Book: С галактической точки зрения



С галактической точки зрения

Людвиг Соучек

С галактической точки зрения

“Двухчасовая битва у Белой горы 8 ноября была не столько военным поражением, сколько следствием политической бездарности короля и совета, малодушия самого Фридриха. Его бегство вызвало прилив бодрости у наступающих императорских солдат, а в другом лагере — смятение и злость горожан, направленную против потерпевших поражение войск”

И.Полишенский. “Тридцатилетняя война и европейский кризис” 1970 г

…Заросли сухого чертополоха и травы покрывал пней, оседавший комками и на конских крупах, на упряжи. Кони и люди, хрипя, с трудом выдыхали клубы пара. Морозный ноябрьский воздух резал грудь, скручивал уставшие члены ледяными путами. Ругаясь, шатаясь, солдаты опускались на землю, еще недавно покрытую тонкой корочкой замерзшей грязи, разбитой теперь проходящим войском на тысячи кусков. Полоса вытоптанной оскверненной земли тянулась от полков Ангальта до самого Раковинка, откуда пятого ноября они двинулись по скверным дорогам, огибая Прагу, чтобы преградить путь Букую. Ангальт был опытным полководцем — но его отряды, как и люди героев ноябрьских сражений Тюрна и Шлика, передвигались на запаленных собранных с бору по сосенке лошадях, а то и на мужицких телегах Многие ландскнехты, мушкетеры, аркебузиры и копейщики тащились на своих двоих вымотались, натерли ноги, кляли на чем свет стоит господа бога и всех его архангелов. Последними словами крыли вчерашнюю ночевку в Унхоште — им там не досталось не то что пива и вина, но и плошки горячен жратвы К дьяволу такую войну! Теперь, в полночь, их поставили у Белой горы, на Рыжинской пустоши, рядом с союзниками-венграми Где-то поблизости укрывается во тьме неприятель, императорские полки Букуя и Тили, да вдобавок Максимилиан со своими баварцами. Они же в Гостивицах, их тысяч тридцать, а это уж чересчур. Судьба!

Солдаты, переругиваясь меж собой, неохотно расступались перед повозками и кавалеристами графа Тюрна — он пришел на помощь Праге и еще затемно расставил свои пушки на бастионах.

— Думаю, скоро начнется, — сказало Двадцатьпять. — Обе толпы двуногих сближаются.

На что Сорок ничего не ответило. Двадцатьпять за все время своих многочисленных существований только тем и занималось, что вдумчиво исследовало эволюцию малозначимых, в общем-то, процессов А сейчас оно впервые получило от Верховной Координации разрешение на вмешательство — но слишком поздно, подумало Сопок с неудовольствием ощущая вибрацию силового поля Двадцатьпять. Слишком поздно. Прославленный ученый уже не в состоянии стабилизировать поле. Подступает время следующего воплощения, очередного существования.

Двадцатьпять и Сорок парили над Белой горой в виде энергетических полей. Человеческий глаз мог бы увидеть их лишь через поляризованное стекло, но Двадцатьпять совершенно точно знало, что ничего подобного на Третьей планете пока что не имеется. Зоркий наблюдатель мог бы, задрав голову, заметить в небе над собой словно бы вихорьки, возникавшие на миг радужные переливы цветных пятен под низкой пеленой облаков, скупо освещенных первыми лучами солнца Но человеку, затянутому в кирасу с тесным кожаным воротником, смотреть в небо несподручно. Да и заметь кто нечто диковинное в небе — истолковал бы однозначно. Тогдашний мир свыкся с чудесными и грозными небесными знамениями; европейцы без особого удивления принимали на веру любые слухи о кровавых дождях и битвах в облаках, о носившихся по небу апокалипсических страшилищах.

(Для ясности: учитывая облик Двадцатьпять и Сорок, то есть принятую ими на время форму энергетических полей, читатель должен воспринимать буквально выражения “говорило”, “молчало”, “отвечало”. Земные языки просто не в силах найти более точные термины. Но употребление среднего рода оправдано — оно наилучшим образом передает сущность обитателей системы Альфа Дракона (откуда происходили Двадцатьпять и Сорок) — они либо бесполы, либо при возникновении такой надобности особенным образом двуполы).

— Ага действие вступает в решающую фазу, — нетвердо произнесло Двадцатьпять, тщетно пытаясь стабилизировать свое силовое поле.

Баварцы, авангард войска Букуя, приближались к Гостивицам. На остриях их копий посверкивали отблески далекого пожара — это и Рыжины, где разместилась плохо признававшая дисциплину венгерская конница, застигнутая сейчас врасплох авангардом императорских войск. Казалось, баварцы идут на верную смерть: их было не так уж много, и они далеко оторвались от главных сил. Принц Ангальт собрал своих офицеров и уже намеревался было дать им приказ опрокинуть баварскую пехоту, но граф Гогенлоэ отсоветовал: они заняли на Белой горе чрезвычайно выгодную для обороны позицию, и легкомыслием было бы ее оставить. Сам граф Тюрн заявил, что лучшего места не найти…

Несколько мушкетеров выбежало из шеренги. Они установили свое тяжелое оружие на подсошках и приложили фитили. Раздались первые выстрелы. Пять—шесть баварцев рухнули в замерзшую грязь.

Светало. Сорок отметило звуковые волны и языки пламени, исходящие из дул мушкетов.

— А сейчас что делают эти углеродные двуногие? — спросило оно у Двадцатьпять.

— Воюют. Сжигают смесь неких веществ, которая превращается в газ и выбрасывает в нужном направлении маленькие предметы. При столкновении предмета с двуногим у последнего может произойти дезинтеграция информационной сети и дискоординация.

— Довольно экзотическая забава, — заключило Сорок. — И сколько может произойти таких столкновений, прежде чем наступит опасность для ультраструктуры?

— У них нет никакой ультраструктуры, — ответило Двадцатьпять. — Мы не в системе Альфа Дракона. Дезинтеграция в данном случае необратима. Индивидуум перестает существовать.

Сорок не поверило и решило, что это нелогичное, абсурдное заявление свидетельствует лишь о том, что распад силового поля Двадцатьпять вошел в критическую стадию, вызвав нарушение мышления. Однако мнение свое Сорок держало при себе.

— Не пора ли нам вмешаться? — спросило оно. — Вот только каким образом? Вы придумали?

— Нет. Подождем. Верховная Координация проанализировала прошлое и сделала прогноз, благоприятный для тех двуногих, что защищают свое гнездовье. Однако сами видите, что Координация ошиблась. Впрочем, если защитники все же начнут одерживать верх, мы обязаны будем им помешать.

— Зачем?

— Понятия не имею. Верховная Координация планирует эволюцию Галактики на тысячи Великих Оборотов вперед. Какие-то планы есть и насчет этой планеты. Вот только не знаю, какие. Может быть, Координация хочет устранить какую-то частную, пока неизвестную флюктуацию.

Невзирая на пушечную пальбу, несколько императорских эскадронов с офицерами в белых перевязях во главе атаковало левый фланг чехов, которым командовал старый граф Тюрн. Сблизились два грохочущих облака пыли, всадники передних рядов выпалили из пистолетов и схватились за палаши Трудно было предсказать с уверенностью, чем все кончится (Сорок вообще мало что понимало, отмечало лишь, что углеродные двуногие, восседающие на углеродных четвероногих, размахивают выкованными из железа длинными равнобедренными треугольниками). Но скоро стало ясно, что всадники Тюрна дрогнули, поворачивают коней и гонят их прочь с поля битвы, где там и сям бьются раненые лошади с распоротыми животами и неподвижно лежат люди в помятых ударами копыт кирасах. Левое крыло чешского войска пришло в смятение. Положение попытался исправить юный принц Ангальт-младший со своим конным полком. Вопя что есть мочи, оглушительно паля из пистолетов, они врезались в центр шеренги Букуя, сея хаос и смерть. Множество императорских вояк за несколько минут подверглись окончательной и бесповоротной дезинтеграции. Полк Ангальта походил на изрыгающего пламя разъяренного дракона, но вскорости был обложен со всех сторон превосходящими силами неприятеля, разрезан надвое и разбит. Дважды раненный, и оба раза тяжело, Ангальт-младший с грехом пополам спасся бегством от пытавшихся пленить его.

— Думаю, что Верховная Координация на сей раз ошиблась, — сказало Сорок. — Двуногие из города явно проигрывают.

Шеренги воевавших в императорской армии польских гусар, не дрогнув перед канонадой пражских пушек, атаковали легкую венгерскую конницу; та не стала ждать столкновения и пустилась наутек; поляки преследовали их, похоже в своих посеребренных кирасах с крыльями за плечами на легион рассвирепевших архангелов.

Пушки умолкали одна за другой. Только у бастиона Звезды еще дрались моравы под командой Шлика. Это были чернорабочие воины, опытные и несуетливые, умевшие экономно расходовать силы и порох. Они хладнокровно все взвесили и поняли, что спасения нет — каждый из них, привыкший ни во что не ставить свою солдатскую шкуру, принял это, как неизбежность. Через каких-нибудь полчаса под натиском баварцев они полегли все до единого.

Букую открылся путь на Прагу, куда давно уже с горсткой всадников бежал Ангальт-старший. главнокомандующий чешским войском.

— Мы можем отправляться восвояси, — заметило Сорок без всякого нетерпения (время не представляло для обитателей Альфы никакой ценности, и его нельзя было считать “напрасно потраченным” — на Земле время текло гораздо медленнее для двух визитеров, чем на их родине).

— Рано, — сказало Двадцатьпять. — Выходит, дальнейшие события Верховная Координация предсказала точно. Атакующие гнездовье двуногие недостаточно сильны, а защитникам идет подмога.

Ангальт, так и не остановивший, как ни пытался, бегущие войска, встретил на Градчанах, неподалеку от Золотой горы короля. Его величество в позолоченной кирасе, под знаменем с пфальцским девизом “Колебания мне неведомы” направлялся на поле боя во главе пятисот кирасир личной охраны. Но поле боя теперь принадлежало лишь мертвым да еще двум едва заметным облачкам, силовым полям, реявшим над Белой горой. Кирасиры спешились и пытались помочь защитникам пражских стен расчистить Страховские ворота от множества сбившихся в кучу телег — на плечах бегущих в Прагу могли ворваться императорские войска.

Вскоре загрохотали орудия пражских редутов. Доскакавшие почти до самых стен редкие кучки конников Букуя торопливо поворачивали коней, мчались в безопасное место. Страховские ворота заперли на тяжелый дубовый засов и возвели позади них вал из заранее припасенных камней и глины.

Букуй прекрасно понимал, что сражение у Белой горы было лишь малозначащим эпизодом, не ослабившим чешское войско и волю чехов к отпору. Остановившись перед пражскими укреплениями, он сжимал кулаки, вспоминая, что его отборные войска несколькими днями ранее едва не разбежались из-под Раковника — на счастье, из Баварии через шумавские перевалы добрался обоз с провиантом, и только это остановило массовое дезертирство. Но надолго ли? Еды хватит на сегодняшний вечер да завтрашнее утро, и с ними нет господа бога, чтобы накормить армию пятью хлебами да двумя рыбами, а его католическое величество и господа католические генералы сами совершить такое чудо не в состоянии. Окрестности разорены, все сожжено, чехи давно угнали в Прагу весь скот и увезли собранный урожай. От Бенешова на помощь Праге идет посланная Габором Бетленом венгерская конница, восемь тысяч отдохнувших вояк. Завтра они появятся здесь, и чаша весов военного счастья может качнуться в сторону чехов.

Букуй подхлестнул коня и размашистой рысью направился от пражских стен, ощетинившихся пушками и мушкетами, в свой лагерь. Там он встретил баварского полководца Максимилиана — с мокрыми от вина усами, мутным взором. Максимилиан так стремительно протянул генералу кувшин, что красное венгерское выплеснулось на редкостный турецкий ковер:

— Пейте, Букуй, пейте, домине! Кто знает, придется ли нам еще выпить…

В это время в Пражском Граде король Фридрих Пфальцский совещался с Ангальтом, на котором лица не было от беспокойства за израненного сына; присутствовали Тюрн, Гогенлоэ и все остальные.[1] Больше всех говорил австрийский дворянин Шернебль, призывая немедленно, нынче же ночью ударить по неприятелю. Тюрн поддерживал его и заявил, что охотно возглавит войско вместо Ангальта — чтобы тот мог спокойно ухаживать за раненым сыном. Потом пришли выборные от горожан и еврейской общины и предложили большой заем, чтобы оплатить содержание обороняющих Прагу войск.

— Ну что ж, господа, — сказал король и встал. Следом встали остальные. — Что бы я ни решил, я хотел бы выслушать ваше мнение. И мнение моих милых пражан, разумеется. Благодарю вас. Когда вы думаете наступать, Тюрн?

— Через час после полуночи, ваше величество, — поклонился Тюрн так низко, что каска в его руке мела паркет почерневшим от пороховой копоти пером. Кисара на нем была покрыта вмятинами от пуль и палашей. — К этому времени удастся наладить связь с полками Габора Бетлена, и мы с двух сторон ударим на Максимилиана с Букуем. И чешская корона на челе вашего величества останется столь же незыблемой, как горы, что окружают эту страну.

— Благодарю, граф, — кивнул Фридрих. — Дайте бой. Я не забуду вашего усердия. Через час после полуночи я поднимусь на стену и буду ждать вас с победой.

Белогорскую равнину закутала пасмурная морозная ноябрьская ночь; снег тихо падал и не таял на холодных лицах давно остывших мертвецов. Санитары пока что занимались ранеными, время позаботиться о мертвых еще не настало.

Обитатели системы Альфа Дракона терпеливо колыхались в небе — земное время для них, как мы помним, не имело никакого значения. Что час, что тысячелетие — для них все едино.

Среди ночи Двадцатьпять вдруг сказало:

— Углеродные двуногие из города приближаются.

Сорок промолчало. Но и оно фиксировало не слышный грубому несовершенному человеческому уху стук обернутых мешковиной копыт, тихое шуршание засова Страховских ворот и сиплый шепот капралов городского ополчения. Ворота заскрипели.

Раздались нечленораздельные выкрики — это передовые пражские солдаты набросились на дремавших императорских караульных.

Загремели мушкеты, из городских ворот полк за полком вылетали кавалеристы — в отличие от лошадей кирасир и гусар Букуя их кони были сыты и напоены. Грянул бой.

Фридрих Пфальцский, закутавшись в подбитый горностаем плащ, наблюдал его со стены. Сверкали вспышки мушкетных, аркебузных и пушечных выстрелов, убогие домишки Мотола и Яновиц пылали, выбрасывая снопы искр в свинцово-серое небо. Тюрн опрокинул императорское войско. Разбитые полки Максимилиана и Букуя бежали на юг, вдоль Влтавы, прямо на копья венгерской конницы Габора Бетлена и моравов. Чешская корона останется на голове Фридриха Пфальцского, его детей и детей его детей. Король приказал приготовить ему ванну и коня.

— Ну хватит, — сказало Двадцатьпять. — Верховная Координация рассчитала все точно, теперь я в этом уверено. Нам придется чуть отступить в прошлое.

Силовое поле Двадцатьпять пульсировало все явственнее. Хотя по галактическим меркам Двадцатьпять выполняло более чем второстепенную работу (Верховная Координация, по слухам, занималась одними масштабными операциями — изменила траектории планет или взрывом сверхновой аннигилировало целые звездные системы), оно было обуреваемо сильным эмоциональным напряжением — что и отметило Сорок.

— Термический удар? Парализатор? — предложило Сорок, бывшее в этой операции подчиненным, обязанным обеспечить техническую сторону дела. — Несколько небольших взрывов меж двумя группами двуногих…

— Нет-нет, — сказало Двадцатьпять. — Ничего такого. Я наблюдало за этой планетой несколько Великих Оборотов. Инструкции Верховной Координации разрешают нам выбирать средства по своему усмотрению. Проще всего предпринять психологическую атаку.

— Психологическую? Эти двуногие углеродные капельки обладают психологией? — спросило Сорок и не расхохоталось лишь потому, что сделать это силовое поле не в состоянии.

— Нечто подобное у них имеется, — сказало Двадцатьпять. — Сформировавшаяся система условных рефлексов, которую двуножки не способны контролировать. У них есть и рефлекс, заставляющий их страшиться полной и бесповоротной дезинтеграции.

— И, несмотря на это, они швыряют друг в друга те маленькие предметы?

— Вот именно, — подтвердило Двадцатьпять. Вибрации его силового поля усилились. Сорок восприняло это как состояние радости. — Это сравнительно редкая разновидность космической жизни. Настолько своеобразная, что я потратило на ее изучение целый Великий Оборот. Некоторые рефлексы заставляют их бояться неизвестного, в первую очередь такого, которое их эстетические и эмоциональные чувства полагают отрицательным. На этом я и сыграю. А теперь — назад во времени.,



Силовые поля пронзили своими вибрациями пространственно-временной континуум, и существа с Альфы Дракона двинулись против потока времени, все быстрее и быстрее. Вскоре вибрации прекратились.

Они очутились над Белой горой, во вчерашнем вечере. Грохотали орудия пражских редутов. Доскакавшие почти до самых стен редкие кучки всадников Букуя торопливо поворачивали коней и мчались — в безопасное место. Страховские ворота заперли на тяжелый дубовый засов, возвели позади них вал из заранее припасенных камней и глины.

— Отправимся в город двуногих, — распорядилось Двадцатьпять. — Там, на горе, их главное гнездовье. Примем наш обычный облик жителей Альфы Дракона и пройдем по лестницам открыто, чтобы углеродные двуногие нас увидели.

— А потом? — спросило Сорок.

— А потом можем возвращаться домой. Задание будет выполнено.

— Вы хотите сказать, что наш облик производит отрицательное эстетически-эмоциональное впечатление? — спросило Сорок. Не находись оно в форме силового поля, обязательно испытало бы огорчение.

— Не исключено, — уклонилось Двадцатьпять от прямого ответа. Слегка переместившись в пространстве, они опустились на подворье Пражского Града, забитом офицерами, солдатами и перепуганными горожанами. После каждого пушечного залпа со стен галдеж ненадолго стихал, но вскоре вновь гомонили, кричали и бранились на всех европейских языках.

— Господи боже! — прошептал пфальцский алебардщик из королевской стражи, закрыл лицо руками и сполз по стене на землю. Его остро отточенная алебарда с грохотом рухнула на паркет в прихожей. Взлетели щепки. Под потолком в прихожей висели в воздухе два кошмарных чудовища, похожих на гигантских пауков из полупрозрачного стекла; их многочисленные мохнатые лапы грозно шевелились. В огромных брюхах страшилищ струился, переливался черно-фиолетовый туман; из длинных полупрозрачных выростов на обоих концах тела, похожих на клубки червей, что ни миг выскакивали сине-фиолетовые щупальца. Пронзительно пища, они шарили по огромному залу, забираясь в самые дальние уголки, куда не проникал свет восковых свечей.

Именно таков был настоящий облик Сорок и Двадцатьпять (должны отметить, что на своей родной планете Сорок числилось среди писаных красавцев). Обитатели Альфы Дракона давно овладели секретами гравитации, и ноги служили им не средством передвижения, а рецепторами электростатического поля, индуцируемого сине-фиолетовыми щупальцами. Черно-фиолетовый туман в брюхах был органом мышления из паракристаллической массы, способной вовлекать в процесс переработки информации даже единичные молекулы, благодаря чему объем памяти увеличивался безмерно

Алебардщик украдкой глянул меж пальцев. — Двадцатьпять почти касалось его щупальцем — и обомлел. Черно-фиолетовые стеклянные пауки без единого звука прошли коридорами королевского дворца, внимательно следя, чтобы не зацепить ненароком электрическим разрядом которого-нибудь из забавных углеродных двуножек — множество их и так сегодня дезинтегрировало.

Навстречу попалась делегация пражан и старшина еврейской общины Соломон бен Рейхен — бледный, как стена, к которой прижался, он шептал каббалистические заклинания. По полу в передней раскатились свитки долговых обязательств, выпавшие из рук перепуганных купцов, с одного оторвалась гербовая печать банкирского дома Фуггеров. Потом Двадцатьпять и Сорок увидел король и остальные участники только что начавшегося военного совета. Вокруг обитателей Альфы Дракона с треском сыпались электрические искры; на спинах они несли папские кресты, а сочащиеся ядом скрещенные лапы и пасти были точь-в-точь как у василисков, висевший на стене пфальцский королевский герб с треском разломился пополам Зрелище было жуткое и зловещее, все молчали, как громом пораженные, боясь пошевелить и пальцем.

Наутро, обуреваемые печалью, город покинули король с семейством, генералы Ангальт, Тюрн и Гогенлоэ, высшие офицеры и советники пражской управы. Венгерская конница Габора Бетлена, встретив спасающихся бегством соотечественников, повернула прочь от Праги. Остатки войска, как ни уговаривал их Тюрн-младший, требовали выплаты задержанного жалованья, а потом принялись грабить город, который должны были защищать.

Утром девятого ноября над Прагой сквозь мглистую дымку ярко светило солнце, озарявшее удивительное зрелище: генералы Букуй и Максимилиан, не встретив сопротивления, вошли в униженную, покоренную Прагу и отправлялись теперь отслужить благодарственную мессу в церкви ордена капуцинов на Лютеранской площади. Участь Чехии была предрешена.

Но к тому времени Двадцатьпять и Сорок давно уже не было здесь. Торжественно прошествовав по Пражскому Граду и смертельно испугав короля, они вновь превратились в силовые поля, исчезнув с глаз присутствующих. Затем вибрации пронизали пространственно-временной континуум и отправили Двадцатьпять и Сорок в невообразимо длинную дорогу к звезде Альфа Дракона. Сорок сказало:

— Блестяще проведенная операция. Собственно, ничего особенного так и не произошло.

— Абсолютно ничего, — подтвердило Двадцатьпять. — Разве что судьба того малого участка планеты довольно существенно изменилась — примерно на триста местных оборотов. Похоже, что для тамошних двуногих изменения эти к лучшему — я имею в виду сферы эмоций и метаболизма.

— Триста оборотов той планеты — сколько это в переводе на наши меры?

— Едва-едва одна двухтысячная доля Великого Оборота, — сказало Двадцатьпять. — Ничтожно малый срок. Но и углеродистым двуногим отведено для индивидуального существования невообразимо короткое время. Так что с точки зрения двуногих это весьма долгий срок…

Сорок медленно повышало колебания транспортных вибраций, готовясь к пространственному скачку. Оно сказало:

— На первом месте, понятно, стоят интересы Галактики, верно ведь?

Двадцатьпятъ даже не стало подтверждать столь неоспоримое утверждение. Разумеется, интересы Галактики всегда и везде стоят на первом месте, и все это знают.

Была ночь восьмого ноября под стенами города, куда скрылись разбитые полки Фридриха; пылали раздуваемые ледяным ветром костры императорских войск.

У одного из них дрожал — больше от нервного напряжения, чем от холода — молодой французский офицер. Он снова и снова бессмысленно оттирал ладонью давно уже засохшее кровавое пятно на рукаве. Это Засохла кровь его солдата, которому пушечное ядро оторвало голову на бегу. Безголовое тело, прежде чем рухнуть, сделало еще несколько шагов. Словно часы, словно неразумные часы, твердил про себя офицер и смотрел себе в ладонь. На ладони у него лежал редкостный механизм в золотом яйцеобразном футляре — часы работы Прославленного мастера Хагена из Нюргера, На двойной крышке часов была вмятина. Часы спасли ему жизнь, задержав пистолетную пулю. С минуту еще тикали… Как человек. Совсем как человек.

Как жаль, подумал молодой офицер, слишком поздно это пришло в голову. Человек и часы. Шестеренки, которыми человек, живое существо, соединен со всеми остальными живыми существами; он рождается, растет, ощущает, желает, действует, созревает, размножается, стареет, и все это — предопределенное, механическое, не зависящее от души движение, которым наверняка можно научиться управлять. Какие это сулит перспективы! Можно отыскать способы управлять своим разумом, сделать его совершеннейшим инструментом познания, Как жаль, что мысль эта пришла в голову только сейчас. Завтра Он наверняка будет мертв, застреленный чешскими солдатами или растоптанный копытами конницы Габора Бетлена. Белая гора, Несомненно — Пиррова победа. Сколько ему осталось жить? Неужели только до той поры, когда откроются городские ворота, и оттуда выбегут атакующие?

— Есть здесь, черт побери, хоть один офицер? — оборвал его тягостные мысли хриплый, простуженный голос.

Молодой офицер потряс головой, словно пробуждаясь от сна:

— Есть! Господин полковник, шевалье Рене Де Карт, лейтенант, к вашим услугам.

Примечания

1

Здесь кончается реальная история и начинается фантастика(от переводчика).




home | my bookshelf | | С галактической точки зрения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу