Book: Магия на грани дозволенного



Магия на грани дозволенного
Магия на грани дозволенного

Анастасия Elly Колдарева

Магия на грани дозволенного

Пролог

–Эй, пацан, закурить не найдется?

Предлог был примитивным и, казалось, прозвучал еще до того, как на фоне серого прямоугольного просвета в конце улицы нарисовались несколько фигур. Денис замедлил шаг и в замешательстве остановился, инстинктивно крепче сжав в руке перекинутый через плечо ремень рюкзака. Парней было четверо, в ночной полутьме толком не разглядишь, но все явно старше него года на три-четыре. И старше, и выше, и шире – совсем другая весовая категория. Неизвестно, каковы они в легкой атлетике? Но проверить не удалось: сначала он растерялся, а затем насторожился. Вдруг стало жарко, кровь ударила в голову, в руки, в ноги, и вместе с ней словно противный, горячий, липкий яд растекся по телу. Это не страх, не страх, это другое… привычное ощущение.

–Не курю,– услышал Денис собственный голос точно со стороны: искаженный, хриплый.

–А чего так? Мама не велит?

Его неторопливо – куда он денется?– взяли в кольцо. Свет едва живого фонаря, единственного на всю узкую улочку, выхватил из полумрака бритые головы, спортивные куртки с центрального рынка и быстро тающие в прохладном воздухе клубы сигаретного дыма.

–Вредно для здоровья,– отозвался Денис.

–Так ты типа раньше срока помереть боишься?

–Я типане вижу смысла.

–Слышь, Вов, он, похоже, интеллигент. Ему, чтобы косяк забить, смысл нужен.

–Ну, объясни,– Вова, кажется, был настроен миролюбиво, но Денис не обольщался. Не затем к нему прицепились, чтобы обменяться любезностями и завязать светскую беседу. Двое сзади подошли так близко, что уже почти дышали в затылок; противно, но потерпеть можно, тем более что деваться все равно было некуда – двое спереди задумчиво дымили окурками и убираться с дороги не собирались.

–Ну что?– Вова, тот, что спереди справа, чуть склонил голову набок, словно раздумывая. По всему видать, он был лидером.– Что прикажешь с тобой делать, а? Раз сигарет у тебя нет, может, деньги найдутся?


Магия на грани дозволенного

Едва заметное движение головой – и один из топтавшихся сзади сдернул с плеча Дениса рюкзак. Он не сопротивлялся, хотя ремень, до сих пор зажатый во вспотевшей ладони, больно резанул пальцы. Внутри всколыхнулась досада, щедро приправленная страхом, и непонятно, что разозлило сильнее: реальная угроза или собственная постыдная реакция на нее. Весь жар, что был в теле, отхлынул от конечностей и стекся в район солнечного сплетения, концентрируясь, разбухая, пульсируя.

Нет.

Только не сейчас.

Хотя почему не сейчас? Денис слышал, как это бывает: у кого-то само собой получается и протекает почти безболезненно, а у кого-то срабатывает катализатор – и пиши пропало.

–Так, что тут у нас,– протянул сзади чей-то голос. Денис слышал его словно через толстый-толстый слой ваты – в ушах шумело. Жар проступил на коже испариной.

И дышать стало тяжело.

–Ручки, книжки, тетрадки. Ты чего, из школы в такой час?– удивился все тот же голос.– Умный, что ли?

–Да нет, такое же быдло, как вы,– вырвалось прежде, чем Денис успел прикусить язык.

Повисла тишина.

–Ты кого быдлом назвал?– тычок в спину.

Он развернулся. Тряхнул головой, но глаза неумолимо затягивала багровая пелена злости, а внутри бушевал уже настоящий пожар, и сдерживать его не было никаких сил.

Нет.

Нет, нет, нет!

Только не сейчас, не теперь…

Но у ада под названием восхождение были свои планы…

Денис не смог бы сказать, сколько прошло времени, минута или десять, час или два, а может, и целые сутки. Когда выворачивающая наизнанку огненная боль схлынула и мир вокруг начал обретать привычные блеклые краски, он открыл глаза. Взору предстала странная, нелепая деталь: оплавленный кусок резины, прикипевший к грязной брусчатке. По ноздрям резанул едкий острый запах горелой синтетики, обожженной плоти и паленых волос. Понимание накатило вместе с тошнотой, и Денис дернулся, пытаясь подняться на ноги как можно быстрее, рывком. К рукам словно приложили раскаленные угли – так и есть, вместо ладоней сплошные ожоги. Черт… Нащупать дрожащей рукой телефон в кармане джинсов, кое-как вытащить его, попасть в кнопку вызова с третьего раза – гудки шли немыслимо долго. Показалось, он постарел лет на десять, прежде чем в трубке раздался искаженный голос:


Магия на грани дозволенного

–Надеюсь, у тебя что-то срочное, Дэн, потому что если ты разбудил меня в половине третьего ночи лишь затем, чтобы пожелать приятных снов или рассказать, что снова угодил в переделку…

–Антон, я угодил в переделку.

Главное – не смотреть вокруг и не видеть, во что превратились те, кому теперь уже никогда не придется закурить. Голос выдал его с головой. Денис услышал, как скрипнули пружины кровати, с которой поднялся его собеседник.

–Что у тебя?– напряженно спросил Антон.

–Четверо. Они сами полезли, клянусь, я не…

–Тихо. Замолчи.

Главным достоинством Антона Свердлова было то, что ему не требовалось ничего объяснять. Еще бы – едва ли не лучший сенс в Ордене! Или телепат, но этим определением редко пользовались – слишком затасканное.

–Дело дрянь,– произнес Антон секунд тридцать спустя.– Я сообщу в Орден, они разберутся с трупами.

Денис затаил дыхание, сдерживая новый приступ тошноты.

–Как себя чувствуешь?


Магия на грани дозволенного

–А? Нормально. Мне просто…

–Страшно?

–Больно.

Антон хмыкнул:

–А ты думал, магия – это приятно?

–У меня руки обгорели.

В трубке присвистнули.

–Ни черта себе! Огонь, значит,– Антон помолчал.– Ладно, давай бегом на набережную, я тебя подхвачу.

–Тош, ты думаешь, это оно? Восхождение?– последнее слово Денис прошептал с каким-то испуганным благоговением.

–Я думаю, тебя стоит окольцевать до того, как ты скосишь половину города. Встретимся на набережной у Вантового моста. Постарайся не нервничать и никому не попадаться на глаза. Все, отбой!

В телефоне раздались короткие гудки, и Денис безвольно опустил руку.

–Проклятье…– сердце в груди колотилось как сумасшедшее.

Глава 1

Человек в бордовом плаще любил производить впечатление, хотя возможности для этого имел весьма скудные. Ему казалось, будто метущий за ним пол бархат, сколотый на тощей жилистой шее вычурной стариной брошью с огромным бриллиантом, придает веса фигуре, компенсируя невысокий рост и, прямо скажем, небогатырское телосложение. Впрочем, по статусу он имел право носить и не такое. Браслеты на его запястьях сверкали россыпью мелких драгоценных камешков, золотой фамильный перстень украшал указательный палец на правой руке… А вот сюртук из темного, почти черного сукна выглядел мятым и мешковатым, брюки – слишком узкими, туфли сорок третьего размера с длинными заостренными носами из-за смешного роста их обладателя казались нелепыми.


Магия на грани дозволенного

Его собеседник имел статус еще выше, был облачен в не менее роскошный темно-зеленый плащ, но выглядел при этом куда скромнее и держался куда менее напыщенно. Его отмеченное несколькими глубокими морщинами, усталое, но добродушное лицо сейчас было обращено к раскаленным углям за каминной решеткой. Редкие языки пламени взмывали вверх, скользя от уголька к угольку, и отбрасывали на лица людей в плащах зловещие красные отсветы.

–Все зашло слишком далеко,– произнес человек в бордовом; голос у него был старчески-скрипучим, высоким, неприятным.

Человек в зеленом ждал, не сводя взгляда с камина.

–Так дальше продолжаться не может. Мальчишка избалован, импульсивен и попросту глуп.

–Не скажите,– человек в зеленом удивленно приподнял брови.

–Примитивен,– с нажимом произнес его собеседник.– Понимает лишь язык грубой силы, потому что это единственное, что можно ему противопоставить.

–У него незаурядный талант.

–Разумеется: попадать в переделки, крушить все вокруг и нарываться на неприятности.

–Вы преувеличиваете. Редкостные способности требуют серьезного самоконтроля, а в девятнадцать лет…

–Не ребенок уже!– перебил человек в бордовом.– Вы позволили ему выйти из-под контроля, разрешили покинуть Интернат до полного завершения восхождения.

–Выбор был невелик. После того страшного происшествия полгода назад ему нужно было прийти в себя. Возможно, вы не понимаете, какой трагедией обернулась для него смерть этой девочки, Руты, или не желаете понимать. Оставлять Гордеева в Интернате было не просто безрассудно, а опасно. Место, где все напоминало о погибшей подруге, свело бы его с ума, а вы не хуже меня знаете, насколько опасен неадекватный маг, не завершивший свое восхождение.

–Знаю,– недовольно буркнул человек в бордовом.– Вы слишком с ним церемонитесь, вот что еще я понимаю. Попустительствуете, не реагируете на его выходки. Беспрецедентный случай: не закончивший восхождение маг поступил на службу в Орден! Когда такое было? Напомните хоть один случай. Не сегодня завтра он слетит с катушек и кому придется разгребать последствия!

–Не слетит,– со спокойной уверенностью возразил человек в зеленом.

–Объяснить вам ситуацию, Магистр? Во-первых, правилам он подчиняется через раз, как будто их для него не существует. Во-вторых, не понимает слова «нет»: замучил меня требованиями о назначении его руководителем отряда.

–И почему же отказываете?

–А это в-третьих. Прослужил от силы полгода – и на повышение?

–У него серьезный магический потенциал и неплохие лидерские задатки. Он бы справился.

–Мне нужны исполнители, которым я смогу доверять и которые способны выполнять поставленные задачи, а не неуравновешенные подростки, возомнившие себя центром Вселенной. А кроме того, потенциальным суицидникам не место на улицах города. Мало того что Гордеев сам подставится, так еще и отряд угробит. Предупреждаю, добром это не кончится.

–Что вы предлагаете, Барон?– Магистр отвлекся от завораживающего медленного танца языков пламени в камине и взглянул на собеседника искоса с невозмутимым спокойствием человека, как минимум умудренного опытом, как максимум – способного предвидеть будущее.

Человек в бордовом, он же Илмар Барон,– да, это была всего лишь фамилия, хотя гордыня распирала ее обладателя так, будто он действительно обладал титулом,– помедлил с ответом. Его внимание привлекло жужжание мухи, невесть откуда взявшейся в подземелье. Резко вскинув руку, он сжал пальцы, словно растирая между ними сухую травинку. Послышался легкий характерный хруст, и на пол упала крошечная капелька с обломками подрагивающих крыльев. Барон растянул губы в отдаленном подобии улыбки, будто совершил нечто очень правильное, полезное и дающее повод собой гордиться.

–Что я предлагаю,– повторил он с расстановкой.– Я делаю все, что в моих силах, Магистр. Гордеев рвется в город – я велел Алексеенкову завалить его бумажной работой.

–Так он только быстрее сломается.

–Поэтому я и взываю к вашему благоразумию!– Барон повысил голос.– Гордеева нужно вернуть в Интернат или запереть где-нибудь, сослать в Турайду к изуверам, на худой конец,– они из него быстро дурь вышибут. Пусть успокоится, остынет. С ним мы как на пороховой бочке: того и гляди взлетим.

–Разумеется, если вы не прекратите на него давить.

–По-вашему, стоит дать ему отряд и выпустить в город?

–А что давешний вурдалак?– вдруг спросил Магистр, будто и не слышал последнего вопроса.

Барон взглянул на него недоуменно, сбитый с толку неожиданной переменой темы.

–Я еще не получил отчета – жду завтра утром. Но, насколько мне известно, вурдалак упокоен и заколочен обратно в гроб, где и пролежит до скончания века.

–Это хорошо,– удовлетворенно кивнул Магистр.– И все-таки сдается мне, Гордееву стоит дать шанс. Вот хотя бы на этого вурдалака вы могли его натравить, парень бы хоть развеялся. Или с инспекцией куда-нибудь отправьте. Все лучше, чем гноить его в архиве и загружать бессмысленной работой.


Магия на грани дозволенного

Барон устало покачал головой, мол, бесполезно разговаривать с тем, кто не слышит и не признает очевидного.

–Я против,– сухо изрек он и поднялся с кресла. Одернул сюртук, встряхнул плащ, поправил брошь под подбородком. В тусклом свете горящих по периметру кабинета электрических ламп блеснули драгоценные камни на браслетах.

–Мое дело предупредить,– сказал Барон на прощанье, направляясь к двери,– чтобы возможные… гм, повороты событий не стали для вас неожиданностью.

–Благодарю,– ровно произнес Магистр, не глядя ему вслед.– Учту ваши замечания.

Барон скривился и быстро вышел из кабинета.

–Смотрите, как бы не было поздно,– с явным раздражением проворчал он.

И зашаркал прочь от двери по широкому коридору.

Дэн ненавидел Интернат, хотя до того случая, полгода назад, даже не осознавал насколько.

Место, лишившее его нормальной, человеческойжизни. Место, в которое он угодил, когда ему не исполнилось еще и шестнадцати – довольно рано для восхождения. Место, куда его в почти невменяемом состоянии привез Антон Свердлов, лучший сенс Ордена.


Магия на грани дозволенного

Интернат принадлежал Восточноевропейскому Ордену, а тот был основан где-то в конце тринадцатого века – на даты у Дэна всегда была короткая память. Тогда на территорию Балтики вторглись немецкие рыцари, назвали захваченные земли Ливонией и благополучно обосновались здесь на триста с лишним лет. Тогда же в составе крестоносцев сюда прибыли и первые маги. Один из них – на имена у Дэна память была еще короче,– заручившись разрешением немецкого предводителя Ордена Магии, провозгласил себя Магистром и основал собственный Орден, главной целью которого в те времена было уничтожение нечисти, беспрепятственно плодившейся на местных землях: вурдалаков, оборотней, неупокоенных, леших, русалок, кикимор… Со временем нечисть оказалась изжита и перестала докучать людям, а память о ней сохранилась разве что в виде старинных преданий и средневековых легенд. Зато Орден укрепил свои позиции и взял под контроль территорию почти всей Восточной Европы. Обзавелся Кодексом, Правом – в качестве приложения к Кодексу, Законодательными Актами Великих Магистров, традициями, главной резиденцией в подземельях аккурат под Домским собором на площади Старой Риги, кое-какой недвижимостью, скрытой от обычных людей за плотной магической завесой, турайдскими катакомбами и Интернатом.

В Интернат Дэн мечтал попасть ровно до тех пор, пока это действительно не случилось. И дело было не в географическом положении, которого он, впрочем, и не мог определить, поскольку ни входа, ни выхода в их привычном понимании – фасад, дверь, порог – у Интерната не было. Дело было в самом восхождении…


Жар, удушье, прилив ярости: «Кто сделал это со мной, кто превратил меня в это?»

Сколько раз ему хотелось умереть! Видит Бог, смерть казалась избавлением от этой агонии, от этих адских, нестерпимо болезненных приступов, во время которых пробуждающаяся магия выжигала внутренности и рвалась наружу – не усмирить. Сколько раз ему казалось, будто он вспыхивает, как сухие листья в костре, и мир вокруг выцветал и обугливался, раскалывался на куски и исчезал, сознание растворялось в небытии, чтобы вернуться спустя несколько минут. Сколько раз сухонький целитель-немец, которого все звали не иначе как Гензель, обрабатывал его обожженные запястья вонючими мазями собственного приготовления, и ожоги заживали лишь для того, чтобы вскоре появиться вновь…


–До подросткового возраста магические способности слишком слабы,– объяснял новичкам маг, чьего имени Денис не запомнил, так как видел этого человека единственный раз в жизни. Все это он слышал еще от матери, а когда ее не стало – от сенса Антона.– Они раскрываются в период интенсивного взросления, когда происходит гормональная перестройка организма. Именно тогда маги наиболее уязвимы: им трудно себя контролировать, сдерживать просыпающиеся способности,– и наиболее опасны для окружающих, потому что возможны сильные колебания магии и всплески, из-за которых тайна нашего существования может быть раскрыта. Для того чтобы обезопасить обычных людей и поддержать восходящих, был создан специальный Интернат. Здесь вы проживете приблизительно три года: кто-то больше, кто-то меньше. Здесь существуют магические факультативы, тренирующие волю, обучающие самоконтролю и правильному, безопасному обращению с магией. Здесь вам расскажут об истории магии и Ордена, подберут подходящие проводники-браслеты, выделят комнаты для жилья и предоставят право пользования библиотекой…

Плохо было то, что Интернат находился под землей. А еще то, что не все подростки в нем были настроены дружелюбно.

–Значит, это ты Денис Гордеев,– с хорошо поставленной скучающей интонацией протянул негромкий голос.



Дэн отвернулся от закованной в чугунный оклад двери библиотеки, которую, задумавшись, сверлил взглядом уже не первую минуту. Странно, что он не услышал шагов,– в подземном коридоре их звук должен был отражаться от стен гулким эхом, тем более что подошедших было пятеро. Голос, видимо, принадлежал тому, кто остановился ближе всех. С острого, бледного лица на Дениса глядели холодные, чуть сощуренные глаза.

–Ну я,– недружелюбно отозвался Дэн. Он не хотел неприятностей, не собирался создавать себе проблем больше, чем уже создал жутким всплеском магии на ночной улочке Риги, но парни и сами не лучились радушием. Бледный и светловолосый, какой-то весь выцветший, выглядел младше своих спутников – совсем еще мальчишка, угловатый и нескладный, едва ли старше Дэна,– однако говорил именно он, а остальные топтались в сторонке.

–Вежливости не обучен,– констатировал парень.– Это плохо, потому что вежливость – показатель воспитанности.

–Будем считать, я невоспитан,– Дэн тоже сощурился, гадая, что последует за этой далеко не душевной встречей.

–Это я понял,– парень поджал губы.

–И что дальше?

–Говорят, ты убил четверых там,– кивок наверх,– в городе.

–Кто говорит?– дышать вдруг стало тяжело.

–Все,– бледный пожал плечами.

–Вранье! То есть,– Дэн смутился,– я не хотел.

–Правда?– почти насмешливо.

–Правда!– ему не верили, и чужие сомнения всколыхнули в груди взвесь раздражения и желание убедить, доказать, во что бы то ни стало оправдаться.

–Ну, ты тут не один такой,– бледный кинул взгляд через плечо, и один из парней коротко и фальшиво улыбнулся.

–Я не хотел,– повторил он деревянным голосом.

–Разумеется. Я просто предупреждаю, что с нами подобный фокус не прокатит.


–Это Игорь Лисанский, ему шестнадцать,– сказал Андрей. Они с Дэном занимали в общежитии соседние комнаты. Андрей попал в Интернат почти на год раньше и давно освоился. Невозмутимый, флегматичный, он редко с кем-то общался, предпочитая человеческому обществу изучение средневековых инквизиторских хроник и составление «Полного словаря нечисти». Однако с Дэном, первое время сторонившимся остальных, они нашли общий язык.

–Да ну?– Шестнадцать, надо же. Ровесник, значит.– Так он здесь тоже недавно?

–Уже около полугода. На данный момент самый способный маг в Интернате. Его отец долгое время был канцлером Ордена, хранителем печати и ключей от Арок.

–То-то мне фамилия показалась знакомой,– пробормотал Денис.– Анджей Лисанский, как же, помню. Антон рассказывал, будто он угодил в какую-то историю с Арками.

Андрей кивнул:

–Злоупотребил служебным положением. Канцлер – ну, или по его поручению специальные хранители – выдают разрешения на прохождение Арок. Это такая печать, огненная печать, она наносится вот сюда,– Андрей указал себе на правую ладонь.

–Да я в курсе,– усмехнулся Дэн.– Я же сюда не через дверь попал.

–А, точно! Так вот, печать может быть именная, как у членов Магистрата, а может быть разовая.


Магия на грани дозволенного

–Как на вход в Интернат.

–Или на выход.

–И Лисанский выдал ее кому-то, кто не имел права путешествовать через Арку?

–История темная,– Андрей пожал плечами.– Всякое рассказывают. Ты даже не представляешь, как Лис бесится, когда об этом упоминают.

–Лис?

–Игорь. Прозвище у него такое: Снежный Лис.

Уже после, познакомившись с Лисанским чуть ближе, он понял, что прозвище было слишком романтичным и совершенно не отражало внутренней сути своего хозяина. Тому бы куда больше подошло что-нибудь вроде Бледная Спирохета, или Пегий Выродок, или Наглый Жлоб. Лисанский был поляком неизвестно в каком поколении. То есть сам-то он свою родословную, коей несказанно гордился, знал наизусть и часто хвастался, будто его род происходит от польского правителя Сигизмунда II Августа – того самого, который выиграл Ливонскую войну пятисотлетней давности и упразднил Ливонский Орден. Он не то чтобы ему не верил. Скорее, считал, что, в общем-то, гордиться тут нечем.


Рождаясь где-то в глубине сознания, воспоминания накатывали морскими волнами – холодными, тоскливыми, безнадежными.

Дэн закрыл лицо руками, потер глаза и уставился в потолок.

Ночь была холодной, тучи над Ригой напоминали пыльный серый бархат и все никак не могли разродиться дождем. В больших городах от туч по вечерам отражается свет фонарей, окон, витрин магазинов и сотен автомобильных огней – этакое призрачно-розовое свечение.

Время давно перевалило за полночь, и Дэн уже потерял надежду уснуть. Воспоминания не давали покоя, и даже если ему удастся погрузиться в сон, это будет кошмар… Он знал это, потому что в последние полгода по-другому не бывало.


Девушка выглядела странно. Она стояла босиком в одной ночной сорочке посреди пустой лестницы, освещенной парой масляных ламп, и, кажется, не понимала, где находилась. На ее тонких, трогательно-хрупких запястьях блестели новенькие браслеты из белого металла – серебро?

Наткнувшись на нее по пути с полигона, он замедлил шаг и не смог пройти мимо.

–Привет,– девушка прекратила озираться. Глаза у нее были голубыми и казались прозрачными, как вода, и какими-то сонными, словно с постели ее подняли, а разбудить забыли.

–Меня зовут Ева,– доверительно сообщила она приглушенным голоском.– Ева Паламейк.

–Ты новенькая,– заметил Дэн, размышляя над тем, не холодно ли ей стоять босиком на голом каменном полу.

–В Интернате со вчерашнего дня. Еще не успела уяснить, где здесь что. Кажется, я ходила во сне и заблудилась.


Магия на грани дозволенного

Дэн удивленно приподнял брови.

–Гостиный зал там,– он указал вверх по лестнице.– Этажом выше.

–Да. Наверное. А ты Денис Гордеев, я тебя знаю,– с этими словами она повернулась и побрела наверх, осторожно наступая на каменные ступеньки, точно боясь поранить ступни об их острые края.

–Откуда?– окликнул Дэн неожиданно для себя самого. Девушка обернулась.– Откуда ты меня знаешь?

Она задумалась на минуту – взгляд затуманился – и, пожав плечами, неуверенно улыбнулась:

–Не знаю. Может, ты мне приснился?

Ева была маленькой, тонкой и стройной, но лишь в редкие минуты, с определенного ракурса, на определенный вкус – привлекательной. О таких чаще говорят миловидная, чем симпатичная, поскольку последнее все же подразумевает некоторую степень объективности. А еще она была эмпаткой, легким сенсом, как выразился Антон, «без будущего», немного чокнутой и – подругой Руты.


Боль провернулась внутри, как тупой нож, и Дэн шумно вздохнул. Ночь затянулась – серая, унылая, тяжелая от бессонницы. Вспоминать становилось все больнее. Если так пойдет дальше, обрывки прошлого замучают Дэна, иссушат, изведут, выпотрошат, и к утру останется одна пустая оболочка – сомнамбула, едва помнящая, как двигаться, умываться, есть, одеваться.

Хотя было ли в последние полгода иначе?


–Не лезь к нему,– черт его знает зачем Дэн вступился за парня. Угрюмый и неповоротливый Матвей Сомов никогда не вызывал у него ни симпатии, ни желания общаться. Он был одним из тех, рядом с кем можно жить годами, совершенно их не замечая. Дэн бы и не заметил, если бы Вадим, один из старших в Интернате, к Матвею не прицепился.

–А то что?– Вад глумливо приподнял бровь.

–А то будет больно,– Дэн уже жалел, что ввязался. Сомов прекрасно знал, что с приятелями Лисанского лучше не встречаться в темных, тесных, захламленных закоулках – себе дороже. Будь в нем хоть капля храбрости, он бы за словом в карман не полез, тем более что комплекцией не уступал, да и магия его неплохо слушалась.

–Угрожаешь, Гордеев?

–Предупреждаю,– Дэн взглянул на Сомова.– Забирай свои книги и уходи. Ну? Чего ждешь?

Матвей кивнул, опустился на колени и принялся ползать по полу, собирая в стопку рассыпавшиеся тома.

–Что происходит?– Между стеллажами нарисовался Лисанский. Весь из себя: белая рубашка, бриллиантовые запонки, галстук с ослабленным узлом, стрелки на брюках – этакая элегантная небрежность. Он даже с полигона умудрялся возвращаться, не растрепав своей пижонской прически. Оценил обстановку, смерил участников конфликта внимательным и чуть насмешливым взглядом.

–Скажи своему приятелю, чтобы прекратил цепляться,– произнес Дэн.

–Что? О чем речь?– натурально удивился Лис.

–Понятия не имею,– с честной миной соврал Вадим.– Этот придурок,– кивок на Сомова,– тащил книги и вылетел на меня из-за угла. Я пытался посторониться, но он пер, как танк.


Магия на грани дозволенного

Дэн, который прекрасно знал, как в действительности обстояло дело, почувствовал, что закипает.

–Кончайте паясничать,– перебил он.

Сомов тем временем кое-как собрал свои книжки, поднялся и решил ретироваться. Рассудив, что щуплый Лисанский – зло куда меньшее, чем довольно внушительный Вадим, он попытался протиснуться мимо него. И напрасно. Едва поравнявшись с Лисом в проходе, Сомов вдруг покачнулся и полетел на пол, неуклюже цепляясь за стеллажи. Книги с грохотом посыпались с полок и разлетелись по всему проходу.

–Боже,– с чувством произнес Лисанский, картинно закатив глаза.– Этот дегенерат не в состоянии даже шага ступить, чтобы не споткнуться, а во всех смертных грехах вечно обвиняют нас, правда, Вадим? Как по-твоему, это справедливо?

Дэн смерил его мрачным взглядом.

–Ты подставил ему подножку.

–Неужели?– оскорбился Лис.– Мысленно? На расстоянии?

Это правда: с места он не двигался и практически не шевелился.

–Не знаю как.

–Вот и молчи, если не знаешь.

Пока они сверлили друг друга немигающими взглядами, Сомов наспех сгреб книги и вывалился из тесного прохода между стеллажами. Его удаляющиеся торопливые тяжелые шаги эхом разнеслись по огромному читальному залу библиотеки.


Из набухших насморочно-простывших туч наконец хлынул дождь. Забарабанил по запыленному асфальту, черепичным крышам и неровным жестяным карнизам. Застучал в окна, разбиваясь на мелкие брызги и бессильно сползая по стеклам мутными каплями.

Повернув голову, Дэн взглянул на серый прямоугольник окна. Встать бы и распахнуть ставни, вдохнуть сырой, промозглый воздух городского ливня. Но сил не было. Отяжелевшая от бессонницы голова не отрывалась от подушки, веки слипались.


–Ну, ударь,– насмешливые серые глаза оказались напротив его собственных, полные уверенности в том, что силы явно неравны и Дэн не посмеет ввязаться в драку один против четверых. В одиночку Лисанский никогда не нападал, даже на тех, с кем мог справиться без посторонней помощи.

Дэн не заставил себя упрашивать.


До сих пор вспоминать было стыдно.


Поток магии взметнулся из самой глубины его естества, но вместо того чтобы выплеснуться через браслеты и опрокинуть противника на лопатки, заткнул горло, ударил в голову, и Дэн захлебнулся магической лавой.


Издевательский хохот друзей Лисанского, пробивающийся сквозь тошнотворно-мутную, жгучую боль, словно донесся из прошлого. Будто и не протекло столько месяцев, отгородивших Дэна от той приснопамятной позорной драки в Интернате. Если бы можно было вернуться назад, если бы только он знал, какую роль сыграет наглая бледная тварь в его жизни, он бы стер ее с лица земли не раздумывая.

Дэн уткнулся лбом в подушку и зажмурился.


–Ты ей нравишься,– доверительно сообщила Ева, наклонившись к Денису через стол.

–А?– он вскинул голову.

–Рута, моя подруга,– голубые глазища теперь были так близко, что из-за неловкости пришлось отстраниться.– Познакомить вас?

–С чего ты взяла?– Дэн поерзал на стуле и уткнулся в раскрытую книгу: чтение и упражнения на полигоне были единственными развлечениями в подземелье. При желании в библиотеке можно было отыскать средневековые летописи времен святой инквизиции и даже хроники Крестовых походов, не говоря уже о пергаментах с магическими формулами и рецептами ведьминских зелий; аесли повезет, попадались и дневники магов, охотившихся когда-то давным-давно на вурдалаков и прочую нечисть. Дэн как раз читал один такой, пока не отвлекся на Туту, прогуливающуюся вдоль стеллажей в поисках интересной книги.

–Я немного сенс,– Ева постучала себя пальцем по виску, однако в сочетании с красноречивым жестом ее заявление прозвучало как «я немного чокнутая».

–Ну да, конечно,– Дэн согласился и с тем и с другим.

–Так познакомить?

–Да ну, нет,– он торопливо схватил девушку за запястье – та уже успела приподняться со стула и открыть рот: не иначе как собралась позвать подругу через весь зал.

На них обратили внимание. По вечерам в библиотеке собирались почти все, кто не торопился в постель. Дэн заметил, как Лисанский взглянул на него через плечо и что-то тихо сказал сидящему рядом парню. Стефан, что ли, его звали. У того от смеха затряслись плечи.

–Не надо,– буркнул Дэн.– Я уж как-нибудь сам, если придется.

–Рута любит груши, но их здесь нет. Поэтому можешь превратить в них пару яблок. Я бы на твоем месте потренировалась.

Дэн потер пальцами виски. Щеки горели.

–Спасибо за совет.

–Всегда пожалуйста,– Ева сонно улыбнулась и вновь погрузилась в чтение, покусывая кончик сухой травинки, обнаруженной ею между книжными страницами.


Груши не получились ни с первого, ни со второго, ни даже с тридцать третьего раза. Поэтому пришлось импровизировать.


Не думать о ней, не вспоминать, не изводить себя! Но разве можно управлять собственными снами? Измучившись, так и не открыв окно, Дэн уснул в душной комнате, пропитанной едкой горечью воспоминаний. И если днем у него еще получалось запирать прошлое в самый дальний, самый темный и пыльный чулан памяти, ночью сны его не щадили.


Прощальные солнечные лучи сверкали и переливались огненными искрами в длинных каштановых волосах. От Руты пахло солнцем и свежестью, весенним ветром с набережной Даугавы и цветущей липой, и чем-то еще, настолько волнующим и приятным, что у опьяневшего, взбудораженного Дэна кружилась голова.

Они остановились у входа в Домский собор. Вековые каменные ступени спускались под тяжелый навес крыльца, свет едва пробивался в сырую тьму сквозь узкие стрельчатые окна. День клонился к вечеру, пора было возвращаться в подземелья. И Денису было плевать на ожидающий его мрак, затхлость, давление стен и бесконечное эхо шагов, голосов, движений – у него было свое личное солнце, и оно спускалось вниз вместе с ним.

–Все, достаточно,– Рута со смехом выдернула руку из его ладони.– Давай серьезно… Нет, постой,– она уперлась кулачками ему в грудь, настойчиво отталкивая.– Нас могут увидеть.

–Ерунда,– выдохнул Дэн, снова притягивая ее к себе.


Магия на грани дозволенного

–Никакая не ерунда. Я не хочу, чтобы о нас болтали.

–Пусть болтают.

–Подожди. У меня план. Знаешь, где находится заброшенная лаборатория?..


Вспышка – и сон резко изменился и потек в ином направлении, перерождаясь в привычный кошмар, от которого было никак не очнуться.


–Что творится? Что происходит?

Встревоженные голоса доносились со всех сторон.

–Дэн!

Он обернулся: Рута сбежала по ступенькам из женского общежития, натягивая на плечи куртку поверх ночной рубашки.


Магия на грани дозволенного

–Быстрее, наверх, в приемный зал!– крикнул Сомов, пробегая мимо. Руки у него были заняты внушительной стопкой книг.

–Там трубы прорвало!– раздалось откуда-то из-за спины.

–Андрей!– Дэн схватил за руку соседа – тот только что влетел в гостиный зал – встрепанный, потный, красный и, черт возьми, испуганный.– Что там?

–Не знаю, но вряд ли трубы,– отозвался Андрей, тяжело дыша.– Я с полигона, там такой рев, будто подземные воды размыли стену. Нижний ярус вот-вот затопит, я сам видел, как трескается камень,– этим колоннами миллион лет. Нужно уходить.

–Куда? Наверх?

–Дети!– прогремел властный голос. И кто бы мог подумать, что принадлежал он сухонькому старичку в длинной неопрятной засаленной ночной рубашке, пижамных штанах и шлепанцах на босу ногу. Никто и никогда не слышал, чтобы целитель Гензель разговаривал так громко и так резко. Однако этой ночью он был единственным взрослым магом в Интернате, а абы кого дежурить не оставляли.



Ребята остановились, паника прекратилась, и воцарилась тишина – слышно было лишь странное, глубинное рокотание, идущее из земных недр.

–Разбудите всех, кто еще не проснулся,– скомандовал Гензель.– Лешко, Шарин, Гордеев, Лисанский, за мной! Мне потребуется помощь. Остальные поднимаются наверх, получают печати на выход и отправляются в резиденцию Ордена. Все поняли? Идите. Теперь вы четверо,– Гензель нетерпеливо замахал руками, заставляя подойти ближе, и заговорил тише, насколько это было возможно в шквале возбужденных голосов.– Так. Раз, два, Гордеев здесь. Где Лисанский?

Ребята переглянулись, но вопрос остался без ответа. Дэн огляделся, но не сумел выхватить из толпы мельтешащих подростков ни Лиса, ни его приятелей – обычно они держались вместе.

–Наверняка сбежал одним из первых,– предположил Андрей, не скрывая презрения.

–Щит ставить умеете?

Дэн кинул быстрый взгляд на Андрея – тот торопливо кивнул, на Сергея Лешко – тот пожал плечами.

–Доводилось,– ответил Дэн за всех.

–Мне нет,– нервно возразил Лешко.– То есть я пытался, но…

–Плохо. Но попробуешь, выбора нет. Нас и так слишком мало. Я целитель, а не боевой маг,– Гензель перевел дыхание.– А времени минут двадцать, не больше, некогда ждать помощи от Ордена. Мне нужно, чтобы вы сдерживали натиск воды, когда она доберется до библиотеки.

–Будем книжки спасать?– резко осведомился Лешко.– Или собственные шкуры?

–Ты слышал о водном демоне, мальчик?

Сергей переменился в лице.

–Бабушкины сказки,– неуверенно выдавил он.

–Кто-то разбудил его сегодня ночью. Поэтому ступайте за мной и вспоминайте все, чему вас здесь учили.


Магия на грани дозволенного

До того дня Дэн и не подозревал, насколько глубокими были подземелья. Полигон с его залами для магических поединков и тренировок силы, с лазаретом, хранилищами, лабораториями и десятками запертых подвалов, в которые никто не входил со времен инквизиции, казался ему пределом. Но, миновав нижний ярус вслед за Гензелем, он очутился на узкой винтовой лестнице, утекающей куда-то в саму преисподнюю.

С потолка клочьями свисала жирная грязная паутина, горящие факелы нещадно коптили, от едкой вони резало глаза и драло горло, и рокот нарастал. Все вокруг гудело и вибрировало. Лестница перешла в лабиринт черных, дышащих лютым холодом земляных ходов. Кое-где еще встречалась выщербленная кладка укреплений, покрытая сырой гнилой плесенью и внушительными пятнами всевозможных грибков. От удушливого гнилостного смрада ощутимо подташнивало. По вспотевшему телу бежали волны озноба. Волосы встали дыбом. По пути им попадались черные колодцы, а в стенах – глубокие ниши, перегороженные чугунными решетками. Что скрывалось за ними? Кого они были призваны не выпускать наружу?

–Я пойду вперед,– сказал Гензель, налегая плечом на вдавленную в каменную нишу тупиковую дверь, обшитую железной лентой. Проржавевшие насквозь петли с душераздирающим лязгом провернулись, и прогорклый воздух угрюмых, тесных узилищ, навевавших мысли о кровавых средневековых трагедиях, показался Дэну теплым, ласковым и родным по сравнению с арктическим холодом, проникавшим из-за приоткрывшейся двери.

–Говорю же,– пробормотал Гензель,– здесь кто-то побывал. Дверь не заперта,– он приподнял металлическое кольцо, заменявшее дверную ручку.– Кто-то, кому приспичило поиграть с древней магией. Или наскучило пребывание в Интернате. Или надоело жить.

За дверью потянулась анфилада залов. Дэн не мог понять, кому и зачем понадобилось выстраивать такие внушительные помещения под землей. Дышать в них было нечем, единственным источником света оставались браслеты на запястьях и факел Гензеля.

–Я вперед, вы остаетесь здесь. Орден уже должен быть в курсе произошедшего, подмога вот-вот подоспеет.

–Мы… постараемся,– нервно заверил Андрей.

–Как только почувствуете, что оно близко, выставляйте щиты.

С этими словами старый маг торопливо зашаркал по центральному коридору анфилады, и вскоре превратился в светлое пятнышко в оранжевом ореоле огня.

–Помощь нужна?– тишину неожиданно прорезал дерзкий девчоночий голос.

Ребята обернулись. Дэн застыл на мгновение – и бросился назад к двери. Андрей и Лешко остались на месте.

–Ты сума сошла!– Он задохнулся от гнева.– Что ты здесь делаешь?

–Помогаю,– заявила Рута, остановившись и тяжело дыша после бега.– Гензель сказал, чтобы сильные маги шли с ним. Ну так вот, я сильная!

–Не сильная, а глупая! Уходи отсюда, живо, убирайся!

–Еще чего!

–Ты должна уйти. Сейчас же,– хоть Дэн и пытался придать голосу твердости, он слегка дрожал. Голос часто становился неустойчивым в присутствии Руты, в нем появлялась хрипотца и неприятная ломкость.

–Я не хочу уходить,– с мрачной решимостью заявила девушка.

Она смотрела на него исподлобья. На лице с острым, выдающимся вперед волевым подбородком россыпь веснушек – Дэн на миг позабыл обо всем, глядя на них, вспоминая, как ласкал их губами, как прикасался к ним самыми кончиками пальцев когда-то давным-давно, кажется, тысячу лет назад в заброшенной лаборатории – месте их тайных свиданий. Рута тогда смешно щурилась и морщила нос от щекотки, и ее шутливо-игривое: «Не надо, Дэн… ну Дэн же!» – наполняло душу кипящей любовью, а тело – неизбывными, древними, как мир, инстинктивными порывами.

Теперь она глядела на него неотрывно. Жестко. Ее некогда теплые серые глаза стали похожи на прозрачные льдинки: Рута наклонила голову еще ниже, и в них проскользнули стальные оттенки. Упрямая складка между бровями, морщинки возле губ – нет, она не уйдет! Вбила себе в голову, что без нее здесь никак не обойтись. Но Дэн не мог позволить ей остаться! Не сейчас. Все, что она собой представляла,– целый мир для него, целую вселенную, все будущее, весь смысл жизни – разве мог он рисковать этим? Рисковать ею и… новой, недавно зародившейся внутри нее жизнью.

–Ты уходишь,– сказал он, хватая девушку за руку.– Это не обсуждается.

–Я умею ставить щит,– она скривилась, пытаясь выдернуть запястье.

–В другой раз,– взгляд непроизвольно соскользнул на ее живот – Рута вскинула маленькую, узкую ладонь и прижала к себе. В серых глазах мелькнули смятение и растерянность.

–Идем,– Дэн потащил ее к двери.– Мы сами справимся, из Ордена вот-вот прибудет подмога.

–Я не пойду туда одна, мне страшно!– Рута уже не упорствовала, она просто хныкала, и Дэн не понял, обманывает ли она или действительно боится.

–Не страшнее, чем здесь.

Еще немного, всего одна, самая огромная зала…

Но путь вдруг преградила рослая широкоплечая фигура. Дэн с трудом узнал Вадима, а слева из мрака выступил еще один парень, Стефан: оба насмерть перепуганные и неадекватные, в глазах слепой ужас, на лицах ни единой мысли.

–С дороги,– Дэн угрожающе поднял руки. Браслеты на них вспыхнули ярче.

–Вы останетесь здесь,– из тьмы выскользнула третья фигура, напряженная, словно кобра перед атакой. Рубашка, сбившийся на сторону галстук, брюки со стрелками. Белое золото на тонких запястьях Лисанского полыхнуло светом.

–Какого лешего…– Дэн запнулся, ошарашенный пониманием.– Это вы! Вы разбудили водного демона!

–Браво! Но мы не нарочно,– огрызнулся Лис.– Так получилось.

Дэн заметил, что рубашки на всех троих грязные, будто в них валялись по земле, и покрыты пятнами пота.

–Не нарочно?!– изумился Дэн.

–Нечаянно,– Лисанский пожал плечами и попятился.– Прошу извинить, но нам пора.

–Ты в своем уме? Убирайся с дороги! Дай пройти!

–Стоять!– свечение вокруг Лисанского разрослось.– Вы с девчонкой остаетесь, чтобы я смог выйти. Либо я, либо вы.

–Врешь!– сердце колотилось так, словно собиралось пробить в груди дыру.

–Парни, скажите ему,– глумливо потребовал Лисанский.

–Либо вы, либо мы,– в один голос послушно повторили Вадим со Стефаном. На их лицах по-прежнему не отражалось ни единой мысли, словно они вообще не соображали, что происходит.

–Зачем тебе это?– задавая вопрос, Дэн прикидывал, как вернее всего пробить Руте путь к двери. Сразу с тремя ему не справиться; пусть двое и накачались какой-то дурью или пребывали в глубоком шоке, но они старше и сильнее, а его магия пока еще слушалась через раз, да и то так, как ей самой того хотелось.


Магия на грани дозволенного

–От скуки, Гордеев,– серые глаза Лисанского влажно сверкнули, губы презрительно скривились.– Раз в два месяца подниматься на поверхность, год за годом проводить среди крыс и психопатов, развлекаться лишь чтением средневековых ужастиков на старом немецком и латыни, годами носить одни и те же тряпки, подчиняться железной дисциплине, пресмыкаться перед стариками, которых нам тут впарили в наставники,– это, видишь ли, утомляет. Мы хотим жить нормально и чувствовать себя свободными магами, а не сиротками на иждивении богатеньких скряг-родственников. Три года в этой дыре!

–И что? Ты один такой?

–Нет,– Лисанский склонил голову набок.– Со мной, как видишь, друзья.

–Ты разбудил демона.

–Да, я заметил. Не рассчитывал на столь грандиозный успех, но теперь думаю, это даже к лучшему. Демон вырвется наружу и уничтожит эти поганые катакомбы,– Лисанский вскинул голову и, поджав губы, обвел брезгливым взглядом каменные своды зала.

–Никто ему не даст,– решительно произнес Дэн, сжимая кулаки.– А ты еще поплатишься за то, что натворил.

–А никто и не узнает, Гордеев,– заверил Лисанский.– Напрасно петушишься: тебе отсюда живым не выбраться.

–Ты спятил. Рехнулся. Вот здесь,– Дэн ткнул себя пальцем в висок,– у тебя перемкнуло.

–Все, довольно болтовни. Время истекает,– Лис попятился, не опуская рук.

–Я поздно узнал, что проснувшийся демон потребует жертвы числом, равным числу магов, проводивших обряд пробуждения. Одного он уже взял,– он осекся и скользнул взглядом куда-то вправо, сильно побледнев и стиснув губы, будто его нестерпимо затошнило.

–А может, случайная смерть и не считается?

Нет, он точно выжил из ума. Но так или иначе, лучшего момента для решительных действий было не представить.

–Беги!– заорал Дэн и толкнул Руту вправо, в укрытие хлама, завалившего первую залу анфилады. Сам ринулся следом.– Пробивайся к выходу!

Три разноцветные молнии вспыхнули, одна опалила ухо, но не задела. Дэн едва успел нырнуть за огромный платяной шкаф – здесь, во тьме, скрывался целый лабиринт из древней мебели, котлов, стеллажей, туго набитых истлевшими книгами, и непонятного оборудования. Какие-то кошмарные приспособления, не иначе как пыточные орудия: клещи, гвозди, пилы – были разложены по ящикам и развешены по стенам. Попалась даже жаровня и затканная паутиной деревянная конструкция, в которой краем сознания Дэн опознал дыбу. Из-за мощного выброса адреналина и нарастающего гула, свидетельствовавшего о неумолимом приближении демона, он не разбирал слов заклятий – преследователи не трудились вычерчивать в воздухе формулы, наплевав на точность и расчет силы, и били наотмашь вслепую. Словно чья-то гигантская плеть хлестала она по пяткам, не давая остановиться, развернуться, ударить в ответ. Пригибаясь, он нырял то за один подвернувшийся деревянный «гроб», то за другой – и бросался дальше, когда от магических ударов они разлетались в щепки. Рута бежала впереди. Ее волосы вспыхивали огненными бликами в свете заклятий, и Дэн боялся потерять из виду эти яркие всполохи.

–Идиоты!– истошно завопил Лисанский.– Куда вы лезете? Идемте отсюда быстрее! Надо убираться! Оставьте их в покое!

Его не слушались, и он продолжал надрываться.

Впереди мелькнула дверь, и Дэн рванулся к ней вслед за Рутой. Только бы выпихнуть ее наружу, прикрыть собой, а там уж он разберется и с Лисанским, и с демоном – со всем злом на Земле. Если она окажется в безопасности, он море вброд перейдет, ему и горы будут по плечу!

И вдруг светящийся росчерк в воздухе, громогласный рев, перекрывший даже подземный рокот,– и красная молния просвистела мимо виска, обрила макушку пригнувшейся Руты и ударила в нагромождение, выраставшее слева. Книги, коробки, стеклянные банки, ржавые ящики, набитые металлическим хламом, зеркала, скребки, ножи и просто осколки стекла – сотни предметов взрывом разметало в разные стороны, дробя, ломая, разбивая вдребезги. Ударная волна отвесила Руте чудовищную оплеуху, и девушка с коротким хрипом отлетела навстречу Дэну, сшибла с ног и повалилась на него. Дэн врезался затылком в пол, перед глазами сверкнули звезды, тело обмякло, вмиг налившись свинцовой тяжестью, став неповоротливым и противно слабым.

–Рута,– позвал Дэн, не услышав собственного голоса, чувствуя на себе тяжесть неподвижного тела.– Рута!– повторил он с возрастающим отчаянием.

–Сюда! Я, кажется, попал!– с восторгом заорал Вадим, подбегая ближе.

–Иди к черту!– крикнул Дэн, взмахнув рукой прямо из положения лежа. Не рассчитал силу – не до расчетов: браслет налился огнем и, обжигая запястье, выстрелил красным. Столб раскаленной магии опрокинул Вадима аккурат на бегущего следом Стефана, и оба кубарем покатились по проходу, усыпанному битым стеклом и ржавым железом.

–Рута, эй! Слышишь меня?– Дэн перевернулся, опираясь на локоть, потряс девушку за плечо.– Что…

Его пальцы окунулись во что-то теплое, липкое, бьющее струей, и только теперь, леденея от ужаса, вглядевшись внимательнее, Дэн увидел, что глаза девушки закатились и с окровавленного лица на него глядят жуткие пустые бельма.

В поле зрения нарисовался Лисанский, следом за ним подскочили Шарин и Лешко. Вцепились ему в локти, заламывая руки, пытаясь усмирить.

–Кретины!– проорал Лис.– Недоумки! Я же велел вам уходи…– и подавился словами.– О, Господи…– прохрипел он,– Господи, Господи, Господи, Боже мой…

Черная лужа расползалась по полу. Штаны на коленях насквозь промокли, с одеревеневших пальцев, с рук, обнимавших изломанное, пробитое насквозь тело девушки, вязкими нитями стекала кровь. Уткнувшись лбом в обезображенное лицо, содрогаясь от рвущей душу боли, Дэн завыл, не замечая, что всего в паре шагов от него так же бесприютно, с той же черной тоской, прижимая растопыренные пальцы к лицу, обезумевший от шока, страха и запоздалого прозрения, выл Игорь Лисанский.


Кошмар завершился все той же жгучей болью, что и десятки раз до этого. Проснувшись на сбитой, пропитанной потом простыне, содрогаясь от сухих рыданий, Дэн сжал в кулаках края скомканного пододеяльника, словно пытаясь перетереть их в труху. Вдохнул тяжелый, спертый воздух и повернул голову к окну, приоткрыв глаза.

За окном была осень. И беспросветное, промокшее насквозь, холодное утро.

Кое-как поднявшись с постели, Дэн добрался до окна и уставился в стекло невидящим неподвижным взглядом. Ржавые листья и гудящие провода, колючий ледяной дождь и пронизывающая до костей сырость, потемневшая от влаги штукатурка дома напротив, дрожащие на ветру, изломанные остовы деревьев, чьи ветви напоминали перебитые кости и торчащие обломки ребер в полуистлевших лохмотьях листьев. Эта осень калечила и убивала. Обдирала душу, срывая с нее покровы хороших воспоминании, пропитывала дни тоскливой ненастной серостью, давила на плечи низко ползущими, неповоротливыми громадами туч и плакала, плакала, плакала бесконечными дождями, вымывая из сердца неизмеримое, непосильное для одного человека горе. Дэну казалось, он умирал каждый вечер, чтобы утром проснуться вновь все в той же невыносимой осени и совершить очередной виток по кругу своего персонального ада.

Если бы он мог просто исчезнуть, раствориться в этой бесконечной веренице осточертевших дней! Просто прекратить свое существование и оборвать агонию. Но кто-то – Бог?– или что-то – судьба?– подшутил над ним, сохранив ему жизнь в схватке с водным демоном. Подарок поистине королевский – жизнь! Зачем она ему теперь, ради всего святого?! Зачем, если рядом не было ее? Так странно. Так страшно.

Он боялся засыпать, потому что она снилась ему: упрямая, решительная девочка с солнечными бликами в каштановых волосах. Она смотрела на него, прижимая руки к животу, совсем как тогда, миллион лет назад, на пороге подземной анфилады. Не сводила с него серого взгляда, и столько погребальной тоски, столько немого укора он не видел ни в чьих глазах. За всю жизнь – ни разу. Он ненавидел себя. И не мог простить. И не видел ничего, кроме этого призрачного лица и тонких пальцев, полных неизбывной нежности, обещавших когда-то так много…


Магия на грани дозволенного

Со временем мысль о смерти оформилась в навязчивую идею и стала смыслом его существования. О нет, он не замкнулся в себе, не заперся в четырех стенах, не отвернулся от друзей – ему даже позволили покинуть ненавистный Интернат. Но и не сказал – ни одной живой душе не признался!– что их было трое: он, она и их неродившийся ребенок.

Глава 2

–Добро пожаловать в Средневековье,– мрачно пробормотал Денис себе под нос, шагнув через порог. В лицо на мгновение дохнуло холодом, а плоский стальной браслет на правом запястье нагрелся. Дэн поморщился, прикрыв глаза, чтобы не видеть, как угольно-черное пространство вокруг обретает новые контуры и краски, и убрал руку с металлической пластины в торце дверного косяка. Ненадолго остановился и потер кисть, в которой теперь ощущалось неприятное покалывание, вгляделся в похожий на татуировку витиеватый узор печати на ладони и сжал кулак.

Черная толстовка с капюшоном и джинсы не защищали от порывов магического ветра – стылый колючий поток воздуха, словно дыхание потусторонней стихии, всегда обдувал тело во время коротких путешествий через Арки. Передернув плечами, прогнав пробравшийся под одежду холод, Дэн ступил на гладким паркетный пол, натертый воском так старательно, что в нем отражались бледно-желтые огоньки бесчисленных тусклых ламп. Из вентиляционных труб, чьи горловины под потолком были прикрыты насквозь проржавевшими, забитыми пылью и паутиной решетками, ощутимо тянуло промозглой сыростью, затхлостью и горькой, влажной землей.


Магия на грани дозволенного

Средств, которыми располагал Орден, хватило бы не только на обеспечение всех благ цивилизации, но и на то, чтобы вызолотить стены или воссоздать в подземельях интерьеры Рундальского дворца, однако же ни отопления, ни канализации здесь не было и в помине, а в некоторых отдаленных закоулках отсутствовало даже освещение. Каждый Магистр, возглавляющий Орден, то ли считал своим долгом сберечь доставшееся ему наследие в неизменном виде, то ли полагал, будто средневековый антураж и вынужденный аскетизм дисциплинируют боевых магов, а посетителям внушают уважение. Дэн же всегда считал это закостенелостью ума, нездоровой и неоправданной тягой к соблюдению традиций, которые только мешали. Ну, или банальное нежелание ввязываться в модернизацию – кому охота возиться с прокладкой отопительной системы, а после – с ее обслуживанием, когда можно просто завернуться в теплый плащ или накинуть куртку? Контроль над популяцией нечисти обеспечивался и так, а излишества магам были ни к чему.

Дэн давно перестал обращать внимание на унылую, тревожную готичность резиденции и сетовать на отсутствие элементарных удобств, тем более что не все помещения в лабиринтах, принадлежащих Ордену, выглядели столь же эффектно и зловеще. Потолок в главном фойе был высоким – редкая роскошь для подземного зала. Вдоль левой стены тянулся ряд одинаковых Арок – пока Дэн пересекал зал, из их густой, неподвижной черноты вынырнули еще несколько человек. Справа высоченные узкие стрельчатые окна, закованные в узорчатые решетки, устремлялись ввысь, чередуясь с нишами для настенных светильников. Непонятно, кто и зачем спроектировал здесь эти окна – тьма в них была еще более непроницаемой, чем в Арках, и еще более неживой: тьма под внушительной толщей камня и земли.

Дэн помнил, как очутился здесь впервые три с половиной года назад. Отголосок пережитого тогда потрясения до сих пор неприятно холодил в груди. Канун шестнадцатилетия, ночной переулок Старой Риги и четыре трупа. Дежурный маг целый час выпытывал у Дэна подробности происшествия, что-то записывая сразу в несколько книг и журналов; затем был вызван целитель, чтобы обработать ожоги на руках; затем женщина, которую Дэн мысленно окрестил придворной ведьмой, долго возилась с его запястьями, измеряя диаметр окружности и подбирая подходящий металл, задавала вопросы о жизни, начиная чуть ли не с колыбели, и поила горьким травяным отваром. После пришлось заполнять какие-то бумаги, давать согласие на обследование, проживание в Интернате и безоговорочное следование Кодексу. Потом вновь появился Антон Свердлов и с виноватым видом сообщил, что немного покопается у Дэна в голове, потому что «так нужно для протокола», и что «будет немного неприятно». Как очутился в Интернате, Дэн уже не помнил. Воспоминания обрывались на адской головной боли – да так и не восстановились.

За последние полгода службы в резиденции Дэн почти привык ко всему, включая гнетущее давление гигантских окон, похожих на раззявленные пасти голодных чудовищ. Он проходил мимо них спокойно, глядя прямо перед собой или под ноги, отмеряя шагами расстояние от Арки до дверей и замечая лишь мелькание носков собственных ботинок.

Двери открывались в круглый зал, откуда вверх и вниз во все стороны расходились несколько каменных лестниц.

Сегодня здесь было на удивление людно. «Неужели уже четверг, день посещений?– подумалось ему.– Надо же, в последнее время все в голове перепуталось».

Пробираясь сквозь толпу, Дэн скользил равнодушным взглядом по фигурам и лицам окружающих его людей. Большинство кутались в разноцветные плащи – вовсе не отдавая дань причудливой моде или старинным традициям, а по необходимости – в подземельях было по-настоящему холодно. Высокие и низенькие, угрюмые и болтливые, бородатые и лысые, добродушно улыбчивые и надменно холодные маги изучали каменные таблички на стенах: расположение лестниц и этажей и часы приема. Кто-то уверенно и целенаправленно прокладывал себе путь к нужным лестницам, а впервые прибывшие жались к стенам, вытягивая шеи, чтобы прочесть гравировку на табличках, приставали к соседям с вопросами и как-то робко, заискивающе улыбались всем подряд. Дэн не вслушивался в их речь – голоса сливались для него в сплошной гомон. Кто-то едва удерживал в руках охапку старых рукописей – не иначе как в очередном подземелье обнаружился очередной тайник, и в архиве прибавится работы. Кто-то сунул под мышку потрепанный кожаный портфель, чтобы протереть стекла очков. Кто-то опирался на трость. У кого-то в железной клетке копошилось сморщенное, покрытое сажей существо, подозрительно напоминающее домового. Все они, такие необычные и разные, казались Дэну пестрым фоном, шумными людскими волнами, проплыть, пробиться через которые было неприятной необходимостью.

Наконец, несколько раз налетев на кого-то и равнодушно, не поднимая глаз, извинившись, Дэн протолкнулся к лестнице, рядом с которой красовалась почерневшая деревянная дощечка с надписью: «Служебные помещения, вход только для работников Ордена». Кивнув дежурному, Дэн очутился на верхней ступеньке и стал неторопливо спускаться. Лестница ощутимо забирала влево, закручиваясь спиралью. Впереди, шагах в десяти от Дэна, развевался фиолетовый бархатный плащ «придворной колдуньи» – Дэн не стал ее окликать. Следом за ней, стуча клюкой по камням, тащилась скрюченная фигура в выцветшем балахоне с грязным подолом: турайдская ведьма, одна из снабженок катакомб, похоже, явилась за разрешением на продажу своих зелий. Или принесла на согласование список требуемых Ордену отваров, лекарств и амулетов.

–Гордеев, доброе утро!– громко поздоровался кто-то.

Дэн оглянулся и встретился взглядом с высоким, плечистым и несколько неопрятным на вид мужчиной в потрепанном сером плаще. Тот быстро преодолел десяток ступеней и зашагал рядом.

–Здравствуйте,– отозвался Дэн.


Магия на грани дозволенного

Петр Алексеенков был руководителем одного из четырех боевых отрядов Ордена. Вообще-то Дэн подал уже три заявления на имя комтура Илмара Барона с просьбой о назначении на ту же должность, но один за другим получал отказы, мотивированные тем, что ему едва исполнилось девятнадцать и его восхождение еще не завершено. Можно подумать, возраст имел значение, когда он в одиночку расправился с водным демоном в подземной анфиладе Интерната, с досадой размышлял Дэн.

–Как продвигаются дела с картотекой, Гордеев?– осведомился Алексеенков, разглядывая сгорбленную спину шаркающей впереди ведьмы.

А то он не знал!

–Лучше некуда,– ровным тоном отозвался Дэн.– Добрался до буквы «Б».

–Ваш оптимизм меня радует. Любая работа достойна уважения и возвышает того, кто ею занимается. Это ведь так приятно – приносить обществу пользу!

От столь грубого лицемерия свело скулы. Язык зачесался спросить, когда Алексеенков сам в последний раз дышал архивной пылью: сто лет назад или двести,– и предложить махнуться работой, не глядя. Но Дэн смолчал. Лестница как раз превратилась в короткую площадку и вывела в первый коридор. Здесь начинались лаборатории и склады, чуть дальше – вечно закрытый музей истории колдовства с опечатанными залами инквизиции. Поговаривали, будто изуверы из Турайды давно растащили коллекцию клещей, прутьев и испанских сапожков, и вовсе не на сувениры. Тут же, на этаже, работали алхимики, хотя в их цели не входило превращение металлов в золото – ну, разве что в качестве хобби. Из коридора пахнуло невообразимой смесью лекарственных растворов и жаром от далеких раскаленных печей.

«Придворная ведьма», она же Ирина, помощница главного орденского алхимика, углубилась в коридор, и ее фиолетовый плащ быстро растворился в тумане испарений, летящих из лабораторий. Ведьма с клюкой поплелась за ней.

А из коридора вдруг выскочил чрезвычайно взволнованный, растрепанный, взмыленный парень, тощий, как палка, со съехавшими на кончик покрасневшего от возбуждения носа очках. Он все время дергался, словно ни секунды не мог провести в покое, от него так и пыхало влажным жаром, а во всклокоченных мышино-серых кудрях застряли опилки.

–Петр!– заорал он, вычесывая из волос мусор растопыренными пальцами и одновременно пытаясь выпутаться из складок плаща.– Отлично, просто великолепно, что вы мне попались! Вы-то мне и нужны. Олег занят, Арсен только что отбыл на задание, а вы – настоящий клад.

Алексеенков скривился от сомнительного комплимента. Матвеев вытащил из волос пару опилок, покраснел еще сильнее и пробормотал извиняющимся тоном:

–Мыши, чтоб их!

Вот уж воистину: любая работа достойна уважения! Дэн подавил насмешливо-раздраженное хмыканье, сообразив, что пока ему есть куда падать, все не так уж плохо.

–Что на сей раз, Матвеев?

–Черная магия,– громогласным шепотом сообщил молодой маг на всю лестницу.


Магия на грани дозволенного

–Снова?– скучно уточнил Алексеенков. Редкое утро обходилось без восторженной красной физиономии Семена Матвеева, каждый раз твердившего одно и то же в незначительном числе вариаций.

–Пропали три человека,– зашептал Матвеев, шлепая влажными губами.

–Не здесь,– Алексеенков брезгливо отстранился.– Дойдите хотя бы до кабинета.

–Но тут такое дело!– Парень его будто не слышал.– Пропали дети! Три, пять и девять лет,– скороговоркой затараторил он.– К нам обратился связной из полиции, когда одного из них нашли с характерными порезами… Где же у меня…– Матвеев распахнул плащ и принялся копаться в притороченных к подкладке карманах. Дэна тут же обдало тяжелым запахом пота.

Алексеенков ускорил шаг, видимо, рассчитывая, что это избавит его от трескотни Матвеева, но тот не отстал.

–Нашел!– выкрикнул парень, перепрыгивая через ступеньку, чтобы успеть за Петром. Дэн, сам не зная зачем, припустил вдогонку.

–Фотографии!– провозгласил Матвеев, пытаясь всунуть Алексеенкову в руки стопку маленьких глянцевых снимков.– Взгляните! Только взгляните на это! Что теперь скажете, а? Я прав? Это последствия черномагического ритуала? Мальчишку запытал до смерти кто-то из наших?

Очутившись на лестничном пролете возле следующего коридора, Петр резко тормознул, круто развернулся и навис над Матвеевым, который едва не вписался в него носом.

–Я не терплю самодеятельности, ты понял?– осведомился он с угрозой и ткнул в грудь парня длинным узловатым пальцем.– И мое начальство ее тоже не терпит. Я с места не сдвинусь, пока не получу приказ, так что возвращайся туда, откуда явился, и занимайся тем, чем занимался: корми крыс, меняй опилки. И не строй из себя героя.

–Но фотографии…– растерянно возразил Матвеев.

–Иди к черту,– грубо бросил Петр, выдернул из потной ладони Матвеева стопку снимков, вышел в коридор, толкнул дверь в свой кабинет и демонстративно швырнул снимки в стоящий у порога мусорник.

–Гордеев, за работу,– кинул он через плечо, и дверь за ним закачалась на петлях.

Матвеев бросил на Дэна убитый взгляд, от стыда у него заполыхали даже уши. Через силу улыбнулся. Из него как будто выкачали воздух, он поник и ссутулился, засунув руки в широкие карманы брюк.

В душе у Дэна неожиданно – наверное, впервые за многие месяцы – шевельнулось какое-то чувство. Прорезало глухую, черную пустоту, царапнуло окостеневшее от боли сердце. Жалость. Он знал, что парень совсем недавно завершил восхождение, что его мечтой была служба в Ордене, но боевой маг из него оказался ни к черту. То ли он не прошел тест на пригодность, то ли провалился на испытаниях. В лабораторию его взяли, но заговоры и ритуалы черной магии мерещились ему на каждом шагу. В Ордене он, кажется, уже всех достал.

–Эй,– окликнул Дэн неожиданно, когда парень поплелся вверх по ступенькам и почти скрылся за поворотом.– Матвеев!

Тот неуверенно обернулся и огляделся, будто ища взглядом кого-то с такой же фамилией.

–Да-да, я к тебе обращаюсь.– недоумевая, что собирается делать, Дэн шагнул ему навстречу.

–Ну?

–Расскажи-ка мне про эти убийства,– предложил Дэн.– Если там действительно что-то интересное, я мог бы поговорить с начальством.

–Правда?– с надеждой спросил Матвеев, спустился на несколько ступеней и тут же обиженно покосился на ближайшую дверь.– Они все там считают меня параноиком, но – черт возьми!– сколько дел осталось не замеченными из-за их безалаберности и лени! Они все ждут, когда на них полчища вурдалаков попрут, как в Средние века, когда оборотни пойдут людям головы откусывать, желательно в масштабах всей Риги! Вот тогда они зашевелятся, вот это будет их размерчик. А мелочи – да плевали они на каких-то там два-три детских трупа: полиция сама разберется, ага. Полежат дела, полежат – да и закроются за давностью лет, или раньше, за недостатком улик. Или еще лучше: найдут козла отпущения, какого-нибудь бомжа из подземного перехода с привокзальной площади, тот им за бутылку что хочешь подпишет: хоть признание, хоть смертный приговор. И дело закрыто, и процент по раскрытию преступлений не стыдно обнародовать, и подземка чище. А черный маг завтра еще какой-нибудь обряд проведет, еще кого-нибудь выпотрошит, и кому от этого лучше, а?– досадливый взгляд в сторону коридора.– Пока гром не грянет, никто не перекрестится.

–Так что там с черной магией?– начиная терять терпение, напомнил Дэн.

–Убийство,– Матвеев понизил голос до шепота. Мимо вниз по лестнице проковылял хранитель архива. Дэн поздоровался с ним кивком, Матвеев проводил его нервным подозрительным взглядом. Похоже, парень действительно был слегка не в себе, и Дэн уже начинал жалеть, что не дал ему спокойно удалиться в лабораторию.

–В Вентспилсе пропали трое детей,– продолжил Матвеев, понизив голос.– Одного нашли вчера вечером в лесу у заброшенного склада Там рядом гаражи, и начинается спальный район – практически черта города. Полиция прочесала окрестности, но больше ничего не обнаружили. Зато наши эксперты,– его слова уже можно было разобрать с превеликим трудом,– напали на магический след. Ирина сегодня поднималась к изобретателям и слышала, как Барон разговаривал с кем-то по телефону. Черная магия, Гордеев!

–А почему связной решил, будто ребенка использовали для обряда?– спросил Дэн.

–А ты сам погляди на фото,– с готовностью ответил Матвеев.– Хотя ты новичок, вряд ли что-нибудь поймешь. Криминалисты еще работают над заключением, но ходят слухи… Да тут и экспертом не нужно быть! Кто-то пустил ребенку кровь для ритуала, а много ты знаешь светлых ритуалов, для которых нужна детская кровь?

–Откуда у тебя снимки?

Вопрос застал Матвеева врасплох. Он смутился, пробормотал что-то насчет «своих источников», из чего Дэн сделал вывод, что парень не просто чокнутый. Он, помимо прочего, имел сомнительные связи в полиции, но совершенно не умел держать язык за зубами, то есть – полный псих. Причем подкованный и со стажем, вроде тех ненормальных, которые собирают газетные вырезки со «свидетельствами» о похищениях людей НЛО, на досуге почитывают квантовую физику и при этом умудряются завести знакомство с президентом Латвийской Ассоциации Уфологов и Паранормальных Явлений.

–Ладно, спасибо,– кивнул Дэн.– Я погляжу, что можно сделать. Проверю.

–Удачи,– бросил на прощанье Матвеев и, приободренный, полетел наверх, прыгая через две ступеньки.

Кровь, черная магия… Дэн вышел в коридор: тишина и никого. В кабинете Алексеенкова – а за его дверью располагалось сразу несколько отсеков – горел свет. Приоткрыв дверь, Дэн метнул взгляд направо, налево, наклонился к мусорной корзине и выхватил рассыпавшуюся пачку снимков. Торопливо затолкал их за пазуху – и как раз вовремя: из-за деревянной перегородки высунулась физиономия Артема Савицкого, самого совестливого и болезненно честного мага, какого когда-либо видел Орден.

–Ошибся адресом, Дэн?– добродушно осведомился он.

Оставалось только натянуто улыбнуться, закрыть за собой дверь и вернуться на лестницу.

Его этаж был последним. Самым темным, самым мрачным, самым холодным и самым пыльным. Одним словом – архив.

Месяца не прошло, как Дэна упекли в этот книжный склеп. Сделано это было в качестве дисциплинарного наказания за то, что «нарушил Кодекс, поставив тайну существования магов под угрозу». Ну да, поставил…


Дэн дежурил в резиденции. Ровно в половине девятого вечера в кабинет с грацией ледокола «Арктика» ввалился запыхавшийся Антон Свердлов.

–Не могу точно назвать место,– с порога выдохнул он, вытирая пот со лба,– не вижу, уж больно все мутно. Но это где-то в Майори.

–Что «это»?– уточнил Алексеенков. Кроме них с Дэном, в кабинете к тому времени никого не осталось.– Конкретнее.

–Лестницы, рамки для фотографий, вспышка, битое стекло,– отозвался Антон.– Я же говорю: мутно все. Обычно яснее, но…

–Стихийный выброс,– предположил Дэн.

–Или очень удачная его имитация,– возразил Алексеенков.– Гордеев, идемте со мной.


Огонь ревел, охватывая помещение за помещением. Первый этаж коттеджа вспыхнул в считаные минуты – целиком, отрезав выход. Второй занимался с левого крыла – видимо, пламя взобралось по деревянной лестнице. Огненные языки вырывались из распахнутых окон и вылизывали стены снаружи.

Несколько машин перегородило улицу, и кто-то орал на водителей, чтобы разъезжались.

–Освободите дорогу! Сейчас приедут пожарные!

Пожарные не торопились, вокруг дома уже собрались зеваки и сочувствующие – кто-то даже вызвал «скорую», вдалеке слышался вой сирены.

Дэн остолбенел, завороженный жутким, но эффектным зрелищем. Стихия, пожирающая деревянную обшивку стен, гипнотизировала и тянула к себе со страшной, губительной силой.

И вдруг…

–Пустите!– раздался пронзительный крик.– Нет! Нет! Пустите! Там мой сын!

Быть может, последняя фраза просто померещилась,– в нарастающем гудении огня и приближающемся вое сирен трудно было расслышать что-то наверняка. Дэн поднял взгляд, напрягая зрение, и дюке шагнул ближе.

–Гордеев, куда?– Алексеенков схватил его за рукав куртки.

Оказалось, Дэн действительно умудрился незаметно для себя сделать несколько шагов в сторону коттеджа – он теперь стоял на выгоревшем за лето газоне возле чугунной ограды. Похоже, Алексеенков испугался, будто он перемахнет через забор.

–Там. кто-то…– договорить не удалось. В венчающей крышу башенке, застекленной витражами, возникло чье-то лицо, затем одно из гфетных окошек распахнулось, и наружу высунулась маленькая ручка.

Сомнений не возникло ни на секунду. Огонь завладел вторым этажом, черный столб дыма заволакивал окрестности и, продираясь через верхушки сосен, устремлялся в небо. Еще несколько минут – и тонкие стены коттеджа не выдержат, крыша рухнет, и спасать будет уже некого. Дэн поднял руки.

–Вы спятили?– Алексеенков сдавил его плечо ладонью.– Не делайте глупостей! Прекратите!

Дэн дернул плечом, пытаясь стряхнуть чужую руку.

–Я запрещаю, слышите, это приказ!


Малыш мог сгореть, мог задохнуться от дыма – Дэн прекрасно помнил, каково это, гореть; помнил горечь дыма, разъедающего легкие, помнил нестерпимую жгучую боль в горле – он испытывал, подобное не раз и не два в Интернате, и что с того, что огонь на полигоне был его собственным? Суть неизменна. Позже, трезво поразмыслив, Дэн пришел к выводу, что Алексеенкова вывел из себя вовсе не факт нарушения условий Кодекса. Его взбесило неповиновение подчиненного, а еще то, что самому и в голову не пришло вмешаться. Побоялся нарушить Кодекс, испугался последствий. Вернувшись в резиденцию, Петр тут же накатал рапорт – и вуаля!– Гордеев четвертую неделю перебирает ветхие архивные бумажки. Составляет картотеку, которой за последние пятьсот лет никто не удосужился заняться.

Дэн не жаловался – еще чего! Не дождутся. В конце концов, наказание за открытое использование магии он заслужил. Но закипать начал уже на вторые сутки архивного пищеварения. Над ним ведь еще и подтрунивали все кому не лень, один Алексеенков с его «всякая работа полезна» чего стоил! Как Дэн протянул месяц – загадка. Как до сих пор не выместил досаду на полуистлевшей бумажной рухляди – загадка в квадрате. Листок за листком – некоторые рассыпались в труху прямо в руках. Карточка за карточкой – часто было невозможно разобрать ни написанных слов, ни смысла, будто писали криворукие, косые и безграмотные, да еще на каком-нибудь древнерусском, старонемецком или латыни. Документ за документом, жизнеописание за жизнеописанием. Кому оно все было нужно, спрашивается, если об этом не вспоминали со времен польско-ливонской войны махрового тысяча пятьсот какого-то года?

До конца заточения в архиве оставалось четыре дня, но Дэн чувствовал, что вряд ли скопившаяся за месяц злость рассосется сама собой после возвращения к службе. Его и так не допускали до серьезных дел: никаких выездов по наводкам сенсов, никакой инспекции частных лабораторий – сиди себе в кабинете, пей кофе литрами и жди, пока на город свалится такое количество нежити, чтобы и тебе перепало. И что это была за служба? Не служба, а позорище, всеобщий заговор.

Но ничего! Вот он, шанс, зажат под мышкой.

Оказавшись в архиве, Дэн вытащил из-за пазухи фотоснимки и уже не прячась – от кого тут было таиться?– пересек длинный зал, свернул налево и нырнул в низкий дверной проем, который среди стеллажей и найти-то было трудно. Узкое, вытянутое метров на тридцать помещение без окон встретило его гробовой тишиной и тяжелым спертым воздухом. Протиснувшись в самый дальний конец комнаты, Дэн нашарил на стене провод, нащупал выключатель и щелкнул кнопкой. Огромный стол, заваленный макулатурой, ящики с новенькими карточками, стопки свежего, пахнущего вторсырьем картона, ножницы, ручки и клей ПВА – на дворе третье тысячелетие, а здесь время застряло годах в восьмидесятых прошлого века, будто стрелки настольных часов обо что-то споткнулись, механизм сломался – и часы остановились.

Стянув с плеч толстовку, Дэн уселся за стол и сгорбился над фотографиями.

Не прошло и десяти минут, как он откинулся на спинку стула. Фотографии изуродованного детского тела остались разложенными перед ним в два ряда, но он не глядел на них. Он смотрел сквозь – пустым, мертвым взглядом.


«Ты мог все изменить, мог предотвратить. Их было всего двое – бледная тварь не в счет. На полигоне справлялся и не с такими. Развернуться и ударить, вместо того чтобы прорываться к двери; отвлечь огонь на себя, просто уйти в сторону и спровоцировать атаку, дав возможность ей уйти, спастись.

Ты мог.

И этого бы никогда не случилось. Она была бы жива – они оба… нет, вы все втроем – живы, потому что с ее смертью ты тоже умер. Внутри что-то окаменело. Огрызок души, сохранившийся после расправы над водным демоном, окоченел и покрылся толстой коркой льда.

И этот малыш на снимке, он тоже был бы жив, если бы кто-то вовремя остановил ублюдка, сотворившего с ним такое.

Почему понимание того, что ты мог, но чего-то не сделал, наваливается такой обессиливающей, тошнотворной тоской? Почему хочется разбить голову об стену, лишь бы избавиться от этой исполинской тяжести раскаяния? Почему кажется, будто тебе никогда и ни за что не искупить вины и ужас продлится вечно?

Молено ведь попытаться. Молено найти убийцу и отомстить. Вдруг станет легче?»


Чего Дэн точно не будет делать, так это копошиться сегодня в архиве. Собрав фотографии, он запихнул их в ящик стола и задумался. Совершенно очевидно: чтобы выйти на место преступления, требовался магический след. Формула. Кроме того, требовалась печать – не трястись же несколько часов в электричке до Вентспилса, да с пересадками.


Магия на грани дозволенного

В каждом крупном городе были Арки, а след суживал поиски до конкретного места происшествия.

А вот ставить в известность непосредственное начальство совсем не хотелось: к бабке не ходи – ясно, чем все закончится. Добро на расследование никто не даст. Но попытаться стоило – чем черт не шутит, пока Бог спит?

Вставая со стула, накидывая на плечи толстовку, Дэн размышлял над тем, что когда-нибудь ему обязательно вручат медаль за наивность.


–Привет,– известил о своем появлении Дэн, предварительно стукнув по уже открытой двери кабинета кулаком.

Из-за перегородки вновь высунулся Савицкий.

–Это уже не ошибка адресом, это рефлекс,– заметил он.– Второй раз за день. Или ты так, поболтать?

–Петр у себя?

–А куда он денется?

–Я на минуту,– Дэн прошел между столами и перегородками и взялся за ручку еще одной двери: кабинет в кабинете. На всякий случай небрежно постучал.

–Да?

В нос ударил крепкий горький аромат кофе. Согнувшись над столом, Алексеенков сосредоточенно дул на густую черную жидкость в кружке. Перед ним в воздухе парила шариковая ручка. Вздрогнув, она качнулась вниз, к листку бумаги, и старательно выцарапала на нем какой-то значок.

–Итак,– заговорил Алексеенков, прежде чем Дэн раскрыл рот и сформулировал причину визита.– Вы заинтересовались болтовней Матвеева.

–Я просмотрел снимки,– ответил Денис, сделав несколько шагов к столу.

Алексеенков вдруг схватил карандаш и вывел на том же листке новую закорючку. Заколдованная ручка закачалась, точно раздумывая. Дэн удивленно моргнул Он теперь стоял достаточно близко, чтобы увидеть, что Алексеенков с ручкой резались в крестики-нолики.

–И как впечатления? На сыскную романтику потянуло?

–Нет,– спокойно возразил Дэн.– Но мне бы хотелось проверить. На всякий случай.

–А чего тут проверять? К нам пока никто не обращался. Барон приказов не давал.

–Жираф большой, ему видней,– проговорил Дэн вполголоса.


Магия на грани дозволенного

Алексеенков смерил его внимательным взглядом, но комментировать замечание не стал.

–Матвеев прибегает к нам по семь раз в неделю,– сказал он,– и каждый день у него новая сенсация. Если бы мы отвлекались на все его параноидальные галлюцинации…

–…у вас бы совсем не осталось времени на крестики-нолики,– ядовито ввернул Дэн.

Алексеенков выпрямился на кресле, кружка в его руке дрогнула, и кофе выплеснулся на бумагу.

–Хватит дерзить,– в голосе руководителя скрипнули металлические нотки.– Не указывайте мне, чем заниматься.

–Мне все равно, чем занимаетесь вы. Но лично я хотел бы отправиться в Вентспилс и посмотреть на место преступления.

–Разумеется,– Алексеенков сощурился.– Вам никак не усидеть на месте, вы привыкли к встряскам и дракам. Заниматься архивными делами ниже вашего достоинства.

–Это не входит в мои обязанности.

–Это входит в ваше наказание! Вы нарушили условие Кодекса: сунулись в огонь, сорвали с дома крышу на глазах у…

–Чтобы спасти ребенка! По-вашему, я должен был позволить ему сгореть?

–Мы это уже обсуждали. Меня не волнуют причины, побудившие вас выступить перед толпой, хотя я склоняюсь к мысли, что дело тут вовсе не в спасении чьей-то жизни, а в вашем непомерном самомнении, в желании отличиться и блеснуть героизмом. В Интернате вас считали одним из лучших, а теперь вы под покровительством Магистра. Восхождение еще не завершено, а вы уже здесь, и вас ломает, из вас так и прут агрессия, высокомерие и апломб,– Алексеенков на пару секунд замолчал. Дэн смотрел на него волком, и он смягчился.– Я вижу, вы слишком много лишнего себе насочиняли о службе в Ордене, Гордеев. Думаете, рыскать по городу и отвешивать заклятия направо и налево, ловить вурдалаков и спасать всех подряд от их собственной глупости – это наши трудовые будни? Решили, что у нас тут каждый день по свежеубитому демону?

–Если вы считаете, будто убийство демона доставило мне удовольствие, вы глубоко заблуждаетесь,– процедил Дэн. От его ледяного, жесткого тона Алексеенков нахмурился. Осел в кресле. Плечи его поникли, а взгляд скользнул в сторону.

–Я в курсе ваших обстоятельств, Гордеев.

–Неужели?– насмешливо и злобно полюбопытствовал Дэн.

–И я видел вас в деле.

–Когда? Месяц назад или два? А может, еще летом? Вы сами можете вспомнить, когда в последний раз посылали меня на настоящее задание, а не заставляли топтать центр Риги, ловя мигрирующих вслед за хозяевами домовых? С любым из них мог справиться даже школьник!

–Вы и есть школьник, Гордеев,– Алексеенков поднялся с кресла и оперся руками о столешницу. Заколдованная ручка отлетела в сторону.– Или тот факт, что вы находитесь под патронажем Магистра, дает вам право командовать и решать, за какие дела браться, а от каких брезгливо воротить нос?

–Тем не менее отряд Олега работает, Арсен с ребятами вторую неделю не появляется в резиденции. Никто из них не преет в архиве. И не нужно мне тыкать наказанием – никто не заставлял вас писать рапорт.

–Вот, значит, как. Оказывается, это я виноват, что не стал вас покрывать? Мне стоило промолчать, чтобы вы лишний раз утвердились в мысли, будто условия Кодекса распространяются на кого угодно, кроме вас?

–А вы, похоже, пытаетесь убедить меня в том, что я хуже любого из ваших людей.

–Вот именно потому, что вы лучше,– холодно отрезал Алексеенков, не повышая голоса,– вы будете сидеть здесь до победного конца.

Дэн застыл с открытым ртом. Ему послышалось?

–Повторяю, я в курсе ваших обстоятельств, Гордеев,– продолжил Алексеенков.– Вы сейчас не владеете собой, не способны трезво мыслить. Бросаетесь в самое пекло, пытаясь заглушить…– он запнулся, потому что Дэн в ярости сжал кулаки.– Не хочу задеть ваше самолюбие, Денис. Просто говорю, что понимаю больше, чем вы думаете.

–Ни черта вы не понимаете,– произнес Дэн дрожащим от злости голосом.– Пожалели, значит. Прониклись сочувствием. Решили проявить отеческое участие. Так вот, я не нуждаюсь в вашей жалости, не нужно меня понимать! И в добрых намерениях меня тоже не нужно убеждать. Если ваши добрые намерения – это цепь, подачки в виде ночных дежурств и чертовски увлекательное протирание штанов в архиве, засуньте их себе… Подавитесь!

Дэн развернулся и направился к двери.

–Гордеев! Шаг за порог – и со службой можете распрощаться!

–И что я потеряю? Ваше сострадание?– Дэн дернул дверную ручку и выскочил из кабинета. Пролетел мимо застывшего в ошеломлении Савицкого, который наверняка слышал, каждое слово, и оказался на лестнице.

Его трясло.

Он еще не осознал в полной мере, что натворил, хотя понимание уже отдавалось внутри легкой тошнотой и отвращением. Досада и злость понемногу отпустили, и стало совсем паршиво. По привычке начав спускаться в архив, Дэн замедлил шаг, остановился, обернулся. Поежившись, застегнул толстовку и пригладил ладонью взъерошенные волосы.

Оставаться здесь не было смысла. Столь откровенного оскорбления Алексеенков не стерпит: как пить дать при случае накатает очередной рапорт или найдет иной повод сгноить его в ненавистном архиве. Это если раньше не потребует от Барона отстранить его от службы в Ордене. Насовсем. И что тогда останется? Сгребать за подопытными мышами вонючие опилки в лабораториях, как Матвеев?

Стоп!

Матвеев с его связями и репутацией ненормального.

А ведь мысль!

Еще не представляя, что собирается делать, но уже воспрянув духом, Дэн направился вверх по лестнице.

В коридоре этажом выше ничего не изменилось: те же удушливые лекарственные запахи – от них с непривычки начинала кружиться голова и свербело в носу; те же мрачные закопченные стены с распахнутыми настежь дубовыми дверями, окованными железом; тот же жар, от которого на коже вмиг выступал пот. Разве что фиолетовый плащ Ирины больше не маячил в клубах едких испарений.

Дэн неуверенно двинулся по коридору, украдкой заглядывая в лаборатории. Свет почти нигде не горел, лишь загадочно поблескивали в темноте колбы, мензурки, трубки и пробирки.

–Правильно, милок, правильно, уши заячьи сушеные,– услышал Дэн, поравнявшись с помещением, где не было ни штативов, ни реторт, ни спиртовок, ни шкафчиков с ингредиентами. Здесь стоял стол, за столом мужчина в белом халате сосредоточенно копался в каких-то толстенных справочниках, а напротив, спиной к двери, давешняя сгорбленная старуха в балахоне диктовала скрипучим басом:

–Кишки жабьи, третьего года в июне в полнолуние извлеченные,– двести граммов. Шкурки медянок, вымоченные в спирте, четырнадцать штук. Умбониу Вестиариум без раковин, полкило…

–А это еще что такое?– Мужчина прекратил шуршать страницами и поднял на старуху глаза. Заметил Дэна и осведомился: – Тебе чего?

Старуха недовольно забубнила. Дэн ответил:

–Я ищу Матвеева. Он где-то здесь…

–Дальше по коридору, в зверинце. Увидишь.

Дэн кивнул и поспешил ретироваться.

–Моллюски это, черноморские,– донеслось ему вслед басовитое бормотание ведьмы.– Страница пятьсот сорок семь, второй столбец, первый абзац снизу. Вот молодежь, чему вас только учут…

Зверинец нашелся через две двери, но дойти до него не вышло – Матвеев сам выскочил из помещения, таща за собой шлейф острого запаха грязных носков. Мыши, догадался Дэн, крысы и прочие грызуны. Заметив Дэна, встрепанный маг крепче прижал к себе клетку с какой-то зверушкой и припустил навстречу, смешно подпрыгивая и выбрасывая вперед тощие, костлявые и какие-то ломкие, словно у кузнечика, ноги.

–Гордеев!– взволнованно воскликнул он.– Идем, идем, нечего тут маячить. Если увидят…


Магия на грани дозволенного

Дэн так и не понял, чем грозило его появление в лабораториях. Видимо, паранойя Матвеева распространялась не только на желание побороть все мировое зло.

–Ну как?– нетерпеливо заговорил маг, судорожно дыша в лицо – держать дистанцию он совершенно не умел. Да еще клетка эта, казалось, была средоточием вселенской вони. Дэн слегка отодвинулся, не желая обидеть собеседника, но и не испытывая восторга от столь сомнительной близости.– Пораскинул мозгами? Чего-нибудь пришло в голову?

–Только одно: отправиться по магическому следу и на месте все выяснить,– честно признался Дэн.

–О,– рот Матвеева округлился, глаза фанатично выперли из орбит.– Потрясающая идея! Ты, конечно, умеешь читать магические формулы?

–Без проблем!– соврал Дэн.


Магия на грани дозволенного

–И… Петр дал. добро на операцию?

–Не совсем. Точнее, совсем не дал. Поэтому я здесь.

Матвеев таращился на него с застывшей восторженной улыбкой на красной физиономии и явно не соображал, к чему клонит его собеседник.

–Мне нужна формула. У тебя в Канцелярии знакомые есть?

–Ну… теоретически…– Матвеев шмыгнул носом.– Предлагаешь ее украсть?

Дэн поморщился и поправил:

–Одолжить.

–Ага…

–Я смогу добраться до Вентспилса, когда получу разовую печать,– объяснил Дэн.– Но дальше мне потребуется магический след.

–Если,– Матвеев нервно облизнул губы,– если я помогу, возьмешь меня с собой?


Магия на грани дозволенного

Это осложняло дело.

–У тебя нет полномо…

–У тебя тоже,– напомнил Матвеев.

–Вылетишь с работы.

–Ты тоже.

Это же до какой степени парень засиделся в лаборантах?!

–Ну, мне терять нечего,– мрачно пробормотал Дэн.

–По-твоему, ямного потеряю?– Матвеев с ненавистью взглянул на клетку.

Денис обреченно вздохнул.

–Ладно. Договорились.

–Две печати!– просиял Матвеев.– Дай мне двадцать минут.

–Двадцать,– согласился Дэн.– Я сейчас наверх, а ты давай без опозданий. Учти, все нужно сделать быстро. И незаметно.

Матвеев воодушевленно кивнул, развернулся, суетливо нырнул в ближайшую лабораторию, и дверь за ним захлопнулась.


Дуновение магического ветра в лицо было неприятным. Браслет на правой руке предсказуемо нагрелся – Дэн сомневался, что когда-нибудь к этому привыкнет. Чернота Арки на мгновение уплотнилась, а затем ее словно разорвало в клочья, и в глаза ударил зеленовато-серый дневной свет. Дэн зажмурился: после мрака подземного зала резиденции вспышка даже причиняла боль – и взглянул вверх.

Крыши над головой не было. Грузные осенние тучи ползли по небу так низко, что, казалось, вспарывали собственное брюхо об острую арматуру недостроенного здания, и из ран накрапывал противный мелкий дождик. Дэн подошел к оконному проему – под ногами хрустнули битый кирпич и бетонное крошево.

Арка находилась на третьем – и последнем – этаже дома. Строительство здесь, судя по всему, застопорилось еще в девяностые. Неиспользованные блоки, брошенные прямо под открытым небом, поросли мхом и травой, ветер нанес листьев и грязи, а кое-где даже торчали чахлые, больные, скрюченные липки.

Сзади послышался шорох, и на площадке возник Матвеев. Огляделся и, задрав голову, уставился на Арку – с расстояния трех шагов она выглядела как огромная оконная рама.

–Оригинально,– прокомментировал он.– Как только не маскируют эти штуки. Вот у нас в Межциемсе стоят футбольные ворота, представляешь? И даже с сеткой.

–А в центре просто подвал,– отозвался Дэн, крепче стягивая рукой воротник толстовки, защищая шею. Холод пронизывал до костей. Легкий, но промозглый, сырой ветер трепал волосы и покусывал щеки, от него начинали слезиться глаза.

–Идем. Если формула не врет, склад должен быть где-то рядом.

–Думаешь, это тот самый лес?– Матвеев припустил вслед за Дэном, который уже сбегал вниз по голому, ничем не огороженному лестничному пролету.– Осторожно! Тут, похоже, опасно.

–Не трясись, до места преступления еще далеко.

–Да я не о том. Высоко, говорю,– Матвеев смутился.– Я высоты боюсь. Ну, и поскользнуться можно.

Обшаривая внимательным взглядом безликие серые окрестности – корявые разросшиеся кусты, деревья, на которых еще сохранялись почерневшие обрывки листьев, железные столбы и ограды из ржавой сетки,– Дэн быстрым шагом направился прочь от стройки. Матвеев потрусил следом. К его лицу намертво прикипело выражение неописуемого щенячьего восторга.

–Как это у тебя здорово получилось!– восхитился он.– Бац – и мы идем по следу! А я никогда не видел, как работают формулы.


Магия на грани дозволенного

«Я тоже»,– подумал Дэн, но не стал портить парню впечатление.

–Представляешь, я подавал, заявление на зачисление в отряд раз пятнадцать,– трещал. Матвеев.– Не берут!

И почему это не удивляло? Суетливый, неуклюжий, рассеянный, он уже раза три шлепнул ботинком прямо в лужу, провалившись в воду по самую щиколотку и даже не заметив этого.

Дэн остановился перед выросшей на пути оградой из металлической сетки, натянутой на проржавевшие рамы. За ней маячили комплексы складов, чуть ближе – нагромождения трех– и пятитонных железнодорожных контейнеров, вдоль которых тянулась узкоколейка на деревянных шпалах. Дэн поднял взгляд, оценивая высоту забора Потом, ни слова не говоря, вцепился в редкую проволочную сетку, вскарабкался наверх и легко перемахнул на другую сторону. Он надеялся, что преграда остановит Матвеева – тот сорвется, шлепнется на пятую точку и предложит покараулить здесь. Но Матвеев лишь шмыгнул носом с какой-то угрюмой решимостью, поправил съехавшие на кончик носа очки и перелетел через забор как птица, непринужденно и без видимых усилий. Дэн мысленно зааплодировал У парня, пожалуй, не все было потеряно.

–Ты хоть какие-нибудь боевые заклятия знаешь?– осведомился он у Матвеева, когда они двинулись между рядами контейнеров, ступая медленно и осторожно. Склад казался безлюдным, но первое впечатление часто бывает обманчиво. Магический след привел сюда, значит, чисто теоретически, здесь еще мог кто-то оставаться.

–Обижаешь,– без тени обиды отозвался Матвеев.– Я много всяких знаю. Правда, говорят, силу не умею рассчитывать, но это чушь. Главное – чтобы попало в цель, правильно?

Дэн не стал отвечать.

–Я на полигоне в Интернате такие финты выкидывал, не поверишь! Трах! Бах!

И все вверх дном!

–Ты бы помолчал,– предложил Дэн.

–О… да, конечно. Нем как рыба.

И он действительно замолчал. Только пыхтел, как паровоз, шумно и тяжело, извергая в холодный воздух клубы пара.

Миновав несколько длинных кривых рядов контейнеров, они уперлись в стену кирпичного здания. Низенькая, облезлая дверь вела в подвальное помещение. К ней спускались раскрошившиеся бетонные ступеньки, а возле самого порога расползлась грязная, покрытая бензиновыми разводами лужа.

–«Все чудесатее и чудесатее,– сказала Алиса»,– пробормотал Дэн и на всякий случай вытянул руку вперед. Огненная печать на ладони слабо светилась, кожу неприятно жгло и покалывало.

–Останься здесь,– велел он.– Я войду в подвал и проверю, что там.

–И что мне здесь делать? Ворон считать? А если на тебя нападут?– Глаза у Матвеева лихорадочно заблестели в предвкушении приключения, и Дэн понял: из того прямо-таки прет желание с кем-нибудь подраться, да поэффектнее, с кровью и членовредительством.

–Если на меня нападут, я справлюсь. А тебя вытаскивать не будет ни сил, ни времени.

–Я сам о себе позабочусь,– оскорбился Матвеев.– Я, между прочим, прошел курс подготовки.

Ага. В Интернате. Громя снаряды и мишени на полигоне почем зря.

Ладно. Пререкаться не было ни малейшего желания.

Они спустились по лестнице. Под ногами хрустели раскрошившийся от старости бетон и мелкие камешки. Дверь, несмотря на неприступный вид и табличку «Посторонним не входить!», оказалась не заперта. Небольшое усилие – и она со скрипом отворилась. В лицо пахнуло сыростью, затхлостью, запахом мокрой извести и гнили. Похоже, здешние подвалы не отапливались лет сто.

Огненная печать жгла ладони все сильней.

–Есть чем посветить?– послышалось сзади, и Дэн закатил глаза.– Нет? Держи,– в руку ткнулся электрический фонарик, короткий и тонкий, как карандаш.– Ко всему надо быть готовым,– смущенно пробормотал маг в ответ на удивленный взгляд.

Очень скоро свет, падающий из открытой двери, иссяк. Густая, липкая, словно заколдованная, тьма приглушала свечение фонаря, у которого батарейка оказалась на последнем издыхании, и пришлось пробираться практически вслепую. Матвеев шел рядом, шарахаясь из стороны в сторону, налетая на стены и то и дело спотыкаясь. Окна в подвале если и были, то лишь по периметру.

–Еще раз наступишь мне на ногу, первое заклятие – твое,– не выдержал. Дэн. Предупреждение прозвучало в темноте сдавленным шипением.

–А ты не мельтеши, тут ни зги не видать. Ты вообще уверен, что нам сюда? Труп нашли на улице, в лесу, а не в подвале…

–Тихо!– Дэн оцепенел.

–Что?– притормозил Матвеев.

–Слышал?

–Нет.

Дэн прижался лопатками к шершавой стене, чувствуя спиной холодный и сырой кирпич. Красный свет печати, уже достаточный для того, чтобы разогнать мрак, лихорадочно заметался по узкому проходу, натыкаясь на бесчисленные ящики, забитые мусором, кусками штукатурки, истлевшими обрывками тряпок и мышиным пометом, на мешки с цементом, сухим клеем, известью и прочим строительным барахлом. Выхватил из тьмы напряженное, разом скривившееся лицо Матвеева, прижавшегося к противоположной стене. Скользнул по ржавым трубам под потолком, обтянутым местами лопнувшей изоляцией, и длинным, роскошным тенетам, похожим на обрывки серого шифона.

–Там кто-то разговаривает,– Дэн выставил ладонь и направил свет вперед по коридору, вглядываясь в рассеянный полумрак.

Матвеев кинул быстрый взгляд назад и повернулся, напрягая зрение, щурясь за толстыми стеклами очков.

–Здание слишком большое,– произнес Дэн,– не похоже на обычный склад. Скорее всего его проектировали под другие нужды. Здесь может быть целая сеть коммуникаций: отопительная система, электрические щиты, канализация. Неплохо было бы изучить план, прежде чем соваться.

–Слетать в проектировочное бюро?– живо предложил Матвеев, и Дэн не понял, шутит он или серьезно готов ради пользы дела мчаться на край земли.

Видимо, подвалами не пользовались уже давно. Дэн с опаской разглядывал чудовищные трещины, расползшиеся по стенам, и вздувшуюся от сырости штукатурку, покрытую масляными пятнами.

Коридор свернул вправо и уткнулся в дверь.

Щелчок «собачки», выпад – красное сияние рассеяло пыльную черноту. Еще один коридор.

–Матвеев,– Дэн предостерегающе дернул спутника за рукав.– Стой. Ты слышал?

Парень замер, изо всех сил напрягая слух до тех пор, пока от пронзительной тишины в ушах не начало звенеть. В темноте его лицо казалось бледной, перекошенной маской. Глаза за стеклами очков по-прежнему сверкали, но в позе появилась скованность. Дэн и представить не мог, что этот суетливый, нервный тип мог стоять, не шевелясь.

–Ничего не слышу,– шепотом отозвался Матвеев.– Тебе мерещится.


Магия на грани дозволенного

–Да нет же. Стон. Детский стон. Глухой, как будто из-под земли или сквозь толстое стекло.

–Здесь нет стекол,– заметил Матвеев.

–Сам вижу,– раздраженно буркнул Дэн, обшаривая лучом света пол, стены, низкий потолок, по которому тянулись все те же ржавые трубы.

–Зато земли сколько влезет. Думаешь, там, внизу, еще один ярус?

Дэн не ответил.

–Пойдем,– произнес он хрипло, облизывая пересохшие губы.

Помещение, в которое вывел коридор, действительно выглядело как склад, правда, очень необычный. Впечатление было такое, словно сюда годами стаскивался ненужный хлам. Пыльная мебель: старые лакированные столы, затканные паутиной и покрытые толстым слоем жирной пыли, какие-то шкафы с перекореженными дверцами, серванты со стеклянными полками и даже пружинная кровать с криво лежащим матрацем, замызганным, заляпанным пятнами.

Каждый мускул в теле Дэна напрягся, натянулся, как гитарная струна. Глаза всматривались в разбавленный жидким желтым светом мрак до рези, до боли. Тишина в ушах звенела. Пятна на матраце навевали неприятные ассоциации с больничными простынями: серыми, жесткими от бесконечных стирок, в желтоватых разводах. Только вот на этом матраце пятна… Похожи на кровь. И, кажется, она свежая.

–Семен.

Парень оказался рядом почти мгновенно. Дэн не видел его, сосредоточившись на изучении матраца, но ощутил колебания воздуха, когда Матвеев вырос рядом.

–Кровь,– констатировал тот. Стекла его очков и пот, выступивший на лбу, поблескивали в полутьме.

–Свежая,– Дэн прикоснулся к пятну пальцем.– И довольно много.

–Похоже, кого-то ранили,– пробормотал Матвеев.– Пытки, убийство или ритуальное жертвоприношение. Склоняюсь к последнему. Хотя оно не отрицает и двух первых. Думаешь, жертва все еще здесь?

Дэн не успел ответить – за их спинами раздался шорох, удар и глухой, отдающийся эхом удаляющийся топот.

–Туда, живо!– Дэн бросился к старому серванту на тонких сломанных ножках.– Он с той стороны! А ну помоги!

Матвеев схватился за низ серванта, который оказался неожиданно тяжелым, напрягся, и вместе они с грехом пополам отодвинули его в сторону.

Проход дохнул холодом и плесенью. Звук торопливых шагов уже растворился где-то в его глубине, и Дэн чертыхнулся, пускаясь в погоню. Коридор оказался неожиданно коротким и до того узким, что невозможно было бежать, не натыкаясь ежесекундно то на одну стену, то на другую. Разодрав толстовку на плечах о шершавый кирпич и окончательно разозлившись, Дэн врезался в стену на повороте, напрочь забыв об осторожности. Не успевший затормозить Матвеев вписался прямо ему в спину.

–Где он? Куда он побежал?– запыхавшись, выдохнул он.

Свет фонаря нервно заметался справа налево и обратно.

–Там тупик. Значит…

–Люк!– Дэн протиснулся мимо парня в правый коридор.– Здесь в полу люк! И он открыт.

–Чур, я иду первым!– оживился Матвеев.

–Успеешь еще свернуть шею,– Дэн бесцеремонно отпихнул его в сторону и без колебаний соскользнул в круглый черный провал.

–Это нечестно! Пока я лазаю, ты всех порешишь, и мне никого не достанется,– пожаловался Матвеев, свешивая ноги в дыру и нащупывая подошвой перекладину железной лестницы.– У-у-ух!

Ступеньки внезапно закончились, нога сорвалась, и он с воем рухнул на земляной пол.

Дэн стоял в шаге от него, вскинув руки. Фонарик валялся на полу. Ладони полыхали ярким светом, выхватывая из мрака длинный коридор, похоже, вырытый уже после постройки здания. Метрах в десяти от люка коридор под прямым углом пересекал еще один земляной туннель, а дальше виднелись решетчатые двери. На перекрестке лежала бетонная плита – как ее через лаз-то протащили?! А перед плитой, щурясь и закрывая растопыренными пальцами лицо, на полусогнутых стоял незнакомый парень.

–Уберите свет!

Дэн удивленно рассматривал парнишку. На вид тому было не больше пятнадцати, совсем еще сопляк. Грязные джинсы, порванные в нескольких местах и обтрепанные до бахромы, свитер с растянутым воротом, матерчатая куртка с кучей нашивок и значков. Нож в дрожащей руке.

–Спокойно,– произнес Дэн.– Брось нож.

–Вы из полиции, да? Разнюхали, да? Чего вам от меня нужно? Я ничего плохого не делаю.

–Мы не из полиции,– осторожно сказал Дэн.– Как тебя зовут и что ты здесь делаешь?

–Не подходите! Я буду звать на помощь! Я буду кричать, ясно?– Нож в руке у парнишки заходил ходуном, по виску скатилась капелька пота. Дэн в недоумении смотрел на него, чувствуя себя последним болваном. Все ясно: какой-то беспризорник устроил себе жилье в заброшенном складском подвале. Правда, казалось странным, что он не обосновался поближе к цивилизации, да еще этот лаз… Зачем было рыть коридор? И как, черт возьми, сюда попала плита, а главное – для чего?

–Что ты здесь делаешь?– повторил Дэн твердо. Алексеенков с него шкуру спустит, когда узнает.

–Вы сумасшедшие, да? Ненормальные?– парень вытаращил безумные глаза на светящиеся ладони магов.

–Слушай, умник,– Матвеев шагнул навстречу подростку.– Тебе, кажется, задали вопрос. Либо ты на него отвечаешь, либо получаешь заряд красных искр в лоб.

И откидываешь коньки прямо здесь и сейчас.

–Вы… нет.

–Да,– твердо припечатал маг.– Имя.

–И… Илья.

–Отлично, Илья. А теперь расскажи нам о пропавших детях. И не строй из себя недоумка. Я знаю, что ты маг.

–Я… что?– парнишка совершенно ошалел.– Вы… это, сатанисты, что ли? Я не сделал ничего плохого, я здесь живу.

–Не прикидывайся! Ты черный маг, и где-то здесь ты проводил обряды.

Дэн мысленно застонал.

–Семен,– предостерегающе позвал он, тронув парня за рукав куртки.– Взгляни на него! Какой из него маг? Ему от силы…

–Не лезь. У тебя свои методы работы, у меня свои. Следи лучше за его руками, у него должны быть браслеты.

Парень замотал головой. Попятился.

Вдруг раздался стон.

И снова.

Близко! Так близко!

В тот же миг мальчишка рванулся назад и свернул за угол. Дэн среагировал мгновенно: багровый росчерк вспорол темноту, заклятие просвистело в каких-то сантиметрах от плеча беглеца, озарив его красным светом, и врезалось в далекий торец коридора. Тот брызнул земляными комьями.

–Стоять!– прогорланил Матвеев и бросился следом за парнем.

Не успел он свернуть за угол, как оттуда вылетел алый луч и едва не прошил его насквозь. Матвеев с криком рухнул на пол.

–Не двигайся!– заорал Дэн, прикрывая его.

Магический щит выгнулся переливчатой дугой, перегородив проход от стены до стены, от пола до потолка. Луч нового заклятия ударил в него с такой сокрушительной силой, что Дэн пошатнулся и едва устоял на ногах. Тут же схватил Матвеева за локоть, бесцеремонно вздернул его на ноги и вытолкал за угол. Следом промчалась вспышка нового заклятия, вписалась в стену, и оба пригнулись, закрывая головы руками от разлетевшихся веером обломков решетки.

–Вот зараза!– Матвеев привалился спиной к стене.– Что я говорил, а? Это он!

–Сам вижу.

–Как будем брать: живым или как придется? Там тупик, Денис! Я видел. Ему отсюда некуда деться.

–Значит, он будет стоять насмерть.

–Эй, ты! Илья или как тебя там!– выкрикнул Матвеев.– Выходи с поднятыми руками! Мы не причиним тебе вреда, если сам сдашься.

Ответом был издевательский смешок.

А затем повторился стон. Тихий, безнадежный.

–Держи щит. Не выпускай его,– шепнул Дэн.– Справишься?

Матвеев молча кивнул и изо всех сил напрягся, сосредоточившись на магии.


Магия на грани дозволенного

Дэн обернулся и медленно, держа перед собой вытянутые руки, готовые в любой миг соткать в воздухе формулу защиты, прокрался вдоль стены к решетчатым дверям За ними на полу были настелены матрацы, какие-то книги сложены стопками, обрывки бумаг раскиданы по всему полу. Кое-что из мебели, явно притащенное сверху, из подвала, залитые воском полки и тумбочки, огарки черных свечей, какие-то тряпки, объедки, от которых исходила гнилостная вонь. Карты подземелья и города, исчерканный пометками план городской канализации. И все стены в символах и непонятных надписях, нанесенных баллончиком Дэн замер, даже не увидев – почувствовав движение. Ткнул полыхающими красными пальцами в захламленный темный угол в дальнем конце помещения, а потом и сам направился туда, откуда снова донесся еле слышный жалобный стон. Наклонился и отдернул грязное, насквозь провонявшее потом и мочой покрывало. Первым, что бросилось в глаза, был колтун грязных, свалявшихся волос и перепачканное землей веснушчатое личико. Приоткрытые губы, покрытые запекшейся кровью, разводы грязи и засохшей крови на щеках, закатившиеся глаза в белой пленке, горящая, будто воспаленная, кожа.

У Дэна помутилось в глазах…


–Я думаю насчет имени,– Рута неуверенно и настороженно улыбнулась, следя за его реакцией. Она сидела на столе в заброшенной лаборатории и болтала ногами. Дэн глядел на нее снизу вверх, устроившись на одеяле, расстеленном на полу. Прохладный воздух покусывал обнаженную кожу, а от слов Руты в животе вдруг сделалось как-то неприятно и холодно. Страшно.

–Не рано?– спросил Дэн охрипшим голосом и кашлянул, прочищая горло.

–В самый раз. Не увидишь, как время пролетит.

Дэн опустил глаза, чувствуя себя растерянным и встревоженным.

–И что ты надумала?

–Диана. Назовем ее Дианой.

–Ее?

–Если будет девочка. Ты не против?

Дэн пожал плечами.

–А с мальчиком я еще не определилась.


Дэн покачнулся. В сердце точно вогнали тупой ржавый нож, и рана открылась. Глухая, тяжелая боль поднялась из глубины души, резанула по глазам, камнем легла на грудь: ни вдохнуть, ни выдохнуть. Кожа вмиг покрылась холодной испариной, озноб прокатился по телу. Дрожа весь с головы до ног, Дэн вытащил девочку из убогих вонючих тряпок – она безвольно обвисла у него в руках. Малышке было не больше четырех, и весила она как пушинка. Футболка и широкие мешковатые штаны были перепачканы чем-то темным, подсохшим, местами еще липким. Ладошки перевязаны рваным тряпьем.

–Потерпи,– прошептал Дэн, прижимая девочку к себе.– Все будет хорошо.

Я вытащу тебя. Обещаю, Рута, вытащу.

Пошатываясь, точно в бреду, он вышел из помещения через решетчатую дверь.


–Денис?– один взгляд на Дэна, и у Матвеева вытянулось лицо.– Это… он там., не шевелится…– Парень мотнул головой, указывая через плечо за поворот.

–Сейчас зашевелится,– пообещал Дэн, и прозвучало в этом обещании что-то такое, отчего Матвеев вздрогнул. Глаза Дэна, потухшие, словно омертвевшие, выгоревшие, настораживали: с такими глазами идут не разговаривать, не просить сдаться. С такими глазами идут убивать.

–Денис,– пробормотал Матвеев, соображая, что в его голосе проступили противные нотки отчаяния и страха.– Я думаю, нужно вызвать подмогу. Ну, то есть сообщить в Орден по всем правилам, по инструкции. А то ведь привяжутся потом, объяснительными замучают или, того хуже, по судам затаскают.

–Забирай девочку и иди к выходу,– Дэн словно не слышал. Перевалил тело со своих рук ему на руки. Перехватил эффектную полусферу магического щита.– У тебя телефон есть? Вызови «скорую».

–Но…

–Живо! Я прикрою.

Матвеев неуверенно попятился.

–Вон отсюда!– заорал Дэн, и его голос, полный дикой, первобытной, неконтролируемой ярости, прогремел на все подземелье, отразился от стен. Огромное многоэтажное здание содрогнулось, затряслось и загудело. Матвеев почувствовал, как концентрируется вокруг чудовищная, порожденная нечеловеческой болью магическая сила, как она пронизывает пространство, и оно начинает мерцать, звенеть и вибрировать, и не завидовал черному магу, притаившемуся в тупике подвала, ох как не завидовал! На душе отчего-то было противно… ах да, это ведь он привел сюда Гордеева, и он был не в состоянии остановить его, а значит, на нем лежала львиная доля ответственности за то, что тот собирался сделать.

Уже выбираясь из люка в подвал, Матвеев услышал, как внизу что-то грохнуло. Здание застонало. Маг крепче прижал к себе ребенка, разрываясь между желанием вернуться и чувством долга – малышка могла и умереть.

Снова грохнуло, а потом воцарилась тишина. Почудилось, будто снизу донесся душераздирающий визг, но с тем же успехом это могло быть… что-нибудь другое. От страха волосы встали дыбом, и, натыкаясь на углы и обломки мебели, сдавленно чертыхаясь, Матвеев бросился к выходу из жуткого подвала. Воздуха не хватало, острая вонь плесени, крови и смерти била в ноздри.


Магия на грани дозволенного

Наконец впереди замаячил серый прямоугольник распахнутой двери, и он с неимоверным облегчением выбрался наружу, в холодную, ветреную осень. Поднялся по бетонной лестнице, подставляя лицо под мелкий дождик – отродясь не пробовал ничего вкуснее этих ледяных капель, стекавших по пересохшим губам в рот!

Не успел он отдышаться, как сзади послышались шаги. Дэн, щурясь, взошел по ступенькам. Пригладил ладонями растрепанные темные волосы, сцепил пальцы на затылке, уставившись себе под ноги. Невысокий, худощавый, нездорово бледный. Не может быть, чтобы он за несколько минут одолел черного мага!

Матвеев перехватил свою ношу поудобнее.

–Денис?

–Да?– Юноша поднял брови, словно очнувшись.

–Ты… тот маг…

–Он сопротивлялся,– отрешенно сказал Дэн.

–И ты…– Матвеев сглотнул.– Может, нужно врача вызвать?

–Зачем? Я же говорю: он сопротивлялся,– Дэн резким движением расстегнул молнию на толстовке, взгляд у него так и не стад, осмысленным.– Позвони в «скорую».

Я сам свяжусь с Орденом. Хотя маги и так с минуты на минуту будут здесь.

–Уверен, что тебе не нужна помощь?

–Мне?– удивился Дэн.– Не тяни время.

–Ладно,– Матвеев кивнул, поискал взглядом, куда бы пристроить уже начавшее оттягивать ему руки тело малышки. В конце концов, уложил ее прямо на землю – хуже уже не будет – и торопливо нашарил в куртке сотовый телефон.


Засунув руки в карманы, Дэн постоял еще минуту, вдыхая пропитанный ностальгией и бесприютной тоской воздух. А потом медленно пошел между рядами контейнеров к проволочной ограде.

Печать на ладони погасла.

Глава 3

В этом сне все было неправильно. Дождливый вечер, расквашенный и размытый, точно кто-то там, на небесах, взял здоровенную акварельную кисть и перемешал природные краски в угрюмую, беспросветную серую муть с коричневыми подпалинами. Оранжевые языки огня за каминной решеткой и духота, тяжелая, теплая влажность, противная горячая испарина, выступающая на коже, мечущиеся по углам тени, скрип деревянных ступеней, призрачные голоса – слов совсем не разобрать. И водоворот чужеродной магии, и брызги крови на стене, и страх – такой, какого Ева не испытывала ни разу в жизни, даже после смерти мамы. А еще имя…


–Дэн.

Искаженное ужасом, зеленовато-бледное острое лицо склонилось над ним, к вспотевшему лбу прилипла паутинка светлых волос.

–Гордеев,– совсем слабо прошептал голос.– Ну, ладно тебе, не прикидывайся… Черт тебя дери, ты стеклянный, что ли? Ты же не умер?

Сколько крови…

–Скажи мне, что это снова Мефисто! Скажи, что это не твоя кровь!


Задыхаясь, захлебываясь слезами, Ева проснулась – вырвалась из этого тошнотворного, едкого точно желчь кошмара. Распахнула глаза в кромешный мрак комнаты, дрожащей рукой нащупала на стене выключатель и зажмурилась, когда прямо над изголовьем вспыхнул ночник. В голове гулкими ударами церковных колоколов билась боль, ударялась в один висок, затем в другой, и обратно – и не было этому конца. К горлу волнами подкатывала тошнота.


Магия на грани дозволенного

Со стоном перевернувшись на правый бок, Ева приподнялась, оперлась на локоть и взяла с тумбочки стакан с водой. Она ставила его сюда каждую ночь с тех пор, как началось это.Кошмары часто мучили ее и раньше – Гензель объяснил, что для восхождения сенса это нормальное явление, которого не нужно пугаться: сильные мигрени и видения – не более чем расплата за повышенную чувствительность, со временем выработается иммунитет, и все вернется на круги своя. Но в последние недели от ночных ужасов не было спасения.

Невыспавшаяся, осунувшаяся, исхудавшая Ева проводила день за днем в тщетных попытках разобраться в природе собственных сновидений. Уж больно похожи они были одно на другое. Пугающе похожи.

И вдруг – имя! И это лицо…

Сев на постели, подтянув ноги к груди, Ева уткнулась лбом в колени и попыталась вспомнить, сколько времени прошло с тех пор, как Дэн исчез из Интерната. Ну, не то чтобы исчез – Гензель сказал, ему позволилиуйти и даже взяли на службу в Орден. С Евой он не попрощался – они никогда не были особенно близки, а после смерти Руты между ними словно пролегла пропасть. Так когда же это было? В конце мая? Или в начале июня? Значит, минуло уже полгода. А Игорь Лисанский? Куда он делся? Ведь это еголицо привиделось в кошмаре, это егоголос до сих пор эхом отдавался в ушах.

Спустив ноги с кровати, Ева соскользнула на пол. Поискала взглядом туфли и, не найдя, тут же о них забыла. В коридоре было прохладно, но у фланелевой ночной рубашки рукава длинные, не замерзнешь. Босиком, путаясь в подоле, Ева вышла из комнаты и бесшумно спустилась по лестнице в гостиный зал, на цыпочках по ковру пересекла помещение – электронные часы на одном из столов показывали 3:27 – и остановилась перед дверью в ординаторскую. Никто из взрослых магов не жил в Интернате постоянно, но на ночь обязательно оставался наблюдатель, а после трагедии с водным демоном подчас даже двое.

Сегодня дежурил Гензель. Старый целитель – поговаривали, нынешней осенью ему стукнуло двести пятьдесят шесть – отличался тем, что никогда не спал на дежурстве. Трудно сказать, что это было: принципиальность, добросовестное отношение к работе или просто бессонница. Главное – Ева всегда могла рассчитывать на его внимание.

Вот и сейчас в ординаторской горел свет. Гензель сидел, склонившись над толстой тетрадью или книгой – с порога было не разглядеть. То ли читал, то ли выдумывал состав очередного целебного порошка, то ли сочинял мемуары. Когда скрипнула дверь, на его лице не возникло ни тени удивления.

–Снова кошмары?– осведомился он, сдвинув очки на кончик носа.


Магия на грани дозволенного

–Вы сказали мне однажды,– Ева закрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной,– что мое восхождение завершится в тот момент, когда я начну видеть. По-настоящему видеть, внутренним зрением.

–Я бы не назвал это моментом,– возразил Гензель.

–Когда мои сны из кошмаров превратятся в пророчества…

–Телепаты не предсказывают будущее, Ева, они лишь чувствуют то, что происходит не с ними. В противном случае их бы назвали предсказателями.

–Нет-нет, вы ошибаетесь. Мне снился водный демон, помните? Еще до того как кто-то разбудил его.

–Тебе снилось нечто страшное,– успокаивающе проговорил целитель,– как и много-много раз до этого. Вот давай посмотрим,– он поднялся из-за стола и подошел к высокому шкафу, стоящему по правую руку от него. Открыл стеклянную дверцу, провел пальцем вдоль корешков одинаковых картонных папок и вытащил одну из них. Положил на стол. При ближайшем рассмотрении довольно внушительная подборка листов оказалась личным делом Евы.

–Осень две тысячи четвертого, пятнадцатое октября. Помнишь этот день?

–Я пришла в Интернат.

–Верно. Сильная головная боль и неконтролируемые всплески магии. Дальше почти каждый месяц идут записи о том, что тебе снились кошмары. Я прописывал успокоительные отвары и капли, даже порошок для подавления видений, но главным и самым тяжелым в твоем восхождении было и остается то, что тебя мучают страшные сны. Не пророчества, а всего лишь сны. Ни один из них не сбылся, и пробуждение водного демона – не доказательство, а просто случайность.

–Даже если они повторяются из ночи в ночь?

–Ты уверена?– целитель снял очки и устремил на Еву долгий, внимательный взгляд.

–Я не знаю,– совсем тихо произнесла она.– Вы ведь знаете, где сейчас Игорь Лисанский?

Гензель нахмурился и ответил уклончиво:

–Далеко. Слишком далеко, чтобы до него можно было добраться.

–У изуверов?– Ева содрогнулась.

–Нет.

–А Денис?

–Гордеев?– уточнил Гензель.– Должен быть в Риге. Почему ты спрашиваешь?

–С ним все в порядке?

Гензель нахмурился еще сильнее и пожал плечами.

–Если бы что-то случилось, мы бы знали. Орден маленький, и слухи распространяются со скоростью света. Так что ты видела?

–Старинный дом… что-то жуткое… и драка, кровь… убийство.

Целитель задумался, не сводя с нее выцветших, водянистых глаз.

–Если Дэн захочет отомстить Игорю за то, что произошло в Интернате, если попытается его найти…– Ева запнулась.– А вдруг уже нашел?

–Невозможно,– Гензель покачал головой.– Поверь, это невозможно ни при каких обстоятельствах.

–Вы не знаете Дэна.

Целитель улыбнулся.

–Дело не в нем, не в его настойчивости или злости. Есть места, в которые нельзя проникнуть даже при очень сильном желании: параллельные пространства, закрытые миры – много всяких мест, Ева. Но если ты думаешь, что предвидение может быть спецификой твоих способностей,– Гензель вздохнул и закрыл папку,– давай проверим утром. Тебе в любом случае нужно в резиденцию Ордена – три года истекли, всплесков магии не наблюдалось уже больше трех месяцев. Восхождение можно считать завершенным.

–А как же мигрень?

–Со временем пройдет. Выпишу тебе капли посерьезнее, попьешь пару месяцев, и все устаканится. Так что сейчас иди в постель, а завтра отправимся в Орден. Заодно проверим, как дела у Гордеева. Согласна?

Ева кивнула. Наверное, это было лучшим, что старый маг мог для нее сделать. Хотя его слова не успокоили, не развеяли страхи – наоборот, дурное предчувствие укрепилось в душе и развернулось в полномасштабную тревогу.

Выходя из кабинета, Ева вдруг почувствовала, как сильно замерзли ноги.


На сей раз «средневековье» с его черными готическими окнами встретило Дэна еще неприветливее, чем обычно. Конечно, это была иллюзия: пустые окна, выходящие в сплошную толщу земли, не могли глядеть ни насмешливо, ни презрительно – лишь никак. Арки были не в состоянии издеваться, одним своим дразнящим присутствием напоминая, что ты теперь пленник. И все же в фойе резиденции сразу по прибытии Дэну сделалось неуютно. На него словно уставилось множество любопытных глаз, и от тяжести чужих взглядов ноги будто приросли к полу. Отвратительное ощущение, но на страх не похоже. Видимо, однажды в своей жизни Дэн пережил такой ужас, что больше никто и ничто не могло его напугать.

В проводники – или вернее будет сказать «в конвоиры»?– ему достались двое турайдских монахов: оба до пят закутанные в черные рясы, оба светловолосые и коротко стриженные, оба нездорово бледные и абсолютно безэмоциональные. Прямо двое из ларца, одинаковых с лица.

В фойе Ордена к ним присоединились Савицкий и Свердлов. Первый сочувственно улыбался, избегая смотреть в глаза, второй выглядел виноватым: именно Антон вчера «увидел» происходящее на заброшенном складе, и именно он сообщил дежурному отряду о том, что произошла драка. Прибывшие на место происшествия маги недолго думая Дэна арестовали и отправили в Турайдские катакомбы, где он провел далеко не лучшую ночь в своей жизни. Не зря тамошних магов называли изуверами: свою любовь к инквизиторским временам они пронесли сквозь столетия. Нет, разумеется, пыток Дэну никто не устраивал: на дыбе не растягивал и иглы под ногти не загонял, однако камера предварительного заключения – каменная клетушка два на два метра, да еще два метра в высоту,– выглядела весьма многообещающе.

–Ну что,– заговорил Антон, когда вся процессия направилась к выходу из фойе,– как спалось?

–Бывало и лучше,– признался Дэн, пожимая плечами.

–Я слышал,– грузно переваливаясь с ноги на ногу и тяжело дыша проговорил Антон, а затем понизил голос,– у них там, в подземельях,– он бросил быстрый взгляд через плечо: братья-монахи дышали в затылок,– инквизиторский антураж. Ты дыбу видел?

–Дыба – это перекладина с веревкой,– удивленно заметил Дэн.– Заводят тебе руки за спину, связывают и вздергивают. Чего тут видеть-то?

–Ну, бывает и другая,– смутился Антон.– Когда лежа растягивают. Про изуверов столько всякого рассказывают.

–Врут,– равнодушно сказал Дэн.

–Сомневаюсь.

–Брось, Тош, пытки давно отменили как антигуманное средство дознания. К тому же изуверы – не инквизиторы. Они всего лишь монахи, взявшие на себя обязательства по содержанию тюрьмы для магов. Мрачные легенды им на руку: ужастики внушают страх и уважение – некоторых это дисциплинирует.

–Значит, никаких каменных колодцев с решетками?– разочарованно спросил Антон.– А ребята после инспекций рассказывали…

–Ну, место не из приятных: электричества нет, холод собачий, спать пришлось прямо на полу, здесь же в углу и туалет в виде… угла,– Дэн поморщился, прикидывая, сколько человек до него выбирали в этой камере совсем не тот угол, и больше всего на свете желая переодеться.– Может, там есть и другие камеры, может, даже колодцы – я не видел.

Антон кивнул и больше вопросов не задавал.

–Я думал, меня на допрос вызвали,– осторожно заметил Дэн, когда в следующем зале монахи ненавязчиво развернули его совсем не к той лестнице. Эта была широкая, спиралью уводила вверх, и возле входа на стене имела внушительную деревянную табличку с надписью:

Магистрат

Канцелярия

(3-й этаж)

Приемный день – четверг, с 9:00 до 16:00.

–Приказ сверху,– отозвался молчавший до этого Артем.– Петр уже час как там, и не похоже, что собирается возвращаться.

Ступеньки замелькали под ногами.

–Да, Дэн,– Савицкий сделал вид, будто внезапно опомнился.– У нас еще приказ снять с тебя браслеты.

Вообще-то, браслеты с него уже снимали – пришлось расстаться с ними на ночь,– а затем вернули, потому что Арку по-другому не миновать, будь у тебя хоть тысяча печатей. Ходили, правда, легенды о неких «пустых» печатях, с которыми якобы можно пройти через Арку – и затеряться в пространстве навсегда. Но многие считали это сказками.


Магия на грани дозволенного

–Прямо сейчас?

–«По прибытии»,– процитировал Артем.

Дэн остановился, неторопливо задирая рукава толстовки вместе с манжетами рубашки. Протянул руки Савицкому.

–Ну что за демонстрация оскорбленного самолюбия,– недовольно проворчал тот, с видимым усилием разжимая одно плоское металлическое кольцо, затем другое.

–Не потеряй,– предупредил Дэн.– Они мне еще пригодятся.

Он потер правое запястье, на котором отчетливо виднелся опоясывающий красный след, и одернул рукава.

Они миновали два этажа, прежде чем лестница наконец прекратила извиваться и уперлась в широкий коридор. Стены здесь были отделаны гладкими, блестящими пластинками полированного дерева, пол выстилал потемневший от времени паркет, а в нишах по обе стороны на постаментах возвышались каменные статуи: страшные слепые горгульи и крылатые гарпии. Зал канцелярии остался позади, коридор повернул направо и, минуя зал Совета и кабинет секретарей, устремился к массивной деревянной двери, тяжелой и неприступной на вид.


Магия на грани дозволенного

–Ты войдешь один,– прошелестел один из сопровождающих монахов – Дэн так и не понял который.

В следующий миг он очутился перед кабинетом Магистра. И, взявшись за крупное металлическое кольцо на двери, не испытал ничего. Совсем ничего. Ни страха, ни волнения, ни даже самого легкого любопытства. Бывать в Магистрате доводилось нечасто – по пальцам одной руки можно пересчитать те разы, когда Магистр удостаивал его своей аудиенции: расспрашивал об Интернате, о восхождении, о силе, о том, насколько хорошо Дэн помнит историю, и еще о каких-то странных, бессмысленных мелочах. Он списывал эти вынужденные посещения на причуды старика, который в прошлом году отпраздновал двухсотлетие и так загостился на этом свете, что не знал, чем себя развлечь.

Трое человек уставились на Дэна, лишь только он шагнул через порог, оставив провожатых в коридоре. Кажется, его появление прервало неловкое, затянувшееся молчание.

Леонид Захарович Зорин, он же Магистр, стоял у огромного камина, занимавшего стену слева от письменного стола. Сверху над камином и по бокам от него тянулись книжные полки, расцвеченные корешками бесчисленных томов. Магистр держал руку на каминной полке, и Дэн мог поклясться: по его широкому лицу скользнула тень улыбки – несколько неуместной при сложившихся обстоятельствах.

Возле стола, опершись на высоченную стопку книг в золоченых переплетах, пристроился Илмар Барон – низенький, жилистый, суховатый и седой, как лунь. Его физиономия не выражала ничего. Бордовый плащ был ему явно великоват и волочился по полу, а брошь с бриллиантом кричала неуместной роскошью, но, сколько Дэн помнил, он всегда появлялся в резиденции исключительно в таком виде.

Единственным, кто явно нервничал и не собирался этого скрывать, оказался Петр Алексеенков. Завидев Дэна, тот вскочил с кресла, но, видимо, вовремя сообразил, до чего нелепо выглядит, поэтому напустил на себя сердитый вид и скрестил руки, сунув ладони под мышки.

Что-то – да все, если подумать!– шло не так. Дэна должны были привести в судейский корпус, а не на ковер к Магистру – когда такое было, чтобы глава Ордена лично занимался допросом?

–Входите, Гордеев, не топчитесь в дверях,– громыхнул Магистр раскатистым басом.– Садитесь куда больше нравится. Хоть в мое кресло,– предложение сопровождала доброжелательная улыбка, и у Дэна на душе неожиданно потеплело. От сердца не отлегло, нет. Однако впервые за долгое время он почувствовал участие – спокойное, ненавязчивое, не требующее взамен никаких откровений.

–Спасибо, я лучше так,– Дэн остановился посреди кабинета, ощущая исходящий от собственной одежды кислый запах турайдской камеры.

–В таком случае начнем,– произнес Магистр.– Расскажите, что произошло вчера, Денис. И поподробнее.

Рассказывать пришлось недолго.

–Я отправился в Вентспилс через Арку…– начал Дэн.

–У вас была печать?– тут же осведомился Барон.

–Нет. Но ее нетрудно получить в канцелярии.

–То есть вы выкралипечать?

–Я не сказал выкрасть,я сказал получить.


Магия на грани дозволенного

–Маг, выдавший вам печать без письменного разрешения вашего руководства,– Барон кивнул на Алексеенкова,– уже уволен без права возвращения в Орден, вы в курсе?

–Нет.

–Ну, теперь знаете.

Это что, была попытка надавить на совесть и навесить на Дэна моральную ответственность за чужое должностное преступление?

–Вы его подставили,– заметил Барон, не дождавшись ответа.

–Он сам подставился.

Барон поджал губы.

–И не его одного,– напомнил он после минутного молчания.

–Вы имеете в виду Матвеева? Так он был предупрежден и знал, чем грозят самовольная отлучка из Ордена и действия, не согласованные с руководством. Он пошел на это сознательно, и, заметьте, именно он принес фотографии с места преступления.

–Нужно еще разобраться, где он их взял.

–Я предлагал ему остаться в резиденции.

–А как насчет магической формулы?– полюбопытствовал Барон.– Какое право вы имели требовать от чужих сотрудников помогать вам?

–Я ничего не требовал! Я попросил, он выполнил просьбу. Матвеев настаивал, чтобы Орден расследовал дело о пропаже нескольких детей…

–С каких это пор обслуживающий персонал имеет право на чем-то настаивать?– Барон повысил голос.– И с каких пор мы занимаемся пропавшими детьми?

–Петр отказался взглянуть на фотографии, которые принес Матвеев,– продолжил Дэн.– Поэтому я взял снимки.

–Вы руководитель отряда? У вас есть полномочия?

–Нет.

–В таком случае объясните мне, кто дал вам право действовать на свое усмотрение и принимать подобного рода решения? Почему вы, рядовой маг отряда, к тому же временно отстраненный от службы за нарушение Кодекса, посчитали возможным пойти наперекор должностным инструкциям?

Дэн молчал. Вопрос не был риторическим, но ответить на него было нечего.

–Вы бы отделались увольнением,– заключил Барон,– если бы не…

–Денис,– глубокий и зычный голос заставил вздрогнуть и поднять голову. Со своего места у камина Магистр смотрел на Дэна так, словно пытался увидеть самую суть, словно вызывал на откровенность – пусть даже завуалированную. Все, что говорилось до этого, Магистра не интересовало. Лишь один вопрос прочел Дэн в его внимательных глазах, лишь одна просьба читалась на лице.

–Вы убили человека, Денис,– произнес Магистр негромко.

–Черного мага.

–Убитый – Илья Ромель, девяносто второго года рождения,– сбежал из дома два месяца назад. Нам удалось разыскать его родителей. Так вот, этот мальчик не имел магических способностей. Ни его родителей, ни его самого нет в наших списках.

–Это невозможно,– обескураженно пробормотал Дэн.– Этого не может быть.

–Вы ведь в курсе, что магия передается либо детям, рожденным от двух магов, либо старшему наследнику в семьях полукровок?

–Да, но… это ошибка! Спросите Матвеева, он подтвердит: мальчишка чуть не убил его заклинанием! Мой щит едва выдержал поток силы!

–Это мог быть стихийный всплеск,– предположил Магистр.

–Да нет же! Поток был направленным, и пацан не просто ударил, он начертил формулу!– Дэн замолчал, соображая, до чего нелепо звучат его доводы.

–Не прошедший восхождение подросток не в состоянии справиться с силой,– заявил Барон.– А Ромель его точно не проходил, да и не мог бы пройти до пятнадцати лет. Поэтому называть его черным у вас нет ни малейшего основания. К слову, браслетов на нем не было.

Естественно, если он не числился в архиве Ордена.

–Приемный ребенок,– предположил Дэн.– Или у него другой отец.

–Хорошая версия,– согласился Магистр.– Но она не объясняет того, как подростку удалось совладать с магией, не имея проводников.

–Это не относится к моему делу,– сказал Дэн.– Мальчишка напал первым и без предупреждения ударил разрушающим, у меня есть свидетель. Я нашел в подземелье одного из пропавших детей. И символы на стенах, что вы скажете о символах?

–Специалист не увидел в них ни капли смысла,– сообщил Барон.

–Был подросток черным магом или нет, пока не установлено,– сказал Магистр.– Хотя вы, я думаю, сделали для себя выводы еще в том подземелье. К сожалению, ваши выводы не давали вам права поступать так, как вы поступили, а свидетелей этого события у нас нет. Мы вынуждены полагаться лишь на ваши слова…

–Или воспользоваться услугами сенса,– резко бросил Барон.

У Дэна мороз пробежал по коже. Его память однажды уже препарировали, и приятного в этом было не больше, чем во вспарывании скальпелем загноившихся швов на ране.

–Я думаю, в этом не возникнет необходимости,– мягко возразил Магистр.– Гордеев расскажет все сам.

–Вы предлагаете поверить ему на слово?– изумился Барон.

–Ну почему же, расследование ведется.

–А я предупреждал вас, Магистр. Еще тогда, месяц назад. Я доводил до вашего сведения свои опасения насчет его мании самоубийства. Все время, что Гордеев проработал в составе отряда, он демонстрировал потрясающее рвение сунуть голову в петлю и затянуть узел потуже. Во время полевых операций действовал необдуманно, подвергая риску не только себя, но и людей, с которыми работал. Бросался в самое пекло, игнорировал приказы начальства…

–Если вы о том пожаре в Майори, то я спас ребенка!– воскликнул Дэн.

–Не подчинившись приказу не вмешиваться!– рявкнул Барон.

–По-вашему, нужно было позволить ему сгореть заживо?

–Вы нарушили Кодекс.

–Кодекс предусматривает пункт, согласно которому в отдельных ситуациях отдельные условия Кодекса могут быть нарушены.

–Угроза жизни одного человека не входит в перечень этих ситуаций.


Магия на грани дозволенного

–Равно как и человеческий фактор не входит в перечень моих должностных обязанностей,– буркнул Дэн.

–Разумеется, нет. Здесь работают только те, кто в состоянии держать себя в руках, Гордеев. Что касается вас, то всякому терпению настает конец. Вы не дорожите собственной жизнью. Вы ведете себя вызывающе и безответственно. А после того что произошло вчера, можете быть уверены: не видать вам ни своего отряда, ни службы вообще. Вам еще предстоит следствие и судебное разбирательство…

Магистр кашлянул. Комтур запнулся на полуслове и недовольно, раздраженно повернул голову в его сторону.

–Боюсь, с Гордеевым не все так просто, Илмар,– произнес Магистр, сложив руки лодочкой и сомкнув перед собой кончики пальцев.– Мне не нравится ситуация, которая складывается в последнее время в магической среде. Орден – это прежде всего сила, это контроль за соблюдением правопорядка, но так получается, что конфликты происходят не где-то на периферии, а прямо внутри организации. Вспомните Анджея Лисанского, бывшего канцлера, который выдавал печати тем, кого лишили права на прохождение Арок. Мы так и не выяснили – зачем. Следующей была кучка подростков, разбудивших водного демона в Интернате, и в предводителях – сын того же Лисанского. Теперь объявляется маг, которого мы в свое время пропустили и не зарегистрировали, и сразу встает вопрос о том, сколько еще магов может находиться вне нашего контроля. И в довершение всего один из самых талантливых боевых магов Ордена пренебрегает приказом руководства и идет на убийство. Я даже не представляю, как вы сумеете доказать, что это была самозащита, Денис. Те, кто знаком с вами лично, скорее поверят, что вы потеряли над собой контроль и убили в состоянии аффекта: репутация в данном случае играет против вас.

Магистр выдержал паузу, давая Дэну возможность переварить услышанное, и продолжил:

–Все это вместе взятое компрометирует Орден. Как может гарантировать защиту и безопасность обычного и магического населения организация, которая не в состоянии навести порядок даже в собственных рядах? Поэтому, учитывая положение вещей, мне бы не хотелось, чтобы за пределами Ордена стало известно о вчерашнем досадном происшествии.

–Это убийство вы называете досадным происшествием?– не понял Барон.

–Подробности события мы еще не установили,– возразил Магистр.– Но вот лишние слухи плодить ни к чему.

–Вы предлагаете все замять?– комтур выглядел обескураженным. Дэн и сам не верил собственным ушам.– Чтобы Гордеев и дальше бесчинствовал и подстрекал людей на саботаж?

–Что за слова «бесчинство», «саботаж»! Я предлагаю провести внутреннее расследование.

–Шила в мешке не утаишь.

–Но замаскировать можно. Во-первых, представим произошедшее так, что Денис действовал по приказу прямого руководства – это снимает с него ответственность за произвол. Во-вторых, переведем дело со статьи «убийство» на статью «незаконное владение магией» и займемся расследованием личности убитого подростка, выясним его родословную, определим мотивы,– заметив, что Барон собирается ввернуть реплику, Магистр вскинул руку: – Поймите вот что. Куда важнее узнать истинную причину происходящего, чем успокоиться, ограничившись наказанием отдельно взятого мага. Вы ведь в курсе, что среди тех, кому Анджей Лисанский выдавал печати, были незарегистрированные маги?

Дэн был не в курсе, а вот комтур нехотя кивнул.

–И вы понимаете, чем грозит существование достаточно большого количества таких магов?– продолжил Магистр.– Вспомните охоту на ведьм в Средние века. Вспомните инквизицию – есть силы, которые лучше не будить. Учитывая, что нормальная продолжительность жизни магов приближается к двумстам семидесяти годам, а их количество на территории Западной Европы колеблется в пределах трех тысяч, достаточно простейших подсчетов, чтобы определить возможное число тех, кого Орден упустил из виду. Илья Ромель – это уже не выходящий из ряда вон случай, это тенденция, некая закономерность, за которой кто-то стоит. И у нас появилась возможность выяснить, кто именно.

–У меня складывается впечатление, будто вы уже все просчитали и вычислили, каким образом это можно сделать,– заметил Барон.

–Что вы знаете о семье Лисанского, Денис?– не удостоив того ответом, спросил Магистр.

Дэн вздрогнул. В груди разлился противный холод, сердце пропустило удар.

–Я слышал, что Анджей Лисанский находится в Турайде,– произнес он одеревеневшими губами.– Слышал, что после происшествия в Интернате остальные члены семьи бежали куда-то в Европу.

–Это все сплетни и домыслы,– возразил Магистр.– Анджей Лисанский действительно находится в катакомбах, а вот его жена Анна исчезла, и найти ее нам пока не удалось.

–Она тоже совершила что-то противозаконное?

–Нет, но судите сами: зачем скрываться тому, кто ни в чем не виноват? Мы следили за Анной, поскольку у ее мужа были сомнительные связи с незарегистрированными магами, но полгода назад она исчезла.

–Вы собираетесь отправить меня на ее поиски?– Дэн никак не мог взять в толк.

–К чему нам такие глупости?– улыбнулся Магистр.– Разумеется, нет.

–Но снять с меня обвинения…

–…вовсе не значит уберечь вас от наказания. Я предлагаю дать вам особое задание. Есть человек, который, по нашим сведениям, точно знает, где находится Анна Лисанская.

–Кто?

–Ее сын Игорь.

У Дэна зашумело в ушах.

–Я был уверен… ходили слухи, будто ему удалось выбраться из Интерната через Арку и скрыться.

–Это всего лишь слухи, Денис. Игорю тоже грозит заключение в катакомбах,– продолжил Магистр,– но пока он нужен Ордену, этого не произойдет.

На сей раз кашлянул Барон, причем излишне демонстративно. Магистр снова не обратил на него внимания.

–Где он?– выдавил Дэн.

–Взаперти. Он излишне свободолюбив, придерживается идеологии отца, но не так умен, как Анджей. На допросе он кое-что рассказал об отцовских взглядах на идеальное магическое общество, лишенное железного контроля Ордена и обязательного трех-четырехлетнего «заточения» в Интернате. У членов его семьи врожденный иммунитет на вмешательство сенсов – эта генетическая особенность передается по мужской линии,– поэтому грубые методы дознания, к сожалению, не дают результатов. Но мы надеемся, Игорь выдаст местонахождение матери – у нее данная аномалия отсутствует, а вот известно ей наверняка многое.

Сквозь гул в голове Дэн почти не разбирал слов.

–Чего вы хотите от меня?– спросил он, сообразив вдруг, что молчание затянулось и все взгляды устремлены на него.

–Мы посадим вас под домашний арест, Денис, на время расследования вчерашнего происшествия. И вы разговорите для нас Игоря Лисанского.

–Что-о-о?– потрясенно выдохнул Дэн.– Сидеть под арестом вместе с Лисанским?

–Быстро схватываете,– насмешливо улыбнулся Магистр.

–Я… ни за что… нет!

–А я не спрашиваю. Я объясняю задание. Для общественности – вы выполняете ответственное задание для Ордена по моему личному поручению,– Магистр повернулся к Барону, который озадаченно тер подбородок.– Хотите что-то добавить, Илмар?

–Хочу понять, что вы затеваете,– охрипшим голосом произнес тот и откашлялся.– К Лисанскому можно отправить кого угодно.

–Кто угодно его не расколет. Лучшей кандидатуры нам не подобрать.

–Согласен. Но существует Право, определяющее меру наказания, и мера эта должна быть соразмерна совершенному проступку. По-вашему, домашний арест соразмерен убийству?– И, не дожидаясь ответа, Барон холодно добавил: – Гордеев не внушает мне доверия.

Магистр едва заметно улыбнулся, повернулся к книжной полке и медленно провел указательным пальцем по корешкам книг. И когда палец достиг темно-зеленого с золотым тиснением переплета, ловко выдернул книгу с полки.

–Магический Кодекс, издание двенадцатое, оно же на данный момент последнее,– сообщил он. Перелистал несколько страниц, явно зная, что конкретно ищет и где оно находится.– «В случае, когда решение не может быть принято голосованием или иным способом, предусмотренным данным Кодексом, голос действующего Магистра является решающим. Магистр имеет право принимать решение единолично в случае, когда Совет не может быть созван в течение двенадцати часов с момента возникновения необходимости в принятии решения»,– Магистр захлопнул книгу.– В Ордене на данный момент находятся лишь трое членов Совета, включая нас с вами, Илмар. А кривотолки уже ползут. Турайдские монахи на редкость молчаливы, это нам на руку, но о ваших людях я такого сказать не могу. Думайте сами: Ордену нужны сильные маги, особенно в том случае, если мои опасения насчет незарегистрированных подтвердятся. Мы не можем списать со счетов Гордеева, не можем списать даже Лисанского – сильные наперечет. Полистайте личные дела тех, кто сейчас в Интернате: ни одного стоящего сенса, ни единого боевого мага. Ваше право счесть меня параноиком, но предзнаменования мне не нравятся. Хотите оспорить решение – собирайте Совет, время у вас есть.

Воцарилась тишина. Магистр любовно поглаживал пальцами переплет Кодекса, Барон хмуро наблюдал за этими движениями, Алексеенков выглядел обескураженным.

–Лисанского все равно придется списать,– подал голос Дэн.– Он ненавидел Интернат и презирал Орден, он ни за что не согласится на службу здесь – скорее, подкинет вам очередного водного демона и позаботится о том, чтобы на сей раз все прошло гладко.

–Вот поэтому вы нам и нужны, Денис,– сказал Магистр.– Убедите его принять нашу сторону.

–Я что, должен буду втереться к нему в доверие? Абсурд… Чушь собачья,– Дэн покачал головой.– Это исключено. Он не станет мне доверять. Никогда! Вы же в курсе того, что он натворил. Сгноить его в катакомбах – самое милосердное, что можно сделать с такой тварью. А лебезить перед ним… Да не пошел бы он к черту?!

–А чего вы ожидали в качестве наказания?– осведомился Магистр, на которого прозвучавшая тирада не произвела ни малейшего впечатления.– Отдых у моря?

–Лучше в камеру!– отрезал Дэн, всем своим видом демонстрируя полную готовность отправляться в узилище хоть сейчас. У него горело лицо, от напряжения до боли свело челюсти.

–Здесь не вы даете указания,– спокойно сказал Магистр и, не обращая внимания на протесты Дэна, обратился к Барону: – Итак?

–Я сделаю все, что от меня зависит,– сухо отозвался тот.

–Значит, через час приказ на выполнение задания Гордеевым должен быть у меня на столе. Вы свободны.

Барон смерил Дэна тяжелым взглядом, но недовольства этот взгляд не выражал. Скорее мрачное удовлетворение.

–Всегда был против авторитаризма,– пробормотал комтур, проходя мимо.– Повстанцев, что ли, собрать да свергнуть диктатуру? Черт-те что творится.

Размашистой, упругой походкой, которую трудно было ожидать при его старческом облике и сухопаром телосложении, он пересек кабинет и скрылся за дверью. Алексеенков, не вставивший в разговор ни единого слова, неуверенно переминался с ноги на ногу.

–С этой минуты Гордеев выходит из вашего подчинения,– обратился к нему Магистр.– Я сам его проинструктирую. Можете идти.

Петр коротко кивнул, явно испытывая облегчение от возможности покинуть кабинет.

Когда дверь за ним закрылась, Магистр какое-то время смотрел на Дэна с прежним бесстрастным выражением на лице. Дэн молчал, стиснув зубы, силясь не думать, не ворошить слишком болезненные воспоминания, связанные с Лисанским. Он не представлял, как вынесет его присутствие, как сможет сдержаться. Его начинало трясти от одной мысли о том, что тварь, виновная в гибели Руты, окажется рядом. Он не вытерпит. Если уже сейчас, когда перспектива встретиться с Лисанским казалась еще отдаленной и какой-то нереальной, призрачной, в нем начинал бурлить вулкан слепого бешенства, то что будет потом?

–Денис,– глубокий, низкий голос вывел из оцепенения.

Дэн поднял глаза. Магистр смотрел на него с неприкрытой тревогой. Сейчас, когда кроме них в кабинете никого не осталось, на покрытом морщинами лице вдруг проступили и сомнения, и волнение, и недоверие, и даже сочувствие. У Дэна с плеч точно камень свалился: он расслабился, как-то разом осунулся, поник, ссутулился. Изнутри словно выдернули стержень. Медленно он подошел к одному из кресел для посетителей и устало опустился в него.


Магия на грани дозволенного

–Я тебе не наставник и не друг, Денис,– произнес Магистр тихо.– Но я следил за твоим восхождением, за всеми твоими успехами и неудачами; ясделал для тебя все, что мог, полгода назад; япошел тебе навстречу, разрешил досрочно покинуть Интернат – ты ведь знаешь, что это против правил, и многие были не согласны. Я рискнул поставить на тебя. И теперь не хочу думать, что ошибался. Я должен знать, Дэн. Можешь быть уверен, это не выйдет за стены кабинета, даю тебе слово. Но чтобы защитить тебя, чтобы помочь, я должен знать правду.

Дэн выслушал Магистра, уставившись пустым взглядом в пол. Пальцы рук нервно подрагивали, на щеках двигались желваки.

Давая собеседнику время на раздумья, Магистр тяжело опустился на соседний стул. Его зеленый плащ занял еще два. Браслеты на запястьях отливали тусклым золотом.

–Всего один вопрос, Дэн. Ты убилэтого человека?

Ответить оказалось легче, чем взглянуть Магистру в глаза.

–Он оказал сопротивление при аресте.

Долгое время оба сидели молча. Магистр наверняка ждал от Дэна еще каких-то слов, но он замкнулся в себе, пытаясь совладать с охватившим его смятением и унять непрекращающуюся дрожь в руках.

–В таком случае,– Магистр понимающе кивнул,– я могу считать это ответом.

–Почему Лисанский?– Дэн вскинул голову.– Вы не понимаете, не можете предсказать последствий.

–Только не говори, что убьешь еще и его,– Магистр недоверчиво покачал головой.

–Если он меня спровоцирует…

–Убьешь?

Дэн устало выдохнул, оставив вопрос без ответа.

–Игорь Лисанский лишен права колдовать, без браслетов он абсолютно беспомощен,– заметил Магистр.– Я думаю, ему хватит ума держать себя в руках. К тому же я не сказал главного. Твои браслеты пока тоже побудут у меня.

–Что?!– изумился он, едва не подпрыгнув.– Вы не можете…

–Таковы правила.

Дэн инстинктивно сжал пальцами левое запястье и тут же вспомнил, что его браслеты остались у Савицкого. Он непроизвольно стиснул кулаки.

–И не только ради безопасности Лисанского, но и ради твоей безопасности так будет лучше,– добавил Магистр.

–Отлично,– буркнул Дэн.– Вы мне еще на лбу напишите: «Арестант». Потешьте эту сволочь, пусть повеселится напоследок перед заключением.

–Твоя задача – как раз избавить его от заключения, Денис. Не забывай об этом.

И выяснить, где скрывается Анна,– Магистр поднялся со стула и расправил плащ.

–Я понял. Когда отправляться?– угрюмо осведомился Дэн.

–Сейчас. Печать уже готова, тебя проводят до Арки,– и, давая понять, что разговор окончен, Магистр повернулся к нему спиной, отошел к столу и начал перебирать лежащие там папки.

–Всего хорошего,– попрощался Дэн и направился к двери.

–Денис,– раздался за спиной спокойный голос.– Я рассчитываю на твое благоразумие.

Не оборачиваясь, Дэн дернул уголками губ в улыбке, больше похожей на гримасу, кивнул и вышел в коридор.

Ребят из отряда в коридоре больше не было, зато по бокам тут же выросли «двое из ларца» – по-прежнему отрешенные и бесстрастные. Не дожидаясь понуканий, Дэн направился к залу канцелярии.

Обрывки предположений, догадок и дурных предчувствий перемешались в кашу, в груди теснились смятение и тревога. Половина доводов Магистра звучала притянутой за уши, другая половина толкала на неприятные размышления о том, не выжил ли глава Ордена из ума. Может, от спокойной жизни, в которой ровным счетом ничего не происходило, у него действительно развивалось слабоумие? Уже на пороге зала Дэн спохватился: совсем забыл выяснить, что скрывалось за этим загадочным «взаперти». Насколько он знал, единственным местом заключения для магов, совершивших преступление, были турайдские подземелья, но со слов Магистра выходило, что Лисанского держат вовсе не там. «Мы посадим вас под домашний арест… И вы разговорите для нас Игоря Лисанского». Любопытно. Выходит, тот тоже под домашнимарестом? Что же это за дом такой и зачем создавать убийцекомфортные условия для проживания?

Двери зала распахнулись, впуская Дэна и его конвоиров в просторное помещение с высоким куполообразным потолком, щедро украшенным облупившейся и местами сколотой лепниной. Здесь в полном безлюдье пространство заполняли столы, книжные полки и картотеки, и только справа от входа, в отгороженном вычурной чугунной ширмой закутке за огромным столом – ничуть не меньшим, чем у Магистра,– восседала худая колдунья. Определить ее возраст вряд ли кому-то удалось бы: эта женщина была первоклассной специалисткой по наведению чар. Звали ее Ингрид – отчества она не признавала и даже от испуганных подростков, впервые очутившихся в Ордене перед отправкой в Интернат, требовала обращаться к себе исключительно по имени. Должность, которую она занимала, раньше принадлежала Анджею Лисанскому, но Дэн не помнил, чтобы Ингрид когда-нибудь выдавала печати лично,– для этого у нее было двое помощников. Одного из которых, кстати, вчера уволили. Похоже, нынешняя печать Дэна стоила личного присутствия канцлера.


Магия на грани дозволенного

Перед столом Ингрид неподвижно стояла тоненькая стройная девушка. Дэн скользнул по ней равнодушным взглядом, но узнал лишь тогда, когда она обернулась и посмотрела на него затуманенными светло-голубыми глазами, казавшимися в полутемном помещении бесцветными.

–Денис?– взгляд у нее прояснился, на бледных сухих губах заиграла слабая улыбка.

–Ева?

–Ты здесь, ты… С тобой все в порядке!– девушка смотрела на него, улыбаясь все шире, все увереннее, и Дэн почувствовал неловкость. Ева Паламейк многим казалась, мягко говоря, не совсем адекватной. Она могла стоять вот так, неподвижно, с улыбкой, не сводя с тебя глаз, часами, и понять, что творилось в ее голове, было невозможно.

–Ага, лучше некуда,– соврал Дэн, подходя к столу и молясь о том, чтобы Паламейк не начала приставать с вопросами.

–Гордеев, вы уже тут,– нахмурилась канцлер. Взглянула на девушку и поднялась из-за стола: – Вам придется подождать.

С этими словами она вышла из-за ширмы, подметая пол подолом широкого черного плаща с серым атласным подбоем.

–Меня отпускают из Интерната,– сообщила Ева.

–Отлично,– не то чтобы Дэну это было интересно. Странный день: сначала Лисанский, теперь Ева – весьма болезненный и неприятный привет из прошлого.– И куда ты теперь?

–Пока не знаю. Вернусь домой к отцу,– она пожала плечами.– У меня неплохо получается сушить травы и готовить целебные мази. Может быть, удастся получить именную печать на выход в Сибирь, у меня там бабка…

–Что ж, Гордеев, приступим,– сказала вернувшаяся Ингрид.– Для начала должна предупредить, что ваша именная печать на посещение Ордена в том месте, куда вы отправляетесь, работать не будет, равно как и все остальные печати. Арка там двухсторонняя, но выйти через нее вы не сумеете.

–Это воодушевляет,– проворчал Дэн.


Магия на грани дозволенного

–Ну и замечательно,– сухо улыбнулась Ингрид.– Дайте руку.

Он протянул правую ладонь, и рукав толстовки нечаянно задрался, открыв незаживающий красный ожог на запястье. Ева вытаращила глаза. И вдруг шумно выдохнула и оперлась о стол так, словно вот-вот грохнется в обморок.

Дэн кинул на нее встревоженный взгляд.

–Почему ты без браслетов?– прошептала девушка – Что случилось?

Дэн не успел ответить – Ингрид крепко сжала его руку, и по ладони словно разлился жидкий огонь. От боли на несколько секунд перехватило дыхание.

–Потерпи,– снова улыбнулась Ингрид.– Вот и умница.

Он отдернул руку – мышцы онемели и почти не слушались. На ладони яркими рубцами со слегка запекшейся кровью проступила свежая печать. Минута-две – и ранки затянутся. Останется лишь бледный рисунок.


Магия на грани дозволенного

Стоп!

А рисунка-то и не было. Обводка и точка посередине.

–Зачем тебе…– начала Ева и сама себя перебила: – Это же пустая печать! Постой. Куда тебя отправляют?

–Вы мешаете,– холодно предупредила Ингрид.

–Нет, подождите, это неправильно!– воскликнула Ева и вдруг понесла какую-то околесицу: – Далеко, он так далеко, что до него не добраться. Есть места, в которые нельзя проникнуть: параллельные пространства, закрытые миры… Туда ведут пустые печати. Оттуда нет выхода.

–Идите,– канцлер кивнула Дэну на выход.– Удачной дороги.

Он, озираясь, неуверенно направился к двери.

–Куда вы его ведете?– закричала вслед Ева.

–Успокойтесь!– потребовала Ингрид.– Иначе я буду вынуждена применить к вам заклятие.

–Нет! Вы не можете! Не отправляйте его туда! Пожалуйста! Дайте мне поговорить с Магистром!

Дэн обернулся, но пара черных ряс уже закрыла от него и девушку, и канцлера.

–Пропустите!– было последним, что он услышал с порога.


Должно быть, старик решил, что она сумасшедшая. Ей было не привыкать, тем более что он наверняка недалеко ушел от истины. Мигрень, видения и ночные кошмары высосали из нее всю душу, и подчас казалось, что в голове что-то переклинивает, ломается и перестает работать, и от этого внутри воцаряется блаженная пустота.

–Помогите мне,– зашептала Ева севшим от крика голосом, цепляясь за края бордового плаща.– Пожалуйста, помогите!

На лестнице было темно и холодно, тело отяжелело, ноги подкашивались после хорошей порции успокоительной магии. Голова кружилась, нестерпимо тянуло осесть на пол и уснуть прямо здесь, прямо сейчас. Но сквозь густую кашу наплывающих мутных сновидений из памяти пробивались отголоски недавних кошмаров.

–Помогите,– захныкала Ева, наваливаясь на старика в бордовом. Он был приземистым, тощим и сухим, но стоял твердо.

–С радостью, если вы объясните, что происходит,– маг попытался освободиться и с силой сдавил ее ладони.– Успокойтесь, зачем же кричать и поднимать на уши всю резиденцию?

–Дениса нельзя отправлять к Игорю, понимаете, им ни в коем случае нельзя встречаться,– в отчаянии проговорила Ева.

Старик насторожился.

–Кто вы?– осведомился он, сощурившись.– Я вас раньше не видел.

–Ева. Меня зовут Ева.

–И сколько вам лет, Ева?


Магия на грани дозволенного

–Восемна… что? Какая разница?

–Ваше восхождение уже завершено, не так ли?

–Помогите мне!– взмолилась Ева.– Я видела сон, я…

–Идемте,– мужчина подхватил ее под локоть и повлек за собой.– Прекратите кричать, вы привлекаете ненужное внимание.

–Вы отведете меня к Денису?

–Я отведу туда, где вас выслушают очень внимательно, поверьте.

Лестница снова потянулась вверх, и идти по ней было сущей пыткой. Лишь одно утешало и придавало сил: этот человек ей поможет, он казался знакомым, где-то она его уже видела. Канцелярия проплыла мимо и осталась позади.

–Магистр,– дверь перед Евой открылась, и в лицо дохнуло теплом огня, горящего в камине, и запахом кожаных книжных переплетов.

Сидящий в кресле у камина человек поднялся и поставил на полку бокал с недопитым вином.

–Она устроила переполох в канцелярии,– сообщил проводник Евы.– Требовала встречи с вами. И просила отменить задание Гордеева.

–Вот как,– Магистр выглядел удивленным и заинтригованным.– Садитесь,– он указал ей на кресло, но девушка лишь мотнула головой.– Откуда вам известно о задании?

–Я ничего не знаю о задании, но вы должны это остановить,– выдохнула Ева в отчаянии.

Магистр поднял брови.

–Вы сенс,– догадался он.– Не слишком сильный, иначе я был бы в курсе вашего существования. Или даже провидица… Очень любопытно.

–Я видела сон. Кошмар…

–Барон,– перебил Магистр, взглянув на провожатого Евы, в котором она наконец узнала комтура Ордена,– вы не могли бы нас оставить? Я хочу побеседовать с девушкой наедине.

Глава 4

Так вот, значит, как выглядел ад.

Дэн стоял в начале темного, мрачного длинного холла. Высокие стены, облицованные почерневшими от времени и сырости деревянными рейками. Некрашеные, небеленые потолочные балки, затканные паутиной. Ниши с едва тлеющими керосиновыми лампами, на стеклянных плафонах которых осело столько пыли, что они утратили прозрачность. Пара закрытых наглухо дубовых дверей. Узкое окно в торце коридора – забранное чугунной решеткой, испускающее тоскливый серый свет,– и крутая винтовая лестница, уводящая наверх.

Где-то здесь бродил Игорь Лисанский, и этого было достаточно, чтобы возненавидеть каждый угол, каждую трещинку в рассохшейся облицовке стен и даже сам воздух, которым приходилось дышать,– спертый, густой, тяжелый.


Магия на грани дозволенного

Крепко сжимая кулак – кожу на ладони жгло после прохождения Арки,– Дэн неуверенно направился вперед по коридору. Гулкие звуки шагов отражались от потолка, каждое движение, каждый самый неуловимый шорох отдавались в этой мертвой тишине оглушительным грохотом. Без браслетов Дэн ощущал себя беспомощным как новорожденный котенок.

Что это было за место? Где сейчас находился его враг – тот, кого он давно проклял, тот, кто разбудил водного демона, кто был виновен в смерти Руты, кто отнял у Дэна самое дорогое и превратил его жизнь в затянувшийся кошмар, кто лишил его желания и умения жить, кто выжег в его душе все чувства, кроме отчаянной, безысходной злости.

Поднимаясь по лестнице, Дэн точно плыл в тумане. Вот сейчас он увидит его – высокомерного, наглого, беспринципного… Магистр был прав: не лишись Дэн браслетов, он бы… он бы…

Дэн привалился плечом к стене и на мгновение прикрыл глаза: не думать о мести, не поддаваться безумию. Пусть Магистр наказал его, отправив сюда против воли, но он все еще оставался на службе, он по-прежнему был боевым магом, а боевой маг должен выполнять приказы. Эта мысль успокаивала задетое самолюбие и с грехом пополам заглушала приступы злости.

Дэн пытался подготовиться. Видит Бог, он действительно старался не просто свыкнуться с неотвратимостью предстоящего ада, а успокоиться, привести в порядок мысли, пребывающие в смятении. Столько сил было потрачено на то, чтобы взять себя в руки, столько уговоров, столько воззваний к собственной совести, порядочности, благоразумию было прокручено в голове – не сосчитать! Казалось, Дэн уговорил самого себя, заключил с собой сделку: не реагировать ни болезненно, ни раздраженно, ни гневно – никак. Но теперь, когда каждая ступенька приближала его к встрече с Лисанским, все благонамеренные мысли исчезли, рассыпались, как песок сквозь пальцы. И так тщательно возведенные вокруг защитные барьеры дали трещину и засочились ненавистью и решительной яростью. Сердце набухло в груди, вмиг разросшись до неимоверных размеров, и заполнило собой черную пустоту, к которой Дэн привык за последние месяцы. И стало больно – так нестерпимо, чудовищно больно, что захотелось порвать врага голыми руками, лишь бы это остановить.


Магия на грани дозволенного

Наконец лестница кончилась. Показалось, что он взобрался куда-то под самые небеса, на самый верх бесконечно высокой башни. Еще один холл, освещенный лишь тусклым вечерним светом, проникавшим через пыльные, грязные окна в дальней стене. Жуткая многоярусная люстра с десятками погасших свечей грузно, неподвижно свисала с потолка. Три двери справа, три слева. Поворот у окон.

Одна из дверей была приоткрыта, и Дэн шагнул прямо к ней. Комната оказалась просторной, пустой, неуютной и такой же мрачной, как коридор на первом этаже. Здесь трепетали огоньки свечей в расставленных по периметру канделябрах – неужели нет электричества? Что ж это за дыра такая? Холодный, черный камин выглядел гигантским обугленным зверем, выгнувшим спину в агонии – да так и застывшим у стены напротив окна. Огромные картины в золоченых рамах висели на стенах, напоминая о былой роскоши. Высоченные стрельчатые окна мелко дрожали и звенели от порывов ветра, завывавшего снаружи. Судя по странным наплывам, утолщениям и разводам на стеклах и перепутанным кусочкам витражей, эти окна были разбиты, а потом небрежно или неумело восстановлены с помощью магии. Истертый ковер на полу, расстилавшийся от стены до стены, старый диван, кресла с потускневшей, вылинявшей обивкой, столик и книжный шкаф темного дерева до самого потолка. А еще бумага и книги, разбросанные где попало, от каминной полки и до подлокотников кресел.

Не хватало главного. Лисанского.

Напряжение немного отпустило. Отвлекшись от дурных мыслей, Дэн пересек комнату и рассеянно взглянул на одну из книг. «Природная магия. Том 2». Пальцы приподняли засаленную кожаную обложку, коснулись ветхих страниц, взгляд упал на текст – и тут Дэна постигло разочарование: латынь? Лисанский читал на латыни?

Словно в ответ на эту мысль скрипнула дверь. Дэн вздрогнул и обернулся, мгновенно напрягаясь, готовясь отразить удар или ударить самому. Не физически – взглядом, словом.

На пороге действительно возник Игорь Лисанский. Возник – и остолбенел, вперив в Дэна удивленный взгляд. Воцарилась тишина, словно весь воздух, все звуки из комнаты выкачали, и осталось лишь мертвое пространство с упавшей до нуля температурой.

Дэн не смог скрыть изумления. Он ожидал чего угодно, но такого…


Магия на грани дозволенного

Исхудавший, бледный как смерть, с глубоко запавшими, болезненно поблескивающими глазами, с обветренными щеками, с потрескавшимися от холода губами, покрытыми корочкой запекшейся крови, Лисанский не был похож на самого себя. Пальцы белые, словно окостеневшие, даже на вид холодные как ледышки – ладони от мороза защищали черные шерстяные перчатки с обрезанными пальцами – судорожно вцепились в дверной косяк. Отросшие волосы, грязные настолько, что их природный цвет уже было не разобрать – серые, тусклые, слипшиеся – спадали на лоб и глаза. В первые секунды Дэну почудилось, что Лисанский давно умер, и перед ним сейчас стояло изможденное привидение, слишком прозрачное, слишком слабое, чтобы быть человеком. Лис шевельнулся, его пальцы бессильно съехали по косяку, рука безвольно обвисла вдоль тела, и наваждение рассеялось. Он по-прежнему глядел на Дэна, не пытаясь ни удрать, ни напасть,– с его изможденного лица стерлось ошеломление, но на смену тому не пришло ничего. Кроме разве что униженности – которая просвечивала в каждом жесте, в каждой мимической морщинке. Что-то было в его глазах – незнакомое, чужеродное. Какая-то глухая затаенная тоска под маской безразличия.

Непривычно тихий, спокойный, отрешенный Лис перешагнул через порог и приблизился. Дэн не мог выдавить ни звука, не пытался даже шелохнуться. Скупым жестом, точно каждое движение причиняло неудобства, Лисанский вынул книгу из рук Дэна, захлопнул ее и бессильно уронил обратно на кресло.

–Нечего трогать мои вещи,– произнес он, не повышая голоса.– Все равно ничего не поймешь, Гордеев.

И тут, при звуке этого голоса – слабого, тусклого, ненавистного,– Дэн очнулся от оцепенения.

–Ты,– выдохнул сквозь стиснутые зубы.– Ты здесь… ты…

И все. Больше – ни слова, ни звука. Лишь глухая пустота – черное, бездонное ничто, в котором потонули все чувства.

–Да, я здесь,– подтвердил Лисанский бесстрастно.– Дальше что?

–Будем жить вместе,– чужим, севшим голосом вытолкнул Дэн сквозь сдавленное горло.

–О,– Лис скривил тонкие губы в безжизненной, фальшивой усмешке.– А я все думал, когда же они пришлют ко мне надзирателя. Свершилось, ура. Только не ожидал, что у них настолько специфическое чувство юмора. Надежда и гордость Интерната собственной персоной.

Последние слова он все-таки наполнил привычной желчью, и Дэн вздрогнул, вдруг узнавая, вспоминая, кто перед ним. Тот самый Лисанский, что устанавливал в Интернате свои порядки и издевался над всеми, кого угораздило не так взглянуть или не то сказать. Та самая гадина, которую Дэн раздавил бы с превеликим удовольствием, если бы верил, что это хоть что-то изменит.

–Ехидство тебе когда-нибудь затолкают обратно в глотку, урод,– произнес он.– Вместе с зубами.

–Если обмен любезностями окончен, я бы хотел почитать,– сообщил Лисанский, вновь поднимая книгу с кресла. Расправив плечи, с неизменной аристократичной осанкой – то ли притворялся, то ли действительно водил родство с польскими королями – он опустился в кресло и закинул ногу на ногу, всем своим видом демонстрируя презрительное отчуждение.

–И тебе не интересно, для чего я здесь?– осведомился уязвленный Дэн.

–Для того чтобы заставить меня поработать на Орден и выведать, где прячется моя мать,– бесцветным голосом отозвался Лис, не поднимая от книги глаз.– Ничего нового, Гордеев. Еще вопросы?

И тут Дэна прорвало. В груди полыхнул вулкан ярости, кровь ударила в голову. Схватив Лисанского за воротник рубашки, он сдернул его с кресла и тряхнул с такой силой, что послышался треск рвущихся ниток, и несколько пуговиц отлетело. Книга выскользнула из пальцев Лиса и глухо стукнулась об пол.

–Это я буду задавать тебе вопросы!– прошипел Дэн, с каким-то жадным удовлетворением отмечая проблеск ответной злости в серых глазах.

«Ну же, рыпнись, дай мне только повод размазать тебя по стенке – видит Бог, я сделаю это. Я сверну тебе шею голыми руками, я…»

–Убери руки,– выдохнул Лисанский – его судорожное дыхание ударилось Дэну в щеку.– Не то хуже будет.

–Ты мне угрожаешь? Ты – мне?– Дэн не шелохнулся. Чужое лицо было так близко, что казалось, разорви оболочку – и гребаный ублюдок вывернется наизнанку: вся его подлая, гадкая, гнилая душонка.

–Дважды не повторяю,– Голос у Лиса зазвенел.

–А дважды и не нужно!– прорычал Дэн.

И с разворота отшвырнул Лисанского к стене. Тот врезался в нее спиной и почти сполз на пол, пытаясь вернуть равновесие. Дэн мгновенно очутился рядом, вздернул его за многострадальный воротник и, едва не вытряхнув из рубашки, рывком заставил подняться. Удар – Лис успел опомниться, но не защититься. Кулак врезался ему в челюсть – голова мотнулась. Еще удар – на разбитых губах показалась свежая кровь. И при виде ее обуявшая Дэна ярость превратилась в неконтролируемое слепое бешенство. Убить, размазать по стене, перемесить ненавистное лицо в кровавую кашу!

Но в какой-то миг Лисанский вдруг обеими руками вцепился в его запястье поверх рукава – не крепко, не сжимая, однако боль – жуткая, острая, дергающая – пронзила руку до самого плеча. Дыхание перехватило, сердце сбилось с ритма, мышцы парализовало, словно от прикосновения к оголенным проводам. Он попытался отдернуть руку – не тут-то было! Лис держал крепко, и Дэн с ужасом сообразил, что ноги подгибаются и боль скручивает тело в три погибели. Колени стукнулись об пол прежде, чем в живот пырнул носок чужого ботинка. Хватая ртом воздух, Дэн повалился на бок, инстинктивно прикрывая непослушными, вялыми, как после сна, руками солнечное сплетение, но добился лишь того, что следующий удар пришелся в грудь – и снова в живот, и опять. И в довершение ко всему – в лицо. Перед глазами вспыхнули звезды, которые, впрочем, быстро померкли, сменившись пыльными носами черных ботинок.


Магия на грани дозволенного

Дэн попытался подняться – противодействия не последовало. Едва оказавшись на ногах, стерев с пульсирующего огнем подбородка кровь, он вновь сжал кулаки.

–Не советую,– процедил Лисанский сквозь зубы, и вокруг его ладоней вдруг разлилось холодное голубое сияние.– Не лезь ко мне, Гордеев, если не хочешь, чтобы тебя вперед ногами вынесли.

Потрогав разбитые губы ладонью, поморщившись, он уселся в кресло, поднял и раскрыл книгу, давая понять, что разговор окончен.

–Новые способности,– констатировал Дэн, пытаясь за дерзким тоном скрыть ошеломление – браслетов на запястьях Лисанского не было. Не было!– Дай догадаюсь. Природная магия? За те полгода, что ты провел в этой дыре без браслетов и без возможности колдовать, ты научился пользоваться природной магией,– от собственного предположения захотелось расхохотаться: даже дети знали, что стихию контролировать невозможно. Маг без проводников – жалкое, беспомощное ничтожество… Лисанский должен был использовать что-то… хоть что-нибудь… Может, под драными перчатками скрывались какие-нибудь амулеты?

–Пять с плюсом,– выплюнул тот.

Тут уж спрятать насмешливое недоверие не вышло. Хуже того, оно подкрепилось мгновенно всколыхнувшимся в душе страхом: кто здесь хозяин, кто надзиратель? Знал ли Магистр? И если да, то зачем послал его, Дэна, сюда совершенно беспомощным?

Страх вкупе с отчаянной, тоскливой яростью затуманил рассудок.

–Неплохо. Но я бы на твоем месте не обольщался,– Дэн вытянул руку и звонко щелкнул пальцами.

Идея была дурная, необдуманная, спонтанная, подкрепленная лишь досадой поражения и болью в избитом теле. Однако злость в груди неожиданно переродилась в горячий спазм, пальцы обожгло – и книга на коленях у Лисанского вдруг вспыхнула, как свечка. Тот подпрыгнул, со злостью выругавшись и глядя на то, как огонь пожирает ветхие страницы. Быстро нагнулся, дунул – огонь мгновенно погас, а книга покрылась инеем.


Магия на грани дозволенного

–Только тронь еще раз,– зарычал он, отряхивая с обложки тающие ледяные кристаллики.

–Только подними на меня руку,– в тон ему предупредил Дэн, потрясенный и воодушевленный собственной удачей.

–Это я-то руку поднимал? Я? Нечего валить с больной головы на здоровую. Хочется кого-нибудь пришить – на здоровье, только меня оставь в покое. У меня и без твоих заскоков проблем хватает.

–Поверь, проблемы у тебя только начинаются.

–Верю,– скривив губы, буркнул Лисанский.– Если ты, недоумок, не оставишь меня в покое, тогда да, все только начинается.

–По-твоему, это исключительно твоя привилегия – ко всем цепляться? Хамить, гадить, убивать?

Лисанский поднял на него тяжелый взгляд.

–Исчезни,– посоветовал он ледяным тоном,– туда, откуда явился.

Дэн едва сдержал горькую усмешку. Если бы мог – исчез бы.

–И передай тем, кто тебя послал, что им ничего не обрыбится.

Вот уж да. После столь теплого приветствия они с Лисанским точно не ударятся в ностальгические воспоминания и душещипательные откровения. Дэн недоумевал, о чем думал Магистр, когда посылал его сюда. Откуда эта нелепая уверенность, что лучшей кандидатуры на роль надзирателя не подобрать?

Оставив Лисанского тихо фырчать над обугленной книгой и оценивать размеры ущерба, Дэн вышел из гостиной. Нужно было смыть кровь и прополоскать рот – избавиться от гадкого металлического привкуса.

Одна из дверей на втором этаже привела его в мрачно-промозглую ванную, пропитанную противными запахами сырости и ржавчины. Задрав футболку, Дэн удостоверился в том, что на груди медленно, но неумолимо проступают багрово-синие кровоподтеки – хорошо хоть, ребра остались целы. Из мутного, покрытого засохшими брызгами воды и зубной пасты зеркала на Дэна уставилась физиономия, сильно подпорченная распухшей скулой и синяком на всю правую щеку. Включив воду, он умылся, прижал мокрую, холодную ладонь к лицу и прикрыл глаза, дожидаясь, пока выровняется дыхание. Провел растопыренными пальцами по волосам, убирая со лба намокшие пряди. Затем вернулся в коридор.

Наверное, следовало осмотреть дом. Дэн понятия не имел, где находилось это монументальное строение, почему оно не отапливалось, не освещалось электричеством и выглядело так, словно застряло в Средневековье.

Оставшиеся четыре комнаты на этаже оказались спальнями – блеклыми, угрюмыми, темными. Застеленные бесцветными покрывалами кровати, испещренные трещинами зеркала, облезлые, пыльные бархатные портьеры, полинявшие ковры, здоровенные напольные шкафы, в которых что-то скреблось и угрожающе погромыхивало. Из любопытства Дэн приоткрыл один такой шкаф – из черной глубины на него, не мигая, уставилась пара круглых желтых глаз. Чертыхнувшись от неожиданности, Дэн захлопнул дверцу – та скрипнула, треснула и чуть не осталась у него в руках – и для верности подпер ее тяжелым старинным креслом с изогнутыми ножками. Это было во второй спальне, слева по коридору возле поворота, ведущего к крутой каменной лестнице на чердак. Дэн мысленно пометил ее крестиком – спать здесь он точно не будет.

В третьей комнате, сразу за гостиной, было уютнее всего. Наверное, потому, что именно в ней обитал Лисанский. Из недавно погасшего камина тянуло гарью, на столе у окна было разложено штук тридцать листков, исписанных округлым, размашистым почерком с завитушками. На латыни. На кровати валялись книги, некоторые раскрытые, другие с закладками. Выдвинув ящик старинного комода, Дэн обнаружил целый склад свечей – похоже, электричества в доме не было совсем, не существовало даже генератора. Бедняжка, ехидно подумал Дэн и тут же помрачнел, вспомнив, что и сам теперь оказался в незавидном положении.

Четвертая – и последняя – комната производила довольно сносное впечатление. Назвать ее уютной можно было с превеликой натяжкой, но по сравнению с остальными (не считая гостиной и спальни Лисанского) здесь хотя бы ничего не гремело. И не пугало.

Призрачный скелет, свисавший с потолка на толстой виселичной веревке, не в счет. Дэн ради эксперимента повел рукой – висельник благополучно рассеялся белесым туманом. Правда, в углу между шкафом и прикроватной тумбочкой материализовалась плаха с вогнанным в нее топором и отсеченной патлатой головой в луже крови. Но к этому, при желании, пожалуй, можно было привыкнуть.

Магия на грани дозволенного

Усевшись на постель, Дэн уставился в пустой черный камин и задумался.

Выходит, какие-то зачатки колдовства у него-таки сохранились. Ему удалось поджечь книгу Лисанского, хотя объяснить, как это случилось, он бы не сумел. Злость словно выплеснулась через руки горячей волной – Дэн сам испугался этого магического всплеска, стихийного, неконтролируемого. А вот Лисанский, похоже, не впервые колдовал без браслетов – если, конечно, черные тряпки на его ладонях не скрывали лишнего – и, вопреки мнению Магистра, был далеко не беззащитен.

Вещей у Дэна при себе не оказалось, хуже того – он не потрудился выяснить у Магистра, доставят ли ему хоть что-нибудь из одежды или даже зубную щетку и бритву прикажут делить с Лисанским В резиденции он об этом даже не вспомнил – просто не мог себе представить, где окажется. Но теперь, стоя посреди пустой комнаты, не имея возможности ни вернуться назад, в Орден, ни наколдовать все необходимое, Дэн принялся оглядывать себя. Ботинки, носки, джинсы, черная толстовка поверх рубашки и футболки. И как же в этом прожить несколько… дней? Недель? Месяцев? Почесав в затылке, Дэн решительно направился к шкафу, распахнул дверцы. И вскрикнул от неожиданности: распространяя удушливое гнилостное зловоние, прямо не него вывалился полуистлевший труп. Обтянутый высохшей кожей череп, криво нахлобученный на тощую шею, оскаленный в жуткой ухмылке рот, пустые глазницы, клочья волос. Дэн шарахнулся назад, больно вписавшись бедром в угол тумбочки, и сдавленно выругался. Что за кошмары тут творились? Труп, завернутый в грязные лохмотья, еще полежал немного на полу, источая нестерпимый смрад – Дэн прикрыл нос рукавом толстовки,– а потом подернулся зыбкой серебристой рябью и растворился в воздухе.


Магия на грани дозволенного

–Черт-те что,– пробормотал Дэн и с отвращением захлопнул дверцу шкафа.

Интересно, была ли в этом доме ванна – как положено антиквариату, высокая, чугунная и монументальная? Он бы не удивился, если бы из нее вылез распухший, позеленевший утопленник.

–Впечатляет, а?– раздался прямо над ухом вкрадчивый, обволакивающий, потусторонний шелест, и лицо обдало холодом.

У Дэна сердце ухнуло в пятки. По телу волной прошелся озноб.

–Добрый вечер,– ухмыльнулось переливчато-голубое привидение, покачиваясь перед ним в воздухе.

Дэн словно провалился в ночной кошмар, от которого не проснуться. Кошмар этот разворачивался по самым что ни на есть заезженным законам жанра: набрасывался неожиданно, пугая до остановки сердца, или наплывал приступами галлюцинаций, размывая границы реальности.

–Ваших рук дело?– угрюмо осведомился Дэн, ткнув пальцем в шкаф. Что ж, он принял правила. На службе ему однажды довелось встретиться с духом самоубийцы, хотя тот не пытался разговаривать, а все норовил в очередной раз повеситься на гвозде, прибитом к потолочной балке. Тогда пришлось позвать священника, ибо на боевую магию привидение не реагировало. А теперь? Что делать теперь?

–Да, это, с позволения сказать, мой послужной список,– скромно улыбнулся призрак.– Ну, знаете, я при жизни был тем еще безобразником.

Дэн перевел дыхание и разглядел собеседника получше. Тот, покачиваясь и тихо позвякивая железными кандалами, подплыл к камину. Отросшие седые волосы, тонкие, как паутина, стояли дыбом, и вообще вся его сморщенная физиономия, похожая на очищенный грецкий орех, отчего-то сильно напоминала Эйнштейна в старости.

–Мое имя Мефисто,– произнес призрак с гордостью, расправив хилые костлявые плечи под изодранной арестантской робой.– Не настоящее, конечно, но настоящего я, увы, не помню. Столько лет прошло… запамятовал, простите, склероз. Эту особу звали Бенедикта, м-да. Моя, с позволения сказать, законная супруга. Третья. Мышьяком отравилась… Случайно, конечно. Сама виновата: не нужно было лазить по моей лаборатории. Я ведь был великим алхимиком, молодой человек! Не удивлюсь, если изобретенные мною яды медленного действия сейчас изучают в Интернате.

–Не изучают,– сухо перебил Дэн.– В Интернате вообще ядов не изучают.

–Правда? Жаль, жаль. Некоторые из моих изобретений весьма полезны в тупиковых жизненных ситуациях. Любовника жены, скажем, отравить, или любовнице подсыпать, ежели неожиданно окажется в… гм, интересном положении.

–Вы убийца,– Дэн сощурился, прикидывая, как бы поскорее избавиться от неприятного соседства. На священника, ясное дело, можно было не рассчитывать.

–Какая бесподобная прозорливость, юноша!– вскричал призрак насмешливо. Глаза его выперли из орбит и полыхнули безумием.– Да, я убийца! Я мастер! Я лицедей! Каждую смерть я разыгрывал по актам, по действиям, ибо каждая смерть есть великая пьеса. Двадцать восемь раз за свою жизнь я свершил правосудие над детьми греха и порока и ни разу – заметьте, ни разу!– не повторился ни в одной детали, ни в одном штрихе, ни в одной ноте!

–Но кто-то вас все-таки остановил?

–Разумеется. Я искупил свою вину, семь лет прожив в этом доме, будучи замурованным в подвале, в собственной лаборатории,– голос привидения трагически дрогнул.– Без света, без человеческого общения. Слуги приносили мне еду – и только. В первую неделю заточения я повредился рассудком, а дальше стало уже легче. С тех пор дом пользуется дурной репутацией. Сюда присылают заключенных, некоторые живут здесь годами в полном одиночестве, но чаще умирают от болезней или трогаются умом уже в первый месяц. Жизнь здесь, знаете ли, не сахар,– призрак улыбнулся полным ртом гнилых зубов.

–И вы, похоже, прикладываете к этому руку,– заметил Дэн.

–Юноша, если бы не я, бедолагам не с кем было бы и побеседовать. Вы ведь знаете, что за всю историю отсюда еще никто не выбрался в здравом уме?

–Нет,– по спине пробежал противный холодок.

–О… Ну, теперь знаете,– Мефисто мерзко хихикнул.– А вас, позвольте спросить, за что сюда упекли?

–Я не узник,– проворчал Дэн.– Я надзиратель.

–Угу, конечно, у вас на лице так и написано,– призрак вперил ехидный взгляд в его распухшую щеку, демонстративно почесывая собственную физиономию.– Уж не за этим ли юнцом собираетесь надзирать, который здесь живет? Или еще кого в скором времени пришлют?

–За этим.

–Отлично!– призрак потряс руками – цепи на его запястьях отозвались замогильным звоном.– Просто великолепно! Когда я отказывался от хорошей компании?!

–Эй!– окликнул Дэн, когда привидение всколыхнулось и целенаправленно рванулось к стене у камина.– А вот это можно убрать? Или оно так и будет мозолить мне глаза?

Мефисто проследил за его пальцем, который ткнулся в окровавленную плаху.

–Ну, вы ведь не откажете старому разбойнику в его мелких шалостях?– чуть виновато улыбнулся призрак.– Дайте потешить самолюбие, молодой человек, оцените красоту творений мастера!

–Если вы это не уберете,– отчетливо, твердо произнес Дэн,– то пожалеете о том, что не умерли окончательно. Демонстрируйте свою красоту где-нибудь в другом месте!

–Как скажете,– погрустнел призрак.– Хотя я, признаться, не понимаю, каким образом вы смогли бы справиться со мной, поскольку я все же привидение, вечное и неистребимое, а вы, с позволения сказать, лишь бренное тело – смертная оболочка, вместилище духа…


Магия на грани дозволенного

–Гадство,– скривился Дэн, подавляя сильнейшее желание заткнуть уши.

–Но воля ваша,– драматично закончил призрак и добавил как-то совсем невпопад: – Только не пеняйте потом, что вас не предупреждали. Я, как говорится, возьму не мытьем, так катаньем.

Тем же поздним вечером, помывшись и пулей вылетев из-под холодного душа, Дэн, стуча зубами, дотащился до своей комнаты. Лисанский все торчал в гостиной, и, чтобы не встречаться с ним, пришлось пропустить ужин – если таковой здесь подавали. Желудок свело от голода, живот, казалось, прилип к спине и теперь выводил длинные, раскатистые голодные рулады. Голова слегка кружилась. Ребра ныли. Глаза слипались. Простуженно хлюпая носом, проклиная ледяную воду, он разжег камин как пришлось – руками. Повторил подвиг поджигания книги. Вместе с отсыревшими дровами вспыхнул лежащий у камина коврик – Дэн затоптал огонь, потрясая обожженными ладонями и громко ругаясь. Стянул джинсы. Откинул одеяло, задрал ногу, собираясь влезть в кровать, да так и замер. На простыне красовалось мокрое черное кровавое пятно. Со стоном прикоснувшись к нему, Дэн понял, что липкая кровь пачкала пальцы. И к тому же жутко воняла.

–Мефисто!– взвыл он, стиснув кулаки.– Проклятый призрак! Я, кажется, просил!

–Звали, молодой человек?– участливо осведомилось привидение, просунув растрепанную, мерцающую голову сквозь стену.

–Убери это сейчас же!

–Даже если бы мог…– виновато улыбнулся призрак.

–Не понял…

–Ну, это не мое. То есть была одна знатная дама… Моя четвертая жена, с позволения сказать, оказалась чертовски ревнивой особой, и вот… прирезала бедняжку прямо в этой кровати.

–И где она?– свирепея, осведомился Дэн.– Мне пойти, разыскать ее и уговорить прибраться, чтобы мне дали спокойно выспаться?

–К сожалению, она умерла совсем. А пятно появляется время от времени. Думаю, будет лучше просто подождать, пока оно само исчезнет. И еще. Боюсь, на время пребывания у меня в гостях вам придется забыть о том, что значит «спокойно выспаться», юноша. За сим разрешите откланяться,– призрак снова улыбнулся. Его сумасшедшие глаза злорадно блеснули, и Дэн от бессильной ярости заскрежетал зубами.

Как Лисанский все это терпит?

Или нет, как он со всем этим справляется?!

Дэн застелил кровать одеялом, улегся поверх и прикрыл ноги покрывалом. Попыхтел еще немного, повозился, пытаясь успокоиться,– а потом тяжелый, глубокий сон без сновидений словно засосал его в бездонный колодец.


Потянулись безликие дни, полные все того же безысходного, тошнотворного уныния.

Дэн бродил по дому, надолго застывая возле забранных решетками окон, до боли в глазах всматриваясь в гнетущую, ржавую от давно опавших листьев осень, развернувшуюся над городом чернильными тучами, щедрыми, мутными росчерками дождя и обморочно-серыми рассветами. За сиротливыми, изломанными остовами деревьев и каменной оградой виднелись стены соседних домов – окна в них не горели никогда, и дым из труб не шел. Дэн порой просиживал на подоконнике в коридоре до вечера. Близился декабрь, и темнело по-зимнему очень рано, однако дома по ту сторону улицы оставались необитаемыми.


Магия на грани дозволенного

Лисанский все больше времени проводил в своей спальне. Кажется, что-то писал… Листы, на которые Дэн наткнулся в день своего прибытия, видимо, были исписаны им.

В гробовой тишине, на цыпочках прокравшись по коридору и замерев напротив его комнаты, Дэн слушал, как торопливо скрипела ручка и шелестели страницы.

Нападать он больше не пытался – магический отпор Лисанского привел в чувство и надолго отрезвил. Однако мириться с этим не хотелось и, чтобы быть во всеоружии, пришлось взяться за изучение стихии. Поначалу боязливо, неловко и неуверенно, наугад нащупывая самые верные пути для протоков магии: по нервам от солнечного сплетения к горлу, от горла по рукам к кончикам пальцев. Работа была ювелирной и требовала высочайшего самоконтроля; она выматывала, и после нескольких часов тренировок Дэн падал на кровать, мокрый как мышь, и засыпал, чтобы проснуться разбитым, голодным и противно-липким от высохшего пота. Но игра совершенно точно стоила свеч.

Выходило, будто все, о чем на протяжении трех лет твердили в Интернате, гроша ломаного не стоило.


«Стихийная сила – беспощадная, убийственно опасная, не поддающаяся обузданию. Ею нельзя овладеть, ее нельзя укротить, а тем более использовать. Восходящий маг может научиться пропускать ее через проводники упорядоченным, однородным, направленным потоком, ибо прямое воззвание к стихии грозит ему гибелью…»


Пустая болтовня. День за днем экспериментируя с первородной магией, Дэн оставался жив и здоров. То ли древние маги, установившие законы овладения силой, здорово ошибались; то ли с тех пор что-то в структуре самой магии изменилось настолько, что теперь управляться с ней было тяжело, страшно, но вполне реально; то ли стихия таила в себе куда больше опасностей, чем казалось воодушевленному удачей Дэну. А то ли запрет был выставлен специально, при полном владении информацией,– с каждой тренировкой Дэн ощущал, как магия в нем растет и крепнет, и трудно было представить, до каких пределов способно дойти искусство управления стихией.

Сначала он пытался записывать впечатления, наблюдения и размышления. Завел дневник и исправно готовил отчеты. Однако за отчетами никто не являлся, а здравые мысли по поводу стихии исчерпались уже на третьи сутки, и в голову полезли самые фантастические теории, которые в конце концов наскучили.

О том, чтобы поговорить с Лисом, не могло быть и речи. Хотя тому, очевидно, хватило полугода, чтобы во многом разобраться.

Они почти не разговаривали. Не здоровались по утрам. Не прощались перед сном Иногда бледной, истончившейся, изможденной тенью Лисанский слонялся по коридору, спускался вниз и запирался в столовой – темной захламленной комнате с вечно зашторенными наглухо окнами. Все в той же замызганной рубашке с оторванными пуговицами и в джинсах, которые не снимал, наверное, с самого начала своего заточения. Теплой одежды у него Дэн не видел, хотя иногда по утрам в гостиной на кресле у камина видел забытый шерстяной плед. Впрочем, даже невзирая на положение заключенного и нездоровую бледность, Лис держался с неизменным высокомерием и надменностью. Наверное, впитанную с молоком матери привычку к роскоши и воспитание, основанное на сознании собственного превосходства, было не вытравить ничем.

На следующее после прибытия Дэна утро он появился с чистой головой и с тех пор не дал ни единого повода для брезгливых издевок. Он не утратил достоинства, хотя подчас Дэну казалось, что ему стоит огромных усилий держать спину прямо и следить за холодным прищуром глаз. Подчас, думая, что никто не видит, Лисанский как-то странно сжимался, цепенел, вздрагивал. Дэн не следил за ним – один его вид поднимал в душе столько горьких воспоминаний, что хотелось оскорбить, ударить, убить, лишь бы отпустило.

Сколько минуло времени, Дэн не мог сказать. На второй неделе он сбился со счета: в один прекрасный день не сумел вспомнить, ставил ли уже дату в записях или нет. Никто не появлялся, чтобы проконтролировать, как идут дела, не требовал отчетов.


Магия на грани дозволенного

И постепенно в душу закралась тревога, подкрепленная еще и рассказами сумасшедшего душегуба Мефисто, который завел привычку поджидать его в комнате после ужина и вещать замогильным голосом о своих злодеяниях. Дэн чувствовал, что сходит с ума от бесконечной тишины и неопределенности, от отчужденности Лисанского, от принятого обоими обета молчания, от накапливающейся в душе злости. Его бросили? О нем забыли? Магистр предал его? Почему никто до сих пор не сообщил, как продвигается расследование? Кем оказался убитый подросток? Нашли ли третьего пропавшего ребенка? Теперь казалось, что все это никогда не происходило, будто и служба в Ордене, и Семен Матвеев, и тот злосчастный черный маг просто приснились.

Единственным, что не менялось, что бесконечно наводняло тревожные, бессонные ночи, было веснушчатое лицо в обрамлении каштановых волос с игравшими в лучах закатного солнца огненными бликами. И упрямый взгляд серых глаз исподлобья, и плотно сжатые губы. И узкая ладонь, прижатая к животу… Впрочем, и любимое лицо уже начинало бледнеть, и смазывались краски, и расплывались линии – чем дальше, тем чаще Дэн ловил себя на том, что ему было все труднее его представить.

Завтраки, обеды и ужины появлялись в гостиной на столе исправно – значит, кто-то заботился об узниках. Воду в ванной трудно было назвать горячей, но она была к услугам Дэна в любое время. Значит, кто-то оплачивал счета…


В этот вечер, недели через две или три после прибытия, Дэн зажег камин в гостиной, чтобы не замерзнуть. У него уже выходило довольно сносно: ковры не вспыхивали, ладони не покрывались ожогами.

Ветер гудел в дымоходе и задувал в оконные щели – по-осеннему стылый, промозглый, сырой. Дождь свирепо колотил по карнизу с самого утра. Перепутанные витражи потускнели. Когда-то, еще до того как стекла разбились и были восстановлены, эти витражи наверное, ярко блестели, разбрасывая по комнате красочные блики. Теперь смотреть на их блеклое мерцание становилось больно, и Дэн задернул шторы. Устроился в кресле у камина, потягивая горячий шоколад из большой кружки. Приятное тепло разливалось по телу. Приторно-сладкая густая жидкость придавала вечеру такой непривычный здесь оттенок почти домашнего уюта.

Когда в гостиной появился Лисанский, Дэн даже не удивился. В такой необычный вечер что-то должно было случиться. Наверное, оно витало в воздухе, пропитывая сонную атмосферу мрачного дома.

Лисанский подошел ближе к огню, неуверенно протягивая озябшие руки. Прозрачные тонкие запястья с отчетливо проступающими синими венами выглядывали из-под обтрепанных расстегнутых манжет рубашки, бледные пальцы нервно подрагивали, контрастируя с черной шерстью перчаток. Отросшие волосы спадали ниже бровей, и Дэн не мог видеть его глаз. Да и не хотел. Но вопреки ожиданиям такое знакомое, ставшее уже привычным злое напряжение от присутствия Лисанского в этот раз отчего-то не возникало. Может быть, Денис чуть-чуть расслабился, позволил языкам пламени в камине очаровать, обворожить, унести мысли прочь из холодного дома, от обитавших в нем тоски и обреченности? Как бы то ни было, но Лис, так беззащитно протягивающий руки к огню, не вызвал сейчас никакого чувства, кроме жалости.

–Ты просто тупица, Гордеев,– произнес Лисанский таким голосом – спокойным, без надлома и ненависти,– какого Дэн не припомнил ни разу за все годы их вынужденного знакомства.

В первый миг Дэн решил, что ослышался. Он слишком привык к молчанию и за проведенные в доме недели вообще забыл, что Лисанский умеет разговаривать! Подчас казалось – сам вот-вот разучится.

–Неужели?– хрипло спросил он. Прочистил горло. Рука с кружкой замерла на полпути ко рту.

–Однозначно,– пожал плечами Лисанский и надолго замолчал.

Дэн с трудом удержался от того, чтобы не заерзать в кресле. Терпение никогда не входило в список его достоинств, а после вечности заточения в этой чертовой дыре и вовсе сошло на нет. Он сам не знал, каким чудом еще держался, каким чудом до сих пор не свернул Лисанскому шею от злости.

Лис ведь собирался поговорить? Ведь он бы рта не раскрыл, если бы не собирался, правда?

«Ну же, прекрати этот затянувшийся фарс под названием «домашний арест». Избавь меня от своего присутствия, от этого опостылевшего дома, от костью в горле стоящего безделья, от окаменения, от отупения, от тоски и вечной осени за окнами. Скажи, что знаешь, где твоя мать, что перейдешь на сторону Ордена… Это же в твоих интересах, кретин! Всего несколько слов – и ты свободен! И мне не надо будет день за днем пялиться на твою ненавистную рожу, от одного вида которой сами собой сжимаются кулаки. Уж лучше обвинение в убийстве, суд и казематы в Турайде, чем бессмысленное прозябание под одной крышей с тобой в этой чертовой дыре!»

–Неужели ты думаешь, что у вас получится?– осведомился Лисанский с любопытством. И оглянулся. Посмотрел на Дэна. На его впалых щеках мерцали оранжевые отсветы огня.


Магия на грани дозволенного

–Получится что?– вот теперь впору было действительно почувствовать себя тупицей.

–Заставить меня работать на Орден после всего, что тот сотворил с моим отцом?

Дэн поднял брови.

–Не понял.

И, кажется, переиграл.

–Я же говорю: тупица,– Лисанский слабо махнул рукой, бессильно, безнадежно, и снова отвернулся к камину.

–Не выставляй своего отца жертвой,– начиная раздражаться, проворчал Дэн.– Я знаю, что он натворил.

–И что же такого он натворил? Помог кому-то попасть туда, куда тот пожелал?

–Связался с незарегистрированными магами и выдавал им печати.

–Значит, регистрация – это гарантия любых прав?

–Не пытайся казаться глупее, чем ты есть.

–Ничего ты не знаешь, и никто не знает, кроме верхушки Ордена, которая трактует все исключительно так, как ей выгодно. Моего отца сослали в катакомбы и устроили… дай догадаюсь, Гордеев. Поскольку на вмешательство сенсов у нас в роду иммунитет, к моему отцу наверняка применили что-нибудь столь же действенное и «гуманное», как промывка мозгов.

Лис говорил о пытках так, словно не предполагал, не догадывался – знал наверняка.

–Хочешь, чтобы и тебя постигла та же участь?– спросил Дэн.

–А ты пытаешься убедить меня в том, что не постигнет? И что тебе не плевать?

–Плевать,– произнести это было удовольствием.– Я бы тебе еще и добавил. Но Магистр считает иначе. Он считает, у тебя…– фраза заставила скривиться,– ты еще не совсем того… не окончательно потерян для общества. Можешь исправиться,– Дэн поставил кружку на столик и устало потер виски.– Тебе нужно всего лишь…

–Предать собственную мать,– услужливо подсказал Лис.

–Рассказать, что замышлял твой отец. Кому он помогал. С кем был связан.

–А тебе не приходило в голову, что я об этом ничего не знаю? Я был в Интернате. Я не вел дел с отцом и не был в курсе его знакомств. А кроме того, если уж он не признался под пытками…

–Пытки – это лишь твои домыслы!– Дэн повысил голос. Разговаривать с Лисанским становилось все противнее.– Мы не в пятнадцатом веке живем.

Лис взглянул на него со смесью жалости и отвращения.

–Наивный,– выплюнул он,– как младенец.

–Расскажи – и отправляйся на все четыре стороны.

–Без денег, без права пользоваться магией и получать печати.

–Если ты не заметил, это право у тебя отняли еще полгода назад. Вместе с браслетами,– напомнил Дэн.

–Не согласен,– Лисанский снова кинул взгляд через плечо.– Маг не может быть лишен права колдовать. Это все равно что запретить птице летать, Гордеев.

Он говорил о своих стихийных способностях. Дэн ни разу не видел его без перчаток, однако, приобретя новые магические умения, не сомневался в том, что никаких амулетов у Лисанского нет.

–Ордену нужны сильные маги,– буркнул Дэн, повторяя слова Магистра.– Тебе и так делают королевский подарок: закрывают глаза на твое прошлое…

–Что, совсем приперло? Дефицит боевых магов?

–Твой последний шанс,– резко произнес Дэн.– С тобой носятся как с писаной торбой…

–Ну давай,– фыркнул Лисанский,– убеди меня в том, что это жест милосердия со стороны Совета, и если я не отрекусь от родителей сию секунду, завтра ты уйдешь, и на смену явятся монахи в черных рясах с клещами и каленым железом.

–А ты сделай вид, будто тебе ничего неизвестно о заговоре против Ордена.

У Лисанского вытянулось лицо. Минуту он недоуменно смотрел на Дэна, словно от растерянности не находил слов.

–Если бы было известно, из меня бы давно все вытрясли,– сказал он наконец.– В таких вещах Орден не мелочится. Орден вообще никогда, никому и ничего не спускает с рук, Гордеев: ни малейшей провинности, ни самой ничтожной ошибки. Орден желает царить и властвовать единолично, он не прощает вольнодумцев, а отступников отдает на растерзание тем, кого не зря прозвали изуверами. Он превращает людей в рабов и стремится контролировать каждый их шаг, он указывает, кто достоин жить, а кому довольствоваться существованием…

–Сколько дешевого пафоса,– ядовито прокомментировал Дэн. В душе он откликнулся на слова Лиса согласием: вот-вот, все они там… сволочи, играют людьми, как пасьянс раскладывают, решают, кому работать, а кого гноить в архиве,– и это разозлило и заставило ощетиниться.

–Ты думаешь, будто живешь как хочешь?– не обращая внимания на его ехидство, осведомился Лис.– Ты выбрал Интернат? Службу? Это задание? Ты счастлив оттого, что торчишь здесь и терпишь выходки Мефисто? Нет, это тебя выбрали, вымуштровали, посадили на цепь,– он продемонстрировал запястье, оттянув манжет, намекая на браслеты,– и заставили гавкать по команде. И вертеть тобой будут до тех пор, пока не пропадет необходимость. Шаг влево, шаг вправо – расстрел.

–Интересно,– Дэн откинулся на спинку кресла, положил локти на подлокотники и свел кончики пальцев перед собой.– Стало быть, чтобы избавиться от влияния ненавистного Ордена, достаточно провести запрещенный ритуал, разбудить какую-нибудь древнюю тварь и скормить ей несколько человек? По-твоему, это достойный выход из подчинения?

Лисанский покачал головой, и в этом движении не было ни капли позерства. Голос у него вдруг стал тихим и невнятным, глаза забегали, а на щеках проступили красные пятна.

–Я не хотел этого,– почти беззвучно произнес он.– Я не убивал ее.

Дэн дернулся и вцепился пальцами в подлокотники, впившись ногтями в облезлую обивку. Да как он… заговорить об этом., напомнить о… Что это? Безрассудство? Глупость? Безумие? Или Лисанский был настолько слеп, что не понимал, куда лезет и чем это аукнется?

–Я не хотел этого, Гордеев,– все также тихо повторил Лис, и каждое его слово отдавалось в груди нарастающей злостью. Дэн слушал – и не слышал ничего, кроме банальных, убогих, насквозь фальшивых, ни гроша не стоящих оправданий, не просто порочащих память Руты, а как будто поливающих ее грязью.

–Это была случайность. Ритуал связал меня… Ведь даже не убивающее заклятие! Просто…

–Заткнись,– вытолкнул Дэн сквозь зубы, ему не хватало воздуха, не хватало силы воли, чтобы контролировать злость.– Чтобы я никогда не слышал от тебя даже упоминания о ней, ты понял?

–То, что я был там, не значит, что я сделал это!

Дэн поднялся с кресла, стремительно зверея. Если он не прекратит, если сейчас же, сию минуту не заткнет свою поганую пасть… Но Лисанский не унимался:

–Мне не нужно ни твое понимание, ни прощение,– он не двинулся с места, только весь подобрался, наверняка чувствуя угрозу, сквозящую в каждом медленном, собранном движении Дэна, в его ненавидящем взгляде, в каждом шумном, сиплом вздохе.– Но если бы ты хоть на минуту отвлекся от проливания слез по самому себе и по своей загубленной жизни, если бы прекратил упиваться своим великим горем… Если бы на твою пустую башку снизошло озарение, ты понял бы, что я тоже потерял не меньше. А может, и больше, чем ты…

–О себе говоришь?– с рвущейся наружу яростью прорычал Дэн. Его трясло, в горле клокотал с трудом сдерживаемый вулкан злости.– О своем отце? Это его ты потерял? И как у тебя еще язык поворачивается сравнивать, мразь… Как ты можешь…

–Нет, Гордеев, я не об отце,– в потемневших глазах Лиса полыхнуло нечто подозрительно напоминающее боль, и лицо исказилось.– И вообще не о себе. Но ты же не услышишь, даже если я перед тобой наизнанку вывернусь. Тебе плевать на всё и на всех. Болтаешься тут уже третью неделю, делаешь скорбную мину, давишься жалостью и корчишь из себя раненого зверя, стоически глотающего болевые стоны да возводящего грустные очи к небу,– Лисанский презрительно поджал губы.– Противно смотреть. Все твои героические страдания яйца выеденного не стоят – а знаешь почему? Да потому что ты чертов позер! И провокатор. Удивляюсь, как остальные не разгадали твой гнусный шантаж и не навешали тебе… еще в Интернате. Магистр подлил масла в огонь, сыграл на твоем самолюбии, восхваляя твои мнимые достоинства – выдающийся талант! А ты и рад был перед ним прогибаться. И хамел чем дальше, тем больше. Твоя боль самая болезненная, твое восхождение самое тяжелое, твои потери – самые серьезные, а твои враги – самые мерзкие. И, конечно, твои прихоти должны удовлетворяться в первую очередь, а месть вершиться по первому приказу. И плевать тебе, что и мстить не за что, и что не виноват никто,– ты же постановил и заклеймил, а любое твое постановление есть истина в последней инстанции…

–Не за что?– от изумления не находилось слов.– Мстить – не за что?

–Повторяю: то, что я там всего лишь присутствовал…

–Ты встал на дороге!– взревел Дэн, и его голос отразился от стен, и стекла в окнах звякнули, и уши заложило.– Ты не дал ей уйти! Если бы не ты, она была бы жива, и наш… ее…– он подавился воздухом, и болью, и спазмами, заткнувшими горло и лишившими дара речи. Он не смог продолжить. Он сам не понимал, отчего боль не отпускала его, отчего рана не затягивалась, как бы он ни старался ее залечить. Отчего одна мысль о нерожденном малыше разрывала душу на кровавые куски. Не было у него сил задуматься и что-то расставить по местам.

–За то, что я сделал, я уже расплатился сполна. И продолжаю расплачиваться до сих пор,– сказал Лисанский, глядя в камин.– Но я не ною, не строю из себя мученика и не требую снисхождения.

–Потому что ты действительно заслужил то, что имеешь,– Дэн обвел глазами комнату.– Это самое малое, что ты вообще заслужил.

–Ты так думаешь?– Лисанский сощурился.

–Хотя… Лично мне не стало бы легче, даже если бы ты сдох,– с горечью добавил Дэн,– потому что…

–… ее не вернешь,– закончил Лис за него с неожиданной тоской в голосе.

Что? Лисанский сожалел о Руте? Или это очередная подлая уловка?

–Я здесь уже полгода,– произнес он, по-прежнему глядя в огонь.– Ты видел Мефисто? Этот чокнутый урод замучил своими россказнями, но с ним хоть поговорить можно. А эти его трупы? Повсюду разбрасывает, и каждый раз они разные. Такое впечатление, будто он их сотни две прикончил за свою жизнь. То руку отрезанную в стол подкинет, то окровавленные кишки в ванной плавают. А вырванную челюсть видел?

С червями?

Дэн машинально покачал головой, смущенный изменившимся тоном Лисанского.

–Не знаю, как я еще не свихнулся от всего этого,– признался тот.– Ни одной живой души не видел за все полгода. Всерьез уже думал, что меня тут гнить оставили. Вот перестанут однажды оставлять еду… Даже обрадовался, когда тебя увидел,– он нервно усмехнулся.– Танцуй, Гордеев, ты осчастливил меня своим появлением.

Дэн молчал. Лисанский уже не грел руки, но и не отходил от огня, и теперь они стояли рядом, бок о бок, едва не касаясь друг друга плечами, чувствуя лицами идущий из камина жар, а спинами – промозглый воздух, дующий из щелей в оконной раме.

–Но все-таки мне бы хотелось, чтобы ты стал… адекватнее,– признался Лис.– Хватит на меня бросаться, я тебе не враг. Все давно закончилось. Мог бы уже это признать.

–Ты предлагаешь перемирие?– Дэн не поверил своим ушам. Он что, условия собирался диктовать?!

–Ну, перемирие невозможно ни при каких обстоятельствах. Хотя бы потому, что ты надзиратель, а я заключенный,– будничным тоном возразил Лисанский.– Но хоть какое-то… понимание… снисхождение… у тебя ко мне, у меня к тебе… может быть?

–Однако,– пробормотал Дэн.– Хорошо тебя уделали, если ты опустился до унижений.

–Я не унижаюсь,– рыкнул Лис с мгновенно прорезавшейся злостью.– И клянчить твоего внимания не собираюсь. Если тебя устраивает этот склеп – живи, варись в своих обидах и соплях. Не буду мешать. Посмотрим, сколько ты протянешь.

–Главное, что тыдольше уже не протянешь.

–Ну…– Лис едва заметно пожал плечами.– Мне-то терять нечего.

–И это меня ты называешь тупицей и позером! А сам? Давно бы свалил отсюда.

Бледные, тонкие губы Лиса дрогнули в грустной улыбке.

–Думаешь, все так просто? Да ладно, я не вчера родился. Тебе ведь поручили выведать, где прячется моя мать, верно? Только поэтому ты и здесь. В жизни не поверю, будто Магистр настолько проникся состраданием к моей темной, заблудшей, погрязшей в пороках душе, что терпеливо ждет, пока я одумаюсь и вернусь на путь истинный. Это нелепо. И просто смешно.

–Твоя мать участвовала в заговоре?– Дэн задал вопрос и только потом понял, что спрашивать было бессмысленно. Знал Лис что-то или нет, он не ответит в любом случае.

Однако на того то ли накатил прилив откровенности, то ли на душе от полугодового молчания накипело столько, что ни за час, ни за два, ни за целые сутки не выплеснешь.

–Не могу себе такого представить. Нет. Ты ее не знаешь, никто из этих напыщенных индюков, сидящих в резиденции, ее не знает. Она была не способна…

–Была?– уточнил Дэн.

Лисанский досадливо мотнул головой.

–Не цепляйся к словам. Моя мать за всю жизнь никого не обидела. Она вообще неоднозначно к отцовским делам относилась. Ни во что не лезла. Занималась благотворительностью, между прочим. Если ты не в курсе, это она создала фонд помощи тем, кто пострадал от магического воздействия.

–А нимба и крылышек за спиной у нее случаем не было?– язвительно осведомился Дэн.

–А ты сам не видел?– проворчал Лис.

Дэн видел Анну. Однажды. Утонченная, породистая женщина. Должно быть, Лис страшно гордился ею, уж больно самодовольным он тогда выглядел.

–Ладно. Твоя мать святая. Тем более не понятно, зачем она понадобилась Ордену.

–Так все-таки понадобилась?

–Это твое предположение. Вот и скажи мне, на чем оно основано.

–Да все из-за денег, Гордеев!– устало произнес Лис.– Вот ведь дубина! Моя мать знала… знает коды банковских ячеек, комбинации от сейфов, пароли и номера счетов, созданных на черный день. Отец в тюрьме и ничем не поможет, и если запугать ее, выставить ультиматум и заставить откупиться… Пошевели своим скудным умишком.

–Ерунда какая-то,– буркнул Дэн.– Ты тут совсем свихнулся.

Лисанский проигнорировал это замечание.


Магия на грани дозволенного

–В общем, если ты как-то связываешься со своим начальством, можешь передать ему, что я не в курсе, где моя мать. Что на Орден пахать не собираюсь. Что понятия не имею, что за заговор привиделся Магистру или кому-то из его прихвостней в пьяном бреду. Я, естественно, не надеюсь, что меня тут же и отпустят, повинившись и смахнув со щеки скупую слезу. Но просто на будущее. Не станут же они меня тут всю жизнь держать?

–Может, и станут,– с каким-то мстительным ехидством заметил Дэн.– Что, психопат этот, Мефисто, тебе не рассказывал душещипательных историй о свихнувшихся узниках? Книжки читаешь, бумажки перебираешь – нашел, чем себя занять. А если я напишу отчет, и однажды ты проснешься в абсолютно пустом доме, а, Лис? Сколько времени у тебя останется до сумасшествия? Сутки или двое? Сначала возникнут галлюцинации, потом они с тобой заговорят, а потом ты начнешь им отвечать… О, неужели я вижу страх?

–Заткнись,– перебил Лисанский. Кажется, бледнеть ему уже было некуда – только зеленеть. Или синеть.– Откуда ты знаешь, вдруг я уже сошел с ума?– добавил он и вдруг рассмеялся, очень натурально имитируя хохот сумасшедшего. Прямо-таки демонический, заставивший непроизвольно отпрянуть.– Нет, конечно, если тебе доставляет удовольствие торчать в этом склепе и надзирать…– Лисанский неожиданно вздрогнул и изумленно вытаращил глаза.

–Гордеев? Почему я ни разу не видел, как ты колдуешь?

Дэн мысленно поздравил себя с провалом. Ведь знал же, что рано или поздно Лис заметит отсутствие браслетов! Знал, что однажды он задаст этот вопрос! Но все равно оказался к нему не готов. И не смог выдумать ничего умнее, чем:

–Не твое собачье дело.

Браво! С тем же успехом можно было расписаться в собственной беспомощности. Теперь осталось только выскочить из комнаты в лучших традициях дешевой мелодрамы и превратиться в посмешище.

Лис отступил на шаг и смерил его пытливым взглядом. Дэн с трудом удержался от того, чтобы не натянуть рукава толстовки на кисти рук.

–У тебя что, нет браслетов?

Дэн медленно закипал, чувствуя себя косноязычным болваном. Куда подевалась вся его язвительность, остроумие и находчивость? Отчего он стоял сейчас, точно деревянный болванчик, с окаменевшей физиономией и застрявшим в глотке жалким, детским лепетом в свое оправдание?

–Ты не надзиратель,– у Лиса от волнения голос подскочил на октаву, и это было бы действительно смешно, если бы Дэн сейчас мог засмеяться.– Ты же заключенный!

И куда смотрели мои глаза?!

–Я не заключенный,– прошипел он.– Я выполняю задание Ордена.

–Но у тебя нетбраслетов!– воскликнул Лис.– Если бы были, ты бы хоть раз да начертил какую-нибудь навороченную формулу. Ты бы все тут к чертовой матери разнес в щепки, ты бы и меня порешил!

–Вот потому их и нет,– мрачно припечатал Дэн.– Чтобы я тебя не прикончил. Это поставило бы жирный крест на моей карьере и репутации.

Прозвучавшее объяснение, кажется, немного отрезвило Лисанского. Он воровато осекся на дверь, будто ожидая, что в нее вот-вот ввалится Орден в полном составе, вернет Дэну браслеты, и тот сразу же, не сходя с места, пригвоздит его к стенке.

–Хотя, чтобы размазать тебя по стене, мне не нужны браслеты,– заметил Дэн, у которого мигом улучшилось настроение – видимо, он убедил Лисанского больше не лезть со своими догадками.– Не забывай об этом.

–Интересно, сколько магов тебя держало, чтобы снять кольца,– проворчал Лисанский, отходя от камина.– Или это чистое благородство? Готов голым войти в террариум, лишь бы не навредить змеям?

–Не нарывайся.

–А то что? Видишь ли,– Лис приободрился и расцвел в улыбке, на время вернувшей его скуластому, изможденному лицу некое подобие привлекательности,– в кои-то веки мы оказались на равных. Здесь нет Магистра, чтобы списать раздробленные кости твоих противников на чужую неосторожность или специфику твоего восхождения, как это было в Интернате; нет тех, кто тебя прикроет, чтобы не слишком поломало; нет девочек, которые грохнутся в обморок при виде твоей крови и не дадут мне довести дело до логического завершения; инет тех, кто остановит мою магию, когда она тебя раздавит. Зато у меня есть преимущество перед любимцем публики и фаворитом Магистра,– Лис, разумеется, не мог не прихвастнуть, но Дэн быстро остудил его пыл:

–Стихийная магия? Не обольщайся.

–Ну, так как насчет поединка?

–Не нарывайся,– повторил Дэн, но внутри что-то сжалось в жадном предвкушении.

–Хоть какое-то развлечение.

–У меня нет браслетов, чтобы штопать твои раны и сращивать кости.

–Какое неслыханное милосердие! Но, во-первых, ты не умеешь, а во-вторых, тебе и не придется – я тебя в два счета уделаю. И знаешь почему?– глаза у Лиса лихорадочно заблестели.

–Ну, видимо, потому что ты полгода угробил на тренировки,– Дэн пожал плечами.– Делать тебе здесь было нечего, к тому же ты знал, что вернуть браслеты не получится. И с пользой провел время.

–Какая потрясающая прозорливость! Неизвестные чакры открылись или третий глаз?– с издевкой осведомился Лис – Столько лет прятался под маской тупого оловянного солдатика и вдруг – не в бровь, а в глаз!

–Если ты таким топорным способом пытаешься уязвить меня, чтобы вызвать на поединок,– процедил Дэн,– то перетолчешься. Убивать тебя запрещено, а по-другому у меня не получится. Поэтому… не нарывайся.

–Струсил,– Лисанский нагло ухмыльнулся.

Дэну пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не повестись на откровенную провокацию.

–Не хочу пачкать руки,– произнес он холодно. Лисанский вздернул подбородок – верный признак того, что слова полоснули ножом по его самолюбию.

–Кстати, шоколада хочешь?– предложил Дэн.


Магия на грани дозволенного

Лис моргнул, проследил за его взглядом и шагнул к столу:

–Не откажусь.

–А я весь выпил,– злорадно бросил Дэн и направился к двери.

–Тогда зачем спрашиваешь?!

«Бог ты мой, какая обида в голосе!»

–А что, уже и спросить нельзя?

Лисанский за спиной витиевато выругался, и Дэн вдруг подумал, что все только начинается.

Глава 5

В зашторенное окно барабанил дождь, огонь в камине давно испустил дух, и погасли последние угли.

Сон опять где-то задерживался, застрял на полпути. Дэн ворочался с боку на бок в постели – уставший, вымотавшийся за день. То под одну щеку подпихивал краешек одеяла, то под другую. То на живот переворачивался, то на спину, закидывая руки за голову и уныло разглядывая черный потолок.

Он отыскал в столовой, принес и повесил на стену заводные часы – старые, с треснувшим стеклом и скопищем мух за циферблатом. Сейчас их нудное тиканье доводило до ручки: сначала он, как овец, отсчитывал секунды, чтобы заснуть. Потом, во втором часу ночи, когда уже стало мерещиться, что маятник переместился в голову и начал раскачиваться, ударяясь в виски, Дэн принялся разрабатывать план, как бы побыстрее и с минимальными затратами сил раздолбать проклятую вещицу. А уж когда дверка над циферблатом с отвратительным скрипом крутанулась на петлях, откуда-то из недр вывалилась птичка и гаркнула во всю свою хриплую, ржавую глотку, Дэн с мученическим воплем подскочил на кровати, схватившись за голову, и уткнулся лицом в колени.

Невыносимо!

За окнами завывал шквальный ветер, от порывов которого дрожали стекла в оконных рамах, в доме было пусто, холодно и тихо, как в склепе.

Хотя стоп!

Из коридора донесся слабый скрип.


Магия на грани дозволенного

Мефисто и его «гениальные» убийства? Дэн замер, напрягая слух. Нет, цепи не гремели, кандалы не стучали об пол, да и противного холодка, бегущего по коже каждый раз при приближении призрака, не чувствовалось. Может, показалось?

Скрип повторился снова.

Дэн торопливо натянул джинсы и застегнул ремень. Сунул ноги в ботинки и на цыпочках подошел к двери. Выглянул в коридор. И успел заметить, как мелькнул на повороте к лестнице край светлой рубашки.

Ага! Похоже, Лис что-то прятал на чердаке.

Сердце в груди пустилось вскачь, от возбуждения на теле мгновенно выступила испарина, и стало жарко, влажно, липко. Стылый воздух в коридоре впился в разгоряченную кожу тысячей ледяных иголок.

Чувствуя, как плохо контролируемая сила щекочет мышцы, судорожно стискивая кулаки, Дэн направился к лестнице. Пыльная рассохшаяся деревянная ступенька громко скрипнула под подошвой. Он застыл как вкопанный, внутренне чертыхаясь и сжав зубы так, что те заскрежетали.

Как же Лисанскому удалось прокрасться по этой лестнице практически бесшумно?!

Бочком, бочком, по стенке, вздрагивая при каждом звуке, проклиная старые доски и весь дом в придачу, Дэн наконец поднялся на чердак и очутился перед убогой низенькой дверцей, к которой то ли в насмешку, то ли для солидности был приделан прямо-таки исполинский чугунный засов. Оставалось загадкой, как несчастная дверца еще не рухнула под его тяжестью. Держалась она на двух ржавых петлях и честном слове: дунешь – рассыплется в труху.

Сквозь щели между рассохшимися досками пробивался тусклый желтоватый свет. Свеча, догадался Дэн. Осторожно наклонился, стараясь не коснуться дверцы, и приник глазом к одной из щелей.


Магия на грани дозволенного

Так и есть, в дальнем конце помещения горела свеча. Видимо, Лисанский только что зажег ее. Тени метались по углам и россыпям всевозможного хлама – Дэн заметил несколько сломанных стульев и огромное старинное трюмо с пожелтевшим от времени мутным зеркалом, затянутым паутиной и густо покрытым пылью. Остальные вещи – а их, судя по внушительным размерам помещения, было немерено – скрывал мрак.

Раздался скрип, и тут Денис увидел Лисанского – тот приподнял крышку древнего сундука и склонился над ним. Дэн отчетливо видел профиль Лиса и тонкие пальцы, перебирающие какие-то бумажки, свитки, карандаши и книжки. Бледные губы шевелились, но прочесть по ним что-либо было невозможно.

–Отлично,– прошептал Лисанский чуть громче.– Иди-ка сюда,– он извлек из сундука толстую рыхлую папку с бумагами и шариковую ручку. Вытащил несколько листков, закрыл сундук, выложил бумаги на низенький столик, подвинул свечу ближе, опустился на корточки и принялся что-то усердно выцарапывать на бумаге.

Дэн наблюдал не моргая. Подозрения сменились недоумением, недоумение – разочарованием и усталым раздражением. Что это еще были за выкрутасы? Лисанскому не хватило места в гостиной? В собственной спальне? В целом доме? Зачем он ждал глубокой ночи, чтобы вылезти из своей конуры и подняться в эту захламленную, пыльную, грязную паучью обитель? Что прятал в сундуке? Кому писал письмо – а в том, что Лисанский писал именно письмо, Дэн не сомневался. Согнувшись в три погибели у двери, не сводя настороженных глаз с Лиса, он мгновенно насочинял с десяток сценариев, и каждый из них, каждая мысль, вспыхивающая в воспаленном мозгу, подливали масла в огонь разгоравшейся в груди ярости.

Магистр был прав – Лисанский писал матери!

Или нет, он обращался к друзьям отца: просил их вытащить его из заключения, прислать печать на выход (а возможно ли такое – передать печать не из рук в руки, а, к примеру, на бумаге?).

С кем еще он мог связаться? Интернатские приятели, помогавшие ему проводить ритуал пробуждения водного демона, были вне досягаемости: один умер, другой сошел с ума, третий за причастность к убийству Руты угодил в катакомбы. Из остальных вряд ли кто стал бы отвечать на письма арестованного. Разве что подружка… Была ли у Лисанского подружка? Черт его знает.

Дэн медлил, не зная, на что решиться, и в памяти одно за другим стали всплывать события из прошлого. Старательно подавляемая ненависть судорогой скрутила ноющие от жажды движения мышцы.

Он терпел слишком долго. Запирался у себя, не выходил часами до тех пор, пока голод или насущные потребности не выгоняли его в гостиную или ванную комнату. Против воли прислушивался к шорохам, движениям, скрипу половиц и монотонному звучанию голоса Мефисто. Упражнялся в магии сутки напролет, чтобы на сей раз победа осталась за ним, чтобы наконец взглянуть в глаза подыхающему врагу и насладиться его агонией.

Им было слишком тесно в одном доме.

В довершение ко всему незаконченное восхождение, лишенное сдерживающего начала в виде браслетов, разошлось не на шутку: всплески магии будили по ночам и не давали расслабиться, и казалось, будто сила окутывает, обтягивает плотным коконом, жаля, кусая, жестоко заигрывая и откровенно издеваясь. От нее не было спасения, и терпение подходило к концу.

Вот и сейчас эта злая, хищная первородная магия была рядом, пронизывала тело и пропитывала воспаленное сознание, щекотала напряженные мышцы и дразнила близостью разрядки: ну же, протяни руку, сделай шаг.

И Дэн поддался ей. Толкнув хлипкую дверцу, вошел на чердак и остановился.

Лисанский, кажется, заметил чужое присутствие даже раньше, чем дверь распахнулась. Он был уже на ногах – стоял, прислонившись коленом к краю своего убогого, опасно качающегося столика.

–Тебе чего?– вызывающе спросил Лис, настороженно глядя на вошедшего.

–Не спится,– вытолкнул Дэн сквозь зубы.– Поговорить хочу.

–А днем нельзя было?– не похоже, чтобы Лис сильно нервничал.

–Днем я еще не знал, о чем говорить.

–А теперь знаешь? Просветление снизошло?

–Чем ты здесь занимаешься?– спросил Дэн.

–Не твое дело,– Лисанский заслонил собой столик.


Магия на грани дозволенного

–Письма пишешь?

–Если и пишу, тебя это не касается.

–Просто любопытно – кому? Отцу? Его подельникам? Думаешь, удастся провести не только меня, но и Орден? Планируешь сбежать и довести отцовские начинания до конца?

–Все, я понял. Ты спятил.

–Дай сюда папку!– потребовал Дэн, протягивая руку.– Живо!

Лис склонил голову набок, а затем взял стопку бумаг со стола и медленным ленивым движением уронил ее на сундук. С крышки взметнулась пыль.


Магия на грани дозволенного

–Иди и возьми,– предложил он с оттенком угрозы в голосе, неторопливо закатывая рукав рубашки.

–В последний раз прошу: отдай по-хорошему,– пригрозил Дэн.

Но они оба знали: никакие уговоры, никакие соглашения, никакие ультиматумы уже ничего не изменят. Ноздри Лисанского раздувались, он дышал рвано и тяжело от нахлынувшего возбуждения. Глаза его блестели, и вся поза дышала агрессией и напряжением. Дэн чувствовал его магию – колючий, ледяной холод, от которого мороз пробегал по коже. И его силу. И бешеное желание вцепиться в глотку – отражение собственного желания.

Ладони налились жаром, но боль не отрезвила – лишь сильнее раззадорила. Внутри словно распустился огненный цветок, и Дэн колоссальным усилием заставил его сжаться, сконцентрироваться… Стихия рвалась на волю, сжигая препятствия, уничтожая собственный проводник!

В следующий миг Лисанский вскинул руки. Блеснула молния, но Дэн оказался готов: в мгновение ока выставил перед собой руки, и молния врезалась в полыхнувший красным магический щит. Прошла навылет, превращаясь в водную пыль, и окатила фонтаном горячих брызг.

–Вода!– расхохотался Дэн.– И это все, на что ты способен? Метнуть в меня кусок льда?

Новая ледяная молния – он едва успел пригнуться – пролетела мимо, сорвала дверь с петель и захрустела и загрохотала на лестнице.

–Уже лучше,– презрительно выплюнул Дэн.– Но не фонтан.

–Хочешь фонтан?– Лис недобро прищурился.– А получай!

В тот же миг прямо в лицо, замерзая на лету, ударил столб воды. Дэн не успел увернуться. Его щит раскрылся с опозданием на долю секунды, и первые иглы льда больно оцарапали щеки и ободрали руки. Остальные, пройдя сквозь огонь, растаяли, окатив водой и смывая кровь, текущую из многочисленных порезов.

Это было уже слишком Вконец разозленный, ослепленный бешенством Дэн сжал кулаки, и к самодовольно ухмыляющемуся Лису рванулись огненные стрелы.

Вжих, вжих, вжих!

От рубашки остались одни тлеющие лохмотья, на коже проступили стремительно краснеющие ожоги.

Бух!

Концентрированный сгусток силы, тяжелый и вязкий, ударил Лисанского в грудь, и тот, кувыркнувшись, перелетел через сундук, сметая на пол все, что на нем лежало. Свечка упала, потухла, и на чердаке стало темно как в могиле. Правда, спустя пару секунд Дэн заметил призрачное голубоватое сияние над сундуком – все, что осталось от эффектной магии Лиса. Собственные руки зловеще отсвечивали красным. Шагнуть бы вперед, вытащить врага из его сомнительного укрытия и добить раньше, чем очухается, но внутри разбушевался настоящий пожар – не потушить. В горле враз пересохло, и Дэн сглотнул, силясь протолкнуть огненный шар обратно, вниз. Еще немного, еще чуть-чуть… А она страшнее, чем казалась, эта стихия. И если он справится… нет, когдаон справится, когда обуздает ее, когда подчинит себе – трудно даже представить, насколько он станет силен.


Магия на грани дозволенного

–Вставай,– прорычал Дэн, давясь болью и одновременно пьянея от осознания: одного его движения, одного жгучего желания будет достаточно, чтобы от Лисанского не осталось даже мокрого места.– Хватит прятаться. Не поможет.

–Я не прячусь,– прохрипел тот из черной кучи барахла искаженным от боли голосом.

–Ну, и где твоя хваленая природная магия? Была да вся вышла?

–Ты мне ребро сломал,– задыхаясь, выдавил Лис.

–Так я только начал. Ну? Сам вылезешь – или тебя угробить вместе с драгоценным сундуком?

Лисанский притих на пару мгновений.

Дэн даже успел усмехнуться.

А потом в него врезалось – невидимое, тяжелое, жгуче-ледяное, обдирающее кожу и выворачивающее наизнанку. Ударило в грудь – и треснули, будто крошась, ребра, и боль – огненная, нестерпимая!– вышибла из Дэна рассудок.

Удары, кружение, мелькание ступенек и десятки углов, впивающихся под ребра, в бедра, в икры, в плечи… Голова взорвалась багровым пламенем – и небо засверкало алмазами, и ошметки стихийной магии, словно остывающий пепел, разлетелись и угасли во тьме.

Дэн распахнул невидящие глаза в черное плывущее марево. Воздух раскаленной жижей потек в легкие, и те отозвались такой сумасшедшей болью, что сознание снова растворилось.

Следующий миг – или час?– не принес облегчения. Дэн понял только, что лежит под лестницей и не может шелохнуться. Над ним раскачивался, подергиваясь и оплывая по углам, высокий потолок, по которому изредка расползались черные пятна, и из них плясали то ли чертики, то ли кляксы. И мрак капал в горло, а с уголков губ на пол стремительно текло что-то горячее – оно заполняло рот, норовя просочиться в глотку, и пришлось повернуть голову, чтобы не захлебнуться.

–Что, Гордеев, допрыгался?– раздался где-то высоко-высоко, под самым потолком ненавистный голос. Впрочем, Дэн не мог вспомнить, за что ненавидел его и ненавидел ли вообще.

–Это мой коронный номер,– все тот же слабый и хриплый голос.– Надо же, отлично сработал. До сих пор не на ком было испробовать, так что ты в некотором роде дебютант. Первопроходец.

Скрип ступенек. Тяжелые, неуверенные шаги.


Магия на грани дозволенного

–Я же тебя предупреждал,– в голосе вдруг проступили нотки сомнения.

Дэн не видел Лисанского, его сознание по-прежнему плыло, а перед глазами цвели цветы, то полностью чернея, то вдруг окрашиваясь в насыщенные бордовые оттенки.

–Гордеев,– совсем тихо произнес Лис.– Прекращай прикидываться… Гордеев? Черт тебя дери, ты стеклянный, что ли? Решил сдохнуть? Чтобы на меня еще одно убийство повесили? Эй… Мефисто!– закричал он.– Твоих рук дело? Это же не его кровь?..

Сознание померкло, и наконец стало так спокойно, как не было ни разу в жизни.


–Ш-ш-ш, тихо, мой хороший, тихо,– словно издалека донесся ласковый шепот, и прохладные пальцы дотронулись до горящего лица, убирая со лба прилипшие влажные волосы.

Сознание вернулось, и вместе с ним вернулась мутная тошнотворная боль. Дэн не сумел сдержать стон – и тут же почувствовал., как к его лицу прикоснулось что-то влажное и холодное. Капля воды скатилась по виску.

–Не шевелись, скоро все пройдет,– обнадежил голос.– Как ты себя чувствуешь? Сильно тошнит?

–Да,– шепнул Дэн пересохшими губами – нижняя тут же треснула. Чьи-то пальцы аккуратно стерли выступившую капельку крови.

–Это потому что кровь попала в желудок.

Во рту стоял мерзкий горький привкус. Дэн скривился, хватанув ртом воздуха, сопротивляясь позывам к рвоте. Не помогло.

–Хочешь прополоскать рот?– прозвучал голос спустя некоторое время, когда выворачивающие наизнанку спазмы прекратились.

Дэн не ответил. Было слишком погано, чтобы сосредоточиться. Его словно пропустили через мельничные жернова, и в теле не осталось ни единой клеточки, которую бы не терзала боль.

–Потерпи,– голос дрогнул, наполняясь состраданием. Он казался знакомым, но долетал словно из предыдущей жизни.– Мне нужно еще немного времени, совсем чуть-чуть, чтобы закончить. А тебе лучше поспать.

Дэн приоткрыл глаза и сквозь мутную пелену разглядел бледное пятно чужого лица в обрамлении светлых волос.

–Ева,– прошептал он удивленно и слабо улыбнулся.– Ева Паламейк.

И вновь провалился в черноту забытья.

Она запомнила их совсем другими. Игоря – самовлюбленным, высокомерным, бесстыже-дерзким и развязно-манерным – ровно настолько, чтобы постоянно находиться в центре внимания. Дениса – замкнутым и вечно чем-то озабоченным, с обостренным чувством справедливости и готового вступиться за любого, с кем дурно обойдутся. Она запомнила их взаимную неприязнь и жесткие, граничащие с жестокостью тренировки на полигоне Интерната. Хотя последние до такой степени смешались с кошмарами, наводнившими сны, что теперь она нипочем не сумела бы с уверенностью определить, что уже происходило когда-то в реальности, а что только грозило произойти.

Она боялась не успеть.

Она не понимала, зачем ее держат в резиденции, зачем запирают в лаборатории, к чему все эти эксперименты с телепатическими способностями. Ей ни разу не удалось поймать мысли, эмоции или чувства людей, на которых заставляли настроиться. Раньше с этим не возникало проблем, теперь – вокруг словно образовался вакуум, и она никак не могла взять в толк, чего от нее хотят. Зато чем дальше, тем ярче становились сны…


Холодный порывистый дождь барабанил по раскаленной мостовой. Его тугие, почти непрозрачные косые струи хлестали по промокшей штукатурке домов, по дымящимся разломам стен и каменному крошеву. Под ногами хрустели осколки выбитых окон, изломанные в щепки оконные рамы и куски сорванного шифера, а дождь все распалялся, и вот уже было не рассмотреть, что творилось в паре метров впереди. Там, где чудовищная по силе магия расплавила асфальт, дождь с шипением превращался в густой пар. Ветер трепал намокшие волосы. Пахло гарью, известью, раскаленным бетоном и смертью.

Ева вскарабкалась на обломок стены. Ее вниманием завладел человек… кто-то, казавшийся знакомым. Дежавю – это сбой в работе мозга, утверждал Гензель. Момент, когда ситуация, в которую ты ни разу не попадал, вдруг кажется знакомой,– на самом деле не что иное, как ошибочно замкнутая цепочка нервных импульсов. Ева склонялась к другой теории: спонтанной временной петли или параллельной реальности.

Под кроссовкой треснуло стекло, а затем с едва слышным звуком в подошву что-то воткнулось. Боль кольнула ступню, и Ева вскрикнула, сообразив, что наступила на гвоздь. Перевела дыхание.

Наступив на раму левой ногой, она приподняла правую. Ржавая железка выскочила из подошвы, а боль не исчезла. И ничего нельзя было поделать с ней сейчас, далее снять кроссовку и взглянуть на поврежденную ногу,– оставалось не больше трех минут. Впрочем, про боль Ева быстро забыла, потому что в нарастающем шуме дождя и шипения ей послышался мучительный хриплый стон.

Кто-то находился рядом. Возможно, в паре метров слева, где черной дырой зиял разлом стены. Или внизу, под завалом. Или вон за той воронкой из каменного крошева и некогда замшелых булыжников ограды.

–Кто здесь?– позвала Ева.

Молчание. Но возникло пугающее ощущение, будто она знает ответ.

–Только не шевелись и никуда не уходи,– предупредила Ева.– У нас полторы минуты, я успею…

Бледная рука со следами ожогов, торчащая из-под каменной насыпи. Мокрые и окровавленные подрагивающие пальцы. Белое, исхудавшее, острое, бескровное лицо – злая пародия на человека, которого она когда-то знала. Жуткая маска агонии и смертельного беспамятства.

–Дэн?

Тишина.

–Игорь?

Не различить. Оба сразу в одной оболочке, под одним лицом. Как такое было возможно?!

–Эй! Очнись!– Ева порывисто опустилась на корточки. Схватила парня за плечи, присыпанные каменной крошкой, и сжала запястье.– У нас полминуты, а затем…

Случится что-то страшное. Непоправимое.

Тубы шевельнулись, лицо дрогнуло, и юноша – кем бы он ни был – зажмурился от бьющего в лицо дождя. Попытался отвернуться.

–Не можешь разговаривать,– отметила Ева.– Но ладонь мою удержать сможешь?

Парень часто-часто заморгал.

–Давай,– она наклонилась, прижимаясь к нему, пытаясь обнять неповоротливое тело и сдвинуть его с места.– Ничего не бойся, не бойся… Теперь ты в безопасности.

И мы идем домой.


–Полагаю, мы ждали достаточно,– произнес Магистр.

Ева сидела на стуле в лаборатории, обхватив себя руками, и покачивалась из стороны в сторону. Перед глазами плыли обрывки последнего сновидения: человек с двумя лицами, с двумя именами казался предвестником трагедии.

Голос Магистра доносился из-за ширмы в дальнем конце комнаты и звучал приглушенно.

–Вы не считаете ее способной к прорицанию?

–У нее весьма неустойчивая психика,– отозвался Гензель,– и крайне обостренная чувствительность. Она – идеальный эмпат. Но предвидение… Я бы не обольщался. Магов с такими способностями нет и никогда не было.

–И каково ваше заключение?

–Все, что с ней происходит, сводится к обычной тревожности и нервному напряжению и, как следствие, к ночным кошмарам. Мы просим ее телепатически настроиться на людей, которые вне досягаемости для любого, даже самого сильного сенса, что она и делает. Старается изо всех сил. Я бы посоветовал вам прекратить эксперименты, Магистр. Девочка совершенно измучена. Дайте ей отдохнуть и прийти в себя.

–Разумеется. Дольше тянуть не имеет смысла…


Наверное, старый целитель до сих пор пребывал в заблуждении, полагая, будто Еву отправили домой. Однако у Магистра насчет ее способностей было иное мнение.


–Отправитесь поздно ночью, Ева,– я не хочу, чтобы о вашем задании знали другие. Вернетесь, как только составите полный отчет.

Она была согласна на что угодно…


Да, она помнила их совсем другими. Игоря – заносчивым. Дэна – настороженным. Но зрелище, открывшееся ей после прохождения Арки, перечеркнуло все, что сохранилось в памяти.

Старый дом, казалось, был пропитан злостью, ненавистью и черной тоской. Стены словно сочились безумием и безнадежным одиночеством Перед тем как отправить ее сюда, Магистр рассказал, что здесь столетиями содержали полезных для Ордена узников, и, едва шагнув через порог Арки, Ева ощутила их присутствие, их постепенно прогрессирующее сумасшествие, их медленное угасание, их растянутую на века смерть.

Дышать было тяжело – давили чужие мысли и страдания. Сердце бухало в груди, и каждый толчок отдавался в висках спазмом боли. Вот если бы распахнуть окно…

Неожиданно тишина взорвалась громогласным хохотом, и Ева вскрикнула. Страх рассыпался по коже ледяными мурашками и парализовал, и оттолкнул назад, к Арке.

–Убийство!– прокричал кто-то, не иначе как безумный.– Потрясающее, великолепное убийство, достойное здешних стен – а они видели немало, скажу я вам, ох как немало! Примите мои искренние поздравления, юноша!

Ему что-то ответили, но не достаточно громко – Ева не разобрала ни слова. На ватных ногах она поднялась на второй этаж. И словно погрузилась в один из своих кошмаров, где не узнать лиц – слишком они искаженные, непривычные.

Далеко не сразу она догадалась, что обернувшийся к ней человек – это Игорь. Отросшие светлые волосы облепили его лицо, когда он затравленно зыркнул через плечо, заставив Еву вздрогнуть и отпрянуть. Мгновение узнавания – и Лисанский удивленно моргнул, шумно выдохнул.

–Ты? Как тебя там…

От его рубашки остались одни лохмотья. Он стоял с трудом, слегка согнувшись, держась за бока, и дышал хрипло, судорожно, рывками. А вокруг, мерцая от избытка чувств, плавало и замогильно бряцало кандалами самое настоящее привидение – с бешено вытаращенными глазами и в полосатой арестантской робе – в лучших традициях фильмов ужасов.

–Ева,– имя само слетело с губ.

–О-о-о!– в восторге взвыл призрак.– У нас пополнение?– И мгновенно очутился рядом, дохнул в лицо ледяным ветром.– Отлично! Великолепно! Бесподобно! Разрешите представиться – Мефисто, великий драматург Смерти. Можно скромно – гений,– жадный взгляд обшарил Еву с ног до головы.– Плосковата, мелковата и вообще на любителя – я предпочитал женщин в теле, да-с…– пробормотал призрак.– Но не трагедия: выходим, откормим. Надеюсь, вам понравится в моем доме.


Магия на грани дозволенного

–Что здесь…– сквозь нервное мерцание Ева разглядела распростертую на полу фигуру и, не договорив, шагнула вперед прямо сквозь привидение. Холод пробрал до костей.

–Эй!– возмутился Мефисто.– Что за манеры, барышня! Я, с позволения сказать, вас на три сотни лет старше!

–Где остальные?– со злобной решимостью осведомился Лисанский, напряженно посторонившись.– Ты что, одна? Где боевые? Орден уже в курсе?

Отчаяние заглушило его надломленный голос. Вызывающий тон и холодные волны остаточной магии не произвели на Еву никакого впечатления. Онемев, оглохнув от ужаса, она смотрела на лежащего перед ней Дэна.

Опоздала… Не уберегла… Не сумела убедить…

–Учти, он сам нарвался,– предупредил Лисанский.

–Фу, какая мелочная трусость,– брезгливо выплюнул Мефисто.– Имейте смелость взять на себя хотя бы одно убийство, молодой человек.

–Заткнись,– рыкнул Лис.

–Да вы хамло-с…

Ева опустилась на колени. Сколько крови на грязном полу, сколько боли в стылом воздухе. Дрожащие пальцы прикоснулись к шее – жилка под изрезанной кожей слабо пульсировала, и от сердца мгновенно отлегло.

–Он жив,– выдохнула Ева.

–Не мой день,– разочарованно проворчал Мефисто и демонстративно исчез в стене, громыхнув кандалами в знак глубочайшего презрения.

–Подготовь комнату и кровать.

–Я?– растерялся Лисанский.

–У тебя сломаны ребра, я догадалась,– сказала Ева.– Потом ими займусь. Здесь есть лаборатория?

–Заперта.

–Ничего. Я открою.

Но сначала – целебные заговоры и немного волшебства: останавливающего кровь, снимающего боль, выявляющего повреждения…


Следующее пробуждение было почти приятным. Пока сознание плутало в лабиринтах небытия, больше похожих на тошнотворный температурный бред, боль ослабла, но совсем не отпустила. Именно ее – монотонную, тупую, мерзкую – Дэн ощутил в первую очередь, и только затем начала возвращаться память.

Сквозь узкую полоску разомкнутых век проступил полумрак, изрезанный причудливыми линиями и мерцающими оранжевыми бликами. При детальном рассмотрении линии оказались трещинами на старой, отсыревшей штукатурке потолка, а блики – отсветами огня в камине. Дэн услышал треск горящих поленьев и глубже вдохнул их густой, острый запах. В горле защекотало, захотелось откашляться, но в памяти возник тревожный звоночек – что-то подсказывало: кашель спровоцирует боль. Поэтому Дэн лишь сдержанно, очень осторожно прочистил горло. В ответ на его хрип тут же раздался тихий голосок:

–Очнулся?

Дэн скосил глаза влево, и взгляд наткнулся на улыбающееся личико Евы Паламейк. Опустился ниже, машинально отмечая клинообразный вырез жемчужно-серой кружевной блузки. И споткнулся о стеклянный пузырек с густой зеленой мазью, который девушка держала в руках.

Значит, ее появление не привиделось в бреду.

–Привет,– Ева выглядела немного сонной, и – в ореоле длинных растрепанных пепельных волос – не совсем реальной, призрачной и какой-то зыбкой, эфемерной, словно туман над рекой. Она всегда казалась отрешенной, апатичной и оттого неживой, но настолько – ни разу. Припухшие веки, усталый взгляд, вымученная улыбка…

–Тебе лучше?– заботливо осведомилась она.

–Лучше, чем когда?– уточнил Дэн, прислушиваясь к ощущениям. Вроде цел, хотя от слабости даже моргать тяжело и язык ворочается с трудом.

–Чем было сутки назад.

Дэн прикрыл глаза: лестница, чердак, драка, удар, мельтешение ступенек… Себя самого он худо-бедно вспомнил, равно как и цепочку последних событий. Осталось разобраться в их последствиях.


Магия на грани дозволенного

–Где я?

Спросить об этом пришлось, дабы не питать иллюзий. Однако отсутствие света, вой ветра на улице и легкое дребезжание оконных стекол говорили лучше любых объяснений.

–Все там же,– ответила Ева.– Под домашним арестом.

–Значит, прошли уже целые сутки. Долго же я спал,– пробормотал Дэн.

–Не спал. Лежал без сознания.

–Что, нашатырь кончился?

–Я подумала, тебе нужно отдохнуть,– девушка пожала плечами.– Вы с Игорем подрались, и он тебя изрядно потрепал.

Эта бледная немочь? Его? Ерунда!

Ева тем временем отвернулась и оглядела расставленные на низком столике миски и склянки.

–Вот, выпей,– предложила она, заправив прядь волос за ухо, и склонилась к Дэну. Поднесла к его губам стакан с мутным зеленоватым варевом.– Это должно унять боль.

–Эй, я сам,– не хватало еще, чтобы его поили с ложечки, точно парализованного. Пришлось напрячься, однако стакан в руках держаться не пожелал, и Дэн с отвращением понял, что не поднимет сейчас ничего тяжелее гусиного пера.

–Это побочный эффект некоторых заклинаний,– объяснила Ева, терпеливо дожидаясь, пока здравый смысл пациента возьмет верх над самолюбием,– Дэн не заметил в ее глазах ни тени раздражения, лишь усталое участие. Он со вздохом разомкнул губы, и жидкость потекла в горло. Противная, но не хуже горького привкуса крови.

–Молодец,– удовлетворенно похвалила Ева, убирая стакан.

–Где Лисанский?

–У себя. Ему тоже досталось: три ребра сломано, легкое задето, внутреннее кровоизлияние. Но он уже идет на поправку.

–Плохо.

–Не говори так. Вам обоим повезло, что Магистр отправил меня с проверкой. Час промедления стоил бы тебе жизни, да и ему пришлось бы несладко.

–Магистр?– тупо переспросил Дэн.– Он в курсе того, что мы…

–Подрались? Нет. Думаю, лишние неприятности тебе ни к чему, учитывая ситуацию, из-за которой ты угодил сюда.

–И много ты знаешь?

Почему-то сейчас это не казалось странным. Дэн уже привык думать, будто о нем все напрочь позабыли, и даже успел свыкнуться с мыслью о прожигании в проклятом доме остатка жизни. И вдруг появляется Ева, заявляет о проверке, с которой почему-то прислали именно ее, и он не удивляется. Словно так и надо. Словно это – всего лишь очередная причудливая нелогичность в фантасмагории последних событий.

–Немного. Но кое-что мне рассказали перед отправкой,– произнесла Ева.– Об убийстве на складе, о том, что тебе грозит заключение…

–А об этом доме?– перебил Дэн.– Где он находится? Как отсюда выбраться?

Девушка сочувственно покачала головой.

–А отчеты? Почему за ними никто не приходит?

Ответом было лишь непонимание в голубых глазах.

–Ты хоть что-нибудь можешь объяснить?– Дэн хватался за соломинку, уже понимая, что вновь остался ни с чем.– Зачем же тебя прислали?

–Я сумасшедшая,– спокойно сообщила Ева.

И где логика?

–Мне сказали, я не в себе,– она наклонилась и оперлась руками на кровать, широко раскрыла глаза и понизила голос: – Но они ошиблись. Мои сны действительно были пророческими, и я едва не опоздала…

Дэну неожиданно вспомнилась встреча в канцелярии, испуг Евы, когда она заметила отсутствие браслетов на его руках и необычную пустую печать. Вспомнились ее протесты и крики. Выходит, она уже тогда знала, чем все может обернуться? И пыталась предупредить.

Девушка тем временем откинула с него одеяло и взяла с прикроватной тумбочки пыльную пузатую склянку. Выдернула пробку, и по комнате расползся едкий запах трав и спирта.

Дэн дернулся в попытке прикрыться – он не мог видеть себя, от судорожного движения в глазах помутилось, и от боли свело мышцы,– но воздух холодил кожу, и сомнений быть не могло: на нем не осталось ни нитки.

–Не шевелись,– предупредила Ева, словно не замечая его наготы, и вылила из флакона на ладонь немного густой жидкости.– Нужно втереть обезболивающую мазь.

–Ту, от которой я превращусь в неподвижное бревно?– напряженно предположил Дэн, мечтая провалиться сквозь землю.

–Ты и сейчас как бревно,– резонно заметила девушка.– Повезло, что обошлось без цемента.

–Без гипса,– поправил Дэн.– Так… что со мной?

–Ни одной целой косточки.

–Шутишь.

–Вовсе нет.

Ладонь принялась осторожно втирать зелье здесь и там: плечи, ребра, живот… Будто кожу сдирают живьем!

–Игорь применил природную магию. Я думаю, это заклятие давления или сжатия,– предположила Ева.– Больно? Извини. Я надеялась успеть до того, как ты очнешься.

–Если Магистр не знает о случившемся, откуда у тебя зелья?

–Здесь лаборатория. В подземелье. Судя по всему, ею много лет никто не пользовался, но под заклятиями ингредиенты сохранились хорошо. Я кое-что приготовила… у меня бабка в Сибири…– движения ладони стали медленными, взгляд – рассеянным.– Я действительно не в себе, Дэн, это многим известно. У меня бывают галлюцинации, бывают видения. Часто болит и кружится голова, и мир как будто сдвигается, расползается по швам, сквозь которые проглядывает иная реальность. Я уж не говорю о снах, которые мучают с самого детства.

–Пророческие?

–Всякие. По большей части снятся глупости, но приходят и кошмары – подчас от них нет спасения. А мое восхождение – это один сплошной затянувшийся кошмар. Понимаешь?

–Угу.

Мазь быстро впитывалась в кожу, блокируя боль, и Дэн сосредоточился на том, как мышцы медленно немели.

–Несколько дней назад я увидела сон…

Ева вдруг запнулась, и щеки у нее порозовели. Она отвела глаза и уставилась куда-то… совсем не туда, куда Дэн хотел бы направить ее взгляд. Стыд навалился с новой силой.

–Он был не первым, да. Много-много раз мне снились вы с Игорем, полутемные комнаты… Это неважно. Магистр пообещал разобраться, но в результате меня три недели продержали в лабораториях на обследовании. Просили настроиться на вас, почувствовать ваши мысли – и никак не желали поверить в то, что в моих снах смысла больше, чем в бреду, навеянном восхождением. Порой мне казалось, это они посходили с ума, даже Гензель! А потом я встретила в резиденции Семена Матвеева…

–Его не упекли в катакомбы?– вырвалось у Дэна.

–Понятия не имею. Может, он вообще был не настоящим,– добавила Ева задумчиво.

–И он рассказал тебе о том, что случилось на складе?

–Нет,– Ева покачала головой.– Он об этом подумал.

–Ты же сенс,– вспомнил Дэн.– Точно! Мысли читаешь.

–Ничего я не читаю! Просто со мной сделался… припадок, наверное. Целая история развернулась перед глазами. А на следующую ночь снова приснились вы с Игорем. На развалинах дома, после магической битвы. Окровавленные и… мертвые. В одном лице, как один человек, как… Я решила, что уже поздно.

–И ты опять отправилась к Магистру.

–Нет, Магистр пришел сам. Забрал меня из лабораторий, рассказал о твоем наказании и выдал пустую печать.

–Лично?– изумился Дэн.

–О том, что я здесь, не знает даже Гензель.

Это не лезло ни в какие ворота. Магистр отправил сюда странную девочку, склонную к галлюцинациям и лунатизму,– Дэн отчетливо помнил, как однажды в Интернате наткнулся на нее, бродящую во сне по гостиному залу. Магистр повелся на россказни о видениях, в которых Гордеев и Лисанский поубивали друг друга. Хуже того: скрыл ее пребывание в доме от остальных членов Ордена. Если бы он действительно поверил Еве, он бы прислал не ее, а целителей, того же Гензеля. Следовательно – не поверил. И тогда в полный рост встает вопрос: что же Магистр опять затевает?

–Странно все это,– пробормотал Дэн. Его вдруг неумолимо стало клонить в сон.– Недоговаривает он что-то… скрывает…

–Неважно,– уверенно произнесла Ева.– Главное, я здесь, чтобы помочь.

Последнее слово прозвучало тихо и как-то… интимно. Дэн успел заметить, как девушка смутилась, и подумать, что она знает нечто недоступное ему.

–Помочь,– пробормотал он, балансируя на зыбкой грани сна и яви.– Ты спасла мне жизнь…

–Еще нет, Денис,– прошептала Ева.– Но когда придет время, я это сделаю.

Говорила ли она что-нибудь еще или нет, Дэн уже не слышал. Сон сморил его – глубокий, черный, спокойный – и без сновидений.


На третий день Ева позволила ему подняться с кровати. Не то чтобы он спрашивал – когда ее не было рядом, потихоньку слезал и ползал по комнате, скрежеща зубами от боли, покрываясь потом, борясь с тошнотой, упрямо не желая опираться на каминную полку или спинку стула и проклиная Лисанского последними словами. Может, Ева и знала о его подвигах – едва ли она не замечала смертельной бледности на его лице. Но запрет подниматься оставался в силе, хотя Дэн и плевал на него с высокой колокольни.

И вот – ура!– после тщательного осмотра Ева серьезно и деловито сообщила, что постельный режим отменяется. Дэн тут же выбрался из кровати, прихватил джинсы и, пошатываясь, направился к двери.

–Если ты в ванную, то я бы не советовала,– отрешенно окликнула девушка, словно и не к нему обращалась.

–Почему?

–Вода может быть холодной.

–Лучше так, чем совсем без воды,– отмахнулся Дэн.– Ты намазала на меня столько всякой дряни, что я похож на черепаху. В панцире.

Про невообразимое амбре, от которого впору было сгореть со стыда, он решил умолчать.

–Тогда не запирай дверь,– попросила Ева,– чтобы я могла войти, если тебе станет плохо.

«Еще чего не хватало»,– мрачно размышлял Дэн, закрывая за собой дверь ванной комнаты и мстительно щелкнув задвижкой. Ладно, скрывать от Паламейк было уже нечего, но хоть какие-то представления о приличиях и приватности должны были сохраниться! С чего она решила, будто ей позволено вторгаться в чужое личное пространство?

С этими мыслями Дэн повесил джинсы на крючок, повернулся… и со стоном привалился плечом к стене. Занавесочка в душевой оказалась отведена в сторону, и на полусгнившей деревянной решетке, лежащей на полу, сидел труп с перерезанными венами. Кровь стекала по запястьям и медленно исчезала в дырке слива.

–Ну сколько можно!– разозлился Дэн.– Мефисто, чтоб тебя! Убери это немедленно!

Никто не внял просьбе, только откуда-то сверху, из вентиляционной трубы, послышалось гадкое сиплое хихиканье. Впрочем, оно могло и почудиться.

–Ладно,– проворчал Дэн.– С трупом так с трупом!

Сдернув трусы, он отважно врубил ледяную воду и шагнул в душевую. Кожу обожгло таким лютым холодом, что в первое мгновение даже почернело перед глазами, а сердце едва не разорвалось. Убитый на полу не шевелился, не пытался цапнуть Дэна за ногу или вежливо попросить одолжить мочалку. Это успокаивало. Хотя труп, как и любое привидение, оставался проницаемым, но от него веяло могилой.

Кое-как отмывшись от зелий и пота, до красноты растершись полотенцем, взъерошив волосы и клацая зубами, Дэн натянул джинсы прямо на голое тело. Трусы выстирал и повесил на холодный радиатор – к весне высохнут. Затем вывалился из ванной, чувствуя себя пингвином в Антарктике: нервно переваливаясь с ноги на ногу, ежась и притопывая. Хотелось лишь одного: добраться до кровати и нырнуть под одеяло, чтобы согреться.

Однако не живи как хочется.

Дверь в комнату Лисанского оказалась приоткрыта, и из-за нее доносились голоса: один тихий, невозмутимый, другой манерный и сердитый.

–Осторожнее, ты, полоумная! Мне ребра еще дороги!– проворчал Лис, когда Дэн приблизился к двери и заглянул в комнату через щель.

–Если бы они были тебе дороги, Игорь, ты бы не полез драться,– без тени раздражения возразила Ева.

Она была одета все в ту же приталенную кружевную блузку с закатанными рукавами и расклешенную вельветовую юбку выше колен – похоже, тоже не додумалась захватить из «внешнего мира» одежду на смену. Лисанский развалился на постели, милостиво разрешая ей ощупать свою грудь. Проворные пальцы Евы порхали над ним, время от времени надавливая на кровоподтеки. Волосы спадали через плечо. Лис брезгливо кривил губы и морщился.

–Держи свои домыслы при себе,– буркнул он.– Ясно? Не я первый начал. Спроси у Гордеева.

–Неважно, кто первый, ты или он. Рано или поздно это должно было случиться.

–Да неужто?

–От вас еще в Интернате искры сыпались, а после того, что случилось летом…

–И ты туда же!– перебил Лисанский.– Сговорились вы все, что ли?! Я не виноват в том, что тогда произошло!


Магия на грани дозволенного

–Дэн так не думает.

–Дэн так не думает,– передразнил он.– А мне плевать, что думает твой Дэн. У него пунктик – свести меня в могилу. Я только защищался.

–Вот я и говорю, этого стоило ожидать,– спокойно повторила Ева.

–Не зуди. Закончила – выметайся.

–Придержи язык,– посоветовал Дэн, входя в комнату.

–О! Гордеев! Уж и не чаял увидеть. Явление тебя народу! Я гляжу, ты жив и здравствуешь!– насмешливо воскликнул Лис.

–Все лучше, чем строить из себя сирого да убогого: сохнешь, сохнешь, да все никак не сдохнешь.

–Ты мне три ребра сломал.

–В следующий раз сломаю шею.

–Не кипятись, Денис,– успокоила Ева.– К нему так долго никто не проявлял простого человеческого внимания…

Лисанский покраснел и отпихнул ее руки.

–Нужно мне твое внимание, полоумная!

–Я еще два дня назад сказала, что у тебя кости срослись,– заметила Ева с мягкой улыбкой.– Если бы не твое желание удостовериться в десятый раз…

–Ты не целитель, ты – убогий дилетант, и твоим скудным медицинским познаниям я не доверяю,– огрызнулся тот.

–Так,– Дэн скрестил на груди руки.– Сколько месяцев у тебя не было женщины, Лис?– он сощурился, видя, как тот закипает от бешенства.– Или у тебя их вообще никогда не было?

–А у тебя?– рявкнул Лисанский.– У тебя кто-нибудь был, кроме этой твоей…

Это был удар ниже пояса. В глазах почернело, рассудок отключился. Взбешенный, Дэн рванулся вперед, не замечая ни вспыхнувшей во всем теле боли, ни колокольного звона в голове. Руки сомкнулись на чужом горле – таком хрупком, таком уязвимом, что казалось, надави чуть сильнее – и позвонки хрустнут, раздробятся, и кровь вместе с осколками хлынет изо рта.

–Назад!– закричала Ева.– Дэн! Отпусти его!

Лисанский захрипел, задыхаясь, вцепившись в твердые, ледяные, точно окостеневшие, руки, сдавившие его горло. Вот так и надо было с самого начала: перекрыть ему кислород вместе с потоком магии, не дать сосредоточиться и ударить.

–Дэн,– повторила Ева.– Отпусти!

Лисанский начал синеть.

Нет, Дэн не хотел отпускать. Дэна трясло от лютой ненависти и дикой, необузданной жажды крови. «У бить, убить, убить»,– гудело в голове, а пальцы на чужой шее сжимались все крепче, и в целом мире сейчас не могло найтись силы, способной ослабить их хватку.

–Дэн,– затараторила Ева, кидаясь к нему, обнимая, оттаскивая назад, пытаясь дотянуться, чтобы погладить по лицу и даже поцеловать.– Милый мой, хороший мой, не надо, солнышко, не делай этого, прошу тебя, ради Руты, ради той малышки, которую ты спас,– они не хотели бы… я не хочу, Дэн, слышишь? Я люблю тебя, Дэн. Люблю тебя. Ты нужен мне, очень нужен, Дэн, пожалуйста…

Трудно сказать, какие из ее слов пробились сквозь слепое пятно, которое затмило рассудок, но пальцы сами собой разжались.

Лисанский повалился на кровать, задушенно хрипя, кашляя так, словно вот-вот выплюнет собственные легкие. Дэн в ту сторону не смотрел – Ева обнимала его, прижимала его голову к своему плечу, и ее ладони гладили, гладили, гладили его по щекам, а губы целовали мокрые, холодные взъерошенные волосы, и лоб, и виски.

–Все, все, успокойся,– прошептала она, когда Дэн в смятении отстранился, убирая ее руки от своего лица.– Все наладится, поверь,– добавила Ева.– Но вам обоим нужно научиться держать себя в руках.

–Сумасшедшая,– пробормотал Дэн. Ярость сменилась изумлением и странным чувством нереальности происходящего. Он едва не убил Лисанского – видит Бог, он был близок к этому, как никогда! Всего несколько секунд – и по тому пришлось бы заказывать панихиду. Никакие чудодейственные зелья не спасли бы его от отпевания и гвоздей, заколоченных в крышку гроба. Он чуть не убил человека… второго за последние пару месяцев. Что же с ним творилось? Что за сила двигала им?

Дэн, шатаясь, отошел к окну, чувствуя, как на него наваливается беспросветная тоска, и в груди все леденеет, стынет, замирает. И сердце как будто уже не бьется – на его месте что-то твердое, мертвое, неподвижное. Внезапно затошнило, и от слабости задрожали колени, и дышать стало тяжело, будто грудь и горло сдавило стальными обручами. Эта чернота внутри напоминала живое существо, сгусток чего-то нестерпимо мерзкого – оно присосалось, и его шевеление походило на одержимость.

Дэн прижался виском к оконной раме, жадно втягивая носом дующий из окна сквозняк,– только бы не вырвало! Дождь барабанил в стекло, мутные потоки воды стекали на карниз, а Дэн все смотрел и смотрел на размытые силуэты домов за плотной пеленой дождя и жалел лишь о том, что три дня назад Ева не дала ему умереть.

Лисанский тем временем обмяк, распластавшись на постели. Хрипы стихли.

Обернувшись, Дэн скользнул по нему равнодушным взглядом. Ева сидела на краешке кровати и с какой-то спокойной, умиротворенной нежностью гладила Лисанского по щеке. Тот на сей раз не протестовал. Лежал смирно, дыша тихо-тихо, точно боясь, что распухшее горло окончательно перекроет доступ воздуха в легкие.

–В следующий раз будешь знать, что можно говорить, а что нет,– вкрадчиво произнесла Ева.– Не перегибай палку.

Лис не отозвался – еще бы! Он теперь не скоро заговорит. Дэн с мстительным удовлетворением наблюдал за стиснутым в его кулаке краешком одеяла.

–Полежи, полегчает,– добавила она.– Я схожу за бальзамом, чтобы снять опухоль.

Короткий кивок на дверь – и Дэн последовал, за девушкой в коридор.

–Побудь у себя,– попросила Ева.– Я зайду к Игорю и вернусь. Думаю, мне стоит осмотреть тебя еще раз – с твоими переломами все не так просто.

Она ушла, оставив его в одиночестве. Надо же: всего полчаса назад он мечтал растянуться на кровати, а теперь даже смотреть не мог на смятые покрывала. Присев на краешек, поморщившись от боли, Дэн уставился в холодный камин. В дымоходе завывал ветер, шум дождя за окнами напоминал шелест потусторонних голосов, доносящихся с того света.

Ева вошла почти неслышно. Прикрыла за собой дверь и села на противоположную сторону кровати.

–Нам нужно поговорить.

–Начинай.

–Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь,– пробормотала Ева смущенно.

Смысла в этой фразе было немного, но ведь не затем она явилась, чтобы втолковывать прописные истины. Ее беспокойство бросалось в глаза. Что-то она утаивала, эта девочка с проницательными глазами. Так спокойно распространялась о собственном безумии: о галлюцинациях, видениях и вещих снах, а тут вдруг притихла, нервно теребя пальцами уголок покрывала.

–Я просто хочу помочь,– пробормотала она наконец.

–Уже слышал. Ты здесь по просьбе Магистра. Я буду наблюдать за Лисанским, а ты – за мной. И что дальше?

–Магистр ни при чем,– уклончиво отозвалась Ева.– Я останусь, потому что так нужно.

–Кому?

–Вам обоим,– она вскинула голову и поглядела на Дэна решительно.– Я ведь все знаю. Понимаешь? Не ошибусь, если предположу, что ты никому не рассказывал.

–О чем?– в груди что-то болезненно дрогнуло.

–Ты знаешь о чем. Рута была моей подругой.

–И…– слова давались с трудом,– кому она еще успела рассказать?

–Никому. Даже матери.

Дэн облегченно выдохнул.

–Мне не трудно понять, что ты испытываешь,– сказала девушка,– я все еще помню, как умерла моя мама. Но что ониспытывает, я тоже могу представить…

–Все. Достаточно. Уходи.

–Он виноват в том, что случилось летом, разве я спорю?– Ева повысила голос.– Но дело не в его вине, дело в том, что тына этом зациклился. Зацепить, унизить, отомстить, уничтожить. При желании ты давно мог это сделать.

–Сделал бы, если б мог,– буркнул Дэн, с досадой вспомнив, сколько сил потратил на тренировки – и все равно не одержал верх!

–Но ты же понимаешь: легче не станет.

Станет. Ой как станет! Уже стало, когда позвонки почти хрустнули под пальцами. Но говорить об этом Еве не хотелось.

–Ты предлагаешь мне его великодушно простить? Побрататься и выпить на брудершафт? Или свалить отсюда к чертовой матери: из города, из страны, из Ордена? Позорно сбежать, оставив егобезнаказанным, в надежде, что все вот это,– Дэн прижал к груди кулак,– останется здесь? Тогда, по-твоему, полегчает?

–Для начала просто успокойся,– посоветовала Ева.– Пойми: жизнь продолжается.

Дэн фыркнул.

–Уж ты-то могла бы выдумать что-нибудь пооригинальнее!

–Выдумаю,– серьезно пообещала Ева, и он взглянул на нее с неожиданным любопытством.

–Твои сны – об этом?

Надо же: снова покраснела – совсем чуть-чуть, но порозовевшие щеки раззадорили. Дэн оперся на вытянутую руку, наклонил голову, заглядывая девушке в лицо.

–О чем они, Ева?

Та шумно вздохнула, нервно стиснула рукой покрывало.

–О тебе,– девушка словно заставляла себя говорить,– о нем, обо мне. О нас. О том, как забывается боль. А вообще, я не знаю, Дэн. Правда. Мои сны редко бывают отчетливыми и конкретными. Они могут быть и бредом, и слепком с будущего – как повезет.

Дэн разочарованно кивнул. Как она умудрилась наговорить столько – и при этом ничего не сказать?

–Я пойду заварю чай,– девушка поднялась с кровати.

–Чай? Сама? Нам оставляют еду в зале три раза в день.

–Знаю. Но я исследовала дом, пока вы с Игорем лечились, и нашла бывшую столовую на первом этаже. Сейчас там один хлам, зато мне удалось отыскать чайник. А все остальное у меня с собой,– она улыбнулась.

–На все руки от скуки,– заметил Дэн.

–Это очень старый дом. В нем столько секретов!

–Ты уже познакомилась с Мефисто?

–Конечно. Он который день сокрушается по поводу твоей несостоявшейся смерти.

–А своими выходками не докучает?

Ева непонимающе подняла брови.

–Ты здесь уже четверо суток, а он до сих пор не подкинул тебе отрубленную голову в кровать?!

–Ах, это,– она кивнула.– Я просто подумала, что у меня снова галлюцинации. Значит, это проделки призрака?

И, слабо махнув на прощанье рукой, она выскользнула за дверь.


Ближе к вечеру, часов в десять, когда Ева вышла от Лисанского, сообщила, что утром тот будет как новенький, и пожелала спокойной ночи, в голову Денису пришла любопытная мысль. Такая неожиданная и соблазнительная, что заставила рывком сесть на кровати. Тело отозвалось протестующей болью, но Дэн был уже слишком взволнован, чтобы отвлекаться на ерунду. Спать он еще не ложился и раздеться не успел. Сделав глубокий вдох и стараясь успокоить тревожно бьющееся сердце, Денис выглянул в коридор.

Тишина. Дверь в комнату Лисанского была плотно затворена. Из спальни, которую облюбовала Ева, доносилось еле слышное пение.

Отлично!

Лис до утра носа не высунет, так и будет корчить из себя страдальца, стонать и метаться по простыням с перерывами на сон. А значит – и на чердак не полезет.

Сундук – вот что интересовало взбудораженного Дэна. Он пересек пустой мрачный холл. Памятуя о прошлых ошибках, перешагнул через скрипучую ступеньку, тихонько поднялся по лестнице и остановился перед трухлявой дверцей с чугунным засовом. Поток стихийной магии вырвал ее из стены вместе с ржавыми петлями, засов покорежился, пара досок оказалась выдрана из поперечных брусьев вместе с гвоздями. Дверца сиротливо стояла прислоненной к проему и представляла собой жалкое зрелище. В лихорадочном возбуждении Дэн подхватил ее, отодвинул в сторону и протиснулся в образовавшуюся щель.

Жидкий желтый свет из холла, едва освещавший лестницу, сюда совсем не проникал. Сырой промозглый мрак. Холод проник под рубашку. Сердце загнанно бухало в груди.

Где-то здесь должна валяться свечка.

Дэн зажмурился, как можно отчетливее представляя оплывший восковой огарок, вытянул руку, напрягся. Что-то гладкое и скользкое, похожее на обмылок, ткнулось в ладонь – он едва успел сжать пальцы, чтобы оно не выскользнуло. Нащупав крошечный жесткий фитилек, Дэн поднес его ко рту и медленно подул Дыхание сорвалось с губ облачком мерцающего розового пара. Еще раз – фитиль слабо затлел И еще – вспыхнул огонек, а Дэна обдало жаром собственной магии.

Он огляделся. Похоже, никто не поднимался сюда после злополучной драки. Дэн отчетливо помнил, что пространство посередине чердака было расчищено от старого хлама, помнил стулья и трюмо с мутным зеркалом. Теперь же чердак превратился в настоящие баррикады: не переломав ног не пройдешь.

Где же сундук?

Осторожно, стараясь не шуметь, Дэн пробрался через россыпи барахла. Огонек свечи колыхался, черные тени устроили сумасшедшие пляски на стенах и низком потолке. Вдобавок ко всему обнаружилось, что под подошвами хрустят призрачные кости – привет от Мефисто! Ужасающий треск – и ботинок провалился в желтую черепную коробку, выдавив наружу какую-то мерзкую жижу: то ли перегнивший мозг, то ли клубок раздавленных червей. Чертыхнувшись, Дэн потряс ногой и приготовил тираду повыразительней. Но тут его взгляд наткнулся на кованый сундук, и ругательства мигом вылетели из головы.


Магия на грани дозволенного

Сундук лежал на боку с откинутой крышкой. Книги, стопки чистых листов, запечатанные пузырьки с чернилами, перьевые и шариковые ручки – все это Дэна не интересовало. Пристроив свечку на край крышки, он опустился на колени, разгреб ворох бумаги и вытащил папку – ту самую, истрепанную, картонную, со старомодными тесемками вместо кнопки или магнитной застежки. Такими теперь даже в архивах не пользовались. Что же Лисанский в ней прятал?

«27 августа,– прочел Дэн, открыв папку наугад.– Сегодня мне ничего не снилось. Не помню, говорил тебе или нет, но сны в этом доме подчас поражают своей яркостью. Я читал об этом когда-то, сейчас уже не вспомню где. Изоляция, тишина, отсутствие впечатлений влекут за собой то, что называется сенсорным голодом, и мозг компенсирует его необычайно реалистичными снами. Или галлюцинациями. До последних я пока, к счастью, не докатился, можешь не волноваться. Думаю, все дело в книгах. Я учу латынь и французский, хотя ты и говорила, будто лучше в совершенстве владеть родным языком, чем кое-как – чужим. Понимаешь, ведь здесь нельзя молчать, нельзя просто сидеть, уставившись в камин, хотя подчас такое желание сводит меня сума. Нельзя расслабляться – бред и галлюцинации, а вместе с ними и сумасшествие, только и ждут, когда я опущу руки. Меня все чаще клонит в сон… но спать нельзя, лучше я буду писать тебе, пусть даже тебе сейчас трудно ответить. Ничего, когда-нибудь я вырвусь отсюда, и мы снова будем вместе».

Дэн перевернул страницу. Округлые, аккуратные буквы, почти каллиграфические, чуть размашистые – что говорило об амбициях и чувстве превосходства – складывались на бумаге в ровные строчки.

«Да, мне ничего не снилось… Это странно. И хорошо, потому что я наконец смог выспаться. Знаешь, я так устал от этих снов… мне от них никуда не деться. И я безумно… Господи, как же я боюсь увидеть в них тебя! Не приходи ко мне, ладно? В ту ночь, когда я увижу тебя, я сойду с ума, и тогда уже ничего нельзя будет исправить. Что бы ни случилось, не приходи ко мне… и за мной не приходи. Умоляю».

–Любопытство сгубило кошку,– раздался из-за спины тихий, хриплый голос.

Дэн вздрогнул от неожиданности. Захлопнул папку, оглянулся, уткнулся взглядом в худое, изможденное лицо Лиса, стоявшего всего в шаге позади. Как же он не услышал его приближения? Ни стука подметок об пол, ни хруста мусора и призрачных черепов, ни скрипа половиц… Лисанский смотрел на него спокойно и как-то… устало. На его шее чернели отпечатки пальцев – как будто он вымазался сажей из камина – жуткое, странное зрелище.

Дэн поднялся с колен. Ощутил слабость в затекших ногах и боль в ребрах. Пламя свечи затрепетало от колыхания воздуха.

–Что это?– спросил он, держа папку в вытянутой руке.– Кому ты пишешь?

–Не твое дело,– произнес Лисанский.– Я же не роюсь в твоих вещах, Гордеев. Или тебя не учили правилам приличия? Не читали лекций о морали, этике, совести, границах чужой собственности? О неприкосновенности личной жизни и о том, что лезть в нее грязными лапами – все равно что расписываться в собственной низости, бестактности и беспардонности?

–Ошибаешься,– отозвался Дэн холодно,– все, что здесь происходит, как раз мое дело.

–Ну да,– фыркнул Лисанский.– Ниже падать уже некуда. Хочешь, можешь отправиться ко мне в комнату и порыться в тряпках.

–У тебя нет тряпок.

–О, ты уже проверил? Черт возьми, я тебя недооценил!– воскликнул Лис в притворном удивлении.

–Если бы они у тебя были, ты бы не разгуливал в рванине,– сердито проворчал Дэн.

Лисанский не обратил внимания на подначку, хотя его старомодная сорочка была явно извлечена из какого-нибудь местного шкафа, насчитывала не один десяток лет и лишь чудом не расползалась на истлевшие нитки. Все верно: его единственная рубашка превратилась в лохмотья, а Орден на подобные мелочи внимания не обращал.

–Кому ты пишешь?– повторил Дэн.

–Я же сказал, не твоего ума дело. Отдай папку.

–И не подумаю.

–Не лезь, Гордеев. Это мои вещи…

–Были,– Дэн сунул папку под мышку.– Сдается мне, Магистр был прав. Ты знаешь, где находится Анна, раз пишешь ей. Ведь адресат она, верно?

–Не испытывай мое терпение,– сквозь зубы процедил Лис.

–Это мы уже проходили. Снова подеремся?

–Если ты раньше не рассыплешься.

Повисло молчание. Дэн прикидывал, сможет ли проскользнуть мимо, чтобы спуститься с чердака в холл, или придется-таки подвинуть врага с дороги. Лисанский просто ждал, не сводя с него холодных сощуренных глаз.

–Где она?– наконец спросил Дэн, сообразив, что просто так Лисанский его не выпустит, а взывать к стихии сейчас было бы самоубийством.– Скажи, где твоя мать, и я отдам тебе папку.

Тот покачал головой с грустной улыбкой:

–Так я был прав: им нужна моя мать.

Дэн молчал.

–Ладно. Я отвечу. И делай, что хочешь. Беги, сообщай Магистру, лети быстрее ветра. Если ты здесь из-за этого, если избавиться от тебя можно только так…– Лис задержал дыхание на несколько секунд, словно собираясь с мыслями и набираясь храбрости.– Она далеко, Гордеев. Она там, откуда не возвращаются, где ее уже никто и никогда не достанет: ни чертов Орден, ни Магистр. Моя мать умерла, Гордеев. Семь месяцев назад. Рак, можешь так и отметить в отчете. И чтобы никаких вопросов – да, я понимаю: врачи, целители, лекарства; да, наверняка она тоже это понимала. Но, похоже, просто не желала лечиться, не хотела бороться, опустила руки, потому что отца сгноят в катакомбах, а я застрял в проклятом Интернате и ничем – ничем!– не мог ее поддержать, образумить… помочь. Она умерла… и точка.

–Но,– потрясенно пробормотал Дэн, чувствуя, как папка тяжелеет и оттягивает ему руку.– Ты пишешь ей! Ты…

«…просишь ее не приходить»,– закончил он про себя. Лисанский поглядел на него с презрительной жалостью.


Магия на грани дозволенного

–Пишу,– согласился он.– Потому что мне больше некому писать. Только вот с отправкой почты тут проблемы. Нет почтовых ящиков, нет почтальонов, а главное – я не знаю адреса.

Это каким же идиотом нужно быть, чтобы не догадаться? В папке лежала целая кипа писем!

Дэн уронил ее на сундук – огонек свечи задрожал, мигнул и погас.

Глава 6

–Я отправляюсь в резиденцию с отчетом,– сообщила Ева, поднимаясь с колен из-за журнального столика.

Было раннее утро, ничем не отличавшееся от позднего вечера или самого разгара дня,– та же опостылевшая серость за окнами, те же косые полосы дождя, тот же насквозь прокопченный камин, дрожащие огоньки свечей и тоскливое чувство уныния, смертной тоски и движения по замкнутому кругу.

Дэн только что вошел в гостиную, застегивая пуговицы на рубашке и зевая после бессонной ночи. Лисанский уже грелся у камина с кружкой дымящегося чая. Волосы у него были растрепаны, лицо мрачное, а под глазами чернели круги – видимо, и он в минувшую ночь не сомкнул глаз.

Девушка же, судя по перепачканным чернилами пальцам, встала довольно давно и успела исписать листок бумаги мелким убористым почерком.


Магия на грани дозволенного

От ее заявления Лис заметно напрягся, да и сам Дэн почувствовал себя не лучше. Усаживаясь в кресло возле журнального столика, он кинул взгляд на листок и переспросил:

–С отчетом?

Ева натянула на плечи короткий белый плащ с голубой оторочкой на рукавах, воротнике и подоле. Выскользнувший из правой петли пояс волочился по полу.

–Я задержалась,– объяснила она, пытаясь, не глядя, подхватить его, чтобы завязать на талии.– Придется долго объяснять почему. Я упомянула вашу драку, не вдаваясь в подробности, но не думаю, что Магистр окажется слишком занят,– уж на вас-то он время найдет.

–Странно, что моих отчетов никто ни разу не потребовал,– сварливо пробормотал Дэн и тут же пожалел об этом, потому что Ева со свойственной ей прямотой выдала:

–У тебя другая ситуация. Тебе запрещено покидать дом.

Лисанский оживился и с интересом воззрился на него.

–Что-то новенькое!

Дэн метнул в него тяжелый взгляд и промолчал.

–Расскажи ему,– посоветовала Ева.– Все равно узнает.

–Сама расскажи.

–Мне некогда. Пора уходить, а я еще не составила список того, что вам принести.

Уж не ослышался ли Дэн?

–Без проблем!– воодушевился Лисанский, не дав толком подумать, и принялся загибать пальцы: – Рубашку, тридцать пар черных носков, куртку, постельное белье, магическую лампу, мобильник с новой сим-картой, бритву с запасом кассет, бутылку коньяка – и нечего на меня так таращиться, Гордеев, себе сам заказывай!– мой фамильный перстень, он затерялся где-то в орденских застенках. А еще пару томов по черной магии, электричество и горячей воды!

–И губоскат не забудь!– ядовито присовокупил Дэн.

–Твои убогие комментарии я игнорирую,– сухо отозвался Лисанский.

–Боюсь, я не все запомнила,– серьезно сказала Ева.– Но постараюсь. Дэн?

–Э-э-э…– что он мог заказать?– Ну, насчет бритвы была неплохая идея,– он потер подбородок.– И одежды бы не помешало. Не знаю, у меня вроде все есть. Если, конечно, ты не сможешь раздобыть мои браслеты.

–Ага! Так и знал, что у тебя их конфисковали,– злорадно хмыкнул Лис.

–Мне запрещено брать с собой что-либо помимо собственной одежды,– проговорила Ева.– Но если вас не отвлечь друг от друга, вы сравняете с землей не только этот дом, но и весь квартал.

–Достань хоть что-нибудь из моего списка, Паламейк, и я тебя расцелую!– поклялся Лисанский.

–Значит, пообещайте, что дождетесь моего возвращения,– потребовала Ева.– Если только увижу, что снова сцепились, в следующем отчете порекомендую посадить вас на цепь.

–Полезет – дам в зубы,– проворчал Лис.

Дэн проглотил ответную реплику – девушка смотрела на него с тревогой, и разочаровывать ее не хотелось.

–Заключим пакт. Перемирие,– вот бы еще поверить собственным словам.– На время твоего отсутствия.

Ева не сводила с него огромных голубых глаз. Дэн почувствовал себя неуютно, этот прямой, пронзительный взгляд словно проникал в мысли и выскабливал из подсознания самые глубокие, самые затаенные намерения. Вероятно, так оно и было: Ева пустила в ход свою хоть слабенькую, но телепатию.

То ли у нее ничего не вышло, то ли помыслы Дэна, к его удивлению, и впрямь оказались кристально чисты – девушка удовлетворенно кивнула:

–Договорились.

Скатала листок с отчетом в рулончик и крепко сжала его в кулаке.

–Если повезет – до вечера,– попрощалась она и выскользнула за дверь.

В воцарившейся тишине было слышно, как звенят на ветру оконные стекла. Лисанский отвернулся к камину и уставился на весело потрескивающие дрова. Дэн положил ладонь на край журнального столика и принялся ковырять ногтем уголок кожаного книжного переплета.

С уходом Евы атмосфера в гостиной пропиталась неловкостью и напряжением – не то чтобы враждебным, скорее настороженным. Дэн ждал от Лисанского язвительных реплик и тщетно пытался успокоиться и убедить себя, что тот проведет утро – и вообще весь день – в его излюбленной демонстративно-презрительной манере: выпьет чаю, усядется за книги и бумаги и сделает вид, будто Дэна либо не существует вовсе, либо тот существует исключительно в виде предмета интерьера.

Вчерашний короткий разговор на чердаке ни к чему не привел. Дэн сомневался, стоило ли принимать рассказ о смерти Анны за чистую монету. Наверняка Лисанский соврал – он тварь подлая, хитрая и изворотливая. Сказка о смерти могла быть выдумана с целью выгородить мать, заставить Орден махнуть рукой на ее поиски. И, в конечном итоге, спасти ее от камеры, допросов и позора. А письма… чем не идеальное прикрытие для подобного плана? Каким бы трусливым ни был Лисанский, глупцом его не назовешь. И если он ждал, что Орден заинтересуется Анной – или ее банковскими счетами,– то мог предвидеть появление наблюдателя. У него было множество пустых вечеров, чтобы написать несколько десятков душещипательных писем. Главное – заставить надзирателя поверить в его горе и сыграть как можно убедительнее.

В общем, Дэн весь извелся этой ночью, искрутился в постели, однако попытки проанализировать ситуацию так и остались полусонным бредом. Он был растерян. И не знал, куда деться. Не знал, что думать, как себя вести, что предпринять.

А Лисанский все тянул потихонечку свой ядовитый лиственный чай и глядел в огонь.

Когда он заговорил, Дэн вздрогнул от неожиданности.

–Ты не рассказал Паламейк о моей матери,– голос его был начисто лишен эмоций. Кинул фразу, как кость – собаке. И замолчал, ожидая ответа.

А что можно было ответить?

–Нет. Не рассказал.

–Почему?– в тоне Лиса мелькнул легкий оттенок любопытства.

–Не уверен, что ты не солгал.

–Ясно,– Лисанский, кажется, улыбнулся.

Дэн не видел его лица – тот сидел к нему спиной, по-прежнему наблюдая за языками пламени в камине.

–Почему ты сам не расскажешь?– спросил он.– Если так уверен, что именно этого от тебя ждут…

–Чтобы меня бросили гнить в катакомбы? Потребность в информации о матери – единственное, что удерживает Орден. Если узнают, что она мертва, я загремлю на нары. Возможно, в отдельную камеру с удобствами в уголке – сырой и холодный каменный мешок без окон с матрасом из гнилой соломы. Я слышал, в турайдских подземельях это самое привилегированное жилище. Бывает и хуже. Бывают колодцы, в которых можно только стоять,– весьма изощренный способ пытки. А бывают общие камеры с решетками, через которые выродки в рясах наблюдают, как кого-нибудь опускают.

Дэн слушал, на автомате подыскивая слова для язвительного пожелания – именно туда загреметь и получить сполна. Но слов не находилось. Вернее, не находилось злости, а без нее слова казались пустыми и жалкими. Дэн вдруг понял, что смертельно устал от ненависти,– ему бы передохнуть, отвлечься, переключиться хотя бы на время. Ярость и бесконечные стычки выжали его досуха.

–Уволь, Гордеев. Не знаю, сколько еще я протяну здесь, но, сколько бы ни протянул, здесь приятнее, чем в катакомбах.

Странно, что Лис рассказывал об этом ему.Уж на его-то сочувствие рассчитывать было глупо.

–В общем, мне невыгодно, чтобы о смерти матери узнали,– закончил тот.– И твое недоверие на руку. А то я уже тысячу раз пожалел, что наболтал вчера лишнего. Впрочем, ты бы и сам догадался, хоть ты и тупой…

Он замолчал. Вероятно, действительно жалел о сказанном.

–Гордеев, от вида твоей физиономии молоко скиснет,– заметил Лис десятью минутами позже, обернувшись.– Что там у тебя стряслось?

–Где?– не понял Дэн.

–В Ордене.

Надо будет не забыть выразить Еве глубокую благодарность: подставлять его, видимо, тоже входило в план по спасению его души.

–Расскажи!– настаивал Лис.

–С чего вдруг?

–С того, что делать нам все равно нечего…

–И это дало тебе повод надеяться, будто я захочу излить душу? Ты меня плохо знаешь.

–Наоборот. Я еще в интернатские времена заметил, что ты даже с друзьями своими разговаривал через раз и не обо всем. Страдал в одиночку, тянул бремя восхождения…

–Сарказм должен подвигнуть меня на откровения?– усмехнулся Дэн.

–Ну… умом тебя не поймешь. А вдруг?

–Я же говорю, ты слишком плохо меня знаешь.

–Так расскажи.

Лисанский, неуклюже предлагающий перемирие (во второй, кстати, раз)– до чего жалкое зрелище! Колючего, ершистого, ненавидеть его было проще. С чего он вообще взял, будто Дэн захочет ему довериться? Откровенность за откровенность? Что за торгашество?

–Я не в настроении,– сказал Дэн, барабаня пальцами по книжной обложке.

–Боишься дать лишний повод для насмешек? Брось! Может, я смогу помочь?

Дэн недоверчиво покачал головой: Лис, готовый проникнуться состраданием? Что, черт возьми, здесь происходит?

–Ты с ума сошел,– наконец заключил он.

–С кем поведешься,– Лис пожал плечами.– Ладно, не хочешь – молчи. Храни свои стр-р-рашные тайны. Может, Паламейк окажется посговорчивее.

–Я гляжу, вы с ней поладили,– бросил Дэн с неожиданным раздражением. Ева могла поддерживать его как бывшая подруга Руты, но ее стремление угодить еще и Лисанскому вызывало неприятное недоумение и наводило на грустные размышления о двуличии девушки. Дэн скрипнул зубами, вспомнив, как она ворковала над Лисом, как осторожно, боясь причинить боль, ощупывала его ребра, как гладила по щекам… Лисанский не заслуживал жалости! Ни жалости, ни умиления, ни поддержки, ни участия – ни-че-го.

–Она бывает… забавной,– Лис поднял кружку, взбалтывая остатки чая и разглядывая его в свете огня.

–Если я не захочу, она тебе ни слова не скажет,– отрезал Дэн. Испытывать бы хоть десятую долю той уверенности, которая звучала в голосе…

–Если язахочу, она передо мной наизнанку вывернется,– вкрадчиво заверил Лис, и его губы дрогнули в кривой усмешке.

–Настолько уверен в собственной неотразимости?– Дэн насмешливо сощурился.– Когда ты в последний раз смотрел в зеркало?

–Дело не во внешности, Гордеев,– Лис ни капельки не обиделся. Наоборот, в его словах прозвучала непоколебимая уверенность, твердость и сила.– Дело в манерах. Но тебе с твоим плебейским происхождением и убогим умишком этого, конечно, не понять.

–Ха! Уговаривай себя, уговаривай. Что еще ты можешь предложить женщине, кроме хваленых мифических манер? Кстати, сколько тебя помню, ты всю жизнь блистал исключительно хамством и невероятной подлостью, а никак не манерами. Поэтому, боюсь, напрасно тебе папа в уши надул о родстве с польскими королями. Наврал, как пить дать,– Лисанский сжал челюсти, а довольный собой Дэн расплылся в улыбке.– К тому же от былого состояния остались рожки да ножки. Бедненький, но чистенький, а, Лис?

–А сам-то что можешь предложить?

–А я в отличие от некоторых не продаюсь. Это во-первых. А во-вторых, Еву ты знаешь еще хуже, чем меня. Манерами ее точно не проймешь.

–Ну да, она же чокнутая,– согласился Лис.– И на что она, по-твоему, купится? На слезливую историю о тяжкой участи заключенного? Мне потрясти перед ней рваной – правда, очень дорогой – рубашкой и доверительно признаться, будто у меня тоже случаются галлюцинации?

–Главное, не перегни палку и не признайся, будто у тебя тоже случаются месячные,– фыркнул Дэн.

–Остряк.

–И все ради того, чтобы добраться до моих секретов! Ниже падать некуда.

–Ниже уже занято,– легко согласился Лис.– Тобой.

Дэн закатил глаза и устало поднялся с кресла. Еще чуть-чуть – и бестолковая перепалка набьет ему оскомину.

–Пойду, прогуляюсь,– произнес он.

–Ну-ну. До туалета?

–До подземелий,– Дэн снисходительно улыбнулся.– Так что не трясись: если с Евиного чая тебя пронесет, трон свободен.

–Я с тобой,– неожиданно заявил Лисанский, стукнув кружкой о каминную полку.– Мне тоже нужно в подземелья,– Лис был само терпение: никаких язвительных реплик в адрес интеллектуальных способностей, а это что-нибудь да значило!

–Тебе-то зачем?

–А тебе?– вопросом на вопрос ответил Лисанский.

–Я первый спросил.

–Черт возьми, что за детский сад? У Паламейк были браслеты, это тебе о чем-нибудь говорит?

–Не вижу логики,– проворчал Дэн.

–Она открыла заброшенную лабораторию Мефисто!

–Ты собираешься проникнуть в лабораторию?

–Браво! Какая ты глыба, Гордеев! Какой матерый человечище! Сам догадался – хоть и со второй попытки. Да, я собираюсь проникнуть в лабораторию.

–Не захлебнись ядом – отравишься,– предупредил Дэн раздраженно. Ему вовсе не улыбалось исследовать подземелья в компании гаденыша, который чуть было не отправил его к праотцам. Взаимно, правда, но это не меняло сути.– И что ты там забыл? Надеешься отыскать завалявшийся пузырь с азотной кислотой и бутылку глицерина? Сляпаешь динамитную шашку и подорвешь стену?

–Вообще-то все куда прозаичнее. Но мне нравится ход твоих мыслей.

Проходя мимо, Лисанский хлопнул его по плечу, и Дэн мгновенно подобрался, готовый дать отпор в случае атаки.

–Расслабься,– посоветовал Лис.– Раз уж мы идем вместе, нужно заключить перемирие. Минут на сорок. Учитывая обещание, данное тобой Еве, я хочу быть уверен, что ты не подставишь мне подножку на крутой лестнице, не ударишь в спину и не замуруешь в подземном каземате. Ну так как? Мир?

–Мир,– проворчал Дэн, невольно пряча руки за спину – только рукопожатий им и не хватало!– А касательно камеры… Мне нравится ход твоих мыслей!

–Вот что я тебе скажу, Гордеев,– вещал Лисанский спустя несколько минут, когда они спустились на первый этаж и добрались до закрытой наглухо дубовой двери. Его голос дрожал от предвкушения.– Мефисто, не к ночи будь помянут, был гением. Помешанным, параноиком, психопатом, маньяком и фетишистом – это верно. Что поделать, за гениальность приходится платить. Еще Чезаре Ломброзо, итальянский психиатр-криминалист… да что тебе говорить, все равно не знаешь!

Так вот, один умный мужик в прошлом веке развернул концепцию о связи гениальности с сумасшествием. Дескать, любой гений – это просто психически больной человек. Доказать этого Ломброзо, правда, не сумел, хотя и материала было предостаточно, и исследования проводились обширные. Не важно. Я хочу сказать, что каким бы ублюдком ни был Мефисто, он жизнь положил на алтарь науки о зельях.

–Поменьше пафоса,– попросил Дэн.

–Да ну тебя, деревенщина! Я тут перед ним распинаюсь!..

Лис налег на дверь плечом – та, помедлив, поддалась. Оглушительно заскрежетали сто лет не смазываемые петли, в лицо дохнуло могильным холодом и горькой, сырой, заплесневелой землей. Черный прямоугольник дверного проема напоминал провал в бездну. Скользкие ступеньки терялись во мраке в двух шагах от порога.

–Жаль, свечку не захватили,– заметил Дэн.


Магия на грани дозволенного

–Возьми лампу,– Лис огляделся и направился к одному из пыльных стеклянных плафонов в стенной нише.– Сможешь зажечь?

Дэн не удостоил его ответом. Стер пыль и паутину с другой лампы и стряхнул на пол жирного паука-крестовика, который хоть и нацелился, да так и не удосужился укусить за палец. Осторожно, боясь раздавить хрупкое стекло, он открутил крышку и подул на скрюченный отсыревший фитилек. Раз, другой… Накрыл вспыхнувший огонек плафоном и повернулся к Лисанскому.

Тот уже держал за медную ручку очищенную от грязи зажженную керосиновую лампу. Сомнительно, чтобы он воспользовался стихийной магией,– если Дэн не ошибался, Лисанскому неплохо повиновались вода и воздух, но уж никак не огонь. Холодная голубая кровь – холодная магия. Однако спичкой вроде тоже не чиркал…

–Идем,– позвал Лис, настороженно озираясь.– Лучше, если о нашей вылазке не прознает призрак.

–Ты разорялся о его гениальности,– напомнил Дэн, лишь только тьма сомкнулась за спиной. Лисанский, разумеется, уступил ему пальму первенства.

–Не говорил, а воздух впустую сотрясал,– голос Лиса во мраке зазвучал особенно отчетливо, глубоко, обволакивающе.

–И что ты рассчитываешь отыскать в лаборатории?

–Пока не знаю. Понятия не имею, над чем работал Мефисто в последние годы жизни. Он с удовольствием посвящал меня в подробности приготовления ядов – я уж не говорю об убийствах. Но было нечто, о чем он предпочитает не распространяться.

–Черная магия?

–Возможно.

–Это противозаконно,– заметил Дэн.

–Много ты понимаешь,– Лисанский отмахнулся.– Глупо предполагать, будто Мефисто всю жизнь корпел над одними ядами да косил направо и налево всех кого ни попадя. Гениальность не предполагает одностороннего развития, Гордеев. Гениальность – это всегда многогранность увлечений и обреченность на успех во всем, за что бы ты ни взялся.

–По-моему, ты переоцениваешь этого извращенца,– с сомнением сказал Дэн.– В любом случае, даже если в лаборатории тебе попадется нечто стоящее и – так и быть!– гениальное, что ты будешь с этим делать? Присвоишь и запатентуешь открытие? Планов прямо-таки громадье! И все наполеоновские.


Магия на грани дозволенного

–Нет у меня никаких планов, Гордеев. Я просто хочу отсюда выбраться.

–Ага! Нитроглицерин, как и было сказано,– засмеялся Дэн.

–Глицеринтринитрат, дубина,– фыркнул Лисанский.– Чему тебя только в школе учили!

–Не умничай!

Узкая лесенка наконец вылилась в коридор. Каменные стены, пыльные серые тенета, свисающие с низкого потолка, несколько дверей по обе стороны от прохода.

–Я бывал здесь раньше,– заметил Лис.– Но тогда все двери были запечатаны заклятиями, а без браслетов открыть их может только фокусник.

–А как же стихийная магия? Снес бы дверь с петель – и дело с концом.

–Вот именно что с концом! Тут бы мне и крышка. Охранные заклятия грубой силой не снимаются, уж ты-то должен это знать, боевой маг.

–Да ладно! Можно и снять, если поднапрячься.

–Если поднапрячься, можно и дом снести,– согласился Лисанский.– И гордо почить под обломками. Смотри в оба! Паламейк сказала, что открыла лабораторию и хранилище. Значит, две двери из десяти должны быть не заперты. Кстати, зачем тысобирался в подземелья?

–От скуки,– признался Дэн, одну за другой поворачивая дверные ручки.– Тошно весь день торчать в комнате или созерцать твою постную мину.

–Есть!– Лисанский испустил ликующий вопль. Дверь, которую он потянул на себя, скрипнув, отворилась.

И впрямь лаборатория. Пахло здесь почти так же гадко, как на соответствующем этаже в резиденции. Разумеется, здесь давным-давно ничего не варили, оборудование устарело, и если бы Дэн перешагнул этот порог неделей раньше, он не почувствовал бы ровным счетом ничего. Но до них с Лисанским здесь побывала Ева: на полу виднелось множество следов, будто кто-то долго бегал туда-сюда и топтался на одном месте, а доска для нарезки ингредиентов была выпачкана соком растений и кусочками засохших корешков… или кишок, а то и еще чего похуже.

Но что Дэна по-настоящему поразило, так это размеры помещения. Лаборатория была огромной! По периметру стояли шкафы, за стеклами которых виднелись флакончики, колбы, пробирки, штативы, реторты, спиртовки, сообщающиеся сосуды, чашки Петри, тигли, фильтры, воронки – и так далее, и тому подобное. Шкафы сохранились лишь потому, что были металлическими – дерево давно рассыпалось бы в труху, изъеденное древесными жучками и изгрызенное крысами. Огромный чугунный котел снаружи почернел от копоти, а изнутри покрылся накипью. Несколько котлов поменьше выглядели чище, хотя прикасаться к ним Дэн все равно не рискнул. В резиденции еще встречались подобные экземпляры, но он не видел, чтобы их использовали.

Едва переступив порог, Лисанский кинулся к картотеке, занимавшей всю дальнюю стену лаборатории. С его губ то и дело срывались восхищенные восклицания. Как мало человеку нужно для счастья, подумал Дэн, наблюдая, как тот осторожно выдвигает ящик за ящиком, любовно перебирает стопки бумаги (явно заколдованной на сохранность в течение длительного времени) и жадно вчитывается в надписи на обложках толстых папок. Определенно Лисанский нашел себе занятие на ближайшую сотню лет.

–Это на латыни,– бормотал он увлеченно.– Это тоже… так, древние руны… ничего, разберемся… Нужно будет заказать Паламейк десятое издание энциклопедии по колдовским зельям., и обязательно с пояснениями в трех томах… и справочник Николаса Келлера… и «Черную магию» Пуассо… Господи, это же… это…

Дэн отвлекся от бессвязной болтовни Лисанского и прошелся по лаборатории, не рискуя ни к чему прикасаться. В душе поселилось чувство гадливости, даже омерзения. Именно здесь, в этих стенах изобретались яды, погубившие, наверное, не одну сотню людей. Именно здесь варились зелья, за использование которых в нынешнее время приговорили бы к пожизненному заключению в катакомбах. Именно здесь…

Дэн вскинул голову и уставился в потолок.

Именно здесь…

Знаки.

Белый мел на закопченных черных сводах потолка.

Он уже видел эти знаки раньше. Перекрестья линий, переплетение узоров, пересечения символов. В памяти вспыхнула картина: заброшенный склад, решетки, матрасы, залитые воском полки и тумбочки, огарки свечей, изможденная девочка под грязным покрывалом. И начерченные углем символы на стенах.


Магия на грани дозволенного

Дэн открыл рот, но подавился воздухом. Не смог вымолвить ни слова. Голова закружилась, и от волнения перехватило дыхание.

–Лис,– выдавил он наконец.

–Если перевести… если все собрать воедино и издать книгу…– бормотал тот.

–Лисанский!– заорал Дэн во всю глотку.

Лис подскочил, едва не выронив очередную папку.

–Совсем сдурел?– возмутился он.

–Что это?!– Дэн ткнул пальцем в потолок.

–Руны,– Лисанский проследил за его жестом, и по мере того, как до него доходил смысл написанного, его лицо даже в оранжевом свете факелов приобретало мертвенно-бледный оттенок.

–Можешь прочесть?– спросил Дэн, озадаченный странной реакцией.– Понимаешь, что написано?

–Это не…– Лисанский сглотнул.– Черт возьми, это не просто руны. Это черный язык!

–Так ты можешь прочесть?

–Не совсем. Эти руны используют для некоторых ритуалов…

–Черная магия?

–Да. Но их истинного назначения не знает никто. Считается, что существовало несколько книг, написанных на этом языке, но все они исчезли, все уничтожены еще в Средние века. И если Мефисто начертил их на потолке, значит…

–Где он мог их взять?– перебил Дэн.

–Понятия не имею, Гордеев! А в чем дело?

–Эти же знаки я видел недавно в подвале… в одном месте… Если это действительно мертвый язык, если он применялся в черномагических ритуалах, почему никто из специалистов Ордена не сумел в них разобраться?

–Стоп! Где ты их видел?

Дэн вздохнул. Дело приобретало неожиданный и интересный оборот. Стоило рассказать Лисанскому о самовольной вылазке на территорию заброшенного склада? Или следовало соврать?

–Сведения о черном языке давно стерлись из всех летописей и томов по истории, Гордеев,– объяснил Лис.

–Но не для тебя,– возразил Дэн.

–Ну, специфика моего воспитания заключалась во всестороннем развитии. Всестороннем.Вспомни, кем был мой отец, и представь, на каких книжках я вырос. Это раз. А во-вторых, здесь начертаны и вполне безобидные пентаграммы и символы. Кровь, затмение, демон холода, богиня ночи – ничего сверхзапретного. Руны теряются в общей картине и могут быть приняты за какие-нибудь малоизвестные устаревшие слова.


Магия на грани дозволенного

–Но в общем? Что все это может означать?

–Я бы попросил Паламейк наведаться в наш рижский особняк и утащить пару книжек из тайника,– сказал Лис твердо.– О чем бы ни говорили остальные знаки, они – лишь маскировка.


Магия на грани дозволенного

Черный язык не использовался для созидания и процветания, Гордеев. Он использовался для убийства: для наведения порчи в масштабе целых городов, для вызова чумы и всеобщей истерии, для изгнания души из тела, чтобы занять ее место или вселить какую-нибудь тварь вроде суккуба.

–И вот спустя столько лет кто-то пишет черные руны на потолке заброшенного склада и похищает детей для ритуалов,– пробормотал Дэн.

–Это связано с твоим появлением здесь?– осведомился Лис.

–Идем отсюда,– вздохнул он.– Похоже, мне все-таки придется тебе кое-что рассказать.


–Я вернулась!– провозгласила Ева, распахнув дверь в гостиную, и, споткнувшись, почти перелетела через порог. От падения ее спасло кресло, которое Лисанский незадолго до этого отодвинул от стены и поставил поближе к камину, чтобы было удобнее складывать книги.

–Привет,– сдув с лица выбившуюся из-за уха прядь волос, улыбнулась она.– Я вижу, вы еще живы.

–И даже здравствуем, Паламейк!– с кривоватой снисходительной улыбкой подтвердил Лис.

Дэн кинул на него быстрый взгляд – кажется, Лисанский искренне обрадовался появлению девушки, хоть и пытался скроить надменную мину. Что ни говори, а присутствие Евы отвлекало и успокаивало. Не будь ее, они с Лисом по сию пору мутузили бы друг друга почем зря – со злости, от скуки, досады или по привычке. Теперь не хотелось вспоминать, сколько раз за этот резиново длинный день Дэн с тревогой поглядел на дверь гостиной и каминные часы – только что дыру не протер на циферблате!– и сколько унылых мыслей пережевал в периоды затяжного молчания.

–Похоже, вы не столь безнадежны, как мне представилось вначале,– Ева расстегнула промокший от дождя плащ – брызги разлетелись по комнате – и повесила его на сиротливо торчащий из стены полированный кабаний клык. Под плащом оказались все те же кружевная блузка и вельветовая юбочка. На ногах – стоптанные кожаные туфли темно-коричневого цвета и серые гольфы, съехавшие гармошкой. С распущенных волос стекали дождевые капли, на раскрасневшемся лице осела мелкая водная пыль.

–Как успехи с отчетом?– осведомился Дэн, старательно делая вид, будто вопрос, в общем-то, плевый, и он интересуется скорее из вежливости, нежели из интереса.

–Приняли. Я поговорила с Магистром, поскольку ты, Денис, подчиняешься непосредственно ему. Не стала расписывать ваши стычки подробно, но он чрезвычайно умен. Не удивлюсь, если ему и без меня было известно, чем вы здесь развлекаетесь.

–Не нужно быть ясновидящим,– усмехнулся Дэн, встретившись с Лисанским дерзким взглядом.

–Магистр сказал, что я могу вернуться в дом и пробыть здесь столько, сколько понадобится, однако потребовал неофициальный отчет раз в семь дней,– Ева собрала с плеч влажные волосы, встряхнула и откинула их обратно за спину, потом, устало прикрыв глаза, помассировала виски пальцами.– Он категорически запретил что-либо брать с собой.

–И ты, естественно, послушалась!– разочарованно буркнул Лис. Видимо, его счастливая возможность выкинуть дырявые носки и обзавестись новой рубашкой улетела.

–Естественно, нет,– сонно возразила Ева.

Лисанский совсем неаристократично вытянул шею, когда она стала шарить по карманам своего нелепого белого плаща, на котором теперь красовались неприглядные желтые разводы.

–Где же оно все… куда запропастилось…

–Может, за трон закатилось,– насмешливо предположил Дэн.

–Подержи,– Ева один за другим стала деловито извлекать из кармана пузырек за пузырьком, склянку за склянкой, сверток за свертком и сгружать все это в его неуверенно протянутые руки. Когда класть стало некуда, на секунду замешкалась с толстой бутылкой медицинского спирта и кивнула на диван: – Брось туда, потом разберу. Ага, вот! Рубашка,– сообщила Ева, вытягивая за рукав из кармана его, Дэна, собственную рубашку!– Извини, Игорь, у меня не было времени бегать по магазинам, поэтому я заглянула домой к Денису. Она висела в шкафу – должна быть чистой.

Серая ткань осела на колени изумленного Лисанского. Тот, оправившись от удивления, подцепил ее двумя пальцами и кашлянул.

–Донашивать после Гордеева обноски?– осведомился он, стараясь придать голосу привычную брезгливо-высокомерную интонацию.

–Перетолчешься,– Дэн подскочил с кресла и попытался выхватить рубашку у него из рук. Но тот вцепился как клещ, аж нитки треснули и едва не порвались, и с возмущенным: «Шиш тебе!» – рванул добычу назад.

–Носки,– продолжила Ева.– Тридцать пар не нашлось…

–Тоже гордеевские?– Лисанский подозрительно прищурился.– Надеюсь, ты их не из-под кровати выгребла? И это не те, что в углу стояли?

Дэн метнул в него убийственный взгляд.

–Нет, я взяла только новые,– Ева кинула Лису пару целлофановых упаковок.– Поделите как-нибудь.

–Что значит «поделите»?– не понял Дэн.– Здесь все мое, между прочим. А как ты попала ко мне домой, кстати?

–Через дверь.

–А адрес…

–Есть в телефонном справочнике.

–Ясно. Значит, теперь каждый, кому не лень…

–Так. Что еще?– перебила Ева.

На колени Лисанскому, точно из рога изобилия, посыпались ручки, бумага, книги в кожаных тисненых переплетах, магическая лампа – еле успел подхватить!– две бутылки коньяка, металлическая фляжка без опознавательных знаков, охапка постельного белья, пара полотенец, черная куртка, старенький мобильник, электронная игра «Тетрис» и пачка батареек, доска для спиритических сеансов и полная иллюстрированная «Энциклопедия призраков: как вызвать, отогнать или упокоить заблудившуюся душу».

Обстрел еще не завершился, а Дэн уже выудил из кучи вещей тяжелую пластмассовую коробку явно советского производства. Надпись на ней гласила: «Бритва электрическая. Опасная».

–Это папина,– пояснила Ева.

–Ты б ему еще электрогитару приволокла,– сдерживая усмешку, посоветовал Дэн, демонстративно помахивая в воздухе проводом с вилкой.

–А в чем де… ой,– Ева выглядела несчастной.– Не подумала…– она торопливо сунула руку в другой карман плаща, наспех произвела раскопки, вытащила нежно-розовый бритвенный станок и виновато протянула его Лису.– Вот, возьми мой, он почти новый, я, честно, не сообразила…


Магия на грани дозволенного

Тот уставился на бритву как на врага народа. Тут уж Дэн не выдержал и истерически захохотал. Лисанский зыркнул на него, сощурился и решительно взял станок.

–На пару раз хватит,– заявил он.

–Да ладно, чего тебе брить-то?– не унимался Дэн.– Ноги?

–Даже не пытайся потом клянчить, понял?

Однако выстрел в самое сердце Лиса прогремел, когда Ева положила ему на ладонь массивную платиновую печатку. Дэн понятия не имел, откуда она, хотя в Интернате Лисанский без конца козырял ею, якобы подтверждая «фамильным перстнем» свое благородное происхождение. Надев кольцо на безымянный палец, Лис сжал кулак.

–Где ты…

–С горячей водой ничего не могу поделать,– сказала Ева отстраненно, уже забыв о нем.– И с браслетами тоже. Прости, Денис.

–Да я и не рассчитывал.

Интересно, почему, в таком случае, Дэн чувствовал себя задетым? Не потому ли, что Лисанский тихо млел в куче барахла, а он стоял рядом с пустыми руками, как дурак?

–Что ж, для первого раза достаточно,– удовлетворенно заключила Ева.– Надеюсь, вы оставили мне что-нибудь перекусить?

Дэн кивнул на журнальный столик, на котором красовалась тарелка с тушеными овощами. Нетронутыми. И проворчал:

–Я спать.

–А я, пожалуй, выпью!– воскликнул Лисанский бодро, выдернув из груды вещей бутылку коньяка.– Ах да! Чуть не забыл. За мной должок.

Поднявшись с кресла, развязной походкой он приблизился к девушке, которая в смятении подняла на него прозрачно-голубой взгляд, притянул ее к себе за талию и легонько поцеловал в уголок губ.

–Спасибо!– шепнул он вкрадчиво.

Ева затрепетала и покачнулась, когда он отстранился и как ни в чем не бывало направился обратно к креслу.


Магия на грани дозволенного

Дэн вдруг сообразил, что его трясет от желания запустить в мерзавца-позера чем-нибудь тяжелым Если он тронет Еву, если только положит на нее глаз и попытается охмурить эту доверчивую, простодушную девочку…

Сделав над собой усилие, Дэн глубоко вздохнул. Не стоило заострять внимание на глупых выходках. Лучше было успокоиться, взять себя в руки и заняться тем, что сейчас имело первостепенное значение. Для начала выспаться, а завтра рассказать Еве о знаках на потолке в лаборатории Мефисто.

Именно так он и поступит.


С рассказом он опоздал.

Утром, едва войдя в гостиную, Дэн обнаружил почти идиллическую картину: Лис и Ева сидели на диванчике в окружении десятка открытых книг, тесно прижавшись друг к другу плечами и склонившись над какой-то ветхой рукописью.

–Здесь,– говорил Лисанский увлеченно, без тени своего обычного высокомерия,– несколько похожих символов. Видишь этот значок? У меня в детстве была книга, в которой я, точно помню, видел нечто подобное. Вот эти лепестки обозначают языки пламени, эта черточка – ритуальный клинок.

–Жертвоприношение?– предположила Ева тихо.


Магия на грани дозволенного

–Или приготовление к свежеванию туши животного,– Лисанский пожал плечами.– Однозначная трактовка у этих символов редко бывала – так хранители знаний, черные маги, пытались запутать непосвященных, желающих разобраться в рунах самостоятельно. Вообще, все это очень напоминает японские иероглифы.

–Ты знаешь японский?– встрял Дэн, чтобы привлечь внимание к своему появлению.

Лисанский бросил на него ничего не выражающий взгляд.

–Я знаю структуру нескольких иностранных языков, Гордеев, потому что я, в отличие от тебя, в жизни интересовался не только боевой магией.

–Зато я, в отличие от тебя, не разбрасывался на миллион увлечений, и если уж я взялся за боевую магию, то достиг совершенства. И не стану кичиться тем, что знаю структуру!

–Ты плохо спал?– участливо осведомился Лисанский.

–Ну, худо-бедно спал,– признался Дэн.– А вы, как я погляжу, и вовсе не ложились. Так и просидели тут всю ночь, беседуя о делах насущных.

–Игорь рассказал мне о символах,– отстраненно сообщила Ева.

–Какая неожиданность,– буркнул Дэн, сам не понимая, что за муха его укусила. Провокационный вид Лисанского, сидящего так близко к девушке и ведущего неторопливые беседы, вызывал в душе плохо контролируемое раздражение и желание защитить, оградить ее от этой ядовитой змеюки.

–У Гордеева критические дни,– объяснил Лис, обернувшись к Еве.– У него такое бывает: часть мозга, не получившая должного применения, отгнивает и начинает вытекать через уши.

Та улыбнулась. Дэн покраснел от злости.

–Так на чем я остановился? Ну да, японский,– Лис снова склонился над рукописью, оставив Дэна тихо закипать в одиночку.– В японском большинство иероглифов имеет два чтения – он и кун. Оны – китайское чтение иероглифов – не являются отдельными словами, а выступают как компоненты слов китайского происхождения. А куны – чтение собственно японских слов. У одного и того же иероглифа может быть несколько как онов, так и кунов. Выбор чтения зависит от контекста, но на чтение по кунам обычно указывают окончания слов, написанные слоговой азбукой хираганой. Понимаешь? Иероглиф один, а чтений несколько. Правда, значения, как правило, остаются в рамках одного понятия.

Ева, кажется, схватывала информацию на лету: не перебивала, не переспрашивала. А Дэн слушал, насупившись, и все больше раздражался оттого, что никак не мог уследить за нитью рассуждений.

–Я не знаю, для чего выдумана столь сложная языковая структура,– продолжил Лисанский.– Но в черном языке все то же самое. Он передавался из поколения в поколение только посвященным, и маг средней руки выучить его просто не сумел бы. Поэтому, когда книги, написанные на этом языке, были уничтожены, а чернокнижники убиты, он быстро забылся – канул в Лету вместе со своими хранителями.

–И тем не менее записи о нем сохранились,– встрял Дэн.– Мог этот Ромель где-то раздобыть книги по черной магии? И если мог, то где? А главное – зачем?

–Чтобы возродиться в облике священного быка,– сонным голоском предположила Ева.

–Почему быка?– удивился он.

–А почему нет?

–Переродиться,– задумчиво произнес Лис, будто пробуя слово на вкус.– Теоретически – возможно. Интересная мысль. Жаль, ты его уже убил – вечно бежишь впереди паровоза,– а то бы допросили покойного с пристрастием.

–Погоди, может, еще воскреснет,– успокоил Дэн.– Вдруг он успел переродиться.

–Кстати, Илья Ромель не обладал магическими способностями,– заметила Ева.– Как показала экспертиза, он был родным сыном своих родителей, обычных людей.

–Это Магистр тебя просветил?

–Нет. Семен Матвеев.

–Легко отделался… И связи, похоже, сохранил.

–Это аргумент в пользу моей теории,– сказала Ева.

–О быке?

–Ты утверждал, будто убитый тобой юноша начертил формулу, прежде чем ударить, так? Магистр не особо распространялся на эту тему, я сама увидела,– она постучала себя пальчиком по виску,– в его воспоминаниях. Так вот, браслетов на мальчике не было, а послать разрушающее заклятие без проводников невозможно… если только ты не владеешь стихийной магией. Но тогда в формулах отпадает необходимость.

–Не знаю, я не…– Дэн напряг память, но события того дня теперь казались размытыми,– не то чтобы видел, как он начертил формулу. Поток магии был направленным, а я представить не мог, что без браслетов…

–Все потому что нам с детства мозги промывают,– сообщил Лис.– Врут. Пичкают сказками о том, что браслеты – единственный способ овладения силой: мол, без них ты с начала восхождения и сутки не протянешь.

–Может, это и не вся правда, но и не наглая ложь,– возразил Дэн глухим голосом.

–Ах да, четверо подонков в подворотне, которые тебе под руку попались,– Лисанский отмахнулся.

–Несчастный случай,– тихо сказала Ева.

–Бывает и хуже,– Лис откинулся назад и положил руку на спинку дивана аккурат над ее плечами. Намотал на палец светлый локон.– Когда родным и близким достается.

–И ты все равно против браслетов?– уточнил Дэн.

–А ты? Ощутив всю мощь стихии, станешь рваться назад в кандалы?– он вскинул бровь.– Ну? Не слышу ответа. Восхождения без жертв не бывает: либо страдают случайные люди, оказавшиеся не в то время и не в том месте, либо ты сам обжигаешься и ломаешь себе кости. Но любые жертвы оправданы.

–Смерть посторонних…– начал Дэн возмущенно, но был бесцеремонно перебит:

–Разменная монета, не больше. Плата за право постичь первородную магию, и не просто постичь, а подчинить себе, обрести над нею власть. Не самая высокая плата, между прочим.

–Чудовищный цинизм!

–Да брось, Гордеев. Ты хоть раз за три года в Интернате вспомнил о тех, кого ненароком угробил? Только честно: не ради скорбной мины страдальца и тернового венца мученика, возвышающего и облагораживающего тебя в глазах окружающих, а наедине с собой? А? Совесть-то, может, и пискнула, только, держу пари, ты ее быстро заткнул: «Не виноватый я, оно само как шандарахнет!» Что же до собственных синяков и шишек при восхождении, то никакое это не проклятие, это, скорее, естественный отбор. Выживает сильнейший, а не всякая шваль, которую окольцевали: все равно что костыль безногому в руки впихнули, подушку к заднице привязали – и вперед, к вершинам.

Лис замолчал, криво улыбаясь, и было видно, что высказал он еще далеко не все.

–Значит, калечить, убивать, идти по головам – такова твоя жизненная позиция?– уточнил Дэн.

–О, ну что за постное и чопорное лицемерие! Я тебя умоляю! Не нужно ударяться в проповеди – никакой из тебя моралист. Мы с тобой – два сапога пара, ну и рыбак рыбака, как говорится… Тщеславие, амбиции, эгоизм, гордыня – ты мое зеркало, Гордеев, только я, в отличие от тебя, не прикрываюсь псевдонравственной чушью. Магия требует жертв – мы платим, вот и весь фокус.

–Нечего меня с собой сравнивать!– вспылил Дэн.

–Только не ругайтесь,– попросила Ева.– О чем мы говорили? У нас имеется черный маг, который на «ты» с первородной силой…

–Мертвый черный маг, мертвее не бывает,– поправил Лисанский.– Если бы Магистр выпустил меня отсюда, я мог бы подкинуть адресок одного некроманта. Парень звезд с неба не хватает, но раскопай ему могилу – и он тебе любой труп, хоть годичной давности, оживит и допросит по всем правилам. С протоколом, печатями и – внимание!– с личной подписью погибшего.

–И такой умелец на свободе?– заинтересовался Дэн.

–А ты губу не раскатывай, этот умелец не про твою честь.

–Так что мы решим?– спросила Ева.

–Насчет чего?– уточнил Дэн.

–Насчет надписей на стенах.

–У меня мало информации,– Лисанский пожал плечами.– Я расшифрую остальные символы, найду пентаграммы,– он махнул рукой на россыпи книг.– Но для чего все это придумано, смогу сказать только тогда, когда установлю точное значение черных рун.

–Я могу помочь?– осведомилась девушка.

–Только если придумаешь способ попасть в мой особняк, отыскать тайник и принести книги.

–Я мог бы поговорить с Магистром,– предложил Дэн.– Если дело Ромеля получит неожиданное продолжение, меня могут реабилитировать, и тогда я сам займусь поисками ответов.

Тебе яместоположение тайника не открою,– бросил Лисанский резко.– И не рассчитывай. Чтобы ты сбежал отсюда, распотрошил мои вещи, разобрался с черным магом и его возможными последователями и собрал лавры победителя? А меня оставил здесь гнить на веки вечные?! Еще чего не хватало!

Дэн неприязненно сощурился.

–А ты надеешься принять в этом посильное участие? Решил загладить вину и отмыть с репутации темные пятна? Тебе никто не поверит. Вдруг это ты начертил на потолке те руны? Вдруг это ты задумал какую-нибудь гнусную выходку? Вдруг для ее осуществления тебе не хватает только содержимого твоего тайника?

–Вдруг я слетал на заброшенный склад на крыльях Морфея и лично разрисовал потолок подземелья черномагическими фресками?– подхватил Лис со смехом.– Окстись, параноик!

Дэн прикусил губу. М-да, кажется, его малость занесло.

–Денис, если Игорь говорит правду,– произнесла Ева,– ив его тайнике действительно есть сведения о черном языке, то что будет, когда они попадут в Орден?

–Их уничтожат,– твердо сказал Дэн.

–Вряд ли. Да, Магистр, может быть, и отдаст такой приказ. Но всегда найдется кто-нибудь, кому больше всех нужно. Кто-нибудь вроде Семена Матвеева. Исключительно из благих побуждений скопирует записи, попытается найти кого-то, кто сумеет их расшифровать…

–Послушай ее, раз мне не веришь,– посоветовал Лис.– Она права. В Ордене полно идиотов и карьеристов, готовых за сенсацию продать родную мать. Не будь наивным.

–Ладно,– Дэн скрепя сердце кивнул.– Раз уж двое против одного…

–Я попаду в город не раньше, чем через неделю, когда отправлюсь в резиденцию с отчетом,– сказала Ева.– У меня временная печать, работает только по определенным дням.

–Черт!– он разочарованно поник.

–Не переживай, Гордеев, мы найдем, чем скрасить унылые часы ожидания,– ухмыльнулся Лисанский. Пошарил рукой у себя за спиной и вытащил бутылку коньяка.


Магия на грани дозволенного

–Лучше займись расшифровкой остальных символов.

–А к чему спешка? Ева, между прочим, тоже неплохо латынь знает. Вот она и поможет.

–Я вижу, вы нашли друг друга,– проворчал Дэн.– Ладно. Тогда я попытаюсь поговорить с Мефисто. И разгадаю этот ребус раньше вас! Уж призраку-то должно быть известно, для чего он исчеркал потолок мелом.

Ева начала собирать книги.

Дэн сунул большие пальцы в карманы джинсов и с решительным видом направился к двери.


День протек как в тумане. Мефисто, когда он действительно понадобился, будто сквозь землю провалился. Или сквозь стену, что в его случае означало одно и то же. Дэн уже и в ванную заглядывал в надежде обнаружить пресловутого утопленника с перерезанными венами, чтобы гневными воплями привлечь призрака; ина первый этаж спускался; идаже подумал, не одолжить ли у Евы доску для спиритического сеанса. Однако обнаружил лишь жуткую желтоглазую тварь, уныло стенавшую в запертом серванте.


Магия на грани дозволенного

Лисанский и Ева, как ни странно, и впрямь нашли общий язык. Лис натянул серую шелковую рубашку и теперь выглядел вполне сносно, даже эффектно. То ли он припомнил разговор о манерах и в самом деле задался целью вскружить девушке голову, то ли нормальная одежда на него подействовала таким странным образом, но он больше не хамил, не дерзил, не ерничал и не отвешивал ядовитых комментариев.

Дэн нервничал.

Парочка целыми днями проводила время на злополучном диване в гостиной, не умолкая, казалось, ни на минуту. У Лисанского в россыпи внушительных фолиантов обнаружился сборник то ли стихов, то ли прозы на латыни, и по этому поводу было устроено показательное чтение. Дэн надеялся, что он сломает язык, но Лис, к несчастью, даже не запнулся. Ева слушала его тарабарщину с открытым ртом и круглыми глазами. Неужели понимала?!

Оказалось, понимала. Лишь только истек час и Лисанский на какой-то невероятно трагической ноте закончил насиловать мозг слушателей латынью, как Ева стерла со щеки невольную слезу, и оба углубились в бурное обсуждение прочитанного.

Дэн сделал вывод, что озвучена была некая душещипательная баллада, в которой некий юный дворянин отправился скитаться по свету, чтобы найти некое таинственное лекарство для невесты, которая чахла день ото дня и уже намеревалась отправиться на свидание со Смертью. Однако дворянин отыскал Смерть первым! Ту самую, которая – как все, кроме Дэна, знали – играет в шахматы на бессмертие, а ставка – жизнь соперника. Вот юноша и вознамерился спасти свою возлюбленную. И, видимо, мозгов ему было не занимать, ибо он сразу смекнул: пока Смерть занята, невесту в могилу никакая болезнь не сведет – ни волшебных лекарств не надо, ни врачей. Он взял привычку думать над ходами так долго, что затянулась партия на добрую сотню лет. Идиот! Невеста его, даром что совсем захирела и отупела от горя и тоски по возлюбленному, времени зря не теряла: вышла замуж за другого, нарожала детей, внуками обзавелась. О бывшем своем в приступе меланхолии иногда вспоминала… И никто и ухом не повел, что во всем мире сто лет ни один человек не умер. А самое обидное – черт его знает, кто в конце концов эту партию выиграл!

В общем, Дэн приуныл. Почувствовав себя дураком, ретировался в свою комнату. И уснул, растянувшись на кровати поверх покрывала, когда часы не пробили еще и половины девятого.

Проспал он часов пять, если не больше, потому что было уже далеко за полночь, когда голод заставил его подняться и отправиться на поиски еды. В гостиной могли сохраниться остатки ужина.

Из-под двери зала пробивался свет.

Мучимый неприятным предчувствием, Дэн замер, не решаясь подойти и заглянуть в комнату.

Они были там, оба. Лисанский и Ева. Их тихие голоса звучали в глубине гостиной заговорщицки и интимно. Дэн попытался вспомнить, когда в последний раз ощущал такую тяжелую, сковывающую неловкость. Они разговаривали – не разобрать слов, не понять, что обсуждали и над чем смеялись. Но вдруг стало плохо. Внутри заворочался знакомый черный, тоскливый, чужеродный комок омерзения. Всосался в душу, вытягивая силы, навалился, как грудная жаба, и он почувствовал, что слабеет от удушья, от тревоги, ледяными волнами разливающейся в груди и перерастающей в панику. Беспросветность, безнадежность, тупик, холодная, сырая каменная плита – что-то жуткое, неподвижное отрезало его от внешнего мира, и мир этот окрасился во все оттенки черного и превратился в безжизненную, выжженную пустыню. Тошнота подкатила к горлу, холодный пот выступил на коже, и Дэн привалился плечом к стене у двери.


Магия на грани дозволенного

Чужой. Лишний. Ему не было места в гостиной. Как так получилось, что у этих двоих нашлось больше общего, чем у него самого с каждым из них по отдельности? Как вышло, что они мило ворковали в теплой комнате, не испытывая неудобств, не заботясь о том, что на дворе глухая ночь, а он стоял здесь, в коридоре, и не решался войти? Боялся потревожить их? Ощущал возникшую между ними связь? Завидовал? Чувствовал себя калекой, лишенным способности испытывать хоть что-нибудь, хоть бледное подобие привязанности? Он знал Лисанского слишком хорошо – или не знал вовсе?– чтобы стремиться оградить от его влияния неискушенную Еву, но имел ли право вмешиваться? По старой дружбе? А была ли она, эта дружба? Столько месяцев для него не существовало никого и ничего, кроме собственной боли и воспоминаний о Руте. Так почему он решил, будто Ева оценит его заботу, его благие намерения?

Нужно было просто развернуться и уйти. Он мог удовольствоваться ролью наблюдателя. Затаиться, перестать маячить на горизонте, чтобы появиться в нужный момент. От мыслей о «нужном моменте» Дэн вздрогнул. Нет. Даже в «нужный» момент он не рискнет приблизиться. Просто потому что чужие отношения его не касались.

Из гостиной донеслись звуки шагов. Кажется, Лисанский и Ева вспомнили о времени и засобирались спать.

Тихо, чтобы ни одна половица не скрипнула, Дэн проскользнул по коридору и скрылся в своей комнате.

Глава 7

Ева и Лисанский все больше времени проводили в гостиной за разбором текстов древних фолиантов и нескончаемыми разговорами.

Дэну оставалось только вставать ни свет ни заря, чтобы тихонько проскальзывать в опустевшую гостиную с потухшим камином. Стоило дровам, превратившись в головешки, погаснуть, как дом начинал выстывать – и уже через час воздух становился промозглым, сырым, противно колючим. Ежась и передергивая плечами, Дэн плотно прикрывал за собой дверь, оглядывался, неторопливо разжигал свечи, разминал затекшие мышцы, стряхивая липкие, тягучие остатки тяжелого сна, и начинал упражнения.

Ничего особенного. Несколько движений, которые стоило отточить до уровня бессознательного мастерства, как когда-то оттачивались формулы боевых заклятий.


Магия на грани дозволенного

Мышцы разогревались, магия концентрировалась, разгоралась, набухала, выливаясь из разгоряченного тела в окружающее пространство. Дэн стягивал с плеч футболку, швырял ее в ближайшее кресло на стопки книг и продолжал работать. Дольше, усерднее, настырнее. Волшебство без браслетов тяжело поддавалось контролю, стихийная магия так и брызгала в разные стороны, била ключом, и требовались поистине титанические усилия, чтобы с первого же упражнения не разгромить половину гостиной, не разнести оконные стекла на тысячу осколков и не превратить книги в ворох измельченной бумаги. Пот выступал на коже, и даже волосы слипались и торчали иголками. Страшно хотелось пить. От напряжения все тело ломило, и к концу второго часа Дэн чувствовал себя так, словно собственноручно разгрузил вагон с углем.

Но это, пожалуй, было в самый раз. Волшебство требовало выхода, от неиспользованной магии тело превращалось в натянутую струну – и звенело, и болело, и просило разрядки. Дэн падал в изнеможении в кресло, едва наскребая сил на то, чтобы протянуть руку к графину и наполнить стакан, и жадно, в несколько глотков выпивал воду. Растянутые мышцы горели и гудели. Он чувствовал себя выжатым. И это было правильно, потому что иначе его бесконтрольная сила, многократно увеличенная злостью, отчаянием и разочарованием, норовила вырваться в самый неподходящий момент и обернуться взрывом.


Магия на грани дозволенного

Это утро ничем не отличалось от предыдущих. Разве что один раз Дэн все-таки ослабил контроль, и заклятие угодило прямиком в кружку с недопитым чаем на журнальном столике. Перемололо ее в фарфоровую пыль, которая осела на ковре,– даже собрать было нечего.

–И сколько кружек ты уже переколотил?

Тихий сонный голосок прозвучал до того неожиданно, что Дэн вздрогнул и резко развернулся. Воздух вокруг налился янтарной желтизной с извилистыми прожилками насыщенной красноты, раскалился и полыхнул столбом огня.

Ева прикрыла глаза ладонью. Дэн поспешно вскинул руки, гася горячие магические волны, обжегшие кожу и опалившие волосы.

–Стучать нужно,– проворчал он, тяжело дыша и пытаясь за недовольным тоном скрыть растерянность и неловкость.

–Это общая комната,– возразила Ева.– Я привыкла входить без стука.

–Ты могла пострадать.

Ну, пока чуть не пострадал только он сам. Голые плечи, грудь и руки пощипывало и дергало болью от ожога. Дэн поднял с кресла футболку и, морщась, вытер пот.

–Я захотела пить,– сказала Ева.

–Вы же вроде недавно легли… с Лисанским,– добавил он нарочито равнодушным тоном.

–Да, засиделись сегодня.

Девушка неторопливо обогнула диван и наполнила водой стакан.

–Как обычно,– буркнул Дэн.

–Ты мог бы побыть с нами,– заметила она.– У Игоря потрясающие познания в области зелий, особенно запрещенных. А еще он объездил полмира и встречал множество интересных людей.

–Вроде упомянутого некроманта,– ехидно поддел Дэн. За свой резкий, несдержанный тон тут же стало стыдно.

–Возможно,– легко согласилась Ева.– А у тебя неплохо выходит контролировать природную магию, да?

–Учусь.

–Сильным магам всегда приходится тяжелее остальных. Особенно в мирное время, когда боевая магия не больно-то и востребована. Вот я бы не рискнула развивать стихийные способности. Самоконтроля не хватит.

–Ерунда! Если уж Лисанскому хватило…– Дэн запнулся и помрачнел.

–Об этом он тоже рассказывал. И все далеко не так радужно, как ты вообразил. Стихийная магия очень опасна, применять ее для разжигания огня в камине или притягивания предметов – все равно что гасить свечу шквальным ветром. Чтобы держать в узде такую силу, нужна огромная выдержка.

–Вот я и удивляюсь, откуда она у Лисанского.

–А у него ее и нет. Вспомни, как он тебе кости переломал.

Дэн вспомнил.

–А ты ему – всего три ребра,– добавила девушка.

Какой удар по самолюбию.

–Просто тебе контроль дается лучше. Ты все держишь в себе. И это касается не только магии.

–Ну, извини. Я не из тех, кто растекается мыслью по древу. С проникновенными разговорами не ко мне, а к Лисанскому.

–А к тебе с чем?– спросила Ева с грустью.

–С предложениями по делу, из-за которого я загремел в эту дыру.

Она вздохнула.

–Ладно. Завтра я отправляюсь с отчетом. Что написать?

–Я думал, ты сама решаешь.

–Ну, может, будут пожелания?

–Спроси у Лисанского.

–Что-то ты его через каждые два слова поминаешь,– Ева нахмурилась.– Покоя не дает?

Дэн сжал зубы.

–Нет, просто у него наверняка заготовлен очередной список жизненно необходимых вещей.

–Ничего, кроме книг из тайника в особняке.

–Умерил аппетиты? Прогресс налицо!

–Я не про список, я про отчет, Денис. Если хочешь, можешь сам написать.

Я передам Магистру лично в руки.

–И что я напишу? «Дайте мне полномочия для расследования дела Ромеля»? Так он не даст. По-моему, Магистр просто надеется, что я перебешусь здесь, в тишине и покое, сорву злость на Лисанском, попутно чего-нибудь разузнаю. А когда боль уляжется, меня можно будет выпустить на свободу и вернуть в Орден. Привлечь к оперативной работе, не опасаясь, что я сверну себе шею на первом же задании. И даже поставить во главе отряда.

–А ты хочешь этого?

–Чего? Выбраться отсюда или вернуться в Орден?

–Перебеситься.

–Это не от меня зависит,– пробормотал Дэн.

–Значит, не будешь писать отчет?

–Его никто не ждет. Значит, не буду.

–Хорошо,– Ева кивнула.– Я не стану упоминать о символах в лаборатории. Пусть все останется между нами хотя бы до тех пор, пока Игорь не получит свои книги и не расшифрует значение надписей.

Она допила воду, поставила стакан на стол и медленно побрела к двери, задевая пальцами за спинки кресел и дивана.

–Ты снова спать?– зачем-то окликнул Дэн, скрестив на груди руки и прижимая к себе скомканную футболку.

–Еще рано. Я поздно легла.

–Тогда, наверное, до вечера.

–Ты решил запереться у себя?

Дэн открыл рот, чтобы ответить. Слова так и жгли, так и горели на губах – горькие, полные обиды и боли. Он сам не понимал, чего ему хотелось. Мог бы провести день в гостиной, но в душе ворочалось противное предчувствие: Лисанский в лепешку расшибется, но снова завладеет вниманием Евы с помощью латыни и обширных познаний в тысяче и одной области. Он увлекся девушкой, это было ясно как божий день. И ни сей факт, ни собственные ощущения по данному поводу Дэну активно не нравились.

–Попробую еще раз поговорить с Мефисто,– соврал он. Вовсе не то собирался сказать, да и призрак однажды уже доступно объяснил, что у него прогрессирующий склероз и что он понятия не имеет, зачем разукрасил потолок в лаборатории. Может, и врал, кто разберет? Пригрозить привидению было нечем.

–Я никак не могу понять, кого из нас ты избегаешь,– тихо произнесла Ева.

Какая прозорливая!

–Я избегаю не вас, а ваших дурацких бесед о высоком,– сказал Дэн устало.– Они не для средних умов.

–Мы можем поговорить о боевой магии,– предложила девушка.

–Спасибо,– он скривился.– Не стоит утруждаться.

Вот это новость! Оказывается, с ним, кроме боевой магии, и поговорить не о чем! И Ева готова пойти на такую жертву, дабы доказать дружеское участие? Потрясающе!

–Ты мог бы попытаться вникнуть,– посоветовала она, коснувшись дверной ручки.– Разгадывать символы в пентаграммах очень увлекательно. Нужно просто…

–Знать латынь,– с горькой иронией кивнул Дэн.– Отлично, присоединюсь к вам, как только выучу.

Ева хотела возразить. На ее лице внезапно появилось взволнованное выражение, щеки раскраснелись, а глаза заблестели. Она словно вспомнила что-то очень важное и даже сделала крошечный шажок в сторону Дэна. Но он взглянул хмуро, почти враждебно – и воодушевление вдребезги разбилось о стену отчуждения.

–Спокойной ночи,– невпопад пробормотала Ева, отводя глаза. И бесшумно вышла за дверь.

Дэн с досадой смахнул с кресла стопку книг и устало сел, обхватив голову руками.

Так, не думая ни о чем, словно впав в прострацию, он просидел часа два, не меньше.

Рассвет уже полностью вступил в свои права, просочился сквозь окна и наполнил гостиную унылой серостью раннего утра. Расставленные в канделябрах по периметру комнаты свечи – Ева заколдовала их на несгораемость – утратили былую яркость, а на столе сам собой появился завтрак – Дэн пропустил этот момент. Может быть, он задремал, и в реальность его вернуло появление Лисанского.

Зевая и потягиваясь, тот вплыл в гостиную. В брюках и рубашке нараспашку, с взлохмаченными после сна волосами и задумчивой улыбкой на губах.

–Брр,– встряхнулся и принялся с неохотой застегивать пуговицы.– Гордеев?

У нас наступил ледниковый период? Ты бы мог разжечь камин, раз уж все равно размышляешь тут о вечном.

–Сам разожги,– отозвался Дэн, оглянувшись. Надо же, утро и впрямь в разгаре, яичница с гренками давно остыла, а он все сидит в кресле, скрючившись, как роденовский Мыслитель.

–Что пригорюнился, Гордеев?– Лисанский плюхнулся на диван и присвоил одну из тарелок с завтраком.– Не подогреешь, кстати?

Дэн недобро сощурился, подался вперед и дунул на тарелку. Яичница мгновенно вспыхнула и обуглилась, от нее повалил вонючий дымок. Лисанский вскрикнул от неожиданности и уронил раскалившуюся тарелку прямо себе на колени.

–Твою мать!– заорал он, стряхивая с брюк огарки, в которые превратились гренки.– Ты совсем сдурел?!

Дэн, покатываясь со смеху, откинулся на спинку кресла.

–Урод!– с чувством заявил Лисанский, тряхнув головой и приглаживая ладонью растрепанные волосы.

–Прости, я нечаянно,– елейным голосом проговорил Дэн и ухмыльнулся.

–Останешься без завтрака,– буркнул Лис мстительно и схватил другую тарелку.– На, сам ешь свои головешки.

Дэн равнодушно пожал плечами. Подумаешь, завтрак. Ради красной от бешенства физиономии «потомка польских королей» он бы и обедом пожертвовал.

–Ты бесишься, потому что ей со мной интересно,– сказал Лисанский уже спокойнее, прожевав первый кусок яичницы.– А еще потому, что ты вообще бешеный.

–Отнюдь. Мне просто нравится смотреть, как ты получаешь по заслугам. Может, я даже задамся целью превратить твое существование в ад.

–Ты это уже делаешь. Без тебя нам было бы куда спокойнее.

–Нам?– уточнил Дэн.

Лисанский с мстительной улыбкой дернул бровями.

–Бродишь тут, как тень отца Гамлета,– небрежно произнес он.– Отравляешь атмосферу своей уныло-постной физиономией.

–Ты бы не нарывался,– предупредил Дэн.– И не забывался. Думаешь, одному тебе под силу расшифровать эти символы? Черта с два! Стоит мне попросить – и Ева изложит в отчете все начистоту, а Магистр вытащит меня отсюда быстрее, чем ты трижды пропищишь: «Не покидай меня, умоляю!»

–Ага,– Лис не купился.– То-то я и смотрю, как ты торопишься смыться. «Магистр не даст мне полномочий для расследования дела»,– передразнил он, подражая интонациям Дениса.

Дэн вздрогнул.

–Ты подслушивал под дверью?

Лисанский наклонился и выдохнул тихо, но отчетливо:

–Мне Ева передала.

–Врешь,– Дэн почувствовал, как в легких заканчивается воздух. Она не могла. Не могла ничего ему передать. Прямо отсюда она отправилась в кровать…

«Только она не уточнила в чью»,– издевательски хмыкнул внутренний голос.

Дэн уставился на Лисанского так, словно тот отхлестал его по щекам.

Нет. Предположение было идиотским. Нелепым.

–А вот и не вру,– довольный реакцией, отозвался Лис.– Тебя послушать, так все врут. Кругом одни враги, диверсанты и черные маги.

–Не стоит верить всему, что говорит Ева,– предупредил Дэн деревянным голосом.

–А тебе стоит забыть обо всем, что ты знал о ней раньше,– перебил Лисанский.– Ты всех своих друзей – а их и был-то не легион – послал далеко и надолго, когда… ну, в общем, сам знаешь. И ни разу не поинтересовался, как у них дела.

–Это тебе тоже Ева передала?

–Ну, вообще-то она тебя защищает. Говорит, что ты имел на это право.

–Я никого никуда не посылал,– прорычал Дэн, стискивая кулаки.

–Но то, что она обижена, это факт. Ты и сейчас ведешь себя как истеричка,– припечатал Лисанский.

–А ты, стало быть, озаботился нашими с Евой отношениями и решил проявить королевское великодушие, переговорив с каждым по душам и устранив таким образом все недоразумения.

–Вот еще!– проворчал Лис.– Я бы предпочел, чтобы она поменьше о тебе болтала, Денис,только и всего. И если ради этого придется промыть тебе мозги и заставить вести себя по-человечески, а не так, будто тебе весь мир должен…

–Мне?– воскликнул Дэн изумленно.– Мозги промыть? Да ты не зарываешься ли, Дон Кихот, рыцарь, блин, печального образа?! Не забыл, чьи носки носишь?

–Хочешь, прямо сейчас верну!– Лисанский прижал руку к сердцу и поднял ногу, собираясь сдернуть ботинок.

Дэн отшатнулся.

–Кончай паясничать!

–А ты сядь и не прыгай,– Лисанский со стуком опустил ногу на пол.

Дэн вдруг обнаружил, что и впрямь вскочил, сжимая в кулаке несчастную футболку, уже похожую на половую тряпку.

–Все-таки я оказался прав,– задумчиво произнес Лис, когда он с независимым видом уселся в кресло и принялся нервно барабанить пальцами по подлокотнику.– Латынь тут ни при чем. Неужели так трудно смириться, Гордеев?

–Смириться с чем?– в тон ему отозвался Дэн.

–С тем, что тебя задвинули на второй план. С тем, что девушка выбрала не тебя.

У Дэна отвисла челюсть. Вся спесь мигом улетучилась, оставив после себя лишь чудовищную эмоциональную усталость и зарождающиеся в груди спазмы смеха.

–Ты идиот,– выдохнул он, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться от осознания всей глубины заблуждения, которое Лис принимал за истину. Приревновал Еву – девушку, которую в Интернате наверняка не удостоил бы даже взглядом. Лисанский с его раздутой до вселенских масштабов псевдоаристократической гордыней; сего манией тщательно подбирать себе окружение; сего бестактно-презрительным отношением ко всем, кого он сам же, лично, ставил в оппозицию,– увлекся Евой Паламейк. И теперь неуклюже качает права! Тычет Дэна носом в какие-то мнимые обиды, заступается за девушку, которая об этом как пить дать не просила,– в общем, примеряет рыцарские доспехи. Умереть – не встать!

–Сам идиот,– насупился Лис, уже догадываясь, что его последняя фраза отчего-то возымела эффект, противоположный ожидаемому.

–Я бешусь оттого, что сижу тут как последняя лабораторная крыса – в грязной клетке,– отчеканил Дэн, не повышая голоса.– Меня выводят из себя ваше поведение, ваши взгляды и ужимки, ваши нарочито пафосные разговоры о высоких материях, потому что ни хрена от них нет толку. На свободе разгуливает черный маг, развлекающийся принесением в жертву детей, а вы только и делаете, что перемигиваетесь да обсуждаете какие-то бульварные книжонки. И я сам не лучше, неделями торчу черт знает где, когда должен ловить эту прыгающую по телам тварь! Голыми руками ей бы шею свернул, дай только найти! А что до Евы, то мне жаль нашей дружбы, но это правда: я разрушил то, что было, а нового мне не построить. И не нужна она мне, можешь угомониться. Я о ней вообще никогда не думал в романтическом ключе,– усмешка вышла неожиданно горькой, и пришлось перевести взгляд на камин.– Может быть, я просто завидую: вы еще способны испытывать обычные человеческие эмоции,– глухо добавил он,– и радоваться латинской поэзии.

Повисло молчание. Стрелки каминных часов с оглушительным звуком рывками двигались по кругу.

–Ну…– пробормотал Лисанский, когда от тиканья стало закладывать уши.– Спасибо, что просветил,– его голос окреп.– Но все, что ты тут наговорил, Гордеев… для меня, конечно, хорошо, но Ева… она не поймет.

Дэн устремил на него удивленный взгляд.

–Чего не поймет? Вы нашли друг друга, вот и оставьте меня в покое. Я же к вам не лезу, не навязываюсь…

–В этом-то и дело. Видишь ли,– Лисанский нервно усмехнулся,– сомневаюсь, что Ева удовлетворится моим обществом, пусть даже оно и стоит десятка таких, как ты.

–И чего же ей не хватает? Твое хваленое красноречие не оценено по достоинству? Ты натер на мозгах мозоль своей унылой латынью, и Еву потянуло на что-нибудь примитивное и незатейливое вроде боевой магии?

–Ты просто боишься того, что я собираюсь сказать,– снисходительно улыбнулся Лис.– А ведь сам догадываешься…

–Хватит!– Дэн резко поднялся с кресла.– Оставь свои откровения при себе.

Он торопливо направился к выходу из гостиной. Это и впрямь походило на бегство, но, черт возьми, еще чуть-чуть – и Лисанский доведет его до белого каления.

–Неужели еще не понял?– крикнул Лис ему вдогонку.– Ей мало меня! Мы нужны ей оба!

Дэну даже не пришлось убеждать себя, что ему послышалось. Более нелепое и бессмысленное заявление было трудно себе вообразить. Лисанский повредился умом, не иначе. А что? Сам же сказал: с кем поведешься.

Дэн рухнул на кровать у себя в комнате и закрыл лицо руками. Полежал так до тех пор, пока сердце не восстановило нормальный ритм и тело не расслабилось.


Магия на грани дозволенного

После холодной гостиной здесь было душно и темно. Сквозь задернутые портьеры почти не проникал дневной свет. В этой душной, тяжелой тьме образы рождались отчетливыми и яркими, а мысли текли быстро, легко и непринужденно. И хотелось бы от них избавиться – но от себя было не спрятаться.

Уязвленное самолюбие, обида, досада, вызывающее поведение, боль. И ревность. Злость на Лисанского. Желание наговорить гадостей, лишь бы Ева прекратила глядеть с такой проникновенной, пленительной нежностью – и на Лисанского, и на него самого. Страх… ощущение опасности… беспомощность.

«Мы нужны ей оба…»

Черта с два!

Его это не касалось. Даже думать о Еве казалось диким, равно как и допустить мысль, будто он мог вот так же, как Лисанский, усесться с ней рядом в гостиной и заговорить о… да хоть о боевых формулах, раз уж больших умственных способностей она ему не приписывала! Она же была до смешного нелепым, неуклюжим, да еще и сумасшедшим бесполымсуществом! Отголоском прошлого, осколком, застрявшим в его памяти,– малейшее неосторожное движение причиняло нестерпимые мучения. Лучшая подруга Руты. Она знала,все знала с самого начала. Она пришла, чтобы помочь…

Только Дэн не желал помощи – ни от нее, ни от кого другого.

Чем, черт возьми, она могла помочь? Ну чем? Разобраться с символами в лаборатории? Помешать ему убить Лисанского? Срастить раздробленные кости? Затянуть душевную рану?

Внутри все перевернулось так неожиданно и резко, что к горлу подкатила тошнота.

Почему ему вдруг стало так страшно? Почему только теперь, после разговора с Лисанским, перед ним открылись настоящие масштабы собственной тревоги, переходящей в чудовищную панику? Почему он дрожал, перекатившись на живот, вцепившись в подушку побелевшими от напряжения пальцами, и давился сухими рыданиями, зажмурившись, не зная, как исторгнуть из головы – из души – этот омерзительный черный ужас?

Почему не стало легче, когда отворилась дверь и тихие шаги смолкли рядом с кроватью? Почему он вздрогнул словно от боли, когда прохладные, ласковые руки обняли и что-то теплое и нежное прижалось сзади к шее?

Может быть, потому, что это были не те руки. И не то присутствие, которого он так отчаянно желал. А может, потому что впервые за последние месяцы он действительно захотел не техприкосновений. И позволил им остаться, успокоить себя, одурманить и увлечь в спокойный, крепкий сон.


Боль. Боль…

Она знает, куда бежать, где укрыться, чтобы в безопасности переждать наплыв очередного кошмара. Серый прямоугольник двери светится желтой окантовкой – за ним горят свечи и, может быть, растоплен камин. Ей часто снится эта дверь. И тот, кто за ней, тоже: оборачивается с привычной усмешкой и кивает, мол, входи.

Но для чего это – сейчас? Сон только подкрадывается – тихо, медленно, на мягких лапах. Плетет свою сеть, причудливо спутываясь с нитями реальности. Убеждает, что не опасен, безвреден, не тронет.

Ему нельзя верить.

Стоит расслабиться – как комната Лиса расплывается перед глазами, и вокруг сгущается мрак, из которого вдруг вычерчиваются контуры чужого тела. Дэн… Трудно не узнать виденное уже много раз. У него гладкая кожа, хотя назвать ее шелковистой, пожалуй, нельзя. Напряженные мышцы, свежая, всего минуту назад выступившая испарина… Кажется, ему хорошо… так хорошо… а причина – невесомое, дразнящее касание пальцев, губ, подбородка и самого кончика языка. Сердце скачет в груди, точно каучуковый мячик в пустой жестяной канистре, сердцу тесно в его костяной клетке, оно не справляется с потоком крови, шумящим в ушах и мчащимся по венам с бешеной скоростью. Руки трясутся, оцепеневшие пальцы не слушаются. Раскаленный воздух затыкает горло.


Магия на грани дозволенного

Похоже, простыни в последний раз стирали недели три назад. Если вообще стирали когда-нибудь. Они сбитые, перекрученные и чуточку влажные – такими они становятся, ночь за ночью впитывая в себя тепло и запах владельца. Мыло, шампунь, пот, пыль, солнце… От него действительно жарко, влажно пахнет солнцем; не полуденным – внутренним, стихийным. И возбуждением. Стиснутые кулаки, выступающие от напряжения вены. Выгнутая спина. Блестящая от испарины смуглая кожи. Солнечный… Он слишком много времени проводит со своим огнем – как бы не сгореть. Нужно будет сказать ему об этом, но зрелище лишает дара речи, и Ева просто смотрит, просто скользит взглядом – и губами – вверх по едва обозначенным кубикам пресса…

Прошлое во сне встретилось с настоящим, а чужое причудливо смешалось с собственным. «Сейчас» и «тогда», пережитое ею и пережитое совсем не ею вставали перед глазами и, накладываясь друг на друга, рождали контраст, казавшийся почти материальным. Черное рядом с каштановым, податливость и мягкость рядом с подчиняющим себе, напряженным предвкушением, порывистые, означающие все и не значащие ничего касания рядом с требовательным, голодным ожиданием. Тягучая, томительная, болезненно двусмысленная нежность против чистой, всеобъемлющей страсти.

Танец полутонов, пляска теней в сумерках – и пронзительное, солнечное желание. Горячее. Неизведанное. Мужское.

Он другой. Ни малейшего сходства с Рутой. Другой во всем, от плотности и жесткости мышц до реакции: откровенной, лишенной малейшего притворства. Он ничего не скрывает, он весь на поверхности. Его дыхание рвано и шумно, его тело словно звенит от напряжения, его стоны – безудержны. Он настоящий… настоящий… От него даже пахнет по-другому: сильнее, резче, никаких масел и пен для ванны! Он – средоточие первородной силы, раскаленного магического ветра, беспрерывного движения и самой жизни, и это сводит с ума, это напрочь лишает рассудка!

Лицо так близко, прямо под ней. Складка между бровей, густые ресницы, черные в полумраке глаза – с поволокой и совершенно пьяные. Ева наклоняется, опираясь на локти, и целует его – в голове туман, ее шатает и раскачивает так, словно под руками и коленями корабельная палуба. Она пробует податливые губы на вкус и жмурится от удовольствия, целует сильнее и настойчивее, затем еще раз, упиваясь их покорностью, их открытостью, их мягкостью и бесстыдной ненасытностью. Ей кажется, она выпивает его по капле, цедит, как приторно-сладкое, терпкое, густое вино, и от этого внизу живота и дальше, выше по позвоночнику растекается томительный жар. Окутывает мучительной аурой, горячей, влажной и напряженной, как распростертое на кровати тело. И впитывается в кровь, в мысли, в душу – куда-то настолько глубоко, что становится больно.

Больно…

А в живое что-то давит и распирает, и тошно от тяжести. Происходящее медленно, но верно превращается в кошмар, в лабиринт температурного бреда, от которого нет спасения. Сейчас распахнется за спиной дверь, и люди перестанут быть людьми, ими овладеет безрассудная, первобытная ярость и прольется кровь, и они поубивают друг друга, и она не спрячется – неминуемо попадет под раздачу, хотя это не самое страшное. Страшнее – рыдать над их изломанными телами, со смертельной тоской осознавая, что все кончилось, они мертвы, оба, и впереди ничего, совсем ничего нет.

Так заканчивалась ненависть, она всегда заканчивалась так. Пока ее получалось сдерживать, но виной всему просто их усталость; когда-нибудь усталость пройдет – и тогда… Ненависть нужно во что бы то ни стало превозмочь, заменить, заставить уйти – потому что иначе с ними будет уже не справиться.

Зажмуриться, отвлечься, потереться щекой о щеку – почти целомудренно…

И вспомнить, что это сон. Просто сон. Оборвать его, пока не стало поздно…


Взрыв, стремительное падение, удар – Ева распахнула глаза. Разлетевшаяся на куски тьма медленно, словно нехотя, сложилась в мозаику света и тени, очертаний и бликов. Стыд – чудовищный, дикий, животный стыд – разлился по коже противным горячим потом Голова раскалывалась, и, прижав влажную ладонь ко лбу и борясь с дурнотой, Ева села на постели.

Нужно было убраться отсюда немедленно. Выйти вон из комнаты, пропитанной отголосками сновидения, стряхнуть воспоминания, вытравить из крови дурман, а из живота – гадкую, распирающую тяжесть. Выпить зелье, если получится, если не замутит. Ей удалось вырваться из зарождающегося кошмара – это уже хорошо. Есть надежда, что в следующий раз получится уснуть – и выспаться.

Посидев немного, переборов слабость, Ева принялась одеваться. Нащупала ногами туфли и, пошатываясь, направилась к двери. Выпить воды, не забыть про лекарство…


Магия на грани дозволенного

Но до гостиной дойти не удалось. В коридоре силы вдруг покинули ее, ноги подогнулись от слабости, и Ева схватилась рукой за стену. Плевать на все, будь что будет – она должна рассказать Дэну, объяснить хоть что-то, иначе он так и не прекратит избегать ее, прятаться в комнате, замыкаться в своей магии и изводить ее этими ночными кошмарами. Дэн – это свет, до которого не дотянуться – не твое, чужое! Притяжение – запретное, украденное у той, чей незримый призрак вторгается в жизнь вот уже полгода с лишним. Огонь – страшно прикоснуться, спалит дотла. И стена отчуждения – невыносимая. Убрать ее, разрушить любой ценой, пусть даже таким бесцеремонным, грубым вмешательством.

Ева не стала стучаться, просто открыла дверь. И сразу увидела его – Дэн лежал на кровати, на животе, уткнувшись лицом в подушку. Звать по имени было ни к чему. На ватных ногах она подошла, присела рядом – он даже не обернулся, только вздрогнул, кажется, хотя его и без того трясло. Несмело прикоснулась к плечу… Неужели она вовремя? Что с ним творилось?

–Тебе плохо?– шепнула Ева одними губами, и Дэн, конечно, не услышал. Он не спал, но, видимо, был сейчас так погружен в себя, так захвачен своими переживаниями, что не замечал ее присутствия.

Тепло, запах, чужая боль, перетекающая в собственную,– она легонько дотронулась губами до затылка и не выдержала, обняла, прижимаясь, вытягиваясь на кровати. Совсем не так, как во сне,– ни мутного вожделения, ни горячей истомы. Только медленно наплывающее умиротворение и облегчение: не оттолкнул, не возмутился, не высмеял. А еще чувства – ошеломившие своей ясностью и простотой, и нежность – такая, от которой нестерпимо захотелось расплакаться.


Магия на грани дозволенного

Зажмурившись, Ева ненадолго затаила дыхание. Боль отступала…


Отыскать тайник в особняке не составило для Евы особого труда – Лисанский в подробностях описал ей, как проникнуть в дом, не заблудиться и не запустить сигнализацию. Правда, чтобы отыскать нужную улицу, пришлось изрядно поплутать по Риге – Ева призналась, что страдает тяжелой формой топографического кретинизма и много раз умудрялась заблудиться даже в центре города, на улицах, знакомых с детства.

Вернулась она лишь к ночи воскресенья, и Дэн уже успел проклясть все на свете. Он бы в жизни не признался в этом Лисанскому, хотя тот своей тревоги не скрывал: в воскресенье утром, когда стало ясно, что Евы нет, у Лиса все валилось из рук, а настроение сделалось прямо-таки отвратительным. Дэн упорно молчал, не желая отвечать на его вызывающее поведение грубостью и всплесками стихийной магии. Что творилось внутри, когда вдруг пришло осознание: девушка может не вернуться!– словами было не передать. Нет, он не то чтобы соскучился или привязался к ней, ему не то чтобы ее не хватало… а впрочем, кого обманывать? Да – соскучился, да – привязался, да – не хватало. И, возможно, отдал бы что-нибудь ценное за ее возвращение, потому что без нее было плохо, муторно, пусто. Какой бы странной ни была Ева, она освещала и согревала этот мрачный дом.

Дэн упорно гнал от себя воспоминания о том, как пару дней назад девушка обнимала его на кровати, уткнувшись лицом в затылок, в шею, в плечо. Он уснул, и она ушла Случившееся не обсуждалось, и в какой-то момент Дэн успокоил себя мыслью, будто появление Евы, ее руки и губы, ее нежность были не чем иным, как порождением разыгравшегося воображения.

Все воскресенье они с Лисанским развлекались кто во что горазд. Лис мучил принесенный Евой мобильный телефон: связи не было, и это наводило на подозрения, что они где-то очень-очень далеко от цивилизации. Аккумулятор разрядился быстрее, чем Лисанский установил новый рекорд в «Змею», и дальше трубка уже использовалась далеко не по назначению – равно как и электробритва, которую Дэн поначалу пытался заставить работать силой мысли, а затем со злости грохнул об стену. Бритве ничего, а Лис укоризненно поцокал языком:

–Чужое, между прочим, имущество. Гляди, как надо.

Телефон выскользнул из его рук и неторопливо поплыл по комнате. «Да уж, высший пилотаж»,– с досадой подумал Дэн.

Бритва долго не желала слушаться, но к концу дня летала, как птица.

Воодушевленный, Дэн всецело отдался тренировке и под конец загнал злополучную штуковину в камин: та печально махнула напоследок хвостом с вилкой, и спустя миг оттуда вырвался столб пламени и взорвался красочным волшебным фейерверком. Распространяя зловоние плавленой пластмассы, дымящаяся бритва выстрелила из огня в потолок, в окно, в картину – и загремела прямо Дэну под ноги.

–Аут,– изрек Лисанский с насмешливой улыбкой.

–Можно подумать, твой мобильник теперь заработает. После всего, что ты с ним вытворял, ты обязан на нем жениться.

–Проще закопать, чтобы Ева не увидела.

–Давай устроим похороны,– предложил Дэн, нахмурившись от укола совести.– В заброшенной столовой есть деревянная кадка с деревцем лимона, которое засохло лет двести назад. А в ней земля. Хватит на несколько могилок. Наденем траур, почтим минутой молчания…

–Что-то меня в последнее время стал напрягать твой кладбищенский юмор,– заметил Лисанский. И снова запустил телефон в эффектный полет.

На том разговор и закончился.

Вечером, в половине двенадцатого, появилась Ева и застала их за распитием шоколадного коньяка. Или это был шоколадный ром? В общем, редкостная дрянь со вкусом шоколада, легким оттенком вишенки и полтинником градусов, обнаруженная в металлической фляжке без опознавательных знаков, которую принесла Ева и в которую никто до сего момента не удосужился заглянуть. То ли фляжка была литровой, то ли цедили в час по чайной ложке, а то ли напрочь позабыли, что пятьдесят градусов наперстками не пьют, но к моменту, как дверь открылась и в гостиную вошла Ева, оба – и Дэн, и Лис – находились уже на грани запевания душещипательной застольной песни.


Магия на грани дозволенного

–Мальчики?– она застыла на пороге.

–О!– воскликнул Лисанский, завладевая фляжкой.– За Еву!

–За нее были первые тринадцать тостов,– заметил Дэн слегка заплетающимся языком, наблюдая за тем, как дернулся кадык на шее Лиса.

–Ничего, будет четырнадцать.

–Вы напились,– констатировала девушка, стягивая с плеч насквозь промокший плащ. Блузка под ним неожиданно тоже оказалась промокшей, и два мутных взгляда моментально прояснились, прикипев к соблазнительно обтянутой мокрой тканью груди.


Магия на грани дозволенного

Белья Ева не признавала…

–Кстати, она пришла,– констатировал Дэн, взглянув на Лисанского многозначительно.

–Значит, не зря ждали,– тот сглотнул и кашлянул.

–Я нашла особняк,– сообщила Ева, расчесывая растопыренными пальцами влажные светлые волосы, которые завились от влажности и рассыпались по спине до пояса.– Но вам об этом сейчас лучше не рассказывать, верно? Завтра все равно ничего не вспомните.

–Я вспомню,– поклялся Дэн.– Я вообще не пьян.

–А я уже протрезвел,– пробормотал Лисанский. Его взгляд так и тянулся к прозрачной блузке.

Дэн украдкой показал ему кулак.

–Ладно. Вот книги, которые ты просил, Игорь.

Девушка встряхнула плащ, нащупала карман и вынула из него пару книг: одну тонкую, большого формата, в жестком переплете из серебра, инкрустированном драгоценными камнями, другую поменьше, потолще и попроще, но, сразу видно, ценнее, чем предыдущая. Странички у нее, как Дэн потом разглядел, были тоненькими, пожелтевшими и почти прозрачными, точно насквозь промасленными, и на них красовался рукописный текст.

–Ты чудо!– воскликнул Лисанский, принимая книги из рук Евы, словно величайшее сокровище.

–Надеюсь, поможет,– улыбнулась девушка И ловким движением выдернула фляжку из его ладони.

–Эй!– запротестовал Лис, но быстро притих и сомлел, потому что Ева, стоя над ним, запрокинула голову и сделала пару долгих, жадных глотков. Ее блузка задралась, обнажив живот.

–Точно. Протрезвел,– с сожалением вздохнул Лисанский.

–Гадость,– сказала Ева, вытирая рот ладонью.– Никогда не думала, что попробую. Это отцовская фляжка. Папа обожает шоколадный ром с вишней. Я подумала, нужно будет сделать фотографию, чтобы сравнить надписи в лаборатории вот с этим,– она вытащила из кармана стопку снимков. И фотоаппарат.

–Матвеев,– догадался Дэн.– Ты подкупила Матвеева?

–Я обещала ему сообщить о начале операции по поимке воскресшего черного мага,– Ева пожала плечами.– Он изъявил желание участвовать. Целая команда подбирается.

–Отлично,– Дэн принялся перелистывать снимки.– Это из складского подвала.

–Матвеев, я так понимаю, это тот недоумок, который сопровождал тебя в Вентспилсе?– уточнил Лисанский, по-прежнему любуясь девушкой и ничуть не скрывая своего восхищения.

–Ну,– буркнул Дэн.– А почему недоумок?

–Кто бы еще вел себя настолько глупо? И поверил в воскресших магов?

–Лично я склоняюсь к мысли, что этот маг действительно собирался провести обряд переселения души,– сказала Ева.– Или уже совершил. Денис говорил о пропавших детях, их было трое. Одного удалось спасти. Второго нашли мертвым незадолго до этого – вот и объяснение, откуда у Ильи Ромеля взялись магические способности: его тело было занято чужой душой. А где третий, до сих пор неизвестно. Значит, у мага могло быть наготове еще одно тело, и он вполне может воскреснуть.

–Логично,– кивнул Дэн, не отрываясь от снимков. Уж лучше было смотреть на руны, чем на то, каким взглядом Лисанский ласкал Еву.

–Неизвестно только, как он теперь выглядит, чье тело занял.

–Ну почему же. Выглядит как пятилетний ребенок, у Матвеева должны быть фотографии.

–Я еще даже не приступал к расшифровке символов, а вы уже провернули целую операцию по поимке дохлого черного мага!– не выдержал Лисанский.– Эти надписи могут быть чем угодно! Что, скажете, Мефисто тоже собирался соорудить парочку запасных тел? Если так, он бы сейчас не шарахался по дому в кандалах и не проходил сквозь стены.

–Он мог не успеть,– возразила Ева.

–Все. Прекращайте гадать на кофейной гуще. Завтра с утра начнем работать.– Лисанский устало поднялся. Покачнулся. Девушка заботливо подхватила его под руку.

У Дэна упало настроение. Осторожно выбравшись из кресла, он отправился к себе в комнату. Сзади долетел звонкий смех Евы, но Дэн предпочел не оглядываться. Ему хватило и откровенных взглядов Лисанского, чтобы догадаться, чем могут завершиться посиделки у камина.

Она вернулась, с ней все в порядке, и это было единственным, о чем имело смысл думать.


Четыре дня пронеслись, как один. Дэн их не считал – они считались сами.

Трое суток назад он проснулся с похмелья – привет шоколадному рому с чертовой вишенкой. Туалет пришлось делить с Лисанским на двоих: правую сторону Лису, левую – Дэну. Ева, видимо, предпочла не смущать их своим присутствием, за что оба были ей благодарны.

Двое суток назад Лисанский приступил к расшифровке символов. Приступил – это, конечно, громко сказано, ибо разобрать заковыристый почерк в толстенькой ветхой книжонке оказалось делом не из легких. Писал монах, живший в двенадцатом веке. Писал на латыни. Писал под настроение: то мелко, то крупно, то в явном подпитии, то во время строгого поста – злой как черт. Дэн уныло листал вторую книжку – в серебряном переплете – и время от времени перебивал сдержанную брань Лиса репликами, вроде: «А без этого точно никак нельзя обойтись?» Или: «Теперь я понимаю, почему ты такой. Если бы меня в детстве учили читать по этим книжкам…»

Вчера, после десяти часов пыхтения над книгами, Лис сухо поведал, что «это – круг концентрации». И больше не сказал ничего. Встал, одернул рубашку и с угрюмым видом отправился спать. Ева и Дэн еще посидели у камина в полной тишине, а потом тоже разошлись.

А сегодня утром ни Лисанский, ни Ева не появились вообще.

Дэн по обыкновению поднялся чуть свет, натянул джинсы, прихватил футболку и отправился в гостиную. Разжег камин, погасил свечи, раздвинул портьеры. Изуродованные витражи в мутном сером свете выглядели, как и обычно, жалко.

Забыв обо всем, он растворился в магии. Странно, но раньше, когда у него были браслеты, он почти не чувствовал, как его пронизывала сила. Раньше его руки были проводниками, а браслеты – конечной точкой концентрации, сам же он оставался сторонним наблюдателем. От него требовалось лишь начертить правильную формулу, а для этого – совершить доведенные до автоматизма движения.


Магия на грани дозволенного

Теперь многое изменилось – Дэн осознал собственную силу. Колдовство не желало подчиняться – он укрощал его. Магия вырывалась из-под контроля, выскальзывала, точно змея, сворачиваясь тугими скользкими кольцами,– он давил ее, почти физически ощущая, как хрустит змеиная глотка. Магия разрасталась, расправляя гигантские огненные крылья, пропитывая воздух жаром, мерцая, сыпля оранжевыми искрами, норовя вспыхнуть и обратить в пепел собственного хозяина – он сжимал ее в огненные шары и зажигал свечи. Магия пьянила… и так легко было бы просто отпустить ее!

Мысль о столь изощренном самоубийстве вернула к действительности. Вытерев со лба пот, он обернулся и поглядел на каминные часы. Половина десятого. Пора бы уже Лисанскому объявиться. Не то чтобы Дэн сильно соскучился, но нехорошее предчувствие закралось в душу.

В последние дни он почти не оставлял их с Евой наедине. Может, кстати, Лисанский еще и из-за этого бесился?

Дэн подождал, пока пот высохнет на коже – в ледяной душ очень не хотелось,– и надел футболку. Сжевал кусок творожной запеканки с клубничным сиропом, едва чувствуя вкус. Запил завтрак кружкой чая. И снова поглядел на часы. Десять.

Пойти к себе? Поваляться на кровати? У него уже кости болели, да и мысли по принятии горизонтального положения начинали лезть в голову – безрадостные, горькие, разжигающие в груди тревогу, страх, панику, поднимающие со дна весь этот черный ужас отчаяния и погребальной тоски.

Полистать книги? Если бы хоть что-нибудь в них понимать! Лис так кичился своей латынью, что подчас даже изъяснялся на ней. И Дэн готов был его убить, потому что уже устал унижаться, требуя перевода.

Оставалось ждать.

И Дэн ждал. Час. Полтора.

На исходе третьего нервы сдали. Резко поднявшись с кресла, он решительно вышел из гостиной.

Так, в комнате Евы не горел свет. Могла ли она еще спать?

Робкий стук в дверь откликнулся тишиной. Никто не завозился, не заскрипели пружины кровати, не раздались шаги, и ничей сонный голос не отозвался коротким «иду». Мучаясь угрызениями совести, убеждая себя в том, что настырно лезть в чужую жизнь никуда не годится, Дэн все же повернул ручку и приоткрыл дверь.

Смятая постель оказалась пуста. Ну, по крайней мере, Ева ночевала в комнате.

Однако если ее не было здесь, значит, она была., у Лисанского? Эта мысль вызвала в душе целый ураган раздражения. Черт возьми, могли бы хоть предупредить, что у них какие-то планы! Или он не настолько важен, чтобы ставить его в известность? Какие у них могут быть дела в этом склепе, кроме… Дэн скрипнул зубами и, развернувшись, направился к комнате Лиса Может, ночью что-нибудь стряслось? Может, Лисанский упал с кровати и сломал шею, а Ева взялась его выхаживать?

Совесть заорала во всю глотку, когда пальцы коснулись гладкой деревянной ручки. Дэн заставил ее заткнуться. Из какой-то болезненной мстительности он даже не стал стучать.

В комнате Лисанского царил творческий беспорядок: бумага и книги стопками лежали на полу, на каминной полке, на стуле и даже на кровати. На застеленной покрывалом кровати.

Так… Дэн удивленно моргнул. Мгновенно нахлынувшее облегчение сменилось настороженностью и дурным предчувствием – куда более сильным, чем толкнувшее на проверку комнат. Что-то случилось, пока он спал. Что-то страшное. Непоправимое.

Дэн растерянно огляделся. Стоило ли проверять остальные комнаты? Он проверил: в одной наткнулся на грохочущий платяной шкаф, в другой – на разлагающийся труп, по которому ползали крысы. Спустился на первый этаж и заглянул в бывшую столовую. Какая-то тварь по-прежнему самозабвенно выла и стенала в серванте, но здесь царили тишина и умиротворение. Дэн замешкался, размышляя, стоит ли отправиться в подземелья… Но тут ему вспомнился чердак.

Как же раньше-то не догадался! Лисанский не посещал свое укромное местечко с тех пор, как в доме появилась Ева. Могло потянуть на откровения с покойной матерью?

Поднимаясь по ступенькам, Дэн старался не размышлять о том, что чердак тоже может оказаться пуст. Что это будет означать? Что Еве надоело пребывание в доме, и она захватила с собой Лисанского? Что тот подкупил девушку сладкими речами и обещаниями вечной любви? Что ночью, как чертик из табакерки, из Арки вывалился отряд магов и уволок Лисанского в катакомбы, Еву – в резиденцию, а про Дэна пока забыли, потому что он спал тихо, с головой под одеялом? А когда вспомнят – тоже уведут под белы рученьки и обвинят в незаконном хранении книг по черной магии?

С десяток красочных картин промелькнул перед мысленным взором, пока он, спотыкаясь от волнения, шел по лестнице.

Однако то, что предстало взору на чердаке, едва не заставило сползти на пол от облегчения и захохотать. По крайней мере, в первую минуту.

Ветхая дверца все висела на своих ржавых петлях, доски под брусьями выглядели целыми – разумеется, ведь у Евы были браслеты.

Сердце тоскливо заныло, а в груди похолодело.

Они были там. Оба. Свет от одинокой свечи пробивался через щели в рассохшихся досках, и Дэн отчетливо видел Лисанского, сидящего на опущенной крышке сундука. Красивый, ровный профиль, приоткрытые губы, отросшие пряди светлых волос, выбившиеся из-за ушей и покачивающиеся от малейшего колебания воздуха. Свет и тени от дрожащего огонька свечи плясали в мягких складках рубашки, несколько верхних пуговиц которой были расстегнуты. Руки, сжатые в кулаки, лежали по обе стороны от бедер – в кои-то веки без драных перчаток!– пыльные ботинки тихо отбивали ритм по полу.

Дэн никогда не задумывался о внешности Лисанского – разве что особенно бросающиеся в глаза изменения вроде бледности, запущенности и изможденности порой заставляли злорадно ухмыльнуться. Однако сейчас он вдруг обнаружил, что Лис был красив. И тяга Евы к нему неожиданно раскрылась перед Дэном со всей ясностью – со всеми ее причинно-следственными связями, закономерностями и предопределенностями. Черт возьми, а чего он ожидал? Какая женщина устоит против такой очаровательной сволочи, как Лисанский? Особенно если тот сам захочет блеснуть? Это было неизбежно. И от осознания этого как будто стало чуточку легче. Дэн словно снимал с себя ответственность за то, что не уследил, не предостерег… Он терпеть не мог примерять какие-то роли, а уж роль старшего брата нравилась ему в сто раз меньше, чем даже сомнительная честь оказаться полезным Магистру. И вот – пожалуйста! Можно сложить полномочия и, смиренно понурив голову, повиниться: я, мол, ничего не мог поделать, красота – дьявольская сила!

Впрочем, легче стало лишь на мгновение. Свернувшийся в груди демон злости встрепенулся, жадно потянул носом сырой, промозглый воздух и учуял кровь. И глаза его налились огненной краснотой, а когти вонзились в душу. И растревожили. Разбередили. Расцарапали.

Еву было видно так же хорошо, как Лисанского. Девушка стояла босиком, в юбке и блузке, явно накинутой второпях. Ее растрепанные после сна волосы были забраны в пучок, несколько длинных прядей спадали на спину. Она держала в руках папку – ту самую, с письмами – и глядела на Лисанского с таким состраданием, с такой щемящей нежностью, что демон в груди захлебнулся раскатистым рычанием.

–Я не знаю, что делать,– произнес Лис тихо, сдавленно.

Судя по всему, разговор продолжался уже не первый час.

–У меня не получается… забыть… оставить все позади. Онане отпускает. Думаешь, я схожу с ума?– кривая, болезненная усмешка.

–В сумасшествии мало приятного, Игорь,– отозвалась Ева.– Но с ним тоже можно жить.

–Ты не понимаешь. Они оба подчас доводят меня до… помешательства. До желания наложить на себя руки. Поначалу я боялся… ее. Я и сейчас временами боюсь, просто научился жить с этим. Я знал, до чего доводит одиночество и изоляция. Кто-то, видимо из гуманныхпобуждений, оставил мне в этом доме книги, чтобы я мог занять себя и не съехал с катушек в первую же неделю. Но страх… они ведь не знают о маме, они думают, я прячу ее, скрываю ее местонахождение. Им невдомек, какой ужас я испытывал в первые пару месяцев, блуждая по пустому дому, каждую минуту ожидая увидеть ее. Рано или поздно этот кошмар должен был вылиться в галлюцинации.


Магия на грани дозволенного

–И вылился?– прошептала Ева.

–Нет. Чтобы избавиться от наваждения, я стал писать ей и просить не тревожить меня. Притворился, будто она жива, но находится далеко, а значит, не может прийти ко мне.

Лисанский замолчал.

Дэн стоял под дверью, чувствуя, как страх овладевает им, то уступая позиции злости, то захлестывая с головой. Нужно было бежать, пока не стало поздно. Дэн не боялся прорезавшегося сочувствия – бог с ним! Он прислушивался к тихим, взволнованным голосам, и их интимность, их откровенность скребла по нервам, заставляла сердце пульсировать от боли и биться загнанно и тревожно. Чернота в груди приобрела оттенок отчаянной ревности. Но ноги словно приросли к полу, и с каким-то мазохистским удовольствием Дэн продолжал слушать и ждать, прекрасно понимая, что пришел вовремя.

–Ты сказал «они»,– заметила Ева.– Твоя мама и…

–Дэн.

Дэн? Он назвал по имени?

–Чертов Дэн,– выплюнул Лисанский и на секунду прижал к лицу ладонь.– Он не простит, ведь правда? Такое не прощают.

–А для тебя это важно? Его прощение?

–Не знаю. Наверное, важно. Что еще у меня осталось от прошлого? Друзья? Их никогда не было.

–Но ты не делаешь шагов к примирению.

–Каких шагов?– Лисанский рассмеялся.– Я убил его подружку, Ева. Я. Ее. УБИЛ. Ты считаешь, можно повиниться перед ним, и он великодушно похлопает меня по плечу и прослезится от осознания собственного душевного величия?

–Он простит,– сказала Ева, и Дэн вздрогнул – настолько уверенно прозвучал ее тихий сонный голосок.– Ему сейчас очень плохо…

–Так что же ты не бежишь его утешать?– вырвалось у Лисанского с неожиданной резкостью и… обидой?

–Он не нуждается в утешениях.

–Я тоже.

–Ты другой,– Ева шагнула к нему и положила папку с письмами на край сундука.

Дэн затаил дыхание. От напряжения заболели пальцы, вцепившиеся в дверной косяк.

–Ты просто устал,– продолжила Ева, и ее ладонь прикоснулась к щеке Лиса, погладила, убрала с лица непослушные пряди волос,– от одиночества, от страха, от неизвестности и тоски по тем, кого не вернуть. Но ты не сломался, ты выкарабкаешься. А Денис – он сам не справится, а от помощи отказывается. С ним нужно разговаривать по-другому.

–Вот и попробуй поговорить,– пробормотал Лис без тени раздражения или осуждения.

–Как-нибудь потом, когда он поймет, что дольше терпеть невозможно.

Ева наклонилась и мягко поцеловала Лисанского в губы. Тот обнял ее, притягивая ближе, заставляя прижаться к себе всем телом и задрожать, запустить пальцы в его спутанные волосы.

У Дэна земля ушла из-под ног. Он пошатнулся. Дыхание сорвалось с губ полухрипом-полустоном. Багровая пелена застила рассудок, но даже сквозь нее он видел, как новый поцелуй становится глубже, отчаяннее, неистовее. Как руки Евы ныряют под рубашку Лиса, и тот выгибается, подставляя шею под торопливые, жадные ласки. Как тонкие, хрупкие девичьи пальцы расстегивают пуговицы и тянут рубашку с плеч, и Лисанский вздрагивает от прикосновения холодного воздуха к обнаженной коже.

Зажмуриться. Не смотреть. Не видеть…


Магия на грани дозволенного

Вздохи, сдавленные стоны, шелест и треск ткани обрушились и оглушили. Но, вглядываясь в лица и очертания фигур, не в силах отвести глаз, впервые за долгие месяцы Дэн вдруг ощутил нечто действительно важное, настоящее, нечто такое, что потеснило проклятый смертельный мрак его существования, его беспросветного ужаса, его душераздирающей тоски и глухого, затаенного одиночества. Воспоминания – его проклятие и приговор,– не дававшие дышать, застилавшие взор, опутывавшие, словно погребальный саван, неожиданно вылиняли, выцвели, и сквозь них проступила реальность. Дэн словно очнулся ото сна.

Он попятился, не в силах больше выносить того, что творилось за старой чердачной дверью. Стиснул кулаки с такой силой, что кое-как остриженные ногти врезались в кожу. Боль пронзила ладони – слишком блеклая, слишком вялая, чтобы отрезвить или усмирить внутренний ураган. Дэн спускался по ступенькам, не понимая, откуда взялось это ощущение безвозвратной потери. Разве у него еще что-то оставалось? Что-то сохранилось после гибели Руты?

Ева предала его, променяла на врага. Ева больше не с ним…

Но разве раньше они были вместе?

Были?

Почему он не замечал? Куда смотрел? Где – и чем?!– жил в эти последние недели?

Ведь ему уже, казалось, нечего терять… Ева и Лис, странная девушка и заклятый враг – неужели они стали ему нужны? Дороги? Какая глупость!

Они оба – лишь призраки его сумасшедшего стремления к дружбе, пониманию и близости. Желания, которое, как он думал, давно умерло – там, в каменном подземелье Интерната. Они теперь – лишь пепел сгоревших дотла, упущенных возможностей.


Магия на грани дозволенного

Обхватив себя руками, он остановился на последней ступеньке и обернулся, глядя вверх, в пыльный ночной мрак ведущей на чердак лестницы.

А упущенных ли?..

Эпилог

Злоба застилала взгляд мутным облаком, жгучей лавой плескалась внутри. Оскал исказил лицо, сделал его подобием жуткой африканской маски, лишенной далее намека на человеческие черты. Ярость текла по ладоням вязкими потоками магии, заставляя воздух чернеть и идти волнами в блеклом свете времянки. Ненависть, казалось, клубилась вокруг.

Проклятый Орден с его ищейками! Все-таки объявились. Все-таки вылезли из своих застенков, высунули нос из своей драгоценной резиденции и добрались до Вентспилса. Вспомнили о реальном мире, который так истово защищают.

Он выбросил вперед руку – с непривычных, тонких, ненавистно чужих пальцев сорвался тугой направленный поток силы. Двое мальчишек, загнанных в угол в ритуальной комнате, ему не помеха, но вот подвал с маленьким отродьем придется бросить – Анайда не успеет прийти до появления магов дежурного Отряда, а самому ему с таким грузом от преследователей не скрыться. Придется бросить и начертанные для ритуала круги, и вещи, и уже подготовленное тело. Не первое, не второе, и уж точно не последнее тело! Совсем не последнее… Бросить все из-за каких-то вчерашних школьников! Черт возьми! От мысли об этом в груди поднималось бешенство, добавлявшее магии разрушительной мощи. Они сдохнут! Сдохнут оба, здесь, сейчас, потому что ни одна орденская тварь ему неровня!

Ненависть ко всей этой швали, ко всем этим невежественным, напыщенным тупым недоумкам, называющим себя магами, бурлила внутри, находя выход – и не иссякая. Он еще посмотрит на их мертвые лица, прежде чем уйти. Еще насладится запечатленным на них посмертным ужасом.

Получайте!

Пол под ногами дрогнул, и грохот ударил по ушам.

Однако направленный поток магии разбился о возникший на пути щит, будто волна о скалу – несокрушимую, веками сдерживающую буйство океана скалу!

Он на миг оторопел.

Раньше его удары приходились вскользь, раньше он заманивал ищеек туда, где мог без труда смять обоих, но сейчас!.. Сейчас он бил в полную силу – и бил прямо в цель. Формулы Ордена – жалкие игрушки против обузданной им мощи.

Так как же щит устоял?!

Второй поток – густой, черный и наполненный магией до краев – сорвался уже с обеих рук. Точно бесшумная, сотканная из мрака молния канула во тьму коридора…

И вновь разбилась о щит. Магический купол прогнулся, он теперь не казался столь несокрушимым, но по-прежнему мерцал. Пол содрогнулся, и почудилось, будто стены заходили ходуном. Равновесие удалось удержать с трудом. Грохот заставил непроизвольно согнуться, вскидывая руки к голове, прикрываясь. В черепе будто поселился громкий протяжный звон.

Щит придвинулся ближе. Орденские шавки не сидели в комнате, они шли к нему!

Он выругался, швыряя магию вперед раз за разом. Желание смять, раздавить, уничтожить застилало глаза кровавой пеленой, и только очертания купола, олицетворявшие врага, пробивались сквозь эту завесу. Удар, новый удар, и новый… Пол трясся под ногами, стены трескались, с потолка сыпалась пыль, тусклые лампочки на времянке мигали и подпрыгивали. Щит прогибался, шел мелкой рябью, на миг бледнел – и держался.

Он приближался. Медленно, неотвратимо приближался.

А потом вдруг исчез, и следующий поток густой чернильной темноты на лету встретила боевая формула. Вот только была она какой угодно, но не обычной. Из нее хлестала необузданная, жаркая, стихийная мощь! И во мраке коридора контуры фигуры ее хозяина, больше не отгороженные магическим барьером, горели темным багровым огнем. Словно отсвет самого ада. Сила рвалась из браслетов, полыхая и обжигая бушующим пламенем, едва удерживаемым в тисках формул.

Но это чушь! Вздор! Орден запретил использование стихийной магии, уж кому как не ему знать! Мальчишка, жалкий мальчишка, без тени страха идущий к нему выпрямившись в полный рост, еще не прошел восхождения – только у восходящих может так сорвать крышу! Но восходящий потому и жалок, что неловок, неуклюж… Любой другой, только не этот!

Он не сдерживался, ничего не сохранял про запас, однако не мог справиться с единственным противником, с каким-то… сопливым юнцом! Несмотря на все свои преимущества, несмотря на знания, запрещенные и преследуемые Орденом, он отступал, а щенок приближался, даже не замедлял шага.

Ненависть взметнулась вихрем, от собравшейся вокруг темноты свет времянки почти погас. В груди мерзко стыл холодок страха.

Страха?

Ему нечего бояться! Силен или не силен – перед ним всего лишь не прошедший восхождения орденский малолетка. У которого нет шансов.

Клубившаяся вокруг чернота хлынула вперед волной, захлестывая окруженную пламенным ореолом фигуру. Оскал, до боли искажавший лицо, стал еще шире, с губ срывался уже первобытный рык. Казалось, это не магия, а его руки выдавливают из мальчишки жизнь, оставляя лишь изломанную, пустую оболочку, застывшую, бледную куклу. Внутри поднималось торжество, смешанное с терпким, ни с чем не сравнимым удовольствием от чужой смерти.

Он ликовал!

А затем черноту прорезал огонь. Разорвал ее в клочья, разметал в стороны, сжег, не оставив и следа. Ярко осветил комнату с висящей в углу времянкой, и в этом свете он впервые заглянул в глаза своему врагу. В глаза, которые наполняла столь чистая, незамутненная, праведная ярость, что его собственная в сравнении с ней показалась лишь жалкой бессильной подделкой. В глаза, которые вмиг вытравили из сознания все мысли кроме одной – бежать, бежать без оглядки!

Но холодок страха в груди обратился растекшимся по жилам льдом, сковавшим движения, парализовавшим волю, приковавшим к месту…

…и все вокруг затопило пламя.

* * *

Пробуждение было мгновенным.

Он непроизвольно попытался вскочить, но ноги не послушались. Он снова рухнул на бетонный пол, больно ударившись подбородком. Попробовал ощупать себя – руки тоже не поддавались контролю, едва шевельнулись в ответ на это желание.

Ему казалось, он все еще горит.

Глубокий вдох. Долгий, намеренно долгий выдох, опустошающий легкие почти до предела. Снова вдох.

Нужно было успокоиться. Он жив, здесь ему ничего не грозит, нечего бояться, а воспоминания… воспоминания не причинят вреда. Огонь остался позади, и там же сгинул мальчишка с полыхающими глазами. Рядом угрозы больше нет. Сейчас главное – взять под контроль новое тело. Уж он постарается. А потом оценит, насколько вторжение Ордена и очередная реинкарнация помешали его планам.

Но прежде всего – контроль! Справляться с чужим телом приходилось не в первый раз, ему требовалось только время, совсем немного времени…

Спустя несколько минут он, пошатываясь, поднялся на ноги. Со второй попытки вытер ладонью подбородок. Бросил взгляд на покрывавшие грязные стены знаки, давно выполнившие свое предназначение. Надо бы в конце концов убраться отсюда, найти новое временное пристанище.

Это тело было последним из подготовленных на крайний случай, других не осталось, и это значило, что смерть вновь нависла над ним, угрожая дотянуться – и забрать. Требовалось новое тело. Как можно быстрее.

Медленно, осторожно ступая на дрожащих, подгибающихся ногах, он прошел в другой конец комнаты, к треснувшему зеркалу на старом деревянном трюмо. Остановился в нескольких шагах от своего отражения и взглянул на него долгим, очень долгим взглядом. Полюбовался.

Вытер подбородок.

Ребенок, имени которого он не помнил, потерян. Девчонка, которую держал в Вентспилсе, потеряна. Он заперт в этом… этом убожестве, которое и человеком-то не назовешь. А виноват во всем орденской мальчишка. Не прошедший восхождения самоуверенный мальчишка, одним махом уничтоживший месяцы работы. Чуть его не убивший!

Протянув руку, он взял лежавший на трюмо, кривой, ритуальный нож. Проследил, как скользит по лезвию тусклый блик от электрической лампочки. И изогнул губы в подобии улыбки.

Мальчишка заплатит за все! Дорого заплатит. И гораздо скорее, чем может себе представить.


Магия на грани дозволенного

home | my bookshelf | | Магия на грани дозволенного |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу