Book: Опасный горец



Опасный горец

Донна Грант

Опасный горец

Купить книгу "Опасный горец" Грант Донна

Предисловие

Когда-то давным-давно была на свете земля-легенда, земля-знание. Земля, пропитанная магией и надеждой. И хотя кельтские племена воевали между собой, с приходом римлян на их территорию междоусобицы прекратились.

Могущественная Римская империя, стремящаяся править миром, мало-помалу завоевывала Британию, пока не достигла Высокогорья и не встретилась с невиданным доселе грозным противником. Но несмотря на все свои победы, кельты никак не могли прогнать римлян со своих земель. И тогда, исчерпав все средства, они обратились к своим верным советчикам и союзникам — друидам.

Уважаемые и почитаемые, друиды представляли собой обособленное сообщество. Они черпали свою магию прямо из земли, но были и такие, которые жаждали большего, — больше могущества, больше власти… больше всего.

Поэтому друиды неизбежно раскололись на два лагеря. Маи остались верны своей магии и продолжали исцелять больных и предлагать свое знание вождям кланов. Драу, однако, дабы достичь большего могущества, избрали черную магию и человеческое жертвоприношение.

Но именно драу были теми, в ком нуждались кельты.

Маи предостерегали вождей кланов против использования черной магии, но кельты понимали, что их власть над римлянами ослабевает. Поэтому они выбрали из своих рядов самых сильных и свирепых воинов и позволили драу заколдовать их и вызвать злых духов, давно погребенных в преисподней, — духов, которые когда-то правили землей при помощи жестокой и грубой силы.

Но зато они были единственными, кто мог одолеть римлян.

Освобожденные, наконец, злые духи с готовностью откликнулись на призыв друидов и вселились в самых свирепых воинов всех кланов. Эти воины при помощи живущих в них злых духов нападали на всех римлян без разбору. Битва следовала за битвой, пока наконец римляне не покинули Британию.

Однако злые духи все еще жаждали крови, все еще хотели сражаться. С уходом римлян воины обратили свою кровожадность друг на друга… и всех, кто попадался им на пути! Реки и земля окрасились кровью кельтов, воздух пропитался запахом смерти.

Драу, обнаружив, что их магия тут бессильна, объединили силы с маи. Но даже общими усилиями друиды не могли загнать злых духов обратно в их узилище в аду. Духи ни за что не желали освободить воинов от своей власти, становясь сильнее с каждым ударом сердца, каждым убийством, пока бойцы окончательно не утратили свою человеческую сущность.

Впервые после раскола был созван совет друидов. Магия буквально пульсировала в воздухе, пока они, на время позабыв о своих разногласиях, силились отыскать способ помочь кельтам. Но никакие магические силы не могли освободить тех от заклятия.

Так и не сумев отправить злых духов обратно в преисподнюю, друиды объединили белую и черную магию и придумали заклинание, которое связало злых духов, надежно «заморозив» их в телах хозяев. Воины вновь превратились в людей, которыми когда-то были, и стали жить дальше, начисто позабыв о тех зверствах, которые совершили.

Однако, оставаясь внутри воинов, злые духи выжидали. Они переходили от одного к другому, передаваясь из поколения в поколение, навечно став семейным наследием.

Так родились Воители.

Друиды, зная, что сотворили и что произойдет в будущем, все время держались рядом с Воителями, присматривая за ними, наблюдая. Даже когда вера друидов, являющаяся самой их сущностью, вынуждала скрываться из страха быть убитыми, они все равно оставались поблизости и были начеку. Ведь на карту была поставлена судьба всего человечества.

Истинная история ухода римлян из Британии со временем позабылась. С каждым пересказом она обрастала все новыми легендами и мифами. И только друиды знали правду.

Но вот однажды одна женщина-драу нашла спрятанные свитки. Жадная до власти больше других, Дейрдре вознамерилась освободить злых духов и управлять ими. Это обеспечивало ее армией, которая была необходима, чтобы править миром и стать богиней, перед которой все будут трепетать.

В свитках, однако, значился лишь один клан — клан Маклаудов.

Что ж, с него она и начнет…

Глава 1

Западное высокогорье Шотландии

Весна 1603 года


— Да ты, никак, рехнулась, ей-ей.

Кара поправила корзинку, висящую на руке. Резкий порыв ветра с моря растрепал заплетенные в косу волосы и швырнул их в глаза. Она заправила прядь за ухо и улыбнулась Ангусу. Во рту у него был только один зуб, а то немногое, что осталось от волос, стояло дыбом, трепыхаясь под порывами остервенелого ветра.

— Ничего со мной не случится, Ангус. Тут же совсем близко, рукой подать. Зато лучших грибов не найти во всей Шотландии.

— Держись подальше от замка, девочка. В нем полно призраков. И чудовищ. — Он погрозил ей шишковатым пальцем, и его белые кустистые брови озабоченно сдвинулись.

Ангус мог бы и не напоминать ей. Все в клане Макклур знали о замке Маклаудов. Истории о том, как весь клан был в одночасье уничтожен, передавались из поколения в поколение в течение нескольких веков. Сказками о призраках, которые неприкаянно бродят по земле и замку, пугали маленьких детей.

Но боялись не только они. Даже взрослые божились, что видели мелькающие тени внутри темного и мрачного замка Маклаудов.

Никто не осмеливался приближаться к старым руинам из страха быть съеденным заживо. Нагнетали ужас еще и какие-то странные, дикие звуки, очень похожие на вой, которые доносились из старой крепости в глухие ночные часы.

Кара глубоко вдохнула и повернулась, чтобы посмотреть на замок. Он гордо возвышался, мрачный и зловещий, среди надвигающихся темных туч. Посреди ярко-зеленой весенней травы то тут, то там торчали камни и обломки скал, и замок на фоне темно-синего моря казался какой-то фантастической декорацией. Перед ним стояли две соединенные между собой башни, которые когда-то служили воротами. Но те сгорели во время нападения на замок, и вместо них теперь зиял голый проем.

Крепостная стена, которая имела в ширину не меньше двенадцати футов, каким-то чудом еще стояла с почерневшими от огня камнями, поломанными в некоторых местах зубцами и осыпающимися амбразурами. Шесть круглых башен устремлялись в небо, но только у одной из них потолок оставался целым.

Каре хотелось бы заглянуть в замок, но у нее никогда не хватало смелости. Боязнь темноты и притаившихся в ней неведомых существ удерживала ее от этого шага.

— Неужели ты веришь старым сказкам? — спросила она Ангуса. — Нет там никаких призраков. И никаких чудовищ.

Тот покачал головой:

— Ты ошибаешься, Кара. Попомни мои слова, девочка: если приблизишься к этим развалинам, мы больше никогда тебя не увидим.

— Обещаю, что не пойду в крепость, но мне придется подойти к ней поближе, чтобы набрать там грибов. Сестре Абигайль они нужны для снадобья.

— Так пускай добрая женщина сама и идет за ними. Она монашка. А ты одна из нас, Кара, и хорошо знаешь, что рассказывают про Маклаудов.

— Ну конечно. — Она не стала ничего говорить о том, что не принадлежит к клану Макклуров. Это один из ее секретов, которые Кара утаивает от клана, который нашел и взял ее к себе, когда она, еще совсем малышка, одна скиталась по лесу. Нет, она не Макклур, но девушка не поправила Ангуса, одного из своих немногих друзей. Так приятно ощущать себя частью этого клана, пусть на самом деле это не так. Даже среди монашек, которые вырастили ее, она не чувствовала себя по-настоящему своей. Они, конечно, прекрасно к ней относятся, но это не то же самое, что родительская любовь.

Нет, Кара вовсе не винит никого из клана Макклур за то, что никто из них не взял ее к себе в дом. Когда монашки нашли ее, она уже несколько дней скиталась по лесу голодная, грязная и босая и все еще настолько потрясенная смертью родителей, что отказывалась разговаривать. Вряд ли кому-то хотелось знать, что те пожертвовали собой, чтобы спасти ее, свое единственное дитя.

Как большинство горцев, Макклуры суеверны и побаиваются Кары и тех обстоятельств, которые вынудили ее бежать из дому. То же самое чувство заставляет их обходить стороной развалины крепости, возвышающейся на скалах. Бросив еще один взгляд на Ангуса и его нахмуренный лоб, она подхватила юбки и повернулась к древним руинам, не обращая внимания на холодок дурного предчувствия.

Слова ее друга вскоре потонули в шуме ветра и птичьих криках. Кара то и дело с опаской посматривала на грозные черные тучи, быстро надвигающиеся с моря. Если повезет, она вернется в монастырь до того, как упадет первая капля дождя.

Она зашагала вперед, наслаждаясь свежим ветром и слушая крики чаек, гнездящихся на скалах. Со дня весеннего равноденствия и своего восемнадцатилетия с ней стали происходить какие-то странные вещи. Кара теперь постоянно чувствовала какое-то странное… покалывание… в пальцах. Потребность прикоснуться к чему-нибудь переполняла ее. И все же она боялась этого ощущения, поэтому держала руки при себе и всеми силами старалась не обращать внимания на эту потребность. Если она станет еще больше отличаться от других, едва ли Макклуры или даже терпеливые монашки станут ее терпеть.

Деревня клана Макклур была построена невдалеке от старого замка Маклаудов. После резни другие кланы быстренько разделили земли Маклаудов, и Макклуры были одними из первых.

Это была печальная история, и всякий раз, глядя на замок, Кара волей-неволей задавалась вопросом, что же произошло на самом деле. Маклауды были великим кланом, которого боялись и уважали, и вдруг они оказались уничтожены за одну ночь. Однако никто не взял на себя ответственность за это преступление.

Холодок страха пробежал по ней, когда она вспомнила жуткий вой и пронзительные крики, которые порой слышала по ночам. Она говорила детям в монастыре, что это просто ветер гуляет по морю и носится среди руин. Но в глубине души знала правду.

В замке есть что-то живое.

Чем ближе она подходила к старому зданию, тем больше боялась. Она повернулась спиной к развалинам, ругая себя за то, что дала волю своему страху. Опасаться совершенно нечего, ведь сейчас день. А настоящий ужас одолевает ее только во мраке ночи.

Кара на секунду прикрыла глаза и отогнала прочь свой испуг. Возглас удивления сорвался с ее губ, когда ожерелье, которое она всегда прятала под платьем, вдруг стало теплым.

Она вытащила его из-под воротника и воззрилась на крошечный сосуд и серебристый узел, обвязанный вокруг него. Украшение принадлежало ее матери, и это последнее, что та вручила Каре перед своей смертью.

Кара выпустила ожерелье из руки и прерывисто вздохнула. Мама заклинала никогда не расставаться с ним, хранить как зеницу ока. Кара не могла без содрогания думать о той ночи, когда умерли ее родители. Слишком тяжкий груз вины и гнева наваливался на нее при мысли, что люди, которые любили ее всем сердцем, отдали свои жизни, чтобы их дочь могла жить.

Она посмотрела под ноги и увидела грибы, за которыми пришла сюда. Никто не знает, почему они растут только вдоль тропинки к замку, и мало кто осмеливается приходить сюда их собирать. Некоторые утверждали, что грибы эти волшебные, и хотя Кара никогда никому не призналась бы, она тоже была почти уверена в этом. Сегодня она вызвалась пойти за ними, потому что сестре Абигайль необходимо было приготовить снадобье для малышки Мэри.

Кара любила возиться с детьми. Это доставляло ей удовольствие и радость, ибо она знала, что у нее никогда не будет своих малышей. Ее решение стать монашкой было разумным и правильным. И все же порой она чувствовала… неудовлетворенность. Это случалось всегда, когда Кара видела в деревне какую-нибудь семейную пару и гадала, каково это — ощущать прикосновение мужчины; что такое — принести дитя в этот мир и смотреть в любящие глаза супруга.

«Прекрати, Кара».

Да, ей лучше остановиться. Подобные думы лишь приносят грусть о том, чего никогда не может быть, и душевную боль из-за смерти родителей.

Она стала собирать грибы, наслаждаясь одиночеством, каковое ей редко выпадало в монастыре. Мысли ее блуждали, как часто бывало, пока она аккуратно срывала грибы и складывала их в корзину.

И только когда та почти наполнилась, а большая туча закрыла солнце, Кара подняла глаза и с испугом обнаружила, что подошла слишком близко к развалинам — так увлеклась своим занятием и своими грезами, что не обращала внимания, куда идет. И сколько времени уже находится здесь. И теперь, оказавшись у замка, она, заинтригованная, совсем позабыла о надвигающейся грозе.

Даже спустя триста лет камни все еще носили на себе шрамы от сражения и пожара. Сердце Кары болело за всех, кто погиб тогда. Никто таки не узнал, почему клан был уничтожен. Тот, кто напал, не пощадил никого, даже младенца. Весь клан Маклаудов был стерт с лица земли за одну ночь.

Она поежилась, словно могла слышать пронзительные крики сражавшихся людей и гул бушующего вокруг нее пожара. Кара понимала, что все это происходит лишь в ее воображении, но не могла стряхнуть с себя сковавший душу ужас. Кровь заледенела, страх царапал сердце, умоляя бежать.

И все же она не сдвинулась с места.

Кара заморгала и заставила себя оторвать взгляд от замка, чтобы успокоить колотящееся сердце, когда ожерелье снова стало нагреваться. Оно стало таким горячим, что ей пришлось снять его, держа за кожаный шнурок двумя пальцами. Никогда раньше она не боялась этого украшения и редко снимала его с тех самых пор, как мама повесила его ей на шею. Однако после дня весеннего равноденствия с ожерельем стало происходить что-то странное. Выглядело оно вроде бы как и прежде, но что-то явно изменилось.

Вдруг сильный порыв ветра налетел на Кару. Стало нечем дышать, и она уронила корзинку, пытаясь убрать волосы, залепившие лицо.

— Нет! — пронзительно закричала она, когда материнское ожерелье было вырвано бешеным порывом ветра из ее рук.

Кара побежала за ним — за этой бесценной и единственной ее связью с родителями, когда то, подпрыгивая, покатилось по каменистой земле и вдруг остановилось у скалистого обрыва.

С колотящимся в горле сердцем и с тем же странным покалывающим ощущением в пальцах она бросилась к ожерелью, когда первая крупная капля дождя шлепнулась ей на руку. Ветер внезапно сделался шквальным. Кара вскинула глаза и увидела, что гроза будет даже сильнее, чем она ожидала. Под завывания стихии она подобралась чуть ближе к украшению.

Зигзаг молнии расколол небо за мгновение до того, как оно разверзлось и обрушилось на нее проливным дождем. После нескольких дней почти непрерывных дождей земля пропиталась влагой и уже больше не принимала воду.

Кара плюхнулась на четвереньки, не обращая внимания на грязь, и подползла к ожерелью. Слезы потекли по щекам, смешиваясь с дождем.

«Пожалуйста, Господи, пожалуйста! Не дай мне потерять ожерелье!»

Ей вообще не надо было снимать его, чтобы не подвергать опасности дорогую сердцу вещь, которую мама носила на груди. Образ родителей промелькнул перед мысленным взором Кары, вновь напомнив, как она одинока, как беззащитна в этом мире.

— Без ожерелья я не уйду! — прокричала она ветру. Мама доверила единственную ценную вещь дочери, умоляя беречь ее пуще ока. Она не подведет свою мать. Никогда.


Лукан Маклауд стоял, устремив взгляд на окружающий пейзаж, который полюбил, еще будучи мальчишкой, когда впервые осознал, что это за земля. Он прислонился плечом к краю узкого окна своей комнаты в замке, которое выходило на юг, и из него хорошо были видны скалы и море.

Ему никогда не могла наскучить суровая красота Высокогорья, катящиеся волны, разбивающиеся о скалы. Было что-то удивительное в запахе моря, смешивающегося с ароматами вереска. Эта земля утихомиривала бушующую у него в душе ярость, как ничто другое.

Это горы. Его горы. И он любит их.

Чего он не переносит, так это сидеть безвылазно в четырех стенах, как в ловушке. Но именно так и происходит с тех пор, как они с братьями вернулись домой больше двух сотен лет назад.

Теперь это их жизнь. И он ее терпеть не может.

Сколько раз Лукан бесился из-за невозможности покинуть крепость? Сколько раз он бранился, охваченный яростью из-за того, что произошло с ним и его родными? Сколько раз молил Бога надоумить его, как освободиться от этой мрачной пытки, которая разъедает душу?

Но Бог не слышит. Никто не слышит.

Они обречены прятаться от мира, отстраненно наблюдая, как стремительно летит время, меняя все вокруг них. А их удел — тоскливое, одинокое, бессмысленное существование. Именно существование, а не полноценная жизнь.

Лукан на мгновение прикрыл глаза, вспоминая, как было до того, как их судьба, словно стеклянный сосуд, разбилась на мелкие осколки. Когда-то давным-давно он стоял возле этого самого окна, глядя на близких людей, слушая детский смех, доносящийся сквозь шум морского прибоя. Теперь это казалось сном, который, казалось, таял с каждым проходящим днем, с каждым ударом сердца.



Как сын лэрда, Лукан никогда ни в чем не нуждался, будь то изысканная еда, дорогое вино или общество слабого пола. Женщины всегда любили его, и он охотно позволял им это.

Он воспринимал их прикосновения, их улыбки, их тела как должное. Теперь же единственное, чего ему хотелось, — это почувствовать под собой женщину. Он уже забыл, каково это — ощущать, как льнут к нему мягкие изгибы женской плоти, как влажный жар окутывает, затягивает его в свои глубины.

Бывали минуты, когда его плотская жажда становилась такой невыносимой, что его одолевала мысль немедленно покинуть замок и найти себе какую-нибудь девицу. Но одного взгляда на братьев хватало, чтобы вспомнить, почему они заперлись здесь, почему не допускают, чтобы их увидели.

Лукан и его братья опасны. Не для себя, но для всех остальных. Где-то там притаилось великое зло, и оно ждет, чтобы использовать их.

Больше двухсот лет заточения в замке. Но что еще им остается? Нельзя, чтобы их видели такими, какие они есть, чудовищами, которыми они стали. Как средний сын, он всегда был поддержкой для своих братьев. Скала, твердая и надежная, скрепляющая их всех вместе, как говорила их мать. Лукан не позволял себе думать, во что превращаются он и его душа.

Фэллон, старший брат, серьезно воспринимал роль наследника клана. Все, что он делал, все, о чем он думал, было только ради клана. А когда его не стало, он не знал, что с собой делать. Имея внутри себя зверя, который постоянно требовал укрощения, и не в силах изменить то, что произошло, он стал топить свое горе в вине.

Что касается Куина, младшего брата, то зверь едва не отнял его у них. Лукан фыркнул. «Зверь» — не совсем правильное слово. Внутри их нет никакого чудовища. Это первобытный злой дух, изгнанный в преисподнюю. Аподату, дух мести, живет в каждом из трех братьев Маклауд — настолько древний, что о нем не сохранилось ни записей, ни преданий. И он страшнее любого зверя.

Всякий раз, когда Луканом овладевало подобное уныние, как бывало часто в дождливую погоду, он уединялся в своей комнате. У братьев и без того тревог хватает. Не надо им видеть, как он сражается со своими демонами. Конечно, можно целый день вот так хандрить и упиваться жалостью к себе, но нельзя. Он нужен братьям.

Лукан сделал глубокий вдох и начал было отворачиваться от окна, когда что-то внезапно привлекло его взгляд. Он прищурился, когда заметил нечто такое, от чего захватило дух. Это была женщина, точнее, юная девушка с изумительной фигурой, которая осмелилась подойти настолько близко к замку, что он мог видеть прелестные черты ее хорошенького личика. Хотелось бы ему разглядеть цвет глаз девушки, но достаточно и того, что он видел ее полные губы, которые молили о поцелуях, высокие скулы, порозовевшие от ветра.

И толстую темную косу, спускающуюся до талии. Что бы он только не отдал, чтобы увидеть эти волосы распущенными и рассыпавшимися по плечам. Лукан стиснул руки в кулаки, представив, как его пальцы проходят сквозь густые пряди.

Платье ее было простым и поношенным, но оно не скрывало тонкой талии и высокой груди. Она двигалась свободно, явно привычная к таким вот прогулкам на природе. Мягкий изгиб губ, когда она смотрела на море, затронул что-то в его душе. Казалось, незнакомке хотелось полететь на крыльях ветра.

Она собирала грибы не спеша, осторожно и бережно укладывая их в корзинку. Когда же устремила взгляд на замок, во взоре ее была печаль, словно она знала, что здесь произошло.

Что-то в сердце у Лукана сдвинулось, сместилось, призывая его узнать эту девушку. Чем дольше он наблюдал за ней, тем сильнее она его интриговала.

Никто не осмеливался подходить так близко к крепости, тем более смотреть на нее с таким любопытством. Если бы Лукан знал, что рядом живет такая красотка, то мог бы оставить замок, чтобы отыскать ее.

Не обращая внимания на порывы ветра, он прищурился и увидел, как она внезапно вскрикнула, выронила корзинку и погналась за чем-то в сторону обрыва. Грянул гром, и зигзаг молнии осветил потемневшее небо. Снова гроза, снова дождь.

— Что ты делаешь? — спросил младший брат Куин, входя в комнату и вставая рядом с Луканом. Он выглянул в окно. — Господи помилуй. Она что, ненормальная?

Тот покачал головой.

— Она собирала грибы. Потом зачем-то побежала к обрыву.

Куин зарычал, ибо его ярость всегда была где-то поблизости, наготове:

— Глупая девка. Она же упадет и убьется!

Лукан не стал мешкать, когда его обостренный слух уловил смещение в земле. Он проскочил мимо брата, выскочил из комнаты, промчался по коридору и, перемахнув через перила, оказался сразу на первом этаже. Приземлился в большом зале, согнув колени и упершись руками в пол для равновесия. Кожу его покалывало, когда живущий в нем дух стал набирать силу.

— Лукан, ты куда?

Не было времени объяснять Фэллону, старшему из них, что у него на уме. Жизнь девушки в опасности. Он выбежал из замка, не обращая внимания на дождь и ветер, и проскочил под тем, что осталось от замковых ворот, когда услышал ее панический крик. Земля под ней стала оползать и осыпаться. Он подпрыгнул в воздух и приземлился в нескольких шагах от нее ровно в то мгновение, когда рука ее схватила ожерелье и земля начала уходить из-под ног.

Лукан нырнул вперед и ухватил ее за запястье, прежде чем она чуть не полетела на камни внизу. Ноги ее повисли над обрывом, и она заморгала, глядя на него своими темными, расширенными от страха глазами.

— Держись! — прокричал он сквозь грохот бури.

Ее грязная и мокрая рука выскальзывала из его руки, ноги лихорадочно пытались отыскать опору в скале. Она вскрикнула, ее слезы смешались с дождем.

— Пожалуйста! — закричала она. — Не отпускайте меня!

Лукан, собрав все силы, начал вытаскивать ее, когда земля снова стала оползать, и продолжал держать, хотя сам уже скользил к краю. Еще секунда, и они оба полетят вниз, но тут его пальцы ухватились за камень.

Он заглянул через край на девушку. Ему придется подбросить ее вверх, это единственный способ ее спасти, но если он так сделает… она сразу поймет, кто он такой.

— Я падаю!

Невозможно было ухватиться лучше, не уронив ее, но если он сейчас же что-то не предпримет, она выскользнет из его рук. Он схватился покрепче, но чем больше боролся за то, чтобы не выпустить ее, тем больше та соскальзывала.

А в следующий миг его рука уже держала пустоту.

Ее крик эхом отозвался в нем, скрутив внутренности в узел. Не раздумывая ни секунды, он отпустил в себе духа, чудовище, которое держал взаперти. Два прыжка вниз по обрыву, и вот он уже внизу, среди камней, подставляет руки, чтобы поймать ее.

Он ждал, что она в ужасе закричит, как только увидит его лицо, но, посмотрев, обнаружил, что глаза ее закрыты. Она лишилась чувств.

Лукан облегченно выдохнул. Он не задумывался ни о чем, кроме спасения девушки, но теперь, когда она была в его руках, нисколько не жалел об этом. Сколько лет прошло с тех пор, как он в последний раз обнимал женщину, и сейчас от ощущения ее мягкого тела, прижимающегося к нему, его естество мгновенно затвердело и воспылало страстью.

Дождь все лил и лил, но Лукан никак не мог оторвать глаз от ее прелестного лица, от нежного изгиба шеи и склоненной к нему головки.

— Проклятие, — проворчал он и запрыгнул обратно на скалу.

Лукан приземлился как можно мягче, чтобы не потревожить девушку, и обнаружил Куина, наблюдающего за ним сузившимися глазами, полными злобы и ненависти. За три сотни лет он уже привык к этому взгляду.

— Так-так, братец, — процедил тот сквозь зубы. — Что ты от нас скрываешь?

Лукан прошел мимо него и зашагал к замку под проливным дождем. Все вопросы потом.

Куин быстро нагнал его.

— Что, скажи на милость, ты делаешь? Ты не можешь принести ее в замок!

— Но и оставить здесь в такую погоду тоже не могу, — возразил Лукан. — Считаешь, что надо отнести ее в деревню? Она без сознания, и я не знаю, где она живет.

— Это ошибка, Лукан. Попомни мои слова.

Может, они и чудовища, но это вовсе не значит, что он должен вести себя как изверг. Слишком долго они прятались в замке, глядя на мир из окон своего разрушающегося дома. Это его единственный шанс сделать что-нибудь хорошее, и он не намерен его упустить.

«Особенно когда так приятно держать ее в своих руках».

Проклиная свое тело, Лукан усилием воли попытался пресечь все мысли о пышной женской груди, прижимающейся к нему, или исходящему от его ноши запаху вереска. Мокрая ткань платья облепляла тело как вторая кожа, предлагая его жадному взору затвердевшие соски.

Он сглотнул, желая сомкнуть губы вокруг крошечного бутона и втянуть плоть в рот. В паху у него напряглось, кровь вскипела, дрожь неукротимой жажды телесной любви прошла по телу.

Пинком распахнув дверь замка, он вошел в большой холл. Фэллон, который лежал на скамье посреди зала, сел и вопросительно вскинул черную бровь.

— Лукан, я пьян, но не настолько, чтобы не заметить, что у тебя в руках женщина. Здесь. В замке. Что не дозволяется, должен добавить.

Лукан, не обращая внимания на слова брата, помчался по лестнице, перескакивая через две ступеньки, в свою комнату. Помещение — одно из немногих в довольно приличном состоянии, чтобы поместить туда девушку. Фэллон своей комнатой никогда не пользуется, а Куин разгромил свою во время одного из своих частых припадков ярости. Все остальные помещения в замке давно заброшены.

В них не было надобности.

Положив девушку на кровать, Лукан развел огонь в очаге, чтобы согреть ее, и попытался утихомирить свое не на шутку распалившееся тело. Неукротимая плотская жажда, вожделение, которое он испытывал к ней, встревожило его. Когда он выпрямился, то не удивился, обнаружив Фэллона и Куина, которые стояли в дверях.

— Может, ее раздеть? — спросил старший брат, устремив взгляд на девушку. — Она, похоже, промокла насквозь.

— Да. — Но Лукан не собирался подвергать себя подобному испытанию. По крайней мере пока не укротит свою плоть. Руки его сжались в кулаки от одной лишь мысли о том, чтобы стащить мокрые тряпки с ее тела и насладиться зрелищем нежной кожи. Интересно, соски у нее такие же темные, как и волосы?

Младший брат шагнул вперед и удлинил свои когти:

— Я сниму с нее платье.

С молниеносной скоростью Лукан метнулся вперед и встал между ним и кроватью у противоположной стены. Девушка — его находка, он несет за нее ответственность. Если оставит ее Куину, тот с присущей ему яростью скорее всего разорвет ее на части, а Фэллон тут же забудет о ней, как только руки его сомкнутся вокруг горлышка очередной бутылки.

— Предоставьте ее мне, — твердо сказал Лукан.

Губы Куина растянулись в ухмылке.

— Все эти годы ты выговаривал мне за то, что я даю волю сидящему во мне духу. А ведь ты, брат, делаешь сейчас то же самое.

Фэллон провел ладонью по лицу и заморгал своими покрасневшими глазами.

— О чем ты толкуешь, Куин?

— Если бы ты время от времени просыхал хотя бы ненадолго, то понял бы, — огрызнулся тот.

Взгляд темно-зеленых глаз старшего брата, так похожих на отцовские, остановился на Куине.

— По мне, лучше уж пить, чем стать таким, как ты.

Младший брат рассмеялся глухим невеселым смехом.

— По крайней мере я знаю хотя бы, какой сегодня день. Скажи мне, Фэллон, ты помнишь, что было вчера? Нет, постой. Вчера было то же самое, что и позавчера, и неделю назад.

— А что делаешь ты, кроме того, что крушишь все, что строит Лукан? — В глазах Фэллона полыхнуло пламя, и мускул на скуле задергался от гнева. — Ты не в состоянии даже помочиться, чтобы не дать волю своему зверю.

Куин ухмыльнулся:

— Проверим?

— Хватит! — рявкнул Лукан, когда братья шагнули друг к другу. — Убирайтесь отсюда, если собрались драться.

Фэллон безрадостно усмехнулся:

— Ты же знаешь, что я пальцем его не трону.

— Совершенно верно, — презрительно бросил Куин. — Мы же не хотим, чтобы великий Фэллон Маклауд искушал своего духа.

Фэллон закрыл глаза и отвернулся, но Лукан успел заметить отчаяние во взгляде брата.

— Мы все носим свои проклятия, Куин. Оставь Фэллона в покое.

— Я сам в состоянии позаботиться о себе. — Старший брат решительно повернулся к Лукану. Потом перевел взгляд на девушку. — О чем ты только думал, притащив ее сюда? Знаешь ведь, что смертному в наши владения вход воспрещен.

Девушка на кровати пошевелилась, и все трое замерли, ожидая, что та вот-вот очнется. Когда она вновь затихла, Лукан облегченно выдохнул и махнул им, чтобы уходили.

— Я спущусь через минуту, — пообещал он.

Как только братья ушли, он стащил с нее промокшие башмаки. Надо было бы снять и платье, чтобы она не простудилась, но Лукан не доверял своему телу — или своим рукам, — что не поддадутся соблазну.

Ее изумительные каштановые волосы потемнели от дождя. Он убрал прилипшую к щеке прядь, и ему безумно захотелось продлить это восхитительное ощущение прикосновения к гладкой нежной коже. Лицо ее, красивое, без изъянов, с высоким лбом и тонкими, изящными чертами, зачаровывало его. И хотя Лукану довелось лишь на короткий миг заглянуть в ее глаза, широко раскрытые от страха, он помнил, что такого орехового цвета ему видеть еще не приходилось. А эти длинные густые черные ресницы, веерами лежащие на щеках.

Лукан не осмеливался дотронуться до женщины с того самого рокового дня почти триста лет назад. И вот теперь в его постели лежит незнакомка, настолько восхитительная, что у него обмирает сердце. Соблазн дотронуться до нее был слишком непреодолим, чтобы можно было устоять.

Он провел пальцем вниз по лицу к полным, пухлым губам незнакомки. Запах вереска окутал его. Ее запах. Боже, он уже забыл, какой мягкой может быть женская кожа, как сладостно она пахнет.

Не в силах остановить себя, он очертил большим пальцем рог. Как отчаянно ему хотелось наклониться и прильнуть губами к ее губам, скользнуть языком в рот и услышать стон удовольствия, вкусить райского наслаждения.

Пусть миновали столетия с тех пор, как он держал в своих руках женщину, но Лукан все еще помнил ощущение мягких грудей в его руках, вскрики наслаждения от слияния тел. Не смог забыть, как это приятно, когда женская ладошка гладит его плечи, когда пальцы ласкают его волосы.

Он помнил слишком многое и слишком хорошо.

Тело Лукана запульсировало от острого желания, когда он представил, как снимает с девушки одежду, накрывает ладонями груди и перекатывает соски между пальцами. Он отшатнулся от нее, испугавшись, что уступит этой жажде, охватившей его. Тогда-то он и заметил, что губы ее начали синеть.

Лукан обозвал себя трижды дураком. Он-то, может, и бессмертный, но она уж точно нет. Он удлинил один из своих когтей и разрезал ее платье до талии. Стянув его с девушки, отшвырнул в сторону и поспешил снять мокрые чулки.

Руки его дрожали, когда соприкасались с кожей, именно такой шелковистой, какой он себе ее и представлял.

Сорочку он не тронул и протянул руку за одеялом. Потребовалась вся его сила воли, чтобы не сорвать с нее остатки одежды и не полюбоваться вдоволь изгибами роскошного тела.

Начав накрывать ее одеялом, он обратил внимание на сжатую в кулачок руку и свисающий из нее кожаный ремешок. Должно быть, это та вещица, за которой она подбежала к обрыву. Он нахмурился, почувствовав какое-то знакомое убаюкивающее ощущение. Потребовалось несколько секунд, чтобы узнать в нем магию.

— Кто же ты? — пробормотал он.

Лукан позволил себе лишь один разок взглянуть на ее тело. Стройные ноги, крутые бедра, талия настолько тоненькая, что он мог обхватить ее двумя руками, и пышные груди с затвердевшими сосками.

Ладони и губы покалывало от стремления прикоснуться к ней.

Он проглотил это желание, бушующее у него в крови. Плоть напряглась в сладком предвкушении, но Лукан не собирался уступать. Не мог. Он укутал ее в одеяло и повернулся, чтобы уходить. Девушка была в опасности, и он спас ее.

Вот и все.

И ничего больше.

Глава 2

Лукан стоял, повернувшись к очагу в большом холле. Им не требовалось тепло огня, но Фэллону нравилось напоминание о том, какой была их жизнь до того, как все изменилось.

Оранжево-красное пламя пожирало дерево, как злой дух Куина. Лукан потер ладонью челюсть и вздохнул. У него есть женщина. В замке. Это против всех установленных ими правил, но, да простит ему Бог, он не жалеет об этом. Несмотря на то, кто он есть, что внутри его, он по-прежнему мужчина. Разве не так?

— Лукан, очнись!

Он вздрогнул при звуке голоса Фэллона.

— Я думал, ты отключился.

— Еще нет. — Старший брат всегда был самым серьезным из них, но по крайней мере еще не разучился улыбаться. Когда-то в его зеленых глазах мерцали искры смеха и надежды. Теперь во взгляде не было ничего, кроме пустоты. Как же Лукану хотелось, чтобы Фэллон нашел средство, которое искал, но, обнаружив, что невозможно изменить то, что было с ними сделано, старший брат утратил всякую надежду.



— Расскажи ему, — проскрипел Куин, появившись из кухни.

Лукан вздохнул и повернулся к братьям. Когда-то большой зал замка Маклаудов был полон людей. Канделябры давали яркий свет, а оружие предков и роскошные гобелены украшали стены. Все, что осталось от него теперь, — это грубо сколоченный стол с двумя скамьями и тремя стульями, сбитыми им самим, которые сейчас стояли перед очагом.

Сделав замок своим обиталищем, они с Фэллоном починили крышу, чтобы их не заливал дождь. Но это было еще до того, как старший брат пристрастился к выпивке. Лукан посмотрел на него и в который раз горько пожалел о том, что ничем не может ему помочь. Да и всем им!

Лицо Куина потемнело, кожа сделалась черной, когда дух внутри его стал рваться на свободу.

— Расскажи ему!

— Бога ради, Лукан, не молчи, — устало пробормотал Фэллон и взъерошил рукой свои и без того растрепанные волосы. Раньше они отливали на солнце золотом. Теперь у них был тот же темно-каштановый цвет, что и у их матери, а глаза у старшего брата зеленые, как у отца, но немного темнее.

Лукан выдохнул.

— Я выпустил своего духа.

Если что и могло прояснить сознание Фэллона, так как раз эти слова. Братья уже давно узнали, что злой дух, живущий в них, готов на все, чтобы освободиться, и гнев лишь делает его еще сильнее. Они не в состоянии контролировать себя, когда он выпущен на волю, и именно по этой причине, помимо многих прочих, Фэллон и запил.

Лукан же всегда хотел владеть собой, держать себя в руках. Десятилетиями он учился управлять духом, подчинять его своей воле. Это оказалось значительно труднее, чем он представлял, и много раз средний брат почти сдавался и искал утешения в бутылке, как Фэллон. Только любовь братьев и его собственная потребность все наладить побуждала продолжать. День, когда он узнал, что может управлять собой — и когда выпускает духа, и когда держит в себе, — был воистину счастливым.

Но он не смог рассказать о своем открытии братьям. Фэллон сел и отодвинул в сторону бутылку вина.

— Зачем ты так поступил?

— Девушка разбилась бы насмерть. У меня не было выбора.

Куин двинул кулаком по стене рядом с собой, проломив камни. Когда он вытащил руку, ногти его удлинились в когти. А светло-зеленые глаза почернели от гнева.

— У тебя был выбор. Ты мог дать ей умереть. Нельзя, чтобы кто-то узнал, что мы здесь. Разве не ты твердил мне это день за днем?

— Лукан, — проговорил Фэллон мягко, покачав головой. — Что ты наделал?

— Я все же человек, каким был когда-то, — отозвался тот, защищаясь. — До того, как мы стали… теми, кем являемся сейчас, я не мог никому позволить умереть и сейчас не собираюсь. Мы сидим здесь, в своем осыпающемся нам на голову замке, больше двухсот лет и сражаемся со всеми Воителями, которые осмеливаются приблизиться к нам. Сколько еще, по-вашему, мы сможем обороняться? Нам повезло. Мы сбежали, и с тех пор нам удается скрываться от этого чудовища — Дейрдры.

Плечи Куина поникли, и он вздохнул. Глаза его вновь сделались зелеными, а когти исчезли.

— Как ни противно мне признавать это, но Лукан, пожалуй, прав. Я ни за что не вернусь в ту тюрьму, Фэллон.

— Ни за что. — Старший брат неуверенно поднялся на ноги. Он слегка покачнулся и ухватился за стол для поддержки. — Я говорил вам обоим, что мы не в том положении, чтобы сражаться с ней. В любом случае, уже пытались.

Лукан ненавидел говорить на эту тему. Именно она, Дейрдре, приказала умертвить весь их клан. Именно она призвала их к горе Кэрн-Тул. Именно она, Дейрдре, выпустила на волю живущего в них духа. Дейрдре — женщина с ангельской внешностью и черной душой сатаны.

— Я Воитель, Фэллон. Дейрдре превратила нас в чудовища, и хотя я отказываюсь присоединиться к ней, но и не собираюсь сидеть сложа руки, позволяя злу захватить Шотландию. Ты же знаешь, что мы сильнее, когда все трое сражаемся вместе. Мы могли бы нанести Дейрдре гораздо больший урон, если бы ты поддерживал нас.

Фэллон пожал плечами:

— Нет, брат, не думаю. Наша судьба была решена в ту минуту, когда Дейрдре произнесла то заклинание.

— Значит, ты сдаешься? Вот так просто? — Куин перевел взгляд со старшего брата на среднего. — Когда мы были мальчишками, я всегда ужасно злился, когда ты поучал, что я должен поступать правильно, Фэллон. Сейчас пришло время мне сказать тебе то же самое.

Тот поскреб свой изрядно заросший подбородок.

— Ничего нельзя изменить. Вам обоим не хуже меня известно, что рано или поздно она завладеет нами. Мы просто откладываем неизбежное.

— Я буду бороться до конца. И не вернусь в ту проклятую гору, — твердо сказал Лукан.

Фэллон рубанул рукой воздух:

— Сейчас для тебя куда важнее девчонка в твоей постели.

Образ девушки с откинутой назад головой, с рассыпанными по подушке волосами и извивающимся под ним нагим телом вспыхнул в голове Лукана. Он подавил стон, и переменил позу, дабы облегчить напряжение в паху, которое не отпускало его с тех пор, как увидел ее.

— Как стемнеет, я отнесу ее в деревню, — предложил Куин.

Лукан шагнул вперед. Ярость, быстрая и сильная, вспыхнула внутри его. Он не понимал своей потребности защитить девушку, знал лишь, что должен так поступить. И дело было не только в нестерпимом желании прикоснуться к ней. Она затрагивала не только его тело, но и душу.

— Ты не тронешь ее, — процедил Лукан и почувствовал, как его дух зашевелился. — Я ведь, кажется, ясно выразился?

Глаза Куина снова потемнели. С тех пор как дух был отпущен на свободу, всякий раз, когда он вырывался, они делались почти черными. Младший брат грозно оскалился, показывая клыки, ногти снова вытянулись в когти.

— Прекрати, Куин, — послышался голос Фэллона. — Я запрещаю ссориться. Хватит нам воевать между собой.

Хорошо, что они теперь быстро приходят в себя, иначе каждый из них носил бы жуткие шрамы после тех драк в первые годы после превращения, когда они были не в состоянии контролировать в душе зверя. Пока другие кланы делили землю Маклаудов, братья рвали на части друг друга снова и снова.

Взгляд Фэллона остановился на Лукане.

— Что ты собираешься с ней делать?

Говоря по правде, тот представления не имел. Он знал только, что хотел бы сделать с ней в своей постели, но он не может позволить себе подобный риск.

— Она ничего о нас не знает.

— Но скоро поймет, что находится в замке. Мы хорошо потрудились, чтобы отпугнуть людей от крепости, но не знаю, долго ли еще нам удастся удерживать их на расстоянии. Особенно если девушка разболтает всем, что в замке нет никаких призраков.

Лукан и Куин все делали для того, чтобы люди боялись приближаться к замку. С помощью нечеловеческого воя Куина и когтей, царапающих по камням, было совсем нетрудно отпугивать всех легковерных.

— Я могу сейчас унести ее, — сказал Лукан, — хотя предпочел бы этого не делать. Гроза еще не прекратилась, а она и так здорово продрогла. Мы же не желаем ее гибели.

Куин покачал головой, и его длинные светло-каштановые волосы рассыпались по плечам.

— Она должна уйти. Немедленно.

— Или что? — вопросил Лукан. — Ты ее убьешь?

— Я не позволю ей поставить под угрозу то, над чем мы трудились столько лет, — прорычал младший брат.

— Лукан, а он ведь прав, — согласился с ним Фэллон.

— У нас нет ничего, кроме развалин замка, — пожал плечами Лукан.

— Но зато они наши, — пробормотал Куин сквозь зубы. — Она уничтожит все это. Я этого не допущу.

— Ты ее не тронешь, — заявил Лукан, готовый снова выпустить своего духа, если потребуется.

— Замолчи!

Он резко повернул голову к Фэллону и увидел, что тот смотрит вправо. Лукан проследил за взглядом старшего брата и увидел девушку, стоящую на ступеньках, глядящую на него расширенными глазами, полными ужаса и неверия.

Платье, которое Лукан повесил для нее на спинку кровати, принадлежало жене Куина. Оно устарело на несколько столетий, но сидело очень неплохо. Глаза девушки были круглыми, испуганными, словно она боялась отвести взгляд. Лицо все еще оставалось бледным, хотя губы порозовели.

Лукан шагнул к ней. Он понимал, что должен держаться на расстоянии, но она ведь здесь из-за него. Несмотря на то, кем они с братьями стали, они не причинят ей вреда, и он должен убедить ее в этом.

— Как она посмела, — прорычал Куин и направился к девушке.

Но когда он проходил мимо Лукана, тот схватил его за тунику и заставил остановиться.

— Оставь ее!

— На ней платье Элспет!

Лукан взглянул на девушку и обнаружил, что та отступила назад, прижав ладони к камням у нее за спиной. Лестница не слишком надежная, можно упасть и разбиться. Она же смертная, в конце концов.

— Это я дал ей платье. — Лукан снова повернулся к брату, готовый в любую минуту схватить его.

Метнув еще один грозный взгляд, Куин вырвался из рук брата и выскочил вон. И только посмотрев на Фэллона и обнаружив, что лицо его бледно и настороженно, Лукан понял, что Куин не контролировал духа внутри себя. Зверь был отпущен на свободу.

Проклятие!

Как он объяснит необъяснимое?

Лукан натужно сглотнул и разжал руки, слишком поздно осознав, что ногти его вытянулись. Неужели и глаза изменились? И кожа? Их гостья не убежала с криками ужаса, но взгляд ее несколько раз возвращался к двери.

Он медленно направился к лестнице, не желая напугать ее больше, и так уже достаточно. Краем глаза увидел, как Фэллон тоже придвинулся к ней.

Костяшки ее пальцев, сжимающие стену, побелели. Одна босая нога выглядывала из-под платья. Камни и без того холодные, а в такую погоду тем более. Если она не побережется, то непременно заболеет.

Лукан позволил себе окинуть ее взглядом, отмечая, как платье подчеркивает пышную грудь и узкую талию. Шея у нее тонкая, изящная, завитки влажных каштановых волос обрамляют лицо. Ему так хочется увидеть, как они рассыплются по плечам, не терпится запустить пальцы в шелковистую массу.

— Я упала, — вдруг сказала она. Голос ее был тихим, едва различимым в грохоте волн и завывании бури. Взгляд метнулся к Фэллону, потом вернулся к Лукану.

Тот быстро соображал. Она потеряла сознание, поэтому не знает, что произошло.

— Я поймал тебя. Помнишь?

Она наморщила лоб и покачала головой. Темные глаза смотрели на него ровно, не принимая лжи.

— Нет. Я выскользнула из твоих рук. И упала.

— А я поймал тебя, — подал голос Фэллон. — Мы увидели тебя из замка и поспешили на помощь. Я спустился со скалы на случай, если Лукан не сможет удержать тебя.

Лукан видел по ее глазам, что она хочет поверить им, но во взгляде ее притаилось сомнение. Особенно после того, как она своими глазами лицезрела перевоплощение Куина.

— Я Лукан, — представился он. Раньше он кого угодно мог очаровать, но прошли годы и годы с тех пор, как он пытался производить впечатление на женщин. — А это мой старший брат Фэллон.

Он поймал предостерегающий взгляд Фэллона. Ему как-то не пришло в голову, что стоило назваться другими именами. История о том, что случилось с ними, до сих пор жива. Она превратилась в легенду, которая, вероятно, сохранится навечно.

— Лукан? — повторила она. — Фэллон?

Лукан почти видел, как крутятся колесики у нее в голове, как до нее доходит, что в замке, который считается необитаемым, не только живут люди, но у них к тому же есть имена, как в легенде.

Лукан про себя чертыхнулся. Вообще-то подобная беспечность не в его характере. Учитывая то, что Фэллон был вечно пьян, а Куин не в состоянии сдерживать свою ярость, именно на него ложилась обязанность обо всем заботиться. И он никогда не подводил братьев. До сих пор.

Он указал на стул рядом с очагом:

— Иди погрейся.

Когда она не сдвинулась с места, он отошел от лестницы, чтобы дать ей пройти.

— Тебе нечего нас бояться.

— А кто снял с меня одежду?

Лукан отвел глаза и снова указал на огонь. За окном загромыхал гром, сотрясая саму землю. Она пулей слетела по лестнице и оказалась перед жарко пылающим очагом.

Стоя спиной к огню, воззрилась на братьев. Держалась она одеревенело и настороженно, как загнанный в угол зверек, ожидающий нападения.

— Я ваша пленница?

Фэллон закатил глаза и, снова усевшись за стол, протянул руку за вином, пробормотав что-то вроде: «Ох уж эти женщины».

Лукан покачал головой.

— Я отвел бы тебя в деревню, но на улице гроза, и я подумал, что тебе лучше переждать непогоду в замке.

— Значит, я могу сейчас уйти?

Лукан с трудом удержался, чтобы не крикнуть: «Нет!» Он стиснул руки за спиной и быстро мотнул головой.

— Если хочешь…

— Твой выговор… он какой-то странный. — Она склонила голову набок, коса скользнула через плечо на грудь.

Лукан забыл, что нужно дышать, настолько сильным было охватившее его возбуждение. Он представил, как его ладони накрывают ее груди, дразнят соски, пока они не затвердеют, как маленькие пуговки. Потом он сомкнул бы вокруг них губы, посасывая до тех пор, пока она не выкрикнет его имя.

— …правда же, Лукан?

Он вздрогнул и, повернувшись, наткнулся на пристальный взгляд Фэллона. Мозг его был настолько занят мыслями о девушке, что он не слышал ни слова из того, что сказал брат.

Фэллон устало выдохнул.

— Надо поесть.

— Да, ты прав. — Лукан отправился на кухню, пока не выставил себя еще большим дураком.

Кто ж знал, что какая-то девчонка с каштановыми волосами и карими глазами так околдует его, что от одного лишь ее взгляда кровь вскипает в жилах, а тело делается твердым как камень?

Глава 3

Голова Кары шла кругом. Замок Маклаудов… Она мучительно старалась вспомнить, как оказалась здесь.

Пошла за грибами, оказалась вблизи замка, смотрела на руины, зачарованная ими. Они как будто взывали к ней, манили ее. Потом она сняла с себя ожерелье, потому что оно сделалось обжигающе горячим. Ветер вырвал украшение у нее из рук, но ей удалось поймать его. Она помнила ощущение осыпающейся, разъезжающейся под ногами земли и свой ужас, когда начала падать.

Но потом вдруг остановилась. А вскинув глаза, обнаружила… Лукана. Он держал ее за руку, пытаясь удержать, его глаза цвета моря умоляли ее не сдаваться. Но она выскользнула из его руки, в этом Кара была уверена.

Ужас падения, осознание, что она ударится о камни внизу и разобьется насмерть, до сих пор заставлял сердце лихорадочно колотиться в груди. Но она не помнила ничего после того, как увидела, как глаза его расширились, а ее рука выскользнула из его ладони.

Мог ли его брат, которого зовут Фэллон, быть внизу и поймать ее, как он говорит? Это единственное объяснение, но она почему-то не могла до конца в это поверить.

Мужчины что-то скрывают от нее. Это было странное чувство уверенности в своей правоте; то же самое чувство, что за нею наблюдают, не давало ей покоя последние несколько недель.

Послышался рев, который тут же потонул в грохоте грома, но невозможно было ошибиться в том, что это за звук. Она вздрогнула и придвинулась поближе к огню.

Образ того, другого мужчины, который разозлился, увидев ее в платье, вспыхнул перед глазами. Была ли это игра света, или зубы у него действительно удлинились?

Кара бросила взгляд на дверь, гадая, успеет ли добежать до нее. Они сказали ей, что она не пленница, но она не знала, можно ли этому верить.

— Мы не станем тебя останавливать.

Это сказал Фэллон, который сидел, опершись локтями о стол, с зажатой в руке бутылкой вина. Волосы его были каштанового цвета, темные и густые. Он был очень красив, но в глазах затаилась глубокая боль.

Он махнул в сторону двери, не отрывая взгляда от бутылки:

— Уходи.

— Значит, для меня здесь небезопасно?

Фэллон хмыкнул и поднес бутылку к губам. Сделал несколько больших глотков и пожал плечами.

— Лукан не позволит, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Он самый добрый из нас. Хотя я не знаю, что хуже: попасть в грозу или остаться здесь.

Несмотря на то, что Фэллон был нетрезв, она увидела правду этих слов в его глазах, когда он взглянул на нее. Страх змейкой прополз по спине. Ее ожерелье, которое, проснувшись, она обнаружила у себя в руке и тут же надела, запульсировало на груди под платьем. Раньше такого никогда не случалось, но это заставило ее задуматься.

Кто эти люди? Простое ли это совпадение, что двоих из них зовут, как братьев Маклауд из легенды? Значит, третий Куин?

И хочет ли она на самом деле знать истину?

Ангус рассказывал ей о чудовищах, живущих в замке. Быть может, старику известно гораздо больше, чем он поведал.

Кара поджала пальцы ног. Стопы ее заледенели на голых камнях, но она не смогла найти свои чулки и башмаки, когда выбегала из комнаты. Гроза свирепствует, но ей наверняка удастся добраться до деревни.

В темноте? Одной?

Она внутренне съежилась от страха, который всегда одолевал ее, когда наступала ночь. Кара сделала шаг к двери, но огонь очага и свет канделябров заставил ее застыть в нерешительности. Фэллон не пошевелился, только молча смотрел на нее, и тогда она сделала еще шаг. Рука ее была уже на дверной щеколде, когда Лукан вошел в зал с блюдом с едой в руках.

Он застыл на месте, когда их взгляды встретились. Она облизнула губы и осознала, что ее шансы освободиться теперь невелики. Но не страх, а тоскливое желание и одиночество, которые она увидела в его глазах, заставили ее остановиться.

Лукан был высоким и широкоплечим, сплошь крепкие выпуклые мускулы и невероятная привлекательность. Великолепный и опасно сильный. Его туника не скрывала сильный торс, сужающийся к талии; длинные ноги подчеркивали облегающие коричневые бриджи. Иссиня-черные локоны волнами ниспадали на плечи, а возле каждого виска были заплетены в маленькую косицу, как у воинов прежних лет.

На шее, у ворота темно-зеленой туники, она увидела толстую золотую цепь с медальоном. На нем не было килта или пледа, который сказал бы, к какому клану они принадлежат, что было странно. Любой горец, а эти мужчины совершенно определенно являются ими, всегда носит свой отличительный знак.

Сердце ее тревожно забилось, когда она позволила себе повнимательнее вглядеться в лицо Лукана. Темные брови выделялись над глазами, окаймленными густыми черными ресницами. Нос, когда-то явно сломанный, имел легкую горбинку. Губы, полные и широкие, сейчас были угрюмо сжаты. Трепет пробежал по ней, когда ей вдруг пришло в голову, каково было бы поцеловать их.

Как только эта мысль промелькнула, она поморщилась. Ей предстоит стать монашкой. А монашка не должна иметь подобных мыслей, даже если они отражают ее самые сокровенные желания.

— Останься, — попросил Лукан.

Кара заметила, как глаза Фэллона сузились, но не пошевелилась. Не могла. Взгляд Лукана не отпускал ее, и она попала в плен его гипнотических глаз, которые притягивали к нему.

Лукан поставил блюдо на стол.

— В такую погоду лучше не выходить.

Словно по сигналу, молния осветила небо за секунду до того, как раскат грома сотряс землю. От его угрожающего грохота, казалось, затряслись даже стены замка.

— Ты здесь не пленница. Даю тебе слово, — продолжал Лукан. — Тебе безопаснее побыть здесь, покуда не стихнет гроза.

Взглянув на Фэллона, Кара увидела, что он наблюдает за ней с непроницаемым лицом. Что же ей делать? Как поступить? Из того, что она услышала, спускаясь по лестнице, они хотят, чтобы она ушла.

«Не все. Лукан хочет, чтобы ты осталась».

Каждая клеточка ее существа твердила ей, что если она останется, ее жизнь изменится навсегда. Но как уйти в такую бурю? В темноте?

Она слышала завывания ветра, знала, что его порывы могут сдуть ее с обрыва, если она не будет осторожна. Один раз сегодня ей удалось избежать смерти. Хочет ли она еще раз испытывать судьбу так скоро?

Со вздохом Кара убрала руку со щеколды и подошла к столу.

— Значит, пока гроза не стихнет. — Она умирала с голоду. В полуденную трапезу она почти ничего не ела, потому что спешила пойти насобирать грибов.

Она села и потянулась к блюду. Мясо было холодным, но ужасно вкусным. Она быстро съела его вместе с несколькими кусками сыра и хлеба. Подняв глаза, она увидела, что Лукан сидит напротив нее рядом с Фэллоном.

Ее смущало, что двое мужчин так пристально смотрят на нее. Теперь, оказавшись ближе к ним, она заметила, что хотя волосы у Фэллона темные, они не черные, как у Лукана. А глаза у него темно-зеленые, тогда как у Лукана зелень глаз более яркая, от чего черные ресницы выделяются еще отчетливее.

Она вновь взглянула на губы Лукана. Они такие… чувственные. Кара заморгала, подивившись своим мыслям.

Внутри у нее что-то затрепыхалось, а взгляд потеплел. Она обнаружила, что он наблюдает за ней взором пристальным, горячим. Кровь ее разгорячилась. Она больше не ощущала того озноба, который не могла побороть с тех пор, как проснулась в незнакомой комнате.

— Я еще не поблагодарила тебя, — выпалила она, спеша нарушить тишину.

Лукан небрежно пожал плечами.

Фэллон забарабанил пальцами по столу.

— Можем мы узнать имя девушки, которую спасли?

Кара прикрыла глаза от неловкости. Открыв их, сосредоточила взгляд на Фэллоне.

— Прошу прощения. Я Кара.

— Кара.

Она вздрогнула при звуке своего имени на устах Лукана. Несмотря на все свои предостережения, она не смогла удержаться, чтобы не заглянуть ему в глаза.

— Да.

— Ты замужем? — спросил Лукан.

Кара стиснула руки на коленях под столом.

— Нет.

Фэллон перекинул бутылку из одной руки в другую.

— Родители?

Она нахмурилась, не совсем понимая, зачем им нужно знать о ее родителях. Конечно, как старший, Фэллон хочет разузнать о ней все, но с какой целью? Она не рассказывала о своих родителях никому, даже монашкам. Так зачем же? Разве она может чем-то навредить братьям?

И вдруг до нее дошло, что да, может. Ведь считается, что в замке никого нет.

— А это имеет значение? — спросила она.

Фэллон фыркнул.

— Для меня имеет.

— Хватит, — оборвал его Лукан твердым как сталь голосом.

Кара облизнула губы, непривычная, чтобы кто-то заступался за нее. Она подняла взгляд от стола и оглядела зал. Конечно, он не выглядел столь роскошно, как, видимо, был во времена своего расцвета, но служил вполне надежным убежищем от стихий.

— Вы трое живете здесь? — спросила она.

Фэллон бросил взгляд на Лукана.

— Когда возникает такая необходимость.

Очередной оглушительный раскат сотряс замок. Кара подпрыгнула и оглянулась на дверь. Что-то явно происходит в замке Маклаудов, но что? Любопытство никогда не доводило ее до добра. И хотя одна часть ее настойчиво велела ей поскорее бежать отсюда без оглядки, другая науськивала остаться и все разузнать.

Вспышка молнии осветила помещение, и когда она померкла, Кара обнаружила черные глаза, уставившиеся на нее из-за спин Лукана и Фэллона. Она открыла рот, чтобы закричать, ибо никогда не видела таких совершенно черных глаз, без следа цвета.

— Куин! — рявкнул Лукан, вскакивая на ноги.

— Так это был ты, да? — вопросила Кара, пронзенная страхом. Она ошибалась, думая, что ей ничто не угрожает. Девушка поднялась и попятилась от стола. — Это ты следил за мной из окна.

Все трое мужчин уставились на нее, хмуро сдвинув брови.

Куин фыркнул.

— Я никогда не видел тебя до сегодняшнего дня.

— Знаю. — Она сделала еще шажок назад, внезапно объятая ужасом. — Это было уже здесь. Ты был в окне, твои глаза светились желтым, когда ты следил за мной.

Вместо того чтобы отвергнуть это объяснение или хотя бы объяснить, Фэллон побледнел, а Лукан оперся руками о стол, наклонился к ней и вгляделся в ее лицо.

— Что произошло? — спросил он. — Мне нужны все подробности, Кара.

Девушка была не в силах остановить волну тревоги и гнева, исходящую от троих мужчин. Она сделала еще шаг назад и посмотрела на Лукана. Взгляд его был ровным, твердым и не угрожающим. Он немного приглушил ее страх.

— Я… я открыла глаза, — запинаясь, проговорила она, — и увидела… кого-то в окне. Его глаза светились желтым в темноте.

— Вот черт, — проворчал Куин и отвернулся.

Фэллон встал и швырнул бутылку в огонь, жидкость выплеснулась на пламя, и оно зашипело.

— Куин.

— Пойду гляну, — бросил на ходу младший брат, помчавшись вверх по лестнице.

Сердце Кары колотилось как безумное, стало трудно дышать. Что они делают? Наверняка все это ей привиделось. Ведь так?

«Тогда зачем же ты рассказала?»

Затем, что в глубине души знала, что то, что она видела, было реальным.

Но ведь человеческие глаза не могут светиться желтым.

И не могут делаться черными-пречерными.

Она повернулась к двери замка и обнаружила стоящего перед ней Лукана. Руки ее стиснули юбку, когда она силилась побороть панику, терзающую ее каждую ночь. Тьма. Чудовища. Они никогда не уходят.

— Идем со мной. — Он протянул ей руку. Его глаза цвета моря обещали безопасность, но не могли скрыть желания, которое она отчетливо видела в них.

— Я защищу тебя, Кара. Даю слово.

Еще один сотрясающий грохот. Снова гром? Или что-то еще? Она не может покинуть замок в такую грозу, в кромешной тьме. Остается только одно. Она сглотнула ком ужаса, подкативший к горлу, и вложила свою руку в большую теплую ладонь Лукана.

Он потянул ее за собой, быстро выбежал из большого зала через дверной проем и помчался вниз по лестнице. Ее ноги, онемевшие на холодных камнях, плохо слушались. Он обвил ее рукой, не дав упасть.

Сердечко ее молотом застучало в груди от ощущения прижимающихся к ней твердых мускулов. Она вдохнула запах сандалового дерева и мужского пота. Головокружительная смесь, от которой у нее сбилось дыхание, заставив слишком остро почувствовать большого самца, прижимающего ее к своему твердому телу.

Даже когда она восстановила равновесие, он не убрал руку, и, да поможет ей Бог, Кара поймала себя на том, что ей нравится ощущать его тепло, его силу.

Ей бы следовало опасаться мужчину, но в воздухе замка запахло битвой. Битвой с каким-то злом, с чем-то… нехорошим и неправильным, и она не хотела оказаться в гуще надвигающихся событий.

— Куда мы идем? — спросила она, когда они продолжали спускаться все ниже и глубже.

— В безопасное место.

Всюду было темно, и она опять споткнулась. В этот раз Лукан подхватил ее на руки. Она ухватилась за его мощные плечи, почувствовав, как бугрятся и перекатываются мускулы под ее руками.

— Я ничего не вижу, — прошептала она.

— Не волнуйся. Зато я вижу.

«Как?» — хотелось спросить ей, но вместо этого она ухватилась за него еще крепче, когда он припустил быстрее. Ступеньки закончились, и он, судя по звуку шагов, побежал по земле. Ей показалось, она услышала крысиный писк, но, возможно, это пискнула она сама.

Кара всегда терпеть не могла бояться. Поздно ночью, когда за окном выл ветер, она съеживалась под одеялом и крепко зажмуривалась, опасаясь того, что может увидеть, если откроет глаза.

Вдруг Лукан замедлил шаги, потом остановился. Он поставил ее рядом с собой и загремел цепью. Пальцы его сомкнулись вокруг ее запястья, когда дверь со скрипом отворилась.

— Постой здесь, — пробормотал Лукан.

Кара обхватила себя руками. Она привыкла к погоде Высокогорья, но сырость здесь, в подземелье, пробирала ее до костей. А то, что на ней не было ни башмаков, ни чулок, лишь усугубляло дело.

Вспыхнул свет, и, заглянув в темницу, она увидела, что Лукан закрепляет факел в держателе на стене. Он сделал ей знак войти.

Взгляд ее упал на дверь и на замок, который он открыл.

— Ты меня здесь запрешь?

Лукан покачал головой.

— Нет времени на объяснения. Я сделаю это только для того, чтобы обезопасить тебя.

