Book: Гейзер. Дилогия одним томом



Олег Викторович Дудко

Убить экстрасенса

Гейзер – 1,2

Название: Гейзер. Дилогия одним томом

Автор: Дудко Олег

Серия: Гейзер 1-2

Издательство: Самиздат

Страниц: 640

Год: 2014

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Время действия романа Москва конец XX века. У главного героя, Алекса, в детстве обнаруживаются экстрасенсорные способности, которые он смог развить благодаря занятиям айкидо. Алекс познал теорию энергетической структуры мира и человека. Он научился генерировать и использовать неиспользуемую другими людьми энергию, которая может помочь человеку или убить его. За неконтролируемые выплески энергии, его стали сравнивать с горячим источником и прозвали Гейзером. В конце ХХ века Москва сильно изменилась, ее заполонили экстрасенсы, маги и колдуны, проводящие оболванивание людей в своих центрах. А подчас, их методы убивали невинных. Творящаяся несправедливость и боль личной утраты, заставили Гейзера бросить им вызов. После закрытия нескольких оккультных центров, на него ополчилась с одной стороны — тайная организация Корректировщиков, подославшая к нему своего агента Алену. Девушку, проповедующую нетрадиционный секс, и в которую влюбляется Алекс. А с другой стороны — финансовый «Золотой Альянс», заказавший его ликвидацию энергетическому спецназу, организации профессиональных наемных убийц. Перед Гейзером стоит непростой выбор — определить, где друг, а где враг, где любовь, а где предательство? Пройдя через опасности, Гейзер приоткрывает завесу лжи над таинственным островом в Тихом океане, где обнаруживает схрон техники инопланетной цивилизации.

Содержание

1. Убить экстрасенса

2. Тройной капкан для Земли

ОЛЕГ ДУДКО

ГЕЙЗЕР: УБИТЬ ЭКСТРАСЕНСА

«Следи за собой»

Сегодня кому-то говорят: «До свиданья!»

Завтра скажут: «Прощай навсегда!»

Заалеет сердечная рана.

Завтра кто-то, вернувшись, домой,

Застанет в руинах свои города,

Кто-то сорвется с высокого крана.

Завтра кто-то утром в постели

Поймет, что болен неизлечимо,

Кто-то, выйдя из дома, попадет под машину.

Завтра где-то, в одной из больниц

Дрогнет рука молодого хирурга,

Кто-то в лесу, нарвется на мину.

Ночью над нами пролетел самолет,

Завтра он упадет в океан,

Погибнут все пассажиры.

Завтра где-то, кто знает где?

Война, эпидемия, снежный буран,

Космоса черные дыры…

Следи за собой, будь осторожен!

Следи за собой!

Следи за собой, будь осторожен!

Следи за собой!

Следи за собой!

Следи за собой!

Виктор Цой

Пролог

— Вы смотрите экстренный выпуск программы «Петровка тридцать восемь». Начинаем мы с сенсационной новости, с массового убийства в оккультном центре «Линия Судьбы» на Остоженке в Москве. Передаем слово нашему корреспонденту Максиму Кошелеву, который находиться на месте событий. Максим! Слушаем!

— Здравствуйте, Алексей. Сегодня, в пятницу тринадцатого января, было совершено массовое убийство в центре магии и целительства под названием «Линия Судьбы». Днем один из пациентов пришедших на прием обнаружил у входа много крови и сразу вызвал милицию, после чего доступ, как в сам центр, так и к близлежащим домам был перекрыт. По нашим сведениям здесь было обнаружено семь изуродованных трупов. Было убито шесть человек работающих в центре и одна девушка, пришедшая на прием. Все убийства были осуществлены с особой жестокостью. Известный колдун Виссарион был расчленен у себя на пентаграмме пятиконечной звезды нанесенной на полу и части его тела разложены в ее лучах. У ясновидящей Стефании были выколоты глаза и разбит череп. У целительниц Пелагеи и Софьи сломаны все кости, создается такое впечатление, что их долго избивали. Администратор и охранник были застрелены на своих рабочих местах. А неустановленная пока молодая девушка, пришедшая на сеанс, была изнасилована и убита, ей сломали шейные позвонки. Сейчас сюда на Остоженку приехало все высшее руководство МВД Москвы. Когда они выйдут, мы постараемся узнать у них, что же здесь произошло, и что они намерены предпринять в связи с этим жестоким убийством. Алексей?

— Спасибо, Максим, мы с вами свяжемся позже. Необходимо так же отметить, что редакция провела свое расследование и установила, что за последние три месяца в Москве закрылись пять оккультных центров, правда там обошлось без убийств. Подробности смотрите в вечернем выпуске….

Эпизод 1. Дорога

Хонда «Легенда» выехала на Ленинский проспект в районе площади Гагарина и сразу попала в пробку. Здесь всегда плотный трафик и проще его проехать в правом ряду или по дублеру. Зная это, Алекс перестроился в крайний ряд и начал тихо продвигаться в сторону области. Спешить было некуда и можно было спокойно обдумать сложившееся положение.

Завтра истекал третий день ультиматума, который он выдвинул центру магии и колдовства «Аделаида» на Таганке. Ровно в девятнадцать часов он должен позвонить и узнать, приняты ли его условия. Ничего особенного он и не требовал, просто закрыть салон, снять всю рекламу из журналов и отменить свою постоянную передачу на телевидении. Это был уже седьмой салон, который он решил прикрыть.

Первые шесть закрылись, причем пять из них без жертв, что не могло не радовать. Не все складывалось гладко, но цель то достигнута. Особняком смотрелся шестой случай на Остоженке, но он требовал отдельного анализа.

Сегодня все было по-другому. Центр был очень известным, его посещал московский бомонд и политики, причем явно не лучшие их представители. Кто-то из них мог крышивать салон и сделать попытку его защитить. Но с этим можно разобраться и завтра, а сейчас он чувствовал, что его как-то вычислили или могут вычислить в ближайшие дни. После первого закрытого салона он продержался более трех месяцев, и никто не смог на него выйти. Это подтверждало его созданную теорию разных энергетических систем, и самое главное ее практическое применение, благодаря которому он и был скрыт от любого сканирования.

«Как могли на меня выйти и кто?» — вот главный вопрос, который Алекс задавал себе.

Может ему показалось, слежки ни физической, ни энергетической не было. Тогда получалось, что вся напряженность шла из завтрашнего дня. Выходило, что проколоться он должен завтра. Тогда интересно когда и где?

Потихоньку машина приблизилась к универмагу «Москва». Здесь как всегда, кто-то остановился прямо на дороге, создавая помеху, и все машины перестраивались влево, что было видно уже издалека. Особенно тяжело пришлось троллейбусу, который ехал впереди. Он никак не мог вывернуть, чтобы объехать какое-то препятствие. Это отвлекло Алекса от размышлений, но так как он не мог раскорячившийся троллейбус объехать еще левее, то начал злиться, а через пару минут он потихоньку стал закипать. Когда же троллейбус все-таки смог сдвинуться влево и поехать, то Алекс уже решил, что просто так это не оставит.

Ему открылась картина затора. Большой Ленд Крузер остановился не у обочины, прижавшись к тротуару, как сделало бы большинство водителей, а Тойота колесами заехала в левый ряд. Скорее всего, сидящий за рулем дал кому-то выйти, чтоб тот не утонул в снежной каше, но потом так и остался стоять.

«Значит за рулем водитель, а не хозяин, — подумал Алекс, — ладно поговорим с ним».

Алекс проехал чуть вперед и остановился, прижавшись к тротуару, чтобы никому не мешать. Спокойно вылез, потянулся. При росте 198 см и весе 90 кг он выглядел поджаро, а полуспортивный стиль одежды придавал сходство со спортсменом, скорее с баскетболистом или волейболистом. Подойдя к тойоте, Алекс постучал в затемненное стекло водителю и когда тот его опустил, сказал:

— Здорово ездовой.

— Чего надо?

Только сейчас удалось рассмотреть его. Это был крупный, подтянутый мужчина лет сорока с обычным неприметным лицом, которые бывают у оперативных работников и телохранителей.

— Здорово говорю.

— И не таких видали?

— Чего такой грубый?

— А ты что хочешь повоспитывать? Ну, попробуй.

— Да поздно уже, думаю не мальчик. Вот вижу сам водитель, а встал так, что проехать мешаешь. Посмотри назад, как все мучаются объезжая тебя.

— Я не понял, ты кто?

— Я такой же водитель, как и ты и езжу по тем же дорогам и стараюсь уважать систему движения иначе вообще скоро никуда не проедем.

— Если такой умный иди и пропускай, кого хочешь, вставай, где хочешь и делай что хочешь. Чего сюда пришел?

— Зря ты так. Дорогу можно сравнить со сложной системой, например с компьютером, и если что-то мешает ему работать, он определяет это как вирус. Ну а вирус принято стирать.

— Слушай спортсмен, иди туда, куда шел. Я тебя не трогал, поэтому сделай так, чтобы мне не пришлось выходить, — и закрыл стекло.

Алекс понимал, что скорее всего водителю приказал так встать хозяин и наказать только шофера за это мало, надо изменить ситуацию в комплексе. Естественно он мог решить проблему и лично, но предыдущие размышления подсказали ему, что сейчас светиться не стоит даже в таких мелких вопросах. Являясь ситуационщиком, то есть человеком умеющим видеть, прогнозировать, а самое главное создавать изменение ситуации любого типа, он, немного напрягшись, запустил программу стабилизации данной проблемы.

Конечно Алекс мог проехать мимо и не заметить нечего, но раз возник негатив, то необходимо было изменить баланс данной ситуации хотя бы к нейтральному. В свое время он проводил опыты и пришел к выводу, что данная необходимость урегулирования определенных ситуаций связана не только с его личным раздражением и желанием кого-то наказать, но и влиянием на него его же сверхспособностей.

Первым признаком необходимости вмешаться было раздражение, которое появлялось на кого-либо или чего-либо. Когда же раздражение переходило в стойкий негатив, значит — эта та проблема, которую надо решить. Запустить же механизм урегулирования он вначале мог только при ощущении гнева или злости. Была необходимость с кем-то поспорить, поругаться или даже подраться. Позже он научился включаться в работу и без такого катализатора, а просто накрутив себя мысленно.

Долго ждать не пришлось, еще издали он заметил черный квадратный Мерседес, который обычно называл «катафалком». Этот «гроб» на колесах вспарывал пробку в крайней правой полосе и не просто, а просачиваясь между правым рядом и обочиной, постоянно сигналя и выдавливая недовольных влево. Хорошо, что другим водителям хватало терпения применять правило трех Д — «Дай Дорогу Дураку». Довольно быстро Мерседес приблизился и уперся в Тойоту.

Сначала «катафалк» видимо хотел просунуться справа, но места не хватило, и он резко вывернул влево. Визг тормозов, гудение со всех сторон, но результат один, Мерседес, выдавив всех, стал огибать Ленд Крузер. Маленький эпизод, мелкая деталь, а может перевернуть все и определить судьбы людей рассчитывающих явно на лучшее. Сейчас запалом послужило всего-навсего боковое зеркало. Мерседес все же задел им Тойоту, и оно отлетело в сторону.

Машина сразу остановилась. Из нее выскочил индивид, в корне опровергающий теорию Дарвина. Он мог произойти только от динозавров. Причем если другие подобные особи развивались бы миллион лет, то этот явно прекратил свое развитие на половине этого срока. Тяжелый лоб, крупное сложение и никакого намека на интеллект выдавал в нем предка бронтозавра, одного из самых крупных динозавров своей эпохи до тридцати пяти тонн веса и без всяких признаков боязни соплеменников.

Подойдя к стеклу Тойоты, бронтозавр в него стукнул пару раз. Никакой обратной реакции не последовало. Подождав пару секунд, что для него было неизмеримо много, он ткнул в него посильней, и оно разбилось.

— Эй, урод, ты на своей тарантайке испортил мне настроение.

— Ты чего, гад, делаешь? — завопил водитель. — Ты чего машину портишь?

— Чего? Кого я порчу? — не быстрый бронтозавр, явно стал притормаживать еще больше.

— Да еще и тупой, — сказал водитель тойоты и резко распахнул дверь.

Дверца резко ударила по обидчику, но должного эффекта это не принесло. Удара он не почувствовал, а вот вся его куртка сразу испачкалась да не просто пылью, а той черно-мазутной жижей, которой облиты все машины в этот период. Стоило посмотреть на то, как поменялось выражения лица бронтозавра с сонного, на удивленное, а удивление — это все же признак интеллекта. Дальше Алекс увидел то, после чего уже не жалел, что остался посмотреть, чем все закончится.

Подготовка водителя позволила ему быстро выскочить, захлопнуть дверь и встать в боевую стойку. Одновременно с ним из задней двери выскочил второй тойотовец, видимо охранник сидевший в машине, и стал продвигаться в тыл бронтозавру. Правда, на этом их превосходство в тактике закончилось. Из «катафалка» с противоположной стороны от Тойоты выскочила парочка ребят, очень похожая на своего собрата, но поменьше. Они скорее напоминали минибронтозавров, которых плохо кормили в детстве. Зато действовали они значительно быстрее и расторопнее, чем от них можно было ожидать. В руках они держали бейсбольные биты и, стараясь оставаться незамеченными, разбежались в разные стороны, огибая здоровый Мерседес.

Поле битвы стало представлять собой один удлиненный фронт между двумя машинами. Посередине стоял бронтозавр, лицом к нему водитель, а за его спиной охранник. За спины тойотовцам с разных сторон подкрадывались мерсовцы.

«Жаль, что не в кино, — подумал Алекс, — там бы камер пять-шесть поставили с разных сторон и потом сиди, наслаждайся».

В жизни же все заняло не больше тридцати секунд. Видимо, эти люди не приспособлены были к переговорам, они могли только бить. И они ударили, почти все одновременно. Полоса между машинами была довольно узкая, поэтому все били руками или тем, что в них было. Плохо пришлось бронтозавру, он сразу получил с двух сторон. Причем спереди по шее, а сзади дубинкой по затылку и стал заваливаться вперед. Еще хуже пришлось тойотовцам, они синхронно получили по головам битами и тоже стали заваливаться вперед. При столкновении падающих друг на друга бесчувственных тел бронтозавра и водителя, интеллект проиграл, и подмятый тойотовец стал падать уже назад. Сзади же к нему в этот момент подскочил один из мелких, который вошел в раж и хотел нанести еще пару ударов не упавшему противнику. Он то размахнулся, но из-за маленького роста не видел, что творится впереди, и когда вдруг на него стали падать уже двое общей массой более двух центнеров, то сделал свою последнюю ошибку. Он просто застыл и уже через секунду валялся под двумя телами без признаков жизни, хорошо приложившись затылком об асфальт. После того, как на них сверху рухнул еще и охранник, Алекса просто скрутило от смеха.

Он смеялся так, что заболели скулы, свело живот и смех уже напоминал стон. Он не мог остановиться еще и потому, что в полглаза наблюдал картину еще более смешную, как последний мелкий растаскивал эту кучу тел. Он был самым маленьким из всех и даже охранника сверху горы по этому грязному снегу к обочине оттащил с большим трудом. Теперь сверху лежал бронтозавр, и его надо было погрузить в машину на заднее сиденье. Это было что-то. Дверь высоко, он его и за руки и за голову, а когда руки соскользнули с лысого черепа, то и за уши тянул. Потом, обежав сзади, стал давить тому в огромную попу, упираясь в Тойоту, и при этом еще и мычал от потуги. Здесь Алексу стало даже дурно, и он юркнул на сиденье, чтобы не видеть этого кошмара и не задохнуться от смеха.

Чуть оправившись, минут через пять, он вылез. Картина была уже более спокойная. Двое лежали у обочины, другие двое, скорее всего уже в Мерседесе. Народу рядом не наблюдалось, люди отошли подальше, чтобы не попасть под горячую руку. Милицию наверняка уже вызвали, вот только проехать сюда ей будет не просто, так как машины перегородили два ряда, и затор за ними стал еще внушительнее. Мелкий что-то искал в своем багажнике, а когда нашел, огляделся по сторонам и уперся взглядом в Алекса. Секунду подумал и отвернулся, понимая, что перевес явно не на его стороне. Чиркнул зажигалкой, зажег маленький цилиндр и бросил его в Ленд Крузер. Потом сел в машину и уехал. В салоне Тойоты что-то вспыхнуло, жахнуло и принялось гореть.

— Пора и мне, — решил Алекс.

— Хорошо горит. Может надо помочь? — раздался женский голос за спиной.



Эпизод 2. Знакомство

Алекс резко повернулся и увидел абсолютно не реалистичную картину. На дороге стояла блондинка лет двадцати пяти в длинных ботфортах закрывающих колени. Выше были чулки и резинки, которых не прикрывала даже джинсовая юбка. Выше юбки опять ничего не было до начала топика, который прикрывал только грудь и открывал шею. Все это сверху упаковывалось даже не в шубу, а скорее в меховую накидку белового цвета. Конечно без головного убора, но в перчатках, без шарфика или косынке на шее, зато с маленькой, но изящной бриллиантовой диадемой. При этом она выглядела очень высокой, хотя если отнять длину шпилек около пятнадцати сантиметров, то получалось в самый раз. Чуть придя в себя, Алекс понял, что челюсть то его отвисла.

«Хорошо, хоть слюни не закапали», — мелькнуло у него. Девушка тактично смотрела мимо него, на уже сильно полыхавшую Тойоту.

— Может все-таки им надо помочь? — переспросила она.

— Нет необходимости. Эти двое лежат далеко, если даже рванет, их не заденет, а машину уже никто не спасет.

— Как красиво, — сказала она грудным голосом.

— У каждого свои критерии красоты, — пробубнил Алекс, посмотрев на уже коптящие колеса.

— Добрый день, — она повернулась к нему, — не могли бы вы меня подвезти?

— А вам куда? — не спешил он с ответом.

Тащиться по пробкам ему уж больно не хотелось, даже с таким ангельским пассажиром.

— Да мне тут не далеко, к метро «Проспект Вернадского».

— Нам по дороге. Неужели мы земляки? — уж больно все удачно складывалось, что не могло не вызывать настороженность. Ее энергетический фон, не превышал обычный фон человека. Значит она не могла быть экстрасенсом или ведьмой и тем более бойцом. «Ладно, попозже разберемся», — подумал Алекс и сказал:

— Прошу садитесь, — и распахнул правую дверцу. — Меня зовут Алекс.

— Меня Алена!

— Очень приятное русское имя.

— А вот у вас совсем не русское. Вас, наверное, все же по-другому зовут?

— Не знаю, но так повелось еще со школы. Я привык, — он сел в машину, и они плавно влились в поток тихо двигающихся машин, сзади уже слышался вой пожарных машин.

— А вам не холодно? — спросил он, покосившись на ее стройные ноги, которые она вальяжно вытянула вперед и слегка раздвинула.

Как бы он не умел концентрироваться, сосредотачиваться или наоборот отвлекаться от навязчивых вещей, но не смотреть на притягивающее обнаженное тело он не мог. Гипноз стройных ног, да еще в чулках, да еще в сапогах, плюс голый животик и выступающая грудь не оставляли ему никаких шансов, он не мог это не созерцать. И Алекс не просто рассматривал, а получал от этого какую-то детскую радость, переходящую в эстетическое удовольствие.

— Нет спасибо, я не мерзлячка.

— Хорошо, я теплее делать не буду.

— А что вы там у меня смотрите? — подколола она его.

— Да мне кажется у вас чулок «поехал», — отомстил он, потому, что она сразу усердно принялась искать у себя зацепку.

— Нет, вам действительно это показалось.

— Ну и, слава богу, а то вам было бы не приятно.

— Ничего страшного, у меня в сумке есть другая пара. Переодела бы и все.

— Запасливая вы, давай перейдем на «ты», а то как-то непривычно, — сказал он, а сам представил, что бы здесь было, если она действительно стала бы переодеваться.

«Интересно она один бы поменяла чулок или два? — спросил он себя и ответил, — Брежу».

— Давайте, то есть давай. А чем ты занимаешься? — отвлекла она его от тяжелых математических размышлений.

Ответить он не успел, зазвонил телефон. У Алекса была включена громкая связь, и он решил ответить, не выключая ее.

— Да! Слушаю.

— Гейзер? Здорово, это Вадик.

— Привет, Вадюха! Никак что-то случилось.

— Сегодня открылся симпозиум, поэтому я весь в мыле. Ты же помнишь, что у тебя завтра доклад?

— Конечно, а что поменялось?

— Ты же будешь читать, как всегда про энергетические системы?

— Как в программе стоит, так и буду делать. Все-таки раз в год собираемся, и сам понимаешь, мне есть, что нового сказать «соратникам», — спокойно проговорил Алекс.

— Да ладно, все знают, что ты их недолюбливаешь и удивляются, что ты решил выступать.

— Вадик, ежегодный симпозиум — это еще и своего рода экспериментальная лаборатория по изучению динамики оккультного способа восприятия трансформационных процессов в социуме.

— Чего?

— Ладно, не парься. Чего хотел? — решил не затягивать разговор Алекс.

— Понимаешь, Михалыч сказал, что приедут люди из Патриархии, поэтому программа меняется.

— А что они забыли на оккультном симпозиуме?

— Кто его знает, шеф не сказал. Только мы даже отменили выступления некоторых колдунов и магов, особо яро выступающих против церкви. Зато оставили зеленых, целителей и тебя.

— Ну, спасибо.

— Только Михалыч просил, что бы ты там про религию только положительное рассказал.

— Я и так всегда про нее уважительно говорю.

— Сам понимаешь, шеф сказал, я передал.

— Ладно, договорились.

— Вот еще, теперь выступаешь последним, поэтому приезжай не к десяти часам, а к двенадцати.

— Заметано, — сказал Алекс и отключил связь.

Патриархия серьезная организация и появление священников к случайностям уж никак нельзя было отнести.

— Извини, но тебя назвали «Гейзером», почему?

— Просто в оккультной среде у меня такой псевдоним.

— В оккультной среде — это как?

— Это среди экстрасенсов, магов, колдунов, целителей, энергетиков, контактеров, уфологов, астрологов и другой похожей братии.

— А почему «Гейзер»? Я знаю, что исландское слово гейзер обозначает источник, который время от времени выбрасывает фонтаны горячей воды и пара.

— А я и есть источник, только источник биоэнергии. Если коротко, то я просто научился выдавать поток энергии определенного типа, которую другие не могут. Эта энергия может вылечить, а может и обжечь, все как у настоящего гейзера. За это меня так и прозвали.

— А что, у других вообще нет энергии?

— Есть, конечно, общих потоков много и они доступны всем. Только это не интересно — говорить о своей работе.

— Мне очень интересно.

— Давай договоримся так, завтра я тебя приглашаю на симпозиум в дом культуры «Железнодорожник» к двенадцати часам. Там я буду делать доклад, и если после этого у тебя останутся вопросы, то я на них отвечу.

— Договорились. Можно я буду называть тебя «Гейзер», это так романтично называть человека природным явлением?

— Хорошо. Вообще-то меня так называют, когда я занимаюсь энергетикой, и в этом кругу меня знают только так, а когда я среди друзей и родных, то Алекс.

— Тогда я буду тебя называть по настроению.

— Как хочешь, только почему все обо мне? Давай поговорим о тебе.

— Спрашивай.

— Вот и расскажи, чем занимаешься?

— Я учусь в инязе. Уже на последнем курсе.

Дальше он слушал ее вполуха. Своим щебетанием она создавала тот идеальный фон для мужчины, когда не надо было напрягаться беседой. Он уже наперед знал, что она скажет и как, а ты купаешься в бессмысленных звуках подчеркивающих твою значимость, как сильной половины человечества.

Они доехали до пересечения с Университетским проспектом, и Алекс понял, почему так медленно двигались машины. На перекрестке стоял блокированный милицейскими машинами тот самый Мерседесовский «катафалк» и еще две скорые машины.

«Ну, вот и этих приняли», — отметил про себя он.

Теперь они поехали быстрее, и надо было решить продолжать ли знакомство с Аленой. Ножки, симметричное личико и все остальное, конечно возбуждало, но повода для знакомства не давало. Получалась в чистом виде случайная халява: сам ничего не делал, никого не искал, не приглашал, а тебе вот и нате. Но зазубренная истина гласила, что «случайность, это не познанная закономерность» и он как ситуационщик знал это на все сто процентов. С другой стороны опасности от нее не исходило, ментальной или астральной связи за ней не тянулось.

«Ладно, попробуем продолжить, почему бы и нет. В конце-то концов и отдыхать иногда надо», — решил для себя Алекс и спросил:

— А скажи мне, ты всегда так прекрасно выглядишь или если бы пошла на свидание, то выглядела бы лучше?

— Я, я…, а зачем ты спросил? — впервые с начала знакомства ее прелестное личико выразило задумчивость.

— Просто я подумал, если приглашу тебя поужинать со мной, вдруг ты откажешься. Скажешь, что не так одета, — улыбнулся Алекс.

— А ты об этом. Не переживай, у меня в сумочке есть платье, я смогу переодеться и тогда пойдем, — засияла она.

— Не надо переодеваться, — застонал он, — тебе и так очень идет.

— Нет, я могу показать, у него спина открыта, снизу разрезы с двух сторон и спереди декольте вот тут, — и стала себя тыкать в грудь.

— Вот кто бы сомневался, только не я. Так ты не против, если мы поужинаем?

— Я же сказала уже, что «за». Предлагаю рядом с метро, очень хороший итальянский ресторан «Палермо». У меня даже карточка со скидкой есть.

— Я его знаю, значит поедем туда.

— Вот и чудесно, — и защебетала дальше о своей учебе.

«Неплохо девочка питается», — мелькнула мысль. Ресторан был действительно хорошим и дорогим. Дороговизна не имела бы значение, если поесть раз или два. Но Алекс знал от официанта, чтобы получить дисконтную карту, надо было сходить туда не меньше тридцати раз. Зато и скидка была двадцать пять процентов.

— Вот и приехали, — сказал он, остановившись прямо у входа.

Алекс помог ей выйти из машины. После неглубоких размышлений она решила не переодеваться.

Эпизод 3. Ресторан

Гейзер выбрал столик в дальнем от входа углу. Там стояли мягкие угловые диванчики, на которых они уютно расположились. Народу было еще не очень много, но вскоре можно было ожидать вечерний наплыв завсегдатаев. Он сел как всегда, лицом к залу, одна из привычек режима самосохранения — не оставлять спину открытой.

— Здравствуйте, пожалуйста, выбирайте, — сказал подошедший официант.

— Здравствуй, Миша! Не узнал?

— Как можно, Алена Игоревна. Просто не знал надо ли это показывать.

— Можно, Миша. Принеси мне как всегда. А ты? — обратилась она к Гейзеру.

— А что как всегда?

— Фирменный салат и паста лично от шеф-повара. Еще я пью красное вино.

— Давайте пасту и виски Chivas Regal, граммов сто пятьдесят.

— Сделаем, — и Миша удалился.

— Я скоро приду, — Алена отправилась в туалетную комнату.

Профессионально прощупав зал, Алекс не нашел ни одного даже среднего по силе энергетика. Обычные люди, спокойно отдыхающие, почти все без агрессивного фона. И все равно, что-то настораживало.

В зал вошли трое и прошли к столику в другом конце зала. Никто не посмотрел в его сторону, никто не оглядел из них зал. Они просто сели и стали изучать меню, но Гейзер почувствовал, что это по их душу. Вот только к кому именно, он так и не решил. Ребята были бойцами, это он сразу определил по их характерной походке и движениям.

* * *

Вдруг он вспомнил, как лет в двенадцать пришел первый раз записываться в секцию карате. На его счастье в это время произошло разделение секции на Киокушинкай карате-до и айкидо. Естественно секция, направленная на боевое карате была переполнена, а в айкидо ребят не хватало. Его даже особо не проверяли, объявили цену, и сказали: «Приходи завтра с утра». Только года через три он стал понимать, как ему повезло.

Его внутренняя способность чувствовать вектор движения силы стала раскрываться здесь в полной мере. Само учение Айкидо акцентируется на слиянии с атакой противника и перенаправлении энергии атакующего в противовес встречи силы силой. А он мог предвидеть, как и когда против него будет применена сила, и самое главное, куда будет направлен ее вектор. Соответственно ему было намного легче, чем другим ребятам из секции использовать арсенал приемов против противника.

Года два ушло на постановку блоков, стоек, отработки приемов, накачки соответствующих мышц и улучшения растяжки. Когда все это стало для него родным, в спаррингах ему не стало равных. Тренера звали Артем, ему было лет тридцать, а он был уже чемпионом Европы. Ездил на соревнования в Японию, США, имел досю пятый дан, и звание сидоин. Он заметил, что Алекс имеет способность угадывать действия соперника, и старался тренировать его так, чтобы максимально использовался этот плюс. Когда команда выезжала на соревнование, Алекса выпускали против самых сильных бойцов соперника и тот не подводил. Даже более тяжелым и опытным бойцам приходилось пасовать перед молодым соперником.

* * *

— Вот и я, — Алена присела и взяла бокал вина. — За что выпьем?

— Давай за знакомство и за случайную встречу, — предложил Гейзер.

— Да! Давай за нас, — они чокнулись и выпили.

— Значит, изучаешь иностранные языки? Какие?

— Базовый английский, плюс немецкий и французский.

— Здорово! Молодец! — удивился Гейзер, которому языки всегда довались тяжело.

— Я и китайский немного знаю, — не удержалась она.

— А почему языки?

— Я же с пяти лет с родителями жила в Америке. Ну, английский язык само собой уже знала в совершенстве, плюс знакомые ребята были со всего мира. Вот у них я и нахваталась разговорной речи, а теперь совершенствую. Грех было знаниями не воспользоваться.

— Приятного аппетита, — сказал Миша, расставляя тарелки.

— Спасибо, и принеси еще вина и виски, — за двоих попросила Алена.

— А чего вернулась, не понравилось, а может ностальгия?

— Ты знаешь да. Чем старше, тем больше меня тянуло сюда в Москву. Мы же приезжали на каникулы каждый год, и каждый раз меня тянуло сюда все сильней, — она продолжала что-то щебетать дальше, но Гейзер уже не слушал.

Его отвлекли два вновь вошедших посетителя. Эти не скрываясь, оглядели зал, увидели их и о чем-то стали говорить. Потом сели у выхода лицом к ним и уперлись в него взглядом. Выглядели они необычно, и были похожи как братья близнецы. Рост за 190 см, вес за 130 кг, лица круглые, глаза прищуренные, метисы с преобладанием восточных кровей, все же больше похожих на японцев. Одеты в достаточно дорогие костюмы. Но самое неприятное было то, что Алекс не смог обнаружить у них ауру. Энергией они обладали, причем непонятного спектра, а вот биоэнергией нет. По всем энергетическим законам это были не люди. С такими он еще не сталкивался.

«Интересно, кто они?» — подумал он.

— Ты меня совсем не слушаешь, — Алена надула губки.

— Ты их не знаешь? А то они на тебя смотрят? — он, не скрываясь, махнул рукой в сторону близнецов.

— А этих, знаю. Это охрана моей знакомой.

— А при чем здесь ты?

— Просто мы сегодня поругались с ней, вот она и послала их за мной, — она махнула ручкой и отвернулась от них.

— Может ты расскажешь поподробней о том, что здесь происходит?

— У меня есть подруга. Ее зовут Ева. Она занимается крупным бизнесом, у нее есть два собственных банка. Даже собственный остров в Тихом океане, причем там есть полоса для посадки самолета, который у нее тоже есть.

— А что тебя с ней связывает?

— Мы любовницы и живем вместе уже три года, — она посмотрела ему в глаза.

— Даже так! — не удержался он от реплики.

— Сегодня мы поругались, довольно серьезно. И я решила от нее уйти.

— Милые ругаются, только тешатся.

— А что это меняет, тебя что-то не устраивает?

— Личная жизнь каждого зависит только от него. Просто неожиданно. Я думал, что мы могли бы продолжить знакомство и хотел тебя пригласить к себе.

— А что мешает? Я уже не котируюсь? — и она кокетливо закинула ногу на ногу.

— В том и дело, что ты мне понравилась и я приглашаю тебя к себе. Но сразу хочу сказать, что без секса я не смогу. Если ты этого не хочешь, то давай продолжать не будем.

— Хорошо, я поеду к тебе. Только обещай, что все будем делать, как я хочу, и ты мне мешать не будешь, — она томно взглянула на него, — и у нас все получиться.

— Ладно, обещаю тебя слушать, и буду помогать. Смотри к тебе идут.

Один из охранников шел явно к ним.

— Здравствуйте, Алена Игоревна, — голос его звучал как плохой динамик, глухо и с дребезжанием, а слова выговаривались уж очень заучено.

— Привет, — она даже не взглянула в его сторону.

— Хозяйка хочет, чтобы ты приехала. Мы тебя заберем, — когда он говорил, ни один мускул не дрогнул на его лице, как будто он был в маске.

— Я занята. Сегодня у меня встреча с другом. Скажи ей, что завтра позвоню.

— Я уполномочен отвезти тебя домой, — без эмоций продолжал он говорить.

— Даже не начинай, позвони Еве и скажи, что я с другом, с мужчиной. Сегодня остаюсь у него. Завтра позвоню может быть.

Охранник обдумал данное предложение, развернулся и пошел на свое место. Переговорив со своим напарником, он все-таки позвонил по телефону и недолго разговаривал. Потом они подозвали официанта и рассчитались. Встали и неожиданно подошли к той троице, которая еще до этого вызвала настороженность Гейзера. Они о чем-то поговорили, потом, даже не оглянувшись в их сторону, ушли.

— Странные они какие-то? — не удержал своего любопытства Гейзер.

— Да ну их. Я с ними не общаюсь. Я даже в них не разбираюсь, они очень похожи. Ева сказала, что это братья, но разве может быть семь братьев одного возраста и так похожих по комплекции!? — утвердительно вопросительно произнесла она.

— В жизни бывает и не такое.

В зале уже играла музыка, некоторые посетители танцевали. Миша принес кофе и вкуснейший яблочный штрудель. Гейзер размышлял, пригласить ли Алену на танец или уже собираться домой. Тут он заметил, как один из трех спортсменов направился в их сторону.



— Разрешите мне пригласить вашу даму на танец? — вполне корректно обратился он к Гейзеру.

— В данном случае решает девушка, — ответил он, не уклоняясь от прямого взгляда.

— Нет, я не танцую.

— Девушка, так не пойдет! Давайте один танец и все.

— Нет, — повторила Алена и обратилась к Гейзеру, — нам пора собираться.

— Я не понял, мне что отказывают? — спортсмен уж очень искусственно сделал попытку возмутиться.

— Да! А разве не понятно, — Гейзер встал, чем отодвинул того от стола.

— Давай выйдем и поговорим, — сразу предложил спортсмен.

— Конечно, пойдем, — Гейзер обернулся к Алене. — Я скоро не беспокойся.

Они пошли к служебным помещениям. Двух других спортсменов за столиком уже не было.

«Значит, поджидают», — решил Гейзер и стал приводить себя в боевую готовность.

— Проходите, — спортсмен открыл дверь в коридор.

— Только после вас.

— Нет, не бойтесь, — стал настаивать спортсмен.

— Да ради бога, — не стал спорить Гейзер, и вошел в коридор, который просматривался и был пуст.

Они шли молча. Впереди, метров через десять коридор поворачивал направо и за поворотом Гейзер уже уловил вектор силы, который будет направлен против него. Поэтому он резко ускорился и повернул, но не так как от него ожидали. Он не выскочил к левой стене по инерции и даже не остановился на середине коридора, а сразу прижался к его правой стене. Еще при начале поворота Гейзер охватил взглядом все поле боя: один спортсмен стоял впереди с ножом в правой руке, второй стоял за ним и держал нунчаки, ну а третий, который шел за спиной, достал электрошокер.

Все остальное заняло не более двадцати секунд. Рука с ножом прошла в трех сантиметрах от его тела и не найдя препятствия потянула бьющего вперед, чего он явно никак не ожидал. Гейзер всегда давал отпор пропорционально тому, как хотели поступить с ним. Нож, нунчаки и электрошокер говорили о том, что его хотят покалечить, но никак не убить. Значит, адекватно он мог действовать так же. Подавшийся вперед спортсмен с вытянутым ножом представлял собой беспомощную мишень, поэтому Гейзер ударил его правой рукой в лицо и просто сломал нос. Одновременно он перехватил нож левой рукой и выставил его на встречу выскакивающему из-за угла сзади противнику, который не смог остановится и напоролся на лезвие правой стороной грудины.

«Не смертельно, но минус один», — начал счет Гейзер и ударил ногой в челюсть заваливающего вперед спортсмена с ножом.

«Минус два», — решил Гейзер, услышав хруст сломанной челюсти, и тут же присел. В стену, где до этого была его голова, врезались нунчаки, которые были титановые и должны были отскочить от стены, но, пробив гипсокартон и перебив обрешетку, там и застряли. Гейзер этим сразу и воспользовался — ухватив цепь, резко дернул за нее, при этом, вставая с разворота, ударил соперника ногой в живот. Вообще-то удар не должен был пройти и за ним готовилась связка блоков и ударов, но спортсмен отвлекся на удержания в руках нунчаков и все прозевал. Получив удар в солнечное сплетение, он согнулся не в состоянии ни вздохнуть, ни выдохнуть. Заломив ему руку за спину и взяв другой за горло, Гейзер спросил:

— Кто послал? Зачем я вам нужен?

— Эти двое заказали, — все еще задыхаясь, выдавил спортсмен.

— Это двое азиатов? Здесь в ресторане?

— Да.

— Что сказали?

— Мол, там парень с девушкой сидит. У девушки муж ревнивый, просит наказать ее любовника, то есть тебя. Дали тысячу баксов.

— У тебя два варианта. Первый ляжешь с ними третьим или все уберешь тихо, без милиции.

— Все уберу, не беспокойся.

Гейзер вышел в зал и огляделся, но никто ничего не заметил и не услышал. Алена разговаривала с Мишей, который принес уже оплаченный счет и отдавал ей кредитку.

— Вот и я, готов оплатить счет.

— Не бери в голову, потом сочтемся. А где ребята? — она оглянулась в зал.

— Ушли куда-то, я так и не понял, чего он меня позвал. Я думаю, мы ждать не будем.

— Это уж точно, — сказала она, вставая, и направилась к выходу.

Эпизод 4. Секс

Поднявшись на седьмой этаж, они вошли в двухкомнатную квартиру. Она была малогабаритной, но очень уютной.

— Вот здесь можно взять тапочки, — показал он на шкафчик.

— Нет, спасибо.

— Они все там новые и есть даже на каблуке.

— Можно я протру свои сапоги? Где у тебя ванна? — и пошла в указанном направлении.

Все ее раздевание закончилось на снятии меховой накидки. С другой стороны снимать-то особо больше и нечего. Открыв бар и доставая разные напитки, Алекс все пытался понять, какой секс его ожидает. Все-таки чистокровной лесбиянки у него еще не было. Вот бисексуалок, конечно, сколько угодно. Он вообще считал, что любая женщина должна быть такой по своей природе.

Прокачивая ситуацию еще в ресторане, Алекс вдруг понял, что не может определить, каким способом она любит заниматься сексом. У него был фирменный прием, который действовал на девушек безотказно. Он, используя яснознание, узнавал, как новая знакомая любит заниматься сексом. Вычислял несколько пикантных нюансов вглубь этого вопроса и в нужный момент это высказывал ей. Реакция была разная, но заканчивалось все сексом.

* * *

Он вспомнил забавный случай, когда они еще студентами гудели на даче у одного сокурсника. Среди гостей была женщина лет тридцати. Симпатичная, очень ухоженная, красиво одетая она бродила вокруг двадцатилетних студентов и чего-то искала. Она была с мужем, но он уже ушел с какой-то студенткой. Алекс достаточно быстро понял, чего она хочет, и ждал момента. Наконец, она вышла в сад. Он подошел сзади и тихо сказал:

— Я хочу того же, что и ты.

— И чего ты хочешь? — спросила она, даже не обернувшись.

— Я хочу, дать тебе облизать мои пальцы. Затем, развернув тебя, мягко войти сзади, и плавно увеличивая темп, держать тебя за правую грудь, а левой рукой сначала тихо, а потом все сильней и сильней шлепать по твоей упругой попке. А когда ты уже будешь готова кончить, вынуть его и резко с болью вонзить тебе его обратно, чтобы тебя скрутило от удовольствия, — по мере того как он говорил, она начала дышать все чаще, руки ее стали подрагивать. А когда он сказал про боль, то просто его схватила, и потащила в хозяйственную пристройку, где все так и случилось.

— Откуда, откуда ты все знаешь? — схватила она его за руку в последний момент перед расставанием.

— Муж ваш, сказал, что вам скучно, надо развлечь и подсказал, как это сделать, — пришлось соврать Алексу.

— Правда он у меня душка? Не забывает про свою девочку, — обрадовалась она.

* * *

По юности он часто использовал такой способ, но позже понял, что, не зная про девушку ничего, с ней интересней общаться. Найти способ удовлетворить ее самому намного приятней. Сейчас же не помогало ничего.

— Вот и я, — Алена выглядела посвежевшей после душа и стояла топлес, хотя осталась в сапогах, чулках и юбке. — Куда можно присесть?

— Вот, пожалуйста, в это кресло, — выдавил он, рассматривая ее грудь с разных сторон, пока она проходила и присаживалась.

Грудь у нее была шикарная, не большая, где-то второго размера, упругая и с большими сосками. Алекс очень не любил большую грудь, в одежде это еще как-то проходило, а вот после раздевания. Обычно она висит очень некрасиво и всегда более рыхлая, а если уж силиконовая, то вообще при прощупывании трупный эффект получался.

— Налей мне вот это «Бордо», — и она легонько раздвинула ноги, как в машине. Стрингов на ней уже не было.

— Конечно, конечно, — он с трудом оторвал взгляд от гипнотического места, налил ей вина и притушил свет.

В штанах стало уже тесно, чтобы не вызывать лишних улыбок, Алекс юркнул в другое кресло.

— Можно я все же задам тебе один вопрос, касающийся твоей деятельности? — спросила она, закидываю ногу на ногу.

— Давай, — сказал он с облегчением, но так ее ноги выглядели не менее коварно.

— Вот ты сказал, что владеешь яснознанием. А что это такое?

— Ну, это просто. Есть ясновиденье — это когда человек видит будущее. Обычно в виде расплывчатых картин, или отдельные кадры или образы. Есть яснослышание — это кто разными способами слышит будущее через звуки. А у меня яснознание, я просто знаю.

— Все равно не понятно.

— Смотри, например, завтра должен взорваться этот дом.

— Жуть! — выдохнула она и подалась вперед, грудь при этом попала в полосу света.

— Я же говорю, например, — повторил он, и обрадовался, что в полумраке не видно его глаз, которые как самостоятельно живущие впялились в обворожительные соски.

— Так вот, если очень упрощенно, ясновидящий увидит картинки или их фрагменты, связанные с взрывом дома, а потом с его разрушением. Яснослышащий услышит взрыв и события до и после него. А я просто знаю, что дом взорвется вот и все.

— И знания у тебя про все и всегда.

— Нет, конечно. Некоторые события сами всплывают, на другие я сам настраиваюсь. Много и таких вещей, которые просто скрыты и про них ничего не узнаешь.

— Ужасно интересно.

— Ты мне лучше скажи, что делать-то будем? — напряг в штанах, скоро мог перейти в болезненную стадию.

— Ты же обещал, что делаем так как я захочу.

— Я не отказываюсь. Может, начнем?

— У тебя есть сексуальные игрушки?

— Этого добра сколько угодно, — он открыл нижний ящик в горке, где лежала дюжина вибраторов, пару плеток, костюм госпожи и раба, хлыст и всякая мелочь.

— Я посмотрю? — она подошла к ящику и нагнулась, не сгибая коленок. Естественно юбочка задралась.

— Я пойду в душ, а ты проходи в спальню, я скоро буду, — сказал он, удаляясь спиной, смотря при этом на девушку в такой позе, что и в порно сайтах таких стройных ножек переходящих в упругие полушария сразу и не найдешь.

«Что же она меня все разводит как мальчика? — размышлял Алекс, принимая душ и поглядывая на бешеную эрекцию. — Надо будет потом проанализировать мои реакции на нее. Не могут они быть спонтанные. Сколько похожих девушек было, но я всегда реагировал не так».

Картину, которую он увидел, войдя в спальню, как бы подчеркнула, что ты далеко не все видел в жизни, мальчик. Алена стояла на коленях посередине кровати. В руках у нее был вибратор в виде двойного фаллоса, который она уже ввела по назначению в два места одновременно. Рука при этом медленно-медленно двигалась, глаза были прикрыты.

— Быстрей, давай ложись, — она указала рядом собой.

— Может…, - он не успел договорить.

Она прижала указательный пальчик к своим губам, давая понять, что надо помолчать.

— Я так хочу тебя, я заждалась, — простонала она и пристроилась у него между ног. Потом, поцеловав его мужское достоинство, изрядно уставшее стоять, начала ртом делать круговые поверхностные движения, которые он так ждал. Как он не упирался, но продержался он не более минуты и кончил, получив дикую волну удовольствия и облегчения. К его удивлению, она не прервалась, а только слегка приоткрыла глаза, и продолжила дальше, добавив заглатывающие движения.

«Не буду ей помогать, а наоборот буду отвлекаться. Пусть помучается», — решил он.

Но как он не упирался мысленно, а выдержал минут пять, уж больно профессионально она это делала. Алена опять не остановилась, а только добавила языковую вибрацию. «Еще не все», — понял он, увидев, что ее рука с вибратором двигается быстрее, чем раньше, но все же не достаточно быстро, чтобы ассоциировать это с нарастающим оргазмом. Эрекция его хоть и ослабла, но долго ли умеючи, опять окрепла. Следующие минут пятнадцать он вообще мало, что ощущал, рецепторы были еще заторможены. Потом все пошло по возрастающей.

Алекс лежал и смотрел на часы. Занимались они этим уже более полутора часов. За это время он кончил уже четыре раза и идти на пятый Эверест удовольствия особого желания не было. Прекратить все это он тоже не хотел, все-таки она еще не удовлетворена.

«Надо ей помочь, но как? — стал он прикидывать и перебирать варианты: найду, обязательно найду».

И нашел, правда, прошло еще минут десять, но нашел. Он вытянул руки, взял пальцами ее соски и резко их крутанул, именно по часовой стрелке и с резким нажимом.

Она ойкнула, вздрогнула, и тугая волна конвульсивного оргазма накрыла ее. Это продолжалось минуты три.

— А я думала, что ты так и не догадаешься, — проговорила она, встала и пошла в ванную.

Он счастливо потянулся, повернулся набок и почти сразу заснул. Когда она вернулась, он уже крепко спал.

Эпизод 5. Утро

Алена проснулась рано, но к ее удивлению рядом Алекса не было. Она заглянула в соседнюю комнату и увидела, что он стоит на руках, точнее на трех пальцах каждой ладони и периодически поднимает одну из рук, оставаясь стоять на другой. При этом ногами он делает определенный узор переплетений и обратно.

— Доброе утро.

— Привет, я скоро закончу.

— Укрощаешь строптивого? — приветливо спросила она.

— Ну, дров же тут нет, — он встал на ноги. — Чай, кофе?

— Кофе с молоком.

— Сахар?

— Две ложечки, я в душ.

— Там чистое полотенце на полке.

Через пятнадцать минут они сидели на кухне, наслаждаясь ароматом кофе. Алекс все-таки решил спросить:

— Как тебе вчера?

— Что погода? — глупый вопрос, глупый ответ.

— Я про секс.

— А про какой? — улыбнулась она. — У нас секса не было.

— А что было? — Алекс принял правила игры.

— Да так легкое знакомство.

— Легкое? — переспросил он, вспоминая стоячий марафон.

— Честно говоря, я думала, что ты так долго не выдержишь. Ты молодец.

— Не надо не прикрытой лести, — теперь улыбнулся он. — Вот кто владеет мастерством, так это ты. Обычная девушка столько тоже не выдержит.

— Да это просто закалка детства.

— Не понял? — удивился он.

— Я же тебе говорила, что детство прошло в Америке. Там у молодежи все по-другому.

— Расскажи, не знал.

— Обычно девочки стараются сохранить девственность до свадьбы или хотя бы до большой любви в колледже. Но чтобы не выглядеть белыми воронами им приходиться ходить на вечеринки, дискотеки, общаться с мальчиками и заниматься сексом. Поэтому они начинают с орального секса, постарше переходят на анальный, но девственность стараются сберечь. Отсюда и простота общения среди сверстников. Да и не сексом они это называют, а скорее разрядкой, чтобы гормональное напряжение не мешало жить и учиться. Ну и от удовольствия никто не откажется.

— Действительно прикольно. Ну а как ты все-таки на женщин переключилась? — наконец-то задал он интересующий его вопрос.

— Да все банально, оттуда же. Была вечеринка у нас дома, пришло много ребят и девочек. Мы слегка выпили, потанцевали и потом занялись так называемой разрядкой. И представь, тут вернулись родители, а я с парнем и рядом еще две пары. Скандал был грандиозный, потом мне установили строгий контроль: никуда не ходить, заниматься только дома и разрешили общаться только с подругой Эмали. Вот с ней мы и попробовали это первый раз. Нам понравилось и мы были вместе до моего отъезда сюда.

— А как все же ты к мужчинам относишься?

— Знаешь, просто не встретила свою половинку. Любви не было, а хочется, как и любой женщине, — она лукаво посмотрела на него.

— Интересное у тебя детство, — только и смог он сказать.

— А еще мне цыганка предсказала, что любовь обязательно произойдет в России и более того в этом году.

— Давай не будем про предсказанья, скользкая тема.

— Почему? Ты в них не веришь?

— В том то и дело, что я просто знаю, что они есть.

— Так в чем дело? Расскажи!

— Когда мне было 14 лет, я дружил с соседским одногодкой, Серегой. Иногда мы с ним бегали на вокзал, покупали там пирожки с повидлом. Один раз нас остановила цыганка, схватила за руки и сказала: «Давайте ребята я скажу, что вас ожидает в будущем. Вы должны знать, это очень интересно. Дайте денежку и всю правду узнаете». И продолжала в том же духе пока мы не согласились и не отдали ей честно скопленный рубль. Она взяла деньги и сказала, глядя на Сергея, что он будет расти здоровым, будет спортсменом, но чтобы опасался воды через три года, а то может утонуть.

Все бы поступили по-разному в этой ситуации, кто проигнорировал бы, кто запомнил бы предостережение и опасался бы воды. Хотя сейчас знаю, что ни один способ не помог бы. Сергей же пошел вопреки логике и записался в секцию плавания. Ему так там понравилось, что он начал заниматься профессионально и через три года уже был кандидатом в мастера. Ездил он и на соревнования и на сборы.

После очередных соревнований он приехал домой отпраздновать свои семнадцать лет. Дней через пять после этого мы и еще трое наших друзей, позвав с собой знакомых девочек, пошли на карьер. Загорали, купались, отдыхали. Дальше случилось непонятное событие для всех ребят. Сергей поплыл у нас на глазах спокойно, не спеша и вдруг сразу пропал из виду. Причем так неожиданно, что мы даже место потеряли из виду, где он плыл. Короче нашли его только на третий день водолазы, а затем нам сказали, что сердце остановилось. Естественно я этому не поверил и тщательно потом, год за годом, разбирался с явлением предсказания.

— И какой вывод ты сделал?

— Никогда, запомни, никогда не слушай предсказаний про себя! Не просто уходи, а беги от таких людей! Иначе твоя судьба может измениться и уж точно не в лучшую сторону.

— Но кругом же только и предлагают, что предскажут судьбу, расскажут правду о будущем и все в таком духе.

— Проанализировав ситуацию с Сергеем, я понял, что цыганкой была заложена или точнее запущена программа. Программа самоликвидации именно в 17 лет, и у него просто остановилось сердце. Само остановилось.

— А что это возможно? — удивилась Алена.

— У меня есть целый семинар на эту тему, когда и как это можно сделать. Если интересно приходи, послушаешь.

— Может и приду. А какой смысл цыганке ему это предсказывать? Вы ведь ее больше не видели. Какой ей навар, неужели только рубль?

— Конечно нет, хотя и рубль наверняка пригодился. Цыгане такой народ, что своими сбывшимися предсказаниями укрепляют веру людей в свое предназначенье. Заплати и тебе расскажут будущее. Сама слышала наверняка много случаев, что там цыганка предсказала жениха, там достаток, а там несчастье. Система работает, а как они сами не знают. Просто мать передает дочке навыки и простые ритуалы, а дальше само все происходит.

— Бог с ними, я с цыганами не встречаюсь. А вот экстрасенсы, предсказатели, колдуны, их много.

— Вот эти самые опасные для тебя и есть. Понимаешь, предсказав что-то, они за это отвечают.

— Ну и прекрасно.

— Но предсказание в своей основе должны быть трагические, только тогда человек проникается и верит, а значит и платит. И чем страшнее он услышит и увидит, тем больше платит.

— Извини, не поняла.

— Смотри, например, известный экстрасенс говорит клиенту банкиру: «Не летите завтра на самолете, он разобьется». И клиент не летит.

— Прекрасно, он же его спас, — захлопала в ладошки Алена.

— С этой стороны да. Но с другой стороны, теперь главное для экстрасенса, чтобы самолет разбился. Он прикладывает все свои способности, а они, поверь, бывают очень профессиональные, для того чтобы самолет рухнул. После крушения клиент в восторге и премирует предсказателя, сам начинает его боготворить, да и с богатыми друзьями знакомит. Короче все в шоколаде, кроме тех, кто остался в самолете.

— Кошмар и так всегда?

— В основном да, сам так работал, но не со смертельными случаями. Знакомят тебя с богатым человеком, а ты ему не езжай завтра на переговоры, авария будет. Первый раз он не верит и едет. Оказываешь влияние на водителя, и вот происходит не сильная авария, все живы, но переговоры срываются. Через месяц еще раз предупреждаешь, и он уже не едет сам, а посылает заместителя. Тут уж авария покруче случается, и машина на списание, при этом у всех травмы, но не смертельные.

— И это так просто сделать?

— Нет, бывало и не получалось, а иногда получалось, но не так как хотелось. Давай собирайся, а то на симпозиум опоздаем.

— Последний вопрос, а что тебе предсказала цыганка? — спросила она, встав и глядя в глаза.

— Она сказала, что я отомщу за него, и попросила не трогать ее народ. Я обещал.

Эпизод 6. Симпозиум

Они подъехали к ДК «Железнодорожник» без пятнадцати двенадцать. Прошли внутрь через служебный вход поднялись на второй этаж и наткнулись на Вадика.

— О, здорово, Гейзер! — роясь в своих бумагах, воскликнул Вадик.

— Привет Вадик, что скажешь нового?

— Посмотри в зал, видел какие шишки приехали? — приоткрыл он занавеску балкона.

— Девушке моей можно сесть и посмотреть, пока я буду там выступать?

— Пожалуйста. Вот здесь пусть и присаживается, — указал он на пустое место.

— Спасибо, — сказала Алена и пошла устраиваться.

— Тебе время выступления урезали.

— Не понял? — насторожился Гейзер.

— Просто этим надо скоро уезжать, — он махнул в сторону священнослужителей.

— А я, что страдать должен?

— Не бойся. Вот твой чек, получишь все, как договаривались, — Вадик нашел нужную бумагу.

— Тогда, пожалуйста. Сколько у меня времени? — спросил Гейзер, пряча чек в карман.

— На доклад минут пятнадцать и пять минут на вопросы.

— Ничего путного за это время не скажешь. Ладно. Через сколько начинать?

— Минут через десять, иди вниз, готовься.

Гейзер спустился на первый этаж и прошел в гримерку. В ней сидела Сильва, очень известная целительница и жевала большой бутерброд.

— Привет! Уже отмучилась? — начал он разговор, снимая куртку.

— А, это ты. Привет. Вот кушаю, — ответила она, не переставая жевать.

— Знаешь почему подавляющее большинство целительниц имеют приличный вес?

— Может полные женщины умнее? — предположила она, чавкая.

— Просто чем больше вес, тем больше энергии человек может в себя принять, а значит потом и больше выдать.

— Это ты для чего сказал? — она достала большую шоколадку.

— Есть надо больше и тогда работать будет легче.

— Все идем скорее! — ворвался Вадик, схватил его за руку и потащил на выход. — Тебя уже объявили.

Они быстро поднялись, и Гейзер сразу вышел на сцену. Взглянув в зал, он увидел, что пустых мест совсем нет. В середине партера действительно сидела довольно большая группа священнослужителей.

— Здравствуйте, дамы и господа. Тема моего доклада «Энергетические системы в жизни человека», — начал Гейзер и включил слайд.

На экране загорелась наглядная схема энергетических систем.

— В последние годы стали доступны все оккультные науки, что привело к резкому усилению случаев экстрасенсорного и энергетического воздействия на человека. В этом не было бы ничего страшного, если бы человек мог сам выбирать — надо это ему или нет. Различные школы духовного развития и совершенствования, тысячи прорицателей и целителей, магов и колдунов и много другого. И все они энергетически влияют на обычного человека.

Так что же происходит? Как люди попадают в энергетическую и психологическую зависимость от кого-либо или чего-либо? Как от этого уберечься и надо ли это делать? Давайте попытаемся разобраться и ответить на эти вопросы. Посмотрите на схему.

Человек имеет совершенно разные тела: физическое, эфирное, астральное, ментальное и энергетическое, называемое обычно душой. Влияние каждого из них непосредственно на человека и его жизнь не вызывает сомнений. Но как же эти тела, составляя единое целое — Человека, взаимодействуют между собой?

Главным связующим всех тел является энергетическое тело или душа, своей энергией оно позволяет взаимодействовать другим телам друг с другом. Само же энергетическое тело функционирует в одной из многих энергетических систем, которые мы и рассмотрим.

Все энергетические системы можно условно квалифицировать:

на — простые, то есть человек получает их без своего желания;

и — специальные системы или профессиональные, которых человек может сознательно достигнуть.

Простые делятся на две группы:

Первая — религиозная энергетическая система, включающая в себя все виды религий, существующих на планете.

Вторая — земная энергетическая система использует энергию всех сил Природы.

На долю этих энергетических систем приходится восемьдесят пять процентов всего населения планеты, причём подавляющее большинство на религиозные энергетические системы.

Специальные или профессиональные энергетические системы можно разделить:

— На оккультные энергетические системы, как наиболее известную и сильную из них можно выделить магическую.

— На космические энергетические системы, наиболее известная из них система «Абсолюта».

— На восточные системы, включающие целый ряд: цигун, карате, ушу, айкидо и др.

— На индивидуальные энергетические системы или узко профессиональные.

Ряд систем имеют комбинации двух различных энергетических систем. Посмотрите на эту схему.

Все эти системы отличаются специально проработанной программой развития физического, астрального, ментального тела человека и его психических способностей.

Каждая энергетическая система имеет свои способы нападения, защиты, оздоровления, совершенствования и развития. Но, чтобы понять как применить положительные и оградиться от отрицательных энергетических потоков, необходимо понять, в какой же энергетической системе находитесь вы и как эта система действует в вашей повседневной жизни.

Рассмотрим действие энергетических систем на примере наиболее древней и распространённой на Земле — религиозной энергетической системе.

Я прошу вас обратить внимание на то, что религию мы рассматриваем только с энергетической точки зрения, а не с духовной, социальной или какой-нибудь другой.

Рождается человек с самой обычной энергетической системой — земной. Если бы он рос один, то всю жизнь так и взаимодействовал бы только с энергетическими силами природы — самыми простыми, стойкими и универсальными. Человек же в силу ряда от независящих от него причин, таких как крещение, приход в Божий Храм, чтение Библии, Корана и других священных книг переходит в религиозную энергетическую систему. Это происходит почти всегда потому, что религиозная энергетическая система значительно сильнее земной энергетической системы, но зато она менее стабильна и универсальна.

Давайте рассмотрим, что же собой представляет религиозная энергетическая система и как она работает. Во всех религиях существуют определённые словесные формулы, позволяющие подключиться к невидимым источникам для получения от них энергии. С их помощью человек отключает от себя посторонние мысли, чувства, желания, создаётся определённый ритм и он включается в резонансный поток. Из этого потока, связанного с внешним невидимым планом, энергия опускается в наш видимый мир, сгущается так, что её можно почувствовать и даже увидеть. В невидимых сферах существуют Эгрегоры — энергетические сгустки определённой формы. Их структура зависит от системы духовного знания, которое проповедуется на земле. Представители той или иной доктрины посредством произнесения молитвы посылают энергетические потоки с Земли в высшие сферы, постоянно питая соответствующие ей Эгрегоры.

Главными представителями Эгрегоров являются основатели религий — Будда, Кришна, Христос, Моисей, Магомет.

Рассмотрим работу Эгрегоров на примере христианства.

Иисус Христос смертью и Воскресением доказал силу своего учения. Следом за ним в невидимое пространство духа устремились тысячи его учеников. В горе, нужде, бедствии люди с молитвой обращались к Тому, Кто никого не отвергает. Благодаря его учению и принципам, заложенным в нём, христианство распространилось по всему земному шару. В церковном календаре или жития святых на каждый день можно найти представителей учения Христа на невидимом плане, готовых всегда помочь нам, если мы к ним обратимся. Таким образом, любой верующий, в любой точке Земли, может посредством молитвы и обращения к Господу взаимодействовать с христианской энергетической системой. Особо надо отметить, что церкви, являясь энергетически активными, наиболее благоприятное место для энергообмена верующего человека. При богослужении энергетические потоки поднимаются вверх к христианскому Эгрегору и возвращаются от Эгрегора к молящимся.

Как это происходит? В мире нет неподвижности, всё вибрирует. Каждая вещь находится в природе в непрерывном движении, которое может быть выражено тем или иным звуком. У всего сущего есть своя основная тональность, которая способна видоизменить его при помощи свойственных ему вибраций. Каждое колебание физического плана вызывает изменение состояния астрального и ментального тела человека.

На этом основано специфическое произнесение молитв, где слово используется, как приём, построенный согласно закону воздействия ритмических вибраций на окружающую среду и, кроме того, на символическом значении произносимых звуков. В связи с этим можно сделать вывод о значительном влиянии человеческой речи на все силы природы, а особенно на энергетическую систему самого человека. Поэтому молитва составлена таким образом, что сочетание звуков при произнесении их с известной интонацией должно произвести колебание эфира, а тот в свою очередь, через энергию должен оказывать влияние на физический план и вызывать в нём те или иные изменения.

По такой же схеме работают и все другие Эгрегоры.

Религиозная энергетическая система сильна именно совокупностью всех людей, взаимодействующей с ней. Это происходит благодаря давно устоявшимся правилам этой системы, которые описаны в Библии или Коране, и они достаточно просты в исполнении. Вспомните крещение и венчание, заветы и посты, религиозные праздники и обряды, службы и исповеди, отпевание и поминание. Самое главное — только в религиозной энергетической системе существует целостная и давно признанная иерархия церковных служителей. Таким образом, между человеком и Господом стоит священнослужитель — обычный земной человек, но специально обученный и заслуживающий право направлять и учить верующего, чтобы человек точно знал, что можно делать, а что нет, с религиозной точки зрения. Ни в одной другой системе такого нет. Именно потому, что всё, связанное с религиозной энергетической системой, не вызывает страха, ужаса, а наоборот, понятно и доступно, позволяет ей доминировать и охватывать всю планету.

Теперь рассмотрим специальные энергетические системы и их влияние на человека.

Человек сознательно и специально занимающийся конкретной системой развития своего физического, астрального или ментального тела, будет планомерно совершенствоваться в своей энергетической системе и опасность это не представляет.

Плохо, когда человек по незнанию или непониманию попадает в более сложные энергетические системы. Как это происходит? Очень просто.

Можно пойти на курсы целительства, экстрасенсорики, открытия «третьего глаза», духовного развития и т. д. Обычно на этих курсах есть несколько «учителей», которые, используя более сложные энергетические системы, вызывают у пришедших видения, ясновидение, помогают излечиться или ещё что-либо. Естественно это привлекает своей необъяснимостью и «ученики» начинают с упорством делать то, что им говорят на «курсах». Происходит накопление какой-то энергии и человек меняет свою энергетическую систему на новую. Но имейте в виду — неосознанный и необъяснимый резкий подъём энергии человека ведёт к психологическим расстройствам, люди перестают быть в своей реальности и попадают в зависимость от энергетически сильных и умных «учителей».

Делая выводы из всего сказанного, я рекомендую вам:

Первое — никогда необдуманно не меняйте свою энергетическую систему на другую. И не давайте это делать другим, если вы не понимаете как это происходит.

Второе — как можно меньше общайтесь с различными магами, колдунами, экстрасенсами, энергетиками, прорицателями, ясновидящими и так далее. Вы же не знаете, в какой энергетической системе они работают и не втянут ли они вас в свою энергетическую систему и в свою зависимость без вашего согласия.

Третье — не лечитесь у целителя, если он не может поставить вам медицинского диагноза, рассказать, как он лечит. Если целитель этого не знает, то он «оздоравливает» вас за счёт вашей психики и самовнушения или, что хуже, за счёт мощных энергетических потоков, которые только временно улучшают самочувствие.

Четвертое — если вы находитесь в религиозной энергетической системе, то, пожалуйста, задумайтесь, всё ли вы делаете так, как этого требует ваша энергетическая система, или только то, что вам нравится делать.

Спасибо за внимание. Если есть вопросы, прошу, задавайте.

Обычно передавали записки, но в честь гостей в зале поставили микрофон. Первой задала вопрос молодая девушка, скорее всего студентка.

— Скажите, пожалуйста, а как вы думаете, есть ли инопланетяне? — и так лучезарно улыбнулась, что Алекс решил ответить.

— Этот вопрос, надо отнести скорее уфологам. Но я могу сказать свое мнение.

— Пожалуйста, — еще раз попросила она.

— Меня меньше всего интересует социальный аспект данного вопроса, а только прикладной. Получим мы доказательства или нет об их существовании, но наша жизнь не изменится. Вам также придется учиться, другим работать, болеть, умирать, да и рожать тоже. А вот появление их передовых технологий изменила бы мир и затронула каждого индивидуально. Например, неиссякаемые источники питания, гравитационные двигатели, применение телепортов, излечение многих болезней и многое другое. Поэтому еще раз подчеркну, что для меня важно только, когда эти технологии появятся у нас, а не когда мы узнаем, что инопланетяне есть.

Следующим к микрофону подошел маленький мужчина с большой бородой и усами и с довольно не плохой энергетикой. Еще перед началом доклада Гейзер прощупал зал и почувствовал довольно большой энергетический фон. Правда это не удивляло, на симпозиум действительно съехались сильные целители и экстрасенсы.

— Скажите, нужны ли обществу экстрасенсы?

— Вопрос опять не ко мне, а к властям. Если они официально работают, то значит общество без них обойтись не может.

— Я имел в виду ваше мнение. Может их стоит запретить или убить, вот как недавно в одном из центров?

— Еще раз скажу, что я не являюсь представителем власти и не могу разрешить или запретить кому-то работать или нет. А с нарушениями закона пусть разбираются правоохранительные органы, — отвечая так, Гейзер прикидывал, являлся ли вопрос случайностью или ему дали понять, что знают, кто стоит за этими разборками.

— Скажите, почему Вы, будучи в прошлом сами целителем, рекомендуете людям не обращаться к ним за помощью? — вопрос задал по виду и одежде типичный колдун.

— Это утрированный вывод. Я лишь за то, чтобы каждый человек мог сам решить, без давления на его психику от кого ему принимать помощь, а от кого нет. Знаете известное изречение: посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу. Так вот, я хочу, чтобы люди своими необдуманными поступками не ломали бы свою судьбу. У нас не все читали уголовный кодекс, но точно знают, что если нарушишь его, то будет суд и тебя могут посадить в тюрьму. У меня в планах создать биоэнергетический кодекс судьбы человека, чтобы каждый мог открыть и прочесть, что с ним будет, когда он сделает тот или другой поступок. Наиболее тяжелые последствия для будущей судьбы будут нести как раз поступки, касающиеся изменений своих биоэнергетических параметров. Но это работа будущего, а сейчас могу только сказать словами поэта: «Следи за собой, будь осторожен!».

За кулисами появился Вадик и замахал руками, складывая их крестом. Это означало, что пора закругляться. Гейзер кивнул, но у микрофона стояла еще одна девушка.

— Я читала ваши работы, про возможность менять ситуацию в нужном направлении. Не могли бы вы рассказать про это.

— К сожалению, сейчас мне сказали, что мое время закончилось. Но вам могу посоветовать придти ко мне на занятия, где я не только рассказываю, но и обучаю этому на практике. У вас в программке написано, куда обратиться. Всем спасибо за внимание и удачи в делах.

— Молоток, — сказал Вадик. — Вот тебе записка, твоя девушка передала. И где ты таких красивых берешь?

— Там уже нет, — Гейзер махнул рукой Вадику и развернул записку.

«Спешу, убегаю, позвоню позже. Целую Алена».

Эпизод 7. Спарринг

Гейзер сел в машину и сразу почувствовал к себе слабое энергетическое внимание. Это была слежка, аккуратная, не навязчивая, но слежка. Он решил немного поездить и попробовать скинуть хвост. Он применил самую простую защиту «зеркальный кокон», которой учат в любой оккультной школе. Простота ее в том, что имея даже самые простые навыки, можно, закрыв глаза, представить вокруг себя зеркальный кокон, а затем как бы его материализовать. Когда на человека посылался опасный энергетический поток, поставленное зеркало отражало его в том же направлении, откуда был нанесен удар. Но защита не помогла, все-таки воздействие было очень тонким. Тогда Гейзер поставил двойное зеркало, это когда снаружи зеркала ставится вторая сфера, но зеркалом внутрь. Теперь поток, проникая за первое зеркало, отражался от второго, опять отражался назад и так столько раз, сколько заложено в первой сфере. Через определенное количество отражений выход открывается и поток, уже усиленный в десятки раз, возвращается пославшему его человеку. Конечно подготовленный энергетик уйдет от обратного удара, но огульно атаковать он уже поостережется. Но и второе зеркало не помогло. Скорее всего это был обычный энергетический буек, это как датчик поставить на машину и потом на расстоянии смотреть, куда он движется.

«Ну и пусть, — решил Гейзер, — пусть следят. Мне скрывать нечего. Поеду тогда потренируюсь там уж точно мне скрывать нечего».

Когда выпадало свободное время для поддержания боевой формы, он всегда приезжал в «Центр Айкидо» на Цветном Бульваре, возле кинотеатра «Мир». Там тренировал Артем, его первый тренер, который всегда давал ему возможность провести спарринги со своими учениками. Такие проведенные схватки, давали молодым ребятам бесценный опыт, а Гейзеру, хоть и не полноценный бой, но все же его имитацию.

Остановившись на бульваре возле цирка, Гейзер еще раз проверился, внимание все-таки ощущалось. В багажнике у него всегда лежала спортивная сумка, подготовленная для тренировки. Достав ее и пройдя в зал, он увидел ребят, которые попарно отрабатывали приемы защиты. Артем заметил его и подошел:

— Привет, Алекс! Что потренироваться зашел?

— Здравствуй, сенсей! Как всегда. Можно?

— Давай. Минут тридцать разомнись, а потом подключим ребят. Держи ключи от раздевалки.

— Спасибо, — и он направился переодеваться.

Гейзер уже полностью размялся и ожидал спарринги. В этот момент он почувствовал резко нарастающий энергетический фон. Видимо кто-то из сильных энергетиков приближался к учебному центру. Действительно, через пару минут в зал вошли двое в синей униформе.

«Ого! Синий спецназ», — сразу определил Гейзер.

Он их никогда не видел, но знал про них достаточно много. Эта было сообщество бойцов. Все они высокого профессионального уровня и все, кроме обычных техник рукопашного боя, владели энергетической техникой созданной их основателем — епископом Лаврентием. Он создал свою технику боя, используя определенные заклинания, ритуалы и энергетические потоки. Никто не знал, что и как они используют. Секретность тренировок и техники боя соблюдалась очень строго. Почему Лаврентий был епископом, умалчивали все доступные источники. Но многие знали, что если надо решить проблему или убрать человека, то можно обратиться к синим. Так их стали называть из-за их униформы синего цвета. Она была очень удобной для ведения боя и даже поглощала часть вражеской энергии, защищая хозяина. С моралью проблем у них не было, плати — и любой заказ будет выполнен. Но стоили их услуги очень дорого, поэтому обращались к ним только очень обеспеченные клиенты.

Синие подошли к сэнсею и стали о чем-то говорить. Пару раз они махнули в сторону Гейзера, который продолжал разминаться, как ни в чем не бывало. Вскоре Артур направился в его сторону.

— Они пришли к тебе, — сказал он.

— Что желают?

— Говорят, что хотят провести с тобой спарринг. Без свидетелей! Они крепкие, вижу, что в отличной форме, скорее всего действующие спортсмены. Что будем делать?

— Я могу, но территория твоя.

— Я бы не хотел разборок у себя, центр может пострадать, да и ребята здесь.

— Они просто так не уйдут. Если вовлечем всех, то жертв не избежим, — сказал Гейзер.

— Что предлагаешь?

— Уведи ребят пораньше, проведи какое-нибудь теоретическое занятие в раздевалке, а я с ними потренируюсь. Не беспокойся, здесь все будет в порядке, никто никого не скомпрометирует.

— Хорошо, сколько тебе надо времени?

— Давай с запасом час.

— Будь поаккуратней, — пожелал Артем и пошел к синим.

Они быстро поговорили, потом сэнсей собрал ребят и увел их в раздевалку.

В зале осталось трое. Один синий остался стоять у входа. Второй, который был моложе пошел к центру, куда направился и Гейзер. Остановились в трех шагах друг от друга.

— Мы знаем, ты Гейзер, — начал разговор синий.

— Еще бы, с симпозиума за мной едете.

— Значит, заметил, странно, операторы у нас классные. Но не в этом дело.

— Хотелось бы узнать в чем?

— На тебя поступил заказ. Найти и убрать, — голос бойца был бесстрастными.

— Что так прямо и на меня?

— Не совсем, — подумав, ответил тот, — заказ был на Мстителя.

— А я здесь причем?

— Наш аналитический центр с вероятностью восемьдесят три процента определил тебя как Мстителя.

— А если я в семнадцать процентов попадаю, тогда что?

— Тогда мы должны тебя убить, а потом посмотреть появиться ли Мститель вновь, — также бесстрастно продолжал синий.

— Хорошо работаете, — улыбнулся Гейзер, — таким образом, у меня выбора нет?

— Нет.

— Какие условия поединка?

— Никаких правил, борьба до смерти.

— Вас здесь двое, но в машине еще трое, — Гейзер вычислил их после появления спецназовцев.

— Это группа зачистки, они в поединке не участвуют.

— У меня другое предложение — бой до потери сознания без добивания. После пострадавших увозят в любое место и там уже решают, что с ними делать. Я просто обещал сэнсею, не подставлять центр.

Не ответив, синий вернулся к напарнику. Они быстро посовещались и он вернулся.

— Хорошо, мы договорились.

— Вы вдвоем одновременно участвуете в бое или по очереди? — спросил Гейзер, делая шаг назад.

— Он старше меня по званию и волен принимать решения по своему усмотрению.

— Хорошо, значит и я по своему усмотрению строю бой, — к схватке он уже давно был готов.

Встав друг против друга, оба не спешили начинать. Ни разу не встретившись ранее, не познав чужие возможности, довольно сложно было построить тактику боя, приходилось ориентироваться во время поединка. Но если Гейзер вообще мог не торопиться, то синему надо было выполнять заказ, он и начал первым. Сделав пару перестроений, непонятным образом скрестил руки и, выкинув их вперед, выпустил энергетический пучок синего цвета. Позже Гейзер дал ему название «лед». По своей сути ледяной удар должен был сковывать органы и даже мог парализовать некоторые из них. Одновременно он ударил ногой в голову. Гейзер, не зная, что будут предпринимать спецназовцы, выставил универсальную защиту трех уровней, что его и спасло. Он знал, куда будет направлен вектор удара и поэтому наиболее выгодно уклонился. Но Гейзер не ожидал такой концентрации выпущенного пучка, который сразу съел два защитных уровня и, завязнув в третьем, все же черканула по левой руке. Локоть изнутри пронзили тысячи иголок и от них пошла волна парализующего холода. Правда далеко волна не прошла, а захлебнулась в потоке восстанавливающей энергии. Все это происходило автоматически, Гейзеру некогда было отвлекаться на мелочи, он вошел в стихию боя.

Проведя ледяной удар, синий открылся, на мгновенье, но открылся. Еще не окончился выброс ледяного потока, а Гейзер уже ответил двойным ударом. Первый был известен многим — это прожигающий импульс или лазер. Поток сужался до размера иглы и за счет своей концентрации прожигал плоть, не смертельно, но очень болезненно. Пять тоненьких лазеров вылетели из пальцев левой руки и сделали главное — отвлекли на себя внимание и защиту спецназовца. Основным же был второй удар, который носил название «зеленый лист». Несколько лет Гейзер периодически приезжал в лес, парк или ботанический сад. Что растения излучают успокаивающую энергию, знают и используют для оздоровления или восстановления многие люди. Если же растение поранить или повредить, например, сломать ветку или оторвать кору, то оно меняет свой фон на противоположный. Растение как бы отталкивает вредителя и наносит ему свой вред. Усовершенствовав и развив данное излучение, Гейзер получил прекрасное оружие. Попадая в организм человека данное излучение, сбивало ритм работы органов, которые как будто забывали свои функции и отказывались работать. Полномасштабных испытаний провести не удалось, да и не на ком было.

Итак, выпустив лазер и зеленый лист и блокировав удар ноги, Гейзер ушел переворотом вправо и встал в стойку. Синий отбил пять иголок, одновременно производя удар ногой, и поэтому пропустил второй энергетический удар. Он отскочил, как ни в чем не бывало, встал в стойку и вдруг, резко схватился за сердце, видимо туда и попала зеленая волна. Лучшего начала нельзя было и пожелать.

Второй же синий боец не дал время Гейзеру добить напарника и быстро стал приближаться, при этом нанеся классический удар своей школы — «черная дыра». Очень маленький пучок энергии пока летел, впитывал энергию окружающего пространства и других потоков, постоянно возрастая, а попадая в тело человека, начинал впитывать его биоэнергию, вплоть до его смерти. Но расстояние было большое и Гейзер успел поставить отражающий щит и перенаправил этот поток на первого спецназовца, который, получив очередную порцию разрушающей энергии, просто упал на пол.

— Минус один, — отскочив назад, сказал Гейзер.

Второй боец выглядел старше и опытней. Он не стал бездумно атаковать, а просто стал водить «хоровод» без попыток энергетических ударов. Схватка перешла в спарринг: удар, блок, удар-удар, блок-удар, блок и опять удар-удар, блок-блок. Гейзер не чувствовал вектора удара соперника, поэтому не контратаковал. Спецназовец был хорошо закрыт, зная о сверхспособностях противника. Начинать энергетическую атаку первому значит подставиться под удар. Будет ли успешна твоя атака не известно, но что ты подставишься под чужую — это факт. Понимали это оба, поэтому выясняли отношения только в рукопашном бое. Кружили так они уже минут пятнадцать, и Гейзер стал понимать, что не сможет перебегать соперника, устанет раньше. Пусть еще полчаса, ну минут сорок, а дальше уже не будет возможности полноценно атаковать. Надо было срочно придумать нетрадиционный ход и он придумал. Правда данную ловушку он никогда не использовал в бою, тем более против такого сильного противника, но почему бы и не попробовать.

Одной из любимых тренировок Гейзера было создавать свой энергетический двойник. Он концентрировал энергию, готовил какой-нибудь прием, а потом выскакивал из своего энергетического кокона физическим телом. Получалось на короткий миг раздвоение, причем он всегда старался увеличить продолжительность раздвоения и иногда даже успевал нанести двойнику удар или получить удар от него.

Синий видимо только начал входить в раж, он даже стал улыбаться. Видимо стихия боя была родной для него, и он часами мог кружить, ожидая ошибки противника. Этот явно никуда не спешил.

«Ну что, попробуем!» — решил Гейзер.

Рассчитав удобный момент, он стал постепенно концентрировать энергию, и когда она достигла нужного уровня, стал выбирать подходящий момент. Спецназовец продолжал, как автомат бить, отражать, опять бить. Бойцы такого уровня чувствовали соперника даже с закрытыми глазами, поэтому, когда произошло раздвоение, ему пришлось делать нелегкий выбор. Глазами он видел, что противник как всегда сдвинулся влево, закрывшись от удара, а его энергетическая составляющая говорила о том, что соперник остался на месте. Теперь все зависело от того, как отреагирует боец. В этот момент двойник нанес удар, конечно, он был очень слабым, но сам факт энергетического нападения и предрешил исход боя. Боец поставил защиту и сделал контрудар, полностью сконцентрировавшись на двойнике. Осознать ошибку он уже не успел, оставшись совершенно забытым, Гейзер ударил его левой ногой в голову и с разворота добил правой. Синий упал в глубоком нокдауне.

— Минус два, — сказал Гейзер и остался на месте ждать группу зачистки, что они идут, он уже почувствовал.

В зал вошли трое. Двое были в обычных серых плащах, третий в синей униформе, видимо старший. Он и подошел.

— Федор, — представился он, — мы можем их забрать?

— Не спешите, я мог бы их и убить.

— Знаю, спасибо. Что вы хотите?

— Информацию дадите?

— Все, что знаю.

— Тогда забирайте.

— Что хотите узнать? — Федор махнул своим помощникам, и они занялись первым поверженным.

— Сначала, кто меня заказал?

— Заказали Мстителя. Считается, что это он сделал резню на Остоженке, но наши аналитики с эти не согласились.

— Значит это и не ваша работа?

— Нет, конечно. Мы работаем тоньше, а это явно была показуха.

— Или подстава, — вставил Гейзер.

— Или хотели вас подставить, но на заказ это не могло повлиять. Заказчика мы не знаем. Процедура заключения контракта не подразумевает личного участия. Только энергетический заказ и реальный перевод денег.

— Но энергетически можно и проследить?

— Конечно можно, но в контракте указано, что мы этого делать не будем.

— Как теперь с контрактом на меня? — поинтересовался Гейзер, наблюдая, как помощники потащили второго бойца.

— Он уже расторгнут, по контракту мы имеем на это право в одностороннем порядке без возврата денег.

— Неплохо, совсем неплохо.

— Я связался с начальством, вам предоставляется бонус.

— Я не против, а за что?

— За сохранение жизни спецназовцев. Все они воспитывались с пяти лет, умеют очень многое и от этого очень ценные бойцы. Скажу честно, нас удивило, как вы с ними справились.

— Что мне предлагают?

— Вы можете один раз совершенно бесплатно заключить контракт на двух бойцов.

— Почему именно на двух?

— Вы сохранили двух, а контракт в стоимости увеличивается пропорционально количеству заказанных бойцов. Два бойца цена в два раза больше, три бойца в три.

— Штучный товар, — улыбнулся Гейзер.

— Также мы предлагаем вам место инструктора энергетической подготовки нашего спецназа. Вот мои координаты, звоните как понадоблюсь, — Федор протянул визитку. — До свиданья.

— Пока, — махнул Гейзер рукой и пошел в раздевалку переодеваться.

Эпизод 8. Звонок

Выйдя на улицу, Алекс стал размышлять — куда ему поехать. До звонка оставалась пару часов, и надо было спокойно посидеть и решить, что делать дальше. Заодно решив и подкрепиться, он выбрал пиццерию прямо в здании метро на «Цветном Бульваре». Войдя в зал, он решил пройти на второй этаж и выбрал как обычно угловой диванчик с видом на соседнюю улицу. Вход и весь зал также хорошо просматривались.

— Мне большую пиццу «Пепперони» с грибами и апельсиновый сок, — сделал он заказ.

Всегда, когда предоставлялась возможность, Алекс заказывал грибы, причем в любом виде. Он любил собирать грибы, очень любил. Идешь среди деревьев и вдруг видишь, что в траве светится что-то красное. Подходишь осторожно, чтобы не спугнуть, а там крепкий маленький подосиновик. Осторожно присаживаешься, ставишь корзину и не спеша просматриваешь все пространство вокруг красноголовика. И вдруг видишь второй, а правей третий. Для души каждая такая находка как бальзам на рану и успокаивает и лечит. А если приготовленные грибы съесть, то они к тому же позволяют сконцентрировать в организме дополнительную биоэнергию. Конечно, в этом помогают не только они, а и морские представители, такие как кальмары, креветки, крабы. Но самую большую концентрацию дает, конечно, алкоголь. Алекс как-то проводил эксперимент и получил любопытную статистику — после того как он выпил пол-литра виски концентрация энергии в нем сама поднялась на треть, после литра на половину. Дальше пить он не рискнул, так как похмельный синдром никто не отменял. Но этот способ был хорош для слабых энергетиков или целителей, не умеющих перераспределять энергетические потоки. Боец же терял нужный уровень концентрации, получал замедление реакций, то есть все как у обычного человека при приеме алкоголя.

Неожиданно зазвонил телефон, Алекс взял трубку:

— Да, слушаю.

— Привет, это я, — голос Алены звенел как колокольчик.

— Привет, успела на занятия?

— Да. Как у тебя дела? Освободился?

— Вполне, а что предлагаешь?

— Сегодня я тебя приглашаю, в клуб.

— Хорошо. Когда и где?

— Давай в полночь на Пушкинской, у «Пирамиды».

— Договорились, — проститься он не успел, в трубке уже были гудки.

Алекс вернулся к своим размышлениям. В девятнадцать часов он должен позвонить в центр магии и колдовства «Аделаида» на Таганке. Время ультиматума заканчивалось, но ситуация резко изменилась и это требовало углубленного анализа.

«Прикинем минусы, — начал он перебор. — Первый — меня вычислили аналитики синего спецназа, значит инкогнито раскрыто. Теперь можно ожидать новых визитеров. Второе — меня заказали убить, а значит попытка может повториться. Третье — кто заказал, выяснить не удалось. Живой враг да еще не известный это плохо. Четвертое — теперь всю резню на Остоженке связывают с Мстителем. Значит скоро свяжут и со мной, появятся осложнения с правоохранительными органами. Ну, это не самое страшное, договоримся. Пятое — Ева, также попыталась меня устранить, наверняка попытается еще. Надо будет поговорить о ней с Аленой. Шестое — самое плохое, не знаю кто совершил убийства, а они уж точно себя проявят, может даже и сегодня. Выступают они против меня или используют ситуацию в своих целях? Ну все, негативных размышлений хватит».

Судьба видимо решила, что этого мало. Опять зазвонил телефон, Гейзер посмотрел на определившийся звонок и улыбнулся:

— Здравствуй, мама. Как у вас дела?

— Здравствуй, сынок, вот решила позвонить. Не отвлекаю?

— Нет, конечно, как чувствуешь себя, как папа?

— Спасибо, понемножку. Ты просил позвонить, если что-то у нас в деревне случиться.

— Да, да и что произошло?

— Представляешь, на машину упал высоковольтный столб и она загорелась, еще в этот же день другая машина упала с моста. Все погибли, сейчас здесь милиция, спасатели, столько людей понаехало.

— Ничего страшного. Я завтра днем как раз собирался к вам приехать, вот и поговорим.

— Ой, как хорошо, будем ждать, целую.

— Пока.

«Вот и еще один минус, — продолжил размышления Гейзер, — как они так быстро вышли на родителей не понимаю? Ладно, разберемся. Ловушки сработали, завтра посмотрим как. Надо срочно отправить родителей к тете Люде родной сестре мамы в Астрахань, но просто так они не поедут, надо чтобы она их вызвала сама. Пусть ей временно станет плохо, а потом все пройдет».

Гейзер вызвал в уме образ тети. Он знал, что она сейчас находится в своем доме на реке Волге. Когда он практиковался еще целителем, он такие вещи проделывал и на большие расстояния, например, работа с пациентом в Магадане его многому научила. Гейзер подготовился и послал импульс, который нес целительские свойства, но проявиться должен был как болезнь. Через некоторое время тете станет плохо, ее частично парализует, но не сильно. Все будет похоже на микроинсульт и она сразу позвонит своей сестре и мама, забрав папу, сразу выедет к ней. Через неделю у тети все пройдет и даже больше, она вылечится от гипертонии, так как Гейзер вложил в сгусток посылаемой энергии лечебный эффект. Он помнил, как тетя Люда отказывалась полечиться у него на расстоянии, потому что неделю необходимо было лежать и принимать определенные порошки. Естественно лежать, когда у тебя домашняя скотина и птица она себе позволить не могла, так как жила одна.

«Вот теперь убьем двух зайцев, — завершив работу, проговорил он и погрузился в дальнейшие размышления. — Плюсы, какие у меня плюсы? Первый, я все-таки еще живой. Второй, у меня появились, хоть и на один раз, но союзники из синих. Третье, защитные ловушки сработали, значит можно ставить такие же. Четвертое и последнее — я встретился с Аленой. Может это и не плюс, но почему-то хочется видеть в этом хорошее».

Баланс сил пока был не в его пользу, и стоило ли все продолжать? Мог бы спокойно читать лекции, проводить семинары, работать ситуационщиком и совершенствоваться в своих разработках. С другой стороны раз так пошло, значит надо продолжать. Он вспомнил, как три месяца назад все началось и что явилось катализатором.

* * *

К нему зашла соседка по лестничной площадке, довольно миловидная и стройная Светлана. Отношения у них были, как у одиноких молодых соседей, они просто занимались сексом. Когда Света начинала хандрить, у нее резко возрастало либидо и секс в этот момент она рассматривала как лекарство от стресса. Если Алекс был дома, то он сразу ловил распространяемые ею флюиды и, если было желание, то заходил к ней. Дальше события развивались по одному и тому же сценарию. Он садился пить кофе, она включала музыку и начинала демонстрировать стриптиз, на который где-то училась в юности. Выглядело это очень увлекательно и Алекс всегда досматривал стриптиз до конца. Во время танца, раздевшись сама, она раздевала и его. Когда он возбуждался, Света просто присаживалась на него сверху и начинала интимную игру. Заканчивалось всегда тоже одинаково, он клал ее на кухонный стол, закидывал ноги себе на плечи и постоянно ускорял движения, пока они одновременно не получали свою порцию кайфа. Но на этот раз либидо ее было ниже среднего, да и сама она выглядела больной.

— Что случилось? — спросил Алекс.

— Тамара умерла, — заплакала, не сдержавшись, Света.

— Заходи, рассказывай.

— Помнишь, я тебе рассказывала про свою сестру?

— Ну да ты говорила, что она заболела и пошла лечиться к целителям, — стал вспоминать Алекс.

— В центр «Зодиак» к ясновидящей Софье. Та сказала, что у нее порча и стала лечить. Сестра ходила туда полгода, а ей становилось все хуже и хуже.

— Я же просил передать Тамаре, чтобы сходила в больницу и сделала диагностику.

— Я передала, но она сказала, что целители ей запретили туда ходить и обещали скоро вылечить.

— Плохо! — Алекс стал ощущать раздражение.

— А еще через месяц ей стало хуже, и ее увезли сначала в Боткинскую больницу, а потом перевели на Каширку.

— Понятно — онкология.

— Да у нее рак 4-ой степени, уже не операбельный. Вот если бы раньше туда, — она снова заплакала.

— Да, хватает среди нас всяких личностей, — Алекс стал закипать.

Конечно близко к сердцу он этот случай не принял, и не такого видал, но границы должны быть у всего.

— Она очень верила им, а они ее обобрали.

— А сколько заплатила, знаешь?

— За все время лечения она отдала им более двадцати тысяч долларов. Продала драгоценности и машину.

— Ого! — у Алекса появился стойкий негатив, а значит ему придется разобраться с ситуацией.

Успокоив Свету, он проводил ее домой и стал анализировать сложившееся положение. Как не крутил, а выходило, что надо поднимать свой зад и идти в центр самому. Продумав свои действия, на следующий день часам к двенадцати он приехал в Медведково и довольно быстро нашел вывеску «Центр Зодиак». И ниже мелким шрифтом: «ясновидящие, целители и экстрасенсы всегда вам помогут».

— Здравствуйте, — сказал Гейзер, войдя в довольно большое помещение и остановившись около администратора.

— Здравствуйте, вы по записи? — спросила средних лет женщина сидящая за большим столом.

— Нет, я первый раз. Хотел бы пройти сеанс ясновиденья и именно у Софьи.

— А где вы про нас узнали? — спросила она, внимательно за ним наблюдая.

— Вот в газете, — и он достал заготовленный номер.

— Сейчас Софья не может, давайте к ее ученику, это и дешевле будет.

— А я вообще цен не знаю.

— Сеанс ясновиденья у Софьи стоит пятьсот долларов, а у ученика сто пятьдесят долларов.

— Нет, я все же хочу к Софье, — стал настаивать Гейзер.

— Тогда вам придется подождать минут пятнадцать, а пока заполните анкету, — и она выдала ему отпечатанный листок.

Гейзер расположился на диване и, заполняя анкету вымышленными данными, наблюдал за обстановкой. На стенах висела разного рода атрибутика: справа — африканские ритуальные маски, бубен и барабан; слева — картинки знаков зодиака и дипломы в красивых богатых рамках, которые должны были подчеркивать значимость данного центра.

Из дальней двери вышел мужчина с бородой и очень длинными волосами одетый как шаман. Он обладал экстрасенсорными способностями и сразу начал сканировать пространство.

«Меня проверяет, — сразу понял Гейзер, — ну давай посмотрим, на что ты способен». За себя он не боялся, распознать в нем энергетика сейчас, скорее всего, вообще никто бы не смог.

Шаман постоял минут пять, потом что-то сказал администраторше и ушел. Вскоре она подошла к Гейзеру.

— Разрешите? — она взяла анкету и прочитала, — а паспорт у вас есть?

Это был еще один известный вариант обмана. Если клиент давал паспортные данные, то их можно было пробить через прикормленных ментов. А полученную информацию потом использовать при сеансах ясновиденья, гадания и снятия порчи для убедительности выдаваемых предсказаний.

— Вы знаете, взял только деньги, — и он достал пачку долларов, что и решило проблему.

— Хорошо, потом принесете. Проходите в третий кабинет. Оплата потом у меня.

— Спасибо, — и Гейзер направился в указанный кабинет.

Он вошел в комнату, отделанную всю черным бархатом, но кое-где с красными вставками. Посередине стоял большой стол, на котором находилась хрустальная сфера. За ним сидела дама лет сорока пяти, очень полная, хотя черная накидка это искусно скрывала. На голове у нее была экзотическая шляпа с большими полями.

— Здравствуйте, присаживайтесь, — она указала на стул.

— Добрый день, меня зовут Егор, — Гейзер присел.

— А меня Софья. Что вас беспокоит?

— Понимаете, у меня в последнее время стали возникать разные проблемы. Девушка ушла к другому парню, с работы хотят уволить, да и здоровье что-то ухудшилось. Даже не знаю, что делать? А вчера прочитал в газете, про вас вот и решил придти.

— Это вы правильно сделали. Я сейчас посмотрю вашу ауру, загляну в будущее и все расскажу. А пока давайте поговорим.

Дальше с ее стороны пошла прокачка информации, которой Гейзер владел значительно лучше ее. Суть прокачки заключалась в выуживании информации из человека особо поставленными вопросами с применением легкого гипноза. Профессионально построенная беседа позволяла через десять минут узнать о человеке достаточно, чтобы потом его же удивить информацией о его прошлой жизни. Этот же способ можно использовать и в диагностике и в гаданиях. Поэтому он отвечал Софье нейтрально, и ей ничего не удалось для себя выведать. Еще немного промучившись, она пошла по обычному пути, максимальному разводу клиента на деньги. Прекратив разговор, Софья стала рассматривать хрустальную сферу, то поворачивая ее, то просто расставляя над ней руки.

— На вас навели сильную порчу, причем это сделала женщина. В вашем окружении есть женщина желающая вам плохое?

— Я думаю, в окружении каждого мужчины есть женщины. А уж, что они желают мне — это я не знаю.

— Порчу надо снять, иначе у вас будет ухудшаться здоровье и дальше.

— А это можно убрать? — изобразил надежду Гейзер.

— Конечно, наш экстрасенс Всеволод сделает это за два сеанса. Но у вас уже пробита аура, поэтому необходимо ее восстановить, а сделать это может наша целительница Степанида.

— Удобно иметь центр, в котором все могут все сделать? — вдруг произнес Гейзер стальным голосом.

— Не поняла?

— Я мог бы еще посидеть, но честно скажу — мне это надоело.

— Я не совсем поняла? — Софья не могла сориентироваться.

— Не надо думать, надо слушать. Я представляю человека, которого вы все здесь не только не вылечили, но просто свели в могилу. Ваш центр перешел ту тонкую черту между добром и злом и поэтому я предлагаю вам закрыться. Молчим! — Гейзер поднес палец к губам, пресекая попытку ему возразить. — Условия простые, я даю вам время. Через три дня вы должны закрыть салон и покинуть данное помещение. Со всеми кто не уйдет, я буду разбираться отдельно.

— Кто ты такой и кто тебе позволил так со мной говорить? — она пылала от гнева и все время что-то нажимала под столом, видимо вызывала охрану.

— Называй меня Мститель, вот так просто и банально. Чтобы было понятно, что я не шучу, я тебе делаю замок молчанья. Ты не сможешь говорить ровно сутки, а через три дня ровно в девятнадцать часов я приеду или позвоню, чтобы узнать твой ответ, — Гейзер встал и направился к выходу.

— Уууу, — она еще пыталась что-то сказать, но результата явно не достигла.

После этого она впала в ступор и замолчала, но тревожную кнопку все-таки нажала. Когда Гейзер вышел в коридор, там уже стояли два охранника и в отдалении тот самый шаман, который пробовал его прощупать. Охранники были настолько щуплыми, что вызывали только улыбку, а не уважение.

— Покажите свои документы, — сказал один из них, помахивая дубинкой.

— Извините, друзья, я спешу, — улыбнулся Гейзер, одновременно врезав обоим в поддых.

Сложились они синхронно и также одновременно рухнули. Перешагнув через них, Гейзер подошел к шаману.

— Все что я ей сказал, касается и тебя. Чтобы лучше понял, помолчишь тоже, — он сделал жест молчания, сомкнув три пальца правой руки вместе.

Больше до выхода он никого не встретил.

Через три дня ровно в семь часов вечера он набрал номер центра, но трубку никто не взял. Проехав мимо на следующий день, он увидел, что рекламы уже нет, и на двери висит замок. Так закрылся первый центр.

* * *

На часах запищал зуммер. Взглянув на них, Гейзер понял, что до звонка в седьмой центр осталось две минуты. Значит срок ультиматума, выдвинутый центру «Аделаида», закончился.

Достав новую, одноразовую сим карту, Гейзер вставил его в телефон и набрал номер.

— Алло, слушаю, — раздался в трубке мужской голос.

— Это центр? — уточнил Гейзер.

— Да, а вы, видимо Мститель?

— Почему вы так думаете? И кто вы сами?

— Зовите меня Боб. Просто Боб. Я представляю хозяев салона и уполномочен говорить от их имени. Почему сразу Мститель? Просто вы обещали позвонить ровно в семь, а сейчас столько и есть.

— Тогда я бы хотел узнать ответ на свой ультиматум. Я думаю, вы его читали.

— Читал, но нас он не устраивает, хотя мы и не даем категорического отказа. Мы предлагаем встретиться.

— Какой мне резон с вами встречаться?

— Мы могли бы обсудить ваш ультиматум, — Боб не торопился выкладывать всю информацию.

— Меня интересует только ответ «да» или «нет», — Гейзер также не торопил события.

— У меня полномочия передать Мстителю, что если он будет убедителен на переговорах, то все оккультные центры, принадлежащие нам, будут закрыты, — бросил наживку Боб.

— Перечислите центры, которые вы имеете в виду, — Гейзер захватил наживку, а что оставалось делать?

Боб стал перечислять названия. Действительно это были известные и крупные центры. Всего их оказалось двадцать три.

— Чем вы подтвердите, что они принадлежат вам?

— Можете завтра позвонить в любой из них и вам скажут, что центр закрыт на три дня. Этого хватит?

— Вполне, я завтра проверю. Где и когда мы должны встретиться? — бросил уже свою наживку Гейзер.

— Предлагаю завтра в полночь на стрельбище в Мытищах, — закинул свой невод Боб.

— За городом, далековато. Предлагаю в городе на ипподроме в 12 ночи в VIP-ложе, — вывернулась рыбка.

— Хорошо, — после молчания ответил Боб, видимо с кем-то проконсультировавшись, — но не завтра, а послезавтра.

— Ладно, — пришлось согласиться, выиграл в месте проведения, но уступил по времени.

«Пока ничья. Ребятам явно нужно подготовиться на новом месте. Да и мне удобней позже, завтра к родителям, а послезавтра и подготовиться успею», — размышлял Гейзер и спросил:

— Какие условия встречи?

— Никаких правил. Кто в полночь не вошел в ложу, тот проиграл, — заученно начал говорить Боб.

— И что из этого следует?

— Если вы не появились, значит ультиматум аннулируется. Если мы, то салоны закрываются. Если обе стороны появляются, то все решается между ними на месте.

— Я так понимаю — мешать друг другу не возбраняется?

— Более того, не ограничивается ни количество человек, которые будут с каждой стороны ни оружие, которое можно применять.

— А если будут жертвы? — заинтересовался Гейзер.

— Мы сами подстрахуемся. На самом ипподроме ни гражданских людей, ни лошадей не будет. Конечно, мы не сможем освободить близко стоящие дома, но нам никто не помешает. Ну а если солдат погибает, то он попадает в рай. Правильно?

— Правильно. Ну, тогда до послезавтра.

— Еще секунду, — неожиданно сказал Боб.

— Что?

— Я знаю, что вас сегодня пригласили в ночной клуб. Так вот это ловушка, — и Боб положил трубку.

— Флаг вам в спину и электричку на встречу! — сказал Гейзер уже гудкам.

Эпизод 9. Первая смерть

Вынув сим карту, Алекс сразу ее выкинул и присел обратно за стол. Надо было разобраться, что и как делать дальше. Поразмышляв, он все-таки решил, что лучше действовать, чем прятаться и отсиживаться. Просчитать откуда Боб знает о приглашении Алены не представлялось возможным, хотя бы потому, что не известно, кто такой Боб. Поэтому главный вопрос оставался в том, зачем он предупредил. Если бы Алекса ликвидировали, все его проблемы закончились сами собой, значит идет какая-то крупная игра, где он пешка или в лучшем случае офицер, так приятней думалось.

«Встреча все расставит на свои места», — подумал Алекс и решил привлечь ребят Федора сегодня.

Пока он говорил с Бобом, он был почти уверен, что на ипподром для усиления своих позиций вызовет синий спецназ, но теперь передумал. До послезавтра надо было еще дожить. Найдя карточку, он набрал телефон.

— Федор? Это Гейзер.

— Да я понял. Что-то случилось за эти два часа?

— Я хочу воспользоваться моим бонусом сегодня.

— Это не противоречит правилам. Что надо сделать?

— Страховать меня сегодня ночью. Ребята должны полностью мне подчиняться. Если будет необходимо, придется повоевать.

— Где вы находитесь? — спросил Федор.

— Там же, только в пиццерии, у метро.

— Ждите там. Скоро к вам подъедут двое наших ребят. Они будут в вашем подчинении до утра. У них с собой будет все необходимое.

— Хорошо, жду. Ничего подписывать не надо? — решил уточнить Гейзер.

— Нет, наш разговор записывается, этого достаточно. И еще, — Федор немного помолчал, — присмотри за ними.

В трубке раздались гудки. Действительно, имел ли он право подвергать людей смертельной опасности, а тем более убивать сам? Извечный вопрос всех положительных киношных героев. Вот отрицательные персонажи на эту тему не заворачиваются и убивают всех подряд. Но у каждого убитого есть родители, они же не из пробирки появились, и если воюют в самом рассвете сил, то у них могут быть и жены и дети. Когда умирает мужчина, то это чей-то сын, внук, муж, брат, отец. Всегда есть близкие люди, которые переживают и скорбят. Происходит волновая реакция как от упавшего в воду камня и как эти разбегающиеся круги повлияют на тебя, окружающих и на общую энергетическую структуру общества никто спрогнозировать не сможет. Может ли самозащита или даже осознанная необходимость устранить зло, чтобы выжить или защитить своих быть оправданием? Где та тонкая нить для решения выбора жить, умереть или убить? Такие мысли иногда накатывали на Гейзера, а прямого ответа не было. Данный вопрос встал перед ним лет в семнадцать, когда ему пришлось убить первый раз.

* * *

Спортивный лагерь — мечта любого мальчишки. Вокруг тебя только друзья, родителей нет, в свободное время предоставлен сам себе. Иллюзия взрослой самостоятельной жизни.

Летом двадцать желающих ребят из секций карате и айкидо поехали в лагерь. Место было на берегу Оки, рядом с лесом. Жили в палатках, готовили и дежурили на кухне сами по очереди. Недалеко в деревенском магазине покупали хлеб и консервы, а у сельчан брали свежее молоко, творог и сметану. Расслабляться им не давали, трехразовые тренировки с хорошей физической нагрузкой, плюс постоянные спарринги. Вечером, после ужина было свободное время и мальчишки стремились в деревню, на дискотеку. На ней собиралась молодежь из трех соседствующих деревень, поэтому девочек там хватало.

Алекс сдружился с Вадиком и с Андреем. Они жили в одной палатке, вместе дежурили по лагерю и вместе ходили на дискотеку. Там они подружились с девочками из соседней деревни, куда они приехали из Москвы к бабушке на летние каникулы. Три плюс два, классика кино, но ребят это не расстраивало, они по-юношески флиртовали, не более того. Без стычек с деревенскими ребятами тоже не обходилось. Но нашей троице повезло больше, девочки были московскими, поэтому постоянных местных ухажеров у них не было. Другим ребятам из лагеря повезло меньше. Им приходилось приглашать деревенских девочек, а у каждой был свой жених. Ни одна дискотека не обходилось без мелких потасовок. Деревенские все были постарше, и разбираться ходили толпой. Москвичам же приходилось держаться поближе друг к другу и, если что случалось, то на разборку выбегали все кто присутствовал на танцах.

В этот вечер наша пятерка радостно ворковала в одном из уголков зала. Периодически то одна, то другая пара танцевала под хиты восьмидесятых годов.

— Наших бьют! — вдруг кто-то крикнул.

Дальше на танцполе началось броуновское движение. Понять кто, куда и, главное, зачем движется, было не возможно. Впрочем, ребятам этого и не требовалось, они сразу рванули на выход. Выбежав, впереди у забора увидели группу столпившихся ребят и направились к ним. Разборку вел Шурик, не плохой боец из группы карате. Двое деревенских уже сморкались кровью сидя в пыли, а самый старший из троицы пытался размашистыми ударами достать Шурика. Он был пьян, пошатывался и конечно никакой угрозы не представлял. Зато в отдалении стояло человек пятнадцать деревенских и видимо решали вступить им в драку или нет. Но пока они думали москвичей уже собралось человек девять и расклад получался не в их пользу. Шурик оглянулся, увидев, что своих собралось много и, уйдя от удара, врезал деревенскому меж глаз. Тренированный удар привел к нокдауну.

— Ну, кто еще хочет? — крикнул Шурик толпе местных ребят. — Если никто, то мы пошли.

— Еще увидимся! — заголосили местные, но в драку не вступили.

Москвичи решили больше сегодня не расставаться и все вместе вернулись в лагерь. Поболтав немного о происшествии, разошлись спать по палаткам.

Алекс спал в дальнем углу палатки, у брезентовой стенки. В ней тоже был выход закрытый молнией, но им не пользовались. Сон был крепким и должен был восстановить силы после трудного дня. Вдруг Алекс почувствовал враждебную силу готовую выплеснуться на него, причем вектор ее приложения приходился ему на голову. Моментально проснувшись, Алекс резко перевернулся набок, еще не понимая в чем дело. Что-то тяжелое и длинное смяло его край палатки и ударило туда, где он только что лежал. Он, быстро придя в себя, расстегнул молнию и выбрался наружу. Картину, которую он увидел, была похожа на набег печенегов на поселение половцев, только в миниатюре.

Человек сорок деревенских парней бегало по лагерю, кто с кольями, кто с цепями, наверняка у кого-то были ножи, а может что еще и похуже. Несколько палаток горело, несколько были снесены, по другим били кольями. Кое-кто из ребят успел выскочить, и тогда там завязывались бои местного значения. На размышления времени не было, бугай, стоящий перед ним уже занес здоровый кол для второго удара.

— Получай, — ухнул он всей своей силой.

Алекс отошел на шаг влево и, когда мимо просвистел кол, ударил его поддых и, когда тот согнулся, со всей силой коленкой в подбородок.

— Минус один, — именно с этого момента у него появилась привычка считать выбывших врагов.

Прыгнув вдоль палатки, он ударил ребром ладони следующего попавшегося, который бил ногами кого-то из его друзей, запутавшегося в упавшем брезенте. Деревенский ойкнул и согнулся, после чего его очень удачно нашла нога Алекса.

— Минус два.

Третий стоящий у палатки, успел сориентироваться и пошел вперед, размахивая перед собой цепью. Алексу пришлось отступать назад, пока не удалось ухватить цепь и дернуть ее на себя. Цепь, обмотанная вокруг руки, потащила все тело парня вперед. Не особенно задумываясь Алекс проведя двойной удар, сломал вытянутую руку.

— Минус три, — посчитал Алекс и вовремя обернулся.

Ситуация складывалась не в его пользу, пока он тут разбирался его заметили и к нему подтянулось человек пять. У троих были цепи, у одного палка, а последний держал нож. Убежать Алекс не успевал, поэтому стоял и ждал, что будет дальше. Они атаковали почти одновременно и этим только помешали себе. Двое просто столкнулись друг с другом, от одного удара цепью он ушел, удар палкой перенаправил в одного из столкнувшихся и стал разворачиваться к пятому, который прыгнул на него с ножом. Он видел и силу удара, и вектор его применения и знал, как уйти от него, но он просто не успевал. По всем законам физики не успевал ничего предпринять. Злость затопила Алекса, она обволокла его изнутри и моментально выплеснулась наружу — это был его первый бесконтактный энергетический удар. Смотрелось так, как будто парень с ножом налетел на невидимую стену, растекся по ней и отлетел обратно. Алекс тоже отлетел, только в другую сторону и упал на спину.

Больше ничего делать не пришлось, над ним прошла волна движения и все деревенские попадали. Позже ему рассказали, что первыми после начала погрома сориентировались два сенсея и инструктор, которые руководили лагерем. Они встали шеренгой и ураганом пронеслись по лагерю, оставляя за собой только поверженных противников. Действовали старшие умело, никто из деревенских ребят от их атаки не пострадал, они просто были обездвижены. Потом приехала милиция и скорая помощь. Милиционеры долго разбирались, всех допрашивали, все пытались сразу найти зачинщиков. У москвичей сильные травмы получили трое: у двоих была сломана рука и у одного разбита голова. Местным пришлось хуже: у троих сломаны ключицы, у двоих носы и еще у одного челюсть и рука, а самое ужасное один из них умер — это был тот самый с ножом. Сколько потом не выясняли, так и не смогли понять, отчего он погиб. Вскрытие показало, что он должен был упасть с десяти метровой высоты, но рядом таких построек не было. Дело замяли, списали все на несчастный случай. Лагерь пришлось свернуть, и все вернулись в Москву, а в это время двадцатилетнего парня хоронили всей деревней.

После этого случая Алекс пообещал себе, что никого никогда не убьет. Став старше он немного изменил формулировку, что без серьезных оснований никого не убьет. Теперь был другой закон — кто тебе мешает, тот должен умереть.

* * *

В зал вошли двое ребят, обоим было лет по двадцать пять. Один был повыше, русый, с открытым улыбающимся лицом. Второй был поплотнее, темненький, с узким лицом и выпирающими скулами.

— Нас прислал Федор, — сказал русый, видимо старший из них.

— Хорошо, как вас называть?

— Бим.

— Бом.

— Что? — Гейзер поперхнулся, — значит Бим и Бом?

— Да я Бим, сказал светлый, а он Бом. Это нам посоветовали в аналитическом отделе, чтобы потом нас не могли вычислить по именам.

— Значит так Бим и Бом, — ха-ха-ха, больше он сдерживаться не мог и ржал, нет, не смеялся, а именно ржал минуты три. Он просто представил, как во время переклички надо будет слышать: Бим на связи, а теперь говорит Бом, Бим-Бом, Бим-Бом.

— Ну, ребята так невозможно, хотел же серьезно начать, а тут такой цирк. Ну, явно к слезам, — еле успокоился Гейзер.

Ребята присели за стол и без эмоций ждали, что им скажут.

— Ну, у вас имена есть, вот как тебя зовут? — спросил он русого.

— Меня Сергей.

— Тогда твой позывной будем Серж. Идет?

— Идет.

— А тебя как зовут?

— Николаем.

— Позывной будет Ник.

— Идет. А вас как называть? — спросил Николай.

— Давайте Алекс, так все зовут.

— Разрешите вас называть Первым? Нам так привычней.

— Первым так Первым, здесь как вам удобней. Задачу знаете?

— Страховать вас!

— Сегодня в полночь я встречаюсь с девушкой у Пирамиды. После мы поедем в клуб, куда не знаю, может будет еще переезд в другое место. Вы страхуете меня на расстоянии. Какая у вас машина?

— Субару Импреза.

— Лучше, чтобы вас не было видно, за мной может быть хвост, тогда сообщите. Как у вас держат связь?

— Вот вам жучок, проглотите его, — Ник передал Алексу белую таблетку.

— Через сутки она растворится, и выйдет естественным путем, — добавил Серж.

— И как это работает?

— Передача и прием мысленный, сигналом к активации связи является произнесение позывного. Все переговоры замкнуты на нас троих, больше их никто не услышит. Засечь жучка земными приборами невозможно, — закончил доклад Ник.

— Что еще?

— На вашу машину мы установим антиопределитель. Больше ее невозможно будет проследить ни электронными, ни энергетическими методами, только если визуально. Еще есть браслет на запястье, он сделает вас невидимым для энергетического сканирования, особенно эффективен на больших расстояниях, — Ник протянул черный тонкий браслет.

— Есть ли страховки от непредвиденных случаев? — поинтересовался Алекс, примеряя браслет.

— Если Первый теряет сознание, то мы получаем соответствующий сигнал и начинаем работать самостоятельно по ситуации, — заучено проговорил Серж.

— Приоритет задач в этом случае какой? — решил уточнить Алекс.

— Сохранить жизнь Первого и переправить его в безопасное место. Все попытки людей помешать выполнению этой задачи должны быть пресечены, при этом возможно физическое устранение противника, — заучено продолжал Серж.

— Значит, у вас есть лицензия на убийство?

— Лицензия на убийство выдается спецназовцу в день совершеннолетия, — объяснил Ник.

— Значит, с этого возраста вы и убиваете? — удивился Алекс.

— Только по необходимости, — ответил Серж.

— И за очень большие деньги, — добавил Алекс. — Вопросы есть?

— Нет, Первый.

— Тогда свободны.

Расплатившись, Алекс поехал домой, чтобы переодеться. Он остался доволен техническими оснащением синих, но, наверняка, они рассказали не обо всех своих разработках. Как одиночка Гейзер не мог себе позволить отвлекаться на создание дополнительного оборудования, он только успевал совершенствоваться энергетически.

До полуночи оставалось четыре часа.

Эпизод 10. Ночной клуб

Ровно в полночь Алекс стоял у «Пирамиды». Одеваться изысканно он не стал, хорошие джинсы и свитер давали свободу движений, что могло оказаться не лишним. Алекс повинуясь скорее привычке, чем внутренней потребности купил розу — одну, но шикарного фиолетового цвета. Алена, как и большинство девушек опаздывала, но время ожидания не успело перерасти в беспокойство, она вышла из подъехавшего такси.

— Здравствуй, — Алена подошла и поцеловала его в губы.

— Привет. Вот тебе, — он протянул ей цветок, приятно удивленный такой фамильярностью.

— Спасибо, ты не поверишь, но мне ни один мужчина не дарил цветы.

— Конечно не поверю, — улыбнулся Алекс.

— Тогда пусть будет так, мне никогда не дарил цветы мужчина, от кого я бы хотела их получить, — она тоже заулыбалась.

— Теперь верю, тем более мне это лестно.

— Мне тоже. Ну почему ты не говоришь, как я выгляжу? — надула губки Алена.

— Интересно, а как я должен оценить черные туфли со шпилькой в сочетании с длинной белой шубой кроме как великолепно?

— Ну и?

— Я как увидел тебя — сразу хотел сказать, что выглядишь ты великолепно.

— Спасибо, так приятно услышать комплемент, хоть и кургузый такой, — она вновь заулыбалась.

— Куда направимся? — спросил Алекс, уходя от скользкой темы.

Он, как большинство мужчин, не любил выражать свои чувства словами, а делал это в основном делами. Что стоят красивые комплементы, если они расходятся с твоими мыслями, а тем более с тем, что ты делаешь? Но женщины всегда готовы продолжать любить ушами и будут отстаивать этот анахронизм как основную фундаментальность построения отношений. Зато любить глазами Алексу никто запрещал, чем он и пользовался.

— Поедем в клуб «Венера» на Ленинградский проспект.

— Поехали, а что там интересного?

— Мы последнее время только там и отдыхали, тебе понравится.

— Хорошо, посмотрим. А мы это кто?

— Ой, ревнуешь? Как здорово, меня ревнуют! — и она стала хлопать в ладони.

— Не хочешь, не говори, — сделал попытку обидеться Алекс.

— Да не бери в голову, я там бывала вместе с Евой.

Они сели в машину и поехали. Благо ехать было недалеко и через пятнадцать минут они были на месте. Вход в клуб был в виде арки отделанной горящими разноцветными огоньками. На входе стояли два охранника и женщина лет сорока, которая проводила фейс-контроль. Чем дама руководствовалась и какие критерии были определяющими, понять не представлялось возможным. Поэтому сколько не возмущалась предыдущая пара, которую не пустили, но им все равно пришлось уйти, хотя на вид Алекс ничего криминального в этой паре не увидел.

— Пошли, — Алена взяла Алекса под руку и направилась внутрь.

— Рада вас видеть, Алена Викторовна, это с вами? — и она кивнула на Алекса.

— Да, и я думаю — у нас проблем не будет?

— Конечно нет, но выбор у вас сегодня странный, — сказала дама и ядовито улыбнулась.

— Главное, что он меня устраивает, — ядом на яд ответила Алена.

Войдя внутрь, они разделись. Алекс конечно ожидал, что под шубой будет что-то экстравагантное, но опять его воображение было посрамлено. Алена была во всем черном: колготах в сеточку, в кожаных шортах и кожаном корсете с глубоким декольте.

— Ты бы мне сказала, и я тоже что-нибудь подходящее одел, — Алекс в своем джемпере почувствовал себя неуютно.

— Подходящее для кого?

— Для тебя хотя бы.

— Ты мне такой независимый и подходишь, поэтому вскоре я буду под тебя подстраиваться. Можно? — обезоружила она его.

— Хорошо, куда дальше?

— Пойдем, я тебе все покажу.

Она вывела его в огромный зал. В центре его располагалась сцена, напоминающая ринг. Она была приподнята и открыта со всех сторон. Сейчас там выступал балет топлес, очень похожий на балет Фридрих Штат Паласа. Вокруг располагались кожаные угловые диваны, развернутые в сторону сцены с небольшими овальными столиками. Публики в зале было уже достаточно много, и выглядела она совершенно по-разному. Мужчины в основном были солидные и одеты в дорогие костюмы, но была и молодежь в джинсах, как и Алекс. Женщины же все выглядели вызывающе сексуально — кто в пеньюарах, кто в прозрачных топиках и футболках, но больше всего девушек сидело топлес с различными накидками на плечах. Что на них было надето ниже пояса, разглядеть Алексу, к сожалению, не удалось, все интересное закрывали скатерти на столах.

— Да ты почти консервативно одета по сравнению с другими, — проговорил Алекс.

— Хочешь я корсет сниму, а то ты так головой крутишь по сторонам, что около себя никого замечаешь? И чего ты там не видел? — съязвила она.

— Да нет, не снимай, ты лучше всех смотришься, а это я обстановку рассматриваю, — немного смутился Алекс от ее замечания, — просто в таких клубах я еще не был. Расскажи что здесь и как?

Официант принял заказ на напитки и легкую закуску и удалился.

— Это место свободных отношений, здесь каждый может делать, что хочет и когда хочет.

— Значит, если мы решим заняться с тобой сексом — это никого не удивит?

— Более того, ты можешь предложить заняться любовью любой девушке в зале сидящей за столиком. И если она согласится, то вы можете сделать это прямо на диванчике или на сцене, ну особо стеснительные могут пойти вон в те кабинки. Видишь? — и она указала на ряд дверей.

— А как же их кавалеры?

— Никак, здесь не принято вмешиваться в таких ситуациях. Все это прописано в правилах клуба и все обязаны их прочитать и подписать перед тем как сюда придут, — объяснила она ему.

— Значит и к тебе могут подойти и предложить?

— Конечно, но ко мне мужчины уже не подходят, я им всегда отказывала. Вот если только девушки.

— И что соглашаешься?

— Обычно мы здесь бывали с Евой, а у нас не принято оставлять друг друга из-за женщин.

— Скажи, а для чего вы тогда сюда ходили, если вас все друг в друге устраивает?

— А Ева здесь развлекалась с мужчинами. Она всегда была не против и за вечер всегда с кем-нибудь занималась сексом.

— Да, интересные у вас отношения.

— Считай, что они уже закончились, а значит какая разница, что было раньше. Давай не будем про это говорить, договорились?

— Хорошо, так и сделаем. Смотри, как хорошо танцуют, — кивнул Алекс в сторону нового кордебалета.

— Да классно. Вот за это я и люблю сюда ходить, здесь лучшие танцоры. Ты в этом сам убедишься, а теперь давай послушаем и посмотрим, не пожалеешь.

Действительно, ближайший час он с удовольствием смотрел и наслаждался танцующими артистами. Это были группы по пять-шесть человек, а в концовке представления выступали сольные артисты. При этом Алекс не забывал контролировать уже полностью заполненный зал, но никаких подозрительных движений энергии он пока не заметил. Выступления закончились, наступил небольшой перерыв.

— Теперь можно ехать, все интересное уже прошло, — Алена стала собираться.

— А что дальше происходит, вроде никто не расходится?

— Вот смотри, видишь — по краям зала опустились клетки? Это для индивидуальных танцовщиц, а на сцену по очереди будут выходить пары и стриптизеры мужчины.

— И что здесь такого? — не понял Алекс.

— Просто каждую танцовщицу из клетки можно позвать за свой столик для секса, и ее место сразу займет другая девушка.

— А что на сцене?

— А со сцены никого звать нельзя, но можно подняться к ним и присоединиться. Если это пара, то танец они заканчивают сексуальным актом и ты можешь быть третьим, а то четвертым и пятым, смотря сколько человек поднимутся. А индивидуальные стриптизеры готовы принять дам и сделать на сцене все как они захотят.

— Боюсь, что теперь мы не уйдем.

— Тебе хочется попробовать?

— Не в этом дело, — он кивнул в направление двери, где появились двое близнецов из охраны Евы.

— А вот и она! — Алена смотрела на подходящую эффектную блондинку.

Это была невысокая стройная девушка с волевым и упрямым лицом. Сразу было видно, что она не понимает слово нельзя. Одета она была в тонкое прозрачное платье, под которым больше ничего не было. С ней шел мужчина средних лет, по выправке и стрижке очень похожий на военного.

— Здравствуй, моя дорогая, представь своего кавалера.

— Это Алекс, а это Ева и вообще-то я не твоя, — довольно резко ответила Алена.

— А это полковник Смирнов. Мы присядем к вам за столик?

— Мы уже собирались уходить, — сказала Алена вставая.

— Не торопись, вот полковник пришел с твоим спутником поговорить, а мы пойдем в баре посидим, по-женски поговорим.

Алекс взглянул на Алену и слегка кивнул.

— Хорошо пойдем, а вы тут мальчики не скучайте, — и Алена направилась в бар.

Полковник присел на диван, махнул официанту и заказал сто пятьдесят коньяку. После чего повернулся к Алексу и сказал:

— Можешь называть меня Сергеем Викторовичем. Разговор у нас будет прямой, зачем тянуть резину?

— Слушаю твои предложения.

— Я о тебе все знаю и предлагаю работать на меня.

— А что все? Я сам про себя не все знаю.

— Я знаю, что это ты убил людей на Остоженке и у меня есть доказательства.

— И в чем, по-твоему, должна заключаться моя работа и главное где? — проявил интерес Алекс.

— Я представляю одну из силовых структур и нам нужны люди, способные убивать, не задавая ненужных вопросов. Конечно и платить мы будем хорошо.

— И ты думаешь, что я на это соглашусь?

— А куда тебе деваться? Если ответишь отказом, то у клуба нас ждут двенадцать моих ребят, и я тебя просто арестую, а там срок получишь.

— И сколько у меня есть времени? — улыбнулся Алекс.

— Пока я здесь. Сейчас девочку подберу, развлекусь, а потом мы уйдем вместе.

— Тогда я подумаю.

— Подумай, только не советую уходить, а то мои ребята перекрыли все выходы и получили приказ тебя живым не брать, — и полковник переключился на изучение девушек танцующих в клетках.

— Я Первый, доложите обстановку, прием, — мысленно проговорил Алекс.

— Первый это Серж. Нахожусь около центрального входа. Сильные энергетики в клуб не входили. Наблюдаю людей в спецформе с автоматами в количестве пяти человек. Было еще семь, но они разбежались вокруг клуба.

— Первый это Ник. Нахожусь около запасного выхода, наблюдаю трех бойцов с автоматами.

— Я первый, больше ничего интересного не наблюдали?

— Это Серж. Через главный вход вошла женщина, а с ней два мужика на японцев похожи. Так вот у них не ощущается ауры.

— Я первый, спасибо, Серж, за наблюдательность. Слушай команду: всех бойцов с автоматами надо изолировать. Очень желательно не убивать, а просто вывести из строя часа на три. Главное, чтобы не допустить утечки информации и приезда подкрепления. Понятно?

— Это Серж, задание понял, минимум жертв и без шума.

— Это Ник, без жертв и шума.

— Это Первый, о каждом обезвреженном докладывать минус один по нарастающей. Начали.

Алекс решил подождать развития событий и пока только наблюдал. Полковник постоянно крутил головой и никак не мог подобрать для себя подходящую кандидатуру. Алена и Ева продолжали сидеть в баре и о чем-то говорить.

— Это Серж, минус один.

На сцене выступала приятная молодая пара, она гибкая и стройная, он мускулистый и высокий. Они очень красиво и эротично танцевали, раздеваясь, потом приступили не к сексу, а именно к акту любви. Все так красиво смотрелось, что Алекс даже увлекся данным действием.

— Это Ник, всего минус три.

Посетителям танец пары понравился и они захлопали, причем двое уже подошли к сцене готовые присоединиться. Вдруг полковник встал и направился к одной из клеток, там танцевала довольно плотного телосложения шатенка. Полковник махнул ей и направился к одной из кабинок. Она вылезла из клетки и направилась за ним.

— Это Серж, всего минус пять.

Алекс, немного подождав, встал и потихоньку направился вслед за ушедшим Сергеем Викторовичем. Подойдя к двери, за которой скрылся полковник с девушкой, он обнаружил в ней стеклянную вставку. То есть, кто хотел, мог подойти и свободно наблюдать, что происходит в комнате, поэтому смотрящий в окошко Алекс не вызвал ни малейшего интереса у посетителей.

— Это Ник, всего минус семь.

В кабинке стояла полуторная кровать, застеленная красивым шелковым бельем. На ней с закрытыми глазами лежал полковник, а девушка, расположившись между ног, делала жесткий и глубокий минет.

— Это Серж, всего минус восемь.

Алекс тихонько вошел, и его не заметили. Подгадав момент, он щелкнул ей по определенным мышцам и она рефлекторно резко сжала челюсти. Полковник открыл рот от боли, но закричать не успел, потому что Алекс врезал ему ладошкой по подбородку и вместо крика тот сильно прикусил себе язык. Не известно где ему было больней внизу или во рту, но глаза выпучились раза в два.

— Тихо, если закричишь, вырву язык. Понял? — Алекс, посмотрел на Сергея Викторовича.

Тот закивал и попытался посмотреть на свой кровоточащий орган.

— Ничего страшного, если договоримся, успеешь его спасти.

— Это Ник, всего минус девять.

— Неужели ты думал, что мог придти ко мне и спокойно угрожать, обвинять и предлагать? Так не бывает! Делаем так, ты мне отвечаешь на мои вопросы, а я тебя отпускаю живым и почти здоровым. Согласен?

— Да, — еле выговорил полковник, — кровь идет.

— Не переживай, не умрешь, — и Алекс обратился к шатенке. — Перевяжи ему там и закрой уши.

— Да, да, да, — закивала она и принялась за дело.

— Кто тебя вывел на меня?

— Сегодня мне позвонили на мобильный телефон и сказали, что сегодня вечером в клубе «Венера» будет человек, который убил всех людей в центре на Остоженке. Он будет с девушкой, подруга у которой сама Ева Борисовна. Она человек известный и я ей позвонил.

— И что сказала Ева?

— Сначала не поверила, а потом перезвонила и сказала, что мы поедем вдвоем, и она покажет тебя.

— А ты откуда ее знаешь?

— У нее большой бизнес и она знает мое руководство. Вот мы и выполняем ей кое-какие услуги.

— Это Серж, всего минус одиннадцать.

— Она что, сильно крутая?

— Краем уха слышал, что над ней стоит большой босс. Даже мой генерал к нему не вхож, но кто он и где находится, не знаю.

— Что там про доказательства говорил?

— Да нет на тебя ничего, на понт брал.

— Тогда считай, что тебе повезло дважды. А вербовал то зачем?

— Да это все Ева Борисовна, давай говорит, его для грязной работы привлечем. Ну вот и оплошал.

— В общем зализываете раны и еще полчаса не выходите.

— Там тебя на выходе ожидают, у них приказ от генерала.

— Уже не ждут, скажешь потом своим бойцам, что были ученья, и они не справились, — и Алекс вышел из кабинки.

Девушки уже вернулись за столик.

— Ну, как поразвлекался? — Ева звонко засмеялась.

— Да нет, это полковник там зажигает, сказал, чтобы вы его не ждали.

— Странно и ничего больше не сказал? — она перестала смеяться.

— Сказал, что пойдет с симпатичной девочкой пообщается, — улыбнулся Алекс.

— Это что намек на мою внешность? — стала злиться Ева.

— Это Ник, минус двенадцать, на кухне спрятался, гад.

— На вкус и цвет товарищей нет, — продолжал гнуть свою линию Алекс. — Вот Алена сидит и ее хочет хотя бы один мужчина. А вас?

— Я если мне надо и сама возьму, — Ева встала и направилась к сцене.

Там в разных углах танцевали два стриптизера. Справа здоровый негр, который уже полностью разделся, а слева невысокий стройный метис.

Ева поднялась и подошла к негру. Ласково провела по плечу, по бедрам и стала целовать его в шею, грудь, живот, но когда она перешла ниже, вдруг у негра сразу пропала эрекция. Да так быстро, что он сам испугался, попробовал восстановить руками, но ничего не вышло и негр убежал со сцены. В зале послышались смешки. Ева постояла минутку и подошла к метису. Сорвала повязку, эрекция была на загляденье, но стоило ей взять его в руки, как он сразу обвис и упал. Посетители, уже не стесняясь, стали смеяться. Метис тоже ушел, и Ева осталась стоять одна под общее улюлюканье. Такого позора она давно не испытывала.

— Это сделал ты, я видела. Зачем так жестоко с ней поступил, она все же девушка? — спросила Алена.

— У меня с ней свои счеты и этим все не закончится. Поедем, уже поздно.

— Скорее уж рано, — сказала она вставая. — Я только зайду на минутку и приду.

— Хорошо, встречаемся у машины.

Алекс обернулся, но не увидел Евы, зато он заметил двух ее охранников идущих в его сторону.

— Я Первый, подтягивайтесь к туалету. Предполагаемые противники два охранника азиата без ауры, которых видел Серж.

Двое азиатов подошли к столику.

— Пойдем. Выйдем. Надо поговорить, — односложно проговорил один из них.

— Я как раз иду в туалет, если хотите то пошли, — ответил Гейзер и направился в нужном направлении.

Туалетная комната была достаточно большой. У писсуаров стояли два джентльмена и делали свое нехитрое дело.

— Служба охраны. Освободить комнату. Быстро, — пробасил один из близнецов с такими интонациями, что никто спорить не стал.

Два джентльмена заторопились к выходу, на ходу застегивая брюки.

— Какие проблемы, господа? — спросил Гейзер, потихоньку разминая мышцы.

Все-таки второй спарринг за день это многовато, да и алкоголь тонуса не добавлял, но как говориться: хочешь жить умей вертеться.

— Проблемы не у нас, а у тебя. Ты обидел нашу хозяйку и она приказала тебя наказать, — медленно выговаривая слова, произнес один из них.

— У меня вопрос. Понятие убить в ваше понятие «наказания» входит или нет?

Они переглянулись, совсем как двое дурачков из ларца одинаковых с лица. Но смеяться не хотелось и даже не потому, что весил каждый за сто тридцать килограмм, а потому, что до сих пор Гейзер не мог прощупать их ауру, а значит и понять какой энергией их можно вывести из строя.

— Нет. Убивать мы команду не получали, — из чего следовало, что если бы получили, то, не задумываясь, исполнили.

Близнецы двинулись вперед, как каток, медленно, но верно. Гейзер не стал ждать, иначе был бы зажат в угол, и сделал несколько выпадов. Все связки ударов прошли, но максимум, что ему удалось это отодвинуть их на пару шагов назад, как раз в ту точку, откуда они и начали. Близнецы пытались защищаться, но были на порядок медленнее, зато на них пропущенные удары вообще никакого эффекта не произвели. Гейзер решил сменить тактику и, отпрыгнув, произвел два энергетических удара разной структуры. Эффекта ноль, как будто все потоки прошли их насквозь, не затронув.

«Если прижмут к реке, то хана, — повторил он фразу из любимого фильма, — если прижмут, то точно хана».

Близнецы надвигались. Гейзер прикидывал шансы на то, сможет ли он проломить стоящие закрытыми кабинки туалета, чтобы, обогнув азиатов вырваться на открытое пространство. Но этого к счастью не понадобилось, дверь открылась, и внутрь вошли Серж и Ник. Охранники даже не повернули головы, да и кого они здесь могли опасаться. Сразу сориентировавшись, синие достали из-за пояса продолговатые дубинки и с размаху врезали ими близнецам по голове. После удара вспыхнул сноп искр, как при коротком замыкании. Близнецы остановились и даже начали разворачиваться, но получили по второму, а затем и третьему удару. Закрыв глаза, они стали заваливаться в разные стороны и все сразу отпрыгнули, чтобы их не придавило.

— Хорошие, у вас штуковины, — указал на дубинки Гейзер.

— Последняя модель парализатора, — доложил Серж.

— Они хоть живы?

— Думаю через пару часов придут в себя, — Серж достал датчик и приложил к одному из поверженных.

— Это для анализа, мы не смогли определить их энергетическую составляющую. Пусть теперь аналитический отдел поломает над этим голову, — объяснил Ник.

— Сейчас выходим. Закройте туалет, чтобы любопытные не вошли. Я иду к машине, а вы на расстоянии сопроводите меня и, если нет хвоста, уезжайте. Дальше я сам.

— Понятно.

— Спасибо, — Гейзер каждому пожал руку, — думаю еще увидимся.

— Рады были помочь, — за двоих ответил Серж.

Алена уже стояла у машины.

— Ну, где ты ходишь?

— Извини, задержался, — Гейзер открыл ей дверь, — куда поедем?

— Отвези меня домой, я так устала, что хочу спать.

— А как же романтическое продолжение такого вечера? — закинул сети Гейзер.

— Давай, только не сегодня. Я еще не готова для дальнейшего развития событий в наших отношениях, — уставшим голосом проговорила она.

«Может и хорошо, что не сегодня. Самому тоже надо восстановиться, а то завтра предстоит дальняя поездка», — подумал он.

Через час двадцать он лег спать у себя дома, а к этому времени Алена уже видела сон в своей квартире.

Эпизод 11. Родители

В полдень Алекс заехал на вокзал, купил два билета до Астрахани и выехал на шоссе Энтузиастов. Ехать предстояло долго и нудно, но направлялся он к родителям, а это согревало.

Жили родители отдельно, за городом, в своём маленьком домике. И жизнь у стариков была тихой, размеренной, но скоротечной, как цветы на грядках и газонах, быстро сменяющие друг друга по мере того, как лето сменяет весну, а потом наступает осень.

Буйство тюльпанов вызывает радость от того, что окончилась зима. Затем цвела сирень и пионы, опьяняла запахом белоснежная спирея, расцветали в розарии розы. И так, сменяя друг друга, расцветали в саду цветы для того, чтобы умереть. И, наконец, осенью наступало время последних букетов, которые стояли в вазах на подоконнике. И, сидя за столом, старики смотрели на увядающие цветы и думали о том, как медленно утекает их жизнь.

Были у них и увлечения. В своё время они окончили Академию Астрологии, во главе которой стоял известный астролог Левин. После окончания учёбы можно было постигать эту науку дальше, посещая группы, занимающиеся узкой специализацией. Можно было изучать Мировую Астрологию, охватывающую политические гороскопы государств и городов, метеорологическую или сельскохозяйственную, или индивидуальную, которая включала в себя такие направления астрологии как магическую (медицинская, оперативная), часовую (хорарная) и другие.

Мама увлеклась Хорарной Астрологией. Например, человека мучает какая-то проблема. Он обращается к астрологу и задаёт ему волнующий его вопрос. Важно точно указать год, час и минуты, когда задан был этот вопрос. Именно планеты, к которым был обращён вопрос, в данный момент должны дать ответ.

Звучит странно, но это именно так, астрологу лишь приходится построить гороскоп на заданное время и «прочитать» ответ. Звучит это, конечно, просто, а на самом деле — всё проходит сложнее всё зависит от опыта астролога. Алекс иногда пользовался этим, особенно пока не научился сам разбираться в будущем. Все очень просто, если тебя мучает вопрос делать что-то или нет или что тебя ожидает, или свое здоровье, то четко сформулировал вопрос и задал астрологу и все. Астролог, записав время, делает на компьютере Хорарный гороскоп и расшифровывает его. Затем делает выводы и отдает их заказчику. Все получалось достаточно точно.

Вдруг зазвонил телефон.

— Да, слушаю.

— Привет, это я. Ты как отдохнул? — голос у Алены был бодрым.

— Привет, ты только проснулась?

— Недавно встала. Учебы сегодня нет, так что спешить некуда. А ты что делаешь?

— На работе послали в командировку.

— На долго? Ты не поверишь, а я соскучилась.

— Почему не поверю, хотя мы расстались недавно.

— Ну а ты, соскучился? Скажи, — заканючила Алена божественным голоском.

— Ну, я тоже, — выдавил Алекс.

— Что тоже? — она продолжала его добивать.

— Тоже соскучился по тебе, — сдался он.

— А ты ответил, чтобы мне угодить или действительно соскучился? — продолжали его топтать.

— И соскучился и чтоб угодить, — признал он себя побежденным.

— А если бы я не спросила, ты бы сам сказал? — оказывается можно и дальше продолжать.

— Давай я лучше тебе анекдот расскажу. Лежат две книги: одна тонкая, другая толстая. На первой написано «Мужская логика», а на второй «Женская логика» том один.

— И к чему ты это?

— Да что-то вдруг вспомнилось.

— Ты когда будешь? Может вечером встретимся, а то у меня в гороскопе на сегодня романтическое свидание.

— Я поздно вернусь и сразу позвоню.

— Хорошо, целую.

Да если в гороскопе написано, то надо соответствовать. Он припомнил первый спор с мамой на тему астрологии, после того как он прочитал обычный гороскоп в журнале.

* * *

— Мам!

— Да, сынок!

— Вы с папой увлекаетесь Астрологией, поэтому хочу задать вам профессиональный вопрос. Каждый день публикуют прогнозы на конкретный день для каждого знака Зодиака. Но каждый знак — это двенадцатая часть человечества, ну или что-то в этом роде. Не может же быть, чтобы предсказанное событие свершились в этот день у миллиона людей? А люди слепо верят в эти обещания.

— Конечно, не может.

— И как ты это объяснишь?

— Элементарно. В гороскопе каждого человека планеты образуют между собой негативные и позитивные связи, то есть аспекты. Эти аспекты как бы «дремлют» в натальном гороскопе. Они начинают «действовать», когда в космосе создаётся точно такая же ситуация. Естественно не копия гороскопа, но, например, между какими-то планетами. Но не бывает двух полностью одинаковых гороскопов, а вот одинаковые аспекты могут встречаться у многих.

— Ага, очень элементарно объяснила, ничего не понял. А проще нельзя?

— А вот я тебе приведу пример. Возьмём популярное слово любовь. Основные сведения, касающиеся способности каждого человека любить другого, можно узнать по тому в какой позиции и каких аспектах находится Венера в Гороскопе. Кроме того, её положение в домах указывает на сферу существования, в которой наилучшим способом развиваются чувства.

— А что такое — дома?

— Знаки Зодиака считаются «небесными» секторами, а Дома — «земные» сектора. Основу теории домов составляет античное учение о том, что позади видимого неба с Зодиаком и созвездиями существует невидимая с земли сфера, которая разделена тоже на двенадцать частей, являющихся местами расположения реальных сил, действующих на реальный мир.

— И что, действительно эти силы реальны? — Алекса, занимающегося своим энергетическим делением мира, заинтересовал другой подход.

— Ну, конечно. Каждый Знак Зодиака имеет своё значение в Гороскопе. Дома тоже несут судьбоносное значение.

— Тогда расскажи, сколько домов, но только коротко и без мудрых слов, — Алекс подумал, что если узнать энергетику каждого дома, то можно научиться напрямую управлять ими, а значит и любой проблемой отдельно, не влияя на человека в целом.

— Ну, первый дом, например, означает — «Я». Это тело, жизненная сила, внешний вид, поведение человека, характер и способы самовыражения и самоутверждения. Попадёт твоё солнышко в натальном гороскопе в первый дом, и будешь ты не только красивым, статным, но и с отличным характером, с яркой судьбой. Этот дом аналогичен по характеру планете Марс и Знаку Зодиака Овен.

Второй дом — аналогичен Венере и Тельцу. Он отвечает за материальные приобретения. Это деньги, материальные блага и капитал. Всё, что достаётся индивидуальными условиями. Банки, монеты, драгоценные металлы, проценты, а также поведение человека в мире денег.

Тебе что, лекцию прочитать про значение всех домов?

— Нет, давай покороче, меня интересует только разбивка по домам. Это мне может помочь разобраться со своими вопросами.

— Ну, ладно. Третий дом аналогичен Меркурию и Близнецам. Он отвечает за братьев, сестёр, ближайшее окружение, за связи, которые мы не выбираем.

— Меркурий, это понятно. Все знают, что он всегда управлял умом, связью, писательскими делами и, кажется, торговлей, — блеснул эрудицией на школьном уровне Алекс.

— Ты прав. Дальше у нас идёт четвертый дом. Он аналогичен Луне и Раку. Я бы назвала четвертый дом судьбоносным. Во-первых, он всегда означает твой собственный дом и недвижимое имущество, а также семейную жизнь. Но главное, он показывает характер начала и последних дней жизни, корни личности.

Пятый дом аналогичен Солнцу и Льву. Он отвечает за то, что человек создаёт сам: дети, искусство, любовь, удовольствия. Кроме того развлечения, игры, в том числе азартные, мода.

Сутью шестого дома являются Меркурий и Дева — это повседневный и обязательный труд. Также шестой дом — это болезни.

Седьмой дом — это красивый дом, соответствующий Венере и Весам. Это дом женитьбы, союзов, контрактов. Но, как ни странно, рядом с другими событиями — это явные враги, судебные тяжбы и связи, которые мы выбираем сами.

Восьмой дом аналогичен Плутону и Скорпиону. Это дом смерти, трансформации, оккультных знаний, сферы потустороннего мира. Ещё — это страсть и сексуальность, отказ от материальных благ, завещания и наследство. Тебе интересно? Ты молчишь.

— Говори, говори. Я просто думаю, как это можно применить в глобальном масштабе.

— Девятый дом по характеру соответствует Юпитеру и Стрельцу — это далёкие путешествия, заграница и иностранцы, всё, что возвышает человека: религия, законы, философия, высшее образование.

Десятый дом аналогичен Сатурну и Козерогу — это общественное положение, общественная жизнь, цель, замыслы, тщеславие. Отказ от наследственного влияния, судьба, удача, успехи.

Одиннадцатый дом Урана и Водолея — это друзья, которых мы себе выбираем сами, протекция, помощь, надежды, проекты, платонизм. И чувства, которыми управляет разум.

И, наконец, двенадцатый дом — это Нептун и Рыбы. Это самый вредный дом, несущий человеку тяжелые испытания, серьёзные болезни. Это места страданий или заточения, по-простому тюрьма или монастырь. Преданность, жертва, одиночество, отрешенность. Ну, вот, я тебе рассказала о значении домов. Давай расскажу дальше?

— Нет, мне достаточно информации. Для журнальных гороскопов это знать вообще не нужно. Просто надо считать так, что в гороскопе хорошего, то мое, а что плохое других.

После этого случая он никогда не просил родителей рассказать ему что-то про астрологию, хотя каждый раз все равно приходилось выслушивать что-то новое. Зато одно из направлений его работы стало изучение энергетических потоков двенадцати домов, чтобы суметь управлять их энергиями.

* * *

Опять зазвонил телефон. Посмотрев на определитель, Алекс понял, что мама легка на помине.

— Здравствуй, сынок, ты уже едешь? — голос у нее был взволнованный.

— Да, уже выехал. Что-то случилось?

— Звонила тетя Люда из Астрахани, она заболела. Предполагают инсульт и я должна ехать к сестре.

— Конечно езжай и папу возьми. Я заеду и куплю билеты на сегодняшний вечер и подвезу вас к поезду. Так что не теряйте времени собирайтесь.

— Ой, а вдруг билетов не будет.

— Будут, не переживайте.

Машина ехала уверенно и быстро. Слежки не было, да и засечь его теперь не могли, он попросил Сержа, не снимать антиопределитель с машины. И еще взял два браслета для родителей, чтобы наверняка скрыть их от любого зондирования.

Опять встали вопросы, на которые не было ответов. Кто направлялся к родителям, зачем и самое главное как узнали, где они живут? Алекс думал, что хорошо подстраховался: не через московскую квартиру, не по его паспорту, не через знакомых, на них выйти было нельзя. Кто-то все время его опережал, надо разбираться на месте.

Вот и указатель, поворот на «Затишье», до деревни оставалось пятнадцать километров. Вскоре Алекс остановился у моста через реку Клязьма.

Предполагая, что враги захотят добраться до деревни, он нашел два места, где и устроил ловушки. На мосту была первая из них. Технические средства использовать было нельзя, иначе могли пострадать случайные люди, поэтому Алекс использовал метод заимствованный у предсказателей. Водитель въезжал на мост и вдруг резко терял ориентацию, и ему казалось, что он летит с моста. Он резко крутил руль, чтобы выровнять машину и, пробивая ограждение, улетал вниз. Десять метров высоты и мелкота под мостом шансов выжить не оставляла. «Взрывчатка» была готова, оставалось поставить взрыватель на взвод. Только как он должен выглядеть и где его взять? С этим Алекс возился долго, но придумал.

Все проанализировав, он пришел к выводу, что в голове любого посланного человека должны быть мысли о заказных клиентах, то есть о его родителях, тем более они должны усиливаться при приближении к деревне. Просчитав энергетическую волну, определяющую интерес человека к его родителям, он создал тот самый «взрыватель». Осталось его установить, для этого пришлось привинтить два эбонитовых стержня на крайние перила при въезде на мост. Немного тренировки и Алекс научился замыкать между ними нужную волну, после чего «взрыватель» мог работать годами.

Пройдя по мосту, Гейзер подошел к пробитым перилам и посмотрел вниз. Там лежал джип, вернее то, что от него осталось.

«Еще не успели поднять или некому это не нужно?» — подумал Алекс. С натяжкой можно было предположить, что это случайность, но сработавшая вторая, резервная ловушка в корне опровергала эту мысль.

Алекс проехал дальше и, въехав в деревню, остановился. Прямо у дороги лежал сломанный деревянный столб. Он был подгнивший и от удара должен был сломаться, поэтому Алекс и выбрал его вместо взрывчатки. И столб сломался от врезавшейся в него машины, которая потом загорелась от упавших на нее проводов, но здесь разбитого автомобиля не наблюдалось, успели убрать. Получалось, что они приехали на двух машинах.

— Какой молодец, две ловушки две цели, — похвалил себя Алекс и поехал к дому родителей.

— Здравствуй, сынок, как доехал, мы уже заждались, — заголосила мама.

— Привет, мам, привет, пап. Собрались?

— Да чего нам много вещей не надо. Вон сумки готовы, — папа указал на две спортивные сумки.

— Прекрасно. Билеты взял, надо выезжать через полчаса, но к сожаленью, у меня машина забарахлила. Пойду к Сереге, договорюсь, чтобы отвез вас на станцию, а я останусь здесь пока машину не починю.

— Да неудобно как-то соседей просить, — забеспокоилась мама.

— Ничего я договорюсь.

— Кушать будешь, я приготовила твои любимые котлеты с пюре?

— Минут через пять, когда вернусь.

Перейдя улицу, он зашел к соседям. Сергей был парень лет тридцати. Работать он не любил, но каким-то чудом ему удалось купить Форд Фокус. После этого на округу появился свой таксист. Раздав всем свой телефон, он принимал заказы и очень неплохо стал зарабатывать. Алекс позвонил ему еще по дороге и заранее договорился о поездке, поэтому они просто поболтали ни о чем. Алекс отдал деньги и сказал, чтобы через полчаса подогнал машину.

— Все, я договорился. Мама, давай поедим, — и пошел мыть руки.

— Будешь уезжать, все выключи и закрой, — мама раскладывала еду на тарелки. — Мы тебе оттуда сразу позвоним и расскажем как дела.

— Конечно, все закрою. Вот возьми эти таблетки, пусть тетя Люда пьет и не боится, это гомеопатия, — жуя, проговорил Алекс. — Вам я тоже новую целебную разработку привез. Вот наденьте эти браслеты на запястья, они помогут нормализовать давление.

— Они точно безвредные, — забеспокоились родители.

— Вот, смотрите, — Алекс показал такой же браслет у себя на руке. — Кстати я придумал, как при помощи астрологии можно избежать катастроф.

— И как? — родители успокоились и надели браслеты.

— Я вижу, что гороскоп может рассчитать компьютер, — и Алекс указал на кучу распечатанных листков.

— Так все делают, не чертить же вручную.

— Тогда смотри, что я придумал. Давай рассмотрим групповые несчастные случаи на транспорте. Индивидуальный гороскоп может показать вероятность попадания человека в катастрофу со смертельным исходом?

— Конечно, это будет отражено в Хорарной карте, — подтвердила мама.

— Тогда все просто, надо создать гороскопы всех людей, ввести в единую компьютерную базу, и катастроф больше не будет, — выдал идею Алекс.

— Это почему? — удивилась мама.

— Все просто, когда на рейс самолета, поезда или теплохода, купят билеты пассажиры и вдруг у всех у них в гороскопах в ближайшее время будет вероятность гибели, то компьютер найдет такую закономерность, подаст тревогу, и поездку отменят, — Алекс весело засмеялся.

Мама махнула на него рукой и пошла подавать блины, которые он очень любил.

Тут с улицы раздался гудок, подъехал Сергей. Все засуетились, вскочили, стали собираться и прощаться, в общем как всегда перед поездкой. Через десять минут все спокойно вздохнули, Алекс присев в кресле у окна, а родители, сидя в машине провожая глазами удаляющийся дом.

Эпизод 12. Засада

Расчет Гейзера был прост, если кто-то послал в деревню своих людей, то, не достигнув результата, захочет повторить попытку. Поэтому скоро можно было ожидать новых гостей, и была большая вероятность, что с ними может приехать и сам заказчик. Все-таки потерять две машины с боевиками в мирной деревне неординарный случай.

Это случилось вчера, поэтому ожидать их можно было сегодня. Всю дорогу к родителям Гейзер опасался, что они могут приехать раньше его. Но, поразмыслив, он решил, что днем они не рискнут показаться, скорее вечером.

Гейзер решил подготовиться:.

Во-первых, он настроился на «взрыватель» и теперь, когда гости проедут мост, он будет знать, что в запасе есть пять-шесть минут.

Во-вторых, он решил разборку устроить не в доме родителей, а в крайнем доме по улице. Его хозяйка, баба Люся, умерла прошлым летом и дом стоял заколоченным, но выглядел вполне жилым и электричество работало.

В-третьих, он не просто поменял табличку с номерами домов, но и создал в новом доме психо матрицу родителей. Теперь любое сканирование показывало, что именно в этом доме находятся два человека.

В-четвертых, пришлось освободить от досок заколоченные окна с фасада и открыть окно выходящее во двор, для запасного выхода.

В-пятых, размялся, взяв лопату и очистив подход к дому от калитки, который не чистили с начала зимы.

После всего сделанного Гейзер вернулся в родительский дом и стал смотреть телевизор. Он ждал и вспоминал.

* * *

Второй салон, куда он обратился, назывался просто «Народные целители». Войдя внутрь, Гейзер подошел к администратору и спросил:

— Я бы хотел поговорить с руководителем центра.

— Здравствуйте. Какой вопрос вас интересует? — спросила достаточно миловидная женщина.

— Мне нужно передать ультиматум вашему начальству. Вот и все.

— Как вас представить? — спросила она.

— Скажите, что пришел Мститель.

— Странное у вас имя, — удивилась она.

— Какое есть, — улыбнулся Гейзер.

Девушка ушла. Вернулась она минут через пять с озабоченным лицом.

— Руководство сейчас занято, можете подождать или дайте мне, и я им все передам.

— Ждать, пожалуй, я не буду. Вот ультиматум передайте им. И не важно прочтут они его или нет, через три дня здесь должно быть все закрыто.

Гейзер ушел, оставив девушку с широко открытыми глазами.

Через три дня ровно в девятнадцать часов Гейзер позвонил в центр, трубку никто не взял. На следующий день, проехав мимо, он убедился, что центр закрыт.

А вот в третий раз все произошло интересней. Центр назывался «Элеонора» и находился он на Сущевском Валу. Располагался он, как и большинство других на первом этаже жилого дома. Зайдя внутрь, Гейзер увидел нагромождение полок, составляющих видимо стойку, за которой сидела грузная дама лет пятидесяти.

— Мне нужно поговорить с Элеонорой, видимо она тут главная у вас? — подошел к ней Гейзер.

— А вы кто? — также не поздоровалась она.

— Я, почтальон Печкин, принес посылку для вашего мальчика, — не сдержался он.

— У меня нет мальчика.

— А у меня посылки, — улыбнулся он.

— Ничего не поняла, — потуги мысленного процесса у нее сразу отражались на лице.

— Вот поэтому мне и нужна Элеонора, у нее мальчик есть, — запутал он ее еще больше.

Видимо у дамы сработала защитная реакция, все-таки думать не ее профиль и она вновь стала администратором.

— Ее нет и, когда будет, неизвестно!

— Мне надо передать ей ультиматум, — и он достал пакет.

— От кого? — она достала ручку, чтобы записывать.

— От М с т и т е л я, — по буквам продиктовал ей Гейзер.

— О, я это имя уже где-то слышала? — наморщила она лоб.

— Какое совпадение и я тоже слышал.

Дама посмотрела на него странными глазами и ушла.

Минут через пять вышел мужчина лет сорока, с виду крепкий и подтянутый, в костюме и галстуке. По виду излучаемой энергии Гейзер сразу определил, что это маг, причем достаточно сильный, но не боевой.

— Добрый день, — подошел он, — это вы Мститель?

— Нет, он вышел покурить, а я троллейбус жду, — каков вопрос таков ответ.

— Что вы хотите передать Элеоноре? — не отреагировал на шутку маг.

— Вот, передайте ей, да и сами можете почитать. Вас всех затрагивает этот ультиматум, — Гейзер перешел на серьезный тон.

— Тогда можно один вопрос?

— Только не почему я выбрал именно вас? — ему не хотелось заниматься словоблудием.

— Тогда другой. А вы уверены в своих силах? — произнес маг.

— Хотите проверить?

— Ну не так как у других с молчанием, а более реальное проявление.

Маг достал какой-то амулет, стал держать его в согнутой правой руке, а другой делать круговые пассы. Энергия из амулета пошла сильная и все увеличивалась, но Гейзер был в другой энергетической системе. Эту систему он назвал «Абсолют», она была индивидуальной и только его. Гейзер работал над ней пять лет и все продолжал совершенствоваться в ней. Поскольку маг был не боевой, он не знал общих энергетических ударов и тем более индивидуальных магических ударов пробивающих любые системы. Поэтому магическая энергия, никак не соприкасаясь с системой «Абсолюта», просто обволакивала Гейзера и уносилась прочь. С другой стороны и он ничего магу напрямую сделать не мог, а использовать специальные удары не хотелось.

— Ну, что не получается? — участливо поинтересовался Мститель у смелого защитника.

— Нет почему-то? — сдавленно ответил тот.

— Ты так не напрягайся, а то… — стал подбирать более культурное слово Гейзер, — прослабит.

И тут он понял, как можно разобраться с магом. Когда он работал еще целителем ему в некоторых случаях, чтобы не заставлять пациента делать клизму приходилась вызывать у него слабительный эффект. Для этого Гейзер научился создавать круговыми движениями кисти энергетический шарик и кидал его в район кишечника больного. Реакция наблюдалась секунд через десять, главное было, чтобы пациент успел добежать до туалета. Гейзер быстренько создал такой шарик и стал держать его в руке.

— А что вы сами можете? — наконец маг прекратил свои попытки энергетического давления.

— Неужели ты хочешь испытать на себе возможности Мстителя? — спросил он и бросил шарик в район его кишечника.

Любой, даже средний энергетик, отвел бы шарик в сторону или почуствов его в себе сразу блокировал бы его действия. Но маг видимо еще прокручивал в голове свое фиаско и не уследил не только за проникновением шарика внутрь, но и за началом слабительного действия. В последний момент, он схватил одной рукой свой живот, а другой ниже поясницы, но опоздал. Характерный запах смял последние следы приличия в поведении мага, он просто убежал.

— Даже не простился, никакой культуры, — сказал пустой комнате Гейзер и пошел к выходу.

Через три дня на окне центра появился плакат: «Помещение сдается в аренду».

* * *

Почувствовав сигнал, Гейзер вскочил с кровати и стал одеваться в боевую форму. По неоднократному срабатыванию детонатора он понял, что едут три машины.

«Многовато», — подумал он, надевая специальные бесшумные ботинки и черный жилет, в кармашках которого находилось немало полезных вещей для такого случая.

Выйдя на улицу, Гейзер огляделся. Было тихо, темно и безлюдно. Он быстро пробежался до засадного дома и вошел внутрь. Включил свет в комнате, чтобы было видно светящееся окно с улицы, а сам вернулся в прихожую и стал ждать.

Минут через десять подъехали три машины. Одна проехала дальше вперед, вторая остановилась у калитки, а третья развернулась и поехала в обратную сторону.

Энергетический фон людей в машинах был приглушен, но, просканировав пространство, Гейзер все же определил, что в каждой машине сидят по четыре человека. Причем водители не были похожи на боевиков, и их в расчет можно было не брать.

— Все равно много, — прошептал он.

Если бы они стали сразу стрелять, то ему не удалось бы с ними побороться. Пришлось бы удирать через запасный выход. Им же нужно взять заложников, а значит, есть шанс расправиться с ними по одиночке. Тем более, что одна машина вернулась, прикрыв выезд из деревни. Значит, осталось шесть боевиков, что было уже терпимо.

Из двух машин вышли бойцы и стали занимать свои позиции. В глубокий снег никто не полез, но двое разошлись по забору участка в разные стороны, чтобы просматривать пространство за домом — у них были бинокли с ночным видением. Следующие двое отошли к домам на противоположной стороне улицы для отсечения неожиданных свидетелей. Еще один остался у калитки, а последний стал тихо пробираться к двери.

Боевик попробовал открыть дверь, но она оказалась закрытой на ключ. Достав отмычку, он стал пытаться открыть замок. Наконец что-то щелкнуло, и дверь приоткрылась. Просмотрев захламленную прихожую, и не найдя ничего опасного, он подошел к двери в комнату и сказал: «Первый, Первый — это Третий. Я внутри, все спокойно, захожу внутрь».

Он взялся за ручку двери и получил сзади тяжелейший удар по голове.

«Минус один», — посчитал Гейзер, втаскивая боевика в комнату. Он нажал на нужную точку и добавил к беспамятству бойца верных полтора часа.

Рассмотрев добычу, Гейзеру стало понятно, что это не милиция, не спецназ, а какая-то служба безопасности или охранное агентство, что упрощало задачу. Оттащив тело в угол, Гейзер взял рацию и рассмотрел ее.

«Допотопная», — решил он и достал из одного кармашка присоску — генератор помех. Прикрепив ее к рации, он вышел в эфир.

— Первый, Первый это Третий. Клиенты на месте. Можно паковать. Жду, — дальше только треск и шипение.

Гейзер, надев куртку, снятую с лежащего бойца, встал спиной к входной двери. Долго ждать не пришлось. Дверь распахнулась и двое бойцов вошли внутрь, не ожидая никакого подвоха.

— Ну, кого пакуем? — спросил один из них.

— Тебя, — Гейзер с разворота врезал ему ногой в лицо.

— Чего? — только и успел сказать второй, получив не менее жестокий удар в грудную клетку и добивающий по голове.

— Чего, чего? Минус три, — последовал ответ.

Гейзер понимал, что заманить следующих бойцов в дом будет намного сложнее: «Могут и не придти, а если придут, то на стороже, не то, что эти, которые даже автоматы из-за спины не вытащили. Но почему бы и не попробовать?»

Перетащив одного на кровать, вложил ему в руки автомат и направил дуло на дверь. Второго усадил на стул в другом углу комнаты и тоже дуло направил на дверь. Выкрутил из люстры две лампочки, оставив святиться одну. Получился хороший полумрак, очень смахивающий на засаду. Взяв опять рацию, и включив генератор помех, Гейзер сказал:

— Первый, Первый — это Третий, клиентам стало плохо, надо тащить. Ждем помощь.

После этого Гейзер лег у входа в комнату, изображая поверженного бойца, но сейчас он был расположен лицом к входящим.

В этот раз ждать пришлось минут десять. Тихонечко скрипнула входная дверь, потом наступила тишина. Вдруг в проеме одновременно появились два бойца с пистолетами в руках, на которых темнели глушители. Быстро присев на одно колено, они моментально соорентировались и выстрелили, каждый в свою мишень. Так как ответной реакции не последовало, они не спешили сменить огневую позицию. Но сидеть вечно и ждать, тоже нельзя было.

Один из них встал и, вытянув вперед руку с пистолетом, пошел проверить, в кого же они попали. Второй прикрывал сзади, готовый выстрелить на любое движение. Но среагировать на вдруг ожившего человека рядом с собой он физически был не в состоянии.

Гейзер, схватив поворачивающуюся к нему руку с Береттой, придал ей обратное движение. И стреляющий пистолет, нашел свою мишень — спину стоящего впереди бойца.

Пальцами второй руки он ударил бойца в глаз. Шутки закончились. Кто хотел его убить должен получить адекватный ответ, а уж увечья вообще не в счет. Оставшегося без глаза бойца, парализованного от боли он добил ударом ноги в голову.

— Минус пять. Третья машина не подъехала, значит здесь осталось трое: два водителя и один главный. Вот он мне и нужен, — Гейзер решил действовать быстро, пока первый не вызвал помощь.

Он взял два пистолета, сменил в них обойму и пошел к выходу. На улице уже совсем стемнело и разобрать, кто идет было сложно, и тем более увидеть в руках у него оружие. Воспользовавшись этим обстоятельством, Гейзер побежал навстречу машине, размахивая руками, как бы говоря, что все в порядке. Когда до машины осталось метров пять Гейзер начал стрелять в ее водителя. Вторая машина стояла дальше метрах в десяти, там оставался только водитель. На свою беду он курил, а в темноте огонек превосходно был виден.

«Везет сильнейшему», — подумал Гейзер, отправляя в светящую точку не менее пяти пуль со второй руки. Подбежав к машине, он резко открыл дверь, выставив вперед пистолет. Водитель лежал на руле без признаков жизни. Рядом с ним сидел тучный мужчина, с большим животом, похожий на борова, который пытался включить рацию.

— Не надо! — покачал дулом Гейзер. — Жить хочешь или идейный?

Вопрос был лишним. Такие как боров не стали бы рисковать жизнью не то, что за идею, но и за большие деньги.

— Значит, сидим, руководим? Ты его хоть вынимал? — ткнул Гейзер в кобуру, висящую на борове. — Рацию отдай!

— Не, да, на, — попытался тот что-то сказать, но рацию протянул.

— Ты Первый?

— Да.

— Есть два варианта, Первый, ты отвечаешь на мои вопросы и я даю тебе шанс выжить. Второй, ты отвечаешь на мои вопросы, но я тебя убиваю. Какой выбираешь?

— Я жить хочу! — четко произнес боров.

— Значит, выбираешь первый вариант. Тогда первый вопрос: кто вы такие?

— Служба безопасности «Золотого Альянса».

— Кто конкретно давал тебе указание?

— Председатель совета директоров, лично.

— Имя?

— Ева Борисовна Вознесенская.

— О! — не удержал удивление Гейзер. — Что надо было сделать?

— Сначала, она сказала, что там есть семейная пара в возрасте, которые нам задолжали и надо было их привезти в головной офис.

— А если бы они отказались?

— Кто бы стал их спрашивать? — удивился боров.

— Что дальше?

— Когда мы потеряли две машины, указание изменили. Надо было их допросить на причастность к этим авариям. Если будет выявлено их участие, то тем более надо их доставить в обязательном порядке.

— Так в чем изменение указаний? — поинтересовался Гейзер.

— При угрозе жизни или появления новых потерь, возможна ликвидация клиентов и возможных свидетелей.

— Где живет Вознесенская?

— У нее отдельно стоящий дом на Якиманке, у набережной.

— Кто охраняет?

— Ее личная охрана. Мы их зовем япошками.

— Сколько их и откуда они взялись?

— Человек десять. Да мы и не считали. Они все похожи, на одно лицо кроме их главного, который покрупней и постарше. Обычно с ней ходят двое-трое, но все они живут в ее доме. Нам сказали, что они из элитных частей Японии. Их специально отбирают и воспитывают с детства по особым программам. Насколько я слышал, они не чувствительны к любой боли.

— Вполне может быть, — задумался Гейзер, — я слышал про остров в Тихом океане. Был там?

— Нет. Это строго засекреченный объект. Нас ни разу не брали даже на аэродром, откуда туда летают.

— Точнее?

— Из Шереметьево один.

— Хорошо, дам тебе шанс выжить, как обещал. Если же тебе это удастся, то мой совет, забирай всех своих и отсидитесь где-нибудь день-два. А то вас могут убрать свои, Ева таких ошибок не прощает.

— Я тоже об этом подумал, — боров уже смирился с поражением.

— Скажи своим, чтобы заглушили двигатель и сосредоточились на въезжающих в деревню машинах, — Гейзер отдал ему рацию.

— Пятый, Пятый — это Первый. Заглушить двигатель, мы производим сканирование. Со стороны шоссе могут быть гости. Все внимание туда. Как понял?

— Вас понял, заглушить и внимание на дорогу.

Гейзер вынул с переднего сиденья водителя и сел на его место. Потом проехал на другой конец деревни и развернулся.

— Пристегнись что ли, — сказал он борову и надавил на газ.

Мощный Ленд Крузер стал резко набирать скорость. Боров лихорадочно пытался пристегнуть ремень безопасности. Вот мимо пронесся засадный дом и впереди уже появилась машина боевиков, которая стояла боком, что очень устраивало Гейзера. Он направил свой Ленд Крузер прямо в боковые двери и в последний момент выпрыгнул в сугроб, тянувшийся по обочине дороги. Сгруппировавшись, он легко приземлился, зарывшись в снег. Боевикам пришлось намного хуже. Две с лишним тонны на скорости более ста километров в час был идеальным тараном для разрушения себе подобных. Рассматривая, что стало с бойцами, Гейзер пришел к выводу, что смертельно не пострадал никто. Боковые шторки и ремни сделали свое спасительное дело, но все они были выведены из строя на ближайшее время. Борова спасла подушка, он хоть и был без сознания, но явно живой.

Гейзер взял из машины две Беретты с запасными магазинами и глушителями, и на всякий случай рацию. Прошел в родительский дом забрал свои вещи, все выключил и закрыл. Завел свою Хонду, бросил на переднее боковое сиденье включенную рацию и поехал в Москву.

Эпизод. 13. Ночь

Машин на шоссе было мало и Алексу удалось расслабиться. Ему после всех встрясок, вдруг захотелось спокойно посидеть с близким человеком. Это так ценно, когда можно просто помолчать и тебя не будут допытывать что, да как. Выбора не было, он набрал Алену.

— Это ты? Я почувствовала, что это ты звонишь, — радостно проговорила она.

— Привет. Я уже еду в Москву и скоро буду. Давай встретимся.

— Нет, это я тебе предлагала еще днем. А ты опять опоздал.

— Хорошо, давай встретимся, как ты хочешь. Где?

— Давай на Воробьевых горах!

— Хорошо, я там буду часа через два.

— Я буду ждать. Целую.

— Пока.

— Сухарь, — и она повесила трубку.

Необходимо было разработать план действий. Ситуация в корне изменилась. Началась война, вернее ему объявили войну. Дело оставалось за ним. Да было сраженье, враг понес потери, но оставался ли у Гейзера выбор или уже все решено без него.

С одной стороны — тебя могут убить, опасность может грозить родным и близким. С другой стороны — все так просто делится. Есть свои, они всегда правы, есть враги, они всегда нет. На войне убийство врага не вызывает сочувствие и даже не обсуждается. Но готов ли он воевать?

* * *

Когда ему было десять лет, гостившая у них тетя Люда спросила, кем он хочет стать, когда вырастет? Он ответил: «Киллером». Самое удивительное, он действительно хотел им стать. Или он просто предчувствовал свое будущее или просто уже знал о нем.

Он не терял времени даром. Совершенствовал свои знания в оккультных науках: стал целителем, яснознающим, развил свою энергетическую систему, разработал целую систему энергетического боя. Все это для духовной составляющей, но тело тоже готовилось: занятия айкидо, постоянные специальные тренировки и стрельба.

Алекс понимал, что большинство врагов будут применять против него огнестрельное оружие, поэтому научиться стрелять не хуже них, было делом принципа. Он нашел в Подмосковье подпольный тир, где за деньги можно было пострелять из любого оружия и самое главное — сколько и когда хочешь. Вначале у него не получалось, он никак не мог выйти даже на средний уровень стрельбы. Но, разложив весь процесс стрельбы на составляющие, он нашел для себя то золотое зерно, которого не хватало. Он понял, что может любую цель разложить на энергетическую составляющую. Живое было проще разложить, неодушевленные предметы сложней, но все равно получалось. Теперь не надо было находить мишень через прицел. Его рука плюс пистолет давала прямой вектор, который надо было направить на голубоватую составляющую цели. Захват происходил почти автоматически и пуля летела в цель. Он совершенствовал свой стиль два года, и у него стало получаться стрелять даже с закрытыми глазами — для энергетического виденья глаза не нужны.

* * *

Итак, сам Алекс чувствовал, что готов. Родных временно спрятал, оставалась Алена, но, похоже было, что она сама могла решать свои проблемы.

Зато был очень большой минус — он был один. Сколько он не искал друзей, но так ни с кем и не сблизился. Люди сторонились его, на определенном этапе отношений они чувствовали свою ущербность и уходили в сторону. Даже девушки, с которыми он встречался, сами не стремились продолжать знакомство. Если он настаивал, то подчинялись, но сами никогда не звонили ему. Алена первая из всех, кто взяла в их отношениях инициативу в свои руки и это ему нравилось. Он не хотел этого признавать, но это так. Нравилась ее непредсказуемость, ее неординарность, ее веселость и ее распущенность. Единственное, что омрачало мысли о ней, это их неожиданное знакомство и непонятная связь с Евой — с одним из смертельных теперь врагов.

— Пусть я один, пусть врагов много, но я объявляю вам войну! Все, кто выступит против меня — мои враги! Слышите! — прокричал вслух Алекс и успокоился.

Вдруг ожила рация. Сначала треск, потом голос борова произнес:

— Я думаю, что вы меня слушаете, раз забрали рацию. Хотел поблагодарить, что оставили в живых. У нас погибло трое, трое сильно ранены, остальные терпимо. Вы были правы, мой человек предупредил, что возвращаться нам нельзя. Мы здесь все убрали. Вас ждет засада в доме на набережной. Все чем могу.

Рация замолчала, и Алекс выбросил ее в окно.

— Значит, к Еве сегодня не поедем.

Хонда въехала в город. Стал падать легкий снежок, чуть подморозило и дорога стала сухой. Алекс вспомнил, как в такой же зимний день он принял первого своего пациента. Это было в центре традиционной медицины «Знахарь». Ему достался тяжелый онкологический больной мальчик Антон, у которого была саркома кости. Гейзер очень старался, он применял жесткие потоки, очень похожие на лучевую терапию, только безвредную для организма. Через неделю у Антона появилось улучшение, через три не осталось никаких признаков, а через три месяца его сняли с учета на Каширке. Гейзер подумал, что это его направление и, познакомившись с врачами, взял в онкологическом центре вести группу из шести человек. Результат не оправдал его ожиданий: троим, он не помог вообще, у двоих было временное улучшение и лишь одного вылечил. После анализа ситуации Гейзер понял главный минус нетрадиционного целительства — непостоянство результатов. Да люди пошли бы к нему толпой, все-таки вылечен рак. Но он то понимал, что не мог гарантировать вылечивание даже каждого шестого, а обманывать смертельно больных людей он не хотел.

* * *

Но до первого своего сеанса, он долго и упорно учился. Сначала на одних курсах, потом на других, третьих, затем самостоятельно плюс практика. КПД занятий была очень низкой, но что-то все же удавалось почерпнуть.

Смысл учений сводился к личному опыту преподавателя. Например, приходилось слушать: «Сегодня мы будем разбирать, как очистить ауру с помощью вареного яйца или горящей свечи. Свечу покупаем в церкви. Сажаем пациента на стул, зажигаем свечу и начинаем ей водить вокруг него по часовой стрелке, потом сверху вниз. Не забывайте, если свеча при горении будет издавать треск сказать, что выходит отрицательная энергия. А еще лучше, чтобы свеча погасла, теперь это точно из-за негативной энергии. Тогда пациенту скажите, что необходима повторная чистка. Если использовать вареное яйцо, то это называется — выкатывание. Принцип в том, что всю негативную энергию забирает в себя яйцо. Потом надо отдать это яйцо больному и сказать, чтобы он его выбросил, например, в воду, или еще лучше, чтобы он закопал его на кладбище».

Были и более профессиональные преподаватели, но единицы. Вообще Гейзер поделил для себя способности всех целителей на три группы: первая — слабые, вторая — средние, третья — сильные.

Первая группа не знает, как делать и что делать. Такие целители не умели диагностировать и не понимали, как именно надо работать. Люди обычно случайные в этом деле — это бывшие инженеры, домработницы, люди не нашедшие свое призвание в жизни и поймавшие, как им показалось птицу удачи. Пройдя много различных по направлениям оккультных курсов, законспектировав всевозможные приемы и способы оздоровления, они просто не могли в этом разобраться. Применяя только то, что им лучше удавалось делать, они применяли это абсолютно во всех случаях. Если не удавалось добиться эффекта, то в дело шла известная песня — у больного находили сглаз или порчу, в особо сложных случаях родовую порчу. Это позволяло им затрагивать темы не связанные со здоровьем, например, безбрачие, приворот, решение всех проблем связанных с бизнесом. Конечно, они даже не догадывались, что целебные потоки совершенно не совместимы с ситуационными потоками, поэтому эффективность их работы была минимальной. А в большинстве случаях их вмешательство в процесс выздоровления больного было просто вредным для него.

Вторая группа знает, как делать, но не знает для чего. Сюда входили хорошего уровня энергетики, но не целители по натуре. Они уже знали, как вылечить ту или иную болезнь, но не могли или не хотели докапываться до механизмов влияния биопотоков на пациента. Обычно для них целительство было сопутствующим элементом их основной деятельности.

Третья группа знала, что делать и как делать. Основу этих целителей составляли профессиональные врачи, то есть люди, осознанно выбравшие эту профессию для себя. Проучившись пять лет в институте, потом два года в ординатуре, плюс постоянная практика и работа с больными создавали прочный фундамент знаний. И когда на все это накладывались знания нетрадиционных способов лечения, получался уникальный симбиоз целительства. Что он давал? Во-первых, всегда точная диагностика, не было случаев, чтобы они не могли поставить диагноз. Во-вторых, зная в совершенстве анатомию человека, они применяли наиболее простые и надежные способы лечения. В-третьих, если они понимали, что необходимо применить традиционные методы лечения, то не стеснялись сказать об этом пациенту. Например, прописывали медикаментозный курс лечения или даже стационар. За свою жизнь Гейзер встретил только трех целителей из этой группы. Правда он знал еще одну девушку, вполне сильную целительницу, которая поняла, что ей не хватает знаний и поступила в медицинский институт. Поэтому, окончив его, она могла стать четвертой уникальной целительницей.

Когда Гейзер понял, что никогда не сможет перейти из второй группы в третью, просто не имея на это призвания, он оставил практику целительства. Тем более что надо было зарабатывать деньги, хорошие деньги, которые ему требовались для продолжения своего совершенствования и различных экспериментов. А прилично заработать на целительства было невозможно, если конечно не начать разводить людей на несуществующие болезни и проблемы, но этого делать он не хотел.

* * *

Хонда выехала на Воробьевы горы и остановилась у смотровой площадки. Алекс вышел и увидел Алену, которая стояла на смотровой площадке. У него создалось впечатление, что кто-то перепутал позитив с негативом. Выглядела она как в первое знакомство, только цветовая палитра поменялась на противоположную. Ботфорты, чулки и топик раньше были черные — теперь белые, а юбка, шуба и волосы были белые — теперь черные.

— Привет, тебе идут черные волосы.

— А я думала, что ты не заметишь. Мог бы и поцеловать, — стукнула она пальчиком по своей щеке.

— Ну, извини, — и он чмокнул ее в показанное место.

— Вот так всегда, мужик без подсказки ничего сам сделать не может.

— Я буду стараться, — соврал Алекс. — Куда поедем?

— Уже поздно, давай просто покатаемся. Мне просто хотелось побыть немного вместе, — и Алена пошла к машине.

«Надо же, и мне хотелось побыть вместе», — подумал он, тоже садясь в машину.

— Как у тебя дела? — спросила она, удобно устроившись на месте.

— Да все мотаюсь, то одно, то другое, в общем не интересно. Лучше расскажи как у тебя? Как там твоя Ева? — задал он интересующий его вопрос и поехал по направлению к дому.

— Ага, понравилась? Вот она эффектная, я знаю. Она всем мужикам нравиться, — заголосила Алена.

— Ты что ревнуешь? — решил спровоцировать ее Алекс.

— А чего спрашиваешь про нее?

— Она же твоя подруга, а мы вчера расстались и даже не попрощались.

— Я уже говорила, она мне не подруга. Она была сексуальным партнером, а сейчас все в прошлом.

— Как ты могла подумать, что она выглядит лучше тебя? — он положил ей руку на апетитную часть ножки у края юбки и стал тихонько ее поглаживать.

— Вот, а то Ева, Ева, — и она стала поглаживать его руку, которая гладила ее.

Алекс выехал на Проспект Вернадского и остановился у какого-то дома. Взял в свои руки ее лицо и крепко поцеловал. Он чувствовал, как она стала заводиться, отвечая на поцелуй все ярче и сильнее. Потом неожиданно отбросила его от себя.

— Я очень тебя хочу, как сука, у которой течка. Инстинкт воспроизводства толкает меня к соитию с тобой, — она просто кипела от страсти.

— И как ты это себе представляешь? В машине?

— Фу, банально, это потом когда сблизимся. Как у тебя готовность? — и она, расстегнув ему ширинку, залезла туда рукой. — Так мы уже в готовности, тогда вперед.

Она выскочила из машины и побежала к ближайшему дому, Алекс вылез и пошел следом. Открыв подъезд, она повернулась:

— Как думаешь лучше второй или третий этаж?

— Для чего? — не понял он.

— Правильно пойдем на третий, — и побежала вперед.

Алекс стал подниматься по лестнице и увидел ее между вторым и третьим этажами. Она уже все подготовила: открыла окно, которое выходило на проспект, бросила свою шубу на подоконник и залезла на него, встав на четвереньки. Половина тела вылезало наружу, и как она балансировала на краю, оставалось загадкой.

— Ну, что ты ждешь, разве ты не готов? — и она закинула юбку на поясницу, стрингов на ней, естественно уже не было.

— Я готов, — Алекс приспустил штаны и стал пристраиваться сзади.

— Не туда, мы же с тобой договорились, что туда только по любви. Выше, бери выше!

— Извини не соорентировался, — он на всякий случай придвинул ее за бедра к себе и подальше от проема окна.

— Попал, молодец! Давай, давай! — она почти кричала.

Он ускорил темп, и когда волна наслажденья должна была его накрыть, он вдруг понял, что трение пропало. А мимо него проносятся ее сапоги. Молниеносно среагировав, он схватил ее за щиколотки, но масса ее тела уже начала падать и потянула его за собой в окно. Им помогло то, что под его ногами был отопительный радиатор и Алекс сунул под него мыски ботинок. Неожиданный рывок вперед, он компенсировал благодаря своей массе тела, а рычаг ног позволил ему уверенно застыть на месте.

Картина была впечатляющая. Здоровый парень держит на вытянутых руках за щиколотки девушку, весящую вниз головой. Вся ее одежда задралась вниз, руки его были разведены, и он тупо смотрел ей между ног. Про то, что у него спущены штаны с вытекающим отсюда пикантным видом, даже упоминать не будем.

Выйдя из ступора, он аккуратно втянул ее обратно.

— Ух! — выдохнула она и посмотрела вниз. — Ты что не успел?

— Успеешь тут с тобой, — он тоже посмотрел вниз. — Уж извини.

Он резко развернул ее, наклонил и несколькими движениями закончил свое дело.

— А что это было? — застегивая штаны, спросил Алекс.

— Давай без комментариев, а то я так устала. Отвезешь домой?

— Конечно.

— Главное, что нам хорошо вместе, а значит мы продолжаем сближаться.

На это ему сказать было нечего.

Эпизод 14. Предложение

Алекс крепко спал, когда вдруг рано утром зазвонил телефон.

— Да, слушаю? — просыпаясь, спросил он.

— Это Федор. У нас проблемы. Нужно поговорить.

— Подъезжай ко мне. Подойдет?

— Да. Минут через сорок буду.

— Знаешь куда ехать?

— Обижаешь, — ответил Федор и повесил трубку.

Жаль было прерванного сна. Сон это отдельный мир, который он любил и, будучи школьником, использовал в своих интересах.

* * *

Однажды придя из школы, он решил часок отдохнуть и прилег на кровать. Алекс заснул и ему приснился сон, где он познакомился с девочкой и они долго гуляли. Девушка была симпатичной, и она ярко отразилась у него в памяти. Дня через два у него отменили дневную тренировку, и он опять решил днем полежать и ему вспомнилась девушка. Он подумал, здорово было бы с ней встретиться и позвать в ресторан, и чтобы там была музыка. Тогда ее можно будет пригласить на танец, обнять и прижаться к ней. Алекс заснул и ему приснился красивый сон именно о том, о чем он мечтал. Имея уже в этом возрасте привычку, анализировать все, что с ним случалось, он понял, что это не случайно и стал экспериментировать. Через месяц он уже легко мог программировать себе любой сон и более того всегда мог вызвать его продолжение.

Через полгода после этого, ему удалось сделать качественный скачок в экспериментах. Попадая в сон, он стал понимать, что это не реальность. Алекс находился во сне и мог делать там, что захочешь, не опасаясь последствий. Он там дрался, убивал, любил, путешествовал. Конечно, когда Алекс подрос и все это, пусть и в упрощенном варианте можно было делать в реальности, он отошел от программирования снов. Единственное, что его еще интересовало во сне так это полеты. Алекс во снах летал и это ощущение очень хорошо прочувствовал и понимал, перенеся в реальность, но главное, что он не мог запомнить, ощущение начала полета. Во сне ощущал и, применяя, летал, а на яву забывал, и ничто не помогало вспомнить. Но Алекс верил, что когда-нибудь поймет, как можно будет перевести организм в это незабываемое состояние левитации и как воздушный шарик оторваться от земли. Ну, а как дальше управлять полетом он уже знал, это он во снах отрабатывал часами.

* * *

Алекс успел сделать разминку и принять душ, когда в дверь позвонили. Он открыл и увидел Федора, в отдалении стояли два боевика в синей униформе. Алекс посторонился, приглашая жестом войти. Федор кивнул, но вошел один, ребята остались на лестнице.

— Доброе утро, — протянул руку Алекс.

— Здравствуй, — Федор пожал пятерню, — только оно не доброе.

— Рассказывай, — Алекс указал на кресло. — Выпить хочешь?

— Воды без газа, если можно.

— Не проблема, — он достал бутылку воды и стакан.

— Сегодня рано утром при выполнении индивидуального заказа погиб епископ Лаврентий, также пострадала группа прикрытия.

— Примите мои соболезнования, — Алекс искренне прижал руку к груди.

— Спасибо. Ситуация сложилась сложная. У нас было единоначалие, а теперь руководство нашей организацией перешло к совету. Туда входят трое: капитан Дмитрий — командир боевиков, главный аналитик Андрей — от аналитического отдела и я — от службы зачистки.

— Зачем мне знать вашу, наверняка, секретную информацию.

— Не торопись, все по порядку. В данном случае меня послали к тебе как полномочного представителя. Я уполномочен сделать тебе официальное предложение.

— А может не будем так официально? — поморщился Алекс.

— Извини, я вообще первый раз в такой роли.

— Давай лучше я буду спрашивать, чтобы быстрее сориентироваться?

— Хорошо, — согласился Федор, немного успокаиваясь.

— Кто и зачем убил епископа известно?

— Нет, но аналитическая группа установила устойчивую связь событий от получения заказа на твое устранение и по цепочке до смерти Лаврентия.

— Вполне может быть, — задумался Алекс. — Хотелось бы поподробней узнать об убийстве.

— Это была засада. Предполагая, что ты захочешь узнать подробности, мы подготовили отчет. Вот, — Федор достал и передал ему папку с документами.

— Я позже посмотрю, — он отложил папку в сторону. — Какое предложение я должен услышать?

— Мы предлагаем объединить наши силы и знания. У нас сформировалось мнение, что враг у нас общий и он не остановится на этих убийствах, а будет продолжать свое дело. Мы не хотим терять ребят, у нас же не армия и каждый потерянный боец невосполним.

— Все равно я не очень уверен, что нам по пути. Мы довольно разные.

— Не совсем. Вот посмотри, — и Федор достал распечатку.

— Что это?

— После гибели Лаврентия, мы вскрыли его личные файлы. Над их расшифровкой сейчас работают наши аналитики, но вот эту распечатку сделали специально для тебя. Здесь все те, кто заинтересовал Лаврентия, в ней все действующие члены и даже те, кто только недавно родился. Мы не знаем, по какому принципу епископ выбирал нас, но он никогда не ошибался. Все вошли в организацию, все кроме тебя.

— Не понял? — у Алекса, что-то защемило в груди.

— Вот, посмотри, — Федор указал на одну из строчек.

— Так это же мои данные и информация обо мне. Вот я в школу пошел, вот в институт, тут адреса и все связи. Значит, он постоянно наблюдал за мной? — очень удивился Алекс.

— Мы тоже не все понимаем. Почему он тебя не привлек в организацию? Почему послал бойцов на твою ликвидацию? К сожалению, мы этого спросить у него не сможем, но я надеюсь, что аналитики рано или поздно прольют свет на этот вопрос.

— Мне надо все взвесить.

— Конечно. Телефон у тебя есть, в любое время жду звонка. Если надумаешь объединить наши усилия, то приезжай к нам, вот адрес.

— Я подумаю и сразу позвоню. Понимаю, что у вас и своих дел хватает, — Алекс открыл дверь.

— Будь по аккуратней, — вместо прощания сказал Федор.

Двое ребят так и стояли в коридоре. Они кивнули Алексу и пошли дальше охранять своего начальника.

Сев в кресло, Алекс открыл оставленную ему папку и начал читать.

«Краткий анализ ситуации:

— Отследить заказчика операции по телефону не удалось. Удалось засечь остатки энергетического фона звонившего. Звонивший применил защиту уровня три зет, поэтому опознать его не представляется возможным. По характерному фону и специальной защите точно установлено, что этот заказчик уже производил у нас заказ N 37-Б. Заказ был на устранение клиента под псевдонимом Мститель. Контракт с нашей стороны расторгнут, клиент остался жив.

— Контракт составлен так, что выполнить его мог только сам епископ, замена была невозможна.

— Цель заказа — уничтожить криминального авторитета по кличке Гога. Указано место и время, где это должно случиться.

— В помещении находился Гога и семь его людей с оружием, все они мертвы. По изучению трупов было установлено, что, войдя вовнутрь, епископ не успел применить свои способности и даже не успел их активировать. Сработало устройство (или устройства), которые мгновенно в определенном пространстве выкачало весь воздух, создав вакуум. Одновременно сработало другое устройство (или устройства), которое расплющило все живое и не живое в этом месте. Именно это послужило смертью всех там находящихся людей, включая и епископа. После этого произошел взрыв.

— Изучение остатков применимых устройств позволяет с вероятностью 97 % утверждать, что они неземного происхождения. Подобных земных аналогов найти не удалось. Взрывчатка была обычная пластиковая С4, применена для уничтожения улик.

— Группа подстраховки прибыла на место через минуту, после того как они потеряли связь с епископом. Взрыв уже произошел, но группа была выведена из строя остаточными явлениями работы неземных устройств. Все живы, проходят курс реалибилитации.

— Проведенный анализ всех поступивших заявок показал, что еще два заказа были сделаны тем же Заказчиком. В них должны были принять участие семь наших бойцов. Контракты аннулированы.

— Подробная информация будет готова к пятнадцати часам».

Гейзер отложил папку и снова взял досье, которые вел епископ. Самое интересное было в том, что в распечатке по нему стояла другая дата его рождения. Она была смещена на тридцать дней. Как ему говорила мама, когда ему исполнился месяц, у него случилась клиническая смерть. Он чудом выкарабкался, но сколько он был в мире смерти и как оттуда вернулся и зачем он не знал. Хотя ему иногда казалось, что он просто не помнит, а значит, это где-то есть в подсознании. Именно эта дата клинической смерти и стояла в графе его рождения.

«Необходимо будет и в этом разобраться», — решил Алекс и стал собираться. Сегодня днем у него должен проходить семинар со своими учениками. После всех событий, Алекс хотел его перенести, но передумал: «Война войной, а знания вечны и жаль, если они пропадут».

Эпизод 15. Семинар

Помещение Гейзер снимал в ДК «Железнодорожник», договорившись с Вадиком. Директор ДК Михалыч, положительно относился ко всем проявлениям оккультизма и даже сам пробовал заниматься целительством, поэтому он дал команду своему администратору всячески им помогать. Это Вадик и притворял в жизнь, естественно не забывая решать и все денежные вопросы. Гейзеру, которого он уважал и немного побаивался, он объявил за аренду вполне умеренную цену.

— Всем привет, — Гейзер вошел в небольшую аудиторию.

— Здравствуйте, господин Гейзер, — хором ответили все присутствующие.

— Дежурный кто?

— Я дежурная, Смирнова Таня, — встала девушка лет двадцати. — Присутствуют все десять учащихся. Домашнее задание собрано и лежит у вас на столе.

— Все были на симпозиуме?

— Да! — в ответ все дружно закивали.

— Какие есть вопросы на эту тему?

Руку поднял один из опытнейших его учеников Денис. Гейзер махнул ему рукой.

— Извините, но мы не услышали в докладе о ваших последних разработках?

— Да, действительно, я вам обещал, что о них будет сказано. Но, к сожалению, изменился регламент и мне не только урезали время, но и попросили затронуть тему религии. Все это привело к тому, что я не стал даже начинать говорить о новых достижениях. Раз я обещал вам про них рассказать, то к следующему занятию размножу мой доклад и раздам вам для самостоятельного изучения. Садись Денис, — Гейзер повернулся к стоящей дежурной.

— Что у нас по плану?

— Прошлое занятие было на тему: «Виды и способы предсказаний». Сегодня по плану стоит: «Практическое подключение к единому информационному потоку», — громко проговорила Татьяна.

— Значит, будем заниматься по плану, а пока, кто коротко ответит, что мы изучали в прошлый раз?

Как всегда, руки тянули, кто моложе. Те, кто постарше, а в группе были даже и его одногодки, не спешили, они всегда ожидали подвох от преподавателя.

— Ответит нам Алла, — и Гейзер указал на девушку сидящую за последним столом.

Алла вышла к доске и стала рассказывать:

— Сколько себя помнит человечество столько же оно и хотело знать, что с ним будет в будущем. Каждый человек за свою жизнь попадает в ситуацию, когда ему гадали, предсказывали или пророчествовали.

— Давай не о человечестве вообще, а конкретнее по теме, — поморщился Гейзер.

— Самые распространенные виды предсказаний:

Первое — гадание, например на простых картах, на картах Таро, на кофейной гуще, на костях и так далее.

Второе — спиритический сеанс. Это когда духи или сущности отвечают на вопрос посредством оператора называемого спиритом.

Третье — применение экстрасенсорики, например ясновиденье, яснознание, яснослышание, контакты через информационные потоки и так далее.

Четвертое — оккультные, например маги, колдуны, медиумы.

Пятое — астрология, через гороскопы.

Шестое — религия, посредством пророков.

Седьмое — подсознание человека, например, через вещий сон или через предчувствие.

Надо ли рассказывать о механизме работы предсказаний? — спросила Алла.

— Нет, в ваших домашних работах я прочту сам, кто какие методы пробовал, и что у него получилось. Спасибо Алла, садись. Я не зря попросил напомнить вам это. Один из видов предсказаний это получение информации о будущем из единого информационного поля Земли или Вселенной, называть можно по-разному. Естественно, если есть поле, то есть и информационные потоки, к которым вы уже готовы подключиться. Происходит это просто: человек должен расслабиться отрешиться от мирских мыслей и впасть в легкую прострацию. Слабый энергетик или просто человек, как это достигает? Ответит Володя.

— С помощью специальных мантр или молитв.

— Правильно и это мы уже проходили с вами. А средний энергетик выходит на данное состояние через сосредоточение и пропускание через себя стабилизирующего потока. По мере получения опыта при работе с различными потоками, вы сможете постоянно быть в состоянии готовности принимать информацию.

— Как вы? — спросила Таня.

— Да, как и я в том числе. Как вызвать и войти в информационный поток я вам объяснял раньше и вы должны были тренироваться. Все делали?

Аудитория опять дружно закивала.

— Тогда остановимся на способах получения информации из информационного потока:

Первый способ — это так называемый язык богов. Когда вы спрашиваете и получаете ответ, только «да» или «нет». Ответ вы не слышите в виде голоса, ответ приходит к вам в голове как мысль. Сначала может создаться впечатление, что вы отвечаете сами себе. Но уверяю, скоро вы убедитесь, что получаемая таким образом информация, не могла быть известна вам раньше. Итак, задаете любой вопрос и пробуйте получить ответ. Отдельно, обратите внимание, на постановку вопроса. Вопрос должен быть конкретный и подразумевающий только ответ «да» или «нет». Например, спрашиваем: надо ли мне выпрыгнуть в окно с двенадцатого этажа? Данный вопрос во всех вариантах должен получить ответ — «нет», по причине вашей гибели. Если же вы спросите: можно ли мне выпрыгнуть в окно с двенадцатого этажа, то уже возможен ответ «да». Почему? Кто скажет? Давайте только по очереди.

— Можно, но с парашютом.

— Можно, если умеешь летать.

— Можно, если лететь всего метр.

— Все хватит. В принципе в чем-то все правы. Главное слово «можно» не подразумевает действие, то есть прыгать то можно, ответ идет «да», но разобьетесь. А когда спрашиваете надо ли, то это необходимость действия для вас, то есть ответ отрицательный. Сейчас я подойду к каждому и проверю, смогли ли вы войти в информационный поток, а вы начинайте с этого вопроса, а потом спрашивайте себя самостоятельно.

Гейзер подходил к каждому, что-то корректировал, что-то советовал.

— Ну что потренировались. Теперь слушаем дальше:

Второй способ вам понравиться больше. Он заключается в записывание на бумаге получаемых ответов. Когда вы в потоке, берете в руку ручку и записываете вопрос на листке. Например, надо ли мне продолжать учебу и почему? После этого, не задумываясь и не анализируя, какая идет информация, начинаете ее записывать. Писать надо до тех пор, пока вы не остановитесь и не поймете, что рука больше не пишет. Затем можете прочитать ответ вдумчиво. Чаще всего, когда вы пишите, вы даже не понимаете что конкретно, это происходит автоматически. Ответ может содержать и одно предложение и много страниц. Чаще всего ответы приходят прозой, но может и в стихотворной форме или белым стихом. Лично я получал ответы белым стихом и очень удивлялся, как красиво могу писать, не имея к этому никакой предрасположенности. Все, хватит улыбаться. Сегодня в конце занятий будем тренироваться именно по этому методу, но сначала закончим теорию.

Третий способ является наиболее трудным, но если вы его освоите, то в любой момент времени сможете получить любую информации. Вы ведете диалог в своей голове. Спрашиваете и отвечаете себе как бы сами, но это и есть ответ. Поток не имеет голоса, поэтому информация выходит из вашего подсознания. Если вы слышите голос, то вам надо к психиатру, это явно не наш случай. Многие неподготовленные люди так и не смогли перейти ту тонкую грань понимания, между ответом потока и ответом себе самому. Не надо рук, мы это пройдем на следующем занятии, я научу вас это делать.

Отдельно должен сказать о проверке получаемой информации. Вы живые люди, а значит, подвержены эмоциям. Поэтому, придя в казино и спросив, выиграю ли я, поставив на тринадцать черное, можете получить ответ «да». Но выпадет другое число, и вы проигрываете. Кто виноват? Только вы! Эмоции желания выиграть настолько сильны, что перебивают информацию потока. Если вы спросите о совершенно чужом человеке, выиграет он или нет, ответ будет намного точнее. Кстати, почему не все сто процентов?

— Потому, что мы также не будем объективны к незнакомцу, из-за подсознательного не желания, чтобы он выиграл, — ответила Алла.

— Правильно! Отсюда следует аксиома: «Предсказания для себя и своих родных не являются достоверными. Предсказывать надо для совершенно незнакомых вам людей».

Опустите руки. Все ваши вопросы обсудим, когда вы освоите данный метод. И не беспокойтесь, когда я вас научу определять достоверность получаемой информации, то сможете предсказывать и для себя тоже, но это через неделю на следующем семинаре. Кстати, еще хотел сказать, что этому способу получения информации вы сможете научить своих родных или друзей. Я знаю, что не во всех семьях одобряют ваши занятия у меня. Считают, что это бред, что все это иллюзорно и чуть ли не зомбировано. Этот же способ уникален своей простотой и уверяю, что он получится у любого человека. Единственное условие — рекомендуйте им это делать в полночь, когда мало энергетических помех. Конечно, достоверность их информации будет невелика, но сам факт, что в их письменных ответах будут попадаться слова или термины им не знакомые, заставит их по-другому взглянуть на вашу учебу.

Руку поднял самый старший его ученик Сергей.

— Что ты хочешь спросить?

— А можно, используя информационный поток, написать книгу или сделать открытие?

— Значит, ты не был на последней лекции?

— Я болел.

— Просто я на практических занятиях не могу давать теорию, не хватит времени. Но тебе скажу суть, что все писатели, все композиторы, все художники и даже все ученые совершающие открытия берут информацию из потока. Некоторые это понимают и используют — им проще, другие не знают, что это такое и называют, например Музой или озарением. Таким работать сложней, приходиться ждать озарения, а вызвать его они не умеют. Вам же главное понимать, что только на подготовленный ум может лечь действительно полезная или гениальная информация. Представьте, а может так и было на самом деле, что периодическая таблица привиделась не только Менделееву, но и многим другим. Что бы они в ней поняли? А Менделеев был готов к открытию и сделал его. Поэтому недостаточно записать стихи из потока, чтобы стать хорошим поэтом, надо иметь как минимум профессиональный слог. Информация идет одна, а вот записывают стихами не все.

Теперь перейдем к практике. Татьяна, раздайте вот эти листки с инструкциями каждому. Прочитайте их, подготовьтесь и запишите вопрос: что ожидает преподавателя Гейзера сегодня вечером? А я на следующем занятии скажу, кто точнее получил информацию. Этот способ будет у вас на выпускном экзамене. Будет задан вопрос и все вы должны получить и записать один и тот же ответ. Я буду отвечать вместе с вами, расхождение с моим текстом более чем на десять процентов считается неудовлетворительной оценкой. Всем понятно? А теперь за дело!

До конца не решив, что же ему делать с предложением Федора, он как утопающий, решил схватиться за свою соломинку. Конечно, ученики мало еще чему научились, но с другой стороны они вообще не обременены никакими с ним отношениями. Значит, получить интересную информацию можно, а ему, как и любому человеку в трудный момент хотелось получить дельный совет, ну хотя бы намек на него.

— Так у вас осталось пять минут, дописываем ответы и сдаем мне. К следующему занятию всем опробовать и описать книжный вариант получения информации. Задаете себе вопрос, а за ответом подходите к книжной полке. Дальше спрашивая на «да» и «нет» находите книгу на полке, потом страницу, потом абзац и предложение или слово. У вас должен получиться достоверный ответ. Делать не менее десяти попыток.

Все закончили писать ответы и стали собираться. Татьяна как дежурная, собрала все листы и отдала Гейзеру. Попрощавшись со всеми, он открыл ответы ребят и стал их читать. Как он и думал, в основном это была не заслуживающая внимания чепуха. Например, вы сегодня вечером встретите свою единственную и неповторимую любовь, которая будет с вами до конца жизни и так далее. Лишь один ответ его очень заинтересовал.

Это был листок Дениса: «Гейзер плывет по синему, синему морю. Он плывет на лодке, но она дырявая и ему приходиться вычерпывать воду и искать берег. Рядом появился небольшой остров, на котором скачет бешеный табун лошадей. Он долго решает: то ли утонуть, то ли попасть под копыта мустангов. Лодка поворачивает в синее море. Остров погружается в море, лодка тоже. Только Гейзер стоит на синей глади воды и не тонет».

Не надо быть семи пядей во лбу, что бы понять связь, между синим морем и синим спецназом, между лошадьми и ипподромом. Сам Гейзер склонялся к заключению делового и боевого альянса, и новая информация не могла в корне ничего изменить, но было приятно, что она подтверждала его мнение. Он набрал номер.

— Федор, я готов встретиться.

— Когда будешь в Филях?

— Примерно через час.

— Хорошо, мы будем ждать. Тебя встретят у входа, — и Федор повесил трубку.

Гейзер набрал другой номер.

— Привет, у меня сегодня дела, не успеем встретиться.

— Привет, вот так всегда, я жду, готовлюсь, думаю, что одеть. А тут не успею, — завелась Алена.

— Так получилось, поверь, я не виноват, — решил оправдаться он.

— Ладно, только завтра вместе обедаем и точка, — выдвинула она ультиматум.

— Договорились, — быстро согласился Гейзер.

— В общем, я и сама не могла сегодня встретиться. Говори быстрей и я побегу на маникюр, — смягчилась она.

— Что говорить? — не понял он.

— Как что? Разве не скучал?

— Очень скучал, — он же не мог сказать ей, что ему было не до этого.

— Целую. До завтра, — и Алена отключилась.

— До завтра, так до завтра, если оно наступит это завтра, — проговорил уже гудкам Гейзер и поехал на встречу.

Эпизод 16. Совет в Филях

Алекс подъехал к дому, указанному Федором в записке. Оно было похоже на административное здание какого-то предприятия. От него в разные стороны расходился забор, за которым виднелись производственные цеха. С правой стороны находились железные ворота с видеокамерами наверху, как только он остановился, эти ворота стали открываться. Алекс посчитал это за приглашение и въехал внутрь. Впереди стоял джип, который мигнул фарами и поехал вперед, показывая путь. Двигались они извилистой дорожкой и остановились возле небольшого двухэтажного здания. Из него вышел Федор:

— Рад тебя видеть, пошли, — и он двинулся, вперед.

Они шли по коридору, потом стали подниматься по лестнице на второй этаж. Никого из людей видно не было, но кругом висели видеокамеры, поэтому Алекс постоянно ощущал на себе чей-то взгляд. Кругом все было отделано без особого изыска, но со вкусом. Они подошли к одному из кабинетов, с массивными черными дверями.

— Прошу, — и Федор открыл дверь.

В комнате находился большой круглый стол, за которым сидели двое, они сразу поднялись.

— Знакомьтесь это Дмитрий, капитан спецназа, а это Андрей, возглавляет аналитический отдел. Ну, а это тот самый Мститель или мы можем называть тебя по-другому? — спросил Федор.

— Здравствуйте, — Алекс каждому пожал руку. — Обычно меня называют Алекс, а в оккультном мире Гейзер. Как хотите.

Дмитрий выглядел очень внушительно. Он имел большой рост, сильный торс с тренированными мышцами и при этом открытое улыбающееся лицо. Капитан источал огромный заряд здоровья и энергии, что указывало на его отличную спортивную форму.

Андрей же был среднего роста и щуплого телосложения. Выглядел он как обычный компьютерный хакер, только с очень уставшим лицом, наверное последние события требовали от него постоянной работы и напряжения.

— Прошу присаживайтесь. Ты обдумал наше предложение? — спросил Федор.

— Да, и пришел к выводу, что сейчас это самый надежный способ добраться до нашего общего врага. К сожалению я, как и вы, не знаю его имени, но думаю, совместно мы это узнаем. Я хотел бы послушать вас.

— Давайте я начну, — сказал Андрей. — Мы пришли к выводу, что это очень сильный и подготовленный человек, обладает сверхъестественными способностями или имеет приборы и аппаратуру с такими способностями. Неземное происхождение примененных устройств сужает круг поисков. При подготовке проведения последнего заказа, впрочем, как и всегда, помещение было просканировано. Обнаруженная взрывчатка была не активирована и угрозы не представляла, иначе бы туда никто не пошел.

— А если бы был активирован взрыватель позже? — решил уточнить для себя Алекс.

— У нас есть средства позволяющие блокировать активацию. Главная загадка в том, что епископ не обнаружил ловушку ни энергетически, ни ментально. Угроза смерти дает одно из сильнейших импульсных излучений. Все присутствующие умеют это ощущать, и каждый из нас знает, что кроме известных способов предвиденья смертельных ситуаций, есть и свои индивидуальные способы. Епископ в этом деле был лучший из нас. Отсюда очень нелицеприятный вывод: если сам Лаврентий не смог распознать смертельную угрозу, то и мы в любой момент можем попасть в туже ловушку. Все мои люди сейчас работают над этой проблемой и, если ее не решить, то потери будут расти. Два снятых нами заказа позволили избежать ловушки. Наши бойцы съездили и издали просканировали места возможных акций, там тоже была взрывчатка и, скорее всего, результат был бы плачевным. Мы бы потеряли семь бойцов. Отдельная просьба Алексу по возможности помочь нам в этом вопросе.

— Я работаю с вопросами жизни и смерти и хорошо знаю эту проблему. Я попробую найти защиту, но для этого мне нужно будет посмотреть все, что осталось после взрыва.

— Это само собой, — в разговор вступил Дмитрий. — Мы хотели бы обсудить ближайшие наши планы. Если у вас есть информация, которая нас могла бы заинтересовать, то мы готовы ее выслушать.

— Да! Вы правы, я думаю вам необходимо знать последние события, которые произошли после нашей схватки на Цветном Бульваре.

И Алекс начал говорить. Он рассказал про договоренность о встрече на ипподроме, про засаду в деревне, про стычку в ночном клубе, хотя Серж наверняка уже доложил об этом, о Еве, что знал. Отдельно выделил про существующий остров в Тихом океане. Единственно про кого он не сказал, это про Алену. Он решил, что это личный, если хотите даже интимный вопрос, поэтому должен разобраться в нем сам.

Все слушали внимательно, Андрей при этом что-то записывал. После рассказа Алекса, воцарилась тишина, все осмысливали сложившееся положение. Первым начал говорить Дмитрий:

— Я думаю, что у нас есть два предполагаемых противника, один из них и есть тот таинственный заказчик. Мое мнение — надо сегодня совместно идти на ипподром и разбираться с ними на месте. Если это не они, то потом займемся «Золотым Альянсом» во главе с Евой.

— Поддерживаю, — вступил в разговор Андрей. — Вероятность, того, что разыскиваемый нами заказчик входит в одну из этих двух группировок больше девяноста процентов. Считаю, что на ипподром идти надо, хотя подготовиться будет сложно. Слишком мало времени, во-первых, и не выработана защита от смертельных устройств, во-вторых. Но другого выхода тоже не вижу.

— Значит, мнение нашего совета единодушно, — сказал Федор. — Также считаю, что ждать нельзя. Лишнее время, которое мы дадим противнику, если будем бездействовать, может привести к новой атаке с его стороны. Теперь осталось выслушать мнение Алекса, все-таки встреча назначена ему.

— Я пошел бы туда в любом случае, иначе не договаривался бы. Поэтому рад, что вы поддерживаете меня и готовы пойти со мной.

— Тогда можно считать, что первый совместный совет прошел успешно. — Федор встал. — Выводы: первое — решили работать вместе до установления и устранения неустановленного заказчика. Второе — вечером проводим совместную акцию на ипподроме, код операции красный, значит каждому участвующему выдается лицензия на убийство по его усмотрению без предварительного согласования. Возражений нет. Хорошо. Тогда я выдвигаюсь со своими людьми на место для визуального наблюдения и подготовки зоны к зачистке после операции. Андрей берет под контроль территорию ипподрома своими способами и сообщает всем о дислокации противника на объекте. Алекс, тебе надо пойти с Дмитрием и выработать план вашей совместной операции. Ты вместе с Дмитрием основная наша ударная сила, а служба зачистки и аналитический отдел должны и будут помогать и страховать вас.

Все встали и стали расходиться.

— Нам сюда, — Дмитрий показал рукой на боковую дверь, — покажу тебе свои пенаты.

Они пошли по узкому коридору и повернули на лестницу. Причем спустились не на этаж, а на два или три. Дальше был опять узкий коридор, который вывел их к пропускному пункту очень похожему на вход в различные правоохранительные учреждения. Пока не закроется первая дверь, не открывается вторая, пока не закроется вторая, не откроется третья. Только людей опять не было видно, одни видеокамеры наблюдения. Они подошли к зеркальной двери и вошли в комнату.

— Извини, у нас не принято говорить в коридорах. Здесь можно, возможность прослушивания ноль, — сказал Дмитрий, закрыв дверь.

— Хорошо у тебя здесь.

— Все сам обустроил. Вот видишь экран, он имеет выход на все объекты базы, но подключен не через видеосистему охраны, а через отдельную сеть. Присаживайся в кресло. — Он включил монитор. — Вот тренировочный зал, здесь постоянно проходят тренировки, и он обычно не пустует. Моим ребятам необходимо постоянно быть заряженными на поединок, а спарринг лучшее средство для этого, впрочем, сам знаешь. Вот тир, это стрелковый, на другой базе есть даже бронетранспортеры, минометы и мелкокалиберные орудия, но это очень редко применяется. Вот учебный класс, здесь работают с взрывчаткой, а тут просто проходят теорию. А вот специальный зал, как раз здесь тренируют все энергетические удары, постановку защитных щитов, обучал здесь сам Лаврентий. Эх, был, и нет человека. А это комнаты, в которых живут курсанты, которым запрещено покидать базу. Это столовая, лазарет, ну и разные технические службы. Вот так мы и живем.

— Совсем неплохо. Так у вас военная структура или гражданская?

— В моем отряде дисциплина военная, иначе не выживешь. И звания есть от курсанта до капитана, как у меня. Мы составляем костяк организации, нас двадцать человек. Есть аналитический отдел — три человека и службы зачистки, куда переходят действующие бойцы, достигнув пятидесятилетнего возраста, их сейчас восемь человек. Есть еще и обслуживающий персонал, их считать не будем.

— Да, сила приличная, я думал вас меньше.

— Если хочешь, можешь спрашивать, у тебя открыт допуск ко всему, как члену совета.

— Я думаю все нужное узнаю по мере надобности. А чего мы ждем?

— Информацию от Федора и Андрея. Сейчас они анализируют ситуацию и сканируют объект, когда будут сделаны выводы, нам доложат.

— Приятно работать в команде, — сделал комплимент Алекс.

— Ну, не перегибай. Привычка перекладывать часть задачи на других расслабляет, а это плохо. Зато ты в одиночку армии стоишь, а мы без страховки уже не те. Вон как ребят отделал, а один из них старлей, мой заместитель, между прочим.

— Так уж получилось. Как они сейчас?

— Идут на поправку, но сегодня участвовать в деле еще не смогут. А чтобы не возвращаться больше к этому вопросу, скажу тебе сразу — никто здесь на тебя за этот случай не в обиде. Мы пришли к тебе, мы хотели тебя убить, а ты не ответил адекватно. Поэтому мы с тобой и говорим и будем работать. А тебя спросить можно?

— Пожалуйста, — кивнул Алекс.

— Какого фига ты с этими сумасшедшими связался?

— Ты спрашиваешь про экстрасенсорную братию?

— Ну, кто в этих центрах работает?

— Они далеко не сумасшедшие. Скорее они делают из окружающих ненормальных людей, но думаю, тебе не важен их социальный статус.

— Это уж точно, меня интересуют твои мотивы, если не секрет.

— Почему бы и не ответить? Просто пришло время, что-то делать. Я, как и любой человек задумывался — для чего живу? Что должен сделать в этом мире? При этом, обладая рядом возможностей неподвластных обычному человеку, никак не мог понять, куда их применить. Помнишь начало оккультного бума, когда началась перестройка? Я и подумал, что вот, наконец, появились собратья по мышлению, по целям, по возможностям, а все оказалось как мыльный пузырь. Кто-то что-то умеет, но не только не развивает эти возможности, а наоборот тупит, потому что так легче зарабатывать деньги. И опять я остался один, надо было встряхнуть этот оккультный пласт и понять свою роль. Я выбрал такой путь, тем более у меня еще и зуб на них вырос. Это вас тут много и можно найти и посоветоваться с кем-нибудь, а мне приходиться решать все одному.

— Ну, ты нам не завидуй. Ты думаешь, я не задумывался, почему трачу жизнь, убивая одних людей по заказу других? Раньше сказать такое вслух было равносильно отставке и переходу в группу зачистки, а теперь сам видишь, начали бороться за выживание и я тебе скажу, что рад этому. Не за деньги, а за себя, за ребят, за тебя и голову сложить не стыдно, но мы еще повоюем.

Вспыхнул экран, на нем появился Андрей и сразу стал докладывать:

— Хорошо, что вы на месте. Сканирование объекта показало, что на территории посторонних лиц нет. Лошадей и других животных тоже нет. Смотрите схему самого ипподрома. Вот в этих местах находятся люди, всего в пяти точках. По расположению это снайперы, причем каждый из них видит как минимум двоих своих. Больше на объекте на данный момент никого нет. Взрывчатка не обнаружена. Об изменениях буду докладывать.

— Проработай варианты незаметного попадания на объект и возможных подходов к снайперам. Кстати, какого они класса?

— Класс «два А». Подходы просчитаю, — Андрей отключился.

— Что такое класс «два А»? — решил уточнить Алекс.

— «Один А» — обычный человек, «два А» — обычный военный или боевик, «три А» — бойцы спецподразделений. Есть еще шкала для энергетиков: «один Б» — боец с классическим энергетическим потенциалом, «два Б» — боец энергетических спецподразделений и «три Б» — боец, имеющий свою систему энергетического боя. Все мои ребята и я, в том числе, относимся к категории «два Б». Лаврентий, как и ты, к «три Б».

Опять засветился экран.

— Мои люди на месте, заняли все ключевые точки. Доступ на объект закрыт сотрудниками милиции. Машины стоящие рядом с объектом эвакуируются службой ГАИ. Периметр перекрыт. Про всех пересекающих периметр буду докладывать, — Федор отключился.

— Давай теперь мы будем решать, как действовать. Есть варианты? — Дима включил схему ипподрома.

— Я войду, открыто через центральный вход и пойду прямо в VIP ложу, а там по обстоятельствам.

— Идея понятна. Все внимание будет сосредоточено на тебе, только вот хватит ли сил подстраховать. Ну, снайперы не в счет, если не поменяем на своих ребят, то просто устраним. В ложе тебе и карты в руки, а вот непознаваемые устройства это проблема.

— Покажи где распложаться твои люди?

— Смотри, здесь трое, здесь и здесь по двое, и пять займутся снайперами. Я буду вот здесь, рядом с ложей, попробую подстраховать. Как держим связь, знаешь? Вот проглоти, — Дмитрий достал жучок.

— Мне бы слышать все переговоры, без дополнительного запроса.

— Учтено, жучок у тебя постоянно активирован. Но мы предпочитаем молчать в эфире, связь только если резко меняется ситуация или грозит опасность. Поэтому мы большое внимание уделяем разработке проведения операции, оговариваем с каждым бойцом, что и как он должен делать. Сейчас как раз пойду готовить группу. У тебя есть выбор — или присоединяйся ко мне или можешь отдохнуть.

— Я лучше побуду один, надо собрать мысли в кучу.

— Тоже правильно. Пойдем, по дороге покажу комнату, там есть все: душ, чистое белье, напитки и даже еда в холодильнике. У тебя есть два часа, потом выдвигаемся. Тебе что-то из амуниции или оружия надо?

— Нет, спасибо. К этой встрече я готов полностью. Может в дальнейшем, когда смогу все ваши новинки опробовать, что-то и возьму.

— Как знаешь, — Дмитрий встал и пошел показывать комнату для отдыха.

Эпизод 17. Ипподром

Сокол уже пять лет был снайпером, его нашли, когда он вернулся с Кавказа. Работы хорошей не было, и он крутился, как мог, чтобы обеспечить себя, жену и своих двоих ребят. Когда он, подрабатывая грузчиком, таскал ящики с пустыми бутылками к нему подошли двое и предложили работать по военной специальности. Быть снайпером, стрелять куда скажут и не задавать вопросов, а денег предложили столько, что вопрос решился сам собой. Первый год его еще что-то точило изнутри — как-то не по-людски стрелять в совершенно незнакомого человека, который не является твоим врагом. У них была группа стрелков и никто не поднимал таких вопросов. «А, я что хуже их?» — говорил он себе и исправно получал деньги и стрелял, опять получал и опять стрелял. Через два года он бы удивился, если бы ему сказали, что он вообще об этом думал.

Сокол лежал на спецподстилке, которую ему дали перед началом операции. Собрали их еще три дня назад, сказали, что будут страховать босса на ипподроме, причем все сразу. Зачем понадобилось пять профессиональных стрелков, ему было непонятно. Последний раз он и Меченый спокойно положили семерых противников, даже не напрягшись, а тут в центре Москвы, на не столь уж большом пространстве разместить пятерых. Он лежал в проходе рядов, было неуютно, зато не дуло. Он в оптику периодически находил других стрелков, убеждаясь, что у них все в порядке. Уже было одиннадцать часов, а значит скоро все кончится. «Время Ч» было назначено на полночь. На территорию въехали машины.

— Наконец наши прибыли, а то сидели тут одни без прикрытия, — проговорил Сокол.

— Разговорчики в эфире прекратить. Начинаем операцию. Перекличка каждые десять минут. Начали!

— Это Сокол, посторонних не заметил. Сектор обстрела просматривается полностью.

— Это Меченный, все тихо, — перекличка пошла своим чередом.

Что-то мелькнуло сзади, Сокол резко обернулся, но никого не увидел.

«Странно, показалось, что ли? А если кажется, то креститься надо», — подумал Сокол и перекрестился. Когда он завершал перекрещение, пальцы ударились во что-то железное. Он посмотрел вниз и увидел торчащее из своей груди красивое блестящее лезвие клинка. Что нож прошил его со стороны спины, он уже понять не успел.

* * *

Пока Гейзер ехал к Беговой улице, ему доложили последнюю оперативную информацию. Три снайпера были заменены своими стрелками. К двум другим подобраться не удалось, но они на постоянном контроле, при обострении ситуации их уберут. На объект въехал один крытый грузовик, два микроавтобуса и три легковые машины. В одной из машин находится генератор помех, накрывший почти всю территорию, что затрудняет сканирование. Предположительно прибыло двадцать человек класса «два А», «три А» и «один Б». Один фонит на уровень «два Б», а может и выше, рядовым бойцам запретили вступать с ним в открытую схватку. Также появилась информация, что перед входом стоит машина ГАИ с двумя инспекторами, а у входа находятся трое военных.

Хонда свернула с улицы и подъехала к входу на ипподром. Из стоявшей у входа машины ГАИ вышел сержант и замахал ему своей палкой.

— Здесь стоять нельзя! Уберите машину!

— А в чем собственно дело? — Гейзер вышел из автомобиля и направился к инспектору.

— У меня приказ освободить всю прилегающую территорию, поэтому уезжайте, — по произношению было понятно, что сержант не москвич.

— Кто постарше по званию есть?

— Вон в машине майор сидит, а зачем? — растерялся сержант.

— А майор, мой знакомый пойду, поздороваюсь.

Гейзер обошел машину, открыл дверцу и сел внутрь.

— Ты чего? — опешил майор.

— Привет тебе.

Гейзер резко ударил его в висок и, не давая завалиться на руль, прижал к спинке сиденья. Потом просмотрел документы и бумаги, лежащие в планшете. Ничего интересного, видимо дежурный патруль привлекли. Он вылез из машины и крикнул.

— Сержант, тебя зовут, — и отошел от распахнутой дверцы.

Когда сержант подошел и нагнулся чтобы спросить начальника, в чем дело, Гейзер ударил его по шее. Этого оказалось достаточно, инспектор осел и как куль завалился внутрь.

Гейзер чувствовал, что за ним наблюдают, а может даже снимают. Видимо решили так примитивно получить на него компромат, если при дальнейшем сопротивление врага пришлось бы кого-нибудь убить. Он подошел к входу.

— Пропуск, пожалуйста, покажите, — попросил парень в форме лейтенанта милиции.

Еще двое рядовых с автоматами стояли за его спиной. Получалось, что они своими телами перекрывали весь вход.

— Да я здесь вчера портфель с документами забыл, вот в нем пропуск и лежит. Пройду я, а на обратном пути покажу пропуск, — Гейзер сделал шаг вперед.

— Не получится. У меня приказ — не пропускать. Придется придти завтра.

— Да я быстро, туда-сюда-обратно, — и сделал еще два шага вперед.

— Стоять! — лейтенант выставил вперед руку.

Один из рядовых направил на него автомат.

— Ты бы его хоть с предохранителя снял, — проговорил Гейзер.

Пока милиционеры размышляли, для чего он это сказал, Гейзер сделал два быстрых шага вперед. Он обошел офицера слева от себя, схватил наставленный на него автомат и одновременно ударил державшего его рядового ногой в туловище, после чего тот отлетел в сугроб, а оружие осталось в руках у Гейзера. Лейтенант полез в кобуру за пистолетом, а второй рядовой, стал снимать с плеча автомат, но все это было медленно, слишком медленно.

Гейзер использовал автомат как обычную дубину. Снизу на подъеме врезал им в подбородок, развернувшегося к нему лейтенанта, потом с размаху опустил приклад на голову все еще возившегося со своим оружием бойца. Повернулся и добил пытавшегося встать офицера, отшвырнув из его руки пистолет, и подошел к рядовому, который все никак не мог выбраться из сугроба.

— Я же говорю, автомат с предохранителя надо снимать, — Гейзер ударил не сильно, но с гарантией отключки минут на двадцать.

Зашвырнув автомат в сугроб, он пошел дальше. Гейзер решил выйти к трибунам через служебный ход, а там просто подняться к VIP ложе. На этом пути был один длинный широкий коридор, идеальное место для засады. Значит, его там ждать не будут и серьезные ловушки не поставят, а обычный заслон его не пугал.

Гейзер дошел до служебных помещений, не заметив ни одного бойца противника. Немного постояв, он уловил присутствие врагов, но все же пошел по выбранному коридору. Когда Гейзер дошел до его середины, вдруг погас свет. Он остановился и, сосредоточившись, стал постоянно сканировать пространство. Получение точной информации было очень затруднительно, генератор помех работал без перебоев и сильно размывал фон.

«Видимо без стрельбы здесь не обойдемся», — решил Гейзер и достал взятые с собой две Беретты и направил их в разные стороны коридора. Оставалось ждать атаки, тогда враг обнаружит себя.

Тишину прорезал легкий шелест ветерка смерти. Нож летел прямо в шею, это Гейзер понял, определив его вектор приложения. Одновременно с другой стороны полетело что-то из серии сюрикен, скорее всего звезда, но ее вектор был смещен. Расчет прост как все гениальное, если противник заметит первый летящий нож, то он сделает шаг назад и попадет под летящую звезду.

«Грамотно сделали», — мелькнула мысль у Гейзера. Он просто присел, совместил прицелы с векторами пролетевших предметов и нажал на курки. После третьего выстрела в каждую сторону он кувыркнулся вперед и упал на пол, как раз вовремя, спереди раздалась автоматная очередь. Пули пролетали выше, но недолго, Гейзер с двух рук сразу подавил огневую точку.

Воцарилась тишина, волна спокойствия накатила на Гейзера, и он понял, что здесь уже ничего не произойдет. Он вернулся в начало коридора и зажег свет. Как он и предполагал, там был убитый в камуфляжной форме. Впереди лежали двое, но они еще были живы.

— Смерть за смерть, — констатировал Гейзер и пошел на выход.

Без всяких эксцессов он вышел к трибунам и поднялся в VIP ложу. Там сидело двое, один в костюме, средних лет с полным бокалом в руке, второй был постарше, в черном балахоне с капюшоном, накинутым на лицо. По всем признакам это был колдун, а исходящая от него энергия выдавала в нем уровень бойца не ниже «два Б».

— Это ваш козырь? — вместо приветствия спросил Гейзер.

— Я Боб.

— Я понял, а где обещанный шеф? Или будем говорить без него?

— Он прислал вместо себя Черного колдуна. Знакомьтесь, это Мститель, а это Гоблин.

— Наслышан, — Гейзер быстро стал вспоминать.

* * *

Лично он Гоблина не встречал, но был наслышан о нем совершенно от разных людей. Отдельно изучал его труды, пока он еще печатался под своим именем, о воздействии колдовства, как на человека, так и на общество в целом. Гоблин подробно описывал колдовскую энергетическую систему, что помогло Гейзеру в разработке теории энергетических систем. Колдун имел известность, имя, а потом произошел конфликт с собратьями. Проходила у колдунов очередная сходка, где на фуршете была и выпивка и девочки. Точно не известно, что произошло, но Гоблина обидели. Он предъявил претензии обидчикам на следующий день во время общего сбора, но большинство колдунов его не поддержало и ему пришлось покинуть сходку. Гоблин проклял всех собратьев, но на этом не остановился, а стал по одному убивать своих обидчиков. Уж, что те не пытались делать, но не правоохранительные органы, ни бандиты, ни они сами, ему помешать не смогли. Он убил всех, доказательств не нашли и от него отстали. А Гоблин втянулся и все равно продолжал убивать сильных колдунов мужчин, поэтому их в России почти нет. За это его и прозвали: последний Черный Колдун или Гоблин. Если Гейзер встречал энергетика называющего себя колдуном, значит либо уровень его был изначально слаб, либо он маскировался под колдуна не найдя свою нишу.

* * *

— Я пройдусь, а в полночь приду и продолжу беседу с тем, кто останется, — Боб встал и пошел вниз.

— Что скажешь, будем сражаться? — мобилизованный Гейзер начал готовиться к поединку.

— А что боишься? Да вижу, что нет. Не пыжься, а то, как солнце засияешь. Нет, Мститель.

— Что нет?

— Драться, а тем более биться мы с тобой не будем. Я вообще симпатизирую твоему начинанию. Я тем же занимаюсь, только конкретных гадов давлю, а ты всех вместе. А после того, как на Остоженке всех раскромсали, я даже тебя зауважал.

— Это не я, — Гейзер не собирался брать на себя это убийство.

— А это неважно, ты запустил маховик, вот он и махнул, а кто исполнители для меня не важно, — колдун так и не открыл капюшон и голос звучал как из преисподней.

— Зачем тогда пришел?

— У меня свои с ними договоренности, да и на тебя посмотреть хотел, кто такой, что умеешь?

— И какой вывод? — заинтересовался Гейзер.

— Если бы ты был хлюпик, я бы со всей моей симпатией к Мстителю, все равно бы тебя замочил. По одной простой причине тебя убрали бы позже, а значит, я подмочил бы свою репутацию, а так, этой организации ты не по зубам. Кроме того, тебя прикрывает синий спецназ, а я пользовался их услугами и против них ничего не имею.

— Что синие так сильно наследили, раз ты их вычислил?

— Нет, мои не заметили. А я чувствую, много чего чувствую. Например, в меня сейчас целятся три снайпера. Значит, пять наших мертвы, а трое заменены вашими стрелками. Это не фатально, но при поединке сильно будут отвлекать. А руководит ими толковый капитан, который все слышит и готов вступить в бой. Выходи, присоединяйся к беседе.

— Привет, Гоблин. Не ожидал тебя здесь увидеть, — сказал Дмитрий, появившись можно сказать ниоткуда.

— Я честно, тоже. Прими соболезнование о гибели епископа. Ты же знаешь, что мы с ним взаимовыгодно сотрудничали.

— Мы думали, что эта встреча могла пролить свет на убийство.

— Однозначно могу сказать, что эта структура к этому не причастна, слабоваты они. Да и энергетическое прикрытие у них мое.

— А кто это мог бы быть? — спросил Дмитрий и присел в углу ложи.

— Не знаю и влезать в ваши разборки не хочу, мне своих проблем хватает.

— У нас новые гости? — Боб вернулся и сел на свое место. — О чем договорились?

— Аргументы, высказанные Мстителем, у меня опровержений не нашли. Я удаляюсь, а вы решайте свои вопросы сами, — Гоблин встал и ушел не прощаясь.

Надо отдать должное Бобу, который даже не показал виду, что остался без прикрытия. Он налил себе стакан виски из стоящей бутылки.

— У меня есть еще один аргумент, — почти прошептал Боб, раскуривая сигару.

— Можно узнать какой?

Боб поднял руку. Прозвучало три выстрела: первый разбил бутылку виски, второй стакан из которого пил Боб, а третий уполовинил сигару, торчащую у него изо рта.

— Красиво попали, — похвалил своих капитан, который чуть раньше раздал стрелкам цели.

— Ты еще жив, потому что, твои не должны были стрелять в нас, а только показать свое присутствие. А так уж, извини, имел бы три дырки в голове, — подытожил Гейзер. — Давай, слушаем твои предложения.

Теперь Боб представлял жалкое зрелище — весь мокрый, залитый виски, на лице сажа от сигары, рука нервно подергивается.

— Как договаривались, все салоны будут закрыты, — выдавил он, сидя в ступоре и смотря в одну точку.

— Ладно, с тобой сейчас говорить бесполезно. Я понимаю, что, закрыв эти салоны, вы будите открывать новые. Если в них будут обманывать людей, я найду тебя, и это будет наша последняя встреча, — Гейзер махнул Дмитрию, и они пошли на выход. — Что теперь?

— Все дороги ведут в «Золотой Альянс». Мы начнем разрабатывать эту фирму, а за тобой остается вопрос обнаружения неземных устройств, — напомнил Дмитрий.

— Да я помню, завтра займусь этим вопросом. Остается еще вопрос, кто сделал резню на Остоженке?

— Ты думаешь не Ева?

— Когда спросим ее, тогда и узнаем. Я там трех подстрелил в коридоре.

— Не бери в голову, на это и есть служба зачистки. Считай, их вообще не было, ты не отвлекайся на пустяки, ведь вопрос так и остался открытым. Кто и зачем убил епископа и главное как?

— Да расслабляться рано, — он пожал руку Дмитрию.

Гейзер дошел до машины. Кругом никого не было, даже машины ГАИ. Он поразмышлял и решил не звонить Алене, а встретиться с ней, как и договорились завтра. Дорога домой ночью много времени не заняла.

Эпизод 18. Свидание

Они встретились в полдень в ресторане «Якорь» на Тверской-Ямской улице. Ресторан был рыбный, и Алексу это понравилось, он очень любил морепродукты и предвкушал экзотические кушанья.

Алена пришла в строгом костюме, что выглядело очень экстравагантно. Во всем красном, кроме белой блузки она очень контрастировала с Алексом, который пришел в черном костюме.

— Рад тебя видеть, — Алекс подарил ей черную розу.

— А я так соскучилась, что ты даже представить не можешь, — и поцеловала его в щечку.

Они не спеша, изучили меню, заказали голубцы с кальмаром, огненное рагу из каракатицы, тигровые креветки, запеченные с соусом с манго по-мексикански и трепанги. Выпить каждый решил свое: она белое вино, он виски.

— Ну, рассказывай, что делал эти дни, чем занимался? — она удобно расположилась в кресле и приготовилась слушать.

— Да, в общем, ничего интересного, рутина, к занятиям готовился и к семинару.

— И какая тема?

— Как зарядить воду для своих надобностей и для оздоровления.

— Ух ты, и что этому можно научиться? — Алена округлила глаза.

— Любой человек может это сделать без особой подготовки, надо только знать некоторые пассы. Хочешь попробовать?

— Что прямо сейчас?

— А почему нет? У тебя есть сейчас негативные ощущения?

— Голова немного побаливает и тяжесть в висках.

— Вот и чудно, то есть я хотел сказать подойдет. Бери стакан с водой за донышко левой рукой, а правой рукой води над ним по часовой стрелке. Закрой глаза и повторяй фразу: я заряжаю эту воду для того, чтобы у меня прояснилась голова и прошла боль. И так несколько раз, — он смотрел, как она это делает и улыбался. — Все хватит.

— И что с этим делать? — она смотрела на стакан.

— Выпей, вот и все.

— И ты считаешь, что я смогла ее зарядить? — спросила она, осушив бокал.

— Знаю, и если провести ее анализ, то прибор это покажет.

— А как же, экстрасенсы, которые за деньги заряжают воду, кремы, мази?

— Пусть это будет на их совести, а люди я думаю, со временем сами разберутся.

— Ой, а голова то прошла, спасибо тебе, — глаза ее источали благодарность.

— На этот раз, это ты сама сделала и можешь так всегда делать даже без меня.

Они плавно перешли к десерту и кофе.

— А как у тебя дела, чем занималась?

— Студенты, сам понимаешь, надо подрабатывать. Вот мы с ребятами из группы большой перевод взяли и работали весь вечер, зато все сделали. А ты в свое время тоже, наверное, подрабатывал?

— Конечно. Рассказать?

— Обязательно.

* * *

Сержант ГАИ Федорчук проклинал этот ужасный день, пятницу тринадцатое. Всего два штрафа за день, а план десять, но это ладно, а вот то, что на левые деньги удалось развести только троих, вообще беда. Останавливал много, но все пустышки, настроение ноль, а еще начальству надо долю отстегнуть, а спрашивается из чего? Он стоял в неплохом месте, как говорят на пьяной дороге, но произвольное выхватывание из потока машин на проверку результата не давало. Вдруг около него остановилась новенькая девятка, из нее вышел совсем молодой парень и подошел:

— Здравствуйте, меня зовут Алекс, я хотел бы с вами поговорить.

— Сегодня не лучший день для беседы, — сержант был явно недоволен.

— Я думаю, это может принести нам обоим доход.

— Тогда привет и говори.

— Я студент и мне, как и всем, надо подзаработать денег, на стипендию не проживешь.

— Знаешь, студент, и на зарплату не проживешь.

— Вот и предлагаю создать временный трудовой союз, для пополнения нашего бюджета.

— Это как? — инспектор стал проявлять интерес.

— Я тебе указываю машину, ты ее останавливаешь и проверяешь. Водитель за рулем будет иметь алкогольное опьянение. Дальше уж твоя работа, деньги пятьдесят на пятьдесят.

— Откуда знаешь, что водитель пил?

— Это уж моя работа.

— Допустим, но мне клиента разводить, а потом еще с начальством делиться, поэтому семьдесят процентов на тридцать.

— Ладно, торговаться не будем пусть будет сорок процентов моих и шестьдесят твоих, а то могу и другому предложить.

— Умеешь убеждать, в общем договорились. Теперь давай убедимся, что ты это сможешь.

— Пожалуйста, вот видишь, третья машина Волга, останавливай.

Сержант замахал своим жезлом и остановил указанную машину. Алекс, чтобы не мешать, сел в свой автомобиль и стал ждать.

Минут через двадцать Волга уехала. Сержант подошел к девятке и сел на место пассажира.

— Вот твоя часть, — сказал он, отдавая деньги, — а если бы я не отдал?

— Второй машины не было бы. Я же не на один раз, а с перспективой.

— Студент, ты же сам водитель, неужели тебе их не жалко?

— Вопрос на вшивость. Знаешь, те, кого будем глушить, того стоят, и ты их не жалей — это потенциальные убийцы. А кто случайно, по непредвиденным обстоятельствам попал, таких водил я тебе указывать не буду, даже не проси.

* * *

— Так три года я имел добавку к стипендии, пока не начал хорошо зарабатывать сам.

— Ну, ты даешь! Весело тебе жилось.

— По разному. Помнишь, ты говорила, что Ева летала на остров в Тихом океане, а сама то там была?

— А тебе зачем, позагорать хочется? — улыбнулась она.

— Очень хочется, и не одному, а с тобой.

— Если вместе, то я согласна. А на острове я была, даже два раза. Там прекрасно, обалденный пляж, пальмы, чистейшее море и, главное, никого больше нет, только те, кто прилетает на ее самолете.

— А как же жилье, еда и обслуживание?

— Там живет постоянный обслуживающий персонал. У них долгосрочные контракты без возможности покинуть остров.

— А если кто-то случайно заплывет туда?

— О, там знаешь, сколько охраны, у них даже ракеты есть, как их там, забыла какие.

— Видимо земля-воздух?

— Ну, что-то такое, — и она изящно махнула ручкой, типа мне все равно.

— А зачем такая охрана?

— Мне Ева по секрету рассказала, что в другой части острова расположены хранилища «Золотого Альянса». Там золото, ценные бумаги, деньги, брильянты.

— Оригинальное решение для сохранения ценностей. Могут же ограбить?

— Так многие думали, мне Ева показывала кладбище, где похоронены все, кто прибыл туда без приглашения. Их там очень много, и там нет тех, кто не долетел и кто утонул, их уж точно не искали.

— А тебе то показали хранилище или не доверили?

— Ты знаешь, а Ева туда тоже не ходила. Мы всегда были вместе и я бы узнала.

— Странно у них там все. Приезжает начальник и не ходит на главный объект.

— Тебе то что?

— Да вот хотел встретиться с Евой Борисовной и взять у нее разрешение на двухнедельный отпуск с тобой на островах.

— Интересная идея, но сейчас ее нет в Москве, она скорее всего в загородном доме на Истре.

— Ну, появится в городе — зайдем. Походатайствуешь?

— Пойдем только вместе.

— Договорились. Куда теперь направимся? — спросил Алекс, расплатившись по счету.

— Тут рядом, ехать не надо, все уже заказано, — заговорщицким голосом произнесла Алена и потянула его к торцу здания.

На рекламном щите было написано: «VIP Сауна». Ниже маленькие буквы гласили: «Круглосуточно. Бассейн. Еда из ресторана».

— Нам сюда, — Алена потащила его внутрь.

— Но после еды не парятся!

— А кто тебе сказал, что мы будем париться? — томно спросила она.

— Никто, я так подумал.

— Молодой человек не о том должен думать.

Алена подошла к администратору, что-то ей сказала и та сразу засуетилась.

— Прошу вас сюда. Вот ваш кабинет, это парилка, это простыни и полотенца, это напитки согласно заказу, это бассейн, не очень большой, но глубокий. Вот отдельно пластиковая крышка, закрывающая бассейн, как и заказывали, открывается она внутри вот этим рычагом. Если захотите что-либо заказать, я к вашим услугам.

— Спасибо, — Алена закрыла за ней дверь.

— И что это значит? — Алекс уже ожидал очередной сексуальный подвох.

— Всему свое время. Пойдем, погреемся, — и она стала раздеваться.

Пять минут Алекс просто стоял и смотрел, как она молча грациозно раздевается. Она же не могла сделать это просто, ей же необходимо было каждый фрагмент своего тела не просто оголить, а открыть медленно, с поворотом или изгибом тела так, чтобы Алекс видел все ее прелести. Это не был стриптиз, это не было простое раздевание перед мужчиной, это был божественный момент превращения куколки в бабочку. Полностью раздевшись, она изящно завернулась в полотенце и зашла в сауну.

Ему понадобилось сорок секунд, чтобы присоединиться к ней. Алена лежала на полке и было видно, что полностью расслабилась. Он подошел и стал нежно и медленно проводить ей рукой от пальцев ног все выше и выше. Вот и полотенце, оно стало задираться, пока совсем не открылось.

— Что ты делаешь? — она открыла глаза.

— А как ты думаешь? — он положил ладонь ей на грудь.

— Я думаю, что ты хочешь меня совратить и это ужасно.

— Почему? — он убрал руку.

— Мы же не будем заниматься с тобой этим в парилке, как обыкновенные любовники? — она накинула полотенце обратно.

— А как тогда? — Алекс опять был в тупике.

Алена взяла его за руку и вывела к бассейну.

— Я смотрю, тебе оральная стимуляция не нужна, ты и так уже готов, — сказала она, посмотрев на поднявшееся полотенце у него между ног. — Ты знаешь, что если человеку ограничить доступ кислорода, то экстаз во много раз сильнее?

— Это все знают. Любители затягивают ремень на горле и понемногу сдавливают петлю. И когда экстаз накладывается на кислородное голодание, то это увеличивает силу кайфа. Но я душить тебя не стану.

— И не надо, мы займемся сексом здесь, — и она прыгнула в бассейн.

Алекс последовал за ней, не совсем понимая, что она хочет.

— Мы займемся сексом под водой. Кстати, ты помнишь куда? Я еще к любовным отношениям не готова.

— Да помню, я, помню.

— Вот смотри, мы закрываем крышку бассейна, чтобы у некоторых не возникло паническое желание, вынырнув, подышать. А как закончишь, вот этой ручкой и откроешь.

— А если ты не выдержишь?

— Тогда я открою, но я то занималась подводным плаваньем, поэтому ориентируйся лучше на себя, — Алена стала закрывать крышку.

— Подожди, когда закроешь, уже дышать не сможем.

— И что? Для этого и закрываем.

— Тогда давай сначала попадем куда надо, а потом закроем.

— Ладно, только закроешь тогда сам, — и она повернулась к нему спиной и наклонилась. — Ниже, же, ниже! Ну, вот попал, точно вошел! Давай закрывай!

Алекс, конечно включал в свои тренировки упражнения нахождения организма без воздуха и добился очень неплохих результатов. Он мог не дышать до пяти минут, если подключить внутренние резервы, то мог выдержать и до семи. Но это в спокойном состоянии, а тут надо было двигаться и не просто, а ускоряться, то есть расход кислорода должен к концу процесса увеличиться, а его запас в организме наоборот уменьшиться. Поэтому Алекс не стал задерживаться на старте и как только закрыл крышку, резво принялся за дело.

Ощущения в начале были, как и обычно, только с поправкой на воду, все-таки не самая лучшая смазка. Потом, действительно повышение концентрации двуокиси углерода в крови вызвало гиперкапнию, а это привело к возникновению необычного чувства, разлившегося по всему телу. Это была всеобщая истома, то есть получить удовлетворение теперь хотела каждая мышца и каждая косточка и эти ощущения медленно, но нарастали.

Алекс понял, почему нельзя так делать с удавками и почему люди иногда от этого гибнут. Главный вопрос был не кончить, это он мог в любой момент, а именно в постоянном нарастании всеобщего удовлетворения. Хочется затянуть процесс, а самосохранение говорит стоп, пора дышать. Так как Алекс видел, что Алена двигает в такт движений рукой, показывая ему, что она еще жива и ориентируйся на себя, он до максимума затянул процесс и почти пропустил точку возврата. Завершил все даже не он сам, а тренированное чувство самосохранения, спровоцировавшее ярчайший оргазм, какого он не испытывал еще ни разу. А запаса сил на распрямление и открытия крышки не осталось, и он всей силой легких на вздохе заглотнул воды. Правда, сразу выплюнул, но откашливался еще долго.

Алена, тоже встала, но отдышалась намного спокойней его. Она поцеловала его в щечку и отправилась в парилку. Алекс пришел в себя, попил воды и отправился тоже погреться.

— Ну, как ты? — спросила она.

— Да знаешь, как-то не готов к таким экспериментам.

— Я не ожидала, что ты столько протянешь. Просто я хотела тебе показать, что может чувствовать человек.

— Да уж, это вряд ли забудешь. Но я готов общаться с тобой просто как парень с девушкой. Не знаю, смогу ли я заменить Еву или другую девушку, но давай попробуем.

— Я так ждала от тебя этих слов, — она обняла его, — давай попробуем. Я так уже привыкла к тебе и хочу, чтобы у нас все получилось, будем считать, что у нас ничего не было. Я хочу быть обычной девочкой, которой понравился обычный мальчик и она хочет обычной любви. А вдруг получится?

— Все может быть.

Алекс явно не был готов растекаться чувствами как романтик, но женский порыв оценил положительно. Он еще не полностью верил ей, все последние события косвенно или напрямую были связаны с Аленой. Как сложатся их отношения, и как они будут развиваться, покажет только время.

Эпизод 19. Воплощение смерти

Алена поехала по своим делам, а Гейзер решил поехать домой и заняться нерешенной проблемой обнаружения неземных ловушек. Не зная этих устройств и не видя их работы, найти способ их обнаружения было невозможно. По этой причине Гейзер видел только один вариант и этот вариант был связан со смертью.

Гейзер очень много времени уделял вопросу жизни и смерти. Много занимался и пытался сделать в этом направлении свои открытия и даже добился в этом неординарных результатов. Закон жизни гласил, что сроки смерти человека фатально заданы, он проводил эксперименты, делал опыты и однозначно убедился в этом. С другой стороны, он установил несколько фактов изменения срока жизни человека, тоже бесспорные факты. И эта нестыковка и толкала его в этот не простой мир. Мир, принадлежащий смерти.

Первый постулат, который он вывел, когда начал работу: если произносишь, зовешь или просто часто думаешь о смерти, то она приходит к тебе и находится рядом. Имеется в виду не сама смерть, а одно из ее воплощений. Их у нее бесконечно много, но к тебе приходит обычно одно из них и ведет тебя до конца твоих дней. Отсюда вывод, не поминай всуе не только господа бога, но и Госпожу смерть, так как она может забрать тебя или, хуже, людей, находящихся рядом с тобой.

Второй постулат он вывел экспериментально: с воплощением Госпожи можно общаться и даже договариваться. То воплощение, что занималось самим Гейзером, он назвал Кэрри. Конечно, это было мало похоже на диалог между людьми, это скорее напоминало энергетическое общение двух сущностей на определенной волне. Сначала он долго не мог выйти на данную волну, пока не понял, что здесь должна помочь музыка. Именно музыка как разновидность искусства, воплощающая идейно-эмоциональное содержание в звуковых художественных образах. Гейзер пробовал разные стили и жанры, но эффекта не было. Используя яснознание, он пришел к простому выводу, что надо использовать аналогию в названии группы или в имени исполнителя или в песнях. Задав программу поиска, он уже через пять минут нашел двойное совпадение: рок-группа носила название «Бессмертные», а гитариста звали Маклауд. Скачав их диск, Гейзер нашел песню «Каменные крылья», которая сама его настраивала на нужную волну, а тембр солистки, Лу Рокс, и ее психическая сила голоса, открывали нужное диалоговое окно. После этого работа с Кэрри упростилась и стала продвигаться значительно быстрее.

Третий и самый важный постулат: дату своей смерти, можно поменять с датой другого человека. Соответственно или продлить срок своей жизни или, если ошибешься, сократить его. В этом была гениальность понимания проблемы, то есть человек избежавший смерти не обманул ее, она просто взяла другую жертву. И срок жизни того переходит к счастливчику, при этом можно было предположить, что так можно жить вечно, оказалось, нет. Человек, поменявший свою дату смерти, становится в первых рядах, на такую же замену. Таким образом, когда другой человек спасается от несчастного случая, то Госпожа выдергивает в первую очередь из своего списка того, кто уже менял свою дату с кем-то раньше. Теперь главное направление работы Гейзера было разработать систему продления жизни за счет замены, а также что пока не получалось — это осознано выбирать человека для этой цели. Гейзер вспомнил один характерный случай, случившийся два года назад.

* * *

На очередном симпозиуме к Гейзеру подошел молодой маг Вовчик. Он постоянно тусовался в шоу бизнесе и имел очень много знакомых в этой среде. Маг он был слабенький, воин вообще никакой, но по ушам ездить бомонду умел первоклассно. Кого-то подлечит, кому-то что-то найдет, но в основном его знали как специалиста по нахождению угнанных машин.

Вначале он познакомился с группой угонщиков, показал им несколько фокусов и убедил, что надо поработать вместе. Затем намечал из тусовки даму поглупее и желательно одинокую, вскоре у нее угоняли ее любимую крутую тачку. Она вся в слезах, а тут ей на ушко подруга говорит, что знает мага, который может, если заплатить, найти машину и знакомит ее с Вовчиком. Дальше начиналась его лебединая песня — сначала он втирается в доверие, используя магические приемы, а затем находит ей машину, за деньги. После этого он попадает даме в постель, а потом и ко всем ее благам. Наигравшись и изрядно подоив ее финансы, он переходил к следующей жертве.

Группу угонщиков выследили и взяли с поличным. Вовчик отвертелся, благодаря опять же своим связям, но больше он с угонщиками не связывался, хотя слава продолжала ходить за ним по пятам. Вот такой субъект подошел к Гейзеру с предложением, что само по себе уже было интересно.

— Здравствуй, Гейзер. У меня к тебе есть дело, — заговорщеским шепотом сказал Вовчик.

— Машины искать будем? — улыбнулся Гейзер.

— Да какие там машины, мне надо спасти одного ребенка.

— Спасай, а я причем?

— У меня есть знакомый олигарх, у него ребенок с редкой болезнью, я забыл, как называется, но врачи говорят полгода и смерть. Это же подтвердили все целители, куда он обращался. Никто не рискнул его обманывать, сам понимаешь если что не так, то им хана.

— И ты хочешь, чтобы хана была мне?

— Нет, что ты. Просто у нас говорят, что ты специалист по таким вопросам. Могу передать тебе эту проблему, кстати, вот фотография его сына.

На фотографии был мальчик лет девяти, хотя он улыбался и выглядел бодрым, Гейзер сразу понял, что ему недолго осталось жить. Яснознание говорило четыре месяца.

— А тебе какой резон от этого?

— Не беспокойся, я только за то, что нашел кого-то, готового решить данную задачу получу достаточно, а там уж твое дело.

— Дай подумать, — Гейзер присел в кресло и, закрыв глаза, ушел в себя.

— Да конечно, я буду рядом, — и Вовчик стал нарезать круги вокруг кресла.

Идея была не столь абсурдна, чтобы сразу отказаться. Конечно, пробовать такой вариант с влиятельным человеком не лучшее начало для практической работы. С другой стороны, он уже достиг такого уровня, чтобы перестать бояться наездов, да и риск работы будет прилично оплачен.

— Вовчик, я согласен попробовать. Забивай стрелку и смотри, если что не так, я не олигарх, быстро убивать не буду.

— Да ты что, чтобы я своих ребят подставил. Никогда, — и гордо показал знак виктории.

К концу симпозиума подбежал радостный Вовчик.

— Через час за тобой машину пришлют и тебя отвезут на встречу, — зашептал он.

— Я и сам могу доехать.

— Не ругайся, у каждого свои понты. Потом привезут обратно.

Гейзер с ним спорить не стал. Через час к входу подъехал лимузин, из него вышел обычный неприметный охранник и подошел к Вовчику. Они поговорили, после чего подошли.

— Это Павел, а это Гейзер, о котором я говорил. Все ребята пока, у меня дела, — и Вовчик быстро удалился.

— Прошу вас в машину, к вашим услугам бар и диски с любыми фильмами.

— Хорошо, я разберусь, сколько ехать?

— Часа полтора. Мы поедем в загородный дом, где сейчас находится мальчик, туда приедет и Вадим Николаевич.

Это время Гейзер провел совсем неплохо, посмотрел любимый боевик, потягивая виски. Машина остановилась, въехав во двор, Павел открыл дверь:

— Проходите к дому, вас там ждут.

Гейзер пошел по дорожке разглядывай экзотические цветы и деревья. За садом наверняка ухаживал не один садовник, и им было, чем гордиться — сад был великолепен. Навстречу шел бугай килограммов за сто пятьдесят, по его лицу было понятно, что он не в духе и ищет, на ком бы отыграться.

— Пойдем за мной, но сначала дай я тебя обыщу, — пробасил бугай.

— Не дай, а дайте. И здороваться надо.

— Как хочу, так и говорю. Расставь ноги, обыск начался, — он положил руку на плечо Гейзеру.

— Не надо меня трогать, последний раз говорю, учти, — и резко ударил по руке бугая, которая отлетела как на шарнире.

— Ты чего, не понял, я тебя должен обыскать, а сначала долбануть, — и бугай попытался схватить противника за грудки.

Гейзер не стал больше вести переговоры, а просто врезал бугаю нагой, сломав ему коленную чашечку. Надо отдать тому должное, он не заорал, не упал, а тупо попытался одним ударом убить обидчика. Гейзер немного отклонился, и когда гора мышц пролетала мимо, ударил коленом в поддых. Бугай согнулся пополам и получил той же коленкой по подбородку, что вызвало нокаут. Единственное, что огорчало, это поломанные кусты роз, куда бугай упал отдыхать.

Пройдя до дома, и никого не встретив, Гейзер зашел на веранду. В кресле сидела очень красивая женщина, с очень грустными глазами. Вспомнив фотографию, он понял, что это мать мальчика, скорее всего, это был поздний и единственный ребенок, и с ним у нее было связано все. Увидев его, она встала и протянула ему папку.

— Здравствуйте, это вам, прочитайте, — и она ушла в комнату.

Бумаги оказались медицинской картой и выпиской ее сына Николая. Медицина расписалась в своем бессилии, жить Коле оставалось несколько месяцев.

Очень скоро приехал его отец, быстро вошел, представился, пожал руку Гейзеру, предложил ему сесть и сам рухнул в кресло. Создавалось такое впечатление, что он боялся куда-то опоздать.

— Вы в курсе болезни моего сына? — спросил Вадим Николаевич.

— Да, я читал медицинские выписки. Но это для меня не имеет значения. Вы знаете, чем я занимаюсь?

— Мне сказали, что вы можете помочь, а значит вылечить.

— Совсем не так. Вашего сына вылечить уже никто не может, это надо понять на все сто процентов.

— А как же? А зачем тогда вы приехали? — голос его дрогнул.

— Один из вопросов, которым я занимаюсь — это изменение срока жизни человека. Рассказывать вам теорию я не буду, но можно попробовать хотя бы отодвинуть срок смерти вашего сына.

— Извините, я ничего не понял, — для успокоения Вадим Николаевич налил себе выпить.

— Хорошо, слушайте. Ничего нельзя сделать, если уже произошла биологическая смерть. Биологическая смерть человека констатируется по комплексу признаков, связанных с «витальным треножником»: деятельность сердца, сохранность дыхания и функция центральной нервной системы. Смерть представляет собой необратимое прекращение жизнедеятельности организма, неизбежный естественный конец существования всякого живого существа. Непредсказуемость, неизбежность, неожиданность и подчас незначительность причин, приводящих к смерти, выводили само понятие смерти за пределы человеческого восприятия. Вот этими запредельными восприятиями я и занимаюсь.

— И как это можно применить? — олигарх налил себе еще коньяку.

— Если болезненные процессы у мальчика не зашли так далеко, и он может полноценно жить, то я предлагаю такой вариант. Я пробую поменять его дату смерти с датой смерти другого человека. Вот и все.

— А что для этого должен сделать я?

— Вы должны в трезвом уме и здравой памяти понять и дать согласие на следующее:

Первое — гарантий такой замены я обеспечить не могу.

Второе — если произойдет замена, то я не смогу сказать, сколько Николаю удастся прожить.

Третье — я не знаю человека, на кого конкретно будет произведена замена. Это может быть ваша жена, вы, да и я сам не гарантирован от этого.

Четвертое — самое главное, этот человек умрет в тот срок, который уготовлен вашему сыну, то есть через три-четыре месяца.

— Вы такое уже делали? — голос Вадим Николаевича обрел уверенность.

— Да, но это к делу не относится, каждый случай индивидуальный.

— И что вы за это хотите?

— Если все получиться, то мне надо будет заказать и оплатить кое-какое оборудование для своей работы.

— А если не получится?

— Тогда на ваше усмотрение. Все-таки лишний раз напоминать Госпоже о своем бренном существовании просто так не резон.

— Хорошо, я подумаю и в ближайшее время вам сообщу. Кстати, извините меня за моего охранника. Я его уже уволил.

— Тогда уж вы извините меня, за сломанные кусты роз.

Через два дня Вадим Николаевич позвонил и сказал, что он согласен. Через полгода Гейзеру купили оборудование. Еще через год Коля поступил учиться в элитную школу в Лондоне. С каким человеком произошла замена дат смерти, выяснить не удалось.

* * *

Гейзер приехал домой и подготовился к работе. Он достал остатки неземных приборов взятых у Андрея и положил их на стол. Включил диск «Бессмертных» на круговое прослушивание и, сев в кресло, полностью расслабился. Идти на контакт с Кэрри всегда было опасно. Она, как представитель самой Госпожи смерти, могла легко задуть свечу жизни любого человека, поэтому Гейзер выбирал такое время для работы, чтобы никого из родных или знакомых рядом не было. Конечно, желательно, чтобы близко от него вообще людей не было, но это не всегда выполнимо.

Тяжелый ритм музыки позволил ему быстро настроиться на нужную волну, и у него началась своя беседа с Кэрри на энергетическом языке. Очень условно ее можно озвучить так:

— Здравствуй, Кэрри.

— Это кто?

— Это Гейзер.

— А, это Гейзер. Тебе еще рано умирать.

— Да, я знаю.

— Откуда знаешь?

— Ты говорила в прошлый раз.

— Да могла говорить. Зачем пришел?

— Я хотел тебя попросить.

— Кто должен умереть?

— Нет, я не про это.

— А про что?

— Ты говорила, что мне еще рано умирать.

— Да говорила.

— Против меня применяют неизведанные устройства.

— Да применяют.

— Но если оно сработает и я буду рядом, то умру.

— Да умрешь.

— Но это будет не мой срок?

— Да не твой. Давай поменяем на твой.

— Нет. Пусть все идет, как задумала Госпожа.

— Это правильно.

— Тогда покажи мне, как распознать эти устройства.

— Зачем?

— Чтобы я не умер раньше своего срока и не подвел тебя, а ты Госпожу.

— Это правильно.

— Тогда покажи, как их определять. Вот их остатки.

— Это неземное.

— Я знаю, покажи, как их определять.

— А зачем?

— Так хочет Госпожа.

— Тогда правильно.

— Тогда покажи.

— Смотри.

— Спасибо.

— Кому?

— Тебе.

— Мне не говорят «спасибо».

— А что тебе говорят.

— Обычно «я умер и я пришел».

— Тогда прощай.

— Мне не говорят «прощай», мне говорят: «до свидания».

— Тогда до свидания.

— Нет, оставайся.

— Нет. Не могу.

— Почему?

— Госпожа сердиться будет.

— Плохо. Иди.

Гейзеру удалось вырваться, и он с облегчением вздохнул, все труднее и труднее было от нее уходить. Приходилось придумывать новые способы, помогающие выйти из этого потока. Он просто умел пока еще выдавливать себя оттуда. Если неподготовленный человек попадал в такой поток, то вырваться оттуда он уже не мог.

То, что показала, а точнее дала прочувствовать Кэрри, было уникально. Сам Гейзер мог годами искать ответ и не найти, а теперь он знал, что сможет определить устройства и приборы такого типа.

Гейзер набрал номер:

— Привет, Дима. Как дела?

— Не можем выйти на Еву. В московском доме ее нет, на работу не выходит.

— Я узнал, что у нее есть загородный дом где-то под Истрой.

— Странно, мы ничего не смогли узнать про него. Проверим. Как твои дела?

— Я смог найти способ определять опасные устройства. Больше мы в ловушку не попадем.

— Молодец, тогда просьба к тебе, не присоединишься ли к нам? У нас крупный заказ, но вдруг там будут ловушки, тогда поможешь их определить.

— Что за работа?

— Очень смахивает на работу Мстителя. Приезжай на базу.

— Хорошо. Скоро буду.

Эпизод 20. Конец беспредела

Гейзер успел как раз на оперативное совещание, которое проходило в небольшом зале. Совет собрался в полном составе, и присутствовало еще два старших оперативника. Сначала докладывал Андрей:

— К нам поступил новый заказ. Категория оплаты люкс. Необходимо ликвидировать на территории России религиозно фанатические секты. Первыми в списке стоит «АУМ Синрике». Вторым номером — «Белое братство». Вот краткая информация.

«Белое братство» — полное наименование Вселенская церковь «Великое Белое братство», известна также как «ЮСМАЛОС». Деструктивная секта, близкая к течению Нью-эйдж, основанная в девяносто первом году в Киеве бывшей комсомольской активисткой Мариной Цвигун и бывшим инженером НИИ кибернетики Юрием Кривоноговым. Они смогли заставить уйти из дома тысячи русских молодых людей и пойти за Марией Дэви Христос, используя сильное гипнотическое и наркотическое воздействие, подавляя их волю и разум. Делают из ребят управляемых рабов. Человеку уже не надо ни материальных, ни социальных благ, он проповедует только идею «Белого братства». Но даже если ребят выдергивали из этой среды и убирали вредные воздействия, восстановить им психику удавалось не всегда.

Еще хуже обстоит дело с насаждением несвойственных нам идеологий с Востока «АУМ Синрике». Полное название организации — «Религиозная корпорация АУМ Синрике» или «Учение истины АУМ». Организация была основана в июле восемьдесят седьмого года Тадзуо Мацумото, сейчас Секо Асахара. Это синкретическая секта, базирующаяся на буддизме ваджраяна.

Название в переводе с японского означает «Путь к истинной энергии познания». Секта была основана после того, как Мацумото семь лет практиковал буддизм в Гималаях и взял себе имя Секо Асахара. Асахара в учении именуется Духом истины и рассматривается как Будда, Христос, Индра, король асуров, строитель всех мировых пирамид, основатель цивилизации каменного века, воплощение всех человеческих знаний, слуга Шивы. Кроме того, почитаются буддийские и индийские божества, среди которых особо выделяется как раз Шива.

Формально для сектантов соблюдается принцип строгой ахинсы, то есть воздержание от нанесения вреда всему живому. Считается, что близок конец света и весь мир погибнет в атомной войне, которая будет развязана Японией против США до две тысячи третьего года.

Центр секты находится в Токио, штаб-квартира — в Фудзи. Филиалы — в крупных городах Японии, на Цейлоне, в США, Германии и России.

Имея целую сеть в России, она довольно быстро завоевала популярность и вовлекла в свою деятельность более двадцати тысяч человек в различных городах, значительная часть из которых не только приняла их догмы, но и отдала секте свои материальные сбережения и даже свои квартиры. По полученной информации секта готовит ряд террористических актов, и у них появился газ зарин.

Эти секты имеют поддержку среди известных политиков и генералитета правоохранительных органов. Лоббировано большинство депутатов и ждать принятия законов о запрещении подобных сект не приходится. В связи с этим мы и получили этот заказ.

Наша задача: первое — разыскать факты дискредитирующие «АУМ Синрике», выдавить ее обратно в Японию и при этом не допустить применения зарина в России. Второе — желательно найти компромат на пророков «Белого братства» и передать их правоохранительным органам для открытого суда.

Заказ носит явно социальный характер и в его исполнении могут быть заинтересованы многие. Например, спецслужбы, у которых связаны руки или патриархия, у которой переманивают прихожан тысячами, просто богатый человек или группа людей потерявшие своих близких. Поэтому если мы выполним все успешно, организация может заработать себе репутацию благонадежной. Это очень важно в связи с постоянно меняющейся обстановкой в стране.

Сегодня мы работаем с Московским центральным офисом «АУМ Синрике». В охране его около дюжины спецбойцов, которые фанатично преданы Секо Асахара. Их нужно ликвидировать и выйти на руководителя центрального региона в России под именем Рийо, который является основным и полномочным представителем секты. Вот его фото и фото его телохранителя Такеши. Это самый опасный боец, проходивший подготовку в Японии. По косвенным данным он может быть замешан в убийствах сектантов.

Для обнаружения возможных ловушек мы пригласили принять участие в операции Гейзера. Ему же предлагаем обезвредить Такеши и переговорить с Рийо. На базе наверняка будет много рядовых сектантов, которые попали в секту по принуждению, на этот раз желательно избежать жертв среди них. Вот здесь вся оперативная информация.

Андрей раздал всем папки с информацией, после этого встал Дмитрий и доложил:

— Сеть «АУМ Синрике» находится в разных городах. Сегодня мы попытаемся воздействовать через Рийо на всю сеть религиозной секты. Если не удастся придется делать зачистку в каждом городе отдельно. Занятия они проводят на Большой Грузинской улице, но провести там операцию тихо не удастся, поэтому выбрали их загородную резиденцию. Выезжаем через двадцать минут, сейчас подготовка.

Все стали расходиться. Гейзер подошел к Андрею.

— Все хотел тебя спросить, ты придумал позывные Бим и Бом?

— Я, а что?

— Приятно иметь дело с человеком, у которого есть чувство юмора.

— Ты же сам понимаешь, бойцов надо воспитывать не только физически, но и головой думать. Если их устроили позывные, значит, они и есть Бим и Бом, — заулыбался начальник аналитического отдела.

— Ребята то не плохие, — заступился за них Гейзер.

— Я знаю. Пойдем, я тебе покажу, какая у нас аппаратура есть, может, что понравится или что посоветуешь.

— Пойдем, у меня своей тоже хватает, может что-то и объединим.

Через два часа три машины остановились у въезда в один из дачных поселков. Зимой здесь было тихо и спокойно, зимующих было от силы десять домов, что было видно по дымящимся трубам. Дом, где располагалась японская религиозная секта, находился на крайней улице. Из одной машины вылезли трое бойцов и разошлись в разные стороны для проведения разведки. Через двадцать минут они доложили, что дом совсем не безобидный. На чердаке был оборудован наблюдательный пункт, и у часового была винтовка, скорее всего с оптическим прицелом. По периметру забора бегали кавказские овчарки, а в гостевом доме находились вооруженные люди. В центральном доме было много людей и на расстоянии нельзя определить, кто из них вооружен, а кто нет.

Решили подстраховаться, один из бойцов, ушедших на разведку, был снайпером. Он должен был занять удобную позицию и убрать стрелка с чердака, а также собак, после этого двое бойцов должны были заблокировать гостевой дом и разобраться с охраной. Гейзер, Дмитрий и еще два бойца должны были взять на себя центральный дом, добраться до Рийо и выдвинуть ему свой ультиматум. Первым должен был идти Гейзер и при обнаружении внеземных устройств отменить операцию на любом ее этапе. Время начала операции было назначено через пятнадцать минут.

* * *

В это время Такеши сидел на третьем этаже и не знал чем заняться, дернуло же его уехать из Японии, охранять этого тупого Рийо. Его, одного из лучших бойцов школы «Холодного Дракона», но для свободной жизни ему нужны были большие деньги, а эти фанатики платили в пять раз больше, чем он мог заработать на родине. Да и делать, в общем, ничего не надо было, только сопровождать босса и развлекаться.

Развлечения эти были своеобразными. Главная работы секты была подсаживание москвичей на фанатичную религию, проповедующую святым Секо Асахара. Некоторых приходилось подсаживать на психотропные препараты, но у большинства крыша съезжала сама просто от проповедей. Наверное сказывалось их религиозное невежество, ведь если человек не верит в своего бога, его так легко обратить в чужую веру. Когда люди доходили до нужной кондиции их заставляли передавать секте свои сбережения и недвижимость — это был главный доход секты. Если в семье человека оставались родные люди, мешавшие переоформить недвижимость, то их заманивали в секту и также обрабатывали. Особо упертых родственников просто вывозили сюда на базу и убивали.

На определенном этапе, уже передавшие все свое имущество, люди начинали мешать секте. Могла возникнуть ситуация, когда сектантов начинали искать родственники, считая тех психически больными, и пытались вытащить из секты. Значит могли пойти судебные процессы расторжения сделок с недвижимостью, а этого нельзя было допустить.

Их убивал Такеши, и это было его одно из развлечений. Он вызывал их к себе в комнату на третий этаж и отрабатывал удар с отсрочкой смерти. Ударит и ждет, не получится — еще ударит, вскоре он натренировался так, что через десять минут после удара человек умирал. Такой практики в Японии он получить не мог. Потом приходили охранники и забирали тело, хоронили всех здесь же на территории участка.

Основным же развлечением Такеши было издевательство над фанатками. Рийо очень любил баловаться с молоденькими белыми девушками. Специальный человек в секте отвечал за их отбор и подготовку для духовного наставника. Когда девушка была уже в фанатичном бреду, ее вызывал Рийо и насиловал. Вернее так это смотрелось со стороны, а сама она считала, что совершает великую жертву во благо святого дела, потом она ему надоедала, и он принимался за другую. Если же девушка к этому моменту уже отдавала все имущество секте, то ее мог забрать Такеши, с этого момента жить ей оставалось совсем немного. Он не любил европеек, он скучал по азиаткам, поэтому японец не просто забавлялся с девушками, а разными способами издевался над ними и потом убивал. Любимым развлечением его была некрофилия. Сначала он занимался сексом, причем только в одной позе миссионера, после этого обычно ломал жертве шею и продолжал насиловать труп дальше. Ему нравилось ощущать под собой остывающее тело девушки.

Единственная операция, которую ему удалось провести вне базы — это разгром оккультного центра. Через свои источники в правоохранительных органах, Такеши узнал, что появился какой-то Мститель и закрывает оккультные центры. Решив использовать эту ситуацию для сталкивания различных школ и направлений в Москве, он, узнав, что центру на Остоженке выставлен ультиматум, решил сделать там провокацию. Получив одобрение от Рийо, на следующий день туда приехали Такеши и еще трое фанатиков с одной целью — зверски убить московских экстрасенсов. Им удалось хорошо поразвлечься и уйти оттуда не замеченными.

Такеши спустился на первый этаж, Рийо проповедовал свои догмы дюжине сектантам сидящим на полу в позе лотоса. Рассмотрев всех, Такеши выбрал одну из девушек и, взяв ее за волосы, потащил к себе наверх. Она не сопротивлялась и покорно шла за ним. Он сорвал с нее одежду, не спеша, рассмотрел, поморщился и толкнул ее на кушетку, снял штаны и пристроился сверху. В самый разгар действия, когда Такеши уже потянулся к ее шее, чтобы ее сломать, он вдруг почувствовал волну смерти пронесшуюся рядом.

Он вскочил и стал надевать свою боевую форму. Прощупав пространство вокруг дома, он понял, что часовой на верху мертв, убиты две собаки и одна ранена. Противник разделился на две группы, одна занялась охраной, а другая вошла в дом. Грамотные действия врага настораживали, но лично Такеши нисколько не испугался. Он поднял девушку и, толкая ее вниз, стал спускать. На втором этаже он столкнулся с одним из врагов, который выглядел вполне внушительно. Такеши толкнул на него голую девушку и ударил ногой, а потом рукой. К его удивлению, тот не только уклонился от ударов, а, переместив девушку в сторону, ответил ему тем же. Девушка отползла в сторону, а двое мужчин сошлись в жестком спарринге, где за ударом шел блок и опять удар. Установившееся равновесие нарушил появившийся еще один противник, который сразу же вступил в бой.

Чувствуя, что начинает уступать, Такеши применил коронный прием. Он выплеснул большой поток энергии известной только ученикам школы «Холодного Дракона» — это был холодный огонь. Энергетический поток взламывал все защитные барьеры и сжигал организм человека изнутри. Первой умерла девушка, потом стало плохо второму бойцу. Другой же боец не только держался, но он сумел схватить своего напарника и столкнуть его вниз по лестнице. Сам развернулся и выпустил зеленый луч прямо в голову Такеши, который ушел в глухую защиту, так как встретил такой тип энергии впервые. Ему пришлось ослабить свой поток, чем сразу воспользовался противник, который нанес еще один энергетический удар виде черной дыры. Впервые в жизни боец школы «Холодного Дракона» дрогнул. Он чувствовал, как рушатся все его защитные заслоны, единственно, что он мог еще сделать это уйти от прямого удара. Он сделал прыжок правее, но там его уже ждал жестокий удар, который сломал ему ключицу. Дальше он еще попробовал оказать сопротивление, но вскоре противник сломал ему вторую руку, затем колено и последнее, о чем Такеши успел пожалеть, когда ломались его шейные позвонки, что не успел сегодня сломать шею девушке.

* * *

Гейзер еще раз проверил, Такеши был мертв. Он впервые почувствовал удовольствие от убийства. Гейзер подошел к лежащей девушке, и волна жалости прокатилась по нему, симпатичная, молодая, могла бы жить и жить. Он спустился на первый этаж и увидел Дмитрия, который выглядел вполне оправившимся. Капитан сидел на ступеньках и потирал ушибленное колено.

— Ну, как ты? Живой? — выразил сочувствие Гейзер.

— До смерти заживет. Ну он и двинул по нам. Что это было?

— Попав под холодное излучение, надо его пропускать через себя, а то органы внутри тебя просто сгорят. Обычная защита, наоборот, ухудшает дело, так как происходит концентрация потока. И когда он прорывает твою защиту, тебе наступает хана.

— Ты бы лучше всем это рассказал, а то чуть не сгорели.

— Это обязательно, когда с делами разберемся. Но это не факт, что мы не столкнемся с другими новыми школами, приемами или потоками. Этот Такеши, просто недооценил нас, он не привык встречать достойное сопротивление, поэтому расслабился. Я посмотрел его амуницию, там столько всякого метательного оружия, что если бы Такеши его использовал во время энергетической атаки, то в нас с тобой живого места бы не осталось.

— Будем считать, что нам повезло. Мне, причем, еще и второй раз, когда ты столкнул меня вниз по лестнице. Я твой должник.

— Ладно, что тут нашли?

— Вот смотри, сколько фотографий. Никого не боялись сволочи. Вот убийство сектантов, вот мертвые девушки, вот смотри, Рийо забавляется, плейбой хренов. А вот для тебя интересное — это убийство в оккультном центре «Линия Судьбы» на Остоженке, теперь мы знаем, кто это сделал. Двоих из них взяли живыми, можно будет сдать органам с доказательствами.

— Где этот Рийо, давай с ним поговорим.

— Давай. Эй, Сергей, приведи главного!

В зал вошел японец среднего роста, он прямо источал свою значимость и высокомерие.

— У меня дипломатическая неприкосновенность! И вы ответите за свой произвол! Мне надо срочно позвонить. Дайте мне телефон. Быстро!

Гейзер сделал шаг навстречу и вдруг сильно и точно ударил его между ног. Рийо схватился за свое поврежденное достоинство и, делая движения ртом, как рыба на берегу, упал в угол.

— Не смертельно? — спросил Дмитрий и улыбнулся.

— Нет, конечно. Его бы замочить, но сам понимаю, сейчас нельзя, а вот мужиком ему уже не быть никогда. Ни один протез не поможет, я гарантирую.

Через двадцать минут Рийо уже перестал постоянно охать и взгляд у него стал более осмысленным.

— Еще раз откроешь рот без разрешения, сломаю ногу. Если будешь врать руку. Понял?

Тот закивал.

— Зарин в России есть?

— Какой зарин?

Гейзер замахнулся ногой и сразу услышал.

— Нет, только в Японии.

— Тебя отпустят живым, если ты гарантируешь, что сможешь свернуть деятельность своей секты в России. Если скажешь, что не можешь или нет полномочий, значит, сразу ломаю шею.

— Смогу!

— На ликвидацию московской организации неделя, по России месяц.

— Согласен.

— Серж, отведи его к Федору, пусть обо всем договорятся, — крикнул Дмитрий. — Как думаешь, врет?

— Конечно. Закроет в Москве и ближних городах, а как отпустим, к себе в Японию смотается. В регионах вам придется самим подчищать.

— Подчистим. Такую работу и бесплатно приятно делать, а тут еще и такие деньги платят.

— Ладно, работайте, а я поброжу на воздухе.

Эпизод 21. Алена

Свежий морозный воздух успокаивал и придавал бодрости. После сражения, Алексу захотелось немного ласки и женского тепла. Он набрал номер телефона.

— Привет, целую, я скучал, — выпалил Гейзер.

— Ага, значит, хочешь меня пригласить к себе?

— Да.

— Тогда привет, целую, скоро буду.

— Я приеду через час.

— Я тоже, — и она отключилась.

Алекс попрощался с ребятами, пожал руку Дмитрию и поехал домой. Он приехал всего за десять минут до Алены, но успел навести поверхностный порядок, убрав раскиданную одежду и застелив кровать. Она вошла, поцеловала его и протянула бутылку вина.

— Хочу выпить, за нас.

— Давай раздевайся и проходи.

Они расположились в креслах, в которых сидели совсем недавно в день знакомства. Алекс разлил вино и предложил тост.

— За тебя.

— Нет, давай выпьем за знакомство.

— А мы разве не знакомы?

— Не совсем. Как у вас сегодня получилось с «АУМ Синрике».

— Ты что следишь за мной? — Алекс понял, что настало время откровений.

— Нет, в этом нет необходимости. Просто это мои бонзы заказали синему спецназу разобраться с сектой. Они также выяснили, что секта замешана и в смерти экстрасенсов, поэтому решили вывести тебя на них.

— Зачем, такая сложная комбинация?

— Для этого надо рассказать все с начала. Все, что я знаю.

— Я готов слушать, — Алекс налил себе виски Джонни Уокер Блек Лейбл и откинулся в кресле.

— Только пообещай, если захочешь убить меня, то предупредишь заранее, и я сделаю это сама, — сказала она смело, смотря ему в лицо.

— Хорошо, рассказывай, — Алекс прилично отпил из бокала.

Действительно, один из вариантов разрешения данной ситуации, было просто убрать непонятного агента. Да еще эмоции, хотелось от девушки тепла и ласки, а получаешь поддых и между ног. Но надо было отдать ей должное, она ничего у него не спрашивала про его дела и никогда не давала повода усомниться в своих словах. Алекс решил, что если она лгала ему, рассказывая свою легенду, то шансов выжить у нее не будет.

— Для меня началось все, когда я приехала из США. Сразу хочу сказать, то, что я говорила про свое пребывание в Америке правда.

Алекс поморщился и еще выпил виски.

— Извини, отвлеклась. Здесь просто хочу добавить, что там я занималась помимо учебы еще ушу, дайвингом и акробатикой. Может я и сейчас была бы там, но случилась беда, на меня и подругу напали обкуренные наркоманы, хотели поиздеваться. Я уже кое-что умела и оказала им сопротивление, мне хорошо досталось, но один из ублюдков умер в больнице. Он оказался сыном какого-то богатого шишки, завели дело, результат суда мог быть любым, вот меня родители и отправили в Москву, от греха подальше.

А в Москве на меня вышли люди одной из тайных организаций, называвших себя Корректировщиками. Сказали, что пришел на меня запрос из Интерпола и могут меня выдать им. Если же я вступлю в организацию и стану их агентом, то решат все мои проблемы, короче, дешевая вербовка молодой девчонки. Мне пришлось согласиться.

Поступила в иняз, где и учусь. Параллельно меня стали тренировать стрельбе, рукопашному бою, разбираться в саперном деле, да и просто выживанию. Способности у меня были и все мне давалось довольно легко.

Потом я узнала свое задание, которое в принципе так и осталось единственным за эти три года. Это войти в доверие к Еве председателю совета директоров «Золотого Альянса». Она была бисексуалка, но с лесбийским уклоном. Ева мужиков использовала только для постели, обычно на раз или два. К себе их не подпускала, а вот с женщинами романы у нее были длительными. Мне организовали с ней случайную встречу, а дальше я смогла ее расположить к себе. У меня никого не было с момента приезда из США и я уже соскучилась по партнерше. Как-то все получилось натурально, и роман длился два года, пока мы не встретились с тобой. Вернее пока мне не сказали, что надо стравить Еву с тобой, а для этого надо уйти от нее.

Отношения у нас с ней разладились и без этого, у нее появилась другая подруга, но уход к тебе Еву зацепил и она пошла на обострение ситуации.

— А по существу задания можно узнать конкретней? — Алекс решил сориентировать ее в нужном направлении.

— Да, конечно. «Золотой Альянс» владеет островом с секретной зоной, о котором я тебе говорила. По данным мне установкам, я поняла, что это большая площадь, закрытая неизвестным силовым полем. Возможно, под силовым колпаком находится внеземная техника, так как нам удалось засечь действие неземных устройств, которые применялись альянсом для устранения конкурентов, после того как несколько Корректировщиков тоже погибли.

— Вот значит как? — удивился Алекс. — Значит, устройства применялись и раньше. Что на острове?

— Я дважды летала туда, ты знаешь. Мне удалось пробраться к защитному полю, но дальше пройти я не смогла. Еще раньше Корректировщики высылали туда несколько групп, но ни одна не вернулась. Я единственная, кто, добравшись до защитного поля, осталась живой и при этом еще успела произвести замеры, которые передала начальству. После этого наши смогли понять состав поля и пришли к заключению, что механическими средствами с энергетическим колпаком не справиться. Зато у поля есть код излучения, очень похожий на излучения некоторых экстрасенсов или биоэнергетиков. После этого Корректировщики стали искать энергетиков с похожими характеристиками, пока не вышли на тебя.

Насколько я поняла, ты создал свою энергетическую систему именно в этом спектре. Они собирали о тебе информацию, изучали труды, посылали своих людей к тебе на семинары, но воспроизвести излучение не смогли. Оставалось предложить поработать тебе вместе с ними, но ты мог захотеть выступить как независимый партнер, а им то хотелось иметь контролируемый вариант. Тут ты начал разборки с оккультными центрами и все пошло не так. Плюс к этому мне сказали, что Ева хочет меня убрать, как ненужного свидетеля, а я то знаю, что от ее людей не уйдешь. Так как я обычный внедренный агент и общаюсь только с линейным начальством, то спасать меня никто не стал бы. Мне так и намекнули, чтобы я решала свои проблемы сама.

Все продумав, я сама решила выйти на знакомство с тобой. Это был единственный мой шанс, спрятаться за твою спину. Я понимаю, что должна была сказать все это раньше, но боялась. Как бы ты отреагировал на мои признания неизвестно, а я могла остаться одна.

Алена замолчала. Алекс видел, что она волнуется и налил ей вина. Она сказало много, но о многом и умолчала или не успела еще рассказать. Он решил ее расспросить сам.

— Почему ты рассказала все сегодня?

— Я заметила слежку и у меня не осталось выбора.

— Ты знала, что Ева посылала людей к моим родителям?

— Нет, она же мне ничего никогда не рассказывала. Но сделать это могла.

— А как же секс в окне? Ты бы не разбилась?

— Я бы сгруппировалась и нормально приземлилась, поэтому и выбрала такую высоту. Была бы ниже, не успела бы распрямиться, а вообще вышло здорово, мне очень понравилось.

— Значит, была подстава?

— Ну, почему? Я же прыгать не собиралась, просто страховалась на всякий случай. Тебе понравилось, мне тоже, разве нам плохо было? А то, что у нас не было классического секса, так это специально. У этих отношений не было бы будущего, а так они даже не начинались. А вдруг? Если честно, ты мне как человек и мужчина нравишься, и у меня никого больше нет.

— На острове много охраны?

— Где? А, да. Я тебе говорила уже и про ракеты и про кладбище там. Я специально старалась дать тебе побольше информации.

— Полетишь со мной на остров?

— Да.

— Где Ева?

— Она звонила сегодня и пригласила меня с тобой к себе на Истру.

— Позвонишь и скажешь, что приедем завтра в два.

— Хорошо.

— А Корректировщики знают про синих?

— У них не боевая организация и для физических разборок они нанимают разные организации, одна из них синий спецназ. Недавно лидеры Корректировщиков выступили против религиозных сект в России и, недолго думая, передали заказ спецназу.

— Кто убил их епископа?

— Я не знаю. Но точно не Корректировщики, они слишком невоенизированные.

— А Ева могла это осуществить?

— У нее есть группа ликвидаторов. Я про них случайно узнала, пока жила у Евы. Ликвидаторы используют какие-то особые приборы с острова, но я их никогда не видела.

— Что знаешь про телохранителей японцев?

— Я их боюсь, они какие-то нечеловечные. Был случай на острове, один сломал руку, кость наружу, кровь, жуть, а он даже не поморщился, спокойно пошел в лазарет.

— Высокий порог чувствительности?

— Скорее вообще отсутствие чувствительности как таковой. И когда ты вырубил двоих в туалете клуба, Ева не только разозлилась, но и забеспокоилась. Даже мне позвонила, предлагала заманить тебя на разборки.

— Ты была у нее в доме?

— И в Москве и на Истре.

— План помнишь? Какая охрана?

— Меня этому учили. Все что смогла, посмотрела.

— Что-то во всем этом мне не нравится? — Алекс налил себе еще виски.

— Ты же можешь определить, когда человек врет? Я же не вру?

— Ты действительно не обманываешь, иначе уже не говорили бы. Но я встречал много людей, которые свято верили в ложь, которую говорили. Хорошо, проверим.

Он достал телефон.

— Андрей? Привет. У нас завтра встреча с Евой на Истре, сама пригласила. Надо подготовиться.

— Хорошо, всем передам. Когда тебя ждать?

— Завтра в девять приеду. Со мной будет напарница, проверь ее по полной программе, данные вышлю на ящик.

— Нет проблем, к приезду будет все готово. Симпатичная хоть?

— Очень. Пока.

— Моя судьба решиться завтра? — с надеждой спросила Алена.

— Мое отношение к тебе определиться завтра. И все-таки мне что-то не нравится?

Алекс подошел к окну и выглянул во двор, около его Хонды стоял один из японцев Евы и смотрел внутрь. Потом он что-то сделал и, вернувшись к своей машине, сел на место пассажира. Алекс позвонил Дмитрию:

— Привет, не разбудил?

— Смеешься. Мы еще разбираем добытые материалы.

— Про встречу с Евой знаешь?

— Уже готовимся.

— Здесь есть одна закавыка. У моего подъезда, находится ее японская охрана, их не менее двух. Что они задумали — непонятно, но возились у моей машины. Надо бы их изолировать.

— Сделаем, не парься и не выходи сам, чтобы не нарваться на провокацию.

— Они не совсем обычные. Подключи Сержа, он с ними уже сталкивался и даже замеры какие-то брал.

— Обязательно с Сержем свяжусь и ему же поручу выполнение задания. Когда с японцами разберемся и проверим твою машину, позвоню.

Алекс посмотрел на уставшую Алену. Видимо нервный срыв стал спадать и она стала клевать носом.

— Делаем так. Идешь в ванну, потом спать, завтра много сил понадобиться. Ложись на кровать.

— А ты?

— Мне надо еще поразмышлять.

— А спать где ляжешь?

— Как где? Не на полу же. Поэтому место мне оставь и не разваливайся на всю ширину, — улыбнулся он. — А если ты имеешь в виду секс, то я для него сегодня явно не готов.

— Я тоже, — и Алена пошла в душ.

Эпизод 22. Подстава

Гейзер решил дождаться приезда Сержа с бойцами, им могла понадобиться помощь. А пока он расположился в кресле и расслабился.

Цель по закрытию оккультных центров вроде выполнена даже с опережением графика, но на душе спокойней не стало. Может потому, что слишком мелкая проблема, но каждый обманутый в этих центрах человек имел право на защиту, хотя бы и таким путем. Получилось так, что Боб по своему списку закроет центры, не объяснив экстрасенсам истинную причину, почему это происходит. Поэтому они просто переберутся работать в другое место. А вот когда он лично приходил и приносил ультиматум, каждый из работающих экстрасенсов делал свой личный выбор и обычно он был один — отказ от работы. И только в четвертом центре его ультиматум не приняли сразу, а дали отказ.

* * *

Центр назывался «Народное целительство и колдовство». По одному названию было понятно, что интеллектуальной беседы здесь не получится. Гейзер всегда считал колдовство одним из разветвлений черной магии. Маги сами любили делить себя на черных, белых, серых, а также зеленых Друидов, красных Нусферов, стихийных и других. Со стороны это выглядело забавно, так как они использовали одни и те же энергетические потоки. Только Друиды входили в него через силы природы, Нусферы через ритуалы с кровью, а стихийные — естественно через четыре стихии, но на выходе был один и тот же легко узнаваемый поток. Все это напоминало футбольных фанатов разных команд. Вроде все смотрят футбол, ходят на матчи, знают правила, но после игры обязательно дерутся. Так вот, в этом сравнении колдуны были бы болельщики ультрас, которым сам футбол и не нужен.

Войдя внутрь, Гейзер огляделся. Убранство центра соответствовало его вывеске, если бы они ничего не делали в помещении, то оно выглядело бы лучше. Администратором был мужчина похожий на вурдалака, причем такой отталкивающей внешности, что если бы был выбор, ни один человек к нему бы не обратился.

— Слушаю тебя, — сказал он и так улыбнулся, что режиссеры Голливуда обзавидовались бы такому харизматичному типажу для фильмов ужасов, причем без грима.

— Мне нужен управляющий этого салона.

— Мне он тоже нужен, — страшная улыбка не сходила с его лица.

— Тогда позови его заместителя.

— И на этого я тоже бы посмотрел, — вурдалак от удовольствия закатил глаза.

— А ты, что тут делаешь, если ни на что ответить не можешь? — стал заводиться Гейзер.

— Я приехал и хочу получить свою зарплату, а тут никого нет, смылись. Если ты тоже за деньгами — за мной будешь.

Гейзер не успел ответить, в центр вошла женщина лет сорока и подошла к ним.

— У вас можно записаться на прием?

— Чего больная что ли? — и вурдалак зло засмеялся.

— Почему вы так со мной разговариваете? — опешила она.

— А как мне с больными разговаривать? — продолжал тот глумиться.

У женщины навернулись слезы. Гейзер не стал больше слушать хамство и от души врезал прямой правой в лицо, а скорее морду вурдалаку. Тот подлетел со стула и прямо вошел головой в гипсокартон, из которого были сделаны перегородки. Так и осталось лежать тело без головы, которая вышла в другой комнате.

— Не волнуйтесь, — сказал Гейзер женщине. — Это такой трюк. Что у вас за проблема? Говорите, я целитель.

— Вы знаете, я долго не могла забеременеть. Много лечилась, цикл у меня сбился, а иногда вообще не бывает. Вот и теперь никак разобраться не могу, а так хотелось родить, — она все украдкой поглядывала на лежащее тело вурдалака.

— И всего-то? — Гейзер улыбнулся. — Успокойтесь, вы сейчас беременны и у вас будет мальчик. Сюда вам приходить не надо, идите завтра в местную консультацию и вам все подтвердят и расскажут, как сохранить беременность.

— Это не шутка? — лицо ее светлело на глазах.

— Уверяю вас, все так, и спокойно идите к своему мужу, который ждет вас в машине и молится за вас.

— Откуда вы знаете?

— Оттуда откуда и про мальчика.

— Спасибо вам, — и она стеснительно протянула ему в жатом кулачке деньги.

— Я ничего для вас не сделал, лучше купите подарок своей маме, у нее скоро день рождения.

Он проводил женщину, с открытым от удивления ртом к выходу и закрыл за ней дверь. Наконец показалась живая душа, в комнату из подсобки вышла молоденькая девушка.

— Спасибо, что утихомирили его, а то он даже приставать ко мне начал.

— Сочувствую тебе, — Гейзера даже передернуло, когда он представил вурдалака в качестве кавалера. — Мне нужен управляющий или кто-то его замещающий.

— Никого нет, они всегда уезжают, когда это приезжает.

— Они что, его боятся?

— Это наш старший колдун и никто с ним не хочет связываться.

— А ты кто?

— Я тут бухгалтер и администратор, совмещаю две должности.

— Ну, не важно. Вот тебе бумаги, передашь управляющему в руки.

— Это я смогу, это моя работа.

— Вот и славно. Пока.

— До свидания.

Через три дня ровно в семь вечера, Гейзер набрал номер салона. Трубку сняла та молоденькая девушка, которой он отдавал ультиматум.

— Алло. Слушаю вас.

— Привет, помнишь, три дня назад я отдавал тебе бумаги для управляющего?

— А да, да. Вы еще кое-кого утихомирили. Сейчас соединю с управляющим.

— Слушаю, — раздался в трубке мужской голос.

— Это Мститель. Я вам передал ультиматум, жду ваш ответ.

— Вот вы мне как раз и нужны.

— Я жду простого ответа — «да» или «нет».

— Ну, так нельзя, надо поговорить, пообщаться.

— Если и ты будешь разговаривать как вурдалак, то следующая перегородка для твоей головы.

— У нас не все согласны, — сразу сказал он.

— Тогда я начинаю действовать по своему усмотрению, согласно ультиматуму.

— А нельзя попросить вас приехать к нам и провести беседу с нашими работниками.

— Попросить можно.

— Приглашаем вас для беседы.

— Хорошо, завтра в одиннадцать часов заеду.

Гейзер подъехал к центру в назначенное время. Просканировал пространство и убедился, что новых энергетиков в округе нет. Фонит лишь сам центр и видимо обстановка там накалена до предела, волны гнева, злости и другого негатива так и лились оттуда рекой.

— Ладно, искупаюсь в лучах своей славы, — и Гейзер вошел внутрь.

Внутри видимо собрались все работающие в этом центре. Вурдалака и девушку администратора он узнал сразу. Также там присутствовали еще три женщины: по виду две целительницы и одна колдунья. И было еще двое мужчин: один в костюме и галстуке, скорее всего управляющий, и один совсем молодой в одежде колдуна. Все говорили одновременно, но каждый о своих проблемах: вурдалак орал на управляющего, тот на женщин, а те ругались между собой. Пожалуй, только девушка молчала.

Когда появился Мститель, все замолчали и замерли, как в финальной сцене «Ревизора». Первым, конечно, очнулся вурдалак, он сегодня выглядел намного симпатичней, его украшал здоровый синяк под левым глазом.

— Вот он этот Мститель, который хочет нам помешать колдовать. Он мне хочет помешать! А кто ему дал право? — вурдалак подошел к Гейзеру и стал размахивать руками, как на сцене. — Я потомственный колдун, голубая кровь.

— Голубой? — засмеялись женщины.

— Оговорился, пардон. С потомственной черной кровью, должен выслушивать какого-то тупого Мстителя, — и он получил прямой левый под правый глаз.

— Для симметрии, — выдохнул Гейзер, наблюдая полет вурдалака с приземлением под стол. — Кто не понял — я сюда пришел вас послушать по существу, а не излияние эмоций.

— Да это вы со мной говорили, — встал управляющий, — мы пригласили вас, чтобы выразить вам свое несогласие.

— Прошу выражайте, — Гейзер прошел и сел в кресло, специально поставленное напротив всей аудитории.

Все зашептались, потом вытолкнули вперед колдунью. Она встала, поправила прическу и начала:

— Я простая работающая колдунья. У меня трое детей и больной муж. Я их всех кормлю и, если перестану работать, то все они умрут. Вот! — и села обратно.

— Еще кто нибудь хочет сказать? — спросил Гейзер.

— Давайте я за всех, — встал управляющий. — У нас дружный коллектив, к нам приходят больные и страдающие люди, которым мы помогаем. И если мы перестанем работать, много людей лишатся последней надежды и помощи.

Гейзер поднял руку, и управляющий сразу замолчал.

— Все понятно, спорить с вами не буду, мне достаточно того, что вы врете. Тихо, тихо. Вот ты колдунья — у тебя не три, а один ребенок и муж в такси работает. Твоя любимая работа — это разводить девушек на родовое проклятье и венец безбрачия. Вы целительницы — врете пациентам, что у них порча и посылаете для снятия ее друг к другу. Я мог бы продолжать, но нет смысла, достаточно взглянуть на то пугало, валяющееся в углу. Как можно работать с таким клоуном? Поэтому сделаем так. Кто готов утверждать, что он работает правильно, честно и не обманывает клиентов вашего центра?

— А что будет, кто готов отстаивать свою честность?

— Я навожу сильный энергетический наговор на всех считающих себя честными. Если вы действительно такие, то вам ничего не будет. Если вы обманываете, то потеряете дар речи до конца своих дней, как наказание. Что я так могу, вы наверняка слышали. Итак, кто готов попробовать?

Гейзер блефовал. Он мог сделать немым человека, но дня на три, потом это проходило, но колдуны этого не знали. Обычно они разводили неуверенных в себе и своих силах людей, а когда сами оказались в такой ситуации, то и не подумали сопротивляться.

— Значит, все-таки никто не рискнул. Тогда завтра, чтобы никого здесь не было. Я приеду, проверю.

На следующий день центр «Народное целительство и колдовство» был закрыт.

* * *

Раздался телефонный звонок.

— Да слушаю.

— Это Серж. Мы прибыли впятером на двух машинах. Предварительный анализ обстановки показал, что японцев в машине действительно двое. Но мне не нравится другой автомобиль, стоящий дальше от дома. Посмотри в окно, увидишь черный мини-вэн, он не сканируется и занимает очень удобную позицию для контратаки.

— Да вижу, — Гейзер осторожно посмотрел в окно, раздвинув жалюзи. — Твои выводы?

— Классическая ловушка. Ты спускаешься и начинаешь разборки с японцами, а бойцы из вэна наносят удар в спину. Если будут стрелять, тогда японцы расходный материал.

— Твои предложения?

— Надо бы узнать точнее, кто в машине, тогда можно разработать план.

— Сделаем так, я выйду на улицу и пройду мимо них, но не близко. Сам просканирую, а вы подстрахуйте.

— Готовность пять минут. Начали.

Гейзер набросил куртку и вышел на улицу. Чтоб не попасть под перекрестный огонь, он решил пройти к киоску у проезжей части. Дорожка проходила на удалении от двух подозрительных машин, но в визуальной видимости. На полпути Гейзер вдруг почувствовал тревогу и пульсацию внутри себя. Он остановился и повернул обратно, зашел в подъезд и набрал номер телефона.

— Что-то случилось? — спросил Серж.

— Все очень плохо. Сообщи Дмитрию — в черном мини-вэне находятся такие же устройства, которые убили епископа. Я к себе.

Гейзер поднялся и стал готовить кофе, теперь нужна была свежая голова: «Получается, что Алена привезла японцев на хвосте. После этого приезжает группа ликвидаторов, участвующая в убийстве епископа. Была ли Алена в курсе или ее использовали в темную? Но тогда Ева знала, что ее подруга подосланный агент. Если так, то Алене могли сливать дезинформацию». Количество полученных ответов только увеличивало количество новых вопросов.

Гейзер заглянул в спальню. Алена уютно свернулась калачиком и тихо посапывала во сне. Одеяло упало на пол. «Все-таки она чертовски красива», — подумал он, наслаждаясь ее пропорциями.

Постояв так минут пять, он накрыл ее и вышел в комнату. Надо было решать, что делать: «Стоило ли рисковать жизнью ребят и пробовать взять убийц живыми? Или просто их уничтожить, да и вообще, есть ли они там? Может просто устроена ловушка, а люди покинули автомобиль? Тогда кто-то может наблюдать со стороны и в нужный момент привести в действие взрывные механизмы».

Зазвонил телефон.

— Это Дмитрий. Пришлось самому приехать. Что-нибудь надумал?

— Думаю ловушка, ищите того, кто со стороны может активировать устройства. Его можно попробовать взять живым, а машину надо бы эвакуировать. Только как?

— Наводчика поищем. Мини-вэн предлагаю отбуксировать из города, подгоним автотехничку, поднимем передок и вперед.

— Нашим нельзя подходить, я не знаю, на что устройства могут быть запрограммированы.

— Понятно. Наймем службу, за деньги не проблемы. В такой ситуации взрывать мини-вэн они, скорее всего, не станут. Если попробуют помешать, то засветятся, а дальше — дело техники.

— Хорошо, работаем.

Гейзеру во всем этом что-то не нравилось. Как ситуационщик, он нутром понимал, что истолковывает ситуацию неправильно, но умом догнать не мог.

«Итак, — начал он прогонять факты заново, — Алена приехала и привезла хвост. Приехали наши ребята и обнаружили мини-вэн. После этого наши вызвали дополнительные силы. Плюс должна приехать группа зачистки. Происходит концентрация наших сил здесь. А это значит? Что это значит? Это значит, что где-то наших сил становится меньше. Где? На базе!» — Гейзер быстро набрал телефон Дмитрия:

— Дим, нас разводят. Думаю, будет налет на базу, если еще не начался. Срочно предупреди своих, пусть готовятся. Пройду через чердак и выйду из крайнего подъезда, там меня подхватишь, и дунем туда.

— Жду в машине. Здесь оставлю людей только для контроля, — Дмитрий отключился.

Гейзер быстро собрался и поднялся на последний этаж. Открыл своим ключом чердачное помещение и вылез на крышу. Шел он тихо и осторожно и это помогло ему первому обнаружить сидящего на краю крыши снайпера. Он явно целился в кого-то, но, почувствовав чужое присутствие, резко попытался развернуться и встать. Гейзер был уже рядом и вырубил стрелка серией ударов: локоть правой руки, левая нога и правое колено. Осмотрев бесчувственного стрелка и вынув магазин из винтовки, Гейзер пошел дальше к крайнему подъезду. Спустившись, он нырнул к Дмитрию в машину, и она понеслась по направлению к базе, в ней сзади сидело еще три бойца.

— На крыше лежит снайпер, минут через двадцать проснется. Надо бы его упаковать.

— Понял. Виталик, — обратился он к одному из сидящих сзади, — распорядись.

— Есть, — ответил тот.

— Как дела на базе? — спросил Гейзер.

— Плохо. Сообщить успели, но потом связь оборвалась, причем вся. Боюсь, можем не успеть.

— Много там наших?

— Гражданских и раненных много, а бойцов человек пять: двое на входе и трое блокируют переходы. С обычными боевиками справились бы без проблем хоть с ротой. А если эти будут задействовать непонятные устройства, то исход далеко не ясен.

— Что спрятаться негде?

— Убежище-то есть, но успеют ли гражданские туда? А бойцы с поста не уйдут, у нас это не принято.

До Базы оставалось двадцать минут езды.

Эпизод 23. Группа ликвидации

Поль, наемник из Франции сидел на переднем сиденье мини-вэна и держал в руках импульсную винтовку. Он так и не понял ее принцип действия за все пять лет, пока работал в группе. Да, честно говоря, и не очень то стремился это выяснять.

Когда Поль шесть лет назад пришел в Париже на пункт записаться наемником, он и предположить не мог, что ближайшие годы проведет в Москве. Он, рассчитывал попасть в иностранный легион, хотя денег там платили не так много, как ему хотелось.

С детства отец приучил его любить и разбираться в оружии. Будучи кадровым военным, он постоянно таскал сына в часть и всегда давал ему пострелять. Поль уже в двенадцать лет умел стрелять из любых видов оружия, а к шестнадцати мог поспорить в точности с любым снайпером в части. Потом гулянки, пьянки, наркотики и срок за грабеж, а когда вышел, понял, что никому не нужен. Пробовал войти в местную банду, но там своей шпаны хватало. Оставалось наняться туда, где могли пригодиться его способности, а умел он только стрелять.

В Легион его не взяли, оказывается надо не только стрелять, но уметь и многое другое из военного мастерства. Расстроиться Поль не успел, к нему прямо там подошел вербовщик из России и предложил работу. Надо было поехать в Москву и подключиться к действующей группе, подчиняющейся финансовому «Золотому Альянсу». Группа недавно понесла потери и поэтому сейчас ее пополняют. Контракт был пятилетний, на всем обеспечении и денег предложили в три раза больше, чем в легионе. Не принять такие условия Поль не мог.

В группе, куда прибыл Поль, было девять наемников из разных стран мира, только россиян там не было. За каждым было закреплено его табельное оружие — снайперовская винтовка, но на задание ему выдавали именно эту импульсную винтовку. Всем сказали, что это из новых разработок российских военных и удалось похитить только пять таких экземпляров. Стреляла она невидимыми импульсами, примерно четыре выстрела в минуту. Малую скорострельность компенсировала высокая убойность. Человек, попавший под такой выстрел, шансов выжить не имел, у него все живые клетки сразу и одновременно умирали. По этой причине запрещалось стрелять в цель находящуюся ближе пяти метров, чтобы не пострадать самому.

Импульс пробивал стены и укрытия, только надо было точно знать, где скрывается противник, пучок был достаточно тонким, а на открытом же пространстве только попади в цель. Работали парами, напарник обычно защищал стрелка с автоматом в руках, так как тот после выстрела был беззащитным до перезарядки импульса.

За каждую импульсную винтовку пара отвечала жизнью. Был случай, когда при отступлении Фархад выбросил винтовку в воду, чтобы уйти от погони, потом всей группой ныряли и искали оружие. Когда винтовку нашли, пару Фархада увезли в неизвестном направлении, больше их никто никогда не видел.

Более страшное оружие Поль использовал один раз. Не так давно ему выдали устройства похожие на импульсные излучатели из винтовок, только в несколько раз больше. Ему с напарником Гансом дали задание установить их в одном доме, где завтра должна была проходить встреча криминальных авторитетов. Ночью они пробрались туда и все установили, плюс к этому добавили еще и пластиковую взрывчатку. Позицию заняли как можно дальше от дома, так как убойный радиус никто не мог точно определить. Им дали фотографии главного авторитета, после появления, которого и надо было активировать устройства. Ровно в назначенное время он приехал, но повел себя странно. Он долго разглядывал пространство вокруг себя и пару раз посмотрел в сторону их машины. Полю даже стало страшно, такое впечатление, что он их видел даже через работающий генератор помех, но все обошлось, авторитет вошел в дом.

Выждав нужное время, Ганс активировал устройства, а через минуту и взрывчатку. Прогремел взрыв, забушевало пламя, какие-то люди в синей форме попытались прорваться внутрь, но не смогли. Видимо им стало плохо, и они попытались укрыться от излучения за стенами дома. Дальше ждать не имело смысла и Поль с Гансом вернулись к себе на базу.

Теперь же они ехали ликвидировать базу боевиков, мешавших их организации. В другом месте была организована акция отвлечения, туда противник должен был стянуть свои силы, а их группа нанести удар по их базе. Приказ понятен — пленных не брать, раненных и гражданских уничтожать. Также надо было скачать всю информацию с компьютеров, стоящих в аналитическом центре. Обычная зачистка базы неприятеля.

Подъехав на место, включили генераторы помех, блокирующие любую связь в округе, все двойки заняли свои позиции. Поль с Гансом остановили машину напротив главного входа и готовились открыть огонь. Один из врачей был перекуплен альянсом, он и рассказал, что и где располагалось на базе, и нарисовал ее схему. Но он не знал самого главного, как осуществляется ее защита и где могут располагаться ловушки. Врач подошел к двери и нажал на звонок, дверь открылась и операция началась.

Поль нажал на курок импульсной винтовки, то же самое сделали еще четыре наемника. Пять выстрелов пронзили вход, но жертвой оказался только врач. Встречать его охранник не вышел, а значит, враг уже знал про них, в действие вступил план «Б». Режим скрытности отменялся, надо быстро проникнуть внутрь, применяя любые средства.

Пущенная ракета разнесла всю входную группу, сломав все защитные двери. Двойки Фреда и Алана побежали на территорию поверху, чтобы убить каждого, кого найдут. Три другие двойки двинулись по подземному туннелю, только через него и можно было попасть в нужные помещения.

Проход был узким, поэтому двигались друг за другом на безопасном расстоянии. Первыми шли Мартин с Альфредом, впереди был длинный коридор, который заканчивался пунктом досмотра охраны. Прострелив его импульсом и автоматными очередями, Альфред двинулся вперед, не забывая стрелять после подзарядки импульса. Когда наемники оказались на середине туннеля, с двух сторон открылись скрытые ниши и два шестиствольных пулемета открыли огонь. Мартина разорвало пополам, а Альфреду оторвало голову. Потеря двоих встряхнула оставшихся, простой прогулки не получалось, все-таки эта была первая потеря в группе за последние три года.

Вперед пошли Ян и Кристоф, они шли грамотно и осторожно. Сканировали стены на наличие ниш и прощупывали пространство датчиками движения, остальная аппаратура вообще не работала при включенных помехах. Взорвав переходные двери, наемники вышли еще в один длинный коридор, который вел к технической зоне, лазарету и аналитическому отделу. Найдя и заблокировав такие же две ниши с пулеметами, Ян, стрельнув, пошел вперед. Датчик движения молчал, импульс должен был убить любого прячущегося за дверью охраны, значит противника впереди нет.

Осторожно продвигаясь вперед, Ян прижимался к правой стене, давая возможность стрелять из автомата Кристофу, и тот от души поливал коридор. Когда у того закончились патроны и он стал менять рожок, Ян уже стоял у двери пункта охраны. Вдруг датчик движения показал быстрое приближение объекта за дверью.

— Кристоф, огонь, — заорал Ян, пытаясь выстрелить, но винтовка еще не подзарядилась.

Дверь резко открылась, и Ян увидел перед глазами дуло пистолета. Из пяти пуль попавших ему в голову смертельной была уже первая.

Поль, страховавший их, и поняв, что Яна не спасти, выстрелил сам. На упавшего Яна упал мертвый охранник в синей форме.

«Ни фига себе зачистка, — подумал Поль. — Смыться бы, а то так и хлопнут вместе с другими». Отступить он не мог, такого варианта в контракте не было. Выполнил задание — молодец, нет — извини, твои два метра в земле всегда свободны.

Они выбрались из коридора в просторное помещение, где находилась дверь в аналитический отдел. Рисковать не стали, а просто ее взорвали, потом с запасом расстреляли всю комнату и только убедившись, что там никого нет, зашли внутрь.

Три компьютера стояли почти не разбитыми. Наемникам же нужна была начинка, и Кристоф стал разбирать ящик, чтобы вытащить жесткий диск. Наконец тот поддался и Кристоф дернул его на себя. За диском тянулся тонкий провод, который, натянувшись, лопнул, после этого раздался характерный щелчок.

— Ложись! — только и успел крикнуть Кристоф, перед тем как, его разорвало направленным взрывом.

Поль не просто упал, а успел вывалиться в коридор. Поднявшись, он отряхнулся и заглянул в комнату, куски Кристофа были разбросаны по всей комнате. Ганс сидел на полу, прислонившись к стене, отпрыгнув, он неудачно упал, а взрывная волна опрокинула стол как раз ему на ногу. И без врача было понятно, что правая нога его сломана.

— Ты как? — спросил Поль, показывая на ногу.

— Вроде сломал, надо позвать наших. Сам не дойду, — в глазах Ганса читалась мольба.

— Да, конечно. Сейчас приведу.

— Я буду ждать, — Ганс закрыл глаза и стал молиться.

В пункте Љ5.3 контракта было написано: «… член группы, получивший ранение и не имеющий возможности быстро покинуть место операции, должен быть ликвидирован…»

Выйдя в коридор и отойдя подальше от стены, Поль разрядил свою импульсную винтовку как раз в то место стены, за которым сидел Ганс.

— Извини напарник, такой порядок, — и побежал обратно, наверх нашептывая. — Один в поле не воин.

Выбежав наверх, он столкнулся с Фредом.

— Побежали, поможешь нам. Мы там группу противника зажали в цеху, но отстреливаются грамотно гады, — на ходу проговорил тот.

— Конечно, помогу. У меня на них зуб, знаешь, какой вырос? Ого!

— А где другие?

— Да они там компьютеры потрошат и без нас справятся, — решил соврать Поль, а потом видно будет, как все преподнести.

Они добежали до цеха, который чем только не был захламлен. Здесь были ящики, стеллажи, какие-то станки, части машин, прокатное железо и много всего другого. В дальнем его конце была блокирована группа местных боевиков, которые постоянно отстреливались. Покинуть цех можно было только через боковой выход, но его держал на мушке Алан. На земле лежал один им убитый, по забинтованной голове можно было предположить, что это группа раненых из госпиталя, которых защищают местные охранники.

— А что импульсом не получается их убить? — спросил Поль.

— То ли они постоянно двигаются, то ли не все пробиваем? Но если раньше стреляло четыре человека, то теперь только три. Ну, плюс там больные наверно? — ответил Фред стреляя.

Поль тоже решил стрелять, но цель приходилось выбирать наугад, так как он вообще никого не видел. Он просто направил винтовку в сторону противника и выстрелил, за укрытием раздался вскрик.

— Тебе везет, — улыбнулся Алан, наблюдая за вторым выходом.

Вдруг дверь открылась и оттуда показался человек. Алан вскинул винтовку и выстрелил, импульс наверняка попал, промахнуться он не мог. Человек постоял и упал и тут из проема выскочил боевик в синей форме и, вскинув автомат, дал очередь.

— О! — только и успел сказать Алан, попав под очередь пуль.

— У нас убитый! — закричал Фред. — Ну теперь им хана.

«Эх, зря я не сказал, что у меня все убиты, может сейчас и отступили бы. А теперь этот мстить будет», — подумал Поль и стал незаметно для всех удаляться в сторону. Он хотел отсюда убежать, он чувствовал смерть, ему казалось, что он видит ее вестника, приближающегося к цеху.

Фред достал ракету и стал выцеливать место, куда лучше попасть, чтобы рухнула стена как раз в то место, где был неприятель. Наконец он застыл на месте и получил пулю в затылок, которая вышла через левый глаз, следующими упали двое наемников стоящих рядом.

— Где-то здесь был еще один, — закричал Гейзер, подбегая к убитым.

— Поищем, но сначала проверю своих, — Дмитрий побежал дальше в глубь цеха.

Гейзер подобрал лежащую винтовку и стал ее изучать. Приклад, ствол и прицел явно были земного происхождения, а вот сердцевина нет, она же и фонит смертью.

Поль вовремя успел спрятаться между двумя железными контейнерами и стал выжидать. Помощи ждать не приходилось, он остался один. Отступить тоже не мог — там наверняка уже все блокировано прибывшими хозяевами. Сдаться он тоже не мог, будут допрашивать или, еще хуже, пытать, а боль он не переносил. Ждать пощады от врага понесшего потери тоже не приходилось, оставалось тянуть время и надеяться на удачу.

Ему была видна большая часть территории базы. Наблюдая за передвижениями прибывшего подкрепления, он понял, что приехало максимум пять человек. Троих он видел, они помогали передвигаться раненым, двое бойцов, скорее всего, полезли в туннель или прикрывали вход на базу. Значит, у него появился шанс, он мог попробовать убить их из своей бесшумной винтовки по одиночке. Мысль о свободе впрыснула адреналин в кровь, сердце застучало сильнее, волна надежды прокатилась по телу, Поль почувствовал запах свободы.

С этой минуты он действовал как настоящий профессионал, вспомнил все, чему его научили за эти пять лет. Поль нашел идеальную позицию для атаки и перебрался туда. Он расположился среди ряда пустых деревянных паллетов, ему было видно все вокруг, а его разглядеть было трудно. Он выбрал место метрах в ста, где дорожка огибала какое-то строение и шла в тот цех, где была перестрелка. Поль рассчитал, что прошедшего там охранника он убьет импульсом, когда тот скроется из его прямой видимости. Через некоторое время его хватятся, и к нему прибежит второй, которого тоже можно там убить, а если повезет, то и третьего уложить удастся. Если же будет объявлена тревога, то его искать будут с той стороны здания, где открытое пространство, что давало шанс отступить в противоположную сторону.

Наметив план действий, Поль успокоился и стал выжидать. Наконец-то появился идущий охранник, Поль вскинул винтовку и прицелился. Ждать оставалось чуть-чуть, палец даже зачесался от предвкушения стрельбы.

— Интересно, что он почувствует, когда я в него попаду? — проговорил Поль и нажал на курок.

Палец не двинулся, он был мертвым. Поль хотел было посмотреть вниз, но шея тоже была мертвой, да и все тело было уже мертвым, только мозг не успел этого понять, а когда понял, то тоже умер.

Гейзер стоял в отдалении и улыбался.

— Значит, правильно разобрался, да и стреляет метко, — произнес он и пошел искать Дмитрия.

На базе был разрушен главный вход, также повреждены подземные туннели и аналитический отдел, добраться до других мест ликвидаторы не успели. Дмитрий раздавал приказы кому что делать.

— Ты как? — спросил он.

— Последний ликвидатор мертв. Больше на базе боевиков нет.

— У нас трое мертвых и двое тяжелораненых.

— Сочувствую.

— Спасибо, что помог. Звонили ребята, фургон и японцы уехали вскоре после нас, значит ты был прав на все сто. Можешь возвращаться и спокойно отдыхать. Я думаю, что Евы уже нет в городе и поездка к ней отменяется.

— Я тоже так думаю. А что насчет снайпера на крыше?

— Мы его пробили, оказался совершенно случайный. У него был свой заказ, считай, кому-то жизнь спасли.

— А что с ним?

— Закопали.

— Привет, Гейзер, — к ним подошел Андрей.

— Жив? — Гейзер оглядел его, но ранений не увидел.

— Норма. Досье по твоей девушке готово, но мой центр разбит, сам видел.

— Что, все потеряли?

— Нет. Информацию удалось спасти после вашего предупреждения, но пока не поставлю новую технику прислать ничего не смогу.

— Не парься, я понимаю, что сейчас тебе не до этого. Как получится, значит так и получится, — Гейзер пожал ребятам руки. — Все я отдыхаю, но если надо звоните.

— Не надо. Езжай уже, — Дмитрий хлопнул его по плечу.

Эпизод 24. Полеты во сне

Через час Алекс заглянул в спальню, Алена умиротворенно спала на краешке кровати. Он зашел в душ и с удовольствием помылся. Налил себе грамм двести виски и залпом выпил, благодатное тепло разлилось по организму, снимая накопившееся напряжение. Он лег, посмотрел на полуобнаженную красавицу и пожалел, что она спит. Ему было приятно, что у него появился человек, которого надо защищать и оберегать. Для себя Алекс уже решил, что предложит ей остаться рядом, несмотря на результаты проверки, а там как получится.

Он отогнал тревожные мысли и заснул сном не воина, готового в любой момент вскочить и дать врагу отпор, а сном ребенка, которому стало страшно и он, прибежав к родителям в кровать, тихо заснул между ними, ничего уже не боясь.

Алексу приснился сон. Он шел по полю, на котором колосилась пшеница, яркое солнце и чистое голубое небо были неестественно прекрасны.

— Так, значит, я сплю. Давно мне ничего не снилось. Чтобы мне такого сделать? — спросил он себя.

— А, ну да, — вспомнил он.

На встречу к нему шла Алена.

— Как здесь чудесно, — она была в длинном белом платье изо льна.

— Хочешь к морю? — он взял ее за руку.

— Конечно, хочу песчаный пляж, лазурное море и пальмы с кокосами.

Поле сразу сменилось заказанным пляжем. Они тихо брели по колено в воде и держались за руки, им было хорошо и спокойно.

— А знаешь, я летать умею, — сказал он с мальчишеской гордостью.

— Ой, здорово, — она захлопала в ладоши. — Покажи.

Алекс медленно оторвался от земли и плавно ушел вверх. Сделал мертвую петлю вместе с бочкой и стал кружить над ней.

— Здорово, я тоже так хочу!

— У меня во сне все возможно.

— Это не только твой сон, но и мой, — она надула губки.

— Да, конечно да, — он подлетел и взял ее за талию, — закрой глаза.

Он стал подниматься вместе с ней, все выше и выше. Она открыла глаза и закричала от переполняющего ее восторга. Он отпустил ее.

— Теперь лети сама.

— Ааааа! — она стала падать, но потом выровнялась и полетела.

Одна заветная, но не доступная мечта для Алены сбылась. Она летела, она упивалась этим чувством. Вдоволь налетавшись, она подлетела к нему.

— Зачем ты меня так бросил? Я могла упасть.

— Самое сложное научиться взлетать, а парить просто, поэтому пока ты в воздухе, то так и будешь летать.

Она подлетела к нему сзади, обвила руками и ногами, а сама стала языком ласкать его мочку уха.

— Я хочу тебя. Я никогда не занималась любовью в полете.

— Я тоже, но что нам мешает? — он развернул ее к себе лицом и они слились в поцелуе.

— Одежда, нам мешает одежда.

Один миг и они парили уже обнаженными. Как девственникам, не имеющим никакого опыта, им приходилось все пробовать и придумывать буквально на лету. Если бы это мог наблюдать художник, то вскоре могла бы выйти новая книга «Камасутра в полете».

Во сне время течет по-своему, им казалось, что экспериментируют они несколько дней подряд и это им нравилось все больше и больше.

Наконец они выбрали удобную позу для занятия любовью. Он располагался с наклоном в сорок пять градусов лицом к земле, она же горизонтально лицом к нему, только колени у нее были согнуты и прижаты к плечам. Он придавал им инерцию полета вперед, а она периодически могла крутиться вокруг своей оси.

Алена закричала, дернулась и чуть-чуть обмякла. Алекс порадовался за нее, он то знал, что сам закончить не сможет, во сне сделать это было невозможно. Еще в юности, когда такие сексуальные сны сняться очень часто, он, доходя до высшей точки возбуждения, всегда просыпался. Для разрядки просто не хватало физической стимуляции. Считая себя обиженным, Алекс в дальнейшем заблокировал такие сны, перейдя на реальных девушек.

Алекс по инерции продолжал делать приятные движения и незаметно дошел до высшей точки. Он готов был уже проснуться, как вдруг волна удовольствия быстро пронеслась по его телу и затопила разум.

Алекс проснулся не от полученного удовлетворения, а от мысли, почему так произошло. Он рефлекторно выставил руку вперед, где она наткнулась на голову Алены.

— Извини, я не хотела тебя будить. Но после такого сна, я проснулась и увидела твою эрекцию и решила помочь, — она перебралась к нему на плечо.

— Ты летала со мной?

— Да. Ты меня затащил в свой сон и спасибо тебе, таких эмоций и ощущений я даже представить себе не могла.

— Ну, теперь можешь, — Алекс начал вставать.

— Теперь, я их знаю. Я первая, — сказала она и побежала в ванну.

Через час они сидели в кухне и завтракали.

— Ты звонила Еве? — спросил Алекс.

— Пробовала, но у нее телефон не доступен.

— Попробуй еще раз. У тебя с ней наверняка есть общие знакомые, свяжись с ними.

— Хорошо, я еще позвоню. Что делать будем?

— Ты сидишь у меня дома и никуда не выходишь, а я съезжу на занятия у меня сегодня лекция.

— Побыл бы здесь со мной, зачем тебе туда ехать?

— Знаешь, после всех последних событий, мне хочется посмотреть на ребят, послушать их вопросы, иногда глупые, а иногда настолько острые, что и сам задумаешься. Я не хочу отрываться от своей практической деятельности, а ученики в этом только помогают, держат как канатом.

— Можно с тобой?

— Нет. Зачем рисковать лишний раз. Увернуться от пули сам я еще смогу и то не всегда, а тебе рисковать так вообще не надо, лучше дозванивайся до Евы. Дверь никому не открывай, она крепкая, небольшой взрыв выдержит. Вот тайник, здесь оружие, пользоваться, я думаю, умеешь. Ну и телефон, звони, если прижмет.

— Счастливо, — Алена закрыла за ним дверь.

Выйдя на улицу, никакой опасности Алекс не почувствовал, все люди были заняты своими делами и им не было дела до стоящего парня с его личными проблемами. Он сел в машину и скоро уже был у ДК «Железнодорожник», где днем внутри никого не было кроме уборщицы и дежурного администратора.

Алекс взял ключи, открыл аудиторию и стал ждать учеников. Через полчаса все уже сидели на своих местах.

— Здравствуйте, сегодня занятия мы начнем с обсуждения моего доклада для симпозиума, который я раздал вам на последнем семинаре, потом по плану лекция. Все прочитали доклад?

Лес рук сразу вырос в аудитории.

— Хорошо. Теперь перейдем к конкретным вопросам, если такие будут. Кто хочет спросить поднимает руку, а я буду указывать, очередность. Начнем с тебя, — и Алекс указал на Аллу.

— Я вот не поняла, пусть каждый из энергетиков находится в своей профессиональной энергетической системе, как же они тогда могут влиять друг на друга?

— Девушки любят понимать образами, тогда представь такое условное деление. Все маги пусть живут на земле, у них свои законы, своя иерархия, своя жизнь, естественно они могут влиять на все существа, живущие на земле. Мы же создали свою энергетическую систему и стали жителями океана и живем там. Влияние друг на друга у нас с магами очень ограничено. Если маги войдут в воду и поплывут, то утонуть им в нашей стихии будет проще, чем достать нас. Тоже самое, если и мы выйдем на землю, повысится наша уязвимость. Но есть и универсальные приемы, позволяющие общаться или воевать в любой среде — пусть это будут птицы. У них своя среда, но уберечься от них просто, главное помнить, что они есть, а то неожиданно получишь клювом в затылок или попадешь на ужин к нырнувшей на глубину птице. Все это вы должны понимать на чувственном восприятии. Занятия по применению универсальных приемов, как в защите, так и в нападении, мы рассмотрим через месяц. Теперь, Таня.

— Я вот все хотела спросить. Я люблю читать фантастику, а если у нас есть информационный поток, то получается, что там есть все сюжеты и писатели ничего не придумывают сами?

— В принципе, ничего нового человек придумать не может. Все, что удавалось, как бы предсказать писателям, было бы открыто позже и без них. Один из основателей научной фантастики Жюль Верн описал более трехсот тогда еще неизвестных приборов, устройств и агрегатов. Но, если бы он не описал акваланг или огнетушитель, неужели их не придумали позже или не открыли бы? Естественно нет. Его гениальность как раз в том, что в этом гигантском информационном поле он выхватил крупицы информации, описывающие это новое, понял это и, вставив в роман, донес до нас.

— Но почему тогда, так разняться произведения зарубежных и русских фантастов?

— Вы не учитываете воспитание, менталитет и полученное образование. Не зря же говорят, что россияне широкой души люди. Поэтому и писатели у нас более оптимистичные и, если хотите, человечные. Вот что сейчас на западе любят снимать? Фильмы-катастрофы, о ядерной войне, о конце света и всякое такое. Как вы думаете, меняется ли сознание человека, если он читает или смотрит такие сюжеты? Вадик, пожалуйста.

— Конечно. Если произведение начинается с того, что произошла на земле катастрофа, ну там вирус распространился или ядерная война, то он априори берет за основу, что такое возможно, а значит, все жизненные приоритеты ставятся под сомнение.

— Конечно, примитивно сказано, но понятно. И как поется в песне «Зачем скупая жизнь нужна, коль завтра может быть война». И зачем вам учиться, если это не пригодиться? Михаил, пожалуйста.

— Я хотел про телепатию спросить. Можно ей заниматься самостоятельно?

— У нас через лекцию как раз тема для тебя будет: «Нужна ли телепатия обществу и как ее развивать индивидуально». А тебе лично скажу — не увлекайся ей. Достигнешь ли результата неизвестно, а вот, что она отбивает способности ко многому другому, это факт. Кстати и к целительству тоже, то есть это узко направленные экстрасенсорные способности.

— Все хватит, вопросов. Теперь перейдем к занятиям, а то не успеем. Сегодня я вам расскажу, как работают медиумы и спириты, а также узнаете, что такое сущности, духи и приведения.

Алекс попал в свою стихию, где ему было все понятно и уютно. Здесь он знал больше других и готов был передавать знания желающим, пока такие находились. А таких за три года преподавания было уже человек сорок и все они смогли определиться со своим призванием и найти себя в этой жизни. Единственное, что он запрещал им делать, это обманывать клиентов или пациентов, используя знания, полученные у него. И таких случаев действительно не было.

Через час лекция закончилась, и Алекс решил поехать к ребятам на базу. Надо было узнать, как у них дела и решить, что делать дальше, а пока он набрал номер Алены.

— Привет, как дела?

— Уже освободился? Мне скучно одной, — запричитала Алена.

— А все-таки, как дела? Дозвонилась до Евы?

— Все спокойно, никто не звонил и не заходил. Ева не отвечает, но я дозвонилась нашей общей знакомой и она сказала, что та улетела на остров.

— Понял. У меня еще дела, приеду позже.

Эпизод 25. Дом на Истре

Вход на базу уже приобрел вполне достойный вид. Войдя на территорию, Алекс понял, что для восстановления были подняты все наличные силы. Ему еще не приходилось наблюдать в одном месте столько людей в синей униформе. Андрея он нашел в своем помещении, от следов взрыва уже ничего не осталось, но работал пока только один компьютер. Другие были в стадии монтажа.

— Привет, как дела? — поздоровался Алекс.

— О, привет. Как раз вовремя пришел. Я только запустил технику и уже хотел тебе звонить. Будешь смотреть досье?

— А как же, обязательно.

— Тебе распечатать?

— Нет. Я с экрана прочту. Мне интересны, только некоторые моменты, поэтому быстро пробегу.

— Давай, а я пока другим займусь, — Андрей вывел на экран документ и ушел.

Алекс сел к экрану и стал читать: «Краткое досье на Голубеву Алену Игоревну 1977 года рождения. Родилась в городе Москва по адресу….».

— Так это мне не надо, — он искал в тексте только нужное. — Так отец получил предложение работать в Чикаго… выехали отец, мать и дочь…гражданство не менял…работает там же, контракт бессрочный… мать медсестра, работает по специальности в… Алена поступила в школу в… дружила с… занималась в секциях ушу, дайвинга, акробатики, достигла… Ага вот. С подругой подверглась нападению со стороны трех наркоманов, которые пытались их ограбить и изнасиловать… оказала сопротивление, завладев оружием одного из них. Произвела три выстрела… один легко ранен… один скончался в больнице. Выпущена под залог… прибыла в Москву… поступила в институт. Вот, завербована Корректировщиками, является низшим агентурным звеном, предназначенным для одной операции с последующей ликвидацией… вхождение в доверие к председателю совета директоров… Еве Борисовне… используя ее лесбийские наклонности. Личная инициатива знакомства с третьей стороной — Гейзером… стоит в списке ликвидации со стороны Корректировщиков и со стороны «Золотого Альянса»…. Ну, все понятно. Андрей! — позвал Алекс.

— Я здесь, — аналитик вышел из соседней комнаты, — все посмотрел?

— Да, спасибо. Можешь стирать.

— Это обязательно, лишнюю информацию у себя не накапливаем.

— По моим данным Ева улетела на остров. А что у вас?

— В загородном доме ее нет, у нас там наблюдательный пост. Сообщают, что там вообще никого нет. Думаю вам надо туда съездить и разобраться на месте.

— Согласен. Не пробивал этот секретный остров, которым, по-моему, интересуются все группировки вокруг нас?

— О, это главная загадка и очень давняя. Я думаю, что наш епископ, тоже им интересовался.

— А в чем суть?

— Если объединить все легенды, домыслы и факты, то получается, что на этом безымянном острове находится внеземная техника. Причем, оттуда удалось вывезти некоторые предметы и устройства, например те же импульсные сердечники из винтовок. По какой-то причине сработала защитная система, и образовалось защитное поле, которое никто не может пройти. Фактически островом владеет «Золотой Альянс», но попытки попасть туда постоянно продолжают и другие организации и группировки. Но все безуспешно.

— А что их так интересует, внеземные технологии или оружие?

— Кому что. Но представь, что там есть всепланетные космолеты, неужели ты не хотел бы полетать?

— Почему бы и нет. А вот и главный воин, — Алекс протянул руку Дмитрию.

— Привет! Ну что, поедем на Истру, посмотрим дачу? И пора думать, как будем попадать на остров.

— Поехали, лишняя информация никому еще не мешала.

К дому они подъехали открыто, не маскируясь. Двухэтажный дом находился за высоким каменным забором. Территория участка была очень большой, поэтому рядом соседских дач не наблюдалось. К ним вышел наблюдатель:

— В доме никто из хозяев не появлялся. Сканирование дома на предмет наличия взрывчатки и всевозможных ловушек провести не удалось — стоит защитный фоновый излучатель.

— Смотрите за дорогой, если кто появится, выясните, кто и зачем, — распорядился Дмитрий.

— Тогда не торопимся, сам попробую прощупать, — Гейзер вылез из машины и пошел к дому.

Калитка была открыта, запорошенные снегом дорожки, как бы подчеркивали свою девственность. Подойдя к двери, Гейзер сосредоточился и попробовал просканировать дом. Его сознание попало в густой туман, как он ни всматривался в марево, увидеть дальше вытянутой руки он не мог. Попробовал продвигаться на ощупь, но кроме контуров помещения так ничего не определишь. Гейзер остановился, прислушался, где-то недалеко кто-то с кем-то разговаривал. Конечно, это была не речь, а энергетические колебания, но очень знакомые. Вот только чьи?

Гейзер очень тихо, пошел на шум, вытянув вперед руку. Рука уперлась в стену, значит поворот, опять стена еще поворот. Разговор усиливался, Гейзер шагнул вперед и едва успел вовремя отдернуть руку. Он увидел знакомую спину и невольно холодок пробежал по его спине. Эта была Кэрри, одно из воплощений самой смерти. Она стояла спиной, но Гейзер не смог бы ее не узнать даже в многомиллионной толпе. Она вела беседу с мужчиной в синей униформе спецназа, лицо его было в дымке, но точно знакомое.

«Кто? Кто попал к ней?» — Гейзер пытался увидеть лицо. Неожиданно дымка у его головы на мгновенье разлетелась и вновь сгустилась, но этого мига хватило, он узнал лицо. Это был Влад, один из раненых бойцов.

Гейзер резко выдернул свое сознание из тумана. Он вернулся к машине и отозвал Дмитрия.

— Что-то случилось с Владом. Позвони, может, успеют помочь.

Капитан не стал ничего переспрашивать, а просто позвонил.

— Дежурный, что у нас с раненными? Понял. Все отбой. Что видел? — спросил он Гейзера.

— Я его видел в той среде, куда он мог попасть, только умерев или в лучшем случае при клинической смерти.

— Ну, у тебя и места для прогулок. Владу стало плохо, потом наступила клиническая смерть. Вроде его вытащили, но потом Владу опять стало плохо, и спасти его не удалось.

— Очень жаль, но вытащить его оттуда я бы не смог.

— А как там в доме? Пойдем?

— Там точно есть смертельные ловушки, но они не активированы. Поэтому пойдем вдвоем с тобой, открываем все окна и смотрим, куда из них можно выпрыгнуть если придется. Ходим по дому вместе и всегда каждый должен знать свой путь эвакуации. Как почувствую опасность, сразу кричу «атас», и сразу катапультируемся.

— То есть, подвергаем опасности только себя?

— Не в первый же раз. Просто мы готовы лучше других.

— Умеешь ободрить. Ну, пошли.

Они вошли в дом через парадную дверь. На первом этаже ничего интересного не нашли и поднялись на второй. Во всю стену висела карта мира, Гейзер подошел и без труда нашел остров в Тихом океане обведенный кружком.

— Вот куда нам надо, — он ткнул в него пальцем.

— Координаты мы и так знаем, а вот как туда попасть.

— Видишь, прилететь можно сюда и сюда, а дальше по воде. Правда долго плыть и пространство открытое. Не подойдет.

— А может прямо на самолете? — Дмитрий показал рукой виртуальный полет.

— Чужой собьют без проблем или дадут приземлиться и там накроют. А вот если на их самолете, с их пилотом и прямо в логово.

— Нормальный план, и что нам терять кроме жизни?

— Ну, не все так плохо. Займитесь пилотом.

— Уже разрабатываем. Смотри сейф, что, брат медвежатник, брать будем?

— А сможешь? — Гейзер никогда не занимался банальными взломами.

— Еще бы. Мы на определенном этапе учимся взламывать не только сейфы, но и банки.

Сейф был в кабинете вмонтирован в стену. Комната была большая, с окнами в две стороны, Дмитрий открыл окно рядом с сейфом, а Гейзер пошел к другому. Он его открыл и посмотрел вниз, большой сугроб явно являлся местом сбора снега со всех ближних дорожек. Правда сугроб был в пяти метрах от дома, но при прыжке это расстояние можно было считать ничтожным.

Дмитрий занялся сейфом, а Гейзер стал просматривать документы лежащие на столе. В записях ничего интересного не было, пока он не наткнулся на фразу в еженедельнике: «Босс требует решение островного вопроса!!! Пора подставлять Алену». Интересно было то, что у Евы есть свой босс, а значит, она не свободна в действиях. Картина событий стала выглядеть немного по-другому.

— Один замок открыл, остался еще один, — Дмитрий достал какой-то прибор.

— Не спеши, время у нас есть, — Гейзер взял новую стопку документов.

Технические сводки, экономические прогнозы, аналитические записки, все ерунда, имеющая ценность только для налоговой службы. Он подошел к полке с книгами, так как информационный поток здесь блокировался, то Гейзер включил свою интуицию. Закрыл глаза и стал проводить по книгам рукой пока не получил внутренний сигнал — стоп. Он вытащил книгу — Эта был «Таинственный остров». Гейзер улыбнулся и открыл книгу. На полях на английском языке убористым почерком шло повествование с какими-то комментариями.

«Ладно, потом разберемся», — подумал он и перешел к другой полке.

— Жаль, что у нее нет компьютера, а то бы посмотрели и все узнали.

— Сейчас сейф открою и все узнаем, я почти закончил.

Вдруг в углу мелькнула тень, Гейзер обернулся и уловил силуэт Кэрри.

— Атас! — закричал Гейзер и вторым прыжком выпрыгнул из окна.

Он еще не долетел до сугроба, когда раздался сильнейший взрыв. Взрывная волна сбила его с траектории полета, и он точно вошел в сугроб вплоть до поясницы. Единственно, что осталось торчать из сугроба, это ноги.

«Классно выгляжу, вот бы взглянуть», — помечтал Гейзер и стал выбираться.

Взрыв разнес стены второго этажа, и вся крыша провалился вниз, естественно первый этаж не выдержал нагрузки и сам сложился. Получилось, что красивая крыша лежит на груде строительного хлама.

Гейзер, отряхиваясь, обошел то, что осталось от дома. С другой стороны сугробов не было, но было невысокое одноэтажное строение, на которое и улетел Дмитрий. Он сидел на крыше и пытался встать.

— Сильно приложился? — спросил Гейзер.

— Да волна подтолкнула, чуть крышу не перелетел. И чего взорвался? Я только замок последний открыл и еще даже за ручку сейфа не потянул.

— Я думаю, у них стояла секретка именно на открытие замка, а не дверцы сейфа. Даже дом не пожалели.

— Может, он ей разонравился и она решила его перестроить? Ладно, пора уезжать, взрыв громкий, может милиция появиться. Лишние проблемы нам не нужны, — Дмитрий слез с крыши и похромал к машине.

— Значит, остается один вариант, используя пилота, проходим на самолет и летим.

— Сегодня же возьмем его телефоны на прослушку. Пора с ними заканчивать, слишком хлопотно становится, — Дмитрий постучал кулаком по своей щеке.

— Согласен, я всегда готов. Я тогда домой?

— Давай пока. На связи.

Эпизод 26. Аэродром

Алекс вошел в квартиру и сразу почувствовал аппетитный запах приготовленной еды. На этой кухне варили только сосиски и яйца, еще разогревали пиццу и другие полуфабрикаты. Вся кухня просто излучала радость, что ее наконец-то использовали по назначению.

Алена выбежала в новом халатике и тапочках выбранных ею в гостевом гардеробе.

— Привет, — сказал Алекс.

Она осторожно заглянула в его глаза.

— Ну как? Казнить, нельзя помиловать? Или?

— Казнить нельзя, помиловать, — улыбнулся он.

— Я так рада, — она бросилась к нему на шею и заплакала. — Я честно все это не нарочно.

— Ну, все, все, — он поцеловал ее и поставил на пол. — Кушать будем?

— Да, я здесь приготовила борщ и макароны по-флотски. Больше у тебя ничего не нашлось.

Самый простой прием успокоить девушку, это переключить ее на хозяйственные дела, тем более, если она это уже сделала. Алена начала рассказывать, как она убиралась, где никто не убирался годами, как выискивала кастрюли в кладовке, потом тарелки еще не распакованные после покупки и все в том же духе. Алекс слушал и умилялся этой нехитростной ерундой, особенно в сочетании с происшедшими перед этим событиями. И в этом была своя прелесть, ему даже показалось, что он понял рассуждения, про необходимость иметь семью. Скорее всего, человек, защищающий и семью, и родину, будет более в этом мотивирован, чем обычный одинокий патриот.

— Пойдем, я тебя покормлю, — она гордилась тем, что может накормить своего мужчину.

Алена налила ему борщ и стала рассказывать, сколько пришлось приложить усилий, чтобы из его продуктов получилось что-то съедобное. Он решил не пить виски, а открыл банку пива. Еда была, может и не такая привычная, как у мамы, но по сравнению с его холостяцкими ужинами, просто восхитительна.

— Дом на Истре взорвался, — прервал он ее.

— В каком смысле? — не поняла она.

— Мы вошли, пытались открыть сейф, а он возьми и бабах. Короче дома нет.

— Ну и бог с ним. Нашли хоть что-нибудь?

— Почти ничего интересного, кроме одной книги с пометками на полях. Язык английский, так что за тобой перевод.

— Покажи, дай посмотреть, — стала упрашивать его Алена.

— Вон в коридоре лежит.

Алена сразу побежала и взяла книгу. Она углубилась в чтение и сразу стало тихо. Алекс решил не отвлекать ее и достал астраханскую воблу с икрой и еще пива. Это была настоящая вобла, а не подлещик, не красноперка и не плотва. Алекс чистил ее с наслаждением и ел почти все. Сначала отрывал плавники и их обсасывал, потом удалял чешую и кишки, а дальше не спеша ребра, спинку, икру и напоследок пузырь. Причем он его никогда не поджигал, а ел так, не спеша, пережевывая как жвачку. Когда он был у тети Люды под Астраханью, он видел, как едят воблу местные жители и был удивлен их варварством. Они отрывали рыбе голову вместе с ребрами и икрой и выбрасывали, а ели только спинку. Правда воблу они доставали из огромного мешка, а не как Алекс — из маленького пакета.

— Как дела? — Алекс хорошо поел и решил перейти к делу.

— Мне надо время, не мешай, — она замахала на него руками.

— Хорошо, хорошо. Тогда я пойду спать.

— Иди, иди, — она даже не подняла головы.

Алекс сходил в душ и лег отдыхать.

— Встаю через шесть часов, — дал он себе команду и заснул.

Ровно через шесть часов сработали внутренние часы и Алекс проснулся. Он нашел Алену также увлеченно работающей над книгой.

— Пора делать доклад, — он обнял ее за плечи.

— Ух ты, уже рассвет. Пойдем пить кофе?

— Пойдем.

Он налил им ароматного кофе, сел в кресло и приготовился слушать.

— Здесь не все так просто, — задумчиво начала она. — Пометки видимо, сделаны с какой-то древней рукописи или старого документа.

— Почему так думаешь?

— Встречаются устаревшие термины, а новых — совсем нет. Привязка идет по сюжету книги и в основном касается самого острова в романе. К описанию Жюля Верна даются иногда уточнения, а иногда совсем взаимоисключающая информация. По некоторым моментам, это похоже на остров Евы, где я была.

— Ты думаешь, сам Жюль Верн знал про этот остров или мог слышать про него? — удивился Алекс.

— Все возможно, хотя, скорее всего, нет. Кто-то использовал книгу как явную тайнопись. Основное описание местности есть, а с дополнениями на полях книги получаем реальную информацию, что там зашифровано.

— Эта книга старого издания на русском языке, а записи на английском?

— В этом тоже большая нестыковка. Записи, похоже, переписаны из английского издания и с русским текстом не очень стыкуются.

— Ладно, давай суть, а нестыковки пропустим.

— В общем, слушай в переводе на современный язык. Давно на землю приземлились существа с неба и расположились на острове. Создали себе дома для жилья, ангары для своей техники и провозгласили себя богами для местных туземцев, которые жили здесь и на соседних островах. Боги были похожи на людей, только с большими головами и всегда в одежде, которую туземцы принимали за их кожу, более конкретных описаний пришельцев не приводится. Боги стали кормить местное население и учить новым традициям, только не очень понятно, что от них хотели пришельцы. Говорится, что некоторых туземцев сажали в какие-то дома, которые улетали, а потом возвращались, но уже без людей, считалось, что не вернувшимся людям очень повезло. Потом случилась катастрофа — один из крупных островов, где жили пришельцы и очень много туземцев, ушел под воду и все погибли. Скорее всего, это был большой взрыв, который очень похож на ядерный. Все кто был на острове, естественно погибли, а на соседнем, где хранилась большая часть техники, все покрылось прозрачным стеклом, за которое никто не мог пройти и никто не мог оттуда выйти. За стеклом осталась часть туземцев, которая пыталась выбраться наружу, но это им не удалось и они умерли там. Примерно так.

— И ты этим занималась семь часов?

— Я же тебе только суть. Здесь много дополнительных описаний, например, как туземцев учили и чему, или как они умирали за куполом от голода, или симптомы больных, очень похожие на радиацию и много другого.

— То есть все опять замыкается на острове, все тайны там. Хочешь, не хочешь, а надо туда лететь.

— Возьми меня с собой, я там была. Может смогу помочь, — глаза ее выражали мольбу.

— Возьму, не переживай. А знаешь, найди мне в записях все, до последнего, слова связанное с защитным полем, может пригодиться.

— Обязательно поищу, — и она снова углубилась в текст.

Алекс сделал традиционную разминку, потом позавтракал и только собрался поработать с домашними работами учеников, как зазвонил телефон.

— Привет, это Дмитрий.

— Здорово, что нового?

— Прослушивая телефон основного пилота, засекли звонок с острова. Ему приказали сегодня вечером вылететь на остров и забрать там Еву. Предлагаю вылететь с ним.

— А если их встретить здесь по прилете?

— Не получится. С острова они улетают в США и, сам понимаешь, не известно на сколько.

— Логично. Во сколько вылет и как мы туда попадем?

— К пилоту выезжаю сам, думаю, обработаем без проблем. Второго пилота перевербуем на самолете. Как что определится, позвоню.

— Хорошо, через час буду в боевой готовности. Со мной полетит Алена, подруга Евы. Я думаю, она нам пригодится, тем более она уже там была дважды и видела защитное поле.

— Тебе видней. Созвонись с Андреем, он тоже полетит. Определитесь, какое оборудование надо взять, но не забывай, что у нас самолет не «Руслан».

— А на чем полетим?

— Реактивный самолет «Гольфстрим 5».

— Хорошо учту, пока.

Алекс набрал номер Андрея.

— Привет, сегодня летим.

— Знаю. Надо с собой взять оборудование, вот только какое? Жаль, что нельзя взять все, вес сильно ограничен. Да еще Дмитрий — надо взять такое оружие, а потом еще такое.

— Ладно, не переживай. У меня кое-какие мысли есть, вышлю тебе по мылу.

— Жду.

Алекс вошел в комнату, где сидела Алена.

— Собирайся, через час мы должны быть готовы к выезду.

— Успею, вот только голову помою, — она бросилась в ванну.

— Мне бы ваши проблемы, — крикнул он ей вдогонку и пошел к компьютеру заниматься списком оборудования, которое могло пригодиться на острове для прохождения энергетического поля.

Ровно через час они были собраны и готовы к выезду. Алекс решил не торопить события, а дождаться информации от Дмитрия, наконец, тот позвонил.

— Выезжайте. Встретимся прямо у первого Шереметьева, пилот со мной, за жизнь и деньги он согласился помочь. С пограничниками вопросов не будет, у нас есть связи и нас уже ждут. Есть одна проблема — пилот не знает, кто еще может полететь. Обычно пассажиры приходят сами, а ему сообщают перед вылетом, кого надо взять, поэтому на борту возможны сюрпризы.

— Сколько наших полетит?

— С вами семь человек.

— Возьмите на всех парашюты, а то, как шарахнут по нам ракетой.

— Хорошая идея, сейчас скажу, чтоб захватили, — Дмитрий отключился.

— А я ни разу не прыгала, — решилась сказать Алена.

— Ничего страшного, все в жизни бывает первый раз. Тебе еще не поздно попробовать что-то новое.

Они встретились у служебного входа в аэропорт. С Дмитрием было еще трое бойцов, двоих Алекс знал хорошо, а вот третьего видел первый раз.

— Меня зовут Дмитрий, это Сергей, это Николай, а это Петр, специалист по всей ракетной технике, — представил всех капитан.

— А это Алена, — сказал Алекс и улыбнулся, так как лица всех бойцов расцвели, а глазки забегали.

Хотя Алена и была одета в свою боевую униформу цвета хаки, но не одна обтянутая форма ее фигуры не осталась не замеченной ни одним из бойцов.

«Ну и как с ними теперь воевать?» — подумал Алекс.

— Ждем Андрея с пилотом, они утрясают проблемы с грузом. На себе мы его не протащили бы, — сказал Дмитрий. — А вот и они.

К ним подошел Андрей под руку с невысоким мужчиной в летной форме. Как только аналитик отошел от пилота, его место занял Серж.

— Рад нашему знакомству. Вы Алена из сказки, а я Андрей. Пойдемте, я вас проведу, а то эти солдафоны совершенно не умеют общаться с прелестными девушками, — он взял ее под руку и пошел к выходу на летное поле.

Остальные бойцы с сожалением вздохнули и пошли следом за ними. Их встретил знакомый пограничник и проводил прямо до самолета, куда уже грузили багаж. До вылета оставался час, они специально пришли заранее, так как скоро должен был появиться второй пилот. Еще могли приехать пассажиры, но это уже перед самым вылетом.

Все расположились в салоне и занялись своими делами. Андрей продолжал флиртовать с Аленой, Серж был в кабине с пилотом и отслеживал все его действия и переговоры, Ник и Петр распаковывали оружие, которое могло сейчас пригодиться. Алекс с Дмитрием сели к разным бортам и в иллюминаторы просматривали все видимое пространство, чтобы никто незамеченным, не подошел к самолету.

— Кто-то идет, — сказал Дмитрий, — похоже, второй пилот. Серж!

— Здесь я, — он высунулся из кабины, — наш пилот подтверждает, это его напарник.

Дмитрий встал сбоку у входа. Высокий мужчина в летной форме поднялся по трапу и зашел внутрь.

— В чем дело? Вы кто? — спросил он, увидев людей в салоне.

— Не двигаться, руки вверх, — Дмитрий ткнул ему в спину палец.

Пилот застыл, потом поднял руки, к нему подошел Ник, обыскал.

— Чисто, — сказал он.

— Отведите его в кабину и договоритесь с ним, — распорядился капитан.

— Есть, — Ник увел мужчину.

— С пилотом думаю, проблем не будет, — Алекс посмотрел на часы. — До вылета двадцать минут.

— Может, пронесет и больше никого не будет? — предположил Андрей.

— Теперь знаем, кто может накаркать, всем готовность один.

К самолету подъехал лимузин и остановился на приличном удалении. За ним ехали две машины охраны, которые тоже остановились.

— Серж, пилота сюда! — крикнул Дмитрий.

В салон вошел пилот и посмотрел в иллюминатор.

— Это кто приехал? — спросил его Алекс.

— Кто-то из руководства «Золотого Альянса», иногда они летают на остров, — ответил он.

— Чего они ждут? — Дмитрий посмотрел на Петра и тот стал доставать пистолеты.

— Сейчас они созваниваются с Евой Борисовной, потом она позвонит мне и скажет, кто полетит. Я должен показаться в проеме входа и махнуть им рукой — это значит все в порядке, ждем на борту.

— Кто заходит на борт?

— Только те, кто летят.

— А охрана?

— Нет. У них договоренность с пограничниками, что никто не должен выходить из машин, иначе их должны досматривать до въезда на поле и перед выездом.

— Тогда ждем звонка, — подытожил Алекс.

Минут через пять у пилота зазвонил телефон.

— Алло, слушаю. Да у нас все нормально. Хорошо примем на борт и доставим к вам. Да вылетим через десять минут, — он опустил трубку.

— И что? — Дмитрий подошел к нему.

— Летит Смирницкий главный аналитик альянса. С ним его помощник и телохранитель в одном лице, больше никого не будет.

— Давай ему отмашку, — Алекс подошел к двери. — Махнешь и сделаешь шаг назад, спиной прикроешь меня на входе. Понял?

— Чего здесь не понять? Приглашу обоих по очереди зайти в самолет, перекрывая по возможности обзор.

— Начали, — сказал Дмитрий.

Пилот открыл дверь и, высунувшись, помахал в сторону лимузина. Вскоре дверцы машины открылись и оттуда вылезли двое мужчин. Один молодой, высокий спортивного телосложения, наверняка был телохранителем, он взял большой саквояж и пошел к самолету. Второй мужчина средних лет и полной комплекции шел сзади.

Молодой поднялся по трапу, кивнул головой пилоту и когда тот отошел, прошел в самолет. Надо отдать ему должное, он сориентировался в доли секунд. Телохранитель одновременно бросил саквояж, другой рукой стал доставать оружие и попытался сделать шаг назад и вбок, чтобы выдавить пилота из самолета подняв этим тревогу. Единственное, что он не мог учесть, что сзади его уже ждут. Алекс ударил его по руке, выбив пистолет, и резко толкнул вперед в объятия Дмитрию. Тот, не церемонясь, апперкотом отправил охранника в нокаут и посадил его бесчувственное тело отдыхать в кресло.

Главный аналитик альянса поднимался не спеша, даже можно сказать вальяжно. Он пожал руку пилоту и зашел за ним в салон, Алекс сразу закрыл за ними входную дверь. Мужчина сначала даже не понял, что происходит внутри, но когда увидел своего помощника без чувств, просто растерялся.

— Вы не стойте, присаживайтесь, — Алекс показал ему на свободное место.

— Все, взлетаем, — сказал Дмитрий пилоту и кивнул Сержу, — контролируй.

— Как вас зовут? — спросил Алекс сев рядом с аналитиком.

— Всеволод Игоревич Костромин, а вас? Хотя я уже оправился и могу мыслить логически. Вы, наверное, Гейзер?

— Приятно иметь здравомыслящего собеседника. Я думаю, вы понимаете, что придется все рассказать.

— У меня нет выбора, но я думаю, мы договоримся, и я смогу выторговать свою жизнь.

— Попробуйте.

Эпизод 27. Полет

Самолет медленно вырулил на полосу и стал разгоняться, потом набрал высоту и лег на свой курс. Дмитрий, проверив кабину пилотов, подсел к Гейзеру.

— Можно начинать.

— Предлагаю выпить, лететь далеко. Вы не против такого предложения, Всеволод Игоревич? — спросил Гейзер.

— Называйте меня, пожалуйста, Советник, мне так привычней. А выпил бы с удовольствием, у меня в саквояже прекраснейший коньяк, если можно его.

Дмитрий открыл саквояж, достал коньяк, лимон и бокалы. Остальные в салоне делали вид, что отдыхают, но видно было, что навострили ушки. Всем хотелось узнать тайну острова или хотя бы получить информацию для размышления. Все присутствующие, кроме одного, были свои, и утечки информации можно было не опасаться, а помощнику советника пришлось дать снотворное, просто в самолете не было свободного места, где его можно было изолировать.

— Итак, мы вас слушаем. Нас интересует два вопроса, кто приказал убить епископа Лаврентия, и что происходит на острове, куда мы летим? — Дмитрий налил всем коньяку.

— Можно я начну со второго вопроса? — и когда ему кивнули, начал рассказывать. — «Золотой альянс» получил права на остров в семидесятые годы. Эти права перешли от одной из компаний, которая вошла в альянс, перед этим группой островов в этом архипелаге владела французская компания около ста пятидесяти лет. Когда остров стал нашим, мы естественно захотели узнать его историю, и тут выясняется, что там находится одна из великих тайн нашей эпохи. На острове был обнаружен прозрачный защитный экран, имеющий в диаметре более пяти километров и распространенный как вверх, так и вниз. Мы это проверили, пытаясь проделать подземный ход, но также натолкнулись на непроходимую стену. Также мы столкнулись с тем, что постоянно кто-то пытался проникнуть внутрь зоны, это были и одиночки, и целые группы людей разной национальности. Обычно, натыкаясь друг на друга, они устраивали перестрелки до полного уничтожения одной из сторон, естественно они не упускали случая напасть и на наших людей. Поэтому следующие пять лет мы создавали охранную систему, которая никому уже не позволяла пробраться к защитному экрану, вернее люди пытались, но заканчивалось это для них летальным исходом. Такие попытки постепенно прекратились и активировались вновь уже в девяностые годы, после развала СССР.

Советник налил себе еще коньяку и стал греть его в ладонях.

— Конечно, мы очень хотели узнать, что там под куполом и вложили туда очень много средств, но все безрезультатно. Пройти за границу поля еще не удалось ни одному человеку. С техникой еще хуже, она отказывает в работе, а если это роботы, то они перепрограммируются и становятся защитниками этой зоны. Единственное, что нам удалось, это найти схрон, он напоминал склад разных мелких приборов. Почему-то защитное поле не закрыло его полностью, а прошло по нему, разрезав его пополам. Оттуда нам удалось добыть несколько видов устройств, из которых в последствии создали ряд полезных приборов.

— Например, импульсные винтовки, которые теперь у нас, — не смог умолчать Дмитрий.

— Не только, еще генераторы помех от любых видов сканирования, а также низкочастотные излучатели, позволяющие закладывать людям сверх способности. Естественно, излучатели действуют не на всех, а только на небольшой процент людей. Особенно мы надеялись на новорожденных детей, также благоприятным моментом является клиническая смерть. Мы включали излучатели два-три раза в год, провозя его на машине по крупным городам, при нужной нам частоте у него не такой уж большой радиус действия.

— С какого года вы начали это делать? — уже не удержался Гейзер.

— Если вы имеете в виду себя, то ваша клиническая смерть в месячном возрасте как раз совпала с работой излучателя, при этом машина проезжала рядом с больницей, где вы лежали. Мы это проверили сами, когда вы попали в нашу разработку.

— Извините, что перебил. Продолжайте.

— Да это мы забежали вперед. Так вот, накопив и проанализировав много, очень много данных и информации, мы пришли к выводу, что проникнуть туда может человек. Не простой, а с определенными развитыми экстра способностями, таких людей в СССР было мало и, где их взять не понятно. Наши разработки и применение этих низкочастотных излучателей позволили надеяться на появление большого количества экстрасенсов, но как их выявить, не будешь же проверять каждого человека? Нам помогла пришедшая перестройка, и все стало делать проще, тогда мы и решили в обществе поднять интерес к этой проблеме. Договорившись на самом верхнем уровне, пробили разрешение на телевизионные сеансы психотерапевтов.

У нас было несколько кандидатур, кого показать первым. От них не требовалось сверх возможностей, все делала наша аппаратура, поэтому мы выбрали самого уверенного, чтобы мог постоять за себя. Доказать что он что-то может, ему будет невозможно, но уверенность в своих способностях должна была взорвать общество. Это и произошло, мы ему помогли провести пару операций на расстоянии и еще пару фокусов, и вся страна погрузилась в экстрасенсорный бум с целительским уклоном.

Для нас новым этапом стало появление экстрасенсорных школ, где любой человек мог проверить свои сверх способности, а если они вдруг находились, то их можно было совершенствовать. Каждая такая школа у нас была под контролем, но потом появились целительские центры, причем в таком большом количестве, что контролировать всех мы уже не могли. Теперь мы лоббировали запрет на показ по телевидению любых экстрасенсов и целителей, попытались осадить эту волну, но было поздно. Контроль над экстрасенсами мы потеряли, пришлось вычислять действительно лучших. Наши люди ходили на курсы, ездили на симпозиумы, посещали различные центры, так у нас появился список достойных экстрасенсов или, как вы их называете, энергетиков. Слава богу, список был не так велик, как мы ожидали, после этого мы наблюдали за ними и по-своему подталкивали к совершенствованию. Нам нужно было определить наиболее подходящего и привести его к защитному экрану.

— Вы намекаете, на то, что я как раз туда и лечу? — улыбнулся Гейзер.

— Получается, что да. Хотя все происходит не так, как мы бы этого хотели. Вы летите туда как наш враг, а не союзник. Разработкой всех программ, связанных с островом занималась Ева Борисовна лично, но она сделала ряд ошибок, что я и должен ей сообщить, прибыв на место. Мне необходимо снять с нее полномочия и взять управление в свои руки. Именно она приказала уничтожить вашего епископа, — советник адресовал сказанное Дмитрию.

— Почему? — подался тот вперед.

— Епископ Лаврентий знал про остров, у него был свой план, как туда попасть, и видимо это и не нравилось Еве Борисовне. Она устранила конкурента вместо того, чтобы с ним объединиться. Теперь мы имеем врага и в лице вашей организации.

— Почему вы напали на нашу базу?

— Одна ее ошибка потянула за собой другую. Поняв, что нажила в лице вас смертельного врага, она решила уничтожить ваш спецназ и послала к вам группу ликвидации. Теперь мы лишились этой группы.

— Нам придется ее убить, — твердо заявил Дмитрий.

— Альянс против мести возражать не будет, и просит не распространять вражду дальше этого действия, — советник протянул руку.

— Договорились, — Дмитрий скрепил ответ рукопожатием, — но это не говорит о том, что все другие вопросы решены.

— Конечно, это только говорит о том, что мы можем общаться теперь как независимые партнеры, не отягощенные личными мотивами.

— Мы сможем без осложнений изолировать Еву на острове? — вступил в разговор Гейзер.

— Нет, и в этом кроется самая главная проблема. На острове Ева как верховный главнокомандующий и охрана будет слушать только ее, тем более, что она лично подбирала всех офицеров. Если она почувствует что-то неладное, она объявит нас врагами и прикажет уничтожить, здесь я вам не помощник. После ее устранения, я смогу подтвердить свои полномочия и взять власть в свои руки, но не раньше. Не будь вас, я бы пригласил ее на переговоры в США, и там бы ее сместили.

— А японцы с ней?

— Их необходимо тоже уничтожить. Это личная охрана Евы Борисовны. Она опробовала на них прибор, увеличивающий силу и мощь, но делающего из человека тупого зомби. Они будут ее защищать до последней капли крови, и только смерть сможет их остановить.

— Хорошо надо отдохнуть, а потом прикинем план действий, — решил Дмитрий. — Есть у кого вопрос к советнику, он окинул взглядом салон.

— Можно? — Алена как школьница подняла руку.

— Пожалуйста, вам всегда можно, — теперь заулыбался Дмитрий.

— Советник, у меня тоже два вопроса. Вот книга с пометками на полях про остров, это откуда? И второй, что будет со мной, я же стою у вас в списке на ликвидацию?

— Даже так? — капитан сразу перестал улыбаться и посмотрел на Гейзера, который кивком головы подтвердил данную информацию.

— Официально заявляю, что вас из этого списка вычеркнут, вас никто никогда не тронет с нашей стороны. А что касается книги и пометок, то эта история тянется не одну сотню лет. Это просто один из эпизодов дошедшей до нас информации, ее как только не шифровали, как только не пытались передать будущим поколениям. Но она не подтверждена и про нее нет смысла говорить.

— А все-таки? — жестко спросил Гейзер.

— Если коротко, то предполагается, что несколько сот лет назад там была база инопланетян. Потом произошла катастрофа, и они погибли или улетели, а их техническая база осталась за защитным полем. Экран не проходим и не проницаем даже со спутников.

— Почему же альянс так заинтересован попасть в эту закрытую зону? — голос Гейзера приобрел стальной оттенок.

— Сами понимаете, доступ к новым технологиям, к новым типам энергии.

— Как вы думаете, я могу определить, когда человек не говорит всей правды? — он так посмотрел на советника, что у того побежали мурашки по спине.

— Да, да. Конечно, можете.

— Тогда не врите, любой ложью вы осложняете свое положение. Почему альянс вкладывает сотни миллионов долларов в разгадку данного острова? Почему он даже пошел на проведение опытов над людьми, в том числе и надо мной? Почему? От ответа зависит ваша жизнь, — все в салоне повернули головы в сторону советника.

— Я скажу, но это сверхсекретная информация. Прошу не говорить об этом никогда и никому, а то мне альянс этого не простит.

— Итак, мы ждем.

— Нами установлено, и мы придерживаемся этой информации, мы собирали ее по крупицам, по всем доступным источникам и смысл ее сходиться в одном, — советник никак не мог решиться сказать главное.

— В чем смысл? — прервал его Гейзер.

Советник все мялся, налил целый бокал коньяка и выпил залпом, наконец решился.

— По нашей оценке инопланетяне прилетали не просто так. Они хотели взять с собой достойного представителя с Земли, доставить его в космос в какую-то точку, для регистрации планеты Земля в Галактическом Совете. Тот, кто зарегистрирует планету, будет являться единственным и полноправным ее представителем в этом Совете, а значит, получит неограниченную власть на планете Земля. Мы считаем, что за защитным полем есть космолет, в памяти которого есть координаты этой точки. Туда можно будет полететь, и конечно альянс хотел бы сделать это первым, — сказав это, советник как-то обмяк и ушел в себя.

Все остальные также молча откинулись на спинки сидений и молча стали переваривать информацию о том, что они не одни во вселенной и может быть при своей жизни убедятся в этом лично.

Все подремывали в своих креслах. Петр сменил в кабине Сержа, Гейзер и Дмитрий отсели на последний ряд.

— Как думаешь, советник сказал правду? — спросил Дмитрий.

— То что он уверен в этом, не вызывает сомнений, но прямых доказательств у них нет.

— Зато есть разные внеземные устройства, которые доказывают внепланетное происхождение базы. Мы сами проверяли, из чего сделаны сердцевины импульсных винтовок, таких материалов на Земле нет.

— Согласен, что инопланетяне здесь были, но это не доказывает, что они хотели зарегистрировать Землю в каком-то там совете. Возникает много вопросов, зачем это им, не опасно ли это для нашей планеты и т. п. и т. д.

— Может, прижмем советника, чтоб рассказал подробней? — Дмитрий готов был потрошить его дальше.

— Не будем перегибать палку, он и так сказал много, а если мы будем знать все, тогда надо с ними сотрудничать, а это делать рано. Он нам поможет, при благоприятно складывающейся для нас ситуации, провести свои эксперименты на острове, а это сейчас главное. Как будем действовать?

— Предлагаю следующее, — капитан достал план аэродрома. — Посадку мы совершим здесь, дальше самолет рулит вот сюда. Досмотра не бывает, но все пассажиры выходят сами и идут в зал, вот сюда. Охрана здесь, здесь и здесь. Внутри зала сидит офицер и с ним двое вооруженных бойцов. После проверки документов, офицер предоставляет машину и, в сопровождении солдат, отправляет прибывших внутрь острова к бунгало, где и располагаются гости. Вот все, что мы узнали.

— Что предлагаешь делать?

— Я переоденусь помощником советника, ты вторым пилотом, на всякий случай тебя загримируем, вдруг будет встречать Ева, тогда она тебя может узнать. Берем советника и первого пилота и идем в зал, а там по обстановке. А если Ева не приедет, где ее искать на острове?

— Из всех здесь присутствующих, только Алена там была. Придется ее брать с собой, когда поедем в глубь острова.

— Хорошо возьмем, а охрана на поле и вышках?

— Их возьмут на себя ребята. Если понадобится, по нашей команде их снимут, у ребят будут импульсные винтовки, а нам предлагаю взять пистолеты. Вон там можешь взять, выбор большой, а теперь давай отдохнем, часа четыре у нас еще есть.

За иллюминатором уже был виден сплошной океан.

Эпизод 28. Остров

Самолет плавно пошел на посадку.

Приземлившись, он подъехал к своему стояночному месту, отмеченному на асфальте белыми линиями. Людей нигде не было видно, встречать их тоже никто не вышел, что явно было хорошим знаком.

Все заняли места согласно своей дислокации. В середине салона посадили помощника советника и второго пилота, связывать их не стали, за ними должна была наблюдать Алена с автоматическим пистолетом в руках. Трое бойцов разбрелись по салону и кабине самолета, выбирая себе наиболее удобные места для слежки за охраной аэропорта. В руках у них были импульсные винтовки, и в случае необходимости им придется из них стрелять. Дмитрий надел костюм помощника и выглядел вполне сносно, а вот одежда пилота для Гейзера была явно мала, решили, что он снимет китель и понесет его в руках.

Открыли дверь, и сразу духота ворвалась в салон, яркое солнце слепило в глаза, температура была градусов тридцать. Первым вышел советник, за ним пошел Дмитрий, немного подождав, вышел первый пилот и Гейзер.

Аэродром имел одну взлетно-посадочную полосу, правда достаточно длинную, чтобы и большие аэробусы смогли при желании приземлиться. Аэровокзал представлял собой здание белого цвета, в котором был большой светлый зал ожидания с рядами кресел, так же там были стойки регистрации и досмотровые зоны. Для чего в таком месте было строить аэропорт, который мог обслужить небольшой город, оставалось загадкой.

Советник, уже бывавший здесь уверенно шел впереди, показывая дорогу. Они вошли в зал и увидели впереди пограничные стойки, что могло бы вызвать улыбку, если бы не стоящий около них офицер и четверо вооруженных солдат. Советник не стал подходить к ним вплотную, Дмитрий же встал у него за спиной.

— Чем мы обязаны господа такому приему, и где Ева Борисовна? Почему она меня не встречает?

— Всеволод Игоревич Костромин? — спросил офицер.

— Не ошибаетесь. С кем имею честь разговаривать?

— Майор Воронин. Вы советник арестованы, сопротивление бесполезно, мы вас доставим в камеру.

Подходящий к залу ожидания Гейзер успел вовремя остановиться и схватить за руку пилота. Он решил не спешить с действиями, а послушать, как будут развиваться события.

— В самолете всем боевая готовность, слушать диалог в зале, — мысленно проговорил он.

Тем временем советник отошел от удивления и спросил:

— Позвольте узнать — на каком основании вы хотите меня арестовать?

— Как старший офицер охраны секретного объекта, я могу здесь делать, что угодно.

— А Ева Борисовна в курсе?

— Она же мне это и приказала.

— А все-таки, какие основания? — советник явно не ожидал такого развития событий.

— Да, пожалуйста. Вы приехали сюда, чтобы сместить нашу хозяйку с ее должности, а ей это не понравилось. Поэтому мы вас допросим, а потом на корм рыбам.

— Но откуда вы это узнали?

— У нас есть свой среди вас. Это ваш помощник, кстати, поблагодарите его, я предлагал сбить самолет, чтобы списать все на катастрофу при посадке. Хозяйка же считает, что своих людей надо беречь, поэтому вам позволили приземлиться. Вениамин выходи, что ты там все сзади стоишь, пора получить свои почести.

При последних словах резко распахнулась дверь и в зал, шумно переговариваясь, вошли пилоты. Все сразу посмотрели в их сторону и перестали разговаривать, Гейзер не знал, видел ли майор в лицо помощника или нет, и поэтому отвлек его внимание на себя.

— А вот и наши извозчики, — начал офицер, не дождавшись их подхода, — вас отвезут в ваш домик. Сержант, сопроводите.

Один из солдат опустил автомат и, повернувшись, пошел на выход, как бы приглашая пилотов следовать за ним. Гейзер шедший чуть сзади достал пистолет, который был не виден под кителем.

— Всем, минутная готовность, — про себя произнес он, — Дмитрий, твой слева и офицер.

Майор опять переключил свое внимание на гостей.

— Вениамин, чего там мнешься, выходи, расскажи шефу, как его сдал.

Гейзер поравнялся с Дмитрием и подмигнул ему, тот сделал шаг вперед и встретился глазами с майором. Видимо начальник охраны не видел раньше Вениамина, но образ его представлял по рассказам хозяйки. Нестыковка предполагаемого образа с увиденным человеком, заставила майора потянуться к кобуре.

Гейзер успел сделать вперед еще несколько шагов без помех, так как все смотрели на лжепомощника. Гейзер уже оказался за спиной стоящих солдат и офицера, он развернулся, бросил китель и поднял пистолет.

— Начали! — скомандовал он и открыл стрельбу как в тире.

Как только прозвучала команда, Дмитрий сильно толкнул советника, который кубарем покатился под ноги военным. Сам же крутанулся вправо, чтобы уйти с линии огня, это его и спасло, так как солдаты все-таки успели открыть огонь.

Гейзер успел убить двоих, когда почувствовал дуновение смерти, и резко упал на пол, перевернувшись на сто восемьдесят градусов. Ушедший вперед сержант, услышав стрельбу, обернулся и, увидев стреляющего в свих пилота, дал длинную очередь из автомата Калашникова. Упавший Гейзер, открыл спину майора, которая и получила порядка десяти пуль. Сержант не успел даже понять, что убил своего командира, пуля, выпущенная мнимым пилотом, вошла точно в переносицу.

Дмитрий, перекатываясь через бок, открыл стрельбу по крайнему слева солдату, который палил как истукан в давно пустое место. Первая пуля чиркнула по бронежилету, а вторая и третья вошли точно в шею, вся перестрелка заняла меньше минуты.

— Доложить, что на самолете, — отдал распоряжение Дмитрий.

— Минус один в будке у поля, чисто, — доложил Серж.

— Минус один дальняя вышка, чисто, — доложил Ник.

— Минус один ближняя вышка. Солдат упал с вышки, пока тихо, но могли заметить, — доложил Петр.

— Срочно перебазируйтесь к нам в зал. Вынести всю технику и багаж, самолет могут уничтожить в любой момент. Помощника советника приковать к креслу, пусть ждет своей судьбы. Второй пилот пусть поможет таскать груз, — распорядился капитан.

— Алена, захвати нашу униформу, надо переодеться, — добавил Гейзер.

Выглядел он смешно, после падения брюки у него разошлись по швам и лопнули на коленях, правда и все остальные, кроме пилота, тоже выглядели не ахти. У Дмитрия на пиджаке лопнули рукава, а советник, разбивший от падения себе нос, залил кровью не только пиджак и рубашку, но и брюки.

— Ну как, советник, самочувствие? — проявил участие Дмитрий.

— Ага, бей своих, чтоб чужие боялись, — он пока не мог придти в себя.

— Главное, что жив, а то они бы тебя все равно хлопнули.

— А вы всегда всех стреляете, могли бы языка оставить, — советник явно продолжал злиться.

— Так хотели майора оставить, но сержант нашпиговал его свинцом, — ответил Гейзер.

В зал вошли бойцы, положили принесенное оборудование и, махнув рукой, пошли за следующим. За ними появилась Алена, она несла боевую униформу. Ребята с удовольствием стали переодеваться, а Алена подошла к советнику и достала из пакета чистую рубашку. У Всеволода Игоревича сразу поднялось настроение, и он бодро проговорил:

— Спасибо девушка. Хоть вы позаботились обо мне, а то воюешь здесь за некоторых и благодарности не услышишь.

Все заулыбались.

— Что дальше будем делать? — Дмитрий отозвал в сторону Гейзера с Аленой.

— Я знаю, где вилла Евы, она в стороне от основного поселка, расположена в маленькой бухте. Туда ведет отдельная дорога, — сказала Алена.

— Есть пункты охраны на острове и где? — спросил Дмитрий.

— Насколько я знаю, основные силы охраны расположены на подходе к защитному полю и по периметру острова, а внутри острова никогда раньше постов не было. Вилла, конечно, охраняется, плюс ее телохранители.

— А где командный центр управления? — Гейзер достал карту острова.

— Примерно вот здесь. Это укрепленный бункер, имеющий два этажа вниз, по виду ни ракета, ни танк его не пробьют. При нападении на остров, весь персонал и солдаты должны укрыться в нем на подземных этажах и продержаться там смогут до двух месяцев. Запасы продовольствия, медикаментов и оружия там постоянно обновляются и пополняются.

— Серьезные ребята. А ты откуда все это знаешь? — поинтересовался капитан.

— Составляла донесение на эту тему Корректировщикам, когда на них работала, — не стала врать Алена.

— И что ты предложила бы в этой ситуации?

— Максимум через час хватятся отсутствия часовых на взлетном поле, пока будут выяснения еще полчаса. Потом объявят тревогу и соберутся в командном пункте, там их достать будет уже нельзя. Поэтому, раз майор должен был доставить советника к Еве, предлагаю туда и выехать на двух машинах. Территория острова просматривается только со спутника и едущие машины к дому хозяйки подозрения вызвать не должны, тем более лиц, они не рассматривают, — выложила она свой план.

— Логично, — сказал Гейзер. — Ну, а дальше надо успеть разобраться с Евой до приезда подкрепления.

— Ладно, берем план за основу. Пилотов оставляем здесь, советника возьмем с собой, думаю пригодится. Оборудование тоже оставляем, а то можем повредить, берем только оружие. Я пойду, подготовлю ребят, выезжаем через пять минут, — Дмитрий направился к своим бойцам, которые стояли возле перенесенного ими из самолета багажа.

— Боишься? — Гейзер обнял Алену за плечи.

— Страшно, я хоть и умею стрелять, но в таких боевых операциях участия не принимала.

— Будешь находиться в арьергарде и на рожон не лезь. Ты мне живая нужна.

— Ну, наконец, что-то приятное сказал, бука, — но тон у нее был радостный.

— Дорога мне не нравится, больно уж открытое место.

К ним вернулся Дмитрий.

— Ребята нашли ракетную установку, прикрывающую взлетно-посадочную полосу, управляется она дистанционно из командного центра. Предлагаю оставить Петра, он попробует переключить ее на ручное управление, если получится, тогда сможем нанести удар.

— Это очень хорошо. Ему бы напарника, чтоб страховал, — задумался Гейзер.

— Сам понимаешь, что лишиться двух бойцов мы не можем, нас и так мало, — Дмитрий был прав.

— Давай с ним оставим Андрея, боец он не ахти, а там наверняка есть входы во внутреннюю сеть. Информация нам пригодится, да и попробует перепрограммировать ракеты, тогда сможем и взорвать чего-нибудь. Да и по сторонам смотреть будет, чтобы никто не подошел незамеченным, — предложил Гейзер.

— Да, вариантов больше нет. Автомат ему еще дадим для уверенности, — капитан почесал затылок. — Тогда делаем так: вы идете и готовите две машины, мы сейчас к ракетной установке, оборудование нужное перенесем, ну и местность зачистим. На все максимум десять минут.

— Тогда разбежались, — Гейзер с Аленой направился к машинам, стоящим у дальнего выхода.

Через заданное время два заведенных с открытым верхом джипа были готовы к поездке. В первой машине на пассажирское сиденье был посажен и привязан труп майора, а Гейзер сидел за рулем. Во втором в кузове сидела Алена и советник.

Из аэровокзала вышел капитан с ребятами и подошел к Гейзеру.

— У нас все в порядке. Петр начал работать, говорит ему надо примерно час.

— Вот времени то у нас уже нет. Мы с тобой поедем впереди, они — сзади с минутным интервалом. Я думаю, ты помнишь, что надо делать при слове «атас»?

— Как, что? Прыгать в окно, — Дмитрий засмеялся. — Хорошо трогаем.

Гейзер поставил коробку автомат на драйв и плавно вырулил на дорогу. Хорошая двухполосная асфальтированная дорога предполагала быструю езду, но Гейзер, подчиняясь внутреннему чутью, не стал гнать, а ехал со скоростью шестьдесят километров в час. Он был почти уверен, что будет нападение, вопрос: где и когда?

Асфальт плавился под жарким солнцем, дорога стала уходить вверх на невысокие горы, и сразу появился свежий ветерок. Вторую машину вел Серж, соблюдая дистанцию, поэтому его джип оставался вне поля видимости.

— Неплохо едем, — Дмитрий рассматривал придорожные пальмы, — смотри, кокосы растут.

— Тихо! — Гейзер поднял руку.

Дорога не пошла в горы, а повернула к берегу, теперь они выехали на открытое пространство и стали видны со всех сторон. Гейзер почувствовал, что их джип привлек к себе внимание, которое стремительно стало нарастать, он теперь был уверен, что их вычислили.

— Сейчас по нам будут стрелять. Приготовься и свяжись с Андреем, когда он сможет нас прикрыть? — Гейзер повел машину медленнее.

Джип вдруг ускорился, резко набирая скорость и в место, которое проскочила машина, ударила ракета, взрыв разворотил ни в чем не повинный асфальт. Джип продолжал ускоряться и резко затормозил, да так, что пошел юзом, но все равно смог остановиться, ракета теперь взорвалась впереди. Гейзер надавил на газ, объехал воронку и снова пустил джип в разгон, что их уже раскрыли, теперь подтвердилось фактически и операция из стадии секретности перешла в боевую.

До виллы Евы оставалось километра три, появился шанс прорваться. Джип ревел всеми своими цилиндрами и трещал клапанами, как будто изо всех сил боролся за свою жизнь, но ему не повезло. Гейзер надавил со всей силой на педаль тормоза.

— Теперь атас! — крикнул он и, когда машина встала колом, выпрыгнул из нее.

Он отбежал от обочины и прыгнул в песок, как раз в то время, когда четыре ракеты накрыли дорогу, рядом упал Дмитрий. На этот раз противник бил наверняка, ракеты легли цепочкой с интервалом, не позволяющим остаться в живых между ними. Третья ракета по счету накрыла джип и отправила его к своим автомобильным богам.

Бойцы встали и отряхнулись, вдалеке показался второй джип.

— Не опасно? — Дмитрий показал рукой в их сторону.

— Пока ничего не чувствую, как отрубило. Думаю, сможем до виллы на нем доехать.

— Андрей передал, что была задействована дальняя ракетная установка, а сейчас управление стрельбой перешло на аэродром, но Петр ракеты уже отключил. Пока противник разберется, он потеряет немного времени.

— А мы, значит, это время выиграем, — Гейзер подошел к подъехавшей машине. — Всем приготовить оружие, нас ждут.

— Серж, езжай быстрей! Остановишься на верхней площадке, перед последним поворотом к дому, — распорядился Дмитрий.

Они сели в джип и помчались к своей цели. Вскоре дорога опять пошла вверх, а когда они въехали на скалу, то открылся живописный вид на океан. Всем сразу захотелось искупаться и поваляться на песочке под пальмой, потягивая холодный коктейль, но остановившийся джип привел всех в чувство.

— Вот за этим поворотом, метрах в пятистах, ее вилла, — Алена показала направление.

Эпизод 29. Три проекции боя

Дмитрий достал заготовленную карту и разложил ее на капоте.

— Ник, ты займешь эту высотку, возьми две импульсные винтовки, чтобы чаще стрелять. Алена, расположись здесь немного подальше и безопасней, вот тоже возьми винтовку. Быстро занимайте позиции и начинайте стрелять в каждого, кого увидите, если никого не видно, то простреливайте весь дом сверху вниз — на удачу. Да не забывайте переговоры слушать, мы будем сообщать, где располагаемся в доме, а то нас еще зацепите. Серж, помоги Алене расположиться на точке и присоединяйся к нам. Всем вперед! — дал команду капитан.

Ребята, быстро взяв личное оружие и винтовки, убежали на позиции.

— А я? — советник не знал, что делать.

— Здесь на открытом месте оставаться опасно, поэтому вы пойдете с нами до этого места, — Гейзер ткнул пальцем в карту, — здесь вас и не видно и недалеко будете.

— Вот вам автомат, — Дмитрий протянул ему оружие, — на всякий случай.

— Предпочел бы пистолет, если можно.

— Никаких проблем, — капитан залез в машину, — вот вам два и обоймы к ним, только не лезьте на рожон, мы не хотим, чтоб вас убили.

— Сам не хочу, — советник пошел за капитаном.

За поворотом открылся вид на виллу, большой двухэтажный дом стоял на самом берегу моря и имел свой песчаный пляж. Он был обнесен высоким белым забором и имел большие центральные ворота и вторые, поменьше, с левой стороны. Автомобильная дорога ленточкой спускалась прямо к центральному входу, зато пеших тропинок было несколько. Одна из них проходила через небольшую каменистую ложбинку, где и остался советник.

— Позицию занял, — доложил Ник.

— Позицию заняла, — отрапортовала Алена.

— Готов спуститься к дому, с правой стороны, — сказал Серж.

— Цель найти и ликвидировать Еву после выполнения — возращение на исходную позицию к машине. Разрешаю убивать всех, кто будет мешать выполнению поставленной задачи. Минутная готовность.

Гейзер взял в руки импульсную винтовку, проверил зарядку и закинул за плечо, достал Беретту из кобуры, передернул затвор и тоже снял с предохранителя, потом поставил АК-47 на стрельбу очередями.

— Я готов, — сказал он Дмитрию.

— Ты левее заходи, а я пойду напрямик. Удача с нами, — он хлопнул соратника по плечу.

— С нами судьба, — уточнил Гейзер и побежал вниз.

Бой глазами Гейзера.

Гейзер под гору набрал приличную скорость и, когда должен был уже выскочить к боковым воротам, почувствовал вектор смерти, исходящий из них. Он прыгнул за ближайшую кочку, сорвал винтовку и дал импульс в сторону закрытых ворот, отбросил ее и взял на изготовку автомат.

Ворота открылись, и перед тем как Гейзер зарылся носом в песок, он увидел четырех солдат, стреляющих в его сторону из автоматов. Одно радовало, пятый лежал мертвым, а значит, он попал.

Высунуться Гейзер не мог, слишком много пуль свистело рядом.

— Алена, нужна расчистка боковых ворот, — произнес он в эфир.

— Вижу, — последовал ответ.

Вскоре огонь ослаб, а потом совсем прекратился. Гейзер поднял голову и увидел уже трех мертвых солдат, а двое видимо ушли с линии огня, отойдя в глубь территории. Ворота манили своей доступностью.

«А почему бы и нет?» — спросил он себя.

Гейзер встал и стал продвигаться вперед, готовый реагировать на любую агрессию. Автоматные очереди звучали с разных сторон, а это говорило о том, что ребята тоже начали действовать, и внимание противника теперь распылено на всех.

Он подошел к воротам и заглянул внутрь, территория была очень большой и имела несколько построек, но основной дом был метрах в двадцати. То там, то здесь мелькали вооруженные бойцы, некоторые стреляли куда-то, другие куда-то перемещались. Вдруг на втором этажа открылось окно, и из него показался охранник, открывший беглый автоматный огонь в сторону центральных ворот. Недолго думая, Гейзер прицелился и дал очередь в окно до тех пор, пока оттуда не прекратилась стрельба, затем он побежал к служебному входу дома. Справа в служебных постройках мелькнула тень, Гейзер выстрелил туда и, не останавливаясь, побежал дальше.

— Я зашел на первый справой стороны через окно, — услышал он голос Сержа.

Дверь оказалась закрытой, пришлось дать очередь по замку. Гейзер ударил по двери и отскочил к стене, он ощущал присутствие человека внутри, и опять не ошибся. Как только дверь, слетевшая от удара с петель, упала, неизвестный выстрелил в проем. Но он не стал палить, как полоумный, а сразу прекратил стрелять, постоял немного и вдруг побежал к центральному входу, где раздавалась довольно плотная стрельба.

Гейзер, выждав, зашел внутрь.

— Я вошел на первый этаж через левую дверь, — предупредил он всех.

Обстановка помещения говорила о том, что в доме главной была хозяйка, и она при этом была очень состоятельной. Вся мебель была XIX века, кругом различный антиквариат, на стенах висели картины знаменитых художников, вполне возможно, что и подлинные. И это все было на первом этаже, а значит, на втором можно было увидеть еще более дорогой интерьер.

Гейзер прошел вперед и уперся в закрытую дверь. Прощупав пространство за ней, он понял, что там находится противник. Поменяв рожок автомата, он половину его расстрелял прямо в дверь, после чего открыв ее, обнаружил труп застреленного солдата.

— Я внутри дома, с центрального, — донесся голос Дмитрия.

Пока все складывалось хорошо, но кому как не ему было известно, что маятник любой ситуации обязательно полетит обратно, и чем больше времени занимает решение поставленной задачи, тем чаще маятник будет возвращаться. Вся эта идея штурмовать здание малыми силами против неизвестного количества противника была похожа на утопию, но говорят, что смелость города берет, если ей не помешает глупость.

За следующей дверью фон сканировался плохо, но рядом с входом Гейзер не чувствовал наличия людей и поэтому решил войти, там был полумрак, но это его никогда не смущало. Открылся довольно большой зал, края которого тонули в полутьме. Настораживало то, что все звуки заглушал идущий из глубины звук зуммера, причем звук оказывал разрушающий эффект на обычного человека. Поняв это, Гейзер ушел полностью в свою энергетическую систему, теперь вредные воздействия зуммера обтекали его тело, не причиняя вреда.

С другой стороны это сыграло с ним злую шутку. Зуммер его успокоил, так как находиться в этом помещении обычные люди долго не могли. Смогли бы только сильные энергетики, которых на острове быть не должно, а значит можно было не ожидать сильного соперника.

— Это Петр, мы готовы нанести удар по любой цели.

Гейзер стал аккуратно продвигаться вперед, никого не наблюдая. Входная дверь резко закрылась, и все погрузилось в полный мрак. Ему пришлось перейти на внутреннее зрение, и тут он сразу почувствовал перед собой довольно крупного человека, который уже проводил удар в направлении его лица. Это был человек без ауры, это был японец, именно поэтому он раньше не смог засечь его своим сканированием.

Гейзер подсел под размашистый удар и врезал ему в поддых. Японец даже не согнулся, а только отошел на два шага и опять пошел вперед. Слева от себя он засек еще одного, который бил ногой в район груди. Гейзер отскочил вправо, намериваясь расстрелять их из автомата, но нарвался еще на одного и, на грани интуиции, успел отскочить назад. Одновременно с прыжком, он вскинул автомат, но выстрелить не успел, еще не приземлившись, он понял, что подставился под удар еще одного японца. В следующее мгновение он получил жесткий удар в челюсть и полетел в какой-то угол, автомат же полетел совсем в другую сторону.

— Попался как последний лох, — проговорил он в полете.

Сгруппировавшись в падении, он хотел сразу вскочить, но, приземлившись, вдруг налетел на чье-то тело.

— Это я, — произнес Дмитрий, — но мне плохо, психика отключается. Помочь вряд ли смогу.

Бой глазами Дмитрия.

Капитан спускался прямо к центральным воротам, где рядом с калиткой стояла застекленная будка охраны.

— Ник, зачисть будку и ворота, — отдал он приказ.

Когда он добежал до ворот, все еще было тихо, заглянув в будку, он увидел там два трупа солдат. Вытащив их, Дмитрий сам расположился в будке, откуда хорошо просматривался двор. Долго ждать не пришлось, слева, где продвигался Гейзер, была открыта интенсивная автоматная стрельба. Дмитрий не спеша стал ловить в прицел военных, мелькавших в разных местах, и периодически нажимал на курок автомата. Когда он выстрелил в пятый раз, вдруг из окна дома на втором этаже по нему открыли огонь. Он еле успел упасть под стол, пули расстреливали будку как карточный домик, потом автоматический огонь также неожиданно прекратился.

Капитан выглянул в окно и, никого не обнаружив, двинулся к дому. Он быстро добежал до входной двери и открыл ее ударом ноги, внутри никого не было видно. Дмитрий осторожно пошел по правой стене к лестнице ведущей наверх, но только он показался в проеме, как сверху открыли стрельбу. На втором этаже расположились не менее двух солдат от души нажимавших на курки, стреляли не точно, но много.

«Здесь точно не пройдешь, попробуем с другой стороны», — решил для себя Дмитрий.

Продвигаясь в обратную сторону, капитан вышел к двери, ведущей внутрь какого-то большого зала. За дверью было какое-то движение, потом она распахнулась, и из нее выскочили двое солдат. Капитан ожидал их и стрелять начал первым, пули попали первому бежавшему в район груди, он споткнулся и стал падать вперед. Второй успел открыть стрельбу, но так как ему мешал еще не упавший напарник, то все пули прошли значительно левее Дмитрия. Капитан, в свою очередь, переместил огонь на него, не боясь задеть первого солдата, а точнее простреливая его плечо на вылет. Когда рожок закончился, перед ним лежали два изрешеченных трупа, перезарядив автомат, капитан заглянул в большой зал. Все выглядело совсем невинно, только в дальнем углу он заметил лежащего человека в знакомой униформе.

— Серж, — екнуло сердце.

Дмитрий подбежал к бойцу и перевернул тело. Серж был ранен в плечо, из которого сочилась кровь.

— Сейчас перевяжу, и все будет хорошо, — сказал капитан открывшему глаза бойцу.

— Это ловушка, — прохрипел Серж.

Дмитрий вскинул автомат и обернулся, но было поздно. Жалюзи на окнах стали опускаться, закрывая их своей сталью, а через двери с разных сторон стали заходить японцы. После чего двери закрылись, и воцарилась непроглядная тьма.

Капитан надел очки ночного видения, японцы вышли на центр зала, но дальше не пошли, по всей видимости, кого-то ждали. Это мог быть только Гейзер. Дмитрий начал перевязывать Сержа и тут включили противный звуковой сигнал. Он очень плохо действовал на организм: стала пропадать четкость мышления, внимание рассеялось до того, что трудно было завязать узлом концы бинта, да и мутить стало. Дмитрий отполз от раненого, чтобы того не зацепили при перестрелке, если она будет.

Все-таки его энергетические способности позволили ему адаптироваться к непонятному зуммеру, но для ведения боевых действий он явно был не готов. Дмитрий просто решил подождать.

Через какое-то время открылась дверь, и в зале образовался полумрак, японцы встали в темную зону в шахматном порядке. В зал вошел Гейзер, после чего закрыли дверь. Дальше все происходило настолько быстро, что ни криком, ни выстрелом Дмитрий помочь не успел.

Гейзер, уходя от японцев и их ударов, все ближе смещался в его сторону. Уворачиваясь от очередного телохранителя, Гейзер сделал прыжок назад, как раз под удар еще одного поджидавшего японца.

«Не успеет!» — пронеслась мысль.

Так и получилось, получив удар, Гейзер полетел на капитана и упал прямо на него.

— Это я, — произнес Дмитрий, — но мне плохо, психика отключается. Помочь вряд ли смогу.

Бой глазами Сержа.

Общая задача, поставленная всем, очень устраивала Сергея, он мог самостоятельно принимать решения и воплощать их в дело. Если ему удастся ликвидировать Еву, это не останется незамеченным, и ему присвоят звание лейтенанта, а значит, дадут в подчинение целую группу.

Спустился он с правой стороны дома и вышел к сплошному забору, ни калитки, ни ворот здесь не было, а значит, надо будет перелезать через эту громаду. В трех местах были закреплены видеокамеры, не позволяющие подойти с этой стороны к дому незамеченным. Серж достал свой усовершенствованный Кольт и накрутил на него глушитель, затем, тремя выстрелами, по очереди расстрелял все камеры.

Немного выждав, Сергей подошел к забору и, подпрыгнув, ловко взобрался наверх. Толщина забора сверху была пятнадцать сантиметров, что позволило ему там закрепиться. Он увидел недалеко от себя отделение солдат, которые проверяли свои автоматы и магазины к ним, прыгать вниз было бессмысленно, пришлось ждать.

Скоро большая часть их направилась к дальним воротам, где вскоре началась стрельба, потом стрельба перенеслась и на центральные ворота.

— Теперь можно и пошуметь, — Сергей спрыгнул вниз, перекатился и лежа начал стрелять по оставшимся солдатам.

Пока те сообразили, что, кто и откуда, трое из них уже получили ранения и выбыли из схватки. Последний же успел открыть ответный огонь и довольно удачно, он попал Сергею в плечо, а еще одна пуля чиркнула по виску. Рефлекторно отклонившись в сторону Серж, спас себе жизнь, следующие пули легли в то самое место, где он только что был. Досадуя на свою оплошность, боец всадил в своего обидчика половину оставшегося магазина.

«Что делать? Что будем делать?» — спрашивал он себя.

Ситуация складывалась патовая. Пуля прошла на вылет, это конечно хорошо, но кровь идет, а перевязать себя он не может, значит впереди слабость, а потом потеря сознания. Перелезть обратно и переждать там ему не позволяла честь бойца. Ждать здесь тоже нельзя, он виден как на ладони, а если его заметят, то просто расстреляют, оставалось идти вперед, пока есть силы.

Серж вскочил и подбежал к дому, заглянул в окно, увидел проходящего мимо солдата и немедленно открыл стрельбу. Пули не только скосили военного, но полностью разбили стекло и часть мебели. Сергей залез внутрь и пошел искать Еву, готовый убить каждого, кто встанет на пути. По телу прокатилась волна слабости.

«Быстрей, надо быстрей», — подбадривал он себя.

Слева была дверь, Серж открыл ее и заглянул внутрь — это был большой просторный зал. Вдруг ему показалось, что у противоположного выхода мелькнуло платье. Не раздумывая, Серж побежал вперед, он хотел догнать Еву и решить поставленную задачу. Выбегая из зала, он вспомнил, чему его учили: выходя из любого помещения надо сначала проверить, кто ждет тебя снаружи. Но было поздно, неожиданно появившийся японец ударил Сержа в челюсть и он потерял сознание.

Вдруг сознание стало возвращаться, кто-то его перевернул. Серж открыл глаза и узнал Дмитрия.

— Сейчас перевяжу и все будет хорошо, — сказал капитан открывшему глаза бойцу.

— Это ловушка, — прохрипел Серж и потерял сознание.

* * *

— Это я, — произнес Дмитрий, — но мне плохо, психика отключается. Помочь вряд ли смогу.

— Ты видишь в темноте? — удивленно спросил Гейзер.

— Держи. Мне ночное виденье сейчас уже не нужно, — и он протянул ему очки, в которых все стало видно намного лучше.

Японцы не атаковали, они сгруппировались у выходов. Бойцы же были зажаты в дальнем углу зала, получилась стандартная ловушка.

— А это кто еще там лежит? — Гейзер увидел лежащего человека.

— Это Серж, он ранен и уже отключился, — Дмитрий делал определенные упражнения, пытаясь остаться в сознании.

— Значит, времени у нас мало. Еще полчаса и он может умереть от энергетического давления зуммера, — подытожил Гейзер.

— Руководи дальше сам, — Дмитрий почти отключился.

Гейзер понимал, что у японцев оружия нет, иначе для него они перестали бы быть невидимыми. Но затевать перестрелку он тоже не мог, оружие им бы доставили в любой момент, а ему необходимо было спасти Дмитрия с Сержем. Внимательней посмотрев по углам, он справа от себя увидел рояль, видимо зал служил для прослушивания живой музыки, а может здесь проводили и балы.

— Всем внимание! — Гейзер произнес фразу, обязывающую всех беспрекословно подчиняться. — Андрей и Петр, вам надо организовать ракетный удар по вилле. План дома есть?

— Да, — коротко ответил аналитик.

— Мы на первом этаже в центральном зале, в дальнем углу от входных дверей. Одна ракета должна попасть по чердаку, там располагается излучающий генератор. Две или три ракеты должны взорваться у стены со стороны моря, но дом не должен сложиться, должна рухнуть только эта стена, тогда у нас будет шанс. Все рассчитать и залп по моей команде, другим подготовиться принять раненых.

Гейзер перетащил тела ребят под рояль. Он решил подождать минут пять, не зря же их сюда заманили, значит скоро, им что-то должны предложить, а пока было время, он решил привести в чувство Дмитрия. Гейзер положил ему одну руку на голову, а другой делал вибрации позволяющие передать нужную энергию капитану. Тот довольно быстро пришел в себя и стал показывать руками давай еще, потом он привстал, еще немного подождал и показал, что хватит.

Вдруг на стене зала вспыхнул экран, на котором высветилось лицо Евы.

— Здравствуй, Гейзер! Мы тебя ждали, и нам стоило больших усилий тебя сюда заманить, — начала свою речь Ева. — Для этого я заказала тебя спецназу Лаврентия и убила его, чтобы не мешал. Подставила под тебя Алену и сделала попытку захватить твоих родителей, к сожалению, не удалось, но главное достигнуто — ты здесь. Я тебе предлагаю сотрудничество.

— В чем оно выражается? — крикнул он.

— Ты под моим контролем вскроешь защитное поле.

— А если нет?

— Я понимаю, что удержать тебя японцы не смогут, а убить тем более, но у тебя есть соратники. Если откажешься, то все прилетевшие с тобой умрут, деваться с острова им некуда.

— Если соглашусь, что мне за это будет?

— Джентльменский набор: деньги, слава и любовь.

— Я должен подумать, — Гейзер решил закончить бессмысленный спор.

— Пять минут, не больше, — и она отключилась.

— Андрей! Залп! — распорядился Гейзер и полез под рояль.

Эпизод 30. Поединок

Несколько минут ничего не происходило, и он немного расслабился, потом что-то сильно ухнуло на чердаке, и дом весь содрогнулся. Зуммер перестал работать, и сразу всем стало легче дышать, конечно, это был больше психологический эффект, но очень уж приятный. Два взрыва прогремели за стеной дома, совсем не далеко и очень громко. Дом почти подпрыгнул и встал обратно, но что-то в нем затрещало, и он стал заваливаться на один бог. Сверху стали сыпаться различные материалы, но по размеру они были небольшие и поэтому вреда бойцам не причинили.

— Ну, что готов? — спросил Гейзер, доставая свою Беретту.

— Отдай мне Еву, это моя работа, — Дмитрий достал свой пистолет.

— Хорошо, я зачищаю первый этаж, ты второй, — Гейзер вскочил и огляделся.

Света теперь было в избытке, так как противоположная стена просела и освободила проходы. Большинство японцев придавило, но они шевелились и скоро могли встать. Гейзер подошел к первому, лежащему, и выстрелил в затылок. Рядом другой уже сидел на корточках и пытался встать, но пуля в лоб пресекла эту попытку.

Мимо пробежал Дмитрий, показывая рукой, что направляется наверх, по дороге к покосившейся лестнице он добил еще двоих японцев, пытающихся подняться, и осторожно стал подниматься. На втором этаже пол был очень шатким, и приходилось идти по стене, пройдя входной холл, Дмитрий открыл двери, ведущие в покои Евы. Картина открылась неоднозначная: на полу лежал погибший японец, а под ним Ева. Здоровый щит, сорвавшийся с верхних перекрытий, разбил ему голову, видимо, защищая свою хозяйку, японец прикрыл ее своим телом, но когда умер, всей массой придавил к полу.

Она не могла не только сопротивляться, но и двигаться. Дмитрий скинул с нее труп и обломки и помог сесть.

— Ну что, навоевалась? — капитан достал нож.

— У меня есть шанс? — спросила Ева, всматриваясь в его глаза.

— Нет. После того, как ты отдала приказ на уничтожение Лаврентия, у тебя уже не было шанса.

— Деньги, секреты или, что ты хочешь?

— Я хочу предоставить тебе выбор. Нож или пистолет? — и он посмотрел на нее твердым холодным взглядом.

— Тогда нож. Могу я помолиться?

— Я думаю тебе это не надо, — и, не оборачиваясь, трижды выстрелил в проход за своей спиной.

Сзади упало тело, капитан прислушался и спросил:

— Это последний твой телохранитель?

— Нет, остались еще, но внизу.

— Тогда не жди, там Гейзер, — он резко выбросил руку вперед, и нож точно вошел в сердце.

Дмитрий вынул клинок, вытер его и вставил в ножны. Холодная расчетливая месть грела, как маленькое жаркое солнце. Задание выполнено, теперь можно и возвращаться.

Гейзер застрелил еще трех телохранителей и вышел на площадку перед домом. К нему уже спешила Алена, а за ней показался Ник.

— Там раненный Серж, тащите его в эту постройку и перевяжите, только аккуратней, еще могут быть живые солдаты, — распорядился он.

— Как ты? — спросила Алена.

— Быстрей выполнять! — крикнул он и побежал вдоль дома.

Забежав за угол, он увидел выходящего из уцелевшего крыла еще одного японца. Тот, увидев противника, направился к нему, в руках у него был автомат, но Гейзер не чувствовал угрозу выстрела и поэтому просто ждал.

Японец подошел и демонстративно отложил автомат в сторону, тем самым, предлагая рукопашный бой. Ни один уважающий себя боец не мог отказаться от предложения провести честный поединок без оружия.

Гейзер отбросил пистолет и встал в свою боевую стойку. План боя он для себя наметил сразу, так как прекрасно помнил свою встречу в ночном клубе с подобной парочкой. Этот же японец выглядел покрупней и значительней старше, он вполне мог быть у них и сенсеем, и с ним надо быть очень осторожным. С другой стороны, приняв бой, необходимо было атаковать, нельзя же было просто уходить от ударов, пятясь назад.

Японец, как танк, шел вперед, нанося удары и руками и ногами, но он был медленнее, намного медленнее, зато силы у него хватило бы и на троих бойцов. Самым уязвимым Гейзер считал шею японца, хотя она и выглядела как бетонный столбик, самого же сенсея при этом можно было сравнить с бетонной плитой.

Сначала Гейзер решил проверить шею на прочность. Стандартный уход от удара, обычный разворот и удар ногой пришелся прямо в нее под правым ухом. Это был не самый сильный удар, хотя позвонки обычного человека уже переломились бы. Удар же вообще не произвел на японца никакого эффекта, как будто нога сделала балетное па и только.

Готовый к такому повороту событий, Гейзер начал подготовку к одному из жестоких энергетических ударов — стрела Зевса. В скоротечном или динамичном бое это было бы невозможно, так как требовалось выключить из боя правую руку. В ладони нужно было сконцентрировать определенную энергию и на это уходило не менее пяти минут, но с медлительным японцем это могло пройти.

Следующие пять минут Гейзер проводил поединок с прижатой к груди рукой. Он легко уходил от ударов и сам их наносил, в основном ногами, но ему постоянно приходилось держать дистанцию, не давая противнику войти в ближний бой.

Наконец энергия скопилась в необходимой концентрации. Гейзер отскочил назад, распрямил руку и выбросил весь заряд японцу в лицо, молния Зевса вошла ему прямо в правый глаз. Японец инстинктивно прикрыл лицо рукой, но только на мгновенье, когда он опустил руку, то стало видно, что глаза нет, он был выжжен. На месте глаза зияла черная дыра уходящая внутрь черепа, по краям запеклась кровь. Насколько был ранен японец, и сколько ему осталось жить, можно было только гадать, но отреагировал он опять своеобразно. Японец встряхнул головой, потом еще раз и пошел в очередную атаку.

Решив не затягивать схватку, Гейзер сам ускорил темп в надежде быстро добить противника. Что тот не сможет долго продержаться, он не сомневался, а обычный боец не перенес бы даже болевого шока. Проведя ряд отвлекающих ударов и движений, Гейзер нанес сильный удар в голову, теперь уж точно самое слабое место японца. Это был жесткий прямой удар с выбросом внутренней энергии, который должен был вырубить противника, и тут на самой грани подсознания Гейзер понял, что-то происходит не так. Противник не стал защищаться от страшного удара, ни постановкой блока, ни уклонением в сторону или назад, он наоборот пошел вперед на этот удар. Гейзер успел понять намеренье японца, это было гениально, он подставлялся в тот момент, когда враг уверен в своих действиях и полностью вкладывается в удар. Японец пошел ва-банк, если он выдержит удар и не сломается, то атакующий противник окажется на дистанции ближнего боя совершенно беззащитным. А как убивать в такой ситуации с одного удара, он не только знал, но и обучал этому других.

В доли мгновения, просчитав все это, Гейзер понял, что у него остался только один шанс. Ему надо было ударить так, чтобы японец не выдержал, и он выжал все крупицы энергии из своего организма и кулак, как кувалда, вошел в челюсть, дробя все попадавшие на пути кости.

Японец не выдержал, его оставшийся глаз остекленел, но перед тем как умереть он сделал очень редкий энергетический удар, который обычно называли «общей смертью». Им обычно не пользовались, так как умирал и тот, против кого был применен удар, и тот, кто его применял, получался своего рода энергетический смертник. Наступала клиническая смерть, причем на какое-то время в организме переставали работать все органы, а не только сердце.

Гейзеру в отличие от японца было что терять, и он сделал все, чтобы выкарабкаться. Ему, как постоянно работающему в этой среде и умеющему себя вводить и выводить из коллапса, не составило большого труда вернуть организм к жизни, но проблема была вернуться обратно сознанием. В полном вакууме Гейзер увидел Кэрри, но проскочить ее незамеченным ему не удалось.

— Опять ты? — спросила Кэрри.

— Мне нравится у тебя бывать, — начал он опасный диалог.

— Так оставайся.

— Я лучше буду тебя навещать.

— Зачем?

— Ты мне нравишься.

— Да, я знаю, я красивая.

— Тогда я пойду?

— Зачем?

— Чтобы придти, потом обратно и опять порадоваться твоей красоте.

— Так оставайся.

— Но тогда я не смогу опять придти к тебе и потеряю тебя навсегда.

— Это правда.

— Вот видишь. Ну, я пошел.

Не услышав ответа, Гейзер почувствовал ослабление хватки и вырвался сознанием в реальность. Он увидел себя стоящим над поверженным японцем и трясущего его за руку Дмитрия.

— Ты как, в норме? — спрашивал он.

— Да. Уже все нормально, — Гейзер встряхнулся и проверил руку, которой наносил удар, перелома кисти не наблюдалось.

— А то стоишь, ни на что не реагируешь. К нам выдвигается группа военных в двух грузовиках. Я приказал Петру с Андреем, и они дали предупредительный залп перед машинами. Когда те остановились, мы связались с офицером и вывели на связь с ним советника. Сейчас они трясут друг перед другом полномочиями.

— Как наши?

— Все целы, кроме Сержа, но у него ничего непоправимого нет, отлежится месяц и поправится.

К ним подошел советник.

— Все, договорились. Офицер связывается с Москвой и, после подтверждения полномочий, я приму руководство островом на себя, — он огляделся. — Нельзя ли было избежать таких разрушений?

— Мы вообще думали, что ваших полномочий хватит на мирный исход событий, — поддел его Дмитрий.

— Я тоже так предполагал, — сказал задумчиво советник, глядя на изуродованные останки японца.

— Всеволод Игоревич, мы свою часть плана выполнили, что теперь? — решил договориться Гейзер, пока власть не перешла к советнику.

— Все как договаривались, — он еще раз посмотрел на труп и его передернуло. — Я даю вам два дня пребывания на острове без контроля с моей стороны, а потом уж извините — на самолет и в Москву.

— Значит, мы можем попробовать пройти внутрь закрытой зоны и ни перед кем потом не будем отчитываться? — решил уточнить Гейзер.

— Да, пожалуйста, — легко согласился советник.

— А почему вы позволяете мне туда проникнуть? Ведь это первостепеннейшее дело всего вашего альянса. Только не юлите!

— Если честно, то по всем нашим прикидкам, вы не сможете сейчас проникнуть внутрь. Ну, или ненадолго. Вот года через два, если вы не бросите это дело и продолжите совершенствоваться в этом направлении, тогда да.

— А за это время ваш альянс постарается найти нужного энергетика?

— Это же естественно, мы идем к этому очень давно и вложили очень большие деньги.

— И что же вы придумали, чтобы выйти на лучших экстрасенсов? Можете сказать, я не думаю, что это большой секрет, наверняка подключите телевидение.

— Да ради бога. Мы уже пробили разрешение на новую телепередачу и готовим ее к выходу. Своих ведущих поставим, сделаем пару красивых трюков и успех гарантирован. Потом покажем всем, какие слабые экстрасенсы у нас снимаются, и я думаю тот, кого мы ищем, клюнет и придет на кастинг претендентов.

— И как будет называться передача?

— «Поединок экстрасенсов», — ответил советник.

Эпизод 31. Закрытая зона

На следующий день Гейзер с Аленой лежали в маленькой закрытой бухте на бархатном песочке, подставляя свои обнаженные тела под теплые солнечные лучи.

Андрей занимался монтажом аппаратуры около защитного щита, они выбрали место, где люди альянса нашли схрон. Там сразу могли начинаться еще какие-то постройки, и тогда не пришлось бы много времени терять на их поиск, а вот времени у них было мало. Приехав вчера на машинах к сфере, все сразу захотели проверить ее на проходимость. Конечно ни у кого не получилось, все чувствовали твердую прозрачную поверхность не позволяющую продавить или поцарапать ее. Назвать стену прозрачной можно было только условно, за ней через метр начиналась легкая дымка, переходящая в густое марево.

Гейзер тоже положил руку на защитный щит и стал сканировать его. Вскоре он понял, что аналитики альянса не ошиблись, излучение было очень схоже с одним из потоков, который он тоже мог генерировать. Но было одно существенное отличие, его поток был биоэнергетический, поддерживающий жизненные процессы в организме человека, а поток экрана, наоборот, имел разрушающую составляющую. Перейдя в свой биоэнергетический поток, Гейзер надавил на стену, и рука вошла туда как в желе. Толщина самого щита была двадцать сантиметров, потом начиналось свободная зона. Гейзер решил засечь время, которое сможет продержать там руку без серьезных последствий для себя.

Через полчаса запас прочности закончился и Гейзер почувствовал, как враждебная энергия, смяв все защитные барьеры, стала проникать в тело, убивая в ней жизнь. Он вынул руку и теперь засек время на ее восстановление.

— Что скажешь? — спросил стоящий рядом Андрей.

— Все сложнее, чем я думал. Перед тем как войти туда, мне надо отдохнуть и сконцентрировать необходимую защиту. Но и после этого, я там смогу быть не более часа, плюс минус десять минут.

— Значит удалиться сможешь не более чем на полчаса от щита и потом обратно? — теперь спросил Дмитрий.

— Да, получается так. При этом учитывайте, что я выйду совершенно не боеспособной и восстановиться, судя по руке, в лучшем случае смогу не раньше чем через три дня, а то и неделю.

— Тогда делаем так, — решил Дмитрий, — Гейзер самостоятельно готовится к вылазке, и его мы к своим делам не привлекаем. Андрей перевозит сюда оборудование и монтирует его, в помощь возьмешь Петра. Успеешь?

— Сделаем. У нас единственный шанс, поэтому попробуем провести видеозапись, если получится, то потом, не спеша, можно будет анализировать. На подготовку уйдет не менее суток, — ответил Андрей.

— Тогда завтра в восемнадцать часов по-местному и начнем. Я же займусь прикрытием всей операции и нашего отхода. Самолет уже взят под наш контроль, там сейчас дежурит Ник. Потом его заменю я, а перед операцией меня заменит Петр, а я его здесь.

— А мне что делать? — Алена была в замешательстве, так как ей ничего не поручили.

— У тебя самое ответственное задание. Ты должна помочь Гейзеру восстановиться, — улыбнулся Дмитрий, когда Алена залилась краской. — Сержу уже лучше, его переброской на самолет тоже займусь я.

— Все, тогда работаем. Поехали! — подытожил Гейзер, и все разошлись.

Алена попросила Гейзера поехать покупаться на океан. Они выбрали закрытую маленькую бухточку и там остановились, увидеть их никто не мог, поэтому они сделали для себя нудийский пляж. Параллельно отдыху Гейзер не забывал концентрировать в себе энергию, необходимую для закрытой зоны.

Понежившись на солнце и поплескавшись в воде, они сели в тени пальмы. Молодые тела хотели не только отдыха, но и приятной неги, Гейзер приблизился к девушке и начал ее целовать.

— Давай не здесь?

— А где? — не понял он.

— Где, где — в воде.

— Опять под водой что ли?

— Нет, можно и на ней, — она потащила его в глубину.

Они вошли в океан по пояс, Алена легла спиной на воду и раздвинув ноги, представив перед взором Гейзера все свои прелести. Более удобной и красивой позы придумать было сложно — он держал ее за бедра и ритмично за них подтягивал ее тело к себе, а потом отталкивал. Плотность воды делала вес Алены несущественным, поэтому усилий ему прилагать почти не требовалось. Плюс к этому, от ритмичных качаний груди девушки подпрыгивали как при беге, и чем быстрее были движения, тем яростней они двигались. Идеальная поза для ленивых мужчин, девушка вся как на ладони, ритм задаешь сам и усилий почти не тратишь — сказка.

Гейзер так увлекся рассматриванием груди Алены, что не сразу сообразил, что рядом что-то мелькает. Когда же пригляделся, то просто оцепенел, вокруг них кружился плавник акулы. Алена открыла глаза и удивленно посмотрела:

— Ты что, уже закончил? Я ничего там уже не ощущаю?

— Вон посмотри, — он ей кивнул на плавник.

Алена встала на ноги и огляделась.

— Вот там еще один плавник видишь? А они опасные?

— Вот ты спросила, я акулу только в супе и видел. Давай я ее отпугну и бегом к берегу.

— Давай.

Гейзер дождался, когда акула прошла между ними и берегом, и врезал ей по хвосту. Акула встрепыхнулась и ушла под воду, они бросились к берегу, который стал таким желанным. Выскочив на песчаный пляж, оба сразу обернулись, но акульих плавников они больше не увидели. Алена засмеялась.

— И что у тебя случилось? — спросила она, рассматривая его ниже пояса. — И что это он так уменьшился? Неужели тоже акулы испугался?

— Ничего смешного не вижу. А что он, по-твоему, должен был сделать — постучать акулу по голове и сказать проваливай или начать ловить ее на живца?

— Ну, не обижайся, — она повалила его на берег и взяла неоконченное дело в свои руки, успешно завершив его к всеобщему удовольствию.

К шести часам вечера все собрались около схрона, где предполагалось сделать прорыв. Весь склад оказавшийся с этой стороны защитного экрана был разобран и вывезен. По плану Гейзер должен был пройти защитный щит, потом по стене выйти к воротам основного входа, а дальше по ситуации.

— У меня все в порядке. Все наши на борту, поэтому предлагаю: как здесь закончим сразу в аэропорт и домой, — доложил ситуацию Дмитрий.

— Чего спешим? У нас же еще один день есть, — Гейзер пока проверял свою амуницию.

— Завтра грузовой самолет прилетит из Москвы. Альянс решил заменить всю охрану, поэтому здесь могут быть свои разборки или еще хуже — зачистка.

— Тогда без вопросов, полетим. Андрей, как у тебя? Все готово?

— Вот тебе камера, прикрепи на грудь, — он протянул ее Гейзеру, — вот так, чуть правее, хорошо. Вот сигнал с нее идет.

На экране дисплея появилась картинка, камера как раз смотрела на Андрея. Он погримасничал в нее, потом посмотрел на монитор и засмеялся над собой, совсем как ребенок.

— Так, я готов и пошел, — Гейзер махнул им рукой.

— Ты только говори, описывай про все, что увидишь, потом обязательно пригодится.

Гейзер подошел к защитному экрану и очень изящно, так же как Давид Копперфильд в своем известном трюке прохождения через китайскую стену, прошел внутрь. Ничего сверхнеобычного он не заметил, давление же враждебной энергии почувствовалось сразу, но это и предполагалось.

— Вхожу в дымку, иду по стене. Дышится легко, запахов не ощущаю. Дымка рассеялась, ее полоса метров двадцать. Солнечные лучи проходят, природа такая же, как и за экраном. Вышел к торцу здания. Ворота большие, но закрыты, для их открытия никаких устройств не наблюдаю. Принимаю решение продолжить движение вглубь острова.

Гейзер перешел на бег, держа направление к середине закрытой зоны. Стрелка секундомера показывала, что прошло пять минут с начала операции, Гейзер ускорил темп бега, хоть дорога и пошла в гору. Вбежав на холм, он встал как вкопанный, ему открылся потрясающий вид. Внизу располагался небольшой поселок, скорее даже база. В основном он состоял из зданий похожих на ангары, гаражи и склады как у схрона, с краю была необычная башня, очень напоминающая охранную боевую единицу. Она была закрыта черным непонятным полем, и поэтому спускающийся Гейзер решил к ней не подходить.

Он направился к центру базы, описывая по дороге, как выглядят здания. Почти все они были закрыты, и приходилось продолжать бег, чтобы успеть попасть куда-нибудь внутрь.

Наконец ему повезло, впереди было здание, очень напоминающее по форме яйцо, но размером с двухэтажный дом. Дверь здесь была овальная и убиралась в стену, если бы она была закрыта, то угадать, в каком месте она находится было бы невозможно. Войдя внутрь, Гейзер увидел, что все здесь сделано из однородной пластмассы, только разного цвета. Так вот, столы были желтые, все сидячие или лежачие места черного цвета, а большинство шкафов, тумбочек и тому подобное — синими. Помещения были пусты, всевозможные ящики и сейфы — закрыты. Потрогав, понажимав и постучав по разным предметам, Гейзер ничего не добился и побежал дальше. Секундомер показывал восемнадцать минут, значит до точки возврата оставалось примерно четверть часа.

Впереди показался очень большое и высокое сооружение. Подбежав ближе, стало понятно, что это ангар с инопланетной техникой. Гейзер решил не останавливаться, а пробежать весь ангар, чтобы снять все, что здесь стоит. Самый большой аппарат был справа и имел сигароподобную форму, еще он запечатлел с левой стороны три дисковых летательных аппарата разных размеров и непонятного назначения. В конце ангара стояли несколько наземных устройств напоминающих танки. Проведя максимальную съемку, Гейзер выбежал из ангара и решил пробежать еще вперед, у него оставалось минут пять.

Впереди был еще один ангар, но поменьше, Гейзер юркнул туда и сразу отпрянул назад. В специальном кресле напротив входа сидел человек, вернее кто-то очень похожий на человека. Он был явно гуманоидного типа, только лицо его не имело конкретных форм, а все время изменялось, но в большинстве случаях стабилизации оно напоминало лицо дикаря или аборигена. Гейзер подошел и увидел, что это робот, причем отключенный давно, слой пыли на лице был достаточно толстым. Гейзер протер его лицо ладонью и почувствовал, что сделан он из какого-то легкого металла.

На руке прозвучал зуммер — время вышло, пора возвращаться. Он уже хотел побежать обратно, но рядом с роботом находилась полка, на которой что-то блеснуло. Гейзер подошел и увидел большой зеленый кристалл, прозрачного цвета. Взяв его в руку, Гейзер сразу подумал, что это алмаз, положив кристалл в карман, он побежал к выходу из зоны. Он чувствовал себя еще нормально, но знал, что чем ближе будет временная черта, тем тяжелее ему придется. Через двадцать минут бега ему стало не хватать дыхания и начала кружиться голова, еще через пять минут появилась тяжесть в голове и боль в суставах. Последний рывок он проделал на автопилоте и буквально вывалился из-за щита. К нему сразу подбежал Дмитрий и помог пройти к машине. Алена с Андреем быстро сворачивали и грузили аппаратуру, потом им стал помогать Дмитрий, через полчаса они уже ехали к самолету.

Гейзеру было тяжело говорить и он молчал, безмолвствовали и все остальные. Дмитрий, сидевший за рулем, все же нарушил тишину.

— У нас все нормально. Все уже на самолете, ждут нас.

— А что ты там нашел, что-то блестящее? — не сдержал любопытства Андрей.

Гейзер с трудом вытащил из кармана кристалл и протянул его Андрею. Тот схватил его с такой поспешностью, как будто боялся, что он растает. Андрей стал рассматривать его на свет, потом через лупу, затем достал какой-то прибор и смотрел сквозь него, а через пять минут он засиял от счастья.

— Знаете что это? Вы хоть представляете, что у нас в руках?

— Бриллиант, зеленого цвета, — обернувшись, ответил Дмитрий.

— Серость. Это алмазный носитель информации, здесь можно прочитать столько тайн, столько узнать, что голова кругом идет.

— А ты ее прочитать сможешь?

— Ну, пока устройства для просмотра кристалла нет, но что-то в этом духе делается. Я их попробую переделать, — сразу погрустнел Андрей.

— И сколько тебе надо времени?

— Ну, несколько месяцев, как пойдет, — почесал он затылок.

— Эх ты серость, — и все засмеялись.

Через два часа самолет сделал круг над островом и взял курс на Москву.

Эпизод 32. Помощник министра

Серов Сергей Сергеевич, помощник министра финансов, сидел у себя в кабинете и подводил итоги дня. За день удалось заключить несколько сделок и по некоторым из них уже прошли платежи. Должность ему нужна была для прикрытия своих дел при достаточном административном ресурсе.

На самом деле он являлся казначеем тайной организации носящей имя «Реальная власть», члены которой называли себя Корректировщиками. В нее входили видные политики, деятели искусств, военные, бизнесмены, банкиры, олигархи и другие нужные группировке люди. Корректировщики не знали друг друга в лицо, но их интриговала причастность и участие в самых принципиальных решениях, принимаемых Государственной Думой или Правительством страны. Они так думали, вернее их заставляли так думать те, кто входил в совет организации. Таких было девять человек, их знали все и они знали всех. Каждый отвечал за свое направление и обычно общался со своим кругом соратников для выполнения необходимых задач.

Серов возглавлял службу перспективных разработок. За ним было последнее слово: согласовать ли финансирование на то или иное дело, откуда взять средства и какое перспективное дело надо отбить у конкурентов. У него была своя агентурная сеть, не очень большая, но его агенты активно вербовали в нужных организациях людей, а потом имели право их ликвидировать. Штатных боевиков в организации не было, слишком легко через них могли выйти на самих Корректировщиков, поэтому для темных дел привлекались наемники. Своей охраной каждый занимался сам. Кому-то она полагалась по должности, другие нанимали верных себе людей.

У Сергея Сергеевича была лучшая охрана, которую оплачивала организация. Ему удалось убедить совет девятки в том, что он, владея передовыми секретами организации, подвергается наибольшему риску. И он не ошибался.

Зазвонил телефон, по определившемуся номеру он понял, что это Председатель совета.

— Чем обязан Борис Петрович?

— Сергей, на послезавтра назначен внеочередной совет.

— Какая повестка дня? — Серов насторожился такому началу беседы.

— До нас дошли сведения, что Ева Борисовна погибла, а ты знаешь, что у нее были перед нами большие обязательства и, если бы не твои шпионские игры, мы могли бы и дальше контролировать ситуацию на острове. Теперь контроль потерян, наш человек — помощник советника в альянсе, разоблачен. Совет хочет заслушать доклад о положении вещей по этому вопросу за последние три года и отчет об использовании средств. Ты сам понимаешь — сумма не маленькая, почти миллиард долларов.

— Я все подготовлю и принесу план, направленный на улучшение ситуации.

— Посмотрим, — председатель отключился.

Перспективный план нарисовать несложно: подкрепить его фактами и он может проскочить, а вот с деньгами большая проблема. Он действительно вложил часть этих денег в недвижимость за рубежом, да к тому же еще и в трех разных странах. Надо искать козла отпущения или скорее несколько козлов.

Серов вызвал на экран компьютера информацию по этому делу и углубился в чтение.

Вдруг дверь открылась и в кабинет вошел высокий молодой человек и красивая девушка, которую Сергей Сергеевич явно где-то видел.

— Что вам нужно и как вы сюда попали? — Серов явно был удивлен.

Здание охранялось, перед его кабинетом всегда сидело два личных охранника, которые не должны были никого пускать без разрешения.

— Да вы, Сергей Сергеевич, не волнуйтесь. Решим нашу проблему и мы уйдем, — голос молодого человека звучал уверенно.

— А вы кто?

— Меня зовут Гейзер, а это Алена, агент ваших служб.

— И что вы хотите? — наконец Серов вспомнил ее.

— Эта девушка стоит в вашем списке ликвидации. Нас это не устраивает, поэтому я вам предлагаю из вашей базы данных убрать всю информацию об этом агенте.

— Вы не можете мне приказывать.

— Я уже это делаю.

— Посмотрим, — Серов нажал секретную кнопку.

За его спиной была потайная комната, где обычно дежурили два личных телохранителя. По сигналу шефа они обязаны были выйти, готовые открыть огонь по первому сигналу. Дверь сзади открылась и оттуда вышли двое и встали за спиной шефа.

— Ну, что? Вы и сейчас будете настаивать на своем предложении? — в его голосе сквозило торжество.

— А что изменилось? — удивился Гейзер.

— Убейте их! — заорал Серов, показывая руками вперед.

— Зачем? — раздался сзади незнакомый голос.

Сергей Сергеевич обернулся и, вместо своих людей, увидел двух незнакомцев с пистолетами в руках. Отдельного входа в секретную комнату нет, поэтому было совершенно непонятно — как туда могли попасть чужие люди, минуя его кабинет?

— Вы вместе с ними? — Серов еле справился со своими эмоциями.

— Мы вместе, но представляем свою организацию, — Дмитрий показал ему листы бумаги. — Узнаете?

— Ах да, это наш с вами контракт на выдворение «АУМ Синрике» и «Белого братства». Ну и что?

— Основная оплата была произведена, а дополнительные условия так и не оплачены. Я имею в виду выставленный счет за работу в регионах, а это все-таки дюжина городов. Поэтому, согласно контракту, мы настаиваем на этом переводе сейчас, плюс штрафные санкции и пени.

— Я не уполномочен, — попытался отказаться Серов.

— Мы знаем, какое положение вы занимаете. Знаем, что выход в вашу базу данных и ко всем финансовым счетам есть только с вашего компьютера, стоящего в этом кабинете, поэтому прошу встать и уступить место нашему специалисту, — Дмитрий довольно бесцеремонно помог помощнику министра пересесть на гостевой стул.

Андрей занял чиновничье кресло и быстро углубился в свою работу, а Дмитрий подсел за общий стол, где сидели Гейзер с Аленой. Серов сидел чуть в стороне и обдумывал свое положение, не платить синим он приказал после того, как узнал, что они принимали участие в разборках на секретном острове. Они были виноваты в его проблемах и еще эта девчонка, она успела соскочить с крючка и переметнуться к их главному конкуренту.

— Сергей Сергеевич, так вы исключите из черного списка вашего бывшего агента? — еще раз спросил Гейзер.

Тот недобрым взглядом посмотрел по очереди на каждого.

— Хорошо, пусть будет так.

— Деньги переведены, через пять минут их снимут со счетов, — сказал Андрей, не отрываясь от экрана монитора.

— Тогда займись данными Алены, — Гейзер взглянул на Серова. — Я думаю вы понимаете, что если попробуете сделать реванш, то за вашу безопасность уже никто не поручится?

— Не надо меня пугать. За мной стоит мощная организация, и советую с ней не связываться, — ответил тот.

— Не надо волноваться, — вступил в разговор Дмитрий. — У вас послезавтра совет и еще неизвестно будут ли вас поддерживать Корректировщики или нет.

— Вы и это знаете? — удивился Серов.

— Мы даже знаем, сколько вы сегодня заключили сделок и с кем.

Желваки на скулах Сергей Сергеевича заходили ходуном, он так и не смог понять, откуда эти люди все знают, и это его очень злило. Дальше все сидели безмолвно, пока Андрей не выключил компьютер.

— Все, можем идти.

— Прощайте, господин Серов. Не делайте необдуманных шагов, которые могут привести к фатальным ошибкам.

Все гости спокойно ушли через дверь, оставив хозяина кабинета в тягостных думах.

— Он не сможет вернуть мои данные обратно? — спросила Алена у Андрея, который сразу взял ее под ручку.

— Нет. Это невозможно, — и стал рассказывать ей, что и как он сделал.

Чуть сзади шли два неординарных человека, которых последние события превратили в друзей. Оба были лидерами, оба искусными бойцами и оба не боялись, а наоборот хотели перемен, и это их сближало. Только один был одиночкой, а другой командиром боевого подразделения и это предопределяло их разные жизненные пути, хотя почему бы им иногда и не пересекаться?

— Не обижайся, но мы перевели тебе немного денег, из этих заработанных, — сказал Дмитрий.

— Нет, так не пойдет. Я за деньги не работаю, — замахал рукой Гейзер.

— Во-первых, ты принимал участие в операции на даче против АУМ Синрике — это факт. Здесь даже не спорь, слышал, что они в Японии сделали? Зарин в метро распылили, есть жертвы, а если бы это произошло в Москве, представляешь? Во-вторых, нарвавшись на штраф, Корректировщикам пришлось нам заплатить в десятикратном размере. В-третьих, тебе надо отдохнуть и сконцентрироваться на решении своих проблем, а не тратить время на банальный заработок. В-четвертых, у тебя появилась девушка, а ей тоже надо помочь. В-пятых, в конце концов, мы отобрали у тебя бриллиант, временно конечно.

— Все, все хватит. Сами то не в накладе? — решил подколоть товарища Гейзер.

— Вот смотри, — тот достал контракт и показал на строчку.

— Ого, — шутить сразу расхотелось, — и сколько мне перечислили из этой суммы.

— Не переживай, я же знаю, что много ты бы не взял — миллион евро.

— Ну, тогда ладно, это для вас не существенно.

Все вышли из здания и, поменявшись парами, поехали по своим делам. Дмитрий и Андрей руководить своей организацией, а Гейзер и Алена отдыхать и строить свою жизнь.

Серов, выйдя из ступора, решил посмотреть, что стало с его охранниками в потайной комнате. Один был убит, а второй был привязан к стулу. Развязав его, Сергей Сергеевич сел в свое кресло и включил компьютер.

— Сейчас, все попробуем исправить. Коля иди сюда, ты запомнил тех, кто здесь был и связал тебя?

— Конечно, у меня профессиональная память.

— Вот их надо найти и убить и еще двоих. Одна — бывший наш агент, фото я тебе достану, еще один — энергетик, Гейзером зовут, этого найти не проблема. Денег не пожалею, чтобы за три дня все сделали. Понял? Кстати, а почему они тебя не убили?

— А я купил себе жизнь.

— Интересно за что? — Серов углубился в данные, появившиеся на экране монитора.

— Я обещал, что если вы захотите их убить, то помешаю вам, — говоря это, Николай обошел стол, подошел вплотную к шефу, достал пистолет и выстрелил ему в висок.

— Я держу свое слово, — подытожил он свои действия, вложив пистолет Серову в руку.

Картина самоубийства выглядела вполне натуральной.

Хонда свернула на бульварное кольцо. Проезжая Пушкинскую площадь, взгляд Гейзера выхватил ярко горящую вывеску: «Элитный Салон. Линия Судьбы», и ниже — «лечим, предсказываем, гадаем».

— Что увидел? — спросила Алена.

— Вот видишь, опять, оккультные центры как грибы растут, даже названия не меняются, только теперь их называют салонами. Надо что-то сделать.

— Ну брось, ты же знаешь, где люди получают легкие деньги, там перевоспитываться никто не будет.

— И что ты предлагаешь сделать с этими экстрасенсами? — Гейзер повернул к ней лицо.

— Может злых и плохих просто убить? Тогда останутся только хорошие и добрые, — она развела руками.

— Устами младенца глаголит истина. Почему бы и нет?

— Я же пошутила.

— А я нет.

Эпилог

Универсальный мимикрический робот под Љ766 с интеллектом восьмого поколения полное название УМР Љ766 с И-8 был законсервирован программой самосохранения. Получив команду войти в спящий режим, робот нашел предназначенное ему место, сел туда и отключился.

Могут ли роботы, даже с таким интеллектом чувствовать? Вряд ли, поэтому долгое ожидание, его не беспокоило и не могло волновать в принципе. Энергию он получал из внешней среды, будь то тепло, холод или любое излучение — не важно, такие модели на то и были универсальными. Подчинялись они своему хозяину лично, но шло время, а хозяин не появлялся, и в дело вступила программа его замены. Теперь любое биологическое существо могло стать хозяином Љ766, оно только должно было самоопределиться перед ним в своих намерениях согласно вложенной в робота программе.

И это начало осуществляться. Впервые за долгое время, согласно внутреннему таймеру, к УМР Љ766 подошло биологическое существо гуманоидного типа и сделало первый шаг к самоопределению. Оно дотронулось до его лица, потом оно вдруг ушло, не продолжив процедуру и не сделав отказ от ее продолжения.

Прошло какое-то время, и программа потребовала завершить программу активации или опять уйти в спящий режим. Интеллект выбирал между долгим ожиданием или действием. Неизвестно, что склонило его в сторону действия, но он выбрал именно этот вариант.

УМР Љ766 поставил себе задачу: найти биологическое существо, образ которого четко был запечатлен в памяти, и добиться от него либо подтверждения, либо отказ в самоопределении. При не получении прямого ответа, существо можно было уничтожить, тогда проблема решилась бы сама.

Робот открыл глаза, встал и пошел. Естественно, куда идти и где искать существо он не знал. Но отсутствие временных рамок и возможность постоянного функционирования, что в избытке обеспечивала солнечная энергия, поднимали выполнение задачи до ста процентов. Единственно, чего не мог определить интеллект, это как надо выглядеть. Љ766 должен быть незаметным, но его вид резко отличался от того биологического существа, которое к нему подходило. Механический интеллект принял типично земное решение — отложило решение проблемы до практического ее появления.

Дойдя до океана и окинув его бескрайние просторы, УМР Љ766 решил, что лучше по жидкой субстанции плыть, чем идти по дну. К сожалению, летать он не мог, умел только высоко и далеко прыгать, да и то только с твердой поверхности.

Видеокамера, контролирующая этот участок энергетического щита, запечатлела, как человек вышел из защитного поля и ушел в океан. Но сработал пресловутый человеческий фактор — этого никто не заметил. Охранник вместо того, чтобы смотреть на экран, читал увлекательный эротический комикс об инопланетянках, захвативших Землю.

Олег Викторович Дудко

Тройной капкан для Земли

Гейзер – 2

Аннотация

Продолжение романа «Гейзер: убить экстрасенса». Роман написан в форме боевой фантастики с элементами нетривиального секса. Идея книги: в художественной форме рассказать читателю о «секретах» работы магов, колдунов, целителей, экстрасенсов, предсказателей и других. Показать, как отделить правду от лжи и перестать обманываться.

ОЛЕГ ДУДКО

ГЕЙЗЕР: ТРОЙНОЙ КАПКАН ДЛЯ ЗЕМЛИ

«Война»

Покажи мне людей, уверенных в завтрашнем дне,

Нарисуй мне портреты погибших на этом пути.

Покажи мне того, кто выжил один из полка,

Но кто-то должен стать дверью,

А кто-то замком, а кто-то ключом от замка.

Земля. Небо.

Между Землей и Небом — Война!

И где бы ты не был,

Что б ты не делал —

Между Землей и Небом — Война!

Где-то есть люди, для которых есть день и есть ночь.

Где-то есть люди, у которых есть сын и есть дочь.

Где-то есть люди, для которых теорема верна.

Но кто-то станет стеной, а кто-то плечом,

Под которым дрогнет стена.

Земля. Небо.

Между Землей и Небом — Война!

И где бы ты не был,

Что б ты не делал —

Между Землей и Небом — Война!

Виктор Цой

Пролог

Великий Тцонч Старший всего древнейшего рода Слааши вызвал к себе верного слугу Нупра для секретного задания. Пришлось подождать, но Тцонч не стал сердиться, слишком серьезный вопрос надо было решить.

— Извините, Великий, что вам пришлось ждать.

— Нупр, пришло твое время. Теперь все будет зависеть от тебя.

— Да, Великий, слушаю.

— Ты видишь, что в последнее время положение мое ухудшилось и этот выскочка Корн хочет занять мое место.

— Род давно не воевал, Слаашам некуда выплеснуть свою мощь и злобу от этого все и происходит, — высказался верный слуга.

— Вот поэтому я и хочу тебя послать с секретной миссией вот в этот район, — Тцонч указал на карте самую дальнюю точку.

— Великий, это же очень далеко, мне понадобится три подпространственных прыжка, — а, присмотревшись, добавил, — и это уже территория Федеративного Союза. Великий, это же может спровоцировать войну, а коалиция Корна этого не позволит. Тем более мы проиграли им последнюю войну, но это было очень давно.

— Пятьсот лет назад, уже пятьсот. Пора поквитаться с этими гуманоидными чужаками. Мои разведчики уже давно через зонды наблюдают за обстановкой в этом регионе, и у меня разработан план. Твоя задача: первое — прибыть к планете Земля, чтобы тебя не заметили Федеральные патрули, поэтому расположишься возле ее спутника; второе — заставить чужаков заключить с нами соглашение на сотрудничество.

— Какое?

— Нам надо в их системе создать свою базу, а на ней мы уже сможем сделать свезипорт. Тогда нам уже ничто не помешает переместить туда армию.

— Так давайте уничтожим население планеты, расположимся там и все сделаем сами?

— Есть большая вероятность, что наше излучение может поймать какой-нибудь патруль, и тогда придется воевать неподготовленными к схватке. А если мы проиграем, Корн меня сместит и тогда уж, какая разница, что там будет. Земляне же могут работать в своем регионе без проблем и за десяток лет все сделают сами. Предложишь им технологии, технику и чего захотят — все равно, потом их придется уничтожить.

— Если миссия не удастся?

— Подчистишь там все свои следы и сделаем вид, что мы не имеем к этому никакого отношения.

— Все будет сделано как надо Слаашам, Великий.

Через три дня боевой ковчег Слаашей взял курс к дальним территориям, где обитали ненавистные чужаки.

Эпизод 1. Сходка

Это была странная встреча, в странном составе и в странном месте и, к тому же, там обсуждали странную проблему, если не знать всей подноготной вопроса. Поэтому, если бы их кто-то и слышал, то все равно ничего не понял, хотя подслушать их было невозможно. Они встретились в подземном бункере, имеющем три отдельных входа со своими потайными коридорами, которые тщательно охранялись.

По одному тайному ходу прибыл старший аналитик «Золотого Альянса» Всеволод Игоревич Костромин, являющийся к тому же и хозяином безымянного острова в Тихом океане. Имея такой козырь, он выступал как хозяин встречи, но раз согласился на переговоры, то не все гладко было и у него.

Через второй проход прибыл Борис Петрович Иволгин Председатель Совета Девяти — тайной организации, носящей имя «Реальная власть», члены которой называли себя Корректировщиками. Это был очень влиятельный человек не только на этой встрече, но и в стране, являясь лидером популярной политической партии постоянно входящей в состав Государственной Думы. Но здесь его значимость только подчеркивала беспомощность в решении обсуждаемой проблемы.

В третью дверь вошел Боб — самый тайный и непонятный персонаж из всех присутствующих, который представлял организацию, державшую под собой все оккультные центры и салоны по стране. Он хоть и был менее значим по сравнению с другими членами сходки, но ни один из них не рискнул бы ему бросить вызов, очень уж с непонятными силами пришлось бы столкнуться.

Вот такие три разные стороны встретились обсудить вопрос, который должен затронуть не только положение каждой присутствующей здесь организации, но в принципе и всей планеты в целом. Стол был большой круглый, сделанный из редких пород дерева. Кожаные кресла удобно облегали тело, но при этом были достаточно жесткие, что и перегрузки «Формулы-1» в них можно было бы выдержать.

— Позвольте, господа, я начну на правах хозяина, — взял слово Костромин.

— Мы не возражаем.

— Лирические отступления мы делать не будем, сразу давайте перейдем к интересующему нас вопросу. Если точнее, к нашему острову и возможным событиям, которые могут там произойти. По всем моим прогнозам в ближайшие полгода защитное поле, прикрывающее схрон инопланетной техники, будет вскрыто. Основной наш конкурент физически уже вышел на тот уровень совершенствования, который позволяет ему находиться за экраном бессрочно, соответственно рано или поздно он этим воспользуется.

— Почему он тогда не пробует это сделать или он сам не знает, что вышел на такой уровень? — спросил Иволгин.

— Я думаю, он не может этого не знать, — вставил свою реплику Боб.

— Мы тоже считаем, что он это осознает, но для него пока не сложилась благоприятная ситуация для этого. Ему не хватает информации или, если хотите, знаний, что там делать дальше. Для этого мы с вами и собрались здесь, чтобы договориться и не дать ему возможности попасть туда, иначе он может нарушить наши планы.

— Позвольте узнать, а что это за планы? — в один голос спросили слушатели.

— Мы хотим сами проникнуть за экран, освоить инопланетную технику, в том числе и звездолеты. Потом полететь в ту точку, которая заложена в памяти корабля и наверняка приведет нас в Галактический Совет. Там наш кандидат производит необходимые действия, чтобы пройти тест, про который еще надо узнать, и регистрируется в этом неизвестном нам пока месте. После этого единственным представителем в Галактическом Совете становиться землянин, зарегистрировавший Землю, как населенную планету. А значит — это будет подконтрольный нам человек.

— У вас уже подобрана кандидатура? — удивился Боб. — И кто это?

— Я думаю, что это уже не секрет. Вы знаете, что мы специально сделали передачу «Поединок экстрасенсов», чтобы найти того единственного энергетика способного пройти защитное поле.

— Ну да, мы посылали туда несколько своих магов, но не один из них не попал на передачу! Их отсеяли еще на этапе собеседования! — опять не удержался Боб. — А там показывают каких-то клоунов, найдите в машине, расскажите о происшествии и еще всякая мура. Да у нас любой ученик мага третьего уровня умеет больше!

— Не надо так волноваться! Мы работали на уровне отсева, не допуская на передачу не то что сильных, а даже средних по силе экстрасенсов. Зачем люди должны их видеть, они могут почувствовать свою ущербность, а нам лишние волнения не нужны! Поэтому слабенькие люди, считающие себя кем-то и с головой не всегда дружащие — герои этой передачи. Так вот, на предварительный отбор и пришла наша будущая надежда — ведун по имени Болеслав. Он, после того как ему отказали, так бесконтактно отделал ведущих, что их потом пришлось поменять — у них случилась беда с головой. Мы ведуна вычислили и взяли в обработку, и теперь он работает на нас. Кстати сейчас Болеслав уже на острове и экспериментирует с защитным полем.

— Господа, мы отвлеклись, хотелось бы вернуться к планам, — Иволгин оставался бесстрастным.

— Извините, так вот мы надеемся, что Болеславу удастся стать тем, кто зарегистрирует Землю.

— И станет самым влиятельным человеком на планете, — докончил за Костромина Боб. — Вопрос: что нам с этого будет? Вы ведь захотите подмять под себя всю планету.

— Естественно, а зачем тогда играть? И чтобы сразу определить позиции, мы предлагаем создать совместную корпорацию «Союз Земли», где альянсу будет принадлежать шестьдесят процентов, Корректировщикам — двадцать пять и вам, Боб, пятнадцать процентов. Естественно мы просто так ничего не выделяем и за это попросим с каждого его долю участия. Если кого-то не устраивает его процент, то лучше разговор прекратить сейчас, так как пересмотр не рассматривается в принципе.

— Я согласен, — сразу сказал Боб.

— И Корректировщики тоже, — после некоторого обдумывания сказал Иволгин. — В чем проблема и что мы должны сделать?

— Прекрасно, рад вас поздравить с созданием новой корпорации, документы уже подготовлены, предлагаю подписать, — подытожил переговоры Костромин.

После проведения всех формальностей встреча перешла в обычное совещание акционеров корпорации, которые знают, за что они борются и что они могут потерять.

— За подготовку кандидата и за охрану острова отвечает альянс, думаю это понятно всем. За вами, Боб, устранение нашего основного конкурента Гейзера, который к тому же мешает и вашей организации. А за вами, Иволгин, дискредитация синего энергетического спецназа, который в любой момент может его подстраховать и защитить, — главный аналитик альянса знал, чем зацепить партнеров.

— Вам легко говорить убрать, а как прикажете это сделать? — забеспокоился Боб.

— Ну, вы же самая близкая к нему организация по возможным экстрасенсорным способностям, как не вам знать и уметь это делать. В конце-то концов, у него есть родители и подруга, можно их захватить и использовать как приманку, — посоветовал Костромин.

— Если бы все было так просто, то мы бы и не понадобились вам. Вы же знаете, что у нашей организации был конфликт с Гейзером, и он нанес нам очень серьезные денежные убытки, поэтому мой компаньон попробовал отыграться на его родителях. Знаете какой итог? Как только наши люди начали заниматься этим вопросом, они стали умирать. Причем погибли не только исполнители, но по цепочке абсолютно все до моего компаньона, отдавшего приказ. Мы разобрались в этом и установили, что Гейзер защитил своих родителей неизвестным нам заговором, действующим как энергетическая программа уничтожения всех причастных к этому лиц. Как точно она работает, мы не поняли, но суть в том, что энергетический сгусток попадает в голову исполнителю, который появляется на близком расстоянии от его предков и выуживает всю информацию о других лицах, участвующих или отдавших распоряжение на начало этой операции. Затем сгусток убивает носителя и устремляется искать следующую жертву, и так до заказчика, на уничтожение всей цепочки ему понадобилось всего двенадцать часов.

— Да, Боб, ну и ужастики вы рассказали, если уж вы не справляетесь то, что тогда про нас говорить. Так неужели, по-вашему, ничего нельзя сделать? А его подруга Алена, с ней что? — Костромин не терял надежды.

— Естественно после таких потерь мы экспериментировать с его знакомыми и родственниками не будем и вам не советуем. Хотя вряд ли он таких защитных программ мог много сделать, уж очень они энергетически емки. Задачу свою мы поняли, и у нас есть один козырь — известный вам колдун Гоблин. Правда он один раз уже отказался от схватки с Гейзером, но у нас хватит аргументов, чтобы его заставить. Также я думаю, что нам понадобится и помощь альянса и Корректировщиков, когда мы разработаем операцию, то сообщим, что конкретно надо будет сделать.

— Это без проблем, — ответил Иволгин, — только, господин Костромин, что вы имели в виду, когда сказали о компрометации синего спецназа?

— Мы все пользовались услугами этой организации, особенно когда ее возглавлял безвременно погибший епископ Лаврентий. Но сейчас ее возглавляет Совет Трех и все они дружны с Гейзером, а значит полностью стоят на его стороне. Нам необходимо, чтобы вы в политических кругах провели компанию против таких военизированных организаций и на примере синих сделали бы показательный процесс. Таким образом, Гейзер лишился бы их поддержки, — Костромин развел руки и хлопнул ими по коленкам.

— Здесь будут проблемы, — возразил главный Корректировщик. — Вы, наверное, еще не знаете, что их поддерживает помощник Президента, но мы что-нибудь придумаем. В конце-то концов, они же не бессмертные и их тоже можно попробовать ликвидировать.

— А что они делают для Президента? — поинтересовался Боб.

— Насколько нами установлено, они помогали в борьбе с боевиками на Кавказе, а сейчас в Москве опробуют антикоррупционную систему, — ответил Иволгин.

— Давайте все это будем решать в рабочем порядке, — прервал их Костромин, — а теперь перейдем к более конкретным задачам, к экономической составляющей нашей корпорации. Итак…

Эпизод 2. Странствия УМР № 766

Это был уже третий континент, пятнадцатая страна и тридцать пятый город, куда добрался универсальный мимикрический робот под № 766 с интеллектом восьмого поколения полное название УМР № 766 с И-8. Сложно ли найти человека на планете, если знаешь его только в лицо? Практически невозможно, но если использовать технические и коммуникационные средства, то шансы появляются. Робот же вообще не оценивал шансы, он просто выполнял задачу, которую ему поставила программа выбора нового хозяина — найти гуманоидное существо, дотронувшееся до его лица и запустившее этим программу самоопределения.

Все что касается роботов только условно можно понять и рассказать на языке человека. Хотя мы же описываем понятными нам словами действия и помыслы детей, которые все делают, как взрослые: ходят, думают, говорят и так далее. Только вкладывают дети в это свой смысл, подчас совершенно несовпадающий с родительским мнением и известный только им. Но роботов нам понять еще труднее, потому что, если их и сравнить с детьми, то родители у них были не люди вовсе и действовали они, опираясь не на чувства и эмоции, а на свою голую логику.

Несколько сот лет № 766, который с момента попадания на планету выставил у себя время по местному планетарному исчислению, просидел в спящем режиме, так как старый хозяин пропал, а новых гуманоидов рядом не было. И вдруг человек, так себя называли разумные существа на планете, активировал долго дремавший искусственный интеллект, и тот как бы наверстывая упущенное время, погнал робота вперед. Основное, что не должен был делать № 766 — ставить цели и задачи, если отсутствовал приоритет их выполнения. Приказывать ему должен был хозяин, который мог быть только в единственном числе. Поэтому интеллект робота и гнал его вперед, поставив две цели: первая — найти человека, где бы он не находился, вторая — сделать его хозяином, если он завершит процесс самоопределения или уничтожить его, если ему это не удастся сделать. При этом человек не мог просто отказаться от процедуры, он все равно должен был стать сначала хозяином, а уж потом переложить свою функцию на другое существо.

Гонимый внутренней потребностью № 766, пройдя Африку и Южную Америку, достиг Северной Америки, а точнее столицы Соединенных Штатов Америки город Вашингтон. У него был свой план, который заключался в нахождении достаточно влиятельного чиновника из администрации Президента этой страны, устранить его, принять его облик, используя свои мимикрические способности и, воспользовавшись уже своим служебным положением, найти искомый объект в секретных базах данных. Этот план сформировался в голове № 766 после того, как был посрамлен его искусственный интеллект и развеяно одно очень популярное заблуждение, что любой робот, попавший на Землю должен быть отличным хакером. Способностей УМР № 766 хватило лишь на то, чтобы освоить Интернет, связывающий все страны и континенты, но залезть в какие-либо закрытые файлы, а тем более взломать их он не мог. Единственно в чем он был теперь уверен, что искомый человек находится либо в США, либо в Европе, но так как ближе была Северная Америка, то он туда и отправился. При этом № 766 слил в себя много нужной, но еще больше ненужной информации из всеобщей паутины, так как ничего не знал о политическом, социальном и государственном устройстве планеты Земля. Он впитывал все подряд, но более всего его интересовала информация о людях: как они функционируют, что потребляют, зачем общаются и как размножаются. Он готовился полноценно изображать человека, хотя знания у него получились своеобразными почерпнутыми из сомнительных публикаций и статей, а кое-где и на форумах.

Переодевшись в полицейского, убитого им при несении патрульной службы, № 766 устроил целую слежку за чиновником, работающим в «Белом доме». Перед этим он очень серьезно изучил в Интернете работу полицейских и агентов спецслужб, причем в основном анализируя боевики и политические детективы. Форма и машина полицейского сделали его незаметным фоном в столице, где блюстителей порядка воспринимали как должную атрибутику. Имея доступ к полицейским архивам, он нашел адрес предполагаемого объекта, изучил состав его семьи, способы охраны, всевозможные сигнализации и пришел к простому выводу, что замена должна произойти дома, где кроме жены никто не бывал. Не имея большого опыта общения с мужчинами и вообще никого с женщинами, УМР решил свести этот момент до минимума и сократить выполнение операции до одного вечера.

Пробравшись в дом, минуя все сигнализации, № 766 спрятался в одной из комнат и стал поджидать клиента, который не заставил себя долго ждать. К дому подъехал служебный автомобиль и машина сопровождения, из которой вышел охранник, проверил сигнализацию, двор и открыл дверцу Далтону Смиту, работающему в специальном отделе «Белого дома». Прошла неделя и впереди уикенд, а значит можно расслабиться и заняться любимым занятием — рыбалкой нахлыстом, для которой Смит специально сам связал несколько мушек. Когда охранник удалился, Далтон включил сигнализацию в доме и совершенно спокойно направился в ванную комнату. Бояться было некого, стоило только сработать тревожному сигналу и помощь придет через тридцать секунд.

Зайдя в ванную комнату, Смит начал раздеваться, как вдруг дверь открылась, и вошел полицейский совершенно невыразительной внешности.

— Вы кто? — Далтон совершенно не представлял что делать.

— Оставайтесь на месте, и прошу ничего не предпринимать, — язык полицейского был слишком правильным и бесстрастным.

— Как вы оказались здесь и по какому праву?

— Я буду задавать вопросы, а вы отвечать.

— Так не пойдет! Пропустите меня! — Смит попытался оттеснить незваного гостя и выйти в коридор, где была одна из кнопок сигнализации.

Но УМР это знал и не собирался выпускать свой объект из ванной, выбранной им еще и по другой причине — кровь легче смывать струей воды. Это четко указывалось в ряде книг лежащих в информационном архиве, которым приходилось пользоваться роботу в непонятных ситуациях. То, что объект придется убить, № 766 не сомневался, это было одно из необходимых условий выполнения плана, но сначала надо получить необходимую информацию, а значит провести допрос. «Допрос — любые настойчивые расспросы» (из архива УМР), поэтому робот оттолкнул от себя Смита, но не рассчитал и тот, перелетев через ванну, врезался в душевую кабину и обмяк. «Обмороки, или синкопы — приступы кратковременной утраты сознания, обусловленные временным нарушением мозгового кровотока» (из архива УМР). Из всего всплывшего сообщения № 766 понял одно, что это кратковременно и стал ждать, когда объект придет в себя, что и произошло минут через пять.

— Что вы хотите знать? — спросил Смит, потирая разбитую голову.

— Мне надо знать коды и пароли, ловушки и систему безопасности вашего рабочего места в «Белом доме»? Также человека из спецслужб, который может решить для тебя задачу по поиску нужного объекта и причины, по которым он это сделает секретно и быстро? Пока это — остальное потом, — голос полицейского не содержал эмоций и это пугало больше всего.

— А если я не расскажу?

— Пытка — причинение мучений с целью получения информации либо показаний. Пытка является разновидностью истязаний. Истязание есть любая процедура, причиняющая человеку мучения и боль, независимо от обстоятельств и целей, независимо от того, заканчивается ли наказание этой процедурой или за ней следует лишение человека жизни, — бесстрастно процитировал из своего архива универсальный мимикрический робот.

— И вы будите пытать? — Смит нашел смелость спросить, хотя мурашки по спине бегали уже постоянно.

— Я вам предоставлю выбор, из пыток Ближнего Востока и Азии: обливание попеременно то кипятком, то ледяной водой, пока не лопнет кожа; залитие горячей жидкости в рот; перелом позвоночника. А вот еще человек-свинья: отрубание руки по локоть и ноги по колено, потом останавливаем кровотечение, выкалываем глаза, протыкаем барабанные перепонки, отрезаем нос, снимаем скальп. Зато очередность выбираете сами.

По мере перечисления пыток на заказ ужас сковывал Смита все больше и больше и он понял, что не только не сможет молчать, но только за то, чтобы умереть без мучений выдаст всю информацию не только о себе, а и о Президенте, стране и еще всех кого знал.

Через час № 766 получил всю необходимую информацию, после чего он оголил объект, разделся сам и стал копировать все тело до мельчайших подробностей. После этой процедуры Смит уже потерял веру в реальность происходящего, а когда полицейский заставил говорить его на разный манер, а затем один в один имитировал интонации голоса, то сознание покинуло американца и он уже не почувствовал перехода в мир иной.

Еще через час робот уничтожил тело способом, которое тоже было у него в архиве, и убрал все следы пребывания старого хозяина в доме, зато родился новый Далтон Смит, и как оказалось вовремя. Входная дверь открылась и в дом вошла супруга хозяина Мия Смит и с порога запричитала:

— Дорогой, я вернулась на два дня раньше. Думаю, что я тебе не помешаю. Я воспользовалась твоей охраной, они меня встретили, не сердись на них.

«Значит, убивать ее нельзя, это может сорвать план, если охрана что-то заподозрит раньше времени», — решил № 766.

— Дорогой, ну возьми же чемодан, а я пошла наверх, разденусь.

Ситуация складывалась незапланированная, требующая быстрого принятия определенных решений и отмене других, на что искусственный интеллект рассчитан не был, и в чем он всегда уступал и будет уступать человеку. С этого момента новый мистер Смит стал выглядеть заторможенным или по-современному его бы назвали обдолбанным, что вообще-то никак не трогало супругу, которая приехала от своего бой-френда и хотела отдохнуть. Мие было двадцать семь лет, работала она моделью и внешность имела соответствующую: рост сто восемьдесят пять сантиметров и параметры 92-59-90, при этом активно занималась спортом и не пропускала ни одну возможность заняться сексом, было бы с кем. Муж ей нужен был из-за его положения, конечно, страсть вначале была, но, имея большой выбор самцов, она в нем разочаровалась как в мужчине, но супружеский долг выполняла с честью и даже пыталась от скуки его разнообразить.

— Милый, принеси мне полотенце, — попросила она, проходя в халате мимо него в ванну.

— Где его взять?

— Ну, ты даешь! Совсем без меня одичал, вон в том шкафу, — и она указала на самую дальнюю комнату и скрылась за дверью.

— Хорошо, — сказал ей вслед № 766.

Он не спеша подошел к шкафу и открыл дверцу. Ему повезло — все полотенца были одного цвета и размера, поэтому не пришлось выбирать какое надо взять. Подумав, он взял две штуки, опираясь на всплывшую фразу из своего архива: «… лучше больше, чем меньше…». Далтон зашел в ванную комнату и, протягивая полотенца, застыл у двери, уставившись на раздетую Мию. Она в это время рассматривала себя в зеркале и думала надо ли сделать татуировку на лобке или вокруг пупка ей вполне хватит. Вошедший супруг встал и, не отрываясь, стал смотреть на жену, как будто увидел что-то такое, что ввело его в шок.

«Он знает, он точно знает, что у меня любовник», — Мия быстро перебирала в голове все, что могло ее выдать. И вдруг, в зеркале увидела на своей шее два очень смачных пурпурных засоса, которые поставил Чак, явно намериваясь ее подставить, и все за то, что она отказалась от секса с его другом, каким-то бейсболистом. «Надо срочно брать инициативу в свои руки», — решила Мия и, распрямившись, потянулась, показывая все свои прелести. № 766 стоял, не зная, что делать дальше, но для себя он решил, что она по логике должна взять полотенца, и тогда он уйдет, теперь же все пошло опять не по плану. Мия подошла к нему провела рукой по рубашке и сказала:

— Дорогой, ты соскучился? Я смотрю, ты хочешь со мной побаловаться в душе, даже полотенце себе взял. Правда?

— Да, — УМР решил полностью следовать за действиями девушки, так как ничего не понял из информации полученной из своего архива:

«Побаловаться в душе — одно из значений заняться сексом в ванной комнате. Секс — деятельность человека с целью получить совокупность психических и физиологических реакций, переживаний и поступков, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения или желания продолжить род. Размножение — способность организмов производить себе подобных, одно из основных свойств всех живых существ. Способность к размножению часто оценивают как отличительный признак живого. Любовь — психологическое состояние, чувство, связанное с высшей нервной деятельностью живого организма. Предполагается существование у высших животных в формах, доступных им, например, в виде привязанности и преданности. Оргазм — кульминация сексуального возбуждения, связанная с сильным чувством наслаждения и удовлетворения. Происходит обычно в результате механической стимуляции эрогенных зон, обычно половых органов, во время вагинального полового акта, орального или анального секса, мастурбации, и прочих форм сексуальной активности. Во время оргазма дыхание учащается, частота сердечных сокращений увеличивается до ста восьмидесяти ударов в минуту и более; значительно повышается артериальное давление. Такой режим работы сердца сравним с экстремальной физической нагрузкой. Часто отмечаются покраснения кожи груди и лица». Чем больше он черпал информацию по этой теме, тем более не понимал, что от него хочет Мия: любви, размножения, занятия сексом, оргазма или еще чего-то из этой серии. № 766 вообще не мог понять, зачем люди так усложнили простой процесс спаривания, навешав на него столько всего лишнего.

— О! У тебя совсем не стоит и где же наша эрекция? — Мия пыталась рукой простимулировать мужа, списывая его неготовность на злость.

— Сейчас все будет, — сказал УМР и полез в архив:

«Эрекция — увеличение объема и отвердение полового члена в результате наполнения кровью полостей пещеристых тел; как правило, происходит под влиянием импульсов, поступающих при половом возбуждении от нервных клеток, расположенных в поясничном отделе спинного мозга». Единственно, что он понял, это надо увеличить тот отросток, который висел у него спереди, как это сделать он знал, но вот насколько? УМР поковырялся в архиве, за долю секунды просмотрев тысячи фото и видео, скаченных с порносайта и найдя подходящий, реализовал его в жизни. Из штанов, обрывая все пуговицы, вылезла приличная дубина, что повергло в шок бедную девушку, не ожидавшую таких изменений.

— Ты что сделал протезирование? — спросила она, когда немного пришла в себя. — Я, конечно, ругалась на тебя за маленький, но никак не могла предположить, что ты сможешь сделать пластическую операцию для меня.

— Я сделал это для тебя, — подтвердил он не понимая, что же сделал.

— Какой он у тебя правильный и твердый, — Мия трогала его и возбуждалась, такой идеальной формы она еще не видела, при этом размер ее не пугал в жизни похожие уже попадались. — Я хочу заняться с тобой любовью! Хочу безудержного секса!

— Извини, так любовью или сексом? — попробовал уточнить он.

Но Мия не слушала, она все смазала и потащила его в спальню, где, усевшись на него, стала ритмично двигаться. Она закатила глаза, что-то кричала, что-то пыталась делать руками, а он закрыл глаза, так делали многие на фотографиях, но все равно продолжал наблюдать за ней только через ноздри. Вскоре она выдохлась и перевернула его на себя.

— Давай же двигайся! Чего уснул! — почти кричала Мия.

— Да-да, — он уже освоился и стал наращивать темп.

— Ну, сильнее же! Глубже! Хочу, чтобы он был больше и больше! Давай, давай!

— Хорошо, — уже зная, что она любит большой размер этого органа, он по ее просьбе стал увеличивать его в диаметре и в длине и при этом ускорил движения.

— О! О! — она перешла на непонятный крик и стала пытаться сбросить его с себя, потом резко затихла и замерла без движений.

УМР еще подвигался по инерции и остановился, затем встал и посмотрел на мертвое тело лежащее в луже крови, образовавшейся под ягодицами Мии.

«Что-то я сделал не так? Надо проанализировать, понять и больше не допускать таких ошибок, — решил он и по-человечески пожелал себе. — Эх, поскорее бы хозяина найти».

Дальше он действовал четко по плану: утром вызвал машину, и его отвезли на рабочее место, там он вызвал человека из секретных служб, обязанного Смиту карьерой и попросил его найти по фотографии координаты человека. Причем сделать это очень срочно и принести информацию к нему в кабинет, где он будет ждать до победного конца, не согласившись вернуться домой. Фотографию он давно уже сделал по памяти, используя доступные компьютерные программы. Время ожидания не имело значение, и робот сидел и смотрел на входную дверь все шесть часов, пока она не открылась, и в нее не вошел агент:

— Вот, все удалось узнать, — он протянул папку.

— Где он? — спросил Смит.

— В Москве, его зовут Гейзер.

— Никто не знает, что вы это искали?

— Нет, я сам в этом заинтересован.

— Хорошо, — сказал УМР свое любимое слово и, подойдя к агенту, легким движение руки сломал ему шею.

Свидетелей оставлять нельзя, а найдут его здесь или нет, уже не имело значения, потому что сам № 766 уже к вечеру собирался покинуть этот город и взять курс на Москву.

Эпизод 3. Бой в лесу

«Убит! Минус один», — прошептал Гейзер, ударив боевика сзади и добив ногой в шею. Еще в лесу оставалось шесть-семь человек. Когда его обложили, он специально забежал в эту березовую рощу, но ошибся. Лес быстро закончился, и за ней началось огромное перепаханное поле. Бежать дальше на открытое пространство было нельзя, он стал бы отличной мишенью. Уходя от погони, Гейзер смог определить, количество боевиков, хотя один из них был под вопросом, он очень хорошо маскировал свое энергетическое поле и постоянно выпадал из зоны его восприятия. Остальным бойцам не удавалось остаться незаметными, и следить за их передвижениями было просто, хотя они усердно ставили защитные щиты от сканирования, но очень уж неумело.

Гейзер хотел обойтись без столкновения, но пришлось приять бой. Солнце уже садилось, и в лес спустились сумерки. Все притаились, и наступила глубокая тишина, даже ветер перестал теребить зеленые листья.

Гейзер стал передвигаться бесшумно. Он не умел летать, но делать свое тело легче уже мог, при этом он, как бы растекался по земле. Любая крадущаяся кошка могла бы позавидовать такому передвижению во время охоты. Переместившись под большое дерево, он застыл, почувствовав, что рядом находится противник, но никак не мог определить где. Вдруг сверху плавно кружась, упал листочек. Подняв голову и внимательно посмотрев наверх, Гейзер понял, что боевик сидит прямо над ним на здоровом суке. Скорее всего, тот не смог заметить противника, появившегося под ним, и поэтому ничего не предпринимал. Осторожно вытянув руки, Гейзер смог зацепиться за ствол и сделав подъемом с переворотом, ударил ногами боевика в грудь, сбив того на землю. Затем, перелетев через ствол, приземлился и добил противника.

— Минус два. Но еще плюс четыре или пять. Ладно, двигаем дальше, — и он направился туда, где чувствовал сразу нескольких боевиков.

Засада была устроена вполне грамотно: трое бойцов расположились в разных углах поляны и держали друг друга в прицелах. Если бы противник вышел на одного из них и даже уничтожил его, то двое других перекрестным огнем смогли бы его уничтожить. Гейзер принял решение спровоцировать их на стрельбу, а потом уничтожить последнего оставшегося из них. Он осторожно подобрался к ближайшему боевику и, остановившись метрах в пяти, встал за толстое дерево. Не спеша сориентировался, определив, что до правого врага метров двадцать пять, а до левого метров пятнадцать. Гейзер достал хира сюрикен или из-за формы больше известную как «звёздочка ниндзя», но, взвесив ее, убрал обратно. Звезда могла убить, но ему то нужен был именно шумовой эффект, поэтому Гейзер остановился на бо сюрикен — метательном оружие в виде клина. Изготовлено оно было из железа и имело восьмигранную форму, заточенную с одной стороны. Длина этого бо сюрикена была пятнадцать сантиметров, а вес около ста граммов. Оружие можно было бросать разными способами: из-за головы, снизу, сбоку и назад, и в каждом из вариантов лезвие с помощью пальцев направляется в нужную сторону. Гейзер прицелился и кинул его влево, как раз в грудь сидящему на корточках боевику. Тот от неожиданного удара подскочил и, видимо с испугу, дал очередь в направление своих боевиков, и только после этого упал на спину. Два его партнера от души стали простреливать кусты рядом с поверженным бойцом, надеясь, наконец-то убить преследуемую дичь. При такой шумихе Гейзер спокойно подошел сзади к стрелявшему противнику и жестко обхватил его, повернув руки со стреляющим автоматом в сторону третьего бойца, которого и сразила длинная очередь. Последнего Гейзер, как и предполагал, убил сам, сломав ему шею в стальных объятиях.

— Минус пять. Следующий иду к тебе! — крикнул Гейзер, так как чувствовал неприятеля рядом.

Засада состояла не из трех, а из четырех бойцов, и последний из них прятался за аурами своих напарников. Этот боец и спрыгнул сверху, стреляя из двух рук, но пули попали в то место, где уже никого не было. Крутясь на месте, он продолжал стрелять, пытаясь найти своего противника, но не смог поймать его не только в прицел, но и вообще увидеть. Когда магазины опустели и стали слышны только пустые щелчки, вдруг перед бойцом оказался Гейзер, и, выбив оружие, сказал:

— Плохо солдат, очень плохо! Может, хочешь рукопашный бой? Не хочешь? Кто тебя учил?

— Вы, господин Гейзер.

— Я что плохой учитель? Как я мог вас этому учить? — сказал он подтягивающимся бойцам синего спецназа. — Вы все мертвы и не смогли оказать приличного сопротивления. По тактике ведения преследования всем зачет, загнали меня грамотно, но уничтожению противника в ближнем бою всем на пересдачу.

— Но мы старались, — попытались возражать ребята.

— Ну, хорошо! Засада действительно была неплохой, только если уж вы решили пренебречь своими товарищами, то убить врага просто обязаны, иначе, зачем жертвы. Вот зачем ты сверху ждал? Надо было сразу кинуть пару гранат, все равно все погибли, а если уж стреляешь, то должен попадать. Все здесь или еще кто-то остался? — решил уточнить Гейзер.

— Есть еще.

— Кто?

— Сам капитан, это он нас вел и теперь где-то здесь прячется.

— Дмитрий? — Гейзер заулыбался. — Значит он в команде! Вот хитрец! Хорошо, всем оставаться здесь и ждать.

— Есть, — ответил хор голосов.

— А мы с капитаном немного развлечемся, — и он углубился в лес.

Ребята стали обсуждать шансы соперников, и большинство решили, что силы бойцов равны. Ослушаться приказ они не могли и поэтому остались стоять на поляне, только затихли в надежде услышать поединок своего командира против сенсея боевых искусств.

Дмитрий часто бывал на занятиях своих солдат, когда Гейзер преподавал им энергетические приемы боя, и поэтому хорошо изучил эту технику. Он надеялся обхитрить друга и приготовил ему сюрприз. Гейзер умел делать энергетического двойника, пусть ненадолго, но перед противником вставала дилемма — против кого продолжать бой. Если угадаешь — то схватка продолжится, а если ошибешься — то тебя уничтожит реальный противник. Дмитрий долго тренировался и научился делать своего двойника, но про это никто еще не знал.

Дмитрий встал в засаду недалеко от поляны, где Гейзер расправлялся с молодняком и стал готовиться к раздвоению. Накопив нужное количество энергии, капитан запустил приманку — энергетически раскрывшись на миг. Это обязательно заметит сенсей, а значит, скоро придет сюда. Двойник у капитана получался кургузый и неказистый, да еще к тому же секунд на пять не больше. Но он надеялся на темноту и на неожиданность, разглядеть, что-либо было трудно, а энергетическая структура двойника была абсолютно такой же, как и у оригинала.

Дмитрий стоял и ждал, но он не расслаблялся, наоборот концентрировал внимание на окружающей обстановке и не пропустил тот момент, когда рядом появился Гейзер. Дмитрий быстро раздвоился и пустил в тыл сенсея двойника, который нанес тому легкий энергетический удар, но этого хватило, чтобы образ Гейзера распался. Сразу же сбоку к двойнику капитана подскочил новый Гейзер и резким ударом распылил капитана.

— Ну вот, ты и попался, — сказал реальный капитан, выйдя из укрытия и нанеся сильный удар незащищенному сенсею.

— Нет, старик, попался ты, — услышал Дмитрий сзади.

Капитан резко обернулся и увидел стоящего во всей красе улыбающегося Гейзера, повернулся обратно, а там таял второй фантом.

— Все сдаюсь, — Дмитрий поднял руки, — опять переиграл.

— А ты молодец, научился двоиться. Это новый качественный скачок.

— Только пока я учился двоиться, ты научился троиться, а может и четвериться.

— Чего ты сам то пришел на экзамен, скучно, что ли стало?

— Да так косточки подразмял, да и поговорить бы надо. Андрей звонил, у него какая-то срочная информация появилась, поэтому предлагает встретиться.

— Прямо сегодня?

— Даже прямо сейчас. Я тебя забираю, и едем на сходку, только ребят давай отпустим.

— Хорошо, — и Гейзер отправился к поляне, где оставил учеников.

Через час они зашли в пивной бар «Пьяный Дятел» на Баумской, где их уже ждал Андрей. Заметив товарищей, он сразу их приветствовал:

— Привет, работникам ножа и топора!

— Зато романтики с большой дороги. Ну, здорово, мыслитель, — пожал ему руку Гейзер, — давно не виделись.

— Как у тебя дела? Как Алена? Вот не вижу ее и солнце не то, и воздух не такой, да и пиво что-то выдохлось, — Андрей сделал вид, что рыдает.

— Не прибедняйся, вот съешь колечко кальмара, и станет легче, — Дмитрий от души отхлебнул светлого нефильтрованного пива и расслабился.

— Да у меня все нормально, а вот Алена все время спрашивает: как там мой аналитик и, что он делает? — Гейзер отвечал вполне серьезно. — И говорит: что солнце без него не такое, да и воздух не тот.

— Вот! Я знал, что хоть кто-то обо мне вспоминает, — засиял всеми фибрами души Андрей и осушил кружку до дна.

— Для чего такая конспирация? Что там еще случилось? — спросил Гейзер, хрустя гренками.

— Ладно, не буду вас интриговать, я прочитал информацию на кристалле, — и гордо подняв голову, аналитик ждал аплодисментов и почитания.

Хочешь как лучше, а получаешь как всегда: Дмитрий в этот момент пил и, поперхнувшись, выплюнул все пиво на Андрея, а Гейзер после такой новости неожиданно дернулся и задел полную кружку, которая полетела в ноги аналитику и, разбившись, забрызгала его по колени. От гордого аналитика осталась одна гордость, а все остальное просто обтекало.

— Гады, — сказал он не зная, что делать, — такую новость обмочили.

— Извини, Андрюх, сними штаны, я тебе их выжму, — Гейзеру с большим трудом удавалось не засмеяться.

— А я рубашку могу выжать, — Дмитрий был чересчур серьезным.

Гейзер как ситуационщик чувствовал, что этим не закончится, и ему самому было интересно, кто же сделает следующий ошибочный шаг. Естественно им стал Андрей, который окликнул проходящую мимо официантку, несшую поднос с двумя графинами пива.

— Девушка, можно вас попросить принести полотенца, — и когда она обернулась и сделала шаг к нему, он добавил, — аккуратней, внизу могут быть осколки.

Она посмотрела вниз, сразу сделала шаг шире, каблук ее поехал в луже, и она стала падать. Капитан успел ее поймать, но поднос наклонился и два литровых графина очень красиво полетели в аналитика, причем один он успел поймать, но уже верх тормашками. Второй же графин упал на колени и спокойно там вылился, и теперь Андрей был не просто мокрым, он представлял гибрид трех видов пива: светлого, темного и красного.

— Кто-то очень серьезно защищает свои секреты. Предлагаю сменить место и плавно перейти в сауну тут рядом, там и одежду почистят, — предложил Дмитрий и, рассчитавшись за мелкий погром, пошел на выход.

— Мы тебя ждем наверху, — Гейзер тоже стал быстро подниматься.

Как только они вышли за дверь оба согнулись пополам от дикого приступа беззвучного хохота и, простояв так пару минут, распрямились уже вполне серьезными, все-таки умели неплохо собой владеть. Вышел Андрей посмотрел каждому в глаза, показал кулак и спросил:

— Куда идем?

— Прошу, господа, сюда, — капитал возглавил похоронную процессию.

Через два дома они зашли в подвальное помещение, где и располагалась сауна. Сняв кабинку, они разделись, отдав мокрую одежду на чистку и, закутавшись в простыни, сели в предбаннике снова пить пиво. Только через полчаса, попарившись и потрепавшись на второстепенные темы, Андрей отошел от предыдущих событий и заговорил на интересующую всех тему:

— Так что? Интересно вам послушать или нет?

— Еще бы, учитывая, что за все эти месяцы ты ни разу не рассказывал, как у тебя продвигаются дела, — Гейзер потянулся за арахисом.

— Ну, не тяни, а то опять что-нибудь случится, и нам не дадут послушать тебя.

Вдруг дверь открылась и показалась администратор:

— Вот как заказывали, девочки проходите.

В предбанник вошли пять девушек совершенно разной наружности и даже с разным цветом кожи. Единственно, что их объединяло так это полное отсутствие одежды кроме узкого полотенца на бедрах, да и то завязанного прямо у пупка с расходящимися концами к низу. Два воина переглянулись, и Гейзер сказал:

— Вообще-то у нас деловая встреча и мы не могли сделать такой заказ.

— Ой, извините, у меня другой номер записан, — сказала администратор, просмотрев свои записи. — А может вам тоже надо?

Гейзер посмотрел на Андрея и понял, что второго такого удара он не выдержит. Глаза у него увеличились, рука уже щупала грудь ближайшей брюнетки, а вторая гладила бедро пышнотелой блондинки.

— Андрей, а может, развлечемся попозже?

— Не смогу, — как в гипнозе проговорил он.

— Мы же не для этого собрались, — Гейзер уже понял тщетность попыток образумить аналитика.

— А я вам и не нужен, вон в сумке диктофон, там специально для вас все записано.

— Так будете брать или нет? — спросила администратор.

— Да! Вот эту брюнетку и блондинку, где у вас тут апартаменты?

— Пойдемте, покажу! А вы, господа?

— Мы может попозже, а сейчас у нас дела, — капитан проводил аппетитных девочек и закрыл дверь.

— Ну, как думаешь, будем слушать? — спросил Гейзер.

— Конечно, здесь что-то странное происходит, но не настолько, чтобы пасовать. Или ты думаешь, что это… — капитан замолчал, увидев, что напарник поднес палец к губам.

— Да, я так тоже думаю. Хотя уверен, что это уже секрет Полишинеля.

Гейзер достал диктофон и включил запись на проигрывание и сразу услышал голос аналитика: «Мне удалось прочитать информацию кристалла, правда там не все понятно, язык у них довольно специфический и много терминов непонятных, но суть уловить можно. Специально записал все на диктофон, чтобы смотреть на ваши лица пока будете слушать. Так вот…».

Эпизод 4. Зеленый алмаз

Ким и Лео сидели на своих черных креслах за овальным желтым столом и пили свой любимый напиток под названием «Огненный ручей», так его называли местные аборигены, которые сами же его и делали из местных фруктов. Напиток был сладковатым, когда пьешь, кислым после выпивки и тяжелым для головы на следующий день. Но сейчас он давал ощущение легкой эйфории и отодвигал все сложные проблемы на потом, вернее переделывал их в легко преодолимые.

— Что будем делать теперь, когда третий кандидат провалился? — спросил Лео более опытного компаньона.

— Что-что? Будем готовить следующего! Вон сын вождя — смышленый парень, понатаскаем его, — ответил Ким и сделал большой глоток напитка.

— Да мы даже не знаем, что там понадобится, только гадаем, и никто толком ничего дельного сказать не может, — посетовал Лео.

— А ты помнишь на своей памяти, чтобы кто-то регистрировал свою планету в Галактическом Совете? Я лично нет, и последние лет пятьсот этого никто не делал, — Ким не преминул козырнуть своими знаниями.

— Но регистрацию никто не отменял и зачем тогда она нужна?

— Ты просто профан! А список планет готовых в будущем вступить в Совет видел? Там планет несколько страниц и все они рано или поздно туда вступят, — Ким продолжал нравоученья.

— Да видел! Там эта планета тоже есть, только прогнозируемый срок вступления лет через триста.

— Когда они вступят туда сами, нас с тобой уже и в живых не будет. А если мы ее сможем зарегистрировать через своего аборигена, то всю планету обобрать сможем и, заметь, только сами.

— Да чего здесь брать-то, — стал распаляться Лео, — все дешевка, средненькая по составу планета.

— А что мы нашли! Забыл что ли? «Прозрачный камень» — знаешь, сколько он стоит? Да нам с тобой не только долги отдать хватит, но и всю жизнь тратить, не перетратить, — у Кима от возбуждения заблестели уже остекленевшие глаза, что происходило всегда, когда он перепивал «Огненного ручья».

— Это точно, за это и боремся! А может, соберем «Прозрачный камень» и слиняем? Никто же не узнает! — молодой Лео хотел все и сразу, как и любая молодежь на любой планете.

— Что гласит кодекс планет?

— Что? — переспросил Лео.

— Что все добытое незаконным путем на любой из планет Конфедерации подлежит конфискации, а виновные в этом должны быть подвергнуты утилизации по обычаям этой планеты, — веско проговорил Ким.

— Ты это знаешь наизусть? — вытаращил глаза Лео.

— Ну не дословно, но смысл такой, — ушел от ответа компаньон, — поэтому собрать можно, вывести тоже можно и продать можно. А дальше нас арестуют, вернут сюда и по местным обычаям приготовят на костре и съедят.

— Я не хочу, я не вкусный, — Лео передернуло от воспоминаний того, как аборигены ели своих сородичей.

— Поэтому действуем по намеченному нами плану: подготавливаем достойного кандидата, он регистрирует планету, мы с ним подписываем нужные соглашения и вывозим, что нам надо на законных основаниях.

— А как все-таки мы подготовим кандидата?

— Я расконсервировал универсального мимикрического робота под № 766 с интеллектом восьмого поколения и поручил ему воспитание самого умного сына вождя.

— Думаешь, будет толк? И почему именно УМР?

— Он неплохо соображает и при этом достаточно боевой, а самое главное он мимикрический, а значит, сможет принять образ аборигена, чтобы его не боялись. Я уже отправил их на нашу базу, расположенную на крайнем острове архипелага, пусть занимаются.

— Там же никого нет, да и удрать может, — Лео было тяжело убедить в реальности этой идеи.

— Никуда не денется! Я защитное поле включил, теперь он оттуда не выберется, пока не будет готов, а чтобы ему было привычно, загнал туда еще дюжину соплеменников, чтобы обслуживали своего будущего вождя, — Ким был доволен проделанной работой.

— Мудро! Хочу, чтобы получилось, а то мне тут уже скоро надоест. Слушай, а откуда у тебя такой дорогой робот?

— Выиграл! — гордо заявил Ким. — В бибабо выиграл! Представь я собрал комбинацию три-три-два, а у этой образины с Худанара было три-два-три, вот он и попал! Такие комбинации раз в жизни выпадают, только у меня постарше была — повезло.

— А ты, что поставил, у тебя же ничего нет ценного? — засомневался Лео.

— Я? Свой звездолет выставил на кон, а иначе он бы не пошел на такую ставку.

— Ты поставил свой звездолет? Ты же мог остаться ни с чем до конца жизни, — он залпом выпил целый стакан, но напиток на него не подействовал, так как услышанное повергло его в шок.

— А ты думал большие выигрыши так просто даются? Поставил пять кредиток и получил миллион? Нет, надо уметь рисковать, иначе никогда не поднимешься! — Ким гордо осушил свой стакан.

— А как же тебя выпустили, ребята с Худанара такое не прощают?

— Он же обязан был передать мне выигрыш прямо за столом иначе не выйдешь из игрового овала. Вот он и передал мне робота, а я сразу перед УМР самоопределился и стал его хозяином, и первое что приказал — охранять мою жизнь и убить каждого кто попытается ее отнять у меня. Да плюс к этому заодно поубивать всех его друзей и родственников.

— Ну, это ты загнул, за это тебя бы самого конфедераты шлепнули.

— Мне же было главное выйти оттуда и добраться до корабля, а потом я, конечно, изменил приказ. Да ты бы видел, как все в зале отскочили от меня, чтобы у УМР повода не было даже засомневаться в их мирных намерениях.

— Классно, все как в телепатическом видеоряде и даже покруче этих фильмов будет, — проговорил заплетающимся языком Лео, отхлебнул еще и отключился, упав под стол.

— Слабак, — сделал вывод Ким и, допив стакан, упал следом.

На следующий день оба встали только в полдень, и пошли освежиться на океан. Голова у них было настолько тяжелая, что с трудом держалась на шее обперевшись на плечо, поэтому, войдя вводу, они получили большое облегчение. Плотность воды взяла всю тяжесть головы на себя, поэтому компаньоны просидели так пару часов, пока им не стало легче. Излучение местного светила было настолько слабым для организма Кима и Лео с планеты Грета, что неудобств от жары они не ощущали.

Обосновались на планете Земля они надолго и подошли к своему десантированию серьезно — соорудив настоящую базу на одном из островов. Хоть их и было всего двое, но работать им не пришлось, только руководить механическими роботами, которые быстро соорудили базу для размещения пятидесяти наемников. Вот только нанимать их было рано, во-первых, нечем платить, а во-вторых, еще и делать то было нечего. Гретийцы проводили в жизнь одну из грандиозных утопических идей по досрочной регистрации Земли в Галактическом Совете. Они не посчитались ни с чем: заняли кредиток у больших компаний, у преступных группировок и у всех своих знакомых и друзей, поэтому теперь за ними охотились все их кредиторы с надеждой найти их первыми, все отнять и убить. База же была хорошо оснащена, имела сторожевые башни, госпиталь, дома отдыха и ангары с вооружением как наземным — танками и вездеходами, так и воздушным — летающими тарелками. Но самая серьезная защита — был генератор создающий силовое поле, которое закрывало не то что базу, а и весь остров от любого вторжения, как с неба, так и с земли и даже под землей. Правда туземцы испугались непонятной техники, и их вождь объявил этот остров проклятым, поэтому жить авантюристам с Греты пришлось в другом месте, где обитало племя туземцев. Без них было бы совсем тоскливо, а тут и самки есть, и воины постоянно устраивали соревнования, да еще по местным праздникам поедали принесенную жертву.

В общем-то, физиологически земляне были очень похожи на гритийцев, можно даже сказать — подозрительно похожи, вот только разбираться в таких совпадениях было некому. Им пришлось сделать себе небольшой домик, перетащить туда аппаратуру управления базой и много еще нужных вещей, чтобы можно было спокойно здесь находиться и не мотаться на соседний остров за необходимым. У обоих было по три наложницы любезно предоставленных вождем. Каждые полгода был праздник солнца и им «богам» преподносилась жертва — две самые молодые девушки. Они могли их убить и съесть или отдать любому воину, или не принять дар, или взять себе, что они и выбирали — отказаться от девственниц было выше их сил, хотя и особых восторгов они не испытывали. Аборигенки ничего не умели, ничего не знали и полностью подчинялись живым богам, делая только то, что они им говорили. Это было интересно до кого-то предела, потом уже надоедало, а дальше уже начинало раздражать, но все равно это было хоть какое-то развлечение.

Летать они не рисковали даже по орбите планеты, там их уже могли засечь, если бы чей-нибудь звездолет находился в этой звездной системе. Поэтому они использовали установленный на базе портал, выводящий только на центральную планету конфедерации Альмаурс, а точнее в комплекс зданий Галактического Совета, а еще точнее, в синий зал, где происходит испытание. Так повелось издавна, предполагалось, что новая цивилизация не должна оплачивать использование этого портала, но только пока не зарегистрировалась. Дальше как полноценный партнер она будет сама вести свои дела и естественно за все платить. Используя это, компаньоны без финансовых потерь для себя переносились туда несколько раз с новыми кандидатами, но все безуспешно. Сканер на входе в зал снимал с пришельца спектральный анализ и сразу устанавливал, кто прибыл и, если существо было с планеты не входящей в список известных планет, то перед соискателем открывалась дверь. Претендент скрывался внутри помещения, а что происходило потом, уже никто не видел. Ни один из аборигенов не вернулся обратно, что им предлагали сделать или какой пройти тест история вообще умалчивала, ведь вошедших в Совет новых планет за последнюю тысячу лет было всего две, и последняя шестьсот тридцать лет назад. Весь процесс давно поддерживался и проводился электронными системами без воздействия живых существ, чтобы избежать подтасовок. Охранялось же все это новейшими боевыми роботами конфедерации, так что подобраться туда с плохими намерениями никто никогда бы даже не подумал.

Гретийцы отмокнув, вернулись к себе в жилище и завалились на специальные лежанки помогающие восстановить куда-то ушедшие силы.

— Все ты! Давай еще выпьем, потом еще, как будто не знаешь, чем все это заканчивается, — заныл Лео.

— Не умеешь пить, тогда зачем пьешь? — Ким выглядел намного лучше.

Как более опытный он подглядел, что абориген наутро выпив немного своего напитка, быстро восстанавливался, чем не преминул воспользоваться сам.

— Зато вчера было так хорошо, вот и пью.

— Ничего не умрешь! Первый раз что ли?

Вдруг включился зуммер сигнализации, что могло означать лишь одно — в атмосферу вошел чей-то космический корабль. Ким подскочил к пульту и включил боевое управление базой, а также подключил все следящие и приемные устройства.

— Ну, что там? — Лео крутился сзади и сгорал от нетерпения.

— Худанарцы прилетели на малом крейсере, — ответил Ким, изучая информацию.

— Опасно?

— Вооружения хватит, чтобы развалить полпланеты, но против щита не полезут, не смогут.

— Но мы то не за щитом? — Лео забеспокоился о своей шкуре.

— Он же не знают, а базу сейчас быстро найдут. Ну, вот и на связь выходят.

Экран засветился, и на нем показалась большая голова худанарца:

— Ким я знаю, что ты там. Вот я тебя и нашел.

— А я и не скрывался, — Ким включал обратную связь. — Какими судьбами?

— Думал, не найду? Мы как узнали, что кто-то хочет зарегистрировать какую-то планету, так сразу поняли, что это ты. Вот и стали облетать все планеты по списку, и вы оказались уже на пятой, так что сдавайся.

— Это с какой стати? — Ким пытался выудить больше информации.

— Во-первых, ты должен нам миллион кредитов, во-вторых, за тебя обещано вознаграждение, а в-третьих, я обижен на тебя за своего брата, у которого ты нечестно отобрал робота.

— Я честно выиграл, — не сдержался Ким, но сразу взял себя в руки. — И чего нам бояться? Защитное поле вам не пройти.

— Не спорю, за такой генератор, наверно все наши деньги и отдали. Но я могу вызвать подмогу и засветить ваше месторасположение, тогда сюда слетятся все твои должники, и будут дежурить здесь, пока вы не помрете от старости. А еще могу стукнуть федералам, что в закрытой зоне создана база, а они уж снесут тут всю твою защиту за пять минут.

— Что предлагаешь? — Ким понимал, что козыри не у него.

— Ты сдаешься, я все забираю себе, но тебе оставляю жизнь. Пока я не сообщил о тебе никому, но через час по местному времени это сделаю. Давай думай и дай знать, — экран выключился.

— Что будем делать? — засуетился Лео. — Может на базу рванем.

— За час не успеем, лучше отсюда все сделаем, — у Кима уже созрел план.

— А что сделаем?

— На базе есть несколько импульсных торпед. Удара он не ожидает, и мы врежем по нему сначала одной торпедой, которую он успеет уничтожить, а чуть позже второй с другого направления.

— Получится?

— Что выйдет, я уверен, главное, чтобы он не успел никому сообщить.

Ким занялся подготовкой удара и провозился почти все отпущенное время, но успел, благо опыт у него в этом был.

— Все у меня готово. Ну что, дернем смерть за усы? — предложил Ким Лео.

— Давай, только у смерти усов нет.

— Скоро узнаем, — накаркал Ким и нажал кнопку, запустив две торпеды.

По его подсчетам все должно было закончиться через три минуты. Вдруг сверху раздался сильный шум, оба выбежали и подняли головы. На их остров садился худанарский крейсер.

— Все доигрались, — печально произнес Ким.

— Почему? — удивился Лео. — Сейчас торпеды его собьют, и проблемы не будет.

— Идиот, а куда он упадет?

Сверху раздался небольшой взрыв, а чуть позже грохнуло так, что гретийцы внизу просто оглохли. Но глазами они еще успели увидеть, как огромный огненный вихрь упал вниз, поглотив их, а затем и весь остров.

Эпизод 5. «Проект Антикоррупция»

— Ну, что думаешь? — Дмитрий, налив пива, стал жевать соленый арахис.

— Красивая история, думаю подлинная, но что это нам дает? — Гейзер предпочитал под пиво вяленые кальмары.

— Я думаю, что остров можно и нужно рассматривать, как основное наше направление на исследование. Тем более сам понимаешь, что ничего особо нового мы не услышали, а только получили подтверждение уже известной многим информации.

— Да и это самое главное, теперь мы знаем, что не гоняемся за ветряными мельницами, — Гейзер глотнул пива. — Пойдем попариться?

— А почему бы и нет? — капитан следом вошел в парилку. — Надо дождаться аналитика и узнать, что он еще узнал, это наверняка не все.

— Само собой, Андрюха сразу все не выложит, особенно после сегодняшних хохм, в которые попал, — и оба вдоволь по-доброму посмеялись, вспоминая «Пьяного Дятла».

— Предлагаю все силы переключить на эту перспективную задачу, особенно после свертывания коррупционного проекта, — предложил Дмитрий.

— Сами же полезли, хотели перед Президентом себя показать. Может, не стоило? — Гейзер плесканул воды на горячие камни.

— Ух, хорошо! Вспомни сам, епископа Лаврентия убили, а у нас только он занимался нужными связями и прикрытием и сразу мы попали под прицел всех служб и врагов. Мы хоть и сила, но без поддержки кого-то сверху обойтись не могли, все-таки работа у нас специфическая — убивать. Тут кстати и пригодился заказ на выдворение фанатичной секты «Аум Синрике» из России. Это мы, между прочим, с тобой вместе выполнили и предотвратили жертвы в Москве. После этого нас и познакомили с помощником Президента, а ему нужны были реальные дела, решение нужных стране проблем то, что можно показать главе государства, — капитан разглагольствовал лежа на верхней полке парилки и уже покраснел как рак.

— Пойдем, охладимся холодным пивом, — Гейзер выскочил и разлил пиво по бокалам.

— Да, пересидел, — Дмитрий развалился на диване, — так вот дальше…

— А дальше вы получили политический заказ и отправились на Кавказ обезвреживать наемников и боевиков. И чем все закончилось? — Гейзер улыбнулся.

— Чем-чем? Тебя вызвали, но зато всю сеть накрыли и предотвратили много бед! — Дмитрий кисло улыбнулся.

— Я не то имел в виду, а то, что после успешных действий, нам предложили попробовать воплотить в жизнь одну из очень привлекательных идей — побороть коррупцию в стране. Ты только послушай как гордо и веско звучит: искоренить в стране коррумпированных чиновников и начать работать всем честно по совести.

— Да чего-то не очень гордо звучит, — Дмитрий все-таки не выдержал и достал виски. — Пить будешь?

— Да нет наверно, — сказал Гейзер словами из анекдота, где иностранцу так ответили на тот же самый вопрос и он после перевода не смог понять ответ.

— Как скажешь, по пятьдесят так по пятьдесят, — и капитан наполнил рюмки.

Они выпили, закусили долькой лимона, опять выпили и, когда виски смешалось с пивом, погрузились в грустные воспоминания о провале такой красивой задумки.

* * *

«Проект Антикоррупция» был основан на простой идее: взять в одном из министерств с поличным на взятке чиновника средней руки и начать его допрашивать о возможных сообщниках. Затем хотели арестовать тех, на кого получили показания от взяточника, а после их допроса выявить новых лиц, замешанных в нечистоплотных делах. Так выявилась бы целая цепочка, которая могла показать, кто и как замешан в коррупции, что и хотел знать и пресечь Президент. Все это базировалось на возможности Гейзера в определенных условиях получать достоверную информацию от человека, используя его мыслительные процессы.

Координацию проекта со стороны силовых структур осуществлял подполковник ФСБ Смирницкий Николай Петрович, который и отвечал за создание тех определенных условий необходимых для проведения операции. Первое — было подготовлено место для допросов, комната была классической: стол и три стула, а на стене зеркало, через которое с другой стороны велось наблюдение. Но существенным отличием было то, что с другой стороны комнаты стена состояла из особого материала, через которую Гейзер мог не только наблюдать за подозреваемым, но и на прямую энергетически воздействовать на него. Второе — все комнаты были связаны компьютерной сетью, и Гейзер через нее передавал дознавателю, что и как спрашивать, а оперативникам подкидывал появившуюся информацию для быстрого реагирования или проверки. Третье — это конечно было не гестапо, но клиента надо было подготовить, хотя бы часа два промурыжить в напряжении, не давая пить. Потом дать специальный напиток с психотропной добавкой не мешающей мыслить, но тормозящей защитные рефлексы коры головного мозга. Для здоровья такая маленькая доза совершенно безвредна, а для дела неоценима. Ну и четвертое — поймать чиновника с поличным, чтобы был повод начать допрос, доставить его в центр и подготовить к работе.

Так как все это было, мягко говоря, незаконным, то на выходе должны быть весомые доказательства, а не просто показания подозреваемого.

Эксперимент решили начать с Департамента земельных ресурсов, чтобы, набравшись опыта, перейти на одно из профилирующих министерств страны — Минфин. В Территориальное объединение регулирования землепользования был заслан один из оперативных работников с подготовленной легендой. Одна из крупных компаний решила получить земельный участок для строительства большого развлекательного комплекса, включающего казино, ночной клуб, ресторан и многое другое. Земельный участок нужен был в определенном месте, и оформить его нужно было как можно быстрее, что естественно потянуло за собой предложение о подмазке. Взятку просили небольшую — тридцать тысяч долларов, что для чиновника такого уровня обычное дело. Правда потом необходимо было дать еще, и значительно больше, но на этом этапе операции это не имело большого значения.

Начальника отдела взяли с поличным и привезли в центр для допроса, который начался с того, что его завели в комнату и оставили там наедине со своими мыслями. Когда Гейзер за стеной энергетически настроился на обвиняемого и тот дошел до нужной кондиции, он дал сигнал и в комнату допросов вошел офицер дознания в звании майора.

— Здравствуйте, меня зовут Иван Иванович. Может, хотите пить?

— Да, очень, если можно.

Майор сделал знак и в комнату помощник внес графин с холодным лимонным напитком и стакан, поставил все на стол и удалился. Иван Иванович за это время включил компьютер, вошел в локальную сеть центра и, подождав, когда клиент напьется, начал допрос.

— Фамилия? Имя? Отчество? Когда и где родились? Должность? За что находитесь здесь?

— Шутов Эдуард Васильевич, родился пятого сентября шестьдесят седьмого года в Москве, работаю начальником отдела в ТОРЗе, за что доставлен, не понимаю.

— Да будет вам! Вы взяты с поличным, все есть на пленке! Плюс к этому меченые купюры и показания бизнесмена! Доказательств полно! — профессионально начал давить майор.

— Я ни в чем не признаюсь. Можете передавать дело в суд, а там видно будет, — Эдуард Васильевич чувствовал себя уже более уверенно, чем когда его взяли с поличным.

— Вы, Шутов, плохо думаете о нас. В судах такие дела редко доходят до приговора, да и приговор не так страшен, поэтому мы с вами будем разбираться в этом вопросе значительно глубже.

— Не знаю о чем вы говорите и, где мой адвокат?

— Адвокат видимо едет, а мы поговорим о ваших делах.

— Я не буду отвечать.

— И не надо, только слушайте, что на вас у нас есть, — майор прочитал, что переслал ему Гейзер и продолжил. — Давайте я буду вам схематически рассказывать, а вы потом если захотите, скажите свое мнение.

— Я не против и готов слушать, — Шитов глотнул еще лимонной воды.

— Возьмем последний год, за это время у вас было пять таких дел с компаниями «Эдельвейс», «Глобал энд Компани», «Промтайм», «Кавказская кухня» и «Спортивный фонд ветеранов». Вы получили от каждой из этих компаний деньги и помогли им оформить земельные участки под их коммерческую деятельность. Деньги вы брали не только себе, но и начальнику ТОРЗа, а дальше отдавал уже он, но вы знаете кому и сколько. Не будем отвлекаться, лучше спросим об этом его самого, а вы подумайте, что криминального вы еще сделали?

— Я ничего не делал и показания давать не буду.

— Кстати мы тут узнали, что раньше вы работали в министерстве на должности помощника заместителя министра и проводили очень сомнительные сделки.

— Вы не можете этого знать, эти данные должны были уничтожить, — Шитов выглядел все нервозней.

— Ну, я же вам это рассказываю. Так вот эти документы, оказывается, хранятся у вас в сейфе. Может, скажите где? — офицер только входил во вкус своей работы, выдавать выуженную у обвиняемого информацию ему же, как давно известную органам.

— У меня сейф на работе есть. Смотрите если хотите, но там ничего нет.

— Правильно, там нет и в сейфе дома тоже нет, а вот в банковской ячейке под номером 63884 эти документы есть. Кстати ключ от ячейки у вас в домашнем трюмо лежит, разве нет?

— Вы не можете это знать! — Эдуард Васильевич начал понимать, что дело пахнет не только большим сроком, но и его жизнью как ненужного свидетеля. — Там очень большие люди замешаны, я этого признать не могу.

— Я понимаю, кто здесь может быть замешан. Это очень серьезные люди, и они могут захотеть от вас избавиться, но мы можем предоставить вам защиту, — в принципе сам офицер не верил в то, что говорил, но приходилось блефовать.

— Я только не понял, почему вы ко мне привязались? Я мелкая пешка, так для жизни беру, а есть же крупные чиновники, пропускающие через себя миллионы долларов. Я могу их назвать, — Шитов не знал, как отвести от себя удар.

— Всех, кого вы знаете и мы знаем, — майор посмотрел на монитор и продолжил, — например Щеглов, с которым вы знакомы по даче. Он по пьянке любил вам рассказывать с кого и сколько он брал. Или вы имеете в виду нефтяника Корнева, любовника вашей молодой жены ловко уходящего от налогов, но болтливого после секса, а она потом вам все рассказывала? Продолжить?

— Я не понимаю, вы за мной следили, что ли? Зачем? — взяточник уже совсем раскис и мог давать нужную информацию.

— Что вы, это только начало. Я думаю, мы еще многое узнаем от вас интересного, а вы подумайте, чем сможете помочь следствию, а то и ваша дача, записанная на сестру, и квартира, на родителей — все это куплено на взятки и будет конфисковано.

Майор оставил подозреваемого одного и прошел в комнату к Гейзеру, который тоже решил сделать перекур.

— Ты представляешь, сколько мы нарыли на обычном мелком чиновнике материала, — майор нервно закурил.

— Это сейчас он такой, а раньше сам видел, где работал и с кем, — Гейзер зевнул, ему было скучно, он помогал друзьям наработать авторитет для синего спецназа, но интереса к этому не испытывал.

— Будем добивать этого или другого возьмем? Оперативники еще одного привезли, но уже клиента покрупнее — помощника замминистра.

— Раз день пропал, то уже неважно. Доработаем первого, пока он в кондиции, а потом и второго прощупаем. На завтра ничего переносить не будем.

Они работали еще пять часов и за это время добыли столько фамилий, мест нахождения компрометирующих документов и побочных секретов, что переработать всю эту информацию надо было не один день. Но самое тревожное было в том, что факты указывали не просто на чиновников, а на целый ряд высокопоставленных руководителей страны. Все они были из старой номенклатуры, а из новой команды, созданной Президентом, туда никто не попал — может все были честными, а может пока связями не обросли. Все это должно было показать следствие и новые дознания, но кого арестовывать, а кого нет должен был сказать помощник Президента, которому все оперативно доложили.

Гейзер поработал еще два дня, в основном, чтобы вычислить коды сейфов и ячеек, где хранились необходимые следствию документы. Затем ему предложили отдохнуть и пообещали привлечь позже, но никто больше не позвонил. Примерно через месяц последовал ряд отставок в Правительстве страны и министерствах, а еще позже курировавший их помощник сказал: «Продолжения программы не будет. Самых-самых отправили в отставку, а если убрать других, то и работать некому будет. Сейчас Президент разрабатывает новую программу подготовки молодых управленцев, и вот после ее реализации мы может быть и вернемся к этому вопросу».

* * *

В комнату вошел счастливый Андрей:

— Чего такие кислые лица? Может девочек позвать?

— Казанова, иди-ка к нам. Как повеселился? — Дмитрий налил ему сто грамм виски и придвинул лимон.

— А чем запивать? Я так не могу, кола есть? — аналитик синего спецназа поднял свой бокал.

— Вот только это, — Гейзер подал ему кружку с пивом.

— Предлагаю выпить за мои успехи! — произнес тост Андрей и выпил залпом, запив светлым нефильтрованным пивом.

— И за нашу дальнейшую работу! — добавил капитан.

— И за удачу в этом деле, что явно не будет лишним! — подытожил Гейзер.

Все выпили и закусили, а радостный Андрей продолжил:

— Это я вам записал литературный вариант, но есть много технических и существенных подробностей. Будете слушать?

— Не здесь. Отдельно соберемся на базе, тут место очень открытое, — Гейзер поднес палец к губам. — Пошли лучше париться.

Эпизод 6. Сексуальный треугольник

Когда троица вышла из сауны — уже рассвело, у каждого были запланированы свои дела, но ребята договорились встретиться на базе на следующий день. Гейзер днем собирался встретиться с учениками, а вечером заехать пострелять, а сейчас он ехал домой, где хотел поговорить с Аленой. В общем-то, отношения у них были теплые и даже можно сказать нежные, но последнее время, он начал замечать, что Алена как-то поостыла или ей стало чего-то не хватать. Гейзер собирался об этом с ней поговорить, конечно, он мог и сам прощупать ситуацию и понять причину. Но человеку, который умеет это делать, все чаще хочется решать такие дела обычными человеческими методами: поговорить, поругаться, покричать, а потом помириться или возможно даже заняться любовью на новом витке страсти.

На полпути он вдруг почувствовал, что Алена не одна дома и, что фон ее состояния не назовешь сонным, а время было пять утра. Это становилось интересным, тем более что он сам не мог пройти свою защиту, поставленную вокруг квартиры и просканировать человека находящегося в гостях у его девушки, но понять, что это кто-то свой он смог. Гейзер был уверен, что общался с этим человеком, причем достаточно плотно и его стало съедать нет, не ревность, а любопытство причем в гротесковом виде. Это была жаба, которая родилась внутри и, потихоньку вырастая, все ярче заявляла о себе. Бывают жабы более страшные, появляющиеся в человеке от жадности и скупости, бывают более противные, рождавшиеся от злости и зависти, а эта появилась от нездорового любопытства. Гейзер был хладнокровным и расчетливым человеком, иначе не мог бы быстро анализировать ситуацию и управлять энергетическими потоками, но тут позволил эмоциям зацепиться внутри. Это и способствовало рождению негативного интереса к сложившейся ситуации, и желанию хоть на миг почувствовать себя обычным обывателем — человеком с какой-нибудь жабой внутри. Его же в этот момент шептала: «Надави на газ, а то не успеешь и не узнаешь, кто это там был у тебя в гостях». Когда же Гейзер ускорил движение, она продолжала: «Интересно же, чем это они там занимаются? Что же он умеет такого, что ты не умеешь? А может она любит другого красивого доброго ласкового мужчину и хочет с ним остаться?» Но Гейзер не дал ей мутировать и объединиться с такой же жабой, только рожденной от ревности, в союзе они ему такого бы наговорили, что он мог разозлиться, закипеть и запустить устранение проблемы без своего вмешательства. Но, являясь ситуационщиком, то есть человеком умеющим видеть, прогнозировать, а самое главное создавать изменение ситуации любого типа, он не стал ничего делать, а решил лично разобраться.

Дверь он открыл своим ключом и вошел в коридор, откуда уже отлично были слышны возгласы Алены, явно занимающаяся с кем-то сексом, но по интонациям Гейзер понял, что до оргазма ей еще далеко.

— Раздвинь ноги, — вдруг он услышал голос Алены, — теперь моя очередь.

— Я не помешаю? — Гейзер резко вошел и остолбенел.

— Нет, если хочешь, присоединяйся, — проговорила Алена, на миг, отвлекшись от оральных ласк, и продолжила свое занятие дальше.

Гейзер как мужчина готов был ко всему, но только не к такому, хотя этого и следовало было ожидать, что в прочем было не так уж и плохо. «А почему бы и нет» — подумал Гейзер и пошел в ванну, где, не спеша, принял душ, завернулся в полотенце и вышел на кухню. Зная Алену уже достаточно хорошо, он понимал, что спешить не стоит, лучше появиться попозже пусть партнеры сильнее возбудятся.

* * *

Гейзер вспомнил, как у него развивались отношения с соседкой по лестничной площадке, довольно миловидной и стройной Светланой. Когда Света начинала хандрить, у нее резко возрастало либидо и секс в этот момент она рассматривала как лекарство от стресса. Он же ловя, распространяемые ею флюиды, заходил к ней и смотрел, как она включала музыку и начинала демонстрировать стриптиз. Когда он возбуждался, Света просто присаживалась на него сверху и начинала интимную игру, которая продолжалась, пока они одновременно не получали свою порцию кайфа и так продолжалось несколько лет.

Гейзер часто себя спрашивал: «Зачем мне нужны эти отношения? Почему они не перерастают в большее? Почему ее это устраивает?». Но, как и любой мужчина, он не спешил ничего решать — раз девушка его не напрягает по этому вопросу, то зачем проявлять инициативу самому. А уж когда физиология, вырабатывая гормон тестостерона, включала половое влечение, которое кричало во весь голос, что надо сейчас и все равно с кем, а красивое тело Светланы сразу отключало голову на плечах, передавая власть над его телом другой голове, поменьше размером, то и мысли перерастали в одну — давай. Зато потом, после релаксации, все успокаивалось, мысли приобретали сначала трезвый, а чуть позже и здравый оттенок и говорили, что раз тебе хорошо, то зачем разрушать тот иллюзорный мирок двух партнеров, хуже может стать всегда, а лучше вряд ли. Светлана делилась с ним своими новостями, в том числе и по своим ухажерам, спрашивала советы как себя вести и что надо сделать, чтобы кого-то отшить, а кому-то понравиться. Гейзер, будучи неплохим психологом и аналитиком всегда давал ей дельные советы, но как говорится: сапожник без сапог, для себя эти знания не использовал и может быть, поэтому отношение двух молодых людей зашли в тупик и поддерживались только сексом. Теперь же, не разобравшись раньше в отношениях пары, он как часто бывает в жизни, получил возможность разобраться уже в сексуальном треугольнике, после того как увидел Алену занимающуюся сексом со Светланой, а вдруг это не секс, а любовь!?

* * *

Гейзер вошел в спальню и увидел, что девушки сменили позицию, раньше они использовали известную позу «69» — валетом. Однако, как способ полного обоюдного удовлетворения, эта позиция вызывает сомнение, а именно из-за сосредоточенности. Наилучший секс достигается на создающемся чувстве заботы о себе, и почти невозможно довести партнера до оргазма, сосредоточившись в это время на своем собственном наслаждении. Поэтому по рассказам Алены излюбленной практикой лесбиянок, которой может насладиться каждый, называется «34 1/2». Партнерши лежат на противоположных концах постели, одна на другой, валетом на боку это может не получиться. Женщина, которая сверху, делает кунилингус своей партнерше, а та полизывает язычком ободок ануса подруги, таким образом, женщина сверху получает интенсивную стимуляцию и огромное наслаждение, при этом, не сосредотачиваясь на собственном оргазме и доводя до оргазма свою партнершу.

В принципе он не хотел им мешать, а мог бы наслаждаться и со стороны, потому что кто не видел двух женщин в сексуальном соитии, можно сказать не видел самого прекрасного, красивого и возбуждающего действия. Но пересиживать тоже не стоило, можно было оказаться лишним и потом разговаривать пришлось бы неудовлетворенным, с двумя счастливыми девушками, а это было бы досадно и глупо.

Так как Алена была сверху, то Гейзер пристроился к ней, что его вполне устраивало, он не хотел пока заниматься сексом со Светланой при Алене, зачем давать ей лишний козырь в руки. Первой получила оргазм Светлана, за ней почти сразу Алена, Гейзер тоже ждать особо не стал, да и затягивать процесс после этого никого смысла не было. Все в изнеможении и еще не схлынувшем возбуждении отвалились друг от друга, а первой сориентировалась Алена и убежала в ванную. Света томно посмотрела на еще не упавшее достоинство соседа и, не долго думая, начала делать минет, против которого Гейзер не стал возражать — семь бед один ответ. На удивление он кончил достаточно быстро и поэтому не был застигнут Аленой в пикантном положении, хотя как бы она отреагировала, предположить было сложно, но не исключено, что и присоединилась бы к ним, а продолжать Гейзеру не хотелось.

Вышла Алена и тут же в душ ушла Света, оставив ее с уже одетым Гейзером, который готовил кофе на кухне. Позиция патовая, а значит ничейная, то есть обсуждать данную ситуацию не хотелось, да и направление разговора выбрать никто не мог. Трое взрослых молодых людей занимались сексом друг с другом в разных сочетаниях, а теперь практически втроем и как этот узел распутать не знал никто. Гейзер был в самом выигрышном положении, так он во всяком случае думал. Все-таки две красивых девушки нашли свой союз и у него с одной теплые отношения, а с другой постоянные и он ей раньше никогда не отказывал в близости. «Пусть решают сами!» — решил Гейзер, хотя подспудно догадывался, что каждая из сторон тоже считает себя в выигрыше и ничего решать не будет. Посмотрев в глаза Алены, зашедшей в кухню, он увидел тот озорной и счастливый блеск, который давно у нее пропал и Гейзер улыбнулся ей в ответ, радуясь возрождению той самой девушки, которая его когда-то обаяла.

— Ты сегодня поздно приехал. Все нормально? — Алена стала прихлебывать свой горячий кофе.

— Да, с ребятами в сауне был, тебе привет передавали, — не стал врать Гейзер, а то Алена уже достаточно хорошо продвинулась в оккультных науках и ложь могла почувствовать сразу.

— Спасибо, и им передавай! Небось, и девушки были? — беззлобно засмеялась она.

— Были, но ты же знаешь меня, я кремень, — принял ее правила игры Гейзер.

— Знаю и не сомневаюсь, — она решила сделать сэндвичи, чтобы и позавтракать заодно.

На самом деле она действительно знала, что он ни с кем не развлекался. Гейзер не был сексуально голодным, об этом Алена позаботилась накануне. Как любая грамотная девушка, она довольно быстро вычислила физиологические потребности партнера и установила, что нормальный ритм занятий сексом у Гейзера через день. Конечно, можно было и каждый и несколько раз в день заниматься любовью, но, зная, что яркость оргазма у мужчины падает пропорционально количеству соитий, она этого не делала, а старалась придерживаться выбранного ритма. Так вот, если обстоятельства складывались так, что не удавалось заняться сексом день — это было нормально, два — терпимо, три — чувства его обострялись, но не до предела, а вот если четыре дня, то он становился неуправляемым в сексуальном влечении. В этот момент мужчина становится легкой добычей любой привлекательной женщины, если ей это самой надо или он ищет старые связи, да и больше обращений к проституткам происходит именно в этот период физиологического пика. Зная все это, Алена никогда не отпускала его надолго или в сомнительные места, куда естественно относилась и встреча с друзьями, сексуально голодным. При этом она использовала любой секс и даже быстрый в машине перед расставанием, а он воспринимал это как прилив возбуждения с ее стороны. Поэтому накануне, прилично опустошив его в долгой любовной игре, она была уверена, что ему ближайший день-два не понадобится искать женщину для утех и, как всегда, оказалась права.

Светлана вышла из душа, оделась и зашла на кухню.

— Кофе будешь? — предложил Гейзер.

— Нет, спасибо. Скоро убегать на работу надо.

— Съешь тогда, — Алена протянула ей бутерброд.

— Давай я сухим пайком возьму на работе и съем, — Света взяла хлеб с сыром и ветчиной и завернула в фольгу. — Ну, я побежала.

Она чмокнулась с Аленой, потом подошла к Гейзеру и поцеловала его в щеку.

— Забегай, досмотрим журнал и выберем тебе парфюмерию, как хотели, — Алена махнула ей рукой.

— Обязательно! Пока, — Света пошла к выходу.

— Пока, пока, — крикнул ей вдогонку Гейзер.

Алена закрыла за соседкой дверь и вернулась на кухню.

— И как она тут оказалась? — все-таки решил спросить Гейзер.

— Сижу я вечером и вдруг чувствую, кому-то плохо и более того еще и флюиды идут от человека, что само по себе удивительно, — начала рассказ Алена, допивая кофе. — И тут звонок, открываю, а там девушка и как меня увидела так вся в слезы и истерика началась. Я ее позвала и спрашиваю, что случилось и чем помочь, а она мне я соседка ваша и обычно общалась с Гейзером, он мне помогал. Ну, я и позвала ее на кухню, открыла вино, мы выпили. Затем поболтали про ее какого-то ухажера, решили, что он козел и его надо бросать, потом открыли вторую бутылку.

— И? — Гейзер решил прервать затянувшуюся паузу.

— Стали говорить о тебе.

— Зачем?

— А куда, по-твоему, должен был повернуть разговор двух девушек, которые выпили две бутылки вина и не отказались бы от секса с одним и тем же мужчиной. Они, конечно, стали перемывать ему косточки, а потом рассказывать пикантные подробности и не только их, — все это она говорила легко и задорно, поэтому он рискнул уточнить.

— Какие, например?

— Ну, из пикантных я узнала, что ты поклоняешься фетишу в виде кожаных черных ботфортов на большой шпильке и доходящих почти до бедер. А если увидишь такие сапоги на девушке, то тебя можно брать тепленького.

— А из других?

— Например, из сексуальных. Я узнала, что ты любишь на кухонном столе закидывать ноги партнерши себе на плечи.

— Ну и что?

— А перед кайфом можешь их куснуть, и некоторым приходилось больше их раздвигать, чтобы не получить синяк. Хватит примеров?

— Ну, а ты в долгу тоже не осталась, наверное? — Гейзер уже понял, что все его действия в постели были раздроблены, разжеваны и затем съедены каждой из них под своей приправой.

— Я же не могла ей не показать, как ты меня любишь и что со мной вытворяешь!

— А в постель зачем?

— Мы решили на практике показать друг другу, что не умеют делать мужчины. За этим занятием ты нас и застал. А тебе разве не понравилось? Ой, извини, мне пора на учебу, потом если захочешь, договорим, — она побежала собираться.

«Потом суп с котом. Надо выспаться, а то секс, тренировочный бой, потом сауна, выпивка, опять секс, а вечером в тир. Все — хочу спать», — решил Гейзер, пошел, лег и уснул раньше, чем Алена убежала на учебу.

Эпизод 7. Покушение

Как всегда раз в месяц, Гейзер приехал в ближнее Подмосковье пострелять в тир, которым пользовался на протяжении уже семи лет. Надобность в стрельбе ему помогала держать себя не просто в хорошей стрелковой форме, но и позволяла экспериментировать в совершенно неожиданных направлениях. Он уже научился неординарно целиться, раскладывая любую цель на энергетическую составляющую и теперь не надо было находить мишень через прицел. Его рука плюс пистолет давала прямой вектор, который надо было направить на голубоватую составляющую цели, и при этом захват происходил автоматически, а пуля летела в цель. Но это был пройденный этап, а ему, как и большинству людей, постоянно занимающихся стрельбой, очень хотелось научиться управлять полетом пули. Кусочек свинца был необузданной силой летящей строго по прямой, но ветер и земное притяжение могли значительно ее отклонить. А значит, пулю могло отклонить энергетическое поле или поток, направленный против вектора движения. Конечно, это было похоже на баловство, но если оно приносит радость и каждая удачная попытка вызывает улыбку, то почему бы и нет.

Постреляв в одиночестве пару часов, средства теперь позволяли снимать тир полностью, чтобы никто не мешал, Гейзер направился к выходу. Он еще не решил куда поедет, скорее всего, домой к Алене, где им предстоял неприятный разговор.

* * *

Боб все-таки нашел веские аргументы и убедил Гоблина в том, что он должен разобраться с Гейзером лично. При этом желательно его вообще убрать, а если не получится, то хотя бы вывести из строя на полгода — год. Тот, после своей ссоры с собратьями колдунами, так и продолжал убивать их и по сей день, если такие появлялись на его горизонте, за что и получил прозвище: последний Черный Колдун или Гоблин. Единственным условием колдуна было проведение операции только против Гейзера, не затрагивая синий спецназ, с которым объект имел постоянные деловые контакты, да еще друзей в руководстве. Поэтому был выбран тир, куда подопечный приезжал с маниакальной периодичностью, причем всегда в одиночестве в один и тот же день месяца и в одно и тоже время.

Гоблин лично занялся разработкой операции и подготовил пять уровней нападения, используя всех людей, которые поступили к нему в подчинение. От альянса ему передали снайперов, а Корректировщики, кроме всеобщего прикрытия территории операции, предоставили отставных профессионалов из ГРУ, что намного облегчало выполнение задачи.

И вот настал тот самый день, который должен был поменять расклад сил среди претендентов, желающих разгадать тайны схрона внеземной цивилизации. Еще с утра сотрудниками ГИБДД были взяты под контроль все дороги, ведущие к месту засады, досматривались все подозрительные машины. Следить за Гейзером никто не рискнул, во-первых, не хотели спугнуть, а во-вторых, просто боялись, неизвестно что он мог сделать со своим образовавшимся хвостом, если его заметит. Ровно в девять часов вечера объект проехал к тиру и вошел в него, и сразу начала действовать фаза операции — прикрытие.

Машины ГИБДД полностью перекрыли подъезды к данной зоне. Все действующие лица стали подтягиваться и занимать свои позиции, а Гоблин, взяв руководство операции на себя, не забыл закрыть зону энергетическим колпаком. Он сразу решил, что пока объект не прибудет на место, никто не должен был находиться рядом. Гейзер мог почувствовать и враждебный настрой людей на себя и наличие оружия у них, да и вообще большое количество людей там, где их не должно быть само по себе, подозрительно. Внутри тира теперь был только объект и администратор, а в пятикилометровой зоне вообще пусто, но постепенно туда стали подтягиваться разные подозрительные лица, кто на машинах, кто на мотоциклах, кто пешком. Почувствовать этих людей объект не мог, так как колдун закрыл их энергетическую составляющую от любого сканирования, но в первую очередь от прощупываний Гейзера, который делал это на автопилоте. Через два часа все заняли предписанные им позиции и приготовились к схватке, а что это будет смертельный бой, никто не сомневался и все знали, на что шли. Кто-то соблазнился выгодным контрактом, кто-то обещанными привилегиями, а кто-то, как сам Гоблин, был на крючке у своих хозяев и не имел вообще выбора соглашаться или нет. Ждать оставалось недолго, обычно клиент больше трех часов там не задерживался, но и раньше уходил редко.

Вдруг дверь тира открылась, оттуда вышел Гейзер и направился не к своей машине, где его ждали, а к пустырю в обратную сторону.

— Всем начали! Спец, твой выход, — передал колдун по внутренней связи, а для себя прошептал. — Что-то рано, очень рано вышел и куда он пошел?

— Я Спец, мы начали.

К медленно идущему Гейзеру подошли трое отлично подготовленных бойца из спецназа ГРУ, правда бывших, но умение и опыт потерять они уже не могли. Они не стали что-то спрашивать, что-то предлагать или что-то объяснять, как часто бывает в кино для затягивания сюжета, они быстро достали пистолеты и стали стрелять. Три профессионала, с двух рук с трех разных сторон открыли прицельный огонь в шесть разных мест человека стоящего перед ними. И только Гоблин был уверен, что так просто им не удастся справиться с поставленной задачей, поэтому он заготовил пять уровней нападения и последним был он сам. Ожидания его не обманули: Гейзер резко ушел с линии огня, буквально подлетел к одному из спецназовцев и одновременно одной рукой ударил его в голову, которая слетела с плеч, а второй перехватил пистолет и следующими выстрелами убил двух, все еще продолжавших стрелять в него, бойцов. Скорость, с которой двигался Гейзер, удивила и насторожила Гоблина, но все равно несколько пуль должны были попасть в него.

— Стрелок один, огонь! — распорядился колдун.

Для снайпера расстояние было идеальное, да и клиент как на ладони и он, получив приказ, выстрелил точно в голову, но объект смог уклониться. Дальше началась непонятная игра, стрелок ловил в прицел цель и нажимал на курок, а объект непостижимым образом уклонялся от пуль или так только казалось. Пару раз пуля либо попала в цель, либо чиркнула по телу, но так как объект продолжал двигаться, резонно было предположить, что это самообман. Еще раз прицелившись, стрелок увидел объект через оптику — тот стоял, развернувшись, и держал поднятый пистолет, направленный в его сторону. Оба выстрелили одновременно, причем снайпер даже увидел, как пуля вошла клиенту в грудь, но порадоваться он не успел — ответная пуля вошла ему в лоб.

— Стрелок один, доложите, что у вас происходит? — спросил Гоблин.

— Он убит! Это стрелок два, вижу убитого в оптику.

— А клиент?

— Клиент жив, стоит на месте, видимо первый промазал.

— Стрелкам два и три огонь на поражение! — распорядился черный колдун.

Два оставшихся снайпера открыли огонь с разных сторон, но попасть им не удавалось, как они не старались. Объект уходил от выстрела и постепенно поворачивался в сторону одного из стрелка, как будто по выстрелам вычислял его местоположение, а когда это сделал, то выстрелил.

— Это стрелок два, третий застрелен, я не понимаю как объект, не видя его, смог попасть? Да еще сделал это на максимуме прицельной дальности своего пистолета? Как хотите, а я сматываюсь.

— Да и черт с тобой! — крикнул ему в след колдун и, решив подключить третий уровень атаки, скомандовал. — Ликвидаторам огонь!

Это были бойцы из вновь созданной группы ликвидации «Золотого Альянса», которые опять были набраны из иностранцев и имели импульсные винтовки. Импульс стрелял бесшумно и намного быстрее пули, поэтому уклониться от него было невозможно. Когда же импульс попадал в цель или даже просто задевал тело, то все клетки организма умирали практически мгновенно без шансов на спасение. Единственно, что беспокоило Гоблина то, что Гейзер имел такие же винтовки, захваченные после уничтожения первой группы на базе синего спецназа, а значит, мог разработать защиту.

— Ну! Ликвидаторы огонь всем одновременно! Вы на связи? — черный колдун стал злиться. — Группе поддержки проверить, что там у них случилось.

— Они все мертвы, — ответили ему через пару минут, — похоже, что после выстрела импульс отразился от объекта и вернулся в те точки, откуда производился выстрел.

Объект продолжал стоять на месте и похоже ждал продолжения атаки. Издали по виду было невозможно определить, в каком он находится состоянии и есть ли у него ранения. Четвертый уровень атаки Гоблину нужен был в первую очередь для того, чтобы подобраться к Гейзеру незаметно, и уже во вторую, чтобы вывести его из строя в надежде на удачу, но колдун в это не очень то и верил.

— Гранаты вперед! — распорядился Гоблин и направился к месту схватки.

Пять гранатомётов РПГ-18 «Муха» были нацелены, а затем запущены в то место, где стоял Гейзер, причем не все в него, а некоторые на небольшом расстоянии, чтобы невозможно было уклониться от взрывов. Гоблин приближался из лесной зоны и наблюдал всю картину происшедшую с объектом после того, как услышал залп. Когда ракеты подлетали, Гейзер вдруг резко исчез из видимости, а когда прогремели взрывы, и облако пыли рассеялось, он появился опять, причем совершенно невредимый.

— Ты молодец, многому научился за это время! — прокричал колдун. — Извини ничего личного, чистый заказ.

Конечно говоря это, он времени даром не терял, а подготавливал свой единственный и страшный удар, выбранный для этого случая и носивший название «Черный туман». Гоблин концентрировал нужную энергию около недели и ничем больше не занимался, поэтому концентрация потока, выпущенная им в Гейзера, если провести аналогию с обычным вооружением могла быть сравнима с небольшим атомным взрывом.

Черное облако заволокло не только Гейзера, но и довольно большое пространство вокруг и даже самому Гоблину пришлось отойти, чтобы не зачерпнуть всю прелесть такого тумана. В таком облаке мертвый мог превратиться в зомби, а для живого умереть было бы удачей, иначе он превращался в безвольного раба, в безмозглого кретина или в обычный овощ, где тело парализуется навсегда, а мозг продолжает работать. Такие нюансы решал сам «Черный туман» и результата можно было ожидать любого, только не того который получился после рассеивания облака. Гейзер спокойно стоял и смотрел на Гоблина как-то не по-человечески, холодными пустыми глазами, не излучающими никаких эмоций, и колдун понял, что жить ему осталось совсем мало. Он был опустошен выплеском такого концентрированного удара и не смог бы противостоять даже среднему энергетику, а уж перед Гейзером и полностью восстановившись это сделать непросто.

Попрощавшись с жизнью, колдун решил погибнуть не от рук соперника, а от гранаты, которую он почему-то взял с собой, хотя уже понял зачем. Колдун выдернул чеку и стал смотреть на Гейзера, который, постояв все же двинулся в его сторону и тут случилось то, что называют непредвиденным обстоятельством. Дверь тира открылась, и оттуда вышла точная копия Гейзера, который тоже встал как вкопанный, уставившись на своего двойника. При этом, идущий к Гоблину Гейзер остановился, обернулся и, повернув, пошел обратно в сторону своего двойника, а лучшего времени удрать колдуну судьба могла бы и не дать. Он развернулся и побежал, затем остановился на мгновенье, бросил гранату в спину идущему объекту и побежал дальше.

* * *

Перед выходом из тира, Гейзер вдруг вспомнил, что не заплатил за следующие полгода и повернул в сторону комнаты управляющего.

— Привет, Вадик! Как дела, чего нового? — поздоровался Гейзер, войдя в кабинет.

— О! Такие люди, рад, заходи, — управляющий встал и пожал протянутую руку, — у нас все тихо, только стреляют.

— Держи, я тебе предоплату принес, оставь за мной тоже время и тот же день.

— Конечно, может рюмочку вискарика?

— А знаешь, давай, — неожиданно для себя согласился Гейзер.

— А чего ты днем не зашел? — спросил Вадик, наливая стопки.

— Зачем? — не понял Гейзер, нарезая лимон.

— Я тебя видел, правда, издали. Ты зашел в стрелковый зал, осмотрел все и быстро куда-то ушел. Я даже тебе махнул, но ты наверно не увидел?

— Извини, действительно не видел и спешил, — говорить, что его вообще здесь не было Гейзер не стал, отложив анализ на потом.

Они выпили рюмашку, потом другую, закусив лимончиком, и стали болтать о рыбалке, в которой оба были большими специалистами. Так прошло минут двадцать, пока сверху не раздались взрывы такой мощности, что тир даже зашатало, а где-то послышался звон разбитого стекла.

— Договорим в следующий раз, — Гейзер вскочил с места.

— Я тоже посмотрю, — Вадик тоже поднялся.

— Ты не выходи до приезда милиции, на всякий случай. Здесь серьезная заварушка, я один посмотрю, — и Гейзер пошел к выходу.

Он дошел до двери и не чувствуя угрозы вышел наружу и увидел очень интересную картину. Впереди на приличном расстоянии стоял Гоблин, к которому двигался какой-то человек, но, что-то услышав, он остановился и обернулся — это был двойник Гейзера. Глаза двух Гейзеров встретились, и между ними пробежала невидимая искра, скрепив их судьбоносной нитью. «Так просто я от него не отделаюсь», — сразу понял настоящий Гейзер. Дальше Гоблин стал убегать, потом остановился и что-то бросил в двойника и побежал дальше. «Гранату сволочь кинул», — мелькнула мысль и Гейзер побежал за угол к своей машине. Двойник успел среагировать на гранату, обернулся и даже ее поймал, но тут раздался взрыв, который подбросил его метра на три и отшвырнул в сторону. Когда УМР № 766 поднялся, Гоблина рядом уже не было, а искомый объект удалялся в своей машине.

«Уже рядом, значит, скоро встретимся и решим поставленную задачу», — понял для себя робот.

«Живучий двойник», — мелькнула мысль у Гейзера, наблюдавшего в зеркало заднего вида встающего после взрыва самого себя.

Эпизод 8. База

Гейзер достал телефон и набрал номер Алены:

— Привет, ты уже дома?

— Да, уже часа два как приехала. А что?

— Никуда не выходи, никому не открывай, возможно, могут появиться гости, — четко произнес Гейзер.

— Поняла, — как бывший агент она сразу все поняла и позволила себе только спросить. — Ты приедешь?

— Пока нет, я поеду на базу к ребятам. Тебя подстрахуют, — Гейзер, не простившись, отключился и набрал номер капитана.

— Привет, у нас проблемы, можно ожидать покушения, — Гейзер говорил быстро, не зная, сколько времени ему или им отпущено.

— Что надо сделать? — Дмитрий тоже понимал, когда не надо задавать ненужных вопросов.

— Пошли ребят подстраховать Алену, она у меня в квартире. Также пусть Андрей пробьет всю информацию, о том, что случилась у тира, куда я езжу стрелять и попытается найти место пребывания Гоблина.

— Сделаем. Когда встречаемся? — спросил капитан.

— Я уже еду на базу.

— Хорошо, мы тоже подтянемся как можно быстрее.

Через час все собрались в кабинете аналитика и все расселись в удобные кожаные кресла.

— Три бойца контролируют подход к подъезду, к чердаку и непосредственно к твоей квартире. Пока там все тихо, если что заметят необычного, сразу сообщат, оперативная группа к выезду готова, — доложил по военному капитан.

— В районе тира была целая операция не известно кем санкционированная, но в ней участвовало ГИБДД, которая контролировала, а потом перекрывала движение и милиция, участвующая в оцеплении района, — начал свой доклад Андрей. — В двадцать один час все посты и оцепление были сняты, это как раз, когда ты туда подъехал, а в двадцать три часа там случился бой, в котором приняли участия неизвестные силы — так передано в центральное ГУВД с места событий. Естественно, что пока ни протоколов, ни свидетельских показаний пока еще нет, но это на контроле у нашей службы зачистки и мы уберем все следы, ведущие к тебе и твоему пребыванию в этом месте. Но самое интересное, что на месте боя обнаружены трупы, много трупов: три бывших бойца спецназа ГРУ, два профессиональных снайпера из спецслужб, четыре наемника из разных стран. Все это определили по имеющимся у них документам, которые обычно на операции не берут, а значит, был приказ взять их с собой. Вот только зачем? Также на месте боя были обнаружены снайперские винтовки, использованные гранатометы, патроны и гильзы. Это ты их?

Все посмотрели на Гейзера, так как последствия боя выглядели нереально даже для такого бойца каким был он. Логика такого нападения говорила одно, что оттуда любой боец должен был бежать, применить все свои силы и умения, чтобы отразить нападение и покинуть опасное место. Но чтобы вступить в схватку и в контратаке уничтожить всех противников и при этом не то что не погибнуть, а даже не получить ранение мог только ненормальный, больной или фанатичный человек, а Гейзер к ним не относился.

— Нет, друзья, это сделал не я, — Гейзер с улыбкой посмотрел на вытянувшиеся лица ребят.

— А кто?

— Давайте посмотрим, — Гейзер протянул диск аналитику, который сразу вставил его в магнитофон.

Запись была с задней камеры Хонды, установленной там специально для фиксации возможных машин следящих за Гейзером. Она была короткой, но все сразу погрузились в размышления, не зная как ее прокомментировать, а для начала просто, не понимая, что же там удалось увидеть, вернее кого. Насладившись всеобщим непониманием, в котором прибывал чуть раньше сам, Гейзер наконец-то сказал:

— Подведем итоги увиденного: первое — мы наблюдаем моего двойника, идеально похожего на оригинал; второе — он не только выжил, но даже не пострадал от гранаты, взорвавшийся у него в руках; третье — на запись не попало, но добавлю, что гранату кинул Гоблин, который после этого убежал в неизвестном направлении. Какие будут мысли? Предлагаю сделать мозговой штурм.

— Какой может быть мозговой штурм, если в головах мозговой шторм! — хмыкнул Дмитрий.

— Вижу три варианта событий: первый — это был чей-то зомби замаскированный под тебя или загипнотизированный человек с наведенной внешностью; второй — это могла быть наложенная твоя проекция; третий — самый реальный, это был человек или не человек, но наделенный сверхспособностями, — сделал вывод аналитик.

— И какой вариант из них, по-твоему, наиболее вероятный, — продолжил анализ Гейзер.

— Первый вариант проигрывает из-за того, что любое человеческое тело пострадало бы от взрыва и контузии, второй также не подходит, так как проекцию не отбросило бы взрывной волной. Остается третий, поэтому предлагаю остановиться на нем и начать искать неизвестный объект, если это человек, то наверняка найдем его, а вот если нет, то вижу ряд проблем, — Андрей почесал затылок.

— Какие? — капитан также подключился к мыслительному процессу.

— Во-первых, мы не знаем, кто этот нечеловек, он может быть инопланетянином, андроидом или роботом, при чем все они должны уметь менять внешность. А значит, если объект поменяет свой вид, кого тогда искать? Во-вторых, уничтожить его, как мы видели очень проблематично, поэтому подпускать его к себе опасно, неизвестно чем это может закончиться. В-третьих, — неизвестен мотив, почему он принял именно этот облик, то ли чтобы подставить Гейзера, то ли, используя его внешность, узнать что-то, отсюда простой вывод — он появится снова.

— Красиво излагаешь, — похвалил аналитика Гейзер, — «Тебе бы, начальник, романы писать», как сказал «Ручечник» Жеглову.

— Как умею, — но было видно, что похвала для Андрея не прошла незамеченной.

— Итак, в каком направлении будем действовать? — решил подытожить капитан.

— Тебе надо обеспечить безопасность всех задействованных в операции людей, — ответил Гейзер.

— Сделаем, — кивнул головой Дмитрий.

— Тебе — все-таки пробить всех сильных экстрасенсов, вдруг это новый игрок, связанный с проблемой острова. Также сделай анализ всех событий с момента нашего посещения секретной зоны, я мог запустить разные программы или затронуть защитные системы, так как считаю, что все нечеловеческое может идти только оттуда.

— Займусь прямо сегодня, — ответил Андрей.

— Ну, а я займусь Гоблином, все-таки, если он там был и к тому же воевал с объектом, то резонно предположить, что знал, с кем имел дело. Кстати, что по его местоположению узнали?

— Ничего, если он и раньше не имел четкого местопребывания, то теперь вообще ляжет на дно, и обычными средствами мы его не найдем, а энергетически он нам не по зубам, сам знаешь, — аналитик развел руками.

— Тогда этим вопросом займусь сам, — решил Гейзер.

— Помощь не нужна? — предложил капитан.

— Не стоит, а то придется еще и за бойцов отвечать, пусть лучше страхуют наши точки пребывания.

— Это само собой, даже не заморачивайся. Ты лучше скажи, как будем определять ты это или не ты, если столкнемся с двойником? — задал нужный вопрос Дмитрий.

— Предлагаю, если у нас возникнет подозрение, то мы тебя спросим — как насчет встречи сегодня вечером? А ты, не отвечая, сделаешь вот так, — и Андрей провел рукой по волосам, как делают девушки, заправляя их за ухо.

— Почему именно так? — удивился Гейзер.

— Жест женский и двойник вряд ли его применит, — аналитик показывал свою сообразительность.

— Пусть будет такой жест, договорились. А перед тем как разбежимся, расскажи нам коротко самое необходимое, что еще узнал про остров.

— Это, пожалуйста! Вам всю суть или перебором, что-то подробней, а что-то опустить? — сразу глаза Андрея ожили.

— Давай перебором всего, что смог зацепить, — попросил Гейзер.

— Кристалл предназначался для робота, чтобы он учил кандидата из аборигенов, поэтому там содержится общая информация. Она вполне доступна для нашего понимания и носит широкий спектр, затрагивающий разные сферы жизни конфедерации.

— Кстати, а может этот робот и есть тот двойник? — вдруг встрепенулся Дмитрий.

— Естественно это одна из основных версий, но это мы проверить сможем. Вокруг защитного экрана у альянса установлены камеры слежения и нам достаточно будет их проверить и станет ясно, выходил кто-то оттуда или нет. Но параллельно мы будем работать и по другим направлениям.

— Андрей, не отвлекайся, время ограничено, — поторопил его Гейзер.

— Так вот, если коротко: первое — там есть портал, зашел и вышел в месте регистрации их Совета. Второе — есть звездолет, принцип действия и управления не указан. Третье — есть межпланетный летающий диск с возможностью полета в солнечной системе. Четвертое — есть диск, который может летать в атмосфере планеты, вот на него есть кое-какая информация по управлению, вполне можно попробовать. Пятое — танк и вездеход, достаточно подробное описание управления боевыми системами. Шестое — сама база, позволяет обеспечивать и защищать существ находящихся на ее территории. Седьмое — есть условная схема состава и управления Конфедерации, но по моим ощущениям представлена она как у нас для средней школы, а может и для начальной. Восьмое — совершенно нет информации, как управлять защитным полем, а значит, как его отключить. Девятое — считаю необходимым докопаться до сути термина «Прозрачный камень», представляющий такую ценность для инопланетян, потому что они наверняка вернутся к этому ископаемому, если мы наверху засветимся. Десятое — есть информация о градациях андроидов и роботов разрешенных к использованию в Конфедерации.

— Стоп! — сказал Гейзер. — Здесь давай остановимся ненадолго. Расскажи, на каких принципах основано функционирование роботов? Я думаю, ты этот момент не упустил.

— Нет, конечно, нет, — заулыбался аналитик, — сейчас выведу на экран три закона роботехники впервые сформулированные у нас Айзеком Азимовым в рассказе «Хоровод».

— Какая робототехника? У нас же их не делают, на фиг тогда это надо? — не понял Дмитрий.

— Просто пока этим интересуются разработчики искусственного интеллекта, а они в идеале хотели бы видеть применение этих законов на практике. Да в принципе другого ничего пока и нет, поэтому фантасты в очередной раз дали основу для серьезных научных разработок. Давай дальше, — попросил Гейзер.

— Вот что они гласят, — Андрей включил монитор, и там высветилось:

1. A robot may not injure a human being or, through inaction, allow a human being to come to harm.

2. A robot must obey orders given it by human beings except where such orders would conflict with the First Law.

3. A robot must protect its own existence as long as such protection does not conflict with the First or Second Law.

— Я не понял, ты чего умный очень или прикидываешься? Сейчас как тресну! — капитан не на шутку вскипел.

— Извините, просто работал в оригинале и забыл, что не все понимают.

— Сейчас как дам, — Дмитрий кинул в него скомканной бумажкой. — Пусть все русский учат, очень скоро может пригодиться!

— Все перевожу, — Андрей быстренько набрал перевод и на экране высветилось:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

— А зачем вывел на экран, так сказать не мог, — не унимался Дмитрий.

— Сейчас на вторую половину монитора выведу три закона сформулированные для роботов Федерации. Сравнивайте! — и на экране засветилось:

1. Робот имеет единственного хозяина, он не может причинить вред хозяину или своим бездействием допустить, чтобы ему был причинён вред.

2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые исходят от хозяина, даже если приказ включает в себя уничтожение живых разумных существ, уничтожение любой техники и строений, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3. Робот не отвечает за свои действия, за все его действия отвечает только хозяин, отдающий ему приказы, но робот обязан заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

— И что это значит? Они очень похожи, — Дмитрий смотрел то туда то сюда, что было очень похоже на игру найди десять отличий.

— Для нас это плохо, — ответил Гейзер, — робот может уничтожать людей и производить любые разрушения, вплоть до ядерных взрывов, если на это будет указывать прямой приказ его хозяина.

— И что за это хозяину ничего не будет? — удивился капитан.

— На хозяина распространяется много ограничений и разъяснений, которые ему сообщаются при желании стать господином над роботом. Здесь про это не пишется, но указывается, что хозяином может стать только член Конфедерации, а значит, его планета должна входить в Галактический Совет.

— Я правильно понял, что если зарегистрировать планету, то все ее жители автоматически становятся членами Конфедерации? — сразу спросил Гейзер.

— Да, — подтвердил Андрей.

— И если у нас будут действовать боевые роботы, то ни справиться с ними, ни перепрограммировать их нам не удастся?

— Да.

— И ни какой защиты Конфедерация нам не предоставит, потому что мы в нее не входим?

— Прямого ответа нет, но процентов на девяносто — да, — подтвердил аналитик.

— Отсюда следует, что от любой агрессии планета также не застрахована? — продолжал Гейзер свои вопросы.

— На это нигде не указывается, наверное, есть какие-то сдерживающие факторы, раз пока никто еще не нагрянул, но безопасность планеты гарантировать никто не может.

Раздался звонок на мобильный телефон Гейзера, он посмотрел на определитель и решил ответить:

— Да, слушаю.

— Это Алла Вершина, у нас ЧП.

— Хорошо, я перезвоню через пять минут.

— Буду ждать, это очень срочно, — и она отключилась.

— Я думаю продолжать дальше разговор пока рано, — обратился Гейзер к офицерам спецназа, — давайте действовать по намеченному плану и постоянно будем на связи.

— Договорились, — Дмитрий крепко пожал протянутую руку и пошел давать указания.

— Я что буду узнавать, сразу буду сообщать, — пообещал Андрей.

— Удачи, — Гейзер хлопнул его по плечу и уже через пять минут сидел в своей машине.

Эпизод 9. Группа «Феникс»

Сев в машину, Гейзер набрал телефон Аллы Вершиненой, своей ученицы, за упорство и желание покорить в учебе все высоты, прозванной Вершиной, а может просто фамилию сократили.

— Что у вас там случилось? — без обиняков спросил Гейзер.

— Вся группа ушла в потусторонний мир и пока никто не вернулся, — быстро проговорила она.

— Вся группа «Феникс»?

— Да, учитель.

— Давно?

— Уже восемь часов прошло и, похоже, Сергей уже не вернется, — срывающимся голосом проговорила она.

— Не дышит?

— Почти нет.

— Сейчас приеду, говори адрес.

— Мы в Отрадном, у Володи на Северном бульваре.

— Бывал у него, приеду минут через сорок, — и Гейзер отключил связь.

* * *

Ученики у Гейзера за это время побывали разные, и цели преследовали каждый свои: кто просто от скуки, кто старался получить новые знания, кто совершенствовал свои способности, а кто и просто шпионил на «Золотой Альянс». Но были и ребята, конкретно уверенные в своих целях, а знания пытались получить исключительно в интересующей их области. К таким и относилась группа именуемая «Феникс». Они пришли все вместе — пять ребят и одна девушка, ходили вместе, занимались вместе, все свое свободное время проводили тоже вместе и объединяла их одна цель. Они хотели добиться бессмертия, причем не на халяву, как подарок, а получить его, используя свои знания, свой наработанный опыт. Конечно, для этого ребята изучали все старинные и современные труды в этой области. На занятиях у Гейзера их также интересовало только то, что хоть как-то было связано с вопросом жизни и смерти и той грани стоящей между этими двумя мирами.

Гейзер это понял сразу и даже встречался с ними несколько раз именно на предмет разговора об их увлечении и опасностей связанных с этими знаниями, но группа была неумолима. Уважая мнение своего учителя, и соглашаясь со многими его доводами, ребята были не согласны с ним в главном, в том, что экспериментировать — опасно для их жизни и отговорить от этого их было невозможно. Когда Гейзер это понял, он переменил тактику и постарался максимально научить их всему, что знал сам в этой области.

Для начала он их познакомил с той самой рок группой «Бессмертных», под музыку которой Гейзер сам учился входить в сумеречную переходную зону между мирами и общаться с воплощением самой Госпожи смерти. Гейзер когда-то нашел их по Интернету, а потом и в жизни, приехав на их концерт в один из ночных клубов. Познакомился с гитаристом Маклаудом, его близнецом ударником Владом и вокалисткой Лу Рокс, которые сами, сочиняя музыку и слова, не осознавали того, что открыли новое направление. Если не в музыке, в чем Гейзер не очень разбирался, но в изучении потустороннего мира уж точно. Так вот он специально познакомил две группы друг с другом, зная, что это должно принести свои плоды, так и случилось. Рок-группа «Бессмертные» записала новый диск, позволяющий оккульт-группе «Феникс» очень быстро входить в сумеречную зону и находиться там достаточно долго, а потом, также без осложнений, возвращаться — эта музыка их оберегала. Заходили они под песню «Дым наших дней», находились там под музыку «Душа в огне», возвращались под трек «Черт с тобой», а восстанавливались под слова песни «Последнее небо».

Ребята из «Феникса» готовили себя к переходу пограничной зоны и своему погружению в потусторонний мир, для того чтобы внутренне пройти смерть и больше ее не бояться. Но Гейзер всегда им говорил, что для этого нужна железная уверенность в своих силах, что цепочкой они должны страховать друг друга и что очень важно — набраться сначала опыта в пограничной зоне, а на это надо было не менее трех лет постоянной работы. Молодежь никогда не хотела ждать, они переоценивали свои силы, но, являясь максималистами, стремились все сделать наперекор всему, не считаясь ни с риском, ни с разумной осторожностью.

* * *

Гейзер поднялся в знакомую квартиру и позвонил, ему открыла заплаканная Алла и сказала:

— Проходите!

— Рассказывай, — коротко бросил он ей, рассматривай тела пяти ребят лежащих в разных позах и в разных местах квартиры.

— Решили попробовать сходить по ту сторону сумеречной зоны.

— Значит все-таки перешли Рубикон, а почему тебя не взяли?

— Жребий бросали, кто на страховке останется. К сожалению, выпало мне, — Алла показала на бумажки жребия валяющиеся на столе.

— Дальше?

— Около девяти часов назад ребята погрузились в зону. По договоренности, основываясь на прошлый опыт, в зоне должны были находиться не более трех часов, а потом еще столько же за чертой. Плюс контрольный час на непредвиденное и вот после того как прошло семь часов, я стала их приводить в себя, но это не помогло — они вообще не реагировали на отработанные сигналы.

— Значит, сигналы туда не доходят, — сделал вывод Гейзер.

— Потом стало плохо Сергею. Он стал реже дышать и побледнел, а потом, похоже, вообще умер, — слезы у нее так и капали из глаз.

— Он в коме, — сделал вывод учитель, посмотрев Сергея, — но времени у него мало.

— А что будем делать? — спросила Алла.

— Я пойду за ними, а ты будешь страховать меня. Только меня! И не отлучайся и не отходи, мне нужен с тобой постоянный контакт.

— А как это будет?

— Мне нужен контакт с работающим сердцем, поэтому каждые полчаса будешь прикладывать мою руку к своему сердцу. Причем сама понимаешь это не ухо и не фонендоскоп, а рука, поэтому прикладываешь ее плотно к телу и держишь так пять минут, потом отпускаешь. Через полтора часа, если не вернусь, то руку мою будешь держать так постоянно до моего возвращения, это будет путь назад и он мне нужен. Поняла?

— Да, конечно.

— Запускай музыку «Бессмертных», под которую они уходили туда.

Гейзер сел в последнее свободное кресло в квартире и стал удобней в нем устраиваться — неизвестно, сколько времени придется там находиться. После чего стал сосредотачиваться на погружении. Алла села рядом и стала ждать, что попросит сделать ее учитель, сказав:

— Я готова страховать.

— Устанавливаем связь, приложи руку к сердцу и подержи ее пока, — сказал Гейзер и, не открывая глаз, протянул ей правую ладонь.

Через секунду он открыл глаза и с непонятным лицом уставился на Аллу.

— Я что-то сделала не так?

— Как ты думаешь удобно прослушивать твое сердце рукой лежащей у тебя на груди?

— Но сердце же под ней, — искренне удивилась Алла.

— Спасибо за идею, со следующего учебного года введу лекцию по анатомии, так на всякий случай, — учитель убрал руку с большой обнаженной груди ученицы. — Ну а разделась зачем?

— Вы же сами сказали, чтобы рука лучше чувствовала.

— Ладно, я сам, — Гейзер нашел наиболее удобное место для руки. — Все вот сюда и будешь прикладывать мою ладонь. Оденься, а то твои друзья, если очнутся и увидят, как я за тебя держусь, опять туда улетят.

Гейзер погрузился в себя, а потом по волнам звучащей песни «Дым наших дней», сразу оказался около Кэрри представительницы самой смерти, отвечающую за его свечу жизни, вернее за ее задувание. Энергетические колебания их разговора можно было перевести примерно так:

— Привет, это опять я, — начал Гейзер.

— Да, вижу.

— Как у тебя дела?

— Зачем?

— Что зачем? — не понял Гейзер.

— Зачем тебе знать про мои дела?

— Ну, так просто.

— Нет, ты хочешь что-то попросить.

— Почему ты так решила?

— Я это чувствую, — ответила Кэрри.

— Да я хотел тебя попросить.

— О чем?

— Тут должны были пройти пять ребят и уйти за черту.

— Их взяли туда?

— Нет, они сами.

— Какое воплощение отвечает за их смерть?

— Я не знаю, но ты должна знать.

Кэрри замолчала на какое-то время, и тут Гейзер почувствовал пульсацию, это билось сердце Аллы и его живые удары не подверженные помехам, подсказали, что прошло уже полчаса.

— Что скажешь? — решил продолжить Гейзер.

— О чем?

— О ребятах.

— Это действительно не их срок, но их могут наказать.

— За что?

— Нельзя ходить за черту, а они это сделали.

— Можно же стереть память им и это будет наказание.

— Они и так вряд ли что запомнят.

— А кто решает, как наказать?

— Сама Госпожа.

— Это серьезно.

— Это серьезней, чем ты можешь себе представить.

— А я могу им помочь выбраться? — решился спросить Гейзер.

— Зачем?

— Они мои ученики, я им бы объяснил все ошибки.

— Разве ученики не умирают?

— Умирают.

— Разве они не могут умереть раньше учителя?

— Могут.

— Тогда не вижу причины.

— Не хочется, чтобы это случилось с ними не по плану самой Госпожи.

— Госпожа может корректировать планы по своему усмотрению, особенно если кто-то заходит к ней во владения.

— Так может я все же попробую?

— А я причем? — если бы Кэрри могла удивляться, то так бы и сделала.

— Хотел с тобой посоветоваться и получить разрешение на это.

— Мне приятно. Со мной редко советуются.

— И просто говорят, наверное, то же не часто?

— Это, верно. Только помочь не смогу, а то линия жизни твоя поменяется.

— И не надо, я сам попробую. А можно еще вопрос?

— Да.

— Появилось создание, которое убивает людей и видимо ищет меня.

— Да, появился такой объект, это не человек, но очень удобный инструмент.

— Для чего? — не понял Гейзер.

— Для смерти. Подставляешь под него людей, а он их с легкостью убивает и не надо ничего придумывать.

— Повезло вам, — внутренне содрогнулся Гейзер.

— Как есть, так есть.

— Ну, я пошел?

— Твое дело, — ответила Кэрри.

Она занялась человеком появившимся, перед ней, судя по травмам из какой-то аварии. Гейзер направился к краю пограничной зоны, он уже дважды ловил сигналы сердца, а значит, уже прошло полтора часа, и теперь сигнал шел постоянно. Подойдя или подплывая или подлетая, все эти понятия, отражали то, как двигался Гейзер к границе края сумеречной зоны и вдруг он встал как вкопанный.

Весь ужас, который когда-либо испытывали люди, нахлынул на него сразу и одновременно, и это было невыносимо. Если вы боитесь высоты, то представьте, что перебираетесь по карнизу шириной десять сантиметров из окна соседа к себе в окно на высоте двадцать первого этажа и при этом постоянно смотрите вниз. Если у вас клаустрофобия и вы боитесь замкнутого пространства, представьте, что вы в машине заезжаете в лифт и к тому же спускаетесь на подземную стоянку, откуда нет выхода, а стены постепенно сжимаются. А может у вас другая боязнь: пауков, змей, темноты, крови, людей, толпы, полетов или еще чего-нибудь. И это все нахлынуло на вас сразу, то очень просто понять, что перенести все это может только мертвый, а других там и не должно быть.

А Гейзер и был сейчас мертвым, вернее он сделал себя мертвым, иначе среда не приняла бы его. При этом дикий ужас испытывала Алла, держа мертвую руку и наблюдая за безжизненным телом учителя. У него было не так уж много времени, при всех своих способностях его организм мог выдержать не более пятнадцати минут в состоянии клинической смерти. Гейзер, удерживая волну биения сердца Аллы как спасательную нить Ариадны, прыгнул в свой смертельный лабиринт Минотавра.

Он не стал тратить время, чтобы соориентироваться и оглядеться, а, зная параметры излучения ребят, сразу бросился на их поиски. Первым он нашел Стаса и подтолкнул его на выход на бьющееся сердце Аллы, в нашем мире это выглядело бы проще — дал хорошего пинка для ускорения. Потом нашел Тему и Валеру и их отправил туда же тем же способом, а вот Эрика пришлось взять с собой, его сущность уже передвигаться не могла. Единственно, что не удалось, так это найти Сергея — импульсов он не излучал, а найти мертвого в мире мертвых он не мог.

Когда Гейзер очнулся, Стас, Тема и Валера уже выглядели вполне сносно, хотя двигались еще плохо. Алла все еще держала руку у сердца, но была одета и уже не плакала. Все смотрели на него и ждали, что он скажет, как это обычно было на занятиях, только трупами там не пахло. Гейзер встал, размял затекшее тело, погладил Аллу по голове и похвалил:

— Спасибо тебе, молодец. Только благодаря ее сердцу, вы еще живы, да и я тоже! Поэтому вы обязаны любить и оберегать Аллу, а не вовлекать в сомнительные операции. Теперь по делу: вы не маленькие дети и отвечать за свои поступки будете сами и, само собой, устранять их последствия тоже. Эрик в коме, думаю шансов у него пятьдесят на пятьдесят, а вот у Сергея шансов не больше процента и то, если он в ближайшее время сможет оттуда выбраться сам. Стас, ты самый старший, поэтому все проконтролируй.

— Да сенсей, обязательно.

— Оправитесь, все запишите, проанализируете, потом заеду, поговорим, как вам удалось туда попасть. Я и то сегодня туда заглянул первый раз, считал себя еще не готовым. Все понятно?

— Да сенсей, ответили все хором.

— И еще одно, больше вытаскивать вас оттуда я не буду, — вместо прощания проговорил Гейзер, оставив молодых изыскателей зализывать раны.

Эпизод 10. Молодая колдунья

Спасение ребят немного выбило его из графика, но приобретенный опыт стоил того. Теперь он хотел найти Гоблина и даже не для того, чтобы задать кучу интересных вопросов, хотя почему бы и нет, а для выхода на Боба. С ним у Гейзера были старые счеты, еще со встречи на ипподроме, и пора было с него спросить за данные обещания. План был элементарным, раз Боб представлял или скорее возглавлял организацию, державшую под собой оккультные центры, то просто надо было наехать на один из салонов, что вывело бы на Гоблина, а через него дальше.

Оккультный центр Гейзер решил выбрать с уклоном в колдовство, причем, раз Гоблин убивал сильных колдунов мужчин, то руководить им должна была колдунья. Порывшись в Интернете, Гейзер довольно быстро нашел нужное название: «Потомственная колдунья Мелиссина к Вашим услугам». По тому количеству ссылок и рекламы, которые вывел поисковик, стало понятно, что салон раскручен, находится на хорошем счету и, самое главное, в него продолжали вкладывать деньги, а значит, его оберегает сам Последний Черный колдун.

Приехав на Старый Арбат, где и располагался салон, Гейзер с удивлением обнаружил целое двухэтажное здание, полностью отданное под нужды центра. Небольшая оградка даже создавала иллюзию своего дворика, куда правда кроме двух машин ничего не вошло, но все же для центра города очень неплохо. Да и машины были достойными — Порш Кайен и Ламборджини, что еще раз подчеркивало наличие здесь крупных игроков оккультного мира.

Пройдя через дворик и подойдя к двери, Гейзер уже собирался нажать звонок, как она вдруг открылась, и из нее вышел солидный господин, бросивший через плечо провожавшему его охраннику: «До свидания» — и ушел не обернувшись. Оставшийся парень в черной униформе, совершенно непохожий на обычных охранников, подрабатывающих на пенсии, не успел закрыть дверь, к нему подскочил Гейзер и сказал:

— Привет!

— Вам что надо?

— Мне нужно поговорить с Мелиссиной.

— Вам назначено?

— Конечно.

— Извините, я должен проверить, — сказал охранник, вынимая рацию.

Спросить он ничего не успел, Гейзер ударил его в грудь, иначе в узкой щели приоткрытой двери не получалось. Удар был жесткий, неожиданный и сильный, как минимум два ребра сломались, а одно треснуло, но парень не отключился и даже не потерял сознание от боли. Он успел вскочить и достойно встретить непрошенного гостя, даже отбил первые два удара направленные в голову и пах, но противник действовал очень быстро и третий его удар сломал охраннику ногу. На этот раз продолжить сопротивление он не смог и, получив добивающий удар, упал на пол и затих.

Гейзер прошел коридор и вышел в просторный зал, где клиенты обычно дожидались приема, но там его уже ждали. Это были профессионально подготовленные бойцы, скорее всего из спецназа самого Черного Гоблина, который он создал в противовес друзьям Гейзера, синему спецназу, как их знали в оккультном мире. Бойцы видимо тренировались и воевали попарно, так как именно от их синхронных и согласованных действий исходила основная опасность. С другой стороны, если один из них не сможет продолжать бой, то второй, оставшись в одиночестве, не будет представлять угрозы, а станет легкой добычей противника. Все-таки поединок один на один требует совсем другой подготовки, так считал Гейзер и готовил синих к смертельным поединкам против одного, двоих или группы, но рассчитывать надо было только на себя.

Бойцы ждали, заняв правильную позицию на господствующей высоте. Они просто стояли в боевых стойках, логично рассудив, раз гость пришел сам, то он и должен проявить свой интерес. Один был высоким, даже выше Гейзера, и получил от него кличку Длинный, а второй тоже высокий, но пониже и очень плотный, поэтому стал Толстым.

— Мне нужно поговорить с Мелиссиной, — сказал Гейзер, но ответа не последовало. — Значит, диалога не будет? Тогда я пошел сам.

Гейзер двинулся к лестнице, справедливо предполагая, что кабинет хозяйки должен быть на втором этаже. Первым прыгнул Толстый, но не на гостя, а рядом и сделал «Вифлеемский огонь» — классическое атакующее заклинание, которому обязательно обучают всех новоиспеченных колдунов. Возникая прямо в руках мага без всяких видимых причин, «Вифлеемский огонь» способен не только напугать, но и нанести существенный урон противнику. Длинный же сделал два шага навстречу Гейзеру и воспроизвел «Плеть Шааба» — одно из четырех заклинаний, продукты которых, как говорят, обладают признаками разума. Огромный огненный бич, вырывающийся из руки или посоха колдуна, самостоятельно преследует жертву мимо всех преград, во многом из-за этого выдержать его попадание