Book: Лань - река лесная



Лань - река лесная
Лань - река лесная

Алесь Шашков

(Александр Андреевич Шашков)

Лань — река лесная

Повесть

Авторизованный перевод с белорусского Владимира Жиженки

Валерка Гуз и человек в белом

Гуз!

И кто только выдумал такую фамилию?! Ну, есть, скажем, Гузовские, Гузаковские Гузаковы, Гузманы. Тоже фамилийки не из лучших, с Орловыми да Соколовыми в сравнение не идут, но — Гуз! Человек с такой фамилией в два счёта может забыть своё имя, каким бы звучным и красивым оно ни было. Кому охота называть тебя Валеркой, Валерием, если можно просто сказать: Гуз. Почти и рта раскрывать не нужно.

Да ещё пусть бы только звали так! А то ведь и смотрят на тебя, будто ты и в самом деле ни более ни менее, как обыкновенный гузак, шишка на неположенном месте, что-то такое вовсе никому не нужное.

Такие невесёлые мысли лезли в голову Валерке Гузу всякий раз, когда он был не в настроении или когда что-нибудь выходило не так, как ему хотелось.

А в последние дни у него как раз всё и шло шиворот-навыворот. Позавчера вечером забрался к Тэкле в сад — Тэкля подстерегла и сорвала с головы шапку. Новёхонькую! Пустяки, скажете? Так нет же, это ещё не всё! Пошёл вчера к свинарке, недавней десятикласснице Верке Симуковой, просить, чтоб взяла подпаском. Не захотела, говорит — несерьёзный! Подумаешь, серьёзная нашлась! Свиньям корыта моет!..

А сегодня неприятности начались с самого утра, даже проснуться Валерка не успел. Спит это он в чулане и видит сон, будто Тэкля стаскивает с его ног башмаки. Вот-вот разует! Не раздумывая долго, он изловчился и — бац!

— А-а, чтоб тебе!.. — вскрикнула мать, которая уже добрых пять минут дёргала его за ногу. — Дрыхнет, лодырь, до полудня, да ещё и брыкается. Завтракай быстрей да беги на реку — посмотри, где наши гуси.

Часа два Валерка слонялся по берегу. Потом его стали одолевать воинственные мысли. «Да что ж это такое! — подумал он. — Что я, хуже всех? Да я… Я вот покажу, каков я есть!»

Валерка разогнал ребятишек, ловивших неподалёку пескарей, свернул за сараи, на улицу, и петухом прошёлся из конца в конец деревни. Даже посидел, бодро высвистывая какой-то залихватский марш, на лавочке против Тэклиной избы. Но ни Тэкля, ни кто другой не обратили на него внимания. Только дед Рыгор, который шёл с удочками на реку, хмуро заметил:

— Чем свистюльки свистать, выгнал бы лучше свиней из колхозной картошки. Вон как стараются!..

Валерка глянул в ту сторону, куда показывал дед Рыгор, усмехнулся и со всех ног припустил… на свиноферму! Сейчас он обрадует эту умницу-разумницу Верку! Сейчас он…

Впопыхах перепутав двери, Гуз вместо кормокухни влетел в родилку, куда вход посторонним был строго воспрещён. Тётя Агата как будто поджидала его. Она без лишней деликатности взяла Валерку за ухо и торжественно, на виду у всех свинарок, повела к воротам.

До слёз оскорблённый таким неучтивым приёмом, Валерка поплёлся к дому Войтёнков, надеясь застать своего верного друга Алика.

Алик был дома. Он только что вернулся с поля, принёс для бычка Метеора корзину зелёного клевера и теперь, умывшись ледяной колодезной водой, стоял на крыльце и энергично растирал полотенцем лицо и грудь.

— Здорово, телячий папаша! — поздоровался Валерка и присел на ступеньку.

— Что это ты сегодня не в духе? — нисколько не обижаясь на друга, усмехнулся Алик.

— Да так… Хочешь, твой Метеорчик сейчас задаст от меня такого стрекача, что только пыль пойдёт? Хочешь? Бить не буду. Пальцем не трону!

— Метеор?

— Метеор!

— От тебя?

— От меня! Хочешь? Смотри!

Валерка взлохматил волосы, встал на четвереньки, грозно засопел и двинулся к навесу, под которым, отгоняя хвостом слепней, мирно хрумкал клевер крупный рябой бычок.

Алик с крыльца наблюдал: что будет? Он знал, что Валерки боялись все деревенские кошки и собаки. Увидят — и кто куда! Даже старый гусак тёти Агаты, который щипал за ноги всех без разбору, даже собственную хозяйку, и тот торопливо убирался с дороги и тихонько стоял в крапиве у забора, когда на улице появлялся Валерка.

В чём тут было дело — непонятно. Никто не припомнит, чтобы Валерка запустил камнем в собаку или кошку, не было у него и столкновений с гусаком. Просто, как говорил он сам, животные «духу» его боялись.

Неужели и Метеор спасует? Этого Алику не хотелось. Метеор — его гордость! За Метеора он грамоту получил он райкома комсомола.

Алик хотел уже крикнуть, чтоб Валерка вернулся, не перебивал Метеору аппетита, но тут произошло неожиданное…

Чтобы обратить на себя внимание бычка, Валерка вдруг протяжно замычал, завертел головой и стал разгребать руками песок — точь-в-точь, как это делал колхозный бугай Рогач, когда вызывал на бой быка из чужого стада. Метеор нехотя оторвался от клевера, глянул на Валерку и махнул хвостом: мол, отвяжись! Но Валерка не отступал. Тогда Метеор зло чмыхнул и…

От толчка под бок Валерка не удержался на ногах и полетел лицом в песок. Метеор перемахнул через него, круто повернулся и приготовился к новой атаке. Обычно добродушные фиолетовые глаза его горели недобрым огнём.

— Валерка-а! Удира-ай! — завопил перепуганный Алик и отпрянул в сени.

Крик его словно привёл в чувство оглушённого Валерку. Он вскочил на ноги и бросился к крыльцу, надеясь тоже прошмыгнуть в сени. Но — не успел. В два прыжка Метеор опередил его, заслонил собою дорогу и погнал забияку назад, под навес.

Обезумев от страху, Валерка метался из угла в угол, но спасения нигде не было. Метеор всюду настигал его. Наконец, совсем выбившись из сил, Валерка хлопнулся на колени и закрыл руками лицо: будь что будет!

Метеор встал как вкопанный. Его, должно быть, удивило, отчего это такой юркий и лёгкий на ногу человечек больше не бегает и даже не шевельнётся. Бычок наклонил голову, словно раздумывая, что ему делать, потом осторожно вытянул шею и мягко ткнулся мордой в потный Валеркин затылок. Валерка — ни гу-гу! Даже дыхание затаил. Вконец сбитый с толку, Метеор поплёлся доедать свой клевер.

Валерка долго ещё не отваживался открыть глаза. А когда наконец набрался смелости, то увидел, что возле него, весело улыбаясь, стоит Алик.

— Ты что, заснул? — тронул Алик его за плечо. — Вставай. Метеор уже успокоился.

— Да я… Я так… Что-то в глаз попало…

Валерка протёр глаза кулаком, потом принялся разглядывать ворота с таким видом, будто перед ним были не обыкновенные сосновые доски с янтарными капельками смолы, а самая интересная картина.

— Мне уже и домой пора, — проговорил он, подымаясь на ноги.

— Домой?! — удивился Алик.

— Кукурузу на огороде полоть нужно, — вздохнул Валерка, стараясь не смотреть в глаза другу. — Мама велела…

— Хоть бы уж не врал! — перебил его Алик. — Кукуруза ваша чистая, сам видел.

Алик сел на бревно, лежавшее возле крыльца, и хитро усмехнулся.

— Ты чего? — насторожился Валерка.

— Ничего. Хочешь, скажу, почему ты так заторопился домой?

— Ну, почему?

— Боишься, что я расскажу ребятам, как Метеор тебя на колени поставил.

Валерка покраснел и стал соскребать пальцем смолу с досок.

— Ладно, не бойся! — успокоил его Алик. — Я — не ты. Я никому не стану рассказывать.

Валерка недоверчиво поднял голову.

— Ты… Ты это правду говоришь? — пробормотал он.

— Увидишь.

— Я… Я тоже никогда ничего никому не буду говорить про тебя! — горячо заверил Валерка. — Вот посмотришь! И всегда буду только за тебя. Хочешь, сегодня же отлупим Вовку? Хочешь?

— У нас с Вовкой мир. А вот Метеора ты больше не трогай.

— Больно он мне нужен! — скривился Валерка. — Он какой-то шальной у тебя. Мухи его заели, так он и полетел задрав хвост. Хорошо, что рога ещё не выросли, а то бы…

Валерка потёр рукой бок, к которому приложился Метеор, и поморщился от боли.

— Не шальной он, а просто «духу» твоего не боится, — засмеялся Алик и скомандовал — Бери корзинку, сбегаем в лес. Дед говорит, уже боровики есть.

Алик поднялся на крыльцо, чтобы запереть дверь, и тут вдруг увидел у ворот двоих незнакомых: паренька лет пятнадцати и статного высокого мужчину в белом костюме, в чёрных очках на тупом, коротеньком носу. В одной руке у мужчины был небольшой жёлтый чемодан, в другой — не то ружьё в чехле, не то спиннинг.

— Вы к нам? — растерялся Алик.

— Если не прогоните — к вам! — весело ответил мужчина в белом. Он подошёл к крыльцу, поставил чемодан и подмигнул Валерке — Жив? Видел, видел, как гонял тебя вон тот зверюга. Мозолей на пятках нет?

— Мы… Да это мы баловались с ним! — храбро соврал Валерка. — Мы каждый день так играем…

— Каждый день? Не завидую! — засмеялся мужчина. — А где ваши взрослые хозяева? — уже серьёзно обратился он к ребятам.

— А вам кого? Дедушку? — спросил Алик. — Он на реке, рыбу ловит. Скоро должен прийти. Он всегда в это время возвращается.

— Что ж, подождём. Спешить нам некуда.

Незнакомец снял шляпу, бросил её на чемодан и сел в тенёк, на то самое бревно, на котором только что сидел Алик. Паренёк тоже отошёл в тень, но остался стоять, исподлобья поглядывая на своих сверстников.

Валерка и Алик переглянулись.

— А вы идите, идите, — разгадал их немой диалог человек в белом. — По грибы собрались? Ну и идите себе. Да вот его, племяша моего, прихватите. А я тут один посижу, пока старик придёт.

Алик рассказывает, Валерка злится

Над зелёным лугом — голубое небо и солнце. Горячее, ослепительно яркое. Жарища. Жёлтыми бабочками слетает с берёз без поры засохший лист, бессильно опустили ветви гнилобокие ивы. Всё поникло, увяло, словно бы сгорбилось, и только стройный молодой тополь, что стоит за рекой, неподалёку от тракта, высоко вознёс свою гордую голову, будто хочет сказать солнцу:

— Что ты делаешь, неразумное?

Ребята долго шли в молчании. Разговор с новичком не клеился. Этот рослый кудрявый парнишка оказался молчун-молчуном. Друзья только и узнали от него, что он привёл своего дядю из Варков, что живёт дядя в Смоленске, а сюда приехал впервые по каким-то своим делам. По каким таким делам — он и знать не знает.

Пробурчав всё это, парнишка надолго умолк и, казалось, совсем забыл о своих спутниках. Спокойной походкой взрослого он шагал сбоку и думал о чём-то своём.

Алик и Валерка тайком наблюдали за ним. Сказать по совести, парнишка им не понравился. Аккуратно причёсанный, в наглаженном сером костюме и новеньких жёлтых ботинках, он выглядел настоящим франтом.

«Задаётся!» — подумал Валерка и отвернулся.

Травы наполняли окрестность густым горьковатым духом. Запахи тысяч цветов перемешались в горячем воздухе. Идти тяжело. Ноги путаются в высокой траве, и приходится делать шаги пошире. А ноги не слушаются, так и тянут в тенёк, ближе к реке.

— Дед говорил, сорок лет не было у нас такой жары, — начал Алик, которому надоело идти молча. — Говорил, если не пойдут дожди на этой неделе — погибнет даже картошка…

— Должны пойти, — неожиданно отозвался незнакомый парнишка. — Кое-где, слыхать, уже идут.

— Это кое-где! — вздохнул Алик. — А у нас всё жарит и жарит…

— А что если искупаться? — предложил Валерка, который не любил «серьёзных» разговоров. — Наши грибы от нас не уйдут, а у меня уже рубашка к спине прилипла.

— А может, после, на обратном пути? — неуверенно возразил Алик и вопросительно глянул на попутчика. Глянул — и только тут подумал, что он где-то видел уже этого паренька. Даже не один раз. Вот только где? Когда?

— Так будете купаться? — нетерпеливо переспросил Валерка. — Ты чего лоб собрал в гармошку? — повернулся он к Алику. — Не хочешь? Тогда я один!

Валерка нырнул под куст и стал раздеваться, с радостным ожиданием поглядывая на широкий плёс реки.

— А верно, давай и мы искупаемся! — вдруг оживился парнишка. — Я нынче ещё ни разу не плавал. Реки у нас нет…

— А вы… ты издалека откуда? — спросил Алик, всё ещё пытаясь припомнить, где он видел этого кудрявого парня.

— Из Варков. Я ведь говорил… Кремнев моя фамилия. Лёня Кремнев.

— К-кремнев?! — воскликнул Алик и отступил на шаг, будто хотел получше рассмотреть парнишку.

Так вот это кто! И как это он, Алик, сразу не узнал сына Василя Кремнева? Того самого Кремнева, который каждое утро улыбается Алику из позолоченной рамки на стене.

Алик долго глядел на Лёню Кремнева, потом оживился:

— Я… Да я же хорошо знаю твоего отца! — схватив гостя за рукав пиджака, заговорил он. — Честное слово, знаю!

— Знаешь папу?! — вздрогнул Лёня. — Откуда?

— Ещё как знаю! — горячился Алик. — Его портрет висит у нас в избе. Твой отец крепко дружил с моим дедом!.. Ты знаешь моего деда? Он партизан, орден имеет!

— Нет, не знаю, — глухо ответил Лёня, и лицо его снова стало задумчивым. Несколько секунд он смотрел куда-то вдаль, за реку, потом принялся расстёгивать ворот рубашки. Пальцы его дрожали, не слушались.

Но Алик ничего этого не замечал.

— Во время войны, — радостно говорил он, — твой отец бывал у нас. Если б ты знал, сколько рассказывал нам дедушка про него! Рассказывал, как вместе в разведку ходили. — Алик на минуту замолчал, как бы для того, чтобы собраться с мыслями, и вдруг спросил:

— Лёнь, а почему твой отец никогда к дедушке не зайдёт?

Лёня ничего не ответил и, сорвав с себя майку, бросился в воду.

Вода в реке оказалась на удивление холодной, и спустя минут десять все трое выскочили на берег, распластались на горячем, как зола недавно потухшего костра, песке.

— Ч-чёрт! — бормотал Валерка, выбивая зубами дробь. — Так-кое с-солнце, а вода — как лёд! Криницы тут, что ли?..

— Эх ты, м-мимоза! — передразнил Алик друга. — Что бы ты запел, если бы и в самом деле пришлось искупаться в ледяной воде?

— А какому дурню охота в ледяной воде купаться! — ответил Валерка, глубже зарываясь в песок.

— Дурню, может, и не нужно, а нормальным людям иной раз приходится и зимой реки переплывать. — Алик придвинулся ближе к Лёне и попросил: — Расскажи этому Фоме Неверующему, как твой отец поздней осенью переплывал Днепр. С оружием, с радиостанцией!

— С дальнобойной пушкой, — вставил Валерка.

— Да ты сам видел ту радиостанцию! — загорелся Алик. — Помнишь, в областном музее нам показывали?

— Значит, её перевезли на лодке.

— Ну и упрям же ты — как осёл! — разозлился Алик. — «Пушка», «лодка»!.. Да где бы они взяли ту лодку? Их же прямо в лесу высадили, с самолёта.

— Плот сделали. На плоту и танк переправить можно.

— Да не до плота им было! — ещё больше разозлился Алик. — О каком плоте могли они думать, если немцы сразу же окружили лес и так начали садить из пулемётов, что только щепки летели!

Валерка недоверчиво посмотрел на Алика и спросил:

— Как же они попали в окружение? Ты ведь говорил, что их с самолёта высадили.

— Лёнька, да расскажи ты ему! — снова попросил Алик.

— Да я… Я сам первый раз про этот случай слышу, — смутился Лёня.

— Правда? — удивлённо посмотрел на нового приятеля Алик. — Ну, тогда я расскажу.

Алик сел, обхватил колени руками и неторопливо, как это делал его дед, начал:

— В конце ноября это было. По ночам уже заморозки случались. Вот в одну такую морозную ночь генерал вызвал к себе Кремнева — твоего, Лёня, отца — и говорит:

«— Товарищ старший лейтенант! Нам необходимо установить надёжную связь с партизанскими бригадами. Тогда нам будет куда легче бить фашистов. Договоримся и в одно и то же время ударим по ним: партизаны — с тыла, а мы — прямо в лоб! Понял?»

«— Так точно, понял!» — отвечает Кремнев.

«— Тогда бери с собой десяток разведчиков, садись в самолёт и лети в тыл врага. Там на парашютах высадитесь», — приказал генерал.

Ночь выдалась тёмная — хоть глаз коли, а высаживаться нужно было на лесную поляну. Правда, штурман был опытный, рассчитал всё правильно, но на ту беду расходился сильный ветер. Ну и на поляну попали не все. Пересчитал Кремнев людей, а одного разведчика — нет. Стали искать и наткнулись на эсэсовцев. Потом уже узнали, что товарищ их приземлился недалеко от фашистского гарнизона. Ветром отнесло. Сначала отстреливался, отбивался гранатами, а потом, чтобы не попасть живым фашистам в лапы, пустил себе пулю в висок. Но фашисты всё равно догадались, что высадился он не один, и давай прочёсывать лес. Что оставалось делать разведчикам? Пришлось переправляться через реку…

— И все спаслись? — спросил Лёня.

— Не помню, — подумав, ответил Алик. — Дедушка говорил, что к нам в деревню пришло девять человек…

— А река в том месте широкая была? — поинтересовался Валерка. — Шире, чем наша Тихая Лань?

— Куда там! Днепр, понимаешь? Да ещё осенью, после дождей!..

Лёня перевернулся спиной к солнцу, подпёр лицо кулаками. Некоторое время все трое молчали. Потом Лёня тихо спросил:

— Алик, а ты ещё… знаешь что-нибудь про тех

разведчиков?

— Спрашиваешь! Ещё сколько!

— Расскажешь мне всё?

— Расскажу! Вот сегодня ляжем спать на сеновале, и я всю ночь буду рассказывать.

— «Всю ночь»! — передразнил его Валерка. — А что ты такое знаешь, чтоб рассказывать всю ночь?



— А вот и знаю! — упрямо сказал Алик. — Слыхал, как Кремнев разгромил Каменецкий гарнизон?

— Слыхал. С тобой рядом сидели, когда дед рассказывал.

— Ну вот!

— Что — вот? Что тут особенного? — неожиданно разгорячился Валерка и даже сел, чтоб удобнее было размахивать руками. — Подумаешь, героизм! Я в одной книжке и не такое читал!

— Так то в книжке! В книжке писатель мог всё выдумать. А то, что сделал Кремнев, — факт! — возразил Алик. — Разогнал он гарнизон? Разогнал! Все это знают…

— Так уж и гарнизон! Тридцать задрипанных полицаев да пять беззубых немцев!

— А разведчиков всего семеро было!

— Ну и что, что семеро? Обдурили полицаев — и всё…

Валерка, злой и нахмуренный, спустился к воде, раз-другой окунулся и стал одеваться. Друзья уже дожидались его на тропинке.

До самой пущи никто не проронил ни слова. Алик и Лёня шагали впереди, Валерка — за ними. Настроение его было вконец испорчено. Неудача на ферме, бегство от Метеора, а теперь вот Алик… Почему он, Валерка, не умеет так рассказывать? Разве он меньше Алика знает? Нет ведь. А тот всегда выскочит первым. Все только его и слушают…

Невесёлые мысли развеял боровик. Молодой, толстоногий, он словно нарочно высунул из травы свою рыжую голову как раз в тот момент, когда его мог заметить один Валерка. Счастливый Гуз бросил победный взгляд на друзей, которые в свою очередь не без зависти смотрели на его находку, и стал шнырять от берёзы к берёзе, уже ни о чём, кроме грибов, не думая.

Человек в белом осматривается

Едва ребята вышли со двора, как человек в белом встрепенулся. Он бросил недокуренную папиросу в корытце с водой, из которого пили утята, легко вскочил на ноги и выглянул на улицу.

Вокруг — ни души. И тихо-тихо. Деревня словно вымерла.

Тишина и безлюдье деревенской улицы, как видно, обрадовали человека. Он закрыл за собой калитку, перешёл улицу, узкой тропинкой вышел на крутой берег реки и остановился.

Вид, открывшийся перед ним, был по-своему очень красив. Слева, за светло-синей лентой Тихой Лани, возвышались поросшие низким кустарником холмы. Длинной цепью они тянулись на запад, то набирая высоту, то постепенно снижаясь, и казалось: это море, застывшее по чьей-то злой воле, — вздыбленные волны так и остались навсегда недвижимыми…

Справа — как окинуть глазом — распростиралась, может быть, на тысячи гектаров жёлто-серая равнина. Только кое-где на ней синели плодовые сады да маяками стояли вдоль большака старые берёзы.

Сразу за рекой рос одинокий дуб, а немного поодаль зеленела небольшая берёзовая роща.

Человек долго осматривал и поля, и молодую рощу, и дуб. Казалось, он ощупывал глазами каждый предмет, каждый метр земли, но по лицу его никто не понял бы: нравится ему всё это или нет? Лицо было непроницаемо спокойно. И только когда человек оглянулся и увидел деревню — добрую сотню новых, солнечно-жёлтых домов, красочно вырисовывавшихся на ярко-зелёном фоне недалёкой пущи, — только тогда лицо его оживилось, на нём промелькнуло что-то вроде удивления.

— Смотри-ка ты! — пробормотал он. — Если б своими глазами не увидел, — ни за что не поверил бы…

Он достал папиросу, закурил, минуту постоял в раздумье и зашагал назад. Тень удивления всё ещё лежала на его лице. Она исчезла, только когда он вошёл во двор и увидел под навесом того, кого дожидался.

Старый рыбак развешивал на жёлтой, отполированной руками жерди перемёты и улыбался своим мыслям. Дед Рыгор был в приподнятом настроении: третий день подряд он возвращался с богатым уловом. Но больше всего радовала деда неожиданная победа над известным рыболовом-«теоретиком» Николаем Николаевичем Казановичем — учёным, который уже третий год приезжал на лето в здешние места порыбачить и отдохнуть.

Заметив у калитки незнакомого, дед вопросительно посмотрел на него.

— Если не ошибаюсь, Егор Петрович Войтёнок? — протянул руку человек в белом. — Очень приятно. Давайте присядем. Мне нужно с вами поговорить…

Показалось или нет?

Первая находка была и последней. Боровики больше не попадались, хотя ребята старательно искали их под каждой берёзой и ёлкой. Даже сюда, в глубь пущи, где всегда бывает сыровато и мрачно, дошло знойное дыхание безводного лета. Только Лёне повезло. Он набрёл на большую семью лисичек и нарезал чуть не полкорзинки.

Чтобы не возвращаться домой с пустыми руками, Валерка предложил пойти к Чёрному озеру и там, на южном берегу, набрать голубики. Ягода, правда, не ахти, но, как говорят, на безрыбье и рак — рыба, всё не пустые будут корзинки.

Чёрное озеро находилось в пуще, недалеко от того места, где Тихая Лань делала крутой поворот и вместо того, чтобы пробираться дальше на запад, текла назад, на восток. Новичок в пуще легко мог подумать, что это совсем другая река.

Возвращалась с полпути Тихая Лань вовсе не по своей охоте. В этом месте дорогу ей преграждала Цепь небольших холмов, прозванных в народе Князевой грядой. Холмы заросли густым еловым лесом и были почти неприметны для глаза. По ту сторону Князевой гряды и лежало Чёрное озеро.

Это был красивый и необычный водоём. Берега с трёх сторон — с востока, запада и севера — высокие, крутые. Седые ели, сухие жгуты-корневища да огромные валуны свисали над чёрной бездной. И только южный берег был низкий, немного заболоченный. Здесь росли карликовые берёзки, багульник и тьма-тьмущая голубики.

Рассказывали, что когда-то на месте Чёрного озера стоял громадный дворец и жил в нём горбатый князь. Он люто издевался над крепостными крестьянами, и вот в ночь, когда князь праздновал свою свадьбу, дворец вдруг провалился, а на его месте возникло Чёрное озеро.

Так это произошло или иначе, но небольшое лесное озерцо с крутыми берегами было страшно глубокое и совсем чёрное. Говорят, кто-то пробовал измерять его глубину, связал четверо вожжей, да так и не достал дна даже у самого берега.

Вода в озере была очень холодна, и, может быть, поэтому здесь никогда не купались, не ловили рыбу и даже не знали, есть ли она в озере.

Во время войны на берегу Чёрного озера и дальше — по всей Князевой гряде — размещался партизанский лагерь целой бригады. Лучшего места, пожалуй, не нашлось бы во всей Хотемлянской пуще. Озеро, болота и река со своим двойным руслом делали это место почти неприступным. А тот неширокий сухой участок, что лежал с востока, так густо зарос лещиной, дикой яблоней, ежевикой да молодым дубняком, что каждый шаг дороги пришлось бы там прокладывать топором.

Ещё и сейчас на Князевой гряде немало землянок. А того больше — глубоких воронок. Дед Рыгор говорил, что появились они весной сорок четвёртого года, во время последней блокады, когда фашисты бомбили лагерь с воздуха. Он даже обещал рассказать, как спаслись тогда окружённые партизаны, да что-то помалкивает. Должно быть, призабыл: известно, старый человек.

Перевалило уже за полдень, когда ребята вышли на берег Чёрного озера. Голубики здесь было столько, что даже Алик, который не умел и не любил собирать ягоды, наполнил свою корзинку за полчаса, а Валерка, так тот уже собирал в шапку, досадуя в душе, что не догадался взять корзину побольше.

От жары и острого запаха багульника у Лёни и Алика разболелись головы, и они дружно уверяли Валерку, что завтра обязательно снова придут сюда, а сейчас лучше посидеть где-нибудь у воды, отдохнуть в тенёчке перед обратной дорогой.

Гуз нехотя согласился, и спустя минут десять все трое стояли на высоком восточном берегу, с любопытством и затаённым страхом заглядывая в чёрную бездну. Раздеться бы теперь да бултыхнуться в воду, но… Чёрное озеро! Никто ещё не отваживался здесь искупаться!

Друзья присели над обрывом, в тени развесистой ели. Долго молчали, думая каждый о своём.

— Ой! — вдруг испуганно вскрикнул Валерка и схватил Алика за плечо.

— Что? Что такое? — в один голос спросили Алик и Лёнька.

— В-вон… вон он, горбун! — прошептал Гуз, отшатываясь и прижимаясь к друзьям. Его трясло как в лихорадке.

— Какой горбун? Где? — недоумевал Лёня.

— В… в воде. В воду смотрите… Вон, на камне сидит… У того берега…

Алик и Лёня глянули в ту сторону, куда показывал Валерка, и окаменели: глубоко под водой, как бы на самом дне озера, на камне, в самом деле сидел горбун. Он был без рубахи. Косматая чёрная голова его свисала на грудь, отвратительный горб колебался и вздрагивал.

Горбун, должно быть, дремал. Но вот он встрепенулся, резко поднял голову, повёл вокруг страшными глазами и… тотчас исчез, даже не потревожив воды.

