- Ты чего хихикаешь? - удивленно уставился на меня Тар-тои-марр. - Надо мной?

- Нет, что ты! - улыбаясь, ответила я. - Просто анекдот вспомнила.

- А это еще что за зверь?

- Это коротенькая веселая история.

- Расскажи, - предложил урс, - за разговорами и дорога короче становится.

- Запросто, слушай, - фыркнула я. - День скакал Иван-царевич, два скакал, а на третий день соседи ему и говорят: "Кончай скакать, Иван, кенгуру из тебя все равно не получится!"

- А что в вашем мире тоже прыгуны водятся? - расхохотался Веррунчик.

- Прыгуны? - сначала не поняла я. - А, кенгуру. Водятся. Похоже, мой дар синхронного перевода подбирает ближайшее подходящее слово. А как ваши прыгуны выглядят?

Какое-то время мы болтали, азартно обсуждая различные виды животных, а потом марр велел не отвлекать его, ведь он отвечает за мою безопасность, и мало ли кто откуда вдруг выскочит.

- Тихо! - прошипел вдруг Верран. - Что-то не так! Назад!

Но было уже поздно.

Все получилось так, как и рассказывал марр: бац - и больше нет ни солнышка, ни птичек, только каменные стены и зеленые радостные морды гоблинов.

Вокруг нас скакало около двадцати мелких, мне ниже пояса, существ. В конкурсе красоты они бы явно не победили - длинные торчащие в стороны уши, крючковатые носы, большие глубоко посаженные глазки, жидкие волосенки, цвет опять же не гламурный, грязно-зеленый. Но и кастинг на роль гоблинов в американском кино не прошли бы: уродливости маловато, да и злобность подкачала. Хотя добрыми и безобидными я бы их тоже не назвала, раз шаффтам людей на мясо продают. Одно хорошо, быть съеденными в ближайшее время нам не грозит - сами гоблины человечинкой не балуются.

Кони словно взбесились, они то дико ржали, то испуганно всхрапывали, то вставали на дыбы. А так как я просто гениальная наездница, то и свалилась первая. Еще немного и все смогли бы полюбоваться на чудную лепешку имени меня, но Зар (спаситель мой!) спрыгнул с лошади, умудрившись прихватить и наши мешки, и перехватил моего коня под уздцы, оттаскивая в сторону. Его лошадка, почуяв свободу, рванула вперед - карлики еле отскочить успели. Мой конь, как только мальчик его отпустил, помчался следом. Урс, пытавшийся успокоить свою коняшку, плюнул на это дело и тоже спрыгнул на землю. Несколько гоблинов с радостным улюлюканьем бросились вслед нашему бывшему транспорту, а оставшиеся азартно спорили, сколько им за меня и мальчишку заплатят, и стоит ли связываться с урсом.

Пока Верран грозно шипел, спрятав меня за спину, Зар осматривался, оценивая опасность, а гоблины ругались друг с другом, я соображала, что делать. Вызвать, что ли, Эдика, чтобы он нас забрал? Он мне на прощанье амулет один дал - симпатичный такой камешек, на янтарь похож. Теперь маг может переместиться ко мне, где бы я ни находилась - главное, чтобы было немного свободного места, куда я должна буду бросить этот камушек, а потом активировать его, сказав пароль.

Но Умник помешал мне осуществить задуманное, рявкнув, что нам просто необходимо попасть в город этих шибздиков и что-то там найти. А раз я обещала слушаться...




Сэм Винфорд


Не спалось. Я распахнул окно и уселся на подоконник, одеваться не стал, так в пижаме и расположился. Грудь, правда, нацепил, вдруг кто-то со двора увидит - не хотелось бы проколоться из-за такой мелочи. Хотя если сравнивать с хозяйской дочкой, то не такая уж и мелочь!

Люблю вечер. Красиво вокруг: относительно светлое небо (сегодня только одна сестра гуляет, зато звезд хоть отбавляй), темный лес на горизонте, правее серебрится узкая полоска реки. Какие-то тени шныряют внизу холма, но к крепости не подбираются.

Двор рассматривать куда интереснее - с четвертого этажа он как на ладони.

Пока ггаф Дгакт пристает к Эвелине, а та травит его снотворным, пока графиня объедается на ночь пирожными, а их дети, надеюсь, спят (про Вальта надеюсь вдвойне!), замок живет своей жизнью. Вон там, в караулке, стражники устроили, как говорит наш техник, "профилактическое мероприятие с целью устранения неполадок", по крайней мере, "дезинфицирующие материалы" уже притащили. Большая такая бутыль, литров на пять. А что? Нормально, их же там пятеро!

Я еще во время вечерней прогулки с графинчиком стражников сосчитал, так, на всякий случай, ну чтобы болтовню этого жирдяя не слушать. О чем Вальт рассказывал? Да кто его знает, вроде о том, как он с хищным зверем голыми руками дрался. Видел я, кстати, сегодня этого рыжего зверя: сначала он за бантиком по моей комнате гонялся, потом пытался меня за ноги ловить, а как Бумера увидал, побежал к нему ластиться, поди, за мамку принял.

О! Куда это служаночка побежала? В сад. Так, а этот спортсмен-метатель куда направляется? Тоже в сад? Ясненько, наверняка будет девице рассказывать, как правильно ракетку держать и какой должен быть замах, чтобы соусница графьям на макушку не шлепнулась.

А там у нас что? Ну хоть кто-то нормальным делом занят...

- Ишь расселся он здесь, нищеброд проклятущий! - прокаркал сзади резкий старческий голос, заставив меня подскочить от неожиданности. - И куда это ты вылупился, щенок, я вот туточки! Неа, теперь здесь! Ну чего вы сюда приперлись? Надо чего спрашиваю?

- Мы ненадолго, - ответил я, оглядывая комнату внимательным взглядом и пытаясь понять, где эта призрачная зараза засела. - Уедем скоро.

- Уже уезжаете? - с наигранной грустью прозвучало из пустоты. - Что, даже чаю не попьете? Замечательно! - желчно расхохоталось вредное привидение. - Ну что, нищеброд, самое время учиться летать!

Тяжелое дубовое кресло взмыло в воздух и на большой скорости помчалось ко мне. Пока я соображал, что к чему, прыгать внутрь комнаты было уже поздно.






Глава 10. Мы мирные люди, но наш бронепоезд...



Кэрлин Хорн


Население соседней клетки, как и всех прочих, мирно дрыхло, даже крот-охранник самоотверженно спал на диване около выхода из пещеры. За все то время, что мы тут сидим, он так ни разу и не вставал со своего места - видать, именно там и хранится все самое ценное, и бдительности терять никак нельзя. А то попу с дивана поднял, голову потерял - ну еще б, ежели такой бесценный диван уведут, тут меньше чем головой не отделаешься.

Вокруг царила восхитительная тишина, нарушаемая лишь тихим шепотом, доносящимся от второго ряда клеток. Сейчас бы лечь и поспать. Совсем бедную девушку замучили - то беготня постоянная, то гномы приставучие. Хотя поет Костик хорошо, мне понравилось.

Стоп! Что я там про тишину говорила? Чем она нарушается? Откуда тут шепот? Ага, ясно. Эльфы шушукаются о чем-то. А почему они не заснули, как все остальные? Точно, они ведь съели одну порцию на двоих, следовательно, и снотворного меньше получили. Но вряд ли тот, кто все это организовал, забыл о такой мелочи, как несъеденный полностью ужин. Предполагаю, что доза снотворного в похлебке была убойной. Значит, скоро и на ушастых должно подействовать. А вот потом сюда этот господин-отравитель и заявится. Ну что ж, подождем.

Интересненько, о чем это перворожденные там болтают.

Старательно выравнивая дыхание, чтобы сойти за спящую, я навострила ушки.

- Если отсюда выберемся, - решительно заявил один из эльфов, - я уеду в столицу. Меня давно зовут в личную гвардию Советника, там у меня брат служит. Или еще куда. Но Лорду Эвринэ я точно больше служить не буду! Это ж надо такую глупость придумать: жена от него сбежала! - парень едко усмехнулся. - А мы ее ловить должны. Нет, Луори, ты мне скажи, Лорд всерьез думает, что у него жена такая идиотка, чтобы через земли Кротов идти?

- Нет, - ответил черноволосый, - не думает, но не исключает и такой возможности. Леди Анивиэль в совершенстве владеет магией иллюзий, так что ей не составит труда пройти незамеченной даже под носом у этих бандитов. Но, насколько я знаю, таких отрядов как наш несколько - Лорд хочет проверить все направления. Говорят, что сама Ани ему даром не нужна, его волнует только шкатулка с драгоценностями, которую Леди с собой прихватила.

- Обеднеет он, что ли, если Ани возьмет немного безделушек? - фыркнул золотистик. - Тем более что они и так ей принадлежат, Шевел сам их и подарил. Не станет она воровать, я уверен!

- Я тоже, - кивнул его товарищ, - только нам от этого не легче. Давай спать, силы нам еще понадобятся.

- А тебе не кажется странным, что все так быстро уснули?

- Кажется. Нам что-то в еду подсыпали.

- Яд?

- Нет, - усмехнулся Луори, - мертвецы не храпят. Предлагаю, спать по очереди. Ты спи, я пока подежурю.

Через несколько минут оба эльфа присоединились к остальным пленникам - снотворное наконец подействовало, как ни пытался черноволосый Луори с ним бороться.

Это что получается, эльфов не за Сейфи послали, а за женой этого гада ушастого, якорь ему в зад? И она, стало быть, тоже где-то здесь - мороком прикрылась, и дурит нам всем головы. Ну-ну. Так, женщин в клетках всего трое. Я не считаюсь, тогда или толстая лохматая человечка или симпатичная высокая орка.

Я пригляделась внимательнее. Зеленокожая воительница была красива той яркой хищной красотой, свойственной только оркам, а судя по количеству бусин, вплетенных в длинные темно-каштановые волосы, она еще и опытный боец, убивший не одного врага. Я бы на месте эльфки под нее замаскировалась - ушастики ведь любят все красивое. Хотя если придется принять бой, обман сразу раскроется. Не, орка не подходит...

Тысяча дохлых медуз! Смысл сейчас гадать. Кто эльфийке помешает под мужской личиной спрятаться, или вообще другой дорогой пойти? Мне эта Леди, конечно, как аражу бантик, а вот с ее шкатулочкой я бы поближе познакомилась. Ладно, об этом мы потом подумаем. Скоро у нас тут гости ожидаются.




Сэм Винфорд


Бросив быстрый взгляд на приближающееся на большой скорости кресло, на ухмыляющегося призрака, ставшего наконец видимым, я посмотрел вниз, выискивая пути к спасению. Хм, далековато лететь, четвертый этаж, как-никак. О! А вот это мне подойдет!

Я только собрался спрыгнуть на широкий карниз, расположенный метром ниже моего окна и опоясывающий весь замок, как рядом со мной возник вздыбивший шерсть Бумер, и аражев стул с подушками замер буквально в нескольких сантиметрах от нас.

- Не трррррожь! Это котенышшшшш моей меле! - яростно зашипел лингрэ и отправил креслице в обратный полет.

Привидение прищурило глаза, перехватило "снаряд" и, рявкнув "сгинь, нечисть поганая!", запустило им в нас. Какое-то время они дружно играли в воздушный мяч, перекидывая друг другу кресло, потом объявилась Лерка и отобрала у "малышей" их игрушку. Призрак, успевший заметить, как хайта туманом просочилась через щель под дверью, которую вредный дедок подпер шкафом, впал в ступор, шепотом повторяя: "Как это? Не может быть!".

- Ты кто? - спросил он у Леры, подозрительно сощурившись и взяв наизготовку трость с серебряным набалдашником.

- Вообще-то, - улыбнулась девчонка, - воспитанные люди, обращаясь к даме, сначала должны представляться сами!

- Простите, леди, я уже давно с приличными людьми не общался, отвык, - расслабившись, вздохнул старик и, слегка поклонившись, гордо произнес. - Разрешите представиться, граф Руфинарис Эра'стуар.

Теперь мы могли рассмотреть кошмар рода Дракт во всей красе. Высокий худой старик с длинными седыми волосами, собранными в аккуратный хвост. Открытый лоб, тонкие поджатые губы, нос с благородной горбинкой, гладко выбритый подбородок, горделивая осанка, изящный, явно дорогой камзол, элегантная трость. И взгляд строгий, надменный. Вот это я понимаю, настоящий граф - не то что Миклош.

- Ой, - прижала ладошки к губам девчонка. - Так вы дальний родственник графов Дракт?

- ЧТО? - взъярился дед. - Никогда! Вы слышите, никогда, графы Эра'стуар не были и не станут родственниками этих нищебродов, посмевших обворовать благородный род!




Барбариска


Верран оттолкнул меня себе за спину и выпустил когти, готовясь к бою. В груди разлилось привычное жжение, верный признак того, что и Зар не собирается оставаться в стороне - а так как его энергетический баланс полностью еще не восстановился, он и заимствует мою силу. Пусть берет, не жалко. Мне грех жаловаться: когда помощь или новые способности нужны мне, мальчишку даже просить не надо, сам все сделает.

Фраккат решительно шагнул вперед, встав рядом с марром.

- Не торопись, - я положила руку мальчику на плечо. - Есть у меня одна идейка.

Помнится, Веррунчик говорил, что эти зеленые товарищи, которые нам совсем не товарищи, не очень-то умные, а смелые только тогда, когда толпой нападают. На этом можно сыграть. Антуражик бы еще соответствующий, костюмчик. Ладно, обойдемся подручными средствами.

Ха! А вот эта штука сгодится!

Еще во время уборки в доме Эдика, я нашла в библиотеке толстую тетрадь, даже скорее книгу. Черный кожаный переплет, края обиты серебряной окантовкой, в центре верхней обложки на коже выдавлен какой-то узор (то ли герб, то ли еще что) с маленькой серебряной треугольной вставкой в центре. Смотрится очень солидно. Внутри непонятные научные записи и формулы. Эд сказал, что это не его книжка, его подобные исследования не интересуют, он эликсирами не занимается, а значит, я могу смело тетрадочку забирать. Ну я и забрала, решила в ней собственный дневник вести - там ведь всего треть листов использована, а на чистых я могу смело что-то свое записывать. Так что теперь это Блокнотик Барбариски! А к нему я выклянчила у Эдика перо с "дополнительным объемом чернил"...

Дура!!! О чем я думаю?! Еще немного, и мои герои-защитники в рукопашную бросятся.

Я торопливо нырнула в сумку, выуживая свой Блокнотик и перо. Теперь это "важный официальный журнал по учету опасных преступлений".

Так, делаем морду кирпичом. Начали!

- А ну всем молчать! - что есть силы заорала я. - Стоять - бояться!

Гоблины замерли, изумленно уставившись на меня. Верран с Заром тоже. Хотя нет, вру, Зарчика таким не удивишь - стоит, как ни в чем не бывало, ни один мускул на лице не дрогнул. У, истукан! Нет, я не я буду, если твою броню не пробью, ты еще будешь у меня хохотать, друг дорогой!

Ладно, едем дальше. Не стоит терять инициативу.

Я шагнула вперед и грозно ткнула пальцем в ближайшего недомерка.

- Имя, фамилия, звание! Почему одет не по форме? Как начальство встречаешь, салага? - рявкнула я. - Командира ко мне, живо!

- Чего это? - зашуганно пропищал гоблин, приседая и пятясь назад.

- Прокурорская проверка! Генерал-майор Борисова, ОБЭП!

- Хто? - промычал второй, постарше и, видимо, чуток решительнее.

- Отдел по борьбе с экономическими преступлениями! - наступала я, заставляя мелких отходить шаг за шагом. - На вас поступили жалобы, что вы демпингом занимаетесь!

- Чем?

- Цены на товар намеренно занижаете! Мешаете свободной торговле и здоровой конкуренции! Да и общество защиты прав потребителей к вам претензии имеет, - перо обвиняюще уперлось в нос старшему гоблину.

- Какие? - выдавил тот, прижимаясь к стене и шаря по ней рукой, видать, старался нащупать своих товарищей, тихой сапой расползающихся по расщелинам в стенах и прячущихся за валунами.

- Товар некачественный! - открыв тетрадь, начала "зачитывать" я. - Вот здесь все записано. Мясо либо жирное, осклизлое, либо старое засушенное, часто заплесневелое, бывает даже с душком. Вы собираетесь и дальше честных потребителей обманывать?

- Каво? - зеленому наконец удалось уцепить за руку не особо расторопного гоблинчика и отгородиться им от меня.

- Тех, кто у вас продукцию приобретает!

- Хто?

- Мясо вы кому продаете?! - сердито сдвинув брови, уточнила я.

- Шаффтам, - сообщил мелкий светло-зеленый карлик, временно подрабатывающий заградительным щитом, и попытался вырваться из цепких ручек начальства, но оно не дремало, и маневр не удался.

- Шаффтам! - повторил храбрый предводитель гоблинов.

- Вот именно! - усмехнулась я. - Я назвала вам лишь часть тех жалоб, что поступили на вас от потребителей вашего товара, - я подняла повыше дневник, чтобы всем заинтересованным лицам, то бишь мордам, выглядывающим из своих укрытий, было видно. - В этом важном официальном журнале по учету опасных преступлений записана целая куча жалоб на тот товар, что вы им продаете, а также предложение. Оно одно, но повторяется очень часто - вместо некачественного товара шаффты хотят использовать самих продавцов!

- Ээт-то как?

- А так. Товар, что вы им привезете, они выкинут, а съедят тех, кто им это фуфло привез.

Встревоженный писк.

- Мы не съедобные, - испуганно тряся головой и пытаясь слиться со стеной, взвизгнул главарь.

- Это да, - я снисходительно кивнула, - мяса в вас маловато, но если взять сразу штук пять-десять, то и на супчик наберется.

Скулеж усилился, а некоторые особо впечатлительные гоблины шмякнулись в обморок.

- Ну не стоит так пугаться, - ласково улыбаясь, произнесла я. - Мы тут с официальной проверкой! И если указанные в жалобах факты не подтвердятся, то так и доложим.

Дружный вздох облегчения.

- А вот если подтвердятся, то... - я сделала эффектную паузу. - Думаю, вы и сами поняли!

Не менее дружный отчаянный вой.

Похоже, шаффтов они побаиваются.

Странно, что они так легко мне поверили... Или Зар умудрился на них как-то воздействовать? Типа, гипноз. Ишь как внимательно на гоблинов смотрит. Встретившись со мной взглядом, мальчик улыбнулся краешками губ (ну как умеет, так и улыбается - но прогресс налицо, то есть на лице!) и на мой невысказанный вопрос утвердительно кивнул.

Ага, мысли мои он, значит, тоже читает, паразит мелкий!

"Точно!" - сообщили мне его глаза, и подтвердила улыбка.

Ладно, мы это потом обсудим. Сейчас дела поважнее есть. Надо закрепить успех.

- А это, - я указала на Веррана, - представитель урсов. Его задача проследить, чтобы вы не мошенничали с ценами на товар и не обманывали его народ.

"Представитель", до этого втихаря хихикающий, тотчас нежно оскалился во все клыки и поприветствовал мелких:

- Рррррррррррррррр!

- Поэтому, - продолжила я, - соизвольте отлепиться от стены и проводить нас в город, чтобы мы могли побеседовать с вашим руководством.

- Три-чхи, проводи! - начальство быстренько вытолкало вперед свой "щит".

- Я-я-я? - робко уточнил тот.

- Да. А Вры-рхи сходит в город и подготовит все для встречи дорогих гостей.

- Нет! - разрезал наступившую тишину холодный бесстрастный, но вместе с тем пробирающий насквозь голос Зара. - Вперед никто не идет. Трое остаются здесь, остальные сопровождают нас.

Мама дорогая, теперь понятно, почему гоблины так меня слушали. Бедняжки, нехороший фраккат вас совсем запугал, да? Вот всего одна фраза, а я готова, не раздумывая ни секунды, делать все, что мальчишка прикажет. И ведь наверняка меня лишь краешком заклинания задело.

~ Ты долго сможешь их так держать? - мысленно спросила я у Зара.

~ Я их больше не держу. Достаточно единичного воздействия. Когда встретимся с Правителем, надо будет повторить спектакль.

~ Да, без проблем, - улыбнулась я, направляясь за Три-чхи вглубь пещеры.




Сэм Винфорд


Нашу добрососедскую беседу с дедулей прервали жуткие завывания за окном. Я сначала предположил, что это кто-то нашему котику хвост прищемил, но Бумер возмущенно зашипел, что сейчас он сам мне кое-что прищемит, если я не прекращу грязные оскорбления. Вой тем временем не прекратился, наоборот, усилился, и я смог различить слова:

Любить тебя я буду очень сильно.

Моя любовь к тебе она всесильна.

Моя любовь к тебе она навеки.

Любить так сильно могут человеки.


О! Такой серенады мне еще никто не пел! Вернее, вообще никакой не пели. Что я, девка что ли?

Но это был шедевр. Слова "моя любовь к тебе" повторялись в каждом куплете, иногда и не один раз. Дикие приступы смеха не позволяли нам с Леркой разобрать остальные слова, но даже то, что удавалось услышать, здорово веселило. За полчаса Вальт ни разу не повторился. Вот это талантище! Когда же серенада пошла на второй круг, дедуля-призрак не выдержал, и кресло таки вылетело в окно, а следом за ним и тумбочка.

Сильный треск, вскрик, затем обиженное:

- Сэммина, я же тебя люблю, а ты меня тумбочкой!

После этого хохотать я уже не мог, только тихонько постанывать от смеха, размазывая слезы по щекам.

- Ах ты загаза! - раздался разгневанный крик графа Миклоша. - Ты чего огешь? Я тут важным делом занят, а ты огешь! Сбиваешь настгой!

- Но, папа, ты же сам говорил, - всхлипнул юный влюбленный, - что девушкам нравится, когда им серенады под окном поют. Я и пою.

- А это еще что? - голос господина Дракта просто зазвенел от ярости. - Убью пагшивца!

- Милый, ты куда? - нежно (и как ему это удается?) воскликнула Эвелина. - Второй этаж, разобьешься! Вон же дверь есть.

Мы на всех парах бросились к окну, чтобы не пропустить это бесплатное представление. Я запрыгнул на подоконник первым, так как сидел ближе всех, следом примчалась Лерка. Бумер преспокойненько разместился у меня на голове, а не менее наглый призрак Руфинарис просто прошел сквозь стену и завис в воздухе.

Вот гад! Мы ж еле пригнуться успели!

Дедуля недолго думая перетащил к себе - причем над нашими головами! - второе, еще целое, кресло, куда чинно уселся.

Да, зрелище еще то: висит себе на уровне четвертого этажа пустое кресло и раскачивается вперед-назад, ритмично так. А Руфи еще и пледом ноги прикрыл, аристократ нарфов. На земле, не обращая внимания на то, что творится у него над головой (привыкший, поди!), сидит совершенно счастливый Вальт и размахивает огромным веником. Бедная клумба, там хоть что-то еще осталось?

- Сэммина, ты выглянула! - радостно взвыл парень. - Значит, ты тоже меня любишь!

Пока я соображал, что бы такое ему ответить, к мальчишке подлетел его папочка в халате на босу ногу, схватил отпрыска за ухо, заставляя подняться на ноги, потом сорвал с пояса Вальта какой-то кошель.

- ЭТО ЧТО?! Я тебя спгашиваю! - грозно ревел он. - Ты зачем мой кошель взял?! Я же специально деньги на гулящих... важные хозяйственные дела откладывал!

- Так я их выполнил, эти дела, - глядя на отца честными пустыми глазами, заявил графинчик. - Там же записка была "на гулящих девок". А вчера, когда мы в городе были, я все сделал, как ты написал.

- Что? - опешил граф Миклош. - То есть ты хочешь сказать, что укгал у меня этот кошель и все содегжимое пгосадил на гулящих девок?

- Ага, - простодушно ответил тот. - Жалко ведь их. Какие ж они гулящие, если все время в том доме сидят и никуда не ходят. Так я их погулять отпустил! - гордо закончил он. - Как ты и хотел, папа!

- Да этот парень просто герой! Спаситель гулящих девок! - хохотнул у меня над ухом незаметно подошедший Айверин. - А бедному хозяину борделя теперь неделю их по всему городу вылавливать!

Интересно, а граф Дракт свою новую возлюбленную в этом розово-кружавчатом халатике видел? И что он теперь про ее ножки думает? Как бы нас после лицезрения этой красоты из замка не поперли!

- Ты не мог, что ли, подлиннее что-то одеть? - зашипел я на Ая.

- Не успел. Это, кстати, ты виноват!

- Я?!

Я чуть с подоконника не свалился от такого заявления.

- Ты! С моим амулетом раньше таких проколов не было. И сегодня все удачно шло. Ггаф выпил вина, уснул. Я его на диванчике уложил, раздел - ну, чтобы он утром не удивлялся, ему же приснится, что он... А тут эти дикие завывания. Короче, сестричка, делай что хочешь, но чтобы эти серенады больше не повторялись!




Кэрлин Хорн


Ожидая дорогого гостя, я сама не заметила, как задремала. Разбудило меня тихое шуршание за ящиками, что стояли между стеной и первым рядом клеток. Я замерла, звук повторился уже ближе, будто мышка между коробок пробирается. Ага, теперь совсем рядом.

Я протянула руку, собираясь схватить наглую мышь, и схватила, но не мышку, а кое-кого побольше. Сначала меня цапнули за палец, несильно так, но чувствительно (в профилактических целях, чтобы руки свои при себе держала), потом облизали пострадавшее место, уткнулись носом в ладонь и замурчали.

ИДИОТ!!! Тысяча вонючих китов и мель посреди океана!!! Ведь говорила ему, иди назад!!!

- Привет, ящерка! - раздался позади знакомый насмешливый голос. - Думала, что можно моего хвата так просто оскорблять? И это тебе с рук сойдет?

- Рохмур!

- А ты кого-то другого ждала, принцесска? Щас мы твою легенду и проверим!




Барбариска


Мы шли узкими извилистыми коридорами. Было темно, слабое зеленоватое (а что вы хотите, это ж официальный цвет этих катакомб и их хозяев!) свечение разросшегося и вольготно разместившегося на стенах и потолке мха не помогало, наоборот, делало окружающий пейзаж особенно мрачным и пугающим.

Вот только страшно мне не было. Совершенно! Дома бы я давно решила, что сошла с ума - только психи ничего не боятся. А тут... Может, мне и не повезло оказаться прямо в центре непонятной игры. Но жутко повезло с Заром. Как хорошо, что я его нашла. И сейчас, благодаря улучшенному фраккатом зрению, я могла свободно идти, не боясь споткнуться о притаившийся под ногами камень или встать в одну из множества мелких лужиц.

В этой длинной каменной кишке, по которой мы (вернее, я - остальные не такие пухленькие) с трудом пробирались, было очень мокро и холодно - как пояснил Три-чхи, рядом река, всего в нескольких метрах, причем сверху. Так что сыро здесь всегда.

Вот спасибо, вот обрадовал! Всегда мечтала ползать по подземельям, чтобы на меня сверху всякая мокрая гадость капала. Брр! Надеюсь, хоть в городе сухо. И как они тут живут? Почему на поверхность не выходят, там же лучше?

~ Остальные расы относятся к гоблинам негативно, - передал мне свою мысль Зар. - Жить рядом с ними никто не хочет. Сами же гоблины предпочитают полумрак.

~ Ну нельзя же вечно жить во тьме и сырости, - возмутилась я. - А в отпуск там съездить, на солнышке погреться? Ладно, если не нравится солнце, в теньке, например, полежать. Фрукты там всякие покушать. Отдохнуть культурно. Слушай, а прикольная идейка - построить санаторий для гоблинов.

~ Другие расы на это не согласятся.

~ Почему? - я ненадолго призадумалась. - Верран говорил, что маги отдадут любые деньги за секрет создания порталов. Мы сможем неплохо подзаработать на этом. Ты как думаешь, предложить их Правителю такую идею? Тогда им не будет нужды людей ловить и шаффтам продавать.

~ Разговор с Правителем бесполезен, - спокойно ответил Зар. - Гоблины не выдадут этот секрет.

Вот зануда! Такие идеи на корню рубит! Ладно, будем, как говорится, подумать! Хотя зря я так, Зар у меня просто чудо. А защитник какой! Не, мне с ним повезло, однозначно!

~ Эй-эй-эй! - возмущенно закричал соизволивший объявиться Умник. - А я что хуже?! Со мной тебе не повезло?!

~ О да! - фыркнула я. - Повезло и еще как! Исчезаешь в самые сложные моменты, а как все заканчивается - ты тут как тут!

~ Это все наглый поклеп и инсинуации! - пафосно заявил он. - Я тебя на глобальном уровне спасаю. А мелочью всякой пусть фраккат занимается, это его работа!

~ А вот с этого места поподробнее. Что значит, его работа?

~ Зря мы, что ли, с ним таскаемся, энергией кормим, пеленки стираем? Пусть теперь отрабатывает! - выкрутился этот хитрец. - Моя помощь гораздо ценнее!

~ Чем это?

~ Тем, что я узнал, где нам второй ключ искать!


Закончить спор нам не удалось - открывшийся вид приковал к себе все мое внимание. Мы оказались в довольно большой пещере. Освещали ее, по крайней мере ту часть, где мы стояли, все те же мхи, а вот вдалеке виднелись яркие разноцветные огни.

- Город! - важно сказал старший гоблин.

Город? По мне, так это просто свалка какая-то.

Перед нами красовалась уходящая под самый потолок куча странных построек, громоздящихся одна на другой. Причем стояли они не ровно, а словно пирамидка из кубиков, составленная малышом-неумехой и готовая рухнуть в любую минуту. Хотя я, наверно, придираюсь, и это новое слово в архитектуре, равно как и в электрификации - магические разноцветные шары хаотично сновали над городом, то опускаясь поближе к домам, то взмывая ввысь, то заполошно носясь из стороны в сторону.

- Красиво, правда? - с надеждой заглянув мне в лицо, спросил юный Три-Чхи.

- Красиво, - кивнула я. - Такого я никогда не видела.

И ведь не соврала даже - ТАКОГО я точно не видела. Это поселение действительно поражало - даже безобразие может быть красиво, а это было просто потрясающее безобразие. Абстракционисты бы обзавидовались.

Узенькая тропка, петляющая среди высоких каменных глыб, за которыми гоблины были совершенно незаметны, вывела нас на небольшую площадку, окруженную все теми же валунами. Верран, раздраженно шипя, оглядывался по сторонам.

- Тут полно этих недомерков! - хлеща себя хвостом по ногам, заявил он.

- Ну еще бы, - усмехнулась я, - тут сам бог велел засады устраивать.

- Бохх велел, Бохх велел, - зашептались сопровождающие нас карлики. - Откуда она знает?

- А что вы думали? - спросила я, окинув мелких надменным взглядом. - С комитетом экономической безопасности шутки плохи! Мы все знаем! - важно кивнула я и рявкнула во весь голос. - Всем выйти! Живо! Построились!

Похоже, мой дорогой Зар опять их как-то припугнул, так как "храбрые воины" из засады таки вышли, да что там вышли, выскочили и предприняли героическую попытку построиться, отпихивая друг друга, чтобы оказаться в задних рядах. Н-да, строевая подготовка на нуле. И заковыристая ругань с громким писком на боевую песню не тянут.

- Прекратить! - раздалось справа.

О! Вот это я понимаю - командный голос! Остальные-то все больше пищат.

Никак высшее руководство пожаловало?

Зеленые перестали суетиться, встали полукругом и замерли, уставившись на нас. "Руководство" (высокий гоблин в темном плаще с капюшоном) вышло вперед, властно взмахнуло своей августейшей зеленой ручкой. Из-за камня тотчас выскочил еще один карлик с подносом, на котором стоял золотой кубок.

- У нас принято угощать дорогих гостей вином, - с легкой ноткой насмешки произнес тип в плаще. - Выпей!

~ Давай, - велел Умник. - У них действительно так принято. Кто это выпил, тот друг до конца жизни.

Я взяла чашу, принюхалась - напиток доверия не вызывал, да и вонял прилично.

~ Да не бойся ты, пей! - фыркнул Умник, дождался, когда я сделаю глоток, и ехидно пояснил. - Это яд!

~ ЧТО?!

Я не выплюнула вино только потому, что оно уже успешно покоилось на дне моего желудка, но судя по всему в скором времени собиралось вернуться назад.

~ Ага, будешь знать, как меня обижать! - хихикнул этот вреднюк. - Так, спокойно, спокойно, я сказал! Не паникуй! С ядом фраккат разберется, это не проблема.

~ Все в порядке, - в голове раздался тихий успокаивающий голос Зара, - я нейтрализую яд.

~ Смотри, как они на тебя уставились, - заявило его умнейшество. - Ха, ты у них первый друг за четыреста лет - после этого теста на дружбу еще никто не выживал. Теперь тебе здесь ничего не угрожает. Давай, пей до дна, пусть совсем обалдеют!

Я собрала все свое мужество и выпила эту бурду, даже не поморщившись, затем вернула кубок на место, предварительно перевернув его - пусть все желающие убедятся, что он пуст.

- Теперь ты желанный гость в нашем городе, - недовольно буркнуло "руководство", - иди за мной.

Нас отвели в небольшую уютную пещерку, целиком завешенную коврами, и оставили одних. В центре ее, на большом плоском камне, было выставлено чудное угощение - фрукты и несколько лепешек. И это очень даже хорошо, так как я что-то немного проголодалась и устала... А тут такие миленькие кушеточки! А зачем их тут четыре? Нас же трое.

- Верран, так у тебя что, есть брат близнец? А как его зовут?

- Нет у меня никаких братьев, - раздраженно прошипел урс, - это ж надо было так напиться с одного кубка. Ложись давай. Нет, я не милый! Нет, я не помурлыкаю! И за ушком меня чесать не надо, и хвост в покое оставь! Пьянь!

~ Умничек, - мысленно пропела я. - А чего эти зеленые симпатяжки ушли?

~ Ждут, когда ты копыта откинешь, - пояснил тот.

- Копыта? У меня теперь копыта? - я удивленно уставилась на свои ноги и начала снимать ботинки. - Ой, а чего это пещера так раскачивается?

~ Все в порядке, - расхохотался Умник. - Это просто шторм на море. Вот и раскачивает.

- Аааа, ясно, - кивнула я, чуть не свалившись с кушетки. - Ой, Веррунчик, ты такой хороший, ботиночки мне снял. Ну что? Есть копыта?

- Нет, спи!

- А почему котику вина не налили? Так нечестно! Я их сейчас позову!

- НЕТ!!

- Ты чего кричишь, пушистик? Нет, ну почему котику вина не дали?

~ Потому! - захихикала моя любимая вредина. - Просто тебя за главную приняли, а его твоим охранником посчитали.

- А почему?

~ А потому, что у гоблинов бабы командуют!

- Ой, так этот, который в плаще - баба? А почему?

- Спать! - рявкнули три голоса одновременно, и сознание начало медленно уплывать ...


...на воздушном облачке в синюю даль.

Красиво-то как! Облачка, ромашки...Трям, ромашка. Трям, ромашка. Еооожииик! А куда мы летим? Зачем так высоко? Там темно и холодно. Ой, а там кто-то есть. Полетели смотреть! Ой, а этих я знаю. Это Тени! Они тааааакие бяки! Тихо, ежик, не смейся. Вдруг заметят. Нет, я не ржу. Я ржу? Правда? Ой, так я лошадка! Смотри, ежик, это дядя Координатор.

Розовая юбочка,

Ленточка в косе.

Кто не знает дяденьку?

Дядю знают все!

А что это он там говорит? Ежик, не смей ржать, мы в засаде! Ты лучше спрячься, ты такой заметный! Я поближе подползу, послушаю.

- Ничего подобного, - заявляет симпатичный такой парнишка.

- По-твоему, ал'Никс, это не является нарушением правил? - спрашивает второй Тень, тоже молодой и симпатичный, но прооооотивный.

Не, не в том смысле противный, а в принципе - у, глаза какие злющие, и прическа уродская. Ну какой нормальный мужик будет на голове такие башни из косичек городить. У нормальных мужиков на это времени нет, собрали волосы в хвост, вон как у первого, и порядок. Хвост? Хвост! Ежик, нам еще одна лошадка не нужна? Смотри, какой хвостище шикарный! Ну и правильно, зачем нам еще лошадка, нам медвежонок нужен.

- Это не нарушение правил, ал'Ферьон! - улыбается Тень, который не лошадка.

- Ты утверждаешь, что невероятное везение твоей Куклы - это простая случайность? - это девка с косой говорит - тоже противная, и глаза опасные, как у змеюки.

- Везения не существует, - усмехается красавчик (зря мы его не взяли!), - есть правильно смоделированная и просчитанная ситуация.

- Выходит, ты подстраиваешь нужные ситуации? - это сказанула вторая змеюка. И хвост у нее плохой. В лошадки не берем!

- А это как раз не запрещено правилами! - отвечает пусик.

Ежииик, ну моооожет мы его в медвежонки возьмем, а?

- Не хочешь поделиться секретом, как это у тебя все так хорошо получается? - фыркает Тень с башней на голове.

- Может быть, потому, что я не такой тупой, как некоторые? - смеется первый.

- Умар, выбирай выражение! - это вмешивается дяденька Координатор.

- Извини, дядя, - опускает голову Умар. - Больше не повторится.

- Все просто, - заявляет змеища с косой, - милый мальчик мухлюет, да еще и на остальных жалуется.

- Я не жалуюсь, я информирую о нарушениях. Вы все, между прочим, точно так же действуете! Ал'Хризан взял свою Куклу под полный контроль, не оставив бедному дроу даже кусочка сознания, что является грубейшим нарушением правил. И я считаю, что мой святой долг - сообщить об этом.

- И что, контроль действительно был полный? - это пятый Тень проснулся. Тоже хороший такой мужчинка, симпатишный, с длинной толстой косищей.

- Полный-полный, - кивает "медвежонок". - Дроу, как контроль над собственным телом получил, даже не вспомнил, что с ним было в последние дни.

- Такое обращение вызывает необратимые изменения в психике Куклы и поэтому запрещено, - покачал головой пятый. - Я считаю, Умар поступил правильно!

- Барбариска, очнись!

Ежик, ты чего это дерешься?


- Барбариска, очнись! - чувствительный удар по щеке, затем в лицо льется холодная вода.

- О! Хорошо-то как! Водичка! Нет-нет, со мной все в порядке! Да пришла я в себя, пришла! Умник, сволочь, не мог, что ли, предупредить, что от этого вина такие глюки бывают? Ежи... Тьфу, Верран, хватит меня трясти, я тебе не рьинт, яблоки не посыпятся!

Ну все, я готова к разговору с Правительницей. Надо же обсудить сроки строительства нового санатория для гоблинов. Почему не надо? Санаторий не надо? Так ведь и для людей польза будет, и мелюзге этой хорошо! И с деньгами я уже все продумала! А всяких там вредных Умников мы не слушаем! Вот!





Глава 11. В тихом омуте...



Сэм Винфорд


Дав мне ценное указание, не допускать более серенад, наша "сестрица Эвелина" выпорхнула из комнаты, добралась до ругающегося почем зря ггафа, где и спасла юного Вальта от неминуемого откручивания уха, утащив его папочку к важным хозяйственным делам. Разрулив ситуацию, Ай счел свою миссию выполненной и оставил нас разбираться с последствиями.

Ночь прошла спокойно, если, конечно, не учитывать тот факт, что сначала мы с Леркой сидели в небольшой беседке в саду и успокаивали расстроенного Вальта, а потом пытались уговорить дедулю Руфинариса не устраивать очередной ночной концерт для "нищебродов", пожалеть бедных котиков, которых он подманивал под окна графских спален, разливая там валерьянку. И если на мальчишку мы потратили всего час, слушая его нытье вперемешку с объяснениями мне в любви, после чего отправили "героя" спать, дав клятвенное обещание всенепременно отправиться с ним на прогулку к реке, то призрак так легко не купился - его болтовню мы слушали почти до утра.

Сердобольная Лера, обеспокоенная судьбой Шей'тара, умчалась проверять, как там у него дела. Айверин, хитрец аражев, мирно дрых в спальне Миклоша, на роскошной графской кровати, а сам граф умостился на диванчике в углу комнаты и, сладко причмокивая, смотрел чудесные сны с нашей Эви в главной роли. Ай завернулся в пушистое одеяло, по-детски прижав к щеке кулачок с волшебным амулетом, влияющим на чужие сны. Надеюсь, этот оборвыш (ну ленты, в смысле, оборвыш, а не сам Ай!) сработает как надо, иначе завтра вышвырнут нас из замка, и это будет самым лучшим выходом в такой ситуации, про худший даже думать не хочется.

На обратном пути хайта прихватила немного еды с кухни, и я понял, что эта девчонка настоящее чудо - пока графинчик поглощал бутерброды, он молчал. А что может быть лучше этого? Хотя если быть честным, когда парень не пытался целовать мне ручки или хвастаться своими успехами, то с ним вполне можно было говорить.

Мне даже в морду ему дать расхотелось. Что я - подлый нарф, малышей бить? Ума в этом увальне было не больше, чем в той тумбочке, которой его дедуля Руфи приласкал. Если Вальт и говорил иногда что-то дельное, то это было почти незаметно на фоне многочисленных глупостей. Видимо, умной мысли становилось страшно сидеть одной в такой пустой голове, и она бесследно испарялась.

Но все же из его бессвязного рассказа, полного жалоб на злого отца и вредную сестру Сегору, нам удалось почерпнуть ценную информацию. Оказывается, вот уже третье поколение древнейший род Дракт преследуют неудачи. Каждый из членов семьи получает какой-то существенный недостаток: либо уродство (это папа Дракт), либо вредность и злобность (это сестричка Сегора), либо скудоумие (это сам Вальт; разумеется, ничего такого про себя он не говорил, но догадаться не сложно), либо еще что. Словно проклял кто. Судя по тому как хихикал добрый дедуля Руфи, сомневаться в источнике проклятия не приходилось.

Стоило нам спровадить графинчика спать, его место тут же занял жалующийся на судьбу и нищебродов призрак. Пока Лерка укладывала Вальта в кроватку и пела ему колыбельную (иначе, чего она так долго ходит?), старик рассказывал, как молодой бродяжка Руввил Дракт втерся в доверие к честным, умным, интеллигентным, благородным, добросердечным, уважаемым ... и так еще минут десять... графам Эра'стуар, проживающим в богатом особняке в Кадаре. И этому мерзкому, тупому, наглому, бессовестному... еще десять минут в том же духе (ну где же Лера?)... повезло наткнуться на спрятанные дедулей сокровища семьи Эра'стуар, которые его безутешные после смерти деда родственники искали уже лет семь. К огромной радости Руфи, этот негодяй нашел всего лишь один из пяти тайников, самый маленький. Только к великому горю призрачного дедули, хитрый парень прихватил с собой именно тот предмет, к которому привязала душу старого графа вредная, тупая, мерзкая, уродливая ... еще десять минут (может, Леру уже спасать пора?)... ведьма. Незадолго до своей смерти Руфинарис имел глупость высказать той, что он думает о грязных нищенках, пытающихся выманить у него деньги.

Вернувшаяся Лерка тихонько примостилась на скамье рядом со мной, не решившись перебивать разошедшееся привидение, а небольшую коробку, перевязанную алой лентой, которую принесла с собой, запихала под стол, стоящий в центре беседки.

- Ишь, выдумала ведьма аражева, - возмущенно вопил призрак, - вместо того, чтобы работать, милостыньку у благородных людей выпрашивает. Ежели каждому по целой медянке давать, это же можно все состояние растранжирить. А я, Руфинарис Эра'стуар, не мот какой! У меня каждая монетка на счету, каждая денежка на своем месте в тайничках лежит. Я даже сыну своему золото всегда строго под запись выдавал, а потом требовал подробный отчет и проверял, правильно ли тот деньгами распорядился. Он у меня такой, любит своей жене излишества разные покупать - ленты, к примеру. На что ей ленты, когда там и волос совсем нет, чахлый мышиный хвостик? Или платье новое. Совсем обнаглел, еще предыдущее не износилось - всего ж третий год пошел, как купили! А однажды вообще вопиющее безобразие учудил, конфет ей купил... Что? Сколько конфет? Непотребно много! Целых две!

От избытка чувств дедуля вскочил на ноги и стал нарезать круги вокруг беседки, грозно размахивая призрачной тростью.

- Нет, ну ты, парень, подумай, куда леди столько конфет жрать, растолстеет ведь совсем. А уж как внук народился, так они вовсе решили нашу семью по миру пустить - погремушки купи, пеленки купи, мази там разные с присыпками тоже купи. Совсем сдурели! Какие пеленки - вон у меня есть рубахи старые, совершенно целые, всего три прорехи да пяток дыр. Младенцу-то какая разница? Он же на светские приемы не ездит. Игрушки...Вон конюх наш, он же плотник, садовник, кучер и лакей, замечательные фигурки зверей из дерева вырезает. Ну и пусть кривые и страшные. А это он их так видит! Как говорят художники, подход творческий! Особенно у него отлично нарфы выходят, коих он после каждой получки целыми стаями видит, вот как напьется, так и видит. Присыпки... Так я ж только неделю назад им мешок муки купил, вот пусть хоть с ног до головы этого транжиру малолетнего обсыпят. Так ведь нет! Ко мне идут. Папа, нельзя так, папа, ты жадный! Да какой я жадный?! Я бережливый! Это ж я не для себя, для потомков храню!

Дедушка Руфи даже слегка мерцать начал от злости на "бессовестных расточителей".

- Вот так стараешься для родных, а они тебя же и ругают, - подлетев поближе, он уселся напротив нас, скорбно опустив плечи и смахивая со щек невидимые слезинки. - Все для них делаешь, а они не понимают. Это сколько ж можно было бы для потомков накопить, если бы они на всякую повседневную ерунду денежки не тратили.

Призрак мечтательно возвел глаза к небу, его губы что-то беззвучно шептали, похоже, подсчитывая возможную прибыль, а трость слегка постукивала по деревянному полу беседки в такт словам. Выглядел граф Эра'стуар весьма солидно, хоть и прозрачно: строгий дорогой (на себя он, видать, денежки не жалел) камзол, пенсне на носу, в руке изящная тросточка с набалдашником в виде головы льва. Если бы дедуля не просвечивал и не мерцал, я бы решил, что он недавно вернулся с какого-то важного приема.

- Эх! Я уже столько накопил, а тут этот бродяжка. Деньги мои спер, замок себе прикупил, жену завел. И ладно бы только жену! Эти Дракты просто немыслимые моты. Вы только представьте, они еще и слуг наняли! Кошмар просто! А все ведьма эта виновата! - искривил тонкие губы Руфинарис, с силой ударив своей палкой по столу, словно именно там сидела невидимая злодейка, которую он и собирался пристукнуть. - Прокляла меня карга старая. Говорит: "Не один век хранить тебе свои сокровища, пока не одумаешься, да не станешь помогать людям. А освободить тебя от моего проклятия сможет юная дева, призрачная, но живая, ежели ты ей...".

- Что ей? - переспросил я.

- А я откуда знаю? - гневно крикнул призрак. - Ты что думаешь, я стану дослушивать всяких нищенок. Главное мне ясно, твоя девчонка тоже призрак, но при этом почему-то живая. Значит, она и должна меня спасти. Короче, чего вы тут расселись? Спасайте меня, живо!




Сейфиттин Мейр


Жива, вредина нарфова, жива! А красивая стерва, ничего не скажешь.

Так подползем поближе.

Эй, я тут ее спасаю, а она меня по носу щелкает. Вот тебе, врединка! Ой, прости, я не хотел, сейчас залечу.

Хорошо-то как! Муррр! Живая! Целая! Гадина! Навязалась на мою голову! Муррр!

А когда злится, она еще красивее. А глазищи-то как сверкают! Муррр! А это еще кто? Рррррррррррр!!! Да знаю я, что надо тихо! Хватит меня по носу бить! Рррр!

- Рохмур! - обернувшись, воскликнула девушка, резко вскочила на ноги и отодвинулась вглубь клетки.

ЧТО?! Какая еще принцесса?! Араж драный, не видно ничего!

Я быстро и аккуратно забрался на гору из ящиков и затаился там.

- Иди же ко мне, моя радость! - заявил высокий парень самой отвратной внешности, какую я видел: толстый, лицо пухлое, все в мерзких маленьких ямках, глазки мелкие, серые.

Да как он смеет ее так называть, жирдяй уродский?! Ррр!

- Что там такое? - спросил крот, присматриваясь к моему убежищу.

- Мышь? - состроив невинные глазки, предположила Кэри.

Вот зараза! Я ей эту "мышь" еще припомню!

- Грозная мышь, как я погляжу, - усмехнулся толстяк. - Как думаешь, акулка моя зубастенькая, эта мышь нам не помешает? - он открыл дверь клетки и шагнул внутрь.

Девушка сжалась в комок, подобралась и метнулась вперед, бросаясь на... ЧТО?! НА ШЕЮ ЭТОМУ УРОДУ?

- Шаум! - воскликнула пэри Хорн, обнимая бандита. - Как я рада тебя видеть! А еще больше рада, что с тобой все в порядке! Вот я балда! Ведь должна же была догадаться, что Рохмур и Шаум - один человек, не так уж и много среди кротов ребят с такой фигурой. А как же твоя ...

- Физиономия? - фыркнув, спросил тот, затем удивительно легким для такого увальня движением крутанулся на месте и...

Теперь он выглядел еще гаже: половину лица занимал отвратительный мясистый нарост ярко-розового с прозеленью цвета, в центре которого располагался выпученный затянутый бельмом глаз, а завершающим штрихом являлось торчащее вверх остроконечное рваное ухо.

- Шаумчик! - в восторге захлопала в ладоши Кэрлин. - Это точно ты!

Она что, рехнулась? Так, я понял! Ей по голове чем-то тяжелым дали, вот и перестала соображать!

- Ты зачем вернулась? - недовольно зашипел крот. - Я ведь тебе сказал, больше сюда ни ногой. Я больше не смогу тебе помочь. Тот лаз, через который я тебя вывел в прошлый раз, нашли, а новый я еще не проверил полностью!

- Извини, дружище, - вздохнула девушка, - мне жаль, что ты такой хорошей лазейки лишился. Но у меня, к сожалению, выбора не было, меня преследовали - вот и пришлось идти сюда.

- Опять?! - насмешливо приподняв бровь над здоровым глазом, фыркнул Шаум. - Я смотрю, ты просто популярнейшая личность! Все-то тебя преследуют! Кто на этот раз?

- Гномы, тысяча злобных акул!

- О, да! Гномы - это серьезно! - кивнул мутант, даже не пытаясь спрятать пляшущих в глазах лингрят (свою жуткую маску, к счастью, он уже снял!).

- К аражу гномов! - заявила Кэри, внимательно и серьезно рассматривая своего собеседника, словно надеясь что-то прочитать по его лицу. - Нашел?

- Да нашел я твою железячку, нашел! - улыбнулся он.

- Давай сюда! - пэри Хорн требовательно протянула раскрытую ладошку.

- Только в обмен на объяснение, что это за железяка и зачем она тебе так нужна!

- Я ведь тебе говорила, что ее заказал один маг, хорошо заплатил, между прочим. А лично я считаю, что если кто-то хорошо платит, то всякие мелочи вроде, какого аража ему нужна эта пластинка, не важны.

- Ну-ну. Будем считать, что я тебе поверил! - Шаум притянул к себе девушку, похлопал по... стратегически важной части чуть ниже спины (рррррррр!) и выпятил толстые губы. - А моя награда?

- А пластина? - передразнила его Кэри, даже не собираясь вырываться.

Рррррррр!!!

- Нет, ну это ж надо. Какие наглые мыши пошли! - хихикнул бандит, отпуская девицу. - А твою железяку, акулка моя злобненькая, я припрятал в тайнике на Полигоне. Ну, в том, около разрушенной будки с надписью "Не входить! Убьет!", ты помнишь.

- Помню-помню. Ты еще там приписал внизу: "Может и не убьет, но покалечит неслабо!"

- Точно. Забирай свою пластинку. И мы в расчете. Выбираться с Полигона сама будешь. Можешь рискнуть и пройти через развалины второго реактора. Уровень шагра-энергии там, конечно, высокий, но если идти быстро, то успеешь добраться до мага, и он тебя подлечит.

- Спасибо, Шаум, и за пластину, и за совет. Не переживай, я думала про вариант с реактором, даже подготовилась. Но это только на крайний случай. Есть у меня другая идейка.

- Удачи, акулка, - улыбнулся мутант, обнимая девушку на прощанье. - Буду рад, если тебе удастся выбраться. Кстати, передай своей мыши, чтобы так сильно не сопела, а то ее и мертвый услышит, - усмехнувшись, он ушел, не забыв тщательно запереть за собой дверь.

- Сейфи, вылезай, - позвала Кэрлин, когда крот скрылся из виду.

Я осторожно спрыгнул с ящиковой горы, мягко приземлившись рядом с клетками, в человека превращаться не решился - как-то неловко перед девушкой в голом виде ходить.

- Сейчас я принесу ключи, - заявил я, кивая на спящего у входа охранника, - и уходим.

- Сейфи, стой! - Кэри схватила меня за хвост. - Во-первых, охранника лучше не трогать: спать-то он спит, но если его задеть, то может и проснуться. Во-вторых, никуда я отсюда не пойду. Сам ведь слышал, мне надо добраться до тайника на Полигоне. В-третьих, для тебя будет особое задание.

- С чего это ты решила, что я стану выполнять твои задания? - ехидно протянул я, выдернув мою неприкосновенную собственность из ее цепких ручек.

- А с того, что это дело напрямую связано с твоей сестричкой. Хочешь ее спасти?

- Что ты знаешь про Лану? - мгновенно подобрался я.

- Запомнил этого парня, что здесь был?

- С которым ты тут тискалась? Еще как запомнил!

- Отлично! Теперь понюхай вон того гнома.

- ЧТО?! Я что, извращенец - гномов нюхать?

- Запомни его запах.

- Зачем? - недовольно рыкнул я.

- Затем, что ты должен сначала разыскать каморку Шаума, а потом по запаху найти там сережку, которую тот забрал у гнома. Забираешь украшение и драпаешь отсюда со всех лап. Ясно?

Я молча кивнул.

- Эта серьга очень важна, - продолжила Кэри. - Она поможет вернуть твоей сестре разум. Подробнее все объясню при встрече. Не тяни время! Его очень мало. Кроты наверняка сейчас на арене собрались, драки устраивают, развлекаются. Есть шанс пробраться незамеченным. Уходишь и ждешь меня в убежище вместе с остальными.

- Я тебя не брошу, - решительно сказал я.

- Да пойми ты, - вздохнула девушка, - одной мне гораздо легче будет выбраться. Охота начнется завтра вечером. Длится она два дня. Скорее всего, я приду раньше. Если через два дня не появлюсь, идите, как и планировали, в Кадар. Попробую догнать вас там. А сейчас уходи!

- Уверена?

- Да! - твердо заявила она.

- Хорошо.

Я подошел к клетке, где мирно спал гном, постоял немного, запоминая его запах, затем бросил прощальный взгляд на Кэри (эх, хороша девчонка!) и бесшумно скрылся в тоннеле, который вел к жилой части кротовьих нор.

Ладно, ищем украшение и уходим. В конце концов, девок много, а сестра одна.

- Будь осторожнее, мой милый мыш! - донеслось мне вслед.

Араж, девка тоже одна!




Барбариска


Я решительно шагнула к выходу из "комнатки для лучших друзей", но вот мои ноги с этим согласны не были - от возникновения на лице следов жуткой асфальтовой болезни меня спас Зар, который в последний момент подхватил мое падающее тело, усадил на одну из лавок и сунул в руки кувшин.

- Пей!

- Э нет, - попыталась отказаться я, - с меня хватит вина, ежиков, лошадок, Теней, которые в куклы играют.

- Это вода, - строго сказал фраккат, - пей.

Я сделала несколько больших глотков. Вода быстро привела меня в чувство, по крайней мере, в голове прояснилось, и даже ноги вроде бы согласились вернуться к своим прямым обязанностям. Умывшись остатками воды, я словно родилась заново. Теперь можно и делами заняться, поговорить с Правителем, к примеру. Только... У меня такое странное ощущение, что я что-то упускаю, какую-то важную деталь, какое-то значимое событие. Но вот что это?

Ухватить за хвост нужную мысль никак не удавалось, ловился почему-то только бред про ежиков и симпатичного парня с удивительными синими глазами. Нет, надо его из головы выкинуть - он Тень, а значит - враг.

Тут занавесь немного отодвинулась, и в образовавшуюся щель заглянула любопытная мордочка Три-Чхи.

- Бохх велел вам... - начал он, но тут его взгляд остановился на вазочке с фруктами и замер там, как приклеенный.

- Эй, парень, ты голодный, что ли? - нахмурилась я.

- Скорее всего, никогда не ел фрукты, - пояснил Зар.

Гоблин мой вопрос даже не услышал, но тяжкий вздох и усиленно облизывающий тонкие губы длинный розовый язычок ответили за него.

- Заходи, дружище, угощайся, - я приглашающе взмахнула рукой.

Три-Чхи сделал несколько шагов вперед, даже протянул вперед руку, но вдруг остановился, глянул на меня и жалобно спросил:

- Правда, можно?

- Можно-можно, бери, - кивнула я.

Парнишка схватил угощение в обе лапки и стал торопливо заталкивать его рот, боясь, что вкуснотищу вот-вот заберут.

Бедненький. Нет, тут срочно нужен санаторий и желательно фруктовый сад вокруг.

- Три-Чхи, ешь спокойно, никто ничего у тебя не отбирает, - как можно дружелюбнее улыбнулась я.

Гоблинчик вздрогнул, и скорость, с которой фрукты исчезали с блюда, резко увеличилась.

~ Ты чего малыша так пугаешь? - расхохотался Умник.

~ Я?! - другие слова от возмущения просто пропали.

~ Даже у меня каждый раз кровь в жилах стынет, когда ты в зеркало смотришься, - не унималась эта вредина, - что уж говорить про такую мелочь.

~ Иди ты к черту! - отмахнулась от него я (на убогих не обижаются!).

~ Ну ты даешь, - фыркнул он, - то симпатичный, то убогий. Ты уж определись как-то.

Вздохнув, я забрала у Три-Чхи банан, который тот пытался проглотить вместе с кожурой, очистила и вернула обратно.

- А мошно я дяде вошму? - с набитым ртом поинтересовался он.

Я лишь кивнула, кусая губы, чтобы не расхохотаться в полный голос и не напугать Три-Чхи.

Блин горелый, что за имена! Пусть будет Ричи.

Ричи торопливо запихал остатки фруктов (банан, пару яблок и гроздь странного ярко-малинового винограда) за пазуху и вспомнил о порученном ему задании.

- Бохх велел привести вас к нему.

- Велел так велел, - фыркнула я. - Мы тоже не против с ним познакомиться.

Я вышла из пещеры вслед за нашим зеленым (в обоих смыслах!) проводником и нос к носу столкнулась еще с одним гоблином, одетым в строгий серый костюм - в одной руке он держал большущее перо, в другой огромный свиток. Пока мы шли по тропинке, вьющейся между валунов, незнакомец скакал рядом, заглядывая нам в лицо или рассматривая верранов хвост, периодически нырял в свиток, радостно восклицая "ага, подходит!", ставил на бумаге какую-то закорючку и снова принимался бегать вокруг нас.

Подождав, когда он в очередной раз погрузится в свои записи, я оттащила Ричи в сторонку и поинтересовалась:

- Слушай, а это кто?

- Это следящий*, - заговорщицким шепотом ответил парнишка, - он всех посторонних, кто к нам приходит, проверяет.

- Так мы ведь не посторонние, - так же тихо отозвалась я. - Мы ж теперь ваши лучшие друзья - я ж обряд прошла.

- Ой, точно! - пискнул мелкий, всплеснув лапками, и тут же поспешно прижал их к животу, оберегая угощение.


Следящий* - ответственный за поиск шпионов (гобл.).


- А что там написано?

- Там энструкция! - гордо заявил Ричи. - Ага, энструкция, как выявить шпиона, который хочет тайну порталов украсть.

- А почитать можно? - заинтересовалась я (вдруг я тоже смогу шпиона выловить?). - Или инструкция тоже секретная?

- Ага, - важно кивнул Три-Чхи, - очень секретная. Вдруг шпионы узнают приметы, по которым их ищут, и спрячутся.

- Ричи, дружище, ну хоть одним глазком глянуть, а? Я быстренько. Мы ж теперь свои.

- Ладно, что-нибудь придумаю, Вы же свои, вам можно. Тем более вы меня угостили, - он растянул губы в мечтательной улыбке. - Но Ски-Фры просто так список не отдаст. О! Придумал!

Парнишка подошел и прошептал что-то на ухо следящему, который был так увлечен своими записями, что даже не заметил нашего тайного сговора. Пару мгновений Ски-Фры обдумывал услышанное, а потом аж подпрыгнул на месте и, сунув Ричи свиток и перо, умчался назад.

- На, читай, - довольный собой гоблинчик протянул мне бумагу.

- А куда этот так ломанулся? - спросила я, разворачивая "секретный документ".

- Я ему сказал, - захихикал Ричи, - что надо проверить пещеру согласно пункту четырнадцать.

- Молодец! Почитаем, что там за четырнадцатый пункт. "Шпион ведет тайные записи в личном дневнике - вы сможете найти его, если обыщете комнату шпиона". О! Серьезно! Так, что тут еще.

Следящий вернулся очень быстро (вот что значит опыт!), так что прочитать я успела немного. "Энструкция" гласила:

"Как опознать шпиона:

-- Шпион - не гоблин.

-- Шпион носит шпионскую одежду.

-- Шпион носит отмычки и удавки.

-- Шпион - хитрый, скрытный, подозрительный тип.

-- Шпион подозрительно шныряет взглядом по сторонам.

-- Шпион задает подозрительные вопросы.

-- Шпион предлагает всем деньги за ценную информацию.

-- Шпион ходит, где попало, заглядывает, куда не просят.

-- Шпион украдкой зарисовывает планы нашей пещеры.

-- Шпион отправляет полученные сведения своим сообщникам с помощью почтового голубя или передает неведомые магические сигналы специальным амулетом.

-- Шпион пытается подпоить Наделенного Даром и выведать тайну портала.

-- Шпион украдкой роется в личных вещах Наделенных Даром и Правителя.

-- Шпион запугивает простых гоблинов.

-- Шпион ведет тайные записи в личном дневнике - вы сможете найти его, если обыщете комнату шпиона".


Быстренько сунув в руки Три-Чхи свиток, я приняла самый невинный вид. Весь дальнейший путь я сдавленно хихикала, будучи под впечатлением от такого ответственного подхода к делу, чем вызвала бурную радость Скифи, вообразившего, что искомый злостный шпион наконец разоблачен. Он принялся строчить что-то в своем списке, покусывая от усердия перо.

Н-да, с такой подозрительностью мы построим разве что особо тайно-секретный санаторий, куда можно будет попасть, заполнив тома четыре всевозможных форм и бланков и получив одобрение следящих.




Сэм Винфорд


Мы с Леркой недоуменно посмотрели друг на друга: только спасения посторонних призраков нам и не хватает для полного счастья.

- Чего это вы тут в гляделки играете? - возмутился дедушка Руфи, метнувшись к нам через стол и зависнув прямо перед моим носом.- Спасать меня когда начнете?!

- А оно нам надо? - попытался отказаться я.

- ЧТО?! - привидение взвыло на такой высокой ноте, что я поспешил заткнуть уши.

- Будем спасать! - крикнул я. - Обязательно будем!

Граф Эра'стуар удовлетворенно кивнул и уселся обратно на лавку.

- И когда будете? - ехидно поинтересовался он.

- Вот выспимся и прямо с утра начнем, - осторожненько произнес я, опасаясь новой вспышки гнева.

- С утра? - недовольно вздохнул старик. - Так долго? Я уже сто лет жду.

- Вот именно, - заявил я, - несколько часов ничего не решают, а мы хоть отдохнем немного. Голова уже совсем ничего не соображает, да и плечо что-то разболелось.

- А если я тебя вылечу, - хитро сощурил глазки Руфи, - ты меня активнее спасать будешь?

- Буду-буду, - усиленно закивал я, готовый согласиться на что угодно, лишь бы добраться до кровати и чуток поспать.

- Жалко дедушку, - прошептала Лерка, положив голову мне на плечо и провожая взглядом призрачную фигуру, в считанные мгновения оказавшуюся около окна моей комнаты и преспокойненько ныряющую в стену замка. - Надо ему помочь.

- В чем? - усмехнулся я. - Или ты у нас магичка и умеешь снимать проклятия?

- Нет, не умею. Но раз ведьма говорит, что именно я смогу это сделать, то надо попробовать. Вдруг получится. Тогда граф отменит свое проклятие, и Вальт снова станет нормальным. Он ведь хороший мальчишка, только глупый. И родственники дедушки в Кадаре, наверное, до сих пор без денег сидят. Надо им сказать, где лежит их золото.

- Золото? - раздался за спиной заинтересованный голос Айверина. - Кто тут говорит про золото?

- Призрак, - ответила бесхитростная девчонка, - он сделал несколько тайников, куда спрятал сокровища своей семьи. Но потом их обокрали, дед этого графа Дракт унес часть золота с собой. И какой-то предмет, к которому старая ведьма привязала душу графа Эра'стуар, поэтому призрак теперь тут.

- Не важно, где призрак, - фыркнул Ай, усаживаясь рядом с хайтой, - важнее, где золото!

- А это знает только Руфи, - хихикнул я, понимая, что задумал этот хитрец.

- Руфи? - переспросил тот, поплотнее запахнув длинный теплый халат.

- Так наше привидение зовут, - улыбнулась Лера. - Ай, а когда мы дальше поедем, Кадар нам по пути будет?

- Это вы молодцы, - засмеялся парень, потирая руки, - такое удачное привидение нашли. И Кадар нам теперь по пути!

- Вот! - воздух рядом с нами замерцал, и Руфинарис с гордостью водрузил на стол небольшой золотистый браслет с какими-то рунами. - Надевай! Эта штука лечит! Чего встал? Быстрее поправишься, быстрее начнешь меня спасать!

Я надел браслет на руку. Сначала все было хорошо - по телу прокатилась волна мягкого ласкового тепла, а вот потом... в затянувшуюся, но все еще ноющую рану на плече разом вонзились сотни невидимых холодных игл. Я застонал и попытался сорвать нарфово украшение, но оно намертво приросло к коже, не желая сдвигаться даже на миллиметр. Продолжая бороться с браслетом, я высказал дедуле все, что о нем думаю, от боли не особо стесняясь в выражениях.

- Какой образованный мальчик! - хихикнул тот. - Но нетерпеливый. Сиди спокойно, пока артефакт тебя лечит.

- Это называется лечит?! - заорал я во весь голос, но Ай поспешно закрыл мне рот ладонью.

- Тихо, сейчас слуги сбегутся, - зашипел он.

- Потерпи немного, - погладила меня по плечу Лерка. - Скоро пройдет. Ведь правда? - обернулась она к призраку.

- Правда-правда, - кивнул он. - Это лечебный артефакт. Я про него от своего знакомого мага слышал, а как увидел, сразу сообразил - это оно! А этот дурачок Руввил даже не понял, какую ценность он украл у купчишки, который нам по пути в этот замок встретился. Взял и бросил артефакт, как простую безделушку, к остальным украшениям, моим, между прочим. А по приезду сюда я браслетик вытащил да припрятал. И вот что странно: другие мои заначки этот якобы граф быстро находит, а браслетик вот уже сто лет в моем тайничке хранится, в целости и сохранности.

- А что еще там хранится, в тайничках? - азартно блеснул синими глазами Айверин. При этом вид у него был жутко довольный, как у объевшегося сметаной Бумера.

- А тебе на что? - подозрительно спросил дед.

- Как на что? - почти искренне удивился мошенник. - Должны же мы точно знать, что спасаем! Ты ведь не хочешь этим Драктам наше... твое золото оставить?

- Не хочу!

- Тогда пошли, побеседуем приватно, - подмигнул ему Ай и обернулся к нам. - Мелочь, а ну спать. У нас тут с дедушкой важная беседа!

- Какая еще беседа! - возмутился я. - А это пыточное приспособление с моей руки кто снимет?

- Как рану вылечит, само снимется. Потом мне отдашь, - отмахнулся призрак, беря под руку Айверина и уводя его вглубь сада.


Лерка посмотрела вслед удаляющейся парочке и вздохнула:

- Теперь нам точно придется спасать дедушку.

- Точно, только теперь от Айверина! - криво усмехнулся я, вцепившись в край скамьи (уж больно сильно иглы в плечо вонзились или сильно больно, один араж!*).

- Давай я помогу тебе до дома дойти, - заглянув мне в глаза, предложила хайта. - Или отнесу.

- Ну уж нет, сам дойду! Еще девчонки меня на руках не носили! Вон, коробку свою таскай, - я подтолкнул ногой стоящую под столом картонку, перевязанную лентой.

- Ой, - всплеснула руками девочка, - я совсем забыла. Это же Вальт просил тебе подарок передать.

- Подарок? Это вы его столько времени искали?

- Нет, - захихикала Лера, - с подарком Вальтик сразу определился, а вот упаковку для него мы долго искали.

- И что там?

- Сам посмотри, - она закусила губу, чтобы не расхохотаться.

Я развязал бант, сдернул ленточку и заглянул внутрь коробки.

- Это ЧТО?! - обалдел я.

- Ваза.

- Какая ваза?! Это же горшок!

- Так я и говорю, - засмеялась вредная девчонка, - ваза! Ночная! Чем ты вообще недоволен? Вальт же самое ценное от сердца оторвал, не пожалел! Такой мальчик хороший! Тем более это ж золото!


Один араж!* - образное выражение, значение "один черт".




Сейфиттин Мейр


Раздобыть серьгу особого труда не составило - охраны в темных каменных переходах было немного, как и говорила Кэрлин, почти все кроты собрались в одном месте. Лучше бы, конечно, в том, о котором я подумал, но нет - столпились они на арене. Видеть я ее, разумеется, не видел (что я, идиот - туда соваться!), но судя по крикам там шел какой-то поединок.

Кстати, непонятные какие-то в убежище мутантов переходы. Часть из них, с ровными широкими тоннелями, похоже, технарями сделана - говорят, они здесь транспорт по рельсам пускали. Вторая часть кротовьих нор тоже могла похвастаться наличием старых запущенных рельс, но была уж очень путаная и извилистая, с множеством тупиков и завалов - настоящий лабиринт. Видать, здесь когда-то граница зон пролегла, соединив гномьи рудные шахты и тоннели технарей, и из двух нестабильных участков вышла одна большая Красная зона. Лучше бы убраться отсюда подальше - вероятность Сдвига уж больно велика.

К аражу! Не важно это сейчас! Ноги сделать мы всегда успеем, сначала дело!

Я легко добрался до норки Шаума, хотя и приходилось несколько раз отсиживаться, запрыгнув на поддерживающие потолок подпорки и затаив дыхание.

Жили Кроты в лачугах, коряво сложенных из досок и металлических листов, или попросту в вырытых прямо в земле норах. Уверен, что их начальство расположилось с куда большим комфортом, но проверять эти догадки я не стал. В "доме" толстяка, сколоченном из подгнивших по краям фанерных листов, присутствовали даже ковры, пусть старые и потертые, но ковры. И спал он не на полу, как прочие, а на широком деревянном лежаке. Нюх меня не подвел, точно указав, где именно зарыто нужное мне украшение.

Сережка оказалось хоть и золотой, но весьма простенькой, другие спрятанные в ямке драгоценности стоили гораздо больше. Интересно, а парень не боится хранить вещицы в таком простом тайнике? Или здесь с воровством у своих очень строго, вот никто и не рискует лезть сюда? Или жирдяя боятся? Или это далеко не все его богатство, и Шаум не успел перепрятать эту часть побрякушек? Впрочем, не важно.

Я быстренько затолкал серьгу в тряпичный кошель с небольшим ремешком, чтобы удобнее было нести в зубах, когда котом обернусь. Остальные цацки зарыл обратно и постарался скрыть все следы своего пребывания - не стоит привлекать излишнее внимание толстяка.

Интересно, почему Кэрлин не попросила у него украшение напрямую? Боится, как бы Шаум не догадался, что эта сережка куда ценнее, чем золото, из которого она сделана?

Обратный путь больше напоминал прогулку в парке - никаких препятствий я на пути не встретил. Бои на арене уже переросли во всеобщую пьянку, к которой поспешили присоединиться и немногочисленные патрули. Н-да, похоже, Кроты свято уверены, что к ним в логово никто не сунется, раз ведут себя как беспечные идиоты. Нам же лучше!

До начала Охоты еще целый день, и я вполне успею найти башню с надписями и пластинку. Тогда Кэри не придется тратить лишнее время, и мы быстренько сбежим.

Араж, о чем только думаю!

Так, надо отключить эмоции. От них один вред. Странно, раньше со мной такого не было.

Кэрлин - девушка серьезная (временами), надеюсь, она соображает, что делает. Может, стоит прислушаться к ее словам и вернуться в убежище? Серьга ведь уже у меня.




Глава 12. Бывают ли случайные встречи?



Сэм Винфорд


Интересно, вас бы обрадовала фраза "С добрым утром, любимая!"? А если вы, во-первых, парень, во-вторых, не спали почти всю ночь, а в-третьих, вообще вставать раньше ужина не собирались? Вот и я не обрадовался... вежливо так послал Вальта, ну, в общем, понятно куда. Тут же через окно туманом заявилась возмущенная Лерка и потребовала, чтобы я прекратил учить малыша нехорошим словам. Сам "малыш" из-за двери ответил, что он не против, что учиться всегда хорошо, что он сейчас сбегает за бумагой и запишет все новые слова, чтобы потом найти с деревенскими мальчишками общий язык, а то они все время дразнятся.

Уфф, ушел. Хайта тоже. Можно еще немного вздремнуть.

- Ах вы, нищеброды поганые! Вы что это удумали?! - раздался со двора визгливый голос дедули Руфинариса. - А ну положь на место! Я кому сказал!

Эти вопли, непонятный шум и вполне объяснимые ответные выкрики слуг не оставляли никаких шансов выспаться. И любопытство не к месту разыгралось.

Да что там, в конце концов, происходит?

Ничего себе! Весело тут у них!

Прямо под моим окном, на бывшей фиалковой клумбе, расположилась гигантская куча разного барахла, как мелкого, вроде серебряных столовых приборов и подсвечников, так и крупного. Друг на друге неряшливо громоздились дорогой мебельный гарнитур из гостиной, картины в золоченых рамах, изящные фарфоровые вазы и...рояль. Рядом стоял разъяренный призрак и орал, что это самые необходимые вещи, которые он собирается взять с собой в дорогу. Нет, я его, конечно, понимаю (как в пути без рояля-то? это ж самая нужная для путешественника вещь!), но как он планирует все это тащить? И главное, розовые подштанники-то ему какого аража понадобились? Судя по размеру, уволок их Руфи из шкафа Вальтовской мамаши.

От горы "самого необходимого" за угол, в сторону входной двери, текла суетливая река слуг, тащивших вещи обратно в дом. Им навстречу стремительно мчался маленький, но бурный ручеек - граф Эра'стуар собственной персоной, подносивший новые "нужные вещицы". Похоже, неутомимое привидение трудилось без устали весь остаток ночи, ведь несмотря на все старания слуг куча уменьшалась не очень-то быстро. Хотя, думаю, тут стоит учесть и способность дедули сокращать путь, проходя сквозь окна и стены, и, как говорит Барбариска, "трудовой энтузязизьм народных масс", то есть призрака.

Неподалеку от места действия обнаружился веселящийся Айверин, вернее, Эвелина, небрежно обмахивающаяся веером.

Полюбовавшись на это представление, я отправился переодеваться к завтраку. В этот раз нарядиться получилось гораздо быстрее (пусть и с помощью Леры) - опыт, видать, сказывается. Перед входом в столовую мы с хайтой выловили Шей'тара и выставили ему ультиматум: если он не уговорит Руфинариса оставить здесь большую часть барахла, то пусть сам его и тащит на пару с дедушкой. Айверин почти искренне всплакнул и с надрывом воскликнул:

- Какие бессердечные дети нынче пошли! Совсем старость не уважают! Я тут о них забочусь: кормлю, пою, лелею! Посадил себе на шею двух дармоедов, а они! - он заглянул в мои лучащиеся добротой глаза, заметил решительно сжатые кулаки и торопливо закончил. - Понял! Сделаю! Что я, идиот, за собой рояль таскать? А вот пару кресел и диванчик...

Парень, смеясь, отскочил в сторону и подмигнул мне. Закончить разговор нам помешал граф Дракт, пригласив всех в столовую. Завтрак прошел спокойно, без летающих тарелок и прочих шалостей - милый дедушка был занят сборами в дорогу.




Сейфиттин Мейр


И вот что мне теперь делать? Логика подсказывает, что следует вернуться в убежище. Но какая-то странная тревога не позволяет оставить Кэри совсем одну. Она, конечно, девица смелая, самостоятельная, но и мужская сила никогда лишней не будет. В конце концов, если в одиночку уходить проще, то мы можем временно разделиться и выбираться каждый своим путем. Только я должен убедиться, что у нее будет возможность скрыться. Решено - жду!

Так, а к чему тратить время попусту, когда можно поискать пластинку? У меня почти сутки в запасе.

Бывший город технарей встретил меня живописными развалинами многоэтажных зданий, злобно скалящихся пустыми провалами окон. Некоторые постройки поднимались на немыслимую высоту, другие лишь слегка возвышались над землей, окруженные осыпавшимися каменными блоками верхних этажей. Лес давно и прочно захватил это когда-то наверняка красивое и величественное место. Сине-красный в черную крапинку плющ карабкался вверх по железным остовам древних сооружений, стремясь опутать их целиком. Прямо в центре некоторых строений выросли крепкие деревца, вдоль стен плотными рядами выстроились кусты. Встречаться с теми, кто гнездится в этих руинах, особого желания не было, поэтому я старался идти посередине заросших густой травой улиц, заглядывая в дома, только когда ощущал там запах Шаума. К сожалению, его запах тут был почти везде - видать, крот ни одной Охоты не пропускает. И следы этих Охот встречались частенько: то выгоревший участок среди яркой зелени, то обглоданные кости очередного невезучего участника, то обломки какого-то оружия. Ни людей, ни других разумных существ я, к счастью, не встретил, зато разного мутировавшего зверья было полным-полно, да и растений тоже.


Я обыскивал очередные развалины, где присутствие толстяка чувствовалось особенно сильно, когда меня резко дернули за хвост - я даже на лапах не удержался - и быстро куда-то поволокли.

Араж драный! Больно-то как!

Выпустив когти, я вонзил их в землю, отчаянно борясь с противником. Вот гадство! Я напрягся, рванулся, но жуткая боль пронзила все тело. Мяууууууу! Нарф задери эту тварь! Хвост же сейчас оторвет! Меня вновь потащило назад, а так как когти я вытаскивать и не думал, во все стороны полетели стебли вырванной с корнем травы, а на земле остались глубокие борозды.

Аррррррашшшш! Мяяуууу!

Неожиданно движение прекратилось.

Уфф, хорошо! Что? Тварррь!

Мой многострадальный хвостик в покое так и не оставили, наоборот, сжали еще крепче. Я извернулся и посмотрел, что там такое. Толстый серо-зеленый канат, обхватывающий хвост, тянулся к черному провалу подвального окна и скрывался внутри. Во тьме полуразрушенного здания что-то живенько так шуршало, стараясь поскорее добраться до своей добычи. Рррррр! Я постарался вырваться из захвата, дернулся, затем еще раз, и еще. Бестолку. Рррррр!

Так стоп! Спокойно! Хвостик мне еще пригодится.

Я осторожно, чтобы не дайте Стражи меня не поволокли дальше, приподнял одну лапу и полоснул когтями по удерживающему меня зеленому тросу. Только положительных результатов это не принесло - ворсистая толстая веревка не поддалась. Мне удалось лишь немного надорвать ее, но разрез практически моментально затянулся. После четвертой попытки я бросил это бесполезное занятие, переполз вдоль каната, оставив позади самую беззащитную и уже пострадавшую часть тела, и сел так, чтобы оказаться лицом к лицу с подбирающимся ближе врагом. Перекидываться не имело смысла, в человеческой форме я более уязвим. Будем надеяться, что противник окажется мне по зубам. О! Кстати, зубы!

Тьфу! Мерзость какая! И не перегрызть. Кроме того, оно явно живое: пульсирует и дергается, когда его кусаешь.

Сквозь сломанную облезлую раму, блеснув в темноте фосфоресцирующим голубым светом, выбрался симпатичный колокольчик, маленький такой - с меня ростом. Светло-зеленый стебель с большими листьями, нежно-голубоватые лепестки с острыми белыми зубами на конце, шевелящиеся в центре бутона синие щупальца.

Почему маленький? Так я откуда знаю?! Может, детеныш еще? По крайней мере, те, что приползли чуть позже были раза в три-четыре больше первой твари.

За три минуты, что мы тесно общались с первым милым цветиком, я уже успел попрощаться с жизнью и пожалеть, что не послушался Кэри и не вернулся в убежище. Колокольчик мгновенно затягивал все раны, которые я ему наносил когтями, но сам особо активно не атаковал: он то подбирался ближе, то отскакивал назад, то легонько сжимал лепесточками мою лапу - но отпускать меня не отпускал, словно игрался, гад зеленый.

Подоспевшие к месту действия взрослые растительные монстры, зашипев, бросились на "малыша" и принялись его трепать. Давление на мой хвост ослабло, и я порадовался, что Кэрлин тут нет: не стоит девушке видеть, как ее парень улепетывает во весь дух от каких-то цветочков.

Лишь когда между мной и колокольчиками оказалось приличное расстояние, я заставил себя остановиться.

Так, а где это я? Занявшись медицинскими процедурами - хвостик обрабатывал (чем? а что не ясно?) - я не сразу заметил, что сижу на большой выложенной мраморной плиткой площади. Растений здесь почти не было, лишь чахлые пожелтевшие кустики травы торчали среди потрескавшихся плит. А вот вокруг площади буйно цвела обычная для Полигона растительность, шелестела листвой за невидимой глазу границей, не решаясь переступить ее.

Странно... Почти ровный такой круг. Возможно, излучение... Интересно. Время у меня пока есть, можно и проверить, что тут такое.

Я осмотрел все внимательнее, перекинулся в человека, методично простучал все камни. Вот оно - пустота! Под этими четырьмя желто-серыми квадратами, похоже, колодец. Прямо под плиткой, в сплошной бетонной плите, обнаружился люк. За следующий час чего я только не перепробовал - бестолку: подцепить и приподнять люк не удалось.

Плюнув на это дело, я вновь обернулся котом и собрался было уходить, но тут люк неожиданно опустился вниз и отъехал в сторону. Я осторожно двинулся к обнаружившемуся спуску, правда, стоило мне подобраться ближе, как люк захлопнулся. Я отошел к краю площади - проход открылся, вернулся к люку - закрылся. И так несколько раз. Сопровождалось это издевательство над честными оборотнями шелестом, насмешливым скрипом и непонятными хлопками. Определив место, где скрывается этот шутник, я, сделав вид, что хочу подобраться к люку, затем резко развернулся и прыгнул на развлекающегося за мой счет гада и столкнулся нос к носу с... давешним колокольчиком, который, радостно заскрипев, притянул меня к себе, обхватив всеми листиками, и потерся об меня мордочкой.

- А ну поставь меня обратно, сорняк аражев! - сопротивляясь из всех сил, заорал я и шлепнулся на землю, так как цветочек моментально выполнил мой приказ и теперь прыгал рядом, хлопая в листики-ладошки.

- Шшшшш? - недоуменно спросил он, когда я прекратил ругаться.

- Чего пристал? - зашипел я. - Проваливай!

Колокольчик грустно опустил мордочку-бутон, листья тоскливо поникли, даже корни замерли, перестав выстукивать по каменному полу бодрый ритм. Он развернулся и медленно пополз в густые заросли, заменяющие этому небольшому зданию одну из стен. Собственно, и с той стороны, откуда я сюда влетел, стены не существовало, зато две оставшиеся сохранились неплохо, кое-где даже была видна разноцветная мозаика и вмонтированные в стену непонятные поломанные приборы. Стоп! А как этот монстр открывал люк?

- Стой ты, животное! Тьфу, растение!

Растение остановилось, счастливо зашелестело и, метнувшись назад, обняло меня, прижавшись всем стеблем.

- Да отцепись ты, сорняк! - придушенно пропищал я.

Радостно трещащий сорняк меня отпустил, уселся рядом, снова уцепившись за мой хвост, но не сильно, а так, словно ребенок за мамкину юбку. Нет, мне только малолетних цветочков не хватает для полного счастья! Ага, совсем маленьких - таких, что скального кота запросто проглотить могут!

- Эй ты, зеленый, - велел я, - показывай, как дыру в земле открывал.

Колокольчик подполз к мозаичной стене, приподнял один из четырех своих корней, которые обладали удивительной способностью удлиняться и сокращаться по желанию хозяина, и быстро нажал на несколько камешков из узора. Я раздвинул ветки кустарника и глянул на площадь - так и есть, люк открыт.

- Покажи-ка еще раз, что надо нажимать, - попросил я. - Не так быстро. Отлично, ты молодец, Сорняк! - я похлопал колокольчика по плечу-стеблю.

Цветок довольно зашуршал, погладив меня листиками.

Я вновь открыл проход, решив проверить, что там внизу такое. Но уйти мне не дали, Сорняк преградил мне дорогу и принялся жалобно трещать, указывая корешком на площадь. Что он от меня хочет, понять было не трудно - малыш не хочет, чтобы я туда шел, есть там что-то опасное для растений. Да и плевать, я ж не цветок! А проверить, есть ли там внизу что-то ценное или тайный ход какой, не помешает.

- Слышь, Сорняк, я быстренько сгоняю, все проверю, - я дружески потрепал листья колокольчика. - А ты здесь жди. Мне этот люк не опасен, к тому же у меня лекарство есть, - важно заявил я, не упоминая, впрочем, что оно осталось в убежище в моем заплечном мешке.

Цветику этих объяснений хватило, и он застыл на краю площади грустным щенком, ожидающим возвращения хозяина.

По впаянным в стену металлическим прутьям-ступеням я спустился в большое, размером со всю площадь, помещение, заваленное ящиками, коробками и всяким мелким хламом. В дальнем конце зала хищными тенями высилась какая-то техника.

Это была обычная подсобка, где технари хранили свой уборочный инвентарь. Я уже видел такие хранилища. Еще совсем мальчишкой я облазил несколько заброшенных технарских городов вместе со своим другом-технарем. Вот он мне и объяснил, что такие кладовки специально устраивались под землей, чтобы вся нужная уборщику техника была под рукой и не мешала остальным жителям. В той комнатке, откуда Сорняк управлял люком, размещался центральный вход в подсобку и пульт управления.

Если бы этот город не зарос растительностью почти до неузнаваемости, я бы, наверное, быстрее сообразил, что это за люк. В древних технарских городах здания частенько стояли так плотно, что уборочная техника просто не могла подъехать к нужному месту, да и многие улицы были очень узкие, вот и приходилось добираться подземными дорогами. А еще мой друг рассказывал, что на площадях и важных улицах ставили защиту от растений, чтобы они не разрастались и не мешали прохожим. Вроде бы вредное для растений излучение генерировали вон те коробки под потолком, ага, а вот и рубильник, который их выключает.

Отлично, значит, память меня не подводит. А еще она утверждает, что от таких подсобок тянутся в разные стороны туннели, опутывая сложной паутиной весь город. Надеюсь, в этом городке строители не изменили своей привычке. Проверим. Ага, три прохода в наличии. Возможно, есть еще, но не будем тратить время на их поиски.

Ничего ценного, кроме совершенно ненужной мне уборочной техники, я не нашел. Вернулся к обрадовавшемуся Сорняку, не забыв предварительно отключить защиту от растений, так, на всякий случай. Закрыв дверь в подземный мир, я отправился искать тайник с пластинкой. Колокольчик увязался за мной, двигался он немного медленнее меня, но, похоже, не чувствовал усталости и догонял меня, стоило мне остановиться, чтобы немного передохнуть.

Время мы с Сорняком провели весьма неплохо: поохотились на мелких шустрых зверьков с красной вьющейся шерсткой, чем-то похожих на поросят; искупались в небольшом озерце, бывшем некогда фонтаном, в центре которого торчал памятник позеленевшей от времени прекрасной деве. Я с трудом вытащил из воды весело плещущегося и не желающего никуда идти цветика. Потом мы удирали от огромной лохматой птицы, развивающей приличную скорость на своих двух кожистых лапах. Между делом нашли пластину для Кэри и обнаружили хорошее укрытие, где можно дождаться девчонку, а затем отправились отдыхать в подсобке под площадью.

Вечером я сидел в укрытии, откуда был хорошо виден тайник и подступы к нему, и ждал Кэрлин. Сорняк прятался неподалеку в зарослях, притворяясь обычным цветочком.




Барбариска


Вблизи город гоблинов смотрелся ничуть не лучше. Нижний ярус занимали каменные двухэтажные домики, а выше, частично на их крышах, частично на склонах пещеры, притулились деревянные сооружения, а под самым сводом фанерные. Внизу обитали гоблины побогаче - их жилища могли похвастаться широкими окнами с деревянными резными (кое-где) ставнями и странными светящимися разводами на стенах, видимо, исполняющими роль декора. Ярусы и "районы" города, между которыми иногда пролегали глубокие расщелины, соединялись деревянными или подвесными мостками. И чем выше мы поднимались по ним, тем беднее становилось все вокруг - и домишки, и их хозяева.

То тут, то там из кривоватых дыр, призванных изображать окна, выглядывали любопытные зеленые мордашки. И что интересно, никакой агрессии местные обитатели по отношению к нам не проявляли. Вокруг нас, конечно, шнырял следящий Скифи, а еще парочка агентов присматривала издалека, но большая часть населения была настроена дружелюбно.

~ Дружелюбно? - ядовито усмехнулся Умник. - А как же яд, который всем гостям вместо вина преподносят?

~ Так у них выхода другого нет, если кругом столько желающих выведать чужие тайны, - со вздохом ответила я. - А так они хорошие ребята. Смотри, какие лапочки!

Я погладила по голове лопоухого гоблинского малыша, который шел рядом и со всей дотошностью изучал ткань моих штанов.

~ О да! - едко протянул мой друг. - Эти недомерки прям все такие белые и пушистые!

~ Белые? - рассмеялась я. - А чего ж тогда позеленели?

~ Болеють! - с наигранной грустью отозвался Умник. - А еще какая-то сволочь их побрила, вот и не пушистые, но это пока! - и добавил серьезнее. - Только тебе не стоит думать, что все гоблины поголовно милые и добрые, они могут быть очень опасными.

~ А как, по-твоему, им быть милыми и добрыми, если их никто не любит? Жить на поверхности не разрешают, в пещеры загнали, фруктов не дают, да еще друзьями прикидываются, чтобы секрет порталов выведать.

~ Эти карлики людей шаффтам продают! На мясо!

~ А вдруг это единственный способ получить фрукты? - наивно похлопав ресничками, предположила я. - Может, им пленных до слез жалко? Но что поделаешь? Фрукты очень нужны - во фруктах витамины, а без витаминов плохо: без них гоблины болеют! А им так хочется быть милыми добрыми и хорошими, но не выходит.

~ Хорошими? А то, что они тебя траванули, уже забыла? Зар тебя, между прочим, еле вылечил, - заявил Умник и расхохотался, - а то ты бы так и ходила в каске, хихикала, с ежиками да лошадками общалась.

С лошадками... - мелькнула в голове настырная мысль, но один ехидный товарищ тут же спугнул ее, пропев:

~ Гоблин бывает вреднячим,

Только от жизни гоблячей.

Только от жизни, от жизни гоблячей,

Гоблин бывает вреднячим.


А с гоблином спорить, поверьте, опасно,

Ему не везет в этой жизни ужасно,

Ужасно, ему не везет.

И самого детства он фруктов лишенный,

Поэтому ловит он злобных шпионов,

И каждому ясно, что гоблин зеленый

Всем яд без разбору дает.

Но если построить ему санаторий,

Где будет огромное синее море,

И фрукты всегда на обед.

И будет там гоблин ужасно довольный,

Уже он не будет собакой бездомной,

Вот самый гоблячий, вот самый огромный,

Огромный гоблячий секрет.


Я чуть с мостика от хохота не навернулась, в последний момент уцепившись за Веррана.

Нет, Умник все-таки прелесть!


Верран, недовольно помахивая хвостом, подозрительно оглядел меня - а вдруг действие яда еще не прошло. Ричи удивленно замер, приоткрыв рот, Скифи же радостно застрочил что-то в своем свитке. Лишь один Зар меня прекрасно понял - он тоже слышит этого шутника. Мальчишка даже улыбнулся краешками губ, чем заработал еще одно очко в копилку Умника: тот, конечно, вредный, ехидный, насмешливый, но не злой. И если он научит фракката смеяться, будет просто замечательно.




Ильсан Авилэр


Это был очень странный сон.

Почему? А часто вам удается взглянуть на себя со стороны? Причем, в прямом смысле этого слова.

Я стоял у стены и удивленно смотрел, как Ксанталл меняет влажную тряпку на моем лбу - второй я метался на лежаке, комкая одеяло. Еще утром меня накрыл очередной приступ, а к вечеру жар только усилился. Вампир придержал меня рукой, не давая скатиться с постели, затем почесал за ушком лежащую рядом со мной Ланку, которая ответила ему довольным мурлыканьем, но глаз так и не открыла. Остальной нашей команды в пещерке не наблюдалось.

Первый я шагнул ближе, словно в ответ мое тело дернулось сильнее и застонало. Талл со вздохом покачал головой, встал и пошел за лекарственным настоем.

- Они, значит, уже сутки где-то шляются, - проворчал он, - а я тут с мальчишкой возись. Тоже мне няньку нашли! Не дергайся, дружище, сейчас легче станет. Вот так, молодец, пей. Еще чуть-чуть. Хорошо, - клыкастый убрал чашку и уложил меня поудобнее. - Тай, зараза, тоже где-то болтается. Сказал, что проверит окружающую местность и вернется, и уже два часа его нет.

Ксанталл, подоткнул мне одеяло, встал и направился к выходу из убежища, призрачный я последовал за ним. Уже стемнело, но я видел все очень четко, даже лучше, чем обычно - возможно, это преимущество моего странного состояния.

Позади нас почти отвесно поднимались вверх поросшие редким кустарником скалы, впереди темнел глухой лес, наполненный множеством звуков и запахов. Вот шелестят на ветру деревья, мышь что-то прячет в корнях дуба, кто-то порыкивает вдалеке, тайно крадется меж толстых стволов хитрый мурат. Чего, спрашивается, красться, когда не только я, но и вампир его сразу засек?

- Вылезай, - позвал зверя Талл, - я тебя заметил. Чего так долго? Что выяснил? Ну, это я и без тебя знаю, что ни Кэри, ни Сейфи не вернулись. Тогда меняемся, я тоже прогуляться хочу.

Я хотел вернуться назад в пещеру, но тут неожиданно проснулось предчувствие, завопив, что Кэрлин в опасности, да и оборотень может серьезно пострадать, если вмешается. А он точно вмешается, это как пить дать! Не станет же он спокойно наблюдать, как девушку убивают? Страх за друзей захватил меня целиком, не позволяя думать ни о чем другом. Те неприятности, о которых меня настойчиво предупреждало предчувствие в прошлый раз по сравнению с теперешней угрозой просто мелочь, словно милый пушистый котенок супротив гигантского тигра-людоеда.

Друзьям надо помочь! Срочно!

Я должен что-то делать... Надо вампиру сказать, бежать их спасать...

- Талл! - закричал я. - Ребята в беде! Талл!

Араж! Не слышит! Я должен быть там с ними... Сейчас же!

Паника накатывала темной удушливой волной, прогоняя все мысли, кроме одной - я должен быть там. Я должен быть там. Я должен... Что это?!

Теперь вокруг меня высился город - древний город технарей, разрушенный и пустой. Ой нет, не пустой!

Около развалин каменной будки, прижавшись спиной к одной из двух уцелевших стен, стояла Кэрлин, зажмурившись и приложив ладони к вискам. За ней прятался гном, который... пел колыбельную.

Вот ведь идиот, нарф меня задери!

А перед ними полукругом застыли вооруженные люди странного, я бы даже сказал, жуткого вида - не меньше полусотни, да и в кустах, окружающих будку, засело еще десятка два. На четвертом этаже соседнего дома замер, готовясь к прыжку, скальный кот, а внизу, в густых зарослях, слышались непонятные звуки - кто-то бил о землю хлыстом и злобно щелкал зубами.

Время замедлилось. Круглыми от страха глазами я стоял и смотрел, как бандиты вскидывают оружие, еще миг и....

Остановить! Их надо остановить! Всех! Сейчас!


Больно... как же больно! Голова просто раскалывается. Перед глазами все плывет, скрывается за плотной золотисто-желтой пеленой. Она начинает расти, пелена эта, расползается, словно хочет захватить весь город. Накрывает разбойников, ловит в свои сети Сейфи, стремится к Кэри. Девушка вскидывает руки, и вокруг них с гномом мгновенно смыкается искрящееся защитное поле, не пропускающее желтую дымку.

А коротышка все поет: что-то про малыша, который должен сладко спать и набираться сил, а утром отец покажет ему золотоносную жилу в шахте, научит плавить металл, а после они разожгут в кузне огонь и застучат молоточками по стальной пластине, и родится новый клинок, который станет мальчику верным другом и защитником.

Падают один за другим уснувшие бандиты, засыпает прямо в прыжке оборотень, камнем падает вниз, но не разбивается - из кустов выскакивает огромный цветок и ловит кота в надежные объятия.

- Вставай! Проснись! - кричит Кэрлин.

- Вставай! Проснись! - кричит Ксанталл.

Сильный, обжигающий удар по лицу, второй, третий...

Открываю глаза. Муть не проходит, но золотистой пелены уже нет. Вокруг привычные стены пещеры, рядом взволнованный вампир, жалобно мяукающая и пытающаяся облизать мое лицо Ланка, недовольно рычащий ЛоурСан.

- Очнулся наконец! - облегченно вздыхает Талл, вливая мне в рот очередную порцию лекарства. - Я уж думал все!




Барбариска


Мы поднялись на самый верх города-свалки. Именно там, на большом уступе, находился совещательный зал - от раскинувшегося внизу нагромождения жилых построек его отделяли каменные перильца. За ним, как шепотом пояснил Ричи, открывались проходы в жилище Правительницы, хранилище и Библиотеку, где работал дядя нашего проводника.

В центре ровной каменной площадки на мягких диванчиках, приставленных к длинному деревянному столу, нас поджидали три надутых от важности гоблина. Во главе стола сидела сама Правительница, полностью закутанная в темный плащ. Выдержав положенную паузу, она небрежно откинула капюшон и указала нам на один из пустующих диванов и кивнула, позволяя начать разговор.

Совещание на высшем уровне прошло весьма конструктивно - таких словесных конструкций я не слышала даже от Игорешкиных друзей-матросов. А ведь я всего лишь предложила гоблинам для улучшения их жизни использовать тайну порталов. Вообще, у Бохх оказалась удивительная выдержка. Боюсь, другие карлики меня за такие слова порвали бы. Вон Советники, к примеру, чуть не полопались от злости, но приходилось молча скрипеть зубами - лезть поперек батьки в пекло, то бишь, раньше Правительницы в беседу они не смели. Мне пришлось использовать все свое красноречие и грубую наглую лесть, чтобы гоблинша соизволила выслушать меня до конца.

- Я вовсе не предлагаю раскрывать кому бы то ни было вашу тайну, - я примирительно подняла руки вверх. - Секрет порталов так и останется секретом. Вот скажите, Вам такая жизнь нравится?

Женщина спряталась под плащом, подошла к перильцам и глянула вниз на город.

- По-твоему, это может нравиться? - вздохнула она. - Когда-то у нас были замечательные города в джунглях, а потом произошла Катастрофа... Наши дома унесло неизвестно куда, многие гоблины тогда погибли. Кому-то посчастливилось выжить. Наши предки тогда на ярмарку ездили, а вот вернуться им стало уже некуда. Много лет их потом по свету мотало. Ну кто захочет, чтобы его земли заняли какие-то пришельцы?

~ Странно, - подумала я, - это ж сколько гоблинов ездило на ярмарку, чтобы целый город потом построить?

~ Размножаются быстро, - захихикал Умник. - Даже если бы их там, после ярмарки, всего двое осталось, они и тогда б не один городок заселить могли!

- Так мы и оказались в этих пещерах, - Бохх обвела рукой свои владения. - Здесь спокойно, гномам они уже не нужны. А что темно, так мы к полумраку привычные.

Правительница, покачав головой, вернулась к столу и мягко опустилась в свое кресло.

- Сыро здесь, холодно, - я зябко передернула плечами.

В этих подземельях мне решительно не нравилось.

- Это да, - согласилась она, - но Наделенные Даром защищают город от сырости. Так что в нем не так уж и плохо.

- А за его пределами? А нормальная еда?

- С едой проблемы. Только выбора у нас нет, - женщина склонила голову, помолчала немного и вновь взглянула на меня. - К чему все эти вопросы?

- У меня есть отличная идея, которая позволит вам вернуться на поверхность.

- Тайну порталов мы не раскроем!

Советники согласно закивали, недовольно сверля меня маленькими серыми глазками.

- И не надо, - улыбнулась я, - идея совсем в другом. Вы только до конца дослушайте.

Но тут, прервав беседу, в совещательную залу вошел Ричи, тащивший блюдо с печеньем и чайник с симпатичными желтыми чашечками. Почтительно поклонившись, мой старый знакомец принялся разливать ароматно дымящийся напиток. Советники радостно потерли лапки, придвинули кресла к столу и приступили к чаепитию, даже Правительница выпуталась из своего плаща и с улыбкой пригубила напиток. Заметив, что Зар преспокойненько присоединился к трапезничающим, я тоже рискнула сделать несколько глотков - ну не будут же меня снова травить. А ничего так, вкусненько.

- Можно один вопрос, - уточнила я, отправляя в рот очередную сладкую печеньку, - после постройки портал надо подпитывать энергией?

- Нет, - горделиво приосанился советник с торчащими в разные стороны ушами, поправив куцую синюю курточку. - Ежели мы ловушку сделали, то на веки вечные остается!

- Если только Наделенный Даром ее не закроет, - поддакнул второй, с острым носиком и длинной челкой, торчащей из-под мехового берета.

- Вот! - обрадовалась я. - На этом и можно сыграть. Представьте купца, везущего свой товар из города А в город Б.

- Это где такие города? - заинтересовался один из гоблинов.

- Нигде. Это условное обозначение... выдуманное, - пояснила я, вырывая из своего блокнотика чистый лист. - Это просто пример. Я сейчас схемку нарисую.

- Садись сюда, - велела Бохх, указав на ближайшее к ней место, сидящий там Советник нехотя подвинулся.

- Смотрите, - я поставила жирную точку в одном углу листа, - это Янкар, а вот это Нисколен, - вторая точка на другом углу. - Дорога из Янкара в Нисколен занимает три недели.

- Четыре, - поправила меня гоблинша.

- Хорошо, четыре. Купец тратит кучу денег на дорогу: везет дорогой товар, нанимает охрану, платит каждому воину немалые деньги. А если это быстро портящиеся продукты, то ему придется выкинуть загубленный товар. Как вы думаете, согласился бы он немного заплатить за возможность быстрее добраться до места назначения?

- Разумеется.

- Вот! А таких желающий будет много, потому как экономия - страшная сила.

- Экономия? А что это?

- О, экономия - это такая штука, с которой не поспоришь! - фыркнула я. - Жадность, если по-простому. Купцы ведь за лишнюю монетку, сохранившуюся в их карманах, удавятся. А мы можем им в этом подсобить и себе денежку заработать.

- А как? - советники тут же навострили ушки.

- Вы строите по пути... На какое максимальное расстояние хватает портала?

- На три, иногда четыре дня пути.

- Замечательно. Мы строим по дороге от одного города до другого несколько порталов друг за другом. Шагнул в один, вышел, а там пересадочная станция и вход во второй портал, шагнул - вышел, новая станция и новый вход, ну и так далее, - я дорисовала на листочке цепочку из точек, - и вот купец, заплатив за проход через наши станции, добрался в Нисколен гораздо быстрее. И ему выгода, и нам прибыль. А если посетителей много, то очень большая прибыль.

- Станут они нам платить, как же! - не поверил лопоухий советник. - Так просто шастать будут.

- Так ведь и вы можете охрану нанять. Вот, например, урсы. Думаю, за хорошую плату они согласятся поработать охранниками. Сестра моего друга, Улиана, - я кивнула на Веррана, - юрист, она составит нам договор с маррами о найме, договор с хозяевами земель о строительстве на их территории порталов. Придется, конечно, отдавать им часть прибыли, но все равно желающих будет много, и наше предприятие быстро окупится. К тому же таких веток с переходами можно несколько построить, а потом и целую транспортную сеть создать.

- Тут не все так просто, - буркнул третий советник, пухлогубый гоблин в зеленой эльфийской тунике, обтягивающей упитанный животик, - много трудностей возникнет.

- А вы что, боитесь трудностей? Все проблемы можно решить, все вопросы обсудить. Но в целом идея вам нравится?

- В целом нравится, - улыбнулась мне Бохх, - но без помощи у нас это не получится.

- Я напишу письмо своей подруге Улиане. Она девица умная.

~ Ушлая, ты хотела сказать? - хихикнул Умник.

- С ней вы обговорите все детали и уже тогда решите, стоит или нет затевать все это. Возможно, у нее есть знакомые, которые помогут или подскажут, как лучше поступить.

- Так ведь деньги потребуются для строительства всех этих станций, - второй советник, сдвинув берет, задумчиво почесал затылок.

- Потребуются, - кивнула я. - Нам нужен хороший специалист, чтобы все просчитать: сколько куда денег пойдет, сколько за проезд брать.

- Сложное это дело, - подытожила Правительница, - но интересное. Если люди будут платить за проход через наши порталы, то мы можем больше не заниматься продажей пленников.

- Правильно, - поддакнул третий гоблин, заталкивая в рот сразу три печеньки, - а то шаффты и наших ребят стали хватать, - прочавкал он, - мало им, видишь ли.

- Вот, - улыбнулась я, - потом сможете и на поверхность выйти. А пока предлагаю построить санаторий.

- А что это такое?

- О! - мечтательно пропела я. - Это такая замечательная штука! Сейчас расскажу!




Сэм Винфорд


После завтрака Вальт потащил меня на прогулку, сообщил заговорщицким голосом, что у реки есть одно чудное местечко, где нам будет хорошо. От близкого знакомства с моим кулаком его спасла Лерка, шепнув мне, что там всего лишь полянка, а "хорошо" - это корзина с фруктами, которую они с Вальтиком утром самолично туда отнесли. Я предложил графинчику взять с собой моего "братца", но парень так опечалился, что хайта тут же, отговорившись срочными делами, попыталась улизнуть. Но не тут-то было - я ловко перехватил ее за руку и утащил в сторонку.

- Что? Одного меня бросаешь на этого упыря? - возмущенно прошипел я.

- Но у меня и правда дела, - Лерка состроила виноватую мордочку и умильно захлопала ресничками. - Мне, наверное, еще хуже чем тебе будет.

- Почему? - обеспокоенно воскликнул я. - Что-то случилось?

- Еще бы! - фыркнула она. - Случился дедушка Руфи, с которым мы будем искать ту вещицу, к которой привязала его дух ведьма. Я буду брать разные предметы и уходить подальше от замка. Если призраку удастся последовать за мной, значит, нужная вещь найдена.

- А что скажут графы, когда увидят, что ты, как дура, ходишь туда-сюда?

- Во-первых, как дурак! А во-вторых, может, это я так спортом занимаюсь, - рассмеялась девочка. - Бег там, ходьба. Или ты знаешь другой способ, как отвязаться от привидения?

- Не знаю, - я опустил голову. - Получается, я развлекаться буду, а ты...

- Не переживай. Дедушка ведь тоже нам помог, тебя, к примеру, вылечил. К тому же, Ай без призрака отсюда точно не уйдет.

- Вот пусть сам и бегает в поисках дедовой привязки!

- Не злись, - хайта положила руку мне на плечо. - Айверин постарается обработать графа, чтобы тот заплатил, - тут она прикрыла рот ладошкой и, хихикая, пошептала, - известнейшему охотнику за привидениями Абинару Могучему за избавление от жутко опасного призрака.

- А этого Абинара, случайно в детстве Айверином не звали?

- Ага, звали. Ну все, Сэмми, иди, графинчик тебя уже заждался.


Дорога заняла не так много времени, как я думал - река, которую я видел из окна, оказывается, с другой стороны замка делает большую петлю, приближаясь почти вплотную к крепостным стенам, и образует уютную заводь, по берегам заросшую камышом. Березово-дубовая рощица окружала заводь со всех сторон, у воды уступая место ивам и редкому кустарнику. С правой стороны нас поджидала широкая поляна с густой травой и пологим спуском к реке, но Вальт повел меня в противоположную сторону - на холм.

Поднимались мы недолго - не сказать, что я так уж сильно устал, но высказал Вальту все, что думаю о таких ухажерах. А что? Пусть бы сам попробовал в платье на гору... ну ладно, на крутой склон залезть.

Пробравшись через высокий пышный кустарник, мы вышли к небольшой круглой полянке, с которой открывался замечательный вид на заводь, реку и дальний лес. Но я ж не девчонка, чтобы природой любоваться!

А вот то, что творилось на самой поляне...

Это что, обещанный графином сюрприз?

Вокруг большой корзины с фруктами копошилось пятеро нарханов. Еще десяток тварей, бесшумно появившись из зарослей, отрезал нам путь к отступлению.

Из кучки пирующих выполз самый высокий нархан и, приосанившись, запрыгнул на стоящий рядом с нами камень.

- Буу! - громко заявил он.

Мой кавалер, как и положено истинному герою, защищающему свою даму, моментально рухнул в обморок. Существо весело расхохоталось, сверкая алыми глазками, остальные присоединились к веселью.

Араж драный! Этих тут только не хватало!

Так, мне нужно оружие и срочно!

Я быстро огляделся, но ничего подходящего не нашел.

Нарфа им в штаны! И луч нельзя использовать! Иначе потом вместо благодарностей на костер загремишь!

Нархан на камне, внимательно следивший за мной, щелкнул хвостом, и все прочие послушно замолчали.

- Ты, - ткнув в меня когтистым пальцем, заявил командир, - позови своего дружка!

- Дружка? - не понял я.

- Ну того, что бабой переоделся, - любезно пояснил нархан. - У меня к нему разговор есть. Он убил одного из наших.

- Убил, убил, убил! - вразнобой запищали твари.

- А если не позову?

Меня смерили презрительным взглядом и ехидно поинтересовались, показав острые зубки:

- Тебя давно не кусали, что ли?

- Кусать, кусать, кусать! - пропел сплоченный хор.

- Напугали! - ехидно хмыкнул я. - Прям весь перепугался!

- Не боишься? - усмехнулся командир. - А зря. Мы игры, конечно, любим, но вот людишкам они почему-то не нравятся. Ладно. А если я дам слово, что не убью твоего дружка, тогда позовешь?

- Я что, идиот, всякой нечисти на слово верить?

- Так у нас этот... а архумэнт хороший есть! Эй, Шрр, пни там его, чтоб голос подал.

Вслед за командой в кустах раздался шум борьбы, дикий мяв и крик:

- Сэм, беги!

- Бумер, держись! - заорал я, приготовившись к бою.

- Не стоит своими светилками стрелять, ой не стоит! - нахально заявил нархан, и не думая прятаться. - Во-первых, лингрэ мы прибить все равно успеем. Во-вторых, сделаем так, что все в замке узнают, кто вы такие, и твоим друзьям несдобровать. А в-третьих, мы просто хотим с ним поговорить. Ну что, зовешь дружка?





Глава 13. И вот что странно...



Барбариска


Н-да, давненько, я столько не болтала, зато идея строительства санатория гоблинам понравилась, и они захотели обсудить новый проект с Ли. Правительница попросила организовать эту встречу прямо сейчас, заявив, что будет мне очень благодарна.

~ И поможет найти в их городе одну важную вещицу! - радостно выпалил Умник. - Чего молчишь? Озвучивай!

Я послушно передала Бохх слова этого наглеца, и та, к моему удивлению, согласилась выполнить мою просьбу, тут же отдав советникам приказ оповестить народ о высочайшем повелении, тащить на центральную площадь все металлические пластинки нужного мне размера.

Когда гоблины, усердно кланяясь, покинули совещательную залу, Правительница поинтересовалась результатами проверки и уточнила, буду ли я осматривать город. Пришлось сказать, что в город я не собираюсь, а вот место, где содержатся пленники, гляну обязательно, и если гоблины всех пленных отпустят, то напишу самый положительный отчет.

- Так уже месяц никто не ловится, - тяжко вздохнула Бохх.

~ Бедняжечки какие! - жалостливо всхлипнул Умник. - Целый месяц без поставки товара. Так ведь и обанкротиться недолго.

~ Заткнись а, - попросила я (временами этот дорогой друг начинал сильно раздражать).

~ Вот все вы, бабы, такие! Непостоянные! То "ой, какой красавчик", то "он меня раздражает", то, вообще, "извини, милый, у меня голова болит"!

~ Извини, милый, у меня голова болит! Причем из-за тебя! - раздраженно рявкнула я. - Развопился тут! Пользы никакой, одни шуточки на уме!

~ Как это никакой? - возмутился он. - Я же тебе второй Ключ нашел.

~ Еще не нашел!

~ Это вопрос времени. Хотя...

~ Что такое?

- Наши конкуренты уже искали Ключ в городе гоблинов, - пояснил мой товарищ, - и...

~ И?

~ И теперь мы ищем! - кисло протянул парень. - Правда, шансы найти Ключ маловаты - если уж у Луитти ничего не вышло, а она еще та интриганка. Кстати, эта зеленая командирша тебе не врет - товара для шаффтов у них давно нет. Чтобы выжить, гоблины продукты у людишек подворовывают. Видишь, и от меня польза есть, - обиженно закончил он.

~ Хорошо, - усмехнулась я, - польза есть, но мааааахонькая. А если расскажешь, кто такие Тени, то будет большая, просто огромная пользища!

~ Ну, я ведь уже объяснял, запрещено про это говорить. Давай лучше Ключ искать!

Правительница подошла к каменным перильцам, постояла там немного, разглядывая город, затем повернулась ко мне.

- Свое слово я сдержала, смотри, - она указала на зеленое громко пищащее столпотворение внизу. - Теперь твоя очередь.

Я ошарашенно уставилась на целую гору металла, так быстро выросшую на площади. Правда, слова "нужный размер" гоблины восприняли по-своему. К примеру, две стальные "маленькие пластинки", венчающие кучу, очень смахивали на чьи-то только что снятые с петель ворота. Да уж, старательные товарищи!

- Хорошо, - улыбнулась я. - Я тебе верю и в отчете напишу, что у вас в городе все в порядке. Даже Улиану могу пригласить прямо сейчас, у нас даже телепортист знакомый есть.

- Нет, - Бохх недовольно встряхнула черными волосами, - тогда он сможет взять ориентиры в моем жилище, а это недопустимо.

Я лишь пожала плечами, присев на диванчик.

- Это всего лишь вопрос твоего доверия нам. Решать, конечно, тебе, но этот портал существенно сократит время на организацию встречи. Если хочешь, можем пройти в какое-нибудь подходящее место, не угрожающее твоей безопасности, где Эд спокойно возьмет ориентиры. Там же и совещание проведем.

- Есть такое место, - кивнула женщина, - идите за мной.

Через правый коридорчик, начинающийся в дальнем углу совещательной залы, мы прошли в пустынный, широкий и довольно темный туннель - обычный для здешних подземелий зеленоватый мох тут почему-то не рос. К счастью, ночное зрение не подвело меня и на этот раз - я видела все очень четко: и неровные каменные стены, и острые, норовящие поцарапать путников уступы, и торчащие сверху сталактиты, от которых то и дело приходилось уклоняться.

~ Зар, ты не устал? - забеспокоилась я (мальчик ведь уже давно удерживает мои способности, как говорится, на высшем уровне).

~ Нет, - ответил он. - Синхронизация работы органов чувств не требует большого расхода энергии.

~ Синхронизация? Значит, я так же, как и ты, вижу, слышу и далее по списку?

~ Да.

~ А вот и нет! - вмешался Умник, противно хихикая. - Он тебе нюх не усиливает. А то от здешних запахов... Посмотри, как котяра твой кривится!

~ Зар у меня умный мальчик, - усмехнулась я, - мне вполне зрения и слуха хватает. Спасибо, сынок.


Бохх уверенно шла впереди, ей даже не приходилось нагибаться, чтобы избежать этих аражевых сосулек.

- Стой! - заорал вдруг фраккат.

Но среагировать я не успела, машинально закончила шаг и оказалась в круглом каменном мешке.

Блин горелый, опять нарфовы порталы!

Ясно теперь, почему это гоблинша, вместо того, чтобы идти по центру коридора, где не было никаких препятствий, прижалась к стене и прошла под большим выступом - там, видимо, безопасный путь, а остальным дорога прямиком в западню.

Я внимательно огляделась: ни единого выхода, голые каменные стены, если где и есть трещины, то мне в них точно не пролезть, из мебели пара деревянных топчанов и все.

Весело, однако!

Неожиданно в помещение на большой скорости, словно отправленная в полет пинком под зад, вкатилась Правительница с криком: "... вушка, а место тайных встреч!"

Ну-ну, если это не ловушка, то я - юная балерина. Да и яростно шипящий Верран, примчавшийся следом, в это не верил. А вот спокойно шагнувший в пещерку Зар лишь изогнул в улыбке края губ - похоже, опасность мне на самом деле не угрожала. Урс решительно направился к Бохх, которая так же решительно от него отползала, пока не уткнулась спиной в мои ноги.

- Ты, стеррррва зеленая, - зарычал он, - угрррробить нас задумала?

- Вы не поняли, - отчаянно пропищала гоблинша, - я просто хотела показать безопасное место. Поверьте.

Я помогла ей подняться. Выглядела Правительница уже не так солидно, как раньше: черные, до этого красиво уложенные, волосы растрепались, лицо посерело от пыли, из шести золотых колечек в аккуратных длинных ушках осталось всего три, одежда в беспорядке, дорогой темно-синий плащ слегка изменил дизайн - думаю, с легкой руки урса такие роскошные полоски скоро войдут в моду.

- Ах ты... - начал Тар-тои-марр.

Женщина поспешно отскочила назад и жалобно затараторила:

- Я вас не предавала. Поймите, это для посторонних ловушка, не для вас. Я хотела отвести вас сюда, тут мы сможем без проблем вызвать вашего мага. Я собиралась сама в портал шагнуть, первой, но сначала надо было рычаг опустить. А он с той стороны был. Честно!

- Она правду говорит, - подтвердил Зар.

Причин не верить мальчику у меня не было, поэтому я решила вмешаться и остановить ссору.

- Бохх, прости. Мы тебе верим, но ты бы хоть нас предупредила заранее... А Верран просто переволновался. Веррунчик, милый, - я обняла раздраженно помахивающего хвостом марра, - спасибо тебе, защитник ты мой.

Пока я успокаивала урса, Правительница успела привести себя в порядок (относительный, конечно): сняла лохмотья плаща, отряхнула пыль, поправила волосы.

- Ой!

- Что еще случилось? - я испуганно бросилась к ней.

- Проход-то я не открыла! - гоблинша в отчаянье всплеснула руками. - Твой охранник так быстро на меня напал и закинул сюда, что я не успела рычаг опустить, и теперь, мы здесь застряли.

- И что, нет никакого другого выхода?

- Нет, - она тяжко вздохнула. - Если только кто-то не догадается, что мы пошли сюда, и не выпустит нас.




Сэм Винфорд


Я быстро огляделся, оценивая расстановку сил. По всему выходит, что этих тварей на поляне я уложить смогу, по крайней мере, большую часть, но укрывшиеся в кустах успеют причинить вред Бумеру. А вот этого я допустить не могу. Он же меня спас тогда, в подвале, и от дедули вчера защищал. И вообще, своих не бросают! Да и Вальт пострадает - рядом с ним тоже крутится парочка нарханов. Придется соглашаться на все их условия. Хоть время выиграю. А там, глядишь, Ай что-нибудь да придумает.

- Согласен, - твердо сказал я, - я позову своего друга.

- Тогда проваливай! - в маленьких алых глазках мелькнуло торжество. - Да поторопись! А не то... - взмах когтистой лапкой и через миг болезненный мяв из зарослей. - Все понял?

- Да понял я, понял. Сделаю. Бумера только мучить прекратите!

- Ладно, до обеда не будем мучить, а вот потом... Кстати, еды тоже прихвати, а то этот лингрэ тощий, боюсь, на всех не хватит.

Я развернулся, собираясь уходить, но тут меня остановил крик главного нархана:

- Стой! Эту кучу забери!

- Какую кучу? - я удивленно уставился на мерзкую тварь.

Нархан спрыгнул с камня, нарочито медленно подошел ко мне, тряхнув светлыми кудряшками, придающими ему обманчиво безобидный вид, заухмылялся и ткнул шипом на хвосте в сторону валяющегося без сознания Вальта:

- Эту!

Его сородичи недовольно заворчали, но командир грозно на них рявкнул и пояснил:

- Жирное есть вредно!

Я попытался приподнять так и не пришедшего в себя графинчика, но не тут-то было - эту тушу разве что волоком можно тащить или катить перед собой. Правда, тогда я в замок только к ужину и приползу.

Вдруг над головой раздался звонкий щелчок. Глянув туда, я обалдел - над нами висела, раскачиваясь, большая бочка с дождевой водой, которую я совсем недавно видел во дворе замка, рядом с воротами. Затем бочонок резко наклонился. Сообразив, что сейчас произойдет, я из положения сидя на корточках прыгнул в сторону и растянулся на земле под дружный хохот нечисти. Мощный, но кратковременный водопад мгновенно привел Вальта в чувство. Увидев прямо перед своим носом добрые глазки главаря нарханов, парнишка чуть снова не хлопнулся в обморок, но потом резво подскочил и бросился бежать, вмиг развив такую скорость, что и тыгыдымский конь позавидует. При этом Вальт умудрился схватить меня за руку и потащить за собой под громкое "бууууууууу!", доносящееся до нас с полянки.

К замку мы добрались в рекордные сроки. Уверен, если бы стражники, завидев нас, не успели распахнуть ворота, мальчишка бы их снес и не заметил. Пока "отважный спаситель юных дев" рассказывал о своих подвигах мамочке, примчавшейся на его вопли... героические крики, я смог улизнуть.




Кэрлин Хорн


На завтрак кроты принесли все ту же бурду, но так как многие пленники еще не отошли от прошлого угощения, то бишь, непробудно спали, охранников ждал просто царский пир - столько дармовых порций им еще не перепадало. Вместо обеда нас попотчевали вдохновенной речью об Охоте и "ящерицах" в исполнении хвата Шовера, а сладким десертом стала пущенная тощим Биром сплетня о том, что "этого жирного урода Рохмура вчера обокрали, к сожалению, всего ничего унесли, но как приятно".

Отлично, сережку Сейфи раздобыл. Молодец! А раз мыш в моем ближайшем окружении не объявился, значит, парень внял доброму совету и вернулся в убежище. Замечательно, одной проблемой меньше.


В тусклом желтоватом свете Варто Полигон казался мрачным и таинственным. Пленники растерянно оглядывались по сторонам, пытаясь понять, где они и как отсюда можно выбраться. Охота начнется уже через час - Кроты, как обычно, дают "ящеркам" фору, чтобы те могли убежать и спрятаться. Но мы с Костиком прятаться не станем, нам надо Ключ найти.

Костас, стараясь не показывать своего страха, шел рядом со мной и изрядно шумел. Н-да, проблема спасения отдельно взятых гномов резко усложняется. Тысяча дохлых медуз! Уж лучше б на его месте был Сейфи: оборотень хотя бы передвигаться бесшумно умеет. Но отступать уже поздно - не бросишь ведь доверившегося тебе мальчишку прямо посреди Полигона. Надеюсь, мой план сработает.

Стоило, наверно, эльфов с собой прихватить - хорошие воины никогда не помешают. Хотя... чем больше отряд, тем сложнее выбраться. Ладно, шанс я им дала (не только ушастикам, но и другим "ящеркам"): провела подробный инструктаж, как легче выжить на Охоте. А дальше каждый сам за себя.


Я внимательно осмотрелась по сторонам.

Вроде здесь. Все, как и в прошлый раз: оплетенная плющом высотка, полуразрушенная будка рядом, две уцелевшие стены, знакомая табличка. Ага, вот и тайник. Что?

Якорь им в глотку! Ничего нет! Не может быть!

Шаум не мог меня обмануть. Зачем ему это?

Позади раздался шум шагов и едкие смешки.

Тысяча дохлых акул! Теперь мне все ясно.

- Костас, назад, - велела я, оттаскивая гнома под прикрытие одной из стен будки.

- Что там? - испуганно прошептал он, вцепившись в мою руку.

- Хват со своей шайкой.

- Но ведь до начала Охоты еще минут двадцать. А как же правила?

- Думаю, Шоверу плевать на правила. Так, действуем следующим образом: сейчас ты начнешь петь. Ты колыбельные знаешь? Отлично. Встаешь позади меня и во весь голос поешь колыбельную. Главное, не высовываешься из-за моей спины.

- Зачем? - гном уставился на меня круглыми от изумления глазами.

Я схватила бородача за плечи и с силой тряхнула:

- Слушай сюда! Я смогу воздействовать на кротов, заставив их делать то, что мне надо. Но их слишком много, мне сил не хватит. А под музыку влиять на чужой разум проще. Ты поешь, я их усыпляю.

Хорошо, что подчинение старшим у гномов в крови - мальчишка даже спорить не стал. А поет он замечательно - что баллады, что колыбельные.

Я решительно вышла из укрытия, Костик послушно спрятался за моей спиной и продолжил песню. Кроты сначала расхохотались, увидев, чем мы занимаемся, даже нападать не стали, слушая бесплатный концерт под ехидные комментарии Шовера. Но чем дольше пел гном, тем больше они попадали под мое влияние: смолкли шуточки, затих смех, затуманились глаза. Нескольким бандитам удалось, превозмогая давление на разум, вскинуть оружие...


Не поняла, а Ильсан здесь откуда?

Он что, рехнулся?! Что он делает?

Окутанный непонятной желто-золотистой дымкой Ильс стоял позади банды Шовера, изумленно хлопая глазами.

Ладно, потом разберемся, откуда эльфеныш тут взялся. Сначала закончим с воздействием.

Араж! Голова-то как болит! Этих гадов слишком много. Как бы с крючка не слетели...

Ого! Вот это сила!

И как это я раньше не заметила, что парнишка - маг? Ничего себе! Да он посильнее некоторых архимагов будет!

Ильсан без усилий перехватил у меня инициативу, поднял мое воздействие на кротов на новый уровень и растянул заклинание на весь город.

Ничего себе! Это что, получается, весь Полигон уснет?

Город затянула все та же желто-золотая дымка, Шовер и его подручные, не успев выстрелить, упали на землю. Заснул прямо в прыжке большой скальный кот...

Что? Кот? Нет! Сейфи!

- Вставай! Проснись! - закричала я, надеясь разбудить оборотня.

Ильсан дернулся, как от пощечины, и... растаял в воздухе.


Я метнулась к тому месту, где должен был упасть Сейфи.

Тысяча вонючих китов!!! Только цветов-людоедов нам и не хватает!

- Отпусти его, тварь зеленая! - заорала я.

Растение, нежно прижимая к себе добычу, злобно затрещало, взмахнуло длинным корнем, пытаясь достать меня ядовитыми шипами. Я увернулась. Подобраться ближе не получалось. Мы с колокольчиком продолжали забавный танец: я стремилась выхватить Сейфи из лап этого монстра, а он старался уничтожить меня, не выпуская кота. Цветок вообще вел себя как-то неправильно: обычно растения его вида обездвиживали жертву ядом, а потом съедали. Но этот не только не уколол Сейфи шипом, но и всячески оберегал от яростно хлещущих по земле корней.

Я собрала последние силы и запустила пробуждающим импульсом в оборотня. Думаю, хватило бы и обычных пощечин, но аражев цветок меня и близко не подпускал.

Ну слава богам, проснулся.

- Костик, дружок, заткни-ка ушки, - усмехнувшись, велела я. - Не слушай, что нехороший дядя говорит!




Барбариска


Да уж, везет нам, как утопленникам - теперь вот застряли в этой холодной мрачной (ладно, вру, теплой и подсвеченной зеленым мхом) пещере. К прочим удовольствиям, я еще и оцарапалась пару раз о грубый деревянный лежак, на котором сидела, и заполучила болезненную занозу в ладонь.

Что тут скажешь - гуманное отношение к пленникам у гоблинов на высоте! Целых два топчана поставили, и дырка чудесная в полу для неотложных нужд пробита. Только вот выхода нет и стены из камра, так что даже магией не воспользуешься.

- Бохх, - позвала я гоблиншу, - а как это вы умудрились без магии портал построить?

- Так он не здесь, а в соседней пещерке, - грустно отозвалась она. - А вот проход между двумя пещерами открывается обычным механическим рычагом из коридора. Я как раз хотела его открыть, но не успела...

- Подожди... - не поняла я. - Но ведь сюда я влетела через портал-ловушку.

- Точка выхода портала может открыться и в безмагическом пространстве, так как сила на прокол берется там, где магии достаточно, - негромко пояснил Зар, усевшись рядом со мной. - А вот назад уже никак, заклинание не сработает.

- Это что, - расстроилась я, - теперь даже Эда не вызовешь?

- Почему, - фыркнул Верран, - можно и вызвать, пусть за компанию с нами тут посидит.

Блин горелый! Даже звать не пришлось - сам явился!

- Привет, Эд! - вздохнула я. - Как дела?

- Барбариска! - закричал маг, размахивая надкусанной куриной ножкой (похоже, он примчался сюда прямо с обеда). - Я догадался, где ошибка в вычислениях Хайтавэрона! Только не хватает части записей для более точных расчетов. У тебя больше нет эмппов?

- Нет, - улыбнулась я, обнимая парня, - я тебе уже все, что было, отдала.

- Ясно, - пробормотал Эдигоран, задумчиво дирижируя курицей, - надо в Тел-Кристо ехать. Не возражаешь, если я возьму координаты той комнаты, где ты нашла эмппы?

- Нет, конечно, не возражаю, - я снова присела на лавку, - только как ты собираешься отсюда выбираться?

- Как и пришел. А что? - только тут юноша огляделся по сторонам, улыбнулся Зару и Веррану, приветливо кивнул Правительнице, всмотрелся в стены и уточнил. - Камр?

- Камр.

- Ага, ясно, - сообщил он, погладив одну из стен. - Я как-то занимался изучением свойств камра и способов нейтрализации его воздействия, даже составил для этого нужное зелье. Так, надо вспомнить.

Маг уселся прямо на каменный пол и принялся шарить по многочисленным карманам жилетки, выуживая из ее бездонных недр какие-то сверточки, скляночки и прочую непонятную дребедень. Эдигоран склонился к импровизированному рабочему столу, сосредоточенно шепча какие-то слова и перекладывая с места на место алхимические ингредиенты, недовольно что-то бурчал, передвигал пробирки, снова лез в карман, иногда вскакивал и принимался бегать по пещере, присматриваясь к стенам и полу. Этот творческий процесс продолжался довольно долго.

Устав наблюдать за Эдиком, я растянулась на топчане, сложив руки под головой и закрыв глаза. Сильно хотелось есть. Бокал отравленного вина, чашечку чая и пару печенек вряд ли можно считать нормальной едой.

~ Ха! - фыркнул Умник. - Тебе хоть слона скорми, все мало будет!

~ Хватит ко мне цепляться! - возмутилась я. - Последний раз мы ели в доме Эдигорана, перед тем, как отправиться в путь. А фрукты я Ричи отдала. Так что ничего удивительного, что я немного проголодалась.

~ Немного? - хмыкнуло мое персональное наказание. - Да, с такой прожорливостью воина из тебя не получится. Знаешь, а ведь я раньше собирался обучать тебя боевым искусствам, но передумал.

~ Почему это? - фыркнула я.

~ Мой друг Чаир рассказывал, что он однажды свою жену записал на занятия в школу единоборств.

~И что?

~ Да ничего - занимается.

~ И какие проблемы?

~ Никаких. Только с тех пор сам Чаир стал значительно лучше готовить, убирать квартиру, полюбил стирать и гладить!

~ Ха! Как будто тебя можно заставить все это делать!

~ Ну, разумеется, нельзя! - расхохотался этот насмешник. - Ведь для этого у меня есть ты!

Тут нашу высокоинтеллектуальную беседу прервал громкий возглас мага:

- Араж! Не хватает, сэйларита*!

Все присутствующие уставились на Эда: кто недовольно, что спать мешает, кто удивленно, и нафига так орать, а кто и подозрительно...

- А для чего тебе нужен сэйларит? - прошипел Верран, распушив хвост.

- Чтобы выбраться отсюда, - беззлобно ответил маг. - Я смогу на время нейтрализовать действие камра, смазав часть стены этим составом, - он кивнул на скляночку, на дне которой виднелся какой-то синеватый порошок, - надо только добавить сэйларит и воду.

- Воды у нас тоже нет, - вздохнула я, - последнюю час назад выпили. Хорошо еще, что у Веррунчика бурдюк был на поясе, а то бы совсем без воды сидели. Свои вещи мы в "комнате для лучших друзей" оставили.

- Хватит и нескольких капель, - перебил меня Эдик, - в конце концов, можно взять другую жидкость, только сплава сэйларита у меня все равно нет. Вот если...

- А много его нужно? - задумчиво уточнил урс.

- В зависимости от того, сколько понадобится зелья. Нам нужно обработать хотя бы небольшой участок стены, и тогда я смогу телепортироваться и выпустить вас, - он замер, что-то подсчитывая в уме, - точно, хватит пары крупинок.

- Тогда есть, - нехотя кивнул Верран.

- Где? - радостно подскочил маг.

- Ободок амулета, который носит Барбариска, сделан из сэйларита.


Сэйларит* - сплав из трех редких металлов.




Сэм Винфорд


Вся честная компания, включая дедулю Руфи, нашлась в моей комнате. Айверин, развалившись на кровати прямо в платье, трескал пирожные и без зазрения совести стряхивал крошки на мое одеяло. Уставшая Лера сидела в кресле, вяло переругиваясь с призраком, который, недовольно мерцая, разместился на подлокотнике ее кресла и нудно требовал продолжения розыскных мероприятий.

- Ты чего тут расселась! - зудел он. - Всего ж час прошел, мы и одной восьмой части всех вещей не проверили.

Пока я пытался отдышаться после быстрого бега (чтоб я еще хоть раз пошел с Вальтом на прогулку, да никогда!), три внимательных взгляда скрестились на мне.

- Сэм, что случилось? - всполошилась Лерка.

- Парень, за тобой что, толпа маньяков-насильников гналась? - усмехнулся Ай.

- Ага, толпа, - кивнул я, - только не по мою душу, они за тобой пришли.

- Кто? Маньяки?

- Нарханы!

- Что? - моментально подобрался аферист. - Откуда? Бумер ведь сказал, что прикроет нас на десять дней.

- Видимо, силы свои переоценил, - пожал плечами я, садясь на край кровати. - Бумер сейчас у нарханов, и они требуют, чтобы к ним вышел Айверин.

- Как это у нарханов? - подозрительно сощурил синие глазищи парень. - Переметнулся, что ли, на их сторону? Ну, этого следовало ожидать. Родственнички, как-никак!

- Да как ты можешь! - от возмущения хайта рассеялась туманом, но сумела взять себя в руки. - Бумер не мог нас предать. Он ведь столько нам помогал!

- Он в плену! - поддержал подругу я. - Они его пытают!

- Ой! - девчонка чуть не плакала.

- Сам видел, как пытают? - спросил Шей'тар.

- Сам слышал!

- Тогда это ничего не значит, он мог и подыграть нарханам.

- Да почему Бумер должен им подыгрывать? - гневно заорал я, вскочив на ноги. - Он - наш друг.

- А их родич!

- Как это? - опешил я.

- Так! Лингрэ и нарханы - родственные виды!

- Ну и что? - не сдавался я. - Это ничего не меняет! Собаки и нарфы тоже родственные виды - однако, нарфа ты не оставишь свой сон охранять! Вот уж не думал, что ты такой гад! Значит, на встречу с нарханами не пойдешь?

- Тут надо подумать, - протянул парень.

- Что?! - я бросился на него с кулаками, но тут же отлетел к стене, отброшенный сильным ударом.

Перед Айверином тотчас выросла Лера, замахиваясь на него схваченным со стола подсвечником:

- Не трожь Сэма!

Шей'тар легко увернулся - хайту он близко не подпускал, верно оценивая ее силу.

- Лер, его надо связать! - крикнул я, поднимаясь с пола и хватая с кровати покрывало.

Если удастся набросить его на мужчину, то мы лишим того возможности двигаться. Ай, отбиваясь стулом, отступал к окну.

- Да успокойтесь вы! - потребовал он. - Я не отказываюсь помогать, но сначала надо разобраться! Только идиоты прыгают спасать утопающего, не умея плавать!

- Только сволочи даже не пытаются помочь утопающему! - парировал я.

Раздавшееся позади ехидное хихиканье призрака неожиданно привело меня в чувство.

Что же мы делаем? Мы же чуть не поубивали друг друга. Так нельзя - если мы тут передеремся, Бумеру даже помочь некому будет.

- Лер, подожди, - я придержал хайту за локоть, - так мы ничего не решим. Надо договариваться.

- А я про что? - с облегченным вздохом ответил Айверин, опуская стул, лишившийся пары ножек. - Надо все обсудить. И если это не ловушка, то придумать, как вытащить Бумера.

- Хорошо, - кивнул я, - тогда объясни, с чего ты взял, что там ловушка.

Мы сели за стол - с одной стороны я с Леркой, с другой - Шей'тар.

- И вот что еще странно, - сказал он, - уж больно легко им удалось Бумера сцапать. В замок нарханам не пробраться, здесь защита стоит. Мне граф рассказывал, что нечисти в дом хода нет. Да и сам Бумер говорил, что нарханы не должны нас почуять, он прикроет. Ты ведь самого Бумера там не видел? Вот. А если это вообще не он, просто голос кто-то подделал.

- Тогда где Бумер? - всхлипнула хайта. - Его давно нигде нет.

- В замке вашей зверюги точно нет, - вмешался в разговор Руфи.

- Так, - твердо сказал мужчина, - будем разбираться. Кто последним видел лингрэ?

Выяснилось, что последний раз Бумер объявлялся во время вечерних разборок, когда папочка Дракт ругал Вальта за потраченные деньги. Получается - что-то произошло ночью, тогда наш друг и исчез.

- Ясно, - задумчиво произнес Ай, - выходит, либо котяра сам вышел за пределы защиты, то есть за крепостную стену, либо ему кто-то помог это сделать.

- Подожди, - перебил я, - но ведь он тоже нечисть, а если защита против нечисти, то как Бумер в замок смог попасть?

- Нечисть сможет пройти, только если ее пригласить, - пояснил Шей'тар. - Бумера пригласил граф, так что теперь защитные чары считают лингрэ за своего. У меня есть две версии: или Бумер предатель...

- Нет! - уверенно заявила Лерка. - Бумер - не предатель! Ну почему ты не веришь друзьям?

- Друзьям? - грустно вздохнул парень. - У меня их нет...

- А мы? - удивилась девочка. - А Бумер? Мы ведь тебя не бросили, когда ты умирал от яда. Лекарство тебе искали.

- И между прочим, - добавил я, сжав руку Шей'тара, лежащую на столе, - Бумер застрял с нами только потому, что принес тебе противоядие. Он во время Сдвига уже на той стороне был, в Зеленой зоне, с Барбариской, но вернулся, чтобы лекарство передать. И назад уже не успел.

- Даже так, - мужчина отвернулся и опустил голову, - я не знал... - он переглотнул, словно пытаясь прогнать застывший в горле комок. - Жизнь много раз доказывала мне, что нельзя никому верить, даже друзьям. Такое доверие частенько заканчивается смертью, причем твоей собственной. Сколько раз только чудом из ее холодных лап выбирался. Иногда хочется кому-то поверить, но не получается...

- Может, ты не тем верил? - погладила его по плечу подскочившая Лерка. - Бумер - хороший, правда!

- Думаешь, стоит поверить еще раз? - горько усмехнулся Ай, затем развернулся и решительно хлопнул рукой по столу. - Так, у нас всего три часа, чтобы подготовиться к встрече с нарханами и найти предателя. И что-то мне одна подозрительно призрачная морда очень не нравится!




Барбариска


Эд обрадованно схватил амулет и под бдительным присмотром Веррана сделал небольшой соскоб сэйларита, в рекордные сроки закончил зелье и, взяв координаты коридора у недовольной этим правительницы, открыл нам проход. Бохх, повздыхав, смирилась с тем, что у чужака теперь есть доступ на запретную территорию, и пригласила нас на обед, спешно накрытый гоблинами в совещательной зале.

Доев свою порцию мясного салата с непонятной начинкой (лично я рисковать не стала, довольствовавшись печеньем), маг сгонял за Улианой, которой очень понравилась моя идея с транспортной сетью. И народ с головой нырнул в обсуждение этой проблемы, перекрикивая друг друга и азартно размахивая руками. Умник, зараза невидимая, безжалостно выдернул меня с совещания на самом интересном месте и погнал на поиски Ключа. Фраккат, не задумываясь, отправился со мной - проблема порталов не волновала его ни с какой стороны.

И как, спрашивается, мне искать Ключ в этой горе? Помните пословицу про иголку в стоге сена? Так вот, на пару с Заром мы знатно перелопатили наш металлический "стог", но "иголку" так и не нашли. Зато устали, как собаки, и решили передохнуть. Примчавшийся на помощь Ричи предложил нам сходить в гости к его дяде, хранителю библиотеки, куда мы тут же и направились под горестные завывания Умника на тему, что надо не по гостям шляться, а Ключ искать.

Библиотека располагалась в большой (и довольно таки сухой) пещере, где ровными рядами стояли длинные стеллажи, полностью заставленные книгами. Края пещеры терялись в темноте, лишь над входом горел маленький магический шарик, позволяя, хоть и с трудом, различать окружающие предметы. За длинным столом, полностью заваленным бумагами, сидел пожилой гоблин с редкими седыми волосами и при свете парочки свечей что-то писал в большущей книге, периодически прикусывая кончик пера.

- Это мой дядя Три-Зза, - шепотом пояснил Ричи. - Дядя, к тебе гости, - позвал он.

- А? Что? - всполошился старик, вскочил на ноги и, поправив серый длинный халат, церемонно поклонился. - Три-Зза, хранитель этой библиотеки, - он гордо обвел рукой полки. - Хотите что-то почитать?

- Нет, дядя, они ищут важную металлическую пластинку. Бохх велел помочь им. У тебя нет чего-то похожего?

- Нет. Но здесь столько интересного. Вот, например, в этой летописи, - гоблин вернулся к столу, - записано, как был построен наш город. Вот взгляните.

Я шагнула вперед, но, споткнувшись о какой-то ящик, полетела на пол, больно распоров руку о железяку, подложенную под ножку стола. Блин горелый, только заражения крови мне и не хватает! Пол тут не мыли со дня... со дня... короче, никогда, похоже, не мыли!

Зар протянул мне руку, но Умник неожиданно заорал:

~ Стоять! То есть, лежать!

~ В чем дело? - сердито спросила я.

~ Сотри пыль с этой штуки, живо!

~ Раскомандовался тут! - я возмущенно фыркнула, собираясь встать, но кто ж мне позволит?

~ Дура! Это же Ключ!


Моя идея с сетью порталов (назовем ее ГТС - гоблинская транспортная сеть) начала реализовываться даже раньше, чем я думала. По крайней мере, одна ветка - от пещеры гоблинов почти до Нисколена - была готова, ну процентов так на девяносто точно. Это, разумеется, были ловушки, в которые карлики ловили свою добычу, но переделать эти входы-выходы в соответствии с новым предназначением не так и сложно.

Когда мы вышли из портала прямо в центре широкой грунтовой дороги, до города оставалось не больше трех часов ходьбы. Об этой ловушке людям, похоже, было хорошо известно: ну, не станут же гоблины обозначать свою ловушку палками с прикрепленной к ним яркой красной лентой. Ха, видать, это у них тут такой аттракцион - люди днем палки в землю втыкают, ленточку повязывают, гоблины ночью вытаскивают, и так по кругу.

Ближе к Нисколену подданные Бохх строить свои капканы не решались, опасаясь стражников. Поэтому дальше мы отправились пешком - будущие пересадочные станции были слишком малы, и на лошади через них пока не проехать. Через три с половиной часа, как и говорила Бохх, мы вышли к просторным пшеничным полям. Проезжий тракт сворачивал в сторону, обходя нивы по краю, тянулся вдоль леса, а затем вновь устремлялся к городу. Это была самая обычная дорога, каких много, чего не скажешь о городе.

~ Умник, ты всерьез думаешь, что я туда пойду? - уточнила я, указав на виднеющиеся вдалеке крепостные стены. - А вон те черные полотнища жители, видать, для красоты повесили?

~ И что, по-твоему, они значат?

~ То и значат! Чума!

~ Какие, однако, все умные стали, - хихикнул он. - Ну с чего ты взяла, что там чума? Это просто твои предрассудки. Ты же в другом мире, здесь все по-другому. Тут куча разных рас, у всех свои обычаи. Может, они просто город к празднику украшают?

~ Черными тряпками?

~ А что? Очень даже живенько получилось!

~ Все равно не пойду! Может, у меня и предрассудки, но они очень сильные и приставучие! А я всего лишь слабая женщина и не в силах с ними бороться! Да и ребенка туда тащить я не собираюсь!

Обернувшись, я заметила, что Зар совершенно спокойно (впрочем, как и обычно!) рассматривает город, не обращая внимания на нашу с Умником болтовню - он уже привык к этим перепалкам и старался в них не встревать. Сообразительный мальчик! Чего не скажешь обо мне: во время таких бесед со стороны я, наверно, кажусь полной идиоткой.

~ Почему кажешься? - делано удивился этот насмешник. - Так и есть!

Убила б гада, так ведь не получится. Ладно, пусть живет пока.

~ Спасибо, благодетельница! - принялся кривляться тот. - Спасибо, что не погубила убогого, не бросила на произвол судьбы. Спасибо, прекрасная госпожа, вашей милостию тока и живу!

Не слушая больше всяких клоунов, я обернулась и взяла урса за рукав:

- Верран, что значат эти тряпки?

- Мор.

~ Вот! - торжествующе заявила я Умнику.

~ И ничего не вот! Смотри, люди спокойно в город едут и не боятся!

Действительно, по дороге, догоняя нас, в сторону зачумленного городка двигалась телега, заставленная разными коробками и корзинками. Ее возница, мужчина в летах с темными волосами и с короткой окладистой бородкой, прекрасно (ну не слепой же он?) видел и стены, и полотнища на них, но поворачивать назад явно не собирался. А два вихрастых светловолосых мальчишки-подростка беззаботно болтали ногами, сидя на краю телеги и насвистывая какой-то бодрый мотивчик.

Н-да, сразу видно, люди просто в панике! Нет, я не поняла: или там не мор, или эти люди просто психи, или...

- Или больны вовсе не люди, - продолжил мою мысль Зар.

- Сейчас выясним, - урс догнал неторопливо едущую повозку и спросил у торговца. - Уважаемый, это что за город? Нисколен?

- Он самый, - кивнул мужчина, дружелюбно улыбнувшись. - А что, вы туда? Не боитеся, что ль, заразы?

- А вы? - усмехнулась я.

- Так ведь оно как, - протянул купец, придержав коня, чтобы мы не отставали, - эта пакость она ж людям не опасная - одни урсы мрут. Нам-то не страшно, а вот дружку вашему поберечься стоит.

- Это точно?

- Ага, - беззаботно заявил один из пареньков, - тока котяры, чтоб им хвосты поприщемляло, и дохнут, а окромя них никто даже не чихнул.

Верран грозно на него рыкнул, и юнец тотчас заткнулся, сделав вид, что сосновый лесок по правую сторону от дороги очень занимательное место, ну прям взгляд не отвести.

- Простите его, добрый пэр, - мужичок слегка поклонился марру, попутно отвесив мальчишке подзатыльник. - Первый раз этого дурачка с собой взял, уж очень сестрица просила пристроить к делу сыночка ейного.

" Дурачок" недовольно засопел под ехидное хихиканье второго парня, но промолчал.

- Не боитесь детей с собой везти? - нахмурилась я, все еще не веря в безопасность зачумленного города.

- Неа, - махнул рукой торговец. - Уж третий месяц, как мор начался, а токма урсы и болеют. А я вот жив-здоров, хоть кажную неделю в город мотаюсь, товары разные поставляю. Да и дочка у меня там учится в этом как его... в пансиене. Тоже слава богам здоровенькая. Только за обучение такая уйма денег уходит, жуть. Мне тут купец знакомый сказывал, что сейчас очень выгодно идет торговля жазз. У него даже испорченный жазз купили. Представляешь, заметили что плохой, но все равно купили. Вот и я по деревенькам проехался, жазз прикупил, теперь вот в город везу. Спрос на жазз-сат счас о-го-го какой! Коты и раньше его неплохо покупали, а теперь и подавно расхватывают. Так ты присаживайся, красавица, - он приглашающе похлопал по свободному местечку рядом с собой. - Устала, поди? Довезу и тебя, и сынка твоего. А вот коту не стоит в город соваться. Не все из их братии, конечно, позаражалися, но все ж рисковать-то не нужно. Ну что, едем?

- Минутку подождете? - улыбнулась я. - Мы посовещаемся.

- Хорошо, - он натянул поводья, телега проехала немного и остановилась. - Тока недолго.


Я утащила Веррана в сторонку, открыла было рот и замерла, не зная, что ему сказать.

- А что такое жазз-сат? - ляпнула я первое, что в голову взбрело.

- Это напиток, который изготавливают из сушеных листьев жазз, - пояснил почему-то смутившийся марр.

~ Да водка это для пушистиков, - захихикал Умник, - неслабо так сдобренная валерьянкой. Ну, или местным ее аналогом. Улетная штука!

- Так что, - приподнял бровь кот, - мы совещаться будем или про жазз-сат говорить?

- Совещаться, конечно, - улыбнулась я, - про поездку в Нисколен. Что скажешь?

- А что, у нас есть другой выход? Твой тали в городе, а времени выжидать у нас нет.

- А вдруг он уже погиб?

Верран шагнул ближе, подцепил когтем тен, болтающийся у меня на шее, и внимательно к нему присмотрелся.

- Жив, - вынес вердикт он. - Едем.

- Но ведь ты можешь заразиться, - не сдавалась я. - А если нам с Заром одним поехать?

- Я могу установить защиту, - вмешался в разговор фраккат, - урс не заразится. Но на это уйдут практически все силы, что удалось скопить. А если уровень защиты придется повысить, то я буду лишен возможности передвигаться.

- Что? - испуганно воскликнула я. - Это так опасно для тебя?

- Нет, не опасно. Чтобы не расходовать силы напрасно, я буду вынужден лежать, не двигаясь. К сожалению, я не смогу тебя сопровождать, но рядом будет Верран.

- Отлично, - заявил марр, - так и сделаем.

- Не уверена, что это наилучший выход. Мы рискуем или Верраном, или Заром.

- Мальчишка же сказал, что для него нет опасности, - раздраженно дернул хвостом Верран. - К тому же он всегда может защиту отключить и получить свою силу назад.

- Тогда под угрозой окажется твоя жизнь.

- Я уверен, что мы быстро найдем твоего тали и сразу же уедем оттуда, - марр успокаивающе мне улыбнулся. - Пошли.

- Хорошо, - согласно кивнула я, направляясь к телеге.

- Не торопись, - Зар схватил меня за руку, заставив остановиться, - здесь что-то странное...

Мальчишка напряженно замер, вглядываясь в далекий город.





Глава 14. А оно мне надо?



Кэрлин Хорн


Пока Сейфи очумело тряс головой, пытаясь прийти в себя, цветок ходил вокруг него дозором, внимательно следя за мной и предупреждающе прищелкивая корешками. Наконец Оборотень встал, удивленно уставившись на кротов.

- Подожди, - уточнил он, задумчиво потирая висок, - это ж сколько они спать будут?

- Если бы Ильсан не вмешался, то спали бы где-то час, - честно ответила я. - А теперь даже не знаю.

- Ой, - испуганно воскликнул Костик, - так ведь к ним теперь любой хищник легко подобраться сможет и съесть.

- Ты-то чего переживаешь? - фыркнула я. - Это бандиты и убийцы, и сюда они нас притащили вовсе не в стихоплетстве соревноваться и не цветочки нюхать. Сейфи! - взвыла я, отскакивая назад, - немедленно убери от меня эту гадость!

- Сорняк, фу, не трогай каку!

- Что?! - от возмущения я даже дар речи потеряла, но быстро нашла. - Якорь тебе в глотку! Ну я это припомню! Костас, чего встал, пошли!

- Жалко их, - вздохнул гном. - Они ведь даже не услышат, как чудовища их грызть будут.

- Не переживай. Когда первого укусят, то он сразу это почувствует и заорет, тогда и остальные услышат, - усмехнулась я, глянула на расстроенного парня и уже мягче добавила, - первый, разумеется, пострадает, но другие обязательно проснутся и смогут себя защитить. Да забудь ты про этих Кротов, они бы о тебе не стали беспокоиться.

- А другие пленники?

- Хорошо, кого из ящерок по дороге встретим, того разбудим.

- А...

- А специально искать не будем! - рявкнул на него Сейфи. - Правда, если ты так хочешь всех спасать, то можешь оставаться и будить их! Кэри, Сорняк, за мной!

- Во-первых, - я гневно уперла руки в боки, - гном идет с нами. Если бы не он, ты так бы и не узнал, что с твоей сестрой сделали! Во-вторых, за мной - это куда?

- Ну...

- Вот! Раз не знаешь, куда идти, так и не командуй. О! - я хлопнула пушистика по плечу. - Я придумала. Мы уходим, а твой цветок пусть сбегает и всех ящерок разбудит.

- Как это?

- Просто, - хихикнула я, - подходит и хрясь корнем по лбу, проснутся как миленькие.

- Так ведь он ядовитый, - вмешался потрясенный до глубины души Костик, - они умрут.

- Не переживай, - я покровительственно обняла гномика за плечи, - не умрут, эта ж собака наглая жива, хотя с цветочком-людоедом вовсю тискалась. Может, этот Сорняк вообще на диете? Кстати, Сейфи, ты ведь не собираешься тащить это растение с нами?

Колокольчик словно понял мои слова - жалобно взвыл и вцепился в ногу своей "пушистой мамочки", а на меня замахнулся корнем, выпустив на нем кучу шипов.

- Ясно, - фыркнула я, - куст-переросток идет с нами. Тогда так, Сорняк будит "ящерок", а потом догоняет нас. Эй, зеленый, ты пленников от бандитов сможешь отличить?

Никакой реакции.

- Сейфи, повтори ему вопрос!

- Сорняк, ты пленников от бандитов сможешь отличить? - послушно повторил кот.

Согласный кивок головой-бутоном.

- Отлично. Ползи туда, - я указала рукой в сторону густых зарослей, - туда основная часть "ящерок" направилась. Всех их разбуди и нас догоняй. А мы тебя подождем. Сейфи, повтори!

Растительный кошмар молча выслушал мою фразу в исполнении оборотня и умчался в нужном направлении. Отлично. Надеюсь, он там задержится. Ждать его мы, разумеется, не будем.

- А нам сюда, - я раздвинула ветки пышного куста, покрытого желтыми цветочками, - вот по этой тропке. Воспользуемся тем же лазом, которым я в прошлый раз отсюда выбиралась. Раз все кроты спят, то и засады можно не опасаться.

- Ну и зря ты так думаешь, - раздался позади насмешливый голос.

Из-за обломков стены вышел бодрый и довольный жизнью Рохмур.

- Там кроме засады, - крот дружески хлопнул меня по спине, - еще и механических и магических ловушек целая куча. Туда идти нельзя.

- А ты почему не спишь? - изумленно спросил у толстяка Костас.

- Я что, акулку свою не знаю, что ли. Когда она за виски схватилась, я сразу сообразил, что сейчас будет, и поспешил за камни спрятаться да уши заткнуть. Вот что, подружка, - предложил он, - попробуй использовать четвертый лаз из тех, что я тебе в прошлый раз показывал. Там кроме обычной охраны не должно быть больше препятствий.

- А ты?

- Я тут останусь, хвата охранять. Не в моих интересах, чтобы Шовер погиб. А с тем гадом, что на его место метит, у меня это, как его... конфликт интересов.




Барбариска


Купец согнал мальчишек с насиженного места, заявив, что хватит им тут штаны протирать, пора и ноги размять, помог мне забраться на телегу, подхватил на руки невозмутимого Зара и усадил его рядом со мной. Мужчина запрыгнул на козлы, подхлестнул лошадей, и мы поехали.

- Я, значится, Олгар, - улыбнулся он, - это сынок мой, Стигар, а вон тот обалдуй, стал быть, племяш мой, Ислай.

Ислай почесал вихрастый затылок, усмехнулся и что-то зашептал на ухо своему братцу - предполагаю, что отца и дядю в скором времени ожидает ужасная страшная мстя.

- А тебя как звать, красавица? - подмигнул мне торговец.

~ Ишь обнаглел! - возмутился Умник. - Кому и кобыла красавица!

- Лариса, - представилась я. - Это мой сын, Зар.

Фраккат, прячущий свою настоящую внешность под личиной человека, изобразил на лице кривоватую улыбку.

- Это наш друг, Верран.

- Ой, зря ж вы его с собой-то взяли, ой, зря! - жалостливо протянул купец. - Хороший вроде ж парень, а пропадет почем зря!

- Не собираюсь я пропадать! - насмешливо фыркнул "хороший парень". - Мы быстро закончим с делами и сразу уедем.

- Упрямый он у нас, - вздохнула я, - но я с ним согласна, нам лучше не разделяться. К тому же, вы ведь сами говорили, что не все урсы болеют, может, и пронесет.

~ А я на твоем месте не стал бы на это надеяться! - хихикнул Умник.

~ Почему?

~ Так ведь ежели этого кота пронесет, то вместо поисков тали придется вам сортиры по всему городу искать!

~ Как смешно! - прошипела я. - Ты что, совсем уже совесть потерял?

~ Так уж и потерял,- с наигранным возмущением ответил он. - Просто выкинул за ненадобностью!

~ Тьфу на тебя, зараза приставучая! Отстань, дай послушать, что человек говорит!

- Хороший у тебя сынок, - добродушно заявил Олгар, - а у меня доченька еще есть. Умница, красавица. А вот...

Через десять минут я поняла, почему купец решил нас подвезти и терпеливо ждал, пока мы посовещаемся: меня избрали на почетную должность - "собеседник Олгара". Правда, сочувственные взгляды подростков сразу же дали знать, что эта должность не столько почетная, сколько утомительная. За все время нашей беседы мне удалось сказать всего лишь три слова - один раз "да" и два раза "а...". Зато очень скоро я знала все мельчайшие подробности о жизни его семьи, о друзьях, соседях да и просто знакомых. Прервать мощный бурлящий радостью поток его речи не представлялось возможным, в ней даже малейших пауз не наблюдалось. Блин горелый, да проще Ниагарский водопад назад завернуть и Байкал ложкой вычерпать!

~ О! - снова влез в мои размышления Умник. - Это надо запомнить! Вот не станешь меня слушаться, будет для тебя задание! Я только ложечку чайную для тебя поменьше подберу, и вперед, Золушка, за работу - Байкал вычерпывать!

~ Конечно, матушка, - засмеялась я, - ты только про семь розовых кустов не забудь!

~ Ну что ты, Золушка, нафига нам розы? Мы кое-что получше посадим!

~ Ха, я даже догадываюсь, что там будут за кусты!

Умник, разумеется, зараза, каких поискать, но уж лучше слушать его, чем рассказы о том, когда у олгаровой дочуры выпал первый зубик, и сколько прыщей у соседской внучки Хасинки.

Я повесила на лицо дежурную приветливую улыбку, не забывая кивать в нужных местах (вот и опыт общения с лучшей подругой Танькой пригодился!), и принялась думать о своем, о женском - о мужиках, то бишь. И вот что странно, опять перед глазами встал тот светловолосый симпатичный Тень. Последнее время он что-то слишком часто вспоминается. К чему бы это? Он, конечно, красивый и все такое, но ведь сволочь же. А вот если ему мозги вынуть да прополоскать, как следует, чтобы больше в дурацкие игры не играл, то какой классный парень получится!

~ Умник, ты-то чего ржешь? Подожди, не сбивай с мысли, сейчас...

~ О да! - восхитился тот. - Чего только не сделает настоящая русская женщина - и в избу горящую войдет, и коня на скаку остановит, и грейму мозги прополощет - лишь бы не стирать, не гладить, не готовить.

~ Э нет, - разулыбалась я, - это чисто мужские обязанности! Женщина должна мыслить глобально: например, почему был неурожай бобовых в Гренландии, или как повлияет резкий скачок курса евро на сбережения алкоголика Сидорова, спрятанные им от жены в банке... трехлитровой.

~ Хорошо, - расхохотался Умник, - тогда предлагаю компромисс. Мы что, зря столько детей насобирали? Вот и пусть работают: Зар стирает, Сэм гладит, Лерка готовит!

~ А если появятся новые обязанности, что будем делать?

~ Как что? Новых детей!




Кэрлин Хорн


Часа через полтора мы пыльные и злые выбрались из лаза обратно на Полигон - почти у самого выхода проход был перекрыт обрушившимся сводом.

Так, получается, либо Шаум нас подставил, либо он сам не знал про завал, поэтому и охранник у входа был всего один.

За время нашего отсутствия ничего не изменилось - все тот же спящий бандит посреди развалин какого-то круглого сооружения, густо заросшего зеленью.

О! А крот-то уже не один - из кустов выскочил радостный Сорняк и принялся восторженно тискать Сейфи. Араж, и с чего это такая любовь?

Недовольный оборотень оторвал от себя обиженно заскрипевший цветочек и, нервно дернув хвостом, заявил:

- Кучу времени потеряли из-за твоего дружка! Не будут же кроты вечно спать! Ну и куда мы теперь?

- Вот думаю, - отрешенно протянула я, - либо через еще один лаз, только к нему через весь Полигон добираться, либо идем через здание реактора, но там уровень шагра-энергии высокий, не смертельный, конечно, но высокий. Лекарство у меня есть, но, к сожалению, оно осталось в моей сумке в убежище.

- Мои лекарства тоже там, - вздохнул кот. - Н-да, что-то не очень-то хочется через реактор лезть. Есть еще один путь - рабочие тоннели под городом.

- Так все эти лазы, которые мне Шаум показывал, большей частью тоже рабочие тоннели. Но других безопасных входов туда, я не знаю.

- Зато я знаю, - гордо приосанился Сейфи. - Все за мной. Сорняк, показывай дорогу к площади.

Колокольчик уверенно вел нас какими-то улочками, прыгая впереди, словно веселый щенок. Неожиданно он замер и тут же метнулся в кусты, откуда незамедлительно раздался хлесткий звук удара и сочный орочий мат. С испуганным треском цветочек примчался обратно и бросился прятаться за оборотня. Вслед за ним из кустов выскочила разъяренная орка, размахивая топором. Через все ее лицо тянулся алый след от удара плети.

Ха, вот, значит, как Сорняк ящерок будит. Не думала, что он мои слова воспримет так буквально. Эффектно, ничего не скажешь!

Заметив нас, женщина остановилась и, прищурив и без того вытянутые карие глаза, удивленно рассматривала нашу пеструю компанию. Особенно ее впечатлил Сейфи, пытающийся выпутаться из зеленых объятий нашего малыша.

- Вы чего стоите? - заорала орка, привычным движением откинув назад длинную челку. - Эта тварь его сейчас сожрет!

- Сама ты тварь! - полупридушенно прошипел кот. - Я не ем цветы!

- Этот цветок с нами, - захихикала я. - Он наш проводник.

- И куда он вас ведет? - усмехнулась воительница, крепко сжимая в руке топор. - Своим родственничкам на обед?

- Скорее уж, на поздний ужин или на завтрак.

Оборотень наконец оторвал от себя растение, рявкнул на нас, чтоб не теряли время, и решительно направился за ускакавшим вперед Сорняком. Мы с Костиком поспешили их догнать. Орка немного постояла, подумала и присоединилась к нам.

- Вместе безопаснее, - заявила она, на ходу стягивая в хвост растрепавшиеся длинные волосы.

- Ладно, иди, - милостиво кивнул кот.

- Но как выберемся, у каждого своя дорога, - добавила я.

- Не больно-то и хотелось, - фыркнула женщина. - Меня, кстати, Сарана зовут.

- Кэрлин, - представилась я, - это Сейфи, Костас и Сорняк.

Еще через полчаса наш отряд пополнился двумя несносными ушастыми типами.

Хм, такими темпами мы скоро целую армию насобираем.

Как мы эльфов нашли? Да кому они нужны, искать их! Сами по пути попались. Сначала мы услышали странный шум, напоминающий свист от рассекающего воздух меча. Но вот на полноценный бой эти звуки никак не тянули. Наш цветик, не задумываясь, рванул туда, Сейфи за ним. Осторожно подойдя к разрушенному дому, полностью укрытому сетью разросшихся лиан, мы с гномом заглянули в окно.

В просторной комнате, заваленной по углам каким-то хламом, действительно шло сражение: двое эльфов, уже знакомых нам по пещере с клетками, яростно размахивали мечами, стараясь отогнать парочку колокольчиков-людоедов, ой, простите, эльфоедов. Сорняк радостно затрещал и бросился в бой, но был откинут назад бдительным старшим родичем. Но малыш не унимался, снова и снова лез в драку. В конце концов одному из цветиков это надоело, он оттащил мелкого в сторонку и... тысяча дохлых акул, вот если бы сама не видела, точно бы не поверила - решительно отшлепал нашего Сорняка. Вот честно не вру, придерживал парой корешков и шлепал широким плотным листом под обиженный скрип малыша.

При виде этого зрелища Сейфи расхохотался в голос, да и я не сдержала улыбки.

- Хватит ржать! - возмущенно заявил Костик. - Нельзя просто так стоять, им надо помочь.

- Так цветики вроде и сами неплохо справляются, - со смешком бросил оборотень.

- Эльфам помочь! - гневно тряхнул бородой гном.

- И что я должен делать? Сказать, а ну, цветочки, не трогайте ушастиков? - изобразил скромную мордашку Мейр и после небольшой паузы потрясенно выпалил. - Араж драный! Не может быть!

Якорь мне в глотку! Как это...

Н-да, потрясен тут не только Сейфи - все присутствующие, включая эльфов, пораженно застыли.

Растения-эльфоеды внимательно глянули на оборотня, потом друг на друга, что-то протрещали и... ушли, оставив длинноухих в покое и утащив за собой детеныша.

- Как это? - ошарашенно прошептал черноволосый эльф, его вроде бы Луори зовут. - Алхиры не слушаются людей и никогда не отпускают свою добычу. Нооль, ты же их вроде изучал?

- Точно, - подтвердил его друг, старательно поправляя растрепавшиеся золотистые кудри и отряхивая одежду. - Алхиры не поддаются дрессировке, - закончив прихорашиваться, он обернулся к Сейфи. - Как тебе это удалось?

- Только благодаря моей гениальности и исключительным талантам! - горделиво заявил Сейфи, посмотрел мне в глаза, пожал плечами и добавил. - Да не знаю я, чего это Сорняк ко мне прицепился!

- Кажется, я знаю, - задумчиво протянул Нооль.

- Ну? - поторопил его кот.

- Хватит трепаться, - велела я, - по дороге поговорите. Бежим, вон и наш проводник вернулся.

Колокольчик, не забыв крепко обнять своего пушистого друга, помчался вперед так быстро, что мы еле за ним успевали. Правда, эльф еще и говорить при этом умудрялся.

- Я предполагаю, что такая привязанность у алхира может быть только в двух случаях: если ты его от смерти спас или вырастил из семечка. Обычная кормежка такого эффекта не дает, я проверял. Мне доставили как-то один образец для опытов. Я за ним ухаживал, но никакой привязки не произошло, в конце концов он удрал, убив охранника. А вот детеныш, которого я вырастил, ведет себя точно так же, как твой Сорняк.

- И что? - спросил Сейфи. - Я ж его только вчера встретил. От смерти не спасал, не нянчился, вообще ничего с ним не делал!

- Тогда это мог сделать кто-то, кто связан с тобой родством. Не знаю, как, но алхиры это чуют.

- Ланка? Она что, здесь была?

- Если ты про кошку Лорда, то да, она года два назад сбегала. Ее нашли дней через десять именно здесь.

- Что?! - взревел оборотень. - Этот аражев Лорд позволил моей сестре оказаться одной в такой опасности?! Убью гада!

- Сейфи, спокойно! - я ласково почесала кота за ушком. - С Эвринэ потом будем разбираться!

- А разве Ланка оборотень? - удивленно произнес Луори. - Она казалась обычной кошкой.

- И за это Лорд мне ответит!

- Так! - прикрикнула я. - Хватит болтовни! Все разговоры потом, как выберемся. Сейфи, далеко еще до твоего лаза? Заклинание сна слабеет.

- Очень далеко, - усмехнулся оборотень, останавливаясь на выложенной каменной плиткой площади, - метра три.

Цветок нырнул куда-то в кусты, и рядом с нами открылся проход, ведущий под землю. Спустившись вслед за Сейфи в подземье, я торопливо огляделась, выискивая возможную опасность. Но опасности никакой не было - лишь тишина и запустение встречали нас. Огромные машины, брошенные здесь за ненадобностью много лет назад, казались уснувшими седыми великанами с неопрятными лохмами свисающей клоками паутины и рваной меховой одежкой из слегка светящегося в темноте мха. Между ними вились цепочки следов оборотня, рассказывая, как именно и что он обследовал в этом зале в прошлый раз.

Проигнорировав свое лежбище, устроенное из старых тряпок у стены, Сейфиттин направился к одному из с трудом угадываемых в полумраке коридоров, заявив, что именно он ведет в наше убежище. Я покачала головой - интуиция упорно утверждала, что следует выбрать правую дверь. И не важно, что этот тоннель уходит в противоположном направлении, предчувствие меня еще никогда не подводило. Жаль только, что оно в основном гадости предсказывает.

Вопрос выбора пути встал очень остро. Оборотень уперся (прям, не кот, а осел какой-то!), отказываясь признавать очевидное - идти надо направо. Орка уверенно заявляет, что средний проход самое то для побега, и ушастые почему-то с ней согласны. Эти трое меня особо и не волнуют, уйдут - и араж с ними. Но Сейфи...

Тысяча злобных акул! Похоже, без этой собаки наглой я теперь никуда.




Барбариска


Мы покинули основной тракт, убегающий дальше, к темнеющей вдалеке реке, и свернули на выложенную камнем дорогу, ведущую к Нисколену. Подъехав к большим металлическим воротам, украшенным ажурной ковкой, купец остановил телегу, спрыгнул на землю и несколько раз стукнул по стальной пластине серебряным кольцом, играющим роль местного домофона. Хозяин тут же взял трубочку и ответил на звонок - створка маленького окошечка приоткрылась, пожилой стражник окинул нас цепким взглядом, удивленно округлил глаза, заметив Веррана, и, усмехнувшись в пышные рыжие усы, постучал себя пальцем по лбу (да сам он придурок!) и распахнул ворота.

Олгар азартно размахивал руками, что-то доказывая упитанному стражу в желто-серой форме, я собралась было подойти к ним, но Зар схватил меня за руку и оттащил назад.

- Стой! - велел он. - Я ведь говорил, с городом что-то странное. Задержимся немного, надо проверить... - мальчик напряженно замер с закрытыми глазами.

Торговец отдал усатому окуру деньги за проезд и, помахав нам рукой на прощанье, тронул телегу.

Вскоре она скрылась за углом длинного двухэтажного здания - судя по неказистому виду и стоящим на посту у входа солдатам, это была казарма. Напротив нее примостилось грубо сколоченное деревянное здание, тоже двухэтажное, с серыми тряпками на окнах - явно выстроенное наспех. И я бы дала руку на отсечение, что это "гостиница для заразных", а если по-простому, то карантинный барак.

Окур, хмыкнув, ушел в караулку, оставив вместо себя тощего белобрысого мальчишку в куртке не по размеру, который старательно проверял бумаги купца, недовольно ворча, что мы его задерживаем, что "ежели приехали, то либо заходьте, раз идиоты такие, либо проваливайте отсюда куды подальше, коли умные".

Под бдительным присмотром хмурого типа в сером халате барак покинули двое котов со светло-рыжей шерстью и растрепанными короткими волосами. Поравнявшись с нами, они недоуменно глянули сначала на Веррана, потом друг на дружку, синхронно кивнули и принялись уговаривать нашего пушистого друга повернуть назад - дескать, опасно в городе, уже половина их сородичей заболела, а чтобы выбраться из Нисколена, нужно неделю в карантинном бараке торчать. Марр, отрицательно качнув головой, пояснил, что у него просто нет выбора, дело уж очень важное. Усталость и злость в зеленых кошачьих глазах его собеседников сменились пониманием и сочувствием.

Дружески хлопнув Веррана по плечу и пожелав ему удачи, пушистики направились к основному тракту со всей возможной поспешностью, но, впрочем, не теряя достоинства, чтобы присутствующие не дайте Стражи не подумали, что это постыдное для настоящего воина бегство.

Зар посмотрел им вслед и задумчиво произнес:

- Непонятно, зачем этих урсов держали в карантине...

- Чтобы чуму не разносили, - ответила я.

- Но Нисколен накрыт защитным куполом, зараженный и так не сможет покинуть город, ему просто не пройти через преграду. Хорошая защита, сильный маг ставил.

Низенький полноватый "врач" колобком подкатился к нам, окинув урса подозрительным взглядом, сощурил маленькие поросячьи глазки, в которых прям-таки светилась "доброта", и, пробубнив что-то себе под нос, убрался обратно в свое "логово", мучить других котиков. Неудивительно, что у них тут зараза процветает, при таких-то лекарях.


Настроение у меня было гаже некуда, и особого желания любоваться красотами Нисколена не возникало. Да и не было там никаких красот - так мелкий невзрачный городишко. С утопающим в зелени Янкаром так точно не сравнишь. Здесь же ряды довольно однообразных одно- или двухэтажных домишек с чахлыми кустиками у входов сменялись такими же темными и мрачными деревянными заборами, единственным украшением которых была кривоватая рожица с подписью "Прутик - казел!".

Улыбнувшись неведомому Прутику, я вслед за Верраном свернула в узкий темный переулок, источающий просто "чарующие ароматы" человеческой жизнедеятельности, и, высказав марру все, что я думаю о придурках, таскающих приличных женщин араж знает где, оказалась в совершенно другом городе.

Центральный проспект ярким мазком рассекал Нисколен на две неравные части. В той части, откуда мы только что пришли, селилась исключительно беднота, а вот дома по другую сторону проспекта поражали своей роскошью и убранством, и чем дальше, тем сильнее. Вдалеке даже виднелась парочка высоких каменных башен с золочеными крышами, блестящими в закатных лучах солнца. Ассортимент и оформление многочисленных лавочек и магазинчиков тоже строго следовали градостроительному плану - становясь с каждым шагом все богаче и богаче. Растений, правда, больше не стало - видать, не жалуют в этом городке зеленые насаждения. Может, за высоченными заборами богатеев что и растет, только кто ж нас туда пустит.

Улочки, отходящие от центрального торгового проспекта, освещались весьма слабо, даже на правой, богатой, половине, что уж говорить про левую. Странно, неужели тут нет сильных магов, чтоб электрификацию Нисколена поддерживать на нужном уровне? Или они тратят силы на купол, который заметил Зар? Или все маги состоят на службе исключительно у хозяев магазинчиков, ресторанчиков и пивнушек - там-то как раз освещение было, причем яркое и разноцветное.

Рынок, раскинувшийся на большой круглой площади, несмотря на поздний час, шумел как днем. Похоже, мор особо не повлиял на жизнь города - народ, не опасаясь заразы, вовсю толкался среди навесов и палаток, торговался, спорил до хрипоты, доказывая превосходство своего товара над прочими, а иногда и дрался. На проспекте было так же многолюдно, а в различных питейных заведениях даже весело.

Горожане, уже привыкшие, что болезнь поражает только урсов, уверились в собственной безопасности и беззаботно прогуливались по улицам. О чуме напоминали только серые тряпки, закрывавшие окна некоторых домов, типы в серых халатах, шныряющие туда-сюда, и отсутствие урсов на улице. Наш Верран притягивал любопытные взгляды прохожих не хуже магнита, и это его неимоверно злило, заставляя яростно хлестать хвостом по ногам. Пока мы добрались до таверны, в которой, по словам Зара, сходятся какие-то линии, позволяющие без проблем держать защиту, я вся извелась - боялась, что наш котик вот-вот на кого-нибудь бросится.

Так как дело близилось к вечеру, мы решили заночевать, а поиски начать прямо с утра.

Упитанный черноволосый трактирщик, небрежно стряхивающий грязноватым полотенцем крошки с длинной барной стойки, заорал, что котов в своем заведении он не потерпит. Но пара золотых, которые Зар выудил из кошеля на моем поясе и вложил в руку хозяина, заставили глазки последнего алчно заблестеть и сменить гнев на милость. Монетки исчезли в бездонных карманах его рабочего фартука, а на пухловатых губах трактирщика заиграла радушная улыбка. Он ухватил меня за руку и потащил к выходу, кланяясь и горячо шепча: "Не извольте сумневаться, усе сделаем в лучшем виде!"

Во дворе мужчина воровато оглянулся, проверяя, не подслушивает ли нас кто, и, виновато пожав плечами, заявил, что мы с мальчиком можем заходить в наши "шикарнейшие апартаменты" как обычно, через дверь, а вот к услугам "пушистого господина" окно на втором этаже, и то только по большой любви к таким дорогим гостям.

- Вы не сердитесь, добрые господа, - залебезил трактирщик, опустив хитрые глазки, - только сейчас никто урса в дом не пустит.

- Он здоров, - возмутилась я, - и вообще, люди не могут от него заразиться.

- Заразиться не могут, это так, а вот драку устроить очень даже могут. В городе и так неспокойно. Зачем нам лишние проблемы? Вашему другу всего-то надо забраться на дерево и влезть в окно. А ужин я вам в номер пришлю. Хороший ужин! И бочку с водой, чтоб, значится, помыться.

- Две бочки! - грозно рявкнул Верран. - И вина!

- Конечно, конечно, - хозяин, поминутно кланяясь, попятился к дверям, - уже бегу, сейчас распоряжусь. Усе будет в лучшем виде!


Утром, после на удивление вкусного завтрака, мы с Верраном собрались в больницу - там сейчас особенно много урсов, и очень велика вероятность разузнать что-то про моего тали. Но и опасность заразиться для нашего друга тоже нархански высока, поэтому Зар решил остаться в номере и усилить защиту. Я велела ему обязательно закрыть окно и подпереть дверь чем-нибудь тяжелым, мальчик с теплой улыбкой (ну не померещилось же мне?!) посмотрел на меня и ответил, что он даже в таком состоянии вполне способен разделаться с местным сбродом, и я не должна беспокоиться.

~ Да не психуй ты, - попытался утешить меня Умник, - с фраккатом этим людишкам действительно не справиться.

~ Так ведь он без сил будет!

~ Ха, - фыркнул мой товарищ, - ты же его боевую форму видела. Да он их всех в два счета положит и даже не заметит.

- Хорошо, - вздохнула я, чмокнув ребенка в щечку, - мы постараемся быстрее вернуться.


Госпиталь разместили на территории ремесленно-строительной школы, в центральном двухэтажном здании, облицованном зеленой мраморной плиткой, и двух подсобных деревянных постройках. На окружающей госпиталь резной металлической решетке, некогда любовно выкованной учениками и мастерами школы, неопрятными бантиками висели клочки серой ткани. Окна были закрыты все теми же серыми тряпками, пытающимися замаскироваться под обычные шторы.

Верран задержался в холле первого этажа, болтая со своей знакомой, которая пришла сюда навестить заболевшего отца (смелая, однако, девушка!). А я, чтобы не мешать их разговору, вышла в коридор. Прошлась немного туда-сюда, присела на диванчик, притулившийся в небольшом закутке у лестницы, вдохнула нежный аромат сиреневых бархатных цветочков, усеявших два пышных кустика, что росли в больших кадках с двух сторон от дивана. Неожиданно тен нагрелся и ужалил меня слабым электрическим разрядом. Потом еще раз и еще. Я вскочила на ноги и заметалась, не зная, что делать. Шагнула обратно в коридор - разряды стали чуть слабее, вернулась к дивану - усилились, подошла к лестнице - закололо еще сильнее.

Араж драный! Мы что, в "горячо-холодно" играем, что ли? Хм, ладно, поиграем.

Амулет привел меня на второй этаж, велел зайти в пятую от поворота дверь и... замолчал.

Супер! Ну и как я тут своего тали должна искать - тут же не меньше десятка котов.

Палату пронизывал гнетущий запах боли и смерти. На узких, застеленных серыми простынями кроватях, стоящих по пять с каждой стороны, метались в бреду, стонали или просто лежали, забывшись тяжелым сном, урсы.

Стоп, а это кто? Что-то мордашка уж больно знакомая.

Я подошла ближе, аккуратно отвела с лица паренька спутанные, липкие от пота рыжеватые волосы.

Араж! Так и есть! Это первый урс, которого я встретила в этом мире - психованный малолетний убийца. Орис, кажется, если не путаю. Интересно, а Барсик тоже здесь?

Я подняла голову, рассматривая больных. Боковым зрением я уловила какое-то движение, а выработанная в этом мире привычка заставила шарахнуться в сторону. И только это меня и спасло: когти Ориса прошли вскользь, оставив на моей щеке пару царапин.

- Ты! - хрипло прошипел он. - Из-за тебя все...

Желтые глазищи мальчишки горели ярким огнем ненависти. Он рванулся ко мне, но вспышка агрессии спалила последние его силы, и мальчик сломанной куклой растянулся у моих ног. Попытался приподняться, но не смог, замер, с трудом глотая воздух.

Блин горелый! И помочь надо, и страшно, а ну как опять бросится. Похоже, парнишка больной напрочь - и я вовсе не чуму имею в виду, на голову больной!

Я выглянула в коридор, в надежде пригласить кого-то из персонала. Араж, никого нет. А к черту!

- Вот что, парень, - я присела на безопасном расстоянии, - я помогу тебе лечь, так что ты свои коготки прибери пока. Потом размахивать будешь. Хорошо?

- Тварррь!

- Вот и чудно, - усмехнулась я, - вот и познакомились. А я Барбариска.

- Ненавижу! - прохрипел Орис.

- Я тоже тебя люблю, солнышко! Осторожненько встаем. Держись за меня. Хорошо. Вот так. Садимся, не падаем. Теперь аккуратненько ложимся. Вот, молодец. Я сейчас воды принесу.

Я взяла со столика грязный стакан, ополоснула его водой из графина, тоже не очень чистой. Да уж, желающих ухаживать за больными котами, видать, немного - подгадили маррам их сородичи-работорговцы. Я хотела сходить за свежей водой, но перехватила жадный умоляющий взгляд мальчика. Налила в стакан эту, с позволения сказать, жидкость, напоила сначала юного лирра, потом остальных котов, кто был в сознании. Смочила остатками воды полотенце, положила на пышущий жаром лоб Ориса. И под напутственное пожелание мальчишки, идти к аражу, отправилась во двор, к колодцу.

Мама дорогая, надеюсь, мой тали - не это малолетнее чудовище.

Но упрямая логика разбивала в пух и прах все мои надежды - других детей в комнате не было.

Ну что за невезуха! Я теперь всю оставшуюся жизнь должна работать батарейкой для этого наглеца? А оно мне надо?!




Сэм Винфорд


Айверин велел нам разделиться и поговорить с людьми, вдруг слуги или охрана видели ночью что-то необычное. Себе хитрец оставил самое важное задание - подготовку к встрече с нарханами, и умчался куда-то, заявив, что ему надо кое-что выяснить.

Опрос обитателей замка никаких результатов не дал, вернее, этих результатов было даже больше, чем нужно - каждый второй сообщал о ночной стычке графа с сыном из-за гулящих девок и об утренних сборах призрака Руфи в дорогу, а каждый первый рассказывал такие подробности, которых и в помине не было. Но вот про Бумера никто ничего не знал.

Услыхав доносящиеся из густых зарослей сирени тихие всхлипывания, Лерка тотчас отправилась проверять, что там такое.

Ну, кто бы сомневался! Графин Вальт собственной сопливой персоной.

- Что случилось? - тут же бросилась его жалеть хайта.

- Она меня обманула! - дрожащим голосом пожаловался мальчишка.

- Кто она?

- Фея!

- Какая еще фея? - усмехнулся я. - Нет тут никаких фей!

- А вот и есть! - Вальт шмыгнул носом, кулаком размазывая слезы по лицу. - Она обещала сделать так, чтобы Сэммина в меня влюбилась, чтобы мы всегда были вмеееесте.

Он снова заныл, уткнувшись Лере в плечо.

- Я ей повеееерил, а она обмануууула. Там не было цветов и фей, там были страшные чудовищааааа.

- Какие чудовища? Где?

- На холме. Жуткиеееее. С хвостамииии.

Стоп. Что-то мне эти чудовища с холма кое-кого напоминают.

- Вальт, хватит реветь, - строго велел я, - посмотри на меня. Вот так, хорошо. Это какие чудовища? Которые на нас с тобой напали?

- Дааа, - всхлипнул мальчишка, - страшныеее. Там феи должны были для тебя танцевать, - он вдруг замер, широко распахнув глаза. - Ой! Эти монстры их, наверное, съели!

- Спокойно! - я сжал его руку. - Расскажи лучше, что там за фея?

- О! Она красивая. Маленькая, мне чуть выше колена, белое шелковое платье, короткие светлые кудряшки, и глаза такие чудесные, необычные.

- Красные? - спросил я, уже догадываясь, кого он видел.

- Алые, - мечтательно протянул он.

- А что фея попросила взамен?

- Ничего. Она велела принести ей вашего котика, она сделает ему волшебную сверкающую в темноте шкурку.

- И?

- Я взял котика, сказал, что там его ждет сюрприз, и отнес за ворота. Увидев фею, котик почему-то зашипел, а она погладила его по голове, и он уснул. А фея сказала, чтобы я приходил на поляну, там будет праздник фей, и котик будет нас там ждать. А тааам, - Вальт снова заревел, - были чудищааааа!


Айверин обнаружился в его комнате. Он, сидя за столом, сосредоточенно листал какую-то старую книгу, недовольно хмурился и ругался сквозь зубы.

- Араж драный, вот что это значит? Здесь ведь наверняка есть ритуал по изгнанию нарханов.

- Что за ритуал? - спросил я, подходя ближе. - Что это вообще за книга?

- Ну, - аферист немного замялся, вздохнул и, набравшись храбрости, ответил, - я думаю, нарханы появились из-за этой книги.

- Как это? - удивленно воскликнула Лера.

- Подожди, - я зажмурился, пытаясь кое-что припомнить, - а не та ли это книга, с помощью которой ты пудрил мозги людям в Гриште, изображая изгнание нарханов?

- Ну да, - удрученно кивнул мужчина, - эта. Я тогда прочитал несколько строк из этой книги. А потом эти твари появились.

- Ты уверен, что эти события связаны?

- Не знаю, - вздохнул он, - надеюсь, это совпадение. А вдруг правда? Вдруг в этой книге действительно настоящие заклинания и ритуалы? Если так, то должно быть написано, как этих тварей изгнать. Только я этот язык не знаю. Чем-то на эльфийский похож, вот я и пытался читать на эльфячий манер.

- Не понимая смысла? - усмехнулся я. - Молодец! Ничего не скажешь.

- А если все подряд так же прочитать? - предложила Лерка.

- Точно, - фыркнул Шей'тар, - и тогда этих тварей еще больше будет. Ладно, а вы что выяснили? Кто предатель?

- Нет никакого предателя, - ответил я, усаживаясь в кресло, - а есть один жирный идиот, который решил пригласить свою возлюбленную на праздник фей. Слушай, Айверин, а нарханы могут в фей превращаться или иллюзии создавать?

- Про фей не знаю, а вот иллюзии - вполне может быть. Так это что, Вальт Бумера нарханам отдал?

- Ага, он! Придурок!

- Ясно, - рассмеялся мошенник, - наш гений как всегда в своем репертуаре. Ну и араж с ним. Нам уже пора. Оружие я уже взял, берем книгу и пошли.


На холме ничего не изменилось, разве что от фруктов осталась одна разодранная корзинка. Нарханов и Бумера видно не было. Но стоило нам выйти на середину полянки, как сзади раздался насмешливый голос:

- Ага, явились. Ну что, поговорим?

- Конечно, прекрасная фея, - язвительно ответил Ай. - Как мы могли пропустить твой сказочный танец?





Глава 15 . Мы что, беседы будем беседовать или дело делать?



Ильсан Авилэр


Приступ к утру почти прошел, и голова болела куда меньше. Но странный сон о городе технарей принес с собой жуткую слабость. Словно я целый месяц без сна и отдыха переставлял ящики с папулиным эликсиром из одного угла склада в другой и обратно - Роддук любил в наказание давать такие тяжелые и бессмысленные задания. Не на месяц, конечно, мне и дня хватало, чтобы потом на неделю оставлять папочку в покое. Вот и от недавнего сна было такое же ощущение бессмысленной усталости. И страха...

А если Кэри и Сейфи действительно в опасности? Мне раньше вещие сны не снились, но мало ли. Одно радует, если согласно сну я должен быть там, то это произойдет еще не скоро. Только где же они второй день шастают?

Вампир тоже беспокоился и частенько выбирался из пещеры, проверяя, не идут ли наши друзья. Прогулки мурата были куда продолжительнее, иногда с ним уходила Ланка - возвращалась она веселая и довольно облизывающаяся. А вот мне вставать было категорически запрещено - от вынужденного безделья неудержимо клонило в сон.

Может, хоть проснусь здоровым...


Разбудил меня странный шум и возня, и в пещерку ввалилась развеселая компания. И если двоих я тоже очень рад был видеть (Кэри, это не значит, что меня надо придушить в расцвете лет!), то орку, гнома, парочку эльфов, а главное, огромный синий цветок здесь никто не ждал. Хотя нет, вру, ждали - кошка, радостно мяукнув, вырвалась из рук оборотня и бросилась к колокольчику. Тот ласково обхватил ее листиками и восторженно что-то затрещал.

- Вы чего так долго? - капризно протянул я, устраиваясь поудобнее в объятьях Кэрлин.

- Это ты у своей подружки спроси, - засмеялся Сейфи, кивая на мое новое "кресло", - это она нас потащила самой дальней дорогой.

- Зато, - улыбнулась девушка, - мы там кое-что нашли. Думаю, полезное.

- Чем это оно полезное? - приподнял бровь Мейр. - Прочитать записи мы все равно не можем.

Пока парочка привычно ругалась, я обратил внимание на странное поведение Талла. Клыкастый, приподняв бровь, пристально смотрел на одного из эльфов, невысокого, с длинными золотистыми волосами. Красавчик стойко выдержал взгляд вампира и отрицательно мотнул головой, клыкастый же на это согласно кивнул и ласково так улыбнулся.

И вот еще странность - Лурсик почему-то очень рад появлению орки, так и трется рядом.

- Кэри, а этих вы зачем с собой притащили? - шепотом спросил я.

- Да кто их тащил? - насмешливо фыркнула она. - Сами за нами увязались. Из-за тебя, между прочим. Если бы ты Кротов не усыпил...

- Я?!

- Ты! Спасибо, дружище! - хлопнул меня по плечу оборотень. - Без тебя мы бы не выбрались.

- Говори за себя, - возмутилась Кэрлин, - я бы спокойно выбралась.

- Что-то я особого спокойствия не заметил!

- Эй, - перебил их я. - Хватит ругаться. Может, уже все по порядку расскажите?




Сэм Винфорд


Нархан, ухмыльнувшись, прошел вперед, усиленно виляя бедрами, кокетливо поправил одеяние, представляющее собой гармоничный симбиоз туники и половой тряпки.

- Танец хотите увидеть? - ехидно уточнил он. - Ну, вы сами напросились!

Более мерзкого зрелища я не видел. Нархан закружился на месте, хаотично взмахивая ручками и дирижируя сам себе голым розовым хвостом. Иногда он резко подпрыгивал на месте, судорожно дергая ножками, и скалил маленькие острые зубки. При этом так часто подмигивал нам красным глазом, что это скорее походило на нервный тик.

Через несколько минут этой дикой пляски сильно закружилась голова и закололо в висках. Я попытался закрыть глаза, но не смог - танец притягивал взгляд, словно магнит.

Как же это красиво! Маленькая хрупкая фея легко скользила над землей, еле касаясь ее босыми ножками. Плавные и грациозные движения просто завораживали. Иногда она взлетала вверх, подхваченная ласковыми воздушными струями, и мягко опускалась обратно. Чудесные светлые кудряшки подпрыгивали в такт звучавшей у меня в ушах музыке, симпатичный розовый хвостик игриво раскачивался, сверкая острым кончиком. В милых алых глазках красавицы хотелось утонуть, а когда она улыбалась и подмигивала мне, я окончательно терял голову. Только непонятные болезненные щипки мешали наслаждаться восхитительным зрелищем.

Но это не важно, любовь моя! Они не смогут меня отвлечь!

Неожиданно какая-то тень заслонила от меня мое чудо. Нет! Уйди! Не мешай!

Меня крепко взяли за плечи, не давая вырваться. Что-то нежно коснулось моих губ.

Нет! Не уходи! Еще!

Я прижался к чужим губам, горьким и сладким одновременно. Соленый шоколад? Как же вкусно! Еще немного, да, вот так!

- Больно же! Ты чего кусаешься?! - возмущенно воскликнул я, стирая кровь, стекающую из уголка рта.

Сильный рывок за руку заставил меня поднять взгляд и утонуть в омуте огромных зеленых глаз, полных слез.

- Сэм, очнись, пожалуйста!

- Лера? - я тряхнул гудящей, как старый колокол, головой. - Что случилось?

- Ты меня узнаешь, да? - радостно всхлипнула девчонка, обнимая меня. - А то вы все... и ты... и они...

Я огляделся.

Лерка, балансируя на большой каменюке, непонятно откуда взявшейся у моих ног, цеплялась за мою шею и ревела. В центре поляны все также плясал нархан, помахивая своим облезлым хвостом. Рядом со мной стоял Айверин, с восхищением взирающий на мерзкую тварь, разве что только слюни не пускал, но дело явно к тому шло. Парень пялился на нечисть, как на свое единственное и давно потерянное счастье - гору золота. Около кустов, вздыбив шерсть и распушив хвост, замер жадно облизывающийся Бумер. После одного особо головокружительного па танцовщицы он метнулся вперед, обхватил "фею" лапами и принялся страстно целовать.

- Ааааааа! - заорал нархан, отбиваясь от влюбленного лингрэ. - Уберите от меня этого извращенца!


Когда грязно ругающийся Ай прекратил гонять несчастную "фею" по поляне и выбросил наконец сучковатую корягу, а Бумер, яростно трущий лапками мордочку, отплевываться и шипеть, мы наконец-то начали разговор.

- Чего надо? - непочтительно буркнул мошенник. - Чего вы к нам привязались?

- Сам нас позвал, а теперь возмущаешься, - обиженно надулся нархан. - Чего вызывал-то?

- Да нужны вы мне, вызывать вас! - раздраженно рявкнул Шей'тар.

- Вот и я так же подумал, - радостно потерла ручки "фейка". - Наугад, что ли, заклинание читал?

- Да!!

- И незачем так орать! Я сразу догадался, что ты нас не звал. А вот другие про это не знают! Я умный! - нархан гордо приосанился. - И мы с тобой можем договориться.

- Договориться? - тут же подобрался наш хитрец. - И что ты предлагаешь?

- Я сейчас собираю остальных нарханов, а ты...

- А разве их здесь нет? - удивленно огляделась Лера. - Я думала, они в кустах сидят и нас караулят.

- Нет тут никого. Я же умный! Я им велел вашего лохматого извращенца сюда притащить и уйти подальше.

- Это я извращенец?! - взревел лингрэ, бросаясь на нархана с выпущенными когтями. - Это я, значит, тут приворотную магию применяю направо-налево? Скажи спасибо, что Лерка Сэма расколдовала, а то бы они с Аем тоже тебя целовать кинулись.

Я представил эту картинку и скривился, судя по кислой физиономии Шей'тара, он тоже.

Навернув пару кругов по поляне, нархан запрыгнул на свой любимый камень, оскалился и пригрозил Бумеру:

- А ну стоять! Что, давно в лоб не получал? Это у нас с человеком договор, а с тобой мы запросто разделаемся!

- Тогда на договор можешь не рассчитывать, - вмешался Айверин, - этот блохастый клочок меха мне дорог... как память.

- Что?!

Теперь от когтей пришлось уворачиваться Аю.

- Хватит! - твердо заявила Лера, ловя кота и прижимая к себе. - Так мы до вечера здесь торчать будем. Тебя как зовут? - спросила она у нархана.

- Шррррр! - гордо приосанился тот.

- У вас что, всех одинаково зовут? - улыбнулся я.

- Нет. Я главный, поэтому у меня пять "р" в имени!

- Ладно, Шррррр, давай рассказывай, что тебе надо, - велел Шей'тар.

- Я сейчас собираю остальных нарханов, а ты объявляешь, что теперь я их командир!

- Зачем? - недоуменно уставилась на него хайта. - Ты ведь и так ими командуешь?

- Командую, - уныло протянул он, - только не все слушаются, спорить пытаются. А если вызвавший скажет, что именно для этого он нас и призвал, то будут слушаться все. Ну так что, скажешь?

- А мне от этого какая выгода? - заинтересовался Ай, хищно сверкнув глазами.

- Твоя жизнь, - насмешливо фыркнул Шррррр. - Чем не выгода? Помнишь, что ты нашего сородича сжег? Так я тебя перед остальными прикрыл, чужую ауру на месте смерти Иррра оставил. Ты мой должник.

- Даже так? Слышь ты, фея, а с чего ты взял, что они меня послушают?

- Тебе повезло, - пояснил тот, усаживаясь поудобнее на камне, - ты провел почти полный ритуал вызова и подчинения нарханов, а я его закончил. Согласно ему, мы должны выполнить один твой приказ и вернуться в спячку. Но спать, как ты понимаешь, мы не хотим. Поэтому я предлагаю сделать так: ты не используешь свое желание сразу, скажешь, еще не придумал, что загадать, как-нибудь потом сообщишь. А пока назначаешь меня главным, чтобы я следил за порядком и за своевременным исполнением твоего приказа.

- А если я что-то прикажу? Вы будете обязаны выполнить, а потом уснете?

- Да, - кивнул Шррррр, - только ты приказывать не вздумай, ты лучше проси.

- А какая разница? - нахмурила бровки Лерка. - Я не поняла.

- Зато я понял, - рассмеялся Айверин, - тогда они и просьбу выполнят, и в спячку не впадут. И мне хорошо, и нарханы довольны. Да и просьбочек можно побольше, чем одну, высказать.

- Эй-эй-эй! - возмущенно взмахнул хвостом мелкий коллега Ая (хитрец еще тот!). - Ты не наглей! Помни, что я могу сородичам и сообщить, кто Иррра убил.

- Так ведь и я могу им кое-что рассказать, - фыркнул Шей'тар, - например, о том, как ты их обманул, чтобы власть к лапкам прибрать. Не стоит ссориться. Думаю, мы сработаемся. Обещаю, что сильно напрягать вас не буду. Согласись, выполнить несколько моих просьб, - он выделил голосом последнее слово, - лучше, чем спячка. А в остальное время будете свободны. Только как мне вас найти?

- Просто позови меня по имени и скажи, - тут нархан ловко перепрыгнул мужчине на шею, уселся там и что-то зашептал Аю на ухо.

- Ага, ясно, - кивнул тот. - А ну слезай, я тебя таскать не нанимался!

Хвостатый мошенник вернулся на свой командный пункт, забрался на самую верхушку камня, принял горделивую позу и заявил:

- Я готов. Ну что, я зову остальных? Мы же с тобой договорились?

- Договорились, договорились, - улыбнулся Шей'тар. - Но...

- Мы что, так и будем беседы беседовать? - нархан гневно упер тонкие ручки в боки и с подозрением прищурил алые глазки. - Или дело начнем делать?

- Ладно, - расхохотался Айверин, - зови мою новую армию.

...

- Поэтому для поддержания боевого духа и сплоченности вверенного мне подразделения предлагаю организовать боевой парад, - закончил свою проникновенную речь новоявленный хозяин нарханов. - Назовем его - смотр строя и песни. Барбариска рассказывала, у них такое каждый год проводят.




Барбариска


Веррана на прежнем месте я не нашла. Прошлась немного по коридору, заглянула в несколько комнат с тем же результатом и решила вернуться на второй этаж, тем более что надо отнести больным воду.

На лестнице я споткнулась, залюбовавшись юркими вьюнками, которые активно цеплялись за тонкие нити, натянутые на стенах параллельно полу, и чуть не упала, в последний момент ухватившись за протянутую руку помощи, серую и пушистую. Рядом со мной, улыбаясь, стоял дымчато-серый красавчик-лирр. Барсик, кажется...

Кот злобно глянул на меня, но выражение его больших желтых глаз так быстро стало добродушным, что я засомневалась, а была ли ненависть, или мне просто померещилось.

- Рад тебя видеть, - приветливо кивнул он. - Откуда ты здесь?

- Тали своего ищу, - ответила я.

- Что? - опешил он. - Какого еще тали?

- Не знаю точно, но предполагаю, что это Орис.

- Орис? - урс расхохотался в голос. - Да кто тебе таких глупостей наговорил?

- Мой друг, Верран, марр.

- А ты уверена, что он твой друг? - спросил Барсик, нервно дернув хвостом. - На твоем месте я бы задумался, зачем он тебе про тали наврал.

- Наврал? - я удивленно нахмурилась, сдвинув брови. - А зачем ему мне врать?

Лирр пожал плечами, методично отрывая маленькие листочки одного из вьюнков.

- А что именно Верран тебе рассказал?

- Что тен, который ты мне подкинул, связывает меня с каким-то урсом, - я четко, как на уроке, выдала полученную ранее информацию. - Тела тенира-человека и тали-урса становятся единым целым. И урс спокойно живет, используя силу своего тенира. Первый ритуал единения проводится до достижения урсом двух месяцев от роду. Второй сразу же после совершеннолетия, - я аккуратно оттеснила урса от несчастного цветочка и въедливо уточнила. - Так это все неправда?

- Правда, - нехотя кивнул Барсик. - Но это секрет нашей расы. Непонятно, почему марр тебе его разболтал.

- Верран хотел помочь моему тали, думал, что тот умрет, если мы не завершим вовремя второй ритуал.

- Хорошо он тебе голову задурил, - поджав губы, вздохнул лирр. - Орис-то тут при чем?

- Руны показали, что моему тали осталось меньше двух месяцев до совершеннолетия. А в той палате, куда привел меня тен, других детей, кроме Ориса, не было. Значит, только он может быть моим тали.

- Действительно, все логично, - согласился Арсин, усмехнувшись в усы, - только ты не учла парочку моментов, о которых твой дружок, видимо, забыл тебе сообщить. И тенир, и тали должны быть ровесниками, а ты хоть и миленькая, но на девочку-подростка явно не тянешь. И самое главное, неужели ты думаешь, что я отдал бы тебе амулет своего ученика, зная, что это может привести к его смерти? Пусть мы и не самые лучшие ребята с вашей точки зрения, но за своих мы кого угодно порвем. И вообще, твой тен не активен!

- Что? - я уставилась на парня во все глаза. - Но ведь руны изменились, я сама видела.

- Ладно, - урс облокотился о стену, сверля меня глазами, - активен, но частично. Когда-то амулет действительно принадлежал тениру Ориса, но глупый человеческий детеныш не так давно погиб. Пришлось срочно искать ему замену и, соответственно, создавать новый тен и новую привязку. А старый коготь стал не нужен. Возможно, в нем сохранились какие-то остатки былой связи, они и провоцируют смену рун, но для второго ритуала твой амулет не годится.

- А зачем тогда ты мне этот бракованный амулет отдал? - я внимательно наблюдала за Арсином, не зная, кому из урсов верить.

- Честно? - мужчина рассмеялся, задорно подмигнув мне. - Ты мне понравилась, не каждый осмелится так нагло разговаривать с лиррами. Вот я и кинул тебе безделушку - любой урс, увидев ее, подумает, что ты тенира, и не тронет тебя. Я же не думал, что ты встретишь придурка, который решит, что тен действующий и второй ритуал еще не проведен.

- Верран - не придурок! - обиделась я. - Не говори так!

- Но ведь я оказался прав, мой подарок принес пользу, и этот марр стал тебе помогать.

- Пользу принес, - задумчиво кивнула я, поставив тяжелый кувшин на подоконник, - но... почему вы меня отпустили? Почему ты тогда в лесу не позволил Орису меня убить?

- Вэррак Раддер сказал, что тебя что-то держит, и увести тебя не получится, сдохнешь на полпути, - Барсик дернул в насмешке уголком рта. - Так почему бы мальчику немного не развлечься?

- Но ты помешал ему развлекаться.

- Помешал, - согласился лирр, - но иначе бы он увлекся и влетел в Блуждающую следом за тобой. И неизвестно, куда бы его занесло. Так что зря ты сюда пришла, Орис - не твой тали. Можешь не задерживаться в этом городе и ехать дальше. Прощай.

Арсин забрал с подоконника мой кувшин с водой и, больше не оборачиваясь, ушел наверх.


Я осторожно приоткрыла дверь палаты Ориса, с улыбкой наблюдая, как Барсик ухаживает за мальчиком, поит его водой, заботливо поправляет одеяло, развлекает смешными историями.

Получается, урс не мог желать смерти этому мелкому чудовищу, и про тен, выходит, он сказал мне правду. А вдруг Верран действительно ошибся? И мне не надо становиться батарейкой для психованных мальчишек.




Сэм Винфорд


Айверин приказал Шррррру подготовить песню и вечером привести нарханов к воротам замка для проведения смотра строя и песни.

Услыхав, что предложил Шррррр, я аж поперхнулся и покраснел от смущения. После песенки, задорно исполненной Аем, дальше краснеть было уже некуда, а из слов остались одни ругательства. Нет, песенки, конечно, прикольные, и мне очень понравились, но здесь же Лера, да и графиня вряд ли обрадуется, когда услышит под окнами такое. Как бы нас на улицу не выставили посреди ночи. После долгих споров песня была выбрана, Шей'тар велел нарханам тренироваться, и мы, прихватив Бумера, отправились обратно в замок.

- Странно, - задумчиво протянул Айверин, - как это ты умудрилась разбудить Сэма всего лишь одним поцелуем?

- Каким поцелуем? - возмутился я. - Она меня укусила, да еще и щипалась. Вон какой синячище на руке!

- Нет, тут что-то не то, - поддакнул хитрецу Бумер. - Приворот у нарханов сильный. Ведь когда Лера Сэма щипала, он не очнулся. Тогда почему сработал укус?

- Я тоже думаю, что одного укуса для этого мало, - кивнул Ай.

- Вот и мне интересно, - я шутливо ущипнул Лерку за... руку (а не за то, про что вы подумали!), - чего это ты кусаться стала?

- А что мне было делать? - оттолкнула меня хайта. - Ты же целоваться полез!

- Я полез?! - от удивления я даже с шага сбился. - Ты же первая меня поцеловала!

- Я думала, что ты расколдуешься! - негодующе воскликнула девчонка. - Так в легенде написано, которую я в детстве читала. Парня приворожила злая ведьма, а невеста его поцеловала, и он снова стал таким как прежде.

- Вот! - хихикнул я. - Поцеловала, а не укусила!

Лера отвернулась, обиженно надувшись.

- Так в легенде не сказано, - всхлипнула она, - что он потом целоваться полезет!

- Вот! - смеясь, подмигнул мне Айверин. - Все самое интересное от детей скрывают! Я всегда удивлялся, почему все сказки заканчиваются "и жили они долго и счастливо"? Почему не рассказано, как именно жили, с кем, сколько раз?

- Ай, заткнись а, - я показал шутнику сжатый кулак.

- Ладно, молчу. Но все равно странно, что на Леру приворот не подействовал.

- Так ведь она девчонка.

- Это неважно, - ответил лингрэ, - приворот нарханов на всех действует, без разницы мужчина это или женщина. Противостоять ему могут либо сильные маги, либо Высшие вампиры, либо эльфы, владеющие приворотной магией.

- Тогда понятно, - обрадовалась девочка, - Шррррр меня не заколдовал, потому что моя мама - эльфийка. Тетка Майрун всегда говорила, что у меня особые способности есть, что я сильнее и выносливее других детей. А еще я с растениями могу разговаривать, и раны у меня быстро заживают.

- Подожди, так разве эти способности появились не после того, как ты хайтаррассом стала?

- Неа, - улыбнулась она, - эти и раньше были. А после я еще сильнее стала. Про туман вы и так знаете. Еще я границы зон чувствую.

- Думаешь, это из-за эльфийской крови тебе удалось в Тел-Кристо так долго продержаться после обращения? - спросил Ай.

- Наверное. Я не знаю, - грустно вздохнула она, - там других эльфов не было, только люди. Давайте про Тел-Кристо не будем говорить. Я не хочу это вспоминать, - попросила Лера, взяв меня за руки и прижавшись щекой к локтю. - Страшно.

- Извини, милая, - Шей'тар погладил девчонку по голове, - больше не будем. Хорошо, что твоя мама была эльфкой. Иначе этот Шррррр нас бы полностью в себя влюбил, гад! Нет, ну, я ему устрою смотр строя и песни по всем правилам!





Глава 16 . Бей котов, спасай столицу!



Ильсан Авилэр


В надежных объятиях Кэрлин рассказ об их жутких приключениях казался мне просто сказкой, местами страшной, местами веселой, но совершенно не опасной.

- Вот так Ильсан, усыпив Кротов, и спас всех нас, - закончила девушка, чмокая меня в макушку, - а затем мы встретили Сарану и эльфов и сбежали через рабочие тоннели под городом. Все.

- Эй, как это все? - вскинулся я. - А дальше?

Кэри, смеясь, растрепала мои волосы.

- В зале под площадью было три хода. Я выбрала один, пушистику приглянулся второй, а эльфы в пику нам собрались идти в третий. Спорить с ними я не стала - какой смысл, если эта собака лохматая все равно за мной потащится, а на остальных мне плевать - и решительно шагнула в правую дверь. Оборотень, обругав меня, направился следом, за ним увязался Сорняк. Но что меня удивило, вскоре нас догнал и тройной бесполезный балласт, - "балласт" в лице эльфов возмущенно запыхтел, а в лице орки схватился за топор, только наша проводница полностью их проигнорировала, продолжая болтать. - Ушастики, видите ли, передумали - якобы так шансы выбраться резко возрастают. Зато у нас уменьшаются! Нет, Сейфи, ну ты мне скажи, как мы такой ордой передвигаться будем? Вся секретность аражу под хвост! Предлагаю, этих, - она кивнула в сторону недовольной троицы, - с собой не брать. С Полигона мы их вывели, а дальше каждый сам по себе.

- Эльфы идут с нами, - твердо заявил Ксанталл, положив руку на плечо Новоольсивиаля (что за имена? если б меня так звали, давно бы повесился!).

Мурат ласково потерся об ноги орки, возмущенно рыкнув на Кэри, а Сорняк испуганно метнулся к Сейфиттину, вцепившись в того, что есть силы.

- Тогда только гному остается идти своей дорогой, - усмехнулся оборотень, подмигивая девушке.

- Костика беру я! - Кэри показала коту кулак. - Араж! Придется всей толпой идти.

- Не переживай, - хихикнул Мейр, - так даже лучше. Мы можем даже не прятаться. Нам ведь главное врага на землю завалить, а там затопчем!

- О! - рассмеялась девушка. - Я так и представила эту картинку: наш пушистик пытается затоптать целый отряд эльфов!

- Действительно, целый отряд не получится, - притворно вздохнул тот, - у них стрелы острые, боюсь лапки поколоть. А вот ежели вы сначала их разоружите и свяжете, вот тогда и мой выход.

- А почему это сразу эльфы? - насмешливо приподнял бровь Луори. - За вами, между прочим, гномы гонятся, а теперь к ним еще и Кроты присоединятся.

- Так мы разве ж виноваты, - печально развел руками кот, - что мы такие красивые? Вот и бегают всякие! О, я понял! - торжественно произнес он. - Это все Ильс виноват!

- А я-то тут при чем? - от неожиданности просто опешил я.

- Как это при чем? - нагло заявил развеселившийся оборотень. - Стоило мне с тобой связаться, как за нами сразу гоняться начали. И кому это ты так понадобился, хотел бы я знать?

- Лучше тебе этого не знать, - серьезно ответила Кэрлин, крепче обнимая меня. - И не встречаться с ними. Твари еще те! - со злостью выплюнула она, до боли сжав мою руку. - Ой, извини, мелкий, просто воспоминания очень неприятные.

- Ты лучше расскажи, - я поспешил отвлечь девушку, - про записи, которые вы нашли.

- Да на самом деле ничего интересного. Мы сначала слегка заплутали - там целый лабиринт этих аражевых тоннелей. А по дороге эти герои, - обиженно протянула она, - начиная с Сейфи и заканчивая Сорняком, ругали меня на все лады. Как будто их кто-то звал? Сами за мной увязались, а я еще и виновата. Когда же мы в какой-то тупик уперлись, такое началось, что я и пересказывать это не хочу. Ты еще маленький, тебе такие слова еще рано знать! Ну... психанула я тогда немножко.

- Ничего себе немножко, - ехидно фыркнул оборотень, - да она там такую дыру в каменной кладке пробила, что артель гномов-землекопов обзавидуется. Ты бы с ней, Ильсан, поосторожнее. А то, ишь, сидят тут, обнимаются. Да ежели она камень голыми руками рушит, то про твою шейку и говорить нечего!

- И вовсе она не голыми руками проход пробила, - возмутился Костас, ратующий за справедливость, - там прут железный валялся. И вообще, это ты виноват! Кто тебя просил нагибаться? Глядишь, и кладка целее была бы!

- Ого! - восхищенно протянул я. - Кэри, ну ты даешь!

- Да ты больше их слушай! - засмеялась девица. - Всего-то один мелкий камень и вышибла. С той стороны еще одно помещение оказалось. Нооль подогнал поближе к дыре магический шарик, которым освещал нам путь, и я сумела рассмотреть какие-то металлические ящики. Потом Костик быстренько нам дыру расширил, объяснив, что в спешке этот проход перегораживали, некачественно заделали. Короче, за каменной кладкой была техническая лаборатория, практически целая, если не считать раскиданных то тут, то там вещей. Это опять же свидетельствует о том, что хозяева куда-то торопились. Мародеры оставили бы больший разгром, и точно бы не оставили золото.

- Что за золото? - приподняв бровь, уточнил Талл. - Вы про него не говорили.

- Кэри, ну тебя что, аражи за язык тянут? - недовольно нахмурился Сейфиттин. - Теперь еще и с упырями делиться придется. Хотя... слитки нашел я, так что нечего к чужой собственности свои загребущие лапки тянуть!

- Золото - это громко сказано, - усмехнулась пэри Хорн, - всего-то два малюсеньких прямоугольных слитка. Скорее всего, это золото для исследований использовали.

- А чего его исследовать? - удивленно спросил Костас. - Я и без всяких исследований могу сказать, что это золото.

- Во! Молодец! - обрадовался кот. - Наш человек, то бишь, гном. Ты, дружище, как золото где увидишь, так сразу мне говори, хорошо?

- Хорошо, - кивнул польщенный похвалой бородач.

- А что там за лаборатория? - заинтересовался я.

- Оборудование явно технарское, - ответила Кэрлин. - В центре огромный, под самый потолок, агрегат. Вокруг полки с ящиками, стол с колбами. И вот в столе эти тетради и лежали. Правда, прочесть их никто из нас не смог. Я уверена, что писали до Катастрофы. Там цифры стоят рядом с каждой записью, а число четыре тысячи восемьсот шестьдесят семь постоянно повторяется, причем, следующие за ним два числа всегда разные. Предполагаю, что это даты.

- Это может быть код эксперимента, - вмешался золотоволосый эльф, задумчиво теребя кончик длинной косы, - а меняющиеся числа - это порядковые номера опытов. Я думаю, что это научный журнал какого-то эксперимента. Там внутри много разных формул. И бумага, кстати, чем-то пропитана, иначе так долго тетради не сохранились бы.

- Я могу прочитать, - предложил свою помощь Ксанталл.

Вампир присел рядом с нами и, взяв у Кэри тетрадь, вгляделся в текст, перелистнул несколько страниц, открыл последнюю запись, схватился за следующий журнал. Просмотрев последнюю четвертую тетрадку, он огорченно покачал головой:

- Нет, этот язык мне не знаком, он точно не с Мэйдеса.

Кэрлин и Сейфи понимающе переглянулись - похоже, этот вампир не так прост, как пытается казаться. Интересно, если этот клыкастый так лихо взялся за чтение древнего текста, получается, был уверен, что знает язык, на котором говорили до Катастрофы? Это ж сколько ему тогда лет?




Барбариска


Не знаю, что удерживало меня в палате Ориса: то ли жалость, которую наглый мальчишка поминутно испытывал на стойкость, то ли глупость, что вернее всего, то ли надежда, что Верран найдется и будет искать меня именно здесь, то ли непонятная уверенность, что так надо, что так правильно, как было когда-то с Заром. Но Зар - мой меле, сопричастный, а тут совершенно чужой урсеныш. Ведь связи тенир-тали между нами нет. Или есть?

Араж, ну где же правда? И ведь узнать-то не у кого. Арсин давно ушел, а марр не появлялся с тех пор, как встретился с той светловолосой кошкой. Других урсов расспрашивать про тен я не решилась - это ж секрет их расы, а ну как вместо ответа когтями по горлу получу.

Я уселась на подоконник, предварительно сдернув пыльные серые шторы - и так дышать нечем, а тут еще эти тряпки! - прижалась головой к косяку и, горько усмехнувшись, закрыла глаза, почти физически чувствуя на себе колючий прожигающий взгляд Ориса. Смотреть в окно больше не хотелось, на больных, впрочем, тоже.

За последние три часа я уже изучила каждый камешек на широком школьном дворе, сосчитала все скамеечки на двух березовых аллеях, которые расходились в разные стороны от небольшого фонтана, изображающего девчушку с книжкой и мальчугана, собирающегося ее обрызгать. Струи били из его... фи, как вы могли такое подумать? Это же не писающий мальчик - струи били из его раскрытых ладоней. Симпатичные зеленый двор сейчас был заставлен всякой всячиной: коробки, носилки, валяющиеся около фонтана, обрывки непонятно чего, мусор. Палата тоже была исследована вдоль и поперек: десять кроватей с не очень-то чистым бельем, десять больных котов, два больших окна без стекол. На одной стене картинки с животными, на другой - доска, на которой я, даже не знаю зачем, вывела мелом "первое сентября".

С "классом" я тоже познакомилась: четверым урсам было совсем плохо (они так и не приходили в сознание), двоим черноволосым мужчинам полегче (они поступили совсем недавно и могли даже вставать), а еще троим так себе (сильные приступы сменялись периодами затишья, когда больные могли отдохнуть и поспать). Ну и Орис. Его состояние я бы определила как средней тяжести. Судя по всему, в сознании его удерживали только сила воли и ненависть к моей персоне. Всего в "классе" было три "девочки" и семеро "мальчиков" - видимо, организовывать раздельные палаты у врачей не было ни сил, ни желания. Лекарств, впрочем, тоже не было.

Еще в самом начале я обежала больницу в поисках Веррана или хотя бы лекарства. Не нашла ни того, ни другого. Типы в сером, шныряющие по коридорам, доверия не вызывали, да и отвечать на мои вопросы не собирались. А разносившие воду и немудреную кашу добровольцы, несколько человеческих девушек и трое парней-урсов, ровным счетом ничего не знали ни о болезни, ни о лекарстве.




Сэм Винфорд


Смотр строя и песни прошел этим же вечером на широкой, выложенной зеленым мрамором площадке посередине парка, прямо напротив главного входа в дом. Все еще злящийся на "фею" Айверин гонял свое "боевое подразделение" не меньше часа. Торжественное мероприятие ознаменовалось приветственной речью графа (ее я поспешил запомнить - такие отборные ругательства всегда пригодятся), десятком обмороков и парочкой проклятий, которые Шррррр с удовольствием съел и потребовал добавки. Оказывается, нарханы могут питаться эмоциями и направленной на них магией. Пострадавшая служанка (Шррррр ущипнул ее за мягкое место) и ее жених магами, конечно, не были, но их высказанные в сердцах пожелания оказались не слабее настоящих проклятий и, судя по довольной мордочке нархана, пришлись тому по вкусу.

Утащив в сторонку Ая, я возмущенно спросил, как он мог позволить нечисти свободно разгуливать по замку. Тот развел руками, сообщив, что он ничего такого не делал, они сами заявились. Беззастенчиво подслушивающий наш разговор Шррррр пояснил, что лично его провел сквозь защиту тупой жирдяй. А если хоть один нархан вошел, то он запросто сможет и других провести.

Да, пропал замок...


Хм, оказывается, и от нарханов бывает польза - благодаря Шррррру нам удалось найти предмет, к которому злобная ведьма привязала душу несчастного графа Эра'стуар. Хитрый нархан пробрался ко мне в комнату и внаглую шнырял по шкафам в поисках чего интересного. Разозлившись, хайта запустила в него первым, что под руку подвернулось - подарком Вальта, что так и валялся в коробке около кровати. Шррррр недолго думая открыл коробочку, выудил оттуда золотую жуть, радостно взвизгнул и исчез. Через полчаса появился злой и растрепанный Руфинарис, нежно прижимающий горшок к груди. Призрак, в кои-то веки свободно покинувший замок, смог догнать нархана около озера, где и отобрал свою ценность. Так что теперь нас здесь ничто, вернее никто не задерживал.

Вечером к Миклошу пришла заплаканная Эвелина и, изящно промокая шелковым платочком горькие слезы, прошептала, что она не хочет обманывать такого замечательного человека, как граф Дракт, ведь она полюбила его всей душой. Но, к сожалению, на бедной девушке лежит страшное проклятие, которое притягивает к ней разную нечисть, и поэтому она вынуждена уехать очень далеко, чтобы из-за нее, не дайте Стражи, не пострадали добрый граф и его семья, и даже готова увести за собой вредного призрака. И в своем уединении, в несчастье и бедности, безутешная дева будет вспоминать своего героя, мечтательно вздыхая над его портретом.

Ггаф так расчувствовался, что велел слугам приготовить для леди карету с четверкой лучших вороных лошадей и сундучок с драгоценностями, на память. В итоге сундучков почему-то оказалось три, а когда слуги попытались снять два лишних, дедушка Руфи поднял такой шум, что дамы снова поспешили рухнуть в обморок. Призрак долго распинался на тему наглых нищебродов, отбирающих у "настоящих графов" предметы первой необходимости (какое счастье, что Ай уговорил деда не брать рояль!). В конце прочувствованной речи старик заявил, если ему не вернут им самолично собранные сундучки, то он отказывается уезжать и с места ни за что не сдвинется.

Услыхав это, графиня поспешила выйти из обморока и велела мужу, отдать Руфинарису все, что он просит. Зря она это сказала, ой, зря! По тому, как загорелись глазки алчного привидения, я понял, что все - это реально все. На горизонте вновь замаячила тень рояля, который нам придется тащить с собой. Заметив мой недовольный взгляд и исподтишка показанный кулак, Айверин поспешно уволок призрачного скрягу в сторонку, что-то усиленно ему доказывая. Вскоре стороны пришли к соглашению, и дело ограничилось всего лишь украшениями графини и ее дочки, которые дамы с радостью поснимали, надеясь никогда больше не видеть "дорогого дедушку".

После торжественного ужина все разошлись по комнатам. Лерка и Руфи обосновались у меня в комнате, а наш хитрец отправился утешать несчастного графа, не забыв прихватить свой амулет - уверен, сны у Миклоша будут просто восхитительные.

Остался всего один нерешенный вопрос, который сейчас жалобно скулит у меня под дверью - влюбленный Вальт весь вечер таскался за мной с просьбой взять его с собой. Я, разумеется, не псих, чтобы совершить такую глупость, но с парнем надо что-то делать. Призрак обещал, что как только он покинет замок, проклятие с семьи Дракт будет снято, и Вальт с его родственниками станут нормальными людьми, насколько это возможно. Но любовь-то останется. А я не хочу, чтобы парень из-за меня страдал. Не дайте Стражи, еще на мои поиски потащится. Так, мне срочно нужна замена. Вон у начальника гарнизона вполне симпатичная дочка Люрка подрастает. Главное, уговорить призрака мне помочь. В конце концов, из-за него я теперь, как полный придурок, должен за собой повсюду ночной горшок таскать.




Ильсан Авилэр


Мы перекусили очень вкусной и питательной мясной похлебкой, которую сварила Сарана, бурчащая себе под нос что-то про разных неумех-полукровок. "Неумеха" в долгу не оставалась, и подготовка обеда проходила весьма весело. Зря ребята орку выгнать хотели - Сарана очень даже полезным приобретением для нашей команды оказалась. Саму-то Кэри араж допросишься чего вкусненького сделать. Нет, она умеет, конечно, но из-за ругани с Сейфи у нее на это просто нет времени.

- Кэрлин, надеюсь, ты объяснишь мне, зачем нужна эта безделушка? - оборотень достал из кошеля простенькую золотую сережку из двух скрепленных друг с другом колечек. - И как она поможет моей сестре?

- Объясню, - пэри Хорн забрала у меня пустую тарелку из-под похлебки, встала, собираясь подойти к Сейфи, но не успела.

Мимо нее пушистой молнией пронеслась Ланка, ухватила зубами сережку, отскочила в угол пещеры и тихонько зарычала, предупреждая, что так просто она свою новую игрушку не отдаст. Все присутствующие разулыбались, лишь Кэрлин как-то странно подобралась, напружинилась, внимательно следя за кошкой и ее добычей, словно знала, что именно сейчас произойдет. Сейфи тоже заметил необычное поведение девушки, и теперь мы втроем напряженно ждали, что же будет. И будущее не заставило себя ждать.

Лана взвизгнула, выгнулась дугой и, жалобно мяуча, упала на бок, а распушившийся от страха и боли хвост беспомощно метался из стороны в сторону. Оборотень, изменившись в лице, бросился к сестре.

- Стой! Не подходи! - крик Кэрлин заставил его на мгновение замереть и окинуть девицу недовольным взглядом.

Когда же Сейфи обернулся, на каменном полу, тяжело дыша, лежала стонущая обнаженная девушка лет семнадцати, в судорожно сжатых губах которой поблескивала золотая сережка. Первым к ней подскочил Талл, укутал в сорванное с лежанки одеяло, прижал к себе. Мейр хотел забрать у клыкастого незнакомку, но тот не позволил, вот и пришлось оборотню, чтобы не пугать девчонку, лишь нежно гладить ее по голове и ласково шептать:

- Лана, Ланочка, все хорошо, все будет хорошо.

Ксанталл буркнул что-то себе под нос, и сестру Сейфи (так это она, что ли?!) окутало теплое красновато-желтое облачко. Оно укололо оборотня яркими, словно от жаркого костра, искорками, заставив отдернуть руку и зашипеть от боли, а девушку согрело и успокоило. Лана постепенно расслабилась, перестала стонать и теснее прижалась к своему защитнику. Мейр, недоуменно глянув на обожженную ладонь и злобно на вампира, решительно шагнул вперед, намереваясь отобрать у клыкастого сестренку. Но живой кокон на груди Талла вдруг завозился, захныкал и позвал маму. Все опешили, даже вампир от неожиданности ослабил хватку - девица вырвалась и принялась испуганно озираться по сторонам.

- Мамочка, где ты? - совершенно по-детски плакала она.

Первой ей на глаза попалась Сарана, заставив "малышку" разрыдаться пуще прежнего, потом огромные зеленые глазищи с восторгом уставились на меня.

- Мама!! - радостно вскричала Ланка, бросаясь вперед.

- Я-я-я?! - от шока я даже заикаться начал.

Хорошо еще, что сидел в этот момент, а то бы точно свалился. Но Сейтлана, не обратив на меня ни малейшего внимания, промчалась мимо, вцепившись в Кэрлин обеими руками.

- Мамочка, я тебя нашла! - счастливо щебетала она, целуя новообретенную "мать".

- Я?! - ошарашенно повторила за мной Кэри.

- Мамочка! - ликующе раздалось в ответ.

- Костас, напомни мне, пожалуйста, - раздраженно фыркнув, велела молодая "мать", - как только мы найдем твоего дядю, я самолично отверну ему голову! И Лорду тоже!

- А при чем тут дядя? - почесав затылок, удивленно спросил гном, на всякий случай отодвигаясь от разозленной девицы.

Наша подросшая команда дружно веселилась, наблюдая за происходящим, даже встревоженные Сейфи и Талл улыбались. И хорошо еще, что Сорняк незадолго до этой неразберихи куда-то умотал. А то б не преминул поучаствовать в обнимашках!

Полюбовавшись на нас, Кэри хмыкнула и, хищно сверкнув глазами, мстительно протянула:

- Детка, познакомься, а вот это твой папа!

- Где?! - с радостным возгласом Ланка развернулась, ища взглядом "папу".

Два потенциальных кандидата на роль папочки, симпатичные и ушастые, резко отскочили в сторону, делая вид, что не знали в своей жизни ничего более занимательного, чем разросшаяся на камнях сизая плесень. Внешность Сараны заставила "детку" капризно надуться, а вот Костас малышку заинтересовал, вернее, его главное гномье украшение.

- Деда! - восторженно пискнула девчонка, дергая того за бороду. - Деда, а где папа?

- Там! - прохрипел бедняга, вырывая из "детских" рук свое достояние и принимаясь его бережно расчесывать.

"Девчушка" с надеждой бросилась к оставшимся двум мужчинам и замерла, завороженная красными косичками Талла.

- Папа? - прошептала она.

- Нет! - поспешил заявить клыкастый. - Я - твой муж!

- Муж?! - эхом отозвалось множество голосов (недоуменных, удивленных, насмешливых) и один разъяренно-злобный рык, а его хозяин, выпустив острые когти, шагнул к вампиру, заставив того попятиться к стене.

- Муж, значит? - едко уточнил он, скрежетнув когтями по камню, и ласково-ласково пообещал. - Щас, мы этому мужу кое-что оторвем!

- А кое-что - это что? - сунулась под руку оборотню любопытная "малышка", придерживая рукой сползающее одеяло.

- Да так, - замялся Сейфи, - лишняя деталь. Совершенно, на мой взгляд, ненужная штука для одного вампира. Ну, вот почему некоторые аражевы уроды лезут, куда их не просят?!

- А кто такие аражевы уроды?

- Ну это... хорошие ребята!

- А куда их не просят? - Ланка теребила братца за рукав, доверчиво заглядывая ему в глаза. - Пап, ну что ты молчишь? Ну, куда?

Остальной народ тихо ржал, наблюдая эту сцену.

- Потом расскажу, - ответил несчастный парень, - вот только с "мамой" поговорю! А ты пока погуляй, что ли.

- Урррааа! - возликовал "ребенок", хватая за руку вампира. - Пошли гулять, урод! - Ланка потянула его к выходу и заговорщицки прошептала. - А ты мне кое-что покажешь?

- СТОЯТЬ!! - заорал Сейфиттин под дружный хохот собравшихся и сдавленные смешки "урода". - Ты с ней не идешь! - оборотень завертел головой, пытаясь выбрать среди ржущей толпы сопровождающего для "малышки". - Сарана, сходи с Ланой на прогулку, пожалуйста.

- Ладно, - нехотя кивнула орка, - только не мешает девушку сначала одеть.

Дамы утащили "девчушку" в угол пещеры, сунули мне в руки одеяло и велели поработать ширмой и не подсматривать. Просьба сопровождалась двумя сильными аргументами - внушительным кулаком орки и подзатыльником от пэри Хорн.

Одежда Кэрлин "дочке" была слегка маловата в груди, и это заставляло "маму" завистливо хмуриться и кусать губы, но совместными усилиями наши леди Сейтланку все-таки нарядили. И тут в нашем цирке появилось новое действующее лицо - Сорняк с огромной дохлой мышью в лапах-листочках. "Малышка" истошно завизжала... от радости.

- Вкуснятина! - закричала она, выхватывая лакомство, и тут же потянула его в рот.

- Брось гадость! - закричала Кэрлин и попыталась отобрать мышь, перетягивая ее к себе за длинный розовый хвост.

- Ааааа! - сверкнув алыми глазками, закричало очнувшееся "лакомство", кусая Сейтлану за палец и извиваясь всем телом. - Пусти, зараза! Кто тебе позволил честных нарханов за хвост таскать?!!




Барбариска


Похоже, я задремала, так как раздавшиеся во дворе крики заставили меня испуганно подскочить. Хорошо еще, что вниз от неожиданности не свалилась.

На улице, несмотря на темнеющее небо, было довольно светло. В школьном, а ныне больничном, дворе собралась внушительная толпа разгневанных людей, размахивающих ярко пылающими факелами, потрясающих оружием и разномастным дубьем. Здесь были и мужчины, и женщины, старики, зрелые люди, молодежь.

Народ разношерстной стеной перекрывал все видимое из окна пространство и монотонно гудел, словно разворошенный палкой улей. Гул то затихал, то нарастал вновь, раскладываясь на отдельные крики.

- Смерть урсам!

- Не дадим погубить наших детей!

- Гнать заразу из нашего города!

- Сделаем Нисколен столицей Зеленой зоны!

- Ой, детонька моя заболела, заразили, твари аражевы!

- Бей котов, спасай столицу!

- Смерть! Смерть! Смерть!

- Сжечь их!

- Не позволим чуме перекинуться на людей!

- Сжечь! Сжечь! Сжечь!

Я заворожено смотрела в окно и не могла поверить, что все это происходит на самом деле - разворачивающаяся передо мной картина почему-то казалась съемками какого-нибудь исторического фильма, и воспринимать бунт серьезно просто не получалось.

- Дура! - над ухом раздалось злобное шипение, а последовавший за ним сильный толчок швырнул меня на пол.

Мгновением позже мимо просвистел большой камень - останься я на прежнем месте, он угодил бы мне точно в голову. Орис ожег меня горящим взглядом и, тяжело дыша, привалился к стене у окна.

- Сдохни, кошачья тварь! - истошный крик с улицы сорвал пружину.

Хрупкая грань рухнула. Лавина сорвалась, грозя смести все на своем пути.

Булыжники влетали в окна один за другим. Двое черноволосых урсов оттаскивали на безопасное расстояние кровати со своими сородичами. Я схватила со стола поднос, пытаясь отбивать им камни.

На пол с тихим потрескиванием упал первый факел. Орис поспешно выплеснул на него воду, принесенную ему Арсином. Огонь недовольно зашипел и погас. Следующая горящая деревяшка шлепнулась на кровать так и не пришедшей в себя юной урсы. Я резко рванула покрывало, сдергивая его на пол и затаптывая занимающееся пламя.

Осторожно выглянув в окно, я заметила, как между толпой и больницей метнулись и застыли несколько вооруженных урсов. Небольшой отряд охраны. Котов было мало, ничтожно мало. Но их ярость пугала. И люди дрогнули.

Бушующая волна немного откатилась. Только вряд ли это продлится долго. Да, урсов боялись. Но толпа есть толпа - опасный хищник, жуткий, непредсказуемый, подзуживаемый дерзкими криками и хитрыми шепотками типов в сером.

- Кто может держать в руках оружие, спускайтесь вниз! - влетевший в комнату мальчишка-урс перевел дыхание и помчался дальше.


Шум и крики на улице возобновились, набирая силу. Колыхнулась людская волна, готовая сорваться вперед. Взметнулись ввысь огненные искры факелов.

- Что происходит? - я испуганно вздрогнула от оглушительного рева за окном.

- Резня! - зло бросил черноволосый воин, сжимающий вместо меча палку от швабры. - Разве не ясно?!

- А стража где? - робко пролепетала я.

- С этими! - брезгливо выплюнул он, схватил меня за руку и, строго глядя мне в глаза, приказал. - Забирай принца и уходи.

- Принца?

Мужчина молча кивнул на Ориса.

- Так оно еще и принц? - обалдело выдала я.

Урс отвесил мне пощечину, заставляя прийти в себя, и подтолкнул к двери.

- Уходите, пока не поздно. Под домом есть подземный ход, по нему раньше продукты в школу доставляли. Возможно, выход еще не перекрыт. Идите. Позаботься о принце.

- Почему я? С чего ты взял, что я стану рисковать из-за этого мальчишки?

- Не хочешь спасать Ориса, считай, что спасаешь людей.

- Как это?

- Что, по-твоему, сделает глава нашего клана, если узнает, что люди убили его сына? - насмешливо бросил он. - Вижу, ты поняла, что будет.

- Война... - прошептала я.





Глава 17 . В тисках революции.



Ксантай Руол


Когда Лана упала на каменный пол пещеры и застонала от боли, я на миг растерялся - сердце колотилось как бешеное, норовя выпрыгнуть из груди, пальцы мелко дрожали. А потом метнулся к ней, схватил, прижал к себе. И лишь тогда ледяные тиски страха разжались, оставив после себя смутное ощущение тревоги.

Араж! И чего, спрашивается, я разволновался, как сопливый мальчишка? Ну и кто она мне такая? Да собственно, никто. Всего лишь до-эр-супруга. Я ведь не люблю ее. Или люблю?

Мне никогда не нравились оборотни, уж очень их дамы простоваты, особенно по сравнению с эльфийками. И тогда, в первый день нашей встречи, Ланка вовсе не красотой привлекла мое внимание - она меня просто развеселила. Сижу я, значит, в таверне, пивко попиваю, братца жду, а тут в двери влетает симпатичная девчонка-оборотень, немного испуганная и совершенно бесцеремонная, и нагло требует у первого встречного вампира жениться на ней и срочно. Ну а мне что, жалко, что ли? Взял и женился. Почему бы не помочь девчонке, если я все равно настоящую жену искать не собираюсь. Тем более что до-эр-брак запросто можно аннулировать. Ну, может и не запросто, но вполне реально. Уж точно не сложнее человеческой помолвки.

Да что же со мной происходит? Меня ведь после моей Литы, вот уже четыреста лет, ни одна девушка не привлекала. Нет, женщины у меня, конечно, были, но чтобы влюбиться - такого не случалось. Иначе с чего я так обрадовался, когда Ланка смогла человеком обернуться? И почему так сдавило сердце, когда стало ясно, что разум к Сейтланке вернулся не полностью?

Вполне сформировавшаяся, можно даже сказать фигуристая, девушка вела себя как пятилетняя малышка - жалобно плакала и просилась к маме. Мамочка обнаружилась на удивление быстро, правда, сама она этому явно не обрадовалась и быстренько нашла громоотвод, сообщив девчонке, что среди нас, наглых насмешников, есть ее отец. Малышка возликовала и тут же отправилась на поиски папочки. Увидав меня, Ланка застыла с открытым ртом, восторженно рассматривая мои косички, как и тогда в Эвреле, во время нашей первой встречи, и я поспешил отказаться от почетной роли отца - от мысли, что эта девчонка моя жена, на душе почему-то стало тепло и радостно.

- Да, муж! А что, нельзя? - беззлобно огрызнулся я.

И нечего на меня всяким там... "собакам лохматым" орать!

Н-да, неприятностей, видимо, мало не бывает.

Расталкивая народ, вперед выскочил счастливо трещащий листочками Сорняк, размахивая неизвестно откуда взявшимся нарханом, и... безумная карусель закрутилась с новой силой.

Кэри и Сейфи в один голос заорали на Ланку, трепетно прижимавшую облезлую крысу к себе, требуя выкинуть хвостатую мерзость. Ланка рыдала в три ручья, сквозь слезы сообщая "родителям", что пусика она есть не будет, а будет с ним играть. Игрушка, она же хвостатая мерзость, верещала, что эта дура его сейчас раздавит, и тогда он страшно отомстит. Эльфы хихикали, деликатно прикрывая рты ладошками. Даже гном посмеивался в растрепанную "внучкой" бороду, а Ильсан и Сарана и вовсе хохотали, не скрываясь. В центре, усиливая неразбериху, метался расстроенный, ничего не понимающий колокольчик-людоед, не зная, кого ему спасать: то ли свою подружку Ланку, то ли так полюбившегося ему оборотня. Вздыбивший шерсть Талл звонко лаял, безуспешно пытаясь отогнать цветочек в сторону.

К счастью, в этом бушующем море хаоса был один-единственный островок спокойствия, пребывающий пока в шоке, но самоотверженно ищущий выход из сложившейся ситуации. Стоп! А вот это, кажется, подходит.

Короткий пасс рукой, и народ застыл в самых причудливых позах. Насмешница-память тут же выдала образ приставучего Хайтавэрона, попавшего некогда под то же заклинание и успешно изображавшего памятник "возмущенному герою-спасителю юных дев от злобных вампиров". Правда, все равно не помогло - на следующее же утро этот уро... замечательный товарищ, простоявший "живым монументом" почти целый день, опять маячил рядом с моей женой. Моей первой до-эр-женой... А впрочем, это сейчас не важно. Так долго держать ребят в стазисе я не собираюсь. Мне бы только их в разные углы растащить и выкинуть куда подальше нархана. Жаль, что на эту нечисть магия не действует. Проблем меньше было бы.

Нархан, заметивший, как я решительно шагнул вперед, истошно завизжал и полез прятаться Сейтлане за пазуху. Выудить нечисть не удалось: в зеленых глазах Ланки, полных тоски и отчаяния, стояли слезы, и я понял - выкинуть нархана не смогу. А если девушка попросит, и кормить с ложечки эту мерзкую крысу буду, и спать укладывать. Ладно, пусть пока остается. А там посмотрим: либо нархан сам сбежит, либо к Ланке память вернется, и она наглую тварь вышвырнет.



Барбариска


Я еще раз глянула в окно в надежде, увидеть знакомую хвостатую фигуру, но Веррана там не было, Арсина, впрочем, тоже.

Несколько смельчаков вырвались из толпы, с яростными криками бросились на защитников больницы, размахивая дубинами и кольями. Хорошо вооруженные урсы с легкостью отбили этот удар, отшвырнув нападавших обратно. Пестрое людское море поглотило их расцарапанные тела в расползающейся на лоскуты одежде, заволновалось, забурлило, вспенилось нецензурной бранью и выплеснулось мощной волной, неумолимо покатившейся вперед. Еще немного и урсов сметут.

- Долго им не продержаться, - остановился рядом черноволосый. - Уходите скорее. Орис, идти сможешь?

- Я никуда не пойду, Риарр! - ощетинился мальчишка, прислонившись к стене, чтобы не упасть. - Я воевать буду!

- Хорошо, - кивнул мужчина, - тогда лови, - он шагнул к своей кровати, вытащил из-под матраса кинжал в кожаных ножнах и кинул пареньку, еле стоящему на ногах.

Тот попытался перехватить оружие на лету, споткнулся, неловко качнувшись в сторону и вцепившись всеми когтями в новую опору.

Уй-яаа!

- Да чтоб тебя! - взвыла я дикой кошкой, которой отдавили хвост.

~ "Араж, араж, араж! - привычно откликнулось эхо".

~ Умник, зараза! Ты где шляешься, когда тут такое творится?! - прошипела я, крепко удерживая Ориса и не давая ему упасть и располосовать меня на ленточки.

- Нарф тебя раздери! - гнев, не встретив препятствий, вырвался наружу. - Да убери ты уже когти! А ты отвечай!

- На что отвечать, когда ты ничего не спрашиваешь? - огрызнулся мелкий урс, наконец соизволив втянуть свои царапалки.

- Да не ты! А ты! - все больше распалялась я.

- Я? - опешил Риарр, с подозрением уставившись на меня - а ну как крышу у человечки от страха снесло.

Я сделала глубокий вдох, на миг зажмурившись и крепче прижав к себе мальчишку, и, справившись с эмоциями, выпалила, обратившись сразу к обоим собеседникам:

- Что мне делать?

- Уходить, я же сказал, - ответил марр, успокаивающе улыбнувшись.

~ А что, хороший совет, - поддакнул ему наглый насмешник. - Пожалуй, я им воспользуюсь.

~ Стоять! Куда?! А мне-то что делать?

~ Убирайся отсюда куда подальше, - уже без своих привычных шуточек отозвался Умник. - И желательно без лишней обузы. Но ты ведь все равно этого щенка не бросишь, ты ж у меня сознательная, - мой друг грустно вздохнул, а промелькнувшая в его словах нотка уважения позволила мне не обидеться. - Постарайся быстро и незаметно покинуть город, или хотя бы где-то укрыться. В бой не ввязываться. Верь мне, я помогу, - почти прошептал он. - И пожалуйста, будь осторожнее.

И как, спрашивается, мы сможем уйти, когда этот щен... тьфу ты, котенок на ногах не держится? В таком состоянии ему далеко не уйти. Это понимали и Риарр, и сам мальчишка.

- Вот что, Орис, в бою от тебя толку не будет, - покачал головой старший кот. - Ты наследник. Ты должен понимать, что твоя жизнь слишком ценна.

- Наследник? - округлил глаза мальчишка. - А как же Андир? Он ведь старший принц.

- Старший, - согласился Риарр, - но наследник ты.

- Но Арсин говорил...

- Хватит, - решительно прервал его воин, - об этом потом с отцом поговоришь. Сейчас ты идешь с этой женщиной. Она тебе поможет. Спрячьтесь где-нибудь.

Черноволосый встревоженно обернулся к окну, за которым установилась почти полная тишина, не сулившая ничего хорошего. Я передернула плечами, чувствуя, как по спине маршируют стада больших наглых мурашек. Мальчишку била крупная дрожь, скорее от болезни, нежели от страха - хотя кто знает. Ласково провела ладонью по взмокшим спутанным волосам, но мою руку сбросили с раздраженным шипением.

И в этой сгустившейся тишине, давившей не хуже кузнечного пресса, даже шуршание паука в углу казалось жутким гулом, заставляющим испуганно вздрагивать. Что уж говорить про неожиданный, вернее, напряженно ожидаемый фанатичный вопль.

- Мы не сможем сделать наш город столицей, - орал с улицы надрывно-хриплый голос, - пока не вычистим его от всякой мерзости!

- Бей их!

- Смерть гадам!

- Жги!

Крики усиливались, множились, разрастаясь в геометрической прогрессии и переходя в однотонный тяжелый гул, изредка разбавляемый лязгом оружия.

Революционеры, араж их задери!

Мамочки, как же страшно. И Зара нет. С ним спокойнее...

Твою дивизию! Он же там один!

К чертям все революции! Надо срочно выбираться отсюда.

- Так, парень, - строго сказала я, с трудом нагибаясь и поднимая с пола нож Риарра, - пошли.

И мы пошли. Целых два шага сделали. Риарр хмыкнул, наблюдая, как мы беспомощно барахтаемся на полу, рывком поднял завалившегося на меня мальчишку, вытряхнул на ладонь из болтающейся на шее подвески маленькое желтое семечко.

- Проглоти, - велел Орису, - это илит, боевой допинг. Его принимают воины, когда срочно нужны силы. Он действует два-три часа, затем наступает откат, и становится в два раза хуже, чем было. Поэтому и используют илит только в критических случаях. Таких как наш. Пей давай, иначе ты идти не сможешь, - кот, нахмурившись, поторопил мальчика, и, выдернув что-то из-под штанины, с усмешкой протянул мне. - Закрепи на ноге, а то порежешься. Нож у меня острый.


Подвал встретил нас зябкой прохладой, пылью и запустением, и если бы не отзвуки многоголосого рева над головой, можно было бы решить, что все в порядке. Риарр подошел к двери в конце небольшого плохо освещенного помещения, заставленного громоздкими ящиками и корзинами, прислушался и, кивнув сам себе, распахнул тяжелую деревянную створку, ведущую в хозяйственный тоннель. Узкий проход, с укрепленными камнем стенами, убегал в темноту, и мне стоило большого мужества зайти туда.

- Удачи! - марр поднял руку, словно раздумывал, помахать ли нам на прощание, но, видимо, счел это глупым и стремглав бросился вверх по лестнице. Туда, где сейчас шел бой. Неравный. Отчаянный. Яростный.


Тусклые чадящие факелы не могли разогнать полумрак подземного хода, да, похоже, и не старались - уж слишком редко они были развешаны вдоль покрытых мхом стен. Временами приходилось задействовать и ночное зрение. Совесть изредка поднимала голову, намекая, что Зару и так сейчас несладко, а некоторые наглые личности еще и силу тянут. Я с ней соглашалась, целиком и полностью, но отказываться от чужих способностей не собиралась - сейчас куда важнее оказаться рядом с Заром, а там уж мы его силу как-нибудь восстановим.

Хоть я и передвигалась вполне уверенно, но все равно не поспевала за мчащимся впереди Орисом. Злящийся на всех и вся мальчишка - а как же, не дали юному герою в защите больницы поучаствовать! - собирался разорвать на мелкие части всех врагов, что могут нам встретиться на том конце прохода. Чертов илит сделал из и так не тихого подростка сущего берсеркера. Не знаю, как допинг должен действовать на воинов, но если парень будет бросаться на все, что движется, нам далеко не уйти. Только на здравый смысл Ориса и остается надеяться. Правда, в существовании этого самого здравого смысла у меня были большие сомнения. Хорошо еще, что марр меня к числу врагов не причислил, а то бы совсем весело было...

Интересно, а кто такой Риарр, и почему принц его практически беспрекословно слушается?

Тоннель завершился неожиданно: двустворчатая приоткрытая дверь выводила сразу на улицу. Неестественно яркий свет, ударив по глазам, тут же ослепил меня, вынудив растерянно замереть на пороге, в дело тут же включилась интуиция, взвыв не хуже сигнализации на угоняемой машине. Я испуганно шарахнулась в сторону, и вовремя - там, где я секунду назад стояла, просвистела увесистая дубинка. Споткнувшись, я шлепнулась на землю, больно ударившись пятой точкой. Интуиция, недовольно мявкнув на прощание, заткнулась, и главенствующую позицию захватил слух, утверждая, что вокруг кипит настоящий бой.

Удивительно, но меня почему-то не трогали, позволив прийти в себя. Когда зрение вернулось, я поняла, что нахожусь в каком-то парке, а если конкретнее, то в закутке между помойным контейнером и широкой деревянной лавкой. Над входом в тоннель висел сияющий магический шар, периодически он гас, злобно шипя, и вновь разгорался. В центре круга из азартно улюлюкающего и размахивающего факелами народа метался Орис, выпустив когти и не давая врагам ни единого шанса к нему подобраться. Но и прорвать оцепление не мог. Или не хотел. Его противники - пьяное мужичье, вооруженное разномастным дубьем - глумливо ржали, гоняя больного мальчишку.

Блин горелый, вот когда пожалеешь, что ты тоже человек.

- Что ж вы, гады, делаете?! - разозлившись, заорала я, выскакивая из своего немудреного убежища. - Это ребенок!

- Ща мы и тебе ребенка сделаем! - сплюнув сквозь зубы, хохотнул небритый верзила с сальными черными волосами и мясистым носом. - Ну иди же ко мне! - ухмыльнулся он, хватая меня в охапку.

Повалив на землю, под насмешливые комментарии товарищей он принялся рвать на мне кофточку. Я заорала от ужаса и дико забилась в его руках, в отчаянье уперлась ладонями в его грудь, безуспешно пытаясь оттолкнуть насильника.

Мне было страшно. Очень страшно. Я падала в черный бездонный колодец, где ужас и паника, усиливаясь многократно, откусывали от маленькой меня большие куски и готовились поглотить целиком. Но погибнуть сегодня мне было не суждено. Злость и ярость, такие непривычные для меня чувства, не позволили мне рухнуть на дно, подхватив в надежные объятия и медленно, но верно подталкивая вверх.

Да чтобы меня! Какие-то волосатые сволочи! Лапали! Да я!

Мужик, взвизгнув так, что иная баба позавидует, отскочил, скуля и дуя на свои обожженные ладони. На его рубашке, там, где раньше располагались мои руки, четко пропечатались две пятерни, обуглившиеся по краям, и сильно завоняло чем-то паленым. Драка затихла сама собой - народ ошалело замер, пожирая меня глазами.

Ну и чего они так уставились?

И тут мой взгляд упал...

Мама дорогая! Что это? Почему? Не надо!

Мои ладони горели - причем, в самом прямом смысле этого слова - ровным оранжевым огнем, но ни боли, ни какого-либо дискомфорта я не чувствовала.

- Маг-гичка, н-н-архан ее д-д-дери! - трясущимися губами выдавил один из пьянчуг, торопливо скрываясь за деревьями.

Еще двое громил, помянув нарханов и буркнув, что "своя жизня завсегда дороже", ломанулись вслед за ним.

Как бы мне ни хотелось сказать, что бой был завершен по причине полной и безоговорочной капитуляции противника, но нет - среди этой лихой братии оказался один идейный революционер, который пришел "воевать с мерзкими лохматыми тварями и их прихвостнями, и он вовсе не трус, как некоторые". Короче, этот гад вновь распалил притихших было мужиков. Те раздухарились, зашумели.

Араж драный! Ну почему?!

И ведь не удерешь... Эх, вот бы оружие у бандюг разом испарилось, да шар этот магический погас к нарханьей бабушке. Темнота она ж друг молодежи! А мы с Орисом тут самые молодые и есть...

Помечтать всласть мне, разумеется, не дали - события рванули вперед, словно взбесившиеся лошади.

Световой шар жутко затрещал и под гневный вопль: "Ах ты, нарфова хреновина, не смей сдыхать!", резко схлопнулся, словно из него вытянули всю энергию. Орис, успевший встать рядом со мной, зарычал, приготовившись к драке. Толпа, взвыв хищным зверем, рванула вперед. Дубинки вспыхнули, обдав хозяев колючими искрами, и рассыпались темно-серым пеплом. Жалобно зашипели и погасли факелы. Стало совсем темно. Схватив мальчишку за руку, я бросилась бежать. Замершая свора, давно потерявшая человеческий облик, услыхав, что добыча удирает, рванула следом.




Ксантай Руол


Для начала я снял заклинание с Сараны, велев ей забирать девчонку на прогулку. Освобожденная следом Ланка радостно взвизгнула и повисла у меня на шее, болтая ногами, звонко чмокнула в щеку и подскочила к орке, требовательно потянув ту к выходу. Сидящий за пазухой девчонки нархан, встрепанный и помятый, на миг выбрался из надежного убежища, скривил недовольную мордочку и, показав мне язык, юркнул обратно.

Попросив остальных вести себя прилично и на всякий случай отодвинувшись подальше от когтей одного неадекватного субъекта, я убрал стазис и с иронично-отчужденной улыбкой выслушал все, что думают мои друзья об излишне активных миротворцах.

- Ну, и что это за шуточки? - грозно уставился на меня Сейфи, подустав ругаться. - И какое отношение ты имеешь к моей сестре?

- Сейтлана - моя до-эр-супруга, - пожав плечами, пояснил я.

- Чего?! - опешил кот, только сейчас осознавший, что я не вру. - Чтобы вампир взял в до-эр-жены оборотня? Да этого просто не может быть!

- Может... - усмехнулся я и закончил чуть слышно, - когда вампиру все равно. Я покинул Дом, и теперь сам себе хозяин. Могу делать, что захочу.

На этих словах Талл, присматривающий вполглаза за странно-дружелюбным алхиром-людоедом, оскалился и раздраженно зарычал - вопрос о возвращении домой и ответственности перед сородичами для нас с братом стоял весьма остро, причем, уже давно. Не можем мы с ним пока договориться. Согласен, бродяжничество не лучший выход. Но как мы можем предстать перед Домом в таком виде?

- Что значит до-эр-супруга? - вмешался Ильсан, любопытно сверкнув глазами и успокаивающе погладив мурата.

Ильс... Да уж, подгадила мне тогда Лиивэра, ой, подгадила. Мало того, что этот малолетний полуэльф больше всего на свете обожает нарфовы шуточки, из-за которых постоянно влипает в неприятности, и мне приходится его вытаскивать. Мало того, что за ним гоняются, если верить Кэрлин, все, начиная от гномов с эльфами и заканчивая странными магическими сущностями. Так это остроухое чудо еще и больное... так и хочется сказать "на всю голову", но будем честными - мальчишку мучают частые приступы неясной природы, а мне с ним возись.

Улыбнувшись с удивившим даже меня самого теплом, я присел на лежанку рядом с малышом, взлохматил влажные после припадка волосы, вызвав возмущенное фырканье на тему "я уже взрослый, а вы все...", изобразил почти искреннее раскаянье и ответил-таки на вопрос:

- До-эр-брак - это нечто среднее между помолвкой и свадьбой.

- А как это? - заинтересовался мальчишка, стирая тыльной стороной ладони испарину со лба (последствия аражева приступа еще давали о себе знать).

- Прошедшие этот обряд, в отличие от помолвки у людей, считаются вполне официальными супругами в юридическом плане - наследство, титулы и прочее. После первой брачной ночи и еще парочки формальностей обряд будет завершен, и брак будет считаться полноценным.

- То есть ты мою сестру еще не того? - обрадовался Сейфи. - А развестись с тобой она может?

- Развестись может, - ухмыльнулся я, сверкнув клыками (в юности специально такую улыбочку репетировал перед зеркалом), - только для этого надо завершить обряд.

- Ах ты... - вновь взъярился оборотень, показав не менее внушительным клыки и поминая меня и всех моих родичей до седьмого колена.

Н-да, а вот словарный запас-то у него маловат! Ха, я в его возрасте такие слова знал, что... Ладно не будем злить молодежь, в конце концов, она его сестра - мальчишка просто переживает.

- Развестись я не могу, - мягче произнес я, - но можно при определенных условиях аннулировать до-эр-брак.

- Что за условия?

- Нужно по два свидетеля с каждой стороны...

- Отлично, - парень радостно потер руки, - народа у нас хоть отбавляй!

- Свидетели должны быть равны супругам, - огорчил пушистика я.

- Как это?

- Нам нужны двое вампиров из Старшего дома и два оборотня из... Не знаю, какого вы там роду-племени. Короче, оборотней равных тебе по рангу.

- Араж! - Сейфиттин с силой сжал кулаки. - И где мы их искать будем? Тут большой город нужен.

- Ну, еще один вампир у нас есть, - улыбнулся я, потрепав братца, разлегшегося рядом, по холке.

- Где? - раздраженно буркнул оборотень.

Я промолчал, многозначительно улыбаясь. Народ задумался, удивленно изогнув бровь, недоуменно шмыгая носом, ошарашенно дергая бороду. Лишь Кэрлин понимающе усмехнулась и кивнула.

- А зачем тогда этот до-эр-брак нужен? - приподнялся на локте Ильс.

- Зачем, зачем... - я погладил пальцем запястье, где, сейчас невидимая, таилась до-эр-татуировка. - Для объединения двух Домов, к примеру. Тогда могут провести до-эр-обряд, даже если супругам всего несколько дней от роду исполнилось. А может, юных влюбленных хотят разлучить злые родители, мечтая о более выгодной партии для своего чада, а детки назло родичам проводят обряд. Или старик полюбил красивую девушку и хочет оставить ей после своей смерти богатое наследство. Да мало ли причин.

- К аражу причины! - грозно (ага, я прям весь напугался) рявкнул Сейфи. - Ты лучше расскажи, как ты с моей сестрой познакомился. И за нами какого аража потащился?

- Хорошо, - вздохнул я, понимая, что иначе от этого настырного оборотня не отвяжешься. - Только чтобы все стало ясно, придется начать рассказ издалека.




Сэм Винфорд


Узнав, с чем связала его душу старая ведьма, дедушка Руфи просто горел желанием совершать добрые дела, чтобы "никогда боле не видеть сей позорящий честь благородного графа Эра'стуар предмет". Первым делом он решил избавить меня от назойливого внимания Вальта, и быстренько все провернул. Что нужно юному не целованному мальчишке, чтобы забыть девушку? Правильно, другая девушка! И новые яркие впечатления. А симпатичная служаночка Люрка - девушка в таких делах опытная и вовсе не прочь предоставить Дракту-младшему эти самые впечатления где-нибудь на сеновале.

- Не переживай, - подмигнул мне призрак, - при таких условиях и регулярном следовании моим советам Люрка очень скоро заставит жирдяя забыть о тебе, а то, глядишь, и обженит на себе. Физиайлогия, - старик назидательно поднял палец вверх, - наука полезная.

Н-да, чувствую, с такими добрыми делами мне до скончания жизни с этим ночным горшком таскаться.


К утру все было собрано в дорогу, и тут же Руфинарис забрался в карету, с тоской взирая на оставляемое им богатство.

Попрощаться с нами вышел весь замок, со слезами радости провожая "такое замечательное привидение". Услыхав это, призрак расчувствовался: высунулся из небольшого окошечка с бархатной синей занавесью и торжественно заявил, что будет только рад остаться, раз его здесь все так любят. Это вызвало столь горестные стенания народа, что дедуля возликовал - вон как его отъезд всех опечалил! - выскочил из кареты, торопливо стаскивая с крыши свои сундуки. Дамы от избытка чувств были готовы упасть в обморок (а некоторые и вовсе рухнули, предварительно удостоверившись, что их обязательно поймают в объятия). К счастью, Айверин спас положение, шепнув Руфинарису, что в Кадаре нас ждут аж целых четыре тайника - а ну как вороватые нищеброды найдут их раньше нас? Призрак пулей влетел обратно в карету и гневно завопил, чтобы мы прекратили копаться, уже ехать пора.

Вальт уставился на меня печальным телячьим взглядом, который удивительным образом повеселел, стоило парню заметить стоящую неподалеку фигуристую девчонку в коротеньком синем сарафанчике. Ха! Так у нас новая графинюшка скоро появится? Девица, похоже, ушлая. Хотя об этом пусть у ггафа с женой голова болит. Надеюсь, после нашего отъезда проклятие, которое наслал Руфи на эту семейку, перестанет действовать, и парень поймет, что за подружку ему призрак подсунул, и сделает правильный выбор.


Стоило нам отъехать и нырнуть вместе с узкой извилистой дорогой в лес, как Ай велел остановить на ближайшей полянке, где, выставив корзинку с вином и фруктами, объявил привал. Мужчина стянул с себя женские тряпки и с наслаждением растянулся на траве, я с радостью последовал его примеру. Кто бы знал, как хорошо быть парнем! Кучеру, вихрастому белобрысому парню с вздернутым веснушчатым носом, изумленному нашим преображением, пришлось сунуть золотой за молчание. Под злобными взглядами бережливого дедушки, нархански недовольного незапланированной задержкой, возничий надкусил для проверки монетку, расплылся в угодливой улыбочке и так быстро заныкал денежку, что ни мы, ни пожирающий ее взглядом призрак не заметили, куда именно она исчезла.

Очередное доброе дело призрак совершил, стоило нам остановиться в придорожном трактире. В обеденный зал гордо вплыла одна расфуфыренная дамочка в розовом платье, тесно облегающем ее пышные формы и делающем "красотку" похожей на влезшую в кружева и обвешавшуюся бриллиантами свинью. О чем призрак тут же ей и сообщил, велев одеть что-то не такое обтягивающее, и даже любезно предложил чехол, закрывающий вещи на крыше нашей кареты. А потом долго удивлялся тому, что проклятие ведьмы не снимается.

Покидать таверну нам пришлось в большой спешке - толстуха, оказавшаяся женой градоправителя (к счастью, соседнего города - иначе нас вовек бы не выпустили), натравила на нас своих охранников, назначив главным виновником Айверина. Руфи-то хорошо - он для всех, кроме нас, невидим, а нам отдувайся за его выходки.

- Нет, ну чем это не доброе дело? - сокрушался он под бодрый перестук колес, расположившись рядом со мной на мягком сиденье. - А чехол этой свинюке хорошо подошел бы, и цвет к лицу был, красивый такой, зеленый.

В общем, ехали мы злые и голодные. Почти. Лерке удалось прихватить с собой сочную зажаристую курочку, оплаченную, но еще не поданную к столу - червячка мы с Аем слегка заморили, правда, и от добавки не отказались бы. А то шоколад, которым забита не одна наша котомка, штука, конечно, хорошая, но я его, если честно, уже видеть не могу, не то что есть. Поэтому благородно отказываюсь, когда Лера меня угощает, заявляя, что ей шоколад нужнее. Вот курочка - это другое дело!




Ксантай Руол


Эврел был совершенно обычным затрапезным городишкой. Не знаю, чем руководствовались поселенцы, обустраиваясь в столь унылом месте, где с болот, окружающих город с трех сторон, тянуло премерзкими запахами, а летом было не продохнуть от гнуса. На болотах обитатели городка собирали различные ягоды и особую травку, которая очень ценилась у определенного сорта людей и вызывала стойкую зависимость у всех, кто ее употреблял. Эта травка и являлась основной статьей доходов местного населения. Сами понимаете, что из себя представляли и жители, и редкие посетители Эврела. Отвратительное место.

Хозяин единственной в городке корчмы (пивнушки, если быть совсем уж честными) считал, что его дела идут более чем успешно, если в заведении останавливались хотя бы три путника за неделю. Такое, к его огромному сожалению, бывало не часто. До соседнего города - Ав-олор, кажется - всего два часа езды, и путешественники предпочитали провести время в дороге, нежели свернуть на ночлег в Эврел.

Что привело сюда меня? Горный обрыв и серебристая лента реки внизу.

Этот дивный уголок совершенно не вписывался в окружающий пейзаж. Я и раньше не сомневался, что небольшая поросшая ельником гора, отвесно спускающаяся к широкой быстрой речке, перенесена сюда в один из Сдвигов, а после и вовсе получил подтверждение своим выводам. Об этом мне сообщила узкая ровная площадка у самого края пропасти, скрытая густым кустарником, и вплавленная в камень надпись "С тобой навсегда". Пожалуй, это все, что у меня осталось на память от моей Литы и заставляло раз за разом возвращаться в эту дыру.


Но в тот раз я Эврел просто не узнавал - город был под завязку набит гостями. Не только корчма, но и все дома, и даже сараи местных жителей могли похвастаться новыми жильцами. На небольших изрядно вытоптанных лугах, за которыми, собственно, и начинались болота, и шага нельзя было ступить без опасения натолкнуться на палатку, кибитку или расположившегося прямо под открытым небом путешественника.

Владелец корчмы, плюгавый мужчина с хитрыми узкими глазками и пивным животиком, распирающим нарядную ярко-алую жилетку, огорченно развел пухлыми ручками и со вздохом заявил, что, дескать, для постоянных посетителей он завсегда, но мест нет. Три золотых, небрежно брошенных на барную стойку, заставили глазки хозяина алчно заблестеть, а смекалку заработать на всю катушку - с подобострастным расшаркиванием мне предложили хозяйскую спальню и, похоже, вместе с хозяйкой, если бы я о том попросил. Еще бы, целых три золотых за то, что раньше не стоило и серебрушки. И это я не хозяйку имею в виду! Нечего так ухмыляться! Ее я не покупал. Но судя по восторженно-страстным взглядам жены корчмаря, дородной розовощекой дамочки с длинной пшеничной косой, уложенной вокруг головы на подобии короны, холодной моя постель вряд ли бы осталась. Понял это и муженек, отправив благоверную на постой к ее матушке.

Он же и разъяснил мне причину такого ажиотажа. В город пожаловала известнейшая прорицательница - красавица Лиивэра. Так что народ прибыл, кто за чем: кто за предсказаниями, а кто и поглазеть на выдающиеся достоинства девы. Какие? Тебе еще рано об этом знать, Ильсан, ты еще маленький. Но смотришь ты в правильном направлении. Хотя у Кэри они чуток... И не надо в меня котелком кидаться! Побольше, я хотел сказать.

Красавица Лиивэра на поверку оказалась очень даже страшненькой. Я бы не удивился известию, что в ее родословной гномы изрядно так потоптались. Костас, извини, но у людей свои представления о красоте. Да, и у меня тоже. Ростом дамочка была невысока, фигура кряжистая, широкая, личико ничего так, но в темноте лучше не любоваться, а вот достоинств почти и не видно. Но чем прорицательница владела в совершенстве, так это магией иллюзий. Правда, Высшего вампира - да Высший я, Высший, уверен, вы и сами догадались - ее личина не обманет, но для людишек сойдет.

Лиивэра заметила мою усмешку и, сообразив, что ее маскарад раскрыт, возжелала со мной побеседовать. Очередь на встречу с предсказательницей взревела разбуженным посреди зимы медведем, готовясь разорвать нахала, меня-то есть, на части. Но провидица сурово обвела народ взглядом, сверкнув синими, а в реальности серыми, глазищами, и велела мне идти за ней. Пожав плечами, я отправился следом - из чистого любопытства. Что же такого мне может сказать эта шарлатанка? Настоящих-то прорицателей я видел, еще когда в школе учился, их там целый факультет был, да и потом не раз приходилось сталкиваться.

Девушка, и сквозь иллюзию выглядевшая достаточно молодой, уверенно направилась к горе, поднялась на мою площадку, коснулась рукой камня с памятной надписью и произнесла:

- Хочешь, узнать, что с ней стало?

- Предположим.

- Тот же дар, что живет в тебе, погубил ее, - закатив глаза, трагически прошептала она.

- А если без игры на публику? - надменно фыркнул я.

Лиивэра тяжело вздохнула, опустилась на землю, ответив с неподдельной горечью:

- Не веришь. Пусть иллюзия часть моего образа, но мои видения настоящие. А твою Литайравэль действительно погубил огонь. И ты был тому причиной.

- Я?! Почему?

- Пожар вспыхнул из-за твоего соперника. Ты увел у него девушку...

- Не уводил я у него девушку! - возмущенно воскликнул я, растеряв большую часть своего недоверия к прорицательнице. - Это была моя жена!

- А он думал, что Лита его девушка, - пожала плечами она, - и собирался любыми способами вернуть ее. Но пожар - это случайность. И еще... ты встретишь ту, в ком живет частица твоей Литы.

- Это как?

- Не знаю, - улыбнулась она, сбрасывая ненужную сейчас иллюзию, - я бы могла сочинить для тебя историю, которую любят многие посетители, как-то интерпретировать свое видение. Но не стану. Я вижу лишь маленький кусочек твоей жизни. Ты сидишь в какой-то комнате, рядом красивая девушка с зелеными глазами и длинными черными волосами. Ты сжимаешь ее руку, на тонком запястье которой красуется брачная татуировка, такая же, как у тебя, и говоришь: "Лана, я ведь и мечтать не смел, что когда-нибудь встречу ту, в ком живет частица моей Литы". Все. Дальше думай сам.

Я резко отвернулся, шагнул к обрыву и замер, вглядываясь вдаль - мы частенько стояли здесь раньше, вдвоем...

- И что это означает? - спросил, не поворачивая головы.

- Версии могут быть разные, - тихо отозвалась Лиивэра, - обычно, так говорят про ребенка. Возможно, это твое дитя.

- Нет, - решительно отмахнулся я, вернувшись к камню и сев рядом с провидицей. - Если бы Лита была беременна, я бы знал. Да и не имеет это сейчас значения, ведь она погибла.

- Ты уверен?

- Да, со смертью до-эр-супруги татуировка исчезает.

- Хорошо. Тогда ее дар. Был у нее какой-то особый дар?

- Она была сильной магичкой. Но вряд ли бы я стал радоваться, если бы встретил у кого-то ту же силу, и называть ее частицей Литы не стал бы.

- Новая любовь? Возможно, новое чувство позволит возродиться твоей прежней любви. Словно часть твой Литайравэль будет жить для тебя в новой возлюбленной.

Я пожал плечами, нежно погладив кончиками пальцев когда-то выжженную мной надпись на камне:

- Не знаю. Может быть... Только я не уверен, что смогу полюбить вновь. И девушку с именем Лана я не знаю.

- Узнаешь, причем раньше, чем сам думаешь, - рассмеялась предсказательница.

- Когда?

- Извини, но этого я не могу тебе сказать, иначе будущее сложится не так удачно. Но могу сообщить другое: стать таким как прежде тебе поможет мальчишка-полуэльф по имени Ильсан.

- Как?

- Этого я тоже не вижу, - вздохнула она. - Но встреча с ним очень важна для тебя. Если он сам не решит твою проблему, то приведет тебя к тому, кто сумеет это сделать. В любом случае тебе стоит держаться рядом с ним.


Да, Ильс, именно поэтому я здесь. И спас тебя от Муравельки тоже поэтому. И не надо обижаться. Нянчился я с тобой, между прочим, уже по дружбе и с ложечки кормил тоже. Ну, хорошо, если ты так настаиваешь, то нянчиться больше не буду. Разумеется, ты уже взрослый и самостоятельный. Нет, я вовсе не смеюсь.

И не надо на меня рычать, Сейфиттин, сейчас будет и про твою сестру. Эта часть истории необходима, чтобы было ясно, почему я тогда не послал Сейтлану куда подальше.




Барбариска


Вот уже третий час мы сидим с Орисом в этом чертовом подвале и ждем, что же сотворят с нами эти сумасшедшие, беснующиеся за дверью. Вернее, жду только я, мальчишка уже час валяется без сознания. Допинга, который черноволосый Риарр дал парнишке, хватило лишь на два часа - и теперь вот он, откат, во всей красе! А у меня даже воды нет, чтобы напоить мальчика. У меня вообще ничего нет, кроме старой разломанной мебели, продавленного облезлого дивана, на котором лежит сейчас Орис, ящиков с каким-то тряпьем... ага, еще нож Риарра. И, спрашивается, зачем я его с собой брала? Зарезаться, что ли? Воин из меня еще тот!

И помощь не вызвать - амулет Эдигорана почему-то не работает. Может, дело в магическом куполе, который накрывает город?

Я в который раз обошла все помещение, перетряхнула ящики, заглянула под диван. Глупо, конечно: можно подумать, если при первых двадцати обысках я ничего не нашла, то на двадцать первый что-то обнаружится. Хотя сидеть на месте и ждать, когда тебя сожгут, не менее глупо. На дурацкий осмотр подвала хоть отвлечься можно.

Подвал, как подвал: небольшой, пыльный и слава Богу не холодный. Четыре стены, узенькое окошко, куда разве что руку и просунешь, да и его снаружи чем-то перегородили, лишив нас последнего источника света. Одна дубовая дверь, запертая изнутри на засов (что не позволяет им войти) и подпертая железным прутом снаружи (что мешает нам выйти). Мы, собственно, выйти и не стремимся, здесь у нас хоть какой-то шанс есть, а на улице сразу же убьют.

Араж! У нас, прямо как в старом анекдоте, лишь два пути дальнейшего развития событий: один реалистический, другой фантастический. Реалистический - это когда нас придут и спасут. Кто? Ну хоть кто-нибудь. А фантастический - ежели эти психи нас отпустят. Есть, правда, еще один путь, куда более вероятный - умереть здесь... Нет, про это я не думаю! Так и свихнуться недолго. Нас спасут! И точка!


Не знаю, специально ли это было сделано, или мне как всегда повезло, толпа гнала нас по улицам до тех пор, пока мы не попали в грязный узкий проулок где-то на окраине города, заканчивающийся тупиком. Вокруг были довольно живописные лачуги и открытые всем ветрам развалины, где невозможно было укрыться. И тут араж указал мне на эту нарфову подвальную дверь. Понадеявшись, что там есть второй выход, я заставила мальчишку залезть в ловушку вслед за мной.

Нет, это точно мое везение! Вот интересно, какая это зараза сказала, что из одной ловушки в другую можно ходить смело? Он, значит, ляпнул, не думая, а я отдувайся, по ловушкам ходи? Не успела выбраться из одной, нате вам, пожалуйста, вторую.

Орис, когда илит еще горел в его крови и туманил мозг, пытался выйти и "порвать всех людишек на части". Отговаривать его от этого предприятия становилось все сложнее. Правда, тут мне сильно помогал прут, коим бандиты заблокировали дверь. Мальчишка в бессильной злобе колотил по дереву, а иногда и когтями пытался полоснуть, но положительных результатов это не приносило. Видать, юный принц оказался куда тупее Штирлица из анекдотов, так как понять, что "заперто" никак не мог (или не хотел). Поругавшись с "аражевыми тварями" по ту сторону двери, мальчишка начинал метаться по подвалу, доламывая то, что не успели разрушить до него. Зайчик-энерджайзер, блин! В итоге мы получили кучу бывшей мебели в виде палок и щепок и ценой моих героических усилий спасенный диван.

Батарейка у моего зайчишки закончилась неожиданно - мальчишка, потеряв сознание, пушистым ковриком растянулся у моих ног. И вот уже почти час в нашем подвале царит почти полная тишина: Орис без сознания отдыхает на диванчике, а пьяные "депутаты", устроившие бурные дебаты за дверью, пришли наконец к консенсусу - жечь нас они не будут, смерть уж больно легкая, подождут, пока сами сдохнем от голода и жажды.

Какие, однако, добрые люди живут в этом городе! Да, они просто само милосердие и благородство!

Меня эти революционеры, правда, обещали отпустить, если я выйду. Но если учесть, что "кошачья подстилка" - самое безобидное из того, что обо мне говорилось, то...

Нет, не прав был Мичурин, когда говорил, что "мы не можем ждать милостей от природы". По-моему, от природы дождаться милости можно гораздо быстрее и, главное, реальнее, чем от разогретой дешевой выпивкой и чужой кровью толпы.




Ксантай Руол


Не знаю, поверил ли я тогда Лиивэре или нет, но меня раздирало сильнейшее желание уехать как можно быстрее, пока эта дамочка мне еще чего-нибудь не нагадала. Только сделать это я никак не мог (брат будет искать меня именно в Эвреле), поэтому сидел в корчме и второй час наливался красным вином. В зале было многолюдно, но за мой столик никто не подсаживался. Еще в самом начале трапезы я широко улыбнулся присутствующим и, отсалютовав бокалом с "кровью", пообещал, что тот, кто вздумает ко мне лезть, окажется следующим, первый приставала, к сожалению, уже заканчивается. Трактирщик хихикнул, но разубеждать народ не стал - заплатил я ему за вино очень неплохо.

На появившуюся напротив тень я сначала внимания не обратил, с умным видом изучая свой бокал и надеясь, что придурок уберется куда подальше. Но этого не произошло. Сидевшая за моим столиком симпатичная девчонка лет четырнадцати с детским восторгом уставилась на меня, и мне даже показалось, готова была проглотить целиком.

И не надо так злиться, Сейфи. Как было, так и рассказываю.

Заметив, что я за ней наблюдаю, девица на миг закрыла горящие зеленым глаза, затем впилась в меня грозным взглядом и спросила:

- А правда, что жену вампира нельзя взять силой?

Я удивленно приподнял бровь и кивнул. Так и есть, после проведения до-эр-обряда защитная магия Дома мужа не позволит другому мужчине овладеть его женой.

- Отлично, - девчонка довольно улыбнулась и решительно хлопнула ладошкой по столу. - Тогда женись на мне!

- Что?! - я чуть вином не подавился, закашлявшись и смахивая выступившие слезы.

- Ты что глухой? - усмехнулась нахалка. - Женись на мне, говорю. А то, что ты такой старый и глухой, очень хорошо, я наследство быстрее получу!

Иронично приподняв бровь, я изучал претендентку на мое наследство. Красивая девчонка, ладная, стройненькая. Светлые длинные волосы, заплетенные в толстую косу. Миленький курносый носик. Под простой ситцевой рубашкой угадываются аппетитные выпуклости, обещающие в скором времени стать роскошной грудью. Ножки (я даже привстал, чтобы лучше разглядеть) тоже ничего.

Девчонка ехидно фыркнула, вскочила с лавки и, подбоченившись, повертелась перед моим носом.

- Зубы тоже проверять будешь? - плюхаясь обратно на лавку и умильно хлопая ресничками, уточнила она.

- Главное, чтоб не клыки, - рассмеялся я, давно почуяв в ней оборотня. - А вот на хвостик я бы взглянул.

- Он длинный, мягкий и пушистый, - наклонившись ко мне, томно пропела нахалка и, нахмурившись, добавила. - Так что, осмотр окончен? В жены берешь? Если нет, сразу говори, чтобы я успела подальше убраться из этого города.

- Тебя кто-то преследует?

- Да есть тут один гад ушастый, - вздохнула девица, а в зеленых глазах на миг мелькнул страх, - заявил, что сначала меня... ну ты понял, а потом убьет.

- Первая часть его планов мне ясна, а вот вторая... С чего бы вдруг эльфу желать смерти какой-то нищей девчонке?

- Женись, потом расскажу, - потребовала красотка, ничуть не обидевшись на "нищенку".

Я сделал вид, что раздумываю, хотя уже давно все решил - уж очень забавно смотрелась малышка, нервно кусающая губы. После Литы я не собирался связывать жизнь ни с одной девушкой, а тут такой шанс избавиться разом и от потенциальных невест, и от желающих удачно пристроить своих родственниц - до-эр-брак. В принципе, я ничем не буду связан, ну и девчонке помогу. Вряд ли ушастый захочет связываться с Высшим вампиром.

- Пошли, - велел я, вставая с места.

- Куда? - тут же подобралась девушка.

- Как куда? - усмехнулся я, взяв ее за руку. - Твое будущее наследство смотреть!

- А кусаться не будешь?

- Не боись! - я заговорщицки подмигнул "невесте". - Я в этом месяце уже кусался!

Девчонка серьезно кивнула. Похоже, она неплохо разбиралась в вампирах. И Высшего во мне на раз вычислила, ведь только Высшим хватает пары глотков крови в месяц.

Мы поднялись в мою, бывшую хозяйскую, спальню. Девица устало примостилась на краешке большой двуспальной кровати. Я бросил перед ней свой походный мешок и заявил:

- Итак, монет золотых в кошеле на поясе - десять штук, костюм дорожный - одна штука, мешок - одна штука, в нем сменное белье. Считать будешь?

Малышка уставилась на меня круглыми глазами и отрицательно замотала головой.

- Хорошо, идем дальше. Штаны запасные - одна штука. Куртка теплая - одна штука, дырявая. Зашьешь?

Девчонка, уже сообразившая, что я шучу, улыбнулась и кивнула.

- Конь - одна штука.

- Почистить? - насмешливо уточнила "невеста".

- Не надо, конюх сам справится.

- Меч в ножнах - одна штука, ножи - две штуки. Вот вроде и все. Устраивает наследство?

- И все? - недовольно нахмурила бровки девица, пытаясь скрыть озорную улыбку. - А как же замок - одна штука, подземелье с гробом - одна штука, сокровищница - много штук?

- Ну чего нет, того нет, - пожал плечами я, - не то что замка, дома нет. Так, мотаюсь туда-сюда по свету. Сокровищ тоже не скопил особых. Но кое-какие сбережения имеются, голодать точно не будем. Гробы нам в принципе не нужны. Мы ж не мертвецы, а очень даже живые. В этом ты вполне можешь убедиться, став моей женой, - я призывно похлопал рукой по кровати.

- Э нет, - тут же возмутилась девчонка. - Про это мы не договаривались. Мы пока до-эр-брак заключим!

- Откуда про это знаешь? - уточнил я, умилившись слову "пока".

- Ну, я ж умная девочка! - хихикнула она. - У нас в деревне старик один жил, ученый. Очень он вашей братией интересовался, изучал. А потом, долгими зимними вечерами, рассказывал нам с братом сказки про вампиров, - малышка подняла на меня взгляд и серьезно спросила. - Что ты решил?

Я молча взял ее запястье, сделал небольшой надрез и передал ей нож. Девушка спокойно повторила мои действия и произнесла первую фразу обряда. Похоже, этот ученый очень хорошо разбирался в обычаях вампиров.

- Ну что, женушка, располагайся, - улыбнулся я, наблюдая, как татуировка обвивает тонкое запястье. - Я принесу тебе обед.

Уже у двери я сообразил, что не узнал кое-что очень важно, и обернулся - нахалка уже вольготно разлеглась на кровати, подтянув к себе обе подушки.

- Как хоть тебя звать?

- С сегодняшнего дня я, - сквозь сон улыбнулась она, - Сейтлана до-эр Руол те Витт.

Сейтлана. Лана... "Узнаешь Лану раньше, чем сам думаешь".

Нет, ну вот почему этим прорицателям не изъясняться просто и ясно? Почему не сказать прямо, так мол и так, через пару часов заявится эта Лана к тебе с требованием жениться?..

А забавная, кстати, девчонка.




Глава 18 . Когда есть время подумать...



Барбариска


Я в который уже раз встряхнула амулет, но ни точное, ни хоть какое-нибудь время он не назвал, телепортационная подвеска от Эда тоже не работала. Не иначе как аражевы "революционеры", во все горло распевающие матерные песни, притащили камр, чтобы блокировать магические способности такой могучей чародейки как я. Смех да и только. Да я сама понять не могу, почему мои руки вдруг запылали - повторить фокус не получалось, сколько я ни пробовала.

Нет, ну вот почему так? Кругом одни проблемы. Сижу в ловушке, откуда нет выхода. На руках умирающий ребенок. Друзья неизвестно где. И Умник, гад, опять где-то шляется! Революция еще тут не в тему! А я крутись, как белка в мясорубке! Этого защити, от этих убеги, тем помоги! Ах да, совсем забыла, еще и мир спаси! Веселуха полная!

Блин горелый, что же делать? Выходить отсюда я не собираюсь, я еще с ума не сошла - прибьют ведь и имени не спросят. И не выйти нельзя - Орису нужен врач, и срочно. Ребенок не так давно приходил в себя, правда, ненадолго, а по непривычно тихому и примерному поведению мальчишки стало ясно, что ему совсем хреново. Но к чести юного лирра будет сказано, он не жаловался, не ныл и старался не стонать. Воды тоже не просил, понимая, что ее просто нет.

Жизнь все чаще напоминает мне спираль, когда события периодически повторяются, выходя на новый уровень, множатся, словно круги на воде, и любым происходящим с тобой неприятностям можно найти отражение в прошлом. С тем же урсом, к примеру - мы ведь и встретились только потому, что мне, видите ли, пить захотелось, а теперь вот сидим, вместе от жажды страдаем. Надеюсь, хоть революций на моем веку больше не будет.

Араж! И нафига про воду вспомнила... А в нашем подвале, как назло, кроме ржавых гвоздей нет ничего металлического. И пусть это трижды помогает от жажды - брать в рот грязные гвозди я не готова. Пока...

А мальчишке-то каково - там еще и болезнь свою лепту вносит. Да только что я могу сделать? Разве что сидеть и гладить ребенка по голове, лежащей на моих коленях (приятно, кстати - что волосы, что шерстка у него мягкие и пушистые, хоть и свалялись местами).

Паренек судорожно сглотнул, стряхнул мою руку и неожиданно попросил:

- Спой!

- Что? - опешила я. - Да я как бы это... не особо и умею.

- Ха... - Орис подавился смешком, захрипел, сдавленное спазмом горло с трудом проталкивало затхлый подвальный воздух, легкие разрывал сухой лающий кашель.

Ребенок тонко всхлипнул, сжимаясь в комок, резко вогнал когти в и без того драную обшивку дивана, задерживая дыхание. Но безуспешно - колотило его все сильней, заставляя выгибаться дугой.

Араж! Как же плохо быть такой беспомощной!

Я осторожно усадила мальчика, крепко прижала к себе, попробовала прижать его голову подбородком, но получила затылком по зубам, пребольно прикусив язык.

Приступ вскоре окончился, оставив Орису на память о себе слабость, испарину и боль в груди. Нет, он ничего не сказал, растянувшись на диване и упрямо сжав зубы, но я и так все вижу. И реакция у меня неплохая - в последний момент сцапала пушистую руку, когда когти уже разорвали рубашку, подбираясь к груди.

- Даже не думай! - укоризненно нахмурилась я, не выпуская его запястье из капкана моих пальцев и всерьез подумывая об удобной смирительной рубашке.

- Не буду, - вымученно улыбнулся он, - если споешь.

- Ах ты, шантажист! - притворно возмутилась я. - Не умею, сказано ж тебе!

Я смотрела на мальчишку и улыбалась - в уставших зеленых глазах шевельнулся хитрый лингрэ, встряхнулся, расправляя пушистую шкурку и искренне веселясь:

- А когда мы встретились у Блуждающей, ты неплохо пела! Про мышей.

- Ну ты сказал, - задорно рассмеялась я, бережно подхватывая протянувшуюся между нами ниточку, - это ж я от страха. Знала б, какие вы жутко опасные, рот бы себе зашила, и в песочек живенько закопалась.

- Да, мы такие! - хихикнул он и неожиданно замолчал, словно с ходу влетел лбом в каменную стену, вздрогнул и горько закончил. - Такие страшные, что я, наверное, последний живой урс в городе...

- Ты мне эти глупости прекрати, - строго велела я. - Нельзя сдаваться! Нам обязательно помогут, вот увидишь. А пока, чтобы скоротать время, проведем творческий концерт по заявкам. Что тебе спеть?

- Про мышей, - усмехнулся принц.

- Выступает всемирно известнейшая непревзойденная певица... И нечего хихикать! Ты что, в этом подвале других певиц видишь? Не видишь? Вот и я об этом! Итак, выступает всеподвально известнейшая непревзойденная певица Лариса.


Мы терпеть не можем кошек,

Мы терпеть не можем кошек

От хвоста и до ушей, - поглаживая спутавшиеся рыжие волосы, пропела я.


Урс слушал, закрыв глаза и чему-то улыбаясь.

Черт, да он же совсем ребенок - песенки вон слушает, за ручку просит подержать. Ладно, не просит, но и мою руку не отпускает.

Хотя... дитя это, между прочим, уже кого-то шлепнуло, и возможно, не раз.

К аражу все! Не буду я сейчас об этом думать. Неважно, что он делал раньше, сейчас же мы имеем то, что имеем - больного испуганного ребенка.


Ничего приятней нету

Чем тянуть кота за хвост! - закончила я, ласково щелкнув котенка по носу.


Тот фыркнул, но драться (уже прогресс!) не стал.

- Не знаю, откуда ты появилась, - заявил он, - но какие, однако, наглые у вас мыши.

- Неа, - хихикнула я, - это не мыши наглые, это коты у нас зажравшиеся. Живут хорошо, вот и разленились. Вот у моих соседей кот вырос таким упитанным и круглым, что передвигался исключительно перекатываниями, а на дальние расстояния - вообще пинками.

Мальчишка негромко рассмеялся:

- Я бы себя пинать не позволил.

- Ну еще бы, - добродушно усмехнулась я, - ты же принц, к тому же лирр. Это ж где можно такого дурака найти, чтобы он тебя пнуть решился. Кстати, принц, а что ты делаешь так далеко от дома и без охраны?

- Испытание прохожу, - проворчал он, изредка покашливая, - как и все лирры перед совершеннолетием. Ребят отправляют в путешествие, где они должны выполнить данное вэрраком задание. С ними идет лишь учитель. И неважно, принц ты или нет.

- А какое задание дали тебе?

Орис замолчал, но потом все же ответил:

- Странное какое-то. Обычно задают что-то конкретное - найти какой-то предмет, сразиться с хищником или еще что. А мне вэррак велел идти в Нисколен, слушаться Арсина и не быть таким мягким.

- Мягким? - удивленно воскликнула я.

Ничего себе! Если этот малолетний псих - мягкий, то каковы остальные!

- Да, - ответил тот, не поняв моей иронии, - учитель говорит, что воин должен уметь убивать быстро, легко, не задумываясь. А у меня не получается, - мальчик печально вздохнул, - несмотря на все старания Арсина.

- Ему не понравилось, как ты ту девицу у реки убивал? - с усмешкой приподняла бровь я. - Слишком медленно?

- Какую?

- В день нашей первой встречи вы выкинули в реку вашу убитую пленницу.

- А, эту... - отмахнулся принц, но встретившись со мной глазами, почему-то решил объяснить. - Ее Раддер убил. Она ягод ядовитых наелась, отравиться хотела. Сама-то оклемалась, а вот ребеночек ее не выжил. Вэррак тогда сильно разозлился, живот ей разрезал, чтоб малыша спасти, но не успел. Тогда он со злости ее по горлу когтями полоснул и в реку выкинул.

- Вот, значит, как, - задумчиво протянула я, - а я думала...

- А что ты думала? - переспросил мальчик.

- Да вроде вэррак говорил, что она из-за твоей несдержанности погибла и еще двое.

Орис нервно дернулся, словно от оплеухи, и надолго замолчал.

- Эта рыженькая действительно из-за меня погибла, - тихо, на грани слышимости, сказал-всхлипнул он, когда я уже собиралась перевести разговор на другую тему. - После того как первые две сбежали, я сорвался, запугал ее сильно, ударил. А она взяла и со страху ягод ленцирии наелась.

- А первые две тоже из-за тебя сбежали? - моя рука осторожно опустилась и сочувственно сжала его плечо.

- Тоже. Раддер тогда так орал... Я в ту ночь дежурил. А еще одна пленница... Помнишь, которая удрать пыталась, когда мы тебя поймали? Так вот, эта стерва стала меня задирать. Ну я и не сдержался, в драку бросился. В общем, пока за этой дрянью гонялся, те две убежали. А ты чего хихикаешь? - обиженно буркнул он.

- Да так, еще один случай смешной вспомнила, - я примирительно улыбнулась и, не удержавшись, легонько щелкнула его по носу, - возвращаюсь я как-то домой и слышу, кошка у соседа орет. Спрашиваю: "Чего это у вас, дорогой сосед, так кошка орет?" А он в ответ: "А ваша кошка, разве, не орет, когда вы ее моете?" "Нет", - отвечаю. "А когда выжимаете?"

Мальчишка весело рассмеялся, раскашлявшись под конец:

- Бедные ваши кошки, - сквозь смех и кашель выдавил он, - как мне их жалко. Рядом с такими монстрами, как вы, жить - это же подвиг!

Говорить Орису было тяжело, поэтому дальше болтала я - рассказывала сказки про мышей и кота Леопольда, пела песенки. На неожиданный вопрос мальчишки, почему я с ним вожусь, когда он меня убить пытался, даже не нашлась, что и ответить - лишь взгляд отвела и песенку еще одну вспомнила.

...

Если добрый ты - это хорошо,

А когда наоборот - трудно.

...


На последнем куплете мальчик уснул, а я (только тсс, никому) решилась-таки проверить, спасают ли ржавые гвозди от жажды. И вы знаете, спасают - по крайней мере, про жажду не думаешь, больше занимает вопрос, как бы не поцарапаться.




Ксантай Руол


Сейфиттин требовал, чтобы я продолжил рассказ, но мы с Кэри убедили его, что пора уходить - мы и так слишком сильно задержались. К тому же среди мутантов могут оказаться уникумы, способные видеть сквозь морок. Оборотень нехотя согласился и, ухватив сестру за руку, последовал за мной. Малышка весело скакала рядом с ним, жизнерадостно напевая какую-то детскую песенку. Кот грозно шикал на нее, требуя вести себя потише, девчонка согласно кивала, глядя на братца влюбленными глазами, но после ехидных науськиваний нархана, сидящего на ее плече, вновь принималась шалить. В конце концов мне это надоело, и я велел парню отстать от ребенка, заявив, что вполне способен усилить звуковую иллюзию. Продержимся.

Солнце палило нещадно, и вскоре мы пожалели, что высунули носы из такого гостеприимного, по сравнению с пустошью, леса. Идти обратно через горы мы не решились, выбрав более легкий путь, которым и прошли гномы. За поросшей репьем пустошью начинались те же горы, но, к счастью, карабкаться через них уже не было необходимости. Узкая тропа-расщелина вилась среди голых скал, иногда делая просто головокружительные петли. Горы, отвесно поднимающиеся вверх по обеим ее сторонам, терялись в высоте и жутко давили на нервы: казалось, еще немного и мрачные каменные исполины прихлопнут тебя, словно муху. Серые камни, серая пылящая под ногами тропа настроения не улучшали, сухой воздух с едкой взвесью песка резал глаза, добавляя еще несколько неприятных черт общей унылости обстановки. Всей радости - узкая яркая полоска неба над головой да смешная малышка, не пропускающая ни одного более-менее крупного камня, перегораживающего путь, ни выступа, где можно нарвать "красотулечные синенькие цветочки".

Горная кошка, как есть горная кошка! За этой шалуньей и братец не поспевает - на миг отвлечешься, и все, стой и жди, покуда Сейфи за мелкой на очередную кручу взберется. Это нархан, поганец, ее подзуживает - "а слабо вон туда долезть?" - а потом радостно хихикает, помахивая длинным розовым хвостом, пока мы за девчонкой гоняемся. Тварь, гордо именующая себя Ирррром, по-прежнему оставалась в крысиной форме, хотя насколько я знаю, способна превратиться в кого угодно.

О! Молодец Ланка! Уважаю!

Девчонка сплела милый веночек из синих симпатичных цветочков с огромными колючками и, счастливо смеясь, водрузила Ирррру на голову. А когда тот попытался украшение снять, обиженно всхлипнула, что тогда больше "с пусиком" не играет. Сидит теперь этот "пусик" на камушке, надувшись, и думает, то ли снять венок и идти своей дорогой, то ли нас догонять. Ха, так этой крысе и надо!

Араж! Догнал ведь. Скачет теперь впереди, хвостом пыль метет. А я-то уже обрадовался...


Вот, интересно, почему Кэрлин выбрала именно эту дорогу? Это же самое удобное место для засады. Здесь несколько воинов могут легко остановить целую армию, достаточно небольшой обвал организовать. Правда, наша проводница, напустив на себя таинственный вид (хотя чего тут напускать - она и так вся насквозь подозрительная!), заявила, что пройдем сквозь горы без проблем. Подозреваю, что никакой необходимости карабкаться через скалы и лезть в логово к Кротам на самом деле и не было, ну кроме каких-то ее тайных делишек с одним из бандитов.

~ Ты не прав, Ксан, - мурат резко затормозил и, недовольно рыкнув, уставился на меня. - По твоей, между прочим, милости я сейчас гавкаю! - обиженно заявил он. - Поменяться обратно, кстати, не хочешь? Как говорится, поносил тело, дай другим поносить!

~ Извини, братишка, - примирительно сказал-подумал я.

~ А что извини? Что извини? - вздыбил шерсть брат. - Я провел эзри-гра, чуть не погиб во время ритуала, теперь позволяю свое тело использовать, когда он захочет. А этот наглец еще и жалуется!

- Талл, Лурсик, вы чего? - коснулся моего рукава обеспокоенный Ильс, заметивший мои вспыхнувшие злостью глаза и рычащего мурата. - Не надо!

- Не обращай внимания, мелкий, - обняла его за плечи наша дорогая "мамочка", - обычные семейные разборки. Пошли, а то Ланка опять вперед умчалась. Вы тут доругивайтесь и нас догоняйте, - обратилась она уже ко мне, - а я пока сама иллюзию подержу.

Ну ладно, ежели сама "королева" нам разрешение дала, почему бы не доругаться. Ксанталл, услыхав мои мысли, рассмеялся, но желания спорить не утратил.

~ Вот только не вздумай, сейчас сказать, - недовольно взрыкивая, заявил он, - что я зря твою душу тогда вытягивал, эзри-гра проводил. Обижусь!

~ Не скажу, - улыбнулся я. - Ты мне, братишка, только ответь, какого нархана ты для ритуала тело мурата выбрал?

~ Что под рукой было, то и взял! Вот если бы ты меня заранее предупредил, мол, тогда-то и тогда-то в Тел-Кристо будет взрыв, и я погибну в огне, позаботься, дорогой и горячо любимый брат, найти для меня новое вампирье тело.

Уф, гора с плеч - раз шутит, уже не так злится.

~ Злюсь! - возразил он, озорно щелкнув на меня зубами.

~ Это мне злиться надо, - вздохнул я, - это мне из-за всяких недоучек, которые, не разобравшись, проводят эзри-гра, приходится в собачьей шкуре ходить.

~ Извини, - братишка примирительно мазнул лохматым боком по моим коленям. - Я действительно не мог даже предположить, что ты так рано погибнешь, вот и не вникал в премудрости ритуала возрождения. Но согласись, у меня все получилось!

~ Все? - картинно изогнул бровь я. - Ну если не считать того, что я уже четыреста лет живу как собака, причем в прямом смысле этого слова, что провести новый ритуал с подходящим телом не получается, что с братишкой я теперь связан куда теснее, чем хотелось бы, то тогда да, все получилось!

~ Это мелочи, - мурат лениво почесал лапой за ухом, - тело мы тебе новое найдем. Ильсан проведет ритуал, ну или с его помощью разыщем того, кто это сделает. А что касается нашей связи, так оно даже лучше - мы ведь теперь можем телами меняться. И вовсе не четыреста лет ты собакой бегаешь, - Талл обличительно сверкнул на меня зелеными глазами. - Если учесть, что ты в моем теле квартируешь куда чаще, чем в этом, - он демонстративно встряхнулся, - то расклад по годам получается где-то триста к ста.

~ Где это я чаще? - привычно возмутился я.

Мы ведь не первый раз этот спор затеваем: все-таки четыреста лет бок о бок живем, деля два тела на двоих - надо же как-то пар спускать, чтобы не рассориться на самом деле.

~ Сам не меньше тут бываешь, - насмешливо продолжил я. - Ребеночка вон эльфке успел заделать! Теперь таскайся с ней!

~ Ой-ей-ей! Кто бы говорил! - рассмеялся он. - Кто-то тоже ребеночка себе завел!

Я выразительно округлил глаза.

~ Ильсана, - усмехаясь во всю пасть, пояснил он. - И на ручках таскаешь, и с ложечки кормишь!

~ Ха! Это я о нашем с тобой будущем беспокоюсь! А вот кто просил Ани сбегать от мужа и мчаться за нами? Сидела бы дома.

~ Ты прекрасно знаешь, почему.

~ Ты о ребенке? - фыркнул я. - А с чего ты взял, что он твой? У него как минимум есть еще два потенциальных отца.

~ Один, - недовольно протянул брат, - эльф уже давно к жене не прикасался.

~ Вот не понимаю я тебя. Как ты можешь так спокойно идти рядом с любовником твоей женщины. Я бы уже давно прибил наглого оборотня.

~ Так я сначала и не знал, что он к моей Ани таскается, а узнав, еле сдерживался. К счастью, наша хитрая проводница его окрутила, и Сейфиттин мне больше не соперник.

~ Да уж, - я весело рассмеялся, - видать, это у нас семейное - в эльфиек влюбляться.

~ Боюсь, - хихикнул в ответ Ксанталл, - мой брат уже нарушил эту традицию. Кошечку себе выбрал.

~ Никого я не выбирал! Я просто ей помог.

~ Ну-ну, - иронично протянул он, мотнув хвостом, - ты это кому-нибудь другому расскажи. И зря ты планируешь в случае опасности сбежать, прихватив Ильса. Я на сто процентов уверен, что и Лану ты не оставишь. Так что придется нам всю эту теплую компанию за уши из неприятностей вытаскивать.

~ Какой у меня брат умный, оказывается! - добродушно усмехнулся я. - Пошли, что ли, догонять наших. Неизвестно, куда их Кэрлин завести может. И тело я тебе пока уступить не могу - сам понимаешь, что мои способности к созданию иллюзий выше твоих, а в теле мурата они падают до минимума. Ты ведь тоже заинтересован, чтобы мы выбрались без проблем.

~ Ладно, пользуйся пока. Но насчет Кэри ты ошибаешься. Если бы они с оборотнем не отправились к Кротам, Ани бы погибла на Охоте.

~ С этим согласен. Но все равно я уверен, что квартеронка что-то скрывает. Или ты хочешь поспорить?

~ Не хочу.




Барбариска


Оказывается, и в тюрьмах можно неплохо жить. Устроились мы в нашем подвале, как говорится, со всем возможным комфортом. Откуда что взялось? Так тут все просто. Как же все-таки замечательно, что мы тех гномов отпустили.

Сижу я, значит, никого не трогаю, гвоздики во рту гоняю. И тут прямо под ногами как загрохочет - я чуть гвоздями не подавилась, а Орис, испуганно подскочив спросонья, руку мне до крови расцарапал. Блин горелый, я ж со всех сторон пострадавшая получаюсь.

Стук повторился. Кто-то явно хотел пробраться в наше убежище, причем снизу, через холодный каменный пол, равномерно нанося удары чем-то тяжелым. Так-то на полу деревянный настил, почти целый... был до того, как Орис, распсиховавшись, повырывал часть досок, под которыми обнаружился сплошной серый камень. Вооружившись (я - палкой, с торчащим на конце длинным гвоздем, принц - десятком острых, как ножи, когтей), мы принялись ждать дальнейшего развития событий.

Где-то через полчаса - время я прикидывала на глазок, часы все еще не работали - двумя точными ударами в гнилых досках рядом с диванчиком была пробита небольшая дыра. Внизу кто-то яростно спорил и, похоже, дрался.

- Пусти, я первый иду!

- Не пущу!

- Я их друг!

- А я проход делал!

- А я...

Видать, аргументы у спорщиков закончились, и началась потасовка, сопровождаемая забористой руганью. Ее результатом оказалась занимательная дизайнерская композиция "головы в полу". Ага, их аж две было. Причем одна подозрительно бородатая, а вторая подозрительно зеленая и подозрительно знакомая. И обе застрявшие. Пришлось вмешаться. С трудом протолкнув незадачливых спасателей обратно в пробитую гномом брешь, я быстро прекратила вновь возникшую свару, заявив, что первым к нам поднимется тот, кто притащит нам воду. В подземье на миг наступила полная тишина, тут же сменившаяся дробным удаляющимся топотом и приглушенной расстоянием перебранкой.

Ричи успел первым, легко выскочил из пролома и, сияя от гордости, как медный пятак, протянул мне бурдюк с водой. Усилием воли подавив желание, ни с кем не делиться, и разжав судорожно стиснутые на горлышке пальцы, я передала мешок Орису, провожая каждую каплю жадным взглядом. Мальчик с облегченным вздохом оторвался от живительной влаги, и...

Люди! Теперь я знаю, что такое счастье! Это вода! Прозрачная холодненькая! Мур-мяу!

- Слушай, Ричи, - я перевернула бурдюк, но не смогла более выдавить ни капли, - а что ты тут делаешь?

- Меня Бохх послал, - горделиво выпрямившись, сказал гоблин, - меня и Уар-рхи. В помощь. Тайную. Чтоб помочь. Тайно. Если надо. Мы помогли. Вот!

- Спасибо, Ричи, - я хлопнула парня по плечу, - действительно помогли. А где этот твой Урх?

- За едой пошел. У нас тут много лазов под городом. В ловушки давно никто не ловится, вот и приходится другие способы искать. У нас много выходов в разные лавочки, склады.

- Ух ты, - восхитилась я, с легкой усмешкой покачав головой, - да вы просто герои!

- Ага, - мелкий смущенно опустил глазки, - мы такие.

Из дыры, прервав наш разговор, с шумом и кряхтеньем вылез молодой гном с длинной черной бородой, сплетенн