— От чего? От грозы?

— От существа, которое ты видела.

Она оцепенела. Волоски на руках встали дыбом, когда страх пробежал по спине.

— Существа?

— Я не знаю, зачем оно здесь. Но мы скоро выясним.

Он затащил ее в темницу и повернулся, чтобы уходить.

От мысли, что придется остаться здесь одной, кровь ее заледенела, даже несмотря на испарину, выступившую на коже.

— Ты куда? — Она попыталась скрыть панику в голосе. Но не сумела.

Лукан обхватил ее лицо ладонью, изумляя напряженностью своего ярко-зеленого взгляда. Это был взгляд горца, воина, готового сражаться до конца.

— Я собираюсь защитить тебя. И понять, что происходит. — Последнее он произнес со стальными нотками в голосе.

Кара смотрела ему вслед, и только когда он закрыл за собой дверь, дотронулась до щеки, где была его рука. Ни один мужчина никогда не прикасался к ней так, как Лукан. Кожа ее была все еще теплой от его прикосновения и запах сандалового дерева задержался в маленькой комнатушке. Она не знает Лукана, но по какой-то неведомой причине доверяет ему. Ее жизнь теперь в его руках. Он защитит ее от… существ.

Когда она увидела желтые глаза, то тут же заставила себя зажмуриться, боясь, что это ей не снится. И теперь тело ее дрожало от сознания, что она не спала, что все это происходит с ней наяву.

Кара вытащила мамино ожерелье из-под платья и обхватила его пальцами. Оно было теплым на ощупь и пульсировало энергией. Обычно она вот так держала сосуд, когда ей требовалось утешение, но в этот раз он ее не успокаивал.

Ноги Кары подкосились, и она соскользнула по стене на земляной пол. Подтянула колени к груди, обняла руками ноги и прижалась лбом к коленям.

Надо было послушаться старого Ангуса и держаться подальше от замка. Он ведь предупреждал, что тут живут чудовища.

Кара резко вскинула голову, когда ее внезапно осенило. Ангус знал.

Глава 4

Когда Лукан мчался назад в большой зал, кровь бурлила у него в жилах. Он уже несколько месяцев не дрался и поймал себя на том, что с нетерпением ждет схватки.

Аподату, злой дух, сидящий в нем, рвался на свободу, чтобы обрушить свою месть на тех, кто осмелился напасть на замок.

И Лукан освободил его.

Зубы Лукана удлинились, ногти вытянулись в острые черные когти, которые могли обезглавить человека одним взмахом. Кожу покалывало, когда она чернела. После пребывания в горе Дейрдры он узнал, что у каждого духа своя власть и свои возможности, и когда Воитель выпускает духа, то приобретает его цвет.

Лукан, Фэллон и Куин делались черными.

К тому времени как Лукан добежал до большого зала, Фэллон и Куин были уже заняты по горло. Братья сами были свидетелями того, в каких чудовищ превращаются мужчины, когда в них вселяется злой дух.

Маленькое бледно-желтое существо кинулось на Лукана. Вскинув руку, он проткнул тварь когтями и отсек ей голову другой рукой. Отшвырнув мертвого уродца в сторону, приготовился к следующему нападению. И поморщился. Это вирраны. Существа, созданные черной магией Дейрдры.

Снова и снова вирраны атаковали их. Они были маленькие и совершенно безволосые, а во рту столько зубов, что губы не сходятся. Вирраны шипели, пронзительно кричали и визжали, но не ревели, как ревел Куин, Воитель.

— Умри! — рявкнул Фэллон, когда его меч отсек голову виррана от тела.

Лукан взглянул, на брата, удивившись, что даже сейчас Фэллон не выпустил своего духа и не перевоплотился. Впрочем, долго размышлять над этим ему не пришлось, поскольку четверо вирранов прыгнули на него со стен.

Они рвали его тело когтями и зубами. Лукан отшвырнул одного, когда тот вонзился ему в плечо. Еще одного он обезглавил ударом руки. Того, что вцепился в ногу, он бросил Куину, и тот разорвал его надвое.

Лукан потянулся назад к виррану, который висел у него на спине. Его когти вонзились в поясницу и плечо. Он чувствовал, как капает кровь, но боль притуплялась бурлящей в нем яростью.

Он схватил существо за загривок и отшвырнул через голову. Вирран с воплем приземлился на спину, оскалившись. Лукан упал рядом с ним на колени, вонзил когти в живот монстра и вырвал у него сердце.

— Ненавижу этих мерзких тварей, — бросил Фэллон, пробиваясь к Лукану.

Лукан отшвырнул сердце виррана прочь. Поднялся и увидел у брата кровь.

— Я тоже.

— Похоже, Дейрдре хочет драки.

Лукан выдохнул, оглядев мертвые тела вирранов. Они — любимчики Дейрдры, используемые ею для выслеживания того, кто ей нужен.

— Все мертвы?

— Думаю, да, — ответил Фэллон. — А где Куин?

Лукан пожал плечами.

— Только что был здесь.

И тут они услышали вой, крик ярости Куина. Лукан ткнул в Фэллона когтем.

— Оставайся здесь на случай, если явятся еще.

Фэллон кивнул, и Лукан запрыгнул на лестницу и помчался искать Куина. Следуя на звук разъяренных рыков, Лукан прибежал на вершину башни, где Куин дрался с высоким худым чудовищем. Лукан подобрался поближе к ним, но дождь и ветер мешали ему как следует видеть. Пока молния не прорезала небо и он не разглядел ярко-синий цвет Воителя.

— Проклятие, — выругался Лукан, поняв, что Куин дерется с таким же, как они.

Куин был силен, но его противник двигался так молниеносно, что Куин за ним не поспевал. Доля секунды, и Куин уже лежал на спине, голова свесилась с края башни. Одна ярко-синяя рука поднялась, когти нацелились на горло Куина.

Может, они и бессмертны, но их можно убить, только если отсечь голову. Лукан уже один раз поставил братьев в сложное положение, приведя Кару в замок. Больше он их не подведет.

Он прыгнул и приземлился на Воителя. Нанес ему удар слева и последовал за ним, когда тот полетел с башни. Он услышал, как Куин прокричал его имя, но не мог остановиться. Не сейчас.

Воитель приземлился на ноги рядом со скалой за мгновение до того, как Лукан прыгнул с ним рядом.

— Что, не хочется умирать, а? — оскалился Лукан.

Синие губы раздвинулись в усмешке.

— Моей госпоже надоели ваши игры. Она желает, чтобы вы вернулись к ней в гору.

Кровь Лукана заледенела.

— Дейрдре может желать чего угодно, это ее дело, но мы никуда не пойдем.

Воитель пожал плечами.

— Может, она и желает заполучить вас, Маклаудов, но думаете, вы трое единственные, за кем она охотится?

Они кружили друг вокруг друга, поджидая подходящего момента, чтобы нанести удар.

— А разве не за этим ты явился? — Лукан не мог представить, по какой еще причине Дейрдре послала часть своей армии в замок.

Воитель откинул назад голову и рассмеялся.

— Сделали вам сюрприз, да?

— Так скажи мне.

— Ах, Лукан. Мы всего лишь мужчины, которым посчастливилось обладать необыкновенной силой. Зачем же отказываться от этого? Зачем сопротивляться? Дай сидящему в тебе духу то, чего он хочет.

— И стать таким, как ты, хочешь сказать? Склоняться перед Дейрдрой и ее жаждой безраздельной власти? Несмотря на живущее во мне зло, я сражаюсь на стороне добра.

— Ты правда думаешь, что у тебя есть выбор? Друиды привели в движение силы, которые невозможно остановить. Прячьтесь в своем замке сколько сможете, но имейте в виду: вы видели нас не в последний раз.

Лукан кинулся на него, но Воитель уже растворился в ночи. Лукан погнался за ним, но крик Куина со стены заставил его резко остановиться.

— Скорее, — бросил Куин, спрыгивая на землю и кидаясь к замку.

Лукан пронесся под воротами, проскочил замковый двор и вбежал в замок. И обнаружил в большом зале одного Куина. Где же Фэллон?

— Что стряслось?

Грудь Куина часто вздымалась и опадала, ручейки воды от дождя стекали по его черной коже.

— Я слышал Фэллона.

Лукан напряг слух. Ему потребовалась секунда, но и он наконец услышал голос старшего брата.

— Проклятие. Он внизу, в подземелье. Там, где я спрятал Кару.


Кара закрыла уши руками, но все равно не могла не слышать звуков, доносящихся сверху. Нечеловеческие вопли, пронзительные, сверхъестественные крики. Это слишком отчетливо напомнило ей ту ночь, когда погибли родители, ночь, которую она так отчаянно пыталась забыть.

Она попробовала напевать, лишь бы заглушить эти звуки. По крайней мере у нее есть свет факела. Она не была бы так спокойна, если бы было темно.

Пальцы ее начали покалывать, и в этот раз она уступила острому желанию прикоснуться к чему-нибудь. Она положила ладони на земляной пол, молча дожидаясь, когда Лукан придет за ней.

Вдруг послышалось легкое царапанье по двери, как будто поскребли когтями по дереву. Она поднялась на ноги, надеясь, что это Лукан или его братья. Пока дверь не сотряслась от удара.

Она сделала шаг назад и вжалась в стену, в ужасе уставившись на дверь и поднимающуюся в воздух от каждого удара пыль.

— Я знаю, что ты там. Я чую тебя и твою магию, — проскрипел из-за двери какой-то жуткий голос, от которого у нее мурашки побежали по телу.

Она оглядела маленькую комнатушку. Магия? О чем он говорит? Нет у нее никакой магии. Бежать было некуда, спрятаться тоже негде. Единственное, что отделяло ее от того, кто был по другую сторону, это деревянная дверь, которой сотни лет. Долго ли она выдержит?

Не успела эта мысль промелькнуть у нее в голове, дерево затрещало. Злобный смех наполнил комнату, когда тот, кто был за дверью, стал ломиться с удвоенной силой.

С громким треском дерево раскололось. Кара прижалась к каменной стене с колотящимся сердцем. Она закричала, когда пепельно-серая рука протиснулась в образовавшуюся в двери дыру.

Когти чудовища царапали дерево, оставляя на двери длинные полосы. Кара вжалась в угол, чувствуя, как волосы от ужаса встали дыбом. Еще один удар, и дверь раскололась надвое. Она снова пронзительно закричала, когда свет факела осветил лицо того же пепельного цвета, что и рука.

Толстые рога торчали из светлых волос на макушке. Он засмеялся, обнажив клыки. Глаза его были такого же цвета, что и кожа, и он усмехнулся, оглядев ее сверху донизу.

— Какую награду я получу за то, что первым нашел тебя? — Он сорвал остатки двери с петель и шагнул в комнату.

Не успел он поставить ногу на пол, как кончик меча вышел спереди, пройдя сквозь его живот. Сердце Кары остановилось, когда существо опустило глаза на клинок, торчащий из его тела. А секундой позже чудовище было выдернуто из комнаты, только когти царапнули по камням.

Кара увидела Фэллона, вся его туника была в крови.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

Она кивнула.

— Я задержу его. Беги найди Лукана.

Фэллон исчез в темноте коридора. Оттуда понеслись звуки глухих ударов, хрюканье и рыки. Кара шагнула к двери и остановилась, увидев траву, проросшую в том месте, где были ее ладони. Не имея времени раздумывать над этим, она схватилась за факел; но как ни силилась вытащить его, он никак не выдергивался из держателя.

Кара сморгнула подступившие слезы. В ту ночь, когда погибли родители, она была так парализована страхом, что не могла пошевелиться. Если она сейчас не предпримет что-нибудь, ее ждет та же участь, что постигла и их.

Но без света как же она проберется мимо чудовища, если не будет знать, где оно?

— Кара! — прокричал Фэллон. — Беги! Быстро!

Она подхватила юбки и боком протиснулась через сломанную дверь, все время молясь, чтобы ни во что не врезаться. Она слышала, как дерутся Фэллон и тот, другой человек, точнее чудовище. Фэллон глухо вскрикнул, и что-то тяжелое ударилось о стену.

Кара попыталась проскочить мимо них, но что-то врезалось в нее, сбив с ног. Она полетела вперед, отпустив юбки, чтобы выставить руки. С тяжелым стуком приземлилась и ударилась подбородком о землю, прикусив язык.

Слезы брызнули из глаз, когда боль пронзила ее и металлический привкус крови наполнил рот. Она попыталась неуклюже подняться, но что-то схватило ее за лодыжку. От жуткого, нечеловеческого смеха мороз подирал по коже.

— И куда же это ты собралась? — Монстр дернул ее за лодыжку, притягивая к себе.

Кара цеплялась пальцами за землю, грязь забилась под ногти. Она пнула второй ногой и промахнулась. Во второй раз, однако, по чему-то попала. Раздалось глухое ворчание, потом чудище чертыхнулось и со всей силы дернуло ее за ногу. Судорожно хватая воздух, она начала молиться, бормоча молитвы, которые, как говорили ей монашки, облегчают страхи.

— Ты принадлежишь нам, — сказал монстр. — Ты и твой «Поцелуй демона». — Руки чудовища ухватили ее за талию, притянув к себе.

Кара понимала, что, если это существо утащит ее, Лукану ни за что и никогда ее не найти. Никто не узнает, какая судьба ее постигла. Этого ей хватило, чтобы отбросить прочь свой ужас и начать вырываться из всех сил, нанося удары руками и ногами. Но сколько бы она ни колотила чудовище, оно не ослабило своей хватки.

Когда же монстр вскочил на ноги и потащил ее, Кара поняла, что ее единственный шанс — это Фэллон, если он еще жив.

— Фэллон! Фэллон, помоги!

Только что ее держали на весу, а в следующий миг она уже лежала на животе, и что-то тяжелое навалилось на нее сверху. Она попыталась шевельнуться, но чудовище было слишком тяжелым. Оно пригвоздило ее к земле и рассмеялось ей в ухо.

А потом она услышала голос Лукана, зовущий ее по имени в темноте. Она заизвивалась, чтобы выползти из-под тяжелой туши, но большая ладонь схватила ее за руку, ногти вонзились в кожу.

— Если хочешь, чтобы они жили, не двигайся, — прошипел зверь.

Кара заморгала и попыталась разглядеть что-нибудь в кромешной тьме. Все стихло. Единственное, что она слышала, это свое хриплое дыхание.

— Кара! — позвал Лукан. — Ты ранена?

Чудовище стиснуло ей руку.

— Не отвечай.

— Он может видеть, — прошептала она, не зная, способен ли этот серый монстр тоже видеть в темноте.

Рядом возникло какое-то движение, приближаясь к ней с каждым ударом сердца. Кара стиснула зубы, чтобы они не стучали от страха и холода.

Ее рывком подняли на ноги, но злодей не отпустил, приставив один из своих когтей ей к горлу.

— Отойди, Маклауд. Если не хочешь, чтобы я перерезал ей глотку, дай мне пройти.

— Зачем ты здесь? — послышался голос Фэллона слева.

Кара вознесла в душе благодарственную молитву за то, что он жив.

Серое чудовище рассмеялось каким-то неестественным злобным смехом.

— Я пришел за «Поцелуем демона». И за женщиной.

Тишина, которым было встречено это заявление, сказала Каре, что Маклауды тоже не имеют представления, что такое «Поцелуй демона».

— У тебя два варианта. Либо ты отпускаешь ее и дерешься со мной, либо умрешь прямо на месте. — Голос Лукана с каждым словом приближался.

Существо зарычало:

— Я не уйду без женщины.

— Значит, умрешь.

Монстр испустил громкий рев боли, но не отпустил ее. Кара крепко зажмурилась, радуясь, что тут темно и она ничего не видит. С нее хватало и звуков вонзающихся в плоть клинков.

Судя по воплям чудища, все три брата атаковали его кулаками и оружием. Наконец хватка его ослабла, и она смогла освободиться.

Кара спотыкалась в темноте, держась рукой за стену, чтобы не упасть. Она не знала, куда идет, да это было уже и не важно. Она должна выбраться из темноты на свет.

Сильные руки схватили ее за плечи достаточно крепко, чтобы остановить, но не настолько, чтобы она не смогла вырваться, если пожелает.

— Кара, это я, Лукан.

Она обмякла на нем, все чувства и эмоции схлынули, оставив лишь опустошение. Она только что пережила величайший в своей жизни ужас. Но больше ей ничто не угрожает. Она с Луканом, и он защитит ее.

Когда он взял ее на руки и зашагал прочь от доносящихся сзади криков, она с готовностью обвила его за шею руками, положила на плечо голову и позволила ему нести ее бремя, пусть и недолго.

— Кто… что это было? — спросила она спустя несколько мгновений.

— Потом.

Его жар окутывал ее, выжигая холод и страх, которые держали ее мертвой хваткой, кажется, целую вечность. Она сделала глубокий успокаивающий вдох.

— Я думала, что умру.

— Я же сказал, что не дам тебя в обиду. — В голосе его послышались нотки неудовольствия, словно ей бы следовало знать, что он слов на ветер не бросает.

Кара погрузилась в его тепло, дивясь тому, как легко оно прогнало озноб. Слишком остро сознавала она твердое мускулистое тело, прижимающееся к ней, а от его запаха все ее чувства закружились будто в каком-то водовороте. Грудь от соприкосновения стало покалывать, и ее охватило всепоглощающее желание пропустить сквозь пальцы эти иссиня-черные пряди.

Лукан начал подниматься по ступенькам, которые вели в большой зал. С каждым шагом становилось все светлее. Не в силах больше выносить это странное томление, она вскинула глаза и обнаружила, что он пристально наблюдает за ней.

Взгляды их встретились. Может, Кара и была наивной в том, что касалось мужчин, но невозможно было ни с чем спутать тот чувственный голод, от которого потемнели его глаза. Она попыталась сглотнуть ком возбуждения, застрявший в горле. Грудной клетке, казалось, стало тесно в платье. Ей страстно захотелось освободиться от одежды, чтобы полнее ощутить его прикосновение.

Когда взгляд его переместился на ее губы, Кара подумала, что сейчас он ее поцелует. Это было у него в глазах, в чертах лица. Он хотел ее. И она хотела его.

Замешательство овладело ею. Она поклялась стать монашкой, посвятить свою жизнь Богу и помощи другим. В ее жизни нет места для Лукана или той страсти, которую он пробуждает в ней. Ведь так?

Она не знает. Чем дольше она находится рядом с этим мужчиной, тем нелепее ей кажется мысль о постриге в монахини. Она хочет иметь свой дом, семью. Она нашла приют в монастыре с сестрами и детьми. Может, она и не стала по-настоящему одной из них, но они любят ее.

Ей потребовалось мгновение, чтобы осознать, что Лукан больше не поднимается по ступенькам. Она снова в большом зале, и непогода все еще свирепствует снаружи, прямо как буря эмоций в ее душе.

Лукан отпустил ее ноги, и тело соскользнуло вниз, пока стопы не коснулись пола. Но даже холодные камни не смогли прогнать снедающий ее жар.

— Кара.

Дрожь пробежала по ней, когда он прошептал ее имя с желанием… со страстью.

Она оторвала от него взгляд, пока не забыла про монастырь и не отдалась удовольствию, которое обещал Лукан. Тогда-то она и увидела кровь и мертвые тела, наполнившие помещение. Она не знала, что это за маленькие бледно-желтые существа, но они все были мертвы.

— Кара. — Пальцы его руки, лежащие у нее на талии, напряглись, словно ему хотелось прижать ее к себе. Голос был пронизан беспокойством и даже страхом.

Прогремел гром, и она подпрыгнула от неожиданности. Взглянула на Лукана и увидела, что лицо его сделалось каким-то странно непроницаемым, словно маска. Что-то вонзилось ей в талию. Но не рука Лукана напугала ее, а когти из его пальцев.

Кара вырвалась из его рук и попятилась назад. Споткнулась обо что-то, но когда Лукан сделал движение, чтобы помочь ей, отшатнулась в сторону.

— Нет! — прокричала она, и сердце ее заколотилось в груди как безумное, когда взгляд упал на засохшую кровь на том, что осталось от его туники. — Не подходи ко мне. Я не знаю, кто ты и что все это значит, но я хочу вернуться в деревню. Сейчас же.

— Не отпускай ее, — послышался голос Куина позади нее.

Она резко развернулась и обнаружила Куина у входной двери и Фэллона, поднимающего стол и скамейки. Она не слышала, как эти двое вошли в зал, но это наверное, потому, что была слишком занята Луканом и теми не изведанными ранее чувствами, которые он в ней пробуждал.

Разорванная, вся в крови одежда братьев заставила ее осознать, что они ранены. Ей хотелось помочь, но как она может, когда не представляет, кто они такие, тем более что вообще происходит?

Она боролась с паникой и слезами, когда до нее дошло, что сказал Куин.

— Почему? Почему я не могу вернуться в деревню?

Куин встретился с ней взглядом.

— Потому что некуда возвращаться: от деревни ничего не осталось.

Глава 5

Лукан сидел перед горящим в очаге огнем, вытянув перед собой ноги и положив их одну на другую. Переодевшись и смыв с себя кровь, он схватил бутылку вина Фэллона, которая стояла нетронутой на полу с ним рядом.

Ему потребовалось все его самообладание, чтобы не пойти за Карой, когда она убежала наверх с мокрыми от слез щеками.

Он видел огонь в ее глазах, знал, что ее влечет к нему. Если бы он привел ее куда-нибудь еще, а не в большой зал, все могло бы обернуться по-другому. Но он не думал. Он хотел поскорее вынести ее из подземелья на свет, чтобы посмотреть, не ранена ли она.

Она огляделась, и он почувствовал, что ей стало нехорошо. Живущий в нем дух взревел, требуя, чтобы Лукан сделал Кару своей. Он укротил зверя, но не совсем. Тогда-то она и почувствовала — и увидела — когти Лукана. И если она и питала к нему какие-то чувства, они испарились, когда до нее дошло, что он не человек.

Но он и не дух, не божество. Как ему объяснить то, что он и сам толком не понимает?

— Гроза стихает, — сказал Фэллон, усаживаясь рядом с Луканом.

Тот пожал плечами.

Фэллон вздохнул и оглядел свою разорванную тунику.

— А чего ты ждал от нее, Лукан? Она страшно напугана. Воитель схватил ее и намеревался утащить с собой.

— Знаю. — Разумеется, он понимает. Он ничего не ждал от Кары, но горячая вспышка желания была такой сильной, чувственный голод таким всепоглощающим.

Куин опустился на колени перед очагом и пошевелил поленья.

— О чем вы говорили с тем синекожим Воителем, которого ты столкнул с башни?

Лукан выпрямился и оперся локтями о подлокотники стула. Он совсем забыл о Воителе после того, как увидел, что Кара в опасности.

— Он сказал, что мы не единственные, за кем охотится Дейрдре.

— Это не сулит ничего хорошего, — мрачно отозвался Фэллон, сдвинув брови. — Полагаю, Дейрдре в конце концов пришла за нами.

Лукан медленно покачал головой:

— Вряд ли это так, потому что, думаю, она чего-то ждет, но чего — не знаю. Может быть, что мы одумаемся и присоединимся к ней.

— А что говорил твой Воитель? — поинтересовался Куин у Фэллона.

Старший брат устало провел ладонью по лицу.

— Он вырубил меня, и я на какое-то время отключился. Когда пришел в себя, он уже схватил Кару и уверял, что они пришли за ней.

— Я слышал, он говорил что-то о каком-то «Поцелуе демона», — добавил Лукан.

Фэллон откинулся на спинку стула.

— Я тоже это слышал.

— Ну? И что это такое? — вопросил Куин.

— Хотел бы я знать, — пожал плечами Фэллон.

Лукан поднялся и заходил взад-вперед. Слишком много происходит такого, на что у них нет ответов.

— Думаю, Дейрдре послала своих вирранов за Карой.

Куин скрестил руки на груди.

— Вполне возможно. Судя по всему, они вначале напали на деревню.

— Искали Кару, полагаю. А потом, значит, явились сюда?

— Да, — отозвался Фэллон. — Я слышал, Воитель сказал Каре, что учуял ее. И ее магию.

— Проклятие, — буркнул Лукан. — Магия, вирраны и Воители. Дейрдре, насколько я понимаю, зачем-то нужна Кара.

Фэллон фыркнул.

— Если Дейрдре послала вирранов и только двух Воителей, значит, они не ожидали найти ее здесь.

— Выходит, Воитель, с которым я дрался, не соврал, — сказал Лукан. — Они и правда охотятся за кем-то еще.

— За Карой.

Довольно долго братья сидели молча. Как бы Лукану ни было неприятно признавать, Кара вовлечена во все это, хочет она того или нет. Дейрдре нужна Кара, но только ли из-за ее магии? Если бы он был из тех, кто любит побиться об заклад, то поставил бы на «Поцелуй демона», хотя и не представлял, что это такое.

— Тебе придется поговорить с ней, — нарушил тишину Фэллон.

— Эти чудовища появятся снова, — сказал Куин. — Они не остановятся, пока не заполучат Кару.

Лукан потер глаза пальцами.

— Да, скорее всего. И нам надо узнать, что это за «Поцелуй демона» и какой магией она обладает.

Куин пересел на освободившееся место Лукана.

— В следующий раз, Фэллон, ты будешь нам гораздо полезнее, если выпустишь своего духа.

Фэллон просверлил Куина гневным взглядом.

— Никогда, — прорычал он, потом встал и вышел вон.

Лукан дождался, когда Фэллон уйдет, и взглянул на Куина:

— Мог бы быть и поделикатнее.

— Но это правда, хотите вы верить в это или нет. Тот Воитель чуть не убил Фэллона. Если бы он выпустил на волю своего духа, то был бы гораздо сильнее и в состоянии контролировать свою силу.

Лукан знал, что все это правда, но понимал, почему брат отказывается уступить.

— Я поговорю с ним. А пока оставь его в покое.

Куин пожал плечами, но Лукан видел, что его рука сжалась в кулак.

— Расскажи мне про деревню, — попросил Лукан. Ему надо было знать, что он может и чего не может рассказать Каре.

— От нее ничего не осталось. Вирраны уничтожили ее подчистую. Они начали с монастыря, зверствовали ужасно. Не пощадили даже детей.

Слишком хорошо Лукану было известно, как вирраны убивают. Это они уничтожили весь клан Маклаудов.

— Никого не осталось в живых?

— Только один.

По непроницаемому лицу Куина Лукан догадался, что это тот старик, что снабжал их едой.

— Ангус?

— Ага. И он недолго протянул. Спросил о Каре и просил нас уберечь ее.

Какая жалость, подумал Лукан, что старик не выжил. Он знал что-то такое, что могло бы им пригодиться. Лукан взглянул на лестницу, и его мысли перенеслись к женщине, которая взволновала его кровь и пробудила в нем страсть такой силы, что он не знал, как с ней совладать. Прошла уже пара часов с тех пор, как Кара убежала от него. Достаточно ли ей было времени, чтобы осознать, что он не сделает ей ничего плохого?

— Не стоит откладывать, это не поможет, — заметил Куин. — С Элспет всегда было лучше говорить сразу и напрямик. Не думаю, что с другой женщиной это может быть иначе.

Лукан воззрился на брата. Куин не вспоминал об Элспет с того дня, как она и их сын были убиты.

Куин печально улыбнулся.

— Что бы ты обо мне ни думал, я не забыл, что значит быть человеком, мужем и отцом.

— Я никогда в этом не сомневался. — Лукан положил ладонь на плечо Куина, прежде чем направиться к лестнице.

— Будь с ней терпелив, — крикнул ему вдогонку Куин.

Лукану оставалось лишь надеяться, что она станет его слушать.

Он тихо поднялся на два лестничных пролета и пошел по коридору к своей комнате. Свет огня мерцал на стенах, и, только выдохнув, он осознал, что затаил дыхание. В замке не много мест, где Кара могла бы спрятаться, но она могла попытаться.

Лукан помедлил в дверях, прежде чем заглянуть в дверной проем своей комнаты. Она лежала, свернувшись клубочком на кровати, подложив руку под голову. По всей спальне были расставлены зажженные свечи. Свет свечей вместе со светом горящего в очаге огня ярко освещал комнату.

Он прислонился к дверному косяку и залюбовался спящей Карой. Она держала что-то в руке и прижимала ее к себе, словно боялась выпустить. Поежилась, когда порыв ветра влетел в окно.

Лукан подошел к кровати н накрыл ее еще одним одеялом. Он не знал, дрожит она от страха или от ветра. Возможно, понемногу от того и другого, особенно после того, что ей пришлось сегодня увидеть и пережить.

Не в силах остановить себя, он провел пальцем вдоль ее щеки вниз. Прикосновение к нежной, как лепесток, коже обожгло руку. Он понимал, что должен держаться на расстоянии, Но не успел и глазом моргнуть, как уже сидел на кровати, и ее тело свернулось вокруг него. Кровь его горячо пульсировала, сердце колотилось молотом в груди. Святители небесные, как же ему хочется вкусить ее, провести языком по пухлым губам и прижаться к мягкому, податливому телу.

Его ладонь скользнула к кончику косы. Быстрыми движениями пальцев он распустил волосы. Поднес прядь к лицу и вдохнул аромат вереска.

Он закрыл глаза, позволяя этому запаху пройти сквозь него. Тело затвердело от острого желания, которое становилось тем сильнее, чем дольше Кара находилась рядом.

Когда он открыл глаза, то обнаружил, что она смотрит на него. В ее ореховых глазах читалась легкая настороженность, но он увидел еще и храбрость, и это согрело ему сердце. Он ждал, когда она заговорит. У нее есть вопросы, и он ответит на них.

— Деревня правда уничтожена?

Он кивнул:

— Они напали вначале на деревню.

— Кто-нибудь жив? Может, им требуется помощь?

Лукан отвел глаза в сторону.

— В живых никого не осталось.

— О Боже. — Она зажала рот ладонью и крепко зажмурилась.

Он понимал ее боль. Он испытывал почти те же эмоции, увидев, что стало с его кланом.

Она вытерла слезы со щек и открыла глаза.

— А дети?

Он покачал головой, не в состоянии найти слова.

Слезы с удвоенной силой потекли из ее глаз, губы задрожали.

— Что же произошло здесь сегодня? Кто были эти существа?

Лукан сделал глубокий вдох.

— Хотел бы я, чтобы это было легко объяснить, но нет, у меня не получится. Эти существа, эти твари, которых ты видела мертвыми в большом зале, были сотворены из зла и магии друидов. Их называют вирранами.

Она села и прислонилась головой к передней спинке кровати, подтянув колени к груди.

— Магия? Но ведь магии не существует.

Лукан не знал, верить ей или нет. Взгляд ее ореховых глаз был открытым и честным, и он не мог отрицать, что в глубине души верит, что она говорит правду. Как она может обладать магией и не знать об этом?

— Ты заблуждаешься. Посмотри, что сегодня тут произошло. Все это было вполне реальным.

— Но я слышала, что друиды были хорошими, добрыми людьми.

— У всего в этом мире есть две стороны: хорошая и плохая. Добро и зло.

Она облизнула губы и стерла остатки слез. Лукан стиснул зубы, чтобы сдержать стон, когда представил, как пробует ее рот своим, проводя языком между губ, выпивая ее пьянящий вкус.

Но Лукан заставил себя сохранять дыхание ровным, помня, что Кара напугана и что ей нужна защита, а не его приставания. И все же он понимал, что она подошла бы ему идеально, что их любовь была бы потрясающей.

Ни одна женщина никогда, не пробуждала в нем такое желание, такое томление. Такой чувственный голод. Он не мог отвернуться от Кары, как не мог изгнать сидящего в нем духа.

— Мне надо знать, что происходит, Лукан. — Голос ее стал сильнее, а решительный блеск в глазах сказал ему, что она не сдастся, пока не узнает правду.

Если Дейрдре охотится за ней, Кара заслуживает того, чтобы ей открыли правду. Она должна узнать все, как бы ни было больно ему рассказывать об этом.

— Давным-давно, в прежние времена, римляне пытались захватить Британию.

Она кивнула.

— Британию, но никогда Высокогорье.

— Римляне хотели заполучить и Высокогорье, но кельты отчаянно сопротивлялись. Много поколений видело, как римляне растут в численности, как захваченные ими территории с каждым годом расширяются. Но кельтские племена сражались с римлянами не на живот, а на смерть.

— Но кельтам так и не удалось победить римлян, потому что они были разобщены, — добавила она.

Лукан широко улыбнулся, потрясенный ее знаниями.

— Кланы обратились за помощью к друидам. Добрые друиды, или маи, были теми, к кому племена обычно обращались как к советчикам и целителям. Они понимали, что то, чего хотят кельты, за пределами их возможностей. Маи черпали свою магию у самой природы. Итак, кельтам нужны были другие друиды. Те друиды, драу, прибегали к человеческим жертвоприношениям и черной магии, позабыв об истинном предназначении друидов. Драу знали, что кельтам, чтобы одолеть римлян, понадобится особая помощь.

Кара положила подбородок на колени.

— В чем она должна была заключаться?

Лукан пожал плечами:

— В то время, я уверен, кельты так отчаянно хотели вернуть свои земли, что сделали бы все, что угодно, лишь бы изгнать римлян из Британии.

— Ну, — нетерпеливо спросила Кара, — и что же произошло?

— Драу применили черную магию и запретные заклинания, чтобы вызвать древних злых духов, давно запертых в преисподней. Эти духи выбрали самых сильных воинов из кланов и завладели ими.

Кара сглотнула.

— А сколько духов было вызвано?

— Никто не знает.

— А эти духи? Насколько они древние?

Лукан перевел взгляд на огонь.

— Такие древние, что их имена затерялись во времени.

— Ясно. Продолжай.

— После того как в воинов вселились злые духи, они легко одолели римлян, одерживая победу за победой, пока те не покинули Британию навсегда.

— Значит, это помогло, — заметила она, и уголки ее рта чуть приподнялись.

— Да, помогло, но когда друиды попытались загнать духов обратно в преисподнюю, они отказались покидать воинов. А поскольку воевать было больше не с кем, воины обратили свою свирепую силу друг на друга.

Она придвинулась ближе к нему, сосредоточенно наморщив лоб.

— Думаю, никто и представить не мог, что такое случится.

— Вот именно. Друидам потребовалось объединиться, чтобы найти заклинание, которое свяжет духов внутри Воителей, раз уж духи не отпускали их. Когда дух, живущий в Воителе, свободен, человек становится бессмертным, обладает невероятной силой и другими сверхъестественными способностями. Когда дух связан, Воитель вновь превращается в простого смертного. Кельты продолжали жить как ни в чем не бывало. Одержимые Воители и то, что они сотворили, со временем превратились в легенду. О них забыли все, за исключением семей этих Воителей. Остальные говорили, что это всего лишь байка, которой пугают людей.

— Но это не байка, — прошептала Кара.

— Много-много лет спустя, говорят, одна жрица друидов, из тех, кто занимается черной магией, нашла свиток с записанной на нем этой историей. Каким-то образом она узнала, как освобождать духов внутри воинов.

Кара нахмурилась.

— А зачем ей это было нужно?

— Она хотела — хочет — управлять Воителями, повести на Британию армию, какой еще свет не видывал. А потом править Британией и всем миром.

— Ты один из этих Воителей, да?

Лукан выдохнул, поднялся и подошел к огню. Он оперся ладонями о камни и устремил взгляд на оранжево-красное пламя.

— Триста лет назад я был средним сыном семейства Маклаудов. Куин был уже женат и имел маленького сына. Невесту Фэллону уже выбрали, и она была на пути в крепость. Мы все трое вместе с двадцатью мужчинами Маклаудами поехали встретить ее и ее охрану.

Лукан сглотнул. Он ни с кем никогда не делился воспоминаниями о том дне, даже с братьями. По молчаливому согласию они держали свои мысли при себе.

— Все шло согласно плану, — продолжил он. — Мы встретили невесту Фэллона и направились к дому. Но в нескольких лье от крепости увидели дым. Оставив девушку с нашими людьми, мы с Фэллоном и Куином поскакали к крепости.

Он замолчал, снова мысленно переживая ту сцену. Запах смерти, жуткая, неестественная тишина, и вороны, клюющие мертвые тела. Однако самым страшным было увидеть когда-то оживленный, бурлящий жизнью замок в огне и землю, усеянную мертвецами, их сородичами. Так много тел, мужчин и женщин, молодых и старых. Желчь поднялась к горлу, когда он вспомнил мертвого младенца, которого мать даже в смерти прижимала к себе.

— Лукан, тебе не обязательно… — проговорила Кара, но он вскинул руку, останавливая ее. Ему необходимо выговориться. До сих пор он этого не осознавал, но, раз начав, не мог остановиться.

— Когда мы увидели, что крепость горит, то поняли: случилось что-то ужасное. Однако не было слышно ни криков отца, ни других людей, как должно было бы, если бы они пытались справиться с огнем. И, только прискакав в крепость, мы увидели, что произошло.

Он выпрямился и повернулся лицом к Каре. Ее ореховый взгляд был ровным, и в нем таилось так много печали, что это чуть не сломило его.

— Должно быть, они напали, как только мы выехали, потому что вороны уже слетелись на мертвечину. Пришельцы убили всех до единого: мужчин, женщин и детей. Не осталось в живых ни одной лошади, овцы или даже курицы. Все были мертвы. И все горело.

Он закрыл глаза и сглотнул тошноту, накатывающую всякий раз, когда он вспоминал ту вонь от горящих мёртвых тел.

— Смерть висела в воздухе, отравляя все вокруг. Мы понятия не имели, кто на нас напал и почему. А вскоре невеста Фэллона и ее люди подъехали к замку. Женщина бросила один взгляд на то, что произошло, и велела своим людям отвезти ее назад, к ее семье. Это было к лучшему. Со смертью отца Фэллон стал лэрдом клана, которого не существует. Он не знал, что делать. Никто из нас не знал.

— А вы пытались выяснить, кто напал на замок? — спросила Кара.

Он кивнул.

— Мертвых было слишком много, чтобы всех похоронить, поэтому мы сожгли тела и обратили свои силы на месть. Двадцать мужчин, которые были с нами, мы отправили в разных направлениях распространить весть о том, что произошло, и посмотреть, удастся ли собрать какие-нибудь сведения. Фэллон настоял, чтобы мы с Куином оставались с ним в крепости до тех пор, пока другие не вернутся обратно. Он сказал, что лэрд должен быть на месте на случай, если кому-то из клана все же удалось спастись и теперь они попытаются вернуться.

— Но ведь никто не вернулся, да?

Лукан подошел к кровати и опустился на нее.

— Нет, ни один человек. Проходили месяцы, а от наших людей не было никаких известий. И только годы спустя мы узнали, что они были убиты вирранами Дейрдры.

Кара склонила голову набок.

— А кто такая эта Дейрдре?

— Злая ведьма, с которой, я надеюсь, ты никогда не встретишься. Она та самая жрица друидов, которая затеяла все это, найдя способ освободить духов.

— Господи помилуй, — пробормотала Кара, обхватив себя руками.

Лукан фыркнул.

— Если бы мы знали, что произойдёт, когда получили от нее послание, то ни за что бы не поехали.

Глаза Кары потрясенно расширились.

— Вы направились к Дейрдре?

— Мы представления не имели, кто она такая. В письме было сказано, что у нее есть сведения об убийстве нашего клана. Даже Фэллон ради такого случая решил поехать. Чтобы увидеть ее, мы забрались далеко в горы. Но как только оказались там, она поведала нам о своем плане править Британией и что ей нужна наша помощь. Слишком поздно до нас дошло, что это по ее приказу был убит наш клан, но она заковала нас в цепи, прежде чем нам удалось сбежать. Ее магия сильна, как, впрочем, любая черная магия.

— Мне как-то трудно поверить в то, что магия существует.

— После того что ты сегодня видела, думаешь, я лгу?

Она покачала головой и посмотрела на свои руки.

— Я этого не говорила. Я просто сказала, что в это трудно поверить.

Хотел бы Лукан сказать то же самое.

— Мы не понаслышке знаем, что породила магия Дейрдры. Маленькие бледные существа были первыми, кого она создала из черной магии, злости и могущества. Следующим делом она стала отыскивать кланы, в воинов которых были вселены духи.

— И что она сделала с вами?

— Освободила духа.

Кара пожала плечами.

— Я не понимаю.

— Когда друиды связали злых духов, они передавались из поколения в поколение, всегда поселяясь в сильнейших воинах. Порой дух переходил только к одному воину, в иных случаях, как со мной и братьями, дух разделялся. Один Куин — это сила, с которой приходится считаться, но когда мы трое сражаемся вместе, нас не остановить.

— И что было дальше? — спросила Кара, когда он замолчал.

Лукан почесал подбородок, гадая, стоит ли продолжать. Потом понял, что надо идти до конца.

— Как только наш дух был освобожден, это дало нам силы разорвать цепи, невзирая на магию. Мы сбежали от Дейрдры, но были в бешенстве от содеянного ею. И чем больше мы злились, тем сильнее становился живущий в нас злой дух. Мы не знали, как управлять силой, которую вдруг получили. Десятки лет мы скрывались в горах, постигая то, чем мы стали. Мы все время дрались между собой, обвиняя друг друга в том, что случилось.

— Никто из вас не был виноват, — заметила Кара.

— Возможно. Фэллон снова и снова пытался связать нашего духа, но все напрасно. Он понял, что если накачиваться вином, это заглушает духа. И с тех пор как выяснил это, он никогда не расстается с бутылкой. Для Куина все гораздо хуже. В той резне он потерял жену и сына. Он винит себя в их смерти, поскольку его долгом было защищать их. Их смерть тяжким грузом лежит на его совести, и он не может простить себя за то, что остался жив, а они умерли.

— А ты?

— Поскольку Куин не может и не хочет контролировать свою ярость, а Фэллон вечно пьян, кто-то должен заботиться о них.

— И ты взял это на себя.

Он пожал плечами.

— Благодаря этой обязанности я научился управлять духом внутри себя, использовать силу себе на пользу, не выпуская духа на волю.

— Значит, это ты превратился в то чудище, что напало на меня сегодня?

— Нет, что ты. Как я уже говорил, у всех кланов разные духи. А у каждого духа свои силы, свои возможности.

Она протянул руку и дотронулась до его руки, проведя пальцами по его ногтям.

— А дух внутри тебя?

—  Аподату, дух мести. Вдобавок к огромной силе у меня обостренный слух и быстрая скорость. Я также могу управлять тьмой и тенью.

— Управлять?

— Да. Могу передвигать тени как захочу и использовать темноту себе на пользу.

— В любое время?

— Нет. Только когда высвобождаю духа, полностью управляю этой способностью. Остальное при мне всегда.

Она закусила губу.

— Тот человек… то существо, которое охотилось за мной, было пепельно-серого цвета.

— А я дрался с ярко-синим. Когда дух высвобождается и контролируется, человек преображается и становится тем, чем является сам дух.

Она вновь взглянула на его руки.

Лукан сжал их в кулаки.

— Да, Кара, я тоже превращаюсь. Ты видела частичное превращение Куина, хотя не думаю, что поняла это.

— Его глаза почернели.

— Наша кожа, глаза и когти делаются черными. У каждого духа свой цвет, который переходит в нас, когда мы его отпускаем.

Лукан затих, когда она придвинулась ближе и коснулась его лица.

— Ты забываешь, кто ты, когда дух берет верх?

— Нет, хотя я слышу его. Я всегда чувствую, освобожден он или нет. Но я не забываю ни кто я есть, ни кого я защищаю.

— Если бы я не видела все собственными глазами, ни за что бы не поверила. Это ты поймал меня, когда я упала с обрыва, ведь так?

— Да. — Лукан облизнул губы. Пришло время спросить ее. — Ты обладаешь магией?

Она наморщила лоб, и взгляд ее на мгновение как будто обратился внутрь.

— Я… я так не думаю.

— Ты знаешь, почему Воители охотятся за тобой?

— Нет, — отозвалась она и покачала головой.

Он ожидал этого.

— А ты знаешь, что такое «Поцелуй демона»?

После секундного колебания она вытащила что-то из-за пазухи и протянула кожаное ожерелье с подвешенным на нем флакончиком.

— Думаю, это то, что им нужно.

Лукан посмотрел на маленький продолговатый сосуд из серебра с завязанным вокруг него кельтским узлом. Неужели эта маленькая вещица именно то, за чем охотится Дейрдре?

— Что это?

— Кровь моей матери.

Глава 6

Кара молча ждала, пока Лукан разглядывал флакон. Он склонился ближе, но не дотрагивался до него. Она не была уверена, что то, что серый Воитель назвал «Поцелуем демона», — это сосуд, висящий у нее на шее, но одно назойливое воспоминание, на котором она никак не могла сосредоточиться, говорило ей, что так оно и есть.

Кара сглотнула и попыталась ответить себе на вопрос, обладает ли она магией? Ей неведомо, что такое магия, так откуда же ей знать, есть ли она у нее?

А как же тогда объяснить, почему флакон разогревается?

Вполне вероятно, что сосуд волшебный. Она была еще совсем маленькой, когда родителей убили, но никогда не слышала, чтобы мама с папой говорили о магии. Такое она бы запомнила.

И все-таки… было что-то в вопросе Лукана, побудившее ее вспомнить покалывание в пальцах и ростки травы в темнице, которых не было до того, как она положила ладони на землю.

Этого было достаточно, чтобы заставить ее задуматься.

— А что такого особенного в крови твоей матери? — полюбопытствовал Лукан.

Она пожала плечами, прерывая поток своих мыслей.

— Если бы я знала.

Глаза его сузились, когда он откинулся назад и сложил руки на широкой груди.

— Расскажи мне о своих родителях, Кара. Где они?

— Умерли. — Она отпустила флакон, и тот с мягким стуком коснулся ее груди.

— Они были из Макклуров?

Кара заколебалась. Она никому никогда не признавалась, что помнит свою фамилию, но ведь Лукан был откровенен с ней.

— Нет. Фамилия моих родителей — Синклеры. Монашки нашли меня скитающейся по лесу и привели в монастырь. Там я и выросла.

Лукан пошевелился и повернулся к ней на кровати. Он заправил прядь волос ей за ухо, потом положил руки ей на плечи.

— Я никому не дам тебя в обиду, Кара. Клянусь тебе. Но мне надо знать о твоих родителях и сосуде. Чем больше я буду знать, тем надежнее смогу защитить тебя.

— Я понимаю. — И она действительно верила Лукану, но мысль о том, чтобы открыть правду о смерти родителей, заставляла ее дрожать от страха. Она обхватила себя руками и попыталась успокоиться.

— Это всего лишь воспоминания, Кара. Они не могут причинить тебе боли.

Она сглотнула и заглянула в сине-зеленые глаза Лукана. В них было столько тепла и сочувствия. Он поделился с ней своей историей. Меньшее, что она может сделать, это поведать ему свою.

— Мне было всего пять лет. Я помню, что всегда была счастлива, моя мама часто смеялась. Я уже не помню ее лица или папиного, но помню смех. И ее улыбку.

Лукан подбадривающе кивнул.

— Как-то раз папа опаздывал к ужину. Мама нервничала, ходила взад-вперед по комнате и заламывала руки. Я поняла: что-то стряслось.

— Ты не помнишь, к какому клану вы принадлежали? — Ладони Лукана начали потирать ее руки, скользя вверх-вниз, согревая.

Она покачала головой.

— Ну, не важно. Продолжай.

— Когда папа вернулся, он был весь вспотевший и тяжело дышал. В руке у него был меч, с которого капала кровь. — Помнится, она смотрела, как кровь стекает с клинка и собирается в лужицу на полу. Она была такой яркой, такой густой. — Папа был напуган. Мама расплакалась, и они оба повернулись и посмотрели на меня.

Кара не отстранилась, когда Лукан привлек ее к себе. Она вдыхала его запах, его тепло, позволяя ему проникнуть в нее, успокоить. Руки обвили его, ладони вцепились в тунику, словно он был ее единственной надеждой.

— Что произошло потом?

Она прислонилась лбом к его плечу и сделала судорожный вдох.

— Мама посадила меня в ямку, которая была вырыта под полом нашей хижины. Она была достаточно большой, чтобы вместить всех нас, но они со мной в нее не залезли. Я заплакала, умоляя их не бросать меня. Мама поцеловала меня и повесила мне на шею ожерелье. Велела мне сидеть тихо как мышка, что бы я ни услышала. А потом прошептала слова, которые я не поняла, но она сказала, что это не важно.

Кара не могла остановить охвативший ее озноб. Руки Лукана были твердыми и нежными, успокаивающими и подбадривающими.

— Они защищали тебя, — сказал он. — Ты слышала, о чем они говорили, чего ждали?

— Нет. Папа встал лицом к двери с мечом наготове. Он подмигнул мне через плечо и сказал, что все будет хорошо. Он никогда не лгал мне, поэтому я дала маме закрыть себя в яме. Она прикрыла маленький лаз ковриком и прошептала, что любит меня.

Ладони Лукана легли ей на волосы и стали гладить длинные густые пряди и массажировать кожу. Его прикосновение помогало держать в узде ужас, который наваливался на нее от всех этих всплывающих на поверхность воспоминаний. Трепет удовольствия растекался от головы к пальцам рук и ног. Ей приятны прикосновения Лукана. Очень приятны.

— Я здесь, — прошептал он. — Как я не дал Воителю забрать тебя, так и не позволю воспоминаниям навредить тебе. — Он повернул Кару так, что она оказалась у него на коленях, руками поддерживая ее.

Положив голову ему на грудь, слушая, как бьется его сердце, она нашла в себе силы продолжить:

— Я услышала нечеловеческие крики и вопли задолго до того, как они напали на наш дом. Я пыталась что-нибудь разглядеть сквозь щели в полу, но половик все закрывал. Услышала, как мама с папой прошептали, что любят друг друга, и вскоре дверь с треском распахнулась. Я закричала, но они не услышали. Родители дрались с кем-то, но все закончилось слишком быстро. И наступила тишина.

— И тогда ты вылезла?

Она покачала головой.

— Было тихо, но я знала, что те, кто убил моих родителей, все еще там. А скоро услышала треск разрываемой ткани и грохот переворачиваемой мебели. Я сидела, съежившись в яме, и родительские крики звенели у меня в ушах.

Рука Лукана удерживала ее голову у него на груди, рисовала медленные круги за ухом. От этих прикосновений кожу приятно покалывало, и делалось так тепло.

— Сколько же ты там сидела?

— Не помню. Вначале было слишком страшно, чтобы вылезти, но голод в конце концов выгнал меня. Когда я вылезла из ямы и увидела, что сделали с моим домом и родителями, то убежала оттуда без оглядки.

Кара сглотнула ком в горле и зажмурилась, вспомнив маму, которая лежала на животе, уставившись пустыми глазами в пространство, а изо рта у нее вытекала кровь.

— Тогда монашки и нашли тебя? — спросил Лукан.

— Да. Я не знаю, сколько я бежала, потом брела куда глаза глядят, — ответила она, догадавшись, о чем он спросит дальше. Слезы застряли в горле. Веки становились тяжелее с каждым поглаживанием большой ладони Лукана по волосам.

Еще никто никогда не прикасался к ней с такой нежностью. Монашки были добры к ней, но они не могли заменить родителей. А по той причине, что она тоже собиралась стать монашкой, мужчины клана Макклур избегали ее.

— Крики, которые я слышала сегодня… Они напоминают мне те, что я слышала, когда убили моих родителей.

Лукан замер. Его теплое дыхание овеяло ей щеку.

— Спасибо, — прошептал он.

Кара попыталась открыть глаза. Ей еще так много нужно узнать, у нее накопилось столько вопросов, но глаза почему-то отказывались слушаться. Изнуренное тело требовало отдыха. Впервые за все эти годы она обнаружила, что не боится темноты. Потому что с ней Лукан.

Уже погружаясь в сон, Кара почувствовала на лбу губы Лукана. Или это ей приснилось?

* * *

Лукан смотрел на красавицу, уснувшую у него на руках. Потеря родителей стала для Кары тяжелейшим ударом. Все, что угодно, могло случиться с ней, пока она бродила по горам. К счастью, ее нашли монашки.

Ее родителей убили вирраны. Но почему? И он совершенно уверен, что ее мать использовала какую-то магию друидов или, может, даже ожерелье, чтобы спрятать Кару от вирранов.

О друидах Лукан знает не слишком много. По сути дела, ему мало что было известно, помимо того, что среди них есть добрые друиды и злые, а это Каре не поможет. Насколько ему известно, только друиды используют магию так, как рассказывала Кара. Но если ее родители были друидами, зачем Дейрдре их убивать?

Он вновь вплел пальцы в Карины каштановые пряди, и прохладная шелковистая масса заскользила по рукам. Он не помнил, когда в последний раз дотрагивался до женских волос, и вообще хотелось ли ему этого когда-нибудь.

Прошедшие триста лет заставили его передумать о многом, что он принимал как должное. Например, прикосновения к кому-нибудь. Лукан не доверял себе рядом с женщиной с тех пор, как Дейрдре отпустила в нем духа.

Каким бы сильным ни становилась его потребность, он всегда сам заботился о себе. Он не мог рисковать, обнаружив перед кем-то, кто он есть. И вот в его руках женщина, которая не только видела, что он собой представляет, но и доверяет ему настолько, что позволила обнимать себя, пока ее терзали болезненные воспоминания.

Она выслушала его историю, знает правду и все равно смотрит на него с доверием в темных, бездонных глазах. Он никогда не видел никого настолько прекрасного, чистого душой и телом. Если бы он встретил Кару до Дейрдры, то сделал бы своей женой. Есть в ней что-то особенное, какая-то душевная чистота, которая притягивает его так, как ничто и никогда.

За все три сотни этих проклятых лет никто не волновал его так, как Кара. Он пошевелился и застонал, когда его плоть потерлась о ее бедро. Желание, раскаленное и неистовое, пронзило его, как стрела молнии.

Кара что-то пробормотала и прильнула к нему. Губы ее были приоткрыты, дыхание ровное во сне. Он знал, что ему следует оставить ее и уйти, пусть поспит, но он не мог.

Его жажда была слишком велика.

Нет. Он не отпустит Кару. Не сейчас. Быть может, никогда.

Фэллон наблюдал за Луканом из тени коридора. То, как он гладил Кару по волосам и нежно прижимал ее к себе, заставило Фэллона осознать, что их существование теперь уже не может продолжаться так, как раньше, по крайней мере — для Лукана.

Фэллон наблюдал за лицом брата, видел отражающуюся на нем тоску, желание и страсть, когда он с нежностью смотрел на Кару. Фэллон никогда не видел, чтобы Лукан так смотрел на женщину, и хотят они того или нет, Кара теперь часть их.

Но только время скажет, надолго ли.

Сам Фэллон не может позволить себе влюбиться в женщину, когда внутри его живет злой дух. Во-первых, он бессмертен и всех переживет. Во-вторых, он чудовище. Ни одна женщина не станет терпеть то, во что он превращается, когда не накачивается вином.

И ни одной женщине, разумеется, не нужен пьяница.

Фэллон отвернулся от Лукана и Кары. Слишком больно было видеть, как отчаянно его брат желает эту женщину. Если бы во власти Фэллона было дать ему ее, он бы дал.

Когда-то Фэллон считал себя всесильным. Ему предстояло стать следующим лэрдом могущественного и уважаемого клана Маклаудов. Как же быстро все изменилось, за какие-то несколько часов.

Он теперь лэрд, но только без клана и без земель. У него нет ничего.

«Нет, ты чудовище, неспособное управлять собственными чувствами».

Ярость и безнадежность вспыхнули в душе Фэллона. Он почувствовал, как дух внутри его зашевелился, жаждая освободиться, воспользоваться своей мощью. Фэллон поспешил в большой зал, схватил полупустую бутылку вина и пил, пил, пока не заглушил в себе пробуждающегося духа.

Только тогда ярость в душе Фэллона утихла. Он опустил голову на руки и осознал, что подвел своих братьев. Это он, как старший, должен был научиться контролировать духа, как это делает Лукан. Как старший, он должен был суметь помочь Куину преодолеть его ярость и скорбь. Как старший, Фэллон должен был взять на себя проблемы своей семьи вместо того, чтобы искать спасение в вине.

Но он не сумел.

Мучительное неприятие того, чем он стал после пробуждения в нем злого духа, оставило глубокий шрам в душе Фэллона. Он больше не доверял собственному суждению и сознавал, что не имеет морального права использовать титул лэрда или пытаться руководить своей маленькой семьей.

Отцу было бы стыдно за него, но, с другой стороны, тот ведь не видел, что Фэллон творил, когда злой дух неистовствовал внутри его. Фэллон безжалостно убивал животных, уничтожал все на своем пути. Бог ты мой, он даже нападал на собственных братьев!

Благодарение Всевышнему, что они к тому же бессмертны, иначе их смерть тоже была бы на его совести.

Глава 7

Кара перевернулась и потянулась. Она крепко спала, ни разу не проснувшись, как обычно бывало, от ночных кошмаров, в которых неизменно присутствовали существа с жуткими воплями и крики ее родителей.

Она открыла глаза и увидела, что первые лучи рассвета вливаются в окно и заполняют комнату. Ее удивило, что свечи погашены, а угольки в очаге чуть теплятся. И все равно ей не холодно.

Лукан…

В один миг события предыдущего дня вспыхнули в мозгу, от ее почти рокового падения до обмена воспоминаниями между нею и Луканом. Он обнимал ее, успокаивал, когда она уже совсем было поддалась унынию. Его большое твердое тело баюкало ее, пробуждая какое-то томление, желание дотрагиваться до него, ласкать его. Ничего подобного никогда в ее жизни не было. Она опустила голову, смущенная своими мыслями, но, несмотря на стыд, мысли не ушли. Напротив, сделались смелее.

Его рот был так близко. Если бы она чуть-чуть наклонила голову вбок, то могла бы коснуться его губ своими. Тепло растеклось по ней, когда она представила, каково было бы поцеловать Лукана Маклауда. Он воин, горец с такой ярко выраженной чувственностью, что мог бы ввести в искушение даже монашку.

Кара села и увидела вмятину на кровати. Она наклонилась и разгладила рукой одеяла. Они все еще хранили тепло и едва уловимый аромат сандалового дерева, а это означало, что Лукан оставался с ней всю ночь.

Одна лишь мысль о том, кто он такой, что живет внутри его, должна была бы пугать ее. Но он ее спас, защитил от тех, кто пытался ее у него отнять. Ей не стоило бы доверять ему, но она уже знала, что доверяет.

Кара откинула одеяло и заметила свои башмаки и чулки возле очага. С улыбкой поспешила она одеться. И только спускаясь по лестнице в большой зал, задалась вопросом, там ли все еще мертвые тела.

Держась рукой за стену, она замедлила шаг и оглядела помещение. Нигде не было ни одного мертвого тела, ни единого пятнышка крови. Все выглядело таким, как до нападения. Даже Фэллон, растянувшийся на скамье у стола, прикрывающий рукой глаза. После рассказа Лукана она понимала, почему Фэллон столько пьет.

Куин вошел в большой зал и прошагал к столу. Его светло-каштановые волосы были взъерошены ветром. Сердце Кары болело за него. Спустя триста лет он все еще страдает из-за смерти жены и сына.

Кара преодолела последние ступеньки и взглянула в сторону очага. Почему-то она знала, что увидит там Лукана. Он стоял спиной к огню, глядя на нее.

Ей достаточно было одного взгляда на него, чтобы легкий трепет побежал по ней, заставляя остро почувствовать его присутствие. Ноги сами понесли ее к очагу, и она не остановилась, пока не встала перед ним.

— Доброе утро. — Голос его был низким и глубоким, взгляд добрым, располагающим.

— Доброе утро. Я нашла свои башмаки, — сказала она и приподняла край платья, чтобы показать ему.

Один уголок его рта приподнялся в улыбке.

— Я подумал, что они могут тебе понадобиться. И чулки тоже.

Кара посмотрела на огонь, всем телом ощутив жар мужского взгляда.

— Ты оставался со мной всю ночь.

Он кивнул.

— Спасибо. Я уже очень давно не спала так хорошо.

— Не за что. — Он жестом указал на стол: — Есть хочешь? Чем богаты, тем и рады.

Она прошла вместе с ним к столу. Фэллон присоединился к ним — глаза мутные — и пригладил пятерней волосы. Куин опустился на скамью рядом с Фэллоном, а Лукан сел с ней рядом.

Как ни старалась она не обращать внимания на пристальные взгляды трех братьев, это было невозможно. В конце концов она положила руки на колени и сказала:

— Спасибо огромное всем вам за то, что спасли меня.

Фэллон отвел от нее взгляд.

— Воитель чуть не утащил тебя.

— Но ведь это ему не удалось, — отозвалась Кара.

Под столом ладонь Лукана накрыла ее руку. Она взглянула на него, изумляясь тому, что сердце ее забилось быстрее от одного лишь его прикосновения.

— Лукан поведал нам твою историю, — сказал Куин, прожевав кусок сыра. — Ты не помнишь, к какому клану вы принадлежали?

Она покачала головой:

— Нет, не помню, но не думаю, что это так уж важно.

— Отчего же? — не согласился Лукан. — Вспомни, я рассказывал тебе, что существовал ряд кланов, в представителей которых вселились духи. Ваш мог быть одним из них.

— Мне казалось, ты говорил, что не знаешь, что это были за кланы, и не понимаю, как может помочь кровь моей матери.

Фэллон кашлянул в кулак.

— Тот Воитель сказал, что пришел за тобой и за «Поцелуем демона».

— Думаю, «Поцелуй демона» — это мамино ожерелье, — проговорила Кара и вытащила флакончик из-под платья. Она не собиралась снимать его, поэтому наклонилась вперед, чтобы Фэллон и Куин смогли разглядеть диковинную вещь.

Когда они удовлетворили любопытство, она откинулась назад и погладила пальцами холодный металл сосуда. Воспоминания, терзавшие ее, когда она рассказывала свою историю Лукану, вновь вернулись к ней во сне.

— Я только один раз слышала, как мама назвала его «Поцелуем демона». Это было поздно ночью, и она думала, что я сплю. Тогда папа сказал ей, что к ней придут. Я вспомнила это только сегодня ночью.

Лукан задумчиво посмотрел на нее:

— А твой отец не сказал, кто придет?

— Нет.

— И ты никогда не слышала, чтобы они говорили о магии или друидах? — спросил Фэллон.

Кара покачала головой.

Куин отодвинул свою пустую тарелку и забарабанил пальцами по столу.

— Зачем Дейрдре понадобились Кара и ее ожерелье?

— Дейрдре? — переспросила Кара. — Неужели это та самая Дейрдре, что разбудила духов?

— Она самая, — отозвался Фэллон со сквозящей в каждом слове ненавистью. — Хоть внутри ее и не живет дух, но она бессмертна благодаря своему знанию черной магии.

Кара поймала себя на том, что у нее совсем пропал аппетит. Она надеялась, что никогда не встретится с этой Дейрдрой, которая уничтожила клан Маклаудов, убила всех людей в деревне и монастыре и обрекла братьев на вечные страдания.

Деревня… Слишком поздно она вспомнила о ней.

— Я хочу посмотреть на деревню.

Рука Лукана, поглаживающая ее руку, замерла.

— Не думаю, что это хорошая идея. У нас еще не было возможности похоронить мертвых.

— Мне необходимо увидеть ее. — Она заглянула в зеленые глаза и разглядела в них беспокойство. — Пожалуйста, Лукан.

Братья переглянулись. Лукан тяжело вздохнул и быстро кивнул:

— Если ты пообещаешь не отходить ни на шаг. Мы будем держаться все вместе.

— Вы ожидаете, что эти… существа… снова нападут так скоро?

Куин фыркнул.

— Нет сомнений, что вирраны снова объявятся. Им нужна ты и этот флакон, не говоря уж о том, что Дейрдре сделает все, чтобы вернуть нас под свой контроль. Она обязательно отправит своих любимчиков для очередного нападения.

— Вместе с Воителями, — добавил Фэллон.

Кара обратила взгляд на Лукана. Челюсти его были стиснуты, мускул на щеке дергался.

После минутного молчания Куин поднялся и поставил ногу на скамью.

— Если Кара остается с нами, а, судя по всему, иного выхода для нее я не вижу, ей надо научиться защищаться.

— У нее нет никаких шансов против Воителя. — Фэллон устремил на Куина взгляд, говорящий, что тот явно рехнулся.

Лукан, все еще держащий ее за руку, оперся другим локтем о стол.

— Пожалуй, Куин прав. Я не хочу, чтобы Кара снова оказалась в такой ситуации, как вчера. Дейрдрины вирраны не бессмертны, и они не настолько велики, чтобы Кара не сумела продержаться против них.

Фэллон тяжело вздохнул и поднялся из-за стола.

— Тогда пойду поищу для нее оружие.

Кара не знала, радоваться ей или нет, что они собираются показать ей, как защищаться от врагов.

Когда Фэллон с Куином отошли от стола, она схватила Лукана за руку.

— А нельзя мне просто прятаться, как вчера? — прошептала она.

Его улыбка, когда он посмотрел на нее, была нежной.

— Если бы я думал, что этого будет достаточно для твоей безопасности, то да. Но Воители сумели найти тебя, невзирая на то что ты была спрятана глубоко в подземелье. Тот Воитель сказал, что учуял тебя, а это означает, что он способен распознать магию по запаху. Стало быть, игра в прятки не поможет.

— Замечательно, — проворчала Кара и на миг прикрыла глаза.

Лукан поднялся и протянул ей руку.

— Все будет хорошо. Верь мне, Кара.

— Я верю, — отозвалась она сразу же, даже не задумываясь. Она вложила свою руку в его ладонь и позволила поднять себя со скамьи.

Глаза его потемнели, когда их тела на миг соприкоснулись. Ей вдруг стало трудно дышать от такой близости к нему, и даже понимая, что должна держаться подальше от него, она ничего не могла с собой поделать.

Кара напрочь забыла, что нужно дышать, когда его ладонь обхватила ее лицо, пальцы скользнули в волосы и подразнили кожу шеи. Трепет удовольствия, предвкушения пробежал по ней.

Она попыталась напомнить себе, что собирается принять постриг, но никогда больше не почувствовать прикосновения Лукана само по себе уже казалось грехом.

— Я защищу тебя, — прошептал Лукан.

Кара положила ладони на его мускулистую грудь и кивнула:

— Знаю.

— Но кто защитит тебя от меня?

Не успела она сообразить, что он имел в виду, как его рот прильнул к ее рту. Губы были твердыми, настойчивыми — скользя, ища, исследуя. Она была бессильна оторваться, подпав под его чары. Желание ее вспыхнуло, как сухая щепка, к которой поднесли огонь.

Она льнула к нему, стиснув в кулачках его тунику, когда он прижал ее к себе. Стон вырвался из горла от ощущения его твердого тела и возбуждения, которое вжималось ей в живот.

Он жадно исследовал ее рот, одной рукой держа за голову, а другой сжимая ягодицы. Неистовство его поцелуя лишало ее дыхания, заставляло жаждать большего.

Восхитительный, приятный жар растекся между ног и угнездился в животе. Груди отяжелели, соски сделались чувствительными и твердыми.

Когда он закончил поцелуй, Кара открыла глаза и обнаружила, что ее руки обвивают его шею, а пальцы запутались в густых прядях. Она и не заметила, как привстала на цыпочки.

— Бог мой, — пробормотал Лукан. — Кажется, я схожу с ума.

Кара была полностью согласна. Подняв взгляд, она увидела, что глаза его полуприкрыты веками и в них светится желание. Она попыталась сглотнуть, но тело больше ей не принадлежало. Платье вдруг показалось тесным, стесняющим, кожа слишком натянутой. Эта буря эмоций оставила в ней ощущение замешательства и еще чего-то такого, что она до конца не понимала.

Как-то ей все же удалось отступить от Лукана, выпустить его тунику. С большой неохотой она убрала ладони с его груди. И тут же ощутила нехватку его тепла, потерю жара прижимающегося к ней твердого, горячего тела.

Что подумали бы о ней монашки, если бы узнали, как безумно ей хочется потереться о его тело своим, почувствовать твердость его возбуждения, ощутить тяжесть его тела на своем, насладиться жаром кожи без барьеров одежды?

Кара отвернулась к двери, чтобы взять себя в руки, совладать со своими разгоряченными эмоциями. К ее полному унижению, оказалось, что Фэллон стоял в дверях, наблюдая за ними.

— Останься с нами, — сказал Лукан, поведя ее к двери.

Держа за локоть, он помог ей спуститься по скользким ступенькам замка во двор, где их уже ожидал Куин.

— Фэллон? — крикнул Куин.

Кара приостановилась рядом с Луканом и оглянулась. Старший из братьев Маклауд продолжал стоять в дверях.

Лукан нахмурился и шагнул к брату:

— Что случилось, Фэллон?

— Я не выходил из замка. За двести с лишним лет я ни разу не покинул его. — Когда он поднял на них глаза, Кара увидела в них панику и отчаяние.

Лукан запрыгнул на ступеньки и вытащил Фэллона из крепости.

— Поблизости никого не осталось. Все будет хорошо.

— Мне нужно мое вино.

Фэллон попытался вернуться в замок, но Лукан остановил его:

— Повремени. Еще успеешь.

Мгновение спустя Куин был уже с другой стороны от Фэллона.

— Идем, брат. Я делал вылазки много раз, и никто не видел меня. Ну, не считая Ангуса, — с ухмылкой добавил он.

Не успела Кара удивиться, как много Ангус, оказывается, знал о братьях, как ее остановила улыбка Куина. Она преобразила его. Исчезли все следы злого духа, а на его месте появился потрясающе красивый мужчина со смеющимися зелеными глазами и каштановыми волосами, пронизанными золотистыми искорками.

Она засмотрелась на братьев, гадая, сколько же сердец они разбили, прежде чем их клан был уничтожен, а они стали бессмертными? Все трое невозможно красивы, но только сине-зеленые глаза Лукана и его загадочная улыбка заставляют ее сердце биться быстрее.

Лукан и Куин помогли Фэллону спуститься по ступенькам и пройти через двор. Он остановился, когда они проходили под крепостными воротами, и оглянулся на замок.

— Святители небесные. Я поражен, что он до сих пор стоит, — сказал Фэллон.

Лукан усмехнулся:

— Его построили наши предки. Конечно, он до сих пор никуда не делся. Даже армии Дейрдры не под силу свалить его.

Его замечание вызвало улыбку на губах Фэллона. Кивнув, старший брат повернулся к деревне. Кара не могла не обратить внимания, как искрятся его глаза. Ей трудно было представить, как можно сидеть взаперти несколько дней, тем более столетий.

Ей нравилось наблюдать за общением братьев между собой. Даже Куин смягчился, почти позабыв про свою ярость. Кара улыбнулась, когда Куин ткнул Лукана в плечо из-за какого-то замечания и их смех подхватил и унес ветер.

Лукан оглянулся на нее, и его улыбка растаяла. Кара нахмурилась, гадая, не расстроился ли он из-за того, что она тащится сзади. Ей только хотелось дать братьям возможность побыть некоторое время друг с другом.

А потом она увидела дым.

Мужчины остановились и подождали ее. Лукан с горечью обозревал то, что предстало перед ними.

— Там особо не на что смотреть, — сказал Куин.

Кара не отстранилась, когда Лукан притянул ее к себе.

При виде первого мертвого тела она поняла, что ей понадобится ощутимая сила мужского духа.

Фэллон взглянул на нее:

— Зачем тебе нужно видеть эту скорбную картину?

— Я хочу посмотреть, не осталось ли кого в живых и не понадобится ли кому помощь.

— Увы. — Фэллон в смятении зашагал прочь.

Кара посмотрела на Лукана:

— Откуда он знает?

— Куин побывал здесь ночью.

Кара лишилась дара речи, глядя на раскинувшееся перед ней царство смерти. Это было похоже на дурной сон, от которого хотелось проснуться. Люди, с которыми еще недавно она разговаривала, смеялась, ушли навеки.

Ей не удалось сдержать слёз, когда они пришли в монастырь и она увидела монашек, лежащих поверх детей. Бедные сестры сделали все, что могли, чтобы защитить детей, но даже самые горячие молитвы не помогли им.

Взгляд Кары выхватил ярко-рыжие волосы. Она поспешила туда, не обращая внимания на протестующие возгласы Лукана. Зрелище бледного личика маленькой Мэри вызвало новый поток слез. Кара не подняла глаз, когда Лукан опустился на колени с ней рядом.

— Я собирала грибы для Мэри. У нее была лихорадка, и сестра Абигайль готовила для нее какие-то лечебные снадобья.

Лукан промолчал. Он остался с ней рядом, давая ей время, чтобы попрощаться. Когда она стала подниматься, он помог ей.

— Мы их похороним? — спросила она.

— Нет, — ответил Куин, стоявший неподалеку. Его лицо было лишено каких бы то ни было эмоций. — Их слишком много.

Фэллон вошел в монастырь и покачал головой.

— Если известие об этом варварстве еще не дошло до лэрда Макклура, то скоро дойдет. Мы должны оставить все как есть.

— Согласен, — отозвался Лукан. — Чем меньше людей будут знать о нас, тем лучше.

Каре не хотелось оставлять своих близких лежать здесь и разлагаться, но братья правы. Нельзя, чтобы их обнаружили. Если кто-то узнает о братьях, за ними начнется безжалостная охота.

— Давайте соберем что можно, — предложил Фэллон. — Любую еду и оружие, которое найдете, несите в замок.

Лукан остановил ее, когда она пошла было за Куином и Фэллоном.

— Есть у тебя какое-нибудь другое платье, которое ты хотела бы взять?

Кара оглядела себя. Несомненно, Куин будет только рад, если она переоденет платье его жены.

— Другого у меня нет.

— Мы найдем тебе.

Кара кивнула и так и ходила за ним, онемевшая и скорбящая, пока он сгружал оружие и платья в ее протянутые руки. А слезы все текли и текли по щекам.

Обратная дорога через деревню оказалась тяжелее, чем ей показалось в первый раз. Дождь по большей части смыл кровь, но тошнота подкатила к горлу Кары, когда она увидела красную лужу.

— Не смотри, — предупредил Лукан.

— Сначала мои родители. Теперь деревня, — проговорила она сквозь слезы. Злость и чувство вины навалились на нее и камнем легли на сердце. Если бы вирраны нашли ее, деревня могла бы остаться нетронутой. — Сколько еще людей должны умереть из-за меня? Ты? Твои братья?

Лукан повернулся к ней, одарил взглядом теплым и твердым:

— Мы бессмертные, Кара.

— Но вас можно ранить, — возразила она. — Может, вы и не умрете, но вы же чувствуете боль, ведь так?

— Бывает, — ответил он, кивнув. — Но наши раны быстро затягиваются.

— Так много горя вокруг. Может, было бы лучше, если бы я отправилась к Дейрдре. — Ей не хотелось взваливать на свои плечи груз новых смертей. Мало ей убийства родителей, так теперь на ее совести еще и целая деревня.

Лукан схватил ее за плечи и слегка встряхнул.

— Не говори так. Это полная нелепость.

— Но ты же не знаешь, какие у Дейрдры на меня планы.

Фэллон фыркнул, проходя мимо них.

— Каковы бы ни были эти планы, Кара, хорошими они быть не могут. Дейрдре — это воплощение зла. И если она за кем-то охотится, то в конце концов не оставит его в живых.

Лукан взглянул на брата.

— Фэллон прав. Если Дейрдре завладеет тобой, всему конец, Кара. Лучший для нас путь — выяснить, что значит для нее кровь твоей матери и почему она так отчаянно хочет заполучить ее.

— И что еще важнее, почему она ждала до сих пор? Почему стала искать Кару только теперь? — добавил Фэллон через плечо, шагая по околице.

Голова Кары шла кругом. Ей вспомнились все те случаи, когда казалось, будто кто-то наблюдает за ней, но она никогда никого при этом не видела. Еще она подумала, как в определенные моменты нагревается и вибрирует флакон. Все это началось после дня весеннего равноденствия. Совпадение?

Кара отвела глаза от проницательного взгляда Лукана и ахнула, заметив Ангуса. Она бросилась к нему. Старик сидел на земле, прислонившись спиной к стене хижины, и голова его свесилась вбок, как будто он спал.

— Он предупреждал меня не приближаться к замку, — сказала она Лукану, когда тот встал позади нее. — Он знал о вас, да?

— Знал.

Эмоции заклокотали в горле. От выступивших слез все затуманилось у нее перед глазами. Он предостерегал ее, чтобы держалась подальше, не потому, что боялся братьев, а потому, что не хотел, чтобы их обнаружили.

— Он был хорошим человеком, — послышался сбоку голос Куина.

Вздрогнув, Кара резко повернула голову. Всего минуту назад Куин находился в замке. Но потом она вспомнила, как Лукан рассказывал ей, что одной из способностей, которые дает им их дух, является необыкновенная быстрота.

Она оглянулась на Лукана:

— Ангус был таким добрым. Не скупился на улыбку, всегда был готов помочь. Он один из немногих, кто не боялся разговаривать со мной, когда меня привели в монастырь.

Куин кивнул, его каштановые волосы развевались на ветру.

— Первый раз я увидел Ангуса, когда он был еще мальчишкой лет пяти-шести. Это было ночью, и я шел крадучись, как обычно. Он не закричал и не убежал от страха, даже когда увидел, кто я на самом деле. Наоборот, он стал оставлять еду у ворот. А вскоре после этого заговорил со мной. Он помогал нам добывать все, что требуется, и крепко хранил нашу тайну.

Кара смотрела на Ангуса, на его седые пушистые волосы, упавшие на глаза. Лукан положил ладонь ей на плечо, и этот простой жест утешил ее и придал сил.

Бросив еще один последний взгляд на людей, которые стали для нее своими, Кара повернулась к замку. Пришло время посмотреть в лицо будущему.

Глава 8

Дейрдре погладила ладонями холодный камень своего дома глубоко в недрах горы Кэрн-Тул. Большинство друидов распознают голоса растений и деревьев, но она слышит камни. Он был прекрасен, дикий зов Кэрн-Тул, что привел ее к горе.

Пещера была потайной, но камни подсказали ей, как найти вход. И, очутившись там, она увидела чудесное великолепие горы. Ее горы.

В течение первых шести месяцев она обследовала глубокие, бесконечные пещеры и туннели, помечая их в памяти. Из верхней части горы она сделала свое владение, превратив во дворец, достойный самой королевы. Средняя часть, где гора расширялась в огромную, изумительной красоты пещеру, использовалась ею как большой зал. Нижняя часть, с ее маленькими пещерками и ходами, идеально подходила для подземной тюрьмы, которой она почти сразу же и воспользовалась, когда встретилась с братьями Маклауд.

Какая жалость, что их больше у нее нет. При всем ее могуществе в черной магии и господстве над Воителями Маклаудам каким-то образом удается до сих пор оставаться на свободе. Братья должны были стать самым мощным, самым убедительным оружием ее армии. И она заполучит их вновь. Это лишь вопрос времени.

Злорадно улыбаясь, она прошла на середину своей комнаты, где ее ждала скамейка перед маленьким столиком с висящим на камне зеркалом. Она очень любила эту скамейку с ее витыми подлокотниками и кельтским узлом, вырезанным в дереве.

Дейрдре перекинула свои длинные белые волосы на одно плечо и села. И только потом позволила волосам рассыпаться по спине и растечься по полу. Волосы — ее особенная гордость. Когда-то они были изумительного золотистого цвета, но каждый раз, когда она занималась черной магией, они тускнели, пока в конце концов не стали белыми как снег.

Но к этому она уже привыкла. Глаза, однако, другое дело. Когда-то мужчины восхищались их яркой голубизной, но, как и волосы, они потускнели, и остался лишь слабый намек на цвет. Ее глаза всех пугали, но она обнаружила, что ей это нравится. Ее должны бояться.

Она склонила голову на сторону и посмотрелась в зеркало, когда сзади подошел вирран и с помощью своих когтей стал аккуратно расчесывать ее волосы.

— Ах, моя лапочка, — проворковала Дейрдре. — Ты угадываешь мои желания.

Она создала вирранов по необходимости, но, узнав, как они ей преданы, использовала их к своей выгоде. Они ее дети. По крайней мере до тех пор, пока она не завладеет всеми Воителями.

Мысли ее вернулись к Маклаудам. Если они когда-нибудь заподозрят правду, от ее шаткой власти камня на камне не останется. Лишь страх того, что она может сотворить, обуздывает до поры до времени Маклаудов.

Она могущественная драу. Это ведь она отпустила злых духов, не так ли? Но ей нужно больше могущества. Больше власти.

Невинная девчонка из Макклуров поможет получить ей эту власть, и как только она будет у Дейрдры, Маклаудам не удастся устоять против ее призыва.

Вирран заглянул ей через плечо, заморгав своими круглыми желтыми глазами. И зарычал, давая ей знать, что кто-то идет.

— Я слышу, мой хороший, — прошептала она виррану. — Оставь нас.

Послышался резкий стук в дверь, за которым последовало приглушенное:

— Госпожа?

— Войди, — крикнула Дейрдре.

Она взглянула в большое овальное зеркало и увидела Воителя, чей ярко-синий цвет кожи указывал на то, что в нем живет Амерен, дух охоты.

— Уильям. — Она встала и повернулась лицом к Воителю. Взглянула ему за спину, но не увидела Калада с его пепельно-серой кожей, как и не увидела девчонки. Раздражение охватило Дейрдру, но она сдержала его.

— Ты с пустыми руками?

Уильям слегка склонил голову:

— Да, госпожа.

— Как могла какая-то девчонка ускользнуть от дюжины вирранов и двух Воителей? — Она сохраняла голос ровным, даже когда использовала магию, чтобы призвать на помощь свое оружие.

Концы ее волос, достающие до лодыжек, когда она стояла, поднялись и обвились вокруг мужского достоинства Уильяма.

— У нее была помощь. — Голос Уильяма дрожал, руки сжимали волосы Дейрдры, пытаясь ослабить их мертвую хватку.

Дейрдре вскинула бровь.

— Помощь? Кто же осмелился вмешаться и помочь ей?

— Маклауды.

Удивление и возбуждение дрожью прокатилось по ней. Она отпустила яички Уильяма и волосами погладила его член. Как она и ожидала, он затвердел и удлинился под бриджами.

— Маклауды? — повторила она. — Ты уверен?

Он кивнул и облизнул губы, руками теперь лаская ее волосы.

— Да. Я дрался с Куином, потом с Луканом. И Фэллона видел. Ошибки быть не может, госпожа. Это были братья.

— В деревне?

— В крепости.

Дейрдре рассмеялась. Ну надо же, в крепости. Сразу после их побега из горы она отправила вирранов в замок Маклаудов перехватить братьев, ибо куда еще может пойти горец, как не назад, к своему клану?

Однако в замок братья не вернулись, и им удалось расстроить ее планы. И теперь они борются против нее. Если девчонка у Маклаудов, это не сулит ничего хорошего. Кара нужна ей больше, чем хотелось бы признаваться.

Поглаживания Уильяма сделались смелее. Она оглядела выпуклость у него в штанах. Давненько она не брала какого-нибудь Воителя к себе в постель, хотя есть только один Воитель, которого она по-настоящему желает. Воитель, который подарит ей детей, так необходимых ей, чтобы было кому передать свое царство. Но до тех пор, пока он не вернулся под ее начало, она будет получать удовольствие с другими.

— Разденься, Уильям.

Он подчинился без вопросов. Дейрдре отпустила его, пока он не встал перед ней во всем своем ярко-синем великолепии. Волосы обвили его плоть, и она услышала, как он застонал.

— Маклауды защищали Кару?

Глаза Уильяма были закрыты, дыхание прерывистое.

— Да, госпожа. Калад учуял ее магию в подземелье и отправился за ней.

— Ты бросил его одного?

— Он Воитель. В отличие от Маклаудов он использует своего злого духа и ту силу, которую это ему дает. Калад сильнее, чем они.

Но не тогда, когда братья сражаются вместе. Она не сказала об этом Уильяму. Она подождет один день возвращения Калада с Карой, если ему удалось удрать от Маклаудов.

— Мне нужна моя армия, Уильям, — сказала она, подходя к нему и проводя ладонями по мускулистой груди.

Он открыл глаза и кивнул:

— Я знаю.

— Ты поведешь их еще раз? Доставишь мне Кару и Маклаудов?

— Обязательно.

Она улыбнулась и погладила его вздыбившуюся плоть ладонью.

— Ты очень твердый.

— Я хочу вас, госпожа.

— Правда?

— Да.

Она отступила назад, опустила руки и волосы.

— Так возьми меня.

Уильям схватился за ее ворот руками и одним рывком сорвал платье с тела. Она улыбнулась, когда он подхватил ее на руки и зашагал к кровати в другом конце комнаты.

Дейрдре заставила свои груди набухнуть, а соски затвердеть. Прошли годы с тех пор, как Уильям делил с ней постель. Она и забыла, каким грубым он может быть, но ждала этого с нетерпением.

Он швырнул ее на кровать. Дейрдре рассмеялась и раскрыла объятия, когда он повалился на нее.

— Никакой прелюдии, Уильям. Ты нужен мне. Сейчас же.

Он подвел кончик своей плоти к ее входу и вонзился в нее. Она застонала и закрыла глаза, представляя, что это ее Воитель, а не Уильям занимается с ней любовью.

Ну, теперь уже скоро. Скоро она заполучит его назад.


Возвращение в крепость проходило в молчании. Лукан знал, что вести Кару в деревню было ошибкой, но она сказала, что ей необходимо на все взглянуть своими глазами. Неужели в ее взгляде, когда она смотрела на мертвых, было ощущение собственной вины? Нет, ей не следовало видеть растерзанную деревню.

Фэллон сортировал оружие, ища, чем бы вооружить Кару. Лукан уже нашел для нее меч, который заточил перед очагом.

Лукан взглянул на Кару, которая сидела рядом с ним и перешивала платье. Он очень остро и болезненно ощущал ее близость. Она не сказала ни слова с тех пор, как они вернулись из деревни. Даже на расстоянии нескольких футов он чувствовал каждый ее вдох, каждый удар сердца.

Лукану хотелось привлечь ее в свои объятия, вновь вкусить ее губы. Все тело его пульсировало от того слишком короткого поцелуя. Он закрыл глаза, вспоминая, как тело ее прильнуло к нему, как ногти царапали голову, когда она запустила пальцы ему в волосы.

Но самым приятным воспоминанием был ее тихий стон удовольствия.

Ему не надо было целовать ее, не следовало уступать соблазну дотронуться до нее, но это оказалось непосильным испытанием. Теперь, попробовав ее на вкус, он хотел большего. Нуждался в большем. И больше ни о чем не мог думать.

Даже посреди деревни, усеянной мертвецами, единственное, чего он хотел, это прижать к себе мягкое Карино тело, чтобы ее руки обвили его за шею, а он пальцами исследовал каждый ее изгиб, каждый контур.

Лукан прерывисто вздохнул и поерзал на стуле, чтобы облегчить боль в паху. Плоть его напряглась, когда Кара облизнула губы и взглянула на него. Он едва сдержал стон.

Он думал, что жить со злым духом внутри тебя — это пытка. Но это ничто в сравнении с неутолимой страстью к потрясающей женщине с ним рядом. Теперь, когда она появилась в его жизни, в его доме, это ад совсем иного рода. Ад, который гораздо хуже всего, что он мог себе представить.

«Потому что ты никогда раньше не хотел ничего так сильно, так отчаянно».

И это правда. В их клане были женщины, которые привлекали его внимание. А как только какая-то женщина завладевала его воображением, он обхаживал и очаровывал ее до тех пор, пока не добивался своего.

Кара, однако, другая. Она не какая-нибудь простая девушка. Она вовлечена в магическую войну, где Воители сражаются с Воителями, а самое большое на свете зло пытается захватить ее.

Но вместо того чтобы прятаться в углу, зажав ладонями уши, и трястись от страха, она сидит с ним рядом и шьет, как будто ее мир и не перевернулся с ног на голову.

Беда в том, что Лукан уже видит ее в своей будущей жизни. Он мечтает, как притягивает ее к себе ночью и просыпается с ней рядом поутру. Представляет, как вечером, после ужина, они сидят и мечтают о будущем.

И он бы завоевывал Карино сердце упорно и настойчиво, если бы не был чудовищем. А так ему нечего ей предложить.

Лукан быстрыми движениями провел точильным камнем по острию клинка. Он полностью сосредоточился на оружии, оставляя без внимания требования и желания своей плоти и мягкое Карино тело. Снова и снова водил он камнем по мечу. Потом проверил острие на своей коже. Одного легкого прикосновения было достаточно, чтобы на кончике пальца выступила кровь.

— Хоть ты и бессмертный, все же будь осторожен.

Он взглянул на Кару и увидел, что она наблюдает за ним, держа иголку в замерших пальцах.

— Я не умру от раны.

Она опустила руки на колени, позабыв про шитье.

— Ты хочешь сказать, что вы вообще не можете умереть?

— Да нет, такое может случиться.

— Как?

— Если нас обезглавить.

Глаза ее расширились.

— Откуда ты знаешь?

Лукан поднял меч высоко вверх. С минуту он осматривал оружие, потом взял тряпку и вытер клинок.

— Дейрдре просветила нас на сей счет. Мы обезумели от гнева и страха, но эту часть ее разглагольствований я слышал.

— А она говорила что-то еще?

— Да.

— И ты не слушал? — Тон Кары повышался с каждым словом, на лице было написано изумление.

Лукан воздержался от усмешки. Едва ли ей понравится, что он смеется над ее негодованием.

— Я пытался. И я слышал по крайней мере часть.

— Может, там было еще что-то важное?

— Может, да, а, может, и нет. В любом случае это не имеет значения.

Она нахмурила лоб и плотно сжала губы, повернувшись к огню.

— Что такое? — спросил он.

Ореховый взгляд встретился с его глазами.

— Как Дейрдре узнала, где я?

— Понятия не имею. Не мог ли кто в деревне рассказать ей?

— Это возможно, но я так не думаю. Я никому не рассказывала, как умерли мои родители, и никто не знал, откуда я. Как кто-то мог определить, что я именно тот человек, что нужен Дейрдре?

— Хороший вопрос, — сказал Куин, подходя к ним. — Я как раз ломал над ним голову.

Лукан вскинул брови:

— И ты нашел ответ?

— Нет, но он натолкнул меня на некоторые мысли. Как Дейрдре узнала о нас? Как она выяснила, что мы именно те, в ком живет дух?

Лукан крепко зажмурился и чертыхнулся.

— Мы тщательно прятались от всего мира, но тем самым, полагаю, сами упустили возможность узнать что-либо.

Фэллон фыркнул, идя, пошатываясь, от стола к очагу с бутылкой в руке.

— Это чушь собачья, что тебе прекрасно известно. Дейрдре знает все это, потому что прибегает к черной магии.

— Если бы это было так, — возразил Лукан, — то она бы уже опять заточила нас.

Куин переступил с ноги на ногу.

— Не думаю, что Дейрдру привела к Каре магия, хотя, уверен, без колдовства тут не обошлось.

— Это бессмысленно, — сказала Кара и снова взялась за шитье.

Лукан вынужден был с ней согласиться.

— Объясни, Куин.

— Мы все знаем, что Дейрдре могущественна, но насколько? А что, если ее магия имеет определенные пределы? Как сказал Фэллон, если бы могущество Дейрдры было безгранично, то она уже давно поймала бы нас снова.

Фэллон прищурился:

— Хочешь сказать, что она не всесильна, как пыталась нас уверить?

— Именно.

Лукан покачал головой:

— Я своими глазами видел могущество Дейрдры. Даже с сидящими в нас духами нам не одолеть ее. Думаю, никто из вас не забыл ее демонстрацию силы, когда она захватила нас.

Последовало короткое молчание, и Лукан понял, что братья оживляют в памяти те минуты, когда Дейрдре призвала черную магию и абсолютную силу, которая окружала ее. За три сотни лет эта ее сила только возросла.

— А может, она не могла найти Кару до сих пор, потому что что-то изменилось? — высказал предположение Куин.

Лукан отложил меч и скрестил руки на груди. Когда Куин заговорил, он поневоле задался вопросом, не прав ли младший брат.

— Кара, в последнее время не случалось чего-нибудь необычного или важного?

Она вскинула темную бровь, но не подняла глаз от шитья.

— Нет, если не считать важным мой обет Господу.

Лукан разинул рот.

— Ты собиралась стать монашкой?

— Да, — ответила она и еще ниже склонилась над тканью у нее в руках.

Ни каких-либо объяснений, ни причин. Она же красивая девушка, которую, без сомнения, вожделеют мужчины.

— Почему?

Она выдохнула и подняла на него взгляд.

— Потому что мои родители были убиты. Потому что единственным местом, где я чувствовала себя в безопасности по ночам, был монастырь. Я не Макклур. Я не принадлежу к их клану. А мне необходимо быть частью чего-то. В одиночку мне не выжить.

Голос ее под конец сорвался, и Лукану ужасно захотелось подойти к ней, обнять и взять на себя все ее тревоги.

Он почувствовал, что ему трудно дышать. В ее ореховых глазах таилось столько сожаления, тревоги и решимости, что ему захотелось быть тем мужчиной, который изменит ее жизнь. Ему важно было, чтобы она обращалась к нему со всеми своими бедами и нуждами. А еще — чтобы она возжелала его с той же первобытной страстью, что пылала в его крови.

Он заставил себя оторвать от нее взгляд, пока не совершил какой-нибудь глупости вроде того, чтобы вновь заключить ее в объятия. Его потребность в ней была такой неистовой, такой пьянящей, что пришлось изо всей силы стиснуть подлокотники стула, чтобы не потянуться к ней.

Наткнувшись на пристальный, проницательный взгляд Фэллона, Лукан понял, что ему не удалось сохранить свое желание в тайне. Он был совершенно уверен, что Фэллон был свидетелем их поцелуя этим утром.

Лукан мог себе представить, что скажет ему теперь старший брат. Фэллон напомнит, что Каре нет места в их жизни. И будет прав.

Фэллон скажет, что Кара смертная, а они бессмертные. И опять ему нечего будет возразить.

Фэллон предостережет, что если Лукан когда-либо потеряет контроль над своим духом, то вполне может убить Кару. И снова верно.

Но несмотря на все эти аргументы, Лукан не мог справиться со своей страстью. Рядом с Карой он — умирающий от голода, а она — целое пиршество.

— Всем нам необходимо быть частью чего-то, — сказал Фэллон, нарушая затянувшееся молчание. — Просто мы все удивлены, что такая красивая девушка могла выбрать жизнь монашки.

Лукан прикусил язык, чтобы не наброситься на брата за то, что назвал Кару красивой. Она необыкновенная красавица, это верно, но то, что Фэллон это заметил — и высказал вслух, — говорило Лукану, что его старший брат, возможно, сам снедаем той же страстью, что терзает и его.

А он ни за что на свете не будет делить Кару ни с кем, даже с братом.

Фэллон закатил глаза, словно прочел мысли Лукана. «Успокойся, брат», — проговорил он одними губами.

Лукан взглянул на Кару, но она уже снова уткнулась в свое шитье. Куин стоял, опершись плечом о стену у очага, и с каждой секундой его лицо все больше искажалось гневом.

— Должна же существовать какая-то причина! — рявкнул он Каре. — Не сиди тут с таким видом, будто тебе нет дела до того, что сам сатана в женском обличье охотится за тобой!

Лукан поднялся и встал между Куином и Карой. Ногти его вытянулись в когти, глаза почернели. Они уже давно не дрались, но Лукан не собирался позволить Куину сорвать свою злость на Каре.

Мягкая рука коснулась его плеча.

— Все в порядке, — проговорила Кара. — Куин прав.

Лукан зыркнул на Куина, и в его взгляде читалось:

«Только посмей тронуть ее хоть пальцем».

— Что, прошлая ночь заставила тебя вспомнить, каково это — выпускать духа на волю? — поддел Куин Лукана. — Если ты ищешь драки, я к твоим услугам.

Фэллон стукнул ладонью по камням.

— Хватит! — рявкнул он. — Куин, обуздай свой гнев. А ты, Лукан, держи себя в руках.

Лукан знал, что брат искренне хотел мира в семействе. Благодарный Фэллону за то, что он не выдал Каре, как сильно она волнует Лукана, он коротко кивнул.

Когда Лукан развернулся, Кара стояла перед ним.

— В последнее время ничего не случилось? Вспомни-ка.

— Мне исполнилось восемнадцать. — Она помолчала и облизнула губы. — Но думаю, это может быть весеннее равноденствие.

Лукан вздрогнул. Он взглянул на Фэллона, потом на Куина и увидел, что братья потрясены не меньше его. Неужели их длительное добровольное заточение в крепости, их отказ жить среди людей и от всего, что с этим связано, стерли у них из памяти тот факт, что их клан был убит в день весеннего равноденствия?

— Что такое? — нахмурилась Кара. — Почему вы все трое побледнели?

Лукан опустился на стул.

— Потому что в день весеннего равноденствия наш клан был убит.

— Жестоко и безжалостно, — добавил Куин.

Фэллон потер ладонью лицо.

— Как мы могли забыть?

— Не думаю, что это простое совпадение, — высказался Лукан. — Должно быть, Дейрдре использует равноденствие для усиления своей черной магии. Каким-то образом оно приводит ее к людям, которых она ищет.

Куин оттолкнулся от стены и заходил взад-вперед.

— Дьявольщина. Это плохо.

— А чем она располагает? — спросила Кара. — Вы говорили, что прошедшей ночью здесь было еще два Воителя. У нее есть еще?

Лукан пожал плечами:

— Я припоминаю, она говорила нам, что мы были первые.

— Не забывай, что прошло триста лет, — заметил Фэллон. — Можно только догадываться, какое количество подданных она собрала.

Куин насмешливо фыркнул.

— И они будут нападать на нас.

Кара встряхнула платье, которое перешивала.

— Наверняка кто-то из них отказался ей служить, как это сделали вы.

— Возможно, — согласился Лукан. — Но одному Богу известно, где нам их искать.

— А есть ли какие-нибудь другие семьи, где живут урожденные Воители?

— Трудно сказать, — ответил Фэллон. — Мы ничего о них не знаем. Дейрдре как раз занималась их поисками. Надеялась, что мы сможем назвать ей несколько имен, но, разумеется, мы не могли. Мы ничего не знали.

Куин зашагал к выходу из большого зала.

— Пойду проверю крепость, — крикнул он, дойдя до двери.

— Очень сомневаюсь, что они нападут сегодня, — предположил Лукан. — Подозреваю, Дейрдре понадобится день-два, чтобы собрать силы и уж тогда обрушиться на нас. Ей нужна Кара, но она попытается захватить и нас.

Темные Карины глаза остановились на нем.

— А что мы будем делать в ожидании их визита?

Он протянул руку за мечом, который нашел для нее.

— А до тех пор ты должна научиться обращаться с мечом.

— За один день? — Она нервно рассмеялась. — Мне повезет, если я смогу удержать его.

Лукан улыбнулся:

— Я позабочусь о том, чтобы ты его не только держала в руках. Готова начать обучение?

— Позволь мне вначале переодеться. Куин почувствует облегчение, когда я сниму платье его жены.

Лукан смотрел, как она побежала вверх по лестнице, приподняв юбки достаточно, чтобы ему были видны мелькающие лодыжки. Он проглотил стон, когда взгляд его задержался на бедрах, мягко покачивающихся с каждым шагом.

— Будь осторожен, — предупредил его Фэллон.

Лукан взглянул на брата:

— Ты о чем?

— Не притворяйся передо мной, Лукан. Сегодня утром я видел, как ты ее целовал.

— Это был только лишь поцелуй. — Лукан надеялся, что произнесение этих слов вслух представит его действия как невинную шалость.

— Это был не простой поцелуй. Я вижу, как ты смотришь на нее с той самой минуты, как привел в замок. Но не забывай, кто мы. Мы не для таких женщин, как она. Мы вообще ни для кого.

Лукану не хотелось с этим соглашаться, но он понимал, что Фэллон прав.

— Она доверяет мне. Ты хоть знаешь, сколько прошло времени с тех пор, как женщина смотрела на меня? С тех пор как я держал ее в своих объятиях, чувствовал ее волосы под своими пальцами? Сам-то ты хотя бы помнишь, как сладко пахнет любимая, какая нежная кожа у нее за ушком или как она стонет, когда испытывает наслаждение?

— Нет, — огрызнулся Фэллон. — Ничего этого я не помню, и так оно даже лучше. Нет смысла желать того, чего ты не можешь иметь.

— Мы все хотим того, чего не можем иметь, Фэллон. У каждого это что-то свое, но все к чему-то стремятся — что Воители, что простые смертные.

На лице Фэллона залегли морщины тревоги и усталости.

— Она хорошая женщина, Лукан. Смертная, которая в свое время умрет, тогда как мы будем жить. Не обещай ей того, чего не можешь дать.

В том-то все и дело. Лукану хочется пообещать ей все на свете. Только бы она осталась с ним навсегда.

Глава 9

Лукан ждал Кару в крепостном дворе. Солнце светило ярко на безоблачном небе, с моря дул бодрящий ветерок. Именно в такие дни он выезжал из замка на своем любимом жеребце и носился по округе, да так, что только пыль летела из-под копыт.

Каким наивным был тогда Лукан, мечтая об очередной девице, с которой он позабавится, и о том, как подшутит над Куином. Дни казались бесконечными, будущее простиралось перед ним и казалось далеким, подобно звездам в ночном небе.

Он уловил легкий аромат вереска и, повернувшись, увидел Кару, глядящую на него задумчивым взглядом, словно она прочла его мысли. Она застенчиво улыбнулась и спустилась к нему по ступенькам замка.

— Ты о чем-то глубоко задумался.

Лукан пожал плечами:

— Просто вспоминал свою молодость, когда все было так легко и просто.

— У тебя была хорошая жизнь?

— О да. Очень.

— Могу представить, сколько хлопот было у вашей матери с тремя мальчишками.

Он посмотрел на зубчатую крепостную стену, где мама обычно стояла, дожидаясь возвращения мужа или сыновей.

— Она была удивительной женщиной.

Лукан заморгал и протянул ей меч рукоятью вперед.

— Готова начать наши уроки?

Оружие было небольшим по размеру, клинок на несколько дюймов короче мужского, но уравновешенный и с удобной рукояткой, отлично ложащейся в руку. Вероятнее всего, он был сделан для юноши, но теперь он сослужит Каре хорошую службу. Она не смогла бы размахивать мужским мечом, но научиться управляться с тем, что нашел Лукан, ей вполне по силам.

— Ты должна держать свое оружие крепко, но при этом не надо слишком сжимать руку, — сказал он и продемонстрировал, как все это следует делать. Когда она взяла меч правильно, продолжил: — А теперь взмахни им вокруг себя, узнай его вес; теперь помаши им в воздухе. Ты должна доверять своему мечу, позволить ему стать продолжением твоей руки.

Она быстро училась и с готовностью выполняла все его указания. При этом он видел ее колебания, потому что она не была уверена в своих способностях.

— Хорошо, — кивнул Лукан. — Чувствуешь разницу в мече под разными углами?

Она кивнула, глядя на клинок:

— Думаю, да. Сила удара гораздо больше во время маха сверху вниз.

— Совершенно верно. Если ты имеешь преимущество над противником в росте, удар сверху вниз рассечет его надвое. Плохо только то, что когда ты поднимаешь меч над головой, то оставляешь себя уязвимой.

— Я понимаю желание вооружить меня против обычных смертных, но против других Воителей, таких как ты, и вирранов Дейрдры скорее всего это бесполезно.

— Вовсе нет, — возразил Лукан. — Любимчиков Дейрдры можно убить. Они маленькие, как дети, и быстрее, но их легко перехитрить.

— Это я могу.

Он усмехнулся ее словам.

— Ты будешь сражаться не против горцев с мечами. Ты будешь драться с маленькими мерзкими тварями с вонючим дыханием и пронзительными воплями, от которых могут полопаться перепонки в ушах. Держи их своим мечом на расстоянии, не подпускай близко, Давай я покажу тебе.

Лукан встал позади нее и обхватил ее руки своими. Его грудь так хорошо слилась с ее спиной, а пульсирующий жезл прижался к мягкой попке. Ему захотелось скользнуть в нежной ласке вверх по рукам, и взять груди в ладони, когда он прислонился к ней и шелест ее дыхания наполнил воздух.

Он усилием воли притушил вожделение, которое разгорелось как пожар при соприкосновении их тел, и попытался сосредоточиться на своей задаче. Все, что угодно, лишь бы не поддаться безумному порыву повалить ее на землю и задрать юбки. Желание бурлило в нем, стекаясь к паху, где плоть болезненно затвердела. Когда она чуть переменила положение и потерлась о его возбуждение, он не сумел сдержать мучительного стона.

— Извини, — пробормотала она. — Сама не знаю, что делаю.

— Все в порядке, — выдавил он сквозь сжатые зубы. Единственное, чего он хотел, это повернуть ее к себе и заключить в объятия, почувствовать ее грудь на своей груди, услышать тихие стоны удовольствия, когда он скользнет языком ей в рот и попробует ее еще раз. Он мог бы целую вечность исследовать ее тело и дарить ей наслаждение, о котором он может только мечтать, и делать это снова и снова.

— Лукан?

Ее голос вырвал его из грез. Он тряхнул головой, стараясь прийти в себя, но вожделение никак не ослабевало.

— Все в порядке, Кара.

Она оглянулась на него, и ее рот оказался на расстоянии вздоха от его рта. Глаза слегка расширены, губы приоткрыты. Было бы так легко, так просто чуть-чуть наклониться и прижаться к ней ртом.

— Они будут нападать сзади, — послышался голос Фэллона.

Лукан метнул взгляд на ступеньки замка и обнаружил наблюдающего за ним брата. В глазах Фэллона не было упрёка, но для Лукана не являлось секретом, что брат думает в этот момент о его неуправляемой страсти к Каре. Он не знал, то ли отругать Фэллона за это вмешательство, то ли поблагодарить.

Фэллон спустился по ступенькам к ним.

— Любимчики Дейрдры любят подкрадываться к своей жертве исподтишка.

Кара облизнула губы и перевела взгляд с Лукана на Фэллона.

— Так что же мне делать?

Фэллон поднял руки и скрючил пальцы.

— Вирраны пускают в ход свои когти. Руки у них длинные, но не настолько, чтобы дотянуться до тебя, если ты будешь удерживать их на расстоянии меча.

— Когти на ногах у них такие же длинные, как и на руках, — добавил Лукан. — Они прыгают на свою жертву, отталкиваясь ногами, а потом разрывают ее зубами и когтями.

— Брр. — Кару передернуло.

— Фокус в том, чтобы встать спиной в угол, чтобы они не имели возможности подкрасться к тебе незаметно.

Фэллон кивнул.

— Но будь осторожна — они могут лазить даже по стенам.

Кара не совсем понимала, зачем братья так горячо настаивают, чтобы она научилась управляться с мечом. Судя по тому, что они ей рассказывают, у нее нет ни малейшего шанса против «любимчиков» Дейрдры.

— Расслабься, — проговорил Лукан возле ее уха. Трепет пробежал по позвоночнику от его теплого дыхания у нее на коже. Она обнаружила, что не в состоянии думать, когда его твердое, горячее тело почти прижимается к ней. Это заставило ее вспомнить поцелуй и то, как его руки ласкали ее, и те восхитительные ощущения, которые охватывают ее всякий раз, когда он оказывался рядом.

— Расслабься, — повторил Фэллон. — Пусть Лукан покажет тебе движения.

Она предоставила свои руки в полное распоряжение Лукана, наблюдая, как он ловко рисует ими круги, всегда удерживая клинок меча перед собой.

Когда он коленом раздвинул ее ноги пошире, она беспрекословно подчинилась, слишком захваченная водоворотом кружащихся в ней эмоций и жаром крови, сосредоточившейся где-то внизу живота.

Она вздрогнула, когда что-то вложили ей в левую руку. Фэллон кивнул. Только тогда она увидела кинжал.

— Это тебе тоже понадобится, — сказал он. — Никогда не теряй своего оружия, Кара. Никогда. От этого зависит твоя жизнь.

Впервые с тех пор, как она познакомилась с Фэллоном, его темно-зеленые глаза казались почти ясными, не замутненными вином. Почти.

— Помнишь, как я учил тебя держать меч? — спросил Лукан. — С другим оружием обращайся точно так же. Твердо, но свободно. Без напряжения.

Ей это казалось бессмысленным, но эти мужчины выросли с мечом в руке. Кто-кто, а уж они знают, что говорят.

Она резко втянула воздух, когда Лукан приподнял ее ногу коленом и ринулся вперед. В то же время сделал тренированный выпад мечом, и его острие коснулось груди Фэллона прямо над сердцем.

Лукан кивнул, подбородком царапая ей щеку:

— Хорошо. Давай покажу тебе еще кое-что.

Снова и снова Лукан направлял ее выпады и так и эдак, показывая ей, как прикрываться руками от воображаемых нападений Фэллона. Лукан вертел ее, поворачивал, заставлял отступать назад, но всегда оружие оставалось перед ней.

— Попробуй теперь сама, — велел Лукан, отступая от нее.

Каре тут же стало недоставать его тепла. Ветер с моря хлестал пряди волос, выбившиеся из косы.

Она расставила ноги пошире и согнула в коленях. Меч был поднят в ожидании, как и кинжал. На этот раз ее атаковал Лукан. Она попыталась отскочить от него, но он оказался проворнее, и все закончилось тем, что она отлетела в сторону.

— Неплохо для начала, — прокомментировал Фэллон. Он сел на ступеньки и сделал глоток вина из бутылки. — Следи за его глазами, а не за руками.

— А как я узнаю, когда он атакует, если не буду следить за руками? — удивилась Кара.

Лукан ухмыльнулся:

— Смотри мне в глаза.

Она решила, что братья просто-напросто подшучивают над ней. Она ведь женщина, которая никогда в жизни не держала в руках оружия. К тому же в юбках, которые затрудняют движения. Но она была твердо намерена преуспеть. Они не жалеют времени на то, чтобы научить ее, и она научится.

— Готова? — спросил Лукан.

Кара пристально уставилась в его глаза и кивнула. Довольно долго он просто стоял, наблюдая за ней. Но потом она уловила едва заметное движение в его взгляде как раз перед тем, как он шагнул к ней. Она отскочила от него с разворотом и сделала выпад, приставив кончик кинжала к его боку между ребер.

— Прекрасно.

Похвала подбодрила Кару. Лукан с Фэллоном по очереди атаковали ее. Чем искуснее она становилась, тем стремительнее они нападали. Они помогли ей обнаружить ее слабые места и исправить огрехи.

— Твое преимущество — это быстрота, — сказал ей Лукан. — Используй ее себе на пользу. Если случится так, что тебе придется драться с Воителем, он попытается одолеть тебя при помощи силы. Не давайся ему в руки и сама атакуй как можно чаще.

— Рань его, — добавил Фэллон, — наноси удары столько, сколько сможешь.

Кара кивнула.

— А как насчет вашей силы?

Лукан пожал плечами.

— Я могу подготовить тебя к тому, на что способны мы, но Воители ведь разные. И все же полагаю, тебе не помешает усвоить, чего от них ожидать.

Руки ее начали болеть от такого количества непривычных для нее упражнений. Но так приятно было участвовать во всем этом, знать, что ты кому-то небезразлична.

— А ты не собираешься… превратиться? — спросила она.

Лукан покачал головой, и ветер взметнул его иссиня-черные пряди.

— Пока нет.

— Ты думаешь, что это напугает меня?

— Я в этом уверен.

Она страшилась того, чем он станет, но так же знала, что он не причинит ей вреда. У всех троих братьев было более чем достаточно времени, чтобы при желании причинить ей зло. Однако они учат ее защищаться от себе подобных.

Нет, Лукан не сделает ей ничего плохого.

— Мне же надо учиться, — возразила она.

— Ты это и делаешь.

Не успела она среагировать, как он бросился на нее. Кара попыталась отскочить в сторону, но он схватил ее за талию. Соприкосновение их тел заставило ее напрочь позабыть о защите. А потом она заглянула в его сине-зеленые глаза и совсем пропала.

Дыхание застряло в легких, сердце безумно заколотилось в груди. Желание, поглотившее все остальное, было слишком сильным. Она попыталась отступить, но в результате лишь ткнула острием кинжала ему в руку.

— О Боже, — ахнула Кара. — Прости меня.

Сильные руки Лукана держали ее крепко, юбки запутались у него в ногах.

— Ничего страшного, Кара.

Она покачала головой и бросила оружие, но это не остановило кровь, которая потекла по его руке.

— Я поранила тебя.

— Все в порядке.

— Нет. — Она споткнулась о его ноги, когда попыталась отойти, и оба полетели на землю.

Кара вскрикнула, но, прежде чем она приземлилась, Лукан повернул ее так, чтобы она повалилась не на землю, а на него. Как только они оказались на земле, он перекатил ее на спину.

— Ушиблась? — Его прекрасные глаза ощупывали ее лицо, лоб был встревоженно нахмурен.

Кара видела, что его губы шевелятся, понимала, что он говорит с ней, но не слышала ничего, кроме шума крови в ушах от того, что он лежит на ней. Она и не представляла, что тяжесть мужчины может быть такой… волнующей. Начав падать, она вцепилась ему в плечи и сейчас, не в силах остановить себя, вплела пальцы в густой шелк его волос.

Должно быть, желание было написано у нее на лице, ибо глаза его потемнели, а взгляд задержался на губах.

«Да. Поцелуй меня еще. Подари обещание рая, которого я пока едва лишь вкусила».

Голова его опустилась, губы коснулись ее подбородка. И вот когда он уже готов был завладеть ее губами, голос брата вернул их на землю.

— Лукан, с ней все в порядке? — спросил Фэллон.

Кара встретилась со взглядом Лукана.

— Ты не ушиблась? — вновь спросил он.

Она покачала головой, не в состоянии составить связную мысль, тем более говорить. Тело не принадлежало ей, когда бы Лукан ни касался ее. Ей хотелось такого, чему она не могла еще подобрать названия. Она знала, что Лукан может облегчить эти нарастающие муки, терзающие ее изнутри. Своими поцелуями, своими прикосновениями… своим жаром.

— С ней все хорошо, — сказал Лукан, не отрывая от нее взгляда. С сильно бьющимся сердцем он встал на ноги и помог ей подняться.

Ее пальцы скользнули к ране, которую она ему нанесла. Кровь еще сочилась, но сквозь прореху в тунике она увидела, что кожа уже затягивается.

— Я же говорил, что на нас все быстро заживает, — заметил он с грустной усмешкой.

Сердце ее екнуло, когда она увидела в его глазах желание. Он собирался поцеловать ее. Что бы произошло, если бы их не прервали?

И что самое важное, хватило бы у нее смелости выяснить это? Пойти до конца?

Кара не сомневалась в этом. Чувства, которые она питает к Лукану, слишком сильны и всепоглощающи. Большую часть прожитых лет она пряталась от всех и вся, но с Луканом ей не хотелось таить свои чувства. И да поможет ей Бог, она была ужасно рада, что не успела дать монашеский обет. Теперь, когда она испытала такую страсть, мысль о том, чтобы быть монашкой, казалась нелепой.

— Уже за полдень, — сказал Фэллон. — Пойдемте поедим. Кроме того, Каре надо отдохнуть.

Она сомневалась, что сможет есть, когда тело ее терзают такие соблазнительные мучения. И все из-за того, что Лукан лежал на ней.

— Кара? — прошептал Лукан, когда они направились в замок. — Я не ушиб тебя?

— Нисколечко.

Его ладонь лежала у нее на пояснице, когда он вел ее в большой зал. Прикосновение Лукана было таким приятным, таким успокаивающим, причем чем дальше, тем больше. За такое короткое время он настолько заполнил все ее чувства, что единственное, о чем она могла думать, это Лукан.

Он взглянул на нее, выражение лица было непроницаемым. Ей больше нравилось, когда его желание становилось очевидным. Может, он уже жалеет, что связался с ней? В конце концов, он же бессмертный. Лукан бессмертен, тогда как ее годы промелькнут в одно мгновение. Еще неделю назад осознания этого ей было бы достаточно, чтобы бежать и прятаться, но не теперь. Возможно, больше никогда ей не захочется скрываться от жизни.

И снова, когда они сели за стол, Лукан занял место с ней рядом. От нее не ускользнул обмен взглядами между Фэллоном и Луканом, как и исходящая от Куина враждебность.

Несмотря на напряженную атмосферу, ей было уютно рядом с Луканом. Без него она бы не осмелилась делить трапезу с Фэллоном и Куином. Она надеялась, что, если переоденет платье Элспет, Куину станет полегче. Но эта перемена, похоже, еще больше обозлила его.

Что до Фэллона, то она не совсем понимала, почему он сверлит Лукана взглядом, сузив глаза и стиснув челюсти. И чем больше он сердился, тем больше пил.

— Опять холодная птица? — поморщился Фэллон.

Куин пожал плечами и плюхнулся на свое место.

— Надо было съесть все вчера, если ты хотел сегодня что-то другое.

— Вчера было не до еды.

— Лучше бы ты стряпал, вместо того чтобы высасывать бутылку за бутылкой, — огрызнулся Куин и вонзил зубы в мясо.

Кара с интересом наблюдала за ними.

— А кто охотится? — поинтересовалась она.

— Куин, — ответил Лукан.

Похоже, у каждого из братьев свои обязанности, хотя она пока не совсем понимала, в чем заключались обязанности Фэллона.

— Я могу стряпать. Если вы, конечно, не против, — предложила она.

Лукан широко улыбнулся ей, а Куин резко вскинул голову:

— Лично я не против.

— Ты не обязана это делать, — пожал плечами Лукан.

Она пожевала кусок мяса, который показался ей лишенным всякого вкуса.

— Надо же мне чем-то заниматься.

Фэллон как следует приложился к бутылке и поставил ее на стол.

— Все лучше, чем стряпня Куина. Не за свое дело он взялся.

— По крайней мере у меня не двоится в глазах, — прорычал Куин.

Кара сосредоточилась на еде. Через минуту Куин поднялся из-за стола и вышел из большого зала, не сказав никому ни слова.

Она рискнула поднять глаза и обнаружила, что Фэллон пристально смотрит на нее. Гнев пропал из его глаз, лицо расслабилось. Перед тем как их клан жестоко убили, Фэллон собирался жениться. В один день он лишился всего — своего дома, семьи, клана и будущей жены.

— Ты любил ее? — выпалила Кара прежде, чем успела остановить себя.

Фэллон пожал плечами, словно заранее знал, о чем она спросит.

— Я почти не помню свою нареченную. Мы встречались только один раз перед ее приездом сюда. Это был выгодный союз для двух могущественных кланов.

— А как же твое счастье? Разве оно ничего не значило?

Лукан отодвинул свое блюдо и положил руки на стол.

— Долг Фэллона, как старшего из нас, заключался в том, чтобы сделать клан сильнее.

— Я это понимаю, — отозвалась Кара. — Но девушка тебе хотя бы нравилась? — спросила она Фэллона.

Тот равнодушно улыбнулся:

— Она выглядела неплохо — белокурая, светлокожая, но тихая и робкая. Не знаю, как бы ей жилось в клане Маклаудов.

Кара опустила глаза на свои руки.

— А Куин женился по любви?

— Да, — согласился Лукан. — Они оба были очень молоды, когда сыграли свадьбу. Детьми они были неразлучны, а когда выросли, стало ясно, что они поженятся.

Кара повернула голову к Лукану:

— А ты? Ты любил кого-нибудь?

— Помимо своих родных? Нет. Любимой женщины у меня не было.

— Хотя желающих находилось хоть отбавляй, — со смешком вставил Фэллон. — Женщины буквально из кожи вон лезли, чтобы заполучить этого молодца.

Лукан вскинул брови и улыбнулся:

— Эй, погоди-ка минутку, брат. Помнится мне, ты тоже не был обделен женским вниманием.

Фэллон от души расхохотался, видно было, что воспоминания молодости ему приятны.

— По крайней мере мы никогда не дрались из-за женщины.

— Благодарение небесам за это, — с широкой улыбкой отозвался Лукан.

В глазах его плясало веселье, и Кара спросила себя, когда братья последний раз вот так смеялись.

Улыбка Фэллона сникла.

— Я скучаю по теплому женскому телу в моей постели. — Взгляд его сделался отстраненным, словно он всецело погрузился в воспоминания.

Кара поморщилась, увидев неприкрытое одиночество и тоску в глазах Фэллона. То же самое она видела и в глазах Куина. Но во взгляде Лукана она читала лишь желание и заботу.

— Ваш злой дух уже однажды был заперт. Может, его снова можно запереть? — обратилась она к Лукану.

Он пожал плечами:

— Мы старались. Много лет пытались найти способ.

— Но это безнадежно, — махнул рукой Фэллон.

Лукан взглянул на брата.

— Это может только Дейрдре, но она не собирается посвящать нас в свои знания.

— Еще бы, ведь она не оставила попыток использовать нас в своем войске, — добавил Фэллон.

Но Кара не в силах была совладать с любопытством.

— Должен же быть какой-то способ. Так же, как я уверена, что есть и другие Воители, которые, как вы, прячутся от Дейрдры, так наверняка существует кто-то, кто обладает способностью запереть злых духов.

Лукан поскреб подбородок, задумавшись над ее словами.

— Может, ты и права, но если и были те, кто знал, как это сделать, могу гарантировать, что Дейрдре уже нашла их и убила.

— Друиды играли важную роль в жизни кельтов. И, как и кельты, — заметила Кара, взглянув на его медальон, — они никуда не исчезли.

— Но они тщательно скрывают свое происхождение, — возразил Фэллон, — ибо, если об этом станет известно, на них начнутся гонения.

Кара едва удержалась от резких слов в ответ на подобные рассуждения. Для таких сильных воинов они туговато соображают.

— А разве вы не скрывались больше двух сотен лет в этих развалинах рядом с деревней, и за все это время никто не узнал, что вы тут?

Фэллон вздохнул.

— Мысль ясна.

Она посмотрела на Лукана.

— Друид может притворяться христианином, но все равно втайне исповедовать язычество.

— Ну допустим, ты права, — согласился Лукан. — И как мы будем искать тайных Воителей? У нас нет времени на то, чтобы объехать всю Шотландию, останавливаясь в каждой деревне и возле каждого дома, встретившегося на нашем пути.

— Об этом я пока еще не думала.

— Нет, идея в общем-то неплохая, — признал Фэллон через минуту. — Я только не представляю, как нам воплотить ее в жизнь.

— Мы могли бы покинуть замок, — предложила Кара.

— И куда мы пойдем? — спросил Лукан. — Нам больше некуда податься.

— А какой смысл оставаться здесь? — возразила Кара. — Ты сам сказал, что Дейрдре нападет снова. Мы могли бы отправиться на поиски других Воителей и посмотреть, что удастся разузнать о друидах.

Фэллон поднялся и потянулся к бутылке с вином.

— План хороший, Кара, но я не оставлю свой дом. Этот замок — все, что у меня осталось. Если я покину его, то, боюсь, вернувшись, обнаружу, что Макклуры или какой-то другой клан решили прибрать его к рукам. Я не мог остановить их, когда они поделили нашу землю, но отдать им еще и крепость — ни за какие коврижки. Что же тогда у нас останется?

Кара смотрела вслед уходящему из большого зала Фэллону.

— Сегодня он пробыл за пределами этих стен дольше, чем за последнюю сотню лет, — пробормотал Лукан.

Кара вздохнула:

— Это только потому, что я сижу на месте, которое он обычно занимает.

— Наша монотонная жизнь нарушилась, и я считаю, это хорошо. Слишком долго мы прятались в замке, притворяясь, что нас не существует. Мы дрались с Воителями и вирранами, но нам следовало жить. Узнавать мир, который так сильно изменился.

— К тому же мы уверены, что нападение повторится. Сидеть здесь и ждать, когда нас захватит превосходящий по численности враг, кажется мне глупостью.

Лукан приподнял уголок рта в улыбке.

— Но ведь нам некуда идти. Они теперь знают твой запах. Воители Дейрдры будут охотиться за тобой до скончания века, но не откажутся от своих зловещих планов.

От этой мысли Кару передернуло.

Глава 10

Кара поднялась из деревянной лохани и потянулась за согревающимся перед очагом полотенцем. Для нее было сюрпризом обнаружить лохань у себя в комнате, наполненную горячей водой. Она сразу догадалась, что это Лукан принес лохань и натаскал воды.

Она и не представляла, каким усталым будет ее тело после утренних тренировок, но ванна сотворила с ней чудеса.

После ленча день пролетел быстро. Лукан показывал ей места, где можно спрятаться, и разные способы выбраться из крепости. Она сомневалась, что запомнит их все, но он предупредил, что сказанное им очень важно.

Она так устала, что почти не помнила, как они ужинали, только то, что все ели в молчании. Единственное замечание Фэллона было насчет того, что рыба, пойманная Куином, лучше, чем птица. Она пошла на кухню, чтобы стряпать, но Куин уже все приготовил. А поскольку тело ее так болело, она не жаловалась. По крайней мере за ужином Куин разговаривал, пусть даже лишь повторил то, что замок — надежное убежище.

Кара на это покачала головой. Маловероятно, чтобы три брата, пусть даже бессмертные и очень сильные, смогли защитить полуразрушенную крепость таких размеров в одиночку.

Она дотронулась до серебряного сосуда, висящего на груди. С тех пор как мама повесила ей его на шею, она только один раз снимала его. Что же такого особенного в маминой крови, что Дейрдре так жаждет заполучить ее?

Кара попыталась вспомнить день, когда были убиты ее родители, силилась припомнить, не говорила ли мама ей чего-то еще. Кара плакала и не хотела, чтобы ее закрывали в яме под домом. Мама все время что-то настойчиво повторяла, но Кара не могла вспомнить ни слова из того, что она сказала.

Кара отложила полотенце и потянулась за ночной рубашкой, которую взяла в деревне. Она только успела надеть ее через голову и расправить подол, когда услышала, как Лукан зовет ее по имени. С одной стороны, ей стало интересно, что бы она делала, если бы он вошел, когда она еще не успела одеться. Но с другой — Кара порадовалась, что он проявил деликатность, потому что иначе она выставила бы себя полной дурой, это уж наверняка.

— Да, — отозвалась она. — Я здесь.

Он вышел из тени, широкие плечи заполнили дверной проем.

— Тебе лучше? — Голос его звучал ниже обычного, более хриплый и полный эмоций. И, да поможет ей Бог, это приятно возбуждало ее.

— Возвращаюсь к жизни, — улыбнулась она.

Он сдвинулся, перемещая свое лицо в тень, пряча от нее глаза. Кара сделала к нему шаг и в то же время придвинулась к очагу.

— Ночью мы по очереди будем стоять в дозоре, — сообщил он.

— Хоть и не считаете, что они нападут сегодня?

— Все возможно, и лучше быть начеку.

Она облизнула губы и затеребила ткань рубашки. Чем дольше тянулось между ними молчание, тем острее она ощущала его присутствие. Он стоял совершенно неподвижно и даже в темноте, она знала, что он наблюдал за ней.

— Скажи что-нибудь, — взмолилась она.

— Что?

— Что-нибудь.

В два шага он очутился перед ней, в глазах горело желание. Кара отступила на шаг назад, слегка напуганная этим накалом мужских чувств. Он последовал за ней. Сердце ее подпрыгнуло в груди; возбуждение и немножечко страха прокатились по ней. Она сделала еще шаг назад, он — вперед.

Дыхание ее участилось, грудь быстро вздымалась и опускалась, пока она ждала. Мгновение спустя его руки обвились вокруг нее, рывком притянув к своей твердокаменной груди.

— Ты волшебница, Кара? — Он легонько куснул ее в шею, и от вибраций его голоса трепет прокатился по ней.

— С чего ты взял?

— Ты околдовала меня. Я не могу думать ни о чем, кроме тебя.

Их взгляды встретились, прежде чем он опустил голову и завладел ее ртом. Он покусывал и лизал ее губы, сливаясь с ней своим телом. Ей так нравилось ощущение его твердых мускулов, перекатывающихся под ее ладонями.

Она привстала на цыпочки и приоткрыла губы, когда он потребовал впустить его. Лукан застонал от удовольствия, едва их языки соприкоснулись.

Кара таяла в его объятиях, все ее страхи и тревоги ушли, сменившись страстью и удовольствием. Он подтолкнул ее к стене, ни на секунду не прерывая контакта с телом. Поцелуй делался все глубже, все горячее, пока ее кожа не загорелась, как будто в огне.

Лукан крепко обнимал Кару, упиваясь ощущением ее мягких выпуклостей. Весь день он умирал от желания поцеловать ее еще, проверить, ощутит ли он такую же встряску, как во время их первого поцелуя. И не ошибся. Встряска была, и на этот раз даже сильнее прежнего.

Но он не собирался снова целовать ее. Он пришел сказать ей, что будет стоять на страже первым, но когда заглянул в комнату и увидел ее почти обнаженной рядом с лоханью, совершенно утратил самообладание.

Из темноты коридора он наблюдал, как она вытирается, а потом чуть не вскрикнул, когда она прикрыла свои бесподобные формы простой белой рубашкой. Пока она не встала перед огнем и он не увидел очертания ее тела сквозь ткань.

Он затвердел так, что боль сделалась невыносимой. О том, чтобы уйти, теперь не могло быть и речи. Он должен заполучить ее.

Лукан застонал, когда ее полные груди прижались к его груди. Вожделение пожирало его, побуждая взять больше, вкусить больше. Он потерся о нее своей разбухшей плотью и услышал ее тихий стон наслаждения.

Он накрыл ее груди руками, упиваясь восхитительной тяжестью полушарий и тем, как они наполняют его ладони. Погладил пальцами соски.

Кара тихонько застонала, поцелуй сделался невообразимо сладким, когда тело ее изогнулось, еще сильнее и жарче прижимаясь к нему. Он проложил дорожку поцелуев вниз по стройной шейке, продолжая дразнить сосок. Она зарылась пальцами ему в волосы, удерживая голову.

— Лукан, — пробормотала она.

Звук своего имени на ее устах опалил его. Как давно женщина не произносила его имя с такой пылкой страстью.

Его руки переместились ей на бедра, удерживая ее, пока он потирался своей пылающей плотью о мягкую выпуклость живота. Он стиснул ее ягодицы и прижал к себе, слившись своими выпуклостями с ее изгибами и впадинами. Испуганный Карин возглас обратился в низкий стон.

Неукротимое желание ворваться в ее горячие, влажные глубины поглощало его, подстегивало, гнало вперед. Он поднял ее ногу, держа под коленом, и продолжил ритмично потираться о нее. Ее тихие стоны перешли в мурлыканье, горячее дыхание овеяло ему шею, когда он поднял ее повыше.

Лукан наклонился и сомкнул губы вокруг одного торчащего соска, полизывая и покусывая его сквозь полотно рубашки. Она прошептала его имя, тело ее дрожало, жаждало чего-то большего, а чего — она и сама не могла бы объяснить. Зато Лукан знал. Он предвидел, какое соблазнительное наслаждение ожидает их, и ему не терпелось почувствовать ее обнаженное тело, увидеть, как оно откроется перед ним во всем своем великолепии.

Оргазм его был уже близок, он так давно не испытывал его, что долго не выдержит, поэтому должен был либо сейчас же заполучить ее, либо уйти. Кара девственница, в этом он не сомневался. Он не может допустить, чтобы ее первый половой акт был необузданным и болезненным, а именно таким он и будет, поскольку он не в состоянии владеть собой.

— Не останавливайся, — прошептала она. — Прошу, не останавливайся.

Лукан застонал и переключился на другой сосок, прикусив маленькую вершинку. Она вскрикнула, тело ее дернулось.

Его самообладание грозило вот-вот лопнуть. Дух внутри его сделался непокорным, требуя освободиться от похоти, которая бурлила в крови. Он почувствовал, как кожа его меняется, ногти и зубы удлиняются. Краем глаза он увидел надвигающуюся тень, и темнота сомкнулась вокруг него.

Он оторвался от Кары и отшатнулся. Она схватилась за стену для поддержки и посмотрела на него недоумевающими, наполненными страстью ореховыми глазами.

— Лукан? Я сделала что-нибудь не так?

Святители небесные!

— Нет, Кара, нет.

— Тогда почему ты остановился?

— Потому что если бы не остановился, я бы овладел тобой.

Она облизнула припухшие от поцелуев губы, отчего его плоть судорожно дернулась.

— Но я… я этого хотела.

Он стиснул руки в кулаки.

— Не так. У меня слишком долго не было женщины. Я не могу контролировать свою страсть и причиню тебе боль.

— Нет, не причинишь.

Ее вера в него наполнила Лукана чудесным теплом. Но он знал, что причинит ей боль в своем безумии овладеть ею. Он обрадовался, увидев, что тени и темнота понемногу отступили. Фэллон прав. Кара заслуживает хорошего мужчину, смертного. А не того, в ком живет Аподату— первобытный дух мести.

— Ложись поспи, — сказал Лукан и отошел в тень коридора. — Я буду оберегать твой сон.

Растворившись в темноте, он наблюдал за ней, как и раньше. Прочитав в ее глазах муку, Лукан почувствовал себя самым настоящим чудовищем. Когда она обняла себя руками и покачнулась взад-вперед, это чуть не бросило его на колени.

Это он разбудил в ней страсть. И покинул ее в этом состоянии неутоленного желания, с непривычными чувствами, бурлящими в ее теле.

Лукан понимал, что ему следует вернуться и освободить ее от этих мук. Но он не доверял самому себе, поскольку находился все еще слишком близко к краю. Поэтому стоял и наблюдал, как она, немного успокоившись, зажгла все свечи в комнате и забралась в постель.

В его постель…

Он откинул голову на камни и пробормотал какое-то заклинание. Он хочет ее в своей постели, хочет почувствовать, как ее ноги обхватывают его, когда он погружается глубоко-глубоко. Ему так важно услышать, как она выкрикивает его имя на пике страсти, ощутить, как тело ее сжимается вокруг него и выпивает его досуха.

Когда Лукан пришел в себя настолько, чтобы спокойно смотреть на предмет своей страсти, он открыл глаза и увидел, что дыхание ее выровнялось и она уснула.

Только тогда он ушел.


Куин стоял на крепостной стене и поводил плечами. Тело его всегда напрягалось, когда приходилось удерживать себя в узде. Ночь спустилась на землю, серп луны сиял среди мерцающих звезд. Ему требовалось отпустить на волю свой дух и побегать по горам, как он всегда делал, когда был не в состоянии встретиться лицом к лицу с самим собой.

Он бы побежал навстречу обжигающему ветру, отдавшись своим первобытным порывам, и забыл того человека, которым раньше был. Черт возьми, как много воды утекло с тех пор.

Он проклинал Дейрдру и вирранов, которые отняли у него его жизнь и семью. Элспет была чистой и нежной, робкой со всеми, кроме него. С ним она раскрывалась до конца, отдавала ему всю свою любовь. Впереди их ожидала долгая жизнь, наполненная счастьем и гармонией.

Она любила его всем сердцем. По-своему. Сколько ночей он засыпал, держа ее в объятиях и слыша ее шепот, что она любит его, что он для нее все! Такое невозможно забыть.

Куин никогда не говорил, что любит ее. Элспет, казалось, не ждала этого признания, нисколько не торопила его. Теперь же он терзался вопросом, надеялась ли она услышать от него эти слова и почему он думал, что они ей вроде как и не нужны.

Мысль, что она страдала, что он не сделал этого до того, как она умерла, лишь усугубляла его душевные муки. После стольких лет он все еще тяжело переживал потерю ее и их сына; сына, которого он никогда уже не научит стрелять из лука, ездить верхом, ловко орудовать мечом.

Злость и ненависть пылали у него в душе. Он заставит Дейрдру заплатить за все. Она будет умирать медленно и мучительно от его руки за всю ту сердечную боль, которую причинила в своей жажде господства. Он увидит, как жизнь медленно покидает ее, как кровь растекается по земле, как было с Элспет.

Лукан первым несет вахту, а Фэллон сейчас в зале со своим неразлучным вином. Куин же не может сидеть в четырех стенах, как Лукан и Фэллон. Там за каждым углом слишком много воспоминаний, которые с каждым днем лишь распаляют его ярость и ненависть.

Еще совсем немного, и злой дух полностью завладеет им. С ним, Куином, все будет кончено, и, может, это не так уж и плохо. Он слишком много страдал, слишком много пережил, чтобы продолжать жить дальше. Знание, что он бессмертен, лишь делает его дни невыносимыми.

Это одна из причин, по которой он рискует. Никто из братьев ничего не говорит, потому что они понимают. Но они не чувствуют боли так, как ее чувствует он. Они не теряли жену и сына. Не сознавали, что дальнейшая жизнь потеряла смысл.

Голова Куина дернулась, когда слух уловил какой-то звук. Олень. Он потянулся за своим луком, который держал рядом с дверью в крепость, и растворился в темноте.

Братья не часто охотились, опасаясь, что их увидят, но теперь, когда Ангуса больше нет и некому приносить им еду, охота сделалась необходимостью.

Куин улыбнулся. Он не будет бегать по горам, но отправится поохотиться на заслуживающую внимания добычу.

Лукан сидел на вершине медленно, но неуклонно разрушающейся башни с левой передней стороны крепости. Башня была не самой высокой, но с нее деревня Макклуров была как на ладони, не говоря уж о том, что с этого места хорошо просматривались все окрестности на тот случай, если Воители снова решат напасть.

Этой ночью они не нападут, нет. Скорее всего на днях.

Лукан поерзал на камнях и заметил возле скал оленя. И невольно напрягся, подумывая, не взять ли лук. Им понадобится еда, а убивать оленя когтями слишком неприятное дело. Даже Куин, когда охотится, предпочитает пользоваться луком. Это позволяет им поддерживать себя в хорошей физической форме, вот почему они продолжают тренироваться.

Только он хотел вытащить свой лук, как уловил какое-то движение в тени за крепостной стеной. Мгновение спустя Куин натянул тетиву и выпустил стрелу, отыскав место на оленьей шее. И был рядом с оленем еще до того, как тот упал.

Лукан наблюдал за младшим братом. Он скучал по тем дням, когда они часто смеялись и подшучивали друг над другом. Если бы был какой-то способ облегчить ту боль, которую Куин носит в себе, Лукан с радостью ухватился бы за такую возможность и сделал все, что в его силах. Но Куин никогда не заводит речь об Элспет. Ни разу даже не упомянул имени сына.

У Лукана болит душа и за Куина, и за Фэллона. Он делает для них обоих все, что может, но этого недостаточно. Он теряет братьев, они все больше отдаляются друг от друга, и он бессилен это остановить. Что бы он ни делал, что бы ни говорил, ничто не помогает.

Он потер подбородок и вздрогнул, неожиданно заметив мерцающий огонек в деревне. Взгляд в сторону Куина сказал ему, что брат тоже что-то увидел. Куин осторожно вернется в замок и предупредит Фэллона.

Напрягая слух сквозь грохот морских волн, Лукан прислушивался к доносящимся из деревни звукам. Он услышал стук лошадиных копыт, людское покашливание, но сколько там было незваных гостей, не мог сказать.

Лукан окинул взглядом крепость, убедился, что ничто здесь не привлечет внимания людей. Увидев свет в Карином окне, он оцепенел. Это довольно далеко, и из деревни его трудно увидеть, но это не исключено. Они не могут так рисковать.

Лукан спрыгнул с края башни на лестницу. Он всегда терпеть не мог эту узкую винтовую лестницу, но теперь, когда верхушка башни почти целиком осыпалась на ступеньку внизу, ходить по ней стало еще труднее.

Он держался за стены, стремительно взбираясь вверх по лестнице к коридору. Остановившись в дверях своей комнаты, он молча поблагодарил Бога, что Кара спит. Из-за своей боязни темноты она не позволит ему загасить все свечи и огонь.

Свеча за свечой он гасил пламя большим и указательным пальцами, пока не осталась всего одна. И не смог удержаться, чтобы не посмотреть на Кару. Она спала на боку лицом к нему, и ее женственные изгибы четко угадывались под одеялом. Коса лежала на подушке, завитки волос ласкали нежную кожу за ушами и шею.

Загасив последнюю свечу, он повернулся к огню в очаге. К счастью, поленья уже прогорели, и остались только уголья. Он быстро прикрыл их и направился к двери.

Но остановился на полпути, почувствовав, как Кара пошевелилась.

Глава 11

Кара вздохнула и свернулась в клубочек под одеялом. Ей снился чудесный сон, в котором Лукан был здесь, в комнате, и смотрел на нее, спящую, своими сине-зелеными глазами, пылающими желанием и страстью.

Она не знала точно, что разбудило ее, но когда повернулась на спину и увидела, что комната погружена в темноту, откинула одеяло. Паника захватила ее в свои железные объятия, кровь заледенела, а сердце гулко застучало в груди.

Испуганный вскрик сорвался с ее губ, когда она увидела, что огонь в очаге совсем потух, нет даже угольев. Несколько мгновений она могла лишь ошеломленно смотреть на свечи глазами, полными слез. Свечи тоже не горели, но задул их не порыв ветра. Нет, кто-то нарочно их загасил.

Было слишком темно, слишком тихо. Кто угодно мог быть в ее комнате. Один из Воителей или даже вирран! От подобной мысли ее сотрясла дрожь. Остается или сидеть в постели и трястись от страха и неизвестности, или зажечь свечи.

Она начала подниматься с кровати, когда что-то тяжелое и твердое повалилось на нее, пригвоздив к матрасу. Она вырывалась, царапала ногтями ему руку, колотила и даже попыталась укусить.

Она слышала голос, но не могла разобрать слов. Да и не хотела. Этому навалившемуся на нее чудовищу не убить ее так просто. Она будет сопротивляться изо всех сил. Она пнула его ногой и открыла рот, чтобы позвать Лукана.

Внезапно рука схватила ее за запястья и пригвоздила их над головой, а другая рука зажала ей рот. Она оцепенела, страх разрывал сердце на части. Он наклонился ближе, и, почувствовав его дыхание на своей шее, она отвернулась и закрыла глаза.

— Это я, Кара, Лукан.

Она обмякла от затопившего ее облегчения. Он убрал руку, пальцами коснувшись ее губ в мягкой ласке. Кара тут же ощутила его тело между ног, твердое возбуждение, вжимающееся в нее.

— Слишком темно, — прошептала она. — Мне нужен свет.

Он покачал головой, задев ее щеку волосами, которые упали на одну сторону.

— В деревне кто-то есть. Нам нельзя рисковать. Они могут увидеть свет и явиться сюда.

Она понимала, что он говорит и почему загасил свечи, но ужас так крепко держал ее за горло, что она никак не могла успокоиться.

— Пожалуйста, Лукан. Позволь мне встать. Я зажгу только одну свечку. Мне это необходимо.

— Кара…

— Пожалуйста, — взмолилась она, услышав его твердый голос.

— Нет.

— Мне нужно. — Она попыталась вырвать у него свои руки. Он держал ее крепко, не причиняя боли, но это лишь разозлило ее. — Лукан.

Он присоединил и вторую руку, чтобы удержать ее.

— Кара, я с тобой. Тебе нечего бояться.

Но ей было хорошо известно, что таится в темноте.

Оно здесь, она точно знает. Только свет подтвердит, что она в безопасности.

Лукан стиснул зубы, когда увидел, что Кара его не слушает. Ему не составило бы труда взять ее на руки и вынести из комнаты. Но она будет отчаянно сопротивляться, а он не хочет навредить ей. Поэтому он сделал единственное, что, по его мнению, могло ее утихомирить. Поцеловал ее.

Как только их губы соприкоснулись, вожделение нахлынуло на него с удвоенной силой. Оно и без того никогда не уходило, но прикосновение к ней, поцелуй, лавиной страсти облекли его тело.

Он провел языком по губам, требуя впустить его. Тело ее было одеревенелым. Но она больше не сопротивлялась. Она испустила прерывистый стон, от которого его многострадальная плоть запульсировала. Тело ее расслабилось, спина выгнулась, когда она приподнялась, чтобы углубить поцелуй.

Лукан скользнул языком ей в рот и застонал, когда их языки встретились. Он собирался поцеловать ее, только чтобы успокоить, но ему следовало знать, что это было ошибкой.

Он продолжал целовать ее, затерявшись в мягком, зовущем тепле. Она пошевелила ногами, стопами скользнув по его икрам и возбудив его еще сильнее. Он чувствовал ее жар, расплавленное желание, которое манило, звало его.

Он отпустил ее запястья и переплел их пальцы. Поцелуй сделался неистовым, страстным. Вожделение накрыло его с головой, требуя, чтобы он немедленно овладел ею, погрузился во влажный жар и сделал ее своей.

Он потерся о нее тазом, застонал от удовольствия и повторил движение. Ногти ее вонзились ему в ладони, когда она выгнула спину.

Лукан погладил ее руки от кистей до плеч, пальцами слегка задев округлость груди. Ее ладони скользнули ему в волосы. Он втянул ее нижнюю губу между зубами и провел по ней языком. Она застонала и воспламенила его кровь.

Он легонько сжал сосок и услышал, как ее тихий возглас обратился в сладострастный стон. Ему нестерпимо хотелось втянуть тугой бутон в рот и посасывать до тех пор, пока она не начнет извиваться под ним от вожделения, не уступающего его собственному.

Другой рукой он скользнул вниз к талии, потом к крутому изгибу бедра. Когда ладонь его встретилась с теплой кожей, он улыбнулся и поцеловал ее с еще большим пылом.

Пока она пыталась вырваться, рубашка ее задралась, обнажив ноги. От одной лишь мысли, что их разделяет только его одежда, он весь взмок.

Лукан скользнул ладонью по ноге и забрался под простую белую рубашку. От прикосновения к нежной, теплой коже бедра, кровь его, и без того разгоряченная, вскипела. Большой палец погладил чувствительное местечко между ног и завитки, прикрывающие женственность.

— Лукан, — выдохнула она между поцелуями.

Он может взять ее. Она хочет его, возможно, испытывает тот же чувственный голод, что и он. Он задрал край рубашки выше, потеревшись своей возбужденной плотью о горячий шелк ее женственности.

Отчетливый свист, которому его с братьями научил отец, проник в его затуманенное страстью сознание. Он знал, что это Куин, но ему уже было наплевать. Кара в его объятиях. Это все, что ему нужно.

Свист повторился.

Лукан быстро терял самообладание. Если он сейчас же не оставит Кару, то уже не сможет. Он возьмет ее невинность. Может, это и доставляет ей удовольствие, но как только она увидит его таким, какой он есть, она пожалеет об этом даре и возненавидит его. Лучше уж целую вечность терпеть муки неутоленного желания, чем выносить ее презрение.

Он соскочил с кровати и отступил от нее. Внутри у него все сжалось, когда он увидел, как она села и воззрилась на него широко открытыми глазами.

— Что случилось? — спросила она.

Он покачал головой:

— Я не доверяю себе, когда нахожусь рядом с тобой. Теряю всякое самообладание от одного прикосновения. Кроме того, меня зовет Куин.

— Но я хочу, чтобы ты ко мне прикасался.

Лукан крепко зажмурился.

— Не надо. Не говори так.

С кровати донесся шорох. Он, не глядя, знал, что она поднялась и встала перед ним.

— Почему я не могу открыть тебе правду? — Голос ее был близко, слишком близко.

Лукан открыл глаза и отступил на шаг.

— Ты меня не знаешь, Кара.

— Знаю, — отозвалась она с чувственной улыбкой, от которой в паху у него напряглось. — Ты мужчина, который спас меня, мужчина, который меня защищает, который учит меня сражаться. И мужчина, который пробуждает во мне желание.

— Ты бы не сказала все это, если бы увидела, какое я чудовище.

Она на мгновение заколебалась.

— Сказала бы.

В эту минуту он понял, что не должен уступать своему желанию, как бы сильно они оба не хотели этого.

— Нет.

— Ты этого не знаешь, — возразила она.

— Ты тоже.

Она вздернула подбородок.

— Поверь же мне, наконец. Ты доказал, какой ты человек. Я знаю о живущем в тебе духе и все равно хочу тебя.

Лукан понял, что, пока она не увидит выпущенного на свободу духа, не увидит, какой он есть на самом деле, она будет верить, что они могут быть вместе. Есть только один способ разубедить ее, хотя ему так не хочется к нему прибегать, ибо после этого ее ореховые глаза больше не будут обращаться на него с доверием или желанием. В них поселятся навсегда лишь отвращение и ненависть.

Но так будет лучше.

— Ты уверена? — спросил он.

— Вполне.

Лукан вдохнул и отпустил своего духа. Он облизнул свои удлинившиеся зубы, скрючил пальцы с вытянувшимися когтями. Ему незачем было смотреть на свои руки, чтобы знать, что кожа, как и глаза, почернела — он ощущал это по легкому покалыванию.

Глаза Кары потрясенно расширились. Губы приоткрылись, словно она собралась закричать, но не издала ни звука.

— Как я и думал, — сказал Лукан и попытался улыбнуться. Он знал, что это больше походило на гримасу, но ему было все равно. — Оставайся в своей комнате, пока кто-нибудь из нас не придет за тобой.

Это будет не он, но незачем говорить ей об этом. Он повернулся и стремительно вышел из комнаты, все больше ненавидя себя с каждым шагом. Он призвал к себе темноту, приветствуя тени. Она была ярким пятнышком в его будущем, и только что это пятнышко исчезло у него на глазах. Но это к лучшему.

Разве не так?

Лукан выбросил Кару из головы — по крайней мере попытался — и поспешил на улицу. Выйдя во внутренний двор, он нашел там Фэллона и Куина.

— Где ты был? — спросил старший брат.

Лукан встретил проницательный взгляд Фэллона.

— Наверное, проверял, как там Кара.

Куин чертыхнулся себе под нос.

— У нас в деревне какие-то люди, а ты пошел убедиться, что с ней все в порядке?

Луна выглянула из-за тучи и осветила Лукана, показывая, что он отпустил духа. Глаза Куина расширились, но Фэллон, похоже, не удивился.

— Это была не очень хорошая идея, — заметил он.

Лукану было плевать, что думает Фэллон.

— Так будет лучше.

— Что, в конце концов, происходит? — прорычал Куин.

— Ничего, — поспешил ответить Лукан, не дав Фэллону сказать. — Кто в деревне?

— Клан Макклур, — отозвался Куин. — Они сейчас осматривают коттеджи.

— Ты видел, сколько их?

— Разумеется. — Куин закатил глаза от столь наивного вопроса.

— Ну? — нетерпеливо буркнул Лукан.

— Всего лишь десять, но двое ускакали, как только увидели, что произошло.

— Значит, скоро надо ждать еще, — заключил Фэллон. — Они захотят выяснить, что здесь произошло.

Лукан кивнул:

— Так же, как хотели и мы. И я бы очень не прочь дать им эти ответы.

— Они нам не поверят.

— Знаю.

Куин скрестил руки на груди.

— Пока что их больше заботит, как похоронить мертвых.

— И это правильно. — Фэллон повел носом. — Тела скоро начнут смердеть.

— Я пойду в деревню, — сказал Лукан и зашагал мимо братьев.

Куин остановил Лукана, положив ладонь ему на плечо.

— Останься рядом с Карой. Ты ведь поклялся защищать ее. А я пойду в деревню и удостоверюсь, что никому из Макклуров не придет в голову заглянуть сюда.

Лукан смотрел Куину вслед.

— За три сотни лет его гнев не утих, — заметил Фэллон. — И утихнет ли когда-нибудь?

— А я вот думаю, долго ли до того, когда он совсем не сможет управлять своим духом?

Фэллон покачал головой:

— Тебе, похоже, не составляет труда управлять Аподату.

Внезапный порыв ярости обуял Лукана.

— Кто-то же должен заботиться о вас двоих. Думаешь, я стремился быть тем, кто вынужден сдерживать его и свою ярость? Думаешь, я хотел в одиночку нести всю ответственность за вас все эти годы? Нет. Я об этом не помышлял, но ты определенно не желал взять на себя эту роль.

— Лукан… — начал Фэллон.

— Можешь больше не утруждать себя принятием решений. Ты отказался от права старшего, когда стал топить себя в вине. Возвращайся в крепость. Мы с Куином позаботимся обо всем.

Лукан резко развернулся и одним прыжком запрыгнул на крепостную стену. Оттуда легко было перебраться обратно на башню, где он станет нести дозор до рассвета. Ничего другого он сделать не может, а в замок не пойдет. Ведь там Кара.

Глава 12

Кара потрясенно уставилась на то место, где только что стоял Лукан. Глаза ее привыкли к темноте, и в льющемся в окно лунном свете она видела его всего. Однако оказалась не готова воспринять его с отпущенным на волю духом. Это было страшно и немножко… волнующе.

Невозможно было не испугаться, видя, как он превращается прямо у нее на глазах. В мгновение ока кожа его потемнела с золотисто-смуглой до черной. Ей уже приходилось видеть его когти, но когда глаза его сделались черными-пречерными, а зубы вытянулись, это показало ей, какой он на самом деле опасный.

Опасный, да, но она все равно знала, что он не причинит ей вреда. Он доказал это ей уже неоднократно.

Еще ее ужасно злило, что, несмотря на все свое желание, всю свою страсть, он сдерживается, боясь ее реакции на него. Кара всегда считала себя набожной и добродетельной, но один поцелуй Лукана Маклауда — и вот она уже распутница, мечтающая лишь о его руках и губах на своем теле.

Теперь ей совершенно ясно, что больше она не может и не хочет становиться монашкой. Она даже думать не могла о монашеской жизни после того, как вкусила желания, которое пело у нее в крови даже сейчас.

Дважды за эту ночь Лукан приводил ее тело в состояние исступленной страсти, только чтобы покинуть. Она дрожала от неутоленного желания, но понятия не имела, как помочь себе. Впрочем, мысль, что Лукан страдает ничуть не меньше, отнюдь ее не успокаивала. В сущности, она еще больше раздражала ее.

Она стала мерить шагами комнату, стиснув руки в кулаки и пытаясь успокоить дыхание и остудить свое разгоряченное тело. Ей на это потребовалось больше времени, чем она могла представить, потому что она не переставала думать о Лукане, о его волнующих поцелуях и ласках, отбирающих волю и дыхание.

И только потом до нее дошло, что она остается в темноте. Одна. Кара резко остановилась и оглядела комнату.

Она опустилась на кровать и улыбнулась. Давно уже она с такой храбростью не смотрела в лицо тьме. Трудно сказать, решится ли она на это еще когда-нибудь и как долго сможет оставаться в комнате одна без света, но было удивительно, что она вообще на это способна.

И за все это надо благодарить Лукана. Он пытался убедить ее, что все будет хорошо, что он находится рядом и защитит ее. Она его не слушала, но когда он ее поцеловал, все ее внимание сосредоточилось на нем, а остальное оказалось забыто.

Воители могли ворваться в замок, и ей было уже все равно. В объятиях Лукана ей ничего не было страшно. Какая жестокая несправедливость, что она нашла покой и умиротворение именно в том мужчине, который не считает ее достойной своего внимания.

Но если кто и может защитить ее, то это Лукан.

Она придвинулась к изголовью и натянула на себя одеяло. Лукан велел ей оставаться в комнате, пока кто-нибудь из них не придет за ней. Она надеялась, это будет он, потому что была твердо намерена доказать ему, что по-прежнему стремится к нему вместе с его духом и всем остальным.

Однако такой возможности ей не представилось. После того как солнце выглянуло из-за горизонта, она встала и начала готовиться к наступающему дню. Глаза ее горели от недосыпания, а голова болела от мыслей о Лукане и о том, что могло таиться в темноте.

Она боялась за него. Боялась за всех троих братьев, ибо, несмотря на силу и мощь живущего в них духа, они не готовы к предстоящей битве. О, Куин жаждет схватки, это очевидно. Но его ярость может возыметь обратное действие.

Фэллон с готовностью обнажит свой меч и встанет рядом с братьями, но это не самое главное. Им нужно, чтобы Фэллон отпустил своего духа, стал Воителем.

И Лукан. Она вздохнула. Лукан пытается быть «всем для всех», такой уж он есть, и именно это он всегда делал. Он захочет встать рядом с Куином и прикрывать его сзади, когда тот очертя голову ринется в бой. Лукан предпочтет находиться подле Фэллона, потому что понимает, почему брат отказывается дать волю своему духу. И Лукан захочет оставаться рядом с Карой, чтобы защитить ее.

С какой стороны ни посмотри, Лукан скорее всего погибнет. Он будет разрываться, слишком беспокоясь о других, чтобы защитить себя и отбивать атаки Воителей.

Пусть Каре не так много известно, но она понимает, что эти Воители с готовностью приняли своих злых духов и сознают, насколько они могущественны.

В течение трех сотен лет братья Маклауд крайне отрицательно относились к тому, что живет в них. Отвергали и наотрез отказывались изучать свои новые возможности. Так дальше продолжаться не может, если они намерены одолеть Дейрдру.

Кара вздохнула и застелила кровать. Когда с утренними делами было покончено, причин оставаться в комнате больше не было. Она выглянула в окно, но деревни почти не было видно.

Кара вышла из комнаты и направилась на кухню, чтобы приготовить что-нибудь на завтрак. Она не знала, там ли братья, но надо же ей что-то делать. Просто так сидеть она больше не может.

Придя на кухню, она с удивлением обнаружила, что там все чисто и опрятно. В кухне имелось три очага, где можно готовить мясо: либо тушить в одном из больших котлов, либо жарить на вертеле. В стороне она увидела оленя, уже ошкуренного и ожидающего разделки. Благодаря охоте и морю, где полно рыбы, у Маклаудов всегда есть пища.

Кара прошла к одному из окон и выглянула наружу. Еще можно было разглядеть, где когда-то был огород. Он весь зарос сорняками. Несколько цветочных горшков, стоявших рядом с замком, были разбиты во время нападения на крепость много лет назад.

Пальцы ее начало покалывать, и интуиция подсказала ей, что она должна выйти в огород. Кара нахмурилась, глядя на густо заросший бурьяном участок. Потребуется не один месяц, чтобы привести огород в порядок, а у нее есть другие, более срочные дела. Она стиснула руки в кулаки и отвернулась от окна.

Увидев что-то завернутое на ближайшем столе, она подошла туда. Даже не разворачивая, поняла, что это хлеб.

Ангус снабжал братьев хлебом и, по-видимому, всем тем, что мог для них раздобыть. Она подумала о свечах, которые сожгла, не задумываясь, откуда они взялись. В замке некому заниматься свечами. Их наверняка приносили из деревни! А теперь и там некому будет их изготовить после того, как она сожжет свои.

Кара поморщилась, сетуя в душе на свою расточительность. Сестра Абигайль говорила Каре, что ей надо больше думать о других, что она слишком часто требует к себе особого внимания. Но когда дело касалось темноты, она ничего не могла поделать со своим страхом.

Однако же она просидела в темноте несколько часов. Вначале ее обуял страх, но с ней ведь был Лукан. Он заверил ее, что никто не притаился в темноте, готовый напасть.

Это было самым трудным в ее жизни — сидеть в темноте и пытаться совладать со своим привычным страхом. Но она не могла подвергнуть братьев опасности. Лукан в тот раз никогда не задул бы свечи, если бы им ничего не угрожало. Она это понимала и ради него посмотрела в лицо своим демонам.

Кара заморгала и оглядела кухню. Немного пошарив кругом, она отыскала деревянные блюда и собрала овсяных лепешек и последний кусок сыра, потом отнесла все это в большой зал. И только вернувшись из кухни с кувшином воды, увидела Фэллона, который стоял у стола и таращился на еду.

— Что случилось? — спросила она. — Сыр надо было оставить про запас?

Фэллон покачал головой.

— Как давно меня не обслуживала женщина.

— Садись, — мягко проговорила она. — На ужин я испеку хлеба или сварю суп, но в кухне мало продуктов.

— Почти все приносил нам Ангус. У них с Куином была особенная дружба.

Она взглянула на двери, надеясь увидеть Лукана. Минута шла за минутой, а того все не было.

— Кара, — позвал ее Фэллон.

Она взглянула на него и изобразила приветливую улыбку.

— Сегодня мы будем завтракать только вдвоем?

Он несколько мгновений пристально изучал ее своими проницательными темно-зелеными глазами.

— Куин сейчас в деревне, пытается что-нибудь разузнать.

Она запретила себе спрашивать о Лукане, хотя вопрос готов был сорваться у нее с языка. Но она прикусила губу, молча подала Фэллону овсяную лепешку и наполнила его кубок водой.

— Когда-то мы ни в чем не знали нужды, — сказал он, откусив сыра. — Стада овец паслись на склонах, море снабжало нас рыбой. В саду у мамы росли всевозможные травы и цветы. Молоко, вода и вино лились рекой. Я так давно не пил молока, что уже и забыл его вкус.

— Ты и твои братья выжили, когда другие вернулись к Дейрдре.

Он пожал плечами:

— Может быть. Лукан — тот, кто скрепляет нас. Если бы были только мы с Куином, то уже давно пошли бы каждый своей дорогой.

— Трудно сказать. Куин любит вас. Вы его единственная связь с прошлым, и как бы ни был силен его гнев, он этого не забудет.

Фэллон склонил голову набок.

— А что насчет меня, Кара? Каким ты видишь меня?

Она села, отломила кусочек от овсяной лепешки и прожевала, давая себе время подумать. Ей совсем не хотелось рассердить Фэллона, но он же сам спросил. Она проглотила еду и пожала плечами:

— Я думаю, ты боишься духа, который в тебе сидит, боишься того, чем ты можешь стать. Думаю, ты хочешь поступать правильно, честно, хочешь быть защитой и опорой для братьев, как было когда-то. Но ты скорее всего уже позабыл о тех временах.

Фэллон улыбнулся:

— Как ты могла, пробыв здесь всего пару дней, так хорошо во всем разобраться?

— Не знаю. — Кара опустила взгляд и повертела кусок лепешки в пальцах.

— А что ты можешь сказать о Лукане?

Она боялась, что Фэллон об этом спросит.

— Ничего.

— Думаю, это неправда. Ты видишь нас с Куином насквозь. Полагаю, что и Лукана тоже.

— Лукан хороший человек, — пробормотала она.

— Без сомнения, он — лучший.

Она подняла взгляд на Фэллона.

— Он… он боится разочаровать или подвести вас. Старается сгладить все противоречия, лишь бы вы трое были вместе.

Фэллон нахмурился:

— Он что-то скрывает от нас?

— Свои чувства, желания и стремления.

Фэллон вздохнул и протянул руку к бутылке вина, которая стояла на полу. Поднес ее к губам и сделал несколько глотков.

— Наломали мы дров, да?

— Вы сделали все, что могли. — Кара поднялась. Она думала, что хочет побыть в чьем-то обществе, но Фэллон слишком глубоко влез в ее чувства. — Пойду осмотрюсь.

— Будь осторожна. В крепости есть места, которые небезопасны.

Она кивнула:

— Хорошо.

* * *

После ухода Кары Лукан уронил голову на камни. Он притаился в уголке возле потолка, в глубокой тени, где раньше была еще одна лестница, ведущая в другую часть замка, Теперь разрушенную.

Он и представить не мог, что Кара видит всех их насквозь. Ее слова помогли увидеть все в истинном свете. Но он все равно не доверял себе, чтобы оставаться с ней наедине.

«Наедине? Ты даже не поел с ней и Фэллоном».

Да поможет ему Бог, это правда. Ему хотелось сидеть рядом с ней, наслаждаться вересковым запахом ее кожи, но если бы он сделал это, то непременно захотел бы дотронуться до нее. А этого делать нельзя. Ни в коем случае.

Он посмотрел на Фэллона и увидел, что тот наблюдает за ним.

— Можешь идти поесть.

Лукан покачал головой:

— Пойду посмотрю, как там Куин. Присматривай за ней.

Он не стал ждать ответа Фэллона; Лукан знал, что вполне может доверить брату Карину безопасность. Он спрыгнул на пол и вышел из большого зала. Что-то Куина долго нет.

Куин прятался за одним из коттеджей и слушал разговоры мужчин. Еще двадцать человек из клана Макклуров прибыли и стали собирать тела. Они обсуждали — похоронить их или сжечь. Поскольку тел было около пяти десятков, большинство склонялось к кремации.

Он услышал позади себя движение и, оглянувшись через плечо, увидел медленно подкрадывающегося Лукана.

— Что они делают? — спросил брат.

Куин пожал плечами.

— Большинство грозятся найти ублюдков, которые это сделали, — прошептал он. — Интересно, мы выглядели так же, когда обнаружили свой клан погибшим?

— Ты имеешь в виду — такими же потрясенными, злыми, ошалелыми и убитыми горем? Да, брат, мы были точно такими же.

— Дейрдре получает от этого извращенное удовольствие.

Лукан фыркнул.

— Как такая красота может в то же время быть таким злом, мне ни за что не понять.

— Никогда не видел ни у кого таких волос, — сказал Куин, вспоминая. — Они доставали до самого пола и были белыми как снег.

— Да, я помню. И не забуду, как она душила меня ими.

Куин поморщился.

— Похоже, она умеет управлять ими с помощью магии.

— Без сомнения.

Куин чуть не улыбнулся сухому тону Лукана. Он стал сам не свой с тех пор, как принес Кару в замок. Куин не раз заставал брата за пристальным разглядыванием девушки, как будто тот старался запечатлеть в памяти каждую подробность. Ему следовало бы сказать Лукану, что тот зря старается, что это не поможет, но решил попридержать язык.

— Кто это? — спросил Лукан.

Куин подался чуть в сторону, чтобы посмотреть, кого имеет в виду Лукан. Увидев маленькую изящную женщину с черными как смоль волосами, пожал плечами.

— Она не произнесла ни слова. Приехала с ними, но до сих пор никто с ней не заговорил. И мало кто смотрит в ее сторону.

— Она не выглядит напуганной.

— Но и безмятежной тоже, — заметил Куин. — Не представляю, какова ее роль.

Лукан мотнул головой:

— Вон тот здоровый детина с бочкообразной грудью — их лэрд?

— Скорее всего.

— Может, она его жена?

Куин немного понаблюдал за ними.

— Он следит, чтобы она держалась поближе к нему, но не прикасается к ней. Даже как будто боится ее. Странный способ обращаться со своей женой.

Лукан только буркнул что-то в ответ.

Куин привык к сдержанности Лукана. Из них троих он всегда больше размышлял, чем говорил, ждал, наблюдал и вырабатывал план действий, всегда обстоятельный и уравновешенный. Неспроста именно он стал скрепляющим звеном между ними и научился управлять своим духом.

Куин всегда завидовал умению Лукана держать в узде свои чувства. Но сейчас даже его спокойный брат не мог скрыть, что его что-то беспокоит, и Куин знал, что это «что-то» имеет каштановые волосы, карие глаза и ждет в замке.

— Что? — прорычал Лукан, когда поймал на себе изучающий взгляд Куина.

Куин покачал головой:

— Ничего. Кто охраняет Кару?

— Фэллон.

Но Куин заметил, как Лукан вздрогнул при упоминании ее имени. Да, Кара тревожит Лукана, и Куин поймал себя на том, что рад этому. Давно пора Лукану начать что-то чувствовать. Слишком долго он держал все в себе.

— Фэллон присмотрит за ней, — добавил Лукан через минуту. — В этом я ему доверяю.

— А когда придут Воители? И сама Дейрдре может с ними пожаловать.

Лукан вздохнул и провел ладонью по лицу.

— Фэллон не отпустит своего духа.

— Все вместе мы сильнее. Я в этом не сомневаюсь.

— Знаю, — согласился Лукан. — Но ты должен понять опасение Фэллона.

Куин оторвал взгляд, в душе его вспыхнул гнев. Он почувствовал, как вытянулись когти, как заострились зубы. Ярость охватывала его всякий раз, когда он думал о Фэллоне, отказывающемся сделать то, что могло бы им здорово помочь.

Как бы Куину ни хотелось дать волю кулакам, братья должны были сидеть в своей засаде тихо, чтобы их не заметили. Поэтому он вновь обратил все свое внимание и мысли на Макклуров.

— Они собираются сжечь тела убитых.

— Вижу.

Они сидели и слушали, как лэрд Макклур собирает вокруг себя людей. Голос его был громким, чувствовалось, что глава рода не терпит возражений. Лукану и Куину не надо было выходить из своего укрытия за коттеджами, чтобы услышать, как Макклур посылает своих людей расспросить другие кланы о гибели деревни.

— Эта земля проклята, — сказал один из них, — на ней были зверски убиты все Маклауды. Прямо тут, в замке.

Все повернулись посмотреть на замок. Даже Куин поймал себя на том, что его взгляд притягивает к развалинами.

Там не было никакого движения, ничего, что могло возбудить интерес Макклуров.

— Успокойся, Аллан, — прорычал лэрд. — Земля не проклята. Такого не может быть. Не повторяй всякие глупые россказни.

Аллан покачал головой и отступил на шаг назад.

— Это не глупые россказни, лэрд. Земля в самом деле проклята. Иначе почему тогда с деревней, которая стояла на бывшей земле Маклаудов, случилось то же самое, что и с ними?

— Мы не знаем, то же или не то. Убийство Маклаудов всего лишь легенда.

— Легенда, которая началась с правды, — проговорила женщина.

Прямые черные волосы, незаплетенные и ничем не прикрытые, раздувал ветер с моря. Она обвела взглядом стоящих рядом мужчин.

— Что ты такое говоришь, Айла? — вознегодовал лэрд.

Куин подтолкнул Лукана рукой.

— Я видел ее.

— В деревне? — спросил Лукан.

— Нет. Раньше, Лукан.

Не сразу, но до Лукана дошло, что Куин говорит о времени, когда дух еще не был отпущен на волю.

Губы Лукана вытянулись в тонкую линию.

— Где?

— Не могу вспомнить.

— Уверен, что не имеешь в виду какую-нибудь женщину, на которую она просто похожа? У многих черные волосы.

Куин кивнул. Он лишь мельком видел ее лицо, но в тот момент был уверен.

— Да, но не у многих такие бледно-голубые глаза.

Взгляд Лукана метнулся к женщине. Он переместился за другой коттедж, чтобы подобраться поближе.

Куин поспешил за ним. Он никак не мог припомнить, где видел Айлу, но знал, что встречал ее. Вот только где? И когда?

Айла повернула лицо, лишенное всякого выражения, к лэрду Макклуру.

— Я не сомневаюсь, что Аллан прав. Маклауды были казнены здесь. Как и ваши люди.

Макклур стиснул руки в кулаки, и Куину на миг показалось, что он собирается ударить Айлу.

— Хватит.

— Отсылать ваших людей было глупостью, — продолжала Айла как ни в чем не бывало. — Держите их всегда рядом с собой, лэрд.

Куин остановил Лукана, когда тот захотел подобраться поближе. Айла отвернулась и отошла от группы мужчин. Но внезапно остановилась, резко обернулась и посмотрела в сторону замка. Впервые за все время на ее лице промелькнуло какое-то чувство.

Это была ненависть.

Глава 13

Кара отшатнулась от окна, схватившись рукой за горло. Черноволосая женщина видела Кару, она была в этом уверена. Ее охватил озноб, ибо она не сомневалась, что во взгляде женщины была злоба.

— Кара?

При звуке голоса Фэллона она вздрогнула.

— Что ты делаешь здесь, наверху? Лукан оторвет мне голову, если с тобой что приключится.

Она не могла отвести взгляда от черноволосой женщины, ее длинных прямых прядей, развевающихся на ветру.

Фэллон перебрался через груду камней и деревянных обломков и схватил Кару за руку.

— Фэллон, взгляни. — Она указала в сторону деревни.

Он выглянул в окно и чертыхнулся себе под нос.

— Она увидела тебя?

— Да.

— Как?

Кара отвела глаза от женщины.

— Не знаю. Я держалась в тени. Мне просто хотелось посмотреть, что делается в деревне. Я не произнесла ни звука, не пошевелилась.

— Я верю тебе. Ты знаешь эту женщину?

— Никогда в жизни не видела… но есть в ней что-то… знакомое.

Темно-зеленые глаза Фэллона сузились на Каре.

— Не поднимайся сюда больше. Ты же могла провалиться.

— Я была очень осторожна.

Кара повернулась и посмотрела туда, откуда она пришла. Перебираться через каменные завалы к окну было намного легче, поскольку большинство камней служили своего рода ступеньками. А потом доска, по которой она прошла. Взгляд ее был прикован к деревне, посему она не обратила внимания на зияющую дыру, которую прикрывала доска. Упав с такой высоты, она разбилась бы насмерть.

— Лукан точно оторвет мне голову, — угрюмо проворчал Фэллон.

Спеша добраться до окна, она была гораздо увереннее в своей способности лазать по камням. Теперь же не знала, как вернуться обратно.

— Может, есть какой-нибудь другой путь?

Фэллон покачал головой:

— Только этот.

— Понятно.

— Давай я пройду первым, чтобы убедиться, что тут все достаточно устойчиво.

Кара кивнула, совсем не готовая идти над проломом. Она никогда не боялась высоты, но после своего падения со скалы у нее как-то не было желания это проверять.

Фэллон пошел по толстой доске, вытянув руки в стороны. Если бы это был Лукан, он бы просто перепрыгнул через пролом. Но Фэллон явно не собирается освобождать своего духа.

В тишине раздался громкий треск. Кара оцепенела, испуганно уставившись на доску. Фэллон на мгновение замер, потом прыгнул на другую сторону. Он приземлился на камни, и его сапоги заскользили по камням в сторону пролома. Но ему удалось ухватиться руками за торчащий камень и удержаться.

Выпрямившись, он проверил доску и кивнул:

— Вполне надежна.

— А она не сломается?

Он облизнул губы и вытянул руку.

— Пролом не так уж велик. Дойдешь до середины, а там я схвачу тебя за руку и перетащу.

Это был хороший план, не считая того, что ей еще надо добраться до середины, не сломав деревяшки. Но она же поборола свой страх перед темнотой. Сделает и это.

Она поставила одну ногу на доску. Вдохнув поглубже, поставила вторую впереди первой.

— Молодец, — подбодрил ее Фэллон и улыбнулся.

— Ты очень красивый, когда улыбаешься.

Он усмехнулся:

— Правда? Хочешь сказать, что мне надо чаще улыбаться?

— Наверное, стоит попробовать.

Она и не заметила, как сделала еще несколько шажков. Было страшно, но теперь уже она не собиралась останавливаться. Ноги тряслись, и она покачнулась.

— Ты справишься, — сказал Фэллон. — Взгляни на меня, Кара. Смотри только на меня.

Она попыталась, но как ей узнать, ставит ли она ноги на доску, если не будет смотреть на нее? Она взглянула вниз и застонала, когда увидела пролом. Довольно высоко. Несколько этажей, если точнее.

— Кара, — позвал Фэллон.

Она подняла на него глаза. Она была уже почти на середине. Уже почти можно дотянуться до его протянутой руки. Еще совсем… немножко.

Она взвизгнула, когда доска подалась и с громким треском сломалась. Кара почувствовала, что падает, увидела расширившиеся глаза Фэллона. И так же внезапно, как начала падать, была поймана. Заглянув в сине-зеленые глаза Лукана, поймавшего ее внизу, она готова была расплакаться.

— Какого дьявола? Что ты здесь делаешь? — прорычал Лукан.

Он вытащил ее наверх и поставил на ноги рядом с собой. Она прильнула к нему, дрожа всем телом.

— Это второй раз, когда я спасаю тебя от падения, — прошептал он ей в волосы.

— Я… я… прости, — пробормотала она, пряча лицо у него на груди. — Я просто хотела увидеть деревню.

Она услышала шуршание камней, когда Фэллон подошел к ним.

— Я пришел, чтобы забрать ее, — сказал он.

— И ты дал бы ей умереть! — рявкнул Лукан.

— Нет, — поспешно проговорила Кара и положила, ладонь ему на грудь, отодвигаясь. — Если бы я послушалась Фэллона, то не упала бы.

— Если бы ты меня послушалась, то вообще не приходила бы сюда, — возразил Фэллон.

Она взглянула на него, потом на Лукана:

— Спасибо тебе. Еще раз.

Лукан коротко кивнул и взял ее за руку. Он был нежным, помогая ей выбраться из комнаты и спуститься вниз. Всю дорогу Фэллон ворчал позади них, что проход сюда следовало бы заколотить, но даже деревенский олух понял бы, что сюда лучше не подниматься.

Кара покорно выслушивала его ворчание, радуясь тому, что Лукан снова дотрагивается до нее. Она видела его первый раз за все утро и не сознавала, как сильно ей его не хватает, пока он не появился рядом.

Она льнула к его руке, пока он вел ее в большой зал. Но, придя туда, отпустил ее руку и стремительно вышел из замка.

Кара оглянулась на Фэллона, который тоже недоуменно смотрел Лукану вслед. От осознания, что она Лукану не нужна, что она для него лишь очередная забота, как его братья, стало трудно дышать.

— Давненько Лукан не был так выбит из седла, — проговорил Куин. — Мне это нравится.

— Ну что ты болтаешь, — укорил его Фэллон, проходя мимо нее. — Не обращай внимания на Куина, Кара.

Она стиснула руки. Сестра Абигайль говорила, что незанятые руки — это почти что грех.

— Мне надо чем-нибудь заняться.

Куин поднялся и вытащил из ножен кинжал, который держал в сапоге. Протянул его ей рукояткой вперед.

— Я как раз собирался разделать оленью тушу.

Кара взяла кинжал, радуясь, что ей нашлось какое-то дело.

— Я помогу.

Они с Куином работали быстро, и хоть руки и были заняты, мысли блуждали, упорно возвращаясь к Лукану. Она знала мало мужчин, но была уверена, что Лукан желает ее. Это проявлялось в том, как он смотрел на нее, как целовал. По крайней мере она так думала. Теперь она уже больше ни в чем не была уверена.

Ее жизнь снова в смятении, и все из-за «Поцелуя демона». Материнской крови. Ее крови. Что же в ней такого особенного? Никого не осталось в живых, кто мог бы поведать Каре правду. Придется носить свои вопросы в себе, пока Дейрдре не найдет ее.

Ибо Кара не сомневалась, что, несмотря на все старания братьев Маклаудов, Дейрдре до нее доберется. И что тогда ее ждет, трудно предугадать. Скорее всего смерть.

Она уронила кинжал и посмотрела на свои окровавленные руки.

— Я должна уйти.

Куин, стоя на коленях, поднял к ней лицо и нахмурился.

— Это всего лишь кровь. Смоется.

— Я должна уйти. Всюду, куда бы я ни пошла, умирают люди. Сначала мои родители, теперь деревня. Если я останусь здесь, вы тоже погибнете.

Куин сел и внимательно посмотрел на нее:

— Мы бессмертные, Кара.

— Но вы все равно можете умереть. Лукан мне говорил.

Губы Куина скривились в полуулыбке.

— И я уверен, Лукан уверял тебя, что самое безопасное место для тебя здесь, с нами.

— У вас своя война с Дейрдрой. Вам бы до сих пор ничего не грозило, если бы она не пришла искать меня.

— Оставайся здесь, Кара. Ты представления не имеешь, что ждет тебя за пределами этого замка.

Она рассмеялась горьким, безрадостным смехом:

— Я думала, что если останусь в монастыре и посвящу свою жизнь Богу, это убережет меня от зла.

— Это заблуждение. Никто из живущих на земле не защищен. Зло может настигнуть всегда и везде.

Она проглотила подступившие слезы.

— Ты прав, конечно же. Пойду смою с себя кровь.

— Иди по тропинке, — сказал Куин, указывая на заднюю кухонную дверь. — Она приведет тебя к морю.

Как он понял, что ей надо немножко побыть одной, Кара не представляла. Она кивнула ему и не спеша покинула кухню. Нельзя, чтобы Куин догадался, что она задумала. По крайней мере пока.

Тропинка, спускающаяся к морю, была крутой. Не один раз ей пришлось хвататься за камни, чтобы не скатиться вниз, когда ноги ее скользили. Обратный путь был бы опасным, но она ведь не собирается возвращаться в замок.

Она пыталась сказать Куину, пыталась заставить его понять. Ей нельзя здесь оставаться. Ну никак не возможно. И дело не только в ее чувствах к Лукану. Она не хочет, чтобы братья из-за нее погибли. Они так много всего пережили и не заслуживают смерти.

К тому же ей нельзя оставаться рядом с Луканом и видеть, как он ее отвергает. Это слишком больно.

Кара никогда не была в этой части побережья. Никто не знал о тропинке, ведущей к морю из замка, поскольку никогда не приближался к развалинам, а если деревенские жители хотели порыбачить, то выбирали другой путь к морю. Что означало, что эта бухта оставалась неизвестной людям три сотни лет.

Она присела возле воды и стала мыть руки. Башмаки и подол намокли к тому времени, когда она закончила, но ей уже было все равно. Все ее мысли до этого были сосредоточены на том, как ускользнуть из замка незамеченной.

Куин сейчас занят разделкой оленя. Фэллон накачивается вином в большом зале. А Лукан скорее всего наблюдает за деревней. Лучшего времени, чтобы исчезнуть, и придумать нельзя.

Она устремила взгляд на море, глядя на накатывающиеся волны. Повторяющиеся, монотонные движения всегда успокаивали ее. Она сделала глубокий вдох и огляделась. Скалы слишком высокие, чтобы взобраться на них, а пройти в платье по торчащим повсюду валунам будет невозможно. Единственный выбор — это вернуться обратно и найти какой-то другой путь по ту сторону крепости.

Кара приподняла юбки и стала взбираться вверх по тропинке. Она прошла полпути и запыхалась, когда заметила еще одну тропинку, уходящую влево.

Взглянув на замок, она пошла по ней. Тропа была не слишком крутой и уводила в сторону от крепости, убегая вдаль от берега. Кара подняла юбки до колен и зашагала быстрее, еще быстрее, пока уже чуть ли не бежала.

Чем дальше она будет от Маклаудов, тем больше у них шансов остаться в живых. Когда боль в боку сделалась невыносимой, она остановилась и согнулась, тяжело дыша. Оглянувшись через плечо, удивилась, как далеко уже остался позади замок.

Душа ее рвалась назад, хотела вернуться и заставить Лукана признать, что она ему не безразлична. Но нельзя. Лучше ей уйти, пока не поздно, чем позволить ему рисковать своей жизнью ради нее.

Она взглянула на солнце. Уже почти середина дня. Надо поспешить, если она хочет уйти как можно дальше до наступления темноты.

— Прощай, Лукан Маклауд.

Бросив последний тоскливый взгляд на крепость, она подхватила юбки и побежала.

Глава 14

Лукан стиснул руку в кулак и двинул им по каменной кладке крепостной стены. Камни раскололись и обсыпались. Руку задергало, но ненадолго, очень скоро она начала заживать. Он взглянул на груду камней у своих ног и вздохнул.

Мама укоризненно покачала бы головой, что он позволил гневу взять над ним верх. Столько лет он держал свои эмоции в узде. Его самообладание признавалось соплеменниками прямо-таки легендарным. И вот какая-то девчонка разбила его вдребезги. Так ему и надо. Он не думал ни о какой женщине, не просил о ней.

«Врешь».

Он оперся ладонями о стену и опустил голову. Ну может, ему и нужна была женщина, но он никак не ожидал, что его настигнет такая неукротимая, такая испепеляющая страсть, какую он испытывает к Каре. Его тело требует освобождения, которое можно найти лишь в пылком женском теле. Он жаждал держать женщину в своих объятиях и погружаться в ее зовущий влажный жар.

Но с Карой он чувствовал нечто гораздо большее, чем простое физическое влечение. А с этими куда более сложными чувствами пришла надежда. Но Лукану слишком хорошо известно, что им с братьями не на что надеяться, им нет спасения. Они обречены жить в изоляции и одиночестве, наблюдая за миром из замка.

«А когда вы уже больше не сможете скрываться в крепости? Что тогда?»

Ответов у него нет и никогда не было. Возвращение в свой дом было единственным, что удерживало братьев вместе. По множеству причин Лукан не собирался жить в замке. Эти камни хранят слишком много воспоминаний, слишком много гнева и отчаяния, чтобы обрести здесь хоть какое-то подобие покоя. Правда, младший из них, Куин, здесь немножко пришел в себя, отогрелся душой. Уже поэтому их возвращение в замок не было напрасным.

Как-нибудь, когда-нибудь, если удастся вновь сбежать от Дейрдры, им придется выйти из своего добровольного заточения и найти какое-нибудь другое место. Прятаться здесь и дальше не получится. Слишком многое изменилось. Они горцы, однако больше не могут считать горы своим домом. Они здесь чужие. Слишком много крови пролилось вокруг.

Кара, конечно, могла бы научить их по-иному взглянуть на окружающий мир.

Лукан крепко-крепко зажмурился. Кара никогда надолго не покидала его мыслей. Он ловил себя на том, что думает о ней непрестанно. Мысли о ней заставили Лукана еще утром отправиться на ее поиски, когда они с Куином вернулись из деревни. А когда он нашел ее и Фэллона в одной из полуразрушенных башен и доска подломилась под ней, Лукан пережил несколько мгновений чистейшей паники.

Время замедлило свой ход, когда она вскрикнула и стала падать. Он был в дверях, но прыгнул и схватил ее за руку.

Ему хотелось как следует встряхнуть ее и взгреть Фэллона за то, что тот позволил ей упасть. Не успеет Лукан отвернуться, как она непременно попадает в какую-нибудь беду. Фэллон же в очередной раз доказал, что скорее даст кому-то умереть, чем выпустит своего духа.

Но несмотря на свой гнев, Лукан не винил Фэллона. У него хватает проблем, как и у всех них. Может, когда-нибудь их старший брат сможет найти себя, отказаться от пагубных привычек.

Чтобы хоть немного развеяться, Лукан направился в кузницу. Последний раз он был там десять лет назад, когда мастерил новый меч для Фэллона. А раз уж Лукану надо было занять чем-нибудь свою голову и руки, он развел в кузнице огонь и взял кусок железа. Каре понадобится кинжал.


Кара ругала себя за то, что ушла из замка без еды и воды. Ей хорошо была известна местность, и она знала, что неподалеку протекает речушка, но это означало, что придется следовать вдоль нее, а не идти напрямик.

Она не представляла, куда идет, знала только, что хочет как можно дальше уйти от Маклаудов.

Без еды, без воды и без оружия. А как насчет укрытия на ночь?

Она обхватила себя руками. Торопясь убежать, она действовала поспешно и не подготовилась к путешествию. Она не подумала о ночи и о том, что окажется одна в темноте. Без Лукана с ней рядом не станут ли демоны вновь преследовать ее? Первое, что пришло ей в голову, это костер, но он привлечет к ней нежелательное внимание.

Кара удалялась от моря уже около часа. Местность была холмистая, усеянная камнями, но укрыться было негде. Чуть поодаль виднелся лес, куда многие из деревенских мужчин при случае ходили поохотиться. Вот туда она в первую очередь и направится.

Интересно, сколько пройдет времени, прежде чем братья ее хватятся? Погонится ли Лукан за ней? Сердце от этой мысли забилось быстрее, но на самом-то деле она знает, что ничего подобного не произойдет. Они не покидают замок, тем более из-за той, кто привел к ним Дейрдру.

Кара с нетерпением ждала встречи с этой женщиной. Лукан сказал, что она красива, и уже за одно это Кара ее возненавидела. Пылающая в ее душе ревность бессмысленна главным образом потому, что она знает, как сильно Лукан ненавидит Дейрдру. Но Кара все равно ревнует.

— Дура, дура, дура, — бормотала она себе под нос.


Лукан обливался потом от жары в кузне и бесконечного вздымания молота. Кинжал получился очень красивый, даже изящный. Держа его клещами, он разглядывал свое творение. Клинок он сделал изогнутым, кончик угрожающе острым. Рукоятка удобная для маленькой женской ручки, и вес достаточно легкий.

Он положил клещи и взял свою тунику, которую снял перед началом работы. Вытер туникой пот с лица и загасил огонь в печи. Когда он вышел из кузницы, то обнаружил, что уже далеко за полдень. Неудивительно, что он так проголодался.

Лукан прошел через двор замка и потом по хорошо утоптанной тропинке, которая привела его к морю. Его удивило, что калитка в крепостной стене открыта, но он не придал этому большого значения, поскольку Куин часто спускается к воде.

Когда Лукан шел по тропинке, на него вдруг нахлынули воспоминания о том дне, когда они с отцом убежали сюда тайком от матери. Небо было ярко-голубым, с редкими пушистыми облаками, которые плавно проплывали мимо. Они с отцом провели полдня за ловлей рыбы, валялись на песке. Славный был денек.

Спрыгнув на песок, Лукан остановился и долго смотрел на камень, на котором стоял отец, когда забрасывал невод в море. Он казался тогда великаном, высоким и внушительным.

Покачав головой, Лукан прогнал прочь воспоминания, стащил сапоги и штаны и нырнул в море. Холодная вода остудила его разгоряченное тело и сняла усталость после нескольких часов напряженной работы в кузнице. И все же физический труд доставил ему удовольствие, к тому же вернул самообладание. Теперь он сможет встретиться с Карой, держа свое желание в твердой узде.

Охладившись, Лукан влез на один из торчавших из воды камней и с удовольствием растянулся на его теплой поверхности. Струйка дыма поднималась в небо со стороны деревни, где Макклуры сжигали тела своих покойников. Лукан прикрыл ладонью глаза от яркого солнца. Долго он тут оставаться не может, хотя так приятно наслаждаться покоем, оставаясь в полном одиночестве.

Через полчаса Лукан поднялся и оделся. Войдя в замок, он увидел, что Куин уже разделал оленя и жарит мясо в одном из очагов. У Лукана потекли слюнки, а в животе заурчало.

Он схватил овсяную лепешку и направился в большой зал, где, как и следовало ожидать, Фэллон лежал на лавке с бутылкой вина в руке.

— Где ты был? — спросил старший брат, приоткрыв глаза.

Лукан плюхнулся на другую лавку.

— Работал.

— Над чем?

— Каре нужен кинжал, который бы хорошо подходил к ее руке.

Фэллон приподнялся на локтях и вгляделся в Лукана через стол.

— Это правда?

— Да.

Спустя минуту Фэллон сел и оперся руками о стол.

— Ты все еще злишься на меня?

Лукан понял, что он имеет в виду Карино падение.

— Нет. Ты пошел к этому опасному месту, чтобы увести ее. Ей следует знать, что большая часть замка таит угрозы. Один неверный шаг, и она может погибнуть.

— Я пытался сказать ей об этом.

Лукан потрепал брата по руке.

— Она научится.

Куин вошел в большой зал со двора и пинком закрыл за собой дверь.

— Полагаю, ты говоришь о Каре.

— Не обязательно произносить ее имя так, словно у тебя кисло во рту, — проворчал Лукан.

Куин скривил губы в улыбке.

— Ничего подобного, тебе показалось. Она помогла мне разделать оленя. Сказала, что ей надо чем-то заняться.

— Это хорошо. Где она сейчас?

— Не знаю, — ответил Куин. — Последний раз, когда я видел ее, она собиралась к морю смыть кровь с рук.

Лукан нахмурился.

— Я только что был на берегу. Ее там нет.

— Это было несколько часов назад.

— Тогда где же она?

— Спокойно, Лукан, — подал голос Фэллон. — Уверен, она где-нибудь здесь. Ей некуда больше идти.

Лукан сделал глубокий вдох, чтобы прогнать холодок страха, пробежавший по нему. Потом поймал взгляд глубоко задумавшегося Куина.

— Что такое?

Куин отвел глаза.

— Я в то время не придал значения ее словам, просто подумал, что она рассуждает, как большинство женщин.

— Куин, — прорычал Лукан.

— Она сказала, что ей надо уйти. Что все вокруг нее умирают, и она не хочет, чтобы нас постигла та же участь, — объяснил Куин. — Я ответил ей, что это глупо, потому что мы бессмертные.

Лукан сжимал край стола, пока не побелели костяшки пальцев. Он услышал, как затрещало дерево, но ему было наплевать.

— Что она сказала потом?

— Ничего. Пошла на берег.

Лукан подскочил из-за стола и помчался по лестнице в Карину комнату. Не найдя ее там, стал громко звать ее по имени.

Куин и Фэллон тоже звали ее. Через пятнадцать минут, когда они нигде ее не обнаружили, Лукан понял, что она ушла. Он снова встретился с братьями в большом зале.

— Я иду за ней, — заявил он.

Куин покачал головой:

— Это неразумно. Дейрдре может напасть сегодня ночью.

— Может. А еще может послать Воителей. Я обещал Каре защитить ее.

— Она не нуждается в твоей защите, если ушла, — заметил Фэллон. — Подумай об этом.

Лукан слышал доводы братьев, но не собирался тратить время на споры.

— Я иду за ней. Либо вы помогаете мне, и тогда я вернусь домой быстрее, либо мешаете. Выбор за вами.

Фэллон с Куином обменялись взглядами, прежде чем Куин сказал:

— Ладно. Что мы должны делать?

— Мне надо узнать, в какую сторону она пошла.

Фэллон направился к входной двери.

— Не думаю, чтобы она отправилась в деревню, но пойду посмотрю.

— А я исследую скалы, где ты спас ее.

Сердце Лукана сжалось в отчаянии.

— А я спущусь на берег и посмотрю, не найду ли чего.

Но как бы тщательно ни искал Лукан, он не нашел никаких следов Кары. Он взбирался по тропинке назад к замку, когда показались Куин с Фэллоном.

— Ничего? — спросил Лукан.

— Ничего, — хором подтвердили они.

— Не могла же она просто исчезнуть.

— А может, она отправилась вплавь, как вы думаете? — высказал предположение Куин.

Лукан через плечо взглянул на море и покачал головой:

— Нет, навряд ли.

Его нога поскользнулась, и он ухватился за большой камень, торчащий из земли. Тогда-то и увидел клочок травы, на который наступал.

— Что ты нашел? — спросил Куин.

Лукан пожал плечами и раздвинул в стороны высокую траву. Улыбка приподняла уголки его губ, когда он заметил еще примятую траву.

— Этой тропинкой давненько не пользовались, — сказал Фэллон. — Мы, бывало, ходили по ней, чтобы раздобыть птичьих яиц.

— И этим же путем ушла Кара, — уверенно заявил Лукан. Он посмотрел на братьев. — К ночи мы вернемся.

— Если она захочет к нам присоединиться.

Лукан зыркнул на Фэллона.

— Она сама не понимает, что делает. Как только я поговорю с ней, она вернется.

Куин скрестил руки на груди.

— Кара не ребенок, Лукан. Она взрослая женщина.

— Которая нуждается в нас. Мы не знаем, какие планы на нее у Дейрдры.

— Поэтому ты хочешь, чтобы она сидела в четырех стенах, как сидим мы? — спросил Фэллон. — Подумай, Лукан. Ты не можешь заставить ее возвратиться в замок против ее воли.

Лукан понимал, что братья правы, но не желал соглашаться с ними. Он хотел, чтобы Кара оказалась рядом, даже если для него это самая страшная пытка, которую только можно представить.

— Ну хорошо. Я просто хочу найти ее и убедиться, что она в безопасности. Если она не захочет возвращаться, я не стану ее принуждать.

— Хочешь, чтобы я пошел с тобой? — спросил Куин.

— Нет. Оставайся на случай нападения.

Лукан повернулся и припустил по тропинке трусцой. Желание побежать со всех ног и поскорее догнать Кару было очень сильным. Таким сильным, что он не хотел, чтобы братья это видели.

Но как только замок скрылся из виду, Лукан перешел на быстрый бег. С колотящимся в груди сердцем и не дающими покоя тревожными мыслями он мчался вперед.

Время от времени он останавливался и отыскивал Карин след. Он понял, как только следы ее повернули от побережья, что она направилась в лес.

Теперь ничто не помешает ему найти ее.

Глава 15

Кара остановилась отдохнуть и прислонилась к стволу одной из высоких сосен. Она огляделась вокруг, окинув взором деревья. Уже пару часов ее мучило подозрение, что кто-то за ней наблюдает. И преследует.

Она попыталась побороть страх, который все рос и рос, но оказалась бессильна против него. Возможно, ее выслеживают вирраны Дейрдры. Сердце заколотилось в груди вдвое быстрее, когда она заметила между деревьями какое-то движение.

Душа ушла в пятки, и она уже готова была кинуться прочь без оглядки, но потом вспомнила, как Лукан учил, что нельзя поддаваться страху, что надо встретиться с опасностью лицом к лицу. И если есть шанс одержать верх, она не должна упускать его.

«Одержать верх? Интересно как? У тебя же нет оружия».

Кара до сих пор поверить не могла, что ушла фактически налегке. Она взглянула под ноги и увидела палку, вполне длинную и толстую, чтобы использовать ее в качестве оружия. Потом вытащила мамин флакончик из-под платья и зажала его в ладони. Молитвы беспорядочно слетали с губ, но не помогли ослабить леденящий душу ужас. Она попыталась вспомнить все, чему учил ее Лукан, но один день тренировок не делает воина.

Справа от нее хрустнула ветка, и она резко повернула голову, подняв руку с зажатой в ней палкой. Никого. Она понимала, что это просто ее воображение, что ей мерещатся чудовища там, где их нет.

Она ахнула, когда повернулась и обнаружила стоящего перед ней мужчину. У него были черные волосы, заплетенные в косичку. Желтая рубашка и килт в сине-зелено-черную клетку сильно поношенные, но чистые. Она не определила его принадлежность по цветам пледа, а это означало, что он не из соседнего клана.

— Ты заблудилась?

Кара вздрогнула при звуке его низкого, глубокого голоса.

— Я могу тебе помочь, — продолжал он. — В лесу легко потеряться.

Она облизнула губы.

— Ты следил за мной?

— Да, — ответил он, кивнув. Голубые глаза смотрели спокойно и терпеливо. — Я увидел, как ты несешься, как будто от кого-то убегаешь.

— Из какого ты клана?

Он на мгновение отвел взгляд.

— Шоу.

Нигде поблизости не было никаких Шоу. Одно из двух: либо его прогнали из клана, либо он сам ушел, и Кара не была уверена, хочет ли знать, что предпочтительнее.

— Помощь мне не нужна, но за предложение спасибо.

— Позволь с тобой не согласиться. В лесу полно диких зверей и разных опасных существ, а этой палкой тебе от них не защититься.

— Я знаю все об опасных существах, — пробормотала она. Уж лучше она встретится с разъяренным вепрем, чем с одним из Воителей.

Он вскинул руки:

— У меня нет оружия, и я не сделаю тебе ничего плохого. Я только хочу помочь тебе благополучно выбраться из леса.

Она взглянула на небо. Скоро стемнеет. А ночь принесет с собой все то, с чем она не готова столкнуться. По крайней мере без Лукана.

— А найдется, где мне переночевать?

— Есть одно место, — медленно проговорил он, и глаза его сузились, как будто он не был уверен, следует ли говорить ей. — Я могу отвести тебя туда.

Кара прислонилась головой к дереву. Она не знала, как поступить. Сестра Абигайль всегда говорила ей, что она слишком доверчива. Этот незнакомец, Шоу, не выглядит злым или опасным, но это ничего не значит.

— Ты мне не доверяешь. — Это был не вопрос, а скорее утверждение.

Кара покачала головой.

— И ты совершенно права, — продолжал Шоу. — Есть много такого… чего надо опасаться.

То, как он это сказал, заставило ее присмотреться к нему повнимательнее. В голубых глазах она увидела боль и усталость… и что-то еще очень знакомое.

— Здесь, в лесу? — спросила она.

Он перевел взгляд на деревья позади нее.

— Да нет, вообще.

Кара подумала о Лукане, и ей отчаянно захотелось, чтобы он был с ней рядом. Холодный озноб пробирал ее до костей, и только тепло Лукана могло согреть ее. Единственные кого она сейчас боится, это вирраны и Воители. И если в лесу их нет, она как-нибудь справится.

— От кого ты убегаешь? — полюбопытствовал Шоу.

Она пожала плечами.

— От себя.

— А, — отозвался он и кивнул. — Понимаю.

Вблизи раздалось громкое рычание. Кара повернулась и увидела, как что-то темное несется среди деревьев с пугающей скоростью. Это злобное существо готово было растерзать все живое на своем пути.

Нет!

Она повернулась к Шоу и обнаружила, что мужчина исчез, а на его месте появился Воитель. Он стоял лицом к несущемуся на них чудовищу, оскалив зубы и обнажив клыки. Кара не могла оторвать глаз от его кожи, которая стала темно-зеленой, что легко могло сделать его почти неразличимым в лесу.

Братья не знали, как им отыскать других Воителей, и вот она случайно нашла одного. Друг он ил и враг? И самое главное, сможет ли он справиться с тем, что вот-вот нападет на них?

Не успела эта мысль пронестись у нее в голове, как тот, другой, кинулся на Шоу, и оба Воителя покатились, по земле. Кара уже хотела спасаться бегством, когда заметила какой-то золотой блеск на черной шее нападавшего.

Лукан.

Он взгромоздился на Шоу и занес руку. Она поморщилась, когда его когти полоснули Шоу по груди. Воитель взвыл от боли и, оторвав Лукана от себя, швырнул через голову.

Оба вскочили на ноги, кружа друг вокруг друга. Она увидела, как темнота следует за Луканом, словно дожидаясь его призыва.

Он говорил, что может управлять тенью и тьмой. Опасный горец!

Кара не может позволить, чтобы это продолжалось.

— Лукан! Остановись! Он помогал мне, — прокричала она.

Лукан на мгновение замер и взглянул на нее.

— Ты цела?

— Да.

— Лукан? — переспросил Шоу. — Лукан Маклауд?

Взгляд Кары метнулся к Шоу, который смотрел на Лукана во все глаза.

— А ты кто такой? — рыкнул Лукан.

Шоу опустил руки. В мгновение ока кожа его вновь сделалась нормальной, все следы Воителя исчезли.

— Я Гэлен Шоу. Дейрдре отпустила моего духа вскоре после того, как нашла вас с братьями.

Кара сделала шаг к мужчинам, но Лукан вскинул руку, останавливая ее. Он оставался в обличье Воителя, и его черная кожа поблескивала в угасающем солнечном свете, который просачивался сквозь деревья. Она была зачарована этой переменой в нем.

— Все Воители, с которыми я встречался, пытались заставить меня вернуться к Дейрдре, — сказал он.

Гэлен покачал головой.

— Известие о том, как вы с братьями сбежали от Дейрдры, придало многим из нас храбрости, которая требовалась, чтобы освободиться. Но это было давно, когда она считала, что страх удержит нас в горе. Теперь у нее другая темница, из которой еще никто не вырвался.

— А ты не врешь?

Гэлен покачал головой.

— С какой стати? Все Воители знают о Маклаудах. Все горцы знают о Маклаудах. Вы с братьями — легенда, Лукан. Я ищу вас уже сотню лет.

Лукан напрягся.

— Ты хочешь попытаться вернуть меня к Дейрдре?

Гэлен вздохнул.

— Ты что, не слушал, что я тебе говорил? Ты и твои братья не единственные, кто борется с Дейрдрой и ее стремлением к господству. Нам надо объединиться.

— Да, — подала голос Кара. — Я согласна.

Лукан не обратил на нее внимания, сверля взглядом Гэлена. Наконец Гэлен вздохнул:

— Подумай об этом, Маклауд. Рано или поздно Дейрдре найдет вас.

— Уже нашла, — бросил Лукан.

Тело Гэлена дернулось, как будто его пронзила стрела.

— Вы уже сражались с ней?

— Еще нет. Она послала своих вирранов и нескольких Воителей на поиски… кое-кого другого. А вместо него они нашли нас.

Кара подивилась, почему Лукан не сказал Гэлену, что Дейрдре охотится за ней.

Голубые глаза Гэлена вспыхнули предвкушением.

— Вы убили Воителей.

— Их было двое. Один ушел.

— Значит, Дейрдре придет за вами.

Лукан пожал плечами.

— Возможно.

— Я могу помочь, — предложил Гэлен. — Вам понадобятся все Воители, которых вы сможете собрать.

— Мы с братьями не просуществовали бы так долго, если бы были доверчивыми. Поэтому я не могу с тобой согласиться.

Гэлен взглянул на Кару:

— Если вы с ними передумаете, ты знаешь, где меня найти.

Сказав это, он скрылся в лесу. Кара выпустила из рук палку и выдохнула. Потом Лукан повернулся к ней.

— Ты убежала, — сказал он, гневно стиснув челюсти. Тени придвинулись ближе к нему.

Кара кивнула. Своим уходом она обидела его. Это было видно по его глазам.

— Да, Лукан, но только для того, чтобы защитить вас.

Он нахмурил лоб.

— Ты убежала не потому, что боишься меня?

— Нет. — Она подошла к нему и положила ладони ему на грудь. Тепло тут же окутало ее. — Я убежала, потому что все вокруг меня погибают. Не хочу, чтобы и тебя постигла та же участь.

— Посмотри на меня, Кара.

— Я смотрю.

— Нет! — закричал он. — Посмотри на меня! Посмотри, какой я есть.

Она улыбнулась и пробежала пальцами по его губам, большим пальцем дотронувшись до клыка.

— Я вижу тебя, Лукан. Вижу духа, который дает тебе бессмертие и небывалую силу. Но также вижу человека, который много раз спасал меня и продолжает защищать, несмотря ни на что. Вижу мужчину, который желает меня, но сражается со своим желанием из-за того, кто он.

— Кара.

Она пренебрегла его предостережением и погладила ладонями грудь. Ах, если бы он снял свою тунику, чтобы она могла ощутить кожу под своими руками.

— Ты пришел за мной.

— Я же поклялся оберегать тебя. Но кто убережет тебя от меня?

— Я не собираюсь этого делать, — прошептала она.

Он схватил ее за руки повыше локтей и подтолкнул к дереву. Она вздохнула в предвкушении, когда его тело оказалось совсем рядом.

— Уходи, Кара. Пожалуйста.

— Не могу, — пробормотала она. — Я хочу этого, Лукан. Хочу с той самой минуты, когда впервые заглянула тебе в глаза.

Он опустил веки.

— Ты сама не знаешь, что говоришь.

— Почему же? — возразила она. Лукан в обличье Воителя будоражил ее чувства. Он был опасным и непредсказуемым. И принадлежал ей.

Она привстала на цыпочки и прильнула губами к его губам. Он застонал и слегка повернул голову, языком скользнув внутрь, чтобы исследовать ее рот с греховным наслаждением. Руки стиснули бедра, когда ее язычок коснулся его клыков.

— Боже, Кара. Что ты со мной делаешь? — пробормотал он ей в шею, осыпая горячими, влажными поцелуями кожу.

Она улыбнулась и, открыв глаза, увидела, что Лукан вновь превратился в человека. Он поднял голову, удерживая ее взгляд своими необыкновенными глазами.

— Ты уверена? Вряд ли в этот раз я смогу остановиться.

Она просунула ладони ему под тунику, чтобы потрогать мускулистый торс, и почувствовала, как мышцы его живота дернулись.

— А я никогда и не хотела этого.

Больше не было слов, когда он завладел ее ртом. Губы его были мягкими, гладкими и требовательными, а вкус очень приятным. Это все, что ей раньше было нужно — этот его восхитительный, соблазнительный вкус. Но сейчас она хотела большего. Важно было разобраться в тех эмоциях, которые, подобно цветку, распускались внизу живота и заставляли сердце биться чаще, когда Лукан дотрагивался до нее.

Она потянула его тунику вверх, обнажая его такое желанное тело. Он прервал поцелуй ровно настолько, чтобы сдернуть тунику через голову и отшвырнуть в сторону. Затем его рот вновь завладел ее губами, сильнее разжигая страсть, обещая бесконечное наслаждение.

Он держал ее так, словно боялся, что она может убежать. Кара улыбнулась про себя. Никуда она не убежит, и он в этот раз тоже. Она должна посмотреть, куда приведет их охватившая обоих страсть.

Лукан прижал Кару к себе. Ее ладони гладили ему грудь, плечи, шею, пока она отдавала ему в поцелуе всю себя без остатка, все больше подстегивая его вожделение.

Он долго боролся со своим желанием обладать ею и проиграл. Она в его руках, и он намерен насладиться каждым мгновением с ней. От ее тихого стона сердце быстрее погнало кровь по жилам.

— Я хочу почувствовать тебя, — пробормотал он.

Она кивнула с улыбкой на губах. Он сделал полшага назад и помог ей раздеться. Потом опустился перед ней на колени, поднял маленькую ножку и снял башмак. Медленно стащил толстый шерстяной чулок вниз по ноге. Пальцы его легко касались кожи, наслаждаясь ощущением ее мягкости.

Он вскинул глаза и повторил то же самое с другой ногой. Она ухватилась руками за ствол дерева, закрыв глаза и приоткрыв губы. Жилка на шее билась часто-часто, давая ему знать, что она упивается его прикосновением.

Лукан поцеловал стопу и поставил Кару на землю. Выпрямился и сдернул с себя сапоги, но когда потянулся к бриджам, ее руки остановили его.

— Позволь мне, — попросила она.

Он заглянул в ее темные глаза и увидел в них чувственный голод, не уступающий его собственному. Лукан кивнул, в паху все напряглось от возбуждения. Она развязала шнуровку бриджей и потянула их вниз. Его плоть выпрыгнула на волю, твердая и жаждущая.

Она тихонько ахнула, прежде чем обхватила его пальцами. Лукан откинул голову назад и сжал руки в кулаки. Ее прикосновение было мягким и чувственным, невинным и эротичным. Выше и выше продвигала она ладошку по его длине, изучая новые ощущения.

— Ты такой твердый и горячий, но такой гладкий.

Он думал, что умрет. Слишком давно все это было. Ему ни за что не доставить ей удовольствия, не выплеснув семени, если она будет продолжать ласкать его.

— Теперь, — прохрипел он, глядя на нее, — моя очередь.

Он расстелил ее платье и свою тунику на земле, потом протянул к ней руку. Кара, не колеблясь, приняла ее и позволила ему уложить ее.

Его взгляд жадно скользил по ее телу, упиваясь каждой мельчайшей подробностью, от полной груди, увенчанной темными сосками, до тонкой талии и пышных бедер и стройных ножек.

Она подняла руки и обвила его за шею. Улыбка на ее губах была само соблазнение. Даже если бы у него была мысль попытаться остановить все это, он знал, она бы не позволила. То, что она видела его, видела то чудовище, каким он является, и все равно желает его, было непостижимо его уму.

— Не заставляй меня ждать, — прошептала она. — Я мечтала об этом с нашего первого поцелуя. Покажи мне страсть, которую я вижу в твоих глазах.

Лукан был окончательно усмирен. Он взял ее лицо в ладони и поцеловал, легонько проведя по ее губам своими. Он хотел действовать медленно, поскольку это ее первый раз, но Кара не собиралась ему этого позволить. Она облизала его губы и застонала. И тогда он окончательно пропал. Он даст ей все, что она захочет, чего бы это ни стоило.

Он углубил поцелуй, вбирая в себя ее вкус и запах. Руки его блуждали по ее телу, изучая каждый изгиб и все чувствительные местечки. Прижавшись своей возбужденной плотью к ее женственности, он ощутил жар и влагу.

Ему хотелось поскорее погрузиться в эти зовущие глубины, но она не готова. Значит, надо помочь.

Он обхватил ладонью ее грудь и стал ласкать, большим пальцем поглаживая сосок. Ее ногти вонзились ему в спину, когда маленький бутон затвердел. Он наклонился и сомкнул губы на соске. Подразнил вершинку зубами и втянул ее глубоко в рот.

Дыхание ее вырывалось судорожными, неровными всхлипами, таз приподнялся навстречу ему, ища того, чего она пока еще не понимала. Лукан переключился на другую грудь и повторил свои ласки. Она извивалась под ним и шептала его имя.

Лукан уже был на грани. Пора, пора оказаться внутри ее. Просунув руку между их телами, он раздвинул пальцами темные завитки. Улыбка заиграла на его губах, когда он почувствовал, какая она влажная.

Она дернулась, когда его пальцы погладили её там, где к ней еще никто никогда не прикасался. И никто, кроме него, не прикоснется.

— Лукан, — горячо пробормотала она.

Он скользнул пальцем внутрь. Господи, помоги, какая она тугая. Он стиснул зубы, чтобы сдержать желание, пока она не будет окончательно готова. Палец его равномерно то погружался, то выскальзывал наружу, пока она не стала приподнимать таз ему навстречу. К первому пальцу присоединился второй. Она застонала и выгнула спину. Ее твердые соски мерцали в вечернем свете, умоляя его снова заняться ими.

Не в силах устоять, он пососал тугую вершинку и просунул в нее третий палец. Она вскрикнула, быстрее задвигав тазом.

Его твердая как камень плоть адски болела, требуя освобождения. Он убрал руку. Кара открыла глаза и воззрилась на него. Сладострастные искорки вспыхнули в их глубинах, когда головка его члена потерлась о ее чувствительную плоть. Он проскользнул внутрь и закрыл глаза, настолько невозможным было наслаждение.

Он вышел, затем погрузился глубже в ее зовущий жар. Встретившись с преградой, отступил, оставив в ней только кончик. А потом одним сильным толчком прорвался сквозь ее девственность.

Тело ее напряглось, и она дернулась. Лукан замер, давая ей время привыкнуть к нему.

— Уже все?

Смех заклокотал у него в груди от ее раздраженного тона. Он заглянул ей в глаза и поцеловал.

— Это только начало.

— Хорошо.

Жажда двигаться, вонзиться в нее жестко и глубоко, наполнила его. Он обуздал этот порыв и начал продвигаться медленными, короткими погружениями. Скоро тело ее расслабилось, и тихие вздохи достигли его слуха.

— Обхвати меня ногами за талию, — попросил он.

Как только она сделала это, он погрузился глубже. Ему не удалось сдержать стон от ощущения, как она забирает его всего. Темп усилился, толчки его сделались глубже, мощнее, а ее движения навстречу смелее.

Наслаждение было слишком сильным, слишком интенсивным. Он знал, что его оргазм близок, но отказывался достигнуть вершины раньше Кары. Он перенес вес на одну руку и протянул вторую между их телами, отыскав пальцем чувствительную плоть. Она вскрикнула и стала царапать ему спину.

Он удерживал ровный, устойчивый ритм, наблюдая за эмоциями на лице, когда тело ее напряглось. Спустя мгновение она достигла апогея. Лукан больше не мог сдерживать свою кульминацию. Он полностью погрузился в ее конвульсивно сжимающееся тело и позволил ей выжать его досуха.

Долгие, долгие мгновения они лежали так, смешивая дыхания, с безумно колотящимися сердцами. Он приподнял веки и обнаружил, что она смотрит на него сверкающими как звезды глазами.

— Это было… — Она замолчала и пожала плечами.

Он понял, что она имела в виду. Словами невозможно описать то, что произошло, те чувства, которые они испытали. Но потом одно слово, которое пришло ему в голову, показалось Лукану подходящим.

— Это было бесподобно.

Медленная улыбка растянула Карины губы.

— О да. Совершенно бесподобно.

Он прижался лбом к ее лбу.

— Ты вернешься со мной в замок?

— Я отправлюсь с тобой куда угодно, Лукан, даже в преисподнюю.

— Будем надеяться, что до этого не дойдет, — отозвался он, чмокнув ее в нос.

Он перевернулся на спину и притянул ее к себе. Взгляд его устремился на верхушки деревьев и розовато-оранжевое закатное небо.

Теперь, когда тело его насытилось, он поймал себя на том, что вспоминает, как увидел Кару, разговаривающую с Гэленом. Обуявшая его в тот момент жажда убийства еще никогда не была столь сильной. Гэлен не преследовал Кару, но он находился рядом с ней. Этого для Лукана достаточно.

Чего он по-прежнему не понимал, это как она может хотеть его. Ведь Лукан оставался в своем обличье Воителя, поэтому у нее не должно было остаться никаких иллюзий относительно того, кто он такой и какая опасность его окружает. Но вместо того чтобы отпугнуть, это, похоже, только возбудило ее. И все это не беспокоит его, как должно бы, а безмерно радует. Радует так, что ему страшно признаться в этом даже самому себе.

— О чем ты думаешь? — застенчиво спросила она.

— О тебе.

Она усмехнулась. А он вдруг посерьезнел.

— Почему ты убежала, Кара?

Со вздохом она приподнялась на локте и посмотрела на него.

— Я сделала то, что считала необходимым.

— Ты же знала, что, покинув замок, сделаешься легкой мишенью для Дейрдры.

— Само собой.

— И все равно убежала.

— Ты сказал мне, что Дейрдре не успокоится и снова придет за мной. Я подумала, что если дам себя поймать это даст тебе и братьям шанс освободиться от нее.

Он взял ее лицо в ладони.

— Ты самая храбрая женщина на свете.

— Нет, — покачала она головой. — Всего лишь самая голодная.

Глава 16

Каре хотелось всегда оставаться в объятиях Лукана. Даже приближающаяся ночь ее уже больше не тревожила. Пока она с Луканом, ей ничего не грозит. Но по тому, как он то и дело поглядывал на солнце, она поняла, что их время подходит к концу.

Она села, оглядела его соблазнительное, твердое тело, и ей захотелось исследовать его в свое удовольствие. В следующий раз, а она была уверена, что уж тогда-то она осыплет ласками его всего, с головы до ног.

Он улыбнулся ей, ничуть не смущаясь своей наготы. Она взглянула на его обмякшую плоть, вспоминая, какой она была в ее руках. Наверное, ей следовало бы застесняться, что она сидит перед ним голая, но Каре нравилось, как он смотрит на нее. От неприкрытой страсти в его глазах в животе у нее что-то затрепыхалось.

— Нам надо обтереться, — сказал он, одним быстрым и плавным движением поднимаясь на ноги.

Кара увидела на нем свою девственную кровь. Взглянув вниз, заметила пятна крови на платье. Звук рвущейся ткани заставил ее поднять на него глаза. Лукан разорвал свою тунику надвое и присел возле нее.

— Я бы смочил ее, если бы была вода.

Она пожала плечами и протянула руку за куском ткани.

— Не важно.

Он отвел свою руку.

— Ложись. Я сам вытру тебя.

Она кивнула и откинулась на локти. Руки его были нежными, когда он вытирал кровь и свое семя у нее между ног. И только закончив с ней, он вытерся сам. Закопав свою тунику чуть поодаль, Лукан вернулся и, стоя к ней боком, натянул на себя бриджи и сапоги.

Кара не могла оторвать от него глаз. Он просто великолепен, горец во всех смыслах этого слова. Он идеально вписывается в природу, как своеобразное животное, а окружающий его ореол опасности только добавляет ему привлекательности.

Против такого мужчины матери бы предостерегли своих дочерей. Зато дочери из кожи вон лезли бы, чтобы заполучить его.

Лукан повернул к Каре голову и вскинул бровь.

— Что-то не так?

Она скользнула взглядом по его тугим ягодицам и крепким ногам. Для мужчины такого идеального сложения он был с ней поразительно нежен.

Кара облизнула губы.

— Все просто замечательно.

— Помочь тебе одеться? — Его глаза потемнели от желания.

Если она сейчас не оденется, они никогда не уйду, а она знает, как Лукан торопится вернуться в замок. Кара покачала головой и потянулась за чулком.

— В другой раз.

Лукан прислонился к стволу дерева, скрестил руки на груди и наблюдал за тем, как она одевается.

— Женщины носят слишком много одежды.

— Не могу с тобой не согласиться. А горцы теперь носят килты.

Он пожал плечом.

— Пожалуй, мне стоит обзавестись парочкой. Будет легче добраться до тебя, когда мне захочется заняться любовью.

Приятное покалывающее тепло распространилось по ее телу.

— Значит, мы будем делать это еще раз?

— Мы будем делать это много раз, Кара. Может, я и сопротивлялся какое-то время своему влечению, но знай: теперь ты моя.

Когда он протянул руку, она взяла ее, как бы принимая этим жестом все, что бы ни сулило ей будущее.

— А ты мой, — отозвалась она, когда он привлек ее к себе.

Лукан кивнул:

— Да.

Они шли через лес в уютном молчании. Только утром Кара думала, что все для нее потеряно, а теперь у нее все есть. Ну, почти все, если бы только Дейрдре перестала искать ее.

— Мы нашли еще одного Воителя, — заметила она.

— Может быть.

— Я понимаю, почему ты не доверяешь людям, Лукан, но чувствую, что он говорит правду.

— Может быть, — повторил Лукан.

Она закатила глаза. Ночь быстро приближалась, и когда они подошли к краю леса, Кара поймала себя на том, что ей не терпится поскорее вернуться в замок.

Вдруг Лукан остановился, жестом заставив остановиться и ее. Кара замерла и прислушалась.

— Что случилось? — прошептала она.

Лукан поднял руку, чтобы она помолчала. Потом она увидела в тени дерева какое-то движение, и Гэлен шагнул на их тропу. Кара почувствовала, как ногти Лукана вытянулись.

— Чего ты хочешь, Шоу? — грозно потребовал он.

Но глаза Гэлена были прикованы к ней.

— Ты выставляешь это всем на обозрение? — спросил он, обращаясь к Каре.

Лукан задвинул ее себе за спину.

— О чем ты говоришь?

Гэлен ткнул в нее пальцем:

— О флаконе. «Поцелуе демона». Его следует прятать.

Кара взглянула вниз и обнаружила, что мамино ожерелье и в самом деле висит поверх платья.

— Обычно я его прячу, но только потому, что люди находят его странным.

— Где ты его взяла? — спросил Гэлен.

— Это, черт возьми, не твое дело, — прорычал Лукан.

Однако Кара догадалась, что Гэлен может что-нибудь знать о сосуде. Она вышла из-за спины Лукана.

— Мне дала его моя мама, когда я была еще совсем маленькой.

— Вирраны убили ее, так ведь? — спросил Гэлен.

Она кивнула.

— Родители спрятали меня и только поэтому я спаслась.

— Ты знаешь, что это такое?

— Нет.

— Кара, — предостерег Лукан.

Она взглянула на Лукана и дотронулась до его руки.

— Сколько я себя помню, мне хотелось узнать, что это за ожерелье. Но мама умерла, и рассказать мне было некому. Если Гэлен знает, позволь ему поделиться этим знанием со мной.

Лукан вздохнул и кивнул:

— Хорошо.

Она повернулась к Гэлену:

— Так что же это за ожерелье?

— Кровь, которую ты носишь, это кровь драу.

Кара вспомнила, как Лукан рассказывал ей о двух ответвлениях друидов: маи, или добрые друиды, и драу — друиды злые.

— Мои родители были хорошими, добрыми и порядочными. Они никому не причинили зла.

Лукан обвил ее рукой за талию и привлек к себе.

— Продолжай, — велел он Гэлену.

— Ритуал кровопускания — это обряд, который проводит каждый драу на свое восемнадцатилетие. Считается, что кровопускание открывает им доступ к черной магии.

— Нет, — замотала головой Кара. — Еще раз повторяю: мои родители были добрыми людьми.

— А вы часто переезжали? — спросил Гэлен.

Она открыла было рот, чтобы сказать «нет», когда в памяти вдруг всплыло воспоминание о том, как они заходят в коттедж. Как доволен был отец, а мама сказала, что надеется, они проживут здесь дольше, чем в последней деревне.

— Часто, не так ли?

Она кивнула Гэлену, грудь сдавило.

— Но почему? Зачем нам нужно было постоянно переезжать?

— Из-за Дейрдры, — ответил Лукан.

Гэлен коротко кивнул.

— Дейрдре собирает всех друидов, и маи, и драу, всех, кого ей удается найти. Она убивает их ради большего могущества и власти. Драу представляют угрозу для ее магии, и говорят, некоторые маи знают, как связать злых духов.

Кара посмотрела на Лукана. Его взгляд, полный беспокойства, встретился с ней. Если кто-то из маи может связать живущего в нем духа, она найдет для него этого маи.

Кара прикоснулась к сосуду.

— Один Воитель сказал, что Дейрдре нужна эта кровь. Зачем?

— Кровь друида содержит в себе великую магическую силу, особенно для того, кто либо пролил кровь, либо завладел ею. — Взгляд Гэлена сузился, словно только сейчас до него дошло: — Это тебя ищет Дейрдре.

Она взглянула на Лукана.

— Я знаю.

— Значит, тебе понадобится столько Воителей, сколько ты сможешь найти, Маклауд. Дейрдре жаждет заполучить твою женщину больше, чем любого из Воителей.

— Почему? — спросил Лукан.

— Сила Кариной крови, смешанная с кровью ее матери, слишком велика, чтобы такая, как Дейрдре, прошла мимо. Приток могущества, который она получит, будет огромен. Это большая редкость — найти друида, который носит кровь матери драу у себя на шее.

Кара сняла ожерелье через голову.

— Тогда я просто вылью мамину кровь.

— Нет, — сказал Гэлен и протянул руку, останавливая ее. — Не надо этого делать.

— Чего ты нам не договариваешь? — нахмурился Лукан. — Драу были злом. Они были бы полезны Дейрдре, а поскольку кровь выпускается ритуально, Дейрдре легко было бы получить их кровь. Зачем их убивать, когда она может привлечь их на свою сторону?

Гэлен вздохнул и провел ладонью по лицу.

— Дейрдре сама является драу. Она поддерживает свою жизнь, используя кровь собратьев, около пяти сотен лет. Каждый раз, убивая драу и получая их кровь, она становится сильнее. И она боится, что кто-нибудь из драу может узурпировать ее власть.

Лукан выругался тихо, но с чувством.

— Твою женщину нужно любой ценой держать подальше от Дейрдры. Она также должна хранить сосуд как зеницу ока, ибо однажды ей может понадобится материнская кровь.

— Я об этом позабочусь, — заверил Лукан.

Гэлен прислонился плечом к дереву.

— Кара могла бы бороться с Дейрдрой при помощи своей магии.

— Но я ничего не знаю о друидах и их обычаях, — возразила Кара, покачав головой. — Я даже не знала, кто такие эти драу, пока Лукан не рассказал мне. У меня нет никакой магии.

— Это не так, — возразил Гэлен. — Каждый потомок друидов обладает магическим даром. Маи за своим даром обращаются к природе. Драу выпускают свою кровь, таким образом принося себя в жертву злу. И как только обряд совершен, черная магия вступает в силу.

Она положила ладонь на грудь Лукана.

— Я не хочу использовать черную магию.

— Тебе и не придется, — пообещал он. — Мы что-нибудь придумаем.

Когда они подняли глаза, Гэлена и след простыл.

— Тебе придется опереться не только на своих братьев, Маклауд, — эхом разнесся голос Гэлена среди деревьев.

— Он движется как ветер, — сказала Кара.

— Пошли. — Лукан взял ее за руку. — Нам пора возвращаться в замок.

Кара подхватила юбки другой рукой, и они побежали. Он несся с такой скоростью, что она еле могла поспевать.

Вскоре на землю опустилась ночь. Когда Кара выбилась из сил, Лукан, не останавливаясь, подхватил ее на руки и побежал дальше.

Кара положила голову ему на плечо и закрыла глаза, перебирая в памяти все то, что поведал им Гэлен. Ей не хотелось верить, что ее мама занималась черной магией. В жизни Кары было слишком много любви, слишком много добра, чтобы поверить, что ее родители были на стороне зла.

Но сосуд с материнской кровью у нее на шее говорил о другом. Ах, если бы только мама была жива, она бы обо всем рассказала дочери.

— Мы что-нибудь придумаем, — прочитав ее мысли, повторил Лукан.

Она кивнула, не в силах ответить. Он сказал это, чтобы успокоить и утешить ее, но она прекрасно понимала, как обстоит дело, и что потребуется нечто большее, чем обещания, чтобы сохранить ей жизнь. Опасность слишком велика.

Глава 17

Фэллон стоял на крепостной стене, устремив взгляд на восток, где они последний раз видели Лукана.

— Он бы уже должен вернуться, — заметил Куин.

— Он скоро будет. — Фэллон надеялся, Куин не расслышал в его голосе страха.

— Мне надо было пойти с ним.

— Он хотел, чтобы мы остались здесь.

Куин оперся ладонями о камни и выдохнул:

— Мы не готовы, Фэллон. Дейрдре нанесет удар, и мы снова окажемся ее пленниками.

— Мы так легко не сдадимся.

— О чем ты говоришь?! — рявкнул Куин, и голос его эхом разнесся в тишине. — Что мы можем ей противопоставить? Признайся, что боишься. Ведь у нас нет ни малейшей надежды.

Фэллон повернулся к младшему брату и пожалел, что он не тот человек, которым братья хотят его видеть.

— Надежда есть всегда.

— Не пытайся говорить, как отец.

Фэллон прошел мимо брата, чтобы вернуться в большой зал, когда голос Куина остановил его.

— Что это? — спросил Куин.

Фэллон обернулся и проследил за взглядом Куина. Он увидел, как кто-то бежит к замку и что-то несет. Потом раздался знакомый свист.

— Это Лукан. И рядом с ним Кара. Вернее, у него на руках.

Не успел Фэллон договорить, как Куин перепрыгнул через зубцы, приземлился по ту сторону крепостной стены и побежал навстречу Лукану. Фэллон привалился к камням. Он еще с минуту постоял так, прежде чем зашагать к лестнице, которая ведет в замковый двор.

Фэллон приостановился и выглянул во двор. Он знал, что если бы отпустил своего духа, то мог бы спокойно спрыгнуть туда. Это была бы малая жертва, нечто такое, чтобы испытать себя и своего духа. Фэллон помедлил еще мгновение и отступил от края.

Он глупец, если думает, что у него хватит силы управлять своим духом, как это делает Лукан. Это слишком опасно, чтобы даже попробовать. Он сбежал вниз по лестнице и встретил Лукана и Куина во дворе.

— Она ранена? — спросил Фэллон, когда увидел, что Лукан несет Кару.

— Нет, — ответила она. — Он меня не отпускает.

Лукан заворчал:

— Она устала.

Фэллон вошел вслед за братом в замок. Он заметил взгляд, которым обменялись Лукан с Карой, когда тот усадил ее на один из стульев перед очагом. Что-то изменилось между ними, и нетрудно догадаться, что именно. Фэллон был рад за брата. После всего, через что они прошли, Лукан заслужил немножко счастья.

Кара подняла взгляд на Фэллона, затем перевела его на Куина.

— Простите меня. Я правда думала, что поступлю правильно, если уйду.

— Ты можешь оставаться здесь столько, сколько понадобится, — сказал Фэллон.

Ее улыбка в ответ на слова старшего из братьев была искренней.

— Спасибо.

— У меня есть новости, — сказал Лукан, разжигая огонь.

Куин заинтересовался:

— Что за новости?

— Вообще-то их много, — отозвалась Кара. — Я нашла еще одного Воителя.

Фэллон взглянул на Лукана. Тот был без туники, которую, возможно, порвал в драке.

— Он напал?

— Нет. — Закончив, Лукан вытер руки и встал. — Он знает о нас и о том, как мы сбежали от Дейрдры. Говорит, что тоже скрывается от нее, и есть и другие, такие как он.

— Другие? — переспросил Куин.

— Вот именно, — ответил Лукан. — Он сказал, что еще понадобится нам, равно как и другие Воители, когда Дейрдре нападет.

— Ну, не знаю, — подал голос Фэллон и потер лицо ладонью. — Все это время мы думали, что мы одни.

— Гэлен сказал, что искал вас, — промолвила Кара. — Быть может, это хороший шанс одержать победу над Дейрдрой.

Куин фыркнул.

— Или потерпеть поражение.

— А у нас есть другой выбор?

Фэллону неприятно было признавать это, но Кара права. Впрочем, одного взгляда на Лукана хватило, чтобы понять, что он чего-то не договорил.

— Что еще случилось?

Лукан вздохнул.

— Сначала я должен дать Каре поесть. Она ничего не ела с самого утра.

Он прошел на кухню, достал из продуктовой ямы жареного оленьего мяса и положил его на блюдо. Хлеба осталось мало, но он положил и его.

Взгляд его поневоле задержался на еде. Было время, когда их стол ломился от разнообразной снеди. Он скучал по той еде, которую принимал как должное.

Когда он вернулся в большой зал, Кара сидела за столом и наливала себе вина из бутылки Фэллона. Лукан удивленно вскинул бровь. Фэллон обычно неохотно делится своим вином.

— Ей, судя по всему, оно необходимо, — объяснил Фэллон.

Лукан поставил блюдо между собой и Карой и жестом предложил ей приступать к трапезе. После того как она выбрала кусок мяса, он взял другой для себя. Он наблюдал, как она ест, как зубы откусывают мясо, а губы отправляют кусок в рот, как язык слизывает сок с губ. Плоть его затвердела уже от одного этого зрелища. Похоже, она заворожила его окончательно.

Кара взглянула на него. Судя по улыбке, она прочла в его глазах чувственный голод. Если бы они были одни, он бы уложил ее даже на стол и снова занялся с ней любовью.

Но они не одни, и если судить по мечущему молнии взгляду Куина, все видят, как сильно Лукан ее хочет. Вопрос в том, догадываются ли они, что он ее уже попробовал?

Знают ли, что он вкусил кусочек рая и не намерен отказываться от него? Никогда.

— Лукан, — вернул его к разговору Фэллон.

Он прожевал свой кусок и поставил локти на стол.

— Гэлен также знает о «Поцелуе демона».

— Что? — рявкнул Куин и встал у стола рядом с ним. — Откуда?

Лукан покачал головой:

— Понятия не имею.

Фэллон опустился на лавку напротив него.

— И все же что тебе стало известно?

Карина рука скользнула под стол и легла ему на ногу. Она боялась рассказывать им, боялась того, что они скажут. Он накрыл ее ладонь своей и успокаивающе сжал.

— Мы знаем, почему Дейрдре так жаждет заполучить Кару, — ответил Лукан. — Дейрдре, похоже, драу.

Куин скрестил руки на груди и чертыхнулся.

— Драу. И как мы сами не додумались до этого?

— Наши головы были заняты другим, — заметил Фэллон.

Это верно, но им следовало бы догадаться, что представляет собой Дейрдре.

— Ее страсть к черной магии должна была навести нас на размышления.

— Но драу исчезли столетия назад, — возразил Куин.

Лукан взглянул на младшего брата.

— По-видимому, нет.

— Они прятались от Дейрдры, — пояснила Кара. — Дейрдре использует их кровь, в сущности, кровь всех друидов, чтобы сделаться сильнее и подкрепить свое бессмертие.

Взоры Фэллона и Куина устремились к сосуду, висящему у Кары на шее. Лукан переплел их пальцы.

— Ты драу, — произнес Куин в воцарившейся тишине.

— Нет, — бросил Лукан. — Она потомок друидов. А любой друид по своей природе маи.

Кара стиснула его пальцы.

— Чтобы стать драу, друид отдает часть своей крови в ритуале, который открывает доступ к черной магии, то есть к злу. Ритуал предположительно проводится на восемнадцатый год рождения друида.

— Черт побери, — выругался Куин. — Ты проводила такой ритуал, Кара?

Она покачала головой.

— Но твоя мать была драу, — заметил Фэллон.

— Похоже, что так.

Лукан погладил большим пальцем тыльную сторону Кариной ладони.

— Еще Гэлен поведал нам, что маи обладают способностью связать нашего духа. Мы хотели найти других воинов и друида. И похоже, нашли их.

— Я не могу связать духа, — проговорила Кара. — Я ничего не знаю о магии.

— Гэлен сказал, это приходит само собой.

— Ты видел, чтобы я совершала что-нибудь магическое, Лукан? — возразила она. — Я не друид, но я найду вам друида.

Фэллон поднес кубок с вином к губам и сделал изрядный глоток. Потом вытер рот тыльной стороной ладони.

— Давайте посмотрим, правильно ли я понял. Кара — друид. Ее мать была драу, и Дейрдре убила ее.

Лукан кивнул.

— Дейрдре убивает всех драу из-за их магии.

— Мы понятия не имеем, сколько ей лет, — заметил Лукан. — Учитывая растущую силу ее магии, она способна стать бессмертной.

— Замечательно, — буркнул Куин.

Фэллон почесал подбородок.

— Дейрдре нужна Кара, и я полагаю, в ней есть нечто особенное, потому что у нее «Поцелуй демона».

— Угу. Дейрдре охотится за кровью обеих: Кариной матери и самой Кары.

— Постойте, — сказал Куин. — Если это Дейрдре убила Кариных родителей, то разве она уже не получила кровь ее матери?

Лукан посмотрел на Кару, надеясь, что она объяснит.

Кара сделала глубокий вдох.

— Я размышляла об этом на обратном пути в замок. Не думаю, что Дейрдре нужна кровь любого драу. Полагаю, ей необходима кровь именно из «Поцелуя демона».

— Согласен, — кивнул Лукан. — Невинная кровь маи, по доброй воле отданная во время ритуала черной магии, который притягивает зло. Представить не могу, что за силу содержит кровь в «Поцелуе демона».

Куин пригладил волосы пятерней.

— Кажется, мы приближаемся к истине, — помыслил он вслух.

— Имеет ли значение, что Кара фактически так и не стала драу? — пожелал знать Фэллон.

Лукан посмотрел на Кару, но та лишь пожала плечами.

— Не знаю, — ответил Лукан. — Гэлен сказал, Дейрдре охотится за всеми друидами — и драу, и маи.

— Она убивает и маи тоже?

Лукан развел руками:

— Не знаю.

— Гэлен должен знать, — заметила Кара. — Он был прав, Лукан. Он нам понадобится, и не только в предстоящей битве с Дейрдрой. Возможно, у него есть ответы на наши вопросы.

— А может, и нет, — возразил Лукан.

Лукану хотелось верить, что Гэлен заодно с ними, но слишком долго он остерегался всех, чтобы так легко поверить.

— Мы должны беречь Кару от Дейрдры, — сказал Фэллон.

Куин кивнул.

— Как и всех других друидов, которых нам удастся найти.


Кара перевернулась на спину, зевнула и потянулась. Она не помнила, когда и как легла спать. Последнее, что запечатлелось в сознании, это как сидела с братьями за столом в большом зале, и они говорили о стратегии предстоящего сражения с Дейрдрой и ее подручными. Должно быть, Лукан принес ее в спальню.

Она взглянула на подушку рядом с собой и нахмурилась. После того как они занимались любовью, она ожидала, что он придет к ней между своими дежурствами в замке. И ее сильно встревожило, что он не появился. Надо было сказать ему, что для нее не имеет значения, что он бессмертный, а она нет. Она собирается прожить с ним всю жизнь, какой бы короткой она ни была. Неужели он передумал? Пожалел о том, что между ними произошло в лесу?

Сердце забилось тревожно, А вдруг Лукан, узнав теперь, что она драу, не желает иметь с ней ничего общею? Но она не драу, и она ему это докажет.

Как?

Она пока не знает. Ей же совершенно ничего не известно о друидах и их течениях, и тем более как убедить Лукана, что она не служитель зла? Но кто бы она ни была, Дейрдре хочет заполучить ее.

Гэлен сказал, что она может бороться с ней. Это внушает некоторую надежду.

Кара села, и одеяло соскользнуло до талии. Чтобы сражаться с Дейрдрой, потребуется великая магия. Для друида, который изучал магию всю жизнь, это могло бы показаться простым делом, но для Кары это было невозможно.

Она ничегошеньки не ведает о том, что значит быть друидом и как распоряжаться своими магическими способностями, посему о том, чтобы вступить в войну с Дейрдрой, не может быть и речи.

А покалывание в пальцах? Имеет ли это какое-то значение?

Кара откинула одеяло и стащила ночную рубашку через голову. Она умылась холодной водой из тазика, которую оставили для нее, потом оделась. Спустившись в большой зал, нашла там Фэллона, затачивающего копья и другое оружие.

— Доброе утро, Кара, — приветствовал он девушку.

Она приостановилась на пути в кухню:

— Здравствуй, Фэллон.

Обследовав кухню, Кара обнаружила кое-какую снедь. Скорее всего Куин принес ее из деревенских домов. Она нашла муку и закваску для хлеба.

Замешивая тесто, она подняла глаза и увидела Лукана, который стоял в дверях и наблюдал за ней.

— Хорошо спала? — спросил он.

— Неплохо.

Он прошел в кухню и стал через стол от нее. Его сине-зеленые глаза излучали тепло, когда оглядывали ее с ног до головы.

— Помню, как я мальчишкой приходил сюда и смотрел, как кухарка печет хлеб.

Кара улыбнулась.

— Уверена, она давала тебе краюшку, как только вынимала хлеб из печи.

— О да. Даже когда я был еще совсем желторотым, женщины не могли устоять против моего обаяния.

Она помолчала. Он очень красив, но когда улыбается, то просто неотразим.

— Я люблю, когда ты улыбаешься.

Он обошел вокруг стола и привлек ее к себе. Она старалась не испачкать его своими руками в муке, но ему, похоже, было все равно.

— Спроси меня, — приказал он охрипшим голосом.

— О чем же?

— Спроси, почему я не пришел к тебе ночью.

Кара отвела глаза. Не стоит ему знать, как сильно она хотела почувствовать его объятия.

Он легонько встряхнул ее.

— Спроси меня, Кара.

— Ну хорошо. — Она заставила себя посмотреть ему в глаза. — Почему ты не пришел ко мне ночью?

— Потому что знал, что если приду, то снова займусь с тобой любовью, а твоему телу нужно время, чтобы все зажило. Потребовалась вся моя сила воли, чтобы удержаться и не пойти к тебе.

Из всех причин, которые она могла представить, эта уж никак не приходила ей в голову. Он просто заботился о ней, о ее здоровье.

— Ты мог бы просто обнимать меня.

— Нет, — покачал он головой. — Этого мало. Я желаю тебя так сильно, что это не выразить словами. Не мог я рисковать причинить тебе боль.

— Даже если я снова хочу тебя?

Он застонал и на мгновение прикрыл глаза.

— Ох, девочка, ты меня убиваешь.

Кара застонала, когда он поцеловал ее. Напряжение исчезло от слов Лукана. Он не передумал. Он просто заботился о ней.

Он схватил ее за бедра и притянул к себе, прижавшись к ней своей твердой, возбужденной плотью.

— Если я не остановлюсь сейчас, то уже не смогу с собой совладать.

— И хлеб пропадет, — пробормотала она между поцелуями.

Лукан оторвался от нее.

— Ты подумала, что я не хочу тебя.

Кара собралась было соврать, но поняла, что если поступит так сейчас, это изменит их отношения. Они были честны друг с другом с самого начала.

— Да, правда.

— Я же сказал тебе вчера, что ты моя.

— Даже если теперь знаешь, что я потомок драу?

— Ты потомок друидов, Кара. Это не одно и то же. Твои предки сами решили стать драу. Тебе не обязательно делать такой выбор.

Но в глубине души Кара понимала, что выбор ей все же сделать придется.

— Когда закончишь печь хлеб, выходи во двор. Я бы хотел, чтобы ты еще потренировалась с оружием.

Она прошла мимо него и засмеялась, когда он легонько шлепнул ее по заду. Кара повернулась и покачала головой.

— И все-таки я не верю, что обычное оружие поможет мне в сражении против магических сил.

— Кто знает, кто знает, — улыбнулся Лукан.

Кара смотрела ему вслед, пока он не скрылся за дверью. На душе было легко. Она замешивала тесто, поставила его подходить. И все время думала о своем возлюбленном.

Потом вымыла руки и направилась было в большой зал, когда взгляд ее упал на огород за окном. Как только она посмотрела на растения, в пальцах началось уже знакомое покалывание. Лекарственные и кухонные травы все еще росли среди сорняков, по крайней мере те, которые не забил бурьян. Немножко ухода, и они вернутся к жизни.

Кара вышла из кухни и опустилась на колени в садике. Как только руки ее коснулись растений, теплое, приятное чувство удовлетворения растеклось по телу. Она начала выдергивать из земли толстые, разросшиеся сорняки. Как приятно было покопаться в земле, даже если грязь забивалась при этом под ногти. Было в этом что-то естественное и правильное. Она не подвергала сомнению свое чувство, просто следовала ему.

Она прервала свое занятие только для того, чтобы поставить хлеб в печь, и потом вновь вернулась в садик. К полудню огород был наполовину выполот, и в воздухе пахло свежевыпеченным хлебом.

Стряхнув землю с рук, она вытерла их и поднялась, чтобы помыть. И, повернувшись, обнаружила Лукана, который стоял, прислонившись к стене замка, и наблюдал за ней, как раньше, в кухне.

— Не могла же я допустить, чтобы хлеб, сгорел, — сказала она, когда он вскинул брови.

— Ну разумеется. А огород?

Она взглянула вниз, радуясь, что сохранилось, оказывается, так много лекарственных трав.

— Надо же мне было чем-то заняться. Не могу сидеть без дела.

— Вот уж не думал, что травы все еще живы.

Она пожала плечами.

— Некоторые — да. Большинство забили сорняки, но теперь я дала им возможность побороться.

— Гм, — пробормотал он и протянул руку. — Фэллон и Куин ждут.

Кара заметила любопытный взгляд, который он бросил на садик. Она собрала хлеб и отнесла его в большой зал, где даже Куин улыбнулся, когда увидел свежие булки. Братья с удовольствием налегли на хлеб, но Кара поймала себя на том, что мыслями вновь и вновь возвращается к садику.

А когда она стала раздумывать, как бы ускользнуть незамеченной и вернуться к травам, то поняла: что-то изменилось.

Глава 18

— Держи меч поднятым, — велел Лукан Каре.

Руки ее уже начали уставать, губы были плотно сжаты, но он упорно продолжал тренировку. Ей так многому нужно научиться, а времени на это так мало.

Фэллон и Куин тоже по очереди инструктировали ее вместе с ним. Кара ни разу не пожаловалась, хотя он чувствовал, что она не видит в этом смысла.

— Следи за моими глазами, — напомнил он ей. Лукан сделал выпад, и острие его меча легонько ткнулось ей между грудей. — Ты меня не слушаешь.

Она вздохнула и, шагнув назад, опустила меч.

— У тебя были годы тренировок, Лукан. Я же учусь всего несколько дней.

Лукан заметил, что Фэллон оставил свое вино в замке. Последние несколько часов брат не пил ничего, кроме воды. Лукан не мог припомнить, когда в последний раз Фэллон так долго обходился без выпивки.

Куин сидел рядом с Фэллоном на ступеньках.

— Это из-за юбок. Они ей мешают.

Лукан кивнул.

— Но с этим ничего не поделаешь.

— Я могла бы носить бриджи, как вы, — сказала она.

Лукан поперхнулся слюной. Закашлявшись, он представил, как бы она выглядела, разгуливая по замку в облегающих штанах. Он был бы очень не прочь это увидеть, но не желал, чтобы это наблюдал кто-то еще.

— Нет, — прохрипел он, откашлявшись. — Никаких бриджей.

Она закатила глаза.

— Какие-нибудь другие предложения будут?

— Держись рядом с одним из нас, — посоветовал Куин.

— Легче сказать, чем сделать, — проворчала Кара. — Не подумайте, что я не хочу учиться. Просто у меня ничего не получится.

— Ты сможешь, — заверил ее Лукан. — Ты уже добилась немалых успехов. Поначалу ты с трудом могла удержать в руке меч. Легким касанием своего клинка я мог выбить у тебя оружие. Сейчас же ты держишь его твердо.

Фэллон кивнул.

— И быстро двигаешься, несмотря на юбки.

— Воители будут применять свою силу, — добавил Лукан. — Они попытаются одолеть тебя, но ты, стремительно передвигаясь, сможешь не подпустить их к себе.

Она склонила голову набок.

— Ты так веришь в меня.

— Ты же учишься у Маклауда. Конечно, я верю в тебя. Как же иначе?

Она рассмеялась, и ее смех показался ему чудесной музыкой. Когда в последний раз этот двор слышал смех? Судя по лицам братьев, они подумали о том же.

— Ну хорошо, — сказала Кара и подняла свой меч и кинжал. — Давай продолжим.

— В этот раз не вступай со мной в драку. Оставайся недосягаемой. Используй свое оружие только для того, чтобы отбить мое, если я подберусь слишком близко.

— Помни, — подал голос Фэллон. — Воители и вирраны будут стараться ударить когтями.

Лукан кивнул.

— Я хочу, чтобы она вначале привыкла уклоняться от меча.

Кара пошире расставила ноги, слегка согнула их в коленях и уставилась ему в глаза. Он был приятно удивлен, как многому она научилась за то короткое время, что тренируется под его началом. Сперва он делал это только с той целью, чтобы она получила представление, что способна защищаться. Всем им прекрасно известно, что против Воителя у нее нет ни малейшего шанса.

Но чем дольше Лукан наблюдал за ней, тем отчетливее сознавал, что у нее есть неплохой шанс продержаться против Воителя или вирранов, пока он или кто-то из братьев не придет ей на помощь.

Он кружил вокруг нее, приноравливаясь к ее шагам. Потом кинулся вперед и улыбнулся, когда она отскочила в развороте, задев кинжалом его по руке. Если бы кинжал не был повернут плоской стороной, то она бы рассекла ему руку.

— Очень хорошо! — крикнул Куин с одобрением в голосе. — Здорово ты его приложила.

Лукан сделал ложный выпад вправо, потом резко метнулся влево. Она не догадалась, что он задумал, пока уже не стало поздно. Но вместо того чтобы оказаться пойманной, она поднырнула и, упав на землю, откатилась от него. А когда вскакивала на ноги, ее кинжал задел тыльную сторону его колена.

Фэллон зааплодировал.

— Впечатляет, Кара. Из тебя бы вышел великий воин Маклауд.

Лукан не мог с этим не согласиться. В ней живет душа горца. Это будет ее преимуществом. Он повернулся к ней лицом и слегка кивнул. Она просияла, но приготовилась, чтобы он не застиг ее врасплох.

Он дал ей время подготовиться, после чего упал на колено и взмахнул мечом у ее лодыжек. Она вовремя отскочила, чтобы избежать удара, и не успел Лукан встать, как почувствовал, что острие меча упирается ему в шею.

— Либо ты нарочно медленно двигаешься, чтобы дать мне время прийти в себя, либо… — Она не закончила.

В ее ореховых глазах он увидел волнение.

— Либо что? Это выходит у тебя само собой?

— Я же женщина.

Он ухмыльнулся.

— Я заметил.

Она взглянула на оружие в своих руках.

— Женщины не дерутся, Лукан.

— Почему нет? — удивился Куин. — Может, если бы я научил Элспет, она смогла бы защитить себя и нашего сына.

— Я, конечно, двигался не с обычной своей скоростью, — признался Лукан. — Но и не так уж медленно.

Он взял ее за руку и подвел к ступенькам. Фэллон протянул Каре кувшин с водой. Она напилась и передала его Лукану.

— Прошедшей ночью нападения не было, — заметила Кара.

Лукан встретился взглядом с братьями.

— Нет. А это значит, что Дейрдре собирает свои силы. В чем в чем, а в уме ей не откажешь. Она не станет действовать, пока как следует не подготовится. И не собирается сдаваться так легко, а если вместе с Карой ей удастся схватить и Маклаудов, это будет очень щедрым подарком.

— И что это означает? — спросила Кара.

— Ничего хорошего, — мрачно отозвался Куин. — Радоваться пока особо нечему.

Ее темные глаза встретились с глазами Лукана.

— Ты знаешь, что нам следует предпринять. Не следует упускать такой шанс.

Да, он понимает, чего она хочет.

— Мы не знаем точно, можно ли доверять Гэлену.

— И не узнаете, пока не поговорите с ним. Сколько у нас времени до нападения Дейрдры?

Фэллон пожал плечами.

— Она может напасть в любое время.

— Пожалуй, Кара права, — сказал Куин. — Мы можем и сами дать отпор армии Дейрдры, но чем больше Воителей будет на нашей стороне, тем лучше.

— Ты говорил, он знает других Воителей, правильно?

Лукан пожал плечами.

— Так он сказал.

— Ну и какой у нас выбор? Нам надо выяснить это.

Лукан все еще не был убежден. Если они впустят Гэлена в свой замок, он легко сможет умыкнуть Кару, как только Лукан отвернется.

— Ты ведь хочешь уберечь Кару, не так ли? — спросил Куин.

Лукан скрипнул зубами.

— Ты же знаешь, что да.

— Тогда нам надо поговорить с Гэленом.

Лукан выдохнул.

— Прекрасно. Я отправлюсь за ним рано поутру. — Когда они начали было спорить, он указал на солнце. — Сейчас уже нет времени. Солнце сядет через несколько часов.

С его скоростью он мог бы найти Гэлена и вернуться до наступления темноты, и братья это знали.

Кара встала и убрала прядь волос с лица.

— Пойду умоюсь и приготовлю ужин.

Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась в замке. Как только дверь за ней закрылась, Фэллон поднялся.

— Мы не можем ждать, Лукан. Ты же понимаешь.

Куин зыркнул на него.

— Ты всегда говоришь нам, что мы должны видеть себя такими, какие мы есть, и приспосабливаться. Оглянись вокруг, Лукан. Нам надо быть готовыми к тому, что грядет.

— Знаю, — признался он.

— Это нелегко, верно? — спросил Фэллон.

Лукан нахмурился:

— Что?

— Принимать решения, которые влияют на тех, кто тебе дорог.

— Я принимал решения за вас с Куином три сотни лет.

— Да, — кивнул Куин. — Но тут ты имеешь дело с женщиной, которую хочешь назвать своей. Тут надо особенно хорошо все продумать.

Лукан не желал слышать, почему они с Карой не могут быть вместе. Он знал все доводы, потому что сам не раз твердил их себе, хотя и безуспешно.

— Ну, все по порядку, — сказал Фэллон. — Вначале ты приводишь Гэлена. Прямо сейчас.

Лукан перевел взгляд на старшего брата. Сейчас он говорит прямо как прежний Фэллон. Каким был до уничтожения их клана.

— Ты приказываешь мне, брат?

Фэллон кивнул.

— Я старший. Имею право.

Лукану давно хотелось, чтобы Фэллон взял на себя роль главы семьи. Он думал, что этого никогда не случится, поэтому смирился с тем, что ему приходится быть за главного. Теперь же, когда Фэллон неожиданно занял свое место, Лукан нашел, что ему это не совсем по вкусу.

— Если ты хочешь победить Дейрдру, нам придется рискнуть, — сказал Куин. — Мы все будем присматривать за Гэленом. Клянусь, Лукан.

Лукан потер лицо ладонью. Спорить бессмысленно. Если не пойдет он, пойдет Куин.

— Вернусь, как только смогу.

— Бог в помощь, — промолвил Фэллон.

— Не выпускайте Кару из виду, — напомнил им Лукан.

Когда братья кивнули, он развернулся и побежал. Минуя въезд в крепость, он пожалел, что у них нет ворот. Воителей они, конечно, не удержат, но хотя бы не позволят проникнуть внутрь другим.

Куин вздохнул, как только Лукан скрылся из виду за крепостной стеной.

— Лукан всегда был недоверчив, но с годами это стало особенно заметно.

— Все мы стали хуже за эти годы, маленький брат.

— Ты видел, как он смотрит на Кару?

Фэллон усмехнулся:

— Это было бы трудно не заметить.

— И тебя это не беспокоит? — Куин не мог поверить, что Фэллон так спокойно относится к происходящему у них на глазах.

— Что бы мы ни говорили, нам все равно не удастся переубедить Лукана. Он пытался держаться в стороне от нее, но у него ничего не вышло. Наверняка ты помнишь, что значит желать женщину. Мы столько лет просидели здесь одни-одинешеньки, так что меня не удивляет, что Кара пробудила что-то в его сердце.

Куин покачал головой.

— Но ведь он только обрекает себя на новую боль. Кара смертная, мы бессмертные. У них нет надежды на счастливое будущее.

— Но сейчас Лукан счастлив. Не лишай его этого.

— Это его погубит, — возразил Куин, чувствуя, как поднимается в нем злость. — Ты же знаешь. Он пережил так много. Но если полюбит Кару и потеряет ее… мы потеряем Лукана.

Фэллон закрыл глаза и кивнул.

— Знаю, но как я могу указать ему, чтобы держался от нее подальше? — Он устремил взгляд на Куина. — Я и тебя не стал бы предостерегать от женщины. Мы живем, по существу, в аду. Так зачем же отказываться от тех радостей, которые выпадают на нашу долю, если они так малы и так редки?

— Тебе не хуже меня известно, что именно Лукан поддерживает и объединяет нас.

— Значит, когда придет время, мы поддержим его.

Куин во все глаза смотрел на старшего брата, видя их отца в темно-зеленом взгляде Фэллона.

— А у нас получится? — спросил Фэллон.

Куин пожал плечами:

— Не знаю.

— Я не собираюсь лезть тебе в душу, но тебе ведь известно, что такое потерять жену. Если кто и сможет поддержать Лукана, так это ты.

— Ну, это вопрос спорный. — Он не желает говорить об Элспет и своем браке. И не будет. — Дейрдре может явиться уже сегодня и забрать Кару. Сомневаюсь, что мы сумеем этому помешать. Эта злая ведьма отнимет у него Кару.

Фэллон скрестил руки на груди и пожал плечами.

— Все может быть.

Куин взбежал на крыльцо, перескакивая через две ступеньки.

— Ну, раз это ты отправил Лукана за Гэленом, сам и сообщай Каре об этом.

— Она же сама хотела, чтобы Гэлен пришел. Значит, поймет все правильно.

— Угу. И это всего лишь доказывает, что ты ничего не понимаешь в женщинах, — пробормотал Куин и вошел в замок.

Глава 19

Кара поплескала воду на лицо, чтобы смыть пот и пыль. Вытершись, она оглядела кухню, размышляя, что подать на ужин. По тому, как братья смотрели друг на друга, было понятно, что Куин с Фэллоном попытаются уговорить Лукана привести Гэлена. Потому-то она и ушла в замок. Они могут просидеть там до захода солнца, а, стало быть, у нее есть время поработать еще в огороде.

День быстро угасал, но ей и не требовалось много света, чтобы выдергивать сорняки. Кончики пальцев начало покалывать, когда она вышла в садик. Как только руки погрузились в землю, покой и умиротворение снизошли на ее душу. Она пожалела, что не помогала монашкам обрабатывать огород. Может, ей уже давно удалось бы обрести душевный покой.

Но монашки разрешали ей приходить в огород, только чтобы насобирать овощей и трав. Ничего больше.

Она выдернула упрямый сорняк из земли и отбросила его в сторону, размышляя о том, как хорошо проходят ее тренировки с Луканом. Ну, ей, конечно, приходится прикладывать немало усилий. Зато нравится проводить время с Луканом и иметь возможность быть частью их мира. Но ее тело как будто понимает раньше мозга, что ей нужно делать, чтобы избежать нападения.

Половину времени во время тренировки она не знала, как уклониться от атаки Лукана, это просто получалось как-то само собой. Поначалу ей казалось, что она двигается медленно, но чем больше они тренировались, тем отчетливее она сознавала, что ее реакция и движения становятся быстрыми, она почти готова дать отпор врагу.

Она ахнула, когда взгляд ее упал на росток петрушки. Это было все равно, что найти сокровище. Маленькие зеленые листочки были едва видны среди сорняков. Кара осторожно выполола сорняки вокруг растения и подивилась, какой росточек крепенький.

Пальцы ее провели по краям листочков, безмолвно побуждая его расти, вкусить солнца, земли и воды.

— Кара.

Она оглянулась через плечо и увидела позади себя Фэллона с Куином.

— Я сейчас приду.

— Я… э… я пришел кое-что тебе сказать, — пробормотал Фэллон.

— Ну, так скажи. — Она не могла понять, то ли Фэллон пьян, то ли не решается говорить что-то, что считает важным. Кроме того, у нее под кончиками пальцев ее новая находка. Она улыбнулась и сдула землю с маленьких листочков, желая увидеть, как маленькая петрушка растет, представляя, как ее вкус обогатит их простую пищу.

— Лукан ушел за Гэленом, — выпалил Куин.

Улыбка на губах Кары растаяла.

— Ушел? Ты хочешь сказать, он пошел один?

— Да, — ответил Фэллон.

Кара посмотрела на братьев укоризненно.

— Когда я говорила, что надо привести сюда Гэлена, я ожидала, что мы все вместе пойдем за ним. Лукану небезопасно ходить одному, и вам троим не следует разделяться.

Фэллон вскинул руки.

— Мы не дадим тебя в обиду, Кара.

— Я беспокоюсь не о себе. Я тревожусь за Лукана. Кто-нибудь из вас подумал, что случится, если Дейрдре его схватит?

У Куина хватило такта опустить глаза и поковырять землю носком сапога.

— Мы подумали, лучше будет привести Гэлена сегодня, чем покидать замок всем сразу.

Кару охватил гнев. Она отвернулась и закрыла глаза, потом несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Открыв глаза и увидев, что краешки листьев петрушки почернели и скрючились, она вскрикнула и отдернула руку от растеньица. В ту же секунду Фэллон с Куином подскочили к ней.

— Что стряслось? — спросил Фэллон.

Она указала на растение:

— Оно было здоровым всего минуту назад, листочки ярко-зеленые и цветущие.

Куин потер лицо ладонью.

— Вот черт.


Лукан придерживался одинаковой, ровной скорости, направляясь по прямой к лесу. Ему хотелось вернуться как можно быстрее, посему он надеялся, что Гэлена будет легко отыскать.

Лукан был уже на пол пути к лесу, когда увидел кого-то идущего ему навстречу. Он замедлил бег, насторожился. Человек остановился, заметив Лукана. Секунду спустя вскинул руку в приветствии.

Лукан разглядел поношенный плед Шоу и вздохнул. Скрестил руки на груди и стал ждать, когда Гэлен подбежит к нему.

Когда Гэлен приблизился, улыбка приподняла уголок его рта.

— Я знал, что ты придешь.

Лукан повернулся спиной к замку.

— Ты не мог знать. Просто тебе повезло, что мы случайно встретились.

— Готов с тобой поспорить, Лукан, но не стану. У каждого из нас свои возможности.

— Куда ты шел? — спросил Лукан.

— Я знал, что вы с Карой направились в эту сторону. Я собирался найти вас. Пошли? Я чувствую, что ты спешишь.

Лукан заколебался.

— Я не хотел приходить.

— Ты не доверяешь мне?

— Нет.

Гэлен посмотрел на него, их взгляды скрестились.

— Понимаю твою осторожность. Но я один против вас троих. Вы легко можете убить меня.

— Знаю. Меня больше беспокоит Кара.

— Защитить ее — главная задача, — сказал Гэлен. — Дейрдре не должна добраться до нее.

— Согласен. И все равно, Шоу, я опасаюсь вести тебя с собой.

Гэлен кивнул.

— Я мог бы рассказать тебе, что Дейрдре со мной сделала и почему я сбежал от нее, но ты просто сочтешь это ложью. Но ты же прекрасно понимаешь: чтобы уберечь Кару от Дейрдры, вам понадобятся все Воители, которых вы сможете собрать.

Лукан не хотел признавать, что Гэлен прав. Это он должен защищать Кару, но ведь Дейрдре пришлет не горстку Воителей. Ей нужна Кара, а он достаточно хорошо знает Дейрдру, чтобы понимать: так легко она не сдастся.

— Ну хорошо, — произнес он через минуту. — Но имей в виду, Шоу, мы будем наблюдать за тобой.

— Даю тебе слово, Маклауд, что я всей душой с вами против Дейрдры. Я никогда с ней не примирюсь, всегда буду защищать тех, кто привлек ее внимание.

Это все, о чем Лукан мог просить. Ему не хотелось симпатизировать Гэлену, но честность и решимость в голубых глазах Воителя трудно было с чем-то спутать. Лукан сильно рискует, беря Гэлена с собой, но ради спасения Кары он готов рисковать чем угодно.

— Пошли. — Лукан повернулся и ускорил шаг, пока вновь не побежал. Гэлен не отставал от него, но Лукан и не ожидал ничего другого от человека с живущим в нем духом.

— Сколько таких, как ты, можно было бы собрать? — спросил Лукан.

Гэлен пожал плечами.

— Мы разбросаны по всему Высокогорью. Многие поступают так, как я: находят других Воителей и пытаются переманить их на нашу сторону.

— Чтобы бороться с Дейрдрой? А почему не прятаться?

— Ты же понимаешь, что от Дейрдры не спрячешься. Кроме того, ты еще многого не знаешь. Вы с братьями думали, что поступаете правильно, скрываясь, но тем самым вы только обрекли себя на еще большие страдания, я думаю.

Лукан стиснул кулаки, сознавая, что Гэлен прав. Зря они столько лет прятались от всего мира, тем самым изолируя себя от всего происходящего.

— Ну, и чего же я не знаю?

— Я бы предпочел рассказывать это только один раз, если ты не возражаешь. Как только мы соберемся все вместе — ты с братьями и Кара, — я все вам расскажу.

Лукан остановился и недоуменно взглянул на Гэлена:

— А при чем тут Кара?

Через несколько шагов остановился и Гэлен и повернулся к нему:

— Очень даже «при чем». Она не хочет это признавать, а ты собираешься спрятать ее подальше. И этим ограничиться.

— Она обычная девушка. Ничего больше.

Гэлен покачал головой.

— Говори что хочешь, Лукан, но скоро ты сам все увидишь. И поймешь.

Ему хотелось ударить Гэлена. Врезать как следует и бросить его тут. Но он не мог. Он обещал братьям, что приведет Воителя в замок.

— Ну, давай ударь меня, — усмехнулся Гэлен. Он вытянул руки и ждал.

Лукан тут же насторожился.

— С чего ты взял, что я хочу тебя ударить?

Гэлен расхохотался.

— Твои глаза, Маклауд. Они черные. А теперь ударь меня. Тебе полегчает.

— Полегчало бы, это уж точно, но не буду. Не отставай.

Лукан помчался на всех парах, несясь все быстрее и быстрее, пока сердце не заколотилось в груди. Как давно не чувствовал он такой свободы, которую давал ему бьющий в лицо ветер, земля, пружинящая под ногами.

Так же быстро он бежал, когда искал Кару, но тогда он волновался о ее безопасности. Теперь же он наслаждался моментом, поскольку не знал, когда еще ему представится такая возможность.

Вскоре показался замок. Взгляд Лукана обежал башни, но тени Куина он не увидел. Взгляд на крепостную стену подтвердил, что и Фэллон его не ждет. Это как-то странно, что их нет на страже. Где же они?

— Вы вернулись в свой замок? — в голосе Гэлена сквозило удивление. — Нам и в голову не приходило искать вас тут.

Лукан не потрудился ответить. Может быть только одна причина, по которой братья не стоят на страже, и это Кара. Он припустил еще быстрее. Крик Гэлена, окликающий его по имени, унес ветер.

Добежав до крепости, Лукан не остановился во дворе, а помчался прямиком в большой зал. И резко остановился, когда увидел Кару, которая сидела за столом и не сводила взгляда со своих рук, и братьев, нервно расхаживающих вокруг нее.

— Лукан. Слава Богу, — облегченно выдохнул Фэллон, устремившись к нему.

Сзади послышался какой-то звук. Лукан обернулся и увидел в дверях Гэлена. Он махнул Шоу, чтобы тот входил. Только Лукан открыл рот, чтобы спросить, что стряслось, как печальный взгляд Кары обратился на него. Было в нем столько безнадежности и страха, что он похолодел.

Он шагнул к ней, но Фэллон положил ладонь ему на грудь и остановил. Лукан оттолкнул руку брата, но тот схватил его.

— Лукан, — прорычал Фэллон.

Он резко повернул голову.

— Я нужен ей.

— А тебе надо сначала услышать, что произошло.

Он застыл на месте.

— Она что, ранена?

Фэллон покачал головой:

— Нет, к счастью, невредима.

— Если ты сейчас же не скажешь мне, что с ней случилось, я повыдергиваю тебе руки и ноги. — Лукан удерживал свой гнев на тоненькой ниточке. Что-то произошло с Карой, и, видит Бог, он узнает правду.

— Ну по крайней мере мы знаем, как заставить его проявить эмоции, — сказал Куин, подходя. — Я Куин, — представился он Гэлену. — А тот, что сверлит Лукана свирепым взглядом, — Фэллон.

— А я Гэлен Шоу. Рад, что наконец нашел всех вас.

Лукан понимал, что должен был представить братьев Гэлену, но все его мысли были заняты Карой.

— Фэллон.

Фэллон кивнул.

— Она пропалывала сорняки, когда я пошел сказать ей, что ты отправился за Гэленом.

— Растение было зеленым, — пробормотала Кара.

Лукан перевел взгляд на нее. Она поставила локти на стол и держала руки ладонями к себе, снова и снова проводя большими пальцами по подушечкам остальных.

Куин шагнул к Лукану.

— Кара рассердилась, что мы отпустили тебя одного. Сказала, что нам надо держаться вместе, что разделяться для нас небезопасно.

— Она права, — вставил Гэлен.

Лукан бросил на Гэлена мрачный взгляд.

— Что было дальше?

Фэллон пожал плечами.

— Она вскрикнула. Когда мы подбежали посмотреть, что стряслось, то увидели, что растение, вокруг которого она пропалывала сорняки, скрючилось и почернело.

Лукан растерялся.

— Я не понимаю.

— А по-моему, все понятно, — сказал Гэлен. — Я предупреждал тебя, что она друид. Просто пока еще не знает, как управлять своей магией.

— Ты можешь ей помочь?

— Могу попробовать.

Они вчетвером прошли к столу. Гэлен сел напротив Кары, а Лукан опустился на лавку с ней рядом. И потянулся к ее руке. К счастью, она позволила ему взять ее за руку, но продолжала потрясенно смотреть на другую.

— Привет, Кара, — сказал Гэлен.

Она слабо улыбнулась ему:

— Я рада, что Лукан нашел тебя.

— Ты ведь понимаешь, что произошло в саду, не так ли?

Она часто-часто заморгала, но слезинка все равно скатилась по щеке. Лукан привлек ее к себе и вдохнул запах вереска и земли.

— Я убила растение. — Она говорила так тихо, что Лукан едва расслышал.

Гэлен кивнул.

— Ты друид.

— Объясни, — коротко бросил Лукан.

— Друиды — дети земли, которые имеют магическую связь с природой. Наслаждаться ощущением земли на своих пальцах, наблюдать, как растут растения и даже помогать им расти — это у друидов наследственное. Многие маи ходят босиком, чтобы быть ближе к земле.

Кара положила свободную руку ладонью на стол. Тепло Лукана помогло остановить водоворот мыслей. Теперь, слушая Гэлена, она начинала понимать.

— Маи получают свою магию из земли, — сказала она.

Гэлен кивнул.

— Также, как драу получают свою магию из преисподней и от крови других друидов.

— Означает ли это, что я способна не только убить растение, но и оживить его?

— Ты была сердита и при этом дотрагивалась до растения. Трава забрала на себя твой гнев и оттого завяла.

Кара прикрыла глаза.

— Как это возможно? Друиды, Воители, вирраны и драу? Всего несколько дней назад ничего этого не было и в помине.

Лукан сжал ее руку. Она заглянула в его сине-зеленые глаза и выдавила улыбку. Это так странно и непривычно — обнаружить, что мужчина стал тебе близок и дорог за такое короткое время, но нельзя отрицать, что Лукан действует на нее так же успокаивающе, как и земля в руках.

— Не уходи больше, не попрощавшись.

Он кивнул:

— Даю тебе слово.

Она повернулась к Гэлену:

— И что теперь? Я ничего не ведаю о том, что значит быть друидом.

— Я расскажу тебе все, что знаю, — пообещал Гэлен.

Куин оперся ладонями о стол, скривив губы в презрительной ухмылке.

— И откуда же тебе так много известно о друидах?

Гэлен перевел глаза на Куина и не отвел взгляд.

— Мне известно так много, потому что я сидел в узилище Дейрдры с одним из них. Она пытала его каждый день. Когда его приносили назад в темницу, он сходил с ума от боли. Чтобы не лишиться разума и хоть немного притупить боль, он говорил со мной.

От истории, рассказанной Гэленом, Каре сделалось нехорошо.

— А чего хотела от него Дейрдре?

— А чего она хочет от всех нас? — Гэлен покачал головой. — Как я уже вам говорил, маи знают заклинание, которое может связать злых духов, живущих в нас. Дейрдре нужно это заклинание, и ей нужно удостовериться, что никто из маи не помешает ее планам.

— Зачем ей это? — спросил Фэллон. Он стоял у другого конца стола, скрестив руки на груди. — Она знает, как отпускать духов, разве этого не достаточно?

Гэлен пожал плечами:

— Черт ее знает.

— Разве что это не она отпустила духов. А кто-то другой.

Куин фыркнул.

— Поверь мне, Кара. Нашего духа отпустила она. Я был там и испытал это на себе.

Она повернулась к Лукану:

— А что, если все-таки не она, по крайней мере не полностью? Что, если она только разбудила их? Разве не ты рассказывал мне, что Воители переставали быть людьми и превращались в чудовищ?

Лукан кивнул.

— В них не оставалось ничего человеческого. После ухода римлян они уже не могли отличить своих от врагов.

Кара покусывала губы, глядя на мужчин.

— Мне кажется, я знаю, зачем Дейрдре нужно заклинание.

— Зачем? — нетерпеливо спросил Фэллон.

— Когда злых духов только поселили в мужчин, драу отдали им приказ прогнать римлян с наших земель. Но когда римляне ушли, эти Воители обратили всю ярость на своих сородичей.

— Вот-вот, — согласился Гэлен. — Они убивали всех подряд. Не могли перестать драться, даже если бы захотели.

Она сжала большую руку Лукана, в которой он держал ее ладонь.

— Дейрдре — драу, а это значит, она знает, как вызывать заклинания. Однако я догадываюсь, и драу, и маи решили, как только им удалось привязать злых духов, что будет лучше навсегда избавиться от заклинаний.

Не успела она закончить, а Куин уже качал головой.

— Не думаю. Друиды поняли бы, что обладают властью в любое время использовать очень мощное оружие.

— Так почему же они его не использовали? — возразила она. — Когда пришли саксонцы, почему они не призвали Воителей? Думаю, друиды ужаснулись того, что сделали, испугались так сильно, что больше не захотели прибегать к подобному средству.

— Даже драу? — вопросил Гэлен. — Драу мало чем испугаешь.

Кара взглянула на Лукана и увидела, что он хмурится, слушая ее. Фэллон постукивал пальцем по столу, опустив глаза. У нее не было фактов, подтверждающих то, что она сказала. Но она чувствовала, что права.

— Думаю, — продолжала Кара, — что Дейрдре, сама будучи драу и очень сильной в черной магии, нашла способ выпустить духов, но не отпустить полностью. Если бы она освободила злых духов так, как это сделали древние друиды, никто из вас не сидел бы здесь сегодня.

Лукан с шумом выдохнул.

— Черт побери, думаю, она права. Во всех преданиях, которые я слышал о Воителях, говорится о том, какими они были неуправляемыми. А я могу управлять своим духом.

— Не могу поверить, — сказал Гэлен. Его голубые глаза сделались круглыми, а выражение лица удивленным. — А я все никак не мог взять в толк, зачем Дейрдре нужно заклинание, чтобы связать нас, когда она знает, как выпустить духа.

Куин опустился на лавку рядом с Гэленом.

— Разрази меня гром.

— Теперь я понимаю, почему она не спешит с нападением, — подал голос Фэллон, заходив взад-вперед перед столом. — Я-то думая, что на этот раз она хочет быть уверенной, что поймает нас.

— Она хочет быть уверенной, что поймает Кару из-за «Поцелуя демона», но еще и потому, что Кара может знать, как связать наших духов, — высказал предположение Лукан.

— Но я же не знаю, — возразила она, однако никто ее не услышал.

Куин бросил взгляд на Лукана.

— Нам нужны еще Воители.

С этим Кара была целиком и полностью согласна.

— Гэлен, сколько времени, по-твоему, понадобится, чтобы привести сюда других Воителей?

— Может, день-два, а то и больше, — ответил он. — Я уже разослал весточку, что наткнулся на Лукана. Как я сказал вам обоим тогда в лесу, мы ищем вас, Маклауды, уж больше сотни лет.

— Ты все время говоришь «мы», — заметил Фэллон. — Вы все живете в какой-то одной деревне?

Гэлен покачал головой.

— После побега от Дейрдры каждый из нас пошел своим путем. Кое-кто вырвался на свободу раньше меня, некоторые позже, но в Шотландии есть условленные места, где мы оставляем послания, предназначенные для других и написанные на древнем кельтском языке, поэтому никто, кроме нас, не может их прочесть.

Лукан поставил локти на стол и подался вперед.

— Что я хочу знать, так это сколько Воителей продолжают скрываться от Дейрдры. При таких способностях в черной магии, сдается мне, она бы давно это пресекла.

Кара задавалась тем же вопросом. Как-то странно, что так многим удалось сбежать.

Гэлен усмехнулся.

— Темницы в горе Кэрн-Тул уходят глубоко в недра. Дейрдре построила целый город внутри горы, а сама расположилась в ее вершине, в своем дворце. Она редко спускается в подземелья, а уж если спускается, ничего хорошего это не сулит.

— Ты говоришь, подземелья переполнены? — спросила Кара. — Целая гора? — Она знала, что Кэрн-Тул — большая гора, поднимающаяся высоко в облака, но не могла представить, чтобы вся она была заполнена запертыми в неволе людьми.

— Да, — отозвался Гэлен. — Ее дворец огромен и занимает большую часть горы. Она держит там не только друидов и мужчин, которых подозревает в наличии в них духа; она лишает свободы любого, кого ей заблагорассудится. Многих превращает в своих рабов, применяя черную магию, дабы управлять их сознанием.

Фэллон шумно выдохнул.

— Как она выбирает мужчин, в которых, как ей кажется, живет злой дух?

— Скорее всего, я думаю, это просто ее догадки. Один из людей, которых она схватила, сказал, что существует свиток с именами, написанными драу, когда мужчин впервые обращали в Воителей. Дейрдре позарез нужен этот свиток. Она всех расспрашивает о нем.

— А он действительно существует? — спросил Куин.

Гэлен налил себе воды из кувшина на столе.

— Думаю, существует, но никто не знает, у кого он.

Фэллон протянул руку вниз, затем водрузил на стол бутылку вина.

— И она заставила того человека назвать имена?

Гэлен выпил воды, поставил свой кубок и нахмурился.

— Да, она получила пять фамилий.

В большом зале повисла тишина. Минуту спустя Кара поднялась и пошла в кухню собрать какой-нибудь еды. Новости, которые свалились на братьев Маклаудов, переварить нелегко. В предстоящие дни им понадобятся силы.

Когда она вернулась в большой зал с подносом еды в руках, мужчины были погружены в глубокую задумчивость. Она поставила поднос на стол и жестом указала на еду:

— Поешьте. Нам много нужно обсудить.

Кара облегченно вздохнула, когда мужчины наполнили свои блюда. Куин и Фэллон сидели по обе стороны от Гэлена, но он, похоже, ничуть не возражал. Ей хотелось услышать больше о Дейрдре и Воителях. Все, что угодно, лишь бы не думать о бегущей по ее жилам магии. И о будущем, которое с каждой минутой становится все неопределеннее.

Глава 20

Лукан внимательно наблюдал за Карой. Его не обмануло то, как она перевела разговор на Дейрдру и Воителей. Кара не готова упоминать о своих магических способностях, но, хочет она того или нет, скоро ей придется говорить о них. Слишком многое для них поставлено на карту, чтобы оказаться не подготовленными к какой-нибудь неожиданности.

Он оторвал кусочек жареной оленины от своего куска и отдал ей. Она улыбнулась и охотно пожевала вкусную снедь. Завтра им придется снова охотиться и рыбачить, поскольку мясо уже почти закончилось. А теперь, когда прибавился еще один рот, придется охотиться каждый день.

— Ты сказал, что дал другим знать, что встретил меня, — напомнил Лукан Гэлену. — Как они узнают, где тебя найти?

— Я оставил метку на одном из самых старых дубов в лесу, сообщая им, что направляюсь на запад. Они придут сюда.

— Если придут, — добавил Куин.

Гэлен откусил кусок овсяной лепешки и с удовольствием проглотил, прежде чем ответить.

— Я покидаю лес только по очень важному случаю. Они придут.

Фэллон поставил бутылку с вином, плеснув щедрую порцию в свой кубок.

— Думаю, куда более важный вопрос, придут ли они вовремя?

Тут Лукан был с ним полностью согласен.

— Будем сегодня по очереди нести дежурство.

Куин кивнул.

— Нам надо выработать план, — предложил Фэллон.

В последние дни Лукан стал замечать в Фэллоне перемену. Он по-прежнему пил, но уже не так много. Взгляд стал более осмысленным, в голос вернулись те непререкаемые нотки, которые так ненавидел Лукан в юности. Сейчас, однако, он был им только рад.

— Согласен, — сказал Лукан. — Ты что-нибудь придумал?

Фэллон встретился с ним взглядом.

— Мы знаем наш замок как свои пять пальцев. Предлагаю обратить это в свое преимущество.

Лукан глубоко вдохнул, готовый сражаться.

— Отличная идея.

Прямо как прежний Фэллон. Лукан бросил взгляд на Куина и увидел, что тот с интересом наблюдает за старшим братом. Тот поднял свой кубок, отсалютовав Куину.

— Может, нам и не удастся уничтожить незваных гостей, но мы можем расставить ловушки, — сказал Фэллон. — Это задержит и Воителей, и вирранов на какое-то время, пока им не удастся выбраться.

— А вы тем временем атакуете остальных, которым удалось проскочить, — заметила Кара. — Тут так много мест, где можно расставить ловушки, и не только в замке, но и вокруг него.

Лукан широко улыбнулся Каре.

— Хорошее предложение.

Фэллон, Куин и Гэлен стали обсуждать план обороны замка, а Лукан повернул Карино лицо к себе. Она заморгала и сделала попытку улыбнуться, но он видел, как она нервничает.

— Я разузнаю для тебя все, что должен знать друид. Мы справимся.

Она взяла его руку в свои.

— Если бы мама была жива, она бы научила меня обычаям драу. И сейчас я вполне могла бы быть драу.

— Ты этого не знаешь. Гадать, что будет, а чего не будет, бессмысленно, только лишняя головная боль.

— И ты мне поможешь?

Он пожал плечами.

— Да, наверное. Я это неплохо умею.

Наконец-то она улыбнулась по-настоящему.

— А ты самоуверен, да?

— Ни капельки. — К его радости, она усмехнулась, но тут же вновь посерьезнела. Улыбка исчезла, и она отвела глаза.

— Мне надо убрать посуду.

Лукан не дал ей встать.

— Кара.

— Со мной все хорошо, — заверила она его и погладила по щеке. — Вы тут пока поговорите, а я наведу порядок на кухне.

Он отпустил ее собирать теперь уже пустые деревянные блюда и взглядом проводил из зала. Когда повернулся, то встретился с тремя парами устремленных на него глаз.

— Как она? — спросил Фэллон. — Теперь, когда ты здесь, ей, кажется, получше.

Куин покачал головой.

— Она побледнела как смерть, когда увидела, что растение умирает. Никакие наши слова не могли успокоить ее, а потом она просто сидела и смотрела на свои руки.

— Никогда не чувствовал себя таким беспомощным, — признался Фэллон. — Это было ужасно.

Кара стала частью их семьи, хочет она того или нет. Лукан был рад, что братья приняли ее так легко. Его чувства к Каре росли с каждым днем, и он хотел, чтобы она оставалась с ним. Всегда.

— Она напугана, — сказал Лукан, — как был бы напуган любой из нас на ее месте. Мы ничего не знаем о друидах, но теперь, когда Гэлен здесь, может, ему удастся преодолеть часть ее страхов.

Гэлен пожал плечами.

— Я расскажу ей все, что знаю, но слова не помогут ей понять, какой магией она владеет.

— Ты уверен, что единственный путь, с помощью которого она может стать драу, это ритуал кровопускания?

— Уверен. Это делается во время полнолуния в восемнадцатилетие друида. Этот обряд — знаменательное событие, но теперь, когда Дейрдре охотится на них, ритуалы, как мне говорили, держатся в тайне, и мало кто о них знает.

— А ты знаком с кем-нибудь из драу? — поинтересовался Фэллон.

Гэлен коротко кивнул.

— Встречал нескольких в подземелье Дейрдры, но, насколько мне известно, никому из них не удалось сбежать.

— Друиды исповедуют язычество, как и в прежние времена, — заметил Куин. — Если бы кто-нибудь узнал о них, их бы сожгли на костре как ведьм. К какой бы ветви ни принадлежали друиды, все они прячутся, и не только от Дейрдры.

— Согласен, — сказал Гэлен. — Обычаи и традиции друидов впитываются ими с молоком матери. Вот как Карина магия, к примеру. Она не сможет избавиться от нее, даже если захочет. Это часть ее.

Лукан бросил взгляд в сторону дверного проема, ведущего в кухню.

— Как и наши духи — часть нас.

— Это уж точно, — буркнул Фэллон.

Лукан сидел, сжимая и разжимая руки. Каре нужен друид, кто-то, кто научит ее древним обычаям и поможет постичь собственную магию. Беда в том что у них нет времени на поиски друида.

— Не знаю, — неожиданно проговорил Гэлен, углубленный в собственные мысли.

Лукан взглянул на него и нахмурился.

— Чего ты не знаешь?

— Сумею ли вовремя отыскать друида.

Лукан вскинул бровь.

— Как ты догадался, о чем я думаю?

Гэлен пожал плечами.

— Не обязательно уметь читать мысли, чтобы понять это. Хватит одного взгляда на тебя, чтобы сообразить, что ты думаешь о Каре. А поскольку Кара расстроена из-за своей магии, следующим логическим заключением будет, что ты думаешь, как бы найти друида и привести сюда.

Куин фыркнул. Фэллон покачал головой и поднес кубок с вином к губам. Лукан не знал, верить ли Гэлену, или он все же обладает способностью читать чужие мысли.

Лукан решил пока не углубляться в это.

— Ты знаешь, где можно найти кого-то из друидов, верно?

— Пожалуй, — признался Гэлен. — Но это было лет десять назад или даже больше. Скорее всего они уже куда-то переехали. Если переживем нападение Дейрдры, я отведу вас с Карой к ним.

Лукан не был уверен, что Кара сможет ждать так долго.

— А пока расскажи Каре и нам все, что знаешь о друидах.

— И о маи, и о драу, — добавил Фэллон.

Гэлен коротко кивнул.

— Попробую.

Лукан подался вперед.

— Ты много знаешь о нас, Шоу. Пожалуй, пора тебе рассказать нам о себе.

Гэлен усмехнулся, во взгляде его не было ни капли гнева.

— Я не отличаюсь от вас.

— Позволю себе не согласиться, — заявил Куин.

— Какой в тебе дух? — спросил Лукан. — Когда мы дрались, ты сделался темно-зеленым. Это значит, что тебе легко оставаться невидимым среди лесной зелени.

Гэлен кивнул.

— Это одна из причин, почему я живу в лесу.

— Твой дух, — напомнил Фэллон.

Гэлен отвел глаза.

—  Айсволд. Дух ловкачества.

Лукан поскреб подбородок. Дух ловкачества… Это что-то новое. Какими же способностями он обладает?

— А твоя семья? Твой клан?

— Я оставил его.

Всего три слова, но Лукан услышал в них гнев и отчаяние.

— Дейрдре уничтожила и другие кланы, помимо нашего? — пожелал знать Куин.

Гэлен покачал головой:

— Нет, насколько мне известно. Мой, во всяком случае, не тронули. Меня схватили, когда я отправился поохотиться.

— Ты вернулся к ним. — Фэллон уставился на свою бутылку, обхватив пальцами горлышко.

Гэлен зажмурился, посидел так немного, потом открыл глаза.

— Да. Я хотел удостовериться, что они невредимы. Убедившись, что с мамой и отцом все хорошо, я сразу ушел.

— Из того, что я видел, ты можешь управлять своим духом, — заметил Лукан.

— Мне понадобилось немало времени, чтобы научиться этому. Я держался леса, прятался в деревьях.

Куин поднялся и подошел к огню. Присел перед ним на корточки и пошевелил поленья.

— А мы какое-то время прятались в горах.

— По крайней мере вы были вместе.

Лукан кивнул. Да, по крайней мере они не разлучались. Он не мог представить, как бы прошел через все испытания в одиночку. И посмотрел на Гэлена с большим уважением. Лукан все еще не доверял ему полностью, но не мог не признать, что мужество Гэлена его восхищает. И что, несмотря на все свои сомнения, ему нравится Гэлен.

Краем глаза он заметил Кару, направляющуюся из кухни к лестнице. Она держала голову опущенной и двигалась быстро. Не хотела, чтобы ее увидели. Он пошел было за ней, но потом подумал, что ей, возможно, нужно время, чтобы побыть наедине с собой. Больше она не убежит. Она знает, что самое безопасное место для нее — рядом с ним.


Кара облегченно выдохнула оттого, что прошла незамеченной и никто ее не остановил. Она задержалась, чтобы зажечь свечу, которую взяла с собой. Но в дверях своей комнаты резко остановилась, увидев сине-зелено-черный плед, плед Маклаудов, которым было занавешено окно.

Должно быть, Лукан повесил его сегодня утром. Она улыбнулась и подошла к окну. Пробежала ладонью по толстой шерсти, в который раз изумляясь Лукану. Он уже столько раз удивлял ее.

Кара поставила свечу и развела в очаге огонь из недавно принесенной и аккуратно сложенной охапки дров. Нет сомнений, Лукан позаботился и об этом.

Помимо воли она улыбнулась. Когда-то, когда она была еще девчонкой, она мечтала о муже и детях, но эта мечта оказалась недолговечной. Скоро она поняла, что мужчины клана Макклур смотрят на нее иначе, чем на других женщин своего клана. Пусть ей и позволили жить в клане, но она для них никогда не была своей.

Потому-то и решила она стать монашкой. Немаловажным свидетельством в пользу этого решения было и то, что в монастыре она чувствовала себя в безопасности. Она думала, что Господь и святыни защитят ее от зла. Как же она ошибалась! Ошибалась во многом.

Теперь, вкусив страсти, приняв Лукана в свое тело, она не могла думать ни о чем другом, кроме как оставаться с ним рядом. Глупая мечта, она понимает это, но ничего не может с собой поделать. Их жизни связаны навеки, и не только потому, что он спас ее от смерти в тот первый день. Это чувство гораздо глубже.

Любовь…

Кара опустилась на пол и села перед очагом. Подняла руки и начала расплетать косу и разделять волосы пальцами. Потом стала расчесывать длинные пряди. И думать о Лукане.

Мысли ее все время вертелись вокруг бессмертного горца. Она устремила взгляд на оранжево-красные языки пламени и вздохнула. Может, их жизни и переплелись, но им суждено разлучиться. Если Дейрдре в конце концов схватит ее, она умрет, а ее возлюбленный будет жить вечно.

Но нельзя отрицать тех глубоких чувств, которые вызывает в ней Лукан. Чувств, которых она никогда не испытывала ни к кому другому. Они пугают ее, но в то же время дают ей силы и влекут ближе к нему.

До нее донесся легкий аромат сандалового дерева. Подняв взгляд к двери, она увидела там Лукана. Он стоял, опустив руки, не отрывая от нее глаз.

— Ты такая красивая.

Она улыбнулась на его комплимент:

— Как и ты.

— Нет, — покачал он головой. — Это женщины красивы. Мужчины есть мужчины. Зачем им красота?

— Позволь с тобой не согласиться. Я вижу перед собой мужчину, обладающего силой, мощью и магией. Мужчину с бугрящимися мускулами и очень приятным глазу телом. Мужчину с сине-зелеными глазами и ртом, который творит со мной нечто невообразимое. Нечто восхитительное и греховное.

— Столько достоинств? — Он шагнул в комнату и закрыл за собой дверь.

— И даже больше.

— Больше? Что же еще?

Она улыбнулась дразнящему блеску его глаз.

— Рассказать?

— О да.

Она отложила гребень и закусила губу, когда он подошел к ней, опустился рядом и стал ждать.

Кара протянула руку и дотронулась до медальона, висящего у него на шее. Обвела пальцем голову грифона и открытый клюв.

— Я нахожу это очень красивым. Грифон. Кельтское животное, символизирующее равновесие между добром и злом.

— В самом деле? — От уголков его зеленых глаз разбежались крошечные морщинки.

— Ах, но ведь ты уже знал это. Скажи мне, Лукан Маклауд, почему ты носишь этот медальон?

Он пожал плечами:

— Каждому мужчине в моей семье лэрд дарил медальон.

— Твой выбрал для тебя отец?

— Нет. Мама. Она выбрала медальоны для всех своих сыновей.

Интересно.

— Думаешь, она знала, что готовит тебе будущее? Что из троих братьев ты будешь тем, кто научится управлять своим духом?

— Может быть. Мама, казалось, знала все на свете.

Голова грифона с обеих сторон медальона завораживала Кару. Горцы знают, что означают древние кельтские символы, поэтому не случайно Лукану подарили грифона.

— У тебя грифон. У Фэллона… вепрь, да?

— Да, — с тихим вздохом отозвался Лукан. — А у Куина волк.

Кара отняла руку от медальона и опустила ее.

— Вепрь означает силу и исцеление, а волк — ум и хитрость.

Лукан прижался ладонью к ее щеке. Она закрыла глаза и прильнула к его руке.

— Кара.

Ее имя лаской слетело с его губ. Она задрожала, но не от холода, а от страсти, которую он в ней пробуждал. Когда она открыла глаза, лицо его было в нескольких дюймах от ее лица. Она увидела в его глазах золотистые крапинки, но помимо этого увидела что-то еще, что-то такое, отчего сердце гулко забилось.

— Кара, — повторил он и прижался в поцелуе к ее рту.

Она раскрыла губы навстречу его поцелую. Его вкус пьянил ее, кружил голову сильнее любого вина. Она встала на колени и обвила его руками за шею. Он слегка повернул голову, углубляя поцелуй.

Возбуждение заиграло в крови. Она надеялась и молилась, чтобы он пришел к ней сегодня ночью. Тело ее жаждало его так сильно, что не описать словами.

Она закончила поцелуй и поднялась. Его напряженный взгляд, потемневший от желания, следил за ней. Восхищение и одобрение засветились в его глазах, когда она стала снимать башмаки и стаскивать чулки. А когда она сняла платье и рубашку, он резко втянул в себя воздух, что сделало ее еще смелее. Холод в комнате не мог проникнуть сквозь жар его глаз, окутывающий ее.

До зуда в руках хотелось ей дотронуться до него, поцеловать и пробежать языком по всему телу. Хотя больше всего хотелось снова взять в руку его мужское естество.

Она облизнула губы, когда он сдернул с себя сапоги. Потом поднялся и стащил через голову тунику. Карины соски затвердели под взглядом Лукана. Восхитительная пульсация, которую она ощущала с самого первого раза, как он дотронулся до нее, вернулась еще сильнее и горячее. Она сжала ноги и резко втянула воздух.

Во рту пересохло, когда он снял бриджи и мощное, твердое возбуждение вырвалось на свободу. Она протянула к нему руку, но Лукан схватил ее за запястье, отвернул от себя и подтолкнул к стене.

— Бог мой, как я хочу тебя, — прошептал он ей на ухо.

От его горячего дыхания по всей ее коже побежали мурашки. Он потерся щекой о ее голову, ртом лаская шею, щетиной слегка царапая кожу. И прижался своей твердой плотью к ее спине.

Грудь Кары набухла, дыхание участилось. Она склонила голову на сторону и застонала, когда рот Лукана сомкнулся у нее на шее. Губы скользнули по коже, язык лизнул теплую плоть. Она затрепетала.

И возжелала большего.

Рука, удерживающая ее запястье у стены, на мгновение сжалась, прежде чем пройтись в ласке вниз по руке. Его послание было ясно: отпусти руку.

Она не удивилась, когда он приставил и другую ее ладонь к стене. Пальцы ее ухватились за неровный камень, как только руки его стали блуждать по ее телу. Одной рукой он приподнял густые волосы и поцеловал в основание шеи.

— Так много роскошных волос, — пробормотал он. — Мне хотелось пропустить их сквозь пальцы с той минуты, как я впервые увидел тебя.

Губы его поцеловали вначале одно плечо, затем другое. Он схватил ее бедра и потерся своим стержнем о ее ягодицы. Она застонала и выгнулась назад. Он лизнул мочку уха, руками лаская живот.

Ей хотелось прикоснуться к нему, облегчить ту щемящую боль, которая началась, как только он вошел в спальню.

Но Кара знала, что Лукан желает насладиться моментом. Он продлит ее удовольствие и подарит неописуемый экстаз.

Он обхватил ее груди, легонько сжал соски. Она ахнула и прислонилась головой к его груди.

— Лукан.

— Да, красавица. Я чувствую твое желание.

Она извивалась и стонала, пока он ласкал ее соски. Наслаждение стрелой пронзило ее и задержалось между ног. Она почувствовала, что лоно ее увлажнилось, и вновь сжала бедра. Пульсация сделалась низкой и глубокой, горячее желание обжигало внутренности, сосредоточившись внизу живота.

— Пожалуйста, Лукан. Я хочу тебя, — взмолилась она.

Он куснул ее в шею.

— И ты меня получишь. Но вначале я попробую как следует насладиться тобой. В первый раз мое желание было слишком неукротимым. Теперь я не буду спешить.

Кара прижалась лбом к холодным камням и застонала. Он ласкал груди, дразнил соски до тех пор, пока они не заныли от сладкой боли, а ноги так ослабели от желания, что чуть не подкосились. Она в восторге прикрыла глаза, когда его пальцы раздвинули завитки и коснулись разгоряченной плоти.

Ноги ее дрожали, сердце колотилось как безумное, пока Лукан гладил и ласкал ее. Он просунул палец внутрь, и Кара вскрикнула от наслаждения.

Другая его рука скользнула в волосы и потянула голову в сторону.

— Еще, Кара? — Голос его был хриплым от желания.

— Да. Прошу тебя.

Он улыбнулся ей в волосы и продолжил свою мучительно-сладостную пытку. От наплыва ощущений колени ее подогнулись.

Лукан подхватил ее на руки и зашагал к кровати. Положил ее и наклонился, чтобы втянуть сосок глубоко в рот.

Она прижала его голову к своей груди, утопая в водовороте страсти. Он легонько прикусил нежную плоть, прежде чем переключиться на другой сосок. Ее женское естество пульсировало, желая почувствовать, как он наполнит ее. Она приподняла бедра и потерлась ими о его грудь.

Когда его губы коснулись живота, она приподнялась на локтях и стала наблюдать за ним с пылающим от страсти лицом. Он уделил внимание вначале одному бедру, затем другому, прежде чем взглянул на нее и устроился между ног. Кара ахнула, когда он лизнул внутреннюю сторону бедра. Она и не представляла, что кожа там такая чувствительная.

Мгновение спустя она вскрикнула, когда его язык лизнул нежную плоть между ног. Язык был горячим и влажным, и все это казалось таким восхитительно греховным. Он лизал и посасывал ее до тех пор, пока она не обезумела, не задрожала от желания.

Пальцы ее царапали одеяло, в то время как напряжение скручивалось внутри тугой пружиной, готовой вот-вот распрямиться. И вдруг его жар, его твердость ворвались в нее. И он начал двигаться то короткими, быстрыми толчками, то длинными и глубокими погружениями. И каждый раз она воспаряла все выше, возносясь на облаке наслаждения.

Она стискивала его ягодицы и чувствовала, как мышцы сжимаются и перекатываются под ее ладонями. Она заглянула ему в глаза и увидела его страсть.

— Мы теперь связаны навеки, — прошептал он.

Она вскрикнула, достигнув вершины. Волна за волной блаженство омывало ее, погружая в бездну радости. Она прильнула к Лукану и почувствовала, как он задрожал, погрузившись в нее полностью. Его семя наполнило ее, и он прошептал «Кара».

Глава 21

Лукану потребовалось некоторое время, чтобы перевести дух. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что Кара смотрит на него с мягкой, довольной улыбкой на лице. Это благодаря ему у нее такой взгляд. Это он подарил ей удовольствие души и тела. Удовлетворенная улыбка приподняла уголки его губ. Он приподнялся с нее и лег на спину. Она повернулась и прижалась к нему, положив голову на грудь.

Он обнял возлюбленную. Прикосновение к ней стало необходимо ему как воздух. Его пугало, как много она для него значит. Мысль о том, что он может потерять ее, обращала в панику. Он пытался убедить себя, что просто слишком долго был без женщины и в этом все дело, но знал, что это не так.

— Когда твоя очередь стоять на страже? — спросила Кара.

— Еще через несколько часов.

— Гм.

Он взглянул на нее и ухмыльнулся.

— У тебя что-то на уме?

— О да. Догадайся.

Он хмыкнул и чмокнул ее в лоб.

— Спасибо за то, что закрыл окно.

— Так теплее. И ты можешь зажигать столько свечей, сколько потребуется.

— Нам надо экономить свечи.

— Не волнуйся о них. Зажигай столько, сколько нужно.

Она повернула его лицо к себе и провела большим пальцем по губам.

— Ты такой добрый.

Он схватил ее руку и поцеловал в ладонь.

— Ты хотела, чтобы я привел Гэлена. Правда думаешь, что он может помочь?

— Ты ему не веришь. — Это был не вопрос, а скорее утверждение.

Он покачал головой.

— Мне трудно кому-либо верить.

— Но мне же поверил.

— Это было у тебя в глазах.

— В глазах? А что с моими глазами?

— Они изумительные. Я заглянул в них и пропал. — Едва произнеся эти слова, он понял, что так оно и есть.

Она поцеловала его в грудь и погладила рукой живот.

— А я верю Гэлену. Дай ему шанс.

— Именно это я и сделал, иначе его бы здесь не было.

— Тогда чему ты не веришь?

— Мне трудно согласиться, что так много Воителей сбежало от Дейрдры. Для этого она слишком хитрая и коварная.

Она пожала плечом.

— Из того, что рассказывал Гэлен, я поняла, что кое-что в Дейрдриной горе изменилось. Если она сажает в свою тюрьму так много людей, то вполне логично, что они могут сбежать. Особенно если они Воители.

— И их не обнаружили? Чудеса, да и только.

— Мне кажется, бессмысленно гадать, не зная, сколько всего Воителей. Если Гэлен прав и существует список, мы могли бы получить представление об их количестве.

Он намотал каштановую прядку на палец.

— Я тут вспоминал предания о Воителях, которые слышал в детстве. Мне было невдомек, почему их так часто повторяют, но теперь понимаю: рассказчики хотели, чтобы мы знали, что произошло.

— Но ничего не записывали из опасения, что это может попасть не в те руки.

— Да, думаю, что так. Сколько бы я ни напрягал память, не могу вспомнить, говорили ли нам, сколько кельтских кланов было вовлечено в боевые действия, а затем и в междоусобицу.

Она ногтями рисовала узоры у него на груди, убаюкивая его.

— Это были кланы, как вам рассказывали, или семьи? Кланов много, но в каждом клане несколько семей, и в любой может быть Воитель.

Лукан замер.

— Могло быть и что-то еще, чтобы сбить со следа того, кто вновь попытается найти Воителей. Они думают, что число одно…

— Когда на самом деле оно гораздо больше.

— Святые небеса, Кара. Если это переходит к братьям, как было с нами, то Воителей может быть очень и очень много.

Она наклонилась и поцеловала его.

— Вы, Маклауды, редкая порода. Не знаю, есть ли еще такая семья, где имеются сразу три таких сильных Воителя.

— Мы были грозным кланом, — сказал он, уложив ее на спину. — Ты слышала легенды о нас? Не было других таких горцев, как Маклауды. Мы преданные, и мы лучшие любовники, которые когда-либо ступали по земле.

Она обвила его за шею руками.

— О да, милорд. Я уже имела удовольствие убедиться в вашем любовном мастерстве.

— Ну, не знаю. Думаю, я мог бы дать тебе еще несколько уроков.

Она рассмеялась и легонько куснула его в шею.

— Пожалуй, ты прав.

Тишину ночи нарушил свист. Лукан замер, приподнял голову и прислушался.

— Что случилось? — спросила Кара.

— Фэллон или Куин что-то обнаружили.

Глаза ее расширились.

— Воитель?

— Нет. Это был короткий, тихий свист. Никакой опасности, просто предупреждение, что там кто-то или что-то есть. Может, это всего лишь кабан или волк.

Она спрятала лицо у него на груди.

— Как бы я хотела, чтобы это было другое время. И какое-нибудь место, где мы могли бы нормально жить. Не прячась, ни от кого не скрываясь.

Место, где он мог бы жениться на ней и наблюдать, как растет ее живот с его ребёнком внутри. Он вплел в пальцы ее густые, роскошные волосы.

— Ты права, моя хорошая.

Лукан лег на спину и нежно привлек ее к себе. Душа его открылась давно забытым воспоминаниям — о матери с отцом. Кара бы им понравилась. Мама Лукана особенно восхищалась бы Кариным духом, а отцу пришлась бы по душе ее храбрость.

Лукан устремил взгляд в темноту. Свет мерцающей на стене свечи окутывал комнату мягким сиянием. Ему хотелось бы остаться здесь навсегда. Чтобы не было ни Дейрдры, ни друидов, ни древнего духа внутри его.

«Без него ты не смог бы как следует защитить Кару».

Это правда. В этом отношении Лукан был рад своему столь необходимому духу.

Но как бы они с Карой ни хотели, чтобы все было иначе, этого не будет. Дейрдре придет. Кара — друид и должна изучить свои обычаи и свою магию. А он… он собирается найти то заклинание, чтобы вновь привязать своего духа.

И они с Карой заживут нормальной жизнью.

«Ты же знаешь, что этого не случится. Зачем пустые надежды?»

Лукан зажмурился. Этот неутолимый сексуальный голод, который он испытывал к Каре, пугал его. Куин чуть не лишился рассудка, когда потерял жену и сына. Лукан знал, что, если у него отнимут Кару, он сойдет с ума.

До тех пор, пока Кара не возникла в его жизни, он и не сознавал, какой она, его жизнь, была одинокой и пустой. Кара привнесла в его дни струю радости.

Он взглянул на девушку и увидел, что она спит, дыхание медленное и ровное. Как редко им все-таки удается побыть рядом, по крайней мере пока. Лукан намерен позаботиться, чтобы Дейрдре оставила Кару в покое.

Огонь в очаге прогорел до угольков, когда Лукан медленно вытащил руку из-под Кары. Она вздохнула во сне и перевернулась на бок. Ему не хотелось покидать ее, но подошла его очередь дежурить.

Он оделся, затем подбросил в огонь дров и зажег еще одну свечку на случай, если первая погаснет. Глядя на Кару, он радовался сильнейшему покровительственному чувству, которое она вызывает в нем, не говоря уж о ревности, что вспыхнула как пожар, когда он увидел ее беседующей с Гэленом в лесу.

Все его существо требовало сделать ее своей во всех смыслах. Однако он Воитель. Как он может жениться на ней? Жизнь с ним может в любой момент стать опасной и тяжелой, и это не та судьба, какую он выбрал бы для Кары.

Кто-то тихонько позвал его с той стороны двери. Оглянувшись через плечо, он увидел Куина, просунувшего голову в комнату.

Последний разок взглянув на Кару, Лукан развернулся и вышел из комнаты. Он закрыл за собой дверь, не обращая внимания на хмурую физиономию Куина.

— Ты только сделаешь себе еще больнее, — огорченно произнес Куин.

Лукан зашагал по коридору в большой зал. Гэлен сидел на одном из стульев, свесив ногу через подлокотник и закрыв глаза.

— Ты меня слышал?

Лукан остановился и повернулся к Куину.

— Я не глухой, но не собираюсь тебе отвечать. Это мое дело, и ты в него не лезь.

— Нет, не твое. Это наше общее дело.

— Хватит, Куин.

— А что, если она понесет от тебя? — спросил младший брат. — Об этом ты подумал? Кто родится? Смертный или чудовище, как мы? Ты всегда все рассчитываешь, Лукан, но сейчас ты, похоже, совсем не думаешь. По крайней мере не головой.

— Оставь, — прорычал Лукан, которому вдруг захотелось ударить Куина. — Кара моя. И я отвечаю за нее перед Богом.

Куин проводил взглядом выскочившего из замка брата. Он не собирался ничего говорить, но когда перед этим увидел, как Лукан смотрит на Кару с нескрываемым вожделением, что-то злое и мстительное вспыхнуло у него в душе.

— Зачем, Куин?

Он повернулся на голос Фэллона и увидел старшего брата в дверях кухни, по обе стороны держащегося за косяк. Как мог Куин объяснить, что на него нашло? Никто не поймет, тем более Фэллон.

Фэллон вошел в большой зал и встал перед ним.

— Лукан нашел в жизни немного счастья. Разве это плохо? Если Кара понесет, мы с этим справимся. Оставь ты его.

— Я постараюсь.

— Чем именно Лукан с Карой так задевают тебя? Что Лукан обрел немного покоя?

Куин покачал головой:

— Нет, конечно.

— Тогда в чем дело? — пожелал знать Фэллон.

Куин отвернулся, не готовый признаться в том, что терзало его многие годы.

— Куин. Ответь мне. Ты завидуешь тому, что Лукан нашел женщину, да? Признайся.

Куин стиснул кулаки. Посмотрев на себя, он обнаружил, что кожа почернела и ярость забурлила в груди. Когти впились в ладони. Он был рад боли, ибо она напомнила ему, кто он есть.

И что он потерял.

— Не молчи. Ответь.

Куин развернулся и ударил, не глядя, перед собой. Фэллон отскочил назад прежде, чем когти Куина вонзились ему в тело.

— Хочешь знать, что не так? — рявкнул Куин. — Я не помню свою жену, Фэллон. Не могу вспомнить ни ее лицо, ни вкус ее поцелуя. Я больше не помню цвет глаз моего сына или звук его смеха.

Куин выдохнул, и все внутри у него съежилось от стыда. Меньшее, что он мог сделать, это сохранить в памяти жену и сына, но и это у него отняли.

— Ты не должен винить себя за это, — сказал Фэллон и положил руку Куину на плечо. — Время лечит нас, чтобы мы могли посмотреть в лицо будущему.

Куин сделал шаг назад. Помимо того, что он не помнит лица жены, есть и еще кое-что, но он не стал этого касаться. А остальное… что ж, остальное останется тайной.

— Ты прав, разумеется, — сказал он.

Куин надеялся, что они с братом все обсудили. Ему не хотелось больше разговаривать. В груди болело от признания. Повернувшись уходить, он увидел, что Гэлен поднялся и стоит возле стула, наблюдая за ними.

Как он мог забыть про их гостя? Куин про себя чертыхнулся. Гэлен не должен был слышать их с Фэллоном разговор. Куин ждал, что Гэлен что-то скажет, а когда тот промолчал, вышел из замка. Этой ночью покоя ему не найти.

Он уже отдежурил свои часы, но все равно займет пост на одной из башен. Под звездами, надежно скрытый темнотой. Вот его покой, его спасение.

Глава 22

Кара перевернулась на спину и с наслаждением потянулась. Улыбнулась и потрогала то место, где спал Лукан. Как чудесно было уснуть в его объятиях. Еще никогда не чувствовала она себя такой желанной и такой умиротворенной.

Она поднялась с постели и приподняла край шерстяного пледа, чтобы выглянуть в окно. Уже рассвело. Она умылась и оделась и только-только закончила заплетать волосы, как послышался стук в дверь.

— Да! — крикнула она.

Дверь открылась, и в комнату вошел Лукан.

— Есть хочешь?

Она засмеялась.

— Умираю с голоду.

Он протянул ей руку, и она без колебаний взяла ее. Даже бремя друидской магии и их неясного будущего не могло заглушить ее нынешнего счастья. То, что есть у них с Луканом, особенное, и она намерена вовсю наслаждаться этим, сколько бы им ни суждено быть вместе.

— Видел что-нибудь ночью? — поинтересовалась она.

— Нет, хотя Фэллон заметил волка.

Лукан улыбнулся, но она увидела, что улыбка не затронула глаз. Когда они пришли в большой холл, там никого не было. Он проводил ее к столу, и когда она села, устроился на скамье напротив.

Только после того, как он передал ей овсяную лепешку и кусок сыра, она подалась вперед и взяла его за руку.

— Что случилось?

Он вздохнул и покачал головой, обеспокоенно нахмурив лоб.

— Дело в Куине.

— А что с ним такое?

— Да в том-то и дело, что я не знаю. Вчера вечером он настойчиво предостерегал меня против того, чтобы быть с тобой.

Кара не удивилась. Она поступила бы точно так же, если бы ее брат или сестра оказались в таком положении.

— Он волнуется за тебя.

— Думаю, тут дело не только в этом. Фэллон потом сказал мне, что Куин признался, что уже не помнит, как выглядели его жена и сын.

Она поморщилась, сердце ее болело за Куина. Винить себя в их смерти, а потом утратить даже память о них. Это страшный удар для такого, как Куин.

— Я понимаю, как это его удручает. Он винит себя в их гибели.

— Откуда ты знаешь?

— Это читается в его глазах. Он же мужчина, долг которого состоял в том, чтобы заботиться о них, защитить, а он не смог. Он будет вечно носить в своем сердце эту тяжесть, если только не сумеет простить себя.

Лукан покачал головой.

— Он никогда не простит себя, Кара.

— Тогда единственное, что ты можешь сделать для него, это то, что делал всегда. — Кара откусила кусочек лепешки и заметила, что Лукан продолжает хмуриться. Значит, у него еще есть что-то за душой.

— Что еще сказал Куин?

Лукан пожал плечами.

— Сказал, что ты можешь зачать от меня ребенка.

Кара замерла и сглотнула. Ребенок. Ей это как-то не приходило в голову, хотя должно бы. Ей очень хочется иметь ребенка от Лукана, но он, возможно, смотрит на это по-другому.

— А женщина может от тебя понести?

— Я не знаю. Я не был с женщиной с тех пор, как мы стали бессмертными. Никто из нас не был.

— А Гэлен не просветит вас на сей счет?

Лукан почесал затылок.

— Я спросил его, но у него нет ответа.

— Значит, мы, возможно, зря беспокоимся.

— Не зря, Кара. Ребенок может родиться таким же, как я.

— Или как я. — Она сжала его руку. — Ты не хочешь детей, да?

Он покачал головой:

— Вовсе нет. Просто я уже триста лет не думал о том, что женщина может от меня забеременеть.

— Ну, так и сейчас не думай. — Она понимала, что многого просит, но, говоря по правде, ее это ничуть не беспокоило. Если она забеременеет, то будет только рада ребенку. Если нет, что ж, на то Божья воля. Никто из них не знает, могут ли у Воителей быть дети.

— А ты была бы не против иметь от меня ребенка? Даже если злой дух перейдет от меня к нему?

— Нет, Лукан, я была бы не против.

Он улыбнулся, и тепло затопило ее. Когда она вытащила свою руку, он переплел их пальцы и подмигнул ей.

Входная дверь открылась, и вразвалку вошел Гэлен.

— Доброе утро.

— Привет, — отозвалась она. — Ты уже поел?

Лукан фыркнул.

— Он постоянно ест. Никогда еще не видел человека, который ел бы так много, как он.

— Что я могу сказать? Я голоден. — Гэлен криво улыбнулся ей. — Фэллон сказал, что это ты пекла хлеб.

— Да, я.

— А больше нет?

Кара указала на буханку на столе:

— Это последний, но я могу испечь еще.

— Позже, — бросил Лукан. — Сейчас ей надо потренироваться.

Гэлен вскинул руки.

— Ладно, ладно. Кстати, Лукан, Куин пошел к морю наловить рыбы.

— Я так и подумал. Спасибо.

Гэлен кивнул и ушел.

Кара постучала пальцами по руке Лукана.

— Признайся.

— В чем же?

— Не притворяйся. Признайся, что тебе нравится Гэлен.

Лукан громко вздохнул.

— Ну, может, немножко. В нем есть изюминка.

Что ж, уже неплохо для начала. У Кары было такое чувство, что Гэлен сыграет большую роль в предстоящем сражении — и в жизни Маклаудов.

— Значит, ты считаешь, мне надо еще потренироваться?

— Само собой. В этот раз я воспользуюсь деревянным мечом.

— Никогда не думала, что буду с нетерпением ждать наших занятий.

Он понимающе кивнул.

— Тебе ведь нравится, правда?

— Да. Это как игра в шахматы, хотя тут ходы гораздо более быстрые. Ты должен быть готов к поискам своего противника. Если враг перехитрит тебя, все кончено, поэтому ты должен быть все время начеку. Цена ошибки — жизнь.

— Легко считать это забавой, когда тренируешься, но помни: во время настоящего нападения все будет иначе.

Она сглотнула ком страха.

— Ты беспокоишься, что я буду слишком напугана, чтобы драться?

— Дело не в этом. Я опасаюсь, что тебя каким-то образом отделят от меня, и ты попадешься в лапы Воителей раньше, чем я смогу до тебя добраться. То, что ты боишься предстоящей схватки, это нормально, Кара. Если бы ты не боялась, вот тогда бы я был серьезно опечален.

Его слова помогли ей успокоиться.

— Если бы мы знали, сколько их будет.

— Иногда лучше не знать.

— Как так?

Он доел свой кусок хлеба и погладил ее по руке.

— Ты знаешь, что здесь четверо Воителей. Если бы мы узнали, что нападет двадцать Воителей и сотня вирранов, что бы ты подумала?

— Что у нас нет шансов.

— Вот именно. И как только ты настроишь себя на такой исход, возврата назад уже не будет. Ты будешь сражаться, но о победе уже не помышлять.

— Понимаю, — закивала она. — А если не знаешь о числе напавших, ты настроен победить.

— Любой ценой. Ну, ты готова к тренировке?

Кара взяла последний кусок лепешки и поднялась.

— Готова.

Она не удивилась, обнаружив Фэллона и Гэлена сидящими на ступеньках замка, погруженными в беседу. Она дотронулась до руки Лукана, когда тот взглянул на брата и нахмурился.

— Что случилось?

— Фэллон. Он изменился.

— Я заметила. Уже не пьет так много.

Лукан наклонился к ней:

— Дело не только в этом. Он…

— Стал больше похож на того, каким был раньше?

Лукан кивнул:

— Да, немного.

Кара подождала, когда они вышли во двор и отошли подальше от Фэллона, прежде чем спросить:

— А он не пробовал… — она взмахнула рукой, подбирая правильное слово, — перевоплотиться?

— Нет. Сомневаюсь, что существует причина, которая могла бы заставить его отпустить своего духа.

Кара не была так уверена. Взгляд Фэллона, прежде рассеянный и отстраненный, был теперь острым и внимательным. Он забыл, каким был раньше, но, похоже, мало-помалу вспоминает.

— Как бы мне хотелось, чтобы Куину полегчало.

— Может, так оно и будет. — Ее сердце тоже болело за младшего Маклауда. Переживания Куина глубже, чем у Фэллона. Если Куин не решится посмотреть им в лицо, надежды для него нет.

Кара отступила от Лукана на несколько шагов и поискала глазами свой меч и кинжал. Она заметила их слева, но когда схватила кинжал, до нее дошло, что это не тот, которым она дралась раньше.

Клинок был изогнутым, и рукоятка украшена гравировкой в виде головы грифона. Она взглянула на Лукана:

— Ты?

— Я, — кивнул он. Глаза его удерживали ее взгляд, и она увидела, как глубоки его чувства. — Эта рукоятка должна лучше подходить к твоей руке.

Так оно и было, но не от этого глаза ее увлажнились. Лукан сделал что-то для нее, что-то, что связывает их еще больше. Горец не дарит свой символ женщине просто так. Она погладила большим пальцем голову грифона, и сердце ее гулко застучало в груди. Нет, горец не отдаст столь ценный предмет первой встречной женщине. Только своей избраннице, с которой хочет прожить жизнь.

Она выпрямилась, держа оружие в руке.

— Он изумительный, Лукан. Я буду бережно хранить его.

— У меня есть для него и ножны. Ты должна все время носить его при себе, Кара.

Она поставила ноги пошире и кивнула. Можно начать тренироваться. Только что Лукан стоял перед ней, добродушно поблескивая своими зелеными очами, а в следующий миг уже налетел на нее черной тучей.

Кара поднырнула под руку, которая уже готова была схватить ее, и отскочила влево. Едва она успела сориентироваться, как он уже снова напал.

Ногти Лукана вытянулись в когти, но она знала, что он не причинит ей вреда. Ее удивило, как близко он подобрался к ней, когда увидела его большие руки всего в нескольких дюймах от своего лица. Она увертывалась от одного удара за другим. Кара не решалась использовать кинжал, потому что, хоть на Лукане все быстро заживает, ей не хотелось поранить его.

И все же чем быстрее он налетал на нее, тем очевиднее становилось, что он ждет, когда она воспользуется своим оружием. Кара развернулась влево и шлепнула плоской стороной своего нового кинжала его по бедру, потом повторила это под коленом. И уже почти отскочила, когда он схватил ее за волосы.

Он дернул ее к себе.

— Не стоило тебе наносить второй удар. Это дало мне время схватить тебя.

— Ты такой стремительный. — Его рука лежала у нее под грудью, напоминая ей об их занятиях любовью. Кровь разгорячилась, а соски заострились.

Он поцеловал ее в щеку и отпустил.

— Ты не отставала.

Кара потрясла головой, чтобы прогнать страсть, и повернулась к нему.

— Я быстро теряю силы.

— Ее будут атаковать сразу несколько врагов, — крикнул Фэллон со ступенек.

Она выдохнула. Фэллон прав. Скорее всего на нее нападут несколько вирранов одновременно. И Воители.

— Воителей мы как следует займем, — сказал Лукан.

Звук шагов сказал ей, что Гэлен с Фэллоном сошли со ступенек.

— Ты хочешь сказать, мы попытаемся, — поправил Гэлен. Он внимательно оглядел Карино оружие. — А она молодец. Давно тренируется?

Довольная мужская улыбка растянула губы Лукана.

— Всего несколько дней.

Фэллон встал перед Карой.

— Забудь, что перед тобой Лукан. Используй оружие постоянно, наноси столько ударов, сколько сможешь, но он был прав. Если твой враг проворнее, не пытайся ударить дважды. Просто не давайся ему в руки.

— И держись до последнего, — добавил Лукан.

Кара кивнула.

— Давай попробуем еще.

В этот раз, когда Лукан кинулся на нее, она оказалась в готовности. Кара использовала свои меч и кинжал, чтобы пресечь несколько его широких взмахов руками. Потом воспользовалась своей быстротой, чтобы не даться ему в руки, приближаясь лишь настолько, чтобы скрестить с ним оружие.

— Молодец! — крикнул Фэллон, когда она три раза подряд попала по Лукану, не дав ему даже дотронуться до себя.

Она улыбнулась Лукану, когда его глаза засветились гордостью.

— Ну как?

— Ты с каждым днем становишься все искуснее. Рад за тебя.

Она просияла. Пока не увидела, что Гэлен наблюдает за ней оценивающим взглядом.

— Это было впечатляюще, — заметил Гэлен. — Но как мы ее и предупредили, перед ней окажется не один враг.

Лукан вскинул бровь.

— Она к этому не готова.

— А должна бы, — отозвалась Кара. — Дайте мне малость отдохнуть и попробуем.

— Завтра.

Фэллон сложил руки на груди и воззрился на Лукана.

— Они могут напасть уже сегодня ночью. Ты же не хочешь, чтобы Кара была не подготовлена?

Она услышала, как Лукан проворчал что-то себе под нос, подозрительно похожее на «оторву тебе голову».

Фэллон лишь улыбнулся.

— Ты всегда терпеть не мог, когда я оказывался прав.

— Не начинай, — огрызнулся Лукан, ткнув в него когтем.

Кара усмехнулась, когда братья строго глянули друг на друга.

— Лукан, пожалуйста.

Он опустил руку, и тело его приняло свой нормальный цвет.

— Ладно, но сначала отдохни.

Не имело значения, сколько раз она видела его перевоплощение; оно по-прежнему интриговало ее. Она понаблюдала, как он подошел к ступенькам и сел.

— Можно взглянуть на кинжал?

Она вздрогнула от неожиданности, обнаружив рядом с собой Фэллона, и протянула ему кинжал рукояткой вперед:

— Конечно.

— Интересно. — Он пристально изучил кинжал, прежде чем взвесить его на ладони. — Давно уже Лукан не изготавливал оружия.

— Я не знала, что это его работа. Теперь оно будет значить для меня еще больше.

Фэллон взял кинжал за клинок и протянул ей. Кара обхватила пальцами рукоятку с головой грифона.

— Я всем сердцем люблю твоего брата.

— Он тебя тоже. Он не подарил бы тебе грифона, если бы ты не была очень дорога ему.

Она забрала у Фэллона кинжал и уже стала поворачиваться, когда его слова заставили ее застыть на месте.

— Любовь может творить чудеса, Кара, но она не в силах остановить смерть.

Ей это известно очень хорошо.

— Ты имеешь в виду, что я смертная, а Лукан бессмертный:

— Да, — кивнул Фэллон. — С этим не поспоришь.

— Я не могу сказать, что принесет сегодняшняя ночь, тем паче следующий год. Никто не может. Единственное, что я знаю, это что когда я с Луканом, я чувствую себя счастливой. И не хочу, чтобы он страдал. Я пыталась уйти.

Фэллон вскинул руку, останавливая ее.

— Знаю. И он отправился за тобой. И так будет всегда. Ты принадлежишь Лукану, а он принадлежит тебе, кто бы чего ни говорил.

— Ты не одобряешь мое поведение.

Кара грустно улыбнулась. Ей нравится Фэллон. Они все для нее стали семьей, настоящей семьей. Как же больно думать, что он, возможно, не хочет, чтобы она стала частью жизни Лукана.

Фэллон покачал головой:

— Ты нравишься мне, Кара. Ты прекрасная пара для моего брата. Меня страшит лишь то что будет с ним, когда тебя не станет.

Она понимала: Фэллон имеет в виду, когда она умрет. Нет таких слов, которыми она могла бы облегчить его страхи, поэтому отвернулась и пошла к ступенькам. Лукан вопросительно вскинул бровь, но она покачала головой. Она не расскажет ему об их с Фэллоном разговоре. Лукан и без того расстроен сомнениями и упреками Куина.

Беда в том, что братья правы. Она принадлежит Лукану с самого первого их поцелуя. И, даже прекрасно понимая, как было бы лучше для всех, если бы она покинула их, она этого не сделает — сердце ей не позволит. Ее место рядом с Луканом.

Отныне и навсегда.

Лукана не проведешь. Фэллон сказал Каре что-то такое, что расстроило ее. Бодрая улыбка, что минуту назад сияла у нее на лице, пропала, сменившись печальной задумчивостью.

Лукан вручил Каре ножны для кинжала.

— Чтобы ты всегда могла иметь оружие при себе.

Он с минуту понаблюдал за ней, пока она прикрепляла ножны к поясу и вкладывала в них кинжал. Голова грифона сияла на солнце. Как хорошо, что теперь у нее будет его символ.

— Ясный денек, — заметил Гэлен. — Весна вступает в свои права.

Лукан бросил взгляд на яркое голубое небо. Не видно ни облачка.

— И много же ты знаешь о нас?

Гэлен ухмыльнулся и пожал плечами.

— Истории о Маклаудах я слышал с самого детства. Предания о том, как клан был убит, как три брата сбежали, и больше их никто никогда не видел. О вас, братьях, говорят от Высокогорья до Англии. Сомневаюсь, что есть кто-то, кто не знает о вас.

— Интересно. — Лукана это отнюдь не обрадовало. Если он когда-либо покинет замок, придется сменить имя. А этого ему как раз и не хотелось бы делать.

— Вы все время жили здесь? — полюбопытствовал Гэлен.

Лукан поднял глаза на крепость.

— По большей части. Нам больше некуда было идти. Земли наши были разделены, но замок все еще стоял. Люди боялись его, вот мы и использовали это себе на пользу.

— Блестящая идея.

— А ты? Постоянно жил в лесу?

Гэлен пожал плечами.

— Время от времени я совершаю вылазки. Люблю быть в курсе того, что творится в мире. В нем так мало что изменилось и в то же время так много.

Лукан посмотрел на поношенный килт Гэлена.

— Да.

— Кто знает, сколько еще мы проживем, Лукан. Вам надо оставить замок и посмотреть мир. Уверен, вы смогли бы найти себя в этой жизни.

Лукан взглянул на Кару и увидел, что она наблюдает за ним.

— Я мог бы, но Куин не сможет. Да и Фэллон тоже, если уж на то пошло. Мы семья. Мы останемся вместе.

Карина ладошка легла ему на руку, он накрыл ее своей. Это простое прикосновение было как кусочек рая на земле. Он заглянул в ее ореховые глубины и нашел там ясность и безмятежность.

— Готов? — спросила она.

Он встал и помог подняться ей.

— К вашим услугам.

Фэллон прислонился к замковой стене, сложив руки на груди. Лукан знал этот уравновешенный взгляд брата. Фэллон не перевоплотится.

Остается только Гэлен.

Лукан поморщился.

Гэлен рассмеялся и вскочил на ноги.

— Не смотри так удрученно, Лукан. Я не причиню Каре вреда. Она мне нравится.

Лукан почувствовал, как зубы его вытягиваются, когда гнев забурлил в жилах. Понимающая ухмылка Гэлена сказала Лукану, что он прекрасно знал, что сделает с ним это замечание.

— Прекратите, — нахмурилась Кара. — Вы оба. Лукан, Гэлен не сделает мне ничего плохого. Гэлен, Лукану надо полностью доверять тебе. Шуточки лучше оставить.

— Ты права. — Улыбка растаяла, и Гэлен повернулся к Лукану, глядя серьезно и искренне. — Мои извинения, Лукан. Давненько я никого не подначивал. Не смог удержаться.

Лукан кивнул Гэлену, затем повернулся к Каре.

— Мы начнем медленно и будем постепенно ускоряться.

Он взглянул на Гэлена, который склонил голову набок, внимательно наблюдая за тренировочным поединком, в котором решил принять участие. Лукан первым атаковал Кару. Он хотел схватить ее за руки, но она не растерялась и быстро отскочила. Ее клинок при этом чиркнул его по груди.

Лукан последовал за ней, и в этот раз Гэлен напал сзади. Она выгнула спину, дабы уклониться от его рук, и приставила кончик меча к шее Лукана.

Он улыбнулся ей, когда они оба отступили. В следующем нападении Гэлен был первым. Он кинулся к ней. Она ударила рукоятью кинжала его по лицу. Он схватил ее за талию и поднял. Лукан присоединился, и когда он сграбастал ее за ноги, она пнула его в живот.

Лукан покачнулся и отскочил назад, изумленный силой, таящейся у нее в ногах. Когда он вновь посмотрел на Гэлена, тот согнулся пополам, держась за нос, а Кара стояла в нескольких шагах.

Фэллон зааплодировал.

— Ты с каждым разом действуешь все лучше, Кара. Мне почти жаль тех Воителей и вирранов, которые попытаются на тебя напасть.

— Да уж, — проворчал Гэлен, выпрямляясь. Он вытер нос, хотя кровь уже остановилась. — Чему ты ее учил, Лукан?

Лукан посмотрел на свою ученицу, его сердце распирало от гордости.

— У нее это получается само собой.

Гэлен фыркнул.

— Не знаю, нужна ли ей еще тренировка. Было бы неплохо Куину и Фэллону тоже присоединиться, чтобы дать ей представление, как это все будет происходить на самом деле.

— Идея неплохая, — согласился Лукан, но ему не хотелось, чтобы она испытывала что-либо подобное. Ему хотелось спрятать ее в надежном месте, где Дейрдре никогда не сможет добраться до нее.

Но в глубине души Лукан знал, что Дейрдре так или иначе поймает Кару. Ему некуда ее увести, негде спрятать так, чтобы Дейрдре не нашла.

Хочет он того или нет, Кара должна быть подготовлена к любым неожиданностям.

Она подошла к нему.

— Во время нападения я буду держаться поближе к тебе.

Он привлек ее в свои объятия и накрыл губы своими. Она обмякла в его руках и раскрыла губы, чтобы их языки встретились. Он жаждал вновь вкусить ее сладости. В паху напряглось, когда он представил, как поднимает ее на руки, как ее ноги обвивают его за пояс, и он погружается во влажный жар. Когда он прервал поцелуй, жилка у нее на шее дергалась, а зрачки расширились.

— Это было так приятно, — прошептала она.

Лукан видел, как Фэллон и Гэлен, стоявшие позади нее, деликатно отвернулись. Ему было все равно, видели ли они, как он ее поцеловал. Пусть знают, что Кара его. Ему хотелось прокричать на весь свет, что эта удивительная храбрая женщина принадлежит только ему.

Он уже готов был повести ее в замок, чтобы заняться любовью, когда услышал, что Фэллон что-то сказал.

— Что-что?

Гэлен засмеялся и зашагал в замок.

Фэллон развернулся и с невинным видом пожал плечами.

— Я спросил, готовы ли вы поработать над ловушками.

Лукан ни на минуту ему не поверил. Даже несмотря на острый слух, его желание к Каре помешало ему услышать, что там изрек Фэллон.

— Да, — ответила Кара и высвободилась из объятий Лукана.

Лукану ничего не оставалось, как тоже пойти. Что ж, не сейчас, так чуть позже, но он найдет время побыть наедине с Карой.

Глава 23

Кара только поставила тесто на хлеб подниматься, когда в кухню вошел Куин и положил на стол шесть больших рыбин.

— Не думаю, что этого хватит, учитывая аппетит Гэлена, — с улыбкой сказала она.

Куин пожал плечами.

— Потому-то я и собираюсь поохотиться.

— Остальные ставят ловушки на Воителей.

Он взглянул на нее, и в его зеленых глазах не отразилось никаких эмоций.

— Передай Лукану с Фэллоном, что я буду позже.

Куин бесшумно вышел из кухни. Совершенно ясно, что ему просто необходимо побыть одному. Как бы ей хотелось ему помочь. Никто из Воителей не виноват в том, что с ними сделали. Они заслуживают счастья, но некоторые, похоже, его не желают.

Она взяла рыбу и начала ее чистить. Покончив с этим, вышла в сад. Было немного страшно дотрагиваться до растений, но если Гэлен прав и она может помочь им расти, она хочет попробовать.

Кара опустилась на корточки возле кустика петрушки, который вчера чуть не погубила, и взяла его в ладони. Погладила листочки большим пальцем, направляя в растение всю свою энергию.

— Мне так жаль, что я сделала тебе больно, — прошептала она. — Я не хотела. Я еще только знакомлюсь со своей магией. Пожалуйста, расти, прошу тебя.

Один удар сердца, два, три… но ничего не произошло. Она уже готова была сдаться, когда маленькие листочки, которые до этого были коричневыми и скрюченными, начали постепенно разворачиваться. Ярко-зеленые побеги сменили омертвевшие кончики.

Сердце ее заколотилось быстрее, пока она наблюдала за изменениями. Она пожалела, что с ней нет Лукана, но можно будет показать ему это чудо потом. А пока есть и другие растения, которым требуется ее помощь.

Кара переходила от растения к растению, уговаривая их расти. Многим, которых забили сорняки, требовалось больше магии. Она держала ладони над землей, закрыв глаза, представляла, как травы растут.

Она засмеялась, когда убрала руки и увидела первую зеленую поросль, пробивающуюся сквозь землю. Каждый раз, видя, как откликается растение на ее призыв, она испытывала странную эйфорию. Это было так заразительно, что ей хотелось дотрагиваться до всего и помочь ему расти.

И все же она заставила себя остановиться. Ей слишком мало известно о своей магии, чтобы понимать, что происходит. Как бы ей хотелось, чтобы рядом с ней был кто-то еще из друидов, с кем она могла бы поговорить. Только бы не сделать что-то не так, чтобы не подвергнуть опасности Лукана и их миссию по борьбе с Дейрдрой.

Кара заметила Куина, идущего через внутренний двор с фазанами и зайцами. Она поднялась и встретила его в дверях кухни.

— Ты потрудился на славу, — сказала она, протягивая руки за тушками животных.

Он бросил взгляд на огород:

— Ты тоже.

— Мне хотелось посмотреть, правда ли то, что сказал Гэлен, — могу ли я помочь растениям расти.

— Он был прав.

В голосе Куина не было осуждения, лишь легкое любопытство. Она опустила глаза, внезапно испугавшись, что совершает ошибку, используя свою магию.

— Доверяй своим способностям, — посоветовал Куин. — Доверяй себе.

Она встретилась с ним взглядом.

— Опасаюсь сделать что-то не так, ошибиться.

— Не вижу, как помощь растениям расти может кому-то навредить.

Она устремила взор на маленький садик.

— Я еще почти ничего не знаю о друидах и своей магии.

Он вздохнул, грустно улыбнувшись.

— Даже спустя триста лет я все еще многого не знаю о своем духе. Мы позаботимся о тебе, Кара.

Куин ушел раньше, чем она успела ответить, да она все равно и не знала, что сказать.


Лукан отошел назад и посмотрел на ловушку.

— Это должно задержать виррана на приличный срок.

— Может быть, — отозвался Фэллон, проверяя сеть. — Когти у них, правда, такие же острые, как и у Воителей.

— Но они не такие сильные. Я согласен с Луканом. Мы сможем на время задержать их атаку, — сказал Гэлен.

Лукан взглянул на пролом в башне. Башня находилась в задней части замка — идеальное место для нападения.

Они расставили ловушки по всей крепости, оставив только Карину комнату, кухню и большой зал. Лукан втянул воздух и почувствовал аромат пекущегося хлеба.

— Я скучал по этому. — Глаза Гэлена были закрыты, губы изогнулись в улыбке. — Свежевыпеченный хлеб. Надеюсь, Кара сделала несколько буханок.

Фэллон усмехнулся:

— Не знаю, где Куин добывает продукты для Кары, и не собираюсь спрашивать. Мне слишком нравится хлеб.

Лукан согласно кивнул:

— А я надеюсь, Куин наловил рыбы. С Гэленом она нам понадобится.

— Я вечно хочу есть, — развел руками Гэлен. — Ничего не могу с собой поделать.

— Теперь, когда у нас появился лишний рот, нам придется больше охотиться, — заметил Фэллон с дразнящей ухмылкой.

Лукан фыркнул.

— Считай Гэлена пятью лишними ртами.

Гэлен засмеялся и направился в большой зал.

— Не волнуйтесь, я внесу свою лепту в охоту. Тут, неподалеку отсюда, деревня, где я доставал еду. Я могу принести Каре все, что ей понадобится.

— Отличная мысль, — одобрил Лукан. — Мы обсудим с ней сегодня.

— Я могу выйти с рассветом и вернуться до ужина.

Фэллон облизнул губы.

— Как давно я не ел приличной еды. Принеси все, что Кара захочет.

Лукан рассмеялся и покачал головой. Как приятно видеть Фэллона почти таким, как прежде. Они поднялись на несколько лестничных пролетов, потом прошли по коридору. Фэллон шагнул в комнату со сгоревшей дверью.

— Что такое? — Лукан приостановился в дверях. По тому, как двигался Фэллон, по его заострившемуся взгляду он понял, что что-то не так.

Гэлен развернулся и подошел к ним.

— Что случилось?

— Кто-то приближается, — сказал Фэллон. — Постойте. Их двое, нет, трое.

Не говоря ни слова, Гэлен повернулся и побежал в большой зал.

Лукан встал рядом с Фэллоном.

— Воители?

— Может быть.

— Пойдем посмотрим, а?

Фэллон прислонился спиной к стене.

— А если это не друзья Гэлена?

— Тогда, если они от Дейрдры, мы будем с ними драться. А если это смертные, убедимся, что они поехали дальше своей дорогой.

— У тебя все так просто?

Лукан заметил тревожные морщинки вокруг глаз брата.

— Жизнь все равно подкидывает проблемы. А сейчас… Мы не узнаем, кто это, пока не увидим, идут ли они в замок.

— Они приближаются, — сказал Фэллон, проходя мимо Лукана в коридор.

Лукан последовал за ним. Вместо того чтобы спускаться по лестнице, он спрыгнул прямо на пол в холл. Он хотел найти Кару, сказать ей, чтобы спряталась, но не было времени. Он уже слышал голос Гэлена. Ему оставалось лишь надеяться, что Карин кинжал при ней.

Когда Лукан вышел во двор, то обнаружил Гэлена на крепостной стене рядом с воротами. Взглянув через плечо, убедился, что Фэллон идет следом.

Подойдя к Гэлену, Лукан понял по его тону, что тот знает мужчин.

— Я же говорил вам, что они придут, — сказал Гэлен, поворачиваясь к Лукану. — Двоих из трех я знаю. Белобрысый здоровяк — Хейден Кэмпбелл. Тот, что слева, — Логан Гамильтон. Третий, мне говорят, Рамзи Макдональд.

Хейден выступил вперед, подняв руку.

— Мы увидели послание Гэлена. Это правда? Вы в самом деле Маклауды?

— Да, — ответил Фэллон, становясь рядом с Луканом. — Мы Маклауды. Я Фэллон, а это Лукан.

— А где Куин? — спросил Рамзи.

Лукан взглянул на Фэллона.

— Где-то здесь.

— Мы можем войти? — спросил Хейден.

Лукан повернулся к брату:

— Как ты думаешь?

— А у нас есть выбор? — отозвался тот. — Они нужны нам.

Гэлен скрестил руки на груди.

— Вы все еще не доверяете мне?

Лукан потер глаза большим и указательным пальцами.

— О себе мы можем позаботиться. Я беспокоюсь о Каре.

Гэлен усмехнулся:

— Я видел ее тренировку. Тебе незачем волноваться. Любой, кто может прочесть оставленные мною знаки, — друг.

Фэллон ждал, чтобы Лукан принял решение. Твердый взгляд, которым он посмотрел на него, так сильно напомнил Лукану их отца. Лукан выдохнул и повернулся к мужчинам:

— Добро пожаловать в замок Маклаудов.

Фэллон с Гэленом спустились по ступенькам, чтобы встретить гостей. Лукан молился, что они поступают правильно. Он никогда не простит себе, если один из Воителей, которых он впустил в замок, окажется врагом, охотящимся за Карой.

— Иди сюда, Лукан, — позвал его Гэлен.

Лукан спрыгнул во двор, приземлившись рядом с Фэллоном. Хейден в килте в черно-сине-зеленую клетку первый протянул руку. Лукан пожал большую ладонь высокого блондина.

Темные глаза Хейдена внимательно окинули Лукана, прежде чем он кивнул.

— Рад видеть, что Дейрдре не удалось схватить вас.

— Нельзя сказать, что она плохо старалась. — Лукан повернулся к следующему мужчине, пока Хейден заговорил с Фэллоном.

Логан протянул руку с дружеской улыбкой на лице и открытым взглядом карих глаз.

— Лукан. — Килт Логана был приглушенного темного красного цвета и двух оттенков оранжевого. Ярко, однако глазу приятно.

Лукан пожал руку, потом повернулся к последнему, Рамзи. Рамзи был молчаливым, сдержанным. Его черные волосы доходили до ворота черной туники, а серые глаза ничего не пропускали. Рамзи не носил килта, как остальные, а был в тунике и бриджах, как Лукан. Они несколько секунд оценивающе оглядывали друг друга.

— Добро пожаловать, — наконец сказал Лукан и протянул руку.

Рамзи пожал ее.

— Спасибо.

— Входите в замок, и мы обо всем вам поведаем, — предложил Фэллон.

Губы Хейдена вытянулись в тонкую линию.

— Обо всем? Я понял, что, должно быть, случилось что-то важное, что заставило Гэлена покинуть лес. Так что же это?

— Дейрдре, — коротко бросил Лукан, проходя мимо них. Он хотел предупредить Кару о визитерах, но в глубине души ему хотелось спрятать ее подальше, чтобы никто ее не видел.

Это было неразумно и по-варварски, но он не желал ни с кем делить Кару. Она бы засмеялась, если бы узнала о его тайных мыслях, сказала бы, что все будет хорошо, что им нужна помощь. И была бы права, но он все равно не мог ничего поделать со своей ревностью.

— Лукан, — прошептал Фэллон, догнав его. — Что стряслось?

— Ничего. Все в порядке.

Фэллон покачал головой, не поверив ему.

— С Карой все будет хорошо. Иди приведи ее, чтобы мы могли ее представить.

— Не сейчас, — отозвался Лукан. Ему вначале хотелось получше узнать мужчин. — Жалко, что Куина с нами нет.

Фэллон вздохнул.

— Мне тоже. Ему сегодня надо побыть одному. Мы же никогда ему в этом не отказывали.

— Но ведь нам еще никогда не приходилось сражаться с Дейрдрой или готовиться к гостям.

— Будем надеяться, что он принес достаточно продуктов. Если они едят, как Гэлен, нам понадобится целая гора еды.

Лукан поневоле усмехнулся. Он предложил Гэлену и гостям рассаживаться за столом, пока они с Фэллоном стояли с обоих его концов.

— Итак, — заговорил Логан и поставил локти на стол, переплетя пальцы. — Вы упоминали Дейрдру. Что насчет нее?

— Она планирует нападение, — ответил Фэллон. — Вообще-то она уже посылала двух Воителей и дюжину вирранов.

Глаза Рамзи сузились.

— Чего ей надо?

Хейден усмехнулся:

— Маклауды, конечно.

Лукан почувствовал взгляд Фэллона. Он явно предоставлял Лукану право посвятить Воителей в историю Кары.

— Она охотится за кое-чем еще, не только за нами.

— За кое-чем очень ценным, — добавил Гэлен.

Фэллон скрестил руки на груди.

— Мы остановили ее и убили одного Воителя и всех ее вирранов, но второй Воитель ушел.

— Он знает нас, знает, что Дейрдре ищет нас, — сказал Лукан. — Они еще вернутся. То, что Дейрдре выжидает несколько дней, говорит о том, что она собирает свои силы.

Рамзи положил руки на стол и склонил голову набок, глядя на Лукана.

— У вас друид. — Это был не вопрос, а скорее утверждение.

Лукан секунду помедлил, прежде чем кивнуть.

Хейден присвистнул.

— Друидов осталось наперечет. Те, кого Дейрдре не схватила, бежали из Шотландии или скрываются. Неудивительно, что Дейрдре охотится за вашим.

—  Моегодруида она не получит, — твердо заявил Лукан.

Логан оглядел большой зал и потер рукой подбородок.

— Так каков же план?

Лукан позволил Фэллону и Гэлену рассказать вновь прибывшим о ловушках, которые они уже поставили. Он стоял лицом к кухонной двери, чтобы Кара увидела его первым. Аромат свежевыпеченного хлеба витал в воздухе, и судя по тому, как Гэлен поглядывал в сторону кухни, очень скоро кто-нибудь попросит кусочек.

Лукан, не оглядываясь, вышел из большого зала. Фэллон держит бразды правления в своих руках, так что он может быть спокоен.

Лукан вошел в кухню и увидел свежеиспеченные буханки хлеба, остывающие на столе. Рыба, зайцы и фазаны, очищенные, ошкуренные и ощипанные, были готовы к жарке.

Куин, подумал Лукан. Прирожденный охотник. Не найдя Кары, он понял, что она в огороде. Он прошел к двери, ведущей во двор, и прислонился плечом к камням, когда заметил ее.

Она стояла на коленях рядом с растениями, положив руки на землю. Лукана всегда удивляло, что что-то может расти в этой каменистой почве, но на маленьком клочке земли его мать посадила огород и много лет ухаживала за ним. И гордилась своими успехами.

Лукан улыбнулся, представив маму рядом с Карой, голова к голове, обсуждающими какое-нибудь растение. Какая жалость, что Кара никогда не узнает его мать.

Он смотрел, как Кара обхватила растение руками и склонилась к нему, нашептывая какие-то слова, которые он не мог разобрать. И прямо у него на глазах растение подросло. Пусть немножко, но вполне достаточно, чтобы это было заметно.

Кара подняла голову и встретилась с ним взглядом. В ореховых глубинах заискрилась радость и… магия.

— Лукан.

При звуке своего имени он оттолкнулся от дверного косяка и пошел к ней. Она поднялась и шагнула в его объятия. Он наклонился и вдохнул аромат вереска, который теперь навечно будет связан с ней.

— Ты видел? — спросила она.

Он отстранился и кивнул:

— Конечно. Как ты?

— Отлично. — Она улыбнулась и повернулась посмотреть на садик.

— Я уговаривала все здесь расти. В земле все еще есть семена некоторых растений, которые мне удалось упросить, но есть и такие, которые погибли навсегда.

Лукан взял ее лицо за подбородок и повернул к себе.

— С тобой все хорошо, Кара?

Ее улыбка была мягкой и чистой.

— Да, Лукан. Жаль, что ты не можешь почувствовать магию, которая течет через меня, когда я разговариваю с растениями. Это такое пьянящее чувство.

— Не сомневаюсь. — Он не понаслышке знает, что такое ощущение силы, благодаря живущему в нем духу.

На лбу у нее залегла морщинка.

— Ты не рад?

— Я безумно рад, что ты нашла некоторую пользу и добро в своей магии.

— Тогда в чем дело? — Она обвела пальцем его губы. — Я могу сказать по твердой линии твоего рта, что что-то случилось.

Он вздохнул и убрал за ухо прядку волос, которую ветер выдернул из ее косы.

— У нас гости.

— Дейрдре?

— Нет, — поспешил сказать он. — Воители. Друзья Гэлена, точнее говоря.

Она облизнула губы и положила ладони ему на грудь.

— Сколько?

— Трое. Хейден, Логан и Рамзи. Я хотел сказать тебе до того, как ты войдешь в зал и увидишь их.

— Хорошо, что Куин настрелял так много дичи. Кто-то еще придет?

Он пожал плечами:

— Не знаю.

Заглянув ей в глаза, он почувствовал, как в нем пробудилось желание, как бывало всегда, когда она оказывалась рядом. Один только ее запах заставлял его кровь стремительно нестись по жилам.

Она улыбнулась и привстала на цыпочки, чтобы обвить его за шею руками.

— Ваш взгляд волнует меня.

— Правда?

— О да. Я очень хорошо вас знаю, милорд.

Он усмехнулся и потерся носом о ее нос.

— Тебе придется убедить меня.

— Нет ничего проще, — прошептала она и прижалась к его губам своими.

В Лукане вспыхнул огонь. Он сжал обнимающие Кару руки, когда она прильнула к нему. Плоть запульсировала от такой сильной, такой всепроникающей жажды обладания, что чуть не бросила его на колени.

Он хочет ее. Прямо здесь, в огороде, где солнце ласкает их своим теплом. Она дитя природы, и это кажется вполне естественным. Его пальцы отыскали кончик косы и развязали кожаную полоску, связывающую густые пряди. Он бросил полоску на землю и погрузил руки в роскошную шелковистую массу. Он обожает ощущение ее волос у себя в руках и то, как локоны скользят сквозь его пальцы как дорогой шелк.

Звук деликатного покашливания привел Лукана в чувство. Он оторвался от Кары и, оглянувшись, увидел Гэлена.

— Что? — нахмурился Лукан.

Гэлен не поднимал глаз от земли.

— Прости, что прерываю, но Фэллон настаивает, чтобы ты привел Кару в зал.

— Жаль. — Кара прижалась щекой к груди Лукана и затеребила косичку у его виска.

Лукан разрывался. Ему хотелось послать Гэлена подальше, увести Кару на берег и заняться любовью в море, но он понимал, что слишком многое поставлено на карту, чтобы пренебрегать пожаловавшими гостами.

Он приподнял ее голову и еще раз поцеловал.

— Позже, — пообещал он возлюбленной.

— Ловлю тебя на слове, Маклауд, — с улыбкой проговорила она.

Он повернулся к Гэлену и взял Кару за руку.

— Мужчины оповещены, что у нас есть друид. Но они не знают, драу ты или маи.

— Ты хочешь, чтобы это осталось в тайне? — спросила она Лукана.

— Пока да.

Она покачала головой:

— Лукан, когда-нибудь тебе придется научиться доверять людям.

— Я доверяю. Тебе.

Глава 24

Карино тело было настолько охвачено желанием, так умело и быстро разбуженным Луканом, что она не сознавала, что волосы ее распущены, пока не вошла в большой зал.

Понимающая улыбка Лукана вызвала у нее усмешку. Она наклонилась ближе и прошептала:

— Я и не заметила, как ты снял завязку у меня с косы.

— Значит, мои поцелуи сделали свое дело.

Она потянулась назад, чтобы заплести волосы, но его руки остановили ее.

— Пожалуйста, — сказал он. — У тебя такие красивые волосы. Дай мне полюбоваться ими.

Как она могла отказать в такой просьбе? В глубинах его сине-зеленых глаз читалась безмолвная мольба.

— Хорошо, — прошептала она.

Один уголок его рта приподнялся в улыбке. Сердце ее тут же растаяло, а кровь разгорячилась. Лукан всегда умудряется вызвать в ней водоворот таких восхитительных эмоций. Она не может представить ни дня без него, ни единой минуты. Он стал ее жизнью.

Она забыла обо всем и обо всех, приподнявшись на цыпочки, чтобы поцеловать его. Одна рука обхватила ее лицо, а другая привлекла к себе.

— Ты даже представить не можешь, как сильно я хочу тебя, — прошептал он у ее губ. — Но мне не нравится, что другие смотрят, как я тебя целую. Это уж чересчур.

Слишком поздно вспомнила она о гостях. Закрыла глаза и застонала от неловкости.

Большой палец Лукана погладил ее по щеке.

— Я рядом, Кара. Никогда не забывай об этом. Тебе нечего опасаться.

Она открыла глаза и кивнула, прежде чем повернуться лицом к гостям. Гэлен от одного края стола отступил в сторону и улыбнулся ей. Фэллон с другого края просто глазел на них.

Но ее внимание привлекли трое других мужчин, сидящие за столом. Двое находились к ней лицом, а третий повернулся, чтобы посмотреть на нее.

Лукан успокаивающе положил руку ей на спину.

— Блондин — Хейден Кэмпбелл.

Кара перевела взгляд на здоровяка. Он был еще крупнее Лукана со своими широченными плечами и здоровенными ручищами. Он кивнул в знак приветствия, оглядывая ее своими темными глазами с сомнением и беспокойством.

— Тот, что с ним рядом, Логан Гамильтон, — представил Лукан.

Кара посмотрела влево от Хейдена и наткнулась на устремленные на нее карие глаза. В темно-каштановых волосах Логана проглядывали золотистые пряди, и она не сомневалась, что с такой привлекательной внешностью он пользуется успехом у женщин.

Лукан переступил с ноги на ногу и указал на мужчину, который повернулся на скамье:

— А это Рамзи Макдональд.

Серые глаза Рамзи не упустили ничего, когда он оглядывал ее. Она не заметила в его взгляде осуждения, только любопытство. Он был красив, но надменен, иссиня-черные волосы коротко пострижены по сравнению с остальными.

— А я Кара, — сказала она.

Рамзи поднялся из-за стола и направился к ней. Она почувствовала, как напрягся Лукан с ней рядом, но рядом с ним она ничего не боялась.

Рамзи остановился перед ней.

— Ты друид.

— Да, — отозвалась она, — хотя я только недавно узнала об этом.

Он коротко кивнул и перевел глаза на Лукана:

— Вы считаете, Дейрдре так жаждет заполучить Кару, что сама придет за ней?

Лукан пожал плечами:

— Вполне возможно.

— Дейрдре не покидает свою гору, — подал голос Хейден. — Последний раз она выходила из нее двести лет назад. Вместо себя она отправляет Воителей и вирранов.

Каре меньше всего хотелось встретиться с Дейрдрой, особенно после всего, что слышала об этой женщине.

Фэллон подошел и встал с другой стороны от Кары.

— Дейрдре позарез нужна Кара, и из того, что сказали Воители, ясно, что она ни перед чем не остановится, чтобы добраться до нее.

— Что же в ней такого особенного? — полюбопытствовал Логан. — Дейрдре не стала бы утруждаться так ради обычного друида.

Кара подняла глаза и увидела, что Лукан с Фэллоном обменялись вопросительными взглядами поверх ее головы. Лукан не хотел, чтобы мужчины знали суть дела, но Кара понимала, что чем больше они будут осведомлены, тем лучше оценят ситуацию, поймут, как действовать дальше.

— Моя мать была драу, — сказала Кара. Она вытащила серебряный сосуд «Поцелуй демона» и оставила его висеть поверх платья. — Дейрдре убила ее и моего отца, когда я была еще ребенком. Я была спрятана, и поэтому меня не нашли.

Хейден вскочил на ноги, взгляд его сузился на Каре.

— Драу? — прорычал он.

— Кара не драу, — уточнил Фэллон. — Она выросла в монастыре.

— Кара понятия не имела, кто она, пока мы ей не сказали, — добавил Гэлен.

Рамзи барабанил пальцами по столу, выражение лица у него в отличие от Хейдена было спокойное и терпеливое.

— Она совершала обряд кровопускания?

— Нет, — ответила Кара. — Я не драу.

Логан шумно выдохнул.

— Драу она или нет, но ее необходимо защитить от Дейрдры. Не хочу, чтобы эта злая ведьма наложила свои лапы на еще одного друида.

Хейден покачал головой:

— В ней течет кровь драу. Она изменится. И неизвестно, в какую сторону.

Ногти Лукана вытянулись в когти, и Кара поняла, что, если что-то не предпринять, не избежать драки.

— Я не драу, — повторила она. — Я только познаю, что это значит — быть друидом, но не собираюсь следовать по материнским стопам.

— Ты не знаешь этого наверняка, — возразил Хейден.

Кара вздохнула и открыла рот, чтобы убедить его, когда кожа Хейдена изменилась и сделалась насыщенной темно-красной. Он зарычал на что-то позади нее и оскалился, обнажая длинные клыки.

Она обернулась и увидела Куина, стоящего в дверях кухни, уставившись на Хейдена, Куин зарычал, руки вытянулись по бокам, когти удлинились, и весь он перевоплотился.

— Кара под нашей защитой, — прорычал Куин. — Ты имеешь что-то против? Тогда уходи. Или умри.

Хейден шагнул к Куину. Кара заморгала, неуверенная, действительно ли видела маленькие красные рожки, торчащие на макушке из его светлой шевелюры, или ей показалось.

— Вы не знаете, каким злом может быть драу, — огрызнулся Хейден. — Если бы знали, не впустили бы ее в свой замок.

В следующую секунду Лукан тоже превратился и встал между нею и Хейденом.

— Вы не понимаете! — взревел Хейден.

— Остановись, Хейден. — Кожа Гэлена позеленела. Он подошел и встал между Куином и Луканом. — Это ты не понимаешь.

Хейден покачал головой:

— Ты же знаешь, Гэлен. Знаешь, на что способны драу.

— Знаю, — признался Гэлен. — А еще я знаю, что это выбор, который делает для себя каждый друид. Кару не воспитывали как друида, тем более как драу.

Фэллон взял ее за руку и попытался задвинуть себе за спину, но она выдернула руку, прошла и встала между Хейденом и Луканом.

— Хватит! — прокричала она. — У всех нас общий враг, Хейден, — это Дейрдре. Ты не можешь бороться с ней в одиночку, и мы тоже не в состоянии. Либо объединяйся с нами, либо уходи, но сделай свой выбор.

— И быстро, — прорычал Лукан.

Атмосфера в зале накалилась, все ждали, что произойдет дальше. Рамзи вздохнул и, обойдя Хейдена, встал рядом с Фэллоном.

— Кара права. Нам надо объединиться, чтобы одолеть Дейрдру, — сказал он.

Логан хлопнул ладонями по столу и поднялся.

— Мне понятна твоя боль, Хейден, но Кара не прошла ритуал. Она не драу. Мы должны защищать ее.

Кара смотрела, как Логан прошел мимо своего друга, ткнув того в плечо. Он не останавливался, пока не встал рядом с Луканом. Хейден покачал головой и прикрыл глаза. Она видела, как ему больно, понимала, какая борьба происходит у него в душе. Какое бы зло ни причинили ему драу в прошлом, это оставило глубокие шрамы в душе.

Наконец Хейден перевоплотился обратно в человека и опустился на скамью. Все, кроме Куина, вернулись в свои человеческие обличья. Куин кивнул и стремительно вышел через входную дверь во двор.

— Правильный выбор, Хейден, — одобрительно вымолвил Гэлен.

Пальцы Лукана сжали ее руку, потом скользнули вниз и обхватили ладонь. Его тепло окутывало ее, успокаивало. Она никогда не думала, что когда-нибудь увидит, как мужчинам приходится решать, защищать ее или нет. У нее не было ни малейших сомнений, что Лукан с братьями готовы вместе с Гэленом сражаться за нее. Хорошо, что другие трое поняли, что, объединившись, они станут силой, с которой даже Дейрдре придется считаться.

Она выдохнула, только теперь осознав, что затаила дыхание, и прислонилась к Лукану, ища его поддержки.

— Поскольку нас семеро, я бы хотел, чтобы пятеро стояли на страже, а двое охраняли Кару, — сказал Фэллон.

— Я могу оставаться у себя в комнате, — предложила Кара.

Лукан покачал головой:

— Нет. Там любой Воитель легко сможет добраться до тебя. Тебе нужно подыскать какое-то более надежное место.

— Большой зал, — высказал предложение Гэлен. — Пусть она остается здесь. Он в центре, и если мы будем стоять на страже, у нее будет достаточно времени подготовиться, прежде чем они прорвутся сюда.

— Хорошая мысль, — одобрил Лукан.

Кара, конечно, не была в восторге от перспективы спать в большом зале вместе со всеми, но возражать не стала. Они же стараются защитить ее. Самое малое, что она может сделать, это облегчить им задачу.

Фэллон взглянул на Лукана:

— Ты постоянно будешь с Карой. Остальные — меняемся по очереди.

Лукан коротко кивнул:

— Согласен.

Когда о главном договорились, он предложил Каре прогуляться возле замка.

За дверью он отпустил ее и, спустившись по ступенькам, начал мерить шагами двор. Она сглотнула и опустилась на верхнюю ступеньку.

— Не доверяю я этому Хейдену, — проворчал Лукан.

Фэллон подошел и сел с ней рядом.

— Я тоже.

Она не слышала, что Фэллон вышел вслед за ними, но не удивилась, увидев его здесь.

— Не желаю, чтобы он приближался к Каре. — Лукан покачал головой. — Не хочу, чтобы он оставался с ней наедине. Ни на минуту.

Кара стиснула руки на коленях.

— Мы же не знаем, что случилось с Хейденом, Лукан.

— Это не имеет значения, если он тебе угрожает.

Ее сердцу стало тесно в груди. Она была простой девушкой, одинокой и никому не нужной, пока не встретила Лукана. Он желает ее, оберегает с той минуты, как она фактически упала в его руки. Когда она смотрит ему в глаза, то чаще всего угадывает желание, но светится в них и что-то еще, что-то более глубокое.

Фэллон вздохнул.

— Покуда мы не узнаем, что происходит с Хейденом и почему он так бурно отреагировал на Кару, нам лучше за ним присматривать.

— Я постараюсь не оставаться с ним наедине, — сказала Кара.

Лукан в ответ подмигнул ей.

— Правильно.

Дверь замка открылась, и из нее вышел Гэлен.

— Ужин готов? Я умираю с голоду.

Кара рассмеялась и кивнула:

— А как же иначе? Прошу к столу.

— Гэлен. — Лукан остановил его, прежде чем он вернулся в замок. — Нам бы хотелось знать, почему Хейден так отреагировал на Кару. Что происходит?

Гэлен прислонился к двери и скрестил руки на груди.

— У каждого из нас своя трагическая история. И у Хейдена в том числе.

— Возможно, — отозвался Фэллон, — но из всех мужчин он один так озлобился, что готов был кинуться на Кару.

— Не думаю, что он бы тронул ее.

— Не думаешь? — вскинулся Лукан. — Я же видел его глаза. Гэлен. Услышав про драу, он просто ополоумел.

Гэлен долго молчал, потом вздохнул.

— История Хейдена — это, конечно, его дело. Меня не касается. Но я расскажу вам, что одно время Дейрдре использовала драу для своих собственных целей, прежде чем начала убивать их. Чтобы отыскать Воителей, драу по ее приказу творили поистине ужасные вещи.

Кара встала и повернулась к Гэлену:

— Пойду соберу на стол. Одними рассказами сыт не будешь.

Гэлен пошел вперед и открыл для нее дверь. Мужчины двинулись следом.

В глубине души Кара понимала Хейдена да и всех остальных. Они не виноваты в том, что гнев и ненависть переполняют их. Она точно так же ненавидит Дейрдру за смерть родителей. Разница в том, что в Каре не живет первобытный дух, который делал бы ее сильнее и могущественнее.

Но у нее есть магия. А это уже совсем немало.


Хейден стиснул руки в кулаки. Ему и в голову не могло прийти, что у Маклаудов есть друид, тем более с кровью драу в жилах — и в сосуде на шее.

Нестерпимая потребность убить ее, покончить со злом сжигала его. Как подходяще, что живущий в нем дух — Оуранеон, дух жестокого убийства, ведь именно это сделали драу. И это же Хейдену хотелось сделать с Карой.

Однако когда Рамзи и даже Логан решили объединиться с Маклаудами и друидом, гнев Хейдена поостыл. На время…

Эта женщина-друид права. У них у всех общий враг. Но как только Дейрдре умрет….

Ужин прошел гораздо спокойнее, чем ожидал Лукан после вспышки ярости Хейдена. Сам Хейден не поднимал глаз от своей тарелки. И почти не раскрывал рта. Другие, однако, говорили много и охотно.

Лукан узнал, что Рамзи выпустил своего духа вскоре после того, как это сделали они. Вирраны схватили Рамзи в дороге. И хотя Лукану было любопытно, он не спросил, как Рамзи удалось сбежать из Дейрдриной горы.

Логан поведал им даже больше.

— Мы с Рамзи познакомились в застенках Дейрдры. Я пробыл там с дюжину лет, а он оказался в заточении еще раньше меня.

— И сколько Дейрдре продержала тебя? — спросил Куин Рамзи.

Рамзи поставил свой кубок.

— Чертовски долго.

Логан усмехнулся.

— Рамзи не больно-то разговорчив.

— А как Дейрдре нашла тебя, Логан? — поинтересовался Лукан.

Логан перестал жевать.

— Я возвращался домой после свидания с девушкой, которая мне нравилась. Мой брат видел, как вирраны схватили меня. Я испугался, что они могут расправиться с моими родными, поэтому не сопротивлялся.

— Правильно сделал, — сказал Фэллон и отодвинул свое пустое блюдо. — Вирраны убили бы их.

Лукан взглянул на Хейдена, и до него дошло, что здоровяк не отвечает на вопросы. И чем больше он уходил в себя, тем больше Лукан тревожился.

— Думаю, нам надо смастерить стол побольше, — заметил Фэллон. — За этим уже тесновато.

Лукан усадил Кару к себе на колени, пока они ели. Она хотела поесть перед очагом, поскольку за столом не было места, но Лукан похлопал себя по ноге.

— Я же не ожидал, что у нас будут гости, — отозвался Лукан, — но теперь поработаю над этим.

Фэллон улыбнулся искренне, широко, от души. Он так давно не улыбался, что Лукан даже опешил.

Кара поднялась и направилась на кухню. Он пошел за ней следом. Плоть его долгое время оставалась твердой после их поцелуя в огороде, но теперь, когда она будет спать в большом зале, побыть наедине им вряд ли удастся.

Он схватил ее за талию и, развернув, прижал к стене. Каштановые пряди дразнили его, ниспадая по плечам и спине. Она взглянула на него с зазывной улыбкой.

— Я так и думала, что ты пойдешь за мной.

Лукан вдохнул ее запах и поцеловал местечко чуть пониже уха, отчего она затрепетала.

— Правда?

— О да. — Она задышала часто, сердце забилось как птица в клетке.

— Почему бы это?

Она пропустила его волосы сквозь пальцы.

— Потому что я хочу тебя.

В паху у него напряглось при звуке ее хрипловатого голоса, нашептывающего ему в ухо столь приятные вещи. Он захватил ее рот в поцелуе, углубив его, когда она застонала. Его желание, его страсть к Каре затмевали все остальное. Он хотел только ее — сейчас и всегда.

Он подтягивал ее юбки кверху, пока они не скомкались на талии. Потом приподнял ее. Она обвила его ногами за талию, когда он прижался к ней своей твердой плотью.

— Лукан, как я хочу тебя.

Он сдвинул ее так, чтобы можно было расстегнуть бриджи, и как только плоть вырвалась на свободу, скользнул в нее. Она откинула голову назад, на стену и закрыла глаза. Лукан спрятал лицо у нее на шее и затих, наслаждаясь ощущением влажного жара, окружающего его.

Когда ждать уже больше не было сил, он начав двигаться медленными погружениями. По мере нарастания страсти входил все глубже и глубже, с каждым разом наращивая темп.

Ногти Кары вонзились ему в шею. Он завладел ее ртом, выпивая ее стоны на пике наслаждения. Он сдерживал свою кульминацию столько, сколько мог, чтобы доставить ей как можно большее блаженство, но ощущение ее сжимающейся вокруг него плоти стало последней каплей. Он сделал еще один последний толчок, погрузившись полностью.

Она обнимала его, гладила спину и плечи, пока тело его дергалось от силы оргазма. Шептала его имя и то, как она любит его прикосновения.

Он поднял голову и заглянул в ее ореховые глаза. Ему хотелось показать ей, как много она значит для него, но он не знал, как это сделать.

— Лукан? Что случилось?

Вопрос прозвучал для него неожиданно. Он покачал головой:

— Ничего.

Она пробежала пальцами по его косичке у виска и улыбнулась.

— Что-то есть, но если не хочешь мне говорить, ладно.

Лукан неохотно вышел из нее. Пошел к двери, на ходу застегивая бриджи. Он никому не позволит войти в кухню, пока она не поправит одежду.

— Ты уверен, что мы не можем ночевать в спальне? — спросила Кара с улыбкой. — Мне будет так не хватать тебя.

Лукан подошел к ней и поднес прядь ее волос к носу.

— Когда все это закончится, Кара, мы сможем находиться рядом, когда пожелаем. Только мы с тобой. Одни.

— Звучит заманчиво, но как же твои братья? Ты нужен им.

— А ты нужна мне. Пару месяцев проживут и без меня.

Она склонила голову набок.

— Ты правда хочешь куда-то меня увезти?

— Да. Я живу уже три сотни лет и не видел ничего, кроме Шотландии. Может, я отвезу тебя в Лондон.

Ее смех был прекрасным и чистым.

— Не уверена, что буду знать, что делать в Лондоне, но, с другой стороны, мне всё равно, где оказаться, лишь бы с тобой.

— Тогда, быть может, мы просто закроемся в спальне.

— Прекрасная мысль. — Она обвила его руками за талию и положила голову на грудь.

Лукан погладил ее по волосам, проведя по всей их длине. Может, это и глупо — любить смертную, поскольку он знает, что его не ждет ничего, кроме страданий, но чувств, переполняющих его грудь, хватит на целую вечность.

Глава 25

Дейрдре посмотрела на свои ногти и их длинные кончики. Она держала их заостренными для определенных случаев. Вздохнув, побарабанила ногтями по подлокотнику стула и взглянула на Уильяма.

— Госпожа, я не понимаю, — сказал он.

— Ну конечно, как же иначе. — Порой ей хотелось закричать от раздражения.

Уильям переминался с ноги на ногу, его ярко-синяя кожа блестела в мерцающем свете канделябров, свисающих с потолка дворца.

— Вы не хотите, чтобы мы привели назад Маклаудов?

— Если сумеете поймать хотя бы одного из них, приведите его. Однако главный, кто мне нужен, это женщина-друид. И у меня имеются особые планы на одного из братьев.

— О?

Это заинтересовало Уильяма. Он ненавидел Маклаудов потому, что они занимали Дейрдрины мысли, когда ему бы хотелось, чтобы она думала исключительно о нем. Уильям — прекрасный экземпляр, но ему не сравниться с Куином Маклаудом. Никому не сравниться.

— Возьми шестерых вирранов, и выройте ловушку. Яма должна быть достаточно большой, чтобы падение в нее оглушило Куина, и это даст вам время доставить его ко мне.

Уильям кивнул.

— Каким образом, по-вашему, мы заманим Куина в эту ловушку?

— Он будет преследовать виррана, разумеется, — с улыбкой отозвалась она.

Уильям ухмыльнулся, обнажив клыки.

— А когда Куин окажется здесь, явятся и другие братья.

— Вот именно. — Она с наслаждением прикрыла глаза, предвкушая то время, когда она вновь завладеет Куином. — Иди же, Уильям. Я желаю, чтобы Куин оказался здесь в течение следующих двух дней.

— Слушаюсь, госпожа.

— И еще, Уильям! — крикнула она, прежде чем он вышел. — Без друида не возвращайтесь.

Вновь оставшись одна, Дейрдре поднялась и прошлась руками себе по бокам, потом по животу. Как же она жаждет прикосновений Куина, его поцелуев, его ласк. Скоро он снова будет принадлежать ей. И в этот раз она обратит его в своего сторонника.


Кара сидела на ступеньках замка и, запрокинув голову, любовалась большими белыми облаками, лениво плывущими в утреннем небе. Она хорошо спала, несмотря на то что в большом зале вместе с ней располагались Лукан с Фэллоном.

Утром, как только все позавтракали, Лукан предложил ей потренироваться. С каждым днем тренировки становились все интенсивнее, все сложнее. Потому что каждый день приближал угрозу нападения Дейрдры.

Кара сражалась с Луканом, Гэленом и Куином одновременно. Вначале она была слишком сосредоточена на том, чтобы не подпускать их близко, и все время попадалась на уловки Куина. Но потом, выслушав совет Лукана по части психологии поединка, она сумела оставаться недосягаемой для них всех. Это ограничивало число наносимых ею ударов, зато помогало проворнее двигаться.

Сейчас, когда они с Гэленом отдыхали на ступенях замка, она поймала себя на том, что смотрит на крепость совсем в другом свете, чем когда впервые попала сюда. Раньше это была всего лишь груда камней, пугающая и необитаемая. Теперь же все это стало… домом.

Лукан подал ей бурдюк с водой и сел с другой стороны.

Кара улыбнулась и с наслаждением приложилась к кожаному мешку. Она вымоталась, но ей не терпелось пойти в огород и заняться растениями.

— Гэлен, ты знал, что я могу использовать свою магию, чтобы помогать растениям расти. На что я еще способна?

— Кара, — предостерег Лукан.

Она понимала, он не хочет, чтобы она слушала советы Гэлена, к тому же он не друид. Но ей необходимо знать. По многим причинам, о которых Лукан даже не догадывается.

Гэлен оперся локтем о ступеньку позади себя, вытянул ноги и положил их одну на другую.

— Ты знаешь, зачем каждому племени нужны были друиды?

Она покачала головой.

— Кельты использовали не только их магическую связь с землей и растениями. Друиды требовались вождям всех кланов из-за их мудрости и способности отличить правду от лжи.

— Как? — спросила она.

— С помощью магии. Друиды были очень уважаемыми и почитаемыми членами каждого племени. Никто не осмелился бы пойти против друида. И как это часто случается, кое-кто из друидов возжелал больше власти. Они исследовали свою магию, погружались в зло. Власть, полученная ими от черной магии, превосходила все, что они до сих пор знали. А им все было мало.

— Почему же они не уничтожили других друидов? — спросила Кара.

Гэлен пожал плечами.

— Логично предположить, что они могли и должны были это сделать, но не сделали. Думаю, они понимали, что маи им нужны. Маи, пусть не такие сильные, как драу поодиночке, вместе могли легко одолеть драу. А поскольку каждый драу жаждал власти, они держались порознь.

— Значит, если маи объединятся, они могут уничтожить драу? — решил уточнить Лукан.

Гэлен коротко кивнул.

— Мне рассказывали, что такое случалось редко, но бывало, если какой-то драу слишком глубоко погружался в черную магию.

— И все же маи сочли возможным обратиться к драу за помощью, чтобы изгнать римлян, — сказала Кара. — Почему?

Гэлен усмехнулся:

— У них был общий враг.

Кара улыбнулась тому, что Гэлен повторил то же, что она сказала Хейдену.

— Значит, ты хочешь сказать, что я в состоянии распознать, говорит человек правду или врет?

— А почему бы и нет? Может, это не так легко, как помогать растениям расти, но, думаю, со временем ты сможешь научиться.

— С помощью друида, — добавил Лукан.

Кара закусила губу и кивнула:

— Да. Хотела бы я найти друида, чтобы помог мне с этим.

— Мы его найдем, — пообещал Лукан и взял ее руку в свою.

Она улыбнулась в его сине-зеленые глаза цвета моря, но, вспомнив слова Хейдена о текущей в ее жилах крови драу, нахмурилась.

— Что такое? — спросил Лукан.

— Хейден сказал, что во мне кровь драу и что я изменюсь. И не в лучшую сторону. Он сказал правду? — Она перевела взгляд на Гэлена. — Это так?

Гэлен пожал плечами:

— Я знаю кое-что про друидов, потоку что расспрашивал о них, находясь у Дейрдры в заточении. Она заставляла нас выискивать сведения о друидах в книгах и свитках. Что до утверждения Хейдена, тут я ничего не могу сказать.

— Я не хочу быть драу.

— Ты и не будешь, — сказал Лукан. — Помни, Кара, у тебя есть выбор.

Но есть ли? Судя по усталому, грустному взгляду голубых глаз Гэлена, который она поймала, прежде чем отвернулась от него, он в это не верит. Может, и нет у нее никакого выбора. А что, если стать драу, чтобы бороться с Дейрдрой?

Кара спросит Гэлена об этом потом, когда Лукан не услышит.

Правда, теперь, когда Лукан почти неотлучно находился с ней рядом, было очень трудно улучить хоть несколько минут наедине с Гэленом. Но ей все-таки представилась такая возможность, когда она готовила обед и заметила Гэлена в огороде.

Кара вышла из кухни и подошла к нему. Он стоял, опустив руки, и смотрел на море.

— Я знал, что ты придешь, — сказал он.

— Откуда?

Он взглянул на нее.

— Ты хочешь знать, превратишься ли ты в драу.

— Ты как-то раз упоминал о том, что если я хочу бороться с Дейрдрой, мне для этого придется стать драу.

— Я судил поспешно, — отозвался он. — Ты только-только вступаешь в свою силу, Кара. А еще ты нашла любовь с Луканом. Ты же не хочешь ее разрушить, нет?

Любовь? Да, она действительно любит Лукана. Всем сердцем.

— Ну, так как? — снова спросил Гэлен. В этот раз он повернулся к ней. — Как только ты станешь драу, пути назад уже не будет. Тебе придется носить метку всегда.

— Метку? — переспросила она. — Ты имеешь в виду сосуд с кровью?

— И это тоже. Но драу так же отмечены порезами от ножа, которые делаются во время ритуала. Раны заживают, но шрамы остаются.

Она облизнула губы и бросила взгляд на растущие вокруг растения. Она вернула их к жизни благодаря своей магии.

— А ты знаешь, что такое быть драу?

— Как только зло завладеет тобой, Кара, то уже не отпустит.

— Я в это не верю. Хороший человек может с ним бороться.

Гэлен вздохнул.

— Так же, как злым духам, живущим в нас, нет дела до того, какими мы были раньше, так и злу будет наплевать, какая была у тебя жизнь до ритуала.

В голове у Кары все смешалось.

— Мои родители были хорошими людьми, Гэлен.

— Ты была ребенком, Кара. Многого не понимала. Твое восприятие искажено. Посмотри, что ты имеешь тут. Подумай об этом.

— Я думаю, — отозвалась она и заморгала, прогоняя подступившие слезы. — Все время думаю. Чего бы я только не сделала, чтобы не позволить Дейрдре вновь захватить Лукана и всех вас.

Он выдохнул и шагнул к ней.

— Вы с Луканом счастливы. Не разрушай это.

После ухода Гэлена Кара долго стояла, глядя на море.

Она думала над его словами и понимала, что он прав. Невзирая на предстоящее сражение и неясное будущее, Кара обрела с Луканом счастье.

Вчера она не лгала ему. Для нее не важно, где находиться, лишь бы быть с ним.

— Потому что я люблю его, — прошептала она ветру. — Я люблю Лукана.

Если настанет время, когда ей придется выбирать, стать ли драу, чтобы спасти Лукана, она сделает это не задумываясь. Для Лукана она готова на все.

Сильные руки обхватили ее сзади.

— Кара?

Она прислонилась к Лукану спиной и закрыла глаза.

— Да?

— Все хорошо?

— Конечно, — солгала она, повернулась в кольце его рук и притянула его голову для поцелуя. — Прости, что заставила всех ждать.

— Ничего, подождут, — отозвался он с улыбкой.

Она рассмеялась.

— Гэлен может слопать все, что есть в кухне, еще до того, как я отнесу это в большой зал.

— Это точно, — со вздохом согласился Лукан. — Идем. Я помогу тебе.


Лукан сидел в большом зале перед очагом, устремив взгляд на языки пламени. Вечерело. Его терзало неприятное ощущение, которое весь день росло. Теперь, когда ночь приближалась, он чувствовал, что сегодня Дейрдре нападет. Он поделился своими страхами с братьями.

Они не стали задавать лишних вопросов или высказывать сомнения, а просто убедились, что каждый неотлучно находится на своем посту. Ужина в большом зале на этот раз не было. Фэллон разнес всем по подносу с едой.

Кара не понимала, почему Лукан не позволил ей заниматься ужином. Ему хотелось, чтобы она расслабилась И отдохнула перед нападением Дейрдриных приспешников.

— Что происходит, Лукан? — спросила Кара.

Он повернул голову в ее сторону и увидел, что она пристально наблюдает за ним.

— Что ты имеешь в виду?

— Думаешь, я не заметила, как все нервничают? Фэллон с самого обеда ни разу не притронулся к вину.

Лукан не выдержал и отвел глаза. Даже когда он очнулся и понял, что превратился в чудовище, то и тогда не был так напуган, как сейчас, зная, что Дейрдре ни перед чем не остановится, чтобы заполучить Кару. Несмотря на всю свою силу, он может не суметь это предотвратить. И что тогда?

— Пожалуйста, Лукан.

Он крепко зажмурился, стараясь придумать правдоподобный ответ.

— Кара, я…

— Это Дейрдре, да? Ты думаешь, она сегодня нападет.

Лукан открыл глаза и посмотрел на нее. Не мог он ей лгать, просто язык не поворачивался.

— Да, скорее всего так и случится.

Кара встала со стула и опустилась на колени перед ним. Взяла его руки в свои.

— Ты сделал все от тебя зависящее, чтобы подготовить меня к любым неожиданностям. Ты вручил мне меч и выковал мне кинжал. Ты впустил в замок Гэлена, хоть и не хотел этого, а когда пришли остальные, ты принял и их тоже. Мы сделаем все, что можем.

— А если Дейрдре захватит тебя?

Темные глаза, в которых было больше силы и храбрости, чем он когда-либо видел, встретились с его глазами.

— Тогда я буду бороться с ней. И любой ценой постараюсь сбежать.

— А я найду тебя.

— Нет! — чуть не закричала она. — Нет, Лукан. Ты и остальные, вы все должны бежать в безопасное место. Дейрдре хочет использовать всех вас для развязывания войны в Шотландии. Вы не можете позволить ей затеять новое кровопролитие.

Он наклонился вперед и взял Карино лицо в ладони.

— А я не могу позволить ей схватить тебя.

— Сколько у нас времени?

— Не знаю.

Она поднялась и забралась к нему на колени.

— Тогда давай проведем его с пользой.

Лукан не остановил ее, когда она наклонилась и поцеловала его. Она обхватила его ногами, потираясь о мгновенно затвердевшую плоть. Он схватил ее за бедра и прижал к своему наливающемуся желанием телу. Ее тихий стон только подстегнул это нестерпимое желание.

Она царапала его тунику, пока он срывал с нее платье и рубашку через голову. Он целовал и лизал ее восхитительную кожу, остановившись лишь для того, чтобы дать ей стащить с него тунику.

Он обхватил ее груди и стал ласкать один сосок Губами, втягивая крошечную вершинку в рот, пока она не затвердела. Другой он обводил большим пальцем, пока тот не напрягся и не затвердел, как и первый.

Она раскачивалась на нем, стоны ее становились все громче. Ему хотелось быть внутри ее, необходимо было быть в ней — так близко, как только могут быть мужчина и женщина.

Когда он потянулся, чтобы расшнуровать бриджи, она приподнялась с колен и помогла ему. Ахнула, когда его инструмент любви вырвался на свободу, и провела ладонями вверх-вниз по всей его длине.

— Я хочу взять тебя в рот, как ты брал меня.

Лукан закрыл глаза и застонал. Он представил, как Кара склоняется над ним, как ее каштановые локоны рассыпаются по обе стороны от его ног, когда она берет его в рот, скользя по нему своими пухлыми губками.

— Ты тоже этого хочешь, — прошептала она.

— Да. — Он с трудом узнал в этом хрипе свой голос, но Кара способна сделать его твердым и умирающим от страсти одним лишь прикосновением.

Она поцеловала его грудь, ладонями продолжая гладить твердый стержень. От ее ласк кровь вскипала у него в жилах:

— Пожалуйста, позволь мне, — упрашивала она.

Он был готов взорваться. Одно прикосновение ее губ, и все будет кончено.

— Нет, — выдавил он. — Не в этот раз. Я слишком сильно хочу тебя.

Он открыл глаза и протянул руку, чтобы поласкать ее припухшую плоть. Она вздохнула и потерлась о его руку. Его большой палец обвел клитор, прежде чем нырнуть в манящий жар. Она такая чертовски горячая и влажная.

Голова ее запрокинулась, волосы каскадом рассыпались по его ногам.

— Лукан, — простонала она.

Он присоединил к первому пальцу второй, скользя туда-сюда быстрыми, короткими движениями. Дыхание ее участилось, руки стиснули его плечи. Он вытащил пальцы и поласкал нежный бутон, легонько прикусив губами сосок. Она ахнула и потянулась к его возбужденной плоти, чтобы ввести ее в свой жар.

А потом опустилась на него. Когда они начали двигаться, глаза их встретились. Тело его блестело от испарины. Ее руки были у него на плечах, губы приоткрыты. Его кульминация была уже совсем близко. Он не мог задержать ее, но не хотел достигнуть вершины сладострастия без Кары.

Он сунул руку между их телами и стал ласкать ее плоть пальцами. Она вскрикнула, тело ее оцепенело. Ощущение этого первого спазма ее тела вокруг его стержня подтолкнуло Лукана через край.

Они достигли оргазма вместе, затерявшись в глазах друг друга. Когда наконец пришли в себя, Кара прильнула к его губам в нежном поцелуе.

— Я люблю тебя.

Дыхание застряло у него в легких.

Она подалась назад и погладила его щеку.

— Я знаю, что слишком многое в этом мире против нас, события могут нас разлучить, но сердцу ведь не прикажешь.

Лукан не сомневался, что испытывает к Каре сильные чувства, но любовь ли это?

— Кара…

— Ш-ш… — Она приложила палец к его губам. — Позволь мне дать тебе все, на что я способна.

Ее любовь была неожиданной, но, с другой стороны, возможно, и нет. Она светилась у нее в глазах всякий раз, когда она смотрела на него. Он не был уверен, что осмелится обещать ей что-то большее, но одно он может сделать: защитить ее.

Одинокая слезинка скатилась по ее щеке.

Он поймал ее большим пальцем и поднес к своим губам.

— Мы со всем справимся.

— Да, — прошептала она и положила голову ему на плечо.

Глава 26

Куин подвигал затекшим плечом. Он предпочел бы вести наблюдение с вершины башни, где обычно и находился при несении дозорной службы, но Лукан хотел, чтобы он расположился поближе, когда начнется нападение. Поэтому он стоял на крепостной стене, весь натянутый как струна и готовый к схватке. Он не сводил взгляда с восточной стороны крепости и скал — тех самых скал, с которых когда-то упала Кара.

Тот день теперь казался таким далеким, словно Кара всегда была членом их семьи. Их жизнь до нее протекала вяло и скучно, но зато спокойно. Знай они заранее, что будет означать ее появление, стал бы Лукан ее спасать?

Куин понимал, разумеется, что ответ — решительное «да».

Он прервал свои размышления, когда к нему подошел Фэллон. Старший брат изменился за последнее время к лучшему. Хотя Куин не был уверен, что тот не тяготится отсутствием вина.

Фэллон всегда был хорошим человеком. Он был деятелен, расторопен, включая предводительство над кланом. Их отец гордился достижениями Фэллона, и все знали, что в руках Фэллона клан будет только процветать.

Радостно было наблюдать, что он частично стал прежним, и все же нельзя было не заметить затаившийся в его глазах страх. Он прав, что боится своего духа, ибо Фэллон прибегал к вину, как к средству притупить свои чувства, заглушить в себе все, что мешает проявить лучшие качества.

Теперь, когда они нуждаются в Фэллоне, он, может статься, подведет их. Но Куин не осуждает брата. Много раз Куин и сам подумывал о том, чтобы последовать за Фэллоном в блаженное забытье.

У Куина свои недостатки — и немало, — но он не может оставить Лукана одного справляться со всем. Впрочем, это Лукану по нраву. Ему нравится всем распоряжаться, все утрясать. Ему по душе помогать людям, заботиться об их нуждах. Это сделало из него того человека, какой он есть сейчас.

— Куин, — тихо произнес Фэллон в тишине ночи. — Ну, как тут?

— Все спокойно, — отозвался брат. — Ты опять совершаешь обходы?

— Да. В последний раз, а потом вернусь в большой зал.

Куин фыркнул.

— Ты просто хотел предоставить Лукану с Карой немного времени побыть наедине.

— Ну да. В этом нет ничего плохого. Если чутье Лукана не подводит его, после сегодняшней ночи у них такого счастья может больше не быть.

Куин медленно выдохнул и кивнул.

— Чутье Лукана еще никогда его не подводило. Он всегда знал, где притаились кабан или олень, когда мы охотились.

— Да. Потому-то я и не усомнился в его словах.

— Зато не все это поняли.

— А мне плевать, — ответил Фэллон. — Пусть верят, во что хотят, лишь бы стояли на страже и вовремя предупредили нас, если что заметят.

Фэллон с Куином молча постояли рядом несколько минут, прежде чем Куин снова заговорил:

— Ты бы женился на той девушке, как там ее звали, как просил тебя отец, ведь правда?

Фэллон усмехнулся:

— Я тоже уже забыл, как ее звали. Скорее всего женился бы. Отец говорил, это на пользу клану.

— Невзирая на то, чего хотел ты сам?

— Не имело значения, чего я хотел, Куин. Положение лэрда обязывает идти на жертвы. Союз с Макдональдами давал огромные преимущества. Два крупнейших, сильнейших клана Шотландии. Отец давно стремился к этому. И был прав, наверное.

Куин почесал подбородок и поставил ноги пошире.

— Твоя жизнь с той женщиной могла сложиться ужасно.

— Может, да, а может, и нет. Не исключено, что мы жили бы с ней так же хорошо, как вы с Элспет.

Куин съежился и отвернулся, но, должно быть, недостаточно быстро, ибо рука Фэллона схватила его за плечо и развернула назад.

— Прости, что заговорил об Элспет. Я знаю, ты не любишь говорить о ней.

Куин окинул взором залитую лунным светом землю.

— Говори об Элспет сколько угодно, Фэллон. Я не вспоминал о ней потому, что не сумел защитить ее и нашего сына. Хуже того, я не любил ее.

— Тогда зачем женился на ней? — Голос Фэллона был обеспокоенным и потрясенным.

— Это показалось мне правильным. Она желала выйти за меня, а я хотел семью. Я знал, что Элспет всегда была кроткой натурой, но после того, как мы поженились, все стало хуже. И гораздо. Как только я раздражался из-за какого-нибудь пустяка, она съеживалась от страха, хотя я никогда в гневе и пальцем ее не тронул.

— Я ничего этого не знал.

— Никто не знал. Я не хотел, чтобы кто-нибудь вторгся в нашу жизнь.

— Но это еще не все, да?

Куин оперся ладонями о камни и поставил ногу в проем между двумя зубцами стены.

— Ты помнишь, когда родился мой сын?

— Смутно. Это был радостный день в нашей семье.

— Это был ад, — мрачно отрезал Куин. — Схватки были долгими, и ребенка пришлось переворачивать. Элспет потом была так слаба и потеряла так много крови, что чуть не умерла. Повитуха предупредила нас, что больше ей нельзя иметь детей. В понимании Элспет это означало, что больше я не могу заниматься с ней любовью.

— Надо же, — пробормотал Фэллон.

— Повитуха дала ей какие-то травы, которые надо было принимать каждый день, чтобы больше не забеременеть, но Элспет отказалась пить их. А я не мог прикасаться к ней, раз она их не пила. Может, я и хотел еще детей, но не собирался рисковать ее жизнью ради них. Я был счастлив, что у меня есть сын, есть семья.

— Куин.

Он покачал головой.

— Не говори ничего, Фэллон. Ни к чему. Я женился на Элспет, потому что хотел того, что было у матери с отцом. Тех особенных взглядов и тайных улыбок, которыми они обменивались друг с другом. Я думал, что все браки такие.

— Нет. Не все.

— Я понял это слишком поздно. Я вижу те же самые многозначительные взгляды между Луканом и Карой и завидую тому, что у них все так складывается. Ты всегда был старшим, на тебе лежала ответственность. Лукан умел находить выход из любых затруднений, будь они большими или маленькими. У меня же не было ничего. Я был никем.

— У тебя были мы, — возразил Фэллон, поворачиваясь к Куину. — Ты же Маклауд. Отличный воин и горец, и я горжусь, что ты мой брат.

Куин хлопнул ладонями по камням, отчего по ним побежали трещины.

— Посмотри на меня, Фэллон. Я не в состоянии контролировать живущее во мне чудовище и, да поможет мне Бог, не хочу этого. Я не гожусь быть рядом с кем-то.

— Дух выбирает лучшего воина из каждой семьи, Куин. Дух внутри нас выбрал всех троих братьев Маклауд. О чем это тебе говорит?

— Что этот дух — идиот.

— Что все мы, трое, лучшие воины.

Куин покачал головой, отчаянно желая поверить брату.

— Вы с Луканом — все, что сейчас у меня есть, но ярость внутри меня пылает и растет, когда я смотрю на Лукана с Карой. Я пытался обуздать ее. Лукан заслуживает радости. Я нисколько не осуждаю его.

— Никто из вас не бросил меня, пока я жил в своем пьяном дурмане. И теперь мы все не бросим тебя. Мы справимся с этим, Куин, как справлялись со всем остальным. Мы же Маклауды. У нас есть только наше братство.

Куин открыл было рот, чтобы ответить, когда что-то на скалах зацепило его взгляд. Он прищурился и свесился с парапета.

— Смотри-ка, — пробормотал он и увидел, как в поле зрения показался Воитель.

— Я пойду к Лукану и Каре, а ты предупреди остальных, — бросил Фэллон и побежал вниз.

Внутри у Куина все сжалось от тревоги, в то время как кровь вскипела в предвкушении битвы. Он приложил ладони ко рту и издал свист, больше похожий на птичий, чем на человеческий. Тени, зашевелившиеся на крепости, дали ему понять, что его услышали и поняли.

Нападение, которого они ждали несколько дней, вот-вот начнется.

Куин откинул голову назад и позволил ярости поглотить его.


Кара сидела у Лукана на коленях, склонив голову ему на плечо. Она не жалела, что сказала ему о своей любви, и не ждала, что он ответит ей тем же. Но все же надеялась.

Они уже давно оделись, но никак не могли оторваться друг от друга. Она закрыла глаза, когда его пальцы вплелись ей в волосы, отчего приятное убаюкивающее покалывание побежало по коже головы.

Кара не понимала его одержимости ее волосами, но оно доставляло ей удовольствие. Ее же буквально завораживало его тело, на которое она, наверное, никогда не смогла бы наглядеться.

Ее ладонь легла ему на грудь, туда, где сердце. Оно билось сильно и ровно. Она подняла глаза и увидела, что его взгляд устремлен на языки пламени горящего в очаге огня. Он думал о предстоящем сражении.

Поскольку он Воитель, она не боялась, что его могут ранить. А поскольку Дейрдре нужны все Воители, в особенности Маклауды, Кара не тревожилась, что их казнят.

Но Лукан беспокоился за нее.

Она перевела взгляд на свой меч, который был прислонен к стене рядом с очагом. Ее кинжал — прекрасной выделки, выкованный для нее Луканом, был пристегнут к бедру. Им оставалось только ждать.

Вдруг прозвучал свист Куина — сигнал тревоги. Кара резко выпрямилась и встретилась со взглядом Лукана. Ну, вот и дождались.

Дверь в замок распахнулась, и вбежал Фэллон, пинком захлопнув ее за собой.

— Куин заметил первого Воителя.

Кара начала подниматься с колен Лукана, но его руки удержали ее. Она взглянула на него и увидела в его глазах страх.

— Оставайся со мной, Кара.

— Хорошо, — пообещала она.

Он обхватил рукой ее за затылок и пригнул голову для поцелуя, медленного и чувственного, полного страсти и любви, в которой они признались.

— Мы снова их одолеем, — пробормотал он.

Когда Лукан ее отпустил, она бросилась за своим мечом и вложила кинжал в левую руку. Ей уже не хватало тепла Лукана. Она страшилась этой ночи, ибо знала, что ее жизнь теперь навсегда изменится.

Фэллон изготовился к бою, держа по мечу в каждой руке. Она ждала, что Лукан попросит его перевоплотиться, но он не сделал этого. Лукан не сводил с нее взгляда, когда кожа его стала темнеть, потом почернела, а прекрасные глаза цвета морской волны исчезли за непроницаемой чернотой. Он согнул пальцы, и длинные когти блеснули ониксом в свете огня.

Она подошла к нему, привстала на цыпочки и прижалась губами к его губам. Руки Лукана обняли ее и крепко сжали. Клыки легонько царапнули губу, но это было совсем не больно, а скорее возбуждающе.

Он отпустил ее, и она отошла к стене. Лукан встал перед ней и чуть левее, чтобы она могла видеть Фэллона.

Сердце ее молотом колотилось в груди, а желудок сжался и провалился куда-то вниз, оставив ощущение дурноты. Она не готова к этому, что бы там ни говорил Лукану. И никакие тренировки ее не спасут.

Кара судорожно втянула воздух и заставила себя расслабить пальцы, сжимающие оружие. Она держала его слишком крепко, слишком нервничала. Врагам не понадобится больших усилий, чтобы выбить его у нее из рук.

Собрав всю волю в кулак, она выровняла дыхание и попыталась успокоить безумно колотящееся сердце. Лукан и другие учили ее, как не попасться в руки вирранов и Воителей. Все, что ей нужно, это держаться поближе к Лукану. Он защитит ее.

Жуткий, нечеловеческий вопль донесся с одной из башен. Сердце Кары екнуло.

— Похоже, один из вирранов попался в ловушку, — с кривой усмешкой прокомментировал Фэллон.

Замок сотрясся, когда кто-то пробился сквозь камни в верхней части крепости. Кара передернулась и придвинулась поближе к Лукану.

Очень хотелось убежать и спрятаться, но она же друид, к тому же женщина, которой возлюбленный подарил свой символ — голову грифона. Не станет она убегать.

Фэллон поднял свои мечи над головой с боевым кличем, которым мог бы гордиться любой горец, когда первый вирран влетел в большой зал. Он отсек твари голову и покрутил мечами в ожидании следующего.

Долго ждать им не пришлось.

Вирраны посыпали в большой зал как муравьи. Они поползли по стенам, устремив на нее свои круглые бесцветные глаза. От их нечеловеческих криков ее пробирал озноб, и хотелось закрыть уши.

— Кара.

Голос Лукана выдернул ее из пелены страха. Он улыбнулся ей, прежде чем согнуть ноги в коленях в ожидании следующего виррана.

Сражающийся Лукан представлял прекрасное зрелище. Он двигался с такой грацией, ловкостью и красотой, что на мгновение она забыла, что ее жизнь в опасности.

Какое-то стремительное движение, которое она заметила боковым зрением, было единственным предупреждением, что к ней приближается вирран. Она вскинула меч и развернулась. Послышался пронзительный вопль, когда ее клинок пронзил грудь мерзкого существа. Она не стала тратить время на то, чтобы отсечь ему голову.

Но как только этот упал, на его место подоспели два других.

Происходящее вокруг расплылось и слилось в одно сплошное пятно, когда она сосредоточилась на этих двух вирранах. Они двигались так же быстро, как и она, но ей удалось при помощи кинжала рассечь одному ребра, а другому разрезать сухожилия под коленом.

Когда существо упало, она отсекла ему голову. И резко втянула воздух, когда когти царапнули ее по спине. Она сдержалась и не вскрикнула, чтобы Лукан не потерял сосредоточенность в драке. Поднырнув и развернувшись, она кинжалом отделила голову виррана от его безволосого тела.


Куин спрыгнул с крепостной стены во двор внизу, где синекожий Воитель как раз вбежал через ворота. Он приземлился на Воителя и вонзил когти ему в шею. Воитель взвыл и, взмахнув рукой, расцарапал щеку Куина когтями.

Куин изрек проклятие, когда его пронзила боль, но боль превратилась в гнев, питая его жажду убивать. Он схватил врага за голову и попытался скрутить ее, чтобы сломать шею, но Воитель предвидел это и согнулся.

Куин выпустил Воителя и упал на землю. Он пригнул голову и откатился. Потом одним гибким движением вскочил на ноги и развернулся к Воителю.

— Тебе не одолеть меня, — прорычал Воитель. — Никому не победить Дейрдру.

Куин рассмеялся, узнав в синекожем противнике того Воителя, с которым уже дрался во время первой схватки.

— Значит, ты плохо старался. Мы ускользаем от ее злых лап уже почти три сотни лет.

— А, но друид станет вашей погибелью.

Куин сузил взгляд, пока они кружили друг вокруг друга.

— Что ты имеешь в виду?

— Именно то, что сказал. — Воитель оскалился и провел языком по клыкам. — Дейрдре нужны вы все живые, но я сегодня жажду крови.

— Представь себе — я тоже.

Словно два коршуна, они налетели друг на друга. Куин отдернул руку, прежде чем Воитель успел вонзить в него свои острые клыки. Он откинул голову назад и взревел, когда Воитель обхватил его руками и сжал.

Куин боднул синего Воителя головой, отчего тот покачнулся назад. Волей-неволей ему пришлось ослабить хватку, и этого Куину хватило, чтобы вырваться. Как только ноги Куина оказались на земле, он швырнул Воителя о стену замка. Тот с глухим стуком упал на землю.

Воитель приподнялся на локте и потряс головой. Куин давно хотел жаркой схватки. Как хорошо было дать выход ярости и жажде крови.

Какой-то крик сверху привлек его внимание. Он вскинул глаза и увидел Хейдена, дерущегося с тремя вирранами. Красная кожа Хейдена блеснула в лунном свете, когда он метнул огненный шар в уродливых существ.

Когда Куин повернулся, Воителя уже не было. Куин чертыхнулся и побежал в замок, но резко остановился, когда увидел, что большой зал кишмя кишит вирранами.

— Дьяволово племя, — пробормотал он.

Глава 27

Лукан потерял счет числу вирранов, которых он убил. Их мертвые тела усеивали все пространство вокруг, и ему приходилось смотреть под ноги, чтобы не споткнуться о них. Место каждого убитого им виррана тут же занимали три других. Они были повсюду, от их пронзительных воплей звенело в ушах.

Он поглядывал на Кару так часто, как только мог. Она держалась рядом с ним, как он и просил. Ей удалось внести свою лепту в уничтожение вирранов, хотя он заметил, что один оставил-таки глубокую царапину у нее на спине.

Кара двигалась с той же скоростью и проворством, которые показывала во время тренировок, но было заметно, что она начинает уставать. Долго ей не продержаться. А с такой чертовой уймой вирранов они могут сражаться до самого рассвета.

Лукан пробился поближе к ней, чтобы взять на себя одного из ее врагов. Она ответила ему быстрой признательной улыбкой, прежде чем воткнуть кинжал в грудь одного из желтых тварей, затем отсекла его голову мечом.

Какое-то движение рядом с входной дверью привлекло его внимание. Он вскинул глаза и увидел входящего Куина. А в следующую секунду тот уже кинулся в драку.

Фэллон среди всего этого хаоса оставался в своем человеческом обличье, используя мечи так же действенно, как и Кара. Лукан знал, что Фэллон не перевоплотится, не поддастся своему духу. Слишком сильно он боится его.

Когти Лукана вонзились в грудь виррана, затем он отрубил ему голову. Обезглавленный труп рухнул на пол в ту же секунду, как Лукан увидел троих Воителей, ворвавшихся в большой зал с лестницы.

Ловушки задержали нападение, но ненадолго. Вдруг посреди пронзительных воплей и рыков Лукан услышал вскрик Фэллона. Он развернулся и увидел, что брат упал, а над ним стоит Воитель с фиолетовой кожей.

Воитель зло улыбнулся Лукану, наклонился и рассек грудь Фэллона.

— Нет! — взревел Лукан.

Он перепрыгнул через маленьких вирранов и приземлился рядом с Фэллоном. В его зеленых глазах плескалась боль, а кровь пропитывала тунику. В таком состоянии Воителям или виррану легко будет отрубить ему голову. Ярость обуяла Лукана. Он налетел на Воителя, раздирая, рассекая и разрывая фиолетовую кожу. Движения Лукана были такими стремительными, что Воитель успевал только дергаться с каждым наносимым ему ударом.

Кара в ужасе смотрела, как Фэллон упал, и фиолетовый Воитель, не теряя времени, нанес ему рану. Она обрадовалась, когда Лукан кинулся к Фэллону, дав брату время подняться и отойти. Секунду спустя и Куин присоединился к Лукану, но не кинулся в драку, а помог Фэллону встать.

Резкая боль пронзила ногу. Не сдержав вскрика, она развернулась и вонзила кинжал в лицо виррана. Он завизжал и попытался ухватиться за кинжал.

Кара выдернула клинок и отсекла виррану голову. Когда она снова подняла глаза, Гэлен и Рамзи тоже уже дрались в большом зале.

Она отскочила назад, спасаясь от когтей еще одного виррана, и споткнулась о мертвое тело. Она с размаху упала на спину, но откатилась и начала подниматься на ноги, когда кто-то схватил ее сзади.

— Это было так легко, — произнес позади нее грубый незнакомый голос.

Кара оглянулась через плечо и увидела ярко-синее лицо Воителя. Его улыбка была зловещей, а клыки слишком близко к ее коже. Она попыталась вырваться, но он без труда прыгнул на стену с ней в руках.

— Лукан! — закричала она и замахнулась кинжалом назад.

Он перепрыгнул через большое расстояние и приземлился на лестнице, где схватил ее за запястье и сжал. Она стиснула зубы и держалась сколько могла. Кости ее трещали, боль была невыносимой. Когда онемевшие пальцы больше уже не могли держать оружие, кинжал со звоном упал на ступеньки.

— Брось меч, или я сломаю тебе руку, — пригрозил Воитель. — Дейрдре ты нужна живой, но сломанная кость не в счет.

Кара понимала, что должна оставаться сильной, чтобы сбежать от него. Если она будет ранена, это лишь осложнит дело. Она выпустила из руки меч, почувствовав себя без оружия совсем беспомощной. Ей теперь не с чем бороться с Воителями, но, с другой стороны, оружие тоже ей не помогло.

Воитель снова схватил ее и рывком прижал к своей груди. Она царапала ему спину ногтями и пиналась ногами, пытаясь попасть ему в пах.

Воитель повернулся, стукнув ее головой о стену. В глазах у нее потемнело, но она из последних сил старалась не потерять сознания. Воитель взбежал по лестнице на площадку, от его злобного смеха у нее мороз подирал по коже. Как раз перед тем, как он повернул, Кара подняла голову и увидела глядящего прямо на нее Лукана.

— Кара!

Фэллон вздрогнул от полного муки крика брата. Он повернулся и увидел, что Лукан смотрит на лестницу. Там промелькнул Воитель, утаскивающий Кару.

Дейрдре, должно быть, спланировала это, потому что три других Воителя атаковали Лукана, помешав ему побежать за Карой. Фэллон взглянул на Куина, но, как и Лукан, он был со всех сторон атакован Воителями.

Фэллон позабыл про боль от затягивающейся на груди раны и помчался вслед за Карой, пока и на него не напали. Он следовал на звуки Кариных гневных вскриков и ругательств по пути в заднюю башню, куда тащил ее Воитель. К тому времени, когда Фэллон добрался туда, Воитель уже спускался со скалы с Карой на спине.

Фэллон помедлил, вспоминая выражение ужаса и страха в глазах Лукана. Даже когда они были узниками Дейрдры в ее горе, Лукан никогда не выглядел таким… потерянным.

Лукану нужна Кара. Все это время, с тех пор как был уничтожен их клан, Лукан заботился о братьях. Лукан, который никогда ни о чем не просил.

Фэллон сделал судорожный вдох и бросился вперед. Он отпустил ярость, которую сдерживал столетия. Покалывание побежало по коже за секунду до того, как она почернела. Он распрямил пальцы и увидел, как ногти удлиняются и заостряются в черные когти.

Страх удерживал его от превращения, но ради Лукана он готов посмотреть в лицо своему страху — и будущему заодно.

Фэллон запрокинул голову и заревел, когда волна силы и мощи разогрела кожу. Он оглядел замок и увидел, что Воитель и Кара ошеломленно уставились на него. Когти Фэллона царапнули камень, он соскочил с края и стремительно понесся вниз по скале.

Он остановил себя, ухватившись за камень, от силы рывка чуть не вырвав руку. Не обращая внимания на боль, улыбнулся, когда увидел, как близко он к Воителю.

— Держись, Кара! — крикнул он.

Она закрыла глаза, мокрые от слез, и вцепилась в шею Воителя. Фэллон не мог атаковать, поскольку Кара могла не удержаться и упасть в море. Но он также знал, что не может позволить Воителю спуститься вниз.

Надо быстро что-то придумать.


Лукан еще никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным. Он дрался, все время отчаянно выкрикивая «Кара!», против Воителей, старающихся его удержать. Ее забрали у него, он знал, но сдаваться не собирался.

— Кто-нибудь ищет драки? — прокричал Логан, врываясь в помещение и сверкая посреди всего этого хаоса своей серебристой кожей.

Лукан заметил позади себя Хейдена. Лукан убил одного Воителя, а Куин оторван голову еще одному. Другие дали ходу из замка, как будто их позвали. Лукану было плевать, почему они ушли, главное, что ушли.

Никто не пытался захватить его или братьев. Он остановился и оглядел большой зал.

— А где Фэллон?

Куин указал на лестницу.

— Он последовал за Карой.

Лукан вознес благодарственную молитву и поспешил вслед за ними. Он не может потерять Кару, это свыше его сил. Фэллон оставил след из перевернутых досок и погашенных факелов, давая братьям знать, в какую сторону он отправился.

Прибежав на вершину башни, Лукан выглянул вниз и увидел Кару на спине Воителя и Фэллона, пытающегося остановить его.

— Господи, — выдохнул Куин.

Лукан не мог поверить, что Фэллон перевоплотился.

— Никогда не думал, что он снова это сделает.

Гэлен тихо присвистнул с другой стороны от Лукана.

— Фэллон удивил всех нас.

— Нам надо помочь! — крикнул Лукан.

Куин кивнул.

— Что мы должны делать?

В этот момент Кара вскрикнула, когда Воитель не удержался и стал падать. Сердце Лукана перестало биться, пока Воитель не сумел ухватиться за камни и остановить падение, но от встряски Кара соскользнула.

Лукан в ужасе вскрикнул, но она ухватилась за ногу Воителя и удержалась. Прикрыв глаза, Лукан попытался успокоить лихорадочно колотящееся в груди сердце.

— Я иду к ней.

— Мы будем рядом, — заверил его Куин.

— Нельзя допустить, чтобы он спустился с Карой вниз.

Рамзи подошел, блестя своей темной бронзовой кожей. Он свесился с башни, когтями царапая камни.

— Я буду там на случай, если ему это удастся.

— Я пойду с ним, — сказал Хейден.

Логан вышел вперед.

— Я могу остаться здесь, если он вдруг решит вернуться.

— А я прикрою путь отхода, — заявил Гэлен и указал место, где крепость соединялась со скалами. — На случай, если ему придет в голову бежать через долину.

Лукан коротко кивнул, затем повернулся к Куину.

Куин улыбнулся.

— Я с тобой.

Не тратя времени даром, Лукан перелез через парапет башни. Он стал спускаться к Каре, молясь с каждым ударом сердца, чтобы она осталась жива. Если с ней что-то случится, он ворвется к Дейрдре в ее гору и голыми руками придушит эту подлую суку.

Он быстро карабкался, видя, что, несмотря на отважные попытки Фэллона, Воитель продолжает спускаться вниз. Потому что как только Фэллон протягивает руку к Каре, Воитель дергает ногой, и Кара раскачивается на ветру, держась из последних сил.

Лукан подполз к Воителю с другой стороны, а Куин оставался над ним.

— Отдай мне мою женщину, — потребовал Лукан.

Воитель рассмеялся.

— Она никогда не была твоей, Маклауд. Она друид и потому принадлежит Дейрдре.

— Скорее я увижу Дейрдру в аду.

— Без сомнения.

Лукан протянул к Каре руку:

— Хватайся.

Она потянулась к нему, но Воитель резко дернул ногой, заставив Кару вцепиться в него, вместо того чтобы схватиться за руку Лукана.

Ярость обуяла Лукана. Ему хотелось вырвать у Воителя сердце и швырнуть его в море. Он готов был на все, лишь бы только вырвать из его лап Кару.

Пальцы ее заскользили, но она удержалась за сапог Воителя. Ее ореховые глаза не отрывались от Лукана. Они оба знали, что она не может взять его руку. Воитель не позволит ни Лукану, ни его братьям приблизиться настолько, чтобы забрать ее.

Она попыталась сама ухватиться за камни, чтобы отпустить Воителя, но тот зарычал и спустился ниже по скале. Лукан взглянул на братьев. Глаза Фэллона были такими мрачными, что Лукану захотелось взвыть от отчаяния.

— Лукан! — прокричала Кара.

Он придвинулся к ней так близко, как только мог. Кровь стучала в ушах, грудь сдавило, словно кто-то выдавил из легких весь воздух.

— Помнишь день, когда мы познакомились? — спросила она.

Он кивнул, не совсем понимая, к чему она клонит. А потом до него дошло, что она надумала. Лукан посмотрел вниз на море, которое разбивалось о камни у подножия скалы. Он коротко кивнул ей и прыгнул вниз, где увидел Рамзи и Хейдена. Не было времени рассказывать Фэллону и Куину, но, судя по улыбке Куина, он слышал Кару.

Лукан только поставил ноги на камни на мелководье, когда, вскинув голову, увидел, что Кара отпустила ногу Воителя.

Воитель взревел, и Фэллон с Куином прыгнули на него, готовые убить. Лукан сосредоточил внимание на Каре, ожидая, что она упадет в его руки, как в тот день, когда они впервые встретились.

— Святые небеса, — прошептал Хейден позади него.

Тогда-то Лукан и услышал хлопанье крыльев.

— Нет! — завопил он, когда летающее существо попыталось схватить падающую Кару. Кара ударила его по рукам, не дав твари поймать себя.

Лукан подхватил на лету Кару и прижал к себе. Пальцы ее вцепились ему в тунику, тело дрожало так же сильно, как колотилось его сердце.

— Пригнись, — предупредил Рамзи.

Лукан присел на корточки с Карой на руках. Он взглянул вверх и увидел, что летающее существо — это Воитель. Воитель с крыльями.

Вместо того чтобы улететь прочь, как они ожидали, он развернулся и устремился к Фэллону с Куином. Лукан прокричал предостережение за секунду до того, как летающий Воитель вцепился в Куина и швырнул его со скалы.

Куин полетел в воду, и Лукан услышал позади себя всплеск, но взгляд его был устремлен на летающего Воителя, которому удалось вырвать другого, синекожего, из хватки Фэллона.

Два Воителя взмыли в ночь, оставив позади себя тишину. Лукан заглянул в Карино лицо и прижался к ее губам коротким, жарким поцелуем.

— Я думал, что потерял тебя. — Он в жизни не ведал такого страха и не хотел бы пережить его еще раз.

Она кивнула.

— Чуть не потерял.

Водяные брызги полетели на них, когда Рамзи и Хейден помогли Куину выйти из моря.

— Разрази меня гром, что это было? — спросил Куин.

Лукан вздохнул и поднялся на ноги.

— Воитель.

— С крыльями, — добавил Хейден. — Никогда таких не видел.

Куин фыркнул.

— А я до тебя никогда еще не встречал Воителя с рогами.

Лукан не принимал участия в разговоре, наблюдая за спускающимся к ним Фэллоном.

— Они ушли? — спросила Кара.

Лукан пожал плечами:

— Не знаю. Чтобы выяснить это, нам надо подняться в замок.

Фэллон спрыгнул с последнего выступа в скале и приземлился возле Лукана.

— Она цела?

— Да, — ответил Лукан. — Фэллон…

— Не надо. Я сделал то, что должен был сделать. И не жалею об этом.

Кара дотронулась до руки Фэллона.

— Спасибо.

Лукану еще очень многое хотелось бы сказать, но с этим можно подождать до той поры, когда они с Фэллоном останутся одни.

— Нам пора возвращаться в замок.

Кара застонала, оглядев скалу. Лукан чмокнул ее в лоб.

— Подниматься будет легче.

Поскольку в прошлый раз, когда упала ему в руки, она была без сознания, то понятия не имела, насколько легко Лукан лавировал между острыми обломками скал и камней, пока они не оказались с правой стороны крепости.

— Держись, — прошептал он, прежде чем прыгнуть.

Кара ухватилась ему за шею и взвизгнула, когда он запрыгнул на вершину скалы и приземлился на траву. И улыбнулся ей, когда остальные присоединились к ним.

— Слава Богу, что я была без чувств, когда ты в прошлый раз делал это, — прошептала она.

Лукан поставил ее на землю.

— Идем взглянем на замок.

— А Воители ушли? — спросила она.

— Думаю, да.

— Но ведь они не добились своего. Тогда почему?

Хотел бы он знать.

Глава 28

Кара смотрела на тела вирранов, усеивающие пол большого зала. Она ухватилась за спинку стула, потому что ноги у нее все еще дрожали. Идея, чтобы Лукан поймал ее, была спонтанной, а падение… От воспоминания ее передернуло. Падение было ужасным, и ужас, казалось, высосал весь воздух из ее тела.

Она не видела, что там внизу, под ней. Только верила, что Лукан поймает ее. И он поймал. Хотя летающий Воитель едва не унес ее.

Когда она почувствовала, как его руки хватают ее, она стала отбиваться изо всех сил. Не для того она вырвалась из лап одного Воителя, чтобы попасть в когти другого. Особенно когда Лукан уже приготовился, чтобы поймать ее.

Если раньше темнота пугала ее, то теперь она наводила на нее ужас, ибо она точно знала, что в ней скрывается. И все же рядом с Луканом она готова посмотреть в лицо всем этим страхам и преодолеть их. В конце концов, он же может управлять тьмой и тенью.

Все, кроме Куина, вновь вернулись в свои человеческие обличья и начали убирать мертвых. Ее все еще изумляло, что Фэллон выпустил своего духа, чтобы спасти ее. Она будет вечно ему благодарна, сознавая, как он боялся дать волю своему духу.

Резкие, порывистые движения Куина привлекли ее внимание. Взгляды, которые он бросал на нее и Лукана, беспокоили Кару. Куин вел себя не совсем нормально, как будто не мог определиться с чем-то, тяжким грузом давящим ему на сердце. Она направилась к нему, чтобы спросить, когда Лукан остановил ее.

— Ты ранена. Тебе надо отдохнуть, — сказал он. — Мы сами избавимся от этой гадости.

Она сглотнула и взглянула на Куина.

— Я могу помочь.

— У тебя кровь, Кара. Пожалуйста. Ради меня…

Лукану она отказать не могла. Он поставил стул так, чтобы тот был повернут к большому залу и она могла наблюдать за происходящим. Она опустилась на стул и позволила ему промыть раны у нее на спине и ноге. Когда он закончил, она прислонилась головой к спинке стула. Кара собиралась держать Куина в поле зрения и, быть может, подозвать его к себе, но он вышел из замка прежде, чем она это сделала.

Чем дольше она сидела, тем труднее становилось держать глаза открытыми. Теперь, когда пытка закончилась и она осознала, что Дейрдре потерпела неудачу, Карино тело казалось выжатым и безжизненным. Она закрыла глаза, намереваясь просто немножко отдохнуть.


Куин сбросил еще четырех вирранов в кучу подальше от замка. Как и после первого нападения, они сожгут тела. Он повернулся и посмотрел на замок. Его дом.

Он был рад, что у Дейрдры не вышло захватить Кару, но, если быть честным с собой, не мог больше ни минуты видеть их с Луканом вместе. Это напоминало ему о том, что Куин так и не изведал, что такое любовь, и скорее всего никогда не узнает. А еще напоминало о его полном провале как мужа и отца.

Побыть одному — вот что ему нужно. Фэллон выпустил своего духа, чего не делал с тех самых пор, как Дейрдре разбудила в них чудовищ. Фэллон перестал заглушать свои страхи вином и посмотрел им в лицо.

Куин стиснул руки в кулаки. Его ярость вышла из-под контроля и растет с каждым днем. Он знает, что должен обуздать ее, но не хочет. Она поглощает его, поддерживает.

Он знает, что должен делать. Если доверится Лукану и Фэллону, они только попытаются отговорить его. Но никаких отговорок он не примет. Пришло время и остальным понять это.

Бросив еще один последний взгляд на свой дом — единственное, что напоминало ему о клане и жизни до того, как он стал чудовищем, Куин повернулся и исчез в темноте.

Глава 29

Кара проснулась от восхитительного ощущения губ Лукана на своей груди. Рука его поглаживала один бутон, перекатывая сосок между пальцами, а рот посасывал другой.

— Наконец-то проснулась, — пробормотал он.

Она улыбнулась и зарылась пальцами ему в волосы, не удивившись, что обнажена. Горячее, твердое тело Лукана касалось ее кожи, возбужденная плоть вжималась в живот. Она открыла глаза и увидела, что они находятся в своей комнате на кровати. Желание запульсировало в теле, разогревая кровь и увлажняя лоно. Как бы она ни любила его руки и губы на своем теле, ей необходимо было почувствовать его внутри.

— Я хочу тебя.

Он улыбнулся ей озорной улыбкой, от которой ее сердце гулко забилось. Глаза обещали наслаждение, которое ее тело знало уже так хорошо.

Она прикрыла глаза, когда он потерся головкой своего возбужденного члена о ее припухшую плоть. Когда он скользнул в нее, она резко втянула воздух и обвила его руками. Спина натянулась, напомнив ей о ее порезах, но растекающееся по ней удовольствие притупило боль.

— Моя Кара, — прошептал он ей на ухо, прежде чем втянул мочку в рот.

Его теплое дыхание овевало шею. Она затрепетала. Лукан точно знал, где касаться ее, что сказать, чтобы доставить ей настоящее наслаждение.

Она приподняла бедра и обвила его ногами за талию. Из глубины его горла вырвался стон, и он вышел из нее, оставив внутри только кончик. Она выгнула спину и попыталась вернуть его. Ей необходимо было ощущать его — всего его.

А потом он погрузился глубоко, в самые глубины. Ягодицы его сжимались с каждым толчком, распаляя ее растущее с каждой секундой желание. Она гладила ладонями твердые линии его спины и плеч, наслаждаясь ощущением бессмертного горца-воителя, который принадлежит ей.

Она застонала и вскрикнула, когда он вошел в нее весь, целиком, потираясь о ее глубины и рассылая наслаждение, словно стрелы молний.

— Открой глаза, любимая, — попросил он. — Я хочу видеть в них твою страсть.

Все Карино существо сотрясалось от желания, которое связывало внутренности все туже с каждым толчком его тела. Она была близка, ах, как близка к вершине. Потом открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее с нескрываемой любовью в сине-зеленом взгляде.

Оргазм накрыл ее внезапной, ослепляющей волной. Лукан продолжал двигаться, продлевая наслаждение. Она льнула к нему, стремясь побольше удержать это волшебное ощущение полного единения их тел и душ.

Не отрывая от нее глаз, он сделал один последний выпад и погрузился в нее целиком. Тело его застыло, а теплое семя наполнило ее.

Кара крепко прижала его, когда он повалился на нее. Она обожает эту его тяжесть, это ощущение его тела на своем. Это так эротично и возбуждающе, даже несмотря на то, что она только что испытала наивысшее наслаждение. Но с Луканом всегда так.

Он поцеловал ее в шею, потом поднял голову и завладел ее губами в обжигающем поцелуе, который напомнил о его глубокой страсти. Она дотронулась до медальона и головы грифона. Они с Луканом одно целое, их души сплелись воедино, и никому никогда их не разъединить.

Даже времени.

— Доброе утро, — прошептал он.

Она взглянула в окно позади себя, но не увидела ничего из-за висящего на окне пледа.

— Уже утро?

— Да. Я принес тебя сюда, как только мы вынесли всю эту гадость из зала. Ты даже не пошевелилась, когда я раздевал тебя, — с ухмылкой добавил он.

— Я и не представляла, насколько устала.

— Ты прошла через многое. Но теперь все позади.

Она нахмурилась.

— Ну, не знаю. Думаю, Дейрдре вернется.

Он хмыкнул и перевернулся на бок. Приподнялся на локте и посмотрел на Кару.

— Или найдет какой-нибудь способ заставить нас сделать то, чего она хочет.

— Нам надо найти свиток с фамилиями. Может, тогда нам удастся поговорить с Воителями до того, как она отыщет их.

Он обвел пальцем один Карин сосок, и улыбка расплылась по лицу, когда вершинка затвердела. Она сжала ноги, когда желание растеклось от груди к лону.

— Ты разговаривал с Куином? — спросила она, чтобы отвлечься.

— С Куином? Нет. А должен был?

Она облизнула губы и застонала, когда Лукан стал водить пальцем по ее заострившемуся соску.

— Да. Ночью, судя по его виду, он нуждался в этом.

— Утром я найду его, — пообещал Лукан и, наклонившись, сомкнул рот на коричневатом бутоне.

Громкий стук в дверь заставил его резко вскинуть голову. Кара приподнялась на локтях, когда Лукан спросил, кто там.

— Это Фэллон. Вам надо спуститься в большой зал. Скорее.

Обменявшись с Луканом взглядами, они соскочили с кровати и начали быстро одеваться. Он был готов раньше нее, но подождал. Сунув ноги в башмаки, она поспешила вслед за ним в общее помещение.

Шаги ее замедлились, когда она увидела Хейдена, Рамзи, Логана и Гэлена за столом с мрачными выражениями лиц.

— Что случилось? — спросил Лукан у Фэллона.

Кара обнаружила Фэллона перед очагом и остановилась на последней ступеньке. Он стоял, устремив взгляд на золу; голова опущена, а лицо такое окаменевшее, что у Кары сжалось сердце.

— Фэллон, — позвал Лукан.

Старший брат потер ладонью лицо.

— Куин пропал.

— Как?

Кара опустилась на ступеньки и обхватила себя руками.

Фэллон кивнул:

— Да, исчез.

— С чего ты взял? — спросил Лукан.

Горло Кары сдавило, когда она услышала отчаяние и страх в голосе Лукана. Они все считали, что Дейрдре потерпела поражение, но теперь Кара уже не была в этом уверена.

Гэлен поднял вверх свернутый в трубку пергамент:

— Вот с чего. Я нашел это рядом с крепостными воротами.

Лукан воззрился на пергамент. Он не хотел знать, что в нем, потому что понял, что Дейрдре каким-то образом причастна к исчезновению Куина. Лукан взглянул на Кару и увидел, что ее ореховые глаза наполнились печалью.

Он взял пергамент из рук Галена и развернул его. Внутренности Лукана сжимались и скручивались, пока он читал слова. Пергамент выпал из его рук на пол.

— Дейрдре схватила Куина. По-видимому, он удалился от замка, пока мы тут убирали. Она приготовила для него ловушку, и Куин попался в нее.

Кара вскочила и поспешила к нему. Он раскрыл объятия, когда она подошла. Ощущение ее близости немного помогло ему прийти в себя от потрясения. Он прижался лицом к ее макушке.

— Этого просто не может быть.

— Мы вернем его, Лукан, — пообещала она.

Хейден поднялся.

— Кара права. Мы должны вызволить Куина.

— Дейрдре не глупа, — сказал Фэллон, подходя к столу. — Она знает, что Куин может быть силен, но без нас с Луканом он не столь ценен.

Лукан вздохнул.

— Она уверена, что мы придем за ним.

— Да. И захочет поймать нас, как и Куина, — добавил Фэллон.

— Нам нужен план, — подал голос Логан. — Но вначале необходимо найти Каре друида.

Кара высвободилась из объятий Лукана и кивнула.

— Логан прав. Я могу использовать свою магию, чтобы помочь.

— Против Дейрдры? — Лукан покачал головой. — Она слишком могущественна.

— Но она не ожидает, что я воспользуюсь магией.

— Кто знает? — возразил Лукан. — Не хочу, чтобы ты к ней приближалась.

— А я не хочу, чтобы ты навострил к ней лыжи, но Куину нужна наша помощь.

Рамзи покачал головой.

— Назревает война. Дейрдре теперь знает, что мы объединились. Мы удивили ее, но она, пожалуй, уже пришла в себя.

— Что ты предлагаешь? — спросил Фэллон.

— Нам надо найти свиток со списком фамилий. Гэлен может связаться с другими Воителями, которых знает, и привести их сюда. Каждому придется сделать выбор, на чьей он стороне.

Лукан взглянул на Фэллона.

— У Дейрдры в распоряжении черная магия, чертова уйма вирранов и бог знает сколько Воителей. Нам с ней не тягаться. Силы уж больно неравные.

Фэллон задумчиво постучал пальцем по бедру.

— Думаю, Рамзи прав. Нам нужно добыть этот список уже хотя бы для того, чтобы он не попал в Дейрдрины руки.

Лукану подумалось, что он знает, к чему ведет брат.

— Гэлен, кажется, ты говорил нам, что есть друиды, которые знают, как связать наших духов?

— Да, это правда, — ответил Гэлен. — Дейрдре выследила и убила большинство из них. Не знаю, остался ли еще кто.

— Но если кто-то из них жив, это даст нам преимущество.

Кара нахмурилась:

— Каким образом? Я не понимаю.

— А я понимаю, — подал голос Хейден. — Если нам удастся пробраться к Дейрдре в гору и связать духов в ее Воителях, наше преимущество будет налицо.

— Только если вместе с ними не окажутся связанными и ваши духи, — заметила Кара. — Это очень рискованно.

Лукан переплел их пальцы.

— Но другого выхода нет, любимая, — ответил ей Лукан.

Кара кивнула и, продолжая хмуриться, пошла на кухню принести чего-нибудь позавтракать. Лукан как раз собирался спросить Фэллона, имеет ли он представление, где можно отыскать свиток с именами, когда до них донеслось ржание и фырканье лошадей. Множества лошадей.

Лукан с Фэллоном переглянулись и бросились к крепостной стене.

— Это Макклуры, — сказал Фэллон. — Я чувствовал, что они могут вернуться.

Лукан сверлил свирепым взглядом горцев, которые подъезжали все ближе и ближе к их дому. Он прикинул, что их человек пятьдесят.

— Что им надо?

— Подозреваю, они хотят прибрать к рукам крепость, но черта с два они ее получат.

Лукан вскинул бровь и взглянул на старшего брата.

— Будем сражаться, — сказал Фэллон. — Мы Маклауды. Наши земли были украдены раньше, чем мы успели вернуться. Но если они думают, что могут захватить и наш дом, то очень скоро поймут свою ошибку.

— Единственный способ сохранить замок — это дать знать королю, что Маклауды еще живы.

Фэллон скрипнул зубами.

— Значит, так я и сделаю.

И вновь для Лукана это стало неожиданностью. Он не ожидал, что Фэллон сам вызовется поехать ко двору, думал, что направит его.

Не успел он ничего ответить, как Фэллон обошел Лукана и направился к крепостным воротам. Когда Макклуры подъехали к замку, Фэллон грозно рявкнул им: «Стойте!»

Лэрд Макклур сузил глаза, воззрившись на Фэллона.

— Кто ты такой, чтобы не пускать меня в мой замок?

— Это не твой замок. — Голос Фэллона был ровным, но твердым, как сталь. — Это мой замок, замок Маклаудов. Ты украл наши земли, но замка тебе не видать.

Макклур рассмеялся.

— Ты против пятидесяти моих людей? У тебя никаких шансов, парень.

Лукан подошел и встал рядом с братом. Краем глаза он заметил какое-то движение, и когда оглянулся через плечо, то увидел, что и остальные распределились по стене.

Фэллон довольно ухмыльнулся.

— Как видишь, парень, — проговорил он с сарказмом, — я не один.

— Я получу свой замок! — заорал Макклур.

К удивлению Лукана, Фэллон перевоплотился и оскалился на Макклура.

— Хочешь попробовать?

Послышались крики и проклятия, когда лошади стали пятиться и шарахаться в стороны. Может, сам Фэллон и не злой, чего не скажешь о сидящем в нем духе.

Лукан дал своему телу измениться и зыркнул на лэрда.

— Уходи и больше не возвращайся. Этот замок наш.

Макклур развернул своего коня, и его люди быстро поскакали прочь следом за ним. Последней уезжала женщина, которую они видели в деревне. Ее черные волосы были убраны с лица и заплетены в косу, но бледно-голубые глаза глядели на них без страха. Она развернула свою лошадь и поскакала за мужчинами.

Лукан выдохнул и вернулся в человеческое тело. Взглянув на Фэллона, увидел, что тот тоже снова обрел нормальный вид.

— Я этого не ожидал.

Фэллон пожал плечами.

— Мы слишком много потеряли. Я не отдам им еще и замок. Мы больше не будем жить как привидения. Первым делом я хочу построить новые ворота.

— Я позабочусь об этом.

Лукан улыбнулся, когда брат спрыгнул с крепостной стены. Он так долго ждал, чтобы Фэллон научился управлять своим духом, и теперь, когда это случилось, ничто не будет стоять у него на пути. Лукан вознес безмолвную благодарственную молитву и кивнул остальным, когда они последовали за Фэллоном в замок. Им необходимо разработать всесторонний план и стратегию, ибо Дейрдре — грозный противник, с которым нелегко справиться.

Войдя в замок, Лукан увидел ждущую его Кару. Есть одно дело, которое он должен сделать в первую очередь.

Он подошел к ней и притянул в свои объятия для долгого, глубокого поцелуя. Когда он поднял голову, губы ее были припухшими, а дыхание прерывистым.

— Выходи за меня.

Она заморгала.

— Что?

— Я в жизни не знал такого ужаса, как тогда, когда думал, что потерял тебя. В ту минуту мне все стало ясно. Я люблю тебя всем сердцем, всей душой, Кара. И хочу, чтобы ты была моей женой.

— Но я и так уже твоя.

Он усмехнулся.

— Знаю, но хочу, чтобы наш союз благословила церковь.

— Я знаю, где найти священника, — сказал Логан. — Могу привести его сюда через два дня.

Лукан кивнул ему и посмотрел на Кару:

— Ну? Ты выйдешь за меня?

— Несмотря на то что я смертная и что, возможно, мы никогда не найдем друида, чтобы связать твоего духа?

— Да. Один год с тобой лучше, чем вечность без тебя.

— О да, Лукан Маклауд. Я выйду за тебя.

Он улыбнулся и опустил голову для еще одного поцелуя.

Эпилог

Яркое солнце освещало маленькую группу, собравшуюся на крепостном дворе. Кара улыбнулась Лукану, все еще изумленная, что он попросил ее стать его женой.

Логан оказался верен своему слову. Этим утром он прибыл вместе со священником. Фэллон подарил ей очень красивое платье кремового цвета с вплетенной черной нитью. Это был прекрасный день.

Остальные Воители стояли вокруг них с Луканом, а Фэллон рядом с новобрачным. Не было только Куина. Лукан с Фэллоном тяжело переживали его отсутствие, но были твердо намерены вернуть брата.

Лукан произнес свои обеты ясным голосом, но когда очередь дошла до Кары, слова застряли у нее в горле. Она сморгнула набежавшие слезы и повторила клятву. Улыбка на лице Лукана была ослепительной, когда он привлек ее в свои объятия, чтобы скрепить их обеты поцелуем.

Двор взорвался одобрительными возгласами и поздравлениями, но свист Логана заставил всех резко смолкнуть.

— Какая-то женщина приближается, — сказал он, выглянув в ворота.

Кара про себя улыбнулась, когда все шестеро Воителей встали кругом вокруг нее. Она выглянула через плечо Лукана и увидела высокую, статную женщину, входящую во двор. Женщина на секунду приостановилась, пока глаза ее не отыскали Кару.

Тут она улыбнулась и направилась к ней.

— Стой, — предупредил Лукан.

Женщина вскинула золотисто-коричневую бровь.

— Ты, должно быть, Лукан Маклауд?

— А ты кто? — удивился этому вопросу Лукан.

Женщина улыбнулась Каре.

— Я пришла из-за Кары.

Лукан напрягся, но Кара положила ладонь ему на руку и встала рядом с ним.

— Кто ты такая? — повторила она вопрос Лукана.

— Соня. Меня послали сюда, чтобы помочь тебе.

Кара заглянула в янтарные глаза женщины, изумленная ее красотой и длинными рыжими волосами, локонами ниспадающими по спине.

— Я не понимаю. Кто послал тебя?

Соня улыбнулась и подняла руку.

— Деревья, разумеется.

— Разрази меня гром, — пробормотал Гэлен с благоговением в голосе. — Она друид.

Соня кивнула.

— Да. Я пришла научить тебя, Кара. — Соня взглянула на Лукана. — Если твой муж впустит меня в замок.

Кара лишилась дара речи. Деревья, деревья велели Соне найти ее. Вот чудеса!

— Спасибо, — сказала она. — Пожалуйста, присоединяйся к нам.

Когда Лукан никак не отреагировал, Кара ткнула его в ребро. Он очнулся от охватившей его оторопи.

— Да, Соня, мы будем рады еще одному друиду.

— И он вам понадобится. Дейрдре рвет и мечет из-за того, что ей не удалось заполучить Кару. Деревья только об этом и говорят.

Фэллон усмехнулся и поприветствовал Соню, другие Воители тоже назвали себя. Кара с изумлением взирала на гостью, боясь поверить в то, что теперь она познает все свои способности.

— Ты счастлива?

Она повернулась и улыбнулась Лукану.

— О да. Я вышла замуж за самого прекрасного горца, и женщина-друид, посланная деревьями, пришла, чтобы научить меня.

Лукан усмехнулся.

— Мне не следовало удивляться ее словам, но признаюсь, я все же удивился. Деревья? Кто ж знал, что они умеют говорить?

— Соня явно знает.

— Ты ведь не начнешь разговаривать с деревьями, а?

— Гм. — Кара улыбнулась и обвила его руками за шею. — Кто знает, кто знает. А разве это было бы плохо?

— Вовсе нет, любимая. Думаю, это было бы замечательно.

Он завладел ее губами в пламенном поцелуе. Они нашли любовь, которая раздвинула границы времени, любовь, которая соединила их сердца и души.

Никогда в жизни Кара не была так счастлива. Смех Лукана, когда он подхватил ее на руки и закружил под одобрительные возгласы остальных, подтвердил ей, что он получил именно то, чего хотел.

Может, их будущее и неясно, но у них есть любовь. И этого вполне достаточно.


Куин обхватил голову руками и откатился на бок. Голова раскалывалась от боли, к горлу подступила тошнота. Он с трудом приоткрыл глаза и обнаружил, что его окружает темнота. Холод вокруг убедил, что он находится под землей. Затхлый воздух и запах немытых тел ударил в ноздри.

Он вспомнил, что ушел от братьев и убежал в ночь. Так хорошо было отдаться на волю охватившего его желания, не заботясь о том, что будет дальше.

Он бежал и бежал, пока не заметил виррана. И погнался за ним, намереваясь пролить еще крови, во власти все еще бушующей в нем ярости. Потом он вспомнил падение. Должно быть, провалился в какую-то яму. Куин закрыл глаза и попытался вспомнить. Кажется, во время падения он сломал ногу и почувствовал невыносимую боль, когда та начала заживать.

Рядом кто-то был, в этом он был уверен. Какой-то человек смотрел на Куина, но отказался помочь, когда он попросил.

Куин поморщился, когда его накрыла волна дурноты. Он не чувствовал себя так плохо с тех пор, как был освобожден его дух. Несмотря на боль, Куин силился вспомнить то, как он упал и как человек стоял над ним.

Мужчина рассмеялся, а потом спрыгнул вниз, рядом с Куином. Он перекатился на спину, придерживая ногу. Мужчина наклонился над ним, и он заглянул ему в лицо.

Глаза Куина широко распахнулись, когда воспоминания вернулись. Это был не человек, а Воитель.

Куин забыл про боль, оглядываясь вокруг. Когти его вонзились в ладони, когда он услышал крики избиваемых внизу людей. Такие же крики он слышал и раньше.

Когда братья были пленниками Дейрдры.


Купить книгу "Опасный горец" Грант Донна

home | my bookshelf | | Опасный горец |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу