Book: Завещание Иветты Бланше



Завещание Иветты Бланше

Патриция Деманж

Завещание Иветты Бланше

Ее трагическая тайна оставалась неразгаданной целое столетие…

Сюзанна поднялась с камня и собралась было идти обратно к машине, как услышала голос:

– Приди! Приди ко мне! Приди ко мне! Приди!

И, как и в первый раз, за этими отчетливыми словами следовало неразборчивое всхлипывание. Девушка замерла. Голос был настолько жалобным, что она не могла сдвинуться с места.

И тут она снова услышала эти слова:

– Приди, приди… приди ко мне! Приди!

Сюзанне вдруг показалось, что ее мозг сейчас взорвется от одной этой фразы. Несколько минут она стояла без движения, но потом собралась с силами и бросилась к припаркованной под деревьями машине. Она быстро вставила ключ зажигания и завела двигатель. Ей хотелось как можно быстрее уехать отсюда. Лишь бы ничего не знать и не слышать. Такого не может быть! Она просто Сюзанна Ламберт, Сюзанна Ламберт, Сюзанна Ламберт…

Молодая женщина стояла на краю утеса. Сумерки окутывали ее, как непроницаемая мантия, и только длинные рыжие волосы сияли, словно пламя в ночи. Она крепко прижимала к груди ребенка. Грохот прибоя практически заглушал слова, с мольбой слетавшие с ее губ:

– Мой Бог, прими нас к себе!

Но лишь бесконечные глубины моря внимали ей…

* * *

«… мы рады возможности вскоре принять вас у себя. До тех пор желаем вам всего наилучшего, и, прежде всего, удачной поездки на наше прекрасное побережье!

С дружеским приветом ваша семья Роже.»

Сюзанна Ламберт прочитала письмо дважды. Еще одна неделя, и она окажется во Франции. Франция! Мечта! Как же она была рада! И на этот раз не в отпуск. Нет, она едет работать!

Это ее первая серьезная работа в должности администратора большого отеля. Почти три месяца назад она на отлично сдала выпускные экзамены в школе гостиничного менеджмента, где училась два с половиной года. После этого девушка вернулась домой, в Гамбург.

– Сюзанна, Сюзанна, где ты? Могу я еще раз увидеть это письмо? – голос матери отвлек девушку от мыслей.

– Да, конечно, мама! Я здесь, в своей комнате. Замечталась немного о Нормандии.

Вечером на семейном совете еще раз во всех подробностях обсудили предстоящую поездку. Отец Сюзанны решил подарить дочери давно обещанную малолитражку – в знак начала нового этапа в ее жизни.

Долгожданный день наступил быстрее, чем Сюзанна предполагала. Маленькая красная машинка, стоявшая под окнами, уже давно по самую крышу была набита полезными и не очень полезными вещами.

– Будь осторожна, моя девочка! – мать девушки не могла сдержать слез. – Я буду регулярно писать тебе, а то часто разговаривать по телефону дорого.

– Да, мама, не волнуйся! Ну что со мной может произойти? В конце концов, я еду не в заброшенный замок, а в комфортабельный отель.

* * *

О таком приеме, который устроили Сюзанне в гостинице, она не могла даже и мечтать! Весь персонал отеля встречал ее у дверей во главе с мадам и месье Роже.

Этого девушка никак не ожидала! Она ведь всего-навсего администратор, а не почетный гость. Конечно, ей было очень приятно, а все ее последние сомнения и стеснения моментально улетучились, когда госпожа Роже, благоухая дорогим парфюмом, приобняла ее и, расцеловав в обе щеки, сказала:

– Добро пожаловать, моя дорогая! Мы очень рады, что вы в целости и сохранности добрались до нас. Чувствуйте себя, как дома! Мы сделаем все возможное, чтобы вы не сильно скучали по своей родине и семье. А сейчас давайте зайдем внутрь, вам определенно нужно отдохнуть после долгой дороги.

Не прекращая весело щебетать, она увлекла Сюзанну в элегантное просторное фойе шикарного отеля.

Девушка действительно жутко устала и была рада, что ей дали немного времени сориентироваться на новом месте. Номер ее предшественницы полностью отремонтировали. Эти небольшие апартаменты состояли из комнаты со спальной нишей и чудесной ванной, которая девушке особенно понравилась. Из обоих помещений открывался чудесный вид на пляж и море, которому предстояло убаюкивать Сюзанну каждый вечер.

Подошло время ужина. Мадам Роже предложила Сюзанне поужинать в семейном кругу. «Интересно, большая ли у них семья?» – подумала девушка и начала выбирать наряд.

Она решила надеть черные шелковые брюки и подходящую черную блузку, не слишком праздничные, но вполне элегантные для такого повода. К ним еще добавиласьтемная шелковая шаль, накинутая на ее белокурые волосы. Девушка отлично выглядела!

Несомненно, это отметил и темноволосый молодой человек, который быстро поднялся с кресла, как только девушка вошла в фойе.

– Вы, должно быть, мадемуазель Ламберт. Простите, я еще не успел представиться. Меня зовут Марсель. Марсель Роже. Наследник трона, так сказать.

Он улыбнулся и провел рукой по своим коротко стриженным кучерявым волосам каштанового цвета:

– Я только сейчас вернулся домой, немного покатался на мотоцикле, к большому сожалению моих родителей. Впрочем, вы не раз услышите их мнение о моем хобби. А пока мне нужно переодеться к ужину. Так что не прощаюсь – скоро увидимся.

И он быстро, перепрыгивая через две ступени, стал подниматься по широкой лестнице отеля. Сюзанна даже не успела ничего ему ответить. Она, наверное, глупо выглядела, стоя с открытым ртом и глядя вслед молодому человеку.

Девушке пришлось собраться с мыслями, прежде чем подойти к стойке администратора, своему будущему рабочему месту.

Даниэлла Роже, хозяйка отеля, как раз занималась вечерним финансовым отчетом вместе с бухгалтером, но сразу отвлеклась и вызвалась проводить Сюзанну. Они вошли в небольшую столовую. У накрытого стола стоял Марсель, который откупоривал бутылку вина. Сейчас он был не в кожаной куртке и высоких ботинках, а в элегантном, модномкостюме. Он улыбнулся девушке и, когда его мать захотела представить их друг другу, опередил ее.

– Не утруждай себя, мама. Мы уже знакомы. Это наша новая отельная фея, Сюзанна Ламберт из Гамбурга, – юноша повернулся к Сюзанне. – Мадемуазель Ламберт, могу я предложить вам аперитив? Мой отец сейчас подойдет, его задержал один из поставщиков.

Выбор был сделан в пользу бокала шерри. Мадам Роже и Сюзанна непринужденно болтали вплоть до появления месье Жака. Марсель, составивший им компанию, вел себя очень обходительно.

Суть конфликта между сыном и родителями стала понятна еще при первой встрече с Марселем, однако в этот вечер никакого напряжения не ощущалось. Пока Сюзанне все казалось превосходным, включая великолепный ужин. В зависимости от блюда к столу подавали красные и белые вина, и. в конце концов, остатки скованности девушки окончательно улетучились. Она и не заметила, как рассказала совсем незнакомым до сего дня людям почти овсей своей жизни.

В первую ночь на новом месте она долго не могла уснуть. Слишком много мыслей кружилось в голове. Когда девушка наконец задремала, ей приснился странный сон.

Она бежала вдоль береговой линии, все дальше и дальше, пока не добралась до скалистого уступа. Подобно птице, она хотела взмыть с него ввысь, однако камнем стала падать вниз, в темную мглу, пока ее не поглотили волны.

Резкий сигнал будильника вернул ее к реальности. И как вовремя! «Что за странный сон», – подумала Сюзанна и вспомнила слова мамы. Та каждый вечер желала дочери хороших сновидений.

* * *

Сюзанне нравилась работа. Два дня она занималась подготовкой к приему постояльцев. За это время полностью освоилась со своими новыми обязанностями. В ее задачи входила регистрация гостей, бронирование номеров, их распределение и расчеты. Ей также приходилось заниматься решением возникающих у постояльцев проблем.

В один из ближайших дней Сюзанна решила отправиться в маленькие соседние городки на побережье. Разумеется, Марсель сразу же вызвался прокатить ее на мотоцикле и все ей показать. Но она отказалась. Не потому, что он был ей неприятен, как раз наоборот. Нет, она просто не хотела, чтобы все вокруг решили, что она флиртует с сыном своего шефа.

Вечером после работы она без сил свалилась на подушку. Ей снились короткие каштановые кудри и озорная улыбка…

* * *

На следующий вечер девушка отправилась на прогулку. Стояла отличная погода, и Сюзанна поехала на север, в маленькую рыбацкую деревушку с древней романской церковью.

Почти сразу за курортом Сан-Фернандо начинался крутой скалистый берег. Пейзаж изменился. Это был суровый край рыбаков и крестьян.

Сюзанна легко нашла деревню, потому что шпиль церкви был виден издалека. Церковь стояла на скале, ее серые стены блестели в свете заходящего солнца. Вокруг нее располагалось небольшое кладбище с частично полуразрушенными крестами и надгробиями.

Сюзанна проехала по мощенной булыжником дороге. Слева и справа тянулись маленькие, сложенные из грубого камня домики, радовавшие глаз красивейшими кустами гортензий в палисадниках.

Это была традиционная, симпатичная деревушка с небольшой центральной площадью. На ней как раз в этот момент играли в петанк местные мужчины. Проезжая мимо них, Сюзанна приветливо улыбнулась, и они помахали ей рукой и прокричали «Бонжур!».

Девушка хотела к самому морю, к утесам и маленькой гавани. Шоссе извивалось почти до самого побережья и, наконец, неожиданно оборвалось. На машине дальше было не проехать.

Сюзанна вышла из автомобиля. И хотя дул вполне легкий для этих мест ветер, она быстро ощутила разницу между этим скалистым берегом и набережной в Сан-Фернандо. Здесь природе ничто не мешало проявлять свою силу и непредсказуемость. Но это было то, что девушку всегда восхищало. Еще ребенком ей больше всего нравилось играть и купаться именно в непогоду.

Она прошла несколько метров по скалистому обрыву и увидела расположенный внизу, в защищенной от ветра бухте песчаный пляж. Оглядевшись, она не сразу нашла спуск.

Сюзанна мечтательно посмотрела на тонущее в море солнце. Все вокруг казалось таким гармоничным и нетронутым.

Но гармония быстро сменилась темными облаками, тянувшимися с горизонта по быстро мрачнеющему небу.

«Так, самое время где-нибудь укрыться», – подумала девушка и стала быстро карабкаться вверх по скалам. С первыми каплями дождя она добралась до своей машины. Сюзанна поехала обратно в деревню и с удивлением обнаружила, что там дождя не было.

«Странно, очень странно. Должно быть, здесь проходит что-то вроде погодной границы. Хотя уж очень она резкая», – удивилась девушка.

Вскоре она остановилась у маленькой таверны. На двери висел колокольчик, так что при ее появлении все присутствующие сразу подняли головы и посмотрели на вошедшую.

– Добрый вечер, мадемуазель. Присаживайтесь, мы не кусаемся, – сказала полная хозяйка, когда Сюзанна в нерешительности остановилась у стойки.

– О, мадам, спасибо большое! Я могу у вас заказать что-нибудь поесть? Была внизу на пляже и от морского воздуха жутко проголодалась.

– Разумеется, мадемуазель! Я как раз приготовила сегодня отличный рыбный суп и испекла свежий багет. Думаю, это то, что вам нужно. А потом можете попробовать крем-карамель. Не хотите чего-нибудь выпить? Может, бокал красного вина?

– Звучит очень заманчиво. Я беру все, но только один бокал вина, пожалуйста. А то я за рулем и не хотела бы иметь проблем с законом.

Местный жандарм, как раз сидевший за стойкой по соседству и пивший явно не первый и не последний бокал вина, подмигнул ей и показал большой палец: мол, молодец, закон надо уважать!

Сюзанне вообще казалось, что она попала в исключительно приветливое место. За накрытыми красными скатертями столами сидели мужчины разного возраста, некоторых из них она уже видела сегодня, когда в первый раз проезжала через деревенскую площадь.

Один столик в углу, судя по всему, был зарезервирован для самых уважаемых людей в деревне. За ним сидели пастор, учитель и, как показалось Сюзанне, врач и аптекарь. Время от времени они дружелюбно посматривали на нее и, когда еда была готоваи Сюзанна стала осматриваться в поисках свободного места, пастор жестом предложил ей присесть за их стол.

Слегка помедлив, Сюзанна неуверенно оглянулась на хозяйку, но та уже вышла из-за стойки со словами:

– Вам как раз будет очень удобно рядом с месье пастором! – и легонько подтолкнула девушку к свободному стулу, который ей уже заботливо подставили.

– Очень мило с вашей стороны, месье. Разрешите представиться. Меня зовут Сюзанна Ламберт, я из Германии и работаю в отеле «Палас» в Сан-Фернандо.

– О, «Палас», знаю-знаю, действительно очень хорошее место. Но очень дорогое! Мы с женой как-то раз в прошлом году ужинали там – оставили целое состояние. Но все было превосходно!

Это сказал врач, седой мужчина лет пятидесяти пяти с очками в позолоченной оправе.

Сюзанна с наслаждением ела суп. Он был великолепен! Вкусная еда и царившая вокруг дружелюбная обстановка – именно такой девушка и представляла себе жизнь во французской провинции.

– Прошу прощения, мадемуазель. Я знаю, что суп у нашей Мадлен восхитительно вкусный, но вы позволите задать вам вопрос? – обратился к девушке краснощекий пастор.

– О, конечно, святой отец!

– Хотел бы полюбопытствовать и спросить, впервые ли вы приехали к нам на побережье или вам уже знакомы эти места?

– К сожалению, я до сих пор была только в Сан-Фернандо, а сегодня впервые побывала на вашем скалистом побережье. Было очень интересно. Я вообще люблю море и уверена, что буду часто сюда приезжать. Скажите, местные люди живут здесь только рыбной ловлей, как в старые времена? Во всяком случае, мне так показалось. Это довольно тяжелый труд.

Сюзанне хотелось узнать как можно больше интересного об этих местах.

Пастор благосклонно посмотрел на девушку, прежде чем ответить:

– Да, вы правы, это тяжкая доля, но те, кто здесь живут, ничего другого и не умеют. Многие поколения жителей деревни так или иначе связаны с морем. Кто рыбак, кто моряк. Раньше каждый мужчина здесь выходил в море, а сейчас молодежь старается устроиться на большие корабли, которые плавают по всему миру. Там платят больше. Сложно нынче прокормить семью, особенно когда ты вынужден продавать свою рыбу на рынках, конкурируя с крупными рыболовецкими флотилиями. Но люди здесь не такие взыскательные, как, вероятно, ваши гости в отеле «Палас».

За разговорами время пролетело незаметно. И когда Сюзанна прощалась с присутствующими, она пообещала как можно быстрее снова сюда вернуться.

– Приезжайте еще, Сюзанна. Мы будем рады видеть вас, – сказала улыбчивая мадам Мадлен на прощание.

Этой ночью ей снова снились скалы. Но этот сон отличался от того, что она видела прошлой ночью. В этот раз она слышала женский голос и детский плач. На следующее утро девушка проснулась в холодном поту и с опухшими глазами. Должно быть, она плакала во сне, хотя подробностей ночного видения не помнила.

* * *

Будни Сюзанны были наполнены множеством мелочей, связанных с работой. Ей некогда было скучать. Ее французский становился с каждым днем все лучше. Пару раз гости даже приняли Сюзанну за француженку, что ей невероятно польстило.

Между тем она стала замечать, насколько сильны разногласия между Марселем и его родителями, и виной всему была явно не страсть парня к мотоциклам. Недавно она стала невольной свидетельницей их конфликта. Как-то после завтрака Марсель бросил:

– Мне надо срочно к Кристиану, скоро вернусь.

Не дав родителям вставить хоть слово, он уехал и вернулся в отель через несколько часов.

– О чем ты только думаешь? Ты прекрасно знаешь, что в высокий сезон мы рассчитываем на твою помощь. В конце концов, ты мой сын, и я ожидаю, что ты будешь принимать участие в деле, которое когда-нибудь унаследуешь! Вместо этого ты раскатываешь туда-сюда на своем чертовом мотоцикле! – господин Роже казался ужасно разозленным.

Однако Марсель невозмутимо ответил:

– А ты прекрасно знаешь, что отель меня интересует меньше всего! Я здесь работаю, только чтобы сделать вам одолжение. Иначе я занялся бы чем-нибудь другим. И если бы не Сюзанна, здесь вообще было бы невыносимо находиться!

Услышав это, девушка густо покраснела, хотя ее никто не видел и не мог знать, что она слышит каждое слово, оставаясь незамеченной за шкафом. Через минуту Сюзанна громко кашлянула и вышла из своего укрытия. Но Марселя с отцом уже не было.

Чуть позже Марсель подошел к стойке администратора. Сюзанна как раз сортировала платежные квитанции и не заметила, как он появился. Девушка взглянула на него, лишь когда он наклонился к ней и тихим голосом произнес:

– Ах, Сюзанна, если бы вы только знали!

– Если бы я знала что? – спросила она недоуменно.

– Если бы вы знали, с каким удовольствием я бы отправился с вами куда-нибудь… да хотя бы на небольшую экскурсию! Вы вообще бывали на скалистом побережье?

– По правде говоря, побережье мне знакомо. Я там была однажды, и мне очень понравилось. Но в любом случае, если соберусь туда, предпочту поехать одна, – девушка не хотела казаться невежливой, но он все-таки был сыном владельца отеля.

– Почему вы такая неприступная? Это типично немецкая черта характера?



– Дорогой Марсель! Если вам это не нравится, то позовите на экскурсию французскую девушку. Возможно, она окажется более сговорчивой.

Это прозвучало почти вызывающе. Хотя внутренне девушка изо всех сил боролась с собой, отказываясь от приглашения.

– Знаете что! Давайте мы немного подождем, а потом снова вернемся к этому разговору. А то сегодня ничего не получается, – слова Марселя прозвучали самоуверенно, но на этот вечер он оставил девушку в покое.

После работы Сюзанна быстро переоделась в джинсы и свитер и снова поехала к скалам. Пересекая деревенскую площадь, девушка приветливо всем помахала, и ее поприветствовали в ответ.

– Привет, Сюзанна! – кто-то из играющих в петанкмужчин крикнул ей. Кажется, это был пастор или врач.

Стоял прекрасный вечер. Заходящее солнце заливало небо красными красками.

В этот раз спуск дался ей легче, и последний участок она преодолела, спрыгнув на песчаный пляж. Как обычно, бухта была безлюдной. Нетронутая природа во всей своей красе расстилалась перед девушкой, и у нее вдруг защемило сердце от осознания того, насколько она мала и незначительна на фоне этой красоты.

Она прошла дальше, к морю, и решила прогуляться босиком по влажному песку. Пока Сюзанна пребывала в своих мыслях, поднялся ветер, сначала легкий, но быстро набирающий силу. В этот момент с безоблачного неба ей на голову упали первые крупные капли дождя. И вот уже отдельные капли превратились в настоящий ливень.

Девушка беспомощно огляделась по сторонам и вдруг заметила нишу в скале. Она бросилась туда и заметила, что небольшая пещера уходит дальше вглубь. Подгоняемая непогодой и любопытством, на четвереньках пробралась в каменную нишу и присела, прислонившись спиной к шершавому камню. Здесь хотя бы было сухо и безопасно.

В пещере царила непроглядная тьма, и Сюзанна стала медленно ощупывать руками стены и пол. Вдруг в одном из отверстий она нащупала металлический предмет. Девушка поняла, что это маленькая шкатулка.

Когда непогода улеглась, Сюзанна, почти против своей воли крепко сжимая шкатулку обеими руками, смогла выбраться из своего убежища. Как можно быстрее она пробежала по мокрому пляжу и стала взбираться по камням наверх, к своей машине. Из-за дождя камни стали скользкими, и задача оказалась непростой. Усевшись за руль, девушка положила находку на пассажирское кресло.

Она промокла насквозь – самое время поехать к мадам Мадлен, выпить чего-нибудь горячего и как следует подкрепиться!

* * *

Девушка припарковала машину на маленькой стоянке перед церковью и направилась к деревенской таверне в радостном предвкушении от встречи с приятными знакомыми. Сюзанна открыла дверь и вошла. Все присутствующие практически одновременно повернулись к ней. Однако на их лицах не было никаких улыбок или приветливого выражения, как раньше. Все выглядели угрюмыми и суровыми.

Сюзанна убедила себя, что ей это показалось, и прошла дальше к барной стойке. За ней, уперев руки в бока, стояла хозяйка, мадам Мадлен. Выглядела она при этом как угодно, но только не дружелюбно.

– Добрый вечер, мадам, – обратилась к ней Сюзанна. – Я попала в жуткую грозу, вся вымокла, и единственное, что меня сейчас вернет к жизни, это что-нибудь вкусное из вашей кухни и горячий кофе.

Она не могла даже представить, что всеобщая недружелюбность направлена лично на нее. Но она ошибалась.

– Кухня уже закрыта, мадемуазель. И заведение мы тоже сейчас закрываем. Не знаю, что я могу для вас сделать. Будет лучше, если вы поедете домой. До свидания! – Мадлен недвусмысленным жестом указала на дверь.

– Что с вами произошло? Ведь вы были так приветливы со мной при первой встрече! Вы меня разве не помните?

В поисках поддержки Сюзанна посмотрела в угол, туда, где за столом для почетных гостей каждый вечер сидели пастор, врач, аптекарь и учитель. Но все они делали вид, что увлечены разговором, и старались не смотреть в ее сторону.

– Могу я попросить вас покинуть заведение, мадемуазель! Я уже сказала, мы закрываемся, – лицо мадам Мадлен приняло угрожающее выражение.

– Хорошо, хорошо, я уже ухожу. Но я еще приеду, обещаю вам. Возможно, тогда вы будете в настроении, и мы сможем все обсудить. Сейчас я совершенно ничего не понимаю.

На улице она, оторопев, еще долго стояла и даже протерла глаза. Невероятно! Что случилось со всеми этими людьми? Они все свихнулись, или она в чем-то перед ними провинилась? Но сейчас девушка была не в состоянии размышлять над этой неприятной ситуацией.

Она села в машину и поехала обратно к отелю. Про шкатулку почти забыла и вспомнила только тогда, когда забирала с пассажирского кресла свою мокрую куртку.

Теперь Сюзанну распирало любопытство. Что же там внутри? Схватив шкатулку, она зашла в фойе и, не дожидаясь лифта, побежала по лестнице вверх, в свой номер.

Что сделать сначала – открыть шкатулку или принять ванну? Любопытство было сильно, но желание согреться пересилило, и девушка залезла в горячую ванну. Блаженно жмурясь, она грелась в горячей воде. Сюзанна думала о событиях сегодняшнего дня. Сначала ужасная буря, затем божественный знак в виде маленькой пещеры. Потом шкатулка и, наконец, странное поведение жителей деревни. Ей хотелось в ближайший выходной снова поехать в деревню и убедиться, что все на самом деле в порядке, и люди снова будут дружелюбны к ней, как и прежде.

Но сначала, в спокойной обстановке она должна заглянуть в шкатулку.

* * *

Шкатулка была сделана из латуни, ее выпуклую крышку украшала изящная резьба. Судя по весу, содержимое было не очень тяжелым. Сюзанна попыталась открыть маленький замок ногтем. Заперто, что и следовало ожидать. Девушка достала нож и попробовала открыть крышку с его помощью. Это оказалось не так просто. Наконец, замок щелкнул и крышка поддалась.

Ее взору открылся маленький сверток, замотанный в похожую на шелк ткань. Кто-то, очевидно, хотел защитить содержимое от сырости. Сюзанна развернула материю – в ней оказалась перевязанная красной тесьмой пачка писем.

Все они были адресованы одному и тому же человеку – Люсьену Валери, лейтенанту морского флота, служившему, видимо, на военном корабле «Виктория». Письма небыли распечатаны, даже сохранилась печать отправителя, некоей Иветты Бланше, проживавшей в маленькой рыбацкой деревне Рошель-Сюр-Мер. Либо эта Иветта их так никогда и не отправила, либо получила обратно. Почему это произошло, оставалось загадкой: может, неправильный адрес, получатель съехал или что-то еще.

Сюзанна почувствовала странное волнение и трепет, когда взяла письма в руки. Она обязательно должна их прочитать – было первой мыслью. Но, с другой стороны, перед ней лежали письма, которые, может, сотню лет были спрятаны в пещере. Их когда-то написала неизвестная женщина, которая, вероятно, делилась в них самым сокровенным с любимым человеком. Имела ли она право вообще к ним прикасаться?

Но еще до того, как девушка сама себе ответила на этот вопрос, руки сами достали самое нижнее письмо в пачке. Девушка вскрыла печать, развернула сложенный вчетверо лист бумаги и начала читать:

«Мой любимый!

Уже месяц прошел с тех пор, как ты уехал от меня, и мне невыносимо больно от одиночества. Я постоянно прихожу к скалам и смотрю на море. Но ты больше не на моей стороне. Я все еще чувствую твое дыхание, твою руку в моей руке, чувствую, как ты ко мне прикасаешься и обнимаешь.

Почему все должно так закончиться? Я ни в чем не провинилась, даже если ты плохо обо мне думаешь. Я всегда любила и буду любить только тебя. Ты должен мне доверять, ведь я тебе тоже доверяла, именно так, как должна доверять законная супруга.

Я ношу под сердцем нашего ребенка, и это не может быть грехом. Прошу тебя, пошли мне хоть какой-нибудь знак, чтобы я знала, что ты вернешься.

С вечной любовью, Иветта.»

Письмо было датировано 24 сентября 1892 года. То есть больше ста лет назад Иветта жила, по всей видимости, неподалеку отсюда, раз она упоминает скалы. Что с ней произошло дальше? Сюзанна читала одно письмо за другим, словно зачарованная. Было уже глубоко за полночь, когда она отложила в сторону последний лист бумаги. Из всего прочитанного становилось понятно, что у Иветты Бланше был бурный роман с лейтенантом Валери, но после того, как она призналась ему, что у них будет ребенок, он бросил ее и исчез где-то в море на корабле «Виктория».

В каждом своем письме Иветта старалась доказать ему свою любовь и верность. С каждым новым письмом ее просьбы вернуться становились все более умоляющими, а клятвы в любви – все более страстными. И все чаще в письмах сквозило отчаяние. Иветта писала эти письма в течение шести месяцев и, видимо, незадолго до рождения ребенка перестала ежедневно ходить к скалам. Как она жила и родила ли в итоге ребенка, из последнего письма было непонятно.

Сюзанна была очарована. Она моментально окунулась в совершенно иной мир. Эта молодая женщина, судя по письмам, была примерно ее возраста. Но насколько же отличалась ее жизнь! Как же она любила своего офицера!

Сюзанна закрыла глаза и представила, как эта женщина стоит на пляже или наверху, на скале, всматривается вдаль и пытается увидеть на горизонте корабль своего возлюбленного. Сколько слез она пролила в этом месте, и сколько ударов судьбы пришлось пережить ей и ее, скорее всего, выросшему без отца ребенку…

Странно, но чем больше Сюзанна думала обо всем этом, тем чаще ловила себя на мысли, что знает гораздо больше, чем описано в письмах. Будто она читала между строк. Может, ее сны каким-то образом связаны с этой историей?

Девушка бережно завернула письма в кусок шелковой ткани и положила их в шкатулку. Осторожно закрыла крышку, как будто хотела вернуть им покой, который так бестактно нарушила. Она погладила крышку шкатулки и, словно давая присягу, тихо произнесла:

«Иветта, я обещаю выяснить, что с тобой случилось. Ты теперь не одинока», – это было последнее, о чем Сюзанна подумала, прежде чем провалиться в сон.

* * *

На следующее утро она проснулась и сразу подумала об Иветте, вспомнив подробности вчерашнего вечера. Шкатулка все еще стояла на столе, но Сюзанне показалось, что это не самое подходящее для нее место. В самой глубине шкафа с одеждой она нашла укромный уголок и положила шкатулку туда, завернув ее в свитер. После чего спустилась к завтраку.

– Доброе утро, Сюзанна! Вы выглядите уставшей. Вы плохо спали? – мадам Роже посмотрела на нее с материнской заботой.

– Нет, нет, мадам, все в порядке! Просто зачиталась вчера вечером. Сегодня обязательно лягу спать пораньше и завтра буду выглядеть хорошо!

– Но Сюзанна, вы всегда хорошо выглядите! – конечно же, это был Марсель, тут же получивший укоризненный взгляд от отца, заметившего, как девушка смутилась.

– Сюзанна, вы бы не могли сегодня показать моему сыну, как правильно обращаться с системой бронирования на компьютере? До сих пор у него не нашлось возможности ее изучить, но с вами у него это хорошо получится, – месье Жак наивно полагал, что молодых людей нужно обязательно чем-нибудь занять, чтобы у них не оставалось времени на глупости.

Он еще не знал, с каким огромным удовольствием его сын сидел рядом с Сюзанной, пока она объясняла ему особенности программы. Он наслаждался ее присутствием и одновременно удивлялся, потому что Сюзанна была рассеянной, будто ее мысли витали где-то далеко отсюда. Это было совсем на нее не похоже.

– Сюзанна, это уже третья опечатка. Вы нас так по миру пустите. Ну что мне с вами делать? Может, вы не откажетесь выпить со мной кофе, и силы снова к вам вернутся? – Марсель произнес это вполне дружелюбно, но Сюзанна ответила резко:

– Большое спасибо, не стоит. Я приму к сведению, и ошибки больше не повторятся. А вам стоит почаще вспоминать о своем собственном кресле и не прижиматься ко мне. Тогда я не буду делать ошибки, и мы с вами быстро закончим с программой.

– О, простите, мадемуазель, я не знал, что у вас сегодня неудачный день. Тогда мне нужно взять себя в руки. Так сойдет? – с этими словами он поднялся и сел напротив Сюзанны, лицом к задней панели компьютера.

Это было слишком! Она вскочила с места и сказала:

– Если вы сейчас же не сядете обратно и не займетесь делом серьезно, я буду считать наше сегодняшнее занятие оконченным.

Марсель послушался. До него, видимо, начало доходить, что шутить с Сюзанной бесполезно.

К концу рабочего дня в душе у Сюзанны стало нарастать беспокойство. Наконец, она поспешила по лестнице в свой номер и тщательно закрыла за собой дверь. Она достала из шкафа шкатулку, будто хотела удостовериться, что письма все еще там. Разумеется, они были на месте, именно в том виде, в котором она их убрала туда утром.

Сюзанна переоделась, засунула шкатулку в большую черную кожаную сумку и вышла из отеля. Она сразу поехала к скалам, не заезжая в деревушку. Остановив машину на знакомом месте, девушка направилась к скалам, которые, как ей казалось, уже видела во сне. На море царил почти полный штиль, что было довольно редким явлением для этих мест. Сюзанна решила спуститься вниз, хотя уже темнело, и это было довольно рискованно.

Однако она вновь ощутила какое-то внутреннее принуждение, заставлявшее ее действовать вразрез со здравым смыслом, и смело направилась к месту спуска. Оказавшись на пляже, она не спеша двинулась по глубокому песку в противоположную от ее вчерашнего укрытия сторону, к образующим другой край бухты скалам. Бухта была больше и шире, чем казалась сверху, а прогулка по песку утомляла быстрее, чем то же расстояние по ровной каменистой почве.

Добравшись до скал, девушка присела и на какое-то время снова погрузилась в размышления о судьбе Иветты Бланше. Может, она тоже сидела где-то здесь на берегу? Возможно, даже со своим возлюбленным… А может, именно здесь они были близки, и поэтому воспоминания постоянно приводили ее на этот берег? Интересно, как выглядел мужчина, разбивший сердце этой молодой женщине?

Сюзанна поймала себя на том, что испытывала презрение к Люсьену Валери, незнакомому моряку из писем Иветты. Наверно, это уже было слишком. Что она вообще знала о нем и о его мотивах? Возможно, он и не собирался бросать Иветту, и высшие силы вмешались в судьбы обоих?

Но девушка отбросила эти мысли. Она решительно не хотела понимать мужчину, который оставил Иветту одну в таком положении. Это могло произойти только из-за его эгоизма. И сочувствие к такому человеку было немыслимо.

Поднявшись наверх к машине, она еще раз прошлась к скалистому уступу, на котором стояла в самом начале, и посмотрела вниз на море, пенившееся в темноте между валунами у берега.

Словно во сне Сюзанна стояла на скалистом уступе и завороженно смотрела вниз. Неожиданно ей показалось, как издалека кто-то зовет ее: «Иди, иди… иди ко мне!» И затем какое-то неразборчивое всхлипывание.

Сюзанна огляделась, но никого и ничего, кроме темноты, не увидела. Может, ей показалось?

Но постойте… Этот голос… Разве это не тот же голос, который она слышала прежде? И снова она услышала «Иди, иди… иди ко мне!» и затем что-то похожее на жалобный стон.

Голос доносился издалека, со стороны моря, но ничего не было видно. Сюзанна повернулась и побежала к машине. Ей вдруг стало здесь жутко в темноте. В любом случае, сейчас лучше всего отправиться домой.

Чтобы успокоиться, она решила съесть конфету. Притормозив, девушка раскрыла сумку и первым делом наткнулась на шкатулку. Иветта! Она же пообещала раскрыть ее тайну. Завтра вечером после работы она должна обязательно этим заняться.

* * *

– Сюзанна, Сюзанна, боже мой, девочка моя, да что с вами случилось? – мадам Даниэлла за завтраком встревоженно смотрела на девушку.

Но та лишь ответила:

– Поверьте, мадам, со мной все в порядке!

Затем она встала из-за стола и отправилась на свое рабочее место. Она села за компьютер, стоявший в бюро позади стойки регистрации, и начала обрабатывать счета за прошлую неделю и бронирования на будущую. Когда список гостей за прошлую неделю открылся, она не поверила своим глазам.

В таблице, в графе «вторник» этой недели, значились имена постояльцев, прибывших в отель в этот день, и номера их комнат. А на третьей строке в этом списке стояло имя, которое Сюзанне стало за последние дни хорошо знакомым. Иветта Бланше. И рядом номер комнаты – Р7. Это был номер ее собственной комнаты!

Сюзанна застыла в изумлении. Как это может быть? Чья это глупая шутка? Кто вообще мог знать про Иветту Бланше? Она никому не рассказывала о своих поездках к скалам и уж тем более о своей находке в пещере. Наверное, кто-то следил за ней. Наверняка Марсель! О, как это подло!

Она ввела в поисковую строку имя Иветты Бланше и дату своего приключения в пещере. На экране появилось требование открыть следующее окно. Сюзанна нажала на клавишу и прочитала: «Помоги мне!».

Она нажимала на разные клавиши на клавиатуре, запрашивала дополнительную информацию, но ничего не происходило, надпись не исчезала. Лишь после того, как онаввела в поисковую строку фразу «Чем я могу помочь тебе, Иветта?», на экране неожиданно большими буквами высветилось название «Рошель-Сюр-Мер». Надпись тут же исчезла, и все дальнейшие попытки Сюзанны выудить из компьютера что-то еще оказались безрезультатными. Экран показывал лишь обычный список зарегистрированных клиентов. Имя Иветты Бланше из таблицы исчезло, как будто ничего и не было.



Трясущимися руками Сюзанна выключила компьютер и пошла на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Происходило что-то необъяснимое. Она не могла поверить, что в этом замешан Марсель. Откуда он вообще мог знать, что она нашла шкатулку? Но кто-то же оставил эти сообщения! Не сама же Иветта!

Девушка была далека от того, чтобы верить в привидения и прочую подобную чепуху. С большим трудом она относительно спокойно отработала остаток бесконечного дня. Сюзанна вспомнила, что уже давно не звонила родителям, не говоря уже о том, чтобы найти время и написать им письмо. Неужели эта Иветта уже так глубоко проникла в ее жизнь?

* * *

Комната была завешана тяжелыми темно-красными шелковыми шторами, почти полностью закрывающими свет. В центре стоял круглый стол, покрытый золотисто-черной тканью, за ним, напротив друг друга сидели с закрытыми глазами два человека – мужчина и женщина. Они держались за руки. Проникновенным голосом, немного нараспев пожилая женщина произносила одни и те же фразы:

– Мария Боннар, ты слышишь меня? Я вызываю тебя, Мария Боннар! Ответь, если ты готова с нами поговорить!

Затем она замолчала. В уставленной старинной мебелью комнате царила мертвая тишина, лишь вдалеке слышалось тиканье часов. Через пару минут женщина продолжила:

– Мария Боннар, пожалуйста, ответь мне!

Неожиданно руки присутствующих начали судорожно сжиматься и трястись. Мужчина вздрогнул и заговорил женским голосом:

– Я здесь. Что ты хочешь от меня? Вы потревожили меня! И эта девчонка! – голова говорившего наклонилась к столу.

Но женщина тут же стала трясти его за руки:

– Мария Боннар, пожалуйста, не уходи. Скажи нам, что нужно сделать с девчонкой.

В темноте стол начал двигаться и подпрыгивать. В этот момент мужчина коротко вскрикнул, Мария Боннар снова заговорила:

– Постарайтесь избавиться от немецкой девчонки. Подумайте о покое мертвых. Она должна уйти!

Стол замер, спиритический сеанс был окончен.

* * *

Сюзанна вставила ключ в дверной замок, но он не поворачивался: дверь уже была открыта. Неужели она забыла запереть дверь? Маловероятно. С тех пор как девушка нашла шкатулку и спрятала ее у себя в номере, она внимательно следила за тем, заперта ли дверь.

Девушка бросилась к шкафу с одеждой и стала рыться в дальнем углу в поисках завернутой в пуловер шкатулки. Слава богу, она была на месте! Вероятно, в комнате все-таки никого не было, а если и был, то с безобидными намерениями. Возможно, горничная вне графика убирала ее номер. Совершенно не нужно было сразу подозревать всех подряд.

Но пора было браться за загадку Рошель-Сюр-Мер. И хотя она не знала, откуда взялись загадочные слова на экране компьютера, планировала в самое ближайшее время навестить жителей маленькой рыбацкой деревни. Она хотела выяснить причину их столь странного поведения.

Сюзанна взяла кожаную сумку, положила туда шкатулку и вышла из комнаты. В коридоре она встретила Марселя, но тот ограничился лишь коротким приветствием. Видимо, решил какое-то время вести себя с девушкой подчеркнуто вежливо.

Сюзанна быстро доехала до деревни. Она решила припарковать машину чуть подальше, и пройти пешком приличное расстояние до центра деревни. Девушка дошла до деревенской площади. Мужчины, как обычно в это время, играли в петанк, однако, когда она подошла поближе, они прервали игру. Но не для того, чтобы сказать ей что-то вроде обычного приветливого «Добрый вечер!», а для того, чтобы плюнуть в ее сторону.

Сюзанна пришла в ужас от такого поведения, и этот ужас словно свинцом сковал ей ноги. Она медленно прошла мимо мужчин, чувствуя, как они сверлят ее спину злобными взглядами. Не было слышно ни голосов, ни какого-либо другого шума, лишь звук ее шагов по булыжной мостовой. Она бы предпочла вернуться домой, но некая внутренняя сила вела ее к таверне.

Девушка открыла дверь. Колокольчик жалобно звякнул и как обычно, все разом повернули головы в ее сторону.

– Что вы желаете, мадемуазель? – в голосе Мадлен звучала сталь. – У нас сегодня закрытый вечер, поэтому я попрошу вас уйти! – она вышла из-за стойки и почти схватила Сюзанну за руку, но та выхватила из сумки шкатулку.

– Простите, мадам и месье, у меня есть к вам пара вопросов. Возможно, вы сможете мне помочь. Недавно я нашла на пляже эту шкатулку, и…

Договорить ей не дали. Из-за стола для почетных гостей поднялся аптекарь и с бледным лицом повернулся к ней.

– Что дает вам право постоянно нас донимать? Уходите прочь и разбирайтесь сами со своими делами. Разве вы не видите, что мы не хотим иметь с вами ничего общего! – он сделал резкий шаг в сторону девушки, так что она испуганно отскочила.

– Не смейте ко мне прикасаться, – выпалила она, когда тот протянул к ней свою руку. – Я бы хотела знать, что здесь происходит. Вы все ведете себя очень странно. Я ведь не сделала вам ничего плохого. Я лишь хочу выяснить, знакомо ли вам Иветты Бланше? Возможно, кто-то из вас слышал это имя!

– Мадемуазель, вы же видите, что вам лучше уйти, – учитель поднялся из-за стола и приблизился к девушке. – Я прошу вас больше не делать никаких попыток. Мы бы хотели, чтобы вы оставили нас в покое, да и вам покой наверняка тоже нужен, – он мягко взял Сюзанну за плечо и вывел ее на улицу.

У двери он отпустил ее и, глядя прямо в глаза, сказал:

– Мадемуазель, мы не хотим вам зла, поверьте мне. Мы все здесь миролюбивые люди. Но вы приехали сюда из Германии и вмешиваетесь в наши дела, а это уже слишком, – слова деревенского учителя звучали вполне миролюбиво, но чувствовалось, что он не потерпит возражений.

Однако Сюзанну было уже не остановить:

– Объясните, с какой стати вы все себя так ведете? Вы же были так милы и приветливы, когда я пришла к вам впервые. И что случилось с Иветтой Бланше? Если вы все здесь мирно живете, то для чего такая таинственность? Ведь если все в порядке, тогда совесть никого не должна мучить!

– Это не имеет ничего общего с Иветтой! Я вообще не знаю, кто она такая! Но говорю вам в последний раз – уезжайте из деревни и никогда сюда больше не возвращайтесь!

С этими словами учитель зашел в таверну и захлопнул дверь. Сюзанна осталась одна в темноте. Слезы вдруг сами полились из ее глаз. Она прижала холодный металл шкатулки к щеке.

– Ах, Иветта, – всхлипнула она, – они так же и с тобой обращались? Или они здесь действительно ни о чем не знают? Не верю. Я должна выяснить, что здесь происходит!

Она дошла до машины и завела мотор. Направившись в сторону Сан-Фернандо, она не могла отделаться от чувства, что из окон деревенских домов ее провожают недружелюбные взгляды.

Зайдя в отель, она побежала по лестнице в свою комнату. Она заперла дверь на все замки и, рыдая, бросилась на кровать. Никогда в жизни Сюзанна не чувствовала себя такой подавленной.

С тех пор, как Иветта появилась в ее жизни, многое изменилось. В том числе и она сама. Но дело зашло уже слишком далеко, чтобы все бросить. Девушка хотела только одного – выяснить судьбу несчастной женщины.

* * *

– Марсель, будь добр, проверь, пожалуйста, у себя ли в комнате Сюзанна. Она не спустилась к завтраку, и я волнуюсь. На нее это не похоже, – мадам Роже нервно посматривала на часы.

Марсель поспешил вверх по лестнице и через пару секунд был у дверей комнаты девушки. Он тихо постучал в дверь. Ответа не последовало. Он постучал еще раз, уже сильнее. Из комнаты не доносилось ни звука. Тогда он позвал ее – тот же результат.

Он нажал на дверную ручку. Дверь оказалась незапертой и открылась. Марсель зашел в комнату и громко произнес:

– Сюзанна! Ты здесь? – ни ответа, ни намека на то, что в номере кто-то есть.

Но что-то показалось Марселю странным. Он приоткрыл дверь в ванную комнату и увидел девушку, лежавшую в одной футболке на полу перед ванной.

– Боже мой! Сюзанна! Сюзанна, вы меня слышите? – Марсель наклонился к девушке и перевернул ее лицом вверх.

Она была белая как мел. Пульс – очень слабый. Марсель тут же позвонил семейному врачу, который пообещал немедленно приехать. После этого юноша осторожно переложил Сюзанну на кровать и укрыл ее одеялом.

Марсель склонился над лицом Сюзанны и убрал прядь волос с ее лба.

– Сюзанна, дорогая, что же с тобой случилось? Надеюсь, ничего страшного? Уверен, тебе скоро станет лучше, – он произнес эти слова очень тихо, словно боялся, что она сможет его услышать.

Но в этот момент в номер постучали. Марсель вскочил и открыл дверь – это был доктор Дайнак, а за его спиной стояла мадам Даниэлла:

– Марсель, что случилось? Сюзанна в порядке?

Врач закончил предварительный осмотр и собирался сделать девушке укол:

– Ну, в настоящий момент нельзя сказать однозначно, что с ней случилось. Похоже на отравление. Я сейчас сделаю укол, а вас попрошу вызвать скорую помощь. Мне придется забрать девушку в больницу.

Когда приехала «скорая», мадам Роже решила, что Марсель поедет с Сюзанной в больницу, поскольку у нее самой очень много хлопот по отелю. Разумеется, сын обрадовался возможности сопроводить «свою» Сюзанну и подержать по пути ее ладонь в своих руках. Его очень беспокоило ее состояние, и ему не терпелось первому узнать, как обстоят дела и что случилось.

После того, как Сюзанне промыли желудок, она пришла в себя. Первое, что она увидела, открыв глаза, было напряженное лицо Марселя.

– Что случилось? Где я? – она не сразу заметила трубку капельницы, прикрепленную к ее руке.

– Тихо-тихо, – ответил парень, придержав капельницу, чтобы та не упала.

– Пожалуйста, Марсель, расскажите, как я сюда попала, в эту койку! И что вы здесь делаете?

– Я обнаружил вас в вашей ванной комнате. Вы лежали на полу без сознания, и врач предположил, что это отравление. В любом случае, все позади, вас вовремя привезли сюда. Но что именно с вами произошло – вам лучше знать. Может, вы расскажете?

– Но как я могла отравиться? – Сюзанна была в растерянности.

Она стала вспоминать прошлый вечер. Вернувшись из деревни, долго лежала, размышляя о происходящем. Примерно через час пошла в ванную, чтобы умыться. Перед сном ей захотелось выпить бокал вина… Девушка достала из холодильника початую бутылку белого вина и немного налила в бокал. Вспомнила, что вкус вина показался ей странным, но она объяснила это себе тем, что бутылка уже три дня стоит открытой. Зашла в ванную и вылила остатки вина в раковину. Что было потом, она не помнила.

Марселю она не стала упоминать о вине, сказав только, что ничего не помнит и не может понять, как она могла отравиться.

– Сюзанна, вы приняли сильнодействующий яд растительного происхождения. И выжили только благодаря тому, что его было небольшое количество. У вас нет никаких подозрений по поводу того, кто бы мог вам дать этот яд? – Марсель начал выходить из себя: он больше всего на свете не любил загадок и того, что нельзя объяснить.

Разве Сюзанна не замечает, какая опасность только что ее миновала? Или она пока слишком слаба после всей этой истории и последовавших процедур в клинике?

– Ничего не могу сказать, дорогой Марсель. Кто хочет моей смерти? Это, может быть, только чья-то глупая шутка. Но я бы хотела сердечно поблагодарить вас за то, что вы привезли меня сюда. А теперь, если вы не против, я бы хотела побыть одна. Я немного отдохну и через два-три часа снова вернусь в отель.

Марселю не оставалось ничего другого, как покинуть больницу.

«Надо же, эта женщина способна оттолкнуть от себя любого мужчину. Просто руки опускаются», – подумал он. Но она была ему симпатична, так что он не хотел так просто от нее отказываться. Пока же все, чего он смог добиться, – это лишь несколько недвусмысленных просьб оставить ее в покое.

Но в последние несколько дней Марсель стал замечать, что с Сюзанной что-то происходит. Вначале девушка была более приветливой и открытой в общении с ним, и именно это вселило в него какие-то надежды. А потом произошло нечто, изменившее ее. Как бы он хотел знать, что именно!

* * *

Сюзанна лежала в маленькой одноместной палате и смотрела в потолок.

«Боже, что со мной происходит? За что они так со мной поступают? Я в жизни никому не сделала ничего плохого!» Из ее глаз ручьем полились слезы, и от рыданий перехватило горло.

– Пожалуйста, мадемуазель, не плачьте, вам не нужно волноваться. Доктор Дайнак прописал вам абсолютный покой, постарайтесь его соблюдать. Я дам вам успокоительное, чтобы вы могли немного поспать, – вошедшая в палату медсестра говорила с Сюзанной спокойно и очень приветливо.

Девушка вытерла слезы, всхлипнула еще пару раз и села на кровати:

– Спасибо, сестра, это очень мило с вашей стороны. Но сейчас я бы хотела отправиться домой. Не могли бы вы позвать ко мне доктора?

Через несколько минут появился доктор Дайнак:

– Я слышал, что вы хотите нас покинуть? Разумеется, я против этого. У вас было отравление, и вы еще очень слабы. Большой риск – просто так отпускать вас домой. Я бы порекомендовал вам провести у нас еще хотя бы один день.

– Нет, доктор, в этом действительно нет никакой необходимости! Я чувствую себя гораздо лучше! И поверьте мне, мадам Роже хорошо позаботится обо мне.

– Ну, хорошо. Но только под ответственность мадам Роже. Я попрошу вас передать ей письмо и таблетки, которые сразу примите, если вам вдруг станет плохо.

Когда Сюзанна вышла из больницы, первым делом она хотела поехать в Рошель-Сюр-Мер, чтобы задать пару вопросов жителям этой неприветливой деревушки. Но было еще три часа дня, и у нее хватало дел в отеле. К тому же машина стояла в гараже гостиницы. Так что она решила пройтись от больницы до отеля пешком.

Она шла по тихим жилым улицам и думала о том, какое это все-таки счастье, что она осталась жива и здорова.

Вскоре Сюзанна дошла до набережной и собиралась перейти по пешеходному переходу на другую сторону улицы. Подойдя к краю тротуара, она осмотрелась по сторонам, и, убедившись, что на дороге нет машин, зашагала по «зебре». Когда она была на середине дороги, то заметила быстро приближающийся к ней черный лимузин. Он явно не собирался притормаживать, – Сюзанну спасло только то, что она мгновенно среагировала и отскочила назад.

Девушка стояла у края дороги, чувствуя, как ужас сковывает ее сознание. Практически второй раз за день она была на волосок от смерти. Это судьба или чьи-то дьявольские козни?

Сюзанна ускорила шаг и направилась к отелю, где ее уже с нетерпением ждали. Доктор Дайнак позвонил мадам Роже и предупредил, что был вынужден отпустить пациентку домой.

Даниэлла вышла ей навстречу.

– Сюзанна, девочка моя! Мы уже подумали, что с вами по дороге опять случилось что-то ужасное. Почему вы не позвонили? Мы бы приехали за вами. А сейчас присаживайтесь и выпейте чего-нибудь. Вы наверняка проголодались, – хозяйка отеля не скрывала радости, что все обошлось.

– Огромное спасибо за ваше участие и заботу, но мне действительно уже гораздо лучше! Вероятно, все оказалось не так плохо, как описал доктор Дайнак. Если вы не против, я бы хотела лишь немного освежиться, и потом с радостью примусь за работу! Мне очень жаль, что я доставила вам столько хлопот, – с этими словами девушка вышла из фойе.

* * *

Сюзанна была в ванной комнате и как раз сушила волосы, когда зазвонил телефон. Это была мадам Даниэлла – она решила освободить девушку на весь остаток дня:

– Но, пожалуйста, проведите вечер с пользой для себя и отдохните как следует. Ах, да, я совсем забыла: звонили ваши родители. Я им ничего не стала рассказывать, сказала только, что вы сейчас не можете подойти к телефону и что вы им перезвоните. И еще, Сюзанна, если у вас возникнут какие-то проблемы, обращайтесь сразу ко мне.

Сюзанна поблагодарила хозяйку отеля, позвонила родителям и начала собираться – ей не терпелось снова отправиться в Рошель-Сюр-Мер.

Перед тем как покинуть номер, Сюзанна решила заглянуть в шкатулку. Когда она открыла крышку и развернула материю, то едва смогла подавить крик. Все конверты были забрызганы кровью!

Сюзанна с отвращением захлопнула крышку шкатулки. Это не может происходить наяву! Шкатулку она прятала в том же укромном месте, и никто за это время не мог здесь побывать и испачкать конверты! Но как тогда это произошло? Или это знак от Иветты? Может, предупреждение?

Сюзанна обессиленно села на кровать и опустила голову на ладони. Но нет, она не даст себя запугать и не сдастся! Она выполнит обещание, данное Иветте. Она должна собраться с силами. Ей нужно поставить себя на место Иветты и принять вызов жителей деревни!

Девушка направилась знакомой дорогой к рыбацкой деревне и, остановившись у самого въезда, взяла свои вещи и пошла пешком к центральной площади. Она отчетливо видела, как за окнами домов мелькают чьи-то головы. Только в этот раз при ее появлении все ставни захлопывались. Ей явно не были рады.

Сюзанна подошла к церкви и открыла большую тяжелую дубовую дверь. Она тихо прошла по центральному проходу, прочла короткую молитву и подошла к двери за алтарем, очевидно, ведшей в ризницу. В этот момент дверь открылась, и из нее вышел пастор.

– Что вы хотите, мадемуазель? Вы пришли ко мне, как верующая христианка, которой необходима моя поддержка, или по какой-то другой причине? – было заметно, что пастор с трудом сдерживает гнев.

– Я верующая христианка, в первую очередь. Но как вы можете догадаться, сейчас я здесь по другой причине. Я хотела бы выяснить хоть что-то о некоей Иветте Бланше. У меня совсем мало информации об этой женщине, но то, что я знаю, заставляет меня выяснить о ее судьбе больше. Я думаю, это несложно, тем более что она жила в этой деревне, даже, возможно, родилась здесь. Пожалуйста, месье пастор, если вы можете мне хоть чем-то помочь – сделайте это.

Лицо пастора сделалось каменным:

– Мадемуазель, полагаю, вы даже не представляете, с чем связались. Вы работаете в дорогом отеле, наслаждаетесь жизнью. Но, судя по всему, вам этого мало. Вам нужно задавать неприятные вопросы, вести себя так, как будто мы вам чем-то обязаны, и при этом еще оскорбляетесь, когда вам отказывают и просят оставить в покое. Это неслыханно! Я могу дать вам хороший совет – не суйте свой нос в дела, которые вас не касаются. Уезжайте! Жители Рошель-Сюр-Мер считают, что вы приносите несчастье. Возможно, они правы. И кстати, я не знаю никакой Иветты Бланше. Думаю, что и вы должны как можно быстрее о ней забыть!

Сюзанна отвернулась от пастора, чтобы не показать ему слезы, и с поникшей головой вышла из церкви. На церковном дворе царила неестественная тишина. Вокруг не было ни души. Девушка решила пройтись по кладбищу.

Она шла вдоль старинных могил с простыми надгробными камнями. Но ни на одном из них не было имени Иветты Бланше, даже фамилии Бланше. Неужели здесь никто никогда не жил с таким именем?

Сюзанна начала сомневаться в правильности своих действий. Может, пастор и деревенский учитель действительно не знают, о ком идет речь?

* * *

Сюзанна снова сидела на краю скалы и смотрела в море на заходящее солнце.

Какой бы прекрасной была жизнь, если бы не волнения последних дней! Она должна оставить все это здесь, на скале, вернуться в отель и работать дальше. Ведь у нее есть столько возможностей, чтобы наслаждаться жизнью. Нужно только захотеть.

Подбадривая себя, Сюзанна поднялась с камня и собиралась идти обратно к машине, когда услышала голос:

– Приди! Приди ко мне! Приди ко мне! Приди!

И, как и в первый раз, за этими отчетливыми словами следовало неразборчивое всхлипывание. Девушка замерла. Голос был настолько жалобным, что она не могла сдвинуться с места.

И тут она снова услышала эти слова:

– Приди, приди… приди ко мне! Приди!

Сюзанне вдруг показалось, что ее мозг сейчас взорвется от одной этой фразы. Несколько минут она стояла без движения, но потом собралась с силами и бросилась к припаркованной под деревьями машине.

Она быстро вставила ключ зажигания и завела двигатель. Ей хотелось как можно быстрее уехать отсюда. Лишь бы ничего не знать и не слышать. Такого не может быть! Она просто Сюзанна Ламберт, Сюзанна Ламберт, Сюзанна Ламберт…

* * *

После того как Сюзанна покинула церковь, пастор еще какое-то время постоял в центральном проходе, затем повернулся к большому распятию над алтарем:

– Мой Бог, неужели ты никогда не простишь нас? Ты ведь прекрасно знаешь, что я всегда старался сделать из людей этой общины набожных, благопристойных католиков. Я знаю, что кое-кто еще вызывает духов, но что же мне с этим делать? Если ты мне не поможешь, то мы никогда не сможем с этим покончить раз и навсегда. Всегда будут появляться люди, которые будут задавать вопросы, как эта девочка. Она послана тобой, чтобы испытать нас? Пожалуйста, Господи, помоги детям своим и мне в том числе. Аминь.

С опущенной головой пастор ушел обратно в ризницу. Он хотел подготовиться к завтрашней воскресной проповеди. Он должен будет снова призвать жителей деревни к смирению.

* * *

Марсель открыл дверь подземного гаража и въехал внутрь. Он сразу же заметил, что машины Сюзанны нет. Вероятно, она уехала вскоре после своего возвращения из клиники и до сих пор не вернулась. Это было не в его стиле – контролировать других людей. Но в данном случае, после столь странного и взволновавшего всех происшествия и последовавшего за этим странного поведения Сюзанны, им овладело беспокойство. Марсель боялся, что с ней что-то случилось. Возможно, ему стоит поехать на побережье?

Но как только он вывел свой мотоцикл из гаража, во двор отеля въехала маленькая красная машина.

Марсель увидел сидящую в машине девушку. Она положила голову на руль и рыдала. Сюзанна заметила юношу, только когда он дотронулся до ее плеча. Она подняла голову и посмотрела на него потемневшими от слез, печальными глазами.

– Сюзанна, что с вами случилось? Вам снова нехорошо? Давайте выходите из машины, я отведу вас в отель и, если вы захотите, мы выпьем что-нибудь вместе.

Марсель помог девушке выйти из машины и довел до дверей лифта. Однако она отклонила его повторное предложение посидеть с ним в фойе пустого отеля.

– Позвольте мне уйти, Марсель. Я очень устала и нуждаюсь в покое. Кроме того, уже поздно, и я думаю, что вам тоже пора спать. До завтра и спокойной ночи! – с этими словами она повернулась и нажала на кнопку лифта.

– Нет, Сюзанна, сожалею, но сегодня я вас просто так не отпущу. Пришло время объяснить ваше странное поведение. Уже пару дней вас как будто подменили. Разумеется, вы прекрасно справляетесь со своей работой, но любой контакт с моей семьей, и особенно со мной, вы полностью отвергаете. Это из-за нас вы замкнулись в себе? Можем ли мы что-то сделать, чтобы это изменить? – Марсель говорил без остановки, стараясь удержать Сюзанну хотя бы ненадолго у лифта.

Но девушка была холодна:

– Пожалуйста, Марсель, не утруждайте себя. Мне сейчас действительно нужно идти спать. Я обещаю вам, что пообщаюсь с вами в ближайшее время. Не думаю, что вы меня поймете, поэтому не вижу большого смысла в том, чтобы вам все объяснять в подробностях. Но, вероятно, вы, как работодатель, имеете право хоть что-то узнать. И не волнуйтесь за меня: я в порядке, мне у вас очень нравится, все хорошо! Еще раз – спокойной ночи!

Сюзанна даже улыбнулась Марселю на прощание и зашла в лифт.

Молодой человек остался стоять в одиночестве, разочарованный и опечаленный.

Войдя в свой номер, Сюзанна сразу легла в кровать. И впервые за несколько дней она мгновенно заснула и проспала без сновидений до самого утра.

* * *

День был спокойным. Сюзанна старалась не думать об Иветте, деревне Рошель-Сюр-Мер и скалах. Возможно, ей даже снова удастся жить и работать, как раньше.

Утром за завтраком она старалась быть спокойной. Если хозяева отеля увидят, что ей лучше, то не станут задавать неприятные вопросы. Они всегда были очень заботливы, однако именно сейчас Сюзанне это было в тягость, особенно поведение Марселя.

Дел было много. В Сан-Фернандо проходил конгресс, и большая часть его участников решила разместиться в «Паласе». Кроме того, в ресторане отеля проводился большой фуршет. Но Сюзанну это устраивало, поскольку за работой день пролетел быстро.

Вечером к ней подошел Марсель:

– Браво, Сюзанна, такой вы мне нравитесь гораздо больше. Не хочу вам мешать, но как насчет того, что мы проведем нашу обещанную беседу за совместным ужином в одном уютном ресторане? Он принадлежит моему приятелю и расположен в очень живописном месте, в стороне от туристической суеты. Что скажете?

– Я помню про свое обещание, Марсель. И сегодня составлю вам компанию. Но вам придется меня немного подождать. Я еще не закончила отчет за день, а потом мне надо принять душ и переодеться. Вас устроит, если мы выйдем в полдевятого?

Сюзанна уже давно не была такой беззаботной и расслабленной. Ей удалось целый день практически не думать о своей второй жизни. Вчера ей казалось, что в ней уживаются два человека. Один – Сюзанна Ламберт, другой – Иветта Бланше, которая все настойчивее проникает в ее жизнь. Но сейчас, именно в этот вечер в ее душе не было места для Иветты!

Она приняла душ, нанесла легкий макияж и начала выбирать подходящий наряд. Джинсы для сегодняшнего вечера явно не подходили. Элегантное платье показалось ей слишком строгим для ужина с молодым человеком. Какое-то время Сюзанна в растерянности стояла перед шкафом, пока ее внимание не привлекло короткое облегающее платье из черной хлопчатой ткани. Она купила его в своем любимом бутике в Гамбурге незадолго до отъезда во Францию. Там ее заверили, что оно идеально подходит для ее стройной, сексуальной фигуры.

Девушка обула туфли на плоской подошве и ловко перехватила волосы широкой лентой. Затем еще раз критически осмотрела себя в зеркале – она выглядела шикарно!

Так же подумал и Марсель, который не мог поверить своим глазам, когда открылись двери лифта. Неужели это Сюзанна?! Сюзанна Ламберт, которая всегда выглядела неброско? Боже мой, ему нужно было срочно взять себя в руки.

Он протянул ей руку и сказал:

– Вы выглядите обворожительно, Сюзанна! Я очень рад, что мы наконец вместе поужинаем.

Девушка, в свою очередь, оценила внешний вид Марселя. На нем были модные брюки из хлопка, джинсовая рубашка и красный галстук. Его каштановые кудри были аккуратно уложены, а не растрепаны, как во время их первого знакомства.

Они решили воспользоваться машиной Сюзанны, поскольку оба были одеты неподобающе для поездки на мотоцикле.

– Сюзанна, позвольте мне сесть за руль, иначе сами вы не найдете дорогу к ресторану. Она довольно запутанная. А вы сможете заодно еще немного отдохнуть от сегодняшнего напряженного дня.

Девушка, не колеблясь, согласилась и села на переднее пассажирское кресло. До ресторана они ехали молча, будто хотели сначала уловить настроение друг друга. Ресторан назывался «Ля Мер» и располагался на берегу моря.

Владелец поприветствовал Марселя дружеским объятием и с улыбкой протянул Сюзанне руку:

– Черт, Марсель, как тебе повезло! Чем ты заслужил, что тебя сопровождает такая очаровательная молодая особа? – и повернулся к Сюзанне. – Если он вдруг когда-нибудь сделает какую-нибудь глупость или наскучит вам, то сразу звоните мне! Ну а пока наслаждайтесь: на террасе зарезервирован для вас столик. Надеюсь, он вам понравится. Располагайтесь поудобнее, а я сейчас принесу аперитив и меню.

С этими словами хозяин ресторана исчез, оставив их одних.

– Простите его развязную манеру, Сюзанна. На самом деле он очень славный парень и действительно надежный друг, – сказал Марсель.

Сюзанна улыбнулась и кивнула:

– Ничего страшного, он очень милый и забавный. И, кроме того, я на комплименты совсем не обижаюсь, наоборот. Какой чудесный вид! И такой свежий воздух… Отличное место!

Она присела на стул и еще раз взглянула на скрывающееся за морским горизонтом вечернее солнце.

– Я рад, что вам здесь нравится, – сказал Марсель. – Это единственный ресторан в округе, до которого еще не добрались толпы туристов. Поэтому нас никто не потревожит. Надеюсь, вы не откажетесь от аперитива? Как насчет шампанского?

– С удовольствием, Марсель, но вынуждена вам сразу сказать: я много пить не буду, поэтому при следующем заказе напитков не принимайте меня в расчет. После аперитива я ограничусь минеральной водой.

Они пили шампанское и изучали меню. Оно состояло из пяти смен блюд, приготовленных преимущественно из региональных продуктов. Конечно, много рыбы, морепродуктов, а также сезонных овощей и фруктов. На закуску – теплый салат с великолепным козьим сыром, приготовленный по старинному французскому рецепту.

Когда подали первое блюдо, разговор все еще не клеился. Поначалу Марсель не отваживался снова спросить у Сюзанны о том, что его так беспокоило. Но поскольку она со своей стороны явно не собиралась сама поднимать эту тему, после длительной паузы он все-таки решил начать разговор:

– Дорогая Сюзанна, теперь я должен вас спросить, готовы ли вы поговорить со мной и, прежде всего, обсудить то, что я бы назвал «вашей проблемой»? Конечно, я сгораю от нетерпения узнать, что вас гнетет, но и не хочу вас никоим образом принуждать. Что вы на это скажете?

По мнению Марселя, свою мысль он сформулировал идеально. Осторожно и сдержанно. Даже Сюзанна с ее холодностью не смогла бы уличить его в недобрых намерениях. В этот вечер нужно было внимательно следить за своими словами.

Но он выбрал правильный тон, и Сюзанна, наклонившись к нему тихо сказала:

– Марсель, мне бы очень хотелось вам доверять. Но я прошу, чтобы все, о чем мы здесь с вами говорим, осталось между нами. Для меня это очень важно. И, пожалуйста, если вы не против, давайте еще что-нибудь попробуем из этого чудесного меню. А то у меня такое чувство, что я за последние дни растеряла все силы.

– Само собой, Сюзанна! Я тоже считаю, что сначала нужно насладиться ужином. Вы только посмотрите на это безумно красивое вечернее небо! Это же чудо! Мне кажется, что природа дарит нам самые красивые вещи в жизни, которыми невозможно насытиться. И я совершенно не понимаю людей, которые этого не замечают. Наверное, я фантазер и романтик.

Сюзанна улыбнулась. Ей нравилась простая манера Марселя описывать вещи. Он говорил открыто, и все эмоции тут же отражались на его лице. Свою симпатию к ней он тоже не мог скрыть. Она постоянно ощущала на себе его восхищенные взгляды.

Она уже давно не ходила на свидания. В Гамбурге перед отъездом девушка старалась ни с кем не флиртовать. Сюзанна знала, что скоро уедет из города, и не хотела тяжелых расставаний. Так что она была свободна и не связана никакими обязательствами. И это положение вещей ее вполне устраивало.

Подошло время десерта, и Сюзанна почувствовала, что готова перейти к разговору. Конечно, ей было неприятно от одного воспоминания о недавних событиях, о которых ей до сегодняшнего вечера удавалось молчать. Удивительно, но все страхи последних дней в этот вечер бесследно улетучились. Все-таки она правильно сделала, что приняла приглашение Марселя.

– Марсель, это была отличная идея пригласить меня в этот чудесный ресторан, – начала девушка. – Здесь так хорошо, что хочется наслаждаться лишь приятными вещами. Но я понимаю, что должна объяснить свое поведение в последние дни. Надеюсь, вы с пониманием отнесетесь к моему рассказу.

Сюзанна замолчала и вопросительно посмотрела на Марселя.

Но тот лукаво подмигнул ей и доверительно сказал:

– Смелее, Сюзанна! Думаю, нам обоим пойдет на пользу, если мы все, наконец, обсудим. Такая обстановка, как сейчас, дальше продолжаться не может. Вас что-то гложет. А мы стоим рядом и не знаем, что нужно сделать, чтобы вам помочь. Но я бы хотел еще раз вас поблагодарить, что вы согласились поужинать со мной. Возможно, вы и сами подозреваете, насколько я счастлив!

Сюзанна слегка покраснела и предпочла начать свою историю. Сначала она рассказала Марселю о первом посещении Рошель-Сюр-Мер и о прогулке по пляжу:

– Это такое живописное место! Там так приятно гулять. Я всегда любила воду, и к морю меня тянет с самого детства.

Марсель внимательно слушал.

– Когда я впервые приехала в эту рыбацкую деревню, все люди в ней были такие дружелюбные и приветливые, я даже не могла поверить, что так бывает. Я так хорошо себя чувствовала, хотя вообще никого там не знала. Меня даже пригласили за стол для почетных гостей… – и она подробно рассказала молодому человеку все детали тогдашнего разговора.

– У меня было чувство, будто я обрела там новых друзей. Но через пару дней все настолько переменилось, что я теперь совершенно не понимаю, что случилось.

Марсель удивился:

– Довольно странно, что эти люди сразу были с вами приветливы. Обычно местные жители очень замкнуты. Видимо, вы произвели на них безумно приятное впечатление.

Сюзанна удивилась, но виду не подала и продолжила рассказ:

– Через пару дней я снова поехала туда. Сначала захотела прогуляться по песчаному пляжу, – тут она рассказала о неожиданной находке в пещере.

– Я взяла шкатулку с собой. А поскольку промокла, захотела сначала заехать в таверну к мадам Мадлен, чтобы согреться и перекусить. Но на этот раз там все было по-другому…

– Но как это возможно? – спросил Марсель, с интересом слушавший рассказ девушки. – Вы уверены, что при этом не сделали или не сказали чего-нибудь такого, что могло бы быть неверно истолковано? Вы знаете, люди на побережье в основном очень религиозны. Вдруг вы случайно чем-то задели их?

– Нет, Марсель. Поверьте мне, я помню каждую секунду того вечера. Не было абсолютно ничего, что бы могло вызвать такую разительную перемену в людях. Но это еще не все. Когда я открыла шкатулку, то нашла там всего-навсего любовные письма, написанные больше ста лет назад. И я их все прочитала.

Сюзанна в общих чертах пересказала молодому человеку содержание писем. Ей казалось важным, что она посвящает еще кого-то в то, что когда-то касалось только Иветты и ее офицера.

– Это все очень интересно, Сюзанна. Такие находки, как ваша шкатулка, случаются нечасто, – Марселю на самом деле вся эта история не показалась особенно увлекательной.

– Представьте себе, в каком отчаянии находилась эта женщина, – продолжала Сюзанна. – Она была беременна, и мужчина, которого она любила, покинул ее. Я бы охотно ей помогла, если бы жила в то время. Но сейчас уже поздно об этом говорить.

Девушка помедлила, не зная, стоит ли рассказывать дальше. Ведь после того самого дня и найденной шкатулки с ней начали происходить самые странные вещи. С другой стороны, уже нет смысла прерывать рассказ.

– Затем стали происходить совершенно невообразимые вещи. Я снова поехала к скалам, как будто что-то заставляло меня это делать. И когда я там прогуливалась, то услышала голос… – и она поведала об очередном посещении скал.

– Сюзанна, вы только не обижайтесь на меня, но мы все периодически слышим на море какие-то голоса. Прибой частенько шепчет что-то. А если это вечер, да еще и день выдался напряженный, то такие странные вещи наверняка могут произойти.

– Нет, я совершенно четко слышала голос. Вы, наверное, думаете, что я вам тут сочиняю небылицы и сама себе воображаю уже невесть что, – Сюзанна пришла в негодование.

О чем она думала, рассказывая мужчине такие вещи? Мужчины нечувствительны к подобным историям. Но она решила попробовать еще раз, когда заметила расстроенное лицо Марселя.

– Пожалуйста, Сюзанна, не поймите меня неправильно! Я лишь хотел вас успокоить. Рассказывайте, что было потом. Вы еще раз слышали этот голос?

– Да, слышала, но до этого произошло еще кое-что. Должна сказать, что в какой-то момент я начала думать, что за всем этим стоите вы.

– Я? Почему я? – Марсель был в недоумении, пока девушка не рассказала ему историю с компьютером.

– Боже упаси! Не знаю, кто играет с вами эти злые шутки, но точно не я. Но как бы там ни было, вы же не считаете, что это было послание из потустороннего мира?

– Я не уверена. В любом случае, меня это жутко напугало. И я до сих пор не понимаю, как кто-то мог влезть в компьютер и взломать программу. В тот же вечер я снова поехала в Рошель-Сюр-Мер, но принимали меня еще хуже, – она продолжила свою историю, рассказав, как люди плевали в ее сторону и как вытолкали из таверны.

– Все это произошло до того, как вы нашли меня в моем номере. И теперь вы можете понять, почему я не могла вам все рассказать. Я пыталась понять, какая связь между всеми этими событиями. До сих пор пытаюсь, – Сюзанна задумчиво посмотрела на море. – Знаете, Марсель, очень мило с вашей стороны, что вы выслушали меня.

– Вероятно, это прозвучит высокопарно, но вы делаете меня счастливым, Сюзанна. Я лишь сожалею, что вам пришлось пережить столько неприятностей. Но, возможно, все скоро закончится.

Марсель пристально посмотрел девушке в глаза. Сюзанна смутилась:

– Есть лишь одна проблема. Боюсь, что все-таки существует связь между странным поведением жителей деревни и моим «несчастным случаем». Доктор же сказал, что это было отравление.

– Так и есть, но я не могу представить, что они способны на это. И за что? Вы же сами сказали, что не сделали им ничего плохого. С чего вдруг им покушаться на вашу жизнь?

– Я не знаю, я действительно не знаю, – Сюзанна была в отчаянии. – Вчера я снова поехала в Рошель-Сюр-Мер, прямиком к пастору, чтобы расспросить его про Иветту Бланше. Но он посоветовал мне не лезть не в свое дело и больше не появляться в деревне. Затем я прошлась по кладбищу, но никакого упоминания фамилии Бланше там не нашла. Все это мне кажется очень странным, здесь явно что-то не так. Я спрашиваю себя, почему никто не может или не хочет ничего мне рассказать об этой женщине? Мистика какая-то, вы не находите?

– Если честно, не нахожу. Просто людей раздражает, что незнакомая женщина появляется у них в деревне и начинает задавать вопросы, которые их, очевидно, не касаются. Даже если бы эта Иветта Бланше и жила в Рошель-Сюр-Мер. Оставьте ее душу в покое. Ведь она уже давно мертва, что вы сейчас можете для нее сделать?

– Ах, я себе это уже неоднократно говорила! Но у меня не получается! Потом я снова была у скал, и, верите вы мне или нет, снова слышала этот зовущий голос, и…

– Боже, снова этот голос! – Марсель прервал ее, рассмеявшись. – Оставьте уже этот голос в покое и выкиньте из головы всю эту историю. Лучше скажите, хотите ли вы еще чего-нибудь выпить? Может, кофе или коньяк?

– Кофе я выпью с удовольствием, а от коньяка откажусь.

Сюзанна поднялась из-за стола и шагнула к перилам, ограждающим террасу. Ей стало легче от того, что она наконец кому-то доверилась и все рассказала. С другой стороны, она сомневалась, что об этом вообще стоило рассказывать.

В этот момент к ней подошел Марсель и протянул кофе:

– Ну, не вешайте нос, Сюзанна! Есть вещи более приятные, чем поездки к скалам и зов мистических голосов.

Сюзанна хотела было возразить, но передумала и, подмигнув, спросила:

– А вы, Марсель, кстати, не слышали ненароком фамилию Бланше? – Сюзанна улыбнулась.

– Нет, если бы мне эта женщина была знакома, я тут же сказал бы вам. Но сто лет назад меня еще и в проекте не было!

Сюзанна засмеялась.

– Марсель, вечер был чудесный! Но, надеюсь, вы понимаете, что я очень устала. Предыдущие дни оказались непростыми, так что будет лучше, если мы поедем домой.

Они допили кофе, Марсель оплатил счет, и они направились по каменистой тропинке к стоящей на парковке машине.

– Вы не против, если я снова поведу? – Марсель вопросительно посмотрел на девушку.

– Совсем нет, я вам вполне доверяю.

От ее обворожительной улыбки у молодого человека защемило сердце.

Он поспешил открыть Сюзанне дверь, и когда в темноте парковки оказался рядом с ней, то с трудом смог совладать с собой, как уже не в первый раз за этот вечер.

На обратном пути они молчали, каждый погруженный в свои мысли и переживания. Наконец, малолитражка въехала на стоянку отеля. По дороге к лифту Марсель положил свою руку на плечо девушки, и она не стала сопротивляться. С каким желанием она бы сейчас спрятала лицо у него на груди и рассказала о своих чувствах!

В этот момент спустился лифт, и они поехали на верхний этаж. В коридоре, перед дверью номера Сюзанны, они остановились. Марсель все еще держал свою руку на плече девушки и вдруг обнял ее второй рукой и мягко привлек к себе.

– Дорогая… – произнес он и осторожно прикоснулся губами к ее губам.

От этого поцелуя сердце Сюзанны учащенно забилось, ноги задрожали. Будто все уже было заранее предопределено! Их поцелуй затянулся, а объятия становились все крепче. Девушка почувствовала, как руки Марселя стали медленно гладить ее тело, спускаясь все ниже, и где-то внизу живота она испытала сладко-мучительное томление. Оно быстро разливалось по всему телу, заставляя ее все сильнее прижиматься к молодому человеку.

Она больше не могла противостоять нахлынувшему чувству и открыла дверь.

– Зайдешь? – спросила Сюзанна, смело глядя в глаза молодого человека.

Марсель просиял, подхватил ее на руки и зашел в номер.

* * *

Марсель положил ее на кровать. Он целовал ее страстно, безудержно. И Сюзанна так же отвечала на его поцелуи. Его рука опускалась все ниже. Он прервал поцелуй на мгновение, чтобы раздеть ее, но это мгновение показалось девушке вечностью.

Она хотела как можно скорее снова почувствовать вкус его губ. И Марсель не заставил себя ждать. Их пылкий поцелуй продолжился.

Сюзанна ощутила его возбужденную плоть совсем близко. И вот свершилось. Марсель приподнял ее бедра и сделал первое медленное движение. Девушка выгнулась, готовая принять его. У нее перехватило дыхание. Она прикусила губы, чтобы сдержать крик наслаждения.

Марсель прижал ее к себе, и они слились воедино. Волны наслаждения накатывали на них, одна за другой. И когда они достигли кульминации, Сюзанна открыла глаза и увидела счастливое лицо юноши.

* * *

Через несколько часов молодой человек ушел в свою комнату. Сюзанна решила принять душ и лечь спать. Она была несколько обескуражена тем, что произошло в этом номере, но ни о чем не жалела.

Правда, ее мучили сомнения. Как ни крути, но Марсель был сыном ее работодателя. С другой стороны, когда она вспоминала его ласки, то не хотела думать больше ни о чем. Только о счастье, которое так возможно, если этот нежный мужчина будет с ней всегда.

Сюзанна отправилась в ванную комнату и внимательно осмотрела себя в зеркале. Она выглядела куда красивее, чем в последние дни. Бледность и заметные круги под глазами уступили место здоровому румянцу.

Конечно, одной причиной этого румянца были нежные поцелуи Марселя. А другой– то, что она наконец смогла с кем-то поговорить о своих проблемах. Иначе бы она излила душу своей матери. Но сейчас она не была уверена, стоит ли рассказывать родителям обо всех этих событиях. Они наверняка начнут волноваться.

Родители! И родной дом в Гамбурге! Как уже давно Сюзанна ничего не слышала о них. Она решила быстро принять душ и перед сном пересмотреть семейные фотографии.

Фотографии лежали в ящике ночного столика. Выйдя из ванной, Сюзанна, закутанная в купальный халат, села на кровать и достала фотографии из ящика.

– Боже мой! Этого не может быть! Этого просто не может быть! – Сюзанна уставилась на оба снимка, которые держала в своих руках.

На одной фотографии были ее родители, только теперь они были одеты не в светлую летнюю одежду, а в траурно-черную. Она хорошо знает это фото, оно из самых любимых, на нем мать и отец были всегда в светлом! Сюзанна достала второй снимок, на котором они запечатлены втроем: мама, папа и Сюзанна в саду их дома. Девушка взяла карточку и оторопела: на ней она отсутствовала, а родители также были одеты в черное.

Девушка даже потерла обе фотографии пальцами, чтобы убедиться, что они на самом деле существуют. Без сил она опустилась в кресло, и тут же почувствовала, что ей в спину уперся какой-то предмет. Под покрывалом она нашла небольшую куклу.

Сначала Сюзанна подумала, что это шутка Марселя. Кукла была очень похожа на нее, – те же светлые волосы, красный свитер и джинсы. Определенно это была ее копия. Но ужасно было то, что в грудь куклы была воткнута большая игла. Именно в то место, где должно находиться маленькое игрушечное сердце!

На изготовление куклы явно ушло много времени, да и над фотографиями пришлось потрудиться, чтобы так их изменить. Но кто был на это способен? И зачем? Уж точно не Марсель! Что-то она не припомнит, чтобы он прерывал ласки и рылся в ее комоде, да и к креслу он не подходил.

Значит, кто-то был в ее комнате, когда они с Марселем ужинали на побережье! Сердце Сюзанны бешено колотилось. Она снова схватила лежавшую на спине куклу и перевернула ее. К спине была прикреплена маленькая записка, в которой было написано: «Помалкивай!»

Сюзанну бросило в холодный пот. Кто бы это ни сделал, он однозначно знал об Иветте Бланше. Иначе что еще должно означать это требование? Кто-то хочет, чтобы девушка перестала искать правду и задавать неприятные вопросы. И кто-то не в первый раз проникает в ее номер. Она всегда была острожной, тщательно запирала окна и дверь перед уходом. Она даже запретила горничной заходить в номер.

Сюзанна еще раз проверила дверной замок. Никаких следов взлома. И окна в полном порядке.

– Но не привидение же это, черт возьми! – громко сказала она.

Впрочем, все, что происходило с ней в последнее время, имело мистический оттенок. Она села на кровать, убрав куклу и жуткие фотографии в нижний ящик ночного столика. Сначала хотела их уничтожить, но побоялась. Она не могла объяснить себе причину этого страха, будто бы этим могла навлечь на себя еще больше потустороннего гнева.

Она легла в кровать и натянула на себя одеяло. Ей было страшно. Кто бы это ни был, ему удалось запугать ее! Всего один вечер девушка не думала обо всем, что связано с Иветтой, и вот она снова не дает ей покоя. Конечно же, это дело рук Иветты!

Сюзанна уже не могла рассуждать здраво. Уткнувшись в подушку, она не могла сдержать рыданий:

– Марсель, Марсель, если бы ты мог мне помочь! – но страх перед скрывавшейся за всем этим неведомой силой был силен. Настолько, что она не могла заставить себя снять трубку телефона и попросить Марселя вернуться в ее номер.

«Помалкивай!» – было ей приказано, и она должна молчать, чтобы сохранить себе жизнь.

* * *

Телефонный звонок вырвал ее из объятий сна. Это был беспокойный сон, со смутными, хаотичными видениями. Сюзанна не чувствовала себя отдохнувшей, скорее, разбитой и истощенной. Она сняла трубку.

– Доброе утро, милая! Давай позавтракаем вместе? – по голосу Марселя было понятно, что он улыбается.

Но Сюзанна отказалась:

– Извини, Марсель, но я быстро выпью у себя в комнате кофе и сразу займусь работой. Ты сам знаешь, сегодня очень много дел, так что я не хочу терять время. Возможно, в следующий раз. Пока.

И еще до того, как озадаченный Марсель на другом конце провода успел что-либо ответить, она бросила трубку. Сюзанна выпрыгнула из кровати, быстро приняла душ и быстро нанесла стандартный утренний макияж.

Ей казалось, что самое лучшее – со всеми вести себя сдержанно и думать только о том, чтобы не проронить ни слова про Иветту, Рошель-Сюр-Мер и все, что с ними связано. Видимо, именно этого требуют от нее те, кто посягают на ее жизнь.

Сюзанна спустилась в фойе отеля и вполне ожидаемо встретила там Марселя.

– Что с тобой случилось, красавица? Ты выглядишь уставшей. Наверное, всю ночь вспоминала обо мне и не могла уснуть? – он хитро подмигнул ей и улыбнулся.

– Пожалуйста, Марсель, оставь меня в покое. Я же сказала тебе по телефону, что у меня совершенно нет времени. Мне нужно работать. Так что дай пройти, – Сюзанна мягко, но с нажимом отодвинула в сторону молодого человека.

Марсель молча и растерянно посмотрел на нее. Он уже ничего не понимал. Это что – дурной сон? Или вчерашняя ночь ему просто приснилась?

* * *

День прошел спокойно. Никто из семьи Роже не задавал ей лишних вопросов, даже Марсель не показывался на горизонте. «Когда-нибудь, милый, я тебе все расскажу, – думала Сюзанна, – но сейчас это слишком опасно».

Если девушка продолжит в том же духе и будет избегать неприятных разговоров, то, возможно, те «другие» – так она называла ее тайных недоброжелателей – будут довольны. Она не хотела больше бояться. Сейчас это было важнее всего – без страха ложиться в постель, не проверять постоянно, был ли кто-нибудь в ее номере, и не бояться, что ее убьют.

– Я больше ни с кем не буду говорить об этом, клянусь, – тихо произнесла Сюзанна у себя в комнате, предполагая, что ее услышат «другие».

В этот вечер она пораньше легла в постель. От совместного ужина с семьей Роже она отказалась под предлогом разыгравшейся мигрени.

Но ей приснился странный сон.

Сюзанна отправилась к скалам, чтобы прогуляться. Стояла безветренная погода, и ярко-красное вечернее солнце, словно огненный шар, висело над горизонтом. Она провела какое-то время на пляже и затем вернулась к машине. Сев за руль, Сюзанна вдруг почувствовала у себя на плече чью-то руку. Она резко обернулась и увидела бледную рыжеволосую молодую женщину. Сюзанна сразу же поняла, кто это.

Иветта Бланше была одета в простое серое платье. Она была на восьмом или девятом месяце беременности. Ее лицо выражало муку и печаль.

Сюзанна хотела обратиться к ней, но ее язык словно прилип к небу.

– Не говори ничего, Сюзанна. Мне нужна твоя помощь, ты знаешь об этом. Поедем в мою деревню, я хочу показать тебе кое-что.

Как само-собой разумеющееся, Сюзанна поехала со своей странной гостьей по направлению к рыбацкой деревушке. У самой окраины Иветта попросила Сюзанну остановиться и выйти из машины. Она взяла ее за руку и повела в деревню.

На площади мужчины, как всегда, играли в петанк. Но, подойдя ближе, Сюзанна заметила, что это совсем не те люди, которых она там обычно видела. Эти были одеты в старинную одежду и носили деревянные башмаки. И, кажется, они вообще не замечали присутствия женщин.

– Не бойся, они нас не видят. Пойдем, я тебе что-то покажу, – и Иветта зашла в таверну.

Люди в таверне также были в старинной одежде. Как будто бы все это происходило лет сто назад. Была там и хозяйка, полная румяная женщина, в сопровождении мужа. И, кроме того, она была единственной женщиной в таверне.

У Сюзанны была возможность внимательно осмотреться, так как и здесь никто не замечал их присутствия. Через несколько минут Иветта легко потянула Сюзанну за рукав:

– Идем, я покажу тебе свой дом.

Заинтригованная девушка пошла вместе с Иветтой через всю деревню. Было жутковато вот так, словно в шапке-невидимке, проходить мимо встречавшихся на пути местных жителей. Жизнь здесь текла своим привычным чередом. Иногда встречались рыбаки, тащившие со стороны моря корзины, полные рыбы. Лица у людей были суровые и замкнутые.

Через несколько сотен метров они дошли до деревенской окраины. Здесь стоял маленький, больше похожий на хлев домик. Иветта повела Сюзанну по каменистой тропке. В доме было всего два крохотных окошка.

Рыжеволосая девушка зажгла свечу и поставила ее на грубо сколоченный стол, стоявший посередине комнаты. Помимо него здесь был один стул, простая железная кровать и небольшой шкаф. Рядом с кроватью стоял сундук с большой глиняной чашкой и кувшином с водой.

Сюзанна с удивлением осмотрелась. Как могла молодая женщина жить в такой нищете? Ей захотелось обнять Иветту, чтобы хоть как-то утешить ее. Но рыжеволосая женщина подошла к сундуку, поставила чашку и кувшин на пол, подняла тяжелую дубовую крышку и посмотрела на Сюзанну.

– Посмотри, здесь уже все готово для моего ребенка, – с гордостью сказала она и жестом предложила ей заглянуть внутрь сундука.

Там лежали заботливо сшитые из белого льна наволочки и простыни, белые рубашечки и полотенца, а также два маленьких чепчика. У Сюзанны выступили слезы на глазах. Этой жившей в нищете женщине наверняка пришлось вынести немало лишений, чтобы достать ткань, из которой она сшила вещи для своего ребенка.

Иветта нагнулась к сундуку и достала оттуда деревянную куклу, разукрашенную яркими красками. На кукле была одежда из того же материала, что и детские вещи. Талия игрушки была перевязана голубой ленточкой.

– Куклу мне подарил старый Пьер. Это местный пастух, он единственный, с кем я здесь общаюсь. А платье я сшила сама. Тебе нравится кукла?

– Она чудесная, – только и смогла выдавить из себя Сюзанна.

Она была растрогана. Тут она увидела еще один предмет, лежавший в сундуке:

– А что это? Это тоже для ребенка?

Иветта насторожилась.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она и тоже заглянула в сундук.

Казалось, она не сразу поняла, о чем идет речь. Но потом вытащила из сундука хорошо знакомую Сюзанне шкатулку и поставила ее на стол.

– Здесь моя судьба, моя жизнь. В этой шкатулке спрятаны все мои желания и надежды. К сожалению, я не могу раскрыть для тебя ее содержание. Это тайна моего сердца, – слезы заструились из глаз женщины.

Сюзанна хотела подойти к ней и что-нибудь сказать, но в этот момент все растворилось. Иветта, шкатулка, дом, Рошель-Сюр-Мер – все исчезло. Сон закончился.

* * *

Сюзанна проснулась. Она лежала в своей кровати и пыталась понять, спала она этой ночью или все-таки бодрствовала. По крайней мере, пока ничто не указывало на то, что она провела эту ночь в деревне.

Девушка подошла к шкафу и проверила шкатулку. Письма лежали на своем месте. Это был странный сон. Но она запомнила его во всех подробностях, как будто действительно видела вещи своими глазами и прикасалась к ним.

Иветта просила ее о помощи уже во второй раз. Она должна попытаться помочь ей. Если бы только знать, чем. Видимо, нужно снова заняться расследованием. Но на этот раз ни один человек не должен знать об этом. Иначе она снова окажется в опасности.

В первую очередь, она не должна ничего рассказывать мадам и месье Роже, и тем более Марселю. Он, конечно, начнет волноваться и следить за ней. Так что ей нужно вести себя, как и вчера – быть приветливой и предупредительной с гостями и коллегами и безупречно выполнять свою работу.

* * *

Пастор и учитель сидели в ризнице. Они собирались здесь далеко не в первый раз, чтобы в спокойной обстановке обсудить проблемы, которые возникали в деревне. Пастор был раздражен и говорил на повышенных тонах:

– Мой дорогой Жан-Клод, вы не хуже меня знаете, насколько упрямы местные жители. Я и так постарался как можно спокойнее подойти к этой истории. И ничего из этого не получилось. А если я попробую вести себя с отеческой строгостью, то не уверен, что и это принесет какую-то пользу.

– Кому вы это говорите, ваше преподобие. Я абсолютно с вами согласен. Но мы должны продолжать, нельзя сдаваться! Мы живем в двадцать первом веке и верим в Бога. Ну, мы двое… по крайней мере. Но то, что здесь иногда происходит, не имеет ничего общего с христианством. Это глупое суеверие, если это еще можно назвать таким безобидным словом, другие бы назвали колдовством и чертовщиной.

Учитель в волнении поднялся со стула и нервно зашагал по комнате.

– Уже даже дети участвуют в этом безобразии, – продолжил он через несколько мгновений. – Сегодня я поймал маленького Поля Ренуа, который, представьте, отрезал у мертвого петуха гребешок! Когда я его спросил, для чего он это сделал, он злобно посмотрел на меня и, не проронив ни слова, убежал.

– Это просто трагедия, – согласился священник. – Я еще никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Каждый день я молю Бога послать мне силы на выполнение этой трудной задачи. Но если так будет продолжаться, то я, наверное, буду вынужден оставить свои попытки.

– Прошу вас, ваше преподобие, нет! – учитель беспомощно смотрел на пастора, не зная, что возразить.

С тех пор как в деревне появилась эта немецкая девушка, все жители словно сошли с ума. Снова начались спиритические сеансы и черные мессы. Как раз об этом и разговаривали учитель и пастор.

Как-то раз учитель обратился к священнику за помощью и понял, что у того возникли такие же проблемы с жителями деревни, что и у него. Не то чтобы они вели себя враждебно, нет. В конце концов, он здесь родился и вырос. Они никогда не обсуждали его педагогические методы. Но во многих семьях до сих пор практиковали старинные языческие обряды, что очень сильно пугало детей. Свободные от предрассудков люди либо давно уехали из деревни, либо не имели здесь ощутимого влияния и не были способны что-то изменить.

– Знаете, Жан-Клод, в настоящий момент меня больше всего тревожит эта молодая девушка из отеля «Палас». Она настолько упряма, что даже заявилась ко мне на днях в церковь и стала расспрашивать про Иветту Бланше, – пастор нервно поправил воротничок сутаны. – Конечно, я ей ничего не рассказал, но кто знает, к каким последствиям приведут ее визиты сюда. Я видел, как она вышла из церкви и ходила по кладбищу, разглядывая надгробные камни. За ней наблюдала старая Кристина. Я давно подозреваю, что старуха играет главную роль во всем этом дьявольском безобразии.

Они еще какое-то время беседовали. Впрочем, никаких разумных и дельных решений по поводу дальнейших действий принято не было. Они лишь надеялись, что Сюзанна прекратит приезжать в их деревню. Ради ее же душевного спокойствия.

* * *

Уже в восемь утра Марсель появился в столовой. Он быстро проглотил свой завтрак, выпил кофе и встал из-за стола.

– Извините, но мне сейчас нужно сделать кое-что важное. Уверен, вы когда-нибудь это поймете, – коротко бросил он родителям и вышел из столовой.

– Ладно, оставь его, Жак. Нет нужды сейчас его дергать, он беспокоится насчет Сюзанны. Она ему, наверное, очень нравится. Возможно, в этом все дело, – мадам Роже постаралась успокоить своего мужа, который поднялся из-за стола и собирался последовать за сыном.

– Хорошо, Даниэлла, ты права. Я буду ему благодарен, если он сможет вернуть нам прежнюю Сюзанну. Кстати, она действительно милая девушка и могла бы стать подходящей парой нашему мотоциклисту, – господин Жак улыбнулся жене и налил еще кофе. – Ты так не считаешь?

Мадам Даниэлла улыбнулась:

– Разве мы можем что-то диктовать нынешней молодежи? Даже собственным детям…

Мадам и месье Роже оставили попытки добиться от Сюзанны, что с ней происходит. Конечно, они беспокоились по поводу молодой сотрудницы, которую уже считали полноправным членом семьи, но положились на Марселя. Сын явно симпатизировал девушке.

* * *

Марсель решил во что бы то ни стало пролить свет на то, что происходит с Сюзанной. Сегодня она опять выглядела напуганной, и молодой человек был уверен: что-то опять случилось, неважно, в ее воображении или в реальности. Это он и собирался выяснить.

Юноша сел на мотоцикл и отправился в Рошель-Сюр-Мер. Он остановился в том же месте, где Сюзанна обычно парковала свою машину, и пошел оттуда к скалистым выступам. Марсель не заметил ничего необычного: эти скалы выглядели так же, как и сотни других. Стоило признать, местная бухта была очень живописна, и молодой человек прекрасно понимал, почему Сюзанне так нравилось здесь бывать.

Марсель не увидел и не услышал ничего странного. Наверняка, девушка напридумывала небылиц про загадочные голоса.

Он прошелся по пляжу и даже нашел ту самую пещеру, о которой рассказывала Сюзанна, но и в ней не было ничего необычного. После этого юноша решил поехать в деревню.

* * *

Тем временем Сюзанна уже выполнила часть своей обычной ежедневной работы. С приближением вечера она – и это уже стало дурной привычкой – начинала волноваться и нервничать. Первым делом она решила поехать туда, где была во сне с Иветтой. Ей нужно было убедиться, что это место реально существует.

– Даниэлла, дорогая, у нас тут гости из Парижа, – услышала Сюзанна голос месье Роже, который обращался к супруге. – Они утверждают, что еще четыре недели назад забронировали двухместный номер с ванной. Но я не могу найти в своих бумагах и в компьютере этой брони. Не могла бы ты уточнить этот момент? Они говорят, что беседовали с тобой.

– Момент, Жак, я посмотрю, – ответила мадам Роже, быстро листая бумаги. – Ах, да, вот эта бронь. Прости, пожалуйста, я совсем забыла внести ее в компьютер.

Хозяйка отеля подошла к стойке администратора и поприветствовала гостей:

– Добрый день! Прошу прощения, возникло небольшое недоразумение, но мы уже все выяснили. Вы мадам и месье Валери, если я не ошибаюсь? Иветта и Люсьен?

Сюзанна мельком увидела стоявших в фойе гостей, после чего резко повернулась и выбежала из помещения.

В туалете ей стало плохо. Она даже на мгновение потеряла равновесие и еле-еле успела схватиться за край умывальника, иначе бы растянулась во весь рост на кафельном полу. Когда она выпрямилась и осторожно посмотрела в зеркало, то на нее смотрело белое как мел, изможденное и испуганное лицо. Она выглядела так же жалко, как Иветта в ее сне.

Но что это было сейчас в фойе отеля? У нее что – галлюцинации? Может, она плохо расслышала, и у новых постояльцев в действительности совсем другие имена? Собственно, этого она уже не хотела знать.

Сейчас ей нужно собраться и вернуться на рабочее место, чего бы это ни стоило. Для начала ей необходимо ненадолго отлучиться в свой номер. Никто не должен заметить, насколько ей плохо.

Когда через десять минут Сюзанна спустилась в фойе, там стояла мадам Роже. Она озабоченно посмотрела на девушку:

– Дорогая Сюзанна, вы так бледны. Вам нехорошо? Может, вам лучше закончить на сегодня работу? Не беспокойтесь, мой муж сегодня весь день в отеле, так что мы справимся без вас.

Она была очаровательным, заботливым человеком. О таком работодателе может мечтать каждый сотрудник. Тем более такой, как Сюзанна, у которой время от времени возникают странные проблемы. Девушка растрогалась до слез:

– Спасибо большое, вы так добры ко мне! Даже не знаю, чем я заслужила вашу доброту и заботу! Я надеюсь, что смогу выразить вам свою признательность!

– Конечно, сможете! На это сейчас не стоит тратить слова. Судя по тому, как вы в данный момент выглядите, вам бы не помешал и покой и свежий воздух. Так что сегодня отдыхайте!

Разумеется, Сюзанна не собиралась отдыхать. Она поднялась к себе в номер, упаковала в кожаную сумку шкатулку с письмами и через пять минут незамеченной покинула отель.

Она поехала прямо в Рошель-Сюр-Мер, но на этот раз решила подъехать к деревне со стороны моря. Она остановилась чуть в стороне от шоссе, на проселочной дороге. Отсюда девушка отправилась пешком на поиски домика, в котором она была вместе с Иветтой во сне.

Сюзанна шла по дороге с уверенностью, что уже ходила по ней. Конечно, тут все немного изменилось, тут и там стояли не так давно построенные дома. Но вскоре перед Сюзанной, в густых зарослях возникло нечто, напоминавшее дом Иветты.

Девушка подошла поближе и увидела, что дорога к дому полностью заросла дикой малиной и шиповником. С трудом она пробралась к крыльцу. Ее сердце бешено колотилось.

Дверь оказалась незапертой и со скрипом открылась. Сюзанна вошла. Как и во сне, в доме было темно, но об этом девушка позаботилась заранее и достала из сумки спички и свечу. Разгоревшись, свеча залила комнату дрожащим светом. Заметно волнуясь, Сюзанна огляделась.

Здесь все выглядело именно так, как и во сне, насколько она помнила, ничего, абсолютно ничего не изменилось. Она медленно прошлась по комнате, внутренне готовая к тому, что из какого-нибудь дальнего угла внезапно появится Иветта, чтобы поприветствовать ее. Но Сюзанна была одна.

Привыкнув к тусклому свету, она подошла к сундуку, стоявшему на том же самом месте, у кровати. Она взялась за обе ручки и подняла тяжелую крышку. Внутри лежало все то, что Иветта ей показывала во сне. Она осторожно взяла лежавшую сверху куклу, и в этот момент все, что находилось в комнате, стало распадаться в прах.

Сундук, кровать, стол и шкаф, даже безжизненная фигурка куклы в белом платье вдруг превратились в пепел. Лишь деревянная головка куклы, выскользнув из рук девушки, со стуком упала ей под ноги.

Сюзанна в ужасе отшатнулась. Ей снова снится кошмар? Это происходит в действительности или лишь в ее голове? Может, она уже сошла с ума? В полуобморочном состоянии, чтобы не упасть, она схватилась за деревянный подоконник.

Сюзанна еще раз огляделась. По всему дому висели густые пряди паутины. Все выглядело так, будто здесь уже сто лет не ступала нога человека. Девушка провела рукой по подоконнику. В воздухе тут же заколыхалось густое облако пыли. Находиться в доме было жутко, словно в замке с привидениями. Если бы не голова куклы, то сейчас в доме ничто бы не указывало на то, что здесь жила Иветта.

Но и в этом Сюзанна сильно сомневалась. В конце концов, ей это лишь приснилось. Она и сейчас была не уверена в том, что не спит. Она вообще уже ни в чем не была уверена. В голове Сюзанны все завертелось, и она была вынуждена опуститься на пыльный скрипучий пол.

– Иветта, помоги мне, пожалуйста! Я не знаю, что мне делать! Я уже стала постепенно забывать, кто я на самом деле. Скажи, что мне нужно сделать! – она тихо прошептала эти слова и расплакалась.

Но что это? Сидевшей в полутьме Сюзанне показалось, что она слышит чей-то голос. Или это просто шум ветра? Нет, определенно с ней кто-то разговаривал. Сначала совсем тихо, затем все громче и громче, пока она не смогла уже разобрать отдельные слова:

– Сюзанна, Сюзанна, я зову тебя! Иди ко мне, я помогу тебе. Со мной ты будешь в безопасности. Иди ко мне, иди…

Этот голос убаюкивал и успокаивал. Сюзанна была абсолютно уверена, что это был голос Иветты. Ведь рыжеволосая женщина была ее другом и желала ей только добра. Она медленно поднялась с пола и направилась к двери…

* * *

Марсель вошел в деревню. Он предусмотрительно оставил мотоцикл и шлем под большим деревом на шоссе и пошел пешком к таверне. Колокольчик над дверью звякнул, извещая о приходе посетителя.

– Добрый день, месье, – услышал он дружелюбный голос.

Должно быть, это хозяйка заведения Мадлен, о которой рассказывала Сюзанна. Но женщина совсем не казалась неприветливой. Наоборот, она сразу спросила, что подать молодому гостю. Буквально через несколько минут он получил тарелку с домашним паштетом и бокал холодного розового вина.

– Благодарю, мадам! Я еще никогда не был в вашей милой деревне. Мне сказали, что у вас тут где-то есть очень живописная церковь. Как думаете, я могу ее осмотреть?

– Ну, разумеется, сможете! Наш пастор будет рад вашему визиту. Он почти всегда там. Просто постучитесь к нему в ризницу.

Марсель поблагодарил хозяйку, съел, нахваливая, паштет и вышел из таверны. Его даже смутило исключительно приветливое обращение хозяйки. Интересно, что же так расстроило Сюзанну? Неужели здесь к ней все так враждебно относились, как она описывала?

Некоторые женщины склонны фантазировать, но он полагал, что Сюзанна к таким не относится. Или он в ней ошибся? Как бы там ни было, сейчас он хотел побеседовать с пастором. Должна же быть хоть какая-то зацепка!

Хотя, пожалуй, сначала стоит осмотреть кладбище. Он как раз подходил к церкви, когда ему пришла в голову эта мысль. Странно, что и здесь Сюзанна не нашла никаких следов существования Иветты Бланше.

Марсель свернул на кладбище и медленно пошел между могил, читая имена и даты, выгравированные на камнях, но имени Бланше так и не встретил.

Молодой человек уже сомневался в адекватности своих действий. Не выглядел ли он смешно в своем желании найти женщину, о которой известно только Сюзанне? Он же даже писем ее не видел! А что если вся эта история – плод фантазии его возлюбленной!

Марселю потребовалось какое-то время, чтобы снова утвердиться в мысли, что он полностью доверяет девушке. Он должен ей доверять! Ведь он влюблен в нее! И пусть многое кажется ему выдумкой, должна же быть во всей этой истории хоть какая-то доля правды.

Он открыл тяжелую дверь церкви и вошел внутрь. Церковь была пустой и холодной. Марсель всегда чувствовал себя маленьким и беззащитным в церкви и должен был признаться себе, что уже давно не бывал в доме божьем. Ему стало совестно.

– Если это поможет мне вернуть Сюзанну, я буду приходить сюда чаще, – прошептал он, повернувшись к алтарю.

После этого парень подошел к двери ризницы и постучал. Никто не ответил. На повторный стук также не последовало никакой реакции. Тогда Марсель медленно повернул ручку двери. Она была незапертой, и молодой человек беспрепятственно попал в ризницу.

Это было маленькое помещение, единственным украшением которого служили огромные шкафы с церковными книгами, различными изданиями Библии и папки с какими-то документами. На письменном столе стояла большая чашка кофе и тарелка с несколькими пирожными.

«Ага, он еще и сладкоежка», – подумал Марсель и подошел поближе к полке. Внизу в ряд стояли церковные книги, расположенные по годам. Возможно, это именно то, что ему нужно. Он присел на корточки и сразу начал искать записи, датированные 1892 годом. Он вспомнил, как Сюзанна рассказывала, что письма Иветты были написаны именно в этом году.

– Чем я могу вам помочь, молодой человек? – голос пастора испугал Марселя.

Он быстро поднялся с пола:

– Ой, простите, Ваше преподобие. Здесь никого не было, я подумал…

– Меня не интересует, что вы подумали! Меня интересует, что вы здесь делаете! Я требую объяснений! – пастор почти перешел на крик.

Но Марсель заставил себя улыбнуться:

– Полагаю, я должен сначала представиться. Меня зовут Марсель Мерло. Я из Бордо, и моя семья жила здесь примерно сто лет назад. А поскольку я изучаю историю, то мне было интересно узнать о прошлом моих предков. Кроме того, я немного увлекаюсь генеалогией. Так что было вполне естественно обратиться напрямую к пастору, чтобы он позволил взглянуть на старинные церковные книги.

– Как раз это вы и сделали, только не спрашивая разрешения, молодой человек, – пастор произнес это с упреком, но гнев исчез с его лица.

Пастор предложил Марселю присесть.

– Какой год вас интересует?

– Думаю, примерно с 1890 года, – ответил Марсель.

– Если вы не против, я останусь здесь. Возможно, вы хотите сами все осмотреть. Вдруг найдете что-то полезное! Тогда начинайте с того дальнего угла и двигайтесь направо.

Пастор сел за письменный стол, с удовольствием съел пирожное, запил его кофе и погрузился в свои книги – ему нужно было готовиться к завтрашней проповеди.

Марсель не мешкая принялся за работу. Он сразу начал с 1892 года, быстро листая страницу за страницей. Месяц сменялся месяцем. Марсель был рад, что эта община столь не многочисленна.

Январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь… Вот!

Вот что он искал. В любом случае ничего другого он и не ждал. Это были записи за октябрь 1892 года. Обычный хронологический список всех дат рождения, крещения, бракосочетания и смерти. И в этом списке что-то было замазано черными чернилами. Разобрать надпись было невозможно.

Марсель задумался. Как же ему узнать, о какой записи в данном случае идет речь? В голову пришло только одно решение – прямо спросить пастора.

– Простите, Ваше преподобие, у меня вопрос. Наверняка вы мне можете помочь. Посмотрите сюда… – и с этими словами он положил большую книгу в кожаном переплете прямо перед носом пастора.

– А? что? – пастор был увлечен чтением и не сразу услышал вопрос Марселя. – Если это в моих силах, я охотно вам помогу. Вы нашли что-то о своей семье?

Но когда священник увидел, куда указывает палец молодого человека, его тон резко изменился:

– Что такое? Что вам непонятно? Вы что, смеетесь надо мной? Здесь ничего не написано!

Лицо пастора снова стало пунцовым.

– Конечно, здесь ничего не написано, – попытался успокоить его Марсель. – Уже ничего, если быть точнее. Но судя по всему, эта надпись была замазана совсем недавно. И вы наверняка можете мне сказать, что там было написано. Или, может быть, вы хотите, чтобы я рассказал вам, что там было?

– Но какая именно запись вас интересует? Возможно, кто-то ошибся, откуда мне знать?

– Знаете что, ваше преподобие, давайте начистоту. Речь идет об одной молодой особе. И я точно знаю, что она жила в вашей красивой деревне и была членом вашего церковного прихода. Ее звали Иветта Бланше, и именно ее имя здесь стояло!

Цвет лица пастора быстро сменился с красного на бледно-серый. Он судорожно вцепился в свой стул и еле выдавил из себя:

– Я не знаю никого с таким именем.

– Надеюсь, ваше преподобие, вы не сердитесь на меня, но я вам не верю. Конечно, священникам не свойственно говорить неправду, но думаю, что у вас есть на это причины, – Марсель посмотрел пастору в глаза.

Священник смутился, но ничего не возразил.

– В деревне происходит что-то такое, что заставляет вас всех отмалчиваться, – продолжил юноша. – И мне известно, что так было не всегда. Вы наверняка знаете Сюзанну Ламберт, она мой хороший друг. Сначала ее так хорошо приняли в деревне, а потом с ней стали некрасиво поступать, оскорблять, даже плевать! Она до сих пор спрашивает себя, чем заслужила такое отношение. Вы это знаете, ваше преподобие, я прошу вас мне об этом рассказать.

Пастор поднялся со своего стула и стал нервно прохаживаться взад и вперед по комнате. Он чувствовал себя крайне неловко перед этим молодым человеком, который свалился на него, как гром среди ясного неба, и задавал крайне неприятные вопросы.

– Не смейте вмешиваться в наши дела! Я требую, чтобы вы немедленно покинули это святое место. Иначе мне придется вас вышвырнуть самому или с помощью полиции!

– Вы вправе сделать и то и другое, ваше преподобие, но я вам не советую. Дело в том, что с моей подругой происходят странные и неприятные вещи, и могу вам сразу сказать, что у меня имеются надежные связи в прессе. Вам лично, имиджу церкви и всей вашей общине совсем не нужно, если я со всем тем, что знаю, и с тем, что вы тут хотите со мной сделать, пойду прямиком в редакцию.

От этого блефа у Марселя даже мурашки поползли по коже. Да, у него был приятель в редакции местной газеты «Ле Матин», но вряд ли он бы всерьез отнесся к истории, основанной на догадках, фантазиях и предположениях Сюзанны. Да и газетка, честно признаться, была не самой влиятельной и успешной.

Впрочем, смелый ход молодого человека имел успех.

– Хорошо, хорошо, юноша, успокойтесь, – быстро заговорил пастор. – Думаю, я смогу вам помочь. В любом случае это должно остаться строго между нами. Я расскажу вам эту печальную историю, хотя мне это и нелегко. Но, возможно, я смогу тем самым предотвратить новые несчастья. Присаживайте к столу, пожалуйста. Может, хотите кофе?

Марсель согласился и сел к столу. Он все еще не мог поверить, что благодаря небольшой лжи он оказался так близко к истине.

* * *

Сюзанна уже с трудом соображала, что делает. Она села в машину и поехала к скалам Рошель-Сюр-Мер.

Девушка припарковала машину, взяла лежавшую на пассажирском сиденье шкатулку и вышла из автомобиля. Словно во сне она добрела до края скалистого берега. Уже смеркалось. Сюзанна, не шевелясь, несколько минут смотрела на терявшееся за горизонтом море. Наверно, Иветта также в свое время стояла здесь и смотрела на море в надежде увидеть корабль своего любимого Люсьена.

Девушке казалось, что она почти физически ощущает присутствие рыжеволосой женщины. Та звала ее, именно ее, в этом Сюзанна нисколько не сомневалась. Она должна быть где-то здесь, ведь Иветта уже была ее близкой подругой.

Сюзанна сделала два шага вперед и встала на самый край утеса. Отсюда она могла видеть разбивающиеся о камни волны. У девушки тут же закружилась голова, и она, крепко прижав к груди шкатулку, отпрянула назад, чтобы не сорваться вниз. В ужасе, с трудом справляясь с леденящей слабостью, она осмотрелась. Но никого не было поблизости. Она была совсем одна на этом утесе.

«Разве я всегда была такой одинокой, как сейчас? Что я вообще здесь забыла? И кто позаботится обо мне? Лишь с Иветтой меня связывало нечто, что я не могу объяснить. Она моя единственная подруга, последнее, что у меня осталось», – эти мысли, одна за другой, роились в голове Сюзанны, усугубляя и без того депрессивное состояние.

Ничто не связывало ее с реальностью. Она стояла в этом месте, которое как будто бы знала уже сотню лет. Сумерки сгущались, накрывая все вокруг темной пеленой.

Шум прибоя усилился, волосы Сюзанны развивались на ветру. И тут она опять услышала голос:

– Сюзанна, иди ко мне, я жду тебя!

Девушка поежилась. Медленно и неуверенно она снова стала приближаться к краю обрыва.

– Иди ко мне, иди ко мне…

До полета в пропасть оставалось совсем немного. Она сделала еще один маленький шаг… Последний…

* * *

Марсель точно знал, что у него осталось совсем немного времени. Сюзанне нужна его помощь. Теперь, после рассказа пастора, ему все стало ясно. История Иветты Бланше была полна трагизма. Она стала позором для всей деревни.

У молодой Иветты был роман с офицером военного корабля. И это при том, что она была уже почти обручена с молодым рыбаком из семьи, долгие годы прожившей в Рошель-Сюр-Мер.

На свадьбе с рыбаком настаивала мать девушки, уже весьма пожилая женщина. Она хотела, чтобы у ее красавицы дочери была достойная жизнь. Больше этой семье ждать помощи было не откуда. Отец Иветты несколько лет назад пропал в море, и с тех пор мадам Бланше содержала семью одна.

К несчастью, роман Иветты и Люсьена Валери не остался без последствий. Девушка забеременела. Но об этом она узнала уже после того, как возлюбленный ушел в море. Она продолжала его ждать, уповая на Бога и веря в силу своей любви.

Но он не возвращался. Каждую неделю она писала ему письма, но все они нераспечатанными приходили обратно. Каждый день Иветта ходила к морю, стояла на скале и всматривалась вдаль, надеясь увидеть корабль мужчины, чьего ребенка она носила под сердцем.

Тем временем, жители деревни превратили ее жизнь в ад. Их поступками руководили ханжество и суеверия. Они не скрывали своей ненависти и отвращения к молодой женщине, которая осмелилась вести себя не как все.

В момент, когда Иветте действительно была нужна помощь и поддержка ближнего, жители деревни прогнали ее, осыпая самыми грязными ругательствами. Девушке пришлось поселиться на окраине и влачить жалкое существование в крохотном домишке в скалах.

Даже когда у нее начались роды, ни одна женщина не помогла ей. Если бы не пастух Пьер, которого считали в общине нелюдимым одиночкой, она бы, вероятно, не пережила эти роды. Он услышал ее крик во время схваток, не спрашивая ни о чем, зашел в ее хижину и принял ребенка. Появившуюся на свет девочку назвали Люсиль.

После родов женщина чувствовала себя очень плохо. Пьер несколько дней пас свое стадо у ее дома, присматривал за ребенком и приносил Иветте еду. Если бы не этот неотесанный, неразговорчивый, но добрый человек, женщина и малышка просто не выжили бы.

Однако рождение ребенка не изменило отношения жителей деревни к Иветте. Они продолжали ее оскорблять, называли шлюхой, а ее ребенка – внебрачным выродком. На улице в них плевали. Однажды в нее даже бросили камень, когда она шла в церковь, чтобы помолиться за своего ребенка и себя. Но пастор отказался ее принимать и с позором прогнал прочь.

Женщине стало окончательно понятно, что она никому не нужна. Она и ее ребенок никогда не обретут своего дома, никогда не ощутят тепло семейного очага. И тогда она завернула Люсиль в платок, вышла из дома и отправилась к скалистому берегу.

Там она прочитала последнюю молитву и, крепко прижав к груди Люсиль, шагнула навстречу морской пучине, навстречу смерти, на которую ее толкнули жители деревни Рошель-Сюр-Мер.

* * *

Марсель быстро добрался до скалистого берега. Он чувствовал, что с Сюзанной произошло что-то ужасное. Бросив мотоцикл на траве, он побежал вдоль обрыва, в надежде увидеть девушку.

Наконец, в наступившей темноте он заметил ее светлые волосы. Но внезапно поскользнулся и задел ногой лежавший на краю валун, который полетел вниз и с шумом грохнулся море. Не обращая внимания на разбитые в кровь ладони и колени, Марсель в несколько прыжков добрался до Сюзанны.

Она лежала навзничь на каменной плите, вероятно, потеряла сознание. Хорошо, что она опрокинулась не вперед, а назад, это и спасло ей жизнь.

Марсель опустился перед девушкой на колени и приподнял ее голову. В этот момент Сюзанна открыла глаза:

– Марсель, что произошло?

– Не волнуйся, любимая, все в порядке, – он обнял девушку и нежно прижал к себе.

С большим трудом ему удалось остановить навернувшиеся на глаза слезы. Некоторое время они так и сидели, обнявшись. Затем Сюзанна подняла голову и смущенно посмотрела на него.

– Это чудо, что ты здесь оказался. Я уже не знаю, что происходит. Даже не помню, как я здесь оказалась. Мне все время было плохо. У меня и сейчас сильно болит голова. Но, знаешь, у меня как будто камень с плеч свалился. Наконец-то я снова могу свободно дышать. Марсель, я так рада, что ты меня нашел! – Сюзанна посмотрела на него с любовью.

И Марсель почувствовал, что «его» Сюзанна вернулась к нему. И когда их губы снова встретились, согревая друг друга долгим поцелуем, они оба знали, что теперь все будет хорошо.

На обратном пути машину Сюзанны вел Марсель. Свой мотоцикл он бросил на берегу, чтобы не оставлять возлюбленную ни на секунду. Всю дорогу она сидела, тесно прижавшись к нему. Их обоих переполняло счастье, и они чувствовали, что теперь ничто не сможет их разлучить. Впереди их ждало счастливое будущее. Все страшные загадки деревни Рошель-Сюр-Мер они оба навсегда оставили на том скалистом уступе.

* * *

И действительно, все закончилось благополучно. Теперь, спустя примерно год, полным ходом шла подготовка к свадьбе Сюзанны Ламберт и Марселя Роже. Весь отель ходил ходуном. Родители Сюзанны также приехали из Гамбурга, чтобы быть со своей дочерью в столь важный для нее день.

Деревенский пастор готовился к церемонии венчания. Он был счастлив, что вся эта дьявольщина закончилась, и его прихожане снова обратились к христианским ценностям. Иногда он вспоминал о событиях прошлого года, в отличие от жителей деревни, которые не испытывали абсолютно никакого чувства вины.

Странно, но после того, как Сюзанна потеряла сознание на скале, все жители Рошель-Сюр-Мер вдруг снова стали с ней приветливы и доброжелательны. Все стало так же, как и до того дня, когда девушка нашла злополучную шкатулку.

Да, кстати, о шкатулке. Она-то и стала причиной такого количества необъяснимых событий. Выбрав удобный момент, Сюзанна бросила шкатулку в море, вернув ее своей законной владелице. И с того момента Иветта замолчала. Чары были развеяны.

Сюзанна так и не узнала, кто же покушался на ее жизнь. Через пару дней после событий на скале в своем доме была найдена мертвой старуха Кристина Ларуа. Она скончалась у себя в гостиной, завешанной тяжелыми красными портьерами. Все указывало на то, что она снова проводила спиритический сеанс. Кто еще принимал в нем участие и для чего он проводился, осталось невыясненным. Также осталась неизвестной и причина ее смерти.

Но после ее смерти количество прихожан резко увеличилось, и теперь по воскресеньям пастор снова мог радоваться, глядя на заполненную людьми церковь.

Сюзанна и Марсель еще несколько раз приезжали к скалам. Но уже не слышали никаких мистических голосов.

«Жаль, – иногда думал про себя Марсель, – интересно было бы узнать, как они звучат».

Читайте в следующую среду, 24 июля:

Завещание Иветты Бланше

Джулия Уолш Смертельный пикник

… или когда зло изменяет жизнь

Острая деревянная стрела со свистом рассекая воздух, устремилась к цели… Как в замедленной съемке Лука видел, что она летит прямо в сердце его недавней возлюбленной:

– Осторожно! – завопил он в последнюю секунду. – В сторону, Франческа!

Окликнутая девушка испугалась, вскинула голову, повернулась, чтобы посмотреть, кто ее зовет. И в ту же секунду почувствовала острую боль в руке. Что-то ударило ее, опрокинуло навзничь. Девушка упала на землю и потеряла сознание.

Маттео, стоявший в двух метрах от Франчески, бросился к ней, упал рядом на колени и погладил ее лицо.

Только тут он увидел большую деревянную стрелу, торчавшую из руки девушки на уровне сердца. Из раны текла кровь…

www.miniroman.ru

...

Издание выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E-mail: [email protected]

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г.

Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

Типография ООО «Брянский печатный двор», 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44, Россия.


home | my bookshelf | | Завещание Иветты Бланше |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу