Book: Саяна. Или когда по другому нельзя (СИ)



Саяна. Или когда по другому нельзя (СИ)

Пролог


Смерть счастье, но  лишь для того, кто идет верным путем

для  идущего же  неправильным путём - боль...

"Некромантия".


Трудно не уйти, а заставить себя не вернуться...


Снова боль. Снова отчаянье. Снова не показавшиеся слезы... Снова! Снова! Снова! Как же мы устаем от этих бесконечных повторов, но без них наше существование теряет свой смысл... без них его просто нет...

На краю небольшой деревеньки, облокотившись одной стороной о холм, а другой о ветхий сарайчик, за невысоким заборчиком, стоял старый добротный деревянный двухэтажный дом. В деревне этот дом считался проклятым, потому что в его близи не росла даже трава, и поэтому этот негостеприимный домик, раньше бывший трактиром, все жители обходили десятой дорогой. Нижний этаж здесь представлял собой одну сплошную комнату заполненную мраком. Его немного разгонял свет от лампы, стоящей на низком столе в самом углу, благодаря чему были видны картины на стенах. Если присмотреться, то можно увидеть даже лица людей на них. Людей? Нет! Нельзя назвать их людьми. Дело даже не во внешности. Какая-то нереальная боль скрыта в их глазах. Люди не смогли бы жить с такой болью... А на их лицах улыбки! Не натянутые и лживые, а самые искрение...

Снова пустота в глубине сердца... И мы... Две фигуры стоящие посреди затянутой мраком комнаты. Глядим друг на друга. Мои серебристые волосы собраны в хвост и скрываются под старым, как мир, черным плащом. Глаза такого же цвета устремлены в мои. Что в них? Слезы…? Нет! Обида... Боль... Смерть… Я отражаюсь в его глазах, а он стремится запомнить меня такой навсегда. Пытается запомнить меня такой, какой я была…

Мы всегда  стояли и шли рядом... рука об руку по мирам гордости и справедливости, по мирам лжи и обмана... Но все меняется... Время проходит... И сейчас мы рядом, но ненадолго. Он держит мою руку нежно, но в тоже время крепко, не вырваться.

За окном стелется полотно дождя, смывая всю боль и грусть в пустоту... Хотя нет, не всю. Мою сердце полно этой дикой боли, да и его тоже. Но я ухожу!  Ухожу, оставляя кусочек своего сердца, ...своей души, ...своей ЖИЗНИ рядом с ним.

- Останься!- Он всё еще надеется меня остановить.” Не выйдет”.

- Зачем?- Глупый вопрос, но все- же я надеюсь получить на него ответ, который и сама прекрасно знаю.  Я попыталась убрать его руку со своей.- Отпусти  меня.- Как много боли в моём голосе, но я безнадежно  пытаюсь это скрыть от него.

- Я не отпущу! Ты моя!- Я чувствовала, что он сам не уверен в своих словах, но тем не менее пытается убедить меня и, против воли. На моём лице появилась печальная улыбка.

- Я - не вещь! Я не принадлежу ни кому!- Мелькнула мысль, что я даже себе не принадлежу, но я отогнала её подальше.

Он спрятал своё лицо в моих волосах, в последний раз вдыхая их аромат. Сердце заполнилось безумной болью. Захотелось, чтобы время остановило свой бесконечный бег и дало нам передохнуть и вздохнуть полной грудью; чтобы он никуда меня не отпускал; чтобы всю “жизнь” вот так стоять рядом с ним. Наконец, словно на одном дыхании, он произнес:

- Тёмная! Ты, так просто, от меня не отделаешься. - На его лице появилась усмешка. Как будто всё по-будничному, по-обычному, как будто ему легко меня отпустить. Но я, особым чутьем чувствовала сколько сил ему потребовалось для этого «подобия» улыбки.

- Я знаю.

- Но все-таки уходишь?

Я опустила голову пряча глаза полные печали. “Только бы не видел!” Он приподнял за подбородок моё лицо и заглянув в глаза задал свой вопрос.

- Почему?

- Зачем этот вопрос?! Ты же знаешь на него ответ.

Странно. Как много в нас с ним упрямства. Некстати вспомнился диалог с главой “Совета Душ”

“- Вы упрямы, как бараны!

- Кто именно? - Спросила я усмехаясь. Глава схватился за голову.

- Да оба.

- Только вы учтите, что такие бараны, как мы, могут больно ударить, даже покалечить, если не убить.- Сказал тогда он преобняв меня одной рукой, а в другой зажег пульсар. Глава, да и весь совет, не нашли тогда, что сказать и только развели руками. Что не удивительно”.

Да, и все-таки мы упрямы!

- Знаю? Наверно знаю, но не хочу это воспринимать.- Отвлек меня от раздумий парень. В моих глазах появилась надежда.

- Значит отпустишь?

И он отпустил... отпустил мою руку, но прежде, чем я отстранилась, он привлек меня к себе, обнимая нежно и ласково, но в тоже время крепко, как самое дорогое  и хрупкое сокровище... Моё сердце забилось в тысячу раз быстрее. Захотелось вечно чувствовать его руки на своей талии и его обжигающее дыхание на шее, да и самого его рядом. Зная, что это навсегда, что ты в надежных руках, что тебя не бросят и не предадут. Он нежно прикоснулся своими губами к моим. Такой нежный, невесомый но в тоже время полный любви поцелуй.

- Я люблю тебя!

Вот так! Признание в любви того, кого любишь больше всего..., в чью любовь верил и без таких ненужных слов. Но тем не менее нужно держать себя в руках.

- Который раз я тебе это говорю?- Я улыбнулась, но уже не натянутой, как прежде, а настоящей улыбкой.- Я знаю.

Он посмотрел мне в глаза, пытаясь увидеть мою душу, меня настоящую, а не эту грубую, без эмоций, “чужую” девушку. Я же, не желая, увидела в его глазах боль вечности, его боль.

- И ты все - равно бросаешь меня?

- Да!- Я чуть не выдала чувства, что меня охватили. Он отстранился.

- Мы еще встретимся?

Я пожала плечами. Капюшон плаща, укрывавший мои волосы до этого момента, съехал. Парень поправил его и несмотря на всю отрешенность ситуации я вновь благодарно улыбнулась.

- Может быть. Мы же не знаем где пролягут наши пути дальше.

- Да. Мы не знаем. Никто не знает. Кроме тебя!

Я кивнула пряча глаза.

- Тогда почему?

Как? Скажите, как объяснить ему, что это просто необходимо. Я знаю: он не поймет! Мне просто приказали это сделать!

- Я просто должна уйти.

- А ты когда-нибудь любила меня?

“Не отвечай. Не отвечай. Даже не смотри на него”.

- Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

Парень печально вздохнул.

- Это твое право!

- Прощай!- Я не оборачиваясь направилась к открытой двери. Плащ развивался за спиной от ветра.

- Я найду тебя!- Сказал он.

Я удивленно обернулась и сказала - Найдёшь!

Он подошел ближе.

- Но ты все равно уходишь?

- Да!- Я подумала и добавила.- Второй завет. Отпусти. Не ищи хотя бы сейчас.

- Я люблю тебя...

Он не мог ничего  сделать, но шагнул следом за мной в объятия дождя. Ну что мне оставалось?

- У меня есть другой! И с ним я счастлива!

Парень в ужасе отшатнулся, а я тем временем скрылась за пеленою воды. От сердца оторвался кусочек, который мне не вернуть уже никогда. Это больно... это очень больно уходить. Но если я хочу, что бы у нас не было неприятностей я должна уйти. Я знаю он меня найдет, но “Совет...” этого не знает.

Но перед этим пройдёт время. Пройдут дни, месяца, века... Мимо не один раз пройдут  “жизнь” и “смерть” зацепив подолом плаща кого-то из близких нам людей.

Не раз и не два пройдет дождь унося прочь воспоминания и заменяя их новыми, более радостными или грустными, более красочными. Такой же дождь, как и тогда.

Но время пройдет...

Я это знаю. ЗНАЮ...

                                                         И СНОВА БОЛЬ!!!!!!


Глава 1 Книжная лавка./Саяна


Если бы смерть была благом - боги не были бы бессмертны

САПФО


“Лучик солнца лениво лежал на книжной полке, где еще недавно была книга, что теперь находилась в руках у одной молоденькой покупательницы лет 17-18. Девушка была одета в синие потертые джинсы, зеленую курточку в синюю клетку с капюшоном и фиолетовую бейсболку. На ногах были белые кроссовки “Пума”. Несмотря на разнообразие цветов девушка выглядела безупречно. Из-под  бейсболки выглядывали зеленые, с хитрым прищуром, глаза и торчали непослушные пряди черных волнистых волос до плеч. Девушка была довольно-таки красива, но все же юноши, что крутились неподалёку, не спешили делать первый шаг к знакомству, хотя и были не прочь познакомиться с ней, так как не знали, что ожидать от этой,  по-виду, не глупой девчонки. Вдобавок рядом с ней крутилась нахального вида блондинка с салатневым и фиолетовым тонированием. Эта девчонка тоже была одета в курточку и джинсы, но они были ядовито-розового цвета. За ее плечами было два рюкзака: один такого же цвета, как и её одежда, а другой фиолетовый с зелеными и синими разводами. По-видимому один этой девчонки, а второй- брюнетки. Девушки что-то обсуждали, но по тому, как брюнетка отвечала на вопросы подруги, было заметно, что она думала о чем-то своем, а на вопросы отвечала скорей по привычке. Наконец девушки подошли к продавщице. В руках у брюнетки были две книги: одна новая, только этого года издания, это было видно по корешку книги, а вторая по виду была очень старая, почти древня, но несмотря на это обе эти две книги стоили практически одинаково, хоть и не дешиво. Девушка стояла в очереди и сравнивала эти две книжки не зная какую из них выбрать. Наконец блондинка не выдержала и позвала стоящую перед ней девушку...”


- Первый, первый, я второй, требую разрешение на посадку. Да очнись ты наконец, какую книгу брать будешь, а то вон очередь уже чуть ли не до Москвы растянулась. - Отвлекла меня от воспоминаний подруга.

Я вновь бросила взгляд на переплеты книг. Денег, как назло, хватит лишь на одну, а книг в два раза больше. Одну из них задали прочитать за летние каникулы, да мне все времени не хватало: то ли лень было, а то и просто не хотелось читать эту муру, где из главных героев, к концу книги автор недосчитывается, как минимум трети: ту задушили, та на себя руки наложила, сначала как бы в шутку, а потом в реальности, отобрав у своего покойного женишка, тоже кстати самоубийцы, кинжальчик и впихнув его себе меж ребер, а еще в одной брат короля полкоролевства и всю свою семейку грохнул... Да Шекспир-это классика. А если мне из всех его произведений только сонеты нравятся? Да и то не все, так - как там если не об убийстве, то о геях и авторских изощренных фантазиях (А вы сами, если хотите, почитайте на досуге. И желательно между строк, где он своему другу в любви признается, и не только в дружественной, платонической и духовной, а еще и в телесной.) Ко второй же так и тянет чтобы ее открыли. Не надо было наверно заходить после школы в магазин за кроссовками, а только потом сюда, когда денег ограниченное количество.

 Рядом  кашлянула продавщица напоминая о себе. Глазки на истеричном лице отчаянно пытались быть как можно дружелюбней, но у них некого не получалось обмануть (глаза маньяка по сравнению с этими глазками - очи невинного младенца). Ну подумаешь очередь  задерживаем. Это ж не так и много. Скажите спасибо хоть за то что я сюда зашла всего на 10-15 ну максимум 30 минут. А если бы сегодня был выходной? Я бы тогда здесь минимум полтора часа проторчала бы!  Наконец я поняла, что своими усилиями я не смогу сделать выбор между двумя книжными изделиями.

- Жень, я даже не знаю. Может посоветуешь? А то у меня уже от напряжения мозги плавиться начали. Скоро через нос полезут и на уши намотаются.

Сестричка, а Женька была именно моей сестрой, хоть и неродной, в наглую отобрала у меня книжечки и стала размышлять… Вслух…

–  Так, Шекспир “Все произведения”. Это по литературе задали? - Повернулась ко мне  Женя. Я кивнула.- Ну, наверно ее...- девушка отдала мне “Шекспира”, а сама впилась взглядом во вторую книгу. Исторический роман  о временах Трои между прочим, да и по виду состояния книжечки, отпечатана она тоже не позднее тех времен. Я вдруг вспомнила название этой книги и покраснев попыталась отобрать её у сестры пока она сама его не прочитала, но как всегда я опоздала, Женя уже читала название. - Лайбер де Дойр'желиар “Жизнь и смерть. Правдивая история о послесмертии.”

Я покраснела еще сильнее и все же отобрав у сестры книгу вернула ее продавщице (Думаю её реакцию описывать не следует так как это не для слабонервных!),отдала деньги за “Шекспира” и вместе с Женей покинула неприветливый магазинчик. Как только за нами закрылись его двери и мы пошли по чистенькой улице города, сестра набросилась на меня как бык. И роль красной тряпочки по всему досталась мне.

–  Забудь! Зачем ты себе все это напоминаешь? Зачем  раздираешь уже почти зажившую рану стремясь увидеть обычную кожу, хотя знаешь, что там увидишь только кровь и вскоре на этом месте появится шрам. Но и его вскоре постигнет та же роль.

Я хмыкнула даже скорей из-за упрямства, чем в опровержение ее слов.

- Да ты у нас прям философ какой-то. Пауло Коэлье в юбке. Тебе только книги писать... - Съехидничала я.

–  А что? Вот возьму и напишу. Не одной же тебе стихи строчить.- Быстро схватилась за новую идею убийства времени она.- У меня даже идея есть. История о девушке сводная сестра которой свихнулась на почве любви к... впрочем неважно. Если ты меня не будешь расстраивать я её тебе даже почитать дам … наверное… когда жить надоест.

- Я же говорю “философ”.- Вновь поддела я сестру.

- С тобой и не такой станешь. Через годика, этак, полтора я еще по стенам научусь ходить... чтобы от тебя сбежать и от твое... хотя, куда от тебя сбежишь. От банка конечно чуть легче, они только под землей достанут, а ты и на том свете до меня доберешься, чтобы сказать, что перед смертью я мусор не вынесла и что была моя очередь мыть посуду, а то и обратно вернешь для того чтобы я полы помыла. Впрочем мы далековато отошли от темы. Так зачем, скажи, зачем ты все это себе напоминаешь? Зачем тебе просто не забыть, просто не выбросить это из своей головы. Почему?

- Просто потому, что не хочу забывать своё прошлое, свою жиз... не хочу забывать себя.- Даааааааааааааааааааа, неубедительно как-то это прозвучало. Оооох как неубедительно получилось то. Аж самой не верится. А уж Женька у нас прям, ходячий детектор лжи. Она даже если ты врешь правдоподобно и даже если сам веришь в то, что говоришь, тебя вычислит. Такой уж дар ей матушка-природа подарила. Если была бы моя воля я ей этот дар никогда бы не давала.

– Ага! Так я и поверила. Ты не себя, ты его забывать не хочешь, и все равно раздираешь рану?

Я  кивнула. Женька конечно умная девчонка, но ей меня не понять. Пока с ней не случится подобное, не поймет.  Я не могу объяснить ей, что рану не раздирали. Она просто даже не начала заживать. Я просто замотала эту рану в бинт и изредка этот бинт приходится менять на новый. Только рана не заживает, а бинты кончаются. Значит придется стирать старые... Блин! От Женьки философством заразилась. Уже и размышляю, как она, про душевную рану, как о ране телесной. Впрочем философия ещё ни кому вреда не принесла… Кроме самих философов.


Глава 2      Размышление./Саяна

Смерть достаточно близка,

чтобы можно было не страшиться жизни.

 НИЦШЕ Фридрих


Время течет молниеносно... Только была одна ночь, а вот уже и новая окутывает все. И разница между ними небольшая. Всего таки маленькая, ну просто крошечная разница лет этак приблизительно по самым скромным подсчетам 400... Да уже 400 лет прошло с той  злополучной ночи. Сколько же мне лет? Нет это риторический вопрос. Но увы, я сама себе не могу на него ответить... Смешно. Он всегда думал, что я знаю все. Но я некогда не была заучкой в школе. Да и школа моя никогда не была обычной. Моя школа- это мир. Весь мир, со всеми своими достоинствами и недостатками. Весь… Впрочем, по всем моим ощущениям и мыслям, ну и внешности конечно, мне лет 17-18. Да и веду я себя так. Хотя время кладет свой отпечаток на все до чего дотронется, на меня оно не повлияло. Я запутала даже его, и в итоге поняла то, что и сама запуталась.

С тех самых пор, когда я сделала свой выбор, я все- же не удержалась. Я потеряла саму себя. Стала жить..., да какое там жить, даже существовать здесь  очень, ну очень громко сказано. Я просто путешествовала по мирам, не останавливаясь никогда подолгу на одном месте. Но здесь, в этом мире, я нашла себя и начала существовать. Жить, впрочем я начала тоже в этом мире. Когда меня вроде как удочерили родители одной нагленькой, но очень интересной девчонки. Да! Вы правильно поняли. Меня удочерили Женькины родители. Я даже не помню как все это произошло, помню только как меня ласково разбудили и сказали, что пора идти в школу. И это мне, Саяне! Смешно! Через пару лет появилась Женя и стала мне настоящей сестрой, самым дорогим на свете человеком. Кроме моей новой семьи и ещё одного человека никто не знал, что я приёмная дочь, никто не знал правды обо мне. Точнее всё правду. Женя же знала про меня и обо мне все. Даже то, что не знала я сама!!!

А время все идет и идет ни на секунду не прерывая свой бесконечный путь в никуда из неоткуда. Неся свои потоки в пустоту или отражение бесконечности. Даже не верится, что прошло уже так много лет, так много времени. Почему? Почему мир так жесток к тем, кто принимает свою судьбу? Почему он заставляет от этой судьбы отказываться, вопреки всем желанием человека. Ладно! Не нужно мне отвечать. Я же говорю, что все мои вопросы чисто риторические и они не требуют ответов. Ответы лишь испортят их. Не дадут волю фантазии и разуму.



Иногда, когда ночь возвращается на землю и вступает в свои владения, я невольно бросаю взгляд в окно и погружаюсь в саму себя. В свои мысли. В свои поступки и действия. Думаю, что бы было, если бы я не ушла тогда. Как он поступил бы ...

Честно говоря это ложь и враньё самой себе. На самом деле  я думаю кто занял моё место возле него. Кто ступает рядом с ним по пути миров снов и заблуждений. По пути “Жизни” и “Смерти”.

Смерти... Как была я ею так ею так и осталась, хотя отрицаю это даже перед самой собой. А если ты не можешь поверить во что-то сам, как заставить в это поверить других? Соврать? А если они чувствуют когда им лгут? Здесь ничего не сделаешь, но нужно стараться найти выход. Он есть всегда, каким трудным не был бы выбор. Даже если его нет. Но он есть всегда. Даже если мы его не замечаем это не значит, что его нет на самом деле. Просто нужно постараться, разобраться в самом себе и доказать это другим, показать им то, чего ты достиг. Не обмануть их, а доказать и самому в это поверить.

Но я себе это не доказала. Легко размышлять, но трудно привести весь этот план в реальность. Но не нужно особенно расстраиваться, если у меня ничего не получилось, это не значит, что не получится у вас. У вас свой путь: возможно чуть легче, возможно чуть сложней... Нет! Сложней моего пути наверно нету, по крайней мере я так считаю и в это верю, хотя и стараюсь отбросить грустные мысли. Я существую такой, какая я есть, еще со дня своего создания. Кто же меня создал? Странный ответ на не менее странный вопрос! Я создала себя сама, а помогали мне тьма, мрак и Сила. Моя собственная Сила. Мои собственные, из глубины души, мрак и тьма. Кто сказал что мрак и тьма- это зло? Покажите мне его и отойдите, что бы в вас не попала летящая в него ваза, а то и целый комод. Зло и добро не имеют цвета. И в прямом и в переносном значении. Они просто есть!

А пока летит время.

                                И будет лететь вечно...

Пока не найдется кто-нибудь, кто сможет встать у него на пути и заставить остановить свой бесконечный бег в никуда из неоткуда хотя бы на мгновение. Но видимо это буду не я!


Глава 3 Хитрые крылатики или стихи - дело тонкое. /Саяна


Смерть — таинственное  лекарство

против тщеславия.

Из истории.


Я вернулась из мира блужданий в самой себе и что я увидела? Карандаш обгрызенный со всех сторон... А карандаш ли это? Ну точнее одна четырнадцатая его часть, которую даже в руки брать стыдно. Остальные тринадцать четырнадцатых (да, я считала.) валялись по и под подоконником в моей комнате, за котором я сидела и использовала вместо стола. Видимо, во время размышлений я его сломала. Наверно представила на месте карандаша шеи старейшин “Совета Душ”, что и объясняет количество разломов на карандаше. Я посмотрела на лежащую передо мной тетрадь с заданием по литературе моей “дорогой” сестренки. Заголовок гласил “Дождь”. Я горестно вздохнула. Сколько раз зарекалась помогать ей со стихами, так нет. Она меня заданиями с ними еще упорней спонсировать начала. Но раз уже согласилась, то нужно довести дело до конца ну или в крайнем случаи до его подобия. А в голову то нечего путного не лезет. Значит нужно прибегнуть к помощи тех, кто помогает писать творческие произведения, в основном стихи.

Как обычно я поймала за хвост пролетающую мимо пухленькую краснощекую  спутницу вдохновения и  повесила её на специально для этого предназначенную, протянутую у меня в комнате, бельевую верёвку и защемила её крылышки прищепками, чтобы не сбежала. Проблематично конечно, веревка еле такую тушу выдерживает, но все же реально. Толстая муза сопротивлялась, билась (естественно в конвульсиях), пищала и кусалась, так как узнала веревочку (Ну и конечно меня.). Пока стих не напишешь, не поймешь, как  ей имя: может муза астрономии, а может гимнов. Хотя нет. Узнаю эту наглую рожу с выщипанными, кстати очень болезненно, бровками и  немного подпаленными после нашей с ней последней встречи крылышками. Так что это наша старая знакомая Эрато.

Говорят спички детям не игрушки. И то верно. Современные дети умные. Зачем им спички, если есть такая хорошая вещь, как зажигалка (Ну в особо крайнем огнемет или ракета Воздух-Земля!). Правда сбой иногда даёт, так покачественней нужно покупать. Ей обращаться легко. Если не будешь баловаться- то и не покажется красный язычок пламени. Так что не верю я в оправдания Жени, что она случайно эту музу подожгла, когда я в магазин за ручками ходила, так как уж очень радостное её личико было, когда я пришла, а потом стало грустным, когда я этот горящий факел, визжащий благим матом, тушить начала. Она мне тогда еще подсунула бутылку спирта и я это все на музу. Слава богу было это рядом с полной ванной воды и все- же потушили, правда ковер спалили. Потом квартиру от копоти два дня отмывали.

Наверно всем интересно, почему мы с ней поступаем так жестоко по отношению к этим милым маленьким крылатикам, высотой не более тридцати сантиметров и столько же шириной. Если вы это не поняли, значит плохо знаете этих мелких истеричных особ. С ними просто  по-другому нельзя. Они на тебя посыпят обманчивым вдохновением и ты, как под гипнозом, пишешь всякую гадость. Посмотришь потом на сие произведение искусства и задумаешься над тем, все ли у тебя в порядке с серым веществом в черепно-мозговой коробке, и подумаешь почему палата №6 еще не занята твоей скромной особой. Потому что лишь психи такое напишут, да и то не все, а только самые, самые запущенные случаи.

Рядом, как всегда в такое время, сидела Женька и щекотала (честно говоря, просто пыталась им  расчленить) вновь прибившуюся к нашему скромному обществу музу прутиком от старого веника. Веником этим на моей памяти не пользовались лет 11, но выбрасывать было то ли жалко, то ли лень, тем более, что его давно уже на прутики разобрала сестричка. Муза визжала из-за щекотки и тонкой боли от прутика, как недорезанная. Если бы бедная Эрато знала, что Женька уже раз 200 упрашивала меня посмотреть, как устроен организм муз, так сказать изнутри, она бы визжала еще громче. Правда представить еще больший визг музы  довольно таки проблематично Ну только если стекла лопаются на молекулярном уровне в окнах и барабанные перепонки в ушах.

Все- же я невольно усмехнулась глядя на эту живописную картину (Аля хирург-недоучка с будущим пациентом патологоанатома) и задала сама себе вопрос -  “Может все-таки дать будущему медику поэкспериментировать вначале на тех - кого не жалко, то бишь на музах, а только потом на людях или ну его?  Пусть хоть еще немного муза поживет”. Не очень их и много осталось, штук 8-9, точно не помню. Я вновь усмехнулась. Все-таки муза и отомстить может, правда по-своему. Пишешь например сочинение по литературе на страницу по “Капитанской Дочке”, а получается... на восемь листов, и обязательно с кучей трупов и эротических моментов. Причем вначале более половины героев становятся трупами, а потом находится какой-то нагленький некрофил, бац... и куча эротических моментов с использованием всех поз из общеизвестной книжечки и парочки новых самопридуманых. Не понять то, что муз мы мучим не в первый раз, да и то, что от них и нам достается, не мог только самый последний маразматик, ну или просто последний придурок. (Причем музы нам отомстили по разу, мне стих “помогли” продекламировать на английском языке, хотя его учить задали на русском, а с Женькой всю эту историю с “Капитанской Дочкой” провернули, так как она их доставала сильнее чем я и они ей отомстили своей самой страшной местью, на большее их мелкий пакостный мозг не способен. Они только по мелочевкам гадят, как кикиморы у наших далёких предков. Кстати, вначале из наших мест все кикиморы исчезли, и лишь потом музы появились, уж больно они на тех кикиморок походят. Только, что розоватые они, а не зеленые в пупырышках. Впрочем может они кикимор просто из наших мест выжили.) Эрато хоть с сестрами боится к нашему дому подлетать..., да куда там к дому, к нашему району, но все равно летит к разным влюбленным болванчикам на крылышках... Да уж после прищепок и зажигалки это уже на крылышки, даже на тряпки не особо смахивает. Ну только если на половые  очень грязные и дырявые. И как у неё на них летать получается? Несмотря на нашу с Женькой любовь к ловле “вдохновения” мне стало немного жаль Эрато. Все-таки ей больше остальных от нас достается, да и попадается она нам и на глаза, и в руки чаще других. Остальных вместе взятых такое количество раз, как её, не ловили.

Заметив, что я наконец дописала и просто сижу с улыбкой смотрю, на то, как она втихаря от меня, да и от музы тоже, пытается её располосовать прутиком, Женя нагло, а то бишь не спрашивая, а просто вырвав из рук, отобрала у меня листик со стихом, который, между прочим, под влиянием музы я написала для, собственно, её скромной особы и начала читать. Это только если её не знаешь хорошо, можно подумать, что она все нагло делает. Это всего лишь её оболочка. На самом же деле Женя очень милая, добрая и отзывчивая девушка (В душе, а душа в игле, игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце (заяц в шоке), заяц в сундуке, а сундук под замком на искусственном спутнике Земли.) и просто скрывает за маской все свои достоинства боясь, что лишь на немного стоит открыть свою душу или сердце и в них наплюют, раздавят, как хрустальный бокал, выбросят, как ненужную вещь, растопчут, как сигарету... Так, по-моему я очень сильно увлеклась состоянием души моей сестрички, так как  она уже минуты три, что-то говорит очень сильно жестикулируя. Ай, а по голове за что? Я же уже слушаю. Ну по крайней мере пытаюсь. Ну не могу же я слушать, когда меня по голове бьют. Тем более веником.

- Так ты меня слушаешь или нет?- наконец угомонилась сестрица.- Или мне продолжать?

Я кивнула пряча улыбку. Ну, что с вас людей возьмешь? Ну честно слово, как дети.

-Так ты меня слушаешь?- подозрительно поинтересовалась Женя помахивая веником (Веник кстати пролетал в нескольких сантиметрах от носа музы. Вдохновение с ужасом взирало на своё будущее. Проще говоря на веник.). Я снова кивнула и вновь погрузилась в свои мысли. В итоге я услышала лишь концовку ее поучительного монолога.- ...И после всего этого ты продолжаешь трепать мне и себе драгоценные невосстанавливающиеся нейроны.

Я вздохнула и попыталась прервать ее. После того, как ничего не получилось я подобралась к сестре и, закрыв ей рот рукой, что кстати было больно, так как она начала кусаться, попросила её

- Женюшь, а по-русски?

Женька замумукала.

- Чего? Ах, да! - Отпустила я её.

- Ну ты снова за старое?- Спросила сестра немного отдышавшись. (И не смейте говорить мне, что я садистка!)- Я тебя уже сколько раз просила?

- Что снова?- не въехала я.

Женя протянула мне листик со стихом, что упорно зачитывала до дыр до этого момента. Я немного поразмыслив  все- же взяла его, решив узнать, что я написала, так как, когда его писала,  была “не здесь”. Я думала, а рука, тем временем, что-то упорно выводила на тетрадном листе. И я начала читать.

 “Стих про дождь“.

Я вновь проснулась от скрипа окон.

И только на сердце, на душе печаль.

Сквозь слёзы говорю любви вон.

Ты, как обычно, рядом, так я уйду, ты знай.

Не останусь все время на месте.

Только с ветром, с дождём по пути.

И не будем с тобою мы вместе.

Но прости ты меня. Отпусти.

Не любовь на вопрос даст ответы.

И не слезы скользят по щекам.

Ты не веришь? Но все- же заветы

По моим ты читаешь губам...

- Саяна, мне кажется или стих должен был быть про погодное явление? Про дождь!

- Тебе не кажется!- Я вновь посмотрела на стих.- Тупее стиха я еще не видела. Это я такую белиберду написала? Да уж, такое  написать - это полностью чокнуться необходимо, а я, как не странно, еще сума не сошла. По крайней мере пока глюков еще не было.

На веревке ехидно пискнуло «вдохновение». Ну вот, я же говорила! А вы наверно не верили! Женя, наблюдавшая до этого момента за моими размышлениями схватила с подоконника ножик и шприц (Не спрашивайте откуда они там взялись. Сама не знаю!) и глядя, то на пунцовощекую музу, то на меня (И не думайте! Я само спокойствие... в тряпочку.) спросила:

- Саюшка, тебе муза ещё нужна?- Я отрицательно покачала головой с искренней жалостью смотря на ещё так мало пожившую на этом свете (около 1.5 тысячи лет) музу.- Ну тогда мочим её?- Муза усмехнулась. Бедная. Она даже и не знает, что это все всерьёз, видимо забыла когда и кто пытался её сжечь. - Я тебе говорила, что хочу стать хирургом.

Я усмехнулась зная куда клонит Женька.

- Мне-то говорила, а вот нашей дорогой (органы сейчас немало стоят) гостье - нет. Но если хочешь, можешь ей это показать. Хотя вряд ли она увидит. Скорее почувствует - Зевнула я. ( Может мне в актрисы идти? А что, вы против? Играла бы я Дездемону душащую Отелло в каком-нибудь провинциальном театре. Новая трактовка Шекспира. Опять же количество трупов на квадратный метр соблюдено.)

Муза попыталась отцепиться от бельевой верёвки, а Женя уже подходила к ней со лже - скальпелем и шприцом. На лице музы застыл неподдельный страх. Перед тем, как муза в реальности чуть не превратилась в экспонат музея в академии Склифосовского я подумала, что ещё есть возможность  написать этот ... стих - Жень, постой! За жалостью это, конечно, не ко мне, но давай дадим её последний шанс.- Решила смилостивиться я. Муза вздохнула с облегчением, а Женя- с обидой.

- А я уже поэкспериментировать хотела. Ты, между прочим, обещала!- Обиделась сестра. Муза в полном ужасе посмотрела на меня.

–Не бойся! Возможность ещё может быть будет. Все зависит от нашей музы.

–Эрато, твоя жизнь в твоих руках!- Провозгласила Женя.

–Ну и в основном в наших.- Хмуро добавила моя скромная персона.- Я повторяю для особо музанутых,  мне нужен стих про дождь. Не про град, не про любовь, не про смерть в конце концов, а про дождь. Поняла?

Муза кивнула, и я, не глядя, написала стих. Минуту спустя я решила почитать стишок, но прежде заявила музе:

–Только ты учти, месть будет такая, что тебе покажется, что смерть — не худший вариант.

Муза громко сглотнула и закивала головой в знак согласия так активно, что я испугалась, что она до мести моей не доживет — шея сломается!

–Всё как по заказу.- Писклявым голосом вывела она косясь на Женю с опаской. Та в свою очередь  от неожиданности выронила из рук шприц. Если бы я не была в несколько раз быстрее человека, он бы встрял мне в ногу до самой кости.

–Санька, а она, что говорить умеет?- Ошарашено спросила Женька выпивая стакан воды прямо из-под крана. То бишь без стакана, а прямо из-под крана. Ну что ж я её понимаю, не разу не одна муза с нами не разговаривала до этого момента (Говорить не могли, а только кричать и визжать.), и Женька даже не знала, что они умеют разговаривать.

–Не, б...я, у меня язык так, для красоты к горлу привязан!- Возмутилась муза помахивая кончиками крылышек (Как именно помахивала я молчу. Но если вспомнить, что она за них подвешена на веревку…).

Женька в полнейшем шоковом состоянии полезла на шкаф, что стоял в углу моей комнаты, нет, не испугалась! Дело в том, что там у нас была заначка, пятилитровый бутыль с медицинским спиртом, что часто использовался и по прямому и по непрямому назначению, и  назначению, для которого он вообще не предназначен. Впрочем мы отошли от заданной темы. С трудом отобрав у сестрички бутыль, к которому она так и не успела приложиться. Еще чего не хватало: пьяную сестру откачивать. Да у меня за это время вдохновение сбежит... вместе с музой. Муза! Я же про неё практически забыла, значит нужно обратить на неё внимание пока она не смылась сволочь бегемотослонокарликовая.

–Ты не зарекайся, а то и впрямь язык только для красоты будет... и только привязан... и возможно не только к горлу.

Муза закивала головой. Видимо все- же шея у неё сломается, и причем к концу этого дня, правда я не знаю, сама или с моей помощью. И вот момент истины настал... настал и также быстро закончился.

–Так, я читаю!- Предупредила я Эрато и Женьку и начала читать...- ” Темнота печаль и грусть...”. ... Так, я не поняла?- удивленно посмотрела я на музу. Та пожала бровями (чисто Брежнев!)  и тихонечко, видимо боясь моего гнева (Кого я обманываю? Они, эти стервы, никого,..., не боятся), сказала:

–Там дальше будет!

Я продолжила чтение.

–“Дождь стекает. Ну и пусть...” Ладно, пойдет.- Вздохнула я и сокрушённо покачала головой. Ну не верилось мне в то, что мы всё- же напишем этот ... стих!- “Ветер осушает слезы. Нежные шальные грёзы...”. Да что ж ты сволочь творишь, корова недоделанная.



Да! И что я хотела от этой долбанутой Эрато? Я схватилась за голову, Женька за нож, а муза за сердце, только почему-то ниже и правее причем ногами. Ну вот ещё один повод дать Жене поэкспериментировать над этой полнокровной тушей жировых складочек.

–Саша, извини конечно, но здесь про дождь лишь косвенно упоминается, и то в виде одного предложения даже не связанного  с остальными по смыслу… и содержанию.- Обратилась ко мне Женя пытаясь отобрать бутыль, что стоял у меня под стулом. Ну мне еще не хватало, что бы она его вылакала. Я же родителям показаться побоюсь. Они же меня без соли и ложки съедят и еще скажут что невкусно.

И что ты, дорогая и в недалеком будущем мертвая и расчлененная Эрато, скажешь в своё хрупенькое оправдание? Учти, все, что ты заявишь, будет использовано против тебя.

Муза пожала плечами, как ни в чём не бывало, типа “ Я здесь не причем и вообще меня нет, а у вас глюки!”

–Вы дальше почитайте, понравится! - Сказало это кладбище пирожков и быстрого питания, и чуть тише, так что если бы я была человеком не услышала, добавила. - А может и нет, кто вас бешеных поймет.

–Ладно, я почитаю!- Усмехнулась я. Почитала.  Угорела. Морально умерла. Зачем я это сделала?

–Ну как?- Завозилась на табуретке Женя.

Я подумала! Нет, конечно стих неплохой, но ,..., я же про дождь стих то пишу. Я сокрушённо покачала головой.

–Ну слушай целиком.

“Темнота печаль и грусть.

Дождь стекает. Ну и пусть.

Ветер осушает слезы.                              

Нежные шальные грёзы.                                  

     Холод-жар, мне все равно.                          

     Я сижу. Смотрю в окно.                                  

     Все равно на страх и боль.                                    

     И на рану словно соль.                                           

Кровь стекает по щекам.                                           

Смерть читает по губам.                                          

На руке её печать.

Путь найти, жизнь потерять.

     Герб её окутан мраком. 

     И со смерти черным знаком.    

     Снова ты идёшь сюда.

     Но прости уж навсегда.

Где течение времен.

Лет, столетий миллион.

Где теряешь сам себя

Существует смерть всегда.”


–Мама мия, Дева Мария!- Ошизела Женя.- Прям про тебя. В одном стихе вся история.

–Во!  Я же говорила, что понравится!- Напомнило о своём существовании забытое вдохновение.

Мы с Женькой переглянулись.

–А вообще-то заказ был на стих про дождь.- Лааааасково улыбнулась я. Улыбнулась... хм... скорее злобно оскалила зубы.- Где именно здесь про дождь?

–Ну как же, а это “Дождь стекает...”.- Продекламировала она.

Я поднялась со стула и ухмыльнулась думая, что все-таки муз станет на одну меньше, а может даже больше, и не на одну, смотря как резать будем и сколько частей получится.

–   “О Муза! я у двери гроба!

Пускай я много виноват,

Пусть увеличит во сто крат

Мои вины людская злоба-

Не плач! Завиден жребий наш,

Не наругаются над нами:

Меж мной и честными сердцами

Порваться долго ты не дашь

Живому, кровному союзу!

Не русский - взглянет без любви

На эту бледную в крови,

Кнутом иссеченную Музу”- Продекламировала я.

–Так значит, как на ненужные темы ты вон какие стихи сочиняешь! - Обиделась Женя.

–Вообще-то, это не мой стих, а Некрасова! - Удивленно прищурила я глаза. Книгу из которой был этот стих я взяла из Женькиной комнаты.

–А ну тогда ладно.- Успокоилась Женька.- Мочим музу?- Спросила она обратив внимание на нашу бедную жертву пыток и попыток испытания разных видов каторги. Но мой мозг выдал более изощренную идею по линчеванию музы.

–Мочим то мочим, только ножик положи.- Сказала я сестричке и подмигнула.

Спустя несколько мгновений, мы в четыре руки стащили бегемотоподобную тушу героини греческих мифов и легенд с едва выдерживающей такую слониху веревки, и потащили в... а как вы называете место полного удовлетворения, единства с природой, место раздумий и чтения газет, наиболее посещаемое место квартиры насыщенное вашей внутренней энергетикой... по-моему я снова немного увлеклась, если вы не узнали описание этой комнаты - вы идиоты, так как это место- уборная. Муза визжала, кусалась, билась, ругалась, угрожала, а к нам с Женькой одновременно пришло ОНО - так долго искомое вдохновение. Только муза почему-то сильно расстроилась и попыталась совершить суицид в очень странной форме. Она попыталась перерезать себе вены. Нет, что перерезать - это ничего, всегда пожалуйста, мы даже поможем, но она пыталась перерезать их своими зубами, то бишь прокусить.

–Мочим музу в унитаз,- Начала я. По-видимому муза подумала, что лучшим вариантом была бы наверное смерть. Хм... А я между прочим предупреждала.

–Головой в дырку пять раз.- Пропела Женька и мы наконец добрались до уборной и затащили туда сопротивляющийся мешок жира.

Сопротивляясь муза ногой зацепила умывальник и разбила несколько флаконов с пеной для ванны. Именно поэтому почетное право первой купать музу я отдала Женьке, а сама в это время пыталась замести следы нашего преступления. Через полминуты мне на плечо легла рука, обернувшись я увидела удивительную картину. В унитазе, ногами вверх торчала и молотила по воздуху муза и с яростью что-то доказывала нам, правда что именно она доказывала мы не слышали, так как голова её очень прочно застряла в дырке.

–Сая. У неё голова застряла.- Заявила Женька. А то и так ни черта не заметно.

–Жрать меньше надо. И вообще нам то что. Пусть зараза помучается.

–А мне что делать?- Не унималась сестричка щекоча голые пятки музы ершиком для унитаза. На мой взгляд это было для музы самое приятное ощущения за все годы нашего знакомства

–Что делать, что делать!? На слив нажимай.- Женька проворно оббежала унитаз и включив в розетку насос для воды, чтобы вода шла бешеным потоком, нажала на слив. Если до этого нам было слышно лишь отдельные фразы то теперь мы слышали лишь некоторые предлоги из монолога наследия Древней Греции.

–А-А-А-А!!!!- Верещала муза, прикольно дрыгая ножками в воздухе и отчаянно пытаясь попасть этими ножками в нас.- Блям... буль... во су... буль... Да я... буль... Да вы... буль... Да вас... буль. Суууууууууууу... буль... киииииииии... - отчаянно ругалась муза и вдруг выдала такое что даже у видавшей и слышавшей многое меня ушки свернулись в трубочку - Вы... ... что б вас... в ... весь ваш город...  причем ... и ... за...  потому что... как... ... ... в ... про... ...,...,... ..., ..., ... ... ... ... !!!

–Жень нажимай на слив пока мы еще пару новых словечек не узнали.- Красная, как вареный рак, сестра нажала на слив и держала кнопку минуты две.

–Су... буль... ки.- Заголосила бывшая муза - нынешняя подопытная.

–Что она сказала? - спросила Женя.

–Так это. Добавки просит! Понравилось!- нежно улыбнулась я наливая в бочёк остатки пены для ванны и немного хлорки. Муза от этого не отравится, но неприятный привкус еще недельки на три останется, также как и память о нас, хотя, кажется, она нас на всю жизнь запомнит. Женю не нужно было упрашивать дважды. Она уже нажимала на слив.

Через час мы все-таки вытащили и отпустили пошатывающуюся, ругающуюся пенную музу, икающую разноцветными пузырьками, на прощанье оборвав ей на крылышках перья, что еще остались после прищепок и купания в белом друге.

–Сая, а зачем мы ей перья оборвали - Спросила Женька помогая мне убирать ванну после нашествия муз.

–Вдохновение у неё в перьях.- Сестра немного помолчала вымывая бочок от пены.

–А-а-а-а.- потянула она чуть погодя - А судя по стихам в пятой точке.

И мы рассмеялись. Как все-таки я становлюсь похожей на людей. Впрочем я и не считаю человекоподобие таким уж пороком. Ну подумаешь на придумывали себе кучу мнимых богов, а потом удивляются почему им боги не помогают. Наконец мы с сестрой закончили уборку и пошли по своим комнатам. Возле двери меня остановила Женька.

–Сая, а Сая!

–Чего тебе еще надобно старче?- Потянулась я зевая.

–А стих то мы на открытый урок так и не подобрали.- Моя челюсть упала примерно на уровень третьего этажа. А если учесть что мы живем на седьмом этаже 22-х этажного дома, она падала где-то этажа 4.

–Так его не сочинять задали?- Ошизела я.

Сказав “опс” наглое создание, случайно появившееся на свет, скрылось за дверью, закрыв оную для надежности на щеколду и подтащив к ней что-то тяжелое, по звукам это было старое кресло которое мы с ней вдвоем еле сдвигали с места. Я начала тарабанить в её комнату.

–Открывай, ошибка теории Дарвина. Мы три дня муз мучили. Ради чего я все свои нервные клетки потратила?

–Я просто хотела что бы по-взрослому было ?- Ответила мне из двери сестра.

–По-взрослому!? Я тебе устрою по-взрослому. На неделю!

– Я не хотела - ответила мне дверь

– На месяц! Все спокойной ночи! Учти, это твоя последняя спокойная ночь, а может и просто ночь.- И для наглядности пнув пару раз дверь ногой я пошла в свою комнату и легла спать.

А рядом с подоконником остались валяться собранные с «урожаем» перышки бедной музы.


Глава 4 Встреча./ Саяна


       На похоронах всем больше всего мешает

покойник но без него трудно обойтись.

ДАВИДОВИЧ Аркадий Филиппович


                   Черный день! как нищий просит хлеба,

                   Смерти, смерти я прошу у неба,

                   Я прошу её у докторов,

                   У друзей, врагов и цензоров,

                   Я взываю к русскому народу:

                   Коли можешь, выручай!

                   Окуни меня в живую воду,

                   Или мертвой в меру дай.

Некрасов


День начался, как и много дней до этого. Ко мне в комнату вломилась пра - пра - пра... правнучка Евы и нагло разбудила отобрав, ставшее уже за ночь второй кожей, одеяло.

–   Сая! Сая! Да просыпайся ты!!!

Я открыла глаза и повернулась к сестре. Мир снов все еще окутывал меня не давая логично соображать и дать ответы на важные вопросы типа где я и кто я. Наконец я осознала сам факт своего существования.

–   Чего тебе?! Сволочь ненаглядная! Поспать не даёшь!

Сестра прыгнула в кресло стоящее у окна и задала вполне логичный вопрос, но я все равно сразу не врубилась в его под-смысл.

–   Сашка, а сколько времени!- Ехидно поинтересовалась сестра.

–   Да какая разница?!- Я отвернулась к стенке и зарывшись с головой в отобранном у сестры одеяле попыталась заснуть.

Я не учла только одно: не нужно было поворачиваться к злой сестричке спиной...

- Просыпайся!!!!!- начала будить, то бишь толкать меня в спину она. Ну она и толкала, толкала, пока я не врезалась носом в стенку...

- Женя, дай поспать!

- Сколько времени?

-  Ну полвосьмого… Полвосьмого?! Женя, в школу (!) ... Блин…

- Ага! И оладий, и драник, и другие мучные изделия.

- Женя, давай лучше в школу собирайся.- Наконец выпуталась из одеяла я и начала одеваться.

Вещи, как назло, попадались либо мятые, либо те которые я при всей своей наглости в школу не надену. Наконец, выудив из шкафа приличного вида фиолетовую блузку с неглубоким декольте и черные джинсы, я выгнала из комнаты сестру и переоделась. Сбросив в рюкзак первые попавшиеся под руку книги и тетради (Неуверенна есть ли сегодня эти уроки или нет. Ну неважно в общем.), я выскочила из комнаты и схватив по пути что-то ищущую в шкафу сестру выскочила на лестничную площадку.

- Сая! А мне так в школу и идти?- Подозрительно прищурилась сестра.

- А в чем дело?- Спросила я пытаясь закрыть дверь ключом.

- Да вот что!- Показала мне голые пятки сестренка. Пришлось возвращаться, тем более что на мне были смешные тапочки-собачки. Вытащив из тумбочки себе - зелёные кроссовки, а Женьке - туфли на высоком каблуке, я закрыла наконец дверь и попинав для скорости сестру, чтобы она надела туфли, направилась в школу. За мной семенила  сестра вереща, что туфли не её, а мамины и на 2 размера больше.

Бежали в школу мы напрямик через дворы и гаражи по пути перескакивая через низкие и не очень заборы (Раза три приходилось возвращаться за потерявшимися туфлями.). Наконец впереди показалась крыша старой школы. В 4 этажа она пряталась за высокими многоэтажками как бы стыдясь своей старости. Нет. Школа то после ремонта, но старость так и пропитала здесь стены и пол. Взобравшись по лестнице на 2 этаж мы с Женей попали в нужные кабинет истории. Пришли мы ко второму звонку, но по ощущениям не к первому, а к четвертому уроку. Ну и где в этом мире справедливость? Предупредить не могли!? Первого урока нет. И вот мы, 23 полусонных ученика 10-Б класса всеми проклятиями проклинаем всех учителей, директоров, завучей, министров образования и в основном тех идиотов, что построили это массовое пыточное орудие под названием школа.

Ясное дело что все мы скучали, а основная часть еще и посапывали используя вместо подушек полные учебников и тетрадей портфели, а вместо диванов - стулья, парты, а некоторые и особо сговорчивых соседей по парте.

Что удивительного в том, что и я не отставала от других и активно дрыхла улегшись на последней парте и положив голову на рюкзак.

Внезапно моему сну помешали.  Еще за несколько секунд до того как послышались шаги я поднялась и села на своё законное место рядом с Женькой. Она с Юрой, нашим общим лучшим другом, удивленно посмотрели на меня типа «че это с ней?», но  вот послышались шаги и дверь в наш рай снов на земле коварно раскрылась. Мы все  без особого интереса подняли глаза к распахнутой двери и застыли в шоке. Парень. Черноволосый, стильный, примерно нашего возраста. Нет, конечно мы и раньше красивых парней видели, но этот был безумно, прямо таки нереально красивым. Закрыв рот сестре я вновь взглянула на того кто привлек внимание всех нас. В нем было что-то до боли знакомое, даже родное. Следом за парнем в класс влетела наша классная, учительница русского языка и литературы, Анна Михайловна. Как всегда, выглядела она безупречно: рыжие волосы собраны в аккуратный хвостик, на ногтях замечательные маникюр  зеленого цвета с золотистыми мелкими стразиками в виде веточек без листьев, в ушах золотистые сережки с зелененькими драгоценными камушками. В общем не учительница, а золотисто-зеленая лесная фея из сказки. Нашей классной руководительницей она стала 2 года назад и наш класс полюбил её как никакую другую учительницу. В  этом году ей исполнилось 25 лет. Но самой смешное то, что она давно встречалась с парнем из 10-А, Максимом. Ему в этом году исполнилось 22 года. Сколько раз он оставался на второй год, считать уже всем надоело. Парень он не глупый. Но в школе он просто спит на уроках и несколько раз дрался с нашим трудовиком, за что и оставался 2 раза в 5 классе , 2 в седьмом и один раз в 9.

- Знакомьтесь, это Валентин. Он приехал из Киева и этот год будет учиться у нас.- Сообщила нам Аннушка и замолчала видимо давая нам прийти в себя.

Валентин?! Вновь взглянув на парня я поняла, почему заинтересовалась им. Это был он! Все та же манера держаться, все тот же взгляд пронизывающий до костей. Это несомненно был он!

Парень без интереса прошелся взглядом по лицам тех кто находился в классе. Интерес его привлекла лишь наша Светочка. Блондинка с темно-зелеными глазами. Её он одарил одной из своих самых обаятельных улыбок.

Женька толкнула меня давая опомниться.- Санька, ты чего?

- Да так, ничего особенного.

- Если ничего, тогда парту отпусти. Я конечно понимаю эмоции и все такое но если ты кусок железной парты отдерешь - это будет несколько подозрительно, ты так не находишь?

Я разжала руки признавая правдивость слов сестрёнки, тем более что отпечатки моих рук навечно  остались запечатленными на поверхности парты. На это место, что бы ни кто не заметил 10 ровненьких вмятин я положила рюкзак. Я вновь взглянула на парня.

« Не узнал?! Вон на Светку смотрит как на божество какое-то, а меня только взглядом наградил! Ну я ему… А что я хотела? Прошло почти полтысячелетия. И нет смысла в том что для нас с ним они как миг. Многое поменялось. Многое поменяла я. Я оставила его тогда в том доме. Не объяснила, что «Совет Душ» обещал уничтожить его если бы мы и дальше оставались вместе. И нет смысла бессмертный он или нет. Они бы просто разрушили его сущность. А сбежав, я перестала отдавать им частицы магии Смерти этого и других миров. Сама я её тоже не получала отдавая её миру и заполняя бреши в нем, которые появились от недостатка магии, но «совет» тем временем терял своё могущество. Как я сама во всем этом запуталась. Чушь какая-то получается. Тем более тогда я сделала свой выбор, я сказала, что у меня есть другой. Да и сама я изменилась: была вон, как Светка. Волосы были с серебряным отливом, а теперь цвета крыла ворона. Глаза же из темно-зеленых стали цвета изумрудов. Я стала выше. На щеках появился румянец».

 Все эти мысли заняли всего одно мгновение времени за которое человек не сможет даже моргнуть. Тем временем Аннушка видимо сообразила, что немного затянула с паузой и продолжила.

- Так как сегодня  должен был быть концерт, а его отменили то расскажите Валентину о себе, покажите школу, город.

- Ура!!!- Заорали наши пацаны и заверещали девчонки обрадованные данной вестью. Мы с Юркой поморщились от мощности этих криков и возмущённо взглянули на оравшую больше всех Женю. Под нашими красноречивыми взглядами она утихла и ляпнув что-то типа « Чем я хуже всех!?» приземлилась обратно на грешную землю и больше с парты не подскакивала. Анна Михайловна улыбнулась, но видимо решила остудить «наш» пыл.

- Город - после уроков.

Но «нам» было уже все равно и класс верещал, как никогда. Правда уже без Женькиного соло. Что-что, а уроки прогулять - это мы с радостью, тем более что часть класса сегодня на другой концерт идет вчетвером: я с Юрой, Женька с Сережей и возможно Сережкина  сестра- Ленка. Ну тогда впятером.

- Саша… Саша… Александра!!!- Позвала меня учительница, а я снова получила увесистый пинок от Женьки.

- А… что?- Вернулась обратно «в себя» я

- Задумалась!?- Не то спросила, не то уточнила Аннушка.- У нас на этой неделе олимпиада по стихам.

- А-а-а-а…нна Миха-а-айлова, я не могу.- Потяну я придумывая причину, так как любимый вопрос, нашей классной руководительницы - «почему».

- Почему?- Удивилась классная. ( Ну я же говорила!)- У тебя замечательные стихи.

- У меня вдохновения нет!- Сказала я. Отмазка, сама понимаю, тупая, но авось пронесет. Да и честно говоря рационально мыслить рядом с «Валентином» не получалось. С первого ряда захихикала Светка.

- Что, вдохновение в унитазе утопила?

Эх, знала бы она как близко к истине находятся её слова. Но не рассказывать же ей в действительности про то как мы вчера Эрато с белым другом знакомили. Тем не менее я посмотрела Аннушке в глаза и «честно» сказала.

- У меня вдохновения нет.

Валентин, стоящий все время рядом с учительницей хмыкнул и направился к единственной свободной парте. Та как назло находилась за нами с Женькой. Учительница неизвестно чему улыбнулась и направилась к выходу из нашей не до конца проснувшейся долины снов.

- А-а-а… ну ладно…- И вдруг задумчиво начала говорить.- «Из-под ресниц тяжелый взгляд, стремится вдаль меня не замечая…»

« «-Как поняла ты мне не рад?» Ты смотришь в ночь, опять мечтая».- Машинально продолжила я и сразу возмутилась.- Это запрещенный удар. Ниже пояса!

Светка и её шестерки заржали со своих мест. Ну я им еще покажу!

- Зато  мы все поняли, что ты себя просто недооцениваешь и вдохновение у тебя присутствует. Все всем пока. Увидимся послезавтра на уроке.- Сказав это Анна Михайловна скрылась за дверью. Почувствовав на себе странный взгляд я обернулась. На меня смотрел Валентин. «Понял? Нет!  Как? Заинтересовался!» Тут  в дверь снова влетела наша руководительница.

- Что? Я все проспал? Уже послезавтра?- открыл глаза Юркин сосед по парте Сережа. Высокий парень на пол головы выше моей сестренки. Заводила нашего класса на всякие сомнительные и не очень авантюры. В него Женя была влюблена с первого класса, и как мне кажется взаимно. Они с Сережей хоть и сорви головы, но ни когда дело касается любви. Мне же он как  и Юрка, хороший друг.

- Да спите вы уже.- Махнула на нас Анна.- Валентин садись со  Светланой а после уроков зайди в библиотеку и возьми книги и дневник.- После этих слов дверь также шумно закрылась.

Валентин прекрасно понял кто такая Светлана и подсев к ней задал вопрос.

- В смысле дневник?- Не сообразил он сразу.

Света (стерва стервой) грациозно запрыгнула на стол и чуть нагнувшись начала говорить.

- Понимаешь, у нас в школе не действует правило школьной формы.- Пальчик с серебряным колечком указало на нас с Женькой.

Нет я конечно понимаю за себя, джинсы формой не назовешь, но Женька то причем… тут я присмотрелась на то что сестра называла блузкой, а потом на то что вместо юбки она нацепила на себя… пояс! Нет это реально была юбка но… ширина моего пояса не намного уже её юбочки… В следующий раз в школу её одеваю я.

- Но комиссии то это не скажешь. Поэтому им на проверку дневники отдают, вроде мы все такие правильные, вон даже дневники одинаковые, и не надо к нам ехать. В этом году у нас там  фото нашей школы.

- И комиссия в это верит?- Поинтересовался парень, а затем нахмурился - А им обязательно пользоваться?

- Комиссия? Не разу не было!- Рассмеялась Светлана.- А насчет дневника, да. Им только любимица нашей классной вместе с сестрой не пользуется.- Хмыкнула и вновь показала на нас белобрысая гадина со слишком большим количеством  волос… и зубов тоже, да и травматолога она уже целых два месяца не посещала. Нет так дело не пойдет. Нужно ей срочно с ним встречу устроить… Вне очереди…

- Сая, а ты как к новенькому относишься?- Повернулась ко мне сестричка.

- Никак. – Отрезала я. – И вообще я тебя просила в школе меня так не называть

- Он вроде как красивый.- Снова начала разговор Женя.

- Женя он из моего мира.- Взялась за голову я.

- Что? – Не поняла сестренка.- Как это из твоего мира? То есть ты хочешь сказать что он знает кто ты?

- Нет. И пока ему не нужно ничего этого знать.

- О чем секретничаете?- Подсел к нам Юра. Мы молчали.- Понятно! Отвечать мне ни кто не будет.- Усмехнулся он.

 Мы бы с ним так и сидели если бы нас с Женькой не позвали в самую гущу толпы вокруг Валентина. Вначале я никуда идти и не собиралась но тут сработал закон подлости и моя кофта зацепилась за блузку встающей сестрёнки. Что бы не лишиться важной детали одежды пришлось вставать следом за ней и просить, чтобы она не делала резких движений. После спасения кофты от верной гибели я хотела сесть но вдруг подумала, а почему бы нет и последовала следом за Женей по пути объясняя сдерживающему из последних сил смех Юрке почему он не прав.

- Санька иди к нам.- Крикнул заводила нашего класса Сережка.

А то и так не видно, что я двигаюсь именно в их направлении и ни в каком другом. В это время его сестра Ленка, самая большая сплетница нашей школы, уже вовсю рассказывала новичку о моих паранормальных способностях. Удушила бы… Обоих!  Затем оживила бы и снова удушила и так много раз. Хотя и сама ничуть не лучше. Могла бы и не гадать в школе. Впрочем много людей обладают этой способностью и мне нечего бояться.

- Она у нас с сестренкой из древнего цыганского рода. Женя гадать не научилась, а Саша… В общем ни одного неверного гадания не было. Лично мне она и собаку нагадала и предсказала, что у меня младший брат родится.

Я подошла  ближе и еле сдержалась что бы не расцарапать Ленке лицо. Нет, не такая я уж и истеричка. Но в данной ситуации, у меня нервы и так на пределе. А тут еще она бензин в огонь подливает.

- Ну допустим не нагадала, а пошла логическим путем, что тебе тоже будет доступно если начнешь думать. У вас в семье идет чередование в рождение детей. Последним ребенком была ты. Так что когда я  тебе говорила что у тебя будет брат я имела в виду вообще брат, а не только родной. А насчет собаки… ты за 17 лет так родителей доконала, что когда умер твой кот они подумали и решили что лучше уж купить собаку, чем снова слушать твоё беспрерывное нытьё.

Лена обижено надула губки и отошла от меня подальше чтобы не вцепиться мне в волосы. А то, что физически я намного сильнее её она прекрасно знала и испытывать на себе мой коронный удар ей, по всей видимости, не хотелось. Сережа же стоял и хлопал глазами.

- Первый раз вижу чтобы Саша отказывалась от своих возможностей.

- Ничего я не отказываюсь.- Хмыкнула я – Только твоя сестренка из меня чуть ли не божество делает.- Сказав это я поняла что немного перегнула палку и замолчала. Главное не краснеть, не краснеть. Валентин усмехнулся и впритык приблизился ко мне. Юра заметно напрягся и приготовился если, что показывать новичку, что бы он к нашим девчонкам, а в основном ко мне и Женьке, не лез.

- Ну может тогда тебя не затруднит погадать и мне?

- Ничего себе. А ты парень не из робкого десятка. Так просто узнать свою судьбу…Или просто дурак.- Уставился на него во все глаза Сережа за что и получил от Жени щелбан.

- Опять нарываешься? Кулаки чешутся? Так ничего страшного. Ты обращайся я тебе их почешу.- Съехидничала сестренка и мстительно добавила.- Наждачной бумагой!

Сказав, что он больше не будет, парень смущенно уставился в пол.

- Так что, Саша, погадаешь?- Поинтересовался Валентин присаживаясь на стол.

Буркнув, что погадаю, я тоже села на стол но на самый его уголок, сметя, тем не менее, с парты Свету. Она не обиделась. Правда! Только, почему-то, попыталась вцепиться мне в волосы. Но мои друзья не промах и она была взята в плен мощными руками Юры, который пытался объяснить ей, что так делать не надо, и вместе с Сережей оттащили Светлану и её подруг подальше от нас.

-  Давай руку. И учти Сашей меня зовут только близкие мне люди. Ты в эту категорию не входишь, так что зови меня моим полным именем: Александра.

Парень усмехнулся.

-Куда звать-то?

- Только не в кусты. Сама не приду, а кто-нибудь тебя там покалечит. Руку давай уже.

Очень смешно. Прям расхохочешься. Тоже мне Петросян на пенсии, Степаненко в молодости. Как мне хочется расцарапать, разбить, забить, утопить, расчленить, закопать, порезать,  загрызть, удушить, повесить, четвертовать… Блин. Я не девушка, а какой-то маньяк- убийца с нарушенной психикой. По-моему я, как обычно, «немного» увлеклась. Валентин или проще говоря Валик протянул мне ЛЕВУЮ руку. Я удивленно подняла на него свой взгляд. Забыл? Нет! Не мог. Тогда…

- Давай правую. По левой не гадают. На ней отраженно прошлое…

- Рисунок меняется в зависимости от твоих действий и поступков в прошлом и отражается в виде пересечений линий на левой ладони. - Влез в наш разговор Сережа и задумался.- А что я только что сказал.

Мы с Женькой усмехнулись и она одобрительно положила руку ему на плечё сказав, что объяснит попозже. Все мы знали, что Серега просто строит из себя полного идиота, а на самом деле умный парень. Иногда даже через чур. Я посмотрела в глаза Валика и улыбнулась еле сдерживаясь, что бы не закатить истерику. А она уже намечалась где-то внутри моего подсознания.

- Значит все- же трус! А я думала, что к нам в класс парень пришёл, а не девчонка.

- А мне кажется, что это ты боишься ошибиться. Боишься сказать то, чего не было в моей жизни.- Ничуть не обиделся внешне парень… А внутри! Если я его хоть немного знаю, в чем нисколько не сомневаюсь,  он сейчас хочет самое малое так это убить меня. Ну, ну! Попробуй! Посмотрим кто кого. Я взяла его руку. Инстинкт спросил у разума можно ли в неё вцепиться. Нет! Жалко-о-о! тебе тоже? Так может…? Ладно, понял!

Одноклассники, даже Светка с  Сережей отошли зная, что мне нужно пространство. Они знали, одно нарушение  правил, установленных с всеобщего согласия, и все… даже самые близкие друзья отвернуться от них. Пока такого не было и никто не хотел на себе это проверять.

Меня вновь отвлекли, на этот раз Женька. Она даже и не думала уходить.

- Женя!

Я одним глазком. Продолжай!- Махнула рукой она. Нет, так дело не пойдет.

- Женя!!! – Мой голос стал грубей и немного истеричней.

- Ладно, я пошла! Не очень и хотелось!- Обиделась девушка и отошла к Сережке жаловаться на неблагодарную сестру, которой она спасала много раз жизнь, а та даже поблажки не делает.

Я наконец-таки взглянула на руку Валентина. Ничего из прошлой жизни, что я знала. Лишь переплетение линий на ладони.

- Ну! – спросил парень.

- Подожди, не так быстро. Я тебе не компьютер, у которого скорость в тысячу раз больше скорости человека.- Я даже не смотрела на лицо нашего неусидчивого, но ощущала  его усмешку. Не улыбку, а именно усмешку. Грубую. Почти ненавистную. Стоп! Ненавистную!? Ко мне? Ну все гад, ты попал. Побью, порежу, моргала выколю…

-Ты что заснула?- Услышала я голос парня. Я потрясла головой смывая наваждение, в котором он состоял из 8-12 отдельных частей.

- Правильней будет сказать задумалась.- Я отпустила ладонь.- Итак, ты уверен, что хочешь это слышать!? Впрочем уже неважно. Ты намного старше чем выглядишь. И не на пару лет, а… впрочем неважно.  Ты уж точно знаешь, что такое  страсть и любовь. Ты познал и жизнь и смерть, ненависть и вечность, знание и …

- Предательство.- Выдохнул парень. Оказывается он все это время не дышал. Видно я его таки удивила если он уже перебивать начал.

- Предательства не было. Был обман. А перебивать  меня не смей!- «Дура, дура. Что я несу? Идиотка! Дура набитая! Чокнутая, долбанутая. Так, хватит заниматься самобичеванием пессимистка хренова… упс опять».

Валентин тем временем молчал. Вдруг он резко поднялся, а я чуть не упала. Не подскочи вовремя Сережка валяться бы мне на полу с шишкой.

- Ты, что с дуба рухнул?- Без разницы кто он, но я чуть не упала из-за него. Объясняю:  у нас школа старенькая, парты железные, расшатанные, не прибитые, весят мало, от любого рывка приходят в движение, а я сидела на самом краю.

- Никакая ты не гадалка.- Сквозь зубы прорычал он. «Дурак.  Идиот. Животное. Скотина. Скот. Козел!»

- Думай, что угодно мне по барабану. Только к психиатру обратись авось поможет… Хотя нет, иди сразу в психушку.- Я села обратно за свою парту.- Нет, лучше сразу на кладбище, а то вдруг кого-то укусишь и придется  этому бедняжке делать 80 уколов.

Валик побурел, но когда я  заговорила про уколы даже упустил свой рюкзак, который хотел повесить на плечё.

- Почему 80? Вроде всегда 40 было.- Удивился парень.

- А ты даже знаешь сколько нужно? Покусал уже кого-нибудь? Передавай мои  искрение соболезнования. А 80 потому что 40 не помогут!-

Я  взяла рюкзак и мы с Женей вышли из класса захлопнув дверь перед самым его носом. Через семь секунд прозвенел звонок. Вот первый урок и прошел. Зашибись…


Глава 5  Первый раз в перв… десятый класс./ Валентин.


                                                                           Надежда, сопровождающая нас всю жизнь,

 не покидает нас даже в час смерти.


Дождь, ветер, мрак, все смешалось.  Мы стояли во тьме и смотрели друг на друга. Я не мог поверить, что это все происходит именно со мной.

-У меня есть другой! И с ним я счастлива! - Сказала девушка и скрылась в пелене дождя. Я в ужасе смотрел ей вслед. Почему? Что я сделал? Почему?

Я упал на колени прямо в грязь. Впервые за все своё существование я чувствовал отчаянье.  Что-то острое потекло по щеке от глаз. Кровь? Нет, не кровь, слезы! Я плакал. Также впервые плакал. Я потерял самое дорогое, что у меня было. Она… она ушла. Ушла к другому. Я не знал как быть дальше. Как жить?

Но все это было давно. Лет сто, а может двести, а может…, но это не имеет никакого значения. Прошло около 400 лет, как в мире людей, так и в мире богов. Многое поменялось. Многое поменял я. Вскоре после Её ухода Совет тринадцати самых сильных богов, называющий себя «Советом Душ», распался. Они не получали Её силу и стали бороться за те крохи власти, что у них оставались. Но и это не помогло. По одному они стали слабы и никчемны, те высшие существа, над которыми они тиранствовали, начали уничтожать их. Они обращались за помощью ко мне, но я ничего не предпринял. Они более не могли руководить мной и я ничего не сделал для их безопасности, и они все исчезли. Может я и чувствовал какую-то грусть и печаль от того, что ничего не сделал, может я чувствовал угрызения совести, я уже не помню. После этого я стал путешествовать по мирам в Её поисках пока, наконец, не очутился в этом мире. Мире, где магия уже давно стала легендой, а вместо неё появилась техника. Конечно магов здесь можно было встретить, но это были единицы среди миллиардов обычных людей.

Не сказать, что я впервые был здесь, но сейчас мне показалось, что я попал в водоворот и выбраться из него не представляет возможности. Так бурлила здесь жизнь. Я не знаю, что мною руководило, но я просто захотел понять этих людей, прожить такую же жизнь, как и они. Я решил сделать то, что делали они. И… и я пошел в школу. Создал документы и подал их в одну из учебных заведений города. Мне тогда казалось это просто новым приключением. Проснувшись утром от  «истеричного крика» будильника я долгое время не мог понять, зачем он звонит. Наконец осознав, что хотел пойти в школу (Современные подростки меня явно не поймут.) я встал и пошел в ванну снимаемой мною квартиры чистить зубы, принимать душ и все в этом роде. Стрелки часов твердо остановились на цифре 7 и упорно не собирались двигаться дальше. Мобильник, тем временем, показывал что уже 8. Одевшись и забросив рюкзак на спину я закрыл дверь на ключ и направился в школу. Скажу, что дорога была не очень интересной и даже скучной. Вскоре я очутился перед школой и вошел в это старое, но еще достаточно крепкое здание. Внутри она уже не казалась такой древней, как снаружи: окна были новыми, пол только покрашен, до середин стены украшали деревянные панели, а выше была плитка такого же кремового цвета. В вестибюле стоял охранник и никак не хотел пропускать меня внутрь. Наконец он догадался вызвать директора и уже мы с директором доказывали мою принадлежность к данному учебному учреждению. Прошло где-то двадцать минут урока, когда я был только возле кабинета вместе с моей будущей классной руководительницей. Вначале мне предлагали пойти в 10-А так как там было меньше человек, но меня как потянуло в параллельный.  Учительница, что-то попыталась рассказать мне и пришлось попросить, просто пойти в класс. Вначале зашел я, а следом в класс влетела  Анна Михайловна. Ничего интересного, как я ожидал, здесь не было. 23 человека сидели... хм… скорей спали вповалку на партах. Я осмотрел всех и тоже ничего интересного не увидел. Все они (ну те кто еще или уже не спал) смотрели на меня с нескрываемым удивлением. Наконец  Анна Михайловна представила меня.

- Знакомьтесь, это Валентин. Он приехал из Киева и этот год будет учиться у нас.

Я вновь без особого интереса осмотрел класс. Как и говорил ничего интересного. За первой партой первого ряда сидела девушка отчасти похожая на Неё. Я понимал, что Она не может быть этой девушкой но заставил себя ей улыбнуться. Дальше учительница сказала что-то классу, класс заорал, Анна Михайловна успокоила их и начала говорить с девушкой та ей что-то отвечала но я не слушал. В середине их разговора  я ухмыльнулся и  направился к свободной парте на третьем ряду прямо за двумя подружками. Дальше их разговор продолжался и я начал прислушиваться.

- А-а-а… ну ладно…- Грустно сказала Анна Михайловна и вдруг задумчиво начала говорить.- «Из-под ресниц тяжелый взгляд, стремится вдаль меня не замечая…»

- « «-Как поняла, ты мне не рад?» Ты смотришь в ночь, опять мечтая». - Машинально продолжила девушка и возмутилась.- Это запрещенный удар. Ниже пояса!

 С первого ряда послышался смех.

- Зато  мы все поняли, что ты себя просто недооцениваешь и вдохновение у тебя присутствует. Все, всем пока. Увидимся послезавтра на уроке.- Сказав это Анна Михайловна скрылась за дверью.  Я продолжал смотреть на девушку с интересом. Сразу было видно, что это неординарная личность. Неплохо было бы познакомиться с ней поближе. Словно почувствовав на себе мой взгляд, девушка, которую учительница, вроде как, называла Сашей, обернулась. Тут в класс вновь зашла (точнее влетела, чуть не споткнувшись о порог) классная руководительница.

- Что? Я все проспал? Уже послезавтра?- Проснулся один из парней.

- Да спите вы уже.- Махнула Анна и обратилась ко мне.- Валентин садись со  Светланой а после уроков зайди в библиотеку и возьми книги и дневник.- После этих слов  учительница вышла из класса громко стукнув дверью.

Я сразу сообразил, кто такая Светлана, и подсел к ней.

- В смысле дневник?- Не понял я.

Девушка, с «грацией» бегемота, запрыгнула на стол и, чуть наклонившись, начала говорить. Я еле сдерживался от душащего меня смеха. Та-а-ак меня соблазнить еще никто не пытался.

- Понимаешь, у нас в школе не действует правило школьной формы.- Пальчиком указала Светлана на девушек сзади которых я сидел несколько секунд назад. - Но комиссии то это не скажешь. Поэтому им на проверку дневники отдают, вроде мы все такие правильные, вон даже дневники одинаковые, и не надо к нам ехать. В этом году у нас там  фото нашей школы.

- И комиссия в это верит?- Попытался поддержать разговор.- Им обязательно пользоваться?

- Комиссия? Не разу не было!- Рассмеялась (Причем смех был довольно-таки милым.) Светлана.- А насчет дневника, да. Им только любимица нашей классной, вместе с сестрой не пользуется.- Хмыкнула и вновь показала на туже парочку девчонка. Явно, что этих двоих она недолюбливает и по тому, как Александра смотрела Светлану это было взаимно. Вокруг столпились новые одноклассники и мне пришлось отвечать на их, часто глупые и бессмысленные, вопросы. Так я узнал имена и некоторую их биографию. Честно говоря, это все заставило несколько пожалеть, что решился на этот эксперимент с учебой, но раз начал то дальше пути нет… или есть… в общем буду стараться быть человеком. Сергей позвал Александру к нам, а Лена, его сестра, рассказывала что-то про её паранормалльные способности. Саша все опровергала. Было интересно наблюдать за этой перепалкой, но она вскоре закончилась на том, что девушка покраснела. Я попросил её погадать мне. Впрочем я не ожидал нечего интересного. Александра отогнала свою любопытную сестренку и начала говорить. Я слушал и не мог поверить в то, что она говорила, даже не мог дышать. Нет, не было никаких точных событий она просто описывала то, что я чувствовал. Обычный человек раскрывал мою душу как книгу и читал. Я не выдержал и перебил её вставляя то, что казалось она скажет дальше.

 - Предательство…

 - Предательства не было. Был обман. А перебивать  меня не смей!

Вначале я молчал, а затем спрыгнул с парты чуть не скинув девушку. Но её поддержал Сережа.

- Ты, что с дуба рухнул?-  спросила она удивленно.

- Никакая ты не гадалка.- Злобно проговаривая каждую букву сказал я. Меня прямо-таки душила злость. Где-то в глубине души я понимал, что девушка не причём, но она оказалась не в нужном месте, не в нужное время, с ненужными словами.

- Думай, что угодно. Мне по - барабану. Только к психиатру обратись, авось поможет… Хотя нет, иди сразу в психушку. Нет, лучше сразу на кладбище, а то вдруг кого-нибудь укусишь и придется этому бедняжке делать 80 уколов.

- Почему 80? Вроде всегда 40 было.- Удивился я и даже немного успокоился.

- А ты даже знаешь сколько нужно? Покусал уже кого-то? Передавай мои  искрение соболезнования. А 80 потому что 40 не помогут! - Девушка взяла свою сумку и вместе с подругой вышла из класса, захлопнув дверь перед моим носом. Вскоре прозвенел звонок.

Все вышли из кабинета, а я так и стоял смотря перед собой, и не мог понять: почему я так поступил? Почему осознавая её правду, ну почти всю, накричал на неё? Почему? Подумаешь она задела мои чувства. Её слова стояли в голове «Предательства не было. Был обман». Меня задел этот случай но я не стал показывать это. Одноклассники не знали, что она мне сказала и им не нужно это знать.  Я отправился в кабинет. Саши и Жени еще не было и у меня было время пересмотреть моё отношение к девушке…


Глава 6. А день еще и не думал кончаться./Саяна.


 - Почему он решил покончить жизнь самоубийством?

- Не знаю, наверно просто разочаровался в жизни.   

Из вечных вопросов.


Мы с Женькой отправились в столовую. Мы же в школу прибежали поздно, позавтракать не успели.

- Сая, почему ты так отреагировала? Подумаешь из твоего мира, это же еще не конец света.- Начала разговор Женя.

- Не называй меня так в школе. Я же просила!- Быстро закончила разговор я.

Мы помыли руки и наконец-таки зашли в столовую. Ну-у-у «столовая» это мягко сказано. Школа-то старенькая, но столовую к новому учебному году отремонтировали и теперь это одно из современных мест нашей школы. Вообще-то, если честно, строители-ремонтники просто перепутали заказы (До сих пор не могу понять КАК(?) можно было перепутать. Они что, месяц не просыхая гуляли?) и теперь наша столовая, как кафе: и стойки, и столы, и даже газ провели. Наш директор остался доволен (Конечно доволен, там же ремонт штук на 100 потянул, а он всего 10 выделил.), но хозяева кафе подняли шумиху (Тоже вполне обосновано.). В общем теперь это и есть кафе, правда цены здесь поменьше, да и ассортимент тоже. Мы подошли к стойке и Женька сделала заказ:

- Два кофе и салат «Цезарь». Са… ня, а ты что будешь?

- Иди за столик, я сама закажу. - Женька удивленно пожала плёчами типа, думай сама, и пошла к крайнему столику где сидел 10-А. Втиснувшись между девчонками параллельного класса, Женька начала вещать. Закрыть этот фонтан не осмелился бы никто, да и не захотел бы. Я заметила, что рядом с ними присел Макс, и сразу развернулась к «бармену». Смешно лишь то, что он роль «бармена» никоим образом не выполнял, а просто записывал заказ. Наш класс считался элитным, ну а в элитном классе принято пить элитные напитки.

- Витька, налей 200 грамм коньяка.

Парень от неожиданности выпустил из рук протираемый стакан и тот благополучно разлетелся на полу мелкими осколочками.

- Сань, ты что сдурела? Ты ж у нас в классе всегда трезвенницей была. Типа, здоровый образ жизни рулит.

- Была да всплыла. Витя-я-я, у тебя же есть. Ты же для пацанов всегда бутылочку держи-и-ишь.- Заныла я.

Витя (Это мой бывший одноклассник которого за поджег, а точнее за попытку поджога дома директора в 9-м классе, осудили на два года условно и сейчас он работает здесь за спасибо (отрабатывает за моральный ущерб нашего «дорогого» директора). Если по правде, то Витя был не причем. Дом попытался поджечь его старший товарищ, а парень взял вину на себя, мотивируя тем, что он несовершеннолетний.) замахал головой.

- Ладно. Ладно. Только потише.- Парень немного поразмышлял.- Саша, может лучше вино. От него и запаха меньше, и в голову не так бьет, да и непривычная ты к алкоголю.

- Давай… и салатик какой-нибудь.

- «Оливье», «Цезарь», «Крабовый»,…

- Стоп, стоп, стоп.- Перебила я Витьку.- Давай лучше мороженное. Обычное мороженное. «Пломбир».

- Ок. Подожди буквально пять минут мороженое, а я тебе пока ви… чая налью.- Парень присел и начал рыться в барной стойке.- Коньяк, виски, абсент, опять не то…

Я перегнулась через стойку.

-  У тебя  там что? Склад?

- О, вино. Сашка, красное полусухое будешь?

-  Угу.

Меньше, чем через минуту, из-под стойки вылез Витя держа в руке кружку для чая с красной жидкостью. Я взяла её и пошла к Женьке. Девчонок из параллельного уже не было как и не было Макса. Что ж, это даже лучше.

- Ты что так долго?- Потянула Женька допивая первую чашку кофе. Пустая салатница одиноко стояла на краю стола.

- Ничего. Чай ждала.- Улыбнулась я. Витя как раз принёс морожено. Женя подозрительно принюхалась.

- Что-что ждала? Чай? Какой? Странный запах для чая.

Я залпом выпила «чай» и заела мороженым, мысленно моля чтоб не сильно развезло.- Да собственно говоря уже никакой.

Я доела мороженое, отнесла посуду и подождала пока Женька допьет кофе. Отдали Витьке деньги и пошли… куда-куда да в …кхм… кабинет  биологии. А там!!! Учителя-то на собрание пошли, а нам, вроде как, дали новенькому все показать. Зря, очень зря. Однокласснички не ходили только лишь по головам…ой…  беру свои слова обратно. Хотя звонок уже давно прозвенел больше половины класса было неизвестно где, а из тех кто был, только Валентин сидел на своем месте (интересно где же наша ангелок-Светочка делся.) я каждой клеточкой чувствовала на себе его злобный взгляд. Злобный? Нет, я даже не могла понять какой он.

- Восхищенный.- Шепнула Женька.

- Чего?- Я положила рюкзак на стол и стала рыться в поисках мобильника.- Ты, что, мысли мои читаешь?

Сеструха хмыкнула и вытащила мой телефон из бокового кармашка моего рюкзака.

- Угу. Прям дословно.- Хихикнула Женька.- Сашка расслабься. Если тебя хорошо знать, то вполне реально определить о чем ты думаешь. Тем более, что у тебя все на лице написано. Бо-о-ольшими буквами.

- Насколько большими?- Заинтересовалась я.

- Ну-у-у шрифт 72.- Задумчиво проговорила девчонка. Я усмехнулась и… прозвенел звонок с урока. Вот и второго урока как не бывало. В класс влетел Сережа чуть не врезавшись в парту. Следом за ним зашел Юрка.

- Девчонки. Быстро ноги в руки и полетели.- Запыхавшись Серега повалился на парту.

- Ты чего? Концерт же только в полвторого?!

- Перенесли! Он через час будет.

Проходящая мимо Светлана остановилась и поправила сумочку на плече.

- Что, уже?- Спросила девушка.

Я кивнула не понимая, зачем ей нужно это знать.

- Ой! А я забыла предков предупредить.- Покраснела она.

Я упустила рюкзак, а Женька закашляла. Ситуацию разрядил Серёжка, а точнее просто заржал.

-А c чего ты решила, что пойдёшь с нами?

Теперь сумку уронила Светлана.

- Ну как же,  билетов то пять. Идешь ты, Санька, Женька и Юрка. Один билет лишний. Вы же не будете с собой Ленку брать!?

- Мы можем билет и обратно вернуть. - Сережа отобрал у нас рюкзаки и забросил себе за спину.

- Вернуть?!- Глаза Светланы увеличились раза в 4, по всей видимости до своего предела. - Их же нигде достать невозможно!!! Может лучше вы его мне продадите!? За двойную цену!?

- Ну-ну!- Сережа поставил рюкзаки и достав из бокового кармашка Женькиной сумки ручку написал на руке цену. Парень усмехнулся  и показал надпись Свете. Я улыбнулась зная, что за циферки написаны на руке парня. Девушка была в некультурном шоке.

- Ни… себе!!!

Парень улыбнулся садистской улыбочкой так, что по моей спинке пробежали мурашки.- Ах да! Ты же сказала двойную цену! Не смотри, что я по блату доставал! С меня за эти 5 билетов три шкуры стянули, где-то месяца на три без денег я остался и остальные тоже.

- Да-а-а???

- Да-а-а-а-а!!!!!- Передразнилась Женька. И отобрала у Сережки рюкзак и ручку.- Нечего по моему рюкзаку шастать! Не дорос еще карманник…

- А что за билеты? - Прозвучало над моим ухом и моя тушка, от неожиданности, чуть не лишилась одной важной части тела размером где-то с кулак.

- Так у нас в городе новый навороченный ночной клуб открывают, вроде об этом уже все слышали?! На открытие приедет куча разных знаменитостей. Цены билетов заоблачные, но это полбеды! Их достать нигде невозможно. Я эти билеты доставал через друга троюродного брата, да и он их тоже только через третьи руки нашел.

Все это Сережа говорил глядя мне за спину, а я не могла заставить себя обернуться и посмотреть кто стоит за мной, хоть и прекрасно знала ответ на свой вопрос. Наконец  Валентин стал так, что я могла видеть его лицо.

- А сколько билет стоит?- Спросил он у Сергея и после того, как парень сказал ему цену, предложил.- Слушайте, а давайте я у вас его куплю?

- Ну давай. - Пожал плечами Сережка. К нам подошла Лена. Губки были надуты, а глаза очень обижены. Она всхлипнула и посмотрела на братика. - Ну что?- не выдержал через некоторое время парень. Девчонка начала плакать.

- Я-я-я ду-ума-ала-а-а вы-ы-ы меня-я-я возьме-ете-е-е-е!!!!!

- Ты же говорила, что не пойдешь.- Начал её успокаивать старший брат.

- Я-я-я пере-е-еду-ума-а-ала-а-а!!!- Завыла пуще прежнего Ленок.- Я-я-я ва-ам в на-а-ача-але-е-е дня-я-я сказа-ать хоте-ела-а, а-а пото-ом за-а-абыла-а-а!!!

- Все. Все. Успокаивайся! Хочешь - значит пойдешь. Только не реви, пожалуйста. Ты же знаешь как мне это действует на нервы. Валик, ты не обижайся, просто мы на Лену рассчитывали, когда билеты заказывали, а у неё семь пятниц на неделе: то пойдет, то не пойдет, но деньги мы её брали.

Валик улыбнулся.- Серега, я все понимаю - не дурак. Так что оправдываться передо мной не нужно.

Я мысленно перекрестилась (Ну и чего в том, что я людей за это попрекала. Им можно, а мне нельзя? Чем я хуже? Хм, интересный вопрос.). Не заметил! Уф-ф! Всего капля магии ( кстати последняя) внушения и вместо Валентина с нами идет Лена. Не счастье конечно, но потерпеть можно… Наверно!?… Никогда не пыталась!

- Ладно, пошлите.- Отвлекла нас всех Женька и наша пятерка направилась вон из класса, но тут нам дорогу переградила Светочка с подружками. Видимо до сих пор эта дура не поняла, кто в классе главный.

- А как же уроки? Неужели так хотите себе энки в журнале. Тем более, что было сказано за пределы школы не выходить!

Я подошла и стряхнула с её плеча несуществующую пылинку.- У  нас записки от докторов. Ну что, съела? А если еще раз что-нибудь попытаешься вякнуть, тебе тоже понадобится записка! К стоматологу, травматологу и хирургу.

- Да вы…- Начала краснеть и заикаться от злости Светлана.

- Да. Мы - это мы. И забыла сказать, что тебе к гинекологу тоже направление понадобится.

- З-з-зач-чем к гинекологу?

-Видишь мои ноги? Сейчас на них кроссовки, а дома есть туфли на 17-сантиментровых каблуках.  И молись, что бы они там и оставались. Потому что я их тебе в …,- Тут я быстро шепнула на ушко Свете куда и отстранилась,- впихну.- Света сглотнула.- Оба! - Плотоядно улыбнулась я.- Так что? Будешь говорить Аннушке?- Девчонка покачала головой.- Вот и чудненько! Народ пошлите, а то опоздаем. А еще ведь нужно домой заскочить.

Мы вышли толпой из школы и Женька спросила меня, не обращая внимания на смех парней.

- У тебя же нет туфель на 17-сантиметровых каблуках!

- Зато у тебя они есть. Кстати, с тебя больше мамины туфли не спадали?

Женька помрачнела.

- Туфли! А я думаю, почему ногам холодно и не уютно…- Услышала я от бегущей обратно в школу сестры.

За воротами школы мы разошлись в разные стороны: мы с Женей в одну, Юра в другую, а Сережа с сестрой пошли сразу в сторону клуба. До дома мы дошли без приключений, если не считать того, что запугали пролетающую мимо Каллиопу. Прохожие её не видели и слава Богу, иначе бы их не откачали. Женька же только злобно на неё шикнула. До клуба мы добрались только спустя час, когда клуб уже был открыт и друзья стояли у входа. Эта махина возвышалась над ними, как слон над муравьями. Размером здание было выше нашей школы раза в два, только у нас 4 этажа, а здесь всего 3. Как оказалось дальше мы сюда приперлись зря. Вы когда-нибудь убегали от поклонников на длинных шпильках? Вот и юная певица нет, а нас с Женей и Леной в смело сторону этой толпой. И это в женской уборной!!! Стащив Лену с умывальника, на который она запрыгнула во время нашествия толпы, мы пошли танцевать. После танцев плюнули на вечер и в полдвенадцатого пошли по домам. Несмотря на то, что вечер выдался интересным и запоминающимся, домой я вернулась с настроением ниже плинтуса и сразу же плюхнулась на кровать. В комнату заглянула, а затем зашла и села рядом  сестра.

- Это из-за него?

- Из-за него!

- Ну не стоит он даже твоего волоска.

- Не стоит.

- А ты так отреагировала, как будто до сих пор его любишь.

- Люблю.- Машинально продолжила я. - Стоп! Как ты… Я не говорила что это Он.

Женька улыбнулась.- Когда с семи лет знаешь, что твоя старшая сестренка Смерть, начинаешь замечать то, чего не видят остальные. Тем более из-за простого существа из своего бывшего мира, ты бы не стала так переживать, что бы Свете угрожать. Обычно ты её просто не замечаешь. Так что? Любишь?

- Ты  меня запутала. Я просто думала что ушла и больше его не увижу. А тут он. Пришел и почти разрушил все то, чего я добилась с таким трудом.

Женька повертела пальцем у виска.- Тебе не стыдно? «Не увижу его…», Большой и страшный, Ла-ла-ла. Такое впечатление, что ты себя жалеешь.

- Никого я не жалею.- Завернулась я в одеяло и пересела в кресло, что стояло впритык к окну, в котором было видно другие многоэтажки светящие в темноту окнами-глазами.

- Сашка!? - Провыла над ухом Женька. Я зарылась в одеяло, как в норку.- Сашка!- Не унималась Женя. - Сашка! Саяна!?

- Чего тебе?- Показалась из-под одеяла голова бедной замученной Смерти.

- Может по крышам, как обычно прошвырнемся?

- А матери мы что скажем!?

Женька хитро прищурилась.- Оставь это дело мне!!

Через полчаса две девушки уже поднимались с 7-го этажа на крышу 22-хэтажного дома. Я все пыталась узнать у молчавшей, не хуже партизан, сестры, что она сказала матери.

- Да отстать ты.- Отмахивалась подружка.

- Ну что ты ей сказала?- Трясла я её.

- Обещаешь не убивать!? Я ей сказала, что у тебя…- Женька шепнула мне на ухо.

- Твою мать! Какой к черту кризис среднего возврата…


Глава 7. Полет кирпичей или когда же закончится этот день./Саяна


Сидят на крыше два кирпича

старый (С.) и молодой (М.).

М. - Что-то погода нелетная.

С. – Да ладно тебе, лишь бы

 человек хороший попался.

Анекдот.


Поднялись на крышу и весь город стал перед нами, как на ладони. Горели разноцветными огнями кафе и бары, слышался отдаленный смех и музыка. Крыша была плоская, лишь только посередине находилось некое подобие покатой крыши (Какой-то сарайчик с инструментами). Мы с сестричкой  любили забираться на неё и мечтать. Несмотря на погоду это место всегда было теплым, так как там проходили трубы отопления. Вот и сейчас скинув ненужные куртки мы с Женей остались в одних мини-юбках и футболках. Я на крышу улеглась первой и, положив себе под голову свернутую курточку, закрыла глаза погружаясь в мир фантазий. Рядом смотрела на звезды сестра.

- Сашка, а расскажи что-нибудь из стихов.

Мои глазки нехотя открылись.

- Жень, мне лень.

- Ну пожалуйста! - Начала упрашивать подружка. Глазки вновь закрылись. Ну если ей так хочется то ладно. Только глаза все равно открывать не буду.

- Женька, этому стиху много веков, так что если что-то не так не смейся.

- Хорошо.- Кивнула девчонка.- А это твой стих?

- Можно и так сказать. Сейчас он опубликован и некоторые его читали, но ты его точно еще не слышала, я бы знала.

Может, в рай взлететь помогут крылья,

Плотные, как тень, черная смола.

Может сквозь реальность мира

Я вернуться в этот мир смогла.

Может, повернула время,

Зацепила центр Земли,

Только мы всего лишь племя-

В мире - словно корабли.

Крылья тёмные, чернее ночи.

За спиною тропка в тёмный лес.

Словно боги помогают в жизни,

Словно светят звезды мне с небес.

- Ты прости, но я - всего лишь ворон,- Подхватил кто-то стих,-

Грустен мой конец в рассвете дня

Как бы мир не был бы мой печален,

Я прошу себя забыть тебя.

Мне нет запоров в клетке.

Весь мир - словно игра.

Но сердце моё в сетке.

Настала темнота.

Ведь я ворон...

А ты день...

Ты - свет.

Я – тень.


Я открыла глаза  и посмотрела на сидящего прямо возле нас на присядках парня, который  бесшумно подошел и продолжил  стих. ОН!!! Сердце застучало быстрей, а вдруг он слышал начало разговора. Хотя я тогда увидела бы его раньше, наверное…

- Ты? Что ты здесь делаешь?

- Я.- Улыбнулся  парень усаживаясь рядом с нами на крыше.- Тоже не спиться?

Женя кивнула. Ох… убила бы заразу…За что!? За стих! Правда Женька и не виновата. Да и я вполне могла его где-нибудь прочитать. В интернете например… Уффф.

- Не знал что в моем новом классе кто-то увлекается старыми и неизвестными стихами.

Женька вновь кивнула. Ой, что-то она на кивающего болванчика похожа… или на матрешку.

- Саша… Ах да Александра. А вам по всей видимости спится и весьма удобно!?- ухмыльнулся Валик. Доста-а-ал!!!!! Убью-ю-ю!!!!! Загры-ы-зу-у!!!!!

- Сашенька, может ты отпустишь шлакоблок!?- Спросила у меня сестрица. Я и отпустила.- Саша, ну не в полет же?

Три любопытных лица с интересом склонились над краем крыши следя за последним полетом… нет, не шлакоблока… Вы не поверите… Музы! Бедная, бедная Каллиопа, пусть асфальт будет ей пухом… и прахом.

- Значит, как кирпичами их забивать, то ты - первая, а как любимой сестре дать поэкспериментировать то жалко?- Обиженно поинтересовалась сестра отходя от шока. Валик наконец оторвался от созерцания расплющенного мешка костей и перьев на асфальте.

- С вами не соскучишься? И что, так у вас всегда!?

- А то!- Поправила, несуществующие не для кого кроме неё, очки Женя.- Вообще-то, Сашка вопрос задала? Да и мне интересно, что ты тут забыл.

Парень пожал плечами и вновь сел на крышу.

- Живу.

Я не сдержала нервный смешок.

- Тебя что, из дома выгнали и  теперь скитаешься по чердакам и подвалам в поиске жилья?

- Почти.- Улыбнулся Валик.- Просто сейчас эта крыша вами занята и пришлось перебраться на седьмой этаж. Еще вчера переехал.

Я запоздало сообразила, что наши соседи позавчера говорили, что сдали квартиру симпатичному пареньку, и он теперь будет жить напротив нас. Напротив!? Ё-маё! Ужас! Ну я и влипла. Ну мне и везет…!!!!

Женя выглядела не менее ошалевшей. Она, то и дело, бросала взгляд, то на меня, то на Валика и пыталась не сказать ничего лишнего. Наконец она буркнула «Не знали».

- Теперь будете знать. Саша, раз в… ты тут, я хотел извиниться за мое поведение утром.

«- Глюки, глюки, вы откуда? А надолго?

-Навсегда».

 Интересно, а за слуховые галлюцинации в Кащенко сажают. Будем считать, что мне просто послышалось. Он никогда не просил прощения. Скорей в школы магии будут брать обычных людей. Да что там школы магии, скорей Древо Жизни будет расти верх ногами и к тому же с зеркальным отражением ветвей, чем этот парень перед кем-либо извинится. Я решила уточнить.

-Изви… что?

-Извиниться.- Как ни в чем не бывало, повторил парень.- Я был не прав. Не имел права на тебе срываться. Просто ты ошиблась.

- Я? Ошиблась!?- Я же знала, что есть какой-то подвох. По всей видимости мозг уехал в долгосрочный отпуск, а инстинкты заняли его место. Куда уехал мозг!? Да нет. Не в задницу, еще дальше. И мне, честно говоря, самой интересно, где его нынешнее местонахождение.

Хорошо зная меня с детства, Женя отодвинулась от края крыши. Она посмотрела по сторонам, ища безопасное место, что скроет её от эпицентра взрыва (То есть от меня любимой.), и спряталась за склад, на котором мы еще недавно лежали.

- Зря ты так. В прошлый раз, когда ей сказали нечто подобное…хм, даже не знаю, что сказать. В общем до криминала совсем немного не дошло. И дошло бы, если Сережа не извинился бы и не сказал что пошутил. Она его тогда так отметелила, что бедный парень два месяца в больнице со сломанной рукой провалялся…

- Давай руку!- Перебила я Женькин ужастик. Никому я руку не ломала, он сам с лестницы упал, когда от меня убегал. Да и в больнице я его навещала. Как положено, с апельсинами. И пофиг, что у него на них аллергия.

- Зачем!?- Отстранился парень в ужасе. Что-то слабонервным он в последнее время стал.

- Буду доказывать дар потомственной гадалки и мага.- Да, здравого ума у меня не было и не будет, а тут его еще перебороло желание  утереть этому гаду нос, ну и ударить в печень или глаз.

Парень немного расслабился, но руку протянул как-то настороженно.

- Ну ладно. Держи.

Я села рядом с парнем и погрузилась в чтение его прошлого, как раскрытой книги, даже не заметив, как вторая его рука приобняла меня за плечи, а он всматривается мне в лицо. Дошло до меня это лишь тогда, когда послышался сдерживаемый до сего момента истеричный смех Женьки. После этого моя скромная тушка отстранилась от нескромной и невоспитанной тушки парня. Тут мозг подкинул интереснейшую мысль, если он верит, что я могу прочитать его прошлое, то здесь что-то не так. А что? Ладно! Узнаю когда вернется мозг. Наверное! Он ведь вернется!? Правда!?

- Тебе много лет. Ты древен настолько, что почти ровесник самого старого из миров…

Шок приходит так нежданно, не правда ли? Так что мальчик верни челюсть в исходное положение, а глазки в орбиты. Просто парень в ужасе (Не его лицо представляло собой ужас, а на нем был ужас.). Ох, здравый смысл, тебе далеко даже до смысла.

- Мне 18 лет. - Сказал парень, да та-а-аким сла-адким голосочком, каким только и можно, что врать и выступать  в лохотронах.

- Ага, ага, а мне два месяца, просто такой старой выгляжу, боюсь представить, как буду выглядеть в годик.- Заржала Женя. Хм, интересно, а у неё в роду лошадей не было!? Ну там этого, пегаса, который муз гоняет. Не зря же она их без моей помощи видит. Да и смех соответствующий. Впрочем это уже поклеп с моей стороны. Нормальный  у неё голос.- Сашка просто читает твоё прошлое, нравится тебе это или нет.

Я улыбнулась. Интересно, когда я себя создавала про мозг нечаянно забыла или это было намеренно!? Наверно да, потому что я продолжила описывать ему его прошлое. Даже про его связь с Древом упомянула…

- Ты связан с Древом нерушимой связью… цепью… В общем связан. Древо не может существовать без тебя и твоего вмешательства. Ты можешь путешествовать по мирам если захочешь. Это и есть твоя работа.  Каким бы ты не был, ты все равно останешься светом…

Парень не выдержал и подскочил. Лицо его скорей напоминало маску наброшенную на свирепого зверя, чем лицо. Где ты разум? Где ты мозг? Что значит уволились??! А две недели отработки? Ладно, уходите, предатели.

- Вы слишком много знаете.- Валика подскочил, в его руке появился пульсар (Для тормозов, непонимающих что это такое - объясняю. Пульсар- сгусток испепеляющего магического пламени заключенный в оболочку круга или шара.). Мой мозг! Ты все-таки вернулся!? А зачем? Интересно, что будет дальше?! Дальше будет горящий факел. Как из кого!? Из меня. Как уходишь, тебе ведь было интересно. А-а-а, лучше быть живим чем любопытным.

- Нет! Не могу.- Парень швырнул пульсар куда-то вдаль и вновь сел на крышу обхватив руками свою голову. Женька повертела пальцем у виска.

- Э-э-э, Саш, он что, больной. То встал, то сел, то встал, то сел.

- Не знаю. Может работа напряженная.

Парень перестал корчить из себя истеричку и посмотрел на нас.

- Я думал, что вы как и все остальные закричите или сбежать попытаетесь.

- Мы - как другие люди,- опешила сестренка,- завизжим!?? Я тебе завизжу. Я тебе сейчас так завизжу.

Сестренка направилась к Валику с явным намерением надрать оному уши и задницу. Уже хотела остановить её, когда она вдруг увидела что-то за нашими спинами. На лице девушки появилась веселая улыбочка.

- Санька.

- Чего тебе!?

Улыбается она. Из нас только что чуть шашлык не сделали. Она- то не знает, что у меня запас магии давно кончился. От всех артефактов же, еще давно пришлось отказаться, чтобы не засекли. Да и от мировой энергии, своей собственной, между прочим тоже. Впрочем… Пусть хотя бы ей будет спокойно.

- Старая знакомая.- Женя показала пальцем в нос парню.

- Что!!!- Опешил Валентин. Женька махнула на него рукой.

- Да не ты. За пальцем следи.

Теперь  мы следили за пальцем Жени, как собака следит за костью в руке хозяина. Девчонка указала в какую-то точку в небе, которая неумолимо приближалась. Я присмотрелась получше. Круто! По небу на опаленных и обтертых крылышках летела Эрато. Когда до нас оставалось метров ...дцать, она нас заметила и матернувшись (До чего мы её доконали.) попыталась скрыться. Пока мы присматривались Евгения куда-то сбегала и теперь вновь стояла рядом с нами.

- Моя очередь.- Крикнула она и запустила в Эрато куском кирпича. Муза взвизгнула, но все-таки увернулась и смела с лица пот. Где-то внизу заорала сигнализация какой-то машины, на которую приземлился кирпичик. - А у меня еще есть.- Женя вновь швырнула кирпичик. Ладно, что швырнула. Она попала! Кирпич заехал бедной музе прямо в нос и срикошетил на голову хозяина орущей машины. Перед своим падением в открытый канализационный люк, муза перекрестилась, закрыла глазки и обреченно скрестила ручки на отвисшем от быстрого питания животике. Послышался плеск. И это было слышно на крыше 22-этажного дома. Что-то они сильно оборжались. Через несколько минут, когда прохожие оттерлись от брызг, летящих из люка, оттуда же показалась муза. Её то, люди видеть не могли, но грязь на ней они видели очень хорошо, так что крик прохожих стоял долго.

- Что-то музы разлетались, видно к дождю.- Сказала я.

- Что это с вами.

- Унитаз вспомнили.- Смеялась Женя.

-А-а-а! Стоп! Какой унитаз?

- Купание в нем музы.- Засмеялась пуще прежнего Женька.

- В чем?

- Ты что, тупой? В унитазе.

Парень помахал головой из стороны в сторону видно пытаясь вставить мысли на места. Наконец на его лице появилось осмысленное выражение.

- Так это вы те две сумасшедшие, что уже четыре года муз мучают!?

Женька сделала невинные глазки.

- Не-е-е. Мы те, кто их уму-разуму учит.

- Это одно и то же. Многие уже на вас ставки делают: что вы еще придумаете.

- Многие? А откуда они вообще это знают?- ужаснулась сестренка вспоминая все зверства творимые над музами. Какие именно!? Да было дело…


« 7 марта позапрошлого года. 22.00

- Сашка. Там это. Вновь эта идиотка прилетела.

Девушка перевернулась на спину и посмотрела на сестру.

- Ну прогони её. Стихи мы не пишем, так что пусть проваливает нафиг.

- Да пыталась я. Не прогоняется она.

- Ладно, пошли.

Саша поднялась и направилась следом за сестрой. Где-то через минуту они стояли посреди кухни. Девушка оглядела все и не заметив ничего странного, вопросительно посмотрела на сестру. Та грустно вздохнула и траурно подошла к холодильнику.

- Ты только не ругайся.

Девушка открыла морозилку и на пол выпало что-то синее и в перьях. Саша недоуменно посмотрела на тушку.

- Ты меня позвала чтобы показать мертвую, замороженную курицу!?

- Саша! Это не курица, это муза. И по тому, что она еще дрожит она жива, правда не надолго.

Девушка перевернула тушку и посмотрела в полубезумные глаза  музы. После она посмотрела на сестру.

- Неси утюг.

- Зачем?- Не въехала Женя.

- Размораживать будем.

Девушка выбежала и через несколько минут прибежала с утюгом и гладильной доской. Вдвоем они положили музу на доску и начали её отогревать. Так как температура утюга была неспособна растопить лед. Саша взяла музу и положила её в духовку. Поставила на самый сильный режим и, забрав сестру, пошла досыпать. Через некоторое время что-то заорало и застучало по стеклу духовки ручками. А так как Женя с Сашей пошли спать, то подобное зрелище увидела их мать. Она только пришла из суда, где работала адвокатом,  и собиралась поужинать, когда духовка, мягко говоря, взбесилась. Что сделает любой нормальный человек в подобной ситуации!? Ясное дело заорет. Вот Женя с Сашей на этот крик и прибежали. Перед ними предстала удивительная картина. По кухне летала и визжала немного поджаренная муза, (Периодически врезаясь в люстру и стены и оставляя на них неприятно пахнущие подпаленными крыльями пятна.) а следом за ней, с боевым кличем, скалкой и увесистой сковородкой домашних тапочках и строгом рабочем костюме неслась мама. Периодически она попадала по музе и та визжала пока наконец не сбежала через окно… закрытое до этого момента. В вдогонку ей полетела сковородка сбившая её с курсов «на фиг» и «к черту», а также крик мамы.

- Еще раз на моей кухне появишься - сделаю жаркое. Это существо мне всю духовку выпачкало. Теперь неделю оттирать буду… Господи, а стены! Со стенами-то, что делать…»


- На чем мы остановились?- Перебил воспоминания парень

- Точно больной!- Сделала вывод сестренка.- Присядь. Расслабься. Только не волнуйся. Дыши глубже. Вздох. Выдох. Вздох. Выдох… Вспомнил? Нет? Я напомню. Ты хотел нас…

- Чего!? Кого я хотел??!- Опешил парень.

- Дай договорить, придурок. Ты хотел нас убить, грохнуть, сжечь, кантовать… что там еще есть.

- Хотел.- Не стал отрицать очевидного парень. - Но не могу. Просто не могу. На тебе, Женя «Печать смерти», а её я просто не могу. Не знаю почему. Но не могу.

- «Печать смерти» значит??- Женька глянула на меня. И улыбнулась. - А это случайно не порез на плече змеи кусающей себя за хвост в виде треугольника, внутри которого какой-то странный глаз со странным символом внутри зрачка?

- Да!!! Ты знаешь, кто тебе её поставил!??- Аж подскочил парень. Как будто можно легко порезать плечо без крови, боли и чтобы владелец плеча ничего не заметил.

- Нет!- Огрызнулась Женя и посмотрела на часы.- Сашка, нам пора.

Втроем мы спустились на седьмой этаж. Валик все пытался докопаться кто и когда поставил ей печать.

- До завтра.

- Спокойной ночи.- Кивнул парень и скрылся за дверью соседней квартиры.

Мы с Женей тихо проскользнули в свои комнаты и плюхнулись в кровати благополучно забыв про домашнее задание. Я решила сжалиться над мозгом и тихонько заснула укутавшись в одеяло. Последнее что я помню - это мелькнувшее за окном лицо Валентина. На седьмом этаже! Глюки! Ладно, завтра вместо школы схожу к психологу…


Глава 8. Поезд тронулся. Пассажиры в шоке./Саяна


В университете начинается лекция  по психологии.  Удобно устроившись за кафедрой, профессор:

- Сегодня, товарищи  студенты, мы будем с вами изучать три сходные стадии психики человека: удивление, раздражение и гнев. Рассмотрим на конкретном примере...

 Достав из портфеля телефон, профессор набирает первый попавшийся номер.

- Здравствуйте, а Васю можно?

- Знаете, здесь такой не живет...

- Вот, - улыбаясь, говорит профессор, - это  всего лишь легкое удивление.  Смотрите дальше.

Набирает номер снова.

- Здравствуйте, а Вася не подошел?

- Сказал же, нет тут таких...

Потирая руки, профессор заговорщицки подмигивает аудитории.

- Клюнул. Ну, а теперь...

 Третий раз набирает номер.

- Так Васи нет?

- Да пошел ты...

- Что ж, товарищи, надеюсь, пример вам понятен. Приступим к теоретической части...

С первой парты встает молодой человек.

- Простите, профессор, но вы забыли четвертую стадию.

- Это какую же?

- Стадию о... вания.

Подойдя к кафедре, молодой человек набирает номер.

- Добрый день. Это Вася. Мне никто не звонил?

Анекдот.


Каждый знает важную жизненную истину: мало проснуться, нужно еще и заставить себя подняться с кровати или хотя бы просто открыть глаза. Заставив себя сделать все выше перечисленное мои глазки устремились на будильник. Полпятого!!! У-у-у-у! сколько же я проспала? Час? Два? Ладно, хоть накраситься успею. Мир сходит сума. Смерть идет к психологу, чтобы он поставил ей диагноз. По-моему я уже сама его определила: хроническая шизофрения с синдромом раздвоения личности. Вот и ясно почему мозг-разум от тела отделился и живет отдельной жизнью: когда хочет- приходит, когда хочет-  уходит и все время меня оскорбляет и не слушается.

Я вышла из комнаты еще зевая. Дверь в комнату сестренки была нараспашку. Хозяйка комнаты, развалившись по всей длине кровати, нагло дрыхла. Белые локоны вперемешку с салатневыми и фиолетовыми разметались по подушке. На лице было спокойно- блаженное выражение. И не поверишь что она будущий хирург. Просто ангелок.

 Веки чуть дрогнули когда я наступила на скрипевшую половицу. Сестра дернулась и проснулась.

- Уже что семь?- Потерла она глаза. И попыталась встать. Я её уложила обратно, как заботливая мамаша.

- Спи еще! Разбужу! - Прикрыла дверь.

И все-таки я сделала домашнее задание! Правда не для себя, а для сестренки. Она же маленькая ещё. Ей напрягаться нельзя, а то мозг закипит… у окружающих.

Сделала я ей пять уроков, а химию с математикой пусть сама делает. Вечно я эти алкено-алкино-арено-алканы путаю. А от пинатри меня в смех бросает. Прям как в анекдоте « Профессор говорит студентам.

–Это пи с рисочкой.- Все смеются. Профессор ничего не понимая.- Ну не нравится пи с рисочкой, будет пи с дужечкой.» Ой. Уже семь. Больше двух часов делать д/з – это для меня рекорд. Пора  идти будить сестру.  И пошла ведь!

- Просыпайся.

Сестренка повернулась на другую сторону.

- Просыпайся!

В меня полетела подушка.

-Просыпайся!!!

Я сдернула с сестры одеяло и мой словарный запас пополнился множеством многоэтажных матов. Нужно взять парочку на заметку. Ой!!! Я получила по голове второй подушкой. Уже через пять-шесть минут мы сидели на кухне и пили чай с бутербродами.

- Сашка, а ты куда собралась? Не в школу это точно.

- С чего взяла что не в школу.

Женя скептически меня осмотрела.

- Да ты в школу в пижаме не пойдешь.

- Угу. Я к психологу пойду.

Чай, который был во рту у Женьки, весь оказался у меня на лице. Я взяла салфетку и вытерла лицо.

- Куда!? Пожалей хотя бы нашу медицину.

Я допила чай. – Им полезно.

- Если что, я тебя предупредила!

Женька пошла переодеваться в школу. Наверно надо было послушать сестру.

Надо было послушать. Но! Проводив Женьку в школу, а родителей на работу, я пошла к психологу. Кабинет самого лучшего из оных находился в самом центре города, как раз напротив нового клуба. Да-да, именно находился.

Пройдя немного по городу я зашла в одно из высоких зданий в котором располагалось множество самых разнообразных офисов и контор. Мне, как назло, нужно было на самый последний этаж в пентхаус…на чердак блин! Подойдя к лифту я заметила многообещающую табличку «ЛИФТ НЕ РАБОТАЕТ». То, что пронеслось у меня в голове, словами не опишешь… по крайней мере приличными. Итак, бедной, несчастной, не выспавшейся девушке тащится по лестнице 21 этаж вверх. На первых 5 этажах я молчала, начиная с 6 ругалась уже вслух и остановилась передохнуть (Как оказалось впоследствии на 13 этаже.). Как я это узнала!? Да просто меня на этом этаже достали, предлагая купить именно их гроб в котором невероятно удобно. От предложения полежать я отказалась аргументируя, что мне вроде пока рано. На что радостный продавец загадочным шепотом сказал, что кто знает, что там впереди. После такого я уже напрямую послала его куда подальше и пошла дальше. На 20 этаж я уже доползала мысленно пообещав себе заняться спортом или хотя бы делать по утрам зарядку. Наконец я увидела долгожданную табличку «21». Весь этаж был сделан в стиле «побольше белого, чтоб резало глаза». «Психушка»- ясно читалось старательно затертая надпись на двери. Явно было написано шариковой ручкой и явно не слишком давно. Я постучала.

- Я же сказала,…,…, иди и не возвращайся. С такими идиотами я работать отказываюсь!- В чуть приоткрытую дверь полетела чья-то туфля.

- Э-э-э, можно или я не вовремя?- Я резко распахнула дверь уже ожидая что-то что полетит в меня. Молоденькая секретарша покраснев спрятала  уже занесенную руку со второй туфлей за спину и села обратно за стол. Она одела модные очки, поправила их и с надменным видом, как будто не она только что обувью кидалась, спросила:

- Вы к Максиму Николаевичу или к Михаилу Петровичу.

- К Михаилу Петровичу.

- Тогда вы ошиблись офисом. Это налоговая.

- Но та…

- Если вы за надпись на двери, то это наши конкуренты.- ответила секретарша давая мне задуматься какие есть конкуренты у налоговой.

В двери показалась макушка какого-то молоденького парня с двумя гвоздиками в руке. Секретарша мигом потеряла ко мне всякий интерес, которого и до этого момента не так и много было. В парня полетела вторая туфля и попала ему прямо между глаз.

- Ессс!!!

Я попятилась и выбежала за дверь. Возле поломанного лифта сидел и потирал лоб тот самый парень.

Ожидавший меня офис ничем не отличался от предыдущего, если не считать того, что надпись «психушка» была сделана черным маркером и её никто даже не пытался стереть. На этот раз после моего стука послышалось «Входите», а не полетела обувь. Я и вошла. По крайней мере попыталась и потянула дверь на себя. Она не поддавалась. Я потянула еще. Потом еще. В конце концов я победила. Зашла в офис и обнаружила еще одну секретаршу-блондинку с глупыми, как у бегемота, глазами, что-то печатающую на клавиатуре. Нет, я не не люблю бегемотов. Девушка отстраненно подняла на меня взгляд и её глаза уперлись в стену за моей спиной невидящим взглядом. «Заработалась».

- Вы Александра!?- Не то спросила, не то уточнила она.- Михаил Петрович уже ждет вас. Проходите.

Я открыла следующую дверь и вдогонку услышала удивленный возглас.

- Ой! А я думала у нас дверь вовнутрь открывается!!!

« Ума нет - его и не добавишь!»- Услышала я у себя в голове. А ты кто!? « Как это кто! Разум!». «Э-э-э, а ты случайно не того??? Ну, совсем случайно???» «Того - сразу согласились у меня в голове.- И очень даже того. Только я хотя- бы раздвоением личности не страдаю!» Ага. Так я тебе и поверила. Ты же часть системы под именем «Я» значит и тебя плющит тоже. И не надо отмазываться. Впрочем ладно! Будем разбираться с проблемами по мере их появления. А вот и одна из них.

За  дверью оказалось вполне такой уютный кабинетик пять на пять. Возле окна, как собственно и положено в таких канторках, стоял старый дубовый стол с потрескавшимся кое-где лаком. По обе стороны от него протянулись шкафы с книгами по психологии и папки с документацией такого же, как и стол, бордово-коричневого цвета. Слева от двери стояла кушетка застеленная какой-то жуткой помесью покрывала, ковра и пледа бледно-розового цвета в зеленый горошек. После этого надо было бы подумать о вменяемости самого доктора.

- Девушка, вы Александра?

Я закрыла дверь и обратила внимание на низенького плотного мужчину неопределенного возраста. Абсолютный недостаток волос на голове вызвал у меня добродушную улыбку и сравнение с героем отечественного мультика «Колобок». Впрочем такой тип людей только вызывает расположение. Тем временем мужчина вытащил из-за книг бутылку коньяка. Открыл её и одним махом опрокинул в себя почти половину. Обратив вновь внимание на меня, он смущенно спрятал глаза буркнув под нос что-то об издержках производства. Кивнула.

- Ну, присаживайтесь. Рассказывайте, о чем хотели поговорить.- Сел рядом со мной Михаил Петрович и взял в руки блокнот. И ведь рассказала. Все. Абсолютно все. Правда без магии и таких дат как 400 лет. Но ситуацию описала целиком.

- Итак, понятно. Не первый и, даст бог, не последний случай в моей практике.- Скучающим голосом сказал мужчина, видимо ожидая чего-нибудь поинтересней от моего рассказа. Ну там: «Парень бросил и ушел к моей бабушке» или «в последнее время стала замечать, что нравятся девочки». – Впрочем давайте пройдем пару стандартных тестов. Начнем с теста на IQ. Итак, первый вопрос…

Через 10 минут я скучающе смотрела на то как мой неудавшийся психолог буравит головой стену. Вначале я пыталась его успокоить. Ну  подумаешь за 6 минут тест написала. Ну подумаешь все ответы верные. С кем не бывает!? Ну успокойтесь!

Ничего не удавалось. Мой псих-о-лог все также бился о стену неся при этом полную ахинею.

- Ко мне пришла смерть.-  Удрученно сказал он, прекращая расширять помещение. Впрочем не такой бред он и несет. Только вот отку…- Однажды, когда я только начинал своё дело, ко мне в офис пришла цыганка и предсказала что ко мне придет смерть тогда, когда человек наберет такой же балл как и ваш. Где она????- завыл Михаил Петрович. Ба, да его самого в психушку пора садить. Чего это он документацию полез рвать. Блин, теперь он уже обрывки есть начал.

- Где-е-е она-а-а-а????

- Кто?- В дверь без стука заглянула секретарша и её отвисшая челюсть упала до пола.- Какого …?

- Смерть! Где смерть?- не обратил внимание на нецензурную речь психолог. Он же псих.

- А вам так надо?- невинно поинтересовалась я.

- Где она-а-а!????

Я вздохнула.

- Я здесь.- Невинно помахала я ему рукой. В руку, как назло, телепортировалась коса. Упс…- Скорая помощь. Срочно. Улица Вертинского 48/809. Два сердечных приступа. Да! Да, это из кабинета психолога! Кто говорит?- я бросила взгляд на косу и печально вздохнула.- Пациент говорит. К врачу из налоговой приехали… подошли вот он и… Поняли!? Едите!? Ну мы ждем…

Я положила трубку и телепортировала косу обратно к её новой владелице (Если кто спросит, как я это сделала если у меня нет магии, то поясню: в косе магия тоже присутствует. Вот этим и воспользовалась.)

- Ну что подруга? Невесело тебе без меня людские жизни забирать?- Коса печально блеснула.- Ладно, пока дружище! До встречи. Надеюсь встреча будет счастливой! Или хотя- бы не с трагичным финалом.

Через несколько минут я вышла из кабинета не забыв, тем не менее, стереть из базы данных своё имя и другую информацию о себе. О документах переживать не стоило. Вон как Михаил Петрович расстарался своей зубодробилкой. Д-а-а-а-а!!!!! сходила к психологу, называется. Теперь ему психиатр понадобится… Бедный-й-й-й.

Ладно. Сколько у нас там времени? Два? ты смотри как время быстро бежит. А ведь казалось что только пару десятков минут прошло. Впрочем ладно. Зайду за Женькой в школу. И пофиг что школу прогуляла. По прошествию часа, мы с Женькой уже шли домой, но нас поймали одноклассники и пришлось идти с ними. До своего дома мы дошли только когда часы показывали час ночи. Я рассказала сестренке про поход к доктору и получила увесистый щелбан от хохотавшей сестрички.

- Я же говорила тебе. Пожалела бы наших медиков. У нас бесплатной медицины сейчас просто нету, а после твоих походов еще и платная исчезнет.

- Да ну тебя.- Обиделась я и сразу похвасталась.- А у меня больше раздвоения личности нет.

- Правда?- споткнулась сестричка о ступеньку и грохнулась. Я подняла Женьку, обтрусила и кивнула на вопрос.

- Угу. Обе мои частички согласились и слились в единое целое.

- А согласились в чем хотя бы?- спросила Женька.

-В том что я полная идиотка.

Мы уже дошли до квартиры и завалились к себе.

- Серьезно.- Подскочила сестричка уже в комнате. По моему лицу заскользила загадочная улыбка.

- Почти! Они согласились в том, что я до сих пор его люблю.

-Нда… А знаешь, они правы!

-В чем?

- Ну в том, что ты его любишь. Саша! А в чем он был вчера?

Я сказала. Мне что жалко?- А что?

- Да говорят, что если помнишь в чем был он на первом свидании - это любовь, а если в чем была ты- то влюбленность.

- Но это же не первое… Да и не свиданье это вовсе.

- Это уже не имеет никакого значения.- Улыбнулась Женя. - У тебя диагноз один - любовь! Лечению не подлежит, так как эта зараза уже добралась до сердца. Профилактика и обезболивающие: поцелуи и объятья!

- Угу. А что же нужно для облегчения этой болезни… хм… Нет это рано.

- Сразу видно что у тебя старые взгляды на жизнь.- Хихикнула сестренка. Я улыбнулась.

- Поверит ли кто-нибудь во влюбленную в Жизнь Смерть, которая ходит к психологу и гоняет муз, а в свободное время пишет стихи и ржет со сводной сестрой, которая учит её уму-разуму. Или это будут считать легендой, а то и просто бредом чьей-то больной головы.

- Да. Смешно получается. Саяна, а как ты думаешь, чем всё кончится?

Я пожала плечами и уткнувшись носом в подушку сказала на полном серьёзе.- Кроватью.

-Чем?- закашляла сестричка.- Кто-то тут недавно мне доказывал, что это рано.

- Нет. Уже поздно.- Я показала на часы.- Полвторого ночи…- Вдруг я поняла, что имела в виду Женька.- Дурочка. Я  спать хочу.

- С ним? Когда?- Влезла на мою кровать с ногами она.

- Сама и сейчас.- Я отвернулась к стенке.- Спокойной ночи.

-Спокойной ночи.- Спрыгнула и направилась к себе в комнату Женя, но у порога остановилась.- Да, любовь- это точно диагноз.


Глава 9. Кошмарики, стихи и все такое./ Саяна.


Мы делаем шаг назад - подальше от пропасти, еще и еще,

Но до пропасти так и остается всего один шаг.

Катерина Тойнер.


Ночь. Глубокая непроглядная осенняя ночь. За окном лишь шум. Темнота поглотила все дома. Капли стекающие на землю с небес. Капают и капают. Все быстрее и быстрее. Как будто спешат побыстрей исчезнуть из этого мира. Скрыться в бездне. Молния… Запоздалый гром. Грохот ощутившей влагу земли. Крики воронов… Тяжелые их силуэты кружатся по небу словно ищут что-то. Капли дождя обтекают их и вновь падают на землю в бесконечном танце природы. Страх… Вновь сердце открыто страху. И он заполняет собой всю душу и мысли, каждое мгновение. Но он не обычный. Он появляется при мысли, что все закончится. Что дождь остановится и застынет в воздухе миллионом сверкающих, переливающихся в тихом свете луны, бриллиантов- капелек.

Говорят, нельзя ночью смотреть на зеркала. Граница между мирами становится тонкой, как шелковая ткань, скользящая между пальцами и оставляющая прохладу. А вода? Она ведь тоже дает отражение!? Но она не создана руками человека, она принадлежит всем мирам одновременно. Следовательно граница еще тоньше, как паутинка. И любой лишний звук, любое колебание воздуха может порвать её и открыть миры друг - другу.

А дождь- это вода!? Ведь правда!? Он  стелется по земле водопадом мыслей. Но он закончится… И начнется снова… Все закончиться, и повторится…Так, как и должно быть.

Дождь… Дождь… Дождь…

Все… Конец… удар сердца… молния… вздох… пустота… неизбежность… гром… выдох… дождь… удар… вдох… мгновение… удар… все… Конец!

Нет. Не смерть. ПРОБУЖДЕНИЕ!!!!

Я  снова проснулась в холодном поту. Вроде ни чего страшного не приснилось, а вот. Дурдом! Точно рехнулась. Впрочем нужно просыпаться и вставать. Сегодня у меня олимпиада… по стихам!!! С ума сойти. Ладно. Встала, оделась, пошла будить сестру, получила пинок, разбудила сестру, почистила зубы, сложила портфель, сделала домашку, поела, пришла в школу, открыла глаза, проснулась!!! …да! Именно в этой последовательности.

Итак, сегодня у нас олимпиада по стихам. Ну да, есть олимпиада по алгебре, химии, физике и т.д. и т.п. А что это за олимпиада по стихам!? Точно ни кто и не помнит, когда она у нас появилась. Просто так получилось, что конкурс случайно в документации записали как олимпиаду, и мы стали в ней участвовать.

Олимпиада проходила на 3-4 уроке, но предстояла продолжиться до 7-го под бурный смех наших учителей от чтения и декларирования "особо удачных строф" наших стишков. Хохот стоящий в эти моменты в кабинете был, мягко говоря, не особо приличным для учителей, так как стекла иногда чуть не покрывались трещинками.

После уроков я встретила поджидающую сестренку. Она стояла возле окна и прямо сгорала от нетерпения все услышать из первых, так сказать, уст.

- Ну как? Сдала?

-  Угу. Пять.- Хмуро кивнула я ей.

- Как пять? У нас же двенадцатибалльная система!?- всполошилась она.

- Да какая разница. Кто по олимпиаде оценки ставит?

- Понятно. Сглупила. Но ты чего такая хмурая? Вроде с тобой там и Ленка с Сережкой и этот… Валик твой. Да и вообще почти весь наш класс "талантливых и неповторимых".

- Он  не мой. Он общественный.

- А-а…

- Да, как туалет. Общественный и общедоступный. Что вроде и так синонимы. Впрочем, знаешь, лучше его там и не было.

Женька удивленно посмотрела и вздохнула.

- Ладно. Пошли домой, по пути расскажешь.

Мы вышли из школы и направились прямиком к нашей уютненькой многоэтажке. Не подходя к дому каких-то – дцати метров мы свернули к детской площадке и сели на милые скамеечки, выкрашенные грязно-буро-зеленой краской. В песочнице играла малышня, периодически оттуда слышались крики и в разные стороны летел песок. Я протянула Женьке помятый неровно вырванный из блокнотика листик с написанным мелким почерком стихом. Тема «Влияние родителей на развитие детей».

- Крутая тема.- Отозвалась сестрёнка и начала читать вслух.

« Ты кто? Судьба или смерть?

Мне некуда уже стремится.

Сил нет вперед смотреть.

Я не могу опять молиться.

     Полет в мечту, где лишь молчанье,

     Где ветер закаляет сталь.

     И только  лишь одно незнанье,

     Проложит мне дорогу вдаль

Зачем мне все, когда лишь чудо

Позволит стать самой собой.

И следует за мной мрак всюду

Не позволяет быть одной.

Прости предательницу свет

     Что выбрала дорогу смерти

Я не услышу твой ответ

     Но только мы, пойми, её все дети…»

- Э-э-э. А я тебе в дочери не набиваюсь.

- Я тебя удочерять и не собиралась. Мне и так неплохо живется.

- Сашка, а учителя же в конце олимпиады стихи зачитывают.

- Зачитывают.- Чуть не плача выдала я.

- А Валик был?

- Был.

- И как отреагировал?

- Не знаю. Я отпросилась и раньше ушла. Но это не самое страшное.- Сказала я, когда мы зашли к нам в квартиру. Женька подождала пока я закрою дверь и с тихим "Ах-х-х-х" опустилась на пол в обмороке. Симулянтка, блин. И так жизнь течет прямо в тупик, в котором стою я и отчаянно кричу: «Спаси-и-и-ите», а вместо спасательного троса или хотя- бы круга мне бросают бедного ребенка, понимающего все по-своему и воспринимающего все как забавную игру. Женька приоткрыла один глаз, увидела, что никто её спасать не собирается, горестно вздохнула и поднялась.

- Саш. Стесняюсь спросить, что самое страшное?

Я дала Жене немного порванный листик, скомканный так, как будто его пару раз засунули в попу ёжика. Сестренка истерично хихикнула.

- Сашу-уня-я, а ты уверена, что его нужно разворачивать. По-моему ты его перепутала с туалетной бумагой и использовала по назначению… пару раз… и выбросить забыла.

- А как же! Читай, давай.

- А ты уверена, что никуда его не запихивала?- Брезгливо, двумя пальчиками с серебряными колечками, взяла его сестра. Я хихикнула.

- Не уверена.

- А-а-а… Что-о-о-о-о?- Но было уже поздно, листик сам развернулся, показав мило исчерченный сердечками листик, на котором был написан второй стих. – Какая хотя- бы тема была?

- Да самая банальная - «Несчастливая любовь». Так нет, мои мозги выпендриться захотели. Вот и получился стих, на черт знает какую тему.

- « Из-под ресниц тяжелый взгляд

Струится вдаль, меня не замечая.

- Как поняла, ты мне не рад!?

Ты смотришь в ночь, опять мечтая.

- Я сяду, ты не против. – Нет.

Поближе чашку чая? – Да. Конечно,

Но я прошу послушать мой совет:

Не можешь от любви ты бегать вечно…»

- Не-е-е, Женька, ты так до второго пришествия читать будешь.

- Клёво. А ты думаешь оно будет? Ладно, ладно, не кипятись, я уже читаю.

« - Ты Смерть! – Ты Жизнь! И что такого?

- Но, что получится у нас в конце?

- Да прав. Не будет ни чего простого.

По жизни, ха, я не иду в "венце…"

Я попыталась вытащить сестру из-под стола. Предательница хохочет так, как будто я ей чужой человек и ей меня не жалко. Хм, а я разве человек? Руки есть, ноги есть, волосы, сердце, почки, мочевой пузырь- все важные "человеческие" органы вроде присутствуют. Нужно поразмышлять на досуге. Тем временем сестричка уже перестала смеяться и даже сама вылезла из-под столика.

- Да сеструха. Ну ты и влипла.

- А то я сама не знаю. Такое впечатление, что все мои чувства сейчас взяли, перемололи на кофемолки и перемешали. Кстати и всю меня тоже.

- Перемешали?

- Перемололи! Ладно, я пошла на крышу, скажешь что-нибудь маме!

- Угу. Скажу, так что не бойся. Гуляй в своё удовольствие.

Я схватила куртку, впрыгнула в кроссы и пошла, совершенно забыв о том, кого мы с сестрой повстречали здесь в прошлый раз. Фортуна явно находилась не на моей стороне, а стояла ко мне задом чуть нагнувшись и показывая средний палец. Ну-ну. Скажи спасибо, что я не являюсь лицом грузинской национальности, а то я тебя… хм… ну, если что, вы поняли.

Итак, не успела я толком задремать на своем любимом месте, как пришёл он. Нет, не сон. Валентин. На этот раз он был в синей адидасовской футболке, черных шортах той же фирмы и в шлепках на босую ногу. Да, явно не по сезону одевался. Сейчас начало октября, а не лето. Парень присел рядом.

- Привет.

- Здрасьте. - хмуро поприветствовала я его.

- Прикольный стих.

- Какой именно?

-Как какой? Про родителей. Только почему ты второй не написала.

-Как не написала?… - Аж подпрыгнула на месте и запоздало вспомнила, что не переписала стих на чистовик и сдала чистый лист.- Ну да не написала. Просто домой нужно было.

- Понятно.

- Валик. Я тебя спросить хотела.

- Спрашивай.

- Ну это. Какой твой мир… нет, не так выразилась, опиши мне свой мир.

- Внутренний?- Усмехнулся парень.- Ну как у обычного человека: кости, мышцы, хрящи.

- Ты меня понял. Не старайся выглядеть глупее, чем ты есть.

- Значит ты не считаешь меня глупым.- Наигранно обрадовался он.

- Рассказывай, давай.

- С чего ты взяла, что я тебе что-нибудь рассказывать. Да и вообще, что значит «мой мир»?

"Потому что иначе полетишь с крыши. " - Хотела вякнуть я, но сдержалась.

- Можешь и не рассказывать.

Видимо парень ощутил моё недовольство.

- Я не знаю, как ты поняла, но расскажу. Я вижу, что ты тоже так сказать «не от мира сего». «Мой мир состоит из множества миров…»

- Может частей?- Влезла я. Парень отмахнулся

- Ну пусть будет частей.- Смилостивился он.- «Части сливаются и перетекают одна в одну. В нем легко запутаться. В нём сразу и день и ночь, утро и вечер, дождь и засуха, лето и осень. И все это одновременно в одном и том же месте. Выжить в нем очень сложно. Но все-таки возможно.  В моем мире низшей ступенью иерархии являются маги, дальше, над ними, властвуют боги. Но это не конец этой лестницы. Выше всего стоит «Совет Душ»- совет сильнейших богов. Поодиночке они не кто, но они не глупы и держатся вместе, понимая, что стоит лишь одному из них уйти, как распадется весь совет. Всего их 13. Чертова дюжина. Из богов главные… нет не так. Главные, даже сильнее богов, но не сильнее «Совета Душ» два человека. Не знаю, можно ли нас назвать людьми или нет. Это даже в какой-то степени работа либо призвание. Мы - стихии. Нами  невозможно управлять, можно только ненавидеть, но нам это не принесет ничего.

Ты права, мы две противоположности. Моё имя, как ты уже поняла, не Валентин. Оно очень схоже с моим. Меня зовут Валиар. Я - Жизнь. Так, и не надо хихикать. Нет, я не умалишенный. Впрочем я немного отвлекся. Вторая же… Вторую… Ею зовут Саяна. Она была смертью. Но 400 лет назад… Так, прекрати вертеть пальцем у виска, а то не буду рассказывать... Но 400 лет назад она ушла. Равновесие, и до этого момента не очень уравновешенное, нарушено. Гармония и общее состояния миров неуклонно катится от отметки «катастрофа» до отметки « полный пи…ц».

- Она бросила ваш мир.- Подлила я масла… хм… бензина… в костер, пока парень думал. Валиар поморщился и подошел к краю крыши и сел свесив вниз ноги.

- Нет не мир. Меня! Пока в мире её заменяет Лкая.

- Богиня ада.- Вздохнула я с облегчением.

Парень усмехнулся.

- Да. Ты все-таки много знаешь о моем мире. Я правда не знаю, зачем я тебе все это рассказываю, но у меня такое чувство, что я тебя знаю. Знаешь, Саяну ищет весь «Совет…».- Тут я заметила, что у парня немного покраснели кончики ушей. Смешно, правда! У него всегда так… когда он врет! Ну-ну, посмотрим какую чушь он будет нести дальше.

- Ты сказал, что она ушла 400 лет назад. Если почти за полтысячелетия вы не нашли её, тогда какие гарантии, что найдете её сейчас? Может она давно уже мертва.

Парень расхохотался и чуть не свалился с крыши.

- Клёвый каламбур. Хотелось бы увидеть МЕРТВУЮ СМЕРТЬ!!!

- Так, как  ты найдешь её сейчас?- Не обратила внимание на смех я. И даже не разозлилась на то, что он хотел меня видеть мертвой!!!

- Я и ищу. Я чувствую, что она где-то рядом. Помнишь, ты сказала, про то, что у меня в жизни не было предательства. Оно было. Она сама мне сказала… Я так и не нашел её, но я найду. Я найду её, чего бы это не стоило мне… или Вселенной.

- Она это знает!- Сказала я и тихо ушла с крыши, чтобы не сболтнуть еще чего-нибудь. А он все говорил и говорил, не замечая моего ухода.

- Знает! Знает??? Саша!?- Но меня уже не было...

Я сидела у себя на кровати и по моим щекам текли слезы. Сколько лет? Сколько лет я жила обычной человеческой жизнью и вот. Он вернулся… Не узнал… Хотя, это наверное к лучшему. Мысли вернулись к той, нашей последней ночи.

«- Я люблю тебя!

- Который раз я тебе это говорю. Я знаю.

- И ты все - равно бросаешь меня?

- Да!

- А ты когда-нибудь любила меня?

«Любила!? Я и сейчас люблю!!!!»

- Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

- Это твое право!»

Моё право...

Хотелось остаться, но я не могла. Я не привыкла к такой жизни. Просто не могла привыкнуть. Мы оба рушили то, что создавал другой. Хотя это и есть наши сущности. Все-таки это неприятно и неправильно

Я подошла к окну, прижалась к холодному стеклу, за которым уже начался дождь. Как же было бы просто будь мы обычными людьми. Знаете, я многое поняла из вашей жизни. То, как вы существуете, как развлекаетесь, как плачете… Я и сама почти стала человеком. Только, что живу долго…хм… очень, очень, очень долго. Я посмотрела в окно и молниеносным движением открыла раму. В комнату сразу ворвался холодный осенний ветер и крик придавленной к стене дома Мельпомены. Ветер заметался по комнате, скинул на пол листы с черновиками стихов, растрепал мои волосы. Занавески громко хлопали ударяясь о стены. Увидел бы меня кто-нибудь из людей, сказали бы: «Ведьма!». А что? Черные волосы развиваются по ветру. На губах… в общем губы ярко-алого цвета от прилива крови. Под глазами подтеки от туши. Ногти выкрашены темно-фиолетовым лаком. И глаза, что сияют во тьме как фонари. Ужас. Ночной кошмар. Я села на подоконник и с болью в голосе:

-  Я люблю тебя!

Не знаю как, но каким-то шестым чувством я почувствовала, что он тоже произнес эти слова. Даже сердца наши бьются в унисон. Почему мир так не справедлив? Почему мы не можем быть вместе, если оба этого так хотим? И сразу ответ:

- Он - жизнь, я - смерть.

Через полчаса ко мне зашла сестренка. Она села на край кровати и натянула себе на ноги моё одеяло.

- Думаешь о нем?- Кивнула она в неизвестность.

- Ты же знаешь.

Я попыталась вытереть слёзы. Женька усмехнулась, вытащила из кармана своего халата желтый платок с зайчиком в углу, и протянула мне.

- Знаешь, никогда не видела плачущую владычицу жизней.

- Чего?- Не поняла я.

- Смерть плачущую впервые вижу!- объяснила она.

- А раньше как будто не видела. Впрочем, это последний раз.  Больше не увидишь.

- Это угроза?- улыбнувшись поинтересовалась девчонка.

- Нет.

- Ты его простила?

- За что?!?! За то, что отпустил тогда, не нашел? У него не было выбора. Я сама не дала ему этот выбор. Простил ли он меня.

- Когда любишь- прощаешь не задумываясь.

- Ты, как всегда права.

- Конечно права, Саяна! Ваше Высочество Смерть.

- Как ты думаешь, он понял.

Женя пожала плечами.

- Я не знаю. Время покажет.

- Да… Время все расставит по местам.


 Глава 10. ALEA JATAEST( Жребий брошен)./ Саяна.


Мы - отражение звезд в лужах на асфальте;

Мы - лепестки увядших цветов неземной красоты;

Мы - пыльца на крыльях бабочки-однодневки;

Мы - последний день перед Апокалипсисом и первый день после него;

Мы - последний порог между мирами;

Мы - последний предел между богами и демиургами:

Ибо мы есть Жизнь и Смерть.

Катерина Тойнер.


Начало дня не предвещало ни чего хорошего: туман, слякоть, холод. Капли стекающие по стеклу и "злой" и "страшный" будильник, визжащий благим матом на полквартиры. В комнату вползла сонная Женька укутанная в одеяло. Она пнула будильник, а так как он не замолкал, то она просто выкинула его в форточку. Я нерешительно подала голос.

- Вообще-то это мой будильник.

- А чего он у тебя уже целый час орет.- Зевнула сестра.

- А кто его знает!- Я посмотрела на часы, висевшие над столом.- Знаешь, Женька, я вспомнила, что у меня будильник был поставлен на полвосьмого.

- И-и-и?

- Уже двадцать минут девятого. И мы опоздали.

- Чего?- Затормозила сестра. Но на её лице начало появляться осмысленное выражение.- Проспали? Снова!!!?

Да уж. На первый урок мы уже опоздали. Минут так на 20 плюс-минус еще 20 (одеться + умыться + поесть + добежать до школы.). Не приходить же за 5 минут до урока!? Зато мы успели на второй.

Возле входа в раздевалку нас встретил Юрка и "покуривал" какие-то дорогие (по виду) сигареты. Повторяю: мы элитный класс. Одет он был как обычно, а то есть: джинсовая курточка на молнии, бутсы, кепку, синие джинсы с кучей карманов и фиолетовую футболку с какой-то надписью. Когда мы подошли ближе (А если честнее, добежали.) он нас типа "обрадовал".

- О-о-о, наши сони пришли. А я вас обрадую: вы еще полчаса могли поспать. Наши уже почти все по домам разошлись.

- Почему это?- Зевнула я.

- Как почему? У нас же физичка заболела.

- Чего тут радоваться? Химию на замену поставят. Целых три урока.

- Не поставят. Химичку в больницу со сломанной ногой только отвезли.

- Вы постарались.- Поинтересовалась я? Парень смущенно опустил глаза.

- А чего она нам контрольную обещала. Мы ей не роботы каждый урок эту фигню писать. И вообще она сама поскользнулась. И Сережа не виноват. Он же не знал, что разсыпет орешки возле учительского стола…

- Тогда что у нас сейчас?

Парень пожал плечами.

- Значит форточка.- Сообразила Женька. Парень кивнул.

И вот уже мы снова отсыпаемся. Сережка с Юркой неизвестно откуда притащили с десяток одеял и подушек. На наш совместный удивленный взгляд он скромно шаркнул ножкой и сказал, что они "грабанули" их со склада, предварительно договорившись с завскладом.

У нас в школе, на летних каникулах, летом открывается лагерь. Тоже какой-то мега - популярный! Повторюсь: у нас школа старенькая, но к лету они здесь так все преображают, что лишь летом кажется, что это школа, а не избушка, на строительных лесах, то бишь на курьих ножках, в которой вечно идет ремонт! Причем что ремонтируют - неизвестно, а с нас, учеников, деньги тянуть, то это пожалуйста.

Итак, пока пацаны делали нам "кровати", мы с Женькой и Ленкой пошли в столовую- кафешку.

Как мы шли с подносами уставленными кофе и пирожными - это отдельная история. Скажу только, что в то время, когда мы выходили из столовой, мимо пролетала Урания (Как раз начинался урок астрономии у 11-Б класса.). Лена сама того не зная наступила ей на крыло и, споткнувшись, опрокинула на неё. Муза долго орала в такт Ленке, которая видела летающее пятно кофе. Ленку мы успокоили и даже всучили ещё один поднос с кофе, надеясь, что не встретим Клио (Да-да, у 11-А класса только началась история.).

Когда мы, бочком протиснулись в дверь кабинета, то узрели картинку под названием "Апокалипсис в школе". Подушки с одеялами порваны, все в перьях и пухе, с разбитой люстры свисает одеяло, учительским столом было выбито окно и две  ножки были в классе, а две свисали над подоконником. В классе находятся только стоящие, и орущие друг на друга Сережа и Валиар. Остальных в классе не было. То, что больше всего запомнилось - это одиннадцатиэтажка Сережки, в которой Валик был показан не с лучшей стороны. Далее, красный как рак и злой как дьявол, Валиар отшвырнул парня к стене одним движением руки. Интересно, они специально ждали пока мы пройдем. В кабинет, втолкнув меня внутрь, зашли ничего не подозревающие девчонки. Подносы, былыми лебедями, поплыли из их рук  и упали им на ноги. Железные подносы! Со стоящими на них чашками с горячим кофе! Но девушки не обратили на это не малейшего внимания. Они просто стояли не моргая, в шоке глядя на то, как Валиар подходит к утирающему разбитый нос Сереге и поднимает его за шею в воздух. Парень сопротивлялся, бил куда мог дотянуться, но по его лицу стало понятно, что долго он так не выдержит так как ему уже начало не хватать воздуха. А если Валиар еще и сожмет руку… нет, даже не хочу задумываться. Наконец Женя сбросила с себя наваждение и заорала:

- Саша, ну сделай что-нибудь!

- А что я могу?- Произнесла я, не выпуская тем не менее происходящее из виду. Первым порывом было шибануть Валика все еще находящимся у меня в руках подносом с кофе, что я и сделала. Валиар удивленно обернулся в мою сторону. Так, ладно, это не помогло, поможет… а что поможет то?  Ладно, потом додумаем и дадим мысли сформироваться, если это "потом" наступит.

- Валиар, отпусти его!

- Ты меня для этого подносом ударила?- Потер начавшую образовываться шишку, "свободной " от Сережи" он.- Отпущу. Если Женя скажет, кто поставил ей «Печать Смерти».

 Я почувствовала как жизнь медленно, по капле, выходит из парня. Еще минуты две-три и здесь появится за своей жертвой Лкая.

- Я прошу, отпусти!- Чуть не плача выдала я.

- Я не могу сказать, я связана клятвой.- Заплакала от того, что ничем не сможет помочь любимому человеку, Женя.

- А я не связан. Его смерть ничего по сравнению с равновесием мира.

Я опустила полные бессильной злобы глаза к полу.

- Ты хотел  сказать с равновесием твоей души.- Поправила его я.

- И с ним тоже.- Не стал отрицать он

- А ведь ты говорил, что ты - Жизнь. Жизнь должна быть светлой и неспособной к убийству.

- Это вечное заблуждение. Жизнь и Смерть не относятся ни к свету, ни к тьме.

- Значит не отпустишь?

- Нет!- Парень отрицательно покачал головой.

Жаль. Очень жаль…, что поднос погнулся. А то я им ему между ног заехала бы. Хоть на это реакция должна была бы быть, как у нормального живого человека. Я чуть не заплакала снова. Последний, так горячо хранимый…, но… Сережа ведь не виноват. Он просто оказался не в то время, не в том месте и не с теми матами. Время почти на исходе и его больше нет на раздумья.

- Третий завет…

- ЧТО!!!

-Третий завет: ты не причинишь никому из моего класса вред. И сейчас же отпустишь моего друга.- Мои слова падали четко, как монеты в кружку нищего. Рука Валиара разжалась и от заклятия, и от изумления. Женя бросилась к потерявшему сознание Сереже, по пути дуя на обожженные на руках пальцы и прыгая на одной, менее пострадавшей от подноса ноге. Еще хотя бы один миг, и Сережа перешагнул бы ту грань, перешагнув которую больше не возвращаются. Или проще говоря он был бы "по ту сторону кадра". Женя притянула к себе обмякшее тело парня и повернувшись ко мне произнесла:

- Спасибо. Если бы не ты - было бы очень трагично.

Если бы не я, ничего бы и не было. Я не могла ответить Жене на её благодарность. В это время я тонула в глубине его черных глаз. Валиар моргнул, унося наваждение, и в шоке произнес.

- Что за?…

Я быстро отвернулась, пытаясь унять быстрое биение сердца, и пошла к двери. У самого выхода я обернулась.

- Женя, я пошла. Скажешь своим родителям…

- Скажу!- В глазах Жени была такая же боль, какую я видел у людей, чьих близких и дорогих их сердцу я забирала в "лучший мир". Видимо Женя считала, что это наша с ней предпоследняя встреча. Последняя может оказаться финальной для неё.

Я выбежала из класса, а потом, на сумасшедшей скорости, из школы, не обратив внимания на матерящегося охранника. Не разбирая дороги бросилась в лес, что был недалеко от школы и использовался нами как парк: лавочки, беседки, тротуарчики. Я бежала в самую глушь леса, где уже не встречались одинокие прохожие и ищущие уединения парочки, туда - где была брешь между мирами. Лишь бы подальше отсюда, подальше от него. Лишь бы он не нашел. Зачем он пришел? Он ведь все испортил. Он же все испортил, он же испортил все то, что я сделала за это время и вот.

Я бежала не просто не разбирая дороги, я бежала закрыв глаза. В деревья я не врезалась лишь потому, что отчетливо чувствовала в них искры жизни. Вдруг врезалась во что-то, камень или мертвое дерево, так как я не заметила никакого отблеска жизни. При попытке бежать дальше меня остановили чьи-то руки лёгшие на мои плечи. Я открыла глаза. Передо мной стоял Он. Все такой же как и четыреста лет назад. Да, Валентин был похож на Валиара, но настоящая бы его внешность вызвала бы зависть у манекенщиц и моделей (по изысканности). Его глаза пронизывали до костей ( и костного мозга тоже.).

- Ты изменилась.

Я подняла свои глаза на него и встретилась с его взглядом полным мудрости и древности, боли, горечи и… счастья. Я сглотнула.

- Ты тоже.

- Я же говорил, что найду тебя.

Я кивнула, так как не могла говорить отчетливо. Парень улыбнулся.

- Я сдержал своё обещание

Так!!! А я почему не знаю, перед кем он обещание давал!!? А мне почему ни кто не доложил???

- Обещание? Перед кем?

Парень пожал плечами и сжав меня в объятьях шепнул на ухо.

- Перед самим собой.

- Ребра!!!- Прохрипела я. Парень немного разжал хватку.

"Ура! Не один я такой!"- обрадовался мозг не в тын не в ворота.- "Не только у меня раздвоение личности". Уф-ф-ф опять началось.

- Я  ни когда тебя не отпущу.

" Что значит не отпущу? Собственник чертов. Я что вещь? Деталь туалета? Да ты ж мне все косточки переломаешь".

- Но… А как же совет?- Попыталась отбрыкаться от парня я. Попыталась? Со стороны это выглядело так, как будто я три раза заехала ему носом в подбородок и попыталась вывернуть руку.

- Тебя не было 400 лет… он уничтожен. Я… боги уничтожили его.- Обрадовал меня мой любимый "человек". Хотя здесь наверно в скобочки нужно взять любимый… хотя нет, пусть будет как будет…

- А равновесие?…- Попыталась слинять от обязанностей я. Фортуна ехидно высунула язычок, развернулась на 180 градусов, вновь нагнулась, скрутила две дули и показала пять средних пальцев… Стоп! Пять средних пальцев??? Всегда думала, что она мутантка, а теперь знаю это наверняка.

- Если мы рядом, равновесие не нарушено. Да и не нужно оно нам… Помнишь мой вопрос… тогда... в ту ночь... Любишь ли ты меня?

Я же девушка приличная! Я же должна повыкобеливаться.

- Я могу не отвечать на этот вопрос!?

Парень состроил трагичную гримасу.

- Можешь. Это твой выбор… Только посмотри мне в глаза.

 Я посмотрела! Что, интересно, он хочет там увидеть, пляшущие сердечки или искорки с купидончиками? По-моему парень перепутал вопросительный взгляд с взглядом "я согласна на все". Он улыбнулся.

- Ты уже ответила…

 И… я плохо помню, что было дальше. Наверно это последствия контузии полученной от удара о широкую грудь Валиара или осложнения от раздвоения личности. Впрочем одно я помню точно. Поцелуй, долгий, как вечность… Впрочем, именно вечность он и длился. Счастье, может ли Смерть чувствовать счастье? Может ли быть будущее у Смерти и Жизни? Честно говоря мне до этого по барабану. Главное у меня есть он, а у него - я, и мы вместе. У нас нет будущего, есть только настоящее, но это настоящее будет длиться вечно. По крайней мере у нас в мире. В мире, где правим мы, подростки. И без разницы сколько нам лет: десять, восемнадцать, сорок или пять тысяч лет. Подросток- это не возраст. Подросток- это состояние души…

Мимо пролетела побитая Эрато (видно опять маги развлекались.). Она хотела скрыться пока её не заметили но не тут-то было. Я пульнула в неё водяной струей из вновь обретенного мирового запаса энергии, а Валиар пульсаром. Муза не вынесла кипятка и… сварилась заживо. Мы с Валиаром с интересом склонились над обожженной тушкой.

- Да, романтическое у нас свидание получается. - Усмехнулся парень.

Я брезгливо толкнула тушу носком кроссовка. Кроссовок оставил на поддатой волдырями коже, белую полосочку, быстро наполняющуюся чем-то прозрачным. Фу-у-у-у-у! ужас! Гадость какая. Я "сжалилась" и уговорила Валиара оживить Эрато. Валик "сменил гнев на милость" и смилостивился надо мной и над трупом, который вначале порывался отнести Жене на вскрытие, и вернул музе жизнь. Очухавшись Эрато быстро куда-то рванула, крича нам угрозы на разных языках мира.

А мне в голову пришла наконец сформировавшаяся "разумная", что уже очень странно для меня, мысль. "Зачем я его оставила тогда? Зачем потеряла так много времени впустую? Зачем?". И сразу ответ: "Чтобы через 400 лет почувствовать счастье".

Время остановилось для нас. Мысли сводятся к одной истине, к одной мысле: "Я больше никуда не уйду" и словно услышав, словно прочитав мои мысли Валиар сказал:

- А я тебя больше от себя не отпущу!

Как странно бывает в этом мире. Смерть и Жизни полюбили друг друга и обрели счастье. Что ждет нас? Мы не люди. Мы не живем будущим, мы живем настоящим. Мы творим этот мир и по-видимому в лучшую сторону.

Вдруг нас отвлекло чье-то пищание за спиной. Мы с Валиаром медленно, как в замедленной съемке повернулись к источнику звука и чуть не повалились на землю от смеха. По небу, метрах в 120-130 от нас летел спецназ муз. Восемь оставшихся в живых муз, в боевой раскраске, комбинезонах и костюмах цвета хаки. В руках у них были скалки, биты, у Эрато был топор, а у одной, по-видимому самой злобной, была дрель. Это вначале мы смеялись, пока они не приблизились… В общем, берегись вдохновения когда его много. Естественно мы решили с Валиаром постыдно репетироваться с места боя. И то, потом месяц раны залечивали.

Эпилог ./ Саяна.


Мы не помним, мы не забываем, не грустим и не радуемся,

Не слушаем и не верим, мы существуем вне  времени и пространства.

И лишь наши слезы говорят о том, что мы еще живы.

Катерина Тойнер.


Как потом оказалось: музы наведывались и к Женьке. Наконец сбылась её заветная мечта: она посмотрела их строение изнутри. Говорит, обычная человеческая анатомия, ну кроме крылышек. В итоге от её руки погибли семь муз. В живых осталась только подстрекательница: Эрато. И то только потому, что смылась с самого начала бойни. Женя нашла с ней общий язык и они теперь на пару, в соавторстве пишут такие стихи, что мне только и читать (Самой такие никогда не напишу.). Сережа, после того столкновения его шеи с тяжелой хваткой руки Валиара, увидел в Женьке не только подругу, но и любимую девушку, хотя скорей всего просто решился наконец сделать ей предложение встречаться. Сейчас они встречаются и подумывают о совместном будущем. Лена повзрослела, перестав сплетничать, и теперь учится на ветеринара. Светка бросила школу и, несмотря на то, что шла на серебряную медаль, пошла в ПТУ. Виктор наконец отходил на общественные работы, отдал деньги за моральный ущерб. Он начал заниматься с репетитором и поступил на бюджет в институт на медика. В данный момент он вместе с Женькой осваивает нелегкую профессию хирурга. Заранее жалко их пациентов. Итак, как все уже поняли, прошло два года. Теперь богами управляем мы с Валиаром, решая все в зависимости от равновесия. Знаете, впервые за такое количество времени я чувствую себя живой.

Вот моя история и закончилась.

P.S. Если к вам пришла муза, не бейте её. Она последняя осталась. Убивайте её! Спасите мир от этой идиотки.

Где муза? Что молчат ее уста

О том, кто вдохновлял ее полет?

Иль, песенкой дешевой занята,

Она ничтожным славу создает?

Пой, суетная муза, для того,

Кто может оценить твою игру,

Кто придает и блеск, и мастерство,

И благородство твоему перу.

Вглядись в его прекрасные черты

И, если в них морщину ты найдешь,

Изобличи убийцу красоты,

Строфою гневной заклейми грабеж.

Пока не поздно, времени быстрей

Бессмертные черты запечатлей!

У. Шекспир


home | my bookshelf | | Саяна. Или когда по другому нельзя (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу