Book: Бессовестные расхитители драконьего добра!



Слюсарь Александр Сергеевич


Бессовестные расхитители драконьего добра!





"Бессовестные расхитители драконьего добра"



Приветствую вас, читатели. Говорят начать рассказ или просто историю самое трудное. И я скажу вам, что спорить с этим не стану, я уже со счету сбился всех попыток начать эту... Да что ты будешь делать?! Стучат в дверь, опять отвлекают! Кто там еще так ломится!!?... А, да, это вы, я уже начал думать, что вы не придете. Где вас черти носили? Не важно, молчите, я тут пытаюсь начать историю, а вы пока располагайтесь. Так вот, вернемся к делу. Я говорил о трудностях, нестерпимых болях и муках писательства... Ух, что вам надо?... Да, все эти ужасы я о себе говорю, и о том, чем я занимаюсь. А что, у вас с этим проблемы?... Нет? Вот и сидите тихо... Вот же зануда приперся. М-да, трудности, как видите, я не врал насчет начала. Но я все же начну, и начну с истории об этой истории. Делаю признание, сразу, чтоб потом меня не обвиняли, как в том случаи с ремнем, который я пытался продать..., но я там был не виноват, честно!... Эм, о чем это я?... Да помолчите вы! Чего вы лезете?! Я вас для чего позвал?... Именно, для перевода текста. Так и занимайтесь своим делом, и не мешайте! Значит, где мой аспирин? Сколько мне там прописали? Два пузырька? То есть, две таблетки! Примем три, и продолжим. Я недавно ходил в поход... Вы опять за свое? Да вам-то, какая разница, что это был не поход, а меня просто выбросила на пол пути из автобуса, какая-то тетка, с которой я место не поделил... О, ё, я что, это вслух сказал?... Это вы виноваты! Ох, ладно. В общем, когда я сошел с автобуса, поскользнулся и сорвался в яму. Не знаю, кто ее выкопал и зачем, но там я нашел небольшую коробку. Поскольку я уже был весь в грязи, то спасать одежду было бесполезно. И я, расслабившись, начал изучать содержимое коробки. Внутри оказались записи. Полистав их немного, мне стало очевидно, что эта история, которую кто-то записал и спрятал. Очень интересная история и, пожалуй, смешная, доложу я вам. Но самое поразительное то, что события, описанные в этих записях, произошли не в нашем мире!... Послушайте, назойливый вы мой, да вы посмотрите на первые строки рукописей! Что там написано? Или слова: "Добро пожаловать в волшебный мир Анагор" вам уже ничего не говорят?... "Бэ"! Знаете, дорогие читатели, если бы я не знал, кого я пригласил к себе в помощники, то я бы решил, что это полный балван. А кстати, в связи с этим, еще одно признание, или что-то в этом роде. Дело в том, что я выступаю в роли рассказчика, рассказываю о том, что записано в этих найденных записях, а поскольку эти события происходили не в нашем мире и, должен заметить, записаны не нашим языком, следовательно, некоторые фразы и действия, ясно дело не понятны. Причем не только для вас, но и для меня, так что не удивляйтесь, если вдруг заметите некую аномалию в читаемых вами текстах. Но я постараюсь не злоупотреблять этим, и придерживаться более точного перевода, ведь я для этого и пригласил, этого назойливого специалиста, доктора каких-то там наук. Эй, док, как вас там зовут?!... О-у, о-у, остыньте, мне ваша биография не нужна. "Док", и все, этого вполне достаточно. И раз уж на то пошло, помалкивайте, пока вас не спросят, а то разболтались, не даете читателю сосредоточиться. Вы поглядите на него, сидит, чуть ли не в носу ковыряется. Вот же подсунули головную боль. Не удивлюсь, если потом выяснится, что у него ученая степень по сбору стеклотары. Ладно, черт с ним, если что и сам справлюсь, главное чтоб он не мешал... Что, что это?... Перевод трех страниц? Но когда вы успели?... Ну, вы даете, док! Не ожидал, признаю... да заткнитесь вы! Ух, дорогие читатели, язык у него похоже без костей. Но я готов это потерпеть, ради вас. И раз у нас уже есть начало, то предлагаю окунуться в мир Анагора и познакомиться с нашим главным героем... Да помолчите вы!!!


Солнце медленно поднимается над тихими улицами небольшого, а главное чистого и красивого города - улочки ухожены, домики покрашены в одинаковый цвет, покрашены не халтурно, а все как надо, без пробелов и подтеков, ну и деревца, а как без них? Растут там и тут, украшают все. И вот в этом городе, а точнее в северной его части, жители медленно раскачиваются, чтобы начать жизнь сегодняшнего дня. Район такой, тут все поздно встают, что с них взять - лентяи, хотя и не богатые. Зато в других районах, уже все на ногах, позавтракали и занимаются своими делами, потеют, только песенок веселых не хватает, чтоб все это выглядело в стиле аля Диснея. А вот на главной улице так вообще столпотворение, там какой-то посол приехал к правителю, поговаривают с важным посланием. Зачем я вам это рассказываю? Ну, вы же не думаете, что я стал бы тратить наше время, упоминая какого-то там посла, если бы нас это не касалось? Но наша история начинается именно с него, точнее с того, как Жерк...

Вот, прошу любить и жаловать, наш герой... А вы, док, помалкивайте, не отвлекайте читателя и себя.

Дело в том, что наш герой, совершенно случайно уронил монетку. Ну, с кем такое не случалось, раз и упала. Мелочь, а все равно жалко, как говориться деньги на дороге не валяются, если только ты их не уронил. Монетка тоже не простая, словно чувствует, как насолить, да так, чтоб есть невозможно было, взяла, да прокатилась между ног собравшихся, прям на середину дороги. Жерк, само собой за ней, раздвинул толпу, как камыш, выскочил вперед, и на полном ходу наткнулся на того самого посла, сбил его с ног и опешил. Говорю, сбил чисто случайно, пусть этот посол не стоит у человека на пути, когда тот за денежкой гонится, причем за своей, родной. Посол поднялся, не без помощи Жерка, разумеется. Жерк его поднимал и извинялся, отбиваясь при этом от охраны, которая то и дело нападала с боков, размахивая кулаками да мечами и издавая воинские кличи, но их всего было трое, так что это пустяки. А посол, тем временем, выпрямился и тут же на Жерка накинулся. Подпрыгнул и хлестнул его по лицу, при этом еще и обозвал так грубо, что даже озвучить в письме не берусь, как именно обозвал. Но то, что послу пришлось прыгать, не говорит о том, что он мал ростом, просто Жерк высокий.

Вот тут, пожалуй, я еще немного отвлекусь, чтобы рассказать о жизни нашего героя, о Жерке.


Мы с доком нашли кое-какие записи о нем, так что не подумайте, что я тут буду привирать, сочиняя прошлое Жерка. Начну я не с самого его рождения, вы уж простите меня за это, но кое-что о его прошлом зацеплю.

Жерк человека из простой, рабочей семьи и, как обычно водится, сам простой и бедный. С тех пор, как он лишился всех своих родных и дома, его жизнь находится в блужданиях. У него нет родного города, у него нет семьи, ни той, в которой вырос ни той, что создал бы сам. Но он считает, что для последнего, он еще не готов, возможно, когда-нибудь, но не сейчас. Долгое время он бесцельно путешествовал по землям, любуясь местностью, городами и людьми. Но с недавних времен Жерк отдался одной мечте, которая поселилась в нем на одном из красочных и захватывающем турнире - точнее, если быть честным до конца, то это была обычная потасовка в какой-то таверне. Там тогда кучу народу искалечили, и главным воякой и победителем оказался один наемник. Жерк наблюдал за его боем и не мог глаз от него оторвать, так искусно тот раздавал тумаки и выбивал зубы у тех, кто на него кидался. На следующий день, когда Жерк пришел в себя, с плохим дыханием изо рта и с безумной болью в голове, он решил стать лучшим наемником всех времен и народов, который, когда-либо существовал. С тех пор он посвятил этому своему желанию все свое свободное время. Готовился он долго и упорно, таскал тяжести, поднимал металл, работая в кузницах, разгружал телеги по ночам, пока его чуть не поймали хозяева этих телег (об этом чуть позже), и вырос он в плечах до огромных размеров. Правда, он и до этого не маленьким был, родился он уж этаким богатырем земли, великим и храбрым. Он был широкоплечь, под два с небольшим метра росту и с небольшим пузком. Оно у него появилось из-за того, что он любит поесть и немного выпить. Но это пузо, которое не спрятать даже доспехами, его не портит, а даже украшает, и придает солидности. И вот со всем этим анатомическим набором, он хотел стать лучшим наемником! И все бы хорошо, но вот с учебой не сложилось. Мало того, что последние гроши отдал за это обучение, от чего пришлось перейти на жуткую диету ввиде вареной репы, так еще и наставник попался не очень понимающий. Может, у них, у этих наставников, работа такая, тренировать и изматывать новобранцев, чтобы выявить достойных из достойных. Но у этого наставника, явно был зубок на простой люд. Поговаривали, что он чистых кровей и его готовили стать наемником с пеленок, чтобы защищать королей и высокопоставленных вельмож. И теперь он просто не может даже допустить мысли, что кто-то возьмет, и будет заниматься тем же самым, просто прийдя с улицы. Именно из-за этого наставник косо смотрел на Жерка и всех тех, кто пришел без именного герба на груди, чтобв вступить в гордые ряды наемников. Этому не бывать! Да только вот Жерк не любит, нет, лучше сказать, ненавидит в этом мире две вещи: жестокость и несправедливость. Вот и вышло так, что в один прекрасный день, когда наставник заставил наполнять бочки навозом, причем голыми руками, и только тех, кто без гербов, Жерк не выдержал и врезал наставнику в нос. Жерк сам по себе добрый, спокойный, а вывести его из себя так и подавно нелегко, но этот мужик определенно заслужил. После этого рукоприкладства Жерка закинули в тюрьму, и он этому не сопротивлялся, потому что было за что. Отсидев свой небольшой срок, Жерк вернулся к тренировкам. А через два дня он опять угодил в тюрьму, и все из-за того, что его наставник решил проучить Жерка и вышел с ним драться один на один. Когда народ набежал на истошные вопли, наставник уже валялся на земле без памяти, и этот самый народ, не задавая вопросов, скрутил Жерка, решив, что он опять взялся за старое. А когда наставник пришел в сознание то даже не удосужился рассказать, как было все на самом деле, что это он сам захотел получить по лицу, вызвав своего ученика на бой. Жерка это не очень расстроило, он отсидел свой срок, пообщавшись со старыми знакомыми, с прошлой отсидки, вышел и опять приступил к тренировкам. Наставник с тех пор держался от него подальше, но намеками давал понять, что Жерку ни за что не получить титул наемника. И именно поэтому Жерк, после долгих размышлений, решил с этим завязывать. Но перед тем как уйти, он навестил своего, уже бывшего, наставника и дал ему две пощечины, сжатыми кулаками, после чего припустил бежать, поскольку сидеть в тюрьме больше не хотел.

Жерк вернулся к тому, с чего начал. Он вновь стал бродить по городам и странам в поисках заработка, но больших зарплат ему так и не удалось увидеть, как он мечтал об этом, поступая на обучение наемником. Стать наемником и получить серебряный герб на грудь мечтает каждый мужчина, ведь наемники, особенно элитные и прославившиеся, получают так много золота, что можно позеленеть от зависти. Но вместо герба на грудь Жерк получил пару тройку наемников себе на хвост. Из-за нарушений, что он совершил в своей не легкой жизни, за него назначили награду. Помимо того, что он избил своего наставника, Жерк еще и подворовывал временами. Воровал он, конечно, не у всех подряд, а только у богатых. Но об этом тоже позже. А вообще, воровство много счастья не принесло, мало того, что его разыскивают почти во всех городам, так он еще и остался бедным, отдав свои последние деньги за обучение, которое так и не закончил. Конечно, после удачной ночной вылазки, когда в кошельке начинают греметь монеты, он жил неплохо, но длилось это не долго. Через несколько дней он начинал голодать, еще через день он начинал вытаскивать и продавать из гостиницы, где проживал, все, что попадалось на глаза, ну и как водиться, после всего этого, делал ноги, чувствуя, что на след ему присела еще одна пара тройка наемников. Жерк ходил легендой у этих наемников. Поймать его не просто, а если удавалось загнать в угол, то обычно те, кто его загонял, оказывался в лазарете. Где они проходили курс лечения, лежа в доспехах, поскольку Жерк их так мял кулаками, что снять эти железяки с владельца уже не представлялась возможным, во всяком случаи пока не сойдут синяки.

Как видите, у Жерка не было ни денег, ни дома. Как говориться ни родины, ни флага. У него и одежда-то были только доспехи, что постоянно на нем, а они уже старые, местами ржавые и помятые. Кстати сказать, пижаму, что у него под доспехами, я за одежду не считаю, ведь в ней не прогуляешься по улице, обязательно засмеют.

Вот такова была ситуация у Жерка на тот момент, как он встретился с послом, и теперь вы, думаю, понимаете, почему он так резво кинулся за монеткой. А когда Жерк получил оплеуху, то он вздрогнул, ведь он же извинился, разве так можно? На лицо полная несправедливость, единственное, что может вывести его из себя! И поэтому не удивительно, что Жерк растолкал окружившую его охрану, подошел к послу, у которого глаза вылезли из орбиты, схватил за грудки, встряхнул, и швырнул в ближайшую стену дома. Посол ощутил свободный полет, но не успел этому порадоваться, как поцеловал кирпич. Зубы у посла посыпались, как семечки из созревшего подсолнуха, а ноги, как только они коснулись земли, подогнулись и его начало штормить, как пьяного мотроса в сильный шторм.

И вот, как я уже сказал, мир и уют на северных улочках, что находится неподалеку от центральной площади, все выползают из домов и расползаются по улице, потягиваясь и почесываясь, ну и само собой, зевая. А как без этого? Но вдруг все замирают, кто, как стоял, так и замер, не шевелясь, только глазами вращают, прислушиваются к звукам. До их ушей долетали странные звуки, лязг метала и какие-то непонятные, грубые голоса. Некоторые стали оглядываться на соседа, может, тот знает, что это приближается к их переулку, но все только плечами пожимали, да на других смотрят. А шум тем временем приближался, становясь все громче и громче. И вот, на пике шума, и когда сердца от бешенного и волнующего стука чуть не выпрыгивает из груди, они все увидели, как из-за угла вылетел... Жерк! Громыхая своими доспехами, сбил прилавок и, заскользив по каменной мостовой, стал набирать скорость для дальнейшей погони, точнее гнались за ним, но сути это не меняет. Он пронесся мимо замерших, как статуи, людей и скрылся за углом. Через некоторое время, оттуда, откуда выскочил Жерк, повылетали рыцари, человек восемь - местная охрана, так сказать. И так же, громыхая своими доспехами, пронеслись мимо опешивших жителей, очнувшихся только что от спячки.

Забежав за угол, Жерк, втянув пузо, просочился, царапая доспехами по стене, в небольшую щель меж домов и оказался в грязном переулке, где сильно пахло рыбой. Он аккуратно, стараясь не греметь, подошел к углу дома и, уперевшись руками в колени, выглянул. Охраны не было видно, значит оторвался.

-- Дядя, - раздался позади Жерка голос, от чего он подпрыгнул и резко развернулся, готовясь к драке.

Драться было не с кем, позади стоял мальчик лет девяти-десяти, одетый в короткие, коричневые шорты и белую футболку. Он стоял, раскачиваясь с пятки на носок, спрятав руки за спину, и с любопытством рассматривал Жерка.

-- Мальчик, иди домой, - посоветовал ему Жерк, расслабившись, и отвернулся, выглядывая из-за угла. Охраны все еще не видно и неслышно. Это хорошо...

-- Дяденька, а дяденька, - снова раздался писклявый голос сзади, - а вы убегаете от кого-то, да? Вы прячетесь? Вот так выглядывая из-за угла, вы хотите кого-то увидеть, да? А от кого вы убегаете, что вы сделали, думаете, они вас поймают? А если поймают, они вас убьют или просто кожу снимут с вас? Я видел однажды кролика без шкуры, он такой забавный, только не шевелиться.

Жерк, скривив рожу, мол, "что за фигня", медленно развернулся и, не выпрямляясь, уставился в глаза мальчику, рот которого даже после этого не закрылся.

-- Мальчик, вали отсюда, - простодушно сказал Жерк и махнул рукой, показывая путь, куда тому надо пойти, чтоб прийти в нужное место.

После таких слов ясное дело оставят тебя в покое, и смотри себе спокойно из-за угла, выжидая момента, когда станет спокойно.

-- Дядя? - Жерк даже подпрыгнул, ну не ожидал он такой наглости от этого пацана. - А вот моя мама говорит, что такие слова, как "вали" и им подобные употребляют только отсталые люди и поэтому она говорит, чтобы я таких слов не употреблял. Особенно она против слова "зад", говорит это плохое слово и его нельзя употреблять. Поэтому я слово "зад" не употребляю, когда говорю, а вы дядя, употребляете слово "зад"? Многие говорят "зад", а я нет, я вообще еще ни разу не произносил слово "зад", а мне это и не надо, я ведь правильно говорю дядя?

-- Мальчик, - в голосе Жерка отчетливо слышались нотки раздражительности, - пошел ты в ЗАД!!!

-- Ой, дядя, вы произнесли слово, которое мама не велит произносить. Зачем вы его сказали, я маме расскажу, она этому не обрадуется...



Жерк схватил мальчика за плечи, поднял и, сбив ногой крышку с бочки набитой свежевыловленной рыбой, засунул его вниз головой, по самый пояс. И не успел он порадоваться тишине, как на другой стороне этой узкой улицы показалась охрана.

- ВОТ ОН!!! - заорал, что есть мочи, один из рыцарей, указывая рукой в проулок.

Жерк повалил бочку с рыбой, и мальчиком внутри, на землю, и пнул ее. Бочка, громыхая и подскакивая, покатилась на приближающуюся охрану, а Жерк кинулся бежать. Охранник, бежавший впереди, не очень удачно перепрыгнул через летящую на него громыхающую бочку, отчего споткнулся и упал лицом в грязь. Бочка пролетела дальше, больше никого не задев, все рыцари разбежались в стороны, прижавшись к стене, замерев и умолкнув, пропуская ее. И как только она пронеслась мимо, они оторвали от нее взгляды и с криком понеслись дальше. Бежали, не разбирая, где и кто валяется, поэтому они всей толпой пробежались по упавшему охраннику, втаптывая его в грязь все глубже и глубже. Тот поднимал голову, тянул жалобно руки, но на каждый его призыв и стон, он получал железным сапогом по голове или спине. Когда вся толпа пробежала, охранник упер руки в землю и выбрался из грязной лужи. Встал, пошатываясь, и мотнул головой, вытряхивая грязь из шлема, мешающая обзору. Доспехи сильно пострадали, спереди они стали черными, а сзади усыпаны множеством следов от ног. От мысли, что теперь ему все это оттирать и чистить, он зарычал как взбешенной зверь и бросился догонять остальных.

Как только охранника, споткнувшегося о бочку, стали втаптывать в грязь, появился капитан охраны, возглавляющий погоню, правда, он был толстоват, поэтому отстал впервые же минуты этой погони и находился позади всех. Не успел он и рта открыть, а ему в живот прилетела бочка, повалила на землю и разлетелась, обдав его рыбой и тухлой водой. Теперь он не скоро от ее запаха отмоется. Откинув рыбину, застрявшую в щели забрала шлема, он обнаружил, что у него на коленях сидит мальчик, и у того торчит рыба, прям во рту. Мальчик уставился, большими, карими глазами, на капитана и что-то начал мычать. Капитан по-отечески погладил парнишку по голове и аккуратно вытащил рыбу.

-- Ой, спасибо дядя, - затараторил мальчик, писклявым голосом, - мне ведь мама не велит есть рыбу без ее присмотра. Нельзя мне. А то я однажды попытался съесть одну рыбу, почти полностью ее съел, но потом вдруг чуть не умер. Мне в горло попала вот такая косточка, я не мог дышать, только сопеть, вот так иыххх, иыххх...

Капитан, похлопал глазами, осознавая свою ошибку, тут же нащупал на земле рыбину побольше и запихнул ее в рот этому парнишки, после чего спихнул его с колен и, задыхаясь, побежал за охранником, который орал как бык, укушенный осою в задницу.

А в это время, Пак, живущий недалеко от того места, где гоняться за Жерком, еще не в курсе, что происходит в городе и поэтому он спокойно, готовясь к торговле, выстраивает две пирамиды из кочанов капусты. Пирамиды получились высокие и стройные, прохожие обязательно заметят их, особенно, когда между ними будет стоять он, в своем красивом фартуке. Оглядев с любовью, еще раз, две пирамиды выстроенных перед заборчиком, ограждающий его территорию дома, он развернулся и пошел за фартуком, тем самым, что подарила ему мама на день рождение.

Дверь за Паком закрылась, и в этот же момент раздался грохот металла - из переулка выкатился Жерк, скользя по каменной мостовой, высекая искры своими железными сапогами. Он остановился, врезавшись в телегу, и побежал дальше и... о, какая удача! Впереди была развилка, дорога расходилась влево вниз и вправо вверх, а разделял их дом с небольшим заборчиком, за которым высились две пирамиды капусты. Жерк с легкостью перепрыгнул через забор и приземлился на землю, толкнув пирамиды так, чтобы они упали на него. Кочаны, покачнулись и засыпали его с ног до головы, снаружи осталась только часть шлема с забралом, чтоб можно было подглядывать. Жерк притих и стал наблюдать, как навстречу ему бегут охранники, добежали до развилки и, не тормозя, побежали влево. Жерк хотел уже вылезать, но вдруг снова раздался грохот доспех - неужели возвращаются? После недолгого выжидания, на улицу, где прятался Жерк, выскочил еще один охранник, весь грязный и орет как псих, да еще и стучит себя по шлему кулаками.

-- Убью! Убью! Убью! - свирепо и истерично ревел охранник, пробегая мимо кочанов капусты. - Всех убью!

Но теперь-то точно чисто... или нет? Там, впереди опять гремит металл. Да что они так тянутся?! Ноги уже затекать начали, а эти болваны бегут и бегут. О, неужели это сам капитан охраны, надо же, какие люди!

Капитан выбежал из переулка, еле передвигая ногами, тяжело дыша и держась за сердце. Доковыляв до развилки и остановившись у забора, он уперся одной рукой об кочан капусты, и начал жадно хватать ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Сегодня он не в форме. Приподняв забрало и, смахнув пот с лица, капитан стал оглядываться. На улицах никого, а звон доспех охранников, становился все тише, от чего капитан поморщился, ведь ему предстояло их догнать. Если не поймать этого здоровяка напавшего на посла, то шкуру сдерут с начальства тех идиотов, что гонятся всего за одним человеком, то есть с начальника охраны. Недовольно покачав головой, и опустив ее, чертыхаясь на пульсацию в висках, и вялость в ногах, начальник охраны закрыл глаза. Хорошо хоть, что тут есть эта капустка, на нее можно опереться и не упасть, думал капитан, оглядывая капусту. Кочаном, на который опирался капитан, на самом деле был шлем Жерк, и капитан это заметил, уж больно кочан был твердый, да и выступы на нем какие-то непонятные. Капитан медленно посмотрел на капусту и чуть не подпрыгнул, когда разглядел среди кочанов забрало, а за ним два глаза смотревшие на него.

-- Охра... - открыл, было, рот капитан, но Жерк тут же выскочил из капусты, как подснежник из-под снега и, схватив капитана за шею, притянул к себе, как тряпичную куклу и заткнул рот.

-- Ну, чего орешь-то? - беспокойно спросил его Жерк, воровато оглядываясь по сторонам, нет ли свидетелей.

Попытки капитана вырваться из медвежьей хватки Жерка не дали никаких результатов, даже, когда тот вылезал из своей засады. Выбравшись из капусты, Жерк еще раз оглянулся и, убедившись, что никого по-прежнему нет, ударил капитан по шлему, ну не оставлять же его тут, еще орать начнет. Шлем погнулся, а глаза капитана закрутились в разные стороны, и он стал раскачиваться на ногах, как пьяный после веселой гулянки. Чтоб не оставлять его в таком виде, Жерк взял капитана за плечи, как того мальчика, и также перевернув вниз головой, воткнул в капусту, оставив с наружи торчать только ноги. После этого он развернулся и побежал вправо, вверх, подальше от этой назойливой охраны.

Открылась дверь дома на развилке, и на улицу вышел Пак. Держа в руке свой фартук, он напевая себе под нос какую-то веселую песенку. Но, заметив капусту, он замер. Медленно подойдя к завалу, он разглядел доспехи и услышал протяжный стон.

-- Ах ты, скотина! - закричал Пак. - Чтоб тебе всю жизнь нести пост под проливным дождем! Чтоб твои доспехи проржавели настолько, что ты не смог их снять! Урод...

-- Шо? Я...я не понял, кто это?... - из капусты показался помятый шлем капитана, но Пак его тут же узнал, заткнулся и начал помогать капитану, подняться на ноги.

-- Ну, разве не здорово, что у вас на пути оказалась моя капустка? - приговаривал Пак, кряхтя от усердия. - Смотрите, как упали, аж шлем помяли, а если бы не моя капустка?...

Капитан потянул руку к Паку, и что-то хотел сказать, но, не дотянувшись, обмяк и упал, снова распластавшись на капусте.

-- Эй, капитан, вы меня слышите? - Пак наклонился и заглянул под шлем, капитан был в отключке. - Месье капитан?

Пак посмотрел по сторонам, никого, кто мог бы помочь или что-либо рассказать. И тогда Пак, насвистывая и засунув руки в карман, как бы, между прочим, спихнул ногой капитана с капусты. Тот, громыхая доспехами, свалился на мостовую и продолжил там валяться без чувств, а Пак, напевая веселую песенку, принялся заново выстраивать свои пирамиды из капусты.


Жерк бежал без усталости, это уже само собой разумеется, когда ведешь такую жизнь как Жерк, да и к тому же, он у нас рыцарь, как ни как, хоть и без привилегий. Но те, кто за ним гонится тоже не из простых смертных. Их натаскали на бег, по случаю их работы - гоняются за бандитами и ворами по всему городу круглые сутки. Одно радовало, это была пешая охрана, а то, если бы на конях, то давно уже его упарили, догнали и напинали бы филейную часть. Но эти тоже не отстают, бегут толпой, чуть ли не в ногу, машут руками и ругаются, а ведь минуту назад их не было видно. Как они вышли на него? Наверняка какой-нибудь "стукач", сидит, где-нибудь на верхней крыше и "стучит" охране на всех без разбору. А порядочные люди, вроде Жерка, страдают, то есть потеют.

-- Хорьки позорные! - крикнул Жерк и остановился у двухколесной телеги.

Телега пригодится, не все же ей навоз возить. Жерк схватил телегу, оторвал ее от земли и стал вращаться вместе с ней. А рядом, подпирая плечом стену кабака, поедая яблоко, стоял тощий парень, в зеленом жилете и с довольно яркой рыжей шевелюрой. Стоял спокойно, даже когда Жерк добежал до него и крикнул про хорьков, это не новость, тут всегда за кем-нибудь гонятся и выражаются, куда хлещи, чем этот толстый неудачник. Это были мысли этого скучающего парня, пока он не увидел, как Жерк стал раскручиваться, держа телегу перед собой. Рыжий отлип от стены и с открытым ртом уставился на Жерка, а потом вдруг закрыл рот обратно, и посмотрел на вращающегося толстяка уже оценивающим взглядом, словно, что-то прикидывая...


Так, прошу опять минутку внимания. Вот тебе пряник, то есть тому, кто подумал, что этот тощий парень второй герой нашей истории, а если нет то фиг вам. Смотрите, даю пряник и не спрашиваю фамилию! Ха, ну как, а?! Не спрашиваю фамилию, ха-ха!!... Что? Ну, анекдот такой про немцев и Сусанина, что не слышали?.. Совсем? Даже... То есть... Э-э, ладно, видать, не быть мне юмористом, эх, мама расстроится. Все, замолкаю и продолжаю... Хотя нет, подождите, док утверждает, что я халтурю, говорит, что я говорил, будто в этой истории один герой, а теперь уже два. Ничего подобного, все правильно, я так и задумывал, сюрприз сделал, разве он не приятный?... Док, вы ни чего не понимаете в литературе, сидите и переводите. Ух, я этому доку, пусть только отвернется... Что? Нет, я ничего не говорил, вам показалось. Вот пиявка, шпион какой-то... Мне надо успокоиться, давайте вернемся к делу.


Раскрутив телегу, насколько это было возможно, Жерк отпустил ее, и она, рассекая воздух и разбрасывая свое содержимое, полетела по улице. Охрана, бежавшая за Жерком, яростно крича и махая руками, заткнулась и замерла, как по команде, когда увидели летающую телегу. Когда телега пролетела большую часть своего пути, до охраны только тогда дошло, что она летит прямо на них. Жуть и паника! Они попыталась разбежаться в разные стороны, но в этой неразберихе они еще плотнее сбились в кучу, и в последний момент, когда стало ясно, что уже не спастись, они дружно обнялись, и закричали во все глотки. Телега врезалась в охрану, издав оглушительный лязг, грохот и скрежет доспех, и потащила их по каменной мостовой. А в тот момент, когда телега собрала всех охранников, и продолжила лететь дальше, из-за угла показался еще один рыцарь, да, тот самый, что весь грязный и злой как черт, разбуженный средь белого дня. Выскочил он не очень удачно, да я подозреваю, ему вообще сегодня не везет. Выскочил и замер, забыв обо всем, что собирался предъявить всем и каждому в отдельности, ну еще бы, тут и не такое забудешь, когда на тебя, выбивая искру, несется нечто большое, металлическое, да и воняет еще навозом.

- Мама, - только и успел сказать грязный охранник, как в него врезалась вся эта куча и впечатала в стену. Дом содрогнулся, телега разлетелась, щепки и навозом забросало всю доступную территорию, и куча охранников, вдавленных в стену, отлипли от нее, рухнули на землю, освободив придавленного, грязного рыцаря. Он свалился на общую кучу и простонал, но уже жалостливее и хрипло, - мамочки.

- Есть! - вскинул руки Жерк и начал медленно поворачиваться, размахивая руками, приветствуя невидимых зрителей, и купаясь в невидимых овациях. - Да, да спасибо! Я к вашим услугам! Я тут до четверга...

Он повернулся и его взгляд наткнулся на парня, что стоял у кабака и внимательно его разглядывал. Жерк медленно опустил руки, пару раз пожал плечами, словно разминается, потом повернулся, не спуская глаз с рыжего парня, и побежал дальше. Но не успел Жерк набрать скорость, как он услышал:

- Эй, пузатый, постой! - рядом с Жерком, показался тот самый рыжий парень. - У меня есть к тебе предложение.

Жерк, понимая, что охрана уже не в состоянии его преследовать, на данный момент, а значит, у него есть время, чтобы разобраться с этим тощим, осмелившегося посягнуть на его габариты, решил остановиться. Он выкинул ногу вперед и стал тормозить пяткой, упираясь ею в мостовую. Остановившись, он упер руки в бока и навис над парнем, сверля его взглядом, но тот и бровью не повел, даже подошел еще ближе и, наклонившись вперед к Жерку, перешел на заговорческий шепот, поглядывая куда-то в сторону.

- Послушай, у меня тут есть одна идейка, толстопузенький ты мой, - подмигивал парень, не обращая внимания на то, как Жерк краснеет и скрипит зубами. - Мы можем неплохо подзаработать, да так, что не только нам хватит, но и нашим внукам останется. Что скажешь, хочешь денежку, пузатенький?

- Хочу, - кивал Жерк, а в глазах сияло безумие, еще бы косые тени на лицо, и точно вылитый маньяк был бы. - Хочу тебе волосы вырвать, и начать хочу с подмышек!

- Да? - искренне удивился парень, даже не подозревая, с чего вдруг у этого здоровяка возникло такое желание. - Ты это брось, я тебе дело предлагаю, а ты руками машешь.

- Слушай, махал бы ты отсюда своими тощими лаптями, пока я тебе их не выкрутил в другую сторону.

- Во, это то, что надо! - воскликнул парень, и снова наклонился к Жерку. - Мы будем с тобой богатыми как короли, соображаешь, пончикообразный?

- Я гляжу ты совсем тупой, да? - Жерк схватил парня за шкирку и оторвал от земли. - Еще раз назовешь меня пузатым или чем-то подобным, я тебе, тощий, ногти откушу по самые плечи.

- Да ладно тебе, чего ты тык кипятишься? На кону такие барыши, а ты о своей талии беспокоишься.

Жерк отпустил парня и задумался. Деньги они и в аду деньги, ими так просто не раскидываются, и их всегда не хватает, тем более сейчас, а лишними они и подавно не бывают. Но с другой стороны, деньги так просто тебе никто не даст, а этот тощий не похож на того, кто любит работать. Наверняка у того на уме что-то грязное и подлое, типа продажа хозяину его же скота. Что ж, это вполне подойдет, во всяком случаи, Жерк решил послушать этого парня, а потом уже ноги ему кренделем завязывать.

- Выкладывай, что там у тебя? - грозным голосом спросил Жерк и нахмурился, будто его это не сильно волнует.

- Не, так не пойдет, - отмахнулся тощий, - что я, по-твоему, совсем дурак?

- Ну, - протянул Жерк, поглаживая рукой подбородок, в размышлении на очевидный вопрос, но высказать это вслух не успел.

- Знаю я вас толстых, спите и видите, как ограбить сирот вроде меня. Я тебе ничего не скажу.

Подняв брови, Жерк стал прикидывать - либо этот город объявлен городом идиотов, либо, он еще не проснулся и видит дурацкий сон. Что за глупость, предлагать дело и тут же отказываться давать какие-либо подробности? Жерк пожал плечами и развернулся, чтобы уйти.

- Правильно, - услышал он за спиной, - сейчас расходимся, а к обеду встретимся за городскими воротами, нам предстоит не близкий путь. За это время мы обсудим все подробности нашей сделки.

Жерк повернулся, чтобы послать этого парня куда подальше, но того уже не было. Куда он интересно пошел, да еще так быстро? Жерк посмотрел по сторонам, но никого не увидел, даже прохожих не было, должно быть побежали смотреть на местное чудо, точнее на вонючих охранников. Туда им и дорога, но объяснений по поводу получения больших доходов он все же не получил, и посему Жерк развернулся и пошел дальше, решив не обращать на это внимания, предположив, что этот тощий псих. А с психами имеют дело только психи.

Солнце поднялось над городом и стало припекать даже тех, кто ходил в обычной одежде, а если ты в доспехах и того хуже, сваришься в крутую и глазом моргнуть не успеешь. Поэтому все, кто в железных костюмах, предпочитают отсиживать это время в тавернах или где-нибудь в тени. Охране с этим делом особо не повезло, им нельзя прятаться в тени, поэтому стоят или ходят бедненькие под солнцем, потеют, высматривая нарушителя. Жерку же это было на руку, в такую жару за ним бегать никто не будет, мало найдется таких желающих, даже по приказу самого короля. Но жара и его не пощадила, температура внутри доспехов поднимается с невероятной скоростью, а чтобы охладиться, в какой-нибудь забегаловке, у него денег нет, поэтому он отправился к себе в комнату, которую он снял, прибыв в этот город. Хозяин, по великому счастью, еще не знает, что за жилье уже платить нечем.



По мере того как солнце поднималось, людей на улице становилось все меньше, некоторые лавки закрывались на обед и продавцы, вместе с покупателями, расходились по домам. Жерк изнывал от жары, как оказалось, его загнали далеко от постоялого двора, и пока он до него добрался, с него сошел десятый пот, а во рту пересохло настолько, что начало жечь горло.

Но все плохое рано или поздно кончается, (правда, есть вероятность, что все может станет еще хуже) Жерк добрался до нужной улицы и почувствовал прилив сил. Поприветствовав хозяина ночлежки, Жерк поспешил на второй этаж. Поднявшись по лестнице, он открыл дверь своей комнаты и тут же кинулся к столу, где стояла вода. Поднял кружку с водой, открыл рот и в этот момент получил удар по голове. Хорошо, что на голове шлем, иначе точно она гудела бы весь оставшийся день, хотя звон все же был, но в ушах. Жерк покачнулся и кружка выпала из рук, расплескав драгоценную воду по грязному полу. В глазах все раздвоилось, но он смог развернуть и посмотреть, кто это столь нагло сообщает о своем приходе.

-- Вы? - ужаснулся Жерк, когда его взгляд, наконец, сфокусировался на присутствующих. От этих гостей он даже забыл о жажде. - Но как..., то есть, откуда..., я же... он там..., а я...

-- Закончил? - вежливо спросил огромный рыцарь в синем плаще и с серебряным гербом на всю грудь.

-- Да, - обречено ответил Жерк, и опустил голову.

Этот человек, который стоял перед Жерком и делал вид, что он очень дружелюбный, был из элитных наемников, и он брал за свои услуги не малые деньги. Но и работу он выполнял свою безотказно, наказывая всех, кого ему заказывали, без исключения. Рядом с ним стояли чуть меньше ростом, но гораздо шире в плечах, еще двое рыцарей, они тупо заржали, видя, как Жерк запинается.

-- Это хорошо, что ты нас помнишь, - рыцарь прошел по комнате, осматривая обстановку. - Жерк, неужели ты думал, что сможешь провернуть свои грязные делишки и скрыться?

-- Ну, раньше получалось, - криво улыбнулся Жерк и тут же сник, когда рыцарь метнул в его сторону недобрый взгляд.

Да, эти парни пришли не для того, чтобы попить чайку. Пару месяцев назад Жерк был проездом в одном городе, Рагнаре, а поскольку есть хочется каждый день, особенно когда нет денег, и ни кто не хочет дать тебе работу, то приходится идти на крайности. Крайностями, Жерк называл, очистка карманов зажиточных богачей, он как Робин Гуд, крадет у богатых и отдает себе, бедному. Тогда ему посчастливилось, и он неплохо поживился, но мужик, видать, попался злопамятным, и теперь у Жерка возникли три огромные проблемы - они стояли напротив него и недобро улыбались. Справиться с ними не так просто, но вполне возможно, только какой толк? Из города ему сейчас не выбраться, его наверняка ждут у каждых ворот из-за утрешнего передела, да и потом, на место этих бугаев придут новые и уже не будут такими добрыми. Можно сказать ему еще повезло. Если это так можно назвать.

-- У тебя три недели, чтобы вернуть то, что ты взял. С процентами, разумеется, а именно, в пятикратном размере, - вежливо улыбнулся рыцарь в плаще, после чего подошел ближе и качнул носком, валяющуюся на полу, кружку. - Ты ведь нас знаешь. Мы тебя найдем, в этом можешь не сомневаться, и отрежем тебе обе руки и одну ногу.

-- Одну ногу? - удивился Жерк.

-- Да, - поджал нижнюю губу рыцарь, и на миг задумался, - мы же не звери, в конце-то концов.

Двое рыцарей у двери засмеялись, Жерк посмотрел на свои ноги. А зачем ему одна нога?

-- Три недели, - повторил наемник, и прошел к двери, открыл ее и повернулся к Жерку. - Я бы, на твоем месте, пошел грабить короля.

Гости ушли, и Жерк остался стоять один посреди маленькой комнаты. Думая о том, что попал он по самое не хочу, и выбраться из этого будет далеко не просто. Но ему приходилось выпутываться и не из таких передряг, да и к тому же, одна нога это лучше чем ничего. Жерк нервно хихикнув, почесал соображалку, прикидывая, что он имеет на данный момент, и что ему надо делать. А что тут делать? Бежать надо, как можно дальше и как можно быстрее, без оглядки и кричать, что тебя хотят побить. Нет, кричать, пожалуй, это лишнее, но из города надо выбираться, и как можно скорей.

Жерк подошел к кровати и сдернул с нее замызганную и потертую простыню, достал ножик, проделал в середине дыру, снял шлем, и натянул простыню на себя через голову. После чего взял веревку и подвязал ее пониже талии, так он стал походить на монаха, причем умственно отсталого, который провел ни одну ночь в свинарнике, в качестве свиньи, или что-то в этом роде, но так будет шанс выйти из города и встретиться с тем психом, что предлагал приличный заработок. Это был план на данный момент, но если этот рыжий ничего дельного не предложит, то тогда и впрямь самое время грабить короля. Неужели опять придется это делать? Ему точно скоро нигде не будут рады.

-- Одна нога, - ворчал Жерк, пытаясь осмотреть свое одеяние со всех сторон, - и на кой мне одна нога?

После осмотра и решения, что лучше уже не будет, а так же категорический отказ от бритья макушки, для достоверности, Жерк собрал в походную сумку остатки своих вещей. Свернул залежалую еду, закупорил бутылку, где было немного выпивки, а сверху засунул шлем и перчатки. Без шлема его никто не видел во время погони, так что шансы на благополучное прохождение через ворота увеличиваются.

Жерк, путаясь в своем одеянии - простыни спустился вниз, где окрестил привязавшегося мужика, с просьбой осветить его путь, все его начинания и отпустить какие-то еще грехи, вышел на улицу. Солнце перешло зенит, а значит, люди скоро вылезут на улицы и займутся оставленными, до послеобеденного времени, вещами и проблемами. Надо поспешить.

Жерк шел спокойно, стараясь не привлекать много внимания, но у него это не получалось. Доспехи, что были на нем, как вы помните, не из новых, и при каждом шаге они издавали скрип, а это не могло не привлечь любопытные взгляды. Пришлось перейти на мелкие шашки, что выглядело смешно, но зато скрип был почти не слышан. А чем ближе он подходил к воротам из города, тем больше становилось народу и телег, а они скрипели по громче, чем он, даже когда бежит.

Охрана у ворот вялая и сонная, внимания ни на кого не обращает, стоят на ногах только потому, что опираются на копья. Видать уже приняли на грудь, и теперь им все равно, кто тут проходит, что проносит и, что выносит. Жерк, опустив голову пониже, пошел мерным шагом, стараясь не выделяться в толпе. Но это легко сказать, особенно если ты одет в простыню не первой свежести.

-- Счастливого, ик! пути вам, святой отец.

-- А? - Жерк поднял голову и увидел сияющие глаза стражника, тот стоял на ногах, слегка раскачиваясь. - Да, да, спасибо. И тебе всего хорошего, - и понизив голос, добавил, - идиота кусок.

-- Вы что-то сказали, ик? - нахмурился стражник, моргая поочередно глазами.

-- Я? - поднял брови Жерк, - нет, ничего, - и опять, - идиот.

-- Что-то у меня, ик, со слухом, - стражник поковырялся пальцем в ухе, его даже не смутило, что палец в железной перчатке, чуть меньше самого уха, - на нас сеходня весь день орут, и орут, ик, требую поймать какого-то толстогог придурка. Он выбил все зубы послу Ирбусу. Хе, так ему и надо, свинье.

-- А, да, я слышал об этом, - сочувственно сказал Жерк, придерживая свой некачественный балахон священника, уж слишком сильно он развивался на ветру. - Надеюсь, вы его поймаете и накажете. - Жерк пошел дальше, а стражник довольно улыбаясь, провожал его взглядом. Жерк покачал головой. - Идиот.

-- Не, мне надо к лекарю, - выпрямился стражник, - ик, слух совсем расстроился.

Вот с такой легкостью Жерку удалось покинуть город, в котором его разыскивали за зверское преступление - это я о выбитых зубах посла. Толи охрана по шее мало получила, толи посол был не столь важным, а может еще чего. В общем, выбрался и ладно.

Выйдя за ворота, Жерк стал оглядывать в поисках того, с кем должен был встретиться. Людей было много, кто из города, а кто наоборот шел к воротам, везя за собой тележки с товарами, да со своими пожитками, но среди них не было видно того тощего...

-- Эй, толстый, - послышался крик, - давай сюда!

Жерк втянул голову в плечи и зарычал, после чего медленно повернулся на голос. Это был тот, кого он искал, парень стоял недалеко от дороги и махал рукой, призывая его к себе. Поведя плечами назад, и прохрустев костями, Жерк направился к нему.

-- Ты чего так долго, я уж было начал думать, что ты передумал.

-- Я и не давал согласия, - рыча, ответил Жерк, - до этого момента.

-- Ну, это не важно, - махнул парень рукой, - пошли, у нас не близкий путь.

-- Пошли, отчего же не пойти. Только куда это? И что это за кляча с тобой?

Рядом с тощим стоял тележка, чуть больше той, которую Жерк метнул сегодня утром в рыцарей. Телега выглядела более менее прилично, но вот лошадь, запряжена в ней, оставляла желать лучшего.

-- Это осел или высушенная собака? - усмехнулся Жерк. - Куда ты с ней собрался?

-- Хозяин утверждал, что это лошадь, - пожал плечами парень, оглядывая лошадь, словно и сам засомневался в своих словах. - Это все, что я смог себе позволить, так что не придирайся. Лучше залазь, и поехали.

Парень залез в телегу, взял поводья в руки и выжидающе уставился на Жерка. Тот постоял секунду, осмотрел картину "парень на телеге", подумал о том, что одна нога это плохо, и, вздохнув, залез в телегу.

-- Вот и славненько, - довольно улыбнулся парень и дернул поводья. Лошадь покачнулось, сделала шаг, оставив в земле борозду от копыт, но телега не сдвинулась, сделала другой - результат был тот же. Рот парня растянулся в улыбке. - Ей просто надо разогнаться, а потом не остановишь.

-- Ну, ну, - кивнул Жерк

Лошадь, наконец, сдвинулась с места, оставив позади глубокие ямы от пробуксовки, и они, выехав на дорогу, тронулись в путь.

-- Итак, куда же мы едем?

-- Сначала, ты расскажи, почему ты решил со мной поехать, а потом уже я посмотрю, рассказывать тебе или нет.

-- Мда, - протянул Жерк, обреченный на общение с идиотом. - В общем, есть у меня мечта детства, хочу домик купить загородом, чтоб был перед ним белый заборчик и зеленная травка, а позади небольшой огородик, где я буду проводить все свои дни, радуясь жизни и выращивать помидоры. Люблю помидоры, знаешь ли. Но вот денег на мечту нет, но теперь, когда я рядом с тобой, сердце так и колотиться от перевозбуждения, понимая, что вот-вот исполниться моя мечта.

-- О, как интересно, - восхитился парень. Хлестнул лошадь для пущей скорости, и, поглядев в сторону, сказал. - Ну, а все-таки?

-- Эх, - вздохнул Жерк, - долг у меня, и плевать бы на него, как на все другие, но в это раз дело серьезное, обещают руки отрезать и одну ногу.

-- А почему одну?

-- Говоря, что они не совсем звери.

-- Хорошие ребята, - понимающе покивал парень, - повезло тебе с ними, можно сказать. И это уже больше походит на правду, пухленький ты мой.

-- Меня зовут Жерк, а ты, еще раз, что-нибудь скажешь о моем весе, и услышишь, как хрустят твои кости.

-- Жерк? А я Курт.

-- Ну и плевать, тощий.

Курт рассмеялся, и Жерк тоже улыбнулся, но, вспомнив, что он так и не знает, куда они едут, тут же стер улыбку с лица и снов задал это вопрос.

-- Мы едем к Скалистому Замку, - спокойно ответил Курт.

-- Что-о-о?!!! - Жерк даже подпрыгнул, сидя на своем месте. - Да ты что, совсем псих очумелый, там же дракон!

-- Так я что, не рассказал свой замысел?

-- Курт, ты говори, говори, но не заговаривайся, я что, по-твоему, совсем идиот, или ты болеешь потерей памяти?

-- Все у меня в порядке, - отмахнулся Курт, - слушай сюда. Мы с тобой, пойдем грабить драконов.

Настала минута молчания. Курт правил, потягивая поводья, Жерк сидел, уставившись куда-то вдаль, толи, задумавшись, толи в шоке. После минутного молчание, Жерк повернул голову, словно на шарнирах, растянул рот в улыбке умственоотсталого и проговорил:

-- Грабить? Драконов? Ты и я, да? - произносил он слова раздельно, а паузы между предложениями были еще длиннее. - Тебя часто роняли в детстве? - и тут же сделав серьезное лицо, резко сказал. - Останови, я выйду.

Не дожидаясь остановки, Жерк развернулся и спустил ногу, пытаясь достать до земли, а там совсем спрыгнуть и идти искать ближайшего короля.

-- Да послушай ты, - затараторил Курт, - план просто гениальный, и практически никакого риска, для тебя, я все беру на себя.

-- Ты что, - Жерк замер с опущенной ногой, - будешь подставлять свою задницу под пламя дракона, закрывая меня?

-- Не совсем. Я буду его отвлекать, дразнить, кидаться, в общем, буду делать так, чтобы он гонялся за мной, в то время как ты будешь набивать мешки золотом, понимаешь?

Жерк забрался обратно, чтобы посмотреть содержимое телеги, там стояла небольшая сумка с припасами еды и большая куча мешков.

-- Это что же, смерти захотел экзотической?

-- Им меня не взять, я слишком быстр для этого, - гордо выпятил грудь Курт. - Но моя прыткость ни что, если некому воровать, пока я отвлекаю. Так что ты, со своей силой, чтобы ворочать мешки, нужен мне, а я нужен тебе, чтобы у тебя было на это время. Что скажешь? - Курт поднял брови и уставился на Жерка. - Конечно, если тебе больше по вкусу одна нога, то, пожалуйста, могу остановить телегу, и ты пойдешь обратно.

-- Я привык к своим ногам, - хмуро ответил Жерк.

-- Ну и прекрасно, - Курт просветлел. - Только так, мы делим добычу один к четырем.

-- Что?! - голос у Жерка перешел на писк.

-- А ты чего хотел? Рисковать-то буду я, а ты только и будешь сидеть, сгребая добро в мешки, скажи спасибо, что я хотя бы столько предлагаю.

-- Спасибо, - скривил рожу Жерк, - все вы сироты жмоты. Если бы не мои ноги, черта с два я бы на такое пошел.

Жерк был от этого не в восторге, но выбор у него не большой, ему такой долг припасали, что у него возникло подозрение, что его хотят оставить калекой, да так, чтоб все это выглядело официально. И чего они так на него ополчились, взял то всего ничего, по меркам зажиточных, к тому же, те наемники, что его нашли, за свою работу берут, куда больше. В чем резон, если знают, что ему такой долг не вернуть? Или они и вправду думают, что он сможет ограбить короля и все вернуть, тем самым, нажившись на нем? Эх, слава грабителя, кем он не является, никогда не приносит пользы.

Путешествие выдалось и впрямь затянувшимся, но за это время Жерк с Куртом не нашли общего языка. Курт по-прежнему называл его толстым, а Жерк в свою очередь в ответ обзывал того тощим. А с едой вообще была беда. Курт, как оказалось, ел не меньше чем Жерк, что не могло сказаться на их путешествии, еды-то было всего ничего, и поэтому им пришлось идти на грязное дело. По ночам лазили в огороды и воровали все, что плохо привязано. Жерк настаивал на том, чтобы лазить только к тем, кто от этого не пострадает, то есть к богатым, на что Курт не возражал, говоря, что у бедных все равно брать нечего. Пару раз им приходилось спасаться бегством, от разъяренной толпы жителей очередной деревни, где их опознали как ночных огородников, но все обходилось без травм, благодаря доспехам Жерка. Ух, деревенщина, а вилы метают как заправские вояки, вся спина на доспехах Жерка, была вмятинах и царапинах, но, как я уже сказал, никто не пострадал - спиной Жерк прикрывал согнувшегося и бежавшего перед ним Курта, тот держал в охапке украденное, и еще умудрялся обзывать тех, кто за ними гнался.

Одним словом, еще до того как им удалось добраться до Скалистого Замка, они прошли через столько приключений и погонь, что этого хватило бы не на один вечер, для рассказов своим внукам сидя у камина. Но их приключения только начались, в отличие от их путешествия к Скалистому замку.


Пока у нас есть время, давайте поговорим о Курте. Этот человек занимательная личность, но рассказывать его жизнь с самого начала, так же, думаю, не стоит. Расскажу главное. В жизни Курт, как и Жерк, промышлял грязными делишками. Но в отличие от Жерка, Курт не определял себе жертву по зажиточности, его это не волновало, бедняк перед ним или богач, главное чтоб у того была наличность. По большей части, он занимался карманными кражами, но все же, как бы то там не было, он предпочитал богатых клиентов, потому что, как он любит говорить: "У бедных все равно нечего брать". Но посудите сами, если по рынку идет большое "пузо", как он называл богачей, на плечах которого удобно расположилась голова и роскошный халат, ведь же грех будет упустить такой шанс, как помочь ему скинуть немного веса, путем удаления кошелька? Да и "пузо" не пострадает, решит, что опять кошелек потерялся в складках его одежды и забудет о нем. Но такая жизнь, где Курт был вором, и ему частенько приходилось бегать, чтоб его не посадили, и не пообрубали руки по самые колени ему не нравилось. Воровство не давало всех тех богатств, о которых он мечтал, и жаждал получить, причем не в старости, а сейчас, когда есть время этими богатствами воспользоваться и наслаждаться. Он знал, что мелкое воровство никогда не даст ему всего этого, даже не смотря на его огромный талант вора и его способности быстро и ловко убегать от погонь.

И вот однажды, когда в таверне один рыцарь рассказывал, как он ходил на дракона, а Курт во время этого рассказа, срезал у зевак кошельки, услышал о несметных сокровищах, что пылятся у драконов. Он и раньше о них знал, но не придавал этому значения, принимая это как должное, но в тот день его осенило. Курт даже присел на скамейку и стал слушать этого рыцаря, а тот рассказывал, как он встретился с мерзким, лохматым и...

- Крылатым, - добавил тогда Курт, за что получил чистосердечно спасибо от этого рыцаря.

Дополнив свою историю словом "крылатым", рыцарь рассказал, как он доблестно посылал своих верных оруженосцев и помощников на дракона и как он смело бежал, когда никого уже не осталось в живых, но при этом он успел заметить, сколько было золота у дракона. Много! Вот как он сказал. Ему аплодировали стоя, как местному герою, а Курт в глубокой задумчивости, по привычки, срезал у рассказчика кошелек и вышел на улицу. Эта идея с большими сокровищами, которые охраняет всего лишь один дракон, очень его захватило. Он размышлял над этим целыми днями, он ни о чем больше не мог думать, пытаясь придумать, как же так сделать, чтобы и дракона не трогать, потому что с ним все равно не справиться, и золото набрать как можно больше. И в тот день, когда он увидел Жерка, с легкостью поднявшего тяжелую телегу его в очередной раз осенило. Перед его мысленным взором возник этот толстяк, который с легкостью таскает мешки, в то время как Курт отвлекает хозяина этих сокровищ.

Что было дальше, вы уже знаете, но выйдет ли у них из этой затеи, что-нибудь, пока не известно. Время покажет.


Нет, док, так не честно, тут и дура..., то есть я хочу сказать, любому станет понятно, что у них все получиться, иначе и истории же не было! Разве нет? А чего тогда мы так мысль загадочно закручиваем: "...пока не известно". Мне аж стыдно за себя... Что? Думаете, что все может пойти не так как планируется или выглядеть?... История может пойти совсем не потому руслу?... Ну, это же смешно, док. Вы сами-то в это верите?... Мда, и зачем я спросил?... Помолчите, я своих мыслей не слышу, а за одно и вашего перевода. Переводите уже, только сидя... И хватить бормотать себе под нос, я все слышу. Все, занимаемся делом. Вон, там уже, кажется, что-то интересное наклевывается.


...На горизонте, когда за ним начало скрываться солнце, появилась огромная скала, и в ее очертании, ближе к вершине, виднелись выступающие стены замка. Кто-то придумал построить замок прямо внутри скалы, а чтобы все видели, что это замок, некоторые его стены, окна и башни были выстроены снаружи. Выглядело это впечатляюще, этот замок привлекал много народу и тут, когда-то, очень давно, был процветающий город, но с тех пор, как это место приглядел дракон, вокруг, намного километров, раскинулась пустыня с редкими кустарниками и мелкими деревцами, и ни одной живой души.

Не прошло и часу, как они остановили телегу недалеко у скалы и замерли, запрокинув головы вверх. Но смотрели не долго, они ведь пришли не на чудеса архитектуры смотреть, а делом заниматься, точнее, воровать, и с этим мешкать не стоит. Курт с Жерком спустились на землю, подошли к основанию отвесной скалы, и теперь уже со смыслом задрали голову - надо было найти вход в замок. Высоко вверху, где начиналась стена замка, выложенная из камня, в сгущающихся сумерках, виднелся огонек небольшого окошка. Искать парадный вход нет смысла, если только нет желания сразу попасть в пасть к дракону, ну или хотя бы собрать обгорелые доспехи тех, кто был тут раньше, желая победить дракона и прославиться.

-- Сможешь закинуть? - Курт вернулся к телеге, и стал в ней копаться, поглядывал то вверх, то на веревки, лежащие огромной кучей в телеге, прикидывая, какая будет впору.

-- Сейчас проверим, - Жерк хрустнул шее, и начал вращать руками, разминаясь.

Окошко, мерцающее желтым светом, было высоко, но не настолько, чтобы не попытаться. Жерк взял веревку, с привязанной на конце увесистой трехпалой "кошкой", еще раз взглянул на окошко и, раскрутив ее посильнее, швырнул вверх. Крюк, со свистом рассекая воздух, взмыл вверх, и Жерк с Куртом открыв рты, замерли, всматриваясь в темень, наблюдая полет крюка. Настали секунды ожидания в полной тишине. Тишина. Тишина.

-- ДЕЛАЙ НОГИ!!! - заорал Курт и бросился в сторону.

Жерк бросил конец веревки и с криком "О-ё!" побежал, что было сил! "Кошка", долетев до своего предельного потолка высоты, устремилась вниз, а из них двоих, никто не хотел получить такой штукой по голове. Железяка шмякнулась на землю, подняв облачко желтой пыли в полной тишине и одиночестве. Жерк чуть покраснев - он слишком далеко убежал - зашагал к месту падения. "Кошка" проделал довольно глубокую вмятину, и Жерку пришлось дернуть ее, чтобы вытащить из ямы. После этого посмотрел в сторону Курта, тот, прячась пол телегой, показал жестом, что он лучше полежит пока на месте, подальше от него, а он пусть продолжает. Жерк крякну, и снова раскрутив цеплялку, как ее называет Курт, швырнул вверх. На секунду замер, проследил ее путь, а когда она долетела до окошка, его глаза округлились, сначала в надежде, потом в панике и он побежал в сторону, а Курт кричал во все горло.

-- Беги быстрей! Быстрей толстый, она же тебя убьет!

Так он кричал еще раз пять, пока в очередной раз Жерк, уже не в состоянии бегать, просто отпрыгнул в сторону и, проехавшись пузом по земле, поднимая пыль, закрыл руками голову. Курт кричал, надрывая горло, чтоб он тащил свою толстую задницу подальше от места падения, а то в следующий раз ему может так не повезти, и цепляка упадет не между ног, как сейчас, а на спину или чуть ниже, что будет забавнее.

-- Курт, - Жерк убрал руки с головы, сплюнул пыль и недовольно посмотрел на орущего в укрытии мозготрепа, - сделай доброе дело, заткнись, а?

Курт деловито пожал плечами и уперся на колесо телеги, продолжая наблюдать за попытками Жерка закинуть "кошку" в окно. Жерк встал, стряхнул с себя песок, и выдернул цеплялку из земли. Он уже был порядком взбешен, на этот раз он даже не раскручивал ее, и даже не целясь, закричал и метнул "кошку" вверх, а сам был готов уже бежать в сторону. Но цеплялка, на его удивление, долетела, ударилась о край окна, и запрыгнула внутрь. Жерк, подняв брови и с открытым ртом, стоял не шевелясь, соображая, как это у него так вышло. Позади, победоносно закричал Курт. Он выбежал вперед и, схватив веревку, стал ее дергать, проверяя, насколько крепко она зацепилась.

-- Здорово, я знал, что ты справишься, - Курт повисел на веревке и спрыгнул вниз, сбегал к телеге, набрал мешков, вернулся и привязал все это к свисающему концу. - Ох, сколько щас мы добра-то натырем!...


"Натырем"? Эй, док, что это значит, "натырем", где вы откопали это слово?... Что, значит, есть такое слово?! Где вы видели, чтобы в литературе использовали такое слово? Не, вы послушайте, за что я вам плачу, чтобы вы мне такой перевод давали?... Что?... А, да, я вам не плачу. Ну, правильно, не за что и нечем, так что сидите тихо. И вообще, поставьте бутылку на место, она не ваша... Ваша?! Когда это вы успели в магазин сбегать?... В период выхода Жерка из города? Вы что, собрались пить тут, да еще один? Подождите, подождите, я с вами!... Ах ты, жмот, ты не лучше чем тот Курт. Чтоб ты захлебнулся! Говорит, что мне нельзя, а иначе некому будет писать, да что он в этом понимает! АЛКАШЬ! Сидите лучше, переводите, чем за воротник заливать! Ни черта не понимает, бестолочь, и зачем я его пригласил, нервы только портит. Ох, ладно, пока тут НЕКОТОРЫЕ РАЗВЛЕКАЮТСЯ!, давайте продолжим нашу историю.


... За то время, пока меня отвлекали, Жерк с Куртом забрались наверх и, убедившись, что в комнате никого нет, залезли внутрь.

-- Святые угодники, вот так нам повезло! - восхитился Курт, способный в полном оцепенении вращать только глазами, которые вспыхнули, и стали обшаривать помещение.

-- Что там? - Жерк, кряхтя и обессиленный от тяжелого подъема, перевалился через край окна, поднялся на четвереньки и замер с отвисшей челюстью. - Не будите меня.

Они сразу попали в сокровищницу. Комната была полна всякого добра, оно сверкало в свете свечей и факелов, прикрепленные к стенам комнаты. Жерк переводил взгляд с одной кучи золота на другую, с одного сундука набитого жемчугами, драгоценными камнями и золотыми монетами на другой, с одной статую украшенные одеждами и доспехами на другую, и все никак не мог остановиться, а тут еще подносы с огромными кучами золотого песка отвлекают. Жерк, глядя на все это, уже машинально пытался прикинуть, что более ценное, ведь им все это не унести, а хотелось бы. Тут все было ценным, кубки, посуда и даже ложки с вилками и те, не хотелось бы тут бросить.

Курт, стоя на коленях, подтер текущую слюну и, как завороженный, засеменил к большой куче золотых монет. Он перебирался от одной кучу золота к другой, щупал, смотрел, перебирал, вглядывался, и в конце концов, он упал на одну из куч и обнял ее.

- Мое.

- Наше, - поправил его Жерк, очнувшись.

- Нет, мое, - твердо сказал Курт, после чего оторвал руку от кучи и махнул в сторону. - Твое там.

Курт снова прижался к куче, а Жерк повернул голову в указанном направлении, там оказалось тоже очень большая куча всяких драгоценностей. Жерк пожал плечами, мол, это вполне его устраивает, и пополз к своему золоту. Подползя к сокровищам, Жерк зачерпнул рукой горсть монеток, и они сверкая, со звоном стали осыпаться с ладони.

-- Если этот жмот тут, значит это не сон, - проговорил он, чувствуя реальную тяжесть золота в руках. - Невероятно.

Жерк попялился на свое золото еще пару минут и бросился к окну как ошпаренный.

- Очнись! - крикнул он Курту, - потом с ним обниматься будешь.

-- Да ладно тебе, будто ты столько золота каждый день видишь. - Курт встал, любовно посмотрел на свою кучу золота, бросил недовольный взгляд на Жерка, который возился с мешками, и прошел к большим двухстворчатым дверям. - Я пойду, поищу, где у нас тут хозяин, а ты приступай, и не вздумай убежать, найду, хуже будет.

Дверь слегка скрипнула, когда ее приоткрыл Курт, и он, бросив печальный взгляд на золотое добро, тяжело вздохнул и вышел из комнаты. Через секунду дверь снова открылась, и по полу стала шарить рука. Жерк стоял молча, наблюдая за этой рукой, а она нащупала на полу золотой медальон, жадно схватила его и исчезла.

- М-да, - протянул Жерк, приподняв съехавшее забрало.

Не в силах больше терпеть, Жерк разорвал веревку, скручивающую мешки и, взяв один, налетел на золото. Чарующим звоном оно сгребалось в мешок, наполняя его, не только золотом, но и уверенностью в то, что ноги останутся с ним еще на некоторое время. Жерк старался складывать то, что было самым ценным и чтоб этого вошло побольше, хотя на самое дно мешка, он уложил небольшой сундучок, а потом уже сверху стал засыпать монетами и драгоценными камнями. Украшения тоже не проходили мимо, особенно тут много было колец и браслетов. А когда мешок стало тяжело перетаскивать от кучи к куче, Жерк положил сверху еще пару статуэток из чистого золота, и завязал его. Подтащив мешок к окну, обвязал его веревкой, потом подумал и привязал еще одну, на всякий случай, и обе веревки закрепил на выступающем камне под окном. Оставив валяться этот мешок, он взял другой и вернулся к золоту рассыпанному по комнате. Сел на пол и улыбнулся, рядом лежала корона, он снял свой шлем и аккуратно надел ее себе на голову, выпятил грудь и, представляя себя королем бескрайних земель, оглядел свои невидимые владения. Корона оказалась немного велика и съехала на глаза - каких же был размеров король, если она велика даже для такой большой головы, как у Жерка? Жерк сдвинул ее на бок и принялся наполнять второй мешок.

Он набирал третий мешок, когда, где-то в глубине замка раздался пронзительный и явно испуганный визг. Жерк довольно крякнул - он узнал голос, это был Курт, должно быть он нашел того, кого искал. Остается надеяться, что он и вправду сможет держать этого дракона подальше от этого места. Но! Жерк посмотрел на мешки покоящиеся у окна, перевел взгляд на огромные двери, прислушался. Из глубины замка опять долетел крик Курта, что заставило Жерка вернуть взгляд к мешкам. Наконец, он встал, оставив полупустой мешок, и подошел к первому, обвязанному веревками, перевалил его через край окна, тот, звеня, стукнулся о стену и потянул вниз, но Жерк крепко его держал. Подождав секунду другую, пока мешок перестанет качаться, стал медленно и осторожно спускать его вниз. Мешок был очень тяжелым, Жерку даже пришлось упереться ногами в стену и чуть ли не лечь спиной на пол, но веревка все равно скользила в железных перчатках, и если бы их не было, то его руки уже были бы все в крови. Мешок проделал больше полвины пути до земли, когда дверь распахнулась, и в нее влетел запыхавшийся Курт. Он тут же захлопнул ее и, закрыв на большой засов, прильнул к ней спиной. Глаза его были большие, дыхание частым, а жестикуляции руками непонятными. Но ясно было одно, что-то было за дверью, и это что-то очень напугало этого тощего болтуна.

-- Что? - от усердия удержать мешок, Жерк стал красный, как рак. - Что там?

-- Там... там..., - Курт не мог выговорить ни слов, но усердно продолжал указывать за спину.

-- Там. Там. Что, там? - передразнил его Жерк, он уже начал злиться, что Курт ведет себя таким образом. - Дракон там и что, ты же сказал, что ему тебя не догнать. Или ты его испугался?

Мешок тяжелел с каждой секундой и Жерк чувствовал, что еще пару минут, и он его не удержит, впрочем, если дракон припрется сюда, то уже никакого значения это не будет иметь.

-- Курт, только не говори, что он идет сюда, пожалуйста, не говори этого, и вообще, что ты тут делаешь?

-- Там три дракона!!! - закричал он в полный голос.

Жерк услыхав это, разжал руки и вскочил на ноги, но как бы его эта новость не напугала, он все же услышал, как за окном, далеко внизу шмякнулся мешок, издав пронзительный звон.

-- Что? Три?! Но откуда?!

-- А я почем знаю?! - истошно закричал Курт. - Все же говорили, что тут только один, почему их тут три?!

Жерк бросился вперед, перебираясь через кучи ненавистного золота, надо укрепить дверь, как можно скорей и, как можно надежнее, чтобы у них был шанс убраться отсюда, пока еще не поздно.

-- Давай в окно, - командовал Жерк, отцепляя от ноги драгоценную тряпку, - я подержу пока дверь.

До двери оставалось два шага, как в нее с грохотом врезалась - с другой стороны - голова дракона и, проделав дыру, вылезла через нее, вращая глазами, осмотрела присутствующих. Курт от удара отлетел и упал на поднос с золотым песком рассыпав его так, что собрать его можно было теперь только веником. А дракон разинул пасть, чтобы извергнуть пламя на непрошеных гостей. Но Жерк его опередил, подскочив, и заревев как боевой орк на кухне разделывающего цыпленка, врезал со всего маха своим железным кулаком по чешуйчатой морде с такой силой, что дракон зарычал и вытащил голову назад. Мельком взглянув в дыру и ничего там не разглядев, Жерк схватил стоявшие рядом доспехи, и заткнул ими дыру, и всем своим весом налег на дверь. Он хотел крикнуть, чтобы Курт пошевеливался, и бежал к окну, но крик застрял в горле, когда он услышал голос, доносящийся из-за двери.

-- Ой, как больно, - пропищал кто-то за дверью, - вы видели, он меня ударил?

-- Что это? - оцепенело, спросил Жерк у Курта, но тот сидел с такими же большими глазами и ничего не понимал.

-- Какой наглец, - посочувствовал другой голос за дверью, - еда не должна драться, это все знают.

-- Это было раньше, мои дорогие, - это уже был третий голос, - а сейчас все стали такие умные, что хоть спасайся.

-- Кто это там говорит? - не выдержал Жерк.

-- Кто, кто, - передразнил его высокий голос за дверью, - какая тебе разница?

-- Не разговаривай с ним, - тихо пропищал другой голос за дверью, - пусть помучаются от неизвестности.

-- Драконы разговариваю? - вытянул шею Курт, приподнявшись на колени.

-- Откуда они знают, что мы разговариваем? - беспокойно воскликнули за дверью.

-- Не знаю, - отвечали столь же беспокойным голосом. - Может, им кто-нибудь рассказал?

-- Это не важно, им это не поможет. - За дверью стало совсем тихо, только неразборчиво шиканье, которое продлилось пару секунд. - Эй, еда, мы не разговариваем, вам это только кажется, слышите?

-- А-а, кажется, - понятно протянул Жерк, кивая. - Так может нам кажется, что и вы за дверью?

-- Ему это кажется или мы тут на самом деле?

-- Нет, мы тут, но ему, зачем об этом говорить?

-- Ну, не знаю, если ему кажется, что мы разговариваем, то вполне может оказаться, что ему кажется, что и мы тут, а нас тут на самом деле, получается, нет. Вы так не думаете?

-- Да, это было бы логично, - рассудительно подтвердил голос за дверью. - Но может, мы все-таки появимся и съедим их? Я бы сейчас не отказался чего-нибудь перекусить.

В дверь не сильно постучали, но Жерк, отскакивал от двери при каждом ударе, пытался устоять на ногах, скользя на золотых монетах, рассыпанных по каменному полу.

-- Еда, вы нас слышите?

-- Ну, если нам не кажется, что вы там, то да, - ответил Жерк, притягивая к двери сундуки и статуи, чтобы заблокировать вход.

-- Так вот, мы вас сейчас съедим на ужин.

-- Но сейчас будет блефник, - как бы удивляясь, сказал Курт, на что за дверь последовало очередное совещание.

-- Что такое блефник?

-- Мы знаем, что такое блефник?

-- Я никогда об этом не слышал.

-- Я тоже, но стоит ли им говорить, что мы об этом не знаем?

-- Может, согласимся?

-- А что если это уловка, вдруг и слова такого нет вовсе?

-- А если оно есть, то мы будем выглядеть дураками. Не хотелось бы, чтоб так вышло.

-- А мне все равно, я их съем, пусть это будет ужин, завтрак или какой-то там блефник, я хочу есть!


Следующая сцена настолько впечатляюща, что ее просто необходимо смотреть в замедленном виде. Все готовы? Тогда вперед!


Жерк, сообразив, что последует после этих слов, отлип от двери и, медленно вскидывая ноги, побежал к окну, а позади, выбив доспехи, в дыру протиснулась кровожадная морда красного дракона и, увидев, что еда убегает, раскрыл пасть и полыхнул огнем. Клубясь, огонь медленно нагонял Жерка, который, разбрасывая губы и щеки по лицу, поравнялся с Куртом, тот все еще сидел с открытым ртом и смотрел на приближающее пламя. Пробегая мимо, Жерк схватил его за воротник, у Курта, от такого резкого рывка, и оттого, что воротник уперся ему в горло, вылезли глаза из орбит и выпал наружу язык с сопровождением характерного хрипа. Пламя, заполонившее большую часть комнаты, ускоряется, мы переходим в нормальный режим. Жерк, закинув Курта на плечо, тоже бежит быстрее, чувствуя всей спиной приближающийся жар, а Курт наверняка получит приличный загар. Последний рывок и прыжок в окно! Столб огня вырвался следом, но Жерк с Куртом полетели вниз, а пламя над ними! Спасены!!!

-- Все, мы трупы, - сказал Курт, смотря вниз и щурясь от ветра бьющего в глаза от быстрого падения.

Но Жерк не собирался так быстро сдаваться, ведь не зря же он столько веревок навязал к мешку. Он протянул руку и вцепился в висящую рядом веревку, с помощью которой, он спускал первый мешок. Железная рукавица тут же нагрелась, когда они начали скользить вниз, в попытке остановить свое падение. Пролетев так большую часть пути, им все же удалось, скинуть скорость падения и в метрах в пяти от земли, затормозить окончательно. Настала секундная тишина. Курт, лежа на плече Жерка, уперся ему в спину, выпрямился, и посмотрел вниз, потом на Жерка и рассмеялся, радуясь столь чудесному спасению.

- Мы живы! Слышишь, пышный, мы живы!!!

Жерк тоже начал неуверенно посмеиваться, но в этот момент веревка, обгорев от огня, лопнула, и они тяжело рухнули вниз. Под громкий стук падения двух тел, раздалось какое-то ржание, оборвавшееся на полуслове, но что это было, времени на разбирательство не было, да и темно уже, все равно ничего не разглядишь. Курт приземлившийся на Жерка, почти сразу же вскочил на ноги, ощупал себя и, убедившись, что все цело, особенно голова, стал подгонять свою "перину".

-- Быстрей, шевели своей задницей, они сейчас вылезут и тогда нам несдобровать. Где лошадь?

Курт отбежал в сторону и тут же растворился в темноте. Жерк кряхтя, приподнялся, хрустнул шеей и, уперев руки в поясницу, задрал голову вверх, чтоб посмотреть с какой высоты они рухнули.

- Ни фига себе! - присвистнул Жерк.

- Где лошадь?! - разводя руками, бегал кругами Курт вокруг одинокой телеги. Остановился, заглянул в телегу и забрался внутрь, прополз в ней на четвереньках, прошаривая солому, будто лошадь могла там спрятаться. Добравшись до другой стороны телеги, перелез через борт и спрыгнул на землю, и снова скрылся в темноте. - Где эта чертова лошадь? Найду, убью.

Жерк тоже посмотрел по сторонам и когда увидел мешок, лежащий недалеко от себя, поднял брови.

-- Надо же, крепкий, я думал он разорвется.

-- Кто? - Курт выбежал из темноты.

-- Мешок.

-- Какой еще мешок?

-- Да с золотом.

-- Что?! Так ты все-таки вытащил?! - радостно воскликнул Курт и подбежал к мешку. Схватил его за один конец и попытался подтянуть к телеге, но не смог его и с места сдвинуть. - Ух, ты, сколько его там, мы теперь богатые, если только лошадь найдем. Куда этот кожаный мешок с костями делся?

-- Э, кажется, я ее нашел, - Жерк стоял, неуверенно пытаясь показать на то, что было у его ног. Он то указывал, то обратно притягивал к себе руку и, старался, не смотреть вниз.

-- Это что? - спросил Курт, подойдя к нему и склонив голову.

-- Кажется лошадь.

-- Какая лошадь?

-- Похоже, наша.

У их ног была какая-то большая и непонятная куча, которую вполне можно было бы принять за старые мешки. Но, приглядевшись, они поняли, что это было за ржание, когда они свалились с веревки - они упали прямо на лошадь.

-- Что будем делать?

-- У меня есть идея, - сказал Курт, серьезно глядя на Жерка. - Грузи мешок.

-- Что, какая идея?

В темноте, над замком вспыхивали оранжево-красные облака огня, освещая очертания замка выстроенного многие годы назад прямо в скале. После каждой вспышке пустыню содрогали протяжные рычания и бешеный рев драконов. А совсем недалеко, от того места, рассекая темноту, неслась телега с одним мешком золота, которое было украдено, возможно, даже впервые за все время существования мироздания, у самих драконов, когда последние, впрочем, как и первые, остались в живых. Телега неслась довольно быстро, оставляя за собой столб пыли, не такой жидкий, когда в нее была впряжена та, дохлая лошадь (теперь уже и в прямом и в переносном смысле) этот столб был признаком настоящей скорости. А управление вообще стало простым, поскольку телегу тащил за собой Жерк, подгоняемый Куртом.

-- Как я мог на такое согласиться? - пыхтел Жерк, - у нас не было такого уговора, чтоб я еще и телеги таскал.

-- Нелегкие времена требуют не легких решений, - махал поводьями Курт. - Поднажми, ты же не хочешь пойти на блефник драконам.

-- Нет такого, твоего блефника.

-- Я знаю, - засмеялся Курт, - но эти драконы идиоты. Как считаешь, они все такие тупые или есть и умные?

-- А черт их знает. Меня сейчас волнует то, что у меня ноги отваливаются, а ты еще и болтаешь.

-- Не останавливаться! На том свете отдохнешь.

Но как бы Курт не кричал на Жерка, пытаясь заставить бежать дальше, он не смог его поднять, спустя час, как они отбежали от скалистого замка. Отсюда уже не было слышно рева и не было видно пламени, извергаемое драконами, и поэтому они, то есть Жерк, обливаясь потом, решил сделать привал. Он остановился, опустился на колени и, рухнув на живот, тут же захрапел. Курт побегал вокруг него, но, убедившись, что толстяка не поднять, решил тоже отдохнуть. Но, боясь, что кто-нибудь придет ночью, и утащит их добро, так и не сомкнул и глаза, наблюдая за местностью. Поэтому не удивительно, что когда Жерк встал, тот выглядел весь опухшим, взъерошенным и нервным, а главное стал каким-то недоверчивым. Все утверждал, что стоит ему заснуть и Жерк его обворует, утащит все, что сможет поднять, включая и его штаны. Зачем ему его штаны? Жерк не обращал на это внимание, пожевал то, что смог выудил из сумки с едой, Курт и ее не давал, чуть ли не кусался, когда Жерк подходил слишком близко. Это было смешно, Жерк ходил кругами, пока кушал, и дразнил "нервного", при этом откровенно смеясь. А когда ему это надоело, он снова потащил телегу, в которой сидел Курт, обхватив мешок, как обезьяна ствол пальмы, ногами и руками, и безумным взглядом подозрительно озирался. Но не прошло и получаса, как они тронулись с места, за спиной Жерка раздался храп.

Курт проснулся уже после обеда, когда впереди показалась небольшая деревенька.

-- Ух, как я выспался, - давольно потянулся Курт, - вот что, значит, проспать всю ночь и..., - он посмотрел на солнце, - полдня.

-- Значит, ты спал всю ночь? - усмехнулся Жерк.

-- А-то! Ты уснул и я следом, надеюсь, я не разговаривал во сне?

-- Не, молчал, как младенец, - Жерк рассмеялся.

-- Что тут смешного? - нахмурился Курт, и взял поводья в руки. - Ты давай, лучше своей жирной задницей шевели, а то мне жители этой деревни не нравятся, во, как пялятся.

-- Нормально они смотрят, и отстань от моей задницы.

-- Как же, нормально, мечтай. Наверняка деревня маньяков, проезжих туристов на пельмени пускают, а потом туристам же их и продают, слышал я об этом. - Курт нагнулся к Жерку, не спуская подозрительно прищуренных глаз с людей, мимо которых они проезжали. - Будут предлагать пельмени, не бери. - После этих слов он выпрямился и, размахнувшись, хлестнул поводьями по спине Жерка, - Шире шаг!

-- Ты че, сбрендил?! - заорал Жерк, повернув голову назад.

-- Молчи и топай быстрее, толстый, а то жить хочется! - снова прикрикнул на него Курт, и еще раз хлестнул, но на этот раз угодил и по голове.

Жерк резко остановился и, бросив свою упряжь, развернулся. Курт, увидев глаза Жерка пылающие гневом, так и замер с поднятой рукой, для очередного нагоняя.

-- Я тебя предупреждал? - Жерк двинулся вперед. - Сколько раз я тебе говорил, не называй меня толстым? Но нет, ты будто бы глухой, а ту еще и дерешься. Все, теперь я за себя не отвечаю, я тебе сейчас все ноги сломаю!

-- Эй, толстый, ты чего? - Курт опустил руку и попятился назад. - Ты брось это, зачем тебе такой взгляд?

Курт пятясь, перелез через мешок с золотом и наткнулся на борт телеги, Жерк забрался с другой стороны и, встав на четвереньки, стал приближаться к нему. Курт, чуя неладное, залез на борт и, не удержавшись, рухнул на землю, но тут же вскочил на ноги и побежал. Жерк спрыгнул с телеги и с криком троля-охотника за головами, ринулся за ним, держа в руке поводья.

-- Жерк, прекрати! Что ты задумал?!!

-- Сейчас узнаешь!

-- Зачем тебе это?!

-- Пришло время МЕСТИ! - безумным голосом орал в ответ Жерк, пытаясь ударить Курта поводьями. - Это тебе за то, что называл меня толстым, это за то, что меня стукнул, а это...

-- Эй, больно! И вообще, это-то за что?!

-- Для профилактики! Но сейчас я придумаю, за что тебя еще огреть!

Они бегали по всей деревни и кричали во все горло, один пытался успокоить другого, временами вскрикивая, чисто для приличия, чем от боли, а другой орал от бешенства и радости, что наконец-то добрался до обидчика. А жители, у которых встала вся работа, с отвисшими челюстями наблюдали за ними, перебегая с одного места на другое, чтобы занять место получше, и разглядеть все детали этой погони. Это продолжалось довольно долго, и первым сдался Жерк, он был селен, но в беге с Куртом ему не сравниться, но и тот весь запыхался. Курт стоял, согнувшись пополам и уперевшись в колени руками, наблюдал за Жерком, тот стоял, подпирая плечом стену дома, и смахивая со лба пот.

-- Вот я сейчас отдохну, и мы продолжим, - обещал Жерк.

-- А может, хватит? - пыхтел Курт, - я понял свою ошибку, меня больше не надо бить.

-- Надо закрепить результат.

-- Я был не прав, признаю, просто я думал, что ты такой же, как и все, которые думают только о себе. Мне никогда не попадались другие, я всегда защищался от них, поэтому я и вел себя так с тобой. - Курт сглотнул, в горле все пересохло, и говорить было не просто. - Но у меня было достаточно времени, чтобы убедиться, что ты не такой. И чтобы доказать, что я это серьезно, предлагаю поделить добычу один к трем.

-- Я лучше тебя за эту долю, еще пару раз хлестну, уж больно мне это понравилось, - Жерк сделал шаг, и Курт выпрямился.

-- Стой! А как насчет половины? Пополам, ведь это будет честно, правда? Ты только послушай, как звучит: половина.

-- Половина говоришь? - Жерк остановился и стал в задумчивости поглаживать подбородок. - Что ж, половина это вполне годится. Но чтобы больше меня не называл толстым.

-- Не, - поднял руки Курт, - в этом обещаться не могу, это выходит само собой, да и к тому же, я в хорошем смысле этого слова, я не хотел тебя обижать.

-- Правда?

-- Да.

Жерк опустил руку с зажатыми в ней поводьями, и на лице Курта отразилось облегчение, которое тут же сменилось весельем. Он подошел к Жерку и положил руку на... хотел на плечи, но дотянулся чуть выше талии, и повел рукой перед собой.

-- Мы теперь с тобой богатые, да к тому же и друзья.

-- Ни в том, ни в другом с тобой, полностью, я не могу согласиться, - развел руками Жерк, чуть отстраняясь от тощего. - Насчет, друзья, мы еще это проверим, а той половины, что в мешке, мне едва хватит, чтобы долг отдать.

-- Ну и дела, - вытянул лицо Курт, - что же это у тебя за долг такой, и почему ты не говорил, что тебе не хватит той доли, которую я предлагал тебе сначала?

Жерк предложил зайти в местный кабачок и пропустить пару стаканчиков, а главное наесться от пуза, это-то они себе сейчас могут позволить, а за одно он расскажет, что это у него за долг такой. Возражений не последовало. После небольших расспросов остолбеневших жителей, им удалось найти кабак, куда они зашли и устроили настоящую гулянку, а под вечер остались там заночевать.

Утром их провожали всей деревней, как своих родных, Курт все не мог понять, в чем дело, а Жерк не решался ему рассказать, как он вчера вечером сделал приличное пожертвования на нужды нуждающимся. Когда их провожали, чуть ли не каждый житель принес, что-нибудь им в дорогу, по большей степени это была еда - теперь им хватит ее надолго, только бы не испортилась. Но лошадь пришлось покупать за свой счет. Деревенька была не богатая и лошади у них вялые, но Жерк был доволен и такой, все лучше, чем тащить самому.

Когда они выехали из деревни, встал вопрос о том, куда они едут. Жерк сказал, что ему надо в Рагнар, там живет тот, кому надо вернуть долг, и Курт, сообщив, что в ближайший год он совершенно свободен, решил поехать туда же, чтобы там отдохнуть и немного потратить денежек. Путь до Рагнара был не близок, но того времени, что оставалось у Жерка до конца назначенного срока, как раз хватит, причем, можно даже было не спешить. А после того, как выяснилось, что Жерку практически, а точнее вообще ничего не остается с грандиозного ограбления и, глядя на то, как быстро таит золото в мешке Курта, они решили, что не стоит останавливаться на достигнутом. После посещения Сазиса, а это именно тот, кому Жерк был должен, и после небольшого отдыха, если будет, конечно на что отдыхать, возобновить разбойную жизнь, против летающих ящериц, чтобы те не расслаблялись. Придя к такому договора, в котором, на сей раз, сразу было решено делить добычу поровну, отпраздновали его в первом попавшемся поселении, где опять не обошлось без потасовки.

За время пути в Рагнар наши герои посетили еще не одну деревню и не один город, и везде отдыхали они с шиком, но при этом, как бы между делом, расспрашивали местных жителей, нет ли в их окрестностях крылатых тварей, которые безобразничают и мешают жить. Они пытались подобрать новую жертву для воровства в будущем, но пока им ничего не попадалось, не везло им. Жители при таких вопросах начинали весело рассказывать о том, как к ним заезжал бравый, храбрый рыцарь и всех драконов под корень вырезал. Либо они сообщали о том, что драконы есть, но они молодые и хлопот от них никаких нет. В том и другом случаи, при таких рассказах, Жерк с Куртом сидели вялые, даже расстроенными, что очень удивляло рассказчика, энергично размахивая руками передавая атмосферу сражений. Даже новости о молодых драконах не радовало - их грабить нет смысла, они еще не успели натаскать в свои берлоги добра. Но Жерк с Куртом не отчаивались, тем более им ни к спеху, у них есть еще на что жить, да не просто жить, а гулять на всю катушку...


Док!!! Растудыт тебя в качели! Ну куда вы полезли?! Что вы забыли на балконе? Вы только посмотрите, как на него спиртные напитки действуют. Официант, этому столику больше не наливать! Ха!... Эй, вернитесь! Вы только подумайте, он танцует! Там что, дамочки ходят, что вы так выкаблучиваетесь? Ха, ха-ха, он в присядку танцует! Ой, я не могу, одуреть, щас сдохну!... О, о, упал. Этот придурок свалился с балкона. Минутку, я сбегаю, посмотрю, вдруг он не умер, этаж-то всего третий. Вот блин, живой! Но, кажется, ногу сломал, жаль не челюсть. Вам хорошо, вы не слышите, какие он тут песни орет, уши вянут, а затычки, для ушей и для его рта, которые, он поедает, закончились. Одно радует, врач обещал, что привезут его не раньше, чем часа через два, будут гипс накладывать. Ему бы еще мозги вправили. Нет, надо было все-таки уточнить, каких наук этот док, я все еще склоняюсь к "стеклянному" варианту. Хе! Ну ладно, два часа это не большой срок, а у меня работы невпроворот, в график не укладываюсь, и все из-за него, любителя танцев. Ух, чтоб ему там, в больнице, анализы перепутали, и что-нибудь удалили, что-нибудь не нужное, типа мозги, ну или хотя бы прямую кишку!


...Нашим героям повезло, их путь пролегал через живописные места, такие как зеленые поля, красивые, густые леса, заливные луга, а так же проезжали мимо снежной горы. Там вообще было заглядения, сказочный вид, гора отражалась в зеркально чистом озере, у ее подножья, и все это под теплыми, солнечными лучами и безоблачном небе. Вот только ни Жерк, ни Курт этого всего не видели. Они вдвоем завалились в свежую солому, и всю дорогу дрыхли, отдыхали, как говорится. Лошадь шла мерным шагом, таща за собой телегу по одной единственной дороге, так что она не собьется, да и напасть на них никто не должен, во всяком случаи до определенного места, но до него еще далеко, да и гарантии что на тебя нападут, опять таки, нет. Поэтому они спокойно почивали, восстанавливая силы после очередной, веселой остановке в одной деревне, где они разгулялись так, что чуть полдеревни не сгорело дотла. Но все обошлось, и жители почти не в обиде, так, проводили наших героев, размахивая вилами да палками, в дальний путь, и все. Только вы не подумайте, что там и вправду полдеревни с лица земли стерло, ничего подобного, всё осталось, как и было, всё успели потушить, и всех спасти. Но Жерк, на всякий случай, оставил пару золотых монет, чтоб пострадавшие могли себе новые хоромы отгрохать. Курт, конечно же, возражал, против транжирования денежкой, раздавая всяким завалявшимся типам их добро, да только выбора не было, иначе вся деревенщина, вооружившись подручным материалом, гналась бы за ними, пока не выдохлась, а это долго. Но Курт все равно плевал на всех, прям встал у заднего борта телеги и, пока они ехали, плевал во всех, кто рядом был, поэтому за ними и привязались некоторые провожающие, но и они вскоре отстали, и наши герои остались в одиночестве и в мире. До определенного момента.

Опять таки, ехали, ни кого не трогали, а то ведь потом будут врать всякое нехорошее и обидно, мол, наши герои начали первыми. А они-то ничего, это не они остановили телегу и не они сами проснулись, их встряхнули, да так не вежливо, что даже Курт проснулся. Он ударился головой об борт, от чего вернулся в мир не спящих. Потирая ушибленный лоб, приподнялся, на секунду замер, оценил обстановку, потом лениво сложил руки на борта.

- Ну-у, - требовательно протянул Курт, все также лениво осматривая собравшихся, - кто из вас тряхнул телегу?

Вокруг их телеги собрались какие-то оборванцы. Грязные, чумазые, одежда вся рваная, бороды не чесаные, волосы как солома, и зубы оставляют желать лучшего, одним словом - разбойники. Все до одного, переглядываются, шепчутся, ржут, видать пытаются объяснить реакцию Курта, толи тот от страха так себя ведет, толи он полоумный. И тот, и другой вариант их устраивал - веселей будет бить этих заезжих. Но наш Курт и не боялся вовсе и не был он поло...умным? В общем, не боялся он, ему было скучно смотреть на эту шайку тупых головорезов, которые осмелились его разбудить. Он в гневе страшен, а когда Курт не досыпает, то он гневается, так что этим ребятам, Курт считал, крупно не повезло. И ему все равно, что каждый, что-то держат в руках, один топор лесничего, другой шишковатую дубину, другой меч, а два других какие-то мешки... Мешки?! Курт приподнялся, обернулся и быстро осмотрел содержимое телеги. Ничего, кроме храпящего Жерка и кучи соломы, в ней не было. Их мешки с золотом пропали!

- Жерк! - Курт продолжал копаться в соломе, не теряя надежды. - Жееерк!!! Да проснись же ты, толстяк!

- Кто у нас тут толстый? - тут же отозвался Жерк, открывая и закрывая глаза по очереди, продолжая спать.

- Золото украли!!! - заорал Курт, и Жерк тут же вскочил, как от приснившегося кошмара.

- Как украли? Кто посмел?!

- Они! - Курт так обвинительно выкинул руку с вытянутым указательным пальцем, что окружившие их бандюги в испуге отшагнули.

- Они?! - злобно проревел Жерк, схватившись за борта телеги, и вопросительно махнул головой в сторону нечесаных.

- Они! - кивнул Курт, и до хруста сжал кулаки. - Ну, вы сейчас пожалеете, что проснулись сегодня так рано.

Жерк выпрыгнул из телеги, как акробат со стажем, с глухим стуком приземлился и тут же ударил кулаком в подставленную ладонь, осматривая лесную братву. Тех было всего человек двадцать, да и выглядели они уже не так яростно, как тогда, когда окружали спящих. Сейчас они пятились, держа оружие наготове, и было не понятно, толи они хотят просто кинуться наутек, толи наутек с криками. И все из-за яростного взгляда этого здоровяка. Ведь никто из них и предположить не мог, что спящий как младенец толстяк может так испепеляющее смотреть, да еще так жестоко разминать кулаки. Казалось, что при ударе кулака по ладони, его перчатки гнулись, как листья деревьев. А тут еще тощий за его спиной, прыгает от борта к борту и орет какие-то ужасы, о том, что с них сейчас будут шкуру срывать живьем, руки завязывать узлом за спиной, потом побьют, закопают, выроют, снова побьют и опять закопают! Они уже не были уверены, что это они, Бешенное зловонье - так их называли - гроза местной дороги, которых боятся все торговцы и окрестные жители, собирались ограбить и убить этих двоих, а не наоборот.

Закончив осматривать толпу, Жерк заприметил двоих с мешками золота, гарантировавшее, что его нога останется с ним, и шагнул в их направлении. И тут вышел, судя по всему, их главный. Он был самый грязный, но при этом имел самые приличные лохмотья, кое-где даже золотые нити поблескивали на его одеянии, и он был еще и самым большим. Не такой как Жерк, да и жира в нем было куда больше чем мускул, чего не скажешь о нашем герое, но все же он был большим.

- Стой, если жизнь дорога! - вскинул руку толстый, и вся его банда замерла, хотя очевидно было, что он обращается к Жерку.

- Отдайте мешки, и никто не пострадает, - голос у Жерка звучал далеко не добрым, даже у Курта по спине мурашки прошлись.

- А зачем мешки, мертвецам? - растянул толстый рот в улыбке, оголив гнилые зубы.

- Точно, - согласился Жерк, отчего толстый перестал улыбаться, ощутив как затряслись у него коленки. Должно быть, это все из-за хихиканья, которое издавал Жерк, когда согласился. Так хихикает безумец, осуществляя свои безумные планы.

- Ребята, вы его не злите, - посоветовал Курт, растерявшимся головорезам, и говорил он так, словно действительно за них беспокоится, от чего те совсем потерялись в ситуации. Но ясно было одно, сегодня был не их день, им не посчастливилось, когда они решили остановить эту телегу, но хуже всего было то, что драки не избежать.

- За ногу!!! - под этот непонятный для бандитов крик, Жерк кинулся вперед.

Он подлетел к главорю и, не тормозя, на всем ходу схватил за грудки, поднял, сделал пару шагов, держа его над землей и с криком, закладывающий перепонки, кинул его в толпу. Человек двенадцать сразу оказалось на земле придавленные тушей своего главаря. Вокруг воцарилась паника. Придавленные начали кричать и визжать, уцелевшие увидев, как красиво летает их большой атаман, бросились в разные стороны, не желая разделить его учесть.

- Даешь место для драки! - кричал Жерк, поворачиваясь, выбирая среди бегающих цель, над которой можно будет поиздеваться.

Сзади подбежал какой-то смельчак, и, видать совсем от отчаяния, ударил дубиной по спине Жерка. Дубина с треском разлетелась на мелкие кусочки, обдав обоих щепками. На что он рассчитывал не понятно, но внимание к себе он привлек. Жерк развернулся навис над ним, как кувалда над вареной картошкой и распростер руки.

- Мамочки, - простонал смельчак, и попытался убежать.

Жерк схватил его за шею, поднял над головой и, прицелившись в тех, что держали мешки, швырнул беднягу как игрушку.

- В яблочко! - закричал Курт и спрыгнул с телеги. Пробежал по полю, где паника продолжала нарастать, озаряемая стонами и криками, и упал на колени перед мешками с золотом. Он схватился за один и попытался по земле оттащить к телеге. Сделал два шага и обессилено рухнул на колени. - Жерк! Жерк, брось ты их, иди лучше мне помоги.

Жерк отпустил рвущего в его руках мужика и тот с воплем скрылся в ближайшем кустарнике, остальные тоже не задержались, взяв с него пример, исчезли с глаз долой. Жерк даже удивился их прыткости. Они даже не забыли и про своего главного, схватили его за ноги и утащили в чащу, собирая его головой все кочки. Наверняка потом, сидя у костра будут рассказывать, что их побила, устроив подлую засаду, целая армия солдат, вооруженных до зубов мечами и катапультами. Как обычно. Но наших героев это не интересовало. Они погрузили мешки обратно в телегу и, двинувшись дальше в путь, бурно стали обсуждать случившееся. Обсуждали долго и бурно, каждый врал, как умел, Курт даже разошелся и стал рассказывать, как он, пока Жерк не видел, бился со скелетом призванным могущественным шаманом племени жабадушев, который постоянно таскается с этими оборванцами.

- И еще, - добавил Курт, после недолгого размышления, - я сделал внутренний массаж почек этому шаману, кулаками.

- Да, да, - махнул Жерк рукой, зевая, - врать ты горазд.

- Подумаешь, - не обиделся Курт, - чуть-чуть приукрасил. Кстати, я чего там не приметил гигантских червей-людоедов, которых ты голыми руками рвал.

- А я наверно их всех разорвал, когда ты дрался с шаманом, - предположил Жерк, укладываясь в солому.

- Ну, если только тогда, - пожал плечами Курт, и упал рядом.

Через несколько минут они заснули с одной мыслью на двоих: "Вот же брехун". Спали они сладко, но не долго. Они успели выехать из леса, и проехаться по пыльной дороге, когда их телега снова остановилась. День, видать, был непоходный.

На сей раз, проснулся Жерк, но его ни кто не будил, он сам очнулся, приподнялся и, зевая, потянулся, да так и замер с открытым ртом и с расставленными в разные стороны руками.

-- Эй, Курт, - позвал Жерк, одними губами не опуская рук, - вставай.

-- Что, в чем дело, я такой сон видел..., - Курт лениво привстал и тоже замер, открыв рот. - Ого. А вам-то чего ребят?

Их телега стояла, а лошадь спокойно щипала редкую травку, росшую у дороги, не обращая внимания на толпу всадников, что стояли вокруг телеги, закрыв собой солнце, и грозно смотрели на тех, кто сидел в ней. Судя по знакам на блестящих доспехах, это были далеко не бандиты, а самые, что ни на есть настоящие наемники, и они были куда опаснее тех лесных балбесов, да и народу тут было куда больше. Собственно, это и было странно, что их столько много собралось в одном месте.

-- Кто такие, и куда путь держите? - спросил грозным голосом один из рыцарей.

-- Да мы так, местности осматриваем, - издевательским тоном ответил Курт. - Чего вылупились, у нас свободные земли, где хотим там и гуляем!

-- Курт, успокойся, - Жерк положил ему на плечо руку, чтоб тот не вздумал вскочить и не начал буянить. - Мы в Рагнар едем, к Сазису, он нас в гости ждет.

-- А, к Сазису, - расслабившись, протянул, похоже, старший из тех, кто их окружал. - Слышал о нем. Мы просто хотели предупредить, чтобы вы были поосторожнее. Тут в последнее время участились нападения банды Бешенное зловонье, совсем от рук отбилась.

-- Неужели? - искренне удивился Курт. - Не уж-то грабят? Наверно, лютые парни и сладу с ними никакого?

-- Рано или поздно найдется и на них управа! - гордо заявил всадник, будто он всех уже победил.

-- Ну, ну, давай, только пупок не надорви.

-- Не обращайте на него внимания, он всегда такой, когда не выспится, - дружелюбно растянул улыбку Жерк. - Можно спросить, с чего это столько наемников собралось в одном месте?

-- Это просто совпадение, мы случайно встретились, но путь у нас один, - пояснил всадник. - Мы направляемся в Ланруж. Ходят слухи, что там обещают дать работу и не плохое вознаграждение.

-- Вознаграждение? - глаза Курта вспыхнули алчностью, - и каково же оно?

-- Точно не знаю, но поговариваю не меньше, чем... э, - всадник повел взглядом, чтобы сравнить с тем, что могло бы пояснить размер вознаграждения, и его взгляд наткнулся на два наполненных на половину, мешка лежащих в телеге, - во, два таких мешка, то есть один, если их вместе соединить, такая награда золотом. Это вроде неплохо.

-- Да, - протянул Курт, глядя на мешки с золотом, - здорово наверно иметь целый мешок золота.

-- А-то! - вскинул грудь всадник, словно он уже получил тот заработок, ради которого едет в Ланруж.

-- А за какую такую работу дают столько золота?

-- Это мы тоже пока не знаем, но наверно что-то не легкое. - Всадники развернули лошадей. - Мы, пожалуй, поедем, желающих-то много, не хотелось бы опоздать.

Всадники махнули руками и устремились галопом к горизонту.

-- Да, езжайте, - махал им вслед Курт, дружелюбно улыбаясь, - чтоб вас змеи покусали по дороге.

-- Они тебя не слышат, - сказал Жерк, заставляя лошадь двинуться с места.

-- Я знаю, - Курт перестал махать, сел обратно и задумался. - А как интересно все выходит.

-- Ты о чем это?

-- Я вот думаю, ты ведь тоже наемник, верно?

-- Ну, - протянул Жерк, не желая уточнять тот факт, что он наемник только по духу, но не по документам.

-- Пока нам не попался ни один дракон, мы можем съездить, куда направились эти балбесы, и попытаться получить тот мешок золота.

-- Зачем он тебе, да еще не известно за какую работу, если у тебя есть уже один мешок золота?

Курт лениво посмотрел на два мешка золота, лежащих у него за спиной, мирно подрагивающие на кочках, храня в себе уже не равные части добытого добра.

-- Я же тебе говорил, этого надолго не хватит.

-- Это почему же? Даже мне этого хватило бы... э, - Жерк задумался, что-то прикинул в уме, поиграв бровями, после чего тряхнул головой, - не, я неудачный пример. Но есть много народу, которым этого хватило бы на всю жизнь.

-- Да ты знаешь, сколько у меня родственников?! - взмахнул руками Курт, желая охватить всех и каждого его ненасытного родственничка. - Ты даже не представляешь, какие они жадные...

-- Минутку, ты же говорил, что ты сирота.

-- Правда? Когда? Ах, да.

-- Что значит, "ах, да"?

-- Но я и в самом деле сирота. Просто, в младенчестве, меня взяли в другую семью, у них-то я и вырос. А так, я полный сирота, можешь не сомневаться.

-- Твоим языком да улицы подметать.

-- Что? Впрочем, мы отвлеклись от темы разговора. Так что ты скажешь по поводу поездки в Ланруж?

-- Нет, я против.

-- Против чего? - не унимался Курт.

-- Против всего. Ты ведь не знаешь, что там устраивают, а вдруг там война, или еще что похуже?

-- Но ты же наемник, ты ради этого и должен жить!

-- С чего это вдруг? - резко, но не грубо спросил его Жерк. - У меня и оружия нет, я вообще к войнам плохо отношусь. Да если на то пошло, я даже не наемник!

-- Ты что, пацифист?...


Ух, этот док умудряется, даже находясь в больнице, портить мне жизнь. Ну неужели нельзя было подобрать, какое-нибудь слово попроще, чем этот "пацифист"? Все-то он усложняет. Взял бы и перевел, что Жерк не любитель драк, сражений, переламывания костей, расплющивания голов, и спускание крови путем отрубания конечностей. Ведь всё проще и понятнее, чем это слово "пацифист", разве я не прав? Ну ничего, вот он вернется, я ему устрою пышный прием.

...Одним словом, договориться им не удалось, и Курт остался в скверном расположении духа, на протяжении всего пути до города. Все это время он провел в молчании, то есть он не разговаривал с Жерком, он сидел к нему спиной и что-то бормотал себе под нос. Хотя это продлилось всего пару часов. Когда солнце начало клониться к горизонту, на пути показались первые признаки цивилизации, а следом и городские ворота. Или наоборот? В общем, не важно, главное, что за этими воротами кипела настоящая жизнь. На узких улицах, завешанные тряпками, заставленными телегами, да раскиданными досками по земле - переходы от одного дома к другому - была просто потрясающая картина: жидкая по колена грязь, смрад, летающий в воздухе, куры и прочая живность, путающаяся под ногами. Ну и не забыть гостеприимных жителей, скалящие свои желтые и гнилые зубы, скорее себе, чем гостям, предполагая их ограбить, чем предложить помощь.

Телегу с лошадью пришлось оставить - не далеко от ворот, находилась конюшня. Курт высказал предположение, что когда они вернуться то могу не найти не только телегу, но и саму конюшню, которую разберу на доски, пока хозяин будет спать, но выбор у них не большой, все равно на телеге не протиснуться в этих улочках.

Жерк взвалил оба мешка себе на плечи, и они погребли в центр, где находился дом Сазиса. Вскоре и Курт забрался к Жерку на плечи, он уже не мог перебирать ногами и увязал в грязи по колено, а когда оказался над ней, удивлялся тому, как это местные жители тут живут. Жерк ничего не говорил, он упорно греб вперед, разгоняя волны грязи по сторонам, а люди, выглядывающие из домов, и просто прохожие, восхищенно наблюдали за ним. Но, ближе к центру города, грязь закончилась и пошли чистые доски. Курт соскочил вниз и пошел своим ходом, а Жерк еще долго шел и тряс ногами, пытаясь вытряхнуть из сапог жидкую грязь, оставляя за собой длинную вереницу грязных следов.

-- Ты посмотри, какой замечательный город, - восхищался Курт, делая поклон проходящим мимо дамам. - Да, моя деревня, где я вырос, была куда приятнее, а ведь там выращивали свиней. Как ты забрел в эту дыру, да еще умудрился тут найти, кого ограбить?

-- Это долгая история, и не очень приятная, - сказал Жерк, убирая с глаз тряпку на которую он наткнулся, - мне надо было где-нибудь схорониться на время, а это самое гиблое место. Тут даже если и будут тебя искать, то сами потеряются, или утонут в грязи, или их сожрут местные.

-- Здорово... Что?! - Курт замер на месте. - Ты сказал, сожрут? То есть, съедят?

-- Сам-то я не видел, - продолжал Жерк, словно о чем-то обыденном рассказывает, - но многие поговаривают, что водится за здешними такой грешок.

-- Вот, что я тебе скажу, - Курт уже не улыбался, и пристально смотрел по сторонам, высматривая, не глазеет ли на него кто-нибудь, пуская слюну, - не спускай с меня глаз. Я хочу жить.

-- Без проблем.

После этих слов город стал как бы серее, темные тени выросли, солнце скрылось за тучами, а люди стали подозрительными и отвратительными, даже улыбки у них фальшивые. Курт стал трястись, все время крутясь по сторонам, боясь, что вот-вот на него кто-нибудь нападет и что-нибудь отгрызет. Зато Жерк шел, закрывая рот, пытаясь удержать смешки, рвущиеся один за другим. Ну может он маленько и приврал, насчет каннибализма, но глядя на панику Курта, он не чувствовал угрызение совести, это выглядело забавно.

-- Курт?

-- А! - Курт резко развернулся и вскинул руки, чтобы отбиться от нападения. - А, это ты. Что, пришли?

-- Так точно, - Жерк кивнул на дом перед ними. - Ты тут подождешь или со мной пойдешь?

-- С тобой, конечно! Ты че, я тут не останусь!

Дом оказался большим, особенно по сравнению с другими, двухэтажный, выложенный из ровных, серых камней. Он возвышался на небольшом пригорке и был огорожен железной оградой, за которой зеленела травка, и росли небольшие ухоженные деревца. Такое зрелище, посреди грязных улиц, было не просто из ряда вон, а что-то сравнимое с раем, хотя садик был так себе. Пройдя через ворота, они поднялись по широкой каменной лестнице, проложенной до самой двери.

-- Кстати, Курт, не хочу тебя расстраивать, но я пошутил насчет поедания других людей.

-- А, ну ничего, - махнул рукой Курт, опасливо пялясь по сторонам, но вдруг остановился и, сузив глаза, посмотрел на Жерка. - Ах ты пузатый переросток, да ты знаешь чего я натерпелся, пока мы прошли, через эти зловонные улицы?!

-- Да, - Жерк, не в силах больше сдерживаться, засмеялся, - я знаю, я сам видел!!! Ха-ха!!

-- Ты че ржешь?!! Давно по мозгам не получал? - Курт был на гране безумия, а тут еще и народ собрался у ворот на его крики. - А вы чего уставились, хотите узнать, что такое нестерпимая боль и агония?!! Так я вам сейчас это устрою!!! Пошли отсюда!!! А ты толстый..., - Курт указал трясущимся пальцем на Жерка, и тот от любопытства даже брови приподнял, - я с тобой еще разберусь.

-- Да ладно тебе, я же просто пошутил.

-- Я от твоей шутки, чуть штаны не испачкал.

Они вошли в дверь, даже не удосужившись постучать, и к ним на встречу вышел слуга, в сопровождении двух охранников.

-- Я обещаю исправиться, чес слово, - Жерк нагнулся к Курт, чтоб только он мог его услышать. - Но если бы ты видел себя со стороны, то ты меня бы понял.

Курт резко пнул Жерка по ноге и криво улыбнулся подошедшим. Те, троя, что вышли их встречать, вылупив глаза, смотрели на сияющую морду Жерка, которого только что, у всех на глазах, нагло и откровенно пнул этот тощий, и тот ему ничего не сделал, и даже наоборот, похоже здоровяк остался довольным. Курт стоял боком, сложив руки на груди, и не желал на кого-либо смотреть.

-- Прошу за мной, - пригласил их слуга, и пошел к двери.

Жерк последовал за ним, а Курт, надувшись, пропустил предложение и чуть припоздал. Но, заметив, что Жерк пошел к двери, быстро догнал его и, поравнявшись, спросил:

-- Откуда он знает, что это ты, если он тебя даже не спросил, кто ты?

-- А кто их знает, может, они за нами шпионят, - весело подмигнул Жерк, и Курт, забыв о том, что он над ним подшути всего минуту назад, переменился в лице, представив, как за ними все это время наблюдали. Но в следующую секунду он сгорбился и, сдвинув брови вместе, двинулся на Жерка.

-- Знаешь, что Жерк, я тебе сейчас почку выкушу и тебе же ее скормлю...

Угроза прошла в пустую, они вошли в большой зал и они оба забыли о том, что произошло вне стен этой комнаты. Курт провернулся вокруг оси и присвистнул. Тут добра было чуть меньше, чем в той комнате замка, где обитал ограбленный дракон. Все буквально сверкало золотом, даже окна казались, были сделаны из того же материала. Огромный стол посередине комнат был заставлен золотой и серебреной посудой, кубками и подсвечниками, а стены украшены картинами, да гобеленами, освещаемые огромными люстрами под потолком - они горели даже днем.

-- Ты бы посмотрел, что творится в других комнатах, - понимающе шепнул Жерк.

-- Теперь я понимаю, почему ты сюда забрался.

-- Но, похоже, это была моя ошибка.

-- Все когда-нибудь ошибаются, - Жерк с Куртом развернулись на веселый голос.

С другой стороны комнаты, через большие двойные двери вошел хозяин дома. В пышном халате, украшенном различными узорами, вышитые золотыми нитями и жемчугом. Он был высокий и полный, а если точнее он был очень толстым, но поскольку он богатый и влиятельный, то он не толстый, а полный. Зато улыбка у него была очень приветливая, будто бы к нему пришли дорогие и долгожданные гости. Хотя, полагаю, таковыми они и являлись, если учесть, какой груз на плечах Жерка.

Сазис, словно порхая в своем одеянии, прошел по комнате и остановился у края стола. Сделал умиротворенное лицо и начал призывать их руками, требую рассказать ему о всех хороших новостях.

Курт, видя эту картину, скривил гримасу отвращения и перевел взгляд на стену, только бы не видеть эту довольную, розовощекую рожу. Жерк был бы рад поступить так же, но не мог. Он прошел вперед, стараясь как можно сильнее бить ногами по полу, надеясь, что еще не вся грязь слетела с его сапог, и он оставит тут немного грязевых подарков. Подойдя к столу, он снял с плеча один мешок, немного помедлили и, улыбнувшись, высыпал его содержимое на пол. Сазис, вскрикнул, но тут же взял себя в руки и жадно стал наблюдать как по полу скачат золотые монеты и драгоценные камни. Они прыгали и сверкали, закатывались под стулья и стол, а натыкаясь на ноги хозяина замирали, сверкая в свете люстр. Сазис вздрогнул, когда на пол упала небольшая шкатулка, стукнула об пол и в зале повисла тишина, нарушаемая только сопением хозяина дома.

-- Надеюсь, этого хватит?

-- Я знал, что ты справишься, - сиял Сазис, жадно перебирая глазами добро у своих ног, - не зря я тебе тогда позволил уйти.

-- Что? - Жерк опустил руку с мешком.

-- Ну, а ты что же думал, забраться в мой дом и остаться незамеченным? Многие пытались это сделать, и все они были повешены. Но когда мне сказали, кто ты, то я понял, что смогу из этого получит выгоду. Как видишь, я был прав.

-- Интересно, кто же вам сообщил, кто я? - как можно безобиднее улыбнулся Жерк. - Надо же мне его отблагодарить, как ни как, он мне жизнь, можно сказать, спас.

-- О, какой хитренький, - хихикая, сузил глазки Сазис, и погрозил толстым пальцем, - знаю я, для чего тебе его имя.

-- Правда? А вы не такой дурак, как некоторые говорят, - притворно заулыбался Жерк. - Было иду по городу и слышу, Сазис такой дурак. Его хлебом не корми, а все равно дурак. Утром дурак, в обед дурак, вечером дурак. Говорят, даже когда спит и то дурак. А я иду и думаю, не, разве может Сазис быть дураком? Ответа я, конечно, не нахожу, потому что он очевиден - дурак и под землей дурак, но в уши опять шепот, Сазис дурак и все тут. Родился дураком и умрет дураком. Я весь в раздумьях, и так прикину и эдак, все дурак, хоть голову выкидывай. Что делать с этим не знаю, но теперь-то я вижу, какой вы не дурак. Так-то.

Курт подумал, что сейчас начнут кричать стражу, после такой речи. Но Сазис, слегка ошарашенный, стоял и хлопая большими глазами смотрел на Жерка, тот выглядел самой добротой, и выжидал реакции на его столь лестные слова. Во всяком случаи Сазис об этом подумал, ну не мог же человек с таким выражением лица оскорблять, а если так, то значит, он делал ему комплемент. Наверно.

-- Я рад, - Сазис, наконец, пришел в себя и, сцепив пальцы в замок, положил их поверх живота, и довольно улыбнулся. - Побольше бы таких людей в нашем городе и жизнь была бы сахаром.

-- Да, - раздосадовано протянул Жерк, - жаль, что я не тут живу. Но за то, что я вас ограбил, вы меня уж извините.

-- Ну, что ты, что ты, - Сазис подошел к Жерку и, положив руку ему на плечо, повел к двери, - никто в этом мире не совершенен, и поэтому я тебя прощаю.

-- Большое вам спасибо, - Жерк чуть не плакал, - я все это время не знал, как мне жить, так совесть мучила, хотел даже податься на войну, но теперь, когда вы меня простили, я могу спокойно продолжить жизнь.

-- Я рад за тебя. А это кто? - Сазис наконец обратил внимание на того, кто пришел с Жерком.

-- Это мой..., ну, э, мы вместе работаем.

Курт довольно посмотрел на Жерка, и перевел взгляд на Сазиса.

-- Совершенно верно, - кивнул Курт, - мы партнеры в одном деле.

-- И, как я погляжу, дело у вас довольно прибыльное, раз Жерк смог столь быстро вернуть долг, - Сазис посмотрел на Курта, словно пытаясь проникнуть в его мысли и выведать тайны их прибыльного дела.

-- Да, и это полностью моя заслуга, - похвалился Курт, не обращая внимания на упорный и напряженный взгляд Сазиса. - Я, знаете ли, гений с рождения, а еще я очень добрый. Когда я увидел, как Жерк побирается на улицах, выпрашивая милостыню, прикидываясь умственно отсталым, что у него очень хорошо получалось, я сжалился над ним и предложил войти в долю. Ведь так Жерк?

Жерк стоял и улыбался, а его желваки так и бегали по скулам, похоже, ему стоило огромных усилий, чтобы не сорваться и не пнуть своего напарника. Но начни он орать по поводу того, как было на самом деле - хотя, там ничего такого и не было, за что стоило бы драться - может все выйти боком, и поэтому он просто, скалясь во весь рот, кивнул.

-- Мы с Жерком провернули неплохое дельце, но мы не собираемся на этом останавливаться. Верно, партнер?

-- Ну а то, как же, нас еще столько впереди ждет, - воодушевленно, и все с той же сдержанностью, махнул рукой Жерк и хлопнул по плечу своего компаньона. Курт от такого хлопка не удержался и растянулся на полу. Сазис тут же кинулся вперед и помог ему подняться.

-- Как интересно, - услужливо кряхтел хозяин дома, поднимая Курта. - Можно спросить, чем же это вы таким занимаетесь? Насколько мне известно, в последнее время о крупных кражах ни где не было слышно. Так, где же вам удалось найти столько золота?

-- О, нет, мы своих секретов не выдаем, - развел руками Жерк, и улыбнулся Курту, на что тот только хмыкнул, растирая ушибленное плечо, и недовольно отвернул голову. - И вообще, вы нас уж извините, но нам надо спешить. На дворе уже темнеть скоро начнет, а мы еще не нашли себе пристанища.

-- Понимаю, понимаю. Но помните, если вам понадобиться помощь, любая, особенно в вашем деле, я готов вам помочь.

-- Будем иметь ввиду.

Сазис остался позади, он стоял и с задумчивой улыбкой, провожал взглядом своих гостей. Жерк с Куртом направились к выходу. Мимо них прошел слуга, высокомерно задрав нос. Курт проводил того недовольным взглядом.

-- Курт, ты какого черта о нашем деле заговорил? - зашипел на него Жерк, убедившись, что никого поблизости нет, - он же теперь не уснет, пока не узнает, откуда мы с тобой столько добра натырили. Он теперь будет копать под нас, до тех пор, пока не выяснит какого у нас цвета трусы и за сколько куплены.

-- А ты думаешь, что он и без меня этого не стал бы делать?

Жерк поднял палец и открыл рот, потряс им, и бессильно его опустил, поняв, что Курт прав. Любой, получив такой долг, да еще зная, что никто при этом не ограблен, заинтересуется, где это раздают столько добра и не орут на всю округу, что их ограбили? Надо было об этом думать раньше.

-- Но ты, Жерк, хоро-ош, - Курт буквально таял от удовольствия, давно уже забыв о хлопке по спине, - ты его четырнадцать раз назвал дураком, а он и не понял, что к чему.

-- Заметил, да? - Жерк тоже был этим доволен. - Не хотелось так просто оставлять ему столько золота и не сказать пару ласковых на прощание.

Они вышли на улицу и втянули запах свободы от каких-либо обязательств, и тут же закашляли. Воздух пах смрадом с небольшой примесью гнильца. Прокашлявшись, Жерк указал направление, где находился постоялый двор, там он останавливался в прошлый раз. За одно там можно постараться узнать, кто это так позаботился о том, чтобы его отпустили, когда он будет грабить Сазиса.

Прыгая по кочкам, торчащим из грязи, они прошли немного вперед, но вскоре им пришлось остановиться, встав на более менее чистом низком крыльце. А все из-за спешащих людей, они, не разбирая дороги, бежали по грязи, падали, уходя в неё с головой, вставали и бежали дальше, радуясь как дети. Все они были веселые и подгоняли друг друга, говоря, что не успеют и пропустят все веселье.

-- Что, пойдем, посмотрим? - спросил Жерк Курта, глядя в след двум убегающим вперед.

-- Пошли, вдруг правда, что интересное.

Весь возбужденный народ ломился на главную площадь, похоже, все интересно происходит именно там. Протиснувшись среди собравшись, Жерк провел за собой Курта, поближе к центру, и когда они добрались до первых рядов, тут же остановились. Теперь понятно, что тут будет за зрелище, и чего тут столько народу собралось. В центре стоял постамент, обложенный хворостом, а в середине, привязанная к столбу, стояла девушка.

-- Что они задумали? - севшим голосом проговорил Курт. - Они же не собираются ее..., нет? - Он посмотрел на Жерка, но не увидел в его глазах знака отрицания, отчего Курт поник, и посмотрел на девушку.

Она не билась в истерике и не выкрикивала оскорблений или проклятий в адрес своих палачей, она была спокойна и даже больше, она выглядела веселой. Она смотрела на собравшихся с улыбкой. Курт поежился, должно быть у бедняжки от страха все перемешалось в голове, она выглядит так, будто не понимает, куда ее привели и, что хотят с ней сделать. В какой-то момент ее взгляд упал на него, и он почувствовал, как защемило сердце, и все из-за того, что он не может ей помочь.

-- Что она сделала? - Курт тряхнул рядом стоящего, изрядно пьяного и веселого мужика.

-- Хто ее знает, - мужик сильно качался, но не падал, хотя его глаза бегали так, словно танцевали польку, должно быть пытались поспеть за ходом мыслей. - Ик, но ховорят, я сышал, одним ушком, что она ведьма. Она как будто бы плюнула кому-то в лицо, и у тохо на носу выросла доровенная бородавка, ик. Во-о такая!

Мужик раскинул руки, чтобы показать размер бородавки, при этом, явно привирая и, не удержавшись таки на ногах, рухнул на землю.

-- Все ясно, - спокойно кивнул Курт и, оттолкнув пьяного ногой, подвел итог. - Идиоты, что с них взять? Жерк, мы не можем оставить ее им, они же ее убьют.

-- Да я и сам знаю, - раздраженно махнул он рукой, продолжая всматриваться в толпу. Но тут его взгляд просветлел. - Ага, нашел! Курт, а ну-ка, отсыпь-ка мне немного золотишка, кажется, я знаю, что надо делать.

Курт при этих словах немного помедлил, все же, с одной стороны это золото досталось им с большим трудом, а с другой, жадничать не хорошо, тем более когда речь идет о жизни человека, на такое даже он не пошел бы. Курт, конечно же, не думал ни о чем таком, но что-то в нем его так кольнуло, что он резко засунул руку в мешок, чтоб не передумать, нащупал там шкатулку и, скрепя зубами, воткнул ее в живот Жерку. Тот быстро ее схватил и направился через всю площадь, к другой стороне шумной толпы, где стояли люди одетые поприличнее. Отсюда не было слышно, о чем говорил Жерк с одним из них, а потом и с другим, одетым в рясу священника, но Курт знал, что он договаривается о свободе девушки. Жерк незаметно передал шкатулку, набитую драгоценными камнями, и священник, увидев содержимое, подтер слюну и еле заметно кивнул. Широко шагая, Жерк вернулся на место и, показав Курту знаком, что все в порядке, стал наблюдать за продолжением зрелища.

Палачи девушки в компании священника и того, у которого якобы выросла бородавка, совещались минуты три, взвешивали шкатулку и украдкой заглядывали внутрь, проверяя ее содержимое. Изредка поглядывали на Жерка, но тот делал вид, что он и не подходил к ним, отводил взгляд и сочувственно качал головой, когда смотрел на девушку. Наконец, из той кучки выделился священник и в компании "оплеванного" вышел на середину площади.

-- Прошу минутку внимания, - призвал всеобщее внимание священник, вскинув руки вверх. - Нами, только что были получены новые сведения, из которых следует, что эта девушка не виновата. Это подтверждает и сам Уструс, пострадавший от рук ведьмы. Он говорит, что он был под чарами и не видел, кого обвиняет, но сейчас он прозрел и привел нас в чувство, не позволив совершить тяжкий грех.

Большая часть толпы, всколыхнулась и пошла волной, возмущаясь и сотрясая над головой руками, требуя продолжения казни, раз уж они собрались. Но священник нашел, что сказать, дураков, как известно, в священниках не держат.

-- Одумайтесь! - кричал он. - Что вы требуете?! Вы хотите казнить невинную душу?! А если бы на ее месте были вы, несправедливо осужденные? Неужели вы хотите взять на свою совесть такой грех и убить невинную?

Больше возмущаться никто не стал, наступила неловкая тишина, кто-то кашлял, почесывал в затылке, а кто и просто виновато уставился в пол. Священник довольно кивнул, и жестом приказал страже снять со столба девушку.

-- Мир с вами, дети мои, - окрестил священник толпу. - И помните, зло будет наказано, мы вот-вот поймаем истинную виновницу, и справедливость восторжествует.

Толпа восприняла эти слова на ура, все зашептались и некоторые даже стали ставить ставки на день, когда будет поймана новая ведьма.

Священник поправил вылезающие жемчужные бусы из кармана и, улыбнувшись, кивнул Жерку. Тот тоже кивнул, и они с Куртом смешались с толпой. Их желания совпали не только в том, что надо спасти эту девушку, но и в том, что они не хотят получать благодарность от нее. Мало ли насколько она громко будет их благодарить. Вдруг разрыдается на всю улицу и у некоторых, у тех, у кого, что-то да варится в их дырявых котелках, что-то промелькнет насчет того, что она не просто так их благодарит. Тогда гляди, и их привяжут к этому столбу. Но они оба надеялись, что у нее хватит мозгов, чтобы убраться из этого города как можно дальше и, как можно быстрей, и постараться не влипать в подобные истории, хотя от этого, в это время, никто не застрахован.

Толпа, лишенная зрелища, решила не терять время зря и прямиком направилась в кабаки, требуя выпивки еще на улице. А Жерк с Куртом, выбравшись из этой толпы, направились искать ночлег. Они пошли по старому адресу, где когда-то останавливался Жерк, это было не далеко и условия для проживания вполне даже ничего. Хозяин этого постоялого двора, на удивление, узнал Жерка и приветствовал его как лучшего клиента, хотя он и был тут всего второй раз и опять же проездом. Это было странным, поскольку этот дядя не славился уж таким душевным гостеприимством, но наши герои были измотаны долгим путешествием, и поэтому не стали к этому придираться, ну рад и пусть радуется, никому же от этого плохо не станет. Хотя бы до завтра, а там надо будет расспросить этого улыбчивого о его доброте и о том, кто сдал Жерка Сазису.

Когда они улеглись, после небольшого ужина, за окном уже было темно, и кровать показалась такой мягкой, что оба провалились в сон, едва голова коснулась подушки.


Выспались на славу. Курт этой ночью не буянил, что за ним наблюдалось в некоторые ночи, и Жерк чувствовал себя исполненным желанием двинуться дальше, на поиски новых жертв, для разграбления. Эта тема была поднята сразу, как оправились в уборных, и направились вниз, чтобы позавтракать. Поскольку цель ограбления они так и не определили за долгую дорогу в этот город, дискуссия выдалась довольно жаркая, каждый настаивал на своем драконе, предполагая, что у него больше добра и местность, для дела очень хороша. Усевшись за столик, они заказали как на целую компанию, но ели вдвоем, набивали животы и размахивали руками, а за одно и едой, доказывая свою правоту. Многие, кто сидел недалеко, и которым надоело уворачиваться от летящих в них кусков пищи и брызг выпивки, отсели подальше и наблюдали оттуда, как тощий и толстый орут друг на друга, но при этом дело совсем не клонится к драке, что не могло расстраивать окружающих, и это же их очень удивляло. Можно было подумать, что эти двое получают удовольствие, обзывая, и посылая друг друга, кто куда горазд.

-- Ну, нет, - возмущался Курт, тыча в Жерка куриной ножкой, - я тебе что говорил? Твоя идея рыхлая, как то, что ты прячешь под своими доспехами. Мой вариант идеален, как всегда, прошу это заметить.

-- Да что ты говоришь? Как же я могу это забыть?! - язвительно восхитился Жерк. Откусив кусок курятины побольше и, специально не закрывая рта, продолжил. - Я помню, твой гениальный план. Помнится, мы тогда чуть с коркой не прожарились, а в итоге я еще и лошадью поработал.

-- Хватит наговаривать, то, что ты раздавил лошадь, я не виноват, - Курт, морщась, отбивался от крошек летящих от Жерка. - И вообще, закрывай рот, когда жуешь.

-- Да пожалуйста. - Жерк закрыл рот и утер его рукой. - Но в любом случаи, мой вариант, что не говори, лучше. Тут и не далеко, и там точно он один, да и местность там, что надо.

-- Да видали мы твою местность, спрятаться негде, он нас потом и в хвост и в гриву, а может и еще куда! - стучал по столу Курт, отчего прыгали тарелки и кружки. - Ты слушай меня, и мы будем купаться в роскоши!

-- Роскошь, штука хорошая, но это когда будет?! - Жерк тоже перешел на крик, но Курт, в отличие от посетителей, не попятился от него. - Мы из твоего ущелья, если и выберемся, то только на корячках, причем туша друг другу задницы! Нам тогда не роскошь нужна будет, а мягкие сидения, чтоб бобо не было нашим попкам!

-- Эй, не трогай мою нижнюю часть спины! - Курт привстал, предупреждающе подняв палец. - Это святое!

-- Да плевать я хотел на твое святое! - Жерк тоже привстал.

-- Вот только попробуй, - проговорил Курт, сквозь сжатые зубы. - Только плюнь, и я...

-- Привет, мальчики.

Жерк, зажав в зубах куриную ножку, повернул голову на голос, Курт с вытянутым пальцем так же развернулся. У их столика стояла та самая девушка, которая вчера была привязана к столбу, для сожжения в качестве развлечения местного народа. Жерк, не выпуская еды изо рта, посмотрел одними глазами на Курта, тот посмотрел на него тем же взглядом - они поняли друг друга без слов: делать вид, что они ее не узнали.

-- Кхм, - прокашлялся Курт, и тут же привел себя в порядок, располагаясь за столиком, - мы можем вам помочь?

-- Ведь это вы, да, это вы вчера меня спасли?

-- Что? Не, мы никогда, - замахал головой Жерк, присаживаясь. - Мы никого не спасаем! Мы, вообще, сами кого хочешь замучаем, но не спасем, у нас работа не та, да и людей мы не любим, во всяком случаи настолько, чтобы спасать.

Курт закатил глаза, услышав такую ахинею, на что Жерк пожал плечами, как бы спрашивая, что ему не нравится в его словах? Курт выставил руку и покачал головой, показывая, что все нормально, после чего снова повернулся к девушке.

-- Так, девушка, чем мы вам можем помочь? - Курт взял дело в свои руки, решив, что так будет надежнее. - Мы вам что-то должны?

-- Э, нет, - неуверенно ответила она.

-- Тогда в чем дело?

-- Да? - деловито поддержал Жерк Курта, и тот довольно кивнул. - Что вам надо от порядочных людей, занимающихся обычными делами?

-- Жерк, - позвал его Курт, пригнувшись к столику, и призывая сделать тому то же самое, и когда Жерк подтянул к нему ухо, тихо сказал. - Ты чего съел, что такую чушь несешь?

-- Сам не понимаю, - вращал глазами Жерк, - я сначала говорю, а потом думаю.

-- Тогда лучше молчи, я сам с ней разберусь. - Жерк кивнул и, сделав серьезное лицо, выпрямился, и они снова посмотрели на девушку, та продолжала стоять рядом. - Так вы нам объясните, чего вы хотите?

-- Я не люблю оставаться в долгу.

-- Ну, а мы тут причем?

-- Как же? - подняла она брови. - Ведь это вы меня вчера спасли.

-- Эй, потише, - зашипел на нее Курт, и огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что ее никто не услышал. - Слушай, скажи просто спасибо и иди, мы будем и этому довольны.

-- Я не могу. Я всю ночь прождала, чтобы вас увидеть.

-- Ты всю ночь пробыла на улице? - ужаснулся Жерк. - Там же холодно.

-- Не очень, - махнула девушка рукой, - но меня все равно сюда не пустили бы.

-- Я понял, - Курт развалился на стуле, - ты хочешь денег. Решила, раз мы смогли тебя вытащить, заплатив тому в рясе, значит, сможем подкинуть немного деньжат и тебе, я прав?

-- Нет, - покачала она головой, совершенно сбитая с толку.

-- Сколько тебе? - Курт подтянул к себе мешок и уставился на нее. Жерк вытаращил на него глаза и не моргал, он не мог поверить в то, что Курт отдает свое добро, да еще добровольно. Может, у него опять приступ начался? - Чего молчишь, сколько тебе надо, чтоб ты ушла? Давай быстрее, у нас дел много...

Курт заткнулся, как только увидел, что у девушки на глаза навернулись слезы, а нижняя губа задрожала. У нее был такой вид, будто она сейчас разревется во весь голос.

-- И вы туда же, - начала всхлипывать она, - все меня гонят, никому я не нужна.

По щекам девушки потекли струйки слез, и Жерк тут же встал, подошел к ней и усадил за стол.

-- Успокойся, мы тебя не гоним, просто хотим знать, что ты хочешь, и все.

-- Ага, - недовольно кивнул Курт, продолжая оглядывать по сторонам, некоторые люди уже смотрели на них.

-- Я просто хотела узнать, не могу ли я вам чем-нибудь помочь, чтобы отблагодарить. Мне больше ничего не надо.

-- Но мы же тебе сказали, - шикал на нее Курт, - скажи спасибо и все.

-- А-а-а!!! - девушка разрыдалась таки, и все тут же уставились на них. Жерк с Куртом стали в ответ им улыбаться, и кивать головой, что, мол, все в порядке, не стоит беспокоиться.

-- Замолчи, - снова зашипел на нее Курт, - ты что, опять хочешь к тому столбу на площади вернуться?

-- Не-ет, а-а, я не хочу-у-у!

-- Ой, - поморщился Курт, - Жерк, ну заткни хоть ты ее.

-- Как? - развел руками Жерк.

-- Да я откуда знаю, но если она сейчас не замолчит, то нас всех повяжут.

-- А возьмите меня с собой, - Жерк с Куртом замерли и, выпучив глаза, уставились на девушку. Сказав эти слова она даже не всхлипнула, и вообще не было видно, что она плакала. Она сидела, широко улыбаясь, и смотрела на них так, словно они втроем давно вели светскую беседу, и этот вопрос, что она задала, вышел как бы само собой разумеющееся.

-- Чего? - только и спросил Курт.

-- Меня, с собой, возьмите, - раздельно повторила она, улыбаясь еще шире.

-- Куда?

-- А куда вы, туда и я.

-- Сума сошла, что ли?

-- Почему? Вы же нормальные. - Жерк с Куртом посмотрели друг на друга. - Да и к тому же, там, похоже, много золота. А я всю жизнь, что провела на улице, мечтала о богатстве.

-- Кто ей рассказал? Ты рассказал?! - Курт подскочил со стула и начал тыкать пальцем в Жерка. - Ты что, в предатели записался?!

-- Да отстань ты от меня! Думаешь мне делать нечего, как только трепать языком об этом? Да и когда бы я это успел?

-- Да, точно. Извини, сорвался, - Курт вздохнул, сбрасывая нахлынувшую на него ярость. Открыл глаза и посмотрел на девушку. - Значит, слушай сюда, а лучше читай по губам: иди домой. Там, куда мы направляемся, очень жарко, оттуда даже можно не вернуться. Там очень опасно, понимаешь?

-- Я не умею читать по губам, - простодушно моргала девушка, и Курт в беспомощности провел рукой по лицу, - а то, что там жарко, это не важно, я терпеливая, и я готова на все, только возьмите меня. Мне некуда идти.

-- Курт, может, я и ошибаюсь, но, по-моему, нам от нее не избавиться.

-- Да я и сам вижу, - раздраженно ответил он и, положив локоть на стол, подпер рукой голову. - Уверен, если мы ее пошлем, то она опять реветь начнет, и ее узнают, а заодно и нас... Ух, и что нам так не везет? Вот и спасай людей после этого.

-- Так вы меня берете? - засияла девушка. - Здорово!

-- Да, очень, - но ни Жерк, ни Курт даже не улыбались, а просто сидели с кислыми лицами и смотрели не нее, на свою новую спутницу, на то, как она подпрыгивает на месте, и как заводная весело машет руками.

-- Нам вместе будет так весело! О, а меня зовут Роксана, но можно просто Рокси, а вас..., стойте, стойте, я слышала. Тебя, - она указала на Жерка, - зовут Шорк, а ты Куст. Верно? Вот здорово! А куда мы поедем? Это в другом городе или где-то рядом? Знаете, я никогда не была в Вилиаране. Вы туда не собираетесь? Говорят там очень красивые сады.

Курт, не отрывая головы от руки, повернул ее и посмотрел на Жерка, тот сидел с вытянутой шеей, не шевелясь, и смотрел круглыми глазами на девушку. Курту захотелось убрать руку и удариться головой об стол, чтоб от удара проснуться, и понять, что это все ему только снится. А Роксана, между тем, продолжала болтать, и вроде бы говорила с ними, и в тоже время само с собой, не требуя у них ответа.

-- Чую, будет весело, - вздохнул Жерк и, наконец, моргнул...


В итоге, все оказалось не так уж и плохо, как можно было представить, за исключением некоторых моментов. Ну, во-первых, Роксана много говорила обо всем и обо всех, правда она обещала, что будет молчать об их деле даже под страшными пытками, во что очень хотелось верить. Но ей все равно не было сказано, чем они занимаются. Это было отложено до тех пор, пока они не выйдут из города, а потом, если она откажется, будет уже проще расстаться. Ну, и, во-вторых, пожалуй, самое главное, она приняла на себя обязанности делать припасы для поездок. Конечно, ее об этом никто не просил, а когда она это объявила, было уже не отвертеться от этого. Жерк чуть слезами не обливался, ходя с ней по рынку пополняя провизию. Она зарубала на корню любое предложение взять такие вещи, шамки...


Ну, шамки, как мы с доком поняли из записей, это по сути, что-то вроде наших чипсов. Такая же вкусная и бесполезная еда.

...А жареное мясо, что составляло их основной рацион в пути, и которое также быстро заканчивался, она брала самую малость. Взамен всего этого, она брала лепешки, воду - вино она тоже забраковало - вяленое мясо, взамен жаренного, и прочую гадость, от которой Жерк, шедший за ее спиной, плевался и морщился, зеленея на глазах. Но он все же умудрился незаметно набрать то, что позволит им с Куртом продержаться, когда они тронутся в путь, в том числе и пару бутылок вина, и запихал поглубже в сумки, следуя за Роксаной. Будь Курт рядом, они бы вдвоем набрали больше, но его не было, он куда-то отлучился, сказал, хочет сделать сюрприз, и ушел. Договорились встретиться у телеги, и уже оттуда сразу отправится в путь, а то и так уже тут загостились.

Расстроенный и подгоняемый Роксаной, Жерк вошел в конюшню, и, заметив Курта, припустил к нему, чтобы нажаловаться на то, какие они теперь несчастные, а так же на то, что Роксана, по его мнению, заслона, чтобы испортить им жизнь. Но когда он подошел ближе, то замер и уставился на телегу, где лежали новые доспехи.

-- Нравится? - гордо спросил Курт, кивая на них.

-- А-то, - прохрипел Жерк, в горле от увиденного все пересохло. Доспехи были красивые, блестящие и, похоже, его размера. - Ты ведь их не украл?

-- Представь себе, нет. Купил.

-- Должно быть, кучу золота отдал, доспехи то знатные, любой наемник посчитал бы за честь носить их.

-- Значит, тебе многие будут завидовать, - улыбнулся Курт.

-- Что? Как? Хочешь сказать, что ты их купил для меня?

-- А ты посмотри на размер, думаешь, я смогу их носить? Жить в них, да, но не носить, так что забирай.

-- Ты уверен? - с опаской спросил Жерк, и покосился на Курта, нет ли у того приступа, каким он страдает временами. Но тот выглядел, как обычно.

-- Жерк, бери, пока дают, а то потом поздно будет. К тому же, эти твои доспехи старые и помятые, а в последнее время они защищали не только тебя, но и меня. Так что считай, это нам обоим, а не только тебе, понятно? - Жерк закивал, уже предвкушая, как он их будет примерять. Курт развернулся, достал железный рукав доспеха и начал сгибать и разгибать его в локте. - Слышишь? - спросил он.

-- Чего? - удивился Жерк.

-- А ничего, - засмеялся он, - они не скрипят, как твои, а это уже стоило того!

-- Эх, а ну, пусти! - Жерк бросил сумки и весело кинулся на телегу. Одним рывком содрал со своей груди железный панцирь, обнажив свою цельную, красную пижаму, швырнул его в повозку, и тут же принялся за пряжки, удерживающие пластины на ногах, но в этот момент, Курт тактично кашлянул. Правда, Жерк его не услышал, и продолжил бороться с железными штанами. Тогда Курт его толкнул, да так, что Жерк упал плечом на телегу и замер в позе с поднятой ногой, застрявшей в железной одежде. - Ты чего?

Курт молча указал бровями за его спину и чуть в сторону. Жерк обернулся и вскрикнул, но, опомнившись, сделал суровое лицо.

-- Рокси, ты не могла бы выйти, я тут переодеваюсь?

-- Да, пожалуйста, - развернулась она, и как ни в чем не бывало, пошла к выходу. - Кстати, у тебя порвано, там, сзади, пониже спины.

Она это сказала не поворачиваясь, а когда она вышла, Курт потянул шею, чтобы посмотреть на то место, где порвано. Жерк стоял, не шевелясь, и одними глазами смотрел, как Курт тянет шею, пытаясь заглянуть ему за спину, и тянул он шею, пока не увидел взгляд Жерка, от чего сразу же замер.

-- Что? - поднял Курт брови.

-- Да ничего, - просто ответил Жерк, - но еще вытянешь шею на сантиметр, и я тебе по ней так вдарю, что ноги отвалятся. Отстань от моих дырок! Может, она моя счастливая дырка! Что уже нельзя иметь дырку, чтобы тебе на это не указали?

-- Да чего ты так разошелся? Подумаешь, дырка! - Курт выпрямился, и пошел к выходу. - Пойду-ка я схожу, и бельишко нам пригляжу. А то я тут вспомнил, что и у меня есть такая беда с дырками.

-- Только не бери поношенное! - крикнул ему вслед Жерк.

-- Я всегда мечтал о шелке, - услышал он в ответ.

И Жерк, поджав губу, задумался над предложенным, принимая решение. Покачал головой и решил, что шелк это вполне даже ничего. Согласно кивнул, самому себе, и продолжил переодеваться.

Выйдя из конюшни, сверкая отполированными доспехами, в солнечных лучах, Жерк стал прогуливаться. Прошел в одну сторону, выпятив грудь и обходя лужи, прошел в другую, заложив руки за спину, с таким видом, будто бы просто прогуливается. А на лице неподдельное счастье и гордость за свою обновку. Все, кто видел его, кивали головой ему в приветствии, и он отвечал, склоняя голову, учтиво улыбаясь. Так он прогуливался довольно долго, он бы весь день так проходил, да и ночью бы еще задержался, но вернулся Курт с Роксаной. Они вдвоем оценили на высший бал внешний вид Жерка, чему он еще больше обрадовался и принялся хвастаться. Минут пять он вращался в конюшне, показывая способности своей новой брони, и не забывая, время от времени, благодарить за подарок Курта. Тот смущенно отмахивался, обещая содрать половину стоимости при первой же дележке добычи.

После этих демонстраций доспех, они, наконец, выехали из грязного и малоприятного города, не чуть не жалея, что с ним расстаются. Но за всеми этими хлопотами, связанными с новым компаньоном и приобретением новой брони, они совсем забыли пообщаться с хозяином той ночлежки. Но Жерк не сильно расстроился, решив, что тот никуда не денется и с ним можно будет побеседовать и позже, к тому же сейчас его мысли были заняты новыми доспехами. Как же давно он ничего подобного не носил. Это было похоже на сон, хотя во сне так не орут. Примерно через час, после отъезда из города, Курт почувствовал, как у него бурчит в животе, и он начал копаться в еде, желая пожевать шамки. Вот тогда-то и поднялся крик на высоких нотах, когда он их не обнаружил. Жерк пытался его утихомирить, привести доводы, которыми "кормила" его Рокси на базаре о здоровой пище, о нехватке в организме витаминов, упадка из-за этого сил, но это было только по началу. Через минуту, когда и его живот заурчал, требуя нормальной, привычной еды, он опомнился и встал на сторону Курта, и они вдвоем набросились на Рокси. Только все это бесполезно было, что кричи, что не кричи, она все это мимо ушей пропускала, и талдычила о полезной еде, и о том, что с жареным мясом в долгий путь не отправляются. Ну, на наших воришек, это тоже не производило впечатления.

-- Да знаешь, где я видел твое здоровое питание?! - кричал Курт, продолжая копаться в сумке, все еще надеясь найти, что-нибудь съедобное. - Я без своей диеты, не продержусь на нашей работе! Ты моей смерти хочешь?

-- Как я могу чего-то хотеть, если я не знаю, чем вы занимаетесь?

-- И лучше тебе не знать, - отшвырнул он очередную сумку и тут же замер. - А впрочем, почему же нет? Сейчас я тебе все расскажу, - злорадно пообещал Курт и подсел ближе. - Представь себе двух безумцев, которые возомнили, что могут одурачить самих драконов и ограбить их. Так вот, эти безумцы, мы с Жерком. Мы с ним, рискуя шкурами, отправляемся в самое пекло, подставляем свои задницы в качестве мишени, и все ради того, чтобы собрать жалких, пару золотых монет. Что скажешь на это?

-- Это правда? - Роксана посмотрела на Жерка, тот сидел с другого боку, облокотившись на борт телеги, медленно поедая лепешку, отрывая от нее по кусочку, с ухмылкой кивнул. - Ну и здорово.

-- Что? - Курт посмотрел на Жерка, и снова на нее, - что ты сказала?

-- Я говорю, здорово придумано. А главное работает, ведь работает? Конечно, работает, глупая я, если вы тут и с мешком золота. А вы знаете, что драконы разговаривают? - она говорила об этом так спокойно, словно они едут не драконов грабить, а лампочки выкручивать у светлячков.

-- Да, - Жерк подвинулся ближе, - но откуда это знаешь ты?

-- А, - махнула Рокси рукой, - мне однажды надо было укрыться, и я забрела в одну пещеру, и наткнулась на дракона. Плохой он. Говорит привет и тут же добавляет, что меня сейчас съест. Ну, кто так делает?

-- Я бы мог тебе еще троих назвать, подобных, - усмехнулся Жерк и пихнул Курта, который улыбался во весь рот.

-- Определенно, - кивал Курт. - Так значит тебе на это все равно, на то, чем мы занимаемся? И ты готова присоединиться к нам?

-- А есть такие, кто был бы против? - удивилась она.

-- Возможно, - сказал Курт и обреченно покачал головой. - Ладно, мы тебя берем, думаю, мы найдем тебе работку.

-- Только она не будет отвечать за припасы, - тут же вставил Жерк, махая перед собой лепешкой.

-- Этот вопрос не подлежит обсуждению, - согласно кивнул Курт.

-- Но вы не правильно питаетесь, - надулась Рокси, - и я уверена, что у вас не хватает на долго того, что вы покупаете.

-- Ну..., э-э, то есть..., мы..., ну..., - замялся Жерк, и Курт тоже не нашел, что сказать, они только посмотрели на старые, помятые доспехи в углу телеги, вспомнив, как эти железяки, спасали их от разъяренных хозяев того добра, что они хотели позаимствовать в голодный день путешествия. - Что, правда, то, правда. Но я все равно не пойду на то, чтобы всю дорогу жевать то, что покупаешь ты, Рокси. Я с такой диетой похудею и ослабну.

-- Э, нет, - поднял руки Курт, - ты нам слабый, вялый и тем более худой не нужен, как и я, не способный бегать. Предлагаю, делать запасы поровну. Закончатся наши, перейдем к твои, что скажешь?

-- Я подумаю, но ничего не обещаю, - деловито ответила Рокси, погоняя лошадь поводьями.

-- Превосходно, я рад, что у нас не дошло до драки. Итак, - Курт потер руки, - так где, ты говоришь, нашла пещеру с драконом, который хотел тебя съесть?

По словам Рокси, место, где обитает дракон у черта на куличка, но по этому поводу никто носа не весил. Теперь у них никаких обязанностей ни перед кем нет, и они могут не спешить. А золота, в мешке Курта, которым, он на удивление решил поделиться, оказалось предостаточно, чтобы жить как короли ни один месяц. Ну, они так думали. Кто бы мог подумать, что когда золота много, то оно не держится в руках? Столько всего хочется попробовать и испытать, что дух захватывает, а на это, как вы понимаете, нужны деньги. Одним словом, через неделю всех их запас сошли на нет, а ведь не проехали и пол пути. Денег нет, зато впечатлений на полную ванную. Для примера скажу, что доспехи Жерка, те, что новые, теперь выглядели чуть лучше, чем старые. Я молчу о его лице, а о Курте и Рокси вообще не хочу вспоминать, чтоб не пугать вас.

Но после таких гулянок они дали клятву, что больше так себя вести не буду, хотя это стоило того. И все же они завязали, дав обещание, что не позволят себе подобного до тех пор, пока не осядут, где-нибудь. После клятв и попыток вернуть лицам первоначальный вид, они набрали припасов и снова отправились в путь. Дракон их уже заждался...


Черт, стучатся. А, собственно, чего это я? Я все равно не люблю описывать долгие путешествия, какое предстоит героям. Всякие там поля, луга, голубые озера, пустыни..., тьфу, боюсь, начну повторяться, а вы меня тухлыми помидорами зашвыряете... Да иду, кому там так не терпится нагоняй получить? ... Ха, отгадайте, кто пожаловал?! Он самый, док вернулся! Хромой и немного покошенный, но наш, док! Как мы вас тут не ждали, вы бы только знали! Да ладно вам краснеть, давайте лучше рассказывайте страшные истории о городской больнице, мы ждем... Ага?!... Идите вы, серьезно?!... Ого! ... Что вы говорите?!... Вы не поверите, брешет и пену со рта не утирает, во, разошелся! Говорит, таблетки заставляли его глотать размером с крышку от унитаза. И это притом, что он ногу сломал, а? Еще бы сказал, что врачи марихуану заставили его там выкурить... Что? Вот тебе раз! Он, оказывается, и без них ее курнул. И кому я на больной мозоль наступил, что к моему берегу прибило такого? Док, сделайте доброе дело, заткнитесь, я уже насытился вами, садитесь и продолжайте перевод, а то я тут один уже запарился, даже в туалет сходить некогда... Нет, это не я пускал струю с балкона, когда вы внизу шли, но если я найду того, кто это сделал, обязательно пожму ему руку. Он на вас попал? Стойте! Не надо ко мне приближаться, я и отсюда вижу, как вам досталось. Садитесь за перевод, а то мы все скучаем по вашим умственно отстал..., то есть я говорю, по забавным словечкам. Уф. Итак, давайте вернемся к событиям в мире Анагора, кажется, там снова намечается что-то интересное.


...Ввожу в курс дела. Наша троица проделала большой путь, и теперь до гор Ширгара, где поселился дракон, оставалось проделать совсем немного пути. Но сейчас была ночь, и они устроились на ночлег. Над головой звездное небо, а по бокам, с одной стороны стоянки, густой лес, а с другой виднелись заветные горы, где проживал их потенциальный..., э, в общем, тот, кого они хотят ограбить. Картина для счастливого семейства, отправившегося на пикник, красота и только, аж дух захватывает, и все бы хорошо, но. Костер, еще не потерял свою силу, с того момента, как в него подкинули последние поленья, перед тем, как лечь спать, а Курт был уже на ногах. Хотя всего минуту назад он храпел так, что земля содрогалась. Он был весь на взводе, волосы встали дыбом, а глаза сверкали и бегали как у безумного. Курт стоял, бросая хищные взгляды по сторонам, и тряс руками, будто тренируясь перед тем, как кого-нибудь задушить. Напротив него стоял, в одной пижаме, Жерк и в полусонном состоянии смотрел на Курта. Такое он уже видел и сильно не беспокоился.

-- А! - закричал Курт, выбрасывая в сторону Жерка указательный палец, - боров ты свиноматочный! Я знаю, что ты задумал! Думаешь, как только я усну, стянешь мои штаны! Я видел, как ты на них смотришь. - Курт яростно притянул руки к груди и с выступившими от усердия жилами на шее проорал, - ОНИ МОИ-И!!!

Жерк продолжал стоять, не обращая никакого внимания, только зевнул и почесал рукой пониже спины.

-- Давай, подходи, кладбище для жаркого! - Курт стал махать руками, выбивая дух из невидимого противника. - Сейчас я тебе отобью все внутренности! Будешь знать, как воровать мои штаны!

Курт, быстро передвигаясь и перекатываясь, стал приближаться, а когда подобрался совсем близко, накинулся на Жерка и вцепился зубами ему в плечо. Больно не было, скорей щекотно, но Жерк продолжал стоять, с полу прикрытыми веками - он проснулся, как только Курт начал возмущаться. Но просыпаться до конца он не хотел, ведь Курт сейчас успокоится, еще минуты две и можно обратно ложиться спать. Но ту Жерк вспомнил о Рокси, она была в нескольких шагах от него. Кутаясь в одеяло, она пятилась назад, не спуская глаз с рычащего Курта.

-- Не бойся, - попытался успокоить ее Жерк, - с ним бывает такое. Это не опасно, если не мешать, и это быстро проходит. Он скоро устанет.

Рокси остановилась, а Курт, как паук прополз под левой рукой у Жерка и, укрепившись у него на спине, впился в шею, и тут же обмяк, повиснув на свих же зубах. Жерк аккуратно снял его со спины и отнес на место. Положил и накрыл одеялом.

-- А что с ним? - спросил Рокси, усаживаясь на прежнее место.

-- Не знаю, - пожал плечами Жерк, - но ты ему не говори об этом.

-- А он разве не знает, что с ним происходит?

-- Я думаю, он даже не догадывается.

Жерк постоял еще минуту над Куртом и, убедившись, что тот больше не встанет, это никогда не повторялось дважды в одну ночь, но проверить стоило, отправился спать.

Днем ни слова не было сказано о том, что случилось ночью. Хотя Курт заметил, что Рокси, как-то странно на него посматривает. Он бы обратил на это внимания, и попытал бы ее на этот счет, если бы не знал ее, и то, как она себя парой ведет.

Они покидали вещи в повозку и тронулись в путь. Горы быстро приближались, и Рокси начала вспоминать точное место, где она нашла пещеру. Петляли они несколько часов, то к одному приметному выступу, то к другому, подъезжая к которому Роки простодушно взмахивала руками и сообщала, что это не то, и что надо было ехать совсем в другом направлении. Курт, скрипя зубами, пытаясь не говорить, разворачивал телегу, и они ехали к другой примеченной Роксаной скале.

-- Вот, туда, это точно, - указывала она, - я помню, вон тот большой камень.

-- Я надеюсь, что это так, - ворчал Курт, сгорбившись, - а иначе, я начну злиться.

-- Кстати, Рокси, а как ты попала в эту пещеру? - спросил Жерк.

-- Это просто, - махнула рукой, - когда я тут проходила, то наткнулась на путешественников. Они то за мной и гнались.

-- Что, опять в качестве ведьмы тебя гнали? - пошутил Курт.

-- Ага, - кивнула Роксана, и Жерк с Куртом тут же выпрямились, выпучив глаза, но, не глядя на нее. То, что они спасли ее от огня в Рагнаре, где ее собирались жечь как ведьму, несомненно, было правильно, ведь ведьм нет, во всяком случаи в этих краях, а значит, жители собирались убить невинного человека. Но сейчас, когда она говорит, что уже второй раз ее называют ведьмой, хочешь, не хочешь, а задумаешься, вдруг те люди были прав? - Да что вы такие лица сделали, я не ведьма.

-- Ну, - закинул руку Жерк за шею и потер ее, - мы..., мы тебе верим, но..., но чего это они тебя ведьмой-то называют?

-- Да дураки они, - выругалась она и зло надулась. - Я когда набрела на их лагерь, они уже все спали, и поэтому я не хотела их будить, и старалась пройти как можно тише. Мне кушать хотелось, и я подумала, что они не станут возражать, если я возьму, что-нибудь у них поесть. Правда, то, что они с собой везли и собак кормить жалко этим...

-- Рокси, не отвлекайся, - упрекнул ее Курт.

-- А, да. Ну, так вот, стараясь никого не будить, я прошла между ними, но у костра, я споткнулась и перевернула кружку с вином, кто-то оставил ее недопив. Вино попала в костер, и тот вспыхнул, ну вот это кто-то и увидел. То есть он увидел, что я стою, а передо мной вспыхнул огонь. Дальше, разбираться никто не стал. Все закричали и в чем были, погнались за мной. Вот так я и попала сюда.

-- Ха, надо же, - усмехнулся Жерк, - вот идиоты. Но я тоже бы за тобой погнался. Я никогда не видел ведьм.

-- А что случилось в городе? - спросил Курт, уже более расслабленно.

-- Ну, там еще проще, - она смущено улыбнулась, - ко мне стал приставать один. Ну, я ему и отказала, пнув его куда надо. Ему это, конечно, не понравилось, вот он и стал кричать, что я ведьма, тыча в свою бородавку, - зло прищурилась Рокси, вспоминая тот день. Но, моргнув, она вспомнила, где находится, и быстро добавила, - она у него всегда была, я не виновата в этом, честно.

-- Все ясно, - подвел итог Курт, - людская глупость опять себя проявила.

Разобравшись с предрассудками, они как раз подъехали к нужной горе. Огромное нагромождение камней и валунов, покрытые редкой и сухой растительностью - унылый серый пейзаж. Она была очень большой, вершина горы вспарывала медленно плывущие над ней белые облака, а если ее обходить, то на это уйдет ни один день. Но к счастью нашим героям повезло, поскольку пещера была не высоко, и больше того к самому проему, к зияющей черной дыре, можно было подъехать на телеге.

Поднявшись по склону, они остановились недалеко у входа, спрятавшись за скалистым выступом, и стали вырабатывать план ограбления. Местность оставляла желать лучшего - за камнями не спрячешься, а, отойдя от горы всего на несколько метров, попадаешь в пустыню, там и подавно негде скрыться, если только прикинуться барханом, но и то вряд ли поможет. Так что отступление следовало продумать заранее. Идея прийти ночью была тут же поднята на смех, поскольку драконы ночью видят еще лучше, чем днем, а они только ноги переломают в момент побега с награбленным.

За время обсуждения из пещеры пару раз доносились слабые рыки, что означало, что клиент на месте. С одной стороны это хорошо, поскольку это означало, что они пришли по адресу, а с другой, этот же клиент мог их пережевать на ужин и спасибо не сказать за то, что еда сама пришла в гости. От идеи дождаться, чтобы дракон улетел, оставив золото без присмотра, тоже отказались, вдруг у него там еды столько, что он и пол месяца может не выходить, а они к тому времени помрут, не только от голода, но и от скуки. Но от голода скорей.


План был готов, я вам его не раскрою, чтоб интригу не нарушать, пусть, сюрприз будет. Но план хорош, для безумцев, конечно.

Блин, здарсти, проснулись! Ну да, девушка третий герой! Ну и что из этого? Что, у нас не может быть героя девушки? ... Что значит третий герой, которого, как и второго, я не объявил вначале? Я не пойму, вы на кого работаете, на меня или на критиков? ... На меня? Так почему вы все время указываете на мои ошибки? Вы должны ползать на коленях, читать молитвы и утверждать, что я самый лучший, самый гениальный и т.п. и т.д., и то, что я пишу надо выставлять в музее. А вместо этого вы меня позорите, чуть ли не на каждой странице... Где вранье? Вы не будете врать, и я вас не заставляю врать. Я говорю о небольшом приукрашивании о себе и все. Как говориться, себя не похвалишь, никто этого не сделает. И, между прочим, я в далекий перевод текста не заглядывал, поэтому я не знаю, что там твориться, так что нечего на меня батон крошите. Кто знает, что нас ждет впереди, вдруг там еще семеро гномов и Белоснежна с ними в придачу, и тоже герои? Вы прикажете мне их гнать в зашей? Безжалостный вы человек, док. Вам должно быть стыдно... Эй, не надо плакать, я же..., ЧТО??? Лук режете?.. Зачем?! Салат делаете? Да вы псих! Вы меня-то хоть слушали? ... Я говорил о..., а ну вас. Вы лучше и на меня салатику настругайте. Кстати, там, у соседей, на балконе, помидорки растут, если поднатужится, то можно пару штук достать... Надо же, пошел. Эх, надо было сказать ему, что там живет тетка, причем боевая, ей палец в рот не клади, откусит руку по самые колени... Ух ты! Какая там битва разыгралась! А док-то, док-то, вы посмотрите, оказывается, тоже не промах, во, как руками машет! А боевые кличи-то какие звучные! Ну, разошлись, а ведь они на разных балконах! ... Эх, ладно, хватит, мне еще много чего надо рассказать, а они меня отвлекают... Док, да отдайте вы ей этот куст, все равно уже ободрал с него все помидоры! Вот, так лучше, а теперь поймайте тишину, и делайте в ней наш салатик, а я пока продолжу.

Рокси осталась снаружи, готовая дернуть вожжи, и увезти всех, кто сможет добежать до нее, после того, как дракон будет обчищен до нитки. А Курт с Жерком, нагруженный мешками, отправились внутрь искать золото, наворованное драконом за долгие годы своего существования. Курт нервничал и волновался, но не от страха, а от предвкушения, что он вскоре вновь ощутит тяжесть, приятную тяжесть, как он заметил, мешка набитого золотом. Он набрал столько мешков, что Жерку пришло вытаскивать его из-под них, когда его ими придавило. После того, как Жерк надел старые доспехи - вдруг там жарко будет, а относительно новые портить не хочется - взял пару связок мешков под мышку, посмотрел в темный проход пещеры, немного постоял и...

- Да быстрей же ты! - в пещеру вбежал Курт, на секунду скрылся во мраке, выбежал обратно на свет, без каких-либо слов схватил факел и опять убежал. - Я чувствую несметное богатство!

Жерк весело хмыкнул, поправил мешки и зашагал следом.

В пещере было не так темно, но свет идущий из входа пещеры таял по мере продвижения в глубь, и поэтому пришлось зажечь еще один факел. Своды большого туннеля, по которому они шли, то расширялись, то снова сужались, иногда разветвляясь, и в сторону отходили коридоры поменьше, уводящие в небольшие пещеры, или просто вглубь скалы, обещая, в случаи долгого плутания, голодную и мучительную смерть. Но наших героев было не обмануть, они четко шли по нужному пути, ориентируясь по дерь...э, фекалиям. Это конечно странно, обычно драконы чистоплотны и не гадят, где живут, но этот, похоже, наелся, чего-то такого, что действовало на него как слабительное, и тот попросту не успевал добежать до выхода, причем, судя по количеству вереницы, тянущихся по земле, делал он это довольно часто. Тем лучше, не для него, конечно.

Воздух в пещере сначала был спертым, и устоявшимся, ветры тут не частые гости, и дышать тут было не в радость, а дальше он становился к тому же еще и пахучим.

-- Эй, Жерк, тебе нужны новые доспехи?

-- Не, зачем, я еще эти не сносил, - Жерк тряхнул пузом, и металл на нем тихо звякнул. - А чего спрашиваешь?

-- Ты, чего это, собираешься носить эти доспехи до дыр? - удивился Курт, остановившись.

-- Да нет, почему же, просто... Да че ты прицепился к моим доспехам? Они уже не один раз спасали и твою задницу!

-- Да я просто хотел тебе предложить вот эти, - усмехнулся Курт, и указал на валун, за которыми виднелся нагрудный панцирь.

Они подошли ближе и встали, глядя под ноги. За валуном лежали не только доспехи, но и тот, кто их носил, точнее то, что от него осталось. Железные рукава и штаны лежали поодаль от панциря, и из него были видны белые кости скелета. Жерк тронул ногой доспехи, и те рассыпались, в сторону откатился шлем, и из него вывалился череп.

-- Не, - покачал головой Жерк, - пожалуй, я останусь при своем.

Где-то, совсем рядом, раздался рык, и они обернулись. Ничего и никого, только темнота и тишина. Постояв еще минутку, прислушиваясь к звукам пещеры, Жерк с Куртом двинулись дальше. По пути все чаще стали попадаться обгорелые и раздавленные доспехи горе-героев, пришедших сюда за победой, но вместо этого полегли тут сами, оставив свои останки на корм червям. А костей становилось все больше и больше, ну, а про фекалии я вообще молчу. Жерк уже пару раз вляпался в эти "мины", а они еще такие липкие, что не оттереть. Он шел, шоркая подошвой по земле, и беззвучно ругался, на чем свет стоит, обещая стянуть за это не только золото, но и шкуру этого дракона-засранца, чтоб ноги вытереть об нее.

Впереди замаячил конец туннеля, и стало видно пещеру, где наверняка прячется дракон. Вонь стала практически невыносимой, дышалось тут с трудом, а глаза резало так, что наворачивались слезы, застилающие обзор.

-- Меня сейчас стошнит, - пожаловался Курт, зажимая нос, - как он может тут жить?

-- Черт его знает, - морщился Жерк, сгоняя слезы с глаз, - я бы тут и дня не протянул. Кстати, где эта вонючка?

Они стояли в пещере и озирали ее содержимое. Пещера была просторная и освещалась солнечными лучами, через трещины в скале почти у самого потолка. Но все равно большая часть пещеры была погружена в темноту. Обстановка так себе, ни мебели, ни ковров, хотя бы даже краденных, золота и того не было видно. Глядя на это, их стали терзать сомнения, а по адресу ли они попали? Но в это момент они заметили движение дракона, которого они приняли сначала за огромный кусок камня. Он повел хвостом и чуть выпрямился, этот дракон был намного больше, чем те, что обитали в Скалистом Замке, но это и не удивительно, там были красные драконы, а этот зеленый, они всегда отличались размерами. Но не местом жительства. Драконы специально не выбирают его, просто, кто на что нарвался там и обосновался, обустраивая свое жилище блестящими вещичками, особенно золотом. К этому они не равнодушны на столько, что если заметили золото, то не остановятся ни перед чем, пока не получат его. Прям как Жерк с Куртом.

Дракон перетупил с лапы на лапу и снова склонился, практически слившись с каменной стеной, а сомнения Курта и Жерка, по поводу того, что они попали не туда, растаяли. Вот только золота по-прежнему не было видно, но это не беда, просто надо слезы смахнуть получше, и тогда наверняка найдется кучка другая заветного золотишка. Взгляды вновь поползли по пещере, но, сколько они не щурились, всматриваясь в темноту, сколько не смахивали слезу с глаз, но и в этот раз ничего не заметили, даже монетки нет, ни чего, нигде не блестит.

-- Что за черт?- развел руками Курт. - Где золото?

-- Ты же не хочешь сказать, что мы попали к тому, кто не любит блестяшки?

-- Не верю, - нахмурился Курт и направился прямо к дракону. - Эй, глист переросток, где золото?!

Дракон замер, поднял голову и резко развернул морду в их сторону, не довольно рыкнув. Жерк подбежал к Курту и, остановив его, встал рядом. Дракон, переваливаясь с лапы на лапу, тяжело развернулся и, сотрясая пещеру, сделал пару шагов в их направлении. Поглядел на них одним глазом, потом другим, после чего растянул пасть в подобии улыбки, обнажив огромные, острые зубы.

-- Золото говоришь? - прогромыхал дракон, с явной насмешкой, - а вы опоздали.

-- Чего-о?! - протянул Курт так, будто дракон задолжал ему квартплату за год, а отдавать не собирается.

-- Что слышал, - дракон снова улыбнулся дурацкой улыбкой аля: "у нас не все дома, приходи, кто хочет". - Вы бы еще на денек задержались и меня бы не застали. Я вот, решил перебраться в другое место. Тут, знаете ли, плохо стало попахивать.

-- Попахивать? - удивился Жерк, - да тут воняет!

-- Ну, есть немного, - если бы драконы умели краснеть, то этот стал бы красным как помидор. Он опустил голову пониже и понизил голос, словно их кто-то мог подслушать. - Никогда не ешьте болотных упырей. Они вкусные, но долго дают о себе знать. Понимаете?

-- Все, хватит! - Курт с размаху кинул мешки себе под ноги, и уставился на дракона. - Я сюда пришел не для того, что вонь нюхать, где золото?!

-- Да вот же оно.

Дракон отполз в сторону и открыл вид на угол, в котором он копошился минуту назад, там была маленькая кучка чего-то блестящего.

-- Что это? - указал на кучу Курт.

-- Золото, - довольно протянул дракон, - я же говорю, я переезжаю, вот и перетаскал почти все.

-- Вот сволочь, - ругнулся Жерк и, морщась, зажал нос. - Боги, какая вонь!

Курт стоял, сотрясаясь всем телом, его била крупная дрожь, он был готов взорваться.

-- Жерк, - Курт говорил не спуская злого взгляда с дракона, - берем все.

Напарник без лишних вопросов серьезно кивнул и, как борец раставиви руки всторорны, стал обходить дракона с боку, а Курт двинулся прямо на него. Дракон сначала сузил глаза, провожая более крупную добычу, которая стала обходить с боку, но, увидев, что на него движется тощий, сосредоточил взгляд на нем. Еда, это хорошо, но защита, прежде всего, а кто знает, что задумал этот мелкий. Пока толстый далеко, можно разобраться с тем, кто ближе. Курт шел быстро и решительно, дракон даже опешил от этого и позволил подойти совсем близко, тем более оружия он никакого не заметил, а значит, этот человек был безопасен.

-- Эй, ящерица вислоухая, отморозок зловонный, ты сейчас себе будешь задницу теркой подтирать! - заорал Курт, глядя вверх. Но дракон на это не отреагировал, толи не понимал слов, которых ему орали, толи был на столько туп, что не соображал, кому предназначаются эти слова. Он просто сидел и тупо наблюдал сверху вниз, и все.

Курт помахала руками, попрыгал, но и это не произвело никакого впечатления. Тогда он подошел к дракону еще ближе и пнул того по толстой и шишковатой ноге - ноль внимания, дракон продолжал с любопытством глазеть на него, но не двигался. Курт цокнул языком, подводя итоги общения, и обернулся, чтобы посмотреть на Жерка, тот стоял неподалеку, прижавшись к стене, и ждал подходящего момента.

-- Ну, ты у меня сейчас получишь, - пообещал Курт дракону.

Закатав рукава и подтянув штаны, Курт сдвинул брови и посмотрел вверх, как бы давая последний шанс одуматься и начать, наконец, шевелиться. Но шанс был упущен напрочь. Опустив голову, Курт глубоко вздохнул и... плюнул дракону на лапу. Чешуйчатые брови дракона удивленно взметнулись вверх, замерли на секунду, и резко сошлись вместе, придав взгляду ярости. В пасти заблестели искры огня, а Курт побежал в сторону хвоста. Дракон резко изогнулся как змея и последовал за ним, прижимаясь к содрогающейся земле. Курт добежав до огромного хвоста и в два прыжка, взбираясь по огромной чешуе, преодолел его. Спрыгнул на землю и стрелой кинулся к проходу ведущего вглубь пещеры. Дракон, забыв о втором госте, с яростной настойчивостью воткнулся в проход пещеры, следуя за тощим, даже не обращая внимания на то, что проход гораздо меньше чем он сам. Застряв в нем, он начал извиваться, содрогая тем самым всю пещеру. Сверху упали несколько больших камней и огромные тучи мелких камешков вперемешку с пылью. Дракон пыжился до тех пор, пока проход не развалился, позволив прошмыгнуть ему внутрь, и он продолжил догонять того, кто посмел на него плюнуть.

Жерк подбежал к жалкой куче золота и, шмякнувшись на колени, раскрыл мешок, но собирать добро он не спешил. Он смотрел на туннель, куда забежал Курт, там была какая-то слишком спокойная тишина. Неужели... В темном проходе вспыхнула вспышка, а следом раздраженный рев дракона, потом это повторилось еще раз, в сопровождении драконьего ругательства, что могло означать только одно - Курт справляется со своей частью работы как надо. Жерк быстро собрал все, что было в куче, не набрав и половины мешка, встал на ноги и громко засвистел - это было частью их плана по отступлению. Забросив мешок на спину, он побежал к выходу, Курт должен последовать за ним, через определенный промежуток времени, а значит Жерку надо спешить.

-- Готовься! - крикнул Жерк Рокси, когда он выбежал из пещеры и кинул ей мешок.

Рокси, схватив брошенную Жерком ношу, попыталась оттащила ее поближе к телеге, но не смогла и сдвинуть с места. Махнула рукой и забралась обратно на водительское место, готовая выжать из лошади все, что возможно, если план "А" не сработает.

Жерк, царапая доспехи об острые камни, карабкался вверх по склону, где над самым входом в пещеру был заготовлен огромный валун. Добравшись до него, Жерк снова свистнул и приготовился. Прильнув к камню, он вслушивался в звуки, доносящиеся из пещеры, но они были слабыми, а порой и вообще не были слышны, от этого Жерк начинал волноваться, и сердце ускоряло свой ритм, отдаваясь барабанным стуком в ушах. Секунды шли, а Курт все не было видно, Рокси тоже нервничала, бросая требовательные взгляды на Жерка, и тревожные на вход в пещеру. И, наконец, раздался долгожданный крик, голос который нельзя спутать с другим.

-- Да куда тебе за мной угнаться-то, жалкий пожиратель упырей! - Курт явно был еще далеко, но его было слышно и отсюда.

Рев дракона становился все громче, и через несколько бесконечных минут Курт выскочил из пещеры и, остановившись, развернулся. Поднял руку, чтобы дать сигнал, для бомбардировки камнями. Жерк качнул валун, примеряя силы, и стал наблюдать за рукой Курта. Дракон приближался, это было даже ощутимо, казалось, вся скала содрогается от его приближения. Мелкие камушки у ног Жерка начали подпрыгивать, когда Курт опустил руку и отскочил в сторону. Жерк навалился всем телом, и камень сдвинулся, проскользил по склону и сорвался вниз. Жерк так увлекся, что чуть сам не последовал за ним, балансируя на краю обрыва, он стал размахивать руками, пытаясь удержаться на твердой поверхности. Наконец, ему это удалось и он, держась одной рукой за сердце, которое чуть не выскочила от страха, прижался спиной к скале, и посмотрел на результат своего деяния, вытянув только одну шею, предпочитая держаться подальше от обрыва. Расчет был сделан точно, стоило дракону выскочить из прохода, как на его голову свалился валун, чуть больше их телеги, разлетевшись на тысячу мелких камушков. От удара по голове, лапы дракона разъехались в стороны, и он растянулся на земле, закатив глаза и вывалив свой язык наружу. На лицо полная потеря сознания.

-- Как мы его! - вскинул руки к верху Курт. - Мы лучшие!

Жерк съехал вниз и остановился рядом с пастью дракона. Оглядел его, приподнял одно веко - здоровенный глаз не двигался, но узкий зрачок от света сузился. Закрыв глаз, Жерк дернул за свисающий из пасти вонючий язык. Никакой реакции.

-- В отключке, - сообщил он, и отошел в сторону. - Но я предлагаю тут долго не задерживаться.

Сказано, сделано. Они далеко уже уехали от места, где бросили в бессознательном состоянии дракона, а Курт продолжал возмущаться по поводу того, что этот дракон выбрал не самое лучшее время для переезда. Да и вообще, орал, что тот пеноусый випряк и вонючка. Пожалуй, последнее Курт повторял гораздо чаще, чем что-либо другое. Конечно, другие тоже не были сильно довольны сегодняшним заработком, но это лучше, чем ничего, и Курт это понимал, а сдержаться все равно не мог. Но Рокси он не трогал, ведь она не виновата в том, что произошло, она не могла это предвидеть. Остыть и перестать ругаться, он смог только когда началась дележка. Поводья были брошены, и лошадь сам шла, таща за собой телегу, где, расположившись кружком, сидели Курт, Жерк и Рокси, созерцая кучку золота. Когда у тебя в кармане пусто, то и это кажется несметными сокровищами. Это золото позволит протянуть до того дня, как им удастся определить место положение нового дракона. Того, которого они только что ограбили, было решено повторно не искать, они и от первой встрече не скоро избавятся от вони.


Эх, что-то мы как-то, док, с вами замутили эту часть..., что-то я немного расстроился. Эх, нянь, где моя кружка... тьфу! Док, принесите чего-нибудь попить, в горле все пересохло... О, спасибо... Уааааа!!! Какая гадость! Где вы это взяли?!.. На кухне? У меня есть кухня?!.. Вот это да, кто бы мог подумать. Интересно, что у меня еще есть? Может, холодильник? Пойду, посмотрю...

Привет, кажется сейчас другой день. Какой именно, никто не подскажет? Вчера, если это было вчера, я пошел посмотреть свой холодильник, он у меня все-таки есть, открыл и... я думаю, у меня там расположилась военная, секретная лаборатория по производству биологического оружия. Потому что, когда я его открыл, в нос ударила такая вонь, что я потерял сознание. Очнулся только сейчас, док еще спит, я его нашел рядом со мной, должно быть пытался оттащить меня от зоны действия газов, но сам пострадал. Ничего, скоро придет в норму, и мы вновь будем его созерцать. Хм, сколько же это у меня времени? Итак, голова не болит, она даже посвежела, гуляет в ней этакий ветерок свежести, приятно, знаете ли, а значит можно спокойно продолжить историю.


С того плохо пахнущего дела прошло много дней. Наша троица уже провернула не одно рискованное мероприятия по выуживанию застоявшегося золотишка у жадных драконов. Жерк, Курт и Рокси путешествовали по всем землям, посетили не один десяток городов, где прославились своей добротой и щедростью. Особенно этим выделялся, вы не поверите, Курт. Он жертвовал и краснел, как ребенок, когда его благодарили за это, а Рокси с Жерком не могли на это насмотреться, а потом еще и подтрунивали над ним. Правда, все мимо, но зато приятно поглумиться над кем-нибудь, тем более в шутку.

Но с тех же пор, по землям стали ползти слухи об ограбленных драконах. Это могло означать только одно, кто-то из людей, все-таки, общается с драконами. А иначе, как слухи о том, что происходит в мире драконов, попали к людям? Слухи, конечно же, призабавнейшие, порой даже до коликов в животе.


Сейчас приведу пример. Однажды, сидя в таверне, Жерк с Куртом, слушали старика, окруженного людьми. Он воодушевленно, с интонацией рассказывал страшные байки о чудовищных и беспощадных грабителях. Ну, разве это не смешно, разве Курт с Жерком такие? ... Ладно, уговорили, это не очень смешной пример, но все равно.


Конечно, нельзя сказать, что в этих историях не было доли правды. Вот скажем, в любой новой истории об ограбленных драконах, грабителей всегда было трое, причем двое из них мужчины и одна женщина. Но вот с внешностью всегда выходило, не то, чтобы пальцем в небо, просто... вот этот старик рассказывал о двух стальных гигантов под три метра ростом, и об одной ведьме. Эта ведьма пришла из Бульханса, где водятся самые жестокие, опасные и сильные ведьмы. Она накладывала чудовищное заклятие на бедных драконов, обездвиживая или усыпляя их, а титаны, своими руками-граблями, размером с дом, гребли все, до чего дотягивались, унося все запасы несчастных рептилий. Курта это больше всего возмущало, им никогда не удавалось унести больше трех мешков, а это не составляло и одной десятой из того, что они находили у одного дракона. Да и то, это не всегда бывало, все зависело от местности. Если местность позаковыристей, то Курт мог долго отвлекать дракона давая время Жерку, а если там равнина или побережье то, где там бегать и прятаться? Да еще усталость, Курт ведь тоже вечно не мог бегать, он уставал, а отдыхать там некогда. Тогда приходиться отступать с тем, что набрали. Но им, тем, кто слушал такие байки местных рассказчиков, открыв рты, разве об этом скажешь? Если только в ущерб себе.

Вместе со слухами появились и те, кто грабил драконов, то есть те, кто якобы грабил. Было много людей решивших взять столь героические подвиги на свои плечи, и получить славу. Но на это быстро перестали обращать внимания. Ну а как? В каждой деревне, я уже не говорю о городах, найдется, как минимум пятеро, из тех, кто признается, что это они, сорвиголовы, осмелившийся посягнуть на добро драконов, и будут требовать восхвалять их за это. Так что, возмущаться смысла не было, и Курт только недовольно шею втягивал, когда слышал, как коверкают реальность. А вот Жерка возмущал тот факт, что практически каждая третья история выставляла их плохими, а драконов пушистыми лапочками, которых каждый может обидеть. Жерк вспоминал случаи из схваток с драконами, где ему пару раз приходилось вытаскивать из пламени Курта, уставшего до такой степени, что тот падал, и был не в силах подняться. Драконы в тот момент не собирались дать ему отдышаться. Они хотели его сожрать! Или когда они только подходили к месту обитания очередного дракона, даже размяться не успевали, а на них пикировал дракон, с криками-предложениями о добровольном выборе смерти, либо он их сразу зажарит заживо, либо он их сначала растопчет, а уж потом зажарит. При этом, даже не интересовался, этот самый, пушистый и добрый, дракон, чего они тут отираются около его берлоги, ведь может они мимо проходили, и шли вовсе не к нему, а он их так встречает. Одним словом, когда Жерк слышал о таком, он гнул и ломал все, что было у него в руке в тот момент.

Ну и защитники - "зеленые парни", как можно о них забыть? Хотелось бы, да не дают. Обязательно на трех плохих найдется один хороший. Все они как будто бы сговорились, обещали, что они, то есть, те, кто грабит, сгорят в адском пламени за то, что делают. И советовали остановиться, пока не поздно. Это было, пожалуй, самое забавное, особенно их угрозы о том, что драконы не будут это долго терпеть и вся их мощь, подпитываемая злобой и досадой, обрушиться на местных жителей. Ха! Полная чушь! Кто же тогда их раньше дразнил, что они нападали на деревни, воровали скот, сжигали поля, уничтожали дома, и утаскивали все, что блестело? Комары, что ли? Или может, последствия от болотных упырей их так мучило? Этой шутки, которую Курт обычно кричал, когда слышал такие выступления очередного доброжелателя драконов, никто не понимал, кроме Жерка и Рокси. Они втроем сидели за столиком и, смеясь, держались за животы, а люди смотрели на них как на безумцев. Отсмеявшись Жерк, Курт и Рокси, разворачивались, и в хорошем настроении уходили прочь.

Как я уже сказал, дело процветало настолько хорошо, что их тайник, где они ссыпали золото, после очередного ограбления, просто трещал по швам. Вот этого точно бы хватило для того, чтобы прожить безбедно не одну жизнь, а значит, следовало бы закруглять с грабежами и перейти на спокойную жизнь. На сколько это возможно, конечно, с таким количеством добра у тебя на руках. Ведь всегда найдутся те, кто захочет его отнять.

Собравшись вечерком, отпраздновав очередное удачное ограбление, наша троица вынесла на обсуждение вопрос о том, чтобы ограбить еще одного дракона, для ровного счета, и уйти на покой. Это решение тут же было принято единодушным "за!". После этого начались поиски последней жертвы, а это, как оказалось, не так просто сделать, а все из-за того, что таковых, почти, не осталось.

Дело было в обед, в городе Самда, в таверне "Упитанная свинья", где должен был состояться совет о последнем деле, поделившись рассказом о том, что ему удалось узнать о новой цели. Жерк, Курт и Рокси утром, чтобы увеличить шансы поиска, разошлись по разным местам. Там они должны были как бы невзначай и выяснить, не видел ли кто, или может, слышал о том, где тут зажиточные драконы проживают. А позже, в обед, вернуться в таверну и, если не будет положительных результатов, выработать дальнейший план действий, в том числе и иных способов поисков жертвы.

В обед вернулись только Жерк и Курт, они сидели за столиком и, чтобы не скучать в ожидании Рокси, заказали еды на целую компанию. Рядом они застолбили еще один столик, Жерк отгонял от него всех желающих, он его защищал ревностно, даже с жестокостью, рыча на посетителей, ведь этот столик им самим понадобиться, когда придет Рокси. Они с Куртом просто пересядут за чистый столик и сделают вид, что ничего подобного, что лежит на соседнем столике, они не ели и даже не мечтали о таком. Они тем самым сытые будут, и Рокси не обидится, что они нарушают диету, на которую она их в добровольно-принудительном порядке посадила.

Но стол уже почти опустел, вся еда остыла, точнее ее остатки, кости да пустые тарелки с кружками, а Рокси так и не появилась. Жерк с Куртом несколько раз в панике, боязливо, пугая посетителей, кидались на соседний столик, усаживались за него и смотрели на хлопнувшую дверь, но каждый раз в проеме стоял не тот, кого они ждали. Рокси все не было и не было, а Курт уже все пузо себе отбил, прыгая на соседний столик, боясь быть замеченным с жаренным в руках.

- Почему она так долго? - жаловался Курт, сползая с крышки стола на стул. - Я думал, мы договорились на обед?

- Так и есть, - Жерк откусил последний кусочек мяса с кости, кинул ее через плечо, попав точно в тарелку на соседнем столе, и сел на стул. - Может, она нашла что-то стоящие, но не может выяснить подробности?

- Пришла бы к нам, и мы все компанией нагрянули бы к тому, кто знает то, что нам надо. Он тебя только увидит и расскажет все, даже до скольких лет ходил на горшок.

- Неужели я такой страшный? - удивился Жерк.

- Что за глупость, я о том, что ты грозный, а не страшный, - спокойно сказал Курт.

- Это уже лучше, - Жерк довольно улыбнулся, и тут же стер улыбку с лица, повернувшись к двери. - Но где же Рокси?

- А может, она нас бросила? - с надеждой спросил Курт, пристав со стула. - Решила, что лучше без нас и сделала ноги, а? Ведь может же быть такое?

- Может, но не с ней, - серьезно ответил Жерк, и задумался.

- Да, ты прав, - Курт сел обратно. - Ну, тогда где она?

- Пойдем, поищем, - предложил Жерк и встал из-за стола.

- Пошли.

Они вышли на улицу, где уже начало темнеть и огляделись по сторонам. Дома, улицы, мало прохожих и ничего интересного. Город не большой, но они находились практически в самом центре, и чтобы не бродить из одного конца города в другой, они решили разделиться, а как стемнеет встретиться опять у этой таверны. Если Рокси не найдут, то тогда же подумают, что делать дальше, а пока они не теряли надежду ее отыскать.

Искать кого-либо в чужом городе довольно гиблое занятие, местности и расположения улиц ты не знаешь, а про людей, что живут в этом городе, можно вообще умолчать, не только ты их не знаешь, но и они тебя знать не хотят. Если они тебя и пошлют, то обязательно куда-нибудь в неприличное место, но Курт за такое в долгу не оставался, то же посылал и пинал по стенам дома, из которого на него орали, а потом убегал. Он бы не убегал, если бы не был занят, а он занят, он ищет Рокси, а подраться можно и потом, когда с Жерком вернется. А пока он один, Курт держит себя в руках, заглядывает за углы, проходит по улицам, заходит в таверны - Рокси вполне могла по ошибке зайти и ждать их там - и все это вполне в сдержанном виде. Плевки на спину грубиянам, мы с доком, не считаем большой грубостью, да и оплеванные, все равно этого не видели, а Курту легче от этого, ну, что в долгу не остался.

Курт обошел все таверны, попавшиеся по пути, но Рокси так и не нашел, и это значило, что она может оказаться в той стороне, где Жерк, либо, где-нибудь еще, кроме этих таверн. И Курт знал, точнее предполагал, что им с Жерком надо было завернуть первым делом на базар, и прошарить его. Наверняка она там, нашла какую-нибудь зелень и не может от нее оторваться, торгуется с продавцов, должно быть, уже все сами зеленые, а все равно торгуются. От этой мысли, показавшейся вполне возможной, Курт стал злиться на себя, за то, что они с Жерком проглядели этот вариант и теперь таскаются по городу неизвестно для чего. Но самым обидным было то, что базар находился в стороне Жерка, и Курт знал, что Жерк догадается зайти на базар, а значит, Курт зря теряет тут время, шатаясь по этим грязным улицам, и ругаясь с местными дурочками, и поэтому он решил пойти обратно.

Вырулив на нужную улицу, он надеялся, что он вышел на нужную, поскольку тут они все одинаковые, в противном случае, придется уже его искать в этом занюханном городке, и пошел вдоль нее. Но не прошло и минуты, пыхтя от злости, как он ощутил что-то похожее на дежа вю. Курт остановился и, проворачиваясь на носках, проследил, как мимо него пронеслись люди, человек семь, и убежали радостно размахивая над головой руками. Курт хмурясь, постоял, секунду, вспоминая, что это ему напоминает и где он такое уже мог видеть, и когда мимо пробежало еще человек пять, со словами "веселье" он вспомнил.

- Ну конечно! - стукнул он себя по лбу, и заулыбался, но тут до него дошло то, что он вспомнил.

Он стал серьезным и поспешил за людьми, которые быстро удалялись. Бежать пришлось не долго, через пару минут те, за кем он бежал, вывели его на церковную площадь, где собрался чуть ли не весь город. Все голосят, смеются, разговаривают, кто в полголоса, кто в полный, а кто-то вообще кричал, размахивая руками радуясь происходящему. Что там происходило, и так было понятно, что-то вроде праздника или что-то в этом роде, все были навеселе, но самое главное и интересное, похоже, должно было случиться на середине площади. Там было чисто от людей, и там стаскивали хворост, складывая его в центре. Должно быть, будет костер, подумал Курт и стал пробиваться к центру. Народ расходился не охотно, но спорить или драться никто не хотел, пока, ведь веселье только начинается, и поэтому Курт быстро добрался до первых рядов и остановился. Рядом с ним стоял какой-то нечесаный и неприятный на вид мужик, постоянно потирая руки и радостно хихикая.

- Что тут происходит? - спросил у него Курт, продолжая выглядывать из-за голов людей, стоящих перед ним, все еще надеясь разглядеть, что будет в центре площади.

- А ты не местный, да? - весело спросил мужик.

- Точно. Так что тут?

- У нас сегодня праздник. Мы его ежемесячно празднуем.

- Классно, - сказал Курт без какого-либо энтузиазма. - А что за праздник-то?

- Так ведь, ведьму жгем!

Мужик стал подпрыгивать и тянуть руки вверх, выкрикивая лозунги против ведьм.

- Ведьм на костер, долой их всех! - Мужик повернулся к Курту и, сияя, сообщил. - Это я придумал, эту кричалку.

- Здорово, - сказал Курт, не глядя на мужика, он все смотрел на хворост. На нем должны сжечь ведьму, и у него на этот счет было плохое предчувствие и, как оказалось, не напрасно.

Через несколько минут, под дружный, протяжный гул, на площадь вывели ту, которую должны были сжечь в честь сегодняшнего праздника. Курт увидел ведьму и, чертыхнувшись, в сердцах плюнул - на костер вели Рокси. Она была связана по рукам, и ее вели двое солдат, а позади нее шел священник, смиренно опустив голову. Рокси шла не сопротивляясь, да и вид у нее был не таким уж расстроенным, она улыбалась и приветливо кивала толпе, а та в ответ недовольно махал в ее сторону руками и кричала ругательства.

- На костер ее! - кричал нечесаный мужик, прыгая над толпой. - Сжечь ее дотла, чтоб праху не осталось!

Курт стоял в неподвижности, следя за тем, как ее ведут к хворосту. Ей надо помочь, но как? Жалко Жерка тут нет, он бы быстро утихомирил эту толпу, а кто не захотел бы затихать, тот получил бы кулаком в нос, да так, что все зубы повылетали бы. Такой урок пошел бы на пользу этим глупцам, но Жерка тут нет, а спасать Рокси надо и, кажется, у Курта родился план как. Конечно, он согласился с придуманным планом, далеко не сразу, но выбора не было. Он был готов приступить к осуществлению плана, как в этот момент Рокси заметила его в толпе, подняла связанные руки и помахала ему.

- Привет, Курт! - улыбаясь, крикнула она, и священник, который читал перед ней молитву, резко обернулся, сдвинул брови и стал шарить взглядом по толпе.

Глазел он не долго, он тут же уставился на Курта, а Курт, выпучив глаза и моргая, как сова, уставился на него. Священник недобро прищурился и Курт резко поднял правую руку и указал влево, на нечесаного мужика.

- Это он, - сказал Курт, и отступил в сторону.

Этот мужик не понимая, о чем идет речь, замер, посмотрел на Курта, потом на священника и, похоже сообразив о чем речь, резко вскрикнув, попытался убежать. А тут по воле не воле захочешь убежать, когда на тебя несется пять человек, одетых в блестящие доспехи и с пылающими фанатизмом глазами. Это была охрана, они как телохранители накинулись на нечесаного мужика, повалили на землю, закрыв его своими телами, а через секунду подняли на ноги, но уже связанным и с кляпом во рту. Мужик мычал, брыкался и кивал на Курта, но его никто не слушал, его взяли под руки и, под довольный вопль толпы, потащили к церкви.

- Так его! Ведьм на костер, долой их всех!!! - кричал никто иной, как Курт, подпрыгивая над толпой и, как истинный фанатик, ненавидящий ведьм, в такт словам размахивал руками. Он даже кому-то на плечи залез, чтобы его лучше видели и брали с него пример. - Я сам слышал, как он говорил, что тоже хочет стать ведьмой!

- Да, точно! - кто-то закричал в толпе. - Я тоже слышал!

- А я больше! Я не только слышала, но и видела!

Толпа разгорячилась не на шутку, кто-то даже видел, как этот мужик, между прочим сосед этой толпы, лазил в чужие огороды и доил коров по три ведра за раз. И не важно, что звучит это как полная чушь, главное, что это кто-то видел, и это всех устраивает. Попытки священника успокоить толпу и продолжить праздник не увенчались успехом, некоторые из толпы даже советовали ему сгинуть с глаз и поскорей запалить костер, чтоб уж совсем было весело. Курту надо было поторапливаться. Он опустился на колени, встал руками на локти и достал свой кошелек, открыл его и заглянул внутрь. Он был полон злотых, серебряных и медных блестящих монет.

- Эх, - вздохнул Курт и достал одну из монет, подержал ее в руке и, отвернувшись, кинув в сторону.

Монетка, звеня и подпрыгивая на неровной каменной поверхности, прокатилась между ног толпы, остановилась и упала на бок. Курт замер, ожидая реакции, но ничего не произошло, никто и ухом не повел на жалкое звяканье одной монетки, в этом шуме ее не услышали. И тогда Курт пошел на крайнее меры, трясущейся рукой, он взял из кошелька горсть монеток и, вскрикнув, швырнул подальше от себя. Вот это услышали все. Сначала настала тишина, все прислушивались, как звенит под ногами золото, а главное под чьими ногами оно звенит, а потом все кинулись к этому месту. Все, кто находился на площади, кинулись в одну точку, образовав большую кучу малу, многорукую и громко кричащую.

- Отпусти мою ногу!

- А ты слезь с моей головы!

- Идиоты, сползите с меня, пока я еще добрый!

- Заткнись!

- Ага, нашел! ... Ай, больно!

- Батюшку пустите! Пустите меня, а то всех от церкви отлучу!

- Да пошел ты!

- Получи в глаз!

- Ой, чей зуб?

- Отдай!

- Я тебе руку откушу, а ну брось ее!

- Сейчас, разбежался! ... А-а-а! Он кусается!

- И почему я дома не остался?

- Положи на место!

- Это мое!

- Я тебе дам сейчас твое... А-а-а!!! Моя спина! Слезь с меня, корова!

Курт встал на ноги и, глядя на дерущуюся толпу за горсть золотых монет, осуждающе покачал головой, после чего побежал к Рокси.

- Рокси, как ты умудрилась в это вляпаться?

- Сама не знаю, - пожала она плечами, растягивая рот в улыбке.

- Подожди, сейчас, - Курт достал ножик и перерезал веревки на ее руках. - Давай, бежим отсюда.

- Я знала, что вы меня спасете.

- О спасении пока еще рано говорить, - спрыгивая с помоста, сказал Курт, и как в воду глядел.

- Смотрите, ведьма сбегает! - кто-то крикнул из толпы.

- Держите их! Не дайте им уйти! - закричал священник, вылезая из толпы, и пряча монетку в рясу. - Схватить обоих!!!

Курт с Рокси не стали дожидаться этой толпы, они вспомнили о своей профессии. И припустили с невероятной скоростью бежать с площади. Толпа приотстала, но преследование не оставила, они плелись где-то позади, а кричали так громко, словно находят в двух шагах за спиной, от чего становилось слегка страшновато. Петляя по улицам, Курт, скорее случайно, но нашел ту самую дорогу, откуда начались поиски, придав еще немного скорости, потянул за собой Рокси - впереди была таверна "Откормленная свинья" и у дверей, как и надеялся Курт, стоял Жерк. Поравнялись они с ним в два счета, но не остановились.

- Ну, наконец-то, - развел руками Жерк, - где вы...эй!

- Беги! - только и крикнул Курт, пробегая мимо остолбеневшего Жерка.

Жерк закрыл рот, удивленно нахмурил брови и посмотрел вслед Курту с Рокси, потом повернулся, чтоб посмотреть, откуда они так бегут и его глаза округлились, а рот сам собой от ужаса открылся. По улице неслась толпа разъяренных людей. Толпа были настолько не управляема, что ломала и сносила все, что попадалось у них на пути.

- Э, - Жерк стал пятиться, подняв руку в сторону убегающего Курта с Роки, - ПОДОЖДИТЕ МЕНЯ!!!

Убегать от взбешенной толпы не так интересно, как от охраны. Охрана если поймает, то, максимум, пару раз пнет в живот за то, что заставил бегать, а толпа, если поймает, будет тебя бить, пока ты не станешь частью дороги, на которой тебя бьют. Вот поэтому Жерк припустил с такой скоростью, что в два счета догнал Кура с Рокси и на шаг их обогнал.

- Что происходит? - пыхтел Жерк, не поворачивая головы, - почему они за вами гонятся?

- Сегодня день сжигания ведьмы, - ответил Курт.

- И? Причем тут вы-то?

- Отгадай, кого они хотели сжечь?

- Рокси? - Жерк повернулся и посмотрел на Рокси, и она в ответ ему помахала рукой. - Но почему, как?

- Они каждый месяц жгут ведьм, - сказала Рокси, задыхаясь, - а сегодня они не нашли таковой, вот я им и подвернулась. Я не местная, никто меня не знает, а я еще и о драконах спрашивала.

- Понятно, - сказал Жерк, - идиоты, чего с них взять? Ладно, пора сваливать из этого замшелого городишки. Курт, ты не заберешь наши вещи?

- Запросто, - Курт свернул за угол, - встречаемся за воротами!

Они разбежались в разные стороны, но толпа этого не видела и продолжала преследовать Рокси с Жерком, направляясь к выходу из города. Курт свободно вернулся в таверну, забрал вещи и, насвистывая, пошел по пустым улицам, направился к главным воротам.

Вспоминая о прошлом, никто не жалел о том, что им пришлось в такой спешке покидать этот город, ни чего особенно там не было, и кормили там так себе. После побега они направились в соседний город, стоящий неподалеку, и уже в полночь они спали в теплых кроватях. А проблему с драконами они решили пока отложить, до неопределенного дня, и сильно не светиться с такими вопросами, чтобы не случилось чего подобного, что случилось с Рокси. Но еще один дракон, все-таки нужен был, а то не ровное количество душу теребит даже во сне.


Как бы это не прискорбно звучало, но, судя по тем нескольким листам, что остались нам с доком перевести, дело всей этой истории с драконами подходит к концу, так что, предлагаю сильно не напрягаться, и готовится к счастливому концу, к сожалению... Да нет, док, мне не жаль, что конец счастливый, а он таковым должен быть, иначе быть просто не может, мне жаль то, что истории подходит к концу... Да, вот так. Это вы, бесчувственный человек, для вас что есть, что нет... Какая разница, что я имею ввиду под словами, "что есть, что нет", главное, что вы ничего не понимаете. А я все понимаю, просто молчу, а вы..., а вы много говорите, слишком много, вам бы помолчать часок, того и гляди дело пойдет быстрей... Ну, давай те, давай те, помолчите, посмотрим на сколько вас хватит... И так, док замолчал, а значит, мы можем пообщаться в тише... Ну, док, за что вы меня так не любите? ... Молчать это, значит, не говорить, понятно? ... "Бэ"! Тоже мне умник нашелся, даже не знает, как молчать. Ну, его, давайте лучше вернемся к истории.

И вот, настал тот счастливый день, когда Курт нёсся с отличной новостью через весь город, не обращая ни на кого внимания, особенно на тех, кого сбивал по пути, и все это только, чтобы поскорей поделиться своей новостью с Жерком. Он тогда сидел в таверне и просто отдыхал, ожидая появления Курта, который ушел раньше, чем он проснулся. Жерк сидел с кружкой эля и наслаждался пасмурным днем. На улице было слегка ветрено, солнце спряталось за серыми, низко висящими тучами, и по мостовой моросил мелкий дождик. В такой день выходить не хочется, лучше всего сидеть в уютном месте и наблюдать за этим чудом природы оттуда.

-- Привет Жерк, еще раз, - раздался за спиной у Жерка знакомый голос.

Жерк поставил кружку на стол и повернулся, а когда увидел, кто стоит сзади, тут же встал.

-- Чего вам надо? - резко спросил он. - Я вернул все, что должен был Сазису.

Перед Жерком стоял тот самый наемник, что относительно недавно нанес ему визит с сообщением о том, что он должен Сазису много при много добра, из-за которого, можно сказать, вся эта история и началась. И был этот наемник, довольный такой реакцией Жерка, как всегда не один. Позади него стояли двое громил привыкшие таскать под мышками арбузы. Это были действительно большие парни, но Жерку приходилось и не таких укладывать в ряды, когда они не понимали слов.

-- Да ты не напрягайся так, - улыбнулся наемник. - Я знаю, что ты все вернул, и я тебя за это уважаю. У меня к тебе, по этому поводу, нет никаких претензий. В это раз мы пришли с мирной миссией.

Это что-то новенькое, подумал Жерк. Сроду не было такого, чтоб его искали лучшие наемники, только для того, чтобы сказать, что они пришли с миром. Подобные наемники уже не первый раз его находят, и даже не третий, они уже почти как братья стали. Где бы он ни был, они находили его и говорили, что он кому-то, что-то должен, и всегда такие суммы заворачивали, что волосы под мышками начинали шевелиться. Потом вежливо улыбались и обещали покалечить в случаи невыполнения их требования. Жерку так же доводилось встречаться с теми должниками, которые пренебрежительно отнеслись к вежливым просьбам наемников, вернуть долг. Тех людей уже было трудно назвать таковыми. Ели они только толченное, в туалет ходили под себя, а сами были похожи на пухлых медвежат, неудачно упавшие с обрыва. Насмотревшись на такое, задумаешь, стоит ли отворачиваться от их вежливости? Но все имеет предел. Жерку уже прилично надоело пялиться на этот серый герб и слушать этих двоих, глупо ржущих за спиной у этого громилы. Сегодня Жерк был настроен на то, чтобы размять кулаки, тем более Курт ему опять подарил новые доспехи, и он еще не успел их опробовать в деле. Эти доспехи были еще круче, чем предыдущие, новый сплав и драконья крепость, обещали выдержать любую нагрузку, а так же нанести мощный удар в челюсть.

-- Жерк, ты чего так напрягаешься? - наемник прошел рядом с ним и сел за его столик, раскинувшись на стуле. - Садись, чего встал?

-- Вам чего надо?

-- Я же говорю, не волнуйся, мы с миром.

-- Видел я твой мир, - нахмурился Жерк. - Если я не ошибаюсь, тебя зовут Ямал?

-- Я польщен, что ты знаешь моё имя, - искренне улыбнулся наемник. - Но давай перейдем к делу.

-- А если я не хочу? Может мне твоя рожа не нравится?

-- Жерк, давай не будем ворошить прошлое, - спокойно отвечал Ямал. - Ты занимался своим делом, я своим. И должен сказать, каждый выполнял его вполне не плохо, согласись?

-- Пошел вон отсюда, - Жерк сжал кулаки, и двое громил напряглись.

-- Спокойно, - поднял руку Ямал, успокаивая свих ребят. - Вижу, мы с тобой не поладим, но это и не важно. Мне следует только передать то, что тебя хочет видеть Лимли.

-- Лимли? Король Ланружа? - подозрительно переспросил Жерк.

-- Он самый, - качнул головой Ямал. - Для чего именно, не знаю, мне просто просили передать, что он тебя, и еще двоих, что с тобой таскаются, ждет в своем королевстве.

-- А Курт с Роксаной причем тут?

-- Откуда мне знать? - улыбаясь, развел руки Ямал. - Но тебе лучше поспешить, я бы не стал заставлять его ждать. Он очень вас ждет.

-- Значит так, - Жерк небрежно посмотрел на свою железную рукавицу, сжатую в кулак - иди ты в ж...

-- Жерк! - дверь распахнулась, и в таверну вбежал Курт. Ямал вскочил на ноги и проводил взглядом бег Курта. Тот, весь мокрый, но довольный, увидев Жерк, направился к нему. Встал перед ним и стал возбужденно размахивать руками. - Ты не поверишь, что я узнал. Я беседовал с одним дедулей, рассказчик он так себе, но он знает то, что нам надо. Тут недалеко...

Курт, наконец, заметил выражения лица Жерка, а так же то, что его взгляд направлен не на него, а за его спину. Он замолчал, медленно повернулся, и увидел наемника с насмешкой глядящего на него.

-- Кто это? - спросил Курт.

-- Это старый приятель. Помнишь, я тебе рассказывал, о своем долге?

-- А, так это они обещали тебе отрезать одну ногу?

-- Они самые.

-- Ага, - Курт подошел к Ямалу и, в одно движение, поставил перед ним стул и забрался на него. Теперь, он возвышался над наемником, и смотрел на него сверху вниз. - Чего тебе, служивый?

Курт прогнулся вперед и пузом толкнул в грудь Ямала. Тот явно такого не ожидал, да и вообще, он все это время стоял, не шевелясь, даже когда Курт залазил на стул. Но после толчка, он отшатнулся и, налетев на свой стул, упал. Двое бугаев кинулись ему помогать, неуклюже схватили за руки и потянули вырывающегося Ямала вверх, пытаясь поднять его на ноги. Когда им это удалось, Ямал нервно выдернул руки из захватов, откинул свой синий плащ и, уставившись на Курта, яростно потряс пальцем.

-- Так это и есть второй, да?

-- Тронешь его хоть пальцем, - обещал Жерк, сдвинув брови к переносице, - и живым отсюда не выйдешь.

Было видно, как Ямал колеблется, принимая решение, бросая взгляды то на Курта, то на Жерка, который стоял и сжимал кулаки с такой силой, что было слышно, как хрустят разминаемые костяшки. Такого громилу, если он разойдется, так просто не остановишь, даже от этих помощником, что таскаются с Ямалом, толку не будет - полягут при первом же замахе, и будут зубы собирать, ползая по полу. А потом и Ямалу достанется так, что мама не горюй! Вот, об этом-то и думал Ямал, метая глазами молнии. Но поскольку он был не таким уж дураком, то он принял правильное решение. Он расслабился, дружески улыбнулся, и погрозил Курту как маленькому ребенку, который хулиганит.

-- Ух, какой он у тебя. Ты бы держал его на поводке, а то кто-нибудь может его и покалечить. Нечаянно.

-- Что им надо? - Курт пропусти угрозу мимо ушей, продолжая смотреть на наемника сверху вниз.

-- Говорят, что нас хочет видеть Лимли.

-- Это тот, что король Ланружа?

-- Ага, - кивнул Жерк.

-- Передайте своему королю, что нам некогда. У него жизнь обеспечена не только для него, но и для его внуков, а простому народу, несчастным и обездоленным сиротам, вроде нас, приходиться бороться за каждый день, чтобы прожить его, и мы именно этим сейчас заняты. Так и передайте.

-- Да вы тупицы! - вспыхнул Ямал, забыв об угрозах Жерка. - Вас призывает сам король, а вы тут шутки шутите?! Он же вас повесит за ослушание!

-- Ты так беспокоишься за нас, что слезы на глаз наворачиваются, - усмехнулся Курт.

-- Вы! Вы... - Ямал поднял палец, и так плотно сжал губы, что они превратились в белые ниточки, посмотрел на Курта, потом на Жерка. Но, так ни чего и не сказав, развернулся, взметнув свой плащ, и направился к выходу. Подходя к двери не останавливаясь, и не оборачиваясь, бросил, - Разговор не закончен.

Двое его ребят-горилл, отстали. Они стояли, подняв свою единственную бровь на весь лоб (у каждого своя, прошу это заметить), и удивленно пялились на Курта с Жерком. Только когда хлопнула уличная дверь, они очнулись, и побежать догонять своего хозяина.

Курт слез со стула, развернул его и сел за стол, Жерк сел напротив.

-- Эх, и чтобы ты без меня делал? - вздохнул Курт.

-- Ну, я собирался им начистить морды, а тут ты вваливаешься и все портишь.

-- Черт, и чего я не задержался? - досадно махнул Курт рукой.

-- А, чего это ты там про сирот говорил? - с усмешкой посмотрел на него Жерк, - кто это обездоленный и несчастный?

-- Да я это так, к слову, - смущенно махнул рукой Курт, но тут он будто из воды вынырнул, повеселел. - У меня ведь хорошие новости! Я говорил с одним тут бывшим торговцем, я с ним посекретничал и выяснил, что неподалеку от города, в болотах есть один дракон.

-- Болота? - поморщился Жерк. - Что-то меня это не нравится.

-- Да, я тоже был не в восторге, но этот дедуля мне подробный план нарисовал, как добраться до дракона по безопасному пути.

-- Откуда он у него?

-- Это он, когда молодым был, новые пути искал, чтоб товар быстрей перевозить, тогда же он и наткнулся на логово дракона. После этой встречи многие ходили за его добром, поскольку его там немерено, но никто не вернулся.

-- Вот облегченице-то, - усмехнулся Жерк, - чего же мы там забыли? Мне как-то молодому, в полном расцвете сил, неохота утопнуть.

-- Да нет же, они умерли не оттого, что утопли, их дракон на тот свет отправил.

-- Откуда ты знаешь, если никто не вернулся?

-- Это мое предположение. Карта ведь есть! А значит и дорогу нашли, кто к нему ходил. Но не вернулись.

-- Курт, я чего-то тебя не пойму. У нас столько добра, что уже не одно королевство можем купить, а ты хочешь рискнуть всем и отправиться в болото, кишащее ползучими гадами, упырями, да другой менее притягательной гадостью, по какой-то сомнительной карте, которая еще неизвестно ведет ли к дракону?

-- Ага, - простодушно кивнул Курт.

Жерк вопросительно поднял бровь, выжидающе уставившись на друга. Тот сидел как младенец в песочнице, сидел и хлопал глазами, только пузыри из носа не пускал.

-- Что ж, пошли, - наконец, легко согласился Жерк, допил остатки эля, стукнув кружкой о стол, встал и огляделся. - Так, где у нас Рокси, куда она опять подевалась?

-- Она за припасами пошла, - обречено повесил нос Курт.

-- О, нет, - Жерк рухнул на стул. - Как ты мог это допустить?

-- Я ничего не мог поделать, - виновато, чуть ли не со слезами на глазах, развел руками Курт. - Только я ей рассказал о болоте, как она начала рассказывать страшные истории о том, чего не хватает в питании, когда кругом топь да сырость, и что из-за этого происходит. Ты бы ее послушал, меня чуть на изнанку не вывернуло. Она так загорелась, что и дождь ее не остановил.

-- Ох, - Жерк снова встал, - пошли, зайдем на базар с другой стороны.

-- Правильно, - оживленно потер руки Курт, - прикупим, чего-нибудь менее полезного.

Погода, похоже, была на их стороне. Тучи расползлись, и на небе засветило солнце, лужи потихоньку начали испаряться. Жерк с Куртом шли по базару и оглядывали предлагаемые товары. Выбор был глаз не оторвать, за спиной Жерка уже был полон мешок всяких съестных припасов, и их явно не одобрила бы Рокси, но ее здесь не было, и они не могли остановиться, продолжая сгребать все, что попадется под руку. Жерк уже тащил мешок с чуть согнутыми коленями, не то чтобы он был тяжелый, просто они давно ходят, вот он и вспотел от усердия.

-- Курт, давай вот это возьмет, - Жерк остановился у очередного прилавка, взяв с него жареную ногу поросенка. Курт подошел к нему и замер как вкопанный, уставившись за его спину.

-- Не поворачивайся, - одними губами сказал он, и сам стал медленно разворачиваться, - пошли, надо делать ноги.

-- В чем дело? - настороженно спросил Жерк.

-- Уходим, быстрей, пока не поздно... о, черт.

-- Мальчики, и вы тут!

-- А-а! - испугано вскрикнул Жерк, очень даже по-женски, но тут же опомнился, откинул поросячью ногу подальше и кашлянул, возвращая нормальный тенор голосу, - в смысле, Рокси! А ты тут какими судьбами?

-- Ну, как же, я нам за провизией, - Рокси подошла ближе и весело показала небольшую корзину, перекинутую через руку. Курт с Жерком с надеждой вытянули шее и заглянули внутрь, там все зеленело, как на ухоженной грядке, от чего они поморщились и разочарованно выпрямились. - А вы, что тут делаете?

-- Мы? - указал Курт на себя. - Мы это..., ну, понимаешь..., мы того..., тут такое дело..., вот.

-- Да, - закивал Жерк, твердо подтверждая слова друга, - у Курта родственники приезжают, вот мы и ищем им подарки.

-- Родственники? - вскинул брови Курт. Рокси удивленно посмотрела на него, и Курт тут же опомнился. - А, да, родственники, целая толпа, ты бы их только видела. Спиногрызы ненасытные, надоедливые как комары, не отвяжутся, пока что-нибудь не подаришь. Вот мы и ходим, подыскиваем им подарочки, видишь, целый мешок уже набрали.

Курт сделал широкий мах рукой, указывая на ношу Жерка, тот, широко улыбаясь, охотно повернулся боком, чтобы было лучше видно скрываемые припасы. Рокси уставилась на пузатый мешок, потом поглядела на растянутую улыбку Жерка, затем на Курта, и снова взглянула на мешок, но чуть ниже. Курт проследил за ее взглядом, и озадаченно уставился на мешок. Жерк заинтересовавшись, чего они там увидели, тоже вытянул шею. На дне мешка было большое жирное пятно, от какого-то соуса. Секунду стояла тишина, все смотрели на то, как из пятна выделилась жирная капля, набухла и, под дружными, сопровождающими взглядами, сочно шлепнулась на землю.

-- Э, это для кузена Бильбора, - тут же пояснил Курт, оторвавшись от пятна, - он любит всякие вкусности.

-- Ага, понятно, - кивнула Рокси, и было не понятно, толи она поверила в то, что ей они наплели, толи все поняла, но не подала виду. Но в любом случаи она не стала больше задавать вопросов. - Ну, ладно. Мы когда выезжаем?

-- Э, знаете, я думаю, не стоит нам долго с этим тянуть, поэтому предлагаю, выехать через час.

-- Согласен, - кивнул Курт.

-- Значит, у меня еще есть время, - пожала плечами Рокси, и пошла дальше. - Встречаемся у ворот.

Рокси развернулась, и тихо напевая веселую песенку, пошла дальше, приветливо здороваясь с прохожими, от чего те шарахались в сторону и смотрели на нее с опаской, как на безумную, а она этого и не замечала.

-- Странная она какая-то, - сказал Жерк, провожая ее взглядом, а когда она скрылась в гуще людей, поправил сползающий мешок. - Пошли дальше.


Болото оказалось и вправду не далеко от города. Уже к вечеру впереди завиднелись верхушки болотистого леса, и зеленая туманная дымка над ним. Ночью они туда конечно не полезут, поэтому они разбили лагерь в нескольких метрах от границы болота, и развели костер.

Рокси принялась за ужин, и над местом стоянки повис запах варенного, чего именно, ни Жерк, ни Курт знать не хотели. Они сидели подальше от Рокси, склонившись над нарисованной картой, и тыкали в нее то пальцами, то, когда забывались, жареными куриными ножками, которые при этом воровато прятали. Они пытались поесть, пока Рокси не позвала их ужинать, но так чтобы она этого не видела. И проблемы с картой были отличным предлогом - отойти подальше и разбираться вдали от разъедающего глаза дыма. А проблемы были не липовыми, при тщательном рассмотрении карты, выяснилось, что там несколько путей с определенными опасностями. Некоторые вели через всё болото, выводя на другую сторону, где проходила главная дорога - это был короткий путь для торговли, другие вели вообще в неизвестном направлении, заканчиваясь загогулинами или волнами, а то и вообще, штрихами. Некоторые дороги пересекались с другими, уходя в разные стороны, и только одна вела к дракону, отмеченному на карте, как головастик. Проблема была в том, что некоторые дороги были помечены как опасные в том плане, что там что-то находилось, и болотные упыри были самыми безобидными из списка этих опасностей. Курт с Жерком спорили о том, по какой лучше идти.

-- Да сам ты иди по этой топи, - возмущался Курт, тыча в карту, - наберешь в свои штаны болотной тины, и потопнешь вместе со своими железными подгузниками.

-- Ага, - восклицал в ответ Жерк, - значит, попрем по твоему пути, чтоб нас пиявки, размером с осла, в засос целовали, да?

-- Где ты пиявок видишь?

-- Разуй глаза, это что, по-твоему? - Жерк указал на небольшой рисунок, который изображал маленького червячка.

-- Глисты какие-то, - высказал предположение Курт, оторвавшись от пристального рассматривания карты.

-- Да? - Жерк с интересом склонился над картой, чтоб получше рассмотреть рисунок. - Да хотя бы и глисты, это же еще хуже! Ты знаешь, где они водятся? Я предпочту, с пиявкой поцеловаться, чем иметь глиста, такого размера, в своей за...

-- Эй, ребята, ужин готов, - позвала их Рокси, приподнявшись на колени около скатерти, расстеленной на траве не далеко от костра, - вы идете?

-- Да, мы сейчас, - махнул ей Курт, и снова обратился к карте. - Хорошо, уговорил, хотя и не до конца. Ну, а вот этот путь, как тебе, вполне даже ничего, и лошадь пройдет? Правда, вот тут придется поработать руками, чтоб отбиться от лишних пассажиров.

-- Ну, это мы заделать нечего, - разминающе хрустнул плечами Жерк, - даже в радость, так сказать. Одним словом, договорились.

Они встали, спрятали карту, а также объедки, их побросали подальше, и направились к костру, где дымился большой котел. Расселись вокруг и приготовились, изобразив на лице нетерпение и желание поскорей попробовать то, чем будут сегодня кормить. Рокси быстро наполнила тарелки и, передав их, уселась напротив. Она сидела, не сводя с них взгляда, ожидая приговора по поводу ее стряпни. Она так всегда делала, толи специально, не давая возможности, выплеснуть содержимое, куда-нибудь, толи она и вправду переживала за то, что они скажут. Они не хотели ее расстраивать и всегда пробовали не задерживаясь.

По всем предположениям, приготовлено было не плохо, но не для тех, кто к такому не привык. Было такое ощущение, что жуешь нестиранные носки, а на лице должна играть блаженство, сопровождаемое аппетитным чмоканьем. Ну, это чтоб не обидеть повара.

Сегодня Рокси превзошла саму себя, и приготовила особенно, что-то непонятное, похожее цветом и густотой на то, что ждет их в болотных лесах. Курт накрутил на ложку какую-то зелень, бросил взгляд на Жерка, который все никак не мог справиться с содержимым своей тарелки и, улыбнувшись Рокси, запихнул это в рот. Жерк замер, открыв рот - он следил за Куртом и за его реакцией. Тот сидел как кукла и энергично жевал, высоко подняв брови и выпучив глаза, а на губах даже имелась подобие улыбки. Жерк почесал за ухом, набрал полную ложку зеленой жижи и осторожно положил ее в рот. Чмокнул, распробывая вкус, и тут же выпучил глаза. Первое, что он хотел сделать, это раскрыть рот и не выплюнуть то, что находилось у него во рту, а просто закричать. И ему было бы все равно, что содержимое полетело во все стороны, главное было спасти рот в истошном вопле. Но он увидел Рокси, ее сияющие от счастья глаза и только моргнул, сгоняя слезы с глаз. Он посмотрел на Курта, тот продолжал запихивать еду в себя, обливаясь слезами.

-- Как вкусно, - приговаривал он, смахивая рукавом слезы, - аж слезы наворачиваются.

-- И не говори, - кивнул Жерк, и по его щекам потекли ручьи. - А-а! Как вкусно!

Жерк упал на живот и стал рыдать в полный голос, незаметно отплевывая гадость изо рта. Рядом шмякнулся Курт и, что-то крича о божественном вкусе, незаметно для Рокси, плевал дальше, чем Жерк.

-- Еще никто так не отзывался о моей еде. - Рокси осталась довольной.

Посидев еще немного, она пошла в поле, сказав, что ей надо собрать кое какие травы, которые распускаются только в это время суток. Жерк с Куртом сидели до последнего, улыбаясь ей вслед и часто моргая, пока она не скрылись из виду, и только после этого они кинулись к телеге. Наступая друг на друга и, отпихивая в сторону, они рвались к воде, чтобы ополоснуть рот. Курт подбежал первым, схватил кожаный бурдюк с водой, но открыть его не успел, тут же подскочил Жерк, схвати его за шкирку, и отодвинул назад, вырвав драгоценную воду.

-- Я больше съел, я первый.

Жерк открыл бурдюк и с жадностью прилип к нему.

-- А ну, дай сюда! - Курт накинулся Жерку на плечи и, вытянув руки, сжал тому губы. Глаза Жерка вылезли из орбиты, а Курт вырвал бурдюк. - У меня во рту все горит!

-- А у меня морозик там, что ли гуляет? - Жерк плюнул на жадного Курта, и, достав другой бурдюк, тоже присосался к нему.

Странная была эта еда, рот обжигала даже после того, как с ней было покончено, и выпито не один литр воды. Жар вроде по началу отходил, и наступало блаженство, но через время он возвращался, и обжигал с такой же силой, что и в начале. Поэтому Жерк с Куртом полночи провели в обнимку с бурдюками, а утром, от давления в мочевом пузыре, проснулись еще до того, как встало солнце, и провели довольно долго времени в кустах.

-- С этим надо что-то делать, - Курт стоял у дерева, опираясь на ствол одной рукой и делая мокрое дело.

-- О, какое блаженство, - расслаблялся в соседних кустах Жерк. - То есть я говорю, возможно, ты прав, а возможно и нет.

-- Эй! Ты на чьей стороне?!

-- А это причем тут? Я о чем думаю, еда у нее, конечно, специфическая, но ведь яду она туда не кладет, а иначе бы мы с тобой давно лежали в сырой земле и кормил червяков. Столько съесть-то!

-- Что да, то да, - согласился Курт и вышел из кустов.

-- И еще, - Жерк тоже вышел, тряся ногой и беззвучно ругаясь. Остановившись рядом с Куртом, они стали наблюдать за Рокси. Она, укрывшись одеялом, мирно спала у потухшего костра, - все эти страшные болезни, из-за которых она нас с тобой кормит своей стряпней, мы вроде как ими и не болеем. Ты думаешь это совпадение?

-- Да, я тоже над этим думал, - протянул задумчиво Курт. - Ты возьми любого странника, тряхни его, так чтоб кишки взболтнулись, и он тебе расскажет все свои интимные болезни, начиная от кашля и заканчивая тем, как его, сидя в кустах со спущенными штанами, несло с такой силой, что он чуть не подпрыгивал. И это не будет исключение, тебе об этом любой расскажет, а их путь, при этом составлял не больше недели. А мы уже сколько месяцев ходим по всем этим грязным и загаженным местам и хоть бы хны, ни одной болячки. Тут хочешь, не хочешь, а задумаешься о полезности ее стряпни.

-- А знаешь, о чем я подумал? - Жерк посмотрел на котел с остатками вчерашней еды, и перевел взгляд на Курта, и тот понял его без лишних слов.

-- Точно, - кивнул Курт, - в телеге у нас еще большая жареная вырезка спрятана, она еще должна быть теплой. Чур, я делю!

Курт побежал вперед. Жерк нахмурил брови и рванул за ним с такой скоростью, словно от этого бега зависела его жизнь! Курт с едой еще жаднее, чем с золотом, ведь сам такой тощий, а делит так, что здоровенные куски всегда ему, бедному и несчастному! Поэтому Жерк бежал следом, примеряясь для удара в него плечом, чтоб сбить с ног, а возможно даже и навалиться всем телом, только бы не дать ему вырезку в руки!

Когда Рокси проснулась, Курт с Жерком сидели у костра и делали вид, что доедают вчерашний ужин, жадно облизывая ложки, приговаривая, что в котле больше ничего нет. Настроение у Рокси с самого утра от этого было потрясающе, она даже не обратила внимания на небольшое пятно выжженной земли, неподалеку от их лагеря, куда Жерк выплеснул зеленое варево.

Через некоторое время, Жерк потирая ушибленный глаз, а Курт постоянно держась за спину, собирали вещи и укладывали их в телегу - пора было отправляться в путь. Почему они такие покалеченные, Рокси даже не спросила, привыкла, как и к бурным ночным крикам Курта, когда он в очередной раз всех обвинял в том, что его все хотят обмануть, и что он всем за это вырвет кишки и запихает им же в глотку.

Войдя в болотный лес, солнце тут же осталось позади. Сразу подступила влажность с малоприятными гнилыми и застоявшимися запахами. Со всех сторон, в том числе и над головой раскинулись ветки, покрытые густой тиной и водорослями, создавая жуткую атмосферу и вдобавок мешая движению. Путь освещали три факела, отбрасывающие желтые блики на изогнутые деревьях, порождая в сознание страшных чудищ. Из глубин зеленых трясин доносилось бульканье, всплески и какие-то странные рыки, а иногда и обреченные стоны. И было непонятно, толи это сейчас тонут и зовут на помощь, толи это отголоски утопших давным-давно, но не успокоившихся со смертью души, и теперь заманивают путников на верную смерть. Было решено на это не обращать внимания, как бы их не звали, и держаться выбранного пути. Лошадь, попалась хорошей, ее не надо было тащить стоя у ее морды, маня морковкой или от отчаяния грозить смертью, она шла сама, и только изредка, притормаживала, вскидывая голову, когда рядом раздавался какой-нибудь шум.

-- И какого черта мы тут делаем?

-- Не знаю, это была твое идея, - ответил Жерк, вглядываясь в темноту, где ему показалось, что там что-то двигалось. - Хотя я не против, давно хотел побывать в подобном месте.

-- Я тоже, - Роксана был самой невозмутимостью, сидела с таким видом, будто они находятся на прогулке по зеленым просторам. - Сама-то я бы в такое место одна не пошла, но с вами хоть на край света.

-- Ага, - кивнул Курт, глядя на нее странным взглядом.

-- Вот мы едем, в какой-то глуши, к дракону в гости, а меня мучает совсем другое, - в задумчивости проговорил Жерк, и Курт с Рокси посмотрели на него. - Я думаю о Ямале.

-- О наемнике? - спросил Курт.

-- Да. Он постоянно меня находил, где бы я ни был, и ведь ищет не долго, что странно. Я все пытаюсь понять, кто ему крякает в ухо о моем месте нахождении?

-- Это не я, - тут же заявил Курт, и деловито поправил свой жилет.

-- Да ты тут причем, - махнул на него Жерк, - это началось еще до твоего появления. Но когда я узнаю, кто это...

Жерк сжал кулак, и железная рукавица затрещала.

-- Эй, эй, полегче, знаешь, сколько стоит этот костюмчик? - остановил его Курт, приподнявшись, и Жерк очнулся от жестоких мыслей.

-- А как ты думаешь, что нужно было Лилми от нас?

-- Пес его знает. - Курт сел обратно на место, и расслабился. - Хотя, я бы сходил к нему в гости, не пришли он к нам на встречу Ямала, мне ведь самому интересно.

-- А если он посылал на поиски тебя других наемников, да только найти тебя никто не смог? - предположила Рокси.

Жерк с Куртом удивленно посмотрели на нее - а ведь она может быть вполне права.

-- Да, я что подумал, - оторвал взгляд от Рокси Курт, - а что, если это связано с той наградой? Помнишь, мы встретили наемников по пути в Рагнар, они говори о большом мешке вознаграждения. Может, его так никто и не получил?

-- Было бы не плохо его забрать, - кивнул Жерк.

-- Так и я об этом, может, мы зря все же отказались?

-- Мальчики, я вам удивляюсь, - простодушно покачала головой Рокси, она как всегда была хладнокровна, - кто же за вас будет думать?

-- А что такое? - развел руки Курт.

-- Ну а как же? Вот вы говорите, что награду так никто и не забрал, хотя, судя по вашим словам, было не мало желающих это сделать. А почему ее не забрали?

-- Почему? - тупо переспросил Курт.

-- Да? - задумался Жерк. - Не хочешь ли ты сказать, что дело там, настолько опасное, что никто не смог с ним справится?

-- Именно это я и хочу сказать.

-- Хорошо, что мы отказались, - деловито заявил Курт, и огляделся по сторонам, вопрос с Лимли, по его представлениям, был исчерпан, и больше не привлекал внимания.

Болото, со своей непроглядной и густой растительность, все сгущалось, и ехать становилось все сложнее, а тут еще, как и предупреждали отметки на карте, появились попутчики. Стоило им въехать в какую-то странную голубовато-серебреную дымку, как лишние пассажиры, вылезая из болотной жижи и распространяя зловонье, стали цепляться за борт телеги. Сомнений не было, это были утопленники, все бледные, облезшие, некоторые с редкими волосами и с впалыми беззубыми ртами, в разорванной одежде, тянули свои скрюченные пальцы и противно хрипели. Жерк схватил первое, что попалось под руку, а именно котел Рокси, и стал отоваривать всех, до кого дотягивался. Курт тоже участвовал в драке, он упал на пол телеги и, не высовываясь, бил большой поварешкой по рукам тех, кто цеплялся за борта. Правда, большую часть битвы, он все долбил по одной руке, хозяина, которого Жерк давно отбил котлом, и тот отлетел еще в самом начале, а рука осталась. Но лежа на полу Курт этого не видел и продолжал безжалостно ее бить, крича, что не может с ней справиться, и что она вот-вот его схватит и утащит с собой, а он очень не хочет умирать. А когда она все же отвалилась, он тяжело перевел дух, почувствовав себя настоящим героям, и накинулся на следующую ужасную руку. Рокси сидела, совсем спокойной, продолжая рулить, изредка отбиваясь вожжами, от тех, кто лез к лошади. Эта битва с безбилетниками продолжалась до тех пор, пока не выехали из этого серебристого тумана, мертвецы отстали, а те, кто не успел отцепиться, повисли на борту безжизненным трупом. Их телега стала походить на веселый аттракцион, только не хватала плаката: "Кто схватился за борта, того с ветерком протащим по земле!" Трупы, висели, намертво вцепившись в доски, своими сухими руками, и не скоро отпали, но из схватки наши герои все же вышли победителями. Правда, было принято решение, на обратном пути обойти этот туман стороной, уж как-нибудь обойдутся они без этих попутчиков. А вот с поварешкой и котлом пришлось попрощаться, черпак был весь в слизи и чудовищно изогнут, а в котле обнаружился чей-то глаз, Рокси от этого очень расстроилась. Курт с Жерком тоже скорбели по этому поводу, но на свой лад. Ведь теперь Рокси не сможет столько приготовить своей столь полезной еды - как тут не расстроишься? Но котел решили до конца поездки не выбрасывать, вдруг еще пригодится.

Курт, сверяясь с картой, обещал, что они уже на финишной прямой, и вот-вот должно показаться убежище дракона. Жерк снял свои новые доспехи и переоделся в старые, помятые, ведь никто не знает, в какую лужу ему придется нырять за этим золотом, и что станет с его новыми доспехами после этого.

Они проделали совсем не малый путь, и далеко углубились в болото. Тут верхушки деревьев, покрытые тиной, смыкались настолько плотно, что закрывали свет, от чего вокруг стало еще темнее. Вглядываясь в тени, порождаемые факелами, Курт с Жерком, стали опасаться, что в такой темноте они могу и не разглядеть этого дракона, тем белее, если он не будет шевелиться. В этом болоте его запросто можно будет спутать с очередной кочкой или каким-нибудь бревном, а это уже было опасно.

Курт указала на дерево, отмеченное на карте - по нему точно можно было сказать, что они на месте, и Рокси притормозила. Они втроем вылезли из телеги и, почти до коленок, погрузились в болотную жижу. Шлепая по грязи, они разошлись в стороны и стали осматривать местность, ища дракона. Тут было тихо и спокойно, только слабый ветерок качал повисшую на ветках тину, отвлекая от поисков дракона.

-- Эй, кажется это он, - позвала их Рокси, прячась за деревом.

-- Где? - высоко задирая ноги, подбежал к ней Курт, и стал выглядывать из-за дерева, рядом встал Жерк и тоже начал всматриваться в темноту. - Ничего не вижу.

-- Да вот же он, прямо перед носом, - указывала Рокси.

-- Это он? - удивился Курт, - а я дальше смотрю.

Дракон лежал в нескольких шагах от них, и как было предположено, свернувшись, походил на большую кочку, только она дышала, еле заметно. Как только Рокси смогла его разглядеть?

-- Кто-нибудь видит золото? - спросил Жерк.

-- Ничего не вижу, - ответил Курт.

-- Я тоже.

-- Что будем делать?

-- Похоже, как обычно, - Курт выпрямился, и подтянул штаны. - Пойду, поговорю с ним.

Выйдя из-за дерева, Курт аккуратно, вдруг этот дракон притворяется и вовсе не спит, а ждет, чтоб добыч подошла ближе, направился к нему. Подходя ближе, до его ушей долетело хриплое сопение, похоже, дракон спал, но было что-то в этом храпе странное, ранее не слышимое, а ведь они посетили не одного дракона. Это было еще одной причиной, по которой надо было быть осторожнее. Курт подошел и остановился в пяти шагах от дракона.

-- Эй, болотный червячок? - тихо, словно стараясь разбудить как можно нежнее, позвал он дракона, наклонившись вперед. - Мы к тебе в гости пришли, просыпайся.

Дракон даже не пошевелился. Курт обернулся и удивленно посмотрел на Жерка с Рокси, стоящих за деревом. Жерк помахал рукой, чтоб он действовал решительнее. Курт развернулся, набрал в грудь побольше воздуха и закричал:

-- Вставай, болото высохло, пиявки мрут!!!

-- А, пиявки? - открыл сонные глаз дракон, и стал вращать головой по сторонам. - Пиявки, о святой Глозгар, как же это, пиявки мрут! Надо что-то делать!...

Дракон вскочил на ноги, сделал пару панических шагов в стороны и замер, как вкопанный. Медленно повернулся и, опустив голову вниз, посмотрел на Курта, разглядел его и, довольно улыбнувшись, упал обратно на свое место.

-- Ах вы, шутники, - весело прохрипел дракон, и стал засыпать.

-- Эй, эй ты чего, не смей спать, - встревожился Курт, подходя ближе, - где золото?

-- Золото? - переспросил дракон, открыв глаза. - Какое золото?

-- Твое. Где твое золото?

-- Там, - махнул дракон головой в сторону и, сложив голову на лапы, уставился на Курта.

-- Не понял, - выкатил глаза из орбиты Курт, - что это значит, "там"? Ты что, не будешь его защищать?

-- Эх, - тяжело вздохнул дракон, - староват я стал. Не могу уже себе позволить гоняться за кем-либо.

-- Вот так дела, - почесал в затылке Курт и, развернувшись, махнул рукой. - Эй, давайте сюда, он... он, добрый.

Рокси, держась за спиной Жерка, вместе подошли ближе, и они втроем посмотрели на спокойно лежащего дракона. Тот смотрел в ответ и не делал никаких попыток, хотя бы даже пошевелиться.

-- Ну, чего уставились? - спросил он. - Забирайте то, за чем пришли и идите отсюда.

Они отошли в сторону и стали разглядывать, где лежит золото. Сначала ничего не было видно, но потом Рокси указал на небольшую кочку, где лежала махонькая кучка золота, покрытое тиной.

-- Это что такое? - скривился Курт.

-- Золото, - охотно пояснил дракон.

-- Но это... это, - запинаясь, указывал он на кочку. - Да мы сейчас можем тебе отсыпать больше, чем там лежит. Где остальное?

-- А нет больше, - снова вздохнул дракон, но уже более печально. - Были времена, когда там было много, но ведь это болото, и практически все драгоценности поглотила топь. Нового натаскать я не могу, возраст не тот, это все, что осталось. Временами я смотрю на него и радуюсь ему, и тому, что хоть столько осталось. Нам ведь, драконам, без золота нельзя, можем и умереть.

Дракон закрыл глаза, пытаясь восстановить дыхание. А наша троица стояла, поджав губы и сдерживая слезы.

-- Мы не можем его грабить, - всхлипнула Рокси, - ведь правда?

-- Даже и не знаю, - Курт посмотрел на Жерка, тот, похоже, тоже был того же мнения, что и Рокси. Курт не хотел идти против Рокси и уж тем более против Жерка, да он и сам был готов слезу пустить. Надо было, что-нибудь придумать, и он придумал, даже просветлел. - Я думаю, что твои доспехи, Жерк, стоят гораздо больше золота, чем лежит в этой куче, так что, пожалуй, не стоит лезть туда.

-- Здорово, - хлопнул в ладоши Рокси.

-- Я горжусь тобой, Курт, - Жерк улыбнулся и несильно пихнул друга в плечо.

-- Да будет вам, - засмущался Курт, - что я, по-вашему, совсем злодей что ли? Ладно, пойдемте обратно, у нас еще есть, чем заняться в этой жизни.

-- Пока, дракончик, - помахала Рокси дракону и поскакала за Жерком.

-- Стойте, - дракон поднял голову, и троица напряглась. - Почему вы не берете золото?

-- Нам оно не нужно, - ответил Жерк, выступая чуть вперед, на всякий случай, закрывая собой Курта с Рокси, - нам хватит и того, что есть.

-- Правда? - дракон был искренне удивлен. - Никто еще не отказывался взять столь легкую добычу.

-- А что, другие пытались забрать его, и ты им не противился? - выглянул из-за спины Жерка Курт, дракон кивнул, что означало согласие с ним. - Тогда, куда же они все подевались, ведь никто не вышел из этих болот.

-- Они тут, - дракон качнул головой в сторону золота. - Вокруг этой кочки трясина, там не пройти.

-- Что?! - Курт выскочил вперед. Оказывается, пойди Жерк за этим золотом, то он бы утонул, а они с Рокси не смогли бы его вытащить. Эта мысль, что он мог лишиться друга, тут же бешено застучала в голове. - Да я тебя сейчас на колбасу пущу, падонок!

-- Успокойся, - Жерк схватил Курта, рвущегося к дракону, и стал его удерживать. - Ни чего же не случилось.

-- Отпусти меня Жерк, я ему крылья откушу! Он хотел, чтоб ты утонул. Отпусти!

-- Но я же здесь, успокойся.

Дракон продолжал смотреть за тем, как Курт рвется из хватки Жерка, и тот с трудом удерживал его. Но вскоре Курт успокоился, и обещал оставить жизнь дракону, правда, он и перед этим два раза это обещал, и каждый раз с ревом озверевшего Орка кидался вперед, но Жерк успевал его перехватить и оттащить назад. В этот раз Курт обещал твердо, что он успокоился, и держит себя в руках. Жерк отпустил его, но глаз не спускал, готовый снова схватить, и подержать еще немного.

-- Какие вы интересные, - довольным от этой ситуации был только дракон, - давно я так не веселился, спасибо вам.

-- Ах ты, тебе еще и понравилось?!

-- Извините, - Жерк успел и в это раз перехватить Курта. Держа его, он стал отходить к телеге. - Он очень импульсивный.

-- Ничего, это бывает, - понимающе кивнул дракон. - Но я вас не отпущу.

-- Что? - выдохнула Рокси.

-- С пустыми руками, - растянув пасть в подобие улыбке, добавил дракон. - Вы не такие как все, и я хочу вам кое-что подарить.

Курт перестал трепыхаться в объятиях Жерка, и теперь свисая на его руках, с любопытством уставившись на дракона - подарок это хорошо, подарки любят все. Дракон приподнялся, прошлепал к своей кучке золота, вытянул свою длинную шею, и аккуратно поводил по ней мордой. Несколько монет зазвенев, осыпались с кучи, и утонули в трясине, и даже отсюда было слышно досадный вздох дракона. Видя это, Курт вырвался из рук Жерка, сбегал к телеге и вернулся, держа руки за спиной. Дракон повернулся к ним, держа в зубах какую-то палку. Он вытянул шею и вплотную приблизил морду к Жерку. Жерк, некоторое время смотрел на оскаленные зубы дракона, нежно держащие подарок, потом перевел взгляд на Рокси с Куртом, те стояли напряженные и не сводили глаз с Жерка. Помочь, если что, они не смогут, но все равно было приятно, что они переживают. Жерк осторожно взял палку в руку, и дракон тут же вернулся к себе на место. Все расслабились.

-- Что это? - спросил Жерк.

-- Это вам.

-- А зачем нам палка?

-- Это не палка, это скипетр.

-- Какая разница, - удивился Курт, - палка, скипетр, для нас все одно. Ты вот, лучше это возьми.

Курт вышел вперед и протянул мешочек с золотом. Увидев в раскрытом мешочке золото, дракон выпрямился шею, и его глаза вспыхнули.

-- Это мне? - прохрипел он.

-- Да, - повел носком ботинка Курт по земле. - Думаю, мы от этого не обеднеем. Верно?

Курт повернулся к своим друзьям, и те энергично закивали. Дракон приблизил свою пасть к Курту, и он, ничего не боясь, положил внутрь мешок. Но дракон не отнес мешок к куче, он положил его перед собой, рассыпав монеты по земле.

-- Тогда мы, пожалуй, пойдем, - Курт развернулся и зашагал к Жерку, который опять гордился им, и готов был заключить его в объятия.

-- Подождите, - снова остановил их дракон, - а как же скипетр?

-- А что с ним? - Жерк покрутил скипетр в руках, вроде ничего особенного, так, небольшой синий камень сверху, и покрыт серебром. Много за такой не дадут, но на память вполне сгодиться.

-- Но он же волшебный.

-- Как ты сказал, - Курт выставил одно ухо вперед, - волшебный?

-- Да, он может исполнить желание.

-- Ух, ты! - Курт подскочил к Жерку и выхватил скипетр. - Любое желание?

-- Нет, - покачал головой дракон, и руки Курта опустились вниз. - Бессмертие, скажем, он дать не может. Да и на другие подобные, сверх могучие вещи, он не способен. Но я знаю, что вы найдете, как его применить.

-- Ну и дела, - Курт повращал скипетр в руках и скучающе вернул его Жерку. - В общем, спасибо за подарок. Всего хорошего, мы пойдем.

-- И вам, счастливо добраться обратно, - дракон опустил голову на лапы, и стал смотреть на подаренные монетки. И в его глазах горели огоньки радости.


Путь обратно был намного проще, дорога уже была более, менее знакома, только объехали туман, чтоб пассажиры не приставали, а там уже совсем просто. Всю дорогу, они передавали скипетр по рукам, разглядывали его и, что удивительно, пытались придумать, что можно было бы загадать. Но никто ничего не мог предложить, хотя Рокси, смеясь, предложила загадать, чтоб у них возникло желание, чтобы что-нибудь загадать. Проблема была в том, что у них все было: деньги, которых было столько, что хватит, чтобы жить и не тужить, и не беспокоиться о нечестном отношении к тебе; но главное, у них были они сами. Они были друзьями, а это уже больше, чем можно было бы желать от жизни, и поэтому они не могли придумать, чтобы им такого пожелать. В итоге, скипетр был заброшен подальше, до лучших времен, ведь ни когда не знаешь, что тебя ждет завтра.

Выехали они из болота уже под вечер, и расположились на том же месте, откуда они тронулись сегодня утром. Развели костер и сели вокруг него, обсуждая поездку по болоту. Никто из них не жалел о том, что все так вышло и, что они остались без добычи, и даже больше, сами дали дракону немного монет. Это было отличным завершением их карьеры, как расхитителей драконьего золота. О них еще долго будут ходить легенды, как о бесстрашных храбрецах, бросившим вызов одним из самых могущественным обитателям мира Анагора.

Вскоре они легли спать и спокойно уснули, даже Курт в эту ночь не вскакивал и не бегал вокруг костра. Так закончились их приключения.


Да, отличное завершение истории, хотя и пришлось приложить свою творческую руку - концовка в записях какая-то странная, но я справился! Док, тащи шампанское, вызывай девочек, будем отмечать концовку, такое не каждый день случается!.. Да бросьте вы эти листы, вы же видите, они закончились, и там больше ничего нет... Да мало ли, что был упомянут скипетр, Лимли, и Сазис... Подождите, а от него-то, вы чего хотите? ... Эй, эй, это же история и, возможно, даже из реальных случаев, кто знает, откуда эти листы, так что не надо давить на то, что это не нормально... Что значит, если упомянули, то должен появиться? Это вам не кино... Вот и я вам о том же, конец! Тащите, что найдете на кухне, сегодня у соседей будет бессонная ночь! И-ха! О, да, давно я не добирался до концовок, какой-либо истории... то есть, я хотел сказать..., а, плевать. Я закончил! Эй, док, где вы там потерялись? Меня тянет в танец, давайте быстрей! У-ча-ча, у-ча-ча, эх, зажигай! Ну, док, где же вы, мне что, в одного тут трясти своим телом?! Сейчас я еще кое-кому позвоню, и будет в двадцать раз веселее. Так, где тут у меня номера? Ага! Так, так, этого звать не будем, все равно не доберется. Этот? Да, этого можно. А вот эту и ее подружку, обязательно, и вот этого тоже, в первую очередь, ух, оторвемся!...Эй, док, что это за грохот, что вы там уронили? Вот прибегут соседи на это грохот, я притворюсь, что меня нет, и тогда узнаете, какие они у меня добрые. Что у вас там?... Что, что вам надо?... Что вы там нашли?... Листы? Какие листы?... С продолжением истории?! Где, покажите!... Так, вот Жерк с Лимли, а это Курт, ага, а вот и Рокси..., что она делает?! Ого! Ну она и дает!!! Где вы это взяли?...В ванной?! У меня есть ванна!?! Но как эти записи попали в... постойте, постойте, помню в тот день, когда эти бумаги попали ко мне в руки, у меня тут было весело. Мы, что-то отмечали, и я, чтоб не потерять эти листы, положил их в коробку, и из нее мы с вами их и вытащили перед началом повествования, вы же тому свидетель. Да. Тогда, как же эта часть истории могла попасть в ванну?... Что, они были под ножкой тумбочки? Это ее вы уронили?.. О, вспомнил, я танцевал с этой коробкой, а потом... не помню, все как в тумане... Хотите сказать, что я болван, который чуть не лишил читателя желаемого продолжения?... Ну, вы чего так разошлись, подумаешь, ни чего страшного не случилось бы, все так чудесно закончилось. А теперь, посмотрите, что там твориться, вы хотите, чтоб я это написал?... Живодер вы, а не док, так мучить читателя... Подождите, а как же концовка, я же думал, что закончил? Неужели... а-а, о горе мне, как я несчастен!... Да, да вы правы, мне надо взять себя в руки. Все я в порядке... Эй, вы че, одурели?! Зачем меня ударили?!... Для профилактики, и чтоб не расслаблялся? Я вам сейчас покажу профилактику, сидеть не сможете! Уф, я спокоен, я спокоен. Вдох выдох, вдох выдох... А-а, а, моя концовка, накрылась медным тазом, а, а, а!!!... Ну, ладно, давайте посмотрим, что у нас там дальше. Надеюсь, читатель еще не разошелся.

Выходит, что я немного поспешил, сказав, что ночь была спокойной. Хотя, они заснули спокойно, без каких-либо происшествий, и с погодой было все хорошо. Но Жерк все же проснулся, прям посреди ночи, оттого, что к его руке кто-то прилип. Нет, это были не болотные пиявки, глисты или, что там еще водится в этой жидкой мерзости, это был Курт. Он снова пытался укусить Жерка.

-- А, что? - сонно спросил Жерк, и приподнял голову. С полузакрытыми глазами он осмотрел местность и его взгляд наткнулся на Курта, тот ему уже все предплечье обслюнявил и продолжал извиваться, устраиваясь поудобнее, чтоб обхватить зубами огромную руку, но у него все никак не получалось. - Помочь?

Курт, замерев, бросил злой взгляд на Жерка, и снова впился в руку. Жерк опустил голову и хотел продолжить спать, как почувствовал, что его руку отпустили.

-- Спишь, покусанный пчелами хомяк?! - заорал Курт. - Украл мое золото и спишь?! Где мой мешок с золотом?!

-- Там, - махнул неопределенно Жерк и закрыл глаза.

-- Где? - Курт развернулся вокруг оси, ища свое золото, но, поняв, что над ним издеваются, снова накинулся на Жерка. - Я тебе руку откушу!

-- Постой, постой, - беспокойно остановил его Жерк, перевернулся и вытянул руку. - Вот, так тебе будет удобнее.

-- Ахр-р! - вцепился зубами Курт в руку и начал ее жевать. С минуту он жевал добросовестно, безрезультатно, но безжалостно, потом обмяк и сполз Жерку на пузо, где и засопел, подрагивая ногой.

Жерк отнес его обратно, а то это было бы странно для Курта, проснуться лежа на пузе у него, это вызвало бы лишние вопросы. Вернувшись обратно, Жерк посмотрел на Рокси, та спокойно спала, а потом на Курта. Ему хотелось узнать, в чем причина такого поведения его друга, и как можно было бы вылечить его от этого. Чтобы в этом разобраться, нужен хороший специалист, думал Жерк, а с таким количеством золота, каким обладали они, это можно запросто устроить. И тогда он решил, что, как только появится возможность, чтоб не привлекать внимание Курта, он отправиться к лекарю, поговорить с ним, и заплатить, если на той пойдет, любую сумму, только бы вылечить Курта.

На следующий день, вернувшись в город, они решили отпраздновать завершение своей карьеры грабителей, и на всю ночь засели в таверне, приглашая всех, кто проходил мимо. Желающих поживиться на халяву набралось столько, что стены таверны хрустели под их напором. Они, гости мимоходные, умники такие, на радость владельца, набравшись под завязку, устроили вольную борьбу, с применением столов и стульев. Жерк с Куртом занимали в этом главенствующую роль - метелили налево и направо, то есть Жерк отбивался, а Курт, стоя за широкой спиной Жерка, обзывался и посылал всех куда подальше. Поклонникам же Рокси, хочу пожаловаться, в этих драках, она вела себя ничуть не скромнее, чем Жерк или Курт, а поскольку она девушка, ей сильно не сопротивлялись, о чем сильно потом жалели. Но прошу не забывать, что это все было в пределах дружеских помятей костей, до серьезного рукоприкладства не доходило. Так сказать, развлечения местного народа, если не дашь в нос, то могут и обидеться, за что побьют и выгонят. Только вот такой обычай, почему-то вспоминают только тогда, когда все пьяные. Видать и там действует правило: пьяному море по колено. Кстати сказать, от этих драк удовольствия получали не только дерущиеся, но и хозяин таверны. После каждой потасовки, когда вся мебель была переломана, хозяин довольно потирал руки, и приказывал помощникам вытаскивать новые столы, стулья и посуду, а старые, сломанные, записывал в счет, и тащил новые яства. И все начиналось сначала.

Утром, ближе к обеду, все находили себя в разных местах, и торчащие головой в перилах лестницы, были еще самыми безобидными. Жерк проснулся лежа на барной стойке, и слезая с нее, он на кого-то наступил и даже не извинился, да потому что, тот на кого он наступил, даже не соизволил хотя бы недовольно промычать, одним словом, Жерк его не заметил. Курт очнулся под перевернутым столом, с глубокой чашкой на голове, и он даже не старался ее снять, пряча под ней свои глаза от солнца. В таком виде он прополз по таверне на четвереньках, обруливая препятствия в виде обломков столов и стульев или очередного спящего тела, пока не уперся этой чашкой в ноги Жерка. Жерк стоял, чуть покачиваясь, и осматривая разгромленную обстановку, прикидывал, кто мог здесь так набуянить, и сколько это денег уйдет у этого молодца на восстановление этого заведения? Но, видя хозяина, и то с какой он улыбкой, упираясь шваброй в очередное бессознательное тело, выталкивает его на улицу, можно было подумать, что он разбогател, причем сказочно.

С пронзительным скрипом открылась дверь, и в таверну вошла Рокси, вся растрепанная, и с видом, будто она всю ночь подметала головой пол, отчего выглядела замученной и, вообще, потерянной. Она, шатаясь и с неуклюжими попытками пригладить торчащие во все стороны волосы заслоняющие обзор, прошла к чудом уцелевшему столику. Оглядевшись, она подняла рядом лежащий стул, с оторванной спинкой, уселась на него, и тут же плюхнулась лицом на крышку столика и, похоже, заснула. Жерк медленно моргнул, опустил мутные глаза вниз, сфокусировал их на том, кто упирается ему в ноги и, разглядев, что это Курт, поднял его, выпрямил ему ноги и поставил перед собой. В знак благодарности Курт отвесил поклон, от чего чуть не упал, засеменив в сторону. Восстановив равновесие, он вернулся на прежнее место, поднял стул, сел на него и упал вместе с ним на пол - ножек у стула было всего две. От грохота падения, Жерк открыл слипающиеся глаза и, щурясь, посмотрел на Курта, тот как черепаха, лежа на спине беспомощно, медленно дергал руками, пытаясь перевернуться. Хозяин таверны, заметив, что лучшим клиентам в его жизни, нужна помощь, тут же подбежал и помог Курту подняться, одновременно приказывая помощника принести новый стол и два стула.

-- Курт, ты не помнишь, это мы тут так или это было до нас? - спросил Жерк, осторожно усаживаясь за новый столик.

-- Я бы тебе рассказал, что тут было, - Курт почмокал пересохшими губами, слегка щурясь, - но боюсь, тебе это не понравится.

-- Тогда не надо. Меньше знаешь, лучше спишь. Ты есть хочешь? - Курт бессильно опустил голову вниз, что означало "да". Жерк тут же позвал хозяина и заказал все, что у того было. Тот без лишних слов оформил стол в две минуты и, улыбаясь, отошел, вернулся к своим делам. - Умираю с голоду.

Жерк накинулся на еду и стал пихать за щеки все, что попадалось под руки. Курт, услышав чавканье, снова проснулся, открыл один глаз и стал наблюдать за безжалостным истреблением продовольствия, а когда почувствовал, что у него потекли слюни, сам вцепился в жаркое. Силы возвращались с каждым кусочком еды, и уже через полчаса они вдвоем сидели, развалившись на стуле, и довольно поглаживали животы. Все было здорово и замечательно, самое подходящее время для обсуждения дальнейших планов своей жизни. Пора было уже что-нибудь выбрать, скажем, город, где построить свой замок, или не мелочиться и купить весь город, а потом продать, и снова купить, хотя это было бы уже развлечение. А можно было бы навестить старых знакомых, таких как Сазиса, и поговорить с ними по душам, вспомнить былые нелегкие времена. Такие встречи будут особо впечатляющими, если этих знакомых подвесить за ноги, а веревку будет держать сам глава города и услужливо улыбаться. Это было бы здорово, и Жерк уже хотел высказать это вслух, как снова скрипнула дверь, и в таверну вошел Ямал. Следом за ним вошла его свита, но уже из трех горилл. Аккуратно пробираясь мимо тех, кто лежал на полу, разглядывая лица, и улыбаясь самому себе, он подошел к столику, за которым сидели Жерк с Куртом, и остановился. Махнул хозяину рукой и тот принес еще один стул, наемник сел чуть подальше от них и закинул ноги к ним на столик.

-- Ну, привет Жерк, еще раз, - улыбнулся Ямал.

-- Ты повторяешься, Ямал, - с неохотой ответил ему Жерк.

-- Тебя мама не учила, что ноги складывать на стол, это не прилично? - поинтересовался Курт.

-- Глядя на то, что твориться вокруг, - Ямал развел руки, предлагая оценить разгром, - я бы еще поспорил, кому надо думать о приличном.

Насмешка опять прошла мимо, ни Курт, ни Жерк даже ухом не повели, просто сидели и небрежно смотрели на наемника. Ямал, убедившись, что реакции на его замечание не последует, стер улыбку с лица, и спустил ноги на пол. Подвинул стул ближе, и сложил руки на столике.

-- Я пришел, чтобы последний раз предложить вам отправиться к Лимли.

-- Иди ты со своим Лимли, знаешь, куда? - раздраженно махнул рукой Курт. - Я вот сейчас схожу в туалет, отолью, а затем отправлюсь к нему, к твоему Лимли. Но не потому, что ты просишь, а для того, что бы купить его дворец, и напинать по его тощей заднице, чтоб не приставал к людям. Если он хочет нас видеть пусть сам приезжает. Можешь ему так и передать.

-- Я так и думал, - Ямал выпрямился на стуле, посмотрел за спину Жерка, и кивнул.

"Бац!"

Звук удара разлетелся по всему кабаку, даже Рокси оторвала голову, чтобы увидеть из-за чего такой шум. Жерк сидел неподвижно, а здоровяк, за его спиной, с дубиной в руках, ошарашено смотрел на затылок Жерка, по которому он только что ударил здоровенной дубиной со всей силы. Курт смотрел на Жерка, с открытым ртом, и не мог определить, толи Жерк заснул с открытыми глазами, толи он просто настолько удивился, что у него наступил шок. Но вот он моргнул, посмотрел на Курта, потом на Ямала, сдвинул брови и только хотел встать, как снова:

"Бац, бац, бац!!!"

Дубинка разлетелась на части, а Жерк, еле стоя на ногах, повернулся к тому, кто его бил, указал на него пальцем, открыл рот и, замерев на миг, рухнул на столик. Маленький столик, не выдержав такой нагрузки, с треском разлетелся на части, и Жерк рухнул на пол.

- Так, - Курт встал, и начал закатывать рукава. Все с любопытством следили за тем как он это делает, а когда он закончил, поднял руку и указал на Ямала. - Тебе, приятель, я сейчас буду ломать ноги, и ты больше никогда не сможешь ходить, а тебе, - он повернулся к здоровяку со сломанной дубинкой, - тебе я откручу руки, и ты больше не сможешь свои толстые пальцы засунуть себе в нос...

"Бац!"

Ноги у Курта подогнулись, и он рухнул на пол рядом с Жерком. Второй здоровяк, тупо улыбнулся Ямалу и посмотрел на свою дубину. Ямал остался доволен работой своих ребят, только оставалась еще одна проблема, это была их третья спутница. Он встал и прошел чуть вперед. Рокси сидела и смотрела на бесчувственные тела своих друзей, потом встала, и тоже начала закатывать рукава, похоже она осталась одна, на кого они могут рассчитывать. Она уже закатала один рукав, метая недоброжелательные взгляды на Ямала, и принялась за второй...

"Бац!"

-- Готова, - сообщил результаты своей деятельности третий подручный Ямала, стоя над Рокси, растянувшуюся на пол.

-- Отлично, - Ямала взмахнул своим плащом и направился к двери. - Сложите их в телегу, да побыстрее, мы и так уже опаздываем...



Док, пока у нас есть время, пока наших героев куда-то везут, давайте кое-что выясним. Вот меня интересует болезнь Курта, вы нашли, что-нибудь об этом, что это у него за штука такая?... Нет? Значит, плохо ищите. Что вы там листаете, народную медицину? Это вы в ней ищите название болезни?... Что? Это у вас "Вуду для продвинутых"? Да вы что, спятили, где вы ее взяли? Только не говорите, что у меня, я этого не переживу... Нет, вы определенно псих! Зачем вы обворовали врачей, да тем более хирурга?! Вдруг она ему нужна, а вы ее уперли?! Вы знаете, какие эти доктора злопамятные? Вот они вас вычислят и всей больницей к нам нагрянут, и обрушиться на нас с вами вся их "доброта" в виде бездонных клизм! Так и знайте, когда они придут, я прикинусь мягкой игрушкой, засяду где-нибудь в углу, пусть они на вас практикуются, как вырезать прямую кишку без наркоза! Ох, меня определенно не любя там наверху. Так, спокойно, вспомним уроки йоги, о которых я читал в интернете, и попытаемся успокоиться. У меня давление выше крыши, и все вы виноваты! Вы хотя бы нашли, что-нибудь полезное в этой книги?... Какой лунатизм, что вы несете?! Когда лунатят никто не кидается на людей... Нет, ничего не слышал о такой бурной реакции лунатика, и вы не слышали..., а я говорю, не слышали, все, завязывайте, я сказал. Что там еще есть?... О, здрасти! Ну причем тут доктор Джекел и мистер Хайт? Их-то вы, за что так не любите? Или вы это по себе судите? А кстати, это не вы в этом фильме снимались, причем сразу за двоих? Ха! Вы очень похоже, особенно на второго... Но в любом случаи у нас совсем другая ситуация. Хотя должен признать, что сходства есть, но нам это не подходит. Ищите дальше, правда я сомневаюсь, что вам вообще удастся что-либо найти... Вы куда?! Что вы там нашли, под моим шкафом?... Кошку? Какая еще кошка, сроду у меня не было кошки... Нет, кухню и ванну я просто о них не знал, а кошка, она же кушать хочет, я не мог бы о ней забыть, когда она постоянно мяукает... Ха, я знаю что это! Это крыса!... Док, фу, зачем же так визжать! Мои соседи еще чего подумают, вызовут полицию, а там и до... в общем не важно. Мне интересно, как это вам удалось притащить эту крысу в своем гипсе и не заметить этого?... Да, а вы что думали, она у меня тут всю жизнь провела? Это вы ее притащили из больницы... Ой, ой, какие мы нежные. Но визжит он конечно так, что уши отсыхают. Побежал в ванную, должно быть отмываться. Ну, туда ему и дорога. А мы вернемся к делу, я вот гляжу, и нашу троицу довезли до места назначения. Вперед. А нет, подождите, ошибочка вышла. Тут страницы слиплись, оказывается они еще на пол пути, и тут есть, о чем рассказать.

Путешествие наших героев в сопровождении Ямала и его подручных проходило не так уж и плохо, особо им повезло с погодой. Последние два дня светило солнце, а по голубому небу плыли редкие и почти прозрачные облака. Ветра не было и в пустыне, по которой они сейчас ехали, пески лежали ровным ковром. Еще один плюс этого путешествия в том, что ни Рокси, ни Жерк, и уж тем более Курт ничего не делали, они просто сидели в телеге, связанные по рукам и ногам, и отдыхали. Была только одна проблема, Курт никак не мог прийти в себя, он все это время находился в том состоянии, когда кидается на всех, то есть сейчас он прибывал в состоянии жадности и оскорблений, и виноват в этом был Ямал.

-- Эй, самовар с конечностями! - кричал Курт, обращаясь к Ямалу. - Я не понял, ты проблем хочешь? Иди сюда, ржавый, я тебе их устрою, сидеть не сможешь!

Ямал делал вид, что его не слышит, хотя первый день и пытался ему отвечать, так, высокомерно задирая нос, будто имеет над Куртом какое-то превосходство. Но вскоре он увял под тирадами, осыпаемые Куртом. Тот отвечал тремя фразами на одну, на необидное реагировал, как на оскорбление, а ругался как уличный торговец, обвиненный в том, что товар у него не качественный и залежалый. Ну и конечно все это шло без перерыва и во всех направлениях.

-- Ты че, глухим прикидываешься?! - воинственно, продолжал Курт. - Я же сейчас встану, и ты у меня побежишь...

"Бац!"

-- Давно надо было, - Ямал раздраженно потер виски пальцами, а один из его подручных, что ударил по голове Курта дубинкой, гыгыкнул, довольный собой. - Ох, как он меня достал.

-- Прекратите его бить, - спокойно сказал Жерк, глядя на бессознательного друга. - Вы его так убьете, а если так случиться, то я не думаю, что Лимли этому обрадуется. К тому же, я без него не работаю.

-- Тогда пусть он заткнется, - яростно махнул рукой Ямал, - у меня голова от него болит уже второй день.

-- Если бы вы его не били все это время, он бы уже давно отключился, и все было бы в порядке. Ему надо высказаться, это займет минут пять-десять.

Жерк не врал, но состояние Ямала можно было понять потому, что в последний день, когда Курт начал ругаться это затянулось на полчаса, и не известно, сколько бы это еще продлилось, если бы его снова не отключили, стукнув по голове.

Ямал поднял палец, чтобы что-то шикнуть, но ничего не сказал, его глаза в ужасе округлились, и он уставился на Курта - тот еле заметно шевельнулся. Он замер, продолжая смотреть за Куртом, тот не двигался, и Ямал уже расслабился, как тут:

-- А, продажный, - с призрением протянул Курт глядя в глаза Ямалу. - Давно не виделись. Должно быть, в прошлый раз тебе мало досталось, раз ты еще раз приперся.

-- Заткни его, - резко сказал Ямал, посмотрев на Жерка.

-- Не могу, - усмехаясь, ответил Жерк, пожимая плечами, показывая тем самым связанные за спиной руки. - Дай ему время, он успокоится.

-- Ты чего так вылупился на меня? - в голосе Курта уже слышались нотки угрозы.

-- Заткнись или я тебя тут зарою, - зарычал на него Ямал.

-- Так ты еще по совместительству и копаешь? - поднял брови Курт. - Во, как тебя жизнь-то скрутила, и себя продаешь и в земле копаешься. Много берешь-то за это? Сколько надо чтобы ты выкопал яму метр на два? Мне надо одного паренька закопать, может, слышал о нем, он популярная личность? Сейчас напомню, он похож на надутого индюка, страшный как черт, его вообще родили, чтоб посмеяться, а он выжил! Представляешь? И крышу у него сорвало напрочь, психушки уже замучились его ловить, а еще он носит синий плащ, не слышал о нем? А главное, он сейчас едет прямо передо мной.

-- Считаешь себя умником? - казалось Ямал сейчас взорвется. - Я тебя так изуродую, что ты пожалеешь, что родился на свет!

-- Не кипятись, чайник, крышку сорвет, - ответил ему Курт, чуть ли не зевая.

Ямал посмотрел на Жерка, тот продолжал улыбаться, а Рокси просто давилась от смеха, сидя у заднего борта телеги. На этих двоих рассчитывать было бесполезно, да и бить этого полоумного Ямал смысла не видел, это помогало минут на пять максимум, а потом он возвращался к жизни и начинал все сначала. Ямал еще раз оглядел своих пленников, дернул поводья и поскакал вперед, чтобы не слушать оскорбления в свой адрес.

-- Давай, давай, двигай отсюда, металлолом на ногах! - орал ему в след Курт, приподнявшись на колени. - А ты чего ржешь, беременная самка бегемота?

Курт сдвинул брови в направлении Жерка, буквально упавшего на пол и не в состоянии сдержать смех, смеялся во весь голос. Теперь, когда поблизости не было Ямала, Курт обратил свой взор и на Жерка.

-- Заткни свое хлебало, пока я его сам не заткнул! - Курт стал быстро перебирать коленями, приближаясь к Жерку, и глядя на это, Жерк рассмеялся еще сильнее, хотя ему казалось, что это невозможно. - Заткнись!

Этот крик, изданный Куртом, пронесся над телегой, в тот момент, когда он подпрыгнул и упал на Жерка, но поскольку у них обоих руки были связаны за спиной, он ничего не смог сделать. Курт как змея стал извиваться на пузе Жерка, продолжая кричать.

-- Я тебе нос откушу, до самых ушей!

-- Эй, эй, ты чего? - забеспокоился Жерк, поскольку Курт, извиваясь, и вправду приближался к его лицу.

Жерк стал двигать плечами, пытаясь отползти назад и тем самым стряхнуть своего друга с пуза, но тот словно прилип к доспехам, и продолжал ползти вперед, метая молнии из глаз.

-- На помощь, - тихим голосом сказал Жерк, замерев на месте. Но Курт по-прежнему продвигался вперед, и тогда Жерк не выдержал и закричал во все горло. - На помощь!!!! А-а, кто-нибудь, на помощь!!!

Жерк закрутил головой в поисках подмоги, но Ямал был далеко и не слышал его криков, а двое его подручных, которые плелись за телегой, им вообще все было по барабану, от них тоже можно было не ждать помощь.

-- Не кричи, - ответил ему Курт, остановившись, - я твоя помощь.

Курт дернулся, замер и резко обернулся, сзади в его ногу вцепилась Рокси, она пыталась его удержать, но ее руки так же были связаны, и поэтому Курт легко вырвался из захвата и продолжил ползти вперед.

-- Все, прощайся со своим пятаком, хряк! - Курт открыл рот и тут же обмяк.

-- Ох, - выдохнул с облегчением Жерк, - я уже начал волноваться.

На его лице отразилась улыбка, после чего он опустил голову на пол.


Долго ли, коротко ли, но наши герои доехали таки до места назначения. Ланруж они увидели еще на рассвете, когда выехали из густого, зеленого леса, прямо на холм, с которого обозревалась огромная долина. Вид был просто потрясающий, на фоне синего неба, с просто огромными, объемными облаками, среди ярких лучей солнца, пробивающиеся через эти облака, на небольшом возвышении зеленой долины стоял величественный город Ланруж.

Жерк с Рокси приподнялись над бортами телеги и смотрели на приближающий город с открытыми ртами, в то время как Курт сладко постанывал, все еще находясь в спящем состоянии. Жерк жалел об этом, даже хотел его разбудить, чтоб и Курт увидел это чудо, но потом передумал, пусть он лучше поспит. Хотя его сон уже затянулся, такого раньше не было, но лучше так, чем он снова начнет буянить. Жерк вздохнул, поглядев на своего друга, и опустился обратно в телегу - ему не хотелось веселиться или просто радоваться в одиночку. Раньше, до встречи с Куртом, Жерк вряд ли поверил бы в то, что с ним может происходить то, что он чувствует сейчас. У него никогда не было друзей, и ему никогда не приходилось ни о ком думать, и уж тем более беспокоиться. А сейчас, вместо того, чтобы наслаждаться видами одного из красивейших городов, он сидел, прижавшись спиной к борту телеги, и думает о том, как бы помочь своему другу.

- Приедем, сразу же направлюсь к лекарю, - тихо сказал сам себе Жерк.

- Что? - Рокси посмотрела на него, - ты что-то сказал?

- Я говорю, красиво как, - улыбнулся Жерк, вновь поднимаясь, чтоб еще раз взглянуть на город.

- Да, - кивнула Рокси, - всю жизнь мечтала там побывать. Поскорей бы туда приехать.


И они приехали. И не смотря на то, что день уже клонился к вечеру, народу на площадях было огромное количество, и чтобы не привлекать внимания Ямал приказал таки развязать своих пленников, хотя Жерк давно уже ему обещал, что он смирился и никуда не убегут. Да и куда бы он побежал с бесчувственным Куртом на плечах? Но Ямал был не приклонен и зол, так что развязал только сейчас, но из телеги вылезти все равно не разрешил. Жерк этому не возражал, он по-королевски устроился в углу, раскинув руки на борта телеги, и рассматривал места, по которым вез их Ямал. Рокси тоже рассматривала обстановку, но по большей степени местных аборигенов, видать присматривалась, не потащат ли они ее, если что она не так сделает, на костер. Но в скором времени она успокоилась, напряжение с ее лица исчезло, и она стала наслаждаться красотами города. И вот тогда-то Жерк и встрепенулся, заметив одну интересную деталь.

- Эй, любезный, - обратился Жерк к впереди идущему Ямалу, отчего тот недовольно втянул голову в шею, словно его всё и все достали, - тебе не кажется, что мы удаляемся от замка?

Рокси вытянула шею и глянула на дорогу между улицами. Далеко впереди, если ехать по этой дороге, на небольшом возвышении стоял замок, но они определенно ехали не туда.

- Как вы меня достали, - сокрушенно протянул Ямала.

- Толи еще будет, раз с нами связался, - успокоил его Жерк. - Но замок-то, все равно не в той стороне. Не хочешь объясниться?

- Да нет сейчас короля, - выпалил Ямал, - у него дела, понятно?

- Ничего себе, - усмехнулся Жерк, - какого же черта мы так спешили?

- Мы не спешили! - рявкнул наемник. - Это из-за вас, банды идиотов, мы опоздал на два дня. Король будет завтра.

- Завтра, так завтра, - зевая, потянулся Жерк. - А сейчас, я так понимаю, пир в нашу честь и мягкие кроватки, да?

- Ага, - уж слишком вежливо согласился Ямал, - к тому же, мы уже почти приехали. Вот, оцени, думаю для вас это самое место.

Они остановились в узкой улочке, точнее в тупике этой улицы, среди домов, выложенных из грубых серых камней. Стены этих домов, выпученные и не ровные, двери покошенные, а большинство окон заколочены досками. Рокси выглянула из телеги и посмотрела по сторонам. Везде валялся огромными кучами мусор, кое-где даже прижатый к стенам домов, чтоб не мешал ходить, хотя там же стояли и лужи, они были очень вонючими и на вид очень глубокими. Правда, насчет последнего, никто не скажет наверняка, ну а кто полезет проверять глубину в этих нечистотах?

- Что ж, это лучше, чем Рагнар, - высказал Жерк, закончив оглядывать окрестность и Рокси, улыбнувшись во весь рот, согласно кивнула.

По вонючей улочке пролетел скрежет зубов наемника. Он надеялся, что это место, точнее, эта выгребная яма города Ланружа, приведет их в ужас, как минимум, и они начнут умолять его, ползая на коленях, обливаясь горькими слезами, чтоб он отвес их в более приличное место. Но вместо этого, этой шайке полоумных, это место понравилось. А надеяться на то, что хотя бы тот тощий, что храпит в телеге, расстроится из-за этого места, рассчитывать и подавно не приходилось, этому психу, все нипочем, от чего Ямал расстроился еще больше. Но все же, он выполнил порученное ему задание, и это не могло не греть душу, хотя в данный момент его больше радовало другое, это то, что он, наконец, избавиться от этих... Он хотел как-нибудь грубо обозвать тех, кто всю дорогу действовал ему на нервы, но поленился, уж больно устал, и поэтому просто слез с коня.

Жерк спрыгнул с телеги, и та угрожающе затрещала, хорошо, что Рокси вылезла раньше, а то ее бы точно выкинуло из нее. Зато вот Курту не повезло, его швырнуло на борт, и он сильно ударился об него плечом.

- А? - пошевелился Курт, - мам, дай еще поспать, еще пять минут, и я встану.

Жерк весело хрюкнул, можно было подумать, что Курта в детстве именно так и будили, и он давно к этому привык. А вот Ямалу было не до смеха, при голосе долетевшего из телеги, он вдруг весь напрягся и стал наблюдать, как Жерк поднимает Курта, приводя того в чувства. Наемник все это время смотрел за происходящим не моргая, хотя один глаз у него слегка подергивался, но он не обращал на это внимания, сейчас его волновало другое.

- Ох, - потянулся Курт, приподнявшись на колени, Ямал вздрогнул, но глаз с него не свел.

Курт огляделся, увидел город, то есть ту грязь, которая их окружал, удивился, вылез из телеги и стал разминать затекшую спину и ушибленное плечо.

- А это чего, - кряхтел Курт, - мы уже приехали?

- Ага, - кивнул Жерк.

В одном из домов открылась дверь, и из нее вышел пьяный в стельку мужик, повернулся к стене, и стал спускать штаны. При этой сцене даже Ямал забыл бояться Курта, он стоял с открытым ртом и не мог поверить в то, что видит. Полагаю, этот Ямал не из бедняков, не привык этот малый, к подобным вещам.

- Эх, - улыбнулся Курт, глядя на пьяного, - прям как дома.

Рокси стояла спиной к пьяному безобразнику и в ожидании, когда тот закончит свое мокрое дело, напевала себе под нос какую-то мелодию. А мужик, тем временем, и не собирался заканчивать, от него уже ручей течет, а он стоит и... кажется спит! Снова открылась дверь того же дома и на солнечный свет, а точнее на последние, сегодняшнего дня, солнечные лучи, показался второй мужик. Можете мне поверить, он был еще пьяней, чем тот, что стоял у стены, хотя мне казалось, что этого просто не может быть. Мда, наш мир полон чудес. Этот второй мужик, взял за рукав своего другана, и потянул обратно в дом, но не устоял на ногах, и они оба рухнули на кучу мусора. Там же они и уснули. Жерк весело посмотрел на Курта, как бы спрашивая, а помнишь, как мы? Курту, да не помнить? В общем, этим зрелищем был не доволен только Ямал, он испытывал невыразимое отвращение ко всему, что его окружало, он даже начал жалеть, что решил приехать сюда.

- Ты погляди, - Курт оторвался от спящих, - неужели я все это время проспал? Путь не близкий, несколько дней, и я все это время спал?

- Точно, - кивнул Жерк, - должно быть наверстывал...

- Какой спал?! - заорал Ямал, хорошо, что без слюны орал, хотя глаза при этом были выпучены. - Рот не закрывал, я думал с ума сойду...

Жерк глядя на то, что этот наемник сейчас выдаст все то, что он старается скрыть от Курта вот уже несколько месяцев, взял и толкнул Ямала в плечо. А поскольку Ямал был не готов к подобным действиям и, не смотря на свои не малые размеры, он оказался не устойчивым, как забор, о который трется свинья. Семеня в бок, он врезался в дверь, выломал ее и пропал внутри дома, откуда стали доноситься шум ломающегося дерева и какое-то шлепанье. Все замерли, в том числе и помощники-гориллы Ямала. Повисла тишина, пару секунд все в нее вслушались, а в следующую секунду, тишину разорвал разъяренный вопль Ямала.

- Сволочь! - орал он из глубины дома. - Убью, тварь!... Да, отвали ты от меня, и без тебя встану! А это что за гадость на меня льется?... Похлебка?! Какая?... Рыбная?! Черт, ненавижу рыбу!!!

- Чего это с ним? - поднял брови Курт, глядя на темный проем двери.

- Да так, - махнул рукой Жерк, - устал он малость, сам знаешь, путь-то не малый, а он бедненький ни спать, ни есть не мог, все о нас беспокоился.

- А, - понятно протянул Курт. - Ну, так ему и надо. Ладно, куда нам и зачем, уже сказали?

- Еще нет, - покачала головой Рокси. - Короля нет, говорят, будет завтра.

- А, ну и отлично, тогда этот вечер наш, я правильно понимаю?

- Да, - нахмурился Жерк, подумав, что это вполне подходящее время, чтоб навестить лекаря.

- Эй, Жерк, ты чего такой серьезный?

- Я тут вспомнил кое-что. Вам, двоим, - Жерк указал на Рокси и Курта, - без меня придется устроиться, а мне надо сходить в одно место.

- А меня не возьмешь?

- Нет Курт, это личное, но потом, когда придет время, я все расскажу.

- Хорошо, без проблем. Но потом обязательно расскажешь, - Курт погрозил ему пальцем и Жерк, улыбнувшись, зашагал вдоль улицы.

Но скрылся из виду после того, как убедился, что Рокси с Куртом вошли в дом, где им предстояло переждать ночь. Тогда же показался, весь грязный и злой, Ямал. Сначала яростно крутился вокруг себя в поисках тех, кого он привез, особенно Жерка, а потом стал рваться в дом, дабы мстить всем и вся. Во всяком случаи он так кричал, но его помощники, уцепившись за руки, отговорили его от этого, не сразу конечно, но все же смогли.

- Ох, и веселый парень, этот Ямал, - усмехнулся Жерк, и пошел искать лекаря.

Лекарь нашелся, да вот толку от него, как от богатого милостыни. Руками разводит да удивленные глаза выпучивает, мол, не слышал он о таком, а как лечится и подавно не знает. И так все лекари, каких Жерк смог найти в этом городе. Он даже к местной ведьме зашел, к личности знаменитой, что Жерка немного удивило - что у них тут, охота на ведьм не в чести? Эта ведьма помогает всем, но и пакостит не меньше, но если помогает то на совесть, ну, если ты хорошо заплатишь. Конечно, о ней мало кому известно, и попасть к ней на прием не так просто, но Жерка ни что не остановило, ни толпа посетителей (вот тебе о ней никто и не знает), ни табличка на дверях "не входить". Собственно, дверь-то, на которой была табличка, так себе, одно название, хлюпенькая, Жерк только потянул за ручку, чтоб открыть, тут же хрустнул замок с той стороны, а следом, почему-то и петли отлетели. В общем Жерк так и вошел внутрь, согнувшись и с дверью в руке. Помещение было темное, с низким потолком, благоухающее травами и настойками, с одним посетителем и одной ведьмой. Глаза у того и у той были большие, удивленные, точнее у того, что с раздутой щекой глаза были на лбу, должно быть, при виде человека в доспехах, решил, что это налет на притон ведьмы, и что сейчас будут вязать всех, и возможно даже бить, и его в том числе. Дожидаться этого он, конечно же, не стал, вскочил, заорал так, будто у него не один зуб болит, а все сразу, схватил стул и бросился к двери. Жерк легко увернулся от брошенного стула и проследил за бегством пациента ведьмы, громко орущего, и бешено размахивающего руками, после чего повернулся к ведьме, и показал дверь.

- Вот, у вас тут дверь отвалилась. Вы бы ее приладили получше, а то еще кто войдет, когда вы будите заняты.

Ведьма сидела не шевелясь, зло щурясь, а руки тянулись к зельям перед ней.

- Что? - вопросительно поднял брови Жек, не понимаю, чего она так притихла.

Она тоже не помогла. Громко кричала, махала руками, да сухими вениками все порчу наводили на Жерка, и тут же сама удивлялась, громко причитая, что ничего не работает. Все ее слова уходили впустую. Жерк, который все это время пытался ее успокоить, устал, присел на стул и стал скучать, в надежде, что ведьма в скором времени успокоиться, и он с ней поговорит. Та еще долго кричала и бегала вокруг него, посетителей всех распугала, от чего ворчала в двойне, сообщая попутно, что он плохой человек и, что сейчас она его изуродует до потери сознания. Не знаю, про чье она сознание говорила, но после очередного заговора, направленного в Жерка, она словно солнечный удар получила, упала на пол и захрапела так, что оставаться в той комнате не было никаких сил, если только у тебя в кармане не припрятаны хорошие затычки.

- Мда, вот и поговорили, - Жерк провел ладонью по щеке, чувствуя, как по телу расползается усталость. - Ладно, пойду я наверно.

Жерк встал, подошел к дверному косяку, покрутил в руке дверь и прислонил ее к стене и, будучи уверенным в том, что и эта ведьма ему не смогла бы помочь, пошел обратно к тому тупику, где его ждали Рокси и Курт.

- Ничего, - успокаивал себя Жерк, идя по улице - я еще не закончил. Поищу еще в другом месте. Ведь должен же хоть кто-нибудь знать, что это за болезнь или что там у него... А ты чего уставился? - Жерк глянул на мужика, который смотрел на него как на безумца. - Я что, уже не могу поговорить в слух?

Мужик тут же дал задний ход и скрылся из виду. Жерк посмотрел на темное небо, вздохнул и пошел дальше.

До тупика оставалось свернуть за угол и пройти по улице, но уже отсюда было слышны веселые голоса и звуки музыки. И, конечно же, громче всех кричал Курт. Жерк сразу узнал его голос, даже не смотря на такое расстояние. Там было весело, Курт о чем-то рассказывал, а все заливались смехом. Это Курт может, он изменился. Может, он сам этого и не замечает, но Жерк это видит. Он заметил, что его друг практически перестал кидаться на людей, огрызаться с ними, обзывать и обвинять во всех смертных грехах, во всяком случаи так часто, как это было раньше. После встречи с Жерком Курт понял, что не все люди плохие, и не все жадные, есть даже такие о которых надо заботиться и переживать. Конечно, наша троица переживала и заботилась только о своих, но это только на этих страницах, ведь много осталось за их пределами. Вы ведь не знаете, что они ни один мешок золота раздали на благотворительность в помощь бедным и неимущим. Но это секрет, между нами, чтоб не портить репутацию наших расхитителей драконьего добра.

Жерк постоял немного в тупике, возле двери, прислушиваясь к звукам, летящим из-за нее, чувствуя, как поднимается настроение при голосе Курта и звонком смехе Рокси. Он открыл дверь и вошел внутрь.

- Жерк!!! - Курт, стоящий на столе в центре таверны, окруженный толпой, раскинул руки при виде друга. - Наконец-то, где ты пропадал?!

- Дела, - виновато вздохнул Жерк, разводя руками.

- Ну, их, дела твои, - весело махнул рукой Курт, - потом с ними разберемся, давай к нам!

Вечер прошел, как водится весело, хотя спиртным не злоупотребляли, чтоб прийти на прием к королю не с опухшими лицами и с больной головой, а как люди, от которых не стыдно получить нагоняй. А именно с этим они втроем и пойдут к этому Лимли, чтоб он, злодей этакий, не смел похищать людей, когда ему вздумается. А если получиться, мечтал Курт, лежа в кровати, то и половину замка они ему разворотят, но этот вариант был на крайней случай, если вдруг король туповатым окажется, и слов не поймет. С этими мыслями и заснул Курт, улыбаясь во сне. Следом заснул и Жерк, а Рокси и подавно видела уже десятый сон.

И вот настал тот день, то есть следующее утро, когда после завтрака они втроем, в сопровождении Ямала и его помощников, отправились в замок на встречу с королем. Рокси вся дрожала от нетерпения, по ее признанию, ей еще не доводилось видеть королей, ну так, чтоб они были близко, а главное, добрыми. Ведь обычно их встречи проходили, когда Рокси стояла у очередного столба, а они ей зачитывали очередное обвинение в том, что она ведьма. Но прежде чем, кто-либо обратил внимание на эти слова, она уже сменила тему, и рассказывала совсем о другом. Жерк же был спокоен, встреча с королем для него не нова, так же как и посещение их замком, и не важно, что он лазил туда, чтоб облегчить их казну, это сути не меняет. Так что он и от этой встречи ни чего особенного не ожидал. Курт же настраивал себя на серьезную беседу, заготавливая как можно больше оскорблений и вариантов, куда можно послать этого короля, когда тот откроет рот. К моменту, когда они оказались у ворот, Курт придумал пятнадцать вариантов различных мест, где, по его мнению, Лимли будет самое место. Только не забыть бы эти места, из-за всех этих красот замка, что их окружили, стоило им только переступить порог ворот. Опытный глаз вора со стажем, кем являлись Жерк с Куртом, посетившие ни один замок оккупированные драконами, тут же стали выхватывать из общего интерьера самое ценное, и вычислять пути отступления. Это происходило само собой, в то время как они рассматривали комнаты и залы, по которым их вели, сознание вычисляла наиболее удобные варианты ограбления. Одна Рокси думала о другом, она то и дело восхищено вскрикивала, да разводила руками охая и округляя глаза, а временами, под удивленные взгляды прислуги, бегала к тому, что ее так привлекло, и на ощупь проверяла, не сон ли это.

Слушайте, док, я чего-то не пойму, чему можно удивляться в замках? Я видел не один десяток фильмов о средних веках и ни разу не видел, когда показывали эти замки изнутри, чтоб там было чем восхищаться. Разве что зеленой тиной на стенах да сыростью вокруг. Чего же они там увидели? Док, посмотрите-ка в эти записи повнимательнее, там точно нет описания этого замка? Может у наших археологов или, кто там занимается исследованием древностей, совсем не правильное представление о том, как все выглядело на самом деле, а? Давайте напишем им письмо, объясним, что к чему, а там глядишь и награду, какую дадут. Что скажете?... Сами вы дурак, уже и помечтать нельзя. Сам знаю, что есть замки с красивой отделкой, но эти замки каких времен? Можно сказать наших прадедов, но ни как не средневековья. Эх, может сами сочиним, раз там не написано, а?... Ладно, тогда начинайте?... Потому что я предложил, и вы у нас тут генератор идей, так что не скромничайте и начинайте описывать замок... Что?! Бунт на корабле? Как это понимать, что это не ваша забота, а чья?... Моя?! Да кто я такой, по-вашему, чтоб таким заниматься, писатель, что ли...? Э, то есть я хотел сказать, да, я писатель, но... Что, я опять лишнего наболтал, да? И все это слышали?... Вот невезуха. Ладно, док, к черту обстановку, не в этом суть, главное, что замок красивый и хватит, а какие там его побрякушки украшают, пусть читатель сам придумывает, уверен, у него это лучше получиться, чем у нас с вами. Давайте продолжим.


Двойные двери открылись, и наши герои вошли в тронный зал. Они шли по залу, чувствуя себя не в своей тарелке, потому что на них были устремлены десятки глаз. Зал был большим, круглый, с гладким полом, украшенный различными узорами, с высоким потолком, под куполом, расположились десятки балконов, уж непонятно зачем. А возле стен, сбившись в кучу, стояли люди. Вы не подумайте, что у Лимли был приемный день для бедняков, там стояли отнюдь не бедные, они были все прилично одеты и держали нос так, будто от тех, кто сейчас шел по залу, жутко воняет. Конечно, это было не так, но это выдавало в этих людях то, что они все из благородных. Но не все там воротили нос, да, были и таки, кто стоял и откровенно усмехался или презирал, наших героев, а некоторые дамы, прикрываясь веерами, смотрели с любопытством. Не всем понравился бы такой прием, но Курту было все равно, он спокойно шел вперед, к трону, где сидел Лимли и рассматривал прибывших гостей. Жерк шел следом, стараясь не смотреть слишком прямо в лица тех, кто его окружал, и постоянно боролся с улыбкой. Он узнавал некоторых, не потому что они были знакомы, а потому что когда-то, в тяжелые времена, Жерк лазил к ним домой и уносил все, что мог поднять, а поднимал он, как вы понимаете, много. И поэтому ему было плевать, как на него смотрят, и о чем они думаю, у них есть на это право, как у пострадавших. Жерк подавил очередной смешок. А Рокси вообще, вела себя так, будто она на конкурсе мисс принцесса, шла и улыбалась, поднимала руку и приветственно махала толпе так, будто они все ее любят, и рады ее видеть. Но все они смотрели на нее, как на бродячую собаку с отвращением и с нескрываемой брезгливостью. Вот только Рокси они все были до лампочки, она, судя по всему, живет в своем мире, где все пушистое и мягкое.

Они еще не дошли до трона, а Жерк обратил внимание на двух охранников, которые стояли позади трона. Оба были высокие, широкие в плечах и в очень красивых и величественных доспехах. Они выглядели как два бога со скрытыми лицами изящными, крылатыми шлемами. Но это были всего лишь люди в красивых доспехах, но они наверняка сражаются, как боги, иначе им бы не доверили охранять короля.

- Наконец-то вы прибыли! - раздался мощный, по-королевски, бас короля. - Я уже заждался вас.

- Да, и мы рады, что мы, наконец, тут, - как бы, между прочим, сказал Курт, почесывая нос, - жаль только, что у вашего величества доставка гостей плохо работает.

- Что это значит? - Лимли сдвинул брови, и посмотрел на Ямала.

- Мне пришлось их связать.

- Что?! - Лимли поднялся с трона, и стал выглядеть как вулкан, который вот-вот взорвется.

- Они не хотели ехать, - поспешил оправдаться Ямал, - у меня не было другого выхода.

Лимли повернул свои нахмуренные брови теперь на Жерка с Куртом. Курт, видя суровое лицо короля, нервно улыбнулся.

- Ваше величество, - сказал Жерк, - вы уж нас извините, но у нас тоже есть заботы и мы не можем ими пренебрегать только потому, что вы захотели нас видеть.

Курт городо выпятил грудь и довольно посмотрел на Жерка - вот что значит его школа. Только Лимли этой школы не оценил, он в одночасье покраснел от злости, и его густые усы с бородой заходили ходуном.

- Как вы смеете, ничтожества?!

- Эй, эй, поаккуратнее со словами, - Курт помахал королю пальцем.

У всех присутствующих тут же отвисла челюсть, и по залу пролетел встревоженный шепот. Король втянул шею в плечи, словно он собрался и в самомо деле взорваться. А Ямал довольно передернул плечами, понимая, что этим троим, осталось жить не долго.

- Да я вам головы поотрублю! - заорал Лимли. - А потом на кол посажу!

- Только попробуй, посади, - предупреждающим тоном заявил Жерк.

- Да как вы смете?! - голос короля перешел на писк. - Вы знаете, с кем говорите?

- Конечно, - простодушно кивнул Курт, - с тем, кто в скором времени будет мыть полы в этом замке. - Курт огляделся по сторонам, словно он пришел на осмотр замка. - У нас столько добра, что мы можем купить твое королевство и еще десяток других.

- Добра? - насмешливо удивился Лимли. Кажется, эта идея Курта, покупать все замки без разбора за свое добро, очень позабавила короля, он даже перестал сердиться. - Это то, добро, что вы прячете в пещере..., - король посмотрел на присутствующих, потянувшие уши вперед, чтоб подслушать, и, увидев это, он понизил голос, чтоб его могла услышать только наша троица, - в пещере, горы Рахтун?

Курт открыл рот, Жерк нахмурился, и даже Рокси стала серьезной. О тайнике ни кто не знаете, они ни кому не говорили, да и кто об этом станет болтать? Но король узнал! Как это возможно? Может все-таки, кто-то проболтался? Они стали смотреть друг на друга, но не подозрительно, а интересуясь, может, кто в курсе последних и мало известных событий, да забыл сообщить?

- Успокойтесь, - король сел обратно на трон, - никто из вас не выдавал тайн.

Это заявление совсем выбило нашу троицу из колеи размышлений, ведь, если все молчали, то откуда такие сведения?

Лимли встал и поднял руки, привлекая всеобщее внимание, хотя это было лишнее, все и так не сводили с него глаз.

- Я бы хотел вас попросить очистить зал, - сказал он, - я хочу поговорить с гостями с глазу на глаз.

Толпа не шевельнулась. Должно быть, это все из-за заявления Курта, о том, что у них много добра, а Лимли знает, где оно спрятано, и все, всё еще надеялись узнать, где именно. Лимли поднял вопросительно брови, озирая толпу, подождал секунду, и как заорет:

- Во-он!!!

Поднялся шум, шорканье ног по полу и галдеж толпы, продвигающейся к выходу. Через минуту тяжелые двери закрылись и в зале остались Курт, Жерк, Рокси, Ямал и Лимли с охраной за троном.

- Не волнуйтесь за свое золото, - вздохнул король, - оно мне не нужно.

- Тогда зачем о нем надо было упоминать? - раздраженно махнул рукой, Курт.

- Затем, чтоб вы знали, что вы можете его лишиться, если не будете со мной сотрудничать.

- Это наше золото! - выступил вперед Курт, и Жерк, от греха подальше, его придержал.

- Вы его украли, - спокойно ответил Лимли.

- Оно уже было украдено, - парировал Жерк, - и находилось оно у тех, кому мы вреда не причинили, забрав это золото, так что, по сути, мы его не воровали.

- Это не важно, - меланхолично махнул рукой Лимли, словно он начал скучать, - если вы хотите его сохранить, то вам придется работать со мной.

- Да пошел ты! - Курт кинулся вперед и Жерк, схватив его, оттащил назад.

- Курт, - тихо зашипел Жерк ему на ухо, поглядывая на рыцарей за троном, - держи себя в руках, мы в его замке, и тут мы беззащитны.

- Жерк, - Курт понизил голос, - он хочет нас втравить в то дело, в котором мы сложим головы, как и... - Курт сделал паузу, повернулся к Лимли и спросил, - сколько отправилось наемников по вашему делу?

- Э, если в общих чертах, то, - король замялся, - на глаз, не считая, то, где-то около шестидесяти или может чуть меньше. Ну, это не считая людей, что были с ними.

Повисла тишина. Никто не шевелился. Потому что всем было понятно, что из этих шестидесяти никто не вернулся обратно. И люди, что были с наемниками, а их, десятка три, как минимум с одним ходит, тоже не вернулись. Король, видя реакцию наших героев, стал нервно устраиваться на троне, при этом, стараясь не смотреть в глаза ни Курту, ни Жерку. А Ямал веселел все больше и больше.

- Да подавись ты нашим золотом, - наконец сказал Жерк так, словно речь идет об одной ржавой и совсем не золотой монетке.

- Точно, - пустяково поддержал его Курт, - тем более у нас еще есть.

- Еще? - Лимли этому так удивился, будто ему только что сказали, что ходить в туалет можно не только по утрам, а когда захочешь, и делать свои дела там можно не только стоя. - Как еще? Откуда?

- Да оттуда же, - ответил ему Курт, - хотя, в другом тайнике поменьше этого добра, чем в вам известном месте, но прожить безбедно тоже можно.

- Этого не может быть, - Лимли будто сам с собой разговаривал, вероятно, заявление Курта о наличии второго тайника, сбило его с намеченного пути беседы. - Я бы знал, если бы он был, точно знал бы.

- Да уж куда там, - хихикнула Рокси, и тут же замолчала, закрыв рот рукой, словно сказала лишнее.

Жерк с Куртом посмотрели на нее с подозрением - она хихикнула с такой интонацией, будто понимает, что имеет в виду Лимли под словами: "Я бы знал". Но сейчас было не подходящее место для выяснений подробностей ее поведения, и поэтому все взоры были опять устремлены на короля. А тот уже не казался потерянным, да и нейтральным он больше не казался, на его лице поселилась уверенность и небольшие морщинки жестокости на лбу.

- Мне все равно, - заявил Лимли, - где у вас спрятано золото, и сколько его там у вас, вы все равно не сможете им воспользоваться.

- Что, опять будешь смертью грозить? - хмыкнул Курт.

- Нет, просто все узнают, что это вы ограбили драконов. - Лимли улыбнулся. - Полагаю, найдется немало желающих встретиться с такими героями.

При слове "героями" Лимли поднял руки и на обеих руках согнул пару раз указательный и средний палец, показывая всю насмешливость этого слова.

- Ты не посмеешь, - сказал Жерк.

- Еще как посмею, у меня нет другого выбора. Если вы не поможете мне, то и вам жизнь будет не всласть.

- А мы все-таки рискнем! - с жаром заявил Курт, - когда у тебя столько золота, то тебе будут рады везде, хоть в выгребной яме, хоть в замке, понятно? А теперь мы, пожалуй, и пойдем.

Курт развернулся и зашагал к выходу, король спокойно сидел на троне, соединив перед лицом кончики пальцев рук, и смотрел, как они уходят. Жерк, глядя на короля, повернул Рокси в направлении двери, и они тоже пошли вслед за Куртом.

- Эх, - вздохнул Лимли, - все-таки придется угрожать.

Он щелкнул пальцами и на балконы, что были расположены под потолком, высыпали рыцари, вооруженные арбалетами. Послышались щелчки крючков, за которые зацеплялись натянутые тетивы, и острые стрелы, вложенные в желобок арбалетов, тут же нацелились на наших героев. Ямал совсем оживился при этой сцене. Он уже отчетливо представил как Жерк, его тощий дружок и эта ненормальная, корчатся на полу, прошитые десятками болтов, заливают его собственной кровью.

- Вы не оставили мне выбора, либо вы соглашаетесь, либо вы умрете.

- Лимли, ты свинья, - спокойно заключил Курт, оглядывая балконы.

- Что поделать, - дружелюбно усмехнулся король, разведя руки, после чего подпер подбородок рукой, и стал ждать ответа, теперь уже от своих пленников.

- Можно мы посовещаемся? - поднял руку Жерк, и Лимли согласно кивну. - Спасибо.

Жерк повернулся к Курту, подошел к нему ближе, а с боку стала Рокси.

- Жерк, что ты говоришь? - тут же затараторил Курт, - какое совещание, нам ноги надо делать, а не совещаться.

- Куда ноги делать? На кладбище? Оглянись Курт, эти стрелки из нас ежиков сделают раньше, чем ты начнешь предложение: "у нас много золота".

- Же-ер, - протянул Курт, - мне это не нравится, особенно этот король.

- Да ладно тебе, он политик, пользуется всеми доступными средствами, по-моему, он отличный король.

- Жерк, напомни мне, потом тебя придушить.

- Мальчики, - вмешалась Рокси, - давайте ему поможем, у него наверно очень большое горе, раз он так себя ведет.

- Рокси, короли все себя так ведут, это их право, - пояснил ей Курт.

- А я все равно за то, чтобы ему помочь.

- Курт, - Жерк посмотрел на него, - давай уж, чего там?

- Жерк, - Курт тяжело вздохнул, - это же гиблое задание, мы все помрем.

- Но это может и не случится, мы стойкие, а если откажемся, то мы точно помрем.

Жерк скосил глаза на арбалетчиков, показывая, какая ждет их судьба, в случаи отказа. Курт осмотрел балконы, где стояли рыцари и медленно, но уверенно переводили стрелы то на одну цель, то на другую, готовые стрелять дай только повод.

- Ненавижу королей, - обреченно покачал головой Курт. - Кстати, лучников, я тоже ненавижу.

- Я тобой горжусь, - Жерк весело пихнул его в плечо, и Курт заулыбался.

- Да ладно тебе, - засмущался Курт, - я добрый малый.

- Ты? - с насмешкой удивился Жерк.

- Я, - Курт выпрямился, готовый доказывать свою доброту грудью. - Не веришь? Может, тебе в морду дать?

- Не надо, я тебе верю, бес сомнений, - заулыбался Жерк, сдаваясь, выставив перед собой руки. - Ты самый добрый человек, какого я, когда-либо видел. Ты сама доброта, благородие и..., э, что там еще доброе и полезное есть?

- Ничего, и этого хватит, - Курт серьезно подтянул штаны, деловито оглянулся и, толкнув Жерка, засмеялся. - Ладно, пойдете, поможем бедняге.

- Здорово! - воскликнула Рокси, и повернулась к королю. - Мы согласны, мы поможем!

Лимли тут же выпрямился на своем троне и просветлел как ребенок на день рождения, казалось он даже, сейчас заплачет, но он сдержался, король, все-таки.

- Ну, хорошо, - требовательно махнул рукой Курт, и наши герои направились обратно к трону, - выкладывайте, что у вас там за проблема?

- У меня не проблема, у меня горе, - в голосе короля послышались дрожащие нотки, и он замолчал, собираясь с силами.

Все затаили дыхание в ожидании продолжения рассказ о горе. Лимли встал с трона, прошелся в бок, к картине на стене, накрытое темно-синим покрывалом. Жерк, Курт и Рокси следили за королем не отрывая глаз, им стало очень интересно, только Ямал стоял со скучающим видом, он видел и слышал эту историю уже не один раз. Король взял покрывало за укол и, не спеша, его сдернул. Курт тут же поправил штаны и провел рукой по рыжим волосам, приводя их в порядок, отчего они стали еще растрепанней. Да и было с чего, на картине была изображена девушка, красивая, стройная, с пышными золотистыми волосами, с большими голубыми глазами и с доброй, милой улыбкой. При виде ее Курт был близок к тому, чтобы заигрывающее поводить бровями, но уголком глаза он уловил Жерка. Тот стоял, растягивая рот в улыбке, и смотрел не на картину, а на него. Заметив это, Курт тут же стал серьезным.

- Чего? - спросил его Курт.

- Да, ничего, - все так же улыбаясь, ответил Жерк.

- Вот и смотри туда, а не на меня.

- Без проблем, хе.

- Ох, Жерк, и получишь ты от меня, когда-нибудь, - воинственно пообещал ему Курт.

Жекр покраснел, пытаясь подавить смешок, а Курт больше на него не обращал внимания, он снова смотрел на картину, ожидая вестей о том, что же у короля за горе такое и, причем тут эта девушка.

- Это моя дочь. Ее зовут Элейн, и ее похитили, - тихо сказал король.

- Как?! - всполошился Курт. - Кто посмел?!

Жерк перестал смеяться и посмотрел на короля, а тот был слегка удивлен столь бурной реакции того, кто минуту назад кричал, что он хочет домой.

- Это был дракон, и именно поэтому мне нужна ваша помощь, у вас есть опыт..., - король завращал ладонью, подбирая нужное слово, - в общении с ними. Теперь вся надежда только на вас, и если вы...

- Ах, он негодяй! - неожиданно закричал Курт, чем напугал не только короля, но и скучающего Ямала, только Жерк с Рокси восприняли это как должное, хотя Жерк этому слегка удивился. - Да мы его... мы его в порошок сотрем. Крылья обломаем, хвост накрутим, он еще пожалеет, что на свет родился. Мы его так изуродуем, в баню только со своим тазиком ходить будет...

Курт начал ходить взад вперед, размахивая руками, и выкрикивая проклятия в адрес дракона посмевшего похитить девушку. Король, который, казалось, уже не может удивляться, удивился еще больше, у него даже корона сдвинулась на зад от поднявших бровей. Он следил за Куртом и в такт его словам неуверенно кивал головой, соглашаясь с его жестокими пытками против дракона. Жерк посмотрел на эту парочку, вздохнул и шагнул вперед, загораживая Курта.

- Ваше величество? Ваше величество-о?

- Да? Да, да, слушаю, - король не сразу обратил внимание на Жерка, оторвал взгляд от Курта и, несколько раз подряд моргнув, уставился на него.

- Я чего хотел спросить, неужели столько наемников за все это время не смогли отбить вашу дочку у этого дракона, он что, особенный?

- Ну, понимаете, - король в очередной раз замялся, опустил голову, закинул руку за шею и стал ее поглаживать, словно это могло его спасти от ответа, - все дело в том, что этот дракон, - король поднял на нашу троицу только глаза, - черный.

- Черный?! - от этого слова стены просторного зала сузились, Жерк в ужасе отшагнул назад, и врезался в Курта, но тот этого и не заметил, продолжая поносить дракона разными словечками.

- Вы сказали черный? - переспросила Рокси. Видать, даже она понимала, в кои веки, чем это грозит.

- Да, - жалостно пикнул Лимли, и глупо улыбнулся.

- Эй, Курт? - позвал Жерк друга одними губами, но тот не отреагировав, тогда он повернулся, схватил Курта за плечи, и резко встряхнул. - Дракон, черный.

- Да, да, дракон, он похитил Элейн, - затараторил Курт, - мы должны ее спасти.

- Курт, черт тебя возьми, - Жерк его встряхнул еще сильней, - я говорю дракон, ЧЕРНЫЙ, понимаешь?

- Дракон, черный? - тупо переспросил Курт, соображая, о чем речь. Жерк смотрел на него, не отводя глаз, дожидаясь, когда до его друга дойдут его слова. И они дошли. Глаза Курта округлились, рот стал непроизвольно открываться и закрываться, и на его лице появились оттенки ужаса. - Черный дракон?! Матерь божья! Что же это я? Как же это? Мы тут..., то есть там..., а мы! Что мы тут делаем?!

Жерк облегченно выдохнул - наконец-то до него дошло.

- Ваше величество, мы бы вам помогли, честное слово, - Курт выбрался из хватки Жерка, суетливо пробежался перед троном, озираясь по сторонам, будто проверяя, не забыл ли он чего, после чего вернулся, развернул Жерк с Рокси и, толкая их в спину, направился к двери. - Но мы тут вспомнили, что у нас полно неотложных дел. Вон, у Рокси огород не прополот, у Жерка ногти не стрижены на ногах, а у меня..., э, у меня...

- У него родственники - спиногрызы, приезжают, - напомнила ему Рокси.

- Да, точно, родственники! Вот видите, дела, заняты до следующего лета, так что мы пойдем, да? Всего хорошего.

- Не скучайте! - без задней мысли, весело махнула Рокси рукой, повернув голову назад.

Король все это время стоял и, не проявляя ни каких эмоций на лице, просто смотрел, как они в очередной раз уходят, но как только его гости дошли до середины, он поднял руку и снова щелкнул пальцами. Под дружные щелчки готовых к стрельбе арбалетов, наши герои остановились и начали чертыхаться.

- Совещание! - резко поднял руку Жерк, обращаясь к королю, и тот согласно кивнул.

Жерк, Курт и Рокси в очередной раз сбилась в круг.

- Вот же зануда, - ворчал Курт, не глядя на короля, - смерти нашей хочет, что ли?

- И не сомневайся, - кивнул Жерк, сгибаясь над ним и Рокси. - Но, полагаю, у нас все равно нет выбора, кроме как согласиться на его предложение.

- Но Жерк, - чуть ли не взмолился Курт, - это же черный дракон. Он даже не золотой, он ЧЕРНЫЙ!

- Знаю, - вздохнул Жерк, - не легкая нас занесла. Но все-таки, у нас будет шанс выжить, если мы согласимся, и его не будет, если мы сейчас откажемся. Он же король, и три трупа в его замке, ни чего в его судьбе не изменит. Он выйдет чистым из воды.

- Сухим, - поправил его Курт.

- Чего?

- Сухим выйдет из воды, а не чистым.

- Да какая разница, - махнул Жерк, - все равно нам не выбраться отсюда живыми.

- Жерк, ты не прав, - спокойно сказал Курт. - Если мы попремся к этому черному дракону, то мы точно трупы, а если мы останемся, то сможем за себя постоять. - Курт стал не похож на себя, весь вздрагивал, смотрел вперед невидящим взглядом, и часто вытирал текущие слюни. - Рокси будет отвлекать охрану, ты начнешь ломать стены, а я сниму штаны, сяду в центре зала и сделаю ему такую кучу, что...

- Эй, Курт? - Жерк тряхнул друга и тот, похоже, пришел в себя.

- Ох, что это со мной?

- Ничего, - ответила ему Рокси, - это стресс.

- Понятно, - неуверенно ответил Курт. - Так что же, наша судьба решена?

- Да, наверно, - Жерк выпрямился, - и в очередной раз не мы хозяева этой судьбы.

Они разбили круг, разойдясь в стороны.

- Все, - Курт вскинул руки к арбалетчика, - опускайте стволы, мы согласны.

- Спасибо, - с огромным облегчением сказал король, - я знал, что на вас можно будет рассчитывать.

- Да, да, благодарственные письма присылайте на наш адрес, - помахал ему Курт, - лучше давайте о деле поговорим, что там, и где там?

- Вам предстоит отправиться на остров Мелон.

- Остров? - переспросил Жерк, - нам что, на корабле придется плыть?

- Да, - кивнул король. - А что, с этим есть какие-то проблемы?

- Да нет, - повел плечами Жерк, - надеюсь, что нет. Просто я никогда не плавал на кораблях.

- Там ничего опасного нет, - заверил его король, но Жерк ему не очень поверил, а Лимли, тем временем продолжил. - В гавани вас уже ждет мой..., то есть, корабль.

- Что это значит? - чуть ли не брезгливо удивился Курт, и передразнил короля, - "мой..., то есть, корабль"? Там что, корыто с простыней в место паруса нас ждет?

- Почему? Нормальный, быстроходный корабль. Просто столько времени прошло, я стольких людей отправил на этот остров, что моих личных со всеми удобствами кораблей уже не осталось.

- Понятно? - пихнул Жерк Курта, спрашивая, есть ли еще вопросы. Но у него и у самого возник. - А много времени, это сколько?

- Семь или семь с половиной, - покачал рукой Лимли.

- Семь или семь с половиной?! - хлопнул себя по лбу Курт. - Да что вы несете? Всем же известно, что драконы не держат у себя свою добычу столько времени. Повезет, если он вас в полете к своему домику не сожрет. Максимум день протяните, если сможете быстро бегать из угла в угол, в этом можете мне поверить, на себе испытал. Но чтобы семь с лишним месяца остаться в живых, да еще у черного дракона? Извините, но это пустая трата времени и наших жизней.

- Она жива, - твердо заявил король. - Мой придворный маг в этом уверен.

- Маг? - переспросила Рокси.

- Да, - с жаром махнул рукой Жерк, - как вы можете доверять какому-то магу?

- Но он же сказал, где вы прячете золото, - спокойно ответил Лимли, и Жерк опустил руку, словно она сдулась. Король посмотрел на вытянутые лица, и довольно кивнул. - Что ж, если вопросов больше нет, то советую вам подготовиться, вы отплываете вечером. Сейчас идет погрузка на корабль всего необходимого. Кстати, Ямал едет с вами, чтобы проследить...

- Что?! - скучающий вид с лица Ямала, который понял, что убивать ни кого сейчас не будут, и поэтому потерял интерес к происходящему, испарился, теперь он был жутко обеспокоен. - Ваше величество, пожалуйста, не надо. Что угодно, только не это. Я не смогу находиться с этими придурками, так долго, особенно с этим, - он указал на Курта. - У него родители, наверно, были сапожниками, и они постоянно брали его с собой на работу, он все время обзывается и так ругается, что...

- Ты о ком это говоришь? - возмутился Курт.

- О тебе идиот! Всю дорогу меня доставал...

- Очнись, полоумный, я всю дорогу спал.

- Спал?! - Ямал рассмеялся. - Послушайте его, он спал! Ха-ха-ха! Он спал! А я значит, на спицах вязал? Да у тебя рот не закрывался, а этот толстяк, все приговаривал, дай ему высказаться, ему не так много надо. Ха!

Если не считать истеричного смеха Ямала, то в тронном зале висела тишина. Жерк стоял спиной к Курту, и не решался повернуться, чтоб взглянуть тому в глаза. Но он чувствовал, как взгляд Курта упирался ему в спину.

- Жерк? - услышав свое имя, Жерк невольно сжался, и с небольшим запозданием, медленно повернулся к Курту. - Это что, правда?

- ХА! - снова засмеялся Ямал. - Да он об этом еще и не знал! Этот толстый все это время от него скрывал. Вот идиоты...

Жерк, больше не смог терпеть этого, Ямал рассказывал о том, что так долго скрывалось, возможно, даже для блага самого Курта. Ямал заливался слезами от смеха, а Жерк сжал кулак, собрав в него всю злость и ненависть к этому человеку, и со всего маха врезал в выдающуюся челюсть наемника. Ямала развернуло вокруг своей оси, глаза его съехались к переносице и вся эта туша, одетая в тяжелые доспехи, рухнула на пол, подняв оглушительный звон. Король посмотрел на неподвижное тело наемника, цокнул губами и перевел взгляд на наших героев, и продолжил, как будто ни чего и не случилось.

- Ладно, поедете без него. Я вам доверяю, а в случаи чего, мой маг вас найдет, - не зло сообщил Лимли, намека на то, что бежать смысла нет.

- А вы не скажете, где живет этот ваш маг, мы потом с Куртом заглянули бы к нему, чайку попили, а? - Жерк весело толкнул Курта, но тот не отреагировал.

Курт стоял весь погруженный в себя, словно все окружающее перестало для него существовать. Жерку хотелось поговорить с ним, объяснить все, в надежде, что Курт поймет его и простит, но разговор должен был состояться не здесь. Это же понимал и король, он же не дурак, как вы понимаете, он поспешил закруглиться, к тому же он сказал все, что хотел. Лимли встал.

- Вы можете идти, у вас еще есть время доделать свои дела. Встретимся в гавани.

Выйдя из замка, и даже за его пределы, оказавшись в городе, ни кто, за все это время, не сказал ни слова. Курт, с взглядом, устремленным в землю, шел впереди, а Жерк с Рокси плелись сзади. Жерк все пытался подобрать слова, чтоб начать разговор, но у него ни как не выходило, особенно вступительная речь. И все из-за того, что он не знал, о чем думает сейчас Курт, злиться ли он, или находиться в шоке, или еще что. По лицу этого не скажешь, отрешенное оно у него какое-то.

- Курт? - наконец, осторожно позвал его Жерк, и тот остановился. - Я тут..., в общем, я хотел сказать, мы с Рокси не хотели тебе об этом говорить, потому что...

- Так это давно у меня? Ты знал, но ничего не говорил, да? - тихим, грустным голосом спросил Курт, так и не повернувшись.

- Да, - не сразу ответил Жерк. - Но...

- И ты все это время молчал? - все тем же голосом, прервал его Курт. - Скрывал от меня?

- Да, - признался Жерк.

- Ты тоже Рокси об этом знала?

- Да, - неуверенно ответила она.

- А я думал, что это прошло, - еще тише произнес Курт, после небольшой паузы.

Жерк встрепенулся, неуверенно посмотрел на Рокси, и перевел взгляд на Курта.

- Подожди-ка, так ты знал, что ты временами..., - Жерк запнулся в подборе слова, чтоб описать поведение друга, - ну, в общем, о том, что с тобой происходит?

- Конечно, это было, можно сказать, моим проклятием. Но мы так давно вместе, а вы ни на что не жаловались, и я думал, что я излечился. Я даже стал радоваться жизни. А сегодня я узнал...

Курт сжал кулаки, напрягся, на секунду замер и обессилено опустил руки. Рокси посмотрела на Жерка, но он не знал что делать. Тогда она шагнула вперед и медленно повернула Курта.

- Курт, мы не хотели, честно, - Рокси взяла его за руку. - Мы думали, что если ты не будешь знать, то...

- Рокси, - остановил ее Курт, слабо улыбнувшись. - Вы меня не правильно поняли.

Рокси вопросительно посмотрела на Жерка, но тот лишь пожал плечами.

- Вы настоящие друзья, о которых можно только мечтать.

- Ну конечно, - легко согласился Жерк, махнув рукой, - я тебе... подожди, о чем это ты?

- Да о том, что вы все это время меня терпели, - Курт веселел на глазах. - Я не знаю, что я вытворяю, когда со мной такое случается, но я знаю, что после таких выкрутасов от меня все бежали сломя голову. А вы, нет. Вы самые лучшие друзья!

Курт заключил Рокси в объятия и оторвал от земли. Рокси засмеялась, а он ее еще и покрутил, повернувшись на ногах.

- Я так рад, что мы встретились!

- Эй, Курт? - забеспокоился Жерк. - Отпусти Рокси-то, она нам живая нужна.

- А может мне тебя замучить? - Курт кинулся на Жерка, уперевшись ногой в пузо, как на ступеньку, запрыгнул ему на плечи, и устроился там у него на загривке. - Спсибо вам, ребята. - Курт осмотрел их с самой счасливым лицом, какого не было, даже при виде огромных сокровищь. Потом засмеялся и начал кричать на всю улицу. - Это мои лучшие друзья! Смотрите все и завидуйте! Мы друзья!!!

Мимо проходящие люди смотрели, но завидовать не спешили, видя этих безумцев. Но кого в тот момент это интересовало? Жерк стащил Курта за ногу и начал ему взъерошивать волосы.

- Ах ты, маленький поганец, - приговаривал Жерк, - я тут волнуюсь, переживаю за тебя, а ты еще и доволен остался. Вот, я тебе сейчас!

Минут пять они дурачились и веселились, они даже забыли о том, что им предстоит опасное путешествие к черному дракону. Жерк чувствовал какое-то странное облегчение - Курт узнал о том, что от него скрывалось, а значит, и нет больше подсознательного страха, что он об этом узнает. Так же Жерк был рад, что Курт все так легко принял, даже обрадовался, хотя было видно, за всем этим весельем у него есть небольшое разочарование. Ведь он думал, что эта болезнь отпустила его, а на самом деле от него ее скрывали. Жерка это тоже беспокоило, он хотел помочь другу и он поможет.

- Жерк, ты чего? - вдруг замер Курт, увидев напряженное лицо друга.

- Я хотел тебе помочь, - признался Жерк, - я ходил по лекарям, надеялся, что они смогут тебя вылечить, но они не знают как?

- А, так ты об этом? - просветлел Курт. - Это все бесполезно, я пробовал, ни кто не знает, как с этим справиться. Но я не расстраиваюсь.

- И правильно, мы найдем, кто сможет тебе помочь.

- Спасибо, - кивнул Курт.

- Подождите, - вдруг сказал Рокси, - я знаю, как помочь тебе.

- Что?! - в один голос вскрикнули Жерк и Курт. - Как?!

- Скипетр! Тот, что дал нам дракон на болотах. Мы можем загадать желание, чтоб Курт излечился!

- Точно, - Жерк стукнул себя по лбу. - Вот же я болван! Как я мог быть так слеп?!

- Стойте, стойте! - остановил их Курт, раскинув руки. - Этот скипетр на троих, и он исполнит только одно желание, и вы хотите потратить его на меня?

- Да, - кивнул Жерк, без каких либо раздумий.

- И ты Рокси?

- Я вообще в этом ни сколички не сомневаюсь! - улыбнулась она ему.

- Ох, ребята, я вас обожаю!

Курт снова бросился обниматься, а когда отлип от них, почувствовал острое желание, что-нибудь сделать для них, что-нибудь значимое, чтоб показать, как он им благодарен.

- Встретимся в гавани! - крикнул он и побежал вдоль улице.

- Ты куда? - крикнул в след Жерк.

- Ждите там, я вернусь!

- Куда это он? - удивилась Рокси.

- Думаю, скоро узнаем, - улыбнулся Жерк. А когда Курт исчез из виду, повернулся к Рокси. - Ну что, пойдем, прогуляемся, время-то у нас есть.

- С тобой хоть на край света, - улыбнулась Рокси и, взяв Жерка под руку, они пошли гулять, наслаждаясь чудесным днем и отличным настроением.


А Курт побежал за подарками. Он понимал, что для его друзей хватило и его "спасибо", но ему хотелось сделать для них, что-нибудь еще, что-нибудь особенное, запоминающее. Для Жерка он сразу определил, что закажет ему новые доспехи, самые лучшие из тех, что у него когда-либо были. А так же, Курт припомнил, как однажды Жерк мечтательно вздыхал, говоря о нормальной, не гремящей одежде. Трудно поверить, но за все это время они ни разу не зашли к портному, чтобы прикупить наряды. В общем, Курт решил исправить и это. Но сначала доспехи, то есть золото. Без этого металла ничего не получишь, не только в этом городе, но и вообще. У Курта с собой было не мало, но на солидный подарок, конечно же, не хватит, но это была не проблема. Он мысленно поблагодарил Рокси за то, что она однажды, уговорила его и Жерка, отправить довольно таки большие порции наворованного золота по разным городам, поясняя это тем, что это может пригодиться. Они нанимали людей, за приличные суммы, и те развозили мешки с золотом по ростовщикам различных городов, у которых и должно храниться золото, пока за ним не придут. Курту пришлось здорово напрячь память, чтобы вспомнить, какому ростовщику было направленно их золото. Сначала он вспомнил город, а это было не просто, уж слишком их было много, а потом вспомнил и ростовщика. На самом деле, Курт спрятался в темном переулке и оттянул резинку трусов, где были записаны мелким шрифтом, все города и имена нужных людей. Так он считал, будет надежнее. И после не долгих распросов прохожих, оказалось, что нужный человек, живет не так уж и далеко. Зайдя к нему в гости, Курт поприветствовал его особым пожатием и паролем, от чего ростовщик просветлел, а то как же, сам благодетель к нему в гости пришел, как тут не стать самой любезностью? Предлагал все и всех, причем за даром, подарки всякие предлагал, и еще чего-то, но Курт его остановил, сказав, что ему некогда и назвал сумму, которая ему нужна. Ростовщик от счастья чуть не расплакался, узнав, что у него забирают не все, что когда-то оставили ему на сохранения под проценты, а только небольшую часть, крохи, какие-то. Он в колени хотел упасть, но Курту и вправду было некогда, и ростовщик тогда пошел по сокращенной программе, сразу выдав нужное количество золота, даже охрану предложил за свой счет. От охраны Курт не отказался - они золото и понесли, но шли они очень медленно, хотя несли всего четверть мешка. И пока они его догоняли, у Курта было время приставать к гражданам, всё пытаясь выяснить, где находится самая лучшая кузница. В этом признался один испуганный гражданин, кстати сказать, Курт же его и напугал. Он накинулся на этого человека, улыбался, чуть ли не смеялся и постоянно, радостно, стучал тому по плечу, от чего человек, испугавшись такого приветствия, забыл, как разговаривать. Округлив глаза, он пятился, но Курт его не отпускал, скалясь в два ряда зубов, он шел на него и засыпал вопросами. В итоге, чуть ли не плача, человек сознался, где находится лучшая кузница, после чего сорвался с места и убежал. Можно подумать он никогда не видел счастливых людей. Как бы там не было, Курт и в кузнице наделал шуму. Вбежал туда и давай со всеми подряд здороваться, перебегая от одного человека к другому, с кузнецом, накаченный и бородатый мужик, державший в руке огромные щипцы с зажатым в них раскаленным металлом, он поздоровался дважды. Пробежавшись по всей кузнице и заглянув во все места, Курт, наконец, остановился, уперев руки в бока и, все так же счастливо улыбаясь, еще раз всех оглядел.

- Мне нужны доспехи! - весело закричал он.

Все вздрогнули, а он кинулся к кузнецу объяснять, что конкретно ему нужно. Минут пять он махал руками, воодушевленно вырисовывая фантастические силуэты доспехов, показывая, каких размеров сам человек - размеры Жерка он знал на зубок, уж не первый раз он его балует доспехами. Кузнец стоял и слушал, но с места, как и все другие, кто там находился, включая и клиента, из одежды, который имел только набедренную повязку и грудной доспех, не тронулся. Курт остановился, посмотрел на кузнеца. Тот стоял и сурово смотрел на боламутного клиента. В таких случаях надо делать только одно. Достав из своей сумки приличный мешок золота, Курт открыл его, показывая содержимое бородатому дядьке.

- Это так, чтоб вам чай с печеньками попить, - пояснил Курт. - На материал не скупиться, людей не жалеть! Сроки крайние! Заказ оплачу по-королевски!!!

- Во, с этого и надо было начинать, - улыбнулся кузнец в густые усы. И работа закипела.

Все помощники, находящиеся в кузнице растеклись по городу, а через полчаса в ней было не протолкнуться, туда собрались почти все кузнецы города. Курт сообщил им, что доспехи должны быть готовы к вечеру, вот они и потеют такой толпой, вспоминая все возможные способы магической ковки, дабы поспеть к сроку. Впрочем, за такие деньги, можно и попотеть.

Бегали все. Жар в кузне стоял невыносимый, звон от молотков закладывал уши, а под потолком клубились пары остывающего металла, окунаемый в воду. Про старого клиента забыли напроч! Он так и стоял, открыв рот, пытаясь привлечь хоть чье-нибудь внимание. Его заметили один раз, на него накинулись два накаченных мужика, стянули панцирь, оставив клиента теперь уже в одной повязке, и разбежались. Снятый доспех был брошен на переплавку. Клиент с открытым ртом проследил, как таят его панцирь, после чего попытался возмутиться, но его ни кто не замечал. В итоге он вышел, высоко задрав нос и, не обращая внимания на усмешки собравшейся толпы, удалился прочь.

Через пару часов застучали маленькие молоточки, вырисовывая узоры на предплечных накладках - Курт попросил, чтоб там изобразили драконов, извергающих пламя, и чтоб их покрыли серебром, а сам доспех, чтоб сверкал золотом. К внутренней отделке готовили дерево сапска - оно черное и перепончатая, как губка, и тонкий ее слой способен поглотить большую часть удара. К примеру, для пояснения качеств этого дерева, если человек закутается в такую губку и его начать бить огромными молотками, то он ничего не почувствует. Вот только, дерево это дорогое, и даже очень, но Курт заверил, что это не имеет значение, и посоветовал этим скрягам, с молотками, чтоб не жадничали на прослойку.

Дав все эти указания, и оставив своих вспотевших охранников с золотом в кузнице, Курт, чтоб не томиться в ожиданиях и не тратить по посту время, побежал к портному. Искал не долго, ему дорогу прямо в кузнеце и объяснили, все те же веселые охранники. Веселыми они были потому, что Курт их не брал с собой, а это значило, что им не надо мучаться с этим мешком золота. Пробежав десятки улиц на одном дыхании, и ворвавшись в дом портного, напугав какую-то даму, Курт начал махал руками, в очередной раз охватывая огромную, воображаемую талию Жерка, и не чуть не меньше, плечи, удивив тем самым мастера по иголкам. Собственно, портной, чуть иголки не проглотил, когда Курт к нему заскочил. От этого, после того как прошло удивление, он хотел уже было ругаться. Но Курт его опередил, показал золотую денежку, от чего портной хихикнул, вытолкал солидного вида даму за порог, и начал щелкать ножницами, отрезая огромные куски от лучших тканей, обещая, что к вечеру все будет готово. Как он выразился, да простит меня читатель, "На горячий утюг жопой сяду, но заказ выполню!". Вполне веский аргумент, чтоб верить ему, и посему Курт, обещая зайти позже, пошел дальше, на поиски подарка для Рокси. Он знал, что она оценит больше всего. Это, конечно же, были травы. Курт хотел найти редкие, чтоб восхитить ее, и чтоб она осталась довольной. Бежать в лес на поиски этой зелени не было ни времени, ни желания, к тому же, он понятия не имел как они, эти травы, выглядят. Единственное, что Курт мог определить на глаз, так это лопухи и то не всегда, но ему не нужны лопухи и посему он направился на рынок. Ходил долго, заглядывал в ларьки, спрашивал, просил совета, пару раз поругался, три раза убегал от тех, кого он сильно достал, задавая кучу вопросов и споря с ними, получив, на его взгляд, не правильный ответ. В общем, он пришел к одной ведьме. Народу у нее не было, а на двери висела табличка "не входить", но Курта это не остановило. Он толкнул дверь, и та медленно упала на пол, издав глухой стук и небольшое содрогание пола. Курт поднял брови, дивясь тому, кто же это мог так беспощадно выломать дверь? После чего переступил через нее и вошел в маленькую, вонючую, из-за различных трав и мазей, комнату, где на него, устроившись за столиком, замерев, смотрела ведьма. В одной руке у нее была небольшая чашка с мазью, а в другой пузырек с какой-то жидкостью, а на правой щеке, штук тридцать, малоприятных бородавок. Взгляд у нее тоже был не из приятных, она буквально сверлила взглядом Курта, но тот этого как обычно не замечал.

- У вас там это, - Курт указал рукой назад, на дверь, - в общем, приладили бы вы ее, что ли? А то еще кто войдет, когда вы будете заняты,чем-нибудь важным.

Глаза ведьм сузились и, казалось, сейчас начнут метать молнии. Курт прошел вперед, оперся одной рукой на стол и, оглядевшись, сфокусировал взгляд на ведьме.

- Вы бы чего сделали с собой, - посоветовал ей Курт, глядя на ее бородавки. - Имиджи, конечно, штука хорошая, но некоторые люди брезгливые к такому.

Пузырек в руке ведьмы лопнул, и густая жижа потекла по столу, а сама ведьма содрогнулась крупной дрожью. Курт зацокал языком.

- Скатерть испорчена, - досадно протянул он. - А я к вам, знаете ли, по делу. Я травы ищу, возможно, вы могли бы мне..., - Курт увидел за спиной ведьмы полку с банками и подвешенные, для сушки, пучки трав. - Ух, ты, сколь у вас их там. Можно я взгляну?

Прежде, чем ведьма успела что-либо ответить, он прошел вперед, наступив ей на ногу, но из-за этих трав, которые привлекли его внимание, он этого не заметил, и поэтому не извинился. Ведьма открыла рот в беззвучном вопле и согнулась пополам, обнимая пальцами раздавленную ступню. Эта боль была последней каплей. Ведьма вскочила на ноги, вытянула указательный палец, и в сторону Курта полетела фиолетовая молния, уткнулась в него и, не причинив ни какого вреда, отлетала обратно, угодив ведьме в левую, здоровую, щеку. Ведьма упала на пол и захрапела. Курт обернулся, посмотрел на старенькую и хрупкую тетю, храпящую как большой дядя, удивился, но уши затыкать не стал - и не такое слыхивал. Жерк конечно храпит не часто, но бывает, причем похлещи этого. Он повернулся обратно к полке, взял с нее два пучка травы, на вид очень редкие, да и название неплохое: "Драконий корень" и "Ночной глаз ворона".

- Я возьму вот эти два растения, - сообщил Курт храпящей ведьме. - Вы не против? Вот и отлично. Денежку я оставлю на столе. Надеюсь, я не переплатил?

С этими словами Курт вышел во двор - дверь он не стал поднимать, сил бы не хватило - и пошел к портному, а от него к кузнице, чтоб забрать доспехи.


Док, вы заметили, что этот весь фрагмент об этом короле у нас вышел слегка, как бы это мягко сказать, слишком разговорный. Раньше у нас такого, вроде бы, не было, верно? Ну как, полистайте страницы моего..., то есть, нашего творения, есть там что-нибудь подобное?... Дайте сюда! Хм. Ничего, даже рядом. Боюсь, как бы нам это боком не вышло. Начнут нас еще называть этим, как его там, ну, обидным словом..., да, именно, умники! А мы ведь простые люди, из народа, из грязи, можно сказать, вышли. Ну, я имею ввиду, это вы из грязи... Да, я о том, что вы ближе к народу и всего-то, чего вы опять кипятитесь?... А я ближе к нему, только когда в очереди стою, когда меня со всех сторон зажимают, требуя у продавцов насыпать им тазик огурцов или помидор. Но по большей степени, я всегда оказываюсь на полу, и по мне ходят, как по коврику, но это... Что-то я задумался. О чем я сейчас говорил?... Ничего я не жалуюсь, просто высказываю свою точку зрения на окружающий мир, на этот жестокий мир, населенный жестокими людьми, и все. Вот у вас есть мнение?... Молчите, никто вас не спрашивал. Устроите сейчас тут сонное царство. Давайте лучше обратимся к тому, ради чего был прерван рассказ. У нас тут есть кое-какая приписка, от автора рукописи, так сказать, пояснительная записка к слову "Черный дракон". Она поясняет, чего это наши герои так забеспокоились из-за этого дракона. Сейчас мы ее вам переведем. Значит, слушайте, в начале, идут пункты. Так, посмотрим. "Дракон черный". Ага, это понятно. Дальше. "Размер: огромный". Вот так! Здорово пояснили! "Место обитание: различное". М-да. "Цвет чешуи: черный". Потрясающе! Просто блеск! Это что, гений составлял эту записку? Не ваш ли родственник, а, док?... Да шучу я. Но согласитесь, полная чушь: чешуя - черная! Как вам это?! Я сейчас одурею со смеху! У черного дракона, черная чешуя! Кто бы мог подумать?! Ха, ха!... Да, вы правы, надо держать себя в руках, тем более тут, в этой записке, есть еще, кое-что... Да не пугаю я вас, я говорю то, что вижу. Ладно, давайте посмотрим, что там еще написано, надеюсь тут что-нибудь более вразумительное. Так, тут написано. "Черные драконы очень жестоки и кровожадны, способны убить не только человека, но и себе подобных, разорвав их на части. Благодаря своим огромным размерам, их, практически, не возможно победить. Черные драконы имеют иммунитет к магии, а их пламя способно расплавить все известные материалы за считанные секунды. Если дракон выбрал кого-то в качестве цели, то ему не уйти и не спрятаться, черные драконы обладают невероятной скоростью и реакцией, коей не обладает ни один другой дракон. Единственный их враг, который может привести их к смерти, это время".

Док, что скажете? Да, точно, ваше красноречивое молчание и открытый рот, высказались за нас обоих. Что же ждет нашу троицу на том острове?... Ох, нет, не надо, не говорите, мое сердце этого не выдержит. Лучше, давайте обратимся к тексту, а то вы сейчас нагородите в три короба, поверите и сами же разрыдаетесь, как тогда, когда вы рассказывали, как вы проводили свое день рождение. Рыдали, жаловались, грозили кому-то смертью, а потом вспомнили, что всё, что вы рассказали, вы спутали с каким-то фильмом. Молчите, лучше, и без вас все скоро выясним. И так, на чем мы остановились? Ага, значит, пристань и все такое.


Курт вернулся под вечер, в сопровождении двух огромных дядей. Две здоровых детины шли за ним следом и прилагая не малые усилия, катили телегу, груженную доспехами и прочими приятными мелочами, купленные Куртом, решивший себя и друзей побаловать, пока гулял по рынку. Жерк, увидев Курта в сопровождении этих дядей, напрягся, ибо друзей у них в этом городе нет, а значит, вполне возможно, что они могут идти за Куртом и с не хорошими мыслями. Но, увидев довольное лицо друга и то, как он весело вышагивает впереди телеги, Жерк расслабился и пошел на встречу.

Увидев Жерка, Курт замахал ему рукой, а когда тот пошел ему на встречу , то он не удержался и побежал. Подскочив к Жерку, он с разбегу запрыгнул на него, обхватив за шею, и сорвав шлем, стал ему взъерошивать волосы.

- А, здоровяк, скучал без меня?! - кричал радостно Курт, уворачиваясь от рук Жерка, который пытался его ухватить и стащить с себя.

- Еще как! - Жерк все-таки схватил Курта, снял его с себя и посмотрел на него, держа на вытянутых руках. Причем держал за ногу и вниз головой. - Ты где пропадал? Лимли уже весь на нервах, он думал, что ты сбежал.

- А ты так не думал? - Курт растянул рот в улыбке, и тут же начал вырывать из рук Жерка. Рухнув на землю, он быстро перевернулся, и вскочил на ноги. - Пошли, покажу кое-что.

Курт подбежал к телеге и вытащил шлем.

- Ты погляди, какая штука!

Жерк, как завороженный, подошел к телеге, и уставился на шлем. Осторожно взял его в руки и стал медленно вращать, ловя на его поверхности последние лучи заходящего солнца. Затем оглядел остальное, что прилагалось к шлему, открыл рот, и стал жадно тянуть руки к доспехам. Он сгреб все в охапку, будто боясь, что это все исчезнет или попросту отнимут, и он останется ни с чем.

- Вот это да! - приговаривал Жерк, подтягивая к себе блестящий панцирь, борясь с тем, чтоб не выпали из рук железные рукава. - Вот это да! Ух, ты! Это сон, это определенно сон!

- Ха, во сне это не стоило бы так дорого, - засмеялся Курт, - но я ничуть не жалею. Эй, Рокси, иди скорей сюда!

Рокси, все это время беседовала с Лимли, и не подозревала, что Курт вернулся, но стоило ему крикнуть, и она тут же, как только его разглядела, с визгом, будто они не виделись целый год, кинулась к нему. Курт даже опешил, боязливо отступил назад и, наткнувшись на спину Жерка, замер. Рокси подбежала к Курту, и запрыгнула на него.

- Курт, ты вернулся!

- Ну, да, - неуверенно ответил он, и начал крениться от ее веса. - У меня тут кое-что, есть, - прохрипел Курт и мотнул головой в сторону телеги.

- Ой, правда?! - воскликнула Рокси и, спрыгнув с него, перевалилась через борт телеги.

Курт сделал пару шагов в разные стороны, пытаясь восстановить равновесие, и мотнув головой, подошел к ней. Рокси сразу определила, что в телеге для нее. Она схватила пучки трав и резко выпрямилась.

- О, святые угодники! - радостно и громко закричала она, и все, кто находился на площади, посмотрели в их сторону. - Курт, это же просто потрясающе! Где ты это взял?

- Да так, - смущенно поводил ногой по земле Курт, - в одном месте. Люди там добрые, вот и поделились.

- Ой, как здоровой! - Рокси понюхала траву и снова повисла у него на шее. - Спасибо, мне еще ни кто не делал таких подарков!

- Да ладно уж, чего там.

- Не скромничай, Курт, - посоветовал ему Жерк, держа в руках перед собой огромную охапку деталей от своего нового костюма. - Ты наш Дед Мороз, это точно.

- Эй, Жерк, - спохватился Курт, перестав заливаться краской, - там же еще есть для тебя.

Он нырнул в телегу, перевернул свертки, и вытащил на свет, что-то вроде огромного шатра, то есть, одежду для Жерка. Жерк чуть все свои новенькие доспехи не уронил, при виде одежды своего размера.

- Курт, - сказал Жерк, со слега подрагивающей нижней губой, - это... это...

- Здорово, правда? - помог закончить фразу Курт.

- Угу, - кивнул Жерк, не сводя глаз с одежды.

- Дай примерить!

Жерк кинулся вперед, бросив доспехи в телегу и потянувшись к Курту.

- Эй, эй, приятель остынь! - засмеялся Курт, отскакивая от рук приятеля. - Ни при людях же, у них нервы не такие крепкие, чтоб на тебя бес доспех смотреть!

- А, да, - залился краской Жерк, и слез с телеги, - тогда пошли скорей на корабль, тем более нас там уже заждались.

Жерк со словами благодарности отогнал двух дяденек, тащившие телегу, и в одного, под удивленные открытые рты этих самых мужиков, покатил телегу, словно она была набита пухом.

- Чего вы там отстали?! - прикрикивал еще Жерк, смеющимся позади Курту и Рокси, - Давайте побыстрей, Лимли же ждет! И одежда тоже.

Растолкав людей собравшихся в гавани, наши герои подошли к кораблю. И как оказалось, корабль был не так уж и скромен, он был красив и довольно велик, как в высоту, так и в длину.

- Ты представляешь Курт, - Жерк посмотрел на него, - у этого корабля имеются пушки.

- Серьезно?! - восхищенно воскликнул Курт, и Жерк кивнул в знак подтверждения своих слов. - Вот это да!!!


Хм, вы поглядите, док, еще одно пояснения, и опять от автора этих записей. Интересно, док, а откуда он знал, что нам понадобиться его пояснение?... Ну я о том, что в их мире нет пушек, я так думаю. А тут раз и на тебе, пушки на кораблях, неувязочка получается... Какая? А вы не понимаете?... Ну и ладно, не забивайте этим голову, все равно этого вам не понять. Переходим к пояснению. А оно таково... Так, так, так. Ага, все ясно. Если вкратце, то это не такие пушки, как у нас, это магически. Стреляют теми же ядрами, но вместо пороха используют какой-то магический порошок и палочку, для его активизации. Все просто... А я говорю просто... Да, тут еще приписка о том, что эти вещи, как магические пушки так и палочки, очень редкие, их даже с огромным состоянием не так просто достать, особенно проблема с палочка. Но видать Лимли имеет кое-какие связи на это счет. Но это уже не из нашей области, так что продолжаем рассказ.


Курт встал, и ощутил гордость за то, что им предстоит плыть на таком чудесном и красивом корабле. Его взгляд пробежался от кормы до носа, по всем высоким мачтам и парусам, чувствуя при этом, как растет радость от этой картины, но тут его взгляд наткнулся на название.

- "Одуванчик"? - прищурясь, прочитал Курт, и его брови удивленно поднялись.

- Другие еще хуже, - виновато, признался Лимли, когда Курт, Рокси и Жерк стояли и смотрели на название.

- Что это значит? - заверещал мужик, у которого не было одной ноги, одной руки, вместо нее был крюк, и один глаз был закрыт повязкой. - Да это самое лучшее название, какое может получить корабль! Вы хоть знаете на что способный одуванчики?

Мужик, остановился и, таинственно прищурив глаз, оглядел им стоящих перед ним, все они стояли с округленными глазами и не двигались, только Рокси энергично кивала, соглашаясь с мужиком.

- Это ваш капитан, Пуркан, гроза морей, - показал на мужика Лимли, и тихо добавив, - заливов, ручьев и луж. Этот не из худших капитанов, из тех, что остались, точнее сказать, которые согласны отвести вас на остров. Та же проблема и с командой, она, к сожалению, не высший класс, сами понимаете, тяжелые времена, но со своей работой справляются. Они довезу вас.

- Понятно, - кивнул Жерк. - А сколько нам плыть?

- Четыре дня, - заявил капитан, - но при попутном ветре, и за трое суток управимся. А сели нам на пути встанут чудища морские или пираты кровожадные, то даже и не знаю. Недельку другую потратим, чтоб их всех вырезать, вплоть до зародышей.

В их маленьком кругу вновь повисла тишина, все стояли молча, а капитан, скалился, и энергично кивал головой, оглядывая собравшихся в поисках поддержки его слов.

- Ну, - оторвал неуверенный взгляд Лимли от капитана, и посмотрел на Жерка, - вам пора, вы и так задержались на пару часов.

- Ладно, ладно, идем уже, - заверил короля Курт, помогая Рокси забраться в телегу, куда забрался следом, устроился там поудобнее и вытянул руку, указывая на корабль. - Полный вперед!

- Так точно капитан! - отсалютировал Жерк, налег на телегу и, под веселый смех Рокси, покатил ее к трапу.

- Эй, вы, сухопутные крысы! - замахал уцелевшей рукой капитан. - Это я капитан, а не он! Я!!!

Продолжая кричать разные матросские ругательства, капитан заковылял за Жерком. Тот с разгону взбежал по трапу и, не останавливаясь, врезался в бочки, стоявшие недалеко от противоположного борта - разгон был велик, вот и не успел затормозить.

Капитан кричал и махал конечностями, забираясь по трапу. С корабля доносился смех и стуки откатываемых бочек, а внизу, на пристани, стоял король, и желал удачи кораблю "Одуванчику" и всем его пассажирам. На сей раз, у Лимли было предчувствие, что все получится, эта троица спасет его дочь, как только Пуркан, который сможет избежать всех неприятностей морского путешествия, довезет их до острова в целости и сохранности.

- Я вас всех на реи повешаю!!! - заорал с новой силой капитан, как только запрыгнул на палубу, махая своим крюком. - К морскому дьяволу отправитесь в гости...

- Ну ты, калека трудовых обязанностей, придержи-ка язык. - Курт спрыгнул с бочки, подошел к борту и демонстративно, с издевательской наигранностью, помахал королю, тот ответил, и Курт, улыбаясь, подняв бровь, посмотрел на капитана.

Глаз у капитана нервно задергался, зубы заскрипели, а пальцы сжались в кулак.

- Да не напрягайся ты так, папань, - подошел к нему Жерк, добродушно улыбаясь, - мы люди добрые, тебя не обидим.

- Кого это вы там обижать собрались?! - недобро сверкнул глазом капитан, отпрыгнув на своей единственной ноге от здоровяка. - Да я вам кишки выпущу, как только отплывем, за ноги подвешу, и заставлю команду вас бить по пяткам, пока ваше сознание не покинет ваши дряхлые, прожженные ветрами земли, тела, вы у меня взвоете как стая китов в брачный период, я вас...

- Ну, в общем, ты продолжай, - зевнул Курт, - а мы пока пойдем, в каюте устроимся.

Казалось, что сейчас повязка на лице капитана поднимется и второй потеряееый глаз выпучиться так же, как и уцелевший. Пуркан стоял, беззвучно открывая рот - клондайк работы, для стоматологов - где отсутствовало несколько зубов, а оставшиеся были, мягко говоря, желтые. Он продолжал пялиться, пока Жерк собирал разбросанные вещи, а Курт с Рокси бегали вокруг него и показывали, что он забыл сложить в кучу, на своих руках. Капитан так же не сказал и слова, когда эта троица открыла первую попавшуюся дверь, и пошла искать себе место, для ночлега.

- Ничего, ничего, - успокаивал себя капитан, когда закрылась за ними дверь, - придет и мое время, вот только отплывем. - Капитан развернулся к матросам и начал орать. - Ну, вы, бездельники, а ну за работу! Поднять трап, отдать швартовые...

- Извините, капитан, - Пуркан развернулся и увидел в открытой двери Рокси, она, мило улыбаясь, спросила. - Если можно, еду приносите не сильно жирную, мальчики на диете.

Рот капитана снова, как калитка на слабых петлях, стал открываться и закрываться, но звуков не издавал, зато Рокси поняла это как согласие, еще раз улыбнулась и аккуратно закрыла за собой дверь. Капитан повернулся к команде, и стал вращать глазом.

- На чем я остановился? - он напряг память. - А, да. Поднять тряпку... тьфу, флаг..э, парус!... А, ну это все.

Капитан махнул рукой и направился к штурвалу. Пока он до него добрался, поднимаясь по небольшой лестнице, переставляя деревянный протез по ступенькам, команда уже все выполнила, и корабль был готов к отплытию. Жерк с Куртом тоже были готовы. Они вышли на палубу. Жерк надел свои новые одежды, выглядел он в них вполне сносно, и ничуть не смешно, а даже благородно, особенно с его пузком. Радуясь своему наряду, он важно, вместе с Куртом, прогуливался по палубе, как по парку, заложив руки за спину, и ведя милую беседу, ходили вдоль борта. Капитан бросал злой взгляд в их сторону, ворчал себе под нос, и крутил штурвал, направляя корабль в открытое море.

- Ты погляди! - заорал Курт, подбежав к борту, и перевалился через него, чуть не упав. - Мы поплыли! Здорово-то, как! Жерк, иди, глянь!

Жерк выглядел слегка зеленоватым, и вялым, хотя минуту назад был вполне здоровым. Курт посмотрел на него и забеспокоился.

- Что с тобой, опять еды Рокси попробовал? Я же тебе говорил, не рискуй, не бери это в рот, пока...

- Не, - покачал головой Жерк, отчего стал еще зеленее. Он отошел подальше от борта, и сев на бочку стал держаться за живот. - Помнишь, я сказал, что ни когда не плавал? Так я плавал, один раз, и мне этого хватило. У меня жуткая морская болезнь.

- Серьезно? - Курт подошел к Жерку.

- Да, - Жерк усмехнулся, - и есть вероятность, что я раньше умру, чем мы доберемся до острова.

- Почему ты раньше этого не сказал?

- А что это изменило бы?

- Не знаю, - пожал плечами Курт, - мы может другой путь бы нашли.

- Это же остров, Курт, туда иначе не доберешься.

- Эй, что случилось? - на палубе показалась Рокси, разглаживая свое новое пышное платье. - Чего это Жерк такой смешной?

-- Да вот, мутит его от качки, - показал Курт на друга, зеленого как огурец.

-- И всего-то?! - просветлела Рокси, - подожди секунду, у меня кое-что есть, я сейчас принесу.

Она исчезла в дверном проеме, а Курт посмотрел на Жерка и удивленно пожал плечами.

- Ха! Ха-ха!! Ха-а-а-ха! - сверху раздался безумный ржачь капитана. Он повис на штурвале и смеялся так, что из единственного глаза потекли слезы. - У него болезнь! Ха! Я не могу, такая здоровая детина и его укачивает! Ой, я не могу, держите меня за ногу, я сейчас со смеху свалюсь за борт!

Курт сдвинул брови, глядя на капитана, заложил руки за спину, и спокойно направился к нему. Его походка и взгляд были, как у серьезно немца идущего на допрос несговорчивого партизана, которого никто не смог расколоть из-за того, что он ни чего не знает, и посему его проще пристрелить. Заметив эту походку и этот взгляд, капитан тут же перестал смеяться и сделал вид, словно он очень занят управлением кораблем. В сторону Курта бросал только быстрый взгляд и, стараясь его не замечать, пристально глядел то на море, то на навигационные приборы, сверяя по ним путь, при этом продолжал ворчать на не очень хорошую погоду. Хотя погода была вполне нормальной, солнце, на небе не облачка, ветерок, не сильный, но паруса не отдыхают, что еще нужно?

Поднявшись на капитанский мостик, Курт обошел взмокшего капитана, с него пот катился, словно он находился в девятибалльном шторме, и остановился с боку. Пуркан, боязливо бросая косой взгляд в сторону Курта, старательно пытался изобразить, что все нормально, и они идут верным путем.

- Ну, - протянул Курт, отчего капитан вздрогнул, - как тут рулится?

- Да ничего, все спокойно, - закивал капитан, дергая за кончик свой шапки. - Чайки достали только, объелись они чего, что ли? Бомбардируют да бомбардируют, хоть зонтик открывай.

- Ну, ну. - Курт посмотрел на здоровую ногу капитана, и тому захотелось ее поджать, словно Курт может отрезать ее одним только взглядом. - А куда мы, говоришь, плывем?

- Так ведь, вон туда, - начал запинаться капитан, - три румпеля вправо. Пять румпеля налево. Снова десять румпеля направо...

- Короче, - остановил его Курт, - не выделывайся, просто покажи, куда плывем.

- Туда, - резко указал направление капитан, вытянув руку. - Туда мы плывем, все время прямо, пару раз повернем и мы дома..., то есть на месте.

- Понятно. Как доплывем до горизонта, свисни, сменю.

Курт еще раз косо посмотрел на капитана, и пошел обратно к другу, над которым уже колдовала Рокси, запихивая ему в рот, какие-то травы. Жерк упирался, все качал головой, морщился, но он слишком ослаб, чтоб выставить достойную защиту напору Рокси, а Курта рядом нет, чтоб помочь, вот и страдает.

- Держись! - закричал Курт, как только он увидел, что вытворяет с ним Рокси, и побежал по лестнице на помощь. - Держись Жерк, я сейчас! Не сдавайся!

Но он опоздал. Рокси отошла в сторону, сияя довольной улыбкой, и Курт увидел зеленое лицо лучшего и единственного друга, и его расслабленную позу с глазами, устремленными в небо. Курт замер, словно не может поверить в то, что видит. В горле все пересохло, вокруг все закачалось, а Жерк не двигается, зато Рокси стоит и слегка посмеивается.

- Прости меня, Жерк! - Курт упал на колени, и схватил друга за руку. - Не углядел я! Я себе этого ни когда не прощу!

Курт склонил голову, сжимая руку Жерка, чувствуя, как к горлу подкатил здоровенный комок, а глаза начинает щипать.

- Извини, - тихо, сказал Курт.

- Да ладно тебе, это легко заштопать.

Курт поднял голову и увидел лицо Жерка, нормальное, и совсем не зеленое, он спокойно рассматривал на свой рукав, где была маленькая дырочка.

- Видать порвал, кода сел на бочку, - с легкой досадой протянул Жерк, продолжая разглядывать рукав.

- Да, - кивнул Курт, моргая круглыми глазами, глядя на здорового и совершенно живого Жерка. Курт встал на ноги и, кашлянув, привел себя в чувства, и поглядел на дырку. - В крайнем случаи новый купим.

- Не, я теперь долго его не сниму, - улыбнулся Жерк, - это же подарок от лучшего друга!

- Да, - застеснялся Курт. - А ты Рокси молодец, привела нашего здоровяка в чувства, я в тебе ни на миг не сомневался. Как тебе это удалось?

- Травы, Курт, - загадочно ответила Рокси, - они способны на многое, чем принято о них думают.

- А, - понимающе протянул Курт, хотя он ни чего и не понял, зато Рокси приняла это как за высшую степень благодарности. - Спасибо.

- Ага! - Жерк встал, и стал разминаться, раскидывая руки в стороны и раскачиваясь, словно проверяя себя на выносливость. - Ты погляди, ни в одном глазу! Здоров как селедка! Спасибо, Рокси!

- Да не за что, - махнула она рукой, - это самое малое, что я могу сделать.

- Нет, ну до чего же здорово! - снова воскликнул Жерк, подошел к борту и втянул полной грудью морской воздух. - Дух захватывает!

- Вы тут погуляйте, пока, - сказала Рокси, - а я пойду к повару загляну, мы с ним что-нибудь на ужин приготовим.

- Да, да, иди, - махнул рукой Жерк, даже не поворачиваясь, - это ты здорово придумала, повар это... Что?!

Жерк обернулся так, будто почувствовал, что у него за спиной открывает пасть, для плевка огнем, огромный дракон, а на лице, когда он повернулся, отразился такой ужас, словно дракон и впрямь там находился.

- Как? Как? - тихо, почти беззвучно, затараторил Жерк, Курт так и подавно забыл родную речь, он только рот открывал и смотрел, как Рокси идет, чуть ли не вприпрыжку, искать местного повара. - Как же это? Это же бесчеловечно. Курт..., Курт, как же это?

Слеза отчаяния скатилась по лицу Жерка, и Курт был готов его поддержать, фонтаном слез, если бы на него не нахлынули последние воспоминания о стряпни Рокси, от которой ему показалось, что его желудок взорвался, и его лицо не парализовало бы этими мрачными мыслями. Но самым страшным было то, что Курт, шляясь по рынку, ни чего не прикупил из еды, надеясь, что на корабле, где есть местный кок, с этим проблем не возникнет. Кто бы мог подумать, что они окажутся в таком аду?


Это не слишком громкое сравнение?... Нет? Ну и отлично, а то я очень переживаю по этому поводу.

Море, корабль, с ограниченной территорией, для занятий чем-нибудь серьезным, спокойная погода, много времени. Вот, что было в распоряжении наших героев. Вся их задача, в этом путешествии, заключалась в ожидании того момента, когда их выгрузят на острове, так что до этого момента, можно было бы, провести эти дни в расслабленности и наслаждениях, если бы Рокси не заявила, что будет готовить еду и тут. Хотя, полагаю, эти двое все равно бы не сидели без дела. Как бы там не было, получив тревожную новость об угрозе нормально поесть, у Курта тут же родилась идея - устроить охоту на провиант, дабы, было что кушать, когда их призовут к столу. Они вдвоем переоделись в темное, точнее, переоделись в мешки - для Жерка, из-за относительно не больших размеров этих мешков, пришлось сшить вместе четыре штуки. Эти мешки должны были служить им камуфляжем - замер, и тебя принимают за мешок с чем-нибудь, с картошкой или с мусором, это не важно, главное, что это позволит им проникнуть на кухню и наворовать все, что Рокси еще не успела выкинуть.

Переставляя ноги, как пингвины, пробираясь по узким коридорам корабля, они отправились на поиски кухни.

- Надо было сначала, найти эту кухню, а потом переодеваться, - ворчал Курт, глядя в дырку, чтобы во что-нибудь не врезаться.

- Ты это мне говоришь? - пыхтел Жерк позади. - Я что ли, по-твоему, залез в мешок и орал, чтоб меня зашивали там поскорей, пока...

- Но ты же меня не отговорил от этого? - отвечал Курт, выглядывая за угол коридора. - Я человек маленький и... Замерли!

Курт выпрямился и следом остановился Жерк, огромный, как скала, и перестал дышать. Через пару секунд из-за угла вышел матрос, наткнулся на Курта и, чертыхаясь, рухнул на пол. Встав на ноги и, чертыхаясь с еще большим усилием до вставания, хотел со злости пнуть мешок с Куртом. Но Жерк сидел рядом и смотрел в дырочку, так что когда моряк занес ногу, Жерк слегка толкнул его в спину, и тот плашмя врезался в стену, замер на миг и сполз на пол, жалобно простонав, что-то не членораздельное. Курт обернулся.

- Он ушел?

- Ага, - ответил Жерк, разглядывая тело матроса, который еле заметно шевелился, подрагивая ногой.

- Отлично, пошли, - скомандовал Курт. - Надеюсь, нам больше ни кто не попадется.

- Я тоже, - Жерк еще секунду посмотрел на матроса, и заковылял за маленьким мешком.

Когда они вкатились в кухню, работа там кипела в самом разгаре. Рокси бегала туда сюда, перетаскивая разные блюда, заправляя различными специями, природного происхождения варево на огне, и убирая со стола грязную посуду. Кок же стоял прижатый к стене и любая его попытка помочь или подсказать, тут же пресекались, и Рокси начинала читать лекции о полезности того, что она готовит. Сказать, что морской повар был этим не доволен, значит, ничего не сказать. Он пытался отобрать у Рокси продукты и котлы, потом прикрикнуть на нее, когда она вырывала из его рук все обратно, чтоб она убиралась с его кухни, но даже в этом случаи, Рокси принимало это как за повод рассказать еще чего-нибудь о полезно и вкусной, на ее взгляд, еде. В общем, когда Жерк с Куртом устроились в углу кухни, кок выглядел затравленным и, казалось, готов расплакаться или отрезать себе уши. Уйти он тоже не мог, наверно боялся, что когда вернется, то ничего тут не узнает и не найдет.

- Бедняга, - протянул Жерк, рассматривая в дырку повара.

- Всех не спасти, - обреченно шепнул Курт рядом. - Давай о себе беспокоиться, смотри какая там вырезка лежит, тяни ее сюда.

Жерк чуть выпрямился, дождался, когда Рокси с поваром отвернутся и, разорвав шов на мешке, схватил огромный кусок мяса и тут же втянул его в мешок.

- Отлично! Отлично! - довольно потирал Курт руки, сидя в мешке, - теперь мы не пропа...

Курт замер, услышав, что рядом раздаются чавкающие звуки. Он развернулся, хотя сидя в мешке, все равно ничего не увидишь, но и без этого он знал что происходит.

- Эй, ты! - зашипел Курт, - ты чего творишь, пузо на ногах? А ну хватит жрать, да еще так громко.

- Ой, - очнулся Жерк в своем мешке. - Запах обалденый, не удержался, есть хочется.

- Не одному тебе, - продолжал наступать Курт. - Сиди тихо, а то нас поймают и все, голодная смерть.

Но все обошлось, они остались не замеченными, и им удалось набрать много чего съестного, но еще больше пришлось бросить - складывать некуда было - и посему уходили с неохотой и с досадой, словно приходится бросать в беде лучших друзей.

А когда настало время ужина...


Не знаю, док, стоит ли об этом рассказывать?... Но вы посмотрите на этих бедных матросов, то есть мне их уже заранее жалко. Как им там будет плохо, наверняка они все будут держатся за животы и переваливаются через борт чтобы... Ну, в общем, плохо им будет, док... Да, вы правы, Жерк с Куртом тоже пробовали ужин Рокси, но они то к таком уже, как бы это сказать, приучены, и, думаю, поэтому они переносят эту стряпню только небольшим позеленением лица, и все. Эх, пишу это и вспоминаю студенческую жизнь, как мы питались в столовой. Ха! Наедимся до отвала, и оставшиеся часы занятий отсиживаемся в туалете... Да нет, не курили мы там, на маленьких тронах сидели. Иногда по полчаса приходилось танцевать стоя у двери в туалет, дожидаясь, когда он освободится... Но не будем об этом, давайте вернемся к нашим героям.

Местные морячки, уплетая ужин Рокси, не сразу заподозрили не ладное. Да, рот обжигало, на дно желудка падало тяжело и со звуком, но ведь они не знали, что это готовил не их проверенный повар, вот и думали, что это их деликатесом кормят или что-то в этом роде. Это потом, когда из глаз слезы полились, а вода и вино в стаканах закончились, все стали подрываться со своих мест и бежать, куда глаза глядят. То есть они уже ни чего не видели, поэтому пара тройка обезумевших врезались в стены, полагая, что там выход. Длинные столы очистились в считанные секунды, а с палубы стали доноситься звучные звуки рво... Кхм, как было уже сказано, вся команда поплохела.

- Куда это они все? - удивилась Рокси, садясь за стол.

- Думаю, - протянул Курт, ковыряясь в похлебке, - они...ик!.. побежали голубей отправлять, чтоб знакомым рассказать, как их тут вкусно кормят.

- А, - Рокси просияла, взяла ложку и начала спокойно есть то, что приготовила.

Жерк с Куртом откровенно смотрели на это и, в очередной раз, не могли поверить своим глазам. Она ела свою стряпню без каких-либо последствий, как обычно.

- Слушай, Рокси, - откашлялся Жерк, - а тебе вообще не стыдно?

- Стыдно? - удивилась Рокси, и Курт тоже поднял брови, уставившись на Жерка.

- Да, - кивнул Жерк, - ты ведь оставляешь без работы местного повара...

- Кока, - вежливо, поправил его Курт.

- Да, кока, верно. Так вот, я говорю, ему платят за то, чтобы он готовил, а ты отбираешь его, так сказать, хлеб.

- Ой, - Рокси поднесла руку ко рту, - я об этом не подумала. Как не хорошо то получилось. Мне наверно стоит перед ним извинить.

- Уверен, он тебя простит, - засиял Курт, толкнув своего друга за такую смекалку. - А ты отдыхай, у нас же отпуск. Во всяком случаи, пока не доберемся до острова.

- Хорошо! - весело кивнула Рокси. - Будем отдыхать.

Отправляться спать было уже веселее, осознавая, что утром их ждет вполне нормальная пища. Но это завтра, а сегодня тоже надо бы покушать. Курт с Жерком заперлись в каюте, прислушались, не ходит ли кто за дверью, и накинулись на мешок с сокровищем в виде жаренной вырезки и прочей вкусности. Напали, подрались в момент дележки добычи, расселись по койкам и, подозрительно смотря друг на друга, уплели все, что было. А после упали на кровати, и довольно потирая животы, стали расслабляться, готовясь погрузиться в сон.

- Курт, а Курт, - тихо и весело позвал его Жерк, не отрывая головы от подушки, - а ты чего это, на принцессу запал, да?

- Кто, я?! - воскликнул Курт, приподнявшись на руках. Замер в таком положении на секунду, задумался, и упал обратно. - Ну, если только чуть-чуть.

- Ого, так вот, как это называется? Чуть-чуть. А мне показалось, у тебя слюни потекут, когда ты ее увидел.

- Эх, Жерк, ни чего ты не понимаешь. Ты видел, какая она? Красивая, - с придыханием протянул Курт.

- Ну, я бы поспорил, она не в моем вкусе.

- И тем лучше, для тебя. А то я тебе, если бы ты свои зыркалки на нее уставил, больше положенного, сломал бы я их, и всего делов.

Жерк лежал на кровати, заложив руки за голову и, улыбаясь, разглядывал узоры, выложенные прослойками деревянных досок.

- Эй, ты чего там затих, - забеспокоился Курт, - не обиделся?

- Да нет, с чего бы? Просто здорово. - Жерк помолчал. - А ты... тебе она на сколько понравилась?

- Хочешь знать, не собрался ли я жениться на ней? - Курт перевалился на бок, и подложил руку под голову. На лице играла счастливая улыбка. - Даже не знаю. Но Лимли, думаю, точно не будет против, если что.

- С чего такая уверенность?

- А что, по-твоему, нужно королям? Побольше золота и влияния.

- У тебя нет влияния.

- Да, это дело наживное, особенно когда у тебя столько золота, как у нас. Так что, думаю, он возражать не станет.

- А как же она?

- Элейн? - Курт перевернулся на спину и тоже уставился в потолок. - Честно сказать, с этим вообще проблема. Есть ведь вероятность, что я могу ей вообще не понравиться?

- Ты?- Жерк приподнялся и посмотрел на Курта, глаза у того были наполнены надеждой, стал прикидывать, понравится ли он принцессе. - Да, шанс есть, не велик, но есть.

- Ух, здорово! - весело взбрыкнул Курт на своей кровати, будто ему сказали, что Элейн уже его любит. После чего замер и стал мечтательно вздыхать. - Жерк, побыстрей бы добрать до этого острова, я этого дракона голыми руками порву.

- Курт, мы же его едем не убивать, а просто грабить..., тьфу, принцессу попытаться спасти.

- А, да, точно, - припомнил Курт их цель путешествия. - Ну, значит, просто накрутим ему хвост, чтоб не повадно было в следующий раз красть принцесс.

- Что ж, это уже более приемлемо, - согласился Жерк, а когда Курт лег обратно, тихо добавил, чтоб он его не услышал. - Одна проблема, дракончик-то черный.

На этом разговор был закончен, и они устроились спать. Хотя Жерк не сразу заснул, его терзало беспокойство за поведение Курта, ведь в таком состоянии, в каком он сейчас находится, от этой эйфории влюбленности, он может натворить таких делов, что и не обрадуешься. Но Жерк пообещал, что теперь будет за ним приглядывать с еще большим усердием, и все будет в порядке. И с этой мыслью он вскоре заснул.

Утро пришло раньше обычного. На палубе раздался пронзительный свисток, заполнив своим звучанием все отсеки корабля и те, кто все еще спал, повскакивали со своих мест, как ошпаренные. Жерк свалился на пол и в полусонном состоянии стал бороться с одеялом.

- Будешь знать, как пускать слюни на мою еду..., ох, - Жерк очнулся и огляделся. - Что такое, что происходит?!

- Это капитан, прикалывается, - Курт был уже одет и, похоже, настроение было у него приподнятым. - Подозреваю, он это специально, для нас свистит. Приветствует.

Курт улыбнулся собственной шутке. Но шутка ли это?

- А, - протянул Жерк, встал с пола и, зевая, почесал пониже спины. - Я то было подумал, что кто-то петуха живьем общипывает.

- Давай, Жерк, вставай, - подгонял его Курт, - пойдем наверх.

- Куда спешит-то? - Жерк упал обратно на кровать, натянул на себя одеяло, прикрыв им только спину, и начал засыпать. - Нам плыть и плыть еще, дай поспать.

- Как ты можешь спать, там же так здорово, там воздух такой странный, и солнце тоже такое теплое. Пойдем!

- Курт, отстань, я, в отличие от тебя, не болею любовной лихорадкой, - сонно проворчал Жерк, - так что, для меня все осталось по-прежнему.

- Ты о чем это? - замер на месте Курт, и поднял брови.

- А-а-а, - неохотно проворчал Жерк, вяло отмахнувшись рукой, и стянул со спины одеяло, накрыв им голову.

- Ладно, я потом тебе все расскажу, - пообещал Курт и выбежал из каюты.

Жерк откинув одеяло, убедился, что остался один, обнял его и сладко засопел, досматривая прерванный сон, где официанты заставляют огромные столы различными яствами и напитками, а за соседним столиком, сидит випряк. Это здоровое и уродливое животное, с большим животом и с еще большей слюнявой мордой, судя по всему предназначенной исключительно, для бесчеловечного поглощения чужой еды. Сидит этот випряк, крякает, на стол Жерка поглядывает, а Жерк это видит и чувствует, что нерв у него поднимается, ведь того и гляди сорвется этот випряк в его сторону, и накрылся пир медным тазом. И в этот момент випряк сдвинулся таки с места, и очень быстро, двинулся. Жерк подскочил, уперся ногами в пол и приготовился встретить летящего на него с безумными глазами и со слюнями, випряка. Жерк сдвинул брови и...

Все вокруг содрогнулся с такой силой, что Жерк выпал из своей кровати и опять грохнулся на пол. Поморгав глазами, схватился рукой за край кровати, приподнялся и, уже выпучив глаза, огляделся, соображая, что случилось. Первая мысль, которая его посетила, была о том, что сон оказался настолько реалистичным, что столкновение с випряком вышибло его из кровати. А значит, волноваться нечего, можно даже посмеяться, и он уже собрался встать, как в коридоре раздался топот ног и Жерк замер, уставившись на дверь. Топот приближался, а наверху на палубе, кто-то кричал и бегал как ошпаренный. Наконец дверь распахнулась, в ней показался Курт, взволнованный и шумно дыша.

- Жерк! - заорал он так, что Жерк даже испугался. - Вставай!

- Да встал я, - ответил он, опасливо притягивая к себе одеяло, на всякий случай. - А ты чего так орешь?

- Нас атакуют!

- Кто?!

В дверном проеме показалась Рокси, но, увидев Жерка в несобранном виде, тут же отвернулась.

- Черт его знает, кто! Одевайся скорей, - Курт кинулся к доспехам Жерка, схватил панцирь и поволок по полу, прилагая все усилия. - Рокси, хватит там жаться, иди, помоги!

Жерк встал на ноги откинул одеяло, и в этот момент корабль вновь вздрогнул, но на сей раз не так сильно. Все замерли.

- Что это было? - спросил Жерк.

- Капитан приказал готовить пушки, - пояснил Курт, продолжив тянуть доспехи, - должно быть это был залп с нашей стороны. Надо поторапливаться.

Жерк взял доспехи, над которыми мучался Курт, и стал их цеплять на себя, а Курт с Рокси кинулись к железным перчаткам. Каждый взял по одной и, сгибаясь под их тяжестью, потащили их ближе к Жерку. Уронили на кровать, и стали помогать ему приладить панцирь. Когда они облепили его со всех сторон, закрепляя каждый свое крепление, корабль содрогнулся в очередной раз. На этот раз качнуло так, что он начал крениться на бок. Жерка кинуло на стену, и на него упали Курт с Рокси. Они лежали на стене, а та опускалась, превращаясь в пол, и ждали решающего момента, когда корабль продолжит либо дальше крениться, и они пойдут ко дну, либо начнет выпрямляться. Всё, что находилось в каюте, кубарем скатилось по полу к стене. Рядом упала кружка и замерла. В каюте, где секунды ожиданий протянулись целыми часами, повисла тишина, все ждали решающего момента. И, наконец, вздрогнув, корабль начал медленно принимать исходное положение.

- Отличное попадание, - выдохнул Курт, отлипая от стены. - Надо спешить.

Когда последняя застежка доспеха была застегнута, Жерк выпрямился, став выше, и сжал кулаки. Он выглядел, как настоящий герой.

-- За дело!

Пробежав по коридорам и взобравшись по лестнице, они выскочили из дверей, и тут же услышали очередной, оглушительный залп со стороны "Одуванчика". Жерк развернулся в поисках тех, кто на них нападает, и увидел вдалеке, по левому борту, точку, отдаленно напоминающую очертания корабля.

Капитан стоял на мостике и размахивал саблей, подгоняя матросов, бегающих по палубе, убирая обломки перил, и клочки порванных парусов. Но повреждения были незначительными, главный парус по-прежнему развивался, а борт был поврежден только поверху, так что течи никакой еще не было. Но готовились и к этому, раздувая в специальных отсеках, костры под чанами со смолой, чтоб замазывать пробоины и щели. А ниже, под палубой, кипела жизнь с пушками, перезаряжая и подкатывая их к окошкам для очередного залпа.

Жерк вздрогнул, когда над головой прозвучал гром, а следом за ним прилетели ядра атакующих, из них пару штук угодили в борт, а остальные канули в воду, подняв волны и брызги, заставив корабль в очередной раз покачнуться.

- Проклятие! - орал капитан, закрываясь от брызг целой рукой. - Да шевелитесь же вы, черви! Заряжайте пушки!

- Эй, капитан! Капитан?! - Курт подбежал к капитану. - Мы можем чем-нибудь помочь?

- На вашу долю еще хватит! - орал в ответ капитан. - А сейчас не лести, вы только мешаться будете!

- Но капитан, мы можем...

- Капитан!!! - раздался испуганный крик матроса, появившийся в дверях. - Пушки!

- Что пушки? - переспросил капитан, и шагнул в сторону матроса. - Что с ними?!

- Одна из них сошла с рель и заклинила две других, мы не можем ее сдвинуть.

- Делайте, что хотите, но вытащите ее!

- Мы это сделаем! - крикнул Курт, и побежал за Жерком, тот, оттолкнув матроса, побежал в нижний отсек.

Спустившись по лестницам практически к самому дну корабля, Жерк оказался в пушечном отсеке, где во всю кипела работа. Матросы готовили к залпу единственную уцелевшую пушку, утрамбовывая в ствол порошок, и подтаскивая к ней тяжелые ядра. Пятеро из матросов, у развороченного борта, обступив сдвинутую пушку, пытались ее вытащить. Она встала боком, уткнувшись стволом в соседнюю, и зацепилась откатным колесом за столб, подпирающий потолок, перекрыв достук и к третей пушке. Матросы пыхтели, тянули и кричали, прилагая все усилия, чтоб вытянуть застрявшее орудие, но у них ни чего не получалось.

Жерк кинулся вперед.

- Разойдитесь! - Крикнул он, и вся пятерка замерла.

- Отойдите вам говорят! - закричал Курт, подбежав к пушке.

Переглядываясь, они отошли и уставились на Жерка, а тот обхватил огромный ствол пушки одной рукой сверху, а второй уцепился снизу за основание. На секунду он замер, собирая силы, и взревев, оторвал пушку от пола, вытащив из захватов. Переступив с ноги на ногу, он развернулся и, прилагая огромные усилия, поставил ее обратно на откатные рельсы.

- Чего встали?! - снова заорал Курт, подгоняя матросов. - Заряжайте пушки!

Оцепенение слетело с матросов, и те кинулись к освобожденным пушкам, а Жерк, тяжело дыша, отступил назад. Курт остановил его и направил к выходу. Жерк посмотрел на друга и, улыбнувшись, пошел к двери, а матросы, таская ядра, и поднося волшебные палочки, для выстрела, смотрели ему в след, не веря в то, что только что увидели.

- Пушки в порядке! - отчитался Курт, как только они оказали на палубе.

- Хорошо, - кивнул капитан, смотревший в подзорную трубу не отрываясь. - Чертовы пираты, они приближаются!

- Мы можем от них уйти? - Курт с Жерком подошли к капитану.

- Можем попытаться, хотя у них корабль легче, и у нас команда, действует как больная каракатица.

Пиратский корабль приблизился на столько, что можно было разглядеть его и без подзорной трубы. И сейчас он разворачивался левым бортом к "Одуванчику", готовясь к очередному залпу.

- Огонь! - заорал капитан.

С правого борта, из пушек "Одуванчика", под оглушительный гром, разрывающий напряженный воздух, и в клубах огня и волшебного дыма, в сторону пиратского корабля, вылетели раскаленные ядра. И в этот же момент раздался залп с вражеского судна. Над головой раздался раздирающийся треск и две огромные мачты, подломившись, словно сухой хворост, стали падать прямо на корабль. Одна из них, зацепившись за канат, упал за борт, а вторая, самая большая, упала как дротик, воткнувшись в палубу, проломив ее, уйдя во чрево корабля.

- Тысяча чертей! - завопил капитан. - У нас пробоина!

- Что?! - в один голос воскликнули Жерк и Курт.

- Мы долго не протянем. Идем на абордаж!

- Да вы рехнулись! - закричал на него Жерк. - Кто сражаться-то будет? Ваши каракатицы, что ли?

- А на этом корабле мы не протянем и получаса, как пойдем кормить акул на дне! - Капитан развернулся к пиратскому кораблю, и указал на него. - Мы пересядем на этот корабль.

- Да он сбрендил, - подвел итог Курт, обреченным голосом.

Капитан поднял саблю и стал кричать, чтоб всех свистали наверх, и чтоб они готовились к бою. А пока он орал, пиратский корабль дал еще один залп, и "Одуванчик" стал трещать по швам, грозясь развалиться на куски еще до того, как скроется под водой. Но при этом залпе пострадал не только корабль. Капитан не сразу заметил, что одно из ядер, пролетевшее над ним, сбила клинок его сабли, и он бегал с одной рукояткой от сабли в руке, и грозно махал ею, обещая порубить всех пиратов на мелкие части. Когда ему сообщили о том, что он держит в руках бесполезную вещь, искать новую саблю, времени не было. Пираты подошли вплотную, и об уцелевшие перила и борта, стали стучать крюки, подтягивающие корабли на близкий контакт, и поэтому наш смелый капитан снял свою деревянную ногу и, вскинув ее над головой, как саблю, заорал:

- На абордаж!!!

И все, огромной толпой, с ярыми криками и с победоносными воплями, с саблями и с мечами наголо, кинулись на соседний пиратский корабль.

- Мы их всех вырежем, как котят! - проорал капитан, уцепившись за канат, и перелетая на пиратское судно. - У них нет шансов!!!


Пятью минутами позже.


-- Плохая, это была идея, - спокойно сказал Жерк, стоя у правого борта пиратского корабля, и глядя на воду, где тонули обгорелые обломки их "Одуванчика".

-- Ага, - кивнул Курт, стоявший рядом.

-- М-да, - протянула Рокси, подводя итог короткой битвы. - А мне понравилось.

Курт с Жерком удивленно подняли бровь, повернули головы в ее сторону - Рокси выглядела веселой - и задумались. Да, пожалуй, это и в самом деле было неплохо. Конечно, не так, как хотелось бы, да и в самой потасовке мало участья приняли, да еще и в плену вся команда оказались, и все же, повеселились неплохо...


Извините, что отвлекаю, но я тут подумал, что, пожалуй, несправедливо лишать читателя этого эпизода, ну, где все кинулись на абордаж. Ведь ни кто не против, если мы вернемся на пять минут назад и посмотрим, как наши герои пришли к тому, что имеют? А?... Вот, видите, док? А вы, нас помидорами закидают, да яйцами тухлыми! Ничего подобного, я думаю, нам за это еще памятник поставят, точнее мне, а вас побьют, за то, что хотели вырезать эту сцену... Ну, ну, чего вы так кипятитесь... Да перестаньте вы плеваться!... Эй, эй, поаккуратнее с этим... Хорошо, ладно, признаюсь, это я хотел вырезать эту сцену, только положите эту палку с гвоздями!... Вот, так лучше. Кстати, док, вы давно у психиатра были?... Каждый день ходите? Потрясающе. Должно быть ваш психиатр такой же док, как и вы... Нет, я ничего не говорил, это я так, мысли вслух. Между прочим, верните мою палку, она мне нужна - от местной шпаны отбиваюсь, да от назойливых старушек. Ох, как я не люблю этих старушек, особенно, когда они мне между лопаток, своими пудовыми сумками... Кхм, о чем это я?... Ах, да. Значит, о кораблях. Абордаж у нас был, верно? Что ж, продолжим, пока читатель не заскучал.


Так вот, в момент заварушки, наша троица тоже не осталась в стороне. Жерк размял плечи, хрустнул шеей, разбежался, намереваясь перепрыгнуть на палубу соседнего корабля, и с лету влететь в толпу противника. Он сорвался с места с таким криком, что все рядом стоящие замерли, а он добежал до борта и споткнулся. Упасть он не упал, его нога запуталась в веревке, перекинутой через остатки мачты, и привязана к грузу из ящиков и бочек. Когда Жерк за нее дернул, то узел, который держал этот груз, развязался, и Жерка утянуло вверх. Повиснув вниз головой, и с новым криком: "Ё-о-о!!!", его швырнуло на другой корабль, где веревка зацепилась, и он там так и остался висеть, подвешенным на веревке. Следом за ним перебрались Курт с Рокси и встали за его спиной. А сам Жерк, вися вниз головой, придя в себя, и понимая, что выбираться из такого положения довольно долго, стал махать руками, пытаясь дотянуться до тех, кто был вокруг него. Через минуту все, до кого он дотянулся, лежали на полу без сознания. Но Жерк на этом не останавливался, он хватал мимо пробегающих и отоваривал их по самое не хочу. Последним из бедолаг, не увернувшийся от цепких рук Жерка, был детина под два метра роста, с огромными кулаками и мышцами-мешками на руках, с широкими плечами и с очень редкими зубами. По всем показателям завсегдатый борец в кабаках. Но за редкие зубы надо сказать спасибо Жерку. Он его месил руками, как старушка замешивает тесто на пирожки - профессионально, четко и без лишних действий. Здоровяк, конечно, пытался сопротивляться, даже зарычал, когда Жерк его остановил, вскинул руку, чтобы напасть на беспомощного висячего здоровяка, но к своему удивлению получил такой удар в челюсть, что глаза стали смотреть в разные стороны. А потом и зубы полетели от этого детины, как искры во время фейерверка. Пару раз эта грозная громадина пыталась упасть без сознания, но Жерк его удерживал на ногах, заботливо возвращал ему устойчивость, и продолжал после этого его метелить. Все равно до других было уже не дотянуться. Ведь все, кто пробегал рядом, охваченные всепоглощающей атмосферой битвы, размахивая оружием, бешено и яростно восклицая, заметив Жерка и то, как он работает руками, даже вися ногами вверх, останавливались, затихали и, прижимаясь к перилам, и даже чуть ли не залезая на них, проползали на другую часть корабля. Там оборачивались, чтоб убедиться, что опасность миновала, вскидывали оружия и с криком бежали дальше.

- Давай его Жерк, по почкам! - подначивал его Курт, выглядывая из-за спины, размахивал руками, как бы показывая как надо бить.

- Без проблем! - весело отвечал Жерк, и точно проходил по заданной цели.

- Посчитай, сколько у него осталось целых ребер!

- Легко!

- Ой! Ай! - жалостно восклицал пират, когда Жерк прошелся стальными кулаками по ребрам. - Больно же.

- Терпи, - выглядывала из-за Курта Рокси, - работа у тебя такая.

Наконец пират, с ватой вместо ног, упал на палубу, и замер. Жерк еще пару раз ударил кулаками по воздуху, и замер, разглядывая пространство в поисках своего противника. А когда заметил его на полу, попытался до него дотянуться, чтоб поднять, но пальцы хватали только воздух, и Жерк, тяжело вздохнув, досадно обмяк. Курт выглянул из-за спины напарника, огляделся и, подбежав к бесчувственному детине, пару раз пнул его в бок. Вряд ли этот пират почувствовал эти удары, но зато Курт остался доволен. Он быстро вернулся к Жерку и выпятил грудь колесом.

- Ну, ты крут! - восхитился Жерк, и Курт принял это как должное. - Не каждый на такое осмелиться.

В освободившемся пространстве, Курт, наконец, смог подобрав оброненную пиратом саблю, и перерубил веревку. Рубил без предупреждения, от чего Жерк рухнул как мешок с яблоками, хорошо еще, что упал на кучу пиратов, валявшихся под ним. Под стоны раздавленных, Жерк встал на ноги, размял спину, и огляделся. Битва уже была закончена, из матросов "Одуванчика" остались единицы, но и они были связаны и согнаны вместе. Жерк подошел к Курту с Рокси у поломанного борта, и посмотрел на воду.

- Плохая, это была идея, - спокойно сказал Жерк, глядя на море, где тонули обгорелые обломки их корабля.

- Ага, - кивнул Курт.

- М-да, - протянула Рокси, подводя итог короткой битвы. - А мне понравилось.

Курт с Жерком удивленно подняли бровь, повернули головы в ее сторону - Рокси выглядела веселой - и задумались. Да, пожалуй, это и в самом деле было неплохо. Конечно, не так как хотелось бы, да и в самой потасовке мало участья приняли, но посмотреть было на что, особенно Курту с Рокси.

- Ну вы, трое, сдавайтесь! - раздался голос у них за спиной, и они обернулись.

Позади стояла вся пиратская команда, стояли они плотно, образуя живую дугу, и каждый держал перед собой саблю, кинжал, топор и двое с веревками, но никто не двигался. Они, то и дело, бросали жалостные взгляды на своих избитых товарищей, морщились, представляя как им сейчас не сладко, и зло смотрели на Жерка, но бросаться на него никто решался. Вперед вышел капитан пиратов. В отличие от капитана "Одуванчика" у этого обе руки были на месте, а все остальное, в том же количестве, один глаз и одна нога, и еще у этого была густая синяя борода.

- Сдавайтесь! - повторил он свое требование.

- Чего это вдруг? - с насмешкой спросил Жерк.

- Точно! Ты попробуй, заставь нас! - грозил капитану Курт, выглядывая из-за спины Жерка. - Подойди в зону поражения стенобитный орудий Жерка, и ты каша! Воспоминание! Твои дружки уже сегодня вечером будут пить за упокой твоей души! Давай, чего встал?! Подходи, кому жить надоело, мы открыты круглосуточно!!!

На лице капитан отразилось сомнение в собственных словах, и небольшой испуг. Не верить словам этого задохлика не логично, особенно, кода у твоих ног валяются лучшие из твоей команды, и жалобно стонут, прося отвести их к маме.

- Э..., ну, - капитан оторвал взгляд от жалкой картины у своих ног. - Мы убьем вашего капитана!

Пираты расступились, показав связанных матросов "Одуванчика", в центре этой кучи, с кляпом во рту, барахтался Пуркан - он и сейчас рвался в бой, хотя, где-то по пути потерял ногу и свой крюк, хорошо хоть повязка на глазу осталась.

- Отчаянный парень, - сказал Жерк, гладя на Пуркана. - Но он нам не родня, так что, делайте с ним, чего хотите.

- Точно, по мне, так он вообще зануда, и много орет, - согласился Курт.

Пуркан перестал рваться, замер и посмотрел своим единственным глазом сначала на Жерка, потом на капитана пиратов, который размышлял над сказанным.

- А мне жалко его, - сказала Рокси, выпятив нижнюю губу, и разглядывая озадаченного Пуркана, - может, возьмем его? То есть сдадимся, а?

- Рокси, - одними губами, тихо обратился к ней Курт, - я тебе потом другого капитана найду, а этого пусть они себе забирают.

- Хорошо, - повеселела Рокси, - только не забудь.

Но даже в такой ситуации синебородый оказался не промах малым, не даром ведь у пиратов он капитан, в растерянности находился всего пару секунд, потом сдвинул сини брови к переносице и зарычал.

- Хорошо! Тогда вы умрете! Ты! - капитан указал на Жерка. - Ты не сможешь постоянно следить за своими дружками. В один момент ты обернешься, а они будут мертвы! И не говори потом, что я не давал вам шанса!

Пираты сделали шаг вперед и все замерли в ожидании решения Жерка. Пираты очень хотели, чтобы все закончилось мирно, возможно впервые за все время их пиратской деятельности у них появилось такое желание, но если что, то они готовы пасть ради дела, даже если это будет больно.

- Что скажешь, Курт?

- Что-то здесь не так, - ответил Курт, вглядываясь в лица пиратов. - Им что-то от нас нужно, иначе бы они нас давно всех перерезали.

- Так что будем делать? - повторил вопрос Жерк. - Синебородый прав, я не смогу за вами уследить, если они кинутся на нас все разом.

- Я и сам это понимаю. Но сдаваться? Это же, как бы сказать...

- Что вам от нас надо?! - подала голос Рокси, Жерк с Куртом бросили взгляд на нее, но ничего не сказали, ведь вопрос был по существу.

- Не вашей смерти, это точно, - ответил капитан без тени улыбки, - нам заплатили за доставку вас живыми.

- Кто заплатил? - подался вперед Курт.

- Не знаю, - по лицу капитана нельзя было понять, врет он или нет. - Если вы сдадитесь то, даю слова, вас не тронут.

- Только попробуй, тронь, - грозно сказал Жерк.

Он стал обходить собравшихся с боку, и те попятились, освободив пространство у мачты. Жерк подошел к ней, и без предупреждения и без подготовки врезал по ней кулаком. Раздался треск, корабль покачнулся, палуба вздрогнула, и на нее упал кусок мачты, который Жерк выбил ударом, и этот кусок упал, покачиваясь, у ног синебородого. Все, как по команде, ахнули. Жерк посмотрел на проделанную им выемку в толстом стволе мачты, при этом мысленно поблагодарил прокладку из черного дерева сапска, смягчившее удар, и перевел суровый взгляд на капитана.

- Тронешь хоть пальцем, кого-нибудь из нас, даже тех, - Жерк кивнул в сторону связанной команды "Одуванчика", - и я в твоем корабле таких дыр наделаю, что тебе друшлак спасательной лодкой покажется. Но до этого, я с каждым из вас, - он указал на пиратов, и те в испуге слегка отшатнулись, - поговорю лично. Я ясно выразился?

Капитан еще раз оглядел толстую, надежнуи и прочную, но теперь уже напрочь испорченную мачту, и кивнул.

- Вполне. Предлагаю заключить договор, мы не трогаем вас, а вы не бунтуете, пока мы не передадим вас нашему заказчику. После этого хоть шею ему сломайте, я на это даже с удовольствием посмотрю. Идет?

- Курт, Рокси? - Жерк повернул голову в их сторону. - Что скажете?

- Я непротив, - улыбнулась Рокси.

- Думаю, меня это устраивает, - согласился Курт. - К тому же, мне интересно, кто это нас заказал.

- Идет, - кивнул Жерк, повернувшись к пирату. - Но я вас предупредил, одно нерное движение в нашу сторону, и ищите себе сиделку, потому что встать с кроватей вы уже не сможете!

- У нас кодекс, - улыбнулся в бороду капитан, - он не обязателен, но нам нравится его соблюдать. Вы мои гости, располагайтесь.

- Как здорово! - хлопнула в ладоши Рокси. - Я так давно хотела поплавать с пиратами! А мы поедим искать сокровища? Ну, там остров сокровищ, плохие пираты... Ой, это же вы плохие пираты! Как здорово! А можно мне комнату, чтоб ее окна были с видом на пляж? Мне нравится шум прибоя. А еще лучше, чтоб за окном вид был красивым, скажем, нависающие скалы, ну или что-то в этом духе. У вас ведь найдется такая комнатка? Я не слишком быстро говорю, может я...

- Э, Рокси? - тихо позвал ее Курт. - Это же корабль, а не гостиница.

- Ой, действительно. Но все равно, этот дядя со смешной бородой, - Рокси указала на капитана пиратов, и тот, вздрогнув, отшатнулся, - он сказал, что мы гости, а гостям надо угождать, разве нет?

- Точно, - согласно кивнул Курт, улыбаясь, - нам, пожалуйста, номера с джакузи и с сан узлами.

- Да, - подтвердил Жерк, - и не забудет прислать массажисток, спина, знаете ли, не железная, ей отдых и релаксация нужна.

Наша троица развернулась и, снова, но уже на новом корабле, пошла искать себе каюты, чтобы там разместиться. А пираты стояли и как по команде моргали большими, удивленными глазами. Капитан же, похоже, был близок к тому, чтобы рвать свою бороду и бросать шляпу об пол, проклиная себя за то, что связался с этими полоумными, и за то, что взял огромную предоплату, обязуясь доставить этих чокнутых живыми и невредимыми.


Эй, эй!!! Подождите! Какие джакузи?! Какие туалеты?! Откуда это?!!! ДО-ОК!!! Что вы тут напереводили?!! О чем вы думаете?!... Какой отдых??? У нас нет никакого отдыха, и даже не намечается! Хватит барахтаться в своих мечтах, вылезайте оттуда! Живо! Вы же весь перевод коверкаете, нас за это точно побьют! А вы знаете, у меня аллергия на побои, синяки и кровоподтеки появляются... Ну-у, вы чего, док, что вы нос повесили, я не хотел вас обижать, но о чем вы думали?... Что, о Гавайях?... О чистой воде, где можно купаться не боясь, что зацепишься трусами за какую-нибудь корягу? Ну, док, это уже фантастика... Что, или хотя бы чтоб дали горячую воду и, наконец, помыться? Уф, док, я даже боюсь спрашивать, когда ее у вас отключили, эту самую воду... А я то думаю, чем это попахивает... Нет, это я так, опять, мысли вслух. Между прочим, у меня там горячая вода, в ванной, кажется, работает. За нее отдельно же не надо платить?... Ну, значит работает. Можете сходить, если хотите... Да ладно вам, это ж такой пустяк. Идите. Идите уже!... Да, отцепитесь вы от меня!... Нет, я с вами не пойду пускать пузыри в ванной... И уток резиновых запускать не буду, у меня перевод горит, надо писать... Вот же приставучий. Такое ощущение, что он с пеленок не мылся, но помнит о том, как здорово бывает, когда помоешься, и по сей день. Странная личность. И так, пока у нас есть время... Эй, вы чего?!... Док, прекратите там песни орать! Вы мешаете мне сосредоточиться!... Да, про себя можете петь сколько угодно и в любой тональности, это, пожалуйста, только не мешайте. Эх, а ведь ванна еще не набралась и на половину, представляете, что тут будет за концерт, когда он бултыхнется в воду? У-у, я себе не завидую. Так, где тут мои затычки для ушей? Ага, нашел. Вот так, теперь можно спокойно продолжить.


К вечеру погода испортилась. Сначала начал кропить мелкий, кусачий дождик, а через полчаса он перешел в ливень, и по палубе застучали крупные капли дождя. Ветер усилился, поднялись небольшие волны, но и их хватило чтобы раскачивать корабль так, что на ногах было трудно устоять. Это конечно если ты к такому не привык, матросы же, бегали под дождем, и выполняли свои обязанности как в солнечный, погожий денек. Все они были мокрыми, уставшие, после битвы с "Одуванчиком", и замершие, но покинуть свои посты они не могли. Зато Жерк с Куртом (Рокси была в отдельной каюте, откуда доносились звуки ее голоса - она там пела какую-то песенку) лежали на кроватях в своей маленькой, и что самое удивительно, уютной каюте. Там было тепло и спокойно, света от небольшого светильника прибитого к столику, было не много, но так было еще уютнее. В таком месте можно было только расслабляться и думать о хорошем.

- А знаешь, Жерк, - расслабленно протянул Курт, заложив руки под голову, - а ведь можно считать, что нам повезло.

- Ты это о чем?

- Ну вот, посуди, - Курт приподнялся, чтоб лучше видеть Жерка, - мы плыли на верную смерть, так? И отказаться мы от этого не могли, не только потому, что нас этот королишька запугивал, а потому что мы обещали это сделать. Не в смысле умереть, а попытаться спасти принцессу. А теперь, не по нашей вине, мы плывем в другую сторону от острова, и ни чего с этим не можем поделать. Понимаешь?

- Да, - не весело кивнул Жерк. - Но мы можем...

- Ни каких но, Жерк, - строго прервал его Курт, - нас похитили, увозят неизвестно куда, у нас травма, психологическая. Я после этой бойни с пиратами месяц не смогу строить из себя героя. Тебе что, меня не жалко?

- Помнится, - Жерк улыбаясь, стал припоминать прошлое, подняв взгляд к потолку и приложив палец к губе, - ты, впервые дни наших совместных работ, как-то утверждал, что ноги у тебя болят. Ты тогда все клянчил, чтоб я тебя на руках носил, иначе ты умрешь жестокой смертью. Ты все доказывал, что тебе об этом твой доктор сказал.

- Нашел чего вспоминать, - махнул рукой Курт, и брякнулся обратно на кровать, - я же не знал, что ты тогда за мной с палкой гоняться будешь.

- Я просто решил проверить, умрешь ты или нет, - засмеялся Жерк.

- Ха, ха, как смешно. Это было в прошлом, а сейчас у нас другая проблема.

- Да, проблема, но я не думаю, что она не разрешима. У меня есть предположение, кто это нас так страстно желает видеть. И когда я его увижу, я ему... Эй, Курт, ты чего?

Курт сидел на кровати и смотрел на Жерка как на заклятого врага, не сводя с него злых глаз.

- Ты это к кому обращаешься? - спросил его Курт, и Жерк, закатив глаза, упал на кровать. - И вообще, ты чего тут делаешь? У тебя что, дома нет? Почему каждый раз как я открываю глаза, ты все время рядом? Че ты за мной таскаешься, как привязанный?

- Люблю действовать людям на нервы, - небрежно махнул рукой Жерк.

- Так, - протянул Курт, и оглядел каюту, - все ясно. Слушай сюда, жирный, я даю тебе минуту, на то чтобы ты собрал свои пожитки и слинял отсюда, пока я с тебя шкуру не снял.

- Минуту? - задумался Жерк. - Минуты, думаю, хватит.

- Я передумал! - Курт спрыгнул с кровати, и схватил со стола нож. - Не дам я тебе минуты! Ты, дирижабль перекаченный, и за час не соберешься! А ну проваливай отсюда, из моей..., - Курт еще раз огляделся. - Где это я? Ты куда меня свинья затащил?!

Курт кинулся к двери, распахнул ее и убежал по коридору. Жерк вскочил на ноги и побежал следом - надо было его остановить, пока он чего не натворил.

- Рокси! - кричал Жерк, следуя за Куртом. - Рокси! Давай сюда!

Дверь открылась, и из каюты выглянула Рокси с полотенцем на голове. Увидев убегающего Жерка, она тут же, без лишних криков-расспросов, кинулась следом. Выскочив на палубу, где хлестал дождь, она остановилась рядом с Жерком.

- Курт, да? - спросила она, оглядывая палубу, вглядываясь в места, где мог спрятаться Курт.

- Да, он опять, но на сей раз что-то не так.

- О чем ты?

- Смотри!!!

Жерк указал вверх, и Рокси подняла голову, закрывая глаза рукой от капель дождя. Вверху, в темноте, по паутине веревок, карабкался Курт, размахивал свободной рукой и что-то кричал.

- Жди здесь, - скомандовал Жерк и побежал к веревкам.

- Ты куда?!

- Его надо остановить! Вдруг она там уснет, он же свалится!

Подбежав к веревкам, и забравшись на борт, Жерк глянул сначала на темную воду, бушующую внизу, сглотнул, и полез вверх за Куртом. А Курт, увидав погоню, припустил еще пуще, перебирая ногами и руками, как моряк со стажем не в один год.

- Пошел отсюда! - кричал Курт на пирата, сидящего на мачте, привязывая парус. Курт столкнул его, и пират с воплем полетел вниз, но упасть не упал, его перехватил Жерк, схватив за шкирку, и прижал к веревкам. Пират обхватил их руками и ногами так, что можно было подумать, что он к ним прирос. Видать сильно испугался.

- Ты чего творишь, жирный?! - бесновался наверху Курт. - Я тебе за это все кишки выпущу!

- Да, да, обязательно, - приговаривал Жерк, подбираясь к нему ближе, - только сиди там, не двигайсь.

- Ты это кому говоришь? - прошипел Курт, подавшись вперед, желая дотянутся до Жерка и столкнуть его вниз, но расстояние было слишком велико, поэтому Курту пришлось довольствоваться только размахиванием рук. - Открой свой вонючий рот еще раз, и я тебе его зашью!

- Что происходит? - к Рокси подбежал капитан и, придерживая свою шляпу, задрал голову.

- Э, - Рокси переступила с ноги на ногу, придумывая ответ, - да ни чего не происходит, просто мальчики разминаются перед сном. Это у них традиция такая, понимаете?

- Нет, не понимаю, - недобро ответил Капитан, и снова посмотрел вверх.

А сверху, на него смотрел Курт. Он, вцепившись в канаты, держался на одной вытянутой руке, а второй указывал на капитана, словно желая быть ближе к нему, и закричал.

- Эй, ты! Да, ты, в шляпе! Че вылупился?! А ну отвернись, и продолжай штопать свои носки, пока я не спустился и не отрезал тебе ноги!

- Это он кому? - удивился капитан.

- Не вам, у вас ведь одна нога, значит не вам, - заверила его Рокси, улыбаясь во весь рот, и убирая с глаз мокры волосы, выбившиеся из-под намокшего полотенца. - Это у них часть разминки такая.

- Не нравится мне эта часть, - проворчал капитан и снова посмотрел вверх.

- Да я гляжу, ты плохо впитываешь, бородатый! - заорал взбешенный Курт. - Ну все, я спускаюсь! А тебе лучше бежать солить свою бороду, потому, что ты ее сейчас будешь есть!!!

Курт зажал между зубок нож, и с огромной высоты прыгнул вниз. Капитан отшагнул, а Рокси вскрикнула, закрыв рот, и замерла.

- Держу! - Жерк схватил Курта, как и мотроса, на пол пути к палубе, и прижал его к себе. - Все в порядке.

- А ну отпусти! - заорал Курт, размахивая ножом. - Отпусти меня, пока я... Ой! А-а! Что происходит? Жерк?!

- Курт, это ты? - Жерк попытался успокоить друга, который очнулся и, видя, на какой он высоте, от испуга барахтался как рыба на суши. - Успокойся, я тебя держу.

- Что происходит? Жерк?! - кричал Курт в панике, продолжая выбиваться из хватки Жерка.

- Я здесь, Курт, рядом.

Курт начал приходить в себя, его попытки вырваться ослабевали, а оглядевшись и увидев в чьих руках находится, окончательно успокоился и начал напрягать память, пытаясь вспоминать, как они тут оказались. Но в голове была только пустота. Он помнил, что разговаривал с Жерком, и они находились в каюте, а потом раз, и он тут. Как такое возможно?

- Жерк, что происходит? Я что, ходил во сне?

- Да, - неохотно ответил Жерк, - но сейчас все прошло.

- Я ничего не натворил?

- Кажется, нет.

- Жерк, мне это не нравится, - Курт поник в руках друга, - мне это очень не нравится.

- Понимаю.

Жерк стал аккуратно спускаться вниз, но мокрые веревки скользили, а внизу еще орал капитан, расхаживая по палубе и грозя в их сторону.

Ступив на палубу и поставив Курта на ноги, Жерк выпрямился и посмотрел туда, где они были минуту назад. Оценив высоту, качающуюся мачту, а так же, с какой силой дул ветер и как хлестал дождь, ему стало дурно. Он покачнулся, но тут подскочил капитан, и Жерк очнулся.

- Вы, два придурка! Вам жить надоело?! Сказали бы мне об этом, я бы вас лично прирезал!

- Заткнись, - только и сказал Жерк, и капитан тут же увял - не этого он от них ждал. - Мы пойдем к себе.

Рокси хмыкнула на капитана, задрала нос и, подойдя к Курту, заботливо обняла его и повела обратно в каюту. Капитан проводил их взглядом, а когда они скрылись, он сорвал с головы шляпу и кинул ее себе под ноги.

- Тысяча чертей, и за что мне такое наказание?!!!

Эти страдания мог понять только капитан "Одуванчика". Он как раз сейчас смотрел в щелку своей тесной темницы, и смеялся, глядя на терзание своего собрата по профессии.

- А вот еще девчонка на кухню забредет, - хихикал Пуркан, продолжая смотреть в щель, - вот тогда-то будет совсем весело.

Успокоить Курта удалось не сразу, он все ни как не мог прийти в себя и поверить в то, что творил, особенно, что кидался на Жерка с ножом. За последнее, он особо тяжело переживал, и долго извинял, хотя Жерк его убеждал, что все в порядке и, что ничего страшного не произошло.

Все улеглись по койкам только, когда дождь прекратил стучать по дереву, волны перестали бушевать, и корабль стал спокойно раскачиваться из стороны в сторону, укачивая своих пассажиров, как в колыбельке. Но в каюте так и не настало спокойствие. Она была наполнена переживаниями, опасениями, и страхом.


По словам синебородого им надо было проплыть всего полтора дня. Но эти дни он не забудет до конца своей жизни.

Как и обещал капитан "Одуванчика", Рокси, после того, как отведала местной кухни, которая не годилась даже в корм для собакам (в этом были согласны даже Курт с Жерком), пошла гонять местного кока. А уже к обеду, стол был заставлен деликатесами а-ля Рокси, то есть зелень, еще зелень, немного зелени, а в качестве гарнира зелень. Под зеленью тут не понимается, что все нарвано с обочины, проварено на медленном огне и подано на стол. Нет, Рокси постаралась на славу, похлебок всяких наставила, картошки там, тоже не забыла, салатиков различных и тому подобное. На удивление, вся команда, отпробовав этой новой, для них кухни, просила добавки. Они вылизывали свои тарелки и вставали в очередь, громко обсуждая небесную еду. В этой очереди даже потасовка была небольшая, когда кто-то протянул руки без очереди. За такой проступок беднягу отметелили всей командой. Пинали его ногами в живот и в спину, кулаками пересчитали все ребра и зубу, а он потом еще и виновато извинился перед своими товарищами и встал в конец очереди. Рокси нарадоваться не могла, всем наливала добавки, не жалея наваренного добра. Синебородый капитан, ему приходилось есть в общей столовой из-за того, что его каюту, в битве, разломало в доски, но ему, в отличии от егокоманды, еда не особо равилась. Лицо у него от еды Рокси, стало такого же цвета, как и борода. А наши друзья, видя очередь и веселый галдешь о новой и вкусной еде, не могли в это поверить. Курт даже пробовал несколько раз свой обед, предполагая, что рецепты изменились или он просто что-то не распробовал, но каждый раз морщился и отплевывал в сторону то, что попадало ему в рот. Вся эта сплюнутая гадость летела на камзол капитана, потому что он сидел с той стороны, куда плевал Курт (он не специально плевал в эту сторону, просто эту еду во рту долго не возможно было держать - соображалка отключалась), но капитана это сейчас не интересовало. Он сидел как кукла со стеклянными глазами, прислушиваясь, как в его животе идет война. Синебородый, прежде чем до него дошло, что он ест, и что это совсем не то, к чему он привык, довольно много умял. И теперь он боялся пошевелиться, поскольку громкое бульканье в животе, достигло своей низшей точки кишечника, и грозило прорвать последний барьер. В какой-то момент все внутри капитана затихло, и он, как бывалый моряк, замер, понимая, что это только затишье перед настоящей, неудержимой бурей. Сидеть в таком положении это не выход, и поэтому, когда Курт, щурясь, смотрел на пиратов, в очередной раз брезгливо сплюнул жгучую зелень на камзол, капитан подорвался с места и, придерживая рукой свой зад, согнувшись в три погибели, засеменил в сторону туалета.

- Там нет бумаги! - крикнул ему Курт в спину, но капитана это не остановило, толи он его не услышал, толи ему было не до этого. - Там бумаги нет, - повторил Курт, повернувшись к Жерку.

- А-а, - вяло махнул Жерк рукой, и из нее выпала ложка. - Найдет, чем вытереться. Думаю, ему не впервой.


Ближе к вечеру капитан вышел таки из туалета, без своего заплеванного камзола, и злой, как труженик, лишенный заслуженного обеда. В данном случаи ему ни кто не принес туалетной бумаги, ну или хотя бы какой-другой бумаги, полагаю, поэтому-то он и без камзола.

Когда он вышел, то тут же принялся наводить порядки. Вся команда, поняв, что их начальник сейчас, так сказать, на больничном, решили немного отдохнуть. Достали бочонки с ромом, отправили Рокси обратно на кухню, связав при этом протестующего кока, требуя... нет, они вежливо просили, чтоб она еще сварила им своей кашки, а сами начали праздновать. Капитан, сидя на маленьком троне, пытался кричать на них, даже пару раз выходил, намереваясь намылить шею всем, кто его не слушает, но стоило ему сделать пару шагов от туалета, как он с удвоенной скоростью бежал обратно и закрывал за собой дверь. Из-за двери летели проклятия на все головы, что ходят под его парусом, в том числе и о себе не забыл, все причитал, что дурак старый, согласился на эту работенку.

Вечером, капитан наказал всех, кто не успел спрятаться и сделать вид, что они в поте лица работали весь божий день, и думать не думали о каких-то там пьяных гулянках. Они крутили веревки, драили палубу, стучали молотками, смолили щели, при этом прикладывали огромные усилия, чтоб капитан не увидел, как глаза у них, от опьянения, поочередно закрываются. Сначала правый моргнет, потом левый. А рот, из которого рвался неудержимый смех, так и подавно приходилось затыкали, чем попало. Один даже засунул голову в ведро со смолой, когда мимо проходил разъяренный капитан. Думаете, этот пират, когда вытащил голову из ведра, расстроился из-за того, что он стал черным и немного лысым? Ничего подобного. Стоило капитану исчезнуть из виду, как он вынырнул, упал на палубу и стал кататься от смеха. Но валялся он не один, другие тоже падали от смеха, когда видели, как у него в волосах и по всему лицу размазана смола, ее будет не так просто отодрать. В общем, досталось только двоим, но и они были на столько пьяные, что все крики и замашки капитана прошли мимо, их это даже позабавило. Синебородый орет, а эти двое, раскачиваясь, как в шторм, хихикали, указывая на его бороду. Он хотел приказать, чтоб этих двоих повесели, но у капитана так живот забурлил, что он, от испуга, забыл все, о чем думал. Вместо казни был туалет.

В часы ужина, синебородый сидел подальше от чавкающей команды, и без какого-либо аппетита жевал, давно припрятанную им корку хлеба. Рядом с ним сидели Жерк и Курт, они, закрывшись зеленью, что-то уплетали за обе щеки. Капитан, предположив, что они так аппетитно едят то, что было приготовленной этой ненормальной, подавил рвотные позывы, и отвернулся.

- А вы чего не едите? - с издевкой спросил его Жерк, вытирая губы лоснящиеся жиром.

Капитан подозрительно прищурился - ведь на столе нет ничего такого, что хоть каплей было бы полито жиром. Что же тогда эти двое едят? Капитан начал приближаться ближе.

- А чего ему есть-то? - усмехнулся Курт, подбирая кроши, которые сыпались у него изо рта, и они были совсем не зеленые. - Есть тут нечего. Тем более, у нашего кэпа, на еду Рокси, похоже, аллергия.

Жерк с Куртом хихикнули, а капитан приблизился еще ближе.

- Чего это вы там едите? - вытянул шею капитан, пытаясь заглянуть за зеленые заросли.

- Ничего, - ответил Курт и, втянув шею в плечи, поплотнее сдвинул салат.

- Спрячь голову в песок, страус, пока я тебе ее в пол не вбил, - грозно сказал Жерк капитану, который продолжал тянуть шею.

Капитан отвернулся, со злостью откусил корку и принялся ее жевать.

- Ишь ты, какой, - подозрительно протянул Курт, у капитана за спиной. - Чего мы тут едим. Как ему разница?

- Не обращай внимания, - успокаивал его Жерк, наклоняясь пониже, чтобы откусить кусок от жареного поросенка. - Он в туалете просидел полдня, бывает, после такого.

- Видали мы таких! - Курт привстал над столом, подавшись в сторону капитана, тот продолжал делать вид, что ни чего не слышит. - Ишь ты, чего мы тут едим! Свое надо иметь!

- Успокойся, Курт, - забеспокоился Жерк, вдруг Рокси захочет узнать, что у них там происходит, и заметит их маленький столик-спасения с жаркое, поэтому он усадил его обратно и сунул в руку кусок мяса.

Курт откусил, пожевал и покосился на капитана.

- Знаешь, Жерк, от чего у него синя борода?

- Не а, - качнул головой Жерк, доедая остатки.

- От любопытства.

- Да ну?

- Я тебе говорю. Совал он нос не в свои дела, вот она и посинела.

- Серьезно? - Жерк вытянул шею и стал разглядывать бороду капитана, сидящего к ним боком, а когда он посмотрел на Жерка, то тот резко отвернулся и продолжил обгладывать кость, как ни в чем не бывало.

- Не от этого она у меня синяя, - прорычал капитан, - я чернила на нее пролил. Но теперь все меня знают, как капитан Синебородый! Меня все боятся!

- Слышь, Жерк, он нас подслушивает! - гневно встал на ноги Курт. - Оторвать бы ему уши!

- Оторвем, но позже, сейчас я слишком расслаблен.

- Хорошо, - спокойно сказал Курт, опустился на свое место и тоже расслабился, вытянул ноги под столом, и посмотрел на капитана. - А ты чего, теперь ее постоянно красишь?

Капитан ни чего не сказал, только брови сдвинул. Жерк с Куртом посидели секунду, все ожидая ответ, а потом, как начнут кататься по столу, и стучать по нему, смахивая слезы с глаз, навернувшиеся от смеха - они просто представили, как капитан по вечерам, сидит у зеркала с перевязанной полотенцем головой и старательно выкрашивает бороду чернилами, напевая какую-нибудь мелодию под нос.

На них, оторвавшись от тарелок, стали смотреть с других столов, но не получив каких-либо объяснений, отворачивались и продолжали уплетать свои ужины. Капитан встал, в ярости перевернул стол и вышел из столовой. А Жерк стал еще сильнее смеяться, барабаня по крышке стола, переходя на сдавленный писк, Курт же так и подавно упал на пол и там катался, держась за живот и сообщая о том, что он сейчас одуреет от смеха.

Все, кроме капитана, ложились спать в хорошем настроении. Он наверняка и глаза не сомкнул, подсчитывая оставшиеся часы до того, как они доплывут до места назначения и он, наконец, избавиться от этих троих.

Ночка выдалась спокойной, никаких штормов, бурь, в том числе и внутри каюты, где спал Курт. Он тоже спал тихо и мирно. А утром, капитан был на ногах первым, не потому что у него такая обязанность, просто он смотрел в свою подзорную трубу, надеясь, что вот-вот появится долгожданная суша. Он это делал, даже зная, что этого не случиться, пока солнце не перевалит зенит, но он надеялся, ждал чуда.

Чуда не произошло. Зато случился пожар. Его устроила наша парочка, решив проверить, как хорошо горит парусина. Они ни когда не видели и тем более не держали ее в руках, грех же не изучить новый материал. А в изучении, что самое главное? Правильно! Проверить материал на прочность! Что собственно и сделал Жерк, разорвав не один парус, причем каждый раз, как разорвет парус, он разводил руками, жалуясь на то, что рвется слишком легко, а Курт, при этом, дивился и предлагал разорвать еще один парус, для ясности. После этого, когда убедились, что парус хлипковатый на растяжку, стали проверять его на огнеупорность. Парусина довольно быстро разгорелась, или может, они засмотрелись и не сразу сообразили, что пора тушить. В общем, за бортом оказалась целая гора новых, запасных, но напроч испорченых парусов.

Капитан, с дергающим глазом, пообещал себе, что за это он отдельно сдерет с заказчика, так что волноваться не стоит. Легко сказать, да только капитан был как на иголках, все глаз не сводил с этих двоих разгуливающих по палубе и заглядывающих во все дыры. А когда они скрывались из виду, капитан подавлял желание последовать за ними, и проследить чтоб они чего не натворили. В место этого он весь напрягался, боясь услышать крики, типа, "Пожар!" или "Течь!" или еще чего похуже, скажем "Корабль разваливается!". И поделать с этим он ничего не мог...

- Вы, два полоумных придурка! - не выдержал капитан, когда Жерк с Куртом стали отрывать насмерть прибитый трофей огромный рыбы к стене. - Не трогайте это! Иначе я вас...

- Чего? - спросил Жерк, поднявшись к нему на мостик.

- Хватит тут расхаживать! Это вам не музей! Прижмите где-нибудь свои задницы до прибытия! И не мешайтесь...

- Ты чего орешь? - поинтересовался Курт, встав рядом с Жерком. - Может, хочешь пересмотреть условие нашего договора?

Курт посмотрел на Жерка, и тот слегка надавил на перила, на которые опирался рукой, и те (здоровенная перекладина красного дереве, ручной обработки и стоимостью бешенных бабок), хрустнув, треснули.

- Прекрати! - завопил капитан. - У нас все в силе!

- Ну и отлично, - Жерк развернулся, и они с Куртом пошли дальше изучать посудину.

Они ушли, а капитан стал ворчать себе под нос. Ворчал, ворчал, а потом как закричит, вскинув руки вверх, подпрыгнул на месте и засмеялся.

- Земля! - орал капитан, выделывая кренделя ногами, танцуя перед штурвалом. - Земля! Земля!!! Ха! Наконец-то!!!

И вот в тот момент, когда капитан был полон радости и уверенности, что теперь он избавится от своих пассажиров, раздался зверский, оглушительный "БАХ!!!"

Корабль весь содрогнулся, и левый борт разорвало, образовав огромную дыру. В облаке дыма и щепок, вылетела через борт одна из пушек, и упала в воду, подняв тучу брызг. Корабль со всеми его пассажиров качнуло вправо, а когда все восстановили равновесие, капитан кинулся к перилам и, перевалившись через них, уставился на воду. Волны ходили ходуном, из пучины, куда медленно погружалась тяжелая пушка, всплывали большие пузыри, разгоняя воду у дыры, из которой выглядывали две головы, следящие за погружением на дно пушки.

- Я же говорил, что перчатка выдержит выстрел! - радовался Жерк.

- Ага, здорово было, - кивала голова Курт. - Как думаешь, эту дыру кто-нибудь заметит?

- ВЫ!!! - капитан, весь дрожа от гнева и с выпученными глазами, указал на головы Жерка и Курта. - ВЫ!!!

- Черт, - ругнулся Курт, посмотрев вверх и тут же прячась в дыру, - делаем ноги, нас засекли.

Капитана держали всей командой, пока нашу троицу вели вниз по трапу, где их уже ждала целая толпа запечатанных в доспехи и вооруженные до зубов рыцарей: кто с мечами, кто с копьями, а кто и с луком да с арбалетом. Некоторые даже пращи прихватили, на всякий случай. Все были при деле, готовые кинутся в атаку в любую минуту, надо только дать команду или повод.

- Пустите меня! - кричал капитан, вырываясь из рук своей же собственной команды.

- Капитан, не надо, нам же за них еще не заплатили, - уговаривали его те, кто держал. - Вы все вернете, вам надо только поговорить с заказчиком.

- Ну, хоть разок, дайте, я их саблей зарежу, а? - умоляюще простонал капитан. - Всего один раз пырну в живот и все. Обещаю!

- Нет, капитан, нельзя.

Капитан поник головой, а заодно повис и на руках его держащих. Повисел секунду, обдумывая положение, а заодно и приходя в себя, опомнился. Выпрямился, нагнал на лицо суровость и пошел к трапу, намереваясь разобраться не с этой неуемной троицей, что он сюда привез, а с тем, кто их заказал.

- До встречи, Рокси! - кричали в след ей пираты, повисшие на бортах корабля и махали ей рукой на прощание.

- До свидания! - махала она им в ответ, сияя как солнце. - Ух, какие замечательные ребята.

- Ага, - кивнул Курт, - особенно учесть, что они вырезали большую часть нашей команды и затопили наш корабль.

- Бывает, - простодушно пожал плечами Рокси, - работа у них такая.

- Рокси, ты меня иногда пугаешь, - Жерк посмотрел на Рокси, но продолжения на эту тему не последовало.

Стоило им ступить на твердую землю, как их окружили и стали тыкать острыми предметами.

- Эй, вы чего, больно же! - возмущенно подскакивал Курт, каждый раз, как в него тыкали мечем или копьем.

- Нам приказано сопроводить вас, - сказал кто-то из толпы рыцарей.

- И тыкать острием тоже приказали? - Курт поглаживал свое мягкое место, разглядывая уколовший его наконечник копья.

- Следуйте за нами.

- То есть, между вами, - пошутил Курт, оглядывая собравшихся в круг рыцарей.

- Умник, да? - один из рыцарей еще раз кольнул Курта. - Держи рот на замке или прибудешь на место в разобранном виде.

- Ты это мне скажи, - грозно сказал Жерк, встав между Куртом и этим рыцарем.

- И тебе скажу, толстый уро...

"БАМ!!!"

Прежде чем кто-либо успел среагировать, Жерк в одно движение размахнулся и врезал кулаков в забрала рыцаря, который слишком много болтал. Рыцари не уследили за ударом, но они всё же успели расступиться после него, и тот, чей шлем спереди представлял собой одну сплошную вмятину, вылетел из общей толпы как пробка из бутылки. Все разом развернулись и проследили как их собрат, свой задницей и спиной, выбивая искру, бороздил по мостовой. А когда он остановился, а остановился он в метрах пятнадцати от общей кучи, то стал слышен шепот между рыцарями, делающие ставки на то, встанет этот мужик или нет. Большинство выиграло, потому что мужик даже не пошевелился, что уж там говорить о попытках встать.

- Все ясно, - сказал другой рыцарь, повернувшись к Жерку. - Намек очевиден. Но учтите, еще что-нибудь подобное выкинете, и мы вас в капусту порубаем. А теперь пройдите с нами.

- С этого и надо было начинать, - спокойно пожал плечами Жерк, и посмотрел на Рокси с Куртом. - Ну, как, прогуляемся с ними?

- Пойдем, пойдем, не зря же мы сюда приплыли, - закивал Курт, - хочу плю..., то есть посмотреть в глаза тому, кто за этим всем стоит.

- Ведите, - разрешил рыцарям Жерк.

- Да, ведите нас, - подтвердил синебородый. - Сейчас я устрою этому придурку головомойку. Эй, ребята, выгружайтесь, мы идем в гости к другу!

Пираты в один голос завопили, повытаскивали оружие и побежали по трапу к своему капитану. Рыцари даже вздрогнули, сбившись в кучу, поскольку пиратов было раз в пять больше, но, поняв, что бить их ни кто не будет, во всяком случаи сейчас, опять окружили своих пленников и указали направление, куда им идти.

Город, где они высадились, был незнаком ни Курту, ни Рокси, ни даже Жерку, а он, где только не побывали. Да и выглядел он странно. Не, то, что там грязь, мусор и пьяные на дорогах валяются, это ничего, такая картина почти в каждом городе, тут была какая-то особенная атмосфера. Все оглядывались, смотрели друг на друга с подозрением, шептались, стоя в темных углах, что-то друг другу передавали и брали взамен. Повсюду были слышны звон бьющихся мечей, крики, стоны, веселые песни и музыка. Тут было весело, не смотря на серость, грязь и смрад.

На причале, где пришвартовался пиратский корабль, ни кто не обратил внимания на черный флаг - пираты даже не удосужились его снять. Впрочем, как и большинство других кораблей, что там стояли, они тоже имели такого же веселого Роджера на черном фоне. Ни кому до этого не было дела, ни кто не звал охрану, дабы арестовать всех этих пиратов, повесить, четвертовать, посадить на кол или чтоб применили какую-либо другу веселую пытку. И такое поведение могло означать только то, что наши герои попали в город грехов и беззаконья Даркок. Город-мечта любого мелкого воришки. Хотя, почему мелкого? Все, кто промышляет не чистым делом, мечтает сюда попасть и тут обосноваться. Для них тут рай, если конечно не убьют. Но зато если убьют, то свои соплеменники, а не эта охрана, да стража, что расхаживает по городам, выискивая законно непослушных граждан. А найдя, ловят, связывают, бьют, обдирают как липу до трусов, и бросают, вдобавок ко всему, в тюрьму, где ты гниешь оставшиеся дни своей несчастной жизни. Тут же, в этом замечательном городе, все не так! Тут сразу, раз, и ты труп, никаких мучений, одно блаженство. Но главное не это, а то, что этот город является неприкасаемым. Вывески со стрелками, конечно, ни где не висят, указывая путь к этому городу, и поэтому о месте его нахождении мало кому известно, но власти, короли и прочая важная свита, знают о его расположения на картах, но даже при этом, они его не трогают. Они понимают, тронь эту дыру, где собираются все отбросы общества, и потом эти помои, в отместку, польются на все другие города. Другими словами, если посягнуть на этот городок, то начнется война между бандитами и властями с еще большим усердием и жестокостью, чем сейчас. А кому это нужно? Вот поэтому все тут и радуются свободной жизни, но это только в пределах этого города. Если тутошние обитатели встречаются, где-нибудь на нейтральных землях или водах с законом, то там уж кто проворнее окажется.

Другая особенность этого города, тоже очень примечательная, если ты умер, в этом городе или за его пределами, плакать по твоей смерти ни кто не станет, а мстить и подавно, тут каждый сам за себя. В этом городе ты можешь быть кем угодно и с кем угодно, если у тебя, конечно, есть деньги, в противном случае, ты ни кому не нужен, ни живым, и уж подавно, мертвым. А денег здесь хватает, можно сказать, ходят своим ходом. Увидел дядьку пьяного, стукнул по голове, снял штаны с него, вот ты и богатый, если, правда, в этих штанах есть кошелек, и если этого мужичка не ограбили до тебя. А такое бывает, могут раза четыре за вечер по голове надавать, снять штаны, рубашку, ботинки, и пообещать, что еще вернутся, чтоб еще раз ограбить. Что в таких случаях делать? Правильно, заходишь в переулок, берешь дубинку поувесистей и ждешь зеваку одетого в хорошие штаны. Вот так тут и живут. Если у тебя голова железная, то милости просим к нам в город - это не писаный девиз города Даркок. Кто с этим хочет поспорить, обращайтесь вон к тому плечистому мужику, что стоит в тени с палкой и оглядывается по сторонам, в поисках хороших штанов.

Те же, кто остался с нами и не пошел спорить, предлагаю продолжить путь, и последовать за Жерком, Куртом и Рокси, которых ведут по темным и узким улочкам, переулкам, мостикам и аркам в глубь города. И чем дальше их уводили, тем веселее вокруг становилось, тут палками машут, чуть слабее, чем веером. Один ограбил другого, вытащил кошелек, и пошел по своим делам. Сделал пару шагов и тут же получил удар по голове, после чего был ограблен третьим мужиком. Правда, и этому мужику не суждено было далеко уйти, Жерк успел заметить, как грабитель завернул за угол, а через секунду из-за этого угла показались его ноги, когда он упал, потеряв сознание. Должно быть, кто-то уже его там поджидал.

Жерк улыбнулся и посмотрел на рыцарей. Бежать из-под стражи ни кто не планировал, да и зачем, если тебя ведут к тому, кого ты сам хочешь видеть, или наоборот, но это уже мелочи.

Вскоре наших героев завели в небольшой дворик обтесанного и старого каменного дома. Двор был заброшен, кустарники высохли, трава, росшая вдоль высоких каменных стен, пожухла, и единственное дерево, в углу этого двора, было сухим и скрюченным. Стены были выщерблены и местами покрыты мхом. Единственным, кто не вписывался в эту обстановку был пузатый, розовощекий, веселый, одетый в цветастые одежды и улыбающийся во все зубы, Сазис. Он стоял у покореженной двери дома в окружении Ямала и его горилл-помощников, и приветливо улыбался тем, кого привели.

- А, Сазис, - улыбнулся Жерк ему, как старому знакомому, - я так и знал, что это ты, старая скотина, захотел нас видеть!

- Ну, Жерк, - укоризненно протянул Сазис, - разве так можно приветствовать старых друзей?

- Друзей? - Жерк огляделся. - Что-то я не вижу тут ни каких твоих друзей. А, ты это про себя и про этих выкидыше вонючего скунса, что за твоей спиной?

- Они? - Сазис обернулся. - Не обращай на них внимания, они просто выполняли свою работу.

- Знаете, у меня такое предчувствие, что они скоро пожалеют о выборе своей профессии.

- Жерк, - улыбнулся Ямал, - ты слишком много мечтаешь.

- Думаешь? Подойди сюда, и я тебе покажу все краски моих мечтаний.

- Господа, - дружелюбно развел руками Сазис, - не будем сориться, мы же цивилизованные люди.

- И по этому ты пригласил нас на встречу таким образом? - спросил Курт.

- Это необходимость, не больше, вы иначе не пришли бы, разве нет?

- Жерк, - усмехнулся Курт, - кажется, он читает наши мысли.

- Чего тебе надо, Сазис?

- А я разве не говорил? - Жерк сделал скучающее лицо. - Да, ладно вам, я просто шучу. - Сазих хихикнул, махнув рукой. - Мне надо с вами поговорить, а точнее кое-что выяснить. Другими словами, меня интересуют подробности вашей жизни, а если точнее, ну, чтоб не возникли у нас недопонимания, хочу узнать о ваших последних восьми или около того месяцах, особенно о том, чем вы занимались.

- О, как высоко замахнулся, - хихикнул Жерк. - а больше ничего не хочешь? Скажем, в пузо ногой получить?

- Ты же знаешь, Жерк, я не люблю насилие и грубость, - поморщился Сазис. - Я хочу решить все в спокойной обстановке и мирно разойтись. Вот и все.

- Сазис, - покачал головой Жерк, - ты как был дураком, так им и остался.

- Это почему же? - на лице Сазиса появилось издевательское любопытство.

- Ты хоть знаешь, с какого корабля ты нас снял? Знаешь, кому он принадлежал?

- И что с того, подумаешь корабль.

- Это был корабль короля Лимли, - заявила гордо Рокси, - и когда он узнает, что в нашем похищении виноват ты, он придет к тебе в гости. А дальше тебе картина должна быть ясна. Он заставит сожрать тебя собственные ноги, вырежет тебе глаза, язык и...

- Рокси, - осадил ее Курт, испугавшийся ее слов.

- Ой, - залилась краской она, - кажется, я увлеклась.

- Неужели меня все это ждет? - притворно испугался Сазис, поднеся пухлые руки ко рту. Но тут он задумался. - А кто ему скажет, что это я, а?

Сазис засмеялся собственному остроумию, но его веселье прервало цоканье Курта, усмехаясь над наивностью Сазиса.

- О, парень, - протянул Курт, покачивая головой, словно общается с обреченным человеком, - ты и впрямь глуп, как пробка.

- Да, и что на сей раз заставляет тебя так думать?

- Начнем по порядку, - Курт вышел вперед, заложил руки за спину и стал расхаживать взад-вперед. - Ты нас похитил всяко не для светских бесед, а наверняка, чтобы выяснить о том, где мы держим наши сокровища, о которых тебе проболтался Ямал.

- Умный мальчик, - похвали его Сазис, но его улыбка была уже не такой радужной.

- Идем дальше. Ты упомянул, что хочешь решить все мирным путем, и под этим путем, предполагалось, расскажи мы тебе о нашем тайнике, ты расплавишься от счастья, как сыр на огне, и тебе, мол, уже не будет какого-либо прока держать нас при себе или убивать, и ты нас отпустишь на все четыре стороны.

- Так оно и есть, - снова заулыбался Сазис, - вы рассказываете и идете, куда хотите! И всё, все довольны и все радуются жизни!

- Ой, правда? - воскликнул Курт, хлопнув в ладоши, на его лице появилась улыбка и тут же исчезла, что привело в недоумение Сазиса. - Ты болван! Ты только что сказал, что король не узнает о том, кто нас похитил! А если ты нас отпустишь, то мы, как положено, побежим жаловаться кому надо, а именно Лимли. Так какой отсюда вывод?

- Какой? - тупо переспросил Сазис.

- Ты нас живыми не отпустишь! - закричал Курт, и топнул ногой, от чего Сазис отшатнулся назад. - Я тебе крыса напудренная, уши оборву и в карман тебе сложу!

Курт кинулся вперед, но его успел перехватить Жерк, а перед Сазисом, загородив собой, встали помощники Ямала.

- Да, умный парнишка, - погрозил пальцем, рвущемуся из рук друга, Курту. - Ну что, тогда сразу перейдем ко второму плану? Укутайте их в цепи!!! Посидят недельку другую на диете и заговорят как милые. А если не заговорят, то начнем пытать. Мы ведь ни куда не спешим, да? Вот и отлично, ведите их.

Жерк отпустил Курта и выпрямился, готовясь к тому, чтобы размять кулаки о пару тройку шлемов.

- Эй, вы! - Ямал махнул рыцарям с луками и арбалетами, - Цельтесь в этого тощего, и это жирный вас не тронет.

Все, даже те, кто был без стрел, тут же передвинулись на сторону Курта и, обступив его плотным кольцом, направили на него луки и арбалеты, а сами смотрели на Жерка, желая убедиться, что это помогает. Ни кому не хотелось связываться с таким громилой. Курт сглотнул, оглядывая наконечники стрел, медленно и нервно подрагивающие в нескольких сантиметрах от его шеи. Все были так напряжены, что сорвись хоть у одного рыцаря тетива с руки, и все разом выстрелят, сделав из него ежика.

- Эй, Жерк, - позвал его Курт, севшим голосом. - Сделай что-нибудь. Ты ведь знаешь, я нервничаю при виде острых предметов.

Жерк стоял в нерешительности, глядя на Курта. С одного боку к нему испугано жалась Рокси, а с другого стоял Ямал, и довольно улыбался, заложив руки за спину. Жерк расслабился.

- Отойдите от него, - тихо сказал он, - я не буду сопротивляться.

- Отойдите, - спокойно скомандовал Ямал, подняв руку, - ему можно верить.

Рыцари разошлись, но пальцы с тетивы не спускали, готовые в случаи опасности, стрелять в того, кто ближе окажется, а так же бежать как можно дальше от этого здоровяка.

- Отлично, - сиял счастьем Сазис, - у нас все так мирно. Отведите их в темницу, пусть они там посидят. И если их начнут грызть крысы, не отгоняйте, пока не доберутся до их языком.

- Стоять! - заорал синебородый капитан, когда он насладился происходящим, а вскрикнул он так неожиданно, что Сазис вздрогнул и обернулся в его сторону. Капитан прошел вперед, и навис над Сазисом так близко, что борода коснулась его лица. - Я с этими придурками столько натерпелся, что требую увеличения обещанной выплаты, плюс оплата того, что они испортили.

- И много испортили? - с интересом посмотрел Сазис на Жерк с Куртом.

- Много! Они пол борта в щепки разнесли!

- Это они могут, - понимающе кивнул Ямал.

- Ах, какие негодяи, - погрозил им Сазил, улыбаясь, после чего посмотрел на капитана. - А вы знаете чего? Я тут прикинул, и решил, что вам...

По всей вероятности Сазис хотел обломить капитана на всё, что он обещал ему выплатить в случаи выполнения задания, но тут во двор вошли те, кто пришел с этим самым капитаном. Их было много, все грязные, чумазые, при оружии, и с глазами, горящие желанием кого-нибудь зарезать, так, для профилактики. Сазис брезгливо подтянул к себе свое одеяние, словно оно могло замараться, даже не прикасаясь к этим неприятным личностям, и пальцем указал в бок, на мешок.

- Вон там, ваша оплата.

Капитан пристально глянул в глаза Сазису, постоял пару секунд и двинулся к этому мешку, то и дело недоверчиво поглядывая на своего нанимателя. Жерк подался вперед, все рыцари тут же вздрогнули и нацелили свои орудии на Курта, от чего тот от неожиданности испугался.

- Эй, ребят, полегче с этим, - посоветовал рыцарям Курт, вытягивая шею, желая быть подальше от острых предметов.

- Синебородый, - обратился Жерк к капитану, - где команда с "Одуванчика", вы обещали, что не тронете их.

- Да гуляют они уже давно. Я велел их отпустить, они больше жрут, чем пользы приносят.

- Спасибо, - сказал Жерк, и отошел на место, рыцари расслабились, а Курт облегченно провел рукой по лбу, вытирая пот.

- Да было бы за что, они все равно тут все сдохнут, - улыбнулся капитан.

Жерк ни чего не сказал в ответ, и капитана это порадовало. Поглядев еще немного на Жерка, насладившись его беспомощностью, синебородый продолжил свой путь к мешку. Остановившись над ним, он поднял его с земли, нахмурившись взвесил в руке, осмотрел собравшихся, и заглянул внутрь. Судя по открытому рту, выпученному глазу и сдавленному хрипу, вырвавшийся из его горла, капитана вполне устроило содержимое. Он резко закрыл мешок, а заодно и рот, приводя себя в чувство, еще раз оглядел собравшихся (Жерку показалось, осмотрелся капитан уже испуганно), и небрежно стал отходить к выходу.

- Неплохо, - сказал он, - у нас такое каждый вечер бывает, - капитан потряс мешком, продолжая отходить, - я об этом. Я говорю, что золота мы столько набираем, только за один вечер. Так что вы не думайте, что мы тут от радости к таким сокровищам кипятком писать будем. Ничуть, для нас это уже привычка, столько иметь. - Капитан глянул на выход, к которому подходил и, убедившись, что он дошел до него почти вплотную, и перехватить его уже ни кто не успеет, заорал. - Драпаем, парни!!!

Пираты среагировали, как по отработанному сценарию, без толканий, без лишних вопросов и движений, ломанулись к выходу, и через секунду были слышны только их радостные крики и вопли, быстро удаляющиеся в неизвестном направлении.

- Знаете, - нарушил тишину Ямал, обращаясь к Сазису, - у меня такое подозрение, что вы ему переплатили.

- Думаете? - задумчиво протянул Сазис, моргая большими глазами от удивления. - Ну и ладно, скоро у меня столько золота будет, что это мелочь. Верно, Жерк?

- Да пошел ты.

- А как тебе ирония судьбы, а? - Сазис сцепил пальцы и положил по верх живота. - Я заплатил за тебя золотом, которое принес ты. Здорово, правда?

- Сазис, когда мы в следующий раз встретимся, ты...

- Следующего раза не будет, - твердо сказал Сазис, и посмотрел на рыцарей. - Уведите их.


Добро пожаловать к нам обратно! Как ванна, не упарились?... Так это ж замечательно. Вон вы какой красный и весь в кожных складках... А вот это лишнее, нет у меня желание разглядывать ваши распарившиеся мозоли. Мне и без этого кошмары снятся... Да не суйте вы их мне под нос!... У меня желудок слабый, будете потом сами тут убирать. Идите лучше оденьтесь, и не забудьте свои носки, у меня не прачечная, знаете ли, своего барахла хватает... Ох! Вы бы его видели, розовый как молодой поросенок, но выглядит, как мумия в халате! Смешно!... Мда. Док, давайте быстрей, нам же еще вон сколько надо написать, накиньте чего-нибудь и айда сюда!... Вы что, спятили?... Полотенце на голове, это не "чего-нибудь"!... Чего, чего. Трусы, хотя бы оденьте, пожалейте не меня, так хоть наших читателей!... Вот же головная боль, свалилась мне на голову! Одно спасение, вернуться в мир Анагора.


Жерка, Рокси и Курт, тыкая в спины оружием, отвели в подвал того самого старого дома, во дворе которого они находились. Дом был почти развален - это сверху, а вот под ним находились настоящие, полноценные лабиринты тюрем. Там были все причитающиеся к этому месту атрибуты. Сырые, без окон, каменные стены с зеленой тиной, низкие потолки коридоров, камеры, цепи, решетки, сырость и даже пару скелетов было там замечено, и все это освещалось настенными факелами.

Наших героев проводили по всем туннелем, спустили по узкой винтовой лестнице на второй уровень, и приковали в довольно большом зале цепями к стене. Приковали так, что сесть было не возможно, так что если обессилишь от голода, чем их и хотел морить Сазис, то повиснешь, и будешь раскачиваться на своих же собственных руках, протирать запястья до крови. Пару дней таких "качелей" и ты взвоешь от боли сводящей тебя с ума, будешь просить, чтоб тебя лучше убили, чем оставили покататься на этом аттракционе еще немного. А какие от этого можно болезни получить и как это будет выглядеть уже к вечеру того дня, когда они появятся, я, пожалуй, воздержусь от этих описаний, вдруг не все нервами крепкие. Я, к примеру, от этих историй, зеленым сидел с полдня, а есть смог только к вечеру. Так что, пропустим эти строки.

Сам Сазис, сюда спускаться не решился, толи побрезговал, толи побоялся простудиться, он стоял с наружи и ждал вестей о том, что все закованы и все идет по плану. Зато Ямал последовал в подземелье с охотой, он не мог лишить себя такого шанса поквитаться с Жерком.

Как только последний замок был закрыт на пудовых оковах Жерка, рыцари расступились, и Ямал вышел вперед, заложил руки за спину и растянул рот в довольной улыбке. Он прошелся взад вперед, остановился, посмотрел на цепи, удерживающие Жерка, и подошел к нему ближе.

- Как настроение? - любезно спросил он.

- Да ничего, - ответил Жерк, - висим себе потихоньку.

- Ну, ну, - качнул головой Ямал, после чего отошел, развернувшись к Жерку спиной, замер. Те, что приковали Жерка к стене, стояли не шевелясь, наблюдая за происходящим, им казалось, что сейчас будет, что-то интересное. Секунду в тишине и Ямал, резко развернувшись, ударил кулаком в челюсть Жерку. - Это тебе за то, что ты меня ударил у Лимли.

Удар получился не слабым, но Жерк не дал повода Ямалу этим насладиться, он пожевал щеку, куда был нанесен удар, и скучающим взглядом посмотрел на наемника.

- Бьешь, как девчонка.

- Да? А что скажешь вот об этом?

Ямал со всей злости начал бить кулаками Жерка по лицу, но Жерк ни как на это не реагировал, и даже больше, после каждого удара, он поворачивал лицо в сторону Ямала и смотрел тому в глаза, улыбаясь. Курт с Рокси не в силах, что-либо сделать, могли только смотреть, как Ямал избивает Жерка. Но наемки вскоре устал, опустил руки и сделал шаг назад.

- Ты селен, Жерк, - прохрипел Ямал, выпрямляясь. - Но посмотрим, что с тобой станет через неделю. Я еще вернусь, и мы продолжим наш разговор.

С этими словами Ямал развернулся и зашагал к выходу, вслед за ними последовали рыцари, сообщать Сазису о выполненной работе и требовать своей оплаты. А на страже они оставили двоих, но и те уже через минуту заскучали, нашли, на чем можно посидеть и, прислонившись к стене, стали похрапывать.

- Жерк, ты как? - беспокойно спросил его Курт, слегка щурясь, представляя каково сейчас его другу.

- Да полный порядок, - Жерк сплюнул кровавую слюну, и огляделся. - Ох, какой же этот Сазис дурак.

- Ну, не знаю Жерк, - Курт в задумчивости выпятил нижнюю губу. - Может он и дурак, но он нас все же поймал, и мы теперь висим тут, гремя цепями.

- Меня первый раз заковали в цепи, - сказал Рокси, в глазах у нее была пустота, она словно спала, но с открытыми глазами. - Ни когда не думала, что окажусь в цепях. Костер еще ладно, но цепи?

- Да ладно вам, все не так плохо! - не унывал Жерк.

- Жерк, ты чего? Тебя все-таки неплохо приложил Ямал. Или это на тебя так тюремные стены действуют? У тебя уже крыша поехала? Такое обычно через месяц или через неделю случается, не раньше. И вообще, я не хочу делиться своим добром с эти уродом, меня сама мысль об этом бесит, а ты тут улыбаешься и..., - Курт осекся, и тоже просиял. - Подожди-ка, уж не хочешь ли ты сказать, что знаешь, как отсюда выбраться?

- Знаю? - брови Жерка весело подпрыгнули. - Курт, я мешки с золотом таскаю, по одному на каждом плече!

Жерк, как в рекламе товаров, широко улыбаясь, продемонстрировал свою цепь, после чего намотал ее на руку, размял плечо, еще раз глянул на своих зрителей, и резко дернул руку вперед. Камень, в который была вбита цепь, треснул, и всё крепление вылетело из него с корнем, обдав плечо Жерка каменной крошкой и пылью. Жерк весело посмотрел на Курта с Рокси, и те запрыгали на месте, и Жерк уже под дружный и радостный вопль вырвал остальные цепи. Освободившись и волоча за собой цепи, как восставшие из могил, они подошли к охране, она даже не удосужилась проснуться, не только на треск ломающегося камня, но и на громкие крики заключенных устроивших побег. Жерк взял у одного из них ключи, открыл ими замки, освободившись от цепей окончательно себя и своих друзей. И после этого он ногой столкнул рыцарей с их седалищ.

- Что? - забубнил один из рыцарей, упавший на бок. - Что такое, кто посмел? Я сейчас встану и... О черт.

Охранник разглядел, кто перед ним стоит и, поняв, что его дело плохо, проглотил все угрозы. Прежде, чем он успел что-либо предпринять, ну хотя бы закричать, Жерк схватил его за воротник панциря, поднял над землей и врезал спиной в стену. Раздался треск ломающегося камня, скрежет сминающихся доспех, и жалостный писк рыцаря. Жерк его отпустил, и тот сполз на пол, досматривать прерванный сон. Второй рыцарь, видя, что большие дядьки бьют наших, маленьких и беззащитных, решил во чтобы то ни стало делать ноги, и как можно скорей. Он даже не стал тратить время на то, чтобы встать, так и пополз на корячках в направлении лестницы, ведущей к свободе. Но его догнали. Да, Жерк подскочил к нему, обхватил за талию, поднял и, зажав под мышкой, использовал рыцаря как таран, вмазав с разбега его головой в стену. Шлем испорчен, рыцарь в отключке, а главное Жерк доволен, давно ведь не разминался.

- А я хотел их просто связать, - засмеялся Курт, разглядывая неподвижных стражников. - Но так тоже сойдет!

- Давайте отсюда поскорей выбираться, - Рокси нервно переступала с ноги на ногу, - мне это место не нравится.

- Без проблем! - Курт зашагал вперед. - За мной, сейчас я вам устрою тур-поход к свободе. Не потеряйте билетики, иначе вас отсюда не выпустят.

- Какие билетики? - забеспокоилась Рокси, посмотрев на Жерка заламывая себе руки. - У меня их нет. Я их наверно где-то потерял. Мне надо найти их, а то...

- Рокси, Рокси, - остановил ее Курт, - я пошутил, что ты так нервничаешь? Все нормально, расслабься, через минуту мы окажемся на чистом и свежем воздухе, где нас обогреет теплое, радостное солнышко.

Солнышка не было. Впрочем, как и чистого, свежего воздуха, но Рокси этому радовалось так, словно она попала в рай. Она кружилась, расставив руки в сторону, вдыхала не очень чистый воздух полной грудью и радостно смеялась.

- Чего это с ней? - спросил Курт, придвинувшись к Жерку.

- Сам не пойму. Эй, Рокси, ты в порядке?

- Я? Конечно! - она запрокинула голову к серым тучам, и закрыла глаза. - А почему вы спрашиваете?

- Да так, - Жерк еще пару секунд неуверенно смотрел на Рокси, после чего повернулся к Курту. - Итак, чего делаем теперь?

- Ответ очевиден. Надо сходить в гости к этому Сазису!

- Точно! - с жаром махнул рукой Жерк, но тут же остыл. - Подожди, мы же не знаем, где он тут осел.

- Думаю, мы это выясним, - улыбаясь, пообещал Курт, вытаскивая из-за пазухи небольшой мешочек с золотом, и Жерк понимающе закивал.

- Так чего же мы ждем, вперед! Навестим нашего друга!

- Точно, устроим ему..., - Курт замолчал, выпрямился и стал озираться по сторонам.

- Курт? - осторожно позвал его Жерк.

Курт резко обернулся к нему и Жерк сразу понял, что это уже не он. Курт на него смотрел из-под лобья, и тяжело дышал. Жерк сделал пару шагов назад, оттесняя и Рокси.

- Я тебя предупреждал, жирдяй, - зашипел Курт, - но ты опять здесь! Чего мне надо сделать, чтоб ты меня оставил в покое?!

- Стань самим собой, и я от тебя отстану.

- Шутки еще шутишь? - зарычал Курт, но тут же улыбнулся. - Похвально брюхоногий. Шутки я люблю и посему я тебя на этот раз прощаю.

Курт махнул рукой на прощание, выбежал со двора и свернул за угол. Жерк побежал за ним, но когда он выскочил на ту улицу, куда побежал Курт, то там ни кого не было.

- Черт! - махнул рукой Жерк, и побежал обратно. - Рокси! Рокси, иди на пристань, найди Пуркана, и остатки команды. Ждите нас там, я пошел искать Курта. Ждите сколько понадобиться, мы вернемся, обязательно! Только, будь осторожна.

- Я их найду! - крикнула в след Рокси убегающему Жерку. - Свяжу их, если понадобится, но мы дождемся вас!

Тучи над городом стали сгущаться, и на улицах воцарилась тьма, и это осложняло поиски - Курт мог засесть в любом темном углу и Жерк его не заметит. А Курта найти надо было, его нельзя бросать в таком состоянии, в таком городе, где даже за косой взгляд могут тебе вспороть живот и еще отпинать твой труп. Курт же не будет косяка давить, он ведь все выскажет, как на духу есть, и еще в драку полезет, ему ведь плевать кто перед ним, беззащитная старушка с авоськой или огромный дядя с палкой утыканной гвоздями. А в этих местах вряд ли ходят старушки, и поэтому Жерк так переживал, бегая по улицам, прислушиваясь к крикам, надеясь и в тоже время, боясь услышать знакомый голос и поспешить ему на помощь. Крики были, и Жерк бежал на них, но каждый раз все было не то. Спрашивать тоже было бесполезно, особенно когда на тебе такие дорогие и знатные доспехи. У кого не спросишь, все смотрят на них, а в уме прикидывают, сколько они будут стоить на рынке, если торговать в солнечную погоду? Пару раз на хвост сажалась целая куча желающих их снять. Но они так и остались желающими, только теперь без зубов, и с огромными синяками по всему телу.

В недавнем времени, когда Жерк бегал по другому городу в поисках Рокси, казалось бы, должен был бы появиться опыт в поисках, мизерный, но все же опыт. Но нет, ни что, ни знания, ни навыки из прошлого, ни чего не помогало, хотя местность все та же, не знакомая, и люди такие же, не очень дружелюбные, время суток вечернее, в общем, столько общего, а толку никакого.

Жерк долго и без устали бегал по городу, задавая вопросы, не видел ли кто тощего, паренька, сквернословящего налево и направо. Пробежал все грязные закоулки, попутно заглядывая в местные бары и таверны. И ему улыбнулась удача, когда солнце уже спряталось, и на небо выглянула луна, Жерк заглянул в очередную таверну, где была веселая гулянка, и заметил Курта. Он сидел за дальним столиком, был веселым и, обнимаясь с каким-то верзилой, распивал эль, размахивая кружкой.

Жерк пробрался к столику, расталкивая плотную толпу людей в тот момент, когда верзила - новый друг Курта, куда-то пошел.

- Курт! - закричал Жерк, перекрикивая галдеж и не хорное пение пьяных. - Я пришел за тобой, пошли отсюда!

- Опять ты! - Курт стукнул по столу кружкой, и его повело, словно ему стало плохо. Он мотну головой, и удивленно посмотрел на Жерка. - Жерк?

Курт оглянулся по сторонам, увидел незнакомое место, людей, их пьяные и веселые лица, и округлил глаза - он понял, что случилось и без объяснений, но его это-то и напугало.

- Но Жерк, я же не ложился спать, почему это случилось?

Жерк не знал что сказать, он просто молчал и смотрел на друга. Ответ был очевиден - Курту становилось с каждым днем все хуже и хуже, а скипетр, который может помочь, находится в недосягаемости и не скоро окажется у них в руках. Жерк посмотрел в сторону, и снова глянул на Курта.

- Пошли отсюда.

Курт хотел встать, но в этот момент появился верзил с двумя полными кружками и, увидев Жерка рядом со своим новым лучшим другом, замер.

- Тебе чего надо от него? - недобро бросил верзила.

- Эй, - Курт встал, - ты на кого батон крошишь, гниль в обмотках? Пошел отсюда, пока можешь ходить!

Верзила опешил, а в голове стали мелькать мысли...


Мы тут с доком пошушукались, то есть, посоветовались и решили, что мысли этого верзилы не пропустят критики, так сказать, не цензурные выражения это. И поэтому мы решили их заменить более приемлемым, для литературы языком. Мы старались как могли, чтобы все выглядело правдоподобно. В общем, продолжаем.


Круглые глаза верзилы хлопали, в полном недоумении. Как же так? Думал верзила. Куда подевался мой товарищ, с которым я так весело и забавно проводил этот замечательный вечер? Неужели у меня, от пару маленьких глотков, этой потрясающей выпивки, затуманился рассудок, и я просто ошибся столиком? Ах, как не хорошо все вышло. Надо извиниться, перед этими замечательными и благородными джентльменами.

Верзила сдвинул брови, зарычал и, взбесившись, бросил кружки об пол, расплескав их содержимое.

- Я вам сейчас..., - он стал закатывать рукава, но в этот момент ему в нос прилетел кулак Жерка.

Не устояв на ногах, верзила стал падать назад, сделал пару шагов и рухнул на соседний столик, растолкав сидевших за ним, а те, от неожиданности, падая со стульев, задели рядом сидевших. Так началась цепная реакция, которая привела к всеобщей драке.

Кто начал драку, и из-за чего она началась, мало, кого интересовало, все просто вставали и начинали лупить ближнего своего, и всем было плевать, что ты с ним только что выпивал, главное, чтобы было весело. А там было весело, отовсюду стали долетать крики, стоны, смех и, конечно же, треск ломающихся стульев и столов. В первую же минуту все стулья, находящиеся в центре драки, были переломаны об спины и головы дерущихся, некоторым участникам драки доставалось дважды. Но чаще использовали кулаки, они всегда под рукой и классно выбивают зубы. Одна проблема, народу в этой таверне было столь много, что когда все повскакивали на ноги, размахнуться было практически не возможно. Но это только первые две минуты. Для нанесения удара рукой, в такой толпе, было сложновато, а вот поднять стул над головой, куда проще. И тем, кому посчастливилось ощутить всю силу удара стулом по спине, уже бес сознания лежал на полу, и по ним топтались, как по коврику, только что ноги не вытирали - некогда было. После такой зачистки, появилось пространство для маневров, и над головами полетели остатки мебели и те, кто не велик по габаритам, и плохо держался на ногах.

В этой потасовке, Жерк оттеснил Курта к стене и закрыл его собой. Старался далеко не отходить, он отоваривал всех с места. Одному дал в челюсть, второго пнул так, что тот пролетел по всей таверне, сгребаясь и роняя всех по пути, а третьего так и подавно зашвырнул в дальний полет над толпой.

Шум драки и крики боли, азарта и веселья нарастали с каждой секундой. Драки шли в спарринге один на один, или толпа на толпу, либо, что тоже вариант, толпа била одного, пока он не переставал шевелиться и слегка постанывать. Толпа тогда останавливалась, глядела друг на друга, потом из этой же топы кого-то выхватывали и начинали его дружно месить.

Среди дерущихся стал бегать како-то старикашка, разорвав на себе рубаху и вздыбив седые волосы. Подняв палку над головой, он с безумным весельем и под удивленные взгляды наших друзей, вклинялся в кучу дерущихся и пропал из виду. А через секунду он из нее выпал, и покачиваясь на вялых ногах, наткнулся на стену и сполз на пол, где икнул и захрапел.

Конечно, это было весело, и старик и драка и то, как хозяин, которому надоело умолять всех остановиться и ни чего не ломать, залез на стойку и, разбежавшись, с криком прыгнул на самую большую толпу, начал махать руками и бить головой, как закаленный участник реслинга, но надо было отсюда выбираться. Жерк схватил очередного дядьку без зубов (это не Жерк его так, это кто-то до него постарался) и поставил перед собой. Пригляделся к беззубому, который стоял, как варенный, все время кренясь на бок, и, выбрав удачный момент, толкнул его в спину плечом что было сил. Беззубый сработал как плуг, разгребая дерущихся в разные стороны, оставляя за собой борозду.

- За мной, - скомандовал Жерк, и направился в расчищенный туннельчик. - Не отставай!

Курт поспешил за широкой спиной Жерка, тот продолжал работать кулаками, отгоняя всяких разных, встающих у него на пути. И вот, когда они добрались до середины, Курт увидел с боку знакомую спину. Он остановился и пригляделся. Так и есть, это был тот самый, кто наехал на Жерка. Курт огляделся и не поверил своим глазам, когда увидел уцелевший стул рядом с собой. Он поднял его за спинку, проверил на тяжесть, и оставшись им доволен, размахнулся и со всей силы врезал этим стулом по спине обидчика Жерка. Раздался треск, сидения и передние ножки разлетелись как хворост, и в руках Курта остались только две палки. А вот этому здоровяку было не почем, он только от неожиданность втянул шею, замер и медленно развернулся, чтобы посмотреть, кто это его зовет. Повернувшись, он удивился, разглядел Курта и обрадовался. Должно быть, и не надеялся на такое везение, но вот, Курт стоял перед ним, делай, чего хочешь, он и убежать не успеет. Курт стоял и пялился на здоровяка, все еще сжимая в руках бывшие ножки от стула. Здоровяк улыбнулся. Курт тоже улыбнулся, но всего лишь на секунду, он быстро стер улыбку, и со всего маха врезал ножками стула по плечу здоровяка. Ножки сломаны, а здоровяк только щепки смахнул с одежды и, продолжая улыбаться, начал закатывать рукава, чтоб разобраться с этим тощим.

- Ну, теперь я тебя...

И в этот раз, здоровяк не закончил фразу, его прервал мощный удар кулаком, прилетевший в челюсть и отбросивший его далеко в сторону. Кулак принадлежал, конечно же Жерку. Заметив, что Курт от него отстал, он поспешил вернуться за ним. А этого здоровяка он ударил просто так, просто тот на пути стоял, вот он ему и вмазал. Думаю, знай Жерк, что этот здоровяк угрожал Курту, то он одним ударом в челюсть вряд ли бы отделался.

- Ты чего тут встал? - спросил его Жерк. - Давай быстрей.

- Конечно, - сказал Курт, все еще находясь в шоке. Он посмотрел в сторону, куда улетел здоровяк, тот лежал как убитый лебедь, раскинув руки и ноги в стороны и выпучив глаза в потолок. - Я уже иду.

Они выскочили на улицу и стали оглядываться, определяя место, где они находятся, и куда им надо двигаться. Они находились на небольшой площади, освещаемой пару факелами прикрепленных у входной двери таверне, и несколькими окнами, рядом стоящих домов. Света от этого было не много, но достаточно, чтоб знать, куда надо делать ноги. А делать их надо было как можно скорей. Из дверей таверны вылетело трое человек, двое из них упали, а третий с разбега прыгнул на них и начал молотить руками, как мельница в штормовую погоду. Из окон домов стали появляться разбуженные жители, распахивая окна, они начинали махать руками.

- Вы, куча идиотов! - орал один в ночном колпаке, выглядывая из окна второго этажа. - Заткните свои пасти, пока я не спустился!

- Сам заткнись! - орал ему в ответ сосед с противоположного дома.

- Заткните свои хлеборезки, твари, спать мешаете! - этот истеричный вопль послышался откуда-то сбоку, но все с тех же верхних этажей.

- А до тебя я еще доберусь! - грозил мужик в колпаке. - И ты об этом пожалеешь! Плешивый черт!!!

- Вы, уроды, заткнитесь!!! - это уже четвертый открыл окно, бешено размахивая коротким кинжалом. - Я вам всем сейчас кишки выпущу и сделаю из них шнурки!

- Это кто там орет?! - вскрикнул кто-то удивленно.

- Ты чего вылез?! Спрячься слизняк дерганный!

- Вы, полоумные кретины! - из резко распахнутого окна показался взъерошенный и тяжело дышащий тощий старикашка. Его глаза бегали как у безумца. - Я вас всех порешу, если вы мне не дадите поспать!!!

- Что?! - мужик, который находился в окне над ним, наклонился и уставился на старика. - Ты что, мало в прошлый раз получил?

- Да заткнитесь вы!!!

- Я спать хочу!!!

- Поспишь ты у меня сейчас! Шли записку портному, пусть он тебе деревянный макентож шьет!

- А я тебе сейчас башку оторву!!!

- Ну, все, я вам сейчас...

Одним словом, драка, начавшаяся в таверне, грозила вылиться в уличную потасовку. Жители соседних домов уже высыпали на улицы и теперь размахивали друг у друга перед носом своими кулаками, обещая вырвать руки, плюнуть в глаз, и отпинать место, которым обычно думают, то есть, пятую точку.

- Надо делать отсюда ноги, - шепнул Жерк, наклонившись к Курту.

- В другой раз я бы с тобой поспорил, поскольку тут будет очень интересно, - Курт смотрел на толпу людей, выстроившиеся в две стенки, с одной стороны были недовольные, с другой взбешенные, но те и другие делали угрожающие рывки в сторону своих противников. В этот же момент из окна таверны вылетел человек, шмякнулся на землю, и все замерли. Секунда тишины, затишье перед бурей, и все с криками бросились друг на друга. Курт с опаской отступил назад. - Жерк, сейчас я с тобой полностью согласен, пора сваливать.

- Давай за мной.

Жерк побежал в противоположную сторону от людей, сбившихся в кучу рук, ног и... зубов - кто-то, кого-то кусал. И все это, как вы понимаете, сдабривалось крепким словцом, руганью, криком, матом и просто жестами. Последние были очень выразительные. В такой потасовке не каждый протянет долго, но в ней участвовали закаленные жители Даркока, так что ничего страшного с ними не произойдет. Но наши герои, дабы не покалечить, местных аборигенов, а не потому, что испугались, прошу это учесть, решили отступить. Правда, куда они бегут было трудно определить, оба они, как вы помните, в этом городе впервые, да и на дворе ночь, темно хоть глаз выкали. Но Жерк бежал по инстинкту, и он подсказывал, что надо бежать на шум волн, поскольку там наверняка причал. Шум играющих волн, конечно, штука не плохая, но когда он идет отовсюду, а дома выстроены без каких-либо картографических норм, найти причал не так уж и просто. Жерк с Куртом бегали по переулкам, останавливались, вслушивались и бежали дальше. Спрашивать тут о чем-либо было всё так же бесполезно, все почему-то сразу хватались за ножи или звали охрану. Думается, это все из-за того, что их будили стуком в окно и стену кулаками, прося подсказать дорогу?

- Сам козел! - кричал в ответ Курт, очередному разбуженному мужику. - Че, им трудно нас послать не в это место, куда нас они все посылают, а туда, где находится эта чертова пристань? Вот же народ!

- Да черт с ними, кажется мы уже на подходе, слышишь, как шумит?

- Жерк, - Курт вдруг резко остановился и стал разглядывать большой дом, - подожди-ка секундочку.

- Ты чего? - Жерк вернулся назад. - Нам некогда разглядывать достопримечательность, нас Рокси ждет.

- Я знаю, - спокойно сказал Курт, приближаясь к дому, огражденному железным забором. - Что-то в этом доме есть знакомое.

- О чем ты?

- Не знаю, - поморщился Курт, словно его отвлекают от важного дела. - В голове что-то крутиться. Не могу... Стой! Я знаю! Это дом Сазиса!

- Что?! - брови Жерка подскочили. - Откуда ты это знаешь?

- Жерк, у меня от этого голова болит, - Курт прижал ладонь ко лбу. - Я не знаю, откуда мне это известно, но... должно быть я об этом узнал в таверне, пока я был...

- Понял, - Жерк подошел ближе к ограде, и улыбнулся. - Что, навестим нашего друга?

Сказано сделано. Перелезть через ограду труда не составило. Они зашли с темной стороны, огляделись - хотя это наверняка было лишним, поскольку в этом городе до воров нет никому ни какого дела, тут воруют даже у тех, кто ворует в данный момент - и, перебравшись через ограду, спрыгнули на зеленую травку. Жерк особо старался, приземлился с таким расчетом, что его ноги оставили глубокие ямы в земле, да и дальше он шел так, чтоб газончик, после этого, меняли полностью, а не частями.

Попасть в дом тоже не составило проблем, особенно таким ворам как Жерку с Куртом. С их опытом, ловкость и смекалкой туда попасть было пара пустяков. Жерк выломал заднюю дверь вместе с косяком, вот они и в нутрии. На звук, конечно же, среагировала охрана, прибежала, удивилась, и полегла от точных ударов в челюсть, распластавшись рядом с дверью. После этого их оттащи в сторону, а дверь поставили обратно, чтоб хоть создать видимость надежности этого дома.

Дальше было проще. Не сильно прячась в темных углах, они вдвоем прошлись по нижнему этажу, рассматривая его содержимое, и по путно складывая ценные вещички в карманы. Доспехи Жерка показали себя на высоте, мало того, что они не шумели при ходьбе, так они еще и вместительными оказались. Жерк с Куртом накладывали за воротник все, что им приглянулось, а Сазис на безделушки свое добро не тратит, и поэтому когда они поднимались на второй этаж, они с Куртом были под завязку набиты всякими клевыми штучками. Другими словами, они несли на себе огромное состояние, и для этого всего-то понадобилось отрубить еще пару тройку охранников.

Поднявшись на второй этаж, Жерк еще пару раз махнул руками, практически бесшумно раскидав местных сторожей, прислушался, не разбудил ли он основную охрану, она тут наверняка не слабая, и они пошли дальше. Шли они не спеша, заглядывали в каждую комнату и ахали при виде обстановки, жалели, что они уже все переполнены, и топали дальше. Главная цель все еще была не обнаружена. Но и это было скоро исправлено. Жерк с Куртом ввалились в очередную комнату, и остановились. Это была самая большая комната, и обставлена она была само собой лучше остальных, хотя все драгоценности тут были громоздкими: картины, ткани, мебель, ковры, люстра под потолком. Все это стоит огромного золота, но для тех, кто ворует в темпе вальса - схватил поменьше, но самое дорогое, и побежал, пока не поймали - таким брезгуют. Вот и Жерка с Куртом эти вещички не сильно взволновали, их внимание тут же было пришпилено к огромной кровати, в ней, сладко постанывая, развалился Сазис.

- Золото..., мое золото..., - бормотал Сазис, издавая при этом короткие, тупые смешки.

Курт показал Жерку глазами на Сазиса, и тот осторожно пошел к кровати. Подойдя вплотную, он присел на ее краешек и нежно посмотрел на Сазиса.

- Эй, вставай, - по-матерински сказал Жерк и тепло улыбнулся. - Вставай, засоня.

- А? А-а-а, - сонно протянул Сазис, и перевернулся на другой бок. - Еще пару минут. Я сейчас вста... хр-р-р.

Жерк посмотрел на Курта, и тот помахал руками, чтоб он поторапливался.

- Вставай, огрызок! - тряхнул Жерк Сазиса, и тот беспокойно заерзался. - У тебя все золото исчезло, осталось только серебро!

- Что?! - Сазис вскочил, и чуть не уткнулся носом в лицо Жерка.

Следующая минута была отдана тишине, они сидели, замерев, как статуи и смотрели друг на друга, только вот Жерк улыбался, а Сазис усиленно потел и еле заметно шевелил губами. Курт ни кого не торопил, стоял с боку, облокотившись на высокую тумбочку, и наслаждался данным моментом.

- Привет, - приветствовал хозяина дома Жерк. - Ты чего, не рад нас видеть?

- Ох..., ох..., - начал запинаться Сазис, - ОХРА...!

- Ты чего орешь? - Жерк схватил Сазиса и, как тряпичную куклу, прижал его к себе, заткнул рот и стал беспокойно, воровато оглядываться. - Ты чего, хочешь, чтоб охрана сюда набежала, и мы с тобой расстались?

Все попытки вырвать из хватки Жерка были бесполезны, Жерк даже не замечал этих попыток, но заткнуть рот Сазису надо было. Жерк нащупал позади себя покрывало, подтяну его к себе, и все так же воровато оглядываясь, стал запихивать это покрывало в рот Сазиса. А покрывало было не тонким, и размером, чтобы накрыть добрую кровать, в рот Сазиса лезло с неохотой, но Жерк на это внимания тоже не обращал, упорно трамбуя его указательным пальцем.

Курт тем временем обратил внимание на небольшую шкатулку рядом со своим локтем. Он повернулся, взял ее в руки, покрутил. Очень похоже на ту, что он взяли у первого дракона, а потом отдали ее Сазису, уплатив неслыханный долг. Откинув резную крышку, его глаза тут же заблестели. Коробочка оказалась набита драгоценными камнями, да не простыми, а самыми редкими, там была коллекция брильянтов всех цветов радуги.

- Надо же! - воскликнул Курт, - я думал, что это только слухи! Ты погляди, фиолетовый брильянт! А вот оранжевый! Ё мое, вот так чудеса! Жерк!... Жерк?

Жерк, похоже, совсем увлекся. Он даже не смотрел, что делают его руки, с того момента, как Курт открыл шкатулку, его внимание было направленно только на нее. Но теперь, когда его окликнул Курт, Жерк посмотрел на Сазиса, замер и брезгливо сморщился. Как оказалось, покрывало почти все вошло в рот Сазиса, а рот был у того не такой уж и большой. Но, тем не менее, из его рта торчал один лишь угол покрывала, из-за чего щеки Сазиса раздулись так, словно он неделю сидел у пчел в гостях, причем без приглашения и те его за это постоянно и безжалостно жалили. Глаза тоже были не на своем месте, мокрые и так выпучились, что можно было подумать, что покрывало давит на них с другой стороны, выталкивая их с законного места. Картина, в общем, была не для слабонервных, и поэтому Жерк откинул Сазиса в сторону как заразного, и тот прокатился по кровати, упал на пол, издав сдавленное мычание. Жерк встал, подошел к Курту, глянул в шкатулку и покачал головой.

- Здорово, - сказал он, и повернулся к мычащему Сазису. - Эй, дружище, можно мы это у тебя заберем? Ну, как чистосердечный подарок? Мы же друзья.

Из-за кровати стали раздаваться мычание погромче, а следом стуки об пол, потом появилась рука, схватилась за край кровати, и стянуло простыню.

- Спасибо, - махнул ему Жерк, - мы твои должники. Ну а теперь, не серчай, но нам пора, засиделись мы у тебя. Можешь нас не провожать, мы сами найдем выход.

Подходя к двери, Курт остановился.

- Сазис, я бы на твоем месте прибрался тут. Что-то мне подсказывает, что скоро к тебе в гости придет сам король Ланружа. Чуешь, какая это честь? - ответом было очередное мычание. - Вот и я о том же. В общем, мы пошли, а ты не скучай.

Уходили они с шумком. Жерк переворачивал все, что стояло на пути. Пару раз, для разминки врезал кулаками в стены, наделав глубоких дыр, после чего поднял огромную тумбу, и спусти ее с лестницы, переломав несколько ступенек, и разнеся в щепки боковые перила. Курт схватил две вазы, стоявшие на постаментах, и метнул, одну за другой, в большую люстру. Первая ваза пролетела мимо и угодила в гипсовый бюст хозяина дома, и само собой разбилась столкнув и бюст, тот тоже разлетелся на куски. Вторая ваза попала точно в цель и люстра, очень большая и, похоже, с плохим крепление, рухнула вниз и с оглушительным звоном взорвалась тысячами осколками стекла.

- Так их! - орал возбужденный Курт. - Доставай огниво, сейчас спалим эту хату дотла! А потом будем танцевать...

- Курт! - остановил его Жерк. - Это не наш метод, помнишь?

- А, да, - пришел в себя Курт, согласно покачивая головой. - Давай сваливать из этой дыры!

Оказавшись на первом этаже, они все же немного похулиганили, перевернули столы, выбили все окна, и разбили все, что билось, после чего выломали парадную дверь. А дальше уже надо было бежать без оглядки, потому что охрана Сазиса перестала бояться, поняв, что это вовсе не бесчисленная армия безжалостных орков, которые напали на город и на этот дом, а обычные люди, и поэтому кинулись за ними.

Человек тридцать выбежало из дома, и кинулись в погоню, догонять налетчиков. Жерк с Куртом, на сей раз, не петляли, и не стучались в стены домов, чтобы выяснить, дорогу до причала, они бежал прямо, ведомые инстинктом самосохранения, выработавшийся у них до невероятных высот, за то время, что они грабили драконов. И он не подвел, выведя к воде, всего через каких-то пять минут. Одно расстраивало Курта в этой беготне, пока они бежали, из карманов штанин сыпалось добро, что они одолжили у Сазиса. Это было не просто пустая трата добра, но и отчетливый след, для их преследователей. Правда эта охрана еще прилично отставала, а до причала рукой подать.

Как только они выбежали из переулка, их тут же заметила Рокси и поспешила к ним, перейдя с шага на бег.

- Я нашла их всех! - не задавая лишних вопросов, сказала Рокси, поравнявшись с Жерком.

- Хорошо. Где пираты?

- Вон там!

Они втроем свернули в указанном направлении, направляясь к судну пиратов.

- Пуркан!!! - закричал Жерк, привлекая внимания капитана Одуванчика. - Вы все еще хотите плавать?

Капитан в сопровождении остатков своей команды, стоял недалеко от корабля пиратов, явно недовольный тем, что ему приходится торчать на холодном причале целую ночь, да еще не известно для чего.

- Чего вы задумали? - крикнул в ответ Пуркан.

- Давайте за нами! - скомандовал Жерк, вбегая по трапу пиратского судна. Капитан помедлил, пропуска Курта, а за ним и Рокси, и только после этого махнул рукой своей команде, и они поспешили следом на корабль. Жерк забежал на палубу и, не тормозя, бегом, направился к синебородому. - Пошел отсюда!

- Чего?! - капитан сдвинул брови, направив суровый взгляд на приближающегося к нему Жерка. - Как ты смее...

- Я сказал, пошел отсюда! - Жерк подбежал к капитану, схватил его одной рукой за шкирку, второй за пояс и по высокой дуге выбросил за борт.

Плеск от падения еще не раздался, а Жерк уже бежал к другому борту, чтобы отвязать корабль и поскорей отплыть.

- Этот корабль захвачен! - кричал Курт, доводя последние новости до ошарашенно от удивления пиратской команды. - Кто против, обращайтесь вон к тому человеку.

Курт указал на Жерка, он как раз в этот момент поднял над головой огромный ящик и направился к трапу. При виде этого зрелища все шарахнулись в сторону.

- Ой, мальчики! - воскликнула Рокси, поднявшись на борт и увидев пиратов.

- Рокси! - раздался радостный вопль пиратов при виде ее.

- Вы с нами? - спросила она их, и те дружно закивав, бросились в рассыпную, кто к парусам, кто к штурвалу, а кто отвязывать швартовые. - Ой, как же все это весело!

А веселье разгоралось. Жерк поднапрягся и метнул ящик на пристань, попав точно в толпу своих преследователей. Грохот был оглушительным, ящик разорвало как осколочную гранату, во все стороны полетели щепки, люди и содержимое ящика. В итоге этой атаке на ногах осталось стоять человек десять, и те, толкаясь, вбежали по трапу на судно, оголили оружие и приготовились драться. Все замерли. Пираты, остатки команды Одуванчика, Жерк и Курт с Рокси, все уже стояли у входа на судно, и теперь возвышались над этими двенадцатью человеками, как стая волков над запыхавшимся зайцем.

- О, ё, - протянул кто-то из охраны Сазиса.

Пираты кинулись на них, как на своих личных врагов. Завязалась драка, точнее, было что-то вроде избиение младенца, когда тот спит. Но ни кто не умер, все кто вбежал по трапу, были благополучно выброшены за борт, хотя и не с той стороны, где была вода. Но, судя по тому, как они корчились, хватаясь за спины, копчики и прочие ушибленные места, а так же по тому, как они выражались, можно было спокойно делать вывод, что все живы.

Дожидаться второй волны гостей, появившейся из темных уголков, в числе пятидесяти или около того, человек, размахивая оружием, вилами, факелами, ночными горшками, и орущими как больные, ни кто не стал. Капитан, встав у штурвала пиратского корабля, вновь ощутил себя морской акулой, орал, размахивал руками и радовался как ребенок, видя, как пираты ловко исполняют его команды. Пираты, конечно бандиты и головорезы, но дело свое знают, особенно корабельное, корабль только отплыл, а пушки, по приказу капитана, были уже готовы к залпу, и он не заставил себя долго ждать. В ночном пространстве, на морской глади, в лучах лунного света, практически в полной тишине, вспыхнул огонь и раздался оглушительный грохот. Десятки ядер устремились в направлении кораблей стоящих в пристани, настигли их и снесли все мачты под корень.

- Вот так! - радовался капитан, - теперь нас не будут преследовать, потому что не на чем! Съели, черепахи сухопутные?!

Капитан подбежал к борту и стал кривляться, сначала махал руками, потом станцевал какой-то танец, а под конец вообще повернулся к причалу своей заднице и предложил его туда поцеловать. Жерк с Куртом смотрели на это и думали о том, чем капитан занимался все это время и, что с ним случилось в этом городе, что он так с ним прощается?

Все, кто пришел провожать, то есть покалечить или даже убить, наших героев, собрались все вместе и стоя у причала размахивали руками, и что-то громко кричали. Рядом с ними начинали разгораться корабли, по которым капитан дал залп, что придало ситуации праздничный характер.

- Как красиво, - восхитилась Рокси, глядя на пылающие судна. Она сложила руки в замок, и покачало головой. - Такое не каждый день можно увидеть. А люди-то как нам машут, наверно к нам хотят.

- Точно, - хмыкнул Курт, - так хотят, что в плавь плывут за нами. Ну-ка, Жерк, кинь вон в того, чем-нибудь, а то он какой-то больно шустрый.

- Далековато, - прищурился Жерк, вглядываясь в даль. Потом отошел в сторону, поднял одну бочку, примерил ее вес, и остался довольным. Подошел к борту, и еще раз глянул на свою цель, точнее уже цели, там человек десять уже были в воде, отплывая в их сторону, должно быть Сазис им не плохо платит, что они в холодную воду лезут. - Э-эх!

Жерк метнул бочку с такой силой, что его даже вперед кинуло, но Курт с Рокси удержали его, помогли восстановить равновесие, и они вместе со всей командой корабля замерли, наблюдая за полетом импровизированного снаряда. Бочка взлетела высоко, зависла на секунду в лунном диске, и полетела вниз. В темноте она на несколько секунды потерялась, но ни кто не шевельнулся, напрягая слух. Бочка угодила в пристань, врезалась и разлетелась, как очередная сюрпризная граната, напугав всех, кто находился в эпицентре взрыва. Все, кто еще не был в воде попрыгали в нее, и начинали бешено молотить руками, желая убраться подальше от места, где с неба падают бочки пугая до икоты.

- Эх, - махнул досадно Жерк, - перестарался слегка.

- Да брось ты, - успокаивал его Курт, прильнув к борту и разглядывая пристань. - Ты погляди, как они там забегали, как муравьи в муравейнике, на который писают! Думаю, они нас еще не скоро забудут.

- А может, из пушек еще один залп дадим, а? - с надеждой спросил капитан. - Всего один.

- Хватит, - сказал Жерк и капитан тут же досадно увял. - Лучше возвращайтесь к штурвалу и ведите нас к первоначальному месту назначения.

- Хорошо, - буркнул капитан и поплелся командовать пиратами, а они своей умелостью быстро вернули ему хорошее настроение.

- А мы пойдем отдыхать, у нас скоро важное дело.

- У нас работенка века на носу, а я сутки не спал, - поддержал Курт Жерка. - Идем спать, но сначала завернем, чего-нибудь пожевать.

- Согласен, пошли.

- Да, пойдемте, - радостно сказала Рокси, и парни тут же замерли, - я вас сейчас кое-чем угощу на быструю руку. Пока я вас ждала на причале, я выяснила у местной торговки, один очень интересный рецепт. Она его сама придумала, правда говорит, что она его еще не готовила и не знает какой у этого блюда вкус, но... мальчики? Эй, вы где?

Рокси оглядываясь, пару раз обернулась вокруг себя, но так и не смогла увидеть ни Жерка, ни Курта, ни даже капитана, он, от греха подальше, решил схорониться среди не совсем свежей рыбы.

- Куда вы делись? - Рокси еще раз поглядел по сторонам, потом пожала плечами и пошла к себе в каюту, отдыхать.

- Пронесло, - Курт, устроившись на плечах Жерка, и наблюдая за Рокси, смахнул со лба крупные капли пота. - Давай, вылезаем.

Жерк посмотрел вниз, где под ногами плескалась вода, потом вверх, на перила, за которые он держался, повиснув на руках, и начал подтягиваться. Забравшись обратно на палубу, они постояли секунду, а потом глянули за борт, на темную воду, и почувствовали, как по спине пробежал холодок.

- Лучше так больше не делать, - сказал Жерк, все еще сам не веря, что он висел по ту сторону борта, прячась от Рокси.

- Точно, - кивал Курт. - Я...я... мы точно там висели?

Жерк отошел от борта и Курт последовал его примеру. Они еще раз прислушались, пригляделись, не устроила ли Рокси им ловушку и, убедившись, что все чисто, направились на поиски еды.


Нет, нет и еще раз нет! Что вам не понятно в моих словах? Не нравится мне ваша Мерая Кери, особенно в вашем исполнении... Нет, не надо, пожалуйста, не пойте, умоляю!!! Вы что, на зло это делаете?... Ах! Да как вы смеете?... А вот представьте, не нравится! Мне, если на то пошло, Армстронг нравится, понятно?!... Он поет, да еще как, только вот таким как вы, этого..., а не важно... Чего?! Это вы на кого наезжаете? На меня???.. Да, а как на счет, чтоб по зубам, а? Или предпочитаете кулаком в ваш греческий нос? Сейчас устрою!.. Да, вы правы, у вас он не греческий, он у вас картошкой, причем растоптанной!... Да, вот так! А вы чего ожидали, низкий поклон и целование ручек?... Эй, не смейте обзывать мои ноги, а то я вам ими сейчас всю нижнюю часть спины отобью!... Прекратите! Хватит вертеть пере домной своей задницей! Вы что, не понимаете? Заканчивайте!!! Ну, все, держитесь... Вот вам!!!.. И это вам!!!.. Получайте по почкам!.. Эй! Вы чего, это же больно!.. Нет, ай!.. Вы псих!!! Стойте, я сдаюсь!... А, купились! На!.. А вот вам и по обещанному месту!... А вот удар с разбега!... Ой, мой нос. Зачем же бить так сильно?... А-ай, без зубов!!! Вот вам за это!... А мне можно кусаться, у меня справка есть от врача!... Сейчас покажу, идите сюда... Ага-а-а!!! Как вам мой суперприем по выкручиванию рук?! Нравится?!... Давайте, давайте, подходите!!! Сейчас я научу вас плакать!... А-а-а! Это мое любимое место!!! За что?!!...

Значит так, детишки, пока эти двое оболтуса дерутся, я, великий сказочник и друг всех друзей, не сравнимый, всеми любимый, уважаемый и почитаемый, а так же восхваляемый, и самый скромный Оле Лукойе, продолжу рассказ, который находится под угрозой не закончиться вообще. Только вы не подумайте, что я тут по вызову, ничего подобного, я появляюсь не часто и не у всех, но случай, в данном случае, очень интересный, и я решил облагородить это место своим присутствием, и внести свою лепту в историю, не этого рассказа, а вообще, еще раз. Итак, раз я тут, значит нам больше ни чего и не нужно, и поэтому можно смело продолжать рассказ. Слушайте, мои дорогие читатели.


Точно по графику, как и обещал Пуркан. То есть после первого обещания, капитан дал еще одно, что доставит их к месту назначения точно в срок. В этот раз срок был начат от города Даркок, и они приплыли в соответствии с названной датой.

Три дня пустого безделья могут свести с ума любого, особенно того, кто не привык сидеть на месте. В большей степени страдал Курт. В первый день он очень бодро держался, все ходил по палубе и радостно заявлял, что ни чего не делать и ни чего не бояться, особенно огненного плевка тебе в спину, это очень здорово. Добавляя при этом, "Всю жизнь бы так и ходил". А уже утром следующего дня, у него началась "ломка", все пошло в обратном направлении. Особенно он расстроился, когда узнал, что прошел всего один день. Он, оказывается, думал, что они плывут уже неделю, как минимум, от чего ему это все надоело, особенно ни чего не делать. За такой срок путешествия досталось больше всех капитану, к нему приставал Курт, требуя, что бы эта посудина плыла быстрей. Он даже предлагал Жерка в качестве гребца на весла, для дополнительной скорости, но Жерк вовремя спрятался, и Курту пришлось отказаться от этой затеи. От затеи дополнительной скорости он-то отказался, но от капитана не отстал, продолжая его донимать, спрашивая сколько еще плыть, каждые пять минут. Представляете, что творилось с Пурканом? Он даже саблей махал, отгоняя Курта, но не помогало, тот все равно лез, как не в чем не бывало. Один раз Курт подошел к капитану, встав в тени, и оглядевшись, нет ли кого поблизости, тихо, уголком рта, предложил ему золота, лишь бы только тот скорей довез их до места назначения. После этого Курт убегал от капитана сломя голову, ведь наш капитан не подкупен!

Как бы там не было, настал тот вечер, когда по кораблю пролетела новость о том, что они подплывают к острову. Курт, как это только услышал, спрыгнул с кровати и побежал к лестнице, ведущей наверх. Но уже на пол пути он стал скидывать скорость, и все из-за того, что становилось холодно. Чем ближе к выходу, тем холодней и больше пару клубится у рта. К лестнице Курт подошел уже пешком, обхватив себя руками, пытаясь таким образом согреться. На палубу он вышел, содрогаясь от холода, еле переставляя ногами.

- О, ё!!! - Курт поскользнулся на обледеневшей палубе, и упал вперед, приземлившись на выставленное вперед левое плечо.

- Курт, осторожнее, - посоветовал ему Жерк, повернув в его сторону голову.

Жерк стоял у борта и смотрел на еле различимый в темноте туманный остров.

- Это что такое? - Курт встал на четвереньки, и разглядывал тонкий слой льда под своими руками.

- Это лед, - просто пояснил Жерк.

- Я знаю, что это лед, я спрашиваю, откуда он здесь.

Курт поднялся на ноги и неуклюже, хватаясь за все, что попадалось на пути, подкатился к Жерку.

- Тут холодно, вот и лед.

- Правда? - с наигранным удивлением спросил Курт, навалившись на борт и посмотрев на воду, где плыли, покачиваясь на несильных волнах, небольшие куски льда. - А как же вот это, почему мы все еще плывем, если так холодно и все замерзает?

- Да тут не так уж и холодно, - пожал плечами Жерк, не отрывая взгляда от своей цели.

- Тебе-то конечно, вон как упакован, а я? Посмотри, я в одних рейтузах! Нас ни кто не предупреждал, что тут будет так холодно! Я не люблю холод, он меня тормозит! Жерк, слышишь, я не люблю холод!

- Курт, все не так плохо, - спокойно отвечал Жерк. - Может, на острове теплее.

- Теплее?! - вскрикнул Курт, и резко вытянул руку в сторону острова. - Да я отсюда вижу, что там снег идет! Какой теплее?!

- Правда, видишь? - Жерк прищурился, но ничего кроме тумана не разглядел. - Ничего не вижу, темно и туман.

- Какой туман? Это снег идет!!!

- Ох, ты! А я-то..., - Жерк засмеялся.

- Прекрати смеяться. Мне холодно, надо что-нибудь придумать. - Курт задумался. - Неси хворост, сейчас разведем костер, будем греться.

- Курт, мы же на корабле. Разведем костер и окажемся в холодной воде.

- Да? Отставить костер! - деловито вскинул руку Курт, и снова задумался. - Костер это плохо.

- Курт, что ты там говорил о холоде, который тебя тормозит? - подозрительно спросил его Жерк. - Что-то мне твое поведение не нравится.

- Ох, - Курт приложил руку к голове, и покачнулся, словно жутко устал. - Жерк, что со мной, я перестаю соображать.

- Пошли, сходим к Рокси, может она тебе, чем сможет помочь.

Жерк развернул Курта к двери и осторожно стал его направлять в этом направлении.

- Рокси это хорошо, - бормотал Курт. - Сейчас она чего-нибудь сварит, что-нибудь вкусное, и я буду в норме.

- Вкусное? - вскинул удивленно Жерк брови. - Пойдемка скорей, а то я гляжу, тебе становится хуже.

Рокси сидела в своей каюте и, похоже, весело проводила время. В прочем, в ее каюте никогда не было тихо, то у нее там полно гостей и они шумят всей толпой, то она одна, но тише от этого не становилось, она там песни пела, да с кем-то разговаривала, хотя с кем не понятно. И сознаваться в этом она не хотела, да ее сильно ни кто и не пытал. Сегодня она тоже с кем-то разговаривала, но стоило Жерку постучать в дверь, как все стихло, и Рокси тут же открыла дверь.

- Жерк? В чем дело? - радостно удивилась она.

- Вот, - он вывел вперед Курта, - с ним что-то происходит, может, ты сможешь что-нибудь сделать.

- А что с ним? - Рокси беспокойно посмотрела на Курта.

Он стоял с видом, будто объелся чего-то не свежего и от этого ему не хорошо. Он поднял большие, наполненные мольбой о помощи глаза.

- У меня карманы болят, - сказал Курт, сильно морщась, - сил нет терпеть.

- Ага, - понятно кивнула Рокси, просветлев, - ну, входите.

Жерк ввел Курта в каюту и усадил его на кровать. Рокси закрыла дверь, а Курт принялся играть пальцем с вышитыми на покрывале уточками.

- Жерк, ты погляди какие они забавные!

- Рокси, что с ним?

- Похоже, это все из-за того, что с ним происходит. Ему становится плохо.

- Мы можем что-нибудь сделать? - Жерк беспокойно посмотрел на Курта.

- То, что с ним сейчас твориться, я могу это исправить, но не надолго.

- Сколько?

- Дней на пять, может шесть, я не могу сказать точно. - Рокси выглядела на удивление серьезной, от ее наивности, которая была в момент открытия двери, не осталось и следа. - Если бы я знала, с чего все это у него началось, я бы могла сказать точнее, а так.

Рокси посмотрела на улюлюкающего уткам Курта, и отошла к своим вещам. Она открыла сумку, вытащила несколько странных предметов, отложила их в сторону и продолжила копаться в сумке. На свет появились еще какие-то пузырьки, травы, камни, пару свитков и только после этого она развернулась, держа в руке небольшой пузырек, с ярко светящимся синим песком.

- Что это? - спросил Жерк.

- Тише, - тихо сказала Рокси и подошла к Курту, тот посмотрел на нее и так старательно растянул рот, что из него потекли слюни.

- Эй, Жерк, - лицо Курта моментально изменилось, на нем отразилось беспокойство и подозрение. Он, нахмурившись, разглядывал нарисованных уток. - Я не доверяю этим уткам. Глянь, как смотрят.

Рокси открыла пузырек, насыпала песок на ладонь, и поднесла его к губам. Жерк следил за ней не отрываясь, Курт же было все по барабану, он то смотрел на Жерка, то на Рокси. И когда он в очередной раз глянул на нее, Рокси дунула, и синий песок ударил ему в лицо. Курт заморгал, потом тряхнул головой и чихнул.

- Будь здоров, - не задумываясь, сказал Жерк.

- Конечно, буду, можешь не рассчитывать, что я помру раньше времени, - ответил Курт, водя пальцем под носом. - Что происходит?

- Сработало, - одними губами проговорил Жерк.

- А ты сомневался? - хихикнула Рокси. - Бабушкин рецепт ни когда не подводит.

- Сработало! - закричал Жерк, и Курт опасливо подался назад.

- Ты чего орешь?!

- Спасибо Рокси! - Жерк радостно потряс руку Рокси, отчего все ее волосы встали дыбом, но Жерк этого не замечал, он смотрел на очумелого, ни чего не понимающего Курта. - Так значит, у нас есть дней пять, максимум шесть?

- Ну, да, - Рокси пыталась пригладить растрепанные волосы. - Если ему не станет хуже. Но четыре дня у нас точно есть.

- Четыре, шесть? О чем вы тут болтаете, какие дни? Вы обо мне говорите?

- Не волнуйся, Курт, - улыбнулся Жерк, - я тебе все объясню, но сначала пойдем, поищем, во что тебя одеть.

- Одеть? О чем ты, я одет!

- Там холодно, - Жерк показал вверх.

- О, нет, - досадно протянул Курт. - Я не люблю холод.

- Я знаю, - Жерк обнял Курта за плечо, кивнул Рокси, и повел его на поиски теплой одежды.

Рокси прислонилось к косяку, и обеспокоено смотрела, как по тускло освещенному коридору идут ее друзья.

- Почему Жерк нас раньше не предупредили, что тут холодно?

- Кто знает, Курт, кто знает.


Эй, док, вы посмотрите, че это там за коротышка с зонтиком, у наших рукописей делает? Вы его приглашали?... И я нет. Что это тогда за чмо? Ну-ка, выплюньте мою ногу, и пошлите посмотрим на него поближе... Стойте, кажется я понял, это конкурент! Точно, он пронюхал про мой..., да, да, про наш шедевр и теперь хочет нас оставить с носом. ЛОВИ ЕГО!.. А-а!!! Попался, мелкий уродец! Сейчас я проведу на нем прием по заламыванию рук, которому научила меня моя бабушка!.. Док, гляньте, какая у него гибкость! И слезы градом! Бейте, док, я держу его!... Так ему! Отлично работаете руками, док!.. Вы поглядите, как кряхтит этот карлик, видать, жалко ему свои ребра!.. Ну-ка, док, пробейте ему с ноги!... Нет, вы поглядите, как ругается этот коротышка?! Не забудьте ему за это и между ног пнуть!.. Ух, должно быть это больно!.. Эй, что за дела, куда это он пропал?... Вот же проворный малый. Ну, ничего, думаю, он свое получил, теперь век будет нас помнить.

Эх, хорошо сесть обратно за работу. Кстати, вы уж простите нас, читатели, мы тут с доком слегка поругались... Да, точно. Верно док говорит, мы уже померились, когда били этого коротышку-проныру-конкурента. Здорово, дайте пять! А теперь давайте вернемся к работе, а то читатель наверно позеленел от скуки, пока мы были заняты. Продолжайте, я пишу... Нет, это уже написано... Да, точно, смотрите. Думаю, мы в этой драке слегка подзабыли, где остановились... Да, конечно, сейчас скажу, последний абзац... Ага, вот... Да, продолжайте перевод после него. Продолжаем, дорогие читатели!


Туманным утром капитан отвел корабль подальше от острова и спрятал его между скал, после чего лично завербовал двух добровольцев, в добровольно-принудительном порядке, и усадил их на веслах, доставив на остров все необходимые вещи. Из этих вещей важными были..., не было там ничего важного, только Роксины кухонные принадлежности: среднего размера котел, тарелки и сумка с ингредиентами. Брать это, конечно, ни кто не хотел, но Рокси настояла, заявив, что все это много места не займет, да и пригодится еще может, все это снаряжение. В общем, загрузившись в лодку, Жерк, Курт, Рокси, капитан и двое моряков, отправились на остров, стараясь издавать как можно меньше шума. Капитан сидел в задней части лодки и вслушивался в тишину, проглядывая небо, не мелькнет ли там какая черная точка, из-за которой надо будет нырнуть в воду, притвориться морским обитателем и грести к кораблю. Хотя небо и было затянуто серыми тучами, оно все же было чистым, все шло по плану, то есть плыть к острову, вести себя как можно тише и не привлекать к себе внимания раньше времени. Все было тихо, даже слишком тихо, тут и птицы не летали и не кричали, тишину нарушали только весла, время от времени сильно хлюпая по воде, из-за чего капитан бросал недовольный взгляд на моряков, но рот не открывал, боялся наделать еще больше шума, нарушив тем самым свой же план.

Через полчаса напряженной качки и неестественной тишины, лодка неожиданно села на мель, все вздрогнули и замерли. Пуркан хотел развернуться, прыгнуть в воду и вплавь убраться как можно дальше, но передумал, да и опасности вроде бы ни какой не было. Он нервно покрутил шеей и, прищурившись, стал всматриваться в туман, медленно расходящийся у носа лодки.

- Приводнились! - сказал, уж больно громко Курт, от чего капитану опять захотелось нырнуть, но страх был парализующим. - Выгружаемся.

Жерк спрыгнул в воду, сгреб в охапку вещи Рокси и направился, разгоняя воду ногами, к берегу. Рокси плюхнулась следом и, прилагая усилия, побрела за Жерком.

- Ну, - Курт, спустившись в воду, опустил руку на борт лодки, от чего все ее пассажиры вздрогнули и перевели испуганные взгляды на него. Курт удивленно поморгал. - Мы пошли.

- Да, да, - закивал капитан головой.

- А вы нас ждете два дня, правильно?

- Как договорились, - снова кивнул капитан, озирая небо.

- Отлично, - Курт снова постучал по борту, и при каждом его ударе матросы и капитан слегка подпрыгивали. Курт опять поморгал, после чего улыбнулся и пошел за Жерком.

Отойдя на два шага от лодки, Курт резко развернулся и, насколько позволяла вода, быстро подбежал обратно и постучал по борту. Эффект именно такой какой он и ожидал. Пуркан с матросами вздрогнули, выпучив на него испуганные глаза. Курт постоял рядом, хмыкнул и снова пошел за Жерком. Отошел на пару шагов и решил еще раз напугать капитана, развернулся, а лодки уже нет, только из тумана доносятся энергичные шлепанья весел о воду.

- Раз-два, раз-два!!! Шустрее ребята, - подгонял матросов нервным голосом капитан из тумана, - раз-два, раз-два!!!

- Эх, - досадно махнул рукой Курт и развернулся к берегу.

Стоило ступить на остров и туман разошелся, не оставив о себе и следа. Это было определенно не просто так, без магии не обошлось. Но туман это еще ничего, ведь остров, во всяком случаи побережье, было засыпано снегом, а холода тут не чувствовалось ни на один минусовой градус, но и тепла тут тоже не было. Да и вообще, после небольшого обследования, выяснилось, что есть строго обозначенные, или лучше сказать, вычерчены территории, на которых идет снег. Жерк минут пять стоял на такой границе и смотрел, как перед его носом бушует, завывая, целая метель, но обрывается в нескольких сантиметрах от его носа. Чудное зрелище, можно было смотреть на это весь день. А на территории, где снег шел медленно, не спеша, большими хлопьями, от такой расслабляющей картины, и вовсе никуда не хотелось уходить. Но надо было.

К обеду, когда обследование прибрежной части острова было закончено, при этом никаких следов дракона не было обнаружено, они устроились под небольшой нависающей скалой. Жерк принес несколько сухих палений, тут же наломал их и Курт развел костер, Рокси поставила на него котел и принялась заполнять его снегом.

- Рокси, может не надо, а? - с надеждой спросил Жерк. - Мы ведь позавтракали. К тому же, мы так волнуемся, что съесть ни чего не сможем, так ведь, Курт?

- Точно, ни кусочка.

- Понимаю, - ответила Рокси, но набирать снег и наблюдать, как он тает в котле, не прекратила. - Я не еду собираюсь готовить.

Курт с Жерком переглянулись, пожали плечами и с любопытством сели у костра.

- А чего тогда? - с подозрением поинтересовался Курт.

- Знаете, моя бабушка говорила, что ни чего в этом мире не происходит просто так.

- Так, - понятно протянул Курт, хотя он, в очередной раз, в подобной ситуации, ни чего и не понял. - А какая связь между твоим котлом и словами бабушки?

- Прямая, - спокойно сказало Рокси. Она присела на корточки и на глаз стала определять уровень воды, словно на внутренней стороне котла есть шкала объема. - Мы же все знаем, что с черным драконом нам не справиться.

- Ну, Рокси, - недовольно проворчал Жерк, - с таким-то настроем, как у тебя, конечно, нам с ним не справиться.

- Это уж точно, - поддержал его Курт. - Мы сейчас сядем, придумаем план, а если он не сработает, Жерк этому дракону так в морду даст, что тот все зубы растеряет!

Курт вытянул ладошку и Жерк стукнул по ней своей, и они оба радостно вскрикнули. Полагалось, такое объяснение должно было убедить Рокси, но она никак на это не отреагировала, казалось, она даже не слушала их, продолжая возиться с котлом.

- Да, да, конечно, - кивнула Рокси, доставая из сумки травы. - Ну а все-таки, что мы будем делать с драконом?

Настала тишина. Жерк задумчиво посмотрел на Рокси. Она опять вела себя странно, ее веселье, непринужденность и игривость снова ушли в сторону, и теперь она казалась до непривычного серьезной, чужой. А она, не обращая внимания на Жерка, сидела у костра и сосредоточено рвала траву на мелкие кусочки.

- Рокси, что происходит?

- Черный дракон нам не по зубам, вот что.

- Ну откуда ты это знаешь? - встрепенулся Курт. - Почему ты уже копаешь нам могилы?

- Могилы? Курт, я их не копаю, я пытаюсь нас оттуда вытащить.

- Ни чего не понимаю. Жерк, ты чего-нибудь понимаешь?

- Ни чего.

- Ох, - Рокси прекратила рвать траву, и посмотрела на Жерка с Куртом, как на маленьких детей. - Я хочу сделать зелье, которое поможет нам.

- Поможет? Как? - тут же заинтересовался Курт.

- У него разные эффекты, но главное что он делает, это..., - Рокси посмотрела на Жерка. - Жерк ты при помощи этого зелья можешь стать еще сильнее, а ты Курт можешь увеличить свою скорость, оно улучшит ваши качества.

- Классно! Тоже бабушкин рецепт?

- Ага, только..., - Рокси замялась.

- Что, что не так? - забеспокоился Курт.

- Это зелье не просто приготовить, у него очень редкие ингредиенты.

- Какие? - серьезно спросил Жерк.

- Собственно они все есть, только...

- Жерк, - Курт наклонился к другу, - не нравится мне, как она мнется, уж не хочет ли она тебя сварить?

- Меня? Почему меня, почему не тебя?!

- Не, меня нельзя. Ты посмотри, во мне кости и кожа, чего варить-то?

- Может ей кости и нужны?

- Да, брось ты, - улыбаясь, махнул рукой Курт, - всем известно, что для варева всегда нужно сальце, а ты...

- Ребята, успокойтесь, никого из вас я не собираюсь варить.

- Значит, только часть? - с любопытством подался вперед Курт. - Ногу или руку у нас хочешь отрезать, да? Предупреждаю, я не дам, они мне и самому нужны, хоть и мертвому.

- Зачем? - удивилась Рокси.

- Ну, как за чем? - Курт стал разводить руками, пытаясь привести пример, но, похоже, ему ни чего не пришло в голову. - Ну, мало ли, за чем.

- Да это не важно, - Рокси посмотрела на Курта. - Мне не нужны ваши части тела, мне нужны твои брильянты.

- Мои цветные брильянты?! - в ужасе отстранился от нее Курт. - Жерк, я же говорил, что она хочет нас в это варево запихнуть.

- Не нас, а эти камни.

- Эти камни моя жизнь! - вскрикнул Курт, встав на ноги и подняв руку. - Я их честно украл, и они мои!

- Курт, не жадничай, - спокойно сказал Жерк.

- Жерк, ну за что? - загундосил Курт, сев обратно на место. - Рокси, ну за чем тебе эти камни? Почему именно они?

- Полагаю, это все из-за высказывания моей бабушки.

- Нет, Рокси, не надо приплетать сюда пожилых. Мы сейчас говорим о редких брильянтах, а не о твоей бабушке.

- Я знаю. Но последнее время все вилось к этому дню. Все события, которые происходили с нами, должны были слиться сегодня воедино.

- Жерк, я опять ни чего не понимаю. Куда делась наша Рокси?

- Я - Рокси, - ничуть не обидевшись, ответила Рокси, после чего с надеждой посмотрела на него. - Курт, чтобы уплыть с этого острова живыми, мне нужны эти камни.

Курт в нерешительности посмотрел на Жерка, тот кивнул, и Кут совсем растерялся.

- Ну, я... мне не то чтобы жалко, просто..., это такая редкость. - Курт достал меленькую коробочку с цветными брильянтами, любовно посмотрел на нее. - Рокси, а чтобы ты делала не найди я их?

- Ты бы не нашел их, если бы мы не плыли на этот остров, и если бы нам не угрожала опасность быть убитыми черным драконом. В этой жизни ни чего не происходит просто так.

- Да уж, - недовольно вздохнул Курт.

- Брось, Курт, - сказал ему Жерк, - не переживай, мы потом найдем тебе другие, такие же брильянты, если они тебе так нравятся.

- Правда?

- Конечно, лично этим займусь.

- Эх, Жерк, уболтал ты меня, чертяка языкастый.

Курт отдал коробочку Рокси, она взяла и помедлила убирать ее далеко, а то вдруг Курт передумает и кинется на нее. Но он стоял спокойно, даже зубами не скрипел, а как раз наоборот выглядел довольным и счастливым.

- Как-то даже легче стало, - весело сказал Курт, присаживаясь на свое место. Он вздохнул полной грудью, выдохнул и растянул рот в улыбке. - Рокси, расскажи еще про это, ну про то, что с нами происходило, и что это все связано.

- Конечно, - просветлев, кивнула она, откладывая коробочку в сторону и подтянув к себе свою сумку. - Смотри. Вот эти травы, которые ты мне подарил, они такие же редкие, как и твои брильянты.

Вот в это ему верилось с большим трудом. Рокси показала пучки знакомых трав, на вид не отличающихся от обычных растений, коих можно насобирать на любом лугу, и вытянула из этого пучка тонкий стебелек растения с узкими лепестками.

- Вот это, "вороний глаз", ее практически невозможно найти, даже если знаешь места, где искать. И без нее тоже невозможно сделать это зелье. Кстати, все хотела спросить, как тебе удалось его раздобыть, кто смог расстаться с ним?

- Да как сказать, - усмехнулся Курт, - Та тетя не сильно сопротивлялась, она была в отключки.

- В отключки? - удивилась Рокси.

- Ага, чего-то ни с того ни сего, взяла, брякнулась на пол и давай храпеть, как больная.

- Храпеть, говоришь? - прищурился Жерк. - А у нее дверь на месте была?

- Так это ты ее выломал?! - весело вскрикнул Курт. - А я то думал, кто же это там так?! А это ты!

- Да хлипкая она у нее была, - замялся Жерк, хотя видно было, что он не сильно смущен своими проделками.

- А ты видел ее лицо? - продолжал возбужденно Курт. - Фу, какая мерзость, просто отвратительно! Как она может с таким ходить?

- О чем ты?

- Да о бородавках! У нее половина лица в этих бяках.

- Не, не было у нее бородавок.

- Не было? А как же..., - Курт замер в раздумьях.

- Да это она сама виновата, - хихикнула Рокси. - Она пыталась наложить на вас заклятия, но из-за моей защиты оно отскочило на нее и... Ой!

Рокси вся сжалась и закрыла рот рукой - она опять ляпнула лишнего. Но уже было поздно, Жерк с Куртом сидели, вытянув шее и выпучив глазам - то, о чем она сейчас говорит, ни как нельзя отнести к бабушкиным рецептам.

На территории, где они сидели, пошел снег, но под камень, накрывавший наших героев, он не попадал, там было тепло и тихо, только костер слегка потрескивал, медленно нагревая воду в котле.

- Рокси, - наконец, нарушив тишину, сказал Жерк, - тебе не кажется, что ты нам должна кое-что объяснить?

- Да, наверно, - тихо ответила она.

- Это было бы хорошо, - Курт посмотрел на Жерка, - а то у меня есть вопросы, которые я давно хочу разъяснить.

- Я боялась, что настанет этот день, но он был неизбежен, - еще тише сказал Рокси. - Я расскажу все, но прежде я хочу сказать, что я рада была с вами познакомиться, и это правда.

- Рокси, - Жерк внимательно посмотрел на нее, - ты так говоришь, будто собралась от нас уйти.

- Возможно, - она отвернулась. - Я ведьма.

- Ух, ты! - выдохнул Курт, отчего Рокси испуганно сжалась. - Жерк, представляешь, она ведьма! Это многое объясняет, правда, Жерк?

- Рокси, почему ты не сказала об этом раньше?

- Я боялась, - она все еще не смотрела в их сторону, - я боялась, что вы меня прогоните, или захотите сжечь, как все.

- Но почему? - удивился Жерк. - Мы же друзья, почему мы должны были от тебя отвернуться?

- Но вы же..., вы же..., - Рокси повернулась, и Курт с Жерком увидели в ее глазах слезы. - Вы все время твердили, что ненавидите ведьм. Говорили, что не стали бы с ними связываться и вообще...

- Рокси, - упрекающее прервал ее Курт, - ну мало ли что мы болтаем, особенно я. Ты же меня заешь, хлебом меня не корми, дай только с кем-нибудь поспорить... Не понял, это я о себе сказал?

- О себе, о себе, - весело пихнул его Жерк, и посмотрел на Рокси. - Зря ты о нас так, мы же друзья, Рокси. Мне не важно, кто ты по происхождению, главное, твои поступки, и у нас было достаточно времени, чтобы убедиться в том, что ты хороший человек. Ведь так, Курт?

- Ты это спрашиваешь человека, который по ночам обещает перерезать твое горло? - улыбаясь, спросил Курт. - Рокси, да по сравнению со мной, ты божий одуванчик! И даже не сравнивая со мной, ты лучшая. И Жерк прав, мы от тебя ни за что не стали бы отворачиваться.

- Правда? - Рокси улыбнулась сквозь слезы.

- Правда, правда, - просиял Жерк.

- Ох, мальчики! - она соскочила с места и бросилась на них, обхватила за шеи и, прижавшись к ним, заплакала. - Я так рада, что у меня есть такие друзья.

- Я тоже рад, - Курт покосился в сторону, чтоб увидеть через волосы Рокси Жерка. - Кстати, Жерк, у нас с Рокси, оказывается, есть страшные тайны, в которых мы признались. Теперь, судя по всему, твоя очередь.

Рокси их отпустила и весело посмотрела на Жерка.

- Чего вы так смотрите на меня? Нет у меня тайн. Но если надо, чтоб вступить в ваш клуб странных, я придумаю.

- Не, - поднял руку Курт, - не надо мучаться, мы тебя так примем, ты заслужил. А если нет, то потом с тебя необходимый взнос в три дорого возьмем, верно, Рокси?

- Обязательно! То есть, я с первым согласна.

- Ну, что ж, низкий вам поклон за это, - серьезно сказал Жерк, секунду помолчал и рассмеялся.

Рокси, сидя на корточках, вытерла слезы и тоже улыбнулась.


Ой, какой трогательный эпизод вышел, док. Дайте мне платок, я шмыгну пару раз... Это что?... Платок? Стойте, не говорите, я угадаю, он ваш, да?... Либо я гений, либо... Нет, ничего, но мне ваш платок не нужен, я лучше с соплями до колен посижу... Да, конечно, вы в него можете шмыгать хоть весь день, хуже от этого вам уже не будет. Давайте про... До-ок! Не надо так громко рыдать, ведь уже все прошло, все всё выяснили и все довольны, чего вы тут потоп устраиваете?... Чего, вспомнили как недавно встретили бездомную собаку, и вы прошли мимо нее, да еще не глядели в глаза?... Ох, боюсь даже спрашивают какая тут связь с тем, что мы только что рассказали... Нет, молчите... А я говорю молчите... Да, плакать можете, только тихо, и не забудьте переводить текст дальше. Одно другому не мешает.


Весь день Рокси готовил свое зелье, намешивая в него травы, корни, какие-то камни и еще много чего, что она доставала из своей сумочки. Но бросать в котел брильянты она пока не спешила, коробочка стояла рядом с ней, и Курт изредка бросал на нее печальные взгляды, тяжело вздыхал и поднимал брови, понимая, что так надо.

Казалось бы просидеть весь день под камнем, окруженными белым снегом, не возможно, но ни Жерк, ни даже Курт не жаловались на это. Они слишком были увлечены приготовлениями зелья. Они то и дело открывали от удивления рты, когда Рокси бросала очередной ингредиент в котел и там начиналась бурная реакция, то жидкость начнет вздыматься волнами, но, не выливаясь за края, то котел начинал прыгать как заяц по огороду, или еще забавнее, начинал вращаться и приподниматься над костром. Все это было запретная магия, но до чего интересная!

А между моментами, когда котел и его содержимое доходило до нужного состояния, чтоб закинуть в него очередную порцию чего-нибудь молотого или покрошенного, они разговаривали о том, что происходило в их жизни до этого момента.

- Так значит, - задумчиво протянул Курт, вспоминая прошлое, глядя на костер, - тогда, когда мы встретились в Рагнаре, тебе хотел сжечь за дело, да?

- Нет, - простодушно махнула Рокси, - там было все так, как я и рассказывала, я вас не обманывала.

- И с драконом не обманула? - поинтересовался Жерк. - Ну, то, как ты наткнулась на его пещеру?

- Нет, тут я слегка не досказала, - засмущалась Рокси. - Там действительно были путники, на которых я наткнулась, когда бежала из очередного города. И я действительно наткнулась на них ночью. А ночью темно, вот я и разожгла костер, щелчком пальцев, запалив за одно и кружку с выпивкой. Такую вспышку только больной не заметит, а они там, как назло, все здоровые оказались.

- Хе, - повеселел Жерк, - понятно.

- Подожди, - Курт встрепенулся, - до меня только дошло. Лимли был удивлен, что не знает про наш второй склад золота. Ты его спрятала при помощи магии?

- Я его не прятал, я скрыла его от магического вмешательства. Первый-то тайник я не смогла скрыть, уж больно он велик, а вот второй спокойно. А этот придворный маг Лимли не такой уж и сильный, как думает король, я могла бы с ним легко справиться.

- Рокси, - Курт выглядел парализованным, и сидел с пустым взглядом, - ни когда, слышишь, ни когда больше не говори мне, что ты могла облегчить нашу судьбу, но ты этого не сделала.

- Не понимаю, - честно призналась Рокси.

- Он говорит о том, что ты могла бы сделать так, что нас не было бы на этом острове, - улыбаясь, пояснил Жерк.

- Но я же говорила вам, я не знала, как вы на это отреагируете.

- Рокси, - Кур посмотрел на нее, - думаю, я вряд ли стал бы на тебя кидаться, когда ты спасаешь мою задницу.

- Я не подумала об этом, да и ведь мы не плохое дело делаем, разве нет? Мы спасаем жизнь человеку.

- Мда, - протянул Курт. - С чем тут поспорить?

Спорить то можно, но зачем силы тратить? А тут еще Рокси и коробочку с брильянтами взяла. Настала тишина. Под камнем, где расположилась наша троица сгустилась темнота, словно призванная для свершения страшного ритуала. И только под самим камнем мерцало пламя костра, освещая напряженные лица сидящих вокруг него. Жерк с Куртом вытянули шеи и стали, не моргая, следить за действиями Рокси. Она открыла крышку и вытащила из коробки красный брильянт, и без какого либо должного обращения к драгоценным камням, просто бросила его в бурлящую жидкость. Поверхность котла тут же успокоилась, а из места, куда упал брильянт, стали расходиться круги, окрашивая зелье в красный цвет. Поверхность успокоилась, став походить, цветом и густотой, на свежую трясину, и тут же следом пошел следующий брильянт. Он легко погрузился в зелье, и оно стало оранжевым, а потом и желтым. Курт следил, как в котел бултыхаются брильянты один за другим, и не мог поверить в то, что он спокойно за этим наблюдет. Это он только потом узнал, что его держал Жерк, положив ему на плечи руку и каждый раз давил на них, когда Курт пытался дернуться в сторону Рокси.

- Мне определенно нужен будет лекарь, - сказал Курт, наблюдая, как в зелье канул последний, фиолетовый брильянт, и как все это варево стало серебристого цвета. - Такое зрелище никаждый выдержит. У меня, кажется, два инфаркта случилось, но я чувствую себя хорошо, думаю это шок. Но вот он пройдет, и я умру мучительной смертью, будете знать тогда!

- Ты еще всех нас переживешь, - пихнул его Жерк.

- Конечно, переживу, по-другому и быть не может.

- Почти готово, - тихо сказала Рокси, размешивая зелье. - Осталось последнее.

Рокси снова открыла сумку, вытащила маленький пузырек с коричневым порошком внутри, и бережно осмотрела его.

- Что это? - словно шум мог испарить этот порошок, Жерк понизил голос до шепота.

- Это натертый рок Земледрона.

- Ё-о! - выпучил глаза Курт. - Это же опасные твари, и обитают под землей. Где ты смогла раздобыть такую вещь? Только не говори, что ты сама добыла эти рога, и сама же их намолола, я ведь тогда окончательно сойду с ума.

- Да я купила этот порошок. Я всегда знала, где можно раздобыть подобные вещи, но они всегда были слишком дорогими для меня, но сейчас, - Рокси смущенно улыбнулась, - я могу позволить себя побаловать и не таким.

- Во, это по-нашему. По-нашему же, Жерк?!

- Без базара, Рокси наша в доску.

Рокси опять засмущалась, покраснела, пару секунда помялась и снова стала серьезной. Открыла пузырек и аккуратно тряхнула его над ладошкой, насыпав на нее несколько крупных крошек. Все опять молчали, как будто молчание это один из необходимых ингредиентов этого зелья. Рокси вытряхнула порошок в котел, и тот забурлили, стал дребезжать, а его содержимое начало переливаться всеми цветами радуги. Курт с Жерком от неожиданности вздрогнули, но взгляда не отвели. Котел вздрогнул еще пару раз, подлетел над костром, сантиметров на пять, и завис в воздухе, а зелье в нем осталось серебряным, но теперь с золотым свечением.

- Ух, ты! - Курт наклонился в бок, и посмотрел на зазор между котлом и костром. - Летает!

- Ага, - Рокси взяла две бутылочки средних размеров, и стала набирать в них зелье. В первую бутылочку вошло ровно половину котла, что никак не укладывалось в голове, ведь эта половина котла раз в пять, а то и все семь, больше этой стекляшки. Но ведь вошло, как и вторая часть зелья уместилась во второй бутылочки. - Готово.

С этими словами собравшаяся вокруг них тени разлетелась, и Рокси закупорила бутылочки деревянными пробками, отложила их в сторону, а сама принялась за беспорядок, собирая вещи и травы, разложенные у костра. Жерк с Куртом переглянулись, и в ожидании уставились на нее.

- Ну? - тупо протянул Курт. - Чего дальше-то?

- Чего? - Рокси удивленно посмотрела на него, и только потом понимающе просияла. - А, так ему надо отстояться, оно будет полностью готово к утру.

- Ага, - понятно кивнул Жерк, повернулся к Курт, и пожал плечами.

Когда Рокси закончила прибираться, точнее собирать все свои вещи, на землю спустился сурок. Рокси настояла на том, чтобы Жерк с Куртом ложились спать, ведь им завтра предстоит не легкий день, а она посидит и покараулит, чтобы все было тихо. Жерк сходил в ближайший лесок, наломала веток, для костра и сложил их рядом с Рокси.

- Это чтоб тебе ночью не пришлось их собирать, - пояснил он, когда Рокси разглядывала огромную кучу дров, хвативших бы отапливать небольшой дом целую неделю.

- Спасибо, - сказала она, после чего встала и погнала Жерка спать.

Жерк с Куртом улеглись у костра, подмяв под голову все, до чего дотянулись. Курт сначала в темноте притянул камень, накрытый пушистым слоем мха, от чего камень казался мягким, и улегся на него. Жерк, видя друга в свете костра, хорошо разглядел, на чем лежит Курт, но ничего не сказал. Он лежал и давился от смеха, а Курт откроет глаза, посмотрит на него, недовольно прищурится, поправит камень и закрывает глаза.

- Слушай, Рокси, - Курт приоткрыл глаз и посмотрел на нее. - Я хотел спросить про подземелье. Когда мы были в цепях, мне показалось, ты довольно странно себя вела, это из-за чего?

- Да, это было, - грустно согласилась она, глядя на пылающий костер. - Это мне от моей прабабушки досталось.

- Она боялась цепей? - Жерк подложил руку под голову, чтобы лучше видеть Рокси. - Я не знал, что такое передается по наследству.

- Это не совсем так. Моя прабабушка умерла, когда ее посадили в тюрьму и заковали в цепи. Когда я была маленькой, мне об этом часто рассказывали, мама и бабушка. Я не знаю зачем они это делали, особенно когда рассказывали, какие муки испытывала прабабушка находясь в цепях. Для меня эта история была настолько страшной, что я сама стала бояться цепей.

- Боишься цепей? - Курт приподнялся, посмотрел на Рокси, опечаленную воспоминаниями. - Но, на мой взгляд, костер, в который тебя постоянно пытаются засунуть горожане, куда страшней, чем цепи.

- Костер? - Рокси просветлела. - Нет, костер мне не страшен, костер мой друг, ведь ни одно зелье нельзя сварить без него. С самого раннего детства мы, ведьмы, сближаемся с ним на столько, что он нас перестает обжигать. Так что когда меня бросали в костре, он мне ничего не делал.

- А как же ты на костре..., - Жерк попытался подобрать слово, - ну, жители же должны были видеть, что ты не сгораешь.

- Нет, - хихикнула Рокси, - они видели, что я объята пламенем, а в нужный момент я исчезала, и они думали, что я сгорела.

- Подожди, подожди, - Курт совсем выпрямился, - ты хочешь сказать, что ты умеешь перемещаться?

- Да.

- Рокси! Рокси!!! - досадно застонал Курт, схватившись за волосы. - Ты умеешь перемещаться на расстояние, а мы все это время мучались, зализали в самое пекло, чтобы набрать пару мешков золота, когда ты могла...

- Не могла, - прервала его Рокси, от чего Курт замер, продолжая тянуть свои волосы. - Я не могу переносить с собой большие вещи, меня и маленькие-то сильно тормозят, а с мешком золота я и подавно никуда не сдвинулась бы.

- А, - понимающе и в тот же момент расслабившись, кивнул Курт, после чего спокойно собрался лечь обратно на свой камень. Он его поправил и замер, наконец, разглядев, что поправляет камень. Курт сощурился и посмотрел в сторону, где лежал Жерк тупо хихикая. - Я тебе это припомню.

- Да ладно тебе, - сквозь смех пропищал Жерк, - это было так смешно, что я не мог сказать.

- Ничего, ничего, мое время еще придет, - пообещал Курт, отодвигая камень, и подтягивая к себе сумку. - А когда оно придет, я буду смеяться, пока не описаюсь.

Угроза как-то прошла мимо, вообще-то Жерк стал смеяться еще сильнее, от чего Курт покачал головой и перевернулся на бок.

- А, ну тебя, - лениво махнул он рукой и закрыл глаза.

Утром они встали рано. Рокси попыталась накормить Курта с Жерком своим завтраком, но те на отрез отказались, отговариваясь тем, что очень волнуются и кусок в горло сейчас не полезет. Рокси понимающе покивала и отставила две глубокие миски в сторону, вместо этого она взяла два пузырька с зельем и протянула их им.

- Примите сейчас, - сказала она, - пока мы дойдем, вы должны привыкнуть к новым ощущениям.

- К новым? - сказал Жерк, взял пузырек и посмотрел на жидкость. - Сколько он действует?

- Неделю, или чуть меньше, точно нельзя сказать, все зависит от человека.

- Неделю? - Жерк задумался, посмотрев на Курта, разглядывающий свой пузырек на просвет. Неделя это слишком много, особенно когда с Куртом случаются такие приступу, как сейчас. Но выбора нет, да и Курт, может с ним ни чего не произойдет за это время?

Жерк вздохнул, откупорил пузырек и в один глоток, а именно столько там было, осушил его. Курт с интересом открыл рот и смотрел, не взорвется ли Жерк от этого снадобья. Жерк проглотил серебряную жидкость, совершенно безвкусную, почмокал, икнул и рухнул назад, как статуя.

- Чего это с ним? - спросил спокойно Курт, глядя на Жерка.

- Все нормально, - заверила его Рокси, - пей.

- Точно? - Курт с подозрением посмотрел на пузырек в своей руке, а потом на неподвижного друга. - А, была не была.

Ему понадобилось сделать два глотка, чтобы выпить все, и как только последняя капля скатилась с горлышка пузырька, глаза его закрылись, и он упал на землю. Тут же выпрямился Жерк, сел и огляделся. Заметил рядом лежащего Курта и нахмурился.

- Все нормально, - повторила Рокси, - он сейчас придет в себя.

- Я себя как-то странно чувствую, - сказал Жерк, пытаясь встать, но у него ничего не получалось, его руки и ноги плохо слушались. - Такое ощущение, что я сейчас взлечу.

Жерк перевернулся на живот, подергался, как черепаха, только перевернутая, и почувствовал, что к рукам возвращается сила.

- Во, - радостно протянул он, упираясь руками в землю - это уже лу-у-ааааааа!!!!

Жерк, размахивая руками, взлетел вверх, пробил спиной нависающую над ними скалу, и скрылся, улетев в сторону за пригорок высоких камней.

Курт выпрямился, сел и огляделся.

- Где Жерк? - спросил он.

- Сейчас вернется, - сказала Рокси с видом счастливого ребенка, ведь ей удалось сварить очень сложное зелье, причем с первого раза. Хорошо, что она не рассказала о страшных и изматывающих последствиях, которые могли преследовать Жерка с Куртом, в случаи неправильной дозировки ингредиентов. Но она ведь знала, что она делала, да и подумаешь, недельная чесотка или брезгливость к еде, это же мелочь по сравнению с их планами.

Курт поднял руку, пытаясь определить изменения, но ничего не ощутил, кроме слабости. Но ведь это не факт, что ничего нет, тем более он уже начал чувствовать, что сила возвращается. Он поднял вторую руку, и она резко угодила ему в нос.

- Ой! - воскликнул Курт, и машинально хотел растереть свой нос второй рукой, чтоб приглушить боль, но вторая рука ударила ладонью уже по всему лицу. - Черт, я не могу контролировать свои руки!

- Надо привыкнуть, - сказала Рокси.

- Эй! Эй!!! - Рокси обернулась и они с Куртом увидели бегущего к ним Жерка, весело махающего им рукой. - Вы не представляете, где я приземлился!

- Жерк! - Курт, как пьяный, встал на ноги, покачнулся и сделал шаг в сторону приближающегося друга, и тут же оказался расплющенным на его животе. - Черт.

- Курт? - Жерк посмотрел на свой живот. - Ну ты и быстрый.

- Я не могу это контролировать, - пожаловался Курт, пытаясь поставить руку на живот Жерка, чтобы отлипнуть от него, но его рука, как бешенная крутилась во все стороны, и попадала куда угодно, но только не на живот.

- Лучше я тебя трогать пока не буду, я тоже не совсем контролирую свою силу.

- Рокси! Ро-окси! - закричал расплющенный Курт, - оторви меня! Я хочу на землю!

- Сейчас, - Рокси, наконец, добралась до них, преодолев большое расстояние, и тут же вцепилась в руку Курта, потянула и отлепила его от доспех. Курт встал на ноги, и как манекен стал вращать глазами, остальным он боялся пошевелить, чтоб еще, куда себе не угодить. - Вам нужно время, но вы очень быстро привыкнете.

- Хорошо бы, а то в туалет хочется, - сказал Курт, - боюсь там чего натворить. Мне бы прямую, без препятствий, чтоб разобраться со своей скоростью.

Жерк остался у их лагеря, разбрасывая камни в разные стороны, чтобы тоже определиться свои возможности, а Рокси потащила на себе Курта к берегу, где можно было побегать, ни во что не врезаясь. Вскоре Курт бегал по береговой линии, как угорелый, оставляя за собой сверкающий шлейф из брызг воды. Потом, он перешел на бег с препятствиями, оббегал камни и сугробы, прямо по снегу, не проваливаясь, от чего вскидывал руки вверх и громко кричал. Правда, пару раз он врезался, хорошо что, первый раз врезался в сугроб, проделав в нем проход, точно повторяющий его силуэт, а второй раз зацепился ногой за бревно. От этого он споткнулся, упал и, пузом, боком, спиной и даже пятой точной проехал метров тридцать, а то и все сорок, сгребая снег перед собой.

- Ух! - восторженно воскликнул Курт, выглянув из сугроба, встряхнул головой, разбрасывая снег в стороны, вскочил на ноги и убежал в сторону воды. Найти корабль, не составило трудов. Курт, пробежался пару раз вокруг него и вернулся, тем же путем по воде, обратно к Рокси. - Все, возвращаемся, я готов.

Когда они вернулись к лагерю, а Курт к этому моменту мог уже спокойно ходить пешком, то не узнали местность. Из каменистой она превратилась в ровную поляну, Жерк даже умудрился откинуть ту самую скалу, под которой они спали. Заметив приближающих друзей, он перестал хулиганить, откинув камень, зажатый в руках, и пошел им на встречу, радостно улыбаясь.

- Жерк, мы раньше были крутыми, - кричал ему Курт, - а сейчас и подавно мы не отразимы!

- Да кто же будет с тобой спорить? - развел весело руки Жерк.

Минут пять они стояли и хвастались, крича и размахивая руками, кто на что способен. Один может так, другой может этак, а первый опять может иначе, но и второй тоже не отстает. В общем, это могло затянуться на долго, но Рокси их быстро привела в чувство, напомнив, что дракон ждет не дождется, когда к нему нагрянут в гости. Курт стоя к ней боком и указывая на Жерка, посмотрел на нее мельком.

- Сейчас организуем налет на его лавку, - спокойно, как гангстер заявил Курт, упер руки в бока и посмотрел по сторонам. - Так, где он обосновался, там или там?

Курт развернулся в обоих направления, и вопросительно посмотрел на Рокси, но она лишь пожала плесами.

- Откуда мне знать, где он?

- Логично, - кивнул Курт, и посмотрел на Жерка. - А тебя вообще бесполезно спрашивать.

- Почему? - протянул Жерк интонацией знающего человека, - вот я как раз мог бы... А это что за пень?

Жерк выпрямился и стал смотреть куда-то всторону.

- Чего? - прищурился Курт. - Я не понял последней фразы, куда нам идти?

- Глянь, - предложил Жерк ему, кивнув в сторону, куда он смотрел.

Развернувшись, Курт прикрыл рукой глаза от солнца, и посмотрел в даль. Там стояла лошадь с всадником и, судя по всему, он присматривался к нашим героям.

- Сбегать, посмотреть, кто это?

- Нет, - серьезно сказал Жерк, - мало ли кто это. К тому же он сюда едет, сейчас все выясним.

Рокси подошла ближе к Жерку, и они стали наблюдать, как всадник медленно приближается к ним. А ехал он и в самом деле медленно, словно он спал на ходу, лошадь делает шаг, а всадник засыпает, отчего лошадь еще больше замедляла шаг, и всадник просыпался, подгоняя ее. Что самое удивительное, так оно и было на самом деле, всадником оказался дедушка пенсионного возраста, причем пенсию он получает, судя по его виду, уже лет 30 - 35, вот такой он был старый. Но, не смотря на его глубокие морщины и седые волосы, на вид он был довольно бодрым и серьезным, по крайней мере, он таким стал, как только подъехал к нашей троице. Одет он был в блестящие доспехи, с огромным желтым гербом на всю грудь, и с пером, того же цвета, что и герб, на шлеме. Подъехал этот дедулю ближе, сдвинул брови, и внимательно осмотрел стоявших перед ним.

- Кто такие?

- А что такое? - серьезно поинтересовался Курт. - Мы местные аборигены. Мы тут живем, хлеб выращиваем, мякоть выкидываем, а корки птицам скармливаем. Еще вопросы?

Дедуля опешил, посмотрел на Жерка, Рокси, должно быть, прикидывая, они то же чокнутые или совсем психи? Ну а кто по собственной воле, будучи в здравом уме окажется на этом острове? Только психи.

- Понятно, - старики опустил забрало на шлеме и стал разворачивать лошадь.

- Постойте, - Жерк вышел вперед, а старик притормозил лошадь, - вы не подскажете, может, вы знаете, где тут черный дракон отсиживается?

Старик поднял забрало и еще раз осмотрел Жерка и его доспехи. Чокнутым такие доспехи не дают, да они их и не носят, да и глаза у этого здоровяка не кажутся тупыми, быть может, это все таки нормальный?

- Да, я знаю, - кивнул, после небольшого молчания, старик.

- Отлично, - Курт весело подошел к старику ближе и тот настороженно выпрямился. - Где он? Ты только направление пальчиком покажи, а потом можешь двигать дальше.

- А зачем он вам? - подозрительно спросил старик.

- Эй, приятель, - Курт тоже стал подозрительным, - ты случайно не "зеленый"? Не защитник этих "беззащитных" и "милых" зверей? Поди, разбили неподалеку свои палатки и ходите кругами, митингуете, пока вам кто-нибудь задницы не надрал или не поджарил. Если ты один из них, катись отсюда, пока можешь. А то мы не посмотрим, что ты сединой оброс, так отходим...

- Курт, спокойно, - Жерк остановил Курта, воинственно двигаясь в сторону старика.

- Правильно Жерк, держи меня, а то я за себя не отвечаю.

- Успокойтесь, - сказал старик, улыбнувшись уголками губ, - я вижу, что вы приехали сюда не для того, чтоб дракону поклоны раздавать, а значит мы с вами за одно.

Старик слез с лошади и подошел к Жерку с Куртом, выпрямился и представился.

- Меня зовут Ретоп, главнокомандующий малого королевства Вельман.

- Я Жерк, это Курт, а это Роксана.

-- Здрасти, - улыбнулась Рокси, сделав наподобие реверанса, чему старик улыбнулся и отдельно ей вежливо поклонился.

-- Ого, - протянул Курт, - главнокомандующий.

- Так что же вы тут делаете, да еще один?

- Я не один, в этом-то и беда, - тяжело вздохнул старик. - Я сопровождаю моего принца Вэлианта, он хочет убить дракона.

- Ух ты, - весело выдохнул Курт. - Ты погляди до чего дошло, Жерк, уже принцы едут биться с драконами. Скоро мы останемся без работы!

- Да, - Жерк посмотрел по сторонам от старика, - а где ваша армия и ваш принц? Вы не потеряли его? Я его, почему-то не вижу?

- О, не волнуйтесь, я его не потерял, - простодушно махнул рукой Ретоп, - я его связал.

- Чего? - в один голос воскликнули Курт с Жерком.

- Да, - не обращая внимания на этот возглас, кивнул старик. - Он знаете, какой горячий, так и рвется в бой. Когда узнал, что от людей, что мы взяли с собой, ни кого не осталось, он сам захотел пойти к дракону и убить его. Но я не могу допустить, чтобы принц погиб, ведь он наследник престола.

- Жерк, какого черта тут делает принц, ему-то, зачем сюда приезжать?

- Вы поймите, - старик стал очень грустным, - у нас очень тяжелое положение. Наше королевство не большое, и если начнется война, то мы окажемся посредине двух огней, для нас это катастрофа.

- Так, - Курт слегка склонил голову в сторону, и выставил руки в сторону старика. - Чего-то я не въезжаю, причем тут война и черный дракон? Ваш принц что, хочет прославиться перед войной, победив эту зверюгу, и тем самым запугать своего врага?

- Это не поможет, но войну можно остановить, если вернуть принцессу Элейн.

- О, а вот тут поподробнее, - попросил Жерк. - Мы ведь тоже по этому поводу. Мы от Лимли, но про вас он ни чего не говорил.

- А он и не знает. Но мы знаем, что если принцесса не вернется в ближайшее время и не выйдет замуж за принца Ирраге, то они начнут войну. Этот брак символ дружеских отношений.

- Ну, а вы-то тут причем? - Курт уже начал терять терпение, пытаясь понять, что уготовленно принцессе.

- Так ведь наше королевство находится между этими двумя. Мы станем полем для сражения их войск. И вот, чтобы этого не случилось, мой принц решил во чтобы-то ни стало, спасти свой народ. Он собрал войска, и мы отправились сюда, но..., - старик поник, - все погибли. И принц погибнет, если я не смогу отбить принцессу.

- Ага, теперь кое-что становится понятным, во всяком случаи, с этим мы разобрались, - Курт повернулся к Жерку. - Но вот что мне интересно, Жерк, почему Лимли нам ничего не говорил ни о свадьбе, ни о войне, почему?

- А тебе это надо? На наше решение это все равно ни как не повлияло бы, мы ведь в любом случаи собирались бежать, а Лимли нас довольно необычным образом уговорил остаться и помочь ему, помнишь?

- Ах, да, - кивнул Курт, и повернулся к старику. - Так значит, выходит, ты решил вместо принца принести себя в жертву? Надеешься, что раз ваша армия не справилась с ним, то он сдохнет, подавившись твоими костями?

Старик пожал плечами, показывая, что другого выбора у него просто нет.

- Вот что, папань, ты лучше покажи нам дорогу к этому дракону, а мы вместо тебя попотеем, ведь у нас одна цель.

- Конечно, - серьезно сказал Ретоп, - а если что, я за вами все доделаю.

- Да, да, обязательно. Ну, так, где он?

Рокси осталась с Ретопом, они должны были развести огонь - подать сигнал капитану, чтобы он выслал лодку, а после этого сходить за принцем. Или наоборот, это уже было на их усмотрение, главное, что они должны были дождаться Жерка и Курта, пока те не вернуться. Ретоп, конечно сопротивлялся, все не мог поверить, что эти двое вернуться, да еще с победой, он все рвался могилы рыть, да над могильной плитой сообща подумать, чего бы там такого приятного написать. Причем говорил он это на полном серьезе, без насмешек, ведь они с принцем уже не один десяток солдат отправили на бой с этим чудовищем, и ни кто не вернулся, даже раненным, все погибли. Сопротивлялся он, правда, не долго, Рокси его быстро образумила, вот только каким способом не известно, но наверняка, применила, чего-нибудь из своего. Краем уха, Жерк услышал, как она начала рассказывать захватывающую лекцию о том, каких можно паразитов и болячек нахватать, находясь в долгой от людей изоляции, вот как на этом острове. И уверен, она предложила ему кучу вариантов лечения, вплоть до реактивно-прочищающего кишечник напитка, которое она так и не смогла заставить выпить ни Жерка ни даже Курта. Они, почему-то, всегда убегали, но Ретопу бежать-то некуда. А куда тут сбежишь? Но судя по лицу этого старикашки, его эта идея очень заинтересовала. Видать он не совсем понял, через какое место происходит очищение и с какой скоростью. От этого прочищения можно даже головой повредиться, то есть можно удариться ею о ветку, если она будет над головой, когда ты начнешь с ускорением подпрыгивать. Какие из этого вышли последствия Жерк с Куртом уже не увидели, они пошли по указанному направлению, и путь их был не близок.

Курт не бегал быстро, он находился рядом с Жерком, и они не спеша и не таясь, шли по снегу, держа курс на гору. На вершине этой горы, есть большое плато, там когда-то был роскошный замок. Но это было давно, по словам Ретопа, от него остались только обломки стен, торчащих из земли и поваленные башни. А кто построил этот замок и кто там жил, и почему построили на этом острове, удаленном от цивилизации, он не знал. Да и кому, какая разница, главное, что там жил дракон.

- А я и без этого старика знал, где искать этого дракона, - Жерк остановился и посмотрел на цель, и она уже была не так далеко. - Я когда подлетел, видел этот замок, точнее то, что от него осталось. Ну и понятное дело, что этот дракончик там себе хату заделал.

- Да какая разница, денег он от нас же за это не потребовал. Да и вообще, меня не это беспокоит, а то, что Лимли умолчал о войне.

- Курт, - Жерк двинулся дальше, - я же говорил...

- Нет, - перебил его Курт, чуть отстав, - то, что говорил ты, я помню, и прекрасно это понимаю, но я не об этом. Мы идем к черному дракону, мы должны спасти Элейн, а она должна выйти замуж, чтобы не было войны.

- Все правильно.

- Правильно-то правильно, но, напоминаю, мы идем к дракону, а они не держат заложников, и по всей вероятности, она уже...

- Мертва, - закончил Жерк оборванную фразу.

Курт замер.

- Что я говорю? - Курт с некой отрешенностью от всего происходящего стал прикидывать. - Я не хочу, чтобы она была мертва, я же ее..., то есть она мне..., я хочу сказать...

- Она вызывает у тебя симпатию? - предложил вариант Жерк.

- Да, можно и так сказать, - Курт пошел дальше. - И что мы получаем?

- Что?

- Если она мертва, а мы этого не хотим, но мы предположим, что она мертва, хотя это даже предположить сложно. Попытаться, конечно, можно, только...

- Курт? - прервал его Жерк, не грубо, но настойчиво.

- Да, я понял. Так вот, если она мертва, то никакой свадьбы не будет, а значит, начнется война.

- А если она жива?

- А если она жива, то мы ее спасем, вернем и...

- Она выйдет замуж?

- Жерк, - Курт остановился и посмотрел на него, - какой же ты бестактный, а главное бесчувственный. Ведь если мы ее вернем, то она... я..., то есть мы...

Курт запнулся об слова.

- Вы...

- Нет, - Курт выставил руку, - нет, ни говори, я не хочу этого слышать. Мы, что-то упустили, тут должен быть выход, чтобы он всех устраивал, так всегда бывает, надо только посмотреть повнимательнее.

- Курт.

- Нет, нет, Жерк, подожди, не перебивай, я думаю, - Курт стоял и ритмично, не сильно, пальцами стучал себе по лбу. - Тут должен быть выход.

- Курт, - снова позвал его Жерк. - Тут...

- Ну почему? - обреченно опустил руки Курт, застонав. - Почему все так выходит? Я что, лысый или плешивый? Почему судьба ко мне так жестока?!

Курт замер, опустив голову, и смотрел себе под ноги.

- Ну же, Курт, все не так плохо, - Жерк подошел к нему ближе, положил руку ему на плечо и Курт поднял на него глаза. - Да, ты сейчас что-то потеряешь, но зато ты спасешь много жизней. И согласись, в осознании этой мысли, что-то есть, что-то такое великое и великолепное, разве ты не находишь?

- Ох, Жерк, - Курт покачал головой. - Теперь я, кажется, понимаю почему Лимли умолчал о войне и о том, что Элейн суждено выйти замуж за какого-то там принца.

- Да, - кивнул Жерк, - должно быть он заметил, как ты отреагировал на ее портрет и решил на этом сыграть, то есть умолчать. И его нельзя за это винить, ведь он это сделал в благородных целях.

- Да, не умею я скрывать свои эмоции, - Курт посмотрел на Жерка и грустно усмехнулся. - Но знаешь, что я еще понимаю? То, чтобы не случилось войны, мне придется отказаться от Элейн. Потому что я не могу допустить, чтобы из-за меня кто-то погиб, я не настолько жесток.

- Я знаю, - улыбнулся Жерк, - ты очень хороший.

- Ну, ну, - Курт выпрямился. - Где ты хороших видел? Я плохой и слегка, совсем чуть-чуть, хороший, меня, если уж на то пошло, две половины, но плохого больше. Меня двое, и если сравнивать то так, хорошего во мне, размером с горох, а плохого, размером с арбуз. Понятно?

- Понятно, - Жерк по-прежнему улыбался, - чего тут не понятного? Но если подумать, то тебя трое.

- Нет, ничего не знаю, - Курт на отрез провел перед собой рукой и задрал нос. - Тот, что третий, с которым ты по ночам сталкиваешься, я с ним не знаком, даже никогда с ним не встречался, слышал о нем, но не больше, так что, нечего его мне плести.

- Ладно, уговорил, я человек маленький, как мне скажут, так и сделаю, куда там мне дергаться, особенно на арбузных людей!

Жерк засмеялся и побрел дальше в гору, а Курт выпучив глаза, уставился ему в след.

- Я не понял, ты меня обозвал или комплемент сделал?

- О, ты погляди! - Жерк остановился, глядя себе под ноги, где не было снега. Толстый слой снего закончился, оборвавшись, как пропасть в метре от него.

- Вот это да! - воскликнул Курт, оказавшись на твердой почве. - Опять чудеса.

- Похоже на то, - Жерк посмотрел вверх горы. - И что-то мне подсказывает, что это еще не все сюрпризы. Пойдем.

- Пойдем, - сказал серьезно Курт, - не гоже заставлять ждать принцесс.


Эй, док, вы куда?... В магазин? Опять?... Ну, ладно идите, тогда может и мне чего-нибудь принесете?... Не знаю, пусть будет сюрприз... О, ушел! Вы послушайте, какая тишина. Заслушаешься! А какая у меня теперь воля! Я могу и так сесть, и ноги могу вот как закинуть! Мне теперь все нипочем, свобода! Да, я могу и луку наесться от пуза! Думаю, док не будет возражать, если я у него одну головку возьму. Так, вот эта выглядит вполне аппетитной. Ну-ка... Ой, ой, тьфу! Ой! А-а-а-а!!!! Какая гадость, мамочки! Воды!.. Черт, какой дурак поставил сюда это кресло? Теперь синяк на лбу будет!.. Ой, как рот горит!.. Глаза! Я ничего не вижу! На помощь!.. А-а-а!... Ой, как больно! Опять это чертово кресло! Ненавижу кресла! Ой, жжет, ой, жжет!...

Фу, еле отмылся, но глаза до сих пор слезятся. А док, между прочим, жрал этот лук как яблоки! Одуреть!.. Ох, все, забудем об этом, и вернемся к делу. Так, мое любимое кресло, компьютер и тишина-а! Где мы остановились, док... Ах, да, док же вышел. Ну и ладно, и без него определимся, где мы остановились... Ну вот, это было не так уж и сложно, продолжаем... Как же тут все-таки теперь тихо и пусто. Я и не замечал, что у меня такая большая комната. Бррр! Какая она у меня мрачная и одинокая. Эх, поскорей бы док вернулся.


Наши герои шли не спеша в полной тишине. Пейзаж кругом был серым, пустынным и безжизненным, а из звуков были только их собственные шаги. Обстановка, при приближении к вершине, становилась все напряженней. И это понятно, ведь они, практически по своей воли шли в лапы смерти, черной смерти. На обсуждение не выносился даже план дальнейших действий, и все из-за того, что не было конкретный данных о том, что представляют из себя черные драконы. Да, все говорят, что они плохие, жестокие, беспощадные и все в таком духе, но ведь это только слухи, в действительности же все может оказаться намного страшнее, или наоборот. Черный дракон может оказаться вполне безобидным животным, которое любит поиграть с клубком шерсти. Кто их знает? Но вот что знают все: если ты ни чего не знаешь о своем противнике, имеется ввиду достоверную информацию, то ты начинаешь испытывать страх и беззащитность. Вот наши герои мало, что знают о черном драконе, но они не трясутся от страха, но и не рвутся в бой. Именно по этой причине Курт не бежал вперед сломя голову, чтобы заглянуть за край вершены, а Жерк, мысленно делил участки их пути, приглядывая огромные камни, чтобы в случаи опасности быстрей подбежать к одному из них и швырнуть в нужном направлении.

- Тихо тут как-то, - Курт посмотрел назад, - не нравится мне все это.

- Да, мы на этом острове два дня, а дракон и рыку не подал.

- А может, его тут нет? - с надеждой спросил Курт. - Может, он в гости отправился?

- Это было бы хорошо, - Жерк посмотрел в серые облака. - Только бы он принцессу с собой не забрал.

- Да, это точно, в противном случаи я очень рассержусь. Столько пути проделать и только для того, чтобы узнать, что принцесса в другом месте. Я этого так не оставлю, я...

- Курт, тише.

- А, да, да. - Курт вжал голову в плечи и, как партизан, сидящий в засаде, огляделся. - Соблюдаем тишину.

Через полчаса, стараясь как можно меньше издавать ненужных звуком, ползая на пузе, Жерк с Куртом подкрались к краю вершины горы и, вздохнув, выглянули из-за нее и тут же спрятались.

- Ты чего-нибудь разглядел? - тихо спросил Жерк Курта.

- Нет, - покачал головой Курт, - я думал, ты разглядишь.

- Ни чего я не видел. Давай еще раз.

Они уперлись руками в землю, еще раз вздохнули, словно собирались нырять и подняли головы над камнями.

- Ты чего-нибудь видишь? - снова спросил Курт.

- Сейчас, открою глаза и скажу. - Жерк открыл один глаз и стал им водить из стороны в сторону, а все тело буквально кричало своему хозяину "Спрячься кретин, сейчас как плюнут в тебя и костей не соберешь!". Но впереди ни кого не было. - Чисто.

- Правда? - Курт открыл глаза. - Ох, какое облегчение..., то есть я хотел сказать, пустяки.

- Ага.

Жерк приподнялся на ноги, чувствуя, как они подрагивают, рядом встал Курт, отряхивая штаны, те тоже дрожали, толи от трясущихся ног, толи оттого, что Курт по ним неистово стучит, хотя они были абсолютно чистыми.

Наконец, их перестало трясти, и они уставились на огромную равнину, на вершине горы. Это очень напоминало кратер потухшего вулкана, большой, круглый и обрамленный небольшими каменными возвышениями по периметру. Но, не смотря на большую площадь, тут все просматривалось, как на ладони и тут точно не было видно дракона. Зато были развалины, вообще-то из гладкой и ровной серой земли торчало несколько каменных стен с провалами для окон, и пару треснутых башен. И ничего больше, это даже развалинами не назовешь, тем более замка, так, кто-то в песочек играл и забыл свои игрушки. Правда, глядя на эту серую пустыню, внутри живота, или где-то рядом, росло беспокойство и уныние все сильнее, подпитывающее желание убраться отсюда подальше и побыстрей.

Все эти развалины были на одной половине кратера, а на другой был виден небольшой темный провал, он был в виде дуги и плавно уходил под землю.

- Нам что, туда придется спускаться? - Курт поглядел на темный провал.

- Похоже на то. Пошли.

На этой горе надо было держать ухо востро, чтобы не проморгать приметы, призывающие прятаться, поскольку над головой нависла опасность такой неестественной плотности, что казалось ее можно потрогать рукой. Хотя над головой, пока, были все те же серые тучи, они медленно, по мере продвижения вниз по склону, закрывались каменным навесом. Похоже на то, что вторая половина кратера просто провалилась в пустоты горы, проглотив остатки замка, которые теперь покоились на глубине нескольких метров.

Жерк с Куртом прошли по крутому спуску и решили, прежде чем спускаться на самое дно, изучить обстановку, засели на высоком выступе за камнями - с него можно было оглядеться. В стенах было проделано несколько дыр, освещавшие провал, давая возможность разглядеть вполне приличные фрагменты уцелевшего замка, несколько ходов туннелей и того, по чьей вине они тут оказались. Да, дракон был там, он лежал у стены пещеры, повернувшись к ним спиной, и его бока заметно вздымались, убивая надежду на то, что он умер. Это был действительно большой дракон, просто невероятных размеров, даже страшно представить, сколько ему надо еды, чтобы насытиться.

- Жерк, я сошел с ума, или там и в самом деле лежит эта тварь?

- Либо так, либо мы с тобой оба психи, - прошептал Жерк. - Я его тоже вижу.

- Чего будем делать?

- Понятия не имею, - Жерк оглядел пещеру, надеясь увидеть хоть что-нибудь, что могло бы им помочь. Но тут ничего не было, кроме камней и развалин. А кидать камни в такую большую ящерицу, это все равно, что обвешаться мясом и пойти дразнить льва. Убежать ты от него не сможешь, а он не подавится твоими костями. - Ты не видишь принцессы?

- Ничего я не вижу. Но и верить в то, что он ее сожрал, тоже не...

- Чего вы там шепчитесь?

Голос прогремел по всей пещере, громко и сотрясая все внутренности. Жерк с Куртом тут же спрятались за камнями и, прижавшись к ним спинами, замерли.

- Жерк, как думаешь, это принцесса или дракон говорил?

- Очень хотелось бы верить, что принцесса. Но что-то мне подсказывает, что я ошибаюсь.

- Да выходите уже, - снова прогремел голос, содрогая землю под руками, заставляя прыгать мелкие камушки.

- Все попались, - махнул рукой Курт. - Чего теперь делать будем?

- Отвлечешь его? Я зайду с другой стороны.

- Значит, - Курт улыбнулся, - действуем по плану "Говорящий вор"?

Жерк кивнул. Этот план прост, они по нему, почти постоянно действует, он заключался в том, что Курт отвлекает разговорами, а Жерк, тем временем, ворует. В данном случае ищет принцессу.

Курт пропустил Жерка и тот на корячках пополз в сторону, готовясь перебрать в другое место, более удобное для поиска цели. Устроившись поудобнее и готовый к действиям Жерк дал знак Курту. Тот, прильнув спиной к камню, подтянул штаны и встал.

- Привет, - махнул рукой Курт.

Дракон уже сидел и смотрел на Курта. В сидячем положении дракон казался еще больше. Особенно в глаза бросалась его огромная и мощная грудь, таившая в себе невероятную физическую и огненную силу. И эта же часть тела дракона, отличалась цветом от всего остального, она была более светлой, почти желтой, но это не выглядело смешно. На небольшой, но столь же внушающей силой, как и грудь, шее покоилась вытянутая голова, усыпанная рогами и небольшими, но изящными ушами. Такого грозного существа Курту еще не приходилось видеть в своей жизни, а они с Жерком пролазили не одну пещеру с драконами, но все они, по сравнению с этим крылатым ужасом, казались игрушечными и забавными. И это при том, что этот дракон еще и не злится, он сейчас выглядит очень спокойно и даже заинтересованным, что же будет когда он захочет оскалиться?

- Где второй? - спросил дракон.

- Он, - Курт поглядел глазами в сторону на Жерка, - он не может встать, ты его очень напугал.

- Врешь, но это твое право.

Умные драконы, как уже известно, не редкость, но этот и в этом их превзошел. Это усложняло ситуацию, но не для Курта, поскольку он знал, что у всех, даже у драконов, есть грань характера, за которую стыдно: несдержанность, вспыльчивость, отсутствие воображения и тому подобное, ее надо только найти и воспользоваться.

Курт вышел из-за камней, подошел ближе к краю выступа и, свесив руки, словно они ему мешают, без какого-либо интереса огляделся. Дракон возвышался над Куртом, наблюдая за ним с пятнадцатиметровой высоты, но расстояние между ними, практически сглаживало это.

- Так значит, - скучающе протянул Курт, - ты вот тут и живешь?

- Да, - соседским тоном ответил дракон, и тоже оглядел пещеру. - Не весть что, но мне нравится. Главное, что ни кто не мешает жить.

На последних словах он сделал ударение, искоса поглядев на Курта.

- Эй, - Курт поднял руки, - не надо на меня косяка давить, по-твоему, я виноват, что мы к тебе в гости заглянули? Я бы сказал иначе, это ТЫ виноват в том, что я, вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, теряю свое драгоценное время в этой мерзкой пещере.

- Это мой дом, - вежливо напомнил дракон.

- Извини, - кивнул Курт в ответ, - просто настроение плохое, вот и сорвалось.

Дракон молчал и продолжал выжидающе смотреть на Курта, словно тот прервал свой рассказ на интересном месте.

- Слушай, - Курт перешел на дружеский тон, - я вижу, ты хороший парень, так может, договорим по-хорошему, а?

- Нет, не договоримся.

- Ну зачем тебе эта принцесса?

- Принцесса? - удивился дракон. - Какая принцесса?

Курт замер. Ему вдруг пришло в голову, что на этом острове вполне может оказаться и не один дракон, и они с Жерком, по чистой случайности зашли не к тому. Курту показалось, что он сейчас начнет испытывать неловкость.

- А, та, принцесса, - вдруг вспомнил дракон, и Курт, еле заметно, с облегчением вздохнул.

- Какая? - подозрительно переспросил Курт, решив перестраховаться.

- Полагаю, за которой вы пришли.

- А за какой мы пришли, ты знаешь?

Дракон открыл пасть, и тут же захлопнул ее, задумавшись. Посмотрел на своего гостя и, прищурившись, улыбнулся.

- Она жива, - сказал он.

Жерк уже устал ждать подходящего момента и поэтому упал на бок и стал смотреть на друга, тот над чем-то раздумывал. Жерк его не торопил, он и сам понимал, что этот черный дракон нечто особенно и справиться с ним будет не просто, если вообще возможно, но в данный момент главную роль играл сейчас Курт. У него не плохо получалось вести беседу, и возможно, раз дракон не глупый, все может обойтись без рукоприкладства. Вот поэтому Жерк и расслабился, подперев рукой голову и наблюдая за своим другом.

- Возможно, я сейчас скажу глупость, - Курт глазами поглядел на Жерка, - но почему? Почему она все еще жива?

- Есть там было нечего, - просто ответил дракон. - А еще мне бывает скучно.

- Не понял, - Курт находился в полной растерянности. - Мы с тобой вообще, о чем говорим?

- О принцессе, которую я решил оставить, на определенное время, заодно позабавить себя.

- А-а, - протянул Курт. - Но скажи, мне очень интересно, зачем ты ее вообще похитил? Такому здоровяку как ты, человека и на зубок мало будет, даже от очень толстого мало толку будет, так какой же в этом смысл?

- Это лишний вопрос, - твердо сказал дракон.

- Как это лишний? Это главный вопрос, и прошу на него ответить.

Дракон пристально посмотрел на Курта, показывающий всем своим видом, что легче будет отбиться от комаров на болоте, чем от него с этим вопросом.

- Скажем так, это была услуга за услугу.

- Чего? - чуть ли не брезгливо взвизгнул Курт, будто его обманывают. - Ты чего это говоришь? Какую услугу?

Дракон встрепенулся. Это маленький человечек заговорил так, словно он, черный дракон, в чем-то провинился и теперь несет за это ответственность.

- Ты же ЧЕРНЫЙ ДРАКОН, - Курт поднял палец вверх, подчеркивая значение своих слов. - Какую услугу могли тебе сделать, чтобы ты подался на них работать?! - спросил он и тут же добавил. - Кстати, кто это тебе так угодил?

Вот это, для неподготовленных людей или драконов, было очень странным. Все это время Курт, чуть ли не крича, возмущался, махал руками, а тут моментально, как ни в чем не бывало, спокойно и с любопытством спрашивает последний вопрос.

Наш дракон тоже не стал исключением, удивился, но быстро пришел в себя и даже стал выглядеть уже недоброжелательно, видать ему эта тема была не по душе.

- Так кто же это был? - повторил Курт.

- Тебя это не касается.

- Ну, тогда может, скажешь, что тебе за услугу сделали? И быть может, мы на том же разойдемся?

- Ни чего не выйдет, - рыкнул дракон, - вы ни чего не можете предложить.

- Вот как? - Курт посмотрел на Жерк, и дал ему знак быть готовым к действиям - план "Говорящий вор" начал набирает обороты. Жерк кивнул и привстал, а Курт, ехидно улыбаясь, повернулся к дракону. - Значит, и такой большой и толстой ящерице можно, что-то предложить из-за чего она встанет на задние лапки, высунит язык, и кого-то назовет хозяином?

- Ты не понимаешь, о чем говоришь! - зарычал дракон, и резко поднял голову.

- О, в самом деле? - притворно удивился Курт. - Ну-ка, давай посмотрим, что же тебе сделали, что ты стал таким послушным. - Курт задумался. - Поскольку дракон ты у нас не обычный, то тут должно быть что-то необычное. Хм, наверно это, хотя я могу и ошибаться, но это, не необычное, а скорей простое, или даже детское. М-м. Полагаю, тебе подогнали упаковку зубочисток, выструганных из старого забора! Или нет, думаю, дело куда серьезнее. Да, здесь явно работал профессионал. Вероятнее всего, тебе подарили задочесалку, чтобы ты на конец мог сам ее почесать, а не просить у кого-то помощи! Я прав?

Дракон выпрямился и, угрожающе расправив свои черные крылья, несильно зарычал.

- Только не говори, что ты собрался петь, - скривил недовольное лицо Курт. - Я ненавижу, когда фальшивят.

Но дракон петь не собирался, в место этого, без каких-либо предупреждений, в том числе и не явных, таких как утробного глаготания, он просто приоткрыл пасть и огненный язык ударил в место, где стоял Курт. Это пламя осветило пещеру лучше, чем солнце могло бы светить в самый безоблачный день. И глядя на это яркое безумие, можно было не сомневаться, что спастись от такого просто не возможно. Никому. Ну или почти, никому. На том месте, куда целился дракон, давно уже ни кого не было, и не потому, что Курт заживо сгорел, а потому, что он успел отбежать в сторону и понаблюдать на это зрелище с боку, как пламя выжигает небольшую яму, раскалив камни до жидкой красной массы. Жерк было, рванулся вперед, боясь, что Курт угодил под огонь, но, привстав, он увидел своего друга неподалеку в полной безопасности, он стоял небрежно, улыбаясь и подмигивая Жерку. Облегченно выдохнув, Жерк занял исходное положения, готовясь ко второй подобной реакции дракона, поскольку первую он пропустил.

Пасть дракона медленно закрылась, и пламя, прожигающее дыру в каменном навесе, иссякло. Пещере вернулись темные оттенки, и глаза не сразу настроились к полумраку, посему пришлось сначала несколько раз поморгать. И только после этого Курт взглянул на дракона и успел увидеть, как у того на морде, сменив довольное и в тоже время слегка расстроенное выражение, появилось удивление и восторг. Дракон увидел Курта в полном порядке, то есть, живым.

- Удивлен? - улыбнулся Курт, разведя руками. - Мы и не такое можем!

- Что это было?

- Ты о том, что не смог меня прожарить? Это просто. Магия на тебя не действует, а нам надо было хоть чем-нибудь от тебя защищаться, вот мы и применили магию против себя.

- Умно, - искренне похвалил его дракон. - А кто из вас колдун, ты или тот, что прячется?

- О нет, - необидно усмехнулся Курт, - мы с моим другом простые люди. Но нас много, очень много, понимаешь? Очень, о-о-очень много! - Врал Курт, не краснея. - И одна из них очень сильна в этой области. Снами вообще, советую не связываться, замучаем насмерть!

-- Так уж и на смерть? - язвительно спросил дракон.

Курт недовольно посмотрел на дракона. Эта рептилия вернулось в то русло, с которого Курт начинал, пытаясь вывести его из себя, и заставить сдвинуться с места. Все попытки пошли насмарку, придется начинать все с начала, а это может занять много времени, если учесть, что дракон не глупый и похоже понимает, что от него ожидают. Это было минус, если не сказать очень скверно, он просто не позволит довести себя до такого состояния, чтобы тратит время на догонялки с Куртом. Но было в общение с этим драконом и радостное. Судя по тому выражению расстройства, когда дракон думал, что спалил своего собеседника, можно было смело предположить, что он и в самом деле тут скучает. И поэтому, до сих пор ведет эту беседу, навязанную ему Куртом, не пытаясь его прервать или убить. Еще раз.

Жерк тоже весь уже истомился, проглядел не один путь, как можно было бы пробраться к другому укрытию и остаться там не замеченным до момента, когда можно уже более спокойно обследовать пещеру в поисках принцессы. Которая, как уже выяснилось, еще жива, остается ее только найти, схватить и бежать без оглядки. Но как все это провернуть? Жерк посмотрел на Курта, и тот понял его без слов.

- Начинаем операцию "Недовольный вор", - прошептал Курт одними губами, но дракон, похоже, его услышал. Хороший слух, знаете ли.

- Это что значит? - поинтересовался дракон, слегка сдвинув брови, усыпанные зловещими шипами.

- Сейчас, сейчас, - Курт подошел еще ближе к краю навеса и оценивающе посмотрел вниз, поводил головой, определяя как лучше спуститься, и посмотрел на дракона.

Дракон стоял не шевелясь, с интересом наблюдая за поведением своего гостя. Зато Жерк весь напрягся, готовясь не только к запланированным действиям, но и, в случаи чего, идти на выручку Курту. Ведь план "Недовольный вор" означал контакт с целью, то есть Курт собирается подойти к дракону вплотную.

- Что скажешь, если я, - Курт стал поглаживать себе подбородок, - если пробегусь по тебе и стукну в глаз? Это будет для тебя обидно, разозлит или может, ты начнешь стучать своими крохотными лапками?

- Ты? - дракон открыл пасть, но не чтобы плюнуть огнем, а чтобы издать утробный, сотрясающий пещеру, смех. - Ты не сможешь подойти ко мне и на расстоянии...

Закончить фразу он не успел. Он увидел, как Курт сорвался с места, сбежал по насыпи вниз, к очищенной от всяких каменных залежей площадке, где сидел сам, и проводил взглядом до своего хвоста. Курт двигался очень быстро, человеку было бы трудно за ним проследить, но дракон видел его отчетливо, хотя и сам не понимал, почему этот маленький человек, в отличие от всех других, двигается так быстро. Возможно, это потрясение и не позволило пошевелиться дракону, в то время пока Курт лихо заскочил ему на хвост и, огибая огромные, темно-желтые шипы по всей спине, пробежался до самой морды, и замер только у самого глаза. Вертикальный, длинный зрачок на желтом фоне глаза сузился и устремился на Курта, стоявшего в раздумьях с таким видом, словно на этом месте он и стоял, с тех пор как пришел.

- Слушай, - небрежно протянул Курт, глядя в центр черного зрачка, видя при этом свое собственно отражение, - я тут подумал, пока бежал, что это как-то не хорошо бить тебя в самый глаз. По сути, ты мне ничего не сделал, и мне не за что на тебя обижаться. Но с другой стороны, из-за тебя мне приходиться проводить тут время. Может, разойдемся миром, а? Отдай нам принцессу, и мы уйдем.

- Мне придется вас убить, - с оттенком печали в голосе, проговорил дракон. - Я бы сказал, что тут ничего личного, но вы вторглись на мою территорию, и нарушили мой покой, а я этого не люблю.

- Сам виноват, - огрызнулся Курт, совсем уже не по-дружески.

- Вы оба умрете, как и те, что приходили сюда до вас. Умрут и те, кто придет после вас.

- С чего ты взял, что они придут?

- Они будут, - усмехнулся дракон, - всегда найдутся те, кто захочет прославиться, победив меня или просто посмотреть на черного дракона. Но их всех ждет одна судьба, та же что и вас. Смерть.

- Так, все, - Курт стал злиться не на шутку. - Ты меня достал!

У дракона был шанс, и пусть потом не говорит, что Курт ему его не предлагал. Теперь же все, он профукал свое счастье, пришло время жестокой расплаты. Дамы и господа, держитесь за свои болты и гайки, пришло время технического обслуживания!

Курт набрал полную грудь воздуха, замер на секунду и... плюнул прямо в блестящий желтый глаз. Безотказно действует! Никто не любит ходить оплеванным, особенно когда плюют в глаз. Дракон взревел, вскинув голову от бешенства, а за одно, надеясь, скинуть и Кута. Но его уже там не было, Курт благополучно спустился вниз на землю и теперь ждал, когда это огромная махина, созданная для убийств, заметит его, а дальше уже будет дело техники. Все так и вышло, дракон, чуть сощурив правый глаз, глянул вниз и сразу сосредоточил взгляд на том, кто в него плюнул. Плевок за плевок! Дракон открыл пасть, и струя ярко-оранжевого огня погналась за Куртом. Пламя двигалось быстро, но в отличие от Курта оно двигалось исключительно по прямой. И поэтому Курт, пробежав десяток метров, отскочил в сторону, и струя огня врезалась в стену, разлетевшись в разные стороны, а Курт припустил бежать в сторону входа в пещеру.

Огонь иссяк, а цель продолжала жить! Дракона это еще больше взбесило, он встал на дыбы, расправил крылья и закричал, издав такой пронзительный рев и свист, что заложило уши. Курт зажал их, чуть согнувшись, но скорость не сбросил. Дракон с грохотом и с содроганием земли опустился на все четыре лапы и бросился догонять Курта, шмыгнувшего в туннель. Дракон еще не подбежал ко входу, а из его пасти уже рвался столб огня, проделывая расплавленную канаву в земле, ворвался в туннель преследую Курта. Жерк приподнялся, это было очень похоже на случай с воняющим драконом, только на сей раз все намного опаснее, хотя и тогда была не воскресная прогулка. Но Жерк знал, он верил, что Курт справиться со своей частью работы, и по этому он принялся выполнять свою часть.

Вот тут вышло смешно. Жерк совсем забыл о своей силе, он встал, примерился для прыжка, чтобы перепрыгнуть расщелину, и прыгнул.

- Черт! - Жерк врезался в стену и, прилично войдя в камень, замер впечатанный в ней, как египетский рисунок, изображающего человечка.

Жерк рухнул на спину и крякнул, растянув рот в улыбке. Встав на ноги, и убедившись, что доспехи остались не поврежденными, прильнул к камню и стал шарить взглядом по пещере. Ни чего не было видно. Все те же камни, разрушенные стены, дырки в стенах и несколько туннелей. Жерк склонил голову на бок, приглядываясь к тому, что развалины, на другой стороне, выстроены как-то странно, точно ступенями, образуя наподобие пирамиды. Но вот, что находится на самых верхних уровнях, ему не было видно, они были очень высокой. Жерк прикинул, если принцесса в одном из этих туннелей то ее найдет Курт потому, что, судя по звукам, они с драконом бегали по ним, перебегая из одного в другой. Но если ее там нет, то она должна быть, где-то на одном из уровней этих развалин. Жерк недовольно вздохнул, прикинув, что если ему придется лезть на самый верхний уровень, то это займет у него много времени. Или нет? Его вдруг вспомнил - он же теперь очень сильный! С этой мыслью Жерк подошел к краю выступа, посмотрел вниз, до земли было добрых метров тридцать, а может и больше, но это не важно. Жерк отошел к стене и на небольшом участке выступа взял разбег. Подбежав к краю, он оттолкнулся ногами и прыгнул вверх и вперед. Земля осталась позади, ветер ударил в лицо, душа ушла в пятки, а пещеру наполнил протяжный, полный восторга и радость крик. Это кричал Жерк, размахивая руками и пролетая почти под потолком пещеры в направлении выступов с развалинами. До верхнего уровня пирамиды ему долететь не удалось, разбив стену из толстых кирпичей, он кубарем приземлился где-то на середине подъема. А остановился он не сразу, как только он врезался в в пол, его стало волочить по земле, но Жерк ухитрился встать на одно колено и резко опустил руки, проделывая в земле колеи торможения. Остановившись, он, возбужденно, переполненный адреналином, поднялся и посмотрел откуда он прыгнул. Это было большое расстояние, и это было просто невероятно, из груди рвался крик восторга, но он застрял на пол пути. Из одного из туннелей, озарив пещеру светом, вырвался столб пламени и тут же угас.

- Мазила! - из туннеля выбежал Курт, оглядываясь назад. - Тебе только мертвых кур смолить, а не за мной гоняться!

Из глубины туннеля, откуда выбежал Курт раздался грохот, а следом поднялась мелкая дрожь по всей пещеры, должно быть дракон при повороте не смог устоять на ногах и упал. Курт, похоже, это видел и поэтому остановился и согнувшись, уперев руки в колени, стал наблюдать что происходит в туннели. Жерк отметил, что Курт, не смотря на свою скорость, выглядел немного усталым, даже с такого расстояния было видно, что он очень вспотел. Курт выпрямился, смахнул со лба пот, и тут он заметил Жерка, повернулся к нему и махнул рукой.

- Как дела?! - крикнул он.

- Ничего, но принцессы пока не видно. А как у тебя?

- Все путем..., - Курт резко повернулся в сторону туннеля и с невероятной скоростью устремился в сторону.

Жерк не двинулся с места, он видел как из туннеля вылетел на бешенной скорости дракон. Прижимаясь к земле, извиваясь телом и быстро перебирая ногами, он брослся догонять сво. жертву. Наблюдая за этой погоней со стороны, Жерк невольно отметил, что Курт начинает сдавать, притормаживает и уже не так лихо уворачивается от ярких вспышек, часто озаряющие пещеру. Жерк знал, чтобы это прекратить, нужно найти принцессу и тогда они смогут отсюда убраться, но он не мог пошевелиться. Казалось, стоит ему отвернуться и за спиной раздастся довольный рык дракона. А в том, что это скоро произойдет, даже если он не отвернется, сомнений практически не оставалось. Надо действовать. Срочно! И Курт, словно услышал этот призыв, пробежал по дальней стене, спрыгнул на землю и устремился к ступенчатой стене, где был Жерк. Курту не составило труда взобраться на несколько рядов, пробежав практически их не заметив, как по прямой, и остановился на ступени, пониже Жерка.

- Ты как? - с беспокойством спросил Жерк, глядя вниз.

- Все нормально, - ответил Курт, тяжело дыша, но все так же улыбаясь. - Но, если честно, он меня немного загонял.

- Ну, что, сдаетесь? - спросил дракон, явно довольный собой.

Вот это уже была наглость чистой воды, чтобы наши герои и сдались?! Курт тут же выпрямился, Жерк нахмурился, а дракон ехидно сощурил глазки.

- Жерк, - сказал Курт, не поворачиваясь, но тем самым, предлагая вступить ему в действие.

Жерк, как военный-фанатик, без слов, повернулся одним только корпусом назад, схватил руками пятиметровую глыбу и, повернувшись обратно, швырнул ее в дракона. Дракон только успел удивиться и слегка выпрямиться. Этот огромный кусок скалы врезался ему в голову и в шею, отшвырнув его назад. Удар был такой силы, что дракон опракинулся, и врезался в стену. Раздался треск ломающегося камня и очередное, самое сильное, содрогание пещеры, словно в месте падения дракона взорвался огромный вулкан, от чего с потолка осыпалась несколько камней. Они падали на землю и поднимали большие облака пыли и крошек мелких камней, стремительно распространяющейся по пещере, не позволяя увидеть, что случилось с драконом. Жерк с Куртом замерли, всматриваясь в густые пыльные облака, надеясь, что из них уже ни кто не вылезет. Последние камни с потолка упали, и перестали раскачиваться, валяясь на земле, и вместе с этим настала тишина, все стихло, повисли секунды выжидания. И тут облако, скрывающее противоположную стену, заколыхалось, медленно клубясь, стало продвигаться вперед и в стороны. Это плохой был знак. Пыль разлетелась в стороны, и в сопровождении пронзительного рева, показался дракон, стоявший у стены, расправив крылья, а из его ноздрей валил черный дым. Такой удар об стену, не причинил ему ни какого вреда, казалось, ему было все нипочем. Но это только казалось. Дракон опустил голову пониже и злобно, но уже не громко, зарычал, а наши герои увидели на шее, на том месте, куда угодил камень, появилась что-то наподобие трещины. Выглядела она отвратительно и из нее сочилась, какая-то слегка светящаяся жидкость оранжевого цвета.

- Вы умрете! - проревел дракон.

- Я займусь им! - Жерк прыгнул вперед, и полетел вниз. - Найди Элейн!

Курт проследил за тем, как Жерк благополучно приземлился и, как он направился в сторону дракона, а тот практически прижав голову к земле, неотрывно наблюдал за ним. Сейчас дракон не рвался в бой, должно быть понимал, что перед ним уже более серьезная угроза, чем тот скоростной человек, который не мог причинить ему вреда. Жерк же тоже это понимал, он так же понял, видя трещину у дракона, что его можно все-таки одолеть, чтобы там не говорили люди, выдумывая байки об этом создании. Это прибавляло уверенности, что у них с Куртом есть еще шанс выбраться отсюда живыми, только бы не попасть под пламя этого дракона.

Жерк шел, обходя камни, упавшие с потолка, прямо на дракона, а дракон медленно обходил со стороны, но голова его была нацелена точно на Жерка, словно их соединяла невидимая палка. Жерк следил за драконом, а мысленно благодарил Рокси, не только за силу, которой он обладал, и которая позволяет ему выйти один на один с черным драконом, но и за чутье. Этот дракон не вскидывает голову и грудь его не начинает слегка трепыхаться, как у всех, когда он собирается пустить в ход огонь. Он открывает пасть и огонь появляется. В таких случаях смерти не избежать, поскольку нет возможности этого предвидеть. Но Жерк предвидел это, точно так же как и Курт, когда с легкостью уворачивался от пламени дракона. И это, несомненно, постаралась Рокси, хоть она об этом и не сказала. Вот за это-то Жерк ее и благодарил, за ощущение росшее в нем с каждой долей секунды, терзающее чувство, сообщающее, что если сейчас ни чего не сделать, то потом уже будет поздно. Жерк остановился рядом с большим камнем, положив на него сзади ладонью левой руки, дракон тоже замер. Секунда выжидания, и в глазах дракона блеснул огонек, Жерк тут же среагировал. Он всем корпусом развернулся и, протащив камень по земле, швырнул его в сторону открывающей пасти дракона. Камень пролетел со скоростью пушечного ядра и заткнул пасть в тот момент, когда в ней блеснул огонь. Пламя наткнулась на преграду и разошлось в стороны внутри пасти. Десятки струй огня, рассеченные острыми зубами дракона, рвались по обе стороны от головы дракона, пока камень не расплавился и огонь не выплеснулся одной струей. Но Жерк уже бежал в другую сторону, прячась и перебегая за камнями, подбираясь к дракону с боку, за одно присматривая нужного размера снаряд, для метания. Когда огонь исчез, дракон закрыл пасть и стал озираться в поисках цели, он не видел, как та убежала, но он знал, что пламя ни кому не причинила вреда. Здоровяка нигде не было видно, отчего злость и раздражение начинали бурлить внутри дракона с неистовой силой, и они вырывались в виде рева сотрясающего пещеру.

Жерк засел за покосившейся стеной бывшего замка и выжидал подходящего момента. Он слышал рев дракона, такой силы, что можно было подумать, что он орет у тебя над ухом, от чего внутри все сжималось и слегка парализовывала ноги и руки. Но с этим можно было справиться, и Жерк легко выходил из оцепенения, прижимаясь спиной к дрожащей стене, когда дракон в бешенстве раскидывал камни в его поисках. Жерк быстро выглянул и спрятался, успев заметить, что дракон стоит к нему сейчас боком, а смотрит и подавно в другую сторону. Жерк, закрыв глаза и вздохнув, решился. Быстро встав на ноги, он с силой вогнал руки в землю под стеной, воткнул пальцы в камни и дернул их вверх, выдергивая всю стену. Огромная стена подалась нелегко, но Жерк, поднимая вместе с большими кусками земли, прилипшей к стене, выворотил ее, и поднял над головой. Восстановив равновесие, он замер на секунду и с криком, вложив в него большую часть силы, швырнул стену в дракона. Дракон на сей раз, успел среагировать, он обернулся на крик и увидел летящий в него большой кусок стены. У дракона не было выбора. Он резко развернулся и выставил голову, встретив стену лбом. Камни, куски земли и облака пыли разлетелись в сокрушительном грохоте, но голова дракона устояла, стена не причинила ей видимых травм. После удара, дракон сразу поднял голову, и его зрачки тут же злобно сузились, потому что он видел, как сквозь земляную завесу, с бешеным ревом на него несется Жерк, готовясь нанести удар кулаком. Он был настолько близко, что ничего поделать уже нельзя было. Жерк подлетел и обрушил всю силу на гигантскую челюсть дракона, ударив чуть выше трещины. Пусть кулак, по сравнению с драконом, был небольшим и удар нанес обычных человек, но сила, с которой был нанесен этот удар, отбросил дракона, и протащила его по земле к той самой, сломанной стене.

Жерк упал на четвереньки и проследил за полетом дракона, и когда тот врезался в стену, он вскочил на ноги и бросился к нему - сейчас самое время подвести итог этой битвы.

Черный дракон отвалился от стены и рухнул боком на землю. Перевернувшись на ноги, он поднял голову и встряхнул ею, разбросав немного светящейся жидкости по сторонам. У него все перед глазами двоилось, толи оттого, что ему Жерк так хорошо приложил своим кулаком, расширив трещину, толи от удивления, ведь дракона ни когда и ни кто не бил, тем более так сильно. Даже его сородичи, драконы, в схватках не так сильно сопротивлялись, а ведь на кону этих битв была и их жизнь. Дракон еще раз тряхнул головой и встал, рядом находился тот, кто так яростно защищается. Но эта защита ненадолго, вот сейчас голова перестанет кружить, и тогда... Дракон вытянул свою короткую шею и на секунду замер, ему показалось, что до его хвоста кто-то дотронулся. Он резко обернулся и его шипастые брови сошлись, придав взгляду неудержимую ярость - ему в хвост уцепился тот, кто его ударил. Жерк остановился, держась руками за конец хвоста, где он был не таким толстым, чтобы можно было его обхватить, и смотрел точно в глаза, пылающее гневом, дракона. Пасть дракона стала медленно открываться, но Жерк уже среагировал и резко дернул его за хвост. От этого рывка дракон задохнулся собственным пламенем и из ноздрей, поднимаясь кверху двумя струйками, повалил черный дым. Жерк перекинул хвост через плечо и, упираясь в каменный пол, потянул за собой дракона, а тот, очнувшись, стал яростно дергаться и извиваться, пытаясь вырваться из схватки, и опалить огнем Жерка. Но каждый раз, как он поворачивал морду назад, он терял цепкость с землей и Жерк с легкость тащил его к туннелю, явно малый для дракона.

Курт все это время стоял на своем месте и не мог отвести взгляда от разогревшей внизу битвы. Ему бы надо было за это время искать принцессу, но он не мог заставить себя пошевелиться, он боялся за Жерка, ведь тот ни когда не выходил один на один против дракона, и он не знает их повадок. И поэтому Курт нервно сжимая кулаки, боялся, что настанет такой момент, когда ему придется бежать на выручку Жерку, а боялся он того, что даже если он и добежит, то вряд ли сможет чем-нибудь помочь. Жерка он не сможет оттащить, и дракона вряд ли в разгар битвы отвлечешь. Но Курт облегченно вздохнул, когда увидел как небольшая точка, которой был Жерк, тащила за хвост огромного дракона. Он видел, как Жерк благополучно зашел, пусть и с трудом, в туннель, продолжая тянуть за собой хвост, в результате чего, дракон заткнул выход своей задницей и теперь дергался и рвался вперед, пытаясь освободиться. Но видать Жерк, зайдя в туннель, нашел, за что уцепиться и теперь дракон не мог далеко уйти. Увидев это, Курт приободрился, даже повеселел, и бросился вверх, на вершину огромных ступеней.

Взбежать по ним не составило труда, ведь скорость Курта была настолько велика, что он мог с легкость забегать на отвесные стены и бегать по ним, как по земле. Преодолев последнюю ступеньку, он вбежал наверх пирамиды и оказался внутри полу разрешенного зала. Потолка у этого зала не было, вместо него, намного выше, был каменный свод пещеры. Стены, выложенные из старых камней, тоже были не все, с одной стороны не хватала большого фрагменте и там зияла большая дыра, открывая вид на стены пещеры. Тот же вид открывался и в высоких, узких окнах на противоположной стене. Эта стена было более менее цела, остальные же были жалкими огрызками, очерчивающие контур зала.

Курт оглядел все это, и его взор, пробежавшись по большой кровати, тумбочке и тяжелому шкафу, стоявшие в дальнем углу, остановился на длинном, обеденном столе. Он был накрыт белой скатертью, и уставленной едой и напитками. Курт опытным глазом определил, что на столе стоят даже более чем, сносная еда. Из жаренного там было все, что могло ходить своим ходом и что годилось в пищу, начиная голубями и заканчивая быком, целиком лежавший на середине стола. Кроме жареного, что совсем не сочеталось с ним, там было сладкое. Пирожки, многоярусные торты, всех форм и цветом, пирожные, рулеты... Курт сделал усилие, чтобы не продолжать разглядывать, что там еще было, хоть это было не просто. Но ему было ясно, что на столе находятся, если не считать напитки, только те блюда, которые либо пропитаны жиром, любо от души сдобрены сахаром. Вопрос же: для кого все это, у него не возник, потому что ответ сидел перед ним, с другой стороны стола. Это была дама невероятных размеров с аппетитом вгрызающаяся зубами в куриные ножки, не обращая внимания на замершего Курта. Да и ему не было до нее ни какого дела, он пришел, чтобы найти принцессу, а не смотреть с отвращение, как безжалостно истребляют несметные запасы еды.

Курт пробежался до кровати, заглянул за нее, обежал шкаф, заглянул внутрь, но никого не найдя, бросился к другому концу зала. Пробегая мимо толстой дамы, она все же заметила его и даже перестала жевать, наблюдая, как Курт заглядывает за стены, и что-то там высматривает. Он изучил весь зал и его прилегающие к нему территорию, но ни каких следов принцессы не обнаружил, и тогда он решил обратиться к даме. Он подбежал к столу, встал напротив нее и, вытягивая шею, чтобы заглянуть ей за плечо, словно принцесса могла там прятаться, спросил:

- Вы не видели здесь кого-нибудь?

- Кого-нибудь? - удивилась полная дама.

- Да, я ищу принцессу. - Курт быстро оббежал стол, остановился у стены с длинными окнами, и выгляну в одно из них, - вы ее не видели?

- Принцессу? - снова переспросила дама. На ее лице отразилось напряженное раздумье, а ее рука, надо полагать, сама по себе, потянула к себе молодого поросенка с яблоком во рту.

- Да, принцесса, - нетерпеливо повторил Курт, встав на прежнее место, и теперь глядел на даму, упираясь руками в стол.

- А, принцесса! - вдруг просияла дама, и Курт почувствовал, как у него радостно екнуло в груди. - Это я.

В груди у Курта, не удержавшись, что-то гулко упало на самое дно живота, толи радость, не то безумный смех, и ему показалось, что он начинает терять остатки рассудка. Он смотрел на полную даму в полном оцепенении, у него был такой вид, словно ему сообщили, что он в одночасье стал полным банкротом. В такое не сразу поверишь, да и нельзя так шутить! Но дама сидела с таким видом, будто вовсе она и не шутит. Правда, на ее лице вообще ни чего не отражалось кроме веселья и полное отрешение к происходящему вокруг. Она сидела и обгладывала поросенка, отрывая задние ноги, а Курт все еще не шевелился, но способность думать к нему уже начала возвращаться. Первым делом он наклонился, задрал скатерть и заглянул под стол, предполагая или, наверно, надеясь, что принцесса все-таки находиться там. Но под столом были видны только толстые, мясистые, в черных расползающихся по швам ботинках, ноги дамы, по-детски раскачивающиеся взад-вперед. Курт медленно выпрямился, уставился на даму и стал ее разглядывать. Это была крупная, очень крупная дама, Жерк, по сравнению с ней, казался балериной. Руки были у него такие же, как и ноги, толстыми и отвратительными. Когда она их поднимала, протягивая свои пальцы-сосиски к очередному куску поросенка, с рук свисало сало, туго обтянутое кожей, и противно трепыхалось. Курт брезгливо отвел взгляд от ее рук, когда она начала ими копошиться внутри поросенка и продолжил осмотр, пытаясь найти хоть какие-то признаки принцессы. У принцессы была изящная, тонкая талия, у этой же дамы, не было ее вообще. Розовое платье, которое было надето на ней, было невероятных размеров, но даже оно не скрывало складки жира, расположенных на животе и по бокам, свисавшие несколькими слоями и вздрагивали при каждом движении дамы. Курт опять поежился и посмотрел выше, на лицо, последнюю надежду узнать в ней принцессу. Огромные лоснящиеся жиром щеки, выглядели так, точно за ними лежит по кокосовому ореху; толстые, причмокивающие щеки-вареники, и нос размером с картошку. Между двумя этими женщинами: одна, что он видел на портрете у Лимли, и второй, что он видит сейчас, даже возраст казался разным, та, что здесь сидела за столом выглядела старше лет на двадцать, а то и больше. Конечно, когда рисуют портреты, бывает, приукрашивают внешность, морщинку не дорисуют или непослушные волосы уложат как надо, но чтобы вот так?! Единственным сходством между этой дамой и принцессой были те же, золотые волос, выбивающиеся из-под розовой шляпки с широкими полями, и... Курт прищурившись, приблизился ближе и внимательно посмотрел в голубые глаза.

Прошла секунда или чуть больше, дама за то время успела обглодать спину молодого хряка, как на лице Курта отразилось неуверенность, а в голосе послышались нотки недоумения.

- Принцесса Элейн? - не веря самому себе, спросил он ее.

- Ага! - весело кивнула дама и начала играть с хвостиком поросенка. - А вы кто?

- Я..., то есть мы, мы пришли за вами, - неуверенно проговорил Курт, продолжая пялиться на принцессу, все еще надеясь, что это ему только кажется. - Мы заберем вас с собой.

Курт вдруг стал мысленно благодарить Жерка за то, что тот в свое время уговорил его отказаться от принцессы. Глядя на эту разжиревшую даму, словно покосившийся сарай, и глупую как пустая коробка (а это очень важно, считал Курт) он понимал, что ему пришлось бы отказаться от нее, только завидев ее, но в этом случаи выглядел бы он не в лучшем свете. А так, его можно считать самым благородным человеком в мире, отказавшегося от дамы сердца ради спасения многих людей - это сейчас грело. Правда это тепло недолго разливалось по телу - принцесса не проявила ни какого-либо радостного энтузиазма, в связи с тем, что ее пришли спасать. Она вообще сидела с непонимающим видом, и глупо моргала, глядя на Курта.

- Чего сидите?! - вдруг вскрикнул Курт, и принцесса вздрогнула.

- Я..., ну я..., - начала принцесса запинаться, ерзая на стуле, словно пытаясь с него слезть. - Я как-то даже не готова, вы хоть предупреди что ли? Я бы вещи собрала.

- У нас нет времени, - раздраженно бросил Курт и подбежал к краю площадки, чтобы посмотреть, как там идут внизу дела. Дракон по-прежнему находился в том же положении, Жерк держал его крепко. Но Курт понимал, что такое счастье долго не продлиться, а значит надо поторапливать принцессу. - Давайте быстрей!

- Сейчас, сейчас, - принцесса спустила ноги на пол и, вытянув руки вперед, качнулась на стуле, раз, другой и только на третий она перевалилась вперед и встала, слегка покачиваясь. А когда она восстановила равновесие, раскинула руки как китайский гимнаст, проделавший ловкий пируэт и улыбнулась. - Давно я не вставала.

- Поздравляю с приземление, - бросил Курт неповорачиваясь, нервно переступая с ноги на ноги. - Давайте быстрей, идемте!

- Что же это и на дорожку не посидим?

- Чего? - Курт словно ослышался и резко обернулся. Принцесса смотрела на него, удивляясь столь странной реакции на обычные вещи. Вид ее большого и неопределенной формы тела Курта заставил передернуть плечом, и он поспешил отвернуться. - Нет, мы спешим. Потом посидим.

- Хорошо, - легко согласилась принцесса, напомнив тем самым Курту Рокси, которая порой тоже так вот запросто меняла свое мнение, словно так и надо. - А я могу попрощаться с Дракони?

- С каким еще Дракони? Тут еще кто-то есть?

- Ну да, - принцесса так прыснула смешком, поднеся пухлую ладонь ко рту, будто Курт сморозил глупость. - Он за мной все время ухаживал, приносил еду, носил меня на прогулки.

Курт подозрительно уставился на принцессу.

- Уж не о драконе ты говоришь?

- Конечно о нем! Он такой милый и все время, когда рядом со мной он так забавно смеется...

- Хватит, - прервал ее Курт, понимая, из-за чего дракон смеялся, когда он был рядом. Правда, на принцессу без слез не взглянешь, но дракона все это, видать, забавляло. - Он тебя похитил, а теперь он милый? Уходим.

- Хорошо, хорошо, - беспокойно запричитала Элейн, видя, что ее гость начинает нервничать, хотя не понятно почему. - Давно я не гуляла своими ножками.

- Вот и разомнетесь, - бросил ей Курт через плечо, не поворачиваясь, внимательно глядя вниз, где дракон немного вытянул хвост из туннеля, но Жерк его втянул обратно.

- Уф, устала! - раздался позади Курта и в самом деле усталый голос.

Курт резко развернулся и чуть в отчаянии не вцепился себе в волосы и не начал их драть. Принцесса прошла два шага от стула, и теперь обессиленная стояла оперевшись одной рукой на стол, и глубоко дышала. Глядя на нее можно было подумать, что она бежала олимпийский марафон, по крайне мерее два раза без передышки. Под мышками у нее образовались непомерных размеров потовые пятна, грудь тяжело вздымалась и резко опадала, на лбу выступили огромные капли испарин, а по вискам и щекам текли настоящие водопады пота, омывающие ее плечи. Курт словно не веря в то, что видит, стал медленно подходить к принцессе, а та еще начала хрипеть от нехватки кислорода. Чем ближе он подходил, тем больше ему хотелось закричать от осознания того, что он попал в безвыходное положение. Ей самой отсюда не уйти, а ему, не то, что всю, он даже руку ее не сможет поднять, чтоб помочь ей убраться отсюда! Пальцы Курта все-таки впились в волосы, и он с силой стал проводить по ним руками назад, пытаясь придумать выход из положения, и тут его осенило.

- Жерк! - он повернулся в сторону, где раздался крик дракона, а следом вспыхнул свет, осветивший свод пещеры.

- О, опять Дракони кричит, - задыхаясь, но весело сказала принцесса. - Может ему чего надо?

- Ага, - кивнул Курт с безумной улыбкой. Повернулся к принцессе и предупреждающе выставил на нее руки. - Стой здесь, ни куда не уходи, я сейчас вернусь.

- Хорошо, - без колебаний кивнула принцесса, а рука ее потянулась к пирожному в виде небольшого белого замка.

Покачав головой, Курт развернулся и пулей устремился к краю площадки, и без остановки побежал вниз.

Оказавшись внизу и увернувшись от огненной струи, нырнул в первый попавший проход туннеля и, не сбрасывая скорость, понеся по нему оббегая трещины и большие валуны. Ему разок пришлось, чтоб не упасть в пропасть, вбежать на стену с нее на потолок, а оттуда на другую стену и спустить опять на пол, тем самым благополучно миновав опасный участок. Он пробегал по туннелям, сворачивая на развилках и заглядывая мимо тех, что пробегал. Когда он убегал от дракона в этих туннеля, то Курт заметил, что они почти все соединяются, а значит, где-то тут должен был быть Жерк...

- Жерк! - вдруг вскрикнул Курт, пробегая мимо узкого коридора, и начал тормозить, у него из этого ничего не вышло, и Курт забежал на стену, пробежался вдоль нее и, развернувшись, побежал обратно.

- Курт, ты чего тут делаешь? - натужно спросил Жерк друга, когда тот остановился рядом с ним.

- Там это, там помощь твоя нужна, - быстро сказал Курт, бросая взгляд то на Жерка то на хвост, который он держал. Жерк стоял на растяжку, одной рукой держа дракона, а второй, пальцами, вцепившись в узкую расщелину. Каждый раз как Жерка дергало вперед, когда дракон пытался освободиться, камень под пальцами у него трескался и крошками ссыпался на пол. На этой расщелине, чуть ниже, уже виднелись длинные борозды от пальцев оставленные Жерком. Должно быть, подумал Курт, это когда дракон чуть не вытянул свой хвост, из туннеля, но Жерк смог его усмирить.

- Ты нашел принцессу?

- Да, но с ней возникли проблемы. Я тебе говорю, без тебя там не справиться.

- Но, Курт, - Жерк посмотрел на хвост в своей руке, - я тут немного занят. Может как-нибудь все-таки без меня?

- Нет, ни как, - покачал головой Курт, - без тебя там ни как. Ты пойди, взгляни, сам поймешь.

- Но..., - Жерк посмотрел на хвост дракона, и зарычал. - Как же он меня достал!

Жерк оторвал пальцы от расщелины и вцепился обеими руками в хвост дракона, уперся ногами в землю и с криком стал тянуть его на себя. Дракон, в заднюю часть которого стали впиваться острые кроя камней, торчащие на входе узкого туннеля, тоже заревел и в бешенстве стал рваться с большей силой. Жерк стал еще громче кричать, продолжая тянуть хвост и отклоняясь назад на столько, что уже почти касался спиной земли. Курт опасливо отступил и ошарашено смотрел, как хвост дракона натянулся как струна, ему показалось, что Жерк его сейчас оторвет. Но в самый последний момент, когда дракон потерял какие либо остатки разума от боли и злобы, Жерк разжал руки и упал на спину, отлетев назад. Дракона тоже бросило вперед, но из-за силы с какой он рвался, он не смог устоять, его передние лапы подогнулись, и даже расправленные крылья, не спасли его от падения. Он рухнул и пробороздил грудью до кучи камней, где ударился головой тем местом, где светилась оранжевая трещина. Курт сорвался с места и выбежал в пещеру, подбежал к морде дракона, остановился рядом с ней, и приготовился, в случаи опасности, убежать прочь. С боку, занеся кулак для драки, с яростным криком подбежал Жерк и... остановился. Они вместе с Куртом стояли и смотрели на закрытые глаза дракона. Видать, ударившись головой, он потерял сознание и теперь не представлял ни какой угрозы.

- Вот тебе раз, - чуть ли не смеясь, сказал Курт.

- Это точно, - хмыкнул Жерк. Присев на корточки он приподнял большое веко дракона и заглянул под него. - Вроде живой, но надо все равно поспешить, надоел он мне уже.

- Согласен. Пошли, я тебе сейчас такое покажу, живот надорвешь, а может даже и расплачешься.

Курт побежал вверх, а Жерк не вставая с корточек, оттолкнулся от пола и взлетел над Куртом, тот, заметил полет друга, радостно закричал, вкинув руки вверх. Жерк приземлился, преодолев четыре ступени, Курт уже ждал его там и восхищенно смотрел на него. Жерк улыбнувшись, дернул бровями и кивнул вверх на следующие ступеньки, после чего снова прыгнул и Курт поспешил за ним. Остановившись на предпоследней ступеньке, Жерк решил не пугать принцессу своим внезапным выпрыгиванием, стал взбираться по стене, вбивая пальцы и ноги в камень, проделывая для себя ступеньки. Курт был на верху и ждал, когда Жерк доберется до площадки, и когда тот, наконец, перелез и встал на ноги, стряхивая со своих доспех мелкие камушки, чтоб предстать перед принцессой в пригожем виде, указал направление, куда надо смотреть, чтобы разглядеть принцессу. Жерк с минуту, как минимум, стоял с открытым ртом и с занесенной рукой, чтобы смести пыль с плеча.

- Понимаю твое волнение, - усмехаясь, сказал Курт, - не каждый день встречаешь королевскую особу.

- Это..., это..., вот..., вон, - Жерк перевел круглые глаза на Курта. - Я не знаю что сказать.

- А ты ни чего не говори, - понимающе, посоветовал ему Курт, - просто бери и неси.

Глаза Жерка еще больше округлились, но он больше ни чего не сказал, для него и без лишних объяснений стало ясно, что от него требуется, как только он увидел этого бегимо..., то есть принцессу Элейн. Он шумно сглотнул и неуверенной походкой направился к столу, где к ним спиной стояла принцесса и энергично работала руками, уничтожала пищевые запасы. Курт быстро прошел вперед и принцесса, завидев его, поспешно вытерла руки, перед этим облизнув их, и повернулась. Жерк подавил желание остановиться, и вежливо ответил улыбкой на улыбку принцессы.

- О, а это кто? - с интересом разглядывая Жерка, спросила принцесса.

- Это мой друг, он поможет нам отсюда убраться.

- Здрасти, - Жерк натянуто улыбнулся, остановившись рядом с принцессой и, посмотрев на Курта, тихо проговорил уголком рта, чтоб не услышала его принцесса. - Какого черта здесь происходит?

Жерк снова посмотрел на принцессу, улыбнулся и даже весело помахал ей рукой, но тут же сделав серьезное лицо, резко повернулся к Курту, взглядом требуя ответа.

- Это Элейн, - лишь пожал плечами Курт, но, видя сомнение в глаза друга, добавил. - Я в этом уверен, на все сто.

- Да, да, я Элейн, - весело закивала принцесса. - А вы дракони не видели?

- Кого? - переспросил Жерк.

- Он спит, - сказал Курт, положив руку на плечо Жерка, - он очень устал и просил передать, чтобы мы не ждали его и отправлялись в путь.

- А, - понимающе протянула Элейн, и попыталась скромно соединить руки в замок перед собой, но ее руки не дотянулись друг до дружки, и она просто их свесила, уставилась на Жерка. - Мы идем?

- Что? - Жерк словно не присутствовал при этом, находясь в каком-то оцепенении. Курт его слегка пихнул и тот, посмотрев на него, очнулся. - А, да, да, конечно, идемте.

Жерк с еще большей неуверенности стал обходить Элейн, пытаясь прикинуть с какой стороны к ней лучше подойти, чтоб было удобнее. Но как оказалось таких мест мало, один из вариантов было волочить ее за ноги или за руку, но она вряд ли скажет за это спасибо. И Жерк решил, что прибегнет к старым методом переносить дам, так как это делает жених на свадьбе. Он подошел в плотную, и в нос ударил запах жареного мяса, коим было пропитано розовое платье принцессы, и она подняла руку, чтобы закинуть ее Жерку на шею - должно быть она тоже поняла, что ее сейчас понесут. На ее лице отразился детский восторг, когда Жерк пригнувшись, взял ее на руки и приподнял выпрямившись. Курт в очередной раз подавил рвотные позывы, когда увидел, как принцесса на руках Жерка перекатывает слои своего сала, как сырое тесто. Элейн же была на седьмом небе от счастья, она стала вращать головой и взвизгивать, а у Жерка, смотревший на жировые складки ее шее и как они трепыхаются, начала кружиться голова. Принцесса повернулась к нему лицом и улыбнулась, Жерк ответил тем же, после чего резко дернул головой, и забрало на шлеме съехало вниз, закрыв его искривившее лицо.

- Так надо, - пояснил он принцессе сквозь забрало, и она приняла это как должное. - Идемте.

Они быстро зашагали к краю верхней ступени. Курт шел впереди и давал команды, куда надо ступать и с какой скоростью проходить опасный участок, чтобы не упасть. Спуск прошел без сучка и задоринки, и дальше уже было проще, прошли мимо мирно лежащего дракона и направились по насыпи вверх к выходу. И когда они уже почти оказались на верху, на фоне серых туч мелькнула чья-то фигура. Курт с Жерком тут же остановились и приготовились к худшему, но когда они увидели, кто к ним приближается, облегченно выдохнули.

- Мальчики! Я знала, что вы справитесь!

- Рокси! - вскрикнул Курт и поспешил к ней на встречу. - Тебе не следовало приходить, тут могло быть опасно, ты же знаешь.

- Все в порядке, Курт, - сказала она, остановившись рядом с ним, Жерк подошел сзади и тоже остановился, не спуская на землю свою ношу. - Где дракон?

- Он отрубился, но я не думаю что надолго, - ответил Жерк.

- Хорошо. - Рокси увидела принцессу и на ее лице отразилась радость, будто ей показали самую редкую и ценную траву в мире. Она подошла к Жерку и, посмотрев ему в глаза, через забрало, улыбнулась, положила руки на Элейн, возбужденно оглядела ее, остановив взгляд на лице. - Все так, как и говорил Ретоп!

- Ретоп? - удивился Курт. - А он-то тут причем?

- Он мне говорил, что видел принцессу, когда они нападали на дракона, - быстро поясняла она, копаясь в своей сумке. - Он сказал, что она..., - Рокси посмотрела на принцессу, и улыбнулась, - полная. И я подумала, что мы сможем этим воспользоваться. Вот!

Рокси вытащила на свет небольшое зеркальце в позолоченной оправе с ручкой и поднесла его к принцессе, прижав ко лбу. Глаза принцессы съехались у носа - она пыталась выяснить, что там делают с ее лбом. Жерк не чувствуя никакой тяжести на руках стоял не шелохнувшись, с интересом наблюдая за действиями Рокси, Курт тоже не двигался, он как и Жерк понимал, что Рокси делает что-то полезно, вот только что? Прошли секунды, но ни чего не происходило, и по прежнему ни кто не двигался, даже принцесса не решалась нарушить тишину, установившуюся вокруг них. Она лишь глазами вращала, поочередно заглядывая в лица тех, кто был рядом, но ее глаза постоянно возвращались к зеркалу, которое все еще было прижата к ее лбу. Рокси стояла и с напряженным видом смотрела на зеркало. Жерк смотрел ей в лицо и был готов поклясться, что она беззвучно читает заклинания. И вот, наконец, зеркало начало медленно мерцать голубой аурой и на лице Рокси появилась улыбка, от чего Курт выдохнул, и только сейчас смог пошевелиться.

- Что это? - прошептал он, словно боясь нарушить пульсирующее свечение своим голосом.

Вместо ответа Рокси кинула зеркало в сторону и то, ударившись об землю, разбилось. Принцесса вскрикнула и засветилась, как и зеркало, пульсирующим голубым светом. Жерк от удивления вытянул руки вперед, будто принцесса сейчас взорвется, но стряхивать ее не стал, да и глаз не отвел. Разбитое зеркало вместо того, чтобы погаснуть начало еще сильней светиться, с каждым импульсом, как и принцесса, увеличивая свою яркость. Курт всегда побаивался магии и поэтому отошел к Рокси, но та выглядела счастливой и, похоже, совсем не боялась того, что происходит. Курт взял себя в руки, и замер, уставившись на то, как между разбитым зеркалом и принцессой стала появляться связь, она появлялась и исчезать как электрическая дуга. Такая связь вспыхнула три раза, а на четвертый все исчезло. Голубое сияние пропало, а на месте разбитого зеркала стояла точна копия принцессы Элейн, только намного худей, раза в два.

- А! - вдруг вскрикнул Жерк и Курт посмотрел на него и, увидев принцессу, отшатнулся.

Она потеряло сознания и большую часть жира, и теперь выглядела даже стройнее той, что появилась вместо зеркала.

- Что происходит? - выдавил Курт севшим голосом.

- Я создала копию принцессы, воспользовавшись ее..., э, жиром, - пояснила Рокси, разведя руками. Она повернулась к принцессе, возникшая из зеркала. - Иди к дракону, скажешь, что мы испугались и ушли.

- Хорошо, - бесцветным голосом ответила вторая принцесса, и побрела вниз.

- Что это значит? - спросил Жерк, с похудевшей принцессой на руках, вид у нее был полностью потерянный. - Зачем это?

- Когда дракон очнется, он не станет нас преследовать, если рядом будет принцесса.

- А это..., - Курт неуверенно указал в спину удаляющейся принцессы. - Она долго с ним будет?

- Дня четыре, плюс, минус полдня, - ответила Рокси. - У меня было мало времени, иначе, я придумала, что-нибудь посерьезней. А так пришлось воспользоваться этим пустяком. Пойдемте, нам надо уходить.

Рокси поспешила на выход, а Курт с Жерком переглянулись, подумав о том, что если Рокси считает создание двойника человека из его собственного жира, пустяком, то, что же для нее будет не пустячок? С этими мыслями они поспешили за ней, когда уже Рокси поднялась наверх и стала нетерпеливо махать им руками, чтобы они поспешили.

Когда они вышли на снежную часть пути, принцесса, спокойно покоившаяся на руках Жерка и, не подавая признаков сознательной деятельности, вдруг очнулась и начала трепыхаться, вырываясь из рук Жерка.

- Не выпускай ее! - крикнула Рокси, подбегая к нему. - У нее это сейчас пройдет.

Элейн рвалась из рук Жерка, дергая руками и ногами, выгибаясь всем телом вперед и громко крича. Жерк беспокойно смотрел то на Рокси, то на безумствующую принцессу и не знал что делать. Курт тоже стоял, переминаясь с ноги на ногу, с беспокойством глядя на принцессу. И тут все стихло. Принцесса замерла и посмотрела сначала на Курта, потом на Жерка и остановилась на Рокси.

- Что происходит? - спросила Элейн, и на лице Рокси появилась улыбка.

- Все хорошо, - ответила она, - мы здесь, чтобы вам помочь.

- Помочь? - с хрипотой повторила принцесса, нахмурившись, и тут на ее лице отразился ужас. - Дракон! Он где-то здесь! Мы в опасности!

- Успокойтесь, - Жерк слегка прижал ее к себе. - Мы о нем уже позаботились, вы в безопасности.

- Правда? - спросила принцесса, все еще вздрагивая от ужаса, который ее охватил секунду назад, Жерк кивнул, и принцесса закрыла глаза. - О, я так испугалась. Поставьте меня на землю, пожалуйста.

Жерк не сразу исполнил эту просьбу, он сначала внимательно посмотрел в лицо принцессы, прикидывая, справится ли он с тем, о чем просит. Но она сейчас выглядела намного лучше, чем до раздвоения, она очень похудела, и вид у нее уже был не таким глупым, как прежде. Жерк осторожно поставил ее на землю, но далеко не отошел, готовый, подхватить ее обратно на руки. Принцесса слегка покачнулась и подняла руку, останавливая Жерка, в попытке ее поддержать.

- Я в порядке, - сказала она. Элейн взялась за платье, висевшей на ней как мешок и, растянув его в разные стороны, стала разглядывать. - Что это на мне? Я почти ничего не помню. Что со мной произошло? И почему я такая толстая?

В последнем вопросе все услышали в ее голосе отчаяние и горечь, но это было вполне оправданной реакцией, а не каприз избалованной роскошью девицы.

- Элейн, - впервые за это время подал голос Курт, и она посмотрела на него. Жерку показалось, что Курт при этом слегка вздрогнул. - Мы потом вам все объясним, а сейчас нам надо уходить. Правда.

- Да, хорошо, - не сразу согласилась принцесса, задержав взгляд на Курте, - пойдемте.

Принцесса шла не так быстро, как того хотелось бы, но никто ее не гнал и не поторапливал, все терпеливо шли рядом с ней, готовый предоставить ей помощь, как только ей это понадобится. Но, не смотря на свое состояние и то, что ей пришлось пережить, Элейн держалась сносно, и ни на что не жаловалось, упорно продолжая идти по снегу. Жерк поглядывал на Курта, тот старался держаться подальше от принцессы и не смотреть в ее сторону.

Через час они стали подходить к месту, где их ждала лодка. Было еще далеко, но Жерк с Куртом смогли, наверняка не без помощи зелья Рокси, разглядеть принца Вэлианта, в то время как он их еще не заметил. Он был высоким, с красивыми чертами лица, с густыми каштановыми волосами. На груди у него был идеально, Жерк это сразу приметил, подогнан грудной доспех с золотым гербов в виде парящего над горами орла. На ногах у него были длинные, до колен, черные сапоги, а за спиной развивался темно-красный плащ. В такой одежде он выглядел изящно, благородно и даже мужественно - настоящий правитель королевства. Но это только внешность, а каков он внутри?

Принц, наконец, заметил их приближение и поспешил к ним на встречу. Поскальзываясь на скользких камнях, и не обращая на это внимание, он продолжал идти радостно улыбаясь.

- Ты вернулась! - радостно крикнул Вэлиант, и раскинул руки в стороны, для объятия.

Курт тут же нахмурился, представив, как этот выскочка начнет обнимать Элейнн, а возможно даже и целовать. От последней мысли, Курт весь вздрогнул и заскрипел зубами. Жерк же подумал, увидев принца с распростертыми руками, что это не правильно. Ведь они с Куртом, да и он, этот принц, приплыли на этот остров, чтобы спасти принцессу Элейн и вернуть ее, для замужества, чтобы не началась война, которая грозила опустошением земель и гибелью многих людей именно его королевства. Жерку это очень не понравилось. Но каково было удивление Жерка и Курта, когда в объятие принца бросилась не Элейн, а Рокси! Их челюсти отвисли, а глаза полезли из орбит, наблюдая за тем, как Рокси обняла Вэлианта за шею, а тот обнял ее и, весело смеясь, закружил, завращавшись волчком. А в завершение, когда они перестали вращаться, они поцеловались.

- Ничего себе, - выдохнул потрясенный Курт. - Оставили ее всего на несколько часов, а она уже принца охмурила.

- Ошибаешься, - покачал головой Жерк, поднимая забрала своего шлема, - ты глянь, она тоже счастлива.

Что да, то да. Она, как и принц, смеялась и терлась своим носом о его, при этом довольно щурясь. Жерк с Куртом, начав испытывать неловкость, глядя на все это, стали переминаться с ноги на ноги и оглядывать по сторонам. А вот принцессе Элейн эта картина, похоже, нравилась. Она стояла и романтично, склонив голову, улыбаясь, тихо вздыхала. Курт посмотрел на нее и поймал себя на том, что видя ее улыбку, начинает таять, сознание затягивает приятный туман, а земля начинает уходить из под ног. Он тут же собрался, мельком посмотрев на Жерка - не заметил ли он его секундной слабости - и, посмотрев на Рокси с Вэлиантом, тактично кашлянул и Рокси, наконец, очнулась. Она выскочила из рук принца и стала смотреть на Жерка с Куртом с таким видом, будто перед ней куча упакованных подарков, а она от возбуждения не знает с какой коробки начать.

- Это мои друзья! - наконец, радостно сообщила она, указывая на них сильно выгнутой вперед ладошкой. - Они лучше всех! Это вот Жерк, а это Курт! Они самые, самые лучшие друзья, которые когда-либо у меня были! А это, мальчики, Вэлиант. Правда, он милый?

Рокси немного помялась, слегка смутившись, и вернулась к принцу. Жерк смешно вытянул лицо и посмотрел на Курта, тот посмотрел на него косым взглядом и заулыбался жабьей, довольной, улыбкой.

- Она чего, - тихо спросил он, - переела своего супа?

- Рад снова вас видеть, принцесса Элейн, - слегка склонил принц голову, приветствуя Элейн.

- Я тоже, очень рада, - как можно сдержанней ответила она, но в ее голосе действительно отчетливо была слышна радость. Она была очень рада видеть лица людей, тем более знакомых, и она прилагала о