Скованные ужасом, все трое какую-то минуту сидели неподвижно, боясь не то что шевельнуться, а даже дохнуть. Потом, словно подхваченные вихрем, сорвались с места и бросились вниз, в лещинник. Они бежали, не разбирая дороги, сквозь кусты ежевики, в кровь обдирая ноги и руки. И только очутившись на широкой поляне, поросшей редкими берёзками, остановились все разом. За поляной поблёскивала на солнце Тихая Лань.

Ребята ещё раз огляделись, посмотрели друг на Дружку и… как по команде опустили глаза. На каком-то кусте Валерка оставил почти полрукава рубахи, Лёня был без корзины, Алик — в одном сандалии.

Первым заговорил Гуз. Он запахнул на груди рубаху, с брезгливостью поморщился:

— Какой он страшный! Б-р-р!.. Горб, как студень дрожит, и волосы шевелятся…

Лёня окинул взглядом кусты, за которыми осталось Чёрное озеро, нервно передёрнул плечами и, заикаясь, проговорил:

— Н-неужели это б-был он?

— А то кто же! Он! Кому ещё там быть!

Алик молчал. Он присел на пень и со страдальческим видом принялся рассматривать свою босую ногу. Жаль было сандалия. Только позавчера дед принёс из сельмага. Жёлтые, с блестящими пряжками и такие лёгенькие! Не слыхать на ноге… Алик вздохнул. И чего было бежать! Горбун… Откуда он мог взяться, тот горбун? Просто, видно, лежит в воде коряга. Вода поколыхивается слегка, вот кажется, что он шевелится…

— А видали, какая у него голова? — вспоминал Валерка. — Во-о! И волосы во все стороны…

— А нос! Ты заметил, какой у него нос? Вот такой! — Лёня приставил к лицу кулак. — Сперва тонкий, а на конце — как картошка.

— Никакого горбуна там не было! — сказал наконец Алик. — Сами мы всё выдумали. Просто показалось.

— Всем троим? — удивился Лёня.

— И десятерым может померещиться. У страха глаза велики, — проворчал Алик и снова посмотрел на свою босую ногу.

— А вот и неправда! — горячо возразил Гуз. — Помнишь, как он глянул на нас?

Алик долго молчал, потом улыбнулся и предложил:

— Хотите, я сейчас вернусь на озеро?

— Что ты! — испугался Лёня.

— А вот и слабо! — выкрикнул Валерка. В нём вдруг проснулось утреннее настроение.

— Слабо?

— Слабо! Сто раз слабо!

— Эх ты! На, держи!

Алик отдал Валерке свою корзинку с ягодами, которых осталось меньше половины, повернулся и исчез в кустах. Валерка и Лёня остолбенели.

— Да… что ж ты молчишь?! — наконец спохватился Лёня. — Зови его! Верни!

— А-а-лик!!! — не своим голосом завопил Валерка. — Верни-и-ись!

— И-и-сь! — откликнулась пуща, и всё вокруг замерло, будто онемело. Даже осина, возле которой стояли Валерка и Лёня, перестала дрожать, насторожилась, словно и она ожидала чего-то недоброго…

Голубая лодка и человек в шляпе

Лёня и Валерка не на шутку растерялись. Сколько они ни звали, Алик не откликался.

— А может, он пошутил и спрятался где-нибудь здесь? — высказал догадку Лёня. — Давай поищем.

Облазив все ближние кусты, ребята ни с чем вернулись на поляну. Тогда Валерка взобрался на самую верхушку росшего неподалёку дуба. Но дуб был не так высок, чтобы с него можно было увидеть Чёрное озеро, его крутые берега. Раздосадованный и злой на самого себя, Валерка слез с дуба и сел на трухлявый пень. Лёня, прикусив нижнюю губу, устроился рядом, на траве.

Пролетел самолёт. Лёгкая тень его скользнула наискось поляны и исчезла. Вновь стало тихо и тоскливо.

Заставила ребят очнуться песня. Она взлетела неожиданно громко где-то совсем рядом. Оба вскочили на ноги, оглянулись. По реке плыла красивая голубая лодка. В лодке сидел мужчина в синей вылинявшей майке и помятой серой шляпе. Он лениво взмахивал вёслами и во всю силу своих, должно быть, богатырских лёгких тянул:

О-ой, ре-еченька-а, ре-еченька-а,

Что-о же ты непо-о-олная-я?

Лю-ли, лю-ли, лю-у-ли-и,

С бе-е-режко-ом не ро-овна-ая-я?

Лёня и Валерка стояли и не знали, что им делать. Лодка плыла в их сторону. Может, спрятаться?

Но человек в лодке уже заметил их. Он оборвал песню, выпрямился во весь рост и спросил:

— Эй, хлопцы! Вы из какой деревни?

— Из Заречья, — поспешил ответить Валерка.

— А старого Войтёнка здесь не видели?

— Нет, не видели.

— Вот старая перечница! — пробормотал человек. — Условились тут встретиться, а он не пришёл…

Мужчина налёг на вёсла, и спустя минуту лодка мягко ткнулась носом в песчаный берег.

— Грибы собирали или ягоды? — легко выскакивая на песок, поинтересовался незнакомый.

— И грибы и ягоды.

— Замечательно! Вот вы меня и угостите ягодами. Идёт?

Валерка подставил свою корзинку, а сам отодвинулся в тень берёзы. Человек снял шляпу, запустил в корзинку руку и спросил:

— Рукав коза сжевала?

— Да нет, — смутился Валерка. — Это я сам, за сук зацепился…

— Значит, быть бане дома. Вечером приду с лёгким паром поздравить, — серьёзно пообещал мужчина и набил рот ягодами.

Валерка с интересом смотрел на него. Он узнал мужчину. Это был Николай Николаевич Казанович, двоюродный дядя их одноклассницы Вали Казанович. Валя рассказывала, что он работает в Академии наук, печатает в журналах очерки и рассказы о родной природе.

Среди Валеркиных знакомых никогда не было ни учёных, ни писателей, и ему казалось необычным и приятным, что такой известный человек сидит рядом с ним на поляне и ест ягоды из его корзинки.

— Смотри-ка! И ей, мерзавке, ягод захотелось! — вдруг воскликнул Николай Николаевич и ловко взмахнул над корзинкой рукой.

— Бросайте, это же оса! — вскочил Лёня. От осы или шмеля он готов был бежать на край света.

— Оса? А вот мы посмотрим, какая это оса.

Николай Николаевич разжал кулак. На ладони неподвижно лежало похожее на осу насекомое.

— Ужалила? — сочувственно спросил Валерка.

— Оса, да и пчела, и шмель никогда не ужалят, если их быстро зажать в кулаке. Тычутся там, как слепые. А у этой козявки и вовсе жалить нечем. — Николай Николаевич пригладил рукой чёрные, едва тронутые сединой волосы и с наслаждением растянулся на траве.

— Нет, а в самом деле, почему она не укусила вас? — не мог успокоиться Лёня. — Меня однажды так ужалила!..

— Хотите, расскажу вам сказку про эту букашку? — предложил Николай Николаевич. — Поучительная сказка. Только слушайте внимательно… — Он закурил и негромко начал: — Не за горами, не за морями, на берегу реки Тихоструйной, стоял Зелёный бор. Жили в том бору и зайцы, и белки, и лисы, и барсуки. Даже рогатые лоси водились. Но больше всего было трудолюбивых пташек. Нравилось им там. А чтобы какой-нибудь недруг не пробрался в их зелёные владения, поставили птицы Дрозда Дроздовича за порядком следить.

Поблагодарил Дрозд за доверие, облюбовал себе самое высокое дерево, уселся на макушку и сидит. Сидит, во все глаза глядит, крепким клювом поводит. А только отважится какая-нибудь мошка-букашка в лес залететь, на листик или веточку сесть, Дрозд тут как тут: раз — и нет вредителя.

Порядок в лесу. Всё досмотрено, всё по-хорошему идёт. Рады птицы, не нахвалятся Дроздом Дроздовичем. Дрозду это, известное дело, по душе. И решил он как-то, что можно уже и отдохнуть малость.

А в это время откуда ни возьмись — Муха-Зеленуха. Проворная такая и не из глупых. В молодости эта Муха где только не побывала, облетела горы и долы, многое видела, многому научилась. И вот решила она пробраться в Зелёный бор да поживиться там около пташек. Только как бы это Дрозда перехитрить, клюва его миновать?

Думала-гадала Муха-Зеленуха и решила сперва хоть издали увидеть Дрозда, приглядеться к нему: каков он да что он такое? Решила — и прямо к Зелёному бору. Переждала на опушке, пока солнышко спряталось, а потом незаметно — в лес, да и притаилась в густой листве молодой берёзки, что неподалёку от Дроздова дома росла.

Сидит, дрожит Муха-Зеленуха, знает, что с Дроздом шутки плохи. Но ничего — спит себе Дрозд Дроздович, носом посвистывает, ничего не видит и не слышит. Успокоилась Муха, устроилась поудобнее да ненароком и задремала. А когда проснулась, над лесом уже солнышко светило, листья золотило.

Затаила дух Муха-Зеленуха, в одну сторону глянула, в другую — и обмерла. Дрозда Дроздовича увидала! Сидит тот на сосновом суку, чистит свой клюв и тихонько что-то насвистывает.

— Ф-фиу-фить! — вдруг весело засвистал Дрозд. — Доброго утречка, соседка!

— Моё почтение, — откликнулся кто-то писклявым голоском.

«Кто это там пищит?..» — подумала Муха-Зеленуха и стала приглядываться. Глядела, глядела — и прямо рот разинула от удивления. Возле самой Дроздовой хатки по веточке ползла точно такая же муха, как и она, только одетая по-иному: не в чёрно-зелёный костюм, а в ярко-коричневый, словно позолоченный.



«Да это же оса!» — чуть не вскрикнула Муха, да вовремя спохватилась.

А Дрозд между тем подшучивал над осой:

— Всё бурчишь, соседка? Ох и скверный же у тебя характер!

— 3-з-жик! — прозвенела вдруг оса и — к Дрозду, и давай кружиться у него над головой. Дрозд испугался, отскочил в сторону…

«Ага, — обрадовалась Муха-Зеленуха. — Теперь я знаю, что мне делать!»

Скоком-боком выбралась она из лесу и прямо к портнихе, чтобы та сшила ей позолоченный наряд. Одела Муха обновку — и сама себя не узнаёт: теперь они с осой как две капли воды.

— Спасибо тебе, портниха! — радостно сказала Муха-Зеленуха и полетела в лес, к той самой сосне.

— Здравствуй, кум! — пропищала она, садясь на веточку.

Дрозд хмуро ответил:

— Здравствуй.

— Да ты, вижу, серчаешь? — ещё веселее заговорила Муха-Зеленуха. — Не стоит! Я пошутила.

— Глупые шутки, — проворчал Дрозд.

— Больше не буду. Станем в мире жить, друг другу помогать. Посмотри, как хорошо вокруг! Ха-ха-ха!

Засмеялась Муха-Зеленуха, полетела в чащу и давай там плодиться.

Спустя какой-нибудь месяц или два захотелось Дрозду лес осмотреть: всё ли в порядке? Взлетел он повыше — и чуть не обомлел. Не узнать Зелёного бора. Листья свернулись, все в дырах, а некоторые деревья и вовсе засохли.

Зло щёлкнул Дрозд клювом и пустился на поиски виновника. Три дня и три ночи глаз не смыкал, метался из конца в конец леса, да так ни с чем и вернулся. Вьются над деревьями осы в позолоченных уборах, а больше никого не видать!

Собрал тогда Дрозд своих помощников: проворную Мухоловку, солидного учёного Клёста, изобретателя Дятла. Начали они разные догадки высказывать, спорить…

— А они взяли бы да содрали с Мухи чужое платье!

Все обернулись. Прислонившись спиной к комлю берёзы, стоял Алик. Никто не слыхал, когда он подошёл. В руках у Алика была Лёнина корзинка с ягодами, на ногах — оба сандалия с блестящими застёжками.

— Не всегда, дружище, легко разобраться, кто в чью шкуру влез… Вот и он ошибся, принял муху за осу, — кивнув на Лёню, улыбнулся Николай Николаевич.

Вечерело. Над рекой поднимался редкий туман; где-то крякала утка, должно быть, созывала своих детей; где-то разговаривали рыбаки; кто-то пел, и ему подпевала пуща, ловила отдельные слова, носила их между деревьями, пока не теряла в глухих, диких дебрях.

— Ты… ты там был? — улучив минуту, шёпотом спросил у Алика Лёня.

— Бери корзину, — оставил его вопрос без ответа Алик. — Так, бедняга, перепугался, что и ягоды на берегу бросил…

Лёня и Валерка потупились.

— Что, друзья, может, домой поедем? — спросил Николай Николаевич, поднимаясь на ноги. — Подвезу до Заречья.

— Поедем, Алик? — дотронулся до руки друга Валерка. — Ты, наверно, устал…

Алик ничего не ответил.

Беседа под берёзой

Хорошо плыть по реке на вечерней заре, когда солнце уже зашло, но верхушки высоких деревьев ещё розовеют, когда воздух чист, как родниковая вода, а река так спокойна, что в неё можно смотреться, как в зеркало!..

Крутобокая лодка идёт против течения легко и почти неслышно. Навстречу плывут заросли высокой куги, целые семьи белых кувшинок, маленькие островки. Островки заросли кучерявой лозой и напоминают издали копны сена.

В детстве не всегда замечаешь красоту окружающей тебя природы. Острота зрения приходит с годами. Может, тысячу раз видел прежде эти берёзы и сосны, дубы и осины, а настоящая красота их открылась только сейчас, когда седина припорошила виски.

Лань - река лесная

Николай Николаевич любил пущу сызмалу. В пуще, в хате лесника, он родился и рос. И позже, когда остался сиротой и попал в детдом, не раз вспоминал родные места, видел их во сне. И всё же только сейчас, уже будучи взрослым, он по-настоящему понял и оценил прелесть леса, его неповторимую красоту! Он мог сутками слушать однообразный шум мачтовых сосен, и этот шум не надоедал ему. Казалось, он понимал, о чём шумят деревья, что рассказывают в своих грустных, бесконечных песнях. Он любил слушать неутомимый говор реки и, казалось, тоже понимал, о чём она журчит. Во время отпуска он целые недели проводил один в лесу или на реке и никогда не скучал.

Давно стал взрослым Николай Николаевич. Изменился с годами и облик пущи. Грозные бури, что прошумели над землёй, не пощадили и её. Поредели мачтовые сосны…

Жаль Николаю Николаевичу погубленных сосен. А ещё больше — дубовой рощи. Она начиналась тут, за этим поворотом реки.

Николай Николаевич опустил в воду вёсла, поднял голову. Перед ним возвышался старый одинокий дуб. Вокруг него было пусто и серо, и только у подножья великана зеленели два дубка-малолетка… А давно ли стояли здесь тысячи дубов? Гордые богатыри теснились вдоль всего левого берега Тихой Лани подступали к самой воде. А теперь вот остался один этот дуб, старый и грустный. Стоит и, верно, вспоминает печально своих братьев, погибших под безжалостной пилой. А может, мечтает о той поре, когда подрастут, возмужают его малые сыны и вновь воскреснет над тихой водой его могущественный, славный род?..

Николаю Николаевичу до слёз было жаль рощи, тех красавцев-дубов, под сенью которых прошло его босоногое детство. Он вздохнул, ещё раз поглядел на дуб и с силой налёг на вёсла. Лодка рванулась, стремительно понеслась вперёд.

Когда из-за приречных кустов показались первые избы, Алик предложил Николаю Николаевичу:

— Вы не зайдёте к нам? К дедушке приехал гость. Он будет дома…

— Гость приехал? — переспросил Николай Николаевич и, немного подумав, согласился — А что, пожалуй, зайду.

Спустя несколько минут все четверо, оживлённо разговаривая, ввалились в просторный двор к Войтёнкам.

Дед Рыгор и человек в белом сидели под старой берёзой. Перед ними на самодельном столике, застланном чистой скатертью, стояли стаканы, тарелки. На сковороде шипела жареная рыба. В широкой вазе лежала гора зелёных огурцов, а рядом стояла миска с мёдом.

— Микола?! Братец ты мой, вот молодчина, что зашёл! — обрадовался дед Рыгор, увидав Казановича. — Ты, братец, прости, что подвёл тебя малость. Видишь, гость у меня.

— Мне уже говорили, — улыбнулся Николай Николаевич.

— Ну так прошу к столу. А вы, герои, идите в хату. Угости, Алик, своих друзей свежим мёдом да молоком. Всё на столе стоит.

Гузу давно пора было идти домой, но любопытство взяло верх. Хотелось послушать, о чём будут говорить дед и Николай Николаевич с братом прославленного разведчика. Вслед за Аликом и Лёней он прошмыгнул в хату и примостился на широком диване возле открытого окна, чтобы слышать весь разговор под берёзой.

— Так знакомьтесь, — тотчас донёсся со двора голос деда Рыгора. — Это двоюродный брат Василя Кремнева — Архип Павлович Скуратов. Приехал навестить меня. А сам Вася… Нет Васи…

Последние слова прямо-таки оглушили Алика, который тоже прислушивался к беседе во дворе. Отпрянув от окна, он обернулся и глянул на Лёню. Лёня сидел, закусив губу, в каком-то немом оцепенении.

«Почему же дед никогда не говорил, что его нет в живых?» — подумал Алик, глядя на портрет Василя Кремнева. И тут же, словно в ответ, услышал:

— Нет Васи, а я до сих пор не верю, даже говорю о нём, как о живом. Может, потому, что не у меня на глазах это было…

— Замучили его в концлагере, — долетел голос Архипа Павловича, и снова стало тихо. Только старые ходики на стене, безразличные ко всему на свете, с каким-то надсадным хрипом отсчитывали секунду за секундой. И таким отвратительным показался Алику этот хрип, что он не выдержал, изо всей силы дёрнул за цепочку. Гирька отлетела, покатилась под диван.

— Так Кремнев… погиб? — прошептал Валерка и растерянно посмотрел на друзей.

Ему никто не ответил.

— Надолго в наши края? — заговорил спустя некоторое время Николай Николаевич.

— Пока ещё не знаю. Как сложатся обстоятельства, — не сразу ответил Скуратов. — Видите ли, я задумал книгу. Про брата, про его товарищей…

— Слыхали?! — так и подскочил Гуз, оборачиваясь к друзьям.

— И вот я решил побывать в тех местах, где воевал брат, встретиться с людьми, знавшими его. Только что был в соседней деревне у его жены, а теперь вот к вам завернул.

— Неплохой замысел, — проговорил Казанович. Он закурил и вопросительно глянул на Скуратова. — Скажите, Архип Павлович, — вдруг спросил он, — вы писали когда-нибудь, ну, хотя бы газетные статьи?

— Нет, — откровенно признался тот и широко улыбнулся. — Брат мой, Василий Андреевич, писал. До войны у него две книги вышло.

— Это я знаю. Кремнев был способным писателем. Я встречался с ним как раз накануне войны…

— Ну что ж, и он не сразу стал писателем, — снова улыбнулся Скуратов. — Попробую и я. Тем более что я собираюсь писать не повесть и не роман. Просто воспоминания. Материал у меня богатейший. Я ведь знаю Василя Андреевича, как говорится, с пелёнок. Мы вместе ходили в школу, у меня на глазах он вырос. У меня на глазах прошли последние дни его жизни… Мы по воле судьбы попали в один концлагерь.

— Вы сидели в концлагере?! — переспросил Николай Николаевич.

— И представьте, попал туда в сорок четвёртом, когда победа была уже на пороге! — ответил Скуратов. — Раненого взяли. Вот сюда ударил осколок мины. — Он коснулся рукой шрама на правой щеке, потом энергично вскинул голову и предложил: — Хватит про войну да про раны! Давайте о чём-нибудь повеселее поговорим. Расскажите, как рыба ловится. Я сам рыбак завзятый.

Завязался разговор про щук и жерехов, про рыбные места. Ребята послушали его с полчаса и разошлись. Валерка пошёл домой, Алик и Лёнька — под навес на сено.

«ДОПП»

Говорят: чего не увидишь во сне за длинную зимнюю ночь. Не меньше может присниться и за короткую летнюю.

Сколько разных приключений пережил Алик за шесть-семь коротких часов на душистом сене! За это время он успел стать взрослым, большим и сильным. И вот он идёт в разведку. Ему нужно разыскать горбуна и взять его в плен…

Тёмная ночь. Полыхают молнии. А он ползёт и ползёт, продирается сквозь колючие кусты. Острые шипы впиваются в лицо, в кровь расцарапывают руки, дышать становится всё тяжелее и тяжелее, а озера хоть ты плачь не видно. Мрак сгущается, крепчает ветер, ели угрожающе машут колючими лапами, словно гонят прочь. И вдруг во мраке загорается чей-то огромный страшный глаз. Он движется навстречу, и… перед Аликом вырастает горбун.

— Ты хотел меня видеть? — скаля зубы, спрашивает горбун. — Ну вот, я перед тобой.

Алик вскидывает автомат, нажимает на спусковой крючок, но автомат молчит.

— Видишь, ты и стрелять не умеешь, а хотел справиться со мной! — хохочет горбун и начинает наклоняться над Аликом. Ниже, ниже… Вот он уже дышит прямо в лицо, вот…

Алик вскрикнул, проснулся и… увидел влажные губы Метеора, его добрые фиолетовые глаза.

— А чтоб ты пропал! — выругался Алик и облегчённо вздохнул.

— Му-у-у! — обиженно протянул Метеор, и мальчишка невольно улыбнулся. Несколько минут он лежал без движения, прислушиваясь, как успокаивается сердце после пережитых во сне страхов, потом повернулся к Метеору и тихо, чтобы не разбудить Лёню, заговорил:

— Ну, чего ты хочешь? Проголодался? Вот и хорошо. А зачем вчера сразу две нормы съел? Теперь останешься без завтрака. Иди, иди, я спать хочу. А ещё раз разбудишь — пеняй на себя.

Метеор слушал и только моргал глазами. Он знал, что хозяин его любит поговорить, поворчать. Знал и то, что мальчишка любит его и бить не станет.

— Вот отдам тебя, обормота, снова на ферму, — не унимался Алик. — Надоел ты мне. Хочешь в стадо?

Словно понимая, что ему говорят, Метеор помотал головой.

— Шельма ты безрогая! — усмехнулся Алик, осторожно, стараясь не шуметь, сполз с сена и вышел из-под навеса.

Было часов шесть утра. Ночью наконец прошёл дождь, и берёза, залитая солнцем, сверкала, словно была усыпана бриллиантами. Во дворе было тихо и пусто. Один только старый петух, как часовой, стоял возле корыта, жмурил глаза и, верно, сам не знал, чем ему сегодня заняться.

«Неужто все разошлись?» — подумал Алик, жалея, что проспал. Ему так хотелось поехать сегодня вместе со взрослыми на рыбалку.

Чтобы окончательно убедиться, что дома никого нет, он заглянул в дом, потом в кладовку. Ни дедовых удочек, ни вёсел там не оказалось.

— Уехали! — вслух проговорил Алик и почесал затылок. Оставалось одно: брать косу, корзину и отправляться в поле за клевером. А там проснутся свиньи… Ну, свиней можно поручить старшей сестре. Она живёт по соседству, покормит. Сидит целый день ома — ребёнок маленький. У сестры можно и позавтракать, чтобы самому с керогазом не возиться. Хотя нет, завтракать идти не стоит — заставит колыхать маленькую Олечку. А эта Олечка такая пискля! И у него же гость — Лёня…

Алик намазал мёдом ломоть хлеба, взял косу, корзину и вышел со двора.

Коса легко брала влажный от дождя клевер, да и сколько его Метеору нужно. Алик думал про горбуна. Нет, не про того сказочного горбатого князя, что провалился сквозь землю вместе со своим дворцом. Вовсе нет! Алику четырнадцать лет, он перешёл в восьмой, много читал и был слишком серьёзным человеком, чтобы верить какой-то сказке. Именно потому он и вернулся вчера на берег Чёрного озера.

К знакомой ели, где стояла забытая Лёней корзинка, он подполз тихо-тихо, затаился в папоротнике и стал осматривать берег. И нашёл то, что искал! Камень! Огромный круглый камень, лежавший на другой стороне, неподалёку от берега. Точно такой, как тот, на дне озера! Значит… Значит, и камень и горбун были не в воде, а на берегу! В воде они видели их отражение.

Почему же тогда горбун так внезапно исчез? Чего он испугался? Вот этого Алик и не мог понять. И чем больше он думал про горбуна, тем более загадочным казалось его поведение.

Когда Алик вернулся с поля, во дворе по-прежнему было пусто. Даже петух куда-то скрылся. Но дверь в сени была отворена. Значит, в доме кто-то есть.

«Видно, Лёня проснулся», — подумал Алик.

В ту самую минуту на крыльцо вышел Архип Павлович. В руках у него была какая-то странная, незнакомая снасть. Алик видел и спиннинги, и удочки-донки, и проводочные удочки с катушками. Но то, что держал в руках Скуратов, не было похоже ни на спиннинг, ни на донку. Снасть напоминала скорее ружьё, из ствола которого выглядывала острая металлическая стрела.

— Что это такое, дядя Архип? — не выдержал Алик.

— Интересная штука, а? — подмигнул Скуратов.

— Интересная.

— Это, брат, подводное ружьё. Щук под водой стрелять. Нырнул на дно, спрятался за какую-нибудь корягу и жди. А как только покажется щука, ты её — бац!

— А как дышать под водой?

— Э-э, человек до всего додумается! Вон не сегодня завтра на Луну полетит и там тоже чем-то дышать будет. Ну, я пошёл!

— И я с вами!

— Нет-нет! Не сегодня. Мы сегодня очень далеко едем, так что придётся вам побыть дома.

Архип Павлович забросил за спину «ружьё» и рюкзак и направился к воротам.

Тут Алик вспомнил про своего гостя, который с минуты на минуту может проснуться. Нужно готовить завтрак.

Он сладил наконец с упрямым керогазом, когда в избу вошёл Лёня.

— Ты что, без матери живёшь? — спросил он.

— С дедушкой, — ответил Алик.

— А мать?..

— Она на Ангаре. И папа там. Они инженеры, электростанцию строят. Уже второй год. А раньше мы в Минске жили…

— А почему ты не поехал с ними? — удивился Лёня.

— Тогда нельзя было. Пишут, что на тот год возьмут и меня.

Алик поставил на стол сковороду с яичницей, нарезал хлеба и пригласил гостя завтракать. После минутного молчания спросил:

— Лёня, ты не торопишься домой?

— Как дядя… Он сказал, чтобы я его дожидался.

— Ну и отлично! — обрадовался Алик. — Тогда вот что. Ты же слышал вчера вечером, что мой дедушка, Николай Николаевич и твой дядя собираются совершить небольшое путешествие в пущу, на несколько дней. Николай Николаевич изучает лесные озёра и знает много красивых мест. Их он и хочет показать Скуратову. А заодно Архип Павлович осмотрит места партизанских боёв. Так вот, давай попросимся и поедем с ними. Знаешь, как интересно будет!

— Архип Павлович, может, и не захочет, чтоб мы…

— Почему не захочет? Захочет! — перебил его Алик. — Мы же помогать будем.

— Ур-ра! Идея! — донёсся со двора голос, и в открытом окне показалась взлохмаченная голова Валерки. — Ты, Алик, это здорово придумал! Мы создадим ДОПП!

Последнее слово заставило Алика и Лёню недоуменно переглянуться.

— ДОПП — это «добровольный отряд помощи писателям», — растолковал Гуз, довольный своей выдумкой.

— И всё-таки нас могут не взять, — усомнился Лёня.

— Возьмут! — убеждённо сказал Алик. — Я уговорю дедушку. Он у меня добрый.

На «музыкальный крючок»

Алик без особого труда уговорил деда. А вот со Скуратовым вышла заминка. К удивлению всех членов ДОППа, Архип Павлович даже как будто испугался, узнав, сколько у него объявилось помощников. Он пробовал доказывать, что легко справится один, что нет нужды отрывать ребят от их привычных занятий, что им будет скучно в лесу. Однако и он в конце концов, оценив, должно быть, искренний порыв ребят, сдался.

На общем «совете» было решено не терять понапрасну времени, послезавтра же, в субботу утром, двинуться на Зелёную поляну и там разбить лагерь. Одна палатка была у Николая Николаевича, вторую Алик и Валерка вызвались раздобыть в школе.

Кроме того, юные участники экспедиции получили задание заготовить все необходимые продукты. Им дали деньги и список всего, что нужно было купить.

В Заречье был магазин, но небогатый, и на другой день утром ребята поспешили на Базылёв перекат.

Базылевым перекатом называли небольшие каменистые пороги на Тихой Лани. Сейчас там полным ходом шло строительство межколхозной ГЭС. В сосоннике, на красивом берегу, вырос рабочий посёлок с клубом, столовой и двумя магазинами, в которых, как говорили заречанские хозяйки, не было разве что птичьего молока. Туда и направились юные «допповцы». Часа два они бегали от прилавка к прилавку, спорили, укладывали продукты, пересчитывали банки с консервами и заботились только о том, как бы чего не забыть.

А когда вернулись домой, снова началась суматоха. Нужно было собрать миски, ложки, котелки, взять соль, хлеб и многое другое: в пуще ведь придётся жить без малого неделю.

День промелькнул, словно один час. Когда всё упаковали, связали, солнце уже опустилось к самому лесу и, казалось, выбирало, как бы ему изловчиться проскочить между деревьями, не запутаться в сучьях.

— А ведь мы не всё прихватили, что нужно, — вздохнул Валерка, устало садясь на лавку.

— А чего ещё не хватает? — удивился Лёня.

— Овощей у нас никаких…

— Выдумал! — перебил его Алик. — Тыквы ещё набери, репы…

— Я не то сказал, — поправился Валерка. — Яблок нам нужно да груш. Понятно? Пришли к лагерю — и, милости просим, каждому по яблоку. Красота!

Алик сглотнул слюну.

— А что, — сразу согласился он. — Яблоки — это неплохо.

— Штук по пять каждому на день! — воскликнул Валерка.

— По пять!.. Знаешь, сколько это наберётся? Мешок.

— Ну, хотя бы по четыре. Это значит, нам нужно на семь дней… — Гуз задрал голову, пошевелил губами и объявил — Сто шестьдесят восемь штук!

— А сколько у нас денег?

— Что-то около десятки…

— Ну вот, а говоришь! За столько яблок Тэкля, если хочешь, всю сотню сдерёт.

— Сдерёт… — согласился Валерка и задумался.

Садов в деревне много, но всё молодые. А самый богатый сад — у Тэкли. Он посажен ещё до войны. Все остальные довоенные сады либо погибли в огне, либо были вырублены немцами. А Тэклин уцелел — в ту пору он был совсем молодой. Как укутали его в сорок первом в еловые лапки да колючую проволоку, так он и простоял в этом наряде до конца войны.

Сейчас Тэклин сад — на всю округу. Около сорока деревьев! Тут и «Антоновка поздняя» и «Антоновка ранняя», есть «Ранет» и «Боровинка», «Цыганка» и «Титовка». Пять яблонь — «Белый налив», три — «Налив винный», два «Апорта», два «Штрифеля». Есть ещё три «Лизы», одна «Анна», три «Адама», две «От бешенства» — да ещё яблонь десяток, названия которых знает одна Тэкля, потому что сама их и придумала.

Но и это ещё не всё. Есть у Тэкли в саду четыре высоких, стройных «Слуцких бэры». Стоят они, будто часовые, по углам сада. Видны издалека, особенно осенью, когда созревают груши.

А что это за груши! Это сахар, мёд, солнце и все самые лучшие ароматы цветов и деревьев, собранные вместе и заключённые в золотые горлачики. Глянешь на такую грушу — и слюнки сами потекут. А если уж попробуешь!..

Замечательный сад у тётки Тэкли! А вот сама Тэкля… Нет в округе сада лучшего, чем у неё, нет в округе и человека более скупого, чем Тэкля. «Зимой снегу не выпросишь», — говорят про неё люди. Никто не съел даром яблока из её сада. Даже паданцем не угостит! Всё на базар тащит. Люди только диву даются: как на работу в колхоз — у неё порок сердца, едва дышит, бедняжка; а созреют яблоки — мешками таскает их и в райцентр, и на станцию, и на стройку.

А между тем, если правду сказать, то и сад это не Тэклин. Перед самой войной посадил его единственный Тэклин племянник, сирота Анатолий Цепок, молодой, неженатый парень. Посадить посадил, а увидеть яблок так ему и не пришлось. Погиб в бою с фашистами…

— А если одолжить немного яблок? — предложил Алик. — Деньги мы ей потом отдадим.

— Не даст, — вздохнул Валерка.

— Даст! Я попрошу. Скажу, что, мол, так и так, будем писать книгу и про Анатоля напишем. Даст! Пошли, Валерка, нести поможешь.

— Я? — выкатил глаза Гуз. — Да ты что? Тэкля как увидит меня, так… — Он махнул рукой.

— Тогда пойдём с тобой, Лёня.

После недолгих уговоров Лёня согласился. Алик нашёл мешок, прихватил на всякий случай остаток денег (на задаток), и они с Лёней направились к Тэкле. Валерка проводил делегацию до ворот Тэклиного дома, а сам спрятался за хлевушком, в густом бурьяне.

Прошло минут десять. Тихо, ни звука. Но вот скрипнула калитка, послышались шаги.

«Они!» — решил Валерка и выскочил на улицу.

Алик и Лёнька шли с пустыми руками, красные и злые.

— Не уговорили? — подошёл к ним Валерка.

— Уговоришь её, как же! — буркнул Алик. — Сидит под яблоней, как баба-яга, грызёт яблоко и гундосит: «Нужны яблочки — гоните денежки. Если вы экспедиция, то и деньги у вас должны быть. Я хоть и неучёная, но меня не обдурите!..» Хотел я ей такое сказать, да… — Алик плюнул сквозь зубы и зашагал вдоль улицы.

Вернувшись под навес, ребята долго молчали. Взрослые были ещё на реке. Алик в последний раз перед тем, как отвести Метеора во двор к сестре, угостил бычка клевером — кормил из рук, по горсточке. Лёня осмотрел удочки. Валерка, уставясь на корыто с водой, в котором барахтался утёнок, грыз ногти. Вдруг на лице у него появилось отчаянное и решительное выражение. Он вскочил с бревна, на котором сидел, и подошёл к Алику.

— Неси патефон! — проговорил он тоном, не допускавшим возражений.

— Патефо-он? — оторопел Алик.

— Патефон и все пластинки! Я тоже побегу за пластинками.

— Что он придумал? — пожал плечами Лёня и с недоумением посмотрел на Алика. — Не собирается же он патефон в пущу тащить!

— Этот что-нибудь придумает! — Алик почесал лоб и пошёл в избу.

Вскоре на столе под берёзой стоял новенький патефон — премия от колхоза за высокий урожай льна на участке пионерского звена, которым прошлый год руководил Алик, — и лежала высокая стопка пластинок.

— Теперь сортируйте! — командовал Валерка, который тоже успел вернуться с охапкой пластинок. — Разные там фокстроты да вальсы — вон. Они нам не понадобятся. Современные песни тоже откладывайте в сторону. Ну, можно оставить «Подмосковные вечера», «Тёмную ночь» и те, что пожалостливее. А выбирать старайтесь старинные, где поёт Русланова. «Липу вековую», «Помню, я тогда молодушкой была», «Среди долины ровныя», про бесшабашную голову… Как её там?.. Ага, «Меж высоких хлебов…». Найдите «Выхожу один я на дорогу». Нам нужно подобрать таких пластинок штук двадцать-двадцать пять.

— Зачем тебе всё это? — допытывался Лёня.

— Нужно!

Когда пластинки «рассортировали», Валерка облегчённо вздохнул: старинных песен набралось ровно двадцать.

— Теперь, братишки, берём эту музыку и идём на реку. Туда, к сломанному дубу.

Друзья переглянулись, ничего ещё не понимая.

— Да скорее же! — нетерпеливо повторил Валерка. — Солнце уже заходит.

Зная, что от него до поры до времени всё равно ничего не добьёшься, Алик сгрёб патефон и решительно сказал:

— Пошли!

Сломанный дуб рос сразу за садом тётки Тэкли, на обрывистом, поросшем лозняком берегу реки. Ребята расположились под дубом.

— Теперь, Алик, поставь «Липу вековую». Да на всю силу пусти! — велел Гуз.

Над засыпающей рекой поплыла протяжная русская песня:

Ля-и-и-па-а-а веко-ва-а-я-я

На-ад ре-еко-ой шуми-и-ит,

Песня-я уда-ла-а-а-а-я

Вда-а-леке звени-и-ит!..

— Алик, Алик! Давай что-нибудь новенькое! — шумели девчата и мальчишки, которые сразу же окружили патефон. — Заведи ту, про рушничок.

— Потом, потом! — успокаивал их Валерка. — По очереди будем ставить. Фольклор и классику тоже любить нужно.

Валерка говорил без умолку, а сам всё время беспокойно поглядывал на Тэклин дом. Там — ни души. На лице у Валерки тревога и досада.

— Алик! Давай ещё раз «Липу». Сначала! Какая чудная мелодия! Ли-и-и-па… — Валерка вдруг умолк: на огороде, за высоким забором, показалась Тэкля. Толстая, коротконогая, с совиными, навыкате, глазами, она переваливалась с ноги на ногу, как старая утка, и… улыбалась!

— Смотрите, баба-яга… — прошептала маленькая, в кудряшках девочка, но Гуз так посмотрел на неё, что она прикусила язык.

— М-можно, голубочки, к вам? — проскрипела Тэкля, подходя к детям. — Сижу в шалаше и слышу — так уж ладно вы поёте! Ох-хо-хо!.. Любила когда-то и я петь!

— Это, тётя, не мы, это патефон поёт! — заметил курносый мальчуган.

— Всё равно красиво.

— Садитесь, тётенька! Ребята, подвиньтесь! Пусть тётя Тэкля сядет. Она ведь больная! — засуетился Валерка.

— Вот дай бог вам здоровьечка! — растроганно проговорила Тэкля, устраиваясь возле патефона.

— Нам бы лучше яблочек, тётенька! — хихикнул всё тот же курносый.

Тэкля и бровью не повела, как будто не расслышала.

— Алик, для тёти Тэкли! — скомандовал Валерка.

И когда «Липу» сменила «Помню, я тогда молодушкой была», а Тэкля раз-другой всхлипнула, он шепнул на ухо Алику:

— Играйте все двадцать, пока в кустах кукушка трижды не прокукует. Понимаешь? И — ни шагу отсюда! А как услышите кукушку — берите патефон и домой.

Никем не замеченный, Валерка сполз вниз, к реке, и исчез в кустах.

Чем недоволен Архип Павлович

Если тебе четырнадцать и если весь день накануне ты провёл на ногах, облетал Турки и Борки, не присев ни на минуту, сладко спится где бы ты ни лёг: в мягкой постели, на охапке соломы или на жёстком топчане…

Валерка Гуз долго не мог сообразить, чего от него хотят эти люди, чего они прицепились, тормошат за плечи, толкают под бока. Он глубже забирался под одеяло, отбрыкивался, наконец разозлился и сел. Возле топчана, одетые по-походному, с рюкзаками за плечами, стояли Алик и Лёня Кремнев.

И тут Валерка вспомнил всё.

— А? Проспал? — испуганно спросил он, спрыгивая с топчана. — Я сейчас, только оденусь…

В доме было ещё темновато и Валерка долго не мог попасть ногой в штанину. Потом куда-то запропастились ботинки.

— Мы пойдём! — нетерпеливо сказал Алик.

— Я мигом… Подождите меня возле лодок.

— Давай быстрей! А я тем временем за топором сбегаю. Забыли топор взять.

— Догоню! Уже обуваюсь. Не помню только, где моя шапка…

Наконец нашлась и шапка. Валерка не без труда влез в пиджак, который за лето стал ему тесен, закинул за плечи тяжёлый рюкзак и вышел на улицу.

Солнце ещё не взошло, но деревня уже проснулась. Кто-то отбивал косу; издалека доносилось ворчание тракторного мотора; у колодца переговаривались женщины; то тут, то там мычали во дворах потревоженные хозяйками коровы.

Можно было пойти улицей, но Валерка выбрал путь покороче. Он перелез через забор и огородом спустился к реке. Уже вторую ночь подряд над Заречьем проходили грозы, и теперь на каждом листке сверкали серебристые капли. Тронь только куст — и на тебя хлынет густой холодный дождь. Минуту Валерка медлил, потом втянул голову в плечи и нырнул в лозняк. Тут была узенькая, мало кому известная тропинка.

Дед Рыгор и Николай Николаевич сидели на полусгнившем бревне и курили. Скуратова ещё не было. Не было и Алика: видно, не мог найти топор.

Валерка прошмыгнул за спинами мужчин в лодку. Там, закутавшись в плащ, дремал Лёня.

— Чего это ты напихал в рюкзак? — сонно поинтересовался он.

— Чего нужно! — буркнул Валерка, засовывая свою ношу под брезент, где лежали узлы и мешки с продуктами.

Прошло добрых минут двадцать, пока собрались все. Встал вопрос: кому с кем ехать? У деда Рыгора лодка была побольше, чем у Казановича, и в ней разместились взрослые: сам дед Рыгор, Архип Павлович и Лёня — самый рослый из ребят. В голубую лодку Казановича кроме самого хозяина сели Алик и Валерка.

— Ну, в добрый час! — проговорил дед Рыгор, когда все заняли свои места, и поплевал на ладони.

После дождей вода в реке заметно поднялась, и Тихую Лань уже никак нельзя было назвать тихой. Зловеще рокотала она на поворотах, в лозняках, в зарослях куги. Мутные волны с силой бились в глинистые берега, и время от времени в воду, поднимая фонтаны брызг, падали комья земли.

— Вовсе некстати, — озабоченно заметил Николай Николаевич, поглядывая на быстрое течение. — Не будет клёва.

— А-а, один день — и спадёт, — успокоил его дед Рыгор, который вёл свою лодку рядом с лодкой учёного. — Махнём снова на Задубенское озеро или на Кривой залив. А ещё лучше — на Лесное. Давненько я там не бывал.

— Добираться трудно будет.

— Два часа, не больше. По Серебрянке. Я канаву знаю. Даже моя лодка проходит свободно.

— А это неплохая идея! — повеселел Николай Николаевич. — Мне туда очень нужно. Это один из водоёмов, где я ещё ни разу не был.

Река быстро мчала лодки вниз по течению. Пуща дремала. Только изредка, потревоженные утренним ветерком, лениво вздыхали ели.

— Вот попотел бы, если б вверх плыть! — заговорил Валерка, который не мог долго усидеть молча.

— Ты лучше скажи, чем это так вкусно пахнет в нашей лодке? — наклонившись к его уху, прошептал Алик.

— А чем? — испуганно потянул носом Валерка. Серые глаза его тревожно забегали, словно мышки, попавшие в мышеловку. — Н-ничем.

— А ты нос прочисти.

Валерка послушно высморкался, пожал плечами:

— Ну, н-ничем… Может, от воды…

— Ты хоть бы от меня не таился. Думаешь, не знаю, куда ты вчера вечером забрасывал свой «музыкальный крючок»?

Валерка сразу успокоился. Он заговорщически посмотрел на Алика и прошептал:

— Ну и молчи, если знаешь. Я всё по-честному сделал.

— О чём вы там шепчетесь? — поинтересовался Николай Николаевич.

— Да так. Посмотрите, сколько белых кувшинок! Попрятались в воде, одни макушки торчат. — Валерка перегнулся через борт и начал один за другим вылавливать в воде красивые белые цветы.

Алик тоже сорвал две или три кувшинки, а потом, удобнее устроившись на скамье, стал наблюдать за дедовой лодкой.

Дед Рыгор мерно взмахивал вёслами, то и дело поворачивая голову по ходу лодки. Лёня спал. Его кудрявая голова клонилась то в одну, то в другую сторону. Время от времени он тыкался лбом в дедовы колени, на секунду открывал глаза и тут же засыпал снова.

Алик долго с улыбкой следил за другом, потом перевёл взгляд на Архипа Павловича. Скуратов сидел, подняв воротник, на носу и, казалось, дремал.

«Почему он последнее время всё молчит? — подумал Алик. — Неужели всё-таки недоволен, что взяли нас?»

— Салют рыбакам! — прозвучал вдруг над водой сильный весёлый голос.

Все оглянулись. Даже Лёнька проснулся и стал протирать кулаками глаза. И только Скуратов, который сначала было обернулся на голос, вдруг снова опустил голову и словно бы окончательно уснул.

Легко приплясывая на воде, наперерез им плыла резиновая лодка, очень похожая на большую пуховую подушку.

— А-а, Леон Иванович! — обрадовался дед Рыгор. — Куда это ты на своём «стратостате»?

— Да куда глаза глядят! — бодро ответил Леон, хватаясь рукой за борт дедовой лодки.

— А мы вот целым колхозом выбрались, — заговорил дед, прикуривая папиросу, которой его угостил Леон. — Видал, сколько нас тут!

— Это мне на руку: больше рыбаков — меньше рыбы.

— А-а, сколько её нужно, той рыбы! Поймал на сковороду — и хватит, — махнул рукой дед. — А компанией веселее. Один слово, второй слово, смотришь — беседа!

— А я, дедуся, люблю тишину. Потому и места выбираю подальше. Взгляни на берега. Разве это ловля? Рыбак на рыбаке сидит, ступить некуда.

Леон тоже закурил и на минуту умолк. Николай Николаевич с интересом рассматривал нового знакомого.

От деда Рыгора он кое-что слышал про этого рыбака. Он знал, что Леон Галькевич работает на строительстве электростанции не то прорабом, не то техником. А ещё — что никто в округе не ловит на спиннинг рыбы больше, чем Леон. Николаю Николаевичу давно хотелось повидать знатного спиннингиста, и вот теперь он был рядом. Но ничего особенного не нашёл Казанович ни в лице Леона, ни в его поведении. Худощавый, немного сутулый, — это было заметно по тому, как он сидел в лодке, в синем комбинезоне и в высоких, выше колен, резиновых сапогах, — Леон имел вид самого обыкновенного, «серенького» рыболова-любителя, каких немало бродит летней порою по берегам рек и озёр в поисках рыбацкого счастья. И лицо у Леона было заурядное — лицо сельского жителя: обветренное, тёмно-коричневое, словно вырезанное из ольховой колоды.

Приметными были только глаза Леона. Большие, светло-серые, проницательные, они убеждали, что перед тобой человек умный и весёлый.

— Так куда ты всё-таки? — нарушил молчание дед Рыгор. — Может, давай вместе. Мы для начала на Зелёную поляну, а там — на Лесное.

— Нет-нет, спасибо! Я уж как-нибудь один. Привык. Вот найду местечко потише и дам спиннингу волю. Бывайте, ни хвоста вам, ни чешуйки!

Леон оттолкнулся от дедовой лодки и ловко взмахнул коротеньким веслом.

— На сук не напорись, а то наделаешь ветру! — бросил ему вслед дед Рыгор.

— Ничего! Пузырь у меня надёжный! Бывайте! Может, загляну как-нибудь.

Вскоре «стратостат» Леона скрылся за поворотом реки.

— Чудак! — проводив его глазами, сказал дед Рыгор. — Мог бы давно иметь хорошую лодку, так нет — привязался к этой душегубке. Нахлебается когда-нибудь воды…

— Привычка, — будто только сейчас проснувшись, заметил Скуратов. — Кто это был?

— Ах, беда! — вдруг засуетился дед. — Хоть ты назад его зови. И как это я забыл познакомить вас? Вот с кем вам нужно было поговорить. Это же ближайший друг Василя Кремнева. Всю войну вместе партизанили… Просто из головы вылетело! Вот что значит старость…

— Ну ничего, ничего, — принялся успокаивать деда Архип Павлович. — Ещё не раз, даст бог, встретимся. Он ведь обещал заглянуть.

Последние слова, как заметил Лёня, Скуратов произнёс без всякого энтузиазма.

Тихая Лань сделала ещё один поворот и выпрямилась, ослепительно засверкала на солнце. Все в лодках оживились, заговорили, как по команде, повернулись направо. Вот сосны начали редеть, потом как-то вдруг испуганно метнулись прочь от берега, и глазам путешественников открылась красивая, совсем круглая, усеянная редкими молодыми берёзками поляна.

— Пр-раво руля! — шутливо скомандовал Николай Николаевич, и лодки на полном ходу врезались в низкий песчаный берег.

Лёнина обида

Кажется, не такое уж сложное дело поставить две палатки, а провозились с ними почти до трёх часов дня. Зато сделали всё капитально. Обвели палатки канавами, — чтобы не подтекала вода, если вдруг снова пойдёт дождь, — устроили нары, завалили их еловыми лапками и сухим мхом.

Для каждой палатки смастерили по столу. Досок не было, пришлось наколоть плашек и обтесать их. Получилось совсем недурно. Большой «обеденный» стол поставили на свежем воздухе.

Короче говоря, сделали всё, чтобы было на чём поесть, поспать и просто посидеть.

Об Архипе Павловиче позаботились особо: человеку больше всех придётся работать. Для него даже соорудили отдельный «рабочий кабинет». Поодаль от палаток (чтобы не долетал шум из лагеря), в молодом орешнике, поставили большой и довольно изящный шалаш, который накрыли сначала брезентом, а поверх его — еловыми лапками. Получился не шалаш, а «настоящая дача», как шутил дед Рыгор. В шалаше тоже поставили стол и даже «мягкое кресло» — толстый чурбак устлали мхом, и на это сооружение, как шляпу, надели мешок. Из лозы сплели плотную дверь. А чтобы Скуратов мог, если захочется, писать и ночью, над столом подвесили карбидную лампу.

Окончив работу, Николай Николаевич и дед Рыгор поехали ловить живцов — они собирались поставить на ночь жерлицы. Архип Павлович решил заняться своими делами. Накануне дед Рыгор передал ему рукописи и дневник Василя Кремнева. Четырнадцать лет хранил их старый партизан, всё ждал, что вернётся автор. А теперь вот отдал в чужие руки. Что ж, погиб человек, так пусть не погибнет его труд!.. Надежды, что Василь вернётся, после рассказа Скуратова не оставалось.

Скуратов уже был возле своей «дачи», когда его догнал Лёня.

— Ко мне? — задержался Архип Павлович.

— Ага! — радостно улыбнулся Лёня. — Вы будете работать?

— Да вот хочу засесть за рукописи. Видал, сколько их? Недели не хватит, чтобы перечитать.

— Дядя, давайте я вам читать буду, — глянув в глаза Скуратову, предложил Лёня. — Я очень хорошо читаю, — заметив, что Архип Павлович поморщился, поспешил добавить он. — Не верите? Я даже со сцены читал. На районном смотре самодеятельности премию получил…

— Гляди, какой ты молодчина! — усмехнулся Скуратов. — Похвально, похвально. И всё же… всё же, Лёня, я читать буду сам. Я всё привык делать сам. Понятно?

— Поня-атно… — обиженно протянул Лёня.

— Ты с ребятами поиграй. Сходите по орехи или на рыбу. В шалаше ты будешь мне мешать. Да и чего тебе сидеть в этой мышеловке целый день! Верно? Ну и молодчина! Беги!

Лёня медленно направился назад. В душе у него шевельнулась обида. Почему дядя, близкий человек, так холоден к нему? За всё время не нашёл минуты, чтобы поговорить один на один. Даже когда просил проводить его в Заречье, не сказал, чего он идёт, что ему там нужно.

И всё же Лёня тянулся к Скуратову. За столом садился с ним рядом, подавал хлеб, старался чем-нибудь угодить. Он собирал для Архипа Павловича ягоды, орехи, бегал на Базылев перекат, на стройку, покупать папиросы. Тайком, чтобы не заметили друзья, стирал ему носки, чистил ботинки. Лишь бы сделать дяде приятное, чтобы заметил, сказал тёплое слово!..

А сегодня Лёне особенно хотелось побыть с ним, вместе читать то, что когда-то, в минуты затишья между жаркими боями, писал его, Лёнин, отец, писал своею рукой. Может быть, тепло той руки, которой так и не суждено было обнять сына, осталось в бумагах? Может, он почувствовал бы его?..

Нет, этот человек был глух к его мыслям и чувствам! Не заметил слёз, которые вот-вот готовы были брызнуть у Лёни из глаз. И впервые за все эти дни мальчишку неудержимо потянуло в родную деревню, к матери. Обнять бы её, прижаться к груди, не пряча ни своих слёз, ни своего большого горя…

Возле палаток Лёня остановился. Может, и в самом деле собрать вещи да и пойти? Сказать, что очень нужно домой. Началась жатва, и матери одной там тяжело…

— Э-ге-гей!!! Лё-ё-ня! Плыви сюда!

Эти слова долетели с реки. Лёня заслонил глаза от солнца рукой, пригляделся. На широком синем плёсе Тихой Лани виднелись две головы: белая — Валеркина и чёрная — Алика.

— К нам плыви-и! — снова донеслось с реки, и обе головы, оставив на поверхности воды широкие круги, исчезли.

Намерения покинуть лагерь, эту красивую реку, весёлых друзей как и не бывало. В самом деле, чего он захныкал? Чего ему целый день торчать в каком-то шалаше, путаться под ногами у человека, занятого важным делом, если можно весело отдыхать, купаться, бегать по лесу? Отцовы рукописи?.. Так их можно прочесть вечером или завтра. А сейчас…

Лёня на ходу сорвал с себя майку, разбежался и бросился в воду. Тотчас приятная свежесть обдала тело. Недавняя обида на дядю забылась. На сердце стало легко, и сам он почувствовал себя лёгким, как вон та пушинка, что рядом опустилась на воду.

Лёня плыл на спинке, скрестив на груди сильные, почти мужские руки. Над ним было голубое небо, нежная голубизна окружала со всех открытых глазу сторон, и постепенно пришло ощущение, что он оторвался от земли, поднялся в небо и парит в нём легкокрылой птицей. Выше, дальше!.. Вот над ним тучка, такая же, как и он, лёгкая, белая. А что, если догнать эту тучку и поплыть рядом с нею? Лёня выбросил вперёд руки, сильно взмахнул ими и… ткнулся головой в мягкий, нагретый солнцем песок. От неожиданности вздрогнул, перевернулся на живот. Он был в неширокой, мелкой бухточке, врезавшейся в зелёный ковёр луга. На берегу стояли Алик и Валерка и покатывались со смеху.

Смущённый, Лёня встал на ноги. Вода не доходила ему до колен. Это ещё пуще рассмешило Гуза, и он выкрикнул:

— Лёнька! Смотри не утони!

Лёня растерянно улыбнулся и вышел на берег.

— Ты всегда плаваешь с закрытыми глазами? — не унимался Валерка.

— Когда как. А ты всегда без причины смеёшься?

— Тоже когда как, — не растерялся Гуз и предложил: — Давайте возьмём одежду и поплывём во-он к тем соснам! А там вылезем на берег и пойдём собирать грибы. После дождя, наверно, боровиков наросло!..

Грибов и в самом деле было много. Сыроежки, лисички, грузди, рыжики и маленькие, с грецкий орех, боровички попадались чуть не на каждом шагу. Вот где пришлось пожалеть, что не во что было класть это богатство! Правда, боровиков они не пропускали.

Боровики можно нанизывать на тонкие лозинки, а этого добра у реки сколько хочешь.

В бору густо пахло смолой. К этому сладковатому запаху примешивался пряный, с горечью аромат лесной крапивы, дикой смородины.

Глянув на солнце, Алик заторопился.

— Ребята! А нам не пора в лагерь?

— Ой! — сморщился Валерка. — Столько боровиков, что оставлять жалко.

— Боровиков и так хватит на два обеда, а в лагере нас, наверно, ждут. Может, Архип Павлович захочет куда-нибудь сходить?

— Не пойдёт он сегодня никуда, — заметил Лёня.

— Ты что, спрашивал у него?

— Он сам сказал.

Не добавив больше ни слова, Лёня отошёл в сторону и снова принялся заглядывать под ёлочки, высматривать боровики. Алик и Валерка переглянулись и, не понимая настроения друга, расспрашивать больше не стали.

Незаметно, переходя от ёлки к ёлке, ребята вышли к мосту через реку и на нём неожиданно увидели Скуратова. Опершись на поручни, Архип Павлович грыз орехи и бросал скорлупки в воду.

— А-а, и вы здесь! — оживился Скуратов, увидав ребят. — Давайте сюда, орехами угощу.

Он дал каждому по горсти орехов, удивился:

— Где это вы столько боровиков нахватали?

— Ой, дядя, сколько их там! — воскликнул Лёня. — Хотите, я покажу?

— Правда, пойдёмте! — загорелся и Валерка.

— Нет-нет, — покачал головой Архип Павлович. — Как-нибудь в другой раз.

В это время из-за крутого поворота реки показалась голубая лодка Казановича, а следом за нею чёрная, щедро просмолённая плоскодонка деда Рыгора.

— Едут! Рыбаки едут! — крикнул Алик и первый пустился бежать по берегу навстречу лодкам.

— Дедушка, поймали?

— А-а, мелочь одна. Живцы, — неохотно ответил дед, направляя лодку к берегу. — На реке клюёт плохо, а на озеро не поехали… Садитесь, подвезу до лагеря. Пора обедать.

Ребята забрались в лодку. Скуратов не захотел, сказал, что пройдётся пешком. Опираясь на ореховый посошок и что-то негромко напевая, он неторопливо зашагал по тропинке, вившейся вдоль берега.

За обедом ели много и с таким аппетитом, что Алик, исполнявший обязанности повара, не успевал разносить добавки. На столе была и рыбацкая уха, и жареные грибы, и колбаса с гречневой кашей. Всё это запили горячим чаем.

— Э-э, сыночки мои! Если так будем стараться, дня через два опустеют наши торбы, — пошутил дед Рыгор.

— Не беда! Базылев перекат недалеко, — отозвался Николай Николаевич. Босиком, в майке и в синих пижамных штанах он уже лежал на траве под берёзой и с наслаждением сосал папиросу.

Дед Рыгор присел между ним и Скуратовым. Ребята, кроме Гуза, который взялся убрать со стола, устроились поодаль под раскидистой ивой. Её гибкие плети-ветви спускались до самой земли, образуя красивый живой шатёр.

На первых порах все молчали. Людей полонила тишина, царившая вокруг. Молчали птицы, в раздавшихся берегах неслышно текла река. Разморённые жарой, дремали в чёрной глубине прожорливые щуки и сомы, затаились между камнями и в траве головли.

— Как по-вашему, хорошо бы построить здесь дом? — вдруг заговорил Николай Николаевич, обращаясь к Скуратову. Архип Павлович молча усмехнулся. — Ещё как хорошо! — Казанович сел, обхватил колени руками. — Вода, лес вокруг… А воздух! Дохнешь — и сразу во всём теле такая лёгкость, будто ты сбросил с плеч лет двадцать и снова стал юношей, полным сил и энергии! Устал от работы — пожалуйста, иди удить рыбу, собирай грибы или просто так броди по лесу, слушай его песни, разгадывай таинственные звуки…

Николай Николаевич бросил в воду окурок, снова лёг, перевернулся на спину и стал глядеть в небо. Там, высоко-высоко, в тёмно-голубой бездне, купались маленькие пушистые тучки, похожие на спелые головки одуванчиков. Между ними, как дорога в поле, пролегла узкая, бесконечно длинная серая полоса — след от реактивного самолёта. Когда и куда пролетела стальная птица? И как высоко подняли её в небо лёгкие крылья, если никто не услыхал даже биения её могучего сердца!

— Да-а, хорошо у нас, — согласился дед Рыгор. — И ты хорошо сказал об этом. Вот слушал я тебя, а сам думал… Думал о том, какой дорогой ценой заплатил народ за эту красоту, сколько предсмертных стонов слышали эти деревья, сколько крови утекло с этой тихой водой… А сколько настоящих героев полегло за то, чтобы жить нам в мире и любоваться всей этой красотой…

Дед Рыгор разостлал на траве пиджак и прилёг. Снова потянулись минуты молчания. Нарушил его Казанович.

— Григорий Петрович, — проговорил он, — правда это или выдумывают люди, будто весной сорок четвёртого Кремнев бросил в Чёрное озеро целый ящик золота?

— Бросить бросил, а вот в озеро или нет — неизвестно, — ответил дед Рыгор. — Может, и в озеро, — подумав, добавил он. — Только то, что попало в Чёрное озеро, считай — пропало.

— Почему? — заинтересовался Архип Павлович.

— Да так… Дна нет у этого озера.

— Ну уж! — засмеялся Скуратов. — У океана и то есть дно.

— Не знаю, как насчёт океана, а в Чёрном озере никто не мог найти то золото. И как искали! Немцы целый день мутили воду. Водолазов спускали, человек шесть.

— Расскажите, пожалуйста, что вам известно про эту историю, — попросил Скуратов.

— История, брат, невесёлая, — вздохнул дед Рыгор. — Если бы не она, может, и сегодня был бы тут с нами Василь Андреевич…

Дед в две затяжки докурил цигарку, придвинулся ближе к Архипу Павловичу и заговорил:

— В сорок третьем, зимой, не то в декабре, не то в конце ноября, толком не помню уже, совершил Кремнев налёт на один гарнизон. Может, слышали, как полицай жениться собрался, да в руки к нашим разведчикам угодил? Вот как раз тогда это и было. Кремнев захватил в управе что-то больше пуда золота и серебра. И перстни, и брошки, и цепочки, и часы, и посуда разная — чего только там не было! Награбил здешний бургомистр Ползунович. Был такой горбун, сын того самого Ползуновича… Ну, знаете, дом его и сейчас в Варках стоит. Контора РТС там нынче. Так вот, хотел горбатый получить из немецких рук отцово имение, землю и леса и готовил наместнику фюрера подарок. Приготовить приготовил, а послать не успел. Налетел Кремнев ночью, разгромил гарнизон, разогнал полицаев, а ящик с золотом забрал. Ящик не ящик, а сундучок такой, кованый…

Тем временем объявили партизаны сбор средств на постройку эскадрильи «Советская Беларусь». Ну, люди и начали давать кто что мог. Облигации отдавали, деньги, а кто и золотые, николаевские пятёрки да десятки доставал из потайных местечек. Были такие, что хранили на чёрный день. А куда черней, чем война? Вот и отдавали всё, только бы скорее победа да войне конец.

И это всё в тот же ящик шло, потому что Кремневу было поручено охранять собранные средства.

А тут блокада началась… Долго отбивались мы от карателей. Наконец вырвались из кольца. Кремнев сразу же связался с Большой землёй. Оттуда пообещали прислать за теми миллионами самолёт. Условились, что самолёт сядет в пуще, на одной большой поляне. Это отсюда километрах в десяти, возле Дубков.

Кремнев вёз сокровище на лёгкой бричке. Кроме него было ещё пять человек охраны. И вот на полпути нарвались на засаду. Двое были убиты сразу, а самого Кремнева ранило в бок и в ногу.

Пришлось повернуть назад. Но у фашистов — мотоциклы. Тогда те трое, что ехали вместе с Кремнёвым, залегли с пулемётом на дороге, а он погнал дальше один.

Немцы снова стали настигать Василя уже возле вон того мостика, — показал дед Рыгор рукой. — Он издали услыхал шум моторов, поехал вдоль реки. А когда фашисты приблизились, свернул и — к Чёрному озеру.

На какую-нибудь минуту опоздали эсэсовцы. Когда они выскочили на берег, Кремнев бросил что-то тяжёлое в воду и выстрелил из пистолета себе в грудь…

Рассказ оборвался долгим вздохом. Дед Рыгор свернул себе новую цигарку и молча закурил.

— Ну, а потом что было? — не выдержал Николай Николаевич.

— Потом… Василь промахнулся, в сердце себе не попал. Ослаб, верно, рука дрожала. Столько крови потерял!.. А когда пришёл в себя, фашисты стали про золото допытываться. Прослышали как-то, радиограмму, что ли, перехватили. Кремнев усмехнулся и показал на воду. Там, дескать, ищите. Тут же сыскался смельчак, разделся — ив воду. Только его и видели. Тогда каратели водолазов привезли. Долго искали, да так ни с чем и поехали…

— Что-то не верится! — засмеялся Скуратов. Он слушал всё время с напряжением, крепко сжав кулаки, так, что даже косточки побелели. — Наверно, какой-нибудь пройдоха-водолаз нашёл ящик, да смолчал. А потом тайком вытащил. Ого! Чтобы они да пропустили такой случай!..

— Может быть, — неохотно согласился дед Рыгор. — Только ящик — не пятак, его в кармане не спрячешь.

— Кремнев мог выбросить золото по дороге, — помолчав, высказал свою мысль Казанович. — Скажем, сунул в какую-нибудь нору и забросал хворостом. Мог в окопчике зарыть, а то и в реку бросить, когда ехал берегом.

— А зачем бы ему тогда ехать к озеру? — возразил Архип Павлович. — Вернее было бы напрямик. И дорога короче. А то просто бросил бы лошадь, золото — в реку, а сам — в лес. Уж он-то знал, где можно спрятаться!

— Должно быть, хотел сбить с толку эсэсовцев и спасти сокровище. Добрался до озера, бросил в воду камень побольше — пусть ищут…

— Вполне вероятно, — помолчав, произнёс Скуратов. Потом поднялся, зевнул. — Не знаю, как кто, а я не прочь немного подремать. Отвык вставать рано.

— Пойдём и мы? — вопросительно посмотрел на деда Казанович, когда Архип Павлович скрылся в своём шалаше. — Жерлицы нынче ставить бесполезно.

Взрослые разошлись по палаткам. На поляне остались только Валерка, Лёня и Алик. Валерка и Лёня мыли посуду, Алик сидел под берёзой и о чём-то думал.

Житель Чёрного озера

Никто не заметил, как вздрогнул и изменился в лице Алик, услыхав произнесённое дедом Рыгором слово «горбун». Он даже открыл рот, чтобы что-то сказать, но спохватился и промолчал.

Пока взрослые беседовали, Алик сидел без движения и ловил каждое слово. Потом, когда они разошлись, крепко задумался.

Горбун! Нет, это, наверно, простое совпадение. А что, если… если тот горбун, которого они видели третьего дня на озере, и есть Ползунович? Объявился, чтобы разыскать то самое золото.

Нет, не может этого быть! Ползунович в тюрьме, это все знают. И всё же Алику захотелось ещё раз увидеть того горбуна, столкнуться с ним лицом к лицу, а ещё лучше как следует рассмотреть его откуда-нибудь из-за куста.

— Ребята, давайте сходим по ягоды, — предложил он, подходя к столу, на котором Валерка и Лёня раскладывали для просушки посуду. — Тут ведь рукой подать. Пока солнце зайдёт, по котелку голубики наберём.

— По ягоды? — переспросил Гуз и сразу оживился. — Верно! Всё равно сегодня уже никуда не пойдём.

Они взяли котелки и направились на то самое место у берега Чёрного озера, где были в прошлый раз.

За три дня ягод стало больше. Поспели и те, которые тогда были ещё зеленоваты. Валерка и Лёня, не теряя времени, забились в кусты и стали обирать крупные ягоды обеими руками. Алик тоже сорвал несколько штук, но со стороны можно было заметить, что делает он это неохотно, что его занимает совсем другое. И когда друзья увлеклись настолько, что уже, кроме ягод, ничего не видели, он начал понемногу отставать, а потом лёг и быстро пополз к берегу.

Солнце садилось, и крутые противоположные берега были залиты розоватым светом. Золотистые лучи проникали под ветви елей, в гущу кустов, в неподвижные травы, и всё было видно так отчётливо, будто находилось в двух шагах. Вон из травы выглядывает головка одуванчика, вон лежит обгорелый пень, разбросив во все стороны длинные корни — отсюда он очень напоминает осьминога; а вон и тот камень, на котором сидел горбун.

Алик лежал в багульнике долго, до тех пор, пока розовый свет не сменился серым.

Зашло солнце. Над водой стал подниматься туман. Темнело быстро. Разочарованный тем, что ему так ничего и не удалось увидеть, Алик нехотя поднялся на ноги, чтобы идти к друзьям, и вдруг словно подкошенный упал на мягкий мох.

Из глубины озера бесшумно вынырнуло что-то белое, огромное, живое и так же бесшумно поплыло к берегу. Большущие глаза загадочного существа тускло блестели.

Алик впился руками в стебли багульника, сжался в комок. Сердце его билось часто-часто, и не было сил заставить его успокоиться.

Туман серым пологом висел над водой. На время Алик даже потерял таинственного жителя Чёрного озера из виду, а когда заметил снова, тот был уже возле самого берега. Вот он осторожно выполз на камни, выпрямился…

Лань - река лесная

Это был человек. За плечами у него висело что-то вроде ранца. Лицо закрывала маска. Кто это? Тот самый горбун? Или кто-нибудь другой? Как жалко, что туман и густеющие сумерки не дают хорошенько разглядеть его!..

Какое-то время человек стоял у воды, а потом — Алик не успел даже уследить, как это произошло, — исчез, мгновенно растворился в тумане, как будто и сам превратился в туман. Сколько ни напрягал Алик слух и зрение, он ничего больше не услышал и не увидел.

Нужно было спешить назад. Алик боялся, что Валерка вот-вот окликнет его, станет искать.

Но друзья и не заметили, что всё время собирали ягоды одни. Когда Алик подошёл, они даже не посмотрели в его сторону.

— Может, пора в лагерь?

— Погоди. Видишь, сколько ягод! — отмахнулся Валерка и, увидев в руках у Алика пустой котелок, разинул рот от удивления.

— Споткнулся… рассыпал… — пробормотал Алик, не глядя в глаза другу.

— А почему не собрал?

— Подавил ногами, да и темновато уже… Пошли!

— Без ягод? С ума ты сошёл! Смотри, сколько я один набрал! И котелок, и полную шапку. А ты придёшь с пустыми руками?..

Напрасно Алик твердил, что не любит голубики, что и есть её не будет, — Валерка ничего не хотел слышать. Он сидел на корточках и проворно собирал в Аликов котелок крупные ягоды. Тому ничего не оставалось, как тоже взяться за дело. И лишь когда тьма сгустилась настолько, что найти ягоду можно было только на ощупь, Валерка согласился вернуться в лагерь.

Шли сторожко, молчали. Ночью в глухом лесу как-то не до разговоров. Даже самый смелый человек весь превращается в слух, ловит каждый звук, каждый шорох.

Тропинка под ногами была едва заметна. Где-то справа проходила торная лесная дорога, но Алик не захотел выходить на неё и вёл друзей кустами.

Позади осталось не меньше километра, когда до ушей ребят долетел тихий треск сучков. Он послышался справа, совсем недалеко. Все трое отпрянули под густую ель, притаились.

— Что? Что такое? — испуганно прошептал Лёня. Алик, не отвечая, зажал ему рот ладонью, и в этот миг на тропинке выросла тёмная фигура.

Незнакомец исчез так же неслышно, как и появился. Видно, ему было не внове ходить по лесу ночью.

Ребята простояли под елью минут десять, если не больше. Наконец Алик прошептал:

— Пошли.

Но ни Валерка, ни Лёня не двинулись с места.

— Ну, чего вы? — успокоил друзей Алик. — Просто рыбак какой-то… А может, ягоды собирал и задержался. Как и мы с вами.

Ещё минут десять спустя ребята вышли на Зелёную поляну. Неподалёку от палаток весело полыхал костёр. У огня сидели дед Рыгор, Николай Николаевич и Архип Павлович. Они о чём-то негромко разговаривали. Скуратов был уже не в белом костюме, а в серой спортивной паре.

Алик замедлил шаг и предупредил друзей:

— Вы же только не хвалитесь, что мы кого-то в лесу видели. Может, нам просто показалось. Все смеяться будут.

Лёня и Валерка кивнули в знак согласия.

О чём рассказала тетрадь

Первая ночь в пуще, на берегу Тихой Лани, прошла спокойно.

Утром, сразу после завтрака, отряд разделился на две группы. Дед Рыгор и Николай Николаевич сели в лодку. Их ожидал неблизкий путь — на озеро Лесное. Все остальные, кроме Алика, который по графику первым должен был дежурить по лагерю, стали собираться в поход. Скуратов захотел осмотреть старые позиции карателей вокруг Князевой гряды. Автору будущей книги о героях-разведчиках было непонятно, как удалось партизанам прорвать блокаду фашистов. У партизан к тому времени уже кончались патроны и вовсе не было продуктов. У карателей же хватало всего, в том числе были пушки, танки и даже самолёты.

И вот в одну из ночей партизаны выскользнули из кольца блокады, выскользнули почти без потерь!

Обо всём этом поведали Скуратову рукописи Василия Кремнева.

— Уму непостижимо, как это у них получилось! — говорил Архип Павлович, засовывая в карман чистый блокнот. — Чудеса, да и только!

Перед тем как покинуть лагерь, он предупредил Лёню и Валерку:

— В старых окопах и блиндажах, ребята, будьте осторожны. Кто знает, там могли и мины остаться, и гранаты. Поэтому — посматривайте под ноги. Как увидите что-нибудь, сами не трожьте, зовите меня. Я когда-то минёром был, раз-два разберёмся.

Он дал ещё несколько советов, и «экспедиция» двинулась в поход.

Алик проводил друзей долгим взглядом и огорчённо вздохнул. Не очень весело сидеть целый день в одиночестве, стеречь пустые палатки.

Но раз уж выпало дежурить — нужно дежурить и первым делом навести в лагере порядок: прибрать в палатках, помыть посуду. А после можно подумать и о том, чем накормить людей. За день они устанут и проголодаются.

Уборку Алик начал с «дачи» Скуратова. Подмёл в шалаше, вынес на солнце плащ и одеяло — за ночь всё отсырело. Потом решил перестлать постель. Поднял брезент, и тут на глаза ему попалась толстая, многолетней давности тетрадь, на обложке которой были аккуратно выведены два слова: «Сын командира». Видно, Архип Павлович читал тетрадь лёжа в постели, а перед тем как уснуть, сунул её под брезент.

Минуту или две Алик нерешительно вертел в руках свою находку. Наконец, не в силах победить острого любопытства, развернул тетрадь и прочёл первые строки:

«…Жил на земле человек. Маленький, неприметный — как сотни тысяч других. А когда пришла на нашу землю беда, он встал против неё — как сотни тысяч других. И погиб. Погиб в окружении врагов, и никто из друзей не видел его смерти, никто не знал, что смерть его — подвиг, подвиг во имя победы, во имя жизни других. Два человека во всём свете знали это: я и его отец. Те, кто проводили его на подвиг.

Отца его тоже нет в живых. Он пережил сына на несколько минут. Остался один я. Но я тоже солдат, и никто не знает, что ждёт меня завтра. Потому я спешу рассказать в своих записках всё, что знаю про этого человека и что не должно остаться неизвестным…»

Только сейчас догадался Алик: в руках у него рукопись Кремнева! О ком это он пишет? Кто был тот герой? Алик забыл обо всём на свете. Он сел на нары и стал читать дальше:

«Человека того звали Витей. Витя Голубок. Небольшого роста, с синими-синими глазами и шелковистыми волосами цвета спелой ржи…

Мы принесли его в лагерь морозной январской ночью 1942 года. В ту ночь эсэсовцы расстреляли его мать, сельскую учительницу. Как всё это было, Витя помнил словно сквозь сон. Первое, что он увидел, когда пришёл в себя, — была мать, мама. Она лежала на полу и смотрела на сына чужими, неподвижными глазами. Витя стал припоминать. Перед ним всплыли взбешённые лица пьяных фашистов, и смертельный страх снова сковал тело. Долго он лежал в немом оцепенении, потом осторожно приподнял голову и ещё раз огляделся. В избе больше никого не было. На стене тикали старенькие часы, через выбитое окно в комнату врывался ветер, листал разбросанные по полу тетради и книги, шевелил волосы на голове матери.

Витя с усилием поднялся на ноги. Крепко болела левая рука, кружилась голова. Немного постояв, он шагнул было к матери, но, увидев снова её неподвижные глаза, лужу крови возле головы, с диким криком выбежал из избы.

Морозный ветер, как огнём, опалил ему лицо. Мальчик остановился и заслонил лицо рукавом. Дышать стало легче. Прислушался. Где-то неподалёку, видно, на соседнем дворе, яростно лаяла собака, кудахтали перепуганные куры. И вдруг послышался пронзительный детский крик, а вслед за ним — сухой выстрел.

— Они! — вырвалось из груди мальчика, и он, перескочив через низенький заборчик, бросился бежать заснеженным полем.

Остановился Витя только в лесу. Над головой тревожно шумели деревья. Ветер раскачивал их чёрные верхушки, и деревья глухо и тяжко вздыхали, будто от жалости к бездомному осиротевшему мальчику…

Витя почувствовал, как поплыла под ногами земля. Он хотел было схватиться за колючие лапки ели, но руки бессильно скользнули по хвое, и он полетел в чёрную пропасть…

Там, у опушки, нашли мы его. Наткнулись случайно, направляясь в разведку. Метель уже старательно укутала мальчугана холодным белым одеялом. Я завернул его в тулуп и принёс в лагерь. И только там назавтра узнал, что он — сын командира нашей бригады.

С тех пор партизанская землянка стала для Вити домом, партизанский лагерь — родной деревней, партизаны — его друзьями. Правда, он не ходил с нами на задания, но о боевых делах отряда знал почти всё.

Вите очень хотелось, чтобы и ему выдали оружие и приняли в роту разведки, которой я командовал, но из этого ничего не выходило. Его отец отшучивался, советовал подрасти, а то и просто отмахивался:

— Бери лучше да сказки читай. Вон хлопцы принесли…

Витя обижался, но молчал: что поделаешь, если тебе нет ещё и двенадцати!

Так проходили дни, недели, месяцы…

Наступила весна 1944 года. Птичьи голоса разбудили хмурую пущу, по вечерам над землянками заливались соловьи, и временами просто не верилось, что на земле идёт война.

Но война, жестокая, беспощадная, напомнила Вите о себе тихим весенним утром, когда он собирал на полянке белые ландыши для врача Людмилы Фёдоровны, которая вылечила ему простреленную руку.

Наполняя лес натужным прерывистым гулом, над партизанским лагерем закружились фашистские бомбардировщики. Сначала кружили высоко в небе, а потом…

Когда самолёты улетели и Витя выбрался из окопчика, он не мог узнать знакомых мест. Как будто свирепый вихрь пронёсся над лесом. Вокруг валялись искалеченные деревья, торчали расщеплённые стволы, и по ним, как слёзы, стекали капли свежей смолы…

С этого дня бомбардировки не прекращались. Самолёты прилетали и ночью. Повесив над пущей фонари, они бросали и бросали тяжёлые бомбы, которые валили деревья, разрушали землянки, несли смерть людям. По лагерю поползло страшное слово — блокада.

Вскоре пришёл голод, начались болезни. Не хватало патронов, мин, снарядов. Первыми замолчали пушки. Реже и реже подавали голос станковые пулемёты, только в самых крайних случаях оживали автоматы. Между тем атаки фашистов с каждым днём становились злее.

Однажды мы с Витей сидели в землянке и варили «суп» из конской шкуры. Вошёл связной и доложил, что меня вызывает командир.

Мирон Иванович ожидал меня в своей землянке. Он был хмур и, как показалось мне, злился.

— А, это ты, — заговорил он, едва я переступил порог. — Садись.

За последние дни наш командир похудел и сейчас выглядел намного старше своих лет. Глаза глубоко запали, на лбу прибавилось морщин, а в густой чёрной бороде заискрилась седина.

— Мне нужно с тобой посоветоваться, — сказал он, раскуривая трубку.

В это время послышался зловещий гул моторов, а потом взрыв, от которого содрогнулась земля. Мирон Иванович замолчал. Какое-то время он стоял посреди землянки, широко расставив ноги, словно хотел принять на свои плечи всю тяжесть, если обрушится перекрытие. Потом неторопливо подошёл к узенькому окошку-бойнице.

— Снова!..

Я тоже глянул в окошко. Над пущей кружило звено бомбардировщиков. Самолёты то поднимались в безоблачное небо, то проносились над самыми деревьями.

— Бомбят. — Мирон Иванович попыхал маленькой трубкой, пустил виток сизого дыма. — Вторую неделю без передышки…

— Ничего. Не так просто нас отсюда выкурить…

— А голод? — Мирон Иванович вопросительно глянул мне в глаза, прошёлся по землянке. — Голодом они нас возьмут, друже, и возьмут скоро, если мы не придумаем, как выбраться из этой западни.

Нужно прорываться, пока люди совсем не обессилели и пока ещё есть патроны.

— Ты ведь знаешь, мы так и не нашли слабого места в кольце немцев. Князева гряда давно ими блокирована. Они не жалеют сил, лишь бы задушить нас здесь. Спасение одно — нужно пойти на хитрость.

— На какую хитрость?

— Ну хотя бы, скажем, вот на такую. Пошлём разведчика, чтобы он сдался немцам. А на допросе пусть наврёт, что партизаны готовятся к прорыву, например, в районе Зелёной поляны. Каратели, скорее всего, стянут туда свои главные силы. А мы нанесём удар совсем в другом месте. Ну, чтобы они поверили разведчику, подтянем один отряд к Зелёной поляне, да так, чтобы немцы это заметили.

— Погоди… — Командир задумался. — Идея не новая, но, пожалуй, можно попробовать. Только… кто пойдёт? Это ведь верная смерть.

— Я пойду сам.

— Ну, нет! — возразил Мирон Иванович. — Тебе нельзя. Твоё имя фашистам известно, твои портреты на заборах расклеивали. Ни одному твоему слову они не поверят, даже если бы ты заговорил только под самыми лютыми пытками…

— Товарищ командир, разрешите пойти мне!

Мы в удивлении оглянулись. На пороге стоял Витя. Он решительно глядел на нас своими синими, не по-детски строгими глазами.

— Разрешите пойти мне, — повторил он. — Я знаю, на что иду. Я сделаю всё. Мне они поверят скорее, чем взрослому.

Витя волновался. Я стоял и смотрел на человека, который был в эту минуту и командиром и отцом. Что-то скажет он?

Прислонившись спиной к холодной стене землянки, Мирон Иванович долго думал. Вдруг он оживился, подошёл к столу.

— А Витька верно говорит, — твёрдо произнёс он. — Ему, пацану, скорее поверят, чем любому взрослому.

— Да ты!.. — не выдержал я. — Ты что?..

Но командир не дал мне говорить. Повернувшись к сыну, он приказал:

— Садись и слушай. Штаб немецкого гарнизона — в деревне Заречье. Пойдёшь туда. Постарайся, чтобы тебя взяли по дороге. Если нет — то в деревне. На допросе — только не сразу, слышишь?! — скажешь, что партизаны готовятся к прорыву через Зелёную поляну. Повтори!

Витя повторил.

— Иди. Возьми автомат.

— Есть! — Витя повернулся и, прищёлкнув каблуками, вышел.

— Что ты сделал! — заглянув в глаза Мирону Ивановичу, тихо проговорил я. — Командир молчал. Отвернувшись к окну, он смотрел на верхушки елей. Над лесом всё ещё кружили фашистские бомбардировщики…

…Наверно, никогда лес не был так красив, как в этот предвечерний час. Верхушки деревьев розовели в лучах заходящего солнца. На песчаных буграх дремали низкорослые сосны. Лёгкий туман курился над болотцами. Звонко перекликались птицы.

Витя шёл не торопясь, словно заворожённый этим ликованием природы. Улыбка светилась на его лице. Он улыбался цветам, деревьям, птицам, солнцу, родной земле. Забылась на время война, ушло прочь и то страшное, неизвестное, что ждало его впереди.

Недалеко от окопов мы распрощались. Я лёг в траву, а он пошёл дальше. Мне хотелось догнать его, вернуть. Вдруг послышалось чужое: «Хальт!» Навстречу Вите с автоматами в руках выбежали два солдата, один из них замахнулся прикладом…

…Минуты ожидания кажутся годами. Давно ушёл Витя. Два часа назад двинулся в сторону Зелёной поляны один из партизанских отрядов. А вокруг тихо…

Всё это время Мирон Иванович неподвижно сидел за столом с закрытыми глазами и как будто дремал. Но стоило телефонисту пошевелиться, как он вздрагивал и спрашивал:

— Кто звонит? Зелёная?

— Нет, товарищ командир, это «Верба». И вдруг:

— Товарищ командир, звонят с участка «Сухое болото». Разведка докладывает, что в окопах противника заметно оживление. Похоже, что оттягивают силы…

— Оттягивают? — Мирон Иванович вскочил. — Почему же молчит Зелёная?

И тут, будто в ответ ему, где-то за Зелёной поляной прогремел артиллерийский залп. Мирон Иванович прислушался. За первым залпом раздался второй, третий… Вскоре грохот пушек слился в сплошную канонаду.

— На Зелёной — бой! — снова сообщил телефонист. — Командир отряда докладывает: потерь пока нет. К реке подходят пехота и танки. Пехоты — около трёх батальонов…

Мирон Иванович снова опустился на скамью, сжал ладонями виски. С минуту смотрел через узкую бойницу куда-то в темноту, потом едва слышно прошептал:

— Слышишь, сынок, мы идём!..

Мы вместе вышли из штаба. Лес был окутан густым мраком. В ветвях деревьев шумел ветер. На западе гремела артиллерия.

Мирон Иванович окинул взглядом ряды партизан и тихо заговорил:

— Товарищи! Идём на прорыв, через Сухое болото. Оттуда — на деревню Заречье. Там — штаб карательной экспедиции. Вперёд, товарищи!

До болота добрались быстро. Где-то недалеко время от времени бухала немецкая пушка. Тяжёлые снаряды с шипением пролетали над болотом и разрывались в глубине пущи. Очереди трассирующих пуль вспарывали небо над головами партизан. Через ровные промежутки времени в чёрную тьму взлетали ракеты, заливали голубым светом изрытый снарядами торфяник. Подозвав связного, Мирон Иванович вполголоса сказал:

— Передай по цепи: подготовиться к атаке!..

Часа через два мы были в Заречье.

— Витьку! Витьку ищи! — крикнул мне на бегу Мирон Иванович и вдруг споткнулся, упал…

Когда я склонился над ним, он, собрав последние силы, тихо прошептал:

— Витьку…

А Вити уже не было в живых. Он лежал в подвале на залитой кровью земле, и глаза его были устремлены куда-то далеко-далеко. Что он хотел там увидеть?..»

Алик закрыл тетрадь. На минуту густой туман заволок ему глаза. Он выбежал из шалаша и огляделся. Заключённый в трёх стенах векового бора, перед ним расстилался ярко-изумрудный ковёр — Зелёная поляна. По ней когда-то шёл на своё первое и последнее задание Витя Голубок. Не на его ли следах выросли вон те красивые алые цветы?..

Сухое болото

В то время, когда Алик сидел в «кабинете» Скуратова и читал дневник, неутомимые рыболовы добрались уже до Лесного.

— Озеро красивое, а вот поймаем ли что-нибудь — трудно сказать, — рассуждал Николай Николаевич, окидывая восхищённым взглядом водный простор. — Больно жарко. Рыба сейчас стоит на глубине. Хорошо бы найти криничные места, где вода холодная.

— На Лесном, кажется, криниц нет, — подумав, ответил дед Рыгор. — А вот рыбу тут люди ловят.

— Тогда нужно искать, где поглубже, — категорически заявил Казанович. — Не знаешь, где тут самая глубина?

— Как не знать. На Глубоком углу. Да ещё в дальнем конце яма есть.

— Ага! Едем на Глубокий угол! — обрадовался Казанович. — Там рыба, и только там.

Это был самый хлопотный день во всей многолетней рыбацкой практике старого Рыгора. Проклиная свой длинный язык и неугомонного компаньона, он вместе с Николаем Николаевичем таскал из лесу двенадцатиметровые жерди, грузил в лодку и отвозил на плёс, на глубину. Там жерди забивали в илистое дно и, обливаясь потом, снова спешили к берегу за новой партией жердей для притык.

— Ничего, Григорий Петрович, — подбадривал Казанович старика. — Наука всегда требует жертв. А я научу тебя пудовых щук таскать, а не какую-нибудь мелочь пузатую.

Около полудня, наконец, был посажен на крючок последний живец. Оба рыболова, не сговариваясь, поплевали на него, пустили в воду и поплыли к берегу, потому что изрядно проголодались.

За отличной ухой, какую умеют варить только настоящие рыбаки, Николай Николаевич рассказал старому Рыгору, как ловить карася с применением камфоры. Дед сидел и только ушами хлопал. Лет пятьдесят мокнет он в воде, гоняясь за рыбацким счастьем, а вот же не знал, что карась камфору любит! Да ещё и анисовое масло, и даже валерьянку! Неужто все караси сердцем хворают?..

Едва кончили есть, Казанович заторопился:

— Едем, дедуля, едем, — приговаривал он, упаковывая рюкзак. — А то, чего доброго, шнуров не досчитаемся. Большая щука шутить не любит. Рванёт — и поминай как звали. Иной раз и притыку уволочёт.

Уволочь двенадцатиметровый шест, сидящий на добрых полметра в иле, мог разве только бык Рогач, но дед не возражал. Кто его знает! Чего не случается на рыбалке да на охоте!

Дед сел за вёсла, а Казанович, как лоцман, встал на носу. Прищурился и обшаривает глазами притыки, быстро бегущие навстречу. Вдруг, сжав кулак и энергично взмахнув им над головой, он крикнул:

— Тормози, Петрович! На первой жерлица размотана!

Казанович ловко ухватился за конец жерди, торчащий из воды, и когда лодка успокоилась, осторожно потрогал шнур.

— А-а, милая, зацепилась, — заворковал он себе под нос. — И, видать, ничего себе… Ну, иди сюда, иди. Давай поближе познакомимся.

Он присел на корточки и стал выбирать толстый, миллиметровый шнур.

— Петрович, поди сюда, — вдруг прошептал он. — На-ка попробуй. Чуешь, какая штуковина там?

Дед Рыгор выбрал метра два жилки. На шнуре в самом деле висело что-то тяжёлое.

— А как идёт, чертовка! — забирая из дедовых рук шнур, снова забормотал Казанович. — Как генеральша! Важно, без всяких там рывков. А вот увидишь, какой фортель она отколет, когда лодку заметит! Она…

Николай Николаевич не договорил. Вода возле борта заходила ходуном, и на поверхности показалось что-то зелёное, волосатое, с большим белым глазом на макушке. Покачавшись на воде, это страшное «что-то» затихло, замерло, и только отдельные волоски всё ещё вздрагивали, шевелились.

Николай Николаевич повидал немало всяких водяных тварей, но такого страшилища… Зажав шнур в руке, он растерянно обернулся к деду и спросил:

— Ч-что это?

Дед Рыгор проворно наклонился к воде, нахмурил брови и… захохотал. Да так захохотал, что эхо откликнулось в лесу.

— Ты… ты чего? — ещё больше растерялся Казанович.

— Да ты потрогай, пальцем потрогай! — хохотал дед. — Не бойся, не укусит!

Николай Николаевич нерешительно прикоснулся пальцем к своей добыче и залился краской. На тройнике висела целая охапка водяного мху, к которой сверху прилип комочек икры.

— Ч-чёрт! И откуда на такой глубине? — смущённо бормотал Казанович, освобождая тройник от водорослей.

— Бывает, — утешил его дед Рыгор. — Не ты первый такого «чёрта» поймал. Иной раз возьмётся окунь с фунт весом, а мху намотает на тройник пуда два.

К остальным пятнадцати притыкам можно было не плыть — стоят, как в болоте.

— День на день не выходит! — не падал духом Николай Николаевич. — Оставим живцов на ночь. Не может быть, чтобы на такой глубине рыба не водилась! А теперь… Ну что ж, не удалось порыбачить — вернёмся в лагерь, пойдём вместе со всеми бродить по пуще.

— Ха, спохватился! — не поддержал его дед. — Они уже, верно, давно на Сухом болоте.

— Там разыщем!

— Так зачем же тогда в лагерь возвращаться? — удивился дед Рыгор, которому, должно быть, и самому захотелось пройтись по партизанским стёжкам-дорожкам. — Поплывём во-он к тому березнику, а от него до Сухого болота рукой подать, километра два, не больше.

— И то верно! — обрадовался Казанович.

До березника доплыли за каких-нибудь полчаса. Спрятали лодку в маленьком, заросшем аиром заливчике и вышли на берег.

Это был необыкновенно красивый уголок пущи. Из деревьев здесь больше всего росло берёзы. Стройные белоногие красавицы то собирались в весёлый хоровод, то расступались перед каким-нибудь великаном-дубом. И весь бело-зелёный лес напоминал по-хозяйски досмотренный парк, только вместо аллей — узкие тропинки, а вместо клумб — островки пёстрых цветов, разросшиеся на полянах и полянках.

— Рай! Земной рай! — восторгался Николай Николаевич, оглядываясь по сторонам. — Где ещё можно увидеть такую красотищу? Нигде!

Дед Рыгор усмехался, утвердительно кивал головой и молчал. Всё здесь нравилось ему и всё было давным-давно знакомо. Может, сотни раз видел он каждую из этих берёз, эти расцвеченные поляны, дышал ароматом трав и летнего, в цвету, леса.

Сухое болото показалось неожиданно. Расступились берёзы — и взгляду открылась большая серо-зелёная равнина. Слева она упиралась в гряду невысоких холмов, справа — в стену хмурых елей на Князевой гряде, за которой лежало Чёрное озеро.

Гряда… Озеро… Сухое болото… Какие воспоминания пробудили они в сердце старого партизана? Может, ожили перед ним дни далёких боёв, жестокие бомбёжки, артиллерийские налёты, голод? А может, вспомнил он ту тёмную апрельскую ночь, когда сотни измученных голодом, холодом и бессонницей людей покинули сырые окопы и, молчаливые, суровые, готовые ко всему, спустились с гряды на эту равнину?.. Долго стоял дед Рыгор в раздумье, потом, как бы очнувшись, проговорил:

— Ну вот, пришли. А наших что-то не видно.

— А это не они бродят во-он там, на тех холмах? — показал рукой Николай Николаевич.

Дед Рыгор прищурил глаза, посмотрел из-под ладони.

— Они! Конечно они! На тех холмах немцы во время блокады сидели, нас стерегли. Так Архип, верно, их позиции изучает. Пошли и мы туда.

Дед идёт неспешным, но широким шагом. Глаза его пядь за пядью обшаривают равнину, словно что-то ищут на ней и — не находят.

Не видит старик следов того боя, что гремел здесь когда-то. Время и сама природа постарались начисто стереть их с лица земли. Затянулись, заросли травой воронки от мин и снарядов. На месте срезанных осколками берёзок выросли молодые. Осыпались окопы. На крышах дотов и блиндажей зеленеют кусты молодого орешника, крушины, розовеет рябина…

Когда миновали болота, дед Рыгор задержался на секунду, вытер рукавом лоб:

— Жарко.

— Э-гей! Валерка, сюда! — послышался звонкий мальчишеский голос, и навстречу деду и Николаю Николаевичу из кустов выбежал Лёня Кремнев.

— А где же ваш начальник? — спросил у него дед Рыгор. — Или вы одни сюда забрались?

— Архип Павлович вон в тот дзот полез, — показал Лёня. — Позвать его?

— Не нужно. Пусть лазит, если охота, — улыбнулся дед. — А мы тем временем покурим да передохнем.

…И верно, Скуратов был в старом дзоте, прятавшемся под развесистой, похожей на огромный зелёный гриб, сосной. За годы, что прошли после войны, дзот ещё глубже осел в землю, ветер забил его бойницы мусором, и в глубоком сыром подземелье царил такой мрак, что нельзя было разглядеть собственной руки. Архип Павлович достал фонарик и долго светил им. Он внимательно осматривал влажные, покрытые плесенью стены, прогнивший пол, обрушившиеся нары. Казалось, он что-то искал.

Осмотрев пол, Скуратов встал на колени и приподнял одну доску. Под нею, среди обрывков почерневшей бумаги, что-то блеснуло. Архип Павлович наклонился и поднял находку. Это был фашистский орден. Разноцветная ленточка ордена истлела, но сам он был целёхонек и тускло поблёскивал под лучом фонарика.

Скуратов оглянулся, сунул орден в карман и осторожно, на цыпочках, словно боясь, что кто-нибудь услышит его шаги, направился к двери…

Он был уже недалеко от мужчин, сидевших на поваленном стволе векового дуба, когда из-за густых кустов лещины долетел взволнованный голос Валерки:

— Архип Павлович! Что я нашёл!

— Что там такое? — заинтересовался дед Рыгор. — Нужно глянуть. Хоть бы мину какую не выкопал.

Втроём они подошли к Валерке. Он стоял возле старой берёзы и что-то рассматривал на ладони.

— Покажи, покажи, — попросил Казанович. Он взял Валеркину находку, повертел в пальцах. — А знаешь, что это такое? Обыкновенный нательный крест. Такие носили на шее многие итальянские солдаты.

— Итальянские? А как они сюда попали?

— Э-э, неважно ты историю изучал! Неужто забыл, что до сентября 1943 года итальянцы были союзниками фашистской Германии? Да и после некоторые офицеры, заядлые фашисты, оставались в гитлеровской армии.

— Забыл, — смутился Валерка.

— Смотрите, смотрите, вот ещё один крест, только большой!

Все обернулись на Лёнин голос и увидели на траве берёзовый крест. Крест подгнил у основания и упал. В двух шагах от него валялась ржавая каска.

— На нём что-то написано, только не по-нашему, — сообщил Валерка, который успел уже осмотреть крест. — И даже не по-немецки.

— Даже не по-немецки? — с улыбкой переспросил Николай Николаевич и перевёл текст вырезанной на кресте надписи:

«Матео Виано

1920–1944

Да будет мирным твой сон»

— Виано? — вздрогнул Скуратов и проворно склонился над крестом. — Фамилия какая-то… странная…

Он отошёл в сторону и закурил.

Несколько минут и взрослые, и ребята молча смотрели на могилу человека, который носил когда-то фамилию Виано и которому было двадцать четыре года, когда смерть разыскала его здесь, в дебрях белорусского леса, за тысячи вёрст от Италии.

Сухой, как пушечный выстрел, удар грома заставил всех вздрогнуть. Всего десять минут назад палило солнце, весело пересвистывались птицы, и вот — гроза.

— Как бы нас не выкупала эта тучка, — глянув на небо, озабоченно сказал Казанович. — Нужно искать, где бы спрятаться от дождя.

— В блиндаж, — подсказал Валерка.

— А может, подадимся в лагерь? — возразил Архип Павлович. — Всё уже осмотрели тут, я кое-что успел записать. На сегодня хватит.

— Смотрите. Вам над книгой работать…

Новый удар грома напомнил, что нужно поторапливаться. Выйдя из кустов, дед Рыгор решительно свернул влево и повёл всех напрямик к заливчику, где стояла лодка.

Событие, которому и названия не придумаешь

Верно говорят люди: не всякий гром — с дождём. Не успели путешественники дойти до Лесного, как громовые раскаты отдалились, туча прошла стороной и над пущей снова жарко запылало солнце.

Возле озера отряд остановился. Все готовы были вернуться назад или направиться в другое место — вокруг столько интересного! — но Архип Павлович отказался.

— Не могу сегодня, — проговорил он усталым голосом. — Очень болит голова. У меня всегда так: чуть перемена погоды — хоть плачь, кажется, готова на куски расколоться.

Скуратов осторожно погладил рукой шрам на виске и виновато улыбнулся, будто просил извинения…

Было уже около четырёх, когда «экспедиция» вернулась на свою базу. Её возвращение было такой неожиданностью для Алика, что он растерялся и даже как будто испугался.

— Дежурный! Где обед? — издали крикнул Валерка, размахивая над головой ореховой палкой. — Поч-чему не р-рапортуешь?!

— Да я вас не ждал так рано, — только и нашёлся сказать Войтёнок-младший.

— Слышите? Он не ждал нас! Он забыл, что мы хотим есть!..

Есть в самом деле захотели все, и потому дежурному сразу же было приказано раскладывать костёр. А пока Алик собирал сушняк, Валерка и Лёня принесли воды и начистили картошки.

Спустя какой-нибудь час все, кроме Скуратова, сидели за столом. Архип Павлович и от обеда отказался. Голова у него разболелась ещё сильнее, и он сказал, что полежит. Попросил даже, чтобы без нужды его не беспокоили.

— Угостил бы Архипа Павловича. Сушить, что ли, собираешься? — выбрав удобный момент, шепнул Алик на ухо Валерке.

— Без тебя знаю, — ответил Гуз, выскребая котелок. И только когда на дне не осталось ни крупинки, он подмигнул другу и шмыгнул в палатку.

Алик сразу же ожил, повеселел. Сейчас на столе появятся…

— Хлеб да соль!

Эти слова прозвучали за спиной у Алика тихо и несмело. Но парнишке показалось, что у него над головой разорвалась бомба. Он весь содрогнулся, втянул голову в плечи и стал осторожно вылезать из-за стола.

— Не скажете ли вы мне, люди добрые, где тут стоит какой-то не то доп, не то адоп? Мне бы их начальника повидать… А-а, да я, кажется, как раз туда попала, куда нужно!..

Последние слова, как внезапный порыв ветра, сдули Алика со скамьи. Он юркнул под стол, из-под стола — в палатку.

— Тэкля! — не своим голосом простонал он прямо в ухо Валерке и нырнул под нары.

— Т-тэкля?! — Ноги у Гуза задрожали, он метнулся в одну сторону, в другую и медленно, словно держал на голове стакан с водой, сел на землю. Миска с ароматными «слуцкими бэрами» выскользнула у него из рук, выкатилась из палатки и, весело поблёскивая на солнце боками, отправилась в путешествие к столу, под ноги деду Рыгору и Николаю Николаевичу.

— Так вот я в ваш доп и пришла, — уже совсем другим голосом заговорила Тэкля. — Едва отыскала. Спасибо, Леонка-рыбачок плыл, подсказал, что вы здесь где-то… Так кто же из вас будет начальник? — взглянула она на Казановича.

— Ну-ну, слушаем вас. — Николай Николаевич хорошо знал Тэклю и понимал, что пришла она сюда не ради прогулки.

— Так, значит, ты начальник? — набросилась Тэкля на учёного. — Ничего себе! Не дурак! Берёт, антихрист, чужое добро, а платит писульками! Я законы знаю… Я…

— Тётя Тэкля, мы вас не понимаем! — улыбнулся Николай Николаевич. — Какое добро? Какие писульки?

— А вот сейчас увидишь! — Тэкля энергичным движением подняла полу своей широченной жакетки, вытащила откуда-то измятую бумажку и зло швырнула на стол — На, читай!

— Ну-ну! — Николай Николаевич разгладил бумажку и какое-то время рассматривал её с немым удивлением, будто не в силах проникнуть в смысл слов, которые были там написаны. Потом тряхнул головой и захохотал так, что Тэкля испуганно перекрестилась и на всякий случай немного отступила от «начальника допа».

— Чего ты смеёшься? — недоуменно спросил дед Рыгор. — Что там такое написано?

— Нет, ты только послушай! — воскликнул Николай Николаевич. — Это, брат… это шедевр! — И учёный снова захохотал.

— Дай я сам! — не выдержал старый рыбак.

— Нет-нет, слушай: «Эта расписка выдана гражданке Тэкле в том, что мы, отряд ДОПП, взяли у неё в долг следующие фрукты: яблок «Белый налив» — десять, яблок «Титовка ранняя» — пятнадцать, груш «Бэра слуцкая» — двадцать пять. Всего пятьдесят штук на сумму, которую позднее определит сама хозяйка. Комитет ДОПП». Ну, что ты скажешь?

— Покажи, покажи мне это сочинение! — нахмурился дед. Он водрузил на нос очки и тут же сорвал их. — Валерка! — крикнул он на всю поляну. — Гуз. Поди сюда!

Тишина.

— Я кому говорю?!

Ни звука.

— Алик!

И снова в ответ молчание.

— Ах, обормоты! Ну, вам же хуже будет! — проворчал дед и, захватив хворостину, направился в палатку.

Там — только рассыпанные на полу яблоки и груши да старенькая Валеркина шапка. Григорий Петрович почесал за ухом, поднял с земли, грушу, долго глядел на неё, потом понюхал и… надкусил. «Смотри ты, вкусная какая!» — покрутил он головой и пошёл назад, к столу.

— Ну что, не нашёл? — улыбнулся Николай Николаевич.

— Нет.

— Удрали!

— Как же, их поймаешь! — подхватила Тэкля, зло вращая выпуклыми глазами. — Я и то их ни разу ещё не поймала! Из-под носа выхватят. День и ночь в саду торчу, пообедать боюсь сходить…

— Как же они умудрились «одолжить» у вас столько яблок да ещё и расписку выдать? — поинтересовался Казанович.

Тэкля насупилась, минуту молчала, потом смущённо заговорила:

— Патефоном из сада выманили. Пластинки стали возле реки крутить. Я, дура, подошла послушать. Ну, они и натрясли груш да яблок, а в будке эту писульку оставили.

Казанович снова захохотал: ему пришлась по душе остроумная выходка ребят.

— Смеётесь над глупой бабой! — обиделась Тэкля. — Бог вам этого не простит…

— Ладно, тётка, — уже серьёзно сказал Николай Николаевич. — Говори, сколько мы должны.

— Да сколько же? — сразу повеселела Тэкля. — Как со всех, так и с вас. По полтиннику за яблоко и рублик за грушу. У меня ведь груши не какие-нибудь… У меня груши…

— Хорошо, хорошо, знаем, — перебил её Казанович. — Распишитесь.

— Как это? — не поняла Тэкля.

— Напишите разборчиво на расписке, что деньги в сумме…

— Тридцать шесть с полтиной, — подсказала Тэкля.

— …в сумме тридцать шесть рублей пятьдесят копеек получили.

— Это я сейчас! — Тэкля осторожно взяла из рук учёного карандаш и долго выводила кривые, неуклюжие буквы. — Так? — спросила она наконец, глянув на Казановича.

— Так, так. Получите деньги.

Тэкля, слюнявя пальцы, пересчитала бумажки, поклонилась.

— Кушайте на здоровье! А я уже пойду. Давно домой пора.

— Иди, иди, тётка!

— Пойду. — Тэкля переступила с ноги на ногу, несмело спросила: — А вам больше яблок не потребуется? Я бы уж сама принесла.

— Спасибо! — Николай Николаевич прищурился, озорно посмотрел на женщину и вдруг спросил: — Тётя Тэкля, вы в бога верите?

— А как же! Я ведь не молодая…

— А вы слыхали, что бог скупых после смерти в ад посылает?

— Так не нужно яблок? — словно не расслышав, переспросила Тэкля и заспешила прочь от палатки.

— Здорово ты её! — засмеялся дед Рыгор и, помолчав немного, спросил — А что же нам всё-таки с ними делать, с нашими «допповцами»?

— Нужно подумать, — ответил Николай Николаевич и улыбнулся каким-то своим мыслям.

— И хорошенько подумать, — уже серьёзно заключил дед. — Иначе сорванцы ещё что-либо выкинут.

Гуз спасается бегством. Снова горбун!

Едва Тэкля вспомнила про расписку, Валерка вскочил на ноги. Миг — и он уже лежал рядом с Аликом под нарами.

— Что ты наделал? Что теперь будет? — зашептал Алик, стараясь заглянуть другу в глаза.

Валерка поморщился: он, когда лез под нары, ободрал спину и плечо.

— Где Лёня? — вместо ответа спросил он.

— Да там, Тэклю выслушивает. Ему что? Он гость… Ты скажи, что нам теперь делать? — снова зашептал Алик, но Валерка оборвал его:

— У тебя дома деньги есть?

— Нету!

— Тогда нужно бежать.

— К-куда?

— Куда придётся! — Валерка подкатил к себе палкой несколько груш, запихал их в карман, отвернул брезент и выскользнул из палатки. Не успел Алик ничего сказать, как его уже и след простыл.

Алик совсем растерялся. Как же теперь ему быть? Под нарами долго не улежишь. Бежать вслед за Валеркой? Но где его искать? Пуща большая! А может, он насовсем убежал? От Гуза всего можно ожидать…

Алик уже от души жалел, что спрятался, когда пришла Тэкля. Он ведь в сад не лазил, расписки не писал. Сидел возле патефона да менял пластинки — вот и вся его вина.

«Вылезу и подойду к столу. А спросят про яблоки — расскажу всё как было», — решил он и уже высунул из-под нар голову, но какая-то сила удержала его. Что-то неприятное шевельнулось в сердце. «Что ты делаешь? — будто шепнул ему кто-то. — Хочешь всё свалить на друга? А разве ты не знал, что он пошёл тогда в сад? Знал! Не остановил? Нет! Значит, оба виноваты. А раз так, то и до конца нужно быть вместе. Тем более, что Валерка не для себя старался, а для всех. И не крал, а честно, под расписку…»

Рассуждая в таком духе, Алик съел грушу и тихонько выполз из палатки тем самым путём, которым только что удрал Гуз.

Часа полтора он метался по лесу, облазил все ближайшие кусты, заглянул даже в дупло старого дуба. Валерки нигде не было.

Алик не на шутку испугался. А что, если Валерка и в самом деле дал тягу из пущи? Где-то далеко, в Комлях, живёт его старшая сестра. Может, он туда направился? А может, вышел на большак, попросился на какую-нибудь машину и махнул прямо в областной центр, к брату?

Вытер рукавом пот, задумался. Нет, не может быть, чтоб Валерка совсем убежал, он ведь такой смелый… «А может, он уже вернулся в лагерь? — подумалось Алику. — Ну конечно, он там и, наверно, меня разыскивает».

Вечерело, когда Алик снова очутился на Зелёной поляне. Низкое солнце заливало поляну розовым светом. Палатки тоже слегка розовели, а река… Казалось, в ней была не вода, а расплавленное золото! Возле палаток — ни души. «Куда же все подевались?» — подумал Алик, тщательно осматривая всё вокруг. Оказывается, дед Рыгор, Николай Николаевич и Лёня сидели на берегу. Лёня что-то читал вслух. Незаметно подкрасться к ним было делом несложным. Алик притаился под разлапистой ёлочкой, прислушался.

Лёня читал тот самый рассказ про Витю Голубка, который он, Алик, прочёл ещё утром. Валерки с ними не было, и Алик решил напоследок, пока совсем не стемнело, ещё раз обойти вокруг лагеря, хотя найти друга, честно говоря, он уже не надеялся.

Он долго переходил с тропинки на тропинку, продирался сквозь колючие кусты, а когда, выбившись из сил, остановился и огляделся по сторонам, то увидел, что стоит возле старого ясеня, на обломанной верхушке которого чернеет огромное гнездо какой-то птицы.

Вчера на спор с Валеркой Алик лазил в это гнездо. Сидеть там было удобно, как в мягком кресле. Даже спускаться на землю не хотелось.

А что, если залезть? Оттуда хорошо виден лагерь, и если Валерка вернулся, сразу можно будет заметить.

Алик поднял голову — и отпрянул, будто его толкнули в грудь. В гнезде сидел человек! Его лохматая голова высунулась как раз в ту секунду, когда Алик глянул на гнездо. Высунулась — и тотчас спряталась.

Первое, что пришло Алику в голову, — бежать! Но не хватило смелости повернуться спиной к дереву. А что, если тот, в гнезде, только и ждёт, чтобы он показал спину?

Горячая волна пробежала по всему телу. Какое-то время Алик стоял неподвижно, потом тихонько задом стал пятиться прочь от дерева. Шаг, ещё шаг. Только бы не увидел его тот, только бы дал добраться до кустов! И вот, когда кусты были уже совсем рядом, Алик за что-то зацепился и навзничь упал на землю. В страхе он зажмурил глаза. Казалось, вот-вот кто-то навалится на него, вцепится в горло, начнёт душить. Но… вокруг было тихо. Только шелестела листва на деревьях. Шелестела спокойно, как всегда.

Собравшись с духом, Алик открыл один глаз и — снова увидел голову! Из гнезда на него испуганно глядел… Валерка Гуз!

Алик вскочил, схватил попавшийся под руку сук и с силой запустил им в гнездо. Сук запутался в ветвях. Валерка показал Алику язык и, вместо того чтобы обидеться, тихо позвал:

— Лезь скорее сюда! Что я тебе расскажу!.. Алик вытер вспотевший лоб, подумал немного и полез на дерево. Валерка выбрался из гнезда и в ожидании друга устроился в развилке двух толстенных веток.

— Ну, что? — усаживаясь рядом с Гузом, хмуро спросил Алик. — Чего ты сюда забрался? Я ноги оттоптал, пока искал тебя…

— Ш-ш, не ори! — шикнул на друга Валерка и боязливо глянул вниз.

— Ты что? — забеспокоился Алик. — Очумел?

— Не очумел! Минут двадцать назад здесь был горбун.

— Горбун?!

— Говорят тебе — горбун! — ещё тише повторил Валерка. — Вылез вон из тех кустов, подкрался к той — видишь? — колоде и что-то положил в дупло.

— А потом?

— Исчез. Как сквозь землю провалился.

— А что он в дупло положил, не знаешь?

— Откуда же мне знать!

Алик на минуту задумался, потом заспешил:

— Давай вниз. Нужно посмотреть, что в дупле.

— Что ты! — испугался Валерка. — А если он следит из кустов?

— Никто не следит. Иначе он не стал бы ничего класть в дупло. Передал бы в руки кому нужно.

Этот довод показался Валерке убедительным, и ребята, не медля ни секунды, соскользнули на землю, поползли к колоде.

В дупле лежала записка. На клочке бумаги было выведено всего четыре слова: «Жду завтра в полночь. Первый».

Друзья переглянулись, ничего не понимая.

— Хитрый! Ни одной фамилии не назвал. Ну, да и мы не дураки. Сами узнаем, кто «первый», а кто «второй», — проговорил Алик. — Клади записку назад в дупло. Полезли на дерево!

Они снова примостились между толстыми сучьями, тщательно замаскировались. Оба сжимали в руках увесистые дубинки, которые предусмотрительно вырезали, когда спускались на землю.

Шли минута за минутой. Начало быстро темнеть. Крепчал ветер. Деревья глухо зашумели, и вскоре сдержанный тревожный шум наполнил всю пущу. Далеко на западе засверкали молнии, время от времени доносились тяжёлые раскаты грома.

— Видно, снова гроза будет, — прошептал Валерка, беспокойно оглядываясь по сторонам. — Слышишь, гремит?..

— Не будет. Днём тоже гремело.

Тем временем стало так темно, что ребята уже плохо видели друг друга. Начал накрапывать дождь, а гром гремел уже совсем близко. «Везу-у-у!» — ворчал он в чёрной вышине и хлестал направо и налево своими огненными плетьями.

— Как бы молния не ударила, — встревожился Валерка и перебрался ближе к Алику. — Ясень высокий…

Алик помолчал, потом нерешительно шевельнулся.

— Ты куда? — прошептал Гуз.

— Нужно слезать. Всё равно ничего не видно. Если теперь кто-нибудь и придёт за запиской, мы его не заметим.

Осторожно, ощупывая каждый сук — а вдруг затрещит, — друзья спустились на землю. Прислушались. Пуща беспокойно шумела, жалостно скрипели и вздыхали старики-деревья.

— Алик, давай ещё раз прочтём записку, — шепнул Валерка. — Может, мы чего-нибудь не поняли.

— Темно…

— У меня спички есть.

Немного подумав, Алик согласился, и они ползком подкрались к колоде. Записки в дупле не было…

Николай Николаевич сердится

Очень не хотелось ребятам возвращаться в лагерь, да что было делать? Гроза разыгралась не на шутку. Раскаты грома слились в сплошную канонаду, молнии разрывали чёрное небо, кроили его на куски, с размаху врезались в пущу, и она, израненная, тоскливо стонала. За каких-нибудь пять минут редкий дождь превратился в отчаянный ливень. Спасения от него не было даже под старыми елями. Оба промокли до последней нитки. Перебегая от дерева к дереву, ребята наконец увидели огни лагеря.

Лагерь не спал. Горела лампа и в «кабинете» Скуратова.

— Смотри, работает! — потянув Алика за рукав, шепнул Валерка. — Верно, уже книгу начал писать.

— Давай зайдём, — предложил Алик.

— Неудобно…

— Тогда давай глянем, что он делает.

Они подкрались к двери шалаша и, не обращая уже внимания на потоки дождя — всё равно промокли насквозь, — припали к узенькой щёлке. Скуратов сидел в глубокой задумчивости, облокотившись на стол. Пальцы левой руки беспокойно шевелились, правая была сжата в кулак. В зубах торчала потухшая папироса.

Архип Павлович, видно, тоже попал под дождь. Капельки воды дрожали на его косматых чёрных бровях. Немного намок пиджак, а ботинки были сильно облеплены свежей грязью.

Друзья переглянулись. Куда это он ходил? Он же болен, сказал, что будет лежать и даже просил но беспокоить его. Но ребята не успели поделиться мыслями. Скуратов вдруг поднял голову, бросил на дверь встревоженный взгляд, разжал кулак. Из ладони выпала скомканная бумажка. Алик едва не вскрикнул. Конечно, это была записка, та самая записка, которая так загадочно исчезла из дупла. Как она попала в руки Архипу Павловичу? Неужели для него она и писалась?

Скуратов между тем достал спички, прикурил, ещё раз оглянулся на дверь и поджёг бумажку. Когда она сгорела, смёл ладонью пепел, растёр ногой и, набросив на плечи плащ, направился к двери.

Ребята юркнули за куст, притаились. Вот открылась дверь, полоса света легла на поляну, выхватила из темноты табунок мокрых берёзок и тут же исчезла.

Несколько коротких секунд Скуратов стоял, должно быть, что-то обдумывая, потом зашагал к палатке Николая Николаевича.

— Пошли за ним! — дохнул Алик в ухо Валерке. В палатке Казанович что-то читал при свете «карбидки». Дед Рыгор и Лёня сосредоточенно слушали его. Когда Скуратов, а за ним и Алик с Валеркой вошли в палатку, на них никто не обратил особого внимания. Только Лёня радостно улыбнулся им и поманил рукой к себе.

Друзья забились в самый тёмный угол, переоделись в сухое. Алик тихо спросил у Лёни:

— Что он читает?

— Тише. Слушайте… Это из папиных записок. «…Ночь! Чёрную ночь без звёзд, ночь с лютым ветром, с градом, с грозой, — как ждали мы её! — продолжал читать Казанович. — И вот она пришла. Вокруг темно, хоть глаз коли! На небе ни звёздочки. На небе — тучи. Мы видели их днём. Лохматые, сизые, они плыли откуда-то с востока, будто были посланы, чтобы помочь нам. Мы просили-молили их остановиться. И они остановились, чтобы прикрыть нас своей тенью и спасти…

— Товарищ командир! Часового сняли! Нужно спешить.

Это темнота помогла нам!

— Молодцы! — шепчу я. — Где носилки?

Мы идём под ёлку. Там лежит наш друг, девятнадцатилетний Петя Кузнецов, помощник командира взвода. Вчера при отходе от «железки» осколки мины перебили ему обе ноги. Целый день Петя бредил, кричал, смеялся, звал мать, а час назад пришёл в сознание и попросил, чтобы мы добили его.

— Я же выдам вас, всех выдам, — скрипел он зубами. — Вам же у немцев под носом идти. Вы понимаете? А я возьму и закричу в беспамятстве… Что тогда с вами будет?.. А задание? Зачем вы меня предателем делаете?

Что мы могли сказать ему? Кто взялся бы исполнить его страшную просьбу? Мы уговорили Петю успокоиться. И он успокоился. Закрыл глаза и как будто уснул.

Он спит и сейчас. Мы склонились над ним. Я включил фонарик.

Петя лежал лицом вниз. Тело его вытянулось, он не дышал…

Умер?.. Нет. Когда мы положили его на спину, то увидели в груди нож. Его финку… Где он взял силы, чтобы навалиться на неё грудью? Что подняло его на этот подвиг?

Мы стояли над ним и плакали. А потом понесли. Понесли через фашистские окопы. Нам хотелось, чтобы и в этом бою он был рядом с нами…»

Казанович отложил тетрадь в сторону, задумался. В палатке царила глубокая тишина.

— Гм… Не понимаю… — неожиданно нарушил молчание Скуратов. — Откуда всё это?

— Что откуда? — не сразу понял Николай Николаевич.

— Вот это слепое самопожертвование, — резко ответил Скуратов. — Тринадцатилетний мальчишка, дитя идёт на верную смерть, добровольно сдаётся беспощадному врагу. Другой сам бросается на нож…

— Третий закрывает грудью амбразуру дота… Четвёртый с гранатами в руках бросается под гусеницы танка, — подхватил Николай Николаевич, глядя в лицо Скуратову. — Вам непонятно всё это? Не знаете, во имя чего люди жертвовали собой? Вы же сами были на фронте… И как вы тогда будете писать книгу о таком человеке, как Кремнев?

— Вы меня не поняли, — спокойно улыбнулся Скуратов. — Я хотел сказать другое. Молоды ведь они все были! И разве не жалко им было вот так легкомысленно обращаться со своей жизнью? Она ведь одна у человека!

— И прожить её нужно так, чтобы не было стыдно за прошлое. Помните эти слова?

— Слова — словами, — неохотно отозвался Скуратов, — а мне всё-таки жаль их!..

— А я завидую им! И жизни их завидую, и смерти. Большое нужно иметь сердце, крепко любить жизнь, людей, родную землю, чтобы умереть такой смертью!

— Любовь к жизни — и смерть?! — воскликнул Скуратов. — Удивительно! Это то же самое, что любить цветы — и топтать их ногами, косить косой. Любить лес — и вырубать деревья…

Николай Николаевич передёрнул плечами и отвернулся.

— Может, чаю попьём? — чтобы нарушить неприятное молчание, предложил дед Рыгор. — Дождь как будто потише стал…

— А-а, обойдёмся и без чаю! — Николай Николаевич стал снимать пиджак. — Спать будем. Скоро двенадцать.

— Что ж, спать так спать. Пойду и я, — сказал Скуратов и, пожелав всем спокойной ночи, неторопливо вышел из палатки.

Николай Николаевич лёг, шумно вздохнул.

— Что это ты раскипятился? — глянув на учёного, усмехнулся дед Рыгор. — Ну, жаль человеку людей, вот и говорит…

— Думаешь?

— Ну-ну, не нужно так! Вот ты лучше скажи, куда мы завтра направимся. Пойдём с ним или сами по себе?

— С кем? Со Скуратовым? Чего ради? Вы всерьёз думаете, что такой человек напишет книгу про героя? Ему только библию писать!..

Казанович махнул рукой и с головой накрылся одеялом.

Гуз отбывает наказание

Если прежде Валерка и Алик считали Скуратова чуть не героем, то история с горбуном и запиской заставила их призадуматься и посмотреть на этого человека совсем иными глазами. Кто он такой? Зачем встречается с горбуном? Эти вопросы ни на минуту не давали ребятам покоя.

За новыми заботами друзья забыли и Тэклю, и слуцкие бэры, и все связанные с ними неприятности. Поэтому, когда утром, после завтрака, Николай Николаевич позвал Гуза, тот сразу же подбежал к нему.

— Вот что, милый, — начал Казанович, заклеивая какой-то конверт. — Я написал в Минск письмо так отнеси его, пожалуйста, в деревню и опусти в по чтовый ящик.

— Ладно, — нехотя согласился Валерка: у него были совсем другие планы на этот день. — Сейчас и нести?

— Подожди минутку. Вот тебе десять рублей, купишь у Тэкли слуцких бэр.

— Бэр?! У Тэкли?! — Валерка отступил на шаг, не веря своим ушам.

— Вот, вот у Тэкли, — повторил учёный. — Десять штук за наличный расчёт.

— Я… Мы… Мы хотели пойти на рыбалку, — забормотал Валерка, но Николай Николаевич перебил его:

— На рыбалку пойдёшь после того, как побываешь в деревне, — твёрдо сказал он. — Понятно?

— П-понятно.

— Не спеши, ещё не всё. Обязательно попросишь у тёти Тэкли прощения. И скажи, пусть она мне напишет, просил ты прощения или нет. А теперь можешь идти.

Если бы Казанович велел ему сходить ночью на Чёрное озеро и искупаться в нём, Валерка не растерялся бы так, как сейчас. Подумать только: ему нужно идти в дом к Тэкле, просить у неё прощения да ещё и покупать бэры! Ну, бэры купить не фокус. Даст деньги своему двоюродному брату Кольке, и тот принесёт в два счёта. Но вот просить прощения и вдобавок под расписку! От одной мысли, что он увидит Тэклю, её обрюзгшее лицо, совиные глаза, Валерку бросало в дрожь, а ноги прирастали к земле. Как проклинал он теперь и Тэклин сад, и слуцкие бэры, и свою выдумку с патефоном! Зачем ему всё это было нужно!..

На опушке, когда уже показались вдали крыши родной деревни, силы покинули Валерку. Он сел на траву под берёзой и глянул в сторону Тэклиной усадьбы. Статные, высокие груши отсюда были хорошо видны. Стоят, как тополя, и горделиво посматривают вокруг. И грома с молнией на них нет!..

Валерка облизал пересохшие губы, оглянулся назад, на дорогу, что вела к их лагерю. Эх, сейчас все, наверно, купаются или пошли по орехи, а он…

Из-за поворота дороги неожиданно показался человек. Задержался на секунду, глянул по сторонам и снова бросился бежать. Ближе, ближе… Валерка так и подскочил от радости: Алик! Куда он так спешит?

— Ты куда? — окликнул он друга. — Что случилось?

— Валерка?! — обрадовался Алик. — Вот хорошо! — Он с разгона упал на траву, счастливо улыбнулся. — Догнал! А думал, не догоню. Я ведь и не знал, что ты пошёл. Ты, верно, был уже на полдороге, когда мне Лёня сказал.

— И всё-таки напрасно ты оставил лагерь… Где Скуратов?

— Сидит в своём шалаше и читает. Да ты не бойся, до ночи он никуда не пойдёт. Горбун ведь ждёт его в полночь… Сейчас давай сходим к Тэкле. Вдвоём мы быстрее её уговорим.

— Продать десяток груш её уговаривать не нужно, — криво усмехнулся Валерка. — Она продаст хоть самому чёрту, лишь бы тот деньги показал. А вот как вырвать у неё справку, что я помилован её спекулянтским величеством?

— Сама с радостью напишет, и вырывать не придётся! — засмеялся Алик. — И не только записку, как хочет Николай Николаевич, а целое послание.

— Директору школы, — буркнул Валерка.

— Эх ты! Ты же, как услыхал Тэклин голос, так и удрал за сто вёрст. А я лежал и слушал, о чём она говорила.

— А что она говорила? — оживился Валерка.

— Вот послушай. Когда Николай Николаевич заплатил за нас деньги, она потопталась, потопталась и спрашивает: «А вам больше груш или яблок не нужно?» Мол, я готова ещё содрать с вас по рублю за штучку. «Если хотите, так я и сюда, в лес принесу».

— Даже в лес?!

— А ей что, трудно? Это ведь не жито жать. Вот мы сейчас и заявимся к ней как посланцы от всего отряда. Хотим, значит, заключить с вами, Тэкля Фёдоровна, торговый договор. Будем вашими постоянными клиентами, только дайте нам бумаженцию, что вы не сердитесь на нас за прошлое. И для начала покупаем десяток груш, по рублю за штуку.

— Здорово! — воскликнул Валерка, так и просияв от радости. — Если торговый договор, так она всё напишет! Пошли!

Аликов план удался как нельзя лучше. Тэкля написала записку, которую продиктовал ей сам Валерка, отсчитала десять груш (притом самых лучших) и, передавая их в руки своим в недавнем прошлом заклятым врагам, беззлобно проворчала:

— Только чтобы в сад больше ни ногой!

— Что вы, тётенька! — с самой искренней покорностью в голосе воскликнул Валерка и тут же поклялся — Пусть засохнут все ваши яблони и все четыре бэры, если мы хоть раз перелезем через этот забор!

— То-то, — не расслышав его бормотания, сказала Тэкля. — Бог карает тех, кто чужое хватает!.. Так когда же вас снова ждать?

— Видимо, завтра придём. Что такое на целый отряд десяток груш!

— А вы бы и брали не десять, а больше.

— Николай Николаевич то же самое говорил, да дед побоялся нам много денег давать. Ещё потеряете, говорит.

— И то правда, — согласилась Тэкля. — Дай таким озорникам много денег — греха не оберёшься…

— Тётя Тэкля, а не могли бы вы сами принести в лагерь груш и яблок? — вдруг спросил Валерка. Алик испуганно глянул на друга и незаметно ткнул его кулаком под бок: «Что ты плетёшь?» — но Гуз не обратил на него внимания и спокойно продолжал: — Тогда мы бы сразу много купили.

— А сколько? — спросила осторожная Тэкля.

— Всё, сколько ни принесёте, — не моргнув глазом, ответил Валерка.

— Ну, а почему же нет! — обрадовалась Тэкля. — Хоть сегодня! Перезреют мои бэрочки!.. А по какой цене возьмёте? — вдруг спохватилась она.

— Как всегда.

— Принесу, сегодня же принесу.

— Только мы, тётенька, теперь уже не на той поляне. Мы теперь на Барсуковой горе. Знаете? Это за реку и километра три влево.

— Ишь ты! Яйцо курицу учит! — обиженно пробурчала Тэкля. — Да на Барсуковой горе когда-то мой дед жил, царство ему небесное.

— Тогда мы вас ждём часов в семь.

— А почему в семь?

— Раньше вы можете никого не застать в лагере. Мы же там не гуляем, а работаем.

— Мои вы детки, в семь так в семь, — согласилась Тэкля.

— Что ты затеял?! — встревоженно спросил Алик, когда они вышли на улицу. — Зачем ты снова с ней связался?

— А я и не связывался, — спокойно ответил Валерка, уплетая яблоко, которое успел прихватить в Тэклином саду. — Я просто хочу её немного проучить.

— Смотри, чтобы снова не заварил кашу.

— Ну и пусть! Зато, может, поубавится её спекулянтский пыл, и я подлечу её немного от «порока сердца», а заодно отблагодарю за шапку и за всё остальное… Ты пойдёшь со мной?

— Куда? — удивился Алик.

— На Барсукову гору.

— Зачем это?

— Там увидишь. Пойдёшь?

— А в лагерь? Как бы Скуратов…

— Ты же сам сказал, что до полуночи он никуда не денется.

— Что с тобой поделаешь, пойду, — согласился наконец Алик. — А пока давай сбегаем домой, перекусим. Щей или борща какого-нибудь захотелось, давно не ели. Встретимся после обеда…

…Барсукову гору не спутаешь ни с какой другой, хотя их и немало в пуще. Она похожа на большую лодку, перевёрнутую вверх дном. На «носу» и на «корме» этой лодки, как два богатыря, возвышаются в зарослях берёзок и рябин два дуба. В один из них когда-то угодила молния, и верхушка его засохла. Пять чёрных обломанных узловатых сучьев вздымаются в небо, словно пять пальцев чьей-то огромной руки.

Посередине горы находится довольно ровная площадка шагов на двести в длину и немного меньше — в ширину, вся покрытая густой травой, кустами дикой груши, малины, крапивы, бурьяна. В центре её стоит высокий дубовый столб с развилкой. Это — остатки журавля над старым, давным-давно заваленным колодцем.

Приглядевшись хорошенько, можно заметить и ещё кое-какие следы человеческого жилья. Там-сям выглядывают из травы куски жести, большущие камни, а шагах в десяти от столба, в крапиве, чернеет целая груда обгорелого кирпича. Тут когда-то была хата лесника Ефима Богуна, которого прозвали почему-то Барсуком. В 1943 году фашисты сожгли хутор вместе с хозяевами. За много лет место это совсем одичало, и теперь сюда мало кто заглядывал.

Было часов пять, может, немногим больше, когда Валерка и Алик поднялись на Барсукову гору. В запасе у них оставалось много времени, и они, не сговариваясь, нырнули в малинник, ветви которого так и гнулись от душистых крупных ягод. Ягоды, казалось, сами таяли во рту, и ребята настолько увлеклись ими, что весь план Гуза чуть не пошёл насмарку. Жадная до денег Тэкля, оказывается, поторопилась и пришла раньше назначенного времени. Она уже добрых полчаса сидела на горе, шагах в сорока от малинника, когда Валерка случайно заметил её. Бедняга так испугался, что даже забыл про встречу, которую сам ей назначил, и в первую минуту хотел дать стрекача. Хорошо, хоть вовремя спохватился. Он подполз к Алику и шепнул ему на ухо:

— Тэкля пришла. Сиди и не шевелись, пока я тебя не позову. Понял?

И исчез. Алик забрался глубже в кусты и стал ждать: какой ещё номер отколет неутомимый на выдумки Гуз? Но пока всё было тихо. Очень тихо и как-то непривычно темно.

«Неужели вечереет уже? — удивился Алик и посмотрел на небо. Его закрывала густая чёрная туча, которая медленно надвигалась на Барсукову гору. — Хоть бы дождь не пошёл», — беспокойно подумал парнишка и вдруг оцепенел. Где-то совсем близко завыла собака. Завыла жутко и протяжно — у Алика по спине пробежал холодок. Он приподнялся на цыпочки, осторожно раздвинул руками малинник. Нигде никого. Только Тэкля растерянно и испуганно озиралась по сторонам. У ног её стоял внушительный, пуда на два, мешок.

И тут Алик смекнул, что за «собака» объявилась в малиннике. Притаившись, он продолжал наблюдать за Тэклей: что она будет делать?

«Собака» на минуту умолкла, потом снова подала голос. Это было нечто ужасное: она скулила, жаловалась, оплакивала кого-то… Малинник ходил ходуном, в воздух летели листья, вырванные с корнем стебли, комья земли. Казалось, там схватилась в драке добрая дюжина чертей!

Бедная Тэкля с перепугу забыла, какой рукой нужно креститься, и замахала сразу обеими: раз — левой, раз — правой. Потом как-то боком сползла с камня, на котором сидела, и, как клещами, обхватила мешок.

Тарарам в малиннике сразу прекратился. Какое-то время царила полная жуткого ожидания тишина, но вот кто-то жалобно застонал, потом захрипел и наконец заговорил старческим замогильным голосом:

— Кто пустил сюда эту спекулянтку? Гоните её прочь или, ещё лучше, ведите сюда!..

— И-и-и! — снова заверещало в кустах.

— Тр-р-рах! Тар-р-рарах! — громыхнул над самой головой гром.

И без того выпученные Тэклины глаза совсем вылезли на лоб. Алику почему-то показалось, что женщина умирает. Он уже хотел броситься ей на помощь, но Тэкля вдруг легко вскочила на ноги, забросила на спину мешок — и дай бог ноги! Догнать её теперь можно было разве только на коне.

— Дёр-ржи спекулянтку! — страшным голосом кричал ей вдогонку Гуз и изо всей силы молотил ладонями по голому животу.

Кувыркнувшись через пень, Тэкля с треском врезалась в кусты и исчезла. Валерка упал на траву и зашёлся смехом.

— Хватит тебе, лопнешь, дурень, — забеспокоился Алик.

— Ха-ха-ха… Видал? — хрипел Валерка. — На всю жизнь запомнит этот базар! Ха-ха-ха!..

Наконец он сел, вытер рубашкой мокрое от пота лицо и спокойно сказал:

— А яблок, ведьма, не оставила. Хоть бы одно потеряла, во рту освежить.

— Малину ешь. Лучше всяких яблок, — посоветовал Алик.

Но тут начал накрапывать дождь, и друзья заторопились в лагерь.

Почему Скуратов испугался гостя?

Николай Николаевич прочёл Тэклину записку, улыбнулся и погрозил Валерке пальцем.

— Разве что-нибудь не так? — встревожился тот.

— Слишком даже так, — Казанович прищурился, с хитринкой посмотрел на Валерку и вдруг спросил. — Ты диктовал или Алик?

— Что диктовал? — смутился Валерка.

— Всё, что здесь написано.

— Что вы!.. — хотел было возразить Валерка, но учёный перебил его.

— Вот что, милый, — снова погрозил он пальцем, — возьми грушу и марш ловить пескарей. Я тебе не Тэкля. Понял?

Валерка покраснел, взял грушу и поплёлся прочь. Николай Николаевич посмотрел ему вслед, покачал головой: ну и сорванец!.. И тут же спохватился: а каким сам был лет тридцать назад? Ого! Такие фокусы отмачивал, что все только диву давались!

Из шалаша вышел Скуратов и направился прямиком к Казановичу.

— Ну, Николай Николаевич, начитался я — просто голова кругом идёт! — потирая лоб, заговорил он. — Много, очень много любопытного. Только вот… Почему он нагнетает столько разных ужасов? Одна трагедия за другой. Похоронил почти всех своих героев!..

— Он писал правду, Архип Павлович, — неохотно ответил Казанович, припомнив вчерашний спор. — Он писал то, что видел. Народ переживал в те годы самую большую трагедию, которая когда-либо выпадала на его долю. В каждой избе, в душе каждого человека она оставила след, глубокий след…

— Это верно! — поспешил согласиться Скуратов и снова потёр ладонью лоб. Помолчав немного, он спросил: — Дед на рыбалке?

— Наверно. Где ему ещё быть?

— А не порыбачить ли и нам часок-другой?

— К сожалению, мы не найдём ни одной удочки. Часть дед взял, а остальные — ребята.

— Э-э, зачем нам удочки! — махнул рукой Скуратов. — Мы с вами будем сегодня рыбачить по последнему слову техники. Подождите меня здесь, я мигом.

Скуратов вернулся в свой шалаш и вскоре появился на поляне с аквалангом и «ружьём».

— Вот теперь берегитесь, щуки! — подмигнув учёному, оживлённо заговорил он. — Под любой корягой, в любом виру достанем. Вы только покажите мне более-менее рыбные места — ямы, виры, глубокие заливы.

— Я знаю здесь только Леонов вир да Рыгорову яму, — виновато усмехнулся Николай Николаевич. — Но, может, хватит и этого?..

— Интересно тут, — задумчиво сказал Скуратов, когда они шагали берегом реки. — Все имеет своё название. Озеро — Чёрное, вир — Леонов, гора — Барсукова. И особенно почему-то любят здешние старожилы название «Чёрное». Цвет им этот по душе, что ли?

— А откуда вы это взяли? — удивился Казанович и недоуменно посмотрел на Скуратова. — Если я не ошибаюсь, Чёрным называется только озеро. Не были там? Небольшое такое озерцо, правда, очень глубокое. А ямы да виры на реке?.. Кто их знает, может, есть где-нибудь и Чёрные. Вот вернётся Григорий Петрович, мы у него поспрошаем. Он реку как свои пять пальцев знает.

— А всё-таки где мы начнём? — уже без прежнего энтузиазма спросил Скуратов, поглядывая на реку. — Может, возле моста?

— Можно и возле моста. Разве рыбе прикажешь, где стоять!

— И то верно…

Подойдя к мосту, Скуратов разделся, укрепил за спиной баллон с кислородом, на ногах — ласты, надел маску и осторожно, чтобы не распугать рыбу, погрузился в воду.

Николай Николаевич видел рыболовов-подводников, но сам этим способом не ловил ни разу, и его разбирало любопытство: подстрелит что-нибудь Скуратов или нет?

Ждать пришлось долго. Прошло самое малое минут пятнадцать, пока наконец Скуратов вынырнул и выбрался на берег. Вынырнул он совсем не там, где его ожидал Николай Николаевич, а далеко за мостом. Он успел проплыть под водой, вдоль берега, метров триста, если не больше.

Трофеев не было.

— Видно, неудачное место выбрали, — сказал он. — Мелочи много, а хорошей рыбины ни одной не видел.

— Давайте сходим на Рыгорову яму, — предложил Николай Николаевич. — Это любимое место деда Рыгора, потому яму так и прозвали.

— А это далеко?

— Да нет! Вот за тем поворотом.

— Можно сходить, — подумав немного, согласился Скуратов.

И на этот раз он пробыл под водой довольно долго, но зато вернулся с добычей. Да ещё с какой! В руках у него был сом килограммов на шесть. Николай Николаевич даже рот разинул от удивления. Он уже потерял надежду, что Скуратов добудет что-нибудь под водой.

— И часто бывают такие удачи? — спросил Казанович, разглядывая сома.

— Как когда, — безразлично ответил Скуратов.

— Полезете ещё?

— Нет, кончился кислород.

— А у вас есть в запасе?

— Немного есть. Да, я думаю, его нетрудно будет достать. Больница здесь, кажется, где-то недалеко?

— На строительстве. Это километров восемь отсюда, не больше.

— Вот там и можно будет достать… А теперь пошли жарить нашего сома. Поймает что-нибудь старик или нет, а мы уже с добычей, и ужин будет что надо!

Жарить сома Скуратов взялся сам. Спустя какой-нибудь час над поляной разнёсся такой аппетитный запах, что все невольно потянулись поближе к огню.

Наконец «шеф-повар» объявил, что рыба готова, можно приступать к ужину. И тут обнаружилось, что нет ещё самого старого участника экспедиции.

— Семеро одного не ждут! — весело сказал Скуратов. — Кто его знает, когда он…

— Чур, без нас не начинать! — прозвучал вдруг в вечерних сумерках чей-то сильный голос. — Дед Рыгор! Поторопись, если не хочешь всю ночь цыган во сне видеть!

— Что ты, Леон Иванович! — послышался в ответ голос старого Войтёнка. — В этой хате голодным никого не оставят.

«Леон Иванович?!» — беззвучно прошептал Скуратов, и лицо его стало землисто-серым, словно покрылось слоем золы. Несколько секунд он сидел скособочившись, потом закрыл лицо руками, приглушённо застонал и, резко вскочив, зашагал прочь от костра.

— Архип Павлович! Куда вы? — растерялся дед Рыгор. — Я к вам человека привёл, а вы…

Скуратов что-то пробормотал в ответ, махнул рукой и скрылся в своём шалаше.

— Что это с ним? — встревожился Казанович. — Был такой весёлый, вместе на рыбалку ходили, и вот… Вы садитесь, пожалуйста, а я пойду узнаю, в чём дело.

Вскоре Николай Николаевич вернулся и шутливо доложил:

— Будет жив! Зуб разболелся, только и делов. Лежит, бедняга, под одеялом, стонет.

— Жаль! — вздохнул Леон Иванович, присаживаясь к столу. — Мне так хотелось поговорить с ним. Ведь его брат, Василь Кремнев, жизнь мне спас, можно сказать, из петли вынул…

— А ты переночуй у нас, — предложил дед Рыгор. — Завтра и потолкуете.

— В том-то и беда, что некогда мне. Завтра утром на работу. Может, уж как-нибудь в другой раз.

Леон Иванович поужинал вместе со всеми, поговорил немного с дедом Рыгором и, поблагодарив хозяев за хлеб-соль, стал прощаться.

— А ты всё же осторожнее лети на своём «стратостате»! — напутствовал его дед Рыгор. — Не дай бог, напорешься в темноте на корягу…

— Ничего, Григорий Петрович, не волнуйся! — уже издали подал голос знаменитый рыбак. — Этот «стратостат» ещё детям моим послужит!..

Постояв немного на берегу, дед Рыгор поплёлся в палатку и не раздеваясь лёг на нары.

— Что это ты хмурый такой? — спросил Николай Николаевич. — Может, нездоровится?

— Да нет… — буркнул дед Рыгор. Он долго лежал молча, потом зло, с обидой в голосе заговорил: — Ну, скажу тебе, не ожидал я такого от культурного человека!..

— Ты о ком это? — насторожился Николай Николаевич.

— Да всё о нём, о Скуратове нашем.

— Погоди, а что он такое сделал? — не понял учёный.

— Как это что? — Дед от возмущения даже сел на нарах. — Это, по-твоему, хорошо? Человек специально к нему приехал. Да какой человек! Герой! Первый помощник Кремнева!..

Николай Николаевич улыбнулся, хотел что-то спросить, но смолчал, ожидая, что ещё скажет дед Рыгор.

— Обидел меня Архип Павлович! — вздохнул старый Войтёнок. — Мне теперь хоть не встречайся с Леоном. Как в насмешку: он на порог, а мы — наутёк.

— Ну что вы, Григорий Петрович! — засмеялся учёный. — За что Леон Иванович будет на вас обижаться? Да и на Скуратова не должен бы. Захворал человек, с кем не бывает?

— Не такая уж у него болезнь, чтоб нельзя было «добрый вечер» сказать!

— Просто забыл.

— Может, и забыл, — неохотно согласился дед Рыгор и после минутного молчания добавил — И всё же не нравится мне его поведение. Смотрю я на него, и кажется: прячет он что-то от нас. В первую же ночь, едва остановились мы на этой поляне, куда-то ходил. Как ушёл часов в двенадцать, так только под утро вернулся…

— Ходил, говоришь, куда-то? — переспросил Николай Николаевич.

— Ходил. Вышел из шалаша, осмотрелся по сторонам и подался в чащу, во-он туда, к Чёрному озеру. Чего его носило на ночь глядя?

Помолчали. Потом Николай Николаевич спросил:

— Слушай, Григорий Петрович, а ты не интересовался, на каком фронте Скуратов воевал?

— Нет, не спрашивал. А что?

— Да так… — Казанович закурил и спросил снова — А Леон, говоришь, помощником у Кремнева был?

— Разведротой командовал. Он вместе с Василем и прилетел сюда из-за фронта. А потом в наших краях и осел. Женился на местной… А в войну они с Кремнёвым ого что выделывали! Генерала немецкого выкрали прямо из штаба и вместе со всеми документами привезли в партизанский лагерь…

— В самом деле интересный человек этот Леон, — проговорил Казанович. — Может, съездим к нему завтра на перекат?

— А жерлицы на Лесном? Бросим?

— Утром будет видно. А теперь давай спать.

Николай Николаевич погасил карбидку и лёг рядом с дедом. Но уснул не сразу. Слова деда, что Скуратов ходит куда-то по ночам, встревожили его.

«И чего он так испугался Леона Галькевича? Почему удрал в шалаш, едва тот подошёл к костру? — думал Казанович. — Зуб заболел? Глупости! Из-за того, что у человека болит зуб, он не станет, как говорит старик, убегать от людей. И если он собирает материал для книги, то с Галькевичем ему нужно было поговорить в первую очередь…»

Выкуривая папиросу за папиросой, Николай Николаевич лежал и думал. Теперь он был почти уверен, что Скуратов пришёл в пущу не с тем, чтобы писать книгу. Что-то другое привело его в Заречье, а потом и сюда, на Зелёную поляну. Но что? И кто он такой, Архип Скуратов?

Сто приключений в одну ночь

Не спали в эту ночь и в соседней палатке. Внезапная болезнь Скуратова встревожила юных участников экспедиции. Тесно прижавшись друг к дружке, они лежали на нарах и вели такой разговор:

— Сказано тебе, сегодня в двенадцать он собирался идти к горбуну! — горячо дыша Лёне в лицо, шептал Валерка. — Горбун прислал ему записку. Мы её своими глазами видели.

— А может, вам показалось?

— Что ты! В дупле, наверняка, лежала та самая бумажка, что была потом у него в руках. И сам подумай, зачем бы он её сжигал, не будь это секретная записка?

— Это верно, — согласился Лёня.

— Слушай, Лёня, — спросил Алик, — ты точно знаешь, что он твой дядя?

— Он сам говорит.

— А почему же тогда он раньше к вам ни разу не приезжал?

— Он в Италии был, сидел в тюрьме…

— В тюрьме?! — удивился Алик.

— Целых восемь лет… Ему, говорит, даже писем писать не разрешали.

— За что же его? — недоверчиво спросил Валерка.

— Он одного фабриканта-кровопийцу ударил. За это и посадили, говорит…

Все замолчали. Положив руки под голову, Алик лежал на спине и размышлял. Теперь он от души жалел, что рассказал Лёне про горбуна и про записку. А если он возьмёт и передаст всё Скуратову?

Словно угадав мысли друга, Лёня вдруг наклонился к нему и зашептал:

— Это он всё сам рассказывает. А я… я ему ни капельки не верю. Какой-то он холодный, хуже чужого…

— Правда?! — обрадовался Алик.

— Честное слово!

— Эх, если бы не эта его болезнь! — вздохнул Валерка. — Мы бы уже сегодня знали и кто такой горбун, и чего ходит к нему Скуратов…

— Ребята, а может, он всё-таки пойдёт? — подумав, прошептал Лёня. — Может, он нарочно притворился больным?

— А что вы думаете?! — вскочил Алик. — Давайте посмотрим, что он делает.

Не мешкая, друзья вышли из палатки, подкрались к шалашу. Там было темно и тихо. Это обеспокоило ребят. Неужто прозевали? А может, он спит?

Ни слова не говоря, они отошли к густому кусту лещины, росшему возле шалаша, и притаились. Но напрасно они прислушивались. Прошло минут десять, а из шалаша не донеслось ни звука.

— Наверно, спит, — прошептал Алик на ухо Лёне. — А может быть…

Он не договорил. Дверь шалаша вдруг отворилась, и в двух шагах от куста выросла высокая фигура. Ребята замерли. Человек несколько секунд стоял на месте, прислушиваясь, потом неслышными шагами пошёл в темноту.

— Он… — прошептал Алик. — За мной! Только тихо…

Немало походили ребята этим лесом. Ходили напрямик, не придерживаясь извилистых тропинок.

Они знали уже чуть не каждый пень, чуть не каждое дерево вблизи лагеря, и потому шли бесшумно, словно и не касались ногами земли.

У Алика было предчувствие, почти уверенность, что Скуратов направится к Чёрному озеру, на то самое место, где они впервые увидели горбуна. И пойдёт не по дороге, а узенькой тропинкой, петляющей немного в стороне от дороги. Он не ошибся: спустя несколько минут ребята услыхали впереди шум падения и негромкую брань.

Скуратов, должно быть, налетел на пень или зацепился за корень и крепко ударил ногу, потому что долго стоял сгорбившись и что-то бормотал себе под нос. Потом выпрямился и снова зашагал вперёд, но уже заметно медленнее.

Теперь друзья легко поспевали за ним. А чтобы Скуратов, случайно обернувшись, не заметил их, они держались возле самых кустов.

Так шли, наверно, с полчаса. Наконец впереди зачернела длинная полоса. Это были старые ели на Князевой гряде.

Скуратов прибавил шагу. Может быть, у него перестала болеть нога, а может, дорога тут была ему лучше знакома. Друзья даже на какое-то время потеряли его из виду и потому тоже пошли быстрее.

Неожиданно ели расступились, и глазам ребят предстал как бы тёмно-синий экран, на котором отчётливо был виден неподвижный силуэт человека. Валерка как поднял ногу, чтобы сделать очередной шаг, так и застыл. Лёня и Алик замерли в таких позах, будто собирались перепрыгнуть через широкую канаву. Всем троим показалось, что Скуратов заметил их…

Дикий хохот, прокатившийся вдруг по лесу, заставил ребят как по команде упасть на мокрую землю. Падая, Валерка так вцепился рукой в Аликово плечо, что тот чуть не застонал от боли. «Всё! Конец!» — подумал каждый из них, крепче прижимаясь к земле.

Когда они подняли головы, знакомый силуэт по-прежнему недвижимо чернел на тёмно-синем экране. Человек, казалось, чего-то ждал, к чему-то прислушивался. И дождался. Такой же дикий хохот долетел откуда-то слева. Силуэт тотчас ожил и двинулся влево.

Некоторое время ребята наблюдали за ним, не трогаясь с места. Они поняли, что этот дикий смех, так похожий на крик совы, был не чем иным, как условным сигналом. Крикнув по-совиному, Скуратов сообщил горбуну, что он пришёл. Горбун ответил, что ждёт его. Всё просто. Теперь остаётся внимательно следить, что будет дальше.

Скуратов тем временем приблизился к знакомому Алику большому камню, на минуту задержался и… исчез! Это произошло мгновенно и было так неожиданно, что в первую минуту юные разведчики растерялись.

— А я… я знаю, куда он девался, — наконец прошептал Валерка и даже привстал на колени.

— Куда ты? Лежи! — дёрнул его за штанину Алик.

— Он в землянку спустился, — уже почти спокойно прошептал Гуз. — Помнишь, мы сами прошлым летом лазили в неё? Ты ещё зажигалку там нашёл.

Алик тоже встал на колени, с минуту смотрел то на Лёню, то на Валерку, а потом хлопнул себя ладонью по лбу. Какой же он дурень! И как можно было забыть про эту землянку! Будь там ещё простая землянка, а то ведь настоящая подземная крепость! С бойницами, с запасными выходами. И один такой выход был как раз тут, возле камня. Он закрывался железной плитой на завесах. Плита с годами покрылась дёрном, и её трудно было заметить даже средь бела дня.

Партизаны немало потрудились, пока соорудили эту подземную крепость. Главные её «казематы» — довольно просторные, надёжно укреплённые землянки — тянулись вдоль берега озера и были связаны между собой длинным коридором.

Каждая землянка, кроме двух крайних, имела по четыре выхода: два — в коридор, один — прямо на поверхность и один боковой. Последний находился в береговом обрыве, почти на уровне воды.

После войны в «крепости» некоторое время жили партизанские семьи из сожжённых фашистами деревень. Люди перегородили выходы в общий коридор досками и жердями и таким способом оборудовали себе временное жильё.

Изолированной от остальных была и та землянка, в которой только что скрылся Скуратов.

Вспомнив всё это, друзья тут же составили план действий. Они спустятся в соседний «каземат», тихо разгородят вход в коридор, подкрадутся ко входу в землянку горбуна и подслушают, о чём будут говорить горбун со Скуратовым. А может, удастся что-нибудь и увидеть.

Но, как говорится, легко составить план и куда труднее его выполнить. Как ни старались они отыскать вход в соседнюю землянку, ничего из этого не вышло. Густая трава вперемежку со жгучей крапивой упрятала все следы прежних оборонных сооружений. Даже окопов и воронок от бомб не было видно. Оставалось искать боковые входы, которые ребята приметили раньше в обрывистом берегу озера.

Добраться до них по крутому, почти отвесному берегу было не так-то просто даже в хорошую погоду. А сейчас, когда прошли дожди и глина раскисла, — и подавно. Первые же шаги едва не кончились для юных разведчиков катастрофой. Алик, который, спускался первым (он помнил примерно, где был вход), вдруг оступился и полетел в чёрную бездну. К счастью, по дороге попался куст, и он успел ухватиться за него.

Рисковать больше никому не хотелось, и ребята стали рассуждать: что делать? Гуз после недолгого раздумья предложил спускаться так, как это делают альпинисты. Нет верёвки? Пустяки! Зато есть ремни.

Сказано — сделано. Ремни связали, и дело пошло на лад. За каких-нибудь пять минут ребята одолели самый трудный участок спуска. Чаще стали встречаться выступы, на которых можно было посидеть. И вдруг…

Кто его знает, то ли Алик слишком успокоился, то ли просто зазевался, но не успел он и ахнуть, как пряжка от ремня выскользнула у него из руки и Валерка, который теперь спускался первым, камнем полетел в воду!

Валерка… Бедный Валерка! Он, как пробка, вылетел из глубины и, отплёвываясь, поплыл к берегу. Лёня, который подоспел на подмогу, протянул ему палку, помог выбраться на берег.

— Ж-жив? — пытаясь заглянуть в глаза другу, прошептал Алик.

— Жаль, что ты жив, — отозвался Гуз таким спокойным голосом, что Алику стало страшно. — Ремни у тебя?

— Н-нет… Ты ведь их… п-понёс…

— Ну, а ты теперь возьми и принеси.

Как бы там ни было, а кончилось всё куда лучше, чем могло кончиться. Поворчав немного, Валерка велел Алику искать «проклятую дырку». И как все обрадовались, когда оказалось, что вход в «крепость» был совсем рядом, под выступом, на котором они стояли!

Ещё через несколько минут все трое притаились за перегородкой, сквозь узкие щёлки в которой пробивался в коридор тусклый свет свечи.

Лань - река лесная

Друзья припали к щёлкам и… удивлённо переглянулись. Что такое? Почему в землянке один горбун? А где Скуратов? Неужели он?..

— Ты, Альфред? — вдруг встрепенулся горбун, поворачиваясь к широкой норе с противоположной стороны землянки.

— Я, не бойся, — послышался знакомый голос, и в отверстии норы показался Скуратов.

Ребята снова переглянулись, ничего не понимая. Альфред? Какой Альфред? Это же Архип…

— Ну, что ты там увидел-услышал? — спросил горбун, доставая откуда-то из-под нар бутылку.

— Тихо…

— Чудак ты! — ухмыльнулся горбун. — Кто сюда пойдёт такой порой? Садись?

— Но я ведь сам слыхал, как что-то бултыхнулось в воду, будто камень бросил кто-то, — возразил Скуратов.

— Камень, видно, и был. Берег дождём размыло, вот и обваливается… На, погрейся. Старый Войтёнок да Казанович, верно, не подносят?

— Да нет, раз как-то пил с ними! — Скуратов ловко опрокинул в рот стакан.

— Знай они, кто ты такой, они бы тебе поднесли! — снова ухмыльнулся горбун и налил себе.

— Думаю, и тебя не обнесли бы, — ответил Скуратов. — Ты для них не менее желанный гость.

— Это верно, — согласился горбун.

В землянке наступила тишина. Горбун грыз воблу, Скуратов о чём-то сосредоточенно думал, хмурил косматые брови. Освещённое свечой, лицо его казалось хмурым.

— Что с тобой? — пристально посмотрел на Скуратова горбун.

— Так, ничего… — Скуратов вздохнул, взял со стола папиросы. — Ходил недавно по своим старым стёжкам-дорожкам.

— Где это?

— Да тут, недалеко. На Сухом болоте… — Скуратов наклонился к свече, прикурил и жадно затянулся. Горбун насторожённо следил за каждым его движением.

— Ну, и что тебя там так разволновало? — полюбопытствовал он, не дождавшись, когда Скуратов заговорит сам.

— Находка одна. Даже не одна… Но одна особенно…

— Ну-ну?

— Нашёл я за болотом, на островке, могилу знакомого человека. Почти два года жили под одной крышей…

— Кто такой? — удивился горбун.

— Ты его не знаешь… Итальянец был у меня, Виано. Мы с ним даже в Италию ездили, к его родным. В отпуск… Я думал, он в ту ночь в плен попал, — очень уж неожиданно налетели они на нас. Да вот, оказывается, здесь лежит…

— А-а! — неожиданно весело воскликнул горбун, и в глазах у него загорелись хитрые огоньки. — Помню, помню! Ты рассказывал мне что-то такое. Правда, пьян был… Это не отец Виано помог тебе из Западной Германии перебраться в Италию?

— Он, — неохотно подтвердил Скуратов.

— Старый Виано, кажется, богат был?

— А тебе что? — насторожился Скуратов.

— Да так… — Горбун подмигнул Скуратову и, сделав пальцем движение, как будто нажимает на спусковой крючок пистолета, спросил — Это не ты его?

Густые брови Скуратова нахмурились. Он раздавил на столе недокуренную папиросу и, отчётливо произнося каждое слово, сказал:

— Ты бы прикусил язык. Больно длинным он у тебя стал!

— Ну вот и разозлился! — по-приятельски похлопал Скуратова по плечу горбун. — Успокойся, я пошутил. А какая вторая находка?

Скуратов помолчал, потом сдержанно усмехнулся и достал из кармана фашистский орден.

— Железный крест?

— Железный… Пятнадцать лет пролежал в блиндаже под полом и — как новенький!..

— Погоди, а чей это?

— Забыл уже! — засмеялся Скуратов. — Помнишь, как в сорок третьем по сигналам одного обер-лейтенанта на эти землянки, где мы сейчас сидим, посыпались бомбы…

— А-а! — воскликнул горбун. — Только… на кой чёрт тебе эта цацка?

— Пусть будет, может и пригодится. — Скуратов положил крест на ладонь, подкинул его вверх и, ловко поймав на лету, отдал горбуну. — Припрячь. И… выпьем за прошлое!

Сбитые с толку, ребята ничего не соображали. Кто эти люди? О чём они говорят?

— А теперь давай о главном, — после второго стакана сказал горбун удивительно звучным голосом. — Есть новости?

— Никаких, — холодно бросил в ответ Скуратов.

— Мгу-у-у… — недовольно промычал горбун. — Обрадовал!

Скуратов вспылил.

— Что ты мычишь? Ну, что ты мычишь? — почти закричал он. — Тебе что? Сидишь тут как у бога за пазухой, а я каждую минуту хожу по острию ножа. Что, если нарвётся какой-нибудь идиот, который видел меня тогда? Один уже нарвался! Знаешь, кого я дважды встречал? Галькевича! Помнишь, того разведчика, которого… — Скуратов перешёл на шёпот. Выслушав его, горбун встрепенулся:

— Он здесь?

— Говорю тебе, дважды нос в нос столкнулись!

— Нужно спешить, — растерянно пробормотал горбун, — а то, чего доброго…

— «Спешить»! — зло передразнил его Скуратов. — Не сделав дела, куда подашься?

— Это верно… — Горбун подумал немного, исподлобья глянул на Скуратова. — Скажи, Альфред, а ты дно этого озера хорошо осмотрел?

— Спрашиваешь! Кроме озера я обшарил километра три реки, окопы, землянки… Нигде ни следа! Я уже начинаю думать, не ищем ли мы вчерашний день.

— Головой ручаюсь, что нет! — воскликнул горбун…

— Тогда не знаю, что и думать…

Оба надолго замолчали. Откуда-то тянул ветерок, и пламя свечи испуганно металось из стороны в сторону. В разные стороны метались и чёрные тени на стене: скрюченная — горбуна и длинная — Скуратова. Будто они гонялись друг за дружкой и никак не могли сойтись.

— Так, значит, отбой? — вдруг спросил горбун, опираясь длинными руками о колени.

— Нет, до отбоя далеко! — громыхнул кулаком по столу Скуратов. — Лоб расшибу, всю пущу вот этими руками прощупаю, в каждую нору залезу, а найду!

— Может, и найдёшь, — вздохнул горбун. — Только… до каких пор ты будешь искать вслепую?

— А где же, ясновельможный пане, взять мне те очки, которые видели бы сквозь землю и воду?

— Вот тут, — горбун постукал себя пальцем по лбу, — глаза человека. Ты пробовал говорить с Войтёнком, с Казановичем? Может, они знают другое Чёрное озеро, Чёрный пруд или какой-нибудь Чёрный вир? Не спрашивал?

— Спрашивал. У Казановича спрашивал. Мы с ним на рыбалку ходили. Мне нужно было осмотреть дно реки возле моста и дальше, вдоль дороги, что ведёт на Дубы. Ну, я и пригласил его с собой. Мол, порыбачим вместе. По дороге разговорились. Он сказал, что, кроме этого озера, ничего «чёрного» не знает…

— А может, есть другое название, которое начинается на «чер»? Ты же сам говорил, что он, умирая, только полслова и успел сказать…

— Когда это я говорил? — удивлённо поднял голову Скуратов.

— Э-э, видно, сдавать начала твоя голова! — криво усмехнулся горбун. — На, почитай, что сам написал.

Горбун сунул руку в карман широкого пиджака и швырнул на стол толстый замусоленный блокнот.

— Так вот, оказывается, где моя записная книжечка! — протянул Скуратов, враждебно стрельнув в горбуна глазами. — А я столько лет ломаю голову, куда она могла запропаститься. Ты, случаем, не в Эйлау «одолжил» её у меня? Когда я приходил к тебе последний раз из концлагеря? Украл — и скорей сюда, на берег Чёрного озера? Не тут ли тебя, случаем, и сцапали?

— Ну-ну! — злобно проговорил горбун. — Нашёл что и когда вспоминать!..

— Ладно, молчу, — согласился Скуратов и, раскрыв блокнот, стал неторопливо переворачивать страницу за страницей, искать нужную запись.

— На двадцать пятой смотри, — подсказал горбун.

Скуратов ухмыльнулся:

— Наизусть всё выучил?

— Старая привычка.

Скуратов послушно перелистнул несколько страничек и стал читать:

«Второе июня. Этот человек, должно быть, из камня. Недаром у него и фамилия такая. Он молчал, когда ему загоняли под ногти иголки. И вот вчера заговорил. Правда, будучи без сознания.

Третье июня. Всю ночь он бредил, звал какую-то Валю, Рыгора. И только под утро заговорил про золото. Вот буквально его последние слова: «Золото, Рыгор, спасай! Оно там… Я бросил сундук в Чёр…»

Тут он глубоко вздохнул и замолк навсегда…» Скуратов отшвырнул блокнот, глянул на горбуна:

— Что ж ты сразу не отдал мне его? Хотя… Я и так всё это помнил. Ну да ничего. Не всё ещё потеряно. Давай допьём, да я пойду в лагерь. Скоро светать начнёт, а старого Войтёнка иной раз чёрт поднимает ни свет ни заря. В первую ночь, возвращаясь от тебя, только это я вылез из кустов, а он тут как тут. Червей копает. Хорошо, что я шёл тихо, так он, кажись, не заметил…

Эти слова для ребят были сигналом к отступлению. Они неслышно покинули свою засаду и через боковой выход выбрались на поверхность.

На этот раз всё обошлось хорошо. Вскоре юные разведчики уже лежали на нарах в своей палатке и шёпотом обсуждали, что им делать дальше. Хотя многое из того, что они увидали и услыхали, оставалось для них загадкой, было очевидно, что Скуратов и горбун — люди тёмные. Лёня высказал мысль, что неотложно надо обо всём сообщить Николаю Николаевичу и деду. Неожиданно против этого предложения восстал Валерка. Если Алику и Лёне впервой было ловить подозрительных людей, то у Гуза по этой части имелся уже «опыт».

Года два назад, возвращаясь из лесу с ягодами, он увидел во ржи возле самой пущи человека. Тот срезал ножницами колосья и клал их в сумку на груди. Гуз сразу смекнул, что это какой-то преступник, и долго не раздумывая помчался в деревню звать взрослых. Человека задержали, и оказалось, что это был… новый агроном!

Гузу тогда пришлось туго, хоть из деревни убегай. Полгода ему прохода не давали.

— Нужно подождать, — решительно сказал Валерка, припомнив ту, давешнюю историю. — Рассказать мы всегда успеем, а пока давайте следить за ними.

После недолгого спора предложение Гуза было принято.

Чёрная шкатулка

Скуратов, видно, дожидался, когда дед Рыгор и Казанович отправятся на Лесное. Не успели их лодки отплыть от берега, как он высунул из шалаша голову и хрипло позвал:

— Лёня! Поди сюда!

Лёня вопросительно посмотрел на друзей и неохотно пошёл к Скуратову.

Когда он вернулся, Алик тотчас спросил:

— Что он тебе говорил?

— Просил есть принести. Дулю пусть съест!

— Ну ты, не валяй дурака! — нахмурился Валерка. — Хочешь всё испортить? Бери котелок и неси.

Лёня молча взял котелок и пошёл в шалаш.

Скуратов уже сидел за столом. Щека его была повязана косматым полотенцем. Тем не менее больной набросился на еду с таким аппетитом и так уплетал хлеб и рыбу, что ему мог бы позавидовать любой человек со здоровыми зубами.

Опорожнив котелок, Скуратов весело подмигнул Лёне и вылез из-за стола.

— Теперь можно и в путь. Сегодня мы ещё раз пройдём по той дороге, по которой удирал Кремнев, когда вёз на аэродром золото. Заодно, если хватит времени, побываем и на аэродроме.

— А зуб уже не болит? — спросил Лёня.

— Да ноет всё. — Скуратов прикоснулся рукой к щеке. — Но уже не так, как вчера, жить можно.

— Покупались — вот и простудили, — посочувствовал Лёня. — С больными зубами лезть в воду…

— А дед с учёным поехали уже? — перебил его Скуратов.

— Давно!

— Не знаешь куда?

— Снова на Лесное.

— А тот рыбачок, что на «стратостате» плавает, тоже с ними?

— Нет, он вчера говорил, что ему некогда.

— Что ж это так? — усмехнулся Скуратов, и глаза его повеселели. Он закурил папиросу, спросил: — Так кто идёт сегодня со мной?

— Я и Алик, — ответил Лёня.

— Так зови его и пойдём.

Едва отряд двинулся в путь, Гуз тут же взялся за работу. Первым делом он помыл в реке котелки и ложки, прибрал в палатках, натаскал сухого хворосту, чтобы не бегать потом, когда придётся готовить обед, и только проделав всё это, заглянул в шалаш Скуратова.

Наводить порядок здесь не было нужды: хозяин сам всё убрал за собой. Вот только окурков много под столом. Валерка встал на колени и принялся собирать их в кучку, чтобы потом выбросить в кусты. Один окурок запутался в примятых стеблях мятлика и никак не поддавался. Разозлившись, Гуз рванул изо всех сил целую горсть травы и… едва не повалился на спину: вместе с травой от земли отделился порядочный квадратный кусок дёрна.

Гуз наклонился и на дне ямки увидел чёрную шкатулку, очень похожую на ту, которая была у них дома и в которой сестра хранила нитки мулине. С минуту он удивлённо разглядывал свою находку, потом стал осторожно доставать её. И как раз в этот миг дверь шалаша вдруг отворилась и суровый голос произнёс:

— Так вот как ты дежуришь, голубчик!

От неожиданности Валерка так и подскочил. В страхе оглянувшись, он увидел на пороге… Николая Николаевича.

— Что ты тут делаешь? — строго спросил учёный. — Зачем выкопал эту нору? Делать нечего?

Валерка моргал глазами и молчал.

— Чего ты молчишь? — начал злиться Николай Николаевич и подошёл ближе к столу. — Что ты ищешь в чужом шалаше?

— Я не искал… Случайно нашёл, — отозвался наконец Валерка.

— Что нашёл?

— Шкатулку какую-то. Вон она, под столом, — показал Валерка.

Казанович наклонился, глянул под стол.

— Гм… Верно, — с удивлением пробормотал он. — А ну, тащи её сюда.

Валерка тотчас выполнил приказ. Казанович бережно поставил шкатулку на стол, открыл крышку.

Завёрнутые в промасленную бумагу, в шкатулке лежали пистолет, финский нож и штук тридцать патронов.

— Взгляни, что делается на поляне, — поспешно приказал Николай Николаевич.

Гуз выглянул за дверь и доложил:

— Нигде никого.

— Оставайся возле шалаша и следи. Если кто-нибудь появится, запоёшь, — снова приказал учёный и принялся раскладывать на столе найденные вещи.

…Минут через десять он вышел из шалаша, старательно вытер платком руки и позвал Валерку. Когда тот подбежал, сказал, подавая ему что-то завёрнутое в бумагу:

— Возьми и брось в реку. Валерка одним духом очутился за лозовым кустом, огляделся и развернул свёрток. Там был порох. Это очень удивило Гуза: в шкатулке ведь, кажется, никакого пороху не было. И вдруг он догадался: это же Николай Николаевич разрядил патроны! Порох из них высыпал, а пули оставил.

«Пусть теперь постреляет!» — обрадовался Валерка и швырнул свёрток в реку.

Когда он вернулся к палаткам, Николай Николаевич спросил:

— Скуратов давно ушёл?

— Давно. Но за ним следят.

— Следят? — Николай Николаевич вопросительно посмотрел в глаза Валерке. — Интересно… А ну, брат, рассказывай всё по порядку.

Гуз и не собирался ничего скрывать. Он рассказал всё, что знал про горбуна и Скуратова. Николай Николаевич слушал молча, не перебивал его, а когда Валерка кончил, сразу заторопился:

— Я скоро вернусь, — сказал он, направляясь к лодке. — Наблюдай за шалашом.

Голубая лодка учёного скрылась за поворотом реки. Валерка не видел, как вскоре она свернула в узкий заливчик, минут пять медленно продиралась сквозь заросли куги, потом мягко ткнулась носом в берег. В тот же момент из прибрежных кустов вышел человек в высоких резиновых сапогах. В одной руке он держал охотничье ружьё-двустволку, в другой — бинокль.

Это был Леон Галькевич. Тот самый знаменитый спиннингист, которого вчера вечером так испугался Скуратов. Вот только почему он сменил спиннинг на ружьё?

— Хорошо, что вы уже здесь, — сказал Николай Николаевич, когда Галькевич подошёл к лодке. — Наш прежний план придётся отменить, есть очень интересные новости…

Самая счастливая блесна

Отряд вернулся в лагерь часов в шесть. Дорога была неблизкая, все устали и потому очень обрадовались, увидав, что обед уже готов и можно сразу садиться за стол.

— Объявить дежурному благодарность в приказе! — весело выкрикнул Алик. — А пока повар будет подавать на стол, пошли, Лёня, мыться!

На поляне остались только Валерка да Скуратов.

Зубы у Скуратова, как видно, уже угомонились. Он снял повязку, но был хмур и молчалив — что-то заботило его.

— Налить вам супу с грибами? — подбежал к нему Валерка. — А то пока они там искупаются…

— Супу? Налей, — буркнул Скуратов и уселся за стол лицом к реке.

Тихая Лань, залитая солнцем, весело катила к дальнему берегу золотистую рябь, а он смотрел на неё исподлобья, как будто всё, что он видел перед собой, злило и возмущало его.

— Вам погуще?

— Давай погуще… Да, что я хотел спросить? — Скуратов в задумчивости провёл ладонью по лбу. — Ага! Рыбачок тот, Леон, что ли, не показывался?

— Леон? — переспросил Валерка, обдумывая ответ. — Это тот, что вчера вечером приходил? Был! Часов в десять утра. И очень жалел, что не застал вас.

— А… что он хотел? — вскинул глаза Скуратов.

— Не знаю. «Еду, говорит, в Москву на три месяца — учиться. Так, видно, и не придётся повидать Архипа Павловича».

— И когда едет?

— Да уехал уже! Сегодня днём.

— Жаль! — вздохнул Скуратов, а у самого лицо так и засветилось. Он взял ложку, подмигнул Валерке и совсем весело сказал: — Ну, не велика беда. Москва не за морями. Скоро и я там буду — встретимся! Давай суп!

Вскоре примчались с реки Алик и Лёня, подошёл Николай Николаевич. Обед был в самом разгаре, когда на поляне появился дед Рыгор.

— Ишь ты, — улыбнулся Скуратов, — стар, стар, а нюх ещё слава богу!

— Дедушка, к нам! — крикнул Алик.

— А-а, не до еды мне, — махнул дед рукой.

— Что, не клюёт рыба? — спросил Скуратов. — Или, может, сом сорвался?

— Хуже… Пропадает самая счастливая блесна! Занесла меня нелёгкая на Чёртов вир. Думал, щуку подразню, а подцепил такую корягу, что и на коне не вытащишь. Что ни делал — всё впустую. Глубина! Саженей пять, не меньше. Так и оставил блесну вместе со шнуром. Не поднялась рука оторвать… |

Дед вздохнул и стал свёртывать цигарку. Николай Николаевич как ни в чём не бывало орудовал ложкой, а Скуратов… Скуратов вдруг так изменился в лице, будто беда нависла не над блесной, а над ним самим. Он оловянными глазами уставился на деда, потом сдавленным голосом переспросил:

— Где з-зацепилась? На Чёр…

— Да на Чёртовом виру!

— Ну и чёрт с ним, что он Чёртов! — воскликнул Скуратов, бросая ложку. — Не горюй, старина!..

— Тебе что, а я эту блесну ни за какие деньги не отдал бы, — обиделся дед. — Мне её в сорок третьем сам Кремнев сделал. И такая счастливая была, даром что не фабричная. Сколько я щук на неё перетаскал…

— Сказано, не горюй! Вернётся к тебе твоя блесна. Я её и со дна морского достану. Далеко отсюда тот Чёр… Чёртов вир?

— Да не больно! — повеселел дед Рыгор. — Километра два во-он в ту сторону, — показал он на дорогу, по которой отряд только что возвращался из похода.

— Тогда едем! Жди меня в лодке, а я свою подводную аммуницию возьму…

Алик незаметно толкнул Валерку локтем, облизал ложку и, выбравшись из-за стола, лениво поплёлся в палатку. Спустя минуту там уже были Лёня и Валерка.

— Слышали?! — метнулся им навстречу Алик. — Слышали, как он повторял это «Чер… чер…»? Расчирикался, чуть не плясал от радости! Сейчас же отправляемся за ними вслед. Держаться подальше от берега, чтобы он с лодки не заметил.

— А ты знаешь, где этот вир? — спросил Лёня.

— Знаю. Айда за мной!

Каждый, кто впервые попадал на Чёртов вир, давался диву: почему люди дали этому тихому заливчику такое грозное имя? Чёртов вир! Так и встаёт перед глазами белопенная воронка, в которой кипит и клокочет разъярённая вода, выбрасывает со дна ослизглые куски дерева и тут же снова засасывает их в чёрную бездну.

Так оно и должно бы быть, судя по названию. На самом же деле Чёртов вир — спокойный неширокий заливчик с ямой посередине. Вода в яме тёмно-синяя, как ночное небо. Берег обрывистый, но невысокий и так зарос лозняком и кустами черёмухи, что к воде не подойти. Лоза и черёмуха закрывают от глаз почти половину заливчика, и если смотреть с дороги, которая вьётся у самого берега, то никогда и не подумаешь, что в нескольких шагах от тебя — десятиметровая глубина!

Может быть, потому, что пробраться к воде здесь было трудно, рыбаки заглядывали на Чёртов вир только изредка. Два-три раза в месяц делал тут посадку «стратостат» Леона Галькевича, чаще дремала в тени какой-нибудь старой, склонившейся к воде черёмухи лодка деда Рыгора.

Ловились в Чёртовом виру окуни-горбыли, на живца и блесну попадались приличные щуки и сомы, а иной раз и редкая в наших водоёмах рыба — сиг. Однако манили сюда деда Рыгора не только окуни да сомы. С этим укромным местечком у старого рыбака были связаны дорогие, милые сердцу воспоминания. Почти три года Чёртов вир был местом встреч партизанского связного с лесными солдатами. Не раз виделся здесь дед Рыгор и с Василем Кремнёвым.

Давно это было! А сердце помнит всё и нет-нет да и покличет в этот тихий, ничем не приметный для других уголок…

…— Это и есть Чёртов вир? — недоверчиво спросил Скуратов, когда дед Рыгор направил лодку к берегу.

— Он и есть, — ответил дед, отвязывая от лозины конец шнура. — А блесна моя вон у того берега, под кустами.

— И там глубоко?

— Метров десять, если не больше.

— Да вон же, слева, дно просвечивает! — воскликнул Скуратов, укрепляя на ногах ласты.

— Там, ниже по течению, мелко. По колено. А здесь ни одна жердина дна не достаёт. Недаром же люди прозвали эту ямину Чёртовым виром.

Последние слова, как видно, убедили Скуратова. Он закрепил за спиной баллон, одел маску. Потом, перебирая одной рукой шнур, а другой делая широкие взмахи, отплыл на середину заливчика и нырнул.

Ребята, которые давно уже лежали в кустах за дорогой, только и ждали этой минуты. Из воды Скуратов не увидит, что делается на берегу, а дед… Дед и подавно ничего не заметит: все его мысли заняты той самой, счастливой блесной. Друзья смело перебежали через дорогу и юркнули в густой куст лозы, росший над самой водой.

Валерке сразу же захотелось посмотреть, где Скуратов и что он делает, но Алик больно ущипнул его за руку: дескать, не высовывайся!

Время тянулось медленно. Валерка успел отлежать левую ногу, и ему казалось, будто тысячи иголок колют в пятку, в пальцы. Наконец он не выдержал и приподнялся, чтобы перевернуться на другой бок. Из-под руки прямо в воду посыпался жёлтый, как манка, песок, и в тот же миг из глубины поднялась человеческая голова в маске. Она была совсем рядом — в каких-нибудь пяти шагах. Огромные, по блюдцу, окуляры тускло поблёскивали, по ним струйками стекала вода.

Гуз изо всех сил прижался к земле и затаил дыхание. Алик и Лёня не подавали признаков жизни. Они тоже узнали Скуратова. Но почему он вынырнул под кустом, да ещё так осторожно? А что, если он заметил их и сейчас полезет на берег?

Друзья внутренне сжались, готовые в любую секунду вскочить и дать драпака.

Но всё обошлось благополучно. Голова, ещё раз сверкнув блюдцами-глазами, скрылась и почти тотчас же с шумом вынырнула уже возле самой лодки. Вскоре Скуратов без маски стоял рядом с дедом. Лицо его было бледно, глаза лихорадочно горели.

— Нашёл! — воскликнул он дрожащим голосом. — Нашёл, дед! Вот твоя блесна, бери! Бери, дед! Я знал, что найду! Я, дед, всё найду!..

Скуратов улыбался, приседал, размахивал руками, бил себя кулаками в грудь. Потом вдруг замер, оглянулся по сторонам, и на лице у него отразилась тревога. Он посмотрел на деда, пригладил волосы, спросил:

— Ну, рад?

— Удружил ты, братец, мне, век не забуду! — растроганно ответил дед Рыгор и погладил шершавой рукой кусочек блестящего металла. — Если бы не ты…

— Э-э, ерунда, — пробормотал Скуратов и, ещё раз насторожённо оглянувшись, стал торопливо одеваться.

— Озяб? — посочувствовал дед.

— Есть немного, — передёрнул плечами Скуратов. — Боюсь, как бы снова зуб не разболелся.

Он сам сел на вёсла и погнал лодку так, что за кормой закипела вода…

…И ещё два человека видели Скуратова на Чёртовом виру. Эти двое тоже лежали в лозняке, только на противоположном берегу. В руках у одного был бинокль, который он ни на секунду не отрывал от глаз. И когда Скуратов вылез из воды и снял маску, человек с биноклем прошептал второму:

— Он! И, видно, нашёл то, что искал. Нам нужно спешить.

«Вашу поездку придётся отложить, господа…»

Всё в этот вечер было так же, как и в прошлые. Часов в десять поужинали, потом немного поговорили, потом разошлись по палаткам. К половине двенадцатого вступила в свои права тишина.

Но это была тишина перед бурей. Никто в палатках не спал, все лежали, одетые, как солдаты перед атакой.

Вот встал Николай Николаевич, вышел из палатки, прислушался. Потом заглянул к ребятам и что-то шепнул на ухо Валерке. Тот мгновенно исчез. Следом за ним выскользнули из палатки и Лёня с Аликом. Казанович вернулся к деду Рыгору.

— Ты, Микола? — шёпотом спросил старик, когда он подсел к столу.

— Я.

— А его не слыхать?

— Вот слушаю…

Пуща насторожённо молчала. Только время от времени откуда-то издалека доносились едва слышные громовые раскаты.

— Спать пора, спать пора…

Перепёлка?! Николай Николаевич перепоясался патронташем, взял двустволку и вышел.

Вернулся он вместе с Леоном Галькевичем. У того в руках тоже было ружьё, за плечами — рюкзак.

— Все на месте? — коротко спросил Галькевич.

— Ребята следят за шалашом.

— Он ещё не ушёл?

Казанович не успел ответить: перед ними, как привидение, вырос Валерка.

— Пошёл! — прошептал он. — К Чёртову виру…

— Зови остальных, а сам проверь, взял ли он шкатулку, — велел Николай Николаевич.

— Есть!..

Когда весь отряд собрался в палатке, учёный повернулся к Галькевичу:

— Все в сборе. Можно выступать. Думаю, что медлить не стоит, — как бы не ускользнула птичка.

— Удрать ему нелегко, — усмехнулся Галькевич. — Во-первых, с таким грузом, как у него, особенно не разгонишься. А во-вторых, я пришёл не один… А тянуть, верно, нечего. Я думаю, мы разделимся на две группы. Вы, Николай Николаевич, берите двоих ребят и идите вслед за Скуратовым к Чёртову виру, а оттуда, как видно, — на Князеву гряду. Старайтесь ничем не выдать себя. Пусть спокойно спускается в землянку к своему дружку.

— А если он не пойдёт туда?

— На гряду? Не думаю. Ну, а если он в самом деле свернёт с этой дороги, тогда действуйте по своему усмотрению. Горбуна мы успеем взять в любое время. План ясен?

— Ясен.

— Валерка здесь?

— Здесь, — тотчас отозвался Гуз. — В шалаше, кроме пустого чемодана и белого костюма на стене, ничего не осталось.

— Тогда пошли! Валерка и Алик — с Николаем Николаевичем, дед Рыгор и Лёня — со мной. Мы будем ждать вас, Николай Николаевич, у озера. Сигнал — тот же…

…Как и предполагал Леон Иванович, Скуратов задержался на Чёртовом виру минут десять, не больше. Когда он выбрался из кустов на дорогу, на плечах у него был какой-то тяжёлый груз — не то сундучок, не то добротно сделанный ящик. Скуратов так и сгибался под его тяжестью.

«А верно, с таким грузом не больно разгонишься, — подумал Николай Николаевич, зорко следя за каждым движением Скуратова. — Как же он донесёт его до озера?»

Но Скуратов, как выяснилось, вовсе не собирался надрываться в одиночку. Углубившись немного в кусты, он опустил свою ношу на землю и трижды свистнул.

«Эге! Ожидает подмогу!» — смекнул Николай Николаевич и взвёл курки: кто знает, с какой стороны появится тот помощник? Только бы не встретиться случайно прежде времени!

Тревога его была не напрасной — ещё немного и встреча бы состоялась. Где-то слева послышался треск сучьев, и шагах в десяти от куста, за которым притаились учёный и ребята, выросла неуклюжая фигура горбуна. Горбун остановился, прислушался и тоже троекратно свистнул.

— Правее бери, я здесь… — подал голос Скуратов.

Горбун свернул вправо и нырнул под низкие ветви лещины. До ребят долетел тихий шёпот, а потом слова Скуратова:

— Не бойся! Они сейчас дрыхнут так, что их самих можно унести вместе с палатками… Верёвку захватил? Перевяжем и понесём вдвоём. Тяжёл, проклятый!

— Вырезал бы палку, на палке легче будет… — проворчал горбун.

Спустя ещё несколько минут в орешнике стало тихо.

— Пошли, — прошептал Валерка. — Прямо к озеру направились…

— Ага, к озеру, — подтвердил Алик.

— Пусть отойдут подальше, тогда и мы двинемся за ними, — успокоил ребят Николай Николаевич. — Теперь им никуда не уйти…

Часа через полтора горбун и Скуратов исчезли в подземной «крепости». Тяжёлая железная плита закрылась за ними без малейшего звука.

— А теперь — искать наших, — шепнул Николай Николаевич.

Но искать никого не пришлось. Совсем рядом, в кустах, послышалось тоненькое: «Спать пора!». Николай Николаевич ответил, и тотчас к ним подошёл Галькевич, а с ним — двое незнакомых мужчин.

— Порядок, — сказал Галькевич. — Дед Рыгор с Лёней и ещё один человек стерегут около норы. Я подвёз их на лодке без лишнего шума…

— На лодке? — удивился Николай Николаевич.

— Да. Она у меня в рюкзаке была. Остальные выходы, кроме этого и такого же соседнего, блокированы. Можно начинать.

— А что, если и этот выход закрыть? — предложил Валерка. — Вскатим вон тот камень на плиту, и тогда они скорее лопнут, чем вылезут этим ходом.

Это была неплохая идея. Сразу отпадала необходимость оставлять тут вооружённого часового. Только как без шума взвалить камень на плиту? Весу в нём добрых пудов пятнадцать. Но Валерка и на этот раз нашёл выход: если сначала навалить на плиту сырых еловых лапок, то камень ляжет, как в перину.

Нарезать лапок, когда вокруг еловый лес, проще простого. Несколько минут — и этот выход из «крепости» был надёжно блокирован.

Вход в соседнюю землянку находился метрах в ста, под старой, с пышной кроной, елью. Валерке и Алику было приказано оставаться наверху. Остальные под командой одного из незнакомых мужчин спустились в крепость, по коридору пробрались к землянке горбуна и притаились за перегородкой.

В землянке горел свет, слышались тихие голоса и скрежет металла о металл.

Горбун и Скуратов стояли на коленях посреди землянки. В руках у Скуратова был нож, которым он ковырялся в замке. Замок не поддавался.

— Ломик бы нам, ломик! — в нетерпении твердил горбун.

— А может, отбойный молоток? — зло сверкнул глазами Скуратов и осмотрелся. — Подай вон тот камень, что возле печки.

— Что ты! Наделаешь шуму на весь лес!

— Подай, говорят, — повторил Скуратов, и горбун поспешил выполнить приказ.

Несколько ударов — и замок отлетел прочь. Тотчас четыре руки вцепились в крышку сундучка.

— Не трожь! — зашипел Скуратов. — Я нашёл, я и открою!..

Руки горбуна задрожали и упали на колени. Скуратов несколько секунд смотрел на ржавую скобу, потом, скрипнув зубами, сжал её в руке и рывком поднял крышку.

Оба в немом молчании склонились над сундучком. Потом горбун медленно поднял голову и сдавленно прошептал:

— Д-деньги… Это старые деньги…

Скуратов вздрогнул, плечом оттолкнул горбуна и стал выгребать под ноги пачки полуистлевшей бумаги. Вдруг в сундучке что-то зазвенело.

— Свечу! Давай сюда свечу! — прохрипел Скуратов и в изнеможении сел на пол.

В сундучке лежало золото. Много золота! Кровавые зайчики от него трепетали на закопчённом потолке землянки, на побледневшем лице горбуна, на ржавых, окованных железом стенках сундучка.

— М-моё!.. М-моё!.. — бормотал горбун, облизывая пересохшие губы. Он хватал золото руками, разгребал его, скалил зубы и взахлёб повторял — М-моё!.. Два года я собирал его… Смотри, вот перстни, часы, цепочки… А этот жулик Кремнев хотел всё отнять у меня! Смотри, сколько тут золотых николаевских монет! Живой миллион! Два миллиона! А ты не верил! Помнишь, не хотел пожить с ним в одном бараке в лагере?! Если б не я…

— Хватит! — резко оборвал его Скуратов и поднялся на ноги. — Всё это мне известно. Забирай скорее свои кольца и цепочки да будем прощаться.

— Ц-цепочки?! — У горбуна отвисла челюсть, руки задрожали, золото посыпалось назад в сундучок.

— И кольца, — спокойно добавил Скуратов.

— Ты… ты шутишь? Ну конечно, шутишь! — Горбун на коленях подполз к Скуратову. — Мы всё поделим поровну… — торопливо заговорил он, брызгая слюной. — Мы оба станем миллионерами. Мы поедем в Западную Германию, к моему брату. У него небольшой завод. Мы сделаем этот завод гигантом!..

— С миллионом я недурно проживу и в Риме, — холодно усмехнулся Скуратов. — Да и тянет меня туда! Там я лет шесть жил на те гроши, которые получал за известные услуги, а потом захотел сразу разбогатеть. Да неудачно… Я должен вернуться под итальянское небо миллионером. Миллионером! Понимаешь?

— Ты… ты серьёзно?

— Клоуном никогда не был.

Лицо горбуна искривила отвратительная гримаса.

— Ну, если ты серьёзно, так и я серьёзно, — проговорил он скрипучим голосом. — Я, насколько тебе известно, в цирке тоже не работал.

— Дальше, — презрительно усмехнулся Скуратов.

— Предлагаю разделить всё это пополам, и, если не хочешь выбираться отсюда со мной вместе, тихо разойдёмся. На это золото я имею такое же право, как и ты, а может, и побольше твоего… Ради его я тринадцать лет парился в тюрьме…

— Советские пушки били по Берлину, а ты уже спешил из Германии сюда, чтобы отыскать этот ящик? Не так ли?

— Пусть даже и так. Здесь, у этого озера, меня арестовали… Но ведь ты знаешь: не будь меня, тебе бы никогда не найти этого богатства. Я в сорок четвёртом рассказал тебе о нём. Я привёл тебя сюда и сейчас…

— А сам зарылся, как крот, в землю и целую неделю только и знал, что лакал за мой счёт водку, в то время как я играл в прятки со смертью!

— Не притворяйся! «Со смертью!» Кто тебя здесь знает? Никто! А меня — каждый! — взорвался горбун. — Ты отсиживался в штабе «СС». На тебе были погоны немецкого обер-лейтенанта, а я был у всех на глазах!..

— Потише не можешь? — прищурился Скуратов. — Я, тебя не боюсь!

— Не боишься? — в свою очередь прищурился горбун. — А если я расскажу кое-что…

— Что и кому ты можешь рассказать? Ты, бежавший из заключения, панский отпрыск, предатель! — презрительно засмеялся Скуратов. — Да попробуй ты высунуть нос из этой могилы, и завтра же снова будешь за решёткой!

— Ничего. Я за решёткой, а кое-кто и подальше, — пригрозил горбун. — Стоит мне только сказать, что в сорок первом ты, Альфред Дановский, кулацкий сынок, дезертировал из Красной Армии и стал немецким разведчиком, что ты во время отступления сжёг восемь деревень вместе с людьми, в том числе и Заречье, что в Тарусах ты своею рукой расстрелял учителя Скуратова, забрал его документы, а потом с ними репатриировался да ещё выдаёшь себя за брата Кремнева… Могу ещё сказать, что у тебя есть и другие документы, по которым ты собираешься вернуться в Италию.

— А ты хорошо информирован, пан бургомистр! — проговорил Скуратов и бросил на горбуна короткий взгляд. — Что ещё скажешь?

В правой руке Скуратова-Дановского что-то тускло блеснуло. Горбун отпрянул в сторону…

В этот момент одна из перегородок в коридоре с грохотом рухнула и спокойный голос приказал:

— Руки вверх! Вашу поездку придётся отложить, господа…

Часа через два из бывшего партизанского лагеря выехала крытая зелёная машина. Осторожно объезжая деревья и пни, она выбралась на лесную дорогу и вскоре скрылась за поворотом.

Вслед за нею на дорогу вышла группа людей. Это был отряд ДОПП. В числе его членов не было только Скуратова.

Светало. Над озером клубился лёгкий туман. Где-то далеко, верно, на Базылевом перекате, прогудел гудок. А по верхушкам деревьев уже разливалась малиновая заря. Рождался новый день, и мрак в испуге отступал перед ним, прятался по кустам, ямам, ярам и — гинул.


1959 г.

Лань - река лесная

home | my bookshelf | | Лань - река лесная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу