Book: Созданы друг для друга



Созданы друг для друга

Кристина Ролофсон

Созданы друг для друга

Глава первая

Максимилиан Коул наблюдал, как его лучший друг мерит шагами кафельный пол алтаря. Еще чуть-чуть в том же темпе – и жених упадет без сил до начала церемонии.

– Тебе не кажется, что пора успокоиться?

Джерри метнул в него полный тревоги взгляд.

– Если что-то сорвется, я повешусь.

– Ну, может, тебе еще повезет. – Макс засунул руки в карманы брюк, нисколько не тревожась, что помнет белый смокинг. Он был почти на голову выше друга.

Эти двое вообще казались совершенно разными, хоть и были одного возраста. Джерри, с коротким рыжим «ежиком» и веснушками, смахивал на мальчишку; Макс выглядел на свои тридцать девять – полжизни, проведенные на море, оставили след на его привлекательном, обветренном лице. Непослушная прядь густых темных волос упала на лоб, а морщинки в уголках темно-синих глаз стали заметнее, когда он обратил взор на изнывавшего Джерри. Жених взглянул на часы.

– Через три минуты Барб пройдет по этому приделу.

– Несомненно. – Голос Макса прозвучал на удивление мягко. – Ведь для того мы здесь и собрались – узреть, как вы соединитесь в нерушимом, священном союзе.

– Нашел время для иронии. Послушай, Макс, ты уверен, что ее здесь нет?

Ясно – это уже не о невесте.

– Да я не знаю даже, как она выглядит.

– Такая маленькая… Волосы темные, глаза карие. – Джерри оттянул пальцами воротничок сорочки, будто задыхался. – Обожает крупные серьги.

Макс прошагал к алтарю и оттуда принялся изучать собравшихся на венчание. Гул приглушенных голосов, торжественная органная музыка… Ряды гостей быстро пополняются, устроители провожают вновь прибывших на места. Изголовья церковных скамей увиты гирляндами из белых цветов. И все пронизано ласковыми лучами июньского солнца, струящимися сквозь витражные стекла.

«Да-а, зрелище внушительное, – думал Макс. – А женщин-то здесь сколько… видно, свадьба их прямо магнитом притягивает».

В этот момент он и увидел ее: миниатюрная дама, в светло-персиковом платье, усаживалась рядом с одним из младших братьев Джерри, тощим юнцом с непомерно большими ногами. Макс пожирал ее взглядом, пока она грациозно устраивалась на скамье: жемчужные гроздья в ушах свисают до самых плеч; из-под широких полей шляпы выбиваются вьющиеся иссиня-черные волосы. Неужели столь хрупкое создание способно учинить то, чего так опасается Джерри?

Макс отступил назад и, присоединившись к другу – тот аж испариной покрылся в ожидании, – сообщил бесстрастно:

– Очень может быть. На стороне жениха, тринадцатый ряд.

– Вот черт! – простонал Джерри. – Что же мне делать?

– Дружище, ты сам в это влез. И на мой взгляд, дело плохо пахнет. – Макс похлопал его по плечу. – Может, тебя успокоит, если я скажу, что здесь, по меньшей мере, шестьдесят подходящих под твое описание женщин и на каждой – серьги.

– Оставь свои шуточки! – буквально взвыл Джерри. – Должен бы, кажется, всячески меня ободрять и утешать, ты мой шафер.

– Друг я тебе или священник?

Джерри оставил этот риторический вопрос без внимания, пытаясь разглядеть кого-то со своего места, декорированного пышной куртиной розовых хризантем, но ему это явно не удавалось.

– Ничего я что-то не вижу.

– Зато только на одной – белая шляпа, – подлил масла в огонь Макс. Джерри мгновенно обернулся к нему. – Ты должен ее отсюда вывести!

– Ни за что! В жизни не выпроваживал даму из церкви и сейчас не собираюсь. – Ну будь другом, Макс…

Но Коул не поддавался, этого большого, сильного человека не так-то просто было сдвинуть с места, и в прямом и в переносном смысле.

– Ты ведь не уверен ни что это действительно она, ни что она намерена устроить шум.

– Нисколько в этом не сомневаюсь! – Джерри, волнуясь, опять вцепился в свой безукоризненный воротничок. – С самого нашего знакомства от нее одни неприятности, а уж теперь-то…

Макс еще раз попытался воззвать к его здравому смыслу:

– Может, ты прав, а может, и нет. Держи себя в руках.

Первые аккорды величавого псалма прозвучали под сводами церкви и Джерри так и подпрыгнул.

– Следи за ней, Макс! Чуть шевельнется – дай мне знать.

– И дальше что?

– Дальше – выведи ее отсюда.

– Ладно! – со вздохом произнес Макс, уловив приглашающий кивок священника, и, крепко взяв Джерри за локоть, направился с ним к алтарю. – Пойдем-ка встретим твою невесту.

Ариана, бормоча извинения, осторожно пробиралась мимо гостей в тринадцатом ряду. Какая-то пожилая леди уставилась на нее так, будто подозревала в намерении узурпировать самый выгодный наблюдательный пункт в проходе. Ари в душе ее не винила: таким леди ничего не стоит хоть три дня провести недвижимо здесь, на жесткой деревянной скамье, лишь бы дождаться церемонии венчания. А вот и свободное место. Едва она уселась, как музыка перестала звучать; устроитель препроводил к почетному переднему ряду немолодую даму, по-видимому, мать жениха. Звучными, но легкими аккордами органист провозгласил появление подружек невесты, и Ари, разгладив плиссированные вставочки на узкой юбке, послушно поднялась, повернувшись к алтарю. Вообще-то она терпеть не могла опаздывать, но сегодня не повезло – в последний момент зацепила тончайшие кремовые колготки, и теперь они прилипли к правому бедру, где пришлось капнуть лаком для ногтей.

Отыскать бы хоть одно знакомое лицо; она осторожно огляделась, никогошеньки… За семь лет произошли колоссальные перемены: дяди и тети постарели, двоюродные братья и сестры выросли. Кроме того, ее провели на сторону жениха, – видимо, для симметрии рядов. И зачем только она позволила уговорить себя пойти на эту свадьбу? Пусть у мамы миллион забот с внуками, так Ари обязана занять ее место в церкви? Ничего подобного! Что ж, сама виновата, не сумела вовремя отговориться, теперь страдай. «Бракосочетание, – настаивала мама, – это всегда так красиво, так вдохновляюще!»

Черта с два «вдохновляюще»! Ари вдруг спохватилась: она же на свадьбе, неудобно хмуриться. Но ей стоило порядочных усилий придать лицу приличествующее обстановке радостно-оживленное выражение. Кто тут рядом с ней? Пожилая пара; подружка невесты, в платье цвета лаванды, – как робко она вступила в проход между рядами… совсем юная, едва-едва вылупилась из школы. Ари вдруг почувствовала себя куда старше своих тридцати двух лет. Парад подружек невесты продефилировал мимо; снова звучат аккорды свадебного марша… Все как полагается; сейчас дядя Гарри подведет к алтарю одну из своих шестерых дочерей, чтобы препоручить ее этому, как его там…

Широко раскрыв глаза, Ари смотрела на невесту и ее отца: да это вовсе не дядя Гарри… Если только, конечно, он не сбросил две сотни фунтов и не отрастил волосы. Кузину Эффи мама описала так: «Пышечка, вот увидишь, – крепенькая, здоровенькая». А эта девушка, под вуалью, чуть не переламывается в талии и даже на каблуках ростом пониже самой Ари. Да-а, явно не то место и не то время. Да что же это такое, история ее жизни, что ли? Ари еще раз оглядела все вокруг: может, хоть кого-нибудь узнает… нет, совсем чужие физиономии, зря она старалась. Что проку в уверенности, что ее ждали именно 23 июня, в субботу, в два часа, в церкви Святой Катерины? Просто не подобает глазеть на свадьбу незнакомых людей. Вон там, справа, пустой ряд, а за ним – выход, он будто приглашает ее… Не удастся ли потихоньку, на цыпочках, выбраться отсюда, пока никто не заметил? Только вот что гораздо важнее: выведет ли ее эта дверь наружу?

Ари мгновенно оценила ситуацию: медленный темп мушки ей благоприятствует; невеста движется такими крошечными шажками, что еще не скоро приблизится к алтарю. Церковь переполнена, во всяком случае, две трети ее, внимание всех, естественно, устремлено на невесту. Кому до нее дело, если она осторожненько улизнет в боковой проход, а оттуда уже сразу в дверь… Стиснув в руке сумочку, она принялась бочком продвигаться вдоль скамьи на самых носочках, чтобы каблуки не цокали по полу. Доберется до прохода – тут уж давай Бог ноги. Ну а если кого-нибудь шокируют ее манеры, она не станет смущаться – может ведь человек, к примеру, плохо себя почувствовать.

Вот кому-то все-таки есть дело: высокий темноволосый мужчина, в белом смокинге, загородил ей проход, ну прямо, можно подумать, ожидал, что она там появится.

– Прости… – начала было шепотом Ари.

– Не стоит! – прервал ее решительный голос. Ари подняла глаза и тут же отвела, успев, однако, заметить волнистые волосы, четкие черты загорелого лица. Один из самых интересных мужчин, когда-либо ею виденных, не желает, чтобы она уходила из этой церкви? Сегодня, похоже, весь день какой-то странный. Шагнув в проход, она сделала еще одну попытку:

– Прошу прощения…

– Сюда! – тихо, но непререкаемо приказал он и прикоснулся к ее локтю, как бы подталкивая ее в противоположную от алтаря сторону.

А с чего, собственно, он решил, что она не знает куда ей идти? Ари взглянула в холодные синие глаза, ярко отороченные черными ресницами, и на ум ей пришло избитое выражение: «Суровая мужская красота». Заметив, что она колеблется, он сжал губы и посильнее стиснул ее локоть.

– Ну ладно, – покорилась Ари: пусть его сопроводит, тем более что у нее, похоже, и нет выбора, а он, возможно, ведает, как удалиться бесшумно и оказаться на воле, на свежем воздухе (он, несомненно, из числа свадебных гостей: на лацкане свежайшая белая гвоздика). – Вам вовсе не обязательно так трудиться, – прошептала она ему в грудь. – Я и сама найду дорогу.

Никакого ответа, лишь упорное давление сильной руки на ее плечо. Органная музыка смолкла, по толпе пронесся легкий шумок – эскортирующий джентльмен как раз втолкнул Ари в вестибюль. У закрытой двойной двери заколебался, потом потянул пленницу в небольшую комнатку с левой стороны, без выражения пояснив сквозь зубы:

– Тут боковой выход, меньше шума.

– Тем лучше для меня. Можете теперь отпустите мою руку.

– Ни за что!

Вздохнув, она позволила ему провести себя через комнатку. Пора бы уже привыкнуть, убеждала она себя, к властным, самоуверенным мужчинам. Монтана полна ими, правда, не каждый облачен в белый смокинг и никто еще не выпроваживал ее подобным образом из какого-либо помещения. Да, Род-Айленд, оказывается, куда забавнее, чем ей помнилось.

Аккуратно перешагнув через картонную коробку, полную брошюр, Ари спокойно ждала, пока ее неожиданный конвоир поворачивал медную ручку двери. Несколько мгновений и они уже на зеленой лужайке перед церковью Святой Катерины. Тут он наконец-то оставил в покос руку Ари.

– Послушайте… – Он уставился на нее с высоты своего роста суровым, немигающим взглядом, поколебался немного, но все же заявил:

– Понятия не имею, в какую игру вы играете, но уверяю вас – ничего не выйдет.

Голос глубокий, звучный, такой наверняка слышен на целые мили, но какой смысл в его словах?

– «Игру»? – отозвалась она непонимающим эхом.

– Леди, нельзя врываться в жизнь людей и переворачивать ее с ног на голову.

– Я в некотором недоумении. Полагаю, вы меня с кем-то спутали, – предположила она.

– Не старайтесь сбить меня с толку, это бесполезно.

– Очень сожалею. – Ари отступила на шаг назад. Надо его рассмешить и подыгрывать до тех пор, пока не удастся сбежать. – Я, кажется, сделала ошибку.

– Джерри тоже, и порядочную. Однако это не значит, что он должен расплачиваться за нее всю оставшуюся жизнь.

– Джерри?

Губы его снова сжались, от уголков рта пролегли бороздки. А вот так, когда злится, он вообще неотразим.

– Не стоит разыгрывать дурочку, радость моя. Оставьте это для кого-нибудь другого.

Ари, цепляясь за остатки самообладания, твердила себе: «Не забывай – ты хочешь его рассмешить!» Она попятилась к пешеходной дорожке, – возможно, удастся отвлечь его внимание и пройти к стоянке машин с другой стороны здания.

– Вы абсолютно правы. Джерри… э-э-э… должен теперь устраивать свою жизнь.

– А вы должны пообещать мне, леди, что не вернетесь сюда.

Ариана с величайшей серьезностью кивнула, на мгновение скрестив пальцы под кружевным отворотом платья.

– Клянусь – видит Бог!

Видит он и то, что у нее нет ни малейшего желания разыскивать тот самый алтарь, к которому дядя Гарри поведет свою дочь, так что ступить сегодня в еще один Божий храм ей не грозит.

Приглушенные звуки органа мягко заполнили воздух, и Макс виновато взглянул в сторону церкви. Сейчас он должен стоять рядом с Джерри и исполнять обязанности шафера, а не сторожить выход. Хорошо еще, что он догадался передать обручальное кольцо брату Джерри, и только потом помчался преграждать этой женщине путь к алтарю.

– Пора, пожалуй, вернуть вас на свадьбу, – произнесла между тем эта странная особа и, напустив на себя безразличный вид, проследовала по траве на дорожку.

Это вполне отвечало намерениям Макса, но ему как-то не понравилось направление, которое она выбрала.

– Держитесь подальше от церкви! – прорычал он.

Она остановилась и устремила на него широко распахнутые карие очи. Да еще эта шляпа… она просто завораживала его. Широкие поля, подчеркивая точеные черты, оттеняли прелестную матовую кожу. Сама невинность – он едва не поверил, что, в самом деле, ошибся. И вдруг она… выругалась, да как!

– Что-о? – Он метнулся к ней, не в силах поверить: неужто эта прелестные уста действительно выговорили подобное?

– Вы меня прекрасно поняли. Какое слово вас смутило? «Идите» или…

– Забавно слышать от вас такое. – Он не сводил с нее взгляда. Она вспыхнула и тут же улыбнулась.

– Придется вам простить мою несдержанность. Сегодня я сделала ошибку, а потом меня еще и допекли. Вот я и намерена…

– Нет уж! – Макс схватил ее за руку. Он человек мгновенных решений, а ситуация требует незамедлительных действий. – Вы пойдете со мной! Хуже, чем испорченное венчание, может быть лишь испорченный свадебный прием. Или медовый месяц.

Теперь-то инстинкт друга и шафера помог ему ее раскусить, от нее можно ждать чего угодно. И он потащил ее вдоль дорожки по направлению к докам Галилеи.

– Но у меня и в мыслях нет, что бы то ни было портить! – запротестовала она. – Я только хотела по пути домой заехать в библиотеку.

Он ей почти поверил: она и по виду скорее старомодная библиотекарша, нежели опытная соблазнительница, которая с помощью шантажа пытается связать Джерри брачными узами.

– «В библиотеку»… Здорово придумано!

– Нельзя ли помедленнее? У меня узкая юбка.

– Можно. – Причина вполне уважительная, да к тому же Макс и сам понятия не имел, куда он стремит свой бег. Шаги он замедлил, но крепко держал ее маленькую ручку в своей.

Ари скромно поблагодарила. Она уже начала сомневаться в собственном здравом рассудке. Может, у нее есть порочный близнец? От этой мысли она чуть не расхохоталась в голос. Она росла единственной девочкой среди пятерых братьев и всегда страстно мечтала о сестре – хоть какой. Но реальная жизнь научила ее не только ругаться не хуже моряков, Ари вполне способна себя защитить, если этот парень станет опасным, она сумеет вывернуться и тогда уж не пощадит ни кадык, ни кое-какие части пониже. Правда, надо признать: пока что его железные пальцы держат ее ладошку довольно нежно.

Запах океана становился сильнее, они приближались к деловому центру единственной на Род-Айленде коммерческой рыбацкой деревни, третьей по величине в Новой Англии. По широкой улице с односторонним движением, что шла параллельно гавани Спасения, прогуливались туристы. Позади консервных фабрик, ресторанов, рыбных магазинов виднелись доки.

Поколебавшись, Макс бережно повел Библиотекаршу, как он ее мысленно окрестил, в сторону большого белого здания, с лаконичной вывеской: «Коул продакшн, инк.». Быстрый взгляд через аллею – и Макс узнал все, что хотел, его самое новое приобретение, «Леди Миллион», в порт еще не вернулось. Новость неважная: не удалось, стало быть напасть на косяк промысловой рыбы и судно не вернется, пока не загрузится. Ну что за невезение! Да он и сам был бы там, вместе с командой, если бы не свадьба. Макс глубоко вдохнул знакомый, такой освежающий и бодрящий воздух океана.

– Если вы думаете, что отведете меня в эту аллею, то сильно ошибаетесь, – тихонько предупредила Библиотекарша.

Он опустил на нее глаза, но увидел лишь широкие поля шляпы и высокие каблуки, утопающие в песчаном покрытии парковки.

– Я шафер, а не насильник.

Она вскинула голову, опять эти ясные, прозрачные карие глаза его магнетизируют…

– А я вовсе не та, за кого вы меня принимаете.

– Не уполномочен рисковать.

– Так что ж теперь делать?

– Будем изображать туристов! – предложил он, направляясь с ней по дорожке. – Видите? Над нами уже посмеиваются.

– Еще бы! Кто же здесь прогуливается в такой одежде.

Миновали распахнутые двери «Приюта моряка», – судя по аромату, рыбные пирожки удались на славу.

– Нам нужно как-то убить время. Перекусить не желаете?

– Никаких «убить время»! Можете проводить меня к машине и спокойно отпустить домой.



Действительно, почему бы и нет? Макс и сам прекрасно понимал, что может вернуться в церковь, потом отправиться на вечеринку, потягивать дешевое шампанское, танцевать с подружкой невесты, ее семнадцатилетней сестричкой: она за ним следовала по пятам, как крошечный щенок. Лихорадочно проверять все входы и выходы огромного загородного клуба: как бы вот эта Библиотекарша не проскользнула опять на торжество. Напиться как следует и в одиночку вернуться домой. Все это так привычно – в который уже раз…

Но есть и другой вариант, думал Макс, наблюдая, как громадный паром с Блок-Айленда высаживает на, материк толпу народа, отправиться со своей маленькой спутницей в море. От этой мысли ему вдруг стало жарко, и теперь уже он, как прежде Джерри, потянул свободной рукой за узел галстука и ослабил воротник рубашки.

– Мы что, собираемся на Блок-Айленд? – Ари глазам своим не верила.

Он отпустил ее ладонь, вытащил бумажник и достал из толстой пачки пару банкнот.

– Совершенно верно.

Ари колебалась, пуститься от него со всех ног или закатить скандал и позвать полицейского? Тогда перспектива – вернуться домой, в нормальный хаос семейства Саймонов, и закончить день, нянчась с племянниками либо кроша кубиками картошку для рыбной похлебки. Максимум, на что можно рассчитывать, перечитать «Гордость и предубеждение».[1]

– Вы не очень-то противитесь для якобы ни в чем не повинной женщины. – Он снова завладел ее ладонью.

– Стараюсь наслаждаться жизнью. – Безумие, но истинная правда, размышляла Ари. Она свободна как ветер, дома ее не ждут, ведь она отправилась на венчание, а день такой прекрасный. Так почему же ей не наслаждаться жизнью? Вокруг очередь из одетых для прогулки туристов; наверняка кто-нибудь придет на помощь, стоит только обратиться. А он, этот шафер… плечи у него внушительные, ничего не скажешь. Лет, наверно, на пять старше ее, примерно как брат Кевин. По какой-то диковинной причине, она даже не могла объяснить почему, но он ей почти нравится. Нет, в самом деле, нравится.

– А почему, собственно, на Блок-Айленд?

Он лишь пожал плечами.

– Просто вдохнуть свежего воздуха.

С океана подул бриз, и Ари ухватилась за шляпу.

– Что-что, а свежий воздух вам здесь обеспечен.

В ответ он улыбнулся. Совершенно сногсшибательная улыбка, отметила она. В этих глубокой синевы глазах наконец-то появилась теплота.

– Вам понравится прогулка.

– А если меня укачает?

– Не укачает. – Он устремил взгляд на горизонт. – Облачка, правда, есть, но для июня удивительно спокойно.

– Я не была на Блок-Айленде с тринадцати лет. Тогда качка была ужасная и на пароме всех выворачивало.

– Вас тоже? – Он помахал рукой парнишке, который возился с громадным клубком каната.

Как осветилось лицо подростка, обратила внимание Ари.

– Да, и меня тоже. Вы что, живете где-то здесь?

– Это мой дом, – кивнул он.

Что-то такое в его тоне… она не сразу решилась уточнить:

– Галилея или Атлантический океан?

– И то и другое, наверно. – Выпустив руку, он прикоснулся ладонью к ее спине, провожая сквозь толпу (Ари вдруг показалось, что все это больше похоже на свидание, а не на легкую форму похищения), и довел до трапа, мимо туристов с детьми, велосипедами, рюкзаками и складной мебелью. – Пойдемте наверх, там нам все будет видно.

Забравшись на верхнюю палубу, они устроились у поручней и несколько минут в молчании созерцали, как паром, взревев, медленно направился вдоль каменного волнореза к выходу из гавани. Ари устала бороться за свою шляпу, все время слетавшую от порывов ветра, и одновременно придерживать под рукой крошечную атласную сумочку.

– Может, хотите, чтобы я положил это к себе в карман?

Вещица-то ерундовая, можно просто вышвырнуть за борт, но там лежат ключи от машины, водительские права, новый тюбик губной помады и три доллара.

– Но…

– Обещаю вам, все будет в полной сохранности. Можете не сомневаться.

– Будьте так добры, подержите мою шляпу.

Он зажал поля шляпы между большим и указательным пальцами.

– Секундочку… – Ари расстегнула малюсенький белый конвертик, достала доллары, закрыла сумочку, проследила, как он сунул ее в карман, повернулась к нему спиной и, сложив банкноты в тугой квадратик, опустила через модный вырез платья, называемый «римской пятеркой», в бюстгальтер (разве бабушка не твердила всю жизнь, что это самое безопасное место для денег?). «Кажется, я веду себя как девяностолетняя», – мелькнуло у нее в голове в этот миг, когда она вновь обернулась к поручням и теперь уже совсем спокойно встретила взгляд этого мужчины, с которым она, возможно, проведет остаток дня. – Мы что, все еще в роли туристов?

– Безусловно. Помашите тем, на волнорезе.

Ари так и сделала, привычный жест: сама ведь сотни раз сидела на каменных глыбах и махала веселым туристам на пароме.

– Шляпу назад возьмете?

Ари протянула было руку, однако налетевший порыв ветра вырвал шляпу из рук. Спутник ее рванулся вслед, но шляпа… заплясала по поручням, подпрыгнула раза два и исчезла.

– О летучая и скоро проходящая мода! – засмеялась Ари в ответ на едва слышное проклятие. – Не стоит огорчаться. Право, потеря шляпы не трагедия.

– Я вам куплю другую, – посулил он.

Она лишь покачала головой, наслаждаясь свежим бризом, откинувшим ее тяжелые волосы.

– В Вулворте – «всего четыре доллара, очаровательные дамы, но целый цент останется у вас»? Да нет, не стоит. Я ее купила специально для сегодняшнего венчания. «Для венчания»… Так-так…

– Все уже, должно быть, кончилось. – Макс всматривался в ее лицо: где они, признаки боли, сожаления? В глазах у нее что-то блеснуло… Осознала свою вину?

– Да, все позади.

– Джерри мне так и не назвал вашего имени.

– Я вашего тоже не знаю, – парировала она.

– Ну же, скажите! – Намек он проигнорировал. – Нужно же мне вас как-то называть.

Ари вспомнила оставшуюся на ночном столике рядом с кроватью книгу:

– Джейн. Джейн Остин.

– Видите ли, – он и бровью не повел, небрежно опираясь на поручень, – я никак не могу понять, чего вы сегодня надеялись добиться. Скандал на свадьбе – это же чистой воды безумие. – «А ты на сумасшедшую ни капельки не похожа», – мысленно добавил он.

Последовав его примеру, она тоже облокотилась на поручень и обернула к нему лицо.

– Я пыталась объяснить, но вы не захотели выслушать.

– Теперь слушаю, Джейн. – Шелк и кружева персикового цвета, высокие каблуки, жемчужные серьги… Да уж, все его внимание поглощено этой ее оправой.

Бежали минуты, но она, вместо того чтобы рассказать о себе, задала вопрос:

– А вы кто такой? Помимо шафера, разумеется.

Макс вздохнул, но не смог удержаться от улыбки в ответ на ее упорное нежелание сдаваться.

– Чарльз. Чарльз Диккенс.

– Значит, мы здорово подходим друг другу, точно?

– Ну, Джейн, чем же вы еще занимаетесь, кроме написания романов? – Он чуть пододвинулся.

– Вы меня поймали! – рассмеялась она.

– Как насчет правды?

– Я вам все время говорила одну правду, Чарльз.

– Меня зовут Макс.

– Макс, – повторила она. – Уменьшительное от…

– Максимилиана. – Ему хотелось прикоснуться к жемчужным гроздьям, что раскачивались у самой шеи, задевая нежную кожу, но он не отрывал ладоней от поручня. Предупреждение Джерри эхом звучало в его сознании: «С самого нашего знакомства от нее одни неприятности…» «Считай, что тебя предупредили, Коул, и делай свой выбор». – Ваша очередь.

– Я думала, вы знаете. Разве… э-э-э… Джерри вам не сообщил?

– Нет.

Джерри не очень-то распространялся об этой своей глупой выходке, а он не расспрашивал.

– Ари. Уменьшительное от Арианы.

– Ариа-ана, – протянул он. – Тебе подходит это имя.

– Я передам маме, что ты одобрил.

– Сделай одолжение, – пробормотал он. – Ты явно из этих краев.

– С чего ты взял?

– Вспомнил ту твою бурную поездку на Блок-Айленд.

Ари не собиралась называть ему свою фамилию. Если он, как утверждает, живет в Галилее, то непременно сам узнает. Сегодняшний день превращается в грандиозное приключение: чего стоит одно то, что ее спутали с какой-то особой, намеревавшейся испортить свадьбу! А уж последующее изгнание из храма и путешествие на пароме, такое и вовсе случается раз в жизни! Часа через два ей предстоит вернуться к своей летней роли послушной дочери и любящей сестрички, но сейчас она не в силах устоять перед искушением. Она вволю насладится этим недолгим временем в компании одного из самых красивых мужчин, когда-либо ей встречавшихся.

– Давай не будем говорить о прошлом. – Она постаралась произнести это как можно таинственнее. Брови у него поползли вверх.

– Ладно. Тогда, может, расскажешь мне, что ты собиралась делать после того, как испортишь венчание?

– Давай и о Джерри больше не будем говорить.

Вот это Макса более чем устраивало.

– Перемирие, – Он окинул взглядом голубое пространство залива Блок-Айленда: на волнах, вокруг огромного, медлительного парома, качаются сотни прогулочных лодок; серый силуэт русского траулера на горизонте, а чуть дальше уже отчетливо поднимаются песчаные холмы. Великолепная панорама… Он повернулся к своей спутнице:

– Договорились? – Вид у нее какой-то неуверенный.

– А что мы будем делать на острове?

– А что бы ты хотела? – «С тебя я, во всяком случае, не спущу глаз».

– Одеты мы явно не по-пляжному, да и на велосипеды не сядешь в такой одежде.

– Не проголодалась?

– Праздничный прием мы, увы, пропустили.

– На то и расчет был.

– Ты все еще думаешь, что я… какая-то свадебная скандалистка.

Теперь, когда опасность миновала, ей стало смешно от самой этой мысли. На пароме полно пассажиров, а ступив на остров, совсем легко смыться от Макса-шафера. Если, конечно, захочется. Экая важность, что у нее всего три доллара. Всегда можно позвонить отцу или ребятам – и они ее заберут отсюда, даже если для этого им придется приплыть на «Пегги Лу». Ну, это уж на самый крайний случай, решила Ари. Ей нисколько не улыбалось взойти на борт чего-то еще меньшего, нежели этот паром в миниатюре.

– Не уверен, – медленно проговорил Макс. – Ты красивая женщина и, несмотря на довольно странные обстоятельства, проводишь вечер со мной.

– Ну, выбора-то у меня практически не было.

– Выбор у тебя был все время. – Он наклонился: в усиливавшихся порывах ветра слова не так-то легко было разобрать. – Вы же умная женщина, Джейн Остин, и нам обоим известно: у вас было несметное количество возможностей избежать моего общества.

Глава вторая

Последний час путешествия Ари молчала, облокотившись на поручни и игнорируя спутника, хоть это и оказалось нелегко. Макс, естественно, от нее не отходил ни на шаг. Он абсолютно прав: она здесь потому, что сама так захотела. Вот захотела на это время – и все. А как только расхочет – тут и уйдет, запросто.

Макс объявил перемирие. Что ж, тем лучше: в перемириях Ари поднаторела. Паром достиг между тем маяка Старой Гавани: разбросанные по зеленым холмам острова обветшавшие домики; громадные белые здания отелей, в викторианском стиле, смотрятся прямо в залив, будто приветствуя пассажиров парома. Макс заговорил первым, судно как раз подошло наконец к причалу:

– Ну что, Ариана? – И протянул руку. – Пойдем?

Она вложила свою ладонь в его и чуть вздрогнула от неожиданно наэлектризованного прикосновения.

– Ведите, мистер Диккенс.

Он повел вниз по лестнице, потом по сходням. На нижней палубе захлопали дверцы машин, заурчали моторы. Две минуты – и Ари с Максом уже стояли на асфальтовом покрытии парковки.

– Остров, по-моему, с каждым годом становится населеннее. Летний сезон еще не начался, а народу…

Ари скользнула взглядом по шумной деловой улице: все те же гигантские магазины, старомодные здания…

– Мне кажется, все здесь выглядит как двадцать лет назад. – Да, кроме этих толп.

– Прогуляемся? – предложила Ари.

– У меня идея получше: возьмем такси, проедемся по острову?

Тоскливо покосившись в сторону магазинов на Водной улице, она обернулась к Максу:

– А это не слишком долго? Не хотелось бы упустить обратный паром.

Он отрицательно покачал головой.

– Весь остров – семь миль в длину. А у нас впереди целых полдня.

– Как насчет того, есть ли у меня выбор?

Макс хмыкнул.

– А как насчет компромисса?

– То есть?

– Сначала я провезу тебя по острову, а потом пройдемся – и отправимся домой.

Она в знак согласия молча кивнула. А компромиссы ему, видно, не так-то легко даются. Судя по поведению, привык скорее отдавать приказы, чем подчиняться. В мгновение ока Макс остановил такси, довольно потрепанную желтую машину, и водитель двинулся по запруженной людьми улице, следуя его указаниям. Ари, с облегчением устроившись на сиденье, первым делом сбросила с ног белые лодочки. Эх, если бы еще оказаться сейчас в дамской комнате да на свободе стянуть с себя колготки и вышвырнуть, но сначала нужно попасть в магазин и купить пару сандалет. «Пару трехдолларовых сандалет!» – тут же напомнила она себе. Какая жалость – не захватила чековую книжку! Как там сказано в рекламе: «Никогда не выходите без нее из дому!»… Разглаживая по привычке шелковые складочки на коленях, она думала: «Вот так, не будешь впредь пренебрегать рекламой!» – и посмеивалась над собой. Ее размышления прервал голос Макса:

– А ты знаешь, что в этих водах в семнадцатом и восемнадцатом веках, по преданию, затонули пятьсот кораблей?

– Папа постоянно рассказывал мне морские истории.

– Мне мой – тоже, – улыбнулся Макс.

Ари выглянула в окошко: вот он, океан, перед глазами.

– Много лет назад я прочитала о том, как капитан Кидд высадил на Блок-Айленде жену и дочь. Они провели здесь зиму, пока он занимался своими пиратскими делами. Случилось все это как раз незадолго до вынужденной сдачи в Бостоне, когда его заманили в ловушку.

– Кто заманил? Жена?

– Ну конечно, нет. – В этот момент ей вдруг пришло в голову, что на свадебном приеме его, возможно, кто-то ждет. Почему же она об этом раньше не подумала? – А ты женат?

– Нет. И не был.

В ее следующем вопросе удивление было смешано с облегчением:

– Так, может, просто слегка циничен?

– Вообще-то нет. – Он скорчил гримасу. – Сегодня просто день такой напряженный.

– Что да, то да.

– Надо опустить стекло со своей стороны, хоть наполовину.

– Тебе не жарко в таком пиджаке?

– Да нет. Кстати, а с Джерри что все же было?

Она уловила в его голое раздражение, ощутила на себе пристальный взгляд и отвернулась.

– Мне казалось, мы решили больше о нем не говорить.

Если Макс обнаружит, что она не представляет для свадьбы никакой опасности, он, вполне возможно, доставит ее обратно на первом же пароме. А она еще не готова вернуться домой и объяснять миллион раз, как это ухитрилась пропустить свадьбу Эффи. Разве только удастся сочинить красочное повествование о том, как прошла церемония.

– Верно, – согласился он и вытянул руку на спинке сиденья, в волнующей близости от шеи Ари.

Несколько минут они ехали в молчании, потом Макс спросил:

– А твой отец, Ариана, рассказывал тебе историю Графского маяка?

Седоватый водитель бросил на него через плечо быстрый взгляд.

– Не стоит передавать даме эту чушь.

Дама наклонилась к нему.

– А почему? Я что-то ничего об этом не помню.

– Да потому, что жители острова считают эту историю полнейшей ерундой, – он фыркнул, – а нам ее преподносили целое столетие.

Макс чуть повысил голос, чтобы водитель услышал:

– Я расскажу, как все случилось на самом деле.

Тот кивнул и занялся своей трубкой.

– Вам тут лучше выйти и полюбоваться утесами. Я остановлюсь у Юго-восточного маяка и подожду вас.

Ари быстренько сунула ноги в туфли, а Макс выбрался из машины и протянул ей руку. С океана дул прохладный ветер, прямо под ними волны разбивались о скалы.

– Ветер усиливается. – Макс взглянул на небо. – Возможно, даже гроза будет.

У нее от ужаса похолодело в животе. Вот что она ненавидела в жизни на побережье, вот от чего спасалась за Скалистыми горами. Нужно было там и оставаться, а не искушать судьбу возвращением на Род-АЙленд.

– Как же мы обратно попадем?

– В чем дело? – Макс на шаг приблизился к ней и тронул за плечо. – Ты что, боишься легкого ветерка?

«Да! – хотелось завизжать Ари. – Боюсь – волн, шторма на море, кораблей!» Но она, разумеется, сдержалась, пытаясь казаться спокойной. – От штормов я не в восторге.

– Тогда пойдем, – он прикоснулся к ее локтю, – вернемся в машину. Я расскажу тебе все о Графском маяке позже, за обедом. – Он улыбнулся, но в глазах стояла тревога. – Мне почему-то кажется, что сейчас ты не в настроении выслушивать морские истории о кораблекрушениях.

– За обедом?

– Я же должен тебе обед? – Он посмотрел на часы. – Сейчас полпятого. Еще часок можем покататься.

Ари послушно забралась в машину. Укрывшись от ветра, она почувствовала себя в большей безопасности.

– Ладно, Макс, командуй.

Водитель завел мотор и повез их вдоль линии побережья, потом внутрь острова, в ту его часть, где окрестности были усеяны фермами колониальных времен и крошечными озерцами. Показал Большое Соленое озеро, популярное место парусных гонок, спасательную станцию, отделанную белой дранкой, и, повернув назад, к Старой Гавани, предупредил:



– Туман сгущается. Хотите проехать к Песчаному мысу?

– В другой раз, спасибо, – ответил Макс.

Ари помнила, как отец на чем свет стоит клял непредсказуемые июньские туманы: метался по дому, бушевал и наконец, смирившись с неизбежным, вел всю семью, если были деньги, в кино. Пока Макс расплачивался с таксистом, а Ари стояла рядом, приключенческий ее настрой померк; она предложила неуверенно:

– А не отправиться ли нам на следующем пароме обратно?

Макс сунул портмоне в задний карман и взял Ари за руку.

– Еще не время, – настойчиво возразил он. – Ты же хотела пробежаться по магазинам. – И решительно повлек ее по улице.

– Обойдусь. Если честно, с удовольствием подождала бы прямо здесь, на пристани, и в первых рядах на паром.

– Это ни к чему. – Он повел ее к сверкающему белоснежному зданию. – Кроме того, опасность еще не миновала.

– А тебе ни разу не пришло в голову, – выдохнула Ари, стараясь не отставать от него, – что если ты насчет меня ошибся, то та, другая, в самом деле, опасная женщина расстроит свадебный прием твоего друга?

– Нет. – Остановившись перед самым входом в отель «Вид на гавань», он опустил взгляд на ее взлохмаченную голову. – Мне неприятно об этом думать, но все же я считаю, что ты именно та женщина, с которой мне следует не спускать глаз.

Ей ужасно хотелось тут же доказать ему обратное, но она лишь молча последовала за ним в уютный холл ресторана, где он подозван официантку.

– Не очень-то мы, видно, похожи на туристов… – пробормотала Ари, заметив, как их провожали взглядами, пока они следовали за официанткой через весь зал, к столику на двоих с видом на гавань.

Макс лишь пожал плечами и непринужденным жестом отодвинул для нее кресло.

– Мне так не кажется.

– Но люди же глазеют.

– Ты красивая женщина. Почему бы на тебя и не взглянуть?

Ари через стол впилась глазами в Макса: неужели он не понимает, что смотрят на него? В своем белом смокинге он выглядит кинозвездой.

– Только не говори, что…

– Не хотите ли для начала коктейль? – Официантка положила перед каждым меню.

– Ариана, что будешь пить? – подался вперед Макс. – Белое вино?

Она отрицательно покачала головой.

– Ром с ананасовым соком. Двойной.

– Ого! – Он удивленно приподнял брови и обернулся к официантке: – А мне скотч. Чистый.

– Сию минуту. Потом я приму ваш заказ.

– Благодарю. – Он снова обратил свое внимание на Ариану. Ветер, дувший со скал, окончательно расстроил ее прическу, и теперь волосы волнами обрамляли лицо, почти скрывая очаровавшие его жемчужные серьги, В глазах у нее тревога – почему? – Ты переживаешь из-за тумана?

– Я очутилась на острове с посторонним мужчиной, у меня всего три доллара, и туман сгущается. Ну совершенно не из-за чего переживать! – Она опустила подбородок на сцепленные ладони. – У меня даже расчески нет.

– И шляпу потеряла, – добавил он, едва удерживаясь от улыбки: несмотря на все сказанное, она казалась абсолютно безмятежной – с расческой или без нее.

– Будь добр, дай мне сумочку. Пойду в дамскую комнату. – Пока он выуживал из кармана сумочку, она отодвинула кресло и встала. – Разумеется, если ты не против, ведь я на несколько минут исчезну из твоего поля зрения.

– Я уверен, что ты не оставишь выпивку, – улыбнулся Макс и протянул ей сумочку.

– Вот тут ты прав, – буркнула она.

Он смотрел ей вслед, пока она шла через зал: держится очень прямо, изящная сумочка в руке, светлые колготки, спокойные каблучки – этакая скромная, сдержанная… леди с головы до ног. Может, и впрямь Джерри ошибся? Впрочем, ему-то, Максу, все равно: уже много месяцев он не получал от жизни такого удовольствия. К тому же он всегда обожал сюрпризы и вообще всяческие неожиданности. Официантка поставила на стол бокалы; Макс откинулся на спинку кресла и с наслаждением сделал первый глоток скотча.

– Заказ сейчас сделаете, сэр? До следующего парома сорок пять минут. Ни у кого нет уверенности, что восьмичасовой сегодня будет.

Вот и отлично, решил Макс; все это слишком хорошо, чтобы вот сейчас закончиться. Вытянув из кармана портмоне, он вручил девушке свою «америкэн экспресс».[2]

– Будьте так добры, сделайте мне одолжение – закажите два номера на сегодня.

– А вы не сверитесь с береговой службой, прежде чем оставаться?

– Нет-нет, я уже принял решение. – Сделал еще глоток и перевел взгляд на окно, на пустой причал для паромов. Для Джерри, возможно, Ариана и была головной болью, но сейчас она встретила достойного противника.

Ари уставилась в зеркало, провела пальцами по спутанным на ветру волосам. Колготки она пока снимать не будет, а то еще, пожалуй, ноги натрет. Все равно уж день почти на исходе, а после обеда они отправятся в обратный путь.

Она даже фамилии его не знает. Красивее мужчины в жизни не встречала, и он так искренне расстроился из-за ее шляпы, пусть даже сам и затащил ее на этот чертов паром. А потом, даже не сомневаясь в ее дурных намерениях, возил ее по острову, рассказывал всякие истории, пригласил в ресторан и ведет себя с ней так, будто у них свидание. Уже четыре месяца ее жизни прошли без свиданий. Выпить ей просто необходимо.

Макс галантно поднялся из-за стола, когда она вернулась. Интересно, он джентльмен во всем и всегда? Игра подходит к концу, самое время прояснить все недоразумения. Выражение лица у него блаженное – это не к добру. Усевшись, она взялась за свой бокал – чудесно: льдинки тают на языке, ром прокладывает в горле обжигающую дорожку…

– Уже лучше?

Кивнув, она открыла меню.

– Итак, чего бы ты хотела?

– Выглядит все великолепно. – Она быстро пробегала глазами названия блюд. – Но я, пожалуй, выберу соте из устриц.

– Это не для меня, по горло сыт морепродуктами, – улыбнулся он, будто просил прощения за это. – Вполне понятно при моей работе.

– Ты – рыбак? – Ну, естественно, с ее-то удачей – и не напасть на рыбака. Господи, почему он не зарабатывает на жизнь чем-нибудь более безопасным, – скажем, не продает обувь или не подсчитывает налоги?

– Верно, можно сказать и так.

Поспешно вернулась официантка и вручила Максу его кредитную карточку.

– Все в порядке, мистер Коул.

«Коул»… Итак, теперь ей известна его фамилия. Макс поблагодарил, сделал заказ, и официантка удалилась, ее буквально рвали на части.

– Значит, твоя фамилия Коул. – Что же ей это напоминает? Ах да, вспомнила. – На том здании, в Галилее, была вывеска.

– Ну да, перерабатывающий завод. Семейный бизнес.

Что такое семейный бизнес, она прекрасно знала. Как и то, что такое семья.

– А в «порядке» – что именно?

– Наши номера на сегодняшнюю ночь.

– «Номера»… Ни за что!

– Туман все сгущается, – он проявлял ангельское терпение, – и последнего парома, возможно, не будет. Что ты предпочитаешь – номер в этом отеле или ночь ни пляже? Кстати, там спать запрещено.

Ари недоуменно уставилась на него. Чувство облегчения боролось в ней с неприятным ощущением: предстоит провести ночь без смены одежды, без зубной щетки и расчески.

– Ты, должно быть, шутишь.

– Ничуть.

– Может, последний паром еще придет.

– Тогда всем пассажирам обеспечено чертовски неприятное путешествие.

Да-а, в том числе и ей. Позвонить домой, попросить отца или братьев забрать ее отсюда? Тоже исключено.

– Ты действительно сказал – «номера»?

– Множественное число, – подтвердил он серьезно. – Есть возражения?

– Никаких, Максимилиан Коул. – Она быстро отхлебнула из бокала. – Только нам, на мой взгляд, необходимо прямо сейчас кое-что выяснить. – Через покрытый льняной скатертью стол она подтолкнула к нему свою сумочку. Он взял ее и собирался уже опустить в карман. – Нет, ты ее открой. Макс колебался, не сводя с Ари непонимающего взгляда.

– К чему ты клонишь?

– К правде.

Он опустил глаза на шелковый, конвертик, открыл, потряс за уголок – содержимое выпало на стол.

– Ваши салаты. – Официантка изящно удерживала на весу поднос с двумя тарелками и корзиночкой хлеба, одна тарелка тут же оказалась перед Ари.

Макс, смущенный, поспешно убрал руку – он сдвигал в сторону вещи из сумочки и пробормотал благодарность, избегая любопытного взгляда официантки.

Она поставила перед ним салат, бесшумно опустила на середину стола корзинку с хлебом и молниеносно исчезла. Взгляд Макса не отрывался от Ари.

– И на что мне здесь смотреть?

– На водительские права.

Макс внимательно изучил прямоугольный кусочек картона. Если он и удивился, то виду не показал.

– Выданы в Монтане. Ну и?..

– Сыщик из тебя, знаешь ли, неважный.

Он нетерпеливо отодвинул теперь уже тарелку с салатом.

– Что ты пытаешься доказать?

– Я Джерри не подруга – или кто она там ему была.

– А из чего это следует? Он мне твоего имени не называл. А права эти ты могла получить давным-давно и жить потом на Род-Айленде.

Но Ари и на это дала безукоризненный ответ:

– Взгляни на дату продления лицензии.

Он приблизил карточку к огоньку свечи и еще раз пристально изучил.

– Прошлый месяц.

– Как раз мой день рождения.

– Тебе тридцать два. – Обаятельная улыбка. – А выглядишь куда моложе.

Она пропустила комплимент мимо ушей.

– И живу я в Боузмене, штат Монтана; у меня темные волосы и карие глаза, вешу сто десять фунтов.

Он сверился с данными на карточке.

– Ариана Саймон, – произнес он вслух и посмотрел на нее. – Родственница братьев Саймон?

– Это мои родные братья.

– Я их знаю. Покупал у Кевина и Роскоя омаров.

Ари разложила на коленях большую льняную салфетку, салат выглядит бесподобно, и весело объявила:

– Они тебя, возможно, убьют за сегодняшнее!

– Не убьют, если твоя добродетель не пострадает.

– А я и не знала, – оказывается, моей добродетели что-то угрожает. Думала, хватит того, что меня похитили.

Он с некоторой досадой положил ее права на стол.

– Считай себя свободной.

– Очень признательна. – Она попробовала салат, внезапно осознав, как голодна. Макс наклонился вперед.

– А зачем ты выбиралась из церкви?

– Я не выбиралась. Это ты меня извлек оттуда.

– Считал – на то есть веская причина.

– Попробуй-ка салат – превосходный.

– Ты мне не ответила.

– Вспомни, – Ари положила вилку на тарелку и поднесла ко рту бокал, – я же несколько раз пыталась тебе объяснить, кто я такая, но ты не желал слушать. – Она наслаждалась ситуацией: отличная месть за пять почти часов в колготках и на каблуках.

– Теперь я весь внимание! – Он залпом выпил оставшийся в бокале скотч.

– Я попала не на ту свадьбу.

– Как это можно попасть «не на ту»?.. – Заметив выражение ее лица, он умолк и вздохнул. – Продолжай.

– Мама пойти не смогла, вот и уговорила меня представлять нашу семью на свадьбе Эффи. – Ари позволила себе легонько пожать плечами. – Должно быть, кто-то из нас перепутал время. Я абсолютно уверена, что мне назвали церковь Святой Катерины. – А когда же ты поняла, что это не Эффи выходит замуж?

– Дядя Гарри был на себя не похож.

– Дядя Гарри – это отец Эффи?

Она кивнула.

– Верно. Вот я и попыталась тихонько выбраться. – Она сделала глоток и опустила бокал на стол. – У тебя такой вид, будто ты сейчас расхохочешься. А что ты мне расскажешь?

– У Джерри, жениха, было короткое… ммм… увлечение в то время, когда он поссорился со своей невестой. Потом они с Барб помирились, и он очень раскаивался в той связи. Но та, другая женщина пообещала с ним поквитаться.

– И ты решил, что она устроит бучу на свадьбе?

– Это Джерри решил. А ты полностью отвечала его описанию.

– Я так и поняла.

Ари выглянула в окно: сквозь туман неясными пятнами мерцали огоньки гавани.

– Погода как в сказках про привидения. Надеюсь, все благополучно вернулись домой.

– Почему ты живешь в Монтане?

– Мне там нравится. Это Страна бескрайнего неба.

– Да, я слышал. – Он нахмурился. – Но разве ты не скучаешь по океану?

– Нет, не скучаю.

Максу это трудно было понять: должно быть, чего-то недоговаривает.

– Давно ты там живешь?

– Почти восемь лет.

Его недоумение усиливалось. Он проследил, как она собрала со стола свои вещи, сложила в сумочку и опустила ее на колени.

– Но почему?

Подняв голову, она встретила его вопросительный взгляд.

– Работаю там. Преподаю в университете английский язык.

– А на лето всегда приезжаешь домой?

– Чаще всего – нет. – Ари с тоской вспомнила коттедж, что снимала прошлым августом в Тетонз. – Это лето не совсем обычное. Родители хотят продать свой дом и переехать в какой-нибудь поменьше. Вот я и должна помочь.

– Похоже, особой радости ты по этому поводу не испытываешь.

– Я привыкла к самостоятельности.

– Ты не замужем.

– Нет.

– Прекрасно!

Яркие карие глаза распахнулись еще шире.

– Имеешь личный интерес?

Он усмехнулся – лучики разбежались от уголков век.

– Просто пытаюсь подсчитать, сколько разъяренных мужчин встретят меня завтра, когда верну тебя домой.

– А ты возьми и доставь меня к моей машине. Так безопаснее.

– Я твоих братьев знаю: устроят на меня охоту и выследят.

– Ты производишь впечатление мужчины, способного постоять за себя.

– Ты права.

– Мне придется все же позвонить домой, – заявила она, когда официантка подошла забрать тарелки из-под салата и подать горячее. – Не хочу, чтобы они там волновались, – думают, наверное, что я все еще на свадьбе.

– Позвони, конечно. Но со мной ты в полной безопасности.

Ари заглянула в синеву его серьезных глаз – да, он говорит истинную правду – и ответила мягко:

– Это я знаю. – Но не удержалась, чтобы его не поддразнить: – Ты должен мне расческу и зубную щетку.

– После обеда все купим.

Ари взглянула на старинное блюдо с устрицами, и от аромата у нее заныло в желудке. В Боузмене устрицы редкость, вот она и пользовалась случаем, последние десять дней объедалась ими при каждом удобном случае.

– Что-то не так с едой? – осведомился Макс.

– Все в порядке. Обожаю устриц, только по ним и скучаю, вспоминая Род-Айленд.

– Ничего не понимаю, – нахмурился он. – А что не так в Род-Айленде?

– Абсолютно ничего, – солгала она, не зная, как ответить. – Просто я, видно, в душе девушка с Запада.

– Я мог бы изменить твое ощущение. – Он сам удивился своим словам.

Вот уж не думал, не гадал – эта женщина его затронула. Ее дерзость восхищала, самообладание не могло не вызывать уважения, а внешность определенно нравилась. Он устал от банальных, ни к чему не обязывающих интрижек с загорелыми особами в бикини, которых трудно чем-нибудь смутить, они его больше не интересовали. А пляжные развлечения и походы по барам давно утомили. Чего по-настоящему хотелось, так это осесть наконец-то с кем-то… с кем-то похожим на Ариану. Еще лучше, с ней самой.

– Не думаю… – В ее ответном взгляде, в тихих словах сквозил вопрос; голос прозвучал почти ласково – Я пробуду здесь всего несколько недель.

– Не исключено, что этого хватит.

Ари покачала головой – вновь мелькнули перед ним жемчужные серьги.

– Давай сменим тему, – предложила она. – Ты что, разве есть не хочешь?

Макс опустил взгляд на позабытый бифштекс и взялся за нож и вилку.

– Умираю с голоду.

Позже, уже после кофе и творожного пудинга с черникой, он подвел ее к телефону в углу вестибюля.

– Позвони отсюда, вдруг твои родители пожелают со мной поговорить.

– Вот еще! – запротестовала она. – Мне же не пятнадцать!

– Но они-то все равно родители.

Вздохнув, Ари набрала номер. Мама согласилась заплатить за разговор, их соединили, и Ари попыталась было объяснить, что с ней произошло. Наступила пауза; Макса мучило любопытство: что там, на другом конце? Волна темных волос метнулась по трубке, заговорила Ари:

– Знаю, звучит странно, но дело вот в чем: я встретила старых друзей, мы пообедали – и… и останемся теперь здесь, в отеле… э-э… «Вид на гавань». Собирались вернуться на последнем пароме домой, а тут туман усилился. – Она скорчила Максу рожицу. – Что-что? Ну, это из морских сказок. – Она, очевидно, вы слушала наставления. – Нет, не буду, конечно, нет. Обещаю. – Опять невинно умолкла. – Да-да, может быть. До завтра. Да-да, «Вид на гавань». Машину я оставила на стоянке у церкви.

Макс не отходил от нее, делая вид, что разговор ему совершенно безразличен, он не прислушивается, а внимательно изучает картину на стене – морской пейзаж. Голос Ари заставил его вздрогнуть:

– Ну, один из них – Макс Коул. – Пауза. – Да, верно. – Пауза. – Подожди минуточку, я у него спрошу. – И обернулась к Максу: – Ты учился с Кевином или Рассом? – С Кевином. В футбол вместе играли. – С Кевином, – сообщила она в трубку.

Макс переживал, наблюдая за Ари: она-то говорит с матерью, а ему самому тоже не мешало бы сделать пару звонков – не появилась ли «Леди Миллион». И что это там за чертовщина насчет «морских сказок»? – Да ради Бога, не волнуйся ты об этом!

Ари раздражена – Макс следил за ее лицом, – она явно терпеть не может, когда ею командуют. Так почему же не возражала, когда он полдня силком таскал ее за собой? Тоже потребность в свежем воздухе? Наконец-то: распрощалась, положила трубку.

– Все в порядке?

– Просто великолепно! Мама тебя знает.

– Наверно, – пожал он плечами.

– То есть как это – наверно? Пожелала мне приятно провести время с капитаном Коулом.

– Да кто же не заскакивал к Пегги Саймон на тарелку рыбной похлебки? – Он взял ее за руку и повел к выходу. В конце концов, за ним и зубная щетка.

– Мама в восторге, что мы застряли на этом острове, – возмутительно.

– Я тоже. – Он подвел ее к прилавку. – Ну, веселее, Ари! Кстати, не забудь купить расческу.

– Спокойной ночи, Макс. – Ари приостановилась в коридоре, прежде чем ступить на бирюзовую дорожку и пройти вслед за горничной в свой номер.

– Спокойной ночи, Джейн Остин. – Знакомые уже ей лучики побежали к вискам. – Уверена, что не хочешь спуститься со мной и выпить чего-нибудь на ночь? Еще ведь рано.

– Вполне, – покривила душой Ари: с тех пор как узнал, кто она такая на самом деле, он стал совершенно очаровательным.

– Тогда в половине девятого жду тебя внизу: позавтракаем, а в одиннадцать уже будем плыть на пароме обратно к мысу Джудит.

– Договорились. – «А он по-прежнему командует».

Макс с довольным видом стал ждать, пока горничная отопрет дверь в номер Ари.

– Здесь есть отдельная ванная. – Горничная осветила уютную спальню; старомодные бледно-розовые обои, на сверкающем трюмо из сосны, у распахнутого окна, кувшин со свежими маргаритками, – Замечательно! – искренне обрадовалась Ари. Оставшись одна, она бросила сумочку и пакет с покупками на огромную, отливающую медным блеском кровать, сняла туфли и, аккуратно отколупнув с бедра лак, стянула колготки. Ночь на острове, правда, вовсе не то, что она планировала на субботу. Что ж, поход в кино с невесткой подождет до завтра. Какое блаженство прошлепать босиком, по голубому ковру, через всю комнату… Посмотрим, какой тут «вид на гавань»: так, никакого – туман лег плотным облаком, практически ничего не видно. Восьмичасовой паром вряд ли сегодня вообще покинул мыс Джудит, Макс, в конце концов, оказался прав. И номера догадался заказать, тоже весьма разумно с его стороны. Максимилиан Коул, решила Ари, отворачиваясь от окна, – это явно сила, с которой стоит считаться.

Глава третья

– Опять тайком ускользаем?

Ари замялась на лестничной площадке и окинула изучающим взглядом джентльмена, ожидающего у подножия лестницы: свежевыбрит, выглядит так, будто давным-давно на ногах. Вместо праздничного белого смокинга с галстуком – белая рубашка, аккуратно заправленная в слаксы.

– Ничего подобного! – парировала она, заметив веселый блеск в его глазах. – У меня назначена встреча за завтраком – с моим спутником.

– Но то – через полтора часа.

– Просто хотела выпить кофе, умираю без кофе! – Она пробежала оставшиеся ступеньки: легкий аромат туалетной воды, дорогого мыла и свежего воздуха так пристал этому красивому мужчине. Пожалуй, не стоит подходить к нему слишком уж близко. – Да и вообще я ранняя пташка.

– Как и я. – Макс взглянул на часы, – Еще только семь. Мы вполне успеем на первый паром, если мне не удастся уговорить тебя полюбоваться другой частью острова.

– Нет, вряд ли, спасибо. – Провести еще один день с обаятельным капитаном Коулом – значит искать неприятностей, да и оставаться несколько лишних часов в мятом платье ей тоже не улыбается.

– Что ж, тогда в другой раз. – И, подхватив ее под локоть, направился к дверям ресторанного зала. – Пойдем позавтракаем.

– А нельзя ли сначала кофе? – угасающим голосом взмолилась Ари: ее нисколько не прельщала с утра пораньше тарелка с яичницей. – Я как-то не привыкла, едва встав, плотно есть.

– Подожди меня здесь! – Он решительно удалился, оставив ее в одиночестве на подступах к холлу.

Опять приказ! Но она еще слишком сонная, чтобы спорить, а потому просто подошла к окну взглянуть на гавань. Небо затянуто тучами, но волн на море как будто нет. Уже слава Богу.

– Помнится, ты любишь черный.

Ари обернулась к Максу: протягивает ей белую чашку с дымящимся кофе.

– Благодарю. – И осторожно, чтобы не обжечь пальцы, взяла чашку.

– Может, хочешь на террасу? – Он показал на дверь. – Там есть столики. Сегодня прохладно, но солнце проглядывает.

Она прошла вслед за ним к маленькому круглому столику. Устроившись напротив Макса в мягком кресле с металлическими ножками, отпивала кофе малюсенькими глотками и наслаждалась запахом океана. Как успокаивает тихое бормотание волн… Всю ночь она беспокойно ворочалась в темноте незнакомой комнаты. Слишком много не своих постелей в последнее время… Ари вспомнила узкую детскую кровать в родительском доме. Но и вчерашнее широкое, твердое ложе тоже не дало ощущения комфорта. А ее собственный водяной матрац, одно из лучших приобретений за всю жизнь… – Ари лишь тяжко вздохнула.

– Сегодня утром ты что-то тихая, – заметил Макс.

– По утрам я вообще не очень разговорчива. Мне нужно какое-то время, чтобы проснуться.

Он улыбнулся, в синих глазах блеснула чертовщинка.

– Я это запомню.

Брови Ари взлетели, у него не будет возможности. Так и подмывало его обрезать, но промолчала, лишь, отвернувшись, отхлебнула кофе. Горячий, не остыл на прохладном ветерке… Хвала небесам за кофеин! Он откинулся на спинку кресла.

– Если ты не в силах говорить, – может, послушаешь?

– Охотно.

– Так вот, я тут все думал о вчерашнем. Это невероятное стечение обстоятельств. Не говори ничего, Ари, просто кивни вместо «да» или головой покачай, если не согласна. – Она не замедлила кивнуть. – Но вышло все здорово.

Ари опустила взгляд на свое измятое платье и высунула босые ноги из тесных туфель. – В каком смысле?

– Мы встретили друг друга. – Он наклонился вперед, поставил чашку на столик и опустил локти на белый металл. – Ты интригующая женщина.

– Еще не знаю, рассматривать ли это как комплимент.

– Конечно, – он чуть-чуть нахмурился, – но не это главное. У тебя есть кто-нибудь?

«Кто-нибудь»… Роман с тем владельцем ранчо давно кончился, в прошлом году. – Нет, но…

– Ты долго пробудешь на Род-Айленде?

«Если это будет зависеть от меня – нет…» Она покачала головой. – Послушай, Макс, я…

– Чем ты там еще занимаешься?

– Где?

– В Монтане. – Нетерпение в его голосе несомненно.

– Я тебе вчера вечером говорила – работаю в университете. Преподаю английский.

Он кивнул.

– Помню. Ну а в свободное время? Ты счастлива там?

– Тебе не кажутся эти вопросы слишком личными?

– Вот именно, этого-то я и хотел.

Ари отхлебнула еще кофе, помолчала.

– Ну конечно, счастлива.

Какое у него выражение лица… он ей не верит.

– А почему бы и нет?

– Потому что ты здесь выросла. Разве ты не скучаешь по океану? По пляжам?

– Сейчас – только по горам, прохладным рассветам и свежим закатам, по кострам в палаточных лагерях и ковбойским ботинкам.

Макс поднял чашку и изучающе взглянул поверх ее края на Ари.

– Какое длинное предложение. Уже допила?

Рассмеявшись, она поставила чашку на столик.

– До капельки. В наблюдательности тебе не откажешь. Так зачем этот допрос с пристрастием?

– Считай – просто любопытство.

Молоденькая официантка принесла кофейник, налила каждому. Теперь, когда кофеин побежал по венам, Ари почувствовала, что она вполне в форме, и откинулась в кресле, обхватив чашку ладонями. Сквозь облака пробился лучик солнца. Она не сводила глаз со своего визави, пока он благодарил официантку и заказывал столик для завтрака на двоих.

– Через десять минут можно поесть, – сообщил он, снова поворачиваясь к Ари. – Тебе хватит времени?

Вообще-то вовсе не хватит. Ари, как правило, предпочитала поздний завтрак, но она догадывалась, что Макс, должно быть, здорово голоден.

– Да, конечно. Есть еще вопросы?

– Уйма, но с ними можно подождать.

Самое время поговорить о чем-нибудь другом, решила Ари.

– Ты так и не рассказал мне свой вариант истории о Графском маяке.

– Что-о? – Макс улыбнулся той своей легкой усмешкой, рождающей морщинки-лучики. – Не спросишь ли о чем-нибудь личном, хотя бы ради честной игры?

– Нет, пожалуй, – соврала Ари. – Ты – капитан Макс Коул, занимаешься рыбным бизнесом в Галилее. Никогда не был женат, и тебя мало, что путает в этом мире. Я права?

Макс поднялся и протянул ей руку. – Абсолютно. Пойдем завтракать?

– Да-да… – У Ари на мгновение родилась в душе мечта, пусть бы Макс жил в Монтане и занимался не рыбным промыслом, а выращиванием скота.

Пока они наслаждались завтраком, Макс благоразумно придерживался общих тем. Уж он-то точно наслаждался. Что касается Ари, то она удовольствовалась одним-единственным тостом – белый хлеб с яблочным джемом, – зато проглотила еще три чашки кофе. Просто поразительно, как ее не свалил сердечный приступ. Ничего себе «ранняя пташка»… нет, эта леди явно не из «жаворонков». Но он ей все простит, если она разделит с ним и другие рассветы. Стоп! А откуда у него, собственно, такая заинтересованность или уверенность? Все дело, несомненно, в том, что он слишком давно не выходил в море. Здравомыслящий человек не влюбляется в один вечер, а Макс всю жизнь считал себя здравомыслящим человеком.

– Ты точно больше ничего не хочешь?

Улыбнувшись, Ари отодвинула в сторону тарелку.

– Аб-со-лютно! – Она опять отхлебнула кофе. – Мне больше по душе ленч. В Монтане сейчас на два часа раньше, так что завтрак мне дается с трудом.

– Тогда я приглашаю тебя на ленч.

– Будет, ты больше не обязан платить за мои обеды. Отвези меня просто к моей машине.

Макс подождал с ответом, пока официантка убирала тарелки. С каким удовольствием он вернулся бы с ней в постель, в свою постель. Подарил бы ей любовь – утонченно-острую, страстную любовь, – и тогда бы она поняла, что они созданы друг для друга.

– А что там такого особенного, в Монтане? Одни пересохшие равнины с бесчисленными коровами.

– И горы, и чистый воздух, и никаких опасностей, и громадные пространства. Еще – открытые до роги.

Макс широким жестом обвел панораму за окном:

– А здесь – открытый океан.

Ари даже не взглянула.

– Что ж, мы согласны, что мы не согласны.

– Жизнь от этого становится только интереснее.

– И с этим мы согласны. – Избегая проницательного взгляда синих глаз, она сложила на коленях крахмальную льняную салфетку. – Который час?

Он откинулся в кресле, сделал знак официантке и вздохнул.

– Пора идти.

– Прекрати смотреть на меня так, будто я призовая рыбка, что попалась в твои сети.

Его смешок совершенно ее обезоружил – она-то ожидала, он начнет спорить.

– Виноват.

Спустя некоторое время, оплатив счет и забрав из номера свой белый смокинг, Макс взял Ари за руку и повел к выходу. Какой теплый дует ветерок, а солнце вовсю принялось рассеивать своими золотыми лучами плотные облака. Она нисколько не возражает, пусть Макс держит ее за руку, ей это даже приятно. Макс выглядит бесподобно, обладает великолепным чувством юмора, и рядом с ним ей так спокойно, хоть он и смотрит на нее не совсем… Нет, спокойствие ее, честно говоря, весьма относительное, она ощутила вдруг, какой всплеск физических реакций вызывает в ней прикосновение к его коже. Приятных физических реакций, поправилась она. Однако это вовсе не значит, что она потащит его в дюны, сбросит с себя одежду и будет заниматься любовью…

– Что-то не так?

– Нет-нет. – Она чувствовала себя немного виноватой. – А что?

– Ты сжала мою руку смертельной хваткой.

– Извини. – Ари разжала пальцы.

– Если ты боишься возвращаться на пароме, мы можем…

– О нет, нет! – выдохнула Ари.

От паромного причала к ним направлялись две очень ей знакомые фигуры. От внезапно охватившего ее слепящего гнева она резко остановилась, каблуки немедленно утонули в гравии. Макс сначала взглянул ей в лицо, а потом, на двух ухмыляющихся парней, вразвалочку приближавшихся к ним.

– Это могут быть только Саймоны. – Макс обратил внимание на вьющиеся темные волосы и карие глаза.

Плечи у братьев широченные, как у полузащитников, наверняка они таковыми и были в школе. Небритые, с воспаленными глазами, выглядят так, будто добрую часть субботней ночи развлекались.

– Они и есть. – Ари мрачно кивнула. – Джимми и Джой, самые младшие.

– Эй, тупоголовая! – крикнул один из них. – Подбросить тебя домой?

– «Тупоголовая»? – пробормотал Макс.

– Это они так прозвали старшую сестрицу, которая целыми днями сидела уткнувшись носом в книжку.

Ребята подошли, и Ари с видимым нежеланием представила их Максу, впрочем, оказалось, в этом нет нужды: они его знали, хотя и обращались к нему по фамилии.

– Что это вы здесь делаете?

– Да мама нас подняла ни свет ни заря, велела доставить тебя с друзьями домой. – Джой зевнул, почесывая заросший щетиной подбородок. – На меня-то не злись. Не моя идея.

– Нисколько не сомневаюсь.

Макс небрежно обнял Ари за плечи.

– Эй! – Джой заглянул через плечо Ари. – А где остальные?

Ари и Макс воззрились на него одновременно. Не сразу, очень медленно, но до него, кажется, дошло, он убрал ухмылку. – Так, понял.

– Что ты понял? – В раскатистом вопросе Макса прозвучала угроза.

– Да нет, ничего. Ничего я не понял, – поспешно пролепетал Джой и, как бы пытаясь найти поддержку, обернулся к Ари. – Лодка отца с той стороны причала. Поедете с нами домой или как?

Ари вдруг осознала, что рука Макса откровенно интимным жестом обвивает ее плечи. Вмешательство ее семейки, похоже, ничуть его не волновало, но сама она была в ярости. Их помощь ей вовсе не требуется, она, в свои-то тридцать два, в состоянии добраться самостоятельно.

– Очень жаль, но мама вас без толку подняла в такую рань.

– Ну, Ари…

– Пойдите лучше выпейте кофе. – Она отвернулась.

– У мамы наверняка удар будет. Вы в самом деле не хотите вернуться с нами?

Ари подняла глаза на Макса, тот покачал головой.

– В самом деле. – Она окончательно забыла о присутствии братьев. – Я вернусь с тем, с кем приехала.

На обратном пути паром немного покачивало, и Ари оставалось лишь радоваться, что она ограничилась одним тостом. Макс стоял у перил, безразличный и к всему, и к едва заметному покачиванию огромного судна. Говорить, кажется, больше не о чем. Но Ари мечтала, пусть он что-нибудь скажет; ей так нравится слушать его глубокий низкий голос. Закрыть бы глаза, только голос, его темно-синий взор пронизывал ее насквозь. Она знала, что он смотрит на нее, хотя и не поднимала взгляд. Хватит, однако, любоваться легкими океанскими волнами, не мешает взглянуть, кто достался им в спутники. Нет, никто не обращает на них ни малейшего внимания, несмотря на ее неуместное здесь шелковое платье и щеголеватую белую рубашку, белые брюки и ботинки Макса. Вид у них обоих довольно сомнительный, что и говорить. Она улыбалась втихомолку, вспоминая перипетии вчерашней свадебной церемонии, и невольно произнесла вслух:

– Джерри уже, наверное, отправился в свадебное путешествие.

Макс промолчал с недовольным видом.

– Наслаждается и считает, что обязан этим тебе – ведь ты сделал ему огромное одолжение, обезопасив святую церковь от такой скандалистки, как я.

– Да уж, я настоящий герой.

– Вот мы и дома. – Ари показала на возвышающийся впереди волнорез. – И что теперь?

– Думаю, ты отправишься домой. – Она была несколько обескуражена и подбирала слова. – У тебя… ведь у тебя есть дом?

– Есть, – пророкотал он. – Я отвезу тебя к твоей машине. Или к своей – отвезу домой.

– Нет. – Противное ощущение от вмешательства семьи все еще мучило ее. Нет уж, она встретится с ними – и с матерью, главное, – без посторонних.

Макс коснулся ее спины, развернул к себе, приподнял подбородок шершавым кончиком большого пальца, всмотрелся в лицо, будто размышляя: что же делать дальше? После долгой паузы произнес:

– Давай сегодня поужинаем вместе.

– Ты уже предлагал мне это. – Она постаралась смягчить свой отказ, хоть и понимала: развивать их влечение друг к другу – дело совершенно бесплодное. – Я не могу.

– Не можешь или не хочешь?

– И то и другое.

– Это, знаешь ли, бессмысленно.

Ладонь его скользнула по ее щеке, погладила волосы. От легкого прикосновения Ари окатила жаркая волна, и она затаила дыхание. Физическое влечение к этому мужчине просто невероятно, она изо всех сил пыталась противостоять, не поддаваться, убеждая себя: всего лишь зов плоти. Так много времени прошло с тех пор, как к ней прикасался мужчина… неудивительно, что она слегка… нервничает.

– Что бессмысленно?

– Избегать меня. – Его губы изогнулись в кривоватой усмешке. – Я тебе этого не позволю.

– У тебя и возможности-то не будет. Я здесь в гостях. И не ищу легких связей.

Он нахмурился.

– Я их давным-давно перерос.

Она сама удивилась охватившему ее облегчению.

– Значит, мы понимаем друг друга.

– Ты упускаешь самое главное. – Он не сводил глаз с ее лица – вот-вот поцелует.

«А что, если и вправду поцелует?» – подумала Ари. И представила себе этот поцелуй: солоноватым, наверно, был бы от брызг Атлантики, увлажнивших его лицо и губы. И ее тоже. И уж конечно, не сдержанным и невинным. Макс Коул не из этих хлюпиков, о нет. Скорее всего, любит в женщине готовность и страсть. А секс с ним, должно быть, ярок, яростен и стремителен. Никаких извинений, никаких сожалений. Она заметила, как его глаза потемнели, потом он отдернул руку и отступил на шаг назад.

– Я просто стараюсь быть с тобой честной! – запротестовала она, с огорчением увидев гнев на его лице.

– Я тоже, Ариана. – Он снова отвернулся к перилам и обвел взглядом прогулочные лодки, подпрыгивающие на волнах в бухте. – Это будет лето, которого мы никогда не забудем.

– Нет, определенно уик-энд оказался весьма интересным, – пробормотала Пегги Саймон. – Сегодня уже вторник, а ты и двух слов не произнесла.

– Да просто говорить особенно не о чем. – Ари твердо решила не дать матери повода разыгрывать из себя сваху. «… Лето, которого мы никогда не забудем» – так он сказал. Слова эти прозвучали обещанием, а не угрозой, хотя и с несомненным сексуальным подтекстом. В одной руке Ари держала картофелину, а другой срезала на расстеленную на столе газету длинную, узкую полоску коричневой кожицы.

– С этим человеком не так-то легко иметь дело, – сочла необходимым предупредить мама. – Хотя, конечно, я была бы рада, устрой ты свою судьбу здесь, рядом с нами.

– Ма, прекрати.

Но мать вела речь, как ни в чем не бывало, будто и не слышала. Чистка картофеля и болтовня соседствовали естественным образом, когда дело касалось Пегги Лу Саймон, эти два удовольствия всегда шагали рука об руку. В свои шестьдесят два года она считала долгом знать обо всем, что происходило в ее семье.

– Чтобы я увидела детей своей единственной дочери, понянчилась с твоими малышами… Макс Коул подарил бы тебе кучу красивых ребятишек.

– Если б я их захотела, – буркнула Ари. Разумеется, она желала иметь детей, но парень, за которого она собиралась выйти замуж, утонул. А вместе с этим парнем ее первой любовью, ее лучшим школьным другом, на дно океана погрузились и романтические мечты двадцатилетней девушки. Пегги в очередной раз проигнорировала ее слова.

– К тому же он разбил немало сердец, Ариана.

– Как будто твои сыновья этого не делали! – улыбнулась Ари. Старшие теперь унялись, свили теплые гнездышки с женщинами, которым позволили себя любить. Ну а Джой-то и Джим… они-то все еще опустошают бары Наррагансетта, а в промежутках между рейсами развлекаются с друзьями в «Нептуне».

Пегги сложила очищенный картофель в большую миску и понесла к раковине вымыть. Кухня позади торгового зала, Саймоны держали рыбное заведение, сверкала нержавеющей сталью, а центр ее занимала колоссальных размеров плита, здесь Пегги подогревала котелки с рыбной похлебкой. Перекусить сюда забегали и местные жители, и туристы.

– Да, в свое время они вволю нагулялись, но сейчас-то – сама посуди, – рассуждала Пегги с таким видом, будто Ари просто не могла не согласиться с ее логикой. – У Расса и Карен пятеро – пятеро прекрасных сыновей. – Она гордилась внуками. – У Кевина и Лин двое малышей, – и как только они справляются с такими крошками.

– Да уж, вряд ли Лин мечтала родить второго через одиннадцать месяцев после первенца.

Пегги и бровью не повела на это замечание.

– А Кой и Руфь?

– Не так уж это соблазняет – ожидать двойню, мама.

– Ты называешь меня «мама», только когда сильно не в духе.

– Мамуся – подойдет?

– Не хами, Ариана Мари. Ты пропускаешь свадьбу Эффи, проводишь субботнюю ночь на Блок-Айленде с капитаном Коулом и на следующее утро отказываешься вернуться домой с братьями. А потом два дня чистишь картошку без единой жалобы…

– Это искупление, – с легкой усмешкой прервала Ари. – Замаливаю грехи.

– Так вот что – совесть у тебя нечиста.

– Я с ним не спала.

– Знаю, – вздохнула Пегги.

– Разочарована?

Ари чистила картошку, радуясь возможности занять руки. Если б не болтовня умирающей от любопытства мамы, удалось бы подумать. Что еще делать, когда проводишь время за чисткой картошки и разделкой соленой свинины. Пегги ткнула в дочь мокрым пальцем:

– Не хами. Твоя сексуальная жизнь – это твое личное дело.

– Благодарю, – усмехнулась Ари. – Я это ценю.

– Но…

Ну разумеется, мама этого так просто не оставит, уж ни за что. Сейчас последует продолжение. Она не ошиблась.

– Надеюсь, ты осторожна. По телевизору без конца рассказывают, люди умирают из-за того, что не предохраняются.

– Имеешь в виду презервативы?

Пегги Лу подперла кулаками бедра.

– Мальчикам я повторяю то же самое.

– Мне уже тридцать два.

– И. что?

– А то, что я достаточно взрослая, чтобы знать все о предосторожности, презервативах и контроле над рождаемостью. – Что случилось с тем фермером, с которым ты встречалась?

– Владельцем ранчо, – рассеянно поправила Ари.

– Какая разница, – пожала плечами Пегги.

Ари рассмеялась: мама всю жизнь прожила у моря и даже вообразить себе не может, как это люди проводят дни вдали от воды, копаются в земле, а вместо океана бороздят просторы прерии.

– Прошло три года, и мы решили, что мы с ним просто друзья, а супругов из нас не выйдет.

– Страсти нет, так, что ли? – Пегги вздохнула, опустилась на стул напротив Ари и, взяв ножик, тоже принялась за картошку. – Ох, это ведь важно… так важно.

Ари ощутила вдруг тоску по глазам Макса Коула, цвета морской воды, и по тому странному, напряженному выражению его лица в момент, когда ей казалось, сейчас поцелует… От этого воспоминания внутри у нее сладко и мучительно заныло, ножик в руке медленно-медленно двигался вдоль продолговатой картофелины… Пегги изучающе уставилась на дочь.

– Будь осторожна, дорогая. И воспринимай по серьезнее отношения с этим красивым капитаном. Он не отпустит тебя так легко, как тот фермер из Монтаны, не сомневайся. Он привык получать то, чего ему хочется, и немало для этого старается, надо признать.

– Я уже большая девочка, ма. И сама могу о себе позаботиться.

Возражение даже для самой Ари прозвучало по-дурацки. Какого черта раздувать мелодраму из простого недоразумения с мужчиной? Правда, с мужчиной необычным, это безусловно. Как упрямо сжались твердые губы Макса, когда вчера утром она садилась в свою машину. Стоял, засунув руки в карманы, чуть поодаль, на тротуаре, и следил за ней, пока она заводила машину, разворачивалась и отъезжала от стоянки. Специально не взглянула в зеркало заднего вида, упрямо решив не проверять – смотрит ли он вслед ее маленькому экипажу, медленно удаляющемуся по почти пустой улице.

Что ж, ему известно, где она живет, а если и нет, разыскать ее дом нетрудно. В телефонной книге значатся всего-то семнадцать Саймонов: стоит только пожелать – и он до нее доберется.

Именно это и намеревался сделать Макс – добраться до Арианы Саймон. Двести лет назад он похитил бы эту женщину, уволок в море, сделал своей невестой на скользкой деревянной палубе китобойного судна и лишь тогда взял бы курс на берег. Этот чертов паром на Блок-Аиленд и обратно довольно жалкая замена такому варианту.

Макс переступил порог сумрачного рыбного магазина, прошагал по влажному бетонному полу. Приветственно звякнул колокольчик, тут же заглушённый рок-н-ролльным мотивом из радиоприемника где-то за стойкой. В помещении стоял соленый, резкий запах моря. В углу высился огромный контейнер с омарами; Макс рассеянно заглянул внутрь, копошатся ли на дне омары, бросил взгляд на цену: прекрасно, поднимается.

Он дал ей два дня, два долгих дня. Больше ни минуты ждать не станет. Сейчас возьмет чашку похлебки, поболтает с Пегги и постарается разыскать Ари. Если ее нет здесь, то уж у Пегги он выведает нужные сведения, в этом он не сомневался.

Из задней комнаты вышла беременная молодая женщина, в перепачканном белом фартуке, аккуратно повязанном на заметно округлившемся животе.

– Чем могу быть вам полезна?

Макс ее не узнал.

– А Пегги здесь?

– Конечно. – Она повернулась и неторопливо направилась к двери.

– Мам! Тебя спрашивают!

Должно быть, одна из невесток Ари, понял Макс. Саймоны – семейство плодовитое. В дверях появилась Пегги, на ходу вытирая руки полотенцем в голубую клеточку.

– А! – тут же кивнула она. – Мне бы сразу догадаться.

– Привет, Пег. Я ищу Ари.

Последние слова были явно лишними.

– Тебе повезло: на кухне она, картошку чистит.

Он обошел прилавок и прошел в заднюю комнату, где сидела за огромным столом Ари. Нож у нес в руке замер, она взглянула на Макса, и в темных ее глазах плясали смешинки, кажется, едва удерживается, чтобы не расхохотаться.

– Ты меня нашел. Намеренно – или случайно?

– Намеренно. – Он помолчал. – А еще я хотел похлебки.

– Вам с собой? – спросила беременная женщина.

– Нет, спасибо, я бы здесь поел. – И обернулся к Пегги, та усиленно пыталась спрятать свою заинтересованность. – Если никто не возражает.

«Кое-какие возражения у меня бы нашлись», – подумала Ари, но не произнесла ни слова, пока Руфи наливала похлебку из большого котелка на плите.

– Вы знакомы с моей невесткой Руфи? – Пегги старалась чем-нибудь заполнить паузу в разговоре.

– Нет, – Макс улыбнулся Руфи, подавшей ему чашку с рыбным супом, – но очень рад познакомиться. За кем из братьев вы замужем?

– За Коем. – Руфи смутилась – назвала мужа домашним прозвищем. Макс кивнул.

– Привет ему от меня.

– Передам, – улыбнулась в ответ Руфи.

Макс отодвинул складное металлическое кресло, уселся, поставил чашку с похлебкой перед собой и потянулся к коробке с пластмассовыми ложками.

– Крекеры? – предложила Ари, подвигая пакет поближе к нему.

– Спасибо.

Он остужал суп, в целом мире нет занятия важнее, подумал бы любой, глядя на него. Ари молча чистила картошку, Пегги резала лук, а Руфи половником на длинной деревянной ручке размешивала похлебку во всех котелках на плите. Все проходило под аккомпанемент Дона Хенли, который пел по радио «Конец невинности».

– Я пришел, чтобы еще раз извиниться за недоразумение на свадьбе.

Ари удивленно подняла брови. – В этом нет необходимости.

– И все-таки я смиренно умоляю о прощении.

– Вот уж не обязательно.

– Жених с невестой возвращаются из свадебного путешествия – уезжали всего на несколько дней – и хотели бы познакомиться с тобой.

– Но Джерри…

– Признался в своих ошибках Барбаре, и она тебе благодарна за то, что ты случайно наказала ее мужа. – Он попробовал суп и подмигнул Пегги: – Как всегда высший класс.

– Да ладно, льстец. – Она не отрывалась от лука. – Давно уж пора бы этим двоим покончить с размолвками, не переводить время попусту. Теперь-то они, наконец, заживут по-человечески, по-семейному.

– Они и до свадьбы жили по-человечески, – не удержавшись, сухо высказалась Ари. Пегги красноречиво пожала плечами и поднялась с табурета.

– Пойдем-ка, Руфи, глотнем свежего воздуха.

Руфи с явным удовольствием присоединилась к Пегги. Ни замечания, ни болтовня свекрови ее, похоже, ничуть не раздражали. Когда они вышли из кухни, Ари заметила:

– Эта девочка просто святая. Работает с мамой четыре дня в неделю и никогда не жалуется.

– А на что ей жаловаться?

Ари предпочла не отвечать. Сама она от незатейливых советов матери неизменно вскипала.

– Тебя приглашают на ужин, – обратился к ней Макс.

– Куда?

– К Джерри и Барб.

– С тобой?

– Естественно, – кивнул он.

– Зачем?

– Я уже сказал, хотят с тобой познакомиться.

– Когда?

– В пятницу.

Она промолчала, и он поинтересовался:

– Ты что, занята в пятницу вечером?

– Нет.

– Тогда соглашайся.

Ее здравый смысл восставал против этого приглашения, но ведь она сама заявила матери, что способна о себе позаботиться. И уверена в этом. Ума ей не занимать, она достаточно умная и опытная женщина, чтобы не обжечься, играя с огнем. Главное – не упустить момент и вовремя отпрыгнуть, а уж в этом она мастер.

– Хорошо.

От его улыбки у Ари пересохло в горле. И вправду, он до опасного привлекателен; красивый мужчина. Но похож не на звезду экрана, а на человека, способного в любой ситуации прийти на помощь, ну там вызволить лошадь из горящей конюшни, принять роды прямо в машине. Этот человек не боится замарать руки или промочить ноги.

– Я заеду за тобой в семь.

– Ладно.

– Твои все еще живут на Харбор-Айленде?

– Да, но скоро переезжают. А пока приводят в порядок дом, чтобы продать и купить что-нибудь поменьше.

– А как же семейные обеды?

– Мой старший брат, Расе, покупает большой дом: у него с Карен пятеро детей. Будут по праздникам принимать весь клан Саймонов.

Он неторопливо черпал суп ложкой с таким видом, будто намеревался просидеть на кухне в заведении дяди Гарри всю оставшуюся половину вторника.

– И сколько же вас народу?

– Семья Расса – семеро. У Кевина и Линды двое детей, – стало быть, одиннадцать. Мои родители – тринадцать. Через два месяца у Роскоя и Руфи родится двойня – итого семнадцать. Джим, Джой и я – двадцать. Чаще всего на праздники приходит или мама Линды, или папа, или одна из сестер. Так что минимум двадцать один. – Его, похоже, все эти цифры нисколько не устрашили. – Руфи, бедняжка, чуть в обморок не упала, когда однажды на обеде в День благодарения впервые увидела всех Саймонов разом.

– У меня тоже большая семья. – Он кивнул Ари, которая встала, чтобы высыпать в посудину в раковине очищенный картофель. – Теперь я понимаю, почему ты не устояла и отправилась со мной на Блок-Айленд.

– Я прекрасно провела время.

Ари ощущала его взгляд на своей спине. Эх, есть на что и посмотреть: на ней старые джинсы и полосатая футболка Джоя, и к тому же от нее несет сырой рыбой. Ну и пусть! И храбро повернулась к столу. Макс уже встал, выбросил в мусорное ведро одноразовую суповую чашку и полез в задний карман за бумажником.

– Не надо, – помотала она головой, глядя на бумажник. – Я угощаю. В любом случае один раз был за мной.

– Ну уж нет.

– Ну, пожалуйста!

Он сунул бумажник обратно в карман и шагнул к ней.

– Я заеду в семь.

– Ты знаешь, где я живу?

– Нет, – солгал он: на самом деле давно уже разыскал в телефонной книге ее адрес и дважды проезжал мимо ее дома, как мальчишка, только что получивший новенькие права.

Ари стала объяснять, как к ней добраться, и он сделал вид, что внимательно слушает. Может, стоит попытать счастья и пригласить ее сегодня в кино? Так приятно было бы сидеть рядом в интимном полумраке кинотеатра, держать ее руку, купить ей попкорн…

– Ну, значит, до пятницы. – И Ари бросила на него какой-то странный взгляд.

– Да, до пятницы, – уже выходя из кухни, повторил он.

Нет, он не станет спешить: эта леди не любит, чтобы ее подгоняли. Он будет терпелив. Одно из основных качеств хорошего рыбака – терпение; плюс оптимизм и сильная спина.

Глава четвертая

– Голландское судно «Граф», с богатыми пассажирами на борту, во время шторма сбилось с курса, наткнулось на рифы и в конце концов сгорело. – Джерри перевел дыхание.

– А дальше? – в нетерпении наклонилась вперед Ари.

– Рискуя жизнью, островитяне на крохотных лодках подплывали к кораблю и спасали пассажиров. Одна женщина отказалась бросить свои драгоценности и золото и погибла вместе с кораблем.

– А остальные?

– Спаслись, – ответил Макс. – Но с годами история все менялась, и до наших времен дошел уже совсем другой вариант: островитяне сами напали на корабль, ограбили его и подожгли. Говорят, в туманные, бурные ночи там слышны жалобные вопли той женщины.

– У меня от вашей истории мурашки побежали, – вздрогнула Барбара, встряхнув белокурой головкой.

Эта миниатюрная девушка, теперь жена Джерри, с прекрасной кожей и приветливым, открытым характером, оказалась старше, чем представляла себе Ари по мимолетному взгляду в церкви. Сегодня она, хозяйка дома, с большой теплотой приняла Ари.

– Ох уж эти мне морские байки! Без конца готовы их рассказывать! – Барб грациозно поднялась с диванчика. – Пора бы и обед подать, пока мы все не поумирали с голоду.

– Тебе помочь? – Ари поставила бокал.

– Конечно. Никогда не отказываюсь от помощи на кухне. Честно говоря, это не моя стихия.

В узкой кухоньке Барбара открыла духовку и проверила термометр, засунутый в длинный, свернутый трубочкой ростбиф.

– Обойдемся без соуса или как?

– Ну конечно.

Ари почувствовала, что хозяйке неохота с ним возиться, и она с ней вполне солидарна.

– Жареный картофель! – торжественно объявила Барб, сбрасывая с противня в большую миску завернутые в фольгу картофелины. – Вот это блюдо никто не может испортить, даже я. – Она извлекла из холодильника пакет с кукурузой. – Вот это я мигом подогрею в микроволновке, порежу хлеб, в корзину его – и все готово.

– Вот и отлично. – Ари с каждым мгновением чувствовала себя все спокойнее в обществе этой девушки. – Что мне еще сделать?

– Можешь достать из холодильника салат.

Пока Барбара пересыпала замороженные кукурузные зерна в стеклянную жаропрочную миску, Ари открыла холодильник: вот он, салат, в огромной деревянной миске. Великолепно украшен, настоящее произведение кулинарного искусства – с цветной капустой, листиками шпината, жареными орехами, ломтиками авокадо и тоненькими стружками бекона.

– Какая красота! – искренне восхитилась Ари.

– Спасибо Джерри – обожает делать салаты. А я тем временем сражаюсь со всем остальным.

– Жаль, вы не разрешили мне привезти что-нибудь с собой.

– Вы и так привезли вино. Более чем достаточно.

Ари осторожно опустила миску с салатом на середину узкого длинного столика: белоснежные тарелки на вязаных изумрудных салфеточках, приборы сверкают как новенькие, да они такие и есть, конечно.

– Мы тебе доставили немало хлопот, Барбара.

– Да вы же наши первые гости. – Она хмыкнула. – Мы несколько лет жили вместе, но это не считается.

– Что – не считается? – спросил вошедший Джерри. – Сколько мы были вместе до свадьбы.

– А вместе мы с тех пор, как твоя мама заплатила мне, чтобы я повозил тебя в коляске. – И обнял Барб за талию. – Это наше первое свидание, миссис Картер.

– Ты у меня не единственный парень! – парировала она со смехом и послала Ари лукавый взгляд. – Мне всегда нравились мужчины постарше. В младших классах я с ума сходила по твоему брату Роскою. А он был в выпускном и не знал даже о моем существовании.

– Он скоро станет отцом. – Ари вспомнила горделивую, тяжеловатую поступь Руфи.

– Счастливчик! – присоединился к ним Макс. – Ждете двойню, верно?

Она кивнула, удивленная его откровенностью.

Джерри вынул из холодильника бутылку вина. Барбара задумалась, откинувшись на полку бара и сложив на груди руки.

– Никак не могу поверить, что мы женаты.

Джерри потянулся за штопором, на ходу чмокнув ее в щеку.

– Просто голова идет кругом, а?

– Особенно после этой путаницы на свадьбе. Ари я вообще не видела и никак не могла уразуметь, зачем Макс полетел к боковому выходу.

– Я тоже, – пробормотала Ари. – Решила сначала, он просто желает помочь мне найти выход.

– Так и было. – Макс встал с ней рядышком.

– А ты попала на ту церемонию, где тебя ждали?

Так, ясно, что Макс не все сообщил друзьям.

– Мм… нет, не попала.

– Извини, – поморщился Джерри, – я вовсе не хотел, чтобы из-за моих… оплошностей у всех было столько неприятностей.

– Ну, тут не только твои оплошности, – утешил Макс.

– Успокойся, малыш! – Барбара, сохраняя удивительное самообладание, весело похлопала мужа по руке. – Прошлое есть прошлое. Кроме того, – поднимая миску с картошкой, добавила она, – мы и сами можем забеременеть и родить себе двойню.

Джерри невольно содрогнулся и ловко вытащил пробку из бутылки; вид у него при этом был не такой уж несчастный.

– Мясо порезать?

– Разумеется. – Барбара поставила миску на стол. – Как раз пригодится электронож, что подарил нам на свадьбу твой брат.

Макс взял у Джерри бутылку – золотистый напиток наполнил бокалы – и, то ли всерьез, то ли нет, мечтательно проговорил вдруг:

– Только представьте себе, какую прекрасную сказку расскажем мы нашим детям!

Разумеется, он имел в виду своих собственных детей – или детей Джерри. Ари подхватила шутливо, стараясь попасть в тон:

– Дядя Макс, с такими-то сказками, будет иметь у малышей шумный успех.

– Дяде Максу лучше попридержать язычок! – крикнул Джерри, перекрывая визг электроножа.

– Сосредоточься-ка лучше на работе, а то к воскресному выходу у тебя будет на несколько пальцев меньше.

– Уходите в море, рыбачить? – Простота этих слов обманчива, Ари прекрасно знала. Коммерческий лов, сложнейший бизнес, где на карту ставятся сотни тысяч долларов.

– Да, – ответил Макс; его широкая ладонь прикоснулась к спине Ари под тонким хлопком персиковой блузки с узким пояском, надетой на элегантные черные брюки.

Она чуть отодвинулась от его волнующего прикосновения, твердо решив сопротивляться обольстительному шарму Макса, как бы это ни оказалось для нее трудно. Обернулась к нему с улыбкой, весьма довольная собой, сумела сохранить контроль над своими эротическими импульсами.

– Эти двое никогда не образумятся, – обратилась к ней Барб. – У них и на суше дел полно, а они при каждом удобном случае берут курс в открытый океан.

– Почему?

– Это у нас в крови, – поддразнил Макс.

Ей следовало бы заранее догадаться, каким будет ответ на этот вопрос, подумала Ари, она его слышала всю жизнь.

– После этого рейса будем выходить по очереди, идет? – по-рыцарски предложил Джерри, покосившись на Барбару.

– Поверю, когда увижу собственными глазами. – Она махнула Ари. – Давайте ужинать. – И подошла к столу вслед за Джерри.

Пока Макс и Ари устраивались напротив друг друга, Джерри поставил на стол блюдо с мясом. Барбара подняла бокал:

– У меня тост.

– Разве эта честь не предоставляется хозяину дома? – проворчал Джерри.

Она отрицательно покачала головой, чем доставила огромное удовольствие Ари.

– На дворе девяностые годы, малыш. – И, улыбнувшись Максу и Ари, высоко держа бокал, провозгласила: – За дружбу, любовь и…

– И?.. – не выдержал Джерри, пожирая глазами ростбиф.

– И… верность.

– По-моему, тут есть какой-то скрытый смысл, – подначил Макс.

– Да-а, и я намек уловил. – Джерри поспешил звякнуть бокалом о бокал жены.

– За любовь, Ариана! – Макс чокнулся с Ари.

– За дружбу! – парировала она.

– За рыбу! – прервал поединок Джерри. – За сотни тысяч фунтов живого золота!

Обе женщины кивнули: что ж, полные сети – это верный, солидный доход, тут ничего не возразишь. Макс помедлил, прежде чем пригубить вино.

– Спорить не буду.

– Впервые слышу! – обрадовалась Ари. – Я уж пришла к выводу, что ты споришь по любому поводу.

Джерри, уплетавший салат, устремил лукавый взор на Макса. – Похоже, она тебя вычислила, Коул.


– Ну же, давай! – не унимался Макс. – Когда ты в последний раз гуляла по пляжу?

– Вчера, – соврала Ари.

– Не верю. – Он открыл дверцу и выбрался из машины. Соленый воздух, свежий, пьянящий, ворвался в салон. В нескольких ярдах от них с мягким шумом разбивались о берег волны.

– Пройдемся, а?

Ари неохотно вылезла и остановилась на истертом покрытии парковки у городского пляжа Наррагансетта. Этот чистый, широкий, легкодоступный пляж, один из красивейших на Род-Айленде. Стоит перепрыгнуть через невысокий парапет, извивающийся между пляжем и пешеходной дорожкой, и ощутишь под ногами мельчайший песок, а в мышцах бедер непривычную тяжесть, какая появляется только при ходьбе по песку.

На парапете вырисовывались темные силуэты сидящих людей. Здесь всегда назначали свидания, еще задолго до того, как урбанизация превратила диковатый приморский городок пятидесятых-шестидесятых в излюбленное пристанище туристов – уютное, сверкающее чистотой. Трехэтажные городские дома фасадами смотрели на океан. Позади них расположилась еще одна автомобильная стоянка; в магазинчиках на нижних этажах любой мог купить мороженое и пончики, украшения и сувениры. Напротив сияли вывески банка, кинотеатра и гастронома. Завершали комплекс огромный отель и изысканный испанский ресторан. Все здания новехонькие, отделанные светлым деревом с белыми или ярко-зелеными резными украшениями, так популярными в викторианскую эпоху, когда просторные коттеджи, летние резиденции богатых, выстраивались в ряд вдоль тротуаров Пиэр-Виллидж.

Быстро сгущались сумерки, и Макс стоял рядом, протянув к ней руку, ждал, чтобы прогуляться вдвоем в бледном свете луны, посеребрившем песок. Пожалуй, слишком романтично, решила Ари. Странное дело, они с Максом постоянно оказываются в необычных местах.

– Здесь ужасно тихо.

Он взял ее за руку так, будто не было ничего более естественного.

– Именно на это я и рассчитывал.

Она ощутила знакомую хватку его пальцев и удивилась, откуда в ней это чувство безопасности. И счастья.

– Мне кажется, мы уже это проходили.

– Не волнуйся, в поле зрения ни единого судна. – Он увлек ее сквозь проход в ограде из декоративных цепей у самого конца волнореза. – Пойдем! Ты ведь здесь выросла. Неужели никто из твоих приятелей не приглашал тебя погулять по пляжу ночью?

– Нет, – не впервые уже солгала она ему, и голос ее заметно дрогнул.

Вопрос попал слишком близко к цели, и Ари лишь усилием воли вернула воспоминания на место, туда, где им и положено быть, глубоко-глубоко в душе, настолько, чтобы их невозможно было достать и рассмотреть даже при тусклом свете луны.

Макс спорить не стал, только сжал ее ладонь, почувствовал: что-то не так! Она приостановилась, сбросила сандалии и подхватила одним пальцем за ремешки. Подошвы ее обдал холодком песок, приятный контраст с теплым, душным воздухом. Она вспомнила, что июнь на Род-Айленде бывает либо дождливым, либо жарким. А еще – душным. Счастливчики, живущие на Западе, даже представить себе не могут эту кошмарную духоту.

Они молча шли по берегу, и Ари старалась не наступать на полоску воды, в ровном ритме набегавшей на песок.

– Какие у тебя планы на остаток лета? – наконец спросил он.

– Что ты имеешь в виду?

– Будешь работать? Загорать на пляже?

– Может быть, устроюсь на работу – если мне покажется, что я близка к умопомешательству: каждый день все чищу и чищу картошку с мамой и Руфи. Да и в доме полно дел.

– Когда переезжают твои родители?

– Как только освободим дом, сложим вещи… и все такое. Но не раньше, чем к сентябрю. Мама, похоже, не очень-то спешит, а я именно из-за переезда загубила здесь, дома, лето. Она убедила меня, что ей необходима моя помощь, но сейчас меня уже одолевают сомнения.

– И ты не находишь себе места.

– Да, так. – Она удивилась, что он это заметил. – Может, поищу место продавца мороженого.

– Преподаватель университета наполняет трубочки мороженым – вот здорово будет взглянуть.

– Для разнообразия – прекрасно. Мне хочется заняться чем-то совершенно отличным от книг, отметок и лекций. – От порыва теплого ветерка прядь волос упала ей на щеку, но она не отпустила руку Макса.

– В «Коул продактс» для тебя всегда открыта дверь.

– Я не мастер паковать рыбу.

– У меня на уме, скорее, была работа в офисе. Мне ужасно нужен помощник, особенно когда я в море.

– Как тебе удается справляться с таким бизнесом – и по-прежнему самому ходить в рейсы?

– А мне и не удается, – ответил он. – Но я не в силах бросить все ради бумажной работы.

«Бросить – что?! – чуть не воскликнула она. – Постоянный риск, борьбу один на один с морем?» Но вместо этого спокойно заметила:

– Пора возвращаться. Мы зашли слишком далеко.

– В прямом или в переносном смысле?

Она пожала плечами. – Можешь и так понимать, если хочешь.

Он остановился, повернулся и легонько притянул Ари к себе, так что кончики ее грудей прикоснулись к его мощному телу под тонкой рубашкой.

– Макс…

– Шшш… – Губы его чуть изогнулись. – Не желаю слышать то, что ты собираешься сказать.

– Грубиян, – мягко, без гнева отозвалась она.

А руки его уже обвились вокруг ее талии. Все ее возражения так и остались невысказанными, стоило ей заглянуть в его затуманенные глаза. В конце-то концов, почему бы не поцеловать его – и покончить с этим. Раз и навсегда выкинуть его из головы.

– Ну вот, ты меня опять оскорбляешь, – пробормотал Макс, склоняясь пониже, чтобы прикоснуться губами к ее губам.

Она вздрогнула – и тут же оценила свою реакцию: непроизвольное движение, вполне естественное, когда с моря дует прохладный ночной ветерок.

– Ты заденешь мои чувства, – поддразнил он и чуть отстранился – ему хотелось видеть ее лицо.

– Сомневаюсь.

Мимолетный поцелуй только растревожил ее и заставил еще сильнее жаждать того, что он скрывал. Она едва успела ощутить его губы, как он уже поднял голову. «Так нечестно, капитан Коул, хотя, наверно, весьма мудро», – мелькнуло у нее в голове.

– Не-ет, – не соглашался он, а его губы легонько терлись о ее, пробегали от одного уголка рта к другому, приглашая, ожидая, – ты меня сокрушила, я уже никогда не стану прежним.

Вот черт! Ари уронила сандалии и опустила руки на его широкие, мощные плечи сильного человека, привыкшего к тяжелому труду на открытом воздухе. Губы его продолжали ее дразнить, и это мучительное, теплое прикосновение грозило растворить без остатка все ее мышцы. Пальцы ее пробежались по гладкой коже твердой шеи, запутались в волосах… поцелуй стал глубже, его язык приоткрыл ее губы, проник внутрь… Ари не в силах была дышать. Сердце стучало молотом, она таяла… огонь подобрался слишком близко, гак близко, что она готова была вспыхнуть в пламени безрассудного решения. Пальцы ног утонули в прохладном песке, когда она поднялась на цыпочки и прильнула к Максу в поцелуе.

Холодный язычок воды лизнул ее лодыжки – и она подпрыгнула. Макс оторвался от ее рта. Оба тяжело дышали. Он погладил ее волосы. Она положила голову сначала ему на грудь, потом пристроилась во впадинке под его плечом и замерла, ожидая, пока ритм сердца придет в норму.

– Я же говорил тебе, еще на острове, – мы созданы друг для друга, – пробормотал он, но в голосе его почудилась Ари мягкая, поддразнивающая нотка… насколько он серьезен?

– Нет, не говорил. – Такие слова она наверняка бы запомнила, даже сказанные в шутку.

– Ну, значит, подумал. Просто, наверно, боялся произнести вслух.

Хорошо, что она спрятала лицо и он не видит ее великого смущения. – Ты ничего на свете не боишься.

Он помолчал, продолжая гладить ее волосы.

– Нет, одного боюсь, что ты больше не захочешь со мной встречаться. – Она не отвечала, и он закончил: – Боюсь, что ты не дашь нам шанса.

– Нет никакого «нам», Макс. – Она сама не понимала, как ей удалось выговорить подобное после этого поцелуя, от которого чуть не остановилось сердце, но постаралась произнести это как можно убедительнее.

– Но могло бы быть.

Этот парень не сдается.

– Только на лето. – Она подняла на него глаза.

– Это все, что я могу дать.

– Мне этого мало.

Он, по крайней мере, честен, нужно отдать ему должное. Она выскользнула из его объятий, наклонилась за сандалиями и повернулась в ту сторону, откуда они пришли. Нет никакого смысла затягивать все это. Нет смысла поощрять то, что может быть всего лишь временной связью, – хотя у их отношений есть все признаки, чтобы вылиться в одно из тех невероятных воспоминаний, от которых так загадочно улыбаются пожилые женщины. К тому же у нее вовсе нет необходимости усложнять любовной страстью и без того полное событиями лето. С нее вполне достаточно родственников; добрых, полезных советов; болезненных напоминаний о той жизни, что у нее могла бы быть, а теперь она не хотела иметь с ней ничего общего.

– Мне нужно домой.

Макс послушно кивнул и снова повел ее за руку, так они добрались до парапета. Позже, уже остановив машину напротив большого дома Саймонов, он нарушил молчание:

– Может, нам стоит еще раз съездить на Блок-Айленд?

– В воскресенье ты выходишь в море, – напомнила она скорее себе, чем ему.

Четкий профиль на фоне темного стекла машины, показавшиеся черными глаза, провожавшие ее.

– Я вернусь.

– Что ж, удачи тебе. – Она схватилась за ручку дверцы, прежде чем он успел распахнуть свою. – Не выходи, тебе не обязательно провожать меня до двери.

Он нахмурился; ясно – она разозлила его до чертиков. Остается побыстрее выскочить из машины в темноту, теперь он спорить не сможет. Макс открыл дверцу, вышел и выпрямился, устремив на нее взгляд поверх автомобиля:

– Ты сложная женщина, Ари Саймон.

– И мне нравится такой быть. – Она шагнула в полоску света от входной двери и, чувствуя на себе его взгляд, не стала оборачиваться, просто потянула дверь и вошла в духоту темной гостиной. «Так лучше!» – убеждала она себя, на цыпочках поднимаясь в комнату. Куда спокойнее и безопаснее держаться подальше от обаятельных капитанов – и неважно, в каком веке она живет.

– Почему это ты хочешь бросить все в доме и найти какую-то там работу? – Пегги Саймон, опустив ладони на пышные бедра, качала головой. – У тебя вроде и здесь работы хватает – по горло.

Ари оставила без внимания рассуждения матери, она их слышала не меньше четырех раз за эту пятницу и приблизительно семьдесят за прошедшую неделю, и продолжала просматривать разложенную на прилавке стопку газет. Пегги собирала газеты, как некоторые коллекционируют сувениры.

– Да не трогай ты этот хлам – мальчики его постоянно тащат в дом.

Ари вытащила из килы толстый экземпляр «Знакомства одиноких».

– А это что такое?

– Объявления, – пояснила Руфи. – Тех, кто хочет познакомиться.

Выходят, кажется, еженедельно. Заинтригованная, Ари открыла газету и принялась читать.

– Может, найду здесь какого-никакого симпатичного фермера, – поддразнила она мать.

– У тебя уже есть куда как симпатичный рыбак, – буркнула Пегги. Ари подняла голову и ухмыльнулась.

– Так, вот есть один. – Наклонилась над газетой и размеренным, «дикторским» голосом стала читать вслух: – «Одинокий, привлекательный, веселый мужчина, чуть за тридцать…» – Пока что звучит многообещающе. – «Желает…» – «Желает…»?.. – Ари кивнула невестке.

– Берет быка за рога, а? «Желает веселую, очаровательную, стройную, образованную леди, которая не курит, не принимает наркотики, любит путешествия, развлечения и игры на свежем воздухе». – И посмотрела на мать. – Ну, как твое мнение? Мистер То-Что-Надо?

– Ты достойна и лучшего, – польстила Пегги.

– Ладно, поищем другого. – Ари снова углубилась в газету. – А знаешь, неплохая идея! Кое-какие варианты – ну, лучше не надо.

– Там и женские есть объявления, – заметила Руфи.

– Тут одному папаше нужна помощь в воспитании детей. – Ари перевернула страницу. – Вот это объявление – длиной в четыре дюйма: парень сообщает о себе все сразу. Так… материально независим…

– Мало ли чего они там пишут, – что ж, всему верить! – на всякий случай фыркнула Пегги. – А Джой и Джимми… они как, не пользовались?

– Не думаю, – усомнилась Руфи. – Зеленые они еще. С них пока хватает девчонок из баров.

Ари прочитала газету от корки до корки – к величайшему возмущению Пегги и при полном сочувствии и радости Руфи. Были и странноватые объявления, но большинство, пожалуй, не что иное, как искренние попытки отыскать в этом огромном мире родственную душу.

– Хорошо еще, что сегодня торговля не очень-то бойкая, – то ли порадовалась, то ли пожаловалась Пегги.

Обе младшие женщины, охваченные каждая своими чувствами, проигнорировали это замечание. Ари так и впилась в газету, что-то у нее бродило в голове.

– Мне и раньше такие попадались, в частной колонке, но чтоб целая газетина…

– Ох, вот здорово, что я нашла мужа по старинке! – вздохнула Руфи. – Все проще, чем объявления-то писать.

– Но это же так удобно! – стояла на своем Ари. – Ну, к примеру, человек занят, некогда ему там… знакомиться. Или не желает для того по барам ходить… или у него… определенные предпочтения… – И умолкла, пораженная внезапной мыслью.

Вот оно! Но нет, не станет же она от имени Макса отвечать на объявления, это просто непорядочно. Зато можно…

– Что-что? – не поняла Руфи. – Ты о чем это?

– Да нет, ничего. Подумала вдруг: а ведь эта газета помогла бы мне все проблемы снять.

– Ха! – Пегги обернулась от плиты и хмуро, с неодобрением покосилась на дочь. Ари свернула газету и засунула к себе в сумку. – Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Стоит только Максу поместить в такой газете свое объявление, да женщины завалят его предложениями, и он оставит ее в покое. Она протерла мыльной губкой широкий прилавок, к запаху устриц, витающему на кухне, добавился хвойный аромат. Ну, кажется, на сегодня все, можно, наконец, вытереть руки бумажным полотенцем. Но мама… предстоит иметь дело с мамой.

– Мне обязательно, ма, – найти какую-то работу. Чистка картошки сведет меня с ума, – пробормотала она то ли ей, то ли себе.

– Все дело-то в капитане! – Пегги погрозила дочери пальцем. – «Леди»-то эта, «Миллион», вернуться должна была еще вчера, но отец слышал – напали на хороший косяк, вот и наполняют трюмы доверху.

– Ах, так?

– Не притворяйся, что тебе все равно.

– Вовсе я не притворяюсь, ма. Зато думаю, что не в состоянии весь остаток лета провести в компании картошки.

– «Остаток лета»? Ты же у нас всего каких-то несколько недель.

– А ты еще даже не начала заниматься уборкой дома.

– Да где мне время-то на это взять?

– А я вот найду время, так ты же этого боишься как черт ладана. – Я человек занятой, на мне вся торговля.

– Что ж, а я – нет! – заявила Ари. – Возьму у Рассела лестницу и начну с чердака. – Там, конечно, настоящее пекло, но она не привыкла жаловаться. Чем скорее поможет разобраться в доме, тем раньше вернется к себе в Боузмен. Еще только шестое июля… в августе вовсе не поздно отправиться побродить по горам.

Спустя час она уже проводила инспекцию пыльного, душного чердака: так вот почему мама так старательно его избегала! За долгие годы огромное пространство верхнего этажа заполнилось вещами, оставшимися от жизни нескольких поколений. Да только пробить брешь в этом завале, всему клану Саймонов понадобится полдня, не меньше. Ари поклялась себе: она осуществит свой план, все до единого братья внесут лепту в чистку чердака! И стала осторожно спускаться по стремянке.

– Рад снова тебя видеть, – раздался за ее спиной приглушенный, низкий голос.

Ари вздрогнула и взглянула вниз: у края лестницы стоял Макс, засунув руки в карманы и разглядывая ее выпуклости, обтянутые запыленными шортами.

– Из-за тебя я могла бы свалиться! – жалобно посетовала она.

– А я бы тебя поймал. – И в доказательство с готовностью вытянул руки.

Она улыбнулась, но не поддалась искушению нырнуть в его объятия, а еще крепче вцепилась в поручни стремянки и самостоятельно преодолела оставшийся до пола фут.

– Я считала – ты еще в море.

– Мы вернулись утром, несколько часов назад.

– А почему ты здесь?

Она же знает: у него сейчас в порту дел невпроворот.

– Не мог дождаться, когда тебя увижу, – прищурил он синие глаза. Опять она бессильна разобрать всерьез он или просто дразнит ее.

– Но сначала ты все же отдраился.

– Ну а как же иначе!

Храбрится, но вид у него усталый, – видно, было не до сна, работал сутками, лишь бы вернуться с хорошим уловом и внести плату за свое прекрасное судно, которым они с Джерри так гордились.

– Как прошел рейс?

Макс улыбнулся с довольным видом – ну точно кот, только что пообедавший любимицей семьи – золотой рыбкой.

– Очень удачно. – Он опустил широкие ладони ей на плечи, – И мне нужно это с кем-нибудь отпраздновать. Она покачала головой.

– У тебя что, нет подружки?

– С ней так сложно. Она постоянно твердит, что любит одних ковбоев.

– И это правда.

– Я уже говорил, мне нужен шанс, чтобы изменить твое мнение. – И он легонько потерся губами о ее губы.

– Не-ет… – Она наслаждалась этим прикосновением, но, как только он поднял голову, присовокупила: – Это у тебя не выйдет.

– Не выйдет – что? – Изменить ее мнение. – Я человек очень настойчивый.

Ари попыталась отодвинуться, но его руки напряглись в объятии.

– Тем хуже для тебя.

– Поужинай со мной сегодня – вот и расскажешь мне все.

Она рассмеялась.

– Макс, мы с тобой будем друзьями.

– Друзей у меня хватает!

– Ладно, раз так, я принимаю приглашение на ужин. – Она знала – не должна, но как устоять против притяжения этих глаз. С ним так приятно быть вместе, так весело; заставить его прекратить поцелуй, и все в полном порядке. – Но только если перестанешь меня без конца целовать.

– Почему? Мне это доставляет удовольствие.

– Потому, что мы будем друзьями, и все. Ни о каких других отношениях с рыбаком не может быть и речи.

– Друзей у меня хватает, – повторил он. – Я хочу тебя.

– Но не можешь меня получить! – весело объявила она и потянула его за собой вниз по лестнице, а потом по коридору на кухню. – Через несколько недель я возвращаюсь домой.

– Я мог бы сделать так, что ты передумаешь.

– Нет. – Ари обернулась к нему – он не сводил с нее взгляда, и глаза ее вдруг посерьезнели. Голос прозвучал очень мягко: – Тебе это не удастся, Макс. Я не хочу здесь оставаться. Не собираюсь остаток жизни провести в Галилее, ожидая возвращения кораблей.

Веселое выражение сбежало с его лица.

– Здесь кроется нечто большее, чем просто любовь к горам. Я прав?

– Да, – кивнула она. – Послушай, я не та женщина, которая тебе нужна.

– Все равно – давай поужинаем вместе. И обо всем поговорим.

«И не только поговорим». Ари думала о сложенной газете в сумочке.

– Дашь мне немного времени – привести себя в порядок?

– Полтора часа хватит?

– Вполне.

Макс ушел.

В грузовой фургончик Макс забрался в еще лучшем расположении духа. Он докажет Ари, что она не права. А пока, в библиотеку: сдать книги и выбрать новые; потом заказать на оптовом рынке продукты, ведь послезавтра снова уходить на «Миллион» в море. Да еще в офисе скопилась груда бумаг, очень скоро ему придется надолго задержаться на суше, надо все разобрать. Возможно, с Арианой рядышком, не так уж это будет и неприятно. И вообще, у него отличная команда, рыбный бизнес постоянно расширяется… Однако проблем хватает: все время он рискует крупными суммами, и за судно надо платить.

Ариана – именно та женщина, которая ему нужна. Он почувствовал, что возбужден лишь оттого, что вспомнил о ее нежности, о ее карих глазах и о губах, мягко раскрывающихся под его губами… Она переполняла его собой, а он за долгие часы, проведенные на палубе своей «Леди Миллион», так и не придумал, как убедить ее. Как? Ему необходимо это сделать!

Глава пятая

– У меня есть превосходное решение. – Ари склонилась к Максу поближе. Попробуй рассуждать тут разумно, в этом романтическом полумраке приморского ресторана: огонек низкой свечи мерцает между ними, в центре маленького круглого столика.

– Решение чего? – Макс тоже подался вперед.

– Нашей проблемы.

– Дай-ка мне угадать… – Он улыбнулся. – Ты сегодня переезжаешь ко мне и никуда не уедешь лет эдак пятьдесят.

– Не смейся.

– И не думал, – спокойно ответил Макс, опустил бокал на эбеново-черную скатерть и лишь потом взглянул в лицо сгоравшей от нетерпения Ари.

Она колебалась: нет, она, конечно, ни на мгновение ему не поверила, но этот парень определенно настойчив, он правду говорил.

– Тебе ведь непросто знакомиться с женщинами?

Какое обиженное у него выражение. Ари чуть не расхохоталась.

– Ну да, признаю: этот эпизод в церкви был, конечно, несколько… эксцентричным. Но я так себя вел вовсе не потому, что нуждаюсь в подружках. До сих пор мне просто не встретилась… та, единственная.

– Я тебе помогу! Я нашла выход. – Ари подождала, пока официантка убрала тарелки и ушла, оставив меню десерта.

– Любопытно. И как это тебе удалось – за каких-то несколько часов?

– А вот удалось – газета помогла. – Она пропустила мимо ушей его сарказм и удовлетворенно провозгласила: – Персональные объявления!

На лице у Макса отразился такой ужас, словно она предложила ему выставить себя на аукцион на деревенском рынке.

– Ну уж нет!

– Идея превосходна. – Чем меньше у него останется сил соблазнять ее, тем лучше.

– Ни под каким видом! – Он даже повысил голос.

– Но почему? Ты мог бы… ну, сформулировать, какую именно женщину хотел бы встретить.

– Похоже, скорее, на заказ товаров по каталогу Сиэрса.

– У тебя есть идея получше?

– Конечно. Забудь об этой ерунде и оставайся со мной!

– «Одинокий белый мужчина, – Ари выудила из сумочки блокнотик и ручку, – мечтает о постоянных»… тебе ведь нужны постоянные отношения?

– О да, исключительно постоянные! – Иронии она опять предпочла не заметить.

– «Одинокий белый мужчина мечтает о постоянных…» нет, лучше – «о длительных отношениях с порядочной женщиной». – Макс уставился на нее, совершенно сбитый с толку, а она задала следующий вопрос: – Детали?

– Что-о?

– Ну, рост, вес, возраст, общие интересы?

– Тебе сколько?

– Тридцать два, но…

– Замечательно! Значит, тридцать два. – Он кивнул на блокнот. – Ты бы лучше сразу все это и записывала.

Она взяла ручку и последовала его совету.

– Дальше?

– Как правило, я клюю на высоких блондинок, типа амазонок…

Ари подавила неизвестно откуда взявшийся приступ ревности.

– Это все?

– Я еще думаю.

Ари ждала, – недурно все-таки, чтобы он стер с физиономии этакое мечтательное выражение, вызванное, похоже, страстными воспоминаниями.

– Да, и рыжеволосые тоже! – наконец произнес он решительно.

– Еще что-нибудь, скажем, какие-то особые интересы? – Она горела нетерпением, но пришлось подождать: подошла официантка с вопросом о десерте.

– Ари?

– Пудинг и кофе, пожалуйста.

– И мне тоже, – кивнул Макс официантке. Ари постучала ручкой по блокноту.

– Так, что еще?

– Я не стану обсуждать мои… особые предпочтения с тобой, Ари.

– А как насчет детей? Сейчас многие женщины одни воспитывают детей.

– Пусть будут дети.

– «Любит детей», – написала она. – Некурящая?

– Мне все равно, – пожал он плечами. – Я уважаю слабости других.

– «Терпим к слабостям». Все как будто?

– Это тебе решать.

Она просмотрела свою запись.

– Да все, наверно.

– И куда твои литературные упражнения отправятся? Надеюсь, это шутка с твоей стороны?

– Отнюдь не шутка, капитан. – Ари, тем не менее, улыбнулась. – Но объявление, конечно, конфиденциальное: в газете появится только кодовый номер, ответы будут направляться на абонентский ящик – я сама все устрою.

– Надеюсь, это издание не «Джорнэл» из Провиденса?

– Нет-нет, газета специально для таких вещей, вполне респектабельная, никаких там сексуальных извращений и тому подобного. Все очень прилично. Мне нужно успеть до завтра до полудня, тогда объявление появится во вторник.

– Значит, я просто расширяю свои горизонты? – любознательно поинтересовался он.

– Вот именно.

Подали пудинг, и Макс взялся за вилку, все еще явно колеблясь.

– Добавь еще пару слов о страстной натуре, ладно, Ари?

У нее вдруг болезненно сжалось сердце при мысли, что страсть Макса будет направлена на другую женщину – высокую, стройную блондинку, типа амазонки, но она тут же задушила эту мысль и запретила себе ревновать Макса к той, с которой он проведет остаток лета. Ведь идея ее и заключалась в том, чтобы занять его кем-то другим, а самой… а себя освободить для чердака, похлебки и тому подобного и потом поскорее уехать с Род-Айленда. В ее планы не входили отношения с привлекательным, сексуальным капитаном. Морские капитаны определенно не состоят в ее списке подходящих мужчин.

– Все равно из этого ничего не выйдет! – Макс отодвинул свою тарелку.

– Почему?

– Я хочу тебя. И больше никого.

От глубины и силы его слов у Ари перехватило дыхание. Никто и никогда не говорил ей такого. Прямота эта захватывала, манила… взгляд синих глаз, направленных прямо на нее, требовал ответа… Пришлось взять себя в руки, чтобы голос не дрогнул.

– Ты меня даже не знаешь как следует.

– У нас впереди годы, чтобы узнать друг друга.

– Макс…

– Забудь. – Он потянулся за кофе. – Наше лето будет долгим.

С этим Ари вполне согласилась: пребывание на Род-Айленде тянется для нее слишком долго. Она потрясла перед ним блокнотом:

– Ну же, дай хоть шанс!

Несколько долгих мгновений он смотрел ей прямо в глаза.

– Именно об этом я и просил тебя.

Жаркая волна залила щеки Ари, но она выдержала испытание.

– Так что скажешь?

– Думаю, тебе в целом штате не найти женщины, с которой мне бы хотелось быть больше, чем с тобой. Но давай, пытайся! Понапрасну потратишь время.

– Тебе необходимо больше встречаться.

– И я того же мнения.

– Ну и?..

– Ладно, – глядя в сторону, сдался он. – Можешь дать объявление. Но это не значит, что я стану возиться с ответами. Если они, конечно, будут.

– Вполне честно. – У Ари возникли подозрения – что он задумал?

– Абонентский ящик у меня есть – в почтовом отделении Наррагансетта. – Он продиктовал ей номер. – За объявление заплатишь ты.

Ари кивнула и взялась за вилку.

– Дело того стоит.

– Там видно будет. А пока наберемся терпения и подождем.

Ей пришлось последовать этому мудрому призыву – набраться терпения на весь длинный, туманный понедельник; лодки одиноко покачивались в порту, а братья болтались по дому и подъедали все, что могли найти в холодильнике. Отец, разрывавшийся между удовольствием от своего заслуженного отдыха и страшным беспокойством, что мальчики без него не справятся, метался между ними и без конца задавал вопросы, которые все начинались одинаково: «А вы уверены, что…»

– Так, пора! – объявила Ари.

Однако на нее никто не обратил никакого внимания: Джим и Джой спорили, кому первому читать спортивную страницу в газете и на какой фильм отправиться сегодня вечером.

– Сейчас мы отправимся наверх и вычистим чердак.

Скептические взгляды в ее сторону.

– Нам нужно подготовиться к распродаже. – Ари ткнула пальцем в сторону лестницы. – Я уже дала объявление в «Наррагансетт таимо – отступать некуда. И еще я раздобыла стремянку. Вчетвером мы хотя бы начнем уборку дома. В противном случае я просто вышвырну все ваши вещи, включая и коллекцию «Плейбоя» за двадцать лет – она занимает весь восточный угол.

Расти Саймон, довольный, воззрился на сыновей в предвкушении: наконец-то нашлось нечто, чем он сможет руководить.

– Ну, мальчики, дело ждет!

Они прекрасно поняли, спорить бессмысленно, себе дороже. Несколько часов спустя Ари была вся в грязи, валилась с ног от усталости и чихала от пыли. Рассел подогнал свой пикап к задней двери, туда снесли весь хлам и в несколько приемов отвезли на свалку. Ари выбрала все, что могло иметь хоть какую-то сентиментальную ценность, и сложила в гостиной – маме на усмотрение. А оставшиеся вещи, годные для продажи, сложили в гараже, чтобы позже определить цену каждой. Братья работали на совесть, пока не взмолились о пощаде. Кто-то кому-то пообещал холодного пива, если к пяти часам все завершится. Но Ари их не пощадила – ну ни капли сострадания. Этим летом она приехала домой, чтобы выполнить определенную работу, и не станет отдыхать, пока эта работа не будет сделана.

Пегги была в Галилее, и домой ее ждали не раньше ужина. Заслышав, наконец, ее голос, четверо из шестерых ее детей облегченно вздохнули.

– О Боже мой! – воскликнула она, даже не отдышавшись. – В жизни не видела такого разгрома!

– На коробках написано, где чьи вещи, – объяснила Ари. – Все остальное ждет своей очереди на свалку.

– Боже милостивый! И сколько же здесь всего!

– Ты себе представить не можешь, сколько мы уже выбросили.

Пегги опустилась на стул.

– Да уж, и стараться не буду. – И окинула взглядом дочь: ну вся, с ног до головы, в грязи, настоящая Золушка. – Ты бы пошла отмылась:

– Не раньше, чем мы со всем этим покончим. Я хочу все выбросить на свалку. Был бы у меня багажник на машину – сама бы сделала пару рейсов.

– Нет, тебе в самом деле нужно привести себя в порядок.

– Почему это?

– Твой капитан вернулся. Заглядывал сегодня, я сказала, что ты вечером будешь дома.

– Ох, мам! – Ну почему она все время сует нос в ее дела? – Не нужно было этого делать!

– Мне казалось, что вы… друзья.

– Так и есть. И только. Друзья.

– Ну так вот, – фыркнула по своей привычке мать, – как это я могу дать отвод человеку, если он прямо мечтает почаще встречаться с моей дочерью? Да неужто я настолько бесчувственная, что покажу ему на дверь, когда он приходит ко мне в магазин и спрашивает тебя?!

– Ладно уж. – Ари подавила чувство вины. Интересно, проверил ли Макс свой почтовый ящик? Она дала объявление на прошлой неделе и не предупредила Макса, что он вскоре будет завален грудами писем от незнакомых женщин. Десять дней – десять долгих дней – она не видела Макса.

– Вот я этого и не сделала. – Пегги взмахнула рукой в сторону лестницы. – Давай, прими душ и все такое, а мальчики закончат. Ты здорово потрудилась, Ариана, и я так рада, что делу наконец-то дан старт. Меня кошмары мучают, как представлю, что придется все это расчищать.

– Не стоит волноваться, ма. – Ари потрепала мать по плечу. – А для чего у тебя тогда шестеро детей – надо ведь хоть изредка тебе помогать.

– Тут ничего не возразишь. А вот ты… очень бы мне помогла, если б была полюбезнее с Максом.

– Я и так с ним любезна – куда там. – Хороша любезность – слишком слабо сказано: ее ощущения при этих поцелуях – уж какая там любезность.

– Он хороший парень, Ари.

– Знаю, ма, знаю. Но мне очень скоро возвращаться к себе, не могу я связать себя с Максом, каким бы он ни был.

– Делай как знаешь, дорогая. – Пегги только вздохнула. – В стороне ты от Род-Айленда с тех самых пор, как погиб Эдди. Отсюда-то убежать можно, но от прошлого все равно не убежишь.

– Но я хотя бы могу вынести это прошлое, – еле слышно пробормотала Ари. – А мне больше ничего и не нужно.

– Да, девочка, да… Вы с Эдди были близки, очень близки. Знаю, знаю, как ты его любила.

Ари кивнула, не в силах вымолвить ни слова – слезы сдавили горло.

– Но пора уже превозмочь эту боль, пора шагать дальше. Восемь лет одиночества – это очень много.

– Я не была одинока.

– Нет? – Пегги подняла брови.

– Нет! – твердо ответила дочь.

– Тебе уже тридцать два, – голос Пегги смягчился, – и ни мужа, ни любимого, ни детей.

– Благодарю покорно за приятное напоминание.

– Ты же понимаешь, девочка, – Пегги моргнула, – разве на уме у меня обидеть… Просто хочется видеть тебя счастливой.

– А мне нужно, чтобы меня оставили в покое. Я сама решу, что именно сделает меня счастливой. – С этими словами Ари вышла из комнаты и направилась вверх по лестнице.

Она не взяла очередную охапку барахла, чтобы отмести в пикап Кевина, а вернулась к себе в спальню, где Джой оставил три коробки с ее именем, нацарапанным на боковых стенках. Она отпихнула коробки в сторону и опустилась на кровать. «Не забывай – тебе тридцать два, а не тринадцать!» – велела она себе. И все-таки чувствовала себя как в тринадцать – и ненавидела это чувство. Каким образом ее семейству удается за считанные секунды превращать ее из квалифицированного преподавателя английского в глупого, одинокого ребенка? Стук в дверь – кто там еще?..

– Войдите.

– Я пришла извиниться. – Пегги осторожно приоткрыла дверь. – Я не имела права так с тобой говорить.

Ари затопила внезапная волна благодарности.

– Просто мы так по тебе скучаем… – И закрыла дверь.

Ари вздохнула, ощущая, как возвращается покой. Что ж, куда лучше все же, когда тебя любят чересчур, чем когда не любят вообще. Не виновата она, случались дни, когда ее положение среднего ребенка в огромном, шумном семействе чуть не сводило ее с ума.

Меньше чем через час Макс стоял у двери в дом Саймонов, ожидая, пока кто-нибудь отзовется на его стук. Ари, черт побери, придется вытаскивать его из этой кутерьмы, раз уж она его втянула. Однако его праведный гаев как-то увял, едва она открыла дверь и улыбнулась ему, весело прищурив темные глаза. Ее великолепный вид, и эта улыбка, и аромат – видно, только что из душа, – и этот простой розовый наряд, облегающий стройную фигуру и открывающий ноги до колен… Максу удалось, однако, подавить свои пещерные инстинкты – он очень старался сохранять бесстрастное, выражение.

– Привет, капитан!

– И тебе привет. – Он позволил себе мимолетную улыбку.

Она отступила, чтобы пропустить его в дом, но он не сдвинулся с места.

– Я не в гости пришел, Ари. Ночью вернулся в порт, а сейчас – прямо с почты.

Разъяснений ей не требовалось.

– Сколько?

– Огромная кипа, сосчитать невозможно.

Ари, кажется, очень довольна столь успешным развитием своего плана.

– И где они?

– В машине. Я еще не вскрывал.

– О, отлично! Ждал меня?

– Все решал – не выбросить ли в мусорный ящик и забыть о твоей этой безумной идее.

– Но не выбросил.

– А потом немного пришел в себя, – он вздохнул, – и задал себе вопрос, какого черта я буду здесь один делать, когда ты вернешься в свою Индиану?

– В Монтану.

– Да какая разница! Может, мне станет так одиноко, что я…

– Тебе может стать здорово одиноко уже через десяток секунд, если не прекратишь меня дразнить.

– Так хочешь взглянуть на эти послания?

– Ты еще спрашиваешь!

– Наверное, это все очень личное, знаешь – всякие женские откровения… Еще приревнуешь…

– Да уж как-нибудь себя обуздаю. Пойдем-ка посмотрим, не отыщется ли достойные тебя претендентки.

– Ари, мне все это вовсе не по душе. – Он опять рассердился.

Она подошла вслед за ним к машине: ого, какая на кожаном сиденье груда корреспонденции.

– Ба! Да ты прямо нарасхват!

– Не желаю этим заниматься.

– Среди них вполне может попасться какая-нибудь стоящая. Ты же, в конце концов, сам сказал: я могу попытаться найти для тебя подругу.

– Должно быть, от долгого одиночества в море у меня помутился рассудок.

Ари взяла одно письмо и принюхалась: от конверта сильно пахло духами.

– Замечательно! Начнем с этого.

– Не здесь, – проворчал он. – Я не собираюсь сидеть в раскаленной машине и тем более идти в дом, чтобы еще все твои присоединились к травле.

– Тогда где?

– На «Леди Миллион».

– Прямо сейчас?

– Нет, на уик-энд – как раз праздник благословения флота.

– Да, знаю.

Она это помнила. За последние двадцать лет День рыбака, в былые времена просто церемония благословения рыбацких лодок, чтобы защитить рыбаков от морских стихий, стал чрезвычайно популярен среди туристов. Они стекались на празднество: пикники на лодках, зрелище парада в гавани Спасения и даже кросс любителей пробежаться десяток миль по улицам Наррагансетта – все их привлекало.

– Поедем на «Миллион»! Проведи со мной этот день.

– А что, ты пропустишь целый день путины?

– Там требуется кое-какой ремонт, а нужные части мы только заказали. Да и… у меня на заводе много дел.

– Неважно я себя всегда чувствую на море. – Может, он передумает.

– В таком случае я выброшу все письма за борт.

– Ты просто невыносим, – со смешком ответила она.

Ей уже очень хотелось прочитать письма. Этот человек становился ей небезразличен. И все равно, она ни за что не позволит себе влюбиться в него, пусть даже Макс необыкновенный, удивительный парень, заслуживающий большего, чем одинокие ночи с приятелями-рыбаками. Она нужна ему не больше, чем он ей.

– Ну, любовь моя, что ты скажешь? Едем?

– Я не твоя любовь.

– Это оборот такой.

Ари взвесила все варианты. В предстоящем празднике ей так или иначе придется участвовать. И она определенно предпочитает провести день с Максом, чем с собственной семьей: что-то они больше обычного действовали ей на нервы.

– Ладно, – подвела она итог. – Решено.

– Я не обещал, что буду встречаться с кем-то из них.

Послеполуденное солнце припекало плечи Ари; она сидела на палубе и в упор смотрела на Макса, облокотившегося на поручни. Ей пришлось-таки потрудиться: тщательно разобрать груду писем, разложить их по кучкам: «Ни за что в жизни!», «Вполне возможно» и «Достойны рассмотрения». И теперь она потрясала этой последней перед носом у Макса.

– Тогда что же это, по-твоему, такое? Выпускные сочинения, что ли? Эти женщины хотят с тобой познакомиться!

– А я с ними не желаю знакомиться!

Вздохнув, Ари шлепнула письма на палубу рядом с собой и рассеянным жестом поправила бретельки купальника, чтоб не слишком открывал грудь. Одна из ярко-желтых полосочек все время сползала с плеча, и Ари, в конце концов, сдалась – черт с ней.

– Нужно быть осторожной, а то сгоришь.

– Я осторожна.

– Тебе понравилось?

– Да. – Она улыбнулась Максу, на короткий миг задержав на нем взгляд. – Замечательный день! Очень тебе признательна, что не вышел из залива.

Удивительно, но все так и было. Ари встретилась со старыми друзьями, познакомилась с новыми, а во время праздничного обеда на рыбацких лодках они с Барбарой по очереди исполняли обязанности хозяйки. Да, интересный, насыщенный день, и она охотно станет о нем рассказывать университетским друзьям, когда вернется домой. «Как я провела летний отпуск»…

– Можно было бы вместе с остальными отправиться на Блок-Айленд.

Ари взглянула в сторону острова, измерила расстояние между мысом Джудит и Новой Гаванью.

– Нет уж, благодарю. Предпочитаю чувствовать себя привязанной к причалу.

– Здесь такой запах…

Она принюхалась.

– Ничего не замечаю.

– Тогда молодец. – Он присел рядом с ней, невероятно хороший в этих вытертых джинсах и чистейшей тенниске цвета летнего утреннего неба. – Хочешь сандвич с индюшатиной?

– Нет. А ты что, так и не поел сегодня?

– Времени не было. Увлекся разговорами. Я это дело люблю.

– Разговаривать со мной? – поинтересовалась она, понимая: затрагивает опасную тему; но глаза скрыты темными очками, вот и осмелела.

– Только не об этих женщинах. – Он отпихнул груду писем и придвинулся к ней поближе, так что ее колени почти касались его.

– Не делай так! – С этим предостережением она схватила письма. – Они же улетят!

– Вот и прекрасно.

– Мы же договорились.

– Верно, договорились, что я позволю тебе их прочитать, если ты проведешь сегодняшний день здесь, со мной.

– Не только об этом. Макс.

Он снял с нее темные очки и положил на палубу.

– Мне не найти женщины, которую я хотел бы так, как тебя, Ари, сколько б ты ни вскрыла конвертов, на сколько бы кучек ни разложила и хоть сто объявлений бы дала. – Губы его оказались слишком близко к ее, но она не пошевелилась, лишь заворожено следила за движениями этих красиво очерченных губ. – Я хочу тебя, Ариана Саймон, и тебе придется это понять!

Она прикоснулась к его лицу нежными пальцами: то ли чтобы заставить его замолчать, то ли чтобы притянуть к себе – она и сама не знала. Она помнила тепло его губ на своих губах и ответный жар его тела той ночью, на пляже. Вдруг ей показалось, что та ночь была очень давно, слишком давно…

Горячие губы дотронулись до ее губ легким, мимолетным поцелуем, кончившимся раньше, чем она смогла ответить. Он повторил это движение еще и еще… пока, наконец, ее пальцы не прижались к его щеке в безмолвной просьбе, возможно, себе на беду, но ей все равно. Ощутив ответные движения, он крепче прижал Ари к себе и завладел ртом, проник языком внутрь, наслаждаясь ее теплом, ее вкусом. Потом потянул ее на себя, и они опрокинулись на палубу «Миллион», едва освещенную последними закатными лучами солнца, почти уже утонувшего в заливе. Ари, положив ладонь на его шею, не чувствовала ни деревянных досок под своей спиной, ни каната, оцарапавшего локоть. Поцелуй все длился, ласка языков и губ электрическими зарядами пронизывала их. Казалось, они превратились в одно целое и до конца жизни их ничто не разделит…

Опасная мысль… Ари цеплялась за остатки самообладания, но ощущала лишь, что ее засасывает бездонная трясина страсти. Она отчаянно пыталась не обращать внимания на то, о чем кричала ее плоть, что она хочет этого человека, хочет сейчас… Время совсем неподходящее. И человек не для нее. Как будто почувствовав ее отступление, он приподнял голову. Синие глаза взглянули на нее сверху вниз; он выглядел счастливым:

– Видишь?

– Вижу – что?

Он не решался ответить, и Ари поняла, он так и не произнесет того, что собирался.

– Я же говорил, что ты прекрасно проведешь день.

– Ммм… – Она пригладила волосы и вздохнула. – Мне кажется, тебе пора с меня скатываться.

– Угу. Самый лучший момент за весь день, я лежу на тебе, ты лежишь на палубе, судно покачивается. – Он хитро улыбнулся. – Нам даже самим двигаться не нужно.

– И ни чуточки оно не покачивается, – запротестовала она, но не оттолкнула его, а позволила себе еще несколько дивных мгновений наслаждаться близостью тесно прижатого к ней тела Макса.

– Ммм… – в свою очередь пробормотал он, покрывая ее шею быстрыми поцелуями. – Может, это просто мечты вслух.

– А вдруг нас бы увидели?

– Я бы сказал, что ты упала, а я проверяю, нет ли ушибов. – Он оторвался от Ари, приподнялся на одном локте, свободной рукой сбросил с ее плеча оставшуюся бретельку. – Здесь как будто синяков не-ет.

– Тронешь где-нибудь, кроме плеча, – и ты не жилец на этом свете.

Теплая, шершавая ладонь замерла над холмиком ее груди, палец очертил контуры купальника.

– Рискну.

Пора положить конец восхитительным сексуальным намекам в жарких, влажных летних сумерках, решила Ари. Заняться сейчас любовью с Максом не сложнее, чем натереться кремом для загара, но для нее тогда, она-то себя знает, это выльется в нечто большее, чем интрижка с красивым мужчиной, встреченным летом, во время отпуска.

– Прошу прошения, капитан. – Прокашлявшись, она очень надеялась, что голос ее звучит вполне обыденно, пока она из-под него выворачивается.

Макс скатился с нее и лег на спину, устремив глаза в сумеречное небо.

– Проголодалась?

А ведь он прав!

– Еще как. А ты?

– И я.

– Какого рода кухню желаешь?

Он с минуту подумал.

– Итальянскую.

– Ладно. – Ари приподнялась и села, а потом быстро наклонилась поцеловать его в щеку. – Друзья?

– Не совсе-ем, – протянул он, наблюдая, как она аккуратно складывает письма в пачке «Достойны рассмотрения». – Что ты намерена с ними делать?

– Положить их для большей сохранности в перчаточное отделение твоего фургончика.

– Ну, тогда пойдем. Заедем к «Терминези». Раз уж не хочешь заниматься со мной любовью, так возьми мне хоть сандвич с ветчиной.

Она взяла бы ему что угодно, но сначала надо снять купальник и переодеться. Макс отвез ее домой и подождал, пока она набросит легкое, открытое платьице. Родители так и сияли, когда она спускалась по лестнице.

– Какая красивая пара, правда, Расти? – Пегги, казалось, лопалась от счастья.

– Да-а… – Отец кивал, и его рыжая борода ходила вверх-вниз, вверх-вниз. В детстве эта подражание янки-рыбаку всегда заставляло ее хохотать до слез. Сейчас – не удостоилось даже улыбки.

Дочь послала им воздушный поцелуй и по дороге схватила Макса за руку, кивнув на дверь родительского дома – погляди, мол.

– Ну, я рад, что они рады.

– Просто сводят меня с ума, – буркнула она.

– А я? – поинтересовался Макс, пока они переходили узенький газон перед дорогой. Ари подняла на него глаза: опять дразнит?

– И ты тоже, конечно.

– Вот и отлично! – Он подсадил ее в машину. – Стало быть, взаимно.

Весь оставшийся вечер он обращался с ней как старший брат, нежно поддразнивая время от времени и представляя ей тех, кого она смутно помнила с юности, – теперь они с неприкрытым любопытством поглядывали на эту пару: сидят себе вместе, в популярном ресторане… Роской и Руфи появились в переполненном зале; Макс призывно им замахал.

– Что ты, что ты? – перепугалась Ари.

– Почему бы им не присоединиться к нам?

Они присоединились, и официантка пересадила всех четверых за столик побольше. Вскоре зашли и Джой с Джимми, перекусить пиццей и взглянуть, кто тут сегодня собрался. Заметив приглашающий жест Макса, ребята с удовольствием придвинули к их столику дополнительные стулья.

– Почему бы тебе не позвонить еще и моим родителям – может, и они?..

– Обиделась, да? – Макс подмигнул ей как ни в чем не бывало.

Пришлось засмеяться, но в душе у нее все кипело. Опять она в кругу семьи! Шутки так и сыплются направо и налево. Хотя Макс навязал ей общество родственников, все оказалось очень здорово. Обычно такая тихая, Руфи рассказала смешную историю о рыбной похлебке и недовольном Пегги заказчике, все хохотали до слез. Джимми и Джой уговорили Макса заказать пиццу, а когда в ресторан зашли еще и Расс с Карен, Ари окончательно сдалась.

Макс с Рассом обменялись парочкой любимых морских историй, а у общительной Карен оказалось в ресторане полно друзей. Только потом она устроилась рядом е Рассом, через стол от Ари, помахала ей – разве перекричишь стольких громогласных Саймонов, – рассмеялась и заказала диетическую крем-соду и рагу с телятиной.

– Нам не хватает только Кевина, – вспомнила Ари.

– Няня заболела, – объяснила Руфи. – Найдут ей замену – встретимся с ними на девятичасовом сеансе.

– А какой фильм?

– Новый, с Мэлом Гибсоном.

Ари почувствовала, как пальцы Макса нежно прикоснулись к ее шее – просит внимания. Она обернулась к нему, и бедро ее прижалось к его в тесноте переполненной кабинки.

– Пойдем в кино?

Его ладонь погладила ей плечо, и она тут же представила: сидеть рядышком, в темном кинотеатре, целых два часа… Соблазнительно, что и говорить, как ни неохота в этом себе признаваться. Выговорила, несколько заикаясь:

– Я и вправду люблю М-мэла Гибсона.

– И я тоже. – Макс кивнул Карен. – Ничего, если и мы с вами?

– Ну конечно. Чем больше народу, тем веселее. А ты, Руфи?

Руфи похлопала себя по животу.

– А как же! Нам давно нравится Гибсон.

Ари не надеялась получить удовольствие, но, как ни странно, вечер прошел на редкость симпатично. Они с Коем погодки, когда-то, много лет назад, столько времени проводили вместе. Расс, на семь лет старше, всегда казался им взрослым, занятым своими взрослыми мужскими делами; забавы маленькой сестренки его не прельщали, хоть он и был всегда очень добр к ней, пусть даже чересчур командовал.

Поразительно, но Джой и Джимми тоже решили отправиться вместе со всеми, в кино. Копируя свое же собственное мальчишеское поведение, они, устроившись позади парочек, отпускали комментарии по ходу фильма и вовсю хрустели попкорном.

До постели Ари добралась за полночь. После кино они выстояли очередь за мороженым; перешли через дорогу, поглощая лакомство в вафельных стаканчиках; посидели еще на парапете, рассматривая одиноких туристов на пирсе. И даже когда вся остальная компания вернулась к своим машинам, припаркованным на другом краю Пиэр-Виллидж, Ари чувствовала себя наедине с Максом спокойно и уютно.

– Спасибо, – сказала она на прощание.

– За что? – не понял он.

Ари лишь пожала плечами: как объяснить свое настроение? Просто случилось так, что одним удивительным, шумным, душным летним вечером она снова стала частью своей семьи. Она сама не представляла, как сильно тосковала по ним, как нуждалась в том, чтобы ощутить опять это единение.

Приятно, конечно, прикоснуться к основам, замечательно вернуться в семью. Знать, что ей дано, как в рекламной песенке о телефонах, «протянуть руку и дотронуться до родного человека». Где бы ни жить, а всегда хорошо вспомнить, что ты не одинока.

Монтана… Само это слово заставило Ари с тоской вспомнить о Скалистых горах, о широких, величественных равнинах, простиравшихся на запад, до предгорий. Ари забралась в постель и, едва натянув на обнаженное тело простыню, сразу ее откинула. Душный, липкий воздух, казалось, обволакивал тело.

Зато в Монтане… Прохладные, свежие, яркие дни, никакого тумана. Огромные сугробы зимой; пронзительный ветер из Канады – от него перехватывало дыхание, когда она бежала через студенческий городок к своему корпусу.

Сейчас она перестанет обращать внимание на жару Род-Айленда, будет думать о зиме в Боузмене… Но лицо Макса, такое мужественное и нежное, врывалось в ее мысли. Ей почти захотелось снова оказаться на палубе «Миллион» распростертой под сильным телом Макса. И все же она молодец, она правильно сделала, что не совершила сегодня ужасной глупости, не допустила близости с Максом.

Осталось каких-нибудь несколько недель, надо сохранить самообладание, и мудрость, и здравый смысл при себе, а одежду на себе, как бы… как бы ни было ей впредь невтерпеж почувствовать пиратское тело Макса.

Глава шестая

Ари обвела взглядом разложенное на лужайке барахло.

– Интересно, что за мазохист придумал подобные распродажи?

– Тот, у кого родители за сорок лет не выбросили ни единой вещи, – объяснил Кой.

– Теперь у каждой есть цена, – вздохнула Ари. – Не больше пятидесяти центов. – Кроме отцовских клюшек для гольфа.

– Он так ими ни разу и не воспользовался. – Она невольно улыбнулась. – На деле рыбак, а в душе…

– Я так рада, что дождя сегодня не было. – Это подошла Руфи. – И тут же нахмурилась, увидев самодельный столик, сооруженный ее мужем из козел и фанеры. – Думаешь, это выдержит?

– Доверься мне, о женщина.

– Ну нет – тебе ведь предстоит в выходные собирать детскую кроватку.

– Ну да, я справлюсь. А если что – Расс обещал помочь.

– В этом у него опыта хвата… – Ари вдруг умолкла: знакомый фургончик подкатил к тротуару; через несколько мгновений Макс, с двумя огромными коробками пончиков в руках, уже шел по лужайке.

– Да благословит Господь этого человека! – пробормотала Руфи. – Только восемь утра, а он уже принес еду.

На сердце у Ари потеплело: он предлагает помощь, но ей как-то не верится, что он в самом деле захочет принять участие в организации этого жалкого семейного подобия блошиного рынка. Она пошла навстречу ему по влажной траве и вдруг поняла, до какой степени рада его видеть. Как он выглядит замечательно в этих по-модному выцветших джинсах и плотном хлопчатобумажном бежевом свитере. А она… до чего убога: невозможно старые джинсы, ветхие тапочки и поношенный школьный свитер кого-то из братьев.

– Ну вот, радость моя! С шоколадной глазурью, как обещано. – Макс протянул ей коробку. Взгляд его на мгновение задержался на ее губах, он будто раздумывал, можно ли ее поцеловать на виду у всего клана Саймонов, но вместо этого лишь улыбнулся. – Весь день вчера скучал по тебе, – прошептал он ей на ухо.

Ари смутилась: вчера, в пятницу, встреча с Максом не входила в ее планы.

– С чего бы – недавно виделись.

Но тут подошел Джой и хлопнул Макса по плечу.

– Не ожидал увидеть тебя в такую рань, старик.

– «Старик»? – рассмеялась Ари.

– Все кончилось не так уж поздно. – В голосе Макса прозвучало предупреждение.

Джой не уловил, но Ари услышала: о чем это они? Что случилось прошлым вечером? Весь день напролет она прикрепляла к вещам ценники и в половине десятого рухнула в постель как подкошенная.

– Я сделал, как обещал. – Макс снова повернулся к Ари, когда внимание Джоя отвлекла отчаянно размахивающая руками Пегги.

– А именно?

– Позвонил одной из дам, ответивших на объявление. – Макс напустил на себя сконфуженный вид.

Ари не знала, смеяться ей, кричать от радости или плакать, и потому просто стояла, смотрела на Макса и ждала.

– Ну и?..

– Встретились в прибрежном баре, выпили по рюмочке, – пожал он плечами.

– И как?

– У нее шестнадцать кошек и восемь собак; сообщила мне клички всех и что они любят.

– О, Макс.

– Нет, правда. Животных я люблю, но двадцать четыре преданных четвероногих друга – это уж для меня слишком. Но сама она, тем не менее, великолепна. Очень приятная женщина.

– Ветеринар? – Ари пыталась справиться с ревностью, заметив для себя, между прочим: а не грозит ли и ей через годы такая же участь?

– Ассистент ветеринара. Подбирает, видимо, бродячих животных, ну, которым грозит, что их усыпят.

– Ариана! – донесся сквозь утреннее марево голос Пегги. – Сколько стоит эта железная кровать? Ценник-то, наверно, потерялся!

– Иду! – крикнула Ари, стараясь припомнить, во что же она оценила эту чертову древность.

Раз Макс ответил одной корреспондентке, значит, передумал насчет их соглашения. Интересно, это то самое письмо, которое она сунула ему в карман в прошлый уик-энд, на его судне? Неплохо бы узнать, что же с остальными письмами. Она уже обернулась, чтобы спросить у него, но через лужайку к ней уже летела Пегги.

– Покупатели появляются, а у меня, кажется, для сдачи мелочи не хватит.

– Мелочью я запаслась, в ящике сундука несколько мешочков, – успокоила ее Ари. – Хочешь пончик?

– Да времени нет. Ты лучше на кухне положи, а то подумают, что и они продаются.

– Отличная мысль!

– Не хочешь кофе, пока суд да дело? – Ариана дотронулась до руки Макса.

– Мне нужно сейчас ехать. Но я вернусь – позже. И не занимай ничем вечер.

– До вечера я еще, может, и не доживу, – буркнула она, наблюдая, как машины одна за другой останавливаются напротив дома. Вот уж не ожидала такого наплыва, – можно себе представить, как будут разочарованы покупатели, когда увидят всю эту рухлядь. – Хоть бы до полудня дотянуть.

– Спрячься на кухне и съешь пончик, – предложил он.

– А ты со мной?

– Ладно, на одну минутку. – Он посмотрел на часы. – На заводе уйма дел.

– Нелегко тебе там приходится?

Макс кивнул, проходя вслед за ней на кухню.

– Японцы у нас крупные заказчики. Совершенно неожиданно компания становится международной.

Ари налила себе чашку кофе. Пегги сегодня достала кофейник на тридцать чашек, предугадав: деток ее иначе не поднять в субботу в такую рань.

– А это хорошо?

– Конечно, чем больше денег, тем лучше. Но справляться с работой нелегко. Джерри всю эту неделю в море, мы просто не можем себе позволить, чтобы судно простаивало в гавани.

– К тому же ты и сам обожаешь море.

– Почти больше всего на свете. – Он прикоснулся к ее волосам, накрутил на палец локон. – Иди ко мне.

– Ммм… Меня ждет работа.

Но он все равно обнял ее, звучно поцеловал в губы и лишь потом отпустил.

– До вечера!

– И я подберу для тебя еще одно письмо, – пообещала она.

– Не исключено. – Лицо его осталось непроницаемым; два шага – и он уже за дверью.

Ари, с чашкой дымящегося кофе и открытой коробкой шоколадных пончиков, так и застыла на месте, не ожидала такого быстрого согласия. Может, он все же затащил эту ассистентку ветеринара к себе домой, в постель, несмотря на все ее рассказы о четвероногих питомцах? В порыве страсти пылкий мужчина вполне способен смириться с некоторыми проблемами. К примеру, братья ее – определенно способны.

Нет, и все же Макс не из потребителей, не станет он заниматься любовью с женщиной только потому, что она оказалась рядом. Пусть даже эта дама, со своими животными, очень добрый, душевный и милый человек. То есть именно такой, какой и нужен Максу. Ари извлекла из коробки пончик и устроилась поудобнее – ладно, она выспросит у Макса обо всем вечером.

– Ариана, ради Бога! – На кухню влетел Расти, с совершенно обезумевшим видом.

– Привет, па. Пончик хочешь?

– Мать там разрывается на части, а ты здесь лакомишься пончиками?!

– У меня перерыв, – расслабленно оправдалась она. – На завтрак.

– Но… – захлебнулся он.

– Я все оценила, им осталось только деньги собирать. – Ари кивнула в сторону двери. – Ей там, кажется, шестеро Саймонов помогают. Вряд ли нужен еще один.

Расти взглянул на нее с сомнением, дотянулся до коробки и тоже вытащил себе пончик.

– Я видел машину капитана.

– Да, он только что уехал.

– Он хороший человек, – осторожно, но предупреждающе высказался отец. – Смотри не обидь его.

– Да как бы я могла обидеть Макса? – запротестовала Ари. – Я ему ясно дала понять, что уезжаю через… – она быстро подсчитала в уме, – четыре недели.

– Ты могла бы найти работу и здесь.

– Пойдем-ка, пап, посмотрим, не продали ли еще твои клюшки для гольфа.

– Будь они неладны, эти клюшки! – пробурчал он. – Никогда не мог взять в толк – с чего твоя мать решила, что я мечтаю о подобных дурацких штуках.

Через несколько часов, когда покупатели разобрали две трети старья, на столах остались вещи или очень дорогие, или очень ветхие. Ари обвела хозяйским взглядом лужайку и принялась складывать либо разбирать столы, попутно выбрасывая все барахло дешевле двадцати пяти центов в мусорный бак. Все остальные члены семьи исчезли: Руфи и Кой – собирать детскую кроватку, а другие – вообще неизвестно куда. Пегги наняла кого-то готовить похлебку, но оставить это ответственное дело без пригляда не могла – сама отправилась на кухню. Все еще усеянный вещами Саймонов двор затих, как покинутое солдатами поле сражения.

Все смылись? Тем лучше, Ари нисколько не возражала: ей необходимо чем-то себя занять. Солнце скрылось, для июльского полдня жара не столь уж страшная. Уже час дня; распродажа объявлена до трех, впереди у нее еще два часа. Она устроилась полулежа в шезлонге и уткнулась в книжку. Джейн Остин она уже перечитала и теперь принялась за романы современных авторов. История юной женщины, представленной лондонскому обществу, скоро так ее захватила, что время пробежало быстро. Молодая пара купила кухонную утварь в надежде счистить верхний слой краски и любоваться натуральным деревом. Ари взяла у них двадцать долларов и пожелала счастья. Соседние ребятишки приобрели старый «Полароид» и пару довольно потрепанных теннисных ракеток.

Ари съела на ленч чашку похлебки и два пончика, а к концу распродажи уничтожила парочку банок диетсоды и залпом прочитала еще одну книжку. Отправив непроданный товар в мусор, она вспомнила о Максе: интересно, чем он сейчас занимается? Получил он очередную порцию писем? И опять: сам он выбрал письмо от любительницы животных или это было то самое, что она сунула ему на прошлой неделе? О чем пишут женщины, адресуясь к таинственному все же искателю и опуская свои излияния в почтовый ящик? Прочитал ли Макс все письма до единого? Во двор вышел отец, огляделся и вручил ей длинный белый конверт:

– Тебе, из Монтаны.

Ари взяла и взглянула на штамп: отправлено из Наррагансетта. Фамилия отправителя показалась Ари знакомой, но уверенности не было. Она поспешно вскрыла конверт и достала ярко-красный листок – да это приглашение на встречу выпускников средней школы, с радостным «Ура» вверху, написанным от руки аккуратным почерком. «Ура»? Прочитаем:

«Приносим извинения, что не сообщили заблаговременно, но мы всегда были не особенно организованным классом. Не встретились на десятилетнюю годовщину выпуска, зато решили: пятнадцать лет – дата слишком прекрасная, чтобы пропустить ее без праздничной вечеринки!

Давайте-ка собирайтесь все в ресторане «Отдых» в Наррагансетте в пятницу 3 августа, в 7 часов вечера. Форма одежды неофициальная. Вспомним старых друзей и оглянемся на те годы, что прошли с нашего выпуска!»

«Стоит ли идти на эту встречу?» – раздумывала Ари.

– В чем там дело, солнышко?

Ари сложила листок и сунула обратно в конверт.

– Приглашение на встречу выпускников.

– Ах да, верно. Кажется, мама дала им твой адрес месяца два назад. Приглашают на вечеринку?

– Да. Неофициальную.

– Прекрасно! – Он похлопал дочь по плечу. – Тебе нужно почаще выбираться из дому, встречаться со старыми друзьями.

– Там посмотрим. – Ари не хотелось обескураживать его – встречаться-то и не с кем. Лиз живет в Мэне, Кэти – в Пенсильвании. Маловероятно, что у кого-нибудь из них появится время или желание приехать сюда – ведь у обеих большие семьи. Ари не припомнила больше никого, с кем ей приятно было бы поболтать о школьных годах. Мысли ее прервал отец:

– Сколько мы сегодня заработали?

Ари обрадовалась, можно сменить тему.

– В последний раз считала – перевалило за триста долларов.

Он ухмыльнулся, и рыжая борода затряслась от смеха.

– Быть не может!

– Честное слово! – Ари тоже не удержалась от улыбки. – А ты и не знал, что у вас так много стоящих вещей.

– Главное, ты избавилась от клюшек для гольфа, остальное меня не волнует.

– Конечно, избавилась. – Она присела на скамейку у столика и осмотрелась кругом. – Шестой час уже. Нужно убрать со двора все столы. Вымоталась ужасно.

– Скоро мальчики вернутся, велю им все убрать. Ты свое дело сделала. Сходи лучше на пляж, искупайся. – Отличная мысль!

Наконец-то можно пойти в дом переодеться. Наверно, прохлада океана как раз то, что ей нужно, чтобы перестать себя жалеть. Ари натянула желтый купальник, сверху – огромную футболку, подхватила полотенце и ключи от машины. Когда она вернулась на кухню, отец наливал себе похлебку из кипящего котла.

– Я через полчасика, па. Может, перехвачу где-нибудь сандвич. Тебе привезти?

– Я думал, – он разочарованно покачал головой, – ты сегодня встречаешься с капитаном.

«Хоть бы моя родня не называла его капитаном», – подумала Ари.

– Ну, если объявится – передай, что буду в шесть.

– Конечно, обязательно передам, – кивнул Расти, гордый оказанным доверием. – Он позвонит, это уж точно.

«Может быть, – про себя поправила она. – Если не назначил встречу еще с одной корреспонденткой. Чего ты, собственно, и хотела – сама же все затеяла. Надо избавиться от этого ребяческого чувства ревности, вот и все». Меньше чем через десять минут Ари была уже на пляже. Она любила Наррагансетт в этот час, когда он становился практически безлюден. Мамы с детьми отправлялись ужинать, любители серфинга уставали летать по волнам, а девочки-подростки, изжарившись до черноты, уходили по делам или на свидания. Утопив ступни в теплом песке, Ари вгляделась в спокойную ширь океана. Вода еще, наверное, хранит дневное тепло, ветер совсем стих, а небо расписано восхитительно яркими розовыми и синими мазками. Через час станет уже прохладно. Она кинула одежду прямо в песок и шагнула в прибой, наслаждаясь упругой лаской волн на икрах и лодыжках.

Да, ей недостает всего этого, пришлось признаться самой себе. Точно так же было здесь все тем летом, когда ей исполнилось шестнадцать и она безумно влюбилась в Эдди Бартона. Она приезжала сюда после работы в «Королевском», кафе-мороженом, и смывала с себя усталость после шести часов торговли фунтиками со сливочным мороженым с шоколадом и орехами. Ари оглядела все вокруг себя: как будто и не прошло пятнадцати лет… И чувствовала она себя как пятнадцать лет назад, только девическая худоба сменилась округлостями, волосы стали короче и кудрявее… а сердце – тоскливее и мудрее.

Ну, хватит воспоминаний! Она нырнула в волну, проскользнула под гребешком и появилась уже с другой стороны пенистого вала. Стряхнула с глаз намокшие пряди, взглянула в сторону берега: прибой довольно сильный, но кататься на волнах что-то не хочется. Рассекая воду широкими гребками, она просто подныривала под самые высокие волны. Настроение улучшалось – прошло уже много, много времени с тех пор, когда она вот так играла в океане…

Ари стерла воду с лица и взглянула на берег: рядом с холмиком одежды, оставленной на песке, высится фигура. Макс, а это мог быть только он, махал ей рукой. Поколебавшись, она помахала в ответ. Он расстегнул рубашку, бросил на песок, избавился от шлепанцев. Его черные плавки поначалу показались ей шортами, и она облегченно вздохнула, не могла представить себе Макса в этих откровенных бикини, что носят в наши дни мужчины. Он быстро пересек прибрежную полосу прибоя, нырнул, как и Ари, и возник через несколько ярдов.

Ари потихоньку перебирала руками, стараясь не высовывать из воды плечи, воздух буквально на глазах становился холоднее. Макс выглядел бесподобно. Темные волосы мокрыми прядями упали ему на лоб, он убрал их грациозным движением руки, взмахом головы. У Ари перехватило дыхание. Наверно, перекупалась, тут же решила она. За три широких взмаха он оказался радом, мимолетное прикосновение скользкого плеча к ее руке… ох, как эротично, она не ожидала.

– Ты знал, что я здесь?

– Мне сказал твой отец, когда я позвонил. – Он указал в сторону пляжа, на улицу коттеджей, вытянувшихся в ряд перед океаном. – Я живу вон там: легче легкого посмотреть в бинокль. Да, кстати, я его предупредил, что найду тебя на пляже и приглашу на ужин.

– В купальнике?

– Ужин неофициальный.

– Я и не знала, что ты живешь в деревне.

– Уже около года. – Усмехнувшись, он смахнул капельки воды с ее щеки. – Добро пожаловать в любое время!

– Благодарю. Всегда мечтала взглянуть на эти дома изнутри. Они, должно быть, великолепны.

– Я могу любоваться прелестным видом – прямо у меня под окнами красивые женщины плавают.

– Счастливчик.

– Вот и я так думаю, – улыбнулся Макс.

– А зачем сюда пришел?

– Тебя найти. – Он подплыл поближе к Ари, погрузившейся в воду по самый подбородок, прикоснулся к ее ноге своей, покрытой жесткими волосами. – Есть возражения?

Через то небольшое пространство воды, что разделяло их, она ощущала жар его тела. С чего она взяла, что приятно купаться в одиночестве? То, что происходит сейчас, куда больше захватывает, чем катание на волнах.

– Да как будто нет.

– Молодец! – Макс обхватил ее руками, ладони легко пробежались по скользкой от соленой воды спине.

Ее груди прикоснулись к его обнаженному торсу, и по телу пробежала рябь волнующей истомы. Легкое движение волн, грудь Макса… Ари, потеряв равновесие, заработала ногами. Когда она вернулась в вертикальное положение, нижняя часть ее тела оказалась прижатой к нему, и Ари почувствовала желание Макса. Какое мощное, захватывающее ощущение… Как ни пыталась, она не могла отодвинуться – ладони его крепко держали ее за талию, и само легкое волнение океана противилось ее попыткам избежать этих интимных прикосновений.

– Извини, – смущенно пробормотала она, сгорая от жажды дотронуться губами до его мокрого плеча, ощутить во рту соленый вкус, лизнуть кадык, обвести языком твердый выступ. И даже…

– Не-ет! – вдруг прорычат он, разняв ладони и легонько отталкивая ее от себя. – Что ты?

– Если намерена меня соблазнить, так не отделаешься парой коротких минут в океане.

– «Парой… минут»?

– Ты так извиваешься… – он скорчил физиономию, – это становится опасным.

– Это ты извиваешься! Ты схватил меня, а не наоборот!

– Поддерживал, чтобы не утонула.

– Вовсе я не… – И замолчала; смеется, опять ее дразнит. Устав бороться с волнами, Ари поплыла к берегу – туда, где можно достать песчаное дно.

– Выходишь? – Макс не отставал от нее, плыл рядом. – Нет еще… Хочу встать на ноги.

– А ты обвейся ногами вокруг меня, руками обхвати за шею – и держись.

– А ты что будешь в это время делать?

– Развивать воображение. – Он со вздохом вытянул руку, обхватил ее за талию и прижал к себе. – Мне нравится ощущать под водой твою кожу.

Ари понимала, что совершает глупость, но от контраста между теплой водой и холодным воздухом она, едва высунувшись из воды, покрылась гусиной кожей и потому не стала противиться.

– Может, лучше не стоит… – с сомнением начала она.

– Слишком поздно, – глухо протянул он, поглаживая ладонями ее спину.

Она снова ощутила прижатую к ней плоть, и ей захотелось раствориться в нем. Это все вода, мысленно убеждала она себя. Во всем виновата вода, гладкая кожа, невидимая под водой плоть и соль… Его руки скользнули к ее плечам, и он сбросил бретельки купальника.

– Макс – предостерегающе произнесла она, но голос ее прозвучал едва слышно.

Никогда в жизни она не испытывала подобного эротического ощущения, что он станет делать дальше? Как нестерпимо желание прикоснуться губами к его коже… Она слизнула с губ соленую воду и подняла на него глаза: струйки стекают с волос по лицу, капают ему на плечи, потом ей… Его пальцы очертили край лифа, нырнули внутрь.

– Макс! – повторила она в попытке остановить его. – Прекрати меня так дразнить!

– Я не дразню. Я хочу почувствовать твою грудь – и потянул лиф купальника вниз, отпустив ее груди в теплую воду.

Ари задохнулась от удовольствия, когда соски прикоснулись к жестким волосам на его теле. А Макс, крепко прижав ее к себе, уже завладел ее ртом, языком раскрыл губы. Она охотно подчинилась, почувствовать его, ощутить его вкус, прижаться к его телу своим, ставшим вдруг мягким как воск… Они погрузились в этот отчаянный, безумный поцелуй на долгие, долгие минуты.

Когда Макс, наконец, поднял голову, Ари льнула к его скользким плечам, благодарная за поддержку. Без его сильных объятий она уплыла бы в открытый океан, как какая-нибудь русалка или медуза. Он держал ее крепко, покрывая быстрыми поцелуями ее шею, потом, приподняв тяжелые мокрые волосы, слизнул соленые капельки.

– Пойдем ко мне! – потребовал он.

– Не могу, – соврала она.

– Примешь душ, переоденешься.

Переодеваться ей, собственно, не во что, но она прекрасно понимала, что дело не в этом. Макс приглашает ее к себе вовсе не затем, чтобы она приводила себя в порядок.

– Да нет, не стоит.

– Почему?

– Роман на одну ночь?

Он оторвал губы от ее шеи и взглянул ей в глаза.

– Я не этого хочу. И никогда об этом не просил.

– Знаю. – Ари вздохнула, понимая правоту его Слов. – Но иначе не получится.

– Но мы оба выше этого.

– Так будет несправедливо.

– Несправедливо будет, если ты уйдешь.

Солнце опустилось совсем низко, и у Ари замерзли плечи. Она поспешно натянула бретельки на место.

– Нет такого закона, по которому жизнь должна быть всегда справедливой.

Он нахмурился.

– Ты ведь сейчас говоришь не с одним из своих племянников, Ари. Я хочу тебя еще с той поездки на Блок-Айленд, и ты это знаешь.

Она даже не пыталась отрицать.

– Я старалась быть честной.

Он покрутил головой, устремив на нее взгляд темных, серьезных глаз.

– Ага, солнышко. Ты была честна, когда поцеловала меня. А отказываться увидеть то, что у тебя прямо перед глазами, – значит отрицать действительность.

В глубине души у нее вспыхнул гнев и желание тут же дать отпор.

– «Действительность»? Или просто секс?

– Неправда!

– Тогда что? – Она пробежала дрожащей ладонью по его груди. – Уж конечно, не любовь.

– Нет? – Его лицо осталось бесстрастным, и он добавил, когда она промолчала. – Почему нет?

– Нельзя влюбиться за день. Или за два.

– А я влюбился.

Ее рука соскользнула с его груди, она отступила на шаг. Несмотря на несильный прибой, идти сквозь океанские буруны было нелегко, но Ари все равно оставила уют объятий Макса и направилась к берегу.

– Сбегаешь? – крикнул он вслед.

Только это она и услышала, прежде чем, подпрыгнув, поймала волну и полетела на ней к берегу. Открыла глаза, только когда почувствовала, что проехала животом по песчаному дну. Полет длился какой-то миг, но как же здорово… Ари и забыла – вот что обожала когда-то: вытянувшись в струнку перед набегающим валом, ожидать нужного момента, а потом лететь к берегу, лицом вниз, вытянув вперед руки… А едва отдышавшись, возвращаться в океан и повторять все снова и снова.

Но сейчас она захлебнулась морской водой, закашлялась и с трудом поднялась на ноги. Широкая ладонь Макса протянулась к ней – поддержать, и Ари, схватив полотенце, старалась не замечать его сильные загорелые бедра в черных плавках, густую поросль на груди, ожидающей лишь, чтобы она приникла к ней, зарылась лицом во впадинку под плечом…

– Ты замерзла, – раздался его голос позади нее. Она накинула полотенце на плечи, смахнула со лба влажные пряди, аккуратно сняла с запястья нить водорослей и лишь тогда посмотрела на нею. Он уже натянул через голову футболку, и теперь на ней начинали проступать мокрые пятна.

– Да нет, не очень, – вяло возразила она, но вообще-то противоречить уже не хотелось.

– Пойдем. – Макс, видимо, уловил ее состояние. – Мой дом прямо через дорогу. Тебе не придется возвращаться мокрой и в песке. А пока ты примешь душ, я закажу ужин. – И, заметив ее колебания, тут же успокоил: – Никакого соблазнения – только пицца, обещаю!

Как не улыбнуться… Ее облегчение было настолько ощутимым, что Макс чуть не поперхнулся. Шагнул к ней, взял ее маленькую ладошку в свою, подождал, пока она, наклонившись, соберет свободной рукой свои вещи. Она подхватила и его сандалии, и они пошли по пляжу рука в руке, как старые друзья, старательно обходя песчаные замки и пещеры, вырытые ребятишками в поисках одним им известных сокровищ.

Сначала они смешались с толпами туристов, глазевших на витрины местных магазинчиков, и лишь затем поднялись по ступеням к дому Макса. Он открыл дверь, Ари шагнула за порог.

– Надеюсь, я не наслежу песком на твоем ковре. – Она остановилась: от одной белоснежной стены до другой простирался светло-бежевый ковер.

– Вот еще! Я для того и выбрал этот цвет. Проходи смело!

Из огромных широких окон открывалась панорама океана и волнореза.

– Бесподобно! – Шикарная гостиная – просторна, минимум мебели. – Ты здесь давно живешь?

– Всего год.

Она сделала несколько шагов по комнате, полюбовалась морским пейзажем почти во всю стену – и только тогда заметила… шляпу.

– Да ведь это та самая, что у меня улетела на пароме! – И подхватила шляпу со стеклянного кофейного столика. Макс остановился рядом.

– Такая же. Я купил ее в Вулворге, но все время забывал привезти тебе.

Он не добавил, что намеренно оставлял ее дома: пусть лежит у него перед глазами, как будто Ари живет с ним вместе и вот-вот заскочит домой – надеть шляпу и снова выйти, теперь уже с ним. Шляпа наводила его на приятные мысли о ласковых шелковых платьях, о венчаниях: горят свечи, звучит торжественная музыка…

– Не стоило тебе беспокоиться. – Ари собралась вернуть шляпу на столик, но Макс забрал ее из рук.

– А мне хотелось… – шепнул он и, придерживая за широкие поля, опустил шляпу на голову Ари. – Я представлял себе, что мы занимаемся любовью, а на тебе только эта шляпа и твои длинные серьги.

Ари сделала вид, что эти слова ее ничуть не затронули.

– Довольно экстравагантно для рыбака.

– Знаешь, ночи в море тоскливые. Был бы счастлив разделить… какие-нибудь твои фантазии.

– Нет уж, благодарю.

Но Ари тут же улыбнулась: она воспринимала его спокойнее, когда он ее поддразнивал, сыпал шутками. Тогда она, по крайней мере, могла считать, что появление в ее жизни Максимилиана Коула не более чем приятное разнообразие в летнем отдыхе, заполненном общением с семьей. Слишком много общения с семьей. И не слишком ли много общения с Максом?..

Он прикоснулся к ее лицу, обвел пальцем линию подбородка… Сейчас опустит голову под широкие поля шляпы… Но Макс спокойно выпрямился и снял шляпу с ее головы так же легко, как и надел. У Ари от разочарования стиснуло грудь, но она постаралась убедить себя, что это к лучшему.

– Пойдем, – позвал он. – Я покажу, где ванная.

По пути она заглянула в большую комнату с такими же белыми стенами и широкими окнами на океан. Королевских размеров ложе занимало почти все пространство, на нем пушистое покрывало с узором из зеленых, белых и кремовых треугольников. Еще в спальне стояли несколько старинных полированных туалетных столиков темного дуба – странное, но интересное смешение стилей.

– Бабушкины, – объяснил Макс, заметив ее взгляд, и кивнул в сторону приоткрытой двери в углу: – Если хочешь, в моей ванной есть джакузи. А нет – ванная для гостей дальше, за холлом.

– Подойдет гостевая.

Для холостяка дом выглядит безукоризненно, признала про себя Ари. Макс распахнул дверь в холле – за ней оказалась ванная, вся в кремовых тонах, с блестящими ручками белого металла. Заглянув в узкий шкафчик, он вынул два полотенца.

– Здесь должно быть все, что тебе может понадобиться. Мои сестры сложили все в этот шкаф.

«Сестры»… Он что, думает ее провести?

– Честное слово, – ухмыльнулся Макс. – После ужина покажу тебе их фотографии.

Ари поблагодарила и с облегчением закрыла за ним дверь. Хорошо остаться на несколько минут в одиночестве и привести в порядок мысли. Ну ладно, ей тридцать два и она уже бывала в апартаментах мужчин. Но это же Макс, совсем другое дело. Он смотрит на нее, как никто никогда не смотрел. Его взгляд говорит. «Ты моя, знаешь ты об этом. или нет».

Нет, она не знает. И не принимает подобного. И через несколько коротких недель, 27 августа, улетит туда, где заходит солнце, – улетит, несмотря ни на что. После встречи выпускников. И когда переедут родители. Заблаговременно, до первого собрания преподавателей факультета, а оно состоится 31 августа.

Ари с трудом стянула влажный купальник. Колени у нее все еще дрожали от желания, что в ней вызвал Макс, пока они купались. А может, это просто от голода, спорила она сама с собой. И все же следует быть с ним поосторожнее, никогда больше не плавать вместе, – слишком уж сексуальны эти игры. Она открыла краны, попробовала воду и стала под горячую струю, задернув занавеску. «Нельзя влюбиться за один день», – заявила она. Лгунья! Впервые с тех пор, как она начала преподавать, Ари не стремилась скорее вернуться к своим студентам.

Глава седьмая

Выкупалась она быстро и, выйдя из ванны, взяла оставленное у раковины полотенце. Как легко и приятно сознавать, что она стоит обнаженная в ванной Макса. Такое интимное ощущение… Нет уж, куда безопаснее оставаться начеку и, главное, побыстрее уйти отсюда. В дверь ванной постучал Макс.

– Дать тебе халат?

– Ммм… нет, спасибо. – Разгуливать по его дому в халате на голое тело по меньшей мере неразумно.

– Не можешь же ты ходить, завернувшись в полотенце, – пробормотал он, и за дверью наступило молчание.

Хоть и без особого удовольствия, но Ари пришлось прополоскать купальник, выжать и снова надеть. Она вытрясла песок из футболки, высушила волосы, разыскала в шкафчике расческу и прошлась по спутанным кудрям. Ей повезло, что сестры Макса, кто бы они там ни были, оставили шампунь и кондиционер на полочке у душа.

– Вот, посмотри, – раздался из-за двери голос Макса. – Может, подойдет.

Убедившись, что полотенце надежно обернуто вокруг тела, Ари открыла дверь. Макс держал в руках ворох вещей.

– Я такое не ношу, но в курсе – это сейчас модно. – В его синих глазах заметались смешинки.

Ари взяла у него одежду и, выразив благодарность и закрыв дверь, рассмотрела, что он ей принес: две пары новехоньких, даже не вынутых из полиэтиленовых пакетов мужских боксерских шорт. Макс прав: Ари сама видела, как ее студенты надевали сразу две пары таких шорт, одну поверх другой, и подкатывали края, – весьма интересно. Кроме того, ослепительно красная футболка с надписью на груди: «Футбольный клуб университета Небраски – лучший клуб на свете!» Надев все это, она опять почувствовала себя пятнадцатилетней. Похоже, это ощущение рефреном проходит через все лето, но сейчас Ари по этому поводу переживать не стала. С удовлетворением отметив, что ноги у нее от лазания дома по лестницам похудели, она, наконец, подумала, что недурно бы узнать побольше о сестрах Макса.

Когда она вышла из ванной для гостей, то услышала, в его ванной шумит вода; дверь в спальню открыта, на ковре брошены мокрые плавки. Ари поспешила вниз – пожалуй еще, он сейчас выкупается и выйдет обнаженный: не привык ведь закрывать в своем доме двери.

Интересно, заказал он пиццу? Уж наверняка – всегда же делает, что обещает; он не из тех, кто нарушает слово, во всяком случае, ей о таком пока не известно.

Ари принялась бродить по гостиной, разглядывая книги на полках: детективы, романы о шпионах, Стивен Кинг. Нужно быть очень храбрым, чтобы читать Стивена Кинга. Сама она ни разу не дочитала ни одной его книги без того, чтобы душа у нее не ушла в пятки. Это все потому, что она живет одна. Заглядывая самым бессовестным образом во все углы, она обнаружила в книжном шкафу разных лет альбомы времен средней школы; вытащила один, быстренько пролистала страницы: каким был Макс в восемнадцать лет? Альбом выпускного класса, шестьдесят девятый год: ярко-красная обложка, к ней прикреплен флаг конфедерации – эмблема Южного Кингстауна. Снимки выпускников… А вот и Макс: волосы зачесаны в косой пробор, взгляд спокойный, серьезный, лишь намек на улыбку коснулся кончиков губ, – выражение безмятежности, оно ей уже знакомо. Имя его – в колонке с правой стороны страницы; второе имя – Ллойд; после школы намерен поступать в колледж; среди хобби – футбол, баскетбол и…

– Нашла что-нибудь интересное?

Ари подняла голову: Макс стоял перед ней, без рубашки, босой, в одних обтягивающих джинсах.

– Просто любопытствовала, каким ты был в шестьдесят девятом.

– Ты бы меня ни за что не полюбила. – Он состроил смешную гримасу. «Полюбила»? Оставим пока это заявление без ответа.

– Я как раз дошла до того, чем ты занимался в свободное время.

– Не помню что-то. – Он заглянул через плечо в раскрытый лист и прочитал: – «Футбольная команда; баскетбольная команда; школьный комитет».

– Это мне мало о чем говорит. – Она вдохнула запах хвойного мыла и чистого мужского тела. Его обнаженная грудь… она на рискованно близком расстоянии от ее плеча. Футболка ее вдруг стала какой-то тонкой – неплохо бы надеть бюстгальтер, лучше всего железный, лишь бы защитить себя от восхитительного ощущения его тела через хлопчатобумажную ткань.

– А что ты хочешь знать? – К огромному ее разочарованию, он отодвинулся.

– Да так, ничего конкретного. – Ари вздохнула. – Сегодня я получила приглашение на встречу выпускников – пятнадцатилетие, – потому, наверно, меня и привлекли школьные альбомы. А где мой, я и понятия не имею. – И вспомнила о двух огромных коробках в своей спальне, – пожалуй, стоит поискать там.

– А у меня в прошлом году было двадцатилетие. Вечер прошел здорово. Ты прекрасно проведешь время.

– Да я, скорее всего, и не пойду.

Удивившись, он забрал у нее альбом, бросил на столик и погладил теплыми сильными ладонями ее плечи.

– А почему?

«Потому что мой парень погиб и я, похоже, не вынесу воспоминаний, хоть и пятнадцатилетней давности». Слова эти так и остались невысказанными, и Ари отвела глаза, избегая его вопрошающего взгляда.

– Какой смысл?

– Ты же как-то связана с ними. Посмеешься вволю, увидишь, какими они все стали. – И он прикоснулся одним пальцем к ее щеке. – А ты… ты стала очень красивой.

– Благодарю за комплимент, но… – Теперь она скорчила рожицу.

– Никаких «но»! Ты должна пойти.

– Я подумаю.

– Когда встреча?

– На следующий уик-энд, но узнала я только сегодня. – Не очень-то спешили тебя предупредить. – Письмо сначала пришло в Монтану.

Макс пытливо всматривался в ее лицо, такое замкнутое, она хранит тайны прошлого, надежно укрывает от любопытных глаз. Неужели не понимает: когда пытается скрыть свои чувства, смущение ее высвечивается еще ярче? Расс наверняка рассказал бы ему, почему его маленькая сестричка избегает рыбацких лодок, отказывается пойти на встречу выпускников. Но лучше бы она поделилась с ним сама, а пока… пока он не собирается настаивать.

– Я заказал пиццу. И пару пирогов со шпинатом.

– Обожаю пироги со шпинатом. – У Ари слюнки потекли.

– Я так и думал. – Макс довольно улыбался.

– Почему бы?

– Да так, догадался, – вывернулся он.

Ему об этом поведала Пегги Саймон: «Поведи ее обедать и угости пирогом со шпинатом, а то и парочкой» – именно так она и сказала! Макс твердо решил следовать любому совету Пегги. Союзника он всегда умел распознать.

– Спасибо за одежду.

– Ты прекрасно смотришься, – сдержанно похвалил он, а сам думал: «Настолько прекрасно, что… сорвал бы с тебя это все и отнес на руках наверх, в спальню».

– Тебе это сестры подарили? – подергала она за штанину мешковатых шорт.

– Думаю, это была шутка, – кивнул он, – но не уверен.

Пожалуй, не стоит обсуждать с ним моду на белье, тем более что на ней-то не ее собственное. Ари обвела взглядом гостиную в отчаянной попытке найти какую-нибудь другую тему для разговора.

– Мы можем обсудить погоду, – предложил он. Она обернулась к нему и увидела знакомую улыбку.

– А еще – поговорить о нашей очередной поездке на Блок-Айленд.

Она не шевельнулась, не произнесла ни слова, когда он шагнул к ней и обнял. А следовало бы… что? Вежливо извиниться, промчаться сломя голову через дорогу, к стоянке, и убраться восвояси на скорости не меньше шестидесяти миль в час. Руки его теплом окружили ее талию. Черт, хоть бы он не знал, что на ней ничегошеньки нет под этими дурацкими трусами и футболкой.

– Я… ммм… не знала, что ты хочешь туда вернуться.

– Всегда хотел. – Его объятие стало крепче, он теснее прижался к ней. – Только на этот раз…

Раздался звонок в дверь.

– Пицца… – почти шепотом предположила она, стараясь успокоить дыхание.

– Вот черт. – Он разжал объятия. – Полагаю, теперь твоя добродетель в безопасности, до конца ужина.

– А ты все еще посягаешь на мою добродетель?

Она шагнула следом за ним к двери. Восхитительный вид его широкой загорелой спины заслонял ей все вокруг, – неизвестно еще, чья добродетель в опасности, очень даже может быть, что не ее, а Макса Коула. Ее волнует эта спина; нравятся эти широкие плечи, пробежать бы пальцами вдоль позвоночника, заскользить языком по волнующим изгибам лопаток…

– Надеюсь, ты очень проголодалась, – Макс открыл дверь и полез в карман за портмоне.

Ари вздохнула; она просто идиотка, дура, вот и все. Отпуск ее заканчивается через каких-нибудь пару недель, а постель с Максом вовсе не входила в летнюю программу. Он не из покладистых мужчин, она это поняла, он строил свою жизнь так, как ему самому хотелось, и ему подходили те, кто его жизнь вполне принимал. Она не допустит никаких компромиссов – не будет долгой связи на расстоянии. Нельзя позволить себе еще раз влюбиться в человека, бороздящего океан. Она не намерена снова рисковать своим сердцем – бросить его в море и дожидаться, пока прилив вернет.

Макс берет пиццу и белый бумажный пакет в руки – свои сильные, надежные руки – и закрывает дверь. Взгляды их встретились, и она с усилием подавила в себе поднимающуюся в ответ волну желания, погасила огонь в глазах.

Это уже становится смешным, забавным, решил Макс. Он накормит ее ужином и отправит домой. Он начинает уставать от этих игр. Выводила из себя груда нераспечатанной корреспонденции в углу столовой – зримое доказательство, что Ари не хочет его, готова с радостью сбыть кому-нибудь другому, как старый диван на распродаже у Саймонов.

– В чем дело?

– Ни в чем, – помотал он головой.

– Ты выглядишь расстроенным.

– Коробка жжет мне пальцы. – Он развернулся и зашагал на кухню, не взглянув даже, идет ли она за ним.

Не отстает – он это понял по цветочному аромату: должно быть, шампунь. Его желание обнять ее покрепче и любить, любить… несколько часов. Нет, черт возьми, несколько дней – и то будет мало.

Может, он тогда избавится от этого наваждения и выкинет ее из головы? Поднимется наконец спокойно на борт «Леди Миллион» и уйдет в открытое море – туда, где садится солнце? Или будет, как чайка, носиться над портом, с благодарностью хватая любую подачку? Совсем мрачный, Макс опустил на стол коробку, – даже поднимающийся от нее аромат его не утешил. А он-то надеялся, что горячая еда отвлечет его мысли от горячего желания, которое он испытывал к этой прелестной женщине. Между прочим, она остановилась рядом с ним и глаза ее так и горят… на коробку с пиццей.

– А не открыть ли? – прошептала она.

Ну конечно, так и есть! Он рывком сдернул крышку, раскрыл пиццу – начинена, кажется, всем, чем только возможно, – и услышал восхищенный вздох Ари.

– Я достану тарелки. В холодильнике есть содовая, возьми сама, – уныло пробурчал он.

Пока он расставлял тарелки и приборы, Ари небрежно опустила на массивный круглый стол банку с диетсодой и как ни в чем не бывало выглянула в окно, на проходивших мимо туристов. – В доме внизу магазин?

Он это подтвердил, водрузив пиццу и пироги в центр стола. Салфеток под тарелки у него нет. Как она к этому отнесется?

– А какой магазин?

– Я сдал помещение магазину сувениров. – Он взял со спинки стула рубашку, надел, машинально застегнул на пару пуговиц, лишь бы держалась, и скомандовал, любуясь ее изящными бедрами, пока она еще не отошла от окна: – Иди есть! – И коленки симпатичные. Интересно, боится она щекотки? – Можешь начать с пиццы, а можешь с пирога – выбирай.

Наконец-то она села вместе с ним за стол. Голые коленки мимоходом коснулись грубой ткани джинсов, когда она устраивалась напротив него.

– Я начну с пирога со шпинатом.

– Дать тебе бокал? Льда?

– Да нет, и так сойдет.

Ари отодвинула банку с содовой и принялась за пирог. Еда – вот что отвлечет ее от секса.

На какое-то время это и правда сработало, но, к сожалению, ужин не мог длиться вечно. Ари помогла Максу убрать кухню, то есть стожить приборы в посудомоечную машину, а остальное просто выбросить в мусоропровод. Они съели все до последней крошки.

– Когда я приглашу тебя на ужин в следующий раз, напомни, чтобы я заказал двойную порцию, – подвел итог Макс.

– Ладно, – согласилась она, снова останавливаясь у окна с видом на океан. Дул легкий ветерок, пропитанный запахом моря. – Какой чудесный вечер!

– Хочешь пройтись? – Он подошел поближе и через ее плечо бросил взгляд на розовеющее небо.

– «Багряный рассвет»… – начала Ари напевать популярную песенку.

– «Моряку угроза, – подхватил Макс. – Багряный закат…»

– «Восторг моряка», – пробормотала она, не отводя глаз от горизонта.

Он прикоснулся теплой ладонью к ее плечу, легонько погладил. Сейчас никакие бретельки не мешали ласке, тонкая ткань его футболки свободно скользила по плечу Ари, и ему отчаянно захотелось ее обнять. Но он пообещал, что не станет соблазнять ее, и намеревался свое слово сдержать. Пальцы его с сожалением сжали ее предплечья, и он отступил подальше от чарующего аромата ее волос.

– Так прогуляемся?

Она обернулась, в ее взгляде сквозило смущение.

– По-моему, на мне маловато одежды.

– Две пары трусов и огромная футболка?

– И все же… у меня какое-то странное ощущение.

– Ты же сейчас в Новой Англии, солнышко, – в курортном городе. Неужели забыла, как подростком бегала по набережной в одном бикини?

– Ну-у, это очень давно.

– И в бикини очень узеньком.

– Откуда ты знаешь?

– А все тогда носили узенькие бикини. – Он улыбнулся собственным воспоминаниям. – Для подростка это, знаешь ли, было и мукой и райским наслаждением одновременно.

– А куда мы пойдем?

– Спустимся вниз, поглазеем на витрины. И я куплю тебе мороженое. Или замороженный йогурт.

– Пойдем туда, где делают вафельные рожки?

– Твоя взяла, – кивнул он. – Только сандалии надену.

Они шли по тротуару, и Макс держал ее за руку. Было уже почти восемь, но вечерний воздух дышал теплом. У кинотеатра выстроилась очередь; напротив, через дорогу, у входа в шикарный испанский ресторан, уже собралась толпа ярко одетых людей. Ари приостановилась у витрины магазина сувениров.

– Присматриваешь, что выбрать на память и взять с собой в Монтану?

– Да нет, просто так смотрю.

– Не хочешь никаких напоминаний о Род-Айленде? – Вопрос прозвучал почти горько.

Удивленная, она подняла на него глаза, пытаясь понять его состояние по лицу.

– Напоминаний мне хватает. – «И оставить тебя будет очень больно» – так и рвались эти слова. Покориться его силе, пусть разрушит ее одиночество, сделает ее своей… Но это не просто физическое влечение. Сама не зная почему, Ари предчувствовала, ей угрожает опасность всерьез влюбиться в Макса. А это означает лишь беды и неприятности для них обоих.

– Ну, раз так, тогда пойдем дальше, – уже спокойно отозвался он.

И все не отпускал ее руки, пока они, замешавшись в толпу, разглядывали и витрины и туристов. Когда Ари замедлила шаг у явно дорогого магазина женской одежды, Макс потянул ее внутрь. Не успели они войти, как их окутал аромат лаванды.

– Что ты делаешь! – запротестовала она, окинув взглядом шикарные наряды, развешанные на блекло-розовых стенах магазина. – Я не взяла с собой деньги.

– Хочу купить тебе сувенир. – Глаза его озорно блеснули. На обычный вопрос продавщицы: «Чем могу вам помочь, – мисс и мистер?» – Макс ответил тихонько: – Да, пожалуйста. Дамское белье.

Явно умудренная опытом дама приподняла бровь и откинула с плеч длинные светлые волосы, деликатно изучая позднего покупателя.

– Вы имеете в виду что-нибудь… ммм… особенное?

Да она готова без всяких околичностей продемонстрировать товар на себе. Ари с силой вцепилась в его руку и шепотом воскликнула негодующе:

– Макс!

– Трусики! – прорычал он.

Продавщица улыбнулась и показала длинным красным ногтем в сторону плетеного кресла: большая корзина рядом с ним доверху была наполнена разноцветными шелковыми вещицами.

– Посмотрите там, – может, найдется что-то для вас подходящее?

Макс, отпустив руку Ари, подошел к корзине и принялся изучать тончайшее белье с таким видом, как будто проверял свои сети для ловли рыбы. – Какой размер?

– Шестой. – Ари поняла: лучше ответить сразу, все равно не отстанет.

– Отлично. – Он приподнял пару белых бикини, на девяносто девять процентов состоявших из кружев. – Как тебе?

– Не очень практично. И ты не будешь покупать мне белье.

– Ты только что жаловалась, что тебе пришлось надеть мое. – Он многозначительно посмотрел на ее спортивные трусы. Продавщица тоже.

– Кажется, сейчас такая мода… – фыркнула продавщица, – среди подростков.

Ари почувствовала себя раздетой. Теперь им всем троим известно, что на ней нет нижнего белья. Господи, хоть бы эти проклятые шорты с нее не свалились! Сейчас она вернется к Максу, найдет сушильный шкаф, высушит свой купальник и отправится домой. А дальше что? Будет сидеть в пустом доме и смотреть телевизор?

– Макс, отвези меня домой. Там у меня полно белья.

– Спорю, что такого нет. – Он продемонстрировал пару трусиков нежно-персикового цвета, отделанных широким кружевом того же оттенка. – Твой цвет. – И взглянул на этикетку. – И размер твой.

Она промолчала, и Макс понес это совершенство к прилавку, где продавщица его завернула, пока Ари делала вид, что вокруг ничего не происходит. Какая прелестная юбка, с изысканной вышивкой, а цена… пожалуй, ей разумнее подождать снаружи, чтобы не искушаться видом этих роскошных вещей. Через минуту к ней присоединился и Макс с нацепленным на большой палец бумажным пакетом, украшенным розами.

– В прошлый раз ты купил мне зубную щетку и расческу.

– Это означает, что мы снова проведем ночь вместе? – поинтересовался он.

– Как бы не так, радость моя! – рассмеялась она.

– В таком случае не желаешь ли мороженого?

– На это я согласна. Не знаю вот только, что ты собираешься делать с этим бельем.

– А я знаю. – Пальцы его сильнее сжали ее ладонь. – Надеюсь когда-нибудь снять его с тебя.

Ари почувствовала такой толчок в груди, что у нее остановилось дыхание. Не так-то просто терпеливо стоять в очереди к прилавку с мороженым, делая вид, что выбирает, хотя чего туг выбирать, ее любимое – персиковое. Представить только: она стоит в толпе, беззаботной, летней, а человек, в которого она так по-глупому влюбляется, держит в руках пакет с сексуальными бикини и намерен в недалеком будущем их с нее снять… Соблазнительное намерение, но как же он их снимет, если она не наденет?

– Не стану их надевать, – сообщила она, заметив его вопросительный взгляд.

– В этом нет необходимости. – Уголки его губ дрогнули. – Я только спросил, какое тебе взять мороженое.

– О!

– Итак?

– Персиковое.

Через минуту он вручил ей стаканчик с быстро тающим мороженым, и Ари принялась поспешно слизывать верхушку, а то капли стекут на большой вафельный рожок. Ох и душно здесь, в кафе! Ари с облегчением выбралась на свежий воздух.

– Ну, вкусно?

– Хочешь мое попробовать? – Ари протянула ему стаканчик.

– Ничего, – оценил он, наклонившись и откусив кусочек сбоку. – Дать тебе моего?

– А какое у тебя? – Она взглянула на темную смесь в его стаканчике.

– Шоколадное.

– Нет, шоколад я не очень люблю. А внутри что?

– Арахис в шоколаде и помадка.

– Оно твое до последней капли, я не буду.

Они прошли обратно по тротуару, завернули за угол – вот и магазин сувениров. Конечно, ей следует возвратиться домой. Надо было сразу взять с собой все свои вещи и не оставлять сумочку в гостиной Макса. Сейчас она просто перешла бы дорогу и села в машину. Довольно трусливый выход из положения? Ну так что ж, ей ведь позволено изредка, праздновать труса. Она во второй раз прошла вслед за Максом по ступенькам к его двери, отчаянно пытаясь доесть стаканчик и не потерять при этом достойного дамы вида.

– Выпьешь чего-нибудь холодного? – Макс отпер дверь и жестом приглашал ее войти. – Нет, мне нужно возвращаться.

– Ты еще ничего не спросила о последней порции ответов на твое объявление.

– Видела груду писем на полу.

– Не распечатывал я их. – Он закрыл двери и вздохнул. – Собираешься снова выбрать подходящие?

– А ты хочешь?

– Не особенно.

Ари прошла за ним на кухню, и он избавил ее от остатка рожка. Теперь, когда она снова у него, ее охватило смехотворное чувство облегчения, но она изо всех сил пыталась его не замечать. Почему она должна радоваться, что он все еще хочет ее? Он дал ей это понять, и очень ясно, совсем недавно, когда его ладони ласкали ее грудь, а губы льнули к ее губам. Что ж, возможно, он ей слишком сильно нравится. Что будет, если она уступит ему, поддастся своим порывам, своему желанию, которое так отчаянно пытается игнорировать?.. Макс сделал к ней шаг, уронив на пол бумажный пакет, что держал в руке.

– Ари?

– Что?

– Пойдем наверх.

– Ты же обещал не совращать меня, забыл?

– Я обещал тебе пиццу. Ты пиццу получила.

– А еще называется – человек слова, – поддразнила она, изнывая от желания прикоснуться к нему.

– Все верно. Но ты сама могла бы соблазнить меня, солнышко.

Ей хотелось, правда, хотелось этого; колени у нее ослабли уже от самого звука его призывного рокота, от искусительных его слов.

– На один раз? Ты действительно этого хочешь? – Выражение его лица не изменилось, и она продолжала: – Ведь моя жизнь далеко отсюда, Макс. Через несколько недель я вернусь в реальный мир, а все это… кончится. Зачем, чтобы кто-то из нас пострадал?

Он стиснул ее плечи и наклонился заглянуть в глаза.

– Рискну.

– Макс…

Его прохладные губы коснулись ее рта, и Ари показалось, что у нее остановилось сердце. Подняв, наконец, голову, он добавил:

– И заставлю тебя передумать.

Это невозможно, упрямо думала она, но в этот миг он снова поцеловал ее – и сердце теперь пустилось вскачь. Она обхватила его за талию, чтобы удержаться на ногах, пока его язык, играя с ее ртом, рассылал эротические импульсы ко всем чувствительным точкам ее тела.

– Наверх… – бормотал он. – Ты снилась мне, обнаженная, в моей постели…

– Я пока еще не обнаженная, – попыталась она поддразнить его, но слова эти даже для нее самой прозвучали, скорее, жалобой.

– Эту проблему я решу, – нежно отозвался он, тронув ее сосок под тонкой тканью футболки. – Правда, потребуется какое-то время.

– Не думай, что я стану тебя торопить, – прошептала Ари.

От выражения его глаз у нее перехватило дыхание. Он хочет ее – и хочет, чтобы она знала, насколько сильно это желание. Она слышала это желание в его словах, он даже не прижимался к ней отвердевшей от страсти плотью. А ей… ей самой не терпится пробежаться ладонью по груди, вниз, к застежке джинсов, чтобы ощутить силу его страсти. Мысль соблазняла ее, и она положила ладонь ему на грудь.

– Может, это в самом деле сработает, – тихонько предположила она. – И мы больше не будем мучиться вопросом, как бы это было.

– А ты тоже мучишься этим вопросом?

Поколебавшись мгновение, она все же честно при зналась:

– Конечно.

Ладонь его с нежностью скользнула по ее щеке, и Ари приподняла к нему лицо.

– Я не хочу навсегда выбрасывать тебя из головы, солнышко. – Он приподнял большим пальцем ее подбородок, чтобы она не могла отвернуться. – Я хотел тебя с того самого дня, как увидел впервые. И один раз в постели с тобой ничего не изменит.

– Тогда, может быть, станет еще хуже? – Ей не понравилась дрожь в собственном голосе, когда она задавала этот вопрос. Он улыбнулся, но уголки губ тут же опустились.

– Возможно, но есть лишь один путь это узнать.

– Я вовсе не уверена… – начала было она, противясь реакции своего тела на прикосновение губ Макса к ее рту, ничего не помогало, кожа ее отказывалась подчиняться, щедро рассылая по всему телу жар возбуждения.

– Зато я уверен! – выдохнул он ей прямо в губы. – Уже давно. – И увлек ее вверх по лестнице.

В спальне царил полумрак, лишь свет уличного фонаря его рассеивал. Макс сдержал свое обещание: не спешил, раздевая ее. Снял футболку, бросил на ковер; опустил ладони на шелковую кожу груди. Ари пыталась расстегнуть его рубашку, изнывая от желания прикоснуться к его телу, пробежать пальцами по упругой поросли на груди. Его руки сомкнулись на ее спине, и он тихонько застонал, когда Ари, успешно справившись наконец с пуговицами, пробежала языком по теплой коже, обласкала губами оба твердых, по-мужски плоских соска и замерла, приникнув щекой к плечу. Руки Макса скользнули под резинку шорт, пальцы обхватили атласный изгиб ягодиц.

– Ариана, – шепнул он, прижавшись ртом к ее уху, – пусть это длится подольше. – И с силой прижал ее к себе ладонями.

Она заглянула ему в лицо и улыбнулась. Наконец-то она может отдаться искушению трогать его, изучать его тело, делать все, к чему их так тянуло с того самого момента, когда он утащил ее из церкви.

– Так мне не нужно тебя раздеть? – Она дразнила его улыбкой.

Застонав, он на мгновение сжал ее ягодицы, потом высвободил руки и потянул за шнурок на шортах. Они легко упали вниз, и Ари, переступив, нетерпеливо отбросила их ногой.

– Ты прекрасна! – произнес он. Она зарделась от непривычного комплимента.

– Ну уж… до модели далеко.

– Ты – само совершенство! – Вздохнув, он обвел ладонью изгиб ее талии. – Мне хотелось вот так прикасаться к тебе, как только я тебя увидел.

– Но мы ведь были в церкви, – выдохнула она, едва держась на ногах от пробегавших между ними волн желания.

– Ты была бесподобна в своей прекрасной, легкомысленной шляпке…

Его слова придали ей смелости. Она сама не понимала, как это произошло, но едва его ладони дотронулись до ее обнаженного тела – вся ее стеснительность исчезла.

– Моя очередь… – Она потянула застежку джинсов.

– Это справедливо, – простонал он, когда она просунула ладонь под пояс джинсов, сражаясь с застежкой. – Только, наверное, это все же будет не так долго, как я обещал.

Ари пощекотала под поясом твердый живот.

– Белье не носим? Нехорошо, капитан Коул! – Так, шуткой, она надеялась скрыть нервозность.

– Оно же на тебе – забыла?

Она осторожно расстегнула «молнию», но не спешила прикасаться к нему. Внезапно охваченная неуверенностью, потянула джинсы с бедер и тут почувствовала, как его жаркая, твердая плоть прижалась к ней. Макс избавился от джинсов и отшвырнул их в сторону.

– Это было здорово. Что теперь? – В его голосе прозвучал скрытый смех и еще что-то, глубокое удовольствие оттого, что он наконец вместе с той, которую так сильно желал.

– Не знаю. Но не возражала бы полежать, пока придумаю что-нибудь.

– Отличная мысль! – Он сбросил покрывало с постели на ковер и откинул с подушек простыни цвета слоновой кости, обернулся и протянул Ари руку, уловив, кажется, ее сомнения, когда она на какой-то миг заколебалась, в сотый раз задавшись вопросом, не ждет ли он от нее большего, чем она в состоянии ему предложить.

– Никаких сожалений! – произнес он. – И никаких обещаний, – если только ты сама не захочешь их дать.

Она медленно покачала головой, не сводя восхищенного взгляда с великолепного мужского тела, высившегося перед ней. Он ее хочет, и тем не менее, оставляет ей путь к отходу, если таковой потребуется.

– Никаких обещаний! – эхом отозвалась она. – Только сегодняшний вечер.

– Что ж… достаточно честно.

Ари шагнула в его сторону, к огромному ложу, ожидавшему их. Она вложила свою ладонь в его, и он притянул ее к себе, в тепло своего сильного тела. Она снова ощутила его желание, и в ее нетерпение вкралась тревога. Он наклонился поцеловать ее.

– Макс?.. Я не принимаю таблеток. У меня… ммм… давно никого не было.

– У меня тоже. – Взгляд его потеплел. – Не волнуйся, я об этом позабочусь. – Его губы прочертили дорожку вдоль ее шеи, он сжал зубами мочку уха. – Ари?..

Озноб желания пробежал по ее телу. Возникло ощущение, кости исчезли, мышцы отказались поддерживать расслабленное, ждущее тело…

– Да, Макс…

– Иди сюда, ко мне!..

Глава восьмая

Она потянула его на себя, они вместе упали на постель. Ноги их сплелись, дыхание смешалось в духоте летнего вечера, они не понимали уже, кто начинал ласки, кто их продолжал. Ищущие губы Макса узнавали вкус ее тела, смаковали его сладость; пальцы наслаждались мягкостью завитков между ее бедер.

Ари в первый раз прикоснулась к нему, пробежав нежными пальцами по упругой плоти, обласкала ладонью атласную поверхность. И когда ее тело готово было вспыхнуть от желания ощутить его внутри себя, он будто уловил эту мольбу, созвучную его собственной почти невыносимой тяге войти в нее. Они слились, наконец, в одно и на долгие, долгие минуты окунулись в любовный ритм. Чувствуя приближение взрыва, она выгнулась под ним – хриплый стон вырвался из его груди в ответ на ее крик, и он прижался лицом к ее плечу, оставив след от стиснутых зубов на гладкой коже. Не скоро еще они разжали объятия – ни ей, ни ему не хотелось, чтобы эти мгновения кончились…

– Ты… уверена, что мы больше никогда не будем этим заниматься? – выговорил он наконец, прервав молчание; пока оно длилось, мир вокруг них посте пенно замедлял свое безумное вращение.

По телу ее еще бежали сладостные волны наслаждения, когда он чуть приподнялся, чтобы заглянуть ей в глаза.

– Ммм… – прошелестела она, поглаживая его влажную спину. – Может… быть… что-нибудь… при-ду-умаем.

– А может быть, ты хочешь меня только за мое тело?.. – поддразнил он.

Она прикрыла глаза, запечатлевая в памяти его голос.

– Возможно… ты и прав.

– Не засыпай! – шепнул он, покрывая ее губы бесчисленными поцелуями.

– Слишком поздно… – пробормотала она в ответ, уже погружаясь в сон, чувствуя, что сознание ее покидает.

Макс прислушался к ее ровному дыханию, осторожно высвободился, встал. В комнате по-прежнему темно; он шагнул к окну. Сегодня опять ясная ночь, «Миллион» завтра вернется домой, наступит его черед выходить в море. Джерри обожал море, как и он сам, но Барбара начинала уставать: эти постоянные отлучки молодого супруга… К тому же растущий бизнес требовал все больше времени. Макс знал: проведи он даже две следующие недели за письменным столом в «Коул продактс» – все равно не переделать всех дел.

Он обернулся на женщину, спящую в его постели. Накрыть ее простыней, одеялом? Но в комнате, не смотря на бриз с океана, очень тепло. Как получилось, что он влюбился в женщину, которая не любит корабли? Ей не мил океан, живет где-то в сухопутном западном штате… В этом нет никакого смысла… Но стоило ему один раз взглянуть в эти ясные карие глаза, стоило ветру унести ее шляпу, а ей рассмеяться – и он пропал. Пропал окончательно и бесповоротно.

Нехотя он оторвался от созерцания спящей Ари, прошел в ванную, закрыл дверь, стал под душ, повернул краны. Горячая струя хлынула ему на грудь… а шум воды – не разбудит ли он ее? Пусть бы она подольше, как можно дольше оставалась здесь, у него. Миллион лет – вот сколько он хотел бы. Теперь ему осталось лишь убедить Ари.

– Мне нужно уходить. – Ари очнулась от сна, когда он опустился на постель рядом с ней, и поверх его плеча взглянула на светящиеся зеленые цифры электронного будильника.

– Уже поздно.

– Всего одиннадцать.

– Родители будут беспокоиться.

– Я тебя отвезу.

– Я же на машине.

– Провожу тебя домой.

Ари поняла, он будет возражать на любое ее слово. Она окунулась в эти бездонные синие глаза, и ей расхотелось спорить. Ее охватило одно желание – снова увлечь его на постель, прижаться к нему всем телом, еще раз испытать чудо его любви…

– Ладно.

– Не смей на меня так смотреть! – прорычал он. – Или приготовься, что я отвезу тебя домой через час. – Взгляд его скользнул по ее обнаженному телу. – Или два.

– Не соблазняй, – со вздохом произнесла она.

– Почему же? – Он склонил голову, стиснул зубами нежную кожу в ямочке плеча.

– О-ох!..

– Прости! – Он лизнул розовеющую отметину. – Не хотел сделать тебе больно.

Ари вспыхнула, вспомнив – совсем недавно его зубы оставили такой же след в этом же месте… в тот момент, когда их обоих поглотили волны наслаждения.

– Мне не больно.

Он приник к ней, и снова их тела, соприкоснувшись, загорелись желанием. Жесткие волосы на его груди щекотали ей соски, бедром она ощущала его отвердевшую плоть.

– Ты в самом деле хочешь сейчас вернуться до мой?

Ари протянула руки и, обхватив за спину, притянула его к себе.

– Ни за что на свете!..

Макс перевернул Ари на бок и вошел в нее, не отрывая взгляда от ее затуманенных карих глаз. Она закинула ногу ему на бедро в стремлении раствориться в нем без остатка… Жаркий, плотный, он наполнял ее глубоким, медленным ритмом, дарившим ей доселе не испытанное удовлетворение. Остановившись, он повернул ее на спину, приподнялся на локтях и смахнул с ее лба влажный локон.

– Я знал, что будет очень хорошо, но даже не представлял себе насколько. – В его голосе звучала нежность, глаза не отрывались от ее лица.

Ари, ощущая его ждущую, упругую мощь глубоко внутри себя, едва слышно выдохнула:

– И я… я тоже…

– Я же говорил… – Он возобновил мерный ритм пути, уводящего их за грань реальности. – Говорил… – повторил он. Тишина накрыла их.

Домой он ее провожал уже после полуночи, по темной, пустынной дороге, и Ари все погладывала в боковое зеркальце, на подбадривающий свет фар его машины. Дом ее тоже был погружен в темноту, только одинокий фонарь освещал дверь на кухню и часть дорожки. Ари выключила двигатель и выбралась наружу. Подхватив под мышку свернутое пляжное полотенце, помахала Максу, проследила, как он развернулся и направился обратно, в портовый район.

В темной кухне сидела Пегги, на столе перед ней стоял стакан чая со льдом.

– Ты ждала меня? – виновато спросила Ари.

– Нет. – Пегги хмыкнула. – Я что-то с трудом стала переносить такую жару. Когда не спится, спускаюсь среди ночи за стаканом чая со льдом. Иногда помогает.

Ари не хотелось оставлять мать одну, и она присела рядом.

– Во дворе чисто. Мальчики помогли отцу убрать, ма?

– Все вы отлично справились. Мы заработали больше трехсот долларов. Можешь себе вообразить?

– С трудом. Но у вас там немало барахла скопилось.

– Горы, – с задумчивым видом подтвердила Пегги. – Мне нужно было побольше выбрасывать.

– Ну, в новом доме сможешь выбрасывать все, что захочется. – Да уж, с удовольствием.

Они сидели, как подружки, в тишине, прислушиваясь к песням сверчков где-то вдалеке. Наконец Ари посмотрела на часы.

– Уже почти час. Ты точно не ждешь мальчиков?

Пегги покачала головой.

– Мне тогда вообще не удалось бы выспаться. Они теперь взрослые, сами о себе позаботятся. Да… нелегко мне далась эта мысль…

– Когда вы переедете, им ведь придется подыскивать себе собственное жилье?

– Что ж, пора уже. – Пегги отхлебнула чаю, громко звякнули в тишине кубики льда. – Отец сказал, что ты встречалась с капитаном. Хорошо провели время?

Ари улыбнулась – счастье так и било из ее глаз.

– Да, пожалуй, что так.

– Ты любишь его?

– Не хотелось бы обсуждать эту тему.

Пегги испытующе всматривалась в дочь.

– Ладно, я должна, конечно, уважать твою личную жизнь, но знай – капитан тебя так легко не отпустит.

Ари против собственной воли вдруг захотелось услышать, что скажет мама.

– Почему же? Мы оба – взрослые люди. И решили играть по определенным правилам.

– «Правилам»… – повторила мать с таким видом, будто Ари произнесла иностранное слово. Потом вздохнула. – Если б только никто из вас не пострадал, Ариана. Не вынесу я, если ты опять…

– Я не «опять»! – твердо заявила Ари.

– А он, твой красивый капитан? С ним что будет?

– Пожалуйста, перестань называть его капитаном.

– А что? Достойное уважения звание.

– Я зову его Максом.

– Ты что, пытаешься забыть, что он моряк? Что зарабатывает на жизнь ловлей рыбы?

– Да! – почти вскрикнула, поднимаясь, Ари. – Именно это я пытаюсь забыть.

– Любовь есть любовь, Ариана Мари Саймон. И неважно, чем любимый занимается, как выглядит и где живет.

– У нас речь не о любви, мама.

– А по-моему, как раз о ней! – возразила мать. – Ты занималась с капитаном любовью, – прошептала она. – Ты была с ним в постели, отдала свое тело, а с ним, я думаю, и сердце. К этому нельзя относиться с такой легкостью.

– Я и не отношусь… – тоже прошептала в ответ Ари, отворачиваясь от пронзительного материнского взгляда, и направилась к двери. – Пойду спать. Спокойной ночи, мама. – И поспешно выскочила из кухни.

Взлетела по лестнице на второй этаж, в уединение своей спальни, мгновенно разделась, набросила чистую рубашку и забралась в постель. Но сон не шел. Ранний подъем и работа во дворе; весь этот длинный, жаркий июльский день; несколько часов в постели с Максом… Вот странно, что она не может заснуть. Виновата, конечно, липкая ночная духота, а еще – она ведь совсем немного поспала там, в постели у Макса. Виновато все что угодно, только… только не любовь.

Нет, единственный выход – проветриться, решила, в конце концов, Ари, с тоской вспоминая сухой бриз Монтаны. Нельзя же как потерянной просидеть в доме целый день, все воскресенье, да еще представлять при этом, как она проснулась бы утром в объятиях Макса, вместе выпили бы кофе, позавтракали, даже приняли душ. Он не просил ее остаться на ночь, нет… Да она и не осталась бы, заранее не предупредив родителей, не стала бы их подвергать таким волнениям. И все равно, хочется его видеть, отчаянно! Заглянуть ему в глаза, убедиться, действительно ли прошлый вечер был так прекрасен, каким она запомнит его.

От одних воспоминаний ее бросило в жар. Надо собраться с мыслями. Какие у нее там планы на день? Магазины, рынок, бакалея… Прежде чем заступить на свое место на кухне, Пегги вручила ей целый список необходимых покупок. Вооруженная таким образом, Ари первым делом нырнула в Вейкфидд-Мэлл и поступила так, как всегда поступала, когда ее донимала тоска, усталость или просто когда считала, что у нее появились лишние деньги: сразу же забралась в книжный магазин.

Спустя какое-то время, облегчив кошелек на тридцать семь долларов и ощущая приятную тяжесть в сумке, она зашагала дальше. Решение принято, твердое, – перерыть все полки, но отыскать что-нибудь эдакое… утешающее и уютное, теплое: предстоит зима, надо же что-то носить. Но мысли разлетались, сосредоточиться на тряпочках никак не удавалось. Вся эта история с Максом не более чем легкий романчик, на лето, убеждала она себя. Всего лишь короткая связь, и все! Она просто переспала с мужчиной.

Ари вздрогнула от грубости пришедшей на ум фразы. Вовсе это не ее стиль, а как насчет Макса?.. Она вернулась на стоянку и открыла машину. Ей бы сейчас загорать на пляже, как все население Род-Айленда. Но в воскресенье на пляже просто кошмар. Пусть себе наслаждаются выходным, нечего и пытаться отыскать свободное местечко на переполненном пляже. Местные жители по выходным всегда сидели дома, предпочитая заниматься покупками, уборкой или играть во дворе в гольф. Океан и дороги в эти дни принадлежат горожанам.

А недурно бы проехать по набережной, взглянуть на толпы праздных людей, вдохнуть аромат лета, витающий в воздухе… Полюбоваться разноцветными туристами, осаждающими магазинчики… То есть – вернуться на место преступления. Но ведь нужно же отвезти матери покупки, и Ари выбрала более длинный, кружной путь. Проехала мимо пирса, мечтательно взглянула на окошко (кажется, оно из спальни Макса?) и свернула на извилистое Океаническое шоссе, ведущее в Галилею.

Машину она припарковала в углу, за рыбным магазином, у знака «Личная стоянка», – дядя Гарри возражать не станет, это несомненно. А вообще с нарушителями его владений он безжалостен, и она его за это не винит. Скорлупа моллюсков, высохшая на жарком солнце, заскрипела под ее сандалиями, когда она вышла из машины и обернулась в сторону пролива. Гавань заполонили суда и суденышки всех размеров и форм. В воздухе стоял запах рыбы; в поисках пищи пронзительно кричали и метались над лодками чайки; оклики рыбаков далеко разносились над водой. Ну и хватит на все это смотреть, она рада, что у нее-то под ногами твердая почва. Ари толкнула входную дверь – Руфи, расположившаяся в шезлонге, радостно помахала ей рукой.

– Что ты здесь делаешь? – Ари поверить не могла, что женщина на последних месяцах беременности по собственному желанию сидит в пропахшем рыбой магазине, отгоняя мух и попивая диетколу.

– Я вроде бы должна отдыхать, – смущенно улыбнулась Руфи, – но мне что-то одиноко становится.

– И кроме того, здесь я могу за ней следить, пока Кой рыбачит. – Пегги налила рыбную похлебку в котелок навынос и подмигнула Руфи. – А кто же еще, кроме меня, позаботится о моих будущих внучках?

Ари опустила сумки с покупками на стол, открыла Холодильник, достала себе диетколы.

– Ты так уверена, мам, что на этот раз – внучка?

– Внучки, – поправила Руфи и похлопала себя по животу. – Здесь ведь двое, забыла?

– После пяти внуков, всех я их обожаю, смотри меня не обмани.

– Вот, все время я это слышу. – Руфи улыбнулась Ари.

– Да нам побольше бы женщин в семье, – добродушно пояснила Пегги.

– А Джой и Джимми? Женятся – тебе прибавление, – утешила Ари.

– Да поможет Господь бедным, девочкам, которым они достанутся! – простонала мама.

– Особенно не расслабляйся, – предупредила она Ари, едва дочь придвинула складной стул. – У меня поручение.

– А не подождет? – Ари дернула кольцо на крышке и приникла к банке.

– Никак! – И Пегги вручила ей белый пакет. – Осторожнее – горячо.

– А зачем ты мне это даешь? – Ари с опаской взялась за пакет. – Президент «Коул продактс» заказал ленч.

– Что-о?

– Ну а как же! – Пегги подперла кулаками пышные бедра. – Ты ведь запретила мне называть его капитаном.

– А почему это президент «Коул продактс» не может явиться сюда лично?

– Он занят, А ты – нет. – Пегги вернулась к котлу на плите. – От тебя не убудет, если ты отнесешь ему ленч.

– На твоем месте не стала бы спорить, – заметила Руфи.

– Ладно, ты права. – Ари сунула банку с колой обратно в холодильник.

Солнце палило нещадно, но легкий ветерок с океана разгонял духоту. Уже легче, настроение у Ари поднялось. Она пересекла стоянку, прошла по растрескавшемуся тротуару к огромному зданию с фамилией Макса на вывеске и открыла тяжелую металлическую дверь с табличкой: «Частное владение. Проезда и прохода нет».

Внутри пустынно, только у одной стены громадного помещения жужжат два больших агрегата. Стрелка с надписью «Офис» указывала в сторону металлической лестницы. Туда и направилась Ари, горя желанием увидеть, где Макс проводит свои рабочие часы на суше.

Она услышала его голос прежде, чем заглянула в приоткрытую дверь: разумеется, отдает приказы. Черная телефонная трубка прижата к уху, темные волосы растрепались и упали на лоб, синие глаза глядят рассеянно, озабоченно. Но вот он поднял голову, увидел Ари – выражение лица мгновенно изменилось. Жестом пригласил ее войти и нетерпеливо склонился над телефоном – так и кажется, что тут же положит трубку.

– Отлично. – Он помолчал и добавил с легким раздражением: – Что ж, пусть будет так.

Ари ждала, разглядывая тесную комнату, громко называемую офисом.

– Не хотела мешать вашим важным делам, – вежливо извинилась Ари, когда он положил трубку.

Он улыбнулся счастливо и потянулся к Ари, обнял, усадил на колени.

– Все в порядке, дела пока закончены.

– Эй, – запротестовала она, – осторожнее, перевернешь свой ленч!

– Это ты мне принесла?

– Ну да. – И чмокнула его в губы. – Все горячее.

– Придется подчиниться. – Он сжал вокруг нее кольцо рук. – Раз уж ты принесла мне поесть.

– Ты же заказывал.

Озадаченный взгляд на белый пакет – и Ари поняла, в чем дело.

– Та-ак… ты вовсе не просил Пегги доставить тебе ленч.

– Да нет, – признался он смущенно. – А что, надо было?

– Мама сводничает, – объяснила Ари со смехом. – Послала меня сюда, вот похлебка.

– Страшно рад тебя видеть. Все утро о тебе думал.

– А мне хотелось посмотреть, где ты работаешь.

– Изучай все, что пожелаешь. – Он открыл пакет, извлек картонную чашку с супом, пластмассовую ложку. – Хочешь со мной?

– Нет, спасибо.

– Внизу автомат с напитками. Пойду принесу нам что-нибудь.

– Я с тобой.

Он удивился, но не стал возражать, когда она последовала за ним вниз по лестнице.

– Разбираюсь тут с бумагами, пытаюсь составить отчет за май и июнь, прежде чем уйду во вторник утром.

– Надолго? – «Уйду» означает «уйду в море». Сердце у Ари замерло.

– Как получится.

– Надеюсь, что получится не очень надолго. – И подставила ему губы, когда он обнял ее за плечи. – Мне без тебя будет одиноко.

– К встрече выпускников вернусь.

Она отпрянула и подняла на него глаза.

– А при чем здесь встреча выпускников?

– Но ведь мы пойдем вместе.

– Нет, не пойдем.

Прежде чем ответить, Макс легонько прикоснулся поцелуем к ее губам.

– Тебе понравится. Это очень важно.

– Не думаю, что «важно» – подходящее слово для встречи по поводу пятнадцатилетия окончания школы.

– Послушай, Ари, этим летом ты выбросила на свалку немало старья. Может, пора оглянуться на прошлое и избавиться еще от какой-то его части?

Ари не понравилось, какой оборот приняла их беседа.

– А может, это не твое дело.

– А может, ты ошибаешься. Я вот думаю – именно оттуда берет начало все, что отдаляет тебя от семьи, наполняет страхом, когда говоришь о море, – все, от чего ты убегаешь.

– А если и так, тебе-то какая разница?

– Поделись со мной, Ари.

– Ты собирайся утолить мою жажду холодной водой.

Но Макс не принял ее нарочито легкого тона.

– А тебе никогда не приходило в голову расспросить меня о моей семье? – И, не дожидаясь ответа, продолжал: – Ни разу ты не поинтересовалась ни моими родителями, ни сестрами, не спросила, где я вырос, почему стал рыбаком и как познакомился с Джерри. – Он опустил ладони ей на плечи, как бы давая понять: «Я настроен серьезно, не убегай». – Ни о чем не спросила, потому что не желаешь со мной сближаться, узнавать меня, становиться частью моей жизни.

– У нас был прошлый вечер – и я не желаю тебя узнавать? – Она все еще делала вид, что они шутят.

– Прошлый вечер – это неизбежное. Но это начало, а не конец. И мы с тобой, и этот вечер – все это не в безвоздушном пространстве.

– Что ты от меня хочешь?

– Ничего, кроме того, что ты могла бы мне дать, солнышко.

– Еще лишь несколько недель. «Никаких обещаний, никаких сожалений…» Помнишь?

Он только вздохнул, устремив потемневший взгляд на ее решительное лицо.

– Помню, да. – Его губы прикоснулись к ее, по том еще раз, сильнее, он как будто давал ей понять, что вовсе не шутит с ней.

Несколько секунд прошло, пока Ари вернулась с небес на землю и зарылась лицом в плотную полосатую рубашку Макса. Он заговорил, и глухой рокот его голоса отозвался у нее в ушах:

– Поужинаем сегодня вместе?

Она кивнула, и его руки крепче обвились вокруг нее.

– Можешь провести со мной ночь?

– Не исключено. – При мысли, что ночь, целую долгую ночь, он будет рядом с ней, у нее перевернулось сердце.

– Постарайся.

– Да, попробую.

Он выпустил ее из объятий, подвел к ярко-красному автомату с напитками и, пошарив в кармане, нашел мелочь. Ари машинально нажала на кнопку, взяла банку, открыла: Макс выбрал себе имбирный эль.

– Можно мне устроить экскурсию сегодня?

– Нет. Я никогда не закончу работу, если ты будешь поблизости. – И усмехнулся. – Ты самая настоящая помеха.

Неохотно Ари направилась к двери.

– Так я сама найду дорогу.

– Заеду за тобой в восемь. Спасибо за ленч.

– Пег благодари, не меня. – Ари кивнула ему на прощание и вышла.

«Поеду сразу домой», – решила она: не хотелось созерцать, какое довольное лицо будет у матери. Все равно – отчаянные попытки не думать о Максимилиане Коуле потерпели поражение. Как ей объяснить самой себе свои чувства? Это все – после того, как она категорически, навсегда запретила себе влюбляться!

– Моллюски – чудо, – ответила Ари на вопрос официантки, убирающей тарелки.

– Ты еще от них не устала?

– Макс – он сидел напротив нее в шумном ресторане Ньюпорта, вспомнил поездку на Блок-Айленд.

Опять знакомым серым покрывалом на берег наползал туман, закрывая от их глаз прекрасный вид на океан.

– Пока нет.

Макс сегодня не мог оторвать от Ари глаз. Темные распущенные волосы локонами рассыпались по плечам, простого покроя платье кораллового цвета красиво оттеняло золотистую, покрытую легким загаром кожу. В ушах покачивались гроздья коралловых капелек, то и дело задевая изящную шею – вот как сейчас, когда она улыбнулась ему, склонив голову к плечу.

– А ты? Как всегда, бифштекс?

– Да, сегодня тоже.

– Тебе бы понравилась в Монтане наша местная говядина.

– Мне сегодня не хочется говорить о Монтане.

– Не буду. – Ари отвела взгляд; пригубила вино, поставила бокал на стол. – О чем бы нам поболтать? Сам придумай.

– Во-первых, желал бы узнать, – самое время положить конец этим смехотворным сводническим планам Ари, – сколько еще будут печатать это идиотское объявление? Сколько недель ты оплатила?

– Не-есколько, – протянула она, уклоняясь от прямого ответа.

– Несколько – это, по-твоему, сколько?

– Шесть.

– Шесть?! – Эта прелестная чертовка, кажется, едва удерживается от смеха. – За первую неделю я получил шестьдесят писем, и они все еще идут.

– Я недооценила твою привлекательность.

– Зато переоценила мое терпение.

– Ты их все прочел?

– Нет. Хотя одна дама прислала мне коробку конфет. – Он взял бокал и рассеянно покрутил его в пальцах за тонкую ножку.

– Как это… мило. Полагаю, ты обязан ее поблагодарить.

– Пожалуй. – Он не стал рассказывать Ари о шоколадках в форме эротической символики, о приложенном к подарку стихотворении, предлагавшем ему принять участие в ежемесячной секс-олимпиаде в Бостоне. Ари напустила на себя вид невинной овечки.

– Я вовсе не имела в виду доставить тебе столько хлопот.

– Так тебе и надо за то, что хотела избавиться от меня.

– Может, ты и прав в чем-то. Но зато на сердце у меня было спокойно.

Макс склонился к ней через стол, мечтая о поцелуе.

– Да, кстати о покое. Поедем-ка домой, а?

Ари, усмехнувшись, бросила салфетку на стол, приняла предложенную Максом руку, и они, обогнув столик, прошли через весь переполненный зал к выходу.

Сверкающий белыми огнями, как новогодняя гирлянда, Ньюпортский мост устремился через залив Наррагансетта к берегу Джеймстауна. Слегка касаясь бедром ноги Макса, Ари сидела рядом с ним на переднем сиденье и разглядывала проплывавшие под мостом лодки и береговые огоньки ближайших островов. Полупрозрачный туман повис у самого горизонта, будто приглашая моряков оставить яркий, шумный залив и уйти в открытый океан.

– Сколько недель? – неожиданно прервал Макс молчание. Она поняла, о чем он.

– Три. Мне нужно быть на работе двадцать восьмого августа.

– У меня не хватит времени.

– Для чего – не хватит? – спросила она все-таки, хоть и чуяла опасность.

– Чтобы убедить тебя остаться.

– Мы уже это обсуждали, Макс.

– Такое не вредно и повторить.

Ари не отвечала, думать о будущем не хотелось. Ну почему бы им не оставить все как есть?

– У нас всего лишь легкий роман, Макс, – на лето.

– А мне кажется, у нас гораздо большее. – Макс медленно выговаривал слова.

– Ну, тогда, – она чуть повернулась на сиденье, чтобы видеть его четкий профиль на фоне темного окна, – у нас с тобой последний легкий роман в истории человечества.

Обиженный, он только криво усмехнулся и снова уставился на дорогу, потом процедил:

– Вроде получается так.

Оставшийся путь до дома оба молчали. Поднимаясь по ступенькам к его двери, Ари боялась, что сердце ее своим стуком заглушит доносившийся через дорогу шум прибоя. Прикоснулся бы к ней или обнял, сделал хоть что-нибудь, лишь бы прижаться лицом к его белоснежной рубашке, вдохнуть чудесный запах его тела… Но самой сделать первый шаг?.. Нет! Он ждет от нее так много, а получится для него одно лишь разочарование. Он ждет, что она отдаст ему все, всю жизнь, – не только любовь, но свободу, профессию и… все, все. Вот с любовью как раз легко, Ари вздохнула, она и так подарила ему свое чувство, забыв о здравом смысле ради этого летнего приключения. Против Макса устоять непросто.

– Ари? – Он заколебался у распахнутой двери. – Может быть, отвезти тебя домой? Может, ты предпочитаешь уйти?

– Ты этого хочешь?

Его глаза казались почти черными, на лице застыло бесстрастное выражение.

– Конечно, нет. Но я предпочитаю не играть в легкие игры.

Прохладный ветер коснулся ее обнаженных плеч, и Ари едва сдержала дрожь.

– Я тоже – так.

– Ты знаешь, как я хочу тебя, как хочу любить тебя сейчас.

– Знаю, и я тоже хочу тебя. – Она прикоснулась к его щеке. – Больше, чем чего-либо за всю свою жизнь.

– Так что же?

– Мне нужно быть дома к девяти. В понедельник моя очередь чистить картошку.

– А во вторник – моя очередь выходить в море.

Макс поцеловал ее ладонь, которую она убрала с его щеки, и она едва удержалась, чтобы не показать ему, как он ей нужен, как она мечтает оказаться с ним наедине в его доме. Но нельзя, невозможно, ей придется держать себя в руках; если он поймет, что она влюбляется в него, – никогда не отпустит в Монтану.

– Пойдем! – решительно потянул он ее за руку. – У нас так мало времени, не будем его терять.

Он прав, еще как прав. Она все же вошла, опять вошла с ним в его дом. Так почему же это напоминание прозвучало такой унылой нотой в ее сердце? Макс вздохнул, обжигая своим жаром ее щеку, и притянул Ари к себе.

– Я не обижу тебя, Ари.

– Знаю, это единственное, в чем я не сомневаюсь. – Голос ее срывался.

Он расстегнул ей платье на спине, провел теплыми, шершавыми ладонями по тонкому позвоночнику, по кружевам пояска. Легко справился с застежкой бюстгальтера и, когда платье ярким коралловым пятном упало к ее ногам, накрыл жадными ладонями ее груди. Его губы приникли к вершинке, дразня сосок, пока он не заострился и не отвердел от этого нежного прикосновения. Она вскинула руки, опустила ладони на его плечи, губы его скользнули вверх, к ямочке на горле, к шее, где покачивались коралловые серьги.

Макс мечтал – пусть на ней будут длинные серьги во время их любви, он не забыл того мгновения на пароме, когда назвал ей свое имя и едва устоял против искушения коснуться жемчужных гроздьев у самого ее плеча. Устоял все же, потому что считал ее той самой девушкой, которая доставила столько хлопот Джерри. А теперь – Макс вдохнул едва уловимый аромат цветов – она доставляет немало хлопот ему самому. Но он справился бы с заботами и со всем, что появилось бы в его жизни вместе с ней. А сейчас он может, наконец, прикасаться к ней, наслаждаться любой частичкой ее тела – она готова дарить ему себя до самого утра. Макс осознал, что произнес последние слова вслух, лишь когда Ари прошептала:

– Что ты?

– До самого утра, – повторил он. – Мы можем любить друг друга до самого утра.

Ари отстранилась и заглянула ему в глаза. Появившееся у нее на лице выражение было каким угодно, только не невинным.

– Тогда почему мы стоим здесь, в гостиной?

– Я раздеваю тебя, ты заметила?

– Заметила, – прошептала она в ответ. – Теперь моя очередь.

Макс изо всех сил старался сохранить самообладание, пока она решительно расстегивала ему пуговицы, снимала рубашку. А когда потянула застежку на поясе его бежевых слаксов, он остановил ее руку – хотел сказать ей, как сильно ее любит, но промолчал. Знал – из непростого, горького опыта: слова эти ее не обрадуют. Он только поднес ее руку к губам и не спеша поцеловал каждый нежный пальчик, прежде чем повести ее к лестнице.

Еще остававшаяся на них одежда слетела быстро, и Ари, дрожа от нетерпения, прикоснулась к нему. Потом обхватила ладонями твердую атласную плоть и ласкала ее, пока Макс не застонал от наслаждения. «Всего двадцать четыре часа, как мы занимались любовью, – думала она, – а кажется – двадцать четыре дня… двадцать четыре года».

Он увлек ее за собой, они упали поперек ложа, и он осыпал все ее тело поцелуями, так что от наслаждения она едва не взмывала под небеса. Его дразнящие губы замерли между ее бедер. Казалось, он знал, где прикоснуться, чувствовал, что доставит ей удовольствие. Кончики его пальцев придерживали нежную кожу, а губы и язык уносили Ари за грань реальности. Когда ее тело напряглось, угрожая близким взрывом, Макс скользнул вверх.

– Хочу ощутить тебя внутри, – шепнула она. Уголки его глаз сузились, и Ари провела пальцем по разбежавшимся веселым морщинкам.

– Все, что пожелаешь, солнышко. – Он чуть приподнялся и вошел в нее одним плавным движением, наполнив ее собой, утонув в ее тепле.

Вечный ритм любви захватил их, и они слились в одно целое, а потом весь мир для них исчез… Они лежали в тишине темной комнаты, и Макс крепко прижимал Ари к себе. Сквозь открытое окно медленно вползал туман; шум прибоя заглушался одиноким голосом сирены, предупреждавшей моряков об опасности.

– В Монтане так же занимаются любовью?

Ари улыбнулась, прижавшись губами к его теплому плечу.

– Нет. В Монтане так никогда не было.

– У тебя был же кто-то в жизни.

– Был… Хороший друг, владелец ближайшего ранчо.

– И что же случилось?

– В прошлом году мы оба поняли, что мы только добрые друзья, не больше. И настало время каждому пойти своим путем.

– Я рад… – пробормотал он, скользя ладонью по ее гладкой как атлас коже. Кончики пальцев прикоснулись к бедру, медленно вернулись той же дорожкой к плечу. Он тронул звякнувшие длинные серьги.

– Забыла их снять.

– А я и не хотел, – улыбнулся в ее темно-карие глаза Макс. – Со дня свадьбы Джерри я понял, что я – фетишист. С ума схожу от сережек.

Ари приподнялась на локте и устроилась на груди Макса, чтобы получше его видеть.

– Никогда не слышала, чтобы фетишем были сережки.

– А я, может, уникален, – ухмыльнулся он.

– Не сомневаюсь. И не только по этой причине. Подними голову! – вдруг приказала она, протянув руку позади мягкой подушки.

Он подчинился, и она подсунула подушку ему под голову.

– Что ты делаешь? – Он удивился, почувствовав что снова возбужден. Ари скользнула по нему вверх и поцеловала в губы.

– Если у тебя нет возражений, я покажу, как это делается в Монтане.

Глава девятая

– Вот, возьми. – Макс протянул Ари дымящуюся чашку. – И не волнуйся. Можешь не произносить ни слова.

– Спасибо. – Ари улыбнулась ему в ответ и обратила все свое внимание на кофе в пузатой чашке. Укутавшись пледом, она устроилась в шезлонге на балконе. Утреннее солнышко сражалось с остатками вчерашнего тумана, и она молча приветствовала его усилия.

Макс ушел с балкона в дом – зазвенели на кухне сковородки, кастрюли: наверно, готовит свой любимый завтрак невероятных размеров. До Ари донесся запах бекона – правильно догадалась. Через минуту Макс открыл дверь и высунул голову:

– Ари, яичницу с беконом хочешь? Просто сделай знак головой – да или нет.

– Ну, я не настолько уж не в форме, – запротестовала она, оборачиваясь к нему: как он хорош – волосы еще не просохли после душа, уже знакомые ей джинсы и футболка с надписью «Небраска» обтягивают мощную, стройную фигуру. Вот только голоден страшно.

– Настолько, настолько.

– Ну, тогда «нет» – по поводу завтрака. Поем попозже, во время работы.

Он кивнул и закрыл дверь, оставив ее в тишине и покое раннего утра Наррагансетта. Она смотрела на курсировавшие внизу машины, на мигающие огни светофора; трусят по тротуару упорные любители бега; трое соседей Макса прогуливают собак. Откинулась назад, допила кофе и, прикрыв глаза, лениво размышляла, стоит или нет встать и налить себе еще.

Из кухни теперь не доносится ни звука. «… Тебе никогда не приходило в голову расспросить меня о моей семье…» «… Потому что не желаешь со мной сближаться, узнавать меня, становиться частью моей жизни». Что же, Макс был справедлив вчера, когда высказал все это? Попытаемся ответить объективно. Что она знает о нем? Любит плотные завтраки и непрожаренный бифштекс, кофе пьет со сливками; водит грузовик. Успешно руководит «Коул продакт», владеет несколькими рыболовными лодками, живет в доме с видом на океан. Вечно этот океан… В школе играл в футбол и… и великолепен в постели. Еще – щедр, заботлив, настойчив. Бескомпромиссен и страстен.

Ари вздохнула; каков сегодня Максимилиан Коул, она знает, но как он стал тем, кто есть, из чего складывалась раньше его жизнь – о том ей ничего не известно. Какие сложные мысли… Слишком сложные для легкого летнего романа.

Звук открываемой двери, шаги по дощатому полу… Макс!

– Вот… – Он нежно улыбнулся и показал ей на кофейник. – Вспомнил, тебе, как правило, надо чашек девять-десять.

– Три, – возразила она и протянула ему чашку. – Три чашки гарантируют появление очень милого человека.

– Ночью ты была очень милой. – Он наполнил чашку, не пролив ни капли, и осторожно вернул ей.

– Ты тоже.

– Две ночи подряд. Это могло бы войти в привычку.

– Могло бы, – согласилась она, любуясь веселыми морщинками в уголках его глаз. Ну почему он так далеко, что до него нельзя дотронуться? – Но ведь завтра ты выходишь на «Миллион» в море?

– Ага. Сегодня у меня будет нелегкий день.

– Может, лучше тебе приняться за дела?

– Может, лучше мне утащить тебя обратно в постель?

Ари притворилась, что обдумывает его слова, взглянула на часы, поставила чашку, улыбнулась.

– У тебя есть на это время?

– Я быстро справлюсь.

Она расхохоталась.

– Тогда лучше не надо.

– Могу и потянуть подольше. У тебя не останется сил, даже чтобы удержать в руках нож для чистки картошки.

– Ну и пусть. – Ари откинула плед и встала – футболка Макса доставала ей до колен. Дощатый пол холодил босые ступни, хотя солнышко в битве с туманом уже одерживало победу. – Рискну.

Ари плавала каждый вечер в шесть. Надевала один и тот же купальник, ставила машину в одном и том же углу стоянки, произносила одни и те же молитвы воде, обнимающей ее тело: «– Сохрани его! Пожалуйста, сохрани его!» – Мольба эта рождалась у нее в душе всякий раз, когда она устремляла взгляд к горизонту: где теперь Макс, как он, все ли у них там в порядке?

Она ненавидела эту молитву, проклинала свою тревогу и тошнотворное ощущение внизу живота. Невыносимо просыпаться с беспокойством в сердце и ложиться в постель, прислушиваясь к сводкам погоды по радио. Ненавидела себя, – вот трусливая дура!

– Пойди, Ари, а? Повеселишься.

– Ты как заигранная пластинка, ма.

Ари твердо решила – не буду обращать внимания, и все. Пег повторяет одно и то же последние девятьсот восемьдесят семь картофелин. Или последние пять дней – смотря в каких единицах вести счет. Но Пегги не унималась:

– А теперь пластинок уже выпускать не будут, я слышала по телевизору. Вот жалость-то!

– Ты слишком увлекаешься телевизором.

– Что мне делать со старыми альбомами, которые вы свалили в кладовке? – Я их продала, забудь о них.

– Не представляю, как бы я без тебя справилась этим летом, девочка. И все равно, понятия не имею – куда там уместятся все наши вещи, в этом крошечном домике…

– Мне казалось, дом тебе нравится.

– Нравится, да, но еще столько работы…

Ари нахмурилась, не отводя глаз от картофелины в руке.

– Когда Расс покупает дом?

– Осенью. Отец говорит, мальчики помогут, когда придет время переезжать. Но мне что-то не верится.

У Ари тоже были определенные сомнения, но она о них умолчала. Все, что сумела, она вычистила, но из Боузмена ей уж ничем не помочь родителям. Пегги вздохнула.

– Как бы мне хотелось, чтобы ты была поближе.

– Ты это каждый день повторяешь. – Ари подмигнула Руфи.

– Я за тебя волнуюсь. Ты милая девочка, Ари, но иногда ты не…

Ари взглядом заставила мать умолкнуть на полуслове.

– Что – «не»?

Пегги многозначительно показала глазами на изуродованную картофелину в руке дочери.

– Не умеешь картошку чистить.

– Не умею! – Ари швырнула картофелину на стол. – Меня уже тошнит от картошки!

– Вот как? Тебя никто не заставляет здесь сидеть. Отправляйся домой и готовься к вечеру встречи.

Ари представила себе, как будет напрягать мозги, припоминая имена бывших одноклассников, которых не видела пятнадцать лет.

– Не хочу.

Руфи медлительной походкой прошла к холодильнику.

– А хочешь, пойдем с нами в кино – со мной и Коем.

– Нет, спасибо. Вам нужно побыть вдвоем, пока еще есть такая возможность.

– Мы ждем малышей не раньше чем через шесть недель. – Руфи потерла поясницу. – Хотя иногда мне кажется, что они торопятся на свет Божий.

Пегги встревожено нахмурилась, очень она переживала за невестку.

– Тебе нужно бы остаться дома и отдыхать.

– Я и здесь могу отдохнуть. А дома одной оставаться – терпеть не могу. Кой с Кевином в море, пора бы им уже вернуться с уловом. Он рассчитывает получить работу на строительстве нового банка, так что вечером непременно вернется.

Ари вспомнила, как ее старший брат построил невероятно изысканный, сложный скворечник.

– Он всегда чувствовал себя увереннее с молотком и гвоздями.

– Не все мужчины созданы для моря, – заметила Пегги. – В этом нет ничего плохого.

– А иные считают – ничем больше в жизни заниматься невозможно, – пробормотала Ари.

– И их уже не изменишь. Боль приходит от жизни без них, доченька.

– Эдди погиб, – тихо ответила Ари и поднялась, уставившись в проем двери на доки. – Вот где боль, мам.

– Я с этим и не спорю. – Голос Пегги был полон нежности и сострадания. – Но тебе пора уже справиться с той болью, пересилить ее.

– Думала – мне это удалось.

– Нет! – решительно заявила Пегги, качая головой и поглаживая дочь по плечу. – Неужели сама не понимаешь, дорогая? Ты только пытаешься от нее убежать.

Немного погодя Ари стояла у окна своей спальни и прислушивалась к словам матери, эхом звучавшим в ее сердце: «… пытаешься от нее убежать»… Неужели это правда? Она сбросила одежду, в которой работала на кухне, и схватила халат. Вечер встречи начинается через час. Значит, убегаю, да? Есть только один способ выяснить, правда ли это.

Собравшиеся выглядели довольно обычно, ничего выдающегося. И не все выпускники семьдесят пятого года чувствовали себя уютно в шумном коктейль-зале популярного «Гэнсетт-клуба». Встреча неофициальная – ни табличек с именами, ни шариков, ни классных списков. Кое у кого Ари заметила школьные альбомы, – жаль, не взяла свой. Не из сентиментальных соображений, просто с альбомом легче распознать однокашников в незнакомых, солидных людях, расхаживающих по залу с бокалами в руках.

– Эй, Саймон!

Ари услышала это, когда прокладывала путь сквозь толпу. Последние полчаса она провела, вежливо улыбаясь людям, которые вежливо улыбались ей в ответ, и время от времени встречая друзей раннего детства – из тех, кто помнил еще, как она набивала рот грязью, сидя в песочнице. Ей протягивал руку радостно улыбавшийся мужчина:

– Ариана? Помнишь меня?

– Джонни Кеньон! Конечно!

Ари сразу перестала нервничать: наконец она кого-то вспомнила. Да и вообще, как получилось, что за два часа встречи выпускников она превратилась в полнейшую идиотку? Держись, Саймон!

– Ты классно выглядишь. Нисколько не изменилась.

– Ты тоже, – соврала она.

– Чем занимаешься?

– Преподаю в Монтане.

Джонни присвистнул.

– А вид у тебя не преподавательский. Семья, дети?

– Пока нет. – «Пока нет»? Ну ладно, будем считать, что я оптимистка. Где-нибудь на Западе наверняка найдется еще один подходящий фермер, который вовсе не жаждет ловить в океане рыбу.

– Я изредка вижу твоих братьев в городе.

– Они по-прежнему живут в Наррагансетте! – Ари пыталась перекричать «Роллинг Стоунз» – песня рвалась из ближайшей колонки, кто-то включил на полную громкость.

– Приятно снова увидеть тебя! – Он растерянно пожал плечами на орущий громкоговоритель и отошел.

Ну, что теперь? Женщина, когда ее одолевают сомнения, может либо отправиться в дамскую комнату, либо вскарабкаться на стул в баре и слегка пофлиртовать с барменом. Но в данном случае бармену оказалось лет тринадцать, не больше, и он был слишком занят, чтобы найти время для флирта со старой девой из Монтаны.

– Могла бы подождать меня, – произнес ей прямо в ухо низкий голос.

Ари обернулась: Макс, такой красивый в голубой рубашке, подчеркивающей цвет глаз, с потемневшими от загара скулами; сильные загорелые руки скрещены на груди.

– Это было ни к чему, – заявила она.

– Вот как?

Она решительно закивала.

– Послушай, – может быть, он что-нибудь разберет за грохотом музыки, – до того как я отправилась с тобой в постель, у меня тоже была своя жизнь. Мне тридцать два, я живу самостоятельно, сама принимаю решения и…

Он выругался, схватил ее за руку, потянул в сторону веранды и остановился лишь тогда, когда они оказались снаружи, на узкой каменистой полоске берега. Там он ее, наконец, отпустил и вдохнул полной грудью свежий запах моря.

– Я скучал по тебе. Эти четыре дня оказались такими длинными, но прибыльными.

– Что ты пытаешься доказать?

Рок-н-ролльный мотив доносился сюда едва слышными гитарными переборами; ноздри Ари щекотал аромат прибоя.

– Именно это я у тебя собирался спросить, – огрызнулся он. – Ты прямо на дыбы вставала, так не хотела идти на эту встречу. Что же заставило тебя передумать?

– Я тебе это позже объясню. – На Ари вдруг навалилась страшная усталость. Она так сильно скучала по нему, ненавидела каждую минуту, которую он проводил в море. И вот теперь он стоит перед ней – сильный, бесподобно красивый и… живой. А она может лишь препираться с ним, потому что так злилась, пока его не было рядом. – Можешь оставить свои пещерные замашки для кого-нибудь другого.

– Я знаю, сколько тебе лет, и прекрасно сознаю, что у тебя есть собственная жизнь, ты довольно часто мне об этом напоминаешь, но могла бы хоть избавить меня от бесполезной поездки к тебе домой.

– Я не знала, что вы вернулись, – солгала Ари: уезжая из магазина, она видела, как «Миллион» входит порт.

– Ты не хотела, чтобы я пошел с тобой.

– Если ты, в самом деле, так считаешь, то зачем пришел сюда?

– Дурак, наверно, – пожал он плечами. Стоило бы согласиться… но ее вдруг обуяло чувство вины за эту глупейшую ссору. И правда, могла бы оставить ему записку, а не лететь сюда сломя голову. Но она действительно не хотела, чтобы он приходил сюда с ней, чтобы он слишком много узнал о ней. У нее было ощущение – знание даст ему власть. И тогда он сможет причинить ей боль. Власть – чтобы излечить.

– Вот что, Макс. – Она опустила ладонь на его руку, не затем ли, чтобы не пустить больше в море? – Скорее всего, ничего у нас не выйдет. Ты ужасный собственник, а я не привыкла к подобному обращению.

– Придется привыкнуть! – прорычал он, сверкнув устремленными на нее сверху вниз глазами. – Еще как придется, черт возьми!

Идиот упрямый! Она убрала ладонь.

– Это моя встреча, и…

– Мне казалось, что тебе нужен спутник.

– Вовсе нет. – Она не желала доставлять ему удовольствие признанием, что он прав. – Я провела здесь час – и ни минуты не скучала.

– Иными словами, ты предлагаешь мне проваливать.

Ари, уже не в силах остановиться, равнодушно пожала плечами. Сейчас ей хотелось только одного – поскорее исчезнуть с Род-Айленда.

– Отлично. – И, не произнеся больше ни слова, Макс развернулся, поднялся по крутым деревянным, ступеням на крыльцо и скрылся внутри отеля, оставив Ари стоять в одиночестве в сгущающихся сумерках.

Она вздохнула, сунула руки в карманы ярко-кораллового платьица на тоненьких бретелях и в свою очередь принялась медленно подниматься по ступенькам. Не последовала за Максом, свернула за угол и прошла по веранде в сторону стоянки. Макс заказал двойное виски и устало откинулся на стойку бара. Он не переживал, что заявился на вечер без приглашения, – в конце концов, у него наверняка здесь больше знакомых, чем у Арианы. Он заплатил за выпивку и уже сделал глоток, когда музыка внезапно умолкла и взвизгнул микрофон. Взволнованный голос провозгласил: «Выпуск – семьдесят пять!» В зале раздались жидкие аплодисменты и несколько выкриков, кто-то даже свистнул. В другом настроении Макс улыбнулся бы. Толпа перед баром заслоняла от него говорившего, но не все ли ему равно?

Он приложил чертову уйму усилий, чтобы попасть сюда сегодня, а Ари даже не оценила этого. Сейчас он допьет бокал и отправится восвояси. Сегодня в его постели не будет женщины – не будет теплой, любящей Арианы, которая раскроет объятия вернувшемуся из рейса моряку. Он, должно быть, сошел с ума, когда решил, что будет именно так.

– Минуточку внимания, если можно! – Оратор не стал дожидаться полной тишины. – Сегодня мне хотелось кое о чем вам рассказать, но сначала давайте поаплодируем человеку, собравшему нас вместе, – выдающемуся президенту нашего класса Барни Чарпентеру! – Барни поднялся и изобразил поклон, а оратор-доброволец продолжал: – Я вам прочитаю несколько писем. Наши бывшие одноклассники, которым не удалось попасть на сегодняшнюю встречу, нам написали. – Он огласил несколько теплых писем от далеких друзей, а потом попросил почтить минутой молчания память тех, кого не стало: одна пара погибла в автокатастрофе; еще один человек умер от рака; а Эдди Бартон смыт с борга своей лодки в море.

Макс выпрямился, аккуратно придерживая бокал, чтобы ни один звук не нарушил молчания. «… Смыт с борта своей лодки в море»? Он подождал еще пару минут; объявления иссякли, вновь загрохотали колонки, и он принялся прочесывать толпу в поисках Ари. Минут двадцать терпеливо подпирал стену неподалеку от дамской комнаты, потом медленно направился к группе знакомых из Галилеи. Ему необходимы ответы на все вопросы, и, если Ари дать их ему не желает, он найдет того, кто ответит.

– Ты смылась украдкой, – уличил он Ари, открывшую кухонную дверь.

– Ничего я не смывалась, – миролюбиво оправдалась она. – Просто села в свою машину и уехала. На виду у всех.

– В грузовике ждет ужин, – сообщил Макс; заходить к Саймонам не хотелось – он мечтал о разговоре с Ари наедине, а дом Саймонов не то место, где такой разговор получится. – Поедем ко мне, поужинаем. – И, увидев, что она колеблется, добавил: – Ты ведь не ужинала.

– Нет.

– Тогда в чем проблема?

– Да никаких проблем. – Ари открыла дверь пошире. – Заходи, подождешь, пока я оставлю записку. Мальчики на свиданиях, родители нянчат внуков, пока Расс и Карен бегают по магазинам, выбирают ковер. Все думают, что я еще не вернулась со встречи.

– Ты пропустила объявления. – Макс, следил, как она шарит в ящиках комода в поисках ручки. – Или нет?

Ее озадаченный взгляд подсказал ему – да, она ушла до выступления своего одноклассника.

– А что там такое было?

Он смотрел на нее не отрываясь.

– Эдди Бартон утонул. Все почтили минутой молчания его память. И еще нескольких умерших друзей.

Она уже наклонилась над столом, чтобы написать записку, – и теперь замерла. Упавшие на щеку волосы закрыли ее лицо.

– Но я уверен, что тебе уже было известно о смерти Эдди.

– Да. Мне уже было известно об Эдди. – Голос ее был едва слышен.

Макс шагнул ближе. Ему хотелось прикоснуться к ней, но он не знал, заметит ли она это вообще. – Ты расскажешь мне об этом? Она подняла к нему лицо с сухими глазами.

– Я любила Эдди Бартона в выпускных классах. Светловолосого, кареглазого Эдди. Летом волосы у него выгорали до белизны, становились светлее, чем брови, будто природа подшутила над ним. Он был моим лучшим другом в начальной школе, моим учителем в средних классах и моим любимым – в выпускных.

– И что же дальше?

– Я не была ни заводилой, ни королевой красоты, ни хотя бы отличницей, но я была девушкой Эдди Бартона и собиралась стать женой Эдди Бартона, как только уговорю родителей позволить нам пожениться. – Она замолчала, смахнула волосы со щеки и подняла глаза на Макса. – У тебя, разумеется, нет никакого желания все это выслушивать. Твой ужин стынет.

– Пойдем ко мне. – Макс взял ее за руку.

Не надо быть гением, чтобы догадаться об окончании этой истории. Его пугала бледность, разлившаяся по лицу Ари. Он крепко сжал ее ледяную ладонь и не отпускал, хотя она взяла сумочку, выключила свет на кухне и повернула в двери ключ. Лишь когда они, спустя несколько минут переступили порог его дома, он вздохнул свободнее. Ари, с пиццей в руках, направилась было в сторону кухни, но Макс удержал ее за плечо:

– Давай поужинаем наверху.

– В постели?

– А почему бы и нет? – И, легонько стиснув ее плечо, отпустил. – Я пока принесу содовой, а ты поднимайся.

Когда он вошел в спальню, Ари, скрестив ноги, сидела на кровати. Он только сейчас заметил, что она переоделась после встречи выпускников – в рубашку с длинными рукавами и желтой надписью «Страна бескрайнего неба» и джинсы, нежно-голубые, почти белые. Сандалии валялись рядом, на ковре.

Макс опустил упаковку из шести банок диетколы на постель рядом с Ари, туда же, поближе к пицце, упала стопка одноразовых тарелок. Ари вытащила у него из-под мышки рулон бумажных полотенец и отмотала пару футов.

– А что, если мы накрошим на это покрывало?

– Почистим. – Макс равнодушно пожал плечами. – Наслаждаться пиццей в постели – одно из высших удовольствий в жизни.

Ари уже распечатала коробку, положила один кусок на тарелку и протянула ее Максу:

– Вот, бери. Приятного аппетита. – Положила и себе, слизнув с пальцев липкий сыр. – Отлично, еще теплая.

Он подождал, пока она съест два куска и откроет банку колы. Пусть к ней вернется нормальное состояние, прежде чем он снова начнет расспрашивать. Может быть, Ари думает, что он уже покончил с вопросами, но она ошибается, он просто ждал подходящего момента.

– Ты очень спешно ушла из «Гэнсетт».

– Вовсе нет. Побыла там сколько хотелось и ушла.

– Поправка: сбежала.

Она нахмурилась, глядя на него, и резко выпрямилась на постели.

– Мне кажется, это нечестно.

– Пусть так. Расскажи мне, как вы собирались пожениться.

– Это не очень-то интересно.

– Мне – очень.

Она отвела взгляд, вытерла руки полотенцем.

– Мои родители настаивали, чтобы я поступила в колледж, поэтому я работала на полставки секретарем и одновременно училась. Эдди же стал рыбачить на траулере своего дяди. Через пять лет мы по-прежнему были вместе и планировали свадьбу. К тому времени Эдди с двоюродными братьями купил собственную лодку и зарабатывал уже приличные деньги.

Макс молчал, понимая, что последняя часть будет очень нелегка для нее.

– И что же случилось?

– Все та же старая история, Макс. – Улыбка коснулась ее губ, но не глаз. – Отучился ужасный шторм. Закончить можешь сам.

– И ты уехала из Род-Айленда.

Она отрицательно покачала головой.

– Не сразу. Мне потребовалось еще два года, чтобы получить диплом, и только потом я нашла место так далеко от Род-Айленда, как было возможно.

– И отъезд в самом деле помог?

Глаза ее блестели от непролитых слез, когда она взглянула на него через всю широкую постель.

– Конечно, черт возьми.

– В Монтане никто никогда не умирает?

– Только, не в море. – Она вызывала его на спор, и ему дьявольски не терпелось ответить ей тем же.

– Никто не гибнет в горах, никого не задирает медведь, не лягает до смерти лошадь?

– Со снежными лавинами и дорожными авариями я могу смириться.

– Откуда ты знаешь?

Она молчала.

– Я больше не хочу об этом говорить, – наконец произнесла она и стала собирать остатки ужина с постели. – Люди постоянно умирают, Ари.

– Я признаю этот факт.

– Оставь в покое мусор! – приказал он и, протянув руку, обхватил ее запястье. – Ты поднимаешься и убегаешь всякий раз, как возникает эта тема.

Она устремила на него взгляд.

– Да, до сих пор у меня это получалось.

– Позволь своей боли уйти, любовь моя! – взмолился он. – Перед нами целый мир. Не разрушай его.

– Сейчас есть только я и ты – и лето. И они подходит к концу.

– Ты это постоянно повторяешь. Неужто ты и в самом деле считаешь, что все кончится, потому что ты улетишь на свой Запад?

– А ты думаешь, у тебя есть шанс?

– А ты так не думаешь?

Он все видел: как она отчаянно старается скрыть свои чувства; мучительно пытается, пока молчит, найти нужные слова для ответа. Кажется, она убеждена, что обязана сложить свои чувства в чемодан, закрыть его и убрать на самую верхнюю полку кладовки.

Ари вытащила руку из хватки Макса и нежно погладила его по щеке.

– Я не знаю, Макс. Просто не знаю.

– Может, ты и не знаешь, солнышко, – он осторожно привлек ее к себе. – А я знаю.

Слезы, обжигающие, неожиданные, струились из-под ее ресниц… Мощное тело Макса слилось с ее телом, он не останавливал мерного ритма движений, внешне безразличный к буре охвативших ее эмоций. Водоворот горьких воспоминаний смешался с наслаждением, что дарил ей Макс, и Ари до боли закусила губы, чтобы не расплакаться. Пусть остановится время, продлится это неземное блаженство… И вместе с тем боль так рвала ее сердце, что она не знала, выдержит ли еще хоть миг.

Захватив ее врасплох, по телу пробежала волна дрожи, и толчки Макса, продлевая ее наслаждение, стали глубже, мощнее. Ари закричала, и через несколько мгновений эхом отозвался крик Макса, крепко притянув ее к себе, он прижался губами к ее солоноватому от слез виску.

– Все будет хорошо, – шепнул он.

Ари не ответила. Горло сжало будто тисками, и она разрыдалась бы, если б произнесла хоть слово. Он повернулся на бок, привлек ее к себе и пристроил ее голову на своем плече. Она вдыхала дивный запах его кожи. Если бы навеки остаться в его объятиях… Уставшая, измученная, она закрыла глаза и тихонько всхлипывала, пока не окунулась в сон.


– Ты уже можешь говорить?

– Конечно, – кивнула Ари.

Часы показывали почти восемь, и она уже успела без единого слова, молча выпить полкофейника. Вокруг нее ворохом лежали смятые простыни, а сама она восседала на постели, подоткнув под спину пару огромных подушек Макса. С трудом удалось ей отвести взгляд от захватившей внимание груды писем с именем Макса на конвертах, что была свалена на полу рядом с кроватью. Удивительно, как это она не наступила на них вчера вечером. Увидев, как она поспешно отвела взгляд, Макс нахмурился.

– Давай-давай! Можешь читать. В конце концов, объявление-то давала ты.

Ари выводил из себя уже тот факт, что письма лежали тут, в его спальне. А если она их еще и прочитает – наверное, просто взорвется.

– Нет, благодарю покорно.

Он наклонился и взял сверху один конверт.

– Вот, пожалуйста, одна дама. – Он взглянул на почерк, потом снова на Ари. – Ищет любителя приключений; живет на Блок-Айленде, обожает гонки на яхтах.

– Звучит превосходно. – Ари не собиралась спрашивать у Макса, почему ответы на объявление лежат у него в спальне – или же почему среди конвертов так много распечатанных. Стало быть, он их читал – заинтересовали.

– Ничего себе улов, а? – кивнул Макс в сторону груды писем.

– Да уж! – рявкнула она в ответ, не в силах справиться с раздражением.

А ведь вся эта чертовщина, задуманная с целью отвлечь внимание Макса на кого-то другого, прежде всего ее собственная идея. Да она просто идиотка.

– Ты разве не хочешь их просмотреть, выбрать идеальную для меня подругу? – Улыбнувшись, он оперся коленями на кровать и бросил на простыни непрочитанные письма. – Можешь гордиться, солнышко, ты написала чертовски заманчивое объявление.

– Я лишь перечислила твои… потребности, – возразила она и немножко подвинула ноги, чтобы он не раздавил их своим весом.

– Но ты еще и описала меня. – Он хмыкнул. – Причем так, что я стал выглядеть помесью Кевина Костнера и Эррола Флина.

– Это еще кто такой – Кевин Костер? – поддразнила она, улыбаясь в темные глаза Макса. И тем не менее, он прав: она составила неотразимое описание внешности мужчины, против чьих чар сама не устояла. – Собираешься позвонить любительнице регаты?

– Ммм… – помотал он головой, подтягиваясь к ней поближе. – Привлекают противоположности.

На кровати захрустела бумага, когда Макс, склонившись над ней, прижался к ее губам горячими, требовательными губами. Ари обхватила ладонями его лицо, наслаждаясь приятным покалыванием его утренней щетины. Он поднял голову и долго-долго смотрел на нее.

– Как ты? Все хорошо?

– Да, я чувствую себя… гораздо лучше.

Ари казалось, что она стала легче на много фунтов, как будто вчерашние слезы растопили всю тяжесть, камнем лежавшую на ее сердце. Ни встреча выпускников, ни рассказ Максу об Эдди ее не убили. Если не считать припухших глаз, от прошлой ночи не осталось никаких неприятных последствий. Вот только при первой же возможности она засунет все эти письма под кровать. С глаз долой – из сердца вон.

– Замечательно. – Макс поднялся с кровати и, отойдя к окну и засунув руки в карманы джинсов, замер, глядя на залив.

– А ты как? – Он снова повернулся к ней.

– Я влюбился в тебя с самой нашей первой встречи. Ты знала об этом?

Он не увидел, как она заморгала, – опять уставился в окно.

– Я… я тоже люблю тебя, Макс, – тихо ответила она и сама удивилась собственным словам. Потолок не обрушился, гром не грянул, мир не рухнул из-за того, что она призналась в любви Максимилиану Коулу.

Он рывком обернулся – и оказался в футе от кровати; лицо его казалось каменным.

– Тогда сделай что-нибудь.

– Я ничего не могу…

– Нет, можешь! – перебил он. – Можешь! Останься в Род-Айленде, Ари. И мы все решим вместе.

– Каким образом? Ты что, прекратишь ловить рыбу? Перестанешь уходить в море?

Вопрос ее был встречен молчанием. Синие, как океан, глаза бесконечно долго не отрывались от ее глаз.

– Это моя жизнь. Моя работа.

– У тебя есть завод.

– Я не могу провести остаток жизни в кабинете.

– А я не могу провести остаток моей жизни, мучаясь вопросом – вернешься ли ты в порт целым и невредимым.

– Я не представляю, как бороться с этим, любовь моя. – Он протянул к ней руки, умоляя понять его. – Не может же такого быть, тебе кажется, что я погибну, всякий раз, как ухожу в рейс?

Резкий звонок телефона разорвал молчание. Ни он, ни она не пошевелились, чтобы снять трубку, пока Ари, наконец, не отвела взгляд от Макса. Обогнув кровать, он поднес трубку к уху.

– Алло. – Кончики его губ опустились. – Когда? – Он посмотрел на Ари, и резкость его тона ее удивила, она поняла, что звонок касается ее. – Да, она здесь… Конечно. – И положил трубку.

– Что такое? – У нее вдруг сжалось сердце.

– У Руфи начались роды, но там не все гладко, и Пегги нужна твоя помощь. – Кой еще до завтра не возвратится.

– С ним связались по радио, но пока он вернется… сможет чем-то помочь…

Ари вскочила с кровати, отпихнула в сторону письма и огляделась в поисках своей одежды.

– Что это значит – не все гладко?

– Роды-то преждевременные, солнышко. Это все, что сказала твоя мама.

– А где они? В больнице Саут-Каунти?

– Да, пока там.

– Что это значит?

– Думаю, нам стоит туда поехать и на месте все выяснить.

– «Нам»?

Макс улыбнулся и кончиком пальца тронул ее щеку.

– А ты этого еще не поняла?

Глава десятая

Внучки, которых так ждали Пегги и Расти, родились в субботу, в половине двенадцатого утра. Их папа и дядя Кевин все еще были в сорока милях от берега, и им предстояло заполнить последние четверть трюма и отсортировать несколько тысяч фунтов рыбы. Тетя Карен хотела побыть в больнице, а дядя Расс сидел с детьми. Он с нетерпением ожидал рождения малышей – успеть бы вытащить сети с омарами, пока какие-нибудь любопытные туристы не уничтожили весь дневной улов. Линда оставила двоих своих карапузов у соседки, она прекрасно помнила, каково ей было, когда полтора года назад родился их первенец, а Кевин-то – в море. Дедушка Расти отослал Джоя и Джимми домой, а сам продолжал вышагивать по приемному покою больницы вместе с капитаном Коулом. Руфи чувствовала себя неплохо, но малышки родились совсем крошечными – каждая едва дотягивала до четырех фунтов.

– Я и омаров ловил куда больше, особенно в былые дни, – сообщил Расти Максу, остановившись у выхода из комнаты ожидания.

– Ресторан Джорджа Бэнка, – кивнул Макс, может, Расти хоть немного отвлечется от тревожных мыслей о новорожденных внучках.

– Да уж, четырехфунтовая треска и сорокафунтовые омары, – ухмыльнулся Расти. – Ты тоже помнишь эти времена, сынок?

– Конечно, – кивнул Макс.

– А теперь уходим на полторы сотни миль, и все равно, даже с датчиками, что поставил в этом году на сети, не уверен, что наловлю достаточно и расплачусь за судно. – Расти помолчал. – Деньги теперь совсем не те, что раньше, сынок. И уловы не те. Мои ребята не слушают – это, наверно, у них в крови, – но ты-то… ты-то теперь умнее.

– Я такой же, как все.

– Но у тебя есть завод отца, и тебе удалось выйти на международный рынок. Заграница – вот где теперь будущее.

– Да, над этим и работаю, – согласился Макс: они с Джерри все решали, кто из них осенью отправится в, Японию, в командировку, и все откладывали.

– А как с моей дочерью?

– И над этим тоже работаю, сэр. – «Сэр» он добавил как знак искреннего уважения.

– Собираешься на ней жениться? Честно скажу, мне не понравилось, что она провела у тебя ночь. Конечно, Ари взрослая, ей самой решать… но я хочу, чтобы с ней обращались порядочно.

Макс взглянул через всю комнату на Ари: не успела даже причесаться как следует, и все равно – она прекрасна. Если не считать рубашки, неприятно напоминавшей о Монтане.

– Я женюсь, если она согласится.

– Гмм… Она дьявольски независимая женщина.

Макс так и не понял, смеется отец Ари или хмурится, выражение его лица скрывала рыжая борода.

– Да, сэр, – на всякий случай подтвердил он.

– Считает, что в состоянии все решать самостоятельно.

– Я это ценю, но иногда она меня просто сводит с ума.

– Не может же она приковать себя цепью к палубе, сынок. Если захочет быть с тобой, пусть это лучше будет ее собственное решение.

– Она захочет! – решительно заявил Макс, следя за направляющейся к ним Ари и прекрасно понимая, что лжет никакой уверенности у него нет и в помине.

– Врач сказал, что мы можем повидать Руфи, как только она очнется после анестезии. Обычное кесарево сечение, – проинформировала всех Ари.

– «Обычное»? – Расти не поверил своим ушам. – Ты же знаешь врачей – они всегда спокойны. – А малышки как?

– Кажется, неплохо. Педиатр, доктор Борд-Как-Его-Там, отпустит их домой, как только немного окрепнут. Девоньки крохотные, но здоровенькие.

– Саймоновское племя, крепкое! – Расти явно пытался подбодрить себя.

– Верно, папа. – Ари стиснула его руку.

– Давайте-ка я сейчас поеду на завод и попробую связаться с «Пегги Лу» по радио, – предложил Макс. – Кой там, наверно, с ума сходит.

– У них пока нет имен, – напомнила Ари. – Может, папочка подаст на этот счет какие-нибудь идеи.

– Папочка сам, скорее всего, забыл, как его зовут, – глубокомысленно прокомментировал Расти и потрепал Макса по руке. – Постарайся-ка его успокоить, тебе это проще.

– Обязательно. – Макс увлек Ари по коридору к выходу. – Скажи мне правду. – Они уже стояли у машин, на них дохнуло жаром. – Как малышки?

– Правда хорошо. Двойняшки, как правило, рождаются преждевременно, никто особенно не удивился. Доктор говорит, что они прекрасно развиты, но некоторое наблюдение все-таки требуется.

– Тем лучше. – Макс обернулся на здание, откуда они только что вышли. – Ненавижу больницы.

– Спасибо, что побыл с папой. Мужской поддержки у нас, к великому сожалению, не хватает.

Он заглянул в ее встревоженное лицо.

– Эй, Ари, все будет нормально, держись!

– Знаю. – Голос у Ари дрожал. – Девочек отправят в больницу в Провиденс, а Руфи уже через пару дней сможет вернуться с нами домой. Мама намерена заботиться о ней и баловать, другой семьи у нее нет.

– Семья – это очень важно.

– Да, мне так всегда и говорили. А где твоя семья?

– На улице жарища неимоверная, и ты у стоянки машин наконец-то задаешь мне личный вопрос. Леди, вы не могли выбрать менее удачное время.

– Ты ворчишь потому, что мало спал ночью? – Ари подняла к нему улыбающееся лицо.

– И не завтракал, забыла? Как насчет ленча?

– Нет, спасибо, Я останусь здесь, надо поддержать папу. – Она поднялась на цыпочки и поцеловала его на прощание. – Сообщи мне, если свяжешься с Коем.

– Конечно. Я сейчас прямо на завод.

– А я попозже займусь похлебкой. Вряд ли мама сегодня в состоянии работать. До встречи.

– Ну да. – Он не удержался еще от одного поцелуя. – У нас есть о чем поговорить.

«Нет, не о чем», – чуть не выскочило у Ари, но она лишь молча проследила, как Макс пересек стоянку, забрался в свой фургончик и уехал, а потом и сама поднялась по ступенькам к входной двери больницы. Да, она встретится с Максом, но не станет говорить с ним о возможности остаться в Род-Айленде, о жизни с ним. Бросить работу? Но ей в этом году предложат постоянное место. Работа, конечно, не лучшая в мире, да и, кроме того, в Монтане иногда дует такой ветер из Канады, что на ходу замерзаешь, но все равно… Это ее дом, и она этот дом любит. Горы и прерии; люди, с которыми она общалась; даже бифштексы за обедом в кафе «Три медведя». Еще – покер по пятницам, окрестные ранчо и вестерн-бар на востоке города, где субботними вечерами играл оркестр. Она любит все это. Как приятно по воскресеньям, когда снегопад окутывает город, проверять сочинения и выставлять отметки. А выводить из себя западных друзей, болея в футбольные сезоны за «Патриотов Новой Англии»? Ей по сердцу ее квартирка, – хотя она уже скопила на первый взнос за небольшой дом и собиралась этой осенью купить его. В общем, Боузмен – ее дом.

Ари попыталась представить себе Макса в Монтане… Нет, картинка расплывается. Вообразить его в своей удобной двуспальной кровати – это да, но не больше. Максимилиан Коул будет точно соответствовать выражению «как рыба, выброшенная на песок», если попытается пустить корни в сухопутной Монтане.

«… Мы все решим вместе» – так он сказал. Ну конечно, Ари прекрасно знает, каким образом. Ей придется порвать со всем – с работой, квартирой, с личной жизнью. Вернуться обратно в Род-Айленд и забыть о своей независимости и спокойствии. Провести всю оставшуюся жизнь в тревоге за человека, которого может смыть волной за борт и чье тело, не исключено, даже не сумеют найти.

И ради чего все это? Ради любви? В прошлый раз ничего не вышло. Она осталась с дипломом, свадебным платьем… и пустотой в будущем. Дом на пирсе… Сиди каждое утро на балконе, в одиночестве, и вглядывайся в океан. Каждое летнее утро, каждый неповторимый вечер… Бесподобная перспектива, так недолго и спятить. Быть может, ради кареглазых, темноволосых малышей? Ари отмахнулась от этого видения: слишком соблазнительно. Выйди она замуж за кого-нибудь на западе – у нее будет столько малышей, сколько она захочет. К тому же Макс и не упоминал о женитьбе.

Беззвучно открылась больничная дверь, вот сколько можно передумать, пока идешь по ступенькам, и Ари прошла внутрь. Отец махал ей с конца коридора:

– Доченька!

– Что, что? – Ари поспешила к нему.

Расти, улыбаясь во весь рот, схватил дочь в медвежьи объятия.

– Руфи проснулась и чувствует себя хорошо! Сказала: «Я знала наверняка, что девочки».

– Может, просто не смела разочаровать маму, – улыбнулась Ари.

– Принеси старику кофе, ладно? – Он отер слезы радости в уголках глаз. – Переволновался я что-то.

На следующей неделе Ари подменяла Пегги в рыбном магазине, изредка возила Руфи в город повидать малышек. Эми Линетт, названная в честь матери Руфи, и Энн Маргарет – в честь Пегги, потихоньку росли и прибавляли в весе. Вот перешагнут отметку в пять фунтов и их отдадут домой.

В промежутках между работой у плиты, поездками в больницу и обслуживанием домашних, кто появлялся к обеду, Ари сумела еще выкроить время – убрать верхние спальни, упаковать несколько коробок с вещами, о которых только Пегги могла сказать, понадобятся ли они ей в новом доме. Ари его уже посмотрела и нашла, что он идеально подходит родителям – если только они избавятся от старья. Ее так и подмывало устроить еще одну распродажу, но времени уже не оставалось. Надо переделать уйму дел до отъезда – и, она была рада, что Макс не появляется.

В четверг после полудня Ари надевала чехлы на старую мебель – еще пригодится, ведь в семье растут пятеро ребятишек. Да и Джим с Джоем отделяются. Покончив с этим, она спустилась на кухню – посмотреть, как дела с обедом.

– Брысь-брысь! Иди-ка, девочка! – Мать замахала руками на Ари, пытаясь выставить ее в гостиную. – Ты этим летом столько всего переделала! Так тебя загрузили работой, вообще больше никогда не приедешь.

– Ничего, мне понравилось, – рассмеялась Ари. Это было правдой, удивительно бодрое, приятное сознание: она снова часть семьи, она что-то значит в этом мире, ибо связана с родными неразрывными узами. Она даже позавидовала Руфи – не столько ее чудесным крошечным дочкам, сколько той защите, что создали Саймоны своей любовью и заботой друг о друге. Наверно, ей будет этого не хватать.

– Иди, займись чем-нибудь другим! – скомандовала мама. – Готовить – слишком жарко. А хочешь выйти с нами за сандвичами – скажи.

– Ты Руфи устроила?

– Да, накупила продуктов – не придется ей теперь толкаться среди туристов в городе. А ее друзья принесли еще и жаркое. Кой сказал, девчушек можно забрать уже на следующей неделе.

– Они просто прелесть, – задумчиво проговорила Ари.

– Не дождусь, когда нянчить их стану. Но твой отец говорит, чтобы я не надоедала, ждала, пока меня попросят.

– Попросят, не сомневайся. – Ари не представляла себе, как молодые мамы справляются и с одним ребенком. А уж заботиться сразу о двоих…

– Позвони капитану. Пусть угостит тебя ужином в каком-нибудь хорошем местечке.

«Хорошее местечко» – это его дом. А еще лучше – прямо в его постели. Ари старалась не думать о том, как сильно тосковала по нему, – и все-таки не удержалась от идиотской улыбки: она его увидит…

– Неплохая мысль, мама. Так я и сделаю.

Дома у него никто не ответил, и она набрала номер офиса. Голос Макса в трубке прозвучал резко:

– «Коул продактс».

– Привет.

– Ари?

– Кто же еще?

– Целую неделю торчу в этом кабинете как на привязи, все время думаю о тебе и о том, когда же я вытащу тебя из дому.

– Сегодня вечером подходит? – Ари не добавила ни слова – мама здесь, в трех футах от телефона.

– Когда?

– Захвачу чего-нибудь на ужин и приеду к тебе через часок. – Она повесила трубку и храбро встретила смеющийся взгляд матери.

– Так, тебе ведь ни к чему оставлять фонарь над входом? – Пегги тщетно пыталась скрыть ухмылку.

– Разве ты по идее не должна сейчас пребывать в шоке? – поддразнила в ответ Ари, соображая, осталась ли горячая вода принять душ, и сдернула с волос резинку – они упали на плечи.

– Твои братцы мне всю душу вымотали, просто не осталось сил для шока. – Пегги потрепала дочь по щеке. – Дала бы тебе кое-какие советы, но ты же их не примешь. Так иди – побудь с Максом, пока можешь.

Макс закружил Ари в объятиях, едва открыв дверь.

– Ты превращаешь в лепешку сандвичи. – Он оторвалась, наконец, весьма неохотно, от его обнаженной груди; пахнет хвойным мылом и еще чем-то теплым, родным… Она с трудом удержалась, чтобы тут же не увлечь его на ковер.

– А я думал – это ты их…

Она приподняла к нему лицо и улыбнулась.

– Огромное спасибо.

– Ну, столько времени прошло…

– Четыре дня?

– Кажется, что гораздо дольше, солнышко. – Он отпустил ее.

При мысли о скором отъезде, через две недели, ее пронзила боль. Зачем она позволила себе этим летом влюбиться?

– Ты голоден?

Уголки его глаз дрогнули, разбежались морщинки, которые она так любила.

– Могу и подождать.

– А как насчет этого? – Ари продемонстрировала пакет с итальянскими «морскими сандвичами».

Макс подсунул один палец под бретельку ее синего топика и спустил ее с плеча.

– Без лифчика? Мне так нравится.

– А сандвичи, Макс?

– Возьмем их с собой наверх и съедим потом. Как это вышло, что ты ни разу не надевала эту мини-юбку?

– Да я ее нашла недавно – в шкафу убирала. Из джинсовки еще.

– И она мне нравится, – пробормотал Макс. Палец его скользнули по ее груди к талии, щелкнули кнопкой на поясе, медленно расстегнули молнию. – Ты же хотел подняться наверх.

– Больше не хочу. – Он уже спускал юбку с ее бедер – так, чтобы она упала на ковер к ногам Ари.

– Ну?.. – У Ари не возникло и тени смущения, что она стоит в прихожей полураздетая. Ожидая реакции Макса, она скинула сандалеты и отбросила подальше.

– Ты их надела, эти сандалеты.

Она избавилась, наконец, от пакета с сандвичами, бросив его на ближайший стул, и с улыбкой обернулась к нему.

– Разве ты не говорил, что тебе хочется их снять с меня?

– Ничего в жизни так не хотел… – глухо признался он, обняв Ари за обнаженную талию и притянув к себе, – шелковые трусики цвета персика соскользнули на ковер. Теплыми губами он согревал ей шею. – Как ты считаешь, мы сможем добраться до ложа?

– Стоит попытаться. – Ари сбросила топик, и Макс подхватил ее на руки.

– Всегда мечтал отнести обнаженную женщину наверх, к себе в постель! – прошептал он, вдохнув поглубже.

Ари обвила его руками за шею, пробормотала невнятно:

– Нужно было… написать об этом в объявлении…

– Чертово объявление! – выругался сквозь зубы Макс, протискиваясь боком в дверь спальни. – Превратило меня в посмешище всего почтового отделения.

Ари потерлась щекой о волосы на его груди.

– Опусти меня, и я тебе все возмещу.

Он положил ее на мягкий матрац и сам последовал за ней. Закатные лучи, рассеянные оконными стеклами, бросали золотистые блики на белоснежные простыни.

– Так нечестно. – Она протянула к нему руки. – На тебе джинсы.

– Ну, это я исправлю, – с гортанным смешком ответил он, откатился от нее и взялся за первую пуговицу на застежке.

Ари остановила его руку:

– Дай-ка мне… У меня быстрее получится.

– Это ты так думаешь! – простонал он, когда он решительно приподнялась на постели, просунула ладонь между тканью и животом, который он услужлив втянул, склонилась над ним и, работая обеими руками, мгновенно справилась с пуговицами.

– А ты вообще когда-нибудь носишь белье? – Ее пальцы скользнули внутрь и осторожно высвободили его из тесных джинсов.

– Только не тогда, когда я знаю, что ты придешь! – резко выдохнул он и стал было приподниматься, собираясь избавиться от джинсов.

Ари толкнула его на место и прижалась нагим телом к его левой ноге – он не мог пошевелиться.

– О-о… – Она заглянула на мгновение в темно-синие глаза, склонилась над его обнаженным торсом. Ее губы покрыли бесчисленными поцелуями его живот, а пальцы не прекращали интимной ласки. – Я тебя никуда не отпущу. – Она еще чуть-чуть склонила голову, соски коснулись легкой ткани брюк.

Какой он горячий и упругий в кольце ее ладоней… бархатисто-щелковый в кольце ее губ… Она услышала его стон, и пальцы его сомкнулись у нес на предплечьях. Он потянул ее на себя, и она безропотно подчинилась. Под его мощным торсом груди ее расплющились, язык властно завладел ее ртом, и Ари зашевелилась, пытаясь раздвинуть его обтянутые джинсами бедра. Она ощущала кожей его растущее возбуждение, объятие становилось все крепче, он не сжалился над ней, даже когда она попыталась сделать вдох. Он оторвался от ее рта, но по-прежнему крепко прижимал к себе.

– Теперь моя очередь, – выдохнул он нежно в ее загоревшуюся щеку и отпустил ее.

Ари молчала, ждала. Макс поднялся, снял джинсы; сильная загорелая спина мелькнула перед ее глазами, еще миг – и он уже снова рядом с ней, на сбившейся постели. Поймал ртом один сосок, легонько потянул губами, разослав дрожь удовольствия по всему ее телу. Потом его рот проложил чувственную дорожку к другой груди, и теперь уже зубы стиснули дразнящей лаской жаждущий кончик…

Она хотела протянуть к нему руки, но он прижал их к ее бедрам с нежной силой и двинулся вниз. Обжигающие, восхитительные волны ощущений охватили Ари – она растворяется в нем… Нельзя даже шевельнуться под упорным замком его рук. Когда она задрожала и выгнулась под его губами, он лишь усилил нажим, дожидаясь, пока утихнет дрожь наслаждения.

– Ты моя… – шепнул он и, скользнув по ее телу вверх, вошел а нее плавным, уверенным, глубоким толчком и замер, придерживая ее, как будто давал ей время запомнить его властную силу и то, как его плоть входит в ее уютную влагу. – Скажи, что это так, Ариана! Скажи сейчас.

Ари провела ладонями по его широкой спине и закрыла глаза в сладостном экстазе.

– Да!.. Да!..

Только тогда он возобновил движение, и ровный ритм глубоких толчков продолжался до тех пор, пока Ари не почувствовала, как знакомое сладкое напряжение зарождается и растет в ней, а потом взрывается изнутри, оставляя ее бездыханной и влажной от пота в объятиях Макса.

Много позже Макс потащил Ари вместе с собой в душ. Она долго намыливала его, наконец, он забрал у нее мыло и потребовал равноправия. Пропитавшись водой насквозь, Ари закуталась в один из гостевых халатов Макса и разыскала на стуле в гостиной пакет с сандвичами. Она устроилась напротив него на кухне, время от времени касаясь босой ступней его ноги, пока они расправлялись с шикарнейшими рулетами из холодного мяса, овощей, жгучего перца и итальянских пряностей. Макс предложил ей разделить с ним пиво, и горьковатая жидкость охладила ей рот.

Потом они сидели на балконе, по очереди отпивая от второй банки с пивом, и расслабленно молчали, наблюдая, как внизу машины огибают стену здания замирают перед светофором – и исчезают из вида. Ансамбль музыкантов настраивал инструменты в бельведере дома напротив. Через лужайку городского парка размеренным шагом брели отдыхающие со складными стульями, одеялами, пакетами с едой – прямо паломники на пути к земле обетованной.

– У нас как будто места в театре, на балконе. – Ари протянула ноги, поудобнее устраиваясь в шезлонге.

– Лучше помолись, чтобы музыка была ничего, то единственный способ от нее спастись – это забраться в грузовик и умчаться куда глаза глядят.

– Ну уж нет, благодарю. – Ари глубоко, со вкусом вздохнула. – Мне и здесь хорошо. Я просто счастлива.

– Пока, – добавил Макс с горечью в голосе.

– Верно. – Она бросила на него проницательный взгляд. – Пока я очень счастлива.

– А завтра? На следующей неделе? Через месяц?

У Ари от волнения заныло в желудке, но она постаралась скрыть свои чувства и ответила голосом, как ей показалось, вполне обычным:

– Завтра я надеюсь тоже быть с тобой. А мои планы относительно следующей недели зависят от того, будешь ли ты на берегу или на борту «Миллион».

– А через месяц, – подхватил он, – ты уже будешь в Боузмене и слишком занята, чтоб хотя бы вспомнить мое имя.

Пятеро длинноволосых музыкантов закончили подключение нескольких миль электропроводки и извлекли несколько пробных нот из своих гитар. Барабанщик ответил раскатистым грохотом.

– Тебе прекрасно известно, что это неправда. Я вернусь, Макс.

– Когда? На следующее лето? – Он обернулся к ней, и взгляд его обжег ее холодом. – И ты думаешь – меня это утешит?

– Макс, не нужно, пожалуйста! – Ари чуть подвинулась, чтобы прикоснуться к нему, но передумала, как только увидела его упрямо сжатые челюсти. – Как насчет Рождества?

– Обычно я уезжаю с друзьями кататься на лыжах. В Джексон-Хоуле прекрасный лыжный курорт. – Гордость не позволила ей добавить, что в этом году она планировала вернуться на Рождество домой – из-за него. Сосчитала дни от отъезда до 15 декабря, когда сядет в самолет, улетающий обратным рейсом, но Максу об этом ни за что не расскажет. Сто двенадцать дней.

– Почему бы тебе не приехать ко мне на День благодарения?

– А зачем? Я и так себе все представляю.

– Ты катаешься на лыжах?

– Мне это занятие всегда казалось бесполезной тратой времени.

– Приезжай ко мне до того, как ляжет снег.

– У меня завод, им нужно заниматься.

Ари не желала показывать, до какой степени ей хотелось заманить его к себе в Монтану.

– Неужели вы никогда не берете отпуска, капитан Коул?

– Пару раз отдыхал, – признался он. – Во Флориде.

– Так стоит попробовать отдохнуть в Скалистых горах. – Она вложила в свой голос всю вкрадчивость и многообещающий соблазн, какие только могла.

Руководитель ансамбля громко приветствовал собравшихся на еженедельный концерт гостей, а Макс… отрицательно покачал головой. Ари понимала, спорить бесполезно: на компромиссы он не пойдет, мнения своего не переменит. Это она должна переехать к нему, но никак не наоборот. Тяжелое молчание повисло между ними, звучала лишь музыка юных исполнителей – вариант известной песенки. Ари, делая вид, что заслушалась, гадала про себя: а не стоит ли ей одеться и уйти домой?

– Никаких обещаний, никаких сожалений, – мягко проговорил Макс и приложил ладонь к ее щеке. – Именно так ты однажды сказала, Ари. А я забыл правила игры, верно?

– А я и не отказываюсь. – Она до смешного обрадовалась, что он больше не дуется, но тревожная мысль грызла ее. – Когда ты снова уходишь в рейс?

– В понедельник на рассвете.

Ари потуже затянула поясок халата, поднялась, ухватила Макса за руку и потянула за собой в дом.

– Отлично. Так у нас с тобой есть еще целых три дня.

Выходные промчались как никогда. Ни она, ни он не упоминали больше о скорой разлуке: обсуждать, искать компромиссы нет никакого смысла. Ари использовала свои секретарские навыки, чтобы помочь Максу с накопившейся бумажной работой в «Коул продакшн». А он таскал мусор и ненужное старье с чердака дома Саймонов на свалку. По вечерам они занимались любовью, заказывали готовые ужины и спорили о том, у кого мороженое вкуснее. Перед тем как в воскресенье вечером отправиться на судно, Макс вручил Ари ключи от дома.

– Вот, возьми. – И опустил кольцо с ключами ей в ладонь. – Приходи, когда захочется тишины и покоя. – Ты что, ждешь, чтоб я и в дом твой забилась?

– Ну конечно. – Уголки его синих глаз дрогнули. – Но если честно, надеялся, что ты будешь ждать меня здесь в пятницу вечером.

– Очень даже возможно, – улыбнулась Ари, но сердце у нее стиснуло болью при мысли – он снова уходит в море… Прежде чем она нашла слова для возражений, губы Макса слились с ее.


– Эй, глупышка! Тебя!

Ари вытерла руки кухонным полотенцем и взяла трубку из руки Джоя.

– Алло!

– Ари? Это Барбара Картер, жена Джерри.

– О, привет!

– Макс попросил меня позвонить. Сообщить, что вернется только рано утром.

Ее охватило разочарование: на сегодняшний вечер она планировала ужин и обольщение – и не обязательно именно в таком порядке. – А-а… ну спасибо, что предупредила.

– Я надеялась, мы еще разок встретимся вчетвером, прежде чем ты улетишь в свою Айову…

– Монтану, – фыркнув, поправила Ари.

– Ну да, верно – в Монтану. Как я могла спутать: ковбои, тяжелые ботинки, Джон Уэйн…

– Лошади, отличный скот и трава прерий. Вам бы как-нибудь приехать и на все это взглянуть.

– С удовольствием, Ари. Как знать, может, появимся однажды у тебя на пороге и потребуем бесплатную экскурсию.

– В любое время. В воскресенье Джерри принимает командование «Миллион»?

– Нет, в понедельник. – Ари услышала тревожные нотки в голосе Барбары. – В данный момент он в постели, колики в животе. Не станет завтра к вечеру лучше, придется везти его к врачу.

– Бедняжка… вам помочь?

– Да ничего, – к Барб вернулась природная веселость, – он у меня крепкий. Уверена, завтра будет в форме. Ах да, я слышала, жена Коя родила двойню. Мальчики или девочки?

– Девочки. Мы все в восторге. На следующей неделе их привезут из больницы.

– Поздравь от меня Коя и его жену, ладно?

– Конечно. А ты передай Джерри – пускай выздоравливает.

Ари неохотно повесила трубку, какая жалость, что ей не удалось поближе узнать Барбару. Дружеское расположение этой хорошенькой блондинки стало неожиданным сюрпризом после того глупейшего эпизода на свадьбе… Ари чувствовала себя неспокойно. Через десять дней уезжать, а она, кажется, ни одного дела толком не закончила этим летом. Родительский дом ее стараниями почти пуст, но они что-то не выказывают особого желания переезжать в новое жилище.

К тому же она совершила смехотворную ошибку – влюбилась в человека, который хочет подчинить ее своим собственным условиям. О том, что происходит здесь, уж умолчим.

Единственное ее неоспоримое достижение, перечистила горы картошки, чему доказательство волдыри на большом пальце. Внесла, значит, свою лепту в несколько сот галлонов рыбной похлебки и соответственно в банковский счет своей матери. Пегги соблазнилась мягким диваном с велюровой обивкой.

Еще десять дней – и лето уйдет в прошлое. Усилием воли Ари заставила себя больше не думать об этом. Сегодня вечером или завтра на рассвете вернется Макс. Она будет ждать его у него в доме, а может быть, у него в постели, совершенно бесстыдным образом, потому что, когда остается десять дней, чтобы любить человека, которого любишь, тут не до ложной гордости или скромности. Ничто не должно становиться на пути этого чувства.

Глава одиннадцатая

– Ари? – прошелестел нежный шепот у ее уха. Ари приподняла руку, отмахиваясь.

– Пойдем на пляж?

Кончиками пальцев она нащупала свежевыбритую щеку – и рука снова безвольно упала рядом.

– Что-что? – пробормотала она, глубже зарываясь в подушки.

– Пляж, – повторил Макс и смахнул спутанные пряди с ее лица. – Песок, вода, прилив, чайки. Вспомнила?

Голос врывался в ее затуманенное сном сознание; Ари вытянулась на постели, пытаясь разомкнуть ресницы, перевернулась на спину и встретила смеющийся взгляд Макса.

– Эй, привет, да ты дома!

– А ты – в моей постели. Мне это нравится.

– Старалась не заснуть, но вот… ничего не вышло.

– Ты, по-моему, и сейчас не очень-то проснулась. – Он легко поднялся с матраца: белоснежная футболка подчеркивает бронзовый загар, знакомые черные плавки… – Внизу тебя ждет целый кофейник. Я пока соберу ленч, а потом заедем к тебе – возьмешь купальник.

Ари с трудом поднялась и села на постели.

– Это ни к чему, он у меня с собой, вчера вечером купалась. Послушай-ка, Макс…

Но он уже стоял у двери.

– Ну порадуй меня, солнышко! Рейс был долгим, мне так нужно вновь ощутить землю под ногами.

– Ладно, я потороплюсь. – И в самом деле заторопилась: утренняя порция кофеина ей куда желаннее, чем пляж. Синева неба заполнила всю ширь окна в спальне. Занимался один из тех жарких, ярких августовских дней, что гнали толпы жителей Род-Айленда на пляжи, к океану. В ванной для гостей Ари быстренько натянула просохший желтый купальник, сверху накинула розовый сарафанчик; почистила зубы, затянула волосы в «конский хвост». Когда она появилась на кухне, Макс возился с посудомоечной машиной.

– Перекусить хочешь?

– Нет-нет, спасибо, я пока подожду.

Она поспешно налила кофе в красную чашку, сделала первый глоток и, подняв глаза, заметила у холодильника открытую бело-голубую сумку – тоже холодильник. Заглянула внутрь: груда упакованных в полиэтилен сандвичей, свежие фрукты.

Макс, очень довольный собой, захлопнул машину и вытер руки бумажным полотенцем.

– Да ты уже в магазин успел зайти.

– Ну да. Мне нравится просыпаться рядом с тобой.

– Жаль, не слышала, как ты вернулся домой.

– Горел свет, а в руках у тебя была книга.

– Вот так всю жизнь, – буркнула она, отхлебывая кофе.

– Раз уж речь зашла о твоей жизни… – Макс не отрывал от нее глаз. – Почему бы тебе не провести всю оставшуюся ее часть в этом доме?

– Не дразни меня.

Расстроенная его словами, Ари изо всех сил старалась скрыть тревогу. Так и есть: он просит ее остаться здесь, в Род-Айленде. Не хочет она и слышать этого! Остаться с Максом – значит жить в раю, если он дома, и в аду, когда он в море.

– Ну понятно, – Он отвернулся. – Я и забыл, ты же еще не выпила десять чашек кофе и не превратилась в цивилизованного человека. Вот, – он налил кофе в яркий пластмассовый термос, – возьми с собой.

Они устроились в нескольких ярдах от кромки воды и прижали по углам ярко-полосатый тик полотенцами и обувью. Ари намеревалась наслаждаться кофе и потихоньку просыпаться, а утреннее солнышко пускай прогревает ее кожу. Они молча сидели рядышком, наблюдая, как постепенно заполняется пляж – тенты, стулья, зонтики… Макс первым прервал дружеское молчание:

– Когда тебе улетать?

– Билет заказан на двадцать седьмое.

– А какой это день?

– Понедельник.

Несколько долгих минут он всматривался в горизонт.

– Сегодня уже восемнадцатое. Всю эту неделю я буду занят на заводе. В рейс до твоего отъезда, возможно, не уйду.

– Вот и чудно.

– Ари, пожалуйста, найди на этой неделе время подумать о том, чтобы остаться здесь, со мной.

У нее и так другой темы для размышлений не будет, но результат-то не изменится.

– Даже если и подумаю, так что?

– Кто знает. – Он сверкнул улыбкой. – Может, я еще тебя очарую.

Ари откинулась назад на локтях, имеет же она право созерцать прибой.

– Ты переоцениваешь свои возможности.

– Я ведь затащил тебя на пароме на Блок-Айленд. – Дождался ее кивка и продолжал свое: – Запросто в любой момент снова украду, в любой момент, вот и пропустишь самолет.

– И будешь держать меня, босую и беременную, на острове своей заложницей.

Он сделал вид, будто обдумывает такой вариант.

– А ничего звучит, правда?

– Будь на том острове что почитать – пожалуй, не возражала бы.

– А ты открой собственный книжный магазин.

Она ухватилась за эту тему – только бы переменить разговор.

– Может, мне стоило бы стать библиотекарем? Но я как-то больше люблю читать книги, а не составлять каталоги.

– И ты любишь преподавательскую работу. – Не вопрос, а утверждение.

– Это – да, конечно. Ты хочешь, чтоб я ее разлюбила?

– Да, – признался он. – Многое стало бы проще.

– Проще – для кого?

Вместо ответа Макс осведомился:

– Поесть не хочешь?

После ленча они бродили по песку, взявшись за руки.

– Останься! – Он крепко стиснул ее ладонь. Они шли вдоль берега, у самого края тихонько плещущей им на ступни воды. Даже выполнив сложный обходной маневр вокруг детского песочного замка, окруженного водой, он не выпустил ее руки.

– Не могу я.

– Ты имеешь в виду – не хочешь.

– А ты, чего ты хочешь, Макс?

– Хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

У Ари от этого его прямого заявления на миг остановилось сердце.

– Не могу.

Несколько минут они шагали в молчании, не обращая внимания ни на визг малышей вокруг, ни на плеск купальщиков, ни на крики подростков, игравших на мели в мяч.

– Ты любишь меня?

– Да. – Она вздохнула. – Но это ничего не изменит, Макс.

– Нам будет хорошо вместе.

– Мне придется отказаться от всего. А ты перестанешь уходить в море?

– Это моя жизнь, Ари, мой бизнес.

– «Коул продактс» тоже твой бизнес.

– И нелегкий, – подтвердил он.

– Я не могу до конца своих дней жить в тревоге и ожидании. Помню, никогда не забуду, какое было лицо у мамы, когда пришло грозовое предупреждение, а папа еще не вернулся из рейса. И я… однажды я уже потеряла любимого, Макс.

– Меня ты не потеряешь.

– Гарантий тут нет никаких, Макс.

– Гарантий нет и в том, что сегодня вечером меня не собьет машина на перекрестке.

– Да, но как все это будет? Я лишусь работы…

Макс остановил ее и повернул лицом к себе.

– Есть ведь и другие места. Почему бы тебе не работать в университете Род-Айленда?

– Это не так-то просто. – Она смотрела в его теплые синие глаза, пусть бы, ох пусть на свете все было бы так легко, как он думает.

– Нет, просто. Так же просто, как то, что я люблю тебя, а ты любишь меня. Если мы будем помнить только об этом – остальное встанет на свои места.

– Все встанет на места, потому что я встану на место. – Она знает: Макс ни за что не пойдет на компромисс, особенно когда дело касается всего, что ему дорого в жизни.

– Это неправда.

– Вот как?

От одной мысли, что она окажется на расстоянии двух тысяч миль от него, ею овладевали грусть, усталость, тоска… Но нет, она не позволит себе снова пройти через боль потери или… или через ежедневные страдания из-за самого его образа жизни.

– Многие женщины выходят замуж и за таких, как я.

– И что, ты думаешь, они не проводят все дни напролет в изнуряющем страхе? – Она замолчала, с горечью, с обожанием глядя на него. – Знаешь, сколько вдовьих дорожек на крышах домов здесь, в этом штате? С ума можно сойти… И тебе прекрасно известно, почему им дали такое название.

– Ари…

Она прервала его, зная, что он не ответит на ее вопрос.

– Да очень просто: женщины протаптывали их, ожидая возвращения мужей и еще не зная, что стали вдовами. Что мужья их никогда не вернутся домой.

Они дошли до конца пляжа. Пучок водорослей запутался на лодыжке Ари, она стряхнула его, отбросила.

– Я люблю тебя, Ари. И здесь ничего не изменишь.

– Макс…

Остановившись, он наклонился и что-то поднял с разглаженного водой песка – Ари с любопытством, проследила за его рукой. Как-то летом, когда ему было двенадцать, Кевин отыскал в песке кольцо с бриллиантом; родители до сих пор обожали вспоминать, как он пытался вручить его соседской девочке, чтобы про извести на нее впечатление.

– Вот, – Макс протянул ей на ладони кусочек зеленого стекла.

Песок и волны долго играли с изумрудным осколком, и его когда-то острые края сгладились, стали круглыми, гладкими на ощупь.

– Пляжные стеклышки… – вспомнила Ари. – Моя бабушка их собирала.

– Много лет назад кто-то, наверное, швырнул за борт бутылку кока-колы. – Он взял ее руку и положил крошечное, не больше медной монетки стеклышко ей в ладонь. – Мусор превратился в прекрасную вещицу – предмет коллекционирования. Удивительно, правда?

– Что удивительно?

– Как время меняет вещи.

– Ты это о нас с тобой?

Он кивнул, обратив к ней лицо с резко обозначившимися морщинками.

– Ты могла бы дать нам время, Ари. Дать время нашей любви.

Казалось, говорить больше не о чем. С его предложением все изменилось – он хочет все поставить по-своему; ему и в голову не приходит, что он сам может измениться.

– Я могу дать тебе все, что пожелаешь, Ари. – Макс сомкнул ее пальцы над стеклышком. – Мой дом, мою любовь, мое сердце. – Бездонные синие глаза не отрывались от ее глаз. – Но я не могу дать тебе свою жизнь, а море – это все, что я знаю и умею и что когда-либо знал. Отец оставил мне лодку, он умер от сердечного приступа, когда мне исполнилось шестнадцать, – и хиреющий третьесортный заводик по упаковке рыбы. С тех пор я всего добивался сам. Мать вышла замуж во второй раз и забрала сестер с собой в Бостон. А я остался здесь и работал как мог и как научил меня отец. Только это у меня тогда и было – только это есть и сейчас.

– Это неправда.

– Посмотри на меня, Ари. Я – Макс Коул, рыбак. Ни мудреное электронное оборудование, ни новейшие суда, ни дорогие дома не изменят этого факта. Тебе придется принять меня таким, как я есть, – или не принимать вовсе.

Она протянула было руку, чтобы вернуть ему стеклышко.

– Ну, нет! Пусть останется у тебя. Называй его талисманом… воспоминанием – как угодно. О… как ты говорила тем вечером, в Ньюпорте?

– Последний легкий роман в истории человечества, – прошептала она.

– Да-да, «последний легкий роман в истории человечества», – повторил он с горечью. – Ты только вспомни, я готов был, черт возьми, мир перевернуть, чтобы превратить его в нечто большее.

Он прав, этого ей так просто не забыть, Ари почувствовала себя виноватой. Возвращаясь к своему месту, они объявили молчаливое, тревожное перемирие. День окончательно испорчен, даже холодное яблоко не подняло Ари настроения.

– Я вернусь следующим летом. – Провести бы ладонью по его спине, ощутить впитанное кожей тепло…

– Не хочу я больше летних романов, Ари. И не намерен остаток жизни провести подобным образом.

– Хорошо, – она понятия не имела, зачем говорит так, ведь на самом деле, ничего хорошего, – тебе и не придется. – Вздрогнув, сделала глубокий вдох. – Роман окончен.


– Объявляется посадка на рейс двести восемьдесят один до Чикаго! Всех пассажиров просим пройти таможенный контроль. Повторяю: объявляется посадка на рейс двести восемьдесят один до Чикаго!

Ари перекинула сумку через плечо и повернулась, надо проститься с родителями. Пегги промокала платком заплаканные глаза, у Расти был такой вид, будто он вот-вот разрыдается вслед за женой.

– Ну-ну, мам! – внезапно охрипшим голосом взмолилась Ари. – Ты же ко мне скоро приедешь, ты обещала!

Пегги молча кивнула, не в силах вымолвить ни слова от душивших ее слез.

– Черт бы побрал эти аэропорты, ненавижу их! – Расти крепко сжал дочь в объятиях.

– Никогда, никогда не думала, – всхлипнула Пегги, – что ты уедешь! Что скажет капитан?

Ну, в последние десять дней у него хватило времени сказать все, что он хотел. Со всей независимостью, на какую была способна, Ари вскинула подбородок.

– Ему известна дата моего отлета, мама.

– Последние новости от «Миллион» были из каньона Тома, – вставил Расти. – Правда, не знаю, удался ли улов.

– Я лучше пойду, – выдавила Ари, чувствуя, что справится со своими эмоциями лишь до тех пор, пока родители не скроются из виду. – Ты не хочешь, чтобы мы подождали до вылета?

– Я вас очень люблю, – только и смогла проговорить она на прощание.

Пока протискивалась сквозь переполненный зал аэропорта, комок в горле вырос, пожалуй, до размеров бейсбольного мяча. Она постояла немного в очереди у таможни и, пройдя в зал для вылетающих, задержалась у стеклянной стены – не появился ли высокий темноволосый мужчина с синими, как океан, глазами. Страшно хочется, чтобы пришел попрощаться, – она сама не представляет, как отреагировала бы, приди он в самом деле. Нет, уж легче так! Окончательный разрыв – и мгновенное бегство. И все же глаза ее не отрывались от зала ожидания, пока не прозвучало объявление, что посадка окончена.

Вот она и улетела, конец. Макс стоял за рубкой рулевого на «Миллион» и смотрел вниз – на горы рыбы, готовой к сортировке или к возвращению в море. Громкие крики морских чаек, предсмертные судороги множества рыбин, монотонное жужжание мотора в 835 лошадиных сил – всего этого он как-то не замечал. «Она улетела, ее здесь нет…» – только это проносилось у него в голове. Он все повторял и повторял эти слова – в унисон со скрипучим голосом гидравлической лебедки, безостановочно, час за часом тянувшей сети.

Он мог бы быть дома, мог бы задержать ее, – если бы не аппендицит Джерри… Да нет, это вовсе ничего не значит. Ари с самого начала ясно дала понять; никаких обязательств, никаких сожалений, никаких рыбаков. Она сделала свой выбор, он сделал свой, – значит, конец всему.

Макс вернулся назад, в тесноту душной машинной рубки. Засунув руки в карманы брезентовой куртки, он молился лишь об одном, чтобы боль ушла как можно скорее.


К разнице во времени в два часа долго привыкать не пришлось. Ари поднималась рано, проглатывала ленч в десять, а к половине десятого вечера уже зевала. Дни текли длинные, переполненные факультетскими собраниями, бумажной работой, новыми классными планами и расписаниями; встречи с друзьями как-то не очень разнообразили жизнь.

За всю осень она ни слова никому не промолвила о Максимилиане Коуле. Куда проще собирать по кусочкам свое разбитое сердце, если при этом нет зрителей и ничья жалость не нарушает тяжелого процесса выздоровления – все равно придется через него пройти. Любоваться видневшимися на горизонте Скалистыми горами времени не хватало. Ясные, зябкие рассветы Монтаны – от них лишь покрываешься мурашками, когда бежишь на работу; огромное звездное небо ничуть не помогает уснуть, когда, измотанная за день, падаешь, наконец, в постель. В самых страшных своих предчувствиях она вообразить себе не могла такой боли.

Телефон зазвонил в тот момент, когда Ари вручила гостинцы Хэллоуина[3] последнему из посетителей: среди них оказались на этот раз крошечный розовый кролик, страшенный монстр, самый настоящий скелет и причудливый то ли рокер, то ли панк, то ли то и другое вместе. Было, как всегда, раздолье для детей, и ребятишки начали звонить в дверь, едва сгустились сумерки.

– На здоровье! – крикнула она еще раз на прощание и побежала через малюсенькую гостиную к дивану: закончив разговор в прошлый раз, бросила переносной телефон на подушку.

– Алло!

– Ари, слава Богу! – раздался голос Пегги.

– Что случилось? – У Ари похолодело в животе, пока она дожидалась ответа Пегги. – Что?

– Макс, дорогая. Мы подумали – ты должна знать…

– Знать что?

Заговорил Расти по параллельному телефону.

– Дело в том, солнышко…

Продолжала скороговоркой Пегги:

– Разразился очень сильный шторм, и «Леди Миллион» пропала.

– А Макс?

– На борту. Вместе с Джерри.

– Когда?

– Уже два дня, – ответил отец. – Но надежда не исчезла. Оба парня – отличные моряки и знают, что делают.

Кому же не известно – это вовсе не гарантирует, что они останутся в живых. Но больше отец ничем не мог ее успокоить, и она была благодарна ему за ту крошечную надежду, что дарили его слова.

– Да, Макс всегда знает, что делает. – Она бессильно опустилась на диван.

– Мы подумали, что ты должна знать, – повторила Пегги.

То есть ты должна быть готова – вот что это значит. Голос раздавался как-то далеко-далеко, и Ари поняла: мать плачет и пытается это скрыть.

– Нам всем нужно сейчас молиться за этих ребят.

– Я чувствую себя такой беспомощной, – не удержалась Ари.

– Мы тоже, лапонька. – Расти пришел на помощь. – Но пока что больше ничего не остается, кроме как молиться за их счастливое возвращение. Мама правильно сказала.

– Вы позвоните мне сразу же, как только… будут новости?

– Конечно, – ответил Расти, – мы не отрываемся от радио.

Едва Ари положила трубку, снова звонок в дверь. На этот раз она не спешила открывать, с трудом поднялась с дивана, к ногам как мешки с песком привязали. Следующие полтора часа она раздавала леденцы и шоколадки, надеясь, что соседские ребятишки не заметят ее ненатуральной улыбки и дрожащих пальцев.

Позже, когда все дети неподалеку от нее отметили, наконец, Хэллоуин, Ари взяла телефон с собой в постель и отвечала всем звонившим друзьям, что ждет из дому срочного сообщения; от всех предложений о помощи, о встречах отказалась. Непроверенные тетради грудой лежали рядом, а она свернулась в постели калачиком, пристроив телефон в двух дюймах от руки.

Представить Макса мертвым невозможно. Нельзя позволять себе и думать о том, что Макс, Джерри и вся команда «Леди Миллион» нашли свою смерть в мрачной океанской пучине. Ари не плакала, не ела, с постели вставала, только чтобы заварить очередной чайник мятного чая или принять душ. Не смотрела на себя в зеркало – в страхе, что отражение выдаст ей всю правду и придется лицом к лицу столкнуться с горькой реальностью очередной потери.

Он не может умереть. Только не Макс! Только не Максимилиан Коул – с лучиками вокруг синих глаз, с чудесной улыбкой и сильным телом. Как удивительно оно сливалось с ее собственным, когда они любили друг друга… Он искрится жизнью; он любит шоколадное мороженое, непрожаренный бифштекс и прогулки по пляжу… Он не может, не должен погибнуть!

Наконец она полезла в ящик платяного шкафа и развернула платочек, спрятанный на самом дне коробки с бижутерией, – пляжное стеклышко сверкнуло ей зеленым светом. Она вынула его и крепко зажала в руке. «Я люблю тебя, Макс. Ты знаешь об этом. Возвращайся домой, скорее, целым и невредимым!» – твердила она свою молитву.

До самого рассвета Ари проверяла тетради; потом переключилась на кофе, чтобы найти в себе силы собраться на работу. По четвергам у нее легкие дни: занятия начинаются в десять и два, а в четыре – факультетское совещание. Прежде чем шагнуть за порог квартиры, она бережно опустила стеклышко в карман пальто из плотного вельвета. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас уходить от телефона, но она успокаивала себя: мама знает ее рабочий номер. Позвонить самой? Нет, она остановилась вовремя: ей не вынести напряжения рабочего дня, если она услышит сейчас родные голоса. Она забралась в свой маленький «седан» и проехала три промозглые мили до университета, всю дорогу думая о Барбаре и беззвучно молясь: «Пусть вся команда «Леди Миллион» останется целой и невредимой! Пусть вернется на мыс Джудит в том же составе, в каком вышла из гавани.

День тянулся с мучительной медлительностью. Ари уже приготовилась вылететь домой, мечтая о теплых, утешающих материнских объятиях. Совещание на факультете затянулось, а после пяти все решили отправиться в ближайший ресторанчик. Ари, сославшись на головную боль, вернулась домой, в свою безмолвную квартиру. На автоответчике мигала лампочка, но, прежде чем прослушать оставленные сообщения, Ари налила себе чистого рома и кока-колы, переключила обогреватель на 74 градуса и сменила туфли на мягкие домашние тапочки. Присела на диван, допила до дна ром – и только тогда включила автоответчик.

– Дорогая, это мама. Ты дома? – Секундная пауза. – Новостей пока нет, но береговая охрана их ищет. Позже еще позвоню. – Бип.

Ари прослушала остальные сообщения, местные, ничего не значащие звонки, и пожалела, что ей не хватает мужества позвонить домой. Нет, ей не выдержать повторения… Уехать домой? Может, будь она там – сама что-то изменит, сделает так, чтобы все кончилось благополучно. Как будто одно ее желание вернет судно домой… «Разразился страшный шторм…» Однажды она уже слышала такие слова… А утром купила газету и прочитала об ураганных ветрах, дующих на Восточном побережье от Нью-Йорка до Мэна; нашла карту погоды, изучила все отметки… Сейчас тоже можно… что? Включить новости – там показывают последствия штормов в Атлантике. Но она просто не в состоянии, о нет, увидеть все это собственными глазами… Раздался пронзительный, длинный звонок. Ари рванулась к телефону, почему-то на кухне.

– Алло!

– Привет, дорогая.

Ари стиснула трубку обеими руками и с силой прижала к уху.

– Мам?

– Все в порядке. Все живы.

Сначала ее затопило облегчение, а следом неудержимые слезы ручьями хлынули по щекам…

– Они… дома?

– Пока нет. Штормом их отнесло с обычного курса, они оказались в канадских водах. Канадским властям потребовалось время связаться с представителями нашей береговой охраны – шторм повредил связь.

Ари вдруг громко разрыдалась, негодовала на себя, но не в силах была остановиться. Родители, конечно, здорово встревожатся, а у отца – так душа на части разорвется, едва поймет, да еще по телефону, в каком она состоянии.

– Извините, – только и смогла проговорить она.

– Ничего, девочка, тебе нужно выплакаться. Одному Богу известно, через какой ад тебе пришлось сегодня пройти.

– Я собиралась вылететь домой – на похороны.

– Домой – ты и сейчас можешь. – Пегги не утаила надежды.

– Нет!.. – Ари тяжело вздохнула. – Не думаю, что это удачная мысль.

– В следующий уик-энд мы переезжаем в новый дом, – сообщил Расти, – Как раз к каникулам. У Расса и Карен перед Днем благодарения будет пара недель на обустройство.

– А еще, – провозгласила Пегги, – я купила тот мягкий коричневый диван.

– Поздравляю.

«Макс жив!»

– И за нами сохранится старый номер телефона.

– И еще я собираюсь свозить твою мать после Нового года во Флориду.

– Я рада, папа. – Голос отца звучал для Ари как с другого конца длиннющего тоннеля. «Макс жив!»

– Отдохни немножко, Ари. И подумай о том, чтобы приехать на Рождество домой. Нужно же нашим малышкам увидеть свою крестную маму.

– Ладно, я постараюсь. Пока.

– Ари?

– Да, мам?

– Передать что-нибудь капитану? Сказать, чтобы он тебе позвонил? – с вкрадчивой надеждой предложила Пегги.

– Нет, спасибо. Я… сама свяжусь с ним через недельку другую.

Пегги не стала спорить. Нет, думала Ари, она правильно сделала, вернувшись в Монтану, сбежав от любви моряка. Теперь ей ведомо все до конца о том, какую боль может принести с собой такая любовь; это не ошибка, что она порвала с Максом и теперь дома, у своих Скалистых гор.

«Но ведь ты все равно страдала – и сейчас страдаешь», – подзуживал ее ехидный голосок логики. «Больше не стану, с этим покончено». «Какое там – покончено, это уж навсегда», – не унимался голос.

Ари вышагивала по своей крохотной квартирке, пока, наконец, не упала без сил на неразобранную кровать. Она заснула глубоким сном, и ей снился сон: бушуют волны, воет ветер, и океанские шторма пурпурными вихрями овевают смеющееся лицо Макса… Ну конечно, он смеется, он счастлив – его маленькое судно завалено живым серебром, а у босых его ног свернулась клубочком чувственная наяда со своим малышом.

– С Днем благодарения!

– И тебя тоже, Руфи. Как девочки?

– Прелесть! Растут не по дням, а по часам.

– Спасибо за фотографии. Они у меня стоят в рамках на письменном столе. Как там Кой?

Обычный для клана Саймонов телефонный марафон: два параллельных телефона, голоса меняются каждые полторы минуты, истошный шум на задаем плане. – Стоит рядом. Секундочку…

– Эй, Ари! – раздался в трубке голос Коя. – Смотришь матч?

– Какой-то там идет, не знаю, правда, какой. А как там у вас дела – помимо забот с двойняшками?

– Все отлично. Взял парочку строительных заказов, работы внутри помещений, так что справимся. Как-то встретил на пирсе твоего приятеля. – Голос Коя зазвучал глуше. – Руфи, подожди, ладно?

– Какого приятеля?

– Да Макса Коула, какого же еще. Помахал ему, но не уверен, что он заметил. Слишком занят был – выгуливал с какой-то девушкой собак.

Макс встречается с ассистенткой ветеринара?

– Ах вот как… – Ари мучительно соображала, что бы такое сказать. – Это прекрасно.

– Ну да, он их не меньше пяти на поводке держал. Ну ладно, все-все, Руфи, иду. Пока, Ари! – выкрикнул он и передал трубку кому-то другому.

Ари поговорила с братьями, невестками, племянниками; наконец трубку взяла Пегги.

– Откуда вы звоните?

– Из нашего старого дома. Карен скоро начинает тут красить. У нее уйма планов, я рада, что им здесь нравится.

– Ну а ты? Тебе-то нравится новый дом?

– О! Я счастлива, как моллюск во время прилива. Твой отец и я… фу-ты, погоди минутку. – Сдавленные крики, визг… мать вернулась к телефону. – Да один из малышей добрался до столового ножа, чудо еще, что никто не поранился. Ты когда уходишь? Как у вас там дороги, неважные?

– Скоро уже, – отозвалась Ари. – У Минны всегда славно на День благодарения, все приносят свои фирменные праздничные блюда. На земле уже лежит снег, но дороги чистые.

– Я рада, что ты будешь не одна.

– Я хожу в этот день к Минне уже восемь лет, мам. Чувствую себя там как дома. – Она услышала раздавшийся из глубины комнаты громкий рев.

– Приземление, – объяснила Пегги.

– Я поняла.

– А как насчет Рождества? Ты ведь приедешь домой?

– Еще не знаю, мам.

– Послушай, если дело в деньгах…

– Не в них. Я тебе сообщу на следующей неделе.

– Ладно. – Пегги вздохнула. – Сообщи, пожалуйста.

– Обещаю.

– В «Наррагансетт тайме» статья о Максе. Прислать тебе?

– Конечно. – Ари очень надеялась, что голос ее прозвучал обыденно: почему бы, мол, и не узнать, как там идет бизнес у Макса. – А о чем там?

– В основном о заводе по упаковке рыбы. В этом месяце Макс отправляется в Японию – учиться их методу упаковки рыбы и морепродуктов.

– Что ж, отлично. – Не будет по крайней мере выгуливать собак.

– Погоди, вот еще отец. Пока, дорогая.

– Пока, – ответила Ари. Но мама уже передала трубку Расти.

– Ари?

– Привет, пап.

– Ты там завалена снегом?

– Не-а, у меня все в норме. – Несколько минут она болтала с отцом, он всегда живо интересовался зимними температурами в Боузмене, и, наконец, повесила трубку.

Оказаться бы сейчас там, среди празднично настроенной родни, а не сидеть в пустой квартире, где лишь звуки футбольного матча по телевизору разрывают тишину.

В любом случае Рождество на Род-Айленде куда заманчивее, чем здесь. Ведь она же, в конце концов, собиралась посмотреть, как устроились в новом доме родители; услышать планы Карен по обновлению старого дома; покачать на руках малышек. И так здорово хоть разок увидеть воочию, как горластые племянники распаковывают подарки…

Не обязательно же ей натыкаться на Макса только потому, что они окажутся в одном штате. Не надо теперь звонить ему, заглядывать к нему в офис, чтобы преподнести пирог, или распевать рождественские гимны у двери его дома. Не захочет – так вообще может с ним не встречаться. Ей выпал шанс соединить свою жизнь с Максимилианом Коулом – и она этот шанс упустила.

А если по дикой случайности она столкнется с ним в кинотеатре или на пирсе, что ж, может быть, ей удастся не рухнуть к его ногам, умоляя забрать ее к себе домой, в постель, снова подарить ей свою любовь и больше никогда не уходить в море. Такое иногда запросто удается, – вот только сначала надо сдвинуть с места Скалистые горы и перенести их к Миссисипи.

Глава двенадцатая

– Этот подарок пришел на твое имя. – Пегги вручила Ари ярко упакованный сверток. – Осторожнее, тяжелый.

Ари взяла подарок, повертела его в поисках карточки. На блестящем ярлычке ничего, кроме ее имени.

– Нельзя же открывать подарок за девять дней до Рождества.

– Нет, можно, – кивнула Пегги. – Там так сказано.

Все верно, на боку коробки нацарапано: «Вскрыть до Рождества». Какая таинственность… не иначе как задержка рейса затуманила ей мозги: пять часов пришлось просидеть в аэропорту О'Хара, пока расчищали от снега взлетные полосы. Да еще на ногах с пяти утра, да в пути девятнадцать часов. Насквозь пропахла самолетом.

– Подожду пока. – Ари опустила тяжелую коробку обратно под елку. – Дом выглядит великолепно.

– Нам нравится, – подтвердил Расти.

– А диван, – видишь, Ари? Отлично смотрится со шторами, а?

Ари молча кивнула, и отец потрепал ее по плечу.

– Завтра покажу тебе свою мастерскую в гараже. Мальчики мне заранее сделали рождественский подарок – радиальную пилу. Буду учиться делать малышкам лошадки-качалки.

Ари с матерью обошла маленький, на две спальни, сельский домик, а потом они вместе распаковали чемоданы; один был набит подарками.

– С собой ведь много не привезешь, я тут еще остаток недели по магазинам побегаю. – Она выглянула в окошко: огромные пушистые хлопья медленно опускались на землю. – Конечно, если сегодня нас не завалит снегом.

– Главное, твой самолет долетел, а остальное неважно. – Пегги погладила Ари по щеке. – Худенькая ты какая… Сделать тебе сандвич? В самолете-то поела? Как кормили?

– Нет, да… нет, все равно – спасибо, ма. Пожалуй, я сначала приму душ, а потом…

– Да-да, правильно, – тут же согласилась мать – давай, прихорашивайся.

– Ну, я не собираюсь заходить так далеко, – отозвалась со смешком Ари. – Просто сниму это и надену хоть что-то другое, а то, сама понимаешь… столько времени в пути.

– Конечно, девочка. – Пегги подтолкнула ее к ванной. – Приготовлю чай, а потом уж откроешь свой подарок.

Двадцать минут спустя Ари уже сидела на новом диване, а прямо перед ней, на кофейном столике, красовалась таинственная коробка.

– Вы в самом деле считаете, что я должна это открыть?

Расти закатил глаза чуть не под потолок и пожал плечами.

– Все, пусть делает как знает, Пег. Не хочет ребенок – пусть не открывает. Пей лучше чай, доченька. Подарок лежит тут, под елкой, целых три дня. Подождет и еще.

– А кто его доставил?

– На ступеньках дома нашла. – Пегги нахмурилась. – Больше ничего не знаю. Не хочешь подарка? Ну и не открывай.

– Ну, вы меня завели! – бросила в ответ Ари, развязывая серебряный бант на крышке коробки; зашуршала бумагой, открыла крышку.

Пегги и Расти, в одинаковых креслах по бокам столика, наклонились вперед.

– Ну?..

– Минуточку, мам… Да здесь масса этих пенопластовых шариков, весь пол тебе засыплют…

– Да какая разница? Что там, в коробке?

Упаковочные шарики посыпались Ари на колени, она вытащила из коробки стеклянный кувшин. Видно, очень старый сосуд – вот тут стекло повреждено и тут… В самом-то кувшине ничего особенного, а вот его содержимое… Дыхание остановилось у нее в груди: внутри кувшина – сотни пляжных стеклышек. Зеленые, белые и даже редкие синие кусочки доверху наполняли старомодный аптекарский сосуд.

– Похоже на банку с леденцами, какие в старые времена делали, – прокомментировал Расти. – Что, разве не так?

Ари открыла крышку, протянула руку – потрогать стеклышки. Гладкие кусочки проскальзывали между пальцами, от них поднимался едва ощутимый запах моря. Несколько месяцев назад Макс положил ей на ладонь такой же кусочек. «Ты могла бы дать нам время, Ари. Дать время нашей любви»… А она не дала им времени, просто сбежала, вместо того чтобы лицом к лицу встретить свои страхи.

– Кто это прислал? – спросил Расти у Пег.

– Дочка знает.

– Должно быть, Макс. – Ари подняла на них глаза. – Не знаю, как это объяснить.

– Ну и не объясняй, Он ждет тебя там, во дворе, – сообщила Пегги. – Боюсь только, как бы бедный парень не замерз до смерти на этом снегопаде.

– Какого чёрта взрослый человек торчит во дворе? – Расти казался озадаченным.

Пегги подмигнула мужу: Ари подскочила с дивана и полетела к двери, на ходу рассыпая во все стороны пенопластовые шарики.

– Я ему позвонила.

– Господи, так почему же он не постучал?

Только нашарив у кухонной двери выключатель и осветив весь задний двор, Ари увидела широкоплечую фигуру Макса. Открыла дверь, шагнула за порог, в ледяную ночь, – не в силах дождаться, пока он войдет внутрь и она сможет до него дотронуться.

– Макс? – Ари на секунду остановилась – и, забыв обо всем на свете, кинулась в его объятия.

Плотная темно-синяя парка, непокрытая голова, Темные волосы припорошены снегом. Выражения глаз не разглядеть – света не хватает.

– Ты открыла?

Она кивнула, не понимая – доволен он или нет.

– Я ведь так и должна была сделать?

– Да, конечно. – Он протянул руку. Ари протянула свою и вложила в его ладонь.

– Я в восторге. – Ари хотелось скулить от ощущения, что она снова прикасается к нему.

– Пойдем. – Он потянул ее к ступенькам. – Ты идешь со мной.

– Но, Макс… – начала было возражать Ари, – зайди в дом.

– Нет. На этот раз ты дашь мне время высказать все, что должно быть сказано.

– Господи, да я же в халате! – Через резиновую подошву шлепанцев уже начинал проникать холод. – И почти босая.

Макс с легкостью подхватил ее на руки.

– Вот так. Теперь твои ноги не промокнут.

– Но я уже замерзаю. – Она обвила руками его шею, но сырая от снега куртка не очень-то согревала.

– Я тоже. Сейчас включим печку.

– А мы не на пароме в Блок-Айленд, а?

– Я об этом подумывал. – Он опустил к ней улыбающееся лицо. – Но до моего дома все-таки ближе.

У Ари отлегло от сердца.

– А как же мои родители? Они думают, что я с тобой во дворе.

– Пег знает, куда мы поедем. И также знает почему.

– А я не знаю.

– Узнаешь через несколько минут. – Он поставил ее на тротуар, чтобы открыть дверцу, и помог забраться в фургончик.

Ари была до смешного счастлива, что на ней новенький халатик – стеганый абрикосовый шелк, кружевные отвороты. Да и рубашка – под ним тоже ничего, она ее купила специально, чтобы было в чем ходить по дому в рождественское утро.

– Красивый цвет, – оценил он, когда лампочка осветила кабину; завел двигатель и молча поехал к пирсу.

Ари сидела рядом и следила, как снежные хлопья расплющиваются о ветровое стекло. Поверить бы – все будет хорошо, но она не смела.

Подъехав к дому, Макс опять подхватил ее на руки и отнес на защищенное крышей крыльцо. Ари шагнула за порог гостиной с ощущением, что вернулась домой после долгого и трудного путешествия.

Макс обнял ее и прижал к себе так крепко, что она едва могла дышать.

Она льнула к нему всем телом, гадая – как выразить словами, пересказать ему свои чувства, когда ее известили, что он жив.

– Я так боялась… – шепнула она в мокрую куртку.

– А я пообещал себе: если я – и «Миллион» – вернусь целым домой, то отправлюсь за тобой, – прошептал в ответ Макс. – Привезу тебя сюда и уговорю остаться.

Она отстранилась и заглянула в темные глаза.

– Ты не уговоришь меня остаться, Макс.

– Знаю. – В его голосе звучала грусть. – Зато могу любить тебя…

– Это ничего не изменит.

– Зато согреемся, – улыбнулся он.

Она не могла устоять против него, да не особенно и старалась.

– В этом ты прав.

– Тогда пойдем. – Он обнял ее за плечи и повел к лестнице. – У меня есть для тебя сюрприз.

– Откуда ты узнал, что я приеду домой?

– Твоя мама – неиссякаемый источник информации.

– Ясное дело, – пробормотала Ари в тот момент, когда Макс открыл дверь в спальню.

Вот это да! В углу, напротив кровати, – роскошная, разукрашенная елка… В комнате темно, светятся лишь разноцветные елочные огоньки.

– Создает атмосферу, как ты находишь?

– Ох, Макс, какое чудо! – Ари вошла и полной грудью вдохнула хвойный аромат. – Ты сам все сделал?

Он расстегнул молнию и бросил куртку в кресло.

– А почему бы и нет?

– Ну, не знаю… – Она пожала плечами. – До меня дошли слухи, что ты выгуливаешь собак.

– Да уж, – он скорчил гримасу, – пытался тут сделать вид… что нисколько не страдаю от твоего отъезда. Не сработало.

– Да нет, все в порядке, я просто полюбопытствовала. – Она помолчала, потрогала кончиками пальцев иголки на ели. – А еще на какое-нибудь письмо ты ответил?

– Да.

Она резко обернулась к нему.

– Да?!

Макс положил ладо ни ей на плечи, погладил шелковистую ткань.

– Я ответил на все письма до единого: сообщил, что больше не свободен.

– Почему?

– Потому, что на свете есть только одна женщина, которую мне хочется украсть, – пусть даже она и любит одних ковбоев.

– Ковбоев она не видела уже очень, очень давно. И больше не сбежит – ни за что на свете, никогда в жизни!..

Его губы несколько раз прикоснулись к ее губам, обжигая знакомым, мучительным жаром. Через мгновение он развязал пояс на ее талии, сбросил халатик с плеч. Его пальцы пробежали по кружевному вырезу сорочки, приподняли ей подбородок. Он заглянул в ее теплые карие глаза.

– А замуж за меня ты когда-нибудь пойдешь?

– Последние недели я много об этом думала.

– И что же?

– Ты меня до смерти напугал, Макс. Думала – больше никогда не увижу тебя.

Он не в силах был видеть влагу в ее заблестевших глазах.

– Я больше никогда не причиню тебе такой боли, любовь моя, обещаю.

Она покачала головой и убрала со своей щеки его ладонь.

– Тебе не удастся. Это часть твоей жизни, и мне придется принять ее.

– Нет.

– Нет? – Ари уставилась на него в ожидании объяснений.

– Я тоже сделал кое-какой выбор, Барбара беременна – и чуть было не потеряла ребенка, когда пропало наше судно. Мы с Джерри поняли, как близки к тому, чтобы все потерять. Мы решили продать «Млиион» и вкладывать деньги и силы в упаковочное предприятие. И еще я намерен принять участие в кампании по защите участков нереста, чтобы в ближайшем будущем рыба не исчезла. Ну что, сумасшедшая идея?

– Да что ты? Грандиозная идея!

– Ты не возражаешь жить здесь?

– Нет.

– Прощайте, прекрасные снежные вершины, вы остаетесь далеко отсюда!

– Но я точно знаю, где мы будем проводить отпуск.

– А я… – Макс ухмыльнулся, – стану одним из этих воскресных рыбаков.

– А чем плохо? Будешь учить мальчишек ловить рыбу.

– Твоих братьев? – Он казался озадаченным, Ари обхватила его за шею и улыбнулась ему снизу вверх:

– Твоих сыновей.

Эпилог

Джерри Картер созерцал, как его лучший друг мерит шагами кафельный пол церкви.

– Вроде как все возвращается на круги своя, как ты считаешь?

Макс нахмурился, сунул руки в карманы белых брюк и продолжал ходить взад-вперед.

– Ты уверен, что не видел, как она входит?

– Дай-ка посмотрю-ю, – протянул Джерри и выглянул из-за косяка двери. – Не-а, пока нет. Но церковь полна народу.

Макс посмотрел на часы.

– Пять минут первого. Она опаздывает. Она никогда не опаздывает.

– Обожаю июньские свадьбы, а ты? О-го! Кажется, этот крик мне знаком.

Негромкий гул собравшейся толпы был мгновенно разорван истошным плачем младенца. Макс невольно улыбнулся.

– Я надеялся, что ты наказал моему крестнику вести себя прилично.

– Барбара убаюкивает его каждые пять минут, так что все будет в порядке. Если я о ком и волнуюсь, так это о тебе. Через несколько минут Ари должна появиться в этом приделе.

Орган замолк, и священник жестом пригласил обоих мужчин пройти к нему. Джерри продолжал:

– Именно для того мы сегодня здесь и собрались – узреть, как вы соединитесь в нерушимом священном союзе.

– Ради Бога, Джерри! – Макс не отрывал взгляда от прохода между рядами.

Снова зазвучал орган, легкой, прозрачной россыпью, и подружки невесты, в изысканных бело-розовых платьях, медленно, грациозно двинулись мимо скамей. Когда они прошли, музыка переменилась: под торжественные, величавые аккорды все гости встали, так приветствуют невесту. Максу показалось, что сердце у него вспыхнуло: идет Ари, об руку с Расти… Знакомые широкие поля шляпы, его подарок невесте, укрывают от струящихся сквозь витражные стекла солнечных лучей ее лицо, высвечивая стройную фигуру в закрытом, светлого шелка платье в викторианском стиле. Джерри пальцем ткнул Макса в ребра.

– Это она?

С букета белых роз в руках у Ари спускались ленты абрикосового цвета, у пылающих щек подрагивали завитки темных волос. Никогда еще Макс не видел женщины прекраснее – и испугался вдруг, что не сумеет проглотить комок в горле, когда настанет время ответить «да». Он не заметил, как Расти смахнул слезу, и выдохнул:

– Да! Это она. В белой шляпе.

Примечания

1

Наиболее известный роман английской писательницы Джейн Остин (1775—1817). – Здесь и далее примечания переводчика.

2

Кредитная карточка.

3

Праздник Дня Всех Святых. Отмечается ежегодно 1 ноября.


home | my bookshelf | | Созданы друг для друга |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу