Book: Цветник бабушки Корицы



Цветник бабушки Корицы

Цветник бабушки Корицы


Цветник бабушки Корицы

Цветник бабушки Корицы

ГЛАВА 1

в которой самым странным образом в город прибывают джентльмен с собакой, но об этом не знает никто, кроме девочки Маргариты

Если верить гороскопам, то день, который подходил к концу, не годился для начала путешествий по воде. Вот только путешествовать по воде никто и не собирался — должно быть, гороскоп составляли в других краях. Здесь люди ждали первого снега. Свистел ветер. И девочка Маргарита, ежась от сквозняка, влезла в своей комнате на подоконник, чтобы не пропустить момент, когда с темного неба полетят первые белые хлопья. И они полетели. Сперва редко и будто нехотя, потом быстрее и гуще.

В окно Маргарита видела, как облепленный снегом трамвай забирал с остановки последних пассажиров, больше похожих на компанию грустных снеговиков. Они стряхивали снег с курток и пальто, лица их хмурились. Двери за пассажирами бесшумно закрылись. Давно замечено — первый снег ощутимо приглушает все звуки. Укутывает точно ватой улицы, скверы, деревья. Чем дольше длится зима, тем больше к этому привыкаешь. Потом как-то совсем перестаешь замечать, пока не придет время гулкой капели, и мир опять не переменит звучание.

«Почему они не улыбаются? — подумала Маргарита. Лично ей всегда хотелось петь и немножко плакать, если вокруг что-то ощутимо менялось. — Разве не чудо, — размышляла она, — когда начинается первый снег? Вылетает первая сонная бабочка? Появляется весенняя трава или открывает желтый глаз одуванчик? Да мало ли? Еще сирень, черемуха, еще…»

Закончить перечень девочка не успела: снежинки в свете ближайшего фонаря повели себя вдруг совсем неправильно. Без всяких видимых причин они закрутились маленьким смерчем и сбились в плотное облако, которое зависло над серым льдом не припорошенной до конца лужи. Спустя минуту облако стало осыпаться веселыми блестками, да так ярко, что Маргарита зажмурилась. А когда открыла глаза, на сером льду лужи уже стоял — человек-человечек. Невысокого роста, не молодой и не старый, в веселых круглых очках, большом шарфе и берете набекрень.


Цветник бабушки Корицы

Вслед за ним, кувыркнувшись в воздухе, шлепнулась на лед под фонарем скромная по размеру собачка. Она бодро вскочила на кривые короткие лапки и превратилась в мохнатого, как георгин, пекинеса. Пока человечек сбивал снежную пыль с темной курточки, песик, встряхнувшись, поднял над собой облако мерцающей взвеси. Помотал лупоглазой мордой. Чихнул. И резво попытался ухватить языком пролетавшую мимо снежинку. Но та — Маргарита видела — ловко увильнула в сторону.

«Не может быть, — подумала девочка. — Наверное, померещилось». Тем временем у человечка в руках появились саквояж и совсем неуместный при такой погоде зонт. Человечек зачем-то оперся на него, будто собирался танцевать, но едва не поскользнулся. Засмеялся, шагнул за кромку света и исчез в темноте. Пекинес еще какое-то время понаблюдал за нахальной снежинкой, а затем, гордо подняв пушистый хвост, засеменил прочь, сделав вид, что ему абсолютно наплевать на посторонние сгустки снега.

— Ну и дела-а-а-а! — сказала вслух Маргарита и осторожно сползла с подоконника. Пора подогревать ужин. Скоро придет из театра бабушка Женя, которую давным-давно прозвали в городе бабушкой Корицей. Вернее, сперва она была просто Корицей. А бабушкой стала со временем.

«Хотя какая она бабушка, моложе многих», — подумала Маргарита. Как тот человечек, который вывалился только что из снежного облака с собакой в придачу. Она еще раз представила себе его веселые очки, забавный берет и легкую походку. Нет, назвать его стариком Маргарита никак не могла.

ГЛАВА 2

в которой Маргарита исследует антресоли

Маргарита жила с бабушкой уже больше полугода. А перед этим папа с мамой чуть не затискали ее до обморока на огромном вокзале Большого города. Они то и дело поправляли запотевшие от слез очки, повторяя: «Милая, это всего два года! Такой шанс нельзя упускать! Он изменит всю нашу жизнь!» Часто звучали слова «стажировка» и «Африка», «экспедиция» и «лихорадка». Мама с папой были учеными-биологами. Мама носила модные очки с титановыми дужками, папа — очки с толстыми стеклами в роговой оправе. Жили они втроем в небольшой комнате, которую преподавателям-аспирантам дали в общежитии при институте.

Поэтому трехкомнатная квартира Корицы, пусть и в Маленьком городе, показалась Маргарите настоящим волшебным царством. К тому же маленьким город, где жила бабушка, казался только в сравнении с городом Самым Большим. А так вполне себе ничего: имелся и свой аквапарк, и два пруда, и театр, в котором Корица работала костюмершей.

Бабушкина квартира была полна самых удивительных вещей. И Маргарита совсем не тосковала по крошечной каморке родителей, где ей был отведен уголок между компьютером и столом с микроскопом. Тем более что ни к тому, ни к другому ее не подпускали, приговаривая: «Это не игрушки, дочка, а рабочие инструменты». Когда же Маргарита начинала канючить, что «ребенку пора гулять», устало поправляли очки и отвечали — «диссертация».

Бабушка Корица таких скучных слов не произносила. И позволяла внучке заглядывать во все шифоньеры, секретеры и большой сундук с тяжелой крышкой. Разрешала примерять треуголку и три дамские шляпки — с вуалеткой, страусовым пером и деревянными вишенками. Играть с ридикюлями, шелковые внутренности которых пахли корицей и мятой. Да разве можно вот так сразу описать, сколько чудес скрывалось в укромных уголках этой квартиры?! Иногда бабушка и сама забывала, где и что у нее припрятано.


Цветник бабушки Корицы

Например, однажды, едва не свалившись со стремянки, Маргарита забралась на антресоли. В свои девять лет росточка она была небольшого и телосложения самого хрупкого, а потолки в квартире Корицы отличались изрядной высотой. Так что некрупным третьеклассницам на антресолях смело можно было оборудовать себе Штаб. Сидеть в нём, правда, получалось только согнувшись — зато… Да что тут объяснять, особенно взрослым, которые мало того, что на антресолях уже лет сорок не были, но и давным-давно забыли, для чего это надо.

В общем, Штаб — так Штаб. Но сперва пришлось отвоевать себе место у старых ламп, пыльных связок журналов, виниловых пластинок и облупившихся, очень смешных коньков. Потом Маргарита принялась потрошить коробку, стоявшую в самом дальнем углу. Спустить ее по стремянке на пол не получалось — слишком тяжело. Пришлось на ощупь доставать одну вещь за другой и «конечно, очень аккуратно» (как потом было доложено Корице) отправлять в планирующем полете на пол: зеленую бархатную накидку с золотыми кисточками, черную вельветовую шляпу с белым запылившимся пером.

Еще на самом дне коробки лежала смешная сбруя из тоненьких ремешков, скрепленных пряжками и цветными камушками. Тут Маргарита не на шутку озадачилась, соображая — а какому животному она впору? Конечно, лошади бывают маленькими, но не до такой же степени. Может, кошке или ежу? Она даже хихикнула, представляя себе это зрелище — ежика в сбруе. Повертела ремешки, потрогала пряжки и совсем не заметила, как домой вернулась Корица. Поначалу бабушка даже нахмурилась. Но, задержав внимательный взгляд на испуганном личике Маргариты, — улыбнулась. Та, справедливо рассудив, что гроза миновала, голосом «очень воспитанной девочки» спросила:

— Из какого это спектакля, бабушка?

— Это не из спектакля, Рита, — ответила Корица, уже направляясь на кухню. — Это из настоящего, только слегка подзабытого. Я уже и запамятовала, где это хозяйство пылится. Надо привести вещи в порядок, сложи-ка мне все в отдельный пакет.

— А ремешки для кого? — имея в виду сбрую, не унималась Маргарита.

— Когда-нибудь узнаешь, — пообещала Корица. Но в тот вечер, после чая, рассказывала внучке совсем о другом.

Они сидели на кухне, уместившись вдвоем в большом кресле под теплым пледом.

— Посмотри на подоконник, — сказала бабушка, — видишь эти замечательные маргаритки? Я начала их выращивать в день твоего рождения. Мне нравится характер этих цветов. Они просыпаются с первыми лучами солнца, не боятся ни жары, ни заморозков. Всегда готовы прийти на помощь тому, кого любят. И никогда, никогда не зазнаются. За это маргаритки во все времена уважали и королевы, и дети, и рыцари.

— Значит, я могу их встретить? — почти засыпая, пробормотала девочка.

— Кого? — не поняла Корица.

— Рыцарей.

— Неожиданный вывод, — засмеялась бабушка. — Хотя, — она погладила внучку по голове, — судьба человека напрямую зависит от того, о чем он мечтает. Хочешь встретить рыцарей — встретишь.

ГЛАВА 3

где мы знакомимся с удивительной кухней бабушки Корицы

Кухня, где Маргарита подогревала ужин для Корицы, была местом достаточно серьезным. Здесь повсюду — в шкафах и ящичках — скрывалось несчетное количество бабушкиных секретов. А вся утварь имела собственный характер. Даже вентили газовой плиты: один — тугодум, другой — холерик, вечно прокручивается без толку. Что уж говорить о ножах и кастрюлях! Или об одной, особенно вредной, сковородке, которую бабушка называла «блинной».

Она всегда норовила выскочить из рук Маргариты, да так, чтобы непременно шлепнуться на ногу. А уж как эта сковородка для Маргариты жарила! То есть, когда за дело бралась Корица — все шло как по маслу. Корочка на картошке получалась хрустящей [1], оладушки — пышными, блины — тонкими и нежными. Все казалось простым и легким: раз-два — раз-два — раз-два.

Маргарита поначалу решила, что и ей не составит труда приготовить блины. Записала в книжечку рецепт {2}. Воскресным утром, пока Корица спала, выбралась на кухню. Решила сделать сюрприз. Ну, как в рекламе показывают: в окошко светит солнце, а внучка-умница приносит бабушке в постель тарелку с дымящейся горкой оладий и чашку кофе. Ага. Не тут-то было! Плита шипела как злая соседская кошка, сковородка вырывалась из рук. Да еще старенький холодильник с красивым именем «Бирюса» так стукнул дверцей по запястью, что Маргарита вскрикнула от боли и выронила яйцо.

Маргарита метнулась за ведром и открыла воду. А та по выходным всегда бежала из крана с диким воем. Поднялся страшный тарарам. И вскоре, не подозревая о чудо-завтраке, на пороге появилась заспанная Корица. Тут коварная утварь, как по команде, присмирела. Бабушка ни к чему, казалось, не притронулась. Вещи сами заскользили-залетали в слаженном танце: ведро, швабра, веник, совок. Засверкал на утреннем солнце начищенным боком чайник. А над блинной сковородой бабушка с укоризной процедила:

— Так-так-так… — Потом добавила: — Давай, Рита, только сперва как следует раскали эту цацу, чтобы капельки воды от нее отскакивали {3}.

С превеликой осторожностью внучка вылила на сковородку свой первый блин. Конечно, он получился комом. Так же, как и второй, и третий. Чуть не плача, Маргарита повторяла про себя: «Гадкие, гадкие!» И отдирала от чугунной поверхности вязкую непрожаренную массу.

— Как-как ты их называешь, не расслышала? — будто невзначай спросила Корица.

— Гадкими, — всхлипнула Маргарита, не сразу сообразив, что вслух этих слов не произносила. А значит, ничего «не расслышать» Корица не могла. От изумления девочка даже прекратила скрести по сковороде. Но Корица не дала ей опомниться. Она рассмеялась:

— А чему же ты удивляешься? Пока ты их ругаешь — ничего хорошего не выйдет. Я вот каждую свою кастрюлю люблю и каждую чашку. С ними тоже надо уметь договариваться.

— Да уж, — почти огрызнулась Маргарита, оглядываясь на холодильник, — полюби их тут.

— Ладно, — сжалилась Корица, — хватит с тебя на первый раз. Давай я.



ГЛАВА 4

Зловредная кружка и исчезновение Корицы

После того случая прошло несколько месяцев. Но отношения Маргариты с обитателями кухни совсем не улучшились. И обычно к приходу Корицы она ограничивалась тем, что осторожно подогревала оставленную бабушкой еду да заваривала чай.

Сегодня еще наделала бутербродов с сыром. Едва закончила, как вернулась с работы Корица. Скинула со стуком сапоги в прихожей (она все еще носила обувь на высоком каблуке), прошла в кухню. Маргарита сразу поняла, что бабушка не в духе: волосы растрепаны, глаза горят, полосатый шарф сбился набок.

— Что случилось, ба? — испугалась внучка.

— Случилось, — неопределенно ответила Корица. Размотала шарф и, не обращая внимания на ужин, забарабанила пальцами по столу. Сказала свое обычное «так-так», помолчала и добавила: — Дай-ка мне вон ту противную плошку!

Дело в том, что у Корицы имелась целая коллекция чашек. И по тому, какую из них бабушка выбирала утром, чтобы выпить чаю или кофе, легко можно было понять, с каким настроением она отправляется на работу.

Если высокую, с витой золоченой ручкой — значит, настроение самое бодрое. Если розовую, из прозрачного на просвет фарфора, то наверняка Корицу до сих пор не отпустила задумчивость, и она все еще вспоминает сон, который приснился под утро. Потому что, по ее мнению, есть три разновидности снов, имеющих обыкновение сбываться: те, что приснились тебе под утро, те, где ты снишься кому-то другому, и те, которые повторяются.

Но в последнее время Корица все чаще брала с полки самую новую и совсем не любимую чашку. Мало того что та была квадратной! Так еще и не фарфоровой, а стальной! С одного ее бока золотился логотип — цветок-метелка. Точь-в-точь как тот жезл, какие сжимают в руках румяные короли на игральных картах. Кофе из этой посудины Корица пила значительно дольше, чем обычно, будто пыталась услышать мысли, которые сообщает ароматному напитку «сей подарок ахейцев».

— Кто такие ахейцы, бабушка? — спросила как-то обеспокоенная Маргарита.

— Древние греки, деточка, — задумчиво ответила Корица, — которые обманули своих врагов с помощью подарка {4}.

Вот и сейчас Корица взяла стальную чашку осторожно, как ядовитое насекомое. Достала из укромного уголка коробочку с кофе, который варила очень редко. Что-то пошептала над туркой, бросила туда черное зернышко и поставила на медленный огонь. Наблюдая за бабушкой, Маргарита сказала:

— Я сегодня видела, как из снежного облака появился человек.

— С собакой?

— А откуда ты знаешь, ба?

Но тут шапочка пены угрожающе поползла вверх, и Корица еле успела сдернуть турку с огня {5}. Отлила немного Маргарите, разбавила молоком. Остаток с гущей выплеснула в кружку-куб и выпила одним махом. Нахмурив свои соболиные, четко очерченные брови, опрокинула то, что осталось в чашке, на блюдце, долго всматривалась в осадок. Зло прошептала — «врешь, не возьмешь». Словом, повела себя таким странным образом, что Маргарита никак не решалась еще раз задать вопрос о человеке с собачкой.

— А ну-ка пойди к себе в комнату, я покурю, — наконец сказала Корица внучке. — И принеси мне из-под подушки приемник, пожалуйста.

Маргарита поплелась исполнять похожую на приказ просьбу. А потом подсматривала в дверную щель, как Корица одной рукой сжимает трубку, другой — крутит ручку старинного портативного приемника. Она порой делала это, но только перед сном. Иногда Маргарита лежала с бабушкой рядом. Ей нравилось наблюдать, как блуждает по приборной доске зеленая ниточка настройки. Какой космос звуков вторил ее движению! Обрывки иностранных слов, неясный шум (Маргарите всегда казалось, что морской), далекая музыка. Долдонили монотонно позывные маленьких радиостанций. А бабушка все крутила рассеянно колесо настройки, освещенная слабым зеленым светом. Того и гляди — выйдет на связь с инопланетянами!


Цветник бабушки Корицы

Сегодня Корица вслушивалась в обычную эфирную трескотню с таким напряжением, словно ждала сигнала. Маргарите вдруг стало тревожно и грустно впервые за много дней, которые она прожила вместе с бабушкой. А та выбила трубку о край пепельницы, отложила приемник. Снова накинула пальто, на ворсе которого все еще блестели капельки растаявших снежинок. Намотала на шею шарф. Торопливо обняла внучку, сказала:

— Ложись спать. Мне нужно кое с кем встретиться. А ты, что бы ни произошло, ничего не бойся.

Маргарита еще какое-то время постояла в прихожей, прислушиваясь, как затихают на лестнице бабушкины шаги. Ей вдруг действительно стало страшно. Когда девочка засыпала, Корица еще не вернулась. Не вернулась она и на следующее утро. А бабушкин мобильник голосом механической тетеньки информировал, что абонент выключил телефон и временно недоступен.

ГЛАВА 5

в которой Маргарита безуспешно пытается найти Корицу и в первый раз сталкивается с Блондинкой

Такого еще никогда не случалось. И первое, что сделала Маргарита, когда открыла глаза, громко позвала: «Ба-а-а-а!» Ответа не последовало. Девочка встала и заглянула в спальню к Корице. Конечно, кровать не расправлена. В глазах у Маргариты защипало. Хорошо хоть с сегодняшнего дня начались осенние каникулы, и ей не надо собираться в школу. А надо… Что же надо? Надо-надо…

— «Надо бежать в театр, — решила она, — куда же еще?»

Девочка быстро оделась и, только выйдя из подъезда, вспомнила, что денег-то у нее тю-тю, и придется довольно долго идти пешком. Через трамвайное кольцо, сквер, припорошенный первым снегом, мимо того фонаря, где вчера… Да не примерещилось ли ей это в самом деле? Сегодня, в скучном свете ноябрьского дня, явление человека с собачкой казалось Маргарите совершенно неправдоподобным.

А в городе творилось что-то странное. Не успела Маргарита одолеть и полдороги до театра, как насчитала три новеньких киоска с цветком-жезлом над входом и надписью «А-фелия Blum». Казалось, их принесло из ниоткуда вместе со вчерашним снегопадом. С такими вот аккуратными стенками, отделанными пластиковыми панелями, и окнами-витринами, увешанными густо хрупкой дребеденью. В один киоск Маргарита даже заглянула. И что же? На прилавке и стеллажах — всюду — торчали метелки цветов, очень уж напоминающие логотип с чашки-куба.

Еще одна, четвертая по счету, вывеска «А-фелии» блистала фальшивым золотом прямо с торца театра, где работала Корица. «Так-так», — копируя интонации бабушки, шепотом сказала Маргарита. Еще совсем недавно ничего подобного здесь точно не было. Хотя «предательская» чашка завелась в их доме почти месяц назад. И настроение у Корицы испортилось тогда же. А до того момента Маргарита ни разу не видела бабушку в плохом расположении духа.

Между тем у входа в новую лавочку начал собираться народ. Школьники, домохозяйки и один не очень трезвого вида мужичок. В толпе шелестело слово «презентация» — будто кто-то разворачивал праздничную фольгу. Мужичок подмигнул Маргарите и сообщил радостно: «Подарки будут давать». Девочке, понятно, было не до подарков, но она вместе со всеми зашла в новенький магазин.

Сильно пахло ароматным дымом, от которого у Маргариты тут же закружилась голова. В центре зала цаплей застыл микрофон. Рядом в дорогой керамической кадке вольготно расправлял мощные листья тот самый цветок, который угадывался на вывеске «А-фелии» и в очертаниях логотипа. Только султанчик его был не золотым, а ядовито-желтым; сочную зелень разлапистых листьев прорезали мраморные прожилки. Марго цветок не понравился категорически. Она еще не успела понять, почему, когда откуда-то из недр служебных помещений выплыли двое.


Цветник бабушки Корицы

Высокая немолодая блондинка в темных очках подвела к микрофону существо в бейсболке — то ли девочку, то ли старушку, издалека так сразу не разберешь. Но, приглядевшись, Маргарита узнала директрису театра Лилию Филадельфовну, которую все — от прим {6}до билетеров — звали за глаза Старушка Франкенштейн или Наша Лилечка. Говорили, что она «мастерица заедать чужой век», а потому умудрилась остаться подростком до глубокой старости. «Причем подростком избалованным», — добавляли некоторые. Маргарита много времени проводила у бабушки в костюмерной и слышала, как актрисы жалуются Корице.

«Она всегда получает то, что хочет, — пожимала плечиками травести {7}Вера Сергеевна, — и директора театра в мужья, и все главные роли. Подумать только, до семидесяти лет юных принцесс играла!» А буфетчица Полина считала, что у Лилии Филадельфовны — «дурной глаз»: «Она как скажет — „хорошо выглядишь“, — так у меня сразу сыпь по всему телу выступит!» Никто толком не знал, сколько Нашей Лилечке лет. После смерти мужа она перебралась в директорское кресло, сделала три пластические операции, добиваясь внешности Барби, и пристрастилась к тинейджерской моде. Вот и сегодня на Лилии Филадельфовне красовалась серая замшевая бейсболка, джинсы цвета «металлик» и футболка с Винни-Пухом. Только выглядела она немножко встрепанной и некстати разбуженной. Блондинка, казалось, даже слегка встряхнула ее, как тряпичную куклу, перед тем как поставить к микрофону.


Цветник бабушки Корицы

— Я рада вас всех видеть здесь, — бодро начала Лилия Филадельфовна, — в такой день, когда я, когда мы…

И она закашлялась, будто подавилась некстати выскочившим словом «премьера».

Блондинка немедленно взяла инициативу (то есть микрофон) в свои руки и низким, почти мужским голосом подхватила:

— Открываем в этом замечательном театре свой замечательный магазин. Цветы и сцена — созданы друг для друга. Что может быть лучше, чем волшебный союз растений и театра! Компания «А-фелия Blum» провела в вашем — то есть теперь уже нашем — городе серьезные исследования, чтобы правильно рассчитать необходимое количество цветочно-торговых площадей на душу населения…

Голос Блондинки дребезжал, как механическая шарманка. Искусственный цветочный запах, наполняющий магазин, отдавал химией. По углам к тому же вовсю чадили стеклянные плошки с ароматным дымом. А народ с улицы все продолжал втискиваться в небольшое помещеньице, привлеченный музыкой и нарядной вывеской. Маргарите стало очень душно, перед глазами все потихоньку поплыло. Блондинка, Франкенштейн…

Девочка расстегнула курточку, сняла шапку и только успела засунуть ее в карман, как в задних рядах поднялся подозрительный шум. Оказалось, что не совсем трезвый мужичок, который искренне ждал, но так и не дождался подарков, в давке зацепил ногой что-то стеклянное. Дым повалил гуще. Раздался обиженный собачий лай. «Песика не раздавите», — негодовали в толпе. Маргарита стояла в первом ряду и обернулась назад, пытаясь рассмотреть, что происходит. К своему удивлению, ближе к выходу она различила в толпе берет и вязаный шарф давешнего господина из-под фонаря.

Но тут ее внимание привлек другой звук — громко заскрипела дверь в глубине магазина. Маргарита повернулась на скрип и увидела, как, подхватив Лилию Филадельфовну под руку, Блондинка тащит директрису в задние помещения. Что-то воровское сквозило в Блондинкиной проворности. Не раздумывая долго, Маргарита шмыгнула за ней, удивляясь своей неизвестно откуда взявшейся смелости. Последнее, что услышала девочка у себя за спиной, — заливистый и звонкий собачий лай.

ГЛАВА 6

где Маргарита подвергается нешуточной опасности и видит светящуюся пыльцу

Дверь оказалась массивной, окованной железом, как сундук Корицы. Ее почему-то не подогнали под общий «пластиковый» декор, а только загородили от глаз нарядной ширмочкой.

За дверью начинался узкий коридор, по кирпичной кладке которого змеилось огромное количество проводов. Тут Блондинка расслабилась окончательно и, легко перехватив старушку за талию, повесила на сгибе руки, как летнее пальто. Маргарита даже не успела испугаться. Да и некогда уже было пугаться-то: «Или Франкенштейн совсем иссохла, — подумала она, — или эта тетка терминатор. Господи, где же бабушка?»


Цветник бабушки Корицы

А вот с этой мыслью пришел страх. И узнавание. Маргарита вспомнила коридор, которым они шли (вернее, уверенно и быстро шла Блондинка, а девочка, крадучись, еле поспевала за ней).

«Сейчас, — мысленно проверяла она себя, — за поворотом будет цех С-3, где хранят парики и платья для исторических постановок. Совсем рядом — выход на сцену, за кулисы. Дальше, — девочка чуть не всхлипнула, — бабушкина костюмерная, потом нижнее фойе, за ним — другой коридор и кабинет Франкенштейн». Блондинка с директрисой-пальто на руке скрылась за углом, а Маргарита вдруг споткнулась и, чтобы не упасть, схватилась рукой за стену, громко ойкнув. Шаги впереди стихли.

«Услышала, — пронеслось в голове у девочки, — сейчас обратно пойдет».

И она судорожно начала озираться — куда бы спрятаться? Только дверь С-3. Толкнула — открыто. Внутри темно, лишь в глубине слабо лучится какой-то источник зеленоватого света. Подробностей Маргарита не рассмотрела, потому что с размаху врезалась во что-то большое и мягкое. Тут же сверху на нее со змеиным шуршанием обрушилось бесформенное нечто. Пытаясь отстраниться, девочка только сильнее запутывалась в пыльных складках то ли материи, то ли огромной змеиной кожи. Ее накрыло с головой, стало трудно дышать. Она в бессилии опустилась на пол. А сверху все шлепалось и скользило непонятно что.

И не закричать, потому что — Маргарита слышала — дверь С-3 открылась, и щелкнул рубильник выключателя. Девочке показалось, что сердце ее бьется слишком громко. Сама она старалась не дышать. И только сильно-сильно зажмурила глаза, чтобы как можно глубже погрузиться в спасительную темень. До того, что с той стороны век вспыхнули разноцветные звездочки. Но Блондинка молча постояла какое-то время, потом — чок-чок — проследовала в сторону двери. Выключила свет, ушла. Маргарита осторожно выбралась наружу. И опять чуть не вскрикнула, на этот раз от удивления. Было относительно светло, свет шел от облачка зелено-золотистой пыльцы, висящей посреди С-3. Оно состояло из искрящихся огоньков — каждый чуть меньше рисового зерна.

Огоньки показались Маргарите неопасными, и она потихоньку огляделась. Казалось, комнату срочно пытались подготовить к ремонту, да так и оставили. Наряды королей, принцесс и мушкетеров, которые раньше висели на специальных вешалках, кто-то свалил огромной кучей в центре помещения. Они-то и обрушились на Маргариту, надежно укрыв от Блондинки. Немой толпой стояли оголенные манекены с болванками вместо голов, на некоторых еще были натянуты парики. Раньше девочка часто играла с ними, когда приходила к Корице, но сейчас поежилась. Что-то зловещее вдруг проступило в них, лишило театральной магии и сделало похожими на снятые скальпы.

На иных манекенах ниже париков были накручены пестрые платки, галстуки, кружевные жабо или боа. А на одном — хоть протирай глаза, хоть не протирай! — под растрепанным «вороньим гнездом», в котором травести Вера Сергеевна обычно играла Карлсона, красовался полосатый шарф Корицы.

Девочка кинулась к нему, зарылась носом. Конечно, бабушкин!

От него и пахло Корицей. Слезы сами брызнули из глаз, и, не отдавая себе отчета в том, что делает, Маргарита начала разматывать шарф. Стащила, спрятала за пазуху. И снова обратила внимание на слабый источник зеленоватого свечения. В стеклянном ящике, напоминающем аквариум, из песчаного грунта торчал странный цветок. Два мясистых лепестка — точь-в-точь хищно приоткрытая пасть, утыканная противными ворсинками-тычинками, над которыми вилась стайка светящихся огоньков. Маргарита сделала несколько шагов, чтобы рассмотреть монстрика поближе. Он очень напоминал росянку — растение-хищник, о котором совсем недавно на уроке природоведения рассказывала учительница. Сладким нектаром и запахом цветок приманивал мелких насекомых, а потом — ап — и захлопывал лепестки, точно пасть, и оставались от несчастной мушки или пчелки только ножки да крылышки.

«Что за день сегодня такой, — подумала Маргарита, опасливо разглядывая губастое чудо в аквариуме, — какие-то противные цветы кругом. На презентации тот — с желтой метелкой, как на бабушкиной кружке, тут этот — похожий на хищника, весь в светящейся пыльце!»

К тому же пыльца — огоньки — вдруг сильно встревожились. С угрожающим тихим рокотом облачко двинулось к Маргарите. Рокот нарастал. Стало трудно дышать. Почему-то пахнуло застоявшейся водой. «Так пахнет, если пруд, около которого гуляешь, закидали мусором, и он превращается в болото», — подумала девочка и опрометью бросилась прочь, отмахиваясь от липнувших к лицу светлячков. А сзади, казалось, врубили сигнализацию — такой истошный поднялся вой. На бегу Маргарита дернула дверь костюмерной, та не поддалась. «Никто и не сомневался», — подумала она, резко свернув в сторону фойе. Там было пустынно: ни уборщиц, ни гардеробщицы тети Насти, которая целыми днями вязала, сидя на стульчике, шерстяные носки. Слава богу, стеклянная дверь на улицу оказалась открыта.



Остановилась Маргарита только через два квартала. Никто за ней не гнался, а по щекам тихонько текли слезы. Они щипали в носу, застилали глаза. Стесняясь вытирать их на виду у прохожих (маленькая, что ли), девочка так и брела по улице почти наугад, едва различая асфальт под ногами и картинки по сторонам.

— Эй, милая, ты чего? — услышала она вдруг и поняла, что кто-то дергает ее за подол куртки. — Ну-ка не реви, тоже мне — слёзки на колёсках!

Протерев, наконец, глаза, Маргарита увидела перед собой обглоданный временем песцовый воротник пальто и веселое лицо уличной торговки. Та приветливо улыбалась, поблескивая золотым зубом. Прилавок изображал деревянный ящик, застеленный газеткой. Между мешком с жареными семечками и связкой тряпичных мячиков стояла коробка с самодельными петушками цвета «вырви глаз». Мячики на резинках украшали тщательно разглаженные «золотинки», которые подозрительно напоминали фольгу от съеденных давным-давно конфет. Весь товар выглядел достаточно нелепо. Ведь в любом магазине поблизости продавали «чупа-чупсы» самых разных моделей и пластиковые «йо-йо». Причем некоторые «чупики» были снабжены конфетами, а «йо-йо» — начинены бегущими огоньками. Начнешь играть с таким, а он тихонько зажужжит, замигает, совсем как маленький космический аппарат…


Цветник бабушки Корицы

— Не реви, — сказала торговка. — На-ка лучше, — и протянула Маргарите развеселого красного петушка и мячик с розовой золотинкой.

— Спасибо, что вы, — шмыгая носом, поблагодарила девочка, — у меня и денег-то нет.

— Ничего, сочтемся, — заверила торговка. — Считай, подарок от заведения.


Цветник бабушки Корицы

И она хрипло хихикнула, накрывая свое богатство полиэтиленовой пленкой, потому что с неба крупными хлопьями повалил мокрый снег.

— Иди-иди, чего стоишь, — подтолкнула она Маргариту, застывшую в нерешительности, — лоток не загораживай.

И Маргарита пошла, рассеянно засунув леденец и шарик в карман курточки. Хотя возвращаться в пустую квартиру совсем не хотелось. Снегопад, стремительно пронесшись над городом, кончился, по улицам и дворам словно прошлись побелкой, и тут же стало смеркаться. Из детсадов вели домой карапузов в цветных комбинезонах, похожих на игрушечных космонавтиков. А во дворах взрослые, прикидываясь, что делают это для детей, лепили снеговиков.

ГЛАВА 7

где в дверь к Маргарите звонит джентльмен с собакой

Зима, похоже, не состоялась. Маргарита проснулась от того, что за окном падали на землю с веток, карнизов и крыш тяжелые капли. Таял выпавший снег. «Утро теперь или вечер?» — подумала девочка. Вернувшись из театра, она несколько раз набрала номер Корицы. Потом немножко послонялась по пустой квартире, немножко поплакала. В конце концов уснула, не раздеваясь, на бабушкиной кровати, в смутной надежде, что «утро вечера мудренее». А теперь не могла понять: уже наступило «утро» или продолжает длиться бесконечный «вечер»? И тут раздался звонок в дверь.

Маргарита бросилась в прихожую с криком «Бабушка-а-а-а!!!», но, услышав в ответ собачье тявканье, остановилась. С опаской заглянула в глазок: в мутном свете коридорной лампочки переминался с ноги на ногу давешний джентльмен из-под фонаря. Он то и дело наклонялся к собачке и что-то тихо ей втолковывал. Но песик только гордо вскидывал мордочку и несогласно отвечал: «Р-ррр-гав».

«Открывать или не открывать?» {8}— лихорадочно соображала девочка. Хотя пальцы уже сами собой тянулись к замку.

— Кто там? — едва успела она спросить, делая первый поворот ключа.

— А Евгения Дмитриевна дома? — ответили с той стороны.


Цветник бабушки Корицы

Маргарита распахнула дверь. Первым порог квартиры гордо переступил пекинес.

— Георгий, — представляя его хозяйке, сказал человек из-под фонаря, согнувшись в театральном поклоне. — А я, — он стянул с головы берет, — старинный друг вашей бабушки.

— А я… А меня, — начала было Маргарита, но вместо того, чтобы назвать свое имя, неожиданно для себя самой разрыдалась в голос.

Через полчаса все уже мирно пили чай на кухне. Маргарита, уткнувшись носом в большую кружку, время от времени всхлипывала. Пекинес Георгий урчал, устраиваясь на атласной подушечке, в большом кресле. А Че — именно так попросил называть себя странный гость — вертел в руках приемник Корицы.

— Так-так, — совсем как бабушка произнес он, поправив круглые очки, — как же это включается, Георгий? Я что-то кнопки не вижу.

— Гав, — коротко ответил пекинес.

— Справа? — разглядывая приемник, переспросил Че. — Ну что ж, попробуем справа…

Он что-то нажал, и панельная доска засветилась слабым зеленым светом.

— И как она этим пользовалась, а, Георгий?

— Р-гав!

— И я не знаю, — согласился Че. — Только нашла она нас с помощью этого прибора, — обратился он уже к Маргарите. — Твоя бабушка большая мастерица на такие штучки. Никогда не понимал, как ей это удается. У меня, — он снял очки и протер их носовым платком, — точнее, на даче у моего друга, где я жил, неожиданно заработала старая «Ригонда» {9}. А ведь ее лет десять в розетку не включали, у нее и штепселя нет. А засветилась, и будто диктор передачу начал, знаешь, сквозь шумы такие и помехи.

Че покрутил ручку настройки, недоуменно пожал плечами.

— Гав, — вмешался в разговор Георгий, который уже вольготно устроился на атласной подушке и картинно свесил вниз короткие лапки. — Гав-гав.

— Да что ты говоришь? — спохватился Че. — Думаешь, она родной внучке и не рассказывала? Хотя, что же это я, ворожайка старая…

Он отложил приемник в сторону и повернулся к Маргарите, которая смотрела на своих гостей во все глаза и уже ничему не удивлялась, потому что слишком устала удивляться за этот бесконечный день.

— Ты давно живешь с бабушкой? — спросил Че.

— Полгода где-то, — ответила Маргарита и громко отхлебнула из чашки, видимо от смущения. Ведь она прекрасно помнила уроки Корицы, которая говорила, что воспитанные девочки должны пить чай — даже самый горячий чай — беззвучно. И ни в коем случае не стоит шумно дуть на поверхность чашки. «Не стоит», — повторила про себя Маргарита и, сложив губы трубочкой, принялась что есть силы дуть в свою чашку, хотя никакой необходимости в этой операции не было. Чай успел остыть.

— И она тебе ничего такого не рассказывала? — продолжал расспрашивать Че.

— Рррррр-гав, — встрял Георгий.

— Хорошо-хорошо, — отмахнулся Че, — только не нервничай. В общем, она тебе никогда не говорила, что у нее есть такие замечательные во всех отношениях друзья, как мы?

— Нет. — Маргарита от напряжения даже наморщила лобик.

— Странно, — расстроился Че. — Не успела, наверное. Хотя у нее всегда был сложный характер, по крайней мере, для того чтобы…

— Рр-р-р-ргав, — практически взвизгнул на своем месте Георгий.

— Н-да, что-то я не о том, — смутился Че. — В общем, мы давно не виделись с Евгенией. Но, похоже, она попала в какую-то весьма неприятную историю, если пригласила нас сюда. Вчера, в восемь тридцать вечера мы должны были встретиться около театра. Я и Георгий прождали ее до двенадцати, а потом…

— Гав, — предупреждающе тявкнул пекинес.

— …потом пошли искать гостиницу, — продолжил Че. — Сегодня мы тоже ее нигде не встретили. Да и ты в полной растерянности. Может, объяснишь, не торопясь, что здесь все-таки происходит?

Снова предательские слезы подкатились к глазам Маргариты. И, тихонько вытирая их кулачком, она начала рассказывать то немногое, что знала.

— Но вы ведь тоже были в том магазине? — спросила она, завершив описывать свои приключения.

— Мы только зашли, — согласился Че, — и сразу попали в историю. Какой-то мужичок наступил на лапу Георгию. Но сам при этом так испугался, что отскочил и опрокинул стеклянную вазу с цветами. И та разбилась…

— Гав, — добавил пекинес.

— А ты молодец, умело воспользовалась ситуацией, — похвалил Че. — В каком-то смысле провела для нас предварительную разведку. Георгий просит передать, что восхищен твоей смелостью.

— Спасибо! — покраснела от смущения Маргарита. Она-то совсем не считала, что у нее есть повод для гордости.

— Ну а теперь давайте спать, — предложил Че. — Я пока займу комнату Корицы. Моему четвероногому другу вроде бы приглянулась атласная подушка. А ты, Маргарита, больше не вздумай плакать. Твоя бабушка жива, я тебя уверяю. Просто попала в серьезную переделку. Если бы с ней случилось самое плохое — я бы знал. У нас с ней в этом отношении бесперебойная связь. Какая, расскажу после.

Засыпая, Маргарита подумала о том, что Че и Георгий много недоговаривают. Например, интересно было бы узнать, почему они появились в городе таким необычным способом? Откуда знают Корицу? Да и в «А-фелии Blum» эта парочка оказалась совсем не случайно. И откуда у нее, большой, честно сказать, трусихи, возникло вдруг неодолимое желание проследить за Блондинкой? Да ведь и имена какие-то странные! Че, например, сказал, что Маргарита может называть его Камрадом или Чертополохом.

ГЛАВА 8

в которой творится черное колдовство

А в театре в этот поздний час было на удивление тихо. Тихо не по-хорошему. Тихо зловеще. Свет горел только в кабинете Старушки Франкенштейн, которая с закрытыми глазами, не подавая признаков жизни, лежала в повернутом к окну кресле. Рядом на вертящемся стуле расположилась Блондинка. Не снимая черных очков, она сосредоточенно листала пухлый, густо исписанный от руки блокнот. Время от времени ей попадались схемы, странные символы, пентаграммы {10}, рисунки.

— Вот оно! — ткнула мадам длинным ногтем, покрытым зеленым лаком, в один из них. — Нашла!

Она запихнула блокнот в блестящую черной кожей сумку. Пугающим своей легкостью движением перекинула через руку Старушку Франкенштейн и вышла из кабинета. «Чок-чок-чок», — застучали ее каблуки в темноте коридора, ведущего к С-3. Было совершенно неясно, как Блондинка ориентируется в полной темноте, да еще в черных очках. Войдя в комнату, где сегодня днем Маргарита пережила далеко не самые лучшие моменты своей жизни, мадам не стала поворачивать рубильник — вполне хватало света от облачка-пыльцы, тихо дрейфующего под потолком. Да и губастый монстр в аквариуме стал лучиться гораздо сильнее, он даже увеличился в размере.

С ловкостью опытного прозектора Блондинка уложила Лилию Филадельфовну на длинный железный стол, где раньше стояли болванки с париками. Сухонькое тельце заняло не больше трети стола, так что Блондинке хватило места, чтобы начертить, сверившись с блокнотом, перевернутую пентаграмму. Орудовала она чем-то вроде маркера, если кому-то доводилось видеть маркер, заряженный фосфором. Пятиконечная звезда, центр которой в аккурат занимал аквариум с цветком-уродцем, засияла на поверхности стола.


Цветник бабушки Корицы

А дальше Блондинка принялась творить что-то и вовсе отвратное. Поправила на Старушке Франкенштейн бейсболку, стащила с ее ног серые замшевые туфли и капроновые носки. Маркер в ее пальцах сверкнул прорезавшимся лезвием. Взмах, еще один — и два отсеченных старушечьих мизинца улеглись на краешке стола, а на обезображенные конечности Лилии Филадельфовны немедленно опустилась золотая пыльца. Крови не было. Мадам гордо выпрямилась над аквариумом, прочитала короткое заклинание на корявом, неизвестном языке и — один за другим — бросила мизинцы Старушки Франкенштейн в раскрытую пасть растения-монстра. Мясистые лепестки немедленно сомкнулись ворсинками вниз, послышались чавкающие, слякотные звуки — будто поднимались на поверхность болота донные газы. Внутри зеленого крепко захлопнутого бутона набухло и отвердело круглое уплотнение. Оно задвигалось, бугря изнутри кожистую поверхность. Когда цветок с треском вновь разлепил лепестки — из зеленой, сочащейся слизью сердцевины уставился на Блондинку круглый черный глаз.


Цветник бабушки Корицы

— С днем рождения, сокровище мое. — Мадам протянула было к монстрику руку, но тут же ее отдернула. — Я твоя новая хозяйка, — проговорила она, брезгливо протирая пятерню платком, — Афелия Блюм. Подрастай скорее, уродец, нас ждут великие дела. Для начала нас должен заобожать этот город. А там — посмотрим. Запомни хорошенько: нашему с тобой совершенству нет пределов!

И без капли иронии уточнила:

— В особенности — моему…

ГЛАВА 9

в которой Маргарита первый раз пьет волшебное зелье и узнает много интересных вещей

Утром следующего дня Маргарита застала на кухне такую картину: на плите вовсю готовился завтрак. Шкворчала сковорода, посвистывал, закипая, чайник. Че поставил перед девочкой тарелку с яичницей.

— Хлеба нет, — сказал он с виноватой улыбкой, — но леди, даже если они маленькие, то есть я хотел сказать не очень взрослые, и не имеют проблем с лишним весом, все равно должны есть мучного как можно меньше {11}.

— Р-р-р-гав, — раздалось откуда-то из-под стола. Через несколько секунд, качнув скатерть, как театральный занавес, показался Георгий, повилял хвостиком и ловко вскарабкался на свою подушечку.

— Он тоже вас приветствует, Маргарита, — привычно перевел Че, колдуя над туркой, — и просит непременно угостить сегодняшним особым кофе, чтобы впредь леди понимала его без перевода. Тем более, сообщает он, у вас к этому явные способности.

— Откуда он знает? — удивилась Маргарита, но Че, не ответив, метнулся к плите, снял с кастрюли дребезжащую крышку и стал помешивать овсянку с таким упоением, словно не каша варилась в кастрюле, а какой-нибудь там нектар.

— Кто не помешивает овсянку, тот не ест, — сообщил он, заговорщически подмигнув Маргарите. — А почему, спрашивается?..

Девочка пожала плечами.

— Потому что есть будет нечего, — ответил Че и засмеялся собственной шутке.

«Хорошо этот Че управляется на нашей кухне, даже „блинная“ сковорода у него не капризничает, — отметила про себя девочка, уплетая за обе щеки завтрак. — И когда успел со всеми договориться?» Несмотря на вчерашние треволнения, аппетит ее совсем не ухудшился.

— «Пищей этой собачке будут акулий плавник, печень вальдшнепа и грудки перепелов, — декламировал Че с какой-то особо противной интонацией, пристраивая перед пекинесом маленький переносной столик с миской. — А поить его должно чаем из ветвей кустарника, растущего в провинции Ханькоу, или молоком антилоп, пасущихся в Императорском парке» {12}. Но сегодня, Георгий-сан, только овсянка, со здешними рынками я пока не ознакомился. А мы с тобой, Маргарита, выпьем нашего волшебного зелья, для облегчения коммуникации так сказать. После этого можешь говорить мне «ты».

И он налил ей в кружку что-то похожее на кофе. Себе, однако, плеснул жидкости из плоской старинной фляжки, обшитой кожей. Вкус напитка показался девочке смутно знакомым, хотя бабушка такого вроде бы не варила. После первого же глотка странное тепло разлилось по всему телу Маргариты, в глазах потемнело, потом наступила необычайная ясность, даже краски вокруг стали ярче.

— Ну вот, — как бы издалека донеслось до ее слуха, — наконец я могу представиться самостоятельно, а не уповать на милость этого пустозвона.

К концу фразы голос стал более четким:

— Итак, давайте знакомиться, прекрасная Маргарита, я — представитель древнего рода львиных императорских собачек Георг Златогривый. Мои предки были завезены в Англию в 1860 году из Китая, в дар королеве Виктории…

Маргарита, потихоньку приходя в себя, смотрела на пекинеса, кроме прочего страшно польщенная тем, что она «прекрасная».

— История моего рода уходит корнями… — продолжал Георгий.

Но тут вмешался Че:

— Нет-нет-нет, — запротестовал он, посмеиваясь, — истории рода и народа вечером будем друг другу рассказывать. Мне, между прочим, тоже есть чем поделиться, — он многозначительно взглянул на Маргариту, — но дело зовет! Пора всерьез заняться поисками твоей бабушки и разобраться, наконец, что готовится в этом городке.

— Боюсь, не готовится, а уже происходит, — уточнил пекинес, соскакивая на пол. — Собирайтесь!

Он старательно обнюхал шарф Корицы и на улице уверенно повел Че с Маргаритой за собой. Хотя, конечно, им обоим приходилось сильно сдерживать шаг, чтобы не обогнать семенящего впереди Георгия.

— На самом деле не стоит думать, что он не спешит, — улыбнулся, придерживая Маргариту под локоток, Че. — Георгий у нас — жертва породы. Считалось, что собачке императоров не пристало иметь мускулистые ноги. Их носили на руках особы царской крови, и гуляли пекинесы исключительно по ухоженным тропинкам дворцовых парков. Для них важнее было целиком помещаться в рукаве августейшего одеяния.

«Интересно, — рассеянно подумала Маргарита, — что такое „августейшее одеяние“», {13}а вслух сказала:

— Получается, мы идем к театру.

— Чего и следовало ожидать, — отозвался Че.

— А чем вы меня сегодня поили?

— Корнем одуванчика, дорогая моя, который издавна использовали как кофе. На его основе я разработал рецепт напитка, обостряющего способности к усвоению чужих языков.

— Здорово, — восхитилась Маргарита, подумав, что теперь у нее должно быть гораздо меньше проблем на уроках английского.

— Вовсе нет, — отозвался на ее мысль Че, — на человеческие языки мое изобретение не запрограммировано.

Пораженная Маргарита надолго замолчала, пыталась сообразить, как же правильней поступать в ситуации, когда все вокруг читают твои мысли. Ладно лишнего не сболтнуть, а как вот лишнего не подумать? Между тем их маленькая процессия поравнялась с торговкой семечками. Маргарите показалось, что пекинес чуть притормозил у ее лотка и даже приветственно дернул пушистым хвостом. «Наверное, ему леденцы или шарики понравились», — решила девочка и тоже кивнула недавней знакомой. Та в ответ махнула рукой, но ничего не сказала.

— Вы уже знакомы? — удивился Че.

— А почему «уже»? — не поняла Маргарита.

— Умная девочка, вся в бабушку! Ни почему, просто оговорился, — засмеялся ее собеседник, но осекся. Совсем близко от них по проезжей части медленно (гораздо медленнее, чем все остальные в потоке) проплыла черная машина, дверцы которой были украшены золотым логотипом «А-фелии Blum». За стеклом угадывался профиль Блондинки. Маргарита непроизвольно схватила Че за руку, а тот только присвистнул:

— Видал, Георгий, как величественно? И метелки эти — точь-в-точь гербы на дверцах кареты.


Цветник бабушки Корицы

— Сразу, как кончится этот дом, — предупредила Маргарита, — будет театр и магазин.

— Вот туда-то мы и направимся, — беспечно отозвался Че.

Однако на стекле входной двери красовалось объявление: «„А-фелия Blum“ не работает. Срочно требуется продавец».

— Так-так, — озадаченно почесал в затылке Че. — Опять твои проделки, Георгий?

— Счастливое стечение обстоятельств, герр Чертополох, — лукаво ответил песик, — наверное, предыдущего продавца уволили за вчерашний погром. Идите и попытайте счастья, друг мой. Тем более что хозяйка только что подъехала. А мы с Маргаритой, чтобы не мешать, подождем тебя вон на той скамье.

ГЛАВА 10

где Че устраивается продавцом в «А-фелию Blum» и тоже видит летающие огоньки

В магазине было сумеречно из-за опущенных жалюзи. И Че не сразу заметил Блондинку, которая склонилась над прилавком, где стояло в ряд несколько горшочков с молодыми ростками. Зато по торчащим вверх метелкам, напоминающим ершики для мытья посуды, Че безошибочно определил — перед ним рассада того растения, которое гордо украшало вывеску «А-фелии Blum» и красовалось вчера на презентации в магазине. Мадам держала в руках садовый совок. Резиновые перчатки, перепачканные землей, никак не вязались со строгим костюмом бизнес-леди. Глаза скрывали темные очки.

— Что вам угодно? — спросила она чуть дребезжащим голосом.

— Ой-ой-ой, — заголосил вместо ответа Че, — как называются эти удивительные цветы?

— Афелиум. — Блондинка выпрямилась, и брови ее Удивленно поползли вверх. — А вы, собственно, чего хотите?

Вместо ответа Че кинулся к одному из растений с чуть надломленным стебельком:

— Совсем плох, крошка, — продолжал он причитать, не давая своей собеседнице опомниться, — не могу смотреть, когда цветы чахнут в этих тесных пластиковых штуках. Просто как сиротки в приюте! Я готов собственноручно каждое растеньице отнести туда, где оно получит полноценный керамический горшок, индивидуальный уход, а также семейное тепло! Позвольте! — И, ловко выдернув из рук опешившей Блондинки совок, он принялся пересаживать сломанный еще на открытии афелиум.

— Однако! — процедила дама, с треском сдирая с рук перчатки.

Несколько минут она с поджатыми губами наблюдала за манипуляциями Че. Потом отчеканила:

— Жалованье небольшое. Работа ежедневная, с одиннадцати до пяти. Я — Афелия Блюм. И если вы готовы признать меня своей хозяйкой — до завтра!

— Сочту за честь. — Че старомодно раскланялся и попятился к двери, не переставая улыбаться и прижимать руку к сердцу. На самом деле он старался получше рассмотреть Блондинку. Но свет-то она так и не зажгла! К тому же внимание отвлекли то ли золотистые маленькие осы, то ли огоньки, которые вдруг засветились за ее спиной в глубине магазина. Следя за их полетом, он едва не споткнулся о порог.

— Еще я не люблю пустой болтовни и лишних вопросов! — бросила на прощание Афелия, захлопнув дверь.

— И все-таки странно, — рассказывал, немного погодя, Че Маргарите с Георгием, — почему мадам не снимает очки даже в темноте? А эти светлячки, которые ты, Марго, видела в С-3, чем-то напоминают облачко пыльцы и запах… будто бы болотный, легким таким дуновением. Потом — откуда у подобной особы такая нежность к растениям?

— А след Корицы, — добавил пекинес, — обрывается недалеко от крыльца этого замечательного магазина. Просто растворяется. Не понимаю.

Они втроем потихоньку брели в сторону дома. Но не тем маршрутом, которым пришли. По настоянию Че Маргарита должна была провести друзей через рынок.

— Не исключено, — объяснил Камрад, — что мне потребуются некоторые пряности и приправы. И потом — никогда не знаешь, какие чудеса можно встретить на рынках, особенно блошиных. Смотрите, например, — и он махнул рукой в сторону импровизированного лотка старьевщика в синей фуфайке. Подошли ближе, и Маргарита удивленно ахнула.


Цветник бабушки Корицы

Каких только ключей не было разложено на цветастой клеенке! Самых разных форм и размеров. Совсем крошечные — от кукольных сундучков и детских машинок. Ржавые «амбарные». Ключики от давно остановившихся часов, сломанных секретеров, никогда не запирающихся ящиков, бабушкиных сундуков и потерянных чемоданов. Связка за связкой — на голубой грязной ленточке, розовой грязной ленточке, потасканной бечевке, шерстяной нитке. Ими можно было открыть бесчисленное количество замков самого сложноустроенного мира.

Георгий, притворяясь обычной бессловесной собачкой, обнюхал весь товар, завилял хвостом. Че, оглядывая странную коллекцию, почесал в затылке, присвистнул и спросил у человека, сидящего рядом с ключами на раскладном стульчике:

— Почем продаешь, отец?

— Такому молодцу отдам по десять рублей за штуку, — прищурившись, ответил старьевщик. — Этот ключ от шкафа, а этот, не совру, от секретера.

— А как же ты, дорогой, ключи без замков пристраиваешь? На глазок?

— Так что ж сюда шкаф или ящик выдвижной тащить? Берите на глазок, уважаемый, уж как повезет.

Че еще раз оглядел торговца. Поковырялся в его товаре и вытащил на свет божий совсем ржавый ключ сантиметров десяти в длину, с ажурной бородкой и причудливыми рельефами на основании кольца. Таким вполне можно было отомкнуть ворота настоящего замка. Или дверь таинственного подземелья. Но что больше всего понравилось Маргарите — в дырочку ключа очень даже хорошо получалось свистеть. Что немедленно и проделал Че целых три раза.

— За этот двадцать, — чувствуя наживу, засуетился продавец.

Че засмеялся и протянул ему две мятые купюры.

Затем он увлек друзей в торговые ряды, где в витринах желтели головы сыра, краснели груды помидоров и перцев, зеленели штабеля огурцов. Домой возвращались нагрузившись всевозможной провизией. Маргарите достался пакет с помидорами, фиолетовым базиликом и мятой.

А по городу всюду — на стенах домов, остановочных комплексах, столбах и заборах — люди-паучки разглаживали желтыми валиками полотнища афиш:

«ИСПОЛНЕНИЕ САМЫХ ЗАВЕТНЫХ ЖЕЛАНИЙ! ВОЙДИТЕ — КАК ЛЮДИ! ВЫЙДИТЕ — КАК БОГИ! ЕДИНСТВЕННЫЙ В СВОЕМ РОДЕ ИНТЕРАКТИВНЫЙ СПЕКТАКЛЬ-МИСТЕРИЯ! ОТБОР УЧАСТНИКОВ! ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ МОЖЕТ КАЖДЫЙ! КАСТИНГ В ЗДАНИИ ТЕАТРА. ЕЖЕДНЕВНО! ПРИ СЕБЕ ИМЕТЬ СВОЙ ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТОК. СПОНСОР ПРОЕКТА — СЕТЬ ЦВЕТОЧНЫХ БУТИКОВ „А-ФЕЛИЯ BLUM“.»

— Тьфу ты, ведьминская каракула! — неодобрительно покосился в их сторону Че. На кольце перед домом стояло сразу несколько трамваев. Вместо флажков они были украшены метелками афелиума, сделанными из блестящей мишуры.

— Серьезный карнавал затевают, — озабоченно заметил пекинес.

ГЛАВА 11

Первый сказочный ужин, во время которого Маргарита узнает о повадках дымодраконов и слушает рассказ про удивительное растение чертополох

Ну что, Маргарита, будем готовиться к войне? — сказал Че, напяливая на себя клетчатый фартук Корицы и разворачивая свертки с покупками. Стрелки кухонных часов еще не подобрались к шести, а за окном давным-давно стемнело. Девочка мыла оставшуюся после завтрака посуду.

— А с кем мы будем воевать, Че? — спросила она.

— Вот-вот! Чем труднее распознать врага, тем он опасней! Хотя в нашем случае гадать не приходится. Чем, как вирусом, заражен ваш город? Правильно — этими метелками!

И герр Чертополох ловко выхватил у Маргариты из рук чашку-куб, которую она только что ополоснула.

— Эту посудину, говоришь, не любила твоя бабушка?

— Угу.

— Вот и проверим, за что. Но сперва нужно основательно подкрепиться. Готовим ужин.

И Че со страшным шумом вытащил из-под стола на середину кухни свой саквояж. Про такие обычно говорят «видавший виды» — что за «виды» выпали на долю этого, Маргарита даже вообразить не бралась. Георгий между тем дремал на потертой атласной подушке и не открывал глаз.

— Конечно, не перепела Вероники, не телятина Моренго и не котлеты Софи, — с чувством декламировал Че. — Даже, доложу я вам, не сальми из кулика…

На этих словах пекинес приподнял одно ухо, по-прежнему притворяясь спящим.

— А блюдо не менее прекрасное и не менее, а даже более волшебное, — продолжал Че, лукаво поглядывая в его сторону. — В наших же с вами условиях просто необходимое — картофель, запеченный с сыром и чертополохом.

И он со стуком поставил на стол извлеченную из саквояжа банку с темно-зеленым содержимым. Георгий дернул хвостом, но глаз все равно не открыл и только глубже зарылся носом в передние лапки.

— Да! — ответил Камрад на вопросительный взгляд Маргариты. — В виде банальных зимних заготовок. Потому что где вы возьмете в ноябре, в этих широтах, двести граммов свежего листа чертополоха? А ты, дорогая, вместо того чтобы стоять, разинув рот, почисти картошку и начинай тереть сыр. А я попробую порассуждать за нас за троих…

Он уселся за стол поудобнее, ноги положил на табурет, разжег трубку Корицы и отправил под абажур пару танцующих змеек дыма.

— Судя по всему, госпожа Афелия — дама не простая. Что-то я не припомню, чтобы Корица проигрывала кому-то первый тур, даже не начав бой. Да и нас она давно для подкрепления не вызывала. Это — раз. И два: абсолютно неясно, что тут к чему. «Цветы, театр. Союз цветов и театра». И почему на кастинг нужно принести свое любимое растение? Какую цель он вообще преследует? Кого хочет выбрать мадам и для чего? В любом случае нам нужно укреплять иммунитет. И тут нет ничего лучше, чем витамины группы «М». А если проще — магические витамины, повышающие устойчивость ко всякого рода гадким влияниям. И здесь сложно найти что-либо лучше чертополоха. Витамина «С» в лимоне гораздо меньше, чем витамина «М» в этом замечательном растении. Ведь даже из названия ясно, что основное его предназначение — гонять чертей, устраивая среди них переполох. С чем наш герой успешно справляется с незапамятных времен. Это великий воин, который из скромности прикидывается обычным сорняком.


Цветник бабушки Корицы

Дым под потолком принял форму развесистого кустарника, увенчанного шишками, стебли которого, однако, тут же превратились в гибких драконов. Обернув свои длинные хвосты вокруг абажура, они, казалось, задремали. И исчезать никуда не собирались. Маргарита, не веря своим глазам, следила за чудесными превращениями и даже выронила нож из рук.

— Наша принцесса, как я погляжу, не больно-то дружит с кухонной утварью, — усмехнулся Че. — Давай-ка сюда картошку. Запоминай, а лучше записывай. Секрет начинки: две ложки тертого сыра, семь ложек чертополоха {14}. В моей банке, понятно, он уже очищен от колючек, ошпарен и пропущен через мясорубку. Перец и соль по вкусу. Кстати, миска, где я все смешиваю, — специальная. Для таких случаев. Сделана вручную из глины редкого свойства. И ложка серебряная! Потому что в посуде из пластика не только волшебной — обычной еды вкусно не приготовишь! А ты пока срезай у каждого клубня картошки основание для устойчивости, а верхушку — для крышки. В пеньке, который получится, делай углубление под фарш…

Не сразу, но со второй картошки Маргарита освоила технологию.

— Молодчина! — похвалил Че. — А теперь самое время познакомиться с вашей духовкой поближе.

Он присел перед плитой на корточки. Похлопал ее по стальному боку. Открыл дверцу духового шкафа и сунул туда свой нос. Пробубнил «хороша старушка». Но как только попытался зажечь газ — наружу так и полыхнуло синим пламенем. Маргарита, вырезая из картошки пеньки, краем глаза внимательно следила за всеми его движениями. Помнила свои кухонные злоключения! И от нее не укрылось, как неохотно поддавался вентиль-тугодум пальцам Че. Тот, впрочем, совсем не обиделся, а только рассмеялся:

— Ого, да здесь, как я вижу, собрались ребята с норовом. Все в Корицу. Узнаю характер!

И повторил попытку. Вскоре фаршированные клубни подрумянивались на противне, щедро политые сметаной с измельченным укропом. Георгий по-прежнему дремал, а Камрад продолжал рассказ об удивительном растении:

— У чертополоха много имен. И все мне нравятся! Ты только, Марго, послушай: «репейник», «басурманская трава», «волчец», «дедовник», «драпач», просто «колючник», «царь-мурат», «еж», «татарник», «шишебарник», «чертогон»! Настоящие определения мужчины! Хотя есть у чертополоха титулы и поблагородней. Он ведь дослужился до настоящих королевских почестей, этот ветеран помоек! А все дело в редкой магической силе. Люди пользовались его услугами с давних времен. Хочешь отогнать от дома вампиров и прочую нечисть? Повесь у входа чертополох! Колдун-оборотень измучил жителей селения? Посади чертогон на его могиле, и горбатый оттуда ввек не выберется! Смотри!


Цветник бабушки Корицы

Че зачерпнул серебряной ложкой немного зеленой смеси из банки и капнул на чашку-куб, которая стояла тут же. Капля зашипела и задымилась, по стальному боку поползла, разрастаясь, черная клякса. За несколько минут, как в мультфильме, кружка скукожилась и расплавилась, выпустив в воздух струйку едкого газа, которая юркой змейкой устремилась к форточке. Но два дракона из-под абажура — те, что свились из трубочного дыма, — немедля кинулись вслед. Открыли полупрозрачные пасти — и змейки как не бывало. А драконы, переливаясь всеми цветами радуги, вернулись на место.

— Что за иллюминация? — подал голос проснувшийся пекинес. — Опять герр Чертополох фокусы показывает?

— Изгоняю бесов, обезвреживаю лазутчиков! — ответил довольный Че. — Видела, Маргарита, что смущало твою бабушку? Эти метелки совсем не безвредны. В каждой сидело по маленькому чертенку.

Маргарита долго не могла прийти в себя от увиденного, потом с языка само собой сорвалось:

— А что такое «ведьмина каракула»?

— Наблюдательная девочка, вся в бабушку. «Каракула» звучит почти как «каракули» — ну, знаешь, дети такие каляки-маляки в тетрадках рисуют? По-другому назвать эти противные афиши, расклеенные по городу, у меня язык не поворачивается. А почему «ведьмины»? Злое колдовство может принимать любые формы. Не знаю для чего, но Афелия Блюм хочет залезть к нам в мозги, подчинить своей воле. Для этого вовсе не обязательно варить зелье в большом котле. Есть способы вполне современные. Запомни, Марго, раз и навсегда: когда тебе что-то предлагают слишком настойчиво — следует насторожиться. Даже самая простая фраза, если ее повторить тысячу раз, превращается в заклинание, способное изменить мир. А если ее скажут хором?

— Давайте ужинать, — с утробным урчанием предложил пекинес, — а лекции продолжим после. Я страшно проголодался.

Картофель с чертополохом удался на славу. «Если бы все лекарства были такими вкусными», — подумала Маргарита, доедая последний кусочек. А потом, когда пили чай с печеньем (Георгию десерт заменяла сахарная косточка), Че вынул из вышитого мешочка, который болтался у него на шее, шишечку чертополоха. Цветок был крупным, редкой красоты фиолетового оттенка.

— Эта разновидность растет в горах, — сказал Че. — А такой бутон расцветает лишь раз в году, в день летнего солнцестояния, когда чертополох набирает самую силу. Этой шишечке уже много лет.

— А как же она не вянет?

— В том-то и секрет, — улыбнулся Камрад. — Дело в том, что у твоей бабушки есть точно такая же. Цветок превратится в пыль только в том случае, если кто-то из нас умрет. Пока, сама видишь, всё в порядке.

Драконы под абажуром меняли цвета, как новогодняя гирлянда. А застрявший на кольце в ожидании трамвая последний пассажир от нечего делать рассматривал фасад дома напротив и страшно удивлялся — что за странная иллюминация в третьем окне слева? Такие чарующие переливы света из нежно-розового в фиолетовый, такой волшебный танец теней! А ведь рамы в окне не пластиковые, самые обыкновенные. Но тут подошел трамвай, гражданин забрался в него, развернул газету и совершенно забыл о маленьком чуде. Его внимание привлекло большое, на всю страницу объявление, где всех желающих настойчиво приглашали прийти на кастинг в местный театр.

ГЛАВА 12

в которой Маргарита и пекинес просто завтракают

Похоже, волшебный ужин подействовал. Ночью Маргарита спала на редкость глубоко и спокойно. Когда она проснулась, часы на кухне показывали одиннадцать. Георгий восседал перед маленьким столиком, где красовалась миска с манной кашей. Песик рассматривал ее несколько брезгливо.

— Доброе утро, Маргарита, — сказал он. — Вам не кажется, что повар над нами издевается? Прочтите записку!

Он указал мордочкой на брошенный под столик листок бумаги.

«Понимаю, — гласила записка, — что остывшая манная каша на манну небесную совсем не похожа. Однако рассматривайте ее как пудинг. С вишневым вареньем Корицы получится неплохо. А чтобы вы не расстраивались, будто лишены небесных яств, напомню, что „манна небесная“ — всего лишь пряная трава кориандр, которую на местном рынке называют кинзой. Жду вас в магазине. Ваш Че».

— Ну и где он видел, чтобы собаки благородных кровей ели пудинг {15}, да еще с вишневым вареньем? Надеюсь, хоть ваша бабушка варила варенье без косточек?

— Без них. Она, правда, добавляла туда немного бадьяна, такие специальные звездочки {16}.

Маргарита часто играла этой специей, а несколько штучек даже выкрасила лаком для ногтей, который позаимствовала у Корицы. Получилось очень красиво.

— Бабушка говорила, что от этих звездочек цвет варенья становится ярче, и оно дольше не засахаривается.

— А вам, я вижу, кое-какие способности, касающиеся трав, передались по наследству, — вылизывая до блеска миску, заметил Георгий. — Кстати, как вам вчерашнее волшебство Че? Я имею в виду драконов.

— Очень красиво, — вежливо ответила Маргарита, непроизвольно поднимая глаза к абажуру (без драконов он смотрелся слишком обыкновенно). — Как он это делает?

— Долго объяснять. Китайская штучка. Вполне невинная, на манер новогодних гирлянд. Казалось бы, просто — но как эффектно! Однако, милая леди, как бы нам не прозавтракать все самое интересное. Поспешим?..

И в самом деле — за ночь в городе произошли значительные перемены. Желто-зеленые афиши, оповещающие о кастинге, густо заполонили центр города. Залеплено было все: стены домов, витрины магазинов, афишные тумбы. Логотипы «А-фелии Blum» везли на своих бортах трамваи и троллейбусы, даже на отдельных частных машинах красовались наклейки с ядовитыми метелками. Неодобрительно оглядываясь по сторонам, Георгий пробормотал:

— Всегда подозревал, что реклама имеет непосредственное отношение к колдовству. И чем она навязчивей, тем колдовство опасней. И должен вам сказать, Маргарита, что такой навязчивой рекламы, как эта, я еще не встречал…

Че, одетый поверх свитера и джинсов в форменную курточку «А-фелии», вид имел самый озабоченный. Он даже слегка осунулся.

— Поток посетителей сегодня нешуточный. Покупают вот эту рассаду, — он кивнул в сторону окна, где в витрине виднелись жидкие еще метелки совсем молодых растеньиц с логотипа.

— А ты успел их обезвредить? — спросил Георгий.

— Угу, — сдавленно пробормотал Че, указывая глазами на камеры слежения, расположенные под потолком.

— Они все равно слышат только лай, — возразил пекинес.

— А разве камеры слышат? — удивилась Маргарита. — Они, по-моему, только показывают…

Тут звякнул колокольчик над дверью. И две молоденькие девицы, по всей видимости школьницы из старших классов, устремились к кассе, восторженно талдыча: «Афелиум! Афелиум! Афелиум!»

— Может быть, ландыши? Или фиалки? На худой конец — розы? Прекрасные, как ваши юные лица? — попытался завести разговор Че. Но тут одна из девиц выдула большой пузырь розовой жвачки и, когда тот с оглушительным звуком лопнул, сказала:

— На кастинге рулит этюд с афелиумом. Торг неуместен.

— Понятно, — невозмутимо отреагировал Че, отсчитывая сдачу. — Удачи вам, леди.

Как только девицы вышли, он обернулся к Маргарите и, косясь в сторону камер, прошептал:

— Возьми букет маргариток и отправляйся в зал. Тебе первое задание. Разведка боем. Посмотри, что за кастинг. Только прошу, когда повалит дым, натяни на нос шарф. Кто знает, что это за гадость! А ты, Георгий, не желаешь ли прогуляться маршрутом, который так не понравился нашей гостеприимной маленькой хозяйке?

Маргарита посмотрела на дверь в глубине магазина, ведущую в кулуары театра, и с облегчением отправилась выбирать цветок. Ей и впрямь не хотелось повторять вчерашний маршрут. На кастинг она решила пройти как все, с центрального входа.

ГЛАВА 13

Маргарита попадает на загадочный кастинг

Казалось, что в фойе театра, украшенного большими плакатами с афелиумом, собралось полгорода. Кого здесь только не было: молодые и пожилые, в очках и без, мужчины и женщины, взрослые и дети. Почти все держали в руках по цветку — настоящая цветочная демонстрация. Розы самых разных оттенков, гвоздики, лилии, хризантемы, астры… Некоторые притащили своих домашних любимцев в горшках: скромные фиалки, амариллисы, орхидеи, бегонии, примулы. Многие держали свежекупленные горшочки с афелиумом. Тут Маргарита увидела соседку тетю Пашу. Эта женщина монументальных форм обожала, когда ее называли «Старостой подъезда». Теперь она гордо прогуливалась по фойе, держа обеими руками керамический горшок с огромным шишковатым кактусом. «Тяжело, наверное», — посочувствовала соседке девочка, прижимая к носу свой букетик. Еще она подумала: «Странно, обычно маргаритки в киосках не продают. Откуда Че их взял и как догадался, что они действительно мои самые любимые?» А вот лимонад, пирожки и пирожные из буфета исчезли, исчезла и румяная продавщица Полина. Зато появился какой-то непонятный автомат.

Маргарита подошла к нему, чтобы рассмотреть получше. Он назывался «Обменник» и напоминал приземистый комод на два ящика: кладешь в один, нижний, цветок, который принес с собой, — выдвигается верхний с надписью: «Три лучше, чем один!» И ты можешь выбрать бесплатно те самые три афелиума в нарядных горшочках. У автомата уже выстроилась очередь. «Чего встал, бестолочь? — толкала мужа в бок толстая дама. — Кому нужна твоя занюханная гвоздика, а тут три новеньких цветочка — и в каких горшочках. Это все денег, между прочим, стоит. Давай меняй!»

По углам фойе чадили курильницы с разноцветным пахучим дымом. Монотонно забил невидимый барабан. Плакаты с афелиумом засветились по контуру золотистыми огоньками. Маргарита присмотрелась к огонькам с подозрением. Очередь у «Обменника» заметно выросла.

Когда раздался второй звонок, верхние лампы в фойе притушили. Повсюду разлился мертвенный зеленоватый свет, какой Маргарита уже видела в С-3. Ей даже показалось на минуту, что она услышала характерное журчание. На третьем звонке двери в зал распахнулись, и толпа, оберегая цветы, без давки, но очень решительно всосалась внутрь.

Сцена была мягко освещена. Радужные блики теплых тонов кругами разбегались от центра, где на небольшом стеклянном шаре со срезанной верхушкой горделиво распростер свои листья цветок афелиума. «Тот же, что стоял в магазине на презентации», — узнала красавца Маргарита.

Но здесь, перерожденный театральной магией, он уже не казался таким противным. Более того, грамотное освещение сделало его лепестки и листья сверкающими, почти хрустальными. Возникала полная иллюзия, что они лучатся самостоятельно. Просто исходят лунным сиянием. С трех сторон от Главного Цветка на стеклянных шарах поменьше стояли афелиумы поскромнее.

Никаких распорядителей, проводящих кастинг, видно не было.

Зрители, озираясь, рассаживались по местам. Маргарита облюбовала крайнее кресло в седьмом ряду, рядом с двумя девицами, которых видела в магазине. Тут по углам зала взметнулись вверх огненные фейерверки. Свет погас, и снова зазвучал барабан. Цветок, казалось, угрожающе разбухал с каждым ударом, а бой, достигнув апогея, сошел на нет. По залу разлился вкрадчивый голос: «На свете нет ничего прекраснее афелиума, — уверял он, — афелиум прекрасен и всемогущ. Что розы, что ромашки, что лилии? Банально, привычно, уродливо! Только афелиум излечит вас от любых недугов, даст молодость, счастье, богатство! Только он…» Маргарита во все глаза смотрела на сцену: метелка большого афелиума заискрилась золотом, огоньки потекли по листьям и вниз по стеблю — и вот уже все растение переливалось нездешним огнем, будто занесенное в человеческий мир из диковинного волшебного сада. Девочка не заметила, как пальцы ее сами собой разжались, уронив букет маргариток на пол.

А горящие фонтаны в зале продолжали бить. И разноцветные искорки от них уже не таяли в воздухе. С памятным Маргарите жужжанием они с двух сторон потекли к сцене. Одни живым горящим треугольником соединили маленькие афелиумы. Другие, поблескивая, сложились в фигуры, копирующие линии цветка, будто наметили их искрящимся пунктиром. Дым повалил гуще, и вот уже на сцене кружились вполне осязаемые фигуры. Три, пять, семь копий афелиума. Внутри стеклянных шаров, служивших для цветов подставками, то и дело пробегали маленькие молнии.

«Делай как мы, делай как мы, делай как мы», — зазвучал в голове тот же голос.

Люди вокруг, как лунатики, начали медленно вставать со своих мест. Те, кто пришел с афелиумами, поднимали горшки вверх, завороженно глядя, как вслед за большим цветком начинают искриться и их «крысиные хвостики». Некоторые из тех, кто принес другие цветы, бросали их на пол и тянули к сцене пустые руки. Маргарита вдруг страшно пожалела, что не обменяла, пока было можно, свой букетик в автомате, и теперь не может слиться в волнах блаженной радости с остальными, с теми, у кого есть Самый Прекрасный На Свете Цветок.

Она совсем забыла про предупреждение Че — натянуть на нос шарф — и вскоре уже раскачивалась вместе со всеми. То есть нет, не раскачивалась — плыла по лазурным волнам всеобъемлющей любви…

Окончание «кастинга» и то, как она выбралась на улицу, Маргарита помнила смутно. На улице на нее вполне по-собачьи тявкнул Георгий — и то, что пекинес позволил себе такую «собачесть», слегка привело девочку в чувство. За время кастинга Георгий внимательно исследовал закулисье театра. Кто заподозрит в шпионаже маленького заблудившегося пса? Но в том-то и дело, что никого и нигде пекинес не встретил. Только за дверью С-3 что-то журчало и чавкало. Дремала в своем кабинете Старушка Франкенштейн. И маячила в комнате осветителей тень Блондинки.

Маргариту покачивало. Приглядевшись к ней, пекинес не на шутку встревожился.

— Простите, что я вас облаял, — забормотал он. — Мне просто показалось, что вы не в меру и не к месту задумчивы. Самое обидное, что не могу поддержать вас под локоток. Эх, Камрад, Камрад!.. Нельзя так рисковать принцессами! Скорее, скорее домой!

Дома, несмотря на вполне ранний час, он настойчиво отправил Маргариту спать.

Девочка не сопротивлялась.

ГЛАВА 14

Лечебный ужин при волшебном фонаре

Че вернулся, когда стемнело. Отпер дверь и долго возился в прихожей. Дождался, что в коридор присеменил Георгий, явно недовольный расставанием с атласной подушечкой, и прошлепала заспанная Маргарита. Че, оказывается, втаскивал в квартиру пакеты с садовой землей и пустые ящики для рассады.

— Воспользовался служебным положением, — указывая на пакеты, пояснил он с усмешкой. Потом внимательно оглядел пса и девочку. — Что-то вы мне не нравитесь оба. Чего это вдруг посреди дня спать улеглись? Есть хотите?

Георгий и Маргарита, не сговариваясь, отрицательно замотали головой. И только сейчас до девочки дошло, что чувствует она себя, мягко говоря, неважно. Ее знобило и немного подташнивало. Складывалось впечатление, что на подходе — большая зимняя ангина. Першило в горле. Сильно болела голова. Карие глазки Георгия тоже слезились.

— Так-так, — озабоченно разглядывая товарищей, забеспокоился Че. — Похоже, враг нанес первый удар. И у нас намечаются потери. Ну-ка, двигайте оба на кухню. С ногами в кресло, под плед. Придется вас лечить, иначе я останусь без армии. А один, как известно, в поле не воин. Тем более против такой абракадабры.

Вскоре песик и девочка, тепло укутанные, попивали отвар витаминного сбора — Маргарита из нарядной чашки, Георгий из мисочки. А Че, колдуя над ужином, задавал вопросы.

— Пока я готовлю целебный аппетизант, — говорил он, с поразительным мастерством шинкуя отварной картофель и яйца, — поведай нам, Маргарита, что доподлинно происходило на кастинге.

— А что такое ап-пе-тизант, Че?

— Номер, призванный разжечь у публики аппетит. А значит, вернуть вкус к жизни. И здоровье. Не отвлекайся, Марго, начинай отчет! — И, смешивая в заветной глиняной пиале чертополох со свежим щавелем, Че внимательно слушал. Когда рассказ дошел до того места, где все начали вставать, Маргарита запнулась и сконфуженно замолчала. Сейчас, когда морок развеялся, ей стало стыдно, что она так легко поддалась злым чарам и выронила свой букет.

— Не расстраивайтесь, принцесса, — ответил на ее мысли Георгий. — Даже ваша бабушка, у которой опыта в подобных делах куда больше, не справилась с этой, как выражается Че, абракадаброй. А потом — я же видел, кто и как выходил из театра. Считаные единицы унесли обратно цветы, с которыми пришли на кастинг. Большинство просто забыли о своих бывших любимцах. Полагаю, завтра продажи афелиума возрастут в несколько раз — после такого мощного внушения. Мне вообще кажется, что теперь люди слишком легко поддаются внушению. Раньше была чума, холера, теперь — психические эпидемии. А впрочем, была одна колоритная дама с огромным кактусом. Она и ушла с кактусом, при этом чуть не кипела от возмущения: «Тоже мне, нашли цветок, метелка какая-то ободранная, не то что ты, мой красавец!»

— Это тетя Паша, соседка снизу, Староста подъезда, — слабо улыбнулась Маргарита.

— А, точно, я как-то встретил ее на лестнице. Видная дама, — одобрил Че. — Настоящий гренадер в юбке {17}. А вот кто такая наша Афелия — это пока неясно. Дым, свет, благовония… — Че поморщился и недоуменно пожал плечами. — Магия, известная со времен изобретения волшебного фонаря {18}. Этим в равной степени пользовались как настоящие мастера своего дела, так и шарлатаны. Однако, судя по вашему состоянию, Блондинка не новичок.

Камрад задумался, потом вздохнул, смешал части салата, заправил сметаной и свежим укропом {19}.

— Хорошо, пусть она колдунья со стажем, — вяло отозвался песик. — Я другого не пойму — в чем смысл кастинга? Отобрать тех, кто очарован афелиумом безоговорочно? При чем здесь этот цветок? Откуда он вообще взялся? Уверяю вас, ни в одном реестре благородных магических растений, наделенных особенной силой, он не значится {20}. Это не роза, не лотос, не омела и не вербена, не салат на худой конец.

— И уж верно не чертополох, — подхватил Че. — Ладно, покажу вам кое-что.

Он достал из своего саквояжа странный прибор. Одновременно похожий на самовар, батискаф и допотопный фотоаппарат.

— Что это? — шепотом спросила девочка у пекинеса.

— Устройство типа волшебного фонаря, но более многофункциональное. Собственная разработка Камрада. Только умоляю, принцесса, не спрашивайте, как это все работает. Для меня это хуже, чем темный лес, в темном лесу я, кстати, неплохо ориентируюсь. Тут что-то вроде того, когда 1 + 1 не равно 2. То есть все слагаемые известны, а результат непредсказуем. Формула обыкновенного чуда.

Мой друг очень неплохой специалист по миражам.

— Готово, — сказал Че, — поехали. Я только, с вашего позволения, выключу верхний свет.

Прибор застрекотал, и вокруг кресла заклубилось искрящееся облако. Даже Камрад исчез из виду. Маргарите показалось, будто она смотрит на приближающуюся землю из иллюминатора летательного аппарата. Блестело зеркало моря. Потом стали различимы барашки пены. Явственно послышался плеск волн, крики чаек. Дохнуло свежестью. Девочка только крепче прижала к себе Георгия.

— Англия, — пояснил он ей шепотом. — Соединенное Королевство, расположенное на островах.

Водную гладь сменило лоскутное одеяло суши. Коричневые заплатки перемежались с ярко-зелеными, салатными, охровыми. Девочка разглядела аккуратные дороги, изгороди, домики, озера.

— Сейчас начнутся горы, — шептал песик. — И мы окажемся в Шотландии. Она входит в состав Соединенного Королевства. Некоторые мужчины там, представляете, до сих пор носят юбки {21}.

Горы начались. Невысокие и симпатичные. Потом масштаб и характер изображения изменились. Один за другим стали выплывать различные предметы и персонажи. Они зависали невысоко над полом и поворачивались вокруг своей оси, точно на подиуме. Величественное дерево (дуб — пояснил Георгий). Замок со стрельчатыми окнами и высокими стенами. Кудрявая овечка. Суровый мужчина в клетчатой юбке. Старик с длинной бородой в белой одежде («друид» {22}— благоговейно шепнул загадочное слово Георгий). Наконец показались пышные заросли чертополоха.

Тут изображение опять поменялось. Теперь друзья смотрели кино со стереоэффектом. Но «фильм» показывали черно-белый, стилизованный под театр теней: ночь, те же заросли волшебно-колючей травы. Слева к зарослям подбирались зловещие тени.


Цветник бабушки Корицы

— Обрати внимание, Маргарита, — подал, наконец, голос Че, — на этих коварных захватчиков. Они решили тайком, под покровом ночи, напасть на шотландцев и для большей скрытности даже разулись. Вот тут-то их и встретили заросли чертополоха, татарника, шишебарника — короче, нашего скромного воина помоек. И славное сражение началось!


Цветник бабушки Корицы

Человеческие тени вскидывали руки вверх, подпрыгивали, скакали на одной ноге, хватали себя за волосы. Чертополох стегал их шипастыми стеблями. Его шишечки превращались в узкие морды драконов и кусали врагов за пятки.

— Поднялся страшный шум, — радостно комментировал происходящее Че. — Наши были предупреждены и отразили натиск захватчиков. В честь чудесного спасения король скоттов сделал воинственный цветок эмблемой Шотландии. Его изображение стали чеканить на монетах и главном ордене страны.


Цветник бабушки Корицы

Тут перед Маргаритой — протяни руку и потрогай — возник мужчина в шляпе с белыми перьями, одетый в зеленый плащ с кисточками. Он небрежно откинул полу своего одеяния — на бархатном камзоле засиял орден в форме звезды.

— Видишь, Маргарита, — горделиво блеснул очками Че, — мы можем прочитать девиз Ордена Чертополоха: «Никто не тронет меня не поранившись!» Что до сих пор, между прочим, является истинной правдой! Теперь тебе понятно, чем заслуженный чертополох отличается от самозванца афелиума? Растение-символ, славное своей силой на протяжении столетий. И какой-то, извините, цветок-фантом, в чьем могуществе нас хотят убедить в течение двух-трех месяцев.

— Постойте, — вспомнила девочка, — а ведь одежду, очень похожую на эту, я совсем недавно нашла на антресолях. Здесь, в нашей квартире!

ГЛАВА 15

в которой рассказывается, как правильно выращивать волшебные палочки

Волшебный свет фонаря тут же погас. Че с пекинесом переглянулись.

— Значит, Корица ничего не забыла, — улыбнулся Камрад, и кончики ушей у него отчего-то порозовели. — А ты, Георгий, говоришь!.. Было дело, было! Но об этом потом, слишком долгая история. Пусть лучше Георгий расскажет, что видел, пока шел кастинг. К вам обоим, я вижу, возвращается здоровье. Еще салатику?

— Благодарствую, хватит, — важно ответил песик. — Тем более что ничего хорошего я не видел. Самое неприятное: театр абсолютно пуст. Если не считать директрисы, пребывающей в промежуточном состоянии. И странных звуков за дверью С-3. Там что-то или кто-то есть, но внутрь я не заглядывал — слишком опасно без предварительной разведки. Думаю, исчезла не одна Корица. Такое впечатление, что все механизмы театра работают сами по себе.

— Сильная магия! — сказал Че. — Значит, и нам пора вооружаться. А пока десерт. На сладкое — груши.

Георгий от фруктов презрительно отказался. Че, ухмыляясь, достал ему из холодильника косточку. Затем поставил на стол деревянный ящик и принялся наполнять его землей. Выудил из саквояжа мешочек с семенами и фляжку, из которой немедленно отпил. Прикрыл глаза, почмокал, утвердительно кивнул головой — «Она!» — и заговорил чуть изменившимся голосом:

— Да будет тебе известно, Маргарита, что самые лучшие волшебные палочки с древнейших времен тоже делали из стеблей чертополоха. События разворачиваются так, что на консервах, то есть, тьфу ты, на заготовках мы далеко не уедем. Нужны молодые, свежие растения… — Тут Че отвлекся и прочертил пальцем в ящике несколько бороздок под семена. — Похоже, что эта земля, которую в «А-фелии» используют под рассаду, — совсем не простая. Думаю, она ускоряет рост саженцев в несколько тысяч раз. Но и мы не лыком шиты. У нас свои ускорители! — Он многозначительно потряс фляжкой.

— Только не перепутай, — не упустил случая поддеть приятеля Георгий, — а то спрыснешь ни в чем не повинные семена маковой настойкой. И мы их до морковкина заговенья воочию не увидим. «Шумят-шумят прозрачные дубравы», — процитировал пекинес.

— Если шутишь, значит, выздоровел! — улыбнулся Че.

— А что, — заинтересовалась Маргарита, — маковая настойка делает предметы невидимыми?

— В основном людей, — тут Георгий не удержался и как-то совсем не по-собачьи хрюкнул. — И лучше всех это знает наш Че. Или, если произносить его имя полностью — Камрад Чертополох. Хотя некоторые называют его «герр», «сэр», «мсье», «сударь» — кому как нравится, в зависимости от личных склонностей и традиций страны. Так вот, Че у нас товарищ храбрый, щедрый и несколько… бесшабашный. Но такими, уверяю вас, Маргарита, и были настоящие ры… р-р-р-гав — мужчины — во все времена.

Камрад, продолжая высаживать семена в ящики, ответил товарищу поклоном.

— А в эпизоде, который я имею в виду, мы с Камрадом обезвре… Делали одно общее дело. Требовалась абсолютная конспирация. Полное растворение. А Че считается у нас большим кулинаром, ну и, что близко к тому, знатоком всяких экзотических… рецептов. Где-то он достал маковое семя и замочил его в вине на пятнадцать суток. При этом уверял, что настойку нужно пить в течение пяти дней, к излету которых станешь абсолютно невидимым. Но то ли не рассчитал крепость исходного напитка, то ли переусердствовал с дозой потребления, в общем…

— В общем, я стал невидимым, в первую очередь, для себя самого, — резюмировал Че.

— А для других тебя стало многовато, — добавил Георгий.

— Хватит рассказывать про меня нелепые байки. А то Маргарита решит, что Корица совершенно правильно…

— Р-гав!!!

«А меня бабушка по-другому учила быть невидимой, — подумала Маргарита. — Главное — не смотреть в глаза человеку, который тебе не нравится или может быть опасным. Опустил взгляд и будто спрятался. Как в тень отступил».

— Да-да, — подтвердил Че, хотя Маргарита, заметим, опять не произнесла вслух ни словечка, — в этом отношении твоя бабушка была совершенно права.

— Это похоже на подслушивание, Че! — Маргарита покраснела. — Как-то неправильно так…

— Не обижайся, дорогая. Ну как мне быть, если я наделен не совсем обычными способностями? Нельзя же, например, винить утку за то, что она прекрасно чувствует себя и в воздухе, и под водой? Ладно. Чтобы напрасно не спорить, давайте спать. Утро вечера мудренее. Кстати, сегодня я поил вас лечебным снадобьем, которое дарит волшебные сны. Запоминайте их внимательно. Обещаю каждому кино не хуже, чем про чертополох.


Уже лежа в кровати, Маргарита опять удивлялась, сколько странных вещей происходит в мире. Отсутствие бабушки ее беспокоило, но она предпочла довериться словам Че и Георгия, которые уверяли, что пока самое худшее с Корицей не произошло. Казалось, она просто уехала и скоро вернется. Маргарита больше не плакала и почему-то вспоминала слова бабушки о том, что каждая женщина, если она настоящая женщина, просто обязана иметь свое королевство. Пусть маленькое, размером с собственную квартиру. «И держаться это королевство, — с улыбкой говорила Корица, — должно на особой магии, которая, безусловно, в каждой из нас присутствует. Ведь без этого и обычный обед не состряпать, и уюта в доме не создать. Чем сильнее чары, тем больше счастья. И неправда, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Так бы мы все уподобились Цирцее {23}, у которой рядом с дворцом был большой свинарник. Но настоящий Одиссей {24}от такой всегда уплывет».

А мадам Блюм в это время оглядывала свои владения. Точнее, с освещенной сцены, где по-прежнему горделиво расправлял листья афелиум, смотрела в темный зал. Там пахло умершими цветами, остывшим дымом и чем-то еще, невыветрившимся, химическим. «Если бы его похороны были настоящей церемонией, там пахло бы так же, — сказала она вслух, не оборачиваясь и обращаясь к афелиуму. — Но он не был достоин церемонии. А эти убогие брошенные растения достойны только того, чтобы стать перегноем. И посмотри, сколько людей это поняли! Они ушли отсюда с нашей рассадой! А это значит, афелиум скоро полюбят! Так сильно, как не любили еще ни один цветок в мире. Того же, кто не сможет его полюбить, я просто исправлю!» — тут большим и указательным пальцами мадам очень энергично изобразила ножницы.

ГЛАВА 16

где совершенно неожиданно оживают сны наших героев

Наутро, проснувшись, Маргарита не смогла припомнить никаких обещанных Камрадом удивительных снов. Разве что какие-то цветные вспышки и радуги. Стоп! Еще была маленькая морская свинка, с которой она играла на зеленом лугу. Свинка уверяла, что она свинка-эльф, и в доказательство трепетала полупрозрачными крыльями. «И у нее были голубые глаза», — почему-то вслух сказала Маргарита и открыла дверь своей комнаты.

Голубоглазая свинка с писком кинулась к девочке под ноги, по полу за ней волочились прозрачные крылья. «Бабушка! — вырвалось у Маргариты. — Бабушка!» Корица, понятно, не отозвалась. Зато в кухне раздался странный шум — будто кто-то очень большой ворочался между плитой и столом. Посуда жалобно звякала. Маргарита попробовала подхватить свинку на руки, но ее пальцы прошли сквозь тщедушное тельце, словно сквозь облачко. Ойкнув, девочка почему-то на цыпочках прокралась к кухне. У самого порога взад-вперед нервно прохаживался пекинес. А в его кресле, свесив до пола могучие лапы, лежала… львица. Над ней порхал пестрокрылый мотылек. Утешало одно: сквозь тело хищницы все-таки виднелась задняя стена кухни. «Мираж», — облегченно подумала Маргарита. И недоуменно уставилась на Георгия.


Цветник бабушки Корицы

— Что это? — спросила она, опасливо кивнув на львицу. Прозрачная-то прозрачная, но цепкий взгляд хищника был весьма натуральным.

— Не извольте беспокоиться, принцесса, это в известном смысле мои сородичи, — смущенно извинился Георгий. — Кстати, когда пойдете в ванную, не пугайтесь. Там у нас целая пальма. Че — хороший специалист во многих областях. Но, как бы это сказать… Склонен к завышению. Например, если есть возможность, то всегда выпьет вместо одного стаканчика — два, а там и все три. От приворота снадобье или для того, чтобы стать невидимым, — ему все равно. Лишь бы на спирту, который он считает по-настоящему волшебным. В результате частенько путает. Страсть к коктейлям, знаете ли. Нездоровое, по моему убеждению, влечение к смешиванию техник и веществ. И вот результат. То, что бродит сейчас по квартире, хвала Господу, в состоянии миражей, это наши сегодняшние сны. Не знаю — то ли передозировка снадобья, которым поил нас Че, то ли воздействие его аппарата. А может, то и другое. Хуже, что я совершенно не представляю, как все это демонтировать, то есть дематериализовать. А герр Чертополох уже, по всей видимости, в магазине. Но думаю, эти… хм… субстанции не учинят тут разгрома, пока мы отправимся по делам? От призраков, как я понимаю, и ущерб должен быть призрачным… — Георгий недоуменно проследил за неудачной попыткой свинки-эльфа взлететь, потом перевел удивленный взгляд на Маргариту:

— А это что за оборотень мозга, позвольте спросить?

— Не знаю, — смущенно ответила девочка. — Я увидела его сегодня во сне, — и потопала умываться.

В ванной, за цветной шторкой, касаясь зелеными листьями потолка, шелестела самая настоящая пальма.

Завтракали Маргарита с Георгием на скорую руку под пристальным взглядом львицы, которая позу не меняла, а только поигрывала пушистой кисточкой на кончике хвоста. Мотылек по-прежнему порхал над ней.

— Я не совсем поняла, уважаемый Георгий, — спросила девочка, — как эти двое могут быть вашими родственниками?

— Видите ли, принцесса, мы — очень древняя порода. Порода священная. В Древнем Китае правом иметь пекинесов обладали только императоры. Собачки оповещали подданных об их появлении. Лай пекинеса был сигналом, по которому чернь и знать опускались на колени. Несмотря на маленький рост, нравом песики обладали самым бесстрашным. Есть несколько вариантов легенды, где рассказывается о том, как появился на свет первый пекинес. Отец-прародитель породы, так сказать. В первой версии он родился от брака льва и обезьянки. Но мне больше нравится второй вариант, где утверждается, что пекинес — плод любви львицы и мотылька. Такой же гордый, бесстрашный, благородный, как лев. И веселый, изящный, легкий, как бабочка. Кстати, как вы себя чувствуете? Лично мне лечение Че пошло на пользу.

— Мне тоже, — ответила Маргарита, дожевывая бутерброд и соображая, как от брака льва и мотылька мог появиться на свет песик типа Георгия.

Дверь квартиры девочка прикрывала с большой осторожностью. Но ожившие сны вели себя на удивление тихо.

ГЛАВА 17

Совещание в пышечной и говорящие двери

У входа в театр выстроилась очередь на кастинг. Людей пришло в два раза больше, чем накануне. Многие были с афелиумом. И Че на своем посту за прилавком даже запыхался, едва успевая заворачивать в бумагу горшки с молодыми растеньицами.

— Доброе утро, герр Чертополох! — ехидно приветствовал товарища Георгий, когда поток посетителей иссяк. — Скажи-ка нам, уважаемый, какими такими миражами ты населил нашу квартиру?

— Некогда, Георгий, потом, — ответил Камрад шепотом, косясь на камеры. — Я проспал и не успел навести порядок. Надеюсь, они не разнесут квартиру в наше отсутствие. Особенно твои сны, приятель. Можно было грезить чем-нибудь менее габаритным? Таким, например, как свинка-эльф Маргариты. Очаровательное создание!

— Скажи спасибо, фокусник, что сегодня никого из нас не мучили кошмары. Представляешь, какими могли быть последствия материализации?

— Ладно, Георгий, не язви. Кастинг уже начался, так что я имею полное право на обед. Тут поблизости есть замечательная пышечная.

Едва друзья уселись за столик с двумя порциями пышек (Георгию из соображений конспирации еду в кафе не заказывали), как Че достал из кармана свежую газету.

— Хотите знать, что творится вокруг? — спросил он и, не дожидаясь ответа, принялся читать: — «Врачи скорой помощи в ужасе! Они сбились с ног, выезжая на вызовы! Главный санитарный врач города недоумевает: „Я бы назвал это эпидемией, — говорит он. — Такое впечатление, что под воздействием неустановленного вируса у горожан обострились все хронические болезни. К тому же зафиксированы случаи неизвестного вида аллергии“».

— Тоже мне неустановленный фактор, — фыркнул Георгий. — А связать это с прекрасным афелиумом и кастингом, где травят неустановленным дымом, слабо? Дедукция ниже плинтуса?

— Про цветочек и кастинг пишут другое. Полюбуйтесь. Первая полоса — интервью с владелицей сети цветочных бутиков и известной меценаткой Афелией Блюм. Госпожа Блюм уверяет, что афелиум не просто самое модное растение сезона. Его присутствие в доме — стопроцентная гарантия счастья. Он очищает атмосферу, улучшает ауру, привлекает богатство и чуть ли не возвращает молодость. «Посмотрите на меня, — предлагает Афелия, — я прекрасно выгляжу и вполне довольна жизнью. И все благодаря афелиуму. С тех пор как это чудо-растение появилось в моей жизни, мне удаются любые начинания. Я молодею с каждым днем».

— Но так же не бывает! — воскликнула Маргарита, которая помнила, что бабушка пренебрежительно относилась к морщинам и говорила, что настоящий возраст человека можно узнать только по глазам.

— Чем нелепее выдумка, тем больше людей в нее верит, Марго. Дешевые чудеса всегда в цене, — ответил ей Че. — Еще вчера у меня в лавке покупали перед кастингом и розы, и хризантемы, и тюльпаны, сегодня — только афелиум. Кстати. Не могу понять, откуда берется в таких количествах его рассада? Каждое утро к моему приходу она уже стоит в магазине в горшочках, но где-то должен же быть рассадник, то есть питомник. А насчет возраста — возможно, мадам не привирает. Ей запросто может оказаться лет эдак триста. — Он поправил очки и снова углубился в газету.


Цветник бабушки Корицы

— А на горячее у нас… Так-так. Госпожу Блюм спрашивают про спектакль. «Это совершенно необычное представление, — отвечает она. — Я думаю, наши зрители оценят удивительное сочетание самых модных веяний с древними традициям. Мы будто заглянем в те времена, когда театрализованные действия должны были приобщать обычных людей к великим тайнам и мудрости избранных». И снова про «очищает-улучшает-привлекает-омолаживает». То есть как раз те слова, Георгий, которыми в последние два столетия прикрывают самые темные дела. Что у нас тут еще? Ага: Блондинка уверяет, что спектакль будет поставлен в кратчайшие сроки известным режиссером по имени Адениум де Сюр, который прилетает сегодня вечером. Кастинги уже идут полным ходом. Вся труппа театра отправлена в творческую командировку на переподготовку. Они обязательно — госпожа Блюм подчеркивает — обязательно — примут участие в спектакле, правда, в несколько необычном качестве. Такой вот сюрприз. Поняла, Маргарита, где находится твоя бабушка? На переподготовке. И, по всей видимости, не она одна. Кстати, сегодня я разговаривал с дверью.

— С кем, с кем? — не поняла девочка, от удивления даже забыв про пончик.

— С дверью, той самой, в глубине магазина, старой и окованной железом. К счастью, ремонт был сделан на скорую руку, и до некоторых мелочей Афелия не добралась. Так вот, как всякая вещь, прожившая на свете больше ста лет, эта дверь умеет разговаривать. Хотя большинство слышат только обиженный скрип.

— И что поведала почтенная старушка? — поинтересовался Георгий.

— В общем, она чувствует себя всеми забытой и никому не нужной. «Кругом, — ворчит, — одноразовая молодежь. Бездушный пластик. И еще, прости Господи, эта напасть».

— Она имеет в виду Блондинку? — спросила Маргарита, уже не удивляясь тому, что так вот запросто интересуется мнением коридорной двери.

— Не совсем, — озабоченно ответил Че. — В частности, она жаловалась на то, что раньше вокруг люди были как люди, а теперь непонятно что. Какая-то пакость, журчащие огоньки, светящиеся коконы. И еще — запах болота. «Чем только здесь за мою жизнь не пахло, — говорит она, — и крысами, и кладами, и подземными ходами, но гнилой водой никогда».

— А я-то думаю, откуда замковый запах, — проворчал Георгий.

— Ну да. Еще дверь сказала, что поскольку она стоит на своем месте (а каждый на своем месте только и хорош), то знает лишь то, что видела или слышала из обрывков разговоров тех, кто когда-либо проходил через нее. Дескать, особняк, который занимает театр, из позапрошлого века, и подвалы его сообщаются с какими-то подземными ходами. Или что-то в этом роде. В общем — обширное подземное хозяйство. И сдается мне, искать Корицу и компанию надо где-то там. Осмотрите-ка сегодня внимательнее здание, друзья. Сейчас, когда вернемся, я поработаю над камерами слежения в магазине, а вы через нашу старушку-подружку пройдете внутрь. Если что — говорите «заблудились».

ГЛАВА 18

в которой Маргарита с Георгием добывают план театра

Сделали как было задумано. Едва песик и девочка оказались в кулуарах театра, Маргарите показалось, что попала она в один из не самых лучших своих снов. Ни души, только звук далекого барабана и запах дыма. Георгий уверенно семенил впереди, опустив мордочку к полу и принюхиваясь. «Мимо С-3 не пойдем, там опасно, — тихонько сказал он, — а запах подземелья ведет вон за тот угол». Но, не доходя до намеченного места, пекинес остановился, спрятавшись за пожарной лестницей. Осторожно выглянув из укрытия, Маргарита поняла почему. Дверь в подвал, украшенная табличкой «Посторонним вход запрещен», находилась от них метрах в двадцати. Но перед ней, будто перечеркивая ее крест-накрест, безостановочно курсировали знакомые светлячки. Они тихо гудели, как гудят иногда трансформаторные будки. Георгий знаком приказал отступать. Едва ретировались на безопасное расстояние, песик прошептал:

— Это охрана. Значит, есть что прятать. Нужен план театра. Может, есть обходные пути.

— В кабинете Франкенштейн, — предположила Марго. — Там должен быть план.

— Пойдем посмотрим.

Они потихоньку двинулись в нужном направлении. К их удивлению, дверь в директорскую оказалась прикрыта неплотно. Маргарита заглянула в щелку: внутри вроде бы никого.

— Заходите, принцесса, — Георгий подтолкнул ее носиком. — Если что, говорите, что потеряли бабушку. Плачьте громче, прикидывайтесь дурочкой.

В кабинете Лилии Филадельфовны было сумеречно. Жалюзи на окнах опущены. На полированной мебели — белесый слой пыли, исключая тот край стола, который примыкал к огромному кожаному креслу. Там явно просматривались смазанные следы, будто от широких крыльев невиданной птицы. Кресло, однако, было повернуто к окну.

Георгий и Маргарита растерянно озирались, и девочка опять почувствовала, как подъезжают к ее глазам «слезки на колесках», когда наткнулась взглядом на фото годичной давности. На фоне цветущих яблонь — после очередной премьеры — радостно улыбался в объектив весь коллектив театра. В первом ряду с правого боку стояла счастливая Корица. От грустных мыслей девочку отвлек пекинес, носом подтолкнувший ее в сторону сейфа. Маргарита только развела руками — мол, без ключа тут не справиться.

— Глупости, — услышала она в ответ. — Это театр, а не национальный банк. Люди творческие и безответственные. Открывайте.

Марго потянула дверцу на себя — та действительно поддалась без проблем. Внутри на одной полке обнаружились бисерный кошелечек, шпилька, початая бутылка коньяка, засохший розовый бутон, тюбик губной помады и три разномастные папки. Нижняя еще с допотопными тесемками. Маргарита для верности сунула себе в сумку все разом.

— Уходим, — скомандовал пекинес.

Но Маргариту будто что подтолкнуло. Она направилась не к двери, а к креслу. Заглянула за высокую спинку и едва подавила крик.


Цветник бабушки Корицы

Как сдувшаяся резиновая кукла, без всяких признаков жизни в кресле лежала Старушка Франкенштейн. Смертельно бледная, даже чуть желтоватая, с закрытыми глазами. Бейсболка сползла ей на затылок.

— Не дышит, — определил Георгий. — Похоже, мертва. Бежим отсюда!

В себя пришли только на улице. Тихо падал снег. От здания театра, закрыв магазин, к ним торопился Че. В руках он нес завернутый в бумагу букет мимозы.

— Эвакуирую последние остатки неафелиумной флоры, — пояснил он.

— Вот и славно, — отозвался Георгий. — А то возвращаться без тебя к нашим ходячим миражам что-то не хочется. У моего прапредка, конечно, очень симпатичная мама, но лучше видеть ее во сне. Да и пальма в ванной действует мне на нервы.

Они стояли недалеко от театра. Фасад пятиэтажного дома напротив был затянут огромным рекламным полотнищем с изображением афелиума. Ниже значилось: «Программа „Вечная молодость“, 20.00».

— Обязательно нужно посмотреть, — заметил Че.

Пока добрались до дому, обсуждая случившееся с Франкенштейн, начало смеркаться. На ступеньках подъезда и лестничных клетках темнели цепочки мокрых следов, за дверью квартиры Корицы было тихо.

— Ты первый, — кивнул Георгий Чертополоху. — Автора на сцену! То есть я хотел сказать: творца к творениям!

— Да пожалуйста, — ответил Че, беря ключи у Маргариты. — Ты же знаешь, они совершенно безвредны…

Едва щелкнул открывающийся замок, как наружу просунулась огромная когтистая лапа. Камрад тут же навалился на дверь всем телом — львица взвизгнула, как кошка, лапа ускользнула обратно в щель, дверь закрылась. Из-за нее донесся густой, отнюдь не кошачий рык.

— Сдается мне, сил у миражей должно быть на порядок меньше, — ехидно заметил пекинес, всем видом показывая, что явно никуда не торопится.

— Они уже не совсем того… миражи. Передержали мы их в земной реальности. И что-то мне подсказывает, что наши сны успели проголодаться. Нужно отвлечь львицу, прорваться на кухню за веточкой чертополоха, они уже должны…

Не договорив, Че рывком открыл дверь и закрыл ее за собою. Послышались звуки борьбы, опять львиный рык, потом звон посуды.

— Похоже, дела плохи, — озаботился Георгий, прислушиваясь. — Закройте за мной и ждите здесь.

Маргарита послушно кивнула, однако успела крикнуть вслед ринувшемуся в борьбу песику: «Только свинку не демонтируйте, я давно о такой мечтала!»

Прошло несколько минут. Судя по звукам, свара откатилась в глубь квартиры. Маргарита ждала. Еще минут через пять дверь приоткрылась, показалась мордочка Георгия:

— Можете заходить, принцесса. Мамочка моего предка отправлена туда, откуда пришла. Пальму тоже разобрали.

На кухне Че заметал в совок комья земли и осколки посуды. Стол, стулья, кресло были передвинуты. Маргарита метнулась взглядом к полке с любимыми бабушкиными чашками: раз, два, три. Слава богу, все целы. Семена чертополоха, посеянные вчера, вопреки всем законам ботаники превратились в полуметровые кусты. И свинка-эльф, пристроившись с краю, мирно лакомилась зелеными листочками. Ее крылышки дыбом стояли от удовольствия и радужно переливались в электрическом свете.

— Какая славная! — Маргарита опустилась перед зверьком на колени и погладила мягкую шерстку. — Совсем как настоящая. Надо придумать ей имя.

ГЛАВА 19

в которой Маргарита учится варить волшебные щи из чертополоха

Камрад между тем расставил по местам мебель и теперь любовно возился с ростками чертополоха, высаженными накануне. На отдельных кустах уже раскрылись фиолетовые шишечки-цветы. Че подвязывал растения к специально воткнутым в землю колышкам, подвинув ящик ближе к батарее.

— Опять воспользовался служебным положением? — имея в виду колышки, спросил Георгий, успевший занять свое обычное место на подушечке в кресле.

— А что делать? — Че ухмыльнулся. — Зарплату мне там, похоже, все равно не дадут.

— И то верно, — согласился Георгий. — Однако, уважаемый господин акробат метафизических пространств… Как так получилось, что нас едва не съели на ужин собственные сны?

— А ведь прекрасный образ, Георгий! — рассмеялся Че, надевая фартук Корицы. — Есть люди, которых в каком-то смысле рано или поздно «съедают» собственные сны или фантазии. В том случае, конечно, если люди не находят сил воплотить их в реальность. А нам в какой-то мере повезло, мы свои фантазии в жизнь претворили без лишних усилий. Так ведь, Маргарита?

Марго кивнула.

— Я давно хотела морскую свинку, а родители говорили — «хлопотно». Бабушку я даже и попросить не успела.

— Ничего себе «хлопотно», — пробурчал Георгий. — Еле живы остались. Сознавайся, фокусник, чем ты нас напоил?

— Ничего особенного: целебный сбор, где среди прочего были лепестки бенгальской розы. Чай из бутонов роз вообще, а бенгальских особенно, выпитый на ночь, успокаивает нервную систему, усиливает интуицию, но главное, вызывает вещие сны. Я полагал, что наутро мы сообща сложим обрывки наших вещих видений и получим целостную, возможно даже объемную, мозаику, которую и будем иметь в виду, действуя дальше. Но, оказывается, если действие бенгальской розы скрестить с волшебным фонарем, выходит такое вот… М-да. Хорошо еще, что законы демонтажа у этих миражей такие же, как у прочих. То есть взмахнул волшебной палочкой — и адье!

— А почему львица напала на нас, когда мы пришли? — спросила Маргарита, решив про волшебную палочку выяснить позднее. — Утром она выглядела вполне мирной.

— Вопрос такой же малоизученный, как и сам объект, — важно изрек Че, поправляя очки. — Видимо, миражи этого сорта, находясь в другой реальности, с каждым часом становятся все более настоящими.

— То есть, вернись мы часа на три позже, — предположил Георгий, — остались бы от нас рожки да ножки?

— Вполне возможно, — согласился Че. — То есть вполне реально. Я даже готов допустить, что более чем вероятно. А знаете что? Давайте готовить ужин. Маргарита, неси кастрюлю. Сегодня мы варим волшебные щи!

— Из чертополоха? — уточнила девочка.

— Из свежего чертополоха! А это еще что такое? — И он, изобразив панику на лице, уставился на ящик с рассадой. Свинка-эльф, радостно похрюкивая, продолжала объедать нижние, самые нежные лепестки.

— Ура! — закричала Маргарита, хватая животинку на руки и целуя в нос. — Смотрите, смотрите — она с каждой минутой становится все настоящей и настоящей! Надо поскорей придумать ей имя, пока она не захотела растаять!

— Назови ее Перцовка, — посоветовал Че, ревниво осматривая свои кустики.

— Это почему? — насторожилась Маргарита, которая уже горой была готова стать за честь своего хрюкающего эльфа.

— Потому что, дорогая моя, существовали времена, когда перец ценился дороже золота. Даже поговорка была — «Дорог, как перец!». По-моему, очень верно характеризует твое отношение к свинке!

— Послушайте, — подал голос Георгий, — я все понимаю, но так мы останемся без ужина.

Маргарита опустила свинку на пол и полезла за кастрюлей. Че тем временем оборвал восемь цветков чертополоха, выложил их в ряд на столе. Затем принялся мелко шинковать капусту, попросив Маргариту очистить три средние по размеру картофелины.

«Как всегда», — пробурчала про себя девочка, которая, по правде сказать, терпеть не могла это занятие.

— Ничего, — улыбнулся Че, — скоро я научу тебя чему-нибудь более сложному и интересному.

Маргарита, покраснев, взялась за чистку. И постаралась не думать о том, как плохо, когда кто-то слышит то, что ты думаешь. Георгий на своей подушечке задремал. Зато Че разглагольствовал:

— Сначала положим в кастрюлю капусту и дадим ей немного развариться. Потом добавим картофель. Когда и он будет почти готов, поджарим лук с одним помидором и тоже в кастрюльку. А минут через пять после этого — восемь корзинок чертополоха. Именно он придаст нашим щам не только аромат, но и волшебную силу {25}.

— А про какую волшебную палочку ты сегодня говорил? — спросила Маргарита. — Ты привез ее с собой?

— Нет, — ответил Че, нарезая кубиками картошку, — Изладил свеженькую. Волшебные палочки с древних времен делали из растений, в том числе и из чертополоха. — Он показал девочке очищенный от листьев стебелек. — Теперь его нужно высушить. А чтоб ускорить процесс, положи нашу будущую палочку на батарею да смотри, чтобы твой эльф ее не достал. Когда на нас напала львица, — он выдержал эффектную паузу, — Георгий отвлекал ее, а я прорвался сюда и вырвал стебель. В моих руках и простое растение обладает волшебными свойствами. Но это только в моих. Другим нужна обработанная палочка. Некоторые после просушки и произнесения заклинания еще украшают ее резьбой, рисунками, а то и аппликацией. Но дело не в этом, дело в форме, которая должна повторять древний жезл магов. Видела пальму в ванной?

Маргарита кивнула.

— Это не пальма. Это моя гипертрофированная мечта, родом из детства. Огромный волшебный посох. Когда-то мне часто снилась одетая по-старинному дама, она ждала кого-то в большой и торжественной зале… Ой, что же это я! — Че ударил себя по лбу. — У нас же передача про афелиум. Включай скорее! Похоже, опоздали!

ГЛАВА 20

в которой появляется Адениум де Сюр

Маргарита включила маленький кухонный телевизор. Передача еще шла. За круглым столиком вокруг молодого ростка афелиума расположились четверо. Любимая бабушкина телеведущая Вероника Виноградова, Афелия Блюм, человек в восточной шапочке (должно быть, тот самый Адениум де Сюр), а также — вот это сюрприз! — Старушка Франкенштейн, живая и невредимая. Все, кроме Вероники, сидели почему-то в черных очках. Даже Лилия Филадельфовна.

Прилетевший режиссер отвечал на вопрос:

— Все, что я делал до сих пор в разных уголках мира, можно рассматривать лишь как репетицию к тому грандиозному действу, которое мы намереваемся поставить здесь. Спасибо нашему спонсору — сети цветочных бутиков «А-фелия Blum» — и директору театра Лилии Филадельфовне.

Камера приблизила сморщенное личико Франкенштейн. Она вымученно улыбалась.

— А старушка вроде живая, — заметил Че.

— Только какая-то пришибленная, — отозвался Георгий.

— Какую цепь преследует кастинг? — поинтересовалась между тем Виноградова.

— Те, кого мы отберем, — сладко ощерился Адениум, — примут самое непосредственное участие в спектакле. Главное, эти люди должны проникнуться красотой афелиума, полюбить его всем сердцем. Вот вы — какие цветы предпочитаете?

— Розы, — поколебавшись, ответила ведущая.

— Вряд ли вы сможете поучаствовать в нашем представлении, пока не поменяете взгляды, — ядовито улыбнулся де Сюр. — Но у вас еще будет время, тем более что это милое растение, — он махнул рукой на афелиум, — мы оставляем вам в подарок. Поставьте дома и просто любуйтесь!

— А как те, кого вы отобрали, узнают, что они прошли кастинг и могут принять участие в спектакле?

— Это наша маленькая тайна, — еще более ядовито улыбнулся де Сюр, — в нужный момент они узнают, почувствуют. А пока до новых встреч! Цэ-цэ! Лю-лю! До начала представления осталось всего несколько дней! — И он послал зрителям воздушный поцелуй.

Пошла рекламная заставка. Сладкая музыка сопровождала изображение афелиума. Цветок показывали то близко, то издалека, то в цветном, то в черно-белом варианте. Рядом с ребенком, со стариком, с улыбающейся женщиной. И у всех — потрясающе счастливые лица.

— Просто «Спокойной ночи, малыши»! — сказал Че, выключая телевизор. — А что значит «цэ-цэ, лю-лю», Георгий?

— Если это не укороченное заклинание, а аббревиатура {26},— пробурчал песик, — то вполне может означать «целую-целую, люблю-люблю». Ну и фрукт! Старушку явно держат в каком-то промежуточном состоянии. И чтобы прикрытие было, и чтоб под ногами не путалась. Вряд ли она будет помнить, что с нею произошло, если выживет.

А вот Адениум, чье название как псевдоним взял наш режиссер-новатор, в отличие от афелиума, цветочек в растительном царстве известный. Индейцы добывали из него яд для стрел. А еще считается, что он работает как резервуар силы, способный накапливать и фокусировать злую энергию. Как увеличительное стекло. Странного постановщика пригласили, однако!

— Мистерии им захотелось. На скорую руку. Меньше недели! — возмутился Че. — Если это колдовство, то что за сроки?

— Да, — согласился Георгий, — настоящего качества за столь короткое время добиться невозможно. Тут ведь главное — не торопить события. Взять хоть египетские пирамиды. Чтобы провести там первую священную церемонию, жрецы ждали целых пятнадцать лет со дня окончания строительства. И только в тот день, когда лучи звезды Веги упали точно в проход сооружения, действие началось. Вот это я понимаю — стандарты качества и выдержка продукта!

— Нашел с чем сравнивать! — фыркнул Че. — Откуда такая роскошь в наше стремительное время? Сейчас даже выдержанный коньяк редкость! Кругом подделки и суррогат. Однако не будем отвлекаться, друзья мои. Пришло время внимательно рассмотреть вашу добычу. Что вы там прихватили из кабинета Франкенштейн?

Друзья склонились над столом. В первой папке среди технической документации обнаружили подробный план театра.

— Смотрите, в подвал вполне можно проникнуть несколькими способами, — сказал, тыкаясь носиком в карту, Георгий. — Вот этим мы завтра и займемся.

Во второй папке лежали скучные бумажки: докладные, накладные и заявления. Однако и тут кое-что нашлось.

— Ну-ка, ну-ка. — Че аж присвистнул от удивления, вертя в руках листок с множеством подписей. — Знаете, что это такое? Коллективное письмо артистов театра. Написано… Написано, представьте себе, за день до исчезновения Корицы. Пишут, что отказываются принимать участие в странном спектакле, что возмущены обращением и будут работать только под руководством Александра Васильевича. Кто это, Марго?

— Режиссер, друг бабушки.

— Угу, — неопределенно протянул Че.

А Георгий уже тихонько рычал на черную, глянцевую, совсем тонкую папку. Маргарита открыла ее. На первой странице было напечатано: «Сценарий спектакля-мистерии». Дальше, занимая собой весь лист, стояла перевернутая пентаграмма. На другой странице — большая фотография афелиума. И ни строчки текста.

— Это уже по твоей части, Георгий, — вздохнул Че, — я в подобном совсем не силен. Тут еще газетная вырезка, судя по дате — двухмесячной давности. Газета называется «Синегорье».

— Бабушка называла ее «сплетницей», — вставила Маргарита.

— Очень может быть… — отозвался Че, пробегая взглядом заметку. — Тут пишут о каком-то Грише по кличке Садовник, который открыл — ни больше ни меньше — эффективный способ материализации фантазий. «В самое ближайшее время Григорий Струков обнародует свое открытие». Ты что-нибудь знаешь об этом человеке, Маргарита?

Девочка отрицательно замотала головой.

— А пентаграмма-то перевернутая, — пробурчал Георгий, — черная магия чистой воды…

Тем временем от телестудии к зданию театра неслась роскошная машина с золотыми логотипами на дверцах. У театра она остановилась. Водитель, точнее, водительница, потушила фары. Двое, выбравшись из салона, повели к крыльцу третьего. Через некоторое время в кабинете директора зажегся свет.


Цветник бабушки Корицы

— Уф, — сказал Адениум де Сюр, складывая Старушку Франкенштейн в кресло. — Телеэфиры высасывают столько энергии. Нужна подзарядка, наша милая директриса совсем плоха.

— Что ты хочешь, возраст. Держит плохо, — ухмыльнулась Афелия Блюм, — завтра на кастинге подзарядим. Это мы с тобой в хорошей форме, — и она поправила темные очки. — Знаешь, почему эту дамочку прозвали Старушка Франкенштейн, Адениум? За то, что и без особых знаний, на чистой интуиции, энергию из окружающих она качала будь здоров. Лилечка ведь до того, как стать директором театра, актрисой работала и до седых волос играла молоденьких героинь. А ее красивые и талантливые соперницы дурнели и старились в массовке, притом катастрофически быстро. Зато Лилечка без всяких пластических операций выглядела прекрасно. И люди говорили — а дыма без огня не бывает, — что симпатичным молодым актрисам лучше этот театр за три версты обходить. Если, конечно, они не хотят, чтобы раз за разом на них обрушивались болезни, острые приступы тоски и несчастные случаи. — Блюм поправила на Старушке Франкенштейн бейсболку и, наклонив голову, полюбовалась своей работой. — Когда Лилечке перевалило за семьдесят, — продолжала она, — Франкенштейн окончательно переползла со сцены в директорское кресло. И ни о чем так не мечтала, как сбросить лет эдак пятьдесят. Ты только посмотри на ее тинейджерский прикид. «Власть и вечная молодость!» — вот что нужно было бы написать на родовом гербе Франкенштейн, если бы таковой имелся. Каких только способов вернуть былую красоту бедняжка не испробовала! Разве что принести в жертву младенца не успела.

Адениум достал из кармана платочек и принялся тщательно протирать руки.

— Совершенно верно, коллега, — усмехнулась Блондинка, наблюдая за его манипуляциями. — Те, кто поумней, лишний раз к Лилечке вообще не приближались. Так что осторожнее. Мойте руки с мылом!

— А вы, я вижу, не очень-то любите Лилию Филадельфовну? — хмыкнул де Сюр.

— За что мне ее любить? — удивилась Афелия. — Дай я ей сейчас чуть больше силы, она бы нас быстренько законопатила. Да вот только насчет источника неувядающей красоты она просчиталась. По уму, — Блюм снова поправила бейсболку на бездыханной Франкенштейн, — нужно бы ее совсем уничтожить. Да пока рановато. Не буду объяснять механизм, но особого зла до премьеры я ей причинить не могу. Более того, до спектакля нужно беречь старушку как зеницу ока! А теперь позвольте предложить вам рюмочку за будущее представление! Лилечка всегда держала коньячок.

Блондинка открыла дверцу сейфа, и брови ее медленно поползли на лоб:

— Пр-роклятие! — зарычала она. — Здесь лежали папки и сценарий! Где они?!

Адениум де Сюр испуганно вздрогнул, а Блондинка открыла рот и завизжала так пронзительно, что задрожали стекла:

— Усилить охрану! Перекрыть все входы и выходы! Никого из театра не выпускать!..

В кабинет с жужжанием ворвались пляшущие огоньки, похожие на рой рассерженных золотых ос. Поднялся настоящий светящийся буран. Афелия стояла посреди вихря, странно выпрямившись, не снимая очков, и что-то бормотала себе под нос. Адениум вжался в кресло. Ему показалось на мгновение, что тело Блондинки удлинилось, пальцы и руки вытянулись наподобие лиан, кожа позеленела, и весь облик поплыл куда-то, прихотливо меняя пропорции. Восточная шапочка слетела с режиссера, а белый крашеный чубчик встал дыбом. Тугие розовые щечки Маэстро побледнели. В двух домах поблизости от театра вырубилось электричество. И сколько бы ни звонили в экстренные службы обескураженные жильцы, никто не мог объяснить им причину внезапной аварии.

ГЛАВА 21

в которой Маргарита решает действовать самостоятельно

Маргарита сердилась. Дело в том, что, когда она проснулась, ни Че, ни Георгия дома не было. На столе лежала записка: «Ушли по делам, будем к ужину, в одиночку ничего не предпринимай. Становится слишком опасно».

«Решили найти бабушку без меня», — обиженно думала девочка, наблюдая, как резвятся возле кустов чертополоха Перцовка и Мотылек. Этого недемонтированного предка Георгия Маргарита утром обнаружила в складках шторы. «Пусть живет, — обрадовалась она, — по крайней мере свинке будет товарищ, пока нас нет дома. Тем более, оба с крыльями». Но теперь, глядя на их беззаботную возню, она больше не улыбалась, а, нахмурив лобик, размышляла о том, что вот и ее, Маргариту, оставили в стороне от дела вместе с ожившими снами.


Цветник бабушки Корицы

— Так-так, — сказала она недобро, направляясь в спальню Корицы.

На тумбочке рядом с кроватью лежал раскрытый фотоальбом. Раньше девочка точно не видела его. С одной стороны разворота в ажурные прорези был вставлен черно-белый снимок, где улыбающийся и очень молодой Че, еще с волосами до плеч, обнимал за талию Корицу, которая держала на руках Георгия. На Че красовались смешные брюки раструбами в пол.

С другой стороны разворота в старомодный овал была заключена большая фотография самой Корицы. «Вот это красавица! — восхищенно подумала девочка, рассматривая высокий валик прически, длинные ресницы, глаза, подведенные „стрелочками“, и изгиб шеи. — Но откуда Че достал фото? Даже я не знаю, где бабушка хранила такие штуки».


Цветник бабушки Корицы

Тут в ней снова всколыхнулась обида. И Маргарита от нечего делать принялась старательно раздувать ее угольки.

— За меня они, понимаете ли, боятся, всё что-то прячут, скрывают, недоговаривают, — ворчала она. — А сами-то что делали?

Девочка припомнила, с каким восторгом рассказывал Че о бесшабашной смелости Корицы, которую та проявила уже в первые дни их знакомства. Хотя, конечно, Камрад многое недоговаривал. Ясно было только то, что бабушка, а тогда совсем молоденькая девушка, пекинес и Че познакомились в какой-то веселой южной стране, где жили в маленькой горной деревне, поблизости от старинного замка.

— Мы, как бы это выразиться, помогали жителям справиться с одним… с одной проблемой, в общем, — улыбался воспоминаниям герр Чертополох. — И тогда я понял, что отвага Корицы едва ли уступает моей собственной.

— Ты от скромности не умрешь, — остановил его тогда Георгий и ловко увел разговор в сторону.

«А ведь фотка, пожалуй, из той деревни, — подумала Маргарита, разглядывая проступающий позади друзей домик с черепичной крышей. — Взрослые всегда так. Вечно у них какие-то тайны. Интересно, а что еще есть в бабушкином шкафу? Может, тот наряд или ремешки с камешками?»

И девочка открыла большой шифоньер, который всегда казался ей набитым жутко интересными вещами. Начала перетряхивать плечики с одеждой, но бархатного плаща, сбруи и шляпы не нашла. «Значит, Корица успела забрать их на работу, она же хотела привести вещи в порядок», — решила внучка. Тут в кармане бабушкиного жакета, который висел на одной из вешалок, что-то звякнуло. «Ого! — Маргарита достала находку. — А ведь это ключ от костюмерной. Отнесу-ка я его Че с Георгием, может, пригодится. А может, и сама в экспедицию отправлюсь. Буду воспитывать смелость, как бабушка. Тем более сидеть одной дома так не хочется». И, прежде чем выйти из дому, она положила к себе в сумку «экспедиционный набор»: электрический фонарик, перочинный нож, моток бечевки и маленький театральный бинокль Корицы.

По городу между тем с воем носились скорые. А в витрине магазина со скучным названием «Оргтехника» одновременно работали тридцать три телевизора. Раньше Маргарита часто останавливалась здесь, чтобы посмотреть мультики или передачи про животных. Забавно же, когда одновременно раскрывают пасти тридцать три льва! Или маршируют тридцать три Винни-Пуха! Теперь по всем экранам показывали ролик с афелиумом. И только по одному телику, в самом нижнем углу, передавали новости. Явно взволнованная дикторша сообщала о том, что в городе лютует вспышка неустановленной аллергии и что сегодня днем в больницу с острым приступом поступила ее коллега Вероника Виноградова.

— Конечно, — прошептала про себя девочка, — посиди в студии с этими…

Кстати, торговки семечками на привычном месте она не обнаружила. Да и двери «А-фелии Blum» оказались на замке. Тут только Марго сообразила, что позвонить Че она не может — не знает номера, как-то не записала. К тому же девочка не могла припомнить: видела ли вообще в руках у Че мобильный телефон. Вот разные странные вещи — да, видела, а телефон? В растерянности она побрела назад. У центрального входа в театр, где опять клубилась очередь желающих попасть на кастинг, остановилась. Еще до конца не понимая, зачем ей это нужно, пристроилась в хвост. Приступ бесшабашной смелости вдруг овладел Маргаритой. «Экспедиция так экспедиция, — решила девочка, еще раз вспомнив, каким восторгом горели глаза Че, когда он говорил о смелости Корицы. — Осмотрю потихоньку бабушкину костюмерную, может, те одежки странные найду, может, что-нибудь еще. Уж если нас в кабинете Франкенштейн не застукали, то тут-то и подавно».

Закоулки театра Маргарита знала очень хорошо. Смешавшись с толпой в фойе, она украдкой отступила к едва приметной двери, которая вела в коридоры к служебным помещениям. На первый взгляд там, как всегда, было пустынно. Но едва девочка повернула ключ в замке бабушкиной костюмерной, как услышала нарастающий гул. «Опять эти светлячки», — сообразила она, еле успев захлопнуть за собой дверь с той стороны.

Сразу было ясно, что сюда давно никто не заглядывал. То же запустение, что и в кабинете директрисы. Маргарита огляделась: все как и раньше. А хозяйство у Корицы было внушительное. В центре комнаты — большой стол, заваленный лоскутками, выкройками, лекалами и отрезами материи. Несколько швейных машин, одна совсем допотопная, с чугунным колесом и металлическим корпусом, на котором золотыми буквами среди узоров выведено «Zinger». Гладильная доска с коричневым следом утюга. Вдоль стен ряды стеллажей с костюмами из разных постановок. Кое-где — в два ряда.

Маргарита выбрала самый дальний угол. Там висели костюмы к спектаклям из «старых времен». Даже фрак и смешной шапокляк {27}. Маргарита принялась ворошить пыльные кружева. Несколько раз чихнула. Нужный ей плащ и шляпа с пером, однако, не обнаружились. Ряд за рядом она просмотрела все наряды и, в конце концов, заприметила за старыми декорациями совсем уж невзрачный шкаф, стоящий вплотную к стене. Раньше девочка не обращала на него внимания. «Должно быть, ровесник нашей разговорчивой двери», — подумала она теперь, рассматривая резной узор на его облупившихся дверцах.

И тут в коридоре поднялся страшный вой. Гораздо более громкий, чем тот, что преследовал ее в С-3. И вой приближался. Долго не раздумывая, Марго открыла дверцу шкафа. И даже не успела удивиться тому, что никакой одежды там не было. Не было и задней стенки — только неоштукатуренный камень и другая дверь, совсем небольшая, окованная железом. А в костюмерной уже слышался голос Блондинки.

— Опять ложная тревога, — выговаривала она кому-то. — Когда уже вы научитесь отличать крыс от людей? Не все, что движется, — люди. Кому тут могло что-то понадобиться? Хотя кто эту Корицу знает. На всякий случай оставьте здесь пост. И если кого сцапаете — тащите ко мне. Уж я-то заставлю его рассказать, что ему нужно во владениях Афелии Блюм.

«Вот я и попалась, — поняла Маргарита, прислушиваясь к мерному стрекотанию светлячков, которое то приближалось, то удалялось. — Настоящая ловушка. Обратно нельзя. А если?» Она оглянулась на дверь позади себя и, как только гудение дозорных в очередной раз откатилось в дальнюю часть костюмерной, попробовала ее приоткрыть. Дверь поддалась. И даже без скрипа, несмотря на ржавые петли. «Не хочет меня выдавать, — благодарно подумала девочка. — Жалко, что я не понимаю их языка, как Че». И она тихонько погладила створку.

ГЛАВА 22

где рассказывается о том, как Маргарита попала в подземелье

Бледно-голубой свет фонарика вырвал у темноты сводчатый потолок, одну ступеньку, вторую, третью. Никаких проводов. Настоящее подземелье позапрошлого века. С захолонувшим сердцем девочка сделала первый шаг. Ее лица коснулась паутина. «Смелость тоже надо воспитывать, — уговаривала себя Маргарита, отводя рукой мохнатые от вековой пыли нити. — Мне почти не страшно. Не страшно совсем».

Лесенка, ведущая от двери вниз, вскоре кончилась и превратилась в коридор, который — Маргарита это не столько видела, сколько чувствовала, — был достаточно узким. Но, по счастью, сухим. Почему «по счастью»? Да потому, что у Марго имелся собственный и довольно длинный список того, что пугало ее до жути. Болота с их топями да трясинами занимали в этом списке одно из первых мест. Еще ей всегда представлялось, что именно на болотах живут змеи. А змей Маргарита боялась, можно сказать, панически. Хотя, если честно, никогда не встречалась с ними в природе.

Она прошла один поворот, другой, третий.

Тут что-то (должно быть, крыса) прошмыгнуло прямо по курсу. Маргарита вскрикнула и выронила фонарик, тот покатился, покатился, слабое пятнышко света запрыгало по стенам… и вот хорошо, если бы это был страшный сон, который легко можно прекратить, повернувшись на другой бок. Потому что фонарик, мигнув на прощание, потух. Хочешь — верь в происходящее, хочешь — не верь! Маргарите вообще показалось, что она наблюдает за действиями этой маленькой пробравшейся в подземелье девочки отстранено, откуда-то с высоты. И видит, как та сидит, прислонившись к стене, в кромешной темноте и дрожащими руками трясет фонарик. Тщетно.

Пальцы похолодели, переключатель фонарика щелкал сухо и бесполезно, однако Маргарита продолжала бессмысленно, механически давить на него. Попыталась даже заплакать, но слезы не выдавливались, будто внутри от страха все превратилось в сухой песок или заморозилось. Девочку начало знобить. А между тем глаза стали потихоньку привыкать к темноте, возвращалось чувство реальности. «Мобильный, — дошло до Маргариты, — позвонить, конечно, не получится, вряд ли есть связь. Так хотя бы подсвечу дорогу». И она принялась судорожно рыться в сумке и по карманам курточки. Телефон, как назло, не находился. Зато обнаружилась масса интересных вещей. «Не может быть», — твердила Маргарита, лихорадочно выкладывая рядом с собой то, что путалось у нее под пальцами.

Резинка для волос, монетка, ластик в форме медвежонка, шарик на резинке. «Откуда? А-а-а-а!» — будто наяву девочка увидела перед собой торговку в старом пальто. А это что? Маргарита даже не сразу сообразила, что почти провалившийся в дырку кармана и обернутый в хрусткий целлофан предмет — петушок на палочке. Не без труда она достала его и положила в общую кучку.

Прощупала подкладку, сантиметр за сантиметром. Телефона нет! Наверное, забыла на тумбочке в комнате Че, когда рассматривала фотоальбом. Слез по-прежнему не было, только холод внутри становился все более ощутимым. Маргарита обессиленно привалилась к стене. Почему-то на память пришел эпизод из «Тома Сойера», тот, где они с Бэкки заблудились в пещере. Вспомнились и другие рассказы. Один особенно жуткий она слышала от соседки тети Паши. Пока Корица открывала дверь, из вежливости медленнее, чем обычно, тетя Паша успела сообщить, что сегодня в газете «Синегорье» прочитала заметку про то, как в одной пещере неподалеку от их городка нашли тела двоих детей. Они лежали в большой круглой зале, свернувшись калачиком. «Бедняжки плутали по переходам больше месяца, но так и не смогли выбраться». И Маргарита тогда задумалась о том, что совсем не всегда в жизни все кончается так же хорошо, как в книжке. И теперь у нее, похоже, есть отличный шанс в этом убедиться. Да нет, Че с Георгием не бросят ее. Они обязательно ее найдут.

Маргарита горестно вздохнула, почти всхлипнула и протянула руку к леденцовому петушку, скомкала обертку, лизнула языком — и чуть не отшвырнула в испуге. Внутри петушка вдруг забегали маленькие красные искры. Минута — и розовое свечение охватило его целиком. Оно становилось все сильнее, и вот уже карамельная птаха сияла значительно ярче, чем потухший фонарик. В ее свете на каменном полу зашевелился подаренный торговкой мячик с золотинкой. Маргарита чуть было не приняла его за мышку — а мячик качнулся с боку на бок, будто раздумывая, куда направиться, завозил куцым хвостом-резинкой и уверенно покатился вперед.


Цветник бабушки Корицы

Маргарита, вскочив, двинулась за ним, освещая себе путь леденцом на палочке. Они повернули раз, другой, третий, девочка едва успевала отмечать по ходу каменную кладку, какие-то ржавые крючья в стенах, обрывки массивных кованых цепей. Пугаться по-настоящему не получалось — мячик стремительно катился вперед.

Наконец они оказались на небольшой каменной площадке, дальше коридор раздваивался. Мячик остановился, будто в задумчивости, — и, поколебавшись, устремился в правый проход. Коридор стал значительно просторнее и через два поворота уперся в массивную дверь. Она выглядела гораздо старше, чем те две, которые девочка видела на поверхности. «Три сестры» — всплыло в голове у Маргариты. И не потому, что она была хорошо знакома с творчеством писателя Антона Чехова. Просто так назывался спектакль, который шел в их театре, по словам бабушки, уже двадцать лет. Мячик остановился. Но петушок по-прежнему сиял теплым розовым светом.

Маргарита перевела дух (мячик катился достаточно быстро, поспевать за ним приходилось рысцой) и огляделась: коридор, которым она подошла к двери, оказался не единственным, с левой стороны тоже зияла арка прохода. Девочка вопросительно уставилась на мячик, но тот опять прикинулся обычной самодельной игрушкой и не подавал признаков жизни. Ничего не оставалось, как спрятать его в карман и потянуть за ржавую дверную ручку.

ГЛАВА 23

очень страшная, но с хорошим концом

Дверь открылась неожиданно легко и без скрипа, будто кто-то совсем недавно смазал петли маслом. Девочка разглядела кладку стены и начало деревянного не то стеллажа, не то полки, на которой лежал большой целлофановый кокон. «В человеческий рост», — подумала Маргарита, и у нее неприятно засосало под ложечкой. Страшно медленно, почему-то на цыпочках, она двинулась вдоль стеллажа, уже опасаясь того, что должна была увидеть.

Это хуже, чем дурной сон, хуже, чем потеряться в темноте, — кокон заканчивался маленьким отверстием, из которого торчал… человеческий нос! Не узнать его было невозможно, над этим носом в свое время потешалась вся труппа. И каких только определений ему не давали — «сизый нос», «баклажанный стиль», «Карлик Нос»! Надо сказать, что заслуженный артист Валентин Носов большим ростом действительно не отличался, зато… Маргарита вдруг почувствовала страшную слабость. За первым коконом в неверном розовом свете она различила еще один, и еще. «Как в фильме ужасов», — только и успела подумать она перед тем, как окружающее ее пространство сузилось до темной точки и совсем исчезло.


Цветник бабушки Корицы

Очнулась девочка от того, что кто-то ее хорошенько встряхнул. Открыв глаза, Марго различила смутно знакомые черты человеческого лица. И тут же снова зажмурилась, решив быстренько отправиться в обморок опять, потому что представила, что этот кто-то покинул свой кокон на стеллажах и теперь… «Маргарита! — позвал знакомый голос. — Очнись, Маргарита!» Девочка осторожно открыла сперва один глаз, потом другой — вокруг нее стояли Че, Георгий и кто-то еще… Приглядевшись, Маргарита узнала продавца ключей с рынка. Удивляться не было ни сил, ни желания.

— Как ты здесь оказалась? — сердито спросил Чертополох, жестикулируя с фонариком в руке. — Мы же просили: побудь сегодня дома. Теперь вся операция под угрозой.

— А с нашими… что? — вместо ответа сказала девочка.

Глянув на ее испуганное личико, Че смягчился:

— Да нет, не то, что ты подумала. Они, похоже, живы… пока, во всяком случае. Пульс прощупывается, хоть и изрядно замедленный, температура резко пониженная, но не смертельная… Они как бы в анабиозе. И твоя бабушка…

— Где она? — Маргарита тотчас оказалась на ногах.

— Тихо, тихо, — поморщился Камрад. — Сейчас покажу.

Света от фонариков и петушка Марго хватало, чтобы полностью рассмотреть продолговатый зал, действительно очень большой. Вдоль стен, по всему периметру, тянулись в два этажа деревянные нары — стеллажи. Их ширина вполне позволяла расположить на деревянном настиле укутанное во что-то наподобие целлофана тело «гордости труппы» народного артиста Назаренко, который лежал сразу вслед за Носовым. Лица Назаренко в отверстие не было видно из-за внушительного холма живота.

Маргарита обвела взглядом стеллажи. Все были тут: и бухгалтер, и режиссер Александр Васильевич, и гардеробщица тетя Настя. Проткнув прозрачную упаковку, наружу торчали вечные ее вязальные спицы. Под несколькими слоями пленки девочка ясно различила полосатый носок и клубок пряжи. «Так и взяли», — кивнул в ее сторону Че и, поддев Маргариту за локоток, почти потащил к центру зала: там, на грубо сколоченном помосте, стояла большая коробка, в которой… Маргарите пришлось привстать на цыпочки, и слезы всего этого дня немедленно оттаяли у нее внутри, покатившись наружу, — в коробке лежала бабушка Корица.

Лицо спокойное, мраморное, рыжеватые буйные кудри приглажены. Да и окутывал ее не целлофан, как остальных, а прозрачная ткань, по которой то и дело пробегали серебристые искры. Маргарита потянула к бабушке руку, но Че не дал ей дотронуться:

— Не надо, что ты, — прошептал он, — я не уверен, что и это дело не снабжено чем-то вроде сигнализации. Сейчас давайте так: Георгий и Маргарита, идите к внешнему выходу, ждите там нас с Сильвестром. Как только мы подойдем — сразу на улицу. Поможете перенести Корицу.

Маргарита хотела было что-то спросить, но Че сунул ей в руку петушка и легонько подтолкнул вслед затрусившему в темноту Георгию. Тот уверенно провел девочку правым коридором, ловко огибая по дороге груды кирпичей и строительный мусор. Остановились у еще одной старинной двери. «Четвертая сестра», — подумала Маргарита.

— Правильно, — отозвался на ее мысль Георгий. — А ведет она на улицу, на задворки театра, очень удобный и укромный ход. Че, как всегда, проигнорировал этикет и не познакомил вас, Маргарита, с нашими союзниками. Так что я, пока есть время, постараюсь исправить его оплошность. Продавца ключей с рынка зовут Сильвестр. Он наш давний помощник. Так же, как и еще одна небезызвестная вам особа…

Тут послышался нарастающий вой и топот ног. Там, откуда ждали вторую часть маленького отряда, появился свет.

— Открывайте дверь, Маргарита, — отрывисто прорычал пекинес.

Показались запыхавшиеся Сильвестр с Че, с двух сторон несущие на руках тело Корицы. Они торопились, как могли, преследуемые стаей светящихся огоньков. Маргарита распахнула дверь и придержала ее, пока бабушку выносили на театральный двор, потом резко захлопнула. Во дворе их ждала машина, старенькая «девятка». За рулем сидела, златозубо улыбаясь, торговка семечками. Маргарита с Георгием шлепнулись на переднее сиденье. Пока Сильвестр втаскивал Корицу на заднее, Че снаружи припер дверь подвернувшейся палкой. Уже отъезжая, они видели, как сотрясалась «четвертая сестра» от ударов с той стороны. Отдельные искорки выскакивали на улицу через щели, но тут же с шипением гасли в свете дня.

— Ничего, — Че победительно улыбнулся, — наружу эти пузырьки вырваться не должны, по крайней мере сегодня. Похоже, они имеют силу только в темноте или при искусственном освещении.

ГЛАВА 24

в которой друзья безуспешно пытаются разбудить Корицу и готовят волшебное оружие

До дома добрались благополучно. Тетушка Крапива — а именно так называли друзья торговку семечками — оказалась лихим водителем. Маргарита на каждой колдобине оглядывалась на бабушку. Но Корица, увы, не реагировала ни на звуки, ни на встряску, пребывая в каком-то промежуточном состоянии между жизнью и смертью.

Домчались быстро.

— Лучше думай «сном» и «явью», — предостерег Георгий Маргариту, когда все поднялись в квартиру, а Корицу уложили на кровать в ее комнате, закутав в одеяло. — Мысли имеют большую силу. Не добавляй энергии тем чарам, которые и так уже есть.

Стараясь не расплакаться, Маргарита отправилась на кухню расставлять чашки. Однако и Сильвестр, и Крапива от чая отказались, сославшись на срочные дела.

— А ты смелая девочка, — сказала в прихожей, прощаясь, торговка семечками. — Я это сразу поняла, как только тебя увидела. Там, возле театра. Мы с тобой еще повоюем, верно? — И широко улыбнулась, блеснув золотым зубом.

— Надеюсь, сегодня наша помощь не потребуется, — Сильвестр пожал Че руку. — Вот — на всякий случай. В отличие от мобильных, абсолютно безопасная и бесперебойная связь, — и протянул три ключа на кожаных веревочках.

Георгию прицепили к ошейнику совсем маленький, как от игрушечной машинки, ключик, Маргарите достался небольшой и изящный, видимо, от старинных часов.

— Третий — для Корицы, — пояснил Сильвестр, — а у тебя, Камрад, уже есть, сам на рынке выбрал. Лечите Евгению!

Пока Сильвестр одаривал всех ключами, Маргарита успела внимательно рассмотреть его и торговку семечками. К удивлению своему, девочка поняла, что Старьевщик и Крапива куда моложе ее родителей. Особенно ей понравились ярко-голубые глаза Сильвестра. Теперь их «стариковские» прикиды и золотой зуб Крапивы казались не больше, чем театральными костюмами. Мишурой? Обманкой?

Едва дверь за гостями закрылась, Че, Георгий и Маргарита отправились в комнату к бабушке. Она по-прежнему лежала, не шелохнувшись, с закрытыми глазами. Внучка села на пол у кровати и взяла ее руку в свою.

— Теплая, — всхлипнула она, и несколько слезинок упали Корице на пальцы. Марго даже показалось, что ресницы бабушки дрогнули. Че между тем достал из саквояжа пакет с сухой травой и поджег ее в керамическом блюдце.

— Обработка помещения дымом чертополоха, — вполголоса пояснил Георгий, — первое дело при реабилитации.

— Идите ужин готовьте, — не оборачиваясь, скомандовал Камрад, — подогрейте вчерашние щи. Это блюдо из тех, что с течением времени становится только лучше. И еще, Марго, дай мне бабушкину трубку, запущу я парочку сторожевых дымо-драконов.

По кухонному столу, как ни в чем не бывало, разгуливала свинка-эльф.

— Перцовка! — слабо улыбнулась Маргарита. — Ты-то как себя чувствуешь?

— Она почти научилась летать в наше отсутствие, — сказал из кресла пекинес. — Как видишь, вполне самостоятельно забирается на стол. И, по-моему, ей весьма по вкусу пришелся свежий чертополох.

Тут только Маргарита заметила, что растения в ящике под подоконником прибавили еще несколько сантиметров, а их головки уже весело выглядывают в окно. И что Че, кроме прочего, заботливо обнес свой палисадник какой-то новомодной стальной сеточкой, тоже, видимо, позаимствованной в «А-фелии Blum».

— Тебе что, — обратилась девочка к входящему в кухню Камраду, — для Перцовки чертополоха жалко?

— За нее же и волнуюсь; пару листиков я ей сам дам, а вот если она шишечек переест, за последствия не ручаюсь. И так создание, хм… трансмутированное, неизвестно, к чему может привести передозировка самым волшебным растением на свете.

— И поволшебнее видали, — насмешливо пробурчал пекинес.

Еще Маргарита разглядела на батарее пять хорошо просохших волшебных палочек. Четыре представляли собой обрезанный с двух сторон стебель чертополоха, а на пятой сохранилась и подвяленная кисть с шишечками.

«Пять, — с удовлетворением прикинула девочка, — значит, и про меня не забыли». Она еле возила ложкой в тарелке со щами. Аппетита не было.

— Вот это ты брось, — строго сказал Че, — тут тебе не просто еда, тут — витамины, защита. Видишь, уже полгорода заражено какой-то гадостью.

— Я думаю, — вмешался Георгий, — болеют как раз те, на кого чары, насланные Афелией, сразу не действуют и кто не считает афелиум венцом творения. Ну как насморк, к примеру, является нормальной реакцией здорового организма на внедрение вируса.

— Ладно, займемся оружием, — сказал Че, расставляя на столе баночки с лаком, золотой и серебряной краской. — Тебя, Марго, на уроках труда учили с кисточкой обращаться? Раскрашивай палочки {28}и рассказывай, как тебя занесло в подземелье. Я же займусь приготовлением зелья. Для того чтобы привести Корицу в чувство, сил потребуется гораздо больше, чем я думал.

Он порылся в своем бездонном саквояже и извлек закопченный котелок, чем-то напоминающий походный. Не забыл и заветную фляжку. Подготовил разделочную доску, тщательно протер нож с тонким, острым лезвием.

— Значит, вот, — заканчивала тем временем отчет Маргарита, — я оказалась перед этой дверью. Но совсем не испугалась, то есть, — поправилась она под внимательным взглядом Че, — испугалась, но совсем чуть-чуть.

— Ясно, — ответил он. — Хорошо, конечно, что ты нашла неохраняемую дверь, которая и в плане-то не обозначена. Не исключено, что она нам еще пригодится. Но больше никакой самодеятельности. С каждым днем становится все опасней. Георгий, не помнишь, куда я задевал пакет из магазина? В нынешних условиях, — Че нахмурился и сделал глоток из фляжки, — не так-то легко приготовить правильное зелье. И проблема даже не в том, чтобы иметь настоящие магические инструменты.

Допустим, котел, деревянная разделочная доска, специальный нож да серебряная ложка всегда при мне. Сейчас плохо с другим: практически невозможно достать необходимые для волшебства экологически чистые продукты. А ты представь, Марго, если вдруг в… ну допустим, в опыте, который ты устраиваешь, задействован генно-модифицированный… ну допустим, овощ. Реакция становится непредсказуемой. Мы рискуем произвести на свет невиданного демона или демоненка: какую-нибудь бабочку с клешнями, или розу с рыбьим хвостом, или бешеный зеленый хрен.


Цветник бабушки Корицы

— Выпивая перед опытом лишний стаканчик, ты рискуешь получить подобные чудеса без всяких генно-модифицированных морковок, — съязвил Георгий, кивнув на фляжку товарища. — Помнишь, была такая песенка про волшебника-неудачника:

Сделать хотел грозу,

А получил козу?

— Сейчас не об этом, — отмахнулся Че, вытаскивая из пакета одну за другой три бутыли воды. Приподняв очки, он внимательно изучил этикетки. Потом сказал: — Будем считать, что ключевая.

— Дай-ка сюда, — Георгий обнюхал бутыли. — Похоже на то. По крайней мере проточная точно.

Че между тем рассматривал купленную в аптеке коробочку с лавандой. Затем тоже передал ее песику. Тот, принюхавшись, одобрительно кивнул.

— А вот и мимоза, — с интонацией уличного фокусника изрек Че и вытащил из вазы, стоящей в углу стола, принесенный накануне с работы чахлый букетик.

— Обрати внимание, Маргарита, растение с редчайшим свойством: всякий раз, когда к тебе приближается человек с недобрыми намерениями, мимоза складывает свои листочки, будто предупреждает об опасности. Оббери-ка с нее шарики.

С тою же удалью фокусника Че отмерил пять серебряных ложек лаванды и бросил их в глиняную чашку, наполненную водой из бутылок. А сам направился к раковине, где принялся возиться с чем-то очень напоминающим комок грязи.

— Предвосхищая ваши вопросы, сразу скажу — у меня в руках корень чертополоха, — пояснил он. — Сейчас я его отмою и мелко порублю.

Закончив с предварительными приготовлениями, Камрад плеснул в котел воды, вылил туда настой лаванды, добавил чертополох и мимозу {29}.

— Теперь, — сказал удовлетворенно, — осталось варить все это двадцать минут на медленном огне и каждые семь минут помешивать по часовой стрелке. Завтра на рассвете, когда от нашего варева наконец-то отлетит пар, мы разольем его по банкам и прочим емкостям, расставим по углам, кое-что пошепчем. Кстати! — неожиданно прервал сам себя Че и выскочил из кухни. Вернулся он через несколько минут, держа в руках мобильник Корицы: — Совсем плох становлюсь. Как нам эту машинку обезвредить? — спросил он у песика. — Я сразу-то не побеспокоился, но не исключено, что здесь вмонтировано что-то типа жучка.

— Да нет, — успокоил его Георгий, обнюхивая телефон, — Блондинка и ее команда в этом отношении, кажется, достаточно беспечны. И нападения нашего никто не ожидал. Иначе непременно выставили бы сильную охрану.

Жаль, что в эту ночь друзья не могли взглянуть на город с высоты птичьего полета. Или хотя бы с крыши многоэтажки. Их глазам предстало бы удивительное зрелище. Театр стоял точно охваченный холодным зеленым пламенем. Ядовитые отсветы этого пламени гуляли и в окнах многих домов. Это заискрились, как по команде, метелки афелиумов, которые люди, побывавшие на кастинге, принесли к себе в квартиры. Фосфорическим блеском налились изображения цветка на афишах и рекламных растяжках. Затеплилась жизнь в метелках-логотипах на стеклах машин, трамваев и автобусов. И, сплетая цветовые пятна в единый узор, потекли по улицам ручейки искрящихся огоньков. Афелия Блюм проверяла боевую готовность своей армии.

ГЛАВА 25

где проходит мастер-класс магической защиты

Маргарита спала неспокойно. Ей снилось продолжение кастинга. На сцену из люка в полу один за другим поднимались артисты труппы. Бледные, точно призраки. Листья афелиума и султанчик его метелки тряслись мелко-мелко, распространяя вокруг себя нервное свечение. Тень от растения растекалась на весь задник сцены и будто втягивала в себя окружающее, лишая его цвета. За кулисами набирал силу странный шум. Что-то падало, стучало, разбивалось и тоненько визжало. Девочка открыла глаза. На потолке ее спальни мирно дремали хорошо знакомые квадраты света, а вот в коридоре…

Маргарита прислушалась к долетающим оттуда звукам и в следующую минуту уже была на ногах. Пронзительно визжала ее обожаемая Перцовка. А Че изо всех сил пытался удержать оказавшуюся почему-то у входной двери Корицу. Ее рыжие волосы были распущены, глаза закрыты, и двигалась она с грацией заправского лунатика. Перцовка с верным Мотыльком крутились чуть поодаль на высоте сорока сантиметров от пола. Морская свинка-эльф отчаянно верещала. Маргарита попыталась поймать несчастную животинку, что получилось у нее далеко не сразу. Че тем временем удалось отвести Корицу в комнату и уложить в постель. Она так и не очнулась.

— Что случилось? — спросила Маргарита у семенящего следом за Камрадом пекинеса. Часы на кухне показывали четыре утра.

— Пока не знаю, — ответил песик озабоченно. — Я так же, как и вы, проснулся от шума, смотрю — герр Чертополох удерживает вашу бабушку…

— Перцовка с приятелем, — Че кивнул на Мотылька, кружащего под кухонной люстрой, — обследовала все имеющиеся в квартире антресоли. Но спать устроилась в коридоре, около босоножек, украшенных цветами. Видимо, приняла их за клумбу. И тут-то наша Евгения Дмитриевна, не открывая глаз, едва на наших друзей не наступила. А голос у Перцовки оказался на редкость противным и громким. Слава богу! Вот только одного не пойму — куда же это Корица направилась в тапочках на босу ногу в пятом часу утра? Георгий-сан, выгляни незаметно в окно, будь добр. Похоже, что кто-то вызывал ее из дома.

И Че помог песику забраться на подоконник. Даже тихонько отогнул занавеску. Маргарита сидела на табурете у стола, поглаживая Перцовку. Зверек все еще не мог опомниться от пережитого стресса и тяжело дышал.

— Ну и ну, — протянули пекинес и Чертополох в один голос.

Город за окном спал, и хорошо было различимо зеленоватое зарево, встающее с той стороны, где находился театр.

— А что это за бенгальские огни в окнах домов? — спросил Георгий. — Вон там — видите? И вон там…

— Похоже на светящиеся афелиумы, — растерянно ответила, подходя к друзьям, Маргарита. — По крайней мере на кастинге искрилось так же.

— Да ладно, вы вниз поглядите, ребята, — посоветовал товарищам Че.

По улице невысоко над асфальтом сновали в разных направлениях одиночные светлячки.

— Ищут, — задумчиво проговорил Че. — Хорошо, что мы живой чертополох высадили, так просто защиту им не пробить. Значит, так, — сказал он, отходя от окна. — Зелье на плите готово, пар от него отлетел еще в три часа утра. Ты, Георгий, знаешь, что делать, я попробую отвести их подальше от этого района.

Цветник бабушки Корицы

Когда через несколько минут Камрад прошел мимо кухни, Маргарита едва смогла сдержать нервный смех. Уж больно забавно выглядел Че в пальто Корицы и рыжем парике.

— Впрочем, сомневаюсь, что у них есть глаза, — бросил он на ходу. — Скорее, наши светлячки ориентируются на некий уровень энергии…

Хлопнула дверь подъезда, и девочка с Георгием услышали знакомый вой. Маргарита осторожно выглянула в окно. Камрада она уже не увидела, зато все огоньки с их улицы устремились куда-то со скоростью трассирующих пуль. Георгий между тем принялся отдавать отрывистые приказания. Марго, чувствуя ответственность момента, лишних вопросов не задавала. Разлила жидкость из котелка по стеклянным банкам и расставила их по всей квартире. Плеснула зелья в миску и окунула туда палочку, которую высушили прямо с шишечками чертополоха. Теперь-то она поняла, зачем потребовалась такая необычная конструкция. Уж очень удобно получалось разбрызгивать серебряные капельки по всей квартире! Особенно тщательно, по совету песика, окропляла входную дверь и окна.

— Теперь омойтесь этой водой сами, Маргарита, — потребовал Георгий, — и помогите умыться мне.

Девочка ополоснула лицо, шею и руки. При этом кожу немного покалывало, как от мороза, по спине пробежал мятный холодок. И Георгий передернулся всей шкуркой, когда Маргарита потрясла над ним смоченной в зелье волшебной палочкой.

— Берите чистые салфетки, пойдемте делать компрессы Корице. Нам очень нужно, чтобы она пришла в себя сегодня. Спектакль вот-вот начнется.

ГЛАВА 26

История Че и Корицы

Комнату Корицы ровным, неярким светом освещали два обернувшихся вокруг люстры дымо-дракона.

— Они исчезнут с первыми лучами света, — кивнув в их сторону, пояснил пекинес. — А вы лучше выгляньте в окно, Маргарита. Как там дела?

Внизу, метрах в полутора над асфальтом, мерцали слабые огоньки светляков.

— Как будто караулят, — сказала девочка, осторожно задергивая занавеску. — Похоже, за Камрадом отправились далеко не все.

— Думаю, до его возвращения никто сюда не проникнет. Меры мы приняли. Но лучше нам, конечно, не спать. А хочется. Давайте вы будете ставить бабушке компрессы, менять их нужно каждый час, я же стану развлекать вас, как могу.

Внучка с превеликой осторожностью обтерла лицо, шею и руки бабушки зельем. Положила на лоб смоченную салфетку. Сама устроилась рядом, песик притулился в ногах.

— А где и когда вы все познакомились, Георгий?

— В Румынии. Они тогда жили с Че в белом домике с красной черепицей, недалеко от одного не совсем благополучного замка. И были очень красивой парой, очень счастливой какое-то время. Я любовался ими, а потом дело, ради которого они встретились, было сделано. И Че получил другой вызов. Он уехал, как думал, ненадолго. Н-да… — И песик, задумавшись о чем-то, замолчал.

— А что было дальше?

— В тот год, — встрепенулся пекинес, — ваша бабушка научилась готовить прекрасный гуроаб. Я помогал ей — таскал собранный виноград. Для гуроаба нужен незрелый. Она долго мыла кисти в воде, встряхивала, глядела на солнце, брала не все, только самые зеленые, потом ожесточенно проворачивала их в мясорубке. Знаете, были еще такие — не электрические, а с ручками-вентилями. А я помогал держать марлю, сложенную в четыре слоя, и она процеживала полученную смесь. Ваша бабушка всегда была очень гордой. И никто, даже я, не видел, чтобы она плакала. Но в тот гуроаб падали ее слезы. Может, оттого он и получился таким вкусным. Она ведь почти не добавляла соли, только слезинки. Через сутки мы разлили то, что получилось, по абсолютно сухим бутылям, закатали сургучом. Как раз начался звездопад. Там очень крупные звезды. Ваша бабушка развесила бутыли с солнечной стороны дома и сказала: «Если он не вернется к тому моменту, как гуроаб созреет, я уеду».

— Извините, конечно, Георгий, но что такое гуроаб?

— Это такая приправа, вроде прозрачного винного уксуса. Удивительнейшая вышла вещь. Любая еда, сдобренная ею, приобретала именно тот аромат, о каком мечтал человек, которого угощали. Гости чуть пальцы себе не откусывали. «Редкое, — говорили, — кушанье. Просто исполнение заветных гастрономических желаний!» Ничего подобного больше ни у кого не получалось. Но ведь и невозможно точь-в-точь повторить вкус блюда или соуса, который ты однажды попробовал. Если кому-то удастся подобное, его можно считать большим волшебником. Стабильность — залог мастерства. Хотя и скука смертная, если вдуматься…

— А Че вернулся?

— Куда?

— Ну к бабушке?

— Вернулся, только опоздал ровно на семь дней. И Корица его не дождалась. Они вообще редко совпадали. Есть поговорка: «Милые бранятся, только тешатся». Не про них. После очередной ссоры Корица и Че могли не видеться годами. Она просто исчезала без объяснений. А он хорохорился. Потом жалел о случившемся, но все его ухищрения были напрасны. Сколько бы он ни повторял себе, что настоящий воин должен быть один и что всем нам надо учиться у птицы феникс, которая строит себе дом, то есть вьет гнездо из вещей абсолютно несовместимых — фимиама и пламени.

— А что такое фимиам? — уточнила на всякий случай Маргарита.

— Это благовоние, дым которого в древности считался особенно угодным богам, — пояснил Георгий. — А птица феникс…

— Знаю-знаю.

Хотя девочка и не понимала до конца рассказы пекинеса, слушать его было жутко интересно. Ей казалось, что она листает старый фотоальбом Корицы, где снимки оживают, превращаясь сначала в черно-белый мультик, потом в цветной.

— У меня в такие моменты сердце разрывалось, — продолжал между тем Георгий, — я ведь так любил их обоих. А поделать ничего не мог. Нахожу, например, Че у какого-нибудь лесного озера. В самой глухой чаще.

«Как это, интересно, он его находит?» — подумала Маргарита.


Цветник бабушки Корицы

— Он сидит — маленький и сгорбленный — смотрит на темную воду. Ждет рассвета. Потом затыкает уши и начинает разными ласковыми именами зазывать на поверхность водяные лилии.

— А они где? — не поняла девочка.

— На закате эти цветы, сложив лепестки, уходят под воду. Утром, с первыми лучами солнца — появляются. Вот тогда надо выбрать самый красивый и вырвать с корнем. Корень высушить. Потом заваривать и пить. Хотя без опытного наставника я бы такие эксперименты никому повторять не советовал. Луковица лилии содержит яд, и я не очень понимаю, почему в старину считалось, что, выпивая ее настой, можно «присушить» предмет своей страсти {30}.

— Что-что сделать?

— Присушить. Ну заставить этот самый предмет в тебя влюбиться.

— А-а-а-а, — понимающе протянула Маргарита, — и помогло?

— Да кто их разберет, — вздохнул Георгий. — Когда я навещал Корицу, то нередко заставал такую картину. Сидит она у окна, задумчивая, и космы рыжие на палец молча наматывает. Рядом букетики ландышей валяются и лепестки роз. Значит, опять устраивала розанный оракул.

— Это как?

— Да так: нужно положить между большим и указательным пальцем левой руки лепесток, а правой ударить со всего размаху. Если лепесток лопнет — значит, тот, кого ты загадала, тебя не любит.

— А ландыши?

— Считалось, что, вдыхая их аромат, можно вернуть счастье, которое ушло.

— А у бабушки, Георгий, лепестки лопались — или нет?

— Так в том-то и дело, что нет.

— Почему же тогда…

— Любовь — самая большая загадка на свете, Маргарита. После последней ссоры Че и Корица не виделись тридцать лет. Если, конечно, можно назвать встречей то, что происходит. Я вообще был удивлен, что она к нам обратилась. Обычно инициатива исходила от Че…

Дымо-драконы под потолком тихонько меняли цвета. Точнее, чтобы не привлекать лишнего внимания, меняли оттенки: горели то как золотистое пламя свечи, то как серебряный лунный свет или чуть зеленоватый электрический. «Не так-то все просто, — подумала Маргарита, вспомнив бабушкины рассказы о том, что каждая женщина должна иметь свое королевство, — не так-то все просто». И поменяла Корице на лбу очередной компресс. Щеки бабушки слегка порозовели.

ГЛАВА 27

в которой рассказывается о двух сортах колдовства

Блондинка и Адениум сидели за утренним кофе в кабинете Старушки Франкенштейн, которая по-прежнему была сложена в кресле и не подавала признаков жизни.

— Терпеть не могу все это домашнее колдовство, всю эту трухлявую тягомотину, — говорил режиссер, рассматривая стальную кружку-куб, украшенную логотипом «А-фелии Blum». — Котлы, зелья, траволечение, лапки жабы, перышки ворона. Вчерашний день. Сейчас появилось столько новых возможностей подчинить идиотов своей воле и заставить их делать то, что тебе нужно. Причем, заметьте, уважаемая Афелия, на самом деле, например, совсем не обязательно превращать тыкву в карету. Надо просто доходчиво объяснить, что тыква — это карета. Теперь хорошему колдуну нужен вовсе не магический жезл, а доступ к рекламным ресурсам. Мы живем цивилизованно, среди информационных потоков, невидимых лучей и волн. Дудочка Крысолова на новый лад. Хотите, я устрою вам мастер-класс по последним колдовским технологиям?

И не дожидаясь ответа, с важным видом Адениум снял телефонную трубку, набрал номер и ласково защебетал:

— Да-да-да, ролик об афелиуме должен выходить в пять раз чаще. Да, очищает атмосферу в доме, омолаживает. Да, в самое лучшее время. Кроме того, мы хотели бы заказать дополнительно еще сто рекламных мест для размещения растяжек и баннеров, посвященных будущему спектаклю. Плюс радиоролики и дальнейшая расклейка афиш по городу. Спасибо-спасибо!


Цветник бабушки Корицы

Одного не пойму, — продолжал он, положив трубку, — на что вам сдался этот цветок? Насколько я понимаю, никакими магическими свойствами он не обладает.

— А разве у тебя потрясающая родословная? — Мадам резко повернулась в сторону напарника.

— Нет, — растерялся он, — но в каком-то смысле я наследственный, моя мамочка…

— Чихала я на твою мамочку! Но она хоть пыль в глаза не пускала, у нее все просто было: приворот-отворот, сглаз-порча. А тут: «Мастерские мечты!» «Мастер воплощений в жизнь самых заветных желаний!» Вот и воплощай. Я твою мечту осуществила — сделала тебя режиссером-постановщиком. Хорошо, сейчас не спрашивают рекомендаций. Столичный мэтр — и точка. А афелиум, — разозлилась она вдруг, — самый прекрасный цветок на свете! И заруби себе это на носу.

— Не волнуйтесь, мадам, — де Сюр побледнел то ли от волнения, то ли от страха. — Вы же понимаете, я работаю с вами, прежде всего, из интереса, потому что вы ставите потрясающий по масштабам эксперимент…

— Знаю я, почему ты со мной работаешь, — насупила брови Блюм. — Кстати, как там с реквизитом и декорациями к нашему представлению?

Тут Адениум принял самый сосредоточенный вид, открыл щегольскую книжку в кожаной обложке с золотым обрезом и затараторил:

— Мы обойдемся без жертвенных ножей и медных тазов для крови. Вырванные сердца и прочая ересь — эстетика ушедших времен. Дурной вкус. Современное жертвоприношение должно быть обставлено по-другому. Что-нибудь с коллективным вознесением душ после удара электрошоком. Без крови, слякоти и криков. С эффектом звездного неба и элементами лазерного шоу. Элегантные электрические стулья…

— Хорошо, — прервала его мадам, — эскизы должны быть готовы к вечеру. А пока давай проверим, как выполняется наш заказ на возбуждение всеобщей любви.

Она взяла в руки пульт большой плазменной панели. Как раз шли утренние новости. На экране появился киоск «А-фелии Blum». И девчонка-репортер взволнованным голосом сообщила, что находится на месте событий.

— Каких еще событий, черт возьми? — взвилась Блондинка. А камера, подрагивая в руках невыспавшегося оператора, уже путешествовала по горшочкам с увядшей рассадой афелиума.

— Злоумышленники ворвалась через эту дверь, — размахивала руками репортерша, стараясь подавить радостную улыбку, видимо вызванную тем, что именно она первой оказалась на «происшествии». — Денег не взяли, только обработали растения ядовитым раствором. Сигнализация почему-то отказала. Разгрому подверглись все цветочные бутики сети «А-фелии Blum», находящиеся в разных концах города.

— Только этого не хватало! Адениум, чего расселся? — взвилась Блондинка. — Собирайся, поехали!

Георгий с Маргаритой тоже смотрели новости. Из комнаты Корицы, которая по-прежнему не открывала глаз, они перебрались на кухню.

— Что происходит? — в испуге спросила девочка.

— Думаю, Сильвестр с Крапивой поработали. Первый пункт плана Че — паника и неразбериха. Должны же быть у Афелии дела поважнее, чем исчезновение вашей бабушки? Однако нам пора подкрепиться.

«Что бы приготовить?» — подумала девочка, с опаской поглядывая на кухонную плиту. В голове пронеслось слово «каша», но тут же всплыла смешная история, вычитанная… Маргарита уже не помнила где. Там два мальчика варили кашу, которая все ползла и ползла из кастрюли, и ничем ее было не унять. Возможно, рассказ назывался «Живая каша». Или нет — кажется, это другой рассказ назывался «Живая шляпа»…

— Если вы размышляете, какую крупу взять, то остановитесь на рисовой, — подал голос пекинес. — Давайте сварим сладкую рисовую кашу.

— Я не умею, — честно призналась Маргарита.

— Не беда, сейчас научитесь. Достаньте крупу и хорошенько ее промойте. Рисовую крупу, как гласит китайская мудрость, следует промывать в семи холодных водах. То есть семь раз залить, помешать и слить. Но в наших условиях, полагаю, хватит и трех.

Пока Маргарита тщательно, как могла, промывала рис, заливала его водой и ставила на небольшой огонь, Георгий удобно разлегся на атласной подушке и разглагольствовал:

— Некоторые думают, что в мире все просто и объяснимо. Например, прочитал рецепт — сварил кашу или приготовил рагу. Вовсе нет. Кулинария ведь сродни колдовству, то же, что действие волшебного фонаря Че: два умножить на два никогда не равно четырем. Такова формула любого волшебства, любого большого открытия и любого удавшегося на славу блюда или спектакля…

Если бы все на свете верили, что дважды два четыре, а по-другому и быть не может, то люди никогда бы не открыли Америку. Они до сих пор считали бы, что земля плоская и держится на трех слонах, стоящих на спине черепахи. Хотя лично мне кажется, что тот мир был устроен ничуть не хуже, чем нынешний. По крайней мере все было взаимосвязано. Музыка, математика, искусство врачевания, литература… Больных, например, вполне успешно лечили пением, чтением стихов, игрой на музыкальных инструментах…

Тут пекинес задумался и замолчал.

— Хотя, — продолжил он через какое-то время немного невпопад, — Корица не болеет, она просто спит. Опера Римского-Корсакова «Спящая красавица». Или нет — там была «Снегурочка».

Маргарита поняла, что песик сосредоточенно размышляет над тем, как помочь ее бабушке. Она и сама задумалась, помешивая ложкой в кастрюльке с кашей. Спящая красавица… Спящая красавица… Обрывок какой-то мысли бился в голове и не давал покоя. Пытаясь ухватить ее, Маргарита даже не заметила, что кухонная утварь ведет себя сегодня на редкость спокойно, беспрекословно слушаясь. Рис между тем разваривался, становясь мягким.

— Подлейте воды, — не вставая с места, посоветовал пекинес. — Если бы мы готовили на настоящем, мокром молоке, это было бы лишним. Но поскольку у нас сгущенное, то совсем не помешает. Да — и чуть-чуть соли, на самом кончике ножа {31}.

Маргарита добавила в кашу четыре столовых ложки сгущенки, тщательно перемешала, дала закипеть, накрыла кастрюльку крышкой и выключила газ. Помыла листья салата для Перцовки и потихоньку отщипнула несколько зеленых побегов от кустов чертополоха.

— Хорошо, — сказала она, оглядывая стол. — Мы будем есть кашу, Перцовка — зелень, а чем угостить ее приятеля Мотылька?

— Он сам угостится, — ответил Георгий. — В доме полно комнатных цветов, опять же — наша плантация чертогона. Если я ничего не путаю, бабочки питаются нектаром. Хотя, конечно, бабочка у нас необычная. Ошибка материализации, так сказать, обрывок сна, судорога потустороннего мира. Так же, как и ваша Перцовка. Но ведь у нее хороший аппетит?

— Не жалуемся, — буркнула Маргарита, которой не очень-то понравилось, что ее любимицу обозвали какой-то «ошибкой материализации» и «судорогой». У них в классе за такие слова и в лоб могли дать. Но песик этого не заметил и опять погрузился в задумчивость, из которой вышел, только увидев перед собой миску с кашей. Сквозь шторки кухонного окна — редкий случай для ноября — пробивались солнечные лучи. Девочка выглянула наружу; вместе с утренними сумерками исчезли и огоньки. «День как день. Вполне обыкновенный, будто ничего и не произошло», — удивилась она.

ГЛАВА 28

Первое чудо Маргариты

Че вернулся домой ближе к вечеру. Уже без парика и в своей обычной одежде. «Как ему это удалось? — подумала Маргарита. — Ведь курточку он оставлял дома».

— Привет, команда! — улыбнулся между тем Камрад. — Видите, обернулся до темноты. В сумерках снова все будет обсажено ядовитой пыльцой. Уж будьте уверены, Афелия начинает потихоньку контролировать улицы города. А я сегодня еще успел и смену в магазине отстоять. Такое впечатление, что в театре поселился рассерженный улей. Светлячки так и снуют, их количество, похоже, утроилось. Все так и гудит. Мощность Афелии нарастает. Кстати, я понял, откуда берется рассада. Ее, не поверите, приносят из кулуаров театра, я думаю, что из С-3. А как наша больная?

— Компрессы меняем каждый час, щеки порозовели, — отрапортовала Маргарита, которая весь день провела в комнате бабушки, читая Перцовке с Мотыльком сказки Пушкина.

Георгий, в отличие от пекинеса обыкновенного, не соизволил выйти в прихожую: он, по собственному выражению, «медитировал» на атласной подушке.

— Что ж, посмотрим, — с интонациями доброго доктора сказал Камрад, садясь на краешек постели Корицы и беря ее за руку.

Маргарита внимательно за ним наблюдала. После рассказов Георгия она будто увидела Че с бабушкой заново. И — странное дело — теперь они представлялись ей точно такими же, как на черно-белой фотографии в альбоме — совсем молодыми и вовсе не всезнающими.

— Верно-верно, — печально отозвался на ее мысли Че, — некоторые старятся раньше, чем начинают взрослеть. Все дело в том, сколько лет твоей душе. Лицо здесь ни при чем. У некоторых и в пятьдесят лет души юные и порывистые, а некоторые рождаются уже отягощенные древней мудростью, как, например, Георгий. Но порой ни те ни другие не знают, что делать. Не очень что-то мое колдовство помогает. — Камрад озабоченно потрогал лоб Корицы и посмотрел на нее с такой грустью и нежностью…

— Стоп! — выпалила тут Маргарита. — Кажется, я знаю, как вылечить бабушку. Георгий сказал сегодня «Спящая красавица», я потом вспомнила, я сказки читала. Вот — «Спящая царевна и семь богатырей», да и в других, — от волнения девочка торопилась и путалась, — там приходит рыцарь или королевич, целует спящую принцессу, и она оживает. В общем, ты должен поцеловать мою бабушку, Че, — как в воду прыгнула Маргарита и покраснела.

Чертополох с удивлением посмотрел на нее. Снял очки, протер их, надел снова.

— А знаешь, — сказал он задумчиво, — твоя мысль мне нравится. Традиция древняя, проверенная. Славная мысль, славная традиция… Но, если что — это была твоя идея, запомни…

Он поднялся и несколько раз прошелся взад-вперед по комнате. Снова сел. Посмотрел на Корицу, встал опять, отошел в дальний угол комнаты. Наконец вернулся и медленно склонился над спящей…

Зазвенели невидимые серебряные колокольчики…

Стал отчетливо различим запах ландышей. Че, просветлев лицом, отстранился.

Ресницы Корицы дрогнули, и она открыла глаза.

— Поздравляю вас с первым настоящим чудом, Маргарита, — негромко сказал Георгий, потихоньку присеменивший с кухни. — А может, и со вторым, — поправился он, — если считать вкуснейшую рисовую кашу. В моих глазах вы растете не по дням, а по часам!

Впрочем, девочке было не до комплиментов, по ее щекам текли слезы. Она кинулась к бабушке. А та села в постели, сладко потянулась, потом с удивлением огляделась.

— Вот так встреча! — протянула вполголоса, прижимая к себе внучку. — Здравствуй, Че! Здравствуй, Георгий! Страшно рада вас видеть. Это ж сколько я отсутствовала? И что вообще со мной приключилось? — Корица на минуту задумалась, наморщила лоб, решительно тряхнула рыжими волосами. — Нет, — сказала она, — ничего не помню! Точнее, помню, как подхожу к театру, меня окликают и… вспышка очень яркого света. Удивительно.

— Ты удивишься еще больше, когда узнаешь, где мы тебя нашли, — сияя глазами, отозвался Че.

— Хорошо, — улыбнулась Корица, — но сперва позвольте мне привести себя в порядок. Принять ванну, выпить чашечку кофе, трубку выкурить, наконец. А дорогие гости пусть пройдут на кухню. Маргарита пока предложит вам чаю.

По случаю возвращения Корицы Че решил устроить праздничный ужин. Невесть откуда появились ветчина, оливки и сардины. А на десерт — нежно обожаемый бабушкой козий сыр, груши и бутылочка шерри-крема. За радостной суетой Маргарита не переставала удивляться — каким образом Камрад узнал о любимых лакомствах Корицы, и главное, как он успел припасти их к сегодняшнему вечеру? Что-то не припоминалось, чтобы Че принес покупки с собой. Не обошлось и без блюда с чертополохом.

— Ей нужно восстанавливать силы, — пояснил Камрад, ловко очищая от колючек свежие листья чертогона и бросая их в кастрюльку с кипящей водой.

Маргарита тут же потихоньку бросила несколько листиков пасущейся в ногах Перцовке.

— Марго, — сказал укоризненно Че, — у нас мало времени, натри-ка лучше сыра на крупной терке. Через пять минут листочки будут готовы, ты их откинь на дуршлаг, когда вода стечет, смешай с сыром, ложкой майонеза, солью и специями {32}. А я займусь праздничной иллюминацией.

И он принялся набивать трубку Корицы каким-то особо пахучим табаком. Через несколько минут под люстрой уже переливались дымо-драконы невиданной красоты. Правда, из соображений конспирации работали они, как выразился Георгий, «в оттенках, не раздражающих глаз». Песик сидел на атласной подушечке и, задрав мордочку к потолку, комментировал каждый перелив цвета:

— Вы даже не представляете, Маргарита, — говорил он, — сколько неучтенных оттенков есть на свете, а все потому, что сбрасывают со счетов эмоциональную составляющую. Вот смотрите, сейчас правый дракон пытается воспроизвести в цвете тяжелое серебро мартовского снега, а левый — дремотное очарование лесной чащи. Теперь началось ностальгическое: цвета пармской фиалки, настурции и табака, стрекозы, кузнечика, Каспийского моря и резеды. Так назывались оттенки, очень популярные в XIX веке…

И тут на кухню вошла Корица. Че, обернувшись к ней, чуть не выронил нож, а Георгий даже привстал на задние лапки. Захватило дух и у Маргариты — такой красивой свою бабушку она не видела ни разу. В бархатном платье винного цвета, с высокой прической, Корица, казалось, излучала сияние. Что там фокусы дымо-драконов!

— Вот это стол! — похвалила она, совсем-совсем не обращая внимания на восхищенные взгляды. — Вот это друзья! Вы даже не представляете, как я проголодалась! Кстати, по дому бродит совершенно удивительное существо с крыльями и голубыми глазами. Это кто?

ГЛАВА 29

в которой де Сюр знакомится с Росянкой

Пока в квартире Корицы мирно ужинали, обмениваясь новостями, де Сюр сидел в кабинете Франкенштейн, который теперь напоминал сооруженный на скорую руку офис. Режиссер полировал специальной щеточкой ногти и задумчиво рассматривал сложенную в кресле Нашу Лилечку. Время от времени, будто сравнивая копию и оригинал, он переводил взгляд с директрисы на плакат, украшающий стену. Там, сияя улыбками, Лилия Филадельфовна и Афелия Блюм, обе в черных очках, с двух сторон поддерживали горшок с Большим Афелиумом. Де Сюр готов был поклясться — тем самым, который теперь красовался на сцене во время кастингов. Казалось, он узнал бы это растение из тысячи — будто оно имело собственную физиономию. Внизу плаката шла крупная надпись: «Союз цветов и театра, что может быть лучше!»

— Нечисто тут дело! — пробубнил де Сюр и, неосознанно копируя Блюм, поправил бейсболку на голове Старушки Франкенштейн. — Как бы мне в твоем положении не оказаться, коллега.

Он еще раз бросил взгляд на изображение Блондинки — и оторопел. Потом выронил щеточку, принялся тереть глаза, плевать через левое плечо. В конце концов выбрался из кресла и пересел на стул в противоположном углу. Еще бы: на какую-то долю секунды вместо лица Афелии он явственно различил на плакате лицо своей матери. А ведь старуху боялись даже те, кто приходил к ней за помощью. «Не меня они боятся, — ухмылялась она, когда очередной клиент, наслав порчу на друга или недруга, поспешно скрывался за дверью, — а того зла, которое в них самих живет, а здесь наружу выскакивает. Как черт из табакерки. Торгуй миражами, сынок, и всегда будешь сыт!» Обычно после этого мамаша награждала малолетнего отпрыска увесистым подзатыльником. Потому что всем и всегда была недовольна. А однажды…

Но тут, прервав воспоминания де Сюра, в кабинет, гремя каблуками, ворвалась Афелия Блюм.

— Чего расселся? — прокричала она с порога. — У нас появился враг, а он сидит! Когда исчезли папки из сейфа, я подумала — случайность. Но теперь… Киоски разгромлены по всему городу, десятки растений погибли! Костюмершу похитили — а ведь она должна была стать главной жертвой!..

Отдышавшись и откричавшись, Афелия заговорила спокойнее:

— Что творится, а? Эдак можно и до спектакля не дотянуть. Ладно еще кастинги идут бойко, и той энергии, которую мы скачиваем с идиотов-зрителей, нам худо-бедно хватает. Бросай свои пилочки-зеркальца, больше меня про внешность думаешь. Пойдем, пора тебя кое с кем познакомить. А может, и «кое с чем». Не знаю, как лучше сказать. Только возьми вот это, иначе я за твою жизнь не ручаюсь.

Она достала из сумки темные очки. «Ничего фасончик», — машинально отметил про себя режиссер и всю дорогу, пока шли длинными коридорами, размышлял о том, что вот и по поводу внешности Блюм укоряет его как покойная (слава тебе Господи, что покойная) мамаша. Однако стоило Афелии распахнуть дверь С-3, все мысли из тщательно причесанной головы де Сюра просто вышибло. Второй раз за этот малоприятный день. Он судорожно принялся искать платок и тут же зажал им свой нос. Почудилось, что в темноте бывшего художественного цеха растеклось зловонное болото, в центре которого пыхтело и ворочалось странное нечто. Пахло зверем. Едва успел де Сюр подумать, что так вонять может только в вольере, где все обгажено слизью и чешуей крупной рептилии, как ощущения его стали стремительно меняться.

Сперва повеяло чем-то приятным, потом и вовсе — С-3 затопил аромат обожаемого режиссером французского парфюма. В следующую минуту де Сюр сообразил, что буквально в двух шагах от него стоит стол, а на столе — элегантный кейс с откинутой крышкой, доверху заполненный — воистину райское зрелище! — аккуратными пачками банкнот, уложенных в ровные ряды. От пачек исходило магнетическое зеленоватое свечение. Да что там свечение — сияние! Режиссер сглотнул и подался вперед.


Цветник бабушки Корицы

— Говорила же, надень очки! — Блюм впилась ногтями напарнику в руку.

Де Сюр нехотя послушался, опасаясь спугнуть прелестное видение. И оказался прав. Как только глаза оказались за защитными стеклами, тотчас вернулся гадкий запах, а вожделенный чемодан исчез. Виски у де Сюра немедленно взмокли. Еще бы — теперь на него пялилось настоящее чудовище! Из небольшого болотца в центре комнаты поднималось сразу три отростка. Тот, что торчал посередине, был значительно короче и толще остальных, его венчал кожистый мяч-глаз, вылупивший черную смородину зрачка. Второй — длинное и гибкое щупальце — заканчивался пастью на манер граммофонной трубы, обрамленной по периметру жерла бесчисленными мясистыми лепестками. На конце третьего отростка вызревала почка размером с небольшой автомобиль, которая то и дело взрывалась с разных концов струйками золотистой пыльцы. Пыльца оседала по стенам и потолку гроздьями лягушачьей икры, и де Сюр наконец-то понял, откуда в таком количестве берутся светлячки мадам.

— Вот, — с гордостью сказала Блюм, — если Афелиум — наш король, Цветок-солнце, то здесь ты видишь Росянку, его верную слугу. Росянка — наша фабрика-кухня, последнее звено всей энергетической цепи. Она перегоняет сырую энергию зрителей в тот вид материи, которым я распоряжаюсь по своему усмотрению. В свою очередь я вкладываю все новые средства и силы в привлечение доноров. Круговорот еды в природе. При этом каждый решает свою задачу. Корни Росянки простым глазом не увидеть, они… как это… не совсем материальны, но стены зала, пол, потолок оплетены тончайшей и чувствительной сетью. Зрителей выкачивает на раз.

— Теперь ясно, — де Сюр снова прикрыл нос платком, — отчего народ в городе болезни косят. Люди просто обессилены и открыты любым вирусам. А нам не повредит?

— Нам — нет! — Афелия ловко выхватила из дрейфующего мимо облачка пыльцы один огонек. Тот затрепыхался у нее в когтях, как пойманная рыбка.

— Вот этот светлячок, Адениум, корпускула чистой энергии! Универсальная сила, которая подчиняется всем моим командам! Но двигаться они могут только в определенной среде: либо в темноте, либо при искусственном освещении. Это раз. А два — светляки абсолютно тупые! Выполняют только приказы. На самостоятельные действия не рассчитаны.

— В какой-то степени даже хорошо! — пожав плечами, прогундосил режиссер: он по-прежнему зажимал нос.

— Да, но не постоянно! — начала раздражаться Афелия. — А вообще Росянка по своей природе не паразит, она — хищник. Может питаться не только «снятой» энергией, но и свежатинку употребить. Вот скажи, что ты увидел, когда чуть не бегом кинулся в ее раскрытую пасть?

— Чемодан с деньгами, — буркнул де Сюр, косясь на самое подвижное щупальце Росянки, кончающееся пастью. — Надо же, пакость какая!

— Остынь, Адениум, — посоветовала мадам. — Она ведь все понимает и, когда охотится самостоятельно, за считаные секунды сканирует клиента, после чего выдает самый соблазнительный для него образ. Каждый видит то, что хочет видеть. Росянка ловит простачков на их же собственные фантазии, как бабочек на огонь. В каком-то смысле она твоя коллега — тоже Мастер воплощения фантазий! Да еще какой! Способна без всякого шума превратить человека, собаку, кошку или птичку в светящуюся пыльцу, сгустками которой мы можем управлять на свое усмотрение. Но чтобы заставить Росянку служить, нужно замкнуть ее на себя.

— И как вам это удалось?

— Всего ничего, — Афелия усмехнулась. — Несколько граммов живой плоти. Я пожертвовала мизинцами, правда, на ногах. Давай-ка протиснемся дальше. Пропусти нас! — приказала она монстру.

Росянка сомкнула кожистые веки — глаз-смородина исчез, захлопнулась и пасть. В глубине С-3, за Змеем Горынычем, как окрестил поганый цветок-существо де Сюр, на том же столе, где недавно лежала бездыханная Франкенштейн, теперь колосилась в длинном ящике рассада афелиума. Крысиные хвостики метелок искрились как бенгальские огни.

— Они тоже подпитываются энергией, перекачанной из зала, — пояснила Афелия, — здесь мой питомник, корни и семена, моя «Мастерская мечты»! А теперь пойдем в кабинет, я тебе еще кое-что объясню…

ГЛАВА 30

где режиссер узнает еще кое-что

Выбравшись из цеха-вольеры, де Сюр заметно повеселел, несмотря на смертельную бледность, покрывшую его щечки. Он все продолжал подносить к лицу надушенный платок, так как, по чести сказать, совершенно не переносил дурных запахов. Он считал себя большим эстетом, Адениум де Сюр, и больше всего на свете хотел забыть, чем порой воняло на кухне его матери, когда та готовила «снадобье» для очередного клиента.

В кабинете режиссер с облегчением вздохнул, оглядывая свое рабочее место, напичканное самой современной техникой. А мадам, усевшись около большого монитора, продолжила лекцию:

— Теперь, когда мы ежедневно проводим кастинги, и силы у нас достаточно, я наделила определенной долей энергии все изображения афелиума. На афишах, билбордах, значках… Даже наклейки. Не говоря уже о рекламных роликах или живых растениях, которые горожане притащили в свои дома. «Частица цветка есть в каждом!» Это не просто слоган, как ты выражаешься. Это часть моей мечты, ставшая реальностью! Мы проникаем в их дома, головы, сердца. В спальни их детей, в их ящики для игрушек. Смотри!

Она пошевелила курсор. На мониторе возникла карта города, густо усеянная светящимися точками.

— Огоньки ты видишь всюду, где есть хоть что-то, связанное с афелиумом: живой цветок или его изображение. Там, где горит огонек, — по сути, стоит наш радар, который абсолютно точно диагностирует энергетическую ситуацию вокруг…

Повторяю для особо одаренных, — продолжила она, уловив на лице де Сюра тень непонимания. — Вот висит рекламный щит. На нем изображен афелиум. Идиоты вроде тебя полагают, что перед ними простая картинка. На самом деле это не просто картинка, а излучатель любви к афелиуму. Глядя на нее, они уже заражаются нашим вирусом! Потому что любовь — тоже болезнь. Постепенно искать изображение цветка станет их привычкой, потом — рефлексом! Со временем они будут хотеть только его, любить только его, они лишатся воли! Помнишь сказку про Снежную королеву? Про эту замороженную индюшку? Там тролли разбили Волшебное зеркало, и каждый, кому попадал в глаз осколок, начинал видеть мир в искаженном свете. А если точнее, то не в искаженном, а так, как нужно было колдуну, который соорудил зеркало. Мы добиваемся того же: если людишки будут видеть окружающее так, как мы захотим, они будут делать то, что мы захотим. Это — власть! Власть через любовь, потому что мы захватим их фантазии. А уж что послужит осколками, засорившими им глаза, — не так важно. По ряду причин я выбрала афелиум! Теперь это наш вирус-агент, наш лазутчик! Ты только представь, как прекрасен будет мир, населенный одним афелиумом! Красота того, что нас окружает, — вовсе не в многообразии. Пестро, шумно, хлопотно, у каждого в голове свое! Тысячи фантазий, тысячи идеалов красоты. Разве это справедливо? Но вернемся к рекламному щиту, — вдруг одернула сама себя Афелия. — Думаешь, он просто висит? Три раза «ха-ха»! Он просвечивает как рентгеном все дома в округе, и, если в радиусе нескольких километров есть человек, которому афелиум почему-то не нравится, информация о нем немедленно оказывается у нас. Видишь, кое-где точки отливают красным? Это — сигнал угрозы.

Афелия покрутила колесико настройки, курсор остановился на пульсирующем багровым цветом огоньке. Картинка начала укрупняться, стали различимы названия улиц, номера домов, и, наконец, появилось изображение уютной комнаты, где женщина крупных форм поливала большой и какой-то по-человечески важный на вид кактус.


Цветник бабушки Корицы

— Ну вот, нашли предательницу! — Афелия криво усмехнулась. — Павлина Сергеевна Шишкина, пенсионерка, проживает по адресу улица Трамвайная, дом пять, квартира пять. Среди соседей известна как тетя Паша, она же Старшая по подъезду. Считает афелиум растением вредным и некрасивым. Испытывает к нему ничем не объяснимое недоверие. Горшок с цветком, который с кастинга принесла внучка, выкинула в мусоропровод. Таких, дорогой Адениум, после нашего спектакля мы всех изловим и отправим на принудительное лечение. Мы их исправим, обязательно исправим…

Но де Сюр, глядя на Павлину Сергеевну, задумался о своем и совсем не слышал Блондинку. Ему опять показалось, что не тетя Паша, а его мать бродит в нелепых тапочках-собачках по квартире, которую показывал монитор. Тем более что фигурами пожилые женщины были на удивление схожи. «Неладно дело, неладно, — билось у режиссера в мозгу. — Когда старуха начинает мерещиться мне слишком часто — быть беде». И хорошо знакомый с детства страх опять обволакивал его душу, выползая из самых потаенных уголков сознания.

— А тут у нас что? — вернул его к реальности истеричный возглас Афелии. — Огромная красная клякса в том же доме, где эта… с кактусом! Улица Трамвайная, дом пять, квартира девять. И проживает здесь, точнее, проживала… Не поверишь, де Сюр!.. Наша пропавшая костюмерша!..

Мадам принялась ожесточенно крутить колесико настройки, потом подняла мышку, внимательно осмотрела и в сердцах, со всего размаху трахнула об стол.

Полетели искры, де Сюр испуганно отскочил в угол. За дверью сиреной взвыли золотистые огоньки.

— Я не вижу комнату, Адениум, не могу! — заорала Блюм. — Не могу заглянуть внутрь. Кто-то выставил такую сильную защиту, что даже я не в состоянии пробить ее!

Она вернулась к компьютеру, уставилась на него, будто собиралась взорвать, и де Сюру действительно показалось, что экран задымился, но вместо изображения комнаты на нем по-прежнему мигала надпись: «Задание не может быть выполнено!»

— Что ж, с этими субчиками нужно разделаться до спектакля, они по-настоящему опасны, — зловеще прошипела Афелия. — Готовься, Адениум, после полуночи мы возьмем вражеское гнездо штурмом! На дело поедем лично. Вместе!

— Но вы же знаете, мадам, я не люблю прямых боев! — пролепетал режиссер.

— Привыкай! — отрезала Блондинка.

ГЛАВА 31

в которой Корица рассказывает о своем похищении

Корица, не торопясь, ела и рассказывала. Че то и дело останавливал на ней счастливый замирающий взгляд. Но сам к еде не прикасался, сосредоточенно обмакивая одну за другой в миску с зельем шишечки чертополоха. А Корица вспоминала о том, как месяц назад в театре появилась Афелия Блюм. Старушка Франкенштейн водила ее по всем помещениям и представляла как свою родную сестру, успешную бизнесвумен, которая решила оказать их театру финансовую помощь. Та всем улыбалась, не снимая темных очков, и раздавала милые сувениры — кому чашку, кому ручку, кому блокнот с изображением странного цветка.

— Но вот что удивительно, — воздавая должное козьему сыру, говорила Корица, — до этого ни о какой сестре директрисы в театре никто не слышал. И потом — вообразить себе женщину, более громкую, чем Наша Лилечка, просто невозможно. Обычно за день раз пять услышишь, как она кого-нибудь с превеликим наслаждением отчитывает, разносит в пух и прах. А тут ей будто звук прикрутили, и с лица она спала. Тень себя самой. Поначалу все облегченно вздохнули, а потом заволновались. Тут уже в театре и помещение начали ремонтировать под цветочную лавку. Забегали строители, какие-то подрядчики, сметчики. Поползли слухи о странном спектакле. Наконец собрали всю труппу на сцене, как стадо овец, и включили яркие софиты. Блондинка к людям не вышла, а через микрофоны из комнаты осветителей объявила, что готовится новая, совершенно необычная постановка. Осуществит ее известный мастер Адениум де Сюр, который скоро прибудет из столицы. И как только, значит, этот де Сюр объявится, труппа полностью поступает под его начало…

Артисты — народ обидчивый, — продолжала Корица, переходя от сыра к грушам, которыми закусывала шерри-крем густого рубинового цвета. (Че тоже пропустил стаканчик.) — Сперва тихо возмущались по гримеркам, потом решили написать коллективный протест, отказаться от участия в спектакле, упирая на грубость обращения и полную неясность творческой задачи. Мол, раз ваш столичный мэтр такой умный и даже не желает знакомиться с труппой лично, пусть собирает народ на улице. Написали. Тогда всех начали по одному вызывать к Франкенштейн на ковер. Вечером, когда я уже возвращалась с работы, мне позвонил перепуганный Александр Васильевич, наш режиссер, и сказал, что ни до кого не может дозвониться. Мы договорились увидеться у театра минут за двадцать до нашей с вами встречи, Че и Георгий. Едва я подошла к назначенному месту, как меня окликнули, я обернулась — и всё. Яркая вспышка света, потом — ничего…

— Так, я думаю, было со всеми. — Че полюбовался на фиолетовый бутон в своих пальцах, стряхнул с него серебристые капельки и пояснил Маргарите: — Если таким комочком попасть в существо, запрограммированное на то, чтобы делать гадости, — худо тому придется. Все, конечно, зависит от силы противника. Но пусть тебя не смущает скромный вид этих снарядов. На самом деле они о-го-го! Прекрасное дополнение к волшебным палочкам.

— Тебе лишь бы кулаками махать, — вступил в разговор Георгий. — А я тут кое-что обмозговал. Не исключено, что Афелия — коллега того товарища, который, помните, промышлял в Румынии. Но он работал по старинке, в традициях классики, так сказать. Его интересовала живая кровь. Мадам Блюм, скорее всего, привлекает энергия в чистом виде. В старые времена эту энергию называли «астральным огнем». Таинственная сила природы, с которой наш мир сталкивается через магнетизм и электричество. Волновые излучения. Растения-паразиты, например, особенно чувствительны к этой универсальной жизненной силе. Порции, которые потребляет мадам, — огромны. Отсюда и кастинги, где сразу одним махом можно скачать завидный объем… А вот как она это делает, я не знаю. Может быть, стоит навестить С-3? Очень уж подозрительное помещение. А вы, Евгения, видели сценарий?

Че положил на стол перед Корицей черную папку.

— Так-так, — сказала бабушка Марго, внимательно изучив пентаграмму. — Похоже на код трансформации одного вида материи в другую… — После чего, заметив вопросительный взгляд внучки, пояснила: — В природе, Рита, встречаются существа, навсегда застрявшие на таком переходе. Есть, например, цветы, обладающие некоторыми навыками животного. Скажем, росянка, которая умеет охотиться и с удовольствием пожирает мелких насекомых. Или загадочные породы орхидей.

— Не только они, — Георгий хмыкнул. — Я предостаточно видел людей, застрявших на полпути к превращению в камень, сухарь или злобного шакала. Если заботиться только о еде, тепле и своей части пастбища, то трансформация произойдет без всякого колдовства и достаточно быстро — оглянуться не успеешь!

— А тут мы имеем следующее, — продолжала Корица, проведя пальцем по линиям рисунка. — Изначальная природа — растительная, во что она хочет превратиться — пока неясно, но уровень трансформации очень высокий. Для такого уровня потребуется очень много энергии. Причем, как мне кажется, энергии, заряженной отрицательно…

ГЛАВА 32

История Гриши Садовника

Корица в очередной раз отхлебнула из бокала. При этом она неловко задела папку, откуда, кружась, спикировала на пол пожелтевшая вырезка про Гришу Садовника.

— Это почему-то тоже лежало в сейфе, — сказал Че, поднимая листок. — Ты знаешь этого человека?

— Знала, — задумчиво отозвалась Корица, пробегая глазами заметку. — Его все в городе знали, считали сумасшедшим. Местная достопримечательность. Только со временем как-то забыли, что свихнулся-то Гриша на почве любви.

— Благородная болезнь! — согласился, покраснев, Камрад. — А подробнее?

— Я знаю немного. Только то, что Гриша урывками рассказывал, когда я приходила к нему за рассадой. Он выращивал самые удивительные в городе цветы. Собственно, из-за них и подвинулся рассудком. Понимаете, Гриша влюбился еще в детстве, в пять или шесть лет, когда увидел мультфильм про Дюймовочку. С тех пор ничего прекраснее, чем удивительное существо, родившееся в венчике цветка, он и вообразить себе не мог. У ребенка случилась истерика, когда ему объяснили, что такого на свете не бывает.

— Похуже, чем разочароваться в Деде Морозе, — посочувствовал Че.

— Да, но он не поверил. И чем больше Грише пытались доказать обратное, тем яростнее он стоял на своем. Еще в школе очень серьезно занялся биологией. Потом они с моей дочкой, мамой Маргариты, учились в одном университете. Но Гришу и тогда сторонились, он почти ни с кем не дружил. На девушек не смотрел. Все бредил своей Дюймовочкой, уверял, что ее возможно создать. Нужно только соединить все лучшее, что есть в мире цветов: загадочность орхидеи, яркость пиона, запах глициний — и воплотить все в одном существе. Я, бывало, выговаривала ему: «Гриша-Гриша, а не пережимаешь ли ты с экзотикой? Чем тебе аромат ландышей не подходит, грациозность колокольчика, тихая прелесть фиалки?» Он отмахивался и отвечал, что эта «преснятина» надоела ему еще в детстве, когда кругом только сирень да одуванчики, голуби да воробьи, а хочется попугаев и пальм. Университет Гриша так и не окончил, устроился работать в нашем парке. Там есть небольшая оранжерея, при ней сторожка с отоплением. Стоит все хозяйство уединенно — идеальное место для экспериментов. И Гриша год от года все меньше внешностью напоминал ботаника, скорее уж алхимика {33}. Книжки странные у него в каморке завелись, ну и предметы разные, которые садовнику уж точно ни к чему: весы, тигли, колбы, реторты, даже телескоп. В последний раз я видела Гришу этой весной, когда заходила за рассадой анютиных глазок — они у него просто фантастические. «Как, — спрашиваю, — Гриша, продвигается твоя работа?» А он веселый такой, возбужденный: «Скоро, — говорит, — Евгения Дмитриевна, скоро! Я на пороге великого открытия!» И начал мне взахлеб о дриадах и сильфах {34}рассказывать, о том, что даже Конан Дойль, который Шерлока Холмса придумал, написал трактат «Пришествие фей», где всерьез доказывал, будто они существуют. И как завороженный повторял: «Появляясь время от времени на земле, они оставляют следы своих визитов на прекрасных зеленых лужайках, где влажные газоны носят отпечатки их танцев при луне…»

— Почему же вы его не остановили, дорогая Корица? — вмешался Георгий. — Вы же знаете, что неподготовленный человек, в одиночку вступающий на этот путь, может погибнуть…

— Так он и погиб, — с каким-то странным удивлением, будто пытаясь ухватить за хвост только что мелькнувшую догадку, ответила бабушка Маргариты. — Еще до того, как заварилась вся эта каша с Афелией…

Тут в коридоре раздался сильный хлопок. Не успел встрепенувшийся Че выскочить из кухни, как по полу потекли струйки разноцветного газа.

— Немедленно собирайтесь! — закричал Камрад. — Будем уходить. Что ж я, ворожайка старая, совсем расслабился! Георгий, вызывай подкрепление! Свисти Крапиве — пусть мчатся сюда с Сильвестром немедленно!

И он закрутился волчком, плеща по сторонам остатками варева, в котором смачивал шишки. Потом встал посреди коридора, рубанул воздух волшебной палочкой — и три дымо-дракона с узкими мордами, украшенные гребнями в форме цветка чертополоха, накинулись на струи газа, будто те были их самым любимым лакомством.

— Быстрее, быстрее, — торопил друзей Че, напяливая на себя курточку и заматывая шарф. — Драконов хватит ненадолго. А зараза все прибывает. Девочки, оденьтесь теплее — путь будет неблизким. Корица, помнишь, как управляться с палочкой?

И Маргарита, засовывая в сумку притихшую Перцовку и банку, куда усадила мотылька {35}, увидела, каким взглядом смерила старого приятеля ее бабушка.

— Шутка, — с улыбкой ретировался Камрад. — Неудачная.

— Посмотрите на улицу, — окликнул из кухни пекинес.

Маргарита отдернула шторку и ахнула. Все пространство от их дома до трамвайного кольца переливалось золотистыми огнями, будто шла на приступ армия светящихся скарабеев. А метрах в двадцати от подъезда стояла с потушенными фарами машина Афелии. Метелки-логотипы на ее дверцах тихо искрились.

— Евгения, — окликнул бабушку Че, внимательно глядя в окно и прикидывая что-то в уме. — Из подъезда есть выход на чердак?

ГЛАВА 33

где Маргарита участвует в первом в ее жизни сражении

Перед выходом Камрад внимательно оглядел свою маленькую армию. Георгий от нетерпения переминался с лапы на лапу, Корица вертела в руках палочку, примеряясь к ней, как фехтовальщик к новой шпаге. Маргарита рассовывала по карманам шишки чертополоха. «Пока я буду вас прикрывать, — гласила последняя инструкция Че, — бегите за Георгием на чердак и уходите через другой подъезд. Георгий остается за старшего. Не сердись, Евгения, ты пока еще слишком слаба, чтобы командовать». С этими словами он рывком открыл входную дверь и выплеснул на лестничную площадку — сплошь залепленную светляками — последние остатки зелья.

Маргарита выглянула из-за спины Че и невольно сощурилась: на лестнице бушевала ослепительная метель, холодное золотистое пламя. Че шагнул в него, разрезая метель взмахами палочки. Размахнувшись за его спиной, Маргарита запустила в самую гущу огоньков горсть цветов чертополоха. Вокруг отчаянно заискрило, точно одна за другой начали взрываться новогодние петарды. Послышалось шипение, приглушенный рокот, запахло едким дымом: точь-в-точь как от залитого водой костра.

Площадка очистилась, мерцающее облако в форме спрута отползло на лестницу, ведущую вниз. Корица с Маргаритой бросились наверх, вслед за Георгием. Сегодня он перемещался на редкость быстро, точно его маленькие кривые ножки забыли, что приспособлены исключительно для неторопливых прогулок по дорожкам императорских парков. Оглянувшись, Маргарита увидела, как Че, орудуя палочкой, точно мечом, приговаривает: «Какой симпатичный!» — и ловко отсекает щупальца ярящемуся спруту. Из открытой двери квартиры медленно, как три дирижабля, выплывали на помощь Камраду раздувшиеся дымо-драконы.

Ослепленная световыми вспышками, девочка отвернулась. Чтобы поспеть за Георгием, ей приходилось скакать через три ступеньки. Корица тоже изрядно запыхалась, пока они добежали до пятого этажа. Выше был только чердачный люк, украшенный здоровенным замком. Песик замер, уставившись на него, — Корица придержала Маргариту на месте, взяв за плечики, — а пекинес продолжал сосредоточенно буравить взглядом замок. Вдруг дужка замка лопнула, люк откинулся сам собой, а Георгий со стремительностью ракеты взмыл в воздух прямо с того места, где стоял. Через несколько секунд его мордочка показалась в чердачном проеме.

— В экстренных ситуациях он многое может, — через плечо бросила внучке Корица, карабкаясь по лестнице. Девочка тоже поставила ногу на первую перекладину, но увидела несущуюся снизу сверкающую стаю. Видимо, часть светлячков обошла Че. Поднимаясь, одной рукой Марго достала из кармана горсть цветов-снарядов и швырнула в сторону врага. Но стая разделилась на два ручейка, и один уже вплотную приблизился к Маргарите.

— А-а-а-а! — закричала она, чувствуя, что все пространство вокруг заполняется колючими искрами бенгальских огней. Или чем-то очень на них похожим.

Искры назойливо лезли в уши и рот, слепили глаза, становилось невозможно дышать. Маргарита чувствовала, как обволакивает ее мерзкий болотный запах. Но тут руки бабушки втащили внучку на чердак, люк захлопнулся. И только глядя на содрогающуюся от ударов с той стороны крышку, Маргарита поняла, что сумка с Перцовкой и Мотыльком соскользнула с ее плеча еще там, внизу. Она рванулась было обратно, но Корица крепко схватила ее за руку. И вовремя: глаза Георгия засияли вдруг необыкновенно ярко, а по краям металлической поверхности люка побежал огонь.


Цветник бабушки Корицы

— Заварили, — удовлетворенно вздохнула Корица.

— А насчет Перцовки мы что-нибудь придумаем, Маргарита, — прорычал, переведя дух, Георгий. — Если нас схватят всех разом, будет гораздо хуже.

И друзья побежали по чердаку к тому люку, через который можно было выбраться в другой, самый крайний, подъезд.

Внизу же с переменным успехом шло сражение между Че и светящимися прислужниками Афелии. То спрут теснил Камрада с дымо-драконами к двери, то им удавалось отвоевать несколько ступенек вниз. Однако помощники Чертополоха двигались все медленнее. Че знал, что до последнего их фокуса — «шоу-фейерверка» — осталось совсем немного. Он предполагал уйти и присоединиться к товарищам именно в тот момент, когда его помощники сперва закрутятся огненными шутихами, а потом взорвутся, выставив спасительную дымозавесу. Но тут на лестничной клетке этажом ниже открылась дверь. Не успел Камрад выкрикнуть предупреждения, как раздался рассерженный голос соседки тети Паши:

— Это кто тут фейерверки палит? Сейчас милицию вызову!

— Не выходи из квартиры! — попытался спасти ситуацию Че, но опоздал: светлячки с воем устремились вспять, очищая лестницу с такой скоростью, будто кто-то прокручивал назад кинопленку. Раздался испуганный вскрик тети Паши, потом все стихло. Камрад кинулся вниз: утробно урча, светящийся кокон, отдаленно напоминающий очертаниями Старосту подъезда, выплывал наружу. Тут все заволокло разноцветным дымом. «Конец драконам!» — понял Че и вслед за густыми клубами выскочил на улицу. Но даже сквозь дымовую завесу блестели огоньки. Хотя они неуклонно зажимали Че в кольцо, он все еще имел шанс улизнуть, тем более что в критической ситуации у него, как и у Георгия, открывались неординарные способности. Но тут ключ-передатчик на его груди ожил — это прибыли Старьевщик и Крапива. «Отвлекай их, сколько сумеешь, — попросила торговка, — Сильвестр поможет уйти остальным». «Повоюем!» — прокричал Че, останавливаясь и выставляя вперед волшебную палочку. Светящееся кольцо вокруг него сомкнулось.

Между тем Сильвестр, выскочив из только что подъехавшей «девятки», влетел на пятый этаж последнего подъезда дома Корицы. Здесь, на лестничной клетке перед чердачным люком, уже крутилась, подвывая, стая огоньков.

— Ку-ку, — окликнул их Старьевщик и поднял волшебную палочку. Беззвучный взрыв не просто расшвырял хищных светлячков в стороны — он впечатал их в штукатурку. Поздний прохожий немало бы подивился такой красоте: казалось, звездное небо ради шутки опустилось покровом на стены самого заурядного дома, прямо поверх неприличных слов и картинок. Но Маргарите, Георгию и Корице, вывалившимся с чердака, было не до этого. Друзья кубарем скатились по лестнице и отдышались только в машине Крапивы, тут же рванувшей с места. А Сильвестр поспешил на помощь Че.

ГЛАВА 34

где есть и погоня, и изощренные пытки

Они думают, что умнее нас, — хмыкнула Афелия, поворачивая ключ зажигания. Бесшумной тенью ее автомобиль скользнул вслед старенькой «девятке».

— Девчонка, собачонка, костюмерша, наш, черт бы его побрал, продавец и двое оборванцев… Они что, Адениум, всерьез решили, что способны помешать моим планам? Да я одним ударом бампера отправлю их на тот свет! На их же позорной колымаге! — Мадам, обернувшись к режиссеру, хищно ощерилась, и в мелькающих сполохах уличных фонарей де Сюр явственно узрел оскал доисторического ящера.

Адениум содрогнулся.

— Хотя нет, придется повременить, — передумала Афелия, — вдруг еще какие их товарищи объявятся. Говорила же я тебе — брать не сразу, сначала растревожим гнездо и подождем, пока соберут всю шайку. И оказалась права. Ведь права?

— Да-да, конгениально, — невпопад пробормотал режиссер, судорожно цепляясь за ремень безопасности.

Чубчик его под расшитой шапочкой взмок, тугие щечки покрылись бледными пятнами.

Автомобиль Афелии, нарушал все правила уличного движения, несся на огромной скорости с погашенными фарами.

— Кажется, заметили, — хмыкнула Блондинка, прибавляя газу.

Де Сюр то и дело хватался за сердце. Но вот что странно: несмотря на скромный и потрепанный вид, «девятка», которую они преследовали, не приближалась. Похоже, она обладала просто потрясающими возможностями. И постепенно начала удаляться. Видя холодную ярость Блюм, Адениум понял, что ситуация опять выходит из-под контроля. Еще он понял, что чувствует себя точь-в-точь как в самолете, отрывающемся от земли.

— Похоже, уважаемая Афелия, в этой «колымаге» сидят не такие уж лохи. Да и взрывы со спецэффектами они устраивают не хуже нашего.

— Ты так считаешь? — Несмотря на бешеную скорость, Блюм медленно повернула голову в сторону напарника, и в стеклах ее темных очков отразились сразу две жалких фигурки де Сюра.

— Я не теоретик, я практик, — оправдываясь, пролепетал тот. — Привык доверять тому, что вижу…

— Я тоже, — отчеканила Афелия, по-прежнему не отворачиваясь от режиссера, который вдруг с ужасом понял, что не может отвести взгляд от своих отражений в ее темных очках. И отражения эти — его собственные отражения, между прочим! — скукоживаются, с каждой секундой уменьшаясь в размере. Вот уже ослаб, соскользнул с плеча туго затянутый ремень безопасности…

— Не надо… — только и смог пискнуть Адениум, но не услышал своего писка.

— Не надо мне перечить, — с металлом в голосе сообщила мадам. — Мне это неприятно, Адениум. Практик он, видите ли… Я тоже практик! И практика эта называется «уничтожить взглядом»! Продолжим?

— Не надо, прошу!.. У меня больное сердце, — еле шевелил губами де Сюр.

— У тебя есть сердце? — не прекращала пытку Афелия. — Лучше бы у тебя были мозги!

— Вы не следите за дорогой, мы врежемся…

— Ты продолжаешь поучать меня? — угрожающе спросила мадам, но на дорогу, однако, посмотрела. И сразу забыла про Адениума, который, едва она отвернулась, начал стремительно набирать вес и возвращаться к своим обычным размерам.

— Из-за тебя мы их почти упустили, — прошипела Блондинка, — черт побери, все из-за тебя!

Оцепенев, де Сюр молчал и наблюдал через лобовое стекло, как далеко впереди мелькает голубенький зад стремительно ускользающей от них «девятки». Его трясло мелкой дрожью, немилосердно кололо в груди, мысли путались, и дело было не только в изощренной пытке, которой подвергла его мадам. Де Сюр готов был поклясться: только что он слышал вовсе не дребезжащий голос Афелии Блюм. Такие интонации и выражения были свойственны лишь одному человеку на свете — его мамаше. «А ведь она могла выбраться и с того света, — лихорадочно соображал Адениум, — вернуться таким странным образом, замаскироваться и снова начать мучить меня!» Он испуганно покосился в сторону Мадам. Однако той было не до него — вцепившись в руль, Блондинка выжимала из своего автомобиля предельную скорость. Но преследуемая ими «девятка» вдруг задрала нос и как-то невероятно плавно пошла на взлет — буквально как истребитель, — ввинтилась в темное небо и стала удаляться вначале хвостатой кометой, потом искоркой, потом скрылась из виду. Оторопела даже Афелия.


Цветник бабушки Корицы

— Вот это тюнинг! — пробормотала она, плавно тормозя и останавливая машину. Посидев в задумчивости, она с угрозой пробормотала «ну-ну!» и развернула машину в обратную сторону. — Ладно, — в голосе Блюм одновременно звучали усталость и злость. — Думаю, тех двух субчиков огоньки все-таки прихватили. Нам будет чем развлечься, верно, Адениум?

Де Сюр только слабо кивнул в ответ.

Уже светало, когда они подъехали к театру. В фойе, подсвеченном ядовито-зелеными сполохами, возбужденно сновали взад-вперед искрящиеся смерчи.

— Всех, кого взяли ночью, тащите ко мне в кабинет, — на ходу распорядилась Афелия. — И принесите две чашки кофе.

Один за другим в директорскую вплыли: три больших светящихся кокона, кокон поменьше и два кокона совсем невеликих размеров. Огоньки прыснули в стороны. На столе остались дымящиеся чашки, сумка Маргариты, на полу — бездыханные тела Че, Сильвестра и тети Паши. Афелия задержала свой взгляд на последней. Смакуя кофе, она тронула кончиком сапога тети-Пашины тапочки в форме мордатых собачек, брезгливо осмотрела цветастый халат и бигуди.

— Эт-т-то что за мечта вдовца-сантехника в возрасте? — недоуменно спросила она. — Кого мне принесли вместо костюмерши? У той уровень энергии как у королевы, ей предназначено было стать королевской жертвой! А это что?

Блондинка даже не орала, она шипела. Но Адениума такой перепад звука испугал еще больше, он весь покрылся красными пятнами и даже не прикоснулся к кофе. А зря.

Потому что сумка на столе шевельнулась, из нее бочком выползла Перцовка, следом выкатилась банка с бившимся в ней мотыльком. Свинка хрюкнула, посмотрела на всех ясными голубыми глазами, невзначай опрокинула чашку и истошно заверещала.

— Та-ааа-ак. — Афелия ослабила узел шейного платка и опустилась в кресло. — Похоже, тут надо мной решили поиздеваться… Кто подложил мне эту свинью с крыльями? И кофе — дрянь, и вместо пекинеса тапочки, и вместо костюмерши тетка в бигудях… Да меня сейчас просто разорвет от злости!.. Хотя — не дождетесь. Это вас сейчас разорвет от моей злости!

Она заклекотала-закашлялась, радуясь своей шутке и испугу Адениума.

— Это была шутка, — откашлявшись, милостиво объявила режиссеру Блондинка. — Начинай готовиться к генеральной репетиции! Поросенка с крыльями и этих двоих мужского пола сегодня же пустишь на эксперимент. Оставлять их в живых до спектакля опасно, больно шустрые. Заодно проверишь оборудование. А эту грандиозную тетю на сладкое, то есть на место пропавшей костюмерши. Нашему спектаклю легкий уклон в китч не помеха — верно, де Сюр?..

Маргарита в это время сидела на заднем сиденье летящей над городом «девятки» рядом с Корицей. На руках у нее приютился Георгий. Спереди обзор загораживал облезлый воротник Крапивы, зато в боковое стекло открывался прекрасный вид на город: убегали вниз вереницы и островки огней, а машина поднималась все выше.

— Полегче, — попросила Корица, — у меня что-то с непривычки уши закладывает. Да и Маргарита, если мне память до конца не изменяет, еще ни разу в жизни не летала?

— Даже на самолете? — не поверила Крапива.

— Мама их не любит и очень боится, — ответила девочка, бесстрашно посмотрев вниз, но тут же отпрянув.

— Ничего, сейчас сядем, — подбодрила ее, не оборачиваясь, торговка, — только еще немного следы запутаем. Внимание! Начинается крутое пике! Пристегните ремни те, у кого они есть!

У Маргариты заложило уши, она крепко зажмурила глаза и открыла их, только когда «девятка» коснулась земли, мягко опустившись на все четыре колеса. Пустырь показался девочке смутно знакомым. Они проехали еще немного и остановились около платной автостоянки, над которой торчал огромный рекламный плакат с афелиумом.

— Привет, мальчишки! — салютовала Крапива шкафоподобным охранникам.

И те, как дети, разулыбались во весь рот при виде ее ободранного воротника. Похоже, охранники радовались искренне, так же как и их черный ротвейлер. О деньгах они не спросили.

— Она у нас великолепная дрессировщица, — пояснил Маргарите Георгий. — Еще увидите!

Кого он имел в виду — охранников или ротвейлера — девочка уточнять не стала.

ГЛАВА 35

где Адениум показывает Блюм декорации таинственного спектакля

По приказу Афелии светлячки притащили из реквизиторского цеха клетку с золочеными прутьями в стиле позапрошлого века. Когда раньше в театре ставили спектакли из жизни пиратов или помещиков, туда обычно засовывали чучело попугая. Но сегодня де Сюр, придирчиво проверив на дверце замок, посадил туда Перцовку. Клетку он втиснул между ксероксом и факсом. Оценивающие взгляды, которые бросал режиссер в сторону свинки, отвлекаясь от монитора, не предвещали ничего хорошего. Де Сюр будто что-то взвешивал и прикидывал. К тому же время от времени он украдкой и с большим недоверием рассматривал Афелию Блюм. Мадам сидела за другим компьютером и ожесточенно возила по коврику мышкой, приговаривая:

— Куда-куда вы удалились? Черт, не могу запеленговать эту колымагу, не могу…

— Как вам такой вариант, дорогая Афелия? — осторожно поинтересовался режиссер-постановщик, открывая файл «Стульчик».

— Оставь, а, свои нежности, терпеть не могу этих «золотых, дорогих», — проворчала Блюм, подходя к де Сюру.

На экране разворачивался эскиз декорации будущего спектакля. В центре сцены высилась пирамида со срезанной верхушкой, внутрь которой будто засунули обрывок северного сияния. Разноцветные сполохи завораживали, а на передней стенке сооружения, обращенной к зрителям, распласталась перевернутая пентаграмма, по которой, казалось, тек расплавленный огонь. У основания пирамиды в ряд были выставлены подобия тронов с подлокотниками. На усеченной верхушке, представляющей собой плоскую площадку, покачивал листьями Большой Афелиум.

Мадам рассматривала изображение то так, то эдак, увеличивала отдельные фрагменты, меняла перспективу. Ее черные очки зловеще отражались в поверхности монитора.

— Неплохо, — сказала она. — Огненная жемчужина, как я понимаю, опускается сверху на цепи. Вот только сияние в пирамиде притуши, до того момента, как наши жертвы шарахнет током…

— Зато после удара, — заискивающе подхватил Адениум, — от каждого устремится вверх, к Афелиуму, что-то типа зеленоватого всполоха — такое коллективное вознесение душ! Очень эффектно! И главное, все безупречно — без крови и прочей человеческой слякоти.

— Что-то ты разошелся, — оборвала его Афелия, — за работу давай! До спектакля осталось каких-то два дня. Я пока проверю, как у нас дела в подвале. Нет ли еще каких сюрпризов?

Мадам отошла к своему компьютеру и легонько щелкнула по монитору. На экране высветилась подземная зала, где вдоль стен на стеллажах по-прежнему лежала труппа театра, а огоньки гудящим роем вились вокруг тети Паши, водворенной на место Корицы. Сильвестр с Камрадом без сознания лежали просто на полу, для верности стянутые еще и веревками.

— Ну хоть что-то идет по плану! — проворчала Афелия и, не прощаясь с де Сюром, вышла из кабинета, хлопнув дверью. Адениум едва сдержался, чтобы не плюнуть ей вслед. Прежде чем приступить к работе, он достал из кармана надушенный платок и с брезгливым выражением лица протер монитор, особенно тщательно — то место, где прошелся коготь Афелии, процедив сквозь зубы: «Цэ-цэ, лю-лю!» Потом Маэстро воровато огляделся и зачем-то снял свои щегольские туфли, оставшись в бордовых шелковых носках. Пошевелил мизинцами на ногах и в сердцах прошептал: «Ну уж нет, слишком дорогая цена! Получить вознаграждение и валить отсюда. А что, если правда Афелия вовсе не Афелия, а…»


Цветник бабушки Корицы

Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Тут же перед мысленным взором де Сюра возникла картинка, которая мучила его много лет: полная женская рука, в которую воткнута игла капельницы. Вот только жидкость, которая сочится в тело больной, вовсе не лечебный раствор, а яд редкого тропического растения. Когда-то режиссер настолько гордился своим поступком, что даже взял себе в качестве псевдонима имя этого цветка. Он праздновал Освобождение, праздновал Победу. День смерти матери называл про себя Днем независимости. Тем более что потом все пошло просто отлично. Адениум поставил бизнес мамаши на новые рельсы, принялся оказывать ее клиентам услуги совсем другого сорта. Говорили, что де Сюр «может придать изысканный аромат любому дерьму». Когда он помог продать партию детских игрушек, вызывающих у малышей аллергию, «Мастерские мечты» переехали в дорогой центральный офис. Там уже ничто не напоминало Адениуму о кухне его матери, где мерзко булькали, источая отвратительный запах, допотопные снадобья. Поначалу он даже не чувствовал себя убийцей. И объяснял все просто: старуха была настолько больна, что он всего лишь помог ей остановить мучения. Но в последние годы смутное беспокойство и воспоминания начали возвращаться к Мастеру воплощений. Страх наказания, отравивший все его детство, расцвел вдруг с новой силой. Иногда Адениуму казалось, что мамаша совсем близко, следит за ним пристально с того света — и вот-вот достанет.

ГЛАВА 36

Кто живет в засыпанных снегом парках

Рассвет застал Корицу, Крапиву, Марго и Георгия на подходе к ЦПКиО.

Компания бодро шагала туда, где над заснеженными соснами коромыслом поднималось колесо обозрения. Казалось, от легкого мороза все тихонечко звенит.

— Просто маршрут выходного дня, — пробурчал Георгий, зарываясь в снег чуть не по самые уши.

— И не говори, — вдыхая всей грудью, согласилась Корица, — прохлаждаемся тут, а все наши и тетя Паша лежат на стеллажах в дурацком подземелье, как расфасованные полуфабрикаты.

— И Перцовка с Мотыльком, — мрачно добавила Маргарита.

— Только без паники, — успокоила спутников Крапива. — Пока ничего не случилось. Ключи на шеях у Че и Сильвестра работают не только как телефоны, но и как «жучки»-передатчики. Кое-что перехватить я успела. У нас есть время до вечера, после очередного кастинга назначена генеральная репетиция спектакля — и расправа с нашими должна произойти как раз в это время. Но мы что-нибудь придумаем, а свинка с мотыльком и вовсе — существа необычные, их не так-то просто уничтожить, хотя пребывание в земной реальности накладывает свои отпечатки, конечно.

И чтобы отвлечь девочку от мрачных мыслей, Крапива повернула разговор совсем в другую сторону:

— Вот ты задумывалась ли когда-нибудь, Маргарита, почему люди так любят парки? — спросила она.

— Нет, — честно призналась девочка.

— А зря, — тоном школьной учительницы продолжила Крапива, — с возрастом ты, моя дорогая, поймешь: парки — удивительное место. Сейчас именно сюда — как в резервацию — сослано все самое волшебное, что еще осталось на свете. Комнаты смеха и страха, карусели с лошадками и лебедями, маленькие пони с ленточками в гривах, мороженое, лимонад, старомодные танцы под духовой оркестр и эстрады в виде раковин!

— Да-да, — поддержала подругу Корица, раскрасневшаяся от ходьбы, — но здесь, похоже, все чудеса в отпуске до весны.

Они уже шли центральной аллеей; когда та закончилась, свернули на узкую тропинку, протоптанную среди белых сугробов. Про себя Маргарита отметила, что снега в парке значительно больше, чем в городе. Но затем ее внимание привлекла белочка, которая внимательно следила за ними с ближайшей сосны. Вскоре к ней присоединилась вторая и третья.


Цветник бабушки Корицы

— Ой, сколько их! — удивленно воскликнула Марго.

— И синицы, — подхватил Корица, — никогда не видела такого количества синиц. — Она лукаво поглядела на Крапиву, но та улыбнулась и промолчала.

А ветки придорожного кустарника были просто унизаны желтогрудыми птицами. Они весело гомонили, скользили по прутикам вверх-вниз, как бусы по шелковой нитке. Склевывали что-то с наста, усыпанного сосновыми иголками, лоскутками желтой коры и семечками, наполняя разгорающийся день радостью и веселой кутерьмой.


Цветник бабушки Корицы

— Хорошее предзнаменование, — сказал пекинес.

— Где тетушка Крапива, там всегда хорошо, — ответила товарищу Корица.

— Вот мы и пришли, — торговка махнула рукой в сторону ярко разрисованного вагончика, на котором было написано: «Беспроигрышный аттракцион невиданной щедрости».

— Но там к двери даже тропинки нет, — удивилась Маргарита.

— Зачем тебе дверь, если есть труба? — пожала плечами Корица. — Лучше, Маргарита, продемонстрируй нам свое умение пользоваться палочкой. Как тебя учил герр Чертополох: направляешь ее на объект и очень сильно концентрируешься на своем желании, чтобы сделать посыл. Посыл должен быть кратким и четко сформулированным, лучше в одно слово. Но уж точно не больше самого простого предложения. Врагам смело можешь кричать — «замри!», «пропади пропадом!», «исчезни!» и прочие приятные вещи. А сейчас просто скажи: «Тропинка, появись!» Не больно-то хочется идти на войну с мокрыми ногами.

Маргарита достала палочку из внутреннего кармана куртки (хорошо хоть в сумку потерянную не положила) и направила ее по траектории предполагаемой дорожки. Про себя, сузив глаза, подумала: «Тропинка, появись!» И к вагончику будто пошел, на дикой скорости раскидывая снег, невидимый дворник. Через несколько минут аккуратная тропинка была готова, образовалась даже тщательно утоптанная площадка перед входом в вагончик, дверь которого приветливо распахнулась сама по себе.

— Заходите, гости дорогие, — пропела Крапива голосом Зари-Заряницы, которую однажды Маргарита видела в старой сказке по телевизору. Еще девочка заметила, как тетушка сыпанула из кармана на снег семечек и орешков. А одна синичка вспорхнула торговке на плечо и, похоже, что-то прощебетала на ухо.

Внутри домик оказался вполне обжитым. Небольшой стол накрыт цветной клеенкой, вместо кроватей — двухъярусные нары. Но самое удивительное — в крошечной печке, устроенной по принципу буржуйки, уже весело потрескивали поленья.

— У вас тут как у опрятных гастарбайтеров, — пошутил, перепрыгивая через высокий порог, Георгий.

— Так мы они и есть, группа зачистки по вызову, — ответила ему в тон Крапива, доставая из неприметного стенного шкафа чашки, пакет с пряниками и жестянку с чаем. На столе блестел начищенными боками электрический самовар. Когда все расселись вокруг него, пекинес немедленно приступил к делу.

— Мы должны что-то очень быстро придумать, — сказал он. — Уважаемая Крапива, какую информацию вы насобирали о наших злодеях?

— Немного, — ответила та и нажала на брелоке от своих автомобильных ключей неприметную кнопочку. Тут Маргарита чуть не поперхнулась чаем, потому что на крутом боку электрического самовара немедленно появилось чуть искаженное, как в кривом зеркале, лицо Адениума. Вот только этот Адениум был брюнетом с тонкими, мерзкими усиками.

— Совсем другой образ, — хмыкнула Корица.

— А создание образов — его специальность, — пояснила Крапива. — Однако наш Мастер воплощений украшает розами исключительно то, что дурно пахнет. Его последняя работа — рекламная компания «Морозника». Благодаря таланту Адениума покупатели поверили, что бурая смесь сухой травы — чудодейственное средство, которое позволяет похудеть за три дня. Спросом «Морозник» пользовался бешеным, в результате — массовые отравления и несколько смертельных случаев.

— Но сейчас его представляют как театрального режиссера, — недоуменно сказала Корица.

— От смены этикеток суть не меняется, — усмехнулась Крапива, — если я верно поняла, он работает на ту же цель, что и в случае с «Морозником», ищет и находит средства доказать, что афелиум — самое прекрасное и волшебное растение на свете. Вот только постановка эта куда более масштабная. Адениум большой специалист по современным технологиям, волшебная сила его невелика, он просто усиливает черное колдовство, но сам на него практически неспособен, в отличие от Афелии, о которой нигде — подчеркиваю, нигде — никакой информации нет. Ни мадам, ни афелиума будто не существовало, пока они не появились осенью в этом городе.

— Так-так, — задумчиво протянула Корица, — а скажи, может твой… хм… прибор показать карту подземных ходов под театром? Ходили слухи, что они сообщаются еще и с другими старыми зданиями.

— Сейчас, — отозвалась Крапива. На боку самовара точно переводная картинка начала проступать развернутая карта-схема. — Кажется, через подвал библиотеки можно пройти, она совсем недалеко от театра и тоже расположена в особняке XIX века.

В окно вагончика клювом ударила синица, и одновременно на брелоке Крапивы замигала красная кнопочка.

— Что-то не так, — встрепенулась торговка, накидывая пальто, — на всякий случай одевайтесь, — и выскочила за дверь. На плечо к ней немедленно опустилась синица и громко защебетала.

Через несколько минут вся компания уже улепетывала боковой аллеей. Птичья разведка Крапивы донесла, что в парк въехал автомобиль Афелии Блюм в сопровождении полицейской машины, и они обыскивают все строения, попадающиеся по пути. Мадам уверяет, что напала на след злоумышленников, разгромивших ее киоски.

— Как же она нас засекла? — недоумевала Крапива.

— Потому что мы совсем расслабились, — на бегу пробурчал пекинес, — большой плакат с цветком около стоянки! Уж если логотип афелиума на чашке был небезопасен, что говорить о таком огромном изображении.

До друзей долетел нарастающий гул мотора.

— Сюда, — махнула рукой Корица в сторону сторожки, стена которой желтела за густыми зарослями кустов.

— Где мы, ба? — шепотом спросила Маргарита, когда вся компания затаилась в тесном тамбуре, заставленном граблями и лопатами. Он отделял единственную комнату домика от входной двери, которую Корица ловко открыла при помощи волшебной палочки, а потом умудрилась за считаные секунды вернуть в первозданный вид, уничтожив все следы на снегу и привалив вход небольшим сугробом.

Но Корица только поднесла указательный палец к губам и сделала страшные глаза. С той стороны двери к сторожке подходили двое.

— Да нет, капитан, — долетел до слуха девочки голос Афелии Блюм, — здесь их нет. Я недавно была тут… осматривала оранжерею за домом. Вряд ли злоумышленники устроили здесь свое логово.

— И следов нет, — ответил мужской бас, — сколько их, вы говорите?

— Две пожилые бомжихи-оборванки и девчонка с собакой.

— Тогда следов должно быть много. Ого! Тут неподалеку нашли кое-что интересное. Жилой вагончик, «Аттракцион невиданной щедрости» называется, там еще дым из трубы идет. Наверняка они. Пройдемте, мадам!

— Так где мы, бабушка? — опять спросила Маргарита, когда шаги и голоса снаружи стихли.

— Милая, учись общаться при помощи ключей! Просто подумай, что хочешь сказать, и тихонечко дунь в дырочку! Ну! — попросила вместо ответа Корица.

Внучка послушно проделала всю операцию и, хотя бабушка рта не раскрывала, явственно услышала: «В оранжерее Гриши Садовника».

ГЛАВА 37

в которой рассказывается о странной смерти Гриши Садовника

Выбравшись из тамбура, друзья принялись осматриваться. Крапива объяснила, что ее наружная разведка, белочки и синицы, следят за каждым шагом госпожи Блюм и компании и, если что-то пойдет не так, мгновенно донесут о случившемся. Единственная комната маленького домика имела два выхода, один — через тамбур — на улицу, второй в оранжерею. Все пространство жилого помещения занимали полки с книгами, самыми разными: встречались и совсем старые с готическими буквами на потрепанных корешках. На верстаке, видимо служившем столом, вперемежку стояли и валялись колбы, реторты, бутылки с химикатами, пустые консервные банки, грязные тарелки, резиновые перчатки, конверты из-под пророщенных семян, исписанные тетради. К облезлой стене, где за обвалившейся штукатуркой клочками висела дранка, Гриша прикрепил карту звездного неба. А поверх — несколько женских лиц, вырезанных из журналов. Яркая блондинка, жгучая брюнетка и симпатичная негритянка.

— Аккуратистом наш хозяин не был, — развела руками Корица, оглядывая беспорядок на столе-верстаке.

— Не скажите, — донеслось из оранжереи, куда, опустив носик долу, несколько минут назад просеменил Георгий, — здесь вроде порядок. Хотя и холоднее.

Сквозь разбитые кое-где стекла в цветник (а ничего, кроме цветов, Григорий Струков не выращивал) задувал ветер. Архитектурное устройство оранжереи мало чем отличалось от обычной теплицы, разве что несколько просторнее. А так — неширокий проход разделял две высокие насыпные грядки с аккуратными делянками под рассаду. У каждой — табличка, указание сорта, дата высадки. Правда, растения уже безнадежно завяли, только зеленело в углу в огромном глиняном горшке, тронутом известковыми пятнами старости, кряжистое каланхоэ с листьями жесткими, как «подошва эльфийских башмаков». По крайней мере такое экзотическое сравнение вслух произнесла Крапива. Корица молчала и рассматривала небольшой закрытый аквариум с автономной подсветкой, где еще вполне были живы два странных растения, напоминающие чем-то зеленых лягушат. Клейкие капельки на листьях жизнерадостно блестели, рядом с аквариумом валялась на боку литровая банка: несколько дохлых мух поднимали там лапки кверху, а одна, блестя переливчатым драгоценным брюшком, еще лениво ползала по стеклянной стенке.

— «Росянка обыкновенная. Три саженца», — прочла Маргарита.

— Здесь два, — уточнила Корица.

— Ого! — присвистнула Крапива, рассматривая что-то на противоположной стороне. — Что-то знакомое! Хотя нет, ошиблась. — Она стояла около таблички, где значилось: «Афеляндра оттопыренная. Дата высадки 25 мая». Однако ни одного растения на делянке не было. И, судя по состоянию земли, вырывали их с корнем: большую центральную воронку обрамляло пять штук поменьше.

— А Гришу нашли вот тут. — Пекинес, не отрываясь, смотрел на заднюю стену оранжереи, сплошь покрытую засохшими плетями глицинии. Воздух под его взглядом струился — как бывает у большого костра или в пустыне перед появлением миража. И постепенно проступила легкая серебристая тень привалившегося к стене человека: голова поднята вверх, ноги раскинуты, в руках…

— Вроде бы бокал, — предположила Корица.

— Да вот он, настоящий, точнее то, что от него осталось. — Маргарита вытащила из-под плети глицинии округлый осколок стекла. — Там и другой, и бутылка шампанского. — Девочка ставила свои трофеи прямо на дорожку.

— Дорогое, — оценила игристое вино Корица, — не помню, чтоб Гриша подобным баловался. Он вообще не пил. Хотя писали, что, когда его нашли, он сам на себя не был похож. Чисто выбритый, подстриженный, без вечного своего хвостика, и что самое удивительное — в новом с иголочки костюме и туфлях. Такого за Струковым отродясь не водилось. Всегда в старых, драных джинсах и ковбойке, землей перемазанный.

— А отчего он погиб? — спросил Георгий, и серебристый мираж у стены исчез.

— Вот то-то и оно, что от удара электрическим током. У него на ладонях рассмотрели характерные ожоги, будто Гриша схватился за оголенный провод под напряжением.

— Да только провода никакого я не вижу, — перебила подругу Крапива. — Зато все атрибуты романтического ужина налицо, свечей не хватает.

— Есть свечи, — растерянно протянула Маргарита, доставая все из-под той же лианы перевитую розовой блестящей ленточкой свечу, сгоревшую ровно наполовину.

— Н-да, — только и вымолвила Крапива, — а убийцу нашли?

— Его и не искали, — ответила Корица, — решили, что произошел несчастный случай, когда хозяин чинил старую электропроводку.

— При розовых свечах и в дорогом костюме, — съязвила торговка.

— Да кому возиться-то хотелось? — отмахнулась Корица. — Гриша один жил, его мать уже умерла к тому времени. Кто за беднягу вступится? К тому же следов никаких и не осталось: когда милиция приехала, дверь сторожки была незаперта, и все кругом перевернуто!

— Тут не провод, — задумчиво протянул Георгий. — Эх, не хватает волшебного фонаря Че! Он умеет восстанавливать истории, не все, но некоторые… Ладно, оставим пока эти загадки, нам пора разработать план, как сегодня вечером отбить наших.

— Это возможно только на месте, — отрезала, запахивая пальто, Крапива, — тем более что у себя под носом, в одном из закоулков подземелья, Афелия нас искать не будет. Да и идти-то нам, честно сказать, больше некуда. Моя разведка донесла, что в вагончике и на квартире Корицы засады, машина под наблюдением. Отправимся пешком.

— Только очень вас прошу, девочки, — дал перед выходом последний совет пекинес, — как только мы покинем парк, при виде любого изображения афелиума на всякий случай думайте: «Какой прекрасный цветок!»

Едва компания выбралась в город через боковой вход, обогнув колесо обозрения и закрытые на зиму карусели, стало ясно — выполнить просьбу Георгия будет не так-то легко. А точнее, придется запустить в голове по кругу, как заевшую пластинку, фразу — «Какой прекрасный цветок!», потому что изображения афелиума в том или ином виде встречались на каждом углу.

Афиши на заборах, столбах и стенах домов кричали о завтрашнем спектакле.

По улицам колесили газели — микроавтобусы с логотипами «Афелии Blum» и желто-зелеными мигалками на крышах. Некоторые стояли у кромки тротуаров; в них горшочки с афелиумом обменивали один к трем на другие цветы. У любителей халявы в очередях нет-нет да и пробегали в глазах желто-зеленые сполохи. Навстречу друзьям попалось еще два грузовичка с кузовами, доверху заполненными увядшими розами, тюльпанами, хризантемами, а также бегониями, кактусами, аспарагусами и геранью, от которых бывшие хозяева избавлялись вместе с горшками. Желтой краской на бортах машин было крупно написано: «На свалку!»

ГЛАВА 38

где выясняется, что крысы и летучие мыши вовсе не те, кем кажутся

Когда, наконец, Корица, Крапива, Марго и Георгий ввалились в библиотеку, все дружно выдохнули: «Уф!»

— Еще чуть-чуть, и я бы всерьез поверила, что краше этого уродца ничего на свете нет! — призналась торговка. — Здесь, слава богу, тихо и ни одного изображения афелиума! Но где, по-вашему, нужно искать вход в подземелье?

Она внимательно огляделась вокруг. Библиотека располагалась в старом купеческом особнячке, и на первом этаже, кроме полупустой раздевалки, дверей с табличками «М» и «Ж» и деревянной лестницы на второй этаж, ничего не было.

— Думаю, где-то там, — ответила Корица, махнув в сторону гардероба. Друзья двинулись в нужном направлении, но путь им преградила неприятная тетка в синем халате уборщицы.

— Куда? Куда? — противно закричала она. — Топчут тут, да еще с собакой!

Однако под внимательным взглядом Крапивы она вдруг обмякла и заулыбалась:

— Конечно, уважаемые, конечно, сейчас я и ключик от подвала достану, и как пройти покажу.

— Высокий класс, — отметила Корица, когда бдительная уборщица чуть не с поклоном закрыла за друзьями дверь с табличкой «Служебный вход», и они оказались в пыльном помещении, заставленном невообразимой рухлядью. За оборванным стендом «Мы ими гордимся» обнаружилась старинная окованная железом дверь. Как две капли воды похожая на те, которые Маргарита окрестила «тремя сестрами». Правда, ее украшал солидный висячий замок. Но тут уже мастерство продемонстрировала Корица. Она даже не использовала палочку, а достала из своей прически металлическую шпильку. Через две минуты, оглядывая сводчатые потолки подземного хода, Георгий удовлетворенно заметил:

— Не лгут городские предания!

Крапива улыбнулась и вынула из кармана пальто леденцового петушка и мячик.

— Как те, которые помогли мне? — спросила Маргарита и приуныла, вспомнив утраченную при поспешном бегстве сумку.

— Почти такие же, прекрасные навигаторы, между прочим, хотя выглядят так же неубедительно, как снаряды Чертополоха.

В бледном розовом свете они двинулись по узкому коридору. Маргарита шла и думала, что сейчас, когда она держит бабушку за руку, а Георгий семенит позади, в подземелье не так уж и страшно. Вскоре друзья набрели на небольшую комнатку.

— То ли келья… — сказала Крапива, обводя петушком, как факелом, ее своды.

— …то ли подпольное место отдыха обслуживающего персонала, — указывая на колченогое кресло и стол, сооруженный из нескольких деревянных ящиков, подхватила Корица.

— Что ж, дальше не пойдем, — и торговка достала висящий на шее ключ. Ответом на обрывок марша Мышиного короля из «Щелкунчика» стал шелест крыльев. К Крапиве подлетели три летучие мыши, которые тихонько запищали и повисли вниз головами на ее обглоданном воротнике.


Цветник бабушки Корицы

Воркотня продолжалась недолго; вскоре милашки бесшумно растворились в темноте коридоров.

— Разведгруппа отправлена на вылет? — поинтересовалась Корица у товарки, которая уже достала свой брелок с ключами — и на каменной стене их нового пристанища появилось подобие экрана, где красными трещинами побежали намеченные пунктиром маршруты.

— План подземелья, — пояснила Крапива, напяливая маленькие наушники и во что-то напряженно вслушиваясь. — Мы видим его глазами наших пернатых, тьфу ты, крылатых друзей. Скоро получим развернутую карту, а сейчас еще кое-кого позовем.

Она снова достала ключ и с необыкновенным мастерством исполнила первые три такта «Танца Анитры» из «Пер Понта» Эдварда Грига. Когда то тут, то там в помещении вспыхнули огоньки, не по себе стало даже Корице. Сидя в кресле, Маргарита непроизвольно поджала ноги и крепче вцепилась в шерстку Георгия, притулившегося у нее на коленях. Торговку семечками окружили две дюжины крыс.

— На редкость сообразительные существа, — пояснила Крапива, погладив по шерстке одну из них. — Прирожденные лазутчики. Без труда и не вызывая подозрений проникнут куда угодно: в С-3, в подвал, где лежат наши, в логово самой Афелии.

Крысы порскнули в темноту.

— А пока давай поправим защиту, — предложила торговка бабушке Марго. — Нам с Сильвестром Чертополох еще до начала военных действий бутылек с зельем выдал. НЗ, говорит, многолетняя выдержка, тот, кто выпьет, для сил зла станет невидимым! — И она достала из кармана маленькую бутылочку. Понюхала, поморщилась и спросила у Корицы: — На чем он его ставит?

— А то ты не знаешь, — улыбнулась та, отнимая у подруги емкость и делая глоток, — дай-ка я, сейчас не помешает!

— Точно, — отозвалась Крапива, наблюдая на экране то, что видят в подземном зале со стеллажами глаза Криса № 1. (Дело в том, что всех крыс торговка семечками, чтобы не путаться, звала Крисами, разнились только порядковые номера.) «Первый» показал Че со Старьевщиком, лежащих на полу и связанных. Оба были без сознания. На бывшем месте Корицы громоздилось тело тети Паши, под потолком плавало облачко золотистой пыльцы.

— Охраны немного, может, прямо сейчас отбить? — волнуясь, спросила Корица.

— Не торопитесь, уважаемая, вас мы двое суток разбудить не могли, — вмешался пекинес, — и совсем не обязательно, что рецепт, который подсказала Маргарита Камраду, подойдет остальным. Нужно дождаться, пока сама Афелия приведет их в чувство. Судя по всему, она любит, чтобы жертва встречала смерть с открытыми глазами.

Между тем на стене «пошло кино» про комнату С-3. Крис № 4 пробрался туда старым мышиным лазом и увидел… многоэтажный стеклянный короб, ячейки которого наполняла самая разнообразная снедь. Чего там только не вырисовывалось соблазнительно в электрическом свете: вареные и копченые колбасы, овощи, сало. Изображение на экране стало стремительно укрупняться, видимо, Крис рысцой направился к цели.

— Чертовщина какая-то, морок, — удивленно сказала Крапива. — Тут просто крысиный супермаркет.

Судя по всему, «Четвертый» облюбовал большой кусок колбасы. Изображение лакомства быстро увеличивалось в размерах, вдруг — зеленый сполох и темнота.

На позывные Крапивы Крис больше не отзывался.

— Что случилось? — Торговка переключилась на кабинет Афелии, куда уже пробрался «Седьмой», — и вовремя.

Мадам как раз веселилась, сидя у своего компьютера.

— Росянка только что сожрала крысу, Адениум! — хохотала она. — Надо же, какая прожорливая! Ведь мы вчера до предела закачали ее энергией на кастинге, да и сегодня все прошло на ура! И заметь — нам уже не требуется делать лишних усилий, люди сами спешат в ловушку так же, как эта крыса к Росянке. А все почему? Я тебе отвечу: механизм простой и очень эффективный. Мы ловим людей на их же собственные фантазии, как рыбу на червяка. Они хотят участвовать в спектакле, хотят получить немного внимания, здоровья, денег или красоты, мы слегка корректируем их мечту, говоря, что все это даст цветок. И никто не в обиде. Можно сказать, что каждого убивают его же собственные представления о том, что такое «зашибись!». Потому что все любят красивое. И если ты владеешь тем, что Абсолютно прекрасно для большинства, — ты владеешь миром. Главное, чтобы идеал был один на всех, все беды от разнообразия. Вот тебе, — Блюм подошла к Адениуму и резко повернула к себе вертящийся стул, на котором тот сидел, — Росянка показала чемодан с деньгами. А она всегда клиента сканирует четко. Крысе, как ты думаешь, что привиделось?

— Думаю, завалящий кусок колбасы, — ответил режиссер и страдальчески сморщился. — Какие еще фантазии могут быть у такого мерзкого животного?

— Правильно! Но если с крысы действительно взять нечего, то ты должен был увидеть вовсе не деньги, помощничек, а Афелиум. Потому что ничего прекраснее этого цветка нет. Мне и тебя, предатель, следовало бы очень сильно исправить. Ладно, живи пока. Кастинг, кстати, закончился, — Афелия взглянула на стенные часы, — пора готовить сцену к последнему акту, то есть к завтрашнему представлению. Сегодня, де Сюр, ты опробуешь все устройства на «свежатинке». Не кривись, бери пример с нашей неутомимой энергостанции — все в топку, все на переплавку! Пойдем!

Едва кабинет опустел (если не считать Франкенштейн в повернутом к окну кресле), Крапива шепотом, так, что было не слышно даже своим, начала отдавать приказы «Седьмому». Крис прыгнул на стол, где стоял компьютер мадам, и, уцепившись за шнур зубами, принялся таскать по коврику мышь. Его попытки увенчались успехом, хоть и не с первого раза. На мониторе Афелии крупным планом появилась С-3, подсвеченная облачками золотистой пыльцы. И друзья ясно увидели престранное чудовище.

— Ну и монстр! — испуганно воскликнула Маргарита. — Что это?

— По-моему, один из трех саженцев росянки из оранжереи Гриши Садовника, — ответил Георгий и решительно спрыгнул с колен девочки.

— Ну да, я же видела там такой, когда попала в С-3 первый раз, — припомнила Маргарита, — только очень маленький и вполне нормальный.

— Росянка-гибрид, — продолжал пекинес, разминая лапки и внимательно глядя на экран, где за монстром хорошо различалась плантация молодых афелиумов, — неудачный эксперимент. Что-то вроде морковки-мутанта, которую так боялся получить Че, используя в волшебстве непроверенные до конца ингредиенты. Но сейчас времени на разговоры нет. Росянку надо уничтожить до начала генеральной репетиции.

— Но ты же слышал, — осторожно сказала Корица, — монстр сканирует мысли каждого, кто входит в С-3. А вдруг он делает это достаточно глубоко и рассекретит тебя еще на пороге?

— Обижаете, матушка! Он увидит не меня, а маленькую, растерянную девочку.

— Но… — взвилась Корица.

— Да за кого вы меня принимаете сегодня? — пробурчал пекинес. — Конечно, Маргарита останется здесь. Но мне необходим «щит», который я «подсуну» Росянке сразу, едва окажусь в С-3. Тогда у меня будет время, чтобы верно оценить обстановку и выбрать самый правильный способ действий. В общем, я возьму только фантазии Маргариты, ее «самые заветные представления о прекрасном», — передразнил песик Афелию и пристально уставился на девочку. Той показалось, что воздух вокруг опять пошел волнами, как в оранжерее, как у большого костра… Ресницы начали слипаться, голова отяжелела.

— Осторожнее, Георгий, — не унималась Корица.

— До чего ж все бабушки тревожные, — ответил пекинес. — Готово уже. А теперь — слушайте мою команду. Мы пройдем через ту дверь в костюмерной, которую нашла Маргарита. Потом разделимся: Корица и Крапива, вы отправитесь в зал и, как только Афелия вернет сознание Че и Сильвестру, дадите мне знать при помощи ключей. Но действовать по обстановке начнете, когда услышите взрыв в С-3. Ясно?

— А я? — растерянно спросила Маргарита.

— Вы останетесь в штабе, то есть здесь, принцесса. И будете следить за всем происходящим по экрану. Или вы считаете, что это менее ответственное задание?

— Да нет, — сама себе сказала девочка, когда старшие растворились в темноте коридора, и она осталась совсем одна в небольшом помещении, освещенном только петушком Крапивы и импровизированным экраном, — не считаю. Вот Штаб как Штаб, а не то, что я устраивала себе на антресолях.

ГЛАВА 39

в которой рассказывается о том, что с электричеством все же нужно обходиться осторожнее

До загадочной комнаты С-3 песик добрался без приключений. Видимо, все силы Афелии и ее прихвостней были брошены на установку декорации. Да и за безопасность монстра она особенно не переживала. Кто же сможет противостоять коварному чудовищу? Даже дверь была прикрыта неплотно. Пекинес, принюхиваясь, вошел и оказался на краю обрыва. По крайней мере ему так показалось. Внизу, освещенный гирляндой фонариков, работал то ли странный музыкальный инструмент, то ли не менее странная химическая лаборатория. Фонарики светились как-то особенно волшебно, совсем по-новогоднему, а сооружение больше всего напоминало орган. Его трубы были сделаны из стекла и заканчивались пузатыми ретортами, где булькали разноцветные жидкости. Между ними крутились колесики механизма, очень смахивающего на внутренности разобранного будильника. Конструкцию опоясывали стальные нити, увешанные колокольчиками самых разных форм и размеров. Они звенели на разные голоса в такт кипению жидкостей, когда то одна, то другая смесь, выбрасывая струйку пара, устремлялась из своей реторты вверх по узкому горлышку. С правой стороны к органу-фабрике присоединялась труба, очень напоминающая граммофонную, с левой — огромная колба.


Цветник бабушки Корицы

Разрозненное дзыньканье колокольчиков слилось в очаровательную, неумолимо влекущую мелодию. Как завороженный, Георгий сделал несколько шагов вперед. Оказалось, что ощущение обрыва — не больше чем морок или обман чувств. По крайней мере песик никуда не упал. А дивный инструмент вдруг совсем приблизился. Теперь пекинес стоял прямо перед ним на площадке, будто присыпанной слюдой. Механический чудо-город. Там было множество мелких подробностей, которые ну жуть как хотелось уже не просто детально рассмотреть, а потрогать.

Например, крошечные металлические кузнечики работали золотыми молоточками, а серебряные шестерни вращали бронзовые жуки-носороги.

От Георгия отделилась легкая тень, напоминающая девочку, и поплыла невысоко над полом прямиком к широкому раструбу граммофонной трубы, которая вблизи оказалась значительно больше, чем представлялось вначале. Раструб сплошь покрывали удивительные рисунки, чем-то напоминающие комиксы. Если кто-то видел комиксы, сделанные серебром по золоту: собачка-лев, очень похожая на самого Георгия, вплетенный в причудливый арабеск мотылек и морская свинка с крыльями. Потоки теплого воздуха несли тень девочки прямиком к самому жерлу трубы. Как только она там исчезла, сладкий звон колокольчиков оборвался. Запахло болотом, Георгий встрепенулся, будто вынырнув из воды, и совсем близко увидел перед собой круглый глаз в кожистых веках. Глаз удивленно моргал.

— Ну и фантазерка ты, Маргарита! — рявкнул Георгий, и взгляд его зажегся тем безжалостным огнем, который легко заваривал стальные чердачные люки. Чудовище, застигнутое врасплох, задергало всеми щупальцами сразу. Только минуту назад Росянке казалось, что она проглотила сладкую маленькую девочку с причудливыми фантазиями, а теперь перед ней — откуда ни возьмись — что-то лохматое с гляделками-прожекторами и жжется-жжется! Шерсть Георгия поднялась дыбом и безудержно искрила, воздух в радиусе пяти метров над псом прошивали синие молнии. Облачка желто-зеленой пыльцы, разодранные электрическими разрядами в клочья, разлетались в стороны. Казалось, вибрирует все пространство С-3. Через три минуты противоборства монстр задымился, единственный его глаз вспучился, запузырился и вдруг… потек. Тут громыхнул взрыв — липкие куски зеленой биомассы полетели в разные стороны. Пекинес кинулся к выходу.

А настоящая Маргарита, пока Георгий одурачивал Росянку, не ощущая никакого дискомфорта, смотрела на стенном экране совсем другое кино. С двух разных точек его транслировали Крис № 1 и № 7. Сначала девочка увидела пустой зал, который проветривали после кастинга. По крайней мере все двери были открыты настежь. На сцену вплывали с разных сторон светящиеся коконы самого разного размера. Они вступали между собой в причудливые взаимодействия, похожие на танец. Вдруг, как по сигналу, огоньки разлетелись в разные стороны, а на сцене айсбергом засияла стеклянная пирамида, к которой морской ядовитой звездой приросла перевернутая пентаграмма. Верхушка пирамиды была срезана. Внизу в ряд расставлены золоченые троны. И все бы ничего, да только неприятно настораживали петли-ремни, вмонтированные в подлокотники этих тронов. Адениум с Блюм расположились в первом ряду зрительного зала.

— Заноси! — скомандовала мадам.

На сцену снова вплыли три кокона. Через несколько минут, крепко прицепленные ремнями, на двух тронах уже сидели, свесив головы, Че с Сильвестром. На третьем верещала в клетке Перцовка и трепетал в банке Мотылек.

— Поднимите им веки! — мрачно пошутила Мадам, указывая на свои жертвы. — Я хочу, чтобы они все видели: первыми мы поджарим этого четвероногого мутанта и чешуекрылое. Потом, пожалуй, того, что помоложе. А наш уважаемый очкастый продавец. за дерзость и хитрость умрет последним и мучительнее всех.

— Разбудить их можете только вы, уважаемая Афелия! — осторожно напомнил де Сюр.

— Без сопливых скользко, — даже не посмотрев в его сторону, процедила мадам, однако что-то пробормотала. Камрад и Старьевщик зашевелились, и Че даже попытался потянуться, точно проснулся не черт знает где, а у себя в кровати после долгого и здорового сна. Адениум тут же поспешно выхватил из внутреннего кармана пиджака пульт дистанционного управления.

— Боишься? — спросила его Блюм с усмешкой. — Бесполезно, молодой человек, — уже в рупор объявила она Сильвестру, который очень даже импульсивно пытался освободиться от ремней, приковавших его руки к трону. — Давайте лучше познакомимся ближе, меня зовут Афелия Блюм. А вот кто вы такие, хотелось бы мне знать, и чего вам от меня нужно?

— Вряд ли вам что-то скажут наши имена, уважаемая, — отозвался Че, блеснув очками.

— Адениум, добавь-ка свету, — приказала мадам, и мгновенно вспыхнули яркие софиты. Камрад и Сильвестр зажмурились, Перцовка нервно завозилась, забил крыльями в банке Мотылек.

— Представляешь, они не хотят с нами разговаривать, — голосом обиженной девочки протянула мадам. — Опробуй вполсилы свой агрегат, Адениум. Только вполсилы.

Де Сюр нажал кнопку на пульте: Че, Старьевщика, клетку с Перцовкой и банку с Мотыльком тряхнуло. Мужчины поморщились, свинка истошно заверещала, Мотылек заметался, у Сильвестра побежала из носа тонкая струйка крови.

— Убрать! — куда громче Перцовки заверещала Афелия. — Де Сюр, я кому говорила, чтоб никакой крови?

На сцену ручейком устремились светящиеся пузырьки, они засновали вокруг Старьевщика, который исступленно вертел головой и мычал, отплевываясь. В суматохе никто не заметил, что дверца клетки, где сидела свинка-эльф, приоткрылась. С лица Сильвестра устранили все следы крови.

— Еще раз спрашиваю, — продолжала допрос Афелия, — какого черта вы вмешиваетесь в мои дела?

— Вы обидели наших друзей, — ответил Камрад, потирая подбородком плечо — единственное доступное ему действие.

— Ты еще не знаешь, как я их обидела! — рявкнула Афелия.

— Я бы ускорил процедуру, — пролепетал Адениум боязливо, прекрасно помня, чем кончаются попытки давать советы мадам. Но та, внимательно поглядев на Че, спорить не стала, а согласно кивнула.

— Только сперва на их глазах грохни свинью и бабочку, — сказала она, откидываясь в кресло, чтобы с большим комфортом насладиться картиной казни.


Цветник бабушки Корицы

Де Сюр, напротив, сконцентрировался, подался вперед, вытер платочком вспотевший лоб и даже вытянул перед собой руку с пультом. И тут где-то… совсем близко прозвучал взрыв. Ошалевшая Перцовка, видимо находясь в шоке, вылетела из клетки и, двигаясь странными зигзагами, достигла первых рядов. Тут с ней от страха приключился конфуз, а точнее, самое обычное для живого существа в момент стресса явление — понос.

— Невыносимо, — прошептал де Сюр, теряя сознание от омерзения, когда горячая и специфически пахнущая жижа потекла с шапочки к нему за воротник. Последнее, что он увидел, — пятна цвета «детской неожиданности» на безупречном костюме Блюм, которая с криком «Росянка!» выбегала из зала.

Это же стало последним, что увидела Маргарита, потому что экран вдруг потух. И сколько бы ни тыкала девочка кнопку на брелоке, оставленном ей Крапивой, изображение не появлялось. Маргарита поежилась и начала боязливо оглядываться. Примерно через полчаса в темноте коридора, совсем близко, послышались голоса; девочка насторожилась, но, прислушавшись, успокоилась. Вскоре появилась перепачканная копотью, хотя и вполне счастливая компания: Че, держащий на руках Перцовку, Сильвестр, сжимающий банку с Мотыльком, Корица, Крапива и прихрамывающий Георгий.

ГЛАВА 40

где рассказывается о том, что такое настоящий романтический ужин

Что-то скучновато тут у вас, девочки! Как-то неуютно даже! — сказал Че, окидывая взглядом подземную комнату, деревянные ящики и колченогое кресло, с которого вскочила, кинувшись к нему, Маргарита. Камрад обнял ее, поцеловал в макушку и сунул в руки взъерошенную свинку-эльфа: — Держи героиню! — рассмеялся он. — Судя по тому, что сегодня Перцовка устроила в зале, она уже далеко не фантом!

А сам достал из кармана куртки саквояж, уменьшенный до размеров дамского кошелька, затем волшебную палочку (Афелия была так полна презрения к пленникам, что даже обыскать их не подумала) и принялся за работу. Перво-наперво коснулся палочкой саквояжа, и тот на глазах почтенной публики принялся стремительно расти. Впрочем, никто, кроме Маргариты, особого внимания на трюки Че не обратил. Видимо, привыкли. Сильвестр деловито встряхивал свою фуфаечку, Крапива возилась с лапкой Георгия, которую прожег-таки ядовитой ошметок взорвавшейся Росянки. И только Корица задержала на Камраде ласковый взгляд, каким смотрят на любимых расшалившихся детей. А тот старался вовсю.

Вскоре, освещая сводчатые арки, под потолком плавали два переливчатых дымо-дракона. На полу горело с десяток восковых свечей. Появились четыре надувных пуфа, пятый стал столом.

— Сегодня угощение у нас скромное, сами понимаете, — извинился Че, доставая из саквояжа свертки, — бутерброды с вареной колбасой и сыром, три банки шпрот, запеченная в мундире картошка, а здесь, — он потряс вместительной, пузатой фляжкой, НЗ, напиток из меда с чертополохом {36}, он не просто восстанавливает силы, он их удесятеряет!

— Цветы забыл, — буркнул песик, забравшись с помощью Крапивы на пуф, где специально для него Камрад установил мисочку. Лапка пекинеса уже была перевязана.

— Что же это я, ворожайка старая! — ударил себя по лбу герр Чертополох.

Когда в центре импровизированного стола появился букетик ландышей, все принялись за еду.

— Вот видите, Маргарита, — шепотом сказал пекинес, примериваясь к ломтику колбасы, — любовь превращает в праздник все, к чему прикасается.

— Не могу не согласиться, — так же тихонько ответила девочка, а потом гораздо громче добавила: — Получается, у нас настоящий романтический ужин?

— Откуда Маргарита знает такие выражения? — удивился Камрад. И как только в деталях выслушал историю посещения оранжереи Гриши Садовника, решительно добавил: — Нет, Маргарита, у парня был дурной вкус. Уж слишком карикатурно он представлял себе «романтический ужин». Главное — чувство, которое всегда можно прочитать по глазам, а не мелкие детали!

— Это как посмотреть, — усмехнулась Крапива, очищая картофелину для Георгия, — однажды за мной ухаживал один молодой человек, и как-то зимой вместо букета он принес мне килограмм свежих огурцов со словами: «Деньги те же, а намного полезнее». Не скажу, чтобы юноша произвел большое впечатление.

— Надеюсь, не Сильвестр совершил этот промах? — лукаво уточнил пекинес.

— Ну, я о здоровье нашей воительницы заботился, — улыбнулся Старьевщик, — хотя тогда я еще не знал, что она воительница. Думаю, какая симпатичная девушка к нам в тренажерный зал пришла…

— Ты был инструктором по фитнесу? — удивилась Маргарита.

— Кем мы только не были, — неопределенно ответил Сильвестр.

— То есть, — увел разговор в сторону Камрад, — вопрос о том, что такое настоящий «романтический ужин», остается открытым. И каждый решает его для себя сам. Но запомни, Марго: шампанское, красивые бокалы на тонких ножках и свечи — далеко не всё. Более того, они вовсе не обязательны, потому что…

Но тут вдохновенный монолог Че совсем невпопад перебила Корица:

— А что, если, — сказала она, — Гриша все же создал свою Дюймовочку?

— Тогда где же она? — пожал плечами Сильвестр. — Не эта же лахудра Афелия?

— Почему бы и нет, — задумчиво ответил Георгий, — что-то могло пойти не так. В конце концов, я уверен, что монстр в С-3 получился как раз из саженцев Гриши Садовника. Опять же у всех свои представления о прекрасном. Для кого-то, вполне вероятно, мадам настоящая красавица.

— С другой стороны, — возразила Крапива, — в оранжерее у самого Гриши все саженцы похожи на самые обычные цветы. Мне кажется, Росянка-монстр — дело рук Афелии. К тому же мадам вполне способна похитить и спрятать кого угодно. Может быть, Дюймовочка попала к ней в руки? Может быть, Блондинка ее уничтожила?

— Н-да, многое не стыкуется, — задумчиво протянул пекинес, — у нас выпадает какое-то звено.

— Ну и ладно, — беспечно отозвался Камрад, — уверен, что скоро все разъяснится само собой, а пока суд да дело, я предлагаю поднять тост за наших освободительниц! — Он плеснул всем в пластиковые стаканчики настойки чертополоха. — Операцию девушки провернули в два счета. Де Сюр даже от обморока еще не успел очнуться, а нас уже и след простыл! Представляю, как орала Блюм, вернувшись в зал из С-3. Там Росянку разорвало, здесь — пленники сбежали.

— Кстати, я наладила трансляцию на всех стратегических точках, — оповестила друзей Крапива, — можем посмотреть, что творится во владениях мадам. Крис № 1 показывает С-3.

Снова на стене вспыхнул экран, и все увидели, как снуют в С-3 облачка золотистой пыльцы. Помещение было загромождено бесформенными кучами биовещества и обломками сломанной мебели. Движения огоньков на первый взгляд казались абсолютно бессмысленными.

— Что они делают? — поинтересовалась Маргарита.

— Устраняют последствия аварии, — отозвался Георгий. — Видите, там, в дальнем углу, из-под останков Росянки огоньки пытаются извлечь ящик с рассадой афелиума. Честно говоря, принцесса, если бы не ваша богатая фантазия, я не знаю, удалось бы мне так легко справиться с монстром или нет. Ведь Росянка вытягивала мираж не из моего сознания, а из вашего воображения, слепок которого я… скажем так, прихватил с собой. Видимо, чудовище улавливало самые сокровенные мечты своей жертвы, когда создавало мираж-приманку, но с такой сложной конструкцией, как у вас, — не сталкивалось ни разу. Я думаю, вы ее заворожили, она почувствовала себя настоящим художником, воспроизводя чудо-город. Да и я был очарован и едва не пропустил ту минуту, когда настал момент отпускать тень-фантом. Но представляю, каково было Росянке: только проглотила изысканное лакомство, а тут перед тобой — неведома зверушка! Главное правило партизанской войны: захвати врасплох — и победишь малыми силами!

— Смотрите, — негромко позвала друзей Крапива, — «Седьмой» снова передает из кабинета Афелии.

У компьютера сидела мадам.

— Уже в другом костюме. — Сильвестр подмигнул друзьям и потрепал по холке Перцовку; та удовлетворенно хрюкнула.

— Крис, дай крупно монитор, — попросила в микрофон, прицепленный к наушникам, Крапива.

Оказалось, Афелия внимательно рассматривает рисунок. Точнее, эскиз декорации. Основную часть сцены занимала уже хорошо знакомая друзьям пирамида, которую венчал Большой Афелиум. Сверху на цепи спускалась, зависнув над цветком, круглая линза, от которой лучами расходилось сияние.

— Прояснилось на доске, — пробормотала Корица.

— Увеличительное стекло, — пояснил Че.

— Китайцы считали их магическими, — медленно, будто припоминая что-то, проговорил Георгий, — они делали их из горного хрусталя и называли «Огненными жемчужинами». В весенние праздники с их помощью разжигали ритуальный «новый огонь».

— Навряд ли, — пожал мускулистыми плечами Сильвестр, — мадам желает спалить свой обожаемый Афелиум.

— Так ведь она не с огнем дело имеет, а с чистой энергией, — возразила Корица.

— Подождите! — от возбуждения Георгий даже подскочил на месте. — А что, если мадам желает превратить во что-то другое именно афелиум? Иначе зачем на пирамиде перевернутая пентаграмма? Вот Огненная жемчужина и выступит как увеличительное стекло: сфокусирует и усилит необходимую для превращения энергию.

— Похоже на то, — почесал в затылке Че, — а сидений ровно по числу лежащих в подвале.

— И энергию, — продолжила вслух размышлять Корица, — Блюм будет собирать с зала, когда заставит…

— Зрителей убить артистов, — закончил мысль пекинес. — В зале будут только те, кто прошел кастинг, то есть люди, абсолютно преданные цветку, а точнее, подчиненные воле мадам. Это очень темная и сильная энергия толпы, которая желает растерзать жертву.

— Атомный взрыв в домашних условиях, — подвела итог Корица, — но я все же не пойму до конца, при чем здесь афелиум? Во что мадам желает его превратить? Почему она так воспылала страстью к никому не известному растению? Какой с него прок?

— Не скажите, — ответил пекинес, — вы все видели, во что превратилась Росянка, может, из афелиума выйдет что-нибудь еще более страшное?

Тут Блюм, за которой наблюдали друзья и которая все продолжала рассматривать эскиз, властно позвала:

— Адениум!

Слабый стон донесся откуда-то из угла кабинета.

— Крис! — скомандовала Крапива, и вскоре все увидели закутанного в плед де Сюра, лежащего на двух составленных креслах. Вокруг тесным кольцом стояли горшки с помятой рассадой афелиума, остатки которой огоньки потихоньку эвакуировали из С-3. Режиссер то и дело опрыскивал себя духами из пульверизатора.

— Адениум, подойди ко мне! Нужно кое-что поправить.

Де Сюр попытался подняться, но ноги, как видно, не слушались Маэстро, и тот снова повалился в кресла.

— Я не могу, — прохныкал он, — я перенес сегодня настоящий шок, страшнее этого со мной еще ничего не случалось! Мерзкая животина!

— Адениум, — будто не слыша его, повторила Блондинка, — скорее же! — В голосе ее зазвучали нотки нетерпения.

— Я не в состоянии, — всхлипнул де Сюр, — не в сос-то-я-нии. Вы говорили — чистая работа, я — человек искусства и всегда имел дело с тонкими материями. А тут погони, драки, взрывы, пытки, какие-то летающие свиньи… Последние несколько дней я жил на пределе своих возможностей… Я не могу, не могу… — И Адениум зашелся в громком, истерическом плаче.

— Так! — Блондинка встала, с грохотом опрокинув стул, и, гремя каблуками, направилась к де Сюру. — Жалеть себя вздумал? — стараясь перекричать его причитания, орала она. — А меня кто пожалеет, размазня? Они уничтожили Росянку, которая стоила мне двух мизинцев, они смогли ускользнуть, устроив настоящее светопреставление. Я не могу их запеленговать, молчат все радары. Пыльцы тоже осталось не так чтобы много. Теперь каждое облачко на счету, ведь Росянка уже ничего не произведет. Мы рискуем, мы сильно рискуем, но «шоу должно продолжаться», а? А?

— Я н-н-н-е м-м-м-м-огу, н-н-н-н-е могу, — от слез и страха Адениум уже начал заикаться, — н-н-не м-м-м-огу!

Афелия со всего размаху ударила его по щеке. Не помогло, истерика продолжалась.

— Да что с тобой! — Мадам принялась тормошить де Сюра. Но, едва ее руки коснулись тела Мастера воплощений, тот совсем обезумел. Начал вырываться, извиваясь как змея, опрокинул составленные кресла, упал на пол, запутался в пледе.

— Н-нн-нне т-т-т-т-т-т-рогайте меня… П-п-п-п-поч-ч-ч-ему все т-т-т-т-т-рогают меня! Н-н-н-не с-с-с-с-м-м-м-мейте…

Горшки с рассадой попадали на пол.

— Ах так! — В холодном бешенстве мадам отстранилась от своего подельника и сняла очки.

Все в подземелье, кто следил за происходящим по экрану, оторопели. Че присвистнул. Сильвестр сказал «Опа!», а Крапива умоляла Криса № 7 не отводить взгляда от Блондинки.

И там было на что посмотреть! В глазах мадам уже не наблюдалось зрачка, да что там! Глаз как таковых тоже не наблюдалось! Два блюдца ядовитой желто-зеленой расцветки с бешеной скоростью вращались на бледном лице, плюясь искрами.

Режиссер корчился на полу, уменьшаясь с каждой секундой. Не прошло и трех минут, как Адениум из вполне упитанного мужичка среднего роста превратился в жалкого лилипута. Его тюбетейка слетела на пол. Но тут мадам, видимо, одумалась. Пнула головной убор напарника носком лакированного сапога и вернулась к компьютеру.

— Вот так, — тихо сказал Георгий, — простая арифметика. Я всегда считал, что зло склонно к самоуничтожению. Из-за дурного характера Афелия едва не лишилась последнего союзника.

ГЛАВА 41

Давний сон Че и волшебные костюмчики

Больше в кабинете Франкенштейн ничего интересного не происходило. Блюм снова уставилась в монитор, на котором висела карта города. Красных сполохов, оповещающих ее об опасности, не появлялось. Кое-где, правда, тлело слабое розовое свечение, но, скорее всего, это во сне, крадучись, возвращались к людям воспоминания о совсем других цветах, непохожих на афелиум. А метелки новоявленного Короля растений искрились практически в каждом окне. Блюм из чистого удовольствия иногда укрупняла изображение, чтобы полюбоваться на рассаду своего сокровища. Адениум тихонько поскуливал в креслах. От пережитых ужасов у него поднялась температура, и временами он впадал в забытье. Тогда Маэстро начинали мучить кошмары. Дородная женщина в цветастом нелепом платье гналась за ним, размахивая иглой от капельницы, а он никак не мог ускользнуть от преследования, потому что стал жалким карликом, и ноги его от ужаса заплетались. «Не надо, мамаша, не надо! — молил он. — Я любил вас и совсем не хотел убивать». Но его никто не слышал, вокруг пахло гораздо омерзительнее, чем на мамашиной кухне. Де Сюр бежал из последних сил и поминутно оглядывался; иногда за спиной вместо толстухи в платье он видел Афелию, иногда — шевелящую щупальцами одноглазую Росянку. «Ты будешь наказан!» — шумело в его воспаленном мозгу.

А друзья в подземелье продолжили прерванную трапезу. Дымо-драконы мирно меняли цвета под сводчатым потолком, освещая помещение мягким светом. Огоньки свечей горели ровно, тихо потрескивая, будто засыпали. Стараниями Че на импровизированном столе появились чашки с горячим чаем. Но давала себя знать усталость. Сильвестр уже откровенно клевал носом. Перцовка копошилась у него на коленях. В подземелье выяснилось, что из всей компании свинка испытывает самую сильную симпатию именно к Старьевщику. Она даже забыла про своего друга Мотылька и бегала за Сильвестром, как маленькая собачка. Маргарита начала немного ревновать.

— Бабушка, — тихонько спросила она, — а почему Перцовка так и льнет к Сильвестру?

— Не переживай, Марго, — успокоила ее Корица, — в каком-то смысле они родственные души. Сильвестрами в старину называли духов воздуха, а твоя свинка-эльф тоже не чужда этой стихии. К тому же, обрати внимание, какие у них обоих голубые глаза.

— Я еще хотела спросить, — не унималась Маргарита, — а вот те костюмы, которые я однажды нашла на антресолях, и ремешки с камешками, они — для Георгия?

— Женя, про что это она? — полюбопытствовала в свою очередь Крапива.

— Дело было в Румынии, — улыбнулась Корица, глядя в сторону Че. — Мы тогда только познакомились. Чертополох и Георгий казались мне кем-то вроде странствующих рыцарей. Такие Дон Кихоты, которые немедленно устремляются туда, где слышат сигнал бедствия.

— В общем, неблагополучным оказался один старинный замок. Нежилой уже, отданный под музей, — вмешался Камрад. — Там пропадали туристы. Да и в деревеньке, расположенной поблизости от «памятника истории и архитектуры», случалось… разное.

— Не перебивай, — возмутилась Корица, залившись почти девичьим румянцем, — кто рассказывает, ты или я?

— Ты, ты, конечно.

— Ну так вот, — продолжила Корица, — в замке постоянно устраивались костюмированные балы. И, как любит выражаться Че, мы решили отправиться на разведку боем. Стали думать: в каких масках появиться на представлении. Тут Камрад и рассказал мне про странный сон, который преследует его много лет. Время от времени он оказывался в торжественной зале рядом с заплаканной женщиной в старинной одежде. Женщина держала в руках какой-то предмет, а какой — Че рассмотреть не мог. Еще ему казалось, что женщина хочет что-то сообщить, но та молчала, а сам он не решался ее спросить и только теребил воротник замшевого камзольчика (во сне Че всегда почему-то был одет в замшевый камзольчик). В конце концов, когда сон приснился Камраду уже в двадцатый раз, дама наконец к нему обернулась и показала украшенный драгоценными камнями жезл. А потом сказала, что ее муж — настоящий рыцарь ордена Чертополоха, Джентльмен Привратник Зеленого Жезла. Но он совсем недавно скончался, и теперь ей предстоит вернуть реликвию лично королю, который в этом ордене самый главный.

— А зачем она снилась Че? — не поняла Маргарита.

— В том-то и дело, Рита. Люди по-разному узнают о том, для чего родились на свет… — Корица замолчала, прислушиваясь к своим воспоминаниям. Дымо-драконы немедленно принялись менять оттенки в тон ее мыслям. И цвет пармской фиалки сменяла резеда, затем настурция.

— Ну, бабушка, ну?

— Ах да, — очнулась та, — дама объяснила Че, что он — дальний потомок Хранителя Жезла. И странным образом рыцарский дух в нем возродился гораздо сильнее, чем в прочих. Хотя и не в самое благоприятное для появления рыцарей время, но это не повод бездействовать. Дама хотела напомнить Че о том, что так бывает: люди с душами служителей храмов, прорицателей, пророков, рыцарей и сейчас появляются на свет так же, как появлялись раньше. От рождения они обладают таким набором талантов и предпочтений, который в современном мире не совсем чтобы… уместен.

— То есть — храм разрушен, а команда осталась, — вставила Крапива.

— Точно, — подхватил Че, — хотя мне совсем не кажется, что мир изменился до неузнаваемости! И за примерами далеко ходить не надо. Я думаю, таким же скверным характером, как у нашей Афелии, обладали многие неприятные правительницы прошлых времен. А мы все…

— Мы все, — перебил приятеля пекинес, — время от времени, при появлении серьезной опасности, собираемся вместе, чтобы сообща дать отпор… очередным неприятностям.

— Бабушка, ты про костюмчики забыла, — напомнила Маргарита Корице, которая, видимо, снова мыслями уплыла в прошлое, глядя на огонек свечи и рассеянно улыбаясь.

— Да-да, — встрепенулась та, — для костюмированного бала я сшила Че кое-что из одеяния рыцарей Чертополоха {37}: зеленый бархатный плащ с золотыми кисточками и черную вельветовую шляпу с перьями.

— А мне досталась чудесная сбруя, — похвастался Георгий.

— Но где сейчас эти наряды? — спросила Маргарита. — Я искала их и не нашла. Ни дома, ни в костюмерной.

— Странно, — Корица с подозрением посмотрела на Че, — они висели в шкафу. Ожидая гостей, я на всякий случай привела вещи в порядок.

— Что я? Я — ничего, — смутился Че, — ну, как увидел их, сложил… к себе. Подумал, авось пригодятся. Ведь в прошлый раз они принесли нам удачу. Всё — тут, всё — цело!

Он склонился над своим саквояжем и один за другим вытащил: плащ, шляпу и сбрую, камушки в которой немедленно засверкали.

— Вот и прикид для завтрашнего спектакля не хуже вас, цирковых, — блеснула в улыбке золотым зубом Крапива, — может, примерите?

— Тряхнем стариной, а, Георгий? — Глаза у Че загорелись.

— А ты уверен? — Пекинес с сомнением оглядел небольшое помещеньице, где они сидели.

— Так вполсилы!

— Ну хорошо, помогите мне, Крапива, пожалуйста.

Торговка склонилась над песиком, застегивая на нем сбрую, Че накинул зеленый бархатный плащ. Маргарита, наблюдая за приготовлениями друзей, взглянула мельком на светящийся экран и оторопела. Поверх привычной уже картины — спины Афелии перед монитором — легли вдруг две огромные тени: горделиво подняв голову, сидел на задних лапах лев с роскошной гривой. Рядом пробовал размах крыльев грациозный дракон, украшенный короной в форме цветка чертополоха.

ГЛАВА 42

Представление начинается! Парад миражей

День премьеры спектакля наступил. В небе громоздились сизые тучи, свистел ветер. И город, казалось, был наэлектризован скрытым напряжением, совсем не похожим на то, с каким чуть больше недели назад здесь ждали первого снега. За три квартала от театра слышалось гулкое уханье барабанов. Курильницы стояли уже прямо на входе в храм Мельпомены {38}. Разноцветные клубы дыма густо заволокли скверик перед театром, где в предвкушении представления собралась небольшая компания молодежи. На курточках у некоторых во всю спину красовались логотипы «А-фелии Blum». Собравшиеся лениво пританцовывали, повторяя нехитрые движения — руки вверх, вниз, вправо, влево. Подростки не подхихикивали, не строили друг другу рож. И что-то сильно настораживало в выражении их глаз. Собственно, никакого выражения уже и не было: там, где полагалось находиться радужке и зрачку, тускло вспыхивали желто-зеленые протуберанцы.

Около шести часов вечера по фасаду театра зажглись огни, и его двери распахнулись. Фойе наполняли светом две огромных лампы в форме метелок афелиума. Одна золотая, другая — ядовито-зеленая. Хитро установленная система зеркал порождала иллюзию, будто каждый вошедший попадал в чудесный афелиумный сад. Золоченые горшочки с живыми «крысиными хвостиками» стояли на полу, где их мог взять любой желающий. Слышалось далекое журчание фонтана и весеннее щебетание птиц. Даже не верилось, что за стенами промозглый ноябрь.

Мужчины поправляли галстуки и пиджаки, женщины — прически, в сладком оцепенении глядя в зеркала. Люди словно не замечали, что, как только зеркальная поверхность отражала их глаза, там немедленно пробегали желто-зеленые сполохи.

Зал театра тоже преобразился. Больше всего он напоминал святилище неизвестного истории храма. Даже кресла для зрителей тускло поблескивали, точно обтянутые рыбьей чешуей. Каждое, как в самолете, было оснащено откидным столиком, на котором победно топорщилась метелка афелиума. На сцене, венчая собой срезанную вершину стеклянной пирамиды, полководцем сиял Главный цветок. Он будто озирал свое воинство с высоты, и его султанчик исходил колючим светом, напоминающим газосварку. Искры щедро летели вниз — на пустующие пока троны, установленные в ряд у подножия. Глухое уханье барабанов, казалось, шло из-под земли, и жидким огнем переливалась перевернутая пентаграмма на стеклянной поверхности пирамиды. А под потолком, источая свечение, плавали золотистые облачка пыльцы. Присмиревшая публика не спеша входила в зал, удивленно оглядываясь по сторонам и пытаясь справиться с головокружением. Гул барабанов нарастал. К тому моменту, когда свет погас, а по углам зала взметнулись вверх фонтаны-фейерверки, и густо повалил пахучий дым, уже казалось, что весь театр — утроба одного огромного барабана, и звук идет отовсюду, проникая в тело каждого зрителя даже через пятки. Многих охватило чувство, которое возникает, когда самолет идет на взлет. Земля уже далеко, а небо еще «понарошку», как-то совсем наискосок в иллюминаторе, тебя лихорадит, и что-то вот-вот случится…

Между тем искры от фейерверков потекли к сцене, свились на ней в тугие смерчи, затем начали распадаться, складываясь в витиеватые узоры, из которых постепенно вырисовывались кружащиеся фигуры. Главный Афелиум гордо расправлял листья в потоке направленного на него света. Звук барабанов стал еле слышным, но не пропал совсем.

«Король цветов! — услышали зрители низкий голос с механическими нотками. — Перед вами Король цветов, который исполнит заветное желание каждого, кто сегодня пришел сюда!»

Запах дыма и движение фигур на сцене кружили головы, пространство зала то и дело озаряли цветные вспышки. Кутерьмы добавили одиночные огоньки, снующие в разных направлениях.

Постепенно, однако, светящийся рисунок приобрел определенный ритм, он завораживал, и люди в зале начали медленно вставать со своих мест, тихонько раскачиваясь, держа перед собой обеими руками горшки с ростками афелиума, метелки которых искрились, как бенгальские огни. Ощущение времени и реальности уплывало, взамен — волна за волной — накатывало на собравшихся необъяснимое блаженство.

«Пусть каждый представит мысленно свою мечту — Король цветов воплотит ее в реальность!» — заклинал голос. Клубы дыма совсем скрыли пирамиду, и казалось, что Афелиум парит в цветных струях без всякой опоры. А облачка пыльцы спустились вниз и зависли как нимбы над головами зрителей, глаза которых уже светились дурным желто-зеленым светом. Жуткое получилось зрелище: казалось, стая инопланетян собралась для совершения таинственного обряда.

Афелия и де Сюр наблюдали за происходящим из комнаты осветителей. Мадам казалась вполне бодрой, а вот режиссер-постановщик едва держался на ногах. Глаза его лихорадочно блестели, под ними залегли глубокие тени.

— Хорошо забацал, — первый раз со дня знакомства вдруг похвалила подельника Блюм. — Цветок парит над всем! Так и надо! Сейчас дым и барабаны введут зрителей в транс, а остальное сделают наши светящиеся огоньки. Пыльца, как порождение Росянки, умеет воплощать мыслеформы. Облачка сканируют каждого человека в зале, через минуту на сцену выплывут миражи фантазий, извлеченные из голов почтеннейшей публики. Народ на кастингах я подобрала правильный, с мечтами самыми простыми, которые легко поддаются трансформации. Направить их мысли в нужную нам сторону не составит труда. А вот когда они скажут «Да!» все хором — ты и отправишь артистов на тот свет.

Тут зал совсем потонул в клубах разноцветного дыма, и, создавая атмосферу нервного мелькания, заработало сразу несколько фонарей-стробоскопов. Короткие вспышки света вырывали на мгновение у темноты проплывающие по сцене миражи, которые складывались в картину, мягко говоря, странноватую: не то страшный сон паралитика, не то порезанный сумасшедшим редактором рекламный ролик.


Цветник бабушки Корицы

Счастливые семьи по-овечьи теснились на фоне дворцов-коттеджей, свежекупленная мебель и дорогая техника не помещалась внутри комнат, джип размером со слона сменяла курица ростом со взрослую свинью, великан с двойным подбородком плотоядно улыбался и втыкал вилку-вилы в котлету величиной с автомобильную покрышку. Оседлав пылесосы, пронеслась стая домохозяек в неглиже — они преследовали косяк гремящих сковородок и лязгающих крышками кастрюль. Волосы красавиц развевались на искусственном сквозняке. За ними, тоже верхом на пылесосах, мчалась стайка усатых красавцев.

Жутко хлопал дверцей огромный платяной шкаф, поглощая без остановки косяки блузок, пиджаков, брюк и платьев; в зале поднялся ветер, наконец, появился огромный, завывающий дурным голосом блендер и гигантская бутылка водки на колесиках…

— Ты только посмотри, чем набиты их головы! — явно скучая, сказала мадам де Сюру. — Тоже мне, танец зрительских фантазий! Еда, одежда, бытовая техника, квадратные метры, и так по кругу! Над их мозгами и без нас уже основательно поработали. Но эдак даже лучше: они привыкли подчиняться, нам только остается поменять направление их желаний! Ведь любить и желать можно только афелиум, а, де Сюр?

Тот поспешно закивал, наблюдая, как Афелия, зацепив когтем рычажок на пульте, тянет его вниз. На несколько секунд зал потонул в полной темноте, когда же тьма рассеялась, оказалось, что сцена свободна от дыма и караван-сарая грез, только айсбергом сверкает пирамида, а внутри нее, полоса за полосой, идут цветные сполохи. У подножия стали хорошо различимы троны, где уже сидели, свесив головы, артисты труппы, облаченные (по-другому и не скажешь) в длинные парчовые наряды. В центре, как раз под Афелиумом, величественная, как древняя правительница, возвышалась тетя Паша. Хотя, как зовут эту статную даму, никто из зрителей не знал. Публика вообще уже слабо соображала, где находится: у людей перед глазами вспыхивали яркие пятна, и тела непроизвольно дергались в ритме, заданном барабанами.

Луч прожектора по очереди высвечивал лица актеров, а механический голос завывал: «Заплати их жизнью за свои желания! Получи красоту, богатство, счастье! Убей! Отдай их жизнь цветку! Он подарит тебе все! Убей!»

Барабаны зазвучали громче, с колосников {39}сцены медленно начала спускаться на цепях Огненная жемчужина. Свет прожекторов, дробясь о ее поверхность и граненые края, поднял в зале электрическую метель. По тому, как подобралась и напряглась мадам, де Сюр понял, что кульминационный момент близок. Сидящие на сцене один за другим открывали глаза. Ошарашенные, испуганные, не понимая, где они и что вообще происходит, — точно загнанные зверьки, жертвы принялись вырываться, но ремни держали крепко.

Голос упрощал задачу: «Скажи „Да!“, — настаивал он, — и цветок исполнит твое желание! Скажи „Да!“ Скажи „Да!“, скажи „Да!“».

Как сладко было качаться, чувствуя рядом локоть соседа, как легко было говорить в унисон со всеми! Огненная жемчужина достигла уровня Афелиума, он оказался за ней, как за прозрачным щитом, — и растение расправило листья, задергало султанчиком, разбрызгивая искры, будто ощутило небывалый прилив энергии. Изображение цветка, увеличенное каким-то хитрым оптическим способом, заняло весь задник сцены, и несчастные, прикованные к тронам, начали задыхаться. «Скажи „Да!“ своим желаниям! — истерически завывал голос. — Скажи „Да!“».

ГЛАВА 43

в которой не рядовой спектакль превращается в совсем не рядовую битву

Да! — раздались в зале одиночные выкрики. — Да! Да!

— Только хором! — настаивал голос. — Только все вместе!

Зрители стояли, раскачиваясь в едином порыве, метелки цветов, которые они держали в руках, искрились, как бенгальские огни, на месте глаз вращались желто-зеленые протуберанцы, а барабаны все убыстряли темп.

Афелия в комнате осветителей торжественно выпрямилась, сняла очки, медленно протянула руку к красной кнопке. И тут… среди ровных рядов светящихся афелиумов пошла странная цепная реакция: погас один огонек, второй, третий. Вдруг раздался пронзительный женский визг, потом еще и еще. Дальше — больше.

Несколько зрительниц, глаза которых от страха прекратили светиться желто-зеленым, то есть превратились в нормальные человеческие глаза, роняя горшки, вскакивали с ногами на сиденья кресел, потому что по полу зала растекалось огромное количество самых обычных крыс. Они шли и шли как темные волны, голова к голове, останавливаясь лишь затем, чтобы цапнуть за штанину или сапог кого-нибудь из зрителей и двинуться дальше. Особо проворные крысы вскакивали на откидные столики.


Цветник бабушки Корицы

Цветник бабушки Корицы

В это время на сцену невесть откуда обрушилась туча летучих мышей. Одни пытались облепить плотной завесой Огненную жемчужину, распластывая кожистые крылья. Другие устремились к ярко горящим софитам. Третьи носились над залом, пикируя на головы зрителей и норовя задеть их крылом. Началась настоящая паника, публика, не помня себя, кинулась к выходу. Прожектора погасли, запахло уже совсем не ароматным дымом. Облачка золотистой пыльцы зарокотали и двинулись в бой, приникая то к крысам, то к летучим мышам. Воняло горелой шерстью. Там, куда светящееся облако опускалось, а потом рассеивалось, на полу оставались обездвиженные животные.

В этой-то суматохе и проскочили на сцену четыре тени — Крапива, Сильвестр, Корица и Маргарита, которая оказалась ближе всех к гардеробщице тете Насте. Старушку из-за маленького роста и щуплого телосложения приковали к крайнему креслу. Она охала и хлопала глазами. Остальные, очнувшись от долгого сна в подземелье, вели себя приблизительно так же. Только буфетчица Полина да Староста подъезда всеми силами пытались освободиться от ремней, а заслуженному артисту Назаренко, с телосложением настоящего богатыря, это практически удалось. Ремень, приковывающий к подлокотнику трона его правую руку, уже был разорван.

Марго коснулась палочкой его левой руки и мысленно приказала: «Оковы прочь!» О такой «формуле освобождения» они договорились вчера вечером, когда Че с Георгием закончили примерку волшебных костюмчиков, и Крапива объявила Последний Военный совет.

«Главное, Маргарита, — напутствовала она девочку, — что бы ни происходило, постарайся не терять присутствия духа и не поддавайся панике. Завтра ты увидишь много удивительных вещей!»

Пока Маргарите было не страшно, а даже немного весело. Освободив тетю Настю, она двинулась к следующему креслу, где, безвольно опустив руки, сидела травести Вера Сергеевна. Крапива и Корица шли с другого конца шеренги, Сильвестр прикрывал «девочек» со спины, отгоняя надвигавшиеся облачка хищной пыльцы.

Афелия у пульта на мгновение оцепенела. Де Сюр схватился за сердце, хотя в глубине души давным-давно ожидал чего-то подобного — ну не могла нормально кончиться история, в которой участвуют летающие морские свиньи и бомжи с замашками Бэтмена. К тому же покойная мамаша начала мерещиться ему постоянно. Она выглядывала из складок сценического занавеса, отражалась в окнах кабинета Франкенштейн…

— Щас я вам покажу! — глядя на суматоху в зале, зловеще процедила мадам, и де Сюр, который наблюдал за ней сзади, увидел, как по телу Афелии пробежала судорога, и желто-зеленое свечение охватило всю ее фигуру. Через три секунды от человеческого облика не осталось и следа. На задних лапах посреди комнаты осветителей стояло существо, больше всего напоминающее ящерицу. Но преображение на этом не кончилось. Конечности ящерицы превратились в гибкие ветви, и вот уже перед меркнущим взором де Сюра возникла точная копия афелиума, не отличимая от того, что стоял на сцене. «Цэ-цэ, лю-лю», — совсем невпопад прошептал Адениум и медленно сполз по стене на пол, закрыв глаза. А светящаяся субстанция, нервно пульсируя, превращалась то в цветок, то в ящерицу, то в некое подобие спрута со множеством щупалец, одно из которых наконец вдребезги разбило стекло в комнате осветителей.

«Вот это театр! — восхищенно выдохнул, оборачиваясь на шум, Сильвестр. — Вот это я понимаю!» Маргарита тоже оглянулась и увидела, как обрушился вниз, в зал, желто-зеленый светящийся водопад. Когда он достиг партера {40}, три ряда кресел просто разнесло в щепки, а на полу закачался светящийся куст. Точь-в-точь афелиум со сцены, только увеличенный во много раз и способный ходить, вернее, стремительно передвигаться. Зрители, которые еще не успели убежать, закричали, закрывая головы руками. Кое-кто в панике пытался забиться под кресло.

Монстр выкинул вперед искрящееся щупальце, и то с молниеносной скоростью достигло сцены. Девочка ощутила сильный удар тока, палочка выпала из ее рук и покатилась.

«Конец!» — подумала Маргарита и на несколько минут потеряла сознание. Точнее сказать, вдруг стало совсем темно, а когда тьма рассеялась, и девочка снова смогла видеть, рядом с горящим кустом афелиума уже появился другой куст — бледно-розовый огненный чертополох.


Цветник бабушки Корицы

Как спрут и сказочный дракон, они сплелись в схватке ветвями-отростками. В зале стало жарко, точно от большого костра, крысы, выжившие всех зрителей, отступили в дальние углы, где с писком ввязывались в схватку с облачками пыльцы. Летучие мыши исчезли так же внезапно, как появились. А сражение гигантов продолжалось. Светящиеся шишки чертополоха превращались в узкие драконьи морды и язвили светящуюся плоть афелиума. У того, в свою очередь, метелка обернулась огромной собачьей пастью и вырывала из тела чертогона целые ветки. Разноцветные искры летели в стороны, радужные отсветы гуляли по стенам.

Маргарита оглянулась вокруг. Видимо, от удара щупальцем пострадала не только она одна. Крапива и Корица тоже поднимались с пола. Сильвестр отбивался от очередного облачка.

— Не зевай, — протянула Маргарите руку торговка, — надо освободить от ремней остальных и увести за сцену, скоро здесь будет совсем жарко.

Девочка нашла палочку и поочередно направила ее на ремни, которые стягивали запястья режиссера Александра Васильевича. Она даже сказала ему «Здравствуйте!», но тот, очумело глядя вокруг, ничего не ответил. Зато тетя Паша, Староста подъезда, едва ее освободила Корица, с криками: «Что тут происходит, соседка?» — стащила с головы убор, напоминающий митру, и попыталась прихлопнуть ею вьющийся поблизости лоскуток золотистой пыльцы.

— Лучше помоги вывести за кулисы тех, кто не может ходить, — обратилась к ней Корица, освобождая буфетчицу Полину.

— Это мы мигом! — обрадовалась соседка, сгребая в охапку ковылявшую мимо гардеробщицу. Помощь оказалась нелишней, потому что щуплая старушка двигалась как сомнамбула, видимо не до конца понимая, где находится.

Как раз в тот момент, когда со сцены вывели последнего артиста и троны опустели, ветки-драконы чертополоха, изловчившись, разодрали на две части тело светящегося афелиума. Но пока чертогон в мелкие клочья крошил одну половинку, вторая, вырвавшись, юркнула за Огненную жемчужину. Яркая вспышка света ослепила на мгновение развороченное поле битвы с опрокинутыми креслами, расколотыми курильницами и грудами битого стекла. Из-за линзы хлынули потоки колючего света — та часть вражеского куста, что укрылась за магическим стеклом, увеличилась в несколько раз и обернулась новым, более мощным спрутом-афелиумом. Его щупальца немедленно устремились к бойцам немногочисленной армии Че. Будто молния сверкнула около Сильвестра, и он, сбитый с ног, упал. Как подкошенная, рухнула Крапива. Самое страшное, что никто из них даже не пытался подняться и вообще не шевелился.

«А Жемчужина и вправду действует как увеличительное стекло, она удесятерила силы чудовища», — подумала Маргарита, глядя с ужасом, как растекается около головы Сильвестра, лежащего лицом вниз, темная лужица.

В поисках укрытия девочка инстинктивно метнулась за трон, который находился к ней ближе всего, и вовремя — слепящая молния ударила в вычурную, «под золото»

спинку, проделав в ней дыру. Маргариту обдало колючими искрами. В оцепенении она наблюдала, как, делая вторую попытку, снова летит к ней смертоносный луч.

«Главное — не терять самообладания!» — беспомощно прошептала девочка, нащупывая одной рукой в кармане последнюю горсть заряженных шишек чертополоха, а другой выставив вперед волшебную палочку. Но оружие на этот раз оказалось невостребованным — прямо перед ней, загородив от смертельной опасности, возник лев, грива которого переливалась всеми цветами радуги, а шкура сверкала. Не лев — брызжущий светом фантом. И если бы вчера Маргарита не видела в подземелье тени на экране, она никогда бы не поверила, что Георгий способен на подобные превращения.


Цветник бабушки Корицы

ГЛАВА 44

в которой битва продолжается

Песик-лев и дракон Че с двух сторон принялись за светящегося спрута: над креслами зрительного зала закрутилась огненная шутиха — точно взбесившееся северное сияние, полосы которого, вместо того чтобы чинно сиять друг над другом, свились клубком.

— Маргарита, немедленно сюда! — услышала девочка голос Корицы, призывно махавшей ей рукой из правой кулисы {41}.

Внучка поспешила к бабушке и попала в какое-то подобие полевого лазарета. Те из освобожденных пленников, кто еще до конца не пришел в себя, сидели прямо на полу, привалившись к стене. Те, кто мог самостоятельно ходить, под присмотром Назаренко брели в сторону гримерок, подальше от опасности. А вот тетя Паша поле боя покидать не собиралась. С самым воинственным видом она крутила допотопный рычаг, пытаясь вручную закрыть занавес на сцене. «Всю механику заклинило, — объяснила Корица смысл действий Старосты подъезда, — но, если сцену задернуть, выйдет какое-никакое, а прикрытие. Ты, Рита, бери сейчас Александра Васильевича, и вместе оттащите в более безопасное место Крапиву с Сильвестром. Обязательно найдите их палочки — нужно разбить Огненную жемчужину, только своими силами мы не обойдемся — энергии не хватит. И, пожалуйста, осторожнее!»

Маргарита, страшно польщенная тем, что Корица разговаривает с ней как со взрослой и даже в каком-то смысле поручает ей Александра Васильевича, посмотрела на режиссера. Тот выглядел растерянным, но лишних вопросов не задавал, то и дело потирая запястья, на которых ясно проступали красные полосы от ремней. Иллюминация внутри пирамиды потухла, теперь ее стеклянная поверхность переливалась отраженными сполохами, которые шли из раскуроченного зала, где развернулось настоящее световое побоище. Похоже, пока силы были равны. Светящийся куст-афелиум, возрожденный Жемчужиной, стойко отражал натиск и льва Георгия, и дракона Че. Он обхватил обоих стеблями-щупальцами, содрогался, пульсировал, но не отпускал. Зато его прообраз — Большой Афелиум на срезанной верхушке пирамиды — не дрогнул ни одним листом и казался отлитым из металла. Зловеще поблескивала пентаграмма.

«А ведь все из-за тебя! — подумала Маргарита с нарастающей ненавистью. — Все из-за тебя, проклятый цветок! Получается, эта стекляшка, — она оглядела Огненную жемчужину, которая словно щитом прикрывала ненавистное растение, — увеличительное стекло и дает тебе дополнительные силы!»

Половинки тяжелого бархатного занавеса нехотя, со скрипом, ползли навстречу друг другу, отгораживая сцену от зала. Пригибаясь к полу, Маргарита двинулась к Крапиве — та лежала неподвижно рядом с правым ребром пирамиды; палочка, выпавшая из ее рук, закатилась под кресло-трон, но узкий носик торчал наружу.

Девочка посмотрела на бледное лицо Крапивы, и боль пополам с яростью сжала ее сердце; она еще раз кинула недобрый взгляд в сторону цветка. Александр Васильевич осторожно поднял женщину на руки, чтобы отнести за кулисы.

Огоньков становилось угрожающе много. Сбиваясь в стаи, зловредная пыльца с рокотом устремлялась к ближайшей движущейся цели. Сейчас мишенью стал Александр Васильевич. Как только он передал свою ношу народному артисту Назаренко, Маргарита сунула режиссеру в руки палочку Крапивы. Он скептически осмотрел оружие и принялся делать корявые выпады в сторону светящегося врага. Впрочем, это получалось у Александра Васильевича не так чтобы ловко — облачка напирали, облепляли руки, лицо, обволакивали ноги. Туго приходилось и Корице, которая защищала подступы к правой кулисе, не позволяя прихвостням Афелии добраться до освобожденных пленников. Пользуясь тем, что пока огоньки, занятые другими делами, на нее не реагируют, Маргарита начала пробираться к Сильвестру, лежащему на другом конце сцены. Золотистые облачка теснили ее бабушку все сильнее.

Вплотную подойти к Старьевщику девочке поначалу было просто боязно. Так близко окровавленных людей она не видела ни разу. «Сильвестр, Сильвестр, открой глаза», — просила Маргарита, с трудом переворачивая на спину товарища, из носа и ушей которого текла кровь. Она нащупала в кармане своей курточки платок и принялась вытирать другу лицо. Казалось, Сильвестр не дышал. Сердечко Маргариты зашлось от жалости, и на время она забыла об опасности и светящейся пыльце. Но странное дело: девочка ясно ощущала — рядом с жалостью в ней поднимается волна дикой ненависти к афелиуму. Никогда раньше такие противоположные чувства не вспыхивали в ее душе одновременно. А золотистые облачка между тем совсем облепили Александра Васильевича, забили ему нос, уши, глаза, и, ослепленный, он рухнул навзничь.

— Ну все! — прокричала Маргарита, оборачиваясь на звук падения. — Ну все! Она поднялась с колен, взяла Сильвестра за воротник фуфаечки и с превеликим трудом потащила к левой кулисе, затем бегом вернулась обратно. Ярость придавала ей силы. Рядом, подвывая, зависла стайка светлячков. Но пока агрессивной пыльцы было явно недостаточно, чтобы причинить ощутимый вред, Маргарита не обращала на светлячков ровно никакого внимания. Она зашла за пирамиду с той стороны, где Афелиум не прикрывала Огненная жемчужина, и направила свою волшебную палочку прямо на Короля цветов.

— Сдохни, проклятый! — прошептала девочка (от ярости у нее перехватило голос).

Тут же край площадки, на котором стоял цветок, взорвался фонтаном стеклянных осколков, будто в него попала граната, и Король-афелиум накренился…

Маргарите показалось, что она попала в кино с замедленной съемкой. Мучительно долго, неуклюже балансируя на краю разбитой площадки, горшок с цветком качался из стороны в сторону, наконец, будто нехотя, перевернулся. Король летел метелкой вниз, обрезая листья об острый край пирамиды, высекая стеклянные брызги, плюясь искрами. При ударе о сцену керамический горшок рассыпался вдребезги, черная земля комьями разлетелась вокруг, и Король беспомощно распластался на полу с надломленной метелкой, изуродованным стеблем и вывернутым корнем. Однако Маргарите этого показалось мало. Она встала над поверженным афелиумом, еще раз направила на него палочку и повторила: «Сдохни!» Тут замедленную перемотку ускорили: цветок молниеносно скукожился, почернел и… превратился в пепел — который мгновенно разнесло по сцене невесть откуда взявшимся сквозняком.

Вдруг стало совсем тихо, темно. Растворились, как будто их никогда и не было, облачка золотистой пыльцы. С улицы проник вой пожарных машин. Ясно различим сделался грохот сапог на лестницах. Маргарита сидела на полу сцены за задернутым занавесом и беззвучно плакала.

Двери в зал распахнулись, и с двух сторон хлынули потоки пены, вслед за ними ворвались пожарные в касках и, озадаченные, остановились. Они увидели перед собой абсолютно разгромленный зал, в центре которого озабоченно протирал круглые очки невысокий человечек с багровой царапиной во всю щеку. На голове у него красовалась помятая шляпа с широкими полями и опаленным белым пером. Одет мужчина был в зеленые бархатные штаны и зеленый же бархатный плащ, почти пополам разорванный вдоль спины. Рядом с ним переминался с лапы на лапу пекинес, наряженный отчего-то не в ошейник, а в причудливую сбрую с камушками. Сильно пахло дымом. Но никаких следов огня даже близко не наблюдалось.

— А где пожар? — удивленно спросил один из огнеборцев. — Ведь вовсю полыхало!

— Сценические накладки, — нашелся Че, водружая на нос очки и размазывая сажу по лицу, — неудачный пиротехнический эксперимент! Спасибо за бдительность, но ваша помощь не потребуется.

— Точно? — поинтересовался пожарный, недоверчиво изучая взглядом окружающую разруху.

Тут за занавесом, который так и застыл задернутым не до конца, что-то с грохотом упало.

— Держите вора! Я тебе покажу! — раздался истошный вопль. — Нет, ну что за безобразие! Стой, бродяга!

— Извините! — бросился на крик Че.

— Театр! — сплюнул на пол пожарный.

В глубине сцены, за стеклянной пирамидой мутузила кого-то тетя Паша. Подоспевшие на крик Маргарита, Корица и Камрад не смогли сдержать улыбки: пылая праведным гневом, женщина крепко держала за грудки вырывающегося Адениума. Вот только вся его вальяжность куда-то пропала. Да и дисгармонировала бы она страшно с его нынешним одеянием: де Сюр нацепил поверх своего костюма цветастый халат Старосты подъезда и ее тапочки-собачки.

— Нет, ну вы поглядите на него, люди добрые! Бигуди, и те спер! — негодовала тетя Паша, стаскивая с головы Адениума паричок с локонами, накрученными на допотопные парафиновые бигуди.

Тут Адениум изловчился и укусил женщину за руку. Она от неожиданности выпустила свою добычу. А потом размахнулась и со всей своей богатырской силой залепила де Сюру пощечину; тот упал без сознания.

— Ой, что же это я наделала? — немедленно раскаялась Староста подъезда, пытаясь привести Адениума в чувство.

Корица между тем склонилась над постанывающим Александром Васильевичем.

— А это еще кто? — вполголоса спросил у Маргариты герр Чертополох.

— Главный режиссер, друг бабушки, — пожала плечами девочка.

— Ладно, Георгий, потопали, — нахмурился Камрад, — приведем себя в человеческий вид. И заберем из тайника Мотылька с Перцовкой. Я их надежно спрятал в подвале.

ГЛАВА 45

в которой Маргарита, Че и Георгий попадают в квартиру Старушки Франкенштейн

Едва разочарованные пожарные уехали, к театру одновременно подкатили три машины: милиция, скорая помощь и журналисты. Александр Васильевич пришел в себя и с помощью Корицы отвечал на вопросы, сбивчиво рассказывая о двух столичных шарлатанах, которые не смогли грамотно рассчитать пиротехнический эффект. «Никто из зрителей не пострадал, — говорил он в камеру, прикрывая своим телом дверь в зрительный зал, — артисты отделались легким испугом». Че и Маргарита провели за кулисы бригаду врачей. Те измеряли давление недавним пленникам, оттягивая нижнее веко, внимательно всматривались в глаза и цедили в пластиковые мензурки сердечные капли. Очнувшиеся Сильвестр и Крапива сидели несколько в стороне от других, и их Камрад потчевал совсем другим лекарством из фляжки, приговаривая:

— Не морщимся, не морщимся! Спасибо нашей маленькой Маргарите, ведьмы и ее цветка больше нет. А нам нужно восстановить силы, а-а-ам!

— Ну и приложила нас мадам, — еле ворочая языком, сказал Сильвестр, — а оказывается, всего-то и надо было с самого начала — просто извести Главный цветок.

— Не могу поверить, — слабым голосом поддержала его Крапива, — почему же она его толком даже не охраняла?

— А по-моему, очень умный ход, — Че влил в рот торговки глоток зелья, — нет охраны, нет повышенного внимания. Но никто не сказал, что до спектакля вокруг Главного Афелиума не было специальной защиты. Протянул к Королю ручку, а ее — р-р-раз — дотла спалило!

— Но мы даже не попробовали этого сделать! — сокрушалась Крапива.

— И на старуху бывает проруха, — успокоил ее Че, — сейчас приходите в себя. Внешних повреждений вроде нет, оставляю вам свою заветную фляжку. А нам с Марго и Георгием нужно кое-что проверить.

И, взяв девочку под локоток, Камрад шепнул: «Пойдем-ка, разыщем директрису».

Дверь в кабинет Старушки Франкенштейн Чертополох открывал с превеликой осторожностью, будто опасаясь, что оттуда снова вывалится светящийся спрут. Но спрут не вывалился. Георгий переступил порог первым. В кресле, повернутом к окну, охала и возилась, как больная курица, только Лилия Филадельфовна.

— Давайте мы отвезем вас в больницу! — немедленно бросился к божьему одуванчику Камрад.

— Нет-нет, — слабо улыбнулась она, с удивлением рассматривая темные очки, которые держала в трясущихся пальцах, — я хочу домой… если можно. Я покажу, куда.

Че подмигнул Маргарите, легко подхватил старушку и чуть ли не на вытянутых руках понес к выходу из театра. Девочка предупредительно распахнула перед ними стеклянную дверь на улицу. Оглядев шеренгу припаркованных у театра машин, Че уверенно направилась к роскошному авто Афелии. В отличие от хозяйки, после смерти Короля цветов машина в воздухе не растворилась.

Более того, дверца ее сама собой приветливо распахнулась. Но Маргарита сегодня на мелкие чудеса уже внимания не обращала.

— Куда прикажете? — поинтересовался Че, усаживаясь за руль, после того как заботливо устроил на заднем сиденье Нашу Лилечку. Та слабо махнула рукой в направлении центра.

— Понял, — с улыбкой кивнул Камрад, — Маргарита, Георгий, садитесь впереди.

Всю дорогу Лилия Филадельфовна выглядела очень больной, но до дверей квартиры дошла самостоятельно. Чертополоху, правда, пришлось повозиться с ключами и замком, потом он долго нашаривал выключатель. А когда вспыхнул свет, Франкенштейн опять чуть не упала, споткнувшись о гоночный велосипед в прихожей. Ее квартира выглядела так, будто в ней жили сразу две избалованные девочки-подростка, правда, из разного времени: красная электрогитара соседствовала с патефоном, на трубе которого болтался носок, а шляпка из выцветшей соломы валялась на полу рядом с кедами. На стенах постеры «Ранеток» в рамах висели вперемежку с фотографиями 50-х годов прошлого века. Там и тут лежали мягкие игрушки. Вот только мебель в главной, самой просторной комнате квартиры сиротливо жалась к стенкам, в центре на деревянном паркете мелом была нарисована пентаграмма — точная копия той, что украшала стеклянную пирамиду и горшок Короля-афелиума.

— Я думаю, пора все рассказать, Лилия Филадельфовна, — голосом строгого врача сказал Че, усаживая старушку-девочку на диван, половину которого занимал огромный плюшевый медведь, — а то, не ровен час, опять что случится.

— Только не это, — прохныкала директриса, стаскивая с головы бейсболку, — я же не знала, чем оно обернется. И потом, вы же понимаете, каково сознавать, что молодость уходит, и ты превращаешься в старую хрычовку. — Она всхлипнула, и слезинки закапали с ее подбородка за ворот футболки с Винни-Пухом. — У меня была только одна мечта — не поддаваться этой проклятой старости. Чего я только не предпринимала, каких только средств не перепробовала! И пластические операции, и золотые нити, и здоровый образ жизни, и тысячу диет, миллион кремов. Грязи, пчелы, лечебные фекалии. Я не вылезала из салонов. Любая, любая новая разработка. Но время, гадство, куда сильнее нас, а тут… эта статья о Грише Садовнике.

— Та, где он говорит, что открыл секрет мгновенного воплощения желаний? — уточнил Че.

— Ну да, я помчалась к нему немедленно, хотя было уже темно. Нелучшее время для визитов. Мой «альфа-ромео» едва не застрял в этом дурацком парке. В каморке Гриши горел свет, я постучалась, никто не ответил. Дверь была открыта, я ее толкнула, и там… — Франкенштейн всхлипнула.

Камрад пошарил по карманам и вытащил еще одну фляжку.

«Сколько их у него?» — подумала Маргарита, наблюдая, как Чертополох наливает темную жидкость в стакан, который стоял тут же, у диванной ножки.

— Там, — продолжила Наша Лилечка, машинально выпив предложенное, — у стены лежал Гриша, и никого, только перед ним в горшке этот… цветок.

— Афелиум? — подсказал Камрад.

— Тогда мне еще никто не сказал, как он называется, — огрызнулась Старушка Франкенштейн. — Просто цветок в горшке, довольно аляповатом горшке, кстати. Понимаете, я была взбешена тем, что этот садовник умер и ничего мне так и не рассказал. Меня как будто обманули, жестоко обманули. Вы понимаете?

— Думаю, нет, — отозвался Чертополох строго. — Вы проверили, может быть, Грише на тот момент еще требовалась помощь?

— Куда там, — поморщилась девочка-старушка, раздосадованная тем, что ее отвлекают от главного, — он был абсолютно мертв. Один из моих мужей заведовал поликлиникой, я знаю. Я осмотрелась в этом гадючнике. Прошла из оранжереи в его комнатку. Там поверх всякого хлама валялись блокнот и страница из книги. Лежали так, будто их недавно читали. Ну я их прихватила на всякий случай и… цветок. А вот зачем я взяла это дрянное растение — объяснить сейчас не смогу. Оно ведь мне и внешне-то не очень понравилось. Даже каким-то противным показалось. Нескладным уродцем, совершенно не стильным. Вернулась домой, полистала на ночь блокнот. Абракадабра какая-то, формулы. Цветок в комнате стоял. Я заснула. И увидела странный сон. Будто присело ко мне на краешек постели нелепое существо — то ли зеленый марсианин, то ли здоровая такая ящерица, которую зачем-то поставили на задние лапы. Гребень у нее начинался со лба и шел по всей спине, хвостом, что ли, заканчивался, но глаза красивые, немножко наискось, большие, такого цвета… как… ну вот тот мой шарфик.


Цветник бабушки Корицы

— Бирюзового, — подсказал Че, проследив, куда указывала рука Франкенштейн.

— Да-да, бирюзовый, совсем я после этого… происшествия память потеряла, — кокетливо поглядела на Чертополоха Наша Лилечка, видимо окончательно придя в себя, — ну это существо мне и сказало, что знает секрет Гриши Садовника и мне его откроет, только я должна сделать все так, как написано на третьей странице блокнота. Дождаться девяти часов вечера. Начертить пентаграмму, в центр поставить афелиум, произнести слова и мысленно представить себе, как хочу выглядеть, какой хочу быть. Вот тогда я и узнала, как цветок называется. И это чертово имя просто врезалось мне в память. Сон был таким реальным, будто и не сон вовсе. Утром я первым делом к блокноту кинулась. На третьей странице действительно что-то вроде инструкции, не без труда я разобрала каракули этого садовода. Меня натурально начало лихорадить… Еле указанного времени дождалась. Пентаграмму очень тщательно перерисовала, но… будто что-то пошло не так. Помню, я сказала те слова, помню ослепительную вспышку света, искры — и дальше… я ничего не помню. Вплоть до сегодняшнего дня, когда очнулась у себя в кабинете.

— И Афелию Блюм не помните? — недоверчиво спросил Че.

— А кто это? — искренне удивилась директриса.

— И спектакль-мистерию? Ничего, что зал театра вдребезги разнесли и всю труппу чуть на тот свет не отправили?

— Да вы о чем? — Из глаз старушки снова потекли слезы, и голос стал совсем детским. — Вы меня путаете. Я просто хотела… Я хотела чуть-чуть продлить свою молодость, сохранить красоту, хотела, чтобы меня дольше любили.

— А вы не знали, что людей любят еще и за то, что называют «внутренней красотой», «мудростью», «прекрасными душевными качествами»? — вдруг вполне человеческим голосом спросил пекинес, бросив прикидываться бессловесной собачкой.

Плаксивая гримаска на лице старушки застыла как приклеенная, нижняя челюсть отвисла.

— Что? — пролепетала она.

— Ничего, — невежливо ответил герр Чертополох, — думаю, вы должны подписать вот эту бумагу и завтра же уехать отдыхать в теплые страны месяца на два. Вам нужно погреться на солнышке. — Камрад ловко достал из своего саквояжа («Когда он успел его пронести?» — удивилась Маргарита) папочку и ручку. — Вот здесь! — строго приказал он.

— Конечно-конечно, — покорно согласилась Наша Лилечка, боязливо косясь в сторону Георгия.

— А где тот листок и блокнот, который вы взяли в оранжерее Гриши Садовника? — очень строго спросил Камрад.

— Пусть девочка посмотрит вон там.

Маргарита выдвинула ящик кокетливой белой тумбочки с позолотой.

— Там только листок из книги, больше ничего, — рапортовала она Че.

— Бери что есть, — отозвался он. — А мы уходим. Лилии Филадельфовне нужно прийти в себя, завтра она отбывает в Турцию.

— Ведь так? — вместо прощания грозно тявкнул пекинес.

— Конечно-конечно, — опять с готовностью повторила старушка, и по щекам ее покатились слезы.

— Кстати, Лилия Филадельфовна, а какой вы всегда видели себя в мечтах? — спросил, выходя в прихожую, Че.

— Да уж не такой пигалицей, — донеслось из комнаты. — Высокой натуральной блондинкой, с таким немного хрипловатым голосом. А что?

— Ничего, — ответил Че и пребольно споткнулся о велосипед, — собирайтесь в Турцию.

Друзья ехали домой по почти безлюдному городу. Похолодало, ветер на обочинах завивал в смерчи снежную крупу. Че взглянул на часы, вмонтированные в приборную доску машины Афелии.

— Третий час ночи, однако. Маргарита, свяжись с Корицей.

Девочка достала ключ, болтающийся на груди, дунула в него.

— Они еще в театре, — сказала она через некоторое время, — Крапива и Сильвестр окончательно пришли в себя, бабушка просит заехать за ними. Александра Васильевича уже увезли домой.

— Вот и хорошо, — поморщился Че.

— Я не поняла, — невпопад сказала Маргарита, — получается, директриса действительно не помнит Афелию?

— Думаю, да, принцесса, — ответил ей задумчиво пекинес. — Она по неосторожности выпустила в мир существо, которое послужило причиной смерти Гриши Садовника, и сама стала жертвой, точнее, заложницей этого создания. Внешность Афелии — только личина, грубая калька с фантазий Нашей Лилечки, маска, скрывающая неизвестные нам силы. А силы, судя по сегодняшней схватке, были о-го-го. Боюсь, Лилия Филадельфовна погибла бы после спектакля.

— Даже жалко ее, — протянула девочка, сонно потирая глаза. Она пожалела бы директрису куда сильнее, если бы в этот самый миг увидела старушку еще раз.

Оставшись одна, Наша Лилечка решила переодеться, стянула с ног шелковые носки и замерла, раскрыв рот, в ужасе уставившись на свои ноги. На каждой не хватало мизинца; их Афелия в свое время бросила в пасть Росянке. Тоненько поскуливая, Лилия Филадельфовна опустилась на диван…

— Зато теперь Наша Лилечка наконец-то повзрослеет, — рассуждал между тем в машине Че. — Знаешь, Марго, чем хорошие взрослые отличаются от избалованных детей? Умением думать не только о себе, но и об окружающих. Навряд ли Франкенштейн попала бы в такую неприятную ситуацию, если бы ее волновало хоть что-то, кроме собственных желаний и фантазий. Некоторые старятся даже не начав взрослеть. Милая директриса — старый ребенок пяти лет, который знает только свое «хочу!» и все. А это как раз та дорога, на которой человека и караулят монстры типа нашей Афелии.

— Придется нам еще раз навестить оранжерею Гриши, — сказал Георгий, — только на этот раз с твоим волшебным фонарем, Че. Иначе мы никогда не найдем концов.

— Ради бога, — отозвался Камрад, — но только завтра: на сегодня, по-моему, впечатлений достаточно. Вы заметили, кстати, что нам еще ни одного рекламного щита или афиши с изображением афелиума не попалось? Даже странно, я вроде как привыкать начал. Но — корень зла уничтожен, и чары рассеялись!

Глаза у Маргариты слипались. Ее укачивало. Будто сквозь вату она слышала, как Че с Георгием обсуждали подробности и детали спектакля-побоища: «А она как кинет — как встанет, нет, я не ожидал, а мыши-то, крысы-то, но кто знал, что Огненная жемчужина, если бы не Маргарита, — какая молодчина! А мы еще не хотели брать ее с собой. Без девочки и непонятно бы как управились! Достойная растет смена Корице».

Но последнего комплимента «молодчина» уже не услышала. Свернувшись клубочком, она мирно посапывала на заднем сиденье.

ГЛАВА 46

в которой Маргарита самостоятельно печет блины для всей компании, и друзья узнают настоящее имя Афелии Блюм

И сон девочке снился самый удивительный. Маргарита понимала, что она совсем маленькая (то есть гораздо меньше себя сегодняшней) и почему-то открывает глаза в фургончике, который запряжен лошадьми и едет по горной дороге. Справа, если повернуть голову, крошечное окно, в него видны крупные звезды. Впереди, на козлах, за тонкой стенкой фургона сидят двое взрослых, они правят лошадьми, и один рассказывает другому:

— По уму, надо бы назвать ее Корицей. Ведь так звали ее прапрапрабабушку, которая появилась на свет в те времена, когда за подделку шафрана легко могли сжечь на костре или закопать живьем в землю, ей-богу. И люди вели из-за пряностей настоящие войны. Перец ценился дороже золота, целые экспедиции снаряжали для поисков далеких островов, где растут ванильные рощи. Редкие сорта корицы незазорно было дарить самим королям!

А ушлые купцы, как могли, завышали цены на пряности. Однажды летом, для того чтобы создать искусственный дефицит, они сожгли в Амстердаме четыре тонны мускатных орехов, гвоздики и корицы. Почему, спрашиваешь? Да потому, что ценно то, что редко. Дымило — страшно сказать. Огромное желтое облако поплыло над Европой. И как оно пахло! Как пахло! Удивительный аромат! А по дороге как раз кибитка бродячих артистов ехала, и прапрапрапра, словом, мама первой Корицы, была беременна. Она неустанно молилась Богу, просила, чтобы все прошло благополучно, просила здоровья для себя и своего ребенка.

И тут, представляешь, их кибитка попала в полосу аромата, и прабабушка, которая ничего не знала о пряничных войнах, решила, что чудесный запах — знамение свыше. Они остановили повозку, встали на ночлег, и той же ночью родилась девочка. Было жарко, звезды висели низко, и пряностями пахло — мама моя! Но новорожденная малышка не заплакала — просто улыбнулась и чихнула. Это была первая Корица. Прапрапра обладала чутким обонянием, и в запахе, который куполом окружал ее во время родов, различила три основных компонента: корицу, гвоздику и мускат. Она поклялась, что именно так будут звать всех детей, чей род пойдет от малышки. С тех пор и повелось: если в роду рождалась девочка, ее называли или Корица, или Гвоздика. При этом соблюдалась очередность. То есть так: Корица, Гвоздика, Корица, Гвоздика. Мальчиков называли всех как один — Мускатами. Но говорили, что самыми восприимчивыми к волшебству оказывались именно Корицы…

Взрослые на козлах замолчали. Фургончик мерно покачивался, и во сне, глядя на звездочку, которая то пропадала, то появлялась за остроконечными верхушками деревьев, Маргарита уснула еще раз. При этом она подумала: как здорово — уснуть во сне, и еще подумала — меня, наверное, зовут Корица.

А потом уже в том сне, который снился ей во сне, она видела трогательного пони в лентах. Он катал детвору вокруг маленькой площади. Мама Маргариты-Корицы ходила над этой площадью по канату, а папа показывал фокусы.

Проснулась девочка в своей кровати с ощущением счастья. За окном серел рассвет. Перцовка возилась в клетке на полу, и очертания Мотылька угадывались в складке штор. «Стоп! — подумала Маргарита. — А как я тут вообще оказалась? Мы ехали на машине Афелии от Нашей Лилечки. Должны были забрать бабушку, Сильвестра и Крапиву из театра».

Она тихонько встала, заглянула в комнату к Корице. Крапива и Евгения Дмитриевна спали на большой кровати. Старьевщик и Че в другой комнате оккупировали диван.

Маргарита выбралась на кухню. Пекинес дремал в кресле на своей любимой атласной подушечке в гордом одиночестве.

Стараясь двигаться как можно осторожнее, девочка зажгла настольную лампу и шепотом произнесла: «Уважаемая кухонная утварь! Вчера все очень сильно устали, давайте мы не будем шуметь, а тихо-тихо приготовим завтрак. Напечем блинов».

Она достала большую плошку, где обычно бабушка замешивала тесто, банку с мукой. В холодильнике отыскалось три яйца, немного молока. Вентиль-тугодум на газовой плите повернулся без всяких капризов, расцвел синий цветок газа. «Спасибо!» — мысленно поблагодарила Маргарита. Блинная сковородка не показалась ей такой тяжелой, как обычно, и первый блин получился совсем не комом, а почти таким, как у Корицы. Может быть, чуть-чуть потолще. Дальше все пошло как по маслу. Маргарита настолько увлеклась, что не заметила, как открыл глаза Георгий. Понаблюдал за ней недолго, потом зажмурился снова.

Когда стрелки кухонных часов показали 11.00, дверь распахнулась, и на пороге появилась заспанная Корица. Она куталась в симпатичный клетчатый халат, глядя в полном изумлении на стол, где дымилась горка блинов и паром исходил кофейник. Вскоре все сидели за завтраком.

— В тесноте, да не в обиде, — пошутил Че, который к блинам Маргариты достал из своего саквояжа «самое лечебное на свете лакомство» — мед с соком чертополоха.

— Волшебно, — блаженно жмурился Сильвестр, — мало того что вкусно, с каждым кусочком я чувствую, как возвращаются ко мне силы. И вот уже мы с Крапивой готовы в деталях выслушать рассказ о том, что наши товарищи видели в доме Старушки Франкенштейн и что, как нам кажется, прольет свет на эту весьма запутанную историю.

Когда Че закончил отчет, пекинес вздохнул:

— Я всегда говорил, что людям неподготовленным связываться с колдовством слишком опасно, потому что силы, которые они вызывают, очень трудно контролировать.

— Особенно сейчас, — принялся развивать свою любимую тему Камрад, — когда и обычных нормальных ингредиентов для простого зелья достать невозможно. Все с какими-то примесями, экологии никакой. Вот, похоже, и наша Афелия Блюм — настоящий мутант. Кстати, Маргарита, что за листочек ты обнаружила в тумбочке, прочитай-ка нам.

— Сейчас. — Девочка вышла в коридор, нашла в кармане сложенную вчетверо страничку, вырванную, по всей видимости, из книги, вернулась и громко принялась читать: — «Афеляндра оттопыренная. Семейство акантовых. Родина — Центральная Америка. Вечнозеленый низкорослый кустарник с декоративными пестроокрашенными листьями. Листья крупные, расположены супротивно». Это как? — обратилась она к присутствующим.

— Ну, значит, друг против друга, — пояснил Георгий, — читайте дальше.

— «На светло-зеленом фоне листовой пластинки выделяются яркие белые полосы, создавая четкий белый орнаментальный рисунок. Цветки желтые, собраны в колосовидные соцветия четырехугольной формы. Плод — двугнездная коробочка; в каждом гнезде по два семени. Старые растения недекоративны, вытягиваясь, теряют нижние листья. Поэтому афеляндру ежегодно возобновляют черенкованием».

— Но на картинке, — вмешался Сильвестр, рассматривая листок, который Марго положила на стол, — наш любимый афелиум.

— Теперь ясно, почему я никак не мог вспомнить название цветка, — задумчиво протянул Георгий, — они его подменили.

— Кто? — не поняла Крапива. — Гриша Садовник? Старушка Франкенштейн? Сама Афелия?

— Я думаю, мадам, — фыркнул Че, — никакой наш Король цветов не афелиум, а генно-модифицированная морковка, роза с клешнями, зеленый хрен. Ее величество Афеляндра оттопыренная.

— А по-моему, очень подходящее для нашей Блондинки имя, зря она псевдоним взяла, — усмехнулась Крапива.

— Продолжим сопоставление фактов, — урезонил весельчаков Георгий. — Все началось с Гриши Садовника. Страничку-то Лилия Филадельфовна взяла у него в каморке, так же как и бесследно исчезнувший блокнот с заклинаниями и формулами. Пытаясь воплотить свои мечты в реальность, наш фантазер создал существо, которое его в конце концов и убило. Неизвестно еще, как бы все обернулось, какие бы формы приняло, не окажись цветок совершенно случайно у старушки Франкенштейн. Здесь существо, назовем его пока для удобства «дух цветка», вышло из-под контроля. Теперь ясно, почему Блюм старушку сразу не уничтожила. Она смогла бы избавиться от нее, только достигнув определенного уровня довоплощения. Ну, как любой паразит в животном или растительном царстве, нуждается в своей жертве, соками которой питается. Грубо говоря, Блюм была чем-то вроде личинки, которая, накопив достаточно питательных веществ, превратилась бы в самостоятельное насекомое.

— А после коллективного убийства, — подхватила Корица, — последовал бы такой выброс энергии, что Афелия смогла бы стать самостоятельным и могущественным существом без всяких Росянок и Старушек Франкенштейн. Они были для нее чем-то вроде дополнительных батареек.

— Однако нельзя не отдать должное изобретательности мадам, — вмешалась Крапива, — если Блюм была вампиром, которому требовалась не кровь, а энергия, то каким изящным способом она заманивала своих жертв! Какой размах — на кастингах люди в очередь стояли! Молодец! Ваш товарищ из румынского замка обзавидовался бы!

— А вот это я и называю в нашем деле эффектом «генно-модифицированной морковки», — мрачно заметил Че. — Эпидемии стали модными как никогда, и совершенно не поймешь, чем может обернуться самое незамысловатое колдовство. Такое впечатление, что болеть в одиночку людям стало просто скучно, а вот всем гуртом — в самый раз! «Ах, милочка, — передразнил он неизвестно кого тонким противным голосом, — у меня совершенно удивительная, абсолютно редкая, потрясающая форма тупоумия!» Я давно хочу изобрести зелье, которое активизирует в человеческом мозгу умение мыслить самостоятельно! А теперь, друзья мои, собирайтесь! Мы отправляемся в парк. Поедем туда, где все началось. В оранжерею Гриши Садовника. Кстати, Женя, — добавил он чуть более небрежно, чем следовало бы, — вчера я заставил Нашу Лилечку отречься от престола. Она подписала заявление об уходе на пенсию, а своим преемником назначила твоего друга, Александра Васильевича.

ГЛАВА 47

в которой с помощью волшебного фонаря многое становится понятным

По дороге, в машине, опять обсуждали бой-премьеру. Хвалили Крапиву за отлично выдрессированных крыс и летучих мышей. Радовались, что выбрали грамотный способ подобраться к пленникам: правее пирамиды в полу находился люк, который вел под сцену. За кулисами со стороны коридора попасть в это пространство можно было через едва приметную дверь, чем Корица, Крапива, Сильвестр и Маргарита и воспользовались. Отдельно отметили красоту боевых превращений Георгия и Чертополоха, а также самоотверженность Корицы. Долго говорили о магической силе Огненной жемчужины, которую теперь, конечно, можно будет использовать и в мирных целях (волшебную линзу при помощи пожарных аккуратно сняли и спрятали в подвале театра). Но особенно хвалили Маргариту.

— Если бы не она, — улыбался Че, который по-прежнему вел машину, поскольку Крапива была еще слаба, — не знаю, как бы мы справились. Спрут-афелиум после того, как вынырнул из-за линзы, стал чудовищно силен. А девочка проявила интуицию, достойную ее бабушки. Действовала как настоящая маленькая Корица!

Тут Маргарита вспомнила сегодняшний сон и хотела было рассказать о нем сидящей рядом Евгении Дмитриевне, но решила оставить на потом. К тому же Георгий, выглянув в окно, сказал:

— Приехали!

— А вы заметили, что деревья растут здесь гораздо гуще? — спросила друзей Крапива, когда, оставив машину в начале аллеи, они еле приметной тропинкой двинулись к сторожке Гриши Садовника. — Из одного корня по два-три ствола? Даже жутко немного, будто к логову ведьмы подбираешься. Готова поспорить, что летом бледные поганки растут здесь исключительно кругами! {42}

— Не знаю, не замечала, — улыбнулась Корица, — знаю только, что Гриша отлично понимал души растений.

— Настолько, что умудрился состряпать парочку настоящих монстров! — съязвил Сильвестр.

— Я думаю, тут произошла какая-то ошибка, — не сдавалась Корица, — он, конечно, был странным человеком, но злодеем его назвать трудно.

— А вот сейчас и проверим, — примирительно сказал Че, направив волшебную палочку в сторону небольшого сугроба, завалившего дверь сторожки. Как и в прошлый раз, у «Аттракциона невиданной щедрости» пошел, разбрасывая в разные стороны снег, невидимый дворник. Появилась свеженькая тропинка. Амбарный замок на двери удивленно раскрыл ржавую пасть.

— Где лучше установить волшебный фонарь? — спросил Че, входя и осматривая каморку с оранжереей. Царившее здесь запустение только усилилось с тех пор, как сторожка послужила друзьям укрытием от погони. Остро пахло старым деревянным домом, который давно не топили и толком не проветривали.

— Я думаю, вот тут, напротив того места, где у стены лежал Гриша Садовник, — распорядился пекинес.

Пока Камрад возился со своим саквояжем и налаживал аппарат, благодаря которому Маргарита в самом начале их знакомства узнала историю Чертополоха, Сильвестр занялся печкой. Корица с Крапивой внимательно осматривали каморку: стол-верстак и книжную полку. Кое-какие тома и брошюрки бабушка Маргариты складывала в отдельный пакет. Георгий обнюхал пустую грядку, табличка около которой сообщала, что здесь когда-то росли саженцы афеляндры оттопыренной. К тому времени, как застрекотал волшебный фонарь, огонь в топке уже разгорелся, стало совсем уютно. Камрад втащил в оранжерею колченогое кресло, стул, банкетку. При помощи обнаруженной в предбаннике доски устроил что-то типа лавочки. Все расселись, и кино началось.

— Только учтите, — пояснил герр Чертополох, — аппарат начнет восстанавливать события в обратной последовательности и сначала покажет самые последние «ролики».

Заискрилось серебристое облачко, и, когда оно уплотнилось — Крапива, Корица, Маргарита и Георгий увидели самих себя. Их двойники на экране осматривали оранжерею.

— Это тот день, когда мы прятались здесь от Афелии! — восхищенно выдохнула девочка. — Значит, мы последние, кто тут был.

— Проматывай, — буркнул Георгий, — здесь все ясно.

К явному разочарованию Маргариты, двойники исчезли. Появилась Афелия. Судя по желтым и красным листьям на полу оранжереи, осень только начиналась. За окнами сгущались сумерки. В расслабленных движениях мадам сквозила растерянность и даже какая-то печаль. Не снимая темных очков, она бесцельно бродила из оранжереи в комнату, теребила листья еще зеленых растений. Зачем-то сорвала цветок бархатцев и, присев на бордюр, принялась машинально ощипывать его лепестки, повернувшись лицом туда, где когда-то лежал труп Гриши Садовника.

— Спасибо тебе, дорогой, — неожиданно произнесла она, усмехнувшись. — Нет ничего хуже, знаешь ли, чем быть таким недоделанным существом, как я. Ну вот кто я теперь? Какое-такое существо-вещество? Нелепая жертва твоих дурацких фантазий! А ты, вместо того чтобы довести дело до ума и сделать меня настоящей, поступил как подлый предатель! — Афелия отбросила в сторону общипанный цветок, встала и начала нервно расхаживать по теплице. Теперь она почти кричала: — Ты создал меня такой, какая я есть, а потом решил прикончить. Чтобы освободить место для второй модели, улучшенной и исправленной! А я-то, я — чем тебе не угодила? Ведь это теперь из-за тебя у меня внутри черный свищ, воронка, которая не дает мне покоя и все требует, требует топлива. Как голодный вампир, для того чтобы стать настоящей, я должна искать любовь, но уже в огромных количествах, потому что это любовь посторонних. Не кровь, а суррогат. Но я всем докажу, что меня можно любить — да еще как! Спасибо моей крестной мамочке, этой полоумной старухе в бейсболке. Ее фантазии и мечты доделали меня, проявили, как переводную картинку. Смотри, какая я стала и как многому от нее, точнее — через нее — научилась! Такие технологии тебе и не снились!

Афелия подошла к аквариуму, где росли саженцы росянки, ловко выдернула один из них, подняла над собой — будто показывая кому-то.

— Вот это я превращу в настоящее чудовище! — мстительно сказала она, потом замолчала, сникла, медленно побрела к выходу. И Маргарите неожиданно стало жаль это существо, которое на миг показалось ей вовсе не опасным, а несуразным и жалким. «Может, мадам всего лишь никому не нужный ребенок? — подумала девочка. — Как те несчастные сироты, которых сдают в приют?»

В следующей «короткометражке» сияло-блестело лучезарное утро бабьего лета. Два молоденьких милиционера неуклюже топтались в оранжерее. Невысокий лысый человек в плаще склонился над трупом Гриши Садовника.

— Ясно, — говорил человек, — покойничек тут проводку чинил, вот и вдарило током.

— А бокалы и шампанское, товарищ следователь, да и костюм с галстуком? — возразил ему один из милиционеров. — Нарядно как-то для ремонта. Он, похоже, бабу ждал. Может, это она его «того»? Вот и на подъезде к хибаре следы от протекторов свежие, их эксперты сняли уже.

— Да мало ли кто к нему за рассадой ездил? — Следователь с досадой задвинул поднос и бокалы с бутылкой за плети вьюнка, подальше от посторонних глаз. — Сказано же: смерть наступила вследствие неосторожного обращения с электричеством, и — баста!

— Я как раз там бокалы и нашла! — воскликнула Маргарита.

— А вот цветка никакого и нет, — заметила Крапива, — наверное, Старушка Франкенштейн уже заезжала.

И точно, волшебный фонарь как раз выдавал картинку того вечера, когда дверь сторожки распахнула Наша Лилечка. Происходящее практически один в один совпадало с ее рассказом. Директриса стремительно вошла, увидела лежащего у стены Гришу, но совсем не испугалась, лишь хмыкнула, поправила на своей голове бейсболку и принялась внимательно осматривать помещение. Действительно прихватила с верстака блокнот и вырванную страничку, засунула в карман курточки, с трудом подняла горшок с цветком и, открыв дверь пинком ноги, удалилась.

— А сейчас, похоже, мы увидим самое главное, — торжественно сказал Че, — сам момент появления на свет госпожи Афелии.

В оранжерею из каморки вошел, насвистывая, Гриша Садовник. В белой рубашке, новом костюме, с безумно горящими глазами и встрепанной шевелюрой. Он торжественно нес на вытянутых руках поднос, где стояла бутылка шампанского, два высоких бокала и праздничного вида зажженная свечка. Но руки его предательски дрожали, было ясно, что он с трудом сдерживает сильнейшее волнение. Гриша водрузил свою ношу на зеленую травку около вьющейся гирлянды. Начертил на дощатом полу хорошо знакомую друзьям пентаграмму и еще более торжественно установил в ее центре горшок с афеляндрой оттопыренной, пока не переименованной в афелиум. Потом всплеснул руками, снова метнулся в каморку и вернулся с маленькой цифровой камерой, которую включил и направил на себя:

— Раз-раз-раз, — забормотал Гриша, глядя в объектив, — я должен запечатлеть это событие для истории. Такого человечество еще не знало! Как жаль, мамочка, что ты не дожила до этого момента. Ты бы порадовалась за меня. Сегодня главная мечта моей жизни осуществится. Это так странно — находиться всего в нескольких минутах от исполнения своих… грез. Мне никогда не нравилось слово «фантазия» — только «греза». Греза — она воздушна, она искрится, она все озаряет своим светом и наполняет смыслом. Та, что вот-вот появится на свет, будет грациозна, как сама греза. Девочка, родившаяся в цветке! Сколько лет в реторте моей души кипел этот образ, подогревался моей любовью, кипятился, исходил паром и искрами. Сколько книг я перечитал, в какие только дебри не залезал! Эльфы, покровители воздуха, царственные саламандры, живущие в огне, дриады — их свойства и качества должны были стать строительным материалом для Самой прекрасной. Много лет я смотрел на женские лица — и в мыслях перекраивал их, чтобы создать лицо своей возлюбленной. Я искал цветок, достойный своей мечты. И я его нашел, — тут Гриша перевел камеру на афеляндру-афелиум, — посмотрите, какой стройный стебель, какие гибкие ветви, упругие листья, как серебрятся его соцветия в лунном свете.

— Очень спорный вопрос, — пробурчал в этом месте герр Чертополох.

— Страшно ли мне? — продолжал между тем Садовник. — Нет, не страшно! Страшно жить без огня грезы, когда все лишается смысла. Но если твой путь освещен путеводным светом — нет ничего невозможного. И сегодня мы убедимся в этом!

Гриша, подперев камеру кирпичом, приладил ее на грядке, а сам быстрым шагом удалился в каморку и вернулся с двумя ретортами. В одной плескалась жидкость, напоминающая кровь, вторая будто полна была искристого, вихрящегося ветра. Гриша, левое запястье которого теперь перетягивал бинт, медленно, приговаривая что-то, вылил содержимое обоих сосудов в землю у корней афеляндры. Потом торжественно выпрямился, взял в руки камеру с грядки, направил ее в сторону цветка, приосанился и снова зашевелил губами. Зрачки его расширились.

— Читает заклинание, — шепотом прокомментировал Сильвестр, — вот только зачем он посторонний предмет в руки взял! Ох уж эти наклонности туриста! Сейчас же все испортит!

Чем дольше Садовник бормотал, тем сильнее цветок преображался. Он стал почти прозрачным, будто отлитым из стекла, и внутри стебля, от корней к макушке побежал, казалось, жидкий огонь. Стебель начал принимать очертания, отдаленно напоминающие женскую фигуру, у которой на голове, правда, еще лишенной лица, короной искрилась метелка. Остолбенев, Гриша во все глаза смотрел на происходящее. И тут его ослепило яркой вспышкой света: отделившись от соцветия афеляндры, вверх взмыло что-то типа шаровой молнии. Ударившись о потолок, оно шлепнулось на доски пола — и странное существо с переливчатой шкуркой, мелькнув длинным хвостом, юркнуло в зеленые заросли. Цветок, изрыгнув огонь, снова стал вполне обыкновенным, листья его поникли. Камера в руках Садовника заискрилась, и он еле успел ее от себя отшвырнуть: она полыхнула на прощание зеленым светом и бесследно исчезла.

«Там прибыло, здесь убыло», — прокомментировал Че.

А Гриша осел, схватившись за сердце, и, бормоча «нет-нет-нет», — раздвинул двумя руками гирлянду глицинии: из зеленого полумрака на него удивленно смотрели два огромных бирюзовых глаза, наискось поставленные на морде ящерицы.

Сначала Гриша онемел, застыл, как громом пораженный, потом, шепча: «Нет! Только не такая уродина», — попятился. Остановился, по его лицу текли слезы; вдруг оно исказилось гримасой, глаза засверкали, и с криком: «Я тебя породил, я тебя и убью!» — он устремился вперед. Ящерица, проявив завидную прыть, отпрянула. Однако Гриша успел ухватить ее за переливчатый хвост и дернул на себя, пытаясь вытащить. Тут отчаянно заискрило, Садовник вскрикнул и упал с раскрытым ртом, привалившись к стене.

— Вот те на, — удрученно протянула Корица, — похоже, просто имел место несчастный случай. Ничего себе Принцесса греза. Что это вообще за существо?

— Грезить надо осторожнее! — сказал Че.

— Отдаленно напоминает саламандру {43},— предположил всезнающий пекинес, наблюдая, как на экране из глубины оранжереи, раздвинув заросли, с грацией карликового тираннозавра рекса, крадучись, вышла на задних лапах ящерица. Передние неразвитые конечности выполняли функцию рук. Гребень, начинаясь с покатого лба, тянулся по всей спине, заканчиваясь мелкими зубчиками в районе гибкого хвоста.


Цветник бабушки Корицы

Она подошла к Грише, боязливо потрогала его лапками, села на пол, подвернув хвост калачиком, и из ее глаза выкатилась вдруг огромная слеза. Тут послышался шум подъезжающей машины. Ящерица встрепенулась, шкурка ее пошла переливчатыми сполохами, и вот уже — не ящерица, а струйка искристого газа — подплыла к цветку и исчезла.

— Спряталась, — сказала Крапива, — залезла в цветок, и сейчас ее заберет Франкенштейн.

— Н-да, — протянула Корица, — угол зрения меняется. В какой-то мере Гриша нес ответственность за это нелепое существо, которое создал. Афелия, по-моему, ни добра ни зла поначалу не различала. Только когда «сняла» фантазийную матрицу Франкенштейн, получила какие-то корявые знания и представления о мире. И была готова добывать любовь любой ценой.

— А ведь это не саламандра, — рассуждал вслух Георгий, — на эльфа, дриаду, сильфа или другое волшебное существо она тоже не похожа. Странный какой-то дух цветка, честное слово.

— Боюсь, секрет Гриши мы никогда не узнаем. Блокнот с записями и формулами безнадежно утерян. Да и никому не советую я подобное повторять. Думаю, он скрестил множество технологий, надеясь получить свою Дюймовочку, но что-то пошло не так, — почесал голову Че, — говорю же — никакой экологии. Вот где он вообще взял саженцы афеляндры? Кем и где они выращены, какой ерундой напичканы? К тому же, с моей точки зрения этот афелиум, точнее, афеляндра оттопыренная, совсем не симпатичная. И эти выходки с камерой. Повторяю, у парня был дурной вкус.

— Любовь зла, — улыбнулась Корица, — очень трудно понять, почему мы выбираем одно, а не другое. К тому же, говорю, Гришу всегда привлекали самые экзотические растения. А это еще и родом из Центральной Америки.

ГЛАВА 48

Последний праздничный ужин

Когда вышли из сторожки, Сильвестр с Крапивой принялись прощаться.

— Вы поезжайте домой, — сказали они, — а мы пешочком, нам надо проверить свой «Аттракцион невиданной щедрости». Забрать машину со стоянки. Да и вещички пора собирать, дело-то, похоже, закончено.

— Вы уезжаете? — опечалилась Маргарита и подняла глаза на Че и Георгия.

— Ну не прямо сейчас, — пробурчал песик, глядя в сторону.

— Сперва, в любом случае, нас ждет прощальный праздничный ужин, — сказал Камрад и зашагал по тропинке к машине.

Вскоре Маргарита, старательно контролируя свои мысли, чистила на кухне картошку. За окном падал пушистыми хлопьями снег. Совсем как в тот вечер, когда девочка впервые увидела в круге света под фонарем веселого человечка в круглых очках. Че достал из саквояжа стеклянную банку с заготовленной впрок кашицей чертополоха. Тут только Маргарита подумала, что на кухне нет ящиков с рассадой.

— А те растения я, сразу как из театра вернулись, пустил на заготовки, — прочитал ее мысли Камрад и встряхнул банку, — зачем добру пропадать? Кстати, часто ли в гостях у бабушки бывает этот Александр Васильевич?

— Часто, вот и сегодня придет, — пожала плечами Маргарита, сожалея, что не может в ответ заглянуть в мысли Че.

— Придет, говоришь? — недобро сощурился Камрад. — Давай сюда картошку, поставим ее на огонь. Кстати, мы готовим суп-пюре из чертополоха. Очень изысканное блюдо.

Девочка и Че возились на кухне вдвоем, Георгий по сложившейся традиции дремал на атласной подушечке, Корица приводила себя в порядок. Тут у нее в комнате зазвонил телефон. Маргарита услышала, как бабушка говорила: «да-да, конечно» и, добавив «очень жаль», положила трубку. Камрад, навострив уши, ухмыльнулся. И, весело насвистывая, принялся чистить луковицу. Когда готовое картофельное пюре залили бульоном, добавили в него обжаренный лук с отварным чертополохом и поставили доходить на огонь {44}в кухню вошла Корица. В бледно-зеленом бархатном платье, которое очень гармонировало с ее рыжими волосами, сияя улыбкой, она прошла к столу и весело спросила:

— Доставать бокалы?

— Я сам! — расцвел Камрад и взмахнул волшебной палочкой.

Теперь кухонный стол, накрытый белой крахмальной скатертью, всем своим видом воплощал слово «праздник»: хрусталь бокалов и подсвечников, серебро столовых приборов, фарфоровая супница, затейливый соусник со сметаной, тарелка с гренками, букетики живых ландышей.

— А почему бокалов только пять? — удивленно подняла брови Корица.

— Потому что совсем недавно через ключ со мной связались Сильвестр с Крапивой, они получили срочный вызов и сейчас уже находятся на пути в другой город.

— Но… — расстроенно начала Маргарита.

— Тебе, дорогая, — повернулся к девочке Камрад, — они просили передать, чтобы ты почаще носила на шее ключик. Не исключено, что скоро, очень скоро они с тобой свяжутся.

— Вот и Александр Васильевич отказался прийти, — развела руками Корица, — сказал, что у него внезапно поднялась температура, и ее необходимо сбить до завтра, ведь в понедельник он вступает в должность директора театра.

— За это и поднимем первый тост! — предложил проснувшийся Георгий, около которого на специальном столике уже стояла отдельная мисочка.

И только в искристый хрусталь потекло бордовое шерри, как раздался звонок в дверь.

— А это тетя Паша, — пояснила Корица, — я думаю, она имеет полное право отпраздновать победу с нами.

— От нашего стола вашему столу! — громовым голосом приветствовала компанию Староста подъезда, выставляя на стол баночку с солеными груздями. — А то я этих заморских маслин не понимаю, свое надо любить, отечественное, своими руками собранное!

— Это верно! — согласился Че. — Экологически чистое, без всяких вредных добавок. Позвольте по этому случаю налить вам чего покрепче. Настойка на целебных травах, тоже собственноручно приготовленная! — И он плеснул ей в рюмку из отдельно стоящего графина.

Тетя Паша выпила, утерлась широким рукавом, по-гусарски крякнула, глаза ее заблестели — и больше в тот вечер не удивлялась ни говорящим собачкам, ни морским свинкам-эльфам, волочащим за собой по полу прозрачные крылья. Несмотря на свою строгость и любовь к порядку, Староста подъезда даже одобрительно поглядывала на дымо-драконов, которых запустил под потолок Че, едва все перешли к десерту, и Маргарита, чувствуя, что объелась, перебралась в кресло, взяв на колени Георгия.

— Спасибо за угощение, я пойду, — сказала тетя Паша сразу же после чая. — У меня дома раненый.

— Кто такой? — удивленно подняла брови Корица.

— Да тот, что мой халат стащил и тапочки. В бреду он. Все мамой меня называет, прощения просит, обещает исправиться. Мечется, болезный. Сейчас вот уснул, так я к вам.

— Да ты с ума сошла, Паша, это же Адениум. Он очень опасен! Пойдем к тебе скорее!

Через несколько минут вся компания уже была этажом ниже, в квартире Старосты подъезда. На стареньком диване, укутанный одеялом, с компрессом на голове тихонько посапывал де Сюр. Друзья выстроились подле. Тетя Паша возвышалась над всеми, горестно подперев щеку рукой.

— Ну-ка, поставь ему диагноз, Георгий, — вполголоса попросил Че.

Песик неуклюже вспрыгнул на диван и, как это часто делают кошки, улегся у больного в головах. Адениум даже не пошевелился. Георгий склонил к нему лопоухую морду.

— Значит, так, — заговорил песик, — все очень даже неплохо. Пережив глубочайший стресс, наш Мастер воплощений впал в детство, точнее, вернулся в ту точку, где еще не совершил главного преступления своей жизни и еще не выбрал зло. Если уважаемая тетя Паша будет за ним бережно и нежно ухаживать, она постепенно воспитает вполне доброго человека. И через какое-то время его «Мастерские мечты» смогут приносить людям ощутимую пользу. Главное — побольше нежности и внимания, нежности и внимания. Он совсем был лишен их в детстве, если не сказать хуже.

— Я что… я постараюсь, — разрумянилась Староста подъезда, — обижали его, видно, сильно в детстве, сиротинушку. — И она поправила компресс на лбу у Адениума.

Оставив тетю Пашу на боевом посту, друзья поднялись к себе. Маргарита снова забралась под плед и взяла на колени Георгия. Со своего места она внимательно наблюдала за бабушкой и Чертополохом. Казалось, тот стремился предупредить каждое движение Корицы, и она принимала его ухаживания с благодарностью. Вскоре зажгли свечи, и Маргарита снова вспомнила о несчастном одиноком существе, которое появилось на свет в каморке Гриши Садовника.

— Бабушка, — спросила она, — а если бы цветок попал тогда не к Лилии Филадельфовне, а к кому-нибудь ну… хорошему. Афелия могла бы стать другой? И всех этих событий бы не случилось?

— Не исключено, Рита, — Корица отпила из стакана глоточек шерри, — в мире так много странных совпадений. Но тогда, вполне возможно, ты никогда бы не познакомилась с Чертополохом, Георгием, Сильвестром и Крапивой.

— Вот этого бы мне ни за что совсем не хотелось. — Маргарите под пледом было тепло и уютно, она клевала носом, глаза ее слипались, будто смазанные жидкой карамелью, огоньки свечей медленно расплывались…

И вот она снова ехала в знакомой повозке, снова были видны в окошко звезды. Но на козлах уже сидели Чертополох и Корица.

— Значит, — спрашивал Камрад, — Маргарита до сих пор не знает, что она моя внучка?

— Нет, — отвечала Корица, — так же и ее мама никогда не видела своего отца…

— А почему ты мне ничего не сказала?

— Ты не спрашивал…

— Знаешь, я хотел бы остаться в этом городе навсегда, да и Георгий не против, вот только ты же знаешь — мы опять получили вызов. Сильвестр и Крапива уже уехали. Я и Георгий должны отправиться туда сегодня.

— Маргарита расстроится.

— Я думаю, ты все сумеешь ей объяснить.

— А я думаю, ты не опоздаешь с возвращением на несколько лет?

— Теперь не опоздаю.


Цветник бабушки Корицы

Голоса смолкли, пропали за топотом копыт. Маргарита хотела проснуться, броситься к Че, удержать его, но тут с удивлением увидела, как с неба прямиком в окошко ее фургона соскользнула горошина звезды, как покатилась она по дощатому полу — совсем небольшая и мерцающая. Вне себя от радости девочка соскочила с кровати и, путаясь в подоле ночной рубашки, дотронулась до нее пальчиком; звезда в ответ тихо зазвенела. И долго еще слышался ее хрустальный голосок из небольшой стеклянной банки, куда Маргарита с превеликой осторожностью опустила небесную гостью. Звезда не просто пела, она рассказывала: самые лучшие сказки из тех, что довелось ей увидеть с высоты…

Проснулась Маргарита в своей кровати. Уже рассвело. В клетке возилась Перцовка. Девочка подошла к ней и чуть не вскрикнула — свинка-эльф превратилась в самую обыкновенную морскую свинку. Крыльев у зверька больше не было.

— Бабушка! Бабушка, смотри! — закричала девочка.

В комнату вошла Корица, на которой поверх халата красовался клетчатый передник. Она вытирала мокрые руки кухонным полотенцем.

— Что случилось, Рита?

— У Перцовки больше нет крыльев.

— Но глаза-то по-прежнему голубые.

— А где Чертополох и Георгий, бабушка?

— Они уехали, — ответила Корица с грустной улыбкой, — но обещали обязательно вернуться. А тебе пора собираться в школу. Каникулы закончились.

На кухне вовсю шкворчала блинная сковородка и посвистывал чайник. А атласная подушечка была непривычно пуста.


Цветник бабушки Корицы

Пояснение от автора для самых любопытных читателей

1. Чтобы жареная картошка получилась с аппетитной хрустящей корочкой, нужно сперва хорошенько раскалить сковородку и масло на ней, а уже затем выкладывать предварительно почищенные, помытые и порезанные картофелины.

2. Рецепт «самых правильных блинов» бабушки Корицы таков. Нужно налить в глубокую миску два с половиной стакана молока, разбить три яйца, добавить соли на кончике ножа, одну (ни в коем случае не больше!) столовую ложку сахара. Все размешать (лучше вручную, а не миксером, уж непонятно почему, но так получается вкуснее). Добавить одну столовую ложку подсолнечного масла. Просеять через сито в эту смесь один стакан муки — и до-о-о-о-лго размешивать, чтобы в квашне не было комочков. И можно жарить блинчики.

3. Если капельки воды отскакивают от сковороды, значит, она накалилась, и на ней можно жарить блины, а картошка, как мы помним, получится с хрустящей корочкой.

4. Троянский конь — самая древняя и знаменитая воинская хитрость. Дело было так. Давным-давно из-за прекрасной гречанки Елены, которую похитил Парис, сын царя Трои, началась война. Греки долго не могли захватить город. Он был хорошо укреплен. Тогда они пошли на хитрость. Сделали вид, что уплывают. А у ворот Трои оставили огромного коня, которого построили из дерева. Один умный жрец предупреждал горожан, что такие подарки опасны. Но жители не послушались и втащили коня в город. Ночью из него вышли греки-воины, которые прятались внутри, открыли ворота, куда впустили вернувшихся тайком на кораблях товарищей, и захватили Трою. Отсюда пошла пословица: бойтесь данайцев, дары приносящих. Вывод: если недруг что-нибудь вам подарил, лучше проверить, что у подарка внутри.

5. Кофе можно варить по разным рецептам, как кому нравится. Главное, чтобы оно (или он) не кипело, и чтобы обязательно образовалась на нем шапочка-пенка. Тогда кофе сварено правильно. Вот для примера один рецепт. В среднюю по размерам турку положить 3–4 чайных ложки кофе и сахар. Залить холодной водой, поставить на конфорку, но не доводить до кипения. Пряности добавлять исключительно по вкусу. Можно кардамон, гвоздику, бадьян, мускатный орех, а корицу лучше настрогать в турку стружкой прямо с коричной палочки.

6. Прима — актриса, которая играет на театре (актеры говорят именно «на», а не «в театре») главные роли.

7. Травести — актриса, которая играет на театре роли детей.

8. Правило для детей, которые остаются одни дома: никогда не следует открывать дверь незнакомцам.

9. «Ригонда» — марка старинной радиолы, в которой было не только радио, но и проигрыватель для виниловых пластинок.

10. Пентаграмма — очень древний пятиконечный знак в форме звезды. Когда-то люди думали, что она оберегает от зла. Потом все чаще пентаграмму стали использовать в своих темных делах колдуны. С ее помощью вызывают духов.

11. Правило: чтобы не толстеть — надо есть меньше хлеба. Но есть суп все равно лучше с хлебом, так сытнее.

12. Пекинес (собачка фу) — маленькая пушистая собачка. Порода появились на свет очень давно, 2000 лет назад, в Древнем Китае. Пекинесов разводили в императорском дворце только для императорской семьи. Сады, где они гуляли и резвились, охраняли воины. Эти собачки очень умные, смелые и веселые. Они носили в зубах императорскую мантию, умели скакать на спинах лошадей. Вывозить пекинесов из страны было запрещено под страхом смертной казни. Собачки фу — большие гурманы, и чем попало их не накормишь. Самых больших пекинесов называли собаки-львы, средних — солнечные собаки, а маленьких — ручные.

13. Августейшее одеяние — одежда, в которую наряжались императрицы. В Древнем Китае они еще носили с собой крошечных пекинесов. Шерстка собачек должна была совпадать с цветом платья. Иногда пекинесов прятали в широких рукавах.

14. Картошка, фаршированная чертополохом, — совершенно реальный рецепт. Каждую картошку надо помыть и обрезать как пенек с углублением наверху. Туда будем класть фарш. Фарш делается очень просто: полстакана измельченных листьев чертополоха смешиваем с половиной стакана натертого на мелкой терке сыра, солим и перчим. Потом все выкладываем на блюдо, заливаем сметаной и ставим в духовку.

15. Пудинг — запеканка из муки, риса или какой-нибудь крупы со сластями, пряностями или фруктами. Очень вкусная еда, которую любят в Европе.

16. Бадьян — симпатичная пряность в виде звездочки. Дерево, на котором он растет, родом из Индокитая. Бадьян в молотом виде кладут в тесто для куличей или пряников. А еще звездочку можно выкрасить лаком для ногтей и наклеивать на фоторамки или использовать для других поделок — получается красиво.

17. Гренадеры — очень хорошие солдаты-гранатометчики, то есть метатели гранат. Они появились в Европе в XVII веке, особенно им удавался штурм крепостей.

18. Волшебный фонарь (еще его называли фантаскоп или «туманные картины») — аппарат для проекции изображений, популярный в Европе в XVII–XX веках. Сначала его использовали для увеселения знати, а потом и простого народа. «Маленькая машина, — писали про волшебный фонарь в одном словаре XVIII века, — которая показывает в темноте на белой стене различные призраки и разные чудовища. Таким образом, тот, кто не знает секрета, думает, что это делается с помощью магического искусства».

19. Салат из щавеля и чертополоха тоже вполне съедобен. Возьмите два стакана листьев чертополоха, обдайте их кипятком, щавеля нужно брать вполовину меньше. Все мелко порежьте и перемешайте. Отварите три некрупных картофелины и четыре яйца, порежьте их кубиками. Смешайте, полейте сметаной, посыпьте укропом, добавьте соль и специи.

20. В старину люди считали, что абсолютно все растения, одни больше, другие меньше, наделены волшебной силой. Обычный кактус, например, может защищать от краж. Укроп, хоть и слабенько, от нечистой силы.

21. Килт — мужская юбка из шерстяной, обычно клетчатой, ткани. В Шотландии, с ее дождливым климатом и гористым рельефом, килт был незаменим. Он давал свободу движений, согревал, быстро высыхал, чего нельзя было сказать о брюках. Ночью килт превращался в теплое одеяло. Когда в бою требовалась максимальная свобода движений, его можно было легко сбросить и нестись в атаку без штанов. Возможно, поэтому знаменитая битва шотландских кланов в 1544 году между Фрайзерами, Макдоналдами и Камерунами получила название Blar-na-Leine, что в переводе означает «Битва Рубашек». Сейчас килт шотландцы носят редко, скорее как маскарадный костюм — по большим праздникам.

22. Друиды — жрецы и поэты у древних кельтских народов. Они не только хранили и передавали из поколения в поколение героические предания и мифологические поэмы, но и лечить умели. Хотя есть мнение, что они были просто волшебниками.

23. Цирцея — могущественная колдунья, известная по греческим легендам. Она жила на острове Эя в прекрасном дворце. И несимпатичных ей мужчин превращала в животных, например в свиней, завлекая на богатый пир.

24. Одиссей — царь острова Итаки, мудрый, хитрый мифологический герой. В поэме Гомера он путешествует по морю, попадает в сложные ситуации, переживает много приключений и все равно, несмотря на трудности, пытается вернуться к себе домой, к жене и сыну. Это он придумал троянского коня. В честь него длительное путешествие еще иногда называют одиссеей.

25. Щи из чертополоха — пусть мама не пугается, это вполне питательный суп. Сначала нужно сварить обыкновенные щи. То есть опустить в кастрюльку с мясным бульоном капусту, картошку. Когда все слегка разварится, добавить обжаренный лук. И уже когда щи будут почти готовы, следует запустить в кастрюльку семь-восемь цветочных корзинок чертополоха. Через 15–20 минут их нужно вынуть и газ отключить. Щи можно подавать на стол, положив в тарелку сметану и кусочек отварного мяса.

26. Аббревиатура — слово, состоящее из первых букв или первых слогов других слов. Например: ТРЦ — торгово-развлекательный центр.

27. Шапокляк — вовсе не зловредная старушка из мультфильма, а складывающаяся шляпа-цилиндр, которую носили мужчины преимущественно в XIX веке. Они, как и положено по этикету, снимали ее в помещении, а чтобы удобно было держать в руках — складывали. «Шапо» — означает по-французски «шляпа», «кляк» — «шлепок сверху».

Шлепни по шапке — вот как еще можно перевести, смешная вещь, жаль, ее сейчас нигде не достать.

28. Мастер-класс: как раскрашивать волшебные палочки. Сейчас в магазинах продается много самых удивительных красок. Например, для стекла или для керамики. Любыми из них можно раскрасить волшебную палочку. Однако прежде чем приступить к делу, прочтите внимательно инструкцию на упаковке.

29. Зелье из чертополоха для уничтожения злых духов (сказочное). Ингредиенты: лаванда, мимоза, чертополох, родниковая вода. Инструменты: котел, чашка глиняная, ложка серебряная, нож магический, доска разделочная (фарфоровая или деревянная). Для начала необходимо добавить в глиняную чашку кристальной воды, после положить туда отмеренные с помощью серебряной ложки кусочки мелко порезанной лаванды; подождав, пока из этого получится что-то похожее на чай, следует начать резать на фарфоровой доске корневище чертополоха. Добавив настойку, надо поставить котел на медленный огонь и варить 20 минут, помешивая через каждый 7 минут по часовой стрелке. Окончательное зелье должно иметь серебристый оттенок. Когда от зелья отлетит пар, необходимо слить его в специальные сосуды и расставить их по комнате, откуда требуется изгнать злых духов. При этом не забудьте прошептать заклинание:

Лаванда, мимоза, святой чертополох,

Изгоните Зло, рассейте его во времени,

Пусть этот миг исчезнет навсегда.

30. Присушка из корней водяной лилии (одолень-травы) — если ты влюбился и хочешь, чтобы тебе ответили взаимностью, можно приготовить отвар из корней водяной лилии и дать его выпить тому, без чьей взаимности тебе свет немил. Но рецепт этот очень непрост, к тому же нужно тщательно соблюдать пропорции, иначе отвар получится ядовитым. Лучше не пробовать.

31. Рисовая сладкая каша. А вот это совсем другое дело. Не только безопасно, но и страшно полезно. Возьмите стакан риса, тщательно промойте. Залейте двумя стаканами воды. Когда крупа (а рис это крупа) разварится, добавьте три больших ложки сгущенного молока или полстакана, а то и больше обычного молока. Здесь нам никак не обойтись без сахара, который, как и сливочное масло, в кашу надо класть по вкусу. Затем еще немного поварите, снимите с огня и накройте крышкой.

32. Салат из чертополоха с сыром — просто и вкусно, наверное. Стакан листьев чертополоха нужно очистить от колючек и отварить в течение десяти минут. Мелко покрошить. Смешать с половиной стакана тертого сыра, заправить (что значит «добавить») майонезом или сметаной.

33. Алхимики — ученые люди, которые в Средние века, то есть лет 500 назад, пытались совместить научные химические опыты с волшебными таинствами. Самого знаменитого звали Парацельс, а имен у него было несколько, первые звучали довольно весело: Теофраст Бомбаст. Главной мечтой алхимиков было научиться превращать обычные металлы в благородные и ценные, например — свинец в золото. Предания утверждают, что кое у кого это получалось, хотя точных документальных свидетельств об этом нет. Наиболее важным препаратом, способным творить чудеса, к получению которого стремились все алхимики, считался «философский камень», именовавшийся также красным львом, великим эликсиром, панацеей и жизненным эликсиром. Это средство должно было не только облагораживать металлы, но и служить универсальным лекарством. Раствор его, так называемый золотой напиток, мог будто бы исцелять все болезни, омолаживать старое тело и удлинять жизнь. Попутно алхимики совершили много полезных открытий в науке.

34. Дриады (не путать с друидами!) — нимфы, сказочные существа, духи деревьев, которые их охраняют. Некоторые рождаются вместе с деревом и умирают вместе с ним. Сильфы — духи воздуха, легкие, воздушные, с крылышками, бывают мужчинами, бывают женщинами. Есть мнение, что имя Сильвестр произошло от слова «сильф».

35. Банка для переноса мотыльков делается очень просто. Нужно взять обычную литровую банку с пластмассовой крышкой, а в крышке шилом или ножом проделать дырочки, чтобы туда поступал воздух и мотыльки не задохнулись.

36. Напиток из меда с чертополохом. Запоминайте рецепт: десять корзинок чертополоха и два цветка календулы варить в одном литре воды 30 или 40 минут. Отвар процедить через три слоя марли, добавить полстакана меда, очень тщательно размешать. Подавать в охлажденном виде.

37. Одеяние рыцарей ордена Чертополоха выглядит живописно: зеленый плащ-накидка, который скрепляется золотыми и зелеными кисточками, на левом плече — звезда ордена. Она в форме серебряного креста, а внутри зеленый круг, где золотыми буквами написан девиз ордена и изображен цветок чертополоха на золотом фоне. Еще черная вельветовая шляпа с белыми перьями хищной птицы орлика и воротник из золота в форме переплетенных цветов чертополоха и побегов руты, его надевают поверх плаща. И широкая темно-зеленая лента с правого плеча до левого бедра. Также одна из священных реликвий ордена — Зеленый жезл (он отдаленно напоминает стебель чертополоха).

38. Храм Мельпомены — так иногда называют театр умные люди, по имени одной из древнегреческих богинь-муз, которая покровительствовала искусству трагедии.

39. Колосники сцены — это решетчатый настил над сценой, он оборудован специальными устройствами для смены декораций, подъема и спуска осветительных приборов и занавеса.

40. Партер — нижний этаж зрительного зала от сцены до противоположной стены.

41. Сцена делится на главную игровую часть, которую видно из зала, и боковые закулисные пространства, по бокам также есть пристройки, которые называют карманами.

42. Случается, что грибы растут правильными кругами, иногда очень большими. И тогда люди говорят, что это «ведьмины круги», а поляна — волшебная, что там собираются феи, гномы и прочий лесной народец танцевать при луне. Некоторые в старину думали, что в таких кругах ведьмы танцуют на шабаше, или черт сбивает масло, или что там зарыт клад. Считалось, что тому, кто соберет эти грибы, очень повезет.

43. Саламандра — дух огня, ее часто изображают похожей на ящерицу или бескрылого дракончика.

44. Суп-пюре из чертополоха готовят следующим образом — стакан молодых листочков чертополоха нужно отварить в течение 10 минут и провернуть в мясорубке. Затем 5 картофелин отварить и растолочь в пюре, одну небольшую луковицу мелко порезать и обжарить до золотистого оттенка. Все смешать, залить водой, а можно и бульоном. Довести до готовности. Очень вкусно со сметаной и гренками. Объедение!

Тут и сказочке конец, а кто КУШАЛ, молодец.

Примечания

1

Если вам интересно почитать оставленные автором пояснения — ищите их в конце книги.


home | my bookshelf | | Цветник бабушки Корицы